Стихи (fb2)


Настройки текста:





СТИХИ

Ольга Грегер

* * *
К потемневшим ивам
Тянется забор.
Скошена крапива,
И безмолвен двор.
На лесных полянах
Вымокла трава,
А на старых шпалах
Осень прилегла.
* * *
Наступает рассвет понемножку.
Я на улицу выйду босой,
Где стоит каждый день под окошком
Кривобокая бабка с косой.
Я пройду по мосткам без опоры,
Я согрею в ладонях росу,
Отопру все замки, все запоры —
И воды ключевой принесу.
* * *
Разрумянилась погода
После рыжего дождя,
И у края небосвода
Дышит негою земля.
На спине кудрявой пашни
Наследили мужики,
Лес стирал свои рубашки,
Люди мыли сапоги.

Ирина Каренина

* * *

Я спал, как мертвый камень,

И странно жил во сне…

К. Бальмонт

…Помилуй, Боже, мраморные души.

Н. Гумилев
Здесь я живу — как мертвый рунный камень,
Как Галатея до Пигмалиона,
Как древний идол в сумрачном лесу.
Я двигаю ногами и руками,
Встречаю и обиды, и поклоны
И странный крест безропотно несу.
Вдоль портика гулял ты не однажды,
Но не заметил, что колонны — зрячи,
А я стою в ряду кариатид.
Я вижу твои солнечные блажи:
Я холодна, а ты такой горячий,
Что и ледник тебя не охладит.
Но раз за разом ты проходишь мимо
И красоты не видишь в твердом камне
(Вот я — фонтан, алтарь; вот — Муза я).
Но слепота твоя неумолима,
И в мраморе не вспыхнет жизни пламя;
Мое плечо — насест для воробья.
Я скована безмолвием немого,
Оцепеневшая в своем покое,
Который утешенья не мне дал…
Одно твое ласкающее слово,
Одно прикосновение живое —
И я проснусь, я брошу пьедестал!
* * *
Ничего не останется в мире,
Кроме тусклых окраин судьбы.
Только кот улыбнется в Чешире
Уголком перезрелой губы,
Только глаз перелетных черешня
Прослезится столовым вином.
А скворцы заселяют скворешни
И презвонко поют перед сном.
Только легкость летучая эта
Нагоняет свои миражи…
Как хрустящая корочка света —
Оболочка веселой души.
Обомшелые камни ограды
Не закроют веков колею.
Ты не хочешь ко мне? И не надо.
Как-нибудь я сама достою.
* * *
Бывают чудеса поинтересней —
Торжественные башни и сады,
И пирамиды — как на них не влезть нам —
И острых гор зубастые гряды,
И драгоценностей цветные груды…
Но кто желает, есть пример другой:
Сидит, лепечет маленькое чудо
И зубик новый трогает рукой.

Любовь Новак

* * *
Птице нравится расхаживать,
шелуху от тополей
коготками перенизывать,
низко-низко станет ей, —
приземлиться станет проще
в опрокинутый полет…
не летается на ощупь
между сдвинутых широт.
* * *
Пронзительные окна — словно бред.
Не все ль равно,
куда мне отшатнуться.
Горящий запах пьяных сигарет
капризом чьим-то может изогнуться.
И вскинет крик, тупик дыханью — вдрызг!
И выбредают глупые спасенья.
Мелодия по памяти — каприз,
каприччио над долей вознесенья.
Еще!
Чуть-чуть!
Частичка сентября
привстанет, оторвется и — свобода!
…Слепые воды след посеребрят.
Немые руки вычерпают воду.
* * *

Маме

Всеобъемлющая вода
через видимое,
земля полоской,
дух захватывает простором,
тянет спрятаться под толщину,
и я прячусь…
Моя молодая мама
зовет,
бегает по берегу песка
в противоположные стороны,
а я — рыба:
вижу из-под воды
тот сон, что приснится
спустя сорок восемь лет,
где мама, уже умершая,
в клетчатом платье своего возраста,
о котором сейчас не знает,
зовет меня, бегая, молодая…
Ни она и ни я не замечаем,
что нет почему-то чаек.
Море запоминает нас,
чтобы потом вернуться.