Обитель Драконов-2: Одиссея капитана Зарпедон (СИ) (fb2)


Настройки текста:



====== Глава 1. Есть ли жизнь на Массере ======

- Майя, сколько можно, ты уже полтора часа там торчишь!

Мордекай поправил воротник, причесал пальцами бороду и острым птичьим взглядом уставился на дверь, которая вдруг тихонько приоткрылась. Оттуда высунулась Майя, уже накрашенная и причесанная.

- Между прочим, я для тебя стараюсь, – она вышла наружу. – Ну как, нравится?

Охотник потерял дар речи. Платье Майи было вне всяких похвал. Верхняя часть – корсет темно-фиолетового цвета, отделанная золотыми нитками, низ – юбка из полупрозрачной черной органзы, открывавшая переднюю часть ее прелестных ног, обтянутых черными лосинами. На голове Майи – красивый капюшон фиолетового же цвета с мелким узором из цветов и прозрачная маска, которая представляла собой усовершенствованный дыхпаек.

- Ты бесподобна, – Мордекай поцеловал невесту. – И все-таки, я не понимаю, почему тебя дернуло в космос.

- Да это все Афина, – отмахнулась сирена. – Она столько рассказала про виды на Элписе… а я, считай, только бар «Вверх ногами» там видела. Вот я и подумала, почему бы нам не справить свадьбу на другой планете? По тамошним традициям.

- Майя, мы могли вернуться на Пандору, как это Роланд с Лилит сделали.

- Я имела в виду ДРУГУЮ планету. Не Пандору. Я хочу разнообразия.

Мордекай подумал.

- С другой стороны – будет что вспомнить, – посмеялся он. – Я нашу с Мокси свадьбу помню смутно.

- Потому что пил?

- Не только поэтому. Хоть Мокси и угрохала кучу денег, чтобы ее организовать, она была полным тухляком.

- Пообещай мне, Мордекай, – Майя коснулась рукой его щеки. – Пообещай, что ты не будешь пить на нашей свадьбе.

- Если только совсем чуть-чуть. Я смогу себя контролировать. В последнее время я, слава богу, научился это делать.

- Ну смотри, – игриво произнесла сирена, подтолкнув его бедрами.

- У нас проблема, – вздохнул Мордекай, – а точнее – две.

- Какие? – наивно поинтересовалась девушка.

- Откуда мы достанем корабль? И если достанем, кто им будет управлять?

Майя замолчала.

- Упс, – произнесла она. – А вот об этом я как-то не подумала.


- Поздравляю будущих молодоженов! – загромыхал Вильгельм на весь бар. Аурелия, сидевшая с ним за одним столом, скептически фыркнула:

- А что вы так нарядились, как будто в космос лететь собрались?

- Вы что, серьезно решили полететь? – спросила Мокси. – Романтично.

В ее словах послышалась горечь. Мордекай решил не обращать не это внимания и улыбнулся:

- Раз Майя хочет, так и будет. К слову… Мокс? Ты не умеешь управлять космическим кораблем?

- С чего бы? – прыснула барменша. – Да даже если бы и умела, хрен бы я полетела. Во-первых, мне не улыбается лететь в свадебное путешествие вместе с бывшим мужем, а во-вторых, я бы не оставила бар без присмотра. И в-третьих – ОТКУДА МЫ ВОЗЬМЕМ КОРАБЛЬ?

- Построим? – предложила Майя. – Ты хорошо знаешь механику. Может, мы Спрингс к этому делу подключим? Ты будешь чертить чертежи, она – строить, как тебе?

- У меня нет времени, – отказалась Мокси.

- Специально решила испортить мою свадьбу, да? – резко спросил Мордекай. – Первую – с тобой – ты уже испортила. Теперь и вторую с Майей портишь?

На перепалку сбежались все обитатели бара. Заметив, что вокруг них собралась куча народу, Мордекай отмахнулся:

- К черту. Майя, похоже, свадьбу придется справлять здесь. Мало того, что у нас нет корабля, так у нас еще и управлять им некому! Или ты предлагаешь мне сесть за руль?

- Я могу помочь.

Охотник перевел взгляд в сторону голоса. Почти у самой барной стойки, оперевшись на нее, стояла Зарпедон в своей военной форме. Она была, как обычно, сама серьезность.

- Чем это?

- Я командовала кораблем до того, как меня повысили. И я могу полететь туда, куда захотите – дайте мне корабль, и все дела.

Мордекай слегка просветлел:

- Что ж, не самый плохой выбор. Остается вопрос – где мы возьмем корабль?

- Я могу поговорить с Джейни, – заявила Афина.

- Только учти – корабль нужен большой, – произнес Брик. – Для свидетелей, гостей и так далее.

- Если бы «Дракенсбург» был еще целым, – вздохнула Зарпедон. – В общем, вы знаете, где меня найти, если надумаете.

Она ушла в комнату. Мордекай проводил ее взглядом. Полковница уже пару недель как рассталась с Тимоти; конфликт между ними, к слову, назревал уже давно. Лоуренса не устраивало, что Зарп взяла бразды правления в свои руки, он орал, что «он все-таки мужчина» и что Зарп «ущемляет его права». Итого – после того, как Тим позволил себе сгоряча отпустить пару оскорблений в адрес дочери Зарпедон, он потом еще долго валялся у Даззла в лечебнице, леча синяки – в порыве гнева Тунгстина его избила. Больше они не общались, хотя Лоуренс не раз приходил извиниться. Но Зарпедон, казалось построила вокруг себя бетонную стену и не подпускала парня к себе ближе чем на десять метров.

Последний сидел вдали ото всех, грустно глядя в стакан – он взял за привычку пить. Не столько, сколько Мордекай, для сравнения, пил после развода с Мокси, но все-таки.

- Может, ты останешься здесь? – спросил его Мордекай. – Все равно ты ничего не добьешься.

- Не-а, я с вами. Не хочу сидеть тут и скучать, пока вы там веселитесь, – возразил Тимоти и откусил от апельсина. – Соскучился по космосу. Кстати, а куда вы полетите?

- Мы и сами пока не знаем, – ответила Майя. – Корабля все равно пока нет.

- Хорошие новости, – Афина, все это время ворковавшая со Спрингс, оторвалась от телефона. – Джейни согласилась создать восстановленную копию «Дракенсбурга». Надо только выбрать просторное место, чтобы было откуда взлетать – она его отцифростроит, и все будет пучком.

- Сообщи Зарпедон. Мы пока думаем, куда полететь.

- Ответ очевиден – на луну, – пожала наемница плечами и пошла в комнату к Зарпедон.

- На луну? – задумался Мордекай. – Какую из? Тут их две.

- Массер выглядит побольше, – предложила Майя. – К тому же, красный цвет лучше, чем белый. Будет интересно!

- Мы можем сделать лучше, – заявила вышедшая из комнаты Зарпедон. – Пользуясь тем, что теперь «Дракенсбург» восстановлен, я могу совершить межпланетное путешествие. Массер, Секунда, прочие планеты – выбирай не хочу.

- В экспедицию отправитесь, товарищ капитан?

- Пожалуй, да. Дело не только в деньгах, которые мне, возможно, нехило за это отвалят. Мне самой интересно, какова здесь жизнь.

- Отлично, – улыбнулся Мордекай. – Набирай команду, и полетели. Все согласны, кто летит? В программе полета будет не только Массер, но и другие, не менее живописные места! Просьба захватить дыхпайки и баллоны с кислородом – вам они понадобятся!

- Я свяжусь с Альфис. Нам понадобится ученый на борту… бортмеханик… прочие члены экипажа… – Зарпедон ушла к себе.

- Только не Альфис, – пробормотал Мордекай.

- Я лично прослежу, чтобы лишних предметов на борту не появилось, – произнесла Афина, – за это можете не переживать.

- Кого звать поваром? – высунулась голова Зарпедон из-за двери.

- Жаль, Андайн осталась у Асгора за Королевскую гвардию воевать, – вздохнул охотник. – Давай Папируса, он нам спагетти наготовит.

- Ммм… спагетти, – у Тима потекли слюнки.

- Все готово, – сухо сообщила Зарпедон, выйдя из комнаты. – Много вас?

- Кроме нас двоих? – спросил Мордекай. – Брик и Стил – как свидетели, Тим, Вильгельм, Аурелия, Афина, Экс… ну и члены твоего экипажа. Ну и ты, конечно.

- Куда ж без меня, – фыркнула полковница.

- Стой, – Афина взяла Мордекая за руку. – Можно Спрингс полетит с нами?

- Если захочет – пожалуйста. «Дракенсбург» большой, места на всех хватит. Брик, Вильгельм, у вас задание.

- Какое? – хором спросили мужчины.

- Перетащить остатки бухла, которые у нас есть, на борт.

- Есть, – они ушли в подвал. Зарпедон покачала головой:

- Куда же без бухла.

Из кухонного помещения вышел Папирус в смокинге. У Мордекая отвалилась челюсть.

- Шикарно выглядишь, – заявила Мокси. – Даже захотелось полететь с вами.

- Нет, – наотрез отказался Мордекай. – Чтобы ты мне свадьбу испортила?

- Помогите кто-нибудь, – раздалось сдавленное от дверей. Брик и Вильгельм тащили несколько бочонков с бренди. Тим покачал головой:

- У меня силенок не хватит.

- Мне стыдно признавать это, – вздохнул Мордекай, – но у меня тоже.

- Слабаки, – бросила Зарпедон, скинула форменную куртку и приняла у Вильгельма пару бочонков. Вся таверна с удивлением воззрилась на тащившую на каждом плече по бочонку женщину, которой, казалось, нести такие тяжести – раз плюнуть.

- Фига себе, – выдохнула Стил. – Я завидую…

- Да ну, – отмахнулся Мордекай, – меня не вставляют женщины-бодибилдеры.

- Брось, она не такая, – заступился за нее Тим.

- Она даже платье одеть не сможет, – возразила Аурелия, – ее формы просто туда не влезут. Мускулы с платьем не сочетаются – это так, на будущее. Тим, вот представь Зарпедон в свадебном платье. Неужели это будет красиво?

Лоуренс задумался. Его губы растянула улыбка.

- Прелестно, – оценил он.

- Окей, тяжелая артиллерия, – усмехнулся Мордекай. – Зарпедон в купальнике.

Тим сполз под стол, кайфуя:

- Аааах, Зарпедон в купальнике…

Аурелия закрыла лицо руками, стараясь не заржать – это было бы верхом неприличия с ее стороны. Ирокез, как ни странно, ей шел, лишая образа баронессы напрочь; да и сама Аурелия чутка смягчилась. Может, это влияние Вильгельма, может, влияние здешней атмосферы, а может, просто переоценка ценностей.

- А чего ты удивляешься, – фыркнул охотник, – Тим видел Зарпедон и без купальника, так что самое страшное уже позади.

- Я удивляюсь не этому. Я удивляюсь тому, что они сделали это еще до свадьбы. Я бы себе такое никогда не позволила.

- Так вот почему ты ломаешься, – захохотал Вильгельм, вернувшийся в таверну. – Кстати, Стил, ты сногшибательна.

Сирена откуда-то откопала блестящее мини-платье и туфли на шпильке. Косы она распустила, и теперь белоснежные локоны волнами ложились на ее плечи и грудь.

- Специально для свадьбы, – заявила она. – А вот тебя я в смокинге ни разу не видела.

- А зачем сюрприз палить? Зарп, а ты что наденешь?

- Ничего, – пожала плечами Тунгстина.

- Серьезно? Ты даже не подготовилась?

- А зачем? Платья мне не пойдут. Единственная одежда, в которой я нормально выгляжу, это военная. Ну, может быть, скафандр…

- Укрась скафандр кристаллами Сваровски, – подсказала Аурелия. Зарпедон молча показала взглядом в сторону двери – мол, идите – и ушла.

- Она явно не хочет обсуждать этот вопрос. На свадьбе с Тимом она, наверно, тоже униформу наденет, – Вильгельм заржал, довольный шуткой. Лоуренс мрачно ответил:

- У нас свадьбы не будет.

- Хорош болтать, – отрезал Мордекай, – давайте уже пройдем на борт.

- Хоть одна здравая мысль, – оживилась Аурелия.


- Боже, моя красавица, ты вернулась.

Такой счастливой Зарпедон не была уже долгое время. Видимо, с этим кораблем у нее связаны приятные воспоминания. «Дракенсбург», в чей адрес прозвучали эти теплые слова, был огромным – сейчас он мирно покачивался в воздухе над водой, уже заведенный. У входа стояла Джейни; она замахала рукой путешественникам:

- Добро пожаловать на борт!

При желании, подумалось Мордекаю, «Дракенсбург» мог бы вместить в себя все население Скайрима. По размерам, правда, не сравнится с «Гелиосом», но все равно – впечатляюще.

- Вы-таки вернули эту красотку к жизни, – Вильгельм пожал руку Спрингс.

- Ну так, специально для вас старалась.

Майя была ошеломлена не меньше, чем Мордекай, она с открытым ртом смотрела на корабль.

- И это такие корабли «Даль» выдает своим подчиненным? Уже хочу там служить. А почему у Экстона нету такого? – спросила она.

- Если ты помнишь, «Даль» пыталась убить Экстона.

- За то, что он стырил у них корабль?

- Я стырил у них турель, – возразил Экстон. Зарпедон стрельнула в него взглядом. – Ой, ой, дамочка, как будто большая потеря. И нет, я не отдам свою девушку без боя.

- Ты встречаешься с турелью? А кто-то что-то про Тима говорил, – захихикала Аурелия.

- А кто-то упрекал меня в том, что я спал с роботом, хотя у нас были максимум обнимашки, – Мордекай сложил руки на груди.

- Меттатонычу противостоять трудно, – прыснул Экстон.

- Ты-то замолчи, турелелюбитель!

- Раааазговоры в строю! – рявкнула Зарпедон. Мордекай невольно вытянулся в струнку. – Теперь слушай мою команду! С этого дня вы находитесь в моем полном подчинении. Я – полноправный капитан этого судна, и все мои приказы должны быть выполнены беспрекословно. Мое слово – закон. Ясно?

- Ясно, – вздохнул Тим.

- Неверный ответ! – Зарпедон влепила ему оплеуху. – Повторяю вопрос – ясно?

- ТАК ТОЧНО, КАПИТАН! – хором ответили Искатели.

- Так-то лучше, – женщина удовлетворенно облизнулась. – А теперь, дорогие гости, попрошу пройти на борт.

- Вы готовы, дети?

- ДА, КАПИТАН!!!

- Я не слышу!

- ТАК ТОЧНО, КАПИТАН!!!

- АААААА КТО ПРОЖИВАЕТ НА ДНИЩЕ ЕБАНОМ?

- ПЬЯНИЦА-СНАЙПЕР С БОРОДАТЫМ ЕБАЛОМ!

- Боже мой, нашли козла отпущения, – простонал Мордекай, хватаясь за голову. – И вообще, в песне не так поется!

- Кто-то пересмотрел Спанч-Боба? – ткнул его в бок Брик.

- Это еще вопрос – КТО его пересмотрел, – снайпер покосился на Зарпедон, которая прямо на рабочем месте из горла пила шампанское. – Вы уверены, что в таком состоянии ей можно садиться за руль?

- Да ты попробуй ей слово скажи, она голову с плеч снимет. Это же по сути хуманизация Андайн, только, эм… слегка повернутая. На тортиках и сладком.

Голова Зарпедон повернулась на почти 360 градусов.

- Кто-то сказал «тортики»?

- Тебе послышалось, – поспешил ответить Мордекай. – Пожалуй, пройдусь-ка я по отсекам, заценю корабль.

Первым же делом на глаза Мордекаю попалась техническая лаборатория. Думая, что там сейчас работает Альфис, он открыл дверь и застыл – прямо на полу на карачках стояла Афина, а сзади с одной из «игрушек» пристраивалась Джейни. Гладиатор дернула головой:

- Ой, привет! А мы тут решили убраться…

Мордекай захлопнул дверь и поспешил пройти в грузовой отсек. Открыв дверь, он снова застыл – там он увидел жрущих за обе щеки печеньки с шоколадной крошкой Крошку Тину и еще одного неведомого пацана лет десяти.

- О, Мордекай, тощая ты кобелина, дратути! – Тина машет рукой. – А мы тут с Пиклсом плюшками… то есть печеньками балуемся. С чаечком.

- Не буду вам мешать, – охотник закрыл дверь и решил вернуться в командный центр.

А там уже разворачивалось целое представление, которое Мордекай, как трезвый человек, решил пропустить, чтобы в результате набухаться самому. Дело было в Зарпедон, которая прямо на рабочем месте устроила тверк без штанов. Тим выкуривал далеко не первую сигарету, хлопая женщине, у которой от количества сладкого и выпитого алкоголя уже мозги съехали.

- За Мордекая и Майю! – громыхал Вильгельм, выпивая бутылку абсента одну за другой. Это был не специальный абсент Мокси, а контрабандный (все же помнят, откуда он взялся?), так что по шарам он давал не так сильно, но все-таки. Аурелия тоже (что удивительно) была пьяна и распевала во весь голос «КТО ПРОЖИВАЕТ НА ДНИЩЕ ЕБАНОМ» и далее в известную рифму.

В какой-то момент Мордекая просто унесло, и он, почти ничего не соображая, потащил Майю сначала в грузовой отсек, напугав сидящих там подростков, а потом – и вовсе в капитанскую каюту. Вроде бы как сирена не очень сопротивлялась, а что было дальше, Мордекай уже не помнил.


- Как же болит голова, – простонал Мордекай, открыв глаза. – Ммм… пииииить.

- Что вчера было? – пробормотала Майя сонно и пнула мужчину пяткой.

- О, мы вас нашли! – обрадованно заявила Тина. Рядом с ней стоял черноволосый мальчик – это и был, судя по всему, Пиклс. – Мы еле-еле остальных нашли. Пиздуйте-ка в командный центр, мы собираемся там.

- А там будет что попить?

- Чай, – ответил Пиклс.

- Водыыыы, – завыла Майя.

Молодоженам все-таки пришлось идти в командный центр. Там обнаружились все остальные пассажиры; Зарпедон, видимо, спавшая прямо в кресле пилота, стонала, держась за замотанную мокрым полотенцем голову.

- Ни фига себе, – вырвалось у Тима, когда он подошел к иллюминатору. – Мы прилетели! Зарп, у тебя даже в пьяном состоянии все рефлексы капитана сохранились, молодец.

- Да не я это, – огрызнулась женщина. – Стоп. Если не я управляла кораблем, то кто?

Все развели руками, как по команде.

- Я управляла, – послышался приятный, но несколько суховатый голос. В помещении появилась блондинка в одежде пилота. – Фелисити, шкипер. К вашим услугам.

- Фелисити?! – вырвалось одновременно у Тима, Вильгельма и Аурелии.

- Искатели? – удивилась та и чуть не была сметена волной обнимашек.

- А мы думали, ты погибла, – радостно произнес Тим, обнимая девушку за плечи. – Как же ты обрела физическую форму?

- Долго рассказывать, – отмахнулась та. – Вам достаточно знать, что пока вы тут… «развлекались», я посадила ваш «Дракенсбург» на Массер. И еще… дай бог мне развидеть то, что я увидела сегодня ночью.

- Значит, ИИ в памяти корабля все же остался, – довольно произнес Тим. – Я очень рад тебя видеть, Фелисити.

Глаза Зарпедон ревниво сверкнули. Мордекай покачал головой, пробормотав под нос:

- Ты труп, Тимоти.

- Может, все-таки выйдем наружу и вздохнем свежим воздухом? И чувствовать себя будете лучше, – произнесла шкипер. Не согласиться с ней было трудно, тем более с бодуна. Поэтому вся команда проследовала к трапу.

Двери распахнулись. Майя вздохнула и сняла дыхпаек:

- Пацаны, здесь кислород.

Мордекай прищурился, оглядывая местность. Несмотря на то что, по сути, на Массере был день, небо было черным как смоль. Звезды ярко сияли в небе, горизонт подернулся рыжей дымкой, светило и солнце, наполовину прячась за Нирном. Песок был не красного, а скорее насыщенного кирпичного цвета, и Мордекай, сев на корточки, взял охапку песка, сжал его пальцами. Мягкий, теплый.

Прямо перед посадочной полосой стоял высоковольтный столб, от которого вдаль уходили провода. Кое-где торчали обломки засохших деревьев. Посадочная полоса плавно перетекала в шоссе, которое тянулось примерно в том же направлении, что и провода. Где-то протяжно кричали птицы, и их переливчатая трель эхом отражалась в горах неподалеку.

- Как-то… пустынно, – удивилась Фелисити. – Может, если мы пойдем по этим проводам, они нас куда-нибудь приведут?

- Судя по всему, жизнь на Массере есть, пусть и не такая активная, – Майя шагнула вперед. – Может, мы даже встретим местных пришельцев.

- Чего мы тогда стоим? – спросил Мордекай. – Я, между прочим, до сих пор пить хочу.

- Пить надо меньше, – буркнула Зарпедон.

- Кто бы говорил! Ты вообще вчера… а что ты вчера делала?

- Я, пожалуй, промолчу, – вежливо ответила Фелисити за полковницу.

- Большое спасибо, – надулась Тунгстина.

- Ну что? К приключениям! – радостно провозгласила Фелисити, подняв кулак вверх. Команда подхватила ее жест, и тотчас большая часть застонала от головной боли. – И к воде, конечно же.

====== Глава 2. Рай для ксенофилов ======

- А вот и поселение, – Мордекай указал в сторону нескольких возвышающихся в ста метрах домишек, застекленных и достаточно высоких. – Надеюсь, там будет хоть капля воды.

- Смотрите, там у них и бар, и больница, и библиотека, и даже качалка, – при последнем слове у Брика потекли слюнки.

- И даже что-то типа пропускного пункта, – Мордекай зашел внутрь небольшого помещения. Он напоминал зал ожидания, пропускали явно по одному. – Строго у них тут.

- Я все улажу, – Фелисити направилась в сторону кабинки с дежурным. Мордекай плюхнулся на стул и облегченно вздохнул:

- Боже, у них тут есть обогрев. Ночью у них пипец как холодно... Поскорее бы день. Зарп, ты куда?

- На улице вас подожду, – женщина ушла. Лоуренс тяжело вздохнул:

- Она в последнее время вообще сторонится людей. И особенно – меня.

- Понятное дело, – фыркнул Мордекай. – Кстати, ей бы не мешало сходить ко врачу.

- А зачем Зарп ко врачу?

- Ну как же, надо же проверить, развивается ли в ней эта эридианская зараза или нет, – ответил охотник. – Мы с Майей сопроводим ее.

- А я? – спросил Тим.

- А ты сиди. Она на тебя еще пипец как злится.

Вместе с сиреной Мордекай вышел на улицу. Зарпедон куталась в форменную куртку, вздрагивая.

- Зарп, мы идем ко врачу, – проинформировал ее Мордекай. – Проверим тебя, на всякий случай.

- Тут еще холоднее, чем в Винтерхолде, – простучала она зубами, – в сто раз... Вы уверены, что это стоит делать?

- Ты хочешь быть здоровой?

- Эм, ну… да, – кивнула она. – Лишним медосмотр никогда не будет.

- Теперь вопрос – куда идти? – спросила Майя.

- Эм… может, туда? – Мордекай показал на неоновую вывеску с надписью «Услуги доктора Солуса».

- Услуги… звучит так, как будто он путаной работает, – пробормотала Зарпедон. – Окей, ведите. Только если он захочет меня препарировать, меня ни одни ремни не удержат.

- А зачем тебя препарировать? У тебя же ни аппендицита, ни беременности нету, – пошутил Мордекай и тотчас схлопотал подзатыльник. – Ау.

Они вошли внутрь. Лавка врача напоминала скорее научную лабораторию. У одного из столов, сбоку, вертелось некое существо со странными отростками на голове, почти круглыми черными глазами и почти отсутствующим носом.

- Может, так? – быстро бормотал он себе под нос. – Не так. Слишком много тентаклей.

- Мистер, эм, Солус? – позвал Мордекай. Тот дернулся и обернулся.

- Очередные клиенты. Времени на все не хватает, – он подошел к путешественникам. – Чем могу помочь?

Мордекай покосился на Зарпедон и чуть не упал в обморок – женщина соблазнительно улыбалась, стреляя игривым взглядом из под ресниц.

- Я, эм… слегка больна, и я пришла на медосмотр, – кто бы мог подумать, что Зарпедон способна мурлыкать подобно кошке. Причем она флиртует с пришельцем! Солус напрочь проигнорировал все знаки ее внимания и сунул Зарпедон термометр в рот.

- Встаньте в сканер. Вон туда. Стойте, пока луч вас сканирует, – снова быстро бормочет он. – Кстати, можно без официоза. Называйте меня просто Мордин.

- Мордекай, очень приятно. Это моя невеста Майя, – охотник протянул руку, и Мордин сжал ее в своей конечности.

- Очень приятно видеть новых людей на Массере, – он поклонился. Затем он быстро прошел к пульту управления и пощелкал клавишами. – Вы абсолютно здоровы.

- Правда? – Зарпедон вынула из-за пазухи фруктовый лед. – Значит, я могу спокойно есть мороженое?

- Эм…

Мордекай задохнулся, как Тунгстина нарочито обхватила губами лед, все так же игриво глядя на спокойного – пипец какого спокойного – Мордина.

- Господи, увиденного не развидеть, – пробормотал охотник.

- Вы здоровы. И мороженое вам можно. Главное – не переусердствуйте.

- Она может, – усмехнулась Майя. Зарпедон разочарованно хмыкнула. – Пошли, тут сквозняк, и меня может продуть.

Они вышли из клиники. Мордекай схватил Зарпедон за руку:

- Это что сейчас было?!

- Что было? – спросила непонимающе женщина.

- Не знал, что у тебя фетиш – встречаться с пришельцами, – пояснил Мордекай. – У тебя и с Наблюдателем было то же самое?

- А что, я не могу наладить свою личную жизнь? – взвилась полковница.

- Не с пришельцами же, – хихикала Майя. – Лучше уж Тим с его акрофобией. К тому же… мне показалось, что Мордин – безнадежный асекс. Он же на твои брачные ритуалы никак не отреагировал!

- Может, он просто тяжелый на подъем?

- А может, ему не нравятся женщины?

- А может, ему нравятся только сородичи?

- Женщины, – прервал их Мордекай, – хватит. Вам не приходило в голову, что Мордин просто тактично промолчал, чтобы не оскорблять твою внешность?

- Я не настолько страшная, – с вызовом ответила Зарпедон, – я еще ого-го.

- Для пятидесяти лет? Ну да, – засмеялась Майя.

- Стойте! – из лазарета выбежал Мордин. – Я забыл имя пациентки записать! Как вас зовут? – обратился от к полковнице. Та сложила руки на груди и ответила:

- Тунгстина Зарпедон.

Солус замолчал, а затем сквозь его зубы прорвался смешок.

- Нормальное же имя, – попытался уладить ситуацию Мордекай. Мордина прорвало – он захихикал, заткнув себе рот руками.

- Извините, – вырвалось у него.

- Ничего. У всех такая реакция... – Зарпедон не договорила – доктор вновь захихикал.

- Запишите-ка вы себя сами, – он протянул ей блокнот, – а то я в процессе просто взорвусь от смеха...

- Может, вам и номер мой оставить?

- Нет-нет, спасибо, – Солус наконец успокоился. Мордекай заглянул женщине за плечо, наблюдая, как она размашистым почерком вписывает свое имя. Не удержалась, приписала свой воинский ранг.

- Возьмите, – она отдала блокнот Солусу. Мордин заглянул туда и снова засмеялся, прихрюкивая в безуспешных попытках сдержать рвущийся наружу хохот.

- Спасибо, товарищ полковник, – он ушел к себе, продолжая сдавленно смеяться. Мордекай взглянул на Зарпедон – та была мрачнее тучи.

- Все в порядке, Зарп? – спросил он.

- Я уже привыкла.

- Хорошо, хоть перевирать не стал. И не назвал тебя, к примеру, “госпожа Пропиздон”.

Глаза Зарпедон сверкнули:

- Что ты сказал?!

- Я пошутил! – Мордекай отбежал на безопасное расстояние. Зарпедон отвернулась и медленно пошла в сторону бара. Охотник почесал голову, наблюдая за ней.

- Эм, извини? – произнес он виновато. Та не ответила. – Ладно. Я свяжусь с остальными, чтобы тоже подходили к бару. Нам всем нужно отдохнуть.


Бар был довольно маленьким по размеру, где-то размером со скайримскую таверну, но здание хотя бы было достаточно современным, застекленным, сделанным из бетона. Снаружи стояла женская фигура, но она не была похожа на охранника.

- О, всем привет, – радостно приветствовала их она, когда путники подошли. Это оказалась девушка лет двадцати пяти на вид с короткими светлыми волосами и поразительно знакомыми чертами лица. – Я тут… кхм, заправляю всем, если можно так выразиться. Меня зовут Бриттания. Чем могу помочь?

Гробовое молчание повисло в воздухе.

- Эм… – Тим почесал макушку. – В общем…

- Вы чего встали? – Зарпедон растолкала всех и вышла вперед. – Что за заминка… – она замолчала, с ужасом глядя на девушку, которая при виде полковницы уронила челюсть. Ее глаза заблестели.

- М-м-м… мама? – выдохнула девушка потрясенно. – Мама, боже, я думала, тебя уже нет в живых!

Они бросились обниматься. Мордекай впервые видел, чтобы Зарпедон так душераздирающе рыдала на чьем-то плече. Наверно, дочь действительно для нее много значит.

- Мама, пожалуйста, не плачь, – Бриттания всеми силами пыталась успокоить мать, которая сжимала ее в объятиях так отчаянно, так сильно. – Это… это твои друзья? Афину я помню, она мне послание от тебя передала.

- Ты говоришь, ты владелица этого бара? – спросил Мордекай. – Раз уж мы друзья твоей мамочки, мы можем рассчитывать на бесплатное бухло?

- Морди! – Майя ткнула его локтем в ребра.

- А что? Бесплатно же!

Зарпедон куда-то быстро смоталась – видимо, ей было стыдно за свой прорыв эмоций. Бриттания радостно произнесла:

- Конечно! За такое – да хоть весь погреб вам отдам! Заходите, располагайтесь.

Бар Бриттании был довольно уютным и напоминал бар «Вверх ногами» на Элписе. Правда, отсутствовали диджеи, играла какая-то скучная музыка. Стил спросила:

- Слушай, а тебе не нужны еще работники? Живости у тебя не хватает.

- А ты хочешь у меня работать? – Бриттания просветлела.

- Я – профессиональный диджей и танцор, – ответила Стил.

- Ну прям уж танцор, – захихикал Мордекай. – Я помню, как ты…

- Заткнись, – Майя дернула его за хвост.

- И я помню, – заулыбался Брик. – Возьмите ее на время, не пожалеете.

Сирена сразу же запрыгнула за пульт.

- Вспомните меня, когда будете свадьбу справлять, – обратилась она к Мордекаю и Майе.

- Обязательно, – усмехнулся охотник. – А где Зарпедон? Ее уже давно не видно.

- Может, я ее поищу? – предложил Тим.

- Тимоти, я не думаю, что это хорошая идея, – попытался остановить его Мордекай, – у вас и так-то отношения натянутые.

- Я пошел, – отмахнулся Лоуренс и ушел. Бриттания проводила его взглядом.

- Это то, что я думаю? – спросила она. – Да он же мне в братья годится!

- Афине спасибо, – сдавленно хихикнул Вильгельм. Зарпедон-младшая перевела взгляд на Афину.

- Который раз ты помогаешь нашей семье? – спросила она.

- Я не уверена, что это можно назвать помощью, но все равно спасибо, – улыбнулась наемница.

- Афин, теперь тебя можно официально считать другом семьи Зарпедон? – спросил Мордекай. Раздался звук удара, и из женского туалета вывалился Тимоти. Он держался рукой за левый глаз.

- Пока нет, – фыркнула Афина.

- Теперь и ты стал жертвой «смертельного кулака Зарпедон»? – спросил, хихикая, Брик. Тимоти покачал головой:

- Не, там просто не на ту женщину наткнулся. А Зарп умывается, все нормально. Хотя, если учитывать, что она со мной не разговаривает…

- И правильно делает, – вдруг встряла Бриттания. – Ты ей не подходишь.

- А это уже твоя мамаша решит, – огрызнулся Лоуренс.

- Моей маме очень важно мое мнение, – заявила девушка.

- Она мне все меньше нравится, – пробормотал Мордекай. – Надо скорее мирить их, пока не поздно.

- Ты просто смазливый слюнтяй, ты недостоин моей матери, – Бриттания стала наступать на Тимоти, тот зашагал назад, с ужасом глядя на нее.

- Брит, тебе не кажется, что твоя мама сама разберется с этим вопросом? – подал голос Брик. – Между прочим, они из-за тебя поссорились.

- И я вижу, что я был прав, – Лоуренс упрямо взглянул в голубые глаза Бриттании. – Конечно, первое впечатление обманчиво, и я раньше твою мать считал той еще сукой, а теперь вижу, что и дочка недалеко ушла.

Девушка замерла от такого наглого ответа.

- Ты попал, Тим, – констатировал факт Мордекай. – Беги.

- Приехал сюда, оскорбляешь меня и мою мать… какого черта ты вообще за ней увязался? Ты так ее ненавидишь, что решил сломать ей жизнь?

- Бриттания, – раздался твердый голос Зарпедон, вышедшей из туалета. – Тимоти прав. Это мое дело, и я сама решу, с кем мне связать дальнейшую жизнь.

Лоуренс было расплылся в улыбке, но увидев почти злобный взгляд Зарпедон, направленный в его сторону, тотчас поник.

- А почему меня никто не спросит? – топнула ногой Бриттания.

- Потому что ты уже – взрослая девочка, – ответила Тунгстина, – и скоро тебе самой нужно будет заводить семью. Учти, я тебя спрашивать не буду, что да как – это твоя жизнь.

Бриттания замолкла.

- Как скажешь, мам, – она направилась за барную стойку. Лоуренс сжал зубы – он явно нервничал. Мордекай оттащил его в сторону:

- Вам надо мириться, и чем скорее, тем лучше. Брит ни перед чем не остановится, чтобы развалить ваш союз.

- Не будет союза, – покачал головой Тим. – Зарп найдет себе нового хахаля и будет счастлива. Может, так оно и лучше.

- Погоди, мне кажется или ты ревнуешь?

- Кажется, – Тим отвернулся.

- Перестань, ты же сам говорил, что любишь ее.

- Да. Не знаю за что. Вы просто посмотрите на нее!

- Знаешь, она в последнее время кажется не такой уж и страшной. Мы к ней привыкли, – пожал плечами Мордекай.

- Я… это к лучшему, это все к лучшему, – забормотал Лоуренс. – Кому-нибудь «другому» повезет. – Он схватился за голову.

- Ты боишься потерять ее, – припечатал охотник.

- Да, черт возьми! – почти закричал Тим, но вовремя снизил голос. – Вот кто меня тогда дернул разглагольствовать насчет ее дочери, а?! И извиниться не получается – она меня и слушать не хочет! Она… она меня разлюбила. А может, и не любила никогда.

Его голова опустилась. Он пробормотал:

- Я всего лишь был заменой Джеку. И все. Если бы я знал. А я, влюбленный дебил… я этого не видел.

- Эй, эй, погоди, чувак, не так резко, – попытался остановить ход его мыслей Мордекай.

- А чего можно ждать от человека, который раза в два меня старше? У нас ПО СУТИ не может быть шансов. Надо… надо просто смириться.

- Тим, подожди…

- Я сейчас пойду поговорю с Зарпедон, если она вообще захочет меня слушать. Пусть она отвезет меня обратно на Нирн, я буду жить спокойнее. Найду там себе какую-нибудь местную девчонку…

- Прекрати ломать комедию, Тим.

- …и буду доволен. Она родит от меня детей, мы поженимся, я заведу свое хозяйство. Хм… не такой уж и плохой расклад.

Тим ушел. Мордекай издалека наблюдал, как Тим сухо разговаривает с бывшей. Зарпедон выглядела весьма удивленной и одновременно расстроенной. Наконец она покачала головой и отвернулась, больше не слушая просьбы Тима. Вскоре Лоуренс вернулся, злой на весь мир.

- Она специально? – прошипел он.

- Она отказалась?

- Именно! Как будто она специально хочет дальше трепать мне нервы. Страдай, Лоуренс, страдай, ты это заслужил!

- Ты сейчас до безумия похож на Джека, – произнесла Афина. – Прекращай бомбить.

- Тогда я уеду сам.

- На какие шиши? – рассмеялся Мордекай. – Угонишь «Дракенсбург»?

- Да больно надо. Возьму здесь какую-нибудь тарелку напрокат.

- Может, хватит заниматься ерундой? – это подошла Зарпедон, тоже весьма злющая.

- Я не занимаюсь, – ответил дерзко Тим, с улыбочкой, хотя слезы кипели на его глазах. – Я не хочу всю оставшуюся жизнь из-за тебя страдать. Наверно, и твой предыдущий муж свалил от тебя по той же причине?!

Женщина так крепко стиснула зубы, что желваки заходили.

- Он погиб, – ответила она.

- Больше ты меня своей ванильной историей не тронешь! Я ухожу, Зарп. Я устал. Я больше не могу. Зачем пытаться наладить отношения с ледяной глыбой? Если ты все мои извинения напрочь игноришь – какой тогда смысл? Просто так будет лучше. Я найду себе кого-нибудь, ты тоже найдешь, и все будут счастливы!

Лоуренс попытался уйти, но Зарпедон цапнула его за рукав:

- А ну стоять!

Тим развернулся и совершенно неожиданно залепил ей пощечину. Мордекай не выдержал и ахнул под нос. Повисла пауза. Тунгстина все еще держала парня за рукав; ее щека даже в приглушенном свете казалась красной.

- Как скажешь, – она отпустила его и медленно направилась вглубь бара. Лоуренс, казалось, был сам в шоке от своего поступка.

- Я еще жив? – еле спросил он.

- Ненадолго, – фыркнул Мордекай. – Расслабься, все у вас наладится. Если не сейчас, то позже. Тебе надо просто остыть. Не совершай поступков, о которых потом всю жизнь жалеть будешь.

- Кто бы говорил, – Тим сел за свободный столик. Мордекай же осмотрелся. По сути, бар был несильно заполнен; в основном это были местные обитатели. У барной стойки сидела антропоморфная ящерица в странной броне и не менее странным приспособлением на глазу. Она лакала эль прямо из горла.

- Скучаем? – спросил Мордекай, подсев к ней.

- Ага. Работы нет, заняться нечем, девушка бросила. Все как обычно, – хрипловатым мужским голосом ответила она.

- Как звать?

- Гаррус Вакариан. Я турианец. Проездом здесь.

- Что за девушка, о которой ты говорил? Не из-за нее случаем ты так много пьешь?

- Это немного. Просто привычка, – пожал он плечами. – А девушка… господи, она шикарная женщина. Человек, да. Хм… она считает меня уродом, хотя, может, это было сказано просто в шутку, – Гаррус засмеялся. – Я тогда еще получил сильное ранение. Со шрамами на лице ходил.

И вправду – правая часть морды Гарруса была испорчена шрамами, которые, правда, почти уже зажили.

- Но ей нужен был сильный снайпер в команде, – продолжил турианец и отпил из бутылки. – Как и сильные биотики, инженеры и прочее. Поэтому, когда она нашла меня и попросила вновь присоединиться к ней, как в старые добрые времена… черт, конечно, да! Я восхищаюсь ей, ее мастерством и талантами.

- Кто она? – заинтересованно спросил Мордекай.

- Джейн Шепард. Капитан «Нормандии». Она боролась против Жнецов, против Призрака, которого они в результате взяли под контроль… Она чуть не погибла, но ее спас Кайдан. Из-под завалов вытащил. Миранда вела контроль за ее здоровьем, впрочем, как и всегда.

- Жнецы?

- Грубо говоря, существа, из-за которых, в случае чего, случился бы конец света, – не преувеличивая, ответил Вакариан. – Но хватит обо мне. Какими вы здесь судьбами?

- Эм… мы в отпуске, – Мордекай почесал макушку. – Меня, кстати, зовут Мордекай. Профессиональный снайпер, охотник и алкоголик.

Гаррус выдал что-то похожее на улыбку:

- А мы с тобой похожи, человек. Устроим как-нибудь снайперское состязание?

Предложение Гарруса было прервано скрипом стула. К обоим подошла Зарпедон, напуганная до усрачки.

- Боже, я думала, нет людей меня страшнее, – пробормотала она. – Посмотрите туда.

Она указала в сторону одного из столов, где сидел еще один пришелец – с головой в форме чего-то похожего на гриб, с четырьмя желтыми глазами и в бордовой броне. Он косился в сторону Зарпедон явно с не очень хорошими намерениями.

- А, это Явик, – представил его Гаррус. – Он тоже был под руководством Шепард.

- Мне плевать, кто это, убрать это, быстро! – Тунгстина села за барный столик. – Я туда не вернусь.

- Какая прелестная дама, – Гаррус протянул руку. – Гаррус Вакариан, к вашим услугам.

Зарпедон озадаченно уставилась на его трехпалую ладонь. После паузы она все же ее пожала:

- Тунгстина Зарпедон, капитан «Дракенсбурга».

- Так вы как Шепард? – просветлел турианец. – Вы бы могли подружиться. По крайней мере, вас бы сблизило общее дело.

- Эм… привет? – раздалось позади. Это был человек, похожий на психа, с торчащими во все стороны светлыми волосами, голый по пояс, с протезами вместо руки и ноги. Зарпедон обернулась и хмуро посмотрела на него. – Эм… пока? – он зашагал в сторону танцпола.

- Только одно на уме, – проворчала Тунгстина и залпом выпила стакан с водой.

- Господи, я только сейчас понял, что это – единственное существо, не посмеявшееся над твоей фамилией, – Мордекай с удивлением посмотрел на турианца. – Либо ты пьян, Гаррус, либо ты ненормальный.

- И то и то, – усмехнулся Вакариан. – Приятно было познакомиться, Мордекай. И с вами, Тунгстина, тоже.

Женщина улыбнулась.

- Он мне понравился, – произнесла она, когда они отошли. – Хороший малый. Наверно, самые нормальные существа – это инопланетяне. Каждый раз прихожу к этому выводу.

- Добрый день, – раздался низкий голос. Это подошел Явик. Зарпедон поежилась. – Точнее, ночь. В смысле, доброй ночи. Я – Явик. Хотелось бы познакомиться с вами…

- Я с парой, – Зарпедон резко притянула к себе Мордекая, тот аж задохнулся. – Подыграй мне, – прошипела она еле слышно, натянув улыбку на лицо.

- Пожалуйста. Я скажу вам, что вы хотите услышать, – Явик заманчиво улыбнулся.

- Да ладно?

- Ух! М! А!

- Эй, эй, что ты делаешь? – вскрикнул Мордекай.

- Человеческий брачный зов, – пожал плечами Явик.

- Я тебя уже боюсь, – Зарпедон медленно шагнула назад. – Так, я беру свои слова насчет инопланетян обратно, – пробормотала она с ужасом. – Пошли отсюда, а?

- Да просто врежь ему, – прошептал Мордекай в ответ. Явик было попытался схватить Зарпедон за руку, но та тотчас отреагировала, взмахнув кулаком. Инопланетянин отправился считать звезды, пробормотав что-то вроде «а примитивные существа умеют драться».

- У нас могут быть проблемы из-за местных законов, – произнес Мордекай. – Это в порядке вещей – драться с местными?

- Это самооборона, – проворчала Зарпедон, разминая запястья. – К тому же, он пьян. От него перегаром несет еще хуже, чем от тебя.

- Спасибо за комплимент, любимая, – саркастически ответил Мордекай. – Ай! Что за привычка давать подзатыльники, когда я сглатываю?!

- У тебя хорошо поставлен удар, – заметил Брик.

- Я в армии несколько лет занималась боксом, – призналась Зарпедон. – Правда, уже сотни лет не тренировалась…

- Но рука тяжелая, – пробормотал Мордекай, потирая макушку. – Ну что? Как насчет расслабиться?

- Я пас, у меня до сих пор в горле сухо, – Тунгстина отошла к барной стойке. Брик проводил ее взглядом.

- Мне все больше нравится эта бабища, – одобрительно произнес он. – У них в корпорации хорошо солдат готовят.

- Ну, драться любой солдат уметь должен, – фыркнул Экстон, – так что ничего удивительного нет. Основы бокса входят в комплекс обязательной подготовки солдата.

- Хочешь сказать, ты умеешь драться, Экс?

- Эм… не то чтобы…

- Ясно, – фыркнул Брик. – Наверно, поэтому ты выше сержанта не поднялся.

- Я ушел из «Даля», ясно? И к тому же, они потом очень хотели от меня избавиться, вы же в курсе.

- Чем ты там им насолил? Дело же не только в спизженной турели, верно?

- Я шутил про турель, пацаны. Потом расскажу, ладно? Сейчас мне нужно выпить и подцепить кого-нибудь.

- Гейдж изменяешь, ай-яй-яй, – Мордекай покачал пальцем. Экстон покраснел:

- Да ничего у нас с этой нубкой нету!

- Ах да, вы просто друзья.

Парень отошел от них, матерясь под нос. Мордекай покосился на еще валяющегося без сознания Явика.

- Он еще на Цитадели пытался всех потрогать, – фыркнул Гаррус. – Нет-нет, это, кхм, ужасно прозвучало. Протеане так общаются. Ну, в смысле, они могут через прикосновение прочитать человека, узнать о нем все.

- Господи.

- Я бы на вашем месте не подпускал его к Зарпедон и вообще к женщинам. В пьяном состоянии. Когда он трезвый, его еще можно терпеть, но он – тролль тот еще. Лиару он просто задолбал.

- Кого?

- Лиара – наш друг. Она – азари, блестящий ученый. Как раз протеан изучает.

- И дайте угадаю – тоже работала на Шепард.

Гаррус чуть склонил голову вбок.

- Боже, я так хочу ее вернуть, – вдруг признался он. – А она с Кайданом, видите ли. Хрен знает, когда между ними что-то возникло – они часто ссорились, у них был конфликт взглядов, особенно когда Шепард пришлось работать на «Цербер». Кайдан служил на тот момент в войсках Альянса – это космическая армия, противники «Цербера», который, в свою очередь, являлся террористической организацией.

- У нас это «Гиперион», – проворчал Мордекай.

- В общем, Шепард связалась с Аленко на свою голову. Хотя, он ее спас, после последнего сражения за Землю вытащив ее из-под завалов. Повезло, что она осталась жива.

- А сейчас-то она где?

- Шепард? Живет на другой стороне Массера с Кайданом. Ушла на пенсию. Нет, она не старая, как раз наоборот, но… она уже столько успела сделать для всей Галактики. А то, что она уничтожила Жнецов… это… просто невероятно. Она – просто живая икона. Даже странно, что вы о ней ничего не слышали.

- У нас своя капитанша есть, – Мордекай кивнул в сторону Зарпедон, которая, услышав, что говорят про нее, сделала вид, что не в теме и вообще не слушает разговор. – И она тоже хотела когда-то спасти Вселенную.

- Ну, такая уж это профессия, – Гаррус потянулся. – Ладно. Меня в сон клонит. Я пошел, не скучайте. Я все еще надеюсь на состязание, Мордекай. Завтра с утреца, м?

Мордекай усмехнулся и пожал ему руку.

- Мы с тобой подружимся, Гаррус Вакариан, – ответил он. Турианец кивнул и ушел. – Нда, Зарпедон права. Инопланетяне тоже могут быть людьми.

- Прямо даже интересно, – задумался Брик. – У Шепард была такая большая команда… получается, они сейчас все тут? На Массере? Если они уж прям такие герои, может, нам стоит с ними познакомиться?

- Пока у меня в планах только Гаррус, – отказался Мордекай.

- Зарпедон могла бы получить парочку советов, – не отступил берсерк. – Мы бы много узнали про мир, в котором находимся. Я – любитель историй.

- Да, – поддержала его Майя. – Мне интересно посмотреть на «живую икону» и на ее парня. В конце концов, мы действительно мало знаем про здешний мир, а Шепард может нам, эээ, помочь.

- В чем это?

- Ну… например, дать пару советов насчет свадьбы…

Мордекай закашлялся:

- Майя, ты сошла с ума.

- У них с Кайданом наверняка все серьезно, я хочу просто по-девичьи с ней поболтать, – заявила Майя. – Мне, как будущей невесте, это необходимо.

- Может, сразу девичник с мальчишником устроить? – усмехнулся Брик. – Если ты хочешь по-девичьи поболтать, обратись к Зарпедон. Раз у нее есть дочь, значит, она уже была замужем.

- Сейчас лучше с ней на эту тему не говорить, – возразил Мордекай. – Она до сих пор из-за Тима переживает. Давайте пока на время оставим ее в покое. Меня больше волнует завтрашнее состязание с Гаррусом.

- Надеюсь, ты не растерял свои навыки снайпера, – Майя сжала его руку. – Я приду за тебя поболеть.

- И я, бро, – Брик хлопнул его по плечу.

- Ау… спасибо, амигос.


- Мордекай, ты спишь?

Снайпер сонно буркнул что-то на труксиканском и повернулся на другой бок. Рядом скрипнула кровать – это села Майя.

- Где ты была, ми амор? – он поднял голову.

- Болтала с постояльцами. Явик до сих пор в шоке от того, какие способности он во мне… прочел. Это странное ощущение. Еще чуть-чуть, и я найду Явику работу гадалки.

- А позолотите ручку, – прыснул мужчина, усаживаясь на кровати.

- Именно, Мордекай, именно. – Майя помолчала. – Хорошая тут атмосфера, мне нравится. Не похоже на все то, что я видела раньше. Даже «Вверх ногами» рядом не стоял.

- Учитывая, что дочь Зарпедон владеет этим местом… неплохо она устроилась.

- Не нравится она мне, – Майя легла рядом с Мордекаем, тот обнял ее за плечи, ткнувшись носом ей в макушку. – Что-то в ней такое есть… стервозное. Сколько ей? Двадцать пять?

- Она младше тебя.

- Да. А ощущение, что не на два года, а лет на десять. Она как подросток в переходном возрасте.

- Некоторые еще долго пребывают в стадии детства.

- А Гаррус вообще душка. Неудивительно, что он даже Зарпедон понравился.

- Ей нравятся все, кто не люди. Кстати, я ждал более враждебного приема, а тут такие приятные инопланетяне живут… и совместно с людьми, и никакой тебе ксенофобии. Необычно.

- Я все-таки заинтригована насчет Шепард. По словам Гарруса, она прямо-таки звезда. Интересно, она красивая? Представляю тогда, сколько у нее поклонников по всей Вселенной.

- Шепард, Шепард, Шепард, – неопределенно пробормотал Мордекай. – Интересно, на нее так же реагируют, как на меня в свое время? «О боже, это же Искатель Хранилища!»

- Искатели Вселенную не спасают, – вздохнула Майя. – Можно подумать, что мы купаемся в лучах славы, но это далеко не так.

- Это как работа, – фыркнул Мордекай. – Одно утешает – мы забили на Хранилища и теперь живем в свое удовольствие, и никто не пытается нас убить.

- Благодаря Мокси, которая нас сюда всех отправила. Если бы не она… может, мы бы и не сблизились, – сирена приподнялась на локте и поцеловала Мордекая в лоб.

- Хоть за что-то я ей благодарен, – охотник тепло обнял ее. – Та вечеринка, на которую нас пригласила Аурелия… кто знал, что она закончится вот так? С нее начались лучшие дни в моей жизни.

- Ты тоже не хочешь возвращаться?

- Нет. Ни в коем случае. Я НИКОГДА не вернусь на Пандору. Я, слава богу, забыл, каково это – ждать каждый раз пулю в спину или слышать этот ненормальный смех. И вспоминать это еще раз я не хочу.

- Надо же. А ведь прошел практически год, Морди. Год, понимаешь?

- Если подумать, это действительно много, – улыбнулся охотник. – Особенно когда ты живешь каждый день как последний. Не то чтобы это так плохо, учитывая то, что ты возрождаешься на станциях «нью-ю», но… это ощущение не из приятных. Подыхать всегда противно.

- Наверно, когда вы убивали Разрушителя, вы испытывали то же самое?

- Я тогда впервые серьезно испугался, – признался Мордекай. – Ну, не то чтобы испугался… я очень сильно нервничал. Настолько, что руки дрожали. А в моем амплуа это совершенно недопустимо.

- А чего ты боялся?

- Может… облажаться? В том смысле, что либо Хранилище возьмет Стил, либо оно окажется пустышкой. В результате оказалось второе. Знаешь, это ни с чем не сравнимое чувство. Сначала ты рвешь задницу, чтобы достать фрагменты Ключа, затем выясняется, что тебя просто наебали с этим Ключом, просто забрав его из-под носа, а потом мы пытались догнать одну трижды чертову сирену, которая этот Ключ и забрала, и, несмотря на то, что мы приложили все усилия, чтобы ее остановить, она все равно пришла в Хранилище первой, но хоть ее Разрушитель сожрал. А потом мы, путем постоянных перестроек в «нью-ю» и в условиях постоянной нехватки патронов и дичайшего холода, пытались, сука, найти ту заветную «слабину» в его шкуре, а когда нашли, еще долго бегали от его лазеров и тентаклей, а когда НАКОНЕЦ-ТО убиваем эту кучу из тентаклей и слизи, то ничего, ВООБЩЕ ничего не находим на его месте. ОДНА. ГРЕБАНАЯ. ПУШКА. Какой-то сраный пистолет, который в автомате Маркуса можно за копейки продать! И то, по-моему, он выпал с какого-то стража, не с Разрушителя. И даже гребаные 250 тысяч, который Таннис отдала нам за ключ, не могли скрасить разочарования – ни у меня, ни у остальных. Не дай бог, Майя, тебе испытать такое. Не дай бог.

Сирена помолчала.

- Ты никогда мне не рассказывал об этом, – произнесла она. – Как вы искали Хранилище.

- А ты особо и не интересовалась. И правильно делала, наверно. Не обязательно тебе знать, как наша четверка налажала с Хранилищем. Ах да, самое ведь главное забыл упомянуть! Что мы, оказывается, все это время работали на сучий «Гиперион». Понимаешь? Ангел привела нас к Хранилищу! А она работала на Джека. Он знал, что там будет. Господи, как же он все рассчитал… вроде как и уважаешь его, а вроде и убить хочется.

- Мы уже.

- Значит, воскресить и убить еще раз, – раздраженно ответил Мордекай. – Ладно, если бы он был нормальным человеком, но какая логика в том, что ты обманным путем открываешь Хранилище руками Искателей, а потом хочешь, чтобы тебя все считали героем? Какая тут логика, Майя? Когда после всего этого твоя жадность доходит до того, что ты опять же руками других Искателей пытаешься открыть Хранилище, куда тебе вообще не стоит лезть, убивая все, что тебе мешается, в том числе и невинных людей, в том числе и НАСТОЯЩИХ героев вроде Зарпедон? Зачем, Майя?

- Давай скажем начистоту – Зарпедон тоже далеко не святая, – ответила Майя.

- Это не оправдывает поступки Джека. А что насчет Зарп… Она приняла единственное правильное решение, как ни неприятно это признавать. Потому что «Гиперион» добрался бы до ее раскопок. Нашел бы Хранилище, Джек бы так и так увидел, что его ждет в будущем. И опять бы он карабкался по вашим головам, а в результате вам – ШИШ! А Джек бы ржал, как ненормальный, и объявил себя властителем Вселенной. В таком случае – действительно стоило бы взорвать Элпис к чертям, если бы это помогло!

Сирена не нашла, что ответить.

- Мы же не знаем, что на самом деле было у Зарп на уме. Это была теория Афины, если ты помнишь, – наконец сказала она после паузы. – Хотя, с другой стороны, кто предпочтительнее, Зарпедон или Красавчик Джек? Я думаю, ответ очевиден. Все говорит пока против Джека. Мокси, Афина, Тимоти – они все как один говорят, что Джек и до визита в Хранилище был ублюдком. А Зарпедон на его фоне кажется безобидной овечкой.

- Вот именно. Она выглядит героиней, но такая ли она на самом деле? Стоит ли нам ждать предательства? Я до сих пор не доверяю ей.

- Мордекай, – Майя положила ладонь на его грудь. – Я ни в коем разе не пытаюсь ее оправдать. Но она прожила тяжелую жизнь. Она пахала в армии, чтобы выходить дочку, а после ее повышения и Раскола на Элписе «Даль», по сути, ее руководство, бросила ее там подыхать вместе с ее легионом. Она охраняла Хранилище; я не могу упрекать ее в этом, поскольку знание – сила, и в неправильных руках эта сила может навредить очень и очень многим. Что ты видишь в этом плохого, Мордекай? К тому же, пусть бы большая часть Пандоры и погибла, но это ведь сплошняком психи да бандиты. Она все рассчитала. Она – умная, благородная и самоотверженная женщина. Таких еще поискать надо. Она, в отличие от Джека, не карабкалась по головам других, как ты выразился – она всего добилась сама.

- Хорошо, – Мордекай выдохнул. – А как насчет того, что, вместо того чтобы эвакуировать мирных жителей с Элписа, Зарпедон подстроила все так, что они оказались запертыми в Конкордии? И долбила своим чертовым лазером в центр луны?

- Начался бы хаос, – пожала плечами Майя. – Им просто некуда деваться. Космических кораблей, которые бы вывезли их с Элписа, нет, строить их некому.

- Прислала бы звездолеты.

- Слишком накладно получается. На какие шиши Зарпедон бы звездолеты прислала? У «Гипериона» их не так много.

- Но спасти хотя бы большую часть народа…

- Как ты их спасешь? Зарпедон сама бы погибла во время взрыва, от «Гелиоса» остались бы один ошметки. Что уж говорить про Элпис? А действовать нужно было быстро, Джек двигался к Хранилищу семимильными шагами. Да даже если бы и было время – куда деть людей? На Прометею? Там еще большая задница, чем на Пандоре. А обитаемых планет, где реально можно жить, – раз-два и обчелся.

- Вот я не понимаю, что ты хочешь от меня. Ты же сама сказала, что не пытаешься оправдать ее, а по-моему, ты как раз сейчас это делаешь.

- Я просто привожу факты, Мордекай. Никто не святой, даже мы с тобой. Скольких ты убил, чтобы добраться до Хранилища?

- Это были бандиты, – сложил руки на груди охотник, – не сравнивай.

- У них тоже были семьи, – Майя взглянула ему в глаза. – Но я же, черт возьми, их не оправдываю. Для достижения цели все средства хороши, верно? Вот и молчи тогда. Пока что Зарп выглядит тем человеком, которому можно доверять. В ее положении вполне логично принять нашу сторону, что она и делает.

- Пойми, я просто… беспокоюсь. Просто трудно понять, что вообще тогда произошло в той истории с Джеком. Вроде как выходит, что Афина, работая на Джека, в каком-то смысле была плохой, пусть это и не очевидно. Это… просто мир лицемерия. Привыкаешь не доверять никому.

- Плюнь ты на эту историю, – посоветовала Майя. – Вот толку сейчас ломать голову и гадать, кто был плохим, а кто хорошим? Уже столько времени прошло.

- Не так много.

- Больше года, насколько я поняла. Но ты это время уже не вернешь, чтобы что-то исправить. Со временем память об этих событиях стирается, это закон жизни. Время течет. Люди меняются. Зарп – не исключение. Насчет нее можешь не беспокоиться. Думай о том, как ты завтра Гарруса в состязании уделаешь.

- Надо будет хорошенько выпить.

- Ты что, правда лучше стреляешь, когда пьян? Или это просто совпадение?

- Это – мастерство, – Мордекай зевнул. – А мастерство не пропьешь.

Стук в дверь.

- Да-да, войдите.

В комнату зашла, кутаясь в шаль, Зарпедон.

- Я слышала, как вы там ссорились, – сказала она.

- Мы не ссорились, – возразил Мордекай.

- Я просто пришла прояснить ситуацию. То, что происходило тогда, на Элписе – раз, осталось в прошлом и два – ничего личного. Долг есть долг. Я даже просила Афину и остальных покинуть Элпис. Я не хочу ничего плохого ни вам, ни Афине, никому. Вся моя прежняя жизнь, с тех пор как я попала сюда – все это в прошлом. Я понимаю, что у вас нет причин мне доверять. Но я никогда не лгала, никому, даже если ложь была бы во благо. Я – честный человек. И если бы я что-то замышляла против вас, я бы так и сказала, а может, и вообще бы уже давно убрала вас. Я не враг вам, и я считаю вас своими друзьями, коих в жизни у меня было так мало. – Ее голос дрогнул. – Я многого не прошу. Просто, пожалуйста… перестаньте думать обо мне настолько плохо. Я много совершила ошибок, но я уже достаточно ругала себя за это, и ваши упреки мне не нужны. Я пытаюсь исправить все то, что я натворила – пожалуйста, поспособствуйте мне, чтобы я могла жить спокойно или хотя бы спать по ночам.

Мордекай приоткрыл рот.

- Зарп, мы не судим тебя, – встряла Майя, – я уже сказала Мордекаю, что это все – дела давно минувших дней. Я тебе верю. А для Морди такое поведение типично – он и мне-то не сразу доверять начал. Так что тебе действительно стоит хотя бы чуточку поспать. Ты выглядишь уставшей.

- Может, тебе стоит выпить? – предложил охотник.

- Не поможет, – покачала головой Тунгстина. – Доброй ночи.

Она ушла. Майя поджала губы.

- Ладно, – она вздохнула. – Такие разговоры не способствуют спокойному сну. А тебе нужно выспаться перед завтрашним днем.

- Угу, – буркнул Мордекай. – Спокойной ночи, Майя.

Сирена поцеловала его.

- И тебе, – пожелала она и обняла его за талию, прижавшись к нему.

Комментарий к Глава 2. Рай для ксенофилов Акрофобия – научное название боязни высоты.

====== Глава 3. Кража века ======

- Проснись и пой.

- Заткнись и спи, – сонно пробормотал Мордекай.

- Гаррус уже ждет, подымай свою тощую задницу.

Охотник прищурился, глядя на Майю.

- На свою посмотри.

- Моя-то вполне себе нормальная. А твоя тощая.

- И чего ты тогда, интересно, во мне нашла-то?

- Кроме тощей задницы? – она захихикала. – Суть не в этом, Мордекай. Я – тот человек, который на внешность, что на свою, что на чужую, почти не смотрит. И до встречи с тобой я не знала, что значит – хотеть кого-то, и считала себя асексуалкой. Сейчас, по ходу, моя ориентация меняется на глазах.

- Приятно знать, что я повлиял на чье-то мировоззрение.

- Вставай давай, – Майя взяла его за руку, вытягивая из кровати. Охотник нехотя вылез из-под одеяла.

- Со мной, в принципе, та же ситуация, – признался он. – Почти. Я ведь тоже ценю в женщинах совсем не внешность. И в физическом плане меня ни к кому не тянуло. А когда ты появилась в моей жизни… просто мир перевернулся.

- Что еще раз доказывает, что мы с тобой созданы друг для друга, – Майя пихнула его в бок. – Одевайся.

Скрипнула дверь, и в комнату заглянул Брик.

- Давайте шустрее, – ворчливо произнес он. – Гаррус сказал, что турианцы хоть и терпеливые, но он терпением не славится.

- Я не думал, что он это воспримет серьезно, он был слегка пьян, и…

- Вот именно, что слегка, Мордас, так что собирайся, протри хорошенько винтовку и иди. Он ждет у входа. Говорит, что знает хорошее стрельбище под открытым небом.

Мордекай потянулся, разминая кости.

- Мне нужен эль для подзарядки, – заметил он. – Я не могу стрелять на трезвую голову. Это уже привычка, выработанная годами.

Брик кивнул и ушел. Майя же осторожно взяла винтовку со стола.

- Она шикарна, – прошептала она. – Я всегда любила «Маливан», и не только за пистолеты.

- Это не «Маливан», – возразил Мордекай. – Я свою винтовку на Пандоре оставил. А эту Мокс достала, у нее там какие-то знакомые то ли на Нирне, то ли на какой-то из лун. Называется «Азимов». Тип винтовки – АВП, убивает почти с одного выстрела, но низкая скорострельность и перезарядка. Есть еще «муха», у нее повышена скорострельность, но урон пониже. Для снайперов, у которых руки из задницы растут. Но я-то – мастер.

- То есть, она даже не стихийная?

- Нет, – покачал головой охотник, – но она все равно хороша для охоты. Верно, Кровушка? – он обратился к птице, сидящей в висящей под потолком клетке. – Сколько я тебе оленей застрелил из нее?

- Олениной ее кормишь? – Майя протянула руку, чтобы почесать Кровокрылу шею. Тот довольно заурчал, задрав клюв.

- Не только. Интересно, какая тут живность?

- Я не удивлюсь, если тебе понадобится разрешение для охоты.

- Или вообще на ношение оружия, – прыснул Мордекай. – А то сочтут меня браконьером или опасным убийцей.

- Тебя уже «Гиперион» таким считал.

- И «Атлас», – фыркнул мужчина, – Стил спасибо. А вообще – дай волю, и вся Вселенная на меня накинется.

- Хотя, об Искателях и Хранилищах тут ничего не знают, – заметила Майя. – Равно как и о корпорациях, которых хлебом не корми, дай найти какую-нибудь могущественную хрень.

- Борются за территорию и власть. Как животные, – пожал плечами Мордекай. – Борьба за выживание. Афина говорила, что «Гиперион» подмял «Атлас» под себя. О «Дале», с тех пор как Зарпедон облажалась с миссией «уничтожь Элпис», ничего не слышно. Остальные… я бы не сказал, что они такие кровожадные, хороший пример – Торрг, а вот о других мы почти ничего не знаем. Но не исключено, что и они поставленных целей добиваются подкупом и насилием – в крайнем случае. В таком случае – пусть перегрызут друг друга, как собаки.

- Да уж. Опыт говорит о том, что нормальных людей на Пандоре и в пределах тысяч километров от нее нет, – Майя чешет голову. – Мы, Искатели, тоже не святые. Получается, хороших людей действительно не существует?

- Таков уж этот мир, полный жестокости и насилия. Мы сами к этому скатились, – Мордекай утешающе обнял ее. – Грубо говоря, мы самые хорошие из плохих людей, пусть тебя это утешит.

- Я хочу спокойствия. Мне больше ничего не надо. Хорошо еще, что мы познакомились уже после открытия Хранилища. Я представляю, каково тебе пришлось.

- Давай не будем вспоминать об этом.

В комнату, довольный, вошел Брик.

- Держите ваш эль, – он отдал Искателям по бутылке. – Больше я у этой сварливой девицы выпросить не смог. Вся в мамашу. Кстати, у нее есть якобы турианский эль, он покрепче, но, по ее словам, он не переносится людьми. Гаррус такой пьет.

- Да, нам уже пора, – заторопился Мордекай и закинул винтовку за спину. – Майя, ты готова?

Девушка накинула куртку на плечи.

- Да, – кивнула она. – С нами кто-нибудь еще?

- Нет, только мы втроем, – ответил Брик. – Я с вами. Как группа поддержки, так сказать.

- Спасибо, амиго, – Мордекай хлопнул его по плечу и вышел из комнаты, вздохнув полной грудью.


Погода выдалась почти безветреной – это только на руку, думал Мордекай, идя по правую сторону от Гарруса по направлению к стрельбищу. Турианец выглядел весьма довольным.

- Предвкушаешь победу?

- А ты уже, как я смотрю, заранее сдался? – Гаррус хитро покосился на собеседника. – А это твоя группа поддержки?

Вместе с Бриком и Майей также вызвались Афина, Джейни (понятно по какой причине) и Стил. Последняя снова заплела себе косы, и они теперь трепались на ветру. Странно, почему она пошла – Афина-то зрелищ желает, а эта? И так белокожая, от холода она была почти синей.

- А у тебя никого и нет, – усмехнулся Мордекай и притянул к себе обеих сирен – по одну на каждую сторону. – А у меня тут малинник.

- Это не малинник, а гарем чистой воды, – парировал Вакариан.

- Это плохо? – неожиданно спросила Стил.

- Что? – хором спросили Мордекай и Майя, уставившись на нее.

- Нет, просто он так сказал, как будто это…

- Вообще-то, – задумался турианец, – на Массере, насколько я знаю, полигамия вполне себе законна.

- Эй, эй, – возмутилась Афина, – вообще-то я со Спрингс! И к гарему Мордекая никакого отношения не имею!

- У меня нет гарема, остынь, – проворчал Мордекай. – Стил, с чего ты подняла эту тему?

- Я ее не поднимала, – оскорбилась сирена. – Просто у меня на родной планете полигамия была одной из… скажем, традиций.

- То есть, у тебя на планете мужики ходили с кучей баб? Боже, – Мордекай хлопнул себя ладонью по лбу.

- Это было в порядке вещей. Меня вообще собирались выдать за какого-то там принца. Собственно, я сбежала и вступила в войска «Атласа». Сначала у меня была операция на Прометее, потом – на Пандоре.

- То есть, на Прометее тоже были Хранилища? – Мордекай даже остановился.

- Согласно теории, сначала на Прометее и Пандоре жили эридианцы. Их задача была… ну… научить своим технологиям менее продвинутые расы. Итого – все технологии были заперты в Хранилищах, а на стражу поставлены особые существа. Потом эридианцы вымерли.

- Погоди, – Гаррус заинтересовался. – То есть, эридианцы у вас были что-то вроде протеан?

- Не знаю, кто такие «протеане», но если у них была такая же цель…

- …согласно словам Явика…

- …то да, – подтвердила Стил. – Спустя много лет корпорация «Атлас» отправила свои силы на Прометею и Пандору. Сначала меня послали на Прометею, где мы нашли Хранилище, но там, на удивление, никакого чудища, подобного Разрушителю, не было.

- Что вы там нашли? – спросил Мордекай.

- Кучу эридианского оружия с особыми технологиями, которые мы внедрили в свои разработки. Позже Нокс перенаправил меня и мои войска на Пандору, о чем я до сих пор жалею, брр.

Мордекая тоже передернуло. Он помнил этот день как вчерашний. Как Стил с помощью телекинеза погружает Ключ в землю, как спустя считанные секунды ее протыкает щупальце Разрушителя. Ее дикий крик, отдавшийся эхом в окрестностях. Утробный хруст ее костей в пасти чудища. Как, как Железяки умудрились достать ее тело, как они потом превратили ее в машину для убийств?

- Давайте закроем тему, – пробормотал он с ужасом, поежившись. – Стил, ты нормально себя чувствуешь?

- Да. Все лучше, чем могло бы быть. Зед меня буквально из могилы поднял.

- Как вспомню его братца Неда… – Мордекай снова ежится. – Он бы из тебя однозначно зомби сделал. Зед же… я его уважаю, хороший мужик.

- Хорошие врачи в наше время – редкость, – заметил Гаррус. – Хотя, в свое время в клинике на Цитадели успешно вылечили Кайдана, а ведь он был в весьма тяжелом состоянии.

- Цитадель? По-моему, я уже не впервые слышу это название.

- Я тебе позже расскажу, если будет желание. У меня с этим местом связаны приятные воспоминания, к примеру, та вечеринка… ммм. О, а вот и стрельбище!

Стрельбище находилось под открытым небом. Вдалеке, в приблизительно трехстах метрах, виднелись мишени в форме человеческого тела. Они казались совсем маленькими. Мордекай прикрыл глаза, вспоминая соревнования двадцатипятилетней давности.

- Ностальгия, – пробормотал он. – Знаешь, я ведь уже участвовал в междупланетном состязании. Правда, все решили, что я читак. Подумаешь, из револьвера стрелял…

- Стоп. Ты стрелял из револьвера на снайперских состязаниях? – Вакариан удивленно посмотрел на Мордекая.

- Более того, я выиграл, – охотник щелкнул шеей. – Мне было семнадцать лет.

- Сможешь еще раз? – Стил пихнула его в бок.

- Да, давай, задай ему трепку, – Афина порылась в рюкзаке и достала револьвер фиолетовой окраски, с прицелом, удлиненным стволом и симпатичным узором. – Держи, – она ловко подкинула револьвер в воздух, и Мордекай поймал его. Легкий, в руках весьма удобно держится. – Знаешь, что это?

- Что? – мужчина дернул бровью.

- Киберорел. Личное оружие Зарпедон, – похвасталась Афина. – Попробуй.

Мордекай покрутил оружие в руках. Кажется, сам ствол собирала корпорация «Джейкобс», даже маркировка есть, тем не менее, он походил внешне на игрушку-зажигалку. Эффектно подкрутив его, он выстрелил в мишень, почти не целясь. Голубоватая полоска прошила воздух.

Стоп. «Джейкобс» выпустила револьвер, стреляющий лазером, да еще, судя по всему, с шоковым уроном?

- Это точно «Джейкобс»? – уточнил он вслух. – «Маливан» обычно не делает револьверы, «Владов» почти никогда не делает оружие со стихийным уроном.

- Его, скорее всего, на заказ делали. – Афина приглушила голос. – Она до сих пор не знает, что он у нас. Мы его из ее тайной комнаты свистнули.

- Она перед полетом обошла весь корабль, – возразил Мордекай, – значит, она была в тайной комнате и знает, что Киберорла спиздили. И наверняка уже догадалась, кто.

- Я не вернусь на «Дракенсбург», – шумно выдохнула Афина.

- Я отдам ей его, когда мы вернемся, – пообещал Мордекай. – Хотя… знаешь, он такой симпатичный, оставлю-ка я его себе.

- Определился с оружием? – спросил Гаррус, начищая тряпкой свою винтовку. Она была мало похожа на те, что видел Мордекай на Пандоре, видимо, с какими-то здешними технологиями. – О, смотрю, моя красавица тебе понравилась? Это «Гадюка», одна из лучших в своем деле.

- Посмотрим, – Мордекай покрутил револьвер в руках. – Начинаешь?

- Не вопрос, – Гаррус вскинул винтовку и прищурился, глядя в прицел. Бах – и одна из мишеней упала на землю, прежде закрутившись в воздухе.

- Один-ноль! – провозгласил турианец. – Твоя очередь.

Мордекай усмехнулся и прицелился. Щелкнул курок, но совершенно неожиданно лазерная пуля пролетела мимо мишени.

- Что? – удивленно хлопнул он глазами. Майя негромко охнула. Гаррус прищелкнул языком:

- До пяти играем? Посмотрим, как ты сможешь наверстать упущенное.

На следующий выстрел он попадает снова. Афина и Спрингс даже порадовались за турианца, что не понравилось охотнику, и он, разозленный, пальнул в сторону уже другой мишени. Мимо!

- Сдаешь, – разочарованно произнесла Стил.

- Ненавижу! – Мордекай хотел было кинуть Киберорла на землю, но потом поостерегся – Зарпедон за порчу ее имущества голову ему открутит, как пить дать. Кстати…

- Есть что попить, а? В горле пересохло.

Брика как ветром сдуло. Вакариан уже пританцовывал:

- Я Гаррус Вакариан, и это – моя самая любимая точка на Массере!

- Рано радуешься, – отрезал Мордекай.

А счет уже три-ноль в пользу Гарруса. Может, с Киберорлом что-то не то?

- У него точность стопроцентная, – заметила Афина, – как из него можно промазать, причем по статичному объекту – непонятно.

- Ой, ой, вот только не надо меня криворуким выставлять!

- А что, не так? – фыркнула Афина. – Даже Ниша лучше тебя стреляет. Да даже гребаный Железяка.

- Эй!

Мордекай топнул ногой, чувствуя, как пот заливает глаза. Нет, он никогда не проигрывал в подобных состязаниях, никогда…

- Ты не ты, когда трезвый, – а вот и Брик подоспел. – Не тормози, бухни!

Мордекай заглотнул принесенный эль одним глотком.

- Ааааа, я снова на коне! – пьяно вскрикнул он и начал палить из револьвера по мишеням. Пули рикошетили, сбивая все преграды на своем пути, одна даже отлетела в Гарруса, отчего тот так и сел задницей на песок.

- Пять-три, – хрипло выдохнул Мордекай, когда шум от падения мишеней стих. – Я выиграл. – Хихикнув, он поцеловал нагревшийся ствол Киберорла и убрал его в кобуру.

- Я никогда не пойму всей логики ситуации, – пробормотала Афина. – Мне тоже, наверно, стоит выпить после увиденного.

- А на что мы играли, кстати? – вдруг спросил Гаррус. – Разве не на этих прекрасных дам? – он ткнул пальцем в мило покрасневших сирен.

- Да если бы и да, они все равно мои, – буркнул Мордекай, – так что иди лесом, Гаррус. Я – ветеран, я – один из лучших снайперов в мире. А тебе – еще учиться и учиться, салага.

- Угу, учитывая то, что я ГОДАМИ калибровал оружие на корабле у Шепард, – проворчал Вакариан. – Ладно, я поздравляю тебя.

- О, вы тут! – к стрельбищу прибежала взмыленная как конь Аурелия.

- Ты чего? – удивился Мордекай.

- Бухло… «Дракенсбург»… ух! – Хаммерлок свалилась на песок. – Бухло украли! Я залезла в грузовой отсек – ЕГО ТАМ НЕТ!

- Бухла? – Мордекай нервно сглотнул. – Ну все, это уже личное.

- Как они могли обойти защиту «Дракенсбурга»? – удивилась Майя.

- А ты спроси Зарпедон, ее же, сука, корабль! – охотник сжал руки в кулаки. – Кто бы это ни был, они заплатят!

- Может, его уже выпили просто? – предположил Брик.

- А ты-то откуда достал его?

- Из бара, Бриттания дала, – пожал берсерк плечами.

- Так. Бриттания не могла утащить, незачем ей это, – Мордекай начал ходить взад-вперед. – Может, Зарпедон решила выкинуть? Я ее придушу за это.

- Я уже поставила ее в известность, – вздохнула Аурелия, – она сама была не в курсе. И тоже готова из штанов выпрыгнуть и вернуть бухло. Она уже сделала втык Фелисити за ненадлежащее качество систем безопасности.

- Ей-то какое дело до бухла, она же не пьет.

- А я ей, эммм, пообещала большой шоколадный торт за возвращение нашего добра.

- Шикарно! Где мы его достанем?! Она же нас самих на фарш порубит, если мы не достанем ей торт!

- Ну, может, придумаем что-нибудь, – пожала Хаммерлок плечами. – Может, я просто заплачу ей, и она сама купит себе тот торт, который ей надо.

- Вы что, своему капитану зарплату тортиками выдаете? – усмехнулся Гаррус.

- Я бы не отказалась, – честно призналась Майя. – Она просто очень любит сладкое, и особенно – тортики.

- Буду иметь в виду, – прыснул Гаррус. – Кстати, вы не знаете, она занята?

Вопрос поставил всех присутствующих в ступор.

- Да ладно, я пошутил, – рассмеялся турианец. – Я все еще не теряю надежды, что Шеп наконец-то одумается.


- Вы же постоянно ошиваетесь там, вы должны что-то знать!

- Да расслабься ты, – фыркнула Тина. – Нас на корабле не было, мы с Пиклсом… короче, одну финтифлюшку с заправки пиздили. Так что на нас ты ничего не повесишь.

Мордекай, весь на взводе, ходил взад-вперед по опустевшему грузовому отсеку. Стоящая у выхода Зарпедон задумчиво кусала ногти.

- Понятия не имею, как он – если это был один человек – пробрался на «Дракенсбург», обойдя все системы безопасности. Нельзя просто так взять и отключить Фелисити, – пробормотала она. – Ее самой на корабле может не быть, но ее ИИ повсюду, везде камеры слежения.

- Погоди, может, они тогда записали, что произошло?

- Я уже проверяла. Записей нет. Как будто кто-то умудрился на время вывести Фелисити из строя. – Капитан почесала макушку. – Слушайте, я все понимаю, но это повод бросить пить.

- Поддерживаю, – встряла Майя.

- Свадьба без бухла?! Женщина, ты в своем уме? – взвыл Мордекай. – Это уже не свадьба, а утренник в младшей группе!

- Когда я выходила замуж, мы обошлись шоколадными коктейлями, – обиделась Зарпедон. – Ни капли алкоголя!

- Ты на службе, – отрезал Мордекай, – а я-то не служу! Точнее, я служил, но давно уже кончил! Это ты у нас десять лет отслужила!

- Извините меня, я налажала, – тяжело вздохнула Фелисити.

- Тебе не за что извиняться, – тепло ответила Зарп, положив руку ей на плечо.

- Он злится, – шкипер показала пальцем на Мордекая.

- Не на тебя, Фелисити.

- Где ты была? – прошипел Мордекай, повернувшись к ней. Девушка сглотнула:

- Я не…

- Отвечай!

- Мордекай, полегче, – попыталась остановить его Зарпедон, но тот, будучи в бешенстве, оттолкнул женщину.

- Где. Ты. Была? – повторил он вопрос. Фелисити чуть покраснела, ее губы задрожали.

- Нечего на меня так кричать, – дрожащим голосом ответила она. – Меня ударом в затылок вырубили, я ничего не помню.

- Может, поэтому системы вышли из строя? – спросила Зарп. – Физическое тело Фелисити неотрывно связано с ее ИИ на корабле. К ней запросто могли подкрасться со спины. Фелисити, ты плачешь?

Шкипер быстро вышла из отсека. Тунгстина укоризненно взглянула на Мордекая:

- И чего ты хотел добиться? Довел девушку до слез. Умница, аплодирую стоя.

Брик тронул друга за плечо:

- Мужик, успокойся. Никто просто так бухло у нас не утащит, ясно? Найдем. И свадьба у вас будет зашибись, самая громкая в Галактике.

Мордекай шумно вздохнул, чуть подостыв.

- Как, если мы даже не знаем, чьих рук дело? Видеозаписей у нас нет.

- Они могли оставить какие-нибудь следы.

- Я хоть и охотник, но не следопыт, – огрызнулся Мордекай. – Шикарно начался день.

- Извинись перед Фелисити, – приказным тоном ответила Зарпедон.

- Не собираюсь.

- Это приказ.

- Она провинилась, а ты хочешь, чтобы я за это перед ней извинился?

Мордекай прищурился, с вызовом ответив на тяжелый взгляд Зарпедон. Твою мать… Если бы он с ней играл в гляделки, то этого пристального, холодного взгляда точно бы не выдержал. Как будто он смотрел не в глаза Зарпедон, а прямо в пустоту. Охотник уже пожалел о том, что вообще вступил с ней в полемику.

Что она такое?

- Ты сейчас же кончаешь выпендриваться и идешь извиняться перед Фелисити. Иначе своего бухла ты не то что на свадьбу – до конца своих дней не увидишь, – тон Зарпедон пугал. Вроде как и спокойный, а вроде сулит грядущий пиздец. Понятно, почему солдаты не смели ее ослушаться. Хотя, судя по рассказам Афины, были и дезертиры, перешедшие на сторону «Гипериона». Джек стрелял ими из лунной пушки, таким образом развлекаясь.

Что лучше – быть снарядом для лунной пушки или каждый день видеть этот гипнотизирующий взгляд? Который вдобавок до излечения был ярко-фиолетовым? Брр.

- Окей. Только успокойся и, мать твою, перестань на меня смотреть так, как будто сейчас сожрешь заживо.

Зарпедон поджала губы и отвернулась. В воздухе повисло напряжение, которое так и исходило от капитанши – ее желание порвать Мордекая за неповиновение учуяли, наверно, все присутствующие.

- Бро, я ее боюсь, – пробормотал Мордекай, когда они с Бриком вышли из отсека. – Ты видел, как она на меня смотрела?

- Испытываешь судьбу, Мордекай? Сам же ее до этого довел.

- Скоро мне будут снится кошмары, включающие в себя сценку, где она с ножом стоит у изголовья моей кровати. А то и вообще в Разрушителя превратится.

- Мужик, Джек не лучше.

- Джек гораздо хуже, Брик. Зарпедон хоть вменяемая. А этот собственных подчиненных застрелить мог за неправильно заваренный кофе. Хотя, кто гарантирует, что Зарпедон не отдаст приказ казнить Папируса за неправильно сваренные спагетти или неправильно испеченный тортик?

- Мордекай, это уже бредово звучит, она не такая. Кончай уже из нее чудовище малевать. Ты сам же попер против ее приказа – естественно, что она так среагировала. Будь ты ее солдатом, а не другом, давно бы уже расстреляла тебя, как пить дать. Тебя не смущает, что ты довел девушку до слез? Наорал без причины.

- Причина есть, она профукала бухло.

- Не нарочно. – Берсерк остановился. – Ладно, если ты не хочешь, я пойду успокою ее, но это будет на твоей совести, друг.

Он ушел. Мордекай шумно вздохнул и ушел в тайную комнату, где его уже ждала Майя.

- Я так поняла, ты Брика вместо себя отправил? – сухо спросила она.

- Ты-то чего?

- Я чего? – повысила голос сирена. – Ты разозлился из-за сущего пустяка и всем испортил настроение своей бомбежкой. Фелисити довел до слез, ослушался приказа Зарпедон… Что с тобой не так? Я не думала, что ты можешь быть таким черствым.

Охотник опустил задницу на кровать.

- Слушай, мне жаль, понятно? Уж извини, что упустил столько ценного бухла, которое я, между прочим, доставал, рискуя своими яйцами и жизнью Афины! Которое, между прочим, никак не достать легальным путем! Я так гордился тем, что смог увезти столько алкоголя из-под носа талморской таможни, что помог Арриане, которой это бухло тоже было нужно, чтобы поднять с коленок Гильдию воров! И если бы не это бухло, то Мокси бы не купалась в деньгах, а сосала в подворотнях за септим!

- Все равно, это не стоит того, чтобы орать на Фелисити. Это бухло нахрен никому не сдалось, кроме тебя, а ты решил, что раз оно твое, то ты имеешь право поднимать на шкипера голос. Хорошо, что Фелисити ответить не может, а может, просто не хочет. С Зарпедон такой номер бы не прошел.

Мордекай замолк, прикрыв глаза. Действительно, накричал на беззащитную девушку, которая никого никогда в жизни не обидела, которая, по сути, является искусственным интеллектом. Довести ИИ до истерики – сомнительное достижение. Фелисити могла бы в ответ на обвинения накричать на него, в конце концов, полезла бы в драку, но она этого не сделала. Мордекай почувствовал себя ослом.

- Я пойду и извинюсь.

- Наконец-то совесть проснулась, – проворчала Майя, ложась в кровать. Ее гнев можно было понять – женская, черт ее возьми, солидарность. Охотник поплелся в командный центр.

Фелисити сидела за пультом управления в одиночестве. На звук открывающейся двери она даже не повернула головы.

- Фелисити? – позвал ее Мордекай. Шкипер не ответила. Мужчина подошел к ней.

- Извини. Просто… это бухло слишком много для меня значит.

- Пить надо меньше, – хмуро ответила она.

- Нет, я не в этом смысле. Оно значит для меня гораздо больше, чем просто куча алкоголя. Ты бы знала, как я его достал, потом и кровью, и я сейчас не преувеличиваю. Я не пытаюсь оправдать себя – у меня просто характер такой.

- Кстати, – Фелисити развернулась к нему. – В ближайшее время лучше тебе с Зарпедон не сталкиваться. Она очень зла на тебя.

- За что? Я же сейчас стою и извиняюсь перед тобой.

- Как бы так сказать, – шкипер сложила руки на груди. – Она не очень любит, когда ослушиваются ее прямых приказов. Если хочешь рискнуть – она сейчас в капитанской каюте.

Мордекая передернуло.

- Я, пожалуй, буду и впредь избегать ее.

- Я вижу, что между вами какие-то терки, и что вы не доверяете друг другу. Так не должно быть между друзьями.

- А с чего ты решила, что я хочу быть ее другом?

- Потому что остальные доверяют ей. Она это чувствует, и соответственно относится к ним по-другому. А вот на тебя – и в последнее время и на Лоуренса – она реагирует с презрением. Я хочу, чтобы в нашей команде все было хорошо. Чтобы не было никаких недомолвок и полемик. Вам стоит поговорить, если не сейчас – то позже, когда она остынет.

- Меня не волнует, как она ко мне относится.

- Будешь продолжать с ней лаяться – я думаю, она когда-нибудь высадит тебя на какой-нибудь необитаемой планете. Не то чтобы я ее поддержу в этом вопросе, но лучше тебе не усложнять ситуацию. Она… что-то в ней есть такое… страшное. Как будто два разных человека. Зарпедон как домовитая, семейного склада женщина и Зарпедон как расчетливый, жестокий командир. И лучше тебе не сталкиваться с ее второй личностью. Я видела, как тебя в дрожь от ее взгляда бросило.

- В дрожь? Фелисити, ты преувеличиваешь.

- А еще я слышала, как вы разговаривали с Бриком насчет нее и насчет твоих кошмаров.

- Ах да, у тебя же повезде уши.

- Дело не только в ИИ, а в том, что вы достаточно громко говорили, чтобы услышала и моя физическая форма. – Шкипер усмехнулась. – В общем, дело твое. Если не хочешь, чтобы тебя выкинуло в шлюз, поговори с капитаном.

Мордекай размял плечи и направился в каюту капитана. Зарпедон спала в кресле, закутанная в плед. Сначала охотник хотел уйти, чтобы не будить ее, но потом все же решился – совесть действительно его замучала.

- Зарп! – он потряс ее за плечо. Та приоткрыла один глаз, и блаженное выражение лица (ей что, тортики снились?) сменилось на холодно-надменное.

- Что тебе надо? – она выпрямилась в кресле.

- Я, эм, это… прости.

Ее брови приподнялись:

- Что?

- Прости, что так сегодня себя вел. Перед Фелисити я уже извинился, и подумал, что и перед тобой стоит тоже. Чтобы ты меня в шлюз не выкинула.

- Я тебя не выкину, пока Майя не даст добро, – капитан выдала что-то похожее на улыбку. – А вообще, я уже говорила, что мое слово – закон. Говорила? Говорила.

- А не надо было про меня дебильную песенку петь.

Зарпедон захихикала под нос:

- Весело же было.

- Не мне точно, – Мордекай обиженно посмотрел на нее. Командир посмотрела в ответ, и морщины на ее лице разгладились. Слава богу, она больше не обижается. – Может, в дурака? Все равно спать уже не хочется.

- Тебе, может, и не хочется, а у меня – режим, – женщина зевнула. – Спокойной ночи, Мордекай.

- Может, ляжешь в нормальную кровать?

- Я уже десять лет как научилась спать в кресле. Иди к своей невесте и дай, наконец, вздремнуть.

Мордекай кивнул и направился к двери. Ненадолго остановившись перед ней, он обернулся и произнес:

- И тебе доброй ночи.

Облегченный вздох был ответом.

Комментарий к Глава 3. Кража века Ввиду того, что на меня навалился творческий кризис (не в смысле что нет идей, а в смысле что нет вдохновения и времени), я не знаю, когда примусь за продолжение. Но оно будет.

====== Глава 4. Следствие ведут Искатели ======

Еще никогда пробуждение не было таким неприятным и неохотным. Мордекаю было плохо, определенно плохо, и внутри него даже поднялась глухая ненависть ко всему живому.

- Дорогой, ты в порядке?

- Плохо мне, – бурчит он в ответ на вопрос Майи.

- А чего? Сердце прихватило? Радикулит? Остеохандроз? Геморрой?

- Мадре де диос, Майя, – Мордекай хлопнул себя по лбу. – Чему ты обучалась в монастыре? Все намного проще. Трезвый я.

Сирена хмыкнула:

- Это насколько нужно любить алкоголь, чтобы страдать от трезвости.

- Я давно не был настолько трезвым. Ты не поймешь.

- Значит, ты все-таки втихаря пьешь? – девушка заглянула ему в лицо.

- Я пью понемногу. А сейчас даже выпить нечего, эх…

- Воды попей.

- Нет уж. Я лично разберусь с этой проблемой, я не успокоюсь.

Мордекай вышел из комнаты. Брик копался в холодильнике, выкидывая оттуда еду.

- Ты чего, дружище?

- Где пирог? Ториэль специально испекла нам в дорогу, где? – бешено посмотрел на него берсерк.

- Теперь и пироги пропали?

- Честно говоря, один. И не целиком, а кусочек, – смутился Брик. Еще одно открытие – Брик умеет смущаться. – Я его еще с того путешествия в Подземелье берег.

Скрипнула дверь. На кухне появилась полуголая Зарпедон со следами повидла на щеках.

- Мне снился сон, – медленно произнесла она. – Что я ем потрясающе вкусный пирог с клубничным повидлом…

Брик медленно поднял с пола половую тряпку.

- Это был не сон, – прохрипел он. Зарпедон со свинячим визгом кинулась бежать, в то время как Брик, пыхтя подобно быку, размахивал половой тряпкой, намереваясь хоть разок треснуть по башке капитанши.

- Успокойся, амиго, у нас есть проблемы поважнее… воу! – Мордекай схватил было его за руку, но Брик просто потащил его за собой – охотник поехал по полу, вытирая собой грязь.

- Ладно, ладно, спокойно! – Зарпедон остановилась, запыхавшись. – Все, ладно, остановись. Я не настолько молодая, чтобы так бегать…

- Я не прощу тебе этот пирог, – прорычал Брик.

- Брик, у нас бухла нет, а ты по поводу пирога усераешься, – возмутился Мордекай и встал на ноги. – Придется переться в бар к Бриттании.

- У нее запасы не резиновые, – фыркнула Тунгстина. – Так что не дергайте зазря мою бедную девочку.

- Тебя забыли спросить. Пошли, Брик.


- Что-то вы сегодня какие-то невыспавшиеся, – приветствовал их Гаррус.

- У нас свистнули бухло. Несколько десятков бочонков эля разных видов, бренди, скумы, меда, прочего говна… теперь ты чувствуешь нашу боль? – Мордекай выпил предложенный Бриттанией стакан воды и поморщился.

- Откуда у вас столько? – поинтересовался турианец.

- Контрабанда, – Мордекай понизил голос. – Я чуть не лишился яиц, пока доставал все это добро.

- Не знаю, что в данном случае ценнее, – усмехнулся Гаррус, – твои яйца или коллекция элитного пойла.

- Не знаешь, где можно достать эквивалент?

- Такой куче алкоголя? Либо твоя почка, либо твои яйца. Алкоголь нынче недешевый.

Мордекай подавился водой. Вакариан засмеялся:

- Да шучу я. У меня есть предположение, но оно из пальца высосано. Короче, если вы думаете, что здесь, на Массере, не существует контрабандистов, вы глубоко ошибаетесь. Их – туева хуча. Правда, в последнее время у них дела плохи – власти все-таки взялись за дело, хотя у них, в верхушке, процветает коррупция. В общем, они сейчас могут выжить посредством какой-либо крупной кражи и перепродажи награбленного. Понимаете? Поверьте, сейчас ваше бухло будет кочевать по всему Массеру, а то и по другим планетам.

- И что делать? У нас же даже следов нет – как будто его не было, – взмахнул руками Мордекай. – Свидетелей нет, ничего нет.

- У меня есть один знакомый, – подумал Гаррус. – Он об этих контрабандистах столько знает… сам когда-то этим промышлял, он всю их кухню знает. Ну, и почти наверняка сможет сказать, кому и зачем понадобилось таскать у вас бухло в таких количествах.

- Ты знаешь, где его найти?

- Конечно, знаю, – хмыкнул Гаррус. – Мы до сих пор общаемся. Зовут его Урднот Рекс, он кроган, но довольно дружелюбный, не бойтесь. Я предупрежу его, что вы идете к нему.

- Кроган? – пробормотала Зарпедон и чуть побелела.

- У тебя какие-то нелады с кроганами? – поинтересовался турианец.

- Да. Так скажем… кое-что личное.

Мордекай удивленно покосился на нее:

- Мы что-то о тебе не знаем?

- Мой муж погиб от лапы крогана, – мрачно ответила Зарпедон, – так что это не повод для шуток.

- Воу. Я… кхм, извини.

Тунгстина коротко кивнула.

- Если что, я жду у выхода, – она ушла. Брик проводил ее взглядом и пожал плечами:

- Не уверен, что это хорошая мысль.

- Это – единственный вариант. Если Рекс не знает, тогда не знает никто, – возразил Гаррус. – Не берите тогда ее с собой, раз она так на кроганов реагирует.

- Она – наш капитан, – покачал головой Мордекай. – К тому же, чтобы избавиться от страха, надо столкнуться с ним лицом к лицу.

- Зарп боится кроганов? – захихикал Брик.

- Чтобы ты понял, Рекс где-то на голову тебя выше, – покосился на него Гаррус. Брик покачал головой:

- Не повод для страхов.

- Хорошо, ты же хочешь убить тех ублюдков, которые убили твою собаку? Так и Зарп хочет убить тех ублюдков, которые убили ее мужа. Ты же можешь ее понять, – Мордекай сжал его плечо ладонью.

- Тогда я солидарен с Гаррусом. Не надо ее брать с собой, а то еще натворит делов, и никакая дипломатия не спасет. Где этого Рекса искать надо?

- В паре километров отсюда, выходите и по дороге направо. Не ошибетесь – у него дом кирпичного цвета. И вообще – возьмите транспорт. Вон там – автомат, – Гаррус показал в сторону небольшого экрана на подставке, – закажете скоростной транспорт.

- Спасибо, Гаррус.

- Скажете, что от меня, – турианец пожал парням руки. – Удачи.

Мордекай с Бриком вышли на улицу. Зарпедон терпеливо ждала, растирая ладонями плечи: пусть солнце здесь грело как летом, в тени было холодно, даже снег лежал. Майе, стоявшей рядом, было явно наплевать – вокруг нее летал некий магический шарик, от которого исходило приятное тепло за несколько метров.

- Так, – охотник размял кости. – Ты, – показал пальцем на опешившую Зарпедон, – отдыхаешь. Ты, – показал на Майю, – идешь с нами.

- Ну слава богу, – вздохнула Тунгстина и ушла в бар. Майя приветливо улыбнулась Мордекаю:

- Ну что?

- Гаррус посоветовал одного чувака по имени Рекс. Говорит, что якобы он знает, кто мог утащить бухло. Все подозрение на контрабандистов.

- Господи, – всплеснула руками Майя. – Может, забьем?

- Я тебе забью, – возмутился Мордекай. – Мне как-то не хочется ради такого количества спиртного лишаться почки и яиц.

Сирена удивленно подняла брови.

- А вот и наше такси, – Брик увидел парящую над песком машину. – Садитесь, доедем быстро.

Они залезли в машину. Та просела под весом Брика, но все же из строя не вышла.

- Пирогов надо есть меньше, – укорил его Мордекай.

- Скажи это нашей любительнице пирогов и тортиков, Мордекай, – парировал Брик.


На окошке мирно играет радио. Форточка открыта, оттуда слышится негромкое ворчание. Мордекай подошел к железной двери и постучал.

- Я даже ни разу не видел кроганов, – пробормотал он.

- Дрянь с похожим названием водится на Элписе, но этот Рекс явно к ним не относится, – заметила Майя. – Либо это какой-то разумный кроган.

Щелкнул замок, и перед Искателями вырос двухметровый громила, больше напоминавший динозавра, с довольно добродушной мордой и красной чешуей. Маленькие глазки внимательно изучали пришедших.

- Чем могу помочь? – раскатисто зарычал кроган, щелкнув шеей.

- Мы от Гарруса, – поперхнувшись, ответил Мордекай. Теперь-то он увидел, что Гаррус не врал и Рекс на самом деле выше Брика. Все кроганы такие? Неудивительно, что Зарпедон побоялась иметь с ними дело.

- А, от Гарруса? – он ухмыльнулся. – Добро пожаловать на Массер. Я – Рекс. Проходите.

Он приглашающе махнул лапой. Мордекай кивнул и, переборов волнение, шагнул внутрь.

- Боже, обои в цветочек! – запищала Майя. – Рекс, это все твое? Ты цветы выращиваешь?! – она подбежала к горшкам.

- Не нюхай! – Кроган оттащил ее от цветов.

- А в чем проблема? – удивилась сирена.

- Потом пристрастишься к запаху так, что не оттащишь. Это что-то типа табака, ее можно просто нюхать, а можно ее листья курить. Потрясающая вещь! – Рекс замолк. – Упс, вы не должны это знать. Так, вы этого не видели.

- Продаешь или сам пользуешься? – поинтересовался Мордекай.

- Вообще-то они тут для красоты, это совпадение, – проворчал кроган.

- А это – марихуана? – удивленно произнесла Майя, показав на другой цветок.

- Так, убери руки от цветов! – Рекс схватил сирену в охапку и переставил ее подальше от подоконника.

- Совпадение, значит, – пробормотал Мордекай.

- Так, вы пришли у меня помощи просить или заценить мой гербарий? – раздраженно спросил Рекс.

- Гаррус объяснил тебе проблему?

- Насчет пропавшего бухла? – фыркнул он. – Так и хочется показать на вас пальцем и заорать «ХАААА ЛОХ!!!». Делать этого я, конечно, не буду.

- У тебя есть какая-нибудь информация?

Рекс подумал.

- Присаживайтесь, – предложил он, – я чайку вам налью. Заодно и расскажу, че да как.

Мордекай поймал себя на мысли, что не слышит привычного «а как же тортик?». Нда, Зарпедон прочно укрепилась в жизни Искателей – даже ее привычки начали потихоньку передаваться и остальным, Брику, к примеру. Да и сам Мордекай ощутил, как во рту ощутимо прибавилось слюны при мысле о тортике.

- Итак, – Рекс как бы между прочим стал разливать горячий чай по чашкам, продолжая говорить. – У нас на Массере существуют две довольно авторитетных в мире криминала шайки, если так можно выразиться. Одна состоит целиком из азари, вторая – кроганская.

- Кто такие азари? – нахмурился Мордекай.

- Ах, да, вы же недавно на Массере. Азари – это, грубо говоря, бесполая раса, но с женским обличием. В зависимости от ситуации организм азари может вести себя и как мужской, и как женский. Так что если какая-нибудь азари скажет вам, что она – отец троих детей, не удивляйтесь.

- Если у них женское обличие, то как… – Мордекай не договорил, Рекс прервал его:

- Азари может образовать со своим половым партнером особую связь, отсюда все и идет. Суть не в этом, я вернусь к основной теме разговора. В общем, у них сейчас, как правильно подметил Гаррус, сложные времена. Они настолько отчаялись, что объединились, чтобы стырить бухло с вашего корабля и еще с какого-то – точно не знаю, какого. А теперь, когда они получили свое, они сцепились как свора собак – поделить не могут.

- Откуда ты все это знаешь? – удивился Мордекай.

- У меня есть… хм… источники. Шпионы, так скажем.

- Ах, ну да, конечно, – понимающе кивнул охотник, вспоминая, как он работал на Роланда, выискивая для нового командира Алых налетчиков информацию. – И ты связался с ними?

- Сразу же, как только Гаррус позвонил мне и предупредил о вашем приходе.

- То есть, твои шпионы знают, где находится бухло, так?

- Знают, – кивнул Рекс. – Но в одиночку я его не вытащу. Я могу устроить вам встречу, вы направитесь туда и придумаете какой-нибудь план, чтобы стащить ваше драгоценное сокровище.

- А какая тебе с этого выгода? Не верю, что ты помогаешь нам чисто из доброты.

- Ты проницательный, – усмехнулся кроган. – В общем, ваша задача – вытащить не только ваше бухло, но и бухло с того корабля, тоже довольно большое количество и тоже контрабандное. Свое вы заберете, а то заберу я. Я сейчас еле-еле свожу концы с концами, и перепродажа спасет мне жизнь – я не преувеличиваю.

- По рукам, – кивнул Мордекай.

- Стой, – Брик коснулся рукой его плеча. – Рекс, не возражаешь? Нам с другом надо поговорить.

- Окей, – кивнул Рекс. Брик вывел Мордекая наружу и пробормотал:

- Не нравится мне это.

- Ты чего? – искренне удивился мужчина.

- Это похоже на ловушку, Мордекай. Что, если мы придем на эту встречу со шпионом, а там нас ждет какая-нибудь армия кроганов? Во главе с тем же Рексом.

- Я вообще-то его понимаю, – покачал головой охотник. – Он же сказал, что мы можем вытащить еще одну партию алкоголя, помимо нашей. И отдать ему – почему нет?

- Я уже все тебе сказал. Он может заманить нас в ловушку.

- Зачем ему это? Он же даже нас не знает! К тому же, я доверяю Гаррусу, я не думаю, что он так нас подставит, Рекс – его друг, в конце концов.

- А зачем Гаррусу помогать нам? – резко спросил Брик.

- Может, потому что я с ним подружился? – Мордекай сложил руки на груди. – А может, потому что он отличный парень? Он был в команде, которая спасла мир от вселенской угрозы. Он понравился Зарпедон, а у нее обычно есть чутье на плохих парней, взять того же Джека.

- Он ей понравился, потому что он турианец. Ты же сам говорил.

- Но при этом она отшила того четырехглазого, забыл его имя. Брик, я думаю, ему и Рексу стоит доверять.

- Мордекай, тебе напомнить, сколько раз ты влипал в неприятности благодаря своей доверчивости?

- Думаешь, я не думал об этом? Брик, это не Пандора, нас здесь никто не знает. Планета дружелюбная, нас с хлебом-солью встретили. Не каждый раз так бывает.

- А может, они хотят усыпить нашу бдительность?

- Это за гранью паранойи, Брик. Если ты так хочешь, то на встречу со шпионом возьмем Зарп и Стил, может, даже Вильгельма. А то сидит в баре, с Аурелией сюсюкает и ни черта не делает. Даже если твои выводы ошибочны – хоть проветрятся.

Брик пожал плечами:

- Как хочешь. Просто… Мордекай, ты – мой лучший друг, и я за тебя переживаю. Чтобы ты знал – если потребуется, я за тебя жизнь отдам.

Охотник смущенно опустил взор, чувствуя, как пылают щеки.

- Спасибо, Брик.

Берсерк хлопнул его по плечу, отчего Мордекай негромко прошипел матерное ругательство на труксиканском, и произнес:

- Ладно, давай вернемся к Рексу. Он наверняка уже заждался нас.

Мужчины вернулись в дом. Рекс тем временем разговаривал с Майей – судя по всему, о цветах. Заметив вошедших, он спросил:

- Ну что?

- Мы готовы к операции, Рекс. Только дай знать, как и что.

Кроган довольно ухмыльнулся:

- Ну и прекрасно. Вечером свяжусь со своими и передам Гаррусу, где и когда вы встречаетесь. Договорились?

- Договорились.


- Он меня просто ДОСТАЛ!

Растолкав всех, Зарпедон ушла к себе в комнату. Мордекай вопросительно посмотрел на Гарруса.

- Она целый день спорила с Явиком. Это было… этакое состязание, у кого самообладания больше. Флегмы у Явика побольше будет, – пожал плечами Вакариан. – Я ждал драки.

Треск, падение чего-то тяжелого. Скорее всего, Зарп вымещала злость на всем, что попадется под руку. Явик невозмутимо сидел за столиком, только гримаса превосходства чуть искажала его лицо.

- Между ними явно искры бегают, – добавил Гаррус.

- Никогда не видел Зарп такой злющей, – произнес Брик. – Это… странное ощущение. Вроде ты ее не боишься, потому что уже привык к ней, но сегодня…

- Примитивные существа не умеют управлять своими эмоциями, – ответил Явик с ноткой самодовольства.

- Как будто вы, протеане, умеете, – фыркнул Мордекай.

- Вообще-то, – встрял Гаррус, – он через прикосновение может прочесть человека целиком. Так что… пусть Зарпедон и впредь его избегает. А то, если Явик узнает ее слабые точки… поверь, от ее так называемой «флегмы» и следа не останется.

- Слабые точки? – усмехнулся Лоуренс. – Хм. Моя Зарпедон не знает, что такое слабость.

- Ты пьян, Тим? – спросил Мордекай.

- Не-а. Всего-то пару бутылок абсента выпил. Все норм.

- Спивается парень, – тихо сказал Гаррус. – Можно пить, но не напиваться же…

Мордекай решил сходить к Зарпедон и уговорить ее поменять свое мнение. Видеть, как на твоих глазах спивается друг, тем более после того как сам это пережил, очень тяжело.

- Все в порядке? – спросил он, зайдя. Зарпедон стукнула кулаками по столу:

- Когда-нибудь я задушу этого четырехглазого урода. Ненавижу!

- Мне надо серьезно с тобой поговорить. Это насчет Тима.

Тунгстина прищурилась, глядя на Мордекая:

- А сам он зайти не может, в трусы наложил?

- Женщина, послушай меня, пожалуйста, а потом уже сама делай выводы. Я знаю, что он сейчас чувствует. Если его не остановить, он будет алкоголиком похлеще меня.

- Плевать!

- Я перешел через это, – терпеливо продолжил Мордекай, – после того, как меня бросила жена. Я не хочу это вспоминать. Просто это до сих пор… больно. Подумай о Тиме, сколько боли ты причиняешь ему.

- А сколько боли он причинил мне? – спросила Зарпедон гневно. – Когда он обозвал мою дочь шлюхой и халявщицей?

- А с чего он так сказал?

- Потому что… потому что, видите ли, он мужчина.

- А что, женщина, что ли?

- Не в этом дело! – Зарп развернулась на каблуках. – Дело в том, что он не может сам принимать важные решения, он просто слюнтяй! Я все делаю сама, пойми. И Тим, он… он как маленький ребенок, а оно мне надо? Заботиться о двадцатипятилетнем «ребенке», который еще тут о своих правах заявляет! Если бы он умел ими пользоваться, – выплюнула женщина и отвернулась, – но он ведь ими не пользуется! Он ни черта не понимает в семейной жизни – как, КАК за него в этом случае выходить замуж, а?

- Но ведь он только учится, Зарп. Ты слишком многого от него требуешь, у него же совсем нет опыта.

- Вот поэтому идея сойтись с ним изначально была обречена на провал, – Зарпедон привалилась к стене, опустив голову. Мордекая передернуло – впервые он видит ее в таком разбитом состоянии. – Он слишком молод для меня.

- Но ты любишь его?

Тунгстина зажмурилась.

- Ответь, – настоял Мордекай. Зарпедон молчала. – Я так понял, что нет. К инопланетянам тянет? Вон, к Явику, к примеру.

- Что?! – она злобно взглянула на него.

- Гаррус так сказал.

- Гаррус, Гаррус… черт бы его побрал! И его, и этот чертов бар, и этот чертов Массер! – Зарпедон со всей дури впечатала кулак в зеркало. Раздался звон; женщина опустилась на кровать, разглядывая кровоточащие костяшки.

- Пожалуйста, Зарп, успокойся, и давай вместе подумаем, – Мордекай сел рядом.

- Я не хочу думать!

- Зарп, пожалуйста, иначе диалога у нас не получится. Я же не для себя стараюсь.

Зарпедон закрыла лицо руками. Мордекай рискнул приобнять ее за плечи. Он чувствовал себя как на углях, ожидая ее реакции, но ее не последовало. Хоть это радует.

- Послушай, – мужчина снизил голос. – Тим очень волнуется и переживает. Он сто раз извинился перед тобой, а ты не хочешь с ним нормально поговорить.

- Я все еще обижена, – проворчала она.

- Он же не всерьез так считает, он себя просто не контролировал. Как ты сейчас, к примеру. Просто… тебе надо дать ему шанс. Он же ничему не научится, если ты будешь все делать за него. Он любит тебя, Зарп. Я сам не мог в это поверить, но то, как он на тебя смотрит, как говорит о тебе… Помнишь, как он шарахался от тебя сначала?

Зарпедон слабо улыбнулась.

- Теплые воспоминания, правда? – Мордекай улыбнулся в ответ. – А как он испугался, когда ты после битвы с Джеком чуть не откинулась?

Женщина склонила голову, напряженно думая.

- Он спас тебе жизнь, Зарп. Ты же не думаешь, что он такой же, как Джек?

- Он не такой, – покачала головой Тунгстина. – Джек еще хуже. Постоянно отвешивал шуточки. Насчет моей «жирной задницы», насчет моей мамы…

- Твоей мамы?

- Что-то вроде – «а знаешь, кого я на хую вертел?» – Зарпедон скрипнула зубами. – Хм. В каком-то смысле с ним было весело, но и только. Меня не радовало, что у него было нездоровое влечение к моей заднице. Он и позу-то собачью предпочитает.

- Давай без подробностей, – Мордекай покраснел.

- Я просто про то, что Джек… он просто маньяк какой-то. Психопат. Ублюдок. Знаешь, кстати, историю о «Глазе Гелиоса»? Его сконструировал Джек. Афина мне говорила, что его большая сила достигается за счет глаза Разрушителя, того монстра, которого вы уничтожили в Хранилище. Джек… он был хоть и ублюдком, но амбициозным и целеустремленным ублюдком. Я бы предпочла, чтобы Тимми был хоть чуточку в этом на него похож. Ему уверенности не хватает. Мне ведь тоже иногда хочется находиться под защитой.

- Ты же сама можешь спокойно себя защитить…

- А я устала от этого. Мне иногда хочется побыть слабой. Я – женщина, Мордекай. Может, внешне по мне и не видно, но у меня тоже есть свои чувства, свои слабости.

Охотник помялся на месте, наблюдая, как Зарпедон смотрит на себя в разбитое зеркало. Она и вправду выглядела изнуренной.

- А что у вас с Явиком? Мне кажется, он целенаправленно тебя троллит.

- Я знаю. И попадаюсь на его удочку, – она обернулась. – Честное слово, у меня зла не хватает.

- Почему Джека ты терпела, а его – нет?

- А кто сказал, что я терпела Джека? Думаешь, почему я хотела его чпокнуть?

- Ты ведешься на свою же тактику спокойствия. Лучше не сдерживайся, – посоветовал Мордекай. – Легче жить будет.

- Это у меня не тактика, а характер, – возразила Тунгстина. – Это у тебя пукач горит по поводу и без повода. У моего же иммунитет к огню.

- Скажи это разбитому зеркалу, Зарп.

- Подумаешь. Я и не смотрюсь в него – толку, я же даже не крашусь.

- А вот это зря. Ты же, по твоим же словам, женщина.

Зарпедон повернула голову.

- Посмотри на меня внимательно и скажи – макияж что-нибудь изменит?

- Изменит, – кивнул Мордекай. – И прическу поменять тоже не мешало бы. Как думаешь, была бы Мокси сексуальной, если бы не красилась?

- Тим-то потек от ее ненакрашенного вида, – фыркнула Зарпедон, отворачиваясь.

- Но он сказал, что ты лучше нее.

Женщина чуть покраснела, опустив голову.

- Я не думаю, что его мнение изменилось, – добавил Мордекай. – Дай ему шанс. А то свяжешься с каким-нибудь ублюдком и потом всю жизнь жалеть будешь.

Она помолчала.

- Ладно, я подумаю. Что с Явиком делать? Ты вон с Гаррусом дружишь – неужели он просто не может сказать Явику «Пиздуй отсюда»?

- Гаррус ничего плохого в этом не видит. Явик, он же… протеанин, последний из своего рода, самой первой, доминирующей расы. Он действительно по развитию обходит нас всех. Как минимум ты должна проявить уважение. Ему... господи, я не знаю, сколько ему, но Гаррус говорил, что он пролежал в заморозке около пятидесяти тысяч лет. Понимаешь? Твои предки, Зарп, еще копались в земле в поисках еды и жили в пещерах. А он уже жил.

Зарпедон хмуро взглянула на Мордекая:

- Не знаю. Почему я должна проявлять уважение, когда он его не проявляет в ответ?

- Вам надо просто поговорить. Дать понять друг другу, что у вас исключительно хорошие намерения. И все.

- Проще игнорировать, – не согласилась женщина. – Ладно, Мордекай, я очень ценю, что ты беспокоишься обо мне или о Тимоти, но я устала и хочу немного побыть одна.

- У меня вопрос. Мы скоро поедем встречаться со шпионом Рекса – ты с нами? Брик говорил, что это похоже на подставу, так что ради нашего спокойствия…

- То есть, я вам как пушечное мясо нужна? – ее взгляд стал острым, как иголка.

- Скорее как весьма авторитетный человек и капитан. Ну, и сильный воин.

Зарпедон пожала плечами и подошла к шкафу. Мордекай с замирающим сердцем наблюдал за тем, как она вынимает свою сломанную эридианскую палку из шкафа.

- Она сломана, – констатировала она факт.

- Мы можем достать тебе новую или починить эту.

- Каким образом? Она по эридианским технологиям создана, к тому же… – женщина внимательно изучила ствол. – Это похоже на эбонит, а с эбонитом работать трудно. Его не сплавишь толком.

- Обалдеть, эбонитовая палка – и так просто сломалась, – Мордекай протянул руку, чтобы взять один из осколков в руки. Потрясающая вещь. На конце лезвие принимало форму полукруга, и вообще это оказалось мало похоже на просто копье – скорее глефа или секира. – Я попробую найти мастера по эбониту, может, он сможет починить эту прелесть. Или найдем тебе что-то получше и побольше.

Зарпедон кивнула:

- Спасибо. Когда выдвигаемся?

- Гаррус должен сказать. Кстати… у меня возникла идея, – Мордекай почесал бороду. – Зарп, у тебя же остались деньги, которые ты платила мэрифу за выполнение своего плана?

- Э? А… ну да, что-то осталось, – недоуменно нахмурилась женщина. – А что?

- В общем, Рекс хочет перепродать то экстрабухло, которое мы достанем помимо нашего, и я подумал… что, если его купим мы?

Зарпедон белеет от ужаса.

- Что?! Нет, нет, НЕТ, и даже не проси! – она вскочила. – Хватит бухать, Мордекай!

- Но добро же пропадает…

- Нет! – отрезала женщина. – Я не собираюсь отдавать свои деньги на такую бесполезную хуйню! Я их собиралась на апгрейды для «Дракенсбурга» потратить!

- Зарп, ну пожалуйста.

- Нет.

- Зарп, ты такая красивая, потрясающая, великолепная…

- Нет, – Тунгстина начала выпихивать Мордекая из комнаты. – Иди, иди, проспись!

- Ну что ты такая грымза? Ай!

Пинком под зад Зарпедон все же выгнала охотника из комнаты и, возмущенно фыркнув, хлопнула дверью – Мордекай так и сел на пол.

- Эх, – вздохнул он расстроенно. – А могли бы получить вдвое больше, чем потеряли…

====== Глава 5. В поисках улик, или зачем дренеям алкоголь ======

Утро, пустынная местность, Мордекай и Брик, стоящие на перепутье в ожидании «глаз» Рекса.

- Очень уж навевает дежавю, – Брик размял кулаки. – Тебе так не кажется?

- Я так все время на Пандоре работал, забыл? – Мордекай глотнул воды из фляги. – Тьфу, не могу стрелять на трезвую голову.

- Я тут приберег на всяк пожарный, возьми.

С этими словами берсерк протянул Мордекаю бутылку скотча.

- Я берег её еще с того момента, как мы попали в Скайрим. Эх, вот это времена были.

- Да уж, было весело, – охотник невольно улыбнулся, вспоминая все свои приключения, как вдруг краем глаза что-то заметил. – Погодь, кто это там?

К ним приближалась фигура в фиолетовой броне с капюшоном, явно женщина.

- Вы, ребята, сама незаметность, – словно промурлыкала девушка.

- Ты от Рекса?

- Именно. Я Касуми Гото, зовите меня просто Касуми. Перейду сразу к делу: кланы, про которые вам сказал Рекс, уже алкоголем не владеют.

- Великолепно… – Мордекай от гнева сжал кулаки.

- Его выкрали ренегаты, давно собиравшиеся покинуть оба клана и соединиться в один.

- Так значит, у них есть ренегаты… – проворчал Брик. – И что их не устраивало?

- Это какие-то их терки, – отмахнулась Касуми. – Несоответствие взглядов, банальная жажда наживы – что хочешь. Суть состоит в том, что вторая половина алкоголя – Рекс же сказал вам про еще одну партию? – принадлежала существам, даже отдаленно не имеющим к Нирну никакого отношения. Попахивает политическим конфликтом, м?

- Нда, ситуация не очень хорошая, – согласился Мордекай. – И где нам этих существ искать?

- Они, как вы уже, возможно, могли понять, приземлились здесь, на Массере. Приземлились жестко – поэтому, собственно, ренегаты этим воспользовались и умыкнули бухло под шумок. Подробностей я не знаю, но их корабль и трупешники видела. Идите на восток, пока не увидите фиолетовые кристаллы. Возможно, там вы найдете хоть какие-то улики.

- Ты не идешь?

- Я буду наблюдать за вами из тени. – Касуми улыбнулась и растворилась в воздухе.

- Маскировочные часы, – догадался Брик. – Умно.

Искатели последовали совету Касуми и направились по тропе, ведущей на восток. Вскоре к ним присоединились Майя, а также Зарпедон и (на удивление) Вильгельм.

- О, Виля, – поприветствовал его Брик. – А ты чего?

- Зарпедон приказала, – мрачно сказал киборг. – Она сказала, что если будут хоть какие-то остатки бухла, я должен их вытащить.

- В том, что там будут остатки, я сомневаюсь.

Действительно, через пару развилок, в глубине леса, куда зашли Искатели, появились некие фиолетовые кристаллы. Зарпедон села на корточки около одного из них. Рядом с кристаллом извивалось нечто с тремя ногами и двумя мордами.

- Оно мутировало, – заметила командир, но трогать кристалл или существо руками не рискнула. – Тем не менее, этот кристалл не похож на эридий.

- Как ты это поняла? – спросил Мордекай.

- Эридий не вызывает ТАКИХ мутаций.

- Но шлак может, – возразил Брик.

- Я не вижу шлака, – уперлась Зарпедон. – К тому же, эридий никогда не бывает в виде таких аккуратных кристаллов. Он как руда. Плюс… не похоже, что этот кристалл естественного происхождения. Он как будто свалился с неба.

- Давайте двигаться дальше, – буркнул Мордекай, – у нас нет времени на кристалловедение.

Зарпедон стрельнула в него глазами. Скрип ее зубов, казалось, даже эхом отдался в лесу.

- Идем, – сдержанно ответила она.

Когда Искатели вышли на опушку леса, первым же делом они увидели обломки. Корабль, как оказалось, был даже не металлическим – материал и отделка напоминали белый камень или вовсе гипс. Но этот корабль был достаточно большим. Отделан он был как раз этими фиолетовыми кристаллами. Обломки валялись тут и там, песок темнел от крови, повсюду валялись обрывки одежды, кое-где лежали изуродованные трупы.

- Фу, тут воняет, – прокомментировала Майя.

- Ага, – Мордекай едва сдерживался, чтобы не выблевать свой завтрак. Брику же, казалось, было все равно. – Странно, они не похожи ни на одну из рас, что я видел раньше. Может, тоже мутировали?

- Касуми сказала, что они с другой планеты. Может, это какая-то отдельная раса. – Зарпедон села около одного из трупов. Мордекай, глядя на нее, думал, откуда же в этой женщине такая страсть к исследованиям. – Синяя кожа, мощное телосложение, какие-то… тентакли?... растущие из подбородка, странные наросты на лбу. – Она спокойно приоткрыла умершему веки. – И глаза без зрачков, белые с бирюзовым оттенком. Это не похоже на мутацию.

- Вот еще один, почти такой же, – заметил Вильгельм и пнул труп ногой.

- Пойдем, поищем, может, есть выжившие, – Зарпедон поднялась с колен.

- Я в этом сомневаюсь, – Мордекай огляделся. Как будто в опровержение его словам откуда-то из-за одного из обломков раздался хрип.

- Боже мой, – Зарпедон кинулась туда. Искатели последовали ее примеру.

Этот экземпляр был несколько больше, чем остальные погибшие, плюс его кожа была красной, почти сливаясь с песком, а глаза тускло светились зеленым.

- По… мо… гите… – просипело существо и уронило голову на песок. Майя склонилась к нему и начала лечить.

- Так, – Мордекай огляделся. – Вильгельм, Брик, на разведку. Каких врагов увидите – сразу пинком под зад на Нирн отправляйте.

Мужчины кивнули и ушли. Существо наконец сново подняло голову и настороженно смотрело на спасителей.

- Кто таков? – спросил Мордекай. Существо прищурилось.

- Перед тобой Джараксус, эредарский повелитель Пылающего Легиона… – оно закашлялось и добавило: – Бывший.

- Пылающий Легион? – подняла брови Зарпедон.

- Ты что-нибудь об этом знаешь? – спросил Мордекай. – Ну, ты же путешествовала по всей Вселенной…

- Нет, впервые слышу.

Джараксус тем временем принял сидячее положение. Майя продолжила залечивать его раны.

- Ты что-нибудь знаешь о том, что здесь произошло? – спросил Мордекай. – Что вы делаете на Массере?

Видимо, Джараксус еще не совсем пришел в себя, ибо он только моргнул в ответ. Майя порылась в портативной аптечке и поднесла смоченную в нашатыре вату к его носу. Тот вдохнул, и вдруг его лицо расплылось в улыбке:

- Кааайф.

Рядом с Искателями материализовалась Касуми.

- Никаких следов, – пояснила она. – Выживших тоже больше нет. А это кто?

- Назвался Джараксусом, – пожал плечами Мордекай. – Мужик, ты пришел в себя?

Джараксус заторможенно кивнул, оглядываясь.

- Что это за корабль? – мягко спросила Зарпедон. – Кто эти несчастные, что погибли в завалах?

- Это? Это дренеи, – медленно ответил тот. – Мы прилетели в поисках алкоголя на Массер. Наша задача была собрать как можно больше.

- Зачем?

Джараксус помолчал.

- Вы знаете что-нибудь о Смертокрыле? Нет? В общем, у нас этот алкоголь должны были гномы скупить. Якобы они знают способ, как остановить вторжение Смертокрыла в этот мир. Они бы заплатили сказочную сумму денег, а дренеи – конкретно эти – могли бы создать свой анклав на Нирне, куда мы, собственно, и направлялись. Они… как бы сказать… испугались. Мол, дренеев осталось мало, а Смертокрыл мог бы того, ну, уничтожить те жалкие остатки расы, что остались после геноцида, что устроили орки.

- Стоп, – взмахнул руками Мордекай. – Кто такой Смертокрыл?

- Разрушитель Миров, Нелтарион Хранитель Земли – у него много разных названий. Это черный дракон, – пояснил Джараксус. Зарпедон подняла брови (снова).

- Что-то мне это напоминает, – пробормотала она.

- А вы не думаете, что гномы могли вас просто обмануть? – спросил Мордекай.

- Думал, – кивнул Джараксус. – Гномы вообще любители выпить. Но, я думаю, хоть какие-то зачатки чести в этих жалких смертных остались.

- Жалких смертных?

Лицо существа исказила улыбка.

- Я – демон.

- А что ты забыл в мире смертных?

- Я тут заперт! – сплюнул Джараксус и встал на ноги. – Меня призвал какой-то ублюдок, думая, что может спокойно подчинить меня себе, я вытянул из него душу – а портал-то и закройся! Я понял, что обратно, в Пустоту, путь мне заказан, и я начал искать себе работу. И тут со мной связался Гул’дан – сказал, типа, он великий чернокнижник, может помочь мне попасть обратно в Пустоту. Но всему, – Джараксус захихикал, – есть своя цена. Он сказал – будешь продавцом на полставки. И, что бы вы думали, он заставил меня продавать?

- Что? – Мордекай не был уверен, что хочет слышать ответ. Джараксус отошел подальше, и все увидели, на чем он лежал. Это был сундук, наполненный чем-то под завязку; Зарпедон открыла его и чуть не грохнулась в обморок. Мордекай уронил челюсть.

- Вибраторы? – он нервно захихикал.

- Гул’дан не обманул – он действительно великий чернокнижник. Но! Меня он намеревался держать доооооооолго. Я сбежал.

- А сундук-то зачем с собой утащил?

- Я думал, что там золото. Это было в комнате Гул’дана – я его обокрал перед тем, как сбежать. Открыл – а там ЭТО!

- А что не выкинул?

- Вибраторы по всей Вселенной хорошо расходятся. Я так думал, – эредар скрипнул зубами. – В общем, после пары лет, проведенных в мире смертных, со мной связалась кучка дренеев, – насколько я понял, их за свои взгляды, так скажем, попросили уйти. Они сказали – мол, мы знаем, что скоро в этот мир вторгнется великое зло, веди нас. Мы начали искать способы остановить Смертокрыла – про убийство речь не идет, он слишком сильный. Заключили сделку с гномами, которые затребовали алкоголь в обмен на технологии. Вот мы и путешествовали уже полгода по Вселенной… нас подбили, и мы разбились здесь.

- Кто подбил?

- Не знаю. У них корабль в форме полового члена был, – фыркнул Джараксус.

- А что за Пылающий Легион, о котором ты говорил? – спросила Зарпедон. – Что, если бы мы помогли тебе вернуться туда?

Демон подумал.

- Нет, – помотал он головой. – Я работал на них, это правда. Наш главный, Саргерас, горел желанием спасти этот мир, уничтожив его.

Зарпедон покосилась на Мордекая. Тот усмехнулся:

- Знакомая логика, а, Зарп?

- Не понимаю, о чем ты, – Тунгстина перевела взгляд на Джараксуса. – Спасти от чего?

- От Повелителей Бездны, – пожал плечами эредар. – Саргерас стал буквально одержим этой идеей – уничтожить мир первым. Может, тут Древние Боги виноваты, а может, он и сам с ума сошел. Помимо Повелителей, в мире было куча врагов, могущие уничтожить Вселенную.

- Ты говоришь о Жнецах? – спросил Мордекай.

- О них тоже, – помедлив, ответил демон. – Саргерас мотивировал это тем, что каждый раз после уничтожения жизнь вновь расцветала в мире. Но это было сначала, а потом он просто стал… демоном.

- Он до сих пор жив?

- Его душа находится в Пустоте. Так что по сути – да, он жив.

- А почему ты не хочешь вернуться?

- Они запрещают мне в караоке петь! – возмутился Джараксус. – Я не собираюсь служить тем, кто ущемляет мою свободу самовыражения!

Мордекай подумал.

- Ладно, – вздохнул он, – перейдем к делам насущным. Мы можем помочь найти ваше бухло, но ты должен нам помочь. Если не информацией, то хотя бы делом.

- Информацией? Я ничего не знаю. Я был в отрубе. Проснулся – а запасов уже нет.

- Получается… больше зацепок нет? – спросила Майя.

- Правда… перед тем, как отрубиться, я видел кое-кого, – эредар напрягся, вспоминая. – Их было двое, обе – девчонки, синие такие. Но не дренейки – у них рогов не было. Они говорили что-то про Ущелье Тишины, но суть разговора я так и не уловил.

- Ущелье Тишины? – спросила Касуми.

- Да, – вздохнул демон. – Джараксус извиняется, но больше ничего он не знает.

Мордекай посмотрел на небо, усыпанное звездами.

- Спасибо в любом случае, – поблагодарил он Джараксуса. – Насчет караоке… мы можем договориться, и тебя возьмут на работу.

Зарпедон сделала страшные глаза. Демон подумал и покачал головой:

- Нет, я, пожалуй, попытаю счастья в других местах. Как только смертные узнают о моем прошлом, камнями закидают. К тому же, мне надо восстановиться после ранения.

- Если что, обращайся, – Мордекай протянул руку, и Джараксус пожал ее.

Когда Искатели вернулись к бару, солнце уже закатилось за горизонт, похолодало. Мордекай спросил у Касуми:

- Ты знаешь что-нибудь об Ущелье Тишины?

- Кроме того, что там находится самая глубокая пропасть на Массере и это место в принципе не особо обитаемо? – фыркнула Касуми. – Хотя, если бы я была на месте этих ренегатов, я бы тоже выбрала труднодоступное место. Сдается мне, что именно там они свой лагерь и разбили.

- И как туда попасть?

- На космическом корабле не получится – там негде сесть. А висеть в воздухе – это тратить топливо. Не думаю, что у вас его много.

- И как?

- Возможно, у Рекса есть какая-нибудь идея. Или… если только у вас есть дракон или что-то подобное, – Касуми усмехнулась.

- Дракон? Конечно, есть, – фыркнул Мордекай. Касуми хмыкнула:

- Сарказм. Что это за выражение лица?... Твою мать, это не сарказм. В общем, когда у вас будет время туда полететь, свяжитесь со мной. Обязательно. Я должна сопровождать вас и быть уверенной, что вы не вздумаете надуть Рекса.

- Учитывая, что он – кроган, это было бы самоубийством. Но мы свяжемся.

Мордекай развернулся и наткнулся прямо на Бриттанию. Та была взволнована.

- Вам стоит поторопиться, – сказала она. – Моя мать не успела войти, а уже готова подраться.

- С кем? – Мордекай моргнул. Брик же одобряюще сказал:

- Я начинаю уважать эту женщину.

- С этим, четырехглазым, как его… Явик? Вам лучше войти и уладить все, пока не…

Охотник не стал слушать ее дальше и вошел в бар.

- Ты просто четырехглазая тупая ящерица! – услышал он и поспешил пробиться сквозь толпу.

- Посмотри на свое лицо, примитивное двуглазое существо. А твои руки? В какой грязи ты копалась? – Явик все-таки цапнул ее за запястье.

- Отпусти! – Зарп начала вырываться, но хватка протеанина была слишком сильной. Спокойно Явик постоял, держа уже остывшую Зарпедон за руку, а затем выдал:

- Пульс учащен. Повышенное содержание эндорфина в крови.

Весь бар тотчас уставился на женщину. Тунгстина покраснела от ярости и прошипела сквозь зубы:

- Пиздец тебе.

Кулак с невероятной силой впечатался бы в лицо Явика, если бы тот не перехватил ее запястье. Зарпедон рычала подобно собаке, безуспешно пытаясь вырваться.

- Боже, она думает, что сможет меня... Ах ты сука!

- У меня еще пальцы остались, – Зарпедон ткнула пальцами ему в глаза. Явик схватился за лицо, выпустив женщину, и это стало его ошибкой. В ответ она со всей дури вмазала ему ногой в промежность. Раздался хруст. Явик даже не пикнул, а влепил кулаком в нос Зарпедон. Женщина отшатнулась, из сломанного носа хлынула кровь.

- Смирись уже, женщина, – усмехнулся Явик.

- Ни за что! – прохрипела Тунгстина и кинулась в атаку. Гаррус выкрикнул:

- Сто кредитов за последнего протеанина!

Тим, наблюдавший за дракой со стороны, только дрожал, не пытаясь вмешиваться. Явик и Зарпедон клубком покатились по полу, колотя кулаками друг друга. В какой-то момент Явик оседлал женщину, начав душить ее. Зарпедон сжала его бедрами и эффектно перебросила через себя, – Явик перелетел через голову и плюхнулся на спину.

- А ну стой! – он перевернулся и руками попытался поймать отползающую Зарпедон. – Стоять, сука!

- Не дождешься! – она вскочила на ноги. Под глазом расплывался синяк, кровь залила пол-лица – то еще зрелище. Мордекай видел, что ее взгляд уже помутнел, она пошатывалась, сжимая кулаки.

- Иди сюда, – захрипела она. Явик пинком в живот отправил ее на пол. Зарпедон скорчилась на полу, закашлявшись. Явик присел на коленки рядом и насмешливо спросил:

- Помочь?

Тунгстина вместо ответа плюнула ему в лицо кровью. Явик разъяренно заворочал глазами и замахнулся. Но совершить решающий удар он не успел – на голову ему приземлилась бутылка. Звон рзбившегося стекла слился с тупым ударом о черепушку протеанина. Он рухнул рядом с Зарпедон, которая, едва моргая заплывшими глазами, уставилась на своего спасителя.

- Давай я отведу тебя в комнату, – Тим наклонился и взял ее за руку. – Давай, вставай.

- Тим... – Зарпедон протянула руку, но сил не хватило, и она бессильно опустилась на пол.

- Я ее отнесу, – вызвался Вильгельм, – бери ее за ноги, я за руки.

Брик пробормотал вполголоса:

- Тимоти у нас мастер брать Зарпедон, и не только за ноги...

- Нам стоит отвести ее в клинику, – подал голос Экстон. – Давайте я помогу.


- Вот, аккуратно.

Экстон ввел Зарпедон в здание клиники. Женщина бессильно ткнулась лбом ему в лоб, буквально повиснув на нем.

- Где Солус?

- А он на обеде, – раздался приятный женский голос. Из лаборантской вышла девушка, высокая блондинка с хвостиком и спадающей на лицо челкой. – Ох… тяжелый у вас случай. Давайте я вас обслужу, раны я зашивать умею, да и синяки смазать не помешает.

- Эм… – Экстон замялся. – Вот, принимайте.

Мордекай отметил, как парень резко застеснялся, как покраснели его щеки. Понравилась она ему, надо же.

- А как вас зовут? – машинально спросил он.

- Доктор Ангела Циглер, – ответила девушка. – Но многие знают меня как просто Ангел. Мордину нужна была помощь, вот он и попросил меня работать вместе с ним.

Зарпедон уложили на каталку, и Ангел увезла ее в палату. Экстон почесал затылок, все еще довольно смущенный.

- Она, кхм… она симпатичная, не правда ли? – хрипло спросил он, повернувшись к Мордекаю. – Точно ангел, сошедшая с небес.

- Уууу, кому-то она понравилась? – Майя подтолкнула его бедрами. – Давай, признайся! Ты явно не о Зарпедон говорил!

- Я… эм… я должен пригласить ее поужинать! И я не прощу себе, если не сделаю этого прямо сейчас!

- Экс, подожди, пока она с Зарп разберется.

- Кхм, – раздалось со стороны палаты. Мордекай вопросительно взглянул на Циглер, стоящую снаружи.

- Все симптомы говорят о сотрясении мозга, – произнесла она. – Придется пару дней у нас полежать.

Тим облегченно вздохнул:

- Ну слава богу. Я думал, что все гораздо хуже. Я же могу навещать ее?

- Без вопросов. Только давайте завтра, я пока раны и ушибы обработаю. Кто ее так отколотил?

- Да так… – Мордекай развел руками. – Бывает. Повздорила кое с кем.

- Барные драки до добра не доводят, – покачала головой Ангел. – Ладно, мы с Мордином разберемся с ней. Кстати, как ее зовут? Чтобы я записала.

- Она уже была у Мордина на приеме, посмотрите у него.

Девушка прочла журнал учета пациентов и прыснула под нос:

- Зарпедон? Извините.

- Эм… Ангела? – голос Экстона смешно сорвался. – Я могу… ээээ… пригласить вас… на сви-сви…

- На свидание? – закончила доктор и захихикала. – Я польщена, правда. Но у меня совсем нет времени. Я попробую отпроситься у Мордина. Давайте я лучше свяжусь с вами.

Экстон взял ручку и бумагу и написал свои номер и имя. Мордекай насмешливо наблюдал за ним. Парниша хороший. Тоже в разводе, но, в отличие от охотника, не пьет, полон энтузиазма. Надо же, а ведь Мордекай всерьез думал, что Экстон женится на своей турели.

- Приятно познакомиться… Экстон, – Ангела игриво дернула бровью и ушла в палату к Зарпедон. Парень буквально растаял, глаза скользили по потолку, губы растянула дебиловатая улыбка.

- Эй! Экс! Пошли уже, у нас много дел, – Мордекай потянул его за собой.

Комментарий к Глава 5. В поисках улик, или зачем дренеям алкоголь Я вернулась!) Прошу прощения за долгое отсутствие, ибо сессия, праздники и т.д. и т.п. Но работа над фанфиком, несмотря на такую задержку, в самом разгаре. Поэтому – ждите обновлений.

И да, кроссовер с Варкрафтом. Потому что могу.

====== Глава 6. Необычный транспорт ======

- И что, мы пойдем без Зарпедон? – возмущался Тим. – В таком случае я остаюсь в баре, Мордекай. Я ее не оставлю!

- Нам нужно как можно больше людей. Этих ренегатов весьма много, и мы должны быть полностью подготовлены.

- Неужели нас не хватит? – спросила Майя и показала на Стил. Та вопросительно уставилась на Мордекая, молчаливо подтверждая вопрос сирены.

- Не думаю. Даже если вас две.

- Явик, блин, не мог ее раньше вырубить, – проворчал Гаррус. – Я могу тоже пойти с вами.

- У нас уже есть один снайпер, – покачал головой Мордекай. – Но лишней твоя помощь не будет, Гаррус.

- Итак, – Брик что-то быстро писал в блокноте. – Итого – Майя, Стил, я, Вильгельм, Тимоти, Афина, Гаррус, Мордекай. А Аурелия идет?

- У нее сегодня по плану посещение СПА, – буркнул Вильгельм, – и ее никакие ренегаты оттуда не вытянут.

- Экстон?

- У него свиданка, – проворчал Мордекай, – с утра готовится. Оставьте его в покое. Зная о его способности валить боевые операции, я не рискну. А теперь – все вместе идем к Тине.

- Я уже несу ей оладушки, – Афина показала тарелку с оладьями, обильно намазанными медом. От такой картины даже у Мордекая потекли слюнки.

Когда они пришли в грузовой отсек, Тина и Пиклс играли в карты. Охотник неодобрительно поцыкал:

- Не рано вам в такие игры играть?

- Ноуп, – мотнула головой Тина. Афина сунула ей тарелку с оладьями, и лицо девочки расплылось в довольной улыбке:

- Вы такие крутые! По крайней мере, не пичкаете меня салатом, как Лилит в свое время.

- Мы по делу, – Мордекай сел на небольшой ящик из фанеры. – Ты можешь призвать Алдуина сюда, на Массер?

Тина оценивающе посмотрела на присутствующих.

- Чтобы увезти вас восьмерых, потребуется транспорт побольше. Это раз. Второе – Алдуин слегка… в запое он, короче. Со скумой переборщил. Теперь оклемывается на Глотке Мира.

- Серьезно?! – всплеснул руками Мордекай. – И что делать?

- Достаньте другого дракона.

- Тогда нам придется ждать вторжения Разрушителя Миров, – фыркнул Брик. Лицо Тины тотчас расцвело:

- Он существует?! Я знала! Железяка не врал! Значит, то, что говорят – правда?

- О чем говорят? – осторожно спросил Мордекай.

- Что где-то на Массере недавно обосновался сын Разрушителя Миров.

- У него еще и сын есть?!

- Я в новостях читала, что якобы кто-то из местных жителей видел силуэт дракона в небе. И говорилось о том, что он, скорее всего, живет на Горе Скорби – самой высокой горе на Массере. Это на самом деле недалеко отсюда. Доехать на скоростном транспорте до подножия – там небольшое поселение. И потом можно подняться, собственно, на саму гору. Она не слишком высокая – даже меньше Глотки Мира, так что никаких проблем. Там как раз в последнее время люди пропадать начали.

- А откуда известно, что это – именно сын Разрушителя Миров?

- Вообще-то сначала была инфа, что не Разрушителя, а Пожирателя, то есть Алдуина. А потом все вспомнили, что есть еще один… как бы… клан драконов, который живет не на Нирне и даже не в нашей системе, а в соседней. Я как узнала, в такой восторг пришла! В общем, если все слухи верны, то его, дракона, зовут Нефариан, и он – сын Смертокрыла, Разрушителя Миров.

- Смертокрыл… точно. – Мордекай почесал голову.

- И если это так, – голос Тины зазвучал ну совсем угрожающе, как будто она рассказывала страшилку, – то Нефариан скоро начнет жрать все живое. А его появление ознаменует вторжение Смертокрыла и КОНЕЦ СВЕТА!!!

- И откуда ты узнала про все это?

- Из местной желтой прессы. Хотя, может, она и не желтая совсем. Но там столько теорий приводилось! Насчет этого дракона. Там даже кто-то фотку запостил.

- У тебя остался экземпляр?

- Ноуп. Тут холодно, мы ее просто сожгли.

Мордекай поблагодарил девочку за информацию и вывел Искателей наружу.

- Это весьма плохо, – заговорила Афина. – Если все это – правда, конечно. Довакина рядом с нами нет. Помочь некому. Зарпедонская палка тоже не поможет.

- У нас есть Бриттания. Которая может отдать нам последние остатки бухла.

- Предлагаешь споить Нефариана? Мордекай, это могло прокатить с Алдуином, но это – черт возьми, сын Смертокрыла!

- Мордекай вообще отличается желанием споить все, что движется, – фыркнул Брик.

- Но, в конце концов, это спасло жизнь всему Нирну, м? – Мордекай рассмеялся.


Кажется, все поселение у подножия горы опустело. Сверху слышалось рычание и странный шум. Искатели поспешили на вершину, заранее готовя оружие.

Дракон сидел на небольшой скале, глядя куда-то вдаль. Он был черного цвета, с рогами и перепончатыми… ушами?... а так же с небольшим рогом на носу. Решив, что он спит, Мордекай дал знак Искателям приблизиться.

- За мной пришли?

Мордекай вздрогнул. Дракон повернулся и спустился со скалы, направившись сразу же к охотнику.

- Сначала послушай одну очень интересную историю. Как меня убивали сотню раз, а потом воскрешали! – он был раздражен. – Я устал уже, честно. Мало того, что меня лишили Черной Горы – МОЕЙ Черной Горы – так еще и закинули непонятно куда!

- Как понять – закинули? – Мордекай решил сделать вид, что слушает, но все же покрепче сжал ствол винтовки.

- А вот так. После того, как меня в сотый раз убили, я попал в какое-то весьма-весьма странное место – как будто рай какой-то, что ли. Там была полубаба-полумужик, которая сказала – мол, ты еще нужен для великих свершений, и просто взяла и закинула меня сюда!

- И что за великие свершения?

- Не знаю! – огрызнулся дракон, – да меня это и не особо волнует! Если уничтожить мир, то меня это не интересует, это стезя моего отца! ВЕРНИТЕ ДРАКОНУ ГОРУ!

- Боюсь, что раз тебя сюда закинуло, обратно ты не вернешься.

Нефариан (не осталось сомнений в том, что это был он) опустил морду.

- И что мне прикажете делать? – спросил он мрачно.

- Стать нашим транспортом, – пожал плечами Брик.

- ЧТО?! – громыхнул дракон, заставив Искателей отшатнуться. – Да как вы смеете, смертные! Вы знаете, кто мой отец?! Сам Смертокрыл!

- Нам это имя ничего не говорит, – усмехнулся Мордекай. – И можешь не хохлиться как петух, мы тебя не боимся.

- ДА Я ВАС СЕЙЧАС НАХ… – Нефариан не закончил – щит Афины врезался ему в лоб, и он от сильного удара вырубился и шлепнулся прямо под ноги Искателей.

- Черт, Афина! – ругнулся Мордекай. – Мы должны были его приручить, а не убить!

- Он жив, – возразила Афина. – Брик, скума.

Брик ловко достал из сумки пару бутылочек скумы.

- Вильгельм, открой ему рот.

Вильгельм пожал плечами и приподнял челюсть Нефариана. По лицу киборга сразу потекли капли пота вперемешку со слюной дракона. Брик закинул туда бутылочки, а потом, подумав, высыпал ему в пасть всю скуму.

- Это не много? – с ужасом спросила Майя.

- Ты видишь, какого он размера? – огрызнулась Афина.

- Давайте шустрее, – засипел Вильгельм, – у него изо рта воняет…

Челюсть Нефариана захлопнулась с глухим «клац». Искатели ожидающе уставились на просыпающегося дракона, который с глухим рычанием расправлял крылья.

- Эх вы, смертные, – пробормотал он. – Только этим взять и можете. Не то чтобы я был… ик!... против. Так куда вас везти надо? Предупреждаю – так просто вы не отделаетесь, вы сделаете кое-что для меня. Согласны?

- Сначала отвези, – уперся Мордекай. – Ущелье Тишины.

- Отряд самоубийц, что ли? – Нефариан фыркнул.

- Ты что-нибудь знаешь, там обитает кто-нибудь?

- В последнее время, – задумался дракон, – я вижу там кроганов и азари. Они там что-то вроде лагеря устроили, на самом краю пропасти. Вы за ними летите?

- Да.

Нефариан подумал.

- Если вы хотите их убить – я за, – сказал он. – Я жрать хочу – не могу.

Мордекай усмехнулся:

- Ну что ж, вези нас к ним, о могучий Нефариан. Пацаны… и девки, залезайте.

Тимоти сделал шаг назад.

- Что?

- Он высоты боится, – шлепнула себя по лбу Афина. – Черт-черт-черт.

- Просто не смотри вниз, – посоветовал Мордекай.

- Можно я его первого сожру, чтобы он высоты не боялся? – встрял Нефариан.

- Нет! Тимоти, ты летишь с нами.

Лоуренс сделал еще шажочек назад.

- Отпустите меня в Гималаи… – просипел он с ужасом.

- Ладно, – отмахнулся Мордекай, – иди к своей разлюбимой Зарпедон. Ребята, садитесь и держитесь крепче!


Ущелье Тишины в наступившей темноте казалось угрожающим. Даже Секунда не бросала свет на песок, и разлом в горах был совсем черным. Где-то внизу кипела лава. С западного края пропасти поблескивал подобно звездочке костер.

- Это они, – Нефариан снизился и запорхал прямо над лагерем. – Твою ж Ониксию, сколько у них бухла… вы уверены, что все увезете?

- Ты же нам поможешь? – Мордекай состроил глазки. Дракон заворчал:

- Не для того Смертокрыл меня зачал, чтобы я был вьючным ослом на побегушках у смертных…

- Треть бухла – тебе, мужик.

- Куда везти?

Афина захихикала, уткнувшись лицом в плечо Брику.

- Потом. Сначала ты всех их пожрешь, ок?

- УУУУЖИИИИИИН!!!!

Нефариан приземлился прямо на палатки, где спали ренегаты. Кроганы и азари – странные существа с зачесанными назад тентаклями на башке и синей кожей – с криками начали разбегаться. Кто-то смерти в пасти дракона предпочел прыжок веры в пропасть. Утробный хруст эхом отдавался в ущелье.

- НИКТО НЕ СМЕЕТ КРАСТЬ НАШЕ БУХЛО И ЖИТЬ С ЭТИМ! – орал Мордекай, махая мачете в воздухе. Афина кого-то колотила щитом по голове, Брик кулаками отправлял врагов в пропасть. Касуми, присоединившаяся к Искателям, несла смерть из теней.

Стих последний крик. Нефариан откинулся на спину, хлопнув лапой по набитому животу:

- Сори, ребят, но на полный желудок таскать тяжести вредно.

- ПОЛОВИНУ ОТДАМ! – пискнул Мордекай. Дракон лениво посмотрел на него.

- Ну ладно, все равно лишнюю тонну сбросить надо. – Он поплелся к бочкам. – Куда?

- К «Дракенсбургу» вези. Мы покажем дорогу.


- Боже, неужели моя прелесть вернулась, ммм… – Мордекай обнял каждый из бочонков. Искатели только переглянулись между собой.

Нефариана ждала не самая плохая участь – учитывая отсутствие Алдуина, он стал новым транспортом для Тины. Правда, каталась она на нем уже не одна, а с Пиклсом. Несчастный дракон даже не возмущался – а может, ему нравились оладушки, которые в последнее время мастерски пек Папирус. По крайней мере, команда «Дракенсбурга» перестала сидеть на одних спагетти.

Грузовой отсек больше не пустовал. Нефариан откровенно забил на алкоголь и не забрал ни бочонка, хотя Мордекай и обещал ему половину добычи. Поэтому помещение буквально ломилось от алкоголя. Какую-то часть, не уместившуюся в отсек, пришлось отдать Бриттании – у нее как раз заканчивались запасы, какую-то – Рексу, следуя условиям сделки.

Казалось бы, Мордекай должен был успокоиться и продолжать жить в свое удовольствие, но ему не давала покоя мысль о Смертокрыле и готовящемся вторжении с его стороны. Может, это всего лишь слухи, уговаривал он себя. Может, Смертокрыл – всего лишь какой-нибудь типичный дракончик типа Алдуина. Плохо, что Мордекай не может связаться с Довакином – да даже если бы он с Аррианой и связался, то та не смогла бы без космического корабля прибыть на Массер.

Остается надеяться, что Смертокрыл решит вторгнуться в другую галактику, и тогда все будет хорошо. Пусть жрет другие планеты. Самое главное, чтобы об этом не узнала Зарпедон, учитывая ее тягу к спасению Вселенной.

Кстати, ее стоит навестить. Она уже неделю лежит в клинике Солуса, – видимо, Явик серьезно повредил ей голову во время драки. Мордекай пригласил Тима составить ему компанию – тот не возражал.


В палате было светло, как днем, несмотря на ночь за окном. Пожалуй, если пациент вздумает выйти здесь из комы, то он увидит что-то вроде «света в конце тоннеля», подумалось Мордекаю.

Здесь уже лежали двое. Зарпедон лежала почти у самого окна, с замотанной головой. Она была в сознании и теперь смотрела на вошедших Искателей, смотрела хмуро, с легким оттенком безразличия. Лежал здесь и неведомой расы существо, которое гораздо больше напоминало ящера, чем Гаррус – зеленое, чешуйчатое, имевшее все признаки аргонианской расы, но тем не менее на них не похожее.

- Это дрелл, – пояснила Ангел. – Он болен неизлечимой болезнью и скоро умрет. Он знает это, так что даже врачебную тайну раскрывать не надо.

Тим застыл в дверях, не решаясь подойти. Мордекай же все-таки вошел в палату.

- Как самочувствие? – спросил он. Зарп медленно перевела взгляд на него. Фингал под правым глазом, царапины, чуть опухшее лицо. Видимо, самочувствие неважное.

- Ужасно. Меня тошнит.

- Это нормально для сотрясения мозга, – вздохнул охотник. – Эй, Тим! Заходи, не бойся.

Парень покачал головой и виновато понурился.

- Этот дрелл – хороший малый, – Зарп взглянула на своего товарища по несчастью. – Его зовут Тейн Криос. Мы с ним много говорили о вере, духах и вообще о дрелльской культуре. Он… дал мне стимул жить дальше.

- Мордин пытается сделать все, что в его силах. Даже проводит исследования и хочет создать лекарство, – произнесла Ангел. – Между прочим, все с подачи Зарп.

- Она вообще к инопланетянам неравнодушна. Ксенофилка, – беззлобно произнес Мордекай и взъерошил Зарпедон голову.

- Ай… постарайся сильно меня не дергать, – лицо женщины на мгновение позеленело. – Меня от любого движения стошнить может, даже просто повернув голову.

- Мы можем ненадолго задержаться, или вы уже закрываетесь? – спросил Мордекай у Циглер.

- У вас есть еще час, – буркнула девушка и ушла. Зарпедон с кряхтением присела на кровати.

- Спасибо, что зашли, – искренне поблагодарила она. – Это было очень приятно.

Тим просветлел и сделал шаг к кровати.

- Папирус сделал оладушки, специально для тебя, – сказал он со сквозящим в голосе страхом, протягивая женщине тарелку с едой. Та подняла брови, но оладьи приняла.

- Бухло вернули? – спросила она.

- Да. В двойном размере, если не в тройном, – фыркнул Мордекай. Как ни старалась Зарпедон, но ее лицо все же растянулось в вожделеющей улыбке. – О да, мы и тебя посадили на пивас…

- Заткнитесь, – отмахнулась она с улыбкой. Охотник поставил ей на столик бутылку эля:

- Угощайся. И не скучай.

Зарпедон кивнула и снова позеленела, схватившись рукой за голову.

====== Глава 7. Отдыха не будет? ======

- Чувак, ты обещал рассказать про то, как тебя из «Даля» турнули, – напомнил Мордекай. Экстон трижды изменился в лице и покачал головой:

- Я не готов.

- Ну ладно тебе, – подтолкнула его бедрами Ангел. – Мне тоже интересно.

- И как тебя жена бросила, – добавил Брик.

- Амиго, потактичнее, – прошипел под нос Мордекай.

- Ну… грубо говоря, это одна и та же история, – Экстон сел за стол и отпил из кружки. – Потому что моя жена… была командиром батальона, где я служил.

Зарпедон подавилась элем:

- Я ее знаю?

- Ее зовут Сара.

- Сара, – она наклонила голову. – Да, помню, что-то такое было. Ее батальон на Фемиду улетел, если я правильно помню.

- Вот. Она в аккурат перед поездкой меня бросила. Сказала – ты не устраиваешь меня ни в качестве солдата, ни в качестве мужа. Якобы я – выпендрежник и не слушаю ее приказов.

- А на самом деле?

- Ну, ээээ…

- Ясно, – припечатала Зарпедон. – У меня в легионе ты бы надолго не задержался, сержант Экстон, – она особо выделила слово «сержант».

- В общем, они улетели. А я прилетел на Пандору, где меня сцапали бандиты. На самом деле это был план – дать им иллюзию того, что солдатик «Даль» такой весь из себя беззащитный, но моя турель, уууух, как же она их расстреляла! Правда, шериф Линчвуда мне дал всего лишь половину из полагаемой суммы – видите ли, их живыми надо было привести. А потом я услышал рекламу по радио… там «Гиперион» требовал Искателей Хранилища, вот я и подумал – а почему нет? Так я познакомился с Майей, – он стрельнул глазами в сирену. – Она на мои намеки ну никак не отвечала.

- И не ответила бы, – надулась Майя.

- Но просто подумайте… моя жена была той еще стервой. Как я мог повестись на это? Я просто только сейчас понимаю, какую ошибку совершил. Никогда не женитесь на командирах, учтите это на будущее!

- Тебя забыл спросить, – фыркнул Тим. Зарпедон скрипнула зубами, неодобрительно глядя на в каком-то смысле сослуживца.

- А в целом, каково там, в «Даль»? – спросил Мордекай. – Так ли там все милитаризованно? Ну, армия, это понятно, а чем еще она промышляет?

- Сортирами и мусорными баками, – хмуро ответила Зарпедон за Экстона. Ангел захихикала, а Брик прыснул под нос. – Ничего смешного, я не шучу, это правда. Мусорки, которых на Пандоре полным-полно, были выпущены нашей корпорацией. Не зря же на них наше лого стоит. Также мы изобрели ЭХО-сеть, которой вы теперь пользуетесь так активно. Тачкоматы – тоже наших рук дело.

- А сортиры?

- Это неочевидно, но это правда, – пожала плечами Тунгстина. – Вообще, у нас не так уж было и плохо, если не брать в расчет то, что «Даль» имеет привычку кидать своих солдат, – она слегка побледнела при этих словах.

- Не думал, что скажу это, но я тебя понимаю, – Экстон улыбнулся ей. – Хорошие были деньки в армии.

- Дедовщина, наряды вне очереди, – фыркнула Зарп. – За двадцать лет, что я провела в армии, я привыкла ко всему этому. А свой Забытый легион считала почти своей семьей. Это… незабываемо.

- Погоди, то есть, тебе повестку в пятнадцать лет, как мне, не присылали? – удивился Экстон.

- Я косила, – честно призналась Зарпедон. – А потом… пришлось. Надо же как-то было дочку лечить.

- Зарпедон косила от армии… – Мордекай хлопнул себя по лбу. – Остановите Массер, я сойду.

- Я – совершенно не армейский человек, – задумчиво произнесла женщина. – Пожалуй, слишком мягкая, слишком безрассудная. Может, поэтому солдаты и любили меня, и дело было не только в долге.

- У нас такой привязанности к командиру не было, – Экстон опустил глаза в столешницу. – Может, дело было в том, что им некому больше было верить, кроме тебя?

- Возможно. А возможно, если бы я была плохим командиром, они бы уже давно все разбежались. Эта миссия с Элписом сто процентов была обречена на провал, как я теперь понимаю. Но они все равно следовали за мной, умирая с моим именем на губах. Это… дорогого стоит, Экстон.

Парень кивнул, соглашаясь.

- Посмели бы они подумать по-другому, их бы сразу под трибунал отдали за военные преступления, вон, как Экстона, – возразил Мордекай.

- Меня под трибунал не отдавали, – покачал головой Экстон. – Хотели, но не отдали.

- Если бы все мои солдаты были такими, как ты, то я бы уже давно распустила войска, плюнула бы на Хранилище, потому что в одиночку я не смогла бы охранять его, и улетела. Куда-нибудь на другой конец Вселенной, чтобы Джек меня не достал, – проворчала неодобрительно Зарп.

- Я не настолько безалаберный, – оскорбился Экстон.

- Если уж Сара бросила тебя как мужа, это о чем-то говорит. Можно не служить армии, но при этом быть шикарным мужчиной, на которого всегда можно положиться. А можно быть командиром батальона, но совершенно ужасным и непривлекательным человеком, и пусть ты держишь своих солдат в ежовых рукавицах, чего я, кстати, никогда не делала, но как человек ты будешь всех отталкивать.

- Это намек на то, что я, мало того что дослужился только до сержанта, еще и плохой муж?

- Заметь, ты сам это сказал, – Зарпедон отвернулась. – В одном я с тобой соглашусь. С сослуживцами роман крутить нельзя.

- А кем был твой муж, кстати? – резко спросил парень. – Уж не сослуживцем ли?

- Нет. Мы с ним дружили с детства. Он был единственным, кто не ржал над моим именем. И служил он пусть и в армии «Даль», но не под моим началом. Он погиб на Фемиде в результате военной операции по восстановлению популяции кроганов. Бриттании тогда еще и двух лет не исполнилось. Я осталась с дочкой на руках. А тут еще этот дурацкий призыв. Я тянула до последнего. А потом моя дочь заболела.

- Чем, если не секрет?

- Анемией. Она вообще с детства была очень слабой девочкой. Я с трудом родила ее, она была недоношенной. Врачи всерьез думали, что она погибнет, но она выжила. – Голос Зарпедон задрожал. – Поэтому за ней был необходим ежедневный уход. Особенно после смерти моего мужа. А когда я поняла, что денег катастрофически не хватает, мне пришлось уйти в армию. Довольно быстро я добилась звания капитана, мне выдали «Дракенсбург»… по тем временам, да и по нынешним, это была просто роскошь. Я совершала такие полеты, которые вам и не снились. Весь Млечный Путь пересекла, вдоль и поперек.

- А кто следил за твоей дочерью?

- Ханна. Она была подругой Бриттании, и я доверила мою дочь ей и ее семье. А сама работала на износ, чтобы мне за эти полеты хоть какие-то копейки давали. Цель полетов? Найти полезные ископаемые, возможно, найти какую-то новую их разновидность, более ценную. А потом меня повысили… корабль отдали какой-то левой капитанше, которая, я думаю, даже руль не умеет в руках держать, а мне выдали целый легион. Казалось бы, повышение, вау, ура, тадам и всякое такое... плюс еще на год, потом бы я спокойно поехала домой. Но потом произошел Раскол. Луна трещала по швам. Нас… нас там бросили. Весь мой насчитывавший почти тысячу голов легион и меня вместе с ними. Забыли. Или бросили нарочно. Зачем? Зачем им нужно было это?

Зарпедон сделала паузу, чтобы перевести дух. Облизнула пересохшие губы и продолжила:

- Они просто испоганили мне жизнь этим чертовым повышением. А сейчас… мне предоставили второй шанс, и я благодарна, что вы делаете это для меня. Я чувствую себя моложе, у меня снова появилась надежда. Спасибо вам.

Мордекай ободряюще улыбнулся:

- Друзей в беде не бросаем.

Ангел сочувствующе смотрела на Экстона. Все-таки молодая врачиха запала на него, это видно. Взгляда от него не отрывает.

- А чем ты занималась до повышения? – спросил Мордекай. – Ну, помимо командования кораблем. Наверняка у тебя были и другие обязанности.

- Порно-паблики в ЭХОнете прикрывала, – фыркнула Зарп. – Знаете, дольше всех сопротивлялся «Porn for life», но я его все-таки вывела на чистую воду.

Мордекай ощерился:

- Так это ты была, сука!

Брик размял шею и кулаки, и даже Бриттания за прилавком разочарованно посмотрела на мать. Пораженная такой реакцией Зарпедон замолкла.

- Ты лишила меня единственной замены Шепард! – всплеснул руками Гаррус. – Я каждый вечер калибровал оружие!

- И я! – Экстон тоже, казалось, вышел из себя.

- Ребята, пожалуйста, давайте все успокоимся, – подняла руки Зарпедон. – Я думала, что если в мире станет чуть меньше разврата, будет только лучше! И я до сих пор так думаю!

- Поэтому ты смазкой руки мажешь и вибратором массируешь ноги? – саркастически спросил Мордекай. Бриттания подавилась и пробормотала:

- Я в это дело не суюсь.

- Да, именно поэтому, – дерзко ответила Зарпедон. – А если вы такие озабоченные сами по себе, то уж извините. Я ничего не могу изменить. Лекции о вреде порнографии все равно пролетят мимо ушей.

Атмосфера в баре стала чуть менее накаленной. Постепенно все вернулось в прежнее русло. Мордекай выпил еще кружку эля, сыто рыгнул и спросил:

- Зарп, у тебя же в силу опыта есть что рассказать об армии? Ну, о дедах, о марш-бросках, полевых испытаниях, что там еще было. Или все двадцать лет были скучными?

- Я не мастер травить байки, – отказалась Тунгстина.

- А как же тортики? Ты же, наверно, на каждый день рождения ходила, чтобы тортик урвать, – хихикал Экстон. Лицо полковницы расплылось в улыбке, пусть она и пыталась ее сдержать.

- Мы были близки с нашей командой, – она мечтательно подняла глаза к небу. – Да, дни рождения отмечали вместе. Пилот наш постоянно запирался в туалете с моей помощницей. Просто представьте, спокойно разговариваешь с женщиной, думаешь, что она нормальная, цивилизованная. А спустя пару минут тебе припрет по-маленькому, и ты идешь в туалет и видишь, как эта женщина отсасывает твоему пилоту. А он такой, «третьей будешь?» В общем, с пилота он скатился до судомойки. Тогда-то мы и приобрели Фелисити… тогда она была обычным военным ИИ.

- Ты напивалась?

- Нет, – покачала она головой. – Я – капитан, я должна была подавать пример. Не в моем характере бухать на вписках. У меня была альтернатива. И это гораздо приятнее, особенно если тортик с коньяком.

- А кто же у вас тосты читал?

- Наш шкипер, – хмыкнула Зарп. – Он у нас самый пьяница был, как Мордекай. Тоже с бородой, с мешками под глазами, с шрамом на носу. Типичный пират внешне, ну вы поняли. Но он был мастером своего дела. И пусть он, в отличие от всего экипажа, звал меня «кэп», я позволяла ему это делать. Ему было шестьдесят два года, но живенький такой старичок.

- Эх, был бы я в вашей команде, – улыбнулся Мордекай. – Мы бы сдружились со шкипером, я уверен.

- Надо же было чем-то скучные будни скрасить, – усмехнулся Экс.

- Оно не всегда так было. Мы сражались, – покачала головой Зарпедон. – С космическими пиратами, пытавшимися стащить запасы коньяка, даже на какую-то бабищу-суккуба напоролись. У нее была достаточно сильная флотилия. Мы чудом одержали победу. Она удирала со всех ног, хихи.

- Что ей от вас было нужно?

- Как она сказала, «расширить свое влияние во Вселенной». Я подумала, что от нее стоит избавиться. Слишком уж вызывающ был ее наряд. Тогда-то у меня и возникло отвращение ко всему, что связано с… сексом. – Зарпедон скривилась, как будто ее тошнит. – У нее даже космический корабль в форме члена был.

- Ооо, представляю, – развеселился Экстон. – В таком случае, стоит ли мне считать, что я проник на территорию владений Сары, захватив ее в дальнейшем?

Мордекай прыснул, зарывшись носом в стол.

- Фу, как некультурно, – Тунгстина встала. – Всем хорошего вечера.

- Эй, да ладно тебе…

- Капитан Зарпедон? – неожиданно раздался голос Фелисити из ЭХО. – Радары «Дракенсбурга» засекли корабль, летящий к Массеру. Связать вас с капитаном?

- Хорошо, – кивнула женщина. ЭХО затрещал, и раздался молодой мужской голос:

- С вами говорит майор Альянса Кайдан Аленко. Запрашиваю разрешение на посадку рядом с вашим кораблем.

Гаррус дернулся:

- Кайдан?!

- Просто на посадочной полосе места больше нет, – оправдывался Кайдан. – Так я могу сесть?

- Посадку разрешаю, – мрачно ответила Зарпедон. Аленко отключился. Вакариан радостно потер руки:

- Ну вот, вы хотели познакомиться с Шепард? Наверняка он прилетел вместе с ней.

- Тогда с нами связалась бы именно Шепард, – не согласился Явик.

- Она же в отставку ушла, – возразил Гаррус. – Она теперь даже не капитан. Просто Шепард.

- Все равно. Ее авторитет выше какого-нибудь генерала Альянса.

Дверь бара раскрылась. В помещение вошел мужчина лет тридцати-тридцати пяти на вид, чернявый, в космической броне. Он выглядел весьма взволнованным.

- Кайдан, сколько лет, – Гаррус встал, чтобы обнять его.

- Проблема, – Аленко отстранил турианца. – Шепард пропала.

- Что? – Вакариан опешил.

- Она улетела в небольшое космическое турне… как бы сказать, вспомнить былое – и ее корабль пропал с радаров. Связаться с ней я тоже не могу. Последний раз ее маяк засек на планете Деметра. А дальше связь пропала.

- Ты отпустил ее одну, – зарычал Гаррус. – Да как ты посмел, жалкая пародия на человека?!

- Эй, эй, давайте без драк, – осекла их Бриттания. – Не очень-то мне хочется за вами кровь убирать. И кишки. И прочие части тела.

- Проблема в том, что мой корабль… он слабоват для таких полетов. Деметра находится на другом конце системы Магнуса, а у меня определенно не хватит топлива. Даже если я целиком заправлюсь, – пояснил Аленко. – Я подумал, ты можешь помочь, Гаррус.

- «Дракенсбург» может запросто долететь, – предложила Зарпедон. – Он сконструирован специально для дальних полетов.

- Я же с вами разговаривал по ЭХО? – спросил Аленко. – Приятно познакомиться, я – Кайдан.

- Полковник Тунгстина Зарпедон. Можно просто Зарп.

Аленко резко замолчал, и свист прорвался сквозь его зубы.

- Зарпедон… – выдавил он, безуспешно сдерживая смех.

- Выйди и проржись как следует, майор, – Зарп вытолкала его за дверь. Дикий гогот огласил окрестности Массера.

- ПОЧЕМУ ЭТО, БЛЯТЬ, ЗВУЧИТ КАК НАЗВАНИЕ СРЕДСТВА ОТ ГЕМОРРОЯ?! – восторженный писк Кайдана, наверно, даже на Нирне услышали.

- Я же сказал – госпожа Пропиздон, – захихикал Мордекай.

- Сейчас я тебе такой пропиздон устрою, месяц срать не сможешь! – Зарпедон схватила его за шею. Снайпер только хихикал, отбиваясь от разъяренной как бык женщины руками и ногами.

- Советую успокоиться и все-таки начать искать Шепард. Она – самое дорогое, что есть у меня в этой сраной галактике, – Гаррус сложил руки на груди.

- Вот, дело говорит, – Мордекай схватил Зарп за руки, отводя их от своей шеи. – Зарп, веди нас к кораблю. Мы летим с тобой. Майя! ХЕЛП МИ! Меня сейчас заживо съедят!

- Не посмеет, – сирена тоже смеялась от души. – Идемте.


Счастье – это когда Зарпедон по доброте душевной выделила свою тайную комнату как каюту для Мордекая и Майи. Отсюда открывался шикарный вид на космос, кровать стояла вплотную к иллюминатору. Майя сейчас сидела у окна, пораженно глядя вдаль.

- Смотри, – прошептала она. – Какие краски, какие формы.

- Это туманность Коня, я о ней слышал, – пробормотал Мордекай, ведя пальцем по иллюминатору. – Даже удивительно, как космос создает такие похожие фигуры.

- Я теперь понимаю Зарп, – сирена повернула голову. – Почему она так привязалась к этому кораблю. И в целом к космосу. Это такая красота… Я рада, что ты согласился на это. Спасибо тебе, Мордекай.

- Майя, я для тебя где угодно рай сделаю.

- Ой, давай без ванили, – отмахнулась девушка. – Я знаю, ты любитель романтики, но сейчас у меня совершенно нет настроения.

Мордекай поцеловал ее, и она улыбнулась, весело глядя на него. Он поцеловал ее еще раз в изогнутые в улыбке губы.

- Хочешь, я тебе почитаю? – она взяла его за руку. – У меня целая библиотека с собой. Выбирай категорию.

- Я бы не отказался от какого-нибудь космического блокбастера.

- «Путь джедая»? – предложила Майя. – Это одна из моих любимых.

Треск.

- Что это? – девушка задрожала, прижавшись к Мордекаю. Ее татуировки засветились.

- Эй! Это вы там веселитесь?! – раздался раздраженный голос Зарпедон. Охотник открыл дверь.

- Нет, – ответил он. – Это откуда-то с верхних палуб.

- Хм. Тогда, наверно, это Гаррус с Кайданом отношения выясняют.

Взвыла сирена, замигали красные огни.

- Фелисити, доложи обстановку! – крикнула Зарпедон.

- Разгерметизация на жилой палубе, каюта номер 34D, – отрапортовал голос шкипера.

- Закрыть запасным стеклом!

- Так точно, капитан.

Еще треск. Душераздирающий вопль Кайдана, а затем все стихло.

- Мадре де диос, – выдохнул Мордекай.

- Чего вы стоите, побежали! – Зарпедон рванула в сторону лифта.

Каюта 34D оказалась открыта. Гаррус ржал во все горло, а Кайдан стоял вплотную около задраенного иллюминатора и приглушенно скулил.

- Когда закрылся иллюминатор, он прищемил Кайдану его причиндалы, – еле выдавил Гаррус в ответ на напуганный взгляд Зарпедон.

- Что вы не поделили, дебилы криворукие? – гневно спросила она.

- Это я его толкнул, случайно, – продолжил хихикать турианец.

- Фелисити, приоткрой иллюминатор на пару секунд, – приказала Зарп.

- Меня же в космос унесет! – испугался Аленко.

- Тогда – отрежем. Где-то у меня были ножницы…

- НЕ НАДО! – отчаянно закричал Кайдан.

- Тогда, Гаррус, держи его.

Иллюминатор нехотя приоткрылся. Вакариан оттащил скулящего майора подальше от окна, которое вновь закрылось.

- Если у меня не будет детей, я буду знать, кого винить, – просипел Кайдан, с гневом глядя на Зарпедон.

- У тебя чем мозги забиты, майор? Радуйся, что жив остался. Велика потеря – всего-то член прищемило.

- Я посмотрю на тебя, когда тебе что-то прищемит! Хотя… тебе нечего прищемлять, – мужчина захихикал сквозь боль.

- По крайней мере, у меня нет тех бидонов, которые Мокси грудью называет, – обиделась Зарпедон.

- У тебя даже намека на них нет… Тебя плоскодонкой в школе не обзывали?

- Я согласен с Зарп, – заступился за кипящую от гнева Тунгстину Мордекай. – Грудь – это не главное.

- Речь не о груди вообще! Меня чуть детородного органа не лишили!

- Давай я исцелю тебя, – Майя поднесла светящиеся руки к его промежности. Кайдан айкал и ойкал вмеремешку с матюками. – У тебя проблема, ты стал на пару сантиметров короче.

Мордекай едва сдерживал злорадный смех. Зарпедон же, красная как помидор, всхлипывала от безудержного веселья, вздрагивая от так и рвущегося наружу гогота. Видимо, оттаяла, не такая уж она и грымза.

- Пойду я на капитанский мостик, покомандую, эм, кораблем, это же, типа, моя обязанность, – наконец сказала она сдавленно и ушла, продолжая хихикать. Кайдан привалился к иллюминатору, обессиленный.

- Надеюсь, Шеп не будет любить меня меньше из-за этого, – проворчал он.

- Помажь «звездочкой», сразу все пройдет, – посоветовал Мордекай. Аленко нахмурился. – Да шутка, расслабься, мужик.

Он вернулся к себе в каюту. Майя читала, лежа на кровати. Мужчина сел рядом, осторожно провел ладонью по ее согнутой коленке:

- Майя… ты очень сильно занята? – он спросил это весьма игривым тоном. Сирена, не отрываясь от книжки, монотонно ответила:

- Мордекай, успокойся, у нас на этой неделе уже был секс.

Мордекай со стоном плюхнулся в подушки.

====== Глава 8. На Деметру ======

- Проснитесь и пойте!

Мордекай, готовясь вмазать первому встречному, сел на кровати и нос к носу столкнулся с Папирусом. Скелет ничуть не испугался, а продолжил оптимистично вещать:

- А я вам приготовил завтрак в постель, ньехехех! Ваши любимые спагетти!

- Поднимите мне веки, – простонала Майя, лежащая рядом.

- Папирус, имей совесть, – возмутился Мордекай, – а если бы мы были голые?!

- Если рассуждать, – несколько обиделся Папирус, – то я гораздо более голый, чем вы, на вас есть кожа! Вот, приятного аппетита!

Он поставил тарелку спагетти на прикроватный стол и ушел. Охотник протер глаза:

- Нда, шикарно начался день.

- «Дракенсбург» прибыл на Деметру, – раздался голос Фелисити. – Просьба принять любую позицию, кроме стоячей, до полного приземления.

- Даже Фелисити намекает, ну? – Мордекай ткнул Майю пальцем в ребра.

- Еще раз так сделаешь – причиндалы оторву, – зашипела от боли сирена.

- Я имела в виду – сидячую или лежачую, – снова зазвучал голос Фелисити. – Приземление корабля – не повод наглядно изучить Камасутру.

Оба покраснели и захихикали.

Деметра встретила Искателей гораздо менее приветливо, чем Массер. Вдалеке слышались раскаты грома и сверкали молнии, небо было грязно-красного оттенка, затянутое облаками, а песок отливал зеленоватым. Растительности почти не было, признаков цивилизованной жизни и кислорода – тоже. Пришлось включить дыхпайки.

- Жарища, – пожаловалась Зарпедон, выйдя из корабля, и скинула с себя форменную куртку. – Странно, Деметра не должна быть такой жаркой, учитывая расстояние от солнца.

- Особенности атмосферы, – ответил Кайдан, надевший шлем с респиратором. – Здесь 40 градусов по Цельсию, будьте готовы к перегреву.

- Я уже отрегулировала температуру и уровень вентиляции в «Дракенсбурге», – произнесла Фелисити, – чтобы не допустить перегрева важных деталей и оставшихся членов команды.

- Оперативно, – кивнула Майя.

- Странно, что именно здесь засекли Шепард, – Зарпедон оглядывалась. – Что бы ей могло понадобиться в такой дыре?

- Значит, ее выкрали и она в беде, – пришел к выводу Кайдан. – Нам нужно в таком случае торопиться. Я не хочу потерять Джейн еще раз.

Искатели двинулись вперед. Ветер швырял им в лицо комки песка, Мордекай пару раз подавился. Неприятно, когда песок хрустит на зубах, но приходилось терпеть и не открывать рта.

- Кислородный купол прямо по курсу, – Зарпедон зашагала вперед, загораживаясь рукой от ветра и песка. Мордекай прищурился, увидев впереди высокую, мощную фигуру.

- Похоже, это местные, – он вынул Киберорла из кобуры. – Будьте наготове.

- Это мой револьвер! – ахнула женщина, повернувшись. – Где ты его взял?

- Афина дала, – пожал плечами охотник.

- Я ей голову оторву, – беззлобно ответила Зарпедон и повернулась обратно. – Ах! – она врезалась в фигуру и упала на песок. – Черт! Кто ты… – ее голос вдруг оборвался. Фигура подошла поближе.

- О! Мордекай! Какими судьбами! – загромыхала она знакомым голосом.

- Рекс?! Что ты здесь делаешь? – Мордекай приветственно улыбнулся, а Брик пожал крогану руку.

- Да тут слушок прошел, – Рекс криво ухмыльнулся, – что Шепард пропала. Вот я и приехал сюда – не могу же я позволить моей женщине погибнуть!

- Что значит – твоей женщине?! – вскинулся Кайдан.

- Как бы она женщина всего нашего клана, – Рекс усмехнулся.

- ЧТО?!

- Она прошла посвящение, – продолжил кроган, – и теперь принадлежит всему нашему клану.

Лицо Кайдана сменило свой оттенок на почти мертвенно-синий.

- Как понять – принадлежит?

- Я вот тоже не пойму, как это, – Гаррус засучивал рукава.

- А что тут непонятного? Она стала частью нашего клана, как и любой кроган, прошедший посвящение, – Рекс начал выходить из себя. – Что вы напридумывали?

- Ты.

Рекс повернулся к Зарпедон, которая встала на ноги и теперь стояла, сжав кулаки и с особой ненавистью глядя на крогана.

- Зарп? – позвал ее Мордекай. – Что с тобой?

- Это он, – процедила она. – Это он убил моего мужа.

Рекс отступил назад:

- Ты о чем?

- Я наводила справки о тебе, – Зарпедон начала наступать на него. – Урднот Рекс – это ты. Ты убил моего мужа на Фемиде.

Кроган остановился.

- Честно, я не помню, – сказал он. – Я стольких убил, что каждого в лицо и не запомню. Навряд ли это было что-то личное, так что, пожалуйста, успокойся.

- Зря Мордин излечил вас от генофага, – прошипела женщина, приблизившись к Рексу. – Вы – зараза, кторую следует уничтожить!

- Зарпедон! – Мордекай опомнился и схватил женщину за плечи, хорошенько ее встряхнув. – Ты ведешь себя, как Джек! Опомнись! Это было двадцать лет назад!

Постепенно взгляд Зарпедон остекленел, и ее руки разжались. Она устало прикрыла глаза.

- Да, пожалуй, ты прав. Не стоит давать моей жажде мести привести к геноциду целой расы. Я не буду опускаться до уровня Джека. Не хочу. Я не такая.

Приоткрыв глаза, она с затаенной ненавистью посмотрела на Рекса.

- Но ты? Я буду наблюдать за тобой. Учти.

- Все уладили конфликт? – Мордекай сложил руки на груди. – Рекс, ты знаешь, где хотя бы приблизительно искать Шепард?

- Нет, – покачал головой кроган. – У нас сейчас другие проблемы. На Деметру вторглись некие войска – очень странного происхождения, таких я еще не видел в жизни.

- Война, значит, – фыркнула Зарпедон. – Ясно-понятно. И что нам делать, если мы не знаем, где Шепард?

- У меня есть предложение, – задумчиво произнес Рекс. – Вы мне поможете вместе с моим отрядом разбить войска вторженцев. Нам нужен язык. Может, кто-то из них знает.

- Откуда тебе знать?

- Потому что момент вторжения удивительным образом совпал с моментом исчезновения Шепард, – ответил Рекс. – Совпадение? Не думаю.

- Командир! – к Рексу подскочил еще один кроган, поменьше ростом и, похоже, совсем молодой. – Они отступают! Мы захватили пленника!

- Вот молодцы, – довольно хмыкнул кроган. – Видите? Одной задачей меньше. Сейчас мы все идем и вежливо просим нашего гостя… пинком под зад… рассказать, кто они и зачем они здесь.

Пленным оказался довольно молодой мужчина, с длинными белыми волосами, в розовой броне (довольно мощной, к слову сказать) и довольно утонченными чертами лица (он скорее был похож на женщину). Он, казалось, совсем обессилел, пока пытался вырваться из лап кроганов. Его связали; он теперь сидел на земле и совсем уж жалобно смотрел на пришедших Искателей.

- Ну? Что будем с ним делать?

- Очевидно – допрашивать, – Зарпедон села перед ним на корточки.

- Может, я все-таки… – заикнулся Рекс.

- Знаю я, как ты будешь допрашивать, – возразил Гаррус, – лучше не надо.

- Итак, – Зарпедон заглянула пленнику в лицо, – кто ты такой?

Тот упрямо молчал. Женщина хмыкнула:

- Советую ответить, пока все не стало хуже, – она протянула руку, чтобы коснуться его. Тот занервничал и отполз подальше:

- Окей, только не трожь, я все расскажу!

- Знала, что это проканает, – довольно усмехнулась Зарп. – Итак?

- Меня зовут… кхм!... Фулгрим, – ответил мужчина и сплюнул комок спекшейся крови на песок. – Я – примарх, между прочим! Вы еще получите за свои злодеяния! Вы еще уверуете в истинную силу Слаанеш!

- Кого? – Зарпедон нахмурилась.

- Ты не знаешь, кто такая Слаанеш?! Еретичка!

- Какое право ты имеешь так разговаривать? – Зарп отвесила Фулгриму пощечину, тот совсем уж не по-мужски ойкнул. – Кто такая Слаанеш?

- Богиня разврата и удовольствия, Та-Что-Жаждет, или просто «голодная сука»… в общем, у нее много прозвищ, – примарх заерзал на песке. – Погоди… я помню твое лицо… Я тебя уже видел!

- Меня? Когда? – нахмурилась Тунгстина.

- Ты разбила наш флот, – теперь глаза Фулгрима узнавающе смотрели на командиршу. – Ты не помнишь? Десять лет назад наш корабль чуть не столкнулся с вашим, а вы атаковали нас без видимой причины!

- Я вспомнила, – неторопливо произнесла Зарпедон, – но причина была – вы напали на нас первыми! Я прекрасно помню ту шлюху за рулем!

- НЕ СМЕЙ НАЗЫВАТЬ ТАК ВЕЛИКУЮ СЛААНЕШ! – возопил Фулгрим и разорвал на себе веревки. Зарпедон среагировала молниеносно – подскочив в воздух, она взмахнула ногой, и сильный удар ступни обрушился на шею Фулгрима, сломав ее. Мужчина захрипел и завалился на бок.

- Где она? – спросила спокойно Зарпедон, равнодушно наблюдая за тем, как корчится в предсмертной агонии Фулгрим. Тот засипел:

- В крепости… неподалеку… – и умер. Рекс неодобрительно покачал головой:

- Итого – он все равно сдох.

- Он сам виноват, – фыркнула Зарпедон. – Думаю, он бы не стал щадить вас, освободившись от веревок. Итак, что мы знаем? У нас есть некая крепость «неподалеку».

- Это не крепость, а старая полуобвалившаяся башня, – пояснил Рекс. – О ней уже давно слухи ходят, и очень нехорошие.

- Насчет чего?

- Якобы там завелись привидения и всякая хрень. Хотя, я бы не верил местным жителям на слово – они от нехватки кислорода и воды потихоньку с ума сошли. Идем.

Внутри крепости, казалось, все вымерло. Оглядевшись, Мордекай сразу приметил, что она скорее походила на тюрьму. Тут тебе и камеры, тут тебе и решетки, и вообще весьма мрачная атмосфера. Поперек коридора лежал чей-то труп с хлыстиком в сжатой руке.

- Это тюремщик? – спросила Зарпедон. – У него… оголены гениталии… фу.

- Мне начинает нравиться эта Слаанеш, – хихикнул Мордекай. – По крайней мере, с ее культистов можно поржать.

Стон неподалеку заставил его напрячься. Исходил он из-за одной из запертых решеток. Заглянув туда, он увидел лежащего на полу мужчину в некогда белом, а сейчас грязном тюрбане и с кольцом в одном ухе. Так и потянуло запеть «Арабскую ночь».

- Арабская ноооочь… – протянул Мордекай.

- Горячий халяяяяль, – хрипло продолжил мужчина, подняв голову. Он был довольно смуглым, а его подбородок покрывала черная бородка.

- Опа, наш человек! – оживился охотник. – Кто таков будешь?

- Вы… вы за мной пришли? – он попытался встать, но не смог. – Этот… теперь уже труп… он взял за привычку хлестать меня, теперь так зад болит, что встать не могу.

- А кто его убил?

- Эм… я и убил, – мужчина подполз к решетке. – Возьмите у него ключ и отоприте клетку.

Мордекай пожал плечами и пошарил по карманам мертвого тюремщика.

- Господи, даже ключи в форме хуя, – проворчал он и открыл клетку. Мужчина встал на ноги и щелкнул костями, выпрямившись.

- Премного благодарен. Кстати… Гневион. – Он протянул руку. Мордекай пожал ее.

- Может, ты знаешь, тут рыжеволосую девушку не заключали? – спросил Кайдан взволнованно.

- Хммм… – Гневион почесал свой тюрбан. – Она была здесь, это да. Потом ее прислужники Слаанеш потащили… туда, – он махнул рукой в сторону большой двери. – Якобы для большого ритуала.

- Спасибо, пока! – Аленко рванул в сторону двери, но его задержала Зарпедон:

- Мы пойдем все вместе. Гневион, а что у тебя с глазами?

- А что с ними? – удивился мужчина.

- Они светятся красным. Ты же не вампир какой-нибудь?

- Нет. Я позже все объясню, ладно?

- Не составишь нам компанию? – спросил Мордекай. – Или ты не умеешь сражаться?

Гневион ухмыльнулся:

- О, поверьте, я умею сражаться. Может, мой облик и убеждает в обратном, но я могу постоять за себя.

Они направились в сторону большой двери. Как выяснилось, она вела в некий зал – возможно, здесь прислужники Слаанеш обедали, или проводили свои оргии.

- Оттуда постоянно слышались стоны и пьяные песни, – проинформировал Искателей Гневион. – Я благодарил богов, что в этот момент находился не там. Иногда тюремщики на ночь тащили туда кого-нибудь из заключенных. Потом возвращали на место, лишенных невинности во все дырки. Как правило, они потом тоже становились приверженцами культа Слаанеш. Я – один из немногих, кто еще не сдался.

- Почему? – спросил Мордекай. – Некоторые только мечтают о такой жизни.

- Ты про Мокси? – спросила Майя, покосившись на жениха. – Не думаю, что она настолько распущена, Морди.

- Это ниже моего достоинства, – ответил на вопрос Мордекая Гневион. – Мой отец не одобрил бы.

- А кто твой отец? – спросила Зарпедон. Гневион помрачнел:

- Не хочу отвечать на этот вопрос. Кем бы ни был, сын за отца не ответчик.

Мордекай перевел взгляд на него.

- Ты много чего не договариваешь, – подозрительно произнес он. Мужчина поежился:

- Ну ладно, ладно. Моим отцом является Смертокрыл.

Зарпедон встала как вкопанная.

- Что? – пискнула она, готовая засмеяться. – Твоим отцом… был дракон?! Гневион, это не смешно!

- Увы, это правда. Тем более, драконы умеют принимать человеческую форму, – обиделся Гневион.

- Что ты знаешь о возвращении Смертокрыла? – резко спросил Мордекай, удерживаясь, чтобы не схватить парня за грудки. Гневион отступил под его взором:

- Ничего, абсолютно ничего, клянусь!

- Ты такой же жадный до власти, как твой папаша или Нефариан?

- Они жадные, потому что их испортила скверна! – испуганно забормотал мужчина, нервно теребя свой тюрбан. – А я вылупился из яйца, которое не было осквернено – вот и все… То, что мой отец – Смертокрыл, ровно ничего не значит, я не имею ничего общего с тем, чем он стал.

- Я тебе мало верю, – тихо сказала Зарпедон. – В общем, так, Гневион. В благодарность за то, что ты дал нам информацию о Шепард, мы не станем тебя прогонять, а дадим тебе свершить месть над теми, кто пленил тебя. Но после этого ты идешь на все четыре стороны, и лучше тебе не вставать у нас на пути.

- Но у меня правда нету злых намерений… почему вы мне не верите? – спросил Гневион отчаянно. – Я даже вынужден прятаться, потому что если люди узнают, что я – сын Смертокрыла, они меня ногами затопчут…

- У меня нет времени выслушивать твою историю, Гневион, – сухо сказала Зарпедон. – Идем. Нам как можно скорее нужно спасти Шепард.

Звуки сзади заставили Искателей обернуться. В проходе, ведущем на улицу, появились три фигуры – прислужники Слаанеш и их очередной пленник. С весьма знакомыми очертаниями головы, больше напоминающей гриб.

- Явика не трожь! – Аленко послал кинетический импульс в их сторону. Мордекай вскинул Киберорла и всадил с десяток пуль во врагов.

- Это как же ты умудрился попасть в их руки, а? – спросил Гаррус, наклонившись. Явик мрачно посмотрел на них с пола.

- Склонитесь перед Явиком, жалкие смертные, – пьяным голосом воскликнул он.

- Ясно, он пьян, – с омерзением выплюнула Зарпедон. – Бросьте его, пусть оклемывается.

- Мы за ним последим, – Кайдан бросил взгляд на Гарруса. – А вы идите, вызволяйте Шепард. Возвращайтесь живыми.

Искателям не стоило повторять дважды.

====== Глава 9. Слаанеш ======

Комментарий к Глава 9. Слаанеш Внимание – тентакли. Если что, вас предупреждали :)

Дорога до тронного зала сопровождалась давящим молчанием. Мордекай видел, как взгляд Зарпедон после неожиданного столкновения с пьяным вусмерть протеанином метал молнии. Возможно, она бы предпочла отдать его в лапы Слаанеш, а не спасать его задницу от ее обезумевших прислужников.

Хохот потряс вдруг тронный зал. Мордекай обнаружил себя в весьма красивом месте. Повсюду цвели цветы, играла мягкая музыка, где-то на фоне всего этого звучали томные вздохи. Неподалеку в землю была вбита табличка: «Осторожно: тентакли!».

- Меня тошнит, – поделилась впечатлениями Зарпедон.

- Меня тоже, – буркнул охотник. – Где мы?

- Вы в моих владениях, жалкие… в смысле, дорогие гости. – В воздухе материализовалась женская фигура. Она была обнажена, белые волосы спадали на ее округлую, едва колышущуюся грудь, голову венчала корона из черного металла. Глаза опасно сверкали фиолетовым.

- Вы… в моем дворце, дворце наслаждений и удовольствий, – проворковала Слаанеш, скользнув ладонями по своей груди, отчего они колыхнулись – весьма соблазнительно, стоит заметить. – Ох ты ж… – ее взгляд остановился на Зарпедон. – Это ты, маленькая смертная сучка, разбила меня и мой флот!

Зарпедон встала на ноги и дерзко ответила на ее взор своим. Слаанеш усмехнулась:

- Как же я люблю играться с вами, смертными. Конечно, у каждого человека есть тот или иной порок, однако я люблю развращать самых стойких. Твое стремление к перфекционизму, дорогая, играет мне на руку.

Тунгстина скрипнула зубами:

- Попробуй, ты, мерзопакостная сисястая сволочь.

- Я не могу понять – это комплимент или угроза? – рассмеялась богиня.

- Где Шепард?

- Неужели ты пришла сюда только ради нее? Ирония – ее любовник сейчас сидит с существом, которому Шепард нахрен не сдалась, да и она-то, в принципе, на него плюет. Чего не скажешь о тебе, да, Тунгстина Зарпедон?

Женщина покраснела:

- Ты что несешь, сука?

- Ой, перестань. Я прекрасно знаю, что ты чувствуешь к нему. Из ненависти рождается самая сильная любовь, – пропела Слаанеш. – Достойная любого из моих слуг.

- Никогда! – Зарпедон сжала кулаки.

- Меня забавляют твои жалкие попытки сопротивляться, – Слаанеш хихикнула. – А ты, бородач? Честно скажу, всегда нравились мужчины с бородой, ммм.

Мордекай нахмурился.

- Я женат, женщина.

- Кому ты врешь? – расхохоталось божество. – Ты всего лишь обручен, но даже женитьба никогда не мешала мужчинам уходить на сторону.

Майя при этих словах побелела.

- Что ты хочешь от меня, Слаанеш? – спросил охотник.

- Поклонения, – хмыкнула она. – И тебе плюшки, и мне хорошо.

- О каких плюшках речь? – поднял брови Мордекай. – Секс меня не интересует.

- Мордекай, не надо! – Зарпедон схватила его за руку. – Она сейчас пытается играть на твоих слабостях! Не поддавайся!

- Мордекай, ты многое можешь получить из нашего союза, – Слаанеш подплыла поближе. – Я дам тебе бухло. Много бухла. Столько, что даже «Дракенсбург» покажется тебе прыщиком на лице Массера.

- Не смей, – прорычала Зарпедон, сжимая руку Мордекая покрепче. Из-под земли вдруг поднялось щупальце, которое обвило капитаншу, присосавшись к ее телу в самых чувствительных местах. Зарпедон как-то совсем по-женски пискнула и покраснела, пытаясь высвободиться.

- Не надо… – прошептала она.

- Отпусти ее! – крикнул Мордекай.

- А ты, мелкая сучка, тоже подумай, – Слаанеш пошевелила пальцем, и щупальце заползло под пояс брюк Зарпедон, вспоров при этом ее майку. Женщина вскрикнула и зажмурилась, кусая губы. – Тортики. Шоколадные тортики. И внешность, которой даже ваша Мокси может позавидовать. Я знаю, ты хочешь этого…

Мордекай выхватил мачете и обрубил щупальце у основания. Раздался писк; Зарпедон упала в траву, тотчас съежившись и прикрыв обнаженную грудь. Слаанеш вновь рассмеялась:

- Ну так что? Я жду, Тунгстина. Отвечай.

Зарпедон подняла голову. Ее взгляд был затуманен. Мордекай не на шутку перепугался. Майя попыталась взять Слаанеш в фазовый захват, но богиня ловко вывернулась.

- Кстати, а про тебя я совсем забыла, – она подплыла к сирене. – Ты хочешь власти. Я знаю это, не отрицай. А еще ты хочешь секса со своим разлюбимым Мордекаем – ведь его, какая жалость, это не особо интересует.

- Ты неправа в корне, – прошипела Майя. – Я нуждаюсь в сексе так же, как ты нуждаешься в еде и питье.

- Я знаю, что ты была асексуалкой когда-то. Но все меняется, – Слаанеш хитро улыбнулась. – Ты хочешь неограниченную силу? Хочешь, чтобы твои враги падали мертвыми от одного твоего взгляда?

- Нет, – упрямо ответила Майя. – Я хочу только одного. Чтобы ты, мать твою, сдохла наконец!

Богиня подняла брови и вновь захихикала.

- Я же бог, как меня можно убить? – хохот звучал уже издевательски. – Я не слышу ответа «да», Зарпедон!

Она снова махает пальцем. Тунгстина застонала, сжимая ноги и запрокинув голову. Мордекай кинулся с мачете на Слаанеш, но та, не прекращая мучить капитаншу, послала в охотника молнию – тот едва увернулся.

- И, кстати, знаете, почему я не заставила вас проходить все мои шесть кругов испытаний? – спросила Слаанеш. – Вы меня очень разозлили, зачистив мою крепость и выпустив Гневиона. У меня на него были большие планы… Ах да, и Фулгрим – какие же вы глупцы! Думали, что сломаете ему шею – и все? Он – мой подданный! Я могу воскресить его в любой момент! Фуля! – крикнула она. Рядом с Искателями появился Фулгрим.

- Да, моя госпожа, – произнес он подобострастно.

- Займись Майей. Я займусь этими двумя.

- Только тронь! – заорал Мордекай и выстрелил в него, но пуля прошла сквозь Фулгрима, не причинив ему никакого вреда.

- Вы в моих владениях, глупцы! Здесь все будет по-моему! – хохотала Слаанеш, предвкушая победу. – Зарпедон! Согласна ли ты служить мне?

Шевелит пальцами. Зарпедон вся изогнулась, царапая землю пальцами.

- Ну же, давай, это не так сложно, – шептала Слаанеш. – Знала бы ты, какое удовольствие я испытываю, глядя на тебя такую… слабую… беззащитную…

Мордекай лихорадочно думал, пока богиня отвлекалась на Зарпедон. С одной стороны, обидно, с другой – у Зарпедон слишком сильная воля, и для Слаанеш это как поток свежей воды, она буквально жрет эту волю, упивается ей. Возможно, ему удастся что-нибудь придумать…

- Смотри, Мордекай, – Слаанеш переключилась на него. – Видишь эту чашу? – она поднесла к его губами кубок с вином. – О, я знаю, как тебе хочется пить. Тебя мучает жажда. Испей, утоли свою жажду.

Действительно, как будто назло, у Мордекая пересохло в горле. Всеми силами подумал о бутылке воды. Удалось.

- Какая вода, ты очертенел? – закричала Слаанеш – она начала беситься, хороший знак. Лучше пусть орет, чем шепчет сладкие речи. Мордекай хотел было ударить ее, подошедшую слишком близко, но сладостная боль скрутила его тело, и рука остановилась на полпути.

- Ты же еще думаешь о Мокси, – прошептала богиня. – Ты думаешь о том, чтобы зарыться лицом в ее мягкие, большие груди. Ты еще хочешь ее. Что может дать тебе Майя? Ничего. Она – ничтожная смертная. Ну же. Иди ко мне. Возьми меня. Я подарю тебе все, что ты захочешь.

Мордекай неловко поерзал и задрожал. Штаны уже неприятно тянули в промежности. Вспомнилось, как он впервые познакомился с Майей. Как он познакомился с Искателями. Как он нашел Хранилище с Разрушителем. Победная улыбка Стил, которая потом будет проглочена Разрушителем. Скайрим. Меттатон, поющий в нарядной розовом платье. Большущая вмятина на его заднице после увесистого пинка Брика. Горелые спагетти Андайн. Фыркающая от омерзения Аурелия, поправляющая свой мех. Бухой Анкано, разбивающий о голову бутылки с криками «ЗА ВДВ». Ригварл и его иглоукалывание. Трумфальное появление Красавчика Джека и Зарпедон. Альфарион (талморский офицер), цапающий его за яйца с криком «Ты меня не обманешь, у него они больше!». Предложение Майи пожениться.

- Никогда, – процедил он. – Меня устраивает все, что я имею.

- Да что ж такое! – всплеснула руками Слаанеш. – Эй, Тунгстина, дорогуша, ты еще там не кончила? Ах да, я же не даю тебе этого сделать – какая жалость…

Ответом был рваный, совсем не похожий на обычный голос Зарпедон стон. Мордекай ужаснулся – тело полковника обвивали щупальца еще больше прежних.

Если даже Зарпедон сдалась – надежды нет. Без поддержки Мордекай не сможет противостоять Слаанеш. Они проиграли с треском…

- ПЕРЕД ВАМИ ДЖАРАКСУС, ЭРЕДАРСКИЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ ПЫЛАЮЩЕГО ЛЕГИОНА!

Что?

- Э… – Слаанеш обернулась, от неожиданности даже перестав контролировать Мордекая и Зарпедон. Фулгрим, пытавшийся заломить Майе руки за спину, выпустил сирену, и девушка откинула его импульсом в сторону. Джараксус парил в небе, его руки были окутаны темной энергией. Мордекай не выдержал и захохотал – на демоне не было ничего, кроме кружевных розовых трусиков.

- ОТВАЛИ ОТ МОЕЙ ДРУЗЕЙ! – зарычал эредар и пустил стрелу Тьмы в Слаанеш. Та увернулась, но наткнулась на инфернала, призванного Джараксусом.

- Эм, ребята… – она огляделась. Несколько инферналов окружили ее и теперь наступали на нее, гремя камнями. – Может, договоримся?

Грохот заглушил ее слова. Из-под земли, рядом с Джараксусом, появилось еще некое существо. Оно было большим, его окутывал огонь, но особых примет у него не было, кроме торчащих из головы во все стороны рогов и мощной брони. Слаанеш прищурилась.

- О, великий Кхорн, чем обязана? – ее голос звучал саркастически.

- Ты, – прорычал Кхорн. – Признаю, у тебя получилось разозлить меня настолько, что я даже с трона встал.

- Я и не пыталась, – дерзко ответила Слаанеш.

- Я чувствую твою слабость, – Кхорн направился к ней, и даже инферналы, почтительно склонившись, дали ему пройти. Слаанеш съежилась и нервно смотрела на него. – Как только мир дал тебе появиться на свет… проклятые эльдары, ни чести, ни доблести!

- Ты ничего не сможешь сделать, Кхорн, – она рассмеялась. – Этот мир испорчен. Я получаю со своих последователей гораздо больше, чем ты со своих.

- Мои последователи смелые и решимые, они бьются до конца, – Кхорн сжал лапу на горле Слаанеш, та пискнула. – А твоим гордиться нечем. Пошла вон, шлюха.

Богиня растворилась в воздухе, весьма напуганная. Зарпедон, едва дышащая после пыток, приподнялась на локте и, прикрываясь рукой, смотрела на Кхорна с… восхищением?

- Спасибо, кто бы ты ни был, – сказала она и поднялась с земли.

- Ты говоришь с Кхорном, смертное существо. Будь бы ты кем-нибудь другим, я бы за такое невежество уже давно снес тебе голову, – Кхорн говорил спокойно, что, судя по всему, для него было весьма необычно. – Но ты не из нашего мира. Я следил за тобой. И я впечатлен. Твоя сила воли и твоя решимость не знают границ. Не все из моих воинов обладают такими сильными качествами.

- Ты – бог войны? – спросила Зарпедон, с интересом глядя на Кхорна.

- Я – бог крови, войны и ненависти, – ответил бог. – Но также я бог чести и доблести. Я – покровитель всех воинов, если тебе легче так считать.

Лицо Тунгстины, мокрое от пота и грязи, просветлело.

- Я знаю, зачем ты пришел, – сказала она. – И если ты потребуешь, чтобы я воевала в твою честь, я буду это делать.

Кхорн усмехнулся:

- Весьма умная для своего народа. Возьми.

Он протянул Зарпедон что-то в руке. Полковник осмотрела это, и Мордекай подошел поближе, чтобы утолить свое любопытство. Орден?

- Это знак всех моих последователей, звезда Хаоса Кхорна, – сказал бог с ухмылкой. – Неси свою жопу как факел, разгоняя ею тени.

Зарпедон благодарно улыбнулась:

- Как пожелаешь, о великий Кхорн.

Кхорн растворился в воздухе, а вместе с ним растворился и дворец Слаанеш. Искатели вновь очутились в тронном зале крепости. Майя тотчас кинулась к Мордекаю:

- Боже мой, как ты? Не ранен?

- Со мной все хорошо, – с облегчением вздохнул охотник. – Зарп, ты как?

Ответа не последовало. Зарпедон задумчиво рассматривала звезду Хаоса в своей руке.

- Ты уверена, что союз с Хаосом не выйдет тебе боком? – осторожно спросил Мордекай.

- Довакин общается с даэдра – и все нормально, – буркнула Тунгстина наконец, убирая орден в карман.

- А что мы Рексу скажем?

- Рексу? – капитанша улыбнулась. – Ничего. Пусть продолжает кормить Кхорна кровью. Он хорошо там прибавил во влиянии за счет кроганов.

- А как же… история с твоим мужем и всякое такое?

- Это было двадцать лет назад, – Зарпедон довольно бесцеремонно стянула пончо с Мордекая и обвязала им свой голый торс. – Это столкновение со Слаанеш научило меня ценить то, что я имею сейчас. И… ты молодец, Мордекай.

Мужчина улыбнулся:

- Ты тоже неплохо держалась, Зарп. Возвращаемся?

- Нет. Сначала ищем Шепард.

Из тронного зала Искатели перешли в темное помещение – скорее всего, это была пыточная. У стены, рядом с крестом, где обычно распинают несчастных, сидела абсолютно голая женщина с ярко-красными волосами, которые в лунном свете казались кровавыми.

- Шепард? – негромко позвал Мордекай. Она дернулась и открыла глаза.

- Господи, я-то думала, что за мной эти ублюдки пришли, – хрипло сказала она. – Кто вы такие?

- Джейн! – раздался крик Кайдана от дверей. – Это мы!

- Кайдан!

Шепард кинулась на шею Аленко, который крепко сжал в руках свою возлюбленную с выражением облегчения на лице.

- Вы пришли за мной, – выдохнула она. – Слава богу. Как только меня эта сучка Слаанеш не соблазняла. Ее любимый трюк был – «давай ты снова станешь Спектром, и Совет снова станет тебя слушать, как и раньше». Тьфу!

- Я сожалею только об одном, – пробормотала Зарпедон. – Вот чтобы Явик испытал все то, что испытала я!

- Я знал, что ты захочешь отдать его ей на растерзание, – фыркнул Мордекай.

- Эй, ты про меня забыл, – ткнул пальцем в плечо охотника Джараксус.

- Ах да. Спасибо, мужик, – Мордекай пожал ему руку. – Ты появился вовремя. Что с твоей броней? По-моему, стринги никак не защищают.

- Мою броню слаанешиты стащили! – фыркнул демон. – Пытались меня изнасиловать, – ну, ты же знаешь этих эльдар. Пришлось одеть то, что они оставили после своих оргий, уроды озабоченные.

- Кхорна тоже ты притащил?

- Совпадение, – пожал Джараксус плечами. – И нет, я не собираюсь переходить на его сторону. Он не даст петь караоке, а заставит сражаться.

- Странно, как тебя еще на Евровидение не послали, – проворчал охотник.

- О, поверь, еще пошлют. Смертные не устоят перед красотой моего голоса! Кстати, я хотел спросить – а где то бухло, которое вы достали?

- В смысле? – Мордекай похолодел.

- Нашего бухла вообще не обнаружилось? – спросил хмуро эредар. – И чем я буду гномам платить?

- Натурой, – пошутил мужчина. Джараксус очень неодобрительно прищурился. – Ладно, ладно, шучу. Если понадобится помощь со Смертокрылом – обращайся к нам. У нас есть парочка идей, как его убить. Ну, или приручить хотя бы.

Демон удивленно моргнул.

- Мда, – наконец ответил он. – Хорошо, я подумаю.

Он ушел. Мордекай перевел взгляд на Искателей:

- Ну теперь-то – отдыхаем?

- Да, – кивает Зарпедон. – Только сначала доберемся до «Дракенсбурга». У меня там мазь осталась, а то зад зудит из-за гребаных щупалец…

- «Звездочкой» помажь, – захихикал охотник. Кайдан поддержал его смешок. Тунгстина устало закатила глаза:

- Пиздуйте, а?

====== Глава 10. Еще одна кража ======

Ночь. Стук в дверь. Взволнованный голос Тимоти:

- Вы там не спите?

Мордекай сонно заворчал:

- Спим, отвали.

- Ребята, вставайте! – Тимоти звучал не на шутку встревоженно. – Зарпедон пропала!

- Подумаешь, погулять вышла, взрослая женщина. Иди спать, – Мордекай повернулся на другой бок.

- Она с утра ушла, и ее до сих пор нет!

Майя пихнула охотника в бок:

- Это серьезно. Без нее мы на Нирн не вернемся.

- На что нам Фелисити? – Мордекай пихнул ее в отместку ногой.

- Неужели тебе все равно? – Майя села и сложила руки на груди. – Она в нас всю душу вкладывает, а ты вот так на ее пропажу реагируешь?

- Душу вкладывает? Серьезно? Она только и делает, что ворчит. Мне лично без нее будет легче, – мужчина слако зевнул.

- Ты как хочешь, а я иду с Тимоти, – сирена стала одеваться. – Тим, ты там? Подожди меня, я сейчас!

- Что? Ночью, с этим дрищем? – возмутился Мордекай и тоже сел. – Ладно, ладно, иду. А то и вас обоих загребут.

- Я сирена, – обиделась Майя, – и могу постоять за себя. Мне жаль, что ты так и не понял одну простую вещь – ты не должен постоянно опекать меня, потому что я – сильная женщина, какой хрупкой бы я ни казалась.

- Да потому что Кровокрыл! – взвился Мордекай. – К чему привело то, что я его забросил? Его стащил Джек и проводил над ним эксперименты!

Кровокрыл согласно курлыкнул из клетки.

- Кровокрыл – это всего лишь птица, – устало сказала Майя. Мордекай подавил в себе волну злости – да как она смеет!

- Тогда ты – просто баба,- отрезал он. – Я-то думал, что ты с пониманием относишься к тому, что Кровокрыл для меня очень много значит – а ты, оказывается, такая же, как и Мокси.

Майя скрипнула зубами:

- Ты сравниваешь меня с этой сисястой? Знаешь, меня в жизни никто так не унижал!

Мордекай вздохнул, пытаясь успокоиться. Сирена, раздраженно фыркнув, вышла наружу. Мужчина натянул сапоги и поспешил за ними.

- Майя, я просто за тебя беспокоюсь, – поспешил сказать он извиняющимся тоном. – Потому что когда-то я из-за собственной безалаберности лишился Мокси. Я за нее не беспокоился так же, как за тебя. Прости меня.

- Именно поэтому ты сказал, что я – просто баба? – Майя развернулась на каблуках. – Я могу понять, что ты так отреагировал, потому что это, черт возьми, Кровокрыл – но сравнивать меня с Мокси? Ты перегнул палку, Мордекай. Надеюсь, когда-нибудь ты это поймешь.

- Ты не просто баба. Ты – моя баба.

Майя прищурилась.

- Зря стараешься, Мордекай, – ответила она. – Если уж к пропаже нашей общей подруги ты относишься с равнодушием, что уж говорить про меня. Ты вообще думаешь о ком-то, кроме себя и своей птицы?

- Ребят, еще не хватало, чтобы вы поссорились, – постарался успокоить их Тим. – Давайте не будем. Мы должны быть все заодно, несмотря ни на что.

- Я думаю о тебе, – ответил Мордекай, взяв Майю за руку. – Я всего лишь не хотел пускать тебя одну. Я бы с ума сошел, если бы с тобой что-то случилось – а вдруг? Твои силы ведь не безграничны. Мало ли что с Зарпедон случилось. Что бы ты, к примеру, против даэдра сделала?

Майя опустила голову.

- Да, ты прав, – вздохнула она. – Но все же – не сравнивай меня с Мокси. Мне все еще тяжело принять тот факт, что ты еще неравнодушен к этой… женщине.

- Был неравнодушен, – поправил ее Мордекай. – Не переживай и не обижайся на меня.

Наклонившись, он поцеловал ее в уголок губ, поднявшийся в смущенной улыбке. Тимоти нетерпеливо вздохнул и пошел к выходу из бара.

- Ребят, куда вы на ночь глядя? – Бриттания, спавшая прямо за прилавком, подняла голову.

- Прогуляться. Ночью такой чистый и свежий воздух, – Тим врал не задумываясь, у него это вышло настолько естественно. – Не скучай там.

- Втроем? С Мордекаем и Майей? – девушка недоверчиво улыбнулась. – Что случилось, выкладывайте.

- Зарпедон пропала, – обронил вышедший из комнаты Явик. Мордекай посмотрел на него страшными глазами. – Тим сначала долбился ко мне в комнату, потом к этим несчастным. Я слышал, как там Мордекай возмущался.

Бриттания очень сердито посмотрела на охотника. Тот развел руками:

- Я не виноват, что с ней вечно что-то происходит.

- Я не могу оставить бар, – растерянно сказала девушка. – Не на кого. Ладно, идите. И пожалуйста, приведите мою мать живой и здоровой. Иначе шкуры спущу. С вас четверых!

- Четверых?

- Я иду с вами, – проинформировал их Явик. Мордекай поежился – компания Явика была еще менее предпочтительна, чем компания Зарпедон.

- Что ж, теперь вопрос – куда нам, черт возьми, идти? Она же не ставила никого в известность, – сказал охотник, когда они вышли из бара. – Может, Касуми знает?

- Не думаю, что она следит за людьми, – покачала головой Майя. – Тим, она тебе ничего не говорила?

- Нет, – пожал плечами двойник. – Она со мной не разговаривает, вы же знаете.

- У меня есть идея, – произнес Мордекай, – но она, возможно, обречена на поражение. Связаться с Кхорном – она же его чемпионка. Ну, отчасти.

- Он на нас, слабаков, даже внимания в прошлый раз не обратил, – фыркнула Майя. – И как ты предлагаешь это сделать?

Воздух перед Искателями сгустился, и появилась проекция Кхорна.

- Ты все слышал? – разочарованно вздохнула сирена.

- Первая заповедь – не упоминай имя Кхорна всуе, – проворчал бог. – В общем, так. У вашей Зарпедон серьезные проблемы. И лучше вам поторопиться. А то и ее увидите в розовых стрингах.

- Опять Слаанеш?

- Хуже. Орки, которые подчиняются Слаанеш. И да, они с Нирна.

- О господи.

- В Ущелье Тишины уже были? Так вот, они направляются туда, чтобы принести ее в жертву. Тем не менее, она все еще сопротивляется – это плюс, – Кхорн усмехнулся. – Но одна она, разумеется, против десятка орков не справится, даже если это орки Слаанеш. Идите и не злите меня.

Он растворился в воздухе. Мордекай негромко прыснул:

- Значит, у Слаанеш есть орочий отряд. Даже странно, учитывая, во что обычно верят орки.

- Наверно, это те, от которых Малакат отвернулся? – предположила Майя. – Некоторые орки, они… мягко скажем, слабоваты. Мне Довакин рассказывала. Малакат их не принимает – и они либо ищут достойную смерть в бою, либо… становятся такими, – она захихикала.

- Так, нам нужен дракон, – Мордекай усмехнулся. – Идем к Тине, что уж делать.

- Опять Нефариан будет всех жрать?

- А что делать-то? Сытный обед. А кого ты предлагаешь? Гневиона? Не думаю, что он захочет палиться.

- Он хотя бы хороший дракон. А Нефариан, он… я ему не доверяю, – развела руками Майя.

- Окей, сейчас свяжемся. – Мордекай полазил в коммуникаторе.

Профиль Гневиона в ЭХОнете прямо-таки блистал различными картинками на тему драконов (нда, очень беспалевно, подумалось охотнику). Написал ему, чтобы перезвонил.

- Он там хотя бы есть? – спросила Майя и заглянула в коммуникатор.

- Есть, – буркнул Мордекай. Раздался звонок, и охотник включил громкую связь.

- Я спал, между прочим, – проворчал голос Гневиона.

- Нужна твоя помощь. Лети к нам. Быстро. Нам транспорт нужен.

- Я не собираюсь превращаться в дракона!

- Придется. Иначе не получишь халявной шаурмы.

Молчание в трубке.

- Так нечестно, – сказал Гневион совсем неуверенно.

- Сочная, вкусная шавуха, с овощами, с мяском, – Мордекай прищелкнул языком. – А соус какой, ммм…

- Заткнись, я голодный!

Майя засмеялась. Мда, кто-то сохнет по тортикам, а кто-то – по шаурме.

- Лечу, – Гневион отключился. Мордекай улыбнулся победно, глядя на спутников.

- Ты тот еще шантажист, – покачала головой Майя.

Гневион оказался раза в два меньше, чем Нефариан – возможно, он был совсем еще молоденьким, чем и вызвал соответствующий вопрос:

- А сколько тебе лет, Гневион?

- Четыре, – фыркнул дракон. Майя недоверчиво прищурилась. – Ладно, ладно. Четыре драконьих года. Это не шутка.

Мордекай усмехнулся:

- Значит, половине слуг Слаанеш надо дать восьмерку за изнасилование несовершеннолетнего?

- Во-первых, четыре ДРАКОНЬИХ года, – повторил Гневион. – А во-вторых, они меня и пальцами не трогали. Остальным везло меньше.

- Понял, – хмыкнул охотник. – Вези нас к Ущелью Тишины.

- Серьезно, что ли? – фыркнул дракон. – Ну ладно, только это будет стоить вам не одну, а как минимум три шаурмы, штучек пять люля-кебабов и свиной шашлык.

- Прожорливый, весь в брата, – проворчала Майя. – Садимся и летим.


К Ущелью Тишины Искатели прилетели к утру. Внизу и вправду разбился орочий лагерь – почти около обрыва. Гневион бесшумно приземлился неподалеку от поселений.

- Удачи, – пожелал им дракон. Тим поспешил вперед, но Мордекай схватил его за руку:

- Да они же тебя сожрут! И костями не подавятся.

Тим щелкнул парой кнопок на часах, и рядом с ним появились полупрозрачные копии.

- Пусть вначале попробуют найти меня настоящего, – усмехнулся он. – А я под шумок Зарпедон вытащу.

- Скажи, – не вытерпел Мордекай, – вот на что ты надеешься? Что она после этого кинется тебе на шею?

- Нет, я на это и не надеюсь, – ответил Лоуренс. – Дело и не в том, что я хочу быть хоть чем-то похожим на Джека – это не главная причина. Я хочу доказать, что я не трус, и доказать самому себе. И я не жду от Зарпедон благодарности за то, что именно я являюсь инициатором этой «спасательной кампании». Я просто хочу, черт возьми, спасти ее. Идемте, – он отвернулся, – у нас мало времени.

Мордекай не нашел, что ответить. Более того, он посмотрел на паренька совершенно другим взглядом. Надо же, Тимоти наконец-то повел себя по-мужски.

- Куда прешь? – на пути Искателей вырос огромный орк в латексной одежде.

- Пусти меня к вождю, – сухо сказал Лоуренс. – Вы утащили у нас кое-что ценное.

- Что? – орк нагнулся и оскалил клыки. Тимоти скривился – видимо, у орка изо рта пахло не самым лучшим образом.

- Грубо говоря, вы нашего вождя утащили, – вставил слово Мордекай. – Если хотите, мы можем ее выкупить.

- Нельзя, – помотал головой орк. – Она призвана стать женой нашего вождя и верной чемпионкой Слаанеш.

- Я без нее не уйду, – упрямо ответил Тим. Орк подумал.

- Пусть вождь разбирается, – отмахнулся он. – Ларак! К тебе пришли!

Растолкав стражей-орков, к Искателям подошел орк побольше. На нем не было ничего, кроме шипастых трусов.

- На жертвоприношение пришли поглазеть? – проворчал он.

- Нет, мы пришли забрать то, что наше по праву, – дерзко ответил Тимоти. – Возвращай нам Зарпедон, или очень сильно пожалеете.

Ларак расхохотался:

- Ух ты! Ничего себе герой! Ну что ж, иди сюда, полюбуйся на нее в последний раз!

Он без особого труда скрутил чертыхающегося Тимоти. Они несколько отошли в сторону, и Мордекай увидел висящую на кресте Зарпедон. Ее волосы были в кои-то веки не зачесаны назад, а уложены в свадебную прическу с косичкой поперек лба. Около правого уха поблескивала каплями росы белая лилия. Смотреть дальше охотник уже не решился, ибо Зарпедон была одета в оборванное белое платье, прилипшее к телу и, как следствие, ничего не скрывавшее.

- Зарп! – крикнул Тимоти, весьма напуганный. Она подняла голову и мутным взором обвела присутствующих. – Я пришел за тобой!

- Мне все равно, – хрипло ответила она. – Я обречена. Я всегда знала, что от вас никакого толку…

- У них нет шоколадных тортиков!

Зарпедон оборвалась на полуслове, ее лицо неожиданно приобрело осмысленность.

- Что? – с угрозой спросила она.

- Более того, – продолжил Тим, – известный по всему Нирну Гурмэ, орк, не знает рецепта шоколадного тортика! А национальным блюдом орков является торт с клубничным вареньем!

Глаза Тунгстины налились кровью, ее кулаки, привязанные к кресту, сжались.

- Я. Ненавижу. Клубнику! – она рванулась изо всех сил. Деревянный крест затрещал и, не выдержав очередного рывка, развалился. Зарпедон схватила в руки обломок, не помня себя от гнева.

- Ты идиот! – Ларак выпустил Тимоти. – Ребята, бежим!

Раздался рев. Который вскоре был подхвачен; из-за облаков эпично вылетело два черных дракона. На одном из них верхом сидела Тина.

- Как вовремя, – обрадовался Мордекай. – Тим, а откуда ты знаешь про клубнику?

- Честно говоря, я импровизировал, – смутился Лоуренс. Явик же, достав из-за пазухи пакет с попкорном, теперь жрал его за обе щеки, наблюдая, как Нефариан и Гневион расчленяют несчастных орков. Зарпедон же носилась по полю боя как угорелая, добивая куском дерева оставшихся в живых.

- Что ж, буду иметь в виду, что одна Тина ненавидит изюм, а другая – клубнику, – фыркнул Мордекай.

- Ребят, – к ним подошла Майя. – Они еще одну девушку держали в плену, орчиху.

Из-за спины сирены выглядывала довольно молоденькая и даже симпатичная орчиха – тоже в белом платье.

- Спасибо вам, – сказала она. – А то мой отец совсем на этой Слаанеш помешался.

- Отец?

- Да, – ответила она. – Я отказался выходить замуж за другого вождя, вот он и взбесился. Кстати, меня Боргак зовут.

- Очень приятно, – Мордекай пожал ей руку. – Куда ты теперь?

- Не знаю. Наверно, попробую найти здесь какое-нибудь поселение, а заодно и работу. На Нирн я уже не смогу вернуться…

- Я тебе выдам отдельную шлюпку для полета, – это подошла Зарпедон. – Найдешь там какую-нибудь орочью крепость.

Боргак улыбнулась:

- Спасибо. Да пребудет с вами Малакат.

- Гневион, отвези эту леди к «Дракенсбургу», – скомандовала Зарпедон. Дракон кивнул. – Ты, – ткнула пальцем в Тима, – тут где-то должны лежать мои вещи, поищи. Ты, – палец переместился на Мордекая, – дай мне коммуникатор на пару секунд.

Охотник отдал ей коммуникатор. Пока Зарпедон отдавала Фелисити приказ выделить шлюпку, к нему подошла Майя и теперь наблюдала за тем, как командирша ходит взад-вперед, покачивая бедрами.

- Надо же, она на женщину похожа, – пробормотала она. – Кстати, если бы не Тим… а она ему даже спасибо не сказала.

- Тим же сказал, он этого и не ждет. Я больше удивлен факту, что она Явика не заметила. Либо его проигнорировала.

- Мне кажется, ее чем-то накачали, – предположила Майя.

- Возможно.

Зарпедон молча отдала коммуникатор Мордекаю и теперь критичным взглядом оглядывала отряд «спасателей».

- Странно, что спасать меня вы поперлись именно таким составом, – наконец сказала она. – Большинству из здесь находящихся людей на меня плевать.

- Было бы плевать – мы бы здесь не находились, – ответила Майя. – Мы рады, что с тобой все хорошо.

- А ты не говори за всех, – мрачно ответила Зарпедон. – Нефариан, вези нас обратно к бару.

- Стойте, – это наконец Явик подал голос. Тунгстина уставилась на него с откровенной ненавистью. – Пока мы не улетели отсюда, я хотел извиниться за то, что произошло несколько дней назад. И я поехал с ними только ради того, чтобы не позориться при всех. Не люблю просить прощения у примитивов. Но я перегнул палку, признаю.

Губы Зарпедон дрогнули. Но ненависть из ее взора никуда не делась.

- Пока ты не перестанешь считать нас примитивами, Явик, или хотя бы так называть нас, о хороших отношениях можешь забыть, – холодно ответила она. – Полетели. Я уже мерзну, между прочим.

Явик пожал плечами:

- Но вы ведь и есть примитивы. Даже на том уровне развития, на котором находитесь сейчас. Протеане были гораздо более развитой цивилизацией. Мне очень жаль, капитан, что вы не можете принять эту простую истину.

- А мне жаль, что у тебя мозги размером с грецкий орех! – огрызнулась женщина. – И что, даже несмотря на то что ты последний из своей расы и от вашей цивилизации ровно ничего не осталось, ты продолжаешь выпендриваться!

- Явик, просто промолчи, – процедил сквозь зубы Мордекай. – Зарп, он в чем-то прав. Не стоит винить его в этом взгляде на жизнь. Мне кажется, нам стоит уважать Явика за то, что он даже спустя пятьдесят тысяч лет на голову выше всех нас. Мы не одна разумная раса в космосе. Есть расы гораздо лучше и умнее нас. Протеане – один из примеров. Ты же не была против Наблюдателя?

- Наблюдатель не выпендривался, – ответила Зарпедон упрямо. – Я свое слово сказала, будь он хоть в тысячу раз разумнее нас – пока он не научится жить в нашем обществе и не примет его таким, какое оно есть, оно будет отвергать его. Твое дело, Явик – можешь продолжать свято верить в свои устаревшие за пятьдесят тысяч лет взгляды. Но оскорблений я не потерплю. Для меня ты не более, чем инопланетянин, так же, как и мы для тебя просто «примитивы». Так что будь добр уважать тех, кто находится рядом с тобой.

Она села верхом на Нефариана, рядом с Тиной. Та протянула ей печенье с шоколадной крошкой. Мордекай перевел взгляд на Явика. Тот пожал плечами:

- Мне кажется, ваш капитан никогда не примет истины.

- Учитывая то, что ты – единственный во Вселенной протеанин, это естественно. Полетели к бару. У меня уже в горле пересохло.

====== Глава 11. Культ мастеров Ойо ======

В бар – а точнее, в его дверь – сунулась чья-то мордочка, которая тотчас начала все обнюхивать. Наконец внутрь вошла самая настоящая панда в жилетке и штанах монаха, явно женского пола. Каштановая челка спадала на левый глаз, правый же, карий, ярко блестел в свете софитов. Ее шерстка была кремовая, а на лапах мех был чуть потемнее. На ушах поблескивали серьги. Мордекай слегка напрягся и на всякий случай приготовился к обороне.

- Я ищу Мордекая, – басом произнесла она, осмотрев бар.

- Это я, – удивленно произнес Мордекай, – а в чем дело?

Панда вдруг повалилась к его ногам в низком поклоне:

- Мордекай-сенсей! Вас-то я и ищу! Да будет благословен ваш путь!

- Эм… – охотник слегка растерялся. – Встань, пожалуйста.

Панда встала на задние лапы и теперь с бескрайним обожанием смотрела на мужчину.

- Я Юнь-Су, – представилась она. – Я из храма мастеров Ойо. Мангикс так много про вас рассказывал!

- Теперь понятно, откуда лапы растут, – проворчал охотник. – И зачем вам понадобился я?

- Тяжелые времена настали для наших послушников, – она сложила лапы на груди ладошка к ладошке – в знак уважения. – У нас украли все, ради чего мы живем…

- Боже мой! – взвыл Мордекай. – Да вы что, охренели, что ли, все?!

- Его дренеи утащили, все наши священные запасы, – Юнь-Су чуть ли не плакала. – А теперь неизвестно, куда все делось! Как же мы теперь медитировать будем?! Вся надежда на вас, Мордекай-сенсей!

- Погоди… дренеи? – охотник встал. – Так мы… это… они его уже выпили, да-да. Мы хотели забрать все это добро, но было уже поздно…

- Да хватит заливать-то, – мрачно бросила Зарпедон. – Продал он ваше бухло. По дешевке. Крогану.

Панда так и села на пол:

- Как?! Зачем?!

- Я не знал, – Мордекай почесал голову. – Но мы можем забрать его обратно, пока не поздно. Зарпедон, партийное задание!

- О нет! Я к нему не пойду! Только через мой труп! – категорически отказалась она.

- Я провожу, – стал убеждать Мордекай. – Ты поможешь дотащить все это обратно, ну? Ты же сильная!

- Слушай, это твое дело и дело «мастеров Ойо», – Тунгстина показала пальцами кавычки. – А не мое!

- Куплю самый большой тортик во Вселенной, – пообещал Мордекай. – Ну же, соглашайся… Зарпедон-тян?

Ее лицо побагровело:

- Да как ты…

- Ну вот и хорошо, – кивнул Мордекай и положил ладонь на плечо Юнь. – А ты не беспокойся. Старина Мордекай не бросит вас в беде.

Ее мордочка расплылась в улыбке:

- Спасибо, Мордекай-сенсей! Я буду ждать вас тут. В случае удачи, мы вместе вернемся в храм Ойо и воздадим вам почести.

Мордекай кивнул и за руку вытянул Зарпедон из бара.


- Рекс!

Кроган выглянул в окно и устало зевнул:

- Сейчас уже два часа ночи, имейте совесть.

- Ты еще не продал бухло? То, которое мы тебе отдали.

- А в чем вопрос? – Рекс наконец проснулся.

- От твоего ответа сейчас зависят жизни нескольких десятков пандаренов, мужик. Они достигают дзена через алкоголь.

Кроган прыснул:

- Ничего себе. А что, у вас ничего не осталось?

- Как бы на исходе уже, мужик. Этого не хватит, чтобы напоить всю их пандаренскую братию.

- А эту зачем притащил? – Рекс кивнул на Зарпедон. Та вспыхнула от гнева.

- У нее есть деньги, – буднично сообщил Мордекай. Тунгстина уронила челюсть:

- Ты ничего не говорил про деньги! Да, они у меня с собой, но…

- Вот и отлично. Сколько возьмешь, Рекс?

- Я не буду платить! – взвилась Зарпедон. – Я еще тогда это сказала! Мне плевать на этих чертовых панд – на что мы жить будем, ты подумал?!

- Да знаю я, на что ты потратишь свои деньги. В один прекрасный день откроем холодильник, а он набит тортиками, – парировал Мордекай. – Ничего, проживешь без тортиков. Так сколько, Рекс?

Кроган подумал.

- Тысячи зеленых будет достаточно, – наконец ответил он.

- Тысяча? Тебе не жирно будет?! – продолжила возмущаться командирша.

- Зарп, не для себя прошу, – Мордекай сложил ручки на груди. Зарпедон состроила страшную рожицу, но деньги все же отдала, матерясь под нос.

- Входите, – Рекс открыл дверь. Как только Мордекай увидел то количество бухла, что там находилось, он понял – одна Зарпедон не справится.

- Брик? – позвал он в коммуникатор. – Бери Вильгельма и бегом к Рексу. Поможете перетащить бухло в храм Ойо. Юнь-Су покажет вам дорогу. А ты, Зарп, тоже не раскисай. Тебе срочно нужно скинуть парочку кило.


После такого напряжного дня Мордекаю стоило бы отдохнуть, но он понимал, что Юнь-Су, которая ждет его в баре, не оставит его в покое. Поэтому он решил поговорить с ней об успешной операции.

Панда смирно сидела за столом и пила эль из деревянной кружки. Увидев Мордекая, она поспешила склониться в уважительном поклоне:

- Мордекай-сенсей!

- Теперь-то вы довольны? – вздохнул он устало. Юнь выскочила из-за стола и крепко его обняла:

- Спасибо огромное! Вы не представляете, как вы нам помогли! Пойдемте, пойдемте, я провожу вас!

- Может, сегодня без почестей?

Но панда его явно не слушала.

Храм мастеров Ойо оказался незначительно далеко от города. Что бросилось Мордекаю в глаза, так это фрески с его изображением в виде святого.

- Серьезно, что ли? – он едва сдерживался, чтобы не хлопнуть по лбу рукой. Юнь завела его внутрь. Мордекай так и раскрыл рот, увидев целое сборище панд. Мужской хор, стоявший у алтаря, заунывно запел:

- Еб твою мать, красотища какаааааяяяяя…

Молодые пандаренки сразу же окружили Мордекая и давай шушукаться.

- Сам Мордекай-сенсей!

- Боже, этот запах перегара… запах богов!

- Вы меня смущаете, – честно признался Мордекай.

- Единогласным решением всех послушников мастеров Ойо, – провозгласила Юнь-Су, – мы причисляем Мордекая к лику святых!

Откуда ни возьмись появились две панды, которые с исключительной осторожностью водрузили на голову Мордекая венок из веток винограда. Такое поведение потихоньку начало нравиться Мордекаю, и он лучезарно улыбнулся.

- Быть святым – не так уж и плохо, – заявил он.

После этой церемонии охотник вернулся в бар. Майя уже ждала его у себя в комнате, одетая в одну ночнушку.

- Как прошел день? – спросила она. Мордекай поцеловал ее.

- Надеюсь, я не организовал секту, – наконец сказал он. – До сих пор не понимаю, как пандарены могли додуматься до такой религии.

- Это говорит человек, который никогда не прочь выпить, – подколола его сирена. – Очень даже понятно, почему ты им помог. А может, просто не устоял перед обаянием пандаренской мордочки.

- Майя! – оскорбленно взмахнул руками Мордекай. Девушка прижалась к нему, негромко засмеявшись:

- Шучу. Знаешь… насчет нашей свадьбы. Я подумала… мы прилетели сюда, чтобы набраться каких-то знаний о местных порядках и обычаях, но сейчас… я просто рада, что ты рядом со мной. Мы можем не торопиться с этим, если захочешь. Главное, что мы вместе.

Мордекай облегченно улыбнулся:

- Да, пожалуй, ты права. Будем наслаждаться друг другом, пока есть возможность. А свадьба всегда успеется.

- Кстати, насчет «наслаждаться»… – Майя заглянула ему в глаза. Мужчина хмыкнул, поняв намек сирены, и скользнул ладонью по ее голому бедру, задирая ночнушку.

- Ты уверена, что хочешь? Просто обычно тебя к этому не особо тянет.

- Мордекай, просто, мать твою, заткнись и иди ко мне.

Охотник почти утонул в объятиях любимой. Майя как никогда была прекрасна в лунном свете – ее серые глаза поблескивали, странно светясь, синие волосы рассыпались по подушке. Она улыбалась.

Мордекай вдруг понял, что это первый раз, когда он не вспомнил про Мокси. Прогресс, надо же. Конечно, из тех нескольких ночей с Мокси он помнил, как она хорошо гнется, какие позы принимает – но совершенно не помнил, испытывал ли он рядом с ней настоящее счастье, не сравнимое с той негой после занятия любовью. Майя же таким богатым опытом не отличается, да Мордекаю это и не нужно. Хорошая жена важнее.

С такими мыслями он засыпал, сжимая в объятиях уже спящую Майю, и перед тем, как окончательно уснуть, он улыбнулся ей в синюю макушку.

====== Глава 12. Новая знакомая ======

- А где Гаррус? – поинтересовался Мордекай у сидящей за барной стойкой Зарпедон.

- На свиданку с кем-то пошел, – отмахнулась она. – Смотри, уведут твоего лучшего друга – не с кем бухать будет.

- Пфф, нашла проблему. Буду бухать с тобой – ты же тоже, оказывается, любитель выпить.

- Ты прекрасно знаешь, почему я в последнее время выпиваю, – резко ответила Тунгстина, – так что даже не думай.

- О, перестань, у нас же довольно дружеские отношения, не? И другие тебя тоже любят и уважают. Тебе не на что жаловаться!

- Кроме того, что мой бывший бойфренд – сущий ребенок? – она усмехнулась. – Ну да, не на что. Но лучше я цивилизованно выпью в компании с Гаррусом, чем до беспамятства набухаюсь с тобой.

- Ой, ой, – фыркнул Мордекай. – Ну и ладно.

Он хотел сесть за другой столик, но Зарпедон уцепилась за его рукав.

- Не обижайся, – сказала она уже гораздо мягче. – А делай выводы.

- Между прочим, я не так много пью в последнее время.

- Но слухи о тебе те еще ходят.

- Может, я вообще брошу и тебе не придется терпеть мою компанию.

- Мордекай, я не хотела…

- Кого ты обманываешь. Я же прекрасно вижу, как ты на меня смотришь, особенно когда я пью. Что ж, я не обязан нравиться всем – главное, что у меня есть любимая девушка, которая меня не осуждает за это.

- Наивная дура, – пробормотала капитанша под нос и отвернулась.

Скрипнула дверь. В помещение вошел Гаррус и ввел за собой турианку. Мордекай уставился на нее. Она довольно высокая – ростом с сородича, если не выше. На морде – боевая раскраска. Одета в привычную турианскую броню.

- Знакомьтесь, – довольно произнес Гаррус. – Это Ветра Никс, моя очень хорошая знакомая.

Турианка дружелюбно протянула руку первому попавшемуся. Это оказался Брик; он кивнул в ответ, созерцая инопланетянку. Ветра заметила Мордекая и направилась к нему.

Матерь Божья, она выше, чем он. Ненамного, но выше.

- Приятно познакомиться, – проворковала она. Ее голос слегка вибрировал, как и у всех турианцев.

- Мордекай, – представился мужчина. – Очень приятно.

Следующей в очереди на рукопожатие оказалась Зарпедон. Мордекай вдруг понял, что Гаррусу лучше побыстрее увести отсюда Ветру, иначе Тунгстина ее просто когда-нибудь изнасилует, судя по ее бешеному от возбуждения взгляду совершенно почерневших глаз.

- Кхм! Я… Я Зарпедон, – женщина начала запинаться, но со стула все-таки встала, и Мордекай не выдержал – прыснул под нос. При желании, Ветра могла бы использовать башку Зарпедон как подставку для подбородка. Она была на голову выше капитанши. – Тунгстина Зарпедон. Можно просто Зарп…

Мордекай ожидал хоть какой-то реакции на такое необычное имя, но Ветра оставалась дружелюбной и мило улыбалась – если Мордекай правильно распознал выражение ее морды. По лицам турианцев вообще трудно было распознать хоть какие-то эмоции – чаще всего только по выражению их глаз.

- Очень приятно, Зарп, – турианка чуть кланяется в ответ, и Зарпедон почти выпадает в осадок. Гаррус проводил ее к столику; Тунгстина проводила их взглядом и зашипела на ухо Мордекаю:

- Эта сучка – моя.

Мордекай подавился.

- А как же Тим? – беспомощно спросил он.

- А что – Тим? Тим свой выбор сделал, – дерзко ответила Зарпедон. – И я тоже сделала свой.

- Зарп, ты же не такая… или такая?

- Она – инопланетянка, Мордекай, – она почти пищала от восторга. – Она такая прелесть! Вот хочется обнять и не отпускать. Интересно, где Гаррус ее отрыл.

- Кстати… если собираешься забрать Ветру, у тебя будут проблемы, – проворчал охотник. – Проблема номер раз – Гаррус. Проблема номер два – Ветра наверняка предпочитает сородичей.

Зарпедон разочарованно застонала и отвернулась к барной стойке.

- Я все еще не теряю надежды на то, что у вас с Тимом все образуется, – пробормотал Мордекай. – Он очень любит тебя, и я не думаю, что ему понравится, что ты променяла его на какую-то левую турианку.

- Как будто меня это волнует.

- Тебя не волнует, что ты делаешь ему больно?

Зарпедон скрипнула зубами.

- Знаешь, Мордекай, я рискую показаться грубой, но это совершенно не твое дело.

- Не хочешь слушать совета друзей – пожалуйста. Только потом не приходи и не ной, что я был прав.

- До этого я никогда не опущусь, – огрызнулась женщина. – Доброй ночи.

Она ушла. Мордекай виновато опустил голову – видимо, он все-таки ее обидел. Какая-то часть его души, как ни странно, хотела наладить отношения с Зарпедон – черт знает почему. Но другая часть хотела остаться здесь и пообщаться с Ветрой. Нечасто он видит турианок – более того, это первая турианка, других представительниц женского пола данной расы Мордекай еще не видел. Пожав плечами, он подсел к Ветре и Гаррусу.

- Как дела, – поприветствовал он их.

- Ты – друг Гарруса? – спросила Ветра. – Он про тебя рассказывал. Говорят, что ты – гораздо лучший стрелок, чем он.

Мордекай хмыкнул:

- Годы тренировок. Я даже межгалактическое соревнование выиграл.

Глаза Ветры под визором загорелись энтузиазмом.

- Я закажу нам выпить, – Гаррус отошел. Ветра покосилась в его сторону, затем перевела взгляд на Мордекая.

- Эта женщина… она странная.

- Кто? Бриттания?

- Нет, – махнула головой турианка. – Другая. Зарпедон или как-то так. Она так на меня смотрела, как будто… брр, мне даже неуютно стало.

- Она просто ксенофилка, не обращай внимания. А еще она наша капитанша.

- То есть, она при инопланетянах всегда себя так ведет? Никого еще не спугнула?

Мордекай почувствовал нечто вроде обиды за Зарпедон. Конечно, она не блещет красотой, да и странная немного – это правда, но…

- Не надо так говорить, Ветра. Тебе надо узнать ее поближе. Она на самом деле – хорошая и порядочная женщина.

Ветра хмыкнула:

- Как скажешь. Просто предупреди ее, что если она залезет мне в трусы – останется без рук и ног.

Мордекай усмехнулся:

- Конечно, не вопрос.

Взгляд турианки переменился, став чуть лукавым.

- Я уже даже боюсь спрашивать, – вкрадчиво спросила она. – Ты одинок, Мордекай?

Охотник почувствовал, как по спине побежали мурашки.

- Прости, Ветра. Я без пяти минут женат.

- Хорошо, – кивнула она. – У меня было предчувствие. Ничего страшного.

- А ты?

- Я? Я бы не задала тебе такой вопрос, будь я занята.

- Мало ли, вдруг и среди турианок есть шлюхи. Не подумай только, что я о тебе так думаю, просто… никто же не застрахован.

Ветра пожала плечами:

- Твои опасения оправданы. Мало ли какая женщина встретится. С другой стороны, гарем никто не отменял.

Мордекай закашлялся, а Ветра довольно засмеялась.

- Шучу, – наконец сказала она. – О, а вот и Гаррус!

Вакариан поставил на стол поднос с тремя коктейлями Б-52 и сел на свободный стул.

- Ну, как тебе наш бар? – спросил он у Ветры.

- Уютно, симпатично. В других барах я видела танцующих азари, клиенты чаще всего под наркотой… а тут все цивильно.

- Даже драк не бывает, – похвастался Мордекай. Услышав позади шаги, он обернулся и увидел Зарпедон, переодевшуюся в привычную майку с Селестией и джинсы.

- Я могу присоединиться? – сухо спросила она.

- Коктейли только на троих, – пожал плечами Гаррус, – но я могу дозаказать.

- Я сама. – Зарпедон отошла к барной стойке. Ветра поежилась – ей было явно неуютно.

- Не нравится она мне, – поделилась она мнением.

- У нас уже все привыкли к ее заскокам, – буркнул Гаррус. – Мордекай рассказывал, что она вибратором пятки массирует.

Ветра захихикала, прикрыв морду трехпалой рукой.

- Ты лучше расскажи, как ты на Массере-то оказалась, – попросил Мордекай.

- Просто путешествую. Искренне надеюсь, что найду здесь работу по душе.

- Ты могла бы присоединиться к нам.

- У меня есть еще одно предложение от Сары Райдер, – подумала Ветра. – Либо к ней, либо к вам. В принципе, я могу пока поработать на вас, а там… чем черт не шутит.

- Ты остаешься? – обрадовался Гаррус. – Ну слава богу.

Вскоре вернулась Зарпедон с кружкой эля. Села она между Гаррусом и Мордекаем, теперь мрачно созерцая свое пойло.

- Плохой день? – спросил Гаррус.

- Просто ужасный, – проворчала она в ответ. – В последнее время у меня не бывает хороших дней. Хотя, это пойло меняет ситуацию.

- Тебе стоит развеяться, – предложила Ветра. – Например, попробовать выпить с кем-нибудь на спор. Или на желания сыграть.

- О, кстати, – Мордекай даже привстал со стула, – у нас на Артемиде очень любят играть на желания. Кто отказывается исполнять – выпивает кружку эля. Все в плюсе.

- А что, мне нравится, – хмыкнул Гаррус. – Бриттания, дорогуша! Турианского эля, и побольше!

- Эм… Гаррус, – попытался остановить его Мордекай. – Ладно мы трое, но Зарпедон может травануться.

- За меня не беспокойтесь, я не буду пить, – буркнула Зарпедон.

- Хм… сейчас узнаем. – Ветра покосилась на нее с долей насмешки.

- Так, – Мордекай потер руки. – Кто будет писать желания на бумажках?

- Давайте я, – предложила Майя. – Не бойтесь, у меня богатая фантазия, – ее глаза сощурились.

- О, в этом я не сомневаюсь, – усмехнулся Мордекай. – Ну, давай, жги. Явик! Будешь играть с нами?

Протеанин перевел взгляд с кружки на охотника.

- У нас в Империи азартные игры карались смертной казнью, – произнес он. – Так что – нет, спасибо.

- Игра на желания – не азартная игра, – возразила Ветра. Мордекай с долей удивления покосился на нее – она полностью игнорирует факт, что за соседним столиком сидит самый настоящий протеанин. Хотя, может, Гаррус и посвятил ее в курс дела.

- Все равно – не буду.

- Напыщенный индюк, – проворчала Зарпедон. Ветра иногда косилась на ее майку, и в ее глазах играли смешинки.

- Ты – поклонница поней? – наконец спросила она.

- Да, – с вызовом ответила Тунгстина.

- Это мультик для детей, – постарался убедить ее Гаррус. Зарпедон только отмахнулась. – Не, ну правда. Телепузиков не смотришь еще?

- Иди нахрен со своими телепузиками.

- Грубо, – оскорбленно ответил турианец.

- Зарпедон всегда такая, – фыркнул Мордекай. – Мы привыкли. Она же полковник, привыкла своих солдат шпынять.

- Я, кажется, чего-то недопонял, но ты говорил, что она капитан.

- Капитан космического судна, – отрезала Зарпедон. – А в армии дослужилась до полковника.

- Моя мама – самый смелый и упрямый человек из всех, кого я знаю, – Бриттания поставила огромную бутылку турианского эля на стол. – И имеет право на слабости.

- Под слабостями ты имеешь в виду поней?

Девушка фыркнула и ушла за барную стойку.

- Ну что, Майя, готовы желания? – спросил Мордекай. Сирена улыбнулась и показала шляпу, наполненную бумажками. – Не обязательно было мою шляпу тырить. Я ее берег специально для свадьбы.

- Потом уберем, – ответила Майя. – Играйте на здоровье.

Она села за соседний стол, к Явику, который с интересом наблюдал за проиходящим. Мордекай развернулся:

- Что ж, поехали.

Он отцепил флягу от пояса.

- На кого укажет горло – тот берет бумажку из шляпы, – напомнил охотник. – Вперед! Я кручу.

Он поставил флягу боком на стол и закрутил ее. Горло указало на Гарруса.

- Поцелуйте сидящего игрока слева, – прочел турианец. – Ну ладно.

Несколько смущенный, он коснулся мордой лба Ветры, та хихикнула в кулак. Следующий заход, и горло показало на Зарпедон.

- Черт, – ругнулась женщина и взяла бумажку. – Что? Станцевать стриптиз публично?! Какой озабоченный это придумал?!

- Твою мать, – схватилась за голову Майя, – это было для Морди задание! Прости, Тина.

- У тебя есть выбор. Ты можешь выпить эля, – напомнил Мордекай. – Пинту. Залпом. Таковы правила!

Тунгстина скрипнула зубами:

- Наливай.

Мордекай несколько разочарованно фыркнул и налил ей полную кружку эля.

- Пей до дна! Пей до дна! – глухо, чтобы не взбудоражить весь бар, скандировали Гаррус с Ветрой. Зарпедон взяла кружку, выдохнула и залпом выпила. Сделав последний глоток, она схватила воздух ртом и сдавленно произнесла:

- Закуску, срочно!

Гаррус услужливо подсунул ей огурчик. Зарпедон вытерла пот со лба, ее глаза чуть ли на лоб не лезли.

- Крепкий, пипец, – она кашлянула. – Хотя, самогон у нас получался куда крепче.

- Вы самогон гнали?

- Когда я еще рядовой была, – она улыбнулась. – Деды сварили самогон и по доброте душевной поделились с нами. Вам стоит попробовать, это просто напиток богов.

- Я пробовал, – хмыкнул Мордекай. – Ничто не сравнится с чистым медицинским спиртом, который мы таскали у медсестры.

- Хочешь сказать, у вас никто не отравлялся? – спросила Зарпедон.

- Слушай, у нас в роте подавляющее число труксиканцев было. А труксиканцы просто обожают выпивку. Правда, не спирт, а пивные напитки типа эля. Но все равно, это закалка, передающаяся из поколения в поколение…

- То есть, ты алкоголик в десятом колене? – фыркнула женщина.

- Хаха, очень смешно. Ну так, что было с самогоном вашим?

- С самогоном? Слабаки у нас в роте были, в отличие от вашей, – Тунгстина откинулась на спинку стула, ее щеки порозовели – эль начал действовать. – Я предупреждала этих долбоебов, что они с непривычки могут копыта откинуть. Итого – половина роты с отравлением валялась неделю в лазарете. Я выпила немного, поэтому все обошлось похмельем – первым в моей жизни.

- Весело у вас было в армии, – заметил Гаррус. – Ну что, играем дальше?

- Играем, – кивнула Зарпедон. Мордекай усмехнулся, понимая, что женщина уже слегка опьянела. Видимо, ее на раз-два от алкоголя выносит.

Снова крутится фляга, и снова показывает на Зарпедон.

- Эй, так нечестно! – она всплеснула руками.

- Бери бумажку, – Ветра указала на шляпу. Тунгстина вынула первую попавшуюся.

- На два хода вы – свинья, – прочла она. – Ну ладно. – Она негромко хрюкнула, чем вызвала смех обоих турианцев. Мордекай крутит флягу, и горло в этот раз показывает на него.

- Посмотрим, – он взял бумажку. – Подкатите к игроку справа самым необычным образом, – он покосился на Ветру. – Девушка, не хотите бесплатную пиццу?

- Нет, – турианка хитро покосилась на него.

- А корабль, полный бухла?

- Нет, – она смеется.

- А курс труксиканского поцелуя?

Ветра смеется громче.

- Тебе определенно нужен опыт, – выдавила она сквозь смех.

- Надо так, – встряла Зарпедон. – Девушка, хочешь, я для тебя Элпис с неба достану?

- Да не трожь ты Элпис, – всплеснул руками Мордекай.

- А тортик не хочешь? Тирамису, очень вкусный…

- Зарп, вообще-то сейчас мой ход – раз, и ты должна хрюкать – два, – оскорбленно произнес охотник. Зарпедон оглушительно хрюкнула на весь бар, чем вызвала смех уже и у Явика. – Ладно, я – ксенофил и мне нравится твой визор, го трахаться?

Ветра расхохоталась и показала большой палец:

- Спасибо, Мордекай, развеселил меня!

Гаррус довольно засмеялся. Мордекай снова закрутил флягу. Горло в очередной раз показало на Зарпедон.

- Ну ешкин кот! – она стукнула кулаком по столу. – Станцуйте медляк с игроком справа. О боже. – Она покосилась на Мордекая, который в ответ игриво шевельнул бровями. – Блин, я не хочу пить. Если я выпью еще – свалюсь и не встану.

Мордекай еще раз пошевелил бровями.

- Господи… – Зарпедон прижала руку ко лбу. – Я не хочу ему уподобляться, так что мне придется.

- Стил! – громко позвал Гаррус. – Поставь медляк!

Сирена за пультом кивнула и поставила другую песню. Мордекай встал и галантно подал руку Зарпедон; та еле выползла из-за стола, ее взгляд отяжелел и чуть расфокусировался от выпитого эля. Видимо, она не шутит и еще одна пинта приведет к тому, что она отрубится. Надо было обычный эль заказать, запоздало подумал Мордекай и обхватил правой рукой ее талию. Зарпедон молча обняла его за шею, стараясь особенно к нему не жаться.

- Ты не умеешь танцевать? – спросил Мордекай тихо, стараясь сделать так, чтобы разговор был сугубо между ними, тет-а-тет. Краем глаза он увидел, что Гаррус пригласил Ветру на танец, а Явик утянул на танцпол Майю.

- Нет, – ворчит Зарпедон. – Я в армии не танцевать училась.

- Ну, до армии.

- До армии я воспитывала Бриттанию.

- А до Бриттании?

- А до нее я не интересовалась мужчинами. Поэтому и танцевать не училась, и за собой особо не следила. Все девчонки с макияжем ходили, в юбках, на каблуках, а я – в штанах и с обычным хвостиком. И, естественно, без макияжа. Хм, – она вдруг склонила голову ему на плечо. – Теперь я понимаю, почему меня не считали симпатичной. У меня, знаешь ли, и в школе друзей было мало.

- Дай догадаюсь – все из-за твоего имени?

- У нас были идиоты, которые смеялись надо мной из-за этого, да, – она вздыхает. – Какие только клички ни придумывали. Обидные – чаще всего. Остальным было просто плевать. Ну, есть я – и есть. Серая мышь. На выпускном я стояла у стенки, в то время как остальные девчонки нашли себе пару и танцевали. Учителя уговаривали мальчишек, чтобы они хоть раз со мной потанцевали. Но, знаешь ли, это унизительно, когда с тобой танцуют из жалости. Я убежала с той вечеринки и больше на подобных вечерах не показывалась. Застолье – обожаю. Но вечеринки…

- Поэтому ты ничего не планировала на нашу с Майей свадьбу?

Зарпедон снова вздохнула:

- Да. Поэтому.

Мордекай неловко приобнял ее, стараясь подбодрить.

- И даже сейчас ты меня жалеешь, – она попыталась его оттолкнуть. – Я не нуждаюсь в жалости, Мордекай.

- Я тебя не жалею, я стараюсь поддержать. Тебе нельзя падать духом.

- С каких пор тебя это волнует? – она подняла голову.

- Потому что ты – моя подруга, – твердо ответил Мордекай. – А я никогда не бросаю друзей в беде.

- Подруга? – она даже остановилась. Мужчина улыбнулся:

- Да, подруга. Как и Андайн, как и Гаррус, как и Брик.

Зарпедон хлопнула глазами.

- Спасибо, Мордекай, – ответила она и обняла его. Охотник тепло обнял ее в ответ. – И за то, что от орков меня спас… тебе тоже спасибо. Неизвестно, что бы они со мной сделали.

- Ну, стала бы десятой женой вождя, и тебя бы периодически трахали и заставляли еду готовить во славу Слаанеш, – буркнул Мордекай.

- Давай без подробностей.

Кончилась музыка; Мордекай заглянул в лицо Зарпедон и вдруг понял, что она сейчас уснет на ходу. Она посмотрела на него в ответ, но ничего не сказала.

- Явик, – позвал мужчина. – Проводи Зарп в ее комнату.

Протеанин судорожно кивнул – видимо, его не устраивала роль проводника – и увел Зарпедон к ней в комнату. Правда, не вернулся. Решил, наверно, все-таки наладить с ней отношения.

- Продолжаем? – спросила Ветра с энтузиазмом. – А что, Зарп отрубилась?

- Ага. Пинта турианского эля – слишком много для нее.

- А хвасталась, что самогон пила, – фыркнул Гаррус. – Знаешь, мне кажется, что она тогда выпила меньше всех, потому что не смогла выпить больше. Бахвалится только. Давайте играть дальше.

====== Глава 13. Выходной ======

Следующий день прошел целиком в баре – Искатели решили взять выходной.

Из комнаты Зарпедон слышались смешки, как будто женщина смотрела комедию. Мордекай покосился на дверь и вздохнул:

- Обалдеть, она смеется.

- Я знаю, что она там делает, – довольно сообщил Явик и бесцеремонно распахнул дверь. Охотник прыснул, увидев в руках Зарпедон какой-то журнальчик – явно выпуск какой-то манги.

- Это все Альфис! – она увидела, что на нее смотрят, и начала оправдываться. – Она мне столько манги отдала, вот, смотрите! – она открыла дверь шкафа, и оттуда вывалилась просто куча подобных журнальчиков.

- Все, мы ее потеряли, – вздохнул Мордекай. – Ее уже не спасти. Пусть уж лучше бы порнопаблики закрывала.

- А вчера я видел, как она смотрела «Моих маленьких пони», – сдал ее Явик.

- Между прочим, ты смотрел вместе со мной, и не помню, чтобы ты жаловался! – Зарпедон встала с места.

- Конечно, не помнишь, память-то девичья, – фыркнул протеанин.

- Ну, знаешь…

- А потом кое-кто предложил разблокировать каналы для взрослых! – продолжил Явик. – И мы полтора часа искали пароль!

- Так вы провели вместе целый вечер? – заинтересованно спросил Мордекай. Оба покраснели, и Явик наконец пожал плечами:

- Ну да, а что?

- Он весь вечер пытался меня потрогать! – возмутилась Зарпедон. – Я, конечно, все понимаю, но, твою мать, я бы это сделала только после трех бутылок бренди, и то не факт! Турианского эля недостаточно!

- Ух ты… – Мордекай закрыл рот рукой. – А ты, оказывается, крутая баба. Я даже тебя зауважал.

- Что конкретно ты бы сделала? – удивился Явик.

- Дала до себя дотронуться, конечно же! А ты что подумал, похотливая протеанская дева?!

Охотник заткнул рот уже обеими руками, чтобы не заржать.

- Это говорит человек, который вчера предложил использовать вибратор по назначению!

- Потому что я хотела вправить тебе мозги!

- Увы, они у меня не в заднице, – покачал головой Явик. – Надо лучше было изучать анатомию в школе.

- Замолчи!

- Сама замолчи!

- Так, успокойтесь, – Мордекай разнял обоих. – Вам же обоим понравился вечер – почему вы деретесь?

- По привычке, – пожал Явик плечами. – Зарп, ты свободна сегодня вечером?

Та схватила воздух ртом от возмущения.

- Пропустим по бутылке эля, посмотрим телек, – стал убеждать ее протеанин. – Вы же, люди, обычно так проводите вечера с друзьями, я прав?

- Ты мне не друг! – она плюнула на землю. – Чтобы духу твоего не было у меня в комнате! Ясно?!

- Зарп, погоди…

Дверь захлопнулась. Явик моргнул и покосился на Мордекая.

- Что с ней? – спросил он недоуменно.

- Женщины, – развел руками охотник.

- Я знаю, – подняла руку Майя. – Знаете, в жизни каждой женщины бывают тяжелые моменты… в общем, вам не понять.

- Аааа, – Мордекай усмехнулся. – Три веселых буквы?

- Хуй? – предположил Явик.

- Да нет, грибообразный ты наш. ПМС. Хотя, ты недалек от истины.

- Это как это? – нахмурился инопланетянин.

- Когда у Зарпедон ПМС, хуй ты чего от нее добьешься.

- Звучит как афоризм, – хихикнула Майя и допила стакан эля.

- И что делать-то? – протеанин привалился к косяку. – Мне вроде как понравилось проводить с ней время, да и поней хочу посмотреть.

- Кто-то влюбился, – пропела Майя, игриво ткнув его пальцем.

- Что? Нет! Вон, пусть ухаживает за своим сопляком, – он указал в сторону скучающего Тимоти, – а я просто друг. Ну ладно, с натяжкой. К тому же, я слышал, за ней уже целый шлейф из инопланетян веется. Мол, она так добра к ним, что они за ней, как за Довакином с амулетом Мары, бегают.

- Впервые слышу, – удивился Мордекай. – Это слухи. Просто посмотрите на нее!

- Ну, по меркам человеческим, может, она отвратительна, а по инопланетным – королева красоты, – предположила Майя.

- Да-да, – подала голос Бриттания из-за прилавка. – Она еще горячая штучка, несмотря на возраст…

Гаррус захлебнулся элем и уткнулся в прилавок, вздрагивая от хохота.

- А что? Хорошо звучит, – продолжил тему Мордекай. – Тунгстина «Горячая Штучка» Зарпедон. Неплохо же!

- Скорее, «Горячая Сучка», – загоготал Вильгельм.

- По-моему, сейчас даже Красавчик Джек в гробу перевернулся от смеха, – фыркнула Майя.

- Я, между прочим, все слышу! – раздался гневный крик Зарпедон из комнаты.

- Харе ее троллить, – буркнул Тим. – Над ней и так всю жизнь ржут, а вы продолжаете портить ей жизнь.

- Разве ты не согласен? – захихикала Майя. – Я до сих пор помню тот день, когда вы там кувыркались под «Сабатон». Не помню, чтобы ты жаловался.

- Вообще-то она меня чуть не раздавила, – возмутился Лоуренс. – У меня потом несколько дней все болело!

- О? – Гаррус прислушался, даже перестав пить.

- Просто не позволяй ей быть сверху, – посоветовала Майя. – А то когда-нибудь ваши игры в наездницу закончатся плачевно.

- Не твое дело! – Лоуренс залпом выпил стакан с элем и закашлялся. – И вообще, мы уже давно не вместе, так что мне плевать. Пусть раздавит кого-нибудь другого. Вон, Явика, например.

- Меня очень трудно раздавить, – усмехнулся протеанин. – Даже если я опущусь до того, чтобы спариваться с примитивами.

Охотник закашлялся.

- Мне надо выпить, чтобы прогнать это из своей головы, – заявил он. – Бриттания, дорогуша, плеснешь эля?

- Не вопрос, – девушка стала шарить по полкам.

- Может, турианского? – предложил Гаррус. – Вчера ты так и не попробовал.

- А разве это не опасно для здоровья? – спросила Майя.

- Дело в том, что я сам не знаю, – Вакариан почесал макушку. – Вообще все, что предназначается для других рас, по умолчанию не переносится человеком. Кроганский эль – яркий пример. Человек выпьет и сожжет себе весь желудок. А Зарп с с одной пинты турианского вынесло.

- Знаете что? Я принимаю вызов, – Мордекай с готовностью выпрямился. – Бриттания, налей нам турианского!

- Мордекай, ты рискуешь, – Майя коснулась его руки.

- Женщина, я пил чистый спирт, – взмахнул руками мужчина. – Так что не переживай.

Бриттания поставила на прилавок два стакана турианского эля. Мордекай взял свой стакан, посмотрел на свет.

- Выглядит многообещающе, – оценил он. – Будем!

Они с Гаррусом чокнулись, и Мордекай выпил все до дна. Знакомое тепло заструилось по венам, и даже постоянно ноющая голова вдруг перестала болеть. Мордекай ощутил мир вокруг себя несколько ярче, как будто он протрезвел после похмелья, хотя на деле все было наоборот.

- Как ощущения? – спросил Гаррус.

- Потрясающе, – хрипло выдохнул Мордекай. – Я бы еще выпил.

Турианец помолчал.

- У тебя, наверно, стальной желудок, – наконец ответил он. – Я был уверен, что ты отрубишься или будешь валяться на полу и корчиться.

- Я слишком закален в этом плане. Меня самогоном напичкай – и я не свалюсь. По крайней мере не сразу. – Мордекай сделал жест – мол, повтори. Бриттания фыркнула:

- За экстраплату, если что. Я не могу бесплатно тебя поить.

- А где твой большой друг? – спросил Гаррус.

- Брик? Ээээ… – охотник огляделся. – Не знаю, честно. Но я уверен, что далеко он не ушел. Он может постоять за себя.

Как будто в ответ на его слова, дверь бара раскрылась, и вошел Брик. Его глаза как-то по особенному блестели, губы растягивала глупая улыбка.

- Брик, амиго! Где ты был? – Мордекай соскочил со стула и подошел к нему.

- В качалке, – пожал он плечами.

- Что-то ты зачастил, – заметил мужчина. – Ты точно качаться туда ходишь? Обычно ты не такой счастливый.

- Я знаю, в чем дело, – буркнула Зарпедон, вышедшая из своей комнаты. – Вы же уже знаете Зарю?

- При чем тут Заря! – отмахнулся Брик. – Я хожу качаться, и все!

- Наверно, я не слепая и вижу, как ты на нее смотришь, – женщина ушла к себе. Берсерк уставился ей вслед, хмурясь.

- Ревнует, что ли?

- Вопрос, кого из вас? – хихикнул Мордекай. – Ладно, тупая шутка. Просто интересно, кем надо быть, чтобы растопить сердце Брика…

- Заря тут не при чем! – повысил голос Брик. – Я пошел к себе.

- Эй, ну ладно, мы же шутим!

Он ушел. Мордекай недоуменно спросил:

- А кто такая Заря?

- Она тренер в местной качалке, – ответила Зарпедон. – Я пару раз у нее уже тренировалась. Хорошая баба. Брику – самое оно.

- Наверно, в его понятии романтика – это качаться с любимой девушкой всю ночь напролет и дарить букеты из шашлыков, – Вакариан усмехнулся. – Хотя, ты вон тоже, на звезды любишь смотреть…

- И жрешь тортики, – добавил Мордекай. – Знаешь, Гаррус, может, и у Брика есть что-то свое, сокровенное. Он чуть Зарпедон ссаной тряпкой не заколотил из-за пирожка.

- А нехрен жрать чужие пирожки, – развеселился турианец.

- Тортики, значит, – пробормотал Явик.

- Прости, что? – Мордекай посмотрел на него. Протеанин встал с места:

- Пойду испеку что-нибудь. У кого-нибудь завалялось мясо саларианца? Или турианца?

Гаррус гневно сверкнул очами.

- Видимо, нет, – вздохнул Явик. – Придется торт в местном магазине покупать.

Он вышел из бара. Гаррус хмыкнул:

- Сколько бы он ни отрицал, я уверен, что Зарп приходит к нему во влажных снах.

- Если ты продолжишь говорить на эту тему, то Зарп придет ко мне в кошмаре, и не одна, а вместе с Явиком, – возмутился охотник.

В бар вошла Ветра – она вернулась после охоты. В руках она тащила чью-то тушу.

- Удачно на оленя поохотилась, – похвасталась она. – Кстати, Мордекай – твоя птица хорошо так помогла.

- Кровокрыл? – вздрогнул мужчина.

- Да не бойся, она уже сидит у себя в клетке. Налакомилась падалью, так что кормить ее не придется.

- Ты хотя бы предупреждай, когда Кровокрыла берешь на охоту, – облегченно вздохнул охотник. – Я готов был тебя придушить.

Ветра засмеялась:

- Извини, Мордекай. В следующий раз обязательно спрошу. Просто она такая милая и ласковая… пару раз пыталась меня клюнуть, правда, но потом поняла, что это бесполезно, и даже приняла у меня пару кусков мяса из руки.

- Предательница, – беззлобно ответил Мордекай. – Все равно, это – моя птица. Заведи себе свою.

Турианка несколько обиженно посмотрела на него:

- Что, жалко, что ли?

Не глядя на Мордекая, она села у прилавка. Охотник тяжело вздохнул.

- Не нравится мне, как ты смотришь на нее, – обронила Майя.

- Перестань. Ты же знаешь, что я люблю тебя, и никто другой мне не нужен. Просто не люблю, когда на меня обижаются, особенно те люди, которые без моего ведома ходят с моей птичкой на охоту.

- А если бы ее одолжила я?

- Ты – другое дело, – усмехнулся Мордекай. – Я бы тебя наказал за это…

- Хм? – сирена игриво посмотрела на него.

- Жестоко наказал, – голос мужчины охрип от желания.

- В угол бы поставил, да? Отшлепал? – она захихикала. – Я уже слишком большая для таких наказаний.

- Давайте на эту тему потише, – шикнула на них Бриттания.

- Они обручены, имеют право, – возразил Гаррус. Мордекай потрепал Майю по щеке и поцеловал в нос. Девушка растаяла от его прикосновений. – А ты ханжой выросла, вся в мать.

- Ой-ой, – обиделась Бриттания. – Больше не будет тебе бесплатного алкоголя, если будешь выступать.

- Мне кажется, твоя мамочка раньше выйдет замуж, чем ты, – фыркнул Мордекай.

- Еще один!

- А что? – фыркнула Ветра. – С ее пристрастием к инопланетным формам жизни… Вообще, советую вам – увезите ее отсюда. Неважно куда. На Массере на самом деле мало людей, в основном переселенцы с Нирна и других планет.

- Ветра, ты так говоришь, как будто это болезнь.

- Вообще-то ксенофилия признана сексуальным отклонением, – ответила турианка серьезно. – Ну, не среди инопланетян, а среди людей. Что-то сродни фетишизму. Скажите – она же еще и до приезда на Массер клеилась к не-людям?

- Наблюдатель – яркий пример, – захихикал под нос Мордекай. – Хотя, это всего лишь слухи. Наблюдатель – это эридианец, если что. Или эридианка.

- Эридианцы? Я что-то слышала о них, – заинтересовалась Ветра. – Они же еще Хранилища после себя оставили, верно?

- Да, – удивленно ответил Мордекай. – Ты много знаешь об этом?

- Нет, немного. Только по слухам. Все-таки я по всей Галактике путешествовала, – инопланетянка отпила из кружки и перевела взгляд на Мордекая.

- Мы – Искатели Хранилища, – признался мужчина.

- Серьезно?! – турианка аж подскочила на месте. – Вот это да! Получается, вы уже открывали их?

- Да. И, скажу честно, – зрелище не из приятных.

- Я слышала, там куча пушек и бабок, – Ветра придвинулась к нему, заинтересованная.

- Брехня. Когда мы открывали Хранилище, там ни черта не было, кроме комка тентаклей, называвшимся Разрушителем.

- Знаете, я слышала о том, что происходило на Нирне, когда Алдуин вернулся, – Ветра была наполнена энтузиазмом. – Как думаешь, Мордекай, это не могло произойти из-за того, что на Нирне – а точнее, в Скайриме – существует Хранилище, а Алдуин – его страж? Ну, кто-то по незнанию открыл Хранилище, а Алдуин сожрал этих несчастных и полетел жрать остальных?

- Это надо у Довакина спрашивать, – пожал плечами Мордекай. – Но вообще, извини, Ветра, идея бредовая. Откуда эридианцы могли возникнуть на Нирне? И почему в истории Тамриэля о них не написано ни слова? Исходя из книг, первыми были эльнофеи, а не эридианцы.

- А как ты думаешь, откуда известно, что первыми были именно эльфы? Кто-то должен был за ними следить и записывать, верно?

- Просто история эльнофей передавалась из поколения в поколение, – не согласился Мордекай. – Вон, высшие эльфы будь здоров как гордятся за своих предков.

- Я уверена, что они не знают и половины из истории, а взяли один спорный факт – что первыми жителями Тамриэля были эльфы. Вот они и уцепились за это и считают себя высшими. Все равно – а вдруг? Вдруг на Нирне есть Хранилища, как и на Пандоре, как и на Прометее?

- Ты была в нашей солнечной системе? – удивился охотник.

- Я была почти везде, – Ветра прищурилась. – Не была конкретно на этих планетах, но на Эден-5 точно побывала. Довольно мирная планета. Скажи – на Пандоре так же?

- Даже боюсь тебя разочаровывать. У нас 99 процентов населения – психи да бандиты.

- Благодатная почва для наемников, я так понимаю, – Ветра снова отпила из кружки. – Даже странно, почему меня не посылали туда.

- Ты наемница?

- Где как. Некоторое время просто путешествовала, некоторое время наемничала. Все средства хороши для того, чтобы выжить.

- Зарпедон бы с тобой не согласилась. Она отличается любовью к самопожертвованию.

- Ну, иногда отдать свою жизнь – это единственный выход, – пожала Ветра плечами. – Но мы отошли от темы. Есть же гипотетически шанс того, что Алдуин – это страж Хранилища.

- Он бы тогда не был банальным драконом.

- Банальным? Мордекай, это – Пожиратель Миров! Это – сын Акатоша, пусть я и не верю в подобных богов. Почему нет?

- Потому что Нирн ВЕСЬМА далеко от того места, где обитали эридианцы. По сути – на другой стороне Галактики. Откуда им взяться на Нирне?

- У эридианцев же были супер-пупер технологии. Возможно, они могли пересечь всю Галактику на космическом корабле, чтобы колонизировать Нирн.

- Тогда бы осталось хоть что-то, свидетельствующее об их присутствии. Эридианские постройки, оружие, залежи эридия, в конце концов.

- Иридий? – Ветра приоткрыла рот.

- Не иридий, а эридий.

- Это одно и то же название, – возразила турианка. – Залежи иридия присутствуют не только на Пандоре и где-то там еще. Иридием богаты многие планеты в Галактике.

- Ух ты… – пробормотал Мордекай. – Красавчик Джек на этом не одно состояние бы сколотил, если бы узнал. У нас эридий считается ценным и редким минералом.

- Не зря мы убили Джека, – подала голос Зарпедон, вышедшая из комнаты. – Подумать только, что бы он сотворил со всей Галактикой. Высосал бы эридий отовсюду, как комар. Тогда бы зарядить ключ от Хранилища заняло бы гораздо меньше времени.

- Ты имеешь в виду Хранилище Воина? – спросил Мордекай. Женщина кивнула. И вдруг Ветра хватается за голову:

- Я совсем забыла о одной вещи, которое в корне меняет дело и может подтвердить мою теорию.

- Какой? – спросил охотник.

- Жнецы. Они раз в несколько тысяч лет уничтожают все органическое в Галактике. Возможно, исчезновение эридианцев можно объяснить именно этим. И боги с Акатошем тут не при чем.

- А Партурнакс? Он же брат Алдуина и говорит, что он – тоже сын Акатоша. По крайней мере, так говорила Довакин, – Мордекай чувствовал, что его уверенность в собственных словах начинает испаряться.

- Возможно, Акатош и существовал. Но чисто как дракон.

- Кто-то является атеистом, – фыркнула Зарпедон.

- Кто-то является ксенофилкой, – парировала турианка. – Это правда, что я не верю в богов и могу объяснить все с научной точки зрения. Но чем дальше я живу, тем больше я убеждаюсь в правдивости своего мировоззрения.

- Разве это не является гордыней с точки зрения Библии? – спросил Мордекай. – Не то чтобы я набожный человек, но я верю, что мир появился не просто так. Кто-то его создал. Должна быть какая-то точка отсчета, и это явно не Большой взрыв. По чьему желанию он свершился?

- Так мы от моей ксенофилии перешли к вопросу религии, – усмехнулась Зарпедон.

- Ты-то во что веришь?

- В судьбу, – пожала она плечами. – И в то, что Бог каждому предначертал свою судьбу. И ты от нее не отвертишься. Вот моя судьба была – защищать Вселенную.

- То есть, ты веришь в Бога.

- Ну… да, – она развела руками. – Только не надо меня в религиозные дебаты втягивать.

- А никто и не втягивает, – Ветра почесала макушку. – Я вообще не хотела поднимать этот вопрос. Ты же первая сказала про атеистов. Причем так, как будто это великий грех.

- Я не это имела в виду, – возразила Зарпедон. – Я уважаю последователей всех религий. Каждый верит в то, во что считает целесообразным верить. Пусть даже макаронному монстру поклоняются. Это глупо – укорять кого-то за то, что он верит не в того Бога. Или вообще в никого не верит. Это их дело.

- Не все так думают, – возразила Ветра. – Кто-то говорил про гордыню, а, Мордекай?

- Я не говорил, что это плохо, Ветра, – нахмурился охотник в ответ. – И вообще, давайте закроем эту тему. Зарп дело говорит – каждый верит чему хочет и в кого хочет. Я просто говорю про то, что, возможно, Акатош являлся чем-то божественным.

- Ага. Как Талос, – фыркнула турианка. – Или сирены. Кстати, у нас в баре их целых две штуки, и одна – твоя невеста.

- Это правда, что Майю превозносили как богиню, – подумал Мордекай. – Но она же не являлась таковой на самом деле.

- Вот именно. Мое мнение, что у Акатоша тоже были какие-то особенные способности и умения, поэтому его считали богом. У Талоса были Крики – и его тоже посчитали богом. Не удивлюсь, если и твою Довакиншу тоже в будущем возведут в ранг богов.

- Меня пандарены к лику святых причислили, – фыркнул Мордекай. – Я всего-то вернул в храм Ойо несколько тонн бухла.

Ветра засмеялась:

- Вот это да! Истинные суперспособности!

- Я слышала, что они переименовали храм в «Храм святого Мордекая Чудотворца», – Зарпедон не выдержала и захихикала. Ветра захохотала, закрыв морду руками.

- По крайней мере, это звучит лучше, чем «Храм святой девы Тунгстины», – парировал Мордекай. Ветра засмеялась еще громче, до слез – уже вместе с Гаррусом, который до сего момента хранил молчание.

- Да хватит ржать-то, – обиделась Зарпедон.

- У нас в баре прямо целый пантеон, – выдавил Гаррус сквозь смех. – Я стану знаменитым…

- Как человек, побывавший в шкуре бога, – встряла Майя, – скажу честно: быть богиней – отстой. Мной людей пугали.

- Не волнуйся, если бы богиней была Зарпедон, то это было бы вполне оправданно, – Мордекай тоже начал утирать слезы.

- Ну вас к черту. Дочурка, плесни мне водички. Башка болит. – Зарпедон уселась напротив прилавка и оперлась лбом на руку.

- Зарп, – это подошел Тимоти. Решил, видимо, в очередной раз предпринять попытку примирения. – Я могу чем-нибудь тебе помочь?

Она устало посмотрела на него:

- Если у тебя есть что-то от похмелья – можешь.

Мордекай дернул бровями. Надо же, она заговорила с ним спустя столько времени. Либо Тунгстине настолько хреново, что у нее нету сил даже на ругательства.

- Нету, – вздохнул он.

- Тогда отвали и не порть мне день.

- Он и так испорчен похмельем. – Тим повернул голову к Бриттании. – Извини меня, Брит. Я много наговорил про тебя твоей матери, но это было не всерьез, а сгоряча. Я на самом деле не думаю, что ты – отпетая шлюха. Ты делаешь большую работу здесь, и я уважаю тебя не меньше, чем твою мать.

Девушка приподняла брови.

- Ну ладно, – она улыбнулась. – Я не обижаюсь. Мало ли что ты мог сгоряча сказать – мы в таких ситуациях себя не контролируем.

Зарпедон перевела взгляд с дочери на Тима.

- Но это не значит, что я начну отдавать тебе алкоголь бесплатно, – тотчас прищурилась Бриттания.

- Я просто извинился, – ответил Тим. – Я подумал, что в этой ситуации целесообразнее было извиниться не перед Тунгстиной, а перед тобой. Мне стыдно, что я за глаза наговорил о тебе столько плохого – и зря.

- Неужели допер, – проворчала Зарпедон-старшая и выпила воды. – Холодная…

- Я, пожалуй, пойду, прошвырнусь по окрестностям. Подышу свежим воздухом. А то и у меня башка начинает болеть от духоты, – Тимоти ушел. Зарпедон сверлила взглядом полупустой стакан, наблюдая за тем, как преломляется свет софитов в его гранях.

- Черт, – пробормотала она. – Теперь я обязана его простить. Сначала он пытался вступить с орочьим вождем в драку, теперь – это…

- Кто-то жаловался на то, что он – ребенок, – подначил ее Мордекай.

- Я больше не могу, – она покачала головой. – Бессмысленно притворяться. Я уже который день мучаюсь от собственного упрямства. Но после всего, что он для меня сделал… Я думаю, что Тимоти наконец-то вырос и начал вести себя как настоящий мужчина.

Мордекай не мог не согласиться с ней. Тимоти и вправду изменился за эту поездку – заматерел, его скулы заострились, лицо обросло щетиной, а характер чуть отяжелел и перестал быть таким беспечным. Лоуренс стал другим, и его поступки в последнее время вызывали у Мордекая чувство уважения к нему. Был ли алкоголь причиной такой перемены, охотник не знал. Или разрыв с Зарпедон ударил по нему сильнее, чем Мордекай мог бы себе это представить.

- Тогда, может, пойдешь за ним? Свежий воздух и тебе не помешает.

- Нет, – покачала головой Тунгстина. – Мне стоит выбрать нужный момент для примирения. Чтобы он оказал на нас обоих благодатный эффект. Тимоти сейчас нужно побыть одному, да и мне надо переварить то, что сейчас произошло. По крайней мере, я больше на него не злюсь.

- А зачем тянуть-то?

- Ожидание праздника лучше, чем сам праздник, – философски протянула Бриттания.

- Женщины, – тяжело вздохнул Мордекай и хлопнул ладонью по лбу.

- Кстати, насчет Хранилищ, – подал голос Явик. – Теория со Жнецами не имеет право на существование по одной просто причине. Протеане были единственной расой в Галактике на тот момент. Помимо примитивов. И никаких эридианцев я не припомню.

- А до протеан? – хитро спросила Ветра. – Мордекай, вот ты кажешься человеком, который хорошо знает историю. Скажи – в какой временной отрезок существовали эридианцы?

- По-моему, гораздо позже, чем протеане, – покачал головой охотник. Ветра расстроилась:

- А какая могла быть сенсация.

- Никто не отменял того факта, что Жнецы могли прилететь еще раз.

- Они вторгаются в Галактику строго раз в 50000 лет, – ответила Ветра. – Никакого шанса, что Жнецы могли прилететь позже. Последнее вторжение, как я поняла, исключается из причин исчезнования эридианцев. Все закончилось слишком недавно.

- Вообще-то у нас на Пандоре несколько иное летоисчисление, – возразил Мордекай. – Так что, гипотетически это возможно. На Нирне – так вообще какая-то своя система.

- В любом случае, я ничего об эридианцах не знаю, – открестился Явик. – Я просто выложил факты. Думайте сами.

- А может, вы просто не знали, что где-то, в какой-то системе существовала гораздо более разумная раса, чем вы, – подколола его Ветра. – Вы же не всю Галактику оккупировали?

- Большинство, – хмыкнул Явик. – Это была Империя.

- Что-то как-то жирно – Империя размером с Галактику, – съязвил Мордекай. – В общем, нам нужен гуру истории – не знаете, где такого найти?

- Если ты интересуешься конкретно протеанами, – встрял Гаррус, – то Лиара может помочь. Она – азари, блестящий ученый. Может, она что-то и об эридианцах знает. Если фактов, которые мы соберем, будет достаточно, то мы можем полететь на Нирн и искать Хранилище там. Пока это не более, чем гипотеза. Даже мне идея кажется слегка… бредовой.

Ветра обиженно фыркнула:

- Ну, как хотите.

- Ты основываешься на слухах и сомнительных фактах, – ответил Мордекай. – Учитывая, что наш мир кардинально отличается от вашего, я думаю, что все совпадения случайны и Хранилища на Нирне не существует. Прости, амиго.

- Ну слава богам, – облегченно вздохнул Явик. – Я-то уж подумал, что нам придется контактировать с этой весьма надоедливой азари.

- Надоедливой?

- Она меня достала, – ответил протеанин. – Она, видите ли, посвятила всю свою жизнь исследованиям протеанской цивилизации. Разумеется, она меня доставала по всем вопросам. Даже заставила меня вместе с ней книгу писать.

- Они цапались, – довольно сообщил Гаррус. Мордекай приподнял бровь:

- Ну надо же. И Лиара так же разносила комнату, как Зарпедень в свое время?

- Нет. Она плакала.

- И тебе все равно?

- Абсолютно, – пожал плечами Явик. – Если человек не желает принимать правду – что я могу сделать? Абсолютно ничего.

- А что за правда?

- Что азари поклоняются протеанам. Точнее, богам, которыми они считают протеан. Ну, не то чтобы считают… в общем, их боги – это протеане, и когда Лиара узнала об этом, она была… в бешенстве. Она считала, что я обманываю ее. Но ведь она видела все собственными глазами.

- И опять мы вернулись к вопросам религии, – фыркнула Ветра. – Тебя еще Чудотворцем не называют?

- Я скорее голос своей цивилизации, но никак не чудотворец.

- Нееплохо бы звучало, – фыркнул Мордекай.

- Все лучше, чем «святая дева Тунгстина», – Ветра вновь уткнулась в локоть, хихикая.

- Тунгстина Благословенная, – Мордекай закрыл лицо руками, краснея от сдерживаемого смеха, и тотчас получил оглушительный подзатыльник от Зарпедон.

- Сейчас дошутишься, – проворчала она с угрозой.

- Хватит уже, может, руки распускать? У меня уже голова звенит, – пожаловался Мордекай.

- Тогда хватит ржать над моим именем. Честное слово, уже даже чаще, чем Джек в свое время! Имейте совесть!

- Это не я начал, а Ветра, – возмутился охотник, – вот ее и бей!

- Только попробуй, – оскалилась турианка. – Сиськи по локоть оторву.

- Если там есть, что отрывать, – не выдержал и пошутил Мордекай еще раз. Зарпедон щелкнула шеей и встала из-за стола, засучивая рукава. – Мадре де диос… СПАСИТЕ!!!

Явик среагировал быстро – довольно мощная кинетическая волна откинула Зарпедон к дверям бара. Женщина вскочила на ноги, сжимая кулаки:

- Ах ты гриб прямоходящий!

С криком она накинулась на него подобно пантере и начала колотить по башке кулаком. Явик только смеялся:

- Боже, она думает, что сможет пробить хитин. Женщина, не старайся!

Зарпедон остановилась.

- Так ты еще и ржешь надо мной, тролль, – прошипела она. – Кем бы ни была эта Лиара, я очень сильно ей сочувствую.

- Ты что, уходишь?

- Иди к черту, – плюнула она, – охота об тебя мараться.

- Эй, да ладно тебе, погоди… да постой ты! – Явик попытался ее задержать, но она отскочила от его протянутой руки, как ошпаренная.

- Не трогай меня, – она злобно взглянула на него.

- Слушай, я понимаю, что у тебя сейчас эти дни, но не стоит на меня их вываливать…

- ЧТО!? – Зарпедон развернулась к Мордекаю. – Я тебя придушу, Мордекай, честное слово! Какого черта ты меня позоришь?! Что я тебе сделала?

- Просто ты и вправду… раздражительная в последнее время, – оправдывался охотник.

- Я раздражаюсь, потому что такие тупые люди, как ты, плюют мне в душу! Особенно этот зеленый ублюдок! – она ткнула пальцем в Явика. – Да, я напилась вчера настолько, что посмотрела с ним поней, и я ненавижу себя за это! Господи… – она сжала голову руками. – Кто бы знал, как СИЛЬНО я жалею о том, что полетела с вами!

- Зарп, ты чего? – Мордекай даже шаг назад сделал.

- И более того, – продолжила Зарпедон гневно, – я жалею, что вообще связалась с вами. Стоило убить Джека в одиночку, а не вовлекать вас… господи, какая же я дура.

Она хотела сказать что-то еще, но только отмахнулась и ушла к себе, чуть не врезавшись головой в дверной косяк. Мордекай ощутил наплыв обиды. Они столько для нее сделали, а она наорала на них, оскорбила и считает, что она права!

- И это после того, как мы выдернули ее из лап орков, – проворчал он вслух. – Никакой благодарности.

Явик почесал макушку.

- Нда, не стоило мне вообще влезать, – пробормотал он. – Либо я действительно перегнул палку, либо она истеричка хуже Лиары.

- Учитывая, что обычно она ворчит или молчит, то тут скорее ты виноват, Явик.

- Только не просите меня извиниться. Это ниже моего достоинства.

- Тебя никто не просит, Явик. Наоборот, держись от нее подальше. Это лучшее, что ты сможешь сделать.

- Я никогда не думала, что она так к нам относится, – пробормотала Афина и покачала головой. – Надо будет найти нового капитана.

- Чего?

- Я серьезно. Зачем ее мучать? Отправим на Нирн, пусть отдыхает. А капитаном, кстати, вполне можешь стать ты. Или Шепард, если согласится.

- Я? – Мордекай подавился. – Нет-нет, не просите. Лучше уж Явик.

- Может, подождать, когда она остынет, а уже потом обсуждать вопрос смены капитана? – Явик сложил руки на груди. – Я уже заметил, что примитивы отличаются крактовременной вспыльчивостью.

- Может, хватит называть нас «примитивами», Явик?

- В моем цикле вы были обезьянами, – возмутился протеанин. – Я молчу про остальные расы. Так что проявите хотя бы немножко уважения к старшим.

Молчание повисло в баре.

- Я все-таки извинюсь, – Явик ушел. Мордекай проводил его взглядом:

- Он самоубийца.

- Если подумать, Мордекай, ты тоже виноват, – встряла Ветра.

- Но ты смеялась, – пожал он плечами.

- Иди, послушай, что там творится. Может, Явика уже пора ногами вперед оттуда выносить?

Мордекай подошел к двери и прислушался. Там на удивление было тихо. Явик что-то говорил спокойно, даже, как показалось охотнику, мягко – насколько способны протеане; Зарпедон тоже отвечала тихо. Кажется, все было мирно.

- У вас все в порядке? – не выдержал он. Пауза.

- Подслушивать нехорошо, – услышал он голос Явика. – Ну заходи, раз так интересно.

Мордекай приоткрыл дверь и так и замер в проходе, увидев, как протеанин держит Зарпедон за руки. Женщина сидела совершенно убитая, с закрытыми глазами.

- Это тактильная терапия, – поспешил заверить Явик. – Я посредством прикосновения могу вызвать в любом разумном существе приятные воспоминания и заставить его вновь пережить их – и умственно, и физически. Естественно, это иллюзия, но это помогает.

- Не знал, что протеане и так умеют, – удивился охотник. – А я-то подумал…

- Я мог бы коснуться любой части тела, – фыркнул Явик. – Но схватить ее за задницу гордость не позволяет.

- Протеанский юмор, – Мордекай негромко хихикнул. – И как? Думаешь, поможет?

- У нее нервный срыв. Надо срочно лечить.

- А ничего, что мы ее при ней же обсуждаем?

- Она сейчас не в этом измерении, – покачал головой инопланетянин.

- Все-таки ты не такой эгоист, каким кажешься.

- Путешествия с Шепард под боком меня кое-чему научили, – ответил Явик. – Я всю жизнь прожил в войне, и теперь хочу узнать, каково это – жить в мире. Ради этого можно иногда и… смягчиться.

- Но твой характер уже ничто не изменит.

Протеанин приподнял уголки губ:

- Что верно, то верно.

- Слушай, мне даже интересно… – Мордекай присел рядом. – А ты можешь вызвать какие-нибудь образы в голове другого человека? Не его воспоминания, а например… передавать свои мысли через прикосновение?

- Игры с чужим разумом – это опасно, – возразил Явик. – Если ты хочешь испытать это на Зарпедон, сразу говорю – нет.

- То есть, ты можешь.

- Гипотетически – да. Так я передавал Шепард свои воспоминания о войне со Жнецами, и так же я мог узнать ее страхи и опасения, надежды и мечты. Но я не стал этого делать. Я уважаю личное пространство.

- И это говорит существо, которое очень хочет кого-нибудь потрогать.

- Вообще-то это ритуал знакомства, – обиделся протеанин. – К тому же, одно дело – прижиматься к человеку всем телом, другое дело – прочесть чьи-то личные мысли и узнать его самые сокровенные и грязные тайны.

Мордекай вдруг расплылся в улыбке.

- Получается, при желании ты можешь возбудить одним прикосновением, Явик?

- Я этим не пользуюсь, – открестился тот.

- Но ты можешь?

- Могу, но меня это не интересует. Протеанам несвойственна горячность, если ты про это. И на отношения-то особо времени не было. И меня это тоже не интересует, как и те ненормальные комиксы, которые она читает. Пони, соглашусь, прикольные. А это…

Явик не договорил. Рука Зарпедон сжалась на его горле:

- Ты что со мной делал, недоумок?!

- Беги, Явик, беги! – Мордекай кинулся к двери. Но убежать не успел – очередной биотический импульс отшвырнул Зарпедон от Явика и впечатал прямо в Мордекая. Охотник свалился вместе с потерявшей сознание женщиной на пол.

- Когда ты уже перестанешь поднимать на нее руку? – зашипел он, выползая из-под тела Зарпедон. Явик спокойно пожал плечами:

- Когда она научится уважать меня и перестанет тянуть ко мне свои грязные руки. Тем более, я ее и пальцем не тронул – это была самозащита.

Зарпедон тем временем пришла в себя и потихоньку вставала на ноги. С ненавистью взглянув на протеанина, она прошипела:

- Убирайся.

Явик помедлил – на его лице появилось несвойственное ему выражение нерешительности.

- Пошел вон! – повысила она голос. – И больше не появляйся в этом баре!

- Я всего лишь защищался, – спокойно ответил инопланетянин.

- Вон!

Явик встал и вышел из комнаты. Зарпедон метнула что-то в стену – оно разбилось, оказавшись пустым пузырьком из-под скумы – и села на кровать, сверля пол красными от гнева глазами. Она осталась в таком положении и сидела так, пока Мордекай не выдержал напряжения и вышел из комнаты.

====== Глава 14. Тортик для капитана ======

- То есть, ты думаешь, что стоит? Она не обидится?

- Она ясно дала понять, что мы ей нахрен не сдались, – мрачно ответил Мордекай. – Но я не знаю, кому из нас можно доверить нас вести. Роланда с Лилит дергать как-то не особо хочется. Я-то тем более на эту роль не подхожу.

Майя покачала головой:

- Один выход. Уговаривай ее, чтобы она вернулась к нам. Сидит в своей комнате и «Сабатон» слушает – нельзя же так вечно дуться на всех!

- Да почему я-то?

- Потому что ты, по сути, и виноват, – заметил Тимоти. – Троллишь ее больше всех именно ты – даже не Явик. А также ты отличаешься исключительным равнодушием по отношению к ней.

- Что мешает ей высадить нас с Майей и вернуться на Нирн?

- Я тебе дам – высадить! – сирена надулась. – Не стоит осложнять с ней отношения. Ты что, уже позабыл, что она пыталась разнести Элпис в щепки?

- При чем тут я?

- А при том, что она это делала из отчаяния и одиночества, – поддержала Майю Афина. – А сейчас ты доводишь ее ровно до такого же затворнического состояния.

Мордекай отмахнулся:

- Ну вас с вашей женской солидарностью. Явик! Ты умеешь водить космический корабль?

- На что вам Фелисити? – апатично откликнулся протеанин.

- Может, Шепард попросить? – подумал Мордекай.

- Она на пенсии, навряд ли согласится, – покачал головой Гаррус. Явик подумал и согласно кивнул:

- Нда, после всего этого она еще долго оправляться будет. Получается, альтернативу Зарпедон мы так и не найдем?

- Зачем искать? – подала голос Джейни – она пришла на общее обсуждение и теперь тусовалась рядом с Афиной. – Судя по тому, как вяло вы пытаетесь договориться, смена капитана вам не очень-то выгодна.

- Привыкли мы к ней, – неохотно заметила Афина. – Она, конечно, со своими странностями, но она действительно ничего плохого нам не сделала. Ну… вам. Нам – мало. Относительно. В общем, это все в прошлом.

В проеме, ведущем на борт корабля, появилась Зарпедон. События последних дней как будто состарили ее лет на десять.

- Вы что тут собрались? – мрачно спросила она.

- Возвращайся к нам, – выпалила Майя. – Ты сама не своя, нас это пугает.

Желваки заходили на лице командирши. Ничего не ответив, Зарпедон направилась было в свою личную каюту, но Мордекай, не выдержав, загородил ей дорогу.

- Зарп, правда, извини, – заговорил он, – мы вели себя по-свински.

- Отойди, а.

- Нет.

Во взгляде Зарпедон появилась беспомощность.

- Я спать хочу, – неуверенно сказала она. – А в баре музыка спать не дает. Пропустите, а?

- Только после обнимашек! – Майя кинулась ей на шею. – Эй, люди, помогаем!

Мордекай только моргнул, наблюдая за тем, как вся команда – взрослые, на секундочку, люди – совершенно по-детски виснет на шее Зарпедон. На лице Тунгстины отобразилась куча положительных эмоций сразу – и удивление, и радость, и облегчение.

- Я, э… спасибо, – наконец сказала она. – Идите, идите на свои места.

Однако ее взгляд сразу помрачнел, когда она увидела стоящих в сторонке Явика и Мордекая. Охотник ткнул протеанина в бок – мол, иди, обними. Явик закатил глаза к потолку и, подойдя довольно мелкими шажками, неловко обнял ее. Зарпедон почти сразу же оттолкнула его:

- Не липни.

Мордекай шагнул к ней и распахнул руки. Зарпедон покосилась на него.

- Ладно, ладно, я все поняла, – она подняла руки. – Я не злюсь на вас, ясно? Все, идите, дайте мне отдохнуть.

Она ушла к себе. Мордекай с Явиком переглянулись.

- Тортик?

- Тортик.

Оба молча направились на кухню к Папирусу.

Скелет находился в шикарном расположении духа (хотя, он такой постоянно, энергии в нем не занимать. И спать не надо, с завистью подумал Мордекай).

- Че как, дружище? – поприветствовал Папируса охотник. Реакцию Явика на живой скелет стоило видеть – смешение распахнутых от удивления глаз (напомню, их четыре штуки) с рожей кирпичом.

- Вообще-то здесь кухня! А ну быстро одевайте бахилы! И шапочки – вон там! – Папирус показал на полки.

- Неплохой у вас корабль, – заметил протеанин, оглядываясь. – Хотя, «Нормандия» выглядела гораздо приличнее.

- Что круче – Альянс или какая-то засранная корпорация «Даль»? – Мордекай покосился на него. – Папс, дорогуша, ты не научишь нас готовить шоколадный торт?

- Ух ты, а с чего так? – Скелет тихо хихикнул.

- Чтобы поднять нашему командиру боевой дух, – ответил охотник.

- Мне нечего возразить, – добавил Явик, – хотя раньше моя точка зрения по этом поводу была диаметрально противоположной. Личные чувства на войне отодвигались на задний план. Но, видимо, к женщинам-командирам это не относится.

- Неужели ты не знаешь старую воинскую поговорку, Явик? «Хороший солдат – сытый солдат». Он и работает в этом случае продуктивнее.

- Хороший солдат – это сильный и готовый ко всему солдат, – не согласился протеанин.

- Только, если у тебя во время битвы будет бурчать в животе, это будет отвлекать.

- Успокойтесь, ребята, давайте жить дружно, – встрял в спор Папирус. – Кого учить надо?

Мордекай и Явик покосились друг на друга и почти одновременно ткнули друг в друга пальцами.

- Ясно, обоих, – сделал умозаключение скелет. – Месите тесто, умники.

- Тесто? Эм… – Мордекай почесал макушку. Явик с видом превосходства направился к столу:

- Эх вы, примитивы, ничего не умеете, всему вас учить надо! – Пауза. – А что делать-то надо?

Папирус рассмеялся, глядя на растерянных мужчин:

- Ладно, так и быть, помогу я вам с тортиком.

На кухне стало жарко. Мордекай скинул свою накидку и жилет, а Явик – и вовсе верхнюю часть брони (стоит упомянуть, что в броне он ходит постоянно, даже спит в ней). Охотник мало обращал на него внимания – только когда от дверей кухни раздался смешок.

- О, Зарп, ты еще не спишь? – приветливо сказал он и поднял брови, увидев прямо-таки хищный оскал на ее лице. Вначале он подумал, что это из-за тортика, а потом он увидел, куда направлен ее взгляд. На спину Явика. На которой, едва колыхаясь, аккуратно лежали полупрозрачные парные крылышки, как у стрекозы. Они были совсем маленькие, как будто недоразвитые.

Мордекай не выдержал и сам хихикнул под нос.

- Обалдеть! – почти на всю кухню заговорила Зарпедон, не скрывая злорадства. – А кто-то говорил о том, что мы недоразвитые! Я уверена, многие хотели бы попробовать протеанские крылышки табака…

Явик не отвлекся от работы, но крылышки на его спине возмущенно затрепыхались, чем вызвали новые смешки со стороны Мордекая и Зарпедон. Откуда-то из-под пластин на его спине вдруг, как парашют, распустились новые крылья – они были тоже полупрозрачные, но гораздо больше и как у бабочки.

- Обалдеть! – снова взмахивает руками Зарпедон. – К нам на кухню прилетела протеанская фея!

Явик не выдержал, со злости ударил кулаком по столу и ушел, оттолкнув Зарпедон по пути. Командирше было весело; наконец-то она нашла слабину у Явика и, видимо, будет давить на нее постоянно. Столько ярко выраженного злорадства на ее лице Мордекай еще никогда не видел.

- Зачем ты так? – спросил он.

- То есть, как он обращается с нами, тебя устраивает? – она взглянула на него с затаенной злостью.

- Не думаю, что нам стоит портить с ним отношения.

- Никто и не собирается, – пожала плечами Зарпедон. Улыбка снова появилась на ее лице – даже щеки раскраснелись. – Просто он будет знать, что не такой идеальный, мать его. И не будет упрекать нас в нашей «примитивности».

- Женщина, крылья – не повод для насмешек.

- Ты не понимаешь, Мордекай! Это поставит его на место! Кстати… что вы готовите? – она потянула воздух носом.

- Эм… тортик, специально для тебя, – охотник смущенно улыбнулся. – Шоколадный, не переживай. Ноль процентов клубники.

- Как – ноль процентов?! – раздался с кухни голос Папируса. – Я думал, что надо добавить, чтобы вкуснее было…

- Скажи, что ты еще не добавил, Папирус. Пожалуйста, – Мордекай сделал шаг в сторону от уже стремительно краснеющей от гнева Зарпедон.

- Окей, не буду, – согласился Папирус. Мужчина облегченно вздохнул.

- Не злишься на нас? – спросил он.

- Нет, – Тунгстина пожала плечами. – Явик немного поднял настроение. Да еще и Тимоти зашел, мы сейчас с ним смотрим понях.

- Что? – Мордекай моргнул. – Так вы помирились?

- Да, – неуверенно протянула она. – Наверно. Я не хочу больше злиться на него, и в то же время… в башке один Явик, мать его протеанка!

Лицо охотника скукожилось от насмешки:

- Я знал.

- Но он не способен любить, – продолжила Зарпедон. – Он – мало того что протеанин, он – солдат. Навряд ли он знает, что это такое. Наверно, протеане чисто спаривались ради продолжения рода, а не для того чтобы… в общем, не из-за любви. Ах да, я забыла упомянуть. Вот ты не обращаешь внимания, а он постоянно бегает мыться. Я его спросила – мол, это даже для соблюдения гигиены слишком, а он говорит, что отмывается от воспоминаний. Я, наверно, никогда не пойму, как они устроены, протеане эти. Если были бы не такие высокомерные ублюдки, как он… а он – единственный экземпляр, увы.

- Он тебе ничего не рассказывал? Даже когда вы вместе поней смотрели?

- Я была почти пьяна, я помню только сам факт. Но ему с какого-то перепугу понравилось. Нет, спасибо, я больше не хочу. Кстати, как только приготовите тортик – заходи к нам. Посидим втроем, может, ты изменишь свое отношение к поняхам…

- Не надо, Тунгстина. Я буду только вам мешать.

- О, перестань, у меня настроения нет… стоп, ты назвал меня по имени?

- Эм, – Мордекай кашлянул, – не придавай этому особого значения.

- Мало кто называет меня по имени… наверно, потому что фамилия запоминается легче.

- Могу называть тебя Тиной, если хочешь. Правда, в таком случае у нас будет две Тины.

- Крошка Тина и Не-настолько-крошка Тина, – развеселилась Зарпедон. – Не так уж плохо. Кстати, Тине тоже нужно кусочек торта отнести.

- Извини за все, – мужчина виновато опустил плечи. – Иногда я и вправду перебарщиваю, когда шучу над тобой.

- Не бери в голову, солдат, – она положила руку ему на плечо. – У вас с Майей все хорошо?

- Да, – кивнул Мордекай.

- Ну вот, жаловаться пока не на что, в отличие от меня, – она улыбнулась. – Наверно, издержки моего возраста.

Охотник крепко обнял ее, понимая, что и сам привязался к ней, как и вся команда. Черт, вот как она это делает? То же самое было с предыдущим экипажем «Дракенсбурга».

- Торт готов! – раздался голос Папируса. Скелет вынес торт наружу; он прямо-таки пылал, этот торт, а еще он так вкусно пах…

- Отдай! – Зарпедон отобрала торт и направилась к себе в каюту. – Мордекай, заходи к нам, не стесняйся!

Папирус щелкнул костями:

- Не за что, ньехехех!

Мордекай зашел в каюту к Зарпедон. На диване развалился Тимоти; он смотрел телевизор. На его лице – исключительное счастье.

- Давно ты не был таким счастливым, – заметил охотник. Тим откусил от тортика.

- Слушай, это божественный тортик! – сказал он. – Спасибо, мужик.

- Это скорее Папсу спасибо. Я только тесто замесил… Явик там тоже что-то делал, – отмахнулся Мордекай и сел рядом с Тимом.

- Я слышал, как вы там над ним ржали. Хватило же у вас смелости, – Лоуренс довольно улыбнулся. – Зарп, дорогая, может, оставишь нам хотя бы половину?

Женщина оторвалась от торта, вся измазанная в шоколаде.

- Ладно, ешьте, – разрешила она. – Я пойду умоюсь.

Она ушла. Мордекай накинулся на тортик, ощущая голод – он ничего не ел с обеда.

- Мы же вернемся в бар? – спросил он. – Тут, на «Дракенсбурге», не особо уютно, честно признаюсь. Атмосфера бара Бриттании мне нравится куда больше.

- Конечно, вернемся, – ответил Тимоти. – Кстати… вы же планировали свадьбу.

- У нас медовый месяц.

- Он обычно после свадьбы, – поднял брови парень.

- У нас – до. Просто мы пока не знаем, с чего начать. Майя не хочет банальную свадьбу. А на Массере особо не разгуляешься – опасности на каждом шагу.

- Что верно – то верно, – согласился Тим. – А сколько Майе лет? Если не секрет, конечно.

- Двадцать семь, – хмыкнул Мордекай. – Но разница в возрасте нам не мешает. Как и вам с Зарпедон, судя по всему.

- Она в свои сорок семь как подросток, – поделился мнением Тим. – Но в то же время она пипец какая взрослая. Это не объяснить словами, Мордекай. В ней столько энергии… Знаешь, я подумал, что мне, наверно, никто не нужен так, как она. Может, нам тоже задуматься о свадьбе, как думаешь?

- Тим, Тимоти, стой, попридержи коней, – поднял руки Мордекай. – Я тебе объясню ситуацию. Тебе – двадцать пять. Ей – сорок семь. Она по-любому раньше тебя уйдет в небытие. И что, ты будешь страдать без нее?

- Я буду в том возрасте, когда мне другая женщина будет уже не нужна, – пошутил Тим. – Ты не понимаешь. Зарп, она… она заслужила немножко счастья, хотя бы уже и во второй половине своей жизни. И я счастлив рядом с ней – мне больше ничего не надо. Я уже упустил ее один раз – и чуть с ума не сошел. Я не хочу отпускать ее еще раз – и только руководствуясь какими-то своими домыслами. Это… так эгоистично.

Его слова прервала ругань снаружи.

- Опять она с Явиком поцапалась, – устало сказал Мордекай. – Пошли разнимать.

Он вышел наружу. Тим прошептал:

- Боже мой, опять.

Охотник видел, как бешено вращала глазами багровая от ярости Зарпедон, как горел странной зеленой аурой Явик, как сжимались кулаки у обоих. Еще чуть-чуть, и они вцепятся друг в друга подобно псам.

- Что ты понимаешь! – протеанин говорил на повышенных тонах. – Ты не знаешь, что мне пришлось пережить! Я тоже командовал кораблем, у меня там были друзья, верные коллеги! Что стало с ними после нападения Жнецов? Они был одурманены! Они преследовали меня все это время, пока наша империя билась со Жнецами – и проигрывала! И я их выследил и убил, я резал им глотки, я наблюдал, как они, мои бывшие друзья, истекали кровью! Тебе ли говорить о потерях!

- Ты ущербный ублюдок, – голос Зарпедон дрожал от гнева. – Я потеряла всю свою команду, свой корабль, я потеряла мужа, почти потеряла дочь! Меня кинули гнить на луне, которая треснула по швам и превратилась в вулканическую мусорку! Я пыталась спасти Вселенную, из-за чего чуть не рассталась с жизнью – и все зря! Моя армия, где я служила, качественно испортила мне жизнь, а ведь я могла жить со своей семьей где-нибудь на Артемиде и заниматься домашним хозяйством! А вместо этого я жила на раскопках, дыша ядовитыми газами, боясь, что когда-нибудь наступит последний день всей Вселенной! И не тебе, империалист гребаный, меня судить!

Кинетическая волна огромной силы сбила бы Зарпедон с ног, если бы не вовремя среагировавший щит, поглотивший большую часть энергии. Женщина зарычала и кинулась на атаковавшего ее Явика.

- Если бы я был капитаном твоей железяки, давно бы уже выкинул тебя в шлюз!

Явик схватил ее за руки, пытаясь оторвать их от своей шеи. В какой-то момент он вдруг остановился, продолжая сжимать руки Зарпедон, а его глаза чуть расширились. Было такое ощущение, что находился не в своем мире. Командирша тоже остановилась, выпучив глаза и схватив воздух ртом. Они стояли так с полминуты, пока наконец Явик медленно не отпустил ее руки. В его взгляде появилась осмысленность. Какое-то подобие удивления читалась в нем. Зарпедон тоже стояла, несколько ошарашенная. Никакой ненависти – только удивление на ее лице. Явик наконец развернулся и ушел в сторону выхода с корабля. Зарпедон только растерянно моргнула.

- Что-то не так? – Тимоти подскочил к ней. – Что он сделал?

- Я увидела его жизнь, – тихо сказала женщина. – Его воспоминания. Они как будто хлынули мне в мозг… я не могла сопротивляться. По-моему, и он видел мои.

- И?

- Мы больше с ним похожи, чем я думала, – пробормотала она. – Я не понимала, что Явик слишком много потерял в своей жизни. Больше, чем друзей и сослуживцев. Он потерял всю свою расу… Я как будто ощутила всю его боль. Как свою. Это… странно.

Мордекай промолчал.

- Но если я пойду к нему извиняться, получается, я признаю свое поражение, – Зарпедон сложила руки на груди. – Я не привыкла проигрывать. Ему эти извинения до лампочки – он же до сих пор будет считать нас примитивами.

- Не все же инопланетяне относятся к нам дружелюбно. Вспомни тех же кроганов, – возразил охотник. – Надо просто принять их такими, какие они есть – вот и все дела.

Зарпедон тяжело вздохнула.

- Я устала с ним ссориться, – сказала она. – Он методично трепал мне нервы с тех пор, как мы прилетели на Массер. Я просто уже устала.

- Ты поговоришь с ним? – с надеждой спросил Мордекай.

- Нет, – она помотала головой. – Я просто больше не буду контактировать с ним.

- Уйти от проблемы – это не решить ее, – встрял Тимоти.

- Идемте в бар, – Тунгстина напрочь проигнорировала его слова. – Я хочу выпить и отдохнуть.

Мордекай покачал головой, укоризненно вздохнув, и направился в свою каюту. Майя сидела на кровати и опять что-то читала. Что поделать, книжный червь.

- Не хочешь вернуться в бар? – предложил охотник. – Нас там друзья ждут.

Сирена лукаво посмотрела на него.

- Ну ни дня ты без выпивки не можешь, – пожурила она его. – Ладно, идем, – она встала и поцеловала его в щеку. Ее волосы лизнули его ухо, отросшие и уложенные на манер Мокси. Нельзя сказать, что это ей не шло.

Мордекай уткнулся носом ей в макушку, целуя ее и вдыхая цветочный запах ее волос. Девушка расслабилась в его объятиях и тихо засмеялась.

====== Глава 15. Вы не готовы! ======

Мордекай проснулся от того, что снаружи кто-то кричал. Нечеловеческим голосом:

- ВЫ НЕ ГОТОВЫ!

Майя подняла голову, с ужасом на лице прислушиваясь. Тишина.

- Мне не послышалось? – спросил Мордекай тихо.

- То же самое, что и тебе? – еще тише ответила Майя. Мордекай хотел ответить, но вновь раздался этот голос, леденящий кровь:

- ТЕПЕРЬ ВЫ ГОТОВЫ.

Звук порхания крыльев, который постепенно затих. Мордекай подскочил к окну, надеясь поймать проказника, кем бы он ни был, с поличным, но увидел только черную фигуру с крыльями, уже улетавшую за горы.

- Это кто? – спросила Майя, подойдя.

- Не знаю. Издалека на дракона похоже. Но это определенно не Алдуин.

- С чего ты решил?

- Голос не его.

- Может, это какой-то другой дракон.

- Драконы на Массере? Думаешь, у них сезон миграции?

Майя пожала плечами:

- Кто знает, Морди. С другой стороны, это был бы единственный дракон на Массере. Может, у Алдуина есть братья?

- Помимо Партурнакса? – хмыкнул охотник. – Не знаю. Легенды говорят, что у Алдуина был только один брат. Может, это просто какой-нибудь заблудившийся дракоша.

- А что значили эти слова? «ВЫ НЕ ГОТОВЫ!»

Стук в дверь прервал их мысли. Мордекай приоткрыл дверь и впустил белую как смерть Зарпедон с охапкой презервативов в руках.

- Боже мой, вас что, от утренней гимнастики отвлекли? – захихикала Майя.

- Не смешно, – нервно ответила женщина. – Это нам дал тот ублюдок с крыльями. Мы с Тимом хотели, ну… и тут он суется в окно!

- Это не дракон? – уточнил Мордекай.

- Нет, это человек, но… демон, – Зарпедон поежилась. – Сначала он заорал «Вы не готовы!», потом сунул нам парочку гондонов, – она показала охапку из минимум десяти презервативов, – потом сказал «теперь вы готовы» и улетел.

- Как он выглядел?

- Мы были напуганы и я не успела разглядеть его. Я помню длинные рога, черные крылья и зеленые татуировки наподобие сиренских. Все.

- Вы встречались с ним раньше?

- Нет, – женщина обняла руками плечи. – Прикройте окно, дует.

Мордекай закрыл окно.

- Тимоти так перепугался, что у него сразу же повис, – продолжила рассказ Зарпедон.

- Нам не нужны такие подробности…

- И я пришла к вам, думала, что вы что-то знаете.

- Он улетел на восток, в сторону гор, – ответил Мордекай. – Возможно, нам стоит наведаться туда.

- Зачем? Я не хочу! – Зарпедон шарахнулась в сторону двери.

- Ты хочешь, чтобы этот ублюдок не прилетал к вам больше и не устраивал акцию «десять гондончиков бесплатно»? Нам стоит пойти туда и при желании убить его.

- Не думаю, что человек с крыльями будет жить в пределах нашей досягаемости. Тем более, если он демон.

- Надо спросить у Мокси, – вдруг догадался Мордекай. – Она же всю эту кухню знает.

- Она же на Нирне.

- Возможно. Но, может, она что-то знает.

Мордекай набрал номер Мокси. Тот долго не отвечал, затем Мокси все же подошла к телефону.

- Черт возьми, Мордекай, сейчас четыре утра, – проворчал сонный голос в трубке.

- Я по поводу сексуальных услуг… тьфу, плохо прозвучало.

Судя по звукам в трубке, Мокс проснулась окончательно.

- А в чем дело? Солнышко перестало вставать? – спросила она хитро.

- Нет. Ты же знаешь, кто каким подпольным делом занимается?

- Если Альфис опять что-то учудила – вопросы не ко мне, – отрезала Мокс. Мордекай же намотал на ус – если не добьется ничего от Мокси, заглянуть к Альфис.

- Нет. Просто Зарпедон бесплатно пару гондонов привезли. Воздушным транспортом, – он захихикал.

- Заметь, я не заказывала, – добавила Зарпедон, чуть красная от смущения.

- Ааа, теперь я поняла, что ты хочешь, – понимающе ответила Мокси. – Нет, я ничего такого не знаю. Хотя, недавно была реклама гондонов по телевизору. Там был один мужчина, прямо-таки секси. Пел песенку о пользе безопасного секса. О, какой же он был… м!

- Он был с рогами? – спросил Мордекай.

- Да. И в татушках весь. И с крыльями. Эдакий… кхм, суккуб.

- Суккубы только женского пола бывают, – проворчала Зарпедон.

- Стоп, а ты откуда знаешь? – Мордекай повернул к ней голову.

- Неважно, – она отвернулась.

- И он не сказал, как с ним можно законтачиться?

- Он сказал, что у него какой-то магаз на Массере, – ответила Мокси. – А телефон я записывать не стала. Хотя… я сейчас у Акаши спрошу. Может, ей нужны поставки для Закутка.

- А это идея, – задумался Мордекай. – Спасибо за помощь, Мокс.

Женщина повесила трубку.

- И что у тебя за блестящая идея? – спросила Зарпедон, сложив руки на груди.

- Сейчас мы спросим у Альфис, знает ли она этого чувака, – ответил Мордекай. – Если она укажет нам нужное местоположение, мы туда смотаемся, предложим ему контракт с Мокси, он улетит на Нирн и – вуаля! Никаких демонов по ночам.

- Сочувствую тем, кто там остался, – пробормотала Майя.

- Вопрос – как мы туда долетим? – спросила Зарпедон.

- Решаемо. Я свяжусь с Тиной, и она притащит сюда Алдуина. Все просто.

- А если Альфис не знает?

- Она не может не знать своих конкурентов, Тунгстина. Зная ее, она бы уже связалась с этим придурком и либо попыталась бы завалить ему бизнес, либо стала бы с ним сотрудничать.

Зарпедон подумала.

- Ну, может, ты и прав. Но у меня очень нехорошее предчувствие. Нам нельзя туда соваться.

- Что, опять увидела будущее?

- Нет. Просто интуиция, – пожала она плечами. – Идем к Альфис. Чем скорее отмучаемся, чем лучше.

- Может, к сексу проще относиться будешь, – проворчал Мордекай.


Альфис работала за компьютером у себя в каюте. Мордекай негромко постучал в приоткрытую дверь:

- Можно зайти?

- Заходи, – махнула она лапой. Охотник вошел, сразу же сконцентрировав взгляд на обитательнице каюты, дабы не наткнуться глазами на что-то менее приличное.

- Чем занята? – дружелюбно спросил он.

- Разрабатываю новый дизайн для страпона, – фыркнула она. Зарпедон подавилась и закашлялась. Майя только хихикнула под нос.

- Слушай… мы вот по какому вопросу. Не знаешь демонов-подпольщиков, которые нелегально торгуют презервативами?

Альфис перевела взгляд с монитора на Мордекая, явно заинтересованная.

- А что? Неохота ребенка заводить? Майя больна чем-то? Или ты болен? Или не хотите кровать пачкать?

- Просто ответь на вопрос, Альфис.

- Ну, знаю одного, – ее морда скривилась. – Он, к слову, не только презервативами торгует, и он – мой главный конкурент здесь, на Массере. Я даже не могу свой магазин здесь открыть.

- Обалдеть, на интимном рынке есть конкуренты, – пробормотала Майя.

- Как его зовут? – спросил Мордекай.

- У него весьма дебильное имя для здешних мест, – буркнула Альфис. – Хотя, большинство жителей Скайрима, в частности норды, со мной не согласятся. Его зовут, – она выдержала небольшую паузу, – Иллидан Ярость Бури.

Молчание, а затем смешок Мордекая.

- Иллидан? – хихикал он. – Я думал, только у Зарп родители засранцы!

- По мне, Ярость Бури звучит гораздо дебильнее, – обиделась Зарпедон.

- И где его искать? – спросил Мордекай.

- Он живет в подземелье – чего еще ожидать от подпольщика, – буркнула Альфис. – А зачем он вам понадобился? Вы могли бы воспользоваться моими услугами.

- Мы, наоборот, хотим, чтобы вы объединились и несли, так сказать, радость людям, – возразил Мордекай. – Мы хотим отправить его на Нирн, чтобы он поставлял материалы Акаше. Или мы можем заставить его открыть на Нирне свой, так скажем, филиал.

- Грубо говоря, у вас цель убрать его с Массера, – додумала Альфис. Умное существо, сразу поняла что к чему. – А что он сделал конкретно вам?

- Я не хочу, чтобы он каждую ночь орал у нас под окнами «ВЫ НЕ ГОТОВЫ!» – возмутилась Зарпедон.

- Но это же произошло только один раз?

- У меня ощущение, что не последний, Альфис. Поэтому я хочу это пресечь. А то Тим до конца дней останется импотентом.

- Хорошо, – Альфис набила текст на клавиатуре. – Иллидан живет в Подземелье Огненного Дракона, в нескольких сотнях миль отсюда, за горами на востоке. Вход в одной из гор, ошибиться будет трудно, там всего одна пещера. Я бы советовала взять побольше воды и огнеупорные трусики. И… думаю, вам стоит приготовиться к тому, что вы там увидите.

- То есть, твой Закуток – это семечки? – испугался Мордекай. – Зарп, ты это сможешь вынести?

- Я вынесла вид голого Красавчика Джека – и это вынесу, – проворчала Зарпедон. – К тому же, от Закутка в обморок не упала, значит, все будет нормально.

- Помнится, ты с каменным лицом по Закутку ходила, – прыснул охотник. – И спрашивала – а это что, крем для рук? Эх, если бы лубрикант был живым существом, он бы воспринял это как оскорбление.

- Ага. Тем не менее, мои руки мягкие и вкусно пахнут благодаря ему, – парировала Зарпедон. – Может, и у Иллидана найду что-то полезное.

- Презами будешь волосы перевязывать?

- Заткнитесь, – огрызнулась женщина, – и идемте.

Прежде чем выйти на улицу, Мордекай забежал в грузовой отсек к Тине и попросил призвать Нефариана на одну поездку.

- 55 септимов, – фыркнула та. – В этом году стоимость повысилась.

- Тина, вообще-то у нас льготы, – встряла Зарпедон. – А я вообще капитан, меня ты вообще бесплатно должна обслуживать.

- Ладно, ладно, позже печеньки испечешь, – смилостивилась Тина. – ТОЛЬКО НЕ С ИЗЮМОМ!

Зарпедон хмыкнула и потрепала девчонке голову.

Когда друзья вышли на улицу, там их уже ждал Нефариан, угрожающе расправляющий крылья.

- Учтите, я сегодня трезвый, – заворчал он, – и лучше бы этой поездке не пропасть зазря. А то сожру вашего Иллидана с потрохами.

- Я в любом случае в плюсе, – пробормотала Зарпедон, взбираясь ему на спину.


Подземелье Огненного Дракона располагалось внутри давно затухшего (затухшего ли?) вулкана, весьма и весьма огромного. В отличие от других вулканов, которые здесь присутствовали, этот внешне напоминал обыкновенную гору, но с неестественным разломом на вершине, из которого едва сочился белый дым.

- Не нравится мне это, – обронила Зарпедон, когда Нефариан завис над самой вершиной. – Что, если наш приход спровоцирует извержение?

- Иллидан там живет – и ничего, – буркнул Мордекай.

- Он, на секундочку, демон, – возразила Зарпедон.

- Я не боюсь, – вставила Майя.

- Вот, бери пример, – Мордекай ткнул локтем в бок Зарпедон. Та зашипела, но пихаться в ответ не стала.

Нефариан спикировал на землю прямо перед самым входом в пещеру.

- Будьте осторожны, – напутствовал дракон. – И, если найдется скума, принесите, а? А то, когда трезвый, со скуки сдохнуть можно.

- Если найдем, – пообещал Мордекай. – Подожди нас снаружи…

Он не договорил. Из пещеры вышел мужчина на голову выше Мордекая, мускулистый, с темной, сливового оттенка кожей, ярко светящимися ядовито-зеленым цветом татуировками, большими перепончатыми крыльями и изогнутыми рогами. Его черные длинные волосы спадали на мощную грудь, а половина тела ниже пояса была козлиной, с копытами и хвостом.

- Смертокрыл?! – охнул он. Нефариан, уже устроившийся на земле, отрицательно махнул хвостом и уронил голову на песок, намереваясь заснуть. – Надо же. А похож.

- Иллидан? – спросил Мордекай, протянув руку. – Мы, эм, хотим посетить твой магазин.

- ВЫ НЕ ГОТОВЫ! – рявкнул он.

- А тебя никто не спрашивает, – Зарпедон просто оттолкнула его и вошла внутрь. Мордекай и Майя последовали за ней.

Стенды с товарами расположились прямо на берегу лавового озера. Было жарко; настолько, что даже Зарпедон стянула с себя форменную куртку, оставшись в одной майке. Даже намека на кондиционеры не было. Помещение освещал тусклый свет от лавы да светильники ярко-зеленого цвета под потолком. Мордекай подошел к одному из стендов.

Кажется, это тот же Закуток, только не для людей, а для демонов или подобных существ, ибо такие размеры и формы навряд ли подошли бы среднестатистическому жителю Массера.

- Мы просто ниже уровнем, – пробормотал охотник и взял в руки елдак толщиной с ладонь. Он еще и светился тускло-оранжевым светом, а еще по бокам был зазубрен.

- Мордекай, у них есть вкус! – Зарпедон стояла рядом и задумчиво облизывала один из елдаков. – Стоп… это обычное мороженое. Хорошая шутка, Иллидан. Кстати, фисташковое – будешь? – она протянула мороженое Мордекаю.

- Нет, спасибо, – отказался мужчина. – Ух… смотри, сколько смазки!

Он открыл одну из банок и офигело уставился в нее. Она была почти один в один лава. Наверно, для создания необычного эффекта.

- Она кипит при трении, – подал голос Иллидан. – Ничего страшного, просто реакция такая. Специальный состав.

- Спасибо за консультацию, – мрачно ответил Мордекай, положив лубрикант на место.

- Для вас тоже есть товары, – оскалился демон. – Массажер простаты, например.

Мордекай аж икнул от страха.

- Можете даже опробовать, – стращал Иллидан.

- Спасибо, но я, пожалуй, откажусь.

- Ты не был готов, и сейчас не готов, – демон явно брал на слабо. Мордекай качает головой:

- Я зашел чисто ради интереса, а не на чужих членах кататься.

- А я бы купила пару штучек, – вдруг произнесла Майя.

- Что?!

- Ну, надо же жизнь разнообразить, – сирена улыбнулась, и Мордекай понял, что она шутит.

Также был стенд, посвященный особым извращениям. В отличие от Закутка, здесь было все на виду – Иллидан предпочел не прятать все это великолепие (при виде которого, кстати, глаза Зарпедон загорелись каким-то странным, нездоровым огнем) в подвал. И тут было много всего. Поводки, ошейники, удавки, веревки, книги-туториалы по бондажу, хлыстики от безобидных до довольно увесистых, шокеры, прищепки (для сосков, понял Мордекай и поежился от ужаса), банки с воском, оборудование для игр с огнем – в общем, все это вызвало у охотника чувство тревоги. Ему захотелось уйти отсюда, и как можно скорее.

- Обалдеть, – прошептала Зарпедон и взяла в руки небольшой хлыстик. – Знаете, этот магазин не так уж и плох.

- Э, э, – Мордекай оттащил ее от стенда. – Ты не понимаешь? Демон пытается забрать твою душу! Не дай бог он на Слаанеш работает!

- Я не имею к Слаанеш никакого отношения, – хмуро произнес Иллидан, – поскольку она слишком мягкотелая.

- И давно ты этим… увлекаешься? – с ужасом спросил Мордекай.

- С тех пор, как Малфурион выпустил из темницы, – проворчал демон. – Я не буду рассказывать всю историю, но скажу, что когда-то я был обычным ночным эльфом. Больше я ничего не скажу.

- А зачем ты принес нам презы? – спросила Зарпедон, отвлекшись от созерцания стенда.

- Не только вам. Это был подарок на праздник Зимнего Покрова, – обиделся Иллидан. – Между прочим, они там даже подписаны! «С любовью, от Иллидана» – не видела? Там надпись по периметру…

- Не обратила внимания, – отмахнулась женщина. – Буду я тебе гондон разглядывать.

- Погодь, что за праздник Зимнего Покрова? – не понял Мордекай.

- Что-то вроде Сатуралии на Нирне, – отмахнулся демон.

- То есть, ты как Санта Клаус разносил подарки? – прыснула Зарпедон. – Еще бы какого-нибудь демонического оленя достал и повозку с «подарками»!

- Зачем олень, у меня крылья есть, – фыркнул Иллидан. Женщина прищурилась, глядя на него. – Что?

- Неплохой ты мужик, вот чего, – ответила она. – Вот наше предложение. У нас есть одна… скажем, бабища, которая тоже этим занимается. Предлагаю сотрудничество.

- Я не сотрудничаю со смертными, – буркнул демон, уязвленный предложением. У него даже крылья пару раз дернулись и хвост завилял. – Мой товар и близко не стоит с их говном. Это для элиты, не понимаете?

- Представь, как люди потянутся в лавку, когда узнают, что там продаются товары… не совсем для людей, – теперь Зарпедон напоминала соблазнительного суккуба, она плыла вокруг Иллидана и говорила шелковым как перчатка голосом. – Люди любят разноообразие и нестандартность. Ты заработаешь гораздо больше денег.

- Дело не в деньгах, хотя и в них тоже, – Иллидан развернулся к ней. – Я сторонник теории, что мир делится на доминирующих и подчиняющихся. И я хочу донести эту мысль остальным.

- И дело, наверно, не только в сексе, м?

- Зарп, мы пришли не для этого, – осторожно произнес Мордекай.

- Ты хочешь узнать об этом побольше? Возможно, тебе стоит пообщаться со мной наедине, – Иллидан даже ненадолго вспорхнул в воздух, нахохлившись, как петух. – Я бы тебе объяснил свои взгляды в полной мере.

Зарпедон чуть поежилась, но сдержала себя в руках.

- Заманчивое предложение, Иллидан, но я занята. Так что насчет сотрудничества?

Демон фыркнул:

- Ладно, черт с тобой, смертная.

- Наверно, это большая ошибка, – пробормотал Мордекай на ухо Майе. Та судорожно кивнула.


- Нет, нет! – махала руками Бриттания. – Никакого Закутка под моим баром!

- Подумай, сюда люди будут тянуться, доход повысится, – убеждал ее Мордекай. Альфис хмуро косилась на стоящего рядом Иллидана, готовясь, в случае чего, расцарапать ему лицо.

- Нет!

- Отослать на Нирн не получилось – решили ему работу подыскать? – прыснул Тимоти. – Брит, найми его хотя бы как танцовщика. Не хочу, чтобы он посередь ночи прерывал нашу с Зарпедон… кхм, медитацию.

- Танцовщика?! – Иллидан весь вспыхнул. – Так меня даже брат не унижал!

- То есть, продавать презы – это мечта всей твоей жизни? – резковато спросила Зарпедон. – А так люди увидят что-то, кхм… прекрасное.

- Мне нужны деньги, – оскалился демон.

- То есть, распевать «натяни гондон» по центральному телевидению, вихляя задом, ты можешь, – продолжила Зарпедон.

- Заткнись! – Иллидан схватил ее за горло, но душить не стал. – Что ты понимаешь! Я десять тысяч лет в темнице сидел!

- Это ничто по сравнению с анабиозом длиной в пятьдесят тысяч лет, – фыркнул Явик.

- Да я бы лучше поспал столько времени, чем посидел в темнице!

- Мне такое чудо в баре не надо, он посетителей отпугивать будет, – отказалась Бриттания. – Даже ради тебя, мам.

- Зря вы его из подземелья вывезли, – добавил Брик. – Сидел бы там, как и прежде, и торговал… чем он там торгует.

- Вот именно, – возмущенно поддержал его Иллидан.

- Я придумала! – вдруг подскочила Альфис. Дернув демона на себя, она что-то оживленно зашептала ему на ухо. Тот побагровел от ярости:

- ЧТО!?

- У тебя нет выхода, – динозавриха потащила его куда-то в подвал. – И да, спасибо за предоставленное помещение!

- Я не давала разрешения! – рявкнула Бриттания, но было уже поздно. Мордекай побежал за Альфис, надеясь выяснить, что же светит несчастному Иллидану.

- Что? – она оборачивается и хихикает. – Да, Иллидан будет работать шлюхой. Но другого выхода и вправду нет! Он будет вдобавок поставлять нам свои товары, а мы ему предоставим работу… – Альфис замолкла, увидев, как смотрит на нее Мордекай.

- За что ты так с ним?

- А он, кстати, не против, – возразила ученая. – Он не видел женщин десять тысяч лет. Думаю, что это пойдет ему в плюс, когда он будет работать. Представь его жажду, накопившуюся за столько времени.

Охотник мотнул головой:

- Уж прости, но Иллидана на растерзание не отдадим.

Демон притормозил, удивленно глядя на Мордекая. Тот заорал:

- Что стоишь, беги, пока дают!

Иллидан припустил на своих четырех в сторону окна и вылетел наружу. Альфис расстроенно вздохнула:

- Не даете вы мне свою любовь построить. В смысле, бизнес.

- Не понял?! – рука Мордекая автоматически потянулась к фляге. – Твою мать, ты на старости лет совсем свихнулась?!

- Все-все, я ушла.

Мордекай плюнул на землю. Вскоре к нему присоединилась Зарпедон, от нервов даже закурившая сигару.

- Где Иллидан? – спросила она.

- Улетел, но обещал вернуться, – фыркнул охотник. – Хотя нет, просто улетел.

- Хороший был мужик, – женщина выдохнула дым себе под ноги.

- Демон забрал твою душу?

- Нет, – она покачала головой. – Присоединился бы к нашему стаду быдлонавтов. Неплохой экземпляр.

- Сдается мне, что мы еще услышим о нем.

- Угу. На следующий праздник Зимнего Покрова. Или на день Наемника. Хотя, навряд ли он знает о пандорских праздниках.

- После того, как Альфис чуть не завербовала его как второсортную шлюху, Иллидан сюда и носа не сунет. Я бы на его месте улетел подальше и сменил имя.

- Хорошо, Альфис еще не знает про существование Джараксуса, – Зарпедон потушила сигарету пальцами и кинула окурок в урну.

- Это да. Кстати, как дела на личном фронте? Как Тим? Еще не поругались?

Зарпедон криво улыбнулась:

- Как-то живу пока, спасибо за беспокойство. Тем не менее, я в последнее время много нервничаю. Неспокойно на душе. И сама не знаю, с чем это связано.

- А по-моему, ты прекрасно знаешь с чем. А точнее, с кем.

- Нет, это не из-за Явика, – тотчас ответила женщина.

- Да? Я же вижу, какие взгляды ты на него бросаешь.

- Я уже объяснила тебе причину, по которой мы несовместимы. Мне просто тяжело признавать, что Явик не предпринимает ровно никаких попыток, чтобы наладить отношения с людьми. Он еще худшая грымза, чем я. Как его Шепард терпела?

- У нее был Кайдан рядом, как-то не до Явика, – хмыкнул Мордекай. – Может, вернемся в бар?

- Вспомнилось, как мы с тобой танцевали, – хмыкнула она. – Знаешь, я не прочь повторить ту игру. По крайней мере, хотя бы чуточку расслаблюсь.

Мордекай негромко засмеялся и приобнял командиршу за плечи.

====== Глава 16. Веселый вечер ======

- Пей до дна!

Выпив по паре стаканов эля – пока что обычного – компания Искателей решила сыграть еще раз в бутылочку. В этот раз к играющим присоединились Брик, Майя и Явик. Последнего уговорила сирена – мол, твои времена уже кончились, наслаждайся нынешним циклом.

- Так, все знают правила? – спросил Мордекай. – Либо выполняешь задание, либо выпиваешь пинту турианского эля.

Гаррус негромко хихикнул:

- Посмотрим, кто останется трезвым после игры.

- Кручу-верчу, запутать хочу!

Фляга долго крутилась, пока не остановилась на Брике. Он протянул руку, чтобы достать задание из шляпы.

- Расскажите всем про ваш первый раз, – прочел он. Зарпедон захихикала, краснея. Мордекай же приготовился слушать. – Ну, ладно. Это было во сне и настолько громко, что я перебудил всю свою семью. Мне было так неловко…

- Стоп, ты о чем? – не поняла Ветра.

- Как – о чем? Первый раз, когда я пукнул – а вы что подумали? Тут же не сказано, о каком первом разе идет речь. Или, например, как я первый раз принял ванну…

- Все, мы поняли, – взмахнула руками Тунгстина. – Крути, Брик.

Берсерк пожал плечами и закрутил флягу. В этот раз горлышко указало на Явика, и все с ожиданием уставились на протеанина. Тот, хмыкнув, наугад вытащил бумажку.

- Если вы – мужчина, переоденьтесь в женщину, если женщина – то наоборот, – пробормотал он. – Ээээ...

- Я знала, ты – слабак, – фыркнула Зарпедон. – Наливай ему, Морди.

- Протеанин никогда не сдается! – заявил Явик, вставая. – Где там у вас женская одежда?

- Серьезно, что ли? – засмеялась Зарпедон. Майя увела инопланетянина в свою комнату. Играющие стали терпеливо ждать. Ветра не выдержала – выпила еще эля.

- У меня в глотке пересохло, – сказала она. – К тому же, такое зрелище лучше видеть слегка пьяной.

Спустя минут пятнадцать Явик вышел из комнаты, в красном платьице, с накрашенными губами и париком на голове. Он едва держался на каблуках, но старался все же сохранить остатки гордости и свое равновесие. Брик молча достал коммуникатор.

- Я должен это запечатлеть, – сказал Мордекай, тоже доставая свой.

- Протеанская дева, – хихикала Зарпедон, делающая селфи на фоне уже злого как черт Явика.

- Вот поэтому я не играю в такие игры, – обиженно ответил протеанин и ушел переодеваться.

- Помогииииитеееееее!!!

Дверь в бар резко распахнулась, и в нее буквально влетел Иллидан, весь взмыленный, весьма напуганный и – о ужас – в чулках. Увидев Зарпедон, он кинулся к ней и спрятался за ее спину:

- Спаси меня, женщина!

В бар заглянула Альфис. У нее был весьма-весьма хитренький взгляд.

- Иллидаааанчиииик, – протянула она тоненьким голоском, – куда ты убежал? Я же еще даже лубрикант не нанесла!

- А Иллидана нет, – медленно ответила Зарпедон. – Улетел он.

- А чьи же это рога и крылья торчат? – спросила динозавриха, показывая на нее.

- Мои, – женщина сложила руки на груди. – Иди по своим делам.

- Я знала, что ты суккуб под прикрытием, – проворчала Альфис. – Ну ладно, пойду, посижу… подумаю. Может, замену Иллиданчику поищу.

- Замену? – хмыкнул негромко Иллидан. – Ну, удачи.

- Так ты тут! – обрадовалась Альфис.

- Я отказываюсь работать дальше. Ищи моих коллег, но не меня – я устал, – демон стал сдирать с себя чулки.

- Коллег? – нахмурилась Зарпедон и повернулась к нему. – То есть, ты еще и не один такой?

- Я один из многих, – неохотно ответил Иллидан. – У моего босса целая сеть таких магазинов по всей чертовой Галактике.

- У тебя есть босс? – офигела Альфис. – Я влипла, верно?

- Влипла – это мягко сказано, – ответил тот. – Хочешь нарушить монополию на Массере – будешь иметь дело не со мной, а с ним.

- И кто он такой?

- Ну, – Иллидан сложил руки на груди, – его по силе можно, наверно, с Рагнаросом сравнить.

- А кто такой Рагнарос? – не понял Мордекай.

- Вы не знаете, кто такой Рагнарос?! Да как так можно! – Иллидан всплеснул руками. – Еретики!

- Расслабься, мы много чего тут не знаем, – ответила Майя. – Расскажи, нам очень интересно, правда, Мордекай? – она ткнула жениха локтем в бок. Тот согласно закивал:

- О да, великий и могучий Иллидан, расскажи нам о нем, просвети нас.

Демон недоверчиво фыркнул:

- Ну, вкратце, он – Повелитель Огня. С ним связано появление подземелья Огненного Дракона, там такая история произошла… в общем, один раз его поганая Слаанеш, в отместку за то, что он ей, грубо говоря, не дал, накормила слабительным. Она его в оливье подмешала, ибо тогда был праздник Зимнего Покрова, и… собственно, поэтому последние несколько тысяч лет на Массере не знают, что такое зима. Нет, бывает холодно, но снега почти нет, даже на полюсах. Тогда весь Массер пострадал.

- Погодь, Слаанеш уже тогда существовала? – спросила Зарпедон. – И жила на Массере?

- Боги хаоса живут в Варпе, но часто наведываются к смертным. Они же борются за влияние в Галактике, и т. д. и т. п. Один из таких моментов был праздник Зимнего Покрова. Они часто приходят именно в это время.

- Слаанеш недавно предприняла попытку вторжения, – задумчиво произнесла Зарпедон.

- Она это делает из года в год. Только сейчас завеса между Варпом и миром смертных истончилась настолько, что опасность исходит не только от Слаанеш, но и от прочих богов хаоса, – ответил Иллидан. – Слаанеш, конечно, та еще шлюха. Мало того что она замужем за моим боссом, так еще и…

- ЧТО?! – в голос спросили почти все присутствующие в баре.

- Я вас предупреждал, – ответил демон, – что вы будете иметь дело с моим боссом. А заодно и со Слаанеш. Хотя, судя по тому, как ругался мой босс недавно, вы ее того, да?

Зарпедон схватилась руками за голову, ничего не ответив. Похоже, у нее взорвался мозг. Иллидан продолжил:

- Вот, насчет Варпа и вообще богов в целом. Наши боги, которые существовали в Азероте, откуда я родом, такой привычки не имеют, и слава тебе Господи. Но, тем не менее, у нас существует, например, целый фан-клуб, посвященный К’Туну. Его вербовщики печеньки людям раздают – понимаете, насколько все запущено? Самые ненормальные поклонницы орут «Я хочу от него детей!», что вообще не укладывается в мой ум. Я не представляю, как К’Тун может размножаться при отсутствии репродуктивных органов. Он весь – сплошной огромный глаз. А Йогг-Сарон – это просто комок тентаклей, имеющий привычку самоубиваться. Молчу про Н’Зота и И’Шараджа. Они не настолько распространены. Кстати, К’Тун – самый болтливый из богов. С ним достаточно интересно болтать, он офигенный психолог.

- А Рагнарос – тоже бог? – с интересом спросила Майя.

- Нет, – неуверенно ответил Иллидан. – Он скорее порождение лавы, как Воин.

- А мы его убили, Воина-то, – похвастался Экстон. – Точнее, не мы, а Роланд с Лилит.

- ЧТО?! – Иллидан схватился за сердце. – Он был троюродным племянником Рагнароса! Как вы посмели поднять руку на святое?!

Мордекай только моргнул в ответ:

- Шта? Когда это они успели?

- А еще мы Разрушителя убили, – добавил Брик.

- ЧТО?!? – Иллидан чуть в обморок не грохнулся. – Он был прапрапраправнуком К’Туна!

- Ты же только что сказал, что не знаешь, как размножается К’Тун, – прищурилась Зарпедон. – Если только почкованием.

- Глаз Разрушителя как лазер использовали, – вспомнила Афина. – Может, таким же образом можно достать глаз К’Туна?

- Ну… – задумался Иллидан. – Вообще-то К’Тун уже мертв. Как бы. Считается мертвым. Его тело находится в Азероте, а отсюда лететь придется оооочень долго.

- Мой «Дракенсбург» может спокойно долететь, – ответила Зарпедон. – Но зачем нам его глаз?

- Ты что! – всплеснула руками Афина. – Ты представляешь, какой мощью обладает глаз такого могучего существа?! Это тебе не какой-то там лазер на «Гелиосе»! Ты сможешь использовать его, чтобы в случае вторжения войск хаоса уничтожить их!

Зарпедон подумала.

- У меня дурное предчувствие, – ответила она. – Иллидан, есть же гипотетически шанс, что К’Тун может воскреснуть? Он же бог.

- Слушайте, я тоже думаю, что это плохая идея, – поддержал ее Мордекай. – Лучше не трогать его. А то своими же руками уничтожим всю Вселенную.

- Вот именно. Я не рискну, – отмахнулась женщина.

- Но хотя бы посетить Азерот вы хотите? – спросил Иллидан. – У нас просто потрясающие места. Мы можем навестить моего брата, я давно его не видел, хочу обнять, поговорить с ним. А еще у меня где-то там есть девушка…

Бриттания при этих словах разочарованно вздохнула.

- Есть одно но, – демон вздохнул. – Босс не отпустит меня. По крайней мере, надолго.

- Возьми отгул, – посоветовала Зарпедон.

- Я и так уже несколько дней не на своем месте, он будет разозлен, – Иллидан потер лоб. – Ладно, что будет, то будет. Вы готовы? Или вы не готовы?

- Мы подумаем, – командирша кивнула. – И, Иллидан… сними чулки.

Демон раздраженно зарычал и утопал снимать чулки.


- Шепард?

- Зарп?

- Рекс?

- Шепард?

- Шепард!

- Жнецы?

Все покосились на окно, за которым приземлилась огромная металлическая машина.

- ЖНЕЦЫ!

- Так, спокойствие, – взмахнула руками Шепард. – Это ко мне.

- Капитан Шепард, – раздался металлический голос, – мы доставили вам несколько тонн алкоголя со всей галактики, как вы и просили.

- Хорошо, – кивнула женщина. Жнец взлетел в воздух и вскоре пропал из поля видимости. Все перевели взгляд на Шепард, а Зарпедон сложила руки на груди и процедила:

- Я жду объяснений.

- А чего объяснять? Я сделала так, чтобы органики и синтетики жили в мире, – фыркнула Джейн. – Хорошо, саларианцы воспользовались своей системой клонирования, иначе бы меня тут не было. Я, грубо говоря, сдохла еще несколько лет назад, когда решилась на синтез.

- Ээээ…

- Я вытащил ее тело оттуда, – продолжил Кайдан, – Солус взял у нее образец ДНК и вместе со своими ассистентами клонировал Шепард. Вот и все дела. Кстати, если вы интересуетесь – от тела там, по сути, практически ничего не было. Оно почти целиком растворилось.

- Нихрена себе. Вот что значит жертвовать собой, – проворчала Зарпедон. – Еще и Вселенную спасла.

- Мда, это не какая-то безызвестная Зарпедон, – продолжил Мордекай. – Шепард – икона, вот ее и клонировали. Если бы ты была такой же легендой… возможно, после твоей миссии тебя бы тоже как-то вытащили.

- Все равно, я считаю, что это невозможно. Шеп, признавайся, как ты контролируешь Жнецов?

- Никак, – Шепард рассмеялась. – Я же сказала, у всех в этом мире теперь синтетическая ДНК. Этим, кстати, объясняется наличие «нью-ю» на ваших планетах, – она прищурилась, глядя на Зарпедон. – Синтетическую ДНК можно «цифростроить», или как вы это называете.

Командирша замолкла, только растерянно моргнув.

- Я не думала о таком повороте событий, – сказала она. – Это все – правда? И, получается, мы все – машины наполовину?

- Я этого не говорила, хотя это интересное предположение. Я – наполовину киборг, ибо я уже дохла и меня с помощью имплантов восстановил «Цербер» – в общем, вы понимаете. Вильгельм – яркий пример. Про Искателей я молчу.

- Прямо живая легенда, – съязвила Зарп. – Ладно. Я пойду к себе, мне, это… одной нужно побыть.

Мордекай прямо-таки ощутил вспышку напряжения от Тунгстины, когда она прошла мимо. Перевел взгляд на Явика – казалось, протеанин тоже это почувствовал. Хотя, скорее всего, на гораздо более высшем уровне, а не просто руководствуясь интуицией.

- Мне кажется, она завидует, – поделился впечатлениями охотник. Явик кивнул. – А может, ей просто стыдно за себя? Мол, она тоже много чего сделала – но она, видите ли, не Шепард?

Явик снова кивнул.

- Когда-нибудь вам придется поговорить, – Мордекай привалился к стене.

- Нам не о чем говорить, она упряма, – покачал головой Явик. – Еще более упрямая, чем Лиара. С азари хотя бы договориться можно, а эта…

- Она неровно к тебе дышит.

- Я не встречаюсь с примитивами! – оскорбленно заявил протеанин. – Мы их порабощали… ну, ели иногда. Может, с азари… когда-то… неважно.

- Ты имеешь в виду Лиару?

- Нет, я имею в виду наше общество в моем цикле.

- Не хочу это представлять, – отмахнулся Мордекай. – В общем, она страдает из-за твоего троллинга, а ты пытаешься этим ее добить окончательно. Наверно, ты никогда не наладишь нормальный контакт с людьми – ты даже не стараешься!

- Я стараюсь, – возразил Явик. – Ладно, ты хочешь, чтобы я пошел и ее утешил? Ей это не надо. Лучше всего, если она успокоится самостоятельно. Если она – сильное существо, она справится.

Зарпедон тем временем вышла из своей комнаты. Покосившись на мужчин, она покачала головой:

- Что-то я все чаще вижу вас вместе в последнее время.

- Кого из нас ты ревнуешь? – с насмешкой спросил Явик. Женщина побагровела, но все же ответила:

- Точно не тебя, протеанская дева.

Улыбка пропала с лица протеанина. Мордекай же заметил:

- Хотя бы что-то она у тебя переняла. Манеру искрометно троллить.

- А где твои крылышки? Уже обрезали? Или ты сходил в благотворительный фонд и покормил ими бездомных примитивов? Надо же, в этом цикле все наоборот, – Зарпедон продолжила издевки. Правда, они были какими-то… слишком ядовитыми. Не в характере Зарпедон так набрасываться на людей.

- Благодари богов, что ты не живешь в моем цикле, где мы таких, как вы, на десерт жрали! – огрызнулся протеанин.

- А теперь ты ходишь голодный, что меня так нехило радует, – смех у Зарпедон тоже вышел весьма издевательский. Мордекай не выдержал – схватил ее за плечи:

- Зарп, это точно ты? Ты никогда не вела себя так.

- Как? – спросила она.

- Так цинично. Немедленно извинись перед Явиком.

- Что? Серьезно? – она вспыхнула. – Только через мой труп и кусочек шоколадного тортика! Чтобы ты подавился, кстати, – она плюнула в сторону Явика и ушла. Протеанин шумно вздохнул, в его взгляде читался гнев.

- Когда-то я сказал, что она лается с тобой по причине ПМС, – пробормотал Мордекай. – Беру слова назад. Либо это у нее перманентное состояние. Хотя, обычно она спокойна. Срывается только на тебе – даже не на Тиме.

- Я знаю почему, – буднично сообщил Явик. – Потому что она знает, что я прав, и, будучи не в силах принять факт моей правоты, пытается хоть как-то меня задеть или обидеть, чтобы хотя бы где-то быть победителем. Сразу говорю – нет, у нее это не получится.

- А как же твои крылышки?

- Вот поэтому я и не снимаю броню, – буркнул он. – Пусть сто раз шутит насчет моих крыльев. Для протеан это – норма.

- Но вы хотя бы ими пользуетесь?

- Нет, – буркнул Явик. – Совсем редко. В ходе эволюции они вообще должны были атрофироваться, если бы наша раса дожила до сегодняшних дней. Ну, по крайней мере, я так думаю.

- Тебе хана, Явик, – вдруг раздался голос Кайдана. Протеанин вздрогнул и обернулся.

- Кайдан, я не понимаю, о чем ты, – холодно сказал он.

- Что произошло между тобой и Шепард на Цитадели? – спросил Аленко со сдерживаемой яростью. – Зарпедон все рассказала!

- Господи, она-то откуда знает? – спросил Мордекай.

- А ей Шеп рассказала. Как она проснулась с утра и увидела эту гребаную грибообразную рожу!

Губы Явика пару раз дрогнули, выражая возмущение.

- Это было с похмелья, – сказал он, – и вообще, это не я был виноват!

- Сам факт, Явик, – майор сложил руки на груди. – Я-то думал, ты нормальный, а ты… ай, ладно, ты этого не заслуживаешь, – он отмахнулся и ушел. Протеанин скрипнул зубами:

- Кажется, Зарпедон решила окончательно осложнить мне жизнь. Что ж, если она твердо решилась завести себе врага в моем лице – пусть так и будет. У меня тоже терпение не резиновое. Где эта дрянь?

- Эй, успокойся…

- Где она? – повысил голос Явик.

- Я в ваши дела не ввязываюсь, ищи ее сам!

Инопланетянин фыркнул и ушел. Мордекай же набрал Зарпедон по ЭХО.

- Женщина, беги, – сказал он негромко. – Явик по твою душу. Всерьез готовится с тобой подраться.

- Мы с Тимом уже направляемся к челноку, – ответил взволнованный голос женщины. – Ты с нами?

Мордекай покосился на подошедшую Майю. Та вопросительно подняла брови.

- Да, мы с Майей сейчас подойдем, – пробормотал он и положил трубку. – Так, Майя, мы сейчас быстро организуем бесследное исчезновение Зарпедон. Явик с серьезными намерениями собирается ее… убить.

Девушка приоткрыла рот.

- Их нельзя оставлять одних.

- Вот и я о том же. Бежим.


Челнок долгое время летел почти в никуда. Зарпедон сидела за пультом управления, расстроенная. Тим качал головой:

- Протеанин или нет, но я не дам отобрать у меня мою девушку. Женщину, то бишь.

- Ну и что ты против него сделаешь? – фыркнул Мордекай. – К тому же, отобрать Зарпедон у тебя может только сама Зарпедон. Это же она по нему сохнет.

- Я все еще тут, – проворчала Тунгстина. – И я не сохну. Стойте… что это?

Она притормозила у небольшой пещеры с вывеской «RFC» и изображением огненного элементаля на ней.

- Ragnaros’s Fried Chicken, – прочел расшифровку Мордекай. – Рагнарос? Стоп, по-моему, я где-то слышал о нем.

- Иллидан говорил, что вы убили кого-то из его родственников.

- Ах да, точно. Ммм… как вкусно пахнет!

- Курочкой, – заметила Майя. – Я с утра ничего не ела… все, я иду туда.

- Эй, вдруг это опасно?

Сирена отмахнулась и побежала в сторону пещеры. Мордекай и остальные последовали за ней.

Помещение было небольшим. За импровизированным прилавком стояло нечто вроде огненного атронаха на стероидах. Оно было в кепочке. Увидев посетителей, оно загромыхало:

- Свободная касса!

- Рагнарос? – предположил Мордекай.

- Да, насекомые, – проворчал элементаль. – Заказывать будете? Между прочим, у меня самые быстрые заказы и самые низкие цены!

- Эм… стрипсы? Твистер? Криспи Чикен? – Майя щурилась, разглядывая прайс-лист.

- Будет сделано! – Рагнарос достал откуда-то из-за спины ощипанную курочку и подставил под задницу. Поток огня обдал несчастное мясо.

- Воу! Я не рискну есть подобное… – пробормотал Мордекай.

- Жри, насекомое! – под нос охотнику была сунута куриная ножка в панировке. Мордекай помешкал и откусил. Божественно горячая и острая, а какое нежное мясо… Глаза труксиканца расширились от радостного удивления.

- Прямо как на Артемиду попал, – прокомментировал мужчина, обгладывая кость. – Баскет, пожалуйста.

- Вам как первым посетителям – весь заказ бесплатно! – Рагнарос был явно доволен.

- И соус поострее.

- Насколько острый? – спросил элементаль. – У меня в наличии есть соус моего собственного рецепта – от остроты улетишь прямиком в ад! Называется «Атомная жесть».

Мордекай хмыкнул:

- Что ж, в эфире рубрика «эксперименты». Давай свою «Атомную жесть».

- Предупреждаю, насекомое – это ОЧЕНЬ острый соус. Может, передумаешь? Есть послабже, называется «Инопланетный анальный зонд»…

- Нет.

- «Оружие массового попожжения»?

- Нет, Рагнарос.

- Я предупредил, – фыркнул Рагнарос. – Ждите, насекомые.

- Мне кажется, это действительно опасно, – пробормотала Зарпедон.

- Ты знаешь, насколько у нас острые соусы были? – спросил Мордекай. – Я вообще любитель огонька. У нас можно было с трех капель улететь на орбиту. Потрясающе! Различные «тобаско», чили, аджика… мммм…

- Мне неохота срать огнем, так что это твои похороны, – отмахнулась Зарп. – Я возьму обычный кетчуп.

- Жрите, насекомые! – Рагнарос поставил на стол огромную корзинку с ножками и крылышками (на весь стол) и всучил по пачке соуса каждому. Мордекай с вожделением разглядывал свою – с изображением черепа и скрещенных костей.

- Мордекай, не надо, – Майя попыталась вразумить жениха, но он отмахнулся. Полив соусом одну из ножек, он откусил.

- Ээээ, я забыл перчатки дать… – Рагнарос так и застыл у столика. Мордекай совершенно ненормальным взором посмотрел на него.

- Это лучше, чем бухло столетней выдержки, – выдавил он. – Потрясающе!

Откусил еще. Его лицо и рот просто пылали огнем, а языка он почти не чувствовал, но это ощущение… Мордекай наслаждался им, как наслаждался всегда, сидя в какой-нибудь забегаловке на Артемиде.

- Я лица не чувствую, – пробормотал он спустя какое-то время, когда огонь начал отступать. Язык его совершенно не слушался.

- Мордекай, ты в порядке? – Майя схватила его за руки.

- Все нормально, – кивнул он. – Вам пробовать не советую. Вы непривычны к такой остроте.

- Я думал, ты будешь в судорогах биться, – сказал Рагнарос. – Думал, ты и вправду улетишь в ад.

- Я побывал там, – медленно кивнул Мордекай, едва ворочая языком, и попытался улыбнуться. Не удалось. Лицо еще пылало, а мышцы отказывались слушаться.

- Паралич лицевых мышц, – констатировала приехавшая спустя пять минут на вызов Майи Ангел. – Это на полчаса, не переживайте. Хорошо, еще дышать может после такого.

- Хорошо, еще живет, – фыркнул Рагнарос. – Тем не менее, он первый смертный, переживший мою «Атомную жесть». Обычно насекомые мрут в муках.

- Стоп, ты же говорил – мы первые посетители?

- Первые выжившие посетители, – пояснил Рагнарос. Откуда-то из-под подвала раздался тонкий голосок Тины:

- ОГО, ВОТ ЭТО МОЛОТ!

- НЕ ТРОЖЬ СУЛЬФУРАС, НАСЕКОМОЕ! – Рагнарос полетел в подвал. Мордекай побежал за ним, намереваясь остановить разъяренного элементаля.

- Подаришь? – невинно спросила Тина, хлопая глазами. Зарпедон покачала головой, хлопнув по лбу ладонью:

- Он с тебя размером, зачем он тебе?

- Ты как здесь оказалась? – спросила Майя с ужасом. – Что ты тут делаешь?

- Эм… курочку втихаря пожираю…

- ЧТО?! – загромыхал Рагнарос гневно. Тем временем Зарпедон рассматривала Сульфурас странно горящими глазами.

- Хм. Рагнарос, это ты его выковал?

- Какая разница, он мой! НИКТО НЕ СМЕЕТ ТРОГАТЬ МОЮ ПРЕЛЕСТЬ! ОСТАВЬ КУРИЦУ В ПОКОЕ, НАСЕКОМОЕ! – Рагнарос кинулся к Тине. Та захихикала, отскочив на безопасное расстояние и доедая очередное крылышко.

- Просто я думала, что ты сможешь починить это, – Зарпедон вынула из-за спины обломки своей эридианской палки. Рагнарос двумя пальчиками взял один из них.

- Ты этой зубочисткой можешь себе только анус щекотать! – громыхнул он на все подземелье. – Держи, насекомое!

С этими словами он всучил Зарпедон Сульфурас. Мордекай только моргнул, а Майя недоверчиво хмыкнула:

- Что, прям так просто отдаешь свою прелесть?

Тунгстина прищурилась, рассматривая руны на Сульфурасе.

- Как ты его держишь? – спросил Тим. – Ты настолько сильная?

- Да он совсем не тяжелый, – возразила женщина. – На, держи.

Она сунула молот в руки Лоуренсу, который грохнулся на пол от такой тяжести оружия.

- Эй, осторожнее, он стоит дороже ваших жизней! – возмутился Рагнарос. – Конечно, я отдаю его вам не просто так. Я хочу дать вам задание, насекомые.

- Жизнь за Рагнароса! – выпрямилась Майя. – Только вдобавок ты накормишь нас курочкой.

Элементаль проворчал:

- Ладно, курочка – так курочка. Итак, вы наверняка уже слышали о празднике Зимнего Покрова – ведь слышали, так? В общем, в Каражане организовывается вечеринка. И я хочу туда попасть – смекаете, насекомые?

- Каражан? – наконец смог заговорить Мордекай.

- Каражан – это город на поверхности Азерота, – раздраженно продолжил Рагнарос – он уже нарезал круги по подвалу. – На этой вечеринке соберутся все сливки общества! Я хочу их накормить своей фирменной курицей, но Медив так просто меня в Каражан не пустит. Ваша задача – смотаться к Медиву в Каражан и достать мне приглашение. Не знаю, как вы это сделаете, но если не сделаете – Я ОЧИЩУ ВАС ОГНЕМ! Поняли, насекомые?

- Ээээ… – Зарпедон почесала башку. – Наверно, да, поняли.

- А к тебе – особая претензия, – Рагнарос наклонился к ней, чуть не опалив пламенем ее брови. – Поскольку я избрал тебя будущей владелицей Сульфураса – если ты облажаешься, я тебя им же пришибу. Не так обидно будет.

Губы женщины растянула улыбка.

- Идет, – она протянула руку. – Ах, да. – Она убрала руку, видимо, сообразив, что рискует обжечься.

Выйдя на улицу, Зарпедон схватилась руками за голову и почти волком завыла на виднеющуюся в небе Секунду:

- Как мы это, черт возьми, сделаем?!

- О чем ты думала?! – налетел на нее Мордекай, схватив ее за грудки. – Да он же от нас и мокрого места не оставит!

- Эй, это была его идея!

- Ты согласилась!

- Да успокойтесь вы, – разняла обоих Майя. – Зарп, ты же сказала, что твой корабль долетит до Азерота.

- Эм… да, но как мы попадем в Каражан без приглашения, чтобы потребовать у… кого там?.. Медива, да – гребаное приглашение на вечеринку, если там собираются сливки общества? Вы понимаете, что это невозможно сделать?

- Сколько раз мне казалось, что из ситуации нет выхода, – пробормотал Мордекай. – Итого, я ошибался. Найдем выход, Зарп. Раз уж согласились. Я не очень хочу быть расплавленным в соус для курочки.

- Хорошо, – буркнула Зарпедон. – Собирай команду, мы отправляемся.

- А Иллидан?

Женщина подняла брови.

- Хорошо, возьмем и его, – согласилась она. – Только делаем все быстро. Я еще не забыла, что Явик на меня зубы точит.

Искатели переглянулись.

- Шикарный отпуск, – хмыкнул Мордекай.

====== Глава 17. Путешествие на Азерот ======

- Тревога!

Мордекай аж подскочил на кровати. В каюту заглянула Фелисити:

- Я засекла проникновение на корабль. Но не волнуйся, Брик с Вильгельмом ее уже поймали.

- Ее?

Фелисити отошла от прохода. В проходе появился Брик, в охапке держа некую азари с черной полосой поперек глаз и в фиолетовой курточке. Она отчаянно сопротивлялась, но в конце концов все же поникла.

- Она пыталась проникнуть в грузовой отсек, – отрапортовал Брик, – хорошо, Фелисити вовремя тревогу подняла.

- За бухлом пришла? Да что же вам неймется, – Мордекай подошел к ней. Та с ненавистью взглянула на него. – Ну и? Кто такая?

- Тебе какая разница?! Да отпустите меня! – она снова начала вырываться.

- Нет, – фыркнул Мордекай. – Брик, привяжи ее к стулу, чтобы не вырвалась.

- Я могу просто ее подержать, мне не влом, – усмехнулся берсерк. Мордекай стал изучать лицо азари. Оно было странным, напоминало… хомяка, как ни странно. И у нее существовали брови, что делало ее облик вдвойне странным.

- Имя, – бросил он.

- Я ничего не скажу!

- Как скажешь. Будешь сидеть в отдельной каюте, без еды и питья, – пожал плечами Мордекай. – Брик, тащи ее в свободную каюту.

- Не надо, – азари сдалась. – Я сдаюсь. Я все скажу. Только отпустите.

- Отпускать не будем, я не дурак, – покачал головой охотник. – Имя.

- Пелессария Б’Сэйл, – неохотно ответила она. Майя за спиной Мордекая негромко захихикала. – Можно просто Пиби.

- Джеку бы ты понравилась, – мужчина тоже улыбнулся. – Зарп, у тебя появилась конкурентка!

Зарпедон только обиженно фыркнула в ответ, уминая кусок шоколадного торта.

- И что ты забыла на нашем корабле? – спросил Мордекай неодобрительно.

- Пыталась вернуть то, что было нашим по праву, – дерзко ответила Пиби.

- Серьезно? Бухло? Оно не принадлежало тебе.

- Тебе напомнить, как вы прилетели на драконе и все сожрали? Хорошо, что я успела унести задницу, – Пиби буквально плевалась словами.

- Ты была ренегатом, я правильно понял?

- Нет! Я просто присоединилась к ним, потому что они обещали, что станут богатыми и знаменитыми! Мы такие авантюры планировали!

- Угум, – Мордекай задумчиво постучал пальцем по подбородку. – Ясно все с тобой, Пиби. Брик, что будем с ней делать?

- Убить, – Брик уже размял шею. Пиби вся съежилась в его объятиях.

- Иногда милосердие – лучший выход, – подала голос Зарпедон.

- Значит так, – Мордекай заговорил тихо. – Меньше всего я хочу проливать кровь на этом корабле. Меньше всего я хочу вступать в полемику с твоей расой. Так что – ты сейчас берешь и тащишь свою задницу отсюда. Увижу еще раз рядом с МОИМ бухлом – пощады не жди. Радуйся, что я сегодня такой добрый.

- Подождите! Я могу… я могу поехать с вами! – Пиби снова заерзала в руках Брика. Тот сжал ее покрепче, отчего азари задохнулась.

- Как будто ты способна на большее, чем воровство.

- Я могу стрелять из пистолета!

- Сейчас каждый второй умеет держать оружие в руках, для меня это не новость.

- Я могу выполнить любое задание, любыми средствами! – беспомощно запищала Пиби. – Возьмите меня! Вы не пожалеете!

- Нет.

- Но… слушайте, я понимаю, я совершила ошибку, – затараторила азари, – и я признаю, что в последнее время была излишне… независимой, но, глядя на все то, что у вас тут происходит… Вы же первооткрыватели? Вы – те самые, с программы «Инициатива «Андромеда»?

Зарпедон хлопнула глазами.

- Нет, – ответила она. – Мы – Искатели Хранилищ, но сейчас мы как бы в отпуске. Хотя, отдохнуть не получается.

- Хранилища? – Пиби распахнула глаза орехового цвета. – А что это?

- Так мы тебе все и рассказали, – отрезал Мордекай. – Брик, дай ей дружественный пинок под зад.

- Не надо!

Но было уже поздно – Брик выпихнул Пиби в открытую дверь, та упала на песок, с обидой глядя на берсерка.

- Думаю, нам стоит улетать, – произнесла Зарпедон. – Фелисити, включить двигатели.

- Все-таки решилась полететь на Азерот? – спросил Мордекай. – Прямо сейчас?

- У нас нет выхода, – возразила командир. – Фелисити, курс на Азерот. Мордекай, возвращайся в свою каюту. Это приказ.


- Иллидан, а расскажи о своем боссе, – попросила Майя. Мордекай нервно взглянул на нее. – Можешь даже зайти к нам в каюту, третьим будешь. Шучу.

Сирена повела демона в их каюту. Охотник был очень недоволен этим фактом – он все еще не доверял Иллидану и считал, что это – даже если и паранойя, то обоснованная. Даже если не считать того факта, что Иллидан – демон.

- Вообще у меня было два босса, – начал рассказ ночной эльф. Майя устроилась по-турецки на кровати, Мордекай, укоризненно вздохнув, сел рядом. – Раньше был Саргерас, он был весьма великим титаном и создателем Пылающего Легиона, если вы знаете о таких вещах. Нет?

- Мы знаем про Забытый Легион Зарпедон, но про Пылающий не знаем, – ответила Майя.

- Саргерас пытался спасти вселенную от Повелителей Бездны, уничтожив мир раньше них. Как-то так, – развел руками Иллидан. – Пылающий Легион, на секундочку, состоял из демонов.

- Что-то мне это напоминает, – негромко произнесла Афина, прислонившись к стене. Мордекай увидел, что почти все Искатели во главе с Зарпедон вошли в комнату и теперь слушали демона взахлеб. – Зарп, твоя логика.

Зарпедон только фыркнула:

- Я, в отличие от него, решила уничтожить не вселенную, а всего одну планету.

- Его осквернила, ммм… Скверна, – добавил Иллидан. – Он стал одержим этой идеей и устроил тотальный геноцид. Были уничтожены целые созвездия. Он и Азерот чуть не уничтожил. Мой брат, Малфурион… он сделал Источник Вечности, через который должен был вторгнуться Саргерас, нестабильным, и он, в смысле, Источник, взорвался. Саргерас был отброшен, но Азерот… он изменился навсегда. Саргерас потом долго пытался вторгнуться в Азерот еще и еще раз, он даже вселился в тело Медива, который открыл портал и стал причиной появления Орды… которую создал мой нынешный босс. Его зовут Гул’дан, и он – орк-чернокнижник.

Мордекай переглянулся с Майей.

- В общем, как бы тот Гул’дан, которого все знают, уже давно сдох, – пояснил Иллидан, – я даже череп его себе присвоил. Но, оказывается, существует альтернативная вселенная, где Гул’дан жив, и, более того, он пришел в основную вселенную, выкрал мое тело… да, я к тому моменту тоже сдох… воскресил с помощью некромантии и заставил работать на себя. Вот и вся история.

- Стоп. То есть, этот Гул’дан и есть муж Слаанеш, верно? – спросила Майя.

- Секунду, – взмахнул руками Мордекай. – Это из серии страшилок, Иллидан. Расскажи нам реальную историю.

- Боюсь огорчать, но так и было. И да, Гул’дан – муж Слаанеш. Она его соблазнила, сучка, – демон сложил руки на груди. – А Орда, кстати – отдельная тема. Это зараженные Скверной орки. И раньше Гул’дан, еще когда только нанял меня, планировал с моей помощью расширить влияние Орды, но потом… он даже Джараксуса пихнул продавать эти чертовы вибраторы, понимаете? Как только связался со Слаанеш, он сам не свой стал. И… меня это, с одной стороны, радует. А с другой стороны, это же Гул’дан. Он весьма жаден до власти, и, если Альфис перейдет ему дорогу… последствия могут быть катастрофические. И я до последнего верил, что Альфис не наймет меня – меня и так за глаза предателем зовут, и Гул’дан убил бы меня за еще одно предательство. Но… в конце концов, если подводить итог моей истории, меня предали все. Даже собственный брат, – Иллидан вытер пот со лба. – А я хотел одного. Низвергнуть Саргераса и уничтожить Пылающий Легион, чтобы ничего не угрожало миру. Не то чтобы я откажусь от силы и власти, но я действительно только и делаю, что пытаюсь спасти мир. Я пытался открыть второй Источник Вечности и обратить его полярность, чтобы демонов выбросило обратно в Пустоту, но… меня схватили, заключили в темницу – Малфурион, спасибо! Единственным человеком, кто верил мне, была Тиранда – и она выпустила меня, чтобы я боролся с демонами.

- Стоп. Ты сказал, что тебя Малфурион выпустил.

- Я с ним помирился. Он бы заключил меня обратно, если бы я все же не уговорил его поменять свое решение. Я все еще в своем уме и понимаю, что себя надо как-то в руках держать, несмотря на то, что меня очень сильно, чего таить, к магии тянет. Больше, чем вы думаете – это голод, сравнимый, наверно, с голодом вампира. Позже, кстати, я пытался уничтожить Ледяной Трон, чтобы не допустить появление в этом мире Короля-Лича, но опять же – не получилось. Меня предали мои же союзники! Принц высших эльфов, Кель. Именно он, он меня предал! – Иллидан, казалось, сейчас выйдет из себя. – Мне пришлось уйти в Темную Цитадель, но меня, а заодно и других охотников на демонов, победил Акама, вождь дренеев, вместе с моей бывшей тюремщицей Майев. Он… тоже когда-то был на моей стороне. А дальше меня нашел Гул’дан, и… дальше вы знаете. – Демон вздохнул. – Знаете, мне надо… побыть одному. Расходитесь, представление окончено.

- Иллидан, постой…

Но эльф уже ушел, по пути грубо оттолкнув Зарпедон и чуть не сбив с ног Фелисити. Капитан проводила его взглядом.

- Мне искренне жаль его, – пробормотала она. – Несмотря на то, что его побуждения были… не всегда благородными, судя по его рассказу. Я… мне, наверно, стоит пойти и поговорить с ним.

Тимоти только прищурился, глядя на возлюбленную. Ревнует, надо же. Мордекай покачал головой:

- Зарп, ты сделаешь только хуже. Оставь его. Ему действительно лучше побыть в одиночестве.

Посмотрел на Майю. Та тоже выглядела тронутой историей.

- Получается, он пострадал из-за своего стремления спасти мир, хотя и… не самыми легальными способами, – произнесла она.

- В этом плане он почти ничем не отличается от Джека или той же Зарпедон, – возразил Мордекай.

- Он не убивал невинных людей.

- Откуда ты знаешь? Может, он опустил эту часть рассказа, где убивал всех, кто вставал на его пути. Ты же знаешь, некоторые любят приукрашивать свою историю.

- Если бы он хотел, я уверена, он бы давно уже испепелил нас, он же гребаный демон, – ответила Майя. – Я доверяю ему, несмотря на это.

- А, ну да, поэтому мы сейчас летим неизвестно куда. Еще неизвестно, что там в этом Азероте творится.

- Ребят, – тихо зашептала заглянувшая в комнату Фелисити. – Зарп все же поперлась к Иллидану, надо проследить за ней! Мало ли, удушит.

Мордекай раздраженно цыкнул и встал с кровати.

- Веди, – буркнул он.

Дверь в каюту Иллидана была приоткрыта. Мордекай осторожно заглянул туда. Демон сидел на полу у окна, на коленях, опустив голову. Зарпедон стояла рядом с ним. Наконец она тронула его за плечо:

- Иллидан.

- Не трогай меня.

Его голос в сочетании с демонической вибрацией и меланхоличным тоном звучал как-то странно. Зарпедон опустилась на одно колено рядом.

- Чтобы ты знал, – заговорила она. – Предательство для нашего мира типично. Такие уж люди по своему нраву. А хорошие люди вроде нас с тобой страдают.

- Я пошел на все, чтобы спасти мир от демонов, и вот чем мне отплатили! – Иллидан оставался недвижим, но его голос был пропитан гневом. – Я подумал, что поездка на Азерот будет плохой идеей. Навряд ли Малфурион и остальные будут рады меня видеть.

- Но он же твой брат.

- Если бы он относился ко мне как к брату, он бы поступил милосерднее и убил бы меня сразу, а не сажал в темницу на десять тысяч лет. Я… прости, но я, когда мы прибудем в Азерот, вернусь к себе домой, в Темную Цитадель. Я не хочу, чтобы меня предали еще раз!

- Мы не собираемся предавать тебя, Иллидан. Я понимаю, у тебя мало причин верить мне, но…

- Если бы не моя миссия уничтожить Легион и все, что с ним связано, то я бы уже давно плюнул на все и сдох, – демон встал на ноги и подошел к окну.

- Ты же сам говорил, что мир делится на доминирующих и подчиняющихся. Ты относишься ко второй категории?

Иллидан бешено взглянул на нее.

- Если нет, то ты должен продолжать сражаться и не падать духом! – Зарпедон довольно грубо схватила его за прядь волос и притянула к себе поближе, глядя прямо в тускло светящиеся сквозь повязку глаза. – Погоди… Ты в повязке. Ты что, слепой?..

Иллидан так крепко стиснул челюсти, что скрипнули зубы.

- Иллидан, ответь мне.

Демон прикрыл глаза – это можно было понять по потухшему свечению на повязке.

- У меня зрение иного рода, – ответил он. – Я не шучу, оставь меня в покое, как там тебя…

- Зови меня «капитан Зарпедон». И только так, – жестко ответила женщина, выпуская его. – Если ты готов сдаться и жить дальше, углубившись в свои переживания – скатертью дорога.

Нет ответа.

- Иллидан, хотя бы тортик съешь.

Молчок.

- Очень вкусный шоколадный тортик.

Пауза.

- Отрежь кусочек, – мрачно наконец ответил Иллидан. Мордекай не выдержал и прыснул под нос, хрюкая в безуспешных попытках сдержать смех. Зарпедон вышла из комнаты и показала ржущему охотнику кулак.

Мордекай, отсмеявшись, решил тоже сходить на кухню и перекусить. По дороге в кармане его брюк завибрировало ЭХО.

- Да?

- Мордекай, это ты? – раздался знакомый голос. – Это я, Ветра.

- Привет, – облегченно вздохнул мужчина. Хотя бы не Мокси. Воспоминания о ней напрягали его.

- Гаррус сказал, вы на Азерот полетели.

- Да, а что?

- Мы тут очень скучаем. Гаррусу бухать не с кем. Явик как неприкаянный ходит – срывать зло не на ком. Даже «Моих маленьких пони» смотрел вчера. Стил с вами уехала, теперь у нас даже музыки нормальной в баре нету.

- Мы вернемся, как только выполним задание. Надо же Рагнаросу приглашение доставить, – Мордекай ухмыльнулся. – А там – посмотрим. Если у нас будет возможность попасть на вечеринку в Каражане – достанем приглашения для вас.

- Спасибо, Мордекай, – поблагодарила его турианка. – Честно, мне не хватает твоей компании. Из тебя получился бы неплохой турианец. Возвращайтесь поскорее.

На душе охотника стало по-настоящему тепло.

- Постараемся, Ветра. Спасибо тебе огромное.

Никс повесила трубку. Мордекай размял плечи и направился на кухню.

- Корабль прибыл по назначению, – заговорила Фелисити. – Готовьте челнок, полноценной посадочной площадки для «Дракенсбурга» не обнаружено.

- Шикарно, – охотник потер ручки. – Зарп, мы прибыли!

- Я слышу без тебя, – заворчала Зарпедон, выйдя из своей каюты. Она уже переоделась в пижамку с узором из кусочков шоколадного тортика. – Знаешь, мне влом переодеваться. Пойду так.

- Чего? Ты же не хочешь, чтобы весь Азерот подумал о тебе невесть что?

- Переоденусь в челноке, ладно, – буркнула женщина. Мордекай пожал плечами.

- Майя! Вставай, мы прилетели! – он разбудил сирену, уже уснувшую.

- Ни фига себе быстро, – сонно пробормотала она.


- О Каражане ходит множество слухов, – рассказывал Иллидан, покуда они летели в челноке. – Кто-то говорит, что это – мрачное подземелье, полное демонов, духов и прочей хуйни. На самом деле Каражан знаменит Башней Медива, где он жил и работал.

- Жил?

- Живет, – поправился Иллидан. – Медив вообще-то ведет затворнический образ жизни, но иногда он организовывает вечеринки – ну, хочется старику повеселиться. Меня, правда, никогда не приглашали…

- Внимание! Внимание! – заговорила вдруг Фелисити. – Отказ основного двигателя.

- Твою мать, – всплеснул руками Мордекай.

- Попытка запустить запасной двигатель. Ошибка. Готовьтесь к жесткому приземлению.

- Держитесь, – Зарпедон, так и не успевшая переодеться в униформу, защелкала переключателями на панели управления. Майя сиротливо спряталась на груди Мордекая, а охотник ощутил поганое чувство приближающейся смерти.

Но все оказалось не так плохо. Грохот, и челнок сильно тряхнуло от удара, а потом все затихло. Зарпедон, разбившая губу при падении с пилотского кресла, едва поднялась с пола и взяла Сульфурас в руки.

- Осторожно выходим, – тихо сказала она. – Если что – открываем огонь на поражение.

Майя кивнула, перезаряжая пистолет «Маливан». Мордекай с неудовольствием обнаружил при себе только Киберорла – винтовку он забыл на Массере. Тина угрожающе помахала динамитом. Брик размял кулаки и плечи.

- Идем. – Зарпедон нажала кнопку открытия двери. Дверь с тихим шипением отворилась, и Мордекай выскочил наружу, тотчас направив револьвер на противника. Тотчас он испустил удивленный возглас.

Челнок приземлился в аккурат на чей-то дом. А точнее – в чью-то спальню. На кровати, едва прикрытая одеялом, спала девушка, блондинка – хотя, скорее, ее волосы были седыми; она была практически голая, на ней не было ничего, кроме кружевных белых трусиков.

- Тшш, – Мордекай поднял палец, давая знак Искателям остановиться. Майя возмущенно зашептала:

- Кончай пялиться, уходим отсюда!

- Тихо. Тихо уходим. Чтобы она не проснулась, – прошептал Мордекай в ответ. На цыпочках они двинулись в сторону входной двери. Брик задел ногой стул, тот упал с жутким хрустом.

БУМ.

Мордекай сам не понял, что произошло. Кожа его горела, горели и дреды на голове. Пальцами затушив один, он вдруг понял, что на него смотрит проснувшаяся хозяйка дома.

- Эм… извините за вторжение. Это Каражан? – только и смог спросить он. Девушка вдруг охнула:

- О, простите! Я думала, это воры. А что вы тут делаете?

- Терпим крушение, – нашлась Тина. Девушка едва прикрыла свои прелести одеялом, но Мордекай уже успел их увидеть и, на удивление, ощутить некое подобие возбуждения.

- Так это Каражан или нет? – спросил Брик.

- Даже близко нет, – девушка стала поправлять растрепавшиеся волосы. – Это Даларан, а до Каражана отсюда очень далеко.

- Черт, – сплюнул Мордекай. – Извините еще раз за беспокойство. Хотите, мы починим вам крышу, которую так бессовестно проломили?

- Я найму рабочих, – отмахнулась девушка. – Если вы все же хотите попасть в Каражан, я могу открыть портал туда. Если не секрет, зачем вам нужен Каражан?

- Там вечеринка, – ответил охотник. – С блэкджеком и шлюхами.

Девушка подняла брови.

- Ах да, сейчас же праздник Зимнего Покрова, – вспомнила она. – Конечно, Медив все время что-то организовывает каждый год. Но… обычно туда приглашают только самых известных людей, а вас… вас я не знаю.

- Вы приглашены? – задал вопрос Мордекай.

- Как бы долг обязывает, – пожала она плечами. – Я – леди Джайна Праудмур, правительница Даларана. Очень приятно познакомиться.

Челюсть Мордекая отвисла.

- То есть, вы… то есть, вас… надо называть «ваше величество»? – спросил он. – Как неловко получилось…

- «Ваше величество» – этот титул недостижим для меня, – Джайна улыбнулась. – Он принадлежит Вариану, мне до него как до луны. Зовите просто Джайна.

Майя уже щипала его за задницу, пытаясь отвлечь его от созерцания полуголого тела Праудмур, но Мордекай мало обращал на это внимание.

- Хорошо, Джайна, – он протянул руку. Джайна, смущенно пунцовея, подала ему руку, и Мордекай нагнулся, чтобы поцеловать ее.

- Вы, я так понял, магесса? – спросил он.

- Одна из лучших на Азероте, – она снова смущается. – А вы кто?

- Мордекай, – представился мужчина. – Охотник, алкоголик, джентльмен. А это мои друзья – Зарп, Тина, Майя и Брик.

- Очень приятно, – растерянно ответила Праудмур, кивая. – Но я имела в виду не это. Чем вы занимаетесь?

- Хуйней страдаем, – сказала Тина и получила подзатыльник от Зарпедон.

- Когда-то мы были Искателями Хранилища, – философски протянул Мордекай, – но потом я получил стрелу в колено. Ну… почти. Отпуск у нас.

- Ничего не знаю о Хранилищах, – Джайна только хлопнула глазами. – Ладно. Сейчас я открою портал – и идите в свой Каражан. Мало того что ввалились ко мне посередь ночи, так еще и голой меня застали.

- Дорогая, я слышал шум. Все в по… – дверь открылась, и в комнату заглянул мужчина с синими волосами. – Ох ты ж ни фига себе.

- Кейлек, дорогой, я все объясню, – Джайна хотела поднять руки, но одеяло упало на пол, и девушке снова пришлось прикрыться.

- То есть, пока я ходил покупать моей любимой цветы, – в голосе мужчины появилась угроза, – ты тут групповуху решила устроить?

- Во-первых, тут ребенок, – Мордекай положил руки на плечи Тине. – Во-вторых, судя по запаху второсортного коньяка, который я от тебя учуял, ты явно не цветы покупать бегал.

Растерянность на лице Джайны сменилась гневом.

- Где ты сейчас был? – процедила она.

- Да врет он все! Я искал тебе цветы, правда-правда…

- Скажи мне правду, Кейлек, – потребовала девушка. – Ты опять бухал с другими драконами?

- С драконами?! – Мордекай перевел взгляд на Кейлека.

- Эм… я Аспект Синих драконов, но я с ними не бухаю, – замахал руками мужчина.

- А я смотрю, от тебя как от Нефариана пахнет, – фыркнула Тина. – Драконом и перегаром одновременно.

- Нефариан?! – Кейлек аж подскочил. Мордекай закрыл ладонью рот Тине. Джайна прищурилась:

- Я не люблю, когда мне врут… Калесгос.

Мужчина встряхнул синей шевелюрой.

- Это происходит уже не первый раз, – Джайна гневно нахмурилась. – Ты стал себе позволять слишком много с тех пор, как остался в Даларане. Освободи спальню. Это приказ.

Калесгос (видимо, это было его настоящее имя) скрипнул зубами и, перед тем как уйти, смерил Мордекая долгим, ненавидящим взором.

- Шикарно, – обронила Зарпедон. – Еще не хватало нам проблем в Азероте.

Из-за двери челнока осторожно выглянул Иллидан:

- Ой. Я ничего не пропустил? Я просто вырубился.

- Иллидан?! – Джайна отшатнулась и упала на кровать. – Какого… что здесь происходит?! Зачем вы притащили сюда Иллидана?!

- Спокойно, мы уже уходим, – поднял руки Мордекай. – Только открой нам портал в Каражан, пожалуйста.

Девушка встала с кровати, запахнувшись в одеяло, и взмахнула рукой, пробормотав что-то под нос. Посередь комнаты вспыхнул всеми огнями радуги портал.

- Счастливого праздника Зимнего Покрова, – сказала она и залезла на кровать. Мордекай проводил ее взором и раскрыл рот, чтобы ответить, но был прерван щипком Майи.

- Кончай пялиться на нее! – зашипела она. – Пошли.

Мордекай пожал плечами и шагнул в портал.

====== Глава 18. Не туда попали ======

- Это точно Каражан?

Мордекай огляделся.

- Тебе виднее, Иллидан, – откликнулся он. Демон уже принял облик человека и теперь растерянно осматривался.

- Нет, это не Каражан, – ответил он.

Они очутились в некоем городе, который, кстати, был довольно небольшим, а вокруг бегали странные существа с зеленой кожей, большими ушами и довольно низкого роста.

- Гоблины, – пояснил Иллидан. – Только вот… это мало похоже на Кезан. Там у них вулкан рядом, а тут… сплошная пустыня.

- Хочешь сказать, что у гоблинов нет других городов?

- Есть, – ответил задумчиво демон. – Прибамбасск.

- Прибам-что? – прыснул Мордекай.

- Прибамбасск. Только раньше здесь не было столько народу. Э! – Иллидан тормознул за шкирку одного из гоблинов. – Не знаешь, почему здесь такое столпотворение?

- В Кезане произошло извержение! – запищал гоблин. – Говорят, там на местный футбольный матч сам Смертокрыл прилетел!

- Пиздеж и наглая провокация, – отмахнулся Иллидан и выпустил гоблина. Тот, отпустив парочку матерных слов в его адрес, быстро убежал. – То есть, с Кезана гоблины переехали сюда, – продолжил мыслить эльф. – Насчет Смертокрыла, я думаю, можно не верить. А вот то, что произошло извержение, вполне может оказаться правдой. Так, кто хочет есть? Я проголодался.

- Я бы целого дракона съела, – поделилась Тина. – Нефариана, к примеру.

- Да оставь ты его в покое, – усмехнулся Мордекай. – Ему и так с родством не повезло. Где тут таверна?

- Найдем, – оптимистично заверил Иллидан и поспешил вперед. Мордекай огляделся. Конечно, это был совсем не тот уровень развития, что на Пандоре или других, более цивилизованных планетах, но даже это казалось для гоблинов большим шагом вперед. Учитывая, что в этом мире существуют и драконы, и магия, наличие механизмов – это нечто.

- Вы не переживайте, – продолжил разглагольствовать Иллидан, – Прибамбасск – это нейтральная территория. Ах да, я же не сказал. Тут, в Азероте, идет ожесточенная борьба между Альянсом и Ордой. И мне кажется, это никогда не кончится. Так что в любом случае будьте осторожны в высказываниях.

- Уж постараемся, – мрачно ответила Зарпедон. Казалось, она жалела о том, что прилетела сюда. Но ее хмурый вид становился практически незаметен на фоне симпатичной розовой пижамки в сочетании с Сульфурасом. На командиршу начали оглядываться гоблины; в какой-то компашке вспыхнуло слово «Сульфурас» и пошло гулять по кварталам. Итого – когда друзья подошли к таверне, там их ждали десятка с два гоблинов. Возглавлял их гоблин, одетый богаче всех – в смокинг и различные брюлики.

- Я – местный аукционист, – важно заговорил он. – И до меня дошли слухи о безбашенности той женщины, которая сумела свистнуть Сульфурас у Рагнароса. Что, если мы договоримся?

- Перепродать хотите? – тотчас среагировала Зарпедон. – Да я вас сейчас им же вые…

- 100 золотых! – пискнул аукционист, поднимая руки.

- Шел бы ты отсюда, петушок. И куриц своих захвати, – Тунгстина пинками разогнала гоблинов и зашла в таверну. Мордекай и остальные последовали за ней.

- Я так поняла, заказывать будем за мой счет? – Зарп оглянулась. – Ибо только у меня из здесь присутствующих есть деньги.

Мордекай пожал плечами:

- До тех пор, пока ты не спустишь свои сбережения на шоколадные тортики, меня это устраивает.

Зарпедон фыркнула и ушла заказывать. Мордекай с Майей сели за один стол. Сирена выглядела весьма недовольной.

- Майя, что-то не так? – наконец спросил Мордекай.

- Ты с капающими слюнями пялился на эту… Джайну, и еще спрашивает, что не так! – всплеснула руками Майя.

- Ты никогда не ревновала меня. К тому же, она была голой – я же не мог игнорировать этот факт…

- Ну конечно! Все вы, мужики, одинаковы, – отмахнулась сирена. – Итак, насколько она красивая?

- Майя, перестань.

Девушка шумно вздохнула.

- Ладно, Мордекай, извини, – буркнула она. – Я не ревную, если тебе могло так показаться. Просто… ты таким взглядом даже на меня не смотрел.

- Вот уж неправда! Ты же прекрасно помнишь, как я застукал тебя голой в душе. Мы еще толком знакомы не были.

- О да, я помню, – Майя расплылась в улыбке. – Надо сказать Лилит спасибо за то, что именно она сломала шпингалет.

- Я прекрасно помню твое лицо, когда я случайно зашел в душ, – Мордекай улыбнулся в ответ. – Помню, как потом моя щека еще час ныла после твоей оплеухи.

Майя захихикала в кулак. Тем временем Зарпедон принесла целый поднос с бутылками газировки и гамбургерами.

- Пахнет-то как, – Иллидан подсел к Искателям. Скоро присоединились Брик и Тина.

Друзья молча обедали, когда в таверну вошел некий мужчина в робе, с огромными клыками, острыми ушами и с синей кожей. Гоблины сразу же стали перешептываться, а одна гоблинка, видимо, самая смелая, пискнула:

- Здраствуйте, господин Казакус!

Тот, кого назвали Казакусом, фыркнул – причем громко, на всю таверну:

- Здраствуйте, тупицы.

Все присутствующие, тотчас оторвавшись от еды, хором ответили:

- Здраствуйте, господин Казакус!

Мордекай не стал отвлекаться от еды, списав все происходящее на странности гоблинской расы. Казакус же направился прямиком к их столу и уже конкретно поприветствовал:

- Здраствуйте, тупицы!

Видимо, он ждал приветствия и от них. Мордекай, проглотив кусок гамбургера, встал, столкнувшись нос к носу с Казакусом.

- У меня высшее образование, – процедил он в лицо магу (в том, что Казакус – маг, у охотника сомнений не было). – Так что иди демонстрируй свой «ум» в другом месте.

- Вмажь ему, – с набитым ртом сказал Брик. Казакус аж побелел.

- Мне плевать, – сухо сказал он, – даже если вы новенькие. Вы должны знать только одно – ЭТО МОЙ ГОРОД. И вы будете вести себя так, как я скажу, даже если ради моего снисхождения вам придется жрать мои подачки. Ясно выражаюсь, тупица?

Мордекай почувствовал прямо-таки закипевшую в нем ярость. Замахнувшись, он впечатал кулак в лицо Казакусу. Брик зааплодировал, а гоблины, собравшиеся вокруг, начали подначивать, кричать, скакать.

Казакус буквально озверел от такого нахальства и, растеряв вся свою важность, накинулся на Мордекая. Охотник дал ему кулаком под дых и пинком ноги отправил на пол под аплодисменты присутстувующих. Маг сплюнул выбитый зуб и попытался встать. Мордекай пнул его носком ноги под ребра.

- Ах ты… сученыш… хлебаешь МОЮ колу и еще… выкобениваешься… – Казакус закашлялся. – Слуги! Взять его!

Дверь таверны вдруг вылетела с петель, и внутрь ввалился – почти всмятку – труп. Гоблины заахали, забегали. Мордекай в недоумении уставился в дверной проем, где стоял самый настоящий голем изумрудного цвета. Проломив собой стену таверны, голем схватил Мордекая в охапку, прежде чем он что-то успел сделать, и поволок наружу. Охотник от нехватки воздуха и усталости потерял сознание.


Очнулся Мордекай в некоем подобии храма. Он лежал на койке, накрытый одеялом (исключительная доброта, с сарказмом подумал он). У дверей стояло некое существо, бронированное, большое – явно сторожило его.

- Приветствую, – наконец сказало оно.

- Где я? – спросил Мордекай. – Где мои друзья?

Он действительно заволновался насчет них. Тина, Брик, Зарп, Майя… где они сейчас? И где Иллидан? Что сейчас происходит в той таверне? Жив ли Казакус?

- Они в порядке, – ответило существо. – Ты должен сказать спасибо.

- Это… спасибо?

- Да не мне. Айе. Это она первой узнала о вашей стычке с Казакусом, – фыркнул воин. – Новости в Прибамбасске быстро разлетаются. Вот и послала она голема на помощь.

- Кто такая Айя? И какая ей насрать на то, что я дрался с Казакусом?

- Это тебе объяснит сама Айя, если ты заслужишь возможность встречи с ней, – ответил он.

- А кто ты?

Воин помедлил.

- Можешь звать меня Млечнооким. Я – личный страж Айи.

- Я все-таки ничего не понимаю, – Мордекай уселся на кровати и застонал от боли в ребрах. – Получается, у Айи с Казакусом терки какие-то?

- Видимо, ты недавно в Прибамбасске, – хмыкнул Млечноокий. – У нее не просто терки с Казакусом. Более того – не только с ним. Целая борьба… за трон, если так можно назвать. В общем, Айя просила передать, что ты ей должен. Она рада, что ты поставил Казакуса на место, но у нее для тебя задание.

- Надеюсь, я смогу после этого спокойно свалить из Прибамбасска? – сухо поинтересовался Мордекай. – Мне как бы еще в Каражан ехать. Нам, точнее.

- Это Айе решать, не мне, – покачал головой Млечноокий. – В общем, так. В Прибамбасске назревают волнения. По поводу мнимого пробуждения Смертокрыла. Сходи и проверь. Айе невыгодно, чтобы какой-то там дракон лишил ее города.

Мордекай поджал губы. Опять мир спасать!

- Ладно, – бросил он. – Я пойду к моим друзьям.

- Айя не отличается терпеливостью, – вдогонку кинул Млечноокий. Мордекай вышел из храма. Там его ждали Зарп, Брик и Иллидан.

- А где Майя? – спросил Мордекай, чуя неладное. Зарпедон почесала голову.

- Этот ублюдок Казакус кинул на нас паралич, потом стащил Майю, – неохотно ответила она.

- ЧТО?!

Мордекай чуть сознание не потерял от ужаса. После всего, что было между ним и Майей, он не готов был потерять ее и очень боялся этого.

- А Тина?

Брик пожал плечами:

- В туалет пошла, сейчас вернется.

- Коничива! – радостно поприветствовала их подошедшая Тина. Пришла она не одна, а в компании с двухголовым, мощным мужчиной – одна голова в шляпе и с усами как у матерого мафиози, вторая – лысая, с глуповатым видом и торчащим во лбу рогом.

- Тина, я же говорил тебе – не связывайся с незнакомыми дяденьками, – поучительным тоном сказал Брик.

- Да вы что! – воскликнула с исключительной радостью Тина. – Это мой лучший друг!

- Новенькие? – добродушно загромыхал двухголовый и поправил шляпку на одной голове. – Приятно познакомиться! Я – дон Хан’Чо, глава «Ржавых Бугаев»!

- Стой-ка… что ты прячешь за спиной, Тина? – обратил внимание Мордекай. Девочка сдалась и открыла сумку, которую она, собственно, и прятала. Охотник пришел в ужас, увидев содержимое. Динамиты, начинка для бомб, оружие, легальное и не очень, обоймы…

- Твою мать, Тина, – зашипел он, – откуда?! Хотя нет, не отвечай, уже понял. Как тебе, – он ткнул пальцем в Хан’Чо, – хватило совести продать все это ребенку?!

- Стоп. Она сказала, что она гном, – растерялся главарь «Бугаев». Брик негромко сказал:

- Тина? Беги.

- Вы не понимаете, – Тина потерла ручки. – У нас будет столько оружия, что к нам ни один враг в здравом или не очень уме не сунется.

- Вопрос, – Мордекай сложил руки на груди. – Чем ты платила?

Зарпедон с ужасом на лице полазила по карманам. Тина засмеялась:

- Не ссыте, я не крала ваши деньги. Отдала ящиком печенек с шоколадной крошкой.

- А ящик где взяла?

Тина воровато огляделась по сторонам и приложила палец к губам:

- Тсс…

Дон Хан’Чо довольно засмеялся:

- Вот это я понимаю – контрабандизм у нее в крови!

- Прежде чем пустить тебя в нашу компанию, – сурово сказала Зарпедон, – мы должны удостовериться, что тебе можно доверять. Кто такие «Бугаи»? Кто ты? Чем промышляешь? Откуда у тебя столько оружия? Представляешь ли ты опасность?

- Женщина, притормози, – поднял руки двухголовый. – Отвечу по порядку. «Бугаи» – это… так скажем, сообщество. Чем промышляем? Контрабандой – в наши времена это не редкость. Я – огр, дон, что в Прибамбасске – один из высших рангов, после мэра. Оружие? Я уже ответил на этот вопрос. Представляю ли опасность? Смотря с кем имею дело. Я не друг Казакусу или Айе, и я уже не один раз давал им понять – этот город принадлежит «Ржавым Бугаям», в нем не место для слабаков!

- Ты знаешь Казакуса и Айю? – нахмурился Мордекай.

- Это мои главные противники, – оскалился огр – причем обе его головы. Говорила в основном голова с усами, вторая только согласно кивала. – Один – глава «Кабала», тайной организации – уж не знаю, что они там делают, но Казакус – алхимик, зельями торгует. Причем – ходят слухи – нелегально. Я вам этого не говорил! А то затаскает ведь по судам. Айя… тоже странная бабища. Якобы она убила предыдущего лидера «Нефритового лотоса» – его голем задавил. Случайно, ага.

- Может, это был не ее голем, – пожал плечами охотник.

- Все в Прибамбасске знают – только Айя умеет создавать нефритовых големов. Дар у нее такой. И все ее последователи якобы работают в поте лица, добывая для нее нефрит. Так, по крайней мере, в вербовочной листовке было указано. Кстати, совсем забыл, – Хан’Чо размял спину. – Весь Прибамбасск с утра твердит – Казакуса избили в таверне. Кто-нибудь что-то об этом знает?

Брик молча показал пальцем на Мордекая. Тот хмыкнул:

- Ну да, это я ему пару пенделей вкатал.

Дон почтительно приподнял шляпку:

- Мое уважение. А чем он тебе так насолил, мужик?

- Тупицей назвал.

- О, это в его духе, – фыркнул огр. – Слабак. Может только колу варить нормально. Ладно, я поспешу к своим, дел полно. Обращайтесь, если будет нужна помощь!

Хан’Чо ушел. Зарпедон вопросительно воззрилась на Мордекая:

- Ну, и что тебе сказали? Если сказали? Потому что нам этая бронированная хрень ничего не сказала.

- В общем… – Мордекай почесал голову. – Я теперь работаю на Айю. Меня заставили. Она мне жизнь, мол, спасла, и я должен отработать долг. Как-то так.

- И ты пойдешь нефрит добывать? – с ужасом спросил Брик.

- Не-а. Узнать насчет вторжения Смертокрыла. Правда это или нет.

- А как же… Как же Майя? – спросила Зарпедон. – Я все понимаю, конечно, но она – наш друг! И мой! И Брика!

Мордекай подумал.

- Айя голову мне снесет, если узнает, что я не своими делами занимаюсь, – ответил он. – Разделимся. Я пойду собирать инфу о Смертокрыле, а вы с Бриком и Иллиданом идите ищите инфу о Майе. Точнее, о том, где может Казакус содержать Майю. Куда опять Тина смоталась?

Брик оглянулся. Тина шла вместе с Хан’Чо под ручку в сторону местного банка, радостно треща о чем-то.

- У этого двуглавого явно проблемы, – прыснул берсерк. – Будет слушать целый день болтовню Тины.

- Не нравится мне это, – поделился Мордекай.

- Брось, она в чем-то права, оружие нам не помешает. Кроме того, поддержка Хан’Чо будет нам очень важна, если мы хотим противостоять Казакусу и «Кабалу» в целом.

Зарпедон подумала.

- Я составлю тебе компанию, Мордекай, – сказала она.

- А почему, к примеру, не Брик?

- Потому что я тоже хочу спасти мир, – заупрямилась женщина.

- Хорошо, – вздохнул Мордекай, – пойдем. Брик, Илюха, не скучайте.

- Как ты меня назвал? – оскалился Иллидан. Охотник только отмахнулся.

====== Глава 19. В поисках ответов ======

С высоты птичьего полета Азерот выглядел причудливо. Но как-то… неправильно. Моря бушевали, извергались вулканы, штормы ломали деревья. Мордекай, глядя на все это, совсем приуныл.

- Ты знаешь, куда мы летим? – спросила Зарпедон.

- Я знаю, кто, возможно, может нам помочь. Сейчас мы летим в Даларан.

- К Джайне, – пояснила женщина. – Что ж, я думаю, это лучший из вариантов. Она сейчас единственная, кто может дать нам хоть какое-то представление о здешнем мире. Хотя, Прибамбасск я уже увидела.

- Не все города такие.

Даларан, как оказалось, парил в воздухе подобно Убежищу. Облака окутывали шпили башен, дул легкий ветерок, солнце уже закатывалось за горизонт, бросая розовый свет на дома и окрестности. Мордекай засмотрелся на эту красоту, ему перехватило дыхание.

Гоблинский вертолетик приземлился неподалеку от здания, в которое некогда врезался челнок Искателей. Последний, как ни странно, стоял неподалеку, его чинили гоблины.

- Видимо, Джайна их попросила, – предположила Зарпедон. – Нам же когда-то придется возвращаться на «Дракенсбург».

- Надеюсь, остальной экипаж не скучает, – пробормотал Мордекай и постучал в дверь.

- Иду! – раздался голос Джайны. Спустя пару секунд дверь отворилась. Магесса была одета в боевую робу – бронелифчик, плащ с капюшоном и длинная юбка.

- Опять вы, – ее голубые глаза выразили разочарование, но голос оставался приветливым. – Если что, ваш корабль скоро починят.

- Мы насчет Смертокрыла, – перешел к делу Мордекай. Джайна слегка побледнела.

- Ах да. Смертокрыл, – она поежилась. – Заходите. А то дует, холодно.

Мордекай зашел внутрь. Убранство было довольно богатым, а дом – это мужчина заметил еще снаружи – большим и даже напоминал дворец.

- Здесь собирается круг магов Кирин Тора, – пояснила Джайна. – Пройдемте в мой кабинет.

Они поднялись на второй этаж. Джайна открыла одну из дверей и впустила Искателей внутрь.

- Я так полагаю, вы слышали о том, что Кезан превратился в руины? – Праудмур села на кровать. Мордекай бросил взор на залатанную крышу. Как будто ее и не ломали, но все же было видно, что ее чинили.

- Да. Якобы и Смертокрыл приложил к этому лапу. Кто он вообще такой? Может, это просто маленький дракоша?

- Дракоша? – Джайна невесело усмехнулась. – Тогда Йогг-Сарон – бесполезный комок тентаклей.

- Йогг… кто, прости?

- Не заморачивайтесь, – магесса мяла руки, явно волнуясь. – Смертокрыл – это ОЧЕНЬ большой и сильный дракон. Чтобы вы имели представление – его голова размером с эту комнату.

Мордекай почуял, как земля уходит у него из-под ног.

- И? Где нам его искать?

- Стоп, вы всерьез думаете, что сможете одолеть его вдвоем? – Джайна даже засмеялась.

- Нефариана-то одолели, – усмехнулась Зарпедон. Улыбка пропала с лица Праудмур:

- Ты шутишь.

- Нет, не шутим. Можем даже призвать его сюда для доказательства.

- Не надо, – испугалась девушка. – Я еще от Иллидана не отошла. Послушайте – это самоубийство. Не суйтесь в это дело. В последнее время сюда доходят слухи о катаклизмах, извержениях, цунами… и Смертокрыла видели, и не один раз. Никто никому ничего не говорит, чтобы не посеять панику. Прошу… вы сделаете только хуже.

- А эти катаклизмы как-то связаны с появлением Смертокрыла? – спросила Зарпедон.

- Я не думаю, что это совпадение, – ответила Джайна. – Возможно, произошло страшное и Смертокрыл разрушил преграду между миром элементалей и нашим миром. Элементали же отвечают за стихии. Если баланс стихий в мире нарушился… скорее всего, я права.

- И что нам делать?

- Калесгос недавно говорил о горе Хиджал, – Джайна задумалась. – Там происходит что-то очень и очень странное. Возможно, это как-то связано со Смертокрылом. Нужно проверить.

- Не составишь нам компанию?

Праудмур перевела взгляд с пола на Мордекая.

- Думаю, вам потребуется помощь, – ответила она, вставая. – Хорошо. Помогу. Но это – самоубийственная миссия, имейте это в виду.

- Имеем, – кивнул Мордекай.


Гора Хиджал выглядела безжизненной и выжженной. Хотя, местами были видны зеленеющие клочки травы, и руины выглядели весьма величественно. Да вдалеке, казалось, природа была нетронутой, девственной.

- Здесь что-то произошло, – Джайна поднялась на самую вершину, где росло огромное дерево. – Будьте готовы.

Зарпедон покрепче сжала Сульфурас в руке. Откуда-то из недр вдруг раздался знакомый голос:

- Умрите, насекомые!

- Опа, какие люди, – пробормотала женщина, убирая молот. Джайна же напряглась и зажгла в руках огни заклинания. В воздухе материализовался Рагнарос.

- Какого… – он взмахнул ручищами. – Ты?! Что ты здесь забыла?! Ты должна быть в Каражане!

- А ты – на своем рабочем месте в RFC! – не растерялась Зарпедон. Рагнарос подумал.

- У меня тут встреча, – заявил он.

- Свиданка со Смертокрылом? – пошутил Мордекай.

- Что ты понимаешь, насекомое, – отмахнулся элементаль. – Окей, ладно, он призвал меня. Какие вопросы?

- Мы пришли его убить – вот и все дела, – пожала плечами Тунгстина. Рагнарос очень нехорошо прищурился. – Послушай, ты кажешься очень умным существом. Зачем тебе все это? Зачем испепелять мир, когда можно просто божественно готовить курочку?

Элементаль крепко задумался. Зарпедон продолжила:

- Подумай, Рагнарос. Если тебе все еще так важно попасть в Каражан в качестве повара.

Джайна только глазами хлопала, явно ничего не понимая. Рагнарос наконец неохотно ответил:

- Ладно, смертная, убедила. Допустим, я отозву свою армию обратно на Огненные Просторы. Но этого мало!

- Где сейчас Смертокрыл?

- Летает по Азероту, сжигая все дотла, – мрачно ответил Рагнарос. – Не хочу предавать его, но еще меньше не хочу лишаться работы повара. Я обожаю жареную курицу! Еще с тех пор, как случайно убил курицу в Ривервуде.

- Ты знаешь способ хотя бы его ослабить?

Элементаль подумал.

- Смертокрыл творит свои деяния под влиянием Древних Богов, – ответил он. – Если как-то можно было бы очистить его душу от их влияния… Он ведь не всегда был таким.

- И что нам делать?

- Посетить гробницы Древних Богов и поговорить с ними. Это единственный выход. Но это огромный риск. Они заговорят вас до безумия, особенно К’Тун, так что аккуратнее, насекомые. И – поскорее уже достаньте приглашение.

- Волшебное слово, – Зарпедон подняла Сульфурас, делая вид, что хочет его сломать. Рагнарос измученно выдохнул:

- Пожалуйста.

- Вот, не так сложно, верно? – женщина убрала молот за спину. Элементаль исчез; Хиджал во мгновение ока преобразилась, дерево на вершине зазеленело, так же как и выжженые склоны. Джайна наконец произнесла:

- Что это такое было?

- Мы уже привыкли, – Мордекай положил руку ей на плечо. – И тебе советуем.

Волшебница шумно вздохнула:

- Не знаю, кто вы такие, не знаю, что вы сделали с Рагнаросом, но… спасибо.

- Джайна, ты случайно не знаешь…

- Я больше не буду участвовать в этой авантюре!

В Искателей полетели огненные шарики. Мордекай решил все же не нарываться на неприятности и переубеждать Джайну не стал. В конце концов, она здешняя и не знает про ту чертовщину, что устроили Искатели за последний год.

- И где нам их искать, Древних Богов? – хмуро спросила Зарпедон.

- Иллидан что-то говорил про то, что К’Тун…

- Мертв, да. В таком случае нам надо искать его тело, а где оно?

Мордекай вызвал Брика по ЭХО.

- Дружище, – позвал он в микрофон, – зови Илюху к телефону. Нам надо отыскать К’Туна. Как минимум.

- Не зовите меня так! – раздался разгневанный голос Иллидана. – Кстати, отвлекитесь немного от своей миссии. Мы вычислили Казакуса.

Мордекай вздрогнул:

- Где она?! Не томи, говори!

- Джайна с вами? Просите открыть ее портал в Подгород. Казакус сейчас там.

- Не буду спрашивать, как вы это узнали.

- Одна маленькая проблемка, – продолжил Иллидан. – Подгород – территория Орды, так что будьте осторожнее. И… там живет нежить.

- Просто прекрасно.

Иллидан отключился. Мордекай повернулся к подошедшей к ним Джайне:

- Для тебя же не проблема открыть портал?

- Это ваши похороны, – махнула она рукой. – Разбирайтесь сами.

- Только на этот раз, пожалуйста, не ошибись с назначением, – Зарпедон сложила руки на груди. – А то опять влипнем в неприятности.

- Вы уже в них погрязли по самые уши, – парировала Праудмур и взмахнула рукой, открывая портал. Зловещий пейзаж Подгорода появился в его глубине.

- Удачи.

Мордекай и Зарпедон переглянулись и вместе шагнули в портал.


Подгород был весьма пугающим и тихим. Тишину разрывал редкий скрип костей – по городу разгуливала нежить. Мордекай прошептал:

- Как хочешь, Зарп, но я и шага больше не сделаю. Не хочу, чтобы меня нежить сожрала. Может, по воздуху?

- Предлагаешь призвать Нефариана? Что ж, не самый плохой вариант.

Мордекай включил ЭХО и тихо шепнул:

- Тина! Нужен транспорт. Срочно.

- Куда? – спросила девочка.

- К Подгороду. Мы у ворот. И побыстрее, иначе нас зомбятина съест!

Нефариан прилетел быстро, но, как показалось Мордекаю, он был пьян. За неимением другого дракона (Гневиона черт знает где искать, да и не хочет он палиться) пришлось лететь на нем. В полете дракон странно вихлял и напевал под нос «Полет валькирии».

- О-ой! Мы сейчас врежемся! – Зарпедон изрядно напугалась, когда Нефариан взял курс на самую высокую башню. – Тпру! Стой, сука! СТОЙ, ТЕБЕ ГОВОРЯТ!

На Нефариана крики женщины ровно никак не действовали. Итого – Искатели влетели прямо в открытое окно. Дракон тотчас свалился и захрапел; Мордекай же растерянно огляделся.

- Стой, где стоишь.

Холодный женский голос звучал как будто с того света. Мордекай наконец увидел его источник – в полутьме сияли два рубиновых глаза. Девушка вышла в лунный свет, держа в руках натянутый лук. Цвет ее кожи был мертвенно-голубым, брови были похожи на стрелки, темные губы крепко сжаты. Платиновые волосы спадали на ее лицо из-под капюшона.

- Я не…

- Замолчи, – повелительно сказала она и опустила лук. – Вы ассасины? Кто вас послал? Вариан?

Мордекай приоткрыл рот.

- Нет, – ответил он. – Мы не ассасины.

- А кто же тогда? Ночью влетаете ко мне в окно… в спальню, между прочим! На драконе! – она сложила руки на груди. – Говорите, люди. Кто вы такие и что вам надо от меня?

- Я бы мог задать тот же вопрос. Я вас совсем не знаю, барышня.

Темные губы чуть изогнулись в улыбке:

- О, прошу прощения. Я думала, что все в Альянсе знают королеву-баньши. Сильвана Ветрокрылая. Я веду за собой армию нежити – Отрекшихся – и являюсь неотъемлемой частью Орды. Это все, что вам стоит знать.

- Мордекай, – мужчина поклонился. – Очень приятно, Сильвана. Мы влетели в вашу спальню совершенно случайно, и скоро мы ее покинем. Как только этот выродок проснется. А то ваши подопечные… боюсь, видят в нас еду.

Мордекай кинул взгляд на Нефариана. Спит, тварь крылатая. Надо же было так нажраться. Не следит за ним Тина, совсем от рук отбился.

- Странно. Вас не смущает факт того, что я королева нежити, – Сильвана подошла к окну и закрыла его.

- Не брезгую, – пожал Мордекай плечами. – Сам как нежить.

Ветрокрылая приподняла бровь.

- Что-то есть, – фыркнула она. Зарпедон хмыкнула:

- Неплохо выглядишь… для нежити.

- Я не совсем нежить, – возразила Сильвана. – Впрочем, как-то живу с этим. Для меня важно помочь моему народу, а это… пфф.

- А как вы стали… баньши? – спросил Мордекай. – Раз уж мы застряли здесь минимум до пробуждения нашего транспорта, хотелось бы послушать.

Сильвана подумала.

- Это – информация для приближенных, – ответила она. – Скажем так, один ублюдок всему виной. Но он уже мертв.

- Вам нужна помощь?

- Нет. Я уже сказала, что я могу с этим справиться сама. – Ветрокрылая потянулась, разминая кости. – Может, вы голодные? Раз уж вы будете всю ночь гостить у меня.

- Не уверен, что… – с сомнением протянул Мордекай.

- Не волнуйтесь, еда нормальная, – перебила его Сильвана, – не человечина и не тухлая. Ждите.

Она ушла. Зарпедон подошла к окну, оперлась на подоконник.

- Эта атмосфера меня пугает, – прошептала она. – Такое ощущение, что здесь никогда не бывает солнца. И Сильване нравится так жить?

- Скорее всего, у нее нет выбора, – глухо ответил Мордекай, встав рядом. – Возможно, кстати, она что-то знает о Казакусе. Надо спросить.

- Это не опасно, что мы забросили задание со Смертокрылом?

- Мы его даже не видели ни разу, – ответил мужчина. – Повезет, и кто-нибудь завалит его без нашей помощи. Я больше буду горевать, если останусь в живых и больше не увижу Майи.

- Так ли ты ее сильно любишь? – спросила Зарпедон. – Видела я, как ты на Джайну смотришь.

- Она мне не нравится. Мне нельзя даже смотреть на других женщин? К тому же, она меня чуть огненной глыбой не убила. Вот, дреды все сожгла.

- Повод отрастить шелковистую шевелюру.

- У меня такие волосы, что на моей голове место только дредам. И да, посмотри на свою башку.

Зарпедон оттянула прядь волос и с отвращением посмотрела на нее.

- Я помню, как тебе орки причесочку сделали. Хоть на бабу была похожа, – добавил Мордекай. Женщина фыркнула:

- Главное – функциональность. Та прическа растрепалась бы в первом же бою. И мешалась бы.

- Идите чай пить! – раздался голос Сильваны с кухни.

- Пошли, – Зарпедон потянула Мордекая за собой. Тот не возражал.


- Казакус, хм? – Сильвана рассеянно мешала чай. – Слышала о таком, да. Просил нечто вроде «политического убежища». Чем-то, значит, Альянсу насолил. Рядом с Подгородом есть заброшенная крепость – он живет там. Что он натворил опять?

- Стащил мою невесту, – Мордекай подлил в чай коньяк из фляги. Ветрокрылая пожала плечами:

- Видимо, совсем старик отчаялся. В любом случае, крепость охраняется нежитью, поэтому вам придется пробиваться силой.

- Не сомневался, – фыркнул Мордекай. – Не составите нам компанию, леди Сильвана?

- Нет. У меня и тут дел полно. Например, выспаться, перед тем как приниматься за дела насущные. Это же не так просто – командовать нежитью. Вы, наверно, думаете, что это – безмозглые зомби? Глубоко ошибаетесь. Некоторых настигает эта участь, не спорю. Но на самом деле у них мозги на месте. Поговорите с любой нежитью на улице и убедитесь в этом. – Сильвана криво улыбнулась. – Кстати, я посмотрела на вас, оценила. После смерти могли бы стать неплохими рекрутами.

Зарпедон подавилась чаем. Мордекай усмехнулся:

- О, спасибо за предложение, но я откажусь.

- Обычно у мертвых разрешения не спрашивают. – Улыбка девушки стала еще шире.

- В Каражан случайно не едете?

- Еду, – она распахнула глаза. – Многие из Орды туда поедут. К чему был вопрос?

- Просто спросил. У нас знакомый в качестве повара туда поедет. Любите курочку?

Зарпедон незаметно ущипнула Мордекая за бедро, тот зашипел, но разговор продолжил:

- Он просто обалденную курочку готовит. Возможно, Медив бы вас послушал, если бы вы замолвили слово за него.

- За кого?

- За Рагнароса, – пожал Мордекай плечами. Сильвана кашлянула:

- Серьезно? Рагнарос подался в кулинарную индустрию? Видимо, Древние Боги хорошо так ему мозги промыли…

- Что? – охотник нахмурился.

- Элементали всегда были на стороне Древних Богов. Вы не знали? И Смертокрылу тоже они мозги промывали.

- Это на самом деле боги или просто существа?

- Черт их знает, – отмахнулась Сильвана. – Наверно, и то, и другое. Они существуют в Пустоте, но могут появляться и в физическом воплощении. Известны случаи, когда Йогг-Сарон являлся в образе лягушки.

- То есть, сейчас они в Пустоте?

- Ну… да. Должны быть там. В храме Ан’киража, правда, К’Тун беснуется – его воскресить пытаются. Ключевое слово «пытаются». Он – бог безумия, к слову, – Сильвана воровато оглянулась по сторонам и снизила голос. – Что-то происходит. Мне кажется, это с подачи самого К’Туна. Ибо… я за свою жизнь столько безумия не видела, как за последние несколько лет. Тот же Медив с Каражаном. Обычно он там сидит безвылазно, а в какой-то момент начал проводить вечеринки. Приглашает всех! Альянс, Орду, прочих… Это раз. Второе – недавно один гном попытался призвать Джараксуса на турнире. Он призвался, но он был в кружевных стрингах! Третье – знаете Малчезара? Нет? Так вот – ходят слухи, что он работает в публичном доме на побегушках. Ибо доставляет он товары… скажем так, не самые разрешенные.

- Гул’дан и его запряг, – взвыл Мордекай.

- Что, прости? – Сильвана моргнула. – А в прошлом году Малчезар танцевал до упаду и напился до такой степени, что чуть не сжег оперный зал. Медив после этого зарекся его приглашать. Мое мнение – не стоит вообще приглашать Легион на вечеринку. Пусть у них Саргерас свою организует.

- Не знаете, с чего началось все это… безумие?

- Не знаю, – развела девушка руками. – Без понятия. Но без все этого, наверно, было бы скучно.

- Мордекай! – заговорил коммуникатор голосом Иллидана. – Ты тут? Мы с Бриком ждем вас у ворот Подгорода – где ты сейчас?

- Как вы узнали? – удивился Мордекай.

- У Тины очень длинный язык, – ответил Брик. – В общем, подходите. Мы ждем.

Мордекай убрал ЭХО в карман. Сильвана проворчала:

- Ладно, отдам приказ своим, чтобы вас не трогали. Должны будете.

- У вас не найдется лука или ружья? Просто этой пукалкой, – Мордекай показал Киберорла, – только костры зажигать.

Сильвана встала и выппрямилась.

- Должен будешь вдвойне, – сказала она и отдала свой лук. Он был довольно массивным, но удобно ложился в руку. Мордекай принял также колчан стрел.

- Они смазаны ядом, – пояснила Ветрокрылая, – аккуратнее. И… удачи. Лук вернешь.

- Спасибо, леди Сильвана.

- Можно на «ты» и можно просто «Сильвана», – отмахнулась девушка. – Возвращайтесь с победой. Казакус и здесь доставляет немало хлопот, и мне полегчает, если вы от него избавитесь.

Мордекай кивнул, покрепче сжимая лук Сильваны в руке.

====== Глава 20. Искатели спешат на помощь ======

В подземелье было особенно страшно. Ветер завывал в коридорах, а каждая тень так и норовила ожить и накинуться на друзей. Казалось, из всей компании не боялся только Иллидан – он выглядел невозмутимо. С другой стороны, наверно, ему не привыкать, думал Мордекай, сталкиваться с демонами и прочей швалью.

- Чую запах крови, – прорычал вдруг Иллидан. – Будьте наготове.

Он нырнул в приоткрытую дверь. Мордекай и остальные шагнули следом. Тотчас охотник сдавленно пробормотал:

- Твою мать… это пыточная.

Среди несчастных пленников он начал выискивать Майю. Однако, он нигде не видел знакомой синей головы. Он зашагал дальше и наткнулся на внезапно затормозившего Иллидана.

- Мужик, нам надо идти дальше. Мужик?

Иллидан как будто остолбенел. Его взгляд был направлен на одну из пленниц. Это была ночная эльфийка с длинными, белыми как снег волосами, розоватой кожей и с довольно натренированным телом.

- Ну, подумаешь, твой сородич, – пробормотал Мордекай.

- Майев? – растерянно прошептал Иллидан и быстро подбежал к пленнице, упав рядом с ней на колени. Приподнял ее повисшую голову. Ее лицо было залито кровью от постоянных побоев. – Он и Майев пленил, чертов ублюдок! Ррр! – он повернулся к Искателям, теперь его лицо выражало злость. – Никто не смеет истязать мою Майев, кроме меня!

Эльфийка еле слышно застонала. Иллидан вынул клинок Аззинота и с размаху ударил по цепям, приковывашим тело Майев к стене. Цепи не выдержали напора и разлетелись со звоном. Майев упала прямо в объятия Иллидану, который бережно прижал ее к себе.

- Что… где… – она подняла голову и заплывшими глазами уставилась на Иллидана. – Иллидан?.. Что ты… – она сглотнула, и вдруг на ее лице отразилась ненависть. – Какого черта?!

- Майев, послушай…

- Отпусти меня! – закричала она и стала выворачиваться. Иллидан отвесил ей пощечину – она замолкла. Только когда он начал стирать ладонью кровь с ее лица, она пробормотала:

- Ненавижу… – и стукнула кулаком его в грудь.

- Знаю, детка. Знаю.

Она несколько секунд еще сопротивлялась, потом остыла и теперь бессильно лежала головой на груди Иллидана. Мордекай терпеливо ждал, пока демон приводил Майев в чувства.

- Я убью тех, кто сделал это с тобой, – уверенно сказал он. – Я даю слово.

Майев недоверчиво прищурилась.

- Не делай вид, что ты волнуешься за меня. Я-то знаю, что ты до сих пор по Тиранде сохнешь, урод козлоногий.

Дверь в пыточную вдруг распахнулась, и в комнату влетели гарпии в компании страшных уродцев – видимо, мутировавших от действия зелий Казакуса. Иллидан встал на ноги.

- Иди с ними, – бросил он в сторону Майев, вынимая клинки.

- Что? Я, э…

- Иди, я сказал! – рявкнул Иллидан, его татуировки полыхнули зеленым. – Валите отсюда! Я разберусь с ними сам.

Мордекай опомнился и рванул к выходу, поведя остальных.

Когда Искатели отбежали на достаточно большое расстояние, Мордекай наконец остановился, переведя дух. Зарпедон оглянулась и прошептала:

- Когда-нибудь от таких пробежек я точно копыта откину.

Охотник перевел взгляд на Майев. Та пребывала в растерянности.

- Иллидан… пришел… за мной? – спросила она, глядя себе под ноги. – Элуна… это невозможно.

- Иллидан говорил о том, что у него есть девушка, – мужчина ухмыльнулся. – Полагаю, это ты.

Майев вспыхнула.

- Нам надо его подождать, – сказала она, остыв. – Я не уйду, пока не убежусь, что с ним все нормально.

- Иллидан навряд ли бы хотел, чтобы мы медлили. Пойдем. Обещаю, на обратном пути мы поищем его.

- У меня есть идея, – сказала Зарпедон. – Майев, я провожу тебя обратно, выведу из подземелья. А вы идите дальше.

- Береги себя, Зарп, – Мордекай пожал ей руку. Командирша растворилась в темноте вместе с Майев; Брик же дернул друга за руку:

- Пошли, мужик.

Вскоре перед Искателями появилась лестница, которая вела, как оказалось, прямиком в покои Казакуса. Мордекай натянул лук, готовый к сражению. Брик с диким ревом выбил дверь пинком ноги, да так и остался стоять.

На шелковой кровати лежало двое. Майя была без сознания и полураздета; Казакус же был в сознании, но связан. Во рту торчал кляп-шарик. Около окна, покуривая кальян, стоял не кто иной, как…

- Джараксус?!

Эредар вздрогнул и перевел взгляд на Искателей.

- О, а вот друзья мои подоспели, – он подошел, чтобы пожать руку Мордекаю и Брику. – До меня дошли слушки о Казакусе, вот я и решил слегка вам помочь.

- И как ты узнал об этом?

- От одной очень замечательной личности. А точнее – от самого Казакуса. Он пытался меня на вас натравить. А помимо меня – еще Малчезара и какого-то левого демона, беса какого-то. Не поверишь, он нас с помощью зелья призвал!

- А Малчезар где?

- Эм… – Джараксус выглянул в окно. Малчезар висел на дымоходной трубе, бешено глядя на сородича. Он был почти как Джараксус, только его кожа была нежно-голубого цвета. – Слазь оттуда, э! Эредарские принцы себя так не ведут!

- Легко сказать! – огрызнулся Малчезар, – я высоты боюсь! Сорвусь – костей не соберу!

Джараксус молча забрался на подоконник и подал руку. Малчезар сначала скривился, но руку демона принял и спустился в помещение.

- А это кто? – он кивнул на Искателей. – С кем ты связался, Джараксус? С жалкими смертными?!

- Между прочим, – Мордекай сложил руки на груди, – эти «жалкие смертные» могут запросто протащить тебя на вечеринку в Каражане. Рагнароса, считай, уже протащили.

Выражение лица принца поменялось с гневного на удивленное.

- Каражан? – охнул он. – И вы туда Рагнароса затащили?! Он же сожжет все там! А я хотя бы культурно себя веду!

- Культурно? – рассмеялся Джараксус. – Ты помнишь, как ты набухался в прошлый раз? Ах да, ты же был в хлам – куда тебе что-то помнить?

- Мне нужно это приглашение! – Малчезар начал злиться. – Медив меня ко всем демонам послал! А какого-то Рагнароса принял?!

- Пока не принял, – встрял Мордекай. – Но Рага умеет готовить потрясную курочку. Джараксус петь умеет. А ты что, Малчезар? Что умеешь ты? Кроме того, как работать доставщиком надувных кукол и вибраторов?

Малчезар из бледно-голубого стал почти белым:

- Как вы узнали?! Джараксус, я отрежу тебе твой длинный язык!

- Только после того, как скажешь «спасибо» за то, что я тебя спас от падения с крыши, – усмехнулся эредар в ответ, прищурив зеленые глаза. Малчезар запыхтел как разъяренный бык, но ни слова не сказал. – Впрочем, если бы ты хорошо попросил меня, я бы… возможно… хммм…

- ЧТО?! Никогда! – отрезал Малчезар и сел на кровать рядом со спящей Майей. – Вот что за жизнь такая несправедливая? Джараксуса позвали, а меня нет! Какая-то… дискриминация по цвету кожи! Я же не виноват, что родился голубым!

Брик захихикал под нос. Малчезар вспыхнул:

- Я не в этом смысле!

- У нас нет причин протаскивать тебя на вечеринку, – заявил Мордекай. – Я уже сказал – у Рагнароса очешуенная курочка. И я хотел бы попробовать ее уже непосредственно в Каражане. А ты ничем не отличаешься, уж прости.

- Я – эредарский принц!

- Хуинц. Никаких вопросов. Брик, бери Майю и пошли, нам еще лук Сильване возвращать.

- Джараксус, ну хоть ты! – взмолился Малчезар.

- О, надо же, про меня вспомнил, – хитро покосился на него Джараксус. – Ну допустим, только как ты отпросишься у Гул’дана?

- Ой. – Малчезар почесал макушку. – Стоп, так ты согласен?

- На что? На незабываемую ночку?

- ДЖАРАКСУС!

Мордекай хихикал, слыша, как препираются оба эредара. Брик взвалил Майю на руки, и они поспешили вон из крепости.

Снаружи их ждали Зарпедон, Иллидан и Майев. Последняя несильно, но сопротивлялась объятиям ночного эльфа – наверно, не особо и хотела.

- Быстро вы, – хмыкнула Тунгстина. – Кстати, я отсюда слышу знакомый голос. Что там Джараксус делает?

- Соблазняет Малчезара на путь праведный.

Иллидан прыснул под нос:

- Хорошо, меня там не было. Как Майя?

- В отрубе. Но не похоже, что ей плохо. Скоро проснется. Казакус ее, наверно, снотворным напичкал. Кстати, Иллидан, умеешь летать? Мне надо лук Сильване занести.

Иллидан молча расправил крылья. Мордекай сел на его могучую спину, схватился за его рога:

- Но!

- Я тебе не лошадка, – проворчал эльф и взмыл в воздух.

Он подлетел в аккурат к окну спальни. Мордекай спрыгнул на балкон и позвал:

- Сильвана! Я принес тебе лук!

Королева-баньши выползла из-под одеяла, сонная. Охотник с неудовольствием понял, что девушка ему в каком-то смысле нравится. Хотя, и на Джайну была такая же реакция.

- Так и не дали мне поспать, – проворчала она, забирая лук.

- А куда Нефариан делся?

- Кто?! – она тотчас проснулась. Мордекай понял, что зря произнес имя дракона. – Вы что… вы Нефариана обуздали? Самого Нефариана? Да кто вы, черт возьми, такие?

- Всего лишь Искатели Хранилища, – пожал он плечами. – Смертокрыл – следующий на очереди. Так где Нафаня?

- Нафаня? – прыснула Сильвана. – Нефариан очухался и сразу свалил. Сказал – ему какая-то Тина наобещала кучу плюшек.

- Все-таки он не так безнадежен, – пробормотал Мордекай. Сильвана озадаченно уставилась ему за спину – судя по всему, на Иллидана. – И да, это Иллидан Ярость Бури. Больше нет вопросов?

Ветрокрылая подумала.

- Больше нет, – ответила она. – Увидимся в Каражане.

Мордекай хотел обнять ее на прощание, но она подняла руки, отступая назад. Охотник все же обнял ее, несмотря на ее молчаливый протест. Сильвана нехотя обняла его в ответ.

- В такие моменты я снова чувствую себя живой, – вдруг сказала она. – Может, Король-лич когда-то и испоганил мне жизнь, но никогда не поздно все исправить и жить назло всем невзгодам. – Она выпустила Мордекая. – Потребуется помощь – обращайся, Мордекай. По крайней мере, у тебя уже точно есть союзники в лице Отрекшихся.

Мужчина неловко помялся. Вид кровати Сильваны (явно согретой ее обладательницей) так и манил его – больно уж Мордекай устал. Сколько времени он не спал? Дня два или три точно.

- Спасибо, – поблагодарил он Сильвану и поспешил сесть на плечи Иллидану.

- Вези обратно, – буркнул он.

- Когда уже до Каражана доберетесь, – проворчал Иллидан в ответ.

- Стой, – остановила их Сильвана. – У меня найдется парочка кроватей. Зовите сюда всю вашу компашку. А с утра я попрошу магов открыть вам портал… куда там вам надо.

- В Каражан! – хором ответили Мордекай и Иллидан. Ветрокрылая слабо улыбнулась и села на кровать.

====== Глава 21. Подготовка к вечеринке ======

Мордекай проснулся в потрясающем настроении. Посапывание Майи рядом только улучшило его; охотник осторожно потряс ее за плечо и прошептал:

- Просыпайся, соня.

Сирена приоткрыла глаза и вопросительно уставилась на жениха.

- Как самочувствие? – спросил он, положив ладонь ей на живот.

- Я не помню, что со мной произошло. Кажется, Казакус меня вырубил, а потом… я проснулась тут.

- Он тебя стащил, а мы вытащили тебя обратно, – ответил Мордекай и убрал прядь волос с ее лица. – Я бы себе не простил, если бы потерял тебя.

- Эй, голубки, – позвала их Сильвана. – Идите завтракать.

Майя посмотрела на нее.

- А это кто? – она показала на эльфийку.

- Это Сильвана, наша очень хорошая знакомая. Пока искали тебя, случайно влетели к ней в окно.

- Верхом на Нефариане, – добавила Ветрокрылая. Майя лукаво подняла бровь.

- Я-то подумала, что Морди уже нашел мне замену, – фыркнула она наконец.

- Не интересно! – хором ответили Мордекай и Сильвана и удивленно переглянулись.

- Мммм! Шоколадный тортик! – раздался голос Зарпедон с кухни.

- Спасаем тортик, пока она все не съела! – Мордекай вытянул Майю из кровати, и они поспешили на кухню.

Брик и Зарпедон сидели друг напротив друга и ели (хотя тут скорее уместно слово «жрали») торт за обе щеки. Сильвана улыбнулась:

- У нас очень хорошие кондитеры.

- Тоже нежить? – спросил Мордекай. Майя подавилась. С балкона высунулась довольная (в кои-то веки) рожица Иллидана.

- Я нашел священные запасы медовухи! – победно провозгласил он.

- Это моя медовуха, на случай победы Орды, – сухо сказала Сильвана. – Сваливай с балкона.

- Ну хотя бы одну бутылочку…

- Нет!

- Сильвана, ну правда, представь себя на его месте, – попробовал убедить ее Мордекай.

- Если хочешь спиртного, жри торт, – отмахнулась баньши, – там коньяка больше, чем шоколада.

- То-то я думаю, перед глазами все плывет, – заявила Зарпедон. Иллидан секунд пять смотрел на торт, затем заорал:

- Э, э, мне оставьте, алкаши хреновы! – и кинулся доедать остатки торта.

- Не хочешь с нами в Каражан проехаться? – спросил Мордекай у Сильваны. – Тебе не помешало бы развеяться.

- Я не хочу оставлять свой народ. Да и не на кого. С другой стороны, приглашение мне тоже нужно достать – просто так даже блатных не пропустят, – Ветрокрылая подумала. – Я собиралась послать в Каражан гонца, чтобы он сгонял к Медиву за приглашением. Секундочку. – Она подошла к смиренно стоящему у дверей дворецкому-нежити. – Сгоняй-ка за Кольтирой, будь добр.

- Хорошо, леди Сильвана. – Дворецкий шустро убежал.

- Кто такая Кольтира? – поинтересовался Мордекай.

- Это он, и он – генерал Отрекшихся, – хмыкнула Сильвана.

- Госпожа, – раздался тихий, холодный мужской голос. В дверях кухни стоял высокий мужчина-эльф, бледный, с сияющими голубым светом глазами, с белыми длинными волосами и легкой порослью на подбородке.

- Пока меня не будет, следи за порядком.

- Хорошо, госпожа.

- Скажи магам, пусть пока портал в Каражан открывают.

- Да, госпожа.

Кольтира ушел. У Мордекая остался неприятный осадок на душе.

- Он ведет себя как раб, – с ужасом сказал он.

- Это неправда, – тотчас ответила Сильвана. – Он был когда-то рабом Короля-лича… как, впрочем, и я, и все Отрекшиеся. Но теперь он свободен. Я когда-нибудь расскажу вам эту историю целиком.

- То есть, это его нормальное поведение?

- Это почтение перед высшим по званию. Он абсолютно нормальный. Немного заносчивый, как, впрочем, большинство эльфов крови, умный и смелый. Когда-то дружил с человеком по имени Тассариан. Тут… все сложно.

- Ха?! – Зарпедон аж подавилась тортом.

- Ничего такого, – взмахнула руками Сильвана. – Я позаботилась о том, чтобы ему эту ересь из башки вымыли. Личные чувства делают воина слабее.

- Согласна, – поддержала ее Зарпедон. – Как человек, командовавший целым легионом, я прекрасно понимаю это.

- Рыцари смерти – очень специфичные люди, – продолжила Сильвана. – Они отличаются от садистов тем, что если они не причиняли боль в течение какого-то времени, они страдают не морально, а физически, испытывая невероятную боль. Им необходимо убивать, также как есть, пить, спать. Так что не удивляйтесь.

- Здесь, в Азероте, после всего, что мы увидели, трудно удивляться еще чему-то, – фыркнул охотник.

- В том числе и тому, что ты, – баньши ткнула пальцем в Зарпедон, – стащила Сульфурас у Рагнароса?

- Он мне его подарил, – с гордостью ответила женщина. Челюсть Сильваны упала.

- Что у вас с Рагнаросом? – быстро спросила она.

- Ревнуешь? – парировала Зарпедон, улыбаясь. Сильвана отмахнулась:

- Понятно, она пьяна.

- Ты доверяешь Кольтире? Просто такая ответственность, – Мордекай почесал голову.

- Честно скажу, сидеть тут скучновато. А вы выглядите вполне интересными людьми. Споили Нефариана, приручили Иллидана…

- Меня никто не приручал! – взвился Иллидан. – Это я приручил одну тигрицу, – он смачно шлепнул по попке стоящую рядом Майев, за что получил локтем в бок. – Ау.

- …стащили Сульфурас у законного владельца, – продолжила Сильвана, – и без всякого зазрения совести, не попавшись на глаза моей охране, влетели в мое окно на том же Нефариане.

- Это все он, – Зарпедон показала пальцем на Мордекая. – Его идея.

- Но Сульфурас у Рагнароса забрала ты, – парировал тот. – И полет на Азерот тоже организовала ты.

- Как будто у меня был выбор, – всплеснула Тунгстина руками. – Рагнарос нас испепелил бы, как свою курочку. Ты же знаешь.

- То есть, давайте я проясню ситуацию, – Сильвана сложила руки на груди, – Рагнарос послал вас сюда, чтобы вы достали ему приглашение, а в награду одолжил Сульфурас?

- Вот это мозги, – хлопнул глазами Мордекай.

- Тогда я точно еду с вами. Мне интересно, чем все закончится.

Они вышли на улицу. Компанию им составили Брик и Тина. Мордекай заметил, каким волчьим взглядом Майев смотрит на печеньки в руках девочки. Тина, заметив это, сунула без слов в руки стражнице пару печенек. Иллидан состроил жалобные глазки:

- А мне?

- Рука в говне! – парировала Майев, запихав себе в рот печеньки.

- Странная парочка, – пробормотала Сильвана под нос. – Итак, нас сейчас закинет прямиком в оперный зал к Медиву, так что готовьтесь к встрече. И постарайтесь проявить немножечко уважения.

Искатели шагнули в портал. Тотчас их завертело, закружило, и очутились они в каменном помещении, уже наполовину украшенном. Видимо, основная вечеринка должна была проходить именно здесь; неподалеку даже стоял диджейский пульт (или что-то очень на него похожее). Вокруг сновали гоблины и гномы; командовал работами высокий мужчина-брюнет в украшенной робе, с длинными волнистыми волосами и небольшой бородкой. Увидев Сильвану и Искателей, он поспешил к ним, держа в руке украшенный посох.

- Сильвана! Очень рад тебя видеть, – он поцеловал ее в щеку. – А это кто?

- Это? Мои друзья, – пожала баньши плечами. – И у них к тебе несколько вопросов, о Медив.

Медив перевел взгляд на Мордекая, и его брови слегка шевельнулись в удивлении. Еще больше он удивился, увидев Зарпедон (напомню, она в пижаме и с Сульфурасом).

- Чем обязан? – спросил он наконец.

- Рагнарос хочет попасть на вечеринку, – сухо ответила Зарпедон. – Собственно, он хотел готовить для гостей курицу. Даже сеть магазинов открыл.

Медив радостно улыбнулся:

- А я-то думал, чем мы будет кормить Лироя в этом году. Скажи ему, что он может приехать в Каражан. Вот приглашение, – маг взмахнул рукой, и из воздуха появился небольшой билетик, который Зарпедон сразу же забрала. – А вы как? Не хотите прийти на вечеринку?

- Мы слышали, что туда только сливок общества пускают, – мрачно ответил Брик.

- Поверьте мне, – Сильвана повернулась к ним, – тот факт, что вы споили Нефариана, гораздо круче, чем сливки.

- Вы сделали что?! – Медив чуть в обморок не грохнулся.

- А еще у нас полный корабль бухла, – похвасталась Тина. Медив поднял голову к небу:

- Определенно, так можно и в богов поверить. Вы так вовремя приехали! Тащите все сюда! У нас как раз не хватает запасов!

- Но… – начал было Мордекай. Сильвана ущипнула его. – Ау! Что ты творишь!

- Послушай, – зашипела ему на ухо Ветрокрылая, – у тебя есть шанс спасти самую громкую и известную вечеринку на Азероте. Поверь, Медив тебя очень щедро наградит. Соглашайся.

Мордекай развел руками, понимая, что ничего не сможет возразить.

Медив поручил ему расставить бокалы на фуршетном столе. Помочь ему вызвалась Майев, что удивило охотника. Что ж, повод узнать новых знакомых поближе.

- Что у вас с Иллиданом? – дружелюбно спросил он, поставив на стол несколько бокалов. Та пожала плечами:

- Ничего.

- Но он сказал, что вы встречаетесь.

Майев скрипнула зубами.

- Я его ненавижу, – ответила она. – Он отнял у меня десять тысяч лет жизни… Я была его тюремщицей.

- Ого!

- А когда Тиранда выпустила его и он сбежал, я пыталась его выследить. По всему Азероту бегала. Знаешь, он когда-то сказал: «Охотник ничто без добычи»… черт бы его побрал, он прав. Я свихнулась вместе с ним за десять тысяч лет. Только я одержима им, а он одержим своей треклятой Тирандой.

- Так Тиранда – его девушка?

- Нет. Она – жена Малфуриона, его брата. А Иллидан, сволочь, тоже по ней сохнет, – Майев сжала в руке бокал, тот треснул. – Я не знаю, люблю ли его. Что-то определенно к нему чувствую. Ненависть – скорее всего. Но весь свой пар выпускаю в наиболее страстной форме.

- И ты не думаешь о серьезных отношениях?

- С Иллиданом? Серьезно?! Он чуть не убил моего брата! Он обрек на страдания весь Азерот! Уж простите. В постели он – ас. Но я его ненавижу, и эта ненависть – единственное, ради чего я живу последние годы.

- И тебе это не надоело?

- Ненавидеть его? Нет. Мы его уже когда-то победили – знаешь об этом? Тогда-то он и сказал, что «охотник ничто без добычи». Я и вправду чувствовала какую-то пустоту, когда он умер. Казалось, я должна была успокоиться. Но нет! Он сломал мне жизнь, ублюдок.

- Он не говорил, что он чувствует к тебе?

- Ни разу. Возможно, что он мной пользуется, чтобы забыть о Тиранде. Что ж, в наших отношениях есть плюсы – мы удовлетворяем потребности друг друга.

- В довольно странной форме, замечу.

- Меня это устраивает, – отмахнулась Майев. – Вот… просто посмотри.

Она сняла свой шлем. Ее волосы сегодня были затянуты в высокий хвост, а лицо, как оказалось, пересекали несколько шрамов.

- Тиранда куда красивее меня. Но Иллидан не учитывает одного, – Майев склонилась к Мордекаю. – Она та еще лицемерка. Тщеславная, лицемерная стерва. Просто удачно это скрывает.

- А ты?

- Я тоже стерва. В каком-то смысле.

- Ты всю жизнь была тюремщицей?

- Нет. Когда-то была жрицей Элуны, как и Тиранда. Лучше бы и оставалась ею, эх.

Мордекай не выдержал и приобнял женщину. Майев шумно вздохнула:

- Если бы ты знал, как я устала. От насмешек Иллидана, от его дурацких заскоков. Понятно, почему Тиранда выбрала его брата. С этим же ублюдком…

- Почему бы вам не поговорить по душам?

- О чем? О наших отношениях? Ты что, в сериале живешь? Я же не могу просто подойти к нему и сказать «Иллидан, я люблю тебя, давай завяжем нормальные отношения»!

- Для начала было бы неплохо.

- Он просто начнет надо мной смеяться. Это же будет так очевидно! – всплеснула руками Майев. – Нет. Я хочу отношений с нормальным человеком, а не с этим говном. Спать с ним? Окей, нормально. Гулять с ним под луной? Ни за что.

- Не боишься, что он будет тебя ревновать?

- Ревновать? Ты шутишь, – она снисходительно улыбнулась. – У него в мыслях – даю тебе слово – одна Тиранда.

- А как же тот факт, что он спас тебя из подземелий Казакуса?

- А с кем он в таком случае будет спать?

- Учитывая, какой Иллидан красавчик, отбоя от баб не будет.

- Пускай с ними и крутит. Со мной – нет. – Майев поставила на стол еще одну тарелку. – Кстати, недавно встречалась с Джайной, и мы играли в карты. Надеюсь, на вечеринке сыграем партию. Не присоединишься?

- В покер? Без вопросов. Если это немного облегчит твое состояние…

- Не думаю, что покер вправит мне мозги. Хотя… возможно, что-нибудь другое вправит, – тон Майев стал весьма игривым. У нее и так тембр голоса довольно привлекательный, а в сочетании с игривой интонацией… Мордекай почувствовал, как ему стало катастрофически не хватать воздуха.

- Я почти женат, Майев, – его голос предательски осип. Стражница, уже приблизившаяся, огорченно вздохнула и отступила назад.

- Извини, – она почесала голову. – Остается надеяться на то, что на вечеринке будут клубничные коктейли. Я без ума от клубники… Хм?!

Мордекай закрыл ладонью рот Майев и огляделся.

- У нас просто есть человек, ненавидящий клубнику, – наконец ответил он. – Она бы тебе голову с плеч сняла.

- Как можно не любить клубнику?! – искренне удивилась Майев.

- Спроси ее.

- Еще бы печеньки, – продолжила тему лакомств женщина. – С шоколадной крошкой. Или пироги с изюмом. Или ромовую бабу.

- Наверно, все это будет. Не будет же Медив кормить народ только курочкой Рагнароса. Хочешь нажраться, чтобы об Иллидане не думать?

- Пфф. Уже пробовала. Итого – в пьяном состоянии меня тянет к Иллидану. Лучше не стоит. Я хочу быть трезвой.

- О, это у тебя навряд ли получится.

Майев подумала, смерив взглядом Мордекая.

- Жалко, что тебя уже забрали, – наконец сказала она. – Ты выглядишь вполне нормальным.

- Ключевое слово «выгляжу», – усмехнулся Мордекай. – Ты еще найдешь себе мужчину. Просто отвлекись от Иллидана и увидишь – жизнь прекрасна.

- Легко сказать – «отвлекись от Иллидана», – мрачно ответила Майев и поставила последний стакан на стол. – А вообще, если посмотреть со стороны… по тебе не одна баба сохнет. Сильвана странно на тебя пялится. Та женщина с синими волосами…

- Моя невеста, – прервал ее Мордекай.

- А, – Майев моргнула. – Поняла. Джайна тоже что-то про тебя говорила. В общем, не успел ты прилететь на Азерот – и уже обрел поклонниц.

- В твоем лице в том числе, верно?

Эльфийка насмешливо фыркнула.

- На вечеринку придешь? – поинтересовался он.

- Спрашиваешь! Я на ней ни разу не была – пора менять привычки. Надеюсь, ты тоже там будешь? – она улыбнулась, помахала рукой и отошла. Мордекай ощутил неприятное покалывание в сердце. Ему не нравилось, что Майев проявляет такие открытые знаки внимания. Это было чревато потерей Майи и обретением врага в лице Иллидана. Главное, чтобы эльфийке не пришло в голову флиртовать с ним в их присутствии.


Этой ночью Мордекай почти не спал. Просто не спалось. Ожидание праздника слишком будоражило его душу. Встав с кровати, он посмотрел на себя в зеркало. Видок тот еще. Странно, что еще за бомжа не принимают.

Мордекай перевел взгляд с зеркала на спящую Майю. Странно, она в последнее время даже не заикается об их отношениях. Может, разлюбила? Мордекай и сам не был уверен в том, что он любит Майю так, как раньше. Он всегда относился к ней как к другу, на которого всегда можно положиться. Да и не было особо времени на отношения – то одно, то другое, то Казакус, то Смертокрыл. Конечно, Мордекай боится потерять ее, но ведь так же он может сказать и о Брике, и о той же Зарпедон.

- Майя, – он потряс ее за плечо. Сирена приоткрыла один глаз и села на кровати. – Мы можем поговорить?

- Не нравится мне это, – она поджала губы. – Я слушаю.

Мордекай подумал.

- Просто… понимаешь, Майя… я долго думал насчет наших отношений. Может, нам стоит немного подождать со свадьбой? Просто у меня есть небольшие сомнения. Я должен еще подумать.

Девушка отвела взгляд, уставившись в окно.

- Что ж, по крайней мере ты честен, – сухо ответила она. – Я уже сказала тебе, что мы можем не торопиться со свадьбой. Наверно, это было правильным решением – не хочу насильно тащить тебя под венец.

- Но это не значит, что я… Майя, я сам не знаю, – охотник зарылся лицом в ладони.

- Я – асексуалка, я уже говорила? Мне все равно, будет кто-то рядом… в этом смысле… или нет. Для меня это не так важно. Важно, что с тобой все в порядке. Что с нами все в порядке. Не бери в голову, Мордекай.

- Прости меня, Майя. Я чувствую себя ослом, – признался мужчина.

- Не чувствуй себя ослом. Все нормально.

Мордекай крепко обнял сирену. Они долго сидели так, глядя в окно.

- Мне приснилась Майев, – охотник решил не скрывать правды.

- Ого, – Майя перевела на него взгляд. – Чем она тебя зацепила?

- У нее голос секасный.

Девушка прыснула:

- Готовься к тому, что твоим соперником будет Иллидан. Ты ходишь по охуенно тонкому льду.

- Она просто спит с ним. Не представляю, как можно быть с кем-то в постели, ничего к нему не чувствуя.

- У людей разные приоритеты в жизни, – пожала плечами Майя. Посмотрела на часы. – Пять часов утра. Похоже, мы уже не уснем.

- Не хочешь подготовиться к вечеринке?

- Если только ты мне поможешь. Корсет затянуть, может, еще чем-нибудь.

Мордекай склонил голову ей на плечо.

- Конечно, помогу, – пробормотал он.

- Ты уверен в своем решении? – спросила Майя тихо.

- Да, уверен, – вздохнул мужчина. – Просто… не хочу торопить события. Наверно, нам обоим стоит подумать еще какое-то время, прежде чем жениться.

- Согласна, – кивнула сирена. – Мы поженимся только тогда, когда у нас не останется никаких сомнений. Пока они есть – нечего и пытаться. А насчет конкретно наших с тобой отношений… не бойся, я всегда буду хорошо к тебе относиться. И секс в отношениях – совсем не главное. Главное, что мы рядом.

Мордекай целомудренно поцеловал ее в макушку. Ему стало гораздо легче после этого разговора – Майя восприняла все на удивление легко, поняла его и поддержала.

- Даже если ты вздумаешь приударить за Майев, – вдруг сказала Майя, – всегда есть вариант завести свой гарем.

Охотник подавился от неожиданности:

- Майя, ты что!

- О, я пошутила, – девушка рассмеялась. – Ну что? Спим еще? Или встанем и будем готовиться?

Мужчина красноречиво зевнул:

- Лучше поспим.

====== Глава 22. Подготовка к вечеринке, часть 2 ======

Мордекай проснулся от загромыхавшего на весь Каражан голоса:

- Рагнарос для исполнения обязанностей повара прибыл!

- Просто пообещай, что ты здесь ничего не спалишь, – ответил Медив. Мужчина спустился из спальни вниз. Рагнарос стоял, держа в руках охапку из мертвых куриц. Медив был несколько напуган, но все же сохранял самообладание.

- Обещать не могу, – фыркнул Рагнарос. – Где у вас кухня, насекомые?

- Провожу, – Медив ушел вместе с элементалем. Зарпедон жадно разглядывала ставший уже по праву ее Сульфурас.

- Я не любитель молотов, но он потрясен, – заявила она. – Мордекай, ты выглядишь не ахти.

- Да так, – отмахнулся охотник.

- Вы с Майей расстались?

- Ну и проницательность, – взмахнул руками Мордекай. – Нет, просто отложили свадьбу. На неопределенный срок.

- Поторопились вы, вот мое мнение, – Зарпедон положила руку ему на плечо. – Мой муж сделал мне предложение только через два года отношений.

- Мы готовились к свадьбе, думали, что будем счастливы вместе, – Мордекай нервно намотал один дред на палец. – Мне кажется, я все же сделал Майе больно. Она так ждала этого…

- Но ты же сказал, что все прошло нормально.

- Да лучше бы она на меня наорала и кидалась посудой!

- Что произошло? – это подошла Майев.

- Ничего особенного, – ответила Зарп. – Просто тебе поменьше стоит флиртовать с Мордекаем.

- Что ты имеешь в виду?! – икнул охотник. – Замолчи, Зарп. Сейчас же.

Тунгстина странно посмотрела на него.

- Ладно, – пожала она плечами и отошла. Майев проводила ее взглядом и снова повернулась к Мордекаю.

- Что произошло-то? Вы поссорились с Майей? – спросила она.

- Нет, но лучше бы так. Так была бы причина чувствовать себя ослом. А так ее нет, но я все равно чувствую себя ослом.

- Почему ты сокрушаешься?

- Столько времени впустую, – Мордекай почесал голову. – Всю эту поездку я организовал чисто ради нее. Все это зря?

- Не зря, – это снова подошла Зарпедон. Мордекай перевел взгляд на нее. – Ты обрел новых друзей, мы прошли через столько приключений, что Довакин, наверно, нервно курит в сторонке. Это путешествие… оно сплотило нас. Спасибо тебе, Мордекай.

Охотник расширил глаза от удивления.

- Не за что, Зарп, – он нервно засмеялся. – Давайте готовиться к вечеринке. Майев, ты так и будешь в броне?

- Разумеется, нет, я переоденусь. Пойду попрошу Иллидана, чтобы он помог мне.

Мордекай кивнул и отошел к окну.

Захотелось курить. Мордекай уже столько лет назад бросил, но сейчас он нервничал, а бухла с собой не было – фляга была девственно пуста. Впрочем, как и сигар с Артемиды.

- Мордекай.

Этот потусторонний голос Мордекай бы узнал даже во сне.

- Сильвана? Что ты хочешь?

- Зарп мне все рассказала, – Ветрокрылая положила руку ему на плечо. – Я просто хотела тебя поддержать.

- Не сочти за грубость, Сильвана, но я как-то сам разберусь.

- То, что ты стоишь у окна, делу совершенно не поможет. Тебе стоит…

Сильвана была прервана грохотом наверху. Вскоре вниз спустилась Майев с бешеным выражением лица.

- Что-то не так? – спросил Мордекай, обернувшись.

- Опять завел шарманку про то, что Тиранда лучше, – прошипела эльфийка, багровая от гнева. – Мордекай, не поможешь?

Она придерживала руками едва держащийся корсет поверх расшитой рубашки. Пожав плечами, охотник обошел ее и затянул шнурки.

- Не туго? – спросил он.

- Все нормально, спасибо, – Майев облегченно вздохнула. – Иногда мне кажется, что ты самый нормальный мужчина, которого я когда-либо встречала.

Мордекай подавился. Сильвана негромко хмыкнула:

- Мне лучше уйти?

- Нет-нет, – замахал руками Мордекай, – оставайся. Поможете, если задание дадут.

- О-ля-ля, – пропел Медив, проплывающий мимо, – у нас тут малинник?

- Какова готовность к вечеринке? – спросил его охотник.

- Да вот, что видишь. Мишуры катастрофически не хватает, несколько шариков побилось. Я уже отругал Мороуза за это.

- Может, стоит вырезать снежинки из бумаги? По крайней мере, мы на Пандоре так делали.

Медив подумал.

- Неплохая идея, – заявил он. – Вечеринка начнется в полночь, нам надо ускориться. Я запрягу Ме-див, чтобы вырезали снежинки, а вы… украсьте елку.

- Ме-дивы? – нахмурился Мордекай. – Нда, неплохо звучит.

Маг ушел. Майев же побежала к стоящим неподалеку ящикам из фанеры.

- О, это, наверно, украшения! – с энтузиазмом сказала она, открывая ящик. – Стоп, что?

Мордекай посмотрел через ее плечо. Вместо украшений в ящиках лежало дорогущее – вне всяких сомнений – вино. Сильвана взяла одну из бутылок.

- Боги, вино десятилетней выдержки! – прошептала она.

- Не трожьте! – Мордекай схватил обеих девушек за руки. – Это будут подавать на вечеринке!

- К жареной курице? Ну и вкус у тебя, – скривилась Ветрокрылая.

- Дорвались до алкоголя, – насмешливо сказала подошедшая к ним Майя.

- Не поможешь? Нам сказали елку украсить, – Мордекай поднял на нее взгляд.

- Бутылками десятилетнего вина?

- Пожалуй, это надо заныкать, – Майев оттащила ящик подальше, в укромное место под столом.

- Медив оторвет нам голову, – не согласилась Сильвана. – Верни на место.

- Да ладно тебе, как будто ты не хочешь развеяться. Я же видела те запасы медовухи на твоем балконе, – эльфийка хищно улыбнулась. Мордекаю подумалось, что Иллидан был в чем-то прав – Майев и вправду по характеру напоминала тигрицу.

- Много себе позволяешь, Майев Песнь Теней, – холодно произнесла Сильвана. – Что скажет Малфурион, когда узнает от твоей интимной связи с Предателем?

- А вот шантажировать нехорошо, – встрял Мордекай. – Ведь не все же в Орде знают, что единственные людишки, кого ты не убила – это мы. Что скажут в Орде, если узнают, что ты помогаешь нам?

Ветрокрылая вздрогнула.

- Черт, – сплюнула она и отвернулась. – Ладно, идите, украшайте свою елку.

Мордекай подошел к елке. Она была метра три в высоту, густая, пахнущая – мужчина даже прикрыл глаза, вдыхая ее лесной запах.

- Украшай низ, я пока буду украшать верх, – заявила Майев и поставила на пол стремянку.

- Во дает! Может, я хотел украшать верх, – Мордекай сложил руки на груди. – Ты тут не главная.

- О, прошу прощения, – она подняла руки, усмехнувшись, и полезла на стремянку. Однако та оказалась весьма неустойчива и зашаталась с мерзким скрипом.

- Майев, осторожно, – занервничал Мордекай.

- Я в порядке, не беспокоооооААААА!!!

Ножка стремянки подломилась, и Майев полетела вниз. Мордекай едва успел ее подхватить. Майев затуманенным взором посмотрела на него и растерянно моргнула. Кажется, она потеряла дар речи.

- Сильвана! – позвал Мордекай. – Помоги. Украсишь низ?

Баньши проворчала под нос что-то явно нецензурное и полезла в ящик с украшениями. Мордекай поставил Майев на землю.

- Ты в порядке? – спросил он. Та заторможенно кивнула. – Давай я буду твоей стремянкой.

- В смысле? – она наконец заговорила. – Чтобы я встала на твои плечи? Они еще более ненадежны.

- Я просто тебя подниму.

Охотник нагнулся, обхватил ее ноги – довольно мощные, стоит заметить – и приподнял Майев повыше. Была бы женщина в юбке, вид Мордекаю открылся бы великолепный. Но она была в обычных штанах, которые, впрочем, дразняще обтянули ее зад. Краснея, Мордекай старался не смотреть наверх, покуда Майев развешивала украшения.

- Я все, – наконец проинформировала она. Мордекай опустил ее на землю, но распрямиться уже не смог – поясницу пронзила боль. Мужчина сдавленно каркнул, сдержав стон.

- Поясница? – спросила Майев, положив ладонь ему на пояс. Мордекай кивнул, не в силах ответить. – Пошли, пошли, провожу. У меня есть мазь на этот случай.

- Сама ревматизмом страдаешь, что ли? – выдавил Мордекай, за что получил хлопок по заднице. – Ай…

Майев проводила его в жилое крыло. Осторожно уложила на кровать – мимолетом Мордекай заметил, что она шелковая.

- Ты что, в комнату Медива меня привела?

- Тут все комнаты такие. За качеством спален следит Мороуз – по крайней мере, Медив уверял меня в этом, – отмахнулась Майев. – Меня больше интересует, где сейчас бродит Иллидан.

- Иллидан где-то здесь, – пожал плечами мужчина. Эльфийка негромко прыснула под нос. – Что?

- Ничего. Просто я раньше очень часто произносила эту фразу… И зачем ты носишь эти обмотки? – Майев поставила руки в боки. – Ничего. Сейчас превратим тебя в прекрасного принца.

- Э, обмотки не трожь! Я по ним свой возраст определяю!

Но Песнь Теней его определенно не слушала. Красные обмотки были безжалостно порваны (Мордекаю даже хотелось всплакнуть, ведь эти обмотки столько пережили, находясь на его теле), равно как и бинты на руках.

- Хотя бы жилетку со штанами оставь, – взмолился он.

- Ты что, в таком виде собирался идти на вечеринку? Тебе не стыдно? – Майев покачала головой. – Даже я сняла свою броню. А на голове у тебя что! Ужас! А про твою ужасную бороду я вообще молчу!

- Женщина, это часть моего имиджа!

- Борода бороде рознь. Ее стоит хотя бы подправить. Я попрошу Медива, чтобы он выделил тебе цирюльника.

- Майев! – взвыл Мордекай, понимая, что уже не отвертится.

Итого, после всех издевательств над его телом, волосами и одеждой Мордекай перестал быть похож на самого себя – бомжеватого снайпера-алкоголика. Бороду ему подравняли, отросшую щетину, где надо, сбрили. Укоротили сгоревшие дреды – теперь они были смешным пучком. Жилетка подлежала штопке – штаны, как выяснилось, нет, их выкинули (с огромным скандалом), как и оборванные сапоги. Теперь Мордекай стоял почти у входа в башню Медива, благоухающий (его еще и отмыли), в симпатичной рубашке, жилетке поверх нее, штанах, по структуре напоминавших джинсы, и сапогах из натуральной кожи. На голову Мордекай надел ту самую шляпу, в которой он собирался жениться на Майе. Зарпедон, увидевшая его в таком виде, даже не сразу узнала.

- Хоть на мужчину стал похож.

- А ты – на женщину, – парировал охотник. Наштукатурили ее, конечно, знатно. В свой неполный полтинник Зарпедон выглядела лет этак на тридцать пять, а то и младше. Конечно, от привычки носить военную форму она не отказалась – ей достали парадный мундир. Тем не менее, Мордекай впервые видел ее накрашенной.

- Вот блин, баба красивая, а за собой вообще не следит, – процедил он под нос. Зарпедон услышала, но вместо того чтобы треснуть подчиненного по башке, улыбнулась.

- То же самое я могу сказать про тебя, – она похлопала его по плечу. – Так и будешь стоять здесь?

- Подышу свежим воздухом.

====== Глава 23. Незваный гость ======

Облака, затягивавшие небо, постепенно рассеялись, а бушующая метель кончилась. Засыпанный снегом Каражан заблестел, когда выглянуло солнышко. Похоже, даже у богов сегодня хорошее настроение, раз решили наградить Каражан хорошей погодой, подумал Мордекай.

- Кого я вижу! – загромыхал голос неподалеку. Это был Млечноокий. Мордекай поежился, вспомнив свое так и не выполненное задание.

- Млечноокий, – Мордекай пожал ему руку. – Рад тебя видеть.

- Выглядишь неплохо. А Медив, кстати, попросил меня быть вышибалой. Конечно, ему пришлось договариваться с Айей насчет всего этого…

- А сама Айя-то будет?

Млечноокий отступил в сторону, и Мордекай распахнул глаза от удивления.

Айя – обычная панда. В симпатичном платьице, правда, и с двумя пучками на голове. Ее глаза лучились радостью.

- О, Мордекай! – поприветствовала она его. – Как продвигается задание?

- Э… продвигается, – уклончиво ответил Мордекай. Айя приподняла брови и засмеялась:

- Хоть не стоит на месте – уже хорошо. В конце концов, от твоей информации зависят миллионы жизней на Азероте, – тотчас она прищурилась. – Пока не начнут впускать, будем стоять тут – не возражаешь?

- Нет, оставайтесь, конечно, – Мордекай поклонился в знак уважения.

Вскоре начали подтягиваться и другие гости. Джараксус во фраке (о боже мой), слегка потрепанный жизнью (и не только ею) Казакус, который к Мордекаю не подошел, но бросал на него злобные взгляды исподлобья. Супружеская пара ночных эльфов, лицо одного из которых Мордекаю показалось странно знакомо.

- Малфурион, Тиранда, – приветствовал их Млечноокий, – какой приятный сюрприз.

Тиранда, шедшая по левую руку от Малфуриона, была довольно красивой женщиной – понятно, почему оба брата за ней вились, подумалось Мордекаю. Малфурион же весь зарос – длинные волосы и пышная, густая борода зеленого цвета. Одновременно так похож и непохож на Иллидана. Последний – это было слышно даже снаружи – снова ругался с Майев. У Мордекая создалось впечатление, что Иллидан даже по прошествии десяти тысяч лет остался вспыльчивым, безрассудным подростком.

- Мне кажется или я слышу голос Иллидана? – спросила Тиранда. – С кем бы он там ни ругался, я очень сочувствую его собеседнику.

- Видимо, у вас не очень хорошее к нему отношение, – заметил Мордекай. – Я имею в виду вас, Тиранда.

- Я… я немного его побаиваюсь, вот и все. Мы знаем друг друга с детства, и в Иллидане есть что-то такое… да он просто тиран, – выпалила вдруг Тиранда, краснея. – Малфурион совсем не такой. Странно, почему близнецы получились такими разными.

- Ну, тогда вам виднее. Не хочу вас переубеждать.

- А что, он рассказал тебе, какие мы плохие и какой он хороший? Как он пострадал от моих действий, да? – спросил Малфурион. Он казался непрошибаемо спокойным. Опять же в противоположность вспыльчивому, эмоциональному Иллидану. – Жаль, дружище, что тебя не было рядом с нами в эти моменты. Ты бы понял все.

- Если бы ты хотел от него избавиться, подарил бы ему безболезненную смерть. А он за десять тысяч лет рассудок потерял.

- Он потерял его тогда, когда заключил союз с Саргерасом, – не согласилась Тиранда.

- Все равно, не понимаю, чего вы этим добивались.

- Я хотел преподать ему урок. У меня рука на брата не поднимется, пусть он и такой безалаберный, – ответил Малфурион.

Разбилось зеркало. В окно вылетел Иллидан, но успел сгруппироваться и взмахнул крыльями, предотвратив падение.

- Тебя Майев вышвырнула? – хмыкнул Мордекай. Иллидан увидел Тиранду, и его лицо преобразилось, приняв теплое выражение.

- Здравствуй, Тиранда.

- Здравствуй, – холодно откликнулась жрица и отвернулась к Малфуриону. Иллидан обиженно вспорхнул крыльями и мягко приземлился.

- Пойду Рагнаросу помогу, – он снова вошел в башню. Мордекай огляделся, понимая, что народу собралось достаточно много. Среди толпы он увидел Джайну Праудмур – ее обычно прямые волосы кудрявились, а роба аккуратно залатана.

- Джайна, привет! – он замахал рукой.

- Привет, – волшебница подошла к нему. Мордекай поцеловал ей ручку. Девушка смущенно покраснела.

- Что случилось с тем бомжом, которого я знаю? Ты очень изменился.

- Можешь считать, привел себя в порядок для тебя. Не постоишь со мной?

- Я с Калесгосом, – виновато ответила Джайна. – Не думаю, что он одобрит.

Мордекай поежился, вспомнив то столкновение с Калесгосом. Не дай бог еще в дракона превратится и сожрет.

- Эй! Пусти, да пусти, говорю, – ко входу протолкнулся Малчезар. – Эй, ты! Я на вечеринку пришел!

- Медив сказал тебя не пускать, – спокойно ответил Млечноокий. Эредар прошипел пару емких ругательств. Мордекай решил помочь, чтобы не создавать этакую «пробку» в проходе, и заявил:

- Этот со мной.

Млечноокий удивленно хмыкнул:

- Серьезно, что ли?

- Ага. Джараксус тоже.

Джараксус, услышав, что говорят про него, поправил бабочку и замахал лапищей, улыбаясь.

- Под твою ответственность, – предупредил Млечноокий, впуская Малчезара. – Если что, Мордекай – будешь сам с Медивом разговаривать.

Охотник довольно фыркнул.

- Эй, ковбой! – радался громовой голос дона Хан’Чо. – Рад тебя видеть!

На спине огра ожидаемо сидела Тина.

- Надеюсь, там будут печеньки? ТОЛЬКО НЕ С ИЗЮМОМ! – она спрыгнула с плеч Хан’Чо и погрозила Мордекаю пальцем. Мужчина приобнял девочку:

- Не переживай, все будет на высшем уровне. И Рагнарос с курочкой в том числе.

- КУРОЧКА!

Наблюдавшая за этой сценой Джайна смеялась, и звуки ее смеха, на удивление, подняли Мордекаю настроение.

Одним из приглашенных оказался странный скелет с котом под мышкой. Его кости были инкрустированы бриллиантами, а кошак был в темных очках и пушистой курточке.

- Кел’тузад? Как обычно, со своим котиком, – Млечноокий усмехнулся. – Еще не кончились годовые запасы «Вискаса», а?

- Только тогда, когда у тебя закончатся запасы «Педигри», – парировал Кел’тузад, входя в башню.

Когда охотник вошел одним из последних в оперный зал, он оказался почти целиком наполнен. По крайней мере, так казалось – людей было действительно много. Людей, орков, эльфов, троллей и гномов – всех, от мала до велика. Тотчас за локти Мордекая зацепились две дамы – Майев и Сильвана.

- Иллидан уже задолбал, – буднично сообщила Песнь Теней. Сильвана во все глаза пялилась на Кел’тузада, окруженного женщинами, сюсюкавшимися с его котом.

- Всего-то стоило кошку притащить, – фыркнула она.

Малчезар удобно устроился за пультом и теперь крутил разные песенки. Джараксус с видом интеллигента попивал шампанское из бокала. За карточным столом расположились Джайна, какой-то орк в капюшоне и с четками на шее и парень с анимешной внешностью.

- Андуин, ты который раз проигрываешь! – крикнула Джайна с энтузиазмом.

- Потому что у Тралла все карты с «Перегрузкой», так нечестно! – верещал Андуин. Тот, кого назвали Траллом (тот самый орк) развел руками:

- Хочешь, мурлочью колоду возьму.

- Нет, спасибо, – отказался Андуин.

- Давай-давай, – Тралл протянул руку, и парень нехотя ссыпал в ладонь орку десять золотых. Вскоре к игре присоединился и Джараксус.

- Перед тобой Джараксус, эреда… – он не успел сказать фразу – Андуин швырнул какую-то карту на стол. – Жертвенный договор! О НЕТ!!!

- Давайте я покажу, как играть, – фыркнула Майев. – Разойдитесь.

- Давай, на меня, – хихикнула Джайна. – Ты ничто против волны огня или овечки.

Майев молча швырнула несколько карт на стол. Показала одну – там указывалось задание. Разыграть столько-то существ с одинаковым названием – и все существа до конца игры станут с пятью очками атаки и здоровья.

- Э!

Майев продолжала разыгрываться. Подошедший к столу Малфурион фыркнул:

- Это ничто по сравнению с моей колодой. Малчезар, кинь-ка парочку легендарок!

Малчезар как ни в чем не бывало сунул пару карт в руки друиду. Через пару ходов все существа стали стоить ноль маны, и Малфурион, хихикая, вывел все легендарки. Майев сжала голову. Джараксус ткнул ее локтем в бок и сунул ей незаметно карту; ее глаза заискрились радостью.

- Получи! – она кинула карту на стол. Малфурион прочел:

- Круговерть Пустоты, уничтожает всех существ… ЕЛКИ ПАЛКИ! Это читерство!

- Я ее раскопала, – довольно сказала Майев.

- Как, если ты играешь против друида, мать твою! Ты блефуешь!

- То есть, это законно – 35 легендарок за 0 маны? – разозленно ответила эльфийка. Сильвана дернула Мордекая за руку:

- Пошли, отойдем.

- Что-то не так?

Ветрокрылая завела мужчину на балкон.

- Там много народу, – пояснила она. – Не хочешь выпить? Вино, виски, эль – все в твоем распоряжении.

- Уединиться со мной хочешь?

- Вот еще, – фыркнула Сильвана. – Я просто вышла подышать свежим воздухом.

Откуда-то сверху вдруг раздался рев. Мордекай огляделся.

- Ты слышала? – нервно спросил он у Сильваны.

- Да… но я не знаю, что это.

БУУУУУМ.

На крышу башни, сломав шпиль, приземлился огромный черный дракон. Чешуя расходилась на его теле, обнажая горящий внутри него огонь. Его челюсть была металлической, по всему телу стояли заплатки – тоже из металла.

Мордекай помертвел, сразу поняв, кто почтил их вечеринку своим присутствием.

Смертокрыл сунул голову в дыру в крыше. Раздались крики, гости спешно начали покидать башню.

- Э, вы чего, – загромыхал он, – нормально же общались!

Медив, оскалившись, направил на него посох, Джайна зажгла огни в руках. Смертокрыл, однако, не предпринимал попытки напасть. Мордекай вошел в оперный зал. Размеры головы дракона были сопоставимы с размерами здания – она заняла добрую половину зала.

- Как бы немного обидно, что меня не пригласили, – заметил Смертокрыл.

- Никто и не собирался, – дерзко ответила Джайна.

- Я, между прочим, за помощью пришел! – обиженно фыркнул дракон. – О, ты! – он перевел взгляд на Мордекая. – Я в курсе, что вы за мной слежку устроили.

- Что за помощь-то тебе нужна? И нет, мы не будем разрушать мир ради тебя.

- Да и не надо, – Смертокрыл втянул воздух ноздрями. – В общем, вы сейчас все охренеете, но я вроде как пришел в себя. Временно.

Мордекай вдруг понял, что от дракона разит куревом. От осознания происходящего он чуть не упал в обморок.

Обкуренный. Смертокрыл. Все, пишите письма. Понятно, почему он так разговаривает.

- Оказывается, косячки могут так нехило повлиять на Древних Богов, чтобы они перестали мне всякую чушь говорить! Я уже устал от того, что Йогг-Сарон шлет видения с драконьей порнухой, а К’Тун и вовсе – «100 способов самоубийства», «Как завести любовницу», «Как остановить неконтролируемое размножение»… С ними что-то не то творится, серьезно говорю.

Зарпедон сложила руки на груди, хмуря брови.

- И с чего мы должны тебе верить, ты же обдолбан, – сказала она недоверчиво.

- Вам придется мне поверить, – Смертокрыл поерзал, чем спровоцировал падение нескольких кирпичей. – Короче. Нам надо идти к И’Шараджу.

- Зачем?

- Он знает, где Йогг-Сарон.

- Зачем нам Йогг?

- Он знает, где К’Тун.

- А К’Тун…

- Он знает, как мне избавиться от скверны в душе, – нетерпеливо сказал Смертокрыл.

- Стой, – Медив почесал голову. – А Н’Зот?

- А Н’Зот пидор, – махнул хвостом дракон. Майев прыснула под нос.

- Если подумать, к И’Шараджу незачем идти, – Мордекай почесал голову. – Я что-то слышал про то, что К’Тун сейчас в храме Ан’киража находится.

- Тогда чего мы ждем, садитесь и полетели! Я довезу вас, – Смертокрыл наконец спорхнул с крыши. Медив печально сказал:

- И кто мне будет чинить крышу?

- Мы! – вызвались Джараксус и Малчезар.

- А кто со мной? – Мордекай оглядел оставшихся. Брик поднял руку. Подумав, на сторону охотника перешла Сильвана. Майев отмахнулась:

- Я буду тут. Мне надо переговорить с Иллиданом.

Гости, шушукаясь, постепенно вернулись на места, и вечеринка влилась в прежнее русло.

- Нас всего трое? – спросил Мордекай.

- Я тоже поеду, – к друзьям присоединилась Майя.

- И я, – заявила Зарпедон. – Я как бы еще все еще ваш капитан.

- Ты?! – изумилась Сильвана. – Я думала, что капитан – это он, – она ткнула пальцем в Мордекая. Зарпедон залилась смехом:

- Серьезно?!

- Кончайте ржать, мир спасать надо! – раздался гневный голос Смертокрыла. Тунгстина тотчас посерьезнела:

- Иду.

====== Глава 24. Чистое безумие и конец надежды ======

Внутри храма Ан’киража было странно пусто. Только слышались странные звуки откуда-то из недр, явно потустороннего происхождения.

- Йогг, это не тентакля, вынь! – раздался громкий возглас.

- Я знаю этот голос, – заметил Смертокрыл, принявший свою человеческую форму. – Это К’Тун. Вам уже рассказывали про сектантов?

- Конкретно К’Туна? Что они печеньки раздают на улицах? – спросил Мордекай.

- Ага. А Йоггу так вообще несколько культов посвящено. Кстати… Йогг по ходу тоже здесь. Двух зайцев убьем.

- Я хотел спросить, – Мордекай задержал дракона за руку. – Как тебя зовут на самом деле? Смертокрыл – это же всего-навсего прозвище?

- Нелтарион, Хранитель Земли, – неохотно ответил тот. – Эх, сколько же воспоминаний – в том числе приятных – связано с этим именем. Наш род был самый уважаемым, и союз между Аспектами был весьма силен…

- Аспектами?

- Я не буду вдаваться в подробности. Расскажу потом, ладно? Главное сейчас – избавиться от влияния Древних Богов. Если это сделаю я, то очистится весь род черных драконов, и нас снова начнут уважать, как в старые времена. И еще мы сможем помочь вам с Легионом.

- Ты не говорил, что помимо тебя существуют еще драконы вроде тебя.

- Такие же испорченные? Да, к сожалению. Моя жена, Синтария, мои дети – Нефариан, Ониксия, Сабеллиан… всех на самом деле не перечислишь, Синтария много яиц снесла.

- А Гневион?

- Гневион? – Нелтарион напрягся. – Он выжил? Я был уверен, что кладку яиц вместе с ним уничтожили.

- Он был единственным незараженным. И да, он жив.

Губы мужчины растянула улыбка:

- Что ж, пока Древние Боги отступили, я могу хоть порадоваться за то, что еще не всех моих сородичей перебили.

- Стой, ты сказал – кладку яиц? – до Зарпедон, похоже, дошло только сейчас. – Вы несете яйца? Вы не рожаете так, как мы?

- Человеческий облик далеко не является основным, – ответил снисходительно Нелтарион – похоже, такое невежество его совершенно не задело. Спокоен, как сама земля. – Мы – не люди, которые превращаются в драконов. Мы – драконы, которые превращаются в людей. Поэтому – да, мы несем яйца.

На такой ноте они вошли в церемониальный зал. Мордекай так и разинул рот, чуть не упав на землю от удивления. Посередь зала сплелся клубок из двух странных существ гигантского размера. Один был сплошным глазом, из которого росли тентакли и глазки поменьше как у улиток, второй – с огромной пастью и челюстями поменьше по всему телу, тоже с тентаклями.

- Эй, хоть бы постучались! – возмутилась гадина с пастью. Существо с глазом медленно произнесло:

- Мы немного заняты. Приходите завтра.

- Что? – Нелтарион наконец отмер. – Ээээ…

- К’Тун и Йогг-Сарон… – Сильвана аж охрипла. – Вместе?!

- Не совсем понял, – нахмурился Мордекай. – Что тут страшного?

- Ты не понял?! – затряс его за плечи Смертокрыл. – Ты понимаешь, что будет, если узнают об… этом?! – он ткнул в них пальцем.

- Ооооох, – существо с глазом нехотя подплыло к друзьям. – Ладно, вы нас пальнули. Йогг мне проспорил, вот и все.

- Непра… – в пасть Йогг-Сарону полетела печенька, ловко брошенная тентаклей К’Туна. – Это было ижнашилование! – чавкая, продолжил бог смерти.

- Что-то ты не сильно сопротивлялся, – съязвил К’Тун. – А тебя я помню, – он ткнул тентаклей в грудь Нелтариону.

- Хватит мне порнуху в мозг закачивать, – наконец дракона прорвало.

- Это не я, – К’Тун показал на Йогг-Сарона, облизывавшего свои тентакли. – Йогг, ну имей совесть, у нас гости, а ты при всех…

- А? Я тут не при чем, – существо «моргнуло» многочисленными челюстями на морде.

- А как насчет книги «Как остановить неконтролируемое размножение»? Как насчет того, «как драконихи бреют свои киски»??? – Нелтарион бесился. – Я понимаю, у тебя на фоне любви глаз съехал! Или не знаю, где там у тебя мозги! Ищи другого дурака, К’Тун!

- Радуйся, что я сегодня добрый, – мрачно ответил бог безумия. – Ты пришел, чтобы избавиться от скверны? Так вот (сложил тентаклю в фигу) – вот тебе. Будешь пахать на славу Легиона.

- Как насчет пари? – сорвалось с губ Мордекая. Йогг-Сарон подполз поближе.

- Ну-ка? Я слушаю? – сказал он.

- Не хотите на вечеринку в Каражан заглянуть?

- Ты с ума сошел! – зашипела Сильвана.

- Неплохое предложение, но нам и здесь хорошо, – ответил за… любовника?.. К’Тун.

- Хорошо, вы отдаете нам здорового Смертокрыла, а мы с миром оставляем вас трахаться здесь – так пойдет? – сухо сказала Зарпедон. Зрачок К’Туна расширился.

- Дерзкая женщина, – ответил он. Йогг-Сарон вдруг отступил назад:

- Тентакли мне в чакру… я ее помню! По крайней мере, мои щупальца точно помнят!

- Так это твои щупальца были, извращенец?! – Зарпедон вынула Сульфурас из-за спины. – Щас поотрываю тебе последние репродуктивные органы, склизкий кусок говна!

- Ты… изменял мне… с ней?! – К’Тун сузил зрачок и угрожающе протянул тентакли к Йогг-Сарону.

- Это не я! – заверещал бог, забиваясь в угол. – Это Слаанеш заставила!

- Эй, не отвлекайтесь! – Зарпедон шагнула вперед. – Иначе обоих Сульфурасом выебу!

Йогг-Сарон захихикал:

- Как будто кто-то из нас против…

- Заткнись, – бросил К’Тун и подошел к Смертокрылу. – Эх, хороший экземпляр мог бы выйти. Ладно, с праздником Зимнего Покрова! – он взмахнул тентаклей. Нелтариона стошнило странной зеленой массой.

- Все, довольны? Пиздуйте отседова, – Йогг-Сарон начал выталкивать тентаклями друзей из помещения. – Давайте, валите! Все свидание испортили!

- Сделаем проще, – вмешался К’Тун. – Откуда вы, с Каражана? Удачи вам с вечеринкой, – он открыл портал взмахом тентакли. – И радуйтесь, что мы добрые. В следующий раз будете в качестве лакомого блюда.

Смех бога безумия был последним, что услышали друзья перед тем, как нырнуть в портал.


- Свежий воздух.

Нелтарион вернулся в свой привычный облик. Без рвущегося наружу огня и отделки адамантиновыми пластинами. Он выглядел весьма величественно, отдыхая на снегу, и излучал спокойствие.

- Не хочешь присоединиться к нам? – спросил Мордекай. – На вечеринке будет весело.

- Я буду стражем вашего спокойствия, – ответил дракон. – Отдыхайте. Сегодня можно все. В рамках приличия, конечно же.

На прощание Мордекай прижался к его огромной морде. Нелтарион фыркнул, чуть не сдув дыханием Сильвану, казалось, он был растроган.

- Если что, свистите, – сказал он напоследок. – Мы поможем вам.

Друзья направились к башне. У дверей их ждала Тина.

- Они опять ругаются, – поставила Искателей в известность девочка.

- Кто?

- Майев, Иллидан и братан его. Еще сильнее, чем раньше. По ходу, у Майев претензии не только к Иллидану…

Мордекай взбежал на балкон. С одной стороны, сжав кулаки, стояла Майев, с другой – Иллидан, Тиранда и Малфурион.

- Это все вы виноваты! – кричала Майев. – В особенности – ты! – она ткнула пальцем в Тиранду. – Ты убила с десяток невинных эльфов, чтобы выпустить Предателя! Из-за тебя я вынуждена была снова гоняться за ним!

- Без него мы бы не смогли справиться с де…

- Заткнись! Я знаю твою лицемерную натуру! – оборвала ее Майев. – Я-то знаю, что ты пару раз переспала с Иллиданом, я знаю это!

- Что ты несешь?! – вскрикнула Тиранда.

- Ты только пользуешься всеми, – продолжила возмущаться стражница. – Что любовью Малфуриона, что Иллиданом! Наглая, подлая лицемерка!

Тиранда вспыхнула от гнева и наконец закричала:

- Все, хватит! Признай уже это, Майев! Ты любишь Иллидана!

Майев захлебнулась от злости, но вместо того чтобы заорать благим матом на жрицу, вдруг покраснела, а на ее лице застыла нерешительность. Иллидан тоже заметил ее замешательство и чуть приоткрыл рот от удивления. Воцарилось напрягающее молчание.

- Майев? – негромко позвал ее Мордекай. Эльфийка вдруг сорвалась с места, растолкав всех, она выбежала из замка.

- Я за ней, мало ли что учудит! – Мордекай побежал за ней.

Майев бежала куда-то вдаль, даже, похоже, не различая дороги. Споткнувшись, она шлепнулась на коленки в сугроб. Охотник подбежал к ней.

- Майев, – он попытался коснуться ее, успокоить. Майев вдруг заколотила кулаками по снегу, злобно хрипя:

- Ненавижу их! Боги, как же я их ненавижу!

Слезы брызнули из глаз эльфийки, но она, кажется, не обращала внимания, только исступленно колотя ни в чем не повинный сугроб.

- А особенно – это поганое чудовище! Зовущее! Себя! Иллиданом! – с каждым словом Майев с силом ударяла кулаком о снег. – Сдохни! Сдохни, тварь, чтобы мне стало легче!

- Тебе не станет легче…

- ЗНАЮ! – Майев развернулась к Мордекаю, ее лицо было красным от ярости. – Он уже умирал однажды! Я его убила, я! Я… я просто сошла с ума от ненависти, – ее голос охрип от криков. – Когда он умер, я чувствовала себя… пустой. Я убеждала себя, конечно, что я сделала то, что должна была… но он продолжал меня преследовать, ублюдок, даже после своей смерти… Ненавижу… боги, как же я его ненавижу.

- Ты любишь его, Майев.

Эльфийка закрыла лицо руками, да так и застыла. Мордекай поежился – на улице было холодно, начиналась метель.

- Майев, пошли, – Мордекай осторожно положил ладонь ей на плечо. – Мы тут замерзнем.

Топот копыт по брусчатке. К друзьям на всех парах бежал Иллидан.

- Майев! – позвал он и упал перед эльфийкой на колени. Его руки схватили ее лицо, и Иллидан жадно поцеловал ее. Мордекай отвел взгляд, не в силах наблюдать за сценой.

- Майев, ну что ты хочешь, что бы я сделал, а? – спросил демон с ужасом. – Что мешает тебе любить меня? За что ты меня ненавидишь?

Майев продолжала сидеть, даже не поднимая головы. Сломалась, подумал невесело Мордекай. Наконец-то, после десяти тысяч лет лишений и постоянной погони за Иллиданом Майев Песнь Теней сломалась.

- Ты демон, – глухо ответила она. – Это то, что оттолкнуло от тебя Тиранду и отталкивает меня. Это неправильно – любить тебя такого.

- Но что в этом плохого?

- То, что ты такой же, как и Легион. Когда-нибудь скверна победит тебя, и ты станешь одним из них.

- Не стану, – продолжил убеждать ее Иллидан. – Ну хочешь, я очищусь от скверны ради тебя?

- Нет, – покачала головой Майев. – Во-первых, от скверны не лечатся. Во-вторых… ты в чем-то прав. Без твоей силы одолеть Легион мы не сможем.

- Э, э, ты же говорила… – встрял Мордекай.

- Факты говорят сами за себя, – она снова качает головой. Говорила она бесцветно, не поднимая взора на еще стоящего на коленях Иллидана. – Тиранда, конечно, использует тебя. Выпустила она тебя, не потому что тебя любит. Она как будто оружие из арсенала достала. Легион будет повержен – ты не будешь им нужен. Ни брату, ни Тиранде… никому.

- Даже тебе?

Майев промолчала.

- Ответь, – потребовал Иллидан. – Я тебе нужен, я знаю это.

Женщина отвернулась.

- И ты мне нужна, – признался он. – Ты ведь была единственной, кто находился рядом все эти десять тысяч лет.

- Не смущает, что я все это время ненавидела тебя?

- Ненавидела бы – убила бы.

- Был прямой приказ Малфуриона – тебя не трогать.

- Также был прямой приказ меня не освобождать, но Тиранда его ослушалась, – съязвил Иллидан.

- А ты и рад.

- Я любил ее. Раньше. Сейчас я понял, кто мне нужен. Ведь мне теперь понятно, какими чувствами ты руководствовалась. И я счастлив, что это взаимно. – Иллидан приобнял Майев за плечи. Мордекай облегченно вздохнул, увидев на лице эльфийки сдержанную улыбку.

- Вы мне поможете? – спросил Иллидан, переведя взгляд на охотника. – Не может быть, чтобы от скверны вообще нельзя было избавиться.

- Может, мы найдем подходящего лекаря, чтобы наверняка.

Трое друзей вернулись в башню. Их встретила Тина.

- Произошло еще кое-что, – заговорщически сказала она. Мордекай нахмурился – ему не понравился тон девочки.

- Я пока пойду с Сильваной потусуюсь, – Майев ушла. Иллидан хмыкнул:

- Мужик, тебе одному это не понравилось? Тина, что ты задумала?

- О, ничего такого, пошли за мной!

Они зашли в подвал. У стены, развалившись, сидело существо, очень сильно напоминающее Джараксуса, только с крыльями и белой бородкой. У него были длинные рога и небольшие наросты-иглы на лице. Правый глаз был испорчен светящимся зеленым шрамом. В руках он держал самокрут.

- Кил… Кил’джеден?! – Иллидан начал заикаться. На его лице отобразился ужас. Эредар затянулся и выпустил клубы дыма в потолок. – Как ты сюда попал?!

- Кто это? – спросил Мордекай.

- Он дал мне одно заданьице… когда-то. От лица Саргераса, если так можно выразиться. Повелитель демонов, Искуситель… у него куча прозвищ.

- Искуситель? Божечки мои. «Голодной сукой» еще не называют?

Иллидан подошел к сидящему на полу Кил’джедену. Демон посмотрел на него исподлобья.

- Ребят, куда вы пропали? – это подошла Зарпедон. Увидев эредара, она просветлела:

- Боже мой, это прям секас какой-то. Ты – брат Джараксуса?

- Чтобы я был братом этого ничтожества? – вдруг заговорил Кил’джеден. Его язык еле ворочался. – Я – представитель Легиона Пылающего Сральника, и я…

- ЧТО?! – Иллидан не выдержал и расхохотался. – Легион чего?! Саргерас что, совсем с глузду съехал?!

Зарпедон заткнула рот ладонью, прыснув под нос.

- Не зря я ушел, – добавил эльф.

- Это ты так думаешь, что ушел, – фыркнул эредар в ответ. – Гул’дан работает на Легион.

- Что? – Мордекай поднял брови.

- Ага. И Слаанеш должна была стать одной из нас.

- Что??

- А я так вообще публичным домом владею!

- Что???

Кил’джеден довольно засмеялся:

- А вы как думали? Все меняется. Саргерас, конечно, об этом не знает, но у нас… бунт у нас, – он снизил голос. – Большей частью из-за меня.

- Из-за тебя?

- Садитесь в круг, пендехос, я расскажу вам охуительную историю, – эредар встал с пола и расправил крылья. Зарпедон негромко охнула, явно пораженная его мощью. – В общем, началось все с тех незапамятных времен, когда я еще был нормальным таким эредаром, когда мы еще жили в мире с дренеями (их тогда тоже звали эредарами, но это не суть). Короче, со мной связался Саргерас и сказал – мол, дарую тебе великую силу, если согласишься работать на меня. Конечно, только дурак мог отказаться от такого предложения, тем более, намерения Саргераса казались… благородными, что ли. Я пустил скверну в свое тело… Стал тем, что вы видите. В обмен на это Саргерас обещал оставить мою родину в покое. Я не думал, что владыка способен на обман.

- Твоя родина была уничтожена, – догадался Мордекай.

- Да. В общем, мы с Саргерасом недавно сильно повздорили. Да, я имел право с ним ругаться – я его заместитель, что ли, если проще выражаться… Суть в том, что Саргерас так и не смог выполнить то, к чему стремился – он пытается выжечь целые миры, но сталкивается с усиленным сопротивлением смертных. Слабак, уж простите.

- И?

- Мне пришла в голову идея. Сначала это было хитрым планом – заставить жалких смертных погрязнуть в похоти и затем ударить по этому несовершенному миру…

- Я чувствую нотку «но», – хмыкнула Зарпедон.

- Я вспомнил свою нацию. Свою семью. Друзей. – Кил’джеден сплюнул. – Вспомнил Аргус. Спросите – как я мог осознать свою ошибку, находясь под влиянием Саргераса? Он обещал нам безграничную власть, но провалился с треском. Поэтому я сбежал.

- Стоп, что? – Иллидан не верил всему сказанному. – Да не верю, что у тебя проснулась ностальгия! Погоди… так вот почему… ты перестал меня преследовать.

- И теперь этот маленький бизнес приносит тебе огромную прибыль, – закончил Мордекай.

- А что в этом плохого? – Кил’джеден усмехнулся. – У меня теперь, как бы так сказать, новые ценности. С тех пор, как я живу в мире смертных, моя тоска по родине немного стихла. Саргерас меня не преследует – возможно, думает, что я мертв.

- Но если он вздумает устроить вторжение… как мы сможем справиться? – с ужасом спросил Иллидан.

- О, ты забываешь, мой верный друг, что я – полководец Легиона, и довольно талантливый, – демон привалился к стене, улыбаясь. – Я знаю всю их кухню. В конце концов, все тактические схемы придумал я. А уж как направить силы смертных, чтобы отбиться от демонов, я придумаю.

Иллидан вывел друзей из подземелья. Оглянувшись, он зашептал:

- Не верьте ему. Он двуличен до чертиков.

- О, поверь, Тина от него мокрого места не оставит. Парень, который убил ее родителей, может подтвердить. Ах да, не может, он же мертв. Его звали Хер.

Иллидан фыркнул, улыбнувшись. К ним подошла Майев:

- Вы вернулись, слава богу. Иллидан, ты что-то узнал о том, как излечиться от скверны?

Пауза.

- У меня есть парочка идей, – задумчиво сказала Зарпедон. – Тащите скуму и ведро. И веник.

- Ты не собираешься же… – начал Мордекай.

- Ну, у Даззла как-то получилось, – пожала командирша плечами. – Подставляйся, Иллидан.

Мужчина, ничего не понимая, пожал плечами и выпрямился, подставляя тело. Зарпедон макнула веник в скуму и брызнула ею на тело демона.

- Зелеееееная хуйняяяяя, уйдиииииии… – завыла она. Лицо Майев исказилось от сдерживаемого смеха. – Чего стоите, повторяйте! Иллидан, снимай штаны, иначе не поможет!

- При всех, что ли?! – пискнул эльф. Зарпедон просто спустила ему штаны и пару раз шлепнула мокрым веником по голым ягодицам.

Зеленые татуировки растворились на его теле. Козлиные копыта изменили свою форму, став обычными человеческими ногами. Крылья исчезли, рога отвалились. Демоническое зрение потухло за повязкой, и Иллидан нерешительно потянулся рукой к ней. Сорвал ее. За повязкой блестели два абсолютно здоровых янтарных глаза. Лицо его тоже изменилось – скверна старила его, теперь Иллидан выглядел лет на тридцать максимум. Черные волосы стали отливать синим в приглушенном свете. Майев издала странный возглас.

- Иллидан, ты потрясен, – наконец сказала она. Мужчина понял, что стоит без штанов, и поспешно натянул их.

- Скажите мне, что нас никто не видел, – процедил он. Зарпедон только моргнула.

- Это помогло?! – Мордекай стоял с разинутым ртом. – Это точно была скума?

Зарпедон зачерпнула ладонями из ведра и выпила. Скривилась.

- Нет. Но что-то очень похожее. По-моему, это живица Сонного дерева. Она обладает некими целительным свойствами…

- А откуда она у нас?

- Она, похоже, затесалась среди того бухла, что ты когда-то у талморцев из-под носа увел.

Иллидан тем временем вынул из кармана штанов некую подвеску в виде цветка и теперь напряженно ее изучал.

- Майев ее не примет, она знает, что это подарок Тиранды, – проворчал он. – К черту.

Он отшвырнул драгоценность от себя подальше, она тотчас была задавлена ботинками гостей. Мордекай улыбнулся:

- Похоже, ты нашел себя.

- Не совсем. Меня настораживает присутствие Кил’джедена. И без скверны я чувствую себя… слабым.

- Ничего, мужик, справимся. Смертокрылу мозги вправили, он нам поможет, в случае чего. Развлекайся.

- У меня есть идея, но ни к чему хорошему она не приведет, – почесала голову Зарпедон. – Может, банально его соблазнить?

- Да он сам соблазнит кого угодно, – фыркнул Иллидан.

- А если не поддаться?

- О, Кил’джеден подобен Слаанеш в этом плане. Не отстанет, пока не совратит. Он способен дергать за тончайшие струнки в твоем разуме. Слава богу, благодаря своим чародейским способностям я ограждался от его влияния.

- Ты – маг?

- Изначально я – колдун, да. Это уже потом научился драться клинками. В этом был какой-то шарм. Вспарывать врагам животы, разрывать когтями их груди, давить их сердца… ах да, я отвлекся. Зарп, он в первую очередь – демон. Соблазнит – а потом уже не отвертишься. Ты играешь с огнем!

- О, я как-то пережила натиск Красавчика Джека – и это переживу, – она отмахнулась.

- Кил’джеден очень злопамятен, – продолжил стращать Иллидан, – и если ты перестанешь быть ему нужной, избавится от тебя в самой изощренной манере.

- Я уломала Рагнароса отказаться от его службы Древним Богам, – Зарпедон сложила руки на груди. – В конце концов, ничто не мешает мне пристукнуть Кил’джедена Сульфурасом.

- Окей, ты избавишься от его физической оболочки. Его душа вернется в Пустоту, а потом он вернется опять. За тобой. С кучей демонов за спиной. Оно тебе надо – новую войну развязывать? И я думаю, что не стоит.

- Войну с Легионом Пылающего Сральника? Судя по истории Азерота – да-да, я уже прочла несколько книг – Легион уже не в первый раз пытается сжечь вас дотла. Я понимаю – Саргерас дал демонам скверну, а кто дал ее ему?

- Древние Боги, наверно, – пожал плечами Иллидан. – Есть теория, что это они и свели его с ума.

- То есть, нам надо опять связаться с К’Туном и…

- Зачем?

- Затем. Мордекай, будь добр, свяжись с нашим дорогим богом безумия. Раз он снял проклятие со Смертокрыла, с Саргераса тем более снимет.

- Нет, – возразил Иллидан.

- Почему?

- Саргерасу нет прощения за то, что он натворил. Он должен быть уничтожен вместе с Легионом.

- Поддерживаю, – вдруг сказала Майев. – Вы не хуже меня знаете, что Боги жуть как непостоянны.

- Ты поддерживаешь Иллидана? – удивилась Зарпедон. Помолчала. – Ааааа. Все, поняла. Теперь слушайте меня сюда. Корень зла кроется именно в Богах, а не в Саргерасе. Собственно, их и нужно уничтожать. Но поскольку они бессмертны и большую часть времени проводят в бестелесном состоянии в Пустоте, это невозможно. Следовательно – даже если мы уничтожим Саргераса, они найдут новую марионетку, с помощью которой уничтожат мир. Мы обречены в любом случае. Вопрос лишь в том, когда это произойдет.

- Ты так спокойно говоришь об этом? Разве не ты стремишься спасти мир?

- Есть вещи, которым даже я не смогу противостоять, – сухо ответила Зарпедон.

- И что нам делать? – Майев перевела взгляд на Иллидана. Тот прищурился.

- Бороться, – ответил он и поцеловал ее в щеку. – Так, как мы делали всегда.

Мордекай поддерживающе кивнул.

- Вы нам не поможете? – спросил Иллидан. Охотник помедлил – он не планировал оставаться на Азероте, а вернуться на Нирн с друзьями. Борьба с Легионом – это событие на десятки лет.

- Мы изначально прибыли в Каражан, чтобы достать Рагнаросу приглашение, – ответил он. – Наша миссия выполнена, и мы могли бы вернуться туда, откуда прилетели.

- Понимаю, – кивнул Иллидан. – Я-то вообще не планировал лететь на Азерот, но здесь я излечился от мучавшей меня скверны, нашел новых друзей… свою любовь… И за это я благодарю вас от всего сердца.

- Осталось только с братом помириться, так?

- У него с Тирандой свои терки. У меня с Майев – свои. Захочет мириться – пусть приходит, я приму его. Не захочет – ничего не потеряю, он отрекся от меня как от брата, и я последнее время жил один. Привык.

Зарпедон выглядела весьма задумчиво. Мордекай вдруг понял, что нельзя дать ей додуматься остаться на Азероте. Это означало бы кучу новых проблем. Война Альянса с Ордой, война смертных и демонов… Охотник и так уже много испытал, ему хотелось вернуться в родную таверну в Винтерхолде. Или хотя бы на пару дней – на Массер, чтобы попрощаться с уже новоприобретенными друзьями.

- Обсуждаете войну с Легионом? – это к ним подошел мужчина в украшенной броне. Мордекай вспомнил – его он уже видел с Андуином на входе в башню.

- Вариан, какой сюрприз, – Майев улыбнулась. Рядом с Варианом стояла высокая эльфийка, блондинка в капюшоне и соблазнительной броне-боди красного цвета. – И Валира здесь!

– Угу, – кивнула та, кого назвали Валирой. – Малфурион уже продул мне пару партий в карты. Нам Айя эксклюзивные карты подкинула.

- Мы случайно услышали ваш разговор, – медленно начал Вариан, и Мордекай поежился – ему не нравился тон лидера Альянса. – И уже обсудили возможный мир с Траллом и Джайной.

Иллидан и Майев переглянулись.

- Мы пришли к выводу, что нам потребуется каждый, кто умеет держать меч в руках. Пока сохраняется угроза, мы пришли к мирному соглашению. Будем воевать против Легиона вместе. Скажите спасибо Валире и Андуину. Это они меня убедили пойти на этот шаг.

Мордекай почтительно поклонился в сторону Валиры. Та улыбнулась:

- Ну что вы, не стоит.

- Прямо вечеринка мира, – хмыкнула Зарпедон. – Как насчет того, чтобы сыграть на желания? По правилам нашего родного мира.

Мордекай просветлел:

- Когда я отказывался? Зовите всех!

====== Глава 25. С праздником Зимнего Покрова! ======

Комментарий к Глава 25. С праздником Зимнего Покрова! Глава будет немного длиннее, чем обычно, но она же и будет последней. Тем не менее, будет третья часть Обители Драконов, над которой сейчас идет активная работа.

Пожалуйста, ставьте оценки и пишите комментарии, ибо именно ваши теплые отзывы и дают мне стимул писать дальше. :)

Глядя на угрюмо стоящую в стороне ото всех Сильвану, Мордекай вдруг подумал, что живица Сонного дерева могла бы излечить и ее от ее болезни. Конечно, он не знал, как повлияет лекарство на эльфийку и не убьет ли ее вообще, но попытаться стоило.

- Иллидан, – он отозвал эльфа в сторону. – Как думаешь, если мы напичкаем Сильвану живицей, она перестанет быть баньши?

- Ты очень рискуешь. Нежить может увидеть в ней добычу, если она станет нормальной.

- Но она же не нежить в данным момент.

- Раз она была воскрешена после смерти – значит, нежить, – возразил Ярость Бури. – Знаешь, она уже дохла. Уж не знаю, что Артас с ней сделал…

- Она сказала, что это сделал Король-лич.

- Долгая история, – вздохнул эльф. – Короче говоря, был такой человек по имени Артас Менетил. Он нашел меч под названием Фростморн. Тот меч оказался проклятым, и Артас стал в каком-то смысле рабом Короля-лича. Сильвана была убита им, но этого оказалось мало – Артас извратил ее тело и душу и превратил… в то, что ты видишь. Отрекшиеся, которых сейчас возглавляет Сильвана – это существа, когда-то бывшие под пятой Короля-лича, но каким-то образом преодолевшие его силу и восставшие против него. Сильвана тоже долгое время была безвольной рабыней, но освободилась от его влияния.

- А Король-лич? Что с ним?

- Он – повелитель Плети, многочисленной армии нежити. Некромант, если выражаться проще. Сейчас он… неактивен. Я про что говорю – можно излечить тело, но не душу. Навряд ли живица тут поможет. Прости, Мордекай, я понимаю твое рвение помочь.

- И все-таки… Иллидан, подлей ее незаметно в эль.

- О, я забыл сказать еще кое-что, – эльф повернулся напоследок. – Король-лич – плод творения Кил’джедена. Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я его побаиваюсь.

Мордекай поежился. Иллидан пошел разливать эль, а охотник вернулся за стол. Рядом с ним села Сильвана, ежившаяся от холода.

- Отопление так себе, – проворчала она.

- У нас на Пандоре местами даже снег не выпадает, – Мордекай закрыл глаза, с неудовольствием понимая, что ностальгирует. – На Артемиде так вообще не знают, что такое зима.

- У нас в Подгороде довольно прохладно, – заметила Сильвана. – Но я к этому уже привыкла. Хотя иногда все-таки хочется тепла.

- Глядя на тебя, складывается впечатление, что ты… холодная и бесчувственная, – Мордекай тотчас мысленно ударил себя по голове, понимая, что мог обидеть девушку. Сильвана, однако, не обиделась:

- Что-то есть, согласна. Каждая женщина немного стерва, ну… особенно я. Хотя, я не всегда была королевой баньши.

- Ты была за Орду?

- В то время, когда я еще была смертной, высшие эльфы были за Альянс. Это сейчас они большей частью за Орду. – Сильвана помедлила. – Альянс рисует Орду как варваров, но это неправда, – тише заговорила она. – Мы такие же мирные существа, как и все, и просто защищаем себя. Мы хотим занять свое место среди других народов, но по-каким-то причинам… нас презирают, нас ненавидят. Но мы же уже не та Орда, которую изначально создал Гул’дан. Тралл, наш нынешний вождь, собирается отойти от дел. Семья для него важнее. Я просто боюсь, что новый вождь развяжет войну.

- Ты хочешь мира?

- Я хочу спокойствия. И мира, да. Но врагов Орды я сокрушу без сожаления.

- Альянс просто борется за порядок.

- Очень скоро ты узнаешь правду. В Альянсе сидят одни расисты. Я не пытаюсь склонить тебя на свою сторону, но факты говорят сами за себя.

- Иллидан рассказал насчет Артаса.

Сильвана помрачнела:

- Оторвать ему язык надо. Да. Иллидан даже сражался с Артасом, но победить его на смог. Смогли паладины во главе с Тирионом Фордрингом. И я счастлива, хотя он до сих пор преследует меня в ночных кошмарах.

- Ты ненавидишь его?

Сильвана подумала.

- Конкретно Артаса? Нет. Я ненавижу то, чем он стал под влиянием Короля-лича, что извратило меня.

- Он тебя насиловал?

- Нет, слава богу, – отмахнулась Сильвана. – Но те муки, что я испытала… лучше не вспоминать об этом, сегодня же праздник Зимнего Покрова, верно? – Она натянуто улыбнулась. Мордекай поддерживающе обнял ее.

- И у тебя никого не было рядом, кому ты могла излить душу? – с ужасом спросил он.

- Знаешь, это даже к лучшему, что не было, – Сильвана посмотрела на него. – Рассказывать кому-то свою историю – это заново переживать ее. Я не хочу об этом думать, и не думала, честно скажу. Мою историю здесь, на Азероте, знают очень многие. Но ты… ты не отсюда.

- Ты всю жизнь будешь… мучаться?

- Я не мучаюсь! – эльфийка вышла из себя. – Хорошо, ты хочешь знать правду? Жизнь во мне поддерживают валь’киры – существа такие, понял? И пока они существуют, пока существуют Отрекшиеся, существую и я, ясно? Если я умру, после смерти я буду испытывать невероятные муки, которые не сравнятся даже с самыми извращенными пытками Альянса! Я каждый день живу… нет, существую с мыслью о том, что боюсь умереть. Боюсь… – она бешено посмотрела на Мордекая.

- Прости, я не хотел, – охотник отпустил ее. Сильвана шумно вздохнула, усмиряя эмоции. По ее щеке сползла нечаянная слеза.

- Вот зачем ты это сделал? Зачем ты разворошил мои воспоминания? – упрекнула она его.

- Я не хотел, – повторил Мордекай. – Прости меня, Сильвана.

Ветрокрылая ничего не ответила, только наблюдая за носящимся между столами Мороузом.

- А вот и эль! – это подошел Иллидан. – Боже, Сильвана, выглядишь не ахти.

- Ты тоже урод уродом, – парировала беззлобно девушка. – Спасибо.

Она отхлебнула эля и озадаченно уставилась в кружку.

- Хм, необычный напиток. Странный вкус… и как будто силами наполнил, – она улыбнулась. Иллидан прищурился, как бы наблюдая за изменениями, которых почти не произошло – только цвет кожи Сильваны стал более здоровым.

- Наверно, какой-то авторский эль, – Мордекай отпил из своей кружки. – Согласен, вкус шикарный.

За стол сели Джайна, Майя, Иллидан, Майев, Брик и Зарпедон. Последняя была уже навеселе, держа в руках пустую бутылку от эля.

- Давайте начинать, – Мордекай потер руки в предвкушении. – Крути, Зарп.

Горлышко указало на Сильвану.

- Что я должна делать? – спросила девушка. – Я не знаю правил игры.

- Майя, ты подготовила шляпу? – спросил Мордекай. Сирена показала на наполненную бумажками шляпу. – Берешь любую бумажку, Сильвана, и зачитываешь задание. Сможешь выполнить – выполняешь. Не сможешь – выпей пинту эля.

- Игра для алкашей, – хмыкнула она и взяла бумажку. – Станцевать эротический танец для игрока слева… боги, кто придумывал задания?

- Я, – захихикала Майя.

- Я, пожалуй, выпью, – Сильвана протянула руку к кружке с элем. Мордекай почесал голову, с неудовольствием обнаружив, что возбудился при одной мысли о танцующей Сильване. Да, она привлекательна, но это не повод, совсем не повод. Шипя под нос, Мордекай поправил тянущие в районе промежности штаны. Сильвана, казалось, чуть изменилась внешне – красные глаза чуть потускнели, а острые черты лица округлились. Живица помогает, с волнением подумал Мордекай.

- Оппа, Иллидан, – Зарпедон пьяно хихикнула, когда горло бутылки показало на Иллидана. Он взял бумажку из шляпы и вслух зачитал вопрос:

- Когда случился ваш первый раз? Эээ… – он беспомощно покосился на Майев. Та состроила страшную рожицу. – В тюрьме, с Майев.

- То есть, ты десять тысяч лет был девственником? – прыснула Зарпедон.

- А что делать, если Тиранда не давала… хватит ржать!

- Крути дальше, – хмыкнул Мордекай. Иллидан осторожно коснулся бутылки и закрутил ее. Тем временем Мороуз принес к столу огромную миску с жареными куриными ножками.

- Курица… – у Зарпедон потекли слюнки. – Мороуз, а там еще Рагнарос обещал сотворить тортик – не сделал?

- Скоро будет готово, – пообещал дворецкий и ушел. Мордекай налил себе в бокал шампанского и пригубил немного. Стоит заметить, что шампанское было розовым, и вкус был несколько другой, но отнюдь не неприятный.

- На два хода вы – лягушка и каждые пять минут говорите «ква», – прочла вслух Майев. – Что ж, это должно быть весело. Ква.

Иллидан застенчиво засмеялся, прижавшись к ней. Эльфийка закрутила бутылку, и горло на этот раз выбрало Зарпедон.

- Спойте на всю таверну любую песню. Неважно, в ноты или нет, главное – громко, – прочла Зарпедон. – Хм, знаю я одну. АХ КАК ХОЧЕТСЯ ВЕРНУТЬСЯ, АХ КАК ХОЧЕТСЯ ВОРВАТЬСЯ В КАРАЖАН! – завопила она на всю башню. – НА НАШУ УЛИЦУ В ТРИ БАШНИ, ГДЕ С ТИРАНДОЙ КРУТИТ ШАШНИ ИЛЛИДАН!

- Зарпедон, заткнись, – это обронил Малчезар, проходящий мимо. – Джараксус поет лучше, чем ты. А поет он ужасно.

- Зарп, ты пьяна, иди домой, – Иллидан снова закрутил бутылку.

- Ага, щас тебе. Кто притащил сюда всех этих пиздорванцев, которые спасли мир? Не благодарите, – женщина закинула ноги на стол. Так развязно Зарпедон еще никогда себя не вела – видимо, эль сильно дал ей в голову.

- Ква, – это встряла Майев.

- Кстати, чистая импровизация, если никто не заметил, – продолжила разглагольствовать Тунгстина, попивая эль из кружки.

Из подвала вдруг раздался громкий мужской крик и звуки борьбы. Иллидан и Мордекай переглянулись.

- Погнали!

Они побежали в подвал. Первое, что они увидели – это парящее в воздухе тело Слаанеш. Кил’джеден валялся на полу окровавленный и весьма злой.

- Не трожь… меня… шлюха! – он метнул в нее камень – богиня только презрительно расхохоталась. – Я больше не буду идти у тебя на поводу!

- Ты еще не понял? Ваш Легион будет отличным пополнением для моей коллекции, – Слаанеш захихикала. – Саргерас пока еще не сдался. Пока еще. Но Легион переименовал по моей просьбе…

- То есть, это нормально, когда демоны сражаются елдаками?! – возопил эредар. – Я тебя придушу, сволочь сисястая!

- Сначала поймай, – Слаанеш на мгновение растворилась в воздухе, а появилась уже в другом месте. – Подумай хорошо, Кил’джеден, – продолжила разглагольствовать она, – я дам тебе такую власть, которая даже Саргерасу не снилась. Ты же давно хотел занять его место.

- Играешь на моих амбициях? Ты не Тзинч, – сложил руки на груди демон.

- Я знаю. Но его методы, как выяснилось, работают на людях. Они же все жадные до жути.

- Я не хочу власти! Я хочу свою родину обратно! – Кил’джеден стукнул кулаком по стене.

- О, это навряд ли, дружочек мой.

- Поверь – я не один корабль пошлю бомбить твоих последователей, шлюха. Ты пожалеешь, что связалась с Пылающим Легионом.

- Хм, пока что не жалею, – фыркнула Слаанеш. – Мне весело слушать твои угрозы. Я, между прочим, спасаю мир. Просто подумай – Саргерас обманул тебя, сжег Аргус, но на этом он не остановится. Он сожжет весь мир. Он уничтожит его. И тебя вместе с ним. Я пытаюсь притормозить этот апокалипсис. Договорилась с К’Туном и Йогг-Сароном, чтобы они промыли Саргерасу мозги. Правда, то, что они стали любовниками – это как-то само вышло…

- ЧТО?! – Кил’джеден почернел от гнева.

- Не суть важно, – отмахнулась Слаанеш. – Я не настолько плохая, насколько ты думаешь. Насколько эти Искатели думают. Я своими способами пытаюсь сохранить этот прогнивший мир.

- Зачем тебе сохранять этот мир? Я не верю, что в тебе, шлюхе, столько благородства!

- Потому что исчезновение этого мира означает исчезновение богов Хаоса. Мы живем, пока живы наши последователи. Можно сказать, мы олицетворяем смертные грехи. И нам разрушение мира невыгодно.

Кил’джеден задумался. Слаанеш продолжила:

- Неужели ты не скучаешь по тем временам, когда Аргус еще не был в руинах? Неужели не помнишь? Как ты с Веленом и Архимондом крепко дружил? Как ты один раз на хорошенькую дренейку засмотрелся? Вспомни.

Эредар застыл, сев на одно колено, его взгляд не выражал ровно ничего. Видимо, Слаанеш спровоцировала поток воспоминаний. Мордекай решил не вмешиваться, хотя он не очень доверял богине. Если вспомнить тот случай, когда она стащила Шепард…

- Уйди! – Кил’джеден взмахнул когтистой ручищей, но Слаанеш с хихиканьем растворилась в воздухе. – Сука продажная!

- Все в порядке? – негромко спросил Мордекай, выйдя из тени. Демон обернулся и вытер с лица кровь. – Ты подрался с ней, что ли?

- Нет. Я разбил себе лоб, пока гонялся за ней.

- Получается, это она во всем виновата? В безумии Легиона?

- Получается, так. Я не понимаю, как она Древних Богов на это уломала. Просто не понимаю. – Кил’джеден привалился к стене. – Я не верю, что Саргерас… так просто избавится от меня и от остального мира.

- Он что, не говорил, на что вы идете?

- Его идеи казались… благородными. Но теперь я понимаю, что он ничем не лучше тех Повелителей Бездны, о которых он говорил.

- Пойдем с нами, развлечешься, – предложил охотник. Иллидан состроил страшное лицо. Кил’джеден подумал. – Бросай Легион – он все равно уже не тот.

- Легко сказать – бросай. Саргерас с меня шкуру снимет.

- Если Слаанеш промывает ему мозги, то он будет только рад, что ты отрываешься по полной. Как истинный слаанешит…

Кил’джеден зарядил мужчине подзатыльник.

- Ау. А где Тина?

- Пошла искать запасы печенек. Меня ими напичкала… ненавижу шоколадную крошку. Изюм мне нравится куда больше. Как же она разозлилась, когда я ей это сказал!

- Ты любишь изюм? Тебе не место в Каражане! – Иллидан захихикал.

- Молчи знай! Я тебе что сказал сделать?

- Да уже за меня все сделали, – отмахнулся эльф. – Артас уже сдох давно.

- Эх ты, жалкие смертные лучше тебя справились с работой, – отмахнулся эредар. – Ладно, пойду к вам. Надеюсь, там есть красное вино?

- Посоны! – это заговорило ЭХО голосом Тимоти. Мордекай поднес трубку к уху:

- Давно тебя не было слышно. Как ты?

- Очень и очень хреново! Выйдите, пожалуйста, из башни, а то нас Млечноокий не пускает.

- А, понял. Сейчас приду.

Мордекай вышел из башни. Компанию Тимоти, одетому, кстати, в смокинг, составил немолодой мужчина ростом под два метра, мускулистый, в странной, показавшейся Мордекаю знакомой броне. Над бровью – погоны, что отчасти напомнило Мордекаю о корпорации «Даль». Волосы – длинные, белые как снег. Лицо гладко выбрито. Глаза были светлые, с фиолетовым оттенком, кожа светлая, с родинками (одна расположилась прямо под носом), губы темные, полные, пересохшие.

- Это твой друг? – растерянно спросил Мордекай. – Где откопал?

- Я пришел за своей законной женой, – загромыхал мужчина. – Где она?

- Законная жена? – моргнул охотник. – Может, я ее сюда позову? У вас же нет приглашения, войти вам не предоставится возможным.

- Зови ее. Я знаю, она вас сюда притащила, – мужчина прищурился, глядя на Мордекая в ответ. – Тина вообще любитель путешествовать и исследовать.

- Тина? – Тимоти чуть не упал. – Ей 13 лет!

- Кому тринадцать? Ты с кем-то путаешь, – покачал головой мужчина. – Ах, да, я же не представился. Генерал Арчибальд Зарпедон.

Мордекай издал восторженный писк, а Тим и вовсе покатился по снегу. Отсмеявшись, охотник сказал:

- Как бы Зарп говорила, что ты мертв.

- Зови ее, сейчас выясним, кто тут мертв! – возмутился Арчибальд, поправляя белоснежные локоны. Мордекай пожал плечами и вошел в башню. Зарпедон поедала огромный кусок тирамису, ее лицо запачкалось кремом.

- А ну пошли, – мужчина стащил ее со стула. – Дело есть.

- Эй, эй, куда?

Тунгстина особо не сопротивлялась. Мордекай вывел ее наружу и поставил перед Арчибальдом:

- Вот, пожалуйста.

Лицо мужчины изменилось. Он потрясенно пробормотал:

- Боже мой, как ты изменилась… Ты же была такой красавицей! Что с тобой армия сделала…

Зарпедон застыла на месте, только растерянно моргая. Кажется, она протрезвела за пару секунд. Арчибальд распахнул руки:

- Ну же, детка. Иди сюда, обними своего мужа. Али не узнаешь уже спустя двадцать лет?

- Так, стоп, – Тимоти отпихнул его. – Чтобы ты знал, за это время она стала моей. Так что – поздно ты явился, проваливай!

- Чего? Да она в жизни бы не позарилась на такого хлюпика! – мужчина отпихнул Лоуренса.

- На себя посмотри, такое ощущение, что ты сменил ориентацию!

- Кто бы говорил! Ты больше похож на гея, чем я!

- Так, прекратите! – взмахнула рукой Зарпедон, и оба мужчины заткнулись. – Так, Арчи, объясни мне, пожалуйста, почему данные о тебе говорят, что ты был убит Урднотом Рексом на Фемиде, хотя сейчас я вижу тебя живого и здорового? Что это за шпионские игры?

- Я был не убит, а пленен, – возразил Арчибальд. – Рекс меня до полусмерти избил, потом передал своим подопечным. Я сбежал, как только пришел в себя.

- И где ты двадцать лет был? Хотя бы попытался вернуться, и мы бы все вместе жили, как нормальная семья, – голос Зарпедон сочился горечью.

- Мне предложили работу, – неохотно сказал ее муж в ответ. – Некий Фулгрим. Я вначале с недоверием отнесся к его предложению. Но потом я увидел… ее. Она… она просто потрясающа! Она предложила мне яства, великолепный пляж в пользование… У нее такой красивый дворец!

- Ты… ты теперь – слаанешит?! – Тунгстина отшатнулась, с отвращением глядя на супруга. – Боже мой, и как тебе хватило смелости заявиться сюда и рассказать все это мне?! Бессовестный лжец и развратник!

Губы Арчибальда растянула улыбка.

- Впрочем, я приехал не для того, чтобы болтать с тобой, – его голос стал звучать угрожающе. – Слаанеш мне рассказала, что ты разбила ее главный космический флот. Она заплатила мне уйму денег, чтобы я расправился с тобой. Хм… Зная, чем ты стала, я выполню ее задание без угрызений совести.

- Ты ее не тронешь! – Тимоти обогнул его и встал на его пути, загородив командиршу собой. Арчибальд презрительно захохотал:

- Надо же, у нас тут герой!

Мордекай метнул в него мачете, но мужчина сотворил магический барьер, и оружие раскололось надвое.

- Прости, любимая. Пора тебе сдохнуть собачьей смертью, – Зарпедон вынул из-за своей спины длинный, ребристый клинок. – Я выпущу тебе кишки!

Тунгстина вовремя оттолкнула Мордекая и сделала кувырок в сторону – лезвие просвистело над головами друзей. Тимоти с боевым кличем бросился на спину врагу, но Арчибальд отшвырнул его, как щенка.

- Потанцевать хочешь? – Зарпедон вынула Сульфурас из-за спины. – Попробуй, достань меня.

Арчибальд отскочил в сторону, схватил Тимоти в охапку и прижал лезвие клинка к его горлу.

- Еще движение, – прошипел он, – и я отрежу ему голову.

- Не трожь его, – Зарпедон сделала шаг вперед. Арчибальд чуть повел клинком – по горлу Тимоти потекла кровь.

- Я ведь это сделаю, – он захохотал. – Как там говорится? Хочешь сломать человека – лиши его того, что он больше всего любит. Ты следующая, Тунгстина.

Тоненький свист. Арчибальд застыл с удивленным выражением лица, а по его лбу, продырявленному стрелой, потекла тоненькая струйка крови. Выпустив Тимоти, он завалился вперед – стрела с противным хрустом вошла еще глубже в его череп. За его спиной материализовалась Сильвана, опускающая лук.

- Спасибо Казакусу за зелье невидимости, – произнесла она, – а то лишились бы парня. Зарпедон кинулась к Тиму, держащемуся за горло.

- Как ты? Боже мой! – она схватила его лицо и покрыла его поцелуями. – Дурак! Какого черта ты за меня заступился, ты мог погибнуть!

- Я… подумал, – Тим закашлялся, – что ты совсем про меня забыла, и решил узнать, где вы. Майя сказала, что вы в Каражане, на вечеринке, и я понял, что… не смогу и минуты больше провести без тебя. Я хотел… я хотел сделать тебе предложение, но, увидев, что этот придурок – твой муж… я думал, что все кончено и он заберет тебя у меня...

Зарпедон прижала Лоуренса к себе без лишних слов. По ее щеке стекла слезинка.

- Ты же его сюда и привел? – спросил Мордекай.

- Да, – кивнул Тимоти. – Он спросил дорогу до Каражана, я сказал, что как раз иду туда. Эх, если бы я знал, с кем иду рядом…

Сильвана подошла к Мордекаю, осмотрела его с ног до головы.

- Не ранен? – спросила она.

- Спасибо за заботу, нет. – Мужчина перевел взгляд на нее. Девушка была явно в приподнятом настроении. Правда, иных изменений во внешности так и не обнаружилось – видимо, Иллидан был прав и живица абсолютно бесполезна. Правда, в глазах был нездоровый отблеск, она очень уж нехорошо щурилась. – Ты в порядке?

- В полном, – она хихикнула. – Наверно, выпила чуть больше положенного. Вернемся к вечеринке, герой?

Мордекай недоуменно шевельнул бровями и вернулся в башню. На общем столе стояла уже пустая тарелка из-под тирамису. Майя довольно смеялась, рассказывая что-то Брику; увидев Мордекая, она даже привстала из-за стола.

- Мордекай, я слышала звуки драки, – она подошла к нему.

- Все в порядке. Муж Зарпедон вернулся и решил надрать ей задницу. Сильвана его грохнула, ничего особенного.

Майя улыбнулась, глядя довольно игриво на мужчину. Этот взгляд Мордекаю был незнаком – даже когда они были вместе, в этих серых глазах можно было прочесть любовь, заботу, но никак не эту тяжелую похоть.

- Помогите! – вдруг раздался сдавленный писк Тимоти. Зарпедон тащила его в сторону спален, рыча и вращая черными от расширенных зрачков глазами.

- Ты! Я! Трахаться! – с такими словами она потащила его на второй этаж по винтовой лестнице. Мордекай фыркнул:

- Это из-за предложения руки и сердца?

- Эй, Мордекай, – Сильвана довольно панибратски пихнула его бедрами, – может, потанцуем?

Мужчина моргнул.

- Сильвана, с тобой определенно что-то не то.

- А что? – дерзко отозвалась она. – Хорошая же вечеринка, оторвемся по полной!

- Эй, женщина, – Майя сложила руки на груди, – как бы он еще недавно был моим женихом.

- Вот именно, был, – ответила Сильвана тем же тоном.

- То, что мы отложили свадьбу, не дает тебе права…

- Чего ты быкуешь, разделим на двоих, ты же не против, Мордекай? – Ветрокрылая перевела взгляд на Мордекая. Охотник шагнул назад под напором женщин.

- Эм… бабы, что с вами?

- Это они после тирамису такие, – заметил Брик, пока еще трезвый. – Да, тирамису от Рагнароса…

- Я убью этого ублюдка!

Мордекай стрелой ринулся на кухню. Там он застал Рагнароса и Тину, мирно пьющих чай.

- Пока бабы сходят с ума из-за тортика, вы тут чай пьете?! – возопил он.

- Мордекаюшка, мамочка хочет сну-сну! – раздался голос Майи. Смех Сильваны подхватил ее. Мордекай огляделся в ужасе.

- Что происходит? – спросил Медив, спустившийся в кухню. – Куда ты убежал?

- Тсс! – Мордекай закрыл ему рот ладонью. – Не пали меня. Бабы сожрали тортик и теперь хотят меня изнасиловать!

- Тортик, да? Хм… Рагнарос, что ты туда добавил?

- Ничего такого, – развел руками элементаль. – Тина какую-то приправу дала, единственное что. Назвала это «ванильным сахаром».

- Есть щепотка?

Тина протянула ему пакетик с сомнительным содержимым. Медив повел ладонью над пакетиком, напряженно его сканируя, и вдруг вздрогнул от ужаса.

- Вы знаете, что это такое? – осторожно спросил он.

- Ванильный сахар, так дон Хан’Чо сказал, – ответила Тина. – А что там?

- Это не сахар, – Медив двумя пальчиками взял пакетик и выкинул его в очаг. – Это сильнейший конский возбудитель. Одной крупицы достаточно, чтобы возбудить стадо!

- Ой, – Тина хихикнула. – Упс.

- Рагнарос, – маг повернулся к элементалю, – пожалуйста, скажи мне, что ты не высыпал весь пакетик в тесто.

- Эмммм… не хочу вас расстраивать, – Рагнарос помялся. – Я бы с радостью сказал, но тогда я совру.

- Сколько человек ело торт? – Медив был в ужасе. – Вы понимаете, что вы своим контрабандным сахаром сорвали мне вечеринку?!

- Торт ело только трое, – информировал их Брик, появившийся на кухне. – Сильвана, Майя и Зарпедон. Отвечаю.

- Ффух, всего трое, – обрадовался Медив.

- Это значит, что каждой досталась как минимум треть торта, – возразил Мордекай, – хорошего тут ничего нет. Они сейчас изнасилуют все, что движется. Как избавиться от эффекта, Медив?

- Без понятия! Это как если спросить – как протрезветь за пять секунд!

Мордекай прислушался. Подозрительных звуков не было, по ходу Сильвана и Майя переключились на другую цель. Облегченно вздохнув, он зашел обратно в зал и наткнулся на замершего Кил’джедена.

- Ты в порядке? – Мордекай обошел его и присмотрелся, пытаясь понять, не штырит ли демона, но тот явно о чем-то напряженно думал. – Эй.

Кил’джеден перевел взгляд на охотника. Сжал губы.

- Готовьте оборону, – сухо сказал он.

- С чего это?!

- Я чую приближение войск Саргераса. Готовьте оборону.

- Мы не готовы! – охнул Мордекай. БУМ! В башню вломились люди в уже знакомой броне слаанешитов – это были большей частью эльфы – верхом на огненных существах, напоминавших собак.

- Все еще хуже! – Кил’джеден затащил Мордекая под стол, предварительно перевернув его (стол) набок. Десятки пуль вонзились в крепкую деревяшку. – Слаанеш объединилась с Саргерасом! Нам крышка!

- Слаанеш, поганая шлюха, – Мордекай пригнулся, когда очередная очередь прошила воздух. – А что это за существа?

- Это гончие Недр, – пояснил Кил’джеден. – Так, я попробую сейчас собрать гостей и эвакуировать их. Ты беги к Медиву! Нам нужны дальнейшие указания! Велен! Пиздуй сюда, помогать будешь!

Тот, кого назвали Веленом – почтенный старец-дреней – яростно посмотрел на Кил’джедена, но компанию демону составил. Мордекай кинулся на кухню, которую заволокло дымом. Тина пряталась за спиной Рагнароса, который уже готов был метнуть фаерболы в первого встречного.

- О, это ты, насекомое!

- Где Медив?

- Поперся через черный ход, – Рагнарос махнул рукой в сторону небольшой двери. Мордекай поспешил туда, слыша дикий грохот, пальбу, крики и плач женщин. Сердце кольнуло при мысли о Майе, оставшейся там – мужчина надеялся, что сирена сможет постоять за себя и не погибнет в перестрелке.

Майя, на удивление, обнаружилась рядом с Медивом – оба находились на улице, рядом с Нефарианом, Смертокрылом и еще одним черным драконом, неизвестным мужчине.

- О, это вы друг Нелтариона? – поприветствовал дракон Мордекая женским голосом. – Я – Синтария, его жена. Хотела бы я поблагодарить вас за мужа, но сделаю это позже, после окончания осады.

- Очень приятно, – кивнул Мордекай. – Какова обстановка?

- Честно скажу – все очень плохо, – Медив держал посох наготове. – Пооткрывались порталы – и в Пустоту, и в Варп. Оттуда валят демоны Слаанеш и Саргераса. Пока маги их сдерживают, но, скажу честно, шансов у нас мало. Мы виноваты сами – не стоило организовывать вечеринку, пока существовала угроза Легиона.

Взрыв прогремел рядом с людьми – Майю взрывной волной откинуло в объятия Мордекая. Охотник крепко обнял девушку и спросил:

- Что нам делать, Медив? Мы поможем, чем сможем.

Маг подумал.

- Мы разберемся, – ответил он. – Пока вас не было, все шло хорошо, а вы навлекли на нас гнев Слаанеш. Большей частью она! – он указал на дрожащую в сторонке Зарпедон, бывшую в одной майке и джинсах. Тимоти стоял рядом, держа возлюбленную за руку, он был весь зеленый и каждую минуту порывался опустошить желудок. – Ах да, еще Кил’джеден, как я мог забыть?

- Он появился в Каражане сам, не надо на нас валить, – мрачно ответил Мордекай. – И он, в отличие от Саргераса, не пошел у Слаанеш на поводу.

- Того факта, что вы испортили вечеринку тортиком, я не прощу вам!

- А если бы мы не притащили алкоголь, это была бы не вечеринка, а утренник, – возмутилась пьяным голосом Зарпедон. Медив осмотрелся.

- Ребята, я думаю, что вам пора домой, – нервно сказал он. – Пока вы не навлекли еще больше бед.

- Но мы хотим помочь! – заявила Зарпедон оскорбленно.

- Ты уже вон как помогла! – ответил маг сердито. – Из-за одной бабы кипиш на всю Вселенную! Все, я сказал. Вечеринка окончена, валите домой.

- ИЛЛИДАН! – отчаянный, но весьма злой крик Майев сверху заставил Мордекая поежиться.

- Что он еще натворил? – устало пробормотал Медив. Мордекай схватил Майю за руку и побежал с ней в сторону лестницы на второй этаж.

На балконе стояли трое. Майев стояла в позе «порву любого, кто встанет на пути», Иллидан негромко смеялся, сложив руки на груди, а неизвестный маг – седовласый мужчина в робе и с пронзительно-синими глазами – с ужасом смотрел на эльфа.

- Что случилось? – спросил Мордекай запыхавшимся голосом. Маг указал наружу и процедил:

- Вот что.

На небе в опасной близости от Азерота сияла неведомая планета. Раньше ее здесь не было – Мордекай это помнил абсолютно точно. Зеленые завихрения на ее поверхности давали понять, что жизнь там явно несладкая.

- И? Объясните дураку, что это.

- Аргус, – ответил маг. – Оплот Пылающего Легиона. А Иллидан, сволочь мерзопакостная, открыл туда портал! Причем настолько криво, что весь Легион повалил к нам.

- Так вот где собаку ебали, – обронила Майя.

- Я же говорила! – закричала Песнь Теней. – Я говорила, что Иллидан опасен?! Говорила?!

- Я не понимаю, что я такого плохого сделал! – возмутился Иллидан. – Я всего лишь хотел немного поторопить судьбу.

- Какую нахер судьбу, мы все бухие! Да даже если бы и были трезвые – как, твою мать, мы бы сражались с Легионом, тупая ты мразь?! – Майев верещала, брызгая слюной. Очередь прошила пол, чуть не задев людей. Седовласый маг вовремя оттолкнул Майев – иначе эльфийка оказалась бы под прямым огнем.

- Так, – заговорил Иллидан. – Кадгар, телепорт!

- Пятьсот голды, – фыркнул тот, прищурившись. – Я не дурак за бесплатно телепортировать.

- Так, я побежал отчитываться Медиву, – Мордекай отшвырнул от себя мешавшую ему шляпу, которую тотчас прошило еще одной очередью снизу. – Майя, за мной!

Сирена послушно двинулась за ним.

- Может, все же плюнем на все это?! – крикнула она, стараясь перекрыть голосом стрельбу. – И махнем на Пандору! Нам терять все равно нечего!

- Здесь наши друзья! – отказался Мордекай. – Не для того мы мужа Зарпедон грохали, чтобы она погибла в первой же перестрелке! Медив!

Маг, едва удерживавший защитный барьер, обернулся.

- Это все Иллидан! – крикнул охотник. – Он открыл портал к Аргусу!

Медив разразился нецензурной бранью. Кил’джеден проворчал:

- Вот как знал, что мозги у Иллидана с грецкий орешек размером, – и залпом выпил кружку эля.

- Так, у меня план! – Медив перестал материться. – Кил’джеден, ты берешь Искателей – и вы телепортируетесь на Аргус. Не знаю чем, не знаю как – остановите всю эту вакханалию!

- Ты посылаешь их на верную смерть, Медив! – эредар сложил руки на груди. – Ладно я, меня там за своего считают, но их там просто загрызут!

- Со Смертокрылом справились, с Богами справились, со Слаанеш справились – и с Саргерасом тем более справятся! – огрызнулся маг. – КАДГАР, ТЕЛЕПОРТ!

- ПЯТЬСОТ ГОЛДЫ! – раздался крик сверху.

- Я тебе косарь дам, только быстрее, мать твою!

Открылся небольшой портал, слишком маленький для того, чтобы через него в Азерот проникли демоны, но достаточный для того, чтобы на Аргус попали люди. Тимоти потащил лыка не вяжущую Зарпедон в разверзшуюся дыру, Мордекай с Майей последовали его примеру.

- Э, э, куда без меня! Стойте! Я хотел бухла захватить! – заорал Кил’джеден. Медив просто толкнул эредара в портал, который сразу же за ними закрылся.

- Как закончите, возвращайтесь, я вас на Пандору отправлю! – это были последние слова, которые услышал Мордекай перед тем, как вырубиться.