Попадшие (fb2)



Настройки текста:



Андрей Супрун ПОПАДШИЕ

Часть 1. Что за хрень происходит

12 июня 2016 года сборная эскадра под командованием контр-адмирала Красатонова направлялась к берегам Сирии. При подходе к Кипру адмирал был вызван на мостик.

— Товарищ адмирал. Поднимитесь, пожалуйста. Как можно быстрее.

— Что случилось, Петр Михайлович.

— Туман. И очень, я бы сказал, необычный. Я такого ещё не видел.

А опыт у капитана первого ранга Яроменко был очень большой.

Эскадра потихоньку втягивалась в пелену этого очень странного тумана. Ни ветра, ни шума волн. И даже не было слышно шума двигателей. Очень странно и страшновато.


12 июня 1940 года потомственные контрабандисты братья Феодоракис, Коста и Димитрис, приближались к берегам Кипра. Это был их обычный рейс. И, как всегда, они не ожидали никаких сложностей. Внезапно перед ними выросла стена тумана. Странного. Необычного. Братья, по привычке при чём-то неожиданном, спустили парус. Их небольшая шебека по инерции продолжала двигаться, потихоньку снижая скорость. Вдруг из тумана начали показываться громадные корабли. Такие же странные и необычные, как и туман. Таких они ещё не видели, хотя и выросли на судах. Кораблик братьев потихоньку вползал в этот необычный туман, а на встречу, в полной тишине, мимо них, с права и с слева, проходили эти странные суда. И это все в полной тишине.

— Коста, — прошептал младший из братьев, — мы попали в другой мир? Но мы же не умерли? Может это старые боги возвращаются?

Старший начал шептать молитву. Младший присоединился.

Внезапно туман исчез, как будто его и не было никогда. На кораблях внезапно завыли сирены, шебеку осветили прожектора. Им что-то закричали. Сначала на непонятном, вроде русского, а потом и на английском. Откуда-то вынырнули две небольшие, но очень быстрые лодки.

Через 30 минут братья сидели перед офицером и рассказывали о себе.


— Разрешите, товарищ адмирал.

— А, Алексей Петрович, проходи. Рассказывай.

Начальник штаба эскадры устроился в кресле. Потёр нос и нехотя начал.

— Все очень странно. Даже я бы сказал не так. "Все чудесатее и чудесатее", как говорила одна девочка, очутившись черт знает где.

— Интересное начало, а как с продолжением?

— В эфире тишина. Ну не абсолютная, но слишком тихо. Ты же знаешь, как, обычно, забит эфир. И гражданские суда, и израильская военщина, и шутники. А тут тишина. Сигналы спутниковой навигации пропали. Со штабом связи нет. На радарах полная пустота. Ни одного гражданского самолёта или судна. Только мелочь. Выловили двух братьев. Греческие контрабандисты. Пригласили на беседу.

— Пригласили или "пригласили"?

— Да какая разница. Ну "пригласили", побеседовали. Откупились, по мелочи, в благодарность. Ситуация такая. Сейчас у нас 12 июня 1940 года. Ты понимаешь? 1940-го. Прошарили весь эфир. Вроде подтверждается. Нет, такого не может быть. Это что получается. Франция с бриттами уже разбиты. Скоро франки подпишут капитуляцию, стыдливо называемую перемирием. Куда нас втравило? Эскадра волнуется.

— Тихо, тихо. Успокойся. Говоришь 1940-й. Европа, получается, в огне.

Адмирал достал начатую (ещё вчера. И в этой же компании) бутылку коньяка. Налил по чуть-чуть.

— Успокойся. Сейчас мы с тобой должны быть спокойнее сфинкса. Давай по порядку. Первое. Оружие запереть и поставить в караул самых надежных. Второе. Объявить экипажу о странностях. Пока только о странностях. Без подробностей. Срочно собираем совет эскадры. Объяви.

— Да объявил уже. Скоро все будут. На дальние суда отправил вертолёты.

— Хм, — усмехнулся адмирал, — никогда в тебе не сомневался. Сначала сделал, а потом паниковать начал?


Через час в адмиральском салоне на борту авианосного крейсера "Фельдмаршал Кутузов" (это было официальное название. Но многие, зная французское прозвище Кутузова "старый северный лис", иначе как "Песец. Всем. Хоть и старый" не называли) собрались все командиры и старшие офицеры кораблей эскадры. Начальник штаба сделал доклад. Наступила тишина. Шок. Как? Почему? За что с ними так? Что сейчас делать? Как это все объяснить экипажам?

— Господа офицеры, — произнёс адмирал. И это его полуофициальное "господа", вместо привычного "товарищи", как то расслабило обстановку.

— Первое. Соберёте экипажи и все им доложите. Оружие я приказал взять под охрану. Найдутся желающие побунтовать. Второе. Дайте людям время подумать, успокоиться. Там у них остались семьи, родные. Попробуйте успокоить. Надо решить, что нам делать дальше. С кем быть. Идти на поклон к товарищу Сталину? А, потом, прямиком соседями к белым медведям? Или разбегаться по странам, которые вот-вот начнут воевать друг с другом? Мы с начштаба предлагаем создать экспертный совет для выработки решений. Как говориться, что одна голова хорошо, ну и так далее. Первое, что они должны решить, это куда нам двигаться далее. Пока становимся в дрейф.

Давайте сделаем так. Пусть совет подумает, выдаст советы, мы их послушаем. А я потом приму решение. Договорились? В состав совета я предлагаю начштаба Нимицкого Алексея Петровича, капитана первого ранга Васильева Илью Константиновича, капитанов второго ранга Петрова Ивана Петровича и Сидякина Александра Ивановича. Нашего эксперта и, по совместительству историка-любителя, Глюншина Пётра Ивановича. Кого-то ещё? Нет предложений? Тогда пусть работают. Собираемся ровно через 24 часа.

— Товарищи офицеры, — скомандовал начштаба. — Все свободны. Членам совета прошу остаться.


Первое заседание экспертного совета Красатонов решил провести сам.

— Первое и важное решение, которое мы должны обсудить, это отношение к СССР. Сталинскому СССР. Сейчас там хотя уже и не самый разгар чисток, но доносы и всеобщая подозрительность процветает. С товарищем Сталиным можно говорить только на равных. Мнением подчиненных он интересоваться не будет. Нет человека, нет проблемы. Поэтому идти в СССР нам нельзя. Это, конечно, мое личное мнение. А если все таки идти в СССР, то куда? В Чёрное море войти, конечно, можно. Также можно и не выйти, а остаться там навсегда. Балтика — большая лужа. Забросают минами, а у нас нет ни одного тральщика. Далеко не уйдём. Севера? Не дойдём. Транспорты крайне тихоходны. Разные Гондурасы, Полинезии очень далеко. Может не хватить горючего. Т. е. из Средиземья нам уходить нельзя. Пока. Ну с этим мы потом разберёмся. У вас есть предложения?

— Позвольте, Степан Семенович?

— Да, конечно, Алексей Петрович.

— Абсолютно с Вами согласен. С походом в СССР нужно подождать. Прояснить ситуацию. Куда ещё можно? Кипр, Египет или другая английская территория отпадают. Англичане боятся собственной тени. Уж если они на союзников, французов, собрались нападать, то на нас им сам бог велел. Бейрут? Французы могут воспринять, как нападение на ослабленного противника. Разговаривать и объяснять будет невозможно. Не поверят. Будут ждать обмана. Остаётся запад. Италия или Испания.

— Хорошо, товарищи, давайте продолжим. Вестовой! Чаю и к чаю для комиссии.

Через два часа обсуждений было решено идти к Сицилии и начать переговоры с Муссолини. Ещё через 20 минут это решение было доведено до эскадры и корабли начали разворачиваться курсом на запад.


Экипажи бурлили. Сталинисты с демократами дошли даже до кулачных боев, но их быстро разняли. Особо буйных закрыли. Большинству было либо пофиг, либо настроено и против Сталина, и против Запада.

Были попытки открытого бунта и, даже, захвата оружия. Дошло до стрельбы. Резиновыми пулями. Но, в большинстве случаев, закончилось дубинками. Неожиданно на стороне адмирала выступили "контрактники" из ЧВК, ехавшие в Сирию.


Адмирал вызвал к себе командиров "контрактников".

— Разрешите, товарищ контр-адмирал. Майор в отставке Мишин Юрий Михайлович.

— Майор в отставке Агабян Ашот Карапетович.

— Проходите, присаживайтесь. — пригласил адмирал командиров ЧВК. — Спасибо за помощь. Сколько вас?

— 523 бойца, — спокойно ответил Мишин. Видно он у них был за старшего.

— Я пригласил вас не только поблагодарить за помощь. Людям тяжело. Потерять все. Семьи любимых, детей. Насколько я понимаю ваш контракт с командованием войск в Сирии стал недействительным. Поскольку я являюсь сейчас самым старшим офицером Вооруженных Сил России, то исполнение контракта беру на себя.

В глазах "контрактников" зажегся интерес.

— Я предлагаю перейти под мое командование и поработать, для начала, в качестве военной полиции на кораблях. Как вам такое предложение?

— Хорошее предложение. Мы его принимаем. Ашот, обсуди детали контракта, а я, с Вашего позволения, объясню все ребятам. Разрешите быть свободным?

— Разрешаю. А Вам, товарищ майор, к начфину. Я ему уже дал указание подготовить документы.


В английском адмиралтействе с большим удивление и с ещё большим неудовольствием читали сообщение с Кипра. К командованию английскими войсками явились два грека и заявили о появлении непонятного флота под непонятными флагами. Греков задержали, а в указанный ими район был выслан самолёт разведки. И вот он подтвердил эту неприятную новость. Была срочно выслано сообщение в Лондон.

"По сообщению разведывательного самолета юго-западнее острова Кипр находится неизвестная эскадра под русскими императорскими флагами".

— Какими, какими, — не поверили в адмиралтействе.

"Эскадра в составе 30 кораблей. Из них один авианосец. Таких экипаж разведчика ещё не видел. 16 боевых кораблей. Одно госпитальное судно. Одно пассажирское. Остальное транспорты".

Командующему Средиземноморским флотом адмиралу Эндрю Каннингхему было отправлено приказание отправить наблюдателей и выяснить, что это за эскадра.


— Разрешите товарищ Старший майор госуда́рственной безопа́сности. — в кабинет начальника разведки СССР Фитина Павла Михайловича постучал подчиненный.

— Да, что у тебя?

— С нашего судна, шедшего от суэцкого канала в Чёрное море, пришла странная радиограмма. Юго-западнее Кипра был замечен флот под белогвардейскими флагами. Флот очень большой. Кораблей 25–30.

— Под какими флагами?

— Ну, этими, белыми с синим крестом. Наискосок. Запрошен срочный рейс самолета в Стамбул для передачи фотопленки со снимками этого флота. Фото сделано нашими людьми.

— Высылайте. Я на предварительный доклад.


— Разрешите, герр адмирал.

В кабинет к начальнику разведки вермахта вошёл дежурный офицер.

— Сообщение от нашего агента в Александрии. Около Кипра обнаружен флот русских под их старыми флагами. Андреевскими. Прикажете выяснить подробности?

— Э, нет. Давайте подождём. Сейчас англичане начнут вылавливать всех, кто интересуется этим вопросом. Подождём.


Утром в адмиральском салоне собрались Красатонов, начштаба Нимицкий и полковник СВР Петров Сергей Сергеевич. Старый то ли бурят, то ли тувинец. С маленькими, всегда полуприкрытыми, но крайне въедливыми, глазами.

— А не попробует ли нас обмануть Муссолини, Степан Семёнович? — начал беседу начштаба.

— А ты как думаешь, Сергей Сергеевич? — перевёл на полковника разговор Красатонов.

— Однако, моя думать, не попытаться. Обязательно делать будет. И не сам. Немцы заставят.

Когда Петров начинал придуриваться многие, кто не знал его, удивлялись. Но знавшие его сразу настораживались. Уж слишком нестандартно он начинал думать в этот момент. И выводы всегда делал неожиданные и правильные.

— Спрятать все, что можно, нужно. Куда идём то?

— Я думаю в Катанию. Городок не очень большой. На Сицилии Беню не любят. А если сумеем подружиться, то смогут нас там прикрыть.

— И кто это интересно?

— Есть там "уважаемые люди". Поможем им с их делами, они помогут нам с нашими.

— И чем мы можем их заинтересовать, интересно?

— Как говорится утро там чего-то мудрее. Посмотрим на месте. Давайте обсудим эскадру. Сергей Сергеевич, как состояние?

— Ну, как показало вчерашнее, сталинистов и демократов у нас примерно одинаково. Но они в явном меньшинстве. Сталину не доверяют, а на демократию насмотрелись. Ну это явных. Сталинисты, правда, покрикивее будут. Есть пофигисты. Есть и служаки. Это для которых главное долг и приказ. Но, все же, большинство растеряно. Докладывают, что на "Астрахани" один дед даже расплакался, когда узнал правду. Он ещё младшую внучку и не видел еще. Только родилась. А старшим внучатам подарки обещал. А вот сейчас как же. Практически все как маленькие дети, готовы поверить любому. Им кажется, что сейчас кто-нибудь щелкнет пальцами и они окажутся дома. И все будет по прежнему.

— Бунта можно ожидать?

— Считаю, что нет. Надо только указать путь в светлое будущее и загрузить работой.

— Спасибо, Сергей Сергеевич. Можете быть свободны.


— А что это он про немцев сказал? — вспомнил вдруг начштаба.

— А ведь прав, лис старый. Немцы будут давить на нашего Беню. Ох и протянут они жадные ручки. Надо будет хорошенько подготовиться. И ещё надо готовиться к прилету сталинских соколов. Будут руки выламывать.

— Так почему, все таки, Катания? А не Палермо, например?

— Катания меньше, там нет всей этой итальянской бюрократии. Если сумеем подружиться, то там будет легче. Людям надо иногда расслабится, вина попить, по земле походить. А тут скоро будут "людоловы" со всего мира. В большом городе не расслабишься.

Раздался звонок с мостика.

— Товарищ адмирал. Мичман Люшин. Приближаются морские цели. Судя по скорости лёгкие крейсера или эсминцы. Будут через 30 минут. Доклад окончен.

— Спасибо, мичман. Скоро буду.

Судя по направлению целей на эскадру и работе радаров это были англичане. Когда корабли удалось обнаружить визуально, выяснили, что это старый английский легкий крейсер "Галатея" и три эсминца. Корабли встали на курс параллельно эскадре и уровняли скорость. Соглядатаи прибыли.

— Ну, что там?

— Эфир забит сообщениями о нас. Посчитали. Не узнали. Не известное и не понятное мы для них явление. Как думаешь, что будут делать?

— Что будут делать, спрашиваешь? — задумался адмирал.

— Скорее всего после получения донесения адмиралтейство почешет где-нибудь. И отдаст приказ на атаку. В этом все европейцы. Если чего-нибудь не понимаешь — стреляй. Потом разберёшься. Обоз попытаются отжать. А боевые суда попробуют повредить и захватить для изучения. Не получиться — утопить. Как говориться нет человека — нет проблемы. Дежурный!

— Я, товарищ адмирал.

— Отслеживать все переговоры Александрии с Лондоном. Каждую радиограмму, после расшифровки, мне на стол.

— Слушаюсь. Разрешите доложить. Есть перехват. Итальянская подлодка. Сообщила о нас в Рим.

— Этих тоже отслеживать и тоже мне на стол. Выполняйте.


Сэру Каннингхему было очень далеко до хорошего настроения. Из Лондона шли все более требовательные радиограммы. К вечеру на приём попросился начальник разведки.

— Слушаю.

— Наши корабли все подтвердили. Русские. Хочу подчеркнуть не советские, а именно русские. Флаги несуществующего больше государства и названия кораблей на кириллице. Крайне необычные очертания самих кораблей. Громадный авианосец. Длинная взлетная палуба и крутой трамплин. Самолёт разгоняется и сразу взлетает ввысь. Но скорость у него должна быть высокая. На палубе самолетов нет. Крейсера. На них нет орудийных башен. Большого калибра. Есть какие-то башенки, но из далека разглядеть не удалось. Четыре корабля какая-то смесь из транспорта и боевого судна. Нет труб и, соответственно, нет дыма. Только с авианосец дымит, но слабо. Предполагаю корабли на жидком топливе. Мазут или дизели. Подтверждение этому наличие танкеров.

— Хорошо, спасибо. Отправьте результаты наблюдения в адмиралтейство. Свободны.


В адмиралтействе доклад ждали. Изучив, подтвердили уже принятое решение. Если нет больше такой страны, то и флот ей не нужен. Как и предполагал Красатонов, английскому флоту предлагалось подлодками повредить как можно больше кораблей. Под угрозой открытия огня заставить транспорты следовать в порты Кипра. А на остальные суда, по возможности, высадить десант. При сопротивлении уничтожить.


Радиограмму командующие получили одновременно.


Каннингхем вызвал к себе дежурного офицера.

— Какие у нас в наличии силы?

— Сэр, разрешите доложить. Линкор "Бархем", крейсера "Бервик" и "Глазго" с группой эсминцев вышли на встречу транспортному конвою. Группа сторожевиков в сопровождении двух крейсеров и эсминцев отслеживают итальянские подлодки. На рейде сейчас линкоры "Ройял Соверин", "Малайя", "Уорспайт", "Рэмиллис", авианосец "Игл". Крейсера "Орион", "Нептун", "Глостер", "Ливерпуль", "Сидней". Крейсер ПВО "Карлайл", эсминцы.

— Готовьте эскадру к выходу. "Ройял Соверин", "Карлайл" и группу эсминцев оставьте здесь. С собой берём восемь. Приступайте.

Подводному флоту Его Величества было приказано начать перехват Русской эскадры.


— Англичане вышли на наш перехват.

— Ну, как мы и ожидали. Кто у них в строю против нас?

— Разрешите доложить, Ваше Превосходительство. В составе флота, который вышел против нас, судя по перехватам, линкоры "Уорспайт", "Рэмиллис" и "Малайя", авианосец "Игл", крейсеры "Сидней", "Орион", "Нептун", "Глостер" и "Ливерпуль" и эсминцы. От семи до девяти. Я думаю к ночи следует ожидать атаки из-под воды. Остальной флот будет здесь завтра ближе к вечеру.

— Где наши подводники?

— Выдвинулись навстречу противнику. С ними один сторожевик. Будет отслеживать курс англичан с БПЛА. Наши умельцы замаскировали его под альбатроса. Запустили. Если не вглядываться не отличишь. Правда испытывать на англичанах лишний раз не решились. Ведь их задача наблюдать. Заметят, сообщат и потеряем эффект неожиданности.

— Хорошо. Теперь давай с нашим флотом. Полный список готов?

— Да, вот он.

Перед адмиралом был положен список кораблей эскадры.

1. Авианосный крейсер "Фельдмаршал Кутузов ".

2. Ракетный крейсер "Рюрик".

3. Устаревшие крейсера "Багратион", "Ермолов".

4. БПК "Свияж". Сторожевики (выполняющие функции МПК) "Вязьма", "Волоколамск", "Сурск", "Китеж".

5. БДК "Санкт Петербург", "Екатеринбург", "Красноярск", "Севастополь".

6. Эсминцы "Стерегущий", "Стремительный", "Бойкий".

7. ДПЛ "Ростов Великий", "Устюг Великий".

8. Танкеры "Таймыр", "Уренгой", "Уфа", "Бердянск".

9. Транспорты "Таврия", "Крым", "Ямал", "Сахалин", "Камчатка".

10. Спасательные буксиры "Багатур", "Илья", "Добрыня".

11. Пассажирское судно "Астрахань".

12. Госпитальное судно "Пирогов".

13. Плавучая мастерская "Мангышлак".

— Данные по содержимому на транспортах будут готовы позже.

— Отлично. Эти данные пока не нужны. Противолодочную мамку вперёд. Ее малышей поставь вокруг ордера. Транспорты пусть немного подотстанут. Не дай бог заденут. Тем более с боеприпасами. А кто у нас на лайнере?

— "Контрактники" из ЧВК, гражданские специалисты. И бойцы, следующих на смену охраны аэродромов.

— А что за специалисты?

— Представляешь. У этих, в Сирии, у асадовцев, кончились бомбы. Часть использовали, большую часть у них захватили. Правда они потом склады разбомбили, но все равно боеприпасов лишились. Часть у них уничтожили. И они начали делать самоделки. Даже не красили. Подлетят на вертолете, чуть ли ногами не повыбрасывают, и назад. Вот, попросили прислать специалистов.

— Ну-ка стой. У нас есть с собой специалисты по производству боеприпасов? Да мы кумы королю. Нет, самому императору. Всех специалистов в казематы. В каждом каземате поставить золотой унитаз. Кормить с ложечки, чтобы случайно не подавились. И вообще, пылинки не сдувать, а не дать даже приблизится. Вот это подарок. Даже не знаю чей. Бога или дьявола. Ну спасибо за новость. Хорошо, давай готовится к встрече гостей.


Подлодка ВМФ Его величества "Мерлин" успела выйти на перехват. "Скат" не успевал и было решено, что он будет ждать русских милях в трёх западнее. "Мерлин" доложил о прибытии и получил данные о движении эскадры русских. Началось ожидание.


— Со "Свияжа" докладывают. Английская подлодка вышла на боевую позицию.

— Приказываю пропустить ее внутрь ордера и уничтожить.

— Слушаюсь.

— Два эсминца из нашего сопровождения уходят.

— Отвлекают внимание? Усилить бдительность.

— Есть. Разрешите идти.


Капитан "Мерлина", поднимая на короткое время перископ, наблюдал за приближением эскадры. С двух сторон авианосец прикрывали два небольших корабля. Внезапно один из них отклоняется в сторону, предоставляя прекрасную позицию для атаки. "С нами бог" подумал капитан.

— Приготовится к атаке.


Взрыв. Английским кораблям ничего не было видно. Сумерки. Место взрыва закрывает корпус авианосца. Он вздрогнул или показалось? Сторожевики русских начали "беготню". Попал, не попал? Повредил, не повредил? Что там с "Мерлином"?


По рации адмирала вызвал капитан БПК "Свияж".

— Товарищ адмирал. Цель уничтожена. По нашим данным в трёх милях впереди находится еще одна подлодка.

— И что делать думаете, Виталий Владимирович?

— Думаю послать вперёд два вертолёта. Ка-25 и Ка-27. Атаки с воздуха она не ждёт и ребята ее быстро найдут.

— Хорошо. Приступайте.


Эсминец остался на месте, чтобы выяснить, что это был за взрыв. "Галатея" продолжила преследование. После недолгих поисков были обнаружены плавающие обломки. Не поддающие идентификации. Англичанин отправился вдогонку эскадре.

Вскоре там же всплыла итальянская подлодка. Полюбопытствовала на те же обломки.

— Радиограмму в Рим. Русские уничтожили подводную лодку. С большой вероятностью английскую. Также, с большой долей вероятности, можно предполагать, что неизвестная подлодка приготовилась к атаке. На месте уничтожения лодки побывал английский эсминец.


— Товарищ адмирал. Разрешите доложить. Уничтожены две подводные лодки. Уничтожение второй подтверждено визуальным наблюдением. На месте уничтожения первой лодки отмечено появление английского эсминца и итальянской подлодки. Итальянцы дали большую и подробную радиограмму.

— О как. Радиограмму итальянскому адмиралтейству. Ту, что была заготовлена.


— Товарищ адмирал. Получен ответ от итальянцев.

— Ого. Уже. Оперативно работают. Даже на итальянцев не похоже. Ну, что там?

— И для них мы тоже что-то непонятное. Получено разрешение на заход в Катанию.


Радиограммы переговоров русских с итальянцами были доставлены Каннингхему немедленно. Тем более, что шли они открытым текстом. "Мерлин" и "Скат" на связь не выходили. Если судьба "Мерлина" была более-менее понятна, то что случилось со "Скатом"?


Английская эскадра мчалась на перехват русских. Атака из-под воды не получилась, но причины будем выяснять позже. Быстрее, быстрее.


"Ростов" и "Устюг", парочка "Великих", заняли позицию для атаки. Их позиция корректировалась с "Китежа", который, находясь за пределами прямой видимости, наблюдал за англичанами с БПЛА. Поскольку подробности были не нужны, то, замаскированый под морскую птицу аппарат, мог присматривать из далека.

— Ну что ж. Наши цели ясны, задачи определены. За работу товарищи, — тихо произнес капитан "Китежа". — Подведите летуна поближе и включите запись.

— И чьи это слова Вы цитировали, Никита Сергеевич?

— Да тезки своего, великого кукурузовода. Связь с подлодками. Распределяем цели.


Линкоры шли в кильватере. "Игл" замыкал их ход. Крейсер "Сидней" с тремя эсминцами шли впереди. "Орион" и "Нептун" шли справа, "Глостер" и "Ливерпуль" — слева. За ними шли остальные эсминцы. Практически одновременные взрывы на линкорах, авианосце. Через несколько минут на четырёх крейсерах. На "Игл" начался пожар. Видимо загорелось авиатопливо. "Глостер" получил серьезные повреждения и начал погружаться под воду. На помощь ему поспешили эсминцы.

— Срочный доклад мне!

— Сэр. Пробоина в днище справа. Непосредственной угрозы гибели пока нет. Корабль может идти на одной машине и аварийном рулевом управлении. На "Игл" пожар. Пытаемся потушить. "Орион" получил пробоину. Помпы справляются с большим трудом. Крейсеры "Малайя" и "Нептун" повреждены, но могут двигаться. "Глостер" сильно поврежден от внутренних взрывов. Подключены помпы ещё двух эсминцев. "Ливерпуль" пострадал не сильно. "Сидней" и эсминцы атаке не подвергались. Доклад окончен.

— "Галате" и эсминцам прекратить патрулирование. Идти к нам. С "Игл" снять всех, кого возможно. Продолжать борьбу с огнем. Уходим в Александрию.

— Сэр, но приказ.

— Неужели Вы не поняли, Уокер. Это была атака русских. Как они узнали где мы? Почему мы их не заметили? Почему нас не стали добивать?

— Вы думаете это русские, сэр?

— А кто ещё. Атаковать практически одновременно восемь целей. Тут нужна флотилия итальянских подлодок. И ещё подумайте. В нас каждого выпустили по одной торпеде. Одной. И такие повреждения. И эти странные корабли без видимого вооружения. Вы себе такое можете представить? Нет, я не поведу моих ребят на убой. Уходим.


На мостик к капитану "Галатеи" поднялся дежурный радист.

— Сэр, сообщение с нашей эскадры. Приказано прекратить сопровождение русских и идти на соединение с эскадрой.

— Что еще?

— Зафиксировано появление подлодки. Итальянской.

— Примите меры безопастности.

Но было поздно. Один из эсминцев сообщил об атаке. Торпеда прошла мимо.


— Адмирал. Сэр. Сообщение с "Галатеи". Наш эсминец атакован итальянской подлодкой. Корабль не поврежден. Может двигаться.


При подходе к Сицилии их уже ждали. Два самолета подлетели к эскадре, разошлись в разные стороны, сделав несколько кругов, снова сошлись, покачали крыльями и ушли в сторону острова. Подскочил небольшой корвет и, как вежливый хозяин, встал впереди, показывая путь. Возле Катании их ждало ещё несколько кораблей. От одного из них отчалил катер. С катера на борт авианосца поднялось два человека.

— Капитано ди корвете Луиджи Сфорца, — представился первый.

— Переводчик Леонардо Ковалевский, — также представился второй.

Дежурный офицер проводил гостей в адмиральский салон, где их встретили сам адмирал, начштаба и полковник СВР. Если флотские офицеры смотрели на гостей с любопытством, то полковник выглядел как сам Будда, путешествующих по просторам вселенной. Только специалист мог заметить интерес в его узких, полуприкрытых глазах. Ковалевский, взглянув на него, сразу насторожился. Подали кофе. Накануне по эскадре был объявлен конкурс на звание личного баристы адмирала. Его неожиданно выиграла медсестра с "Пирогова". Адмиралу лично пришлось обращаться к ее грозному начальству.

— Это полковник медицинской службы добрый доктор Айболит?

— А это злой разбойник Бармалей, вдруг вставший адмиралом?

— Одолжи девушку. Она у тебя варит потрясающий кофе. Хочу удивить итальянцев.

— А что я с этого буду иметь?

— Ну ты выжима. И как только сестра за тебя замуж вышла? Ладно бы родная, так двоюродная. Жалко девчонку.

— Не трави душу. Одолжу, конечно. Но с условием. Найдёшь ей богатого жениха.

— Высылаю катер.


Ковалевский, взяв чашку, с ухмылкой посмотрел на рисунок на пенке и сделал первый глоток. Замер. Прислушался к ощущениям и сделал ещё один глоток. Потом продолжил с большим удовольствием пить дальше. Вернее, судя по его лицу, получать удовольствие. Итальянец же просто не решался нарушить красоту. На пенке в его чашке была нарисовано очаровательное личико.

После кофе начштаба поинтересовался, говорят ли гости по немецки. О, да, обрадовался офицер. Можно будет говорить на прямую. Адмирал посматривал на Попова. Было договорено, что если решат доверится, то он возьмёт в руки книгу по истории ВМВ. Полковник "дремал".

Через полчаса итальянцы отбыли.

— Ну, Сергей Сергеевич, не томите.

— Итальянец — мальчишка. Офицер, наверно, хороший. Но не более. А второй это серьезно. Будем ждать более солидных людей.

На следующий день прибыл этот более солидный человек. Представился на неплохом русском. Назвался майором Андреа Кулинкати. После, опять же изумительного, кофе Попов, положив перед адмиралом историю ВМВ, вышел. Заодно забрал начштаба.


— Посмотрите вот это.

Адмирал протянул майору книгу, открыв ее на заранее подготовленной закладке. Итальянец с лёгким удивление посмотрел на адмирала, взял книгу и начал читать. Через несколько секунд недоуменно поднял глаза. Потом опять опустил их в книгу. Снова на адмирала. Даже не попросив разрешения пересел за стол и, буквально, нырнул в книгу. Через пять минут Красатонов остановил его.

— Пока хватит, майор. Эта книга всегда будет в Вашем распоряжении в этом салоне. Отдохните немного и продолжим. Ещё кофе?

Майор оторопело кивнул. В сопровождении вызваного дежурного офицера вышел на палубу. И тут же в салон чуть ли не танцующей походкой вошёл начштаба. Его улыбку можно было на затылке завязывать бантиком.

— Такое впечатление, что взял главный приз в лотерее. Ну, не томи, выкладывай.

— На связь вышла АПЛ "Североморск".

— Какой "Североморск"? Эту, что только в прошлом году сдали?

— Она родимая. Неделю как стала на дежурство в южной Атлантике. Ну тут все эти непонятки. Проверили у себя все что можно. Не у них сломалось. На свой риск решили возвращается на базу. При подходе к Гибралтару перехватили радиограммы о нас. Решили связаться.

— И где они сейчас?

— Были за Геркулесовыми Столбами. Уже идут к нам.

— Ещё есть подарочки?

— Пока нет. Приглашать итальянца обратно?

— Да, зови.

Разговор был тяжёлый. Итальянец требовал передать книгу. Ему возражали про многие знания и многие печали. Он умолял, но до угроз не дошёл. Видимо не его уровень.


Через три дня, после прибытия в Катанию, был собран совет Эскадры. Надо было определиться с дальнейшей политикой. Накануне прошло заседание в узком кругу. Кроме адмирала и начштаба присутствовали также представители СВР и ГРУ, Попов и Кульбинин, капитаны боевых кораблей.

— Товарищи офицеры, — начал Красатонов, — сегодня будет представлен доклад, предназначенный только для вас. Как вы знаете эскадру нужно содержать, кормить, поить. Платить денежное содержание и зарплату. Причём местными деньгами. Продать мы можем только свои воинские умения или часть военной, и не очень военной, техники. Много на продаже техники не заработаем, а очень ценное имущество, покажем. На данный момент мы можем зарабатывать только продавая трофеи. Начнём охоту на английские конвои. Причём официально это будут делать итальянцы. Первое. Будем использовать корабли-приманки. Этот план окончательно ещё не готов. Есть несколько интересных предложение. Будем думать Второе. Организовываем на пути конвоя "пиранью стаю" из итальянских подлодок. Ордер конвоя выясняем с БПЛА или с наших кораблей. Заранее распределяем цели. Залп торпедами по команде и захват транспортов и недобитков. Получаем премиальные. Часть грузов, в первую очередь топливо, забираем себе. Будет чем торговаться с "уважаемыми людьми" на Сицилии. Но не все сразу. "Уважаемые люди" помогают нам организовать охрану зон отдыха, обеспечивают свежими продуктами. Теперь внимание. Итальянцы и, особенно, немцы попытаются наложит лапу на нашу технику. Незачем каким-то варварам владеть такими вещами. Оставят несколько десятков специалистов, а остальных в лучший мир. Поэтому "союзничков" на наших кораблях должно быть минимум. Проследите. Перебираться мы решили в Южную Африку. Вернее бывшие бурские республики. Флот будет базироваться в Мапуту. Это португальский Мозамбик. "Арендуем". Нет, товарищи, честно арендуем. И даже заплатим. Потом. Конечно возникает вопрос почему буры? Так там ещё живы люди, которые побывали в английских концлагерях. А очень многим об этом рассказывали. "Возвратим" им их республики. Я понимаю ваши вопросы, а нам это зачем и хватит ли у нас на это сил. Вся Южная Африка нам не нужна. Нас не так много. Вернее нас вообще нет. В ЮАР в 1970 году была добыто одна тысяча тонн золота. Повторю. ОДИН миллион килограмм золота. Конечно это будет только через 30 лет, но и сейчас там можно не плохо поживиться. Поделимся с этими бурятами. А ЮАР это ещё и одна из первых стран по мировой добычи платины. Уголь. И далеко не последнее место в мире по его добыче. Ценные руды. Алмазы, в том числе технические. От Мапуту до Претории есть железная дорога. Ближайшие планы. Штабу начать проработку планов для высадки в Ливии, захвате Мальты и вторжения в Египет. Завтра на большом совете Эскадры будут озвучены немного другие планы. Прошу не удивляться. Все свободны. Сергей Сергеевич, Валентин Яковлевич прошу задержаться.

Все вышли. Представители разведки остались.

— Я понимаю, что вас не так много. Но планы на вас огромадные. Первое. Выйдите на лидеров еврейской общины. Расскажите им про холокост. Второе. Скоро, я думаю, прибудут гонцы от товарища Сталина. Будут пытаться нас прогнуть под себя. Тоже самое и немцами. Возьмите у начштаба наши задумки. Проработайте Португалию и Испанию. Эти страны нам нужны как дружественные. Действуйте.


На расширенном совете Эскадры с докладом выступил начштаба. Доложив о том, о чем говорили вчера (правда с купюрами) он продолжил.

— Мы предлагаем сымитировать несколько неудачных попыток штурма Мальты, для того, чтобы англичане не прекратили проводку конвоев. Конечно, они могут усилить сопровождение, но и мы можем усилить состав "пираньих стай" и улучшив их тактику. Это включает и подавление английской авиации. Все нынешние аэродромы нам известны, а новые, за итало-немецкие деньги, нам найдут "гордые сыны пустынь". Высаживаем, на вечерней зорьке, десант с БДК, ночной рейс, и, как пелось в одной песне, "сверкая блеском стали". Потом применяем любимый кулинарный рецепт нашего президента: "Для начала замочить в сортире".

Тут все откровенно заржали.

— А успеют за ночь? — спросил кто-то из зала.

— Нынешняя авиация далеко не располагается. Нет ее тут еще такой. Пока. А если и не дойдут, так на день можно и под маскировкой пересидеть. Следующих вопрос — это личный состав. Вернее его моральное состояние. Мы разделили на несколько категорий.

Первое. "СССРисты". Это сторонники помощи СССР. У них Сталин такой мудрый и чуткий руководитель, поднявший Россию от сохи до космоса. Т. е. люди с советской сказкой в голове. Как мы в детстве верили в "доброго дедушку Ленина". Они искренне хотят помочь, но не понимают, что не возможно помочь тому, кто тебе не доверяет. Будем продолжать с ними работать. Давайте не будем спешить связываться с посольством. Не сомневаюсь, что они сами с нас скоро выйдут.

Следующие — "демократические общечеловеки". Я считаю, что их также отпускать нельзя. Насильно их никто держать не будет, но все же это наши люди. Со своими знаниями, умениями.

И третье. "Новые Русские". Не надо улыбаться, товарищи. Дело не в "малиновых пиджаках". Мы их, между собой, назвали "Граждане Новой России". Их вполне устраивает РФ. Они не хотят ни царя, ни коммунистов. Готовы строить НовоРоссию.

И последние. Это которым все по одному месту. Они всегда будут с большинством.

На сегодняшний день наша задача уменьшить количество "СССРистов" и демократов. Не дать возможности утечь, с отъезжающими, преждевременных, для современного мира, знаний и умений. И есть категория людей, с которыми расставаться нельзя, вплоть до применения силы. Наши специалисты. Но это отдельный разговор.

Следующее. Операция "Сохраним жизнь". Она включает в себя и "Антихолокост" и недопущения большой войны и в Европе, и в Азии. Я прошу во всех экипажах собрать все видео и фото о Второй Мировой войне. Маленький "рояльчик" у нас уже есть. Его сейчас итальянец изучает. Нужны ещё. Для немцев нам нужны кадры бомбардировок союзникам территории Германии, штурма Берлина, с хорошо узнаваемыми местами. Военнопленные под Сталинградом и в Москве. И, конечно, Нюрнберг. Конечно лучше документальные, но можно и художественные.

Для СССР кадры его позора. И было бы великолепно, фото- или кинокадры фонтана в Сталинграде. Что бы тов. Сталин ужаснулся, куда докатилась война.

Японии — кадры ядерных бомбардировок. И большая к ним просьба, не нападать на США. Пусть Америка в войну не влезает. Нам нужно затянуть войну в Европе, и показать немцам путь в Африко-Азию. Нельзя допустить Великой Отечественной. Долго думали, как помочь СССР. Напрямую нельзя. Сталин еще тот параноик. Но информацию можно продавать. Мы ему что нибудь интересное, а он нам людей "со строек социализма". Причём, каких людей и из какого конкретно лагеря, будем решать в последний момент.

Что мы ему может отдать прямо сейчас. Это точные координаты "Баку-2". Поволжская нефть. Они ее уже вовсю разрабатывают, но ещё не всю. И готовую технологию нефтепереработки и очистки нефти от примесей из нашего времени. До "Баку-3" еще рановато. Это Западная Сибирь. Оттуда пока не взять. Они сейчас строят трубопроводы в 30 сантиметров шириной. Можно подкинуть технологии производства более качественного металла и производства труб большего диаметра.

А ещё можно подсказать точные координаты посёлка Мирный в Якутии. И других ценных ископаемых. Объяснить, как не хорошо не иметь развитого производства алюминия. Подсказать направления развития военной техники.

"Антихолокост". Нельзя уничтожать людей только за национальность. Нашим доблестным разведчикам необходимо донести до лидеров еврейской общины информацию о холокосте. Влиятельным рабби о замученных детях, а евреи очень чадолюбивы. Состоятельным — об "спящих счетах" в Швейцарии. Зачем тебе богатства, если не сможешь ими воспользоваться. Евреи крайне недоверчивы, но, надеюсь, мы сможем найти документальные доказательства.

Следующий вопрос, где мы будем строить нашу "Новороссию"? Это вызвало большую дискуссию. Не буду вдаваться в подробности. Есть основные два предложения — французские владения в Южной Америке или в Полинезии. Еще совещаемся.

Начнём создавать свою армию из добровольцев. Инструкторами и сержантами поставим наших морпехов.

Материально-техническое снабжение. Максимально переходим на вооружение этого времени. Но с нашими добавками. Танковые экипажи обучаем на трофейных и приобретённых танках, а потом, тех кому поверим, пересадим на наше.

Необходимо отправлять людей с образцами нашего топлива и запчастей в промышленно развитые страны — США, Британию и Германию. Но так, чтобы нельзя было понять, что это такое.

В газетах Франции, США, Южной Америки начать публикацию статей об Эскадре. Пусть наши эмигранты о нас узнают.

Возникло несколько вопросом, решение которых мы не смогли взять на себя.

Стоит ли допускать создание ядерного оружия. Его наличие, конечно, спасло нас от третьей мировой. Но предотвращение советско-германской войны, как и втягивание в войну Америки меняет абсолютно все. Как мы можем это сделать? Показать японцам Хиросиму и Нагасаки и рассказать, кто такое изобрёл. Пусть разбираются.

Штаб начал готовится к военным операциям. Выполняем обязательства и договорённости. Помогаем захватить Мальту. Долее, с наших БДК высаживаем совместный, с итальянцами, десант на канале. Хотя бы лучше использовал немцев. И попросить бы прислать Роммеля. Недаром его прозвали "Лис пустыни". Пусть отвлекает на себя бравых "Томми". Часть войск остаётся ожидать остальной десант, а основные войска зачищают окрестности канала. Максимально собираем технику, стрелковое вооружение.

Нам нужно максимально втянуть в войну англичан и немцев. Нужно, чтобы говорили не о Сталинградской битве, а битве за Канал. Да, и последнее. Нам срочно надо создавать службу контрразведки. И, также, вводить штат политруков. У меня все, товарищи.

— Товарищи офицеры — произнёс адмирал. Все встали. — Материалы можете взять у выхода. Два дня на обдумывание, сбор материалов с электронных носителей. Как вы понимаете, информация для крайне ограниченного круга лиц. Все свободны.


— Товарищ адмирал, подполковник Гагуа по вашему приказанию прибыл.

— Здравствуй, Георгий Давидович. Проходи, садись. Так получилось, что ты у нас большой специалист в "присвоении" необходимого имущества. И не надо морщится. Это, сейчас, для нас большое дело. Тебе необходимо из рыбацкой шхуны сделать одноместный вертолетоносец. Сам реши, один или два. Но не более. Выбери судно, убери все ненужное и поставь К 27. И самых лихих ребят в десант. Будут у нас главными по английским подлодкам. Слушай внимательно. Делаем так. Любой лодке надо всплывать, заряжать батареи и проветриваться. Это они, обычно, делают ночью. Немецкие подлодки англичане находят при помощи локатора. А сами упорно считают себя невидимыми. Тактика такая. Наши "лодколовы" выслеживают лодку. Получают подтверждение, что это не наши союзники. Сообщают тебе, вернее штурманам "вертолетоносцев", место положение лодки и направление ее движения. Ночью, когда лодка на поверхности, твои "джигиты" аккуратно подлетают, повреждают лодку так, чтобы она не могла погрузиться, в крайнем случае уничтожают, десантируются и захватывают её. А там мы высылаем буксир, сдаём лодку союзникам и идём в кассу за деньгами. Задачу понял?

— Товарищ контр-адмирал. К Вам командиры противолодочных кораблей. — доложил дежурный.

— Проси.

В каюту вошли капитаны противолодочных кораблей.

— Присаживайтесь. Георгий Давыдович, задержись ненадолго. Ваша задача, товарищи, заняться своеобразным лодколовстврм. Находите подводную лодку, максимально точно определяете национальность. Если британец, то у вас два пути. Либо загоняете её в безвыходное положение и предлагаете всплыть и сдаться. Либо отдаёте ее Георгию Давыдовичу. Возьмёте на борт "абордажную команду" из морпехов. Не самим же в лодку лезть. Передадите товарищу Гагуа необходимое оборудование и спецов. Обговорите с ним его потребности. Свободны. Хотя стоп. Не совсем. Прошу отобедать со мной.


— Разрешите, товарищ контр-адмирал.

— А, политпросвет контрразведка пожаловала. Здравствуйте, товарищ подполковник. Простите, как Вас по имени и отчеству.

— Коломойский Петр Ильич, — представился подполковник. Его, подполковника СВР, недавно назначили начальником Политпросвет управления, а, заодно, и начальником контрразведки. "Где же ещё и прятаться контрразведчику, как не не в завклубах" — измывались сотоварищи.

— Слушаю Вас.

— Тут наши ребята показали итальянскому офицеру, который у нас по связи, "Укрощение строптивого" с Челентано. Он был потрясён. С нашего разрешения пригласил несколько офицеров флота и молодых ребят из Катании. Хохот стоял на пол-корабля. Ко мне, через мичмана, обратился один молодой человек. Неплохо знает английский. Как оказалось, некоторое время жил в Нью Йорке. И попросил организовать сеанс для его дедушки. Я навёл справки и выяснил, что его дедушка глава одной очень влиятельной семьи. Я ему объяснил технические трудности, но он заверил меня, что все решаемо. Вот мои предложения. Организуем просмотр. Не знаю, кого он может ещё пригласить, но, после этого, пусть те, кто на это уполномочен, продолжат беседу.

— Хорошая идея. Приступайте.

— Слушаюсь. Разрешите идти.

— Идите.


— Разрешите, Степан Семенович. Вызывали?

— А, Казимир Вацлавович. Проходите. Вы у нас возглавляете группу экспертов. Оружейников. И, наверно, другие специалисты тоже есть. Понимаете, Казимир Вацлавович, мы тут собираемся переезжать, грубо говоря, в пампасы, а там место открытое и нас будет достаточно легко атаковать. Боеприпасы у нас не бесконечные. Это те, которые оттуда. Надо разработать снаряды для установок залпового огня. И для "Буратино". Эти, термобаристические. Точность нам не важна. Да и не ваше это дело. Ваше — это начинка. И подумайте о снарядах для Т-62. Справитесь?

— Справимся-неисправимся не в этом дело. Насколько я понимаю, деться нам некуда. Прямо сегодня и начнем. Пойду я пожалуй. Позволите?

— Да, конечно. Мы на вас очень надеемся. Да, и чуть не забыл. Нам нужны свето-шумовые гранаты. Из тутошнего материала. И гранаты-вонючки. Что бы все сразу повылезали, но без сильного слезоточивого эффекта. Они должны видеть, куда бежать. Знаете, не хочется ребят терять. А так кинул и они как тараканы оттуда. Удачи.

— Да, совсем забыл. У нас на электронных носителях появилась информация, которой там раньше не было. Справочники, таблицы, схемы, чертежи. Практически на все случаи жизни. И похоже эти носители больше стали. Ранее на них столько информации и поместится не могло. Как будто нас к чему-то подготовили.


29 июня к командующему французской эскадрой, стоявшей в Мерс-эль-Кебире, адмиралу Марсель-Брюно Жансулю, был доставлен человек, называвший себя полковником разведки флота России, и утверждавший, что у него есть очень важная и ценная информация. Полковник предоставил свои документы и попросил, чтобы его оставили наедине с адмиралом и самыми доверенными лицами. Когда его просьба была выполнена он сообщил невероятные новости о предстоящем нападении английского флота.

— Вы мне, конечно, можете не поверить, но я призываю вас рассредоточить корабли, чтобы они могли сразу выйти в море. Отмените приказ, запрещающий взлетать вашей авиации. Да, я знаю о приказе, отданным вам Дарланом, но нападут не немцы. Сейчас в Адмиралтействе в Лондоне царит ситуация паники и паранойи. Они готовы отдать самые идиотские приказы. Отдали же они приказ напасть на нас, даже не поговорив. Давайте сделаем так. Мы, войска России, расположимся в старой крепости. Прошу придать нам два-три десятка самых отчаянных ваших бойцов. Будем брать англичан на абордаж. Не надо улыбаться, господа. Вы можете делать все, что вам заблагорассудится, когда все закончится. Затяните переговоры до темноты, но пусть англичане практически объявят вам войну. А там посмотрим, как говорил ваш император.

После отбытия полковника Жансуль приказал собрать всех капитанов и старших офицеров. Рассказав им все, о чем им поведал русский полковник, и только откуда вдруг взялся этот флот России, ведь его ликвидировали в недалеком 24-м, он, посмотрев тяжелым взглядом, спросил.

— Ну, и что будем решать?

Мнения разделились. Одни считали, что все это неправда и провокация. А другие, которых оказалось подавляющее большинство, все таки решили принять предварительные меры. Флот начал готовится к предстоящей битве с англичанами.


А на море началось веселье. Перехватили небольшой английский конвой. Он уже подходил к точке встречи с кораблями сопровождения, когда был атакован с арабских рыбачьих лодок. Все было сделано быстро и тихо. И по дорогам Сицилии побежали грузовички, заполненные бочками с не очень приятно пахнущей жидкостью, но встречаемые с огромной радостью. А на дальних фермах появились новые батраки, говорящие по английски.

За первую неделю отловили три английских подлодки. Две "джигиты" Гагуа, или Мимино, как его прозвали за любовь к авиации. И одну, крайне неосторожно попытавшуюся узнать, что твориться в Катании, загнали на мелководье "лодколовы". После того, как ей объяснили, что с ней будет дальше, она решила всплыть и сдаться.

А вот с немецкой лодкой повеселились изрядно. Играли как кот с мышью. То отпускали, то снова находили и начинали гонять. А потом извинялись. И с такими торжественными и печальными лицами, что всем все было понятно. Немец аж колотился от злобы, но сделать ничего не мог. И чем больше он злился, тем дольше и тщательнее извинялись перед ним. Потом появился новоявленный политрук и испортил веселье. А ещё пообещал, что за подобное, в дальнейшем, провинившиеся будут собственным примером показывать как правильно маршировать на плацу. Часа так два-три.


После показов кинофильмов на разных усадьбах, а также нескольких караванов с приятно заполненными бочками, отношения с местными стали очень тёплыми. Когда же вечером то в одной деревне, то в другой, на площадях были показаны фильмы, отношение к "этим странным русским" стало более чем благожелательное. За безопасность можно было не беспокоиться. Экипажи стали отпускать на берег. Но морякам и солдатам четко объяснили, что можно, а что, ни в коем случае, нельзя. Совместные патрули с местными карабинерами стали обычным делом.


Настало 3 июля. День подтверждения неприятной новости. Англичане решились напасть на союзников.

Английский флот прибыл вскоре после полуночи. Для переговоров с Жансулем был выбран командир "Арк Ройала" капитан Холланд, ранее служивший военно-морским атташе в Париже и в совершенстве говоривший по-французски. Холланд, бывший обаятельным человеком, завёл множество знакомств и дружеских связей среди французских офицеров.

В 4:45 "Фоксхаунд", с капитаном Холландом, достиг мыса Фалькон и в 5:15 семафором просигналил с рейда Мерс-эль-Кебира:.

"Фоксхаунд" адмиралу Жансулю. Британское адмиралтейство направляет кэптена Холланда для переговоров с Вами. Пожалуйста, разрешите прибыть.

С "Дюнкерка" ответили, что у адмирала вчера были проблемы со здоровьем, он был накачан лекарствами, и сейчас спит. Как только он проснётся ему будет доложено о просьбе о встрече. Холланд продолжал бомбардировать сообщениями, но ему попытались объяснить недопустимость такого поведения.

В 8.30 был отправлен навстречу флаг-офицер Бернар Дюфей, хорошо говоривший по-английски и лично знакомого с Холландом. Дюфею было запрещено брать у Холланда какие-либо документы.

В 9.00 Дюфей прибыл на "Фоксхаунд". 40 минут прошло в дискуссии о верности долгу, опасениях Англии и прочем. Наконец Дюфей сказал.

— Поймите меня, капитан. Вчера адмирал получил сильнейшее отравление. Его еле откачали. Я поеду и доложу о Ваших предложениях. Дайте мне три часа. Я Вас очень прошу. Вы видите, эскадра разбрелась. Нас сдерживает вместе только присяга и чувство долга. А ещё эти русские. Предупредили, что не потерпят нашего ухода. Если мы пойдём на ваши условия вы должны будете прикрыть нас. У нас нет авиации.

Слова Дюфея сильно встревожили Холланда. Они надеялись усилиться за счёт французских кораблей тут и в Александрии и уничтожить русских в Катании. Нужно было срочно доложить.

— Договорились. Три часа.

В 13.00 Холланд и Дюфей снова встретились. В 13.30 поднялись на борт "Дюнкерка". Выяснилось, что адмирал снова спит. Холланда пригласили на обед. Как он не ненавидел сейчас эту французскую размеренность. Было видно, что все эти капитаны пытаются переложить ответственность на кого-то другого. Что бы потом не сказали: "Такой-то — предатель".

В 15.00 обед был закончен и было решено, что "Худ", "Арк Ройала", "Вэлиэнт" и "Резолюшен" подойдут поближе. Начались манёвры английских кораблей. Вдруг раздался подводный взрыв и из-под воды всплыли обломки. Была уничтожена одна из двух подлодок. Эсминцы затеяли карусель. Через часа два все успокоилось и новый взрыв. Вторая подлодка уничтожена. Опять карусель. К 19.30 все успокоилось. Солнце начало заходить. Крик смотрящих. Вдалеке показалась эскадра. "Русские" — подумалось многим. Практически никто не обратил внимания на странный шум со стороны берега. Внезапно взрывы на лёгких крейсерах. И ещё более внезапно из-за бортов линкоров и авианосца поднимаются странные летательные аппараты. Авиаторы может и слышали о таких, но это вообще были чудовища. И эти чудовища зависли на месте. Такого не бывает. А из летающих чудовищ посыпались ещё более странные чудовища. Такие, как инопланетян рисуют. Круглые головы без лиц. Уродливые фигуры. В руках странное оружие. И переговариваются жестами.

Через полчаса линейный крейсер "Худ", авианосец "Арк Ройал", старые линкоры "Вэлиэнт" и "Резолюшен" были захвачены. 11 эсминцев повреждены подлодками и сушками. Оперативное соединение H британского флота как боевая единица перестала существовать.

На французских кораблях настроение было ниже нуля. Только что их предали те, кого они считали союзниками. И им показали невиданную мощь. Правда в темноте были видны только взрывы, но моряки хорошо умели считать. Нет больше тут английского флота.

— Господа, — устало произнёс адмирал. — Меня только одно радует в этом, ну кроме того, что мы остались живы. Не мы это начали. И мы не сделали ни одного выстрела.

— И куда мы сейчас, господин адмирал.

Жансулю даже не посмотрел, кто спросил.

— Русский полковник посоветовал уходить в Дакар. Оставить там на кораблях только минимум экипажа, заняться выколачиваниям налогов. Есть присяга, но есть и честь. Будем создавать, как он посоветовал, Свободную Францию. На сначала зайдем в Александрию. Заберём наших.

Утром удивленная эскадра увидела на бывших английских кораблях французские флаги. адмиралу Жансулю были переданы документы на них.


Лейтенант Жюль де Вилье был потомственным дворянином еще со времён столетней войны. И сначала он не понял зачем его и его "разбойников" (сам подбирал, каждый из них в бою стоил нескольких, но и не любили их) отдали каким то русским. Но потом, на тренировках, он увидел, как мало ещё умеют его ребята. А ещё он осознал, надев на себя экипировку русских, что чувствовали его предки, надевая на себя доспехи. Но под ними хотя бы кони были. А тут все на себе и ножками. Но когда он впервые надел ПНВ и спустился в подземелье старой крепости он был поражен. Все вокруг отсвечивало зелёным. Да черт с ним, зелёным. Главное, что он видел в темноте. Он был в восторге. Потом их начали гонять по подземельям, имитируя захват корабля, чтобы они привыкли к узким местам.

И тут, поздно вечером 2-го июля, в темноте, прибыло 12 непонятных летательных машин.

Утром 3-го начали происходить непонятные вещи. Во-первых, у них взяли рапорта об отставке.

Ладно, все равно, они с ребятами, собирались уходить. Потом появился английский флот с явно угрожающим видом. Оказывается они решили забрать французские корабли. Было объяснено, что вечером английские корабли будут менять хозяев. Хорошее дело. Начались тренировки высадки из этих вертушек.

После обеда отдых. А вечером, в сумерках полёт на абордаж. Господи, никогда не не могли бы подумать, что можно захватить линкор за полчаса. Такого не бывает. А ещё было предложено перейти в русский флот.


Из Рима прибывали все более и более важные люди. Наконец Красатонова пригласили в Рим, где его представили самому дуче.

— Ну и как Вам, Степан Семенович, потомок Великих римлян, — поинтересовался начальник штаба?

— Величав. Хотя, скорее, пытается. Харизмы не меньше, чем у Лукашенко. Но если тот крестьянин, и по нему это видно, то этот пытается выглядеть потомком великого народа. Любят его, хотя и без особого фанатизма. Теперь важная информация. Прибыли немцы. Начинаем проработку операций по высадке в Триполи, захвате Мальты и Александрии.


— Разрешите, товарищ адмирал.

— Проходите, Сергей Сергеевич. Что-то важное? Хотя да. Извините, заработался. Без важного Вы бы не пришли. Слушаю Вас.

— К моему человеку на берегу подсел мужчина. Представился. Майор узнал его. Не важно как его зовут сейчас, на самом деле это Кных Яков Соломонович. Майор писал работу в академии, в том числе и по нему. Его через полгода арестуют, потом ещё через восемь месяцев осудят и расстреляют. После допросов такой интенсивности нет смысла оставлять в живых.

— Ну и что Вы думаете?

— Вербовать надо. Начнём "сливать" информацию через него. Мы ему, он нам.

— Ну, это Ваша епархия. Делайте, что считаете нужно. Что-то ещё?

— Англичане прибыли. Тайно. Кто с ними будет общаться?

— Давайте поручим Кульбинину.

— Разрешите идти?

— Идите, Сергей Сергеевич.


Полковник Кульбинин сидел в номере небольшой гостиницы, принадлежавшей одной из Семей. В дверь постучали. После приглашения в комнату вошли двое. Невысокий полноватый человек представился как Бекасов Иван Пантелеймонович, своего спутника — как майора Доверли.

— Прошу присаживайтесь, господа, — пригласил полковник на хорошем английском языке. — чем обязан.

Несмотря на показанное хорошее владение английским, беседу начал Бекасов.

— Майора и меня прислали разрешить некоторые неприятные вопросы, возникшие между нами.

— Да какие неприятные вопросы, черт побери, — вдруг вызверился англичанин.

— Ха, играют в злого и доброго полицейского. — Подумал Кульбинин. Наверно ждут, что сейчас я начну оправдываться. Ждите, ждите.

— Вы напали на Ройял Неви. Захватили наши корабли, убили наших матросов.

— Господин майор, — резко прервал полковник. — Вы можете привести конкретные доказательства? Покажите мне захваченные НАМИ корабли. Почему Вы решили, что это мы на вас напали? Доказательства, сэр. Я их не вижу. Это флот Его величества собирался атаковать сначала нас, потом французов. Извольте предоставить доказательства. А если не можете не смею Вас больше задерживать.

Англичанин встал, вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

— Зря Вы так с ним, господин офицер. Вы не правы, напав на Англию.

— Я искренне презираю таких людей как вы, господин Бекасов. Англия унизила Россию в Крыму, потом на Дальнем Востоке. После Великой войны, которая стоила России большевизма, ограбила Германию. Сделала все, чтобы к власти в этой Германии пришли к власти нацисты. И вы, как собачонка, служите ей. Пошёл вон, мразь.


Немцы начали прибывать в Катанию. Первыми он начали "строить" итальянцев. Потом попытались поставить русских в подчинённое положение. Один даже потребовал Кульбинина к себе с отчетом.

— Господин оберст. Почему Вы не прибыли ко мне, когда я Вас вызвал. — за столик полковника плюхнулся немецкий майор, даже не спросив разрешения.

— А ты кто такой?

— Я штурмбанфюрер Штольке.

— Я не спрашивал как тебя зовут. Ты, какой-то майоришка, вызываешь к себе полковника и требуешь от него отчета. Ты кто такой?

Полковник жестом подозвал вышибалу, показал ему на немца и на дверь. Лицо Луиджи озарила счастливая улыбка. Через пару минут майор вылетел на улицу, сопровождаемый пинком.


— Разрешите, товарищ старший майор государственной безопасности. — В кабинет Фитина вошёл его зам. — Сообщение из Италии от Мерзояна.

— Мерзояна?

— Кных Яков Соломонович. Внешне похож на армянина. Вот и проходит под этой оперативной кличкой. Выдаёт себя за армянина. По нашему поручению вышел на связь с "Сицилийской эскадрой". Они пошли на контакт, предлагают сотрудничество и торговлю. Просят принять их представителя.

— Торговлю?

— Вот их преложения.


— Разрешите, товарищ Сталин.

— Проходи, Лаврентий. Что у тебя?

— Вышли на контакт с "Сицилийской эскадрой". Мы так ее называем.

— А, этих под старыми флагами. Ну и что они хотят?

— Они предлагают обмен. Можно сказать торговлю.

— Они собираются с нами торговаться? Совсем ничего не боятся. Ну и что они предлагают? Что у них такого есть, чтобы мы заинтересовались? Выкладывай.

— Они предлагают нам координаты алмазных и золотоносных месторождений. Алмазы, по их утверждению, на европейской части СССР. Золото в разных местах. Далее. Полная карта нефтеносных районов Поволжья. Как они его называют "Баку 2". С характеристиками каждого месторождения. Технологии очистки нефти от вредных примесей. Чертежи нефтеперегонных заводов. Чертежи и макеты следующих поколений советской боевой техники.

— Очень интересно. А что хотят?

— Людей. Заключённых из системы ГУЛАГ.

— Людей из ГУЛАГА? А им можно доверять?

— Вот письма с предстоящими событиями. На каждом письме дата. Предупредили, чтобы заранее не вскрывали, иначе письмо самоуничтожится. В день события придёт инструкция, для каждого письма своя, как вскрывать. Ещё предупреждали, чтобы не пробывали вскрывать при красном свете, или в темноте. Не поможет. Предлагают прислать своего человека. Когда будем готовы, то связаться через Фитина.

— Хорошо. Давай подождём и посмотрим на исполнение их предсказаний.


С представителями еврейской общины выдался очень тяжёлый разговор. Представители эскадры пошли не к самым богатым или самым могущественным. Для начала они пошли к тем, кто умел молчать и кто имел что терять. Детей. Как бы не вели себя сначала, основная масса ломалась на кадрах, когда дети показывают номера на своих руках. Особенно женщины. Не везде, правда, женщин допускали к серьёзным разговорам. Но и там эти кадры ужасали. Иногда приходилось продолжать и показывать горы остриженных женских волос. Людей, вернее скелеты, обтянутые кожей. Штабеля трупов. При одной из таких бесед прозвучало.

— Что вы хотите? Чем мы можем вам помочь?

— Нет рабби. Это чем вы можете помочь сами себе. Мы же не хотим убийства всех этих людей, особенно детей.

На этом равин, очень уважаемый и влиятельный, у которого было семь внуков, сник.

— Да, вы правы. Что МЫ должны делать.

— Нам кажется, что в первую очередь надо спасать детей и молодежь. Тех, с кого может начаться возрождаться еврейский народ. Начинайте вывозить их мелкими группами, чтобы не привлекать внимания. В сопровождении серьезных людей. Создавайте фонды, куда можно отдать все, без чего вы можете обойтись: меха, украшения. Продайте особняки задешево нужным людям. Арендуйте земли для временного проживания в Испании, на Кипре, в Ливане. И полная секретность. А то начнёт кто-нибудь хвастать, что скоро все сбегут. Вот тут вам дорогу и перекроют.


— Разреши, мой господин.

— Так, опять довольная рожа. Ну, выкладывай.

— У нас, оказывается, есть подводный аппарат. С манипулятором. Что там в Сирии собирались под водой делать. Аппаратик так себе, но работает. По нынешним временам вообще что-то запредельное. Есть небольшая команда по его обслуживанию. Два аквалангиста и трое-четверо техников. Далее. Тут, недалёко, есть такой человек. Жан-Ив Кусто. Он ещё акваланг изобрёл. Вернее изобретет через три года. Мы ему кое-что показали, так что он с потрохами наш. И есть у нас три подлодки.

— И, не томи.

— Рядом, насколько ты знаешь Испания. И море вокруг неё засыпано золотом. Американским. Договариваемся с испанцами. Они организуют экспедицию, мы достаём золото. Нам 45 %. Им остальное, но на них оплата расходов.

— Думаешь получится?

— Так уже. Нашли золото. Ничего не трогали. Вызвали береговую охрану. Они чиновников с полномочиями из столицы. Нужно твоё согласие.

— Слушайте, но вы молодцы. Приступайте. А как с секретностью?

— Полная. Рыбу ловим. "Рыбаки" из береговой охраны. Чиновники, и их и наш, каждый "улов" обмеряют и взвешивают. Кусто наслаждается гидрокостюмом, аквалангом, маской. Человек просто счастлив. Правительство и мы при деньгах. Нашу долю золота сразу и обналичиваем. Вот и средства на наших счётах.

— Что с поездкой в США?

— Позавчера выехали. Взяли все образцы. Целый контейнер. Получили рекомендательные письма. От наших итальянских друзей. Итальянцы в Штатах ищут нужных нам людей. Готовы войти в долю.

— И у нас есть, что им предложить?

— Лекарства. Песни, которых ещё нет, но выпускать уже можно. Музыкальный бизнес он прибыльный.


— Товарищ Фитин.

— Слушаю, товарищ Генеральный комиссар государственной безопасности.

— Приглашайте в Москву представителя от "Сицилийцев".

— Слушаюсь. Они сейчас в Стамбуле. Разрешите выслать самолёт.

— Высылайте.


Случайно или специально, но по мужскому населению Катании и ближайших городков был нанесён коварный удар. Женщинам показали бразильский сериал. Мужчинам места возле экранов не осталось. Дошло даже до мальчишечьего бунта. Когда девочки и девушки пришли на просмотр очередного сериала возле входа в кинозал их встречала сидячая забастовка из мальчишек и подростков. И как это вообще возможно поменять монахов Шаолиня на какие-то поцелуйчики. Тьфу, противно. За возникшей сначала словесной перепалкой последовала попытка решить вопрос силой. Решительно настроенные отдельные синьорины и сеньориты не смогли оставить себя без зрелища. И тут стихийно возник лозунг: "Мужчина тоже зритель". В конфликт пришлось вмешаться власти и церкви. Был найден хлипкий компромисс. 60 % женщинам, 25 юношам и 15 мужчинам. Все остались недовольны.

На Сицилию прибыли представители немецкого командования. Началось обсуждение планов. По немецким выкладкам предполагалось, что русские станут тем тараном, который должен прошибить оборону англичан. А потом в прорыв войдут итальянские войска. Немецкие войска остаются на кораблях. Русских кораблях. Представители штаба Эскадры, сказав, что подумают, удалились.

На следующее утро представители германских войск попытались подняться на корабли Эскадры под предлогом, что им нужно изучить, где будут располагаться немецкие солдаты. На что им было указано, что пока совместный план не согласован никого на борт не пустят.

Ночью ушли все транспортные суда, за исключением двух танкеров и госпитального судна. На вопрос куда они делись последовал ответ, что к месту постоянной дислокации в Карибском море. Прибыв к берегам Испании транспорты, максимально изменив свои очертания, подняли португальские флаги и пошли в сторону Дакара.


— Как дело с добычей золота.

— Отлично, мой адмирал. Уже достали на три миллиона фунтов. Почему считаем в фунтах? Так он сегодня мировая валюта. У нас в испанских банках лежит около 50 миллионов песет. Это примерно два миллиона фунтов. Мы перевели в Испанию почти все деньги из Италии. Оставили только на текущие расходы. Поделились золотишком и с португальцами. Нашли корабль в португальских водах. Договорились — Португалии 50 %, испанцам и нам по 25. Португальцы к нам сразу подобрели и попросили поискать получше.

— Ну и?

— Вроде кое-что есть.

— Отлично. Что наши германские друзья?

— Вовсю считают себя хозяевами. Тут наши бравые контрразведчики обещали какую-то каверзу устроить. Но какую не говорят. Как говорится меньше знаешь, крепче спишь.


Обстановка в Катании потихоньку накалялась. Гимлереныши, как "ласково" называли немцев на Эскадре, все более наглели. Абвер напротив, вёл себя тихо и незаметно. Но намного более эффективно. Но даже он не мог предположить, что придумали русские с сицилийцами.

Как то в разговоре начальник контрразведки узнал, что в Эскадре находится большой любитель старого классического немецкого порно. Просто это была ностальгия по юным годам и в коллекцию он подбирал только, по его мнению, высокохудожественные фильмы. Подполковник аккуратно подослал к нему своего сотрудника и, покопавшись, причём не отвлекаясь на пикантные сцены, нашли порнушку под названием "Итальянский жеребец". Причём на языке оригинала. Да и кто будет дублировать порно. Фильм показали нескольким проверенным местным ребятам и объяснили что нужно делать.

В назначенный день в выбранной остерии ждали обнаглевших гостей. В округе не было ни одной нежной женской, и ни одной не окрепшей юношеской души. В положенный час завалили, громко гогоча, давно ожидаемые гости. Для них начинался обычный вечер. И тут включился проектор. На белённой стене пошёл фильм на немецком. Сначала это было принято с восторгом. Потом, потихоньку, некоторые начали озираться. И вот тут вступили итальянские комментаторы из народа. Они громко обсуждали немецких женщин, которых окучивал "жеребец" из Италии. Говорили, что немецкие мужчины на такое не способны. Откуда этим понурым меринам мерятся с половыми гигантами. И момент настал. Несколько немцев попыталось выключить, но их уже ждали.

Какая это была драка. Нет не драка, битва. Даже не так. БИТВА. Карабинеры стояли так, чтобы их не было видно, но они могли бы вмешаться в любой момент. Добровольные помощники из местных оттаскивали упавших или чересчур травмированных. На помощь германской армии пришла подмога из казарм. Но и их уже ждали. Вечер закончился полной победой местных. Но праздновать не стали. Люди с хорошо заметными следами на лицах уходили из города. Лекари, предупрежденные заранее о предстоящей драке, их уже ждали.

На следующий день слухи и рассказы начали распространятся по острову. Они вызывали два чувства. Восхищения, молодцы. И обиды, почему нас не позвали. В конечном случае все сводилось к требованию показать причину скандала. Но, увы, это было невозможно. Фильм был конфискован культпросвет работниками. Они внимательно просматривали не только этот фильм, но и другие. И "осуждали". Некоторые моменты "осуждали" по несколько раз.

Достаточно скоро "жеребец" попал в очень закрытый мужской клуб. И не только в Катании. И все это решительно "осудили". Даже церковь. Специально отобранные священники посмотрели и "осудили".

И, вскоре, на улицах сначала сицилийских, а потом и итальянских городов, вслед немцам раздавалось ржание, сопровождаемое словами "дас ист фантастишь". Немцы терпели. Но когда такое прозвучало вслед германскому послу, последовала резкая нота протеста. Из Рима приказали арестовать аппаратуру.


Гвардия из Рима высадилась в Катании. Но их уже ждали. Закрывая выход в город стояли женщины. С высоко и гордо поднятыми головами стояли юные синьорины. С хмурым, но решительным видом стояли сеньориты. С решительным видом стояли синьоры. И даже пожилые матроны стояли в общем ряду. Рядом с ними стояли их внуки, братья и сыновья.

И что это они придумали, в этом Риме? Лишить их дона Луисио и донны Роситы. Лишить их Дарта Вейдера и Хана Солы? Не бывать этому.

Две армии застыли напротив друг-друга. И тут в бой вступило самое страшное оружие в мире. Женские язычки. Передавая друг-другу микрофон женщины начали обсуждать солдат. И это было слышно везде. Как много нового о себе узнали эти несчастные юноши. И как только их достойные матери могли родить такое.

Наконец из рядов солдат вышел молодой офицер со стеком и брезгливым выражение лица. Он тыкнул стеком в толпу.

— Эй вы. Быстро разошлись. Марш по домам, вздорные бабы.

Толпа слегка раздалась, придвинулась вперёд и втянула офицера в себя. Через десять минут его вернули. Но что это был за вид. От мундира на нем осталась только форменная рубашка и фуражка. Вместо брюк были надеты красные кружевные панталончики. Губы были накрашены. Глаза подведены. Рубашка в поцелуях. И не в стыдливый девичьих, а, явно, опытных. Смеялись все. Хохотали девчонки. Всхлипывали от смеха мальчишки. Солдаты, отвернувшись, смеялись. "Браво, лейтенант" — кричали ему сослуживцы, которых он искренне презирал.

— Бог мой, — прошептал кто-то. — И ведь это сын советника короля. Он строил на него такие планы. Бедный мальчик.

Войска ушли из Катании. Народ выиграл эту битву. Но всем было понятно, что они вернутся. Назавтра траурно одетые горожане провожали аппаратуру обратно на корабли.


— Разрешите, товарищ адмирал.

— Заходите, Сергей Сергеевич. Вы с очередным докладом? А что наш контрразведчик?

— Зря Вы, Степан Семенович. Работы у парня очень много. А тут еще этот скандал с немцами. Он уже не рад, что затеял. Хотя результат получился просто отличный. Немцы настолько взбешены, что это будет мешать им думать. К тому же, я думаю, удалось ещё раз столкнуть Канариса с Гиммлером.

— А поподробнее можно?

— Вы что, ничего не знаете?

И Попов рассказал адмиралу хронику последних событий.

— Надо быть особо готовыми. Немцы попробуют отомстить. С наших судов они должны десантироваться первыми. Объясните все нашим переговорщикам и дайте им инструкции.

— Хорошо. Я все обдумаю. Дежурный. Коломойского ко мне.


— Вызывали, товарищ адмирал?

— Докладывайте.

— Если по делам контрразведки, то это Вам лучше полковник Попов доложит. С анализом и выводами. На мне текущая работа.

— Что в экипажах?

— Люди пытаются адаптироваться. Кто лучше, кто хуже. Кто по детям особо тоскует начали заниматься с местными ребятишками. Учат там их чему-то. Отходят сердцем. Сыграли четыре свадьбы.

— Ого, уже и любовь началась?

— По любви только одна. А другим мы объясняли, что нравы тут строгие. А им "свободной" любви захотелось. Теперь женаты. Жены на "Пирогове".

— Что с местными?

— Мир и дружба. Был репертуарный конфликт, но власти и церковь его разрешила.

— И что за конфликт?

— Ну одним хотелось побольше романтики, другим побольше мордобоя. Как то решили. Очень понравился "Гладиатор". "Золушка", "Учитель танцев" очень хорошо приняли. "Укрощение строптивой" тоже. После "Собаки на сене" все юное женское население влюбилось в Боярского.

— И как они смотрят? Перевели?

— Наложили звук. Помните, как на первых видео кассетах. Но голос не такой гнусавый. Тут целая битва вышла между актерами. Нужно было озвучивать "Ромео и Джульетту". Какие интриги, обвинения в бездарности. Из Неаполя примчались.

— Ну и как выкрутились?

— Закрытые прослушивания. Выбрали большинством голосов экспертов.

— А на чем вы показываете. У нас, что так много телевизоров?

— Да нет, что Вы. Когда-то жидкокристаллические экраны были маленькие и очень дорогие, были сделаны специальные проекторы. Они подключались к компьютерам и проецировали изображение на экраны. Потом их все отправили на склад. Наши спецы там чего-то помудрили. Теперь можно и видео смотреть. Вот и отправили в Сирию.

— После этого налёта, что все забираем?

— Официально да. А так немного оставим. "Нужным людям". Для повышения авторитета.

— И много оставим?

— Да пока, практически все. Место показа будем менять все время. По малейшей тревоге — прятать.

— Хорошо. Продолжайте. Решил Вас наградить. Вот, возьмите медальку. Из шоколада. Ешьте с гордостью.


В Москву отправлялся подполковник ГРУ Парамонов. С двумя помощницами. Тоже из ГРУ. В качестве охраны попросили двух бойцов из "контрактников". Парамонов с сотрудницами отправился знакомится. С ним, в качестве сопровождающего, выделили молодого мичмана.


— Добрый день, господа, — приветствовал гостей Мишин. — "Сюрикен", подойди.

К ним направился невысокий крепкосложеный мужчина лет тридцати.

— Странно, — произнёс мичман, — а он на армянина совсем не похож. Ведь фамилия армянская?

Зал с наемниками грохнул. Смеялись все. Карапетян подошёл к "Сюрекену", обнял его и назвал братом. Мишин протянул металлическую звездочку с острыми, хорошо заточенными лучами.

— Вот это и есть сюрикен. Японское метательное оружие скрытного ношения.


Самолёт из Стамбула доставил трех мужчин, двух женщин и несколько ящиков с оборудованием.

— В гостиницу "Москва", — приказал Парамонов.

— Вам выделено для проживания место в Подмосковье, — попытались возразить из встречающих.

— Я велел в "Москву". Садимся. Поехали. Ящики на Лубянку и не вскрывать без нас.

В гостинице им быстро организовали три номера. Смежные с внутренними дверями между ними. Через два дня, которые приехавшие потратили на знакомство с городом, их пригласили.

— Лейтенант госбезо… — начал было представляться хозяин кабинета, куда проводили подполковника, но был оборван.

— Вы уполномочены принимать решения?

— Да как вы смеете прерывать меня? — начал заводится лейтенант.

— Насколько я понял, нет. Всего хорошего.

Парамонов встал и пошёл к двери.

— Стоять, охрана.

Внезапно раздался звонок телефона. Лейтенант взял трубку, молча выслушал. Положив трубку произнёс.

— Следуйте за мной.

Пройдя по широким пустым коридорам, несколько раз поднявшись и опустившись они подошли к большой дубовой двери. Лейтенант молча открыл ее, пропустил подполковника, остался за дверью. Внутри дежурный офицер встал и открыл дверь в кабинет. Парамонов зашёл. За столом в кабинете сидел Берия.

— Здравствуйте, Лаврентий Павлович. Начнём беседу?

— Садитесь.

— Э, нет, — улыбнулся Парамонов, — слово "садитесь" из Ваших уст звучит двусмысленно. Я лучше присяду.

И он сел (присел) на стул возле стола.

— Вот список, что нам нужно к началу показа.

Он положил на стол небольшую пачку бумаги.

— Продолжим?


— Ну, что скажешь, Лаврентий.

— Ведёт себя так, как будто за ним сила. Большая сила. Чувствуется профессионал. Показал мне кадры начала войны с немцами. Нашей войны, которая должна начаться через год. Колоны наших военнопленных, ведомых всего несколькими охранниками. Разбомбленные наши города. Это тебе, Коба, надо увидеть самому. Сталинград, лежащий в руинах. Неужели мы пустили немцев до Волги.

— Не подделка?

— Такое подделать нельзя.


Позже, на Лубянке, состоялась встреча со специалистами. Начали с конструкторов танков. Им было показаны отрывки из фильма "Белый тигр".

— Предупреждая вопросы сразу скажу, — начал Парамонов, — на кадрах игровое кино. Не документальные съемки. Но участвует реальная боевая техника. Т-34 последней модификации с пушкой 85 миллиметров. Его противник немецкий танк Т-V "Тигр". Был сделан как ответ на Т-34. Мы можем выдать вам полные чертежи и технологические карты и не дать вам пойти по тупиковым линиям.

Авиаконструкторам были также показаны кадры из фильмов про лётчиков.


— Давайте решать, Лаврентий Павлович, берёте товар?

— И каковы ваши цены?

— За золотые месторождения, замечу не маленькие, по 50 тысяч человек. Алмазное, одно из крупнейших в мире. Причём алмазы это не только украшения, а ещё и обрабатывающая промышленность. И это всего 100 тысяч. Поволжская нефть с технологиями по нефтепеработке. С чертежами нефтеперегонных заводов тоже 100 тысяч. Технологии по танкам и авиации по 50 тысяч. Это пока. Сейчас вы нас допускаете в архивы и мои сотрудники создают базу заключённых. Мы сами будем отбирать людей. Забирать будем целыми лагерями, но не надейтесь сдать нам уголовников. Не надо. Также не надо подсунуть нам только доходяг. Мы их тоже возьмём, но позже. И детские дома начнём забирать. Тоже позже. Вы же видели кадры начала войны и сколько обученных солдат вы потеряли. Поскупитесь сейчас, потеряете больше.


— Ну что, Лаврентий, будем торговать с этими?

— Хочется пристрелить его, но, чувствую, нельзя. Пока.

— А что там за история конфликта их охранников с твоими ребятами?

— Идиотская история. Решили обыскать их дамочек. Так их охранник, один, отправил в больницу 10 моих.

— С чего начнём? Алмазы, золото, нефть?

— Я подготовил план. Вот он. Людей мы уже начали грузить. В Архангельске на наши суда. Во Владивостоке на нанятые ими.


Потянулись тонкие струйки еврейских беженцев. Из Германии и Франции в Испанию. Из стран восточной Европы через Румынию и Болгарию на Кипр.

Вывозимые из СССР следовали в Ирландию и Вьетнам.


— Как там наши транспорты?

— Вышли из Анголы. Под бразильскими флагами. И с бразильскими документами. Набрали португальцев в экипаж. Но не много, только для английской проверки. А наши суда, русские имеется ввиду, на подходе к Карибам. Ну так докладывают все разведки.

— И когда они прибудут в Мозамбик.

— Мы рассчитываем недели через две-три.

— Ну вот тогда и начнём прорываться.


Наступил конец сентября. Прибыли немецкие штурмовые части. 20 сентября итальянский флот вышел в направлении Триполи. Итальянские войска, поддержке немцев начали наступление вглубь Египта, оттягивая англичан от Канала.

Первого октября прибыли части СС. На следующий день десант вышел на штурм Мальты. Русские демонстративно оставались на рейде Катании. Не хватало только двух БДК. Но их исчезновение никто и не заметил. Это было тихо и незаметно.


3 октября был созван малый совет Эскадры.

— Товарищ адмирал. А мы зачем в это влезаем. Уйдём тихо, незаметно.

— Увы, Павел Петрович, уйти тихо не получится. Все уж очень очевидно нацелились на наше имущество. Хорошо хоть не знают, что ушло на транспортах. Полностью уверены, что там ничего особо ценного для них. "Совершенно случайно" разведка, и не одна, под видом воров забиралась на транспорт со строительной техникой. Да, кстати, что там у нас есть. Потом покажете список. Так вот, возвращаясь к вопросу, зачем нам это нужно. Войны, которую потом назовут Великой Отечественной, не избежать. Все равно Гитлер нападет. Но очень хочется войну оттянуть. Хотя бы на год. А на два только мечтать можно. И наша цель связать немцев с англичанами битвой за Канал. Надолго. В нашей истории война в Африке для Германии была второстепенной. А этом мире мы попытаемся вовлечь немцев посерьезней. И Германии и Англии подкинута информация о нефти в Заливе. Достоверная, но преувеличенная. Что там есть источники нефти буквально в нескольких шагах от берега. Будем пытаться, чтобы Германия на время забыла об СССР, а англичане про нас. Понятно. Далее. Что у нас с Америкой?

— Как говорил мой оболтус, мир, дружба, жвачка. Вы же помните, что с нами ехали журналисты. И с ними был бывший музыкальный продюсер.

— Бывший?

— Ну, ему посоветовали уйти из бизнеса. Очень убедительно. И он решил остаться продюсером, но не музыкальным. Ну да ладно, продолжаю. И вот Саша Ардюшкевич становится Алексом Ардью. С нашими итало-американскими друзьями развернули мощный музыкальный бизнес. У них сейчас одна из самых популярных компаний. И они делают неплохие обороты. Плюс профи из нашего времени в рекламе и развлечениях. Решили нас не кидать. Причём сами решили. Потихоньку раскручиваем медицинский бизнес производства лекарств из нашего времени. На это нужно время. Лабораторные исследования и прочая бюрократия. Но колеса смазываются вовремя и патенты мы скоро получим. Образцы боеприпасов размещены, изучаются. Причём по частям, не зависимо друг от друга. Надеюсь что месяца через четыре, ну или полгода будут рабочие модели. С помощью итальянских и еврейских друзей нашли готовые к продаже нефтеперерабатывающее и металлургическое предприятия. Патронный завод. То есть мы их покупаем. Дёшево. Разбираем и перевозим. Сейчас получаем разрешение. От имени Венесуэлы. Вот же там и продажные чиновники. Подбросили немцам информацию о вывозе золота из ЮАР. А англичанам информацию о планах немцев на перехват этого золота. То есть вывезти его они не успеют. А нам оно пригодится.

— Товарищ адмирал, если мы будем базироваться в португальском Мозамбике, не смогут англичане надавить на Португалию и заставить нас уйти.

— Мы заканчиваем переговоры об аренде Мапуту. Не только порта, но и всей провинции. На 50 лет. Следующий вопрос. Сколько у нас народа?

— Потысячи с небольшим бойцов из ЧВК. Морпехи и десантники чуть более 2000. Матросы, которых можно снять с кораблей. Наверно человек семьсот. Французы де Вилье тысяча. И ещё еврейские мальчики из Европы, молодые русские эмигранты. Сейчас они а Кипре. Необученные. Вместе человек 800. Итого около пяти тысяч, более тысячи из которых не обучена.

— Список имущества на транспортах готов?

— Да, вот он.

Танки Т-62 — 75 штук.

БМП-1 — 80.

САУ "Гвоздика", "Акация" — вместе 15.

Гаубица Д-30 — 55.

БТР — 80, 82А — 22.

Шилка -7.

Миномет "Василек" — 14.

"Буратино", "Град" — вместе 8.

Простые минометы 2Б14 "Поднос" — 45.

РПГ, снаряды, патроны, ракеты для СЗО.

Автомат Калашникова — 5000.

Трейлеры МАЗ для перевозки танков, экскаваторов, бульдозеров -6.

Автомобили ГАЗ "Садко" — 60, ГАЗ-66 — 24.

Автоцистерны для бензина и воды-7.

Строительная техника бульдозеры, подъемные краны, экскаваторы, самосвалы.

Медицинские автомобили ЛУАЗ-967, УАЗ "Буханка" — вместе 13.

"Тигр", "Рысь"- вместе 28.

Полевые кухни -5.

Хлебопечка — 2.

Вертолёт Ми-28 и Ка-50 — по 3 каждого, МИ-35М — 2,

Як -130 — 4.

БПЛА-12.

Велосипеды 760.

Мотоциклы 120.


2015 офицеров и солдат, направляющихся на замену охране аэродромов ВКС.

523 сотрудников ЧВК.


На авианосце Миг-29 10 штук, вертолёты К27/29 — 12 штук.

На сторожевиках 2 вертолёта К-25д.


— Вроде бы и хлам, по меркам нашего времени. Но сейчас это просто запредельная техника. Какая информация из Москвы?

— Из Мурманска и Архангельска вышли первые корабли с "переселенцами". Пять тысяч. Для наблюдения набрали добровольцев из молодых русских эмигрантов из Штатов и Европы. Дали нейтральное название "Российский красный крест". Взяли самых молчаливых и спокойных. Добавили несколько наших из СВР и ГРУ. Здорово нам помогают. Отсеивают уголовников, откровенных доходяг. Доходяги помещаются в госпитали, подлечиваются и идут по двое-трое за одного здорового. Из Владивостока 2 корабля выйдут через пару дней. Очень помогают базы НКВД, к которым получили доступ. Страницы с биографическими данными сканируются, обрабатываются и помещаются в память. Открыто на нужных людях внимание не заостряем, но аккуратно отслеживаем. Большевики начали строить заводы на Урале и потихоньку вывозить специалистов и рабочих из западных областей. Чтобы потом не проводить эвакуацию, как в сорок первом. Решили распахать целину. Но аккуратно. Устраивают посадки деревьев, чтобы не могли разгуляется ветра. По нашему совету вместе с тракторами пустили устаревшие танки без башен. Заодно новобранцев-танкистов обучают. Проводят инспекции иранских железных дорог. От Залива до Каспия.

— Отношения с русской эмиграцией налаживаются?

— Вполне. Но мы тут проводим осторожную политику. Они нас прощупывают. Много "засланцев" от разных правительств и группировок. Хотят нас начать контролировать. Есть и наши сторонники. Готовые быть с нами до конца. Разделяем, приходящих к нам, на две группы. Первые это "дружинники". Военизированная организация по подготовке воинов. Дали им в наставники военспецов из ЧВК. Хотели назвать чвкистами, но слишком созвучно с ЧК товарища Дзержинского. Отказались. Потом найдём название. Вторые это "общественники". Занимаются гуманитарными проектами. Пока два основных направления — "Красный крест" и гражданские специалисты. Учителя, почвоведы, агрономы ну и тому подобное. В Марселе показали "Небесный тихоход". Заранее объяснили, что лубок. Фильм 1945 года производства, но раскрашен. В результате сформирована франко-русская женская эскадрилья. Учить летать не надо. Умеют. В Южной Африке могут спокойно летать на бипланах. Английскую авиацию мы зачистим. Думаю большой опасности для них не будет. Далее. Наши специалисты изучают возможность замены на вертолетах ракетных установок на нынешние авиационные пушки.


Пятого октября Мальта пала. На немцев БДК произвели впечатление своей функциональностью. Но поскольку остального флота с ними не было, с захватом решили подождать до Александрии.

Ромель удачно давил на англичан и от Канала войска были оттянуты. Александрия готовилась к отражению атаки с моря.

20-го октября русская Эскадра и итальянский флот отправились к Александрии. Немецкие и итальянские десантники были допущены только на БДК "Красноярск" и "Севастополь". Германское командование попалось было "прокачать" права и потребовало доступа на все корабли Эскадры, но было молча проигнорировано. 27-го к Красатонову были вызваны командиры немецких и итальянских штурмовых отрядов. Им было доведено, что Александрия слишком хорошо защищена и высадка будет проводиться в Порт-Саиде. После чего командиры были отпущены без комментариев на их возражения.

Ранним утром 28-го флот подошёл к Порт-Саиду. Со всех четырёх БДК был высажен десант. Немцев, пытавшихся остаться на судах, буквально выкурили химическими гранатами. Англичане не ожидали десанта и быстро сдались. Эскадра начала втягиваться в Канал. Оставив небольшой заслон десантники Эскадры с обоих сторон канала на БТРах пошли к Красному морю. Когда к Порт-Саиду подошли итальянские транспорты с десантом, заслон снялся и поспешил вслед за товарищами.

Немецкое командование с бешенством смотрело вслед уходящим кораблям. Как они посмели уйти. Ведь они должны были умереть здесь, встав на пути англичан. Уходят. А ведь это были уже немецкие корабли. Не важно, что русские думают иначе. Ведь так решили в Берлине. И как только посмели эти русские варвары обмануть немецкий народ? Как они посмели забрать немецкое имущество. Такое не может принадлежать каким-то недочеловекам. Ненавижу.


В Берлине Гиммлеру пришлось оправдываться за провал операции по захвату русских кораблей. Он попытался свалить все на Канариса, но тот был готов. Ведь он подавал доклады и предупреждал. И сейчас предупреждает, что англичане перебрасывают к Каналу войска и технику из Австралии, Южной Африки и Индии. Много войск. В Африку срочно нужны подкрепления.


Эскадра уходила на юг.

Часть 2. Не ходите в Африку гулять

Эскадра уходила на юг.

Корабли с беженцами, первоначально собиравшиеся на Кипре, прошли Канал несколькими днями раньше. Нагнали их уже за Африканским рогом. Поприветствовав друг друга, Эскадра не стала задерживаться, а проследовала дальше. Английские транспорты с войсками, спешившие не север, опасливо сторонились.

Вот и Мапуту. Местная власть уже была предупреждена о необычных гостях. Так что, обошлось без недоразумений. Для соглядатаев делался вид, чтоб тут временная остановка на пути дальше. Слухи ходили разные. И Южная Америка, тем более, что там русские себя хорошо показали, и Океания, и Карибы.

Через три дня, практически одновременно, прибыли транспорты и пароходы с еврейскими беженцами.


Совещание, или как его ещё называли, посиделки в своём кругу, собрали тем же вечером. Состав был привычным — Красатонов, начштаба и полковники из СВР и ГРУ. Таким составом они собирались либо по поводу важных решений, либо перед заседанием совета Эскадры.

— Докладывай, — повернувшись к начштаба предложил Красатонов.

— Транспорты дошли все и без приключений. Шли под флагами нейтралов. И с их документами. Беженцев прибыло восемь тысяч. Много детей и молодежи. Но хватает и взрослых. С Кипра успели забрать всех. Следующих, наверно, придётся везти через Испанию. Транспорты, с купленными в США заводами, сейчас где-то в районе Амазонки. Дойдут до Буэнос-Айреса и развернутся к нам. Это займёт чуть больше месяца. Суда с "переселенцами" из СССР в пути. Восточный маршрут проходит из Владивостока до Сайгона. Отдых. Пополнение запасов и к нам. Западный тоже самое, только через Ирландию. Она у нас нейтральная. По моим данным в пути сейчас около 25 тысяч человек. И тысяч 150 ожидают отправки. Судов не хватает. Надо заказывать или покупать.

— Разрешите, товарищ адмирал.

— Да, Сергей Сергеевич.

— Скоро американцы начнут клепать стахановским методом транспорты. Сначала серию "Оушен", потом "Либерти" и, наконец, "Виктори". У каждого были свои недостатки и достоинства. "Либерти" были дешевы, но на первых из партии качество было отвратительным. Некоторые даже разваливались в море. Пусть наши "научники" посмотрят и скомпонуют модель для нас. Недорогую, надежную, с приемлемой скоростью и вместительностью ну и прочее. И пусть подготовят и массовые модели для быстрого производства для их продажи американцам. Или сами будем участвовать. Да, и какие суда нам нужны?

— Конечно транспорты. Грузовой и пассажирский. Именно пассажирский транспорт, а не просто пассажирское судно. Траулеры и рыбные базы. Китобои. Танкеры как для нефти, так и для готового топлива.

— И кто на этом всем работать будет? Эскадру разорять?

— Будем вербовать моряков в Норвегии. Ищем пути вывоза с семьями. Датчан подталкиваем к выезду в Гренландию и Исландию. А уже в этих странах будем нанимать. И местных тоже. На рабочие должности на траулерах и плавбазах планируем китайцев. Наймём, так же, моряков в Южной Америке. Ирландии.

— И какие у нас планы по народу.

— Наших соотечественников почти 900 тысяч. Это за те проекты, за которые уже договорились. Сколько будет точно сейчас сказать трудно. Есть доходяги, которых ещё лечить надо. Особо слабые лечатся в портах отправки. Кое-кто остаётся долечиваются портах перегрузки. Есть те, кто не дожил. Вы знаете, откуда в нашем языке появилось слово чмо? Лагерное сокращение: "Человек Морально Опустившийся". То есть в лагерях они переставали следить за собой. Бриться, мыться, ухаживать за одеждой. Вот таких нам подсовывают много. Иногда стараемся не брать, но жалко их. Может здесь отойдут. А нет, пристроим куда нибудь. Чмо и доходяг мы берём две-три души за одну здоровую. Короче, наших мы надеемся получит от полутора до двух миллионов. Пытаемся забирать с семьями. Передаваемые нам "осужденные" встречаются с родными. В присутствии наших добровольцев. На встрече сообщают, что члена семьи высылают из СССР и предоставляют возможность ехать с ним. Если согласны, то семья идёт немного по более высокой цене. Начали забирать детские дома. Делаем внезапную проверку, и если условия у детей плохие, забираем дом целиком. Большевики начали срочно улучшать быт в детдомах.

— Просто отлично. Пустите слушок, благодаря кому стало лучше. Продолжайте.

— Слушаюсь. Евреи расселяются по свету, но большая часть пойдёт сюда к нам. Бизнесменов пытаемся переправить в Северную и Южную Америки. А сюда направляем, в первую очередь, ребят призывного возраста и чуть младше. А также ремесленников и в сельское хозяйство. Хозяйственников. Обещали создать им армию. Они помогут нам тут. Мы пообещали им после окончания войны в Европе отвоевать Землю обетованную. Отличное место контролировать нефтеносные районы, не влезая в них. И китайцы-корейцы. Выкупаем пленных у японцев и принимаем беженцев. Отличные работяги. Думаем набрать миллион-полтора. Все вместе взятое будет хорошим противовесом бурам и местным чёрным. Предлагаем забрать прибалтов и пленных поляков. Вы, возможно, помните, что расстреляли только польскую элиту. Не любят элиту большевики. А множество пленных солдат собрали где-то на Волге и создали армию под командованием Андерса. Правда вооружать Сталин побоялся и, потом, отдал эту армию англичанам. Через Каспий в Иран. Англичане их вооружили и поляки воевали на Ближнем востоке и в Италии. Пообещаем им сохранить армию. Ну и прочее.

— Позвольте.

— Да, Сергей Сергеевич.

— Я бы не стал это делать. У поляков есть своё правительство в Лондоне. Плюс ребята крайне злопамятны. Могут в Южной Африке выступить против нас. Так же и с прибалтами. Лучше на эти, как говорится, деньги наших мужичков набрать. А поляков пусть "сдадут" англичанам. Причём прямо сейчас. Бриттам нужны солдаты на Канале. А поляки против немцев будут воевать с большим энтузиазмом.

— Здравая мысль. Спасибо. Давайте этот вопрос отложим. Продолжайте.

— Тут де Вилье интересную информацию подкинул. Он у нас одновременно в двух ипостасях. Союзник и подчиненный. Знает наши планы по поводу этих земель. Полностью одобряет. Очень обижен на англичан. Плюс память предков, столетиями сражавшихся с наглыми островитянами. Так вот, к нему обращаются французские офицеры и солдаты с просьбой зачислить к себе. Но возникает вопрос подчиненности. Не все хотят идти в иностранную армию. С другой стороны создавать воинские подразделения во французских владения не позволяет правительство в Виши. Сейчас, пока тонкая, струйка бывших солдат из Франции просачивается в Испанию, а оттуда в Африку. В "Свободную Францию", как они ее называют.

— А давайте, чтобы избежать недоразумений, назовём это экспедиционным корпусом. При Эскадре Южно-Африканской России.

— Южно-Африканская Россия? ЮАР? А сокращение не занято?

— Нет. У них там ещё Южно-Африканский союз. Так что свободно.

— Хорошее предложение. Тут мы подсунули де Вилье информацию, что Наполеон VI Бонапарт, так называемый "Титульный император Французов" сейчас служит под другим именем во французском Иностранном легионе в Северной Африке. Загорелся мальчик.

— И что это у нас будет? Французский императорский экспедиционный корпус при командовании Эскадры Южно-Африканской России? Сам черт язык сломает.

— Ну почему так сложно. Просто французская императорская армия. Скромненько и со вкусом. Продолжайте.

— Надо обсудить американские дела.

— Возникли проблемы?

— Пока нет, но скоро будут. У наших музыкальных деятелей дела пошли хорошо. Потекли денюжки. А вы же знаете, что очень многие считают, что эти деньги им нужнее. На итальянцев начинают, как у нас говорилось, наезжать. Пока они отбиваются, но, скорее всего, это разведка боем. Надо отправлять наших ребят на помощь.

— Хорошо. Подберите бригаду по "защите". Скоро прибудет "Североморск", на нем и отправим. Этот источник свободной валюты отдавать нельзя. Самим нужен.

— Позвольте спросить, — с ехидцей в голосе поинтересовался ГРУшник. — И что это у вас дамочки на палубе рисуют. Развесили какие-то картинки и с умным видом рассматривают и обсуждают?

Адмирал с начштаба громко рассмеялись.

— Позволь я, — обратился к начштабу адмирал. — Тут такая история. Как вы, наверно, знаете мы вынуждены были создать женскую эскадрилью. Гагуа хоть и "настоящий мужчына", но долго не продержался. А мы так на него надеялись. Подвёл. Так вот, на "Арк Ройале" взяли трофейными английские этажерки. "Свордфиш". 15 штук. Наши дамочки прознали, что советские летчицы назывались "Ночные ведьмы". Название понравилось, только слово ночные убрали. Стали просто "Ведьмами".

— Почему стали. Всегда были. Вот Георгий Давидович до сих пор их стороной обходит.

— Так ему и надо. Не смог выполнить просьбу начальства. Ладное продолжу. Решили раскрасить самолеты по своему и организовали конкурс. Разные там мётлы, шляпы, чёрные коты.

— И к чему пришли.

— Как всегда, к самому ужасному. Покрасили целиком в чёрный цвет и нарисовали большие зеленые глаза. Да ещё и фосфорицидной краской. Идёшь в ночью по палубе, а на тебя из темноты смотрит громадный зелёный глаз. Жуть.


Через два дня "Североморск" доставил договор об аренде провинции Мапуту. Он был составлен так, что формально это русская земля, а фактически все оставалось по прежнему. Единственное, чем полностью владела русская администрация, это железной дорогой до границы с Трансваалем и порт в Мапуту.

Взяв на борт бойцов из состава ЧВК, названый спецотрядом "Защита", подлодка вышла к Нью Йорку.


14 ноября в Трансваале произошла Рэволюция. Продажный оккупационный режим английских плутократов был свергнут и вся власть перешла к Народному комитету. Манифест о переходе власти был написан настолько демагогически, что все растерялись. Такой компиляции марксизма и национализма ещё ни у кого не было. Тем более, что революцию поддержали хорошо вооруженные войска. Зареволюционили всю территорию Трансвааля, большую часть Оранжевой республики и север провинции Наталь. Заодно и Свазиленд. Туда просто ввезли большое количество алкоголя. Хорошего алкоголя, ведь король плохое не пьёт.

Железные дороги в Дурбан и другие приморские города были разобраны на протяжении 50 миль. Но так, чтобы не повредить своей транспортной системе. Причём разбиралось очень аккуратно, а не ломалось. В Претории было конфисковано 327 тонн золота и большое количество алмазов. Рудники были национализированы и перешли в собственность нового правительства. Правда контролировались они солдатами отнюдь не бурского происхождения.

Банки, хранилища золотого и алмазного запасов также были под охраной "добровольческих отрядов" союзников. 320 тонн золота было тайно перевезено в другое место, а вместо него были положены свинцовые чушки, покрашенные золотой краской. Сверху на них лежало настоящее золото. Этот натюрморт показывался многочисленным правительственным комиссиям, желающим удостоверится в собственной значимости. Им даже разрешалось потрогать. Все, в том числе и английская и германская разведки, были уверены, что золото на месте.

Алмазы вывезли только для технических нужд. И на огранку. Правительство позволило специалистам-огранщикам, переехавшими из Амстердама, отобрать камни для работы. И из отбора мастерами образцов было организовано целое шоу.


Руководство Южно-Африканского союза решило немедленно подавить "незаконный" переворот и примерно наказать бунтовщиков. В мятежные республики были отправлены все боеспособные части. Неприятности начались практически сразу. Железные дороги оказались разобраны. Автомобили, в первую очередь везущее воду, выводились из строя. Выстрел издалека или по колёсам, или по капоту. Иногда можно было что-то исправить на ходу, но чаще всего автомобиль приходилось оставлять. И тащить на себе боеприпасы, воду, продовольствие было тяжело. От лишнего продовольствия пытались отказаться. Помышляли охотой. Но на это тратились боеприпасы. Невидимые стрелки открыли охоту на офицеров, особенно старших. Нет, их не убивали. Просто лишали подвижности. А раненый офицер при отсутствии транспорта, это либо два солдата, либо лошадь. А их грузы перераспределялись между другими (фургоны были сожжены одними из первых). И никто не видел нападавших. С войсками, двигавшимися от Дурбана, вообще поступили гадко. Однажды утром над английским лагерем появились чёрные самолеты. Поднявшись высоко, чтобы уменьшить вероятность попадания в них, они начали бомбардировку. Нет не бомбами. Мешками с жидким дерьмом. Что туда было добавлено для усиления запаха неизвестно, но воняло все. Мундиры стирали по несколько раз, но от них все равно пахло. Пахло от палаток. Даже от еды. И эти налеты начали повторяться каждое утро. Они появлялись одновременно. Первые лучи солнца и чёрные дерьмовозы. Пришлось возвращаться.

К лагерю двух батальонов Эдинбургского королевского полка в один из вечеров вышли неожиданные парламентеры. Под большим белым флагом подъехали странные машины. После недолгих переговоров было объявлено, что будет показан фильм. Им показали "Бравое сердце". Про того, чьё имя знали все, про национального героя Шотландии. Особенно сильное впечатление произвела сцена казни. Финал был встречен с восторгом.

Аппаратуру погрузили обратно на автомобили, и они отъехали в ночь. И оттуда вдруг раздался звук одинокой волынки. Громкий, чистый и такой прекрасной. И призыв.

— Гордые сыновья Шотландии, уходите назад. Нам не нужны ваши жизни.

Утром офицеры шотландского полка собрались на совещание. Стоять могли только младшие офицеры.

— Ну, что скажете, господа.

— Разрешите, сэр. Я считаю, что нужно отступить. Враг нас ждал и подготовился. А мы нет. Отойдем, доложим начальству, подготовимся и вернёмся.

Полковник ненадолго задумался.

— Наверно это единственное правильное решение на сейчас. Отдавайте приказ о возвращении.


Лондон был в бешенстве. Правда джентельменам показывать своё настроение на публике было нельзя, но внутри закрытых клубов и правительственных кабинетов настроение было однозначное. Как они посмели. Владельцы национализированного имущества требовали мер и возврата своего. Объяснения воинского начальства были приняты, но их все равно отстранили и отправили в другие места. Правительству Португалии была выслана нота, скорее похожая на ультиматум. Португалы развели руками. Прекрасно, мол, понимаем. Обманули нас. Но ничего сделать не можем. Нет у нас таких сил. Уж если у вас не получилось… Но высадке английских войск препятствовать не будут.


— Степан Семенович, есть отличные новости. Испытали первые головки самонаведения для торпед. Конечно с нашими не сравнить, но работают. Будем доводить до ума.

— Как это испытали? На ком? Где?

— На гражданских и военных кораблях. Между Нью Йорком и Европой. Да не переживай. Торпеды были без взрывчатки. Главное сумели попасть, или нет. Как я уже говорил испытания прошли удовлетворительно. Новые боеголовки срочно везут сюда. Торпеды же готовы. Будем обороняться.

— Заряды на торпедах сделать уменьшенные. Нам надо не потопить, а повредить. Что ещё?

— После первой неудачи Лондон решил отнестись к нам серьезно. Надавили на португалов. Получили разрешение на нападение на Мапуту. Местное население предупредим за несколько дней. Хотят развернуть транспорты из Австралии с войсками на нас. Из метрополии идёт флот.

— Наши планы?

— Встретим и проредим флот сначала возле Кейптауна, потом будем потихоньку вредить им по дороге. Десант из австралитян попугаем и попытаемся развернуть туда, куда плыли. Наши ведьмочки уже готовят какой-то сюрприз.

— Интересно. Случайно не в курсе?

— Не говорят. Ведь сюрприз.

— Ещё сюрпризы есть?

— Нет, хотя английская разведка считает, что есть. На Новый год готовится твой арест и переход "реальной" власти к Народному комитету.


Спецотряд прибыл в Нью Йорк за неделю до обострения событий. Представители пяти семей собрались в ресторане какого-то мелкого городишки на берегу океана. Начались переговоры. Представители трёх семей, не участвовавших в новых проектах, требовали поделится доходами от музыки и фармацевтики. У них на последнюю были особые планы. Тихо подвезли неитальянских владельцев "обсуждаемых" предприятий. Переговоры напоминали разговор слепого с глухим.

— Давайте сделаем перерыв. Потом попробуем другой подход.

Это был сигнал. Представители несогласных владельцев ценного имущества были аккуратно отправлены к предкам. На глазах Ардье и его товарищей.

— Как я говорил, попробуем другой подход. Подготовьте документы. Будем подписывать с этими.

Внезапно потух свет.

Утром к шерифу обратились родственники обслуживающего персонала. Те не пришли домой. Прибывший на место шериф нашёл их на кухне хоть и связанными, но живыми. Но после увиденного в других помещениях срочно позвонил в Нью Йорк. Сначала приехали простые следователи. Потом начался поток все более и более высокого начальства. Даже прибыл спецборт из Вашингтона. А причины для большого волнения были. Уничтожена верхушка пяти не самых слабых семей. Все начали готовиться к бойне за передел, внезапно лишившегося хозяев, имущества.

Ардье перевёл все права из совместной на свою собственную компанию. И начал расширять сферу деятельности. Офис, второй, открылся в Голливуде.


Первого января 1941 года была сделана попытка захвата верхушки Эскадры, золотого и алмазного фондов. Спецназ два дня не предпринимал попыток навести порядок. Нужно было выявить всех, чтобы на суде не было отговорок: "Меня там не было". Пятого января была провозглашена диктатура Южно-Африканская Россия.


— Поздравляю Ваше превосходительство, господин адмирал-губернатор. Ура.

— Брось придуриватся. Адмирал-губернатор? Это что-то новое. Скорее адмирал-диктатор. Что это ты принёс?

— На твоё утверждение. Проект флага и герба.

— Это все таки выбрали? Хорошо. Давай подпишу.

В качестве флага была взята георгиевская лента. Из семи полос. Четыре чёрных и три темнооранжевых. А в качестве герба неожиданно выбрали цветок ромашки. После долгих дискуссий бело-сине-красный флаг и двуглавого орла было решено оставить символом России. А ромашку посчитали народным цветком. Как василёк у Белоруссии и подсолнух у Украины.

— Что ещё?

— После неудачи переворота англичане отдали приказ флоту в Кейптауне и австралийским войскам на Мальдивах направится к нам. Начинаем операцию "Бармалей".

— "Бармалей"? Почему?

— А кто посоветовал не ходить в Африку гулять? Вот и назвали.

— Шутники. Докладывай обстановку дважды в день.


— Разрешите, товарищ Сталин.

— Заходи, Лаврентий. Докладывай.

— Провозглашено новое государство. Диктатура Южно-Африканская Россия.

— Диктатура? Смело. И кто диктатор?

— Некто контр-адмирал Красатонов. А ещё его называют адмирал-губернатор ЮАР.

— Гхм. Шутники? ЮАР? Так и будем их называть. Без расшифровки. Как у нас с ними дела?

— Все, что обещали выполняют. Но ничего даром. Хотя всех их начинания ценны для нас. Хотя бы с целиной, как они это назвали. Создали комитет охраны природы.

— И это нам зачем?

— Объявили, что без этого никак нельзя. Привели пример Австралии. Там выпустили на свободу или сами сбежали пару десятков кроликов. А через несколько лет их, этих кроликов, было за 100 миллионов. Сожрали все, что можно. Комитет утвердили. Теперь этот он проверяет каждый проект. Причём в составе только ученые. Алмазы нашли. Золото пока ещё не все, но и то что есть хороший доход даст. Военная техника тоже хорошо вперёд двинулась.

— Но что-то гложет тебя? А?

— Не наши это люди. Не советские. Смотрят с какой-то смесью жалости и презрения.

— Подожди. Пусть пока помогают. Потом мы им скажем своё пролетарское спасибо.


На пути английской Эскадры из Кейптауна находились "Устюг Великий" и "Ростов Великий". Ещё две лодки, купленные у немцев, обходя Ирландию, были в пути. "Североморск" был под Нью Йорком, продолжая испытания торпед. Все чаще экипажи кораблей, направляющиеся или уходящие из этого города, жаловались на непонятные удары о борта. В жёлтой прессе начали появляться статьи о неизвестных и кровожадных монстрах глубин, мечтающих поживиться экипажами. Ну не сообщать же им, что это происходит на самом деле. Всего лишь испытания.

Для защиты Мапуту была подготовлена авиация из будущего.


Начался отстрел судов, идущих от Кейптауна. За первую ночь было повреждено более трети британской Эскадры. Возле Дурбана подключилась и авиация. Еще в Италии Эскадре были переданы по 15 Ю-87 и Ме-109 "Эмиль". Бомбардировки проходили обычно ночью. Сначала выстреливался заряд фольги, для ослепления радаров, а потом начинали работу штурмовики. Невысокая скорость и хорошая манёвренность позволяли класть бомбы с большой точностью. Старались целится в трубы. Британская эскадра с 90 % повреждённых кораблей повернула назад зализывать раны.


— Вот объясни мне, Георгий Давыдович, как вы бомбите ночью? Как вы видите цель? Ведь вы наши самолеты не грабили.

— Да бог с вами, Степан Семенович. На цель выводил Як-130. И у ребят из ЧВК взяли приборы ночного видения. Трубы на здешних кораблях этими приборами отлично видны. Вот по ним и бомбили.


С австралийцами попытались поступили чисто по женски. С выдумкой и коварством. Но, после ознакомления с их планами это было категорически запрещено.

— Жалуются на тебя, Алексей Петрович, — сообщил на одном из утренних совещаний Красатонов. Разведполковники заухмылялись.

— Небось ведьмы наши.

— Ну а кто ещё может даже до меня дойти. В чем проблема?

— Представляешь, что они придумали. Набить мешки змеями, тарантулами и прочей кусачей живностью и высыпать на корабли с десантом. Представляешь?

— Если честно, то не очень. Пусть потренируются на полигоне.


После получения Сообщения, что эскадра прикрытия повернула назад, транспорты развернулись и пошли на Суэц.


К началу февраля 1941 г. на юге Африки сложилась неприятная для Англии ситуация. Трансвааль, большая часть Оранжевой республики и Провинции Наталь вышли из-под власти метрополии и контролировались русскими. ЮАР, через посредников, предложила перемирие.


В Египте дела обстояли все хуже. 12 марта пала Александрия. Флот перевели в Никосию, где рекордными темпами был построен судоремонтный док. И начал строится другой. За подряд взялась малоизвестная американская компания. Лондон закрыл глаза на одного из совладельцев из ЮАР. Перемирие, хоть и негласное, начало действовать.

22 марта немецкие и итальянские войска вышли к Каналу. Переправится у них сил уже не было. С обоих сторон началось "зализывание ран" и подтягивание резервов.

Третьего апреля было официально оформлено перемирие между Британской империей и ЮАР.


В восточном Трансваале началось формирование французских частей. В части из новобранцев или малоопытных солдат добавляли ветеранов. Хотя и ветеранами их было назвать трудно. Просто более опытных солдат из полка де Вилье. И ещё инструкторов из русских. Муштра шла по нарастающей. Шёл отбор на должности младшего командного состава. Численность корпуса перешла за 15 тысяч, когда в расположение прибыл 26-летний мужчина в мундире иностранного легиона. На следующий день французские войска были выстроены и им был представлен титульный император Франции из династии Бонапартов Луи Наполеон VI. Раздались сначала неуверенные, а потом все более громкие и дружные возгласы "Да здравствует Император".

Луи Наполеон поднял руку в успокаивающем жесте.

— Сыновья Франции. Сегодня я, как и мой великий предок, стою перед вами, теми, кому не безразлична судьба из Родины, находящаяся под пятой оккупанта. Я верю, что начав с небольшого, мы сможем вернуть нашу Прекрасную Францию обратно. Сегодня я провозглашаю о воссоздании гвардии моего предка. "Старых ворчунов", как он их называл. Отряд полковника Мишенлье отныне становится Первым батальоном Старой Гвардии Франции. Полковник, ко мне.

Мишенлье, ещё не старый, но опытный, смелый и, по своему, хитрый вояка, вышел из строя. Из-за спины императора вынесли вынутое из чехла знамя и развернули его. Не трехцветном полотнище был золотом вышит венок и литера "N".

— Вручаю Вам это знамя Гвардии, полковник.

Мишенлье, став на одно колено, поцеловал знамя. Император, сверяясь со списком, начал приглашать бойцов вновь обретённой Гвардии. Сначала офицеров, потом унтеров и, наконец, простых солдат. Каждый из них преклонял колено перед знаменем, приносил присягу на верность Франции и получал нагрудный знак. Многие не скрывали слез.

Остальные смотрели на это кто с доброй усмешкой, кто с завистью, но все с одобрением. На их глазах делался первый шаг к возрождению родины. Через несколько дней прозвучала ещё одна ошеломительная новость. Группа офицеров из древних дворянских французских фамилий заявила о воссоздании полка Королевских мушкетеров короля Людовика XIII, состоящего из пяти рот: шевалье д’Артаньяна; кавалера Атоса, графа де ла Фер; кавалера Арамиса, шевалье д’Эрбле; кавалера Партоса, барона дю Валлон. Эмблемами соответственно были взяты маршальский жезл, графская корона, епископский посох и баронская корона. Пятая рота, рота капитана д’Тревиля, была элитной. Она не имела специального символа и туда отбирались лучшие их лучших. Неожиданно этот полк стал очень популярен среди всех, кто имел хотя бы намёк на дворянскую кровь. И что странно, не только среди французских, но и среди испанских дворян. Знаменем служила большая салфетка, с вышитыми королевскими лилиями. Книга Дюма "Три мушкетера" стала весьма популярной. Слухи об императорско-королевской армии разлетелись мгновенно. Поток претендентов резко возрос.

В Виши на все вопросы просто разводили руками. Таких частей нет в составе армии республики, а Бонапартам вообще законом запрещено появляться во Франции.

В английской армии на Синае появились волонтерские части, аналог французского иностранного легиона. И в основном там говорили по-польски (выезжали из СССР небольшими партиями через Иран, чтобы не раздражать немцев) и по-французски (надо было набираться боевого опыта).

В качестве бонуса, к перемирию, англичанам были переданы данные о "недостаточной" обороноспособности Сингапура и стоянки флота в Скапа Флоу.


Заключённое перемирие позволило расширить операцию "Мой ушастый друг" в Австралии. Бичом материкам было засилье кроликов. Правительству был предложен план. Австралитяне разрешали временный въезд в страну 75 тысячам китайцев, оплачивали строительство постоянных и временных лагерей. И предоставляло материалы для строительства заборов. ЮАР ставило заводы по переработке. Тактика было простая. Участок километр на километр огораживался забором высотой в ярд (где-то 90 см), при этом вкапывался на 8 дюймов (20 сантиметров). В центре ставилась искусственная нора из плотно сплетенных травяных циновок. Имитация была полной. В этой норе выкапывалась яма, куда проваливались кролики. Внутри стены и пол ямы выкладывалась также циновками, но сплетенных из прутьев. Подкопать или прогрызть было невозможно. А из нор, выкопанных самими кроликами, организовывалась тропинка в нужном направлении. С силками. Ловушки проверялись ежедневно. Окончательная "зачистка" проводилась небольшими отрядами подростков, отличавшихся особой ловкостью. Пойманная живность проходила сортировку. Местную фауну передавали властям, а все тушки завезённых животных: кроликов, лис, хорьков и пр. на рефрижераторах отправляли на фабрики. Там добыча свежевалась и, опять же, сортировалось. Кроликов в мясной цех, а остальных на переработку на корма и мясокостную муку. Мясо самих кролей перерабатывали в фарш и упаковывали в трёх-, пяти- и двадцатилитровые банки. Пастеризовали и отправляли на экспорт. Кости и внутренности также на переработку. Шкурки выделывали и отдавали в пошивочные мастерские, где работали уже, в основном, местные. На фабрики по переработке мяса и выделке кожи они работать не шли. На условиях труда там пока сильно экономили.

Вокруг городков с фабриками также организовывались птицефабрики и рыбоводные фермы, куда поступали продукты переработки отходов. Очищенные от кроликов огороженные гектары удобрялись и засевались быстрорастущими травами. И чтобы дать земле набраться сил, и для того, чтобы знать по потравам, не остались ли там ушастые. Правительство обязалось год не трогать эти земли. Чиновники радовались. Городки, где находились фабрики богатели. И если даже удастся справиться с кроликами, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, то все равно уже есть рыбные и птичьи фермы. Да и вскоре вернуться овцы. Уже даже зазвучали предложения заборы не сносить, а точно подсчитать, сколько там внутри можно держать голов. И разрабатывались проекты организации поилок. А "огороженки", как их стали называть, разрастались и в даль, и в ширь.

Китайцы, которых выдернули буквально из-под японцев, работали самозабвенно. Мало, что кормили, что называется, от пуза, так и одели. Во все новое и добротное. Младших детей отдали под наблюдение "нянек", чуть постарше стали учить. Тех, кто работал лучше лучше и кормили. И одевали. И их первых переводили в новые дома. А ещё им, хорошим работникам, разрешали смотреть кино два, а то и три раза в неделю, а не один, как остальным. Кормили рисом, овощами и мясом. Каждый день давали либо крольчатину, либо рыбу, либо птицу. Каждый день. И еды было в достатке. Не оставалось, конечно. И как это можно оставить еду. Но и выпрашивать не приходилось.

Работать на фабриках приходилось много, но не так, чтобы тяжело. Утром подъем и завтрак. Работали четыре трехчасовые смены с получасовыми перерывами на отдых и еду. Получалось 14 часов. Полчаса уходило на приборку рабочих мест после окончания работы. Причём не уходил никто, пока последний не заканчивал наводить порядок. Ужин, небольшие посиделки и спать.

Там, где были удобные пристани, начали ставить рыбоперерабатывающие фабрики. Количество завезённых китайцев увеличилось. Но правительство относилось к этому без неудовольствия. Во-первых, это налоги, а рыбные заводы льгот не имели. А, во-вторых, китайцы оставаться не хотели. Местные относились к ним без дружелюбия.


В кабинете Берии проходило заседание хозяйственного актива.

— Ну, кто начнёт?

— Позвольте мне, товарищ Берия.

Поднялся Березовец Василий Петрович, отвечающий за Дальний Восток.

— В соответствии с гениальными предвидениями тов. Сталина и его указаниями мы начали, товарищи, большую работу. На всех реках и речушках, впадающих в Охотское море и по которым происходит нерест ценных пород рыб, построены заводы, по выращиванию мальков. Этой весной вся рыба, идущая на нерест, вылавливалась в устьях, доставлялась на наши предприятия, потрошилась и сортировалась. Икра, в установленных объемах, доставлялась на мальковые заводы для дальнейшего выращивания. Оставшаяся икра и ценные породы рыбы обрабатывались и консервировались для дальнейшего употребления. Остальное сырьё перерабатывалось на корма и удобрение. Корма доставляются на мальковые заводы и на фермы по выращиванию ценных пород пушных зверей. В так называемые зверохозяйства. Скоро будем иметь и первое потомство. Начали организацию рыбных заводов по выращивания камчатского краба.

Также активно развивается рисоводство, товарищи. Ценные сорта длиннозернистого риса будут отправляться на экспорт для зарабатывания валюты для нашего государства. Но также много сажаем простого круглого риса. Для внутреннего потребления. Развивается овощеводство. Работают китайские товарищи, присланные нам руководством китайской компартии. Хорошо работают, а не как эти контрреволюционные недобитки, которые благодаря гуманизму тов. Сталина всего лишь высылаются за пределы нашей родины. С помощью китайских товарищей ускоренными темпами достраиваем БАМ и приводим в порядок Транссибирскую магистраль. У меня все.

— Садитесь. Или, как говорят некоторые, присаживайтесь. Следующий.

Следующим поднялся Куркамбаев Аким Нурмухомедович.

— Позвольте я, товарищ Берия. Нам с товарищами было поручено заниматься так называемыми целинными землями Оренбуржья, юга Западной Сибири и северного Казахстана. По поручению тов. Сталина и руководства нашей партии большевиков, мы начали окультуривание этих земель, столько лет не знавших плуга. Только благодаря гениальному предвидению тов. Сталина мы получили четкие указания, как нужно поднимать эти несметные залежи. Как я уже говорил, благодаря ценным указаниям тов. Сталина и работая совместно с присланными им учеными мы по научному подошли к освоению этих земель. Распашка производится на полосах шириной от 700 до 1000 метров и длиной, зависящей от ровности поверхности. Если нет пойм рек, оврагов или других препятствий, то эта длина составляет от восьми до десяти километров. По периметру полос мы засаживаем кустарником, обычно шиповником. Он не только защищает почву от суховеев и сохраняет влагу, но и приносит очень полезные плоды. Если есть необходимость, то вспаханные и засеянные полосы перегораживаем плетнями. Неудобья, то есть там, где нельзя выращивать зерно, засаживаются деревьями. В первую очередь шелковицей для выращивания шелкопряда. Но с шелкопрядом вопрос не ко мне. Также организуем пруды. На башкирских землях начато развитие пчеловодства и овцеводства. Причём все делается для того, чтобы овцы разных пород не перемешивались между собой. У меня все.

— Кто следующий.

Совещание длилось долго. Говорили о поволжской нефти. Были найдены все месторождения и заводы, построенные по новым технологиям уже дали первую продукцию. И очень хорошего качества. Говорили и о развитии военной техники. Производстве новых сортов стали. И особенно об алюминии, которого требовалось все больше. С возрастающей злобой Берия слушал о таком малом количестве высококачественного инструмента, поступающего из ЮАР. Опять эта ЮАР. Как ему хотелось взять их за глотки и заставить работать во имя Великих идей Ленина-Сталина. Тем временем совещание закончилось. Скоро нужно было идти на доклад к Хозяину.


В середине мая в Претории во дворце Верховного правителя, так стала называться должность, которую занимал Красатонов, собрался партийно-хозяйственный актив. Вернее "Верховный совет" при правителе. Именно на нем принимались самые важные решения. Властью, реальной, была администрация Правителя. Пока писалась конституция и законы о выборах действовал "Закон о военной диктатуре". Одновременно и либеральный и жесткий. Был ещё и совет министров, но он выполнял чисто технические функции.

В совет входили, кроме самого Красатонова, начштаба, разведполковники, де Вилье, личный представитель императора Антуан Бромпаш, два представителя еврейского Комитета спасения и шесть замов министров, представляющие хозяйственников Эскадры, министр здравоохранения, он же главврач с "Пирогова", Мынтищин Эдуард Павлович и министр науки и образования Вашкевич Казимир Вацлавович. Подводились итоги.

— Итак, товарищи, с чего начнем — промышленности или с сельского хозяйства?

— А давайте с науки, Степан Семенович. А то сейчас как начнут цифрами сыпать, аж голова разболится.

— Хорошо, Казимир Вацлавович, можем и с науки. Но лучше все же давайте с промышленности, а Вы по ходу дела будете подключаться. Договорились? Ну, промышленность, вперёд.

— Ну даже не знаю с чего начать. Технологии есть, проекты есть, кадры тоже есть. И из наших соотечественников, и из еврейской общины, и из колонистов, оставшихся без дел. Нет промышленной базы, нет достаточно своего металла. Все приходится ввозить. Строим, строим. Ладно, хоть исторический опыт есть. Понимаете, руды много, металла нет.

— А что уже выпускаете?

— Нашли тупиковые разработки автоматического оружия. Вооружаем французов и продаём англичанам. Калашниковы решили не показывать. В Австралии, Испании и Португалии на наших верфях по нашим чертежам строятся траулеры, плавбазы, рефрижераторы, транспорты. В Австралии ещё и торпедно-зенитные катера. В США выкупаем верфи, сейчас их расширяем и модернизируем. Даже первые транспорты построили. Продали англичанам. Нужно более современное оборудование.

— Казимир Вацлавович?

— Да все готово. Почти. Нужны грамотные и опытные инженеры и технологи, чтобы сделать в металле. И внедрить на производстве.

— Сергей Сергеевич?

— Охотники за головами работают. И в Штатах, и в Европе. Ищем молодежь, недовольную засильем стариков, как им кажется, просто недовольных своим положением и желающих побыстрее разбогатеть. Ну и конечно фанатиков. Первая сотня, очень тщательно отобранная, уже в пути. Примерно через две недели будет здесь. Ещё две сотни на чемоданах. Больше вам пока не переварить. И более тысячи у нас в базе. Показали Сикорскому видео нарезку вертолетов, начиная с войны во Вьетнаме. Договорились об обмене информацией, и он присылает людей на обучение и работу.

— Промышленность, продолжим. Успехи каковы?

— Верфи. Гражданские по две в Португалии и Испании, четыре в Австралии, три тут. Военно-ремонтные, по две в Кейптауне и в Никосии. Поставили нефтеперегонный завод. Ещё один планируем ставить в Иране. Ищем выходы. Авиация. Нужен алюминий. Договорились с французами о гвинейских рудниках. Будем везти руду сюда. В Австралии и Бразилии договорились о совместном производстве по выплавке металла. Сооружаем в карьерах гигантские экскаваторы.

— О металлах чуть подробнее.

— Тут прекрасные руды. Содержат титан, хром, ванадий, марганец. Нужны печи для выплавки металла. Угля полно. Выбрали несколько мест для заводов, ждём заключения экологов. Построим быстро. Материалы уже готовы. Людей, в крайнем случае, поснимаем с других производств.

— Видел какое-то чудо с крыльями. Это что?

— Да мы тут, для внутреннего потребления, построили несколько деревянных самолётов конструкции Сикорского. "Илья Муромец" который. Сделали из бальсы. Получились лёгкие и вместительные. Поставили по два мотора и наладили регулярные рейсы в города Капской колонии. Англичане попытались сначала гнусно поухмылялись, по узнав о цене самолета, его грузоподъёмности и возможностях решили приобрести несколько. Сейчас у нас восемь и десять продали. Что бы всерьёз развернутся люди нужны. Обученные. Заводы, вон, строятся. И по нашим разработкам. И купленные и разобранные. Станки везут созданные по современным для нас технологиям. Кто работать будет?

— Казимир Вацлавович?

— Обучением у нас Андрей Дмитриевич занимается. Доложите, батенька.

— Начну с профессионального. Из наших соотечественников отобрали всех рабочих и ремесленников. Учим и переучиваем. Поснимали все оборудование с плавучей мастерской. Советскую молодежь, которую не забрали в студенты или солдаты, самых сообразительных из китайцев и местных обучаем профессиям. Но тут встаёт языковой вопрос, особенно с китайцами. Работаем. Просьба к вам. Постарайтесь не забирать в армию чересчур много.

— Что с подготовкой специалистов?

— Так же, как и с профессиональным обучением. Организовали Технический институт. Начали строить студенческий городок под Преторией. Обозвали Ньютон Сити. Сделали три ступени. Год обучениях и готовый техник, мастер участка. Ещё два года и инженер на производстве. Ещё два года и можно в КБ. Возможно и переступать ступени. Соблазняем молодых людей из США, латиносов и европейцев, где получится.

— Производство. Имею в виду тяжелое производство. Каковы перспективы?

— Ну, к концу года будет полностью готов авиационный завод. Только вы с моделями решите. Для заказа оборудования. И также будет готов автомобильный завод для выпуска грузовиков и БТР. БТРы, правда, будут похуже наших, но для союзников и для поставки в СССР пойдут. Будет готов и пушечный завод. Оружейный и патронный уже работают. В середине следующего, сорок второго года, будут готовы линии по производству БТР и БМП из нашего времени. А также для выпуска "Смерчей" и "Буратино". Реактивную артиллерию, сопоставимую с нынешней решили выпустить ограничено. "Тигры" и "Рыси" также будут готовы к выпуску в это время. Выпуск первых Т-62 к концу сорок второго. Вертолеты пока не знаю. Очень постараемся в сорок втором. Авиацию из нашего времени будем клонировать Яки. Проблемы с авионикой. Тут еще целую научную школу создавать надо.

— Гражданская продукция?

— Если помните, у нас с собой были велосипеды и мотоциклы? Наладили выпуск. Велосипеды пошли хорошо. На некоторые даже моторчики поставили. Мотоциклетные моторы переработали под смесь бензина и спирта. Начали делать в мастерских автомобили ЛУАЗ-967. Это которые для эвакуации раненых. Охотники охотно берут для перевозки туш. Также пошли полевые кухни. И на жидком, и на твердом топливе. Охотничье оружие профессиональное. Ну и куча метизделий. Не избалованы они. А тут одних гвоздей и шурупов десяток разновидностей. И не дорого. Вернее — доступно. Для крупных и средних фермеров наладили выпуск сборных парников и теплиц. А также систем капельного полива. И это все под ключ. Посмотрели, приценились. Понравилось. Особенно капельный полив. Не то, что воды не хватает, но и лишней нет. Засушливые тут места. А так и забот меньше. Залил воду в бак и она течёт потихоньку. Ставим заводы по производству сельхоз и строительной техники. Разного размера. И побольше и поменьше. По нашим образцам.

— Электрооборудование?

— Патентуем. Есть первые образцы, но пока тяжеловаты. Хотя, я думаю, пойдут на ура.

— Людей хватает?

— Специалисты нужны.

— Люди, люди. Давайте послушаем министерство народонаселения.

— И зачем вам меня слушать. У меня все хорошо. Люди ехали, люди едут и люди будут ехать. Если вам это так интересно, то пожалуйста. Из СССР сейчас тут уже около 540 тысяч. 220 тысяч в пути. Евреи из Европы расселяются по миру. Тут, у нас, в основном молодежь для обучения военному делу. Но хватает и специалистов. Там они мало кому нужны. Пока кому докажешь, что ты что-то умеешь, приходится начинать с очень малого. Сколько стало солдатами я не знаю. Гражданских чуть больше 500 тысяч. Китайцы с нашим гражданством сильно расселены. Где-то 120 тысяч в Австралии. Занимаются заготовкой мяса и рыбы. В основном. 200–250 тысяч разбросано по разным островам. Добывают кокосовое и пальмовое масло, ловят и перерабатывают рыбу и занимаются ещё много чем. Где они решат жить в дальнейшем даже не догадываюсь, хотя по заключённым соглашениям мы должны их всех забрать. И сюда приехало примерно 700 тысяч.

— Теперь заготовители.

— Давайте уточним, не заготовители, а охотники.

— Ладно, ладно. Продолжайте.

— Охоту наладили как своеобразную помощь в естественном отборе. Выбиваем только старых животных. Нет, не из благородства, а по экономическим основаниям. Знаете сколько можно взять со старого слона? И мясо это не самое главное. Ещё и Бивни, и кожа.

— Так у старых слоном мясо жесткое.

— В пищу только отборное мясо. Остальное на рыбные, птичьи и крокодильи фермы. Охотимся и на бегемотов. Тоже старых. Завели страусиные и крокодильи фермы.

— Спасибо. Давайте сделаем перерыв. Другие хозяйственные вопросы обсудим позже. Что у нас с международной обстановкой? Сергей Сергеевич.

— Война Германии в Югославии и Греции прошла как и в наше время. Вовремя подкинутая англам информация не позволила захватить Крит. Хоть какая-то компенсация за Мальту. Немцы завязли на Канале, так что война с Союзом откладывается. Надеюсь, что хотя бы на год. Разведданные из Англии и Германии поступают нам с некоторым опозданием. Из Германии сначала в Лондон или Москву. Из Лондона в Вашингтон, а только потом к нам. Вот из Москвы сразу к нам. Сравниваем и делаем выводы. Ну и данные о СССР или Британии тем же способом. Перевербовали Зорге в Японии. Можно сказать спасли. Дали китайцам материалы по отряду 731. Лаборатории смерти, где они на людях испытывали как их лучше убить. Китайцы готовят отряд. На территории Монголии. Ждём из Токио новостей. Из Манчжурии всех русских вывезли. Помогают нам тут с китайцами. И ещё. По нашим данным Берия аж дерьмом исходит думая о нас. Мы считаем, что нужно ждать провокации. Все предупреждены и наготове.

— Что с агентами?

— Ну уж куда без них. Среди эмигрантов достаточно много, так называемых, агентов влияния. Собрали их своеобразный клуб. Пусть тусуются. Среди выходцев из СССР есть и агенты, есть и просто идейные. Так вот, этих идейных мы собираем в бригады и на дальние фермы. Пусть объясняют страусам и крокодилам идеи марксизма.

— И что ж вы с ними так сурово?

— Были инциденты. Одного такого идейного чуть насмерть не забили. Так что это даже для из блага. Шпионам перекрыли каналы связи. И выдаём нужную нам информацию. В ней даже почти все правда.

— А что это за фермы страусино-крокодиловые?

— Ну, во-первых мясо. Диетическое. Хорошо идёт раненым и детям. Второе это кожа. И крокодилья и страусовая. Портмоне, сумочки, сапожки, туфли. Ремни с ремешками. Наши рекламщики в Америке моду создают. А это очень хорошие деньги. Плюс перья со страусов. Одну певичку, которую они сейчас раскручивают, вывели в свет в платье из страусовых перьев. Все оторопели. Работают, ребята. Попытались было на них снова наехать, но быстро отстали. Больше желающих нет.

— Казимир Вацлавович, пока не забыл. Что с самолетом.

— С Вашего позволения, самолётами. Разрабатываем сразу несколько моделей. Истребитель, штурмовик, бомбардировщик и транспортник. К концу лета будет закончена аэротруба. Начнём обкатку моделей. В октябре-декабре лётные испытания. Доделка и в серию.


— Какие новости из ЮАР, Лаврентий.

— Нет серьезных. Либо какая-то чепуха, лежащая у всех на глазах. Либо откровенная деза. Поставки от них идут. Все, что обещали. Не очень хотят делится технологиями и техникой. Говорят мол, что в нашей стране всегда найдётся дуболом, который вместо килограмма, положенного по инструкции, решит сделать сразу три, для рекорда. И сломает. Мы готовы, мол, организовать у вас производства, но руководить там будут те, кого мы поставим. И чтобы не было ни одного "партейного гаденыша". Представляешь, нам такое говорить "партЕйного".

— Как-то слишком близко стал принимать это. Они это видят и специально злят. Ты прав. Призирают они нас. Им, почему-то, народ жалко. Поставлю я на работу с ними другого человека. Малоизвестного, но хваткого. А заводы пусть строят. И ставят там кого хотят. Потом посмотрим, кто окажется прав. Что ещё?


— Герр адмирал. Готов обзор по Южной Африке. Позвольте?

— Интересно послушать. Приступайте.

— Как вам известно в начале апреля между русскими и англичанами было заключено перемирие. Без всяких условий. Русские сразу начали восстанавливать железные дороги, ранее разобранные ими. Также начали строить верфи, причём очень высокими темпами. В португальском Мозамбике, а также в Австралии и, по нашим данным, в Испании и Португалии. Чисто гражданское судостроение. Из военных верфей точно доказано строительство ими судоремонтных заводов в Кейптауне и Никосии. Теперь о производстве ими вооружения. В самой Южной Африке замечены только оружейный и патронный заводы. Образцы нового автоматического оружия, переданные нам нашими доброжелателями, направлены специалистам для изучения. Первые отзывы крайне положительные. Русские из ЮАР начали поставлять партии нового стрелкового оружия и патронов к ним английскому командованию. Поставки вооружения и судоремонтные заводы с оборудованием представлены как компенсация за изъятое в Претории золото и алмазы. А также, как оплата за алюминий из Австралии. Далее. У них есть хорошие технологии переработки сельхозпродукции. Мясные и рыбные консервы в банках разного объема и сублимированные овощи. Очень удобно для использования в войсках. Мы имеем возможность наладить поставку продуктов, сделанных по их технологиям, из Южной Америки через Испанию. Наличие других военных заводов установить не удалось, но нашими осведомителями были замечены очень необычные машины и самолеты. Хотя они и построили для внутренних нужд около двух десятков деревянных самолётов большой вместимости времён Великой войны. Самолеты, конечно, примитивны, но в тех условиях по соотношению цена-грузоподъёмность они почти идеальны. Но все же, как я уже упоминал, замечены крайне необычные самолеты. Специалисты, к которым мы обращались, сказали, что, скорее всего, они на реактивной тяге. Фотографий и зарисовок получить не удалось. Сколько их и где располагаются узнать так же не удалось. Но вряд ли много, так как речь шла только о трёх случаях. Причём замечены они были в разные дни. Также крайне необычны бронированные машины. Еще были замечены интересные артиллерийские установки. При транспортировке ствол направлен вперёд и лежит на станинах. При установке колеса поднимаются и разводятся в стороны ТРИ станины. Такое орудие может поворачиваться на 360 градусов. Но ещё раз обращу внимание. Военных заводов нет. На виду нет. Строится металлургический комплекс и большая ТЭС, работающая на угле. И это все строится в странном месте. Долго пытались выяснить, а оказалось, что экологи настояли, чтобы место для станции было там, где господствующие ветра дуют в сторону океана. То есть весь дым от станции уходил за пределы населенных пунктов. Нигде в мире нет таких идей. Строится, скорее, исходя из меньшей стоимости, а не из других соображений. Тем более какой-то экологии. Извините. Что отвлёкся. Продолжу. Замечена странная активность среди инженеров и студентов технических специальностей в Америке. Вербуют на работу и обучение с выездом за пределы США. Проверили Европу. Во Франции и Польше большое количество инженеров и техников, оставшиеся без привычной работы, выехали. Или собираются. Французы в Испанию, поляки в Швецию. Мы считаем, что это временные остановки. И ещё. Из Европы выехало около 70 % евреев. Причём уезжают налегке. Правда капиталы, практически, выведены. Опять же в Испанию и Швецию. Оттуда основное направление Южная и Северная Америки. Во все группы беженцев внедряются наши агенты.

— Что с французской армией на юге Африки?

— Эта армия не попадает под условия, заключённое между Францией и Германией. Нет таких воинских частей. Это всего лишь исторический курьёз. Гвардия императора и полк короля. Но в реальности они есть. Мы считаем что там, в Капской провинции, только тренировочные лагеря и базы отдыха. Французы замечены на Синае и, по отзывам наших офицеров, подготовлены очень хорошо. Намного лучше англичан. Женская эскадрилья, ещё один курьёз, перешла от русских служить во французскую армию.

— Благодарю. Доклад оставьте. Свободны.


Через несколько дней Канарис вызвал к себе главу группы аналитиков. Формально такого отдельного подразделения не было, но кто-то должен был все данные сводить вместе.

— Что скажешь, Карл.

— Интересно. Очень много вроде не связанных с собой фактов, но собирая их вместе получаешь интересную картину. Нас упорно сталкивают с англичанами. Не знаю, кому это нужно, но это так. Хотя и догадываюсь. Нам помогли захватить Мальту, но, такое впечатление, что на Крите нас ждали. Разгром полный. Я сравнил новое оружие. То, которое передали нам со всеми чертежами, хоть сейчас начинай выпускать. Аккуратно, слишком аккуратно передали. С тем, что мы захватили трофеем у англичан. Они разные, но и очень похожие. Под один патрон. То есть мы можем стрелять патронами друг друга. Слишком странно. И нас, и их снабжают продовольствием чуть ли не из одного котла. Продукты, поступающие и нам, и им, сделаны по одной технологии. Причём, как выясняется, технология пришла из ЮАР. И оружие англичанам поставляют русские. А нам кто? Откуда эта разработка, которую нам преподнесли. Русские построили верфи как в Испании, так и в Австралии. И мы, и англичане стали лучше питаться рыбой. Теперь французы. Императорско-королевские войска. Ведь они были созданы первоначально в ЮАР, а только потом перешли на английскую территорию Южной Африки. Но вооружает их кто? Они вооружены лучше англичан. И организация армии другая. Теперь о конфликте русских с англичанами. Вернее о так называемом конфликте. Я верю, что англичане напали первыми, но русские обошлись с ними слишком бережно. Погибло только два британских судна, да и то по случайности. И в Алжире, и в Южной Африке, и в восточном Средиземноморье английские корабли только повреждались. В Алжире самые лучшие суда были захвачены неповрежденные. Потом французы обменяли их на свои в Александрии.

— Что в СССР?

— Внешне ничего не изменилось. Вроде. С другой стороны слишком большие изменения. Скажешь парадокс? Нет, тут что-то другое. Коммунисты начали освобождать людей из лагерей и отправлять их за границу. И почему то в ЮАР. А сами резко начали новые проекты. Перестроили рыбную отрасль на Дальнем востоке, начали распахивать целину. Причём не с коммунистическим размахом, а с бережным отношением к земле. Начали строить заводы на Урале и за Уралом. Под Новосибирском построили научный и студенческий городки. Открыли там университет и филиал академии наук. За Волгой внезапно, именно внезапно, отрыли множество новых месторождений нефти, построили нефтеперегонные заводы с фантастическими, по нынешним временам, технологиями. Модернизируют Транссиб и иранские железные дороги от Залива до Каспийского моря. Строят транспорты типа река-море. И нескончаемый поток людей за границу. Из СССР, из Китая. Ещё и из Европы? Почему вдруг резко побежали евреи из Европы. Я знаю, что с ними уже были эксцессы. Но мелкие. А тут как тараканы в разные стороны. Кто их так напугал? Почему вдруг Советы начали переводить свои предприятия на восток? И почему слишком торчат чьи-то уши? Кто такие эти русские из ЮАР? Странные корабли без серьезного артиллерийского вооружения, странные пушки, странные броневые машины, странные самолеты. Наверняка есть ещё много странного оружия, спрятанного от любопытных глаз. Необычные грузовые автомобили, строительная техника. Абсолютно нестандартные идеи. Надо бы с ними встретится. Хорошо бы тебе, но не пустят и не поймут. А может Шелленберга? Это было бы в самый раз.

— Спасибо, Карл. Я подумаю и доложу на верх.


Очередное заседание "Верховного совета" было посвящено сельскому хозяйству и финансам.

— Илья Петрович, что у нас с всесоюзной бедой и дырой. Как там любимое село поживает?

— С местными белыми фермерами договорились. Мы установили твёрдые цены и предоставили список желательных для нас культур. Начали выпуск полиэтилена. Пока, правда толстоватого и неширокого. Для парников и теплиц самый раз. Ну о б этом уже говорили. Пытаемся выращивать как можно больше сахара и табака. Ставим спиртовые заводы. Пока весь произведённый спирт уходит на внутренний рынок.

— Ого. И как это?

— Местные чёрные пьют много, но такой гадости. Начали делать специально для них. Есть советский опыт разных "плодово-ягодных" напитков. Спирт разбавляем соками до 20 градусов, добавляем ароматизаторов и продаём местным. Уходит все, что изготавливаем. Ставим сигаретную фабрику. Выращенный табак будет перерабатываться полностью. От самых высших сортов, до самых низших. Далее. У нас на транспортниках, оказывается, было семенное зерно. Везли для сирийского сельского хозяйства. Кукуруза и пшеница. Сортов нашего времени. Взяли в аренду землю на нескольких фермах и на обгороженных участках высеяли опытные партии. Посмотрим, что будет. Научили китайцев технологии высоких грядок. Эти грядки можно ставить на неплодородных землях. Высота примерно 30 сантиметров. Стенки делаются как плотный плетень. Китайцы просто чудеса творят. На самых неудобных землях, при помощи капельного полива уже есть результаты. Овощей будет выращиваться много. Да, ещё, с увеличением числа китайского населения пришлось ввозить рис. Не хватает. Обращаюсь с просьбой разведать водные ресурсы. И мне подробные карты. Будем проводить ирригацию. Экологам уже даны распоряжения. Что ещё. Где это у меня? А вот. Пора задуматься о возведении консервных заводов и для овощной продукции. И надо послать специальные экспедиции к лежбищам бегемотов. Или как это тут оно называется. Короче, вы этих монстров видели? Представляете сколько они жрут такими ротиками? А если едят, то и гадят. В реки. Так там плодородного ила тонны и тонны. Пусть товарищи разведуют-разузнают и будем добывать. Это же какое удобрение прекрасное. У меня все.

— А что скажут финансы?

— Мы на грани. Очень большие траты на индустриализацию. Но понимаем, что без этого никак. Сильно спасает, что и советские граждане и китайцы привыкли работать за гроши. А с местными удаётся рассчитываться "жидкой валютой" и товарами. Хорошо идут яркие цветные ткани. Велосипеды. Удалось взять несколько кредитов под небольшие проценты под залог алмазов. Деньги за оружие, отданное бриттам, вложили в австралийские бокситы. Рудники работают на полную мощь. Продаём, слава богу, не руду, а металл. Ардье с товарищами хорошо развернулись в Америке. Представляете, солидная часть нашего "эксклюзивного" товара уходит в Южную Америку. Но, мы считаем, что пусть все идёт через Виктора. Его компания у нас бренд.


Наступило 22 июня 1941 года. Великая Отечественная война не началась.

Часть 3. Война идёт. Войне дорогу

Чуток о том, то было раньше.


В июне 2016 года сборная эскадра под командованием контр-адмирала Красатонова, попав в полосу необычного тумана, выплыла в 1940 году. Английским адмиралтейством был отдан приказ на уничтожение эскадры. Отбив нападение, Эскадра, по согласованию с командованием Супермарины и с согласия итальянского правительства, расположилась на Сицилии, в Катании. Прибыв из будущего, но не афишируя это, руководство начало раздумывать о своей дальнейшей судьбе. Было принято несколько важных решений. Первое. Не переходить в подчинение Сталина и ВКП (б), а строить собственное государство. Максимально оттянуть начало Великой Отечественной войны. С этой целью столкнуть Германию и Англию в битве за суэцкий канал. Предоставить СССР необходимую информацию о будущей тактике немецких войск, путях развития военной техники, месторасположение некоторых месторождений ценных ископаемых, технологии переработки нефти и ещё некоторые вещи. В обмен были запрошены заключенные из системы ГУЛаг, по возможности с семьями, воспитанники детских домов. Была начата операция "Антихолокост" по спасению жизней еврейского населения Европы. Вывоз беженцев из охваченных войной Кореи и Китая. Оказав помощь в германо-итальянском захвате Мальты, Эскадра через суэцкий канал (предварительно захватив Порт-Саид) ушла на юг.

В португальском Мозамбике была взята в аренду провинция Мапуту с одноименным городом-портом. Туда же прибыли и транспорты, пущенные в обход Африки и первые пароходы с беженцами. Захватив в результате "революции" Трансвааль, восток Оранжевой провинции и север провинции Наталь провозгласили создание нового государства "Диктатура Южно-Африканская Россия" (ЮАР).

Чуть позже, прибывшим на территорию ЮАР "Титульным императором Франции" Луи Наполеоном VI, была воссоздана Старая Гвардия, а офицерами из древних французских фамилий — Мушкетерский полк.

Группа телевизионщиков, во главе с продюсером Александром Ардюшкевичем, переехала в США. Там они, опять же во главе с тем же продюсером, ставшим Алексом Ардье, занялись музыкальным бизнесом, рекламой и модой, финансируя более затратным в финансовом вопросе другие проекты "попавших".

22 июня 1941 года Великая Отечественная война не началась.


А теперь, что случилось потом.


30 августа в Вюнсдорфе в Генеральном штабе германских войск было созвано совещание в присутствии фюрера. Присутствовали главнокомандующий сухопутных войск Вальтер фон Браухич, начальник генерального штаба сухопутных войск Франц Гальдер, командующие группами армий — "Север" генерал-фельдмаршал фон Лееб; "Центр" генерал-фельдмаршал фон Бок; "Юг" генерал-фельдмаршал фон Рундштедт. Главнокомандующий Люфтваффе рейсхмаршал Герман Геринг, командующей Крингмарине гросс-адмирал Эрих Редер, рейхсминистр внутренних дел Генрих Гиммлер, начальник разведки абвера адмирал Канарис, рейхсминистр вооружений и боеприпасов Фриц Тодт, рейхсминистр военной промышленности Альберт Шпеер, рейхсминистр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп. Обсуждалось начало войны с Советским Союзом.

— Начинайте, Гальдер.

— Мой фюрер. Генеральный штаб считает, что с началом войны в этом году мы опоздали. Дороги в России очень плохие. Вернее их вообще нет для продвижения войск. Осенние дожди превратят эти недодороги вообще в непроходимые болота. Железные дороги у них другой ширины и нам придётся перегружать большое количество грузов, потому-то на автомобилях будет доставлять невозможно. Наши европейские автомобили не предназначены для осенних русских дорог. А если мы затянем с наступлением, то может ещё и зима наступить. Русские холода это не подарок.

— Фон Браухич.

— Мой фюрер. Я полностью согласен с начальником штаба. Наступление надо перенести на весну следующего года. Тем более русские чем-то встревоженны и усилили осторожность.

— Канарис.

— Данные разведки показывают, что начиная со второй половины июня, то есть когда и должно было начаться наступление, русские перешли на усиленный режим обороны. Отменены отпуска. Авиация рассредоточена по запасным аэродромам. Войска выведены из казарм в лагеря, замаскированные в лесах. Нашим самолетам-разведчикам запрещено пересекать границы. Вы будете смеяться, но русским командирам разрешено пить водку строго по расписанию. Не чаще одного раза в неделю. И очень ограниченно. НКВД следит за этим строго.

— Риббентроп.

— Нашего посла вызывают к их министру по каждому инциденту пересечения границ.

— Геринг.

— Сначала мы не восприняли это всерьёз. Но за один день было принудительно посажено на русские аэродромы 4 наших разведчика. Один сбит. Они очень сильно чем-то обеспокоены, мой фюрер.

— Фон Лееб.

— Я согласен с начальником штаба.

— Фон Бок.

— Я тоже, мой фюрер.

— Фон Рунштедт.

— Я тоже согласен.

— Гальдер, когда можно будет начать?

— Я считаю, мой фюрер, что оптимальным будет май следующего, 1942, года.

— Северная Африка?

— Роммель сделал большое дело. Перекрыл Канал для англичан. Им сейчас приходится плыть вокруг. Необходимо решить, будем ли переправляйся и развивать наступление на Палестину.

— И что, вы же уже переправлялись.

— Были отброшены. Англичан мы смяли, но вмешались французы из императорской армии. Хорошо вооруженные и прекрасно обученные. Тут вот ещё в чем вопрос, мой фюрер. Ходят упорные слухи, что в Ливии есть нефть.

— Канарис.

— Да, мой фюрер. Такие данные поступили из Лондона. Англичане начали операцию "Молчание тишины". Все, кто хоть что-то об этом знает, либо изолируются, либо ликвидируются. Мы считаем, что нужно перебросить дополнительные войска в Ливию и на Мальту. Англичане собираются ее отбить. И побольше авиации.

— Геринг, фон Браухич, Гальдер согласуйте. Какие ещё вопросы?


В сентябре 1941 года был издан приказ о перемещении всех евреев в специально сооружённые гетто. Причём из мелких местечек все перевозились в более крупные города. Также началось сооружение концлагерей в Польше.


Южная Французская, или имперская армия, как стали называть непонятные соединения, окончательно оформилась. Гвардия подразделялась на Старую, для поступления в которую необходимо было выдержать испытание, Среднюю, состоящую из опытных солдат де Вилье и женской эскадрильи под командованием Аманды Коровиной-Лурье и Молодой гвардии, в которой новобранцы готовились к дальнейшей службе. Королевский мушкетёрский полк также имел два младших полка. Кадетский полк дез Эсара и малую гвардию герцога д’Ришелье. Император был чисто номинальной фигурой. Как говорится, царствовал, но не правил. Тем более, что основные претенденты на французских королевский трон по линии Бурбонов, Генрих VI во Франции, и Людовик ХХ в Испании, были взяты под особый контроль. Общаться они могли только с весьма ограниченным кругом людей.

Соперничество между полками было ожесточенным. Нет, они не дрались в питейных заведениях или на улицах. Соперничество проявлялось на учениях и, особенно, в спорте. Играли в футбол, волейбол, бегали, прыгали. Но матчи по регби превращались в битвы. Особенно между "Ворчунами" и мушкетерами. Напряжение в этих матчах просто ощущалось в воздухе. При трансляции по радио матчей этих двух непримиримых соперников жизнь замирала. Никто не летал, не бегал, не ездил. Все были на плацу, разделённые военной полицией. Когда одна половина плаца ликовала, вторая впадала в уныние. И наоборот. И, конечно же, все были единодушны в отношении судей.

Футбольные матчи проходили не столь напряжённо. Однако и там были свои неожиданности. Однажды гвардейцы д’Ришелье должны были играть со Средней гвардией. Однако, когда на поле вместо ребят д’Вилье вышли команда, состоящая из пилотов эскадрильи "Ведьм" трибуны замерли. Потом взревели восторгом. Если кто и болел против эскадрильи, то он это очень скрывал.

Достаточно трудно пришлось и ришельистам. Выиграть нельзя. Никакой истинный француз не позволит себе так обидеть женщину. Но и проиграть нельзя. Замучают насмешками. Это была, наверно самая вежливая игра. Две девушки одновременно побежали за мячом, столкнулись и упали. Игра тут же была остановлена. Их аккуратно подняли, принесли мяч. Положили перед ними и отбежали. На 56 минуте случилось страшное. Молодой сержант, забывшись, пробил головой в угол ворот. 1:0. Извинятся сбежались не только полевые игроки, но и запасные. Сержанту надавали подзатыльников но полгода вперёд. Но ничего, исправились. При очень удачной атаке женской команды одна часть игроков побежала направо, другая на лево. А вратарь споткнулся и упал. 1:1. Так матч и закончился.


12 ноября французская имперская гвардия высадилась в Конакри. Гвинея перешла под контроль французского южного корпуса.


— Виталий Павлович, объясните почему именно Гвинея.

— Господин адмирал. В вашем мире, откуда вы прибыли, на территории Гвинеи находится 2/3 разведанных запасов бокситов. Будет чем императору со товарищи с нами расплачиваться. А то уж долгов за ними.


Через неделю в Конакри были созваны Генеральные Штаты. На них были собраны все, до кого успели дотянуться. Попытались соблюсти баланс. Были представители от правительства в Виши, "Сражающаяся Франция" де Голля, эскадры под командованием Жансуля. И представители имперской "Непокоренной Франции". Через неделю обсуждений, большинством голосов, было принято, хоть и половинчатое, но хоть какое-то решение решение. Его полностью поддержали имперцы и люди Жансуля, голоса представителей де Голля разделились. Петенцы официально были против, но в кулуарах выражали своё одобрение. Решено было:

— вопрос о государственном устройстве Франции вынести на всеобщий референдум, но не ранее чем через год после освобождения;

не признать договор о "перемирии";

иностранные войска могут находится на территории только с согласия Генеральных штатов и на непродолжительное время.

Там были ещё пункты, но эти вызвали наибольшую дискуссию.

В начале декабря имперские части вошли на территорию Сирии и Ливана. Войска, подконтрольные правительству Виши, сопротивления не оказывали. Они либо переходили в новую армию, либо складывали оружие и отправлялись в рабочие лагеря. Сирия и Ливан перешли под контроль "Непокоренной Франции".


В декабре 1941 года из Японии начали поступать все более тревожные сведения. Немцы упорно подталкивали ее к войне с Англией. Ещё и в Ливии нашли нефть. Уж слишком как-то вовремя. Германии пришлось перебросить в Магриб дополнительные войска и большое количество авиации. Началась война в воздухе. Немцы пытались не допустить бомбардировщики к буровым и готовым вышкам. Нажим со стороны Германии на Японию усилился. Причём подразумевалось не втягивать в войну, на данном этапе, США. Необходимо было оттянуть из Африки австралийские и индийские войска.


В первых числах декабря большая и весьма представительная делегация из Конакри прибыла в Дакар. Предстоял очень не простой разговор с адмиралом Жансулем и командованием французской эскадры.


— Мой император.

— Здравствуйте, адмирал. Проходите. Кофе? У русских есть одна мадемуазель, которая варит просто изумительный кофе. Ни у кого такой не получается. А как она его ещё и украшает. Вот, немного у неё научился.

— Прекрасный кофе, ваше величество.

— Давайте между собой без титулов. И не привык, и занимает много времени. А нам нужно много решить. Слишком много обсудить. Тут, в Западной Африке, Вы, похоже, независимы. Я имею в виду вашу эскадру. В Виши все решают немцы. За де Голля — англичане.

— А русские, Ваше величество.

— А что русские. У Вас к ним есть претензии?

— Что Вы, нет конечно. Они спасли нас в прошлом году.

— Мы собираемся перебираться сюда, в Конакри и Дакар. Скорее всего в Дакаре будет временная столица. Теперь давайте о том, зачем мы приехали. Нам, командованию "Непокоренной Франции", нужна Ваша эскадра. Именно "Непокоренной Франции". Хочу Вас уведомить, что наши войска берут под контроль Сирию и Ливан. Идём, даже не расчехляя оружия. Думаю через неделю — десять дней эти земли будут нашими. Наши ещё и Гвинея. Скоро будет и Сенегал. Потом и остальные африканские владения Франции. Вы же нам нужны в Индокитае. Будем, вместе и англичанами и китайцами выбивать обратно японцев. Обо всем этом и ещё о многом давайте поговорим с офицерами эскадры.

Позже были собраны командиры кораблей и старшие офицеры. Перед ними выступил император.

— Французы. Я обращаюсь к вам именно как к французам, сыновьям Великой нации, сыновьям великого народа. В истории нашей страны были и взлеты, и падения. Но всегда мы выходили окрепшими и непобежденным. И сейчас, когда наша Родина в беде, мы должны встать плечом к плечу в борьбе с врагом. Он думает, что сильнее нас. Но это не правда. Мы сильны своим духом, своим единством, своей любовью к нашей родине. К нашей Прекрасной Франции. Нам. Не только мне, нам нужны вы. Вместе мы сможем одолеть все невзгоды и возродить нашу отчизну. Я призываю вас поднять на кораблях вот это синее знамя с прямым белым крестом. Древнее знамя нашего флота. Сейчас вы прячетесь тут, как испуганные кролики. Посмотрите на нас. Начав с небольшого отряда, выходцев с вашей эскадры, мы уже сейчас стали грозной силой. В этот момент наши войска, войска "Непокоренной Франции", берут под контроль Сирию и Ливан. Решайте с кем вы. Решайте, что о вас скажут потомки. Решайте.

Луи замолчал. Обвёл взглядом зал и сидевших там офицеров.

— Я уезжаю завтра утром. Уходя возьмите знамёна. Я надеюсь увидеть их утром на ваших кораблях.

Отдав честь, он вышел. Ночью никто из сопровождающих императора не спал. Как решат моряки, вопрос который мучал всех.

Утром у имперских сил Франции, у "Непокоренной Франции", появился собственных флот.


— Наши дальнейшие действия, ваше величество.

— Через два дня прибудут специалисты. Осмотрят корабли. Распределят, кому куда идти для ремонта, если необходимо, и модернизацию. Есть верфи в трёх местах. Кейптаун, Мапуту и где-то в Австралии. Тут, в Европе, ваш флот бесполезен. Будем воевать с японцами. Готовьтесь. Специалистов пускать везде.


— Ваше превосходительство господин диктатор. Вызывали?

— Вызывал, вызывал. Объясни, пожалуйста, почему ракеты "корабль-корабль" называются "Заветы Ильича" и "Товарищ Ленин", а. И вообще что это за ракеты и откуда они взялись.

— Ну так сделали. А почему так называются, так ракеты разные. Одна такая, а другая этакая. Не могут же две разные ракеты называться одинаково.

— Шутки шутим. Издеваемся. Может мне стоит к диктатору добавить ещё и "кровавого тирана"?

— Все, понял, исправлюсь. Больше не буду. Хотя тут я вру, скорее всего. Докладываю по существу. Полный отчёт Вацлавович уже заканчивает. Начали перевооружение как наших, так и не наших кораблей на современные для этого времени вооружение. Ну орудийные башни мы на наши суда не поставим, а вот их корабли можно усилить ракетным вооружением. Разработали модель ракетного катера. Неуправляемых ракет. С каждого борта и на носу поставили по 8 направляющих ракет типа "Град". И для поддержки высадки на берегу и для борьбы с вражескими кораблями. Небольшими. Катера очень быстрые и маневренные. Сначала залп из носовых установок, а потом разворачивается в какую-либо сторону и ещё один залп. Враги к такой тактике не готовы и проредить мелкие кораблики таким образом можно. Сделали два опытных образца и сейчас их экипажи их наших и французов гоняют. О тех ракетах, которых ты спрашивал. Телеуправляемые ракеты для крупных целей. Можно стрелять в пределах прямой видимости. На ракету приделывается видеокамера, самая простая. Научились делать. Правда допотопная, но для наших целей годится. Управляется ракета по кабелю. Кабель примерно длиной более полутора миль. Выпускается ракета. Оператор наводит ее на цель. Кабель выдергивается из крепления и ракет летит дальше уже как не управляемая, но наведённая. Вот тут кто-то и ляпнул: "Верной дорогой пошла, как завещал великий Ленин". Понравилось. Стали так их называть неофициально.

— Спасибо, принял информацию. Что ещё нового?

— Дождись Вашкевича. Почитай отчёт. Потом все обсудим.


На рождество, 25 декабря, состоялось торжественное открытие авиационного завода. К выпуску допустили три модели. Оценка производилась по нескольким параметрам. Первые два были простота изготовления и удобство пилотирования. О качестве и надежности даже и вопросов не возникало. Были отобраны истребитель "Демон", штурмовик "Попрыгунчик" и фронтовой бомбардировщик "ФБ-1". Просто и без затей. Эскадрильи истребителей и штурмовиков по 10 штук в каждой уже летали. Понадобился месяц для отладки, исправлению недостатков и "углублению" достоинств. Экипажи для новых машин, уже получившие первый опыт полетов на новых машинах, возбужденно ждали у распахнутых ворот цеха. И вот она, первая серийная машина. Медленно, влекомая тягачом, выползает на площадку перед заводом. Оркестр исполняет "Оду к радости" Бетховена затем "Славься" Глинки. Начиналась торжественная передача самолета в войска. Вперёд вышли со стороны ЮАР контр-адмирал Красатонов, бывший начштаба, а ныне глава Администрации Нимицкий, директор завода. С французской стороны император, командующий армией "Непокоренной Франции" Жан-Кристоф Марсель, командиры полков.

— Ваше величество, господа. Позвольте мне передать первый самолёт, выпущенный на нашем заводе, вооруженным силам Франции. Я верю, что ваши летчики покажут настоящее мастерство в борьбе с нашими врагами. Прошу.

— Благодарю Вас, господин адмирал. Я, как император Франции, не могу найти настоящих слов, чтобы выразить как мы все ждали этого момента. Генерал.

— Майор Лавуазье. Принимайте самолёт.

— Есть, господин генерал. Ваше величество.

— Удачи Вам, майор, оставайтесь живым как можно дольше. Расскажите внукам, как вы гоняли бошей.

— Слушаюсь, ваше величество.

— Да, и ещё, господин майор. Не называйте самолёт женским именем. Это так неприятно, когда в твою женщину стреляют.

— Благодарю, господин адмирал. Я, скорее всего, так и сделаю.

Под звуки "Марсельезы" майор занял место за штурвалом и машина самостоятельно покатила к взлетной полосе.

— Не желаете прогуляются по заводу, господа? Вот директор вам все покажет. — Адмирал подозвал невысокого полноватого человека.

— Игорь Сергеевич, не проведёте экскурсию?

— С удовольствием. Прошу господа.

Экскурсия прошла успешно. Было объявлено, что завод готов сейчас, при всем напряжении, выпускать 25 самолетов в сутки. Первые три недели будут выпускаться только истребители. Потом на каждые два истребителя будет выпускаться один штурмовик. Соседний цех выпускает бомбардировщики. 10 в сутки. Перенастраивать его на выпуск другой техники нет смысла. После экскурсии состоялся небольшой банкет. И вот на нем посыпались вопросы.

— Скажите, господин директор, почему "Попрыгунчик"?

— Видели ли, штурмовик легкий и очень маневренный. Этого мы достигли за счёт снижения защиты. Без прикрытия его будет легко отогнать. Именно отогнать. Штурмовик способен лететь на высоте, недоступной современным истребителем. При этом постоянно виляя из стороны в сторону. Как заяц. А когда он атакует цель, то ныряет на неё, наносит удар и тут же "прыгает" вверх. Как мячик на резинке. Вот и прозвали "Попрыгунчик".

— А почему у бомбардировщика такое скучное название?

— Объявляем конкурс, господа. Выдавайте предложения. Срок не ограничен. Тем более, что строятся ещё две линии для других моделей. Условия — коньяк.

— Ура, господа. Давайте включимся.


На следующий день был созван малый совет.

— Доброе утро, господа. Начнём. В первую очередь я хотел бы послушать вопросы, связанные с производством вооружений и поставки их в войска, а также связанные с этим финансовые вопросы. Кто начнёт? Я думаю начнём с Вас, господин Переверзев.

Анатолий Ильич Переверзев был из эмигрантом из России. Построил хорошо работающее собственное дело, но не выдержал, и одним из первых перешёл на службу в Эскадру. И не прогадал. Вот тут он сумел развернутся. Но и дело во Франции не бросил, передав семье брата.

— Хорошо, начну, пожалуй. Как вам известно мы сейчас вооружаем четыре армии: французскую имперскую, китайскую, еврейскую и нашу, русскую. Запуск авиазавода вы вчера видели, автомобильный работает. Выпускает грузовики и легкие бронетранспортеры. Типа ганомагов. Пушечный завод выйдет на полную мощность через три недели. Оружейный завод и патронная фабрика работают полностью. На следующей неделе официально открываем бронетанковый завод.

— Яков Михайлович. Как это финансируется?

Яков Клемзон был беженец из Польши. Успел, что называется, вскочить в последний вагон. Через неделю после отъезда, не дождавшись остальных, он, буквально на последнем пароходе, отбыл в Швецию. Оттуда прямиком в ЮАР. Тут он и выяснил, что остатки его семьи через три дня после его бегства были отправлены в гетто. Работал он самозабвенно.

— Евреи финансируются за свои средства. Община умеет собирать деньги на нужное дело. Тем более, что расходы пока небольшие. Французы кое-что собирают, но это так мало. Хотя император начал расширять свои владения. Но и армия начала увеличиваться. Пусть лучше оставят самых-самых, а остальных отправят работать. Но об этом приходится только мечтать. И ещё один их источник — долги. Как нам, за поставленное оружие, так и некоторым банкам. А его величеству поверили и начали давать деньги под приемлемые проценты. У китайцев армия пока не большая, но ребята тренируются очень активно. Деньги как в долг перед нами, так и активно одалживают в своей общине. Кому-то нравится здесь, кто-то хочет вернутся, но деньги дают все. По чуть-чуть, но дают. Да, и ещё про китайцев. Они тут, вернее где-то там, на каком-то острове, объявили власть "Небесного Императора". Мне это не интересно. Мне интересно другое. Они открыли, также, банк и монетный двор. Мы посоветовали. Мне тут рассказали, что вы нашли таки испанские сокровища. Это которые утонули. И знаете, где лежит серебро. Сейчас серебро стоит так мало. Но мы можем отчеканить серебрянные китайские деньги. Эти, таньга. Нет не таньга, а как его. Совсем старый стал.

— Может Вы имели в виду юань.

— Спасибо, спасли старика. Юань делаем серебряным, а разменные монеты бронзовыми и медными. Что бы по цвету отличались. А то пожилые люди не всегда хорошо видят. И будет у китайцев своя твёрдая валюта.

— Да уж, куда тверже. Небось и матрицы готовы? И указ наготове?

— А зачем нам указ? Вы что нам не доверяете? И причём вы к китайским деньгам? Не лезьте в это.

— Ага, понял, без меня разберётесь. Приказ о поиске затонувшего серебра готов? Подписываю. Приступайте. Продолжим. Господин Переверзев.

— Как я уже сказал ранее, скоро начнём выпускать танки с конвейера. Средний танк "Вепрь". В двух модификациях. Для европейского и китайского театра военных действий. Первый месяц будем работать только на Европу. Идет работа по созданию зарядов со сгорающей гильзой. И снарядов со стабилизаторами. Надеюсь, что в следующем, 1942, и то, и другое будет готово. К созданию таких гильз для патронов не приступали. Очень много проблем вылезло и на снарядах. А так все. Работаем, а также трудимся. Да, запамятовал, торпедные, зенитные и ракетные катера. Решили делать специализированные. Вернее торпедно-ракетные отдельно и зенитные отдельно. Первые должны быть очень быстроходные и маневренные. И экипажи должны подбираться соответствующие. А вторые могут быть и попроще. Их задача охрана и защита. Удалось разместить заказ на разработку поисковой аппаратуры нового типа, ну как в вашем времени, для противолодочных кораблей. Отдельно в США, Германии и в Союзе. То есть то, что нам нужно, скрывается в решении похожей, но другой задачи. Вроде получается. Все у меня.

— Что с вертолетами?

— Пока затык. Нам самим не справится. Работаем активно с Сикорским, но нужны более могущественные спонсоры. Желательно государство. Вот какое сами решайте.

— Благодарю вас, господа. Давайте сделаем перерыв.


Во второй половине дня состоялось заседание уже политического крыла "малого совета". Присутствовали Красатонов, глава Администрации Нимицкий и "силовики". СВР и ГРУ решили объединить в одну структуру. Не мудрствуя лукаво назвали знакомо КГБ. Попов, бывший глава группы от СВР занялся решением внутренних проблем, в том числе и контрразведкой. Кульчицкий, представлявший ГРУ, внешней разведкой и налаживанием необходимых контактов. Решали какую политику проводить в отношении США.

— Сергей Сергеевич. Давайте начнём с Вас.

— Представители от американских деловых кругов, и, одновременно, от разведки США, как я уже докладывал, крайне активны. Побывали, практически, везде, куда есть доступ. Были и рабочих посёлках, и на производствах. Съездили и в Ньютон Сити. С большим удивление увидели большое количество американской молодежи. К объектам, представляющим хоть малейшую секретность не приближались. Побывали даже у заготовителей. С удивлением увидели дельталет.

— Что, простите?

— Дельталет это разновидность мотодельтоплана. На него садятся двое. Пилот и охотник. Охотников набрали из бушменов. Поопытнее. Они пролетают над стадами, которых эта конструкция не пугает и бушмен отбирает животных на забой. Опыт большой. Помечает из духового ружья баллончиком с яркой краской. Потом по этим меткам стрелки выбивают жертвы. Очень удобно. Извините, отвлёкся. Самого удивило, как ловко придумали. Так вот. Вернёмся к американцам. В номера к ним не лазили, но жучки поставили. И аудио и видео. Также записываем их переговоры в машине. Все очень добропорядочно. Видимо разведка это побочное задание. Отчёт, наверно, будут писать по пути обратно. С этими все. Я так подробно остановился на них, потому что остальные разведки видят тоже самое. Только что ещё и пытаются завести агентуру внутри режимных объектов.

— И как, получается?

— Естественно. Получают полноценную "достоверную" информацию.

— Итак, господа соратники, что будем решать с Америкой? Алексей Петрович?

— Я считаю, что надо выходить с ними на контакт. На самом высоком уровне. Без их помощи нам с объемом наших исследований не справится. Просто финансово не потянем. Аккуратно разведём их на деньги. Вот как с вертолетами. Без Сикорского не потянем. А он тоже, без денег армии. Вы же знаетесь что на армию денег не жалеют. Второе. Будет война с Англией. Она нас в покое не оставит. И американцы нам нужны как нейтральная сила. И возможный посредник. Считаю нужно идти на контакт.

— Хорошо, так и сделаем. Господин Кульбинин. Ваш выход.

— Слушаюсь.


Одним январским днем в отдельном кабинете элитного ресторана в Вашингтоне собрались отставной вице-адмирал флота США, бывший посол в одной из стран Европы, ныне работник Госдепартамента, и подполковник СВР России, а ныне представляющий КГБ ЮАР. Встреча готовилась долго, тщательно отбирались собеседники. Решили остановится на бывших. С одной стороны они остались достаточно влиятельными в своих сферах, с большим послужным списком. С со связями. Теми связями, которые нарабатываются долгой службой. С другой стороны они не связаны служебным долгом, могут встречаться с кем угодно без санкции сверху и вести беседы на многие темы. Не на все, но на многие. Но и вести себя с ними нужно было очень осторожно. Идя по острой грани достоверности и сказок. Они могли стать как сильными союзниками, так и очень влиятельными недоброжелателями. На встречу руководство ЮАР выслало лучшего специалиста. После непродолжительного ужина, а у посла были проблемы с желудком, последствия попытки отравления ревнивым мужем в одной из стран Южной Америки, подали кофе. На эту встречу Красатонов отдал своего личного батисту. Хотя Марина уже была руководителем школы барист, но на ответственные мероприятия такого уровня выезжала сама.

— Забавно, — заметил посол, рассматривая картинку на пенке. — Очень оригинально. А как на вкус? Пил кофе он с наслаждением. С огорчение посмотрел на опустевшую чашку.

— Ещё, господин посол.

— С удовольствием, но не сейчас.

— Господа, позвольте поблагодарить вас за принятое приглашение. Посмотрите, пожалуйста, вот на это фото.

Подполковник положил перед американцами пачку фотографий.

— Сразу отвечу на первый вопрос. Это фото нападения Японии на американский флот в Перл-Харбор. Гавайи. Седьмого декабря прошлого года. Сразу отвечу и на второй вопрос. Нападение всего лишь отложено. На сколько не знаю, но не думаю, что на долго. Посмотрите хорошенько, господа. Его собеседники долго и внимательно просматривали фотографии. Проблему они "схватили" быстро, но для выводов не хватало информации. Да какой, к чертям, не хватало. Ее вообще не было. Наконец они отложили фото.

— Коньяк? Виски?

Выбранные напитки были поданы и беседа продолжилась.

— Начну отвечать на ваши вопросы. Если я что-нибудь пропущу, можете поинтересоваться дополнительно. С вашего позволения приступим. Показанное вам действительно случилось в ту дату, которую я вам озвучил. В моем мире. Вернее в нашем. Отвечу и на это ваше недоумение. Да, мы из другого мира. Миров много. Параллельных. В одном мире Линкольн сумел избежать покушения. Ещё в одном победила Конфедерация южных штатов. Какие-то события порождают новую реальность. Они могут идти совсем рядом, иногда снова сливаться. Иногда расходится все дальше и дальше. Как и почему мы попали сюда мы не знаем. Вижу сомнение в ваших глазах. Адмирал. Посмотрите. Это взлёт самолета с борта американского авианосца. Вполне достоверно, правда? А вот взлёт гражданского самолета в аэропорту Нью Йорка. Этому лайнеру до Германии лететь всего семь часов. Семь, господа. А это улицы того-же Нью Йорка в час пик. Впечатляет? Может отложим дальнейший разговор? Дать вам время прийти в себя?

— Пожалуй да. С этим надо переспать. Как у вас русских говорится: "Утро вечера умнее".

— Мудренее. Хотя и так правильно. Где встретимся? Тут же?

— Нет, давайте у меня в загородном доме. Так будет спокойнее.

— Благодарю Вас, господин посол. Во сколько встречаемся?

— Давайте в полдень. К обеду. Я приглашу ещё помощника госсекретаря. Не будем затягивать. И, большая просьба, захватите собой изготовился этого прекрасного кофе. Помощник большой поклонник этого напитка.

— До завтра, господа.

Назавтра, в загородном особняке встретились вчерашние собеседники. К ним присоединился и помощник госсекретаря. Поскольку фотографии вчера остались у посла, а информацией, услышанной от посланникам ЮАР, он поделился с помощником ещё утром, то беседа сразу началась всерьёз.

— Ну и чего вы от нас хотите? — начал помощник.

— Для начала насладится гостеприимством господина посла. Уверены что обед будет изумительным.

— Так Вы не ответили на мой вопрос.

— Извольте, господин помощник. Оставьте этот тон. Я не Ваш подчиненный и не проситель, пришедший к Вам на приём. Давайте оставим беседы на после обеда.

Обед прошёл в милой и непринужденной атмосфере. Только адмирал чувствовал смутное беспокойство. Он с какой-то опаской поглядывал на помощника, и с недоумением на посла. Что-то происходит, но что он не понимал.

Подполковник наоборот вёл себя непринужденно. Пошучивал. Нахваливал блюда. В конце подали кофе. Марина, как всегда, была на высоте. Кофе и сигары. Прекрасное сочетание. И никакого спиртного. Предстоял серьезный разговор.

— Так что вы хотите, господин посланник? Насколько Вам можно верить? Из другого мира. И мы должны этому поверить?

— Это Ваше личное дело, господин помощник. Я надеялся на встречу с человеком, готовым к переговорам. Неужели Вы думаете, что я начну Вас убеждать, что я говорю правду? Вот что нам точно не надо, так это покровительства. И обещаний защиты. Неужели Вы думаете, что мы не состоянии защитить себя сами? У нас есть знания. Есть готовые технологии. У вас сильная экономика, квалифицированные кадры, развитая наука. Мы можем быть полезны друг другу. Выбор за вами, господа.

— Так как же нам все таки убедится в вашем "иномирном" происхождении? Ведь мне придётся убеждать других.

— Кого других? Конгресс? Только в последнюю очередь. Обязательно, но в последнюю очередь. Давайте начнём с малого. Вот пленка с фильмом. Перл Харбор. 2001 года выпуска. Вот тут полный фильм. Тут только нарезка налёта японской авиации. Покажите президенту. Пусть он прикажет привести флот в готовность. Вот тут написано, как шёл японский флот, чтобы его не засекли. Не знаю, решится ли Япония напасть сейчас. Германия подталкивает ее к нападению на английские территории. Но у азиатов своя философия. И они будут поступать в соответствии с ней. Что нам нужно ещё? Совместные исследования. Мы будем задавать пути, вы финансировать. А работать будем вместе. Как на военную, так и гражданскую промышленность. Думайте господа, решайте. Связаться со мной можете через наше представительство.

Подполковник откланялся.

Вечером в кинозале Госдепа были просмотрены пленки. Сначала самими, а потом, срочно вызванного для этого, госсекретарем. На следующий день, в первой половине, заставив отложить все дела, кадры катастрофы были показаны президенту. По слухам он плакал. Уж слишком натурально была показана гибель американцев. Через четыре дня, на закрытом показе, это увидели члены Конгресса. Конгресс обсуждал увиденное до глубокой. Долгие часы дискуссий, жарких баталий, криках о подделке и обвинении в фальсификации. Наконец черту подвёл вице-президент.

— Господа. Я не знаю правда это, или нет. Это не документальные кадры. Но если это правда и могут погибнуть наши парни, а мы знали и не попытались их спасти. Сможем ли мы простить себе это. Президент уже отдал приказ о приведении флота в повышенное состояние. Давайте поддержим нашего президента. И ещё. Давайте начнём обсуждение военного бюджета. Дай бог не понадобится, но мы будем уже готовы.


Оглавление

  • Часть 1. Что за хрень происходит
  • Часть 2. Не ходите в Африку гулять
  • Часть 3. Война идёт. Войне дорогу