Хранитель Чёрной поляны (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

Реальность

Утро выдалось жарким. Бабушка с шести часов что-то там жарила-парила и совсем не обращала на меня внимания. Все мои попытки поучаствовать в этом процессе пресекались в мягкой, но категорической форме: «Не время ещё», «Подожди», «Ну что ты тут вертишься под ногами?», «Иди-ка ты лучше погуляй!». Но гулять не хотелось. Вот я и занял свой обычный наблюдательный пост на подоконнике, аккурат между горшками с рассадой. Сижу значит и никого не трогаю. Усы мою.

Надо сказать, что усы – это предмет моей особой гордости. Ни у кого в нашем доме таких усов нет. Даже у дедушки. Хотя он тоже за своими ухаживает и стрижёт, и расчёсывает – да всё без толку. Жалко мне его.

Хотя в целом он, конечно, ещё очень ничего себе дедушка. Вечерком перед телевизором посидеть с ним можно, поговорить. Он правда не всё и не всегда понимает, но зато слушает внимательно. На рыбалку идём – меня не забывает. Нам до речки рукой подать. Но один то я не пойду, что мне там одному делать? На рыбу скалиться? А вот когда я с дедом, он удочку закидывает, а я удачу приманиваю. Он так своим друзьям и говорит: «Это мой компаньон» – и первую рыбу всегда мне отдаёт, а остальных всех отпускает. Мы же в заповеднике живём. Нам здесь ни охотиться, ни рыбу ловить нельзя. Мы законов не нарушаем.

А сегодня вот тоже, ни свет ни заря поднялся и на станцию поехал. За внуками говорит.


А зачем нам в хозяйстве какие-то внуки нужны? Вон у нас и Борька есть – это кабанчик, и Меланья Богдановна, для своих просто – Милка. Карлуша ещё. Это мерин дедов. Чёрный с белой отметиной на лбу. А уж кур и гусей всех по имени и не упомнишь. Да и не зачем мне, Василию с таким отрепьем знаться. Вот поджарит бабушка, тогда и познакомимся.

Я опять скосил глаз на стол. Баба Маня уже раскатала тесто и ловко раскладывала на нем ломтики яблок. Нет, это не мой пирог. Вздохнул я и вернулся к созерцанию залитого солнцем двора.

Под раскидистой липой у ворот встрепенулся Трезор. Вот ведь ирод малолетний! И как это я его не заметил?! Не сказать, что у меня с ним были какие-то особые проблемы. Нет, он меня уважал и относился со всем почтением, но как-то так издавна повелось, что нам котам само существование всяких там Жучек и Трезоров как кость в горле. И ведь не без оснований. Эта хвороба появилась у нас в доме в конце осени. За полгода он вымахал до размеров теленка, но так и не поумнел.

Вот, например, только мы с дедом на лавочку присядем вечерком, так эта назойливая псина тут как тут. Скачет, лает, носом тычется. Или того хуже! Я с инспекцией в курятник иду, а он здороваться надумал, дурак! «Ах, ах, ах. Василь Васильич, как же я рад Вас видеть!»


На лапы передо мной передние припадает, хвостом двор метёт.

Ну какая уж тут проверка? Пока дойдёшь до места, все яйца попрячут, всех цыплят разгонят. Да ещё и секьюрити[1] у дверей выставят. Так что, кому Трезор, а кому и разор. Не люблю я его, но ради деда терплю. Дед его помощником называет. Хотя какая помощь ему от этой псины неразумной – не знаю.

Карлуша, тот понятно и под седлом, и в телеге свой хлеб отрабатывает. Без него деду свой участок леса и за два дня не обойти. А верхом он и за день справляется.

Утром выедет к дальней стороне. Потом вдоль речки до брода поднимается, а уж оттуда через Чёрную Поляну до дома тропа. Места у нас тихие – браконьеров не водится, так что Трезора Егор Гаврилович с собой редко берёт. Должно быть тоже не любит лишней трескотни, суеты его.

Я ещё раз оглянулся на бабушку: губы сжаты, лицо сосредоточено. Ну прям не баба Маня, а генерал кастрюль и сковородок!

Не дождаться мне видать вкусненького, пока эти внуки не приедут. А когда они приедут? Пойду-ка я к воротам посмотрю, не видать ли гостей долгожданных. Изящно потянувшись, я выпрыгнул в окно.

На мгновение солнце ослепило меня. Я дёрнул хвостом раз, другой, и неспешно, с чувством собственного достоинства пошёл к воротам. Краем глаза я отметил почтительную суету в районе курятника, и нос Трезора, высунувшийся из высокой травы под липой, не остался мной не замеченным. Но негоже таким солидным котам, как я на это реагировать, а потому шага я не ускорил и хвоста не приспустил. Напротив, проходя мимо старой бочки у сарая, я притормозил, огляделся, обновил пару меток и лишь потом пошёл дальше.

«Хочешь, чтоб тебя уважали, уважай себя сам» – вот мой девиз. А любой уважающий себя кот, ну и человек, разумеется, спешки и суеты в делах не приемлет. Так-то вот!

У ворот я ещё разок взглянул на Трезора. Нахальная псина должно быть всё же усвоила мой последний урок и не спешила выскакивать с громким лаем навстречу. Жаль, конечно, что я вышел из себя и начистил ему морду прилюдно, но что сделано, то сделано. Главное – результат на лицо. Вернее, на морде.

За воротами открывался вид на луговину. С трёх сторон она была окружена лесом, а с четвёртой обрывалась у берега реки. Раньше, говорят, Чернушка разливалась так в половодье, что этот край луга уходил под воду. И если бы дом не стоял на пригорке, то не миновать большой беды. Однако с тех пор, как я тут живу такого ни разу не случалось и сейчас, в конце мая, вода в речке плескалась метра на три ниже крутого бережка. Именно отсюда мы и ловили с дедом рыбу. От ворот в сторону леса вела дорога. По ней-то и уехали на станцию Егор Гаврилович с Карлушей. По моим прикидкам – уже часа три, как уехали, значит скоро и назад вернуться должны. Я забрался на лавочку, которая была сделана из двух пеньков и широкой доски, и принялся ждать. Ну и, как у нас котов водится, тут же уснул.

Тут надо сказать, что сны кошачьи и сны человечьи – совсем-совсем разные. Для людей сон – отдых, а для котов – работа. Мало кто об этом знает, но именно там – во сне – мы и выполняем свой главный кошачий долг перед человечеством – защищаем его от всякой нечисти. Пока кот спит, в доме будет мир и покой: и домовой не шалит, и барабашка не озорует. Ну а если в такой глуши, как я кот живёт, то ему и за лесной нечестью следить приходится. Ни минуты покоя! Вот и спишь, где придётся и когда только можешь.

Изнанка

Переход совершился быстро и почти незаметно. На мгновение сердце ёкнуло и вновь застучало в привычном ритме.

Изнанка обдала Базиля лёгкой прохладой. Температура здесь всегда была немного ниже, чем там в Бессонном Мире. Базиль повёл плечами, резко, до хруста, наклонил голову влево и вправо, напряг мышцы ног, а потом плавным пружинящим движением встал, словно перетёк из одного положения в другое. Кот – здесь его звали именно так – постоял несколько минут, словно впитывая в себя все звуки, запахи и другие сигналы этого мира доступные только ему. Не заметив ничего подозрительного, неспешно направился к опушке.



Не то чтобы он сильно волновался за деда, но всё же будет не лишним посмотреть на дорогу – мало ли что выдумают проказливые Лесавки[2]. Вроде и мелкие бесенята, а противные. Сколько раз уже говорил Кикиморе с Лешим, чтоб за детьми приглядывали, а всё без толку! Так и скачут по лесу: то труху на голову насыплют, то паутиной обмажут, а иной раз тропу попутают. Егор Гаврилович на Карлуше не туда свернёт – долго потом не выберется из чащи, даром что лесник! Без особой сноровки с такой тропы не сразу сойдёшь, а если и сойдёшь, то либо себе, либо коню ноги переломаешь.

Да и внуки эти опять же.

От мысли о внуках что-то сжалось внутри. Базиль нахмурился. «Не к добру эти внуки приезжают» – подумал он и опять огляделся. Над рекой поднималось радужное марево – видно водяницы[3] затеяли уборку в своих хоромах. Надо будет к ним вечерком заглянуть. Может и они гостей ждут? А иначе к чему такая возня?

Тут до слуха Базиля донеслись со стороны дороги голоса, и вскоре за ветками ракиты в конце просвета появился Карлуша. Крепкий ладный конёк бодро рысил по дороге запряжённый в новенькую телегу. Правил им седоватый, ещё не старый военной выправки мужичок. Хозяин и конь были под стать друг другу. Оба ловкие, поджарые, и глаза у них обоих были большие почти чёрные. Кот вздохнул. Рядом с дедом на облучке сидели двое мальчишек. Тот, что постарше что-то с увлечением рассказывал и размахивал руками. Второй мальчик его слушал и заливисто смеялся. Даже дед усмехался в усы – видно история была и правда занятная.

Базиль чуть подвинулся в сторону с дороги – незачем под ноги коню лезть. Хоть и во сне, а лапы так отдавит, что потом неделю хворать будешь. Да и сам Карлуша испугаться может. Он хоть Изнанку и не видит, но всё чувствует.

Телега поравнялась с Котом, и он внимательно всмотрелся в лица мальчиков. Лица как лица, ничего себе особенного. Старшему на вид лет восемь, тёмненький, востроносый, с быстрыми насмешливыми глазами, кажется, карими, но точно не такими же тёмными, как у деда. Второй внучок был года на три младше и совсем не похож на брата: круглолицый, сероглазый, с копной светлых волос, торчащих из-под бейсболки в разные стороны.

Кот проводил их взглядом и неспешно пошёл следом за телегой. На лугу ветер подхватил голоса и разнёс их далеко в разные стороны. В ответ за воротами залился в громком лае Трезор.

– Ну вот мы и дома, – сказал дед. Старший мальчик вскочил на облучке и, заслонившись от солнца ладонью, впился взглядом в дом у реки. По всему было видно, что ему очень хочется спрыгнуть и бежать впереди Карлуши, идущего ровной рысью.

– Деда, – подал голос младший внучок, – А можно мы вперёд пойдём?

– Да, – тут же подхватил старший, – Вот баба Маша удивится! Тебя ещё нет, а мы уже тут, как тут!

Дед натянул вожжи, и Карлуша встал. Один за другим мальчики спрыгнули с телеги и припустили к дому. Егор Гаврилович опять усмехнулся в усы и прищурился на солнце, потом похлопал по лавке прямо рядом с собой и сказал:


– Ну что встал? Давай уже.


От неожиданности Кот даже поперхнулся и выпрыгнул с Изнанки.

Глава 2

Реальность

«Вот чёрт! Что это было?! Он меня увидел? Нет не увидел, не мог увидеть. Тогда, вот чёрт…» – мысли, как полоумные белки, прыгали в моей голове. Шерсть несмотря на жару встала дыбом и никак не хотела принимать своё обычное положение, хотя я её активно приглаживал. «Вот чёрт, уже чуть спокойнее подумал я, выкусывая репей из хвоста и приглаживая растрепанные волоски».

Между тем Трезор продолжал разоряться за забором, а на дороге уже совсем близко раздавался топот детских ног. Ещё несколько секунд, и мимо меня к калитке пронеслись внуки. Они заглянули сквозь щель и увидели буйный танец алабая посреди двора. Наш среднеазиатский волкодав ну очень артистичен. Если не знать, что он может дрыхнуть посреди двора, а куры в это время спокойно через него перепрыгивать, то, конечно, можно сильно испугаться. Поэтому мальчишки, само собой, притормозили. Наконец, старший взял младшего за руку и сказал:

– Не бойся, он не укусит. Если бы он был злой, дедушка не пустил бы нас одних.

Я фыркнул, но не признать логичность довода не смог. Мальчики приоткрыли калитку и проскользнули внутрь. Трезор тут же умолк и стал тыкаться в них носом, бешено виляя хвостом. Чтобы избежать своей порции собачьих восторгов, я решил пойти другим путём, и вместо того, чтобы зайти во двор в приоткрытую калитку, прыгнул на забор, а оттуда на крышу дровяного сарая, пересёк её и залёг на самом краю. Оттуда мне было видно весь двор, как на ладони. Мальчики жались друг к другу и бочком двигались мелкими шажками в сторону крыльца, а Трезор, широко разинув пасть, как ему казалось в улыбке, прыгал перед ними, припадая на передние лапы и тяжело дыша. «Запыхался дурак от лая, а теперь и вовсе задохнётся от восторга,» – подумал я. Из окна кухни высунулась бабушка.

– Трезор! Шельмец! Уйди, окаянный, уйди кому сказала, – махнула она полотенцем и тут же появилась в дверях.

Бабушка ловко, совсем не по-старушечьи сбежала с крыльца – всё моя заслуга. Это я её суставы лечу, кровь омолаживаю. Вот ведь Марья Дмитриевна у меня какая красавица! Волос долгий, румянец яркий – любую молодку за пояс заткнёт без всякого визажа! Я довольно замурлыкал, любуясь бабушкой, а она тем временем уже обнимала внуков, отмахиваясь от Трезора полотенцем.

– Ай, вы мои хорошие! Ай, ненаглядные! Да как же вы здесь одни? Испугались поди…

Тут к воротам подкатили дед и Карлуша, и стало уж совсем шумно. Пока дед отворял ворота и заводил во двор мерина, бабушка хлопотала вокруг внуков, Трезор носился по двору, курятник аплодировал крыльями, Меланья с Борькой подавали свои реплики из хлева, мальчишки стояли совсем опешив. Лишь когда Егор Гаврилович вынул из телеги их багаж: два рюкзака и большую спортивную сумку – старший немного пришёл в себя.

– Деда, давай я понесу, – бросился он к сумке.

– Не надо, Алёша, не надо. Иди уже в дом, я вещи ваши сам принесу.

– Мы поможем тебе, – не унимался мальчик. Он ухватился двумя руками за ручки сумки и потянул их к себе. Дедушка уступил ему и вновь с лукавой усмешкой уставился в спину уходящего мальчика. Тот весь перегнулся, но быстро перебирая тонкими ногами тащил свою ношу к дому.

– Упорный, – хмыкнул дед и пошёл следом.

Бабушка, судя по всему, уже завела младшего на кухню и там командовала среди своих кастрюль и сковородок. С крыши, где я сидел, было плохо видно, что там происходило. Но я и без того прекрасно представлял себе, как она расставляет на столе тарелки с пирожками и колбасками, мисочки с творогом, вареньем и сметаной. В животе громко заурчало, и я совсем уже собрался спрыгнуть, как вдруг увидел, что на крыльце показался дед. Мысли мои тут же понеслись в другом направлении, и голодные спазмы в желудке сменились чем-то ещё более неприятным.

«Вот так живёшь с человеком бок о бок, год за годом, а потом узнаёшь, что ничего о нём не знаешь… Что же это там на дороге такое было? Увидел он меня или как? Как такое вообще возможно? Надо бы у кого-то спросить,» – я поморщился от такой мысли, потому что такой кто-то, кто всё про всех знает у меня на примете был, но уж больно не хотелось мне к ней обращаться.

Егор Гаврилович, тем временем отвел Карлушу к навесу и там, ласково похлопывая мерина по холке, выпрягал из телеги. Карлуша в ответ потряхивал головой и пытался ухватить деда за рукав.

– Не балуй, Карлуша, – дед двумя руками взял коня за голову и посмотрел ему прямо в глаза. Я аж весь напрягся. Но в следующий миг хозяин уже шёл к сараю, где у него был устроен денник. Взяв скребок и рогожку, дед вернулся к Карлуше. И принялся осматривать его копыта.

В животе снова заурчало. Подчиняясь настойчивым требованиям моего организма, я направился к кухне.

Дом у нас устроен на старорусский манер. В старину котов уважали и создавали комфортные условия для работы, а потому все владения наши в принципе я могу обойти ни разу на землю не спрыгнув. Но сегодня я выбрал короткий путь. А потому, чуть поёрзав на краю крыши, я примерился и прыгнул точно на крыльцо, оттуда вскочил на перила и перебрался поближе к кухонному окну. Ещё один давно отрепетированный прыжок.

Уже в полёте я понял, что что-то не так. Нет моего посадочного места. Горшки с рассадой переставлены. В углу навалены какие-то книжки и ещё что-то мелкое. Я издал сигнал SOS! Я пытался вырулить хвостом! Я прилагал все возможные усилия для спасения своей жизни! Но я же не самолёт. Не могу зайти на второй круг при посадке!

Так что посадка состоялась.

По правде сказать, она была мягкой, но довольно шумной. Больше всех шумела бабушка – даже не знал, что она умеет так шуметь. Да и было бы из-за чего… В сводках новостей по телевизору сообщили бы так: «Экипаж терпящего бедствия воздушного судна проявил хладнокровие и совершил посадку в экстремальных условиях. Жертв среди мирного населения нет, разрушена пара горшков зелёных насаждений.» А что часть земли просыпалась в сметану – ну ничего, я и так съем. Не пропадать же сметанке теперь! Но Мария Дмитриевна считала иначе.

– Ах ты, Бесово отродье! – всплеснула руками она. – Ах ты, шнырь проклятый! Ты, что наделал?! Васька, паразит, вылазь сейчас же! – это она уже мне под лавку кричит. – Вылазь, говорю. Все равно достану и прибью!

Ну кто после таких авансов по доброй воле сдаваться выйдет? Я прижался поближе к стенке и замер. Бабушка продолжала бушевать.

– Всю рассаду мне сгубил! Что теперь делать?!

– Бабуля, давай мы соберём, – Алешка уже копошился на полу, в руинах торфяных горшков. Младший же внучок сполз с сиденья и, сидя под столом на корточках, заглядывал под лавку. На всякий случай я вздыбился и зашипел – пусть знает, что так просто я не сдамся.

– Никита, не лезь к нему, – бабушка потянула мальчишку за плечо, – Не лезь – оцарапает. Лёша, брось горшок! Идите оба руки мыть. Я сама уберу. Оставь, Алёша! Оставь! Всё равно не спасти… По переломалось всё…

Мария Дмитриевна вывела внуков в сени, где висел рукомойник над большим эмалированным ведом, вручила им кусок мыла и полотенце, а сама взялась за веник. Я ещё глубже забрался под скамью, хотя казалось, что глубже некуда. Но при виде веника материальная оболочка моего организма заметно истончилась и смогла-таки просочиться в просвет между ножкой скамьи и стеной. Бабушка между тем по-прежнему, бранясь и причитая, присела над горой поникшей зелени, земли и обломков горшков. Бережно отряхивая, она выбирала те побеги, которые ещё можно было спасти и складывала в передник.

– Бабушка, куда мыло положить? – спросил, появляясь в дверях Алёша.

– Там оставь, на рукомойнике, – вздохнула Мария Дмитриевна вставая. – Садитесь уже к столу. Стынет всё.

Она уложила всю зелень вместе с фартуком в уголок на тумбочку, а потом несколькими движениями собрала остатки в большой совок.

– Садитесь, не стойте, – велела она ребятам, выходя из комнаты, уже совсем другим тоном. Кажется, буря улеглась, хотя выходить мне из укрытия было пока ещё рано. Над головой по лавке заёрзали штаны, а перед мордой замаячили мальчишеские ноги в лёгких кроссовках.

– Алёш, а ты видел какой он большой? – шёпот младшего внучка согрел мне душу – А глазища! Как фары светятся.

– Ну прям уж там! Как фары, – засмеялся Алёша – Глаза не могут сами светиться, они только отражают свет. Правда, бабушка?

– Правда. Ешьте вот, голуби, проголодались поди, – и бабушка, моя бабушка, вновь начала двигать мисочки и тарелочки, а потом пошла наливать им молоко.

«А я? Как же я?» – от обиды хотелось плакать. Да что там плакать – рыдать во весь голос. Но «мужчины не плачут» – гордость не позволяет. Вместо этого я крепко зажмурился и постарался уснуть. Не тут-то было. Кто пробовал уснуть после сильных нервных потрясений, да ещё на голодный желудок, тот меня поймёт. Я не то, что уснуть, я и на месте-то спокойно сидеть не мог. Хвост дёргался так, словно в нём десяток бесов поселились и устроили шабаш[4], в брюхе пел водяной, а во рту было столько слюны от вкусных запахов, что хоть русалочьи бега устраивай. Эх, меня даже на профессиональный фольклор пробило…

– Баба Маша, а ты с нами садись, – позвал Никита.

– Успею ещё, – улыбнулась бабушка – Ешь творожок. Колбаску хочешь ещё?

– Хочу.

«Хочууу!» – Отозвался голодными спазмами мой желудок – «Очень хочу!». В сенях хлопнула дверь – видно дед закончил с Карлушей и отвёл его в стойло. Бабушка опять засуетилась, доставая для него тарелку, чашку, отвернулась к печке проверить не остыл ли чай. И тут, о чудо, прямо передо мной замаячил кусочек колбаски. Розовый, нежно-пахнущий ломтик повисел пару секунд и шлёпнулся на пол. Я осторожно двинулся вперёд и обнюхал его. Сверху на меня с любопытством смотрели два широко-распахнутых серых глаза.

«Ишь уставился! Не нужно мне ваших подачек – я чужое не ем!» – я дёрнулся назад под лавку, но потом решил не брезговать и подцепив кусочек втянул его в своё укрытие. На его место тут же шлёпнулся другой, и я подумал, что этот мелкий – Никита, кажется – ничего внучок, с пониманием.

Засвистел чайник, и бабушка, снимая его с плиты, выглянула в сени.

– Ты идёшь, Егор Гаврилович?

– Иду, – дед шагнул к ней навстречу и приобнял за плечи – Ну, где тут наши гости дорогие?

– Здесь мы, деда, – отозвался Никита.

– А у нас тут кот в окно влетел, – зачастил Лёшка – Здоровый такой, рыжий! Всю рассаду раскидал, как вражеский снаряд, представляешь? Ух, бах, трах – и нет кота!

Я затрясся от возмущения. Вот ведь значит как? Снаряд я вражеский! Да я! Да я…

– Ну и где же он теперь? – спросил дедушка

– Под лавкой сидит, боится.

– Или новую диверсию придумывает…

Дедушка заглянул под стол. Глаза его смеялись, и мне стало чуть легче – есть всё-таки настоящая мужская дружба, и она выше каких-то там разбитых горшков.

– Ну, диверсант, иди-ка ты сюда. Давай-давай, Василий, вылазь уже, – дед протянул мне большую ладонь, и я с урчанием поднырнул под неё и потёрся. Подхватив под брюхо, Егор Гаврилович вытянул меня из укрытия. Бабушка ещё сердилась, но ворчала лишь для проформы.

– Чего ты щуришься, проказа? Защитник твой пришёл, да? Вот теперь будете на пару сметану с землёй есть!

«Сметану, это мы запросто! Я даже сам могу её съесть, зачем же деда наказывать?» – глазоньки мои распахнулись и умильно уставились на хозяйку.

Мария Дмитриевна взяла с полу мою миску и выложила в неё испорченную сметану. Правда большие куски земли она по доброте душевной всё же в ведро откинула, ну а с мелочью уж разберёмся как-нибудь. Я потёрся напоследок о рукав деда и спрыгнул со скамьи. Бабушка поставила мою мисочку в уголок, туда же она положила куриные косточки и потрошка. Не веря своему счастью, я принялся за еду. Но, как в народе говорится, не забывал и по сторонам поглядывать. А Васька слушает, да ест.

За столом тем временем беседа завязалась. Дедушка стал Алёшу и Никиту про их житьё городское расспрашивать. Оказалось, что живут они с мамой – Василиной Егоровной – в большущем доме на десятом этаже. Никакой живности у них в доме нет. Мама говорит, что в квартире зверей держать нельзя – только мучаться будут зря. Им простор нужен, свобода. Сразу видно – умная у них мама женщина, понимающая. Не зря моим дедушке и бабушке дочкой приходится.

А потом Алёша стал про школу рассказывать. В этом году он второй класс закончил, учится хорошо, математику любит и литературу, а вот с английским у него не очень – училка очень вредная. Всё время к его произношению придирается. А Никита, тот в садик ходит. Ему в школу ещё через год только. Но он тоже учится. В спортивной школе. Они вместе с Алёшей туда ходят, только Алёша на футбол, а Никита на плаванье. А в следующем году мама обещала записать их в секцию дзюдо.

– Ну, а мама там как? – спросила бабушка. Она сидела, опершись локтями на стол и внимательно разглядывала внуков.

– Мама хорошо, – деловито дожёвывая пирожок, ответил Лёшка – Она сейчас к командировке готовится. В Данию. Там будет какой-то семинар по Скандинавскому фольклору.

– А ещё она постриглась, – вставил Никита.

– Постриглась, – всплеснула руками бабушка – Как же так?.. Такие косы отрезала! Дед, ты слышал?

– Слышал. Ну и что?

– Да ничего, – бабушка поднялась из-за стола – Столько лет растила, а тут отрезала!

– Это ей куратор нового проекта, Андрей Сергеевич посоветовал, – нехотя признался Никита – Сказал, что такие косы – богатство и красота несравненные, но в походных условиях ей с ними хлопот много будет.

– Каких условиях? Походных? – дед поднял высоко правую бровь, от чего взгляд его стал ещё острее и проницательнее.

– Час от часу не легче! – бабушка опять всполошилась.

– Вообще-то мама просила вам пока не говорить. Там ещё не точно всё, но к концу лета они планируют на какой-то остров в Онежском озере поехать. Там карельские археологи раскопки ведут и маму в качестве консультанта от академии наук пригласили.

– А что за остров то? Не помнишь?

Алеша неуверенно покачал головой.

– Редколье или Разколье, как-то так.

– Радколье, – пробормотал дед. – Скала мертвого животного.

Баба Маня и дед переглянулись, и что-то в их глазах было слишком много недосказанного. Чего-то такого, чего я точно не знал, а знать мне это, пожалуй, следовало, а потому, подчистив миски, я уходить не стал, а прилежно принялся мыть усы и щёки. Ушки мои и глазки несли верную дозорную службу – вдруг кто-то ещё что-то скажет об этой маме. Но беседа за столом прервалась. Мальчики поблагодарили за еду и захотели посмотреть дом. Дедушка велел им идти в светёлку[5] под крышей, где они будут жить, и переодеться во что-нибудь полегче.

– Ну и что ты об этом думаешь? – спросила бабушка.

– А что тут думать? Чему быть, того не миновать… Плохо, конечно, что она от нас это скрывает, но такая уж она всегда была.

– Нет, мы должны что-то сделать. Позвони ей, пусть приедет.

– Позвоню, – дед встал и потрепал бабушку по плечу – Не накручивай себя напрасно. Она у нас умница и в обиду себя никому не даст.

Бабушка вздохнула и принялась убирать со стола.

Я закончил умываться, и так как дед повёл Алёшу и Никиту осматривать дом и всё домашнее хозяйство, а баба Маня со мной откровенничать не собиралась, я решил пойти вздремнуть – надо же свой хлеб отрабатывать.

Глава 3

Изнанка

Обернувшись вновь добрым молодцем, Базиль, задумался, с чего начать. В углу на тумбочке так и осталась лежать завёрнутая в фартук смятая рассада. Он подошёл к ней, осторожно отогнул край ткани и склонился к стебелькам и листьям невинно пострадавших помидоров. Чуть подув на них, зашептал:

– Заря-заряница, красная девица, полуночница. В поле заяц, в море камень, на дне Лимарь. Моя скорбь ни мала, ни тяжела, твоя сила могуча да бела. Распрями траву, разгони лебеду. Дай силу корням, дай жизни цветам. Слову моему конец – всему делу венец.

Кот ещё раз дунул на ростки и накрыл тряпочкой. Вот бы сбрызнуть их ещё, но сам он сделать этого не мог.

– Надо бабе Мане намекнуть, – подумал Кот и подойдя поближе к бабушке стал ей тихонечко нашёптывать. – Хватит уже посуду мыть, и так, чашка уже чистая. Зачерпни водицы холодненькой и побрызгай на фартучек. Вот так, умница, Мария Дмитриевна.

Базиль был доволен.

– Ну всё, здесь мои дела закончены, пойду по дому пройдусь, – сказал он себе и вышел в сени.

Дом был не большой, но уютный. Когда-то на этом месте был обычный пятистенок. Но потом его перестроили. Одну комнату разделили на кухню и каморку[6], и в этой каморке сначала жила дочка Егора Гавриловича и Марии Дмитриевны – Василина, а теперь туда бабушка перебралась, поближе к кухне и подальше от компьютера, как она сама говорит. Ну а дед остался в другой половине дома. Не один, конечно, а с Базилем, потому что в комнатке бабушки прохладнее, туда тепло только из кухонной двери идет. А в дедовой части печка задней стенкой выходит. И телевизор опять же у деда стоит. Бабушка туда тоже приходит кино посмотреть, хоть и не часто – она книжки больше любит. В общем, в комнате у деда вся техника и библиотека домашняя, а у бабушки комоды да шкафы всякие. Разные функциональные зоны получаются, и требуют они от Базиля разных профессиональных навыков. На бабушкиной половине он начальник. Пришёл, раздал ценные указания домовому, проверил, всё ли, верно, сделано и адью[7]. А вот на дедовой так просто не получится – тут надо всё самому делать. Электромагнитные импульсы замерить, экранирование поправить, чтобы связь без сбоев работала.

У двери в дедову комнату Базиль остановился, прислушался, нет ли там кого и лишь потом, тихо открыв дверь, вошёл. В комнате – самой большой в доме – царил полумрак из-за плотно задёрнутых занавесок. Лишь кое-где его рассекали тонкие лучи света. Это тоже всегда нравилось Базилю. Какой-то особый, потаённый уют был в этом месте. Тихонько мурлыкая, Кот подошёл к книжному шкафу.

Этот шкаф был, наверное, самой дорогой вещью в доме, сделанной на заказ голландскими краснодеревщиками в начале девятнадцатого века для богатой помещицы, чьё имение было неподалеку. Шкаф долгое время украшал её покои. Когда она состарилась и умерла, он вместе с поместьем перешёл к её сыну. Тому книги были без надобности и шкафчик перенесли сначала в спальню, а потом и вовсе убрали в кладовку. Там изящную вещицу забили всяким хламом и не вспоминали о нём до самой революции, в результате которой хозяева поместья, бросив всё своё имущество, подались за границу, а в имении была создана коммуна[8]. В отличие от многих других, эти коммунары не пустили свою новоприобретённую собственность на дрова, а провели тщательную перепись и даже кое-что отремонтировали, в том числе и этот шкафчик. Позже в имении был открыт дом-музей, и его экспозиция пользовалась большим успехом у туристов. Но в Великую Отечественную музей сгорел в результате бомбёжки, а шкафчик остался цел, потому что его как раз весной сорок первого отправили на реставрацию, в мастерскую к известному на всю округу художнику и столяру – Алексею Петровичу Ижевскому. Прадеду моего хозяина.

В общем, как семье Ижевских удалось сохранить предмет антиквариата[9] в войну и в послевоенные годы, история тёмная и нигде не описанная, а вот всё что до этого со шкафчиком происходило Базиль вычитал в папочке, которая к шкафчику прилагалась, когда его на реставрацию привезли, и до сих пор на верхней полке хранилась. Было в шкафу много и другой интересной литературы, но Базилю в шкафчике всё же больше нравилось не внутреннее, а внешнее. А именно то, что в одну из дверок шкафа было вставлено зеркало, и уж больно нравилось коту в это зеркало глядеть. Вот и сейчас он встал перед ним подбоченясь и, поворачивая голову то так, то эдак, любовался собой.

«Хорош, конечно,» – подумалось ему как всегда – «Но больно молод…». Базиль приблизил к зеркалу лицо и стал внимательно разглядывать пушок над верхней губой. Усы, если это можно было так назвать, были чуть темнее гривы растрёпанных довольно длинных волос и едва виднелись над верхней губой. Зато предательские веснушки, которые высыпали на его носу каждую весну и красовались на нём до поздней осени, сразу же бросались в глаза. Эти веснушки просто сводили с ума Базиля. Так они его раздражали, что он их даже сводить пытался, но всё без толку. Ни притирки, ни заговоры не помогали. Базиль вздохнул, одёрнул рукав рубашки и расправил ворот. «Эх, если бы не веснушки…»

Проведя пальцами по резьбе на раме, он открыл створку шкафа. Там на средней полке стояла толстая книга в потёртом кожаном переплёте. Базилю не за чем было её открывать. Достаточно было коснуться пальцами корешка, чтобы получить допуск ко всей необходимой информации. Это был его компьютер, телефон, телеграф и интернет одновременно.

Прикрыв глаза, Базиль сосредоточился. Перед ним открылась совсем другая картина мира. Всю округу он видел словно бы с высоты птичьего полёта. И среди привычных красок лесов, полей и болот тут и там проскальзывали яркие искры, а иногда и сполохи совершенно неестественных цветов. Вот в сердце Чёрной Поляны пульсирует ярко-алый огонёк. Сегодня он небольшой, чуть меньше горошины. Это значит, что печь в доме ведьмы еле теплится. То ли она спит, то ли просто бездельем мается. Но уж точно ничего не замышляет. А вот – россыпь жёлтых искр вдоль дороги – то Лесавки-проказники, опять одни без родителей. Вон они – Леший и Кикимора изумрудами мелькают возле брода. Там у них родовая лёжка. Да только их родню малолетнюю можно встретить, где угодно в лесу, но только не дома. То ли дело водники. Кстати, как там они, закончили уборку? Базиль всмотрелся в серо-зелёную ленту реки. Она вся пестрила яркими бликами, вдоль берегов аметистами сверкали Берегини[10], что предсказывают будущее и спасают маленьких детей, оставшихся без присмотра у воды. Водяницы, словно жемчуг переливаются по всей Чернушке. С ними рядом нет-нет да и появится синий росчерк Анчутки[11] – водяного чёрта. Ну и в самом глубоком омуте шевелится тёмно-зелёное пятно – Дедушка Водяной[12], хозяин всех вод.

«Все на месте. Всё в порядке», – усмехнулся Базиль – «Обход закончен».

Нет, конечно, он не всегда так в обход ходил, но, когда дни выдавались такие как сегодня – хлопотные – Кот был очень благодарен своей пра-пра-прабабке – Земляной Кошке[13], что научила его Велесову книгу[14] читать.

Затворив дверцу шкафа, Базиль опять взглянул в зеркало, поправил сбившуюся на лицо прядь, повёл плечами и улыбнулся: «Хорош, ах хорош, однако».

Он и вправду был красив. Не очень высокий, но хорошо сложенный. Тонкий в талии, гибкий, как и положено коту, он имел довольно внушительный разворот плеч. Молодая и какая-то шальная сила так и бурлила в нём. От того казалось, что весь он светится от огненной макушки и до кончиков тонкой выделки кожаных сапог. Подмигнув себе в зеркало, Базиль наконец отошёл от шкафа.

Здесь у него были ещё дела. Из кармана узких штанов Кот достал тряпочку. Раньше это был вполне приличный носовой платок. От частого использования он пообтрепался и стал довольно непрезентабельным на вид. «Надо отдать Домовому» – подумал Кот – «Пусть посмотрит, может подлатать можно. Да и постирать не мешает».

Покрутив платок и так, и эдак, он всё же выбрал угол почище. Этим уголком он аккуратно обтёр экран и корпус старенького, ещё лампового телевизора и пошептал над ним особый заговор. Если бы не эта ежедневная профилактика, давным-давно уж пришлось бы деду на новенький раскошеливаться. А так глядишь ещё поработает немножко. Затем таким же манером, кот обтёр ноутбук. Эта машинка была навороченная и довольно новая. К ноутбуку подключалась 3G антенна, благодаря чему Егор Гаврилович мог в любой момент и с дочерью по скайпу связаться, и с участковым в Ольховке, и со службой МЧС. В общем без интернета и компьютера деду нельзя. Вот Базиль и старается, следит за связью. Наконец, закончив с профилактикой, он поправил на диване подушки и пошёл к выходу.

Тут снова громко хлопнула входная дверь. С громким смехом мальчишки скинули с ног башмаки и побежали на верх. Кот выждал немного, приоткрыл дверь и выглянул. В сенях было пусто. А сверху доносилась громкая возня, словно там что-то большое двигали или катали по полу.

«Что это они там делают?» – подумал Базиль и горько вздохнул он. Подниматься в это осиное гнездо ему совсем не хотелось. – «И так теперь будет всегда, ну по крайней мере всё лето.»

Привычным движением потерев лоб и откинув упавшие на него волосы Базиль всё-таки подошёл к лесенке, ведущей на второй этаж. Она была узенькой и довольно крутой. Пять ступенек вверх, поворот на девяносто градусов, ещё пять ступенек и опять поворот, последний подъём, и перед ним открылась удивительная картина: из большой сумки Никита доставал и надевал на себя наколенники и налокотники, рядом с ним на полу лежал яркий шлем, а Алёша возился с какой-то штуковиной, состоящей из двух довольно крупных с рифлёными протекторами колёс и яркой платформой между ними.

– Ну что, готов? – спросил Лёшка брата.

– Да! – глаза Никиты сияли.

– Тогда пошли на улицу, там попробуем.

Подхватив шлем, Никита бросился к лестнице. От неожиданности Базиль едва не выпрыгнул из сна, но вовремя успел сгруппироваться и перемахнуть через перила на соседний лестничный пролёт. Ещё один прыжок и он внизу, под лестницей, притаился возле чулана. Мальчики быстренько спустились, обулись и выскочили во двор. Базиль вышел следом.

Эта штука, которую они с собой привезли была какой-то разновидностью самоката с моторчиком. Лёшка уже стоял на ней посреди двора и объяснял брату как ей управлять. Потом он начал выписывать круги и восьмёрки, а Никита бегал за ним. Базиль хмыкнул.

«Всё понятно, какие у нас тут покатушки будут,» – подумал он – «Старшенький ездит, младшенький скачет, а потом плачет». Но Лёшка, словно чтобы опровергнуть его сарказм, уже соскочил с платформы, и она остановилась.

– Теперь давай ты, – сказал он Никите и подал руку брату. – Не спеши, ногу ставь ровно, теперь вторую, теперь чуть-чуть вперёд наклонись на носки, а теперь.

Никита, держась за брата проехал вперёд метра три. В окно кухни выглянула бабушка.

– Это что ж у вас за самокат такой? – спросила она.

Никита отвлекся и потерял равновесие. Неловко соскочив с платформы, он непременно упал бы, если бы Лешка его не поддержал.

– Это гироскутер[15], бабушка! – закричал он. – Нам его мама подарила. Он на батарейках ездит.

Никита подбежал к окну и запрокинув голову смотрел на бабушку.

– Лёша уже умеет кататься, – махнул он рукой в сторону брата, который уже опять нарезал круги по двору. – И я научусь.

– Ну ладно, – улыбнулась Мария Дмитриевна, – Учись. Осторожней только. И сами не убейтесь и кур мне не передавите.

– А ведь и, верно, – встрепенулся Базиль, – Что-то курятник не слышно. Надо бы глянуть на них. Все ли пеструшки на местах.

Обойдя колодец, он вдоль забора приблизился к навесу, из которого был вход на птичник. Внутри было непривычно тихо. Пернатые сидели на насестах и возле лохани с кормом, и все таращились на дверь.

– Ого! Вот это их достало. Так они ещё и нестись, пожалуй, перестанут со страха. Надо бы Овинника[16] найти, – подумал Кот.

А Овинник уж тут как тут. Машет своими крючковатыми ручонками из хлева, рожи страшные корчит. Базиль неспешно подошёл, и бородач тут же вцепился в его руку как клещами.

– Что ЭТО такое, Кот? Что это такое, я тебя спрашиваю, – зашептал он, разбрызгивая слюну в разные стороны. – Мало того, что к нам люди новые приехали, так они ещё эту мигалку к нам привезли! И что они тут целый день кататься на ней будут?

– Может целый, а может и нет, – ответил Базиль, разжимая один за другим пальцы Овинника на своей руке. – Покатаются денёк – другой и новую забаву найдут. А то, может, и на пару часов их от силы хватит. Он же на батарейках этот их гироскутер. Разрядится и будет потом тут потом рядом с телегой лежать.

– Нет. Мне этого добра здесь не надо, – опять зафыркал старикан. – Пусть с собой в дом несут!

– Ладно, ладно, дядюшка, ты главное не серчай. А то вон Карлуша волнуется. И на птичник страшно смотреть. Передохнут наши куры и утки от нервозности твоей.

– Вот и я о том же, племянничек. Разве ж можно так? Ты уж подсоби, поколдуй там маленько с этим кутером их. Из нас только ты один сможешь. Сможешь ведь? А? – и Овинник замер, вопросительно глядя на Кота.

– Ну, смогу, наверное… – помялся Кот. – Я ещё не видел вблизи его. Тьфу ты, чёрт! Да зачем же портить хорошую вещь?! Говорю тебе, покатаются и бросят.

Овинник зло прищурился.

– А вот пока они его не бросят, куры нестись бросят, а Милка молоко давать бросит. Как тебе такой вариант?

– Это – шантаж и угроза нанесения порчи имуществу хозяев. Не возможен такой вариант!

– Ну тогда ступай, племянник, и убирай эту штуковину из моего двора. Пусть на дороге катаются от нас подальше.

– Хорошо, что-нибудь придумаю, – буркнул Кот. Фыркнул и тут же исчез с Изнанки.

Реальность

В кухне никого не было. Бабушка ушла к себе в комнату и что-то там искала в комоде.

Я задумался о том, что Овинник хоть и родственник мне, но уж очень дальний. Седьмая вода на киселе, как говорится. Стоит ли его слова в серьёз принимать. Или проще сразу в высшую инстанцию нажаловаться? Так и так дескать – саботаж на вверенном мне объекте. Нет. Пожалуй, это не вариант. Надо самому искать выход из положения. Для начала вернусь во двор.

Место на моём подоконнике было уже расчищено, и я спокойно выскочил через него наружу. Отбежал немного в сторону под кусты малины и там столкнулся с другим своим родственником – Домовым. Обычно он не покидает свою нору за печкой днём без особой нужды. А тут не просто в комнату вышел, а даже на улицу пролез. Сидит нахохлившись, глазами хлопает словно сыч.

– Привет, дядечка, – говорю.

– Привет. – буркнул, Домовой[17], не отрывая взгляда от мальчиков.

Алёша вновь поставил брата на колеса и учил балансировать.

– Чего это ты погулять вышел? – попытался я завязать беседу.

– Погулять? Да мы – домовики – отродясь не гуляли, – интонации в голосе главного усадебного духа стали угрожающими. – Нам знаешь ли некогда. То за такими вот головотяпами прибирать надо, то за хозяйкиной стряпней следить, а теперь ещё и эти на мою голову свалились! Нет, ты видел какой они бардак в светёлке устроили? Кто его убирать будет? Опять я?

Видел, конечно, но ничего не ответил, потому что Никита, который уже почувствовал себя на гироскутере вполне уверенно вдруг развернулся и с крейсерской скоростью рванул к нам. Второй раз за день я взывал о помощи. С громким «Мяаау!» я подскочил вверх и в сторону, а приземлившись не стал ждать продолжения истории. Вместо этого выгнув дугой хвост я рванул в сторону огорода. Дядька Домовой тоже моментально ретировался под печку. Только серая тень мелькнула по стене и нет его.

Во дворе опять послышались охи ахи Марии Дмитриевны. Их перекрывал рёв Никиты, которого вытаскивали из малинника. И в душе моей затеплилась надежда, что катаний больше не будет. Игрушку опасную бабушка запрёт в сарай, и жить нам будет поспокойнее.

Отдышавшись, я пошёл мимо грядок с капустой и кабачками к реке. По дороге завернул к Баннику[18]. Он хоть гостей наших ещё не видел, но уже почувствовал надвигающиеся неприятности. А потому сидел в предбаннике со всем своим имуществом. Оно ведь как на Руси испокон веков было: первым делом всегда баня горит. А уж потом, если вовремя не потушить на весь дом пожар перекидывается. Завидев меня, третий мой дядька бросился, заламывая руки к дверям.

– Ну, где же ты, Кот, ходишь?! Как же можно так, я ведь себе уже всю бороду изгрыз от страха. Ты же ведь понимать должен моё состояние. Заботиться. Вот помру я тут, что тогда будет?

– А и правда, – подумал я, – вот если помрёт кто из них, что тогда будет?

Вопрос повис в воздухе, окрасив тревожной дымкой яркий солнечный день. Смерть любого усадебного духа хоть от старости, хоть от несчастного случая, хоть от нерадения[19] хозяев – всегда большая беда. О таком даже думать нехорошо.

– Тьфу – тьфу – тьфу! Чего ты накликаешь то? – зашипел я в ответ. – Всё у нас в порядке. Приехала пара мальчишек малых. Ну, шумят они, озоруют. Так это же первый день. Пообвыкнут малость и притихнут. Может, ещё и в хозяйстве на что-то сгодятся.

Банник недоверчиво захлопал глазами и опять запричитал:

– Тебе-то легко говорить. У тебя же девять жизней впереди. А у меня старика одна осталась.

– И чего?

– Да мало ли чего! – он забегал по тесному предбаннику, натыкаясь на тазы и вёдра. – Всего. Жизнь-то я тебе говорю одна. Осталась. – И глаза его стали огромными, в пол лица. – Я тут подумал… Может мне к Водяному на время съехать? Пока тут всё не успокоится? А? Ты как?

– А никак, – огрызнулся хмуро я. – Баню кто топить будет? Веники кто сушить будет? Я? Или может Дедушку Водяного позовём?

Угрожающе распушив шерсть на загривке, я мелкими шажками надвигался на Банника.

– Дезертирство задумал?!

– Что ты, Кот, что ты? Какое дезертирство? Я так – в отпуск сходить хочу. Я ведь столько лет уже верой правдой служу и всё без отпуска. Вот и подумал…

– Подумал он, – я сел и отвернулся от дядьки. Банник робко подошёл и привалился ко мне тёплым боком.

– Ну и что же мы делать будем?

– Вещи распаковывать, – кивнул я на немудрённые пожитки дядьки. – Я тебе так скажу. Они дети городские, ко всяким там душам, ваннам приученные. До твоей бани они не скоро доберутся. А когда их дед попарить решит, я тебе заранее шепну.

– Ой, Котяня, спасибо тебе! Только ты уж не забудь. Упреди меня вовремя.

– Ладно дядька, бывай. Не дрожи тут. Где наша не пропадала? Прорвёмся, – бросил я уже от двери.

Дымка на небе сгустилась ещё больше. Видно, гроза будет, – решил я. – Надо по-быстрому на речку сбегать и обратно. А-то промокну ещё. В мае у нас всегда так: то дождь, то солнце.

Я свернул за баню. Отсюда тропка вела к мосткам, с которых распаренный в бане дед нырял в речку. Чернушка здесь образовывала заводь, и вода в ней текла медленно. Водяницы регулярно чистили дно от различных коряг и сучьев, даже камешки выбирали острые. Так что песочек на дне был ровненьким и гладким. Место было просто создано для купания. В прямом смысле этого слова.

Здесь же дед привязывал свою лодку. Сейчас её на месте не наблюдалось. Сопоставив сей факт с отсутствием Трезора во дворе, я решил, что Егор Гаврилович уехал вверх по реке болотца проверять. Там сейчас гнездовье диких лебедей разгаре. Вот и следит дед, как бы кто их не потревожил. А Трезора с собой это он так берет, чтобы мы от него отдохнули.

Слева от заводи начинались вдоль берега заросли камышей – излюбленной место Русалок[20] и Берегинь. Вот туда-то мне и надо. Аккуратно ступая, всякий раз выбирая куда поставить лапу, чтобы не намочить её, я углубился в шепчущий на разные голоса камышовый лес. Даже люди слышат порой этот шепот, а что уж о нас котах говорить? Здесь Изнанка и Реальность почти сливаются. И порой я забываю в каком я здесь обличии.

Долго мне идти не пришлось. Метров в двадцати от входа я столкнулся с Анчуткой. Тот приплясывал с ноги на ногу от нетерпения.

– Ну что так долго, Кот?

– Приветики, – бросил я, подыскивая взглядом место почище.

– Заждался тебя. Привет, привет. – Анчутка попытался меня обнять и облобызать, но я вежливо отстранился.

– Ближе к делу давай. Что у вас тут?

– А у вас? – перебил меня чёрт лукаво. – Ты меня, Базиль, сегодня раз пять поминал по меньшей мере. К чему бы это?

– К дождю, – буркнул я и глянул на небо. Поднимался ветер и верхушки камышей раскачивались и гнулись под его порывами уже весьма заметно. В просветы между ними было видно, как над рекой собираются тучи.

– Ага, – глубокомысленно заметил Анчутка и почесал перепончатой лапой брюшко.

– А ещё? – после недолгого молчания вкрадчиво спросил он, заглядывая мне в глаза.

Я отвернулся и вздохнул. Врать другу не хотелось.

– Я тебе потом расскажу, когда сам пойму, в чём дело. Ты мне лучше скажи, чего твои тетки уборку с утра затеяли?

– Да гостей ждут, – зевнул Анчутка. – Не то морских, не то заморских. А тебе-то что?

– Ну так и к нам сегодня гости пожаловали. Внуки из города приехали. Малые ещё, глупые. За ними теперь глаз да глаз нужен.

– Тогда понятно, – Анчутка оскалил в улыбке пасть.

– Что тебе понятно?! Ну что тебе понятно! Ты даже не видел их.

– Что всё так плохо?

– Могло быть и хуже, наверное, но если честно, сомневаюсь, – признался я.

– Ладно, брат, не горюй. Приходи, если что. Поможем чем сможем! – Анчутка спрыгнул в илистую грязь с коряги, где мы сидели и начал медленно погружаться в неё, как в болото. Мне всегда делалось от этого зрелища жутко, и я поспешно отвёл глаза. – Дедушке Водяному и тёткам скажу про ваших внуков. Не обидим их, не боись.

– Ладно, Чёрт, и на том спасибо, – ответил я, цепляясь тремя лапами за корягу покрепче, а четвёртой нащупывая дорогу назад на берег. – Бывай здоров!

– И ты не хворай! – булькнул Анчутка. Он почти полностью ушёл в тину, когда я выбрался на твёрдую почву. Пора было возвращаться домой. Вдалеке уже слышались первые раскаты грома, небо то и дело освещалась всполохами молний. Было ясно, что гроза вот-вот начнётся.

Глава 4

Реальность

В дом я вбежал с первыми каплями дождя. Вернее, не в дом, так как дверь оказалась плотно закрытой, а на крыльцо. Толкнул её одной лапой, другой, встал на задние и упёрся передними. Ничего. На засов закрыли что ли? Вот дожили – домой не пускают… Бабушка с дедушкой так никогда не делают. Знают, что надо мне дверь открытой оставить. Это, как пить дать, Алёшка затворил. Что же делать? На окно прыгать под дождём или здесь сидеть не хотелось.

– Дядюшка Домовой, – позвал я – Дядюшка Домовой.

– Чего тебе? – отозвалось в правом ухе.

– Дверь закрыта в сенях. Открой мне, пожалуйста, – за дверью послышалась возня, скрипнул засов, и она приоткрылась. Я проскользнул в сени. Домовой стоял хмурый и насупленный.

– Ну, ты как? – спросил я, хотя по всему было видно, что никак.

– Живой, как видишь, – буркнул он в ответ.

– А эти где?

– На кухне. Хозяйка их опять за стол усадила. Всё про дочку свою расспрашивает…

– Ну и что там интересного?

– А у Васьки-то всё интересное.

Я не понял и уставился на дядьку.

– У Василины, то есть, дочки хозяйской. Я ж её сызмальства знаю, ещё в зыбке качал, – глаза Домового затуманились, – Она всегда шустрая была и проказливая, так что этим есть в кого.

Домовик развернулся и посеменил в кухню, я пошёл следом за ним. В дверях мы остановились. Бабушка, Никита и Алёша сидели рядышком вокруг стола. Никита был изрядно покрыт зелёнкой, а в целом выглядел очень даже ничего. На столе перед ними были разложены старые альбомы с фотографиями.

– А это ваша мама в школу пошла. Ей тогда всего шесть лет исполнилось, и она самая маленькая в классе была. Но училась хорошо, ей даже грамоты давали за успехи в учёбе, – Бабушка поворошила бумаги, разложенные на столе, и нашла несколько плотных желтоватых листов. Лёшка взял один из них и прочёл: «Почётная грамота. Выдана Ижевской Василине ученице 2 класса «Б» средней школы № 5 города Боровичи за успешную учёбу и примерное поведение».

– Это что же получается, мама в городе училась, а не в Ольховке?

– До четвёртого класса в городе. Она у бабы Вали жила, тётки моей. Вам она двоюродной прабабкой приходится, а как девять лет исполнилось, так мы её сюда перевели, чтобы поближе к дому была. В Ольховку её отец отвозил, а обратно она сама через лес шла.

– И зимой?

– И зимой. Мама у вас о-го-го какая бойкая была.

– Она и сейчас о-го-го! – Никита развёл в стороны согнутые в локтях руки и сжал кулаки.

– Скажи, бабушка, а что в Ольховке маме лучше учиться было, чем в городе? – спросил Алёша.

– В Ольховке может и не лучше, но дома-то завсегда лучше, – бабушка перевернула страницу альбома, – Вот смотрите, у нас в то лето друг дедушкин гостил. Он фотографией цветной увлекался. Это он тогда вашу маму сфотографировал вместе с дочкой своей Олёнушкой.

– Ой, а я её знаю! – ткнул в фотографию Никита – Это же тётя Хельга, мама с ней по скайпу разговаривала.

– Точно, похожа, – Алёша внимательно рассматривал девочек на фото.

Я тоже решил поглядеть на эту Хельгу-Олёну, подошёл к столу и запрыгнул. Нет, не подумайте, что на стол. Я воспитанный кот и приличия всегда соблюдаю. Заскочив к бабе Мане на колени, замурлыкав и выказав всеми другими доступными мне средствами любовь и уважение, перебрался на спинку скамьи. Оттуда мне хорошо было видно всё, что бабушка разложила на столе. Поверх всего была большая цветная фотография, на которой на фоне берёзовых стволов стояли две тоненькие светловолосые девочки. У той, что чуть помладше были такие огромные серые глаза, как у Никиты. Это и есть Василина, догадался я. Вторая была повыше ростом и выглядела более уверенной в себе. Видно, она привыкла позировать для фотографий. Её хорошенькое точёное личико обрамляли светлые, почти белые локоны, а глаза были какого-то русалочьего, сине-зелёного цвета. Девочки обнимали толстый ствол берёзы и улыбались так, словно говорили: «А вот сейчас мы сорвёмся с места и убежим – ловите нас потом». Хорошая была фотография. Бабушка взяла её в руки и поднесла поближе к глазам.

– Да, – сказала она задумчиво, – Отец с ней в Европу в конце 90-х уехал. Значит Вася с ней дружбу водит. Нашла-таки.

– Бабушка, – заёрзал на скамейке Никита, – А можно я кота вашего подержу?

– Ваську-то? Можно, – бабушка обернулась ко мне и сняла со спинки скамейки, несмотря на все мои протесты. Слегка поглаживая, она посадила меня на коленки внукам. Никите досталась моя передняя часть, Лёшке хвост и всё, что к нему прилагается. Я активно занервничал и напрягся. Но мальчишки враждебных действий, вроде как, не предпринимали. Поглаживая и почёсывая мне морду, Никита спросил:

– А вы его Васькой в честь мамы назвали?

– Да нет вроде, так как-то само получилось, – усмехнулась бабушка.

– А котов часто Васьками зовут, – сказал Лёшка, – А кошек Мурками. Так издавна повелось.

Никита встрепенулся:

– Ты-то откуда знаешь?

– Ну, из сказок разных. Там кот обязательно Васька или Матвей… Тимофей ещё встречается.

– А ведь, верно, – промурлыкал я, – Всю мою родословную перечислил. Интересно получается…

Тут бабушка встала из-за стола и стала фотографии собирать.

– А дедушка скоро вернётся?

– Скоро, – сказала баба Маня и глянула в окно, – Вот дождь закончится, и дед вернётся.

– А они что там с Трезором под дождём в лесу?

– Может и под дождём, а может в сторожке у брода пережидают грозу… Есть хотите? – сменила тему Мария Дмитриевна.

– Хотим, – отозвались мы все трое. Бабушка заулыбалась и принялась собирать на стол.

– Ты, Алёша, альбом с фотографиями отнеси в комнату деда и положи на стол. Я его потом сама на место уберу.

Мальчики подхватили со стола фотографии, а я получил свободу. Соскочив со скамьи, я поспешил к двери в дедушкину комнату. Лёшка, который шёл за мной, легко отворил её, и я вновь оказался в святая святых нашего дома. По привычке глянул на шкаф. Из зеркала мне улыбался красавец рыжий кот с белой грудью, пушистым хвостом и длиннющими усами. Я аж зажмурился от удовольствия и присел. Мальчики положили фотографии на круглый стол, стоящий посреди комнаты, и направились к окну, где на секретере лежал ноутбук.

– Давай посмотрим, что в мире нового? – спросил Никита брата.

– Нет, мама сказала без дедушки ничего не включать. Здесь всё на честном слове держится, – ответил Алёша.

«Кошачьем слове», – уточнил я и потёрся о его ноги.

– Давай лучше с Васькой поиграем?

– Давай, – Никита подхватил меня с пола и потащил на диван. Я начал вырываться, потому что мне такие игры точно не по душе. Мальчик почувствовал мой протест и, посадив на подушку, принялся приглаживать и уговаривать, – Ну что ты, Вася? Что ты дёргаешься? Убежать хочешь?

«Очень!» – хотелось ответить мне, но он бы всё равно не понял, и я лишь продолжал оглядываться по сторонам, ища пути к отступлению. И вдруг я увидел что-то странное: по спинке дивана сверху вниз двигалось светлое пятно. Оно доползло до середины и замерло. Я тоже замер. Никита примолк, пятно вдруг снова зашевелилось и поползло вверх. Как я ни прислушивался – никаких звуков оно не издавало. Добравшись до верхнего края, зловредное пятно опять поменяло направление движения и так же неслышно стало двигаться в мою сторону.

«Ну уж это совсем наглость!» – решил я, и прыгнул, ловя его передними лапами. Пятно заметалось по дивану. Я, войдя в раж[21], силился его поймать, разбрасывая в разные стороны подушки и сдёргивая покрывало. Но ему всякий раз удавалось ускользнуть прямо из-под моих лап. Никита завалился на пол и закатывался от смеха.

– Что это у вас тут так весело? – заглянула в дверь бабушка.

– Васька солнечный зайчик ловит, – ответил от окна Алёша. Он чуть отодвинул занавеску и подставил что-то блестящее под солнечный луч. Отражаясь от этой штуки луч падал на диван, оставляя там злополучное пятно.

«Я обиделся. Я же и в самом деле думал, что это враг! Ну мало ли, какой ещё нечисти я не знаю? Мутации опять же… Может это новая разновидность болотных огоньков? А тут оказывается…» – укоризненно глянув на Алёшу, я спрыгнул с дивана. Пусть теперь сами поправляют. Шутники…

Баба Маня подхватила меня на руки.

«Ей тоже смешно – вон как улыбается!»

– А я и не знала, Вася, что ты у нас такой игривый! Надо же… Давайте-ка, наводите порядок и идите руки мыть – сказала она, почесала меня под подбородком и унесла из комнаты.

– Не сердись, Вась, не сердись. Вы поладите, вот увидишь, – приговаривала она, легонько почёсывая меня за ушком. В кухне она посадила меня к миске с молоком, и я решил, что лучше моей хозяйки нет в целом мире. А значит ради неё придётся и игры с внуками потерпеть.

Глава 5

Реальность

Пока шёл дождь Лёшка с Никитой сидели в своей комнате наверху, а я помогал бабушке на кухне. Мы помыли посуду, начистили картошки на ужин. Бабушка переложила остатки помидорной рассады из фартука в таз и всё удивлялась, что их стебельки и листья нисколько не увяли. А чему тут было удивляться – я же рядом сидел и всё своё кошачье умение вкладывал в то, чтобы рассада не просто ожила, а ещё силой напиталась. Теперь урожай с этих кустов побьёт все сельскохозяйственные рекорды. В общем, в доме воцарился ненадолго мир и покой.

Гроза ушла часам к пяти, и только редкие капли дождя били по карнизу. Над лесом на другой стороне Чернушки небо уже прояснилось, и в нём засияла радуга. Бабушка сидела у окна, вязала и всё поглядывала в окно, не идут ли дед с Трезором. А они всё не шли и не шли. Тогда Марья Дмитриевна оделась, натянула резиновые сапоги и пошла на выпас за Милкой. Корова наша умница, кормилица могла бы, и сама к воротам прийти, но бабушке, наверное, хотелось по лугу пройтись, свежим воздухом подышать. Домовой тут же выскочил из норы и давай все углы подчищать, все соринки из углов выметать – тоже бабушку любит, бережёт её, не даёт лишний раз за веник взяться. Я решил, что в другой раз, когда мне молока нальют, сам пить не стану, всё дядьке отдам. Надо поощрять сотрудников. А пока, чтобы поддержать родственника я запрыгнул на навесной посудный шкаф и оттуда пошёл по верхам хвостом углы обметать. Паутины у нас я отродясь не видывал, но для очистки совести раз в неделю совал и нос, и хвост во все углы.

Не успели мы закончить с уборкой, как вот уже и бабушка вернулась. Милку в хлев отвела, подоила, корма всем засыпала, а деда всё нет и нет. Посмотрела ещё раз на рассаду в тазике, вздохнула и понесла её на огород в грядки сажать. Я, конечно, следом увязался, нужно ведь проверить, что всё как следует приживётся. Бабушка пару раз ругнула меня, но не со злостью, а так, для порядка. Чтобы помнил о своём преступлении. А я и не забывал. И потом это был несчастный случай, а не злой умысел. Наконец тазик опустел, и мы вернулись домой.

Солнышко к тому времени давно уж за верхушки сосен зацепилось. Скоро ужинать садиться пора, а хозяин пропал. Заволновался и я, не случилось ли с ним чего на болоте? Но тут от реки послышалось стрекотание мотора, а вскоре раздался заливистый собачий лай. Это Трезор так сообщал всем, что они приехали.

– Ну слава Богу, – выдохнула бабушка и повернулась к печке подбросить дров. Пора было греть ужин, а может и воды поставить, чтобы внуков потом помыть и спать уложить. Мальчики тоже услышали лай и, топоча по лестнице, спустились из своей комнаты. Бабушка не пустила их встречать деда на улице, и тогда они пристроились у того окошка в кухне, что смотрело на огород. Я решил сделать вид, что забыл об их глупой шутке с солнечным зайчиком и тоже залез на подоконник. За окном уже собирались синие сумерки, от реки поднимался туман, но дорожку от мостков к огороду ещё было видно. Наконец на ней появился сначала Трезор, а за ним и Егор Гаврилович в большом брезентовом плаще. Он увидел в окне кухни наши силуэты и помахал рукой. Мальчишки заверещали от радости.

– Ладно уж, – сказала бабушка, – Идите на крыльцо. Только куртки наденьте.

Ребят словно ветром сдуло. Через пару минут они встречали деда во дворе. А я на эту идиллию смотрел уже с другого окна, того самого злополучного, через которое утром прыгал. К вечеру баба Маня его закрыла, чтобы комары на свет не летели. И что там внуки рассказывали слышно было плохо, но, наверное, про свои приключения. Егор Гаврилович слушал их, покачивая головой и развешивал под навесом дождевик. Трезор тут же вертелся и тоже качал головой, удивляясь сколько он всего пропустил.

– Шагайте-ка вы в дом, – скомандовал Егор Гаврилович и повёл внуков к крыльцу. Там их встретила Мария Дмитриевна, в руках она держала миску с похлёбкой для Трезора.

– И где же это вас столько носило? – спросила она, отдавая собачий корм деду.

– Расскажу, всё расскажу, потерпите ещё немножко.

Наконец все помыли руки, дедушка переоделся и можно было ужинать. Пока бабушка раздавала вилки, ложки, заваривала чай, дед рассказывал, как они пережидали дождь лесу, а уж потом пошли к облюбованному лебедями болотцу. После дождя тропа туда и вовсе стала очень плохой, и это заметно задержало их в пути. Убедившись, что у лебедей всё в порядке и не обнаружив никаких следов непрошеных гостей, Егор Гаврилович повернул домой. Но тут Трезор приметил что-то в кустах. Оно было большое, пёстрое и вроде не двигалось. Подойдя поближе, дед увидел, что это был воздушный змей. Откуда его туда принесло – не известно, но пришлось выпутывать все хвосты, чтобы это пугало там никого не смущало.

– А куда ты его дел? – спросил Алёша.

– В сторожке бросил. На обратном пути. В другой раз как буду мусор убирать всё вместе сожгу.

– Ой, а можно его не жечь? Мы его себе заберём, починим. Он же не сильно поломался?

– Не сильно.

– Значит можно? – внуки уставились выжидательно на деда.

– Можно, но только следите за ним внимательно. Привязывайте покрепче.

Баба Маня поставила на середину стола большую скворчащую сковородку, полную жаренной картошки с грибами. Вокруг расположила мисочки с соленьями, хлеб и простоквашу. Сбоку пристроила утренние пирожки и колбаски.

– Ну что, герой? – подмигнул дед Никите, – Бери вилку в правую, хлеб в левую. К штурму сковороды готов?

– Готов, – отозвался Никита. Лёшка тоже улыбнулся и присоединился к штурму. Я же находился в резерве и берёг силы для главного. Колбаса и простокваша манили меня. Они стояли по разным углам, и я никак не мог определиться, какой угол мне милее. Наконец я не выдержал и решил развеять свои сомнения опытным путём. Начал я всё же с колбасок. Они стояли на самом краешке и если постараться, то вполне можно подцепить одну за хвостик и стащить. Однако бабушка разгадала мой маневр и передвинула блюдце.

– Ну что тебе неймётся, проказа? – заворчала она – Весь день ешь, ешь, а всё мало!

Я готов был заплакать от досады и несправедливых обвинений, но Мария Дмитриевна уже поднялась и понесла в мой уголок ту самую колбаску, что я себе наметил. Правда прежде, чем мне её отдать, бабушка порезала её на мелкие кусочки, от чего та потеряла сходство с толстенькой упитанной мышкой. Но на вкусовых качествах колбаски, смею заметить, это никак не отразилось.

После ужина дед повёл ребят на сеанс связи с большой землёй, как он выразился. Он включил ноутбук и настроил скайп. Посмотрев минут пять на Василину, которая постриглась и в очередной раз послушав историю о том, как Никита учился летать, я решил пройтись перед сном. А может быть вместо сна. Дверь была не заперта, и я ушёл в тёмную майскую ночь совершенно бесшумно.

Глава 6

Реальность

А ночь и правда была тёмной. Туман сгустился, и погода не располагала к долгим прогулкам. А потому, я хоть и не спеша, но и не задерживаясь нигде подолгу обошёл двор, проверил, всё ли на месте, разогнал пару мышей у сарая, ловить, правда, не стал, но напомнил, кто в доме хозяин. Пожелал Овиннику и всем его подопечным доброй ночи и направился к огороду.

Тут мне пришло в голову взглянуть на малинник, в который приземлился Никита. Кусты оказались довольно сильно примятыми. Но при должном уходе они жить будут. А потому я расправил хвост и пошёл посолонь[22] вокруг них со своим обычным заговором, только в соответствии с наступившим временем суток, обращался я не к Заре-Зарянице, а к братцу её, Месяцу-Месяцовичу. К концу третьего круга он меня услышал и выглянул из-за туч. Получив одобрение и поддержку высших сил, я заметно взбодрился и подумал, что у нас в доме всё ещё наладится, и внуки, наверное, не такие уж плохие нам достались. Особенно младшенький – Кит. Я постоял, послушал, как звучит его имя в сокращении, и подумал, что Никите оно так даже больше идёт.

– Кит и Кот, – хмыкнул я и пошёл к себе. Да-да, у меня тоже в доме была своя комната. Каждый в нашей стране имеет право на личное пространство. Дверь в мои апартаменты была не со двора, а с огорода. Я входил к себе поднимаясь по старой яблоне, а для гостей у меня была приставная лестница. Правда, гости у меня случались не часто. Но это меня ничуть не огорчало, а скорее даже наоборот.

Учитывая специфику моей работы, я всё время должен был следить за порядком: в доме, в делах, в энергетических потоках, а по сути своей я поэт и художник. И эти творческие стороны моей натуры настоятельно требовали возможности раскрыться хотя бы в обустройстве моего жилища. А потому здесь, на чердаке, у меня царил творческий беспорядок.

Надо сказать, что это место изначально будто бы было создано для меня. Хозяева снесли туда всё, что оставалось в мастерской их небезызвестного предка: краски, кисти, холсты, образчики мебели разных стилей, эпох и предназначения, которые тот хотел, да так и не успел отреставрировать. Там же оказались вышедшие из моды плюшевые занавески и скатерти, керамические и фарфоровые статуэтки, даже действующие напольные часы в футляре тёмного дерева. У часов, правда, пришлось отключить бой, чтобы не привлекать ненужного внимания к моей берлоге.

Итак, я шёл к себе домой. Чем я там собирался заниматься? Не поверите – спать. Да-да, спать. Должен же и я спать когда-то! Вот только для этого мне сначала нужно было прыгнуть в Изнанку, а уж потом там уснуть. С кем-нибудь из вас такое бывало: вы спите и вам снится сон, что вы спите? Если да, то присмотритесь к себе хорошенько. Может вы тоже Кот, только ещё не знаете об этом. Я имею ввиду не то, что у вас есть четыре лапы, хвост и пушистая шерсть, а то, что вы – Хранитель. Нет? Ну я так и думал. Мало нас осталось.

Я вздохнул, возвращаясь к реальной жизни. Ветка яблони совсем немного не доходила до двери на чердак. Будь я в Изнанке, я бы просто протянул руку и открыл её. Но в кошачьем обличье сделать это было сложнее. Первое время я упражнялся в акробатике, но потом решил просто держать её открытой. А на дверной проём накинуть морок[23], чтобы всем остальным казалось, что чердак заперт. Приходилось так же регулярно обновлять и терморегуляционные чары[24], но как известно, за отопление всегда приходится много платить. Я ещё раз вздохнул, сгруппировался и прыгнул. От прикосновения к магической завесе моя шёрстка встала дыбом, раздался треск и во все стороны брызнули искры. Тоже, надо сказать, так себе удовольствие. Но всё-таки лучше, чем балансировать на тоненьком карнизе, пытаясь отворить реальную дверь. Я стряхнул с себя остатки статического электричества и подошёл к кушетке, накрытой теми самыми плюшевыми шторами. Она стояла почти вплотную к печной трубе, и даже в сильные морозы спать здесь было тепло и уютно. Растянувшись по середине, я наконец почувствовал себя дома, вздохнул и очутился в Изнанке.

Изнанка

Первое, что пришло Базилю в голову, когда он открыл глаза, это то, что он слишком часто стал вздыхать. Куда-то исчезла из его жизни вся радость бытия. Надо было срочно исправить ситуацию. Он поднялся с кушетки, закрыл реальную дверь – лучше перестраховаться лишний раз – и зажёг свечу. Электричество здесь тоже было, но Коту хотелось уюта. По той же причине он не пользовался Зелёными фонарями – особыми склянками, набитыми светлячками и гнилушками. Откуда у него появилась эта страсть к огню, он не знал, но любил вот так посидеть в тишине, щурясь на пламя свечи.

Из большого, окованного медью сундука в углу Кот вытащил свои стратегические запасы: парочку вяленых лещей и склянку с прозрачной и маслянистой на вид жидкостью. Окончание сегодняшнего дня требовалось отметить изрядной дозой этого зелья. Если честно, то Базиль не часто прибегал к помощи успокоительных, валериану он и вовсе старался избегать, так как делался от неё сам не свой и вёл себя буйно. Но вот кошачья мята… Он распечатал пузырёк. Лёгкий расслабляющий аромат растёкся по чердаку.

«Может я и не буду её сегодня пить… только понюхаю», – блаженно улыбаясь, подумал Базиль. – «Ну или только чуть-чуть. Самую капельку!»

Он взял блюдце и плеснул в него настойки. Она засеребрилась маленьким озером, а огонёк свечи отражался в нём, словно луна. «Давно мечтал съесть луну», – Базиль склонился над блюдечком, замурлыкал под нос песенку:

Луна в небесах ночных

Вращалась, словно волчок.

И поднял голову кот,

Сощурил желтый зрачок.

Глядит на луну в упор –

О, как луна хороша!

В холодных её лучах

Дрожит кошачья душа…

Он слышал её как-то раз по телевизору. Это был концерт бардовской песни. Именно после него Кот открыл в себе поэта.

Миналуш идет по траве

На гибких лапах своих.

Танцуй, Миналуш, танцуй –

Ведь ты сегодня жених!

Луна – невеста твоя,

На танец её пригласи,

Быть может, она скучать

Устала на небеси.

«Луна» качалась в блюдце в такт песне Базиля. А он кружил по комнате, и тень его еле поспевала за ним.

Миналуш скользит по траве,

Где лунных пятен узор.

Луна идет на ущерб,

Завеся облаком взор.

«Луна» качнулась в блюдце и исчезла.

Ему стало немножко грустно, что она ушла, но он знал, как её вернуть.

Миналуш крадется в траве,

Одинокой думой объят,

Возводя к неверной луне

Свой неверный кошачий взгляд.[25]

Ещё и ещё раз. И с каждым новым возвращением Луна становилась всё больше и прекрасней, пока не заслонила собой весь мир. С блаженным выраженьем на лице, или всё-таки на морде, он уснул.

Глава 7

Реальность

Проснулся я от ехидного хихиканья над ухом. Причём проснулся совсем, подскочил сразу на всех лапах. Передо мной, закинув ногу на ногу, в моём любимом кресле-качалке сидел Домовой. Раньше он никогда не приходил ко мне без приглашения, значит что-то случилось. Я попробовал собраться с мыслями, но насмешливый взгляд дядьки не давал мне этого сделать. В конце концов я спрыгнул с кушетки и подошёл к окну. Окно на чердаке маленькое, полукруглое и свет сквозь него почти не проходит, так как оно заставлено всяким хламом. Но всё же сквозь него можно рассмотреть кусочек крыши и за ней луг. То, что я увидел привело меня в замешательство.

– Я чего-то не пойму, который час? – обернулся я к Домовому. Он от души расхохотался, потом смахнул слёзы и спросил:

– А который день тебя не интересует?

Внутри у меня всё похолодело. Я кинулся к столу. Рядом с оплывшей свечой валялась пустая склянка. Был бы Базилем – схватился бы за голову, а так я просто вытаращился на Домового и силился понять, как же это могло случиться. А он всё смеялся и смеялся. Казалось, у него от смеха скоро не только слёзы польются, но и зубы выпадут – так широко он раскрывал рот и так сильно раскачивался.

– Может хватит уже? – наконец спросил я. Он опять захохотал.

– Вот-вот, и я так подумал, – сказал дядька, наконец отсмеявшись, – Может хватит тебе уже тут дрыхнуть? А-то хозяйка того и гляди другого кота возьмёт.

Я опять подскочил.

– Ты что? Как другого кота?! Ты что несёшь?! Зачем другой кот?

– Затем, что старый пропал и носа домой не кажет.

– Как пропал, дядюшка? Вот же он, я! Вот! – я совсем растерялся.

– Эх, молодо-зелено, – Домовой спрыгнул, обнюхал блюдце, а потом и бутылочку. – Зелье где брал?

– Ну известно, где – у Кикиморы!

– Ну, ты даёшь, Кот! – Домовой постучал меня по лбу сухоньким, но твёрдым кулачком – Думать надо, что берёшь.

– Так подарок же! Неудобно было отказываться!

– Сказку про Мёртвую царевну слышал? Вот та тоже от яблочка не отказалась, что с ней стало?

Я забегал по комнате и зачертыхался.

– Да не зови ты его, дружка своего проклятого! – заворчал Домовой, – Без него тут тоже не обошлось поди.

Я остановился как вкопанный, вспомнив ясно как будто вчера дело было, что, когда Кикимора мне эту склянку подсовывала, Анчутка и впрямь рядом стоял и скалился. «Вот ведь друг называется! Ну, Чёрт! Ну, погоди!»

Домовой между тем потопал в угол к печной трубе. Видимо, решил, что на этом его миссия по спасению Мёртвого Кота закончена и пора вернуться к привычной жизни.

– Стой, стой, дядюшка. Не уходи, – бросился я за ним. – Помоги мне дверь открыть. Я же пока такой не справлюсь. А в Изнанку мне сейчас никак не попасть. Выспался.

– Эх ты, недоросль, – буркнул Домовой и сделал какой-то пас руками. Дверь, щёлкнув замком и легонько скрипнув, открылась.

– Ну всё, племянник, я пошёл, – сказал мой спаситель и юркнул в щель за трубой.

Я попробовал прибраться, но путного ничего из этого не вышло. В голове засела мысль о том, что хозяйка хочет другого кота взять. Значит спал я долго, наверное, не один день. Мне стало очень жалко себя и очень страшно. Подойдя к открытой двери, я проверил морок и чары. Вроде все работало исправно.

«Что ж, хоть это хорошо» – подумал я и выпрыгнул наружу.

Оказавшись на яблоне, первым делом я огляделся. Пейзаж вокруг не изменился. Всё так же цвели сирень и черёмуха. Зеленели ровные грядки овощей. Никаких новых предметов обстановки в огороде на появилось.

«Баня!» – встрепенулся я, – «На месте. Может всё не так уж плохо, как сказал Домовой?»

И тут я увидел, как из-за угла бани выходит Лёшка с Никитой, а вслед за ними Трезор. В руках у мальчиков было что-то большое и яркое, но совсем не тяжёлое. Ребята прошли мимо меня. А Трезор, зараза, отстал и, изображая из себя охотничьего пса, рыская вдоль дома и делая стойку.

«Вот позёр…» – подумал я и начал спускаться вниз. Это было ошибкой, потому что, как только он меня заметил меня, то тут же поднял такой шум, словно началось светопреставление. На его лай из окна выглянула бабушка, и увидев меня всплеснула руками.

– Вася, Васенька, где ж ты был, голубчик? Отощал-то как, – она открыла обе створки и позвала меня – Кис-кис-кис! Иди сюда, иди скорее. Я тебе молочка налью.

Моё сердце затрепетало от счастья, я спрыгнул на подоконник и, не в силах сдержать свои чувства, стал рассказывать Марии Дмитриевне, как сильно я её люблю и какая она хорошая. А она поставила передо мной блюдце с молоком, гладила меня и приговаривала:

– Ешь, ешь, гулёна пропащая! Вон как проголодался-то, ешь Васенька.


Как выяснилось позже, проспал я целую неделю. За это время Никита уже совсем освоился на гироскутере, и катались они с Лёшкой теперь на дороге. Далеко уезжать им, правда, бабушка не разрешала. До опушки и обратно. Батарейки у этой машинки, оказывается, заряжать можно было. Поэтому избавиться от неё совсем не получилось.

Ещё мальчишки с собой футбольный мяч привезли, а Трезор, как оказалось, у нас большой поклонник этой игры. Так что он теперь неотступно следует за Лёшкой, и стоит тому вынести мяч, как Трезор тут же теряет голову.

Дядьки мои смирились с пребыванием в доме новых шумных постояльцев и даже прониклись к ним симпатией. Особенно Овинник, так как дед велел внукам учиться ухаживать за птицей и скотиной. Егор Гаврилович пообещал, что, если мальчики будут хорошо справляться с этой работой, он научит их ездить верхом на Карлуше. Ребята очень старались: они носили воду в поилки, помогали бабушке кормить уток и кур и приводили вечером Милку с пастбища, и у них всегда с собой было что-нибудь вкусненькое для Борьки и Карлуши: то морковка, то кочерыжка. Мерин уже ждал их и каждый раз дружески приветствовал фырканьем, когда они пробегали мимо.

За неделю ребята неплохо загорели. У Никиты, как и у меня, весь нос усеяли веснушки. Зато от царапин и ссадин не осталось и следа. Первое купание внуков в бане я тоже пропустил, и рыбалку воскресную. А вот за воздушным змеем в сторожку у Егора Гавриловича раньше съездить не получалось, и только сегодня это чудо-юдо доставили домой.

Змей был здоровенный, почти полтора метра поперечине и напоминал какую-то диковинную синюю птицу с красными полосками. У него было три верёвочных хвоста из разноцветных лоскутков. Некоторые из них почти оторвались, и дед велел срезать всё лишнее. Часа два они втроём что-то клеили и штопали у этого чудовища. Я старался близко не подходить. Мало ли чего? Вдруг эта зубастая пасть не просто так не нем нарисована. Да и своих дел у меня за неделю набралось столько, что и присесть некогда.

Первым делом я проведал Банника. Меня мучала совесть. Ведь обещание своё я не сдержал. Но старикан встретил меня сердечно. Сказал, что знает о причине моей отлучки и хитро подмигнул. Потом стал показывать свежеизготовленные веники из берёзы и липы. Оказалось, что и здесь Никита с Лёшей постарались. Я всё больше и больше удивлялся тому, как быстро эти городские дети освоились у нас. Может, привычка жить в деревне у них где-то на генетическом уровне заложена?

– А нет ли у тебя, дядечка, – спросил я Банника, – Вестей от Дедушки Водяного?

– Как не быть? – отозвался он, – Вчера только виделись. Гости у них, вот и мается старикан. Просился на постой ко мне, пока вся эта заморская братия от них не съедет.

– Вот оно как, ты у него, а он у тебя прятаться надумали.

– Да ладно тебе Кот, на себя посмотри, – ответил Банник и опять заухмылялся. Я не стал вдаваться в детали, распрощался и ушёл домой.

Дома меня ждал новый сюрприз – Лёшка с Никитой помогали бабушке готовить ужин. Она раскатывала тесто и вырезала из него маленькие кружочки стеклянным стаканчиком, а внуки раскладывали в них творог и лепили вареники. Я сел помогать. Я всегда бабушке в таких делах помогаю, тут ведь очень важно всё посчитать, чтобы потом можно было поделить на всех поровну и никого не обидеть. Сел я, значит, на своё обычное место, сижу, смотрю внимательно, не отвлекаюсь, боюсь со счёта не сбиться, а Лёшка мне вдруг и говорит:

– Вась, а Вася? А хочешь я тебе особый вареник сделаю? – берёт кусочек теста побольше, загружает на него двойную порцию творога и лепит мышку. И ведь похоже получилось: и носик есть, и ушки, и лапы даже маленькие. Вот только хвоста нет.

– Бабушка, а отрежь мне теста полосочку – попросил Алёша. Он приделал эту полосочку к мышке, и я аж рот открыл от удивления. Хоть сейчас лови, но Алёша догадался и убрал её подальше – Нет, погоди, пока не сварится!

Вот ведь внучок… удивил кота! Сижу, смотрю и носом хлюпаю. Так расчувствовался, что сил никаких нет молчать. Ну и завёл я свою песню:

Муры-муры, куры – дуры!

Муры-муры-муры-мур,

Кот умней десятка кур!

Муры-мяу-муры-мя,

Посмотрите на меня,

На кота-коташеньку,

Васеньку-муряшеньку!

Бабушка эту песню любит. Всегда мне за неё что-нибудь вкусненькое даёт. Вот и в этот раз, как услышала, сразу в мисочку молока налила. Только хотел я горло промочить, как дядька Домовой тут, как тут.

– Что-то я тебя, племянник, не пойму… Сначала обещаниями разбрасываешься, когда тебя никто не просит, а потом не исполняешь.

А ведь и правда, не хорошо вышло. Бабушка мне сегодня уже второй раз молоко наливает. А я про свой зарок совсем забыл.

– Кушай дядечка, угощайся, – говорю и отхожу бочком в сторону. Домового дважды просить не пришлось. В миг блюдце заблестело. Было молочко – и нет его. А дядька уже за печкой сидит, усы утирает и мне подмигивает.

Вечером, когда вареники сварились, Алёша мне торжественно свою мышку вручил. На вкус она была очень даже ничего, хотя от сметанной подливки к ней я бы не отказался. Но дарёной мыши в зубы не смотрят, так что я её съел и даже хвостик не оставил.

За столом все разговоры велись вокруг воздушного змея: какой он большой и какой красивый получился, и какую длинную предлинную бечеву они к нему приделали. Как же он теперь высоко будет летать у самых облаков. Дедушка завтра с утра должен был в райцентр уехать на инструктаж рыбнадзора, поэтому все советы и запреты по запуску чудо-змея он выдал внукам сегодня.

– Утром на лугу роса будет. Поэтому, как позавтракаете, сначала клубнику соберите, там немного, но поесть хватит. А уж потом только запускать идите. Погода, я смотрел сводку, хорошая будет. Ветер как раз умеренный, но вы все равно близко к лесу и к реке не подходите, и держитесь подальше от линии электропередачи. Ты Никита возьмёшь змея за уздечку, встанешь спиной к ветру и держи его так пока он не поймает ветер. А ты Алёша отойди метров на двадцать в направлении против ветра и держи бечеву. Когда Никита поймает ветер он подаст тебе сигнал и отпустит змея. Змей будет подниматься вверх, а ты притягивай нить к себе, пока он не выровняется в воздухе.

– А можно его запустить и привязать? Я видел, так делают.

– Можно, только лучше всё-таки, когда наиграетесь, домой отнесите. Не хочу его опять из зарослей выпутывать.

– Не переживай, деда. Мы за ним приглядывать будем. От нас не улетит.

– Хорошо если так.

Потом мы все смотрели телевизор. Обычно мы с дедушкой новости смотрим и научно-познавательные программы, но Лёшка включил другой канал. Там показывали кино. Фильм был не очень интересный, про каких-то инопланетян. И мне скоро наскучило на выдуманных монстров смотреть, как будто реальных мало. У нас-то ещё ничего, прошлый год вот Баранец[26] завёлся. Но он не страшный совсем. На овечку небольшую похож, пушистый такой, белый и мягкий, как шёлк. Он рос на низком стебле, сантиметров шестидесяти в высоту и никого не трогал. А осенью, как и вся трава завял, погиб. Очень жалко было. А лет пять назад, когда меня здесь ещё не было, Лобаста[27] приблудилась, в отличие от обычных русалок она похожа на ужасную старуху. Но наш Водяной не стал ждать, когда она начнет набрасываться на зазевавшихся людей у воды, пытаясь утащить их под воду, а велел ей уходить восвояси откуда пришла. Мы тут привыкли все мирно жить. А вот в совсем безлюдных местах такое водится, что и думать страшно. Да что там, в городах больших ещё, пожалуй, и похлеще, чем в лесу нечисть встречается, а всё из-за неблагоприятной экологической обстановки.

Глава 8

Реальность

Размышления мои прервал дядька. Домовой стоял в дверях и размахивал руками, чтобы привлечь внимание к своей персоне. «Мог бы и подойти. Всё равно его никто не видит», – подумал я, но всё-таки спрыгнул и пошёл к нему. Не дожидаясь меня, домовик побежал к лестнице в светёлку. Запрыгнул на перила верхом задом на перёд и быстро поехал вверх, не прилагая к этому никаких видимых усилий. Я его «лифтом» пользоваться не мог и поэтому в светёлку поднялся обычным путём – по ступенькам. Домовой стоял перед стеной, на которую ребята повесили змея и чесал в затылке.

– Ну и что ты про это скажешь? – спросил он меня. Я пожал плечами, насколько в кошачьем обличии это было возможно.

– Не нравится он мне, – проворчал Домовой – Ой как не нравится. Что-то с ним не так, а вот что – не пойму. Посмотрел бы ты на него по-своему.

Я послушно прикрыл глаза, настраиваясь на сканирование, прислушался, принюхался и, не уловив ничего необычного, взглянул на змея с Изнанки. Нет, я не провалился туда. Я оставался в Бессонном мире, но как будто увидел змея сквозь лёгкую дымку того, другого мира. Да, я так умел. Но пользовался этим своим умением не часто. Оно требовало большого напряжения и выдержки. А ну как увижу что-то действительно страшное – моё маленькое кошачье сердечко не выдержит, а я пока ни с одной из своих девяти жизней не спешу расставаться. Однако сейчас сквозь сонную завесу я не увидел ничего особенного. Выглядел воздушный змей, на мой взгляд, премерзко. Но о вкусах не спорят. Нравится он людям – пусть себе возятся с этой синей рожей.

– Да вроде всё в порядке, – сказал я Домовому – ни свечения болотного, ни запаха. И призрачные блики по нему не бегают. Ничего такого, о чём стоило бы говорить.

– А есть такое, о чём не стоит говорить? – уточнил въедливый дядька. Вот привязался… Я моргнул, и комната приняла нормальный вид.

– Нет, и не о чем тут говорить, – отрезал я. Домовой был разочарован.

– Нутром чую, будет нам от этой штуки неприятность. Так-то вот.

У меня зачесалась спина. Я когда злюсь, то весь начинаю чесаться, а из-за дядькиных предчувствий я уже порядком разозлился.

– Хочешь я его заговорю, что он послушный был? – предложил я.

– Хочу, – отозвался домовик, – Может, и пронесёт беду мимо.

– Как на море-Океане, на острове Буяне семь духов ходят с полудухами, да все семь злые, все семь чёрные, нелюдимые. А идите-ка вы духи с полудухами к злым людям и держите их всех на привязи. Дом и лес наш стороною обходите, на детей с воздушным змеем не глядите. Змея того в небо не тяните. Слово моё крепкое, – фыркнул, дунул, плюнул трижды, как водится и посмотрел на дядьку. Тот хоть и посветлел немного лицом, но хмуриться не перестал.

– Ладно, Кот, пойду я, – наконец сказал он. – Утро вечера мудреней… Завтра поглядим, что из всего этого выйдет.

Он юркнул в угол и исчез, а я пошёл, как всегда, лапами по лестнице. Думаю, что это было бы очень неплохо вот так, как Домовой уметь сквозь стенки проходить. Но на это нужны годы тренировок. Ни одно умение само собой не приходит.

Я вернулся в комнату, пожелал всем спокойной ночи и вышел во двор. Сегодняшняя ночь в корне отличалась от предыдущей. «Нет, от той, что была неделю назад,» – поправил я сам себя. – «Надо бы сходить на чердак и навести там порядок, но это чуть позже». А пока я расправил хвост и грациозным шагом пересёк двор. Трезор буркнул мне что-то из своей конуры, но я не обернулся. Проскочив в подворотню, я огляделся.

Лунный свет заливал всё вокруг, делая мир таким прекрасным и притягательным, что хотелось петь. И все, кто умел, или думал, что умеет это делать, пели в своё удовольствие. На опушке леса заливался звонкой трелью соловей, а в траве стрекотали кузнечики. От реки их поддерживал лягушачий хор, и надо всем этим многоголосьем плыла то взлетая к самой луне, то стелясь, как речной туман у самого берега русалочья песня. Я услышал этот призыв и поспешил к обрыву. По всей Чернушке разбегались круги: то ли рыба играла и плескалась, то ли Дедушка Водяной смеялся.

Под обрывом сидела вся наша компания: Влада, Ника, Майя – молоденькие Берегиньки, которым ещё и полста не стукнуло. Совсем девчонки. На мелководье в реке лежала Даринка. Это она выводила основной мотив, как самая старшая, а девчонки только подпевали. Немного поодаль сидел притихший Анчутка – дружок мой закадычный. На него тоже действовало волшебство песни. Осторожно ступая, я начал спускаться с обрыва. Меня заметили, песня прервалась.



– Ой, кто к нам пожаловал, – Даринка слегка плеснула в меня водой. Я чуть не сорвался, уворачиваясь от брызг. Девушки засмеялись, но тут же вскочили, чтобы подхватить меня на руки. Они щекотали мне брюшко и шею, целовали в усы и всё никак не хотели отпускать. Я брыкался, толкался и выворачивался.

– Прекратите! Хватит! Хватит уже! Чего накинулись, Лоскотухи[28] неугомонные?! – отбивался я, – Анчутка, уйми их. Убери их от меня сейчас же, а то я за себя не ручаюсь!

Анчутка растолкал девчонок и сел рядом со мной.

– Привет, Базиль, – говорит, – А чего это ты сегодня без музыки? Гитара где?

Я насупился.

– А того это, брат Анчутка, что благодаря тебе и твоей болотной родственнице, я теперь не скоро играть смогу.

Анчутка сделал круглые глаза и надул щёки.

– А я-то тут при чём? Ты сам тёткину отраву взял! Ещё и радовался, что даром досталось. Ты же знаешь, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке!

– Вот и попалась мышка! Или кошка? – подхватила Даринка. Она легла передо мной на живот и, положив голову на скрещенные руки, разглядывала меня. Её глаза, как два бездонных озера ловили отблеск луны. И луна тонула в них, как огонёк свечи тонул в моём блюдце в тот злополучный вечер. Я отвернулся с досадой.

– Глядите-ка! – водяная дева вскочила на ноги. – Он не хочет на нас смотреть!

Она уперла руки в бока и нахмурилась. Глаза только что такие ласковые почернели, волосы извивались словно водоросли под водой.

– Ты чего сюда пришёл, если тебе и смотреть-то на нас противно, и слушать? И трогать тебя нельзя. Может и сидеть рядом с Вашим Величеством тоже не стоит? – русалка выглядела очень грозной, и я впервые подумал, что моя дружба с ней может и правда – большое сумасбродство. Ну не зря же нормальные коты воды боятся. Однако сейчас показывать свой испуг я не мог – запросто притопят и поминай Базиля, как звали.

– Сядь, – сказал я ей, глядя прямо в глаза, – Сядь, кому сказал! Я по делу пришёл. Пока меня не было…

– То есть пока ты спал, – уточнил Анчутка.

– Не важно… Пока я спал, к вам гости приехали. Передайте старшим, что завтра жду отчёт по всей форме: кто, когда и откуда, – я поднялся с песка и начал взбираться на обрыв. Земля осыпалась у меня из-под лап, сердце разрывалось на части от тоски и обиды. Мои друзья стояли внизу и молча смотрели мне вслед. Наверху я оглянулся: Майя склонила голову на плечо Дарины. В глазах у неё была такая печаль.

«Ну почему у дочек Водяного такие глаза? В них всё-всё видно, что они думают…» – я чуть было не прыгнул обратно, но испугался, что они опять будут смеяться и, задрав хвост, ушёл прочь.

– Не плачь, – шепнула Даринка Майе. – Вернётся. Остынет и вернётся.


Сегодня на чердаке гулял сквозняк. Видно, за прошедшую неделю чары на двери совсем прохудились. Я не стал зажигать свет, и луна, подглядывая за мной, освещала мою берлогу.

– Ну что ты смотришь? – спросил я её – Тоже осуждаешь?

Но луна не ответила. Кто я такой, чтобы она со мной разговаривала? Бедный я несчастный Кот. С друзьями поссорился, в доме бардак и я даже уснуть не могу.

Поёжившись, я всё же взялся за восстановление чар. Из Изнанки это было бы сделать быстрее и проще, но уснуть я не мог, просто не мог, сколько ни старался. Поэтому пришлось провозиться довольно долго. Так или иначе, но дверь я зачаровал и морок обновил.

Заглянув в сундук, который так и стоял распахнутым всю неделю, я порылся в хранящихся там сокровищах и вытащил наружу связку куриных перьев. Добыть их было не просто. День за днём подкарауливал свою добычу, и выдёргивал перья только у самых лучших несушек. Так что теперь у меня была уже довольно неплохая коллекция. Выбрав по три белых, рыжих и чёрных пёрышка, я убрал все остальные на место, а эти девять решил привязать к хвосту змея.

– Дядюшка Домовой, не спишь?

– Уснёшь тут с тобой, – отозвался он.

– Иди ко мне. Послушай, что я придумал про змея.

Домовой не заставил себя ждать. Он опять уселся в моё любимое кресло и уставился на меня. Я показал ему пёрышки, объяснил ему что это такие магические маячки. Надо их прикрепить змею на хвост. По ним я всегда почувствую, где его искать, если он вдруг опять улетит.

– Сам я этого привязать их не могу, как ты понимаешь, – сказал я. – Может быть ты?

– Ладно, – Домовой спрыгнул с кресла и подхватил с пола перья. – Привяжу их как скажешь.

– Сперва белые, потом рыжие, а потом уже чёрные. И так, чтобы не сильно в глаза бросались…

Дядька что-то буркнул под нос и ушёл. Больше занять мне себя было не чем. Я забрался на кушетку и принялся ждать рассвет.

Глава 9

Реальность

Утро у нас, как и положено в деревне, начинается с первыми солнечными лучами. Дед идёт кормить нашу живность, бабушка разжигает печку и начинает готовить завтрак. В доме есть и электроплитка, и микроволновка, но баба Маня ими пользуется не часто. «Мою печку ничем не заменишь», – говорит она – «Только в ней у меня получаются такие вкусные щи и каша! А о пирогах и говорить не приходится».

Сегодня дедушка не стал дожидаться общего подъёма и завтрака. Он сам согрел себе чай на той самой электроплитке, нарезал бутербродов, парочку оставил на столе, а остальные с собой завернул.

– Ну садись, Васька. Давай чаёвничать, – только тут из своей комнаты вышла Мария Дмитриевна.

– И чего же ты меня не разбудил? Я бы тебе всё сама собрала, – укорила она деда.

– Да мне вот Васька помогал, – отвечает он серьёзно. Бабушка рассмеялась, взяла меня на руки.

– Васька – это хорошо, – сказала она, – Раз Васька помогал, тогда не о чём беспокоиться. В чём, в чём, а в бутербродах он толк знает. Побольше колбасы и поменьше всего остального – вот твой рецепт. Да, Васенька?

– М-да, – промурлыкал я и скосил глаза на деда. Тот уже доел первый бутерброд и приступал ко второму.

– А что же ты помощника не угощаешь? – совершенно, верно, истолковала бабушка мой взгляд.

– Каюсь, грешен! Всё сам съел, – ответил дед, допивая чай – Но вы тут сами как-нибудь эту проблему решите. А мне пора. Скоро не ждите, вернусь уже затемно. Из города привести что-нибудь?

– Сахара можно для варенья и конфет ребятам. А так вроде всё есть.

Дед встал из-за стола, обнял Марию Дмитриевну и пошёл к двери.

– Сумку не забудь, – сказала она.

– Не забуду, – дед поднял рюкзак и помахал через несколько минут, уже выезжая на Карлуше за ворота. Бабушка посадила меня на табурет.

– Ладно, Вась, давай-ка и мы чайку попьём.

«Было бы неплохо,» – мысленно ответил ей я, думая о том, что порой люди очень нерационально себя ведут, ведь если бы она мне не помешала, то я бы с дедушкой позавтракал и теперь уже тоже на работу ушёл. Но у хозяев свои причуды. Да и потом, бабушкины бутерброды намного вкуснее и колбаснее.

Поев и сказав спасибо, я пошёл по делам. Вчера мне не удалось прибрать в комнате у деда, и сегодня я решил именно оттуда начать свои трудовые будни. Спать ещё не хотелось, даже завтрак не навевал дремоты, поэтому я обтёр технику своим боком. В конце концов, главное, как я это делаю, а не чем.

Потом подошёл к окну. Сквозь форточку был протянут провод к антенне на крыше. Я потрогал лапкой антенный кабель. Почувствовать те самые сигналы, что принимает телевизор я не мог, а вот изменение погоды запросто. Вчера дедушка говорил, что ветер будет умеренный – это от двух до шести метров в секунду – но по моим ощущениям, там было, пожалуй, больше.

«Надо будет пойти с ребятами на луг, когда они змея запускать станут», – при мысли о змее я поморщился. – «Пойду гляну на него, как там Домовой перья прикрепил».

В комнате у мальчиков окна не было, она вообще была очень маленькой. По сути, это тоже был чердак, вернее меньшая часть чердака, отделённая от моей перегородкой. В комнате стояли две кровати, стол, сейчас заваленный книжками, коробками красок, карандашей, какими-то проволочками, верёвочками и прочими очень нужными в мальчишеской жизни вещами, возле четвёртой стены стоял платяной шкаф, а в углу за ним красовался тот самый гироскутер. Я обнюхал его – то ли он был выключен, то ли разряжен, но никаких признаков жизни он не подавал. Затем я направился к столу.

Именно над ним висел змей. Вчера я разглядывал его с пола, но сегодня мне нужно было подойти поближе, чтобы убедиться, что Домовой всё правильно сделал. Запрыгнув на стол, я подошёл к хвосту змея, аккуратно преодолевая завалы из материалов для технического и художественного творчества. Среди разноцветных лоскутков мне никак не удавалось найти перья. Я встал на задние лапы, а передними принялся методично перебирать разноцветные тряпочки.

– Вась, ты что там делаешь? – спросил меня Никита. Наверное, я всё-таки разбудил его. Мальчик смотрел на меня и хлопал ресницами.

Алёша тоже проснулся. Он выбрался из-под одеяла и снял меня со стола. Присев на кровать к брату, Лёшка откинул край одеяла и засунул меня под бок к Никите. Под одеялом было тепло и душно. Кит ухватил меня и прижал к животу.

«Ну и что теперь? Опять нелепые шуточки?» – я начал искать выход из этого дурацкого положения в прямом и переносном смысле. Я тыкался в разные стороны и лихорадочно соображал, следует ли мне отомстить агрессорам, посягнувшим на мою свободу или притвориться, что мне понравилась такая игра?

И тут Лёшка сам подсказал мне выход: он просунул пальцы под одеяло и начал ими слегка скрести по простыне. Я возликовал – вот такая игра по мне. Выпустив когти, я бросился на Лёшкины пальцы. Он успел отдёрнуть руку, но я был близок к успеху и притих, ожидая его второй попытки.

Никита слегка отпустил меня и залез под одеяло с головой. Ему тоже было интересно, чем дело кончится. Я был римским гладиатором, а он замершей на трибунах публикой. Наконец, на арене появились хищные пальцы Лёшки. Они шевелились очень осторожно, на самом краю видимости. Я решил подпустить их поближе, чтобы бить наверняка. Глаза мои сверкали в темноте, горя воинственным азартом. Пальцы продвинулись чуть глубже, и я прыгнул, выпустив все свои смертоносные когти. Теперь я достал врага, но вместо того, чтобы обратиться в бегство, Лёшка засунул под одеяло вторую руку. Его зловредные пальцы зашевелились, с другой стороны. Никита хихикнул. Он тоже начал потихоньку царапать пальцами по одеялу.

«Вот она – переменчивая любовь зрителей! Ну я вам ещё покажу, кто здесь звезда! Жаждете зрелищ? Готовьтесь к крови!» – я весь превратился в слух.

Тут Лёшка предпринял очередную атаку и попытался схватить меня за хвост. Это было ошибкой, так как я тут же вцепился в него зубами и когтями. Публика неистовствовала. Одеяло полетело прочь, Никита дрыгал ногами и смеялся, Лёшка прыгал по комнате на одной ноге и тряс оцарапанной рукой – победа моя! Я стоял на кровати и бил себя хвостом по бокам, как заправский тигр. Наконец, решив, что с меня довольно, я спрыгнул на пол и пошёл вон из комнаты. У лестницы обернулся. Лёшка стоял у кровати и, облизывая свои раны, задумчиво смотрел на меня.

«Может, зря я его так отделал? Бабушка будет недовольна» – подумал я, но всё равно считал, что был прав – он первый начал. Я лишь защищался.

Бабушка была очень недовольна, причём всеми нами. Она ворчала, что так никакой зелёнки не напасёшься, замазывая царапины Лёшке. Он активно сопротивлялся и утверждал, что это никакие не царапины, а так, пустяки и совсем не стоит их мазать. В общем вёл себя вполне достойно.

Закончив обрабатывать раны внука, бабушка напустилась на меня на меня. Я сидел смирно и смотрел на неё покаянными глазами. Эта тактика принесла результат – Марья Дмитриевна вернулась к плите, на которой жарила оладьи. Внуков она отправила с большой миской в огород собирать клубнику, а я забрался на подоконник, откуда мог наблюдать и за ней, и за ребятами в огороде.

Через пол часа мальчики вернулись и сели завтракать. Бабушка оторвала кусочек оладьи, обмакнула в сметану и дала мне. Я понял, что окончательно прощён и тоже подсел к столу. Никита, видя такое дело, принялся пересказывать бабе Мане детали нашего с Лёшкой сражения. Он делал это так артистично и так забавно показывал то меня, то Лёшку, что бабушка не выдержала и засмеялась. Между делом, она продолжала подкладывать мне под нос кусочки оладий и это меня вполне устраивало.

После завтрака мальчики сбегали к себе и принесли змея.

– Мы пойдём поиграем бабушка, ладно?

– Да идите уж, только не забудьте, что вам дед говорил вчера.

Я тоже направился к двери.

– Что, Васька, с нами пойдёшь? – спросил Никита, завязывая шнурки.

– Интересно, а змей выдержит, если Ваську к нему как парапланериста прикрепить? – спросил Лёшка.

Я замер. Бабушка всплеснула руками:

– Не думай даже. Мало тебе досталось? Васька – кот, живое существо. Ты же вроде большой, понимать уже должен.

– Да что ты, бабушка, я же пошутил! – ответил он. Но мне показалось, что никакая это не шутка, и я решил быть вдвойне осторожным.

Солнце поднялось уже высоко, и трава на лугу была сухая, но внизу у корней мои лапки всё ещё ощущали остатки ночной прохлады. Мы пошли к небольшому холмику, и Никита поднялся на него. Он держал змея, как учил его дедушка, а Лёшка потихоньку отходил, разматывая с катушки бечеву.

Наконец все было готово, и Лёшка подал Никите сигнал отпускать змея. Тот сразу взлетел. По мере того, как воздушный змей набирал высоту Лёшка проворно притягивал бечеву к себе. В какой-то момент сине-красный треугольник вдруг начал вращаться, опасно кренясь к земле, и Алеше пришлось немного отпустить его, чтобы ослабить натяжение.

В целом змей вёл себя очень послушно. Он спускался и поднимался, как хотели ребята. Не делал никаких попыток вырваться и улететь. Его длинные хвосты развивались за ним и где-то там, среди разноцветных лоскутков были надёжно спрятаны мои пёрышки. Я чувствовал, что они там, хотя и не видел их.

Наконец ребята набегались и решили отдохнуть. Лёшка намотал бечеву на кулак и прилёг на пригорке, Никита пристроился рядом. Мы лежали на нагретой солнцем траве и смотрели в небо. Там в бездонной синеве проплывали лёгкие пушистые облака, а между ними кружился и парил треугольник воздушного змея.

– Как красиво, – выдохнул Кит.

– А давай будем угадывать облака? – предложил Лёшка

– Давай, а как?

– Ну, смотри, – он поднял руку и показал на маленькое облако рядом со змеем, – Это облако похоже на собаку. Она стоит, подняв одну лапу и вытянув хвост.

– Хвост слишком длинный, – отозвался Никита, – и морда тоже… Оно изменилось?

– Да, теперь, это дракон… или крокодил, – ответил Лёшка.

– Точно, – рассмеялся Никита – А вон то похоже на башмак.

Они увлеклись и стали наперегонки находить всё новые и новые картинки в облачных силуэтах.

Я прислушался. Сквозь шорох травы и стрекотание кузнечика мне почудились какие-то ещё посторонние звуки. Приподняв голову с травы, я огляделся.

С пригорка луг просматривался хорошо во все стороны. Никого вокруг не наблюдалось. Только Милка бродила вдоль опушки, где её привязала баба Маня. Но посторонний звук всё же был. Лёгкий такой, едва различимый, и от этого ещё более пугающий. Как-то вдруг сразу пропал весь блеск этого солнечного дня. Мне захотелось поскорее вернуться домой и заглянуть в мою чудо-книгу.

А мальчишки ничего не замечали, они продолжали оживлённо болтать и смотрели только на небо. Надо было срочно отвлечь их от этого занятия, и, не придумав ничего другого, я решил, что мы можем опять поиграть в гладиаторов. Только теперь по моим правилам. Я обошёл Никиту и подкрался к Лешкиной руке, на которую была намотана бечева. Катушка с оставшейся бечевой лежала рядом. Я слегка толкнул её лапой. Мальчики не обратили на меня внимания. Я толкнул ещё раз. Катушка упала и слегка откатилась.

– Вась, ты что делаешь? – удивился Лёшка.

Воодушевившись, я снова толкнул катушку и стал играть с ней, как с бабушкиным клубком. Ребята вскочили. Они бросились за мной вниз с пригорка, а я гнал перед собой катушку, надеясь увести их как можно дальше. Однако заросли травы не давали мне развернуться, и вскоре Никита догнал меня. Он поднял катушку и начал сматывать на неё бечеву. Следом подошёл Лёшка. Одной рукой он крепко держал конец бечёвки, привязанный к змею, парящему в небе, а другой подбирал с земли то, что размоталось с катушки.

Минут пять они приводили свою игрушку в порядок, упрекая и ругая меня. Я не слушал, меня волновала тишина вокруг. Умолкли даже кузнечики. Именно так бывает, когда всё живое вдруг замирает в предчувствии надвигающейся бури. Наконец и ребята почувствовали эти изменения.

– Пойдём-ка домой, – сказал Лёшка брату. Змея он спускать не стал, сказал, что хочет показать бабушке как высоко тот поднялся. Мы быстро шли к дому. Я замыкал группу и постоянно оглядывался, чувствуя, что кто-то за нами следит, но на глаза мне так никто и не попался.

У ворот остановились, Никита побежал за бабой Маней, а мы с Лёшкой остались на дороге со змеем. Он оглядывал ворота и забор, обдумывая к чему бы привязать свою крылатую игрушку.

Наконец появилась бабушка. Кит тянул её за руку, убеждая, что это ненадолго.

– Посмотришь, и пойдёшь назад, свои дела делать! – говорил он – А мы тебе даже поможем, если хочешь, но ты обязательно должна посмотреть, а потом дедушке и маме подтвердить, что он был у нас под самыми облаками.

– Да я и из огорода видела это. Кто ж его не увидит? – бабушка запрокинула голову и, прищурившись, посмотрела вверх – Высоко. Очень. Даже не верится.

– Вот-вот, – опять начал гнуть своё Никита – Ты так маме и скажи.

– Хорошо, скажу. Ещё скажу, что вы сами вызвались мне с прополкой помочь!

Никита притих. Лёшка глянул на брата, на улыбающуюся бабушку и сказал:

– Ну раз вызвались – конечно поможем. Вот только привяжу змея покрепче, – и он обмотал бечеву вокруг столба, к которому крепились ворота. Привязал остаток к катушке и для верности подёргал – Готово. Показывай, что делать надо.

Бабушка тоже проверила, крепко ли привязана бечева и повела внуков на огород.

Я остался караулить змея. Часа полтора они дёргали сорняки в клубнике и помидорах. Время от времени кто-нибудь из мальчиков прибегал проверить, всё ли у меня в порядке. Пару раз с ними прибегал Трезор. Больше у ворот никто не появлялся.

Наконец, бабушка объявила перерыв и пошла греть обед. Лёшка с Никитой опять пришли к воротам. Присев со мной рядом на лавочку, они стали строить планы на вечер. Я вспомнил, что у меня тоже были свои планы на сегодняшний день и что надо бы всё-таки встретиться с Водяным.

Испокон веков так было заведено, что вся приезжая нечисть должна была у Кота отметиться, получить временную прописку, так сказать. А у меня на территории чужие уже несколько дней живут, а я и в ус не дую. Начальство, если о такой халатности узнает, будет ой как не довольно.

Оглядев окрестности ещё раз, я решил, что после обеда непременно пойду к реке. Тем более, что Лёшка и Никита собирались в футбол играть, а о том, что бы на луг со змеем опять идти не говорили вовсе.

Со двора послышался голос бабушки. Она звала нас к столу. Дважды повторять ей не пришлось.

Глава 10

Реальность

За обедом к разговорам я не прислушивался – съел быстренько всё, что дали и рванул во двор к колодцу, заглянул в него, а там и впрямь уже гонец от Водяного сидит.

– Здравствуй, Кот-Котофей, Хранитель рек, лесов и полей. Дедушка Водяной тебе привет шлёт и в дом к себе подводный зовёт! – я кивнул, и старый Водяной Чёрт – отец Анчутки – продолжил, – Всех гостей тебе покажет и чин чином всё расскажет. Расступись вода, пропусти Кота. Иди, Кот, за мной в дом подводный мой.

Вода в колодце забурлила, закружилась. В центре образовалась воронка сначала маленькая, потом побольше, наконец открылся тоннель, в который я, не раздумывая прыгнул.

На дне я был только однажды – в тот день, когда тётка Земляная Кошка приводила меня к присяге Хранителя и знакомила со всеми обитателями вверенных мне земель. День тогда был очень волнительный, и я мало, что запомнил, поэтому с интересом оглядывался по сторонам, следуя за Анчуткой старшим.

В подводном мире всё не как на земле. Люди строят дома с прямыми углами и островерхой крышей, а у водяных всё округлое словно водой обкатанное. Вместо деревьев осока и камыши, в огородах водоросли разные вьются и полощутся, а вот всякая живность ходит и плавает, где придётся, и никто внимания на неё не обращает.

Я перепрыгнул через рака отшельника, который тащил куда-то свой домик и поспешил догонять Водяного Чёрта. Он точно, как сынок, приплясывая и подскакивая с ноги на ноги ждал меня у входа в подводный грот. Там был дом Дедушки Водяного.

Жил хозяин Чернушки на широкую ногу, а потому и в самом доме было тоже много диковинок. Всё, что река приняла в себя за многовековую историю было заботливо собрано Водяным и пущено в дело. У дверей, как в настоящем рыцарском замке, стояли доспехи. Правда сказать точно, какому роду племени, а уж тем более чьей армии принадлежали их бывшие владельцы нельзя, так как Водяной особо не церемонился и смешал в этой инсталляции[29] всё, что у него было. Однако, эти фантастические стражи, наверняка производили на гостей большое впечатление. На меня, по крайней мере, они его произвели.

Дальше – больше, каждая пещера, через которую мы проходили, была уставлена оружием и предметами воинской амуниции разных эпох. «Настоящий музей боевой славы» – подумал я. Наконец, мы подошли к жилым покоям. Оттуда доносилась музыка и голоса.

Мой провожатый распахнул дверь и передо мной предстала пёстрая компания: в центре, на большом не то троне, не то диване лежал хозяин дома. Он был настолько толст и стар, что казалось никогда не сможет встать с этого дивана, но я-то знал точно, что это не так, потому что Велесова книга показывала мне не раз, что этот обладатель огромного живота перемещается по Чернушке и довольно быстро, между прочим. Рядом с ним расположились старшие жёны и дочери. В отличие от Водяного, все они были стройные и миловидные.

А напротив них сидели зарубежные гости. Трое взрослых мужчин и юноша, мой ровесник. Их одежда и прически позволяли понять, что родом они из Европы, скорее всего Скандинавской её части.

– Милости прошу, господин Кот, – обратился ко мне Водяной, – Как добрались?

– Благодарю Вас, любезный хозяин. «По воде аки по суху», – произнёс я стандартный ответ и склонил голову в поклоне.

– Позволь представить моих гостей из Швеции. Некки Нильсон, Некки Эриксон и Некки Юхансон[30].

Все три заморских гостя были высокими и очень представительными мужчинами. Старшему из них Некки Нильсону было на вид под шестьдесят. В его длинных волосах и усах серебрилась седина, но глаза смотрели очень зорко и проницательно. Остальные представители племени Некки были заметно моложе. Как водится у шведских водяных, они всюду таскали свои лютни и скрипки. Видимо именно их выступление так живо обсуждалось, когда я вошёл.

– Прибыли они к нам с целью сватовства к моей любимой дочери, Дарине Водянице, – продолжил хозяин дома и показал куда-то мне за спину.

Я оглянулся и увидел Даринку. Она сидела на каком-то постаменте вся из себя расфуфыренная. Длинные волосы собраны в высокую причёску, к поясу серебристого платья приколоты речные лилии, а в ушах, на шее и запястьях самоцветы играют, переливаются. Я аж обалдел от этого зрелища.

«Чего же она сама вчера не сказала?» – мелькнула в пустой голове одинокая мыслишка.

А Даринка, не глядя на меня, подняла руки и принялась перебирать струны арфы, рядом с которой сидела. Грустная и очень красивая мелодия мне о многом сказала. Мне стало стыдно. Ох, зря я вчера ушёл. Она ведь, наверное, не просто так вчера у берега пела…

Тут в дверях появились младшие Водяницы с подносами и начали расставлять на столах разную снедь. Дедушка Водяной пригласил меня за стол, отобедать со всей честной кампанией, но я вежливо отказался и откланялся, напоследок спросив:

– А долго ли будут гостить у нас заморские сваты? – на что получил ответ, что до Ивана Купала[31], если я, конечно, не против. И, поскольку я был, конечно, не против, то празднество в этом году порешили провести с особым размахом.

Всю дорогу назад я шёл, так и эдак обдумывая новости. Водяной Чёрт даже пару раз окликал меня, когда я поворачивал в лабиринте речного города не туда. Наконец мы вышли к берегу. Анчутка старший пожелал мне удачи и ушёл на дно, а я, пробираясь сквозь камыш тронулся в сторону дома.

Выбравшись из зарослей, я ощутил прямо-таки летний зной. В такую жару приятнее всего полежать где-нибудь в тенёчке, поговорить по душам с умным человеком, но мой дедушка был в райцентре, а мне нужно было возвращаться на свой наблюдательный пост у ворот.

Обойдя стороной огороды и двор я вышел на дорогу и прислушался. Было подозрительно тихо. Никаких «бей», «пас», «гол» не доносилось, а ведь насколько я знал – футбол игра шумная, а с участием Трезора и подавно. Я подошёл к воротам, там и правда никого не было. Даже привязанный к столбу змей не полоскался под облаками.

«Стоп, а где змей?» – я бросился осматривать столб. Никаких следов бечевы или катушки, значит он не оторвался и не улетел, его отвязали. Может ребята опять на луг пошли? Наплевав на солидность, я бросился галопом на пригорок, где мы лежали всё утро и по дороге высматривал синий треугольник воздушного змея. Но ни в небе, ни на земле никого не обнаружил.

«Прекрати паниковать,» – велел я себе – «Они дома, сидят в комнате… Или бабушке помогают».

Но в душе я уже знал, что это не так. Я помчался домой, проскочив через двор, запрыгнул в окно кухни – благо оно открыто и на нём нет ничего лишнего.

Бабушка готовила комбикорм для Борьки: толкла варёную картошку, тёрла бураки и морковь. «Значит не знает ещё,» – подумал я, – «Может и хорошо, не надо её волновать. Сами найдём».

Я взял себя в руки. Или это меня Домовой взял? Вон как прижимает и бородой в ухо тычется. Я высвободился. Дядька сердито смотрел на меня.

– Где ты был?

– У Водяного.

Дядька аж зафыркал от возмущения:

– Я тебя предупреждал про этого змея! Я тебя предупреждал! А ты?

– А что я? Я всё утро караулил, но к Водяному тоже надо было сходить…

– Ну, а теперь иди на болото, – сердито буркнул он.

– Зачем на болото? – не понял я.

– Затем, что змея этого лешенята со двора свели. Не иначе, как по бабкиному научению! А наши хлопцы это видели и за ними пошли… Ну, то есть поехали.

– На чём поехали, – опять не понял я – Карлуша же в городе.

– Тебя что, опять у этой водной братии опоили? Совсем ничего не соображаешь? Они на своей двухколёске поехали. Встали вдвоём и поехали.

Голова моя и впрямь шла кругом.

– Дяденька Домовой, подожди, – взмолился я, – Давай всё по порядку.

По порядку выходило так: после обеда Лёшка с Никитой взяли мяч и пошли футбол во дворе играть. Смотрят на небо, а змей-то тю-тю! Выскочили за ворота и увидели, что пока их не было, змея отвязал кто-то и в лес по дороге ведёт. Только хвостик его и махнул с опушки. Ну, они видать думали, что это кто-нибудь с Ольховки балует и решили догнать змеекрадов. Бросили мяч и за каталку свою схватились. Встали на неё вдвоём и уехали. С полчаса уж, наверное, как. Чувствую, не скоро мы их назад увидим.

– Ну, а ты-то чего их не задержал?

– А как? Вещи-то они не мои из дома выносили. При них ничегошеньки моего не было, так что и ухватиться не за что…

– Ладно, а с чего ты решил, что они на болото подались? Сам же сказал, по дороге поехали.

– Поехать-то поехали, а не доехали! Видеть не видел, но нутром чую, – насупился Домовой, – Искать их надо на болото идти.

– Ладно, дядька, давай попробуем.

Я пошёл в дедушкину комнату, залез на диван, потоптался, устраиваясь поудобнее, домовик рядом стоит смотрит. А чего смотрит? Только нервирует, но гнать я его не стал. Если сна ни в одном глазу, то хоть смотри, хоть нет – разницы никакой. Повернулся я к нему спиной, лёг калачиком, чую дядька рядом присел и бормочет чего-то. Прислушался и разобрал вроде:

У кота-воркота

Шёрстка – бархат – мягкота,

Глазки с искорками,

Ушки с кисточками.

Наш коток – воркоток

Укатил клубок-моток.

Клубок катится,

Нитка тянется…

Уж коту-воркоту

И достанется:

Будут гладить-миловать,

Спать положат на кровать![32]

Глава 11

Изнанка

Концовку песни Базиль уже с Изнанки дослушивал. Даже не понял сначала, что уже там, пока Домовой его в бок не ткнул.

– Ну, что разлёгся? Ещё на неделю уснуть решил? Давай, иди дело делай.

Кот вскочил на ноги и прыгнул к шкафу. Вот она – Книга Велесова. Он зажмурился. Перед глазами замелькали, то приближаясь, то уходя в даль лес, речка, дом на лугу. Наконец картинка стабилизировалась, и он стал вглядываться в то место, что люди прозвали Чёрной Поляной.

По сути, самое мерзкое и гиблое из всех известных ему болот. Там и правда что-то затевалось. Огонёк в доме ведьмы болотной, в народе величаемой Бабой-Ягой[33], пламенел ровным красным светом. Он заметно увеличился в размере и передвинулся к самому краю топи. Со стороны Ольховской дороги к нему двигались жёлтые огоньки, а между ними три белых, три рыжих и три чёрных точки.

«Значит прав был дядька. Во всём прав. Вот только как мне понять, где искать ребят? Их-то я по книге не вижу,» – как и Домовой Базиль не догадался на них что-нибудь подвесить, даже пёрышко в карман не подложил. – «Остаётся одно – к Яге идти. Узнаю зачем ей змей, а может и детей найду» – подумал Базиль и открыл глаза.

– Вот что, дядюшка, я сейчас напрямик к Поляне пойду, а ты Трезора на дорогу отправь, вдруг они ещё там. Пусть он что угодно делает, а в лес их не пускает. Ну а сам дома сиди, хозяйке глаза отводи. Пускай свои дела делает, о внуках не думает.

Домовик только кивнул и махнул рукой.

– Иди уж, Базиль, найди их скорее. Бог в помощь тебе, Хранитель, – добавил он, когда дверь захлопнулась.

Выскочив за ворота, Кот рванул прямиком в лес. Ему не нужны были ни компас, ни карта, ни тропа. К поляне его вело то самое кошачье чутьё, что позволяет всем, даже самым безродным Муркам прекрасно ориентироваться в пространстве. Перепрыгивая через кочки, продираясь сквозь подлесок, переходя в брод ручьи, Кот двигался к цели по прямой. Он ни разу не сбился с ритма, который взял на лугу. Время сейчас решало всё. Если Базиль не успеет к месту встречи жёлтых огоньков с красным, то, скорее всего, придётся лезть в само болото, а на этой территории Бабка будет гораздо строптивее, и кто его знает, чем дело кончится.

Домовой тем временем отправил Трезора на дорогу. Для запечного сидельца это был большой подвиг: выйти из дому, да пройти через двор, а там ещё и с псом разговаривать, калитку ему открывать. Но Домовой справился и вернулся в кухню. Здесь в своих владениях он обрёл если не спокойствие, то уверенность в себе точно. И все свои способности пустил на то, чтобы баба Маня внуков не хватилась. То крупу рассыплет, то черпак припрячет, то вьюшку закроет так, что печка чадить начнёт. В общем хлопот у бабушки сегодня хватало, только и успевай поворачиваться, пока что-нибудь не пригорело.

А Базиль всё бежал и бежал. Пару раз он оступился, но удержался на ногах. Сердце колотилось так, что стучало в ушах. В боку начинало колоть, но он не сбавлял темп.

– Главное успеть, главное успеть, – твердил себе он.

И успел. Кот выскочил из леса на тропу, которая уходила в болото за пару минут до появления на ней Лесавок. Он стал, согнувшись и упёрся руками в колени. Широко открыв рот, Кот тяжело дышал, потом присел за кустом ракиты и затих.

Лесавки шли не таясь, что с детей возьмёшь? Змея они держали над собой. По виду он был цел целёхонек, но Кота интересовал не он. Подпустив воришек поближе, Базиль выскочил из кустов. Лесавки заверещали и бросив свою ношу на землю, разбежались в разные стороны, словно мыши в подполье. Но не зря Базиль Кот. Он сгрёб левой рукой за шиворот одного лешонка, правой рукой схватил поперёк пояса другого, грозно зашипев навис над третьим. Увидев всё это, остальные не стали убегать далеко, попрятались по ближайшим кустам.

Базиль был очень зол. Эта малолетняя шантрапа[34] его порядком достала. Была б его воля, он бы их передушил, как тех мышат. Но декларация о защите прав коренных жителей Изнанки категорически запрещала ему это сделать. Поэтому Кот швырнул воришек на тропу, широко расставил ноги и, сжав кулаки, начал допрос.

– Вот что, голуби мои, – сказал он вкрадчивым голосом – Или вы мне сейчас всё сами расскажете, или я вас на веточки разберу, а назад собрать забуду.

Притихшие Лесавки подтянули тут же к себе поближе свои конечности, которые и впрямь напоминали сучковатые ветки. Закрепляя эффект, Кот продолжил:

– Где Алёша с Никитой, лесниковы внуки? Я вас, пучеглазых, спрашиваю.

Пучеглазые плотнее прижались друг к другу и всё так же ошалело молчали.

– Мы не знаем, – раздался писк из кустов. Базиль повёл плечом и склонился к троице, сидящей на тропинке.

– Это плохо, – сказал он звенящим шёпотом. – Для вас плохо.

Он полез в свой поясной кошель, где у него пентакль[35] хранился.

– Это не мы, мы правда ничего не знаем. Мы только того, этого хотели, – заверещали наконец все трое.

– Тихо! – заорал Базиль и ткнул пальцем в одного из них. – Ты говори, остальным сидеть молча.

– Господин Кот, мы правда не знаем. Мы только поиграть хотели. Она сказала, что если мы его принесём, то нам тоже поиграть дадут. А про внуков мы ничего не знаем.

– Она это кто? – решил уточнить Кот.

– Она, – махнул многозначительно в сторону Чёрной Поляны бесёнок, – Яга.

– Ясно, а давно она вас за змеем послала?

Лесавки переглянулись.

– Да, наверное, часа за два до полудня…

– Значит, на лугу вы были?

Лесавки помялись.

– Нет, господин Кот. Мы на луг не ходили. Мы с опушки только подглядывали.

– Ладно, я с вами потом разберусь. А зачем Яге этот змей нужен был, она не говорила?

– Нет.

– А где вы его отдать должны были?

– Так здесь же… Ну, может, чуть подальше пройти по тропе. Мы уже опаздываем даже. Она сказала, что нужно к сроку успеть.

От нехороших предчувствий в висках у Базиля опять застучали молоточки.

– Берите змея живо, – скомандовал он – и тащите дальше. Поглядим, что там бабка задумала. Он сошёл с тропы и, осторожно пробираясь сквозь кусты, двинулся вслед за Лесавками. Они шли скоро, но уже без той оголтелой радости, что ключом била в них до встречи с Котом.

Протащив змея ещё метров триста вглубь болота, они остановились на небольшой полянке. Дальше тропы не было, а в болото уходила гать[36]. Без сноровки людям по ней ходить было опасно, но это в Бессонном мире. Жители Изнанки шастали по Чёрной Поляне как хотели и куда хотели. Главное было не попадать в энергетические ямы и слишком уж мощные силовые потоки. Здесь, во владениях Бабы-Яги было их основное сосредоточение. И Лесавки, и Базиль вполне могли идти дальше, аккуратно обходя опасные места, и дойти до самого центра, где под слоем яркой зелени и красивых благоухающих цветов, пряталась бездонная топь. Из этой изумрудной западни ни одной живой твари не выбраться. Только гнус и комары днём и ночью роями вьются над ней.

Лесавки остановились. Значит они пришли на место. Никаких признаков ведьмы не наблюдалось.

«Обманула старая», – подумал Базиль, – «Специально подстроила так, чтобы я по лесу за лешенятами этими бегал…».

Он раздвинул ветки и вышел из кустов. Сапоги промокли, в них хлюпала болотная жижа. Придётся выбросить – их теперь ничем не отмоешь. Кот горько вздохнул. Бросив на притихших Лесавок хмурый взгляд, он скомандовал:

– Поворачивайте назад, змея этого поганого на место оттащите. Вечером приду к вам домой. Чтоб на месте все были! Если кого-то одного не досчитаюсь – всех под корень изведу! – он для убедительности похлопал по кошелю, где хранился его рабочий инструмент. Надо сказать, что в Кота обязанности входило не только наблюдение за нечистой силой – при необходимости он мог приструнить, а то и вовсе изничтожить нарушителей порядка. Правда делать ему этого пока не приходилось. Но Лесавки-то этого не знали, а потому, он ещё раз зыркнул на них зелеными глазами, рявкнул:

– Всё понятно?!

Лесавки закивали быстро-быстро, от чего иголочки на них зашелестели и казалось вот-вот осыплются.

– Всем ясно? – крикнул Кот в сторону подлеска.

– Всем, – пискнули оттуда.

– Ну тогда, до скорого, – усмехнулся Базиль. Теперь нужно было решить, что делать дальше. Владения у Бабы-Яги большие, да и не сидит она на одном месте. Как её найти?

Глава 12

Изнанка

Кот порылся в кошеле, вытащил небольшой клубочек синей пряжи.

– Ну что ж, дружочек, вот ты мне и пригодишься, – прошептал он, присаживаясь на корточки. Он положил клубок на землю, порылся в кошельке ещё раз и вытащил небольшую щепочку. Это был обломок из бабкиной избушки. Он сам отколупал его от лавки, когда был в последний раз у неё с обходом. Засунув щепку поглубже в клубок, Базиль отмотал ниточку, метра полтора, остальное закрепил хитрым узлом так, чтобы клубок не разматывался. Поднявшись в полный рост и держа нитку над клубком кот пошёл вокруг него приговаривая:

– На море-Океане, на острове Буяне, на голой поляне сидит Баба Яга, сидит лясы точит, людей морочит. Ты веди меня клубок через запад на восток, по короткому пути к тому месту приведи. Чур слову конец, делу моему венец.

И клубочек ожил, подскочил, покружил на месте словно пёс, вынюхивающий добычу и, взяв след, потянул Кота вглубь болота. Базиль, намотав на кулак ниточку, поспешил за ним.

Клубок уверенно вёл Кота в одном направлении. Он плыл в воздухе на высоте груди Базиля и обходил только те препятствия, которые мешали ему. Поэтому уже через пять минут Кот весь изодрался и изгваздался.

«Если так дальше пойдет, то я и вовсе сгину в этом болоте», – подумал он, подтянул к себе клубок и поколдовал с настройками своего «навигатора». Дальше пошло легче. Клубок огибал особо непроходимые участки Чёрной Поляны и вёл Кота к одному ему видимой цели.

Но как говорится, «скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается». Путь был не близкий и Базиль начал беспокоится, что не успеет детей до приезда дедушки домой вернуть.

«Надо было водников о помощи просить, – подумал он. – Сейчас бы в одной вадье[37] нырнули в другой вынырнули». От этой мысли Кота аж передернуло – до того он не хотел опять под воду уходить, особенно болотную. Наконец, пробираясь чуть ли не по колено в воде от одной кочки до другой, он приблизился к тому месту, где стояла сейчас избушка. Теперь, когда Базиль её и сам чувствовал по запаху и по каким-то там особым излучениям, которые она испускала, клубок был без надобности. Кот убрал его в кошель, чтобы освободить руки.

Осторожно ступая по моховой сплавине[38], стараясь держаться поближе к редким деревьям и поменьше шуметь, чтобы не привлечь внимание старухи, он подкрался к избушке. Она стояла чуть скособочась посреди небольшого островка. Из трубы поднимался дым и по всему было видно, что хозяева дома. Одёрнув разорванный сюртук и заправив рубашку поглубже под ремень брюк, Кот вышел на сухую лужайку рядом с дверью.

– Избушка, избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом, – произнес он положенное приветствие в полголоса. Не хватало ещё, чтобы эта норовистая скотина сорвалась с места и убежала на своих куриных ногах именно теперь, когда он её с таким трудом нашёл. Избушка чуть качнулась и присела. Кот пошёл к ней навстречу. Из дверей высунулась хозяйка.

– А, явился, не запылился, – проворчала она. – Быстро ты примчался. Видать бегом бежал.

В распахнутую дверь за спиной Яги было видно тесное пространство избушки. Большую часть его занимала печь. В углу стояли грубо сколоченные стол и лавки. На одной из них сидели Алёша с Никитой.

«Интересно они видят тоже, что и я: грязь, клочья паутины в углах, связки сушёных лягушек и ужей,» – подумал Базиль, поднимаясь по лесенке. На столе перед мальчиками в щербатой миске лежали лесные орехи и сушёные ягоды.

«А угощение-то нормальное поставила, могла ведь и мухоморами попотчевать», – отметил про себя Кот.

– Что в дверях стоишь? – проворчала Яга от печки, – Проходи, садись. Гостем будешь.

– Да у тебя и так уж гостей полон дом, – отозвался Базиль и присел на лавочку рядом с Никитой.

– Да, вот ребятишки ко мне заглянули. С дочками моими в лесу встретились. Те к избушке их и привели. Верно, мальчики? – обратилась она с улыбкой к Алёше с Никитой, протягивая им глиняные кружки с каким-то варевом. Ребята взяли их и принюхались.

– Вкусно пахнет, бабушка Гурня. Мёдом, – отозвался Кит и уже потянулся попробовать. Но Лёшка его удержал.

«Умный парень, знает, что у чужих ничего нельзя брать и есть», – с облегчением подумал Кот.

– А что это за дочери у тебя такие? – спросил он Ягу. – А я и не знаю ничего о них.

– А ты, Базиль, много чего не знаешь.

Старуха засмеялась и сунула ему в руки такую же кружку. От неё и правда пахло молоком, мёдом и еще чем-то очень вкусным и домашним.

– Пей, не бойся, – сказала она и захихикала.

«Видно все вокруг в курсе, из-за чего я неделю проспал,» – подумал Кот, поднося кружку к носу. Принюхался в надежде понять, что ещё в этой стряпне намешано. Бабка снова, ковыляя, вернулась к печи.

– А ты, Василь Васильевич, про дочек моих у Егора Гавриловича поспрашивай. Он их почитай каждые три дня проведывает. Всё не налюбуется никак.

Кот вытаращил глаза. А Яга, продолжая накрывать на стол, принялась расхваливать своих дочек – кареглазы, чернобровы, щёки румяны, губы медовы, не идут, а плывут, словно лебеди. И тут у него щёлкнуло в мозгу. Пазл сложился. Дедушка нашёл воздушного змея на болотце, где дикие лебеди гнездились. Гуси-Лебеди! Так вот откуда в наших краях такая невидаль завелась.

– А известно ли тебе, бабушка, что за нелегальное проживание на нашей территории твоих дочек можно и под арест отдать? В зоопарк, например.

– Что ты, что ты, Васенька! – замахала руками Баба Яга, – Какое нелегальное проживание? Их лесник давно уже всех пересчитал, зафиксировал, запротоколировал и в районную управу отчёт об этом отправил. Верно, ведь, Алёша?

– Да, дедушка сам говорил, что он всех этих лебедей наперечёт знает, – подтвердил мальчик. – А, Вы, что тоже лесник? Дедушка не говорил, что у него напарник есть.

«Вот ведь влип!» – с горечью подумал Кот. – «Как теперь выкручиваться буду?»

– Ну да, лесник. Сменщик. Василий Васильевич меня зовут. Я только когда Егор Гаврилович в отъезде на обход выхожу. А вы зачем в лес одни без деда пошли?

– Ой, это из-за змея воздушного так получилось, – начал Никита. – Понимаете, он улетел. А дедушка нам велел его крепко-крепко держать. А мы привязали его и обедать пошли. А потом смотрим – нет его. Улетел.

– Мы думали, что он на опушке застрял в кустах, – продолжил Лёшка, – хотели забрать его и быстро назад вернуться. А когда к опушке приехали, змей уже дальше по дороге в лес улетел. Но мы его ещё видели. Он совсем рядом был. А потом там сначала тропка была. Мы даже с гироскутера сначала не слезли. Так и ехали за ним. А потом заблудились. И змей тоже куда-то пропал.

– Вот-вот. И я мальчикам тоже говорю: нельзя в лес одним ходить, – подхватила старуха. – Вот чтоб вы делали, голуби, если бы с моими дочками не встретились? Так бы и плутали до темноты. Да что же вы ничего не едите, гости дорогие? Или не вкусно?

– Вкусно, бабушка, – ответил Алёша, но нам домой пора.

– И то верно. Давайте-ка я вас провожу. – предложил Кот.

– Какие вы быстрые. Вы чего же думаете, что я вас так прям сразу и отпущу? – Баба Яга нахмурилась и глаза у неё сделались нехорошие, недобрые. – Я значит от всей души стараюсь, угощение готовлю, за стол сажаю, добром привечаю. А они, даже не попробовав, домой собрались.

Никита прижался к брату.

– Вы, Агриппина Макаровна, не сердитесь, но они ведь из дома без спросу ушли. Их бабушка волноваться будет, да и дедушка за такое по головке не погладит, – поддержал ребят Кот. Мальчики закивали.

– Правда-правда, баба Груня. Вы не сердитесь, мы к Вам в другой раз придём. С дедушкой.

– Дался мне ваш дедушка, – в конец разозлилась Баба Яга, – Мне вот этого помощничка его за глаза хватает. Чего припёрся? Без тебя всё так ловко складывалось.

– Так потому и припёрся! – ответил Кот, вставая с лавки, – Я детей домой отведу, а ты, Яга, смотри сиди тут у себя тихо на болоте, не провоцируй. Ведь не посмотрю, что ты старожил, применю закон по всей строгости.

– Нос не дорос, – сунула Коту в лицо костлявый кукиш старуха.

Он отмахнулся, но промазал, а карга другой рукой сыпанула ему в глаза какой-то трухи. Лучше б она этого не делала, потому что Базиль тоже разозлился и, даже не проморгавшись как следует, кинулся на неё с кулаками. Бить он её, конечно, не бил, но припечатал, как следует – есть у Котов такое тавро[39] магическое, нарушителей порядка помечать. Три пентакля поставит и всё, под трибунал[40]. А там уже Верховные судить будут – кого казнить, кого миловать.

Яга такого не ожидала, видно не думала, что Базиль подготовиться успеет. Обмерла и притихла, наблюдая, как на старческой коже руки растекается, проникая всё глубже и глубже пентакль. А Кот, уже не таясь, держал перед собой тавро за ручку, угрожая ей второй печатью.

– Твоя взяла, Хранитель, – проворчала старуха – Забирай мальцов, только помни, что я обид не забываю. Лучше б тебе было со мной дружить…



Кот взял оробевшего Никиту за руку и подтолкнул к двери. Подождал пока ребята спустятся по шаткой лесенке, а потом выпрыгнул сам. Уже стоя на краю островка, он обернулся к избушке и прокричал:

– Не серчай, Яга, эти голуби не по твоим зубам, – и повёл ребят через болото.

Никиту пришлось посадить на плечи, а Алёшу он вёл за руку, в другой руке нёс гироскутер. Ну и тяжёлый же он оказался. Шли они не так быстро, как хотелось Базилю, но всё же он надеялся, что ребят домой засветло доставит. Мальчики пока ни о чём не спрашивали, молчали. Видать с перепугу, но Кот понимал, что объясняться всё равно придётся, а как им всё случившееся объяснить он не знал. Он и себе-то многого не мог объяснить, не то, что им.

Вот как так вышло, что они его видели? И не только видели, но и чувствовали. Ну, понятно Яга, она и в том, и в другом мире, как материальный объект существует. И избушка её, и ступа с помелом. Облик у неё может быть разный, но всегда вполне осязаемый. Но Кот-то другое дело – для людей-то он только в кошачьей шкурке ощутим и лежит он сейчас в Бессонном мире на диванчике у дедушки.

– Дядя Вася, Василий Васильевич, – Кот не сразу услышал Лёшку. Тоже непривычно, когда его здесь вот так, по бессонному зовут. Он остановился, посмотрел на мальчика. Тот совсем выбился из сил и тяжело опирался на длинную палку, которую дал ему Кот.

– А куда мы идём? – спросил Лёшка оглядываясь.

– Из болота идём, – ответил Базиль, перехватывая гироскутер в другую руку. – На твёрдую землю выйдем, там отдохнём. Тут останавливаться нельзя.

Лёшка кивнул.

– А Вы точно знаете куда идти? – спросил он помолчав. В голосе его читался совсем другой вопрос.

Кот присел и глаза их оказались совсем рядом. Сжав руку мальчика в своих ладонях, Базиль сказал:

– Знаю. Нам надо в дом лесника Ижевского Егора Гавриловича, что на лугу в излучине Чернушки стоит. Самого его сегодня дома нет, но вас там ждёт бабушка – Мария Дмитриевна, пёс Трезор, куры, утки, Борька, Милка.

– Ещё кот. Васька, – подал голос Никита.

– Да, кот Васька, – улыбнулся Базиль, – Вам надо поскорее домой идти, и я вас отведу короткой дорогой. Но сначала надо из болота выбраться. Так что вы меня слушайтесь. И ты, Лёша, след в след за мной иди, по сторонам не смотри.

– Я и не смотрю, – насупился Лёшка.

Кот потрепал его по голове.

– Не бойся меня, я тебе не враг. Я за вами нарочно в это место пришёл, чтобы домой вернуть! Веришь?

– Верю, – нехотя отозвался Лёшка.

– И я верю, – подал сверху голос Никита.

– Вот и хорошо, – повторил Кот – Пойдёмте дальше уже.


Вскоре болото перестало чавкать под ногами. Всё чаще стали попадаться сухие островки, покрытые кустами, порослью деревьев и густой травой. Ещё через полчаса Базиль вывел их на тропинку.

– Ну вот, – сказал он, спуская Никиту с плеч, – Ещё немного пройдём и ручей будет. Там посидим, умоемся, а потом домой двинем. А то бабушка в обморок упадёт, если вас такими чумазыми увидит.

– Это точно, – ответил хмуро Лёшка.

– Не переживай, утрясётся всё как-нибудь, – сказал Кот Лёшке и пошёл по тропе. Ручеёк и правда был совсем близко. Он весело журчал и играл бликами среди травы. Ребята побежали мыться. Кот тоже склонился к воде, зачерпнул пригоршню и тихонько позвал берегиню. Она выглянула и тут же пропала.

– Чего тебе, Кот?

– Здравствуй, хозяюшка, Берегинюшка, дозволь спросить тебя, нет ли погони за нами?

Берегиня хихикнула и снова сверкнула на него одним глазом.

– Ты ещё как в сказке, Базиль, спроси! «Не летят ли за нами Гуси-Лебеди?» Не летят, дела им до вас нет, – Кот наконец узнал подружку. Майя улыбалась ему из ручья.

– Ты не сердишься? – вырвалось у него – Не обижаешься?

– На дураков не обижаются. А ты, Базиль, дурак! Как есть дурак! Хочешь я вас к колодцу перенесу по-быстрому?

– Нет, спасибо. Хватит с них сегодня ярких впечатлений, – ответил он. – Но, если Гуси-Лебеди прилетят, ты уж нас выручай. Отведи беду если сможешь…

Берегинька засмеялась.

– Ладно, Базиль, будет сделано, – сказала она и растаяла в ручье, будто и не было её. Кот поднялся с колен и огляделся.

– Ну что, напились? Отмылись? Тогда подъём.

И Базиль снова повёл их через лес. Сначала они шли вдоль ручья, а потом по бревну перебрались на другую сторону и зашагали сквозь берёзовую рощу. Теперь мальчики шли довольно бодро. Здесь им нравилось гораздо больше, чем в густом ельнике и на болоте. Даже напрямик идти пришлось ещё целый час. В лесу, постепенно становилось всё темнее и прохладнее. Наконец Базиль почувствовал, что до дома осталось совсем недалеко. Ещё минут десять быстрым шагом и тропинка появится, по которой Егор Гаврилович с обхода выезжает обычно к дому. Пора было с детьми прощаться. Базиль остановился у поваленного дерева.

– Отдохнем немного, – предложил он ребятам и присел на ствол. Они пристроились рядом.

– Я вас к тропинке выведу. По ней можно будет уже на этой штуковине ехать до самого дома, – сказал он и отдал гироскутер Лёшке. – Провожу вас ещё немного и назад пойду. У меня ещё в лесу дела остались. Вы здесь уже никак не заблудитесь, точно к дому выйдете.

– Вы обещали нам всё объяснить, дядя Вася, – напомнил Лёшка.

– Ну, во-первых, не Вы, а ты. Не такой уж я и старый. А, во-вторых, всё я и сам не понимаю. – Кот вздохнул и спросил – А вы сами то, что обо всём этом думаете? Вы вот мне скажите, вы поняли у кого в гостях были?

– У Бабы-Яги, – тут же отозвался Никита.

– Правильно! А Баба-Яга вообще в жизни бывает? Не бывает. Значит это вам всё что?

– Приснилось? – разочарованно отозвался Кит.

– Не может двум людям один и тот же сон сниться, – возразил Лёшка. – И там было всё очень реальное. И избушка, и она, и Вы… Ты, то есть.

– Ну, да. И я тоже, – согласился с ним Базиль. – В том то всё и дело. Ягу то вы увидеть могли, а вот меня не должны были. Может, она вас ещё до моего прихода чем-то угощала?

– Она нет, а вот девочки те, дочки её предлагали нам воды попить из родника лесного.

Кот хлопнул себя по лбу. Точно! Про Гусей-Лебедей то он совсем забыл!

– Ну тогда понятно. Вода та, значит, не простая была. И вряд ли мы когда-нибудь ещё тот родник отыщем. Вы теперь, ребята можете увидеть то, чего обычно никто из людей не видит, хотя и рядом со всем находится: русалок, леших, домовых.

Кот искоса посмотрел на них, ожидая реакции. А они лишь внимательно его слушали и разглядывали.

– Вот потому вы и меня увидели, – подытожил он.

– А ты кто? Леший?

– Нет. А что похож?

– Не очень. Только одежда. А в целом на картинках леший другой.

– Льщу себя надеждой, что одежда у меня не всегда в таком беспорядке будет, – проворчал Базиль, разглядывая себя. – И вообще, я с Лешим даже не в родстве. Я – Кот. Кот Ученый, Кот в сапогах.

Он покрутил носками разбитых в хлам сапог.

– Хотя уже без сапог. Короче я – ваш кот.

– Васька! – ахнули они.

– Васька, – кивнул Базиль. – Хранитель Чёрной Поляны и домашний любимец по совместительству.

– Значит, ты домовой, – не унимался Лёшка.

– Нет. Если вы своё новоприобретенное зрение не утратите, то Домового вы, наверное, скоро тоже увидите. А я именно Кот. Работа у меня такая. Сразу и не объяснишь. – Базиль развел руками. – Может домой пойдем? Темнеет уже.

Они поднялись. Никита кивнул и сунул Коту в ладонь свою озябшую ручонку.

– Пойдём, – Базиль подхватил его на руки и понёс к тропе.

– Вы только дедушке с бабушкой лучше ничего не рассказывайте про свои приключения. Скажите просто, что кататься поехали, в лес зашли и заблудились.

– А как же змей?! – спохватился Лёшка.

– Да змей уже давно дома, – ответил Кот, искренне надеясь, что так оно и есть. Тут они услышали отдаленный собачий лай.

– Трезор! – крикнул Никита.

– Трезор, – подтвердил Кот, – тоже вас ищет.

– А он, что тоже такой – как человек?

– Нет. Он обычный пес. Такой как все псы. Но к дому он вас прекрасно выведет. Вы идите на лай. Здесь уже совсем рядом тропинка. Вон за той сосной её увидите.

– А ты что же домой не пойдешь?

– Нет. С вами не пойду. Я вас уже дома встречу. В обычном виде, как Васька. – Базиль улыбнулся. – Только чур вопросов мне там не задавать. Всё равно ответить не смогу. И вообще надо соблюдать конспирацию[41].

– А понять ты нас сможешь?

– Понять смогу.

Лай Трезора раздавался совсем рядом. Базиль попятился.

– Идите уже, – сказал он мальчикам.

Помахав ему на прощание, ребята побежали к разлапистой сосне, за которой и правда нашли хорошо натоптанную тропу. Уже через несколько шагов к ним подбежал Трезор. Он принялся облизывать и обнимать всем своим видом показывая, что очень рад их видеть. Что он очень долго искал их и готов хоть сейчас проводить домой, если они уже нагулялись.

Базиль смотрел на них в просвет между веток, пока они наконец не двинулись в сторону дома. Потом он расслабился прикрыл глаза и проснулся.

Глава 13

Реальность

Все тело болело, задние лапы были стерты в кровь, бок поцарапан. Я застонал поднимаясь. Не легко мне сегодня пришлось в Изнанке. Но, наверное, могло быть и хуже. Облизав свои раны и чуть пригладив вихры, я сполз с дивана и похромал из комнаты. Домовой встретил меня в сенях.

– Ну что? Нашёл?

– Нашёл. Идут домой с Трезором. Минут через пятнадцать будут.

– Слава Богу! – Домовой бросился ко мне, – Дай я тебя, Кот, обниму!

Я зашипел, когда он меня стиснул.

– Что худо?

– Худо, дядечка, – признался я.

– Ну не горюй, я тебя вечером полечу, племянничек. Будь спокоен.

– А чего в доме так темно и тихо?

– Так бабушка спит, – ответил домовик. – Я её того, сморил немного, чтобы она не нервничала и к воротам не бегала.

– Ой, а змей-то где? На месте?

– На месте. Давно уж вернули Лесавки проклятые.

Я вспомнил, что вечером ещё должен буду к малолетним змеекрадам домой наведаться и опять застонал.

Домовой потопал в кухню бабу Маню будить. Она задремала, сидя у окна с книгой в руках. Дядька, что-то там поколдовал вокруг Марьи Дмитриевны, и она проснулась.

– Вась, ты есть хочешь? – спросила она меня первым делом, – А который час вообще?

Баба Маня встала, закрыла окно, включила свет и взглянула на стенку.

– Без четверти восемь… Батюшки, вот это я уснула. Скоро уж и дед вернётся, а у меня и ужина нет, – про внуков она даже не вспомнила. Качественно ей Домовой глаза отвёл. На совесть сработал. Я посигналил ему ушами, дескать давай уже морок снимай. Он отмахнулся.

– Не спеши, сначала печь затопим, кашу поставим. А там глядишь и само всё пройдёт.

И правда, стоило внукам в ворота войти, как с бабушки вся одурь слетела.

– И где ж это вас носило? – набросилась на внуков она с расспросами, разглядывая их мокрые грязные ноги.

Я сидел в углу и не спускал с них глаз. Алёшка сглотнул и, так же пристально глядя на меня, начал рассказывать, как пошли они кататься, да как уехали по дороге чуть подальше, а потом в лес зашли, ну в общем всё, как я велел. От себя он ещё деталей приплёл, дескать по ручью шли, хотели к речке выйти, потому и ноги мокрые.

Я довольно прищурился и подошёл к нему, чтобы поддержать. «Тяжело врать близкому человеку, но так будет лучше» – всем своим видом показывал я. Казалось, он меня понял. Бабушка, которая, пока Лёшка говорил, стаскивала с Никиты грязную одежду, повернулась к нам.

– Ну, что ты стоишь? Снимай с себя всё сейчас же! Сейчас мыться будете, вот только воды согрею…

Мария Дмитриевна включила электроплитку и поставила на неё две кастрюли с водой, а сама пошла в сени за большой цинковой ванной.

Ребята бросились ко мне:

– Вася, Васенька, это ты? – спрашивал Никита, заглядывая мне в глаза, – Мы всё, как ты и сказал, сделали. Спасибо, что ты нас из леса вывел и от Бабы-Яги спас.

В кухню вернулась бабушка. Она поставила ванную посреди комнаты и нахмурилась.

– Надо бы вас в бане попарить, но без деда я её топить не буду. Заболеете после своих прогулок по ручью – пеняйте на себя.

Потом она ушла наверх за чистой одеждой для внуков, а они опять принялись меня гладить и обнимать. И мне, чего греха таить, это было приятно.

Когда вода нагрелась, баба Маня усадила в ванну сначала Никиту и вымыла его с мылом от макушки до пяток. А потом, несмотря на бурные протесты, проделала тоже самое с Алёшей. После усадила свежевымытых и закутанных в большие махровые простыни внуков за стол и налила им в кружки горячий липовый чай с мёдом. За окном совсем стемнело, скоро должен был вернуться дед.

– Надо было этого чёртового змея отвязать, – проворчал я себе под нос.

– Так мы и отвязали, – ответил Лёшка и замер с открытым ртом. Я тоже застыл.

– Скажи ещё что-нибудь, Вася, – попросил Никита.

Я сглотнул комок в горле:

– С возвращением. Вечер добрый.

Кит заулыбался.

– Я тебя слышу. Понимаю, то есть.

Тут я заметил, что из дверей в бабушкину комнату мне машет дядька, и решил, что хватит потрясений за один-то день, а потому спрыгнул со стула и вышел на улицу. Благо дверь стояла открытая. Баба Маня вёдрами выносила воду из лохани, что после купания внуков осталась. Выливая её под кустик, она шептала:

– Как с гуся вода, так с Никиты и Лёши вся хвороба.

Глава 14

Реальность

Я постоял на крылечке, поглядывая по сторонам и прикидывая – сейчас лучше сходить к Лешему или после ужина? Справедливо рассудив, что каша в печке ещё не дошла, хозяина дома нет, значит ужина ещё с полчаса не будет, да и после еды мне вряд ли куда-нибудь захочется идти, я спрыгнул с крыльца и пошёл к колодцу. Свесившись во влажную тьму, усыпанную отражением звёзд, я позвал:

– Майя, Майя!

Берегиня тут же отозвалась, словно ждала меня:

– Чего тебе, Кот? – среди отражений звёзд всплыли ещё две: огромные, зелёные. У меня перехватило дух.

– Мне бы к броду по-быстрому. Лесавкам обещал, что приду вечером, а уж ночь на дворе!

– Ну прыгай, я тебя поймаю, – сказала Берегиня и протянула ко мне руки. Сжав волю в кулак и зажмурившись, я сиганул вниз. Ловкие девичьи руки подхватили меня и прижали к груди. Её сердце, или что там у неё в груди есть, билось ровно и гулко. Потом я услышал хихиканье, открыл глаза и увидел, что мы у брода, совсем рядом с домом Лешего и Кикиморы. В глазах у Берегини плескались весёлые искорки.

– Ты что, уснул, Базиль?

– Нет, просто у меня сегодня день открытий.

Майя удивлённо подняла брови.

– И что же ты открыл?

Я замялся.

– Говори, – она нахмурилась. Не хотелось опять ссориться, и я решил соврать, потому что признаться, что думал будто у моего друга нет сердца, я не мог.

– Не знал, что ты сможешь быстрее Водяного Чёрта меня перенести.

Она улыбнулась и поправила прядь волос:

– Иди уж к своим Лешим, я тебя здесь подожду. Назад заброшу.

Я не стал отнекиваться и, изо всех сил стараясь не хромать, пошёл к бурелому, за которым было нужное мне гнездовье. Надо сказать, что гнездом дом Лешего не зря назывался – наш Леший был из того рода, что ещё Зыбочником[42] зовётся, а потому приучил всё своё семейство на ветвях деревьев спать. Устроятся как в люльке в развилке и раскачиваются. Только в зиму под бурелом уходят, в тёплую нору значит.

Подобравшись к облюбованным Лешим деревьям, я позвал:

– Вечер добрый, хозяева. Есть кто дома?

– И тебе, Кот, вечер добрый. А мы думали, придёшь ты или уже нет? – послышался трескучий голос из густой хвои, – Ты к нам поднимешься или нам спуститься?

– Спускайтесь, – говорю, – Сил нет на верх лезть. Я из-за детей ваших сегодня все ноги сбил!

– Да знаем уже, – ответил Зыбочник, кряхтя и сопя спускаясь с ёлки.

– Ты на них обиду не держи, – вышла из-за дерева Кикимора, – И на меня тоже. Я ведь не со зла. Просто не думала, что ты вот так возьмёшь и одним махом всё выхлебаешь. Что в малых дозах лекарство – в больших яд. Так что ты в другой раз просто поосторожней с этим.

Она протянула мне пузырёк, я шарахнулся в сторону, шерсть встала дыбом, когти сами собой выскользнули.

– Тише, тише, Базиль, – зачастил Леший, – Мы ведь, правда, дурного не хотели. Просто как-то так всё глупо получается.

Он развёл руками. Я попытался взять себя в лапы, отдышался, отфыркался. Леший и Кикимора терпеливо ждали. Лесавки подглядывали, сверху сверкая глазищами.

– Ладно, – наконец сказал я, – Забудем. Вот только я официально вас предупреждаю, что, если ваших детей ещё раз за каким-то непотребством в лесу поймаю, пентакль им гарантирую!

Кикимора охнула и зажала рот рукой.

– Ладно, на неделю налагаю на них домашний арест, чтобы и духу их в лесу не было. Сами знаете, что проверить, кто из вас, где, я всегда могу. Так что не вздумайте меня за нос водить.

– Что ты, Котя, что ты! Как скажешь, так и будет. Хочешь, даже на две недели к дереву их привяжу. Вот только ты с пентаклями не торопись. Не ломай жизнь мелким. Они же молодые ещё, глупые.

– Недели хватит, – буркнул я, сдаваясь, – Не то тебе другую ёлку искать придётся. Ну всё, пошёл я, бывайте здоровы.

– И ты тоже не хворай, Василь Васильевич. Спасибо тебе, Хранитель, – Леший почти сливался с деревом, под которым сидел, но я заметил, как он сложил руки в ритуальном жесте. Я кивнул и пошёл назад к броду, где ждала меня Майя.

На освещённом луной берегу она была не одна. Рядом с тоненькой светлой фигуркой девушки громоздилась бесформенной кучей тряпья Кикимора. Увидев меня, болотница заторопилась. Низко кланяясь и желая доброй ночи господину Коту, она, пятясь отступила к бурелому. Я подошёл к Майе.

– Чего она хотела?

– Тётка-то? Да вот, гостинец тебе оставила… – Берегиня кивнула на пузатую склянку – Возьмёшь?

– Не возьму, – буркнул я.

– А если я за неё попрошу?

– Тебе-то это зачем?

– Тётку жалко, она ведь за детей своих боится, а так думает, что с подношением ты, может, подобреешь и не будешь на них сердиться.

– И ты тоже так думаешь?

Она пожала плечами.

– Значит я, по-твоему, упырь[43] и мздоимец[44], который только и ждёт, как бы нашкодивших детишек поймать и взятку за их свободу выклянчить?

– Нет, по-моему, ты просто сам пока не далеко от этих шкодливых детишек ушёл. Вот и не можешь спокойно на их проказы смотреть. Ну что, домой пойдём?

– Пойдём, – ответил я и потёрся о её ноги, – Не сердись, но склянку я брать не буду. Не хочу опять быть мышкой, которая попалась на бесплатный сыр.

– А тогда я возьму, – улыбнулась опять Водяница – Вдруг ещё пригодится…, и тётка глядишь спать спокойно будет. Ты не против, надеюсь?

Она подхватила склянку, взяла меня на руки и пошла в воду. На сей раз я не стал зажмуриваться, но всё равно не понял, когда мы переместились. Вот вроде только что перед глазами серебрилась река, стеной по берегам стояли ели и сосны, а уже плещется вода в тесном срубе колодца, звенит над ухом опять Майкин смех. Да ну её, эту Берегиньку. Смеётся и смеётся, главное, чтобы не плакала.

Я пощекотал её шею усами, уцепился когтями и полез вверх.

Вдруг в колодец с грохотом полетело ведро. Я вжался в стену сам не свой. Наверху показалась мохнатая голова Овинника.

– Ты где, племяш? – закричал дядька – Жив там ещё?

– Жив, – отозвался я. – Хотя если ты планировал меня убить, тебе почти удалось!

– Нет, это мы тебе с Домовым лифт решили организовать. Так что прыгай в ведро и поехали.

Я оглянулся, пытаясь разглядеть ведро. Оно плавало в колодце и было уже полно воды.

– Нет уж дядечки. Спасибо, но я как-нибудь сам, – ответил я и полез наверх. Они ждали меня у колодца и, как только я показался в зоне досягаемости, вытащили наружу.

– Ну всё, – буркнул Домовой, – Пошли в дом. Хозяин уже приехал, все за стол сели. Тебя ждут.

– Прям так и ждут, – не поверил я.

– Ну, не ждут, но, куда делся опять, интересуются.

Я стряхнул с лап колодезную воду, попрощался с Овинником и пошёл к крыльцу. Домовой уже ждал, открыв дверь. В сенях он всё же остановил меня и спросил:

– Базиль, скажи мне. Только честно. Они тебя слышат?

Я вздохнул:

– И видят, и слышат…

Он встопорщил усы.

– Дела, это надо обсудить. Как только все уснут, я приду. Подлечу тебя и над этой аномалией[45] подумаем, дело-то серьёзное.

Я кивнул и пошёл в кухню.

Глава 15

Реальность

За ужином я изображал из себя обычного кота, у которого из интересов лишь вкусно есть, сладко спать и чтоб иногда ещё за ушком почесали. Потом, не дожидаясь общего отбоя, я забрался к себе, уселся в кресло и принялся тщательно вылизывать свою шёрстку. Я причёсывал и приглаживал свою спинку, тёр лапками ушки и морду, потом тщательно осмотрел хвост живот и лапы – не застрял ли где репей или другие колючки. Лишь убедившись, что сделал всё, что мог я уснул.

Изнанка

– Не знаю, где мне хуже здесь или в Бессонном мире, – сказал Базиль, разглядывая разодранный сюртук. Грязь с него, как и с сапог, ему, конечно, удалось счистить, но прежний щегольской лоск вещи не приобретут никогда. Базиль разделся, в сундуке он нашёл смену белья, чистую рубашку и штаны. Натянув их на себя, Кот снова забрался в кресло и взял гитару.

Он тихонько перебирал струны и обдумывал всё, что произошло за день. Наконец пришёл Домовой. Дядька приволок с собой из-за печки большую корзину. Он принялся вытаскивать и расставлять на столе разные баночки и свёртки. Базиль выжидательно молчал.

– Ну что, давай лечиться! – наконец сказал дядька.

– Судя по всему, мне предстоит долгая и тяжёлая операция.

– Нет, это всё терапевтические средства, – ответил Домовой, разворачивая один из свёртков. Там были большие отбивные котлеты.

– Во, – показал он их Коту – Принимать во внутрь. Запивать чаем с мёдом и душицей!

Он вытащил из корзинки две кружки и дедушкин термос. Базиль жадно потёр ладони, отложил гитару и придвинулся поближе к столу:

– Такое лечение мне нравится!

– Ты особо не радуйся, – оборвал его Домовой, усаживаясь на кушетку со своей котлетой и чашкой, – Там и для наружного применения имеется. Будем проводить комплексную терапию.

Базиль прищурился.

– А какого-нибудь средства для лечения сапог ты не припас?

– Припас. Но давай по порядку.

Базиль был не против. Закончив с едой, дядька заставил его раздеться и лечь на кушетку. Обмазал какой-то душистой мазью, долго растирал и массировал. Потом укутал потеплее и потребовал рассказать, всё что в лесу приключилось.

Базиль, нежась от тепла и внимания, выложил дядьке всё без утайки: и про Лесавок, и про Бабу-Ягу, и про Гусей-Лебедей. Домовой же тем временем пододвинул кресло чуть ближе к двери, так чтобы его хорошо освещал лунный свет. Вытащил из-за отворота рукава большую иглу и вдел в неё лунный луч. Иголка засветилась и тут же принялась летать и порхать над разодранными вещами Базиля.

– Ну а потом я с них слово взял, что они про всё это молчать будут и с Трезором домой отправил, – закончил свой рассказ Базиль. Домовой ещё раз осмотрел заштопанный сюртук и бросил его Коту.

– На, Базиль. Принимай работу, – тот выбрался из одеяла и подушек и оделся. Сюртук был, как новенький.

– А сапоги ты тоже починишь?

Домовой принялся разглядывать оторванную подмётку сапога.

– Починю, как смогу. Но как были не станут. Так что новые у начальства проси. Или Водники может тебе что подберут… – дядька поглядел на Базиля, – Сыграл бы ты что-нибудь, племянник. С музыкой и работа быстрее спорится.



Базиль потянулся за гитарой, а Домовой вытащил из своей бездонной корзины молоточек и коробочку гвоздей.

Тихий гитарный перебор сливался с постукиванием сапожного молотка, а с опушки леса вплетал в эту мелодию свой голос соловей.

Начиналось утро первого летнего дня и это лето обещало быть жарким. И, ой, каким интересным.

Но это совсем другая история.

* * *

В оформлении книги использованы рисунки автора.

* * *

Эта книга участник литературной премии в области электронных и аудиокниг «Электронная буква 2019». Если вам понравилось произведение, вы можете проголосовать за него на сайте LiveLib.ru http://bit.ly/325kr2W до 15 ноября 2019 года.

Примечания

1

Секьюрити – (англ. security – безопасность), служба охраны порядка и безопасности.

(обратно)

2

Лесавки – маленькие лесные духи, похожие на ежей на длинных ножках-прутиках.

(обратно)

3

Водяницы – водяные девы – по верованиям древних славян, жены или дочери водяных, живут в реках, озерах или колодцах.

(обратно)

4

Ша́баш – ночные собрания ведьм для совместного проведения пиршеств, плясок и обрядов.

(обратно)

5

Светёлка – небольшая комната, обычно в верхней части жилья.

(обратно)

6

Каморка – разг. уменьш. к камо́ра; маленькая комната или чулан.

(обратно)

7

Адью – происходит от франц. adieu «прощай, до свидания».

(обратно)

8

Комму́на – это идейная община совместно живущих людей, объединившихся для совместной жизни на началах общности имущества и труда.

(обратно)

9

Антиквариа́т – старинные вещи, имеющие значительную ценность.

(обратно)

10

Берегини – в славянской мифологии добрые водные духи, в облике женщин.

(обратно)

11

Анчутка – водяной чертёнок, бес с крыльями утки и перепонками между пальцев.

(обратно)

12

Дедушка Водяной – в славянской мифологии главный водяной дух. Толстый старик с гривой зелёных волос и бородой. Чаще всего с рыбьим хвостом вместо ног.

(обратно)

13

Земляная кошка – в русских поверьях подземная кошка, охраняющая клады, месторождения руды и драгоценных камней.

(обратно)

14

Велесова книга – уникальный письменный памятник славянской дохристианской культуры. Его происхождение и история окутаны тайной. До сих пор ведутся споры о том, подделка это или утерянное наследие.

(обратно)

15

Гироскутер – уличное электрическое транспортное средство, выполненное в форме поперечной планки с двумя колёсами по бокам.

(обратно)

16

Овинник по славянской мифологии – один из духов, живущий в частном доме (усадьбе).

(обратно)

17

Домовой – по славянской мифологии главный дух, живущий в частном доме (усадьбе).

(обратно)

18

Банник – по славянской мифологии дух бани, как правило, стоящей на отшибе.

(обратно)

19

Нерадение – небрежное отношение к своим обязанностям.

(обратно)

20

Русалки – в славянской мифологии существа, как правило вредоносные, в которых превращаются умершие девушки, преимущественно утопленницы, некрещёные дети.

(обратно)

21

Раж – (разг.) сильное возбуждение, неистовство, исступление.

(обратно)

22

Посолонь – это движение, совершаемое по часовой стрелке.

(обратно)

23

Морок – нечто одуряющее, помрачающее рассудок. Морочить – обманывать хитростью, лукавством, каким-либо обманом чувств и обаяньем; отводить глаза.

(обратно)

24

Древнерусское – чаръ (колдовство, заклинание). Терморегуляционные чары действуют как сплит-система, кондиционер.

(обратно)

25

Песня «Луна и кот» написана Н.В. Некрасовой (Иллет) на стихотворение У.Б. Йетса в переводе Г. Кружкова.

(обратно)

26

Баранец – мифологическое растение-животное по форме и внешнему виду он очень напоминающее овцу и имеет голову, ноги и хвост. Его кожа покрыта пухом очень белым и нежным, как шелк. Он растет на низком стебле, около двух с половиной футов высотою, иногда и выше… Голова его свешивается вниз, так, как будто он пасется и щиплет траву.

(обратно)

27

Лобасты – в славянской мифологии род русалок. Они опаснее обычных русалок, ибо старше, опытнее и сильнее. В отличие от обычных русалок лобасты предстают часто в виде нежити – ужасных полумертвых старух, которые набрасываются на зазевавшихся людей у воды и утаскивают их под воду.

(обратно)

28

Лоскотухи – русалки, души девушек, умерших зимою, весною или летом. В полях они «залоскачивают» (защекочивают) насмерть парней и девушек.

(обратно)

29

Инсталляция (англ. Installation – установка, размещение, монтаж) – форма современного искусства, представляющая собой пространственную композицию, созданную из различных природных объектов, промышленных и бытовых предметов, фрагментов текстовой и визуальной информации и являющую собой художественное целое.

(обратно)

30

Некки – водяные в фольклоре германских народов. В Швеции некки часто ассоциировались с не менее устрашающими существами – подземными музыкантами, жертвы которых оказывались сидящими всю ночь у водопадов и ручьев, слушая чарующую музыку.

(обратно)

31

День Ивана-Купалы – древний славянский праздник, участники которого ходят ряжеными, устраивают игрища и хороводы, жгут костры на берегах рек и озёр, гадают для выбора суженых в этот день.

(обратно)

32

Русская народная колыбельная.

(обратно)

33

Баба Яга – в славянской мифологии и фольклоре живущая в лесу старуха-чародейка.

(обратно)

34

Шантропа – (собир.) всякий сброд, негодяи.

(обратно)

35

Пентакль – это магический предмет с изображением пятиконечной звезды (пентаграммы), вписанной в круг. Каждый её луч обозначает один из пяти элементов – Воду, Воздух, Огонь, Землю и Дух.

(обратно)

36

Гать – дорога из брёвен, уложенных обычно поперёк движения через болото или затопленный участок суши, настил через трясину.

(обратно)

37

Вадья (водья) – маленькое озерцо среди болота.

(обратно)

38

Сплавина – слой водной и болотной растительности, нарастающий со стороны берега к центру водоёма.

(обратно)

39

Тавро – метка, клеймо, выжигаемое у лошадей и рогатого скота для отличия их от животных других владельцев.

(обратно)

40

Трибунал – (от лат. tribunal специальный суд) – чрезвычайный или специализированный суд.

(обратно)

41

Конспирация – (лат. conspiratio «заговор») соблюдение, сохранение тайны.

(обратно)

42

Зыбочник – по поверьям славян – леший, качающийся на ветвях, деревьях; дух, проникающий в зыбку (колыбель).

(обратно)

43

Упырь – в славянской мифологии мертвец, нападающий на людей и животных.

(обратно)

44

Мздоимец – (устар.) тот, кто берётмзду (взятку); взяточник.

(обратно)

45

Аномалия – отклонение от нормы, общей закономерности; неправильность.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  •   Реальность
  •   Изнанка
  • Глава 2
  •   Реальность
  • Глава 3
  •   Изнанка
  •   Реальность
  • Глава 4
  •   Реальность
  • Глава 5
  •   Реальность
  • Глава 6
  •   Реальность
  •   Изнанка
  • Глава 7
  •   Реальность
  • Глава 8
  •   Реальность
  • Глава 9
  •   Реальность
  • Глава 10
  •   Реальность
  • Глава 11
  •   Изнанка
  • Глава 12
  •   Изнанка
  • Глава 13
  •   Реальность
  • Глава 14
  •   Реальность
  • Глава 15
  •   Реальность
  •   Изнанка