В ловушке с киборгом (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Кара Бристол В ЛОВУШКЕ С КИБОРГОМ

Глава 1

Малдонианец наклонился ближе к блондинке.

— Такая хорошенькая, зачем ты забрела в место, подобное этому?

Санни подавился своим напитком. Разве при помощи такой фразы еще можно было кого-то подцепить? Он наблюдал и бесстыдно подслушивал разговор. В основном зале «Туманности», расположенном на курорте удовольствия Дариус 4, нельзя было найти уединения.

— Чтобы немного подумать о своем. — Женщина окинула малдонианца неприятным взглядом.

— Может, мне купить тебе выпить? — упорствовал мужчина, не принимая отказа. Видимо, он был такой же непробиваемый, как и его синяя кожа.

— У меня уже есть один. — Она приподняла бокал с двойной порцией каринианского бренди.

«Уже второй». — Кибернетический мозг Санни продолжал следить за разворачивающейся сценой… не то, чтобы для него было проблемой досчитать до двух. Тем не менее, один единственный бокал мощного инопланетного ликера, как было всем известно, уложил множество крепких мужчин под стол. Но эта женщина легко выдержала напиток.

Она привлекла внимание Санни, как только он вошел в зал. Как заметил малдонианец, женщина была довольно… и даже очень красивой, но совсем не миниатюрной. Она была высокой, а тело подтянутым, именно такое и любил Санни.

Возможно, он и сам попытал бы счастье, — конечно, используя лучший подкат — но у него выдался совсем короткий отпуск. Вскоре Санни должен встретиться с Мэнни, — напарником по кибероперации — который хотел расспросить его о деталях будущей миссии.

Парящие лампы, плавающие вокруг бара, делали женщину еще прекрасней, превращая ее волосы в чистое золото. Вот только теплое освещение не шло на пользу малдонианцу, чья синяя кожа приобрела непривлекательный зеленый оттенок.

— Почему бы мне не присоединиться к тебе? — Малдонианец уселся рядом с ней.

— А может, тебе лучше этого не делать? — Даже не вздрогнув и не поморщившись, она выпила бренди и встала из-за барной стойки. Высокая, как и предполагал Сании. Он сам достигал шести футов и шести дюймов. Поэтому большинство женщин едва достигали его плеч. Голова блондинки задела бы подбородок Санни. Отличный размер для танцев, как вертикальных, так и горизонтальных.

— Что за спешка? Не убегай. — Малдонианец схватил ее за руку, впиваясь пальцами в кожу.

Все веселье испарилось. Санни вскочил на ноги.

— Мне показалось, что леди сказала…

Прежде чем он смог закончить фразу, малдонианец уже стоял на коленях, а его рука была вывернута под таким неестественным углом, что Санни даже немного пожалел бедного ублюдка.

— Какую часть из «оставь меня в покое» ты не понял? — отчеканила женщина на малдонианском языке.

Малдонианец гортанно выругался, но последнее слово превратилось в писк, когда женщина крутанула его запястье.

— Убирайся отсюда. — Она толкнула его, и мужчина влетел прямо в стол. Малдонианец снова выругался, награждая ее красочными эпитетами, и проковылял за дверь.

— Впечатляет. — Санни аплодировал… находясь на безопасном расстоянии от женщины.

— То, как я его уложила?

— То, как ты до сих пор держишься после бренди.

Она нахмурилась, но затем губы женщины неохотно изогнулись в улыбке, которая осветила ее лицо. Значит, у нее все же было чувство юмора. Если бы у Санни было время… ну, возможно, он и сейчас сможет что-нибудь придумать. Ведь после того, как он покинет Дариус 4, то надолго лишится женского внимания. Мэнни все равно не приедет до утра. Может быть, Санни и блондинка смогли бы что-нибудь сообразить на сегодня?

Однако, нужно действовать очень осторожно. Санни не хотел оказаться на коленях, как тот малдонианец. Не то, чтобы у блондинки получилось бы его завалить. Несмотря на то, что женщина обладала отличным телом, она не смогла бы победить мускулистого киборга, усовершенствованного с помощью наносомов. Образ, как они обнаженные борются и соперничают за господство, вызывал улыбку на лице Санни. Конечно, он в любом случае победит. Но Санни бы позволил ей думать, что у нее есть шанс.

— Тебя что-то забавляет? — спросила она.

Санни перестал ухмыляться.

— Нет, мэм.

— Мэм? — улыбнулась женщина.

Он поднял руки в жесте капитуляции.

— Там, откуда я родом, мэм, это знак уважения.

Женщина кивнула.

— И где же это?

— Техас. — На самом деле, Санни никогда не был в этой стороне Террана, но его прапрапрапрадед или кто-то из предков жил там много веков назад. — Это на…

— Я знаю, где находится Техас.

— Значит, ты тоже из Террана.

Она закатила глаза.

— Хорошее предположение.

В большинстве случаев можно было легко идентифицировать родную планету человека, исходя из его внешнего вида. Малдонианцы обладали синей кожей, фарии парили на полупрозрачных крыльях, арканианцы хватали выпивку с помощью перепончатых пальцев, а ксенианцы имели золотистые глаза, которые никогда не моргали. Твердые хребты, пульсирующие на лбу, были предвестниками смерти, так как перед тобой стоял представитель Ламис-Одж. Значит, вскоре обязательно что-то бабахнет. Если здание, в котором ты находишься, взорвалось, то велика вероятность, что один из них был поблизости.

— Я Санни. — Мужчина протянул руку.

Девушка немного замялась, но затем приняла рукопожатие.

— Аманда.

— Приятно познакомиться. — Ее пальцы оказались длинными и тонкими, а хватка крепкой и уверенной. Еще один хороший знак.

«Часто сюда приходишь?» — Если он задаст подобный вопрос, то это будет выглядеть как очередной подкат, но Санни все же хотел попытать счастье. Если Аманда зарегистрировалась на курорте удовольствий Дариус 4 по обычной причине, — сексуальные каникулы — то у него был шанс. Санни вообще никогда не приехал бы на Дариус 4, но они с Мэнни выполняли задания в противоположных сторонах Галактики, а курорт, расположенный где-то посередине, был удобным местом для встречи.

— Я, конечно, рискую быть избитым, но все же могу ли я угостить тебя выпивкой?

Аманда заострила внимание на шраме Санни, спускающемся от глаза ко рту, затем заскользила взглядом вниз по его телу к изношенным ботинкам и снова вверх. В последний раз, когда мужчину так тщательно исследовали, это был осмотр простаты.

— Конечно. — Она пожала плечами и вновь села на стул.

Сближение! Одно препятствие уничтожено.

Санни обратился к бармену-андроиду:

— Два каринианских бренди, пожалуйста. — После того, как бармен выполнил заказ, Санни вновь сосредоточился к Аманде: — Ты довольно впечатляюще уложила малдонианца. — Она явно прошла обучение самообороне. Возможно, Аманда когда-то работала в военных структурах?

— Я могу о себе позаботиться.

А точнее — мне не нужна твоя помощь. Сообщение получено. Впрочем, если возникнет такая необходимость, то Санни все равно попытается защитить Аманду. Он просто не смог бы устоять. Санни с сестрой росли на космодроме, а после того, что с ней случилось, в нем укоренилась потребность защищать женщин. Он не смог бы бросить в беде ни одну девушку, даже если бы ему сказали, что эта же девица будет пинать его задницу всеми возможными способами.

— Я заметил, — пробормотал Санни. — Из чистого любопытства, чем тебе не понравился тот малдонианец? Вроде он довольно привлекательный парень.

— Малдонианцы предпочитают в своей постели Ламис-Одж. — Аманда одним глотком опустошила бокал.

Санни сделал то же самое.

— Вот оно что.

Большинство людей осуждали планету с нацией террористов, за исключением правительства малдонианцев, которое помогало защищать Ламис-Одж от правосудия и являлось их главным сторонником в пределах СП. Именно малдонианцы чаще, чем любая другая раса, присоединялись к террористическим подразделениям Ламис-Одж.

— Дариус 4 следует запретить малдонианцам появляться здесь во избежание очередного инцидента.

Под «инцидентом» подразумевалась бомбардировка развлекательного курорта генералом Обидо. Ламис-Одж сравнял с землей Дариус 4, убив сотни посетителей. Это нападение вынудило СП прекратить свою наивную стратегию, суть которой заключалась в том, чтобы решать все разногласия с помощью дипломатии. В итоге политическая организация проголосовала и одобрила применение военной мощи. Слишком слабо. Слишком поздно. Борьба с терроризмом требовала привлечения специализированных отрядов, способных размазать врагов по стенке.

К примеру, Кибер-Управление.

В то время как СП открыто, а Кибер-Управление тайно, проводили параллельные действия, на Дариус 4 произошла реконструкция. Они восстановили тематические биокупола: сад наслаждений, римские бани, океан и центры для ролевых игр. До разрушения Санни наведывался на Дариус 4 раз или два, чтобы заняться бессмысленным сексом с андроидами, специально запрограммированными для этих целей. Без каких-либо лишних обязательств и забот. Эротические приемы андроидов удовольствия на Дариусе 4 стали легендарными. Простыми словами не описать все, что они могли сделать… за исключением того, если ты желал чего-то незамысловатого. Все зависело только от тебя. Также существовала возможность привести собственного партнера или встретиться с другим посетителем, чтобы воспользоваться тематическими игровыми станциями. Санни посмотрел на Аманду. У него была всего лишь одна свободная ночь…

— Они проделали отличную работу по восстановлению, — заметил он.

— Не знаю. Раньше я сюда не заглядывала.

— Новичок. Так что привело тебя сюда? — Санни поморщился. Глупый вопрос. Разве сюда кто-то приезжает с другими целями?

— Я кое с кем встречаюсь.

— Ох. — Ну, вот все и закончилось.

Она повернулась лицом к Санни.

— Деловой партнер.

Ах. Надежда снова расцвела.

— Я тоже здесь ненадолго. — Он одарил Аманду дружелюбной улыбкой.

— Итак… значит, мы оба свободны этим вечером. — Женщина прямо и горячо посмотрела на Санни.

Бинго. Дела шли на подъем, как и его член.

«Эй, я на Дариусе 4». — Санни получил сообщение от Мэнни, его напарнику по кибероперации, благодаря микропроцессору, имплантируемому в его мозг.

Дерьмо. Почему сейчас? Санни еще ни разу не встречался лично со своим напарником, они все время общались через беспроводную связь. Санни окинул взглядом бар, ища парня киборга. Большинство людей не смогли бы отличить человека с компьютерной модификацией от обычного терранца, но так как Санни и сам являлся киборгом, то знал — нужно искать мужчину с чрезвычайно развитой мускулатурой, который сумел слиться с окружением.

«Я тоже. Приехал сегодня днем. Хочешь встретиться?» — ответил Санни, сдерживая вздох разочарования. Долг всегда был важнее удовольствия.

«Нет. Я успею поговорить с тобой утром перед отлетом. Кроме того, мне вот-вот повезет», — ответил Мэнни.

«Быстро. — Санни был впечатлен. — Андроид или гуманоид?»

«Чистокровный терранец. Немного грубоват, но этот ублюдок сексуальный».

Он? Итак, Мэнни Мэнсфилд был геем. Впрочем, это не имело никакого значения. Скорее всего, это даже плюс. После отлета с Дариус 4, маловероятно, но возможно, мог появиться шанс для сексуальной передышки, а значит, Мэнни не будет соревноваться с Санни за одну и ту же женщину. Если только Мэнни не интересовался обоими полами. Санни посмотрел на блондинку. Он не мог представить, чтобы кто-то не захотел такую женщину, как она.

Особенно, когда ее глаза так и кричали о готовности к продолжению знакомства. Как и его напарнику, ему вот-вот повезет. Но в отличие от Мэнни, он не хвастался этим. Санни никогда не делился подробностями своих подвигов.

«Повезло тебе», — передал он своему партнеру и обратился к Аманде:

— Вечер только начался. — Благодаря микропроцессору Санни мог работать в режиме многозадачности. Он продолжал разговор, одновременно общаясь с помощью беспроводной связи. — И чем же мы займемся? — улыбнулся Санни.

Как жаль, что у него была всего лишь одна ночь. Аманда привлекала его не только физически. Ему нравилась ее манера прямо выражаться, сила и то, что она не разыгрывала недотрогу. А то, как Аманда поставила на колени малдонианца, очень впечатлило Санни.

Она точно осознавала свои желания и не боялась следовать за ними, освобождая Санни от необходимости гадать. Никакого притворства. Никаких игр. Ну, если только для забавы.

Безусловно, Санни нуждался в освобождении. Самый главный недостаток работы в Кибер-Управлении — помимо того, что он не мог никому рассказать о том, чем занимается — заключался в том, что из-за службы у Санни не оставалось времени для выстраивания личных отношений. Чем больше Ламис-Одж наносили свои террористические удары, тем чаще в дело вовлекалось Кибер-Управление. Террористы предоставляли кибер-оперативникам массу работы по обеспечению безопасности… но это не означало, что там они не рисковали своей жизнью. До сих пор Санни добровольно вызывался на миссии, и все проходило очень гладко.

Взять отгулы между заданиями было сложно. В лучшем случае Санни мог выбить неделю или две отпуска. Но сейчас у него совсем не было времени.

Санни рассматривал возможность воспользоваться услугами андроида. В прошлом ему доводилось несколько раз обращаться к ним, но на этот раз эта перспектива его вообще не прельщала. Андроиды стали практически неотличимы от органических форм жизни. Практически. Санни не мог не заметить, что андроиды для удовольствия были запрограммированы, чтобы понравиться посетителям. Может, мужчина стал слишком придирчив, но он предпочитал секс с тем, кто выбрал его, потому что считал привлекательным. Даже если в итоге техника девушки окажется не такой уж искусной.

Но, да, он и Мэнни предпочитали действовать по одной и той же схеме. Этот вечер остается за Санни. А завтра они обо всем поговорят с напарником.

«Тогда увидимся утром. Павильон сада, комната шестьсот?»

«Не знаю, где это, но найду. Шестьсот».

«Так точно».

— Может, нам стоит поискать более уединенное место, — предложила Аманда.

— Звучит как план. — Санни привлек внимание андроида и указал на два пустых бокала. — Запиши на мою комнату.

— Я более чем способна оплатить свой напиток, — раздраженно бросила женщина.

Санни подтвердил операцию андроиду.

— На мой счет. — Он показал жестом Аманде идти впереди него. — Позже обсудим детали. Мы даже можем побороться за то, кто же это оплатит.

— Не уверена, что сумею проиграть.

— Если я тебе позволю.

— Для таких, как ты, придумали отличное название.

— Джентльмен?

— Шовинист.

— Тогда зачем ты пошла со мной?

— Я не говорила, что ты не излучаешь некое грубое мужское обаяние.

Смех сорвался с губ Санни во взрыве подлинного наслаждения. Твою мать, как же он хотел иметь больше времени. Мужчину пронзила редкая боль сожаления. Кибер-Управление проявило к нему доброту, поэтому Санни не жалел о выборе профессии, учитывая все альтернативы, которые представали перед ним. Сохранность жизни своих подопечных была для Санни лучшей наградой. Но, если честно, ему иногда хотелось, чтобы дома его ждала женщина. Внезапно Санни понял, что, фантазируя об этой загадочной женщине, он представлял перед собой Аманду.

— Спасибо, — произнес Санни и потер шрам, который пересекал его щеку.

— Что случилось? — спросила Аманда.

— Ты о шраме?

— Да.

— Я рос не в лучшей части города. По району всегда бродили банды головорезов, считавшие себя самыми крутыми и постоянно искавшие драки. В редких случаях их беспокоили последствия.

— На тебя напали?

Санни покачал головой.

— Я был инициатором. — Мужчина заскользил пальцем по своей утолщенной сморщенной коже. — И я заслужил это. — Санни решил не говорить, что зачастую дрался, защищая свою сестру. Не имело значения, какими доводами он руководствовался в те моменты. Одно доброе дело не отменяло множества плохих. Так как у Санни была очень сомнительная репутация, он решил не обращаться за медицинской помощью. Рана зажила естественным путем, оставив отвратительный шрам. Тем не менее, Санни пережил жизнь на улицах и получил гораздо меньше травм, нежели некоторые. Нежели его сестра.

Санни вновь прикоснулся к шраму, напоминающему его неудачу в подростковом возрасте.

— Мне бы хотелось сказать, что я сразу утихомирился, но не могу. Видимо, я слишком медленно учился. — Он считался головорезом. Членом банды. Преступником.

— Итак, но ты все же успокоился? — Аманда остановилась и посмотрела на Санни. Если бы сейчас он обнял ее, то голова женщины достала бы до его подбородка. Как же он хотел это сделать. Но только в горизонтальном положении, пока Аманда обнимает его в ответ. — Ты ведь успокоился?

— Да. Со мной тебе ничего не угрожает.

— Я не боюсь тебя.

— Потому что думаешь, что сможешь надрать мне задницу, как и тому малдонианцу? — ухмыльнулся Санни.

— Отчасти. А еще потому, что мы на Дариусе 4. Если не брать в расчет этого малдонианца, то остальные посетители прошли тщательное обследование, и все, у кого выявили тягу к насилию, были отсеяны. Кроме того, ты бросился на мою защиту… не то, чтобы я нуждалась в этом.

— Нет, конечно, не нуждалась. А теперь ответ на твой вопрос. Я решил побаловать себя легкими деньгами в свой шестнадцатый день рождения. Вот только выбрал не ту жертву для ограбления. — Санни всегда был крупным, даже в подростковом возрасте, а учтивый и хорошо одетый мужчина, выходящий из дорогого автомобиля, так и кричал о богатстве. Легкая добыча.

Серьезный просчет. Дорогой костюм скрывал тело бойца. Но ошибка Санни оказалась лучшим, что когда-либо происходило в его жизни.

— Он надрал мне задницу и вытер ею улицу, — засмеялся Санни. — Но вместо того, чтобы арестовать меня, он обратился к властям и стал моим опекуном.

Глаза Аманды округлились.

— Зачем он это сделал после того, как ты попытался его ограбить?

— Он и сам вырос на улице. Я не первый малолетний преступник, которому он помог. — Но единственный, на которого он оформил опеку. — Он говорил, что я напоминаю ему его самого в молодости. — Санни пожал плечами. Его благодетель контролировал Санни с помощью прямой явной силы. Глупый постоянно бунтующий панк с комплексом вины длиннее, чем взлетная полоса для шаттлов, Санни не ценил щедрость мужчины или дружбу, предложенную его биологическим сыном… в то время. А сейчас? Санни посвятил свою жизнь для погашения долга.

— После того, как я достиг совершеннолетия, он отправил меня в армию. Сказал, что раз мне нравится драться, то я должен делать это по правильным причинам.

— Значит, ты служил.

— Недолго. — После четырех лет в пехоте перед Санни взорвалось микроэкспозиционное устройство, и лицо мужчины пришлось собирать по частям. Слепота. Конец военной карьере.

В больнице к нему обратился директор Кибер-Управления, предложив возможность восстановить зрение и начать новую карьеру. Тогда Санни перевезли в секретный кибернетический центр и установили кибернетические глаза. Наносомы восстановили повреждения, увеличили выносливость и одарили его еще большей силой. Микропроцессор, имплантированный в мозолистое тело его мозга, контролировал глаза и усиливал восприятие.

— Что насчет тебя? Кажется, ты со знанием дела уложила малдонианца.

— Я служила командующим в Вооруженных Силах Террана.

Военнослужащая. Как он и предполагал. Офицер, не меньше. Неудивительно, что Аманда не смирилась с таким дерьмовым поведением парня.

— Чем ты сейчас занимаешься?

Она замялась на какую-то долю секунды.

— Работаю в компании по межгалактическому импорту.

— Итак, твой деловой партнер…

— Работает на ту же компанию. Мы собираемся на… миссию по закупке продуктов.

— Куда? — Из-за постоянных заданий Кибер-Управления Санни редко обращал внимание на лучшие товары, которые могла предложить планета, но он довольно часто находился в разъездах, поэтому имел представление о возможных продуктах.

— В этом и заключается причина встречи. Но давай не будем говорить о делах.

— А о чем ты хотела бы поговорить?

— Для начала… твоя квартира или моя?

— Ну, я остановился в одном из гостиничных номеров. — Самое дешевое жилье, так как счет оплачивало Кибер-Управление. Организация не жалела средств на разведку и спасение, но жестко контролировала расходы между миссиями. Картер Аймэс, глава Кибер-Управления, лучше бы установил палатку в поле, нежели снял бунгало у океана.

— Я тоже, — добавила Аманда. — Значит, идем в твою комнату.

Глава 2

Его комната. Такой простой выбор. Аманда могла бы без каких-либо трудностей уйти, но выбрала потребность остаться с этим мужчиной.

Она никогда раньше не встречалась с незнакомцем. Но ради всего святого, это же был курорт удовольствия! Когда ты попадаешь на Дариус 4, то нужно вести себя как дарианцы… Если бы Аманда не воспользовалась этой возможностью, то насколько бы глупой себя ощущала? Андроиды удовольствия слыли по всей Галактике способностью выполнять каждую сексуальную фантазию женщины. Но несмотря на свой пятизвездочный рейтинг, роботы были слишком совершенны. Аманда не могла упустить из виду, что они были лишь синтетическими существами, запрограммированными машинами. Кроме того андроиды стоили не дешево, вот такой каламбур. Затраты на вечер с андроидом удовольствия заставят ее босса слететь с катушек.

Это могло стать последним сексуальным опытом Аманды, поэтому все должно было пройти с кем-то реальным. С каким-то мужчиной. Не с андроидом… и точно не с малдонианцем. Девушка подавила дрожь. Единственное, что могло быть хуже мерзкого малдонианца — это секс с Ламис-Одж. Аманда оттолкнула неприятную мысль, прежде чем у нее не испарилось желание к терранцу.

Андроиды не обладали такой человечностью и реалистичностью как этот парень. Аманда не удивилась, что он оказался бандитом. Она украдкой улыбнулась. Если бы Аманда привела такого мужчину домой, то ее отец напоминал бы разъяренного ксенианского быка. Не то, чтобы она осмелилась на это, когда жила с ним. Но теперь из-за осознания того, как сильно разозлился бы ее папаша, Санни стал еще более привлекательным.

Медицинские технологии могли творить чудеса. Видимо, Санни нанесли чертовски страшную рану, раз остался шрам. Он выглядел как белесая полоса, тянущаяся от глаза к подбородку, это придавало мужчине угрожающий вид… пока он не начинал улыбаться.

«Тише. Придержи свои трусики, дамочка!»

Похоже Санни тоже посещали греховные мысли, так как его губы изогнулись в однобокой неотразимой ухмылке.

Еще долго? Аманда не могла дождаться.

А мужчина оказался высоким. Аманда и сама достигала шесть футов. На самом деле рост Санни не имел для нее никакого значения. Но когда мужчина во время свидания возвышался над ней, то это было очень приятно.

«Это не свидание», — напомнила себе Аманда.

А простая интрижка. Одна ночь, а после они больше никогда не встретятся.

Сверху загорелся свет, из-за огней, освещающих дорогу, создавалось ощущение, будто они плывут в невесомости. Все на Дариус 4 казалось нереальным. Под массивными взаимосвязанными куполами ранее бесплодная планета была преобразована, создавая темы для сексуальных фантазий гостей. А мечта Аманды? Конечно, секс с плохим парнем. Девушка взглянула на своего спутника. Она представляла его уличным панком, пышущим тестостероном и имеющим репутацию крутого парня.

Аманда назвала его шовинистом, а он лишь рассмеялся. Матерь божья, во имя всего святого, его мужское рычание будоражило каждую ее эрогенную зону. Либидо Аманды превратилось в гипердвигатель, она хотела позволить себе насладиться маленькими шалостями на случай, если ей уже не представится шанса вернуться домой… Аманда желала этого мужчину.

Ей пришлось изменить планы. Аманда добралась до Дариуса 4 раньше, чем ожидала. Девушка намеревалась немного выпить в баре, а затем связаться с Самсоном — напарником по заданию. Но вдруг решила сначала переспать с Санни. Почему бы не побаловать себя хоть раз? Не осуществить тайную фантазию? Потешить свое либидо, прежде чем сосредоточиться на работе.

Недалеко раздался взрыв смеха. Женщина в прозрачной тоге, преследуемая андроидом удовольствия с обнаженной грудью, пересекала сад. Когда он бежал, то его эрекция четко выделялась на обтягивающих брюках. Они нырнули в беседку под открытым небом и через несколько мгновений на землю полетела их одежда. Они делали это на виду у каждого проходящего мимо.

Аманда оторвала глаза от совокупляющейся пары и встретила веселый взгляд Санни.

— То, что происходит на Дариус 4, остается на Дариус 4, — произнес он.

— Хорошая политика, — согласилась девушка, почувствовав облегчение. Сегодняшнее приключение останется здесь. Анонимность подходила ее цели, тем более Аманда не знала полного имени мужчины, а он — ее. Никаких связей. Никаких запутанных отношений. Не желай больше, чем можешь получить и не почувствуешь разочарование.

Скрытые кондиционеры тихо жужали и контролировали влажность воздуха, ветерок обдувал кожу Аманды, лаская, но именно тепло, исходящее от тела Санни, дарило ей неизгладимое впечатление, жаркий аромат мужчины лишь распалял неутихающее желание. Низ живота Аманды затрепетал, а ее тугие соски заныли. Между ног скопилась влага.

— Моя комната находится здесь. — Мужчина жестом указал на гигантское стеклянное дерево. Отель.

В вестибюле располагался лифт, который поднимал гостей к ветвям, являющимися коридорами. Зеленые номера, словно бобы, свисали со стеклянных побегов. Снаружи не было видно, но изнутри открывался отличный вид на сад.

— Я тоже здесь остановилась, — пробормотала она.

— Удобно. — Санни улыбнулся.

Это уже слишком. Что она скажет, когда столкнется с ним утром во время ожидания лифта? Но зачем беспокоиться об этом сейчас, когда они еще ничего не сделали.

«Что происходит на Дариус 4, остается на Дариус 4».

Умно. Курорту следует использовать этот слоган в маркетинговых целях.

Они вошли в высокое здание. Сердце Аманды колотилось как сумасшедшее.

«Я собираюсь сделать это!»

Все ее тело задрожало. Прикоснувшись ладонью к экрану, Санни активировал лифт, но затем остановился. Его голубые глаза, обжигающие и пронзительные, замерли на ее лице.

— Возможно, для начала мы должны кое-что сделать.

— Что? — заинтересовалась Аманда.

— Это.

Санни скользнул рукой под ее тяжелые волосы и обхватил затылок. Мужчина склонил голову, из-за чего Аманде пришлось задрать свою, притом сильно. Он припал с поцелуем к ее губам и притянул девушку к своему телу. Аманду восхищал его рост, так как она еще никогда не обнимала кого-то выше себя. Санни заставлял ее чувствовать себя миниатюрной. Будто… она была в безопасности. Что за бред роился в ее голове? Эти мысли сбивали с толку, Аманда ухватилась за его плечи для равновесия. Твердые большие мышцы соблазнили ее пальцы сжаться.

Соски Аманды затвердели, превратившись в тугие бусинки, и девушка прижалась ими к его груди. Опаляющий мужской аромат наполнил ее обоняние. Застонав, Аманда разомкнула губы.

Колючая щетина терлась об ее подбородок. Дыхание Санни согревало раскрасневшееся лицо девушки. Может, его улыбка и была кривоватой, но не было ничего однобокого в том, как рот Санни двигался на губах Аманды. Он целовался как мужчина на задании. Целенаправленно. Обстоятельно. Когда Санни отпустил девушку, то ее дыхание стало прерывистым. Если один поцелуй имел такой эффект…

«Это безумие. Прогони его, пока еще можешь».

— Зачем ты это сделал? — Аманда еле сдержала порыв прикоснуться к своим пульсирующим губам. Господи, а этот мужчина умел целоваться. Но он не спросил. А просто сделал.

— Именно поэтому мы здесь, верно?

Санни привлекал ее, но по каким-то совершенно неправильным причинам… или все же правильным. Для свидания на одну ночь? Мужчина был твердолобым ухмыляющимся совершенством. Он вел себя как давний любовник. Но Аманда уже давно взяла под контроль свои профессиональную и личную жизни. Она больше не прыгала под дудку мужчин… это они исполняли ее приказы. Аманда задавала темп и стандарт. Если они не могли принять ее условия, ну, значит, найдется кто-нибудь другой. В любом случае несколько да наберется. Дело в том, что Аманда не желала к кому-нибудь привязываться. Не желала строить воздушные замки. Не желала под кого-то подстраиваться. Не раз награжденная званиями командующая Вооруженными Силами Террана Аманда ни разу не провалила задания, несмотря на надежды отца. Это мужчины, которых она впускала в свою жизнь, должны были беспокоиться, соответствуют ли они ее стандартам.

Санни, чей поцелуй настолько сильно взбудоражил девушку, снова приложил ладонь к сканеру. При регистрации у гостей брали ДНК, из-за чего не было необходимости указывать номер этажа. Лифт поднялся на седьмой, на два уровня выше ее комнаты. Выйдя, Санни повел девушку вниз по одной из длинных стеклянных ветвей. С такой высоты Аманда не могла разглядеть детали газона сада, но видела тела пар, троек и четверок, занимающихся сексом. Отель был расположен на краю сада, словно смотровая площадка.

— После вас.

Аманда удивленно моргнула. Санни стоял перед открытым гостиничным номером, призывая ее войти. Она была так сосредоточена на людях внизу, что не заметила, как они прибыли в пункт назначения.

По центру круглой комнаты располагалась массивная мягкая кровать, покрытая каким-то переливающимся сверкающим материалом.

— Дариус 4 имеет слабость к вещам, которые светятся, — прокомментировала девушка.

Санни усмехнулся.

— Да, так и сеть. Мне больше нравится простота. — Он провел пальцем по ее подбородку. — Но ты выглядишь очень красиво в этом свете.

Лесть, конечно же. Ее сердце охватило тоской, которую, как думала сама Аманда, она уничтожила в себе.

— Тебе не нужно этого говорить. — Девушка обернулась, притворяясь, будто интересуется комнатой, и натолкнулась на зеркало, которое распростерлось от пола до самого потолка. Аманда сглотнула. Они могли смотреть собственное порно, пока трахались.

— Комплименты доставляют тебе неудобство.

Утверждение. Не вопрос. Неужели он так легко читал ее?

— Нет, — солгала Аманда. Ему не нужно было льстить ей, чтобы затащить в постель. Она уже была там. Девушка посмотрела на гигантскую светящуюся круглую кровать. Ну, почти там.

Сладкие речи означали именно это. И ничего больше.

«Ты можешь сделать лучше».

Сколько раз она слышала эту фразу? Ничего из того, что когда-либо делала Аманда, не было достаточно хорошим для ее отца. Выпуск с дипломом? Он должен быть красным. Достижение ранга в рекордно короткие сроки? Могла бы заслужить большего, если бы вовремя подала заявление. И в доказательство ее бездарности… Аманду выкинули из Терранских Вооруженных Сил.

Ранение, которое она получила в бою, назвали смертельным.

«Они не дают медалей за травмы, папа».

Аманда пыталась угодить отцу, пока не признала поражение. Поиск его одобрения был единственным, от чего она когда-либо отказывалась.

— Значит, тебя совсем не побеспокоит, если я назову тебя горячей? — Санни знал, что она блефует, поэтому умышленно заставлял ее сердце сходить с ума в груди. — Чертовски сексуальной?

Напряжение в его взгляде практически заставило девушку поверить, что он это и имел в виду. Контролируемая температура на курорте больше не казалась такой оптимальной. Застряв между желанием и смущением, Аманда будто сгорала. Это не значит, что она не умела изображать уверенность. Покачав головой, девушка откинула волосы.

— Меня это совсем не беспокоит.

— Лгунья.

Санни только что назвал ее лгуньей? Она изумленно открыла рот.

— Ты… ты… — Аманда фыркнула от возмущения.

Санни притянул ее к себе и припал ртом в жестком обжигающим поцелуе. Его эрекция, твердая, как титановый стержень, подрагивала у ее живота. Может, Аманда и прикинулась, что все контролирует, но мужчина быстро раскрыл ее обман.

Санни хотел ее. Эта обнаженная искренняя потребность в ней уничтожила ее гнев на его дерзость и разожгла подавляемое возбуждение. Похоть вспыхнула, опаляя. Аманда обняла мужчину, царапая его плечи и отвечая на поцелуй. Она кусала губы Санни настолько сильно, что появилась кровь. Он тоже отвечал достаточно жестко, но не вредя. Одежда треснула. Ее или его, не имело значения.

Обнаженная мужская грудь с жесткими волосками задела ее соски, прижавшись так плотно, что заставила их заболеть. Большие руки сжали зад Аманды.

Девушка откинула голову и Санни поцеловал ее шею. Отросшая щетина натирала кожу Аманды. Ее киска с жадностью сжалась, а клитор запульсировал. Жгучая трепещущая похоть подавила сожаление и рассудок.

— Я-я на противозачаточных, — ахнула Аманда, прежде чем ее рациональность испарилась навсегда. Помимо отсутствия овуляции, ее организм изолировал и устранял любые инфекции, передающиеся половым путем, с которыми она могла столкнуться. — Я чиста.

— Я тоже. По обоим пунктам. — Санни снова захватил ее рот.

Замысловатая татуировка изогнулась на его правой руке. Позже Аманда обязательно ее изучит. Девушка впилась пальцами в его бицепс. Аманда обладала подтянутым телом, но Сании вообще поражал воображение. Превосходил пределы возможного. Широкие плечи, обширная грудь, словно сталь, усыпанная порослью волос, которые так приятно ощущались под ее ладонями, пока Аманда массировала его плоть.

Девушка обхватила член Санни, и тот дернулся в ее руке. Она заскользила по нему от гладкой скользкой головки к основанию в упругих завитках.

Санни стал ласкать грудь Аманды, пощипывая твердые соски. Отпустив одну, он потянулся рукой между ее ног.

— Ты такая мокрая, — зарычал он. Его хриплый голос в совокупности с пальцем, который толкнулся в ее лоно, вызвали обильное выделение смазки. Большим пальцем Санни обвел ее клитор.

— Не могу дождаться. В следующий раз будет медленнее, обещаю, — прошептал он.

— В следующий раз? — ахнула Аманда, когда мужчина поднял ее на руки, прижал к стене и вошел в лоно. Она уже была влажной и сгорала от желания, но все же растяжение принесло боль, шокировав. Аманда напряглась.

— Черт, мне очень жаль.

— Черт, а мне нет. — Девушка надавила пятками на его задницу. — Не вздумай сейчас остановиться.

Санни застонал, когда полностью погрузился в нее. Это наполнило Аманду чем-то большим, нежели простой физической связью, но девушка не могла позволить себе чувствовать подобное. Она будет такой только сегодня. Завтрашнего дня не существует. Санни замер, овевая горячим дыханием ее шею, а его член снова дернулся.

— Все нормально?

«Не останавливайся!»

Аманда жаждала, чтобы мужчина начал входить в ее лоно. Жестко и быстро, тогда она, наконец, перестанет раздумывать, что делает и почему. Девушка снова надавила пятками на его зад.

— Больше.

Санни фыркнул.

— У тебя сложилось впечатление, будто ты объезжаешь лошадь или что-то типа того? — Тем не менее Санни начал двигаться. Мощные толчки сменялись вращением, задевая ее клитор и сводя Аманду с ума. А он умел трахаться.

С каждым его выпадом девушка скользила по гладкой изогнутой стеклянной стене. Неясно мысля, Аманда стала задаваться вопросами: оставит ли она потные отпечатки задницы на стекле, и было ли окно все еще непрозрачным, если человек к нему прижимался. Наблюдали ли люди с земли за шоу, которое развернулось на седьмом этаже? Кого это, черт возьми, волнует?

«То, что случилось на Дариус 4…»

Напряжение достигло своего апогея. Нервы вспыхнули. Мышцы начали сокращаться. Близко. Так близко.

— Не останавливайся. — Она вцепилась в его плечи.

— Не смог бы, даже если бы хотел. — Его лицо приобрело жесткость.

Ее трахал незнакомец, похожий на убийцу. Может быть, сейчас они выступали для сотен зрителей. Прощальный спектакль. Контроль был разрушен. Аманда взорвалась в оргазме, плывя на волнах пульсирующего удовольствия. Ее киска стиснула твердых член. Санни застонал, и мгновение спустя потоки спермы омыли лоно девушки, заставляя кончить во второй раз.

Аманда цеплялась за него, пока ее тело корчилось в муках экстаза. Вскоре интенсивность наслаждения начала угасать, но Санни продолжал удерживать девушку, медленно скользя в ее лоно, словно смакуя удовольствие. Мужчина замер, член был глубоко похоронен в Аманде, а ее киска не желала его отпускать. Время после секса казалось более интимным, нежели сам процесс. Более опасным.

«Никаких связей. Никакого разочарования».

Девушка пошевелилась, чтобы дать понять, что он должен ее освободить.

— Через минуту, — пробормотал Санни.

Аманда положила ладони на его плечи. На коже мужчины виднелись темно-красные отметки там, где она вонзала в него свои ногти. Всю спину Санни украшали серьезные царапины. Девушка нанесла ему раны, так как не осознавала, что делает. Раньше она никогда не царапалась. Что на нее нашло?

— Прости.

— За что?

Она потерла следы, которые оставила.

— Я тебя поцарапала.

Буквально изранила.

— Все заживет. Не беспокойся об этом. — Санни пожал плечами, и его член выскользнул из ее лона.

Мужчина все еще удерживал Аманду в ловушке между собой и стеной. Их тела покрывала испарина. Девушка словно застряла.

— Теперь ты можешь меня опустить, — заявила она.

— Ладно.

Приобняв одной рукой Аманду за спину, а второй сжав ягодицу, Санни отнес ее к кровати, опустился на матрас, лег и притянул девушку к своему телу. Волосатые мужские ноги придавили конечности Аманды.

«Ох, отлично. Обнимашки».

Почему мужчины никогда не делали того, в чем ты нуждалась? Те, с кем ты хотела поговорить, сразу засыпали. А после быстрого секса, когда тебе нужно было бежать, он превращался в осьминога.

Аманда собиралась полежать еще какое-то время, чтобы соблюсти любые социальные приличия, существовавшие после одной ночи, а затем выпутаться из объятий с соответствующим оправданием. Тем более Санни знал, что она должна встретиться с «деловым партнером».

Со вздохом девушка расслабилась возле твердого тела. Если бы ей хотелось уютно устроиться рядом с каким-нибудь мужчиной, то этот однозначно бы неплохо подошел. Аманда прижалась лицом к влажной впадине горла Санни и вдохнула его запах. Он так хорошо пах. Слишком хорошо. Ее лоно затрепетало, и Аманда посмотрела на член мужчины, впечатляющий плохой мальчик даже в расслабленном состоянии. А в эрекции? Черт.

Она оторвала взгляд от члена и сосредоточила внимание на потолке. Словно старинное причудливое карнавальное зеркало, висящее над их головами, оно отражало искаженную версию истины. Переплетенные тела напоминали влюбленных, а не просто незнакомцев. Санни вообще хоть где-то сказал ей правду? Может, он никогда и не бросал свою преступную деятельность. А может и это было ложью? Возможно, мистер добропорядочный мужчина мечтал вести себя как крутой парень.

Аманда посмотрела на его отражение. Нет. Если дело касалось жесткости, то Санни был настоящим.

А вот ее история сплошная фальшивка, но это было не важно.

Его руки напряглись на ее плечах.

— Не жалей. — Его голос прозвучал возле ее уха.

Девушка ненавидела то, что он так легко мог ее прочитать.

— С чего ты взял?

— Ты хмуришься. — Санни кивнул в сторону зеркала.

Чушь. Аманда отлично скрывала свои чувства.

— Я не жалею, — она замялась. — Просто задумалась.

Санни убрал с нее ноги и вытянулся. Сейчас, если Аманда захочет, сможет легко уйти.

— К примеру? — спросил Санни и сцепил руки над головой. На его правом бицепсе действительно красовался рисунок. Много веков назад татуировки были в моде. В начале двадцать первого века вам бы не удалось найти человека, которому было бы меньше сорока лет, и он не имел бы ни одной тату.

А в этом веке? Редкость.

Санни перехватил ее взгляд.

— Банда, к которой я принадлежал, требовала сделать тату, как доказательство преданности братству.

— Ее очень легко удалить.

— Она служит напоминанием о том, кем я был раньше.

— Ты женат?

Откуда, черт возьми, взялся этот вопрос? Аманду не волновала его личная жизнь. Ей не нужно было ничего знать о Санни, хотя личный кодекс запрещал охотиться на территории другой женщины.

— Нет, — усмехнулся он, богатый теплый звук заставил ее глупую киску сжаться. — Но если для тебя этот вопрос имел такое важное значение, то разве не стоило его задать перед тем, как спросить «пойдем ко мне или к тебе»?

«Задница».

Стоит послать Санни на хрен лишь за то, что он указал на это.

— Как насчет тебя? Ты замужем или может у тебя есть парень? — спросил он.

— Разве ты не должен был спросить об это прежде, чем толкнуть меня к стене? — Аманда использовала его же фразу.

— Давай попробуем снова, может на этот раз ты сможешь сделать лучше.

Унижение затопило Аманду словно кислота.

«Ты можешь сделать лучше».

Знакомые слова попали прямо в цель, всколыхнув забытую боль. Девушка вскочила с кровати и бросилась за одеждой.

— Да, я могу сделать лучше.

«Чем ты».

Санни сел.

— Какого черта? Что я такого сказал?

Ничего. Комментарий был безобиден. Обычное поддразнивание. Он ничего не имел в виду. Но Аманда слишком остро среагировала. Осознание этого факта не помогло остановить реакцию. Она схватила свою одежду, обнаружив, что в момент страсти порвалась именно ее туника, надела ту на себя и потянулась за брюками.

Санни наблюдал за ней с таким видом, будто не верил собственным глазам. Без сомнения, к утру он поблагодарит звезды в созвездии Девы за то, что сбежал от этой сумасшедшей.

Как можно испортить такой момент?

«Да, я могу сделать лучше».

Теперь Аманде нужно было уйти от этого недоверчивого взгляда и порадоваться тому, что она больше никогда не столкнется с этим мужчиной.

Девушка бросилась к двери.

— Подожди, Аманда.

— Прости, — пробормотала она и убежала. У них было что-то общее: он тоже мог сделать лучше. Санни мог найти себе женщину без проблем.

Глава 3

Санни соскользнул с кровати. Цыпочки на одну ночь, похожие на Аманду, всегда были расположены к разговорам также, как и люди, вынужденные покупать свои части тела на черном рынке. Казалось, все шло так хорошо. Они шутили, а потом взрыв. Что, во имя Галактики, могло спровоцировать эту девушку?

По крайней мере, Санни больше никогда ее не увидит.

«Не мой арканианский праздник, не моя окольцованная вервик».

Вот только если бы не его кибернетические чувства. Санни заметил вспышку боли в глазах Аманды, прежде чем она замаскировала ее гневом. Совершенно ненамеренно он все же причинил ей боль. Как? Возможно, ему стоило пойти за ней, чтобы извиниться. Но за что? Он даже не знал, что не так сделал или сказал.

И как найти Аманду? Санни понятия не имел в каком номере она проживала и какая у нее фамилия. Впрочем, он мог бы взломать базу данных Дариус 4 и получить нужную информацию. Но если девушку так напугал разговор после секса, то Санни даже не мог представить, что будет, когда он появится у ее дверей.

Лучше отпустить Аманду. Он собрал свою разбросанную одежду. На окне остались отпечатки от тела девушки. Два округлых внизу от ее задницы и выше от лопаток. Санни ухмыльнулся и потер кожу на плечах, где когда-то были царапины. Аманда достаточно сильно впилась в него ногтями, оставив на плоти кровавые полумесяцы, напоминающие о произошедшем. Наносомы ускорили заживление ран, поэтому метки исчезли быстрее, чем ушла девушка. Аманда была такой мокрой и узкой, стискивая его член в лоне так, будто никогда не отпустит, а затем она еще и ударила Санни пятками по ягодицам, заставляя двигаться. У него было предчувствие, что если он ослушается, то Аманда надерет ему зад!

Он даже не предполагал, что Аманда станет его подгонять. Санни усмехнулся. Он запомнит эту женщину надолго.

Быстро приняв химдуш, мужчина вернулся в постель и заснул.

* * *

Искусственный солнечный свет озарил стекло и выделил отпечатки Аманды, не оставляя сомнений в том, что произошло накануне вечером. Воспоминания и эмоции накрыли Санни волной, но несмотря на то, что он недавно кончил, его вновь пронзило желанием. Санни приказал наносомам потушить пожар в паху. Долг зовет. С этого момента ему нужно вновь включиться в работу. Он больше не может позволить себе развлечение, подобное вчерашнему приключению. Единственная ошибка может привести к плену или смерти.

Санни предстояло попасть на родную планету Ламис-Одж.

«— Из-за огромного риска я не стану приказывать кому-либо отправляться на это задание, — заявил директор Кибер-Управления. — Я обратился к тебе только потому, что ты лучшая кандидатура из-за твоего прошлого. — Картер покачал головой. — Не буду приукрашивать. Шансы не сопутствуют успеху.

„Шанс на успех“ означало то, что есть небольшой шанс выбраться живым. Скорее всего миссия была равносильна самоубийству. Но Санни часто подписывался на такие задания. Зачем подвергать опасности другого кибер-оперативника, если он был готов добровольно рискнуть?

— Я возьмусь за дело. Какова конкретная цель?

— Твой напарник тебя проинформирует.

— Нас двое?

Картер кивнул.

— У Мэнни есть план, который можно осуществить, но он нуждается в поддержке. Когда вы двое встретитесь, то тебе сообщат подробности.»

Окинув взглядом сад с высоты седьмого этажа, Санни заметил обеденный павильон, где у него должна была состояться встреча с напарником. До этого задания он никогда не слышал об этом парне. Они общались по беспроводной связи, но Санни понятия не имел, как должен был выглядеть человек, решившийся на такой риск. Впрочем, ему не составит труда обнаружить кибер-оперативника. Главное найти в толпе самого громоздкого и крупного мужчину. Он должен быть похожим на Санни, за исключением шрама на лице.

Открыв безопасный канал связи, Санни поприветствовал киборга.

«Я направляюсь в павильон».

Мэнни ответил мгновенно.

«Я здесь уже как несколько минут».

«Без проблем нашел место?»

«Без проблем. С моего окна открывается отличный вид на обеденный павильон».

Санни перекинул сумку через плечо и еще раз окинул взглядом помещение, убеждаясь, что ничего не оставил. Ничего, кроме отпечатка задницы на стекле. Черт, Аманда ощущалась великолепно. Сразу согласилась отправиться к нему в номер. Жаль, что веселье и игры закончились так быстро. Может, Мэнни больше повезло в его приключение.

Санни вышел и направился к лифту.

«Как прошло твое горячее свидание?»

«Неплохо. По крайней мере зуд исчез», — заявил Мэнни.

«Как я полагаю, это лучше, чем ничего».

«Именно так я это и вижу».

Санни зашел в лифт.

«Увидимся через несколько минут».

«Я за столиком с правой стороны с конца».

«Понял».

Спустившись на первый этаж, Санни вышел в сад и зашагал быстрее, его человеческий разум и мозг киборга сосредоточились на оперативных вопросах. Санни спасал похищенных наследниц и корпоративных бизнесменов, бросаясь на их защиту и выкрадывая людей из-под носа похитителей. Он работал под прикрытием для сохранения безопасности ключевых политических деятелей. Но сейчас Санни знал о миссии лишь то, что речь идет о высадке на планету Ламис-Одж. Картер считал задание достаточно рискованным, поэтому искал добровольцев вместо того, чтобы кого-то назначить, и для этого требовалось два человека. Ставки были слишком высоки.

Не стоит строить гипотезы, ошибки могут привести к смертельному исходу. Когда ты думаешь, что предстоит что-то очень простое и незамысловатое, то ситуация переворачивается с ног на голову, чтобы укусить тебя за задницу. К примеру, случай, когда Санни вызвали в качестве дополнительного телохранителя для защиты фарии, которой угрожал ее неуравновешенный бывший муж. Черт, девушка скрывалась в подземном здании с более серьезной охраной, нежели штаб-квартира Кибер-Управления. Проще простого, верно?

За исключением того, что их предал инсайдер, а бывший муж фарии чуть не выпотрошил Санни. К счастью, киборгов не так легко убить. Роботизированные наносомы не позволили ему истечь кровью. Но Картер, который в то время еще не был киборгом, чуть не умер.

Ничего не принимай на веру.

Санни зашел в павильон, всматриваясь в дальний правый угол ресторана. Там находилось множество мужчин, — терранцы, инопланетяне и андроиды — но ни одного высокого и крупного, как киборг. Его взгляд устремился на женщину, сидящую за маленьким столиком, спиной к нему.

«Ох, черт».

Санни узнал эту фигуру. Образ того, как Аманда бежит из гостиничного номера отпечатался в его сознании… не говоря уже об отпечатках на стекле.

Ему стоит что-то сказать? Привет, рад снова увидеться? Забавно встретить тебя здесь? Возможно, лучше избежать встречи. После быстрого побега Аманды, Санни, вероятно, был последним человеком, которого она хотела видеть. Но девушка сидела очень близко к месту, где Санни должен был встретиться с Мэнни. Где черти носят этого парня?

Санни поприветствовал напарника киборга по беспроводной связи.

«Не могу найти тебя в толпе. Помаши рукой, а я махну в ответ».

Санни поднял руку в тот момент, когда Аманда обернулась и помахала.

«Ох. Черт. Меня. Побрал. Нет

На ее лице отразился шок, гораздо сильнее его собственного. Глаза девушки округлились, а рот открылся. Если бы не дрожь, пронзившая его тело, он мог бы найти юмор в ужасающем выражении на ее лице.

Санни подошел к столу Аманды.

Она опустила взгляд на свои ноги.

— Это не ты, это не ты…

«Самсон „Санни“ Мастерс. Секретный агент Кибер-Управления», — передал он по беспроводной связи «Мэнни», все еще надеясь на ошибку.

Аманда дернула головой.

— Сукин сын! — Она сердито посмотрела на Санни. — Почему ты не сказал мне?

— Почему я не сказал? А почему ты этого не сделала, Мэнни? Или как там тебя зовут!

— Аманда Мэнсфилд. Мэнни — это прозвище. — Девушка окинула взглядом ресторан, а затем прошипела тихим голосом: — Как я должна была догадаться, что Самсон и Санни одно и тоже имя? Что именно ты мой напарник? Я не могла поделиться своей личностью с каким-то парнем, которого встретила в баре.

С каким-то парнем, которого она встретила. Какой-то неплохой парень, с котором Аманда утолила зуд.

Неужели он был достоин оценки «неплохо»? Она жаждала этого так же, как и он. Санни предупреждал, что все может закончиться быстро, но девушка лишь надавила пятками на его зад, чтобы он вошел в нее по самые яйца, и приказала двигаться. Если бы Санни сдержался и постарался лучше удовлетворить потребности Аманды, то, возможно, она бы осталась на второй раунд.

Неплохо? Санни посмотрел на нее гневным взглядом.

— Послушай, — произнесла Аманда. — Мы кибер-оперативники и должны делать свою работу. Давай забудем, что случилось прошлой ночью.

Санни обладал кибернетическими глазами, острым человеческим разумом и компьютерным микропроцессором, имплантированным между полушариями мозга. Видимо прошлой ночью в баре все отключилось, позволяя его члену взять контроль над телом. Даже после того, как Аманда с легкостью уложила на лопатки малдонианца, все, на что Санни обратил внимание — это как ее грудь натягивала тунику, длинные ноги, мягкость губ, женский аромат. Но теперь и другие детали обрели смысл: пронзительный взгляд, точка зрения как у военного, мышечный тонус, который мог быть поддержан только с помощью наносом. Как женщина, она не была такой же крупной, словно ее братья по кибероперациям, но Аманда являлась на сто процентов киборгом.

Не каким-то там киборгом, а руководителем Санни, который оценил его навыки в спальне, как «неплохо».

— Это лучшее, что мы можем сделать, — согласился мужчина. Он желал забыть вчерашний инцидент. Санни мог стереть закодированную память со своего микропроцессора, но его человеческий мозг нельзя было так легко обработать.

— Я заказала завтрак для нас обоих, — произнесла она. — Но я не знала, что тебе нравится…

— Уверен, что все, что ты заказала, мне понравится. — У Санни совершенно не было аппетита, но он все равно намеревался все съесть, ведь так было нужно. После того, как они покинут Дариус 4, настоящая еда может стать редким явлением. Их пища в основном будет состоять из питательных, но безвкусных батончиков НутриСуп.

Они поудобнее устроились на стульях и, как по сигналу, у их стола появился андроид, поставив на него две дымящиеся тарелки. Стопка терранских оладий, арканианские колбаски, ксенианские фрукты и каринианский джава — кофе, такой же мощный, как коньяк. Андроид ушел.

— Послушай, — произнес Санни. Напряжение было таким же густым, как сливки, которые принес робот для кофе. — Что бы я ни сделал или сказал прошлой ночью, чтобы обидеть тебя, прости. — Возможно, всему виной была его бездарная спешка в сексе.

«Неплохо».

Аманда уставилась в свою тарелку.

— Мы же договорились не обсуждать это.

Значит, все в порядке.

— Почему бы тебе не рассказать мне о миссии?

* * *

Миссия. Да, сосредоточься на этом. Сосредоточься на способе выжить в этом аду. Самсон — Санни — был удивлен, увидев Аманду, но скорость его восстановления показала, что ситуация не беспокоила мужчину так же сильно, как ее. А почему, собственно говоря, это должно его волновать? Санни хорошо себя вел, ему не за что извиняться и нечего стыдиться. Он не сбегал в панике из комнаты. Почему, ну почему, Аманда подцепила именно этого мужчину? Как там гласила старая терранская поговорка: не гадь там, где ешь?

Аманда просто хотела заняться сексом, чтобы ее обняли в последний раз на случай, если она не выживет на миссии или окажется в тюрьме врага.

«Что происходит на Дариус 4, остается на Дариус 4».

Девушка не знала, смеяться ей или плакать. Этот случай был таким же отстойным, как арканианец для богатого туриста. Задание было достаточно рискованным и без осложнений в виде того, что она переспала с коллегой оперативником, мужчиной под ее командованием. Может, отец Аманды был прав. Может, она все же не обладала нужными качествами. Девушка так сильно облажалась.

— Мы собираемся проникнуть в дом Килеада — Ламани-аль-Бона, — тихо произнесла она.

— Сына Ламани? — Санни сощурил глаза, отрезав кусочек от оладьи и положив его себе в рот.

— Да. Первенец. — Ламани был лидером Ламис-Одж. Аль-Бон был первым сыном — ребенок мужского пола, который должен был унаследовать империю. На планете до сих пор сохранялось право первородства. Первый сын получал все.

Санни поглощал еду так, будто это была его последняя трапеза. А вот Аманда могла только тыкать в нее вилкой, так как была уверена, что если проглотит лакомый кусочек, то тот ее задушит.

«Сосредоточься на миссии».

После того, как они узнают местоположение штаба лидера-затворника, Кибер-Управление нейтрализует мужчину и прекратит террор, который его организация несет в Галактику.

— Каково наше прикрытие? Как нам попасть внутрь? Кроме малдонианцев, все остальные инопланетяне являются заложниками, которых ранее похитили. Мы что, нанесем какой-то спрей, делающий нас невидимым или организуем собственное похищение? — Санни поднял каринианский джава и сделал глоток.

— Я собираюсь стать парой Килеада.

Мужчина выплюнул кофе на стол.

Наконец, Аманде удалось пошатнуть его спокойствие.

«Также, как когда он толкнулся в.… черт».

Санни поставил чашку на стол.

— Кто, черт возьми, придумал эту сумасшедшую схему?

Аманда держала себя в руках. С трудом.

— Я.

— Значит, ты собралась с ним спариться. А что дальше? Заделаете детей и будете жить долго и счастливо?

Девушка вздрогнула. Мысль, что кто-то из Ламис-Одж к ней прикоснется, вызывала только омерзение. В любом случае ей придется допускать касания, чтобы план сработал, но брачная ночь точно не состоится.

— Я сближусь с ним, заставлю говорить, а затем мы сбежим.

— Мне это не нравится. — Он покачал головой. — Это не сработает.

Она стиснула зубы.

— Сработает.

— Слишком много неизвестности.

— Я исследовала их культуру. Никто не знает о Ламис-Одж больше, чем я.

— Возможно, ты знаешь больше, нежели мы, но это лишь несколько фактов. Быть экспертом Ламис-Одж недостаточно.

Как и ее отец, Санни предположил, что Аманда не сможет справиться. Он обращался с ней, как с новичком, только что вышедшим из академии. Ее план сработает. Аманда не позволит ему провалиться. Успех в миссии такого масштаба доказал бы раз и навсегда, что девушка обладала нужными качествами.

Попытка убедить этого неандертальца в эффективности ее плана противоречила каждому инстинкту Аманды. Она не обязана объясняться! Санни должен был согласиться с ее решением, потому что она была квалифицированным специалистом. Также, как и он. К сожалению, ей нужна была поддержка Санни, сто процентная преданность. Сомнения на мисси могли привести к фатальному исходу.

Впрочем, задание в любом случае могло обернуться смертью. Проникновение на территорию террористов было сопряжено со значительным риском и не давало никаких гарантий. Но Аманда и раньше справлялась с трудными заданиями, одерживая победу.

— Я сделала больше, чем просто изучила имеющуюся информацию. У меня был личный контакт с инсайдером.

У Санни дернулся один глаз.

— С кем?

— Помнишь женщину, которая переметнулась на нашу сторону?

— Джанай, пара генерала Обидо, который является одним из ключевых прихвостней Ламани?

— Точно. Я присутствовала во время ее допросов и при подготовке к заданию лично беседовала с женщиной. От нее я узнала о том, что Килеад ищет четвертую жену. У Джанай были знакомые, знавшие людей… в общем они организовали встречу, на которой меня представят, как потенциальную пару.

— Разве Килеад рассматривает чужестранок? Терранок? — Санни скептически сощурил глаза.

Почему, почему, почему она переспала именно с этим мужчиной? Неужели можно было сделать более худший выбор? В ретроспективе малдонианец, возможно, стал бы лучшим вариантом. Аманда вздрогнула.

— Нет, поэтому я буду замаскирована под женщину Ламис-Одж.

— Какова моя роль?

— Ты будешь обсуждать условия моего приданого. Конечно, ты согласишься на все, что он потребует.

— Конечно, — сухо подтвердил Санни. — А разве не отец женщины должен вести переговоры? Я недостаточно стар, чтобы быть твоим отцом.

Нет, это не так. Аманда предполагала, что они были примерно одного возраста. Может около тридцати? Тридцать два?

— Наш отец умер, — Аманда продолжила повествование истории, которую придумала. — И теперь, как старший брат, ты являешься главой семьи.

— Твой брат.

Как же было много смысла в его тоне. Ей не нужно было быть киборгом, чтобы увидеть, как крутятся шестеренки в голове Санни. Какая ирония.

Почему он не мог оказаться случайным незнакомцем, как ранее предполагала девушка? Почему Аманда не воспользовалась услугами одного из андроидов? Нет, ни один из них не оказался бы достаточно хорош. Ей было необходимо заполучить человека… чтобы затем похвастаться перед напарником, ради всего святого! С чего она взяла, что попытка вести себя как «свой парень» была хорошей идеей?

«Плохой ход, Мэнсфилд. Плохой ход».

Несмотря на то, что кибер-оперативники женского пола были редкостью, ее «братья» киборги — те, с кем она периодически встречалась — относились к ней как к члену команды.

«По большей части».

Они окрестили девушку «Мэнни» и часто похлопывали ее по спине вместо того, чтобы подобно джентльменам отодвигать стул. И все же между ними существовал непроницаемый барьер. Парни уважали девушку, любили, но она не принадлежала к близкому кругу братства, а эта связь решала все… Она могла означать разницу между жизнью и смертью.

Поэтому Аманда попробовала новую тактику — действовать как «свой парень», даже переняв наплевательское отношение к сексу. И в итоге ее поймали со спущенными штанами. Черт, да она вообще была без одежды. Аманда занималась сексом со своим напарником. Не лучший способ заставить Санни забыть о том, что она была женщиной. Худший способ заслужить его уважение. Девушка хотела удариться головой об обеденный стол. Разве можно было еще хуже усугубить ситуацию?

— Думаю, это сработает, — наконец, выдавил Санни.

«Спасибо за кредит доверия».

«Сексуальный ублюдок» — именно так назвала его Аманда, когда хвасталась потенциальным сексуальным завоеванием, не понимая, что говорит именно со своей жертвой. Санни помнил это? Конечно, помнил. У киборгов прекрасная память. Теперь он знал, что она запала на него. Безусловно Аманда больше никогда не ляжет с ним в постель, но этот случай всегда будет стоять между ними… в дополнение к ее унизительному бегству из его комнаты. Может, Санни и был задницей, но он подарил девушке лучший секс за всю ее жизнь… а она сбежала, словно испуганная девственница. Если уж ей и было уготовано судьбой переспать с Санни, то не могла она хотя бы сохранять спокойствие?

«Ты сможешь сделать лучше».

Эта шутка без особых оснований задела Аманду за живое, породив неуверенность, которую, как думал сама девушка, она победила. Аманда расправила плечи.

«Я не усомнюсь в своих решениях. Я уничтожу неуверенность. Я добьюсь успеха в этой миссии».

Она потерла свои глаза. Спасибо науке за нанотехнологии. Без роботизированных клеток, которые увеличивали ее энергию, она бы едва смогла функционировать после бессонной ночи. Человеческий мозг Аманды отказывался подчиняться, воспроизводя их сексуальную встречу: хорошую, неудачную и позорную. Черт возьми, а ведь Санни был хорош в постели. Прекрасно удержал ее у стены. Мужчина умел трахаться, как никто другой. Но затем последовали неприятные объятия, за которыми пришло самоуничижение.

Конечно, после того, как она похвасталась своим завоеванием прошлой ночью, «Самсон» жаждал подробностей. Аманда помнила свои ошибки, поэтому намерено принизила эпизод, чтобы утихомирить любопытство напарника. Как же хорошо, что у девушки осталось хоть немного здравого смысла. Этим утром она выбрала сдержанность, а не хвастовство. А если бы Аманда все же поделилась с «Самсоном» подробностями?

«Какой великолепный любовник! Мужик трахался как жеребец».

А потом они встретились бы. Аманда поежилась.

«Думаю, могло быть и хуже».

И все же их сотрудничество приносило девушке дискомфорт. Урок усвоен: не цепляй мужчин в барах и, ради бога, не хвастайся тем, что ты делаешь. Единственным выходом из сложившейся ситуации было продолжить операцию и относиться к Санни как и к любому другому кибер-оперативнику. Девушка все сделает в лучшем виде, потому что для Аманды Мэнсфилд вариант с провалом миссии не рассматривался.

— Все получится, — ответила она. — Это лучший вариант для Кибер-Управления найти Ламани. — Аманда отодвинула тарелку со своим несъеденным завтраком. — Когда закончишь, мы сразу уйдем. В ангаре нас ждет шаттл на две персоны. Как только мы поднимемся на борт, нам предоставят координаты для встречи с шаттлом обдибианов.

— Это тот, который был у Дейла?

Она кивнула.

— Картер не уточнял, но полагаю, что это он. Только у Дейла Хома есть связи, чтобы заполучить космический корабль Ламис-Одж. — Киборг покинул Кибер-Управление несколько лет назад, организовав подпольную мастерскую по восстановлению космических шаттлов. Но кибер-оперативник навсегда остается кибер-оперативником. Дейл иногда помогал Кибер-Управлению с транспортировкой и приобретением транспортных средств. Связи этого мужчины были легендарными, уступая только знакомствам Картера.

— Если нас поймают, то Ламани станет еще более осторожным. Это остановит антитеррористическую деятельность на многие годы… а нас казнят, — подытожил Санни.

— Нас не поймают. Когда у тебя есть один единственный шанс, то ты сделаешь все правильно и не облажаешься, — твердо заявила Аманда.

Глава 4

Санни сидел за консолью управления шаттлом, но, когда Аманда вошла на мостик, сразу обернулся. Громоздкий покрасневший нарост укрошал ее лоб и виски, из-за него брови девушки казались нахмуренными, а глаза глубоко посаженными. Практичную тунику и брюки заменило платье, длинной до пола.

— Я достаточно уродлива, чтобы пройти отбор? — спросила она.

Хоть с точки зрения этики, нельзя было отзываться плохо о Ламис-Одж, но их люди с этими тяжелыми и грубыми чертами лица совершенно не являлись эталоном красоты. Для Санни девушка все равно оставалась привлекательной, но было бы лучше, если бы это было не так.

— Да, — подтвердил мужчина.

Ее глаза, теперь уже карие, не отражали никаких эмоций, но нарост запульсировал.

— Отлично.

Аманда уверенно прошла бы отбор среди женщин Ламис-Одж, так как эти неестественные выступы все равно не могли скрыть ее природную привлекательность. Светлые волосы исчезли, а каштановые локоны, ниспадающие на плечи девушки, были густыми и гладкими. С золотыми волосами Аманда напоминала типичную девушку по соседству… если бы не умела посылать людей в нокаут. С темной гривой она казалась экзотичной, более чувственной, если это вообще возможно.

«Сосредоточься на миссии».

— Модификатор пигмента? — спросил Санни. Химические добавки изменили цвет ее волос и радужек на клеточном уровне. — Сколько пройдет, прежде чем твой естественный оттенок проявится?

— Около тридцати дней.

— Этого должно хватить. — Через месяц они либо окажутся дома, либо умрут.

Несмотря на маскировку, в ней все равно просматривались терранские черты, из-за чего Ламис-Одж могли посчитать ее непривлекательной. Глаза Аманды были чрезмерно большими, губы чересчур пухлым, а кожа слишком гладкой, чтобы соответствовать чужеродным стандартам красоты. Кибер-оперативник в Санни надеялся, что Килеад сочтет этот вариант приемлемым. Но мужчина в нем желал, чтобы Килеад нашел девушку настолько некрасивой, что согласился бы трахнуть слизня, нежели его Аманду. Санни не раз продумывал их план до логического завершения миссии. А она?

— Ты размышляла над тем, что произойдет, если у тебя не получится достать нужную информацию до церемонии бракосочетания?

— Мне придется заняться с ним сексом, — заявила Аманда. — Но я не планирую до этого доводить. Я получу информацию задолго до церемонии.

— А что, если не получишь? Однажды он заменит своего отца. Сомневаюсь, что Килеад скажет или сделает то, что поставит под угрозу его будущее положение.

— Может быть, он стремится занять место Ламани раньше…

— В этом суть твоей стратегии? Воззвать к его жажде власти? Помоги нам устранить отца, и тогда ты сможешь править?

— Возможно. — Ее пренебрежительное пожатие плеч заставило Санни захотеть встряхнуть Аманду, чтобы в ее голове появилось хоть немного здравого смысла. — Мне придется действовать по обстоятельствам. Сдержанность ломается под влиянием похоти.

Вся эта миссия представляла собой слишком большой риск. Неудивительно, что директор Кибер-Управления попросил его стать добровольцем. Аманда не провернула бы это в одиночку. Ей вообще не стоило этого делать. Картер, подлый ублюдок, знал историю Санни и понимал, что никто не будет бороться за защиту Аманды так, как он.

— И как ты намереваешься утихомирить тигра, если будешь периодически его подкармливать? Женщины Ламис-Одж не отказывают своим парам. — Правда там не обходилось без побоев. Им постоянно наносили травмы. Грубый секс был нормой. Но Аманда могла защитить себя… могла настолько сильно пнуть под зад Килеада, что он улетел бы в соседнюю Галактику, но точно не тронул девушку.

— Ты сомневаешься в моей способности выполнить миссию? — разозлилась Аманда. — Если вдруг я не смогу разговорить его перед церемонией, то сделаю все, что нужно, ладно?

Именно этого он и боялся. У Санни скрутило внутренности, когда он представил, что имела в виду Аманда, заявляя, что сделает все, что нужно. Не потому, что они переспали, и Санни ощутил собственничество. Она могла спать с кем угодно и когда угодно. Ее личная жизнь его не касалась. Мужчина беспокоился о безопасности Аманды. Как ее напарник, он должен был сдерживать девушку. Защищать — означало предвидеть и предотвращать проблемы, а не просто бежать куда-то сломя голову, когда все уже произошло. Нет, ему на самом деле было безразлично, с кем она решила переспать. Вообще не интересно. Ничуть не беспокоило.

Но только ради миссии заняться сексом с мужчиной Ламис-Одж? К черту.

Нет, не к черту.

Женщина кибер-оперативник не должна сталкиваться с опасностью в лице мужчины. Санни вообще не нравилась эта идея. Будь проклят Картер за то, что позволил ей сделать это! И будь он проклят за утаивание специфики миссии.

«Когда вы двое встретитесь, то тебе сообщат подробности».

Засранец соврал Санни! Ввел его в заблуждение, заставив считать Мэнни мужчиной. Если бы Санни знал правду, то никогда не вызвался бы добровольцем. Но встретившись с Амандой, он уже не мог бросить ее на произвол судьбы. И этот мудак, Картер, тоже на это рассчитывал. Любящий манипулировать сукин сын. Если Санни переживет миссию, то прикончит Картера.

— А если бы ситуация была другой? — Девушка уперла руки в бедра. — Если бы тебе пришлось работать под прикрытием «супруг инопланетянки»?

Тогда Санни сделал бы все, что нужно.

— Это совсем другое дело. Я мужчина. — То, что наносомы девушки защищали ее от беременности и болезней, передаваемых половым путем, не меняло половую принадлежность. — А ты женщина.

— С этой проблемой я сталкиваюсь постоянно, — пробормотала Аманда. Если бы не его киберусиленный слух, то гул двигателей перекрыл бы этот комментарий. Девушка подошла к панорамному окну. Аманда расправила плечи и обняла себя руками, всматриваясь в черноту. — Компьютер! — зарычала она на грубом гортанном языке Ламис-Одж. — Сколько еще нам лететь?

— Шаттл прибудет на Ламис-Одж через двадцать три часа, сорок девять минут и семнадцать секунд.

Веселье скоро начнется.

— Если бы я не переспала с тобой, то это не было бы такой большой проблемой, — бросила Аманда через плечо.

Не такое уж большое дело судя по просто «неплохому» сексу со стороны Санни. Почему его вообще должно волновать то, что она сказала? Ведь тогда ей просто хотелось унять зуд.

— Думаю, у тебя все под контролем.

Она повернулась.

— Правильный вывод. — Ее лицо покинуло выражение неповиновения, когда она серьезно кивнула. — Тебе нужно пройти со мной, чтобы я закрепила на твоем лице нарост, — произнесла Аманда более нежным голосом. Она прикоснулась к своему имплантату. — Для достижения полной функциональности может потребоваться несколько часов, чтобы протез приспособился к твоей коже, а его встроенная электроника начала взаимодействовать с твоим микропроцессором.

* * *

— Замри. Возможно, сначала он будет доставлять небольшой дискомфорт. — Она встала между раздвинутыми ногами Санни и приказала своим наносомам успокоить колотящееся сердце, так как мужчина мог с помощью киберчувств уловить ее нервозность. Нервозность?

«Можешь лгать ему, но не обманывай себя».

Желание. Этот придурок все еще возбуждал Аманду.

Санни Мастерс был той задницей, который, скорее всего, назначил бы всех женщин киборгов на административные должности.

Но его запах. Он напоминал тот грязный секс и горячие обещания, произнесенные шепотом среди смятых простыней. Аманда старалась держать дистанцию, чтобы не наклониться к мужчине ближе, чем один вздох. Ну почему Санни такой сексуальный? Этот шрам на серьезном лице, мощная шея и мальчишеская ухмылка. Почему его мужественная внешность так влияла на ее либидо? Аманду никогда не привлекали мужчины киборги.

«Сосредоточься на том, какой он придурок, а не на его сексуальной привлекательности».

— Мне все равно. — Санни стоически сидел на ее койке. Плохой выбор для данной процедуры. Аманде нужно было сделать это на кухне, впрочем, помещение не было больше, чем ее тесная каюта с каменно-твердой койкой. Ламис-Одж не заботились о комфорте. Или о более обширных пространствах.

У девушки не было выбора, кроме как стоять между ног Санни, мучаясь из-за тепла и аромата, исходящих от его тела. Она видела, как вздымается и опадает грудь мужчины. Вспоминала, как его щетина царапала ее кожу. Как он наполнил ее… это будет долгая миссия.

— Будь по-твоему, — пробормотала Аманда. Санни все равно всегда поступал только так, как сам того желал.

Тогда он прижал ее к стене. Мужчина поднял Аманду так, будто она ничего не весила, и толкнулся в лоно, вызывая острые ощущения в ее теле, на которые, как считала сама девушка, она не была способна.

С мстительным удовлетворением Аманда нанесла комбинированный клей для электромагнитного импульсного проводника на его лоб и виски. Санни даже не дрогнул, хотя девушка отлично знала, так как ранее ее коже уже довелось соприкоснуться с химическим веществом, что клей чертовски сильно жжет. Быстро, пока раствор не успел высохнуть, она прижала протез к коже Санни. Аманда пригладила нарост, убеждаясь, что тот приклеился и случайно не отвалится.

— Как только протез прикрепится, то его электроника начнет взаимодействовать с твоим микропроцессором, и он станет полностью работоспособным. Нарост будет пульсировать, вторя твоим эмоциями. Но помни, их проявление считается слабостью.

— Я все понял. Ты не единственная, кто изучал поведение Ламис-Одж.

Кто-то здесь немного вспыльчив.

Когда кибер-оперативник, Кай Андрос, проник на военно-космическую станцию террористов, то они еще не знали, что нарост способен передавать переживания. Когда Ламис-Одж были эмоционально возбуждены, — не имеет значения являлись эти чувства положительными или отрицательными — то нарост начинал пульсировать. Кай работал под прикрытием андроида, поэтому его протез не должен был реагировать. Но с тех пор инженеры Кибер-Управления начали разработку новых наростов. Аманда и Санни будут первыми, кто использует их в полевых условиях.

Девушка погладила лоб Санни.

— Ну и как?

— Липкий и тяжелый.

— Ага, сначала чувствуешь именно это. Но через некоторое время ты перестанешь его замечать. — Она откинулась назад, насколько позволяло узкое прострнство, и закусила нижнюю губу, наблюдая за своей работой.

Нарост запульсировал, а глаза Санни расширились от удивления, и неожиданно пульсация резко прекратилась.

— Отлично! Соединение быстро устанавливается. Ты уже можешь немного контролировать устройство, отвечающее за пульсацию. Главное, чтобы ты делал это не выглядя испуганно.

— Я не… то есть, ага. Все работает. — Мужчина осторожно прикоснулся к наросту. — Когда протез запульсировал, то мне показалось, будто свора муравьев забегала по моей коже. — Его взгляд встретился с ее. Санни глубоко вдохнул, и нарост снова запульсировал.

Маскировка должна была омрачить черты его лица, но даже она не могла скрыть привлекательность Санни. Киска Аманды затрепетала… как и ее лоб. Девушка прикоснулась ладонью к своему наросту.

— Слишком много муравьев.

Санни рассмеялся. Насыщенный хриплый смех нашел отклик в клиторе девушке и в глупом активированном наросте. Аманда воспользовалась своим микропроцессором, чтобы приказать наносомом отключить свое либидо. Мужчина никогда не догадался бы о возбуждении Аманды, намочившем трусики девушки, но он легко мог увидеть, как ее нарост пульсировал, словно танцор самбы.

— Ну, а сейчас ты закончила? — спросил Санни.

— Еще одна вещь. — Она схватила шприц, прижала его к правой стороне мужской груди и нажала на курок.

— Ай! Что это было? — Он потер место укола.

— Чип. Не капризничай.

— Для чего?

— Чтобы обмануть сканеры ДНК.

— Что насчет тебя?

— У меня уже есть один. — Аманда закатала широкий рукав своего платья, чтобы показать ему небольшую шишку на внутренней стороне плеча.

— Почему именно туда?

— Потому что шишку легко можно обнаружить. Я должна была поместить чип туда, где его не смогут найти на ощупь. — Аманда не намеревалась позволять Килеаду прикасаться к ней, но уж лучше заранее себя обезопасить, нежели нарваться на казнь. К горлу девушки подкатил тошнотворный ком лишь от одной мысли, чтобы переспать с представителем Ламис-Одж. Если Аманде придется прибегнуть к самому худшему варианту, то она не знала, как пройдет через это, не говоря уже о том, как изобразит фальшивую улыбку на своем лице.

Протесты Санни не облегчали ситуацию. Конечно, Аманда тоже испытывала беспокойство по поводу плана. Неужели мужчина действительно считал, что она хочет заняться сексом с инопланетным террористом?

Санни нахмурился, из-за чего нарост стал казаться еще больше.

— Картер стопроцентный мудак, а ты дура, потому что согласилась на задание. Это намного больше, чем кто-либо должен делать!

Аманда была кибер-оперативником. Командир с многочисленными наградами. Она не отступит. Не потерпит неудачу. Девушка бросила шприц на консоль.

— Выполни свою часть работы и позволь мне осуществить мою.

Аманда вышла из комнаты.

Глава 5

— Меня зовут Тетрик, — представился Санни. — Женщина — Сумара. Я здесь, чтобы доставить ее к Ламани-аль-Бона и обсудить условия приданного.

— Добро пожаловать в Ламис-Одж. Слава Великому и Ламани, перевоплощенному пророку. — Приветствие охранника было достаточно теплым. А вот установленный на смертельные ранения фотонный бластер, направленный в грудь Санни, не очень. Если они получили такой прием, когда их ожидали, тогда напомните ему никогда не заходить без предупреждения.

«Дружелюбная компания, не так ли?» — передала сообщение Аманда.

«Как разворошенное гнездо ивани».

— Ваши личности требует проверки. — Охранник кивнул коллеге с каменным лицом, стоящему под гигантским знаменем. На багряном фоне был нарисован треугольник, внутри которого располагались три объекта. Ламис-Одж символически представляли, будто Великий восседал на вершине. В левом нижнем углу изображалась хала, священный цветок планеты. Справа фотонный бластер. Если их знамя не предвещало намерения обратить других в свою веру силой, то что?

Охранник под флагом подошел ближе и отстегнул от своего пояса ПирКом.

— Конечно. — Санни тоже открепил свой гаджет и передал поддельные документы. Охранник посмотрел на свой ПирКом, его губы двигались, пока он читал, а затем мужчина стал что-то набирать на устройстве. Над ПирКомом появились две голограммы. Оба охранника переводили взгляд с вращающихся изображений на лица прибывших. Охранники кивнули друг другу.

Фотонный бластер был возвращен в кобуру.

— Можете идти. Снаружи терминала вас ожидает транспорт. Он доставит вас на территорию комплекса.

Когда они вышли из таможни, то Санни окинул местность взглядом, его кибернетические глаза записывали визуальные эффекты, которые затем будут храниться в микропроцессоре. Еще никто из Кибер-Управления не ступал на планету террористов. Поэтому ни одна деталь не могла считаться слишком тривиальной. Кто знал, что может пригодиться позже? Количество флагов… пока двенадцать. Расположение и численность входов и выходов. Соотношение военного и гражданского населения. Расписание прибытия и отправления шаттлов.

Казалось, будто из прохлады терминала они попали прямо в печь. Сухой обжигающий дневной воздух опалил их кожу, когда двери открылись. Если бы лицевые протезы Санни и Аманды не сливались с кожей, то формы бы сразу расплавились. Мужчина приказал своим наносомам охлаждать плоть. И как кто-то, не относящийся к киборгам, мог это выдержать?

«Как жарко, — заметил Санни. — Неудивительно, что эти люди настолько раздражительные».

«И воинственные».

«Будем надеяться, что нет».

Как и любой другой космодром, этот был наполнен гулом из-за входящих и выходящих из терминалов людей. Воздух словно вибрировал от взлетов и посадок шаттлов. Но персонал был преимущественно мужского пола, вооружен и облачен в военную униформу. Какие-то корабли приближались, какие-то отдалялись, словно стая птиц. Либо Аманда с Санни высадились на военной базе, либо гражданское население практически не путешествовало.

Санни хотел, чтобы Аманда могла идти рядом с ним, тогда он защищал бы ее лучше, но это привлекло бы слишком много внимания. В этом захолустном обществе культура требовала, чтобы женщины проявляли почтение, следуя за мужчинами.

«Держись поближе ко мне. Не забывай склонять голову, смотря вниз».

Суперулучшенное зрение все еще не дарило Санни возможности иметь глаза на затылке.

«Хорошо, Тетрик. — Девушка воспользовалась вымышленным именем, которое шло в комплекте с его маскировкой. Кибернетическое общение передавало только слова, а не тон, но Санни понял сарказм. — Тебе это нравится, не так ли? — добавила она. — Полный контроль. Я в подчиненном положении».

«Мне это совсем не нравится».

Мужчина ненавидел, насколько уязвимой делала ее требуемая подчиненность. В какой опасности она окажется, когда Килеад останется с девушкой один на один, а Санни не сможет прийти к ней на помощь. Неважно, что Аманда была киборгом и опытным оперативником. Санни был обязан прикрывать ее спину, но не мог быть с ней каждую секунду.

— Тетрик? — Мужчина в коричневой униформе, смахивающей больше на одежду гражданского населения, нежели на облачение военных, выпрыгнул из припаркованного ПиВи, двигатель которого работал на холостом ходу. Он взглянул в свой ПирКом, а затем на Санни.

— Да, это я.

— Меня зовут Гарвит. Я сопровожу вас до резиденции Ламани-аль-Бона. — Мужчина взглянул на Аманду. — Это та женщина?

— Моя сестра, — кивнул головой Санни.

В типичной для Ламис-Одж манере Гарвит не поприветствовал девушку. Вместо этого, подтвердив ее личность, мужчина жестом указал на машину.

— Садитесь.

Санни забрался в пассажирский отсек за навигационной кабиной, а Аманда проскользнула и села рядом. Дверь закрылась.

«Дерьмо».

Может, им стоило попросить у эскорта документы, удостоверяющие личность. Почему-то Санни и Аманда на веру приняли то, кем являлся Гарвит. Но кем он еще мог оказаться, кроме как заранее подготовленным гидом? Никем, ведь только Килеад и его сотрудники координировали и ожидали их прибытия. Черт, за исключением Картера, никто в свободной Галактике не знал, что они здесь. Если Санни и Аманда попадут в беду, то просто исчезнут…

Гарвит залез в навигационное отделение.

— Компьютер. Возвращение в комплекс Ламани-аль-Бона.

Значит, они все же направляются в нужное место.

— Как прошел полет? — спросил Гарвит.

— Долго, — ответил Санни. — Утомительно.

Сопровождающий усмехнулся и покачал головой.

— Космические путешествия уже не те, что раньше. Столько задержек. Надеюсь, охрана не доставила хлопот.

— Нет, все в порядке. — Их не подстрелили, а значит, все прошло прекрасно.

— Что привело вас на родину?

— Дела. Надеюсь, Ламани-аль-Бона найдет мою сестру привлекательной.

— Откуда вы приехали?

Разве Ламис-Одж всегда были настолько разговорчивыми? Мужчина вел беседу или допрашивал его?

— Космическая станция в седьмом секторе. — Санни старался придерживаться выдуманной истории. — Я родился там. Мой отец служит под началом Обидо.

— Обидо истинный сторонник. Слава Великому и Ламани, перевоплощенному пророку.

— Слава Великому… — начали скандировать они с Амандой в ответ.

Санни встретил ее пристальный взгляд.

«Алли-черт возьми-луйя».

«Не шути так, — ответила Аманда. — Тупые придурки не понимают, что промывают себе мозги каждый раз, когда повторяют этот слоган».

— Это не первая ваша поездка на родину? — поинтересовался болтливый Гарвит.

— На самом деле, первая. — Несмотря на то, что, если бы они солгали и заявили, будто совершили множество паломничеств на родную планету, это бы укрепило доверие сопровождающего к ним, как к преданным патриотам, в долгосрочной перспективе все обернулось бы проблемами. Санни ожидал, что в нескольких местах они все же оступятся. Так как большая часть разведданных Кибер-Управления по Ламис-Одж поступила к ним из вторых или третьих рук и не имела подтверждения. Сама планета была примером замкнутого общества. Если… вдруг они облажаются, то в качестве защиты смогут все списать на свое невежество в отношении родины. Не то, чтобы незнание давало им большую свободу действий. Ламис-Одж не заработали себе репутацию прощающей нации.

ПиВи покинул космодром и, как только преодолел небольшую пробку, набрал высоту, увеличив скорость. Транспорт заскользил по волнистым пустынным холмам на фоне красновато-розового неба. Ветра покачивали автомобиль и раздували вихревые узоры на земле, создавая новые дюны и стирая предыдущие. Песок, песок и еще больше песка, раскинулось до самого горизонта. Калейдоскоп одного цвета. Вроде постоянно изменяется, а вроде все остается по-прежнему.

— Если вам позволит время, то обязательно осмотрите достопримечательности. Родина потрясающая, как видите.

— Это действительно так. — Если тебе нравился песок.

— Сумерки — лучшее время для прогулок среди дюн. Там прекрасно. Обязательно возьмите с собой ПирКом, чтобы вы смогли найти путь обратно домой. И не трогайте хала, если найдете.

— Запрещено собирать цветы? — спросил Санни.

Гарвит взревел от смеха.

— Нет, но можешь попытаться, если хочешь. Они имеют привычку кусаться. Одним взмахом ты можешь лишиться руки.

«До сих пор не вижу ничего прекрасного в этой планете», — заметила Аманда.

«Как и я», — согласился Санни.

— И остерегайтесь ивани, — продолжил Гарвит. — Во время заката они выходят на охоту.

Согласно религии Ламис-Одж восставшие последователи были превращены в песчаных демонов и на вечность изгнаны под дюны.

— То есть, они настоящие? — ахнула Аманда.

Гарвит резко обернулся. Дружелюбие исчезло. Мужчина нахмурился.

— Ты узнаешь, насколько они реальны, когда Великий изгонит тебя из своей благодати и превратит в одного из них.

«Аманда… какого хрена?»

«Извини, мой скептицизм победил».

— Прошу прощения за непочтительность моей сестры. Она будет наказана за свое богохульное заявление, уверяю вас. Надеюсь, Он примет покаяние.

Казалось, Гарвит был доволен, так как развернулся обратно к лобовому стеклу. Санни надеялся, что их сопровождающий не придаст большого значения этому конфузу, но если Гарвит сообщит о комментарии, то «Сумару» могут посчитать непригодной для создания пары. Не самый плохой вариант. Это означало бы, что они провалят миссию, но впервые за всю карьеру Санни цель не оправдывала средства. Он все еще был против, чтобы Аманда работала под прикрытием как пара террориста.

С другой стороны, если их историю подвергнут более тщательному изучению, то это выльется в крупные неприятности. Иллюмин, единственный агент из расы фарий за все время существования Кибер-Управления и компьютерный сенсат, взломала базу данных Ламис-Одж на космической станции Обидо и поместила туда историю Санни и Аманды. Но если люди начнут задавать вопросы персоналу, то воспоминания не будут соответствовать записям, в итоге их прикрытие рухнет, как просроченный батончик НутриСуп.

После небольшой оплошности Гарвит стал менее разговорчив, а через несколько минут ПиВи преодолел огромную песчаную дюну. За ней раскинулся укрепленный город. Солдаты, вооруженные фотонными бластерами, патрулировали верхнюю часть стены.

ПиВи подлетел к вышке и завис. Над автомобилем заскользило сканирующее устройство, освещая кабину желтым сиянием. Килеад не рисковал безопасностью. Даже служебные машины сопровождения подвергались обыску.

— Что произойдет, если они что-то найдут? — спросил он Гарвита.

— Они уничтожат ПиВи.

— А нас арестуют.

— Нет, потому что при взрыве мы находились бы в ПиВи.

После сканирования им было приказано выйти из машины. Охранник обыскал Санни с головы до ног с помощью биоридера. Обнаружат ли они чип в груди Санни? Вскоре дважды прозвучал звуковой сигнал. Это хорошо или плохо?

— Он чист.

Аманда и Гарвит также прошли осмотр, затем охранник жестом указал, чтобы они вновь забрались в автомобиль.

«Что дальше? Анальное зондирование?»

Двери с электронным управлением широко распахнулись, и ПиВи залетел в город. Ворота сразу закрылись. Наконец, Санни и Аманда оказались внутри. Если все пойдет по плану, и Килеаду понравится «Сумара», то Санни сопроводят обратно в космопорт.

Но как, черт возьми, Аманде удастся выбраться?

Глава 6

— Она способна зачать? — Килеад кружил вокруг девушки, осматривая товар. Аманда стояла неподвижно, радуясь своему длинному одеянию. Его безразличное, но похотливое пристальное внимание заставляло ее дрожать.

— Медицинский сертификат. Я отправил вам документы, — произнес Санни из другого конца комнаты, где ему приказали ждать. Как ее «брат Тетрик», он был посредником в соглашении.

Соратник по Кибер-Управлению или брат, неважно, пока Санни находился в комнате, то Килеад не станет позволять себе лишнего. Аманда ненавидела признавать, какое облегчение испытывала.

Тетрик продолжил:

— Кроме того, женщины в моей семье произвели множество наследников мужского пола. Две другие сестры родили по семь сыновей.

Независимо от желаний Ламис-Одж, именно от женщины зависел пол ребенка. Вероятно, это стало серьезным ударом по их мужскому самолюбию, когда наука подтвердила данный биологический факт. Без сомнения, женщины платили за это до сих пор.

— Она чиста? — спросил невысокий мужчина с лицом харька. Он носил униформу второго командира.

— Да. Она еще не спаривалась, — подтвердил Санни.

Как они определяли девственность? У их женщин тоже были плевы? Не то, чтобы это имело значение, потому что, даже несмотря на то, что Аманда заставила Санни в это поверить, девушка не намеревалась вступать в половые отношения с инопланетным террористом. Аманда еще не знала, как этого избежать, но позже обязательно придумает как сделать так, чтобы Килеад раскрыл местоположение своего отца задолго до того, как ей придется заплатить.

После двух дней в комплексе Аманда обнаружила, что здесь сексизм был развит еще хуже, чем она думала. За исключением моментов спаривания, женщин игнорировали, рассматривали почти как часть фона, как неудобную мебель, гобелены, изображающие уродливый пейзаж, ковры на полу. Точно, как ковры. Самцы вытирли ноги о своих самок.

С другой стороны мужчины не следили за словами в присутствии женщин. Аманда услышала множество интересных фактов! И уже собрала бесценную базу в своей голове. К сожалению, у них все еще не было ключевых данных, за которыми они пришли: местоположение Ламани.

Когда она окажется наедине с Килеадом, то будет льстить ему, подпитывая его самолюбие — только его самолюбие — и заставляя мужчину говорить о своем отце. Конечно, Килеад начнет хвастаться крестовыми походами отца, чтобы избавить Галактику от неверных. Мужчина в любом случае о чем-то упомянет. Секреты разжигали жгучее желание с кем-то ими поделиться. Но разве найдется слушатель, лучше женщины, которая не представляет никакой угрозы?

Килеад поправил свои брюки, на которых выступила значительная выпуклость.

— Она хорошо училась? — Женщин Ламис-Одж держали неграмотными. Их «воспитание» состояло в обучении домашнему искусству и сексуальному удовлетворению мужчины. Как трахаться, делать минет и вести себя так, будто тебе все это нравится, хотя взамен ты не получаешь никакого наслаждения.

— Она была заядлой ученицей.

Аманда прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

— Если я приму ее, то потребую приданое в сто тысяч кредитов.

— Мое предложение более чем щедрое, учитывая ее родословную… сестра чиста, хорошо обучена и имеет доказанный показатель рождаемости.

«Гав. Гав», — передала девушка сообщение Санни.

«Это совсем не смешно, Аманда».

«Нет нужды напоминать мне об этом!»

Тем не менее ей пришлось вонзить ногти в свои ладони, чтобы не захихикать от нервов.

— Если я могу предложить, возможно, Ламани-аль-Бон хотел бы проверить ее, прежде чем совершить покупку, — заявил хорек.

Проверить ее? Она что, была подержанным пивом?

— Отличная идея, Сорвик, — кивнул Килеад.

Все веселье Аманды испарилось.

Сорвик. Сорвик. Девушка пробежалась по своей базе данных. Брат Килеада. Технически, Ламани-аль-Дубан. Второй сын. Второй наследник. Доверенное лицо.

— Я хотел бы попробовать ее, прежде чем приму окончательное решение. — Килеад схватил Аманду за грудь и сжал. Девушка стиснула кулаки и спрятала их в своих юбках, чтобы удержаться от хладнокровного убийства уродливого распутного ублюдка. Аманда втянула воздух сквозь стиснутые зубы.

«Сукин сын!» — безмолвное проклятие Санни прозвенело в ее голове. Стоя позади нее, мужчина не мог видеть, как ее щупает Калиед, но он все равно бросился в ее сторону. Два охранника с оружием в руках выпрыгнули перед Санни.

«Все в порядке», — быстро пробормотала Аманда. Разыгрывать героя — самый быстрый способ получить пулю. И раскрыть их прикрытие.

«Далеко не все в порядке».

«Я могу с этим справиться. Играй свою роль».

Голос Санни не выдавал его возмущения, когда он заявил:

— Я не могу позволить тебе попробовать сестру. Если ты решил не принимать ее, то напоминаю, она еще не тронута.

— Меня это не волнует. — Обдибиановый нарост Килеада покраснел. — Никто не отказывает Ламани-аль-Бона. — Он взглянул на своего брата, который нажал на кнопку, расположенную на браслете.

Неожиданно возле них материализовался слуга.

— Сопроводите их обратно в соответствующие помещения, а затем, после ужина, приведите женщину к Ламани-аль-Бон, — приказал Сорвик.

Килеад направился к выходу.

— Я должен определить, все ли твои слова о сестре являются правдой, а затем мы продолжим переговоры.

* * *

Санни мерил шагами комнату. Тюремная камера. Если раньше он был свободен идти куда угодно, то теперь два уродливых вооруженных охранника стояли за дверью, чтобы убедиться, что мужчина остается на месте. Что еще хуже, несмотря на частые вызовы, Санни так и смог связаться с девушкой по беспроводной связи.

«Аманда!»

Почему она не отвечала на вызов? Ужин подадут не раньше, чем через пару часов, или Килеад решил распробовать девушку в качестве закуски? Какой мужчина «проверял» женщину, прежде чем принять ее? Что, черт возьми, они собирались делать? Лицевой протез сжался от бурлящих в Санни эмоций. Ему не терпелось сорвать эту чертову штуку. Нет, ему не терпелось схватить Аманду и выбраться из этого захолустья. Затем он быстро вернулся бы в штаб-квартиру и разорвал Картера на части. Санни было плевать, чего хочет девушка, Картер или вся свободная Галактика. Это задание не предназначалось для женщин.

«Аманда, ответь мне».

Если Санни не услышит о ней в ближайшее время, то раздавит головы охранников Ламис-Одж, словно арбузы, ворвется в каюту Аманды и вытащит ее отсюда. К черту миссию. Он найдет способ выбраться из комплекса и покинуть планету.

Дверь со свистом распахнулась, и Санни резко обернулся. Аманда, пританцовывая, вошла в помещение в свободной пурпурной мантии, которая каким-то образом выделяла каждый изгиб тела девушки. Перед тем, как дверь закрылась, Санни заметил охранников, на лицах которых отражалось любопытство, но никакого беспокойства.

— У тебя появилась довольно приветливая компания, — заметила Аманда.

— Я писал тебе сообщения! Почему ты не отвечала? — Санни впился взглядом в девушку. Ее глаза стали больше, благодаря подводке и дымчатым теням. Губы Аманды казались более розовыми. А ее волосы были причудливо заплетены и ниспадали на спину.

— Ты писал? Я ничего не получала. — Она отдернула юбку. — Слуги готовили меня к вечернему торжеству. Я предположила, что ты захочешь встретиться заранее, поэтому и зашла. Я придумала план…

— У меня тоже есть план, — перебил Санни. — Ты никуда не пойдешь. Мы выбираемся отсюда.

— Мы не выполнили поставленную задачу. А значит не можем уехать. — Она взглянула на дверь. — Кроме того, пока дело не будет завершено, нас не отпустят.

В этом вопросе между ними не возникло разногласий. Выйти из комплекса сложнее, чем войти. Им нужно было покинуть это место, при этом сохранить прикрытие.

— Как ты вышла из комнаты?

— Видимо, они не считают женщин большой угрозой. У моих дверей не дежурит охрана.

— Идеально, — пробормотал Санни. Она могла просто уйти. — Ты отправляешься на космодром, а я догоню тебя, как только смогу.

— Нет. — Аманда отрицательно покачала головой. — Во-первых, я не оставлю тебя здесь одного. А во-вторых, мы все еще не определили местонахождение Ламани. Я не сдамся, пока мы не добьемся успеха.

— Это больше, с чем ты… мы сможем справиться. Мы точно сойдем здесь с ума. На этом и закончим.

Аманда задрала подбородок.

— Не говори мне, с чем я могу справиться, а с чем нет. Я старший руководитель команды, и если кто-то и примет одностороннее решение сбежать, то это буду я. — Нарост на ее лбу запульсировал. — Мы остаемся здесь. Я в первую очередь киборг. И я выполню это задание, как любой оперативник мужского пола.

— Ни одному агенту-мужчине не приходилось трахаться с террористом!

Она вздрогнула от грубых слов.

— Чушь собачья! А если бы у Килеада были дочери, которые знали местоположение Ламани? Ты не соблазнил бы одну из них, чтобы получить данные?

— Это совсем другое дело. — Санни заскрежетал зубами.

— Абсолютно то же самое. Ко мне нельзя относиться как-то особенно лишь потому, что я женщина. В первую очередь я член команды. Точка.

— Но ты уже отличаешься. Мужчины не сталкиваются с такой же опасностью. — Почему Аманда не понимала этого? Почему была такой упрямой? Да, агенты Кибер-Управления постоянно шли рука об руку с угрозами. Опасность преследовала их работу. Но это не оправдывает глупого риска. Мужчины оперативники не сталкивались с подобными ситуациями. Женщина не должна жертвовать своим телом во благо дела.

— Я могу о себе позаботиться. Я прошла ту же физическую и психологическую подготовку, что и другие агенты.

Нельзя было отрицать, что окончание академии Кибер-Управления было достижением. Огромное количество киборгов прошли отбор и в итоге занимались лишь административной работой. Другим, поклявшимся соблюдать конфиденциальность программы, было разрешено искать работу в армии или в Союзе Планет. Только самые сильные из сильнейших стали оперативниками.

Аманда стояла на вражеской земле, уперев руки в бедра и взирая на Санни свирепым взглядом, проявляя характер и доказывая силу.

И все же это не имело значения. Санни не мог позволить ей подвергать себя опасности больше, чем она уже это сделала, находясь здесь. Мужчина не мог смириться с мыслью о том, что Аманда подчинится Килеаду, позволяя прикоснуться к себе. Протез Санни вновь запульсировал, а его живот свело. Образы, которые всплывали в разуме мужчины, вызывали у него приступы тошноты.

— Ага. Да. Тебя обучили, — продолжил Санни. — И ты оторвешь Килеаду голову, затолкав его яйца ему же в глотку. Но со сколькими мужчинами ты можешь сражаться? Хочешь попробовать одолеть всю чертову планету? Каждый солдат и охранник будет охотиться за тобой.

В ее глазах вспыхнул гнев.

— Не могу поверить, что ты начал мне нравиться. Ты ничем не отличаешься от Ламис-Одж. Такой же сексист. Просто вопрос в степени испорченности. Ты не веришь, что я справлюсь с поставленной задачей.

— Я думаю, что ты можешь справиться. Но я против таких жертв. Кибер-Управление получит информацию другим способом. Это не единственная возможность.

— Сколько еще космодромов и космических станций он уничтожит, пока мы что-то обнаружим? На сколько застав успеет напасть? Сколько невинных людей погибнет?

— Мы найдем другой способ.

— Я не собираюсь просто сидеть и ждать.

Девушка развернулась.

— Аманда, стой.

Аманда перекинула волосы через плечо. Дверь открылась. Охранники по-прежнему стояли снаружи, вооруженные и готовые к нападению. Девушка покинула комнату. Дверь закрылась.

«Вернись!» — Санни отправил ей сообщение. Но Аманда ничего не ответила.

Глава 7

Как только слуга сопроводил Аманду в личные покои Килеада, то сразу ушел. Учитывая то, что мужчина вызвал ее с определенными намерениями, девушка ожидала более теплого приема, но сын Ламани даже не взглянул на нее. Килеад сидел и хмурился, всматриваясь в свой ПирКом, а нарост на лбу скрывал его маленькие глаза. Глубокие морщины залегли вокруг рта мужчины. В то время как Аманда была искупана, накрашена и надушена, — для сексуальной прелюдии — он даже не потрудился сменить военную форму, которую носил днем.

Никакой тебе негромкой музыки, в комнате горело столько света, что ее могли заметить из космоса. Никаких лепестков халы, усыпающих вход в спальню. Впрочем, учитывая плотоядный характер цветов, это наверно было даже к лучшему. Но для мужчины, у которого в голове была похоть, в его душе не нашлось места для романтики. Килеад желал лишь трам-бам-спасибо-тебе-женщина. Возможно, даже без благодарности. У Аманды было предчувствие, что Килеад вообще просто расстегнёт штаны и все.

Кто-то сегодня облажается.

Но точно не она.

Ее план должен сработать. Просто обязан, так как альтернатива — половой акт — пугала Аманду до глубины души.

Чертов Санни! Девушка намеревалась высказать ему свою идею, может, немного обсудить, если бы он смог заткнуться настолько, чтобы выслушать ее. Тупая, сексистская задница.

«Его намерения были благими. Он хотел защитить тебя».

Если бы Санни уважал ее, то понял бы, что она не нуждается в защите. Если бы он прикрывал ее, то поддержал бы, а не опровергал каждое слово.

Аманда прижала упакованную бутылку каринианского бренди к своей груди, где быстро колотилось сердце, и обольстительно улыбнулась. Она могла бы воспользоваться некоторыми «уроками», которые преподавались женщинам Ламис-Одж. Интересно, учат ли их заставить мужчину кончить, прилагая минимальное количество усилий? Без какого-либо физического контакта? Потому что она не планировала прикасаться к Килеаду в любом месте, особенно к его десятисантиметровому члену. Особенно к члену.

Наконец, мужчина отложил ПирКом в сторону и сосредоточил внимание на Аманде. Или на пакете, который она держала.

— Что это такое?

Даже не поздоровается? Этот мужчина был очарователен.

— Меня зовут Сумара, и я принесла тебе подарок. — Аманда скосила взгляд на ПирКом. Люди, которые не являлись киборгами, полагались на личные коммуникационные устройства для доступа ко всем открытым данным в Галактике, общения с другими людьми и хранения личной или конфиденциальной информации. Киборг же держал в своей голове все, что ему нужно было знать. Какие планы и стратегии мог содержать ПирКом сына самого известного террориста? Вера и обычаи Ламис-Одж уходили на второй план, когда дело касалось технологий. На этот счет они были так же продвинуты, как и все остальные. Если бы только Аманда могла взглянуть на устройство…

— Принеси его сюда, — жестом указал Килеад.

Аманда направилась в сторону мужчины. Потупив глаза, девушка опустилась к его ногам.

«Спасибо, Джанай».

Если бы не информация, предоставленная дезертировавшей женщиной, то Аманда не знала бы, что нужно преклоняться перед мужчинами. Еще один не очень причудливый анахроничный обычай.

Килеад схватил бутылку и сорвал обертку.

— Что это?

— Каринианский бренди.

— Инопланетный алкоголь? — Мужчина словно просиял, это сделало его непривлекательные черты лица еще уродливее.

Разведданные утверждали, что Ламис-Одж избегали алкоголя и других изменяющих сознание веществ. Официально. А неофициально? Аманда захлопала ресницами, как идиотка.

— Говорят, что только самые мужественные мужчины могут справиться с мощью каринианского бренди, — прошептала она хриплым голосом. — И если они это сделают… то будут сохранять силы всю ночь.

Килеад откупорил бутылку и поднес ее к губам, но затем его глаза сощурились. Мужчина всучил напиток Аманде.

— Сначала ты.

— Я не…

— Пей.

Наносомы должны были отфильтровать химикаты, которые она добавила в бренди.

«Наверное».

Если они этого не сделают… то Аманду можно было считать трупом.

«Я Аманда Мэнсфилд, шпион и оперативник Кибер-Управления. Я пришла найти твоего отца, чтобы затем убить. Что бы ты еще хотел узнать?»

Девушка отпила и улыбнулась.

Килеад схватил бутылку, поднес к губам и выпил. Он подавился, его выпученные глаза горели огнем. Видимо бренди опалило горло мужчины. Если бы взглядом можно было убить…

Аманда забрала у него бутылку и сделала глоток, затем облизала губы.

«Видишь? Ничего. Тебя ведь не переплюнет девчонка, правда?»

Ему не нужно было знать, что киборги были невосприимчивы к крепости бренди.

— У тебя есть еще пары? — спросила она, протянув ему бутылку.

Килеад сделал очередной глоток. Хребет запульсировал на его разрумянившемся лице. Мужчина вытер рот тыльной стороной ладони.

— Трое.

Болтливый парень.

Он вновь передал ей бутылку. Значит, это будет игра с выпивкой, не так ли? Для Аманды сохранить трезвость не станет проблемой. Килеад опьянеет гораздо раньше, чем она получит легкий кайф, но чем меньше Аманда будет поглощать эту жидкость, тем больше останется для мужчины. Быстрое физиологическое диагностическое сканирование показало, что химическое вещество не повлияло на нее, но, возможно, она просто недостаточно выпила. Препарат не тестировался на киборгах и Ламис-Одж. Осталась одна крошечная небольшая тема, которую Аманда собиралась обсудить с новоиспеченной парой. Скорее бы, черт возьми.

Девушка поднесла бренди к губам, симулируя глоток и кашель. Затем она опустила бутылку, уперев ту в свое бедро.

Его лицо расплылось в самодовольной высокомерной улыбке. Пристальный взгляд Килеада, теперь уже стеклянный, заскользил по девушке.

— Ты не так привлекательна, как три мои супруги, но если сможешь родить сыновей, то это того стоит.

Аманда облегченно выдохнула. Химическое вещество вступило в силу. Сдержанность мужчины начала исчезать. Или, может, он был от природы груб. Лучше дать ему немного больше напитка.

Девушка притворилась, будто вновь глотнула бренди и подавилась, затем предложила бутылку Килеаду, одобрительно кивнув, пока мужчина пил. Его лицо стало красным. Аманда расширила глаза, словно изумляясь.

— Ты действительно сильный мужчина. Для меня будет честью служить тебе и родить сыновей, чтобы они продолжили твое наследие.

— Когда я провожу от-тца в Б-благословенную Долину. — Его слова звучали невнятно, голова раскачивалась на шее. — Это воля Великого. — Мужчина попытался поставить бутылку на стол, но не смог определить, где у нее дно.

Аманда быстро поправила бренди, чтобы оно не разилось и не оставило лужу улик.

Глаза Килеада закатились.

Может быть, она дала ему слишком много!

«Дерьмо!»

Что, если он напился раньше, чем химикаты сделали свою работу? Пора подсказать мужчине правильное направление.

— Неверные должны быть побеждены, — произнесла Аманда. Она вздохнула и опустила голову, качая ее с притворным унынием. — Если бы не они, то Ламани не покинул бы родину. Его отсутствие вызывает у меня чувство безысходности.

— Не отчаивайся. — Килеад погладил ее по голове, почти нежно. Видимо, бренди смягчил мужчину. — Мы не можем проиграть. Мы победим неверные народы, а мой отец вернется на родину из Малдонии на свое законное место.

«Малдония!»

Ее сердце заколотилось в груди. В лучшем случае, Аманда надеялась на подсказку, подобную: мой отец в шестом секторе. Но вместо этого сузила поиск до одной планеты. Девушка выдернула иголку из стога сена.

«Малдония».

Ну конечно! Эти синие ублюдки поддерживали Ламис-Одж с самого начала.

Аманда заполучила настоящее местоположение. Она. Она, которая «вылетела» из армии Террана после ранения. Она, которая «ничего не добилась в жизни», лишь присоединилась к Кибер-Управлению и начала сражаться за свободную Галактику. Она, которая обнаружила убежище самого известного террориста в мире.

«Не плохо для неудачницы, да, папочка?»

Нельзя было терять время, нужно было передать информацию Картеру. Скрывающийся мужчина мог постоянно передвигаться, чтобы сбить со следа ищеек. Аманда открыла защищенный канал связи со штаб-квартирой.

«Ламани в Малдонии», — отправила девушка сообщение Картеру, а заодно продублировала его и Санни.

Отправьте женщину делать мужскую работу и что вы получите? Результат!

Ей стоило по максимуму использовать эту возможность. Пока Килеад был в сознании, Аманда должна была выудить как можно больше информации, начиная с имени его отца. «Ламани» — лишь прозвище. Сужение поиска до Малдонии очень помогло. Но чтобы ассимилироваться с их обществом, мужчина не будет использовать имя, означающее «перевоплощенный пророк». Он в любом случае представится либо истинным именем, либо придумает псевдоним.

— Твой отец, должно быть, гордится тобой, — произнесла Аманда. — Ты покорно служишь ему.

— Я его любимый сын. — Килеад качнул головой, будто та сейчас отвалится.

Пинг! Пинг!

Сообщения девушки не доставлены. Дерьмо. Санни жаловался, что она не отвечала, но на самом деле Аманда ничего не получала. Очевидно, какой-то барьер, физический или электронный, препятствовал беспроводной связи. Как только они покинут комплекс, то ситуация должна улучшиться. Они смогут передать данные Картеру лишь тогда, когда вновь вернутся в космопорт.

Правда теперь она не могла общаться с Санни. Аманда тяжело сглотнула. Девушка думала, что справится со всем самостоятельно, даже настаивала на этом, но внутри все равно ожидала, что напарник будет поблизости, если она столкнется с непредвиденными проблемами. Санни не нравилось ее участие в миссии. Возможно, даже не нравилась сама Аманда. Но если бы девушке нужна была его помощь, то он сразу примчался бы. Это было само собой разумеющееся.

Вот только теперь все не так.

Сколько еще химикаты будут влиять на сознание Килеада?

Маленькие стеклянные бегающие глаза пытались сосредоточиться на ее лице.

— Ты не такая уж уродливая, как я решил сначала.

Девушка захлопала ресницами.

— Тебе подобрали очень верное имя. Килеад… проницательный. Ламани породил мудрого сына. Имя твоего отца должно соответствовать его высокому положению.

— Он великолепен, — согласился мужчина. — Однако, я больше не хочу говорить об отце. У меня на уме есть более занимательные идеи, — кивнул Килеад. — Сними одежду. Пришло время проверки для моей будущей пары.

Он расстегнул застежку на штанах.

* * *

Ни одно из его сообщений не было доставлено. Аманда намеренно не принимала вызов Санни, или у нее возникли проблемы? Как бы это ни злило его, Санни надеялся на первое предположение, так как второе сулило им проблемы.

Санни вновь зашагал по комнате, запутавшись пальцами в волосах.

Соблазнение Килеада было хреновым планом. Не существовало ни единого шанса, что Санни смог бы расслабиться в комфортной тюремной камере, пока его напарница жертвовала собой. Они найдут другой способ получить информацию. А если не они, то разведка. Мужчина желал аннулировать предложение по продаже «сестры». Если придется, то он даже признается, что солгал о ее девственности.

Санни подошел к двери.

Она с шипением открылась, удивленные охранники резко развернулись.

— Стой! — закричал один из них.

Попав под прицел двух фотонных бластеров, Санни застыл, а наносомы принялись за работу. Мужчина просчитывал шансы разоружить охранников и сбить их с ног. Одна десятая процента.

— Мне нужно пройтись. Размять ноги, — заявил он.

— Зайди в свою комнату.

— Я гость, а не пленник.

— Не тебе определять статус. Вернись внутрь.

— Я должен немедленно поговорить с Ламани-аль-Боном.

— Зайди внутрь. Я не буду повторять.

Одна десятая процента? В своей карьере Санни сталкивался и с худшими шансами.

Мужчина быстро вскинул руку и ударил охранника, стоящего по левую сторону, затем снова замахнулся, но враг уже был недосягаем. Фотонный выстрел попал в грудь Санни и отбросил его через всю комнату. В итоге мужчина упал на пол. Агония терзала его тело, так как электрический ток отключил наносомы и парализовал мышцы.

Санни все еще дергался, а из его рта вытекала слюна.

Охранник наступил ему на руку, придавив ту сапогом и посмотрел на мужчину.

— Не пытайся снова сбежать. Следующий выстрел будет на поражение. О твоем поведении будет доложено. — Он пнул Санни под ребра и вышел из комнаты.

Итак, факт номер один: охранники Килеада были киборгами. Ничто, кроме кибернетического организма, не могло двигаться так быстро.

Факт второй: Санни действительно был заключенным, а не гостем. Не будет никаких прогулок среди дюн или экскурсий по полям халы.

Факт третий: Килеад видел в нем угрозу или, как минимум, в чем-то подозревал. Иначе какой смысл приставлять к двери киборгов?

Вывод: выбраться отсюда будет сложнее, чем они думали.

Второй вывод: им нельзя было терять время.

«Аманда! Отчет!»

Мышца Санни будто пронзало тысячью игл, указывая на то, что паралич отступал, но мужчина все еще не мог двигаться. Наносомы, поврежденные током, до сих пор не восстановились.

Но его ситуация не могла сравниться с тем, что испытывала Аманда. Почему она была такой упрямой? Как будто ей нужно было что-то доказать. Она действительно пойдет на это? Позволит террористу прикоснуться к себе? Позволит ему, фу….

«Не думай об этом».

Санни пришлось заблокировать мысли о том, что могла предпринять девушка.

«То, что произойдет на Дариус 4, останется на Дариус 4».

Но это не так. Острые ощущения, когда Санни брал Аманду у стены, как ее тело сжималось вокруг него, укусы девушки, и последовавшее за ними долгожданное расслабление. Как и сейчас. Когда мышцы охватило судорогой, то Санни окунулся в воспоминания. Улыбка Аманды. Ее умные замечания. Теснота, влага. Аромат девушки просачивался в кости мужчины, ее хныканье экстаза, удары пятками, торопящие его двигаться быстрее.

Их встреча была напряженной, да. Яростной, да. Быстрой, да. Но идеальной, о да. Секс никогда не казался таким правильным. И где-то в этом злополучном путешествии Санни начал заботиться о ней. Восхищаться силой Аманды, ее мужеством и тем, как она может за себя постоять. Даже то, как девушка бросила ему вызов и отказалась слушать. Это бесило Санни, но он уважал ее за это. Их ночь могла быть началом чего-то большего.

Кроме того, все прошло хорошо.

«Неплохо».

Ее мотивировала миссия, или все же у Аманды вновь разыгрался зуд? Может, у Килеада выйдет лучше утолить его, нежели чем у Санни. Ревность скрутила ему живот. Мужчина слабо сжал кулак и стиснул зубы.

«Забудь о нем. Забудь о ней».

Аманда могла трахаться с любым мужчиной на Ламис-Одж. Это совершенно не касалось Санни. Девушка была кибер-оперативником, его руководителем по технической части. Мужчина лишь играл роль набора мышц, пока она добывала ценную информацию.

«Делай свою работу. Убери эмоции».

Хоть у Санни и появились чувства к ней, но он не заметил и намека на ответные эмоции со стороны Аманды. Единственное, что получил мужчина — это оценка «неплохо». Еще более ясно Аманда выразиться просто не могла, ее не интересовали отношения, которые будут длиться более одной ночи.

Санни желал списать свою одержимость на фотонный выстрел, но не мог. Беспокойство пришло до того, как его разъяренный упрямый напарник отправился на приватную встречу. Но лежа на полу, полностью парализованный, не в состоянии ничего сделать, кроме как думать, Санни столкнулся с правдой: он ненавидел план Аманды, потому что не мог вынести мысли, что другой мужчина прикоснётся к ней. Аманда каким-то образом пробралась к нему под кожу. Санни отреагировал бы также, если бы Килеад был ксенианцем, терранцем или другим киборгом. Санни хотел заполучить Аманду только для себя.

«Будь она проклята!»

Глава 8

Килеад навалился на Аманду и отключился, девушка столкнула его на пол. Наносомы бросились успокаивать ее колотящееся сердце. Аманда наблюдала, как увядает его эрекция. Слишком близко. Оглядываясь в прошлое, она признавала, что, возможно, немного поспешила, отказавшись от защиты Санни. Если бы Килеад не вырубился, то их свидание закончилось бы довольно ужасно. Аманда готова на все, чтобы спасти Галактику от тирании и террора, но только не на секс с врагом.

«Я должна извиниться перед Санни».

Девушка неправильно рассчитала, как долго инопланетянин сможет продержаться под влиянием каринианского бренди с двойной дозой локитола. Сывороткой правды. Химикат ослаблял столь важное восприятие, мешая способности различать и распозновать противоречия, увеличивая уязвимость к предложениям, действующим на подсознательном уровне. Помимо угнетения важности рассуждений, вещество подавляло бдительность, заставляя человека в конечном итоге заснуть.

Килеад пробормотал что-то неразборчивое, и Аманда опустилась на колени рядом с мужчиной. Девушка наклонилась к его уху.

— Ты был великолепен, — прошептала она. — Мощный. Искусный.

Под закрытыми веками его глаза стали быстро двигаться, а губы изогнулись в ухмылку.

— Трахнул ее как следует. Ей понравилось, — пробормотал Килеад. Даже в практически бессознательном состоянии он был отвратительной свиньей.

— Но она не подходит тебе в качестве пары. Девушка не то, что тебе нужно, что тебе нравится.

— Недостаточно хороша, — пробормотал мужчина. — Должен избавиться от нее.

«Эй, остановите автобус!»

— Ты хочешь сохранить ей жизнь. — У Аманды подскочил пульс. — Она подарила тебе лучшую ночь в твоей жизни. Затрахала тебя до отключки.

— Затрахала меня до отключки, — повторил Килеад. — Оставлю ее у себя.

Девушка села на пятки. Это не работало… или работало слишком хорошо. Сыворотка сделала Килеада слишком внушаемым. Мужчина со всем соглашался, но как бы она ни направляла его, он в любом случае пропускал все через фильтр своей культуры и систему убеждений.

Аманда вновь зашептала ему на ухо:

— Ты был великолепен в постели. Мужественный. Мощный. — Килеад кивнул, тонкие губы изогнулись в улыбке. К утру у него не останется сомнений, что девушка успешно прошла тест. — Она понравилась тебе настолько, насколько могла женщина. Но теперь, когда ты испытал ее, она больше не чиста. А твоя пара должна быть девственницей.

— Да, — пробормотал мужчина.

Аманда ненавидела сексизм, но выбраться с планеты живым было важнее идеологии. И передать информацию Картеру.

— Завтра ты намерен отправить ее и ее брата, Тетрика, обратно на их космическую станцию.

Килеад нахмурился, его обдибиановый хребет запульсировал. Мужчина слегка покачал головой.

— Нет.

Каковы же были его намерения? Тюремное заключение? Казнь? Холодок пробежался по ее спине. Мужчина вообще когда-нибудь планировал их отпустить? Килеад не мог заподозрить что-то неладное. По всем признакам Аманда и Санни были чистокровными гражданами, и все же он уничтожил бы их также легко, как убил бы врага. Как быстро ненависть и тирания могут измениться, взяв курс на собственный народ.

— Они не представляют для тебя никакой угрозы. Они безвредны. Ты чувствуешь щедрость по отношению к женщине, которая хорошо служила тебе, и к мужчине, который привел ее. Ведь ты такой мудрый. После того, как ты отправишь их обратно на свою космическую станцию, то Сумара распространит слово, насколько ты мужествен. Женщины захотят тебя, а мужчины возжелают пойти за тобой. Ты принесешь славу Великому.

— Прибывшие должны вернуться на свою космическую станцию, — пробормотал Килеад.

— Да, завтра ты отправишь их обратно.

— Завтра они возвращаются.

Это было примерно так же хорошо, как и звучало. Под влиянием сыворотки Килеад принял предложения, но будет ли он придерживаться заложенных идей? Одна сессия внушения не могла отменить всю жизнь промывания мозгов и инкультурации[1]. Аманде хотелось бы посеять в нем мысль, что он должен восстать против своего отца, но вероятность того, что идея взрастёт, была равна нулю… а предложение могло вызвать подозрения. Килеад был слишком непредсказуем.

Мужчина повернул голову и захрапел.

Аманда получила то, за чем они пришли. И — девушка схватила ПирКом — даже больше. Будущие цели, имена офицеров, расположение блокпостов. Кто знал, какую бесценную информацию содержал гаджет?

Слава богу, Килеад не вышел из системы, прежде чем отложить устройство. Девушка прокрутила меню. Все файлы были написаны на обдибиановом, а некоторые зашифрованы. Микропроцессор девушки, который содержал переводы для каждого разговорного языка, позволял ей читать файлы, но для взлома шифрования требовалось время и, возможно, больше навыков, нежели было у Аманды. Она была обычным киборгом. Открыв несколько файлов без кодировки, девушка обнаружила расписание вылетов космодрома, полную библию Ламис-Одж, написанную на древнем обдибиановом, некоторые схемы строящихся зданий и компьютерное программирование для нескольких машин. Ничего сверх важного, как, к примеру, настоящее имя Ламани или конкретные координаты его местоположения на Малдонии. Защищенные файлы, вероятно, содержали эти данные. Аманда быстро скопировала и загрузила все в свой микропроцессор. Кибер-Управление может расшифровать и прочесть все позже.

Девушка расположила устройство на столе точно так же, как оно до этого лежало.

Аманда окинула Килеада изучающим взглядом. Она сделала все, что могла, но существовала большая погрешность. Неизвестно как долго локитол будет влиять на сознание пришельца. Мужчина достаточно легко выдал информацию, но вспомнит ли он об этом, когда действие препарата подойдет к концу? Если бы он был человеком, то нет. Но Килеад происходил из другой расы, возможно, с наступлением утра он все еще будет хотеть покончить с Тетриком и Сумарой.

Аманда снова попыталась отправить сообщение Картеру на случай, если предыдущий сбой был случайностью.

«Ламани прячется на Малдонии. Принято?»

Килеад фыркнул. Его хребет запульсировал. Это обдибиановая версия сна? Он мечтал о бомбардировке ничего не подозревающей планеты? Или переживал их воображаемую сексуальную встречу? Девушка вздрогнула. Во сне мужчина был так же отвратителен, как и во время бодрствования.

Пинг!

Может пройти несколько дней, прежде чем она сумеет отправить сообщение с другой планеты. А если Килеад их не отпустит, то… минутку…

Может обычных граждан и блокировали, чтобы те не передавали сообщения, но, конечно, сына и наследника империи никто не ограничивал бы. К нему правила были неприменимы. Разыскиваемый за преступления против Галактики Ламани скрылся. А значит в его отсутствие Килеад управлял планетой. Он должен быть в состоянии общаться с отцом. Вероятно, одним щелчком мыши мужчина мог выдать дотацию на полеты, запланировать трансфер или отправить сообщение за пределы планеты.

Когда Аманда пришла, Килеад даже не отвел взгляд от устройства. Очевидно, он часто им пользовался. Она могла задействовать его ПирКом и отправить сообщение в штаб!

Но если мужчина утром залезет в свой ПирКом, то заметит отправленное сообщение и прочтет его. Затем Килеад захочет выяснить, были ли они кибер-оперативниками и, скорее всего, будет пытать ее и Санни, чтобы заполучить нужную информацию. Никто из них не расколется, но дело закончится казнью. К тому же благодаря сообщению Аманды у Ламис-Одж появится лазейка в сеть Кибер-Управления. Катастрофа.

Девушка не верила, что локитол начисто сотрет память Килеаду. Даже когда в его разуме была похоть, мужчина все равно избегал ответа на некоторые вопросы. Но затем он слишком легко сдался, когда она стала внушать ему идеи. Килеад отключился быстрее, чем ожидала Аманда. Если она сейчас не воспользуется ПирКомом, а мужчина все вспомнит, включая ее маленькую попытку промывания мозгов, то дерьмо действительно попадет в вентилятор. Килеад сразу казнит их. Разведданные умрут вместе с ней.

Как и во всех дилеммах, у девушки просто не было правильного выбора.

Использовать ПирКом или не использовать, вот в чем вопрос.

Глава 9

Его напарница забежала в комнату.

— Ламани в Малдонии!

Гнев, ревность и безрассудное ощущение предательства сплелись в тугой узел. Санни восстановил моторику только несколько часов назад, значит, у него было достаточно времени подумать. Поволноваться. Потомиться. Пока мужчина стоял неподвижно, стиснув зубы, внутри него полыхала злоба. Непристойные образы, мелькавшие в его сознании, сошлись в рукопашной с видом невредимого тела девушки и ее налившимися кровью взволнованными глазами. То, что Аманда казалась такой незапятнанной мерзким делом, заставило желудок Санни содрогнуться. Он не был эгоистичным ублюдком, но хотел бы, чтобы она страдала от посттравматического стресса после секса с инопланетным террористом, как Аманда могла вести себя, будто ничего не произошло? Разве на ее внешности не должно было отразиться то, чем она только что занималась?

Через что Килеад заставил ее пройти?

«А может, не было никакой травмы. Может, ей даже понравилось. Может, она использовала Килеада, чтобы „унять зуд“».

Будь она проклята. Будь прокляты Кибер-Управление, Картер и тело Санни, которое до сих пор жаждало Аманду. Мужчину затошнило. Он сосредоточил взгляд на какой-то точке на стене над плечом девушки. Чтобы она не увидела его боль. Возбуждение. Злость.

Аманда нахмурилась.

— Ты слышал, что я сказала?

— Я все прекрасно слышал. — Его грудь была настолько туго стянута, что каждый удар сердца приносил боль.

«Не думай о ней больше. Сосредоточтся на чем-то другом».

На чем угодно. Миссия. Окончание миссии. Нужно было убираться отсюда, чем быстрее они это сделают, тем скорее Санни сможет навсегда выбросить Аманду из головы. Первая задача: пройти мимо охраны. Что они думают о постоянных визитах девушки в его комнату? Это казалось подозрительным?

— Я ожидала, что ты будешь более взволнован. Огромный прорыв в работе Кибер-Управления. Это может все изменить.

Это уже все изменило.

— Думаю, меня больше волнует, на что тебе пришлось пойти, чтобы получить информацию, — невозмутимо пробормотал Санни.

— Ну, на самом деле все прошло очень весело… — захихикала Аманда.

Пока Санни был недееспособен, чуть не убит током и парализован, а его внутренности скручивались от беспокойства, то Аманда развлекалась с террористом… и ей весело?

— Нахрена ты это сделала? — закричал мужчина, пронзив кулаком воздух.

Аманда удивлено открыла рот.

— Если ты так хотела кого-то трахнуть, то почему не меня? А? Почему не я? — Санни схватил девушку за руки, прижал к себе и припал к ее губам, протолкнув язык в рот Аманды, выпуская ярость и больно в жестоком поцелуе. Санни сжал пригоршню волос Аманды в кулак, продолжая наказывать ее, и неожиданно испытал прилив страсти, которая сосредоточилась в его животе. Как он мог желать девушку, когда на самом деле испытывал такую сильную боль?

Аманда прижала ладони к его груди, впившись пальцами в рубашку Санни. Девушка пыталась вытолкнуть язык мужчины, кусала его губы, отбивалась, но ему было все равно. Он просто брал желаемое.

Санни ненавидел то, что сделала Аманда. Ненавидел себя за потерю контроля. Ненавидел страсть, царапающую его живот и сжирающую внутренности, превращавшую Санни в того, кем он не являлся.

Ненавидел, как выглядела и пахла Аманда, что в ней не ощущалось никаких изменений.

«А ты бы предпочел, чтобы от нее воняло?»

Санни оттолкнул девушку так сильно, что она споткнулась и упала. Широко распахнутые карие глаза взирали на мужчину, химическое вещество изменило цвет ее радужек, как и оттенок волос. Он вспомнил, как Аманда выглядела в гостиной Дариус 4. Блондинка с глазами цвета василькового неба. Глаза. Волосы. Тело. Не было ничего, чем бы Аманда не пожертвовала ради блага миссии.

Поведению Санни не было оправданий.

Раскаяние и отвращение к себе раздражали, добавляя к внутренней сумятице новые эмоции. Санни не бил женщин. Никогда. Но ситуация привела его именно к этому. Мужчина поднял руку и устало махнул ей.

— Тебе лучше уйти.

Но Аманда даже не пошевелилась в попытке встать, девушка просто смотрела на него большими глазами. Растерянная. Такая невинная.

Ага, ну да.

Такая же невинная, как и праведная.

Санни был лицемером. Аманда назвала его сексистом перед тем, как уйти на свидание.

Может, у мужчины и было много пороков, но привычка обманывать самого себя не входила в этот список. Если бы у Килеада была дочь, то он бы переспал с ней, лишь бы добыть информацию. Любой мужчина из Кибер-Управления сделал бы это.

Террористы уже уничтожили тех, кого считали неверными цивилизациями на нескольких незащищенных планетах. Пока СП нацелились на дипломатию и разговоры, Ламис-Одж возвели блокпосты по всей Галактике. Террористы привлекли на свою сторону недовольных без определенной идеологии, но с большим количеством жалоб, и создали стратегические союзы с сочувствующими. Угроза все возрастала, если ее не остановить, то это приведет к массовой гибели людей и разрушениям. Миллионы, возможно миллиарды, могут умереть. А для выживших, если они все же одолеют Ламис-Одж, жизнь станет невероятно суровой.

Что значит такая перспектива в сравнении с чувствами одного агента?

В СП поумнели, но бюрократия и политика зачастую делают организацию неэффективной. СП всегда колебались перед трудным выбором. В Кибер-Управление так не поступали. Каждый оперативник и администратор в офисе пожертвовал бы собой ради общего блага. Они подписали контракт, на кону которого стояли их жизни. Аманда поступила правильно. И Санни понимал это головой. Но его сердце, внутренности и член были не согласны.

Мужчина вытер рот тыльной стороной ладони и обнаружил кровь. Ее? Или его?

Аманда прикоснулась к своим опухшим губам. На ее пальцах появилась рубиновая капля.

— Прости, — из Санни вырвалось извинение. Мужчина отвернулся. — Ты сделала то, что должна. — Он сглотнул, ощутив вкус крови и желчи. — Ты… проделала отличную работу. Очень хорошо справилась. — Санни сжал кулаки, а затем раскрыл. — Мне… мне сейчас тяжело. — Осознание произошедшего убивало мужчину, но Аманде не обязательно было знать об этом. — Тебе лучше… лучше вернуться в свою комнату. Поспи немного. — Ему нужен был транквилизатор, достаточно сильный, чтобы вырубить армию, впрочем, Санни сомневался, что тот на него подействует. — Утром мы перегруппируемся. — К тому моменту он, наконец, может поднять голову.

Возможно.

— У меня не было секса с Килеадом.

Ее слова пронзили Санни словно фотонный выстрел, парализовав мышечные волокна и наносомы, наполнив его тело теплом. Эмоции, которые он не мог опознать, взорвались в его груди.

— Прости, что заставила тебя поверить, якобы действительно собираюсь сделать этот шаг.

Санни резко втянул воздух в легкие. У него ослабли колени.

Аманда поднялась на ноги, встав настолько близко к Санни, что при желании он мог бы до нее дотронуться. Мужчина судорожно сжимал и раскрывал кулаки.

«Аманда не занималась сексом с Килеадом».

— Тогда как ты добыла информацию?

Аманда пожала плечами, будто ничего страшного не произошло.

— Немного каринианского бренди, смешанного с лестью. — Ее губы изогнулись в улыбке. — И двойная порция локитола.

Твою мать.

«Она не спала с ним!»

Санни пошатнулся. Он почувствовал какую-то легкость и головокружение. Встряхнув головой, мужчина попытался собраться с мыслями.

— Что еще тебе удалось выяснить?

— Ну, я старалась узнать имя и точное местоположение Ламани, но Килеад сопротивлялся, а прежде, чем я смогла надавить на него и заполучить нужную информацию, он отключился. Этот мужлан нихрена не умеет пить.

— Знание того, что Ламани в Малдонии уже имеет неоценимое значение, — заявил Санни. Аманде стоило гордиться проделанной работой. Кибер-Управление годами пыталось заполучить эту информацию.

— Если он не изменит места дислокации. Я не знаю, поселился он там временно или Малдония служит функционирующей базой. Еще я пыталась передать информацию Картеру, но сообщения не проходят.

— Значит, если нас разделят, то мы не сможем общаться.

Аманда отрицательно покачала головой.

— Ты говорил, что ранее уже отправлял мне сообщения, но я ничего не получала. Вообще ни одного. Похоже, мы можем общаться только в непосредственной близости. После того, как Килеад отключился, я внушила ему мысль, будто он хочет отправить Тетрика и Сумару назад на их космическую станцию. Я не уверена, будет ли он придерживаться этой идеи или передумает.

— Умно, — пробормотал Санни. Она обо всем позаботилась. — Пока не поздно, нам нужно выбираться отсюда.

— Да.

— Прости, что я вел себя как задница.

— Ты ничего не можешь с этим поделать. Ты же мужчина, — произнесла она, но без какой-либо язвительности, а затем сократила расстояние между ними. Аманда заскользила ладонями по его груди. Сердце Санни ускорило свой бег, и девушка широко улыбнулась. Даже человек без обостренных киберчувств заметил бы бешенный стук в его груди.

Санни казалось, будто ее касания прожигали насквозь его форму.

— Что ты делаешь?

— Возобновляю нашу предыдущую дискуссию о сексе. — Аманда потянула руки вверх.

Санни схватил ее за запястья прежде, чем она успела обнять его за шею.

— Не очень хорошая идея.

Девушка склонила голову.

— Почему?

— Мы вместе работаем.

— Дейл Хом и Иллюмин тоже вместе работают, — заявила Аманда.

— Они состоят в браке. И стали парой до того, как она присоединилась к Кибер-Управлению. — Санни отстранился и сделал шаг назад, выходя из зоны досягаемости.

«Нужно оставаться сильным».

Он не мог выполнять эту работу, когда его душу выворачивало наизнанку. Действия должны основываться на стратегии и потенциале успеха, а не на страхе.

— Тогда к чему были эти слова? — Аманда взмахнула рукой. — Если ты хотела кого-то трануть, так почему не меня?

— Забудь о том, что я сказал.

— Поцелуй мне тоже стоит забыть?

«А его уж точно».

Но Санни не стал произносить это.

— Я не должен был этого делать.

— Килеад мог убить меня. Вернее, все еще может.

— Тебе не кажется, что я это прекрасно осознаю, — зарычал он. Разве Аманда не понимала причину беспокойства Санни? Его заботу о ее безопасности? Отказ девушки от защиты не уменьшил в Санни этих потребностей. Аманда была чертовски упряма. Как он мог защитить ее, если она постоянно пыталась настоять на своем? А если он начнет опекать девушку слишком сильно…

— Я хочу насладиться жизнью, пока есть возможность! Вот почему я подцепила тебя в том баре.

— И все прошло так хорошо, — саркастично пробормотал Санни.

— Все из-за того, что я испугалась и сбежала?

— Потому что моя работа не была оценена по достоинству.

— О чем ты вообще говоришь?

— По словам Мэнни, секс был неплохим, именно то, что нужно, чтобы «утолить зуд».

Аманда прикрыла рот рукой.

— Это то, что ты подумал? Нет! Я совсем не это имела в виду! Я испытывала смущение, поэтому избегала подробностей.

Санни не повелся на объяснения.

— Дело не в тебе, — повторила она, но все же отвела взгляд.

— Что я должен был подумать? Когда после секса один человек в спешке убегает, то не нужно быть гением, чтобы понять — проблема в первом партнере.

— Это я не оправдала ожиданий, ясно? — сорвалась Аманда.

— Ты что, издеваешься? Черт, это было великолепно. Ты была великолепна. Это глубоко тронуло меня. Ты поджарила мои схемы, а затем заморозила. — Санни подошел к девушке и повернул ее к себе лицом.

— В моей голове застряло это утверждение, — выдохнула Аманда. — От отца. Чего бы я ни достигла, я никогда не оправдывала его ожиданий. — Девушка скривила губы. — Когда я заработала звание в Вооруженных Силах Террана, то он заявил, что я недостаточно быстро поднялась по карьерной лестнице. Когда получила травму и медицинскую выписку, то он сказал, что я все профукала. Теперь я кибер-оперативник, но не могу поделиться этим с отцом, так как подписала соглашение о неразглашении, поэтому он предполагает, будто я сижу на пенсии по инвалидности, ничего не делая, впрочем, я уверена, что он и здесь нашел бы нечто, что я делаю не так, как нужно. Отец ожидал бы, что к этому времени я стану директором Кибер-Управления.

— Твой отец ведет себя как осел.

Аманда улыбнулась.

— Многие люди так думают.

— Что насчет твоей матери?

— Она умерла, когда я была ребенком. Мама работала судебным антропологом в секторе Орион. Она обнаружила патогенные микроорганизмы в останках тела. — Аманда покачала головой. — И в течение нескольких недель скончалась.

Санни поморщился.

— Сожалею.

— Я совершенно ее не помню.

— Как все это отразилось на нас?

— Ты хочешь узнать все, не так ли?

Аманда была умной, решительной, смелой и отважной. Знающей ответы на большинство вопросов. Но, да, Санни нужно было понять, почему киборг, женщина с яйцами, добровольно вызвавшаяся на возможно самоубийственную миссию, махнула хвостом и согласилась на единоразовый секс.

— Да.

— Полагаю, я задолжала тебе извинения.

— Ты ничего мне не должна.

— Дело не в тебе.

Аманда уже дважды повторила это, но он все же что-то сделал. Санни промолчал.


— Ты… мы дразнили друг друга… — Она отвернулась и фыркнула. — Как же это глупо. Я столкнулась с Килеадом лицом к лицу, но исытываю безумное волнение перед тобой? — Аманда расправила плечи и выдохнула. — После того, как мы занялись сексом, ты спросил, замужем я или есть ли у меня парень. Тогда я ответила тебе твоими же словами, что стоило спросить меня об этом раньше. Затем ты сказал, — хотя сейчас я понимаю, что это была лишь шутка, — она покачала головой, — ты сказал: «Ты можешь сделать лучше». Так выражался мой отец. Я все еще слышу в своей голове его слова.

Каждый раз, когда отец говорил ей, что должна или не должна делать женщина, то вскармливал в дочери неуверенность в себе.

— Прости. Я совершенно не это имел в виду.

— Я прекрасно это понимаю. — Аманда повела плечом. — К утру я чувствовала себя полной идиоткой. Чувствовала стыд.

— Подойди ко мне. — Санни притянул ее к своей груди, а затем крепко обнял.

Она напряглась.

— Ты испытываешь ко мне жалость.

— Нет, я сожалею о времени, которое мы потратили впустую. — Он поцеловал ее в раскрытую ладонь, затем положил ту на свою грудь и посмотрел в глаза Аманды. — Вроде, ты говорила что-то о сексе?

— Это ты говорил что-то о сексе. — Она обняла его за шею. — Признай, ты немного приревновал.

— Не немного. Сильно. Для тебя все еще не безопасно…

Аманда закрыла ему рот ладонью.

— Не разрушай этот момент. Если ты хочешь потрахаться, то придется забыть об этом.

Уже твердый член Санни нетерпеливо дернулся.

— А я собираюсь потрахаться?

— Мы будем трахаться до тех пор, пока у нас не снесет крышу.

У него уже сносило крышу от ее близости. Санни осознавал, что многое потеряет при отказе. Он улыбнулся и поцеловал Аманду. Санни начал с неспешного исследования, но не смог долго выдержать такой темп. Желание вырвалось на свободу. Губы и языки встретились в порыве страсти. Санни схватил девушку за задницу и прижал к своей эрекции.

В этот момент Аманда начала возиться с пуговицами на его форме.

— На тебе слишком много одежды.

— На мне? — Руки Санни запутались в платье, прикрывающем девушку с шеи до пят. Но толстая ткань не могла скрыть округлые мягкие изгибы. Он обхватил ладонью ее грудь, потирая большим пальцем сосок, затем сильно его сжал и дернул платье. — Сними это.

Санни стянул с себя форму в рекордно короткие сроки, пока Аманда пыталась выпутаться из мантии.

— Такое ощущение, что на меня намотали чертов шатер, — рявкнула она, но все же скинула одеяние, оставшись в нижнем белье: шорты и свободная майка, которая облегала округлую грудь. Сейчас Аманда выглядела намного сексуальнее, ведь ее полушария натягивали ткань.

Тут Санни посетила одна мысль.

— Под платьем на тебе было надето только это? А если бы Килеад… — Он пытался подавить растущую ярость из-за того, что Килеад мог увидеть ее в таком виде.

— Он бы никогда не продвинулся так далеко. Я просто убила бы его. Не забывай, меня одевали слуги. Как только я покинула его комнату, то сразу натянула трусики.

— Мне нравится, когда на тебе только трусики, — пробормотал Санни. — Ты чертовски хорошо смотрелась бы на плакате для вербовки новобранцев, — ухмыльнулся он. — Если бы я знал, что здесь есть женщины-киборги, похожие на тебя, то намного раньше пополнил ряды Кибер-Управления.

Девушка встала по стойке смирно и отдала честь.

— Кибер-Управление хочет вас!

Санни рассмеялся. Аманда тоже захихикала, но мужчина заглушил ее смех обжигающим поцелуем. Нижнее белье девушки присоединилось к куче одежды, валяющейся на полу. Санни и Аманда на ощупь добрались до небольшой жесткой койки, служившей подобием кровати, и упали на нее. Мужчина резко выдохнул, когда Аманда обхватила рукой его член. Она погладила ноющую длину, а затем размазала большим пальцем каплю предэякулята по выпуклой головке, подняла его к своему рту и облизала. В ее глазах отражалось озорство.

— Ты напрашиваешься на неприятности, — прошептал Санни.

— Я и надеялась получить немного. — Аманда поиграла бровями.

— Значит, хочешь неприятностей? Посмотрим, что я смогу сделать. — Мужчина обхватил ладонями ее грудь, оценивая вес, гладкость кожи и дерзкие затвердевшие соски. Секс на Дариус 4 был слишком безумным, поспешным, поэтому Санни не успел рассмотреть фигуру Аманды. В итоге торопливость породила непонимание. Санни не совершит вновь одну и ту же ошибку… тем более, для мужчины это могло быть последним шансом, чтобы сделать все правильно. У них не было никаких гарантий. Даже завтрашний день мог не наступить. Что если их схватят? Будущее Санни и Аманды было очень неопределенным, поэтому он намеревался воспользоваться этой возможностью, словно в последний раз в жизни. Никакой спешки… независимо от того, что его тело требовало освобождения.

Аманда дернула волосы на груди мужчины, и это нашло отзыв в его пахе. Санни вновь поцеловал девушку. Ароматы и вкус смешались в дразнящий афродизиак. Аманда снова стиснула в руке член и начала медленно его ласкать. Яйца Санни напряглись, когда она пробежалась по ним ладонью.

Срочность обладания обострилась.

«Не торопись, только не в этот раз».

Санни опустил голову и всосал ее сосок в рот, лаская языком плотный твердый пик. Очень нежно. Аманда застонала и выгнула спину. Продолжая играть с ее грудью, Санни заскользил руками по телу девушки, преодолев мускулистый пресс, он обнаружил аккуратно подстриженные кудряшки, прикрывающие горячее влажное естество между ее ног. Круговыми движениями мужчина начал дразнить клитор Аманды, а затем протолкнул один палец глубоко в лоно, чуть позже добавив второй. От наслаждения девушка поджала пальчики на ногах.

Черт, она была такой узкой. Когда Санни впервые вошел в тело Аманды, то это ощущалось идеально. Его тело и разум все помнили. Желали. Нуждались в больше. Но это произойдет позже.

Санни нечего было доказывать. Но почему-то он хотел это сделать.

Подняв руку, мужчина нашел взгляд Аманды и демонстративно облизал свои пальцы. Терпкий и сладкий вкус. Как и сама Аманда. Колючая в одних вопросах и очень мягкая в других. Натренированный опытный кибер-оперативник, который ни в чем не уступал Санни. Его командир и одновременно женщина под защитой Санни. Назовите это проявлением мужественности, назовите это сексистским дерьмом, но мужчина в Санни не мог перестать оберегать Аманду. А киборг в нем лишь предоставлял для этого необходимые возможности.

Наносомы загудели.

Улыбнувшись, Санни заскользил вдоль ее живота и устроился между бедер девушки. Все еще наблюдая за лицом Аманды, он раздвинул половые губы и лизнул. Ее глаза расширились, и она ахнула.

Губами и языком Санни дразнил, щипал и ласкал клитор, медленно трахая девушку двумя пальцами. Когда мужчина чувствовал, что Аманда приближается к оргазму, то отступал, поглаживая половые губы и внутреннюю сторону бедер, кружа рядом, но не входя в киску. Несколько раз он подводил ее к самому краю пропасти, не позволяя упасть.

Аманда сжала бедрами его голову, приближая лоно к лицу Санни, и стиснула кулаки.

«Будь ты проклят. Позволь мне кончить. Трахни меня уже».

«Я этим и занимаюсь. — Усмехнувшись, мужчина подул теплым воздухом на ее разгоряченную плоть. Затем он протянул руку и ущипнул Аманду за сосок. — Но все произойдет чуть позже».

Игра с огнем. Если Санни не позволит Аманде в ближайшее время достичь кульминации, то она не просто проклянет его, она убьет его. Но до этого ему предстояло еще кое-что сделать. Санни снова всосал клитор, и ее киска сжалась вокруг его пальцев. Лицо Аманды исказилось. Девушка пыталась вытолкнуть пальцы, чтобы досадить ему!

Соперничество, не так ли?

«Непослушная и капризная».

Санни резко отстранился и перевернул Аманду на живот, наградив слабым ударом ее сексуальную задницу.

«Ты пытаешься меня отшлепать?»

«И ты получишь больше, если не начнешь хорошо себя вести».

Сании еще пару раз ударил девушку.

«Ты-ты…»

Мужчина рассмеялся и направил стержень к ее лону. В первую секунду головка члена вторгалась в нирвану, а в следующую Санни уже лежал на спине, так как его оседлала ухмыляющаяся Аманда.

«Я выиграла», — воскликнула она.

В любом случае его член не мог проиграть, если только Аманда не собиралась сыграть в единоличную игру…

«Ладно», — солгал он, притворяясь, что сдается.

Ее лицо сияло триумфом, но затем там промелькнуло разочарование, так быстро, что если бы Санни моргнул, то пропустил бы эмоцию. Девушка хотела выиграть… но одновременно и не хотела.

Мужчина желал удовлетворить все ее желания. Санни быстро перевернул девушку, стараясь не сбросить с кровати. Аманда сопротивлялась, отбиваясь изо всех сил. Воспользовавшись своей мощью, Санни прижал ее лицо к кровати, а задницу поднял вверх. Девушка отлично сопротивлялась. Она справилась бы с обычным мужчиной. Но с мускулистым киборгом? Этого не произойдет. Задыхаясь, Аманда попыталась пошевелиться, но Санни схватил ее за бедра и одним толчком вошел на всю длину. Ощутив узкое и влажное лоно, мужчина содрогнулся от страсти.

Аманда застонала, запрокинув голову, будто пытаясь ударить Санни.

— Будь ты проклят.

Мужчина немного отстранился, в затем вновь толкнулся в ее тело, наблюдая, как член исчезает в киске.

— Хочешь, чтобы я остановился?

— Хочу, — она снова пошевелилась, — быть сверху.

— Извини, но эта поза не входит в мои планы.

Внутри Санни разрасталась страсть, создавая давление в основании члена, но мужчина продолжал сохранять самоконтроль, двигаясь медленными размеренными выпадами и задевая клитор Аманды при каждом толчке. Ее проклятия сменились стонами, девушка прижалась к грубому колючему постельному белью.

Санни зарычал и ускорил темп, двигаясь быстрее, толкаясь сильнее.

Ее лоно начало конвульсивно сокращаться, и Аманда закричала, когда ее накрыло оргазмом. Тело Санни сдалось, находя собственное освобождение. Мужчина стиснул зубы и закрыл глаза, переживая волны удовольствия, пока он изливался в ее лоно.

Они рухнули на кровать. Санни откатился на бок и притянул Аманду в колыбель своих объятий. Ее спина плотно прилегала к его груди.

«Ты играл не честно», — произнесла Аманда.

«Просто хотел выиграть».

«Я запомню это».

«Я готов взять реванш».

«Отлично, — она сделала паузу. — Только дай мне минутку, хорошо?»

Санни засмеялся и еще крепче обнял ее.

Спустя некоторое время, Аманда повернула голову и посмотрела на мужчину. Уголки ее губ дернулись в улыбке.

— Для справки, если тебе интересно, Мэнни думал, что секс был офигительным.

Офигительный секс звучало совсем не плохо.

Глава 10

Аманда резко села. Санни, который лежал рядом, сделал то же самое.

Крики и громкий топот сотрясали стены.

— Какого черта? — Он встретил ее пристальный взгляд.

— Я выясню. — Аманда, полностью обнаженная, выскользнула из постели.

— Нет, позволь мне.

— Ты все еще ограничен в перемещении. — И, очевидно, все еще считал ее слабой женщиной, которая не могла справиться со всем самостоятельно. Аманда предупреждающе выстрелила в него хмурым взглядом, затем натянула трусики и мантию. Девушка пробежалась пальцами по наросту, прикрепленному ко лбу. — Все хорошо?

— Хорошо. А как я? — Санни успел надеть штаны.

— Отлично.

Девушка подошла на цыпочках к дверям. Когда те распахнулись, Аманда шагнула в холл. Охранники снаружи резко обернулись. Солдаты направили на нее заряженное оружие.

«Вот черт. Килеад уже проснулся? Неужели он все вспомнил?»

— Что происходит? — спросил Санни из-за ее спины. Успех прошлого вечера Аманды превратился в ничто. Разве Санни не подумал, что она и сама могла задать такой простой вопрос?

— Вернитесь в комнату. — Охранник махнул рукой.

— Мы подверглись нападению? — поинтересовался Санни.

— Ламани-аль-Бон мертв, — ответил мужчина.

«Мертв? Мертв?!»

— Что? Как? — ахнула Аманда.

Солдат жестом указал на фотонный бластер.

— Вернитесь в комнату. Оба!

Санни затащил девушку внутрь. Двери закрылись.

— Что ты сделала? Сколько локитола ты дала ему?

— Всего лишь… всего лишь двойную дозу…, но он не выпил все. Килеад должен был отключиться, а не умереть. — Впрочем, локитол никогда не тестировали на данной инопланетной физиологии. И никто не смешивал вещество с каринианским бренди. Неужели она убила его? Когда Аманда уходила, то Килеад был все еще жив и даже храпел. Она обняла себя руками. Если коктейль из бренди и локитола угнетал работу сердца и легких, то после ее ухода, у Килеада могла произойти остановка дыхания или инфаркт.

— Ну, как очевидно, это привело именно к такому результату. Нам нужно немедленно выбираться отсюда. — Санни накинул рубашку. — Ситуация выходит из-под контроля.

— Возможно они решат, что Килеад умер естественной смертью.

— В зрелом тридцатипятилетнем возрасте? — Санни скривил губы. — Как только они выяснят, что ты последняя видела его живым, то проведут биосканирование, а когда обнаружат сыворотку, то просто поджарят нас.

— Локитол быстро рассасывается.

— В людях. А в Ламис-Одж? Что ты сделала с остатками коктейля из бренди и локитола?

— Выбросила и утилизировала бутылку в деструкторе мусора.

— По крайней мере, они не найдут орудие убийства.

— Я не хотела его убивать. Он должен был проспать до утра, а не умереть! — Это катастрофа. Они нуждались в разрешении Килеада, чтобы покинуть планету. Даже выбраться из комплекса! Аманда облажалась. Покинуть тайный лагерь было достаточно проблематично и без щедрой награды за твою голову. Мало того, что девушка подвергла свою жизнь опасности, так она еще и подставила Санни. Может, ее отец был прав. Возможно, Аманда ни на что не годна.

— Я все испортила. Уничтожила то, что могло стать идеальной миссией. — Девушка прикусила свою губу. Она чувствовала себя ужасно.

— Эй! — Санни быстро обнял ее. — Идеальных миссий не существует, это было рискованно с самого начала. Иногда все идет не по плану. Я точно не буду плакать из-за того, что в Галактике стало на одного террориста меньше. Кто знает, за сколько казней и взрывов он несет ответственность? — Мужчина отпустил ее и стал обходить комнату по периметру, проводя руками по стенам. — Но это действительно усложняет дело. Во-первых, внутри силовой структуры появилось вакантное место, которое кто-то скоро займет. — И эта неизвестная личность может быть гораздо хуже предшественника. — Во-вторых, как только нас станут считать подозреваемыми, то сразу объявят в розыск, — пробормотал Санни. Но это произойдет позже. Не сейчас. — В-третьих, когда Ламани узнает, что инопланетянин убил его сына, то ответит еще одним террористическим ударом. — Мужчина подошел к кровати и перевернул ее. Затем слабо ударил в нее кулаком. — Сплошная. Отстой.

— Что ты делаешь?

— Ищу место, чтобы спрятаться.

— В кровати?

— Если бы внутри была полость…

— Ты бы никогда туда не влез!

— Нет, но ты поместилась бы.

— Я не собираюсь прятаться, пока тебя берут в плен! Я что, похожа на трусиху?

— Мне казалось, что ты хочешь выжить.

— Хочу. Но я буду бороться за свободу, — яростно заявила Аманда.

— Хорошо, потому что в данный момент борьба — это наш единственный выход. — Санни поставил кровать на прежнее место. — План таков, мы нападем на охранников и заберем их оружие, а затем прорвемся через оборону. Я не имею ни малейшего понятия, как мы покинем планету. Даже если мы выйдем из комплекса, то это уже можно считать чудом.

«Чудо — это экстраординарное действие, совершенное по милости Бога».

Можно считать, что они уже мертвы.

— Это я во всем виновата.

Санни покачал головой.

— Его смерть не облегчит побег, но наши шансы все равно были невелики. Я совсем не уверен, что он отпустил бы нас.

Аманда тоже не была в этом уверена даже несмотря на то, что пыталась поместить в голове Килеада эту мысль. Невозможно полностью изменить мировоззрение террориста. Для начала понадобится что-то более серьезное, чем какая-то сыворотка, действующая подобно гипнозу, чтобы Килеад отказался от террора в пользу гуманитарий.

— Как я понимаю, нашим самым серьезным препятствием будет прохождение башни с биосканированием, — добавил Санни.

— Может, нам это и не понадобится… у нас скорее всего есть карта, обозначающая все выходы из комплекса. — Ее наносомы гудели, как и рождающийся план. — После того, как Килеад отключился, я загрузила файлы из его ПирКома в свой микропроцессор. Если никто не проверит его устройство, то я смогу подделать и передать документы в башню.

Его глаза одобрительно заблестели.

— Это может сработать.

— Я хотела воспользоваться его ПирКомом, чтобы отправить Картеру сообщение, но затем забеспокоилась, как бы они не проследили линию связи… в этом случае в Кибер-Управлении появилось бы уязвимое место, вот я и отступила.

Санни кивнул головой.

— Хорошая идея. При таких обстоятельствах не важно если нас объявят в розыск, но мы не хотим подарить Ламис-Одж возможность взломать сеть Кибер-Управления.

Его похвала согрела Аманду изнутри, растапливая холодный жесткий кусок льда, образовавшийся из-за того, как она облажалась. Может, девушка ошиблась, но Санни сосредоточился на дальнейших действиях, а не на поиске виновных, продолжая относиться к ней так, будто мнение Аманды все еще имело значение, а вклад был ценным. Так не похоже на ее отца.

Если они объединятся, то, возможно, выберутся отсюда живыми. Санни заслужил это. Он всегда играл по правилам. Это Аманда была той, кто облажался.

— Нам придется оставить наши ПирКомы здесь, — заявил Санни. — Благодаря гаджетам нас могут выследить. Тем более они все равно нам не понадобятся, раз ты скачала файлы Килеада. — Мужчина посмотрел на дверь, а затем перевел взгляд на Аманду. — Как насчет того, чтобы применить на солдатах свои женские уловки?

— Что ты имеешь в виду?

— Нам придется вырубить охранников. — Санни указал на свою шею, где проходила артерия. — Ты знакома с передавливанием нерва у Ламис-Одж?

— Конечно. — У людей Ламис-Одж нерв шел параллельно сонной артерии. Если на него надавить, то человек потеряет сознание через несколько секунд. Аманда изучила эту технику еще в академии Кибер-Управления. Жаль, там не рассказывали, что локитол легко убивает Ламис-Одж.

— Если промахнешься, то выруби его любым другим способом. Но сделай это тихо. — Санни указал на свое ухо. — Кажется, суматоха в коридоре утихла, но если охранники не одни, нам придется еще немного потянуть время.

— Поняла, — кивнула Аманда. Ей не очень нравилось, что Санни взял на себя роль лидера, ведь это она была командиром, тем не менее девушка не стала его ни в чем упрекать. Она в одиночку поставила под угрозу целую миссию.

— Я займусь самым огромным уродом. Киборгом, — заявил мужчина.

— Он киборг? — Когда кибер-оперативник, Кай Андрос, вел разведывательную миссию на космической станции генерала Обидо, то они узнали, что террористы каким-то образом заполучили технологии для создания киборгов. Но сколько уже было сделано и какими возможностями они обладали… для Кибер-Управления это оставалось загадкой.

— Я случайно это выяснил. В какой-то момент я решил вернуть тебя, но меня остановили охранники. Судя по скорости, с которой двигался солдат, я уверен, что он киборг. Охранник выстрелил в меня прежде, чем я понял, что произошло. Из-за этого я оставался парализован более часа.

Санни повезло. Солдат вообще мог его убить.

— Он может тебя в чем-то заподозрить. Поэтому именно я возьму на себя огромного.

— Нет. Я хочу свести счеты.

Да ну? А может Санни просто сомневался в ее способностях? Отсутствие критики необязательно подразумевает доверие. Впрочем, если честно, на данный момент Аманда и сама сомневалась в своих силах. Санни никогда не нарушил бы кодекс киборга, рассказав кому-то о ее провале, но она этого никогда не забудет.

— Договорились.

— Ладно. Давай надерем им задницы.

* * *

— Ты должна вернуться в свою комнату. А не развлекаться здесь, — заявил Санни строгим братским голосом.

— Да, Тетрик. Я все поняла, — пробормотала Аманда, из-под ресниц взглянув на молодого невысокого солдата. — Ты должен завоевать расположение Великого, чтобы заслужить такое же предназначение, как и Ламани-аль-Бона… теперь он служит во славе на Благославенных землях. — Девушка поморщилась. Не очень хорошая идея напоминать стражам о недавнем хаосе.

Казалось, молодой охранник не заметил ничего подозрительного.

— Мы все следуем воле Великого, — заявил солдат, выпятив грудь. Аманда уловила с помощью своих усиленных чувств, как хватка охранника на оружии немного ослабла.

Девушка изобразила соблазнительную улыбку.

— Я чувствую себя намного спокойнее, зная, что мы защищены от неверных, которые уничтожают нас.

— На родине не стоит опасаться нападения неверных, а тем более в комплексе, — огрызнулся охранник, который был киборгом.

Тогда почему их поместили под такое строгое наблюдение? Доверие было дефицитным товаром.

Аманда наклонилась ближе к молодому мужчине, будто не замечая его оружия.

— Если честно, то я рада, что ты стоишь здесь, — вполголоса проворковала она. — Спасибо за службу. — Нарост на лбу охранника запульсировал, и Аманда заметила, как кое-что в области его паха зашевелилось. Килеад говорил, что она была некрасивой. А вот этот мужчина так не считал. Казалось, он был чертовски сильно возбужден. Запреты в культуре и религии не оставляли нижним чинам возможности как следует потрахаться. Аманда обошла охранника, задевая юбкой его ноги. Он оглянулся, чтобы посмотреть, как она уходит. Девушка заметила периферийным зрением, как солдат-киборг тоже повернулся.

«Сейчас!» — приказал Санни.

Аманда развернулась и схватила молодого охранника за горло. Глаза мужчины закатились, и он начал падать. Как только страж осел, она схватила его бластер. Второй охранник издал глухой крик и выстрелил, освещая противоположную стену красными искрами, но затем тоже грохнулся на пол.

— Быстро, затаскиваем их внутрь, — прошипел Санни.

Они затащили безвольные тела в комнату и уложили их на кровать. Аманда стала стаскивать с самого молодого униформу.

— Что ты делаешь?

— Краду одежду. Сейчас стража будет искать мужчину и женщину. А на двух мужчин никто не обратит внимания. Помоги.

После того, как они полностью раздели солдата, то Аманда облачилась в его форму. Сапоги были немного великоваты, поэтому она одолжила у Санни нож и разрезала свое платье на куски, затолкав лоскуты в обувь. Теперь ей ничто не помешает бегать.

Собрав свои волосы в хвост, девушка попыталась отрезать локоны.

— Аманда… какого хрена!

— Я никогда не стану выглядеть как мужчина, если буду бегать с волосами до плеч.

Аманда кромсала и стригла локоны, едва сдерживая слезы.

«Это всего лишь волосы. Они снова отрастут».

Их жизни были в опасности, а она плакала из-за волос?

«Выше нос!»

Когда волосы усеяли весть пол, то девушка подняла взгляд.

— Ну, как я выгляжу?

— Будто твоя голова застряла в вентиляторе. Позволь мне исправить.

С помощью ножа и с гораздо большей нежностью, чем действовала сама Аманда, Санни подровнял концы. Затем он собрал локоны с пола и засунул их в свой карман.

Девушка выгнула брови.

— Если уж ты решила избавиться от этой сложности, то нет смысла предупреждать врагов о том, что ты постриглась. — Приподняв угол матраса, Санни спрятал там останки платья.

— Когда они обнаружат обнаженного мужчину, то в любом случае поймут, что я украла форму, — заметила Аманда.

Санни окинул взглядом бессознательных охранников.

— Ты права. Придумаем еще одно правдоподобное объяснение. Помоги мне раздеть второго.

— Они предположат, что солдаты… вдвоем… гомосексуализм является преступлением на Ламис-Одж.

— Альтернатива — они выяснят, что ты одета как мужчина. Изменения внешности тоже преступление.

Они или мы. Это был единственный выбор. Санни и Аманда спасали свои жизни на вражеской территории, но вовлечение охранников в преступление, которого те не совершали, казалось неправильным. Это беспокоило девушку больше, чем убийство Килеада.

Но, учитывая ограниченные возможности…

— Ладно, — согласилась Аманда.

Возможно, охранники проснутся до того, как их обнаружат.

Глава 11

Осторожно пробираться через комплекс было сравнимо с прогулкой по гнезду гадюк, думал Санни. Одно неверное движение и все кончено. Режим повышенной тревоги превратил залы в военную зону.

«Количество охранников удвоилось», — прокомментировал Санни. При условии, что они шли бок о бок, беспроводная связь функционировала. Но межпланетные передачи были заблокированы. Санни и Аманда постоянно отправляли Картеру сообщения, но все было тщетно.

«Хорошо, что только вдвое, — ответила она. — Солдаты кажутся немного… нервными».

Санни наблюдал за любыми признаками беды: указание пальцем, хмурый взгляд, узнавание в глазах. Никто, казалось, не обращал на них внимания, но в целом все выглядели очень взволнованными. Вооружённые и нервные. Именно такие черты вы хотели бы видеть во вражеском войске.

«Я буду чувствовать себя лучше, когда мы покинем комплекс».

«Я буду чувствовать себя лучше, когда покину планету».

«И я. Ты очень хорошо сохраняешь спокойствие».

«Спасибо, — ответила Аманда. — Должна признать, если бы не наносомы, то мое сердце выскочило бы из груди».

Санни был одет в свою одежду. Аманда же переоделась в мужчину-охранника и стала изображать высокомерную развязность и грозный хмурый взгляд. Украсть униформу было умным ходом. Даже в хороший день они не смогли бы в гражданской одежде пересечь комплекс, полный вооружённых солдат. Весь состав был начеку, Санни и Аманду убили бы прежде, чем они преодолели половину коридора. Однако вооруженный охранник с гражданским лицом в заключении мог спокойно расхаживать по комплексу.

В большом холле солдаты, гражданские и несколько женщин толпились вокруг платформы. Над ней мерцало голографическое изображение Сорвика, помощника и родного брата Килеада.

Сорвик повернул голову. Когда взгляд голограммы заскользил по Санни, то у него приподнялись волосы на затылке.

«Черт, выглядит очень реалистично».

«Слишком реалистично. Есть определенная ирония в том, что они используют современные технологии для продвижения архаичных верований».

— Слава Великому и Ламани, перевоплощенному пророку! — произнес Сорвик.

— Слава Великому… — повторила толпа.

«Пора убираться отсюда», — заявила Аманда.

«Подожди немного. Давай послушаем, что он скажет».

Им нужно было знать, с чем предстоит столкнуться.

«Ладно. Но мы не задержимся здесь надолго».

«Договорились».

— Законопослушные граждане. С величайшим сожалением я должен сообщить, что слухи, которые вы, возможно, слышали, правдивы — Ламани-аль-Бон, мой возлюбленный брат Килеад, перешел в Благославенные земли.

По топе прокатился гул скорби. Женщины и даже несколько мужчин заплакали. Мужчины начали что-то выкрикивать, женщины стенать, будто они понесли большую личную утрату. Конечно, смерть лидера влияла на людей, но они действовали так, будто были раздавлены новостями.

«Интересно, — заметил Санни. — Если их вера в догму настолько крепка, то они должны радоваться, а не горевать. Парень не умер, а ушел на Благословенные земли, чтобы встретиться со своим создателем. Черт, ты сделала ему одолжение».

«Не заставляй меня смеяться, — фыркнула Аманда и прикрыла рот ладонью. — Любопытно, что Сорвик совершает кощунство, а этого никто не понимает. Предполагая, что его брат направляется на Благословенные земли, Сорвик утверждает, что знает каждое решение Бога. Может, на самом деле Килеад не попал на Благославенные земли. Может, он превратился в ивани и теперь корчится в песках. Если люди так расстроены, значит в глубине души они знают, что смерть — это конец. Это как та старая сказка про „Новое платье Короля“[2]. Они видят истину, но боятся произнести ее вслух».

«Они умны, раз боятся, — ответил он. — Если какой-нибудь парень на этой планете заговорит, то будет сразу атакован и убит толпой. Они не могут допустить правды. Принятие истины означает признание того, что основа их общества построена на лжи».

«Неудивительно, что мы не можем отправлять сообщения, — заметила Аманда. — Общение с посторонними может повлиять на людей, расширяя трещины неверия и подрывая структуру власти».

«Следовательно, религия карает ересь».

Казалось, голографическое изображение стало еще четче.

— Моего любимого брата убила женщина, которую он считал своей второй половиной.

Толпа ахнула.

«Вот дерьмо. Они все знают», — пробормотала Аманда.

Мужчины посмотрели на женщин так, будто они были в сговоре с преступницей. Самки съежились, проявляя покорность.

— Мы считаем, что ее подослала организация неверных, Союз Планет.

Толпа засвистела.

— Уверяю вас, их привлекут к ответственности, и порядок будет восстановлен. Согласно «Закону о престолонаследии» я, как Ламани-аль-Дубан, взял на себя командование родиной и по велению Великого стану преемником отца, когда он перейдет на Благославенные земли.

Голограмма замерла.

— Слава Великому и Ламани-аль-Дубану! — как по команде начала скандировать толпа.

«Насколько они вышколены», — прокомментировала Аманда.

«Промывка мозгов, — согласился Санни. — Даже если они обретут свободу, то просто не будут знать, что с ней делать».

— Я призываю вас задержать виновных в убийстве и святотатстве. — Справа от голографического изображения Сорвика материализовался образ Аманды. — Если увидите эту женщину, то немедленно арестуйте, чтобы она ответила за свои преступления, представ перед Великим.

Поскольку единственным способом предстать перед их Богом была смерть, Сорвик ясно выразился, что Аманду убьют. Санни окинул взглядом маскировку девушки: военная форма, коротко остриженные волосы, высокомерный взгляд. Смогут ли люди разглядеть под этим ее истинную внешность?

«Пора уходить», — заявил Санни.

«Согласна».

— Также мы хотим допросить этого мужчину, — продолжил Сорвик. — Он соучастник заговора. — Воздух замерцал, и появилась голограмма Санни. Им не потребовалось много времени, чтобы сложить два и два, чтобы получить четыре. — Вы узнаете его сразу. Мужчина носит клеймо ивани. Великий изуродовал его, чтобы люди сразу могли распознать в нем предателя.

«Двигайся медленно, но целенаправленно. Только не нужно выглядеть виновато», — приказала Аманда.

Санни рефлекторно опустил подбородок, но затем вновь поднял голову. Она была права. Он привлечет больше внимания, если попытается спрятаться.

— Слава Великому и Ламани, перевоплощенному пророку! — закричал Сорвик.

Люди хором поддержали нового лидера.

Аманда прижала приклад оружия к плечу и обошла Санни, направившись вправо.

«Иди. Давай. Но медленно».

— Смерть неверным!

— Смерть неверным! — скандировала толпа. — Ивани! Ивани!

Аманда и Санни пересекли холл и поспешили к выходу. Когда они подошли, дверь распахнулась. Вошел солдат. Санни почесал висок, прикрывая лицо рукой.

Солдат посмотрел на него, но затем перевел взгляд на голограммы.

Они вышли на открытый воздух. Утреннее солнце, уже опаляющее, сияло со спокойного неба. Двери с шипением стали закрываться.

— Остановитесь во имя Ламани! — крикнул солдат, мимо которого они прошли ранее.

«Беги!» — рявкнул Санни.

Наносомы придали сил его мышцам. Со скоростью киборгов они побежали вдоль высокой стены, окружающей комплекс. Суровые высокие здания без окон образовали глухую перегородку по обе стороны пешеходной магистрали. Санни и Аманде оставалось лишь бежать вперед.

— Остановите неверных!

Они пробежали рядом с толпой мужчин, ведущих какую-то беседу, затем мимо матери с ребенком, заставив ее резко отскочить, в страхе прижимая своего малыша к груди. Над их головами зависли ПиВи, из окон которых стали выглядывать солдаты.

— Остановитесь во имя Ламани! — крикнул чей-то голос. К погоне присоединились новые охранники.

Фотонный выстрел просвистел возле уха Санни и врезался в здание, осыпая улицу искрами и обломками.

«Они ведь могут задеть своих людей!» — возмутилась Аманда.

«Их не волнуют соратники, сгоревшие в огне».

Еще один выстрел попал в тротуар перед Санни и Амандой, осыпая их горячим песком. Окруженные высокими зданиями, они не смогли бы вечно уклоняться от взрывов. Им нужно было найти укрытие.

Все здания выглядели одинаково: высокие, стоящие в ряд плотно друг к другу. Ламис-Одж демонстрировали ход своих мыслей в одежде, речи и архитектуре. Только вывески отличали одно здание от другого, приводя Санни и Аманду в торговый район. У магазинов были черные выходы? Смогут ли они, забежав в торговую палату, оказаться на другой стороне?

Если в магазине не будет черного выхода, то они попадут в ловушку, Санни не сомневался, что владельцы лавок и покупатели сразу их сдадут. Никто не будет рисковать арестом за пособничество преступникам и убийцам.

Шаги и крики затихли, когда они обогнали преследователей, но затем над их головами пролетел военный ПиВи. Его двигатель завизжал. Санни оглянулся и увидел, как автомобиль разворачивается на сто восемьдесят градусов, чтобы вернуться обратно.

Наносомы придавали Санни дополнительную силу и скорость, тем не менее его ноги состояли из плоти и крови, а у Аманды стояли титановые протезы. Но даже она не смогла бы убежать от ПиВи. Впрочем, если Санни не станет замедлять девушку, то она хотя бы попробует. ПиВи не может преследовать их обоих.

«Я замедляю тебя, — сказал он. — Без меня ты можешь бежать быстрее».

«Даже не предлагай этого».

«Ты должна передать информацию в штаб-квартиру».

«Я не оставлю тебя».

«Я указываю на очевидные факты».

«Хорошо, значит не делай этого».

Санни окинул взглядом улицу, подмечая детали, которые не видела Аманда. В песчаном заборе между двумя зданиями зияла трещина.

«Там! На другой стороне», — кивнул он.

«Давай попробуем, — сказала она. — Мы не можем здесь оставаться».

Они ринулись к щели. Двигатель автомобиля взревел. ПиВи приближался. Аманда залезла в трещину. Уже через секунду Санни забрался следом, повернувшись боком. Управляемый компьютером ПиВи накренился, в миллиметре пролетев около здания. Выхлопные газы машины овеяли лицо Санни.

«Как же тесно».

— Туннель ведет к другой пешеходной тропе, — заявила Аманда, пробираясь дальше.

Санни посмотрел вперед над головой девушки.

— Вижу.

С каждым движением под одежду мужчины попадал песок. Они выбрались на тропу, более узкую, чем проезжая часть, по которой бежали ранее.

— Направо или налево, — спросила Аманда.

Поворот направо привел бы их обратно к главному строению. Здания, стоящие вплотную друг к другу, образовывали барьер между ними и основной резиденцией, но несколько домов не уберегут Санни и Аманду от ПиВи, запрограммированного на их уничтожение. Поворот налево увеличит расстояние между ними и главным зданием… но и уведет их от главных ворот, служивших выходом из комплекса.

— Налево, — решил Санни. Им нужно добраться до ворот живыми.

Тропа оказалась больше аллеей, нежели улицей, и была свободна от прохожих, которые могли попасть под перекрестный огонь. Санни ни на йоту не сожалел о незапланированном убийстве, но не мог забыть мать, защищающую своего ребенка. К счастью, они не пострадали от солдат, стрелявших в него и Аманду. Такой сопутствующий ущерб был неприемлем.

Беспрепятственно передвигаясь по тропе, они бежали вниз. Все вокруг было изготовлено из какой-то смеси, содержащей песок: кирпичи в зданиях, брусчатка на улице, статуя Великого, смотрящая с крыши, как осуждающая горгулья. И все это на фоне кроваво-розового багрового неба.

То, как здания на улицах города были обнесены стенами, напоминало Санни о лабиринтах из живой изгороди, популярных на Терране несколько веков назад. Навигационные системы в микропроцессорах Санни и Аманды не позволили бы им неосознанно вернуться на прежнее место, но в их головах не отображались развилки улиц. Они понятия не имели, что их ждет впереди. Один неудачный поворот может привести к тому, что их застрелят. Или их начнет преследовать другой ПиВи.

— Этот район кажется более жилым, чем торговый, — прокомментировала Аманда.

— Так и есть. — Он посмотрел на песчаный забор. — Здесь нет ни одной вывески.

— Кстати, а ты заметил разницу между вывесками на той улице?

— Ты имеешь в виду то, что на одних были рисунки, а на других надписи?

— Да. Джанай рассказывала, что женщинам запрещено читать. Поэтому для работающих женщин, которые зачастую торгуют продуктами и тканями на рынках, а также служат в приемных больницах, делают рисунки, объясняющие назначение помещения. Магазины, обслуживающие только мужчин, имеют вывески с надписями.

Архаичные практики. Нелепая мифология. Терроризм. Было ли что-нибудь в Ламис-Одж достойно восхищения?

Санни и Аманда пересекли аллею и повернули налево. Но после недолгой прогулки они оказались в тупике. Перед ними возвышалось многоуровневое здание, которое бросало тень на улицу с припаркованными ПиВи.

Мужчина вздохнул.

— Когда мы выбрались из туннеля, то стоило повернуть направо. — В момент, когда Санни повернулся, чтобы вернуть назад по следам, оставленным на песке, тускло-серая бронированная машина поднялась в воздух. ПиВи завис над строением, затем повернулся и направился в их сторону, опускаясь так, чтобы они могли взобраться внутрь. — Он приближается к нам!

— Да, это я призвала его.

ПиВи опустился и его люк с шипением начал открываться.

— Карета подана! — Аманда вскинула кулак вверх. — Машина принадлежит Килеаду. Я же скачала файлы с его компьютера, помнишь? В одном из них был код для активации ПиВи.

— Умница! — Теперь всего за несколько минут они смогут достичь главных ворот. Им все равно придется пройти сканирование, чтобы выйти, но одна проблема в любом случае решена. — После тебя, — ухмыльнулся Санни. Они забрались в пассажирскую кабину. Но не успел люк закрыться, как что-то врезалось в автомобиль, из-за чего Санни и Аманду швырнуло на стену. Какого черта? Санни оглянулся. Трое солдат бежали по тропе. Один из них стрелял из ружья. Второй огненный шар летел в ПиВи.

— Приготовься, — закричал Санни.

Удар сотряс автомобиль. Если бы не защитная броня, то их бы поджарило. Но сколько еще взрывов сможет выдержать машина?

ПиВи сам обо всем позаботился. Из его встроенных бластеров вырвался столп фотонной энергии. В конце улицы вспыхнуло пламя. Солдаты нырнули в укрытие.

— Он запрограммирован на отображение атаки, — заметил Санни.

— Доставь нас к главным воротам, — приказала Аманда машине.

Автомобиль резко взмыл в высь, достигая крыш.

— Все в комплексе уже знают, что Килеад мертв, но, возможно, солдат в башне еще не проинформировали. Может, мы сможем проскользнуть, — произнес Санни.

— Меня посетила та же мысль. Надеюсь, нас пропустят. Сомневаюсь, что охрана подвергнет Ламани-аль-Бона унизительному биосканированию. На самом деле мне вообще хотелось бы не пролетать через ворота, но по данным ПирКома весь периметр хорошо защищен. Если мы попытаемся пролететь над стеной, избегая главных ворот, то солдаты в башне точно что-то заподозрят. В этом случае нас просканируют. А затем, наверное, просто взорвут. Даже бронированный Пиви не выдержит ракетного удара.

— Но если они все же остановят нас у ворот…

— Значит, мы прорвемся с помощью атаки, — заявила Аманда.

— Ты спасаешь наши задницы.

— Я в ответе за то, что наши задницы чуть не поджарили.

— Дерьмо случается. — Ошибки неизбежны, учитывая непредсказуемый характер тайных операций. — Мы понятия не имели, с чем столкнемся. Если бы миссия изначально была легкой, то Кибер-Управление не принимало бы в ней участие. — Санни нахмурился и почесал подбородок. — И все же быстро они заменили Килеада.

— Закон о престолонаследии. Правительство всегда должно иметь запасной вариант. К примеру, если что-то случится с Картером, то сразу появится Брок Манн. — Девушка скривила губы. — Этот инцидент отразится на политике. Враги думают, что мы из СП. Я уже вижу, как они планируют террористические акты против планет, входящих в состав Союза.

Ламис-Одж разыграют из себя жертву. Несмотря на их неспровоцированные нападения на невинных, они все равно осудят СП и нанесут удар, прикрываясь «самообороной».

— Нужно сообщить Картеру о последних разработках, чтобы он мог предупредить СП и изменить протоколы на случай чрезвычайных ситуаций.

Аманда сжала губы.

— Картер точно не будет счастлив. Это ставит его в трудное положение. Как он может предупредить их, когда мы официально не существуем?

— В целом СП не знает о Кибер-Управлении, но несколько человек в организации все же обо всем в курсе.

— Кто?

— Картер и Микала Айрон, бывший президент Объединённого Террана, старые друзья. Ее дочь Пенелопа — посол. А ее муж — Брок Манн.

— Достаточно ли у нее влияния, чтобы заставить СП прислушаться к предупреждению?

— Если у нее не получится, то я уверен, у Картера найдется еще пару важных знакомств.

— Откуда ты столько знаешь о нем?

— Мы пересекались в прошлом… впереди башня!

Наступил момент истины.

Но вместо того, чтобы лететь к башне, ПиВи начал сбавлять скорость. Машины проносились мимо, возмущенно сигналя.

Аманда выпрямилась в кресле.

— Компьютер, почему ты тормозишь? Доклад.

Корабль не ответил, вместо этого развернувшись.

— Компьютер! Изменить курс. Вернись к главным воротам.

ПиВи начал набирать скорость.

— Остановись, — рявкнула девушка. — Черт возьми! Он не отвечает на мой беспроводной сигнал. Компьютер знает, что мы не Килеад.

— Видимо, он запрограммирован в случае угона вернуться в комплекс. Нам пора выбираться.

— Компьютер. Открой дверь. — Аманда набрала на панели код доступа. — Мы заперты внутри! — Она встала на ноги и пнула стену. Но броня выдерживала даже фотонные взрывы. Санни не удивился, когда на металле не осталось вмятины, несмотря на киберсилу девушки.

Если бы компьютер мог их выпустить… за исключением…

Санни вытащил универсальный инструмент и нырнул под приборную панель, представляя в голове схематичное строение машины. Он надеялся, что автомобили Ламис-Одж были подключены и запрограммированы аналогично терранским. Проведя пальцем по схеме, Санни нащупал нужный чип, затолкал под него универсальный инструмент и дернул. Электрический ток пронзил руку и тело мужчины, принося невыносимую боль. Санни стиснул зубы.

Обхватив крепче инструмент, он вновь рванул чип, пока тот не выскочил.

— Попробуй еще раз!

Щелчок и резкий порыв ветра доказал, что люк открылся.

— Это сработало! — воскликнула Аманда.

Санни вылез из-под приборной панели. Пока они открывали люк, ПиВи уже находился на полпути к комплексу. Главное здание уже виднелось на горизонте. Санни и Аманда были киборгами, но прыжок с ПиВи, летящим на высокой скорости, все равно причинил бы им боль.

— Прыгай, — заявил он. — Я сразу за тобой.

Глава 12

Аманда прыгнула, крепко сжав руками свои ноги. Когда она приземлилась на землю, перекатившись по песку, смешанному с галькой, то ее тело прострелило болью. Задыхаясь, Аманда растянулась на спине, сосредоточив внимание на багряном небе. Наносомы продиагностировали ее общее состояние и передали данные в микропроцессор. Порезы, синяки. Кожа на коленях была содрана до крови, но, благодаря кибермеду, ее титановые кости выдержали прыжок. Серьезных травм не было.

Сев, Аманда начала оглядываться по сторонам.

— Санни? Санни! — Она вскочила на ноги и окинула взглядом улицу. Вот там! Через сто метров на алее.

Неподвижный.

«Пожалуйста, пусть все будет хорошо. Пожалуйста. — Ее сердце екнуло. — Не он. Пожалуйста, только не он».

Смерть Санни была тем, что Аманда не смогла бы вынести. Угнать ПиВи было ужасной идеей. Она опять облажалась. Будто было недостаточно того, что она случайно убила Килеада, теперь еще нужно было прикончить Санни.

«Не позволяй ему умереть. Нет. Нет». — Аманда добежала до мужчины и рухнула на колени рядом с ним.

Санни застонал. Жив. Она облегченно выдохнула.

— Ты в порядке? — спросила Аманда.

В этот момент она увидела рану. Ниже колена сквозь порванную ткань штанов выступала белая зазубренная кость голени. Сложный перелом.

Наносомы могли исцелить простой перелом, но не тот, в котором кость разрывала плоть. Только врач или робот-медтехник могли вправить кость обратно. Но поиск медицинской помощи вновь подвергнет их опасности.

— Я падал намного дольше, чем рассчитывал, — пошутил Санни, щурясь от боли. На его лбу выступила испарина. Униформу на его ноге пропитала кровь. Конечность нужно было обездвижить, но как? Аманда окинула взглядом чистую улицу, но на ней не было ничего, что можно было использовать в качестве шины. Даже если она сможет стабилизировать его состояние… Санни все равно не сумеет самостоятельно передвигаться! После случившегося, про угон еще одного ПиВи не могло быть и речи.

Санни встретил ее взгляд.

— Не повезло.

— Не очень, — согласилась она. — А в целом, как ты себя чувствуешь?

Он скривил губы.

— Отлично.

— Нужно вытащить тебя отсюда.

— Ты должна идти без меня.

— Нет.

— Да. — Санни поднял голову, чтобы оценить состояние своей ноги. — Я не смогу сам исцелиться. Если ты останешься со мной, то нас обоих арестуют.

— Я не оставлю тебя. Если мы оба не можем двигаться вперед, тогда вернемся обратно в комплекс. — По межпланетному договору все раненные были обязаны получить медицинскую помощь. Вот только террористы не подписывали никакой договор. А значит, они воспользуются его ранением, чтобы схватить и пытать.

— А луна, скорее всего, сделана из зеленого сыра. И, возможно, их Бог существует. Ты должна оставить меня здесь и завершить миссию. Убирайся с планеты и передай информацию.

— Я не оставлю тебя!

Его глаза потемнели от боли, которая была чем-то большим, нежели физической реакцией.

— Я не вынесу, если с тобой что-нибудь случится.

— Я просто не смогу оставить тебя здесь.

— Я обуза.

— Ты не обуза, ты мой напарник, тупой киборг!

«Не плачь. Не плачь».

Аманда сморгнула слезы, надеясь, что Санни ничего не заметил. Она чуть не убила их обоих своими решениями.

— Я не оставлю тебя.

— Ты упрямая женщина. — Когда он посмотрел на Аманду, то в уголках его губ пролегли глубокие морщины из-за боли. Мужчина приподнялся на локтях и согнул в колене здоровую ногу.

— Что ты делаешь? — воскликнула девушка. Он мог еще больше навредить себе.

— Встаю, — угрюмо ответил Санни.

— Позволь помочь. — Аманда протолкнула ладони под его зад со стороны ранения. — Обопрись на меня.

Он выдохнул.

— На счет три.

— Договорились.

— Раз… два… три. — Хриплый стон вырвался из его горла, когда он перенес вес на здоровую ногу, пока Аманда поднимала мужчину. Санни всем своим весом упал на девушку. Если бы они оба не были киборгами, то уже давно рухнули на землю. Сердце Санни забилось сильнее в груди. Пот стекал по его вискам.

— Ладно, — выдохнул мужчина. — Давай сделаем это.

— Куда? — Как далеко он пройдет в таком состоянии?

— Вперед, для начала. Я прыгну. Ты можешь выдержать мой вес?

— Да. — Аманда в любом случае переживет нагрузку или умрет, пытаясь.

Он немного прыгнул вперед. Санни приглушенно застонал, но Аманда все равно это услышала. Его лицо стало бледнее, чем старый шрам, а на лбу выступили вены.

— Еще раз, — приказал он.

— Санни…

Какого черта они будут делать дальше? Возможно, Санни удастся пересечь улицу, но что потом?

— Не останавливайся, — сквозь зубы процедил он.

Три пронзительных взрыва раздались в тишине. Они оба подпрыгнули. Какого черта? Аманда склонила голову, прислушиваясь. Тишина на счет два, а затем еще три взрыва, нарушившие молчание.

— У меня плохое предчувствие.

Последовательность повторилась.

— У меня тоже. Быстрее! — Санни прыгнул.

Они практически достигли противоположной стороны улицы, когда за углом раздался рев приближающегося ПиВи. Был ли у машины водитель или она была запрограммирована на уничтожение врагов, как и другие? Возьмут ли Санни и Аманду под стражу или сразу убьют?

Аманда не собиралась сдаваться. Она потянулась к своему фотонному бластеру, но нащупала лишь пустоту. Ее микропроцессор воспроизвел запись оружия, лежащего на консоли прямо перед тем, как они прыгнули с ПиВи.

Разве можно облажаться еще больше?

ПиВи остановился возле них и опустился на землю. Тонированные стекла не позволяли Аманде увидеть, кто находился внутри.

«Вперед! У тебя еще есть шанс, — приказал Санни. — Я задержу их».

«Я не оставлю тебя». — Может они и умрут, но Аманда пойдет вперед и заберет с собой своих врагов.

Люк зашипел, открываясь.

* * *

— Быстрее! Залезайте! — крикнул Гарвит, который сопровождал их в комплекс из космодрома.

Друг? Или враг? Может его послали заманить их в ловушку?

Если бы не его чертова нога, то они не оказались бы в такой ситуации. Наносомы изо всех сил пытались заблокировать боль, но при малейшем движении тело Санни охватывала агония. Он может перетерпеть дискомфорт, но с помощью прыжков на одной ноге далеко не уйдешь. На данный момент Санни не мог обогнать даже слизняка.

Он подвел свою сестру, а теперь еще и Аманду. Ее схватят, затем будут пытать и в итоге убьют, потому что при прыжке из ПиВи Санни неправильно приземлился.

— Чего вы ждете? Залезайте! — Гарвит резко махнул рукой.

«Я не уверена…» — пробормотала Аманда.

— Солдаты Сорвика отстают от меня всего на несколько минут!

«Как я понимаю, у нас нет других вариантов».

Санни ненавидел признавать правду. Но сейчас им либо стоило рискнуть, положившись на Гарвита, либо ждать прибытия солдат.

— Он ранен, — выкрикнула Аманда.

Гарвит выпрыгнул из ПиВи.

— Давай вместе.

— Ты берешь здоровую ногу, а я займусь левой. Я буду поднимать вверх бедро, — проинструктировала Аманда.

Сопровождающий обошел Санни с права, совместными усилиями они подняли мужчину. Санни стиснул зубы. Он чуть не отключился от боли, когда его погрузили в ПиВи, расположив на пассажирском сидении. Агония от ноги распространилась на весь позвоночник. Аманда забралась в навигационную кабину, сев рядом с Гарвитом.

— Компьютер, отвези нас на склад в юго-восточном квадранте. По прибытию, стери координаты из памяти.

Юго-восточный сектор располагался далеко от резиденции, тем не менее они не были уверены, что окажутся в безопасности. Слово «склад» могло обозначать центр допроса или тюрьму.

ПиВи быстро ринулся вперед.

Аманда оглянулась на Санни, на ее лице отражалось беспокойство.

«Как дела?»

«Отлично. Но я не уверен по поводу нашего сопровождающего».

— Что находится на том складе? — спросила она Гарвита.

— Конспиративная квартира. Мы долго вас ждали, — произнес Гарвит.

— Конспиративная квартира? Для нас? Что значит, что вы нас долго ждали? Кто это «мы»?

— Я не могу ответить на ваши вопросы, пока мы не прибудем на место. Обещаю, они ответят в меру наших возможностей.

Снова множественное число. Гарвит действовал не один. И как же они ответят на заданные вопросы? Сломают ему вторую ногу? Можете назвать Санни слишком подозрительным, но доверие не давалась ему так легко. В секретных операциях ты мог доверять только своему напарнику. Точка. Все остальные должны были заслужить доверие. Если бы у Санни были другие варианты, то он никогда не сел бы в машину. Но его травма заставила их идти на крайние меры.

Их сомнительный спаситель кивнул на приборную панель.

— Чем меньше будет сказано в ПиВи, тем меньше придется стирать. Всегда есть шанс, что какая-то часть разговора останется. Компьютер, удалить разговор из базы данных от точки отправления по настоящий момент.

— Разговор удален.

Через минуту ПиВи плавно остановился перед зданием без окон, растянувшимся на полквартала. Гарвит и Аманда хотели помочь Санни, но он отказался от их поддержки. Либо Санни самостоятельно доберется до люка, либо вообще никуда не пойдет. Стиснув зубы, он начал ползти, волоча больную ногу. Ухватившись за край крыши, Санни сам себя вытащил. Мир на мгновение почернел. Аманда успела подхватить мужчину прежде, чем он потерял сознание.

— Внутрь, быстро! — Гарвит повернул голову налево, а затем направо, проверяя улицу.

Они вошли в складское помещение. Двери закрылись, лишив их свежего воздуха, розового света и звуков работающих двигателей ПиВи, сопровождаемых воем серен. В темноте Санни ощутил, как Гарвит куда-то направился, а затем в помещение вспыхнул свет, открывая взору пустую комнату, покрытую слоями пыли. Маленькие частицы кружили по затхлому с запахом плесени воздуху. Этим зданием никто не пользовался уже очень длительное время. Гарвит жестом показал, чтобы они проследовали за ним через комнату.

Аманда, стоя слева от Санни, обхватила его за талию, будто он был дряхлым стариком.

«Я могу сам». — Может, Санни и не был таким быстрым, но мог передвигаться самостоятельно.

«Не будь таким упрямым. Позволь мне помочь

Аманда отказывалась принимать «нет» в качестве ответа, поэтому Санни принял помощь, не став продолжать спор. Боль делала Санни немного дезориентированным, хотя в данный момент ему нужно было быть предельно внимательным. Казалось, прошла целая вечность мучений, прежде чем они добрались до конца комнаты. Киберчувства определили температуру в помещении как прохладную, тем не менее рубашку Санни пропитал пот, увлажняя одежду Аманды. Наносомы вибрировали, собравшись возле травмы и пытаясь исцелить рану. Крошечные роботизированные клетки не могли вправить сломанную кость, поэтому заживляли плоть вокруг нее. Если Санни не получит медицинскую помощь в ближайшее время, то наносомы срастят мышцы и кожу вокруг выступающей кости, и тогда ему понадобится серьезная операция, чтобы все исправить. Впрочем, главное, чтобы они выжили. Если они умрут, то уже не будет иметь значения, как зажила его нога.

Санни оглянулся на оставленные следы. Любой вошедший без проблем заметит траекторию их передвижения. Чтобы сделать все еще более очевидным, не хватало только голограмм, указывающих направление.

Когда Гарвит что-то набрал на сканере, открылась дверь, ведущая в узкий коридор. Как только они покинули склад, сопровождающий ввел код на внутренней панели. Где-то сверху раздалось жужжание, и через несколько мгновений частицы посыпались с потолка, уничтожая оставленные следы. Прежде чем пыль смогла проникнуть в коридор, дверь закрылась, отрезая их от якобы пустующего неиспользуемого помещения.

«Как думаешь, кто Гарвит на самом деле?» — спросила Аманда.

«Понятия не имею. Но если бы он не проявлял дружелюбие, то они облажались бы».

— Сюда, — произнес предмет их разговора.

В конце коридора они сели на транспортер, и, опять же, их следы были уничтожены. Сделать вид, что здание якобы пустует, доставляло не мало проблем.

— Хватит уже, — заявил Санни. — Кто ты и что это за место?

Транспортер остановился. Панель в стене скользнула в сторону. И на средство передвижения хлынул яркий белый свет.

На встречу приехавшим вышел киборг-охранник, которого они оставили раздетым на кровати в комплексе.

Глава 13

— Вы продвинулись дальше, чем мы предполагали, но, в любом случае, вы никогда бы не выбрались из города, — заявил охранник. За ним, вокруг большого стола в пыльной девственно белой комнате сидели четыре мужчины и две женщины.

«И вот мы снова облажались», — пробормотала Аманда.

Санни был с ней полностью согласен, на этот раз они разделили вину.

— Как я понимаю, скоро сюда явится Сорвик? — спросил Санни.

— Слава Великому, надеемся, что нет! — воскликнул охранник. — Меня зовут Мортин. Я и остальные состоим в сопротивлении.

— Что за сопротивление? — спросила Аманда.

— Мы выступаем против правления Ламани, — пояснил Мортин.

«В Кибер-Управлении ничего об этом не знают», — заметила девушка.

Охранник посмотрел на перелом Санни.

— Обсудим это позже. В первую очередь он должен получить медицинскую помощь. — Мортин обратился к одному из мужчин за столом. — Корнар! Подойди.

Тот, кого звали Корнаром, вскочил на ноги и подошел. Санни подумывал задать им трепку, проломив головы, и начать с Мортина, а затем переключиться на Гарвита и Корнара. Но охранник был киборгом, а значит и остальные могли обладать нанотехнологиями, тем более они превосходили Санни в численности. Он не купился на историю с сопротивлением… не без веских доказательств.

— Носилки, — рявкнул Корнар. — Нужно отнести его в медотсек.

Можете назвать его подозрительным, но новость, что Санни будет лечить неизвестный доктор с помощью неизвестных технологий и, возможно, с неизвестными намерениями, заставляла его нервничать еще сильнее. Даже если со стороны они выглядят очень дружелюбно. Что изоляционист и ксенофоб из Ламис-Одж вообще знал о физиологии человека? Санни помнил, как локитол повлиял на Килеада. То, что не токсично для одного вида, может быть смертельно для другого.

Какой-то мужчина принес носилки и вместе с Корнаром помог ему перебраться на них. Санни ненавидел чувство беспомощности, осознание безвыходности ситуации. Ненавидел, что Аманда будет вне его поля зрения. Ненавидел, что ему нужна защита девушки, хотя это он должен ее оберегать.

— Я хочу сопровождать его, — заявила Аманда.

— Твое присутствие необязательно, — ответил Мортин.

Выражение ее лица ожесточилось. Это был не тот взгляд киборга, обещающий надрать зад, это было еще хуже — хмурый взгляд разъяренной женщины.

— Как пожелаете, — уступил Мортин.

Когда Корнар и неизвестный мужчина подняли носилки, унося его прочь, Аманда зашагала рядом с Санни, взяв его за руку.

«Мужчины ведут себя как дети, когда идут к врачу».

Как она догадалась о его тайном страхе? Санни ненавидел врачей. Два месяца, проведенные в кибермеде во время трансформации, стали для него адом. Даже несмотря на то, что он сам сделал этот выбор, Санни ненавидел каждую секунду. И не мог представить ничего хуже.

До сих пор.

Санни призвал наносомы, чтобы успокоить пульс.

Они отнесли его в палату, пахнущую стерильностью, и положили на смотровой стол. Все это время Аманда находилась рядом.

— Отойди немного, чтобы не мешать мне работать, — заявил Корнар и застыл в ожидании, пока девушка не отступила на расстояние, которое его устраивало.

Санни не сводил глаз с Аманды и поэтому не заметил, как Корнар сделал ему инъекцию в челюсть. Боль пронзила его шею.

— Что, черт возьми, ты с ним сделал? — Девушка ринулась вперед, окинув доктора гневным взглядом.

Санни ощутил покалывание в месте укола, и вскоре травмированная нога онемела. Его тело расслабилось, но разум остался ясным. По крайней мере, это не снотворное. Санни прислушался к своим ощущениям, пытаясь определить, не захотелось ли ему разболтать все секреты. Нет. Он определенно не желал ничего рассказывать. Значит, это не сыворотка правды.

— Обезболивающее, — пояснил Корнар. — Мне придется вручную вправлять кость. Обычно мы используем роботов, но в конспиративной квартире наше оборудование немного примитивно.

Примитивное оборудование. Да уж, это именно то, что ты хочешь услышать от своего врача. От своего инопланетного врача, предположительно врага. Впрочем, то, что Корнар дал ему обезболивающее, добавило доктору несколько очков. Санни стиснул кулаки и пошевелил здоровой ногой. Корнар не парализовал его, еще один хороший знак.

Доктор сжал большую берцовую кость выше и ниже перелома и вправил ту на место, соединив концы. Санни чувствовал и слышал скрежетание костей, но лекарство дока делало свое дело. Все прошло безболезненно.

— Пожалуйста, не двигайся, — попросил Корнар и провел остеоспицей по перелому. Прибор вспыхнул белым светом, плавно переходящим в розовый.

Корнар опустил остеоспицу.

— Готово. Придется немного поберечь ногу, но с твоими наносомами ты будешь как новенький к завтрашнему дню.

«Наносомы? Он знает, что мы киборги!»

«Может, они просто предполагают».

«Возможно, остеоспица на самом деле нечто большее, нежели просто прибор для сращивания костей».

— Вам пора вернуться в предыдущую комнату. Мортин хочет проинформировать вас о происходящем.

Мортин и Санни желали одного и того же. Он также жаждал получить ответы.

* * *

Санни взвешивал положительные и отрицательные стороны. С одной стороны, его нога теперь была здорова, и они оба были живы. С другой, они не могли доверять этим людям. Борцы за свободу… или похитители? Сопротивление? С каких пор? Если бы здесь организовали некую оппозицию, разве Кибер-Управление упустило бы такой факт? Санни не мог забыть, как Мортин выстрелил в него, затем наступил ботинком на руку и пнул по ребрам.

Санни и Аманда заняли места за столом, а чуть позже к ним присоединились любезные хозяева.

— Вам интересно, кто мы такие, — начал Мортин.

— Как минимум. — Аманда скрестила руки на груди.

— Ломар — это тот, кто принес носилки, и Боркит… — он кивнул на двух мужчин — …работают в резиденции Килеада. С Гарвитом и Корнаром вы уже знакомы. — Мортин жестом указал на женщин. — Слева Танах — пара Гарвита. А Хала супруга Корнара. Мы принадлежим к секретной оппозиции против Ламани, так как он — лжепророк.

Лжепророк. Это просто тавтология. Разве существует настоящий пророк?

— Почему мы должны вам верить? — спросил Санни.

— Тогда в чем наша выгода лечить твою ногу? — выпалил в ответ Корнар.

Санни сердито взглянул на Мортина.

— Ты выстрелил в меня!

— Это был единственный выход. Я должен был сделать свою работу, иначе меня сдал бы охранник. Я вообще мог тебя убить. Тем более тогда мы еще не знали кто вы.

— И кто же мы? — заинтересовался Санни.

— Вы не из Ламис-Одж.

Почему они так уверенны в этом? Может, что-то не так с их маскировкой? Санни небрежно коснулся лба.

«Протез все еще на месте», — пробормотала Аманда.

«Пульсирует?»

«Не очень. А как у меня?»

«На месте. И совсем не пульсирует».

— С чего вы взяли? — спросил Санни.

— Ответ мне подсказали киберчувства, — ответил доктор, и Мортин кивнул в знак согласия.

Великолепно. Еще один киборг. Теперь их двое: Мортин и Корнар. Доктор встал из-за стола и стал ходить вокруг него. Санни больше нравилось, когда Корнар вел диалог сидя на стуле… не то, чтобы ему нравилось, что мужчина делал такие верные предположения.

— До того, как вы с Сумарой вырубили охрану… — Корнар взглянул на Мортина, прежде чем вновь сосредоточить внимание на Санни, — …и сбежали, мы предполагали, что ты тот, за кого себя выдаешь: обычный мужчина, организовывающий брачный контракт для своей сестры. После смерти Килеада, и когда ты одолел Мортина, мы поняли, что вы оба нечто большее. Сопротивление ожидало дня, когда у нас появятся союзники, которые помогут свергнуть Ламани.

— Почему вы были так уверены, что кто-то придет? — спросила Аманда.

— Мы не были уверены. Но поскольку с каждым днем Ламани обретал все больше ненавистников по всей Галактике, то мы ожидали вторжения, — заявил Мортин.

Были ли эти люди искренними, или это обыкновенная уловка?

Санни развел руками.

— Два человека вряд ли можно квалифицировать как вторжение. Твои слова не только можно отнести к измене, они богохульны и караются смертью.

— За правду и свободу стоит бороться и умирать, — заговорила Танах. Ее лицо было испещрено сэско — шрамы, свидетельствующие о связи с парой. Санни посмотрел на Гарвита. Он сделал это с ней. Стать повстанцем не означало, что ты отвергнешь все обычаи своего народа. Если, конечно, он на самом деле был повстанцем. — Мы осознаем риски. Нам говорят во что верить и как действовать. Мы боимся выйти за границы, которые для нас провели, и заплатить за это высокою цену, — Танах замолчала, резко взмахнув рукой. — Когда ты проводишь свою жизнь, боясь по-настоящему жить, то какой смысл опасаться смерти. — Ее тон и взгляд были столь же смелыми, как и комментарий, не показывая ни сомнений, ни покорности, типичных для женщин Ламис-Одж.

Аманда склонила голову и прищурилась, разглядывая Танах.

«Тебе не кажется лицо Танах знакомым?»

«Нет, но дай мне секунду. — Его кибернетические глаза записывали каждого, с кем он когда-либо сталкивался. Санни прогнал черты лица женщины через программу распознавания лиц. — Ничего. Ее нет в моей базе. Может, ты видела ее в коридорах комплекса?»

Аманда обладала большей свободой передвижения и вступала в контакт с огромным количеством людей. А благодаря Мортину Санни был заперт в своей комнате.

«Наверное, ты прав».

— Мы рискнем всем, чтобы спасти наших детей, — вмешалась в разговор Хала, пара Корнара. Из всех женщин Ламис-Одж, которых видел Санни, она была ближе всего к тому, что считалось бы привлекательным по терранским стандартам. Выражение ее лица было спокойным и невозмутимым. Большие глаза, окаймленные густыми ресницами, застенчиво моргали под обдибиановым наростом, который казался лишь небольшой шишкой на лбу. — Ложные учения введут наших детей в заблуждение. Если в итоге они не начнут следовать по пути Великого и Милосердного, то никогда не попадут в Благославенные земли. Ведь на самом деле не имеет никакого значения прожили мы трудную или легкую жизнь. Можно вынести любое испытание на то короткое время, которое мы называем жизнью, ведь она не длится и секунды по сравнению с вечностью в Благославенных землях. Великий наблюдает. Если мы не угодим ему в этой жизни, то не познаем богатства в следующей.

«По ее расчетам всемогущий и всеведущий Великий дает лишь секунду своим творениям, чтобы те угодили ему. А если они потерпят неудачу, то будут обречены,» — пробормотала Аманда.

«Не очень-то справедливо, не так ли?»

Хала склонила голову, а ее губы зашевелились, словно в молитве. Никто не вымолвил ни слова, пока она не подняла голову.

— Наши разные причины объединяют нас в одной общей цели, — добавил Мортин.

— Чего вы от нас хотите? Почему мы здесь? — спросил Санни.

— Мы хотим помочь вам в вашем стремлении победить Ламани, — заявил Мортин. — Лжепророк должен быть уничтожен.

— Я лояльный гражданин, живущий за пределами планеты, который надеется найти хорошую пару для своей сестры. — Санни еще не был готов признаться в чем-либо. Они могли догадываться, но не знать наверняка.

— Который при сканировании определяется как терранец и киборг, — заметил Корнар.

Остеоспица! У него было предчувствие. Санни согнул ногу в колене под столом. По крайней мере, у него снова были две рабочие конечности.

Хоть эти люди и утверждали, что были бойцами сопротивления, они все равно могли заманить их в ловушку, впрочем, навряд ли Ламис-Одж пошли бы на такие хитрости. В данный момент Санни и Аманда находились под стражей, значит, их могли легко казнить и закончить на этом.

А может Сорвик жаждет узнать об организации, которая послала их. Возможно, он пришел к выводу, что если явились Санни и Аманда, то вскоре появятся и другие. Скорее всего так и произойдет. Раз Кибер-Управление знает, что сюда вполне возможно внедрить агентов, значит штаб отправит еще.

Но, если эта группа действительно выступала против Ламани, то какой же это прорыв! Иметь внутри стана врага сочувствующих было огромным преимуществом.

— Почему мы должны вам верить? — Аманда озвучила главный вопрос.

— Мы не донесли охране, которая разыскивает вас за убийство, — ответил Мортин, а затем посмотрел на Санни. — И мы исцелили твою ногу.

— Ты не выпускал меня из комнаты, будто это была тюрьма, и выстрелил фотонным бластером мне в грудь, — заявил Санни.

— Я не знал, что ты терранец, который пришел убить Килеада, — воскликнул Мортин. — Вы оставили меня и другого охранника в компрометирующем положении. Спасибо Великому, который разбудил меня, благодаря чему нас не заметили.

Санни пожал плечами.

— Мы не знали, что вы замышляете свержение Ламани.

Мортин с возмущением посмотрел на него, а затем произнес:

— Возможно, вы обнаружили, что электромагнитные сигналы заблокированы. Все сообщения в и из планеты не проходят.

«Теперь мы знаем, почему не можем связаться с Картером», — подвела итог Аманда.

— Наш народ держат в неведении о зверствах Ламани и его генералах, — добавил Корнар. — Люди верят пропаганде, потому что это единственная информация, которую они получают.

— Многие из вас проживают на космических станциях и блокпостах, — отметила Аманда. — Значит, они сталкиваются с другими видами и могут видеть происходящее.

— За пределы планеты выпускают только проверенных лоялистов, которые обладают хорошими связями, и их пары. Никто из нас никогда никуда не выезжал.

— Тогда что заставило вас открыть глаза? Почему вы восстали? — спросила Аманда.

— Мы все стали жертвами режима, — пояснил Гарвит. — Когда я был ребенком, охранники арестовали моего отца и казнили его на улице перед моей матерью и мной.

— Почему?

— Нам так и не объяснили. Им не нужна причина.

Корнар указал жестом на всех собравшихся.

— У нас у всех похожие истории.

— А что у тебя? — спросила Аманда.

— Я работаю врачом. Поэтому вижу варварство, совершаемое против диссидентов и граждан. Я не могу поверить, что именно этого хочет Великий, — мужчина замолчал. — И, я киборг.

Какое отношение к делу имеет то, что он киборг?

— Ну и что? — Санни нахмурил брови. Искусственный нарост натянулся на его лбу.

— Ламани использует технологии в своих интересах. Я был выбран для программы, чтобы определить оптимальный возраст для кибернетической трансформации. В шесть лет я подвергся модификации. Титановые кости обеспечивают прочность и выносливость, но единственное, что они не могут делать — это расти. Когда я повзрослел, то мне потребовалось несколько операций, чтобы заменить конечности. Мое превращение было болезненным и невольным.

Санни не понаслышке знал, что такое боль. Увеличение массы тела иногда было мучительным. Но он сам решился на кибермодификацию, так как трансформация продлила ему жизнь. Никто не принуждал его к этому. Экспериментировать на здоровом нормальном ребенке было бессовестно.

— Теперь я понимаю, почему твой взгляд на определенные вещи изменился, — произнес Санни.

Корнар занял свое место и сложил руки.

— Так как я киборг, то смог получить некую информацию из вне.

— Каким образом? — спросила Аманда.

— Несколько раз я перехватывал сообщения СП, обнаружив противоречия в том, что говорил нам Ламани.

Санни выпрямился в своем кресле.

— Как?

— Обычно на родине блокируют все сигналы, но иногда им приходится ослаблять блок, чтобы Килеад мог связаться с отцом. Пару раз я подключался к потоку данных СП.

— Значит, иногда они перестают заглушать сигнал? — Санни взглянул на Аманду.

«Ты думаешь о том же, о чем и я?»

«Мы можем передать сообщение Картеру!»

— Больше нет. — Корнар покачал головой. — Как только они осознали уязвимость, то сделали так, чтобы связь была лишь в одном месте — ретрансляторная станция на горе Торва. Все сообщения с этой планеты проходят через нее. — Врач посмотрел на Санни сощуренными глазами. — Как я понимаю, вы хотите отправить сообщение… передать данные, которые вы обнаружили в ПирКоме Килеада. Мы можем помочь вам добраться туда.

Аманда слегка дернулась.

«Они знают и о ПирКоме!»

Обширность их знаний могла быть выигрышна или губительна. Очень плохо, если они все же не те, за кого себя выдают, и хорошо, если это так. Данный факт доказывал, что у оппозиции есть ресурсы и власть.

— Почему вы нам помогаете?

Корнар поддался вперед.

— Вы первые, кто прибыл на планету, и именно вы наша возможность попытаться победить Ламани. — Он окинул взглядом сидевших за столом. — Мы готовы рискнуть и довериться вам. Можете ли вы сделать то же самое?

— Как далеко находится Торва? — спросил Санни.

— Три дня пешком.

— Значит, меньше часа езды на ПиВи.

— Только ПиВи высоких чиновников допускаются в запретную зону. Остальные будут сбиты, — произнес Мортин. — Вам нужно будет идти пешком. Но мы можем помочь.

«Возможно это наш единственный шанс», — заметила Аманда.

— Как я вижу, вы все еще не доверяете нам, — пробормотал Мортин. — Вы должны знать, что Боркит, — он жестом указал на одного из двух мужчин, молчавших на протяжении всей дискуссии, — появился первым на месте преступления. И именно он обнаружил тело.

— И? — спросил Санни.

— Так как я с сопротивлением, — произнес Боркит, — то воспользовался возможностью изучить ПирКом Килеада. Я специализируюсь на компьютерном программировании и анализе. Когда вы загрузили данные, то оставили след. У меня было предчувствие, что тот, кто убил его, был на нашей стороне… или, по крайней мере, мог помочь сопротивлению. Я стер след и задержал тревогу о его смерти настолько, насколько осмелился. Если бы я немедленно уведомил Сорвика, когда нашел тело, то вы никогда бы не покинули комплекс.

— Вы оба были бы мертвы, — заметил Мортин. — Даже если на самом деле сделали Сорвику одолжение.

— Что ты имеешь в виду?

— Сорвик является Ламани-аль-Дубан. Как второй сын, у него был лишь небольшой шанс прийти к власти. А теперь он первый в очереди. Сорвик использует вас как козлов отпущения, чтобы усилить ненависть к чужестранцам и завоевать расположение отца. В глазах народа он будет радовать Великого.

«Черт возьми, я все испортила, — пробормотала Аманда. — Я изменила политическую структуру планеты».

«Нет, ты не виновата. Теперь Кибер-Управление может заполучить шпиона в стане врага. Шесть шпионов. А может и больше».

— Поэтому мы решили, что вы хотите получить информацию, которая необходима вашим людям, — продолжил Боркит.

— Если в ближайшее время не остановить Ламани, то мы навлечем на себя гнев всей Галактики. Мы не сможем выиграть межпланетную войну. Все будут страдать. — Нарост Мортина запульсировал.

Корнар наклонился вперед.

— Мы просим у вас помощи.

Санни взглянул на Аманду. Она кивнула.

«Так как теперь мы узнали о ретрансляционной станции, то в любом случае пойдем туда, это данность, — сказала Аманда. — Я не очень-то доверяю им, но если они могут нам помочь…»

— Мы пойдем на это, — заявил Санни. — Вы можете вытащить нас с планеты?

Мортин покачал головой.

— Вас арестуют в тот же момент, как только вы ступите на космодром.

— Тогда как мы вернемся домой?

— Вы не сможете, — произнес Корнар. — Но, если Великий на вашей стороне, у вас получится передать информацию. Мы могли бы посодействовать и безопасно провести вас между домами, но в конечном итоге вас все равно схватят.

Если не сейчас. То когда.

— Не хотите помогать нам, чтобы не подвергать себя риску? — полюбопытствовал Санни.

Все сидящие вокруг стола кивнули.

— По мере того, как люди признают свое недовольство, растет число диссидентов и сторонников восстаний. Мы утешаем себя тем, что Ламани никогда не сможет ликвидировать оплот оппозиции, но мы согласны с тем, что, скорее всего, все за этим столом в итоге умрут. Если одного из нас поймают… — Корнар покачал головой. — Даже киборг не выдержит пыток Ламис-Одж. И все закончится тем, что мы предадим друг друга.

Глава 14

Аманда поправила сумку с едой, которую подготовила для них Хала, и заглянула в темный туннель. Единственным источником освещения были сияющие палочки, которые они захватили с собой, но для Аманды и Санни этого было достаточно. Наносомы совершенствовали фоторецепторы, обостряя ночное видение Аманды, а у Санни вообще стояли кибернетические глаза, благодаря чему он мог видеть в темноте, словно кошка.

— Мы еще не закончили копать этот туннель, но завершенная часть даст вам солидную фору, — объяснил Корнар. — Хотел бы я сопроводить вас до конца, но это все, на что я решился.

Ночь они провели в конспиративной квартире. Нога Санни полностью исцелились, их проинформировали о расположении горы и количестве персонала, служащего там. Предоставив координаты ретрансляционной станции на Торве, им также рассказали о безопасном месте, где можно спрятаться. Аманда не особо желала иметь в сопровождение Корнара, но почему он оставлял их именно сейчас?

— Почему ты не можешь нас сопроводить?

— Мы предполагаем, что Сорвик продолжит организовывать ежедневные переклички, чтобы следить за гражданами. Учитывая произошедшее, я ожидаю, что в ближайшее время случится что-нибудь плохое. А я местный врач. Если меня не будет там, где я должен быть… — Корнар развел руками. — Но Танах поможет вам преодолеть самую сложную часть. Мы намеренно спроектировали под городом именно лабиринты, таким образом мы обходим стороной районы, представляющие опасность, и в случае преследования мы легко сможем скрыться. Путешествие будет довольно сложным, поэтому вам понадобится помощь, чтобы не заблудиться.

— А если вы пропустите перекличку? — спросила Аманда Танах.

Женщина покачала головой.

— Перекличка женщин гораздо менее вероятна, но поскольку это все равно определенный риск, то я проведу вас только часть пути. Мне нужно вернуться, либо мое отсутствие заметят.

Ее утверждения звучали правдоподобно. В резиденции Аманда имела большую свободу в передвижении, нежели Санни. Недостаточное внимание, уделяемое женщинам, позволило паре ключевого генерала сбежать с космической станции и перебраться на Терран. Генерал и его непосредственные подчиненные свободно говорили перед Джанай, не считая ее угрозой. Обсуждения, которые она подслушала и которыми поделилась с Кибер-Управлением, послужили толчком к организации этой миссии.

— Относительная анонимность женщин превращает их в бесценный актив для сопротивления, — заметил Корнар.

«Потому что рука, качающая колыбель, правит миром», — процитировала Аманда многовековую поговорку Террана.

«И будущем, — согласился Санни. — Именно матери определяют будущее детей, так как обучают их».

«Только, к сожалению, они преподают им религиозные мифы, которые поддерживают статус-кво[3] власти».

«Изменения могут произойти лишь благодаря следующему поколению. Даже если здесь все вдруг поумнеют, то время уже упущено. Вскоре начнется война, если Ламани не уничтожат как можно быстрее».

Даже идеалистический и дипломатический Союз Планет мог зайти очень далеко. После реплики Санни страхи Аманды приобрели оттенок срочности. Им нужно было передать информацию в оперативный отдел. Провал миссии даже не рассматривался. Пока Ламани жив, террор будет продолжаться.

«Миллионы умрут, если мы выйдем на тропу войны», — пробормотала Аманда.

«Притом в обоих направлениях. Организация по сопротивлению понимает ставки».

«Но Ламис-Одж в целом этого не осознают. Они полагают, что божественное провидение обеспечит их победу».

«Плохо, что они не понимают — Великий лишь плод их воображения», — заметил Санни.

На данный момент вся раса просто молится и притворяется, будто они желают лишь порадовать своего Бога. Война приведет к настоящей регулярной смерти. Для жертв не будет билета в Благославенные земли.

— С помощью туннеля вы преодолеете приличное расстояние, прежде чем появятся дроны, — произнес Корнар.

Санни впился взглядом в мужчину.

— Дроны?

— Шпионы. Каждому их нас при рождении был вживлен чип с личным ID, чтобы при перекличке нас могли быстро найти. Также правительство использует дроны для проведения конкретного и случайного сканирования. Как правило, если ты не привлекаешь к себе внимание и не даешь им повод искать тебя, то не превратишься в мишень. Граждане низших рангов имеют больше анонимности, а соответственно и больше свободы. Однако, если тебя обнаружат при сканировании и поймут, что ты не там, где должен быть… — Корнар покачал головой, а затем сощурил глаза. — У вас тоже должен быть подобный чип. Иначе вас не впустили бы на родину.

Аманда прикоснулась к внутреннюю стороне руки. Кибер-Управление создало свои идентификационные чипы, затем взломало базу данных Ламис-Одж на одном из блокпостов космической станции и ввело туда их серийные номера. А значит, Санни и Аманду тоже могли отследить.

— А что, если мы удалим чипы?

— При сканировании вашу личность будет невозможно определить, но если вас задержат без удостоверения личности, то сразу объявят врагами государства. Это карается смертью.

— Но если дрон засечет наше передвижение, то нас поймают и казнят, — воскликнула Аманда.

— Если Сорвик запрограммировал дроны на ваш поиск, то вскоре вас обнаружат.

Казалось, что каждый проступок на Ламис-Одж карался смертной казнью.

«Я голосую за удаление чипа, — заявил Санни. — Нам не понравится, если нас поймает дрон до того, как мы достигнем Торвы».

— Дроны смогут засечь нас в туннеле? — спросила Аманда.

— Нет, — ответил Корнар. — Сканеры не могут проникать через песок. Поскольку Сорвик не знает с чего начать поиск, дроны приступят к обследованию комплекса, а затем расширят зону по круговой схеме. Сомневаюсь, что он ожидает вашего появления у горы Торвы. Он не знает, что вы инопланетяне. Используя туннель, вы сможете опередить дронов. Но если вы начнете прерываться на остановки, то вскоре вас нагонят.

Отлично, на них будут охотиться воздушные шпионские дроны. Если только… Санни почесал подбородок.

«О чем ты думаешь?»

«Мы оставим ложную метку. Положим чипы куда-нибудь, чтобы сбить их с нашего следа».

«Хорошая идея!»

— Готова? — Санни посмотрел на Аманду.

— Давай сделаем это!

Корнар опустил подбородок к груди и зашевелил губами в беззвучной молитве. Через короткое время мужчина поднял голову.

— Слава Великому. Наконец, наступил тот день, который мы планировали на протяжении всей нашей жизни. Пусть он присматривает за вами в этом путешествии.

— Слава Великому, — вторила Танах.

На самом деле предположение о том, что их Бог наблюдает за ними, было бессмысленным, ведь тогда они не оказались бы в столь затруднительном положении. Факты не могли искоренить суеверия. По крайней мере, эти люди достаточно эволюционировали, чтобы не рассматривать инопланетян как врагов.

— Еще одно предупреждение, — продолжил Корнар. — Обращайте внимание на ивани. Они злые и нападают без предупреждения.

— К чему нужно присмотреться? — спросил Санни.

— На песке появляется рябь, но зачастую замечаешь их только при самой атаке.

Обнаружение дронами, преследование вражескими войсками, смерть до того, как они передадут информацию… вот о чем беспокоился Санни.

Был ли песчаный демон обычным вымышленным существом? Дайте посмотреть. Аманда с удовольствием увидела бы одного.

— У вас еще остались вопросы перед выходом? — спросил Корнар.

Никаких вопросов. Только элементы неопределенности. Аманда взглянула на Санни, но он лишь покачал головой.

— Спасибо за помощь, — поблагодарила Аманда.

— Если Великий пожелает, то мы встретимся снова, — заявил Корнар, а затем обратился к Танах: — Доведи их до границы города, а затем возвращайся.

* * *

— Как долго ведется строительство тоннеля? — спросил Санни. Тесное пространство заставляло группу идти одной шеренгой. Первой шагала Танах, затем следовала Аманда, а Санни замыкал строй.

— Есть более старая часть, которая существовала задолго до появления сопротивления, — ответила Танах. — Дата происхождения туннеля остается загадкой. Сопротивление расширило его, чтобы мы могли покинуть город в чрезвычайной ситуации.

«Чрезвычайная ситуация, вроде набега», — догадался Санни.

— Затем все коммуникации перенесли на Торву, и мы начали копать в этом направлении. Сопротивление работает над туннелем уже пятьдесят солнечных оборотов.

— Пятьдесят лет? — переспросил Санни. Когда Корнар заявил, что они ждали прибытия инопланетян, то Санни почему-то предположил, будто срок исчисляется в несколько лет или около того, примерно после первых террористических актов.

— Мы уже давно мечтаем стать свободными, — нахмурилась Танах. — Отец Ламани правил также, как и его сын, и как его отец, и как еще один отец перед ним. Расширение тоннеля — кропотливый процесс, и вопрос не в бурении, а в избавлении от песка. Мы уносим его в пустыню, ведро за ведром, и то только тогда, когда женщинам удается улизнуть.

— Именно женщины избавляются от песка? — зарычала Аманда.

— Да. Это один из главных способов поддержки сопротивления. Мужчины не могут уйти так легко, чтобы вынести песок.

— А если тебя поймают в пустыне?

Танах оглянулась через плечо.

— Туннель обнаружат, сопротивление падет, а мы все…

— Будете преданы смертной казни, — Санни закончил предложение за девушку.

— Я сделаю все, что в моих силах, чтобы не предать товарищей, а также сохранить в тайне местоположение туннеля и сопротивления. Я убила бы себя, если бы смогла.

«Безусловно, они очень преданы», — пробормотала Аманда.

«Они готовы умереть за свое дело».

Как и они. Каждый кибер-оперативник будет драться до смерти. Уже многие погибли. Ставки были высоки. Не существовало ни одной миссии, которая не представляла бы опасность для жизни. Как и сейчас. Каким образом Сании сможет вытащить с этой планеты Аманду? Санни отдал бы свою жизнь, лишь бы убедиться, что она выжила и наслаждается долгой и счастливой жизнью, встретила хорошего парня, завела пару ребятишек.

У Санни скрутило живот. Он уже ненавидел вымышленного будущего мужа Аманды. Он ни в коем случае не хотел, чтобы она прожила всю жизнь в одиночестве, но и альтернатива его не устраивала. Спорный вопрос. Санни все равно умер бы, а значит не знал о том, что в жизни Аманды кто-то появился. Единственный способ, как он мог об этом узнать — это если они все же достигнут невозможного и покинут эту планету, а затем разойдутся. Только тогда Аманда встретила бы своего «идеального» мужчину.

Существовало всего два выбора, смерть или зависть.

«Что-то ты внезапно замолчал», — заметила Аманда.

«Задумался».

«О чем-то приятном?»

«Мне интересно, что будет после того, как мы покинем эту планету».

«А это вообще возможно?»

«Я подсчитал, наши шансы составляют всего 1,5 %».

«Все настолько хорошо, да?»

«Проще простого».

— Танах, как ты попала в оппозицию? — спросила Аманда. — Как тебя завербовали?

Она посмотрела на них с грустной улыбкой.

— На самом деле я была последней женщиной, которая могла бы взбунтоваться. Я никогда не взяла бы что-то такое тяжелое, как ведро с песком. Я жила, чтобы служить Великому и Ламани, его перевоплощенному пророку. Послушная дочь, я не подвергала сомнению учения своих родителей и радовалась за удачу моей сестры, которая вышла замуж за могущественного генерала. — Танах остановилась и повернулась к ним лицом. — А затем, без особого повода или причины, пара сестры обвинил ее в измене и ереси, приговорив ее к выбросу в космос.

Мучительный способ умереть. Оказавшись в космосе человек моментально замерзал до смерти, но те несколько долгих секунд, пока он оставался в сознании, испытывал дикую агонию, ведь его тело раздувалось словно воздушный шар.

— Прости, — прошептала Аманда.

Пальца Танах сжались на светящейся палочки, и девушка обвела ей круг.

— Моя сестра была хорошим человеком. Обвинения были ложными. Если это то, за что выступает Ламани, то я не хочу в этом участвовать. Я поклялась, что генерал Обидо и все, кто его поддерживают, заплатят за свое вероломство.

Санни дернулся.

— Генерал Обидо?

«Ты тоже об этом подумал?» — спросила Аманда.

— Вы знаете его? — воскликнула Танах.

Генерал, ключевой приспешник, командовал блокпостом на космической станции. Также он похитил беременную терранку, у которой родилась дочь. Женщина была казнена, а ее дочь воспитана с верой, будто она Ламис-Одж. Ее истинное происхождение стало известно, когда кибер-оперативник Кай Андрос находился на разведывательной мисси на блокпосте космической станции генерала. Выдавая себя за андроида, Кай спас Маришку, приемную дочь генерала, и Джанай, его пару.

— Мы его знаем. — Санни сощурил глаза. — Как зовут твою сестру?

— Джанай.

«Сестры!»

— В нашу первую встречу мне сразу показалось твое лицо знакомым, — заявила Аманда.

— Ничего не понимаю. — Танах наморщила лоб.

Аманда прикоснулась к рукаву женщины.

— Мне нужно тебе кое-что сказать. — Она взглянула на Санни, а затем снова сосредоточила внимание на Танах. — Твоя сестра жива.

— С чего ты взяла?

— Ее не выбросили в космос. Джанай взбунтовалась, но ее спас наш агент под прикрытием. Твоя сестра перешла на сторону Террана.

— Она жива? Ты уверена? — Надежда вспыхнула в глазах Танах, а ее нижняя губа задрожала.

— Да. Я встречалась с ней.

Девушка разрыдалась.

— Почему Джанай позволила нам поверить, будто она мертва?

— У нее не было возможности с вами связаться, — произнес Санни. На данный момент они пробирались через подземный ход, расположенный под пустыней, чтобы добраться до места, где можно было обменяться сообщениями. Но Джанай в любом случае не смогла бы связаться с сестрой.

«Джанай использовала нас, чтобы связаться с Танах, — заметила Аманда. — Детали, которые она предоставила Кибер-Управлению привели нас сюда. Может, Джанай и ориентировалась на станции генерала Обидо, но точно не здесь. Видимо она понимала, что миссия с Килеадом могла пойти под откос. Также Джанай знала, что ее сестра пара Гарвита, а тот работает в охране резиденции».

«Умный и хитрый ход».

Танах улыбнулась сквозь слезы.

— Я благодарю Великого за то, что она жива.

— И как ты поступишь дальше? — спросила Аманда Танах.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты присоединилась к оппозиции, чтобы отомстить, полагая, будто твою сестру убили. Но теперь ты знаешь, что это не так.

— Моя решимость укрепилась. Генерал Обидо наврал моим родителям.

«Он солгал, чтобы сохранить лицо», — заметил Санни.

«Или свою задницу. Вероятно, Обидо не желал признавать насколько был скомпрометирован».

— Они все еще скорбят по ней, а я даже не могу рассказать им правду, как мне объяснить происхождение данной информации? Я должна двигаться вперед. — Танах вытерла слезы. — Пошли. Нам еще далеко идти. — Она зашагала по туннелю, но затем резко остановилась. — Джанай вообще совершала измену?

Санни тихо вздохнул.

— По законам вашего народа, да. Она помогла агенту сбежать, а взамен он взял ее с собой. Если бы он этого не сделал, то она, вероятно, была бы казнена.

— Раз Джанай пошла против своей пары, значит, как я полагаю, она тоже узнала правду. Я поступаю правильно, помогая вам. Великий отделит правду от лжи. Он вознаградит праведников и накажет нечестивых. — Танах поспешила далее по туннелю.

Они шли друг за другом, молча.

«Ты хоть представляешь, в каком направлении мы движемся?» — спросила Аманда.

«Понятия не имею».

Микропроцессор Санни наделил его отличным чувством направления, но сейчас мужчина находился на чужой планете, перемещаясь по секретному проходу с таким количеством поворотов, что даже он запутался. Дважды Санни был готов поклясться, что они повернули в сторону резиденции.

«Танах упоминала, что его намеренно выкопали так, чтобы запутать преследователей».

«Чтобы люди Сорвика не заблудились, им нужно очень хорошо знать лабиринт».

Проход был достаточно широк, чтобы по нему прошел один человек, но сюда точно не влезет целый полк. Вернее полк то зайдет… но будет ограничен скоростью передвижения впереди идущего человека.

«Это первый прорыв в нашей миссии».

«Еще была встреча с сопротивлением», — отметил Санни.

«Ты уверен, что они искренни? А может Танах приведет нас в темницу? Я лишь для видимости сохраняю хорошее настроение. Это начинает меня нервировать».

«Согласен. Мне не нравится, что я потерял чувство направления».

«Наконец-то, я вижу мужчину, который признал, что не знает куда идти!»

«Ха-ха. Сомневаюсь, что это ловушка, они не решились бы на столь сложный путь, чтобы просто взять нас под стражу. Они от этого ничего не выигрывают».

«Они просто заставят нас доверять им, в надежде что мы хоть что-то знаем».

«Они могли бы подвергнуть нас пыткам, чтобы раздобыть информацию».

«Оу, это обнадеживает».

Санни не мог идти рядом с Амандой, поэтому просто взял ее за руку и погладил пальцем ее ладонь.

Она посмотрела на него с вопросом в глазах.

«Кажется, я так и не поблагодарил тебя», — пробормотал Санни.

«За что?»

«Ты осталась со мной, когда я сломал ногу».

«Ты мой… напарник. Я обязана прикрывать твою спину».

«А я твою. Лучше я умру, но не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось», — заявил он. Аманда была способным преданным агентом Кибер-Управления, которая взяла на себя обузу, когда Санни ранили. Но все же.

Хорошо, что сейчас она не хмурилась и не огрызалась.

«Я знаю, о чем ты думаешь. Надеюсь, до этого не дойдет». — Ее глаза и улыбка лучились нежностью.

Это лишь пробудило в Санни желание защищать ее более тщательно.

* * *

— Я не могу идти дальше. — Танах подняла сияющую палочку, освещая знаки, выточенные в песчанике. — Мы достигли границы города. Вот этот проход ведет в открытую пустыню. — Она указала на арку светом. — Оставшаяся часть туннеля не похожа на лабиринт. Вы никогда не заблудитесь. Вы столкнетесь только с одной развилкой, где повернете направо. Путь по туннелю займет у вас где-то полтора дня. А как только вы выйдете, то ступайте к заходящему солнцу. К горе. Торва — самая высокая гора. Когда вы увидите ее, то сразу поймете в какую сторону двигаться дальше. Вам понадобится еще полтора дня, чтобы добраться туда пешком.

«А если мы пропустим ее, то я загляну в карту Ламис-Одж в моей голове из ПирКома Килеада, — заметила Аманда. — Пока мы шли, я успела прочитать много скаченных файлов».

— Если у вас все получится, то возвращайтесь в конспиративную квартиру. У вас есть координаты. Пусть Великий наблюдает за вами и направляет в путешествии.

— Спасибо тебе за все, что ты сделала. Пожалуйста, поблагодари остальных, — попросил Санни.

— И я благодарю вас. То, что моя сестра жива — это благословение, которое только укрепляет мою цель. Слава Великому.

Аманда на секунду замялась, но затем обняла Танах.

— Счастливого пути.

Они отстранили друг от друга, и Танах заметила:

— Ты не следуешь учениям Великого, не так ли?

— Я не верю ни в какое божество, — произнесла Аманда. — Нужно иметь мужество жить по уму, а не из-за страха.

Женщина склонила голову.

— Я не храбрый человек. И должна соблюдать осторожность, чтобы не навлечь на себя его гнев и не провести вечность в обличье ивани.

Религия правила с помощью кнута и пряника. Для Ламис-Одж пряником было обещание вечной жизни на Благославенных землях. А вот кнут применялся за каждую жалобу. В наказание за неверие они превращались в демонов, которых изгоняли под песок. Учитывая варианты, выбор казался простым: верьте.

К сожалению они не могли признать, что все это обычная ложь: и Благославенные земли, и грозящее наказание, и Великий. Этот обман существовал в течение тысячелетий. Но для того, чтобы неверие, наконец, пробудилось, должен был прорасти скептицизм. Путь к свободе начинался с вопросов. И мужества. Осознание, что страх влияет на религиозную веру, представляет собой огромный шаг вперед.

— Ты уже проявила великую храбрость, — произнес Санни. — Без твоей помощи у нас не было бы шансов.

— Я должна делать все, что могу, но даже этого бывает недостаточно.

Нет никаких гарантий. Иногда они выигрывали. Иногда терпели неудачу.

— Тебе пора идти, — сказал Санни. — Удачи.

— И вам тоже, — прошептала Танах и направилась обратно к комплексу, с каждым шагом свет от ее светящейся палочки становился слабее и слабее. Когда она повернула за угол, сияние погасло.

— Думаешь, у нее все получится? — спросила Аманда.

Санни вздохнул.

— У нее больше шансов, чем у нас.

Глава 15

Теперь туннель шел более прямо. Дойдя до развилки, Санни и Аманда повернули направо, как было сказано. Девушка проверила карты, которые скачала с ПирКома. Как она и ожидала, подземного хода на них не было. Но как только они покинут туннель, то окажутся на открытом пространстве.

Без Танах они двигались гораздо быстрее и подобрались к выходу из подземелья уже через полдня, примерно несколько часов спустя должна была наступить ночь, как определила Аманда по своим внутренним часам.

Санни, как типичный мужчина, настаивал, чтобы сначала выглянуть на улицу и проверить в порядке ли их снаряжение. Удивительно, но это не беспокоило Аманду. Она не одобряла все это мачо-дерьмо, но когда так поступал Сании, то в этом было нечто милое. Тем более, на данный момент ей не хотелось спорить. Нет смысла потеть из-за мелочей. Не имело значения, что Аманда была лидером команды и должна была руководить. Они оказались в этой ситуации вместе. А значит, зависели друг от друга. Если бы Санни настаивал на роли героя, то она бы ему позволила это… при условии, что мужчине не грозит реальная опасность. Аманда сложила руки на груди и улыбнулась. Кроме того, так она могла наблюдать за его задницей, пока он тащился вверх по лестнице.

Санни отставил в сторону плиту песчаника. В узкую пещеру хлынул свет. Мужчина склонил голову.

«Ты что-нибудь слышишь?» — Аманда продолжала общаться по беспроводной связи на случай, если наверху кто-то есть.

«Ничего», — ответил он и добавил вслух: — Все чисто.

— Что ты видишь?

— Песок. Песок. И еще больше песка. А вдалеке горная вершина. По моей оценке, к завтрашнему дню мы доберемся до места. — Он нырнул обратно в туннель и прижался к стене, чтобы девушка могла протиснуться мимо него.

Песчаные дюны, окрашенные в красный цвет заходящего багрового солнца, волнами пролегали до горизонта, напоминая кровавое море. Вдалеке располагалась гора. Украденная карта подтверждала, что это была Торва. Порыв ветра закрутился в мощный вихрь, швырнув в лицо Аманды песок. Ей было интересно, зачем людям нужны те длинные шарфы. Теперь она поняла — для защиты. Ее глаза начали слезиться, но в момент, когда она моргнула, чтобы их очистить, пейзаж изменился. Дюны, которые находились там минуту назад, исчезли, а на их месте образовалась равнина. Неизменной осталась только гора Торва.

Она посмотрела на Санни.

— Кажется здесь никого нет, но ПиВи или дрон могут вынырнуть из-за дюны прежде, чем мы заметим.

Мужчина кивнул.

— Нам лучше придерживаться плана ночных передвижений. Это не защитит нас от сканирования, но минимизирует визуальные эффекты.

Аманда задвинула плитой отверстие и спустилась обратно в туннель.

— Через час стемнеет.

Санни был с ней согласен.

— Я не заметил ни одного укрытия.

— Единственный вариант — закопаться в песок. — Аманда опустила светящую палочку и соскользнула на землю, поудобнее усевшись и обхватив руками колени. Проход был узким, но немного шире чем у выхода. Если бы у кого-то из них была клаустрофобия, то сейчас она обострилась бы.

Санни тоже сел, лицом к девушке.

— Нам нужно поесть. И выпить немного воды, — посоветовала Аманда. — А затем удалить ID-чипы.

— Так и поступим, — согласился он.

Почему Санни так смотрел на нее?

— У меня что-то на лице? — Она потерла свою щеку.

— С твоим лицом все в порядке. Более чем в порядке. Оно красивое. — Его хриплый тон и пристальный взгляд подразумевали глубину эмоций, не содержащихся в словах.

— Эм, спасибо. — Она покраснела, Аманда испытала непривычную застенчивость. — Это из-за светящихся палочек. Они не дают много света, — попыталась преуменьшить комплимент девушка.

Санни покачал головой.

— Нет, дело в тебе.

— Ты тоже выглядишь отлично, — заявила Аманда. Тени очертили жесткие и резкие изгибы его челюсти, неровный шрам. Одежда Санни была изорвана и грязна, а на его носу красовалось какое-то пятно, но он никогда не был более привлекательным. В отличие от «Мэнни», мужчина не хвастался своими победами. Аманда была готова поспорить на свой месячный оклад кредитов, что женщины к нему липли, словно мухи. Но Санни обратил внимание именно на нее.

Сейчас он наблюдал за Амандой, его глаза полыхали жаром, решительностью, заботой. Разве хоть один мужчина смотрел на нее так, будто она важна? Позволяла ли она себе когда-нибудь подпускать кого-то настолько близко, подобно Санни?

До сих пор, нет. Страх быть отверженной, раскритикованной, не оценимой по достоинству, заставлял Аманду держать мужчин на расстоянии. Она использовала их, чтобы «унять зуд», как однажды сказал Мэнни. Но с Санни с самого начала все было по-другому.

Несмотря на опасность, — а может быть из-за опасности — они стали командой, партнерами. И даже больше. Аманда влюбилась в большого неуклюжего киборга. И это чувство начиналось с большой буквы «Л». Аманда была такой же глупой, как и Ламис-Одж, когда отказывалась признать правду, хотя смотрела прямо ей в лицо и шагала рядом. Уже скоро они оттолкнутся от скалы, выползут из туннеля и пойдут через пустыню к возможной гибели. У них был шанс передать информацию Картеру, но покинуть планету? Корнар был прав. Им ничего не светит.

Если сейчас Аманда не признает правду, то когда?

— Лучше я умру, нежели позволю, чтобы с тобой что-то случилось, — заявил Санни. Она чувствовала то же самое. Если Аманда выживет, а он нет, то внутри нее образуется черная дыра, которая убьет ее изнутри. Санни должен жить, и она в первую очередь будет бороться за его безопасность… не потому, что они были коллегами, кибер-оперативниками, а потому, что прикрыть его спину было естественным желанием, а не принуждением.

— Я лю… не умру, — прошептала Аманда.

Его губы дернулись.

— Я тоже попытаюсь этого избежать.

— Просто попытаться недостаточно. Пообещай мне.

— Я не могу ничего обещать.

— Будь ты проклят! Тогда соври мне. — На ее глаза навернулись слезы, которые подкатили к горлу. Паника все нарастала. Аманда только нашла его и уже должна была потерять? Они оба собирались умереть. Вопрос только в том, кто будет первым.

— Я не сделаю это.

— Почему нет? — Аманда вытерла глаза тыльной стороной ладони.

— Потому что я люблю тебя, — прошептал Санни.

У девушки не получалось быстро вытирать слезы, чтобы сдержать их поток.

— Я тоже тебя люблю, и поэтому ты должен соврать.

Санни обнял ее прежде, чем она осознала, что он пошевелился. Мужчина прижал ее мокрое лицо к своей шее. Аманда обхватила руками его талию, задев костяшками пальцев стену. Она рыдала и ненавидела себя за то, что нуждалась в освобождении. Мужчины-агенты не плакали во время самоубийственных миссий. Но Аманда плакала не потому, что боялась умереть… она оплакивала время, которое они провели вместе.

Санни слегка встряхнул ее.

— Тебе не обязательно идти со мной. Ты можешь остаться. Здесь ты будешь в безопасности.

Позволить ему идти дальше одному? Пожертвовать собой?

— Черт возьми, нет! — практически закричала она. Слезы остановились, и Аманда резко отстранилась, вновь задев костяшками пальцев стену. Она свирепо посмотрела на мужчину. — Ты, нахрен, с ума сошел?

Санни усмехнулся. Кривая, распутная, душераздирающая улыбка.

— А вот и моя малышка.

Прежде чем она успела ударить его, он поцеловал ее.

Страх, гнев и любовь, настолько реальная, что Аманда могла почувствовать ее вкус, взорвались в порыве ощущений. Поцеловать или ударить, девушка не знала чего хочет больше, поэтому сделала и то, и то. По ее щекам вновь потекли слезы, но она прижалась к нему, отдавая все, что у нее было, беря столько, сколько могла. Аманда вступила в борьбу с его языком, прикусывая тот зубами и одновременно нанося удары в плечи Санни, протестуя против несправедливости и неизбежности. Когда она, наконец, собралась с силами и призналась в своих чувствах, то будущего уже не существовало. В прошлом интуиция киборга помогала ей выжить, а на этот раз она предупреждала о смерти.

— Не плачь. Я не могу вынести твоих слез. — Санни поцеловал ее в уголки глаз.

— Я тоже не могу их вынести. Ненавижу быть слабой. — Она ненавидела то, что он увидел ее переживания.

— Ты не слабая.

— А какая?

— Упорная. Сильная. Храбрая. — Санни просунул руку ей под рубашку, чтобы обхватить грудь. — И мягкая.

Аманда отрицательно покачала головой.

— Я не чувствую себя таковой.

— Ты не чувствуешь мягкости? — Он сжал полушарие и провел большим пальцем по твердому соску. — Ну, кроме этой части.

— Ты знаешь, что я имею в виду. — Аманда вцепилась пальцами в ткань его рубашки. Девушка хотела сорвать ее с него, но у них была только форма, которую они получили от сопротивления, поэтому она сосредоточилась и начала расстёгивать пуговицы. Когда Аманда закончила, то все равно отшвырнула рубашку.

— Моя рубашка тебя обидела? — спросил Санни.

— Вся твоя одежда оскорбляет меня.

— Мы не можем этого допустить. — Он встал и разделся с поразительной скоростью для тесного пространства. Санни не был симпатичным, но он был мужественным. Сила, крупные мускулы и все в одном мужчине. Шрамы, появившиеся до трансформации в киборга, оставили белые полосы на его груди и животе, покрытых редкими волосками. Когда-то Санни был уличным бандитом. Как бы Аманде хотелось познакомиться с ним в то время. Они бы сбежали вместе. Какая бы у них была команда.

Между его ног возвышался толстый и прямой член. В ее животе запорхали бабочки, а во рту пересохло. Ах. Санни был совершенен: шрам на лице, татуировка, которую он сохранил, чтобы помнить о своем криминальном прошлом, кривая усмешка, тело и лицо, отмеченные старыми драками. Из-за недавнего перелома на его голени кожа была все еще немного покрасневшей. Примерно через день или около того это тоже исчезнет. Ускоренная регенерация была одним из преимуществ киборга. Но совершенная мускулатура, защищающие наносомы и молниеносная компьютерная обработка данных не спасет их от фотонный взрывов, от микровзрывчатки или от выстрелов шпионского дрона.

Они могли рассчитывать только на этот момент.

Аманда не знала, что кибернетические глаза могут передать такие эмоции, но от темного желания и сладкой нежности в его взгляде, пока она раздевалась, перехватывало дыхание.

Санни хотел ее. Он принял ее. Как и она.

Она. Аманда Мэнсфилд. Разочарование отца. Военный провал. Текущий провал миссии.

Санни видел то, что никогда не позволялось ни одному мужчине. Видел гнев, нетерпение, высокомерие, сомнение, страх, несовершенство… и все равно любил ее.

Ее губы изогнулись в улыбке, и Аманда сморгнула слезы.

«Хватит».

Она никогда не была плаксой. Именно из-за Санни на ее глазах появились слезы. Побочный эффект от влюбленности.

Его взгляд переместился на сумку.

— У нас есть раскладушка.

— Можно попробовать, — пробормотала она. Скалистый пол туннеля оставил бы на их коже порезы и царапины. Но это стоило того, ведь Санни оказался бы внутри нее.

Санни достал из сумки компактный рулон серебристой ткани и расправил его. Мужчина пробежался рукой по ультратонкой, напоминающей пленку, материи.

— Не очень-то мягко для кожи.

Судя по всему, совершенно не мягко.

— Этого достаточно, — заявила Аманда.

Санни растянулся на боку, прижавшись спиной к стене и предоставляя Аманде пространство, чтобы она легла рядом, грудь к груди. Живот к толстому твердому члену. Девушка просунула руку между их телами и обхватила ладонью эрекцию, а затем расширила глаза, когда тонкая материя начала раздуваться.

Ткань превратилась в удобный матрас, оберегающий их от жесткого пола.

— Давление активировано, — прошептал Санни.

— Как и здесь, — дразняще пробормотала Аманда и погладила ствол. Казалось, его член стал еще больше, а на головке появилась капля предэякулята.

Санни вдохнул полной грудью.

— Это не займет много времени. Вот увидишь.

— Почему? — Аманда невинно захлопала ресницами.

— Не волнуйся, свое ты получишь. — Он поцеловал ее.

Все веселье растворилось в похоти. Девушка застонала в его рот. Их обоих охватила торопливость. Аманда запуталась пальцам в волосах Санни.

Мужчина приподнял ее бедро, Аманда зацепила голень за заднюю часть его колена и начала раскачиваться, потираясь о член. Санни стиснул ее ягодицу, поощряя движения девушки, а затем скользнул ладонью между ее ног. Теплые пальцы начали вырисовывать обжигающие круги вокруг ее клитора.

Его губы ласкали плоть Аманды. Санни проложил дорожку из поцелуев, иногда слегка покусывая, вдоль ее подбородка. Девушка выгнула шею и ударилась головой о стену песчаника, оставив там трещину.

— Ты в порядке? — Он погладил ее голову в месте удара.

— Возможно, нам стоило сделать это стоя.

— Давайте не будем сдаваться. Держись. — Санни крепко прижал ее к себе и сдвинулся, оказавшись сверху.

Проблема стала очевидной. Стены из песчаника находились настолько близко, что Аманда не могла раздвинуть ноги так широко, чтобы он устроился между ними.

Девушка захихикала. Санни отстранился и перевернул ее на живот. Аманда приподняла бедра. Жесткий член прижался к ее входу. Смех превратился в долгий стон, когда Санни скользнул внутрь, растягивая и заполняя ее так, как она и мечтала.

Пространство позволяло Сании протолкнуть руку под девушку, чтобы обхватить ее лобок. Он потирал клитор с каждым глубоким восхитительным толчком.

Санни прижался щекой, покрытой щетиной, к ее затылку. А затем сдавил зубами изгиб между шеей и плечом Аманды, заставляя девушку задрожать от пронзившего ее раскаленного желания.

— О, черт, — ахнула она. — Я сейчас кончу.

Санни зарычал и ущипнул ее за клитор. Ее киска сжалась.

Аманда поддавалась навстречу каждому выпаду, двигаясь быстрее, нуждаясь в более сильных толчках.

— Сильнее, пожалуйста. Жестче.

— Ну, раз уж ты сказала «пожалуйста»… — Санни сжал пальцами ее бедра и начал врезаться в ее лоно. Напряжение достигло апогея и разлетелось на осколки сверкающей кульминации. Его тело содрогнулось и задрожало. За закрытыми веками вспыхнули огни. Его член дернулся внутри нее, и Санни глубоко погрузился в лоно, застонав от полученного оргазма.

Они обессиленно упали, его тело придавило Аманду. Мужчина правой рукой нашел ее ладонь. Их пальцы переплелись.

Девушка парила на облаке покоя и удовлетворенности, опасаясь своих насущных мыслей. Казалось, в этот момент она прикоснулась к вечности.

Глава 16

— Здесь ничего такого нет. — Аманда стянула с лица защитный шарф. — Оазис полностью высох.

Санни тоже скинул шарф, оставляя тот болтаться на шее. Между окаменевшими деревьями, наполовину закопанными в песок, завывал ветер. Деревья, освещенные лунным светом, напоминали надгробия. Мужчина подошел к колодцу, включил светящуюся палочку и заглянул внутрь. Сухо. И уже, как казалось, целую вечность. К счастью, они пришли сюда не за водой.

— Карты Килеада не отличаются современностью, — заметил он. — Думаю, картография не была для него приоритетом. — Санни выключил свет.

— Просто он не уделял внимание собственной планете, — пробормотала Аманда. — Я быстро просмотрела карты других планет. Те, с которыми я была знакома, казались актуальными.

— Мишени, — произнес он.

Она кивнула.

— Некоторые из них. Подозреваю, что большая часть — это стратегические блокпосты или безопасные зоны союзников.

— Бесценная информация.

— Если Ламани переедет раньше, чем мы сможем передать разведданные Кибер-Управлению, то, по крайней мере, у нас останется представление с чего начинать поиски.

Предполагалось, что Санни и Аманда отправятся к горе Торва. Поэтому, чтобы обмануть дроны, они свернули к оазису, решив, что это место подходит для того, чтобы оставить здесь ложный след.

Санни смотрел на каменистые деревья — монолиты ушедшей эпохи, но символика настоящей. Интересно, Ламис-Одж всегда были таким несговорчивым и самодовольными? Неужели они не знают другого пути? Они когда-нибудь были открытыми и мирными? Их прошлое было загадкой для инопланетян, потерянным, как песок, кружащийся на ветру. Люди не знали другие планеты, пока благодаря космическим путешествиям не познакомились с остальной Галактикой.

Ламис-Одж быстро превратились в соседей, которых вы никогда не пригласили бы в гости.

Они отвергли почти всю инопланетную культуру, заинтересовавшись лишь технологией, которую использовали, чтобы уничтожить противоречащие мнения и обратить других в свою веру. Верь или умри. Невольно, Галактика дала Ламис-Одж средства для проведения крестового похода террора.

— Если они найдут здесь наши идентификационные чипы, то поймут, что это уловка, — заметила Аманда. — Не стоило сюда приходить.

— Мы не можем рисковать и дальше путешествовать с ними. Сейчас мы находимся между горой и окаменелыми деревьями, — произнес Санни. — Нужно оставить чипы здесь, пока не объявились дроны. Мы прошли десять километров, чтобы добраться сюда, а теперь нам нужно дойти до ретрансляционной станции. Жаль, что у нас нет извлекателя для биочипов, впрочем, у меня кое-что завалялось. — Он достал универсальный инструмент из кармана. — Кто будет первым, ты или я?

— Давай я. — Аманда закатала рукав и выставила руку так, чтобы Санни заметил крошечный комочек под кожей.

— Будет больно, — предупредил Санни. — Поместить чип внутрь гораздо легче, чем извлечь.

Казалось, что с момента, когда Аманда ввела им ID чипы, уже прошло много лет.

— Я большая девочка.

Кончиком лезвия Санни сделал небольшой надрез. На поверхность кожи девушки хлынула кровь. Но Аманда не издала ни звука, смотря перед собой. Быстро орудуя ножом, он извлек 125 миллиметровый электронный чип. Кровь потекла по ее руке. Санни вытер ее, а затем приложил к ране дезинфицирующую ткань.

— Откуда ты это взял?

— Салфетку? Хала упаковала мини-аптечку.

— Кажется, она подумала обо всем.

Женщина очень щепетильно собрала им сумку: надувные матрасы, НутриСуп, вода, аптечка и специальная обувь, благодаря который они преодолевали дюны, не утопая в песке.

Через минуту, Санни проверил ее порез. Кровотечение остановилось, значит, наносомы уже начали исцелять рану.

— Нормально? — спросил он.

— Более чем. — Она опустила рукав рубашки.

Санни вытер чип и лезвие от крови, а затем передал инструмент Аманде. Мужчина расстегнул рубашку.

С дерзкой улыбкой Аманда погладила ладонями его грудь. По спине Санни побежали мурашки.

— У нас нет времени, — заметил он.

Она вздохнула.

— Знаю. Готов?

— Готов.

Разрезав кожу, Аманда быстро извлекла чип и прижала к ране дезинфицирующую салфетку.

Как и в случае с Амандой, Санни тщательно вытер чип.

— Если они найдут чипы, то мы не захотим, чтобы на них осталось наше ДНК.

Это определило бы их судьбу: без фальшивых удостоверений личности у них было гораздо больше шансов ускользнуть от обнаружения, чтобы передать информацию, но они не смогли бы покинуть планету. Без возможности пройти биосканирование, их не допустят на борт ни одного отходящего судна. А так как Санни и Аманда возглавили список разыскиваемых преступников, то сомнений в вопросе удаления чипов не возникло. Их в любом случае либо расстреляют, либо передадут Сорвику сразу, как только они вступят на космопорт.

Санни раскрыл ладонь. И чипы сразу исчезли.

Он обнял Аманду и припал к ее губам в жестком поцелуе.

— Пойдем.

Они зашагали плечом к плечу к станции. В лунном свете неповоротливая Торва казалась темным пятном на полуночном небе. Санни и Аманде не нужно было постоянно смотреть на нее, чтобы определить направление, так как их микропроцессоры уже выделили координаты. Они смогли бы найти ретрансляционную станцию даже с закрытыми глазами.

У окаменевшего дерева затрепетало что-то белое. Нежные лепестки, белоснежные, словно снег, обрамляли цветущую головку, качающуюся на тонком стебле. Цветок напоминал Санни терранский пион.

— Смотри, — указал он на цветок. — Хала! Живой священный цветок. Он намного более поразительный в дикой природе, чем на видео.

— Ты прав, это поразительно.

В голове Санни всплыло предупреждение Гарвита.

— Я сорвал бы его для тебя, но он может откусить мне руку.

Цветок качнулся, а его лепестки задрожали. Пока они изучали его с безопасного расстояния, из центра цветка скатилась капля росы, словно слеза, и упала на песок. Головка опустилась.

Очаровательно. Может ли растение быть разумным? Или оно чувствовало эмоции?

Санни кивнул Аманде, и они повернулись, чтобы уйти.

Цветок зарычал. Лепестки раскрылись, демонстрируя пасть, полную острых как бритва зубов. Растение щелкнуло челюстями и вновь зарычало. Ни один пион не умел такого.

— Все еще считаешь его красивым? — спросил Санни.

В последний раз оглянувшись, они отправились в пустыню. Специальные ботинки оставляли характерные отпечатки на песке, но вездесущий ветер стирал их раньше, чем кто-либо смог бы заметить.

Аманда снова повязала шарф на лицо.

— Говоря о Хале, она проделала невероятную работу по комплектации припасов.

— Так и есть. Сопротивление хорошо подготовлено. — Санни и Аманда были кибер-оперативниками. Борьба против обстоятельств было тем, чем они занимались, но ботинки для песка и шарфы немного облегчали поход. Санни скривил губы. — Рассмотрев халу вблизи, я пришел к выводу, что не хотел бы назвать в честь этого цветка свою дочь.

— Здесь это самое популярное имя. Ламис-Одж очень гордятся этим цветком. Он даже красуется на их флаге.

— Я заметил. Они повсюду вешают изображение флага. Удивлен, что никто не поставил его посреди пустыни. — Все, что нужно было знать о намерении Ламис-Одж, развевалось на ветру. Ламани, воплощающий мифологию, опасная хала и оружие. Красный флаг. Буквально. Фон баннера был багряным.

— Интересно, обновляют ли они флаг, когда выходит новая модель фотонного бластера, — пошутила Аманда.

Санни засмеялся.

— Не удивлюсь, если это так.

Они пересекли массивную песчаную дюну. Сначала Санни и Аманда обходили дюны, но их было чертовски много. Им нужно было как можно быстрее проложить дистанцию между ними и комплексом и добраться до Торвы. Они и так потеряли несколько часов, пока отлучались, чтобы избавиться от чипов. Даже со специальной обувью поход через зыбучий песок требовал выносливости. Если бы Санни не был киборгом, то мышцы его ног уже отказали.

— Они не все плохие, — заметила Аманда. — Корнар, Гарвит, Танах, Хала… они помогли нам. Конечно, их мотивация заключалась не в простом альтруизме, у каждого была личная заинтересованность в нашем успехе, но они рисковали своей жизнью. — Девушка остановилась и схватила Санни за руку.

«Кстати… позволь мне отправить тебе информацию», — мысленно произнесла Аманда, а затем закодированный поток, содержащий файлы, оказался в голове мужчины.

Санни удивленно моргнул.

— Это из ПирКома Килеада? — Он не был таким же хорошим хакером, как Аманда. Многие файлы были написаны на обдибиановом и казались ему тарабарщиной.

Она кивнула.

— В случае, если со мной что-то случится… если я не доберусь до Торвы, то ты сможешь передать информацию.

Санни мог сделать это, но на самом деле он приложит все усилия, чтобы этого не случилось.

— У тебя все получится. У нас обоих все получится. — Как и большинство киборгов, Санни отлично проявлял себя в чрезвычайных ситуациях. Пока вокруг кружил хаос, он проходил через испытания, сохраняя трезвость ума, спокойствие и собранность. Но эта миссия испытывала на прочность его эмоции.

Он боялся. И не потому, что мог умереть, Санни опасался, что Аманда лишится жизни. Он должен был принять факт — шансы не дают гарантию на успех, как сказал бы Картер. Они не могли скрываться от врагов бесконечно. Два человека — даже киборги — не могли победить целую армию. Мысль о том, чтобы прожить хотя бы минуту без Аманды, казалось, образовала зияющую дыру в его груди. Смерть сестры уже была достаточно ужасным ударом. Санни не мог потерять еще одну женщину, которую должен был защищать, просто не мог. Женщину, которую любил.

Может, Санни удастся подкупить охранника, чтобы Аманда села в шаттл. Он предложит обменять свою жизнь на возможность отправки девушки домой. Охранник в любом случае станет героем, ведь он взял под стражу преступника и передал его Сорвику. Ламис-Одж никогда не думали, что женщины чего-то стоят. Санни смог бы убедить всех, что именно он виновен в смерти Килеада. Пусть они занимаются только им. Санни ни при каких обстоятельствах не раскрыл бы секреты Кибер-Управления, но обязательно придумал бы какое-то правдоподобно звучащее дерьмо, позволяя врагам думать, будто они получают ценную информацию.

Санни поцеловал костяшки пальцев Аманды, а затем и ее теплые губы. Наносомы поддерживали в них температуру тела даже тогда, когда на улице стоял дикий холод. Днем жарко, как в аду, а ночью холоднее, чем сердце Ламани. Какая неприветливая планета.

— Обещаю, ты вернешься домой. — Санни сделает все, чтобы это произошло. Что угодно.

— Если кто-то и поедет домой, то это будем мы оба. Мы же команда.

— Если кому-то из нас удастся поехать домой. То это будешь ты. Не спорь со мной. Если появится шанс выбраться с планеты, и будет только одно свободное место, то я затащу твою задницу, пинающую и кричащую, в шаттл.

— Тебе придется тащить меня вопящую за ноги, потому что я не пойду иначе. — В ее глазах вспыхнуло неповиновение. — И на каждом шагу я буду сражаться с тобой.

— Аманда, черт возьми!

Девушка положила руки на свои бедра.

— Мы знали, что подписываемся на потенциально самоубийственную миссию. Картер не приукрашивал. И поэтому не приказывал нам приехать сюда. Он искал добровольцев. — Ее глаза наполнились слезами, а нижняя губа задрожала. Сердце Санни сжалось при виде ее слез. — Думаешь, мне не страшно? Считаешь, я хочу умереть? С чего ты взял, что я смогу оставить тебя здесь? Ты мой гребаный напарник. И даже хуже — мужчина, которого я люблю.

— Хуже? — Несмотря на боль Санни рассмеялся.

— Это не смешно, будь ты проклят! — Аманда ударила его кулаком в грудь. Ее шарф упал на плечи, открывая лицо.

Он схватил ее за запястья и притянул к себе.

— Отпусти меня! Отпусти! — Аманда начала бороться с Санни. — Я ненавижу тебя!

— А говорила, что любишь. — Его шарф тоже упал, и песок ужалил лицо. Безвкусные песчинки попали в рот.

— Ты взвалил все на меня! Как же я хочу тебя ненавидеть. Хочу, чтобы ты был тем самым парнем на одну ночь, которого я встретила изначально.

— Я тоже этого хочу.

Аманда удивленно открыла рот.

— Хочу, чтобы ты была той самой незнакомой женщиной, с которой я разделил сексуальные утехи, прежде чем мы разошлись по разным углам. Потому что тогда ты была бы в безопасности. Каким бы драгоценным я не считал проведенное с тобой время, я бы хотел, чтобы тебя здесь не было.

— Но я желала быть здесь. Я снова бы вызвалась добровольцем на подобную миссию.

Санни уткнулся лицом в ее шею. Аманда пахла теплой женщиной, ванилью, надеждами, грезами и уютом, о котором он не смел мечтать. В груди Санни заныло сердце, когда он тяжело сглотнул.

— Что мне с тобой делать?

— Любить меня.

— Я уже люблю.

— Обнимать меня.

— Уже обнимаю.

— Поцеловать меня.

Санни припал к ее рту в поцелуе, демонстрируя накопившиеся желание и стремление слиться с ней воедино. Раздвинув губы Аманды языком, он жестко проник внутрь. Она стонала и хваталась за рубашку Санни, впиваясь ногтями в его грудь, будто цепляясь за жизнь. Ее язык переплелся с его, атакуя и лаская, Аманда прокусила губу Санни.

Он вкусил любовь, ржавый привкус крови и песка Ламис-Одж.

Господи помоги ему, ведь Санни хотел уложить девушку на землю и взять ее прямо там. Но он не мог этого сделать. Им нужно было выполнить миссию. Они должны были сделать то, что должны. И ему придется взглянуть правде в глаза. Взглянуть в собственное прошлое.

Санни отстранился. Его грудь быстро вздымалась, когда он сделал шаг назад.

— Что случилось?

— Моя сестра умерла из-за меня.

— Как? Что случилось?

— Вся проблема в банде, к которой я принадлежал. Можно сказать, что мы терроризировали окрестности. — Санни скривил губы, когда в его разуме расцвело сравнение. — Как Ламис-Одж, но в меньшем и более локальном масштабе. Я был преступником. Воровал, вымогал деньги. Угрожал людям. Но я любил свою сестру, и после смерти мамы я пытался заботиться о ней по-своему. — Он сглотнул и развернулся. Меньшее, что он мог сделать, чтобы искупить вину, это посмотреть Аманде в лицо в момент признания в уродливой правде. Самое худшее в нем. Почему он присоединился к Кибер-Управлению. Зачем принял участие в этой миссии. Почему для него имело такое чертовски большое значение, чтобы она выжила. — Моя банда устроила диверсию в районе соперника. Я не стрелял, но присутствовал там, сидя в ПиВи. Мы никого не убили… но не из-за отсутствия попыток. Однажды ночью, несколько дней спустя, моя сестра оказалась дома одна.

Аманда прижала руку ко рту.

— Да. Наши соперники отыгрались. Я вернулся домой и нашел ее мертвой. На ее месте должен был быть я! Тогда я думал, что крут, но на самом деле я был гребанным бандитом. Убийцей в процессе становления. — Санни потер свой шрам. — Мне нужно было свалить с этого района. Уехать так далеко, как только можно. Моя мать умерла, а я не смог ее спасти. Я стал причиной смерти сестры. Разве ты не понимаешь, почему мне нужно, чтобы ты выжила?

Она сократила между ними расстояние и обняла Санни, положив голову ему на плечо. Его сердце забилось быстрее. Он накрыл ее ладони своими, сжав. Санни не заслуживал утешения, не заслуживал ее любви, не заслуживал ничего, кроме привилегии жить с ежедневной борьбой, чтобы отдать свою жизнь в обмен на жизни, которые разрушил. Он все еще был эгоистичным ублюдком, потому что желание победило доводы, и вместо того, чтобы оттолкнуть Аманду, Санни крепко ее обнял.

— Прости меня, — прошептала она. — Я сожалею о твоей утрате и обо всем, через что ты прошел.

Сожалеет о том, через что он прошел? А что насчет того, что он сотворил? Почему она не ненавидела его, когда Санни ненавидел сам себя?

— После смерти сестры, жизнь перешла от плохой к ужасной. Мне было насрать на все, и у меня появилась эта жгучая ярость. Я продолжал рисковать все больше и больше, надеясь, что меня в итоге убьют. Помнишь, я рассказывал тебе о мужчине? Которого я ограбил, а тот в ответ надрал мне задницу?

Аманда подняла голову. Она не отводила взгляд, и в нем не сквозило осуждения.

— Я выбрал его, потому что почувствовал в нем некую важность. Если бы я нанес удар по достаточно большой цели, то власти более усердно взялись бы за расследование. В моем запутанном сознании возникла идея, что если я нападу на него, то полиция вмешается. А дальше произошло бы так называемое самоубийство при перестрелке с полицией. — Санни глубоко вздохнул. — Вот только моей «жертвой» оказался Харрисон Аймэс.

— Аймэс? То есть…

Санни кивнул.

— Отец Картера. Он был важен — правительственный чиновник, бывший служащий терранского спецназа. Я никогда не спрашивал его или Картера, но подозреваю, что он мог быть киборгом. Я пытался ограбить Харрисона, но вместо того, чтобы позвонить властям, он выбил из меня все дерьмо. Спас меня от самого себя. Может, я напомнил ему Картера в подростковом возрасте. — Санни пожал плечами. — Но Харрисон забрал меня с улицы и дал мне направление, в котором я нуждался. Он увидел то, чего не видела я.

Возможность искупления.

— Тебе повезло, что появился кто-то, кто заботился о тебе. Чтобы дать тебе второй шанс.

— Так и есть.

— Таким образом ты присоединился к Кибер-Управлению?

— Я должен Харрисону Аймэсу, как и Картеру, больше, чем когда-либо смогу отплатить. Благодаря связям Аймэс пристроил меня в терранскую пехоту, где меня научили перенаправлять агрессию. Но потом я был ранен, и Картер познакомил меня с Кибер-Управлением. Я не мог исправить причиненный вред, но я завербовался в надежде вернуть добро в мир. Чем сложнее миссия, чем серьезнее опасность, тем больше я этого хотел.

— Ты искал в миссиях смерти, — тихо подвела итог Аманда.

Санни выдохнул.

— Зачем кому-то рисковать жизнью, когда я готов при необходимости умереть?

— А теперь?

— Теперь я хочу жить. Хочу передать информацию Картеру, убраться с этой чертовой планеты, жениться на тебе и завести детей. Но если я не выживу… то ты точно будешь жить.

* * *

— Твоя очередь! — Аманда плюхнулась в песок возле сумки. Подходящее время, чтобы перекусить.

— Скоро вернусь, — произнес Санни и исчез за дюной.

Осознавая, что с рассветом они потеряют защитный плащ тьмы, они шли всю ночь. Сейчас Санни и Аманда остановились перекусить и позаботиться о нуждах организма.

Аманда до сих пор обдумывала бомбу, которую он ранее сбросил на нее.

Дети? Он хотел детей? А брак? Муж и семья не вписывались в секретный опасный образ жизни агента Кибер-Управления. У тебя не могло быть нормальной жизни. Ты не мог ничем поделиться со своим супругом. Тебя могли срочно вызвать на миссию, на несколько месяцев, без связи с внешним миром до тех пор, пока ты не вернешься. Если ты вернешься. Дома супруг жил бы с постоянным беспокойством: выживет ли она на этот раз?

Брак и дети? Не вариант.

Или это возможно? В их паре не было бы супруга, который ожидает дома. Они оба были кибер-оперативниками. Понимали требования и потребности работы. Тем более уже существовала пара, в которой оба партнера были агентами.

Что, если она и Санни будут вторыми?

Всю свою жизнь Аманда боролась за то, чтобы быть первой, но на этот раз идея стать вторыми прельщала. Вторые — это потрясающе.

Девушка не знала, смеяться ей или плакать над тем, что перед ней открылась перспектива брака и ребенка. Детей… Санни использовал множественное число. Он хотел больше одного.

Его заявление сначала шокировало Аманду, но она не поняла, что ошеломило ее больше — то, что Санни чувствовал к ней, или то, как он относился к самому себе. В нем было столько вины. Подростки совершают ошибки. Санни рос без отца и матери, а став немного старше он взял на себя ответственность за свою сестру и выбрал неправильный путь. Одна правда. Одна ошибка. Смерть его сестры была трагичной, и да, ее можно было предотвратить, но это привело к чему-то положительному: походу, чтобы спасти жизни. Сотни жизней. И, если эта миссия удастся, потенциально миллионы или даже миллиарды.

Пора отпустить это дерьмо и перестать винить себя.

Как и самой Аманде.

Страх перед неодобрением отца слишком долго влиял на ее действия. Аманда вызвалась добровольцем на невыполнимую миссию, надеясь, что если она окажется успешной, то это докажет ее храбрость, докажет ее ценность. Неужели ей всегда будет так важно мнение отца? Ведь, может быть, на этот раз она, наконец-то, будет соответствовать его требованием. Уже нет. Аманда отлично себя проявила, окончив с отличием Академию, достигнув ранга в рекордно короткие сроки и, после серьезной травмы, оказавшись в Кибер-Управление, чтобы послужить самой Галактике. И этого было недостаточно для ее отца? Тогда к черту его.

С этого момента Аманда будет стремиться к успеху, потому что это ее желание, а не очередная попытка угодить человеку, который никогда не будет доволен. Неодобрение отца запятнало другие отношения. Из-за его критики, звенящей в ее голове, Аманда сбежала от Санни на Дариус-4. А если бы она тогда осталась, появился ли у них шанс, узнать друг друга лучше?

Возможно, ее собратья, кибер-оперативники, всегда принимали ее. Может, ей только казалось, что к ней предвзято относятся. Аманда выстроила внутри себя какой-то барьер. Видимо это был случай «я сбегу от тебя прежде, чем ты сможешь сбежать от меня». Картер без колебаний отправил бы ее на опасную миссию — директор Кибер-Управления не сомневался в способностях Аманды. Изначально она расценила назначение Санни как оскорбление, но правда состояла в том, что ей нужно было подкрепление. Оно нужно было любому оперативнику.

Гиперопека Санни была признаком не неуважения, а переизбытка ответственности. Он боролся с личными демонами. Его собственными ивани. Санни был пышным лесом Ксенианса в сравнении с ее отцом — бесплодной пустыней Ламис-Одж. Санни верил в нее. Он любил ее.

Пришло время полюбить себя.

Из-за смерти Килеада за их головы теперь была назначена награда, усложняя миссию, но если бы он выжил, то это все равно не гарантировало бы Санни и Аманде побег с планеты. Под действием локитола Килеад согласился отправить ее домой, но разрешил бы он улететь и Санни? Килеад был террористом. А значит, он не заслуживал доверия.

Все пошло не так, как они планировали. Дерьмо случается.

Учитывая все обстоятельства, они хорошо справились. Аманда хорошо справилась и чувствовала гордость за себя. Она была силой, с которой нужно считаться.

Как и Санни. Он был крутым киборгом.

А вместе? Осторожно! Если с этой пустынной негостеприимной планеты существует выход, то они найдут его.

Нет ничего невозможного. Они уберутся с этой планеты. В конце концов, им еще нужно делать детей!

Как только они свяжутся со штабом, то Картер сделает все, что в его силах, чтобы спасти их. Кибер-Управление не бросает своих оперативников.

Аманда глубоко вдохнула, чувствуя свет и надежду. Небо было окрашено кровавым светом, предвещающим рассвет и омрачающим дюны. Ламис-Одж была довольно суровой, унылой и покинутой планетой. Строгость пейзажа обрамляла и подчеркивала все прекрасное, что только могло быть здесь: восход, закат, потрясающий, хоть и опасный, цветок.

Когда солнце поднимется в зенит, Санни и Аманда окажутся на палящей жаре, а вокруг них на километры вокруг будет только песок. Благодаря ветру песок постоянно менял форму, но как-то монотонно. Дюны походили друг на друга. Натюрморт, который всегда менялся. Только Торва, которая стала ближе, так как им оставалось всего лишь полдня ходьбы, оставалась неизменной.

Аманда посмотрела на дюну, куда отправился Санни по своим делам. Ветер уже стер его следы. Разве ему не пора вернуться?

Девушка встала и отряхнула песок с ног и рук. Гребанные песчинки. Казалось, они повсюду. Несмотря на одежду, Аманда чувствовала их на своей коже. Крупицы застряли у нее в ушах, в уголках глаз, под ногтями и в других местах, о которых она не хотела упоминать.

Первым делом, когда они вернутся в цивилизацию, Аманда надолго залезет в ХимДуш. А затем хорошо трахнет Санни. Практика перед тем, как завести детей.

Почему он так долго?

«Ты в порядке?» — Хоть Санни находился на расстоянии крика, Аманда решила в качестве меры предосторожности воспользоваться беспроводной связью. Обычный звук мог разнестись на удивительно дальнее расстояние.

«В порядке. Пытаюсь избавиться от этого чертового песка. Буду через пару секунд».

На самом деле Аманда не волновалась.

«Не торопись. Какой НутриСуп хочешь?»

«Без разницы. Удиви меня».

Интересно, Санни удивился бы, обнаружив ее голой? Аманда усмехнулась, наслаждаясь фантазией. Вот только это так и останется грезой. Они не могли себе позволить расслабиться в ответственный момент миссии. Тем более никто из них не хотел бы оказаться обнаженным на песке.

Ветер поднял вихрь, который направился прямо к Аманде. Она отвернулась и укутала лицо шарфом.

Песок осыпался на ее спину. Аманда прищурилась, сосредоточившись на пейзаже примерно в ста метрах. Земля движется? Наверное, это просто игра ветра. Она подкралась ближе и расширила глаза. Поверхность песка покрылась рябью, перетекая, словно волны в океане. Аманда ощутила, как под ее ногами задрожала земля. Девушка покачнулась, но быстро обрела равновесие.

«Ты чувствуешь это?»

«Чувствую что?» — сразу ответил Санни.

«На Ламис-Одж бывают землетрясения?»

«Вроде нет. Почему ты спросила?»

«Потому что песок движется».

«Это ветер».

«Нет, земля движется изнутри».

Будто под песком что-то плавало. Что-то большое. Быстрое. И оно двигалось прямо к ней.

— О черт! — Аманда отступила, но ее ноги двигались не настолько быстро, как нечто, перемещающееся под землей.

Обжигающая боль пронзила ее лодыжку. Холодное с шипами щупальце резко вынырнуло и схватило Аманду за щиколотку, сбивая с ног. Девушка упала лицом в песок и ощутила, как ее потащили назад. Аманда брыкалась и извивалась. Мерцающее серое щупальце обвилось вокруг ее голени, впиваясь шипами в икру. Ее ногу словно объяло огнем. Кровь Аманды запятнала песок.

Ивани! Черт возьми, они настоящие.

Аманда била по щупальцу, пытаясь вырваться, но хватка становилась лишь крепче и крепче. Казалось, песок начал втягиваться внутрь водоворота, когда конечность существа скользнула назад под землю.

— Санни! Помоги!

— Бегу!

Она цеплялась за землю, стараясь удержаться, но песок просачивался сквозь пальцы. Ивани уходил все глубже под землю, как и сама Аманда.

Колени.

Бедра.

Талия.

«Я умру».

Мучительная смерть.

Шея.

«Санниииии, я люблю тебя…»

— Амандааааа! — Он мчался к ней навстречу.

Но земля уже поглотила ее.

Глава 17

— Аманда! — закричал Санни. — Аманда!

«Я иду за тобой. Держись! — Она не могла умереть. Просто не могла. Он отказывался в это верить. Не сейчас. Только не снова. — Амандааааа!»

Санни нырнул в песок, именно там где видел Аманду в последний раз, и начал отчаянно копать. Что-то острое задело его руки и рвануло прочь. Санни бросился следом, схватив это нечто. Его ладони пронзили шипы, но Санни не ослабил хватку, нырнув лицом в песок. Мужчина закрыл рот и задержал дыхание. Песчинки забились в его нос и глаза, делая кибернетическое зрение бесполезным.

Что-то извивалось возле его ног. Ослепленный, Санни ощупал это руками. Щупальца. Датчики в его коже сделали анализ состава, а наносомы доставили информацию в микропроцессор. Сплав алюминия и железа с волоконно-оптической артериальной системой из диоксида силикона. Никакого углерода. Никакого водорода. Эта штука была неорганической, но словно органический удав извивалась у его ног.

«Аманда! Говори со мной!» — Возможно, беспроводное общение не проходило из-за песка, а возможно, она уже была…

Его человеческий разум запаниковал из-за отсутствия ответа, поэтому микропроцессор взял тело под контроль. Санни отстегнул универсальный инструмент, выпустил нож и воткнул тот в щупальце. Из конечности брызнули искры, опаляя пальцы мужчины.

Звенья в щупальце разошлись, и Санни разорвал конечность. Песок просочился в его рот, когда он стиснул в зубах нож. Фотонный бластер был бесполезен. Санни ничего не видел, чтобы стрелять. Тем более он не мог рисковать, ведь фотонный поток мог вернуться к нему или, что еще хуже, поразить Аманду. Она должна быть где-то близко. Должна быть. Сколько щупалец было у этой машины?

Наносомы помогали гемоглобину, выпуская кислород в кровь, но его легкие все равно горели. Как долго Аманда сможет продержаться здесь?

«Держись, Аманда!»

Возле его голени проскользнуло еще одно щупальце. Санни схватил его и потянул на себя. Если бы он мог найти центральный процессор и деактивировать его… Перемещая ладони, пока шипы вонзались в его кожу вплоть до мышц, Санни полз вдоль конечности синтетического существа. Один метр. Второй… Черт возьми, сколько еще? Санни наткнулся на что-то теплое. Киберусиленный слух уловил слабый пульс. Аманда!

Он выпустил существо и обхватил руками вялое тело девушки. Выгнувшись, мужчина нащупал щупальце, обернутое вокруг ее лодыжки. Зажав механическую конечность в ладони, Санни яростно ударил по ней ножом. Брызнули искры, и на руку Санни попала какая-то теплая жидкость. Щупальце ослабило хватку. Обняв вялое тело Аманды одной рукой, Санни начал карабкаться вверх, выплывая из песка.

Выбравшись на поверхность, он подхватил девушку на руки. Санни побежал, не обращая внимание на то, что его легкие горели, а сам он задыхался. Машина все еще была там и могла снова выбраться из песка, но состояние Аманды было критическим. Остановившись в нескольких сотнях метров, Санни осторожно положил девушку на землю. Песок облепил ее глаза, забил нос и рот. Он повернул девушку на бок и пальцем вычистил ей рот.

— Живи! Не поступай так со мной. — Слезы хлынули из его глаз. Из-за влаги и песчинок зрение Санни стало размытым.

Он чувствовал себя таким беспомощным. Если Санни сделает Аманде искусственное дыхание, то песок попадет в ее легкие. Он ударил девушку по спине, чтобы из нее вышли песчинки.

— Живи, черт бы тебя побрал! — Санни снова ударил. И еще раз.

Он не должен был оставлять ее одну. На этой планете им оба стоило быть начеку. С чего Санни решил, будто она в безопасности? Женщина, находящаяся под его опекой, снова пострадала. Женщина, которую он любил. Его Аманда. Она так и не произнесла вслух, что выйдет за него замуж, но любовь в ее глазах сказала ему все, что нужно было знать. Аманда не могла сейчас умереть.

Почему она? Почему не он?

— Давай, давай. Пожалуйста. — Слезы катились по его лицу. Он прижал руку к ее груди. Слабое — слишком слабое — сердцебиение трепетало под ладонью Санни.

Может, в аптечке есть респиратор! Мужчина повернул голову. Он не забрал рюкзак. Тот остался лежать рядом с местом, где Аманду утянуло существо.

Кашель.

— Аманда! — Его тело ослабло от облегчения. Аманда давилась и кашляла. Девушка сплюнула, пока Санни дрожащими руками вытирал ее рот и лицо.

— Санни… — Его имя, произнесенное хриплым шепотом, было самым красивым звуком, который он когда-либо слышал.

— Я здесь. С тобой все хорошо.

Аманда вновь захрипела.

— Воды.

— Сейчас принесу. Попробуй выплюнуть как можно больше песка. Так как если ты сейчас выпьешь, то в твоем рту образуется глина. — Из-за песка, смешанного со слезами, все вокруг казалось серым. Черт. Санни только что поклялся больше никогда ее не оставлять… а теперь ему придется отправиться за водой. Побежав быстрее, чем когда-либо прежде, Санни схватил рюкзак и помчался назад. Он вытащил флягу и помог Аманде сесть. — Вот так.

Девушка набрала в рот воды и сплюнула.

— Тьфу.

— Повтори.

Еще одно полоскание. После этого Санни позволил ей сделать глоток.

Аманда покачала головой и коснулась мокрого следа, оставшегося на его грязной щеке.

— Ты плакал. Из-за меня.

Санни чувствовал такое облегчение, что даже не смутился.

— Я думал, что потерял тебя.

— Никто никогда не плакал из-за меня.

— Значит… он… они были глупцами, — зарычал он. Видимо ее отец был полной задницей. Он не заслуживал Аманду. Правда, если смотреть с этой стороны, Санни тоже ее не заслуживал. Бывший беспризорник, бандит, преступник. Но Санни не мог найти в себе сил поступить благородно и отпустить Аманду. Никто не будет любить ее сильнее, чем он.

— Ты спас меня.

Сейчас Санни мог только сидеть, глотая слезы, которые словно песок забивали его горло. Она чуть не умерла, но он отказался сдаваться. Санни был готов бороться до последнего вздоха, лишь бы спасти Аманду, он бы пожертвовал собственной жизнью, если бы это потребовалось. Девушка бросилась к нему в объятия. Он уткнулся мокрым лицом ей в шею, покрытую песком.

— Я люблю тебя, — прошептал Санни. Ему было важно как можно чаще это произносить, так как вскоре могло опять что-то произойти. Все что угодно.

— Я тоже тебя люблю, — пробормотала Аманда. — Хочу стать твоей женой и родить от тебя детей.

Он улыбнулся, ощущая счастье, которое не заслуживал.

— Это будет наша следующая миссия.

Девушка вздрогнула и отстранилась.

— Сначала я не поверила, но ивани реальны.

Санни отрицательно покачал головой.

— Не совсем. Штука не органическая. Это машина. Я отрезал два щупальца и ощутил искры.

— Ивани — это обычный бот?

Он кивнул.

— Они используют искусственный интеллект, чтобы создать монстра своей мифологии.

Мужчина извлек дезинфицирующую салфетку из аптечки, подвернул окровавленную штанину Аманды и промокнул колотые раны. Кровотечение остановилось, но на коже остались багровые полосы.

— Не стоит беспокоиться. Мои ноги из титанового сплава. Наносомы быстро исцелят раны на коже.

Санни проигнорировал протест, продолжая протирать ее ноги и ладони.

— Мне просто нужно это сделать. — Ему было необходимо позаботиться о Аманде. Прикоснуться к ней. Чтобы успокоить себя, что она все еще находится здесь, дышит и живет. Цела и невредима. Неохотно Санни отпустил ее и избавился от салфетки.

— Моя очередь. — Она вытащила салфетку, схватила его за руки и окинула взглядом разодранные ладони. — Твои руки в худшем состоянии, чем моя нога.

Санни пожал плечами. Боль и травмы, полученные от щупальцев, покрытых шипами, не представляли важности, так как таким образом он обнаружил Аманду. Девушка кинула салфетку в мешок для мусора, а затем прижала губы к его ладони.

В животе Санни зародился смех.

— Что ты делаешь?

Она поцеловала другую руку.

— Чтобы не болело.

Как ни странно, это сработало. Санни посмотрел на нее.

— Ты можешь идти?

— Конечно! — Аманда встала на ноги и отряхнула с себя песок. Окинув взглядом свои стопы, она скривила губы. — Я потеряла оба ботинка.

Потеря специального снаряжения замедлила бы их, но раз они лишились только обуви, то им повезло. Они сбежали из резиденции, из ПиВи, из комплекса, а теперь и от механического ивани. Киборги — 4, Ламис-Одж — 0. Однако общий счет не имел значения. Одно очко на стороне соперника может завершить игру.

Санни потянулся к рюкзаку, чтобы понести его, но вдруг земля содрогнулась. Аманда широко распахнула глаза.

— Вот дерьмо… оно возвращается.

Песок покрылся рябью.

Санни вытащил фотонный бластер из-за пояса, а рюкзак пихнул Аманде.

— Беги! А я останусь.

— Черт возьми, нет! — Она выбросила сумку и достала свой собственный бластер. — Я не оставлю тебя один на один с ивани. Кроме того, я хочу посмотреть.

Черт. Ее желание исполнилось. Песок волной надвигался на них, словно приливная волна. Сании услышал… механическое жужжание. Слишком низкая частота для человеческого уха, но его киберчувства уловили это.

— Максимальная мощность! — Он сжал в руке бластер.

Земля разошлась и на поверхность поднялось сверкающее металлическое чудовище. У него было безголовое тонкое тело, остроконечное, как ракета, от которого тянулись извивающиеся дрожащие щупальца, восемь длинных и два коротких, оборванных и кровоточащих маслянистой жидкостью. Именно их оторвал Санни. Мужчина был готов поспорить, что щупальца обладали сенсорами. Словно усы у кошки. Только смертельно опасными. В центре тела вспыхнули и замигали красные огни. Из огромного глаза на Санни и Аманду засветил луч малинового цвета. Сканирование? Цель? Передача изображений? Или все сразу?

— Огонь! — закричала Аманда и нажала на курок. Взрыв поразил одно щупальце, покрытое шипами. Словно пружина, конечность резко бросилась к девушке. Прежде чем чудовище схватило Аманду, Санни обстрелял щупальце. Оно дернулось назад.

— Целься в глаз! — догадался Санни и выстрели, удерживая фотонный луч точно на цели. Фотонный поток Аманды присоединился к его.

Щупальца начали извиваться и наугад бить по песку. На туловище вспыхнули огни. Зазвучала пронзительная сирена.

— Это работает! Не останавливайся, — закричал Санни.

Яростные взмахи замедлились до тяжелых подергиваний. Щупальца поднимались и опускались, но вскоре совсем перестали двигаться. Один за другим огоньки стали потухать, пока не оставался только центральный. И, наконец, наступила темнота. Из отрубленных конечностей вытекала жидкость, капая на песок.

— Отлично, — произнес Санни, когда опустил оружие. — Мы деактивировали его. — У мужчины до сих пор бешено колотилось сердце в груди. — Ты хотела его увидеть. Оправдал ли ивани твои ожидания?

— Ох, еще как, — усмехнулась Аманда.

Они оба разразились смехом. К тому времени, как приступ прекратился, Санни чувствовал себя выжитым, словно лимон.

— Как я предполагаю, Ламис-Одж использует эту машину для того, чтобы держать население в страхе.

— Интересно, сколько их здесь?

— Зависит от их предназначения, — предположил Санни. — Если это шпионские устройства, то им понадобится немало. Но для того, чтобы держать людей в узде, не нужно много моделей. Убей публично несколько человек, а миф об ивани сделает все остальное.

Люди были слишком напуганы, чтобы совершать долгие походы по пустыне. Ламис-Одж действовали типично для репрессивных режимов, которые ограничивали коммуникации и мобильность, чтобы сохранить контроль над населением.

— Механическое чудовище пугало людей для покорности. — Аманда пожала плечами, на которых уже был надет рюкзак. — Думаешь, он был запрограммирован, чтобы найти нас?

— Нет. Мы выбросили наши чипы в колодец. Ламис-Одж — опасное место. Спиши это на то, что мы оказались не в том месте не в то время. Нас случайно поймали, но чем ближе мы к Торве, тем чаще можем встретить ивани. Давай присматривать за песком. — Он поднял голову и посмотрел на розовое небо. — И прислушиваться к дронам. Наверняка у них есть четкие указания, но, надеюсь, мы заметим их раньше, чем они нас.

Глава 18

— Ну? — спросил Санни.

Аманда покачала головой.

— Не проходит. Нам нужно попасть внутрь. — Замаскировавшись с помощью песка, они лежали на животах на холме с видом на ретрансляционную станцию. Аманда попыталась отправить еще одно сообщение Картеру, надеясь избежать взлома, но просто находиться рядом с Торвой было недостаточно. Они должны были войти внутрь здания.

— Я боялся, что ты это скажешь, — пробубнил он.

Как и другие здания, это было построено из песчаника, но вместо многоэтажек, оно словно расползлось по равнине, из-за чего казалось каким-то плоским и низким. С одной стороны крыши песчаник обвалился. Неописуемо. Вы никогда не догадались бы, что здесь скрывали нечто важное, если бы не вооруженные часовые, снующие вокруг, как сторожевые псы.

— Я насчитала четырех охранников, — заявила Аманда. Одинакового размера и телосложения, они были одеты в похожую униформу, сливаясь с окружающим миром. Ей пришлось пристально рассматривать их лица, чтобы различить. У одного рот был немного шире, у другого уши находились ниже. Третий маршировал с легкой хромотой, левая нога опускалась немного медленнее, чем правая. У последнего был увеличен обдибиановый нарост. По одному часовому с каждой стороны квадратного здания.

— У меня те же подсчеты, — произнес Санни. — Им нужно тридцать одна секунда, чтобы пройти вдоль одной стены и исчезнуть за другой.

— Таким образом, у нас есть тридцать одна секунда, чтобы вырубить охранника, спрятать тело и укрыться до появления следующего.

Он встретил ее пристальный взгляд.

— Мы будем их убивать.

— Знаю. — У Аманды не возникало проблем с нейтрализацией охранников. Они сражались, чтобы спасти миллионы жизней, а для этого им необходимо было попасть на станцию.

Жужание.

— Дрон! — прошипел Сенни. — Справа.

— Слышу.

Они нырнули в песок, прикрыв головы. Санни и Аманда случайно обнаружили, что дезинфицирующее средство в аптечке было довольно липким. Санни пришлось принести в жертву матрас, разрезав тот на полосы, затем он намазал его средством и посыпал песком. Самодельный камуфляж не прошел бы тщательный осмотр, но издалека их было не заметно. Между высохшим оазисом и Торвой они уже столкнулись с двумя дронами, от которых ускользнули, зарывшись в песок и прикрыв головы камуфляжем.

Шум стал громче по мере приближения дрона с северо-запада. Если его сканеры обнаружат аномалию, то он увеличит масштаб для тщательной разведки. Аманда затаила дыхание, когда бот-шпион пролетел над их головами. Как только жужжание начало затихать, свидетельствуя о том, что дрон пролетел мимо, Аманда и Санни скинули брезент.

Охранник с низкими ушами зашагал вдоль здания.

— После того, как он спустится, я схвачу его и затащу сюда, — пробормотал Санни. — Ты останешься здесь и прикроешь меня… на всякий случай. Затем мы уберем остальных, одного за другим. А с помощью отпечатка руки четвертого откроем дверь.

— Согласна.

Санни достал из кобуры бластер и прицелился.

Жужжание.

Еще один дрон.

Они снова нырнули под маскировку. Два дрона в течение двух минут. Усиленный патруль не стал для них сюрпризом, учитывая назначение ретрансляционной станции. Дрон улетел, и они выглянули наружу. Низкие уши ушел, зато появился Выступающий нарост.

Санни приподнялся на локтях и выстрелил. Выступающий нарост рухнул.

Санни побежал вниз по песчаной дюне.

«Раз. Два. Три…»

Аманда держала бластер наготове и отсчитывала секунды до прибытия следующего охранника.

«Девять, десять…»

Санни схватил выпавший бластер.

«Одиннадцать…»

Он перекинул охранника через плечо.

«Четырнадцать…»

Поднимается на холм.

«Шестнадцать. Семнадцать

У Санни была фора в пару секунд, чтобы спрятаться, прежде чем появится хромающий охранник.

Жужжание. ЖУЖЖАНИЕ.

Дрон появился из ниоткуда. Он парил над головой Санни. Вспышка света промелькнула прямо перед мужчиной.

«Беги!» — закричала Аманда, перекатившись и выстрелив в дрона. Бот успел выстрелить в песок, обволакивая Санни пылью.

Дрон упал и разбился.

Аманда вскочила и побежала по холму. Санни, шатаясь, выбрался из тумана пыли, все еще таща тело охранника.

«Двадцать девять…»

Вышел хромающий охранник, направившись вдоль стены. Рано. Вооруженный. Через секунду он оценил ситуацию и поднял оружие. Аманда выстрелила. Удар отбросил часового на здание.

«Иди. Иди. Иди», — закричала она. Санни мчался вверх по холму, а Аманда побежала забрать тело. Хромающий был мертв. С перекинутым телом через плечо, девушка понеслась в укрытие.

Быстрее. Нужно спешить. Два других часовых заметили вспышку от взрыва дрона? Видели, как он падает с неба? Выйдут ли они разведать обстановку? Вызовут подкрепление? Может, вскоре из ниоткуда появится еще один шпионский дрон? В последний раз Аманда слишком поздно услышала его приближение. Если он передал сигнал тревоги, то скоро они столкнутся с целой армией. А они были так близки к успеху…

Поднявшись по холму, Аманда споткнулась и упала на дно дюны. Девушка и Хромающий приземлились возле ямы, которую они с Санни вырыли, чтобы спрятать тела.

«С тобой все в порядке?» — спросил Санни и кинул тело в яму рядом с Выступающим наростом.

«Нормально. Как ты? Я не услышала дрона. Прости».

«Я тоже ничего не услышал. Кстати, хороший выстрел», — похвалил Санни.

«Звук выстрела разнесся по всему Ламис-Одж. Скоро у нас появится компания».

«А может и нет. Если это единственное место на планете, где могут проходить передачи, то, возможно, дроны тоже не могут посылать сигналы. Но мы должны предвидеть худшее и быть готовыми. Давай закончим и зайдем в здание как можно скорее».

Они растянулись на песке. Как по плану, Низкие уши появился через пять секунд. Санни убил его и перенес в яму вовремя, а Широким ртом занялась Аманда. Она оставила тело, чтобы похоронить остальных.

Санни и Аманда побежали к зданию. Санни поднес руку Широкого рта к сканеру.

— Готова?

— Давай сделаем это! — Аманда выхватила свой бластер, приготовившись выстрелить в любого, кто окажется внутри. Залезай быстрее, и еще быстрее убирайся. По словам сопротивления, на входе им следует направляться вдоль коридора, идущего вокруг комнаты передачи, которая располагалась в центре здания. Аманда не могла воспроизвести макет с помощью схем из ПирКома. Так как файл был слишком сильно зашифрован для ее хакерских навыков.

Жужжание. Жужжание.

«Сейчас!» — крикнула она.

Санни приложил руку Широкого рта к сканеру, и дверь распахнулась…

Пусто. Они ворвались внутрь. Дверь закрылась.

«Легче простого». — Санни усмехнулся.

Аманда не описала бы это так.

«Что мы будем с ним делать?» — Она указала кивком головы на мертвое тело.

«Возьмем с собой, пока не найдем, где спрятать. Нам не понравится, если кто-то найдет тело, пока мы находимся в здании».

Санни поправил ношу левой рукой, сжимая бластер в правой. Из-за мертвого часового Санни передвигался немного медленнее, но Аманда прикрывала его спину.

Аманда зашагала вниз по коридору. Возможно, им не нужно будет пробираться в центр здания. Может, даже коридора будет достаточно.

«Картер, ты меня слышишь?» — обратилась она к директору.

Пинг!

Опять отказ. А что, если сопротивление ошиблось насчет ретрансляционной станции? Возможно, они зря сюда пришли. Девушка глубоко вдохнула, а затем медленно выдохнула.

«Что, если мы попадем внутрь и все равно не сможем передать сообщение?»

«Мы узнаем точно, когда доберемся до места».

Они дошли до угла. Аманда прижалась к стене и огляделась. Чисто.

«Я вижу перед собой дверь». — Она поманила Санни и поспешила к проходу.

Еще один сканер с защитным протоколом ДНК.

«Давай попробуем, — произнес Санни. — Приготовься стрелять».

Он встал слева от сканера.

Аманда спряталась справа от двери.

«Давай!»

Санни прикоснулся рукой мужчины к экрану. Мигающий красный свет стал зеленым, и дверь открылась.

Девушка заглянула внутрь.

Мужчина в униформе, стоявший перед дверью, покачнулся. Его глаза удивленно расширились, а рука дернулась к оружию в кобуре.

Аманда нажала на курок, и он упал. Они поспешили внутрь, девушка затащила тело в комнату. Санни положил рядом с мужчиной Широкий рот.

Момент истины. Если сообщение пройдет, то Кибер-Управление сможет захватить Ламани и предотвратить будущий террор.

«Я боюсь попытаться, — призналась она. А если это не сработает? Что они тогда будут делать? У них не было других вариантов. — Может, стоит тебе…»

Санни мог бы связаться с Картером.

Она и представить не могла, что признается мужчине в сомнениях. Но Санни был совсем другим. С ним она была в безопасности. Может, не от опасности, но во всех других отношениях точно. Они прошли через все вместе, и он понимал ее.

«Если хочешь, — ответил Санни. — Но думаю, что это должна быть ты. Именно ты спланировала операцию и заполучила информацию. Это твой звездный час».

Аманда кивнула и, сделав глубокий вдох, открыла зашифрованную частоту вызова в штаб-квартиру Кибер-Управления.

«Ламани прячется на Малдонии».

Девушка приготовилась получить очередной отказ, что сообщение не дошло, как и все остальные.

«Отлично. Ты в безопасности? Как Санни?» — откликнулся Картер.

— Да! — усмехнулась Аманда и показала Санни два больших пальца. Безопасность зависела от определения.

«Никакой непосредственной опасности, но наше прикрытие раскрыто, — ответила она. — Получен сопутствующий ущерб. Килеад, Ламани-аль-Бон, мертв. Несколько охранников пришлось нейтрализовать. Брат Килеада, Сорвик, принял на себя командование. — Если они выживут, то Аманда обязательно возложит на себя вину за произошедшее. Но сейчас передача информации была в приоритете. — Перед смертью Килеада мы извлекли файлы из его ПирКома. Приготовься к загрузке».

Когда Аманда отправила их, то ее кибермозг отсканировал остаток, который она еще не успела изучить.

«Файлы получены. Вы сможете добраться до космодрома?»

«Сомневаюсь. — Они могли бы физически добраться до терминала. Но взойти на борт корабля? — Нам пришлось удалить идентификационные чипы. Мы никогда не прошли бы проверку личности. На данный момент мы передвигаемся пешком. И речь идет не о увеселительной прогулке».

Они передвигались по враждебной территории, где столкнулись с вооруженной охраной, механическим ивани и боевыми дронами.

«Я что-нибудь придумаю. Связь через час».

«Невозможно. Передача сообщений в и из Ламис-Одж заблокирована за исключением одного места».

«Ясно. Доберитесь до космодрома. Я верю в вас. Есть еще что-нибудь?»

«Больше ничего. Просто…»

После разговора с Картером она поняла, насколько непреодолимы препятствия, чтобы покинуть планету. Рано или поздно их схватят. Но они умрут, зная, что что-то изменили.

«Просто? Мэнни, ты слышишь меня?»

«Возьми Ламани», — прошептала Аманда. Если им удастся остановить волну терроризма, значит все было не зря.

«Таков наш план».

«Конец связи».

Аймэс отключился.

Аманда повернулась к Санни.

— Картер приказал идти в космодром…

Дверь с шипением открылась. На пороге стояла Хала. Одежда порвана, лицо окровавлено. Женщина выкрикнула:

— Он идет! Сорвик идет. Спешите! Вам нужно выбраться отсюда.

Глава 19

— Где он сейчас? — Санни бросился к женщине.

Пара Корнара, которая так тщательно собрала для них припасы, замерла, не отрывая взгляд от тел, ее обдибиановый нарост запульсировал. Девушка прижала сжатые кулаки к бокам.

— Хала! Где он? — повторил Санни. — Насколько далеко? Сколько с ним солдат? Ты пришла одна? Где Корнар? — Шквал вопросов, но ответы на них были критически важны.

Хала подняла голову.

— Вы убили охранников?

— Хала! — снова попытался Санни.

— Нам пора уходить, — кивнула Аманда.

Хала, казалось, была в шоковом состоянии, так как не прилагала никаких усилий, чтобы пошевелиться. Санни даже не мог предположить, через какой ужас прошла женщина, но, видимо, это было поистине страшно.

— Пойдем, — нежно позвал он и коснулся ее локтя.

Она отвернулась.

— Конспиративная квартира, в которой вы были ранее, раскрыта. Я пришла, чтобы отвести вас в другую.

— Ты можешь отвести нас в космодром? — спросила Аманда.

— Вас сразу же расстреляют, — ответила Хала. — Все полеты отменены. Объявлена повышенная тревога.

— Значит, идем в очередную конспиративную квартиру. — Санни сосредоточил внимание на телах. — Может, нам стоит взять их униформу. — По крайней мере одежда часовых была намного чище, чем на Аманде и Санни. Из-за их потрепанного состояния любой понял бы, что они не из охраны.

— Нет времени! Вперед. Следуйте за мной. — Хала выбежала и повернула направо, направляясь в противоположную сторону от входа, через который они вошли.

Без людей коридор казался тревожно тихим.

«Почему здесь больше никого нет? Если это место такое важное, то почему его не охраняют лучше

«Может быть, Килеад и Сорвик не представляли, что кто-то доберется так далеко, — предложила Аманда. — Уверена, никто бы не прошел мимо охранников и дронов, поэтому им нужно минимальное количество персонала, а вернее только техники, которые управляют коммуникационным оборудованием. Поход через пустыню отпугивает большинство людей».

Но не Халу. Какой же решительной женщиной она была. Санни оценил ее травмы. К счастью, они не оказались серьезными, несмотря на большое количество крови, испачкавшее ее лицо и одежду. Санни больше беспокоился о ее психическом состоянии. Посттравматический стресс.

— Они захватили других, — монотонно заявила женщина.

— Из сопротивления?

«Вот черт».

Хала кивнула.

— На складе был обыск, но я сбежала через подземный ход, так как знала, что должна вас предупредить. — В сложившихся обстоятельствах женщина сделала все возможное и невозможное. Сопротивление выполнило свою часть сделки.

— Всех? И Танах? — спросила Аманда.

— Не знаю. Нам сюда, быстрее! У нас не так много времени. — Хала ускорилась.

— А как насчет Корнара? Мортина? — упорствовала Аманда, как будто ей нужно было услышать каждое имя, прежде чем она сможет принять потерю.

Все эти люди… а кто тогда остался, чтобы бороться с Сорвиком? Или вместе с шестью людьми погибло все сопротивление? Когда Конар говорил про поддержку повстанцев, то это означало, что были и другие. Захватил ли рейд всех или кто-то успел скрыться?

— Нападение было только на склад? — спросил Санни.

— Корнар мертв, — тихо пробормотала Хала. — Это все, что мне известно.

Пара Халы. Отец детей, которых она так любила. Неудивительно, что женщина находилась в шоке. Санни даже не мог представить, как реагировал бы, если бы потерял Аманду. Впрочем, ему удалось испытать пример горя, когда механический ивани напал на Аманду.

— Я сожалею. — Как бы ему хотелось сказать что-то более значимое.

Аманда догнала Халу и коснулась ее руки.

— Нам очень жаль, — повторила она.

Хала остановилась, но не повернулась.

— Корнар знал о риске, когда присоединился к сопротивлению. Он сделал свой выбор. Пусть Великий помилует его душу. — Женщина возобновила шаг. — Я должна закончить начатое. Пожалуйста, поторопитесь, у нас мало времени.

В задней части здания располагался еще один выход. Хала подошла к двери и подняла руку.

— Подожди, — обратился Санни к женщине, а затем кивнул Аманде. Они окружили выход, приготовив оружие. — Открывай.

Хала прикоснулась к экрану.

Санни и Аманда выглянули наружу. Чисто. Но солдаты Сорвика моли быть где-то рядом. Хала ринулась вперед, даже не взглянув по сторонам. Удивительно, что женщине удалось так далеко пройти. Из-за стресса вся ее осторожность испарилась.

«Будь готова открыть огонь», — пробормотал Санни и кивнул. Они бросились за Халой.

За углом был припаркован ПиВи.

— Быстрее! — вскрикнула Хала. Люк поднялся, и она забралась в навигационную кабину.

Санни и Аманда забрались в пассажирскую секцию, и дверь закрылась.

«Теперь мы знаем, как она добралась сюда так быстро», — заметил Санни.

— Компьютер. Установи координаты на два пять один девять, — отчетливо проговорила Хала.

— Координаты установлены. Приготовтесь к запуску, — ответил ПиВи.

Автомобиль поднялся с земли и полетел прочь от станции, уклоняясь и избегая столкновения с дронами. Санни смотрел на отдаляющееся здание, ожидая увидеть армию, приближающуюся к нему.

— Скольким из сопротивления удалось скрыться?

— Хватит, — ответила Хала. — Я не думаю, что они… мы сможем перегруппироваться.

— Что случилось? — спросила Аманда.

Хала уставилась в окно.

— М-мы были преданы шпионом. Его внедрили много лет назад.

— Кто это? — Санни обратился к своей базе данных, ища признаки обмана, вспоминая слова и действия тех, кого они встретили.

На кону стоял вопрос выживания, поэтому Санни и Аманда так никому и не доверились полностью, но никто из сопротивления не вызывал подозрения. С Ломаром и Боркитом они вообще практически не общались и знали о них меньше всего. Корнар был мертв. А значит, это не он, если только Корнар не совершил теракт. Такое возможно? Конечно. Но Корнар занимал последнее место в списке подозреваемых Санни.

— Сейчас это уже не имеет значения. Дело сделано, — ответила Хала.

Но это важно, ведь если этого человека не убили, то он все еще был там и мог предать остальных.

«Мы понятия не имеем, насколько велико и обширно движение. Это мог быть тот, с кем мы не знакомы, но мое чутье утверждает, что мы знали предателя

«Согласна, — ответила Аманда. — Ведь мы якобы пришли убить Килеада. Сорвик не знал, что мы прибыли, чтобы собрать информацию о Ламани, и о том, что я скачала с ПирКома файлы. У Сорвика не было причин думать, что мы направимся сюда, если, конечно, кто-то ему об этом не обмолвился. Наш пункт назначения знали только люди, находившиеся на складе».

«Так кто же больше всего подходит на роль подозреваемого?»

«Когда Гарвит встретил нас в космодроме, то выглядел очень убедительно. Тогда его вера казалась твердой. Может, это было не представление. Может, он действительно верит».

«А что по поводу Мортина? — предложил Санни. — Когда я пытался покинуть комнату в комплексе, то он без колебаний выстрелил в меня».

«Такая возможность тоже существует».

«Это может быть кто угодно. Даже Танах».

«Она сестра Джанай!»

Санни пожал плечами.

«Может, они не разделяют одни убеждения. Отомстить за предполагаемую смерть сестры — это идеальное алиби, чтобы ее приняло сопротивление. Возможно, Танах думала, что ее сестра была просто предательницей, и поэтому завербовалась в сопротивление, чтобы заманить в ловушку остальных

«Не могу поверить, что Танах предала своих людей. Просто не могу».

«Я не утверждаю, что это она, я всего лишь предполагаю, что мы не можем игнорировать эту возможность. Никто не может оказаться вне подозрений».

Дрон пролетел так близко от ПиВи, что на его брюхе были заметны двойные фотонные бластеры. Если бы Аманда не сбила дрона, то он просто их зажарил бы. Интересно, все устройства были оснащены оружием? Санни и Аманде повезло, что они ускользали от них так долго. До одури повезло, раз Хала нашла их.

— Вам удалось отправить сообщение? — спросила Хала невозмутимым голосом.

— Да, — ответила Аманда.

«Она все еще в состоянии шока».

«Хала стала свидетелем смерти своего народа. И Корнара, своей пары».

— Значит, еще есть крупица надежды. — Хала всматривалась в пейзаж за окном. — От комплекса до Торвы три дня ходьбы. Вы должны были добраться до станции только завтра.

Киборги обладали большей выносливостью и могли долго не спать. Переход ночью дал им хорошую фору, в которой они так отчаянно нуждались, как позже доказали их находки. На самом деле, Санни и Аманда планировали потратить еще меньше времени, но их замедлили атака ивани, потеря ботинок, для передвижения по песку, и остановки, чтобы спрятаться от дронов.

— Нам очень помогли припасы, которые ты собрала, — заявил мужчина. Без них у Аманды и Санни появилось бы больше проблем.

Под ПиВи дюны распростерлись до самого горизонта, словно огромный розовый океан. Их спасительница продолжала смотреть на пустыню, но ее лицо, отражающееся в окне, было таким же пустым, как и пейзаж. Несмотря на трагедию из-за потери пары и стресс, который, казалось, то появлялся, то пропадал, Хале удалось выкарабкаться и спасти их. Корнар гордился бы ей. Теперь Хала осталась одна. Только она и ее дети…

«О, черт…»

— Хала, твои дети… они в порядке?

— Теперь с ними все будет хорошо, — пробормотала женщина.

— Через одну минуту мы достигнем пункта назначения, — объявил ПиВи, и вдалеке появилось серое здание, окруженное высокими стенами, оно было замаскированно песком так, будто это была обыкновенная дюна. Они могли бы пролететь мимо и даже не заметить строения. К счастью, в ПиВи были вбиты координаты.

В ПиВи.

«Только ПиВи высокопоставленных чиновников допускаются в запретную зону. Другие будут сразу сбиты», — заявил Мортин. Санни и Аманда отправились пешком по пустыне, так как не могли долететь до места назначения. А вот Хала смогла.

К тому же женщина сумела войти в ретрансляционную станцию с помощью отпечатка собственной ладони. А им пришлось воспользоваться рукой мертвого охранника.

«Ох. Дерьмо.»

«Что случилось?» — спросила Аманда.

«Это она! Хала на самом деле шпион!»

— Компьютер! Обратный курс! — приказал Санни.

— Компьютер не станет реагировать на ваши голосовые команды, — прошептала Хала.

Санни достал из кобуры бластер.

— Значит, ты прикажешь ПиВи остановиться.

— На меня он тоже не будет реагировать. Координаты зафиксированы.

Когда она оттянула вырез своего платья, то выражение ее лица даже не изменилось, оставаясь пустым. Немного ниже горла женщины была прикреплена взрывчатка, МЕД.

— Если ПиВи изменит курс, то МЕД взорвется.

* * *

Аманда пошатнулась.

— Почему? Почему, Хала? Как ты могла подвергнуть своих детей риску, предавая сопротивление? Хочешь взорвать себя внутри машины? Корнар мертв. Разве ты не думала, что в этом случае твои дети останутся сиротами?

— Я делаю это, чтобы спасти своих детей! Смертная жизнь — это всего лишь небольшая жертва, чтобы спасти свою душу и перейти в Благославенные земли. — Пустота исчезла, теперь в глазах женщины горел задорный блеск истинного фанатика. — Я не могу позволить неверным распространять свое безбожие по нашей планете и по всей Галактике. Слава Великому и Ламани, его перевоплощенному пророку!

— Если бы он был перевоплощенным пророком Великого, то как бы неверные смогли его одолеть? — спросила Аманда. Возможно, она сможет убедить Халу, что с ними должен разобраться их Бог. — Если Великий настолько всезнающий и всемогущий, разве он не поразил бы неверных прежде, чем они смогли бы коснуться Ламани? Всемогущему Богу нужна помощь?

— Так говорят только богохульники и неверные! — выплюнула Хала. — У нас же нет сомнений!

Санни сжал локоть Аманды.

«Возможно, сейчас лучше не давить на нее. Между верой и безумием пролегает тонкая грань. Хала пересекла ее».

«Что она собирается сделать, убить нас? Так какая разница, сейчас или немного позже

В спецоперациях Кибер-Управления смерть сопровождала все опасные ситуации. Но ни одно задание не было настолько рискованным. А это? Потенциально самоубийственная миссия с самого начала. Аманда приняла свою судьбу и была готова посмотреть смерти в лицо. Тем не менее, ситуация выводила ее из себя. Если уж Аманде предстояло умереть, то она хотела высказаться: «Сучка, да ты чокнутая. Тебе промыли мозги с рождения. Ты даже не можешь отличить реальность от вымысла.»

«Давай не будем спешить, ладно?»

ПиВи начал спускаться, на земле их ожидали четыре вооруженных охранника. Не хорошо.

«У тебя есть план?» — спросила Аманда.

«Пока нет», — пробормотал Санни.

— Если ты на стороне Сорвика, то что случилось с твоим лицом? — спросила она у Халы.

— После того, как стражи совершили набег на лагерь, я отправилась выполнять свою миссию — доставить неверных Ламани-аль-Бону, но в туннеле столкнулась с Танах. Она пыталась остановить меня. Мы подрались.

— Что с ней случилось?

Хала пожала плечами.

— Она мертва или находится под стражей. Я оставила ее на полу туннеля.

ПиВи приземлился, подняв вихрь из песка.

— Пункт назначения достигнут, — заявил компьютер. С шипением люк начал подниматься.

— Бросьте оружие, либо вас убьют. — Вызов в голосе Халы показал, что она надеялась на их сопротивление. Разве женщина не понимала, что если произойдет взрыв, то она тоже умрет? Вероятно, для Халы это не имело значения, ведь у нее на шее красовался МЕД. Она верила, что когда умрет, то перейдет в Благославенные земли. Хала была истинно верующей. Как они упустили из вида ее фанатизм? Как ей удавалось так долго скрывать и обманывать сопротивление? Ее собственную пару? Корнар не знал… и это стоило ему жизни.

«Мы можем убить парочку из них, — предложил Санни. — Хочешь умереть в сиянии славы?»

Аманда окинула оценивающим взглядом своих противников. Четыре вооруженных до зубов солдата, на лицах которых отражалось желание заработать несколько очков перед Великим, устранив неверных. Чего стоила только Хала — ходячий фейерверк. Вдалеке песок переливался на солнце.

«И доставить ей удовольствие? Черт, нет! По крайней мере, пока нет. Всего пять против двоих. Это неплохие шансы, учитывая обстоятельства».

«Аманда? — Санни выбросил оружие из ПиВи. — Прости, что подвел тебя. Я люблю тебя

«Не будь таким мелодраматичным. — Ее оружие упало на землю рядом с его. — Это еще не конец. Но… я тоже тебя люблю».

Держа руки поднятыми и на виду, они вышли.

Глава 20

Положив руки на голову, Аманда опустилась на колени на песок, Санни сделал тоже самое рядом.

При выходе из ПиВи их отвели в пустующее здание без окон, а Хала осталась снаружи. Независимо от того, для чего когда-то использовалось строение, оно было давно заброшено судя по полуразрушенным стенам и толстому слою песка, покрывающему все, даже сломанную мебель. Идеальное место, чтобы избавиться от тел без свидетелей.

Они молча ждали, и вскоре Хала просунула голову в дверь.

— Ламани-аль-Бон прибыл. — Продвижение Сорвика из аль-Дюба в аль-Бон теперь было официальным. В силу обстоятельств второй стал первым.

Охранники вывели Санни и Аманду наружу. Сорвик стоял перед ПиВи, широко расставив ноги.

— На колени, — приказал он.

Так как их окружили, у Санни и Аманды не оставалось выбора кроме как подчиниться.

Аманда не знала, что ей не нравится больше — фотонные бластеры, указывающие на их лица, или оружие, которое, как она чувствовала, было направлено на их спины.

Казнь казалась неминуемой. Ее отец сказал бы, что Аманда снова потерпела неудачу, но мрачная решимость отвергала ложь. В отличие от людей Ламис-Одж она сомневалась в том, чему ее учили. Может, отец и внушал ей, что она неудачница, но на самом деле это было не так. Несмотря на некоторые промахи, к примеру, убийство Килеада, Аманда никогда не ошибалась. Они все равно найдут Ламани. Файлы, которые она украла, содержали огромное количество бесценной информации. Ее отец никогда не осознал бы масштабы достижений Аманды… или что его мнение перестало определять ее самооценку.

Девушка добилась большего, чем ее отец. Она была Амандой Мэнсфилд. Женщина кибер-оперативник, которая умела надирать задницы.

Не отступать. Они были живы, значит, у них еще есть шанс.

«Видимо он считает нас угрозой. Ведь соотношение охранников к заключенному 2:1», — шутя обратилась она к Санни.

«Не забудь про Халу».

«Ты заметил? Ее даже не похвалили за поимку преступников».

У Сорвика и отца Аманды было что-то общее.

«Неблагодарная работа быть шпионом у террориста».

«Для нее награда уже то, что она будет наблюдать за нашей смертью».

Женщина стояла спиной к дюнам и, казалось, не беспокоилась о МЕД, прикрепленному к ее шее. Здание отбрасывало тень, но Хала находилась под палящим солнцем вместе с остальными.

«Думаю, они не хотят, чтобы она к чему-либо приближалась на случай, если взрывчатка взорвется», — заметила Аманда. У МЕД был ограниченный диапазон, но Хала могла уничтожить боковую стену строения.

Заходящее солнце окрасило дюны в кроваво-розовый цвет. По холмам несся ветер, словно песчаный дьявол, сглаживая дюны и образовывая новые. Постоянно изменяющийся пейзаж мерцал и словно превращался в волны.

Которые двигались к ним. Они не остановились даже тогда, когда ветер подул в другую сторону.

«Ты видишь то же, что и я? Волна? — Аманда посмотрела на рябь, пока ее микропроцессор производил расчеты. — Справа. Четыре километра от нас».

Санни сощурил глаза.

«Ох, ради всего святого. Не одно так другое».

«Нет, это то, что нужно». — Аманда едва сдержала улыбку, когда получила доступ к файлу программы, загруженной с устройства Килеада. Ах, значит вот как это действует. Ее микропроцессор начал работу.

Сорвик поднял лицо и руки к небу.

— Слава Великому и Ламани, его перевоплощенному пророку.

— Слава Великому…, — повторили охранники и Хала.

«Смерть хотя бы позволит мне больше не слушать это», — пробормотал Санни.

Сорвик посмотрел на них.

— Великий исполнил мои молитвы и уничтожил ложного сына, позера, который украл бы то, что принадлежит мне. Когда мой отец умрет, я стану Ламани.

«Он радуется тому, что его брат мертв!» — возмутилась Аманда.

«Мортин упоминал, что мы оказали ему услугу. Если бы я был его отцом, то соблюдал бы осторожность».

«Согласна».

— И я должен поблагодарить Великого за то, что он прислал вас ко мне. — Сорвик подошел ближе. — Если бы вы не лишили Килеада сознания, то я не смог бы от него избавиться. Мой брат был осторожен до тех пор, пока, охваченный вожделением, не ослабил бдительность. В этот момент я казнил его.

Килеада убил Сорвик? Аманда удивленно моргнула. Она вообще не виновата! По крайней мере не в прямом смысле. Локитол сделал Килеада уязвимым для нападения, но Аманда не убивала его. Она не напортачила. Последние остатки сомнений отпали.

Сейчас волны на песке стали двигаться еще быстрее, плавно приближаясь. Сании, стоящий рядом с Амандой, вздрогнул.

«Оно приближается».

«Спокойно. Это часть нашего плана».

Она была Амандой Мэнсфилд. Она была сильной. Она могла сделать это.

«Какого плана?»

Сорвик развернулся и зашагал прочь, махнув рукой солдатам.

— Стража…

«Он собирается приказать им стрелять! Нет! Еще рано. — Аманда посмотрела на приближающуюся рябь. — Слишком далеко! Отвлеки его, быстро!»

«Аманда…»

«Просто поверь, мне нужно еще пару секунд».

— Если ты знаешь, что мы не убивали его, тогда почему мы здесь? — выкрикнул Санни.

— Потому что вы слишком много знаете. Тем более вы состоите в сопротивлении. — Сорвик щелкнул пальцами и кивнул охранникам.

— Ивани! — закричал один из солдат. Песок перекатывался и двигался, устремляясь к ним. — Ивани! — заголосили мужчины. — О Великий, спаси нас. — Все четверо охранников побежали прочь.

— Остановитесь! Я приказываю вам! — воскликнул Сорвик.

Аманда пробормотала:

«Спасение собственной шкуры важнее казни неверных».

«Возможно, в их разуме, наконец-то, зародилась правильная мысль. Давай выбираться отсюда».

У Сорвика был бластер, но мужчина отвернулся от них, крича вдогонку убегающим солдатам. Санни опустил руки и начал подниматься на ноги.

«Подожди. — Она прищурилась. — Я разберусь».

«Аманда! Какого хрена? Мы безоружны. Последнюю атаку мы пережили лишь потому, что у нас были фотонные бластеры. Ну же!»

Аманда прижала руку к своему виску.

«Пожалуйста. Мне нужно сосредоточиться».

Она зажмурилась.

Сорвик оглянулся.

— Лечь на землю! — приказал террорист, не показывая страха перед приближающимся ивани. Либо он был дураком, либо знал то, о чем не подозревали другие — демон всего лишь машина, преследующая инакомыслящих и неверных.

Хала упала на колени. Женщина закрыла глаза и начала раскачиваться из стороны в сторону, пока ее губы двигались в безмолвной молитве.

Из глубин песка резко взмыло гигантское сверкающее щупальце и обернулось вокруг руки Сорвика. Бластер выпал из ладони мужчины и приземлился у ног Халы. Сорвик колотил по щупальцу кулаками, но оно упорно тащило его под землю. Через какое-то время песок поглотил крики мужчины.

— Пора валить отсюда! — Санни поднял Аманду на ноги.

— Нет! — вскрикнула Хала, ее лицо исказилось ненавистью. — Вы должны умереть за свое богохульство. Так велит Великий. — Женщина ринулась к валяющемуся на песке бластеру Сорвика.

Еще одно щупальце вынурныло из глубины и схватило Халу. Женщина взвыла, когда ее потащили под землю.

Мгновение спустя, раздался приглушенный взрыв МЕДа, поднимая ввысь песок.

— Это не было случайностью, — заметил Санни. МЕД не взрывался спонтанно. Либо на устройстве сразу был выставлен таймер, либо его активировали удаленно.

— Сорвик хотел убить ее! — заявила Аманда. Песок сыпался на них сверху, словно дождь. — Вот почему ей было приказано стоять отдельно от других.

Санни прищурился, вглядываясь в пыльный воздух.

— По крайней мере она быстро умерла.

— Земля перестала двигаться, — произнесла Аманда. — Держу пари, МЕД взорвал и ивани.

— Давай не будем задерживаться, чтобы узнать.

— Нам ничего не угрожает. — Она указала пальцем на свою голову. — Благодаря этим кодам. Я просмотрела последние файлы Килеада. Одна из программ контролировала ивани. Просто я перенастроила программу и изменила цели.

Санни в шоке уставился на Аманду.

— Это ты призвала его сюда?

— Нет, ивани просто проходил мимо, но когда он попал в мой диапазон, то я перепрограммировала его.

— А ты не хотела предупредить меня? — Санни нахмурился.

— Прости. Мне нужно было сосредоточиться. Это была непростая программа.

Он выдохнул и кивнул головой в сторону ПиВи.

— А его ты сможешь контролировать?

— Хотелось бы, но нет. Автомобиль подчиняется только Сорвику. А у меня нет его данных. Тем более после последних двух поездок в ПиВи, я им немного не доверяю.

— Значит, опять пешком.

— Только сразу направимся в космодром и посмотрим, что придумал для нас Картер.

— Через минуту. Теперь, когда в нас не целятся и не собираются задушить до смерти … — Санни обнял ее, а затем крепко сжал. Аманда поцеловала мужчину. Кроме песка в его поцелуе она нашла надежду и торжество. Они выживут. Потому что они были киборгами. Партнерами. Они прошли через все, как команда, и поэтому оказались непобедимы.

Аманда не знала, кто займет освободившуюся должность или как они доберутся до космодрома, но это точно не будет также сложно, чем то, через что им довелось пройти.

— Мы обязательно выживем, — заявила девушка. Она чувствовала это. Самоубийственная миссия? Даже близко нет. — Пойдем. — Аманда поманила Санни пальцем, и они направились в пустыню.

Глава 21

Санни вошел в зал «Туманности» вовремя, чтобы увидеть, как ящероподобный мужчина направился к коротко стриженной блондинке, которая неспеша пила двойную порцию каринианского бренди. Гул разговоров и музыка мешали ему расслышать, что она ответила, но зеленая чешуя пришельца побледнела, став серой, и мужчина поспешил прочь, поджав хвост.

Санни усмехнулся.

Устрашающе. Именно это он любил в женщинах.

Особенно в собственной жене, которая у него появилась двадцать четыре часа назад. Они поженились вчера в штаб-квартире Кибер-Управления.

Санни подошел к Аманде, махнув бармену.

— Каринианский бренди, пожалуйста. Двойной.

— Ты зарегистрировался? — спросила Аманда.

— Все сделано. — Они прибыли на Дариус 4 в час пик и натолкнулись на очередь у ресепшина. Санни предложил ей подождать в гостиной, пока сам занимался регистрацией.

Ему принесли выпивку, и он стукнул роксом по бокалу Аманды.

— За нашу следующую миссию.

— Пусть это будет мой последний бокал каринианского бренди. — Она сделала глоток напитка.

Санни встретил ее пристальный взгляд.

— Как ты себя чувствуешь? Все в порядке?

— Отлично. Я провела диагностику, все системы работают. Как насчет тебя?

— На пике формы.

— Замечательно. Какую комнату Картер забронировала нам на этот раз? — спросила Аманда.

— Только все самое лучшее. В этот раз мы могли выбрать одну из тематических кабинок. — Картер был гораздо щедрее к молодоженам, чем к оперативникам, которые совершали временную остановку. А может, Картер просто чувствовал за собой долг, потому что отправил их на задание, которое могло закончиться смертью.

— Так какую ты выбрал?

— Номер на дереве, — застенчиво ответил Санни. — Надеюсь, ты не возражаешь. — Ему очень хотелось вернуться на место их первого свидания.

Аманда улыбнулась и на ее щеках появились ямочки.

— Хороший выбор.

Санни наклонился ближе.

— Я с нетерпением жду, когда на стекле вновь останется отпечаток твоей задницы.

— Я не оставляла никаких отпечатков задницы, — фыркнула она.

— О, да, оставляла. Два круглых пятна.

— Ну, боты для уборки все равно не обратили на это внимание. — Аманда допила свой бренди. — Тогда не будем терять время.

Санни опустошил стакан и обнял ее за плечи.

— Тебе жаль, что твоего отца не было на свадьбе?

Она отрицательно покачала головой.

— Лучше иметь друзей, которые меня поддерживают, чем отца, который никогда этого не делал, — заявила Аманда. Их церемония была небольшой и скромной, на ней присутствовали их коллеги-киборги со своими парами: Брок Манн и Пенелопа Айрон, Кай Андрос и Маришка, Дейл Хом и Иллюмин, а также Марш Фэлойс и, конечно же, Картер Аймэс. В целях безопасности им пришлось выбирать между своими друзьями-киборгами и обычными людьми. Оба варианта были невозможны.

— Ты рассказала отцу о свадьбе?

— Пока нет, но расскажу. — Она пожала плечами. — Может быть.

Они шли прогулочным шагом по дорожке, освещенной парящими фонарями, обходя хихикающих женщин, ласкающих своих партнеров.

— Мне жаль, что церемония не была более романтичной. — Церемонию провел правительственный чиновник Террана через видеосвязь.

— Все прошло идеально, — заявила Аманда. — Пышные церемонии сильно переоценивают. Кроме того, я все еще перевариваю то, что мы выжили.

— Я тоже.

— Я так рада, что Танах тоже выжила. — Аманда улыбнулась. — Ее воссоединение с Джанай чуть не заставило меня разрыдаться.

— То, как она и другие помогли нам, навсегда останется в моей памяти. Я убедил Картера предоставить ей политическое убежище. Но на самом деле свое дело сделали секреты, которые знает Танах.

Они решили рискнуть и из заброшенного здания в пустыне вернулись на ретрансляционную станцию, чтобы предупредить Кибер-Управление о новых политических изменениях и дать Картеру их расчетное время прибытия на космодром. Там их ожидала Танах с ушибами и кровоподтеками. Несмотря на то, что Мортин, Корнар и остальные погибли, сопротивление все равно осталось. Еще никто не знал о смерти Сорвика, поэтому его подчиненные вели себя так, будто он ненадолго уехал. Но у Ламани были еще сыновья, скоро в игру вступят третий, четвертый и пятый. Возможно, начнется гражданская война. Ламис-Одж была той культурой, которая пожирала себя изнутри.

Чипы и ПирКомы, изъятые у мертвых охранников на ретрансляционной станции, были перепрограммированны, предоставляя Аманде и Санни новые фальшивые удостоверения личности и проездные талоны.

Все трое добрались до космодрома и с поддельными документами прошли контрольный пункт. Санни не знал, как Картер провернул это, но мужчина уже находился на космическом корабле.

— Как я полагаю, следующим шагом сопротивления будет размещение шпиона в ретрансляционной станции, — произнес Санни. — Я сожалею только о том, что Ламани сбежал. — Кто-то предупредил его, Кибер-Управление опоздало всего на пару часов. Однако, участие Малдонии в сокрытие преступника повлекло за собой исключение планеты из Союза Планет.

— Мы все равно его достанем. Благодаря альянсу сопротивления и оперативников дни Ламани сочтены. Скоро жизнь на Ламис-Одж изменится.

— Наша жизнь тоже скоро изменится. — Он обнял ее.

— Если следующая миссия пройдет по плану.

Они вошли в вестибюль отеля. Повсюду сновали люди, поэтому Санни переключился на беспроводную связь.

«Нас могут назначить на задание по уничтожению Ламани».

«Возможно. Если только один из его сыновей не сделает это первым».

Они зашли в лифт, который доставил их на седьмой этаж. Санни повел ее по коридору.

— Ты заполучил нам ту же комнату! — воскликнула Аманда, когда они вошли в капсулу.

— Пора начинать операцию под названием «малыш». — Они подошли к смерти ближе, чем когда-либо прежде. Столкновение со смертью, как правило, раскрывает новую перспективу. Аманда и Санни поговорили и обнаружили, что хотят немедленно создать семью. Микропроцессор Аманды выключил наносомы, подавляющие овуляцию. А наносомы Санни увеличили производство спермы. Все системы были запущены.

— Что скажешь, Мэнни? — спросил он. — У меня появился зуд. Как думаешь, у тебя получится его унять?

Она улыбнулась и стянула свою рубашку через голову.

— Я могу сделать кое-что лучше, чем просто унять зуд.

Санни рассмеялся.

Аманда обняла его за шею.

— Так чего ты хочешь? Кровать? Или стена?

— Хм… стена. А потом кровать.

Санни поцеловал Аманду.

«Неплохо. Совсем неплохо».

КОНЕЦ четвертой книги!

Примечания

1

Инкультурация — процесс освоения индивидуумом норм общественной жизни и культуры. В различных гуманитарных науках этот процесс обозначается понятиями «инкультурация» и «социализация».

(обратно)

2

«Новое платье короля» (дат. Keiserens nye Klæder) — сказка датского писателя Ханса Кристиана Андерсена. Впервые была опубликована 7 апреля 1837 года в сборнике рассказов для детей «Сказки, рассказанные детям» (дат. «Eventyr fortalte for Børn»). В России наиболее известен перевод Анны Ганзен.

(обратно)

3

Ста́тус-кво́ (лат. status quo ante bellum — «положение, бывшее до войны», сокращение — status quo) — «возврат к исходному состоянию». Это правовое положение, обозначение которого широко применяется в юриспруденции. Сохранить статус-кво — значит оставить всё так, как есть.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21