Целитель [СИ] (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Ольга Олие ЦЕЛИТЕЛЬ

Пролог

— Макар! — рык отца, полковника в отставке, раздался из сада, где он любил проводить время. Я же в это время сидел на мансарде, готовясь к ГОСам. — Едрена вошь, ты где?!

Пришлось с трудом подняться, выглянуть в окно и выкрикнуть:

— Тут я! Что хотел?!

Вот не даст нормально поучить. Несмотря на то, что до экзаменов еще месяц, я решил готовиться заранее.

— Ты не забыл, что завтра с утра отчаливаешь к Диме… Дмитрию Евгеньевичу? — тут же поправился он, я скривился.

— Не забыл, — пробурчал я, посмотрев на билет и снова падая в кресло, от чего оно жалобно заскрипело.

Как же я не люблю туда ездить, но отец на каждые каникулы выпихивал меня туда. Поставил свое условие: раз я не стал офицером спецназа или штаба, как все родственники по маминой и папиной линиям, а решил идти в гражданскую медицину, то просто обязан учиться у его друга по службе, хирурга от Бога. И никого не волновало, что я решил стать педиатром, а не военным хирургом, и то, что этот Дмитрий Евгеньевич никогда не просыхал. Его никто никогда не видел трезвым.

Когда я впервые попал к нему, то меня чуть удар не хватил, когда увидел, как хирург, едва держась на ногах, при этом, дябнув еще рюмашку, отправился делать сложнейшую операцию. Еще и меня взяв ассистентом.

Как узнал позже, в трезвом виде у него тряслись руки и он бы не рискнул проводить даже самую легкую операцию. Но хирургом он и правда оказался от Бога. За пять лет, что я у него проходил практику, я был уверен, что смог бы уже и сам сделать любую сложнейшую операцию, только мне это было и на фиг не нужно, я мечтал лечить детей.

Когда после школы я озвучил родителям свое решение… думал, мир перевернется от того скандала, что учинили оба родителя. Еще бы, меня-то с трех лет муштровали, как бойца: борьба, рукопашный бой, стрельба, метание ножей, владение ими же. Основу родители заложили в своего ребенка хорошую.

Я был высоким, на вид тучным, даже толстым, но это было обманчиво. Сто двадцать килограммов чистой мышцы. Одной своей массой я мог задавить любого. И жалкие попытки гопников поставить меня на место, всегда проваливались. Что ни говори, а против профессионально поставленного удара не каждый выстоит.

После долгих споров, угроз и скандалов, мне разрешили пойти на врача, так как двое братьев и сестра убедили родителей, что ничего страшного не произойдет, если трое детей пойдут по стопам родителей, а четвертый будет детей лечить… Потом лечить будет, как только отучится на военной кафедре. Скрепя сердце, те согласились.

Как только дома намечалась гулянка со сборищем всех родственников, я старался по возможности не присутствовать, чтобы не слушать разглагольствования о том, насколько бедные мои родители, что у них появился я, не такой как все они. Но мне было плевать на это, у меня была мечта детства, и я целенаправленно шел к ней, не обращая внимания на пересуды за спиной.

Так мне удалось поступить в медицинский, но отец, подстраховавшись, решил прикрепить меня к своему другу-хирургу. Ни одна отмазка не подействовала. У отца на все был один ответ: «Надо уметь в этой жизни все».

Пришлось смириться с этим. Кто же знал, что впоследствии мне это ой как пригодится.

Первый год в университете был очень сложный. Моей внешности пугались, не желая общаться. Девушки воротили носы, предлагая похудеть, но услышав в свой адрес много «ласковых» слов и демонстрации мной бицепса, больше такого не предлагали, и особенно после того, как я озвучил этим курицам к чему приводит анорексия и каковы ее последствия, а так же, чем чреваты их постоянные диеты.

Во время своеобразной лекции присутствовала вся группа, двое парней тогда заржали и зааплодировали мне. С ними: одного звали Паша, другого — Коля, мы впоследствии стали друзьями. Ни одна вечеринка не обходилась без нашего участия. А девушки подулись некоторое время, а на третьем курсе решили сменить гнев на милость и осчастливить меня своим вниманием… Которое мне было совершенно не нужно.

А вот когда я девчонкам сказал, что не интересуюсь ими, то такое началось. Они дружно стали называть меня Сёмой, а не Макаром. Я и не думал, не гадал, что они окажутся какими-то яойщицами. Слова-то какие мудреные. Я долго пытался узнать, что они означают, но девчонки только хихикали и не отвечали. Пришлось гуглить самому…

Что-то я задумался и ударился в воспоминания. Билет был благополучно забыт. Пришлось спускаться вниз, чтобы собрать вещи. Думал, хоть в этот раз меня благополучно минет сия участь: ехать к Дмитрию Евгеньевичу. Ага, аж два раза. Не с моим счастьем. Но потом я нашел в этом и достоинство: там за две недели можно было спокойно подумать и обсудить с друзьями-одногруппниками, связываясь с ними по телефону, где будем отмечать выпускной, он ведь тоже не за горами.

День прошел быстро, а вечером вся семья собралась в гостиной. Что больше всего удивило, вечно веселая и позитивная Милана, самая младшая из нас, ей как раз только исполнилось восемнадцать, сегодня была какой-то задумчивой, все время сидела со мной на подлокотнике кресла, ни разу не подколола и не назвала ласково Моржиком, как она любила меня называть.

— Мил, ты не заболела? — я даже протянул руку, чтобы пощупать ее лоб. Он был холодный. — Что это с тобой? Тебя мухи покусали?

— Нет, все нормально, — отмахнулась от меня та. Потом повернулась к отцу и надтреснутым голосом спросила: — Пап, в той воинской части сейчас же учения идут?

Тот кивнул, недоуменно глядя на дочь. Но она замолчала, что-то обдумывая.

— К чему ты это спросила? — не выдержал он, строго глядя то на дочь, то почему-то на меня. А я вообще не при делах.

— Может Макар останется дома, пока там учения? — умоляюще поинтересовалась она.

Отец нахмурился, а потом зарычал:

— Что за вздор?! Он мужик или хрен собачий? — все вздрогнули. — К тому же, я его не на учения посылаю, а учиться!

— Да он и так уже стал профи широкого профиля, — у Миланы чуть слезы на глазах не выступили, такие же как у меня, зеленые глаза блестели.

— Да что это с тобой?! — в один голос воскликнули мы с отцом.

Та, ничего не отвечая, махнула рукой, чмокнула меня в макушку и выскочила из комнаты.

— У нее предчувствие второй день нехорошее, — выдал Стас, старший из братьев. — Сны нехорошие снятся по поводу нашего Моржа.

— Тоже мне причину нашла, — фыркнул отец, отправляя всех спать.


А рано утром меня подняли ни свет, ни заря, так как потом у отца намечались какие-то дела, и повезли к Дмитрию Евгеньевичу. Тот по своему обыкновению был вдрабадан, но уже готовился к операции. Одного из солдат на учениях зацепило. Мне же даны были инструкции отправиться на полигон вместе с парой санитаров, проверить, нет ли еще таких вот безалаберных солдат.

Мы запрыгнули в УАЗик и поехали. Высадили нас около кромки леса, откуда мы должны были топать пешком. Что и сделали. Вокруг стояла тишина. Я уже было подумал, что нас не там высадили, как вдруг невдалеке услышал выстрелы и выкрики. Сломя голову и не таясь, мы побежал на крики.

И тут совсем рядом раздался вопль:

— Ложись!

Я даже сообразить не успел к кому обращаются и притормозил всего на долю секунды, которая сыграла решающую роль.

Тело обожгло резкой болью и в глазах потемнело. Оседая на землю, только успел сообразить, что предчувствия сестры оказались верны, а я даже попрощаться ни с кем не успел…

Глава 1

Я медленно приходил в себя. Глаза были словно свинцом налиты и открываться никак не хотели. Прислушавшись к себе и попытался определить, как я себя сейчас чувствую. Оказалось, сносно. Пошевелил руками — шевелятся, ноги тоже. Значит, пуля не задела позвоночник, а скорее всего Дмитрий Евгеньевич меня уже прооперировал. Никогда не думал, что окажусь его пациентом.

Вот только смущало немного то, что лежал я на слишком мягкой кровати, а на мне было легкое, но теплое одеяло. Потрогал его пальцами и понял, что ткань незнакома на ощупь.

Так, надо срочно открыть глаза и понять, где же я нахожусь. Что-то у меня странные предчувствия.

С трудом разлепив веки… снова их сомкнул. Так, собрался! Попытка номер два. Это все игра моего не отошедшего от наркоза мозга. Сейчас все будет в порядке.

Открываю глаза во второй раз… картинка не меняется. Я находился в странной комнате, оформленной в средневековом стиле, кровать, на которой я лежал, была с балдахином, который в этот момент был поднят, посредине просторного помещения стоял стол на кривых резных ножках, с такими же стульями по бокам. На столе стояла чернильница с пером, я такие на картинках только и видел. На стене напротив кровати висела огромная картина какого-то боя двоих: один был во всем белом, а другой во всем черном. Они скрестили мечи.

Хм, это что за древность и что за бой ангела с демоном, как я для себя интерпретировал картину. Неужели я попал в дом какого-то верующего фаната? Так как при детальном осмотре комнаты таких картин, только чуть поменьше размером, оказалось еще штук восемь. И только одна из них отличалась от всех. На ней была изображена девушка. Внешне — типичная фея из сказки, а взгляд ведьмы. Убойная сила, должно быть, с таким-то сочетанием.

— Ты уже очнулся? — раздался около меня голос.

Я обернулся и застыл лежачим изваянием. Мой взгляд метался от картин боя к этому субъекту и обратно. У меня уже глюки начались. Чем меня Евгеньевич накачал? Неужто решил уподобиться Пирогову и Листеру и создать новый препарат с галлюциногенным эффектом? Тогда у него это прекрасно получилось.

Тот, кто был изображен на картине, и тот, кто сейчас встревоженно обозревал мою прифигевшую тушку — оказались одним и тем же человеком. Но как такое возможно? Может родственник какой? Но такое сходство поразительное…

— Сомневаюсь, — все же ответил я на его вопрос, чем вызвал только удивление.

— Как это сомневаешься? — не понял тот. — Глаза открыты, ты со мной разговариваешь. Значит, очнулся, — сделал вывод незнакомец.

— А вот я в этом сомневаюсь, — выдвинул я свою версию, потом пояснил: — Я, наверное, еще в отключке, так как мне непонятно что видится. Вот вы, например, как оказались и тут и на картине?

Тот сначала недоуменно посмотрел сначала на меня, потом перевел взгляд на злополучную картину, и в итоге расхохотался.

— Нет, ты не в «отключке», это действительно я, — кивком головы мотнув на полотно, продолжил: — Я Светлый Владыка, меня зовут Дартур, и находишься ты у меня в замке.

— Так, стоп! — чувствуя, что мой мозг включил перегруз, я остановил поток слов. — Какой Светлый Владыка? Откуда ты взялся? Точнее, причем тут я? Как меня сюда занесло? Я же был на полигоне, и вообще, у меня ГОСы на носу, выпускной…

— Не будет больше прежней жизни, — некультурно перебили меня, я даже рот открыл от удивления. — Мы перенесли тебя в наш мир. Нам нужен боец со светлой магией, у тебя как раз таковая имеется, ты целитель… — начал пояснять Светлый.

— Стоп! — теперь перебил его я, даже пытаясь привстать, но это мне не удалось, тело не слушалось, потому, снова упал на подушки и продолжил: — А меня спросили, хочу ли я этого? Нужно ли оно мне?

— Наш Совет решил все за тебя, и это не обсуждается, — надменно произнес Владыка.

Меня даже передернуло от такой несправедливости, так говорил со мной только отец.

Не успел хозяин замка ничего продолжить, как в комнату вплыла (да-да, именно вплыла), словно пава, та самая девица, что была изображена на портрете. Несмотря на то, что она мило улыбалась, я видел сколько презрения, надменности и отвращения было в ее глазах. Голосом, словно журчание ручья, она поинтересовалась:

— Ты звал меня, отец?

Тот сразу же заулыбался, с обожанием глядя на дочь.

— Да, Лиона, познакомься со своим будущим мужем. Это Целитель, а это моя дочь Лиона, которая уже очень скоро станет твоей женой.

От его тирады мне впервые стало плохо. Мозг все-таки не выдержал такой нагрузки и, помахав ручкой на прощание, отправился в отпуск, а я стал снова проваливаться в темноту.

— Что это с ним? — недоуменно спросила девица.

— Это он от радости от такого известия, — заметил Владыка. — Не переживай, милая, скоро он снова придет в себя. Наши маги делают все возможное, чтобы поскорее восстановить его здоровье.

Больше услышать ничего не удалось, я окончательно отключился…

* * *

Когда пришел в себя в следующий раз, то чуть не рехнулся окончательно. Вокруг кровати стояло человек пятнадцать. Все с серьезным и сосредоточенным видом смотрели на меня.

Что за едрид перегидрит тут творится?

Заметив, что я открыл глаза, ко мне обратился пожилой мужчина в белом длинном балахоне:

— Приветствую тебя в мире Нейб, Целитель, боец из рода бойцов, — меня передернуло от сквозившего в каждом слове пафоса, но я только кивнул, стараясь проникнуться ситуацией и важностью момента. Получалось с трудом. — Мы вырвали тебя из твоего мира, хотя для этого пришлось постараться, поработав над твоими инстинктами, так как ты оказался Избранным. Только ты оказался достоин чести сразиться с Темным Властелином, принести победу Свету, а впоследствии занять достойное место Светлого Владыки, которое по праву наследования будет принадлежать тебе, как супругу нашей несравненной Лионы, дочери нынешнего Владыки.

Когда он закончил свою речь, у меня от гнева даже в глазах потемнело. Пошевелившись, я с радостью осознал, что боли больше не было. Хоть что-то полезное сделали, но это не отменяло факта того, что без меня меня женили, без согласия все за меня решили, а сейчас вообще просто поставили перед фактом.

— А меня вы спросили, хочу ли я этого? — на всякий случай поинтересовался я у мужчины. — К тому же, жениться я не планировал. Я вообще не хочу эту девку!

Все, стоящие рядом с кроватью, переглянулись. По их взглядам я понял, что разговаривал только что сам с собой, ну, или со стеной.

— Ты будешь достойным Владыкой, но сначала тебе нужно победить Темного Властелина, только тебе под силу справиться с этой задачей, — продолжил он, как ни в чем не бывало, словно я и не задавал своих вопросов.

— Минутку! — начал я. — Смотрим на меня и пытаемся меня сейчас услышать, — твердо произнес им. — Я не собираюсь ни с кем воевать, я не собираюсь ни на ком жениться, я вообще домой хочу, верните меня в мой мир!

— Это не обсуждается, — категорично ответил мужчина, после чего вся делегация зашевелилась, направляясь к выходу. — Еще два дня твоим лечением будет заниматься наш маг, а потом мы выдадим тебе меч, чтобы ты сразился на поле боя с темными, ведь ты тот самый Герой, который должен избавить мир от тирании и деспотизма. Это твой долг, — высказавшись, они меня покинули, а вместо них появился надменный юноша, что-то бурча себе под нос и с неудовольствием глядя на меня.

— Рассказывай! — рыкнул я на него, заставив на миг сменить маску надменности на удивление.

— Что рассказывать? — не понял он.

— Все, что за мир, кто населяет, что собой представляет, вооружение, места дислокации войск, численности гарнизонов, главные города, рельеф местности и прочее… — начал перечислять я.

Как ни сложно мне было смириться с тем, что в мой мир я больше не вернусь, но сделать это пришлось. К тому же, сейчас предстояло придумать, как сбежать от этих снобов, все решивших за меня. Мне и на фиг не сдались их долг, геройство, женитьба и прочие прелести жизни, которые они для меня уготовили. Я в своем мире всеми силами пытался избежать такой участи и в этом вывернусь.

— Наш мир называется Нейб, он состоит из пяти материков, но только два из них самые большие. Один принадлежит Светлым, другой — темным. На остальных материках живут те, кто плевать хотел на политику, у них вообще демократия, они не сунутся к нам, а в свою очередь никто не мешает им жить так, как они хотят. Каждый из больших материков омываются океанами, у нас их всего три. Зато морей пять. Кстати, в четырех часах езды есть изумительное лечебное море, способное избавить от любого недуга, там… — парень мечтательно закатил глаза, собираясь явно расписывать красоту моря, только в этот момент меня это интересовало меньше всего.

— Потом распишешь, дальше. Кто чем занимается? — нетерпеливо перебил его я, заставив его нахмуриться.

— Светлые занимаются целительством, к ним часто приезжают с других материков, кроме темных, на них не действует магия светлых, так же, как и любой светлый, перебежавший к темным, через полгода теряет свою магию и больше не может быть Целителем. На остальных материках процветает делопроизводство, животноводство и торговля, — пояснил он.

Я коротко кивнул, не густо, но и с этим можно работать. Так-с… Буду действовать сориентировавшись на местности.

Мои размышления были прерваны появлением Лионы. Маг встрепенулся и с такой любовью и нежностью уставился на девушку, что все вопросы у меня сразу отпали. Теперь я понял, почему этот тип был изначально настроен против меня. И к гадалке не ходи, и так было видно, что между ними явно не только платонические отношения. Ну и ладно, мне на это плевать, будет кому утешить «расстроенную» невесту, когда жених сбежит. А в том, что здесь я не останусь, было решено.

Два дня я отдыхал и набирался сил. А на третий день, стоило мне встать с кровати, как снова явилась делегация, с гордым достоинством неся на плечах щит, на котором лежал меч.

— Этот меч выкован из специальной стали, он предназначен специально для Героя, — указывая мне на это произведение искусства (инкрустированная камнями ручка, позолоченный эфес) и озвучивая выбитые иероглифы на самой стали, сказал даритель.

— От того, что я его возьму, ничего не изменится, — пожал я плечами, а потом пояснил, заметив, насколько потрясенными стали взгляды: — Я даже не знаю, с какого боку к нему подойти, не говоря уже о том, чтобы махать им. В моем мире не было мечей такого размера.

— Ты справишься, — не отставая, заметил их главный.

Да уж, мне бы их самоуверенность.

Попытавшись взять это чудо в руки, едва не выронил. Что же они не предупредили, что он весит, как танк? Меня, не обделенного силой, тут же согнуло под его тяжестью, только подскочившие члены совета в количестве пяти штук, смогли удержать и меня, и меч от падения.

— Да я его удержать не могу, а вы пытаетесь меня выпихнуть с ним на передовую, — возмутился я, только снова в пустоту.

Меня никто не слышал. Они о чем-то пошептались, а потом их главный снова подал голос:

— Сегодня тебе предстоит научиться владеть мечом, а завтра с утра в бой, — высказав это, они не стали ждать моего ответа, а развернулись и покинули комнату, оставляя меня одного.

Вот гады! Что за манера все за меня решать? Я собрался возмутиться и пожаловаться на несправедливость судьбы единственному достойному собеседнику, самому себе, но не успел. Дверь снова открылась. Проходной двор какой-то, а не покои больного человека.

— Пошли, будем тренироваться, — скомандовали мне.

Я плотоядно усмехнулся и взвалил на плечо меч. Сколько же здесь любителей покомандовать? Ну, что же, тренировка, так тренировка. Не привыкать, заодно и развлекусь.

Этот тренер еще не знал, как он попал…

Глава 2

Когда я снова попытался взять в руки меч, даже меня с моими ста двадцатью килограммами качнуло. Потому, дабы не искушать судьбу, кое-как взял его за рукоять и просто потащил за собой. Это вызвало крик ужаса и вопль у «тренера»:

— Ты как обращаешься со священным оружием?!

На это я только пожал плечами и, напрочь игнорируя слова, продолжил идти. Вот же бесполезная железяка, весит немерено и тупое лезвие в придачу. Правда, минут через десять мне надоело быть всеобщим клоуном, мой меч такой грохот создавал, волочась за мной по гранитному полу, что уши закладывало. Пришлось взвалить «чудо» на плечо и на полусогнутых семенить за провожатым.

От моего вида все, попадавшие нам на пути, приходили в ужас, но сказать ничего не могли, только открывали и закрывали рот. Я даже ухмыльнулся и про себя поржал от такого зрелища.

С трудом я дошел до тренировочной площадки. Хух, притомился однако…

Мой тренер подошел к столу, стоящему тут же, взял короткий клинок, несколько раз крутанул его в руке, заставив меня оценить ловкость, и… неожиданно набросился на меня.

— Ах, ты, гад! — выкрикнул я, инстинктивно уходя от выпада и используя «чудо» как палку. — А предупредить не судьба?

— Враг предупреждать не станет, — вполне резонно заметил тот, отскакивая от меня и примеряясь снова нанести удар.

Получив по спине и по плечам удары клинка плашмя, пришел в состояние «стелс», как любил говорить мой отец. Воткнув «чудо» в землю и используя меч как опору, успешно отбивался ногами от противника. Потом гонялся за светлым по площадке, угрожающе размахивая «чудом» как ломом. Поняв всю тщетность попыток научить меня обращаться с мечом, тренер, с трудом остановив меня и отобрав меч, пока я кого-нибудь не покалечил, плюнул и вызвал мага.

— Он абсолютно безнадежен, — вынес он вердикт пришедшим вместе с магом членам совета. — Пусть его проверят хотя бы на наличие магии.

Те тяжко вздохнули, но с надеждой посмотрели на мага, который, согласно махнув головой, подошел ко мне и стал водить вдоль тела руками, потом что-то зашептал и провел над головой. При этом его лицо вытянулось от удивления.

— Что? Что случилось? — встревоженно поинтересовался их главный.

Мне и самому стало интересно, какие еще сюрпризы мне уготованы.

— Магии в нем нет, совсем никакой, даже зачатков. Но вот что самое странное, я совершенно не могу его прочесть, причем он даже не закрывается, вокруг него словно непроницаемая стена, сквозь которую я никак не могу пройти, так же, как и снять эту своеобразную защиту, — озвучил парень свое удивление.

— Хм, — члены совета переглянулись. — С защитой, скорее всего, это мы перемудрили, когда выдергивали Героя из его мира. Только так он мог пройти сквозь слои пространства и попасть по назначению, оставшись в своем уме. В противном случае, он бы просто свихнулся, так как во время такого перехода души в собственном теле мозг автоматически фиксирует все, что увидит и услышит в подпространстве, а это много ненужной информации, способной повредить мозг.

— Тогда понятно, — произнес маг. — Теперь эту защиту не сможете снять даже вы, так как она, проходя сквозь слои миров, только окрепла и стала прочнее.

Главный член совета тут же подошел ко мне и стал водить руками, что-то нашептывая. Минут десять он занимался этой ерундой. На его лбу выступила испарина, руки затряслись, глаза покраснели. Он стал пыхтеть, как паровоз, пока обессиленный не опустился прямо на землю.

— Ты прав, — обратился он к магу. — Снять эту защиту уже не представляется возможным. Хотя… — тут он задумался. — Может это и к лучшему? Так его даже Темный Властелин не сможет прочесть, а ведь он считается самым сильным менталистом.

Все, как болванчики, согласно закивали. Тут к нам вышли сам Светлый Владыка с дочерью. Узнав, что здесь произошло, тот пафосно изрек:

— Что же, завтра, Герой, твой бой с Темным Властелином, а когда ты вернешься с победой, все будет готово к свадьбе!

Я на него смотрел, как на душевнобольного. Неужели он не понимает, что его дочь мне и даром не нужна, так же, как и все эти титулы и Владычество? Но что-то говорить ему было все равно бесполезно, он слышал только себя. К тому же, я для себя уже все решил. Завтра, во время этого самого боя, я сориентируюсь и… Поминай как звали. Кстати, никто так и не поинтересовался как меня зовут, все Целителем или Героем нарекали.

Только об этом подумал, как до меня дошло, что Героя-Целителя даже не удосужились накормить. Офигительное гостеприимство, ничего не скажешь. Мой желудок громко и требовательно заурчал, требуя порцию еды, к тому же, еще и в душ захотелось, так как я чувствовал, что после такой тренировки в жаркий день пот градом стекает по спине, а кожа стала липкой и неприятной, словно на мне появилась тонна грязи.

— Ох! — всплеснул руками один из членов совета. — Надо покормить нашего Избранного.

Давно пора. Интересно, если бы мой желудок не выдал протест от голодовки, они бы додумались меня накормить или так бы и вышвырнули завтра голодного на поле боя? Но об этом я уже не узнаю.

Только, прежде чем следовать за ними, я поинтересовался:

— Мне бы помыться сначала. Где это можно сделать?

Ко мне тут же подскочил маг, опять махая руками и… я почувствовал себя чистым, бодрым и свежим. Вот это да! Так вот почему я встал утром таким, казалось бы, обновленным. Пока я валялся без сознания, за мной ухаживали. Наверное, чтобы самим не задохнуться от запаха пота, иначе и пальцем бы не пошевелили.

Но причины меня интересовали мало, главное, что сейчас не было чувства липкости и неуютности, и я с чистой совестью направился следом за всеми в трапезную, где стоял большой, как у нас на свадьбах, накрытый стол. Чего там только не было: запеченные зверушки, неподдающиеся идентификации; птицы с раскрытыми крыльями, обложенные какими-то листьями; несколько больших тарелок с вязкой жидкостью, на которую даже смотреть не стал, чтобы не портить аппетит; бутерброды, рулеты…

Глядя на все это, у меня слюнки потекли, а желудок готовился станцевать танец победителя от такого изобилия. На вкус все попробованное мной оказалось просто восхитительным, потому, старался наесться впрок. Неизвестно ведь, когда меня в следующий раз накормят.

За столом стояла тишина, только слышался легкий стук вилок о тарелки. Некоторые только поглядывали на меня и тут же отводили глаза. Мне было глубоко безразлично на их взгляды, я ел как привык, по-военному быстро и жадно.

Только когда почувствовал, что больше в меня ничего не влезет, я довольный откинулся на спинку высокого стула.

— Ты наелся? — почему-то вкрадчиво осведомился Светлый Владыка. Мне даже отвечать было лень, потому только согласно кивнул. — Тогда, может пройдем в кабинет, где я покажу тебе нейтральную зону между двумя материками, где завтра и предстоит бой с Темными.

— Интересно. Там отмечено расположения войск противника? — тот удивленный моим вопросом, отрицательно покачал головой. — Хм, а границы зоны обозначены?

От этих вопросов у Владыки Светлых потемнело лицо и он пояснил:

— На карте обозначено место, где тебе завтра предстоит драться.

— Хм, к месту мне самому добираться надо будет? — уточнил я.

На этот вопрос ответил маг:

— Нет, я переправлю тебя туда порталом.

Так, я не понял, что значит «портал»? Но чтобы успокоить разгневанного Владыку, только произнес:

— Хорошо, пойдем и посмотрим карту.

Из-за стола встали все и целой процессией направились в кабинет светлого.

Там на стене висела карта, где красным было обозначено место проведения завтрашнего боя. Я внимательно всмотрелся, там не было ни одного обозначения, и это место смотрелось как обычная клякса.

— А рельеф там какой? Лес, горы, равнина? — задал я вопросы, чтобы хотя бы приблизительно понять, с чем предстоит столкнуться.

— Нет, только выжженная земля, — ответил светлый.

Н-да, тогда придется импровизировать и опираться на опыт разведчика, который у меня был благодаря стараниям родителей и семейным походам с ночевкой. А с ориентированием на местности у меня всегда было отлично. Можно и с Темными провести разведку боем.

А что из этого получится, время покажет.

Светлые что-то начали обсуждать между собой, я не вмешивался, просто сидел и слушал, все равно ничего не понимая по той простой причине, что они говорили о каких-то заклинаниях, что для меня являлось темным лесом, потому, просто слушал, не вникая в тарабарщину. Но все же жаль, что магии во мне нет.

Заметив, что я начал клевать носом, Владыка Светлых отпустил всех. Меня проводили в мою комнату. Только вот мне показалось, что не успел я лечь и толком уснуть, как меня уже разбудили. Надо мной стоял маг и призывно махал рукой. Пришлось быстро одеться и следовать за ним.

Мы вышли на улицу, где меня провожала вся делегация в полном составе, а невеста даже фальшиво всплакнула, вот только в глазах по-прежнему было одно презрение.

— Что же, господа светлые, прощайте, — выпалил я, рассматривая, как передо мной стала расширяться воронка, как сказал маг, портала. Она увеличивалась в размерах, а мне на миг стало немного не по себе, когда сказали в нее войти.

— Не прощай, а до скорой встречи! — поправил меня Владыка.

Но я, отрицательно мотнув головой, заметил:

— Нет, прощайте.

Не став ничего объяснять, шагнул внутрь и зажмурился. Уши заложило, тело сдавило, а беспокойство стало расползаться внутри.

Но вскоре все закончилось. Я оказался посреди поля. Успел даже порадоваться тому, что светлые забыли вручить мне меч Героя. И тут вернулись звуки, и я услышал громкие крики.

Впереди заметил размахивающих мечами людей в светлых и темных одеждах. Они сражались между собой. Вокруг стоял грохот, словно рвались гранаты, только это были какие-то шары, которые кидали то одни, то другие.

Быстро оценив обстановку, я определил для себя направление и, стараясь не попадать под «бомбежку», направился на разведку… чудо

Глава 3

Пробрался я до палаток, пришлось местами где перебежками, где по пластунски ползти. Так как я был без оружия, то озаботился и этим первостепенным вопросом. Проползая мимо погибшего, ухватил его короткий меч и сразу почувствовал себя уверенным. Кстати, извазюкался в грязи и теперь походил на одного из темных, они все носили темные штаны и рубахи, поверх которых было накинуто полотно в виде платья. Около палаток «платьев» у многих не было. Оно шло на лоскуты и перевязку раненых, которые лежали тут вповалку.

Только я распрямился и хотел сделать пару шагов к самой большой палатке, предположительно штабу, как меня окликнули:

— Что стоишь без дела, глазами лупаешь?! Помогай, давай!

— А что помогать-то? — не понял я.

— Раненых надо перетащить. Мы попытаемся хоть как-то их подлатать, — объяснил мужик, показывая на двоих, лежащих без сознания парней.

У «бойцов» были рубленые проникающие ранения грудной клетки, и если им не оказать незамедлительной медицинской помощи, то они умрут прямо на моих глазах. Нагнувшись к одному из них, попытался нащупал пульс. Слабый, но все же он был. В памяти всплыли практические занятия об оказании первой помощи пострадавшим, и я, осмотревшись по сторонам, приказал:

— Быстро! Неси ткань, им надо срочно остановить кровотечение!

Меня послушали беспрекословно. Приложив ткань к ране, я приостановил кровотечение и перебинтовал на первое время рану. Пусть тут и незнакомый мне мир, но анатомия тут как и в моем мире. Так, пока этим раненым я помочь не мог, но вот остальным… Без хирургического вмешательства не обойтись.

Но когда я увидел, как латают бедолаг, мне резко поплохело. Было от чего: так называемый лекарь выхватил из огня раскаленные щипцы и собрался прижигать глубокий порез от меча. Увидев такое, я заорал:

— Ты что творишь! Ты ж их угробишь! Отойди!

Я резко отодвинул невысокого парня, лет двадцати, сам тут же подскочил к раненому, лежавшему на земле.

— Мы всегда так лечим, некоторым помогает, — заморгал глазами тот, отшатываясь от меня в испуге.

— А некоторые загибаются, — продолжил я за него. — Антисептики есть? — без всякого перехода тут же поинтересовался я.

— Анти… что? — недоуменно переспросил он.

«Макар, ты идиот!» — сам себя обласкал я.

Тут явно и не слышали ни о каких препаратах. Но стоять и возмущаться не было времени. На примере раненого провел мальчонке инструктаж по оказанию помощи при порезах и ожогах. «Бомбы» оставляли на телах явно химические ожоги. Не знаю, какая у этого мира магия, но мне в полевых условиях приходилось соображать быстро. Одними перевязками не обойтись. Парень схватывал на лету и под моим руководством перебинтовывал ноги, руки, головы. Закончив с одним, он переходил к другому, иногда спрашивая:

— Правильно сделал?

Я кивал. Вскоре передо мной встала еще одна проблема: инструменты. Их попросту не было.

— Мне нужен самый тонкий и острый нож, какой сможешь найти и игла с ниткой, желательно шелковой, — по его взгляду понял, что поговорил сам с собой.

Но тем не менее он отдал распоряжение. А когда принесли и протянули мне… ятаган, не меньше. Вот тут-то я и начал материться.

— Блять! Это что? А поменьше ничего нет?

Мальчонка только мотал головой, зыркая на меня из-под длинных ресниц.

— Зачем нам мелкие ножи? Меч — оружие воина, — пафосно изрек он.

— Так мне тебя еще и поблагодарить, что ты мне меч не притащил? — представив себе эту ситуацию, содрогнулся, но препираться было некогда.

Быстро зашел в одну из палаток и осмотрел ее, заметил в углу стол, а на нем свечи, длинные тонкие палочки в берестяном стакане, какие-то камешки и еще куча всякой всякости, недоступной для моего ума. Да и не интересовало меня ничего, кроме этих палочек, которые, за неимением лучшего, могли пригодиться.

Вместо ниток мне принесли какие-то жилы. Попробовав их на прочность, решил, что сгодится. Тогда-то работа и закипела. Операционную устроил в палатке, в которой нашел подходящий хоть как-то инструмент. Тонкие палочки использовал вместо пинцета, поддерживая кожу, подтягивая ее, закрепляя края, вынимая из ран осколки костей.

Эти жилы оказались идеальным вариантом ниток. Швы получались ровными. Кое-как справившись с одним раненым, хорошо хоть в перевязочном материале проблем не было, лоскуты материи были готовы и лежали небольшой кучкой тут же, на столике, приносили нового. У этого оказалась сломана нога, открытый перелом, кость торчала наружу.

— Доски есть какие-нибудь? — спросил я у своего добровольного помощника, тот отрицательно мотнул головой. — Едрена вошь, тащи тогда ножны от мечей, — скомандовал я, пока принимаясь за саму рану.

— Вот, выбирай, — протянул мне несколько ножен пацаненок. — Пойдет?

Кивнув на ногу раненого, стал показывать и рассказывать, как их приладить к ноге, а сам в это время стал бинтовать. Парень оказался темным магом. Его я использовал как наркоз. Он ловко вырубал сознание ослабленных воинов, а я в темпе зашивал и не боялся, что человек дернется от боли в самый неподходящий момент.

Раненые сменяли один другого, грохот стоял неимоверный. Без нормальных инструментов пальцы стали колом, ятаганом не очень-то и удобно работать было.

— Да, не добрались до вас Пирогов с Листером, — бурчал я.

— Это какие-то боги? — тут же поинтересовался маг, внимательно наблюдая за моими действиями.

— Ага, современной медицины, — занятый своим делом, ответил ему. — Листер — хирург-офтальмолог, изобретший антисептики, а Пирогов — полевой хирург, спасший не одну жизнь, его заслуга — анестезия, что значительно облегчает операцию.

— У нас нет таких богов, — вздохнул юноша. — А лекари есть, но их очень мало, и все они находятся на малых материках, напрочь отказываясь помогать темным, впрочем, как и светлым, у них своя политика невмешательство в нашу войну.

— А как же вы без медицины-то обходитесь? — я даже на миг приподнял голову, так как меня этот аспект очень удивил и поразил.

— Ну, светлым проще, их маги-лекари самые лучшие специалисты, мы даже несколько раз переманивали их к себе, — юноша на миг замолчал.

— И что? Сбежали обратно? — поторопил его с ответом я.

— Нет, они и сейчас у нас живут, только магия их пропадает спустя полгода, максимум год, — ответил он, потупившись.

Я вспомнил, что об этом уже говорилось в самом начале, потому только кивнул, дальше занимаясь раненым.

— Поэтому, стоит сделать вывод, что не всегда надо полагаться на магию, а изучать элементарную медицину, — сказал я.

Тот ничего не ответил, а вместо этого отправился проверять, сколько еще раненых осталось.

К моему счастью, тот, который сейчас был на столе, оказался последним. Закончив, я без сил опустился на стоящий неподалеку стул. Пот струился по лбу от напряжения, руки от усталости стали трястись. Сейчас бы тяпнуть рюмашку! Я на миг прикрыл глаза, но тут же широко их распахнул, так как в палатку ворвался огромный мужчина с улыбкой на лице и, широко расставив руки, тут же громогласно произнес:

— Покажите мне нашего спасителя! Иди, я тебя обниму!

Если бы не сидел на стуле, то точно бы попятился, так как, даже со своими габаритами я в сравнении с ним казался Дюймовочкой.

— Э? — вытаращил я глаза. — Не надо меня обнимать, я еще жить хочу.

Поднялся и стратегически встал за стол, где проводил операции.

— Кто ты, спаситель? — решив не приближаться, а оставшись на месте, поинтересовался пришедший.

— Меня Макар зовут, — озвучил свое имя, не став особо вдаваться в подробности. — Я почти дипломированный врач.

Ага, вот именно почти. Из-за некоторых нехороших редисок, не видать мне диплома, как своих ушей. Даже доучиться последний месяц не дали, гады светлые. Зато тогда мог бы с гордостью называться не почти дипломированным специалистом. Эх! Все через задницу, как обычно, причем, не только, как оказалось, для нашего мира это характерно, но и для других тоже, вот в частности, для этого.

— Это что за зверь такой? — тут же поинтересовался этот великан, глядя на меня удивленно. — Я такого не знаю.

— Тьфу, блин, — сплюнул я в сторону. — Врач — это лекарь, только без всякой этой вашей магии. Ловкость рук и никакого мошенничества.

— Лекарь без магии? Ловкость рук… — кажется, для некоторых я только что открыл Америку, так как, судя по нахмуренному лбу, сказанные мной слова оказались выше его понимания. Потому, он переспросил: — Это как?

Да уж, вот что значит жить в магическом мире, они даже не знают, что и без магии может быть много полезного и удивительного.

На миг я представил, что бы произошло с ними, окажись они в нашем мире. Точно загнулись бы. Ведь у них даже мыслей быть не может, что можно сделать что-то, не прибегая к каким-то посторонним силам, кроме как к собственным знаниям и умениям.

Пришлось вкратце объяснить собеседнику, что такое медицина, а заодно, воспользовавшись моментом, схватив палочку мага, стал прямо на земляном полу рисовать те инструменты, которые мне будут необходимы. Тот все время чесал макушку, по три-четыре раза переспрашивая названия и назначения предметов. Я терпеливо все объяснял, совершенно не понимая, зачем ему, воину далекому от медицины, вообще сдались все эти названия, но продолжал упорно пояснять.

Когда тот первым сдался, многое так и не поняв до конца, я вздохнул с облегчением. Так как наш разговор напоминал слепого с глухим. Моя твоя не понимайт. Главное, что этот тип согласился сделать мне все, о чем я попросил.

— Ты где остановился? — неожиданно задал мне вопрос великан, а до меня только что дошло, что мне даже ночь провести негде. Но когда я стал в который раз разглядывать эту палатку, надеясь остаться здесь, мои планы разрушили. — Это палатка Дирина, мага, — пояснил он.

— Хм, а мне негде переночевать, — признался я, но заметив подозрительность, тут же нехотя добавил: — Я только сегодня от светлых сбежал.

Тот заржал так, что я подумал палатка сейчас рухнет. Но все обошлось. Тот только показал на выход и предложил:

— Пойдем, найдем тебе место пристанища, заодно… — тут он сверкнул глазами, — … у нас будет своя лекарня с таким почти ди-п-ло-б… м… в общем, вриачом, — чуть исковеркав название, он встал и подтолкнул меня на выход.

Только я вышел из палатки, как ко мне устремилась целая толпа темных с криками. Надеюсь, это были крики радости. Но вот что им от меня надо, осталось только догадываться, к тому же, пятиться назад смысла не было, за спиной стоял великан.

Все, кирдык! Они ж меня сейчас массой задавят и фамилию не спросят…

Глава 4

Я даже ничего не успел сказать, как меня подхватила толпа и подняла на руки. И это с моей-то массой. Вот это силушка богатырская у темных. Я даже восхитился. Но вопрос, куда меня несут, остался открытым. А из-за гомона и криков я даже спросить толком ничего не мог.

Наконец, меня опустили на землю, от чего я с облегчением выдохнул, оглядываясь по сторонам. Несколько человек сооружали новую палатку, а чуть поодаль я почувствовал запах еды. Мой желудок напомнил о том, что, как оказалось, целый день его морили голодом, и издал такой вой, что крики команчей нервно курят с сторонке.

Тот самый великан, представившийся командиром темных, Гиаром, тут же показал в ту сторону, откуда и шел запах еды, спрашивая:

— Тебя маг хоть покормил сегодня?

Упомянутый юноша, оказавшийся как раз недалеко от нас, смутился и, не дожидаясь моего ответа, сам признался:

— Нет, как-то забыл, да и не до этого было.

Великан только осуждающе покачал головой, но ничего не сказал, приглашая следовать за ним.

Это я сделал с огромной радостью. Еда у темных оказалась не хуже, чем у светлых, и это несмотря на полевые условия. Меня накормили вкусно и до отвала, я даже со стула встать оказался не в состоянии. А повар только улыбался и все подкладывал попробовать еще один ма-а-аленький кусочек. Ага, маленький, с ладонь размером.

Только когда почувствовал, что я сейчас точно лопну, улыбнулся и попытался встать из-за стола. Первая попытка успехом не увенчалась.

— Обжорство еще никого до добра не доводило, — озвучил я свою неуклюжесть, попытавшись встать со второй попытки.

— Это разве обжорство? — захохотал великан. — Так, легкий перекус, — после чего схватил меня за локоть и помог встать.

К этому времени палатку уже поставили. В нее-то меня и отправили, чтобы мог отдохнуть. Хотя в таких условиях я благодаря родителям был не раз, но тело болело и ныло от усталости, а ведь неизвестно, что будет завтра, какое количество раненых придется латать и спасать. Потому, следовало основательно отдохнуть и набраться сил.

Ночь я спал без задних ног. А утром ни свет ни заря вскочил бодрый, свежий и отдохнувший и потрусил на улицу, чтобы немного размяться. Весь лагерь еще спал. Только-только забрезжил рассвет. Найдя более-менее ровную площадку, без рытвин и ям, начал тренировку.

Когда тело немного разогрелось, я взял возле палатки из кучи дров длинную палку и решил использовать ее в качестве стафа. Сказано-сделано. Я настолько вошел в азарт, что, мало того, что потерялся во времени, так еще и не замечал ничего вокруг. В себя меня привел возглас боли.

Резко остановившись, повернулся к источнику звука. На земле, корчась от боли, лежал темный. Я присел перед ним на корточки, уже привычно осматривая повреждения. Их было немало.

— Ты кретин? Чего так долго тянул и не звал на помощь? — стал сокрушаться я, высматривая хоть кого-нибудь, чтобы принесли подручный материал для перевязки, да и мага-помощника не мешало бы позвать, пусть поработает в качестве рентгена.

— Ты же… не слышал… Я звал… — хрипя, с трудом выдавил из себя тот.

Как назло никого рядом не было, я уже было собрался быстро бежать сам, но раненого нельзя было оставлять одного. Как же быть? И тут в поле моего зрения попал некий субъект, чинно шествующий по своим делам. Хм, такого и трогать не хочется, весь такой надменный и снобистый. Но на безрыбье и рак рыба. Пришлось действовать, пока он не скрылся с глаз.

— Эй! Как там тебя? Гражданин? Товарищ? Иди сюда! Да шевели ты булками, никуда твой гонор не улетит.

Хм, вот это взгляд. Если б его магия позволяла убить взглядом, я был бы уже обгоревшей головешкой.

— Ты кто? И что тебе надо? — в глазах сверкала ярость и подозрительность.

— Потом выясним, — тут же отмахнулся я. — Давай, по-быстрому, метнись в палатку к магу и скажи ему, пусть берет ноги в руки, а заодно подручный материал и чешет сюда.

— Кого чешет? — бровь собеседника взлетела вверх. — Зачем ему брать свои ноги в руки? А как он передвигаться будет?

— О! Великий и Могучий язык! — взвыл я. — Только русский человек способен тебя понять. Ладно, некогда, топай бегом за магом, — видя, что покалеченному становится хуже, зашипел я.

— Как можно топать бегом? — развернувшись и отправившись, куда послали, пробурчал мужик, но у меня спрашивать ничего не стал.

А через несколько минут ко мне уже бежал маг с глазами навыкате, неся в руках ворох перевязочного материала и несколько штук ножен от мечей.

Не успел маг вставить хоть слово, все время косясь на того темного, которого я за ним послал, как я тут же стал раздавать команды:

— Так, маг, ты можешь увидеть внутренние повреждения раненого? — тот кивнул. — Начинай, мне надо знать, что задето. А ты что стоишь без дела? — обратился я к снобу, маг-бедолага чуть в обморок не свалился, но мне было уже не до него. — Давай, будешь ассистентом, держи, — я вручил ему пару ножен, показывая, как приложить их к руке, которая была явно сломана.

Оба молчали, маг водил руками над телом воина, а темный молча следовал моим указаниям, помогая накладывать шину и придерживая ее, пока я бинтовал. Когда я закончил с рукой, маг отчитался, что внутренние кровотечение ему удалось немного приостановить, и теперь есть надежда, что организм может справиться сам. Заметив, что я ничего не понял, он объяснил, что темные отличаются повышенной регенерацией, это помогает в боях. У светлых такого нет, но зато у них отменные целители, в отличие от темных.

Закончив с раненым, я выпрямился, посмотрел на обоих, развел руки в стороны, поклонился и изрек:

— Все, господа хорошие, всем спасибо, все свободны, — посмотрев на парня, лежащего на земле, обратился к нему: — Ты как?

Тот, морщась от боли, кивнул головой, тем самым показывая, что ему лучше. Я решил, что трогать его пока не будем, пусть оклемается, если верить магу, то он сам сможет подняться на ноги. Встав, я сказал:

— Отлично, тогда я пошел проверять раненых. Маг, зайдешь потом в лазарет, еще раз поработаешь в качестве рентгена.

— Э? Кого? — не понял он.

— Не кого, а чего, в общем, просто просканируешь их внутри и посмотришь… — заметив недоумение у парня, оборвал сам себя и, развернувшись, отправляясь в лазарет.

Целый день бегал от одного к другому, маг и этот темный в качестве ассистента были на подхвате. Перерывы делались только на еду. Благо, сегодня обе стороны решили приостановить военные действия, умаялись. Это дало возможность в свободную минуту расспросить обоих помощников о политической ситуации.

— Вот скажите мне, за что вы воюете? За какую идею? Или просто, чтобы было? — я честно пытался понять, кто кому и чем мешает.

— Войну начали светлые, — начал рассказывать ассистент, маг молчал. — Их не устроила наша магия.

— Э? А им-то какое дело, у кого какая магия? У них своя, у вас своя, — странный менталитет в этом мире.

— У них магия жизни, исцеления, а у нас магия Хаоса, разрушения, — пояснил он. — Они испугались того, что мы, если бы напали первыми, объединив общие силы, стерли бы их с лица земли, поработив всех.

— А у вас были такие мысли? — поинтересовался я, не понаслышке зная, что не бывает дыма без огня.

— Нет, у нас своя политика, но только внутри, к другим мы не лезем, и предпочитаем, чтобы и нас не трогали. И не мы виноваты, что светлые решили по-другому, — холодно ответил он.

— А остановить эту бессмысленную войну можно? — решил узнать его мнение.

— Если только это сделают сами светлые, они ее развязали, им и заканчивать, мы точно не намерены предлагать перемирия, — безапелляционно заметил темный.

Несколько минут мы молча думали каждый о своем. Тишину нарушил мой ассистент. Он пристально посмотрел на меня и спросил:

— Кто ты? Почему я тебя раньше не видел? К тому же, я совершенно не чувствую в тебе даже зачатков магии? Как же ты можешь лечить, если нет силы?

Я медленно офигевал от его вопросов.

— Ну ты и темный, — начал было я, а поняв, что сказал, сам же и расхохотался. — Магии во мне нет, есть способности, ум и умение. Я почти дипломированный врач, которому не нужна никакая магия, чтобы лечить людей. Зовут меня Макар, а прибыл… — не успел я сообразить, как мне выкрутиться из щекотливой ситуации, чтобы не раскрывать всех карт, как снаружи раздался грохот.

— Началось, — удрученно выдохнул маг, а темный тут же выхватил из ножен меч, который был у него прикреплен на боку.

— Наш разговор не окончен, — не оборачиваясь, выдал мужчина, после чего его и след простыл.

Только я обернулся к магу, чтобы узнать, кем же является мой ассистент, как он тоже заторопился.

— Я за ранеными, — изрек он, скрываясь следом за ассистентом. — Будь готов.

— Всегда готов! — ответил я, решив сгонять к великану и узнать, что там с инструментами, которые я у него заказывал.

Только добежать не удалось, позади меня истошно орал маг, который тащил на себе моего ассистента.

— Вот же… — разворачиваясь, помчался обратно, не понимая, что за шухер вдруг поднялся вокруг. — Слышь, ассистент, мать твою за ногу, не вздумай помирать! Кто мне помогать-то будет?

Я бросился к нему, сразу же пытаясь определить повреждения. Ох нифига ж себе! Он что, весь огонь принял на себя? С первого взгляда было видно, что ранен он тяжело. Мужчина хрипел, но был еще в сознании. Мы его занесли в лазарет.

— Давай, начинай его отключать, — скомандовал я магу, тот посмотрел на меня, будто я приказал ему лететь на Луну. — Что? Давай же, времени мало.

— Его нельзя отключить ментально, — пролепетал юноша. — Это не в моих силах, да и ни в чьих.

— Так, попытайся, тем более, он и сам сейчас вырубится, мне не надо, чтобы он посреди операции пришел в себя, не тормози, не теряй мое время и его тоже.

Маг сосредоточился и… Его лицо озарила довольная улыбка от того, что у него получилось. Я не стал на этом зацикливаться, вплотную занявшись парнем. Сейчас главное было его спасти, так как пострадал он очень сильно. А вот когда придет в себя, я ему устрою Кузькину мать, а вот нечего кидаться в самое пекло. Кто ж мне ассистировать будет?

Но все это потом, а пока… Черт, кажется пульса нет, мужчина перестал дышать. Так, будем действовать по старинке. Нажатие на грудную клетку, потом… Бля! Ладно! Наклонившись, стал делать искусственное дыхание. И так несколько раз: Два нажатия на грудь, вдох рот в рот…

Маг смотрел на это широко раскрытыми глазами, а потом, заметив, что ассистент снова задышал, только и смог выдохнуть:

— П-п-п-п-пов…

В палатку вбежал тот самый великан и, не дав помощнику договорить, спросил:

— Как он? Жив?

Я кивнул, с облегчением выдыхая и дальше занимаясь осмотром раненого.

Закончил нескоро, так как пришлось изрядно повозиться. Магу пришлось разрушать светлую магию и ухудшать состояние мужчины, а я использовал его магию как скальпель и ювелирно зашивал разорванные ткани, надеясь на быструю регенерацию темного. Вымотались мы до предела. Откинувшись на спинку стула, на который и упал после операции, я отдыхал и не прислушивался к разговору мага с великаном. Очнулся только тогда, когда услышал довольный рев:

— Взяли Светлого Владыку с его свитой, пусть пока поживут у нас!

Я тут же оказался на ногах.

— И что с ними будет? — обеспокоенно поинтересовался у мага, который собрался выскакивать наружу.

— Ничего, — пожал он плечами. — Мы же не изверги. Просто побудут у нас, вдруг Повелители смогут договориться? Тогда о войне можно будет забыть.

— Было бы хорошо, — наблюдая за состоянием раненого, прошептал я.

И тут темный открыл глаза, посмотрел на меня пару секунд и прошипел:

— Помоги мне встать, мне надо идти…

Я чуть не треснул его по голове, чтобы изгнать эти мысли, но вместо этого только скрестил руки на груди и произнес:

— Ты отсюда выйдешь только через мой труп!

Интересно, решится или нет?

Глава 5

Новость о пленении светлых хоть и взбудоражила весь лагерь, но очнувшегося ассистента я приказал занести в мою палатку и там уложить на постель. Темный хотел встать, но я вернул его на место. Он, заметив мой решительный вид, только усмехнулся и откинулся обратно на подушку, которую я подложил ему под голову после того, как закончил с ним. А когда еще и прислушался к чему-то, то и вовсе расхохотался.

— И чему радуемся? — не понял я. — Расскажи, вместе посмеемся.

— Светлые в нашем лагере? — он повернул ко мне голову, я на это кивнул. — Кто именно?

— Светлый Владыка со своей свитой, — отчитался я перед ним, лишь бы не скакал, аки козел, а лежал спокойно, а то вся моя работа пойдет насмарку, придется этого строптивца заново латать.

— Какой сюрприз, — довольно заметил он, прикрывая глаза. — Что же, они никуда не сбегут, пусть пока пообвыкнутся малость.

— Вот это правильные слова, — уселся я на стул, готовый в любую секунду подскочить. — Тебе сначала надо полностью восстановиться.

— Строгий какой лекарь, — рассмеялся тот.

Я только ухмыльнулся:

— Не строгий, а меркантильный, — выдвинул свою версию, а, заметив его замешательство, пояснил: — Я же говорил уже, что мне понадобится ассистент, а ты как нельзя кстати подходишь, вот и придется тебя выхаживать в темпе вальса.

Надо отдать темному должное, ни один мускул не дрогнул на его лице, вот только в глазах я заметил искру интереса и смешинки. С чего бы это? Но сейчас некогда было об этом думать, надо было заняться остальными ранеными, да и маг куда-то исчез. Пошел, называется, светлых проведать. Может они его проглотили? Надо сходить на разведку.

Только подумал об этом, как тут же другая мысль закралась в голову, ведь светлые меня прекрасно знают, поэтому, сейчас еще может начаться никому не нужное выяснение отношений, чего я никогда не любил. Поэтому, надо постараться наоборот не попадаться им на глаза, во избежание, так сказать.

— Светлые хотят видеть Темного Властелина! — легок на помине. В мою палатку ворвался маг.

Я только недоуменно на него посмотрел.

— Ну, их желание вполне закономерно, — обернулся я к нему. — Только тебе с этим явно не к нам. Поищи этого Властелина и сообщи об этом ему, да, и не стоит так шуметь, моему ассистенту нужен покой, чтобы он быстрее встал на ноги.

— Но… Ведь… — маг едва чувств не лишился.

Да что он такой слабонервный-то? Как вообще умудрялся с ранеными справляться?

— Иди, поищи Властелина, — махнул рукой темный, вызвав приступ смеха у меня, так как смотреть на мага оказалось выше моих сил.

— Где? — хлопая глазами, поинтересовался юноша.

— Где-нибудь, иди, — на последнем слове темный сделал ударение, маг, заторможено кивнув, вышел из палатки.

— А я его найду? — тут же сунулась его голова в «дверь».

Теперь пришла моя очередь ловить челюсть, вот же и правда странный, откуда ж нам знать, найдет он Властелина или нет.

— Кто ищет, тот всегда найдет, — изрек я народную мудрость, тот кивнул и снова исчез.

И тут, обернувшись, чтобы проверить своего пациента, недовольно нахмурился, он уже стоял на ногах, слегка морщась от боли и опираясь рукой о стенку палатки. Ага, много его удержит эта шаткая конструкция. Подскочив как раз вовремя, чтобы успеть поймать пошатнувшуюся тушку, я попытался уложить его обратно, но он твердо посмотрел мне в глаза, отрицательно помотал головой и произнес:

— Нет, некогда мне разлеживаться, я тоже, между прочим, хочу посмотреть на светлых, а регенерация сделает свое дело.

Я даже возмутиться не успел, как он, гордо вздернув подбородок и, превозмогая боль, широким шагом вышел вон.

А я направился осматривать раненых. По дороге встретил великана, который, довольно улыбаясь, хлопнул меня по плечу, от чего я едва не присел, и громогласно произнес:

— Ну, все, кажется, война закончена! — я удивленно приподнял бровь, ожидая продолжения, и оно последовало: — Сейчас наш Властелин пытается договориться с Владыкой Светлых, вот только… — тут он хохотнул. — Вряд ли они придут к этому, как его, сенсу…

— Консенсусу, — машинально поправил я, тот кивнул.

— Во-во, к нему, — согласился великан.

— Почему? — поторопил я, так как он замолчал, к чему-то прислушиваясь.

— Так, зачем нашему Властелину дочка светлого?! — воскликнул великан.

До меня стал медленно доходить смысл, я даже улыбнулся.

— Что, пытается заключить мирный договор путем бракосочетания? — решил я проверить свою догадку.

— Ага, — расплылся в широкой улыбке собеседник. — Только эта фифа никому и даром не нужна, — ответил мужчина, а потом предложил: — Пошли посмотрим?

Только я хотел было согласиться, как снова подумал о своем решении пока не встречаться со светлыми, и, разочарованно вздохнув, ответил:

— Ты иди, потом мне расскажешь, а я пока к раненым, их нельзя оставлять без присмотра, — собравшись уходить, обернулся, вспомнив еще кое-что. — Да, и если не сложно, найди мне мага и ассистента, а то они оба куда-то запропастились.

Великан как-то странно на меня посмотрел, хохотнул и довольно заметил:

— Обязательно найду и все передам, — после чего, продолжая издавать смешки, направился в ту сторону, где держали светлых.

Пока я занимался ранеными, прошло довольно много времени, но радовало то, что все они быстро шли на поправку, я только и мог поражаться их регенерации, но при этом понимал, что без нее они бы давно двинули копыта, так как такие повреждения в моем мире были смертельны, а тут все обошлось.

Выйдя из очередной палатки после того, как все закончил, поразился тишине, стоящей в лагере. Пока работы для меня не было, решил пройтись, заодно хоть немного осмотреться, а то ведь дальше лагеря ни разу и не ходил, если не считать вылазки на поле битвы, но это не в счет, там и смотреть-то было не на что, кроме покалеченных тел, а мне захотелось хоть на несколько минут забыть, что я в чужом мире, что никогда не увижу родных и близких и не получу заветный диплом, из-за которого было столько ссор и пререканий.

Пока думы о прошлом и о доме наполняли голову, я шел, не глядя и не имея конкретной цели, просто двигался вперед, куда несли ноги. Пройдя несколько холмов, вышел к обрыву и застыл. Красиво. Заходящее солнце сливалось с морем, которое было неспокойно. Волны набегали одна на другую, пенясь и разбиваясь о скалы, создавая сноп брызг.

Я застыл, любуясь буйством природы, потому и не услышал шагов, но вздрогнул от голоса, раздавшегося позади меня:

— Я часто прихожу сюда в это время полюбоваться на закат, он каждый раз новый, своеобразный и завораживающий.

Резко обернувшись, заметил ассистента.

— Тебе еще лежать надо, а ты носишься, словно лань, — нахмурившись, заметил я.

Тот усмехнулся, махнув рукой.

— Да уже все в порядке, даже следов от ран нет.

Да, никогда, наверное, не смогу привыкнуть к этому.

— Ты тоже был у светлых? — спросил я, тот улыбнулся.

— Да, мне, как и всем, захотелось узнать, каков будет исход войны, — ответил он, присаживаясь прямо на землю и вытягивая ноги.

— И что решили? — спросил у темного, мне было интересно, чем окончилась сегодняшняя встреча Владыки и Властелина. Хотя светлый мне не понравился, а темного я в глаза не видел.

— Пока ничего, — пожал плечами он. — Властелин наотрез отказался от брака, а на других условиях светлые не хотят идти на перемирие.

— Но они не в том положении, чтобы диктовать условия, — меня поразила самоуверенность светлых даже в такой ситуации.

— Ваш… — к нам подлетел маг, заметив меня, осекся и застыл.

— Что ты хотел? — спросил темный, бросив на меня быстрый испытывающий взгляд, но я в этот момент был поглощен переливом воды в бушующем море, потому и не обратил внимания на мага, опять, наверное, светлые чего-то учудили.

— Там Владыка утверждает, что видел в нашем лагере их какого-то Героя, — затараторил юноша, а я, услышав, о чем он говорит, тут же обратился в слух.

— И что делать их Герою в нашем лагере? — в голосе моего ассистента звучала угроза.

— Откуда же я знаю? — тут же смущенно пролепетал маг.

Я в этот момент усиленно пытался найти выход из этой ситуации, так как пока не знал, как и что объяснять, да и стоило ли это делать. Может, проще рассказать всю правду? Ведь, как известно, все тайное всегда становится явным, да и лгать и изворачиваться мне не имеет смысла, так как за мной никакой вины нет, я же не просил светлых выдергивать меня из моего мира и делать героем, я просто хотел жить так, как я того хочу, учиться и лечить детей.

— Вот же он! — позади раздался возмущенный голос Светлого Владыки.

Обернувшись, я приготовился к бою…

Глава 6

Посмотрев на меня и на стоящего рядом ассистента, Светлый Владыка усмехнулся, довольно прищелкнул языком и поправил перепачканную одежду, а потом произнес:

— А ты молодец, Герой, решил уничтожить врага изнутри. Отличная идея втереться в доверие, а потом…

Договорить я ему не дал, резко перебивая:

— Стоп! Какое доверие? К кому втереться? Что вы несете?

Мне стало немного не по себе, особенно, когда маг и темный, которые до этого стояли рядом, напряглись. Воздух вокруг нас словно сжался, став вязким, и от этого больно застучало в висках. Светлый Владыка что-то прошептал и встряхнул головой, мой ассистент не шелохнулся, а вот маг тихонько зашипел и рванул к светлому, но его остановил один незаметный жест темного. По виду мага было видно, что он с трудом проглотил обиду, но подчинился.

— Ну как же? — спросил светлый, принимая довольный вид, а потом ткнул пальцем в ассистента. — Ты хорошо придумал, сразу брать в оборот Властелина.

— Да я его в глаза не видел! — психанул я. — А от вас я просто-напросто сбежал, так как не желаю жениться на вашей дочке, не желаю воевать неизвестно за что, только потому, что это вы так захотели!

— Мы тебе оказали услугу, а ты просто обязан за нее заплатить, — пафосно выдал светлый.

Вокруг нас стали собираться темные, с интересом прислушиваясь к разговору. Мой взгляд выхватывал из толпы раненых, которым нужна была помощь лекаря, но слова светлого возмутили меня настолько, что остановиться я не смог.

— Услугу? Выдернуть меня из моего мира, навязать свои правила и требования, да еще, в придачу ко всему, едва ли не насильно втюхивая мне свою дочь, которая мне, мало того, что не нравится, так я вообще девушек не люблю! Это вы называете услугой?! — я распалялся все больше. — Вы даже не дали мне получить диплом, которого я ждал, как манны небесной, вытрепав столько нервов, пройдя через все круги Ада. В конце-концов, вы у меня спросили, хочу ли я менять свою привычную жизнь на то, что уготовили для меня вы?

Я говорил, с угрозой надвигаясь на Светлого Владыку, а он медленно отходил от меня. Неизвестно, чем бы все закончилось, я уже едва не набросился на него, как сзади меня кто-то обхватил поперек талии и оттащил от светлого, который смотрел на меня огромными глазами. Было рефлекторное желание ударить локтем того, кто рискнул это сделать, но тут по телу прошла непонятная волна, и я резко успокоился. Стало легче дышать и боль в висках прошла.

— Отпусти меня, я уже в порядке, — спокойно произнес я, а когда хватка ослабла, повернулся, чтобы заметить искры интереса и удивления в глазах ассистента.

— Так решил Совет, а он никогда не ошибается, — сказал Светлый Владыка, но уже без заносчивости.

— Все когда-нибудь происходит впервые. В этот раз они ошиблись, я не собираюсь быть вашим Героем. И с радостью вернулся бы домой, — с надеждой посмотрев на светлого, сказал я.

— Это невозможно, — разрушил все мои надежды тот. — В своем мире ты умер, тебе туда возврата нет.

Я с тоской посмотрел на него, душу захлестнула тоска, я просто развернулся и направился к обрыву, не хотелось больше ни с кем говорить, кого-то в чем-то убеждать, хотелось просто побыть одному и подумать о том, как мне жить дальше, ведь, судя по всему, придется приспосабливаться к новой жизни. Грустно смотря на волны, я присел на самом обрыве, свесив с него ноги. Но в одиночестве мне побыть не дали.

— А ты правда из другого мира? — со мной рядом примостился великан, я только кивнул, глядя вдаль. — А откуда? Никогда не слышал про другие миры.

— Я тоже не слышал, — вздохнул я. — У нас такое только в книжках пишут, фэнтези. Я и предположить не мог, что сам окажусь тут.

— Расскажи, какой твой мир, — попросил он.

В этот момент с другой стороны примостился второй темный. Скосив глаза, увидел, что это ассистент. Я задумался, но всего на несколько секунд и начал рассказ:

— У нас техногенный мир, магии совсем нет…

Сначала пытался подбирать слова, чтобы им было понятнее, о чем я говорю, а потом сам настолько увлекся, что не заметил как пролетело время. Подтянувшиеся к обрыву другие темные слушали, затаив дыхание, им все было интересно, в особенности то, как же можно существовать без магии, но тут я привел примеры технического прогресса, едва ли не начав рисовать автомобили, кофеварки, пылесосы, телевизоры, ноутбуки…

Только как бы я не объяснял сути, они мало что поняли, только общее назначение. Больше всего их удивили наши компьютеры, где можно и фильмы смотреть, и музыку слушать, и общаться по скайпу, наблюдая за собеседником. Присутствующий один из магов тут же пробурчал о каких-то заклинаниях, но увлеченные воины отмахнулись от него.

— Вот бы и нам такое приспособление, — мечтательно произнес великан, с ним многие согласились.

Но тут ассистент повернулся ко мне и спросил:

— Ты можешь представить его во всех деталях? — странный вопрос, но я согласно кивнул. — Тогда сосредоточься и представляй, — беря меня за запястье, сказал темный.

Я так и сделал, закрыв глаза, чтобы лучше воспроизвести картинку.

— Ух, ты! — раздалось со всех сторон. — Получилось.

Открыв глаза, заметил стоящий на земле свой любимый ноутбук. Сначала было обрадовался, а потом сник. Интернета-то здесь нет, так же, как и подзаряжать его тоже будет негде. Это и объяснил всем, но по поводу заряда меня тут же успокоили, сказав, что это можно сделать с помощью магии. А вот со вторым оказалось сложнее, но тоже пообещали что-нибудь придумать.

Все это время Светлый Владыка как-то странно наблюдал за мной и за ассистентом. А когда все стали радоваться успеху приобретения этого чуда техники, он подошел ближе, взял меня за кисть, сосредоточился на пару минут, отпустил мою конечность и, ухмыляясь, поинтересовался:

— Все это, конечно, интересно, но как Властелину удалось пройти твою защиту и влезть в голову?

Все до этого галдевшие, резко замолчали.

До меня не сразу дошло сказанное, но вот одно слово резануло слух. Про защиту я уже успел забыть.

— Властелину? — я переводил взгляд со Светлого на Темного, и кусочки медленно, но верно начали складываться в одну общую картину.

«Макар, не зря тебя моржом сестра величала», — раздался ехидный голос внутреннего «Я» в моей голове.

— А ты что, не знал? — спросил светлый, которого темный маг, подхватив под локоть, тут же куда-то потащил, тот даже не сопротивлялся, прекрасно понимая, что так будет лучше.

Все дружно стали расходиться, у каждого вдруг нашлись неотложные дела. И через несколько минут мы остались вдвоем с моим ассис… Тьфу, блин, как оказалось, с Властелином.

— Хм, значит, Властелин? — надвигаясь на него, грозно поинтересовался я.

Тот согласно кивнул, спокойно смотря на меня. Вот, гад! Без замаха и предупреждения двинул ему в челюсть. Владыка принял удар, успев чуть отклониться. Но от кулака в ребра и бочину он не увернулся. Мы сцепились и рухнули на землю. Я прижал его своей массой и четко наносил удар за ударом. Темный пару раз скривился от боли, а потом резко скинул меня с себя. Не дав мне подняться, перехватил мои руки и завел их за голову. Без труда удерживая мою взбесившуюся тушку, он наклонился к лицу и грубо поцеловал в губы…

Глава 7

Опешив от такой наглости, не сразу сообразил скинуть с себя этого… этого… да у меня даже язык не поворачивается, как его обозвать. Почувствовав, что он чуть расслабился, двинул ему под ребра, тем самым заставляя его ослабить хватку, а потом резко двинул ему кулаком в челюсть, отбросил его от себя и быстро подскочил на ноги. Темный мгновенно оклемался и, потирая лицо, поднялся. Крепкий, однако, Темный Владыка. Несколько минут мы сверлили друг друга взглядами: я гневным и злым, а он чуть насмешливым.

— Что это было? — сплевывая на землю, процедил я. Больше всего злости было от того, что я успел возбудиться от одного только поцелуя. Шайташ, а не темный.

— Хм, а ты сам не знаешь? — улыбаясь во все тридцать два белоснежных зуба, которым бы позавидовала любая реклама, произнес он.

— Догадываюсь, не подходи ко мне, убью! — ответил ему, разворачиваясь и направляясь в лагерь, так больше ничего и не сказав.

Единственный вопрос, ответа на который я так и не узнал, но очень хотел бы, это как же все-таки ему удалось обойти ту самую пресловутую защиту, о которой говорили светлые. Но спрашивать у этого наглого типа не стал, лучше сгорать от любопытства, чем идти к нему на поклон. После его поступка, меня била дрожь и, скрипя зубами, я с трудом взял себя в руки.

Первым, кого я встретил, входя в лагерь, оказался маг. Он как-то странно на меня посмотрел, но ничего не сказал, а вот у меня вдруг мелькнула кое-какая мыслишка. Потому, недолго думая, позвал его:

— Дирин! — тот слегка вздрогнул от моего крика, он-то собирался уходить уже. — Иди сюда, дело на миллион.

Тот стал несмело приближаться.

— Что за дело? — приняв важный вид, осведомился он.

— Пошли присядем куда-нибудь, мне много чего узнать надо, прежде, чем говорить о деле, — предложил я.

Он кивнул, направляясь в одному ему известном направлении, я последовал за ним.

Дирин привел меня в тихое, спокойное место, где лежало длинное бревно поваленного дерева, от того, насколько стерлась кора, почти до блеска, я понял, что здесь довольно часто происходят посиделки. Устроившись на нагретом солнцем дереве и на пару минут задумавшись, я начал свои расспросы:

— Скажи, а кроме получения ран в военных действиях, вы когда-нибудь болеете? У вас есть такие болезни, как грипп, рак, другие онкологические заболевания?

Маг, судя по всему, меня не понял, но постарался обстоятельно объяснить:

— Конечно, как и любой живой человек, мы тоже болеем. Болезни разные, но зачастую, их характер нам неизвестен, но есть такие травы, из которых делаются настойки от любой хвори.

У меня глаза округлились.

— Подожди, ты хочешь сказать, что и когда вы начинаете чихать и кашлять, и когда болит, скажем, живот или сердце, вы пьете одну и туже настойку? — он согласно кивнул. — И как, помогает? — не удержался я от сарказма.

Тот только пожал плечами, но ответил:

— Иногда помогает, а иногда… — он поник.

— Летальный исход? — заметив, что он не понял, поправился: — Смерть? — снова согласный кивок.

— А что за предложение? — через несколько минут прервал мои размышления о будущем маг, я только пытался сообразить, как быть дальше.

— А что если создать свою лекарскую школу? — предложил я.

Но увидев лицо мага, понял, что мыслю маштабно. Сначала надо выучить несколько человек, которые в дальнейшем смогут вести исследовательские работы, а потом обучат остальных.

— А как это сделать? — глаза юноши загорелись предвкушающим огнем. — Это значит, что у нас будут свои лекари?

Я кивнул, продумывая, как бы начать осуществлять задуманное.

— Для начала, нам нужно хотя бы человек пять, желающих стать лекарями и спасать людей, — начал я. — Сможешь найти таких? — тот довольно кивнул, собираясь бежать тотчас. — Подожди, нам же еще понадобятся тетради, ручки и хоть какое-то подобие того, на чем я могу демонстрировать основной материал.

— Это как? — завис он, а я и сам задумался.

— Ну, надо… — я наклонился и стал прямо на земле рисовать то, что хотел бы иметь. — И мел или уголек, чем можно писать.

Вот теперь шестеренки заработали в голове у парня. Он сидел, размышлял, попутно рассматривая то мой рисунок, то меня, то оглядываясь вокруг. Я молчал, не отрывая его, так как ему лучше знать, как и что можно устроить. Единственное, что меня радовало, что на моем ноуте было много уже скачанного материала, по которому я смогу начать обучение.

И тут он что-то сообразил, подскочил и произнес:

— Жди меня в своей палатке, скоро буду.

Не успел ничего ответить, как передо мной только его пятки засверкали, он понесся в лагерь. Встав, я направился туда же, но сначала надо было найти свой ноут.

Мне повезло, искать его не пришлось. Не успел дойти до середины лагеря, раздумывая, у кого он может быть, как меня окликнул великан.

— Лекарь! — обернувшись, увидел у него в руках искомый предмет. — Маг просил занести это тебе, сказал понадобится.

— О, а я как раз о нем думал, — обрадовался я. — Скажи, а ты хочешь стать лекарем? — решил брать быка за рога.

— Еще как, — расплылся в широкой улыбке тот. — Потому я и пришел. А ты сможешь меня научить? Я всегда мечтал иметь такую магию, как у светлых, чтобы спасти близких, — он опустил голову, поникнув.

— У тебя кто-то болеет? — поинтересовался я.

— Да, сестра. Она несколько лет не встает с постели, а наши маги бессильны. Пробовали обращаться к светлым, но даже никто из них не смог ее вылечить, потому что их магия на темных не действует, — едва слышно выдал он.

— А источник болезни они хотя бы смогли определить? — я лишний раз порадовался собственной идее, ведь не всегда наличие магии может помочь и спасти чью-то жизнь.

— Нет, они говорили какими-то заумными фразами, что никто ничего не понял, а потом началась война, и больше к светлым обратиться мы не смогли, — пояснил великан.

— Что же, как только решится вопрос со светлыми, я думаю, стоит попытаться помочь твоей сестре, хотя ничего обещать не могу, здесь, в вашем мире, нет ни одного аппарата, позволяющего хотя бы определить из-за чего человек болеет, хотя… — тут я вспомнил о маге, который несколько раз служил отличным рентгеном. — Думаю, что мы найдем выход.

Великан сразу приободрился, даже улыбаться снова начал. Мы двинулись к моей палатке. Но тут я вспомнил, что даже не знаю его имени.

— Кстати, ты так и не представился. Меня Макаром зовут, а тебя как?

Тот хлопнул себя по лбу.

— Вот я кретин. Меня Веллар зовут.

Я согласно кивнул, и мы вошли внутрь моего временного жилища, где уже находился маг с четырьмя темными.

Они смотрели на меня с долей восхищения и предвкушения. Так как стол оказался в данный момент свободен, я поставил на него ноутбук, открыл и включил. А потом стал думать, с чего начать. Решил для начала рассказать об анатомии человека, конечно без латинских названий и терминов, думаю, что в этом мире есть свои названия частей тела и органов. Потом, ознакомив и наглядно показав схемы систем человека, попытался проверить уровень знаний отобранных магом темных. Все знали как нанести смертельный удар, как изувечить, как одним движением снести голову врагу. М-да, воины. Есть над чем работать.

С травознанием обстояло гораздо лучше. Но с этим пока решил повременить и провести беседу с магом, который, вроде бы, разбирается в травах, и его помощь будет незаменима.

Примитивная лекция затянулась надолго. Парни задавали много вопросов, прося разъяснить им непонятные моменты, я терпеливо и обстоятельно все рассказывал, приводя примеры, по возможности находя все в той кипе информации, которая у меня имелась. И только когда я заметил, что все сидящие начали клевать носом, их взгляды стали расфокусированными и дальнейшая информация уже перестала восприниматься, я понял, что чуток переборщил. Потому, отправил всех парней отдыхать, решив продолжить завтра. Только Дирин по-прежнему остался бодр и свеж. Потому его попросил остаться, на что тот с радостью согласился.

— Дирин, ты ведь хорошо разбираешься в травах? — начал я.

— Конечно, это же моя прямая обязанность, — вскинув голову, заметил юноша.

— Тогда, думаю, ты сможешь мне помочь изготовить хотя бы самое простое, — довольно произнес я.

— С радостью, но есть тот, кто разбирается в этом намного лучше.

Я обрадовался, ведь это значит, что моя задумка может иметь успех.

— Отлично, тогда и его завтра тащи сюда, после занятий начнем думать, с чего начать, — предложил я. — Кстати, кто это?

Ответить мне не успели, в полог просунулась голова темного, который, посмотрев на нас по очереди, остановился на маге.

— Дирин, там тебя Светлый Владыка требует к себе.

Маг отчего-то сразу же залился краской, подскочил, махнул мне рукой на прощание и умчался.

— Интересно, он спокойно ходить умеет? — сам у себя поинтересовался я, усмехаясь. — И это смущение… Ох, чую я, что светлая невеста снова свататься готовиться будет. (Чур меня, Чур…)

Только оставшись один, почувствовал, как устал. Раздевшись, упал на кровать, отправляясь в объятия сна. Не успел оказаться в стране сновидений, как передо мной возник Темный Властелин. А он-то что здесь забыл? То, что произошло дальше, едва не вынесло мозг и не лишило рассудка.

Недотрах — страшная штука, может привести к неожиданным последствиям…

Глава 8

Смотря в глаза Властелина, я не мог сдвинуться с места. Хотелось бежать подальше, чтобы не видеть его и не слышать, а еще хотелось подраться, вломить так, чтоб он не ухмылялся. Но не получалось. Темный медленно приближался. Я собрался зарычать, что это мой сон, и ему здесь делать нечего, но горло перехватил спазм, я не смог выдавить ни слова.

Подойдя ко мне вплотную, он провел по моему плечу, по предплечью, дойдя до кисти. Резкий рывок, его губы впиваются в мои. Как мы оказались на земле, да еще и полностью обнаженные…

То, что случилось дальше вогнало в шок. Темный стал искусно лапать меня, выискивая чувствительные места на моем теле. В ту минуту мне казалось, что мое тело — одна сплошная эрогенная зона. Я просто плавился в его руках. Отстраняться и сбегать пропало желание. В конце-концов это мой сон, и хотя бы в нем я могу получить свою порцию удовольствия. Надо же как-то восполнить недостаток витамина зю.

Сколько он меня мучил и изводил сказать сложно. Я готов был уже взвыть, даже протянул руку к собственному члену, чтобы, наконец, получить разрядку, но ее мягко убрали.

«Не спеши, у нас еще есть время до утра», — прошептал темный, а я застонал.

Если он решил меня мучить всю ночь, я ему сам голову оторву. Тот, словно прочитав мои мысли, вставил в меня один палец, сразу проходясь по простате, от чего я больше не смог терпеть, с криком изливаясь себе на живот.

«Ну вот, меня не дождался, — сокрушенно заметил он. — Ладно, ничего страшного, надеюсь, завтра ты торопиться не станешь».

Не дав мне произнести ни одного слова в ответ, а в грудь воздуха я набрал побольше, он тут же испарился, оставляя меня в сладкой истоме.

Что снилось потом, не помню…

* * *

Утром я проснулся отдохнувшим, свежим и бодрым. А подумав о том, сколько дел нам предстоит сделать, сразу же подскочил с кровати и отправился на поиски мага.

Вот только вместо Дирина наткнулся на Властелина. Только собрался развернуться и отправиться в обратную сторону, как меня остановил его вопрос:

— Ты решил создать своеобразную школу лекарей? Похвально, одобряю.

Я едва не огрызнулся, но сработал инстинкт субординации военного, который был привит с детства, потому, подавив злость, ответил:

— Да, решил. Премного благодарен за одобрение. У вас еще что-то? — на удивленно вздернутую бровь темного, добавил: — Некогда мне с вами лясы точить, работа ждать не станет.

— А мы на вы? — хохотнул тот. — Давече, помнится, ты прекрасно обходился тыканьем.

— Я тогда не знал, кто вы есть, а сообщить сие вы не удосужились, — пожав плечами, ответил ему, на что его взгляд стал хмурым.

— Хорошо, я не стану отрывать тебя от работы, можешь идти.

Я только кивнул, разворачиваясь, и гордо вскинув голову, направился дальше искать мага.

«Встретимся ночью», — донеслось до меня, но, обернувшись, увидел удаляющуюся спину Властелина.

— Показалось, наверное? — пробурчал себе под нос, не заметив, что в кого-то врезался.

— Что показалось? — хитро глянул на меня великан, именно с ним я и столкнулся.

— Да так, ничего. Ты мага не видел? — переводя тему, осведомился я, тот кивнул, показывая рукой мне за спину.

Обернувшись, как раз заметил подбегающего к нам Дирина.

— Скажи, ты спокойно ходить умеешь или все делаешь на бегу? — не выдержав, смотря на запыханного парня, спросил я.

— Умею, иногда, — улыбнулся тот. — Властелин сказал, что ты меня ищешь, — по-военному отрапортовал юноша.

Странно, я же вроде не говорил темному, что ищу мага. Или говорил? В голове все перемешалось. Но чтобы не отвлекаться на левые темы, решил разобраться с этим позже, а пока у нас и правда очень много дел.

Через несколько минут в палатку ввалились остальные «ученики», в руках двоих было некое подобие доски. Гладкое зеркало огромного размера. У меня просто глаза квадратными стали, интерактивная доска тут? Ребята сказали, что это маги намагичили, стоит только дотронуться к поверхности зеркала и подумать, что ты хочешь на ней увидеть, как это тут же появляется. Правда это зеркало надо раз в три дня подпитывать магией, чтоб свойство не исчезло. Но с этим проблем не возникнет, как уверил меня маг. Больше не отвлекаясь на посторонние темы, мы начали занятие.

Отдельно провел несколько минут с магом, выслушивая пояснения и инструкции. И еще, я его попросил ментально показать их представления об внутреннем устройстве человека, а потом сравнил со своими знаниями. Различий было немного, это меня порадовало. Мне пришлось отбросить знания о невидимых способностях, так как этому предстояло учиться и вникать во все уже мне.

Теперь дело пошло гораздо продуктивнее, я показывал органы, попутно объясняя, какие участки поражаются в первую очередь, чем это чревато, какие осложнения могут при этом быть. Темные оказались способными учениками, может быть потому, что очень хотели научиться врачебному ремеслу, потому все схватывали на лету. Маг вносил свою лепту в обучение, рассказывая о растениях, их свойствах и применениях. Я вместе со своими «учениками» внимательно слушал и запоминал. Предстояло провести практические исследования и эксперименты с веществами на людях.

Сегодня занятия проходили веселее, так как я старался сделать свои лекции как можно интереснее, чтобы им не было скучно, но вместе с тем, чтобы донести до них как можно больше информации. Судя по горящим глазам, мне это удавалось. Правда были такие неловкие моменты, когда перед глазами вставали картинки из сна, словно наваждение какое-то, я на пару минут зависал, пытаясь унять охватывающее тело желание, и снова окунался с головой в то, что объяснял темным.

Сделали перерыв на обед. Что ни говори, а кормили очень вкусно. Повар лично принес мне огромную миску с вкусно пахнущей похлебкой и с умилением наблюдал, пока я ел. Я же наминал с удовольствием, чуть ли не урчал.

Только мы собрались продолжить, как в палатку вошел светлый со своим магом. Окинув взглядом всех нас, он и интересом уставился на «доску», где в этот момент была схема нервной системы. Он попытался что-то рассмотреть, но, судя по его взгляду, ничего не понял.

— Ты не против, если и мы послушаем? — осведомился он, присаживаясь рядом с Дирином, который снова зарделся, как маков цвет.

— Не против, — ответил я, хотя мое разрешение, как я понял, ему и не требовалось.

Для меня осталось загадкой, почему светлые так свободно шастают по территории лагеря темных, и почему они чувствуют себя так вольготно. Ведь мне говорили, что ведется смертельное противостояние между светлыми и темными. Нужно будет потом спросить или у мага, или у великана, что ж тут все-таки на самом деле происходит.

Светлый маг примостился в стороне, тоже с интересом разглядывая изображение на мониторе. Чтобы получше все понять, я стал «рисовать» на доске, попутно все разъясняя. Владыка, сначала скептически отнесшийся к моим занятиям, уже минут через десять с интересом внимал каждому слову. Пару раз даже задавал наводящие вопросы, я обстоятельно отвечал.

Когда я закончил, обратился к светлым, они же целители, потому должны намного лучше темных разбираться в травах и их использовании. Так и оказалось. Более того, светлый маг даже написал несколько рецептов зелья, которое они использовали в целях экономии магии. Я все записал, задумался, как еще можно его использовать, если добавить в него несколько ингредиентов.

Сам не сообразил, потому задал вопрос вслух, заставив всех шевелить мозгами. И тут с порога раздался голос:

— Можно соединить с этим зельем корень рандроны и толченые листья мелиары, думаю, это может помочь, так как эти растения обладают успокаивающим, ранозаживляющим и эффективным средством против опухоли.

Интересно, сколько времени он там стоял, что я даже не заметил его прихода?

— Темный Властелин тоже решил посетить занятия Героя? — усмехнулся Светлый Владыка.

Тот послал ответную усмешку.

— Почему бы и нет, я же должен знать, чему учат моих воинов, — пожал плечами тот.

— Меня Макар зовут, и никакой я не Герой, забудьте это прозвище, — твердо и настоятельно произнес я, обращаясь к светлому.

Ответа я не услышал, так как ко мне подошел Властелин, дотронулся до зеркала-доски и сам стал показывать, какие еще есть травы и каковы их свойства. Разразилась жаркая полемика со светлыми, которые более углубленно знали о травах.

Вот только стоило темному отойти от доски и встать рядом со мной, как мне стало не до трав. Умом я понимал, что тот пытается донести важную информацию, но тело отказывалось принимать доводы разума, по нему волнами проходило желание, от которого я огромным усилием воли пытался отмахнуться.

Создалось ощущение, что этот гад делает это специально, недаром о нем говорили, как о сильнейшем маге. Скрипнув зубами, я вспомнил слова отца: «Спецназ не сдается!».

И решил для себя, что последую этому девизу…

Глава 9

Закончив свою лекцию о травах, Властелин отошел от доски, при этом его взгляд с хитринкой, брошенный на меня, наводил на размышления, отчего я нахмурился. Но сейчас некогда было проводить анализ его действий, потому, отогнав неожиданно возникшие пошлые мысли, продолжил.

Несколько раз я замечал, как смущался темный маг в те редкие моменты, когда к нему обращался светлый Владыка. Усмехнувшись, решил после занятий напрямую спросить у него про светлого. Ведь судя по виду Дирина, он неровно дышит к нему. А вот светоч* явно не рассматривает темного как партнера. Что же, надо это выяснить.

— Дирин, ты все запомнил, что говорил Темный Властелин?

Тот, словно очнувшись, согласно кивнул.

— Дартур, вы, как специалист в этой области, не хотите помочь Дирину в изготовлении лекарств? — тот задумался, а я, чтобы не дать ему повода отказаться, продолжил: — Заодно, будет повод блеснуть умом и показать свой профессионализм. Если не боитесь, конечно.

— Чего мне бояться? — тут же высокопарно задал он вопрос.

— Что ваши знания окажутся не на высоком уровне, — пожав плечами, чтобы побольше зацепить, ответил я.

— Мои знания… — тот едва не задохнулся от возмущения, что кто-то посмел в них усомниться. — Они очень обширны, и я докажу это.

Я улыбнулся про себя, а заодно порадовался, что он не понял обычного развода «на слабо». Зато, судя по едва сдерживаемому смеху темного, он все понял прекрасно, но вслух ничего не сказал. Правильно, пусть молчит побольше, умнее будет казаться. И тут меня снова обдало жаром. Да что ж этот гад делает-то? Чего добивается? В том, что это его рук дело, я уже не сомневался, уж больно взгляд похотливый стал у Темного Властелина. Я, сузив глаза, пристально на него посмотрел, от чего он тут же встал.

— Ладно, вы тут учитесь, разбирайтесь, кто что готовить будет, а мне пора, у меня дел много, — и ушел, не оборачиваясь, только хохотнув напоследок.

И мы продолжили. Разобрали еще несколько тем, я достал большую шкатулку, которую мне вручили, и стал вынимать инструменты, рассматривая их. Большая проблема была в том, что кузнец, изготавливая сие добро, не угадал с размерами. Вот правду маг тогда сказал, не любят они мелкого оружия, поэтому инструменты оказались в несколько раз больше положенного, хотя скальпель, хоть и большой, но был остро заточен. Ножи, троакары, комиссуротомы, долота, остеотомы, распаторы, дерматомы были тоже совсем не того размера, который я хотел. Да и сталь тоже оставляла желать лучшего.

— Дирин, иди сюда. Ты можешь уменьшить размеры до нужного? — спросил я и показал магу на доске-зеркале реальные размеры хирургических инструментов.

Маг поначалу старался выполнить мою просьбу, но у него получилось привести в норму только несколько инструментов. Сил темный вложил немало и очень устал от этого. Светлые с интересом за этим наблюдали, а потом Светлый Владыка провел несколько раз рукой над грудой металлолома, и неудобные железячки приняли привычный для меня вид.

У меня руки задрожали от восторга. Дирин насупился и посмотрел на Властелина, а тот неожиданно улыбнулся магу. Вот честно, у всех присутствующих вспыхнули лица, словно мы только что подглядывали за сокровенным. Вот же светлый, вот же… Светоч!

Сложив инструменты обратно в шкатулку, я бережно провел пальцами по резной крышке. Жаль, конечно, что не все инструменты, которые мне были необходимы, здесь можно было бы использовать. Так как жидкого азота тут днем с огнем не сыщешь, то мне пришлось отказаться от инструмента для локального замораживания подкорковых структур, применяемого при стереотаксических операциях. Но была надежда, что до такой сложности не дойдет. Да и к магии этого мира я стал привыкать и, хоть и точечно, но применять в своей работе.

Заметив любопытные взгляды, решил рассказать о предназначении всего нескольких видов инструментов, но по лицам учеников понял, что малость поторопился с этим. Таких квадратных глаз я никогда еще не видел.

— Ладно, видимо, эту тему пока рановато затронули, — вздохнул я, — лучше продолжим тему по зельям.

— И как ты все это смог выучить? — не выдержав, поинтересовался великан, показывая на доску, где вереницей слайдов мелькали картинки инструментов.

— У меня для этого было пять лет, — улыбнувшись, ответил я. — Да и практика у меня была отменная.

Больше тему инструментов никто не поднимал. Парни решили передохнуть, так как мозг я им загрузил основательно. Я же, как только Светлый Владыка вышел из палатки, подсел к Дирину, который находился в прострации.

— Он тебе нравится, — даже не спрашивая, а, скорее, уточняя, произнес я.

— Да, и очень давно, — отвел глаза в сторону маг, снова краснея. — Но он меня не замечает, да и не пара я ему.

— А кто это решил, что не пара? — поинтересовался у него. — Мне всегда казалось, что если двое любят друг друга, то ни о каких условностях не может быть и речи.

— Вот именно, когда двое любят, — маг готов был вот-вот пустить слезу, кажется, я разбередил его рану. — В моем случае любит только один, второй знает об этом и просто позволяет это делать. А мне больно вот здесь, — он приложил руку к сердцу.

— Не переживай, и он тебя полюбит, вот увидишь, — уверенно заявил я, на что тот только скептически хмыкнул.

А у меня появилась одна идея, как помочь магу. Вот только для этого хочешь-не хочешь, а пришлось идти искать Темного Властелина. Только он с его ментальными способностями способен был мне помочь.

Оставив Дирина сокрушаться о несправедливостях жизни, направился искать темного. Ноги понесли меня к тому обрыву, где он впервые меня поцеловал. Как чувствовал, этот тип как раз сидел там, свесив ноги вниз, и смотрел вдаль на спокойную гладь моря, которое сегодня было спокойным, блики солнечных лучей играли на воде, слепя глаза.

Сев рядом, тоже устремил взгляд вдаль, раздумывая, как начать разговор. Но делать этого не пришлось. Вдруг расхохотавшись, темный произнес:

— Интересная и заманчивая идея, — на мой удивленный взгляд он ничего не ответил, а только уверенно заявил: — Я помогу тебе.

— Откуда ты знаешь, что я хотел предложить? — подозрительно разглядывая мужчину, осведомился я.

— Не сейчас, позже все узнаешь, пока не время, — ушел от ответа темный. — А вот влюбить светлого в мага — отличная идея, тогда и договор о перемирии можно будет смело подписывать, ведь в этом случае Владыка не отвертится, и мне не придется жениться на его дочке, особенно, учитывая тот факт, что у меня уже есть пара.

— Угу, — встав, я отправился обратно.

Что-то странное произошло со мной после слов темного о его паре. Кольнуло сердце и перехватило дыхание, хотя мысли об этой ехидне я и гнал все время прочь, но стало не по себе. Да еще и этот выпад, когда я и слова не успел сказать.

Ведь он же не может читать мои мысли. Сквозь защиту никто не может пройти, так во всяком случае утверждал светлый. Или может? Что-то я окончательно запутался со всей этой магией, с менталистами и со сном.

Какая-то мысль пыталась пробиться, но я никак не мог ухватить ее за хвост, а потом стало просто не до нее, так как меня окликнул великан:

— Макар! Нам разрешили навестить сестру! — он довольный подбежал ко мне и сграбастал в медвежьи объятия. — Дирин откроет портал, чтобы переход не занимал много времени!

Я дрыгал ногами, пытался вырваться и вдохнуть, но великан душил меня в радостном порыве. Только увидев, что я вот-вот… синею, бледнею… Отпустил, виновато говоря:

— Ой! Прости.

Отдышавшись и перестав считать темных мух перед глазами, я бодренько спросил:

— Фух… Что стоим? Кого ждем?

Тот только довольно кивнул и гаркнул на весь лагерь:

— Дииирииин!!!

У меня даже уши заложило, зато маг тут же нарисовался перед нами, снова запыханный.

— Чего орешь? Я уже и так к вам бежал, — произнес он, начав что-то про себя шептать, от чего перед нами тут же появилась точка, которая стала увеличиваться, переливаясь то золотым светом, то белым.

Великан схватил нас с магом в охапку и бесцеремонно шагнул в открывшийся портал.

___________________________________

*Светоч — светлая сволочь (авторское).

Глава 10

Портал открылся прямо в дом великана. Родители, увидев сына живым и здоровым, сразу же бросились к нему, обнимать и целовать. Глядя на эту картину, я невольно попятился. Так вот от кого он унаследовал любовь и привычку к обнимашкам. Но, если честно, я бы не хотел попасть в такие родительские объятия. Еще задушат ненароком. Я по сравнению с ними был Дюймовочкой. Родители великана были на голову выше своего сына, отец шире в плечах и массивнее, а матушка, порхая возле мужа, вызывала глубокое уважение своими формами.

— Что привело тебя домой, сын? — басом осведомился отец. — Только не говори, что просто в гости заглянул. Не поверю. Да еще и не один, — тут он заметил нас с магом.

— Это Макар, — представил меня товарищ. — Он лекарь, который лечит без магии. И прибыли мы, чтобы он осмотрел сестру.

— Как это без магии? — удивился хозяин. — Так разве возможно?

На это великан только кивнул, потащив меня в комнату сестры, а все остальные последовали за нами.

Войдя в покои, я увидел худую и бледную девушку, лежащую на кровати с закрытыми глазами. Ее длинные темные волосы рассыпались по подушке, глаза были закрыты. Только неестественная бледность и почти прозрачность кожи указывали на то, что девушка спит болезненным сном. Присмотревшись, понял, что девушка не просто спит, а находится в состоянии комы.

— Дирий, продиагностируй все тело и скажи есть ли внутренние повреждения, — обратился я к магу.

— Ничего не повреждено, — удивленно произнес Дирин минут через десять. — Странно, все органы в порядке.

— Хм… Такое могло произойти от психологического шока? — задумчиво спросил я. — Можешь просканировать ее мозг? Нам надо знать причину такого состояния.

И снова потекли томительные минуты ожидания. Сначала маг стоял неподвижно, только сузив глаза, потом подошел и положил руки на голову девушки. Через несколько минут его глаза широко распахнулись.

— Что там? — я даже подпрыгнул от нетерпения.

— Подожди минуту, — попросил Дирин, продолжая держать девушку за голову.

Все, кто находился в комнате, затаили дыхание, ожидая ответа мага. Когда от томительного ожидания уже скулы стало сводить, Дирин выдохнул, попытался сфокусировать взгляд, при этом опустившись на пол. Ноги отказывались его держать.

— У вас намечалась поездка до болезни вашей дочери? — глядя на родителей великана, поинтересовался маг.

— Да, мы собирались в путешествие по миру, но его пришлось отложить, — удивленно переглянувшись с супругой, ответил отец семейства. — А почему ты спросил об этом? Какое отношение наша поездка имеет к болезни дочери?

— Самое прямое, — ответил Дирин. — Она ведь тоже маг, потому ей было видение о вашей смерти, причем, долгой и мучительной. Девушка испытала потрясение, решив притвориться больной, так как отговорить вас от путешествия шансов не было.

— Она здорова?! — радостно воскликнула мать, попытавшись броситься к дочери, но Дирин ее остановил взмахом руки, отрицательно покачав головой.

— Нет, сейчас она действительно в каком-то забытье, произошел сдвиг, когда светлые пытались воздействовать на нее своей магией, ее сила не приняла такого вмешательства, и ее потрясение отразилось на всем организме, — маг задумался. — Я не знаю, как объяснить ее теперешнее состояние…

— Все болезни от нервов, — перебил его я, начиная понимать, что произошло. — У нее повредилась психика, на этой почве бывают непредсказуемые результаты, при повреждении нервной системы человек превращается в овощ и может даже довести себя до летального исхода.

— Так ее уже нельзя вылечить? — с содроганием в голосе поинтересовался великан.

— Можно попытаться, но для этого необходимо детально изучить мозг и попытаться убрать эти воспоминания, — тут я повернулся к магу. — Но только именно эти, не затрагивая всего остального, а после будем разбираться с самой нервной системой, восстанавливая ее по крупицам. Сможешь очистить память?

— Я не настолько силен, — признался Дирин. — Вот наш Властелин…

— Точно! — выкрикнул я, хлопнув себя по лбу, решив кое-что проверить, и если мои догадки окажутся верны, темному не поздоровится, и пока все мне не объяснит, я от него не отстану.

Сосредоточившись, я представил перед собой эту темноволосую язву и позвал. Раз… Второй… Третий… Но ничего не произошло. Эх, видимо, мои догадки оказались неверными…

Только я хотел уже было расстроиться, как вдруг открылся портал, и из него вышел Властелин, собственной персоной. Все тут же склонились в поклоне, а я прищурился. Значит, я оказался прав, и этот гад все-таки читает каким-то образом мои мысли.

— Что тут у вас? — сразу спросил темный.

Маг объяснил ему, что необходимо сделать. Тот слушал очень внимательно, после чего кивнул и подошел к больной. Положив руки на голову девушки, как до этого делал Дирин, он стал перебирать пальцами ее волосы, но такое впечатление создавалось на первый взгляд, а, присмотревшись, можно было увидеть, что пальцами мужчина будто перелистывает страницы книги.

Взгляд его был сосредоточен, он не отрываясь смотрел в одну точку, а его губы иногда шевелились. Мне даже на миг показалось, что девушка светится, но, присмотревшись, решил, что это обман зрения, и продолжил наблюдать.

Действо затянулось надолго, но все присутствующие с замиранием сердца ожидали, что из всего этого выйдет. Прошло, наверное, часа два, но никто не сдвинулся с места. Когда Властелин отступил на шаг, мы ахнули, кожа девушки приобрела нормальный цвет, дыхание стало ровным и заметным.

— Все, больше этих воспоминаний у нее нет, — озвучил результат своей деятельности Властелин, облокачиваясь о стену.

— Наша дочь здорова?! — довольно всплеснула руками великанша, мать семейства.

Не дав ответить темному, вмешался я:

— Не так быстро. У нее травмирована психика и, как итог, расстроена нервная система. Убрать воспоминания — это только начало трудоемкого процесса по возвращению здоровья, — стал наставительно рассказывать я. — Сейчас предстоит изготовить настои: успокаивающее, расслабляющее, которые помогут девушке физически восстановиться, только так она сможет прийти в себя и полностью поправиться. Но на все понадобится время.

Как только я закончил говорить, отец с матерью сникли, а потом великан, осторожно подергав меня за рукав рубахи, спросил:

— Макар, а это долго?

— А это будет зависеть от качества настоя, — ответил я. — Были бы здесь препараты моего мира, тогда я дал бы однозначный ответ, а так, — я развел руки в стороны. — Ничего не могу сказать.

— Зелье будет готово уже сегодня, — пообещал темный. — Мы с Макаром постараемся сделать его сильным, — добавил он, от его голоса бросило в дрожь, но больше всего теплой волной окатило от его «Мы».

Вроде ж и ничего не сказал, а на душе радостно стало. И я понял от чего, потому что девушка скоро поправится. Я даже улыбнулся от осознания того, что кому-то пригодились мои знания.

Больше нам здесь делать было нечего, потому, попрощавшись с родителями великана и пообещав, что уже завтра начнется интенсивное лечение, вошли в открытый Владыкой портал. Оказавшись в лагере, чтобы не отвлекаться, решили сразу же заняться изготовлением настоев. Но не успели даже шагу сделать, как к нам быстрым шагом подошел Светлый Владыка, его глаза блестели, а язык то и дело облизывал пересохшие губы.

Хм, таким я его ни разу не видел, если бы не знал, какой он сноб, подумал бы, что этот светоч нехило так возбужден.

— Вы где были? — поинтересовался он у всех, потом, махнув рукой, сам же и ответил: — А, неважно, потом расскажете, — хватая Дирина за руку, сразу же куда-то потащил его. — Идем быстрее, дело не терпит отлагательств…

Он говорил что-то еще, но мы уже этого не слышали.

Глава 11

Как только Светлый Владыка с темным магом скрылись с глаз, великан тоже куда-то заторопился, а я обернулся к Властелину. Что же, наступил момент истины, сейчас я из него вытрясу правду. Но не успел я и рта раскрыть, как тот быстро развернулся и бросил на ходу:

— Я сделал, как ты просил, а сейчас мне пора, дела, знаешь ли, ждать не станут.

Я чуть не задохнулся от возмущения.

— Стой! Ты должен мне все рассказать, — разозлился я. — А вопросов у меня, ой как много. Скажи хотя бы, что ты со светлым сделал? — меня снедало любопытство, куда это Владыка так спешно утащил Дирина.

— Потом, все потом… — отвернувшись от меня, произнес тот. — Может быть, — уже тише добавил он, заставив меня только скрипеть зубами. — У светлого с магом теперь будет большая и светлая любовь, — бросил он.

Ну, хоть какая-то радость, Дирину больше не придется мучиться от безответной любви. Вот только одна проблема, по рассказам самого мага, если темный применил магию принуждения, то рано или поздно она пройдет. Эх! Не сделать бы только хуже. А то какой потом удар парня хватит, если Владыка вдруг прозреет. Надо срочно узнать все у Властелина.

— Ну, темный, я все равно тебя достану, и ты мне все-все расскажешь: и как ты в мои сны пробираешься, и как ты мысли читаешь, и как магией на меня воздействуешь, Копперфилд чертов?

Я шел к себе и возмущался, едва ли не махая кулаком вслед Властелину. Ведь опять же, гад такой, влез ко мне в голову, потому и сбежал. А это его «потом» уже напрягать начинает. Что за тайны Мадридского двора?

Работы на сегодня не было, все были заняты делами, один я без дела шатался. Раненые уже шли на поправку, мое наблюдение им было больше не нужно, военные действия приостановились, пока светлые были в лагере темных. Вот, кстати, еще одна загадка. У светлых Владыку увели, а они и не чешутся даже, чтобы их хотя бы попытаться освободить. Что за мир такой? У нас бы уже за это время сто вылазок сделали, чтобы освободить пленных, а тут как будто так и надо.

Пока размышлял о нравственности этого мира, ноги снова принесли меня на обрыв. Сегодня здесь было довольно красиво. Море сильно волновалось, волны разбивались о скалы так, что брызги долетали даже до того места, где сидел я, свесив ноги вниз. Сегодня оно было темным, грозным, несмотря на блики солнца, пытающиеся пробиться сквозь темноту грозных волн.

Я сидел, смотрел вдаль и думал о том, как же сейчас там мои родные. Наверное, уже похоронили меня. Интересно, сестра сильно безобразничала? Ведь она предчувствовала такой исход.

Что-то меня не в ту степь потянуло. Сейчас надо настой для больной девушки готовить, а я тут сижу и предаюсь меланхолии. А с другой стороны, я ведь не знаю ни одной травы из тех, что называл Властелин. Кстати! Я даже на ноги подскочил от собственной мысли. Столько времени находясь в этом мире, общаясь с Властелином, я даже имени его не знаю. Вот уж где партизан, так партизан. Не удивлюсь, если и на этот вопрос он ответит своим фирменным «потом».

Вернувшись к себе, заметил переминающегося с ноги на ногу великана. Он явно собирался что-то спросить, но все не решался.

— Говори уже, а то мнешься, как девственница после семи абортов, — ухмыльнулся я, тот еще больше смутился.

— Ну… Это… А когда этот настой будет готов? Ты не подумай, я не подгоняю, но…

И тут мне в голову пришла мысль.

— Слушай, а ты знаешь, как эти травы выглядят, о которых говорили Властелин с Владыкой?

Тот всего на секунду задумался, вспоминая, а потом кивнул.

— Да, знаю, но не все, — ответил он. — Но у Дирина должны быть те, о которых я не знаю, у него всегда все есть.

— Отлично, тогда пошли за травами, где они у вас растут? — предложил я, глазами выискивая какую-нибудь тару для сбора трав.

— В лесу, — ответил великан.

— Идем!

— Зачем?

Вот тугодум.

— Бабочек ловить, блин, — решил пошутить я, но мою шутку не поняли.

— Э? А бабочки нам зачем?

Н-да, как же тут сложно с юмором, или это я шутить разучился совсем.

— Все, проехали, — махнул рукой я. — Травы мы собирать пойдем?

Великан засуетился и начал копаться за пазухой. Я с любопытством и нетерпением наблюдал за ним. Тот достал красивый кулон и пояснил, что это амулет переноса. Чуток покрутив его в руках и пошептав что-то, темный и я приготовились «идти» в лес.

— Подожди, я сейчас, — великан бросился бежать, чтобы через несколько минут вернуться с двумя котомками, одну из которых протянул мне. — Вот, это для трав.

Повесив сумки на длинных ручках через плечо, мы решили выйти за пределы лагеря. Проходя мимо палатки Владыки, которая находилась немного в стороне от палаток темных, не сговариваясь, заулыбались. Оттуда раздавались такие стоны, что заслушаться можно было. Я только порадовался за мага и потащил застывшего было спутника дальше. Нечего тут стоять, развесив уши, пусть народ наслаждается.

— Наш Дирин и Светлый Владыка? — едва выдавил из себя парень.

— По звукам таки да, — улыбнулся я.

— Необычно и удивительно, — отозвался тот, все еще прислушиваясь. — Никогда бы не подумал, что такое возможно.

— В жизни возможно все, — философски заметил я.

Товарищ последовал за мной, по дороге все время что-то бурчал себе под нос.

Найдя подходящее место, великан притянул меня к себе и обнял. Поначалу я не понял его действий и хотел вырваться, но перед глазами вдруг все поплыло, а потом меня отпустили. Оглядевшись и прислушавшись, понял, что вокруг был лес. Я шел и разглядывал огромные деревья, чьи стволы можно было обхватить только втроем. Запах свежести пьянил и кружил голову, дышалось легко и свободно. Хотелось раскинуть руки и закричать во все горло, почувствовав свободу и упоение.

Но тут я вспомнил, зачем мы сюда пришли и стал смотреть не вверх, а на землю, выискивая травы, о которых говорили Владыка с Властелином. Искал — это громко сказано, просто срывал приглянувшуюся травку и спрашивал у темного что это. Он терпеливо пояснял и показывал, какую надо высматривать.

Посмотрев на великана, улыбнулся, он ползал на четвереньках, аккуратно выкапывая и срезая. Вот, человек уже делом занялся, а я все лоботрясничаю, надо включаться в работу.

Несколько часов мы ползали по лесу, собирая травку. Под одним раскидистым деревом я обнаружил странно пахнущие цветы. Напоминали наши колокольчики, только значительно меньше и алого цвета. От их запаха пропало ощущение реальности, я словно парил в невесомости, хотелось смеяться и плакать одновременно, перед глазами стало все расплываться.

Во избежание, срезал несколько пучков и быстро засунул их в сумку, а то так и наркоманом стать недолго. Больше я таких цветов нигде не видел. Странно. Почему это? Ведь если они попались в одном месте, то по идее должны же еще где-то встретиться, но их не было.

Замотавшись, вскоре я о них забыл. А когда ноги стали гудеть, спину ломить, да и желудок напомнил о себе, решено было возвращаться. Что мы и сделали.

В лагерь заходили уставшие, но довольные. Вот только с кем бы посоветоваться на счет наших находок? Маг со светлым все еще были заняты, Властелина нигде не наблюдалось.

— Макар, надо найти Властелина и узнать, когда он сможет приступить к изготовлению настоя, — от нетерпения великан даже пританцовывать начал.

— Дерзай, а я пока разложу на столе наш трофей, — ответил я, направляясь к своей палатке, прихватив не только свою сумку, но и котомку великана, который тут же умчался искать Властелина.

Я успел все разложить, только от тех колокольчиков запах стал еще резче, голова закружилась, я отошел от стола и присел на стул, прикрывая глаза. Вздрогнуть меня заставил рык темного, как раз в тот момент, когда я уже отплывал в небытие.

— Ты что творишь?! Быстро, вон отсюда!

Глаза открылись с трудом и недоуменно воззрились на мужчину.

— Ты чего разошелся? — едва ворочая языком, поинтересовался у него.

Но вместо ответа меня схватили за руку, сдернули со стула и потащили на выход, накинув на собранные нами растения какую-то тряпицу. И только выйдя из палатки, почувствовал как туман в голове исчезает, ум проясняется.

— Что это было? — тряхнув головой, спросил я.

— Кто из вас нашел нардкору? — строго глядя на каждого из нас по очереди, спросил темный.

— Эти красные цветы, что ли? — уточнил у него, тот кивнул. — Я нашел. Они были только в одном месте и так пахли, что мне захотелось и их прихватить на всякий случай, вдруг пригодится. А что это за нардкора? И что с ней не так? — спохватился я, надо же узнать, из-за чего темный разошелся.

— Это очень редкое растение, которого давно уже никто и нигде не видел, оно самое лучшее средство от всех болезней, но вместе с тем, оно же способно и убить, — объяснил темный. — Ты сам едва не стал его жертвой, еще бы немного, и ты мог оказаться в стране грез, откуда нет возврата, и спасти тебя не смог бы даже я.

— А как же тогда из него настой варить? — меня передернуло от слов мужчины, но благодарить за спасение не стал, может быть позже.

— Это делают сильные маги, способные поставить защиту от этого, по сути, хищника, а таким дилетантам, — строгий взгляд на меня, — лучше держаться подальше.

— Вот и прекрасно! — воскликнул я. — Тогда я пошел подальше, есть хочу, а ты готовь настой, думаю, он быстро поставит на ноги больную девушку.

Развернувшись, направился в сторону запаха, который манил и дразнил, только спиной чувствовал обжигающий взгляд темного, который, как ни странно, ни слова не сказал в ответ.

Так, война войной, а обед по расписанию! И нет в этом правиле исключений.

Глава 12

Плотно поужинав, я облокотился о стол, решая дилемму, что делать дальше. Как устроиться в новом мире, где жить, где деньги брать, наконец. Ведь перемирие со светлыми только вопрос времени, которое, я был в этом уверен, практически решено. А это значит, что скоро все разъедутся по домам. А куда деваться мне? Ни дома, ни работы, ни семьи.

— О чем задумался? — рядом со мной приземлился довольный и весь светящийся Дирин.

— О! Не чаял тебя увидеть как минимум дня три, — улыбнулся я, разглядывая юношу.

— Ну, дела-то никто не отменял, — покраснев и засмущавшись, ответил тот. — Так о чем ты так напряженно думал?

Я честно рассказал о своих сомнениях, тревогах и прочих «прелестях» жизни, которые меня смущали, вызывая тоску.

— Но ведь в столице для тебя уже строится Академия! — широко распахнув глаза, воскликнул Дирин, а потом зажал себе рот рукой. — Упс… Я бестолочь, это должен был быть сюрприз.

— Что строится? — мои глаза, наверное, оказались не меньше блюдец. Такого я даже ожидать не мог. — И кто ж такой щедрый?

— Ты потом все узнаешь, — быстро произнес маг, срываясь с места и убегая.

Не темные, а сплошные партизаны. Но зато от такой новости мое настроение резко взлетело вверх. Что же, посмотрим какой ждет меня сюрприз. Да и с жильем, думаю, вопрос будет решен.

А теперь надо поднимать свой зад и идти смотреть, чем занят Властелин. Хм, вот странно, почему меня он так заинтересовал? Надменный, язвительный, постоянно пытается показать свое превосходство. Да-да, я понимаю, что он Властелин и ему по штату положено, но от этого не легче. Да и эта пара его. Кто же она? И как допускает, что он целовал меня?

При воспоминании о том поцелуе, меня бросило в дрожь. А когда еще и сон вспомнил… Ух, по телу прошла раскаленная лава. А ведь скоро ночь. Интересно, что будет? Если и сегодня все повторится, то придется пообщаться с Властелином, хочет он того или нет. Ведь дураку понятно станет, что все это неспроста.

До палатки я добрался, никого не встретив. Создалось ощущение, что лагерь вымер или все дружно свалили куда-то. Не слышно было ни шороха, ни звука. Я даже ради интереса обошел несколько палаток, везде была тишина. И тут невдалеке заметил костер. Именно к нему и направился.

Темные вместе со светлыми собрались вокруг, наблюдая за таинством приготовления зелья. Оба владыки: темный и светлый, стояли возле небольшого чана, держа над ним руки ладонями вниз. Их губы шевелились, от ладоней исходило золотистое сияние, которое словно стекало в чан, где что-то бурлило, иногда выплескиваясь наружу и, шипя, впитывалось в землю.

Я подошел ближе и пристроился рядом с великаном. Тот бросил на меня мимолетный взгляд и шепотом поинтересовался:

— Ты кто?

Странный вопрос, который меня удивил.

— Как кто? Макар.

Тот отрицательно мотнул головой, возражая:

— Не правда. Не похож ты на него.

Я хотел было уже возмутиться, но на нас недовольно зашикали, а появившийся рядом с нами Дирин и выдал:

— Макар, а кто на тебя личину повесил?

Мы с великаном переглянулись.

— Что повесил? Какую личину? — недоуменно поинтересовался я у мага.

— Ну, тебя скрыли от всех, — попытался объяснить юноша, только еще больше запутывая.

— Как это скрыли? И зачем? — в груди появилась тревога.

— Этого я не знаю, — пристально рассматривая меня, произнес Дирин, а потом прошел по мне рукой. — Теперь все в порядке.

Великан хлопнул себя по лбу и зашипел:

— Точно, а я еще удивился, что за светлый сидит в одиночестве у костра, когда все давно здесь.

Так, а вот это уже интересно.

Значит, кто-то навесил на меня личину светлого. Вот только зачем это было сделано, и почему же ничего не произошло? От размышлений отвлек тычок в бок. Оба владыки уже разливали содержимое чана по склянкам. А, закончив, Властелин подошел к нам, бросил быстрый взгляд на меня, нахмурился, быстро всучил две бутылочки великану, а потом, схватив меня за руку, куда-то потащил.

От неожиданности я сначала безропотно следовал за ним, а потом резко вырвал свою конечность из захвата и остановился. Благо, мы успели отойти подальше от всех, потому мой ор никто не сможет услышать.

— Ты что себе позволяешь?! Какого… ты меня хватаешь и тащишь неизвестно куда?! И вообще, мне надоела неизвестность, я хочу узнать ответы на свои вопросы! — с каждой репликой я распалялся все больше.

И никак не мог ожидать того, что этот темный нахал, оглянувшись вокруг с озабоченным видом, резко подскочит ко мне и начнет целовать. По телу тут же прошла теплая волна, смывая все возмущение и злость. Вопросы мигом испарились в неизвестном направлении. Мои руки сами собой обвились вокруг его шеи, я наслаждался поцелуем. И только спустя несколько минут осознание происходящего ударило в голову.

Оттолкнув темного от себя и прерывисто дыша, я недовольно поинтересовался:

— Что это сейчас было? Снова здравствуйте? Ты опять пытаешься заткнуть меня таким своеобразным способом?

Тот не улыбнулся и не стал ехидничать.

— На тебя кто-то пытался воздействовать, — начал темный. — К тебе пытались применить магию подчинения, а когда не получилось, так как на тебе слишком сильная защита, то зачем-то решили навесить личину.

— Кстати, по поводу защиты. А как тебе удается читать мои мысли? И не отрицай этого, я специально проверял, — на всякий случай отмел я возможности возражения.

И только потом до меня дошел смысл сказанного Властелином. Кто-то пытался на меня воздействовать? Но кто и зачем? Кому я понадобился? Я же в этом мире и недели не пробыл. Да еще и эта личина… Почему именно светлого?

Тишина затянулась. Я вопросительно посмотрел на Властелина, ожидая ответов на свои вопросы, но он не торопился их давать, усиленно к чему-то прислушиваясь, а потом вдруг резко бросился на меня, повалив на землю, я даже моргнуть не успел. А когда захотел врезать ему, успел заметить какое-то черное облако, пронесшееся над нашими головами.

Оно, пролетев всего в нескольких сантиметрах, ударилось в дерево и с шипением и искрами разлетелось в разные стороны. В ту же секунду темный выставил руку в ту сторону, откуда оно прилетело, и послал разряд синего огня. Во! Как в звездных войнах (во мне всегда жил ребенок). Через секунду раздался крик. Поднявшись с земли, мы бросились на звук.

Подбежав ближе, увидели светлого мага, корчащегося на земле. Подняв его за шкирку, как нашкодившего кота, Властелин строго поинтересовался:

— А теперь скажи-ка мне, зачем ты напал на Макара?

Тот попытался вырваться, но его попытки не увенчались успехом, потому он только зло зашипел не хуже змеи:

— Потому что он — твоя пара! Это видно по связывающим вас нитям, — у меня округлились глаза и упала челюсть. — Через него мы собирались воздействовать на тебя.

Вот честно, это не я, это моя рука просто сорвалась. От моего нижнего хука голова мага дернулась в сторону, второй удар пришелся аккурат промеж глаз. Тот, как и положено после такого удара, отключился.

— Воздействовать через меня? Ах ты, гад! Вам оказалось мало того, что притянули меня в этот мир, попытались вручить меч, который я и поднять не смог, вовлечь в ваши идиотские конфликты, сути которых даже вы сами, уверен, не знаете, так и этого вам оказалось мало!!! — я орал на бесчувственного так, что сбежались все.

Светлый Владыка подошел к нам, перехватил мой снова занесенный кулак, забрал своего мага из рук темного, встряхнул его, привел в чувства, поставил на землю и, холодно глядя тому в глаза, поинтересовался:

— Чья это была идея? Только не вздумай приплетать Совет, я не поверю, что они способны так низко опуститься.

После этих слов я посмотрел на мужчину совсем другими глазами. Он, оказывается, может быть адекватным, а не только светочем.

Сейчас планка моего уважения к нему резко подскочила вверх. Передо мной стоял не тот сноб, которого я встретил впервые, только попав в этот мир, а действительно светлый правитель своей страны. Такой Владыка импонировал.

Мага затрясло, он смотрел на своего Владыку взглядом побитой собаки, и не мог выдавить из себя ни единого слова. Все в напряжении застыли, ожидая ответа.

— Ну, долго мне ждать? — поторопил Владыка мага, на лице которого стали появляться синяки, которые расплывались под глазами. — Отвечай, кто надоумил тебя на эту мерзость? И не вздумай лгать, я слишком хорошо чувствую ложь.

— Ваша дочь…

Глава 13

— Кто? — с лица светлого Владыки исчезли все краски, он побледнел так, что казалось вот-вот с него посыпятся искры и шаровые молнии.

— Ваша дочь. Лиона, — повторил маг, а потом продолжил: — Мы поняли, что подписание мира не за горами. Это никак не входило в наши планы, ведь она мечтает взойти на трон, а для этого надо было, чтоб Вы погибли или на худой конец стали ручным, а для этого как раз и подошел Макар, на него легко, как мы думали, воздействовать. Но тут нас постигла неудача, мы не смогли к нему пробиться, пришлось просто навесить личину, чтобы скрыть свое вмешательство в сознание. Как видно не получилось, — заметил маг.

Из его рассказа потрясло то, что он ни грамма не раскаивался в содеянном, а переживал только из-за постигшей неудачи. Так и захотелось врезать еще раз, чтобы мозги на место поставить, если там остались хоть крохи.

— Где она? — холодно поинтересовался светлый. — Как ты с ней связывался?

— По мыслесвязи, — ответил маг. — И она приходила сюда, открывая портал за пределами лагеря.

Мне вдруг стало интересно, если светлая открывала портал, то почему же пленные раньше не покинули лагерь, а все еще оставались у темных? Хотя, если так подумать, то для пленников у них слишком много воли, но сути это не меняет. А вопрос все равно остается открытым.

— Светлые не могут покинуть пределы лагеря, потому что я поставил запрет, — подошел ко мне Властелин. — Даже при открытии портала, никто не смог бы перейти границу, их не пропустило бы обратно в светлые земли. И девушка не исключение, поэтому она воспользовалась магом, который уже был в лагере.

Между тем скандал набирал обороты, Светлый Владыка решал, что ему делать с собственным магом, который едва не стал причиной новой войны, и это как раз накануне подписания мирного договора, который вот-вот должен был состояться.

— Пригласим Лиону сюда. Ты даешь координаты! — приказал Властелин магу, посмотрев на светлого, у которого начал дергаться глаз.

— З-з-зачем? — запинаясь, поинтересовался тот. — Что вы с ней хотите сделать? — в его голосе чувствовалось беспокойство.

— Замуж выдавать, чтобы больше ее голову не посещали мысли о троне, пусть думает о детях и о муже, — ответил темный.

Светоч расхохотался, спрашивая:

— И за кого же ты ее выдашь?

Маг в этот момент напрягся и сцепил зубы от злости.

— Я вижу здесь только одного кандидата, — усмехнулся Властелин, головой кивая на пленника. — К тому же, я точно знаю, что они и так давно вместе. Да? — задал он последний вопрос поникшему магу.

Тот, вскинув голову, с вызовом посмотрел на темного и согласно кивнул.

— А почему же вы сразу об этом не сказали? — удивился светлый.

— Мы собирались, но потом пошли разговоры про Героя, которому и прочили в жены Лиону, вот мы и не стали ничего говорить, — честно признался маг.

— Ладно, зовите уже ее сюда, — устало вздохнул Владыка.

Маг закрыл глаза, перед ним замаячила воронка портала, а темный что-то прошептал. Из портала через несколько минут вылетела разъяренная Лиона:

— Сколько раз говорить, что бы ты не дергал меня попус… Э? — она резко остановилась, заметив в каком положении находится маг и что он тут не один.

— Здравствуй, дочь, — улыбаясь так, что даже меня передернуло, произнес Владыка.

— Отец? — в голосе девушки сквозило смятение, она вздрогнула, переводя взгляд на каждого из нас по очереди. — А что здесь происходит?

— Хм, всего лишь подготовка к свадьбе, — продолжая улыбаться, ответил светлый.

— Чьей? — опасливо оглядываясь, настороженно поинтересовалась девушка.

— Твоей, милая, твоей, — снисходительно произнес Владыка, добавив: — Засиделась ты в девках, вон, даже мысли худые в голову полезли, пора тебе остепениться, о муже да о детях подумать.

Ничего ответить Лиона не успела. Взяв ее под руку, Владыка подвел ее к магу, которого в этот момент отпустили, вложил ее руку в его, и по данному ему праву прочел слова благословения скрепляя магией союз. На руках Лионы и мага тут же появились браслеты.

Вот только в отличие от всех невест, эта оказалась не такой как все. Было видно, что ее не радует такой расклад, более того, она оказалась в ярости, ее глаза пылали праведным гневом, и она с ненавистью смотрела почему-то на меня. Ну вот, снова я крайним оказался.

Когда все стали расходиться, чтобы начать приготовление к свадьбе, все-таки решили ее справить, чтобы все чин-чином было, я подошел к Властелину, задумчиво глядящему вслед уходящим, развернул его к себе лицом и, сощурив глаза, поинтересовался:

— Поговорим? Что там насчет пары? И почему сразу об этом не сказал?

Вместо ответа он притянул меня к себе и поцеловал. Сначала я попытался возмутиться, оттолкнуть, все же на людях накинулся, но… Темный прошептал: «Никто не видит, я отвел всем глаза»… После его слов я послал все домыслы в марш-бросок на три дня и отдался на волю чувств и эмоций. Недотрах никто не отменял, к тому же, я уже успел осознать насколько меня влечет к этой заразе, только не хотел себе в этом признаваться.

Не переставая целоваться, мы с Властелином медленно продвигались… А куда, собственно, мы двигались? Да плевать! Возбуждение накатило такое, что тело пылало, хотелось всего и сразу, а главное, получить разрядку.

Оказавшись в его палатке, сразу же упали на кровать, снимая друг с друга одежду. Ласки, поцелуи, нежные касания. Единственное, когда я попытался возразить, это в момент, когда почувствовал внутри себя палец. Только собирался двинуть ему в челюсть, как он присосался к моей шее, как пиявка, медленно опускаясь ниже. Лизнув один сосок, втянул его в рот, обвел языком, тоже самое проделал с другим.

Желание сопротивляться исчезло словно по волшебству. Из горла вырывались хриплые стоны, тело подавалось навстречу ласкам. А когда он опустился еще ниже и провел языком по всей длине члена, я объявил полную и безоговорочную капитуляцию.

Обводя головку, он посмотрел на меня, его глаза затуманились желанием. Я сейчас напоминал глину: мягкую и податливую, лепи, что хочешь. Только когда он стал медленно входить в меня, почувствовал боль, но, заметив, что я скривился, темный тут же стал снова гладить и ласкать, а по телу прошла теплая волна, успокаивая и приглушая боль.

То, что последовало дальше, оказалось эйфорией, страстью и просто огромным кайфом. Мне было настолько хорошо, я словно парил где-то высоко. Оргазм напрочь снес крышу, в глазах даже искры засверкали.

Довольный откинулся на подушки и посмотрел на темного совсем другим взглядом. И тут как раз вспомнил то, о чем хотел спросить все это время.

— Слушай, а как тебя зовут?

Он сначала непонимающе посмотрел на меня, осмысливая вопрос, а потом расхохотался, хватая меня в охапку. Ага, плюшевого мишку нашел.

— Айгир, — представился он.

Я не смог сдержаться от подколки:

— Вот и познакомились, а говорят, что секс не повод для знакомства, оказывается, еще какой повод.

* * *

На свадьбу собрались все темные. Прямо на открытой местности в лагере вынесли столы, которые просто ломились от еды. Все поздравляли молодых, несмотря на то, что невеста сидела мрачнее тучи. Явно не о такой свадьбе она мечтала. Но это уже только ее трудности, сама виновата, нечего было лезть в политику.

За столом я не удержался и стал наблюдать за Дирином и Светлым Владыкой. Они о чем-то беседовали, маг все время заливался краской, а Владыка держал его за руку и что-то увлеченно рассказывал.

— Кажется, у них все хорошо, — вырвалось у меня, сам не понял, что произнес это вслух.

— А разве могло быть по-другому? — усмехнулся сидящий рядом со мной Властелин.

— Ну, я-то думал, что вдруг, когда действие магии пройдет, Дирину снова придется мучиться от неразделенной любви, — озвучил я свои мысли.

— Не придется, — уверенно заявил темный. — Владыка давно положил глаз на нашего мага, а я всего лишь чуть-чуть подтолкнул его к решительным действиям.

— Ага, я видел это твое чуть-чуть, — в свою очередь улыбнулся я, вспоминая, как припекло светлому, когда мы только вернулись.

— И кстати, у них тоже скоро свадьба, но она состоится уже в городе, после того, как они вернутся домой, — обрадовал меня Айгир.

— Значит, теперь я долго не увижу Дирина? — с легкой грустью спросил я.

— Отчего же? — удивился Властелин. — Ты разве забыл, что он все еще является твоим учеником и… — тут он на миг задумался, что-то вспоминая. — Рег… Ред..

— Рентгеном? — пришел я на помощь, тот согласно кивнул.

Эта новость меня порадовала. А когда Властелин сообщил, что теперь и Светлый Владыка тоже окажется в этих рядах, радость затопила душу. Пусть он и сноб, пусть по вине светлых я и оказался в этом мире, но я все-таки немного привязался к этим людям, и мне было бы жаль с ними расставаться.

Когда солнце скрылось за горизонтом, оба Владыки удалились на некоторое время, а когда снова появились, то объявили всем присутствующим:

— А сейчас еще одна радостная новость: мирный договор подписан, и завтра все могут разъезжаться по домам!

Все довольно загалдели, свадьба была забыта, теперь у всех только и разговоров было, что о скорой встрече с родными и близкими. Жених с невестой удалились, гости тоже стали расходиться. Ни слова не говоря, Айгир просто взял меня за руку и повел к себе. Ночь для нас двоих была наполнена страстью. Мы смогли успокоиться только к утру, да и то, потому что с восходом солнца надо было сворачивать лагерь.

Все расспросы о своем будущем я оставил на потом, сейчас было не до них…

Глава 14

Утром весь лагерь был в радостном возбуждении. Спешно собирались палатки и приводили в порядок место стоянки. Мне оставалось только поражаться чистоплотности этих людей. Словно у них это было заложено самой природой. Маги восстанавливали первозданный вид природы.

Когда все было готово и упаковано, все собрались на небольшом пятачке земли, где должны были открыться порталы. Оглянувшись, с удивлением обнаружил, что на том месте, где еще недавно была вытоптанная земля и следы от кострищ, сейчас колосится высокая трава, росли кустарники и не осталось даже намека на то, что совсем недавно тут был лагерь.

Перед нами открылись два портала. В один вступили светлые, тепло попрощавшись с нами, а во второй мы. Напоследок обнявшись с Дирином, пожелал ему удачи и, улыбнувшись, спросил:

— Надеюсь, на свадьбу пригласишь?

— Да, ты будешь самым желанным гостем! — горячо уверил маг. — Ведь это благодаря тебе все получилось.

Попрощавшись, я отправился следом за ожидавшим меня с улыбкой Властелином. А вышли мы в большом городе, от красоты которого аж дух захватило. Все было в цвету. Вокруг такая чистота, что хоть садись прямо на землю, не испачкаешься. Дороги были покрыты странным материалом. Вроде и похож на наш асфальт, но во-первых, был персикового цвета, а во-вторых, больше напоминал пластик.

Впереди предстал дворец. Куполообразная крыша, покрытая позолотой, разноцветные витражные окна, в которых играли солнечные лучи, ковровая дорожка, ведущая к крыльцу, которое было довольно высоким. Сам дворец был белоснежным, даже в глазах на миг резь появилась.

Темный, взяв меня за руку, повел внутрь. Сейчас его вид совершенно не сочетался с действиями. Гордо поднятая голова, во взгляде сталь и холод, но вместе с этим, он крепко держал меня за руку, изредка нежно поглаживая.

Мне все было интересно и я вертел во все стороны головой, подмечая необычное. Оказывается, темные любители всего светлого. Пол холла был в выложен изумительной мраморной мозаикой цвета слоновой кости. На стенах висели очень яркие гобелены, на которых были изображены… Кхм, сцены интимной жизни каких-то существ, совсем не похожих на людей. Батальных изображений было поразительно мало. Я заметил только одно масштабное панно, выполненное в ковке, которое служило ограждением мраморной лестнице. Там очень реалистично было выполнено знакомое мне еще со светлых изображение борьбы двух воинов, но тут добавлен был антураж, то есть войска одного и другого, обозы, палаточные лагеря, животные и прочее…

Пока я таращился на произведения искусства, темный проводил меня по галереям своего жилища. Все сверкало и сияло, на каждом углу в кадках росло незнакомое мне растение, а когда мы проходили через небольшой дворик, то я просто остолбенел. Невероятной красоты фонтан притягивал к себе внимание. Розовый мрамор с золотыми прожилками словно светился изнутри, а вода на его фоне искрилась словно дорогое французское шампанское.

Темный улыбнулся, заметив мой восторг, но проследовал дальше, не дав мне внимательнее рассмотреть фонтан. Подойдя к большим дверям светлого дерева, которое было украшено искусной резьбой, мы приостановились. Айгир еще больше приосанился, а я, следуя его примеру, расправил плечи и по-армейски вытянулся в струнку.

В большом светлом зале, в который мы вошли, собралась целая толпа. Все, завидев нас, радостными криками приветствовали своего Властелина и его будущего мужа, то бишь меня, а мне самому в этот момент даже не по себе стало от такого бурного выражения чувств.

Но в толпе я углядел еще и тех, кто оказался недоволен таким раскладом. По крайней мере у троих я заметил кислые мины на лицах и во взглядах жгучую ненависть. Ну вот, не успел еще появиться и хоть как-то самовыразиться, а уже заслужил такое море негатива.

Когда крики приветствий стихли, Айгир выдвинул меня вперед. В этот момент в зале сразу стало тихо, все ждали, что скажет Властелин.

— А теперь я хочу представить вам моего жениха, мою пару, Макар, мой будущий муж, — в его голосе чувствовалось столько теплоты, что меня бросило в жар.

— Младший муж, забыли добавить?! — раздался голос из толпы.

— Нет, не младший, а равноправный, — непререкаемым тоном возразил темный, чем еще больше порадовал меня и разозлил крикуна.

Подведя меня к одному из двух высоких кресел-тронов, усадил, а сам сел рядом. Несколько часов нам пришлось выслушивать жалобы, предложения, обсуждения обстановки в городе во время отсутствия Властелина. По началу я старался прислушиваться и вникать в разговоры, но после часа такого неподвижного сидения заскучал и принялся рассматривать зал. Опять светлые тона пола и стен, большие витражи пропускали много солнечного света, от чего большее пространство казалось еще больше. Потолок был очень высок и на нем угадывалась тонкой работы фреска в виде обнаженных сплетенных в танце людей. С моего места не было видно кто это был — женщины или мужчины.

Прошел еще час. Я уже даже носом клевать начал, но старался не подавать вида, вроде получилось плохо, так как Айгир это заметил и приказал всем идти заниматься своими делами, что поданные и сделали.

— Не хочешь осмотреть свою будущую вотчину? — хитро поинтересовался у меня темный, сонливость и усталость как ветром сдуло.

— Ты еще спрашиваешь? Конечно хочу, — с азартом ответил я, тут же подскакивая на месте, готовый прямо сейчас двинуться в путь.

— Не спеши, надо сначала плотно пообедать, ведь мы даже еще не завтракали, а уморить своего жениха голодом не входит в мои планы, — рассмеялся Айгир.

Мне пришлось признать его правоту, так как только сейчас почувствовал, как засосало под ложечкой.

После поистине королевского обеда я едва смог встать из-за стола, меня разморило окончательно, но азарт и интерес гнали вперед. Хотя Айгир и предложил передохнуть, но я отказался, поторапливая его. И он сдался.

Оказавшись перед величественным зданием Академии, у меня перехватило дух. Большое в три этажа здание, выложенное, в отличии от всех прочих светлых строений города, из темно-бордового камня, с неизменной куполообразной крышей вызывало уважение. Но самое главное, поражало то, что построено было в рекордно-короткие сроки. Вот бы и нашим строителям такую скорость, цены бы им не было.

— Хм, для такого здания потребуется очень много народу, — задумчиво протянул я, вспомнив своих пятерых учеников, и усмехнулся, им тут точно раздолье будет.

— Они уже есть, — хитро прищурился Властелин. — И все ожидают внутри.

Стоило войти в само здание, как я в который раз пораженно застыл. Большой холл, в котором стояли в напряженном ожидании, по моим скромным предположениям, не меньше тысячи человек. Как мне позже объяснили, здесь были не только темные и светлые, но и обычные люди с других материков, которые, услышав, что можно лечить без магии, тут же изъявили желание научиться этому ремеслу.

К нам подошел Вейлин. Великан улыбался широко и искренне. Я был рад видеть хоть одно знакомое лицо, потому, поинтересовался у него:

— Всех присутствующих переписали?

— Нет, ждали тебя, чтобы узнать, что и как записывать, — ответил великан.

— Для начала неплохо бы было поинтересоваться, кому какая специализация больше подходит, — произнес я, а потом понял, что великан ничего не понял. — Хм, объясняю: тот, кто имеет желание лечить, скажем, детей, не станет хирургом, который только и делает, что вырезает лишнее; или проктолог никогда не станет фармацевтом.

— Э? — только и смог выдавить из себя Вейлин. — Ага, суть понял.

К нам подошли еще трое темных, которые были моими учениками в лагере, они-то вместе с товарищем и занялись переписью будущих учеников. А мы с Айгиром отправились осматривать здание.

Мне понравилось абсолютно все. В каждом классе стояла та самая доска-зеркало, которую для меня соорудили тогда, одиночные столы, на которых стояла встроенная чернильница и лежали готовые листы. Стулья с мягкими подлокотниками.

Кабинет ректора, то есть мой, оказался выше всяких похвал. Вроде и ничего лишнего: стол, мягкий стул, два кресла, светлого тона ковровое покрытие — но присутствовало в нем какое-то умиротворение.

— Ты доволен? — интимным шепотом поинтересовался коварный соблазнитель, подходя ко мне и целуя в шею.

— Конечно, — откидывая голову назад и давая больший доступ к телу, ответил ему. — Когда можно приступать?

— Ты так торопишься от меня избавиться? — хохотнул Айгир, но в его взгляде я уловил беспокойство.

— Нет, я спешу заняться делом, — пояснил ему, на этот раз сам притягивая его ближе. — Устал от ничегонеделания.

— Хорошо, — пришлось согласиться ему. — Тогда с завтрашнего дня, а сегодня…

Быстро открытый портал, и мы уже в покоях Властелина, рассматривать которые в данный момент не было ни сил, ни желания, сейчас мысли были заняты совершенно другим. Да и какие могут быть еще помыслы, когда тебя так страстно ласкают и целуют?

— Помнится… ммм… Кто-то говорил о равноправии? Ах… — набравшись наглости, сквозь стоны выдавил я.

— Угум… И? — шепотом прямо в ухо поинтересовался Властелин, укладывая меня на кровать, на которой мы оказались уже полностью обнаженными.

— Значит… — переворачивая его на спину и сам оказываясь сверху, вопросительно произнес я, не договорив, вместо этого протянул руку к его анусу, обводя колечко мышц.

Когда возражений не последовало, я обрадовался и стал медленно вводить один палец внутрь. От такой вседозволенности стало сносить крышу, желание волнами накатывало на меня, но торопиться не стал…

* * *

Из кровати мы не выползали до самого утра. Один только раз в промежутках между таким увлекательным занятием попытался поинтересоваться, как же государственные дела? На что получил ответ: «Все завтра», — и больше мы не разговаривали.

А рано утром я проснулся довольный, как кот, объевшийся сметаны. Еще бы, такой секс-марафон устроить. В теле чувствовалась легкость и полное удовлетворение. Теперь можно и делами заняться. К тому же, во мне играл азарт от того, что и в этом мире я нашел свое призвание, для меня тоже нашлось здесь место, и я смогу приносить пользу, занимаясь любимым делом.

Разбудив сладко посапывающего Айгира, встал первым, потянулся и лукаво глянул на него, так как сразу почувствовал его обжигающий взгляд.

— Если ты продолжишь на меня так смотреть, то мы нескоро сможем заняться делами, — рассмеявшись, произнес я, поворачиваясь к мужчине.

— Хм, а если ты и дальше будешь так меня соблазнять, то мы точно не выберемся из наших покоев в ближайшие сутки, — мне в тон ответил он.

После шутливой перебранки, мы быстро оделись, собрались и отправились каждый по своим делам. Айгир открыл мне портал в Академию, где меня уже ждал великан, сияя от радости. Сначала не понимая причину этого, вопросительно посмотрел на него, тот, не выдержав, бросился на меня, снова стискивая в своих медвежьих объятиях:

— Она пришла в себя! — радостно воскликнул он, а я сразу догадался, о ком он говорит. — Правда, пока еще не говорит, но уже прогресс налицо.

— Отличная новость, — едва смог прохрипеть я. — Но я сейчас задохнусь.

— Ой! Извини, — меня тут же отпустили. — Это я от радости, — в его голосе было столько раскаяния, что я, улыбнувшись, хлопнул его по плечу.

— Верю. А теперь идем? — переводя тему, предложил я, тот согласно кивнул.

Внутри уже стояли ученики, разбившись на кучки. Вейлин объяснил мне какая кучка какие направления подразумевает. Я кивнул, попросив товарища собрать всех в одной аудитории. Сам же направился к себе, чтобы взять свой ноутбук, который стоял на столе в кабинете.

Но на подходе, поворачивая за угол, в меня врезался какой-то юноша. Только я хотел спросить кто он такой, как вдруг узнал этот ненавидящий взгляд, которым меня снова окатили.

— Тебе не стать мужем Властелина, даже не надейся, я не позволю этому случиться, — процедил он сквозь зубы и, не дав мне и слова вставить, тут же скрылся.

— Вот те раз, уже угрозы пошли, — усмехнулся себе под нос, совершенно не впечатлившись речью этого озлобленного типа.

Глава 15

С преподаванием в Академии разобрался довольно быстро, благодаря принятой системе обучения в этом мире, которое не пришлось особо переделывать, я только добавил несколько предметов, которые вел лично. Днем мои товарищи во главе с великаном обучали тому, что уже знали сами, учеников, а вечером мы уже занимались вместе с ними, я старался доступно объяснить им материал, подкрепляя примерами, схемами и рисунками. Особое внимание уделил строению тела. А вот маги, которые вели травознание и направления в темной магии, очень расширили мой кругозор. Пришлось проходить ускоренный курс истории, заклинаний и философии.

Домой к Властелину приползал едва живой, уже почти за полночь. Но такой график меня устраивал. Да и самому Властелину не мешало бы разгрестись с накопившимися делами, что он и делал, пока я осваивался в Академии.

В таком режиме прошло две недели. Я окончательно втянулся в работу, больше не ощущая себя гостем этого мира. В один из вечеров, стоило мне выйти из портала, сразу же попал в объятия темного.

— Макар, ты совершенно про меня забыл, — укоряюще произнес он, помогая мне раздеться. — Кстати, послезавтра свадьба у Дирина с Владыкой, и мы, естественно, приглашены.

— А сколько дней она будет длиться? — обеспокоенно поинтересовался я, обдумывая на кого мне оставить учеников. Но решил положиться на Вейлина, он оказался самым способным из всех.

— Три дня, — ответил Айрин и с улыбкой поинтересовался, — а сейчас может уделишь мне внимание?

— А есть варианты? — хитро поглядывая на темного, в свою очередь, спросил я, тот отрицательно мотнул головой.

Дальше нам стало не до разговоров. Только в какой-то момент возникло чувство, что сейчас мы любим друга, как в последний раз, но постарался отогнать от себя эти ощущения.

А через два дня, решив вопросы с учениками, оставив помощников с ноутбуком для самостоятельного изучения, мы с Властелином отбыли к светлым, где уже все было приготовлено к свадьбе.

Народу там собралось очень много. Многие прибыли по личным приглашениям светоча, как оказалось, у него родственников полкоролевства, еще и темные не самой маленькой компанией заявились. Но места хватило всем. С Дирином я пока так и не успел встретиться, так как он был занят, его готовили к обряду. Впрочем, так же как Владыку. Мы разместились в выделенных для нас покоях. Долго рассматривал окна, которые у светлых принято было делать от потолка до пола. В своем кратком прибывании у них я не обращал на обстановку внимания. А теперь представился случай. Очень светлые комнаты и большие окна, мебели на удивление было мало — огромная кровать под балдахином, пара кресел и столик. Минималисты, чтоб их. Такое чувство, что у светлых боязнь закрытого пространства. Только мы успели переодеться с дороги, как протрубили сбор.

Все гости собрались во дворе замка, ожидая молодых. А когда они вышли рука об руку, даже у меня перехватило дыхание. Оба в белых особых одеждах: светлые штаны, заправленные в высокие сапоги, и длинная безрукавка, препоясанная украшенным драгоценными камнями поясом. На лицах нарисованы символы, которые начинались от левого виска, охватывая глаз и опускаясь к скуле. Сама татуировка представляла собой переплетенную вязь каких-то неизвестных веточек. Но смотрелось это очень красиво.

В глазах новобрачных видна была нежность, они шли, держась за руки. Эти двое видели только друг друга и им не было дела ни до кого. Им наверняка сейчас казалось, что они только вдвоем во всем мире. Невольно подумав об этом, я улыбнулся и посмотрел на своего темного. Но Властелин, вопреки всем, не улыбался, а отчего-то хмурился.

— Что с тобой? — обеспокоенно поинтересовался у него, так как не мог понять, что должно было произойти, чтобы темный насторожился.

— Какое-то предчувствие не дает покоя, — честно ответил он, оглядываясь по сторонам, это же по инерции сделал и я, но ничего подозрительного не обнаружил, все радостными криками приветствовали молодых.

— Может это от волнения? — предположил я, а потом понял, что сморозил глупость. Ему-то зачем и отчего волноваться?

— Я не могу понять ни с чем это связано, ни откуда исходит угроза, — пояснил Властелин.

Дальше стало не до разговоров, мы двинулись в Храм, где и должно было произойти важное для молодоженов событие. Внутри собралось очень много народа, в какой-то момент меня даже разъединили с темным. Но я заметил, с каким видом, словно ледокол, рассекая толщу льда, он идет ко мне. И тут меня отвлекли. Кто-то дернул за рукав рубахи. Обернувшись, заметил юношу лет семнадцати.

— Ты Макар? — поинтересовался он, я согласно кивнул. — Тогда это тебе, — протянул он мне кулон, который был сделан из серебристого металла, имел округлую форму, а в середине словно выбит незавершенный круг.

Только я собрался поинтересоваться, что это и откуда, как юноши и след простыл. Хм, странно. Засунув эту штуку в карман, решил позже поинтересоваться у Властелина, что это такое. Как только он ко мне подошел, со всех сторон раздались вздохи и вскрики. Глянув из-за чего все это, сам застыл: молодых, стоящих около белокаменного алтаря, окутало сияние, мы наблюдали, как золотые и серебряные нити опутывали эти двоих, связывая и укрепляя. А когда сияние стало гаснуть, на предплечьях у обоих появились браслеты.

— Красиво, — выдохнул я, в этот момент напрочь забывая про кулон.

Потом пошли поздравления. Когда мы с темным смогли пробиться к брачующейся паре, Дирин довольно повис на моей шее, взахлеб рассказывая, как он счастлив. А я радовался за него, наконец-то свершилось чудо, и теперь магу не придется страдать.

Три дня длилось празднование, гости, как и мы, веселились и чествовали молодых. Эта свадьба была совершенно не похожа на те, которые были в моем прошлом мире. Все оказалось намного фееричнее и веселее. От танцев болели ноги, от шума и вина кружилась голова. К концу третьего дня я окончательно выдохся.

— Ничего, сегодня мы уже отправляемся домой, — заметив мое состояние, произнес темный.

Мне только и оставалось согласно кивнуть, так как силы и правда закончились, теперь мне хотелось просто отдохнуть от всего.

Перед уходом, я подошел к Дирину, еще раз поздравил его, мы немного поговорили, он сообщил довольно приятную новость: через две недели они с супругом уже будут в Академии, он сейчас, благодаря Вейлину, самостоятельно изучает материал вместе с Владыкой, чтобы ничего не упустить.

Попрощавшись, оглянулся, но нигде не заметил Властелина. Странно, ведь только что был здесь и стоял рядом. Куда он мог деться?

— Его кто-то позвал, там какой-то важный вопрос назрел, — заметив мои метания, с улыбкой произнес Дирин. — Сейчас придет.

Ответить я не успел, так как очередной гость отвлек внимание мага на себя. Тот, улыбаясь, выслушивал поздравления, а меня снова кто-то дернул за рукав.

Да что это такое? Привычка у них у всех такая, что ли? Но оглянувшись, заметил того же юнца, который вручил мне кулон.

— Что еще? — почему-то из меня вырвалось недовольство. — Ты в прошлый раз так быстро исчез, я даже не успел спросить, что это за цацка и кто передал.

— Она сделана специально для тебя, это мощная защита, так что тебе лучше ее надеть, — настоятельно порекомендовал парень, пристально глядя мне в глаза.

В тот момент мне даже в голову не пришло дождаться Властелина и поинтересоваться у него, к тому же, сам удивился, что за эти три дня ни разу не вспомнил об этом кулоне. Сейчас же, достав его из кармана, еще раз взглянул на него.

— Надевай, — скомандовал парень, а я не смог сопротивляться, к тому же, у меня даже мысли не возникло, что такая красота может скрывать в себе злой умысел.

Надев кулон на шею, несколько минут ничего не чувствовал. Оглянувшись, заметил бегущего ко мне Властелина, вот только его лицо было перекошено от ужаса. Что это с ним? Посмотрев на юношу, который продолжал стоять передо мной, с удивлением заметил тот самый ненавидящий взгляд, а только потом до меня дошло, что на том, кто вручил мне амулет, была личина, и сейчас она спала.

— Что происходит? — я стал чувствовать головокружение, а когда попытался сорвать с себя эту вещицу, то не смог этого сделать.

— Происходит то, что теперь Властелин снова свободен, — раздался злорадный смех.

В этот момент я словно почувствовал невесомость, перед глазами стало все расплываться.

— Макар! Я найду тебя… — словно сквозь вату донеслись до меня крики темного.

Я хотел было ответить, но не смог, в глаза и в рот словно песка насыпали.

Глава 16

Я не чувствовал ничего: ни рук, ни ног, ни тела. Очень странное состояние, от которого меня клонило в сон. Я пытался разглядеть хоть что-то в той кромешной темноте, в которой оказался, но единственное, что получилось, это искры перед глазами и головная боль от напряжения. Хотя никак не мог понять, как у меня может болеть голова, если я ее не чувствую.

Вспомнив, как однажды смог мысленно вызвать Властелина, сосредоточился и попытался его «позвать». Раз. Другой. Пятый… Бесполезно. Чувствовал, что меня словно пытаются куда-то тянуть, но какая-то стена мешает это сделать. Я каждый раз ударялся обо что-то, но боли не было, просто было чувство, что я не могу преодолеть какую-то черту.

«Думай… Обо… Мне…» — откуда-то издалека донеслось до меня.

Голос своего темного узнаю из тысячи. И я стал вспоминать наши страстные ночи, представляя словно наяву, как Властелин меня целует и обнимает, как медленно я переворачиваю его на спину, как вхожу в такое желанное тело.

«О другом…» — снова услышал далекий шепот.

— Где ты? — попытался хотя бы поговорить, если не могу быть рядом. — И где я? Что происходит?

«Потерпи, — раздалось в ответ, слышимость намного улучшилась, теперь я четко различал слова. — Скоро я тебя вытащу оттуда, только ни в коем случае не засыпай, пожалуйста».

— Да я и не думал, — тут же ответил я и в этот момент почувствовал, как начал отключаться.

Сделав над собой усилие, я снова начал вспоминать, как мы с темным любили друг друга, слабость немного отошла на задний план, а чувство, что меня дергают, будто шарик на веревке, все усиливалось.

«Макар, еще немного осталось, я здесь, я уже почти рядом», — взволнованный голос темного не давал отключиться, я старался держать глаза открытыми.

— А что вообще происходит, ты мне можешь сказать? — поинтересовался у него.

«Скажу, обязательно все расскажу, и виновных накажу, но сначала вытащу тебя оттуда», — пообещал Айгир, я невольно улыбнулся.

— А оттуда это откуда? — все же не унимался я.

«Из кокона безвременья», — ответил мой темный.

— А что это? — не понял я.

«Это вместилище душ, из которого нет возврата», — пояснил мужчина.

Как ни странно, ни страха, ни волнения не было, мои чувства словно атрофировались.

— Но ведь меня ты вернешь? — скорее утверждая, чем спрашивая, произнес я.

«Конечно. Обязательно!» — горячо пообещал Властелин.

Во мне поселилась уверенность, что именно так и будет. Он сможет, он справится. Я верил в это, а вера, как известно, сильная штука, способная горы перевернуть.

Сколько времени это продолжалось сказать сложно. Здесь, в этом пространстве, даже минуты казались часами, а когда чего-то очень сильно ждешь, то и вообще вечность. К тому же, я даже не знал, какое сейчас время суток, так как было темно. Твердой земли я не чувствовал и не мог прощупать ничего вокруг себя, так как было ощущение, что меня лишили всех конечностей. Только разум все еще пытался бороться с полной отключкой, но мне стало казаться, что и это ненадолго. Тяжесть наваливалась многотонной плитой, грозя раздавить.

На миг мне показалось, что где-то там впереди что-то блеснуло. Но как ни пытался напрячь зрение, ничего больше не увидел. Впрочем, связь с моим темным тоже пропала. Как я ни звал, как ни кричал — все оказалось бесполезным. Где-то на грани слышимости, как мне казалось, до меня доносились шорохи, обрывки слов, разобрать которых не мог.

Когда меня окончательно сдавило, я больше не смог сопротивляться. Веки налились свинцовой тяжестью, глаза непроизвольно стали закрываться. Почти теряя сознание, почувствовал, как меня куда-то выдергивают. Хотя сопротивляемости больше не было, но радоваться не спешил, посчитав, что у меня разыгралось воображение, и я уже выдаю желаемое за действительное, наверное, на почве такого стресса начались глюки.

Ничего, это пройдет. Вот сейчас всего на минутку закрою глаза и все пройдет…

* * *

— Макар! Макар, очнись! Открой глаза! Нельзя спать! — долетало до меня, словно издалека. — Ну же, давай, просыпайся!

— Ммм… Еще немного… — попытался промычать я, но из горла вырвалось что-то неопределенное, похожее на мычание.

— Макар! — теперь голос стал ближе. Более того, я даже почувствовал как меня трясут.

Стоп! Трясут?!

Открыв глаза, тут же зажмурился от яркого света, который меня ослепил. Все расплывалось передо мной, но силуэт темного я оказался в состоянии узнать. Пытаясь сфокусировать взгляд, потер лицо. О, прогресс! Теперь я чувствовал свои конечности.

— Макар, надо быстрее снять амулет, пока ты снова не исчез, — произнес Властелин.

Машинально выполнил его просьбу, почти срывая с себя эту штуку, и тут же наваждение исчезло, ум стал проясняться. Я рассматривал взъерошенного и обеспокоенного Айгира, который покраснел от натуги, концентрируясь и сосредоточенно удерживая потоки магии.

— Что произошло? — спросил, приподнимаясь с подушек знакомой кровати в покоях, которые нам отвели светлые, когда мы прибыли на свадьбу.

Значит, домой мы так и не попали. Но теперь меня больше всего волновали вопросы: где же я был? Что это за кулон, из-за которого весь сыр-бор? Как темный меня вытащил? И что с тем гадом, который пытался от меня избавиться.

— Это амулет расщепления души, — произнес Дирин, который сидел с другой стороны кровати, держа за руку Владыку, оба при этом выглядели не лучшим образом. — Оттуда, куда тебя отправили, нет возврата, это безвременье — кладбище душ, которым не суждено переродиться, и они вынуждены скитаться в пустоте.

— Но я снова здесь, — оглядываясь вокруг, заметил я, а потом с сомнением переспросил на всякий случай. — Или не здесь?

— Кариад, вручая тебе амулет, даже предположить не мог, что вы с Властелином истинные, и он сможет достать тебя даже из-под земли по вашей нити-связи, — продолжил пояснения Владыка. — Только это и смогло вернуть тебя обратно с помощью нашей общей магии.

— А что с этим… Кариадом? И на что он вообще рассчитывал? — решил узнать я.

— Его ждет наказание, — непререкаемым тоном ответил Властелин, глаза которого полыхали яростью. — В данный момент он в темнице. Но вскоре отправится туда, откуда мы только что вытащили тебя, пусть получит то, что заслужил.

— Но зачем он это сделал? — этот вопрос волновал меня еще в тот момент, когда я отключался, так как из-за одной ненависти такое не делают.

— Несколько раз всеми правдами и неправдами он пытался попасть в мою постель, только не учел того, что я сильнейший менталист, и все его помыслы были как на ладони. Но попыток, так же как и надежды, он не оставил, а тут я возвратился с тобой, для него это оказалось неприемлемо. Решив, что стоит убрать тебя с пути, он сможет меня утешить, но его мечтам не суждено было сбыться, мы нашли способ вернуть тебя обратно, — высказался темный, присаживаясь рядом со мной.

— Тогда последний вопрос: а сколько я там болтался? — на меня навалилась усталость, но это был последний вопрос, который я решил задать.

— Почти две недели, — прислоняясь к Владыке и прикрывая глаза, ответил Дирин.

Вот это да! Две недели. Это же… Я и предположить такого не мог. Академия. Как они там без меня справляются?

— Так, всем отдыхать, нам надо набраться сил перед тем, как отправить Кариада в безвременье, — приказал светоч, вставая с кресла и уводя измученного мага из покоев.

— Не думай ни о чем, — ложась рядом и поцеловав меня в висок, сказал Властелин. — Завершим все дела, и ты сможешь спокойно отправиться в Академию. Там все хорошо, твои помощники прекрасно справляются, — успокоил темный, притягивая меня к себе и устало прикрывая глаза.

И я решил больше его не беспокоить, устал ведь, бедолага, столько времени в таком напряжении. Улыбнувшись, прижался к теплому боку Айгира и закрыл глаза. Надо и правда отдохнуть.

Глава 17

Утром я проснулся от чувства нежности, беспокойства и страха потери… Это не мои чувства. Я резко сел на кровати, пытаясь отогнать от себя все лишнее, но у меня не получалось. Властелин еще спал, только беспокойно вздрагивал во сне.

Обняв, поцеловал его в плечо. Айгир тут же сгреб меня в охапку и подмял под себя, открывая глаза.

— Ох! Ты здесь, рядом, — облегченно выдохнул он. — Мне на миг показалось, что я снова тебя потерял.

— Нет, я здесь… Подожди! — воскликнул я, аккуратно отстраняясь и пристально смотря на него, до меня кое-что стало доходить. — Так это твои чувства я ощущал, как свои собственные? Но как это возможно?

— Ты вернулся оттуда, откуда не возвращаются, — стал пояснять он. — Ты побывал за гранью, а последствия могут быть самыми непредсказуемыми. К тому же я задействовал нашу связь на полную мощность, теперь ты можешь не только ощущать мои чувства, но и читать мысли, даже если я и попытаюсь закрыться.

— Оу! Так это же круто! — сел я на кровати. — А что еще я умею? Вдруг во мне и магия появилась? — во мне появился азарт.

Темный меня обломал:

— Нет, Макар, не хочет магия с тобой дружить, она тебя боится, — попытался перевести он все в шутку, но я сник. Вот так всегда, только хотел обрадоваться, а тут облом. — Не переживай, она тебе и не нужна, у тебя ведь есть намного больше: знания, умения, сила духа, благодаря которой ты снова сейчас здесь, со мной.

— Может ты и прав, — согласился я, понимая, что еще неизвестно, чего бы я наворотил, обладай магическими способностями, это ж надо было бы учиться управлять ею, а у меня Академия, так что, это, наверное, к лучшему, что она не желает со мной знаться, буду заниматься тем, что я умею.

Недаром ведь говорят, что каждому по способностям и по уму, а все остальное приложится. Поэтому, пусть с магией разбирается тот, кто к ней привык.

Успокоив себя таким образом, поинтересовался:

— Когда мы будем возвращаться домой?

— Вот закончим одно дело и сразу же к себе, — ответил Властелин, вставая, я последовал за ним.

По дороге мы встретили Дирина с Владыкой, они ждали нас, чтобы вместе спуститься в подземелье, где держали злоумышленника. К слову сказать, так называемые казематы были просторны и освещались магическими светильниками. Везде было очень сухо и чисто. Проходя мимо охранников, заметил непонятную плошку у их ног. На вопрос «что это?» мне ответили — плевательница. Не принято у светлых плевать куда бы то ни было.

Стоило нам только войти в камеру, как ее обитатель резко вскочил со своей лежанки и сначала пораженно, потом все с той же ненавистью уставился на меня. Его рот открывался и закрывался, от шока он ничего не мог сказать, и мы молчали.

— Ты? Но как?! Это же невозможно! Оттуда, куда мы тебя отправили, нет возврата, это просто немыслимо! — наконец, справившись с голосом, закричал тот, рванувшись ко мне, но невидимая преграда помешала ему приблизиться.

— Мы?! — мгновенно среагировали Властелин с Владыкой в один голос.

— Значит, ты был не один? — строго поинтересовался темный.

— Ничего я вам не скажу, — словно выплюнул слова этот гад. — И ему, — кивок на меня, — все равно не жить, он умрет.

— Что же, — не стал настаивать Властелин, — можешь не говорить, но сейчас ты отправишься туда, где побывал мой истинный, только в отличие от него, ты назад вернуться уже не сможешь, а тот, ради кого ты все это делал, даже пальцем о палец не ударит, чтобы тебя спасти, к тому же, это будет невозможно.

— Но это негуманно, — склонившись к темному, сказал я. — Не мы давали ему жизнь, не мы вправе ее забирать.

— Макар, здесь другая ситуация, за свои преступления каждый должен ответить по заслугам, — мягко, но непререкаемо ответил Властелин.

— Но можно же придумать другое наказание? — не согласился я, продолжая настаивать, так как сейчас во мне заговорил медик, дававший клятву спасать людей, а не убивать их.

— Он маг, ему любое наказание будет нипочем, — начал пояснять мне Айгир. — Если мы оставим его в живых, он сможет придумать более страшную вещь, и тогда не факт, что я смогу тебя спасти, — привел последний довод темный, а я задумался.

Подойдя к юноше, Дирин, пока мы решали стратегически важные вопросы, собрался надеть на него амулет, который недавно был вручен мне, тот стал дергаться, извиваться, не давая этого сделать, пока не выдержал и не закричал:

— Подождите, я все скажу!

Маг на миг застыл, вопросительно посмотрев на темного, который согласно кивнул.

— Говори! — приказал мой жених.

— Это… Это все была идея Мариата, сына советника, который уже который год вливает в вас приворотное зелье, в надежде, что вы обратите на него внимание, он же, узнав, что Макар жив, попытается его отравить, — на одном дыхании выдал юноша, заискивающе глядя на Властелина в надежде на то, что тот сменит гнев на милость.

— Мариат? — удивился уже Дирин. — Но он никогда даже не заикался об интересе к нашему Властелину.

— Он не дурак, — возразил пленный. — И хотел, чтобы на него обратили внимание именно из-за его незаинтересованности, ведь многим известно, что наш Властелин любит азарт, его переполняет воля к победе, завоевание. А Мариат рассчитывал на то, что ему удастся помучить Властелина до полной и безоговорочной капитуляции, потому он и разозлился, когда вы вернулись с женихом, и попросил меня вручить ему этот амулет, но… — юноша на миг замолчал, склонив голову. — Никто из нас и предположить не мог, что он ваш истинный.

— Это ничего не меняет, — категорично заметил темный. — Вы влезли туда, куда вам нет доступа, а посему…

Дирин, воспользовавшись заминкой, надел на шею виновного амулет, тот дико закричал, но снять его уже не смог.

— Идемте отсюда, — поторопил нас светоч, заслоняя собой парня, который на глазах стал просто разлагаться, от чего у меня начались рвотные позывы, настолько омерзительно это выглядело, а в совокупности с продолжающимся криком…

Наши фильмы ужасов нервно курят в сторонке. Едва не сложившись пополам от тошноты, я самый первый выскочил за дверь, уже там ожидая остальных.

— Что же, теперь наказание ждет и Мариата, — процедил сквозь зубы Властелин, прощаясь с новобрачными и открывая портал домой, стоило нам оказаться наверху.

* * *

Во дворце творилась суматоха, все уже были оповещены о том, что произошло на свадьбе. Темные готовились к панихиде, как мне объяснили позже, но стоило им увидеть меня, как все вдруг застыли. Немая сцена. Несколько девушек, охнув, просто сползли на пол, да и из парней некоторые отключились. Странно, что это с ними?

— В-в-ваше Вел-л-л-личество, — бочком приблизился к нам один из тех, кто в этот момент оказался рядом. — А… Это… Макар же…

— Значит так, — начал Властелин, обращаясь ко всем. — Мой жених, он же мой истинный, снова вернулся из безвременья, куда его попытались забросить…

Тут я почувствовал, как гнев обуял темного, даже мою руку сильнее сжал, а проследив за его взглядом, понял из-за чего, он вперился в парня, стоящего на верху лестницы, глаза которого сейчас метались в страхе, хотя внешне он пытался сохранять невозмутимость.

— Один виновный уже наказан, он занял место Макара, теперь настала очередь второго, ради которого, собственно, это и затевалось.

Вокруг была такая тишина, что если бы муха пролетела, было бы хорошо слышно. Все затаили дыхание в ожидании. Многим хотелось узнать, кто же этот злоумышленник, и Властелин продолжил:

— Мариат, на что ты надеялся?

По залу пронесся всеобщий гул, такого поворота никто не ожидал, как оказалось, этого юношу многие любили: он был тихим, спокойным, всегда стремился всем помочь.

Недаром говорят, что в тихом омуте черти водятся, вот это как раз и есть такой случай. Каким бы хорошим он не был, наказание заслуживают все, если сделали гадость. И тут с этого тихого и спокойного слетела вся наносная шелуха. Его лицо исказилось до неузнаваемости, став злым и агрессивным.

— Мне надоело постоянно быть мальчиком на побегушках, — начал он, брызжа слюной. — С самого детства меня приучали к мысли, какой я красивый, как раз достоин Властелина, и рос с мыслью, что именно я стану вашим мужем, и тут такое. Когда вы вернулись и сообщили о скорой свадьбе, с этим я смириться не смог. Не знаю, как этому мейху[1] удалось запудрить вам мозг, но он вас недостоин, — последние слова он произнес с таким пафосом, что мне захотелось лично свернуть ему шею.

— Кто кого достоин, не тебе решать, — произнес Айгир, а потом, не став разводить канитель, приказал: — В темницу его.

— Его тоже убьешь? — расстроенно и удрученно поинтересовался я.

— Нет, на этот раз я пойду тебе навстречу, но его участи, которую я ему уготовил, не позавидуешь, — довольно оскалился жених.

— Какую ж ты ему участь приготовил? — скептически произнес я, предполагая, что и душу этого парня куда-нибудь отправит.

— Я женю его, — произнес тот, а я чуть не поперхнулся и недоуменно уставился на Властелина.

— И в чем фишка наказания? С каких пор женитьба стала чем-то страшным? — не понял я.

— А это зависит на ком женю, — хитро ухмыльнулся темный. Заметив, что я сейчас изведусь от нетерпения, продолжил: — Есть в нашем королевстве одна женщина-маг, это само по себе редкость, потому ее все ведьмой кличут, вот на ней и женю, характер мегеры, вздорная, скандальная, всегда всем недовольная, к тому же, теперь у нее будет собственный подопытный.

От таких слов даже меня передернуло, представив такую девицу.

— Он не загнется с этой дамочкой? — неуверенно поинтересовался я, мне даже стало на миг жалко парня.

— Нет, она не даст ему этого сделать, — ответил темный, отдавая приказ доставить ведьмочку ко двору на свадьбу. — К тому же, в этот раз я поступил, как ты и хотел, почти гуманно.

Мне пришлось с этим согласиться, так как и возразить оказалось нечего.

* * *

Отдохнув немного, решил все же наведаться в Академию, но я и предположить не мог, что и там меня будет ожидать сюрприз…

Глава 18

Стоило мне появиться в Академии, как я поразился тишине, которая там царила. Стараясь не шуметь, подошел к одному из классов, приложил ухо к двери, надеясь услышать голос хотя бы одного из так называемых учителей и узнать, что же объясняет наставник.

Но в классе стояла тишина, ни звука оттуда не раздавалось. Приоткрыв дверь, никого не увидел. Это что за новости? Распахнув ее пошире, заглянул внутрь и обомлел, там никого не было. Такая же ситуация была и в остальных классах. Куда все делись? Почему не проводятся занятия? Я недоумевал. Что такого могло произойти, что никто не учится?

Я остановился посреди коридора, после того, как обследовал все классы, и задумался. Если их нет здесь, значит, они должны быть у себя, если не разбрелись по домам. Надо проверить в помещениях, которые были отведены под общежитие. Именно туда я и направился. Стоило подняться по лестнице на один из этажей, как я в который раз завис.

В отличие от учебного крыла, тут царило оживление, но совсем не то, о котором я мог бы подумать. Практически из каждой комнаты студентов раздавались такие звуки, в характере которых сомневаться не приходилось. Что за бордель они тут устроили? Вообще с ума посходили? Куда Вейлин смотрит? Я же его оставил за старшего.

— Вейлин!!! — не выдержав, гаркнул я так, что наверняка на трех этажах слышно было. — Вейлин, мать твою за ногу, ты где?!

Через несколько минут гробовой тишины в конце коридора распахнулись двери и появился великан.

— М-м-макар?! — ко мне он бежал, заправляясь на ходу. Его рубаха оказалась застегнута кое-как, штаны спадали, так как он никак не мог застегнуть пуговицу из-за трясущихся рук. — Но ты же… Но нам сказали… — наконец, осознав, кто перед ним, замялся тот.

— Ага, вам сказали, что меня больше нет и вы от великой грусти ударились в разврат? — поинтересовался я. — Так сказать, чтобы заглушить тоску по безвременно почившем?

— Нет, мы… Просто… Ну… — Вейлин даже глаз на меня поднять не мог, смотрел в пол, а лицо его все больше заливалось краской.

— Что просто? Решили забить на занятия и потрахаться в свое удовольствие? Вы что за бордель тут развели? — я грозно нахмурился.

В это время ученики и учителя стали с опаской выглядывать из своих комнат и выходить в коридор, прижимаясь к стене и стараясь слиться с ней.

Я обратил внимание на один интересный факт: пары, выходящие из своих покоев, все оказались смешанные, то есть: темный-светлый. Не было ни одной темный-темный или светлый-светлый. Вот точно рехнулись. Или это они так налаживают взаимоотношения между королевствами? А что? Самый действенный способ, но не в учебное ж время.

— Значит так, быстро ноги в руки, и чтобы через пять минут все сидели по классам, — выдал я команду и отправился в свой кабинет, чтобы немного успокоиться.

Это ж надо, устроили детки сюрприз, до сих пор отойти не могу. Еще и Вейлин туда же. Вместо того, чтобы хоть как-то этих кроликов успокоить, сам ударился во все тяжкие. Никакой ответственности.

— Макар, — в дверь заглянул слегка растрепанный, но успевший более-менее привести себя в порядок, великан. — Ты, это… Не злись только, ну, мы перенервничали, когда нам сообщили, и… вот…

— Ага, я понял, решили заглушить тоску и грусть в сексе, — махнул я рукой. — Только объясни мне, как же вы додумались до такого?

— Так это… Решили узнать, так ли хороши светлые, как о них говорят, а заодно и окончательно закрепить союз, — выдал Вейлин. — Нам же тоже надо налаживать контакт.

— Гениально! — хлопнул я ладонями по столу. — Это вы изобрели велосипед? То есть, новый способ налаживания дружественных связей через постель? А ведь наверняка отличный способ получился.

— Макар, не злись, мы и учились, это сегодня решили сделать выходной, а тут ты… — снова запнулся Вейлин, соображая, что он только что сказал.

— Ну да-ну да, называется: вы нас не ждали, а мы приперлись, — озвучил я свою мысль.

Это выражение сбило парня с толку и он решил перевести тему разговора. Присаживаясь в кресло, спросил:

— Расскажи лучше, что произошло, и как тебе удалось вернуться из безвременья?

И я, сменив гнев на милость, все ему рассказал. Пока говорил, не заметил как в кабинете появились еще четверо темных товарищей, они, не перебивая, внимательно слушали мой рассказ, а потом, когда я закончил, озвучив наказание для двоих злоумышленников, один из темных, Сайд, хохотнув, выдал:

— Чувствую, что второй скоро пожалеет, что его не отправили вслед за товарищем в безвременье, так как уже через неделю после свадьбы начнет выть так, что мама не горюй. Ему можно только посочувствовать.

— Он сам заслужил то, что получил, нельзя разевать рот на то, что ему не принадлежит, — едко ответил я.

До меня только сейчас дошел весь ужас происходящего, когда я представил, как этот тихоня собрался утешать моего Айгира. Нет, уж! Он мой! Не отдам. А значит, свое наказание оба заслужили в полной мере.

Когда посмотрел на парней, удивился, они все со страхом на меня взирали. Что ж во мне такого ужасного? О, наверное, вся моя злость на злоумышленников отразилась на моем лице, вот парни и стушевались. Широко улыбнувшись, от чего те немного расслабились, поинтересовался:

— Итак, что за эти две недели произошло? Чему вы студентов научили и что освоили сами?

Тут поднялся такой гвалт, каждый пытался рассказать о своих достижениях, перебивая друг друга, парни делились информацией.

Вот только у меня от этого галдежа уже через пять минут закипел мозг, особенно, учитывая, что я пытался прислушиваться к каждому. Но не выдержав, все-таки рявкнул:

— Стоп! Давайте по очереди.

Мой рык возымел действие, парни стали обстоятельно рассказывать, чем они занимались все это время, я слушал внимательно, кивая головой в знак согласия. Педагог я аховый и талантом доступной передачи информации не владел, но порадовало то, что они смогли разобраться с информацией в ноутбуке. Конечно, оставалось масса вопросов, с которыми мы со временем разберемся.

Выслушав всех, похвалил и поблагодарил за работу, но предупредил, что все равно заслужили наказание за разгильдяйство и попустительство. Они склонили головы, но против никто ничего не сказал, признав свою вину.

Обсудив план учебы на несколько дней, отпустил всех, а сам стал думать, как их наказать за тот сюрприз, который они устроили. Ничего не придумав за целый день, решил посоветоваться с Айгиром, он умный и что-нибудь подскажет или посоветует. А сейчас надо сообразить, как организовать студентам практику, моргов в этом мире в моем понимании нет. Но сейчас надо придумать, на каком материале студентам тренироваться. Не друг же на друге.

Вечером пришлось задержаться, так как многое из того, что я после основных занятий объяснял товарищам, они не понимали. Немудрено, я и сам эту тему допетрил с трудом, да и то только благодаря практике у хирурга, хоть и алкоголика, но гения своего дела, который все показывал на примерах. Потому и неудивительно, что объяснять пришлось долго и вдумчиво, едва ли не рисуя каждую деталь в отдельности, но в конце-концов результат оказался положительным.

Домой я пришел едва ли не под утро. Поделился с ним своими мыслями по поводу практики на людях. Темный задумчиво и долго на меня смотрел, а потом предложил выход. Все просто, маги создадут фантомы, на которых будут тренироваться студенты. Когда я рассказал Айгиру, какой сюрприз мне устроили ученики, он смеялся очень долго, а потом удивил, предложив никого не наказывать.

— Но ведь они провинились, — выдал я, казалось, весомый аргумент.

Темный только хмыкнул, но ответил:

— Но ведь контакт налажен, — логично, конечно, но не таким же способом. — К тому же, ничего страшного не произошло, подумаешь, они нашли своеобразный способ наладить связи, зато все ученики будут дружны, не будет склок и распрей. Макар, научись находить во всем позитив и положительные стороны, не суди и не смотри однобоко и не будь архимом[2].

Мне пришлось задуматься над словами Властелина. Но только чем больше думал, тем меньше мне уже хотелось возмездия. Широко улыбнувшись, согласился с доводом темного:

— Знаешь, а ты прав, просто первая реакция была шок, потому душа и требовала возмездия, но теперь… Так и быть, пусть живут.

Мои слова порадовали Айгира, он обнял меня, уткнулся в шею, а потом поставил меня перед фактом:

— Через три дня наша свадьба, в храме уже все готово.

От этой новости сердце забилось в ускоренном ритме, готовое вот-вот выскочить.

— Так быстро, — чтобы не молчать, произнес я на выдохе. — Мне надо настроиться морально, ведь непривычно как-то.

— А чего тянуть? — засмеялся темный. — Мы должны были это сделать еще неделю назад, так что, думаю, трех дней на моральное настраивание тебе должно хватить.

— Ох! Надеюсь, за эти три дня ничего не произойдет, что может помешать празднеству, — пробубнил я себе под нос, в надежде, что Айгир не услышит.

— Ничего не произойдет, — уверенно произнес он, значит, услышал все-таки. — Я за этим прослежу, если понадобится, то проведу с тобой все время до нашей свадьбы.

Тут я едва не взбрыкнул, тоже мне, немощного нашел, я все-таки мужик и в состоянии за себя постоять, о чем и поведал своему жениху, на что он только поднял руки вверх, сдаваясь.

А остаток ночи мы провели в объятиях друг друга, напрочь позабыв все обиды и недосказанности. Волнения и тревоги покинули меня, и под утро я уже был уверен, что сейчас все будет хорошо, и больше никакая сила не способна нас разлучить.

Эпилог

Десять лет спустя…


— Макар, надеюсь, сегодня Академия побудет без своего главного немагического лекаря, как-никак у нашего сына День Рождения, если ты не забыл, — улыбнулся Айгир, целуя меня в висок и прижимая к кровати, когда я собирался уже вставать.

— Конечно, — улыбнулся я. — Восьмилетие Даррета я не пропущу ни за какие коврижки, к тому же, Зайтида мне все уши прожужжала предстоящим праздником.

— Это она может, — расхохотался Айгир, а я вспомнил, как долго мы с мужем пытались выбрать мать нашему будущему ребенку.

Многие девушки хотели попасть в кровать к Властелину, рассчитывая на привилегии, и ни одна не могла догадаться, что мы собирались провести искусственное оплодотворение. Да-да, обсуждая тему наследника, мы поняли, что никому из нас не выносить ребенка, будь ты самым-самым сильным менталистом этого мира. А обо мне и говорить нечего. Я мужик, реалист и медик, да я просто не готов рожать! Ни физически, ни морально (и все идите со своей магией в… в то место, куда солнце не светит). Моих скудных знаний в области генетики хватило пояснить принцип суррогатного материнства, чтобы разрешить такую острую проблему, как наследник.

Девушки приходили и уходили, то я был недоволен, то Айгир, читая их мысли, тут же отметал претендентку за претенденткой. Пока в один прекрасный день к нам не пришла скромная девушка, которая, потупив взгляд, призналась, что очень хочет помочь Властелину и его супругу с наследником. Темный мысленно сообщил мне, что эта девушка еще девственница.

Она вызывала доверие, притягивала к себе своей скромностью и чистотой. Переглянувшись с Айгиром и посовещавшись мысленно, мы пришли к выводу, что это именно то, что нам надо. Вот только проблема была в ее девственности, но тут как раз и пригодилась магия.

Зайтиду, так звали нашу избранницу, поселили в одном крыле с нашими покоями. В течение следующей недели мы «колдовали» над девушкой. Процедуры оплодотворения были тайными. Айгир погружал девушку в так называемый гипноз, после которого она была уверена, что Властелин и я провели с ней ночь. А Дирин специально прибывал порталом, чтоб произвести магический перенос генного материала. С моей точки зрения все было просто, а вот с магической… Маг что-то мудрил с зельями и заклинаниями, даже светоча привлекал для консультации. Тот помог… морально. А потом долго ржал над всеми нами. Но через месяц Зайтида сообщила нам, что беременна. После довольно сложного вынашивания, во время которого нам пришлось изрядно поволноваться, она родила нам очаровательного малыша.

Роды помогала принимать та самая ведьма, жена Мариата, которая при близком знакомстве оказалась довольно общительной и милой женщиной. Да, у нее тоже есть свои недостатки, она жестока и непримирима со многим (вот, вспомнил свою родню с обеих сторон), но в душе была ранима, скрывая это за блестящим умом.

Сейчас эта женщина, Кэрин, была в моей Академии незаменимым помощником. А вот ее муж, не вызывающий доверия, подопытным экспонатом, который стал настолько выдрессированным, что боялся Кэрин даже слова против сказать. Да, эта женщина смогла за столько лет перевоспитать этого избалованного отпрыска знатной семьи. И я уже нисколько не жалел о том наказании, что придумал ему Айгир.

Во владениях темных построили лечебницу, в которой сейчас как раз работали лучшие выпускники Академии. Дирин стал моим заместителем, они со светлым Владыкой последовали нашему примеру и тоже взяли суррогатную мать, которая родила им очаровательную двойню: мальчика и девочку.

— Макар, Дирин с Дартуром прибыли, — продолжая меня обнимать, прошептал мой Властелин. — О чем ты так задумался?

— О прошлом, когда наша свадьба снова едва не сорвалась, — нахмурился я, припоминая и эти события, которые произошли десять лет назад, и едва не стоили мне потери счастья с моим темным.

— Да, пришлось нам тогда поволноваться, — согласился Айгир. — Но мы смогли преодолеть все, и теперь снова вместе и счастливы.

— Нам помогла вера друг в друга и наша связь, благодаря которой я тогда сообразил, что произошло.

Глаза Властелина потемнели, как и в тот момент, когда он увидел меня в постели с советником…

* * *

— Макар, забегался ты совсем, даже поесть некогда, — подошел ко мне советник Властелина. — Я понимаю, что свадьба дело хлопотное, но не надо себя загонять. Вот, возьми, выпей, это придаст тебе сил. Вино, настоянное на травах, — он протянул мне флягу, а у меня в этот момент и правда в горле пересохло.

Отхлебнув пару глотков, почувствовал себя лучше, правда, ненадолго. В голове зашумело, в глазах начало двоиться. Я удивленно посмотрел на оскалившегося советника, который напряженно ждал реакции.

— Ты что мне подсунул? — с трудом ворочая языком, спросил я.

Тот раскатисто и мерзко расхохотался, презрительно смотря на меня.

— Скоро узнаешь, — ответил он, подхватывая меня под локоть и куда-то ведя. — Это будет моей местью за сына. Это он должен был стать мужем Властелина, а не ты, значит, раз не он, значит никто.

— Что ты собираешься делать? — тело охватил жар, мне казалось, что не иду, а парю над землей, сознание медленно ускользало, накатывало желание, я перестал различать лица, мне везде мерещился мой Айгир.

— Я думаю, ты это и так уже сообразил, — ответил советник.

Я почувствовал, как меня раздевают, но сил оттолкнуть не было, так как от каждого прикосновения из горла вырывался стон блаженства.

— Афродизиак, — слово далось мне с трудом, но ответа уже не последовало.

На грани ускользающего сознания я звал Властелина и понимал, что сейчас может произойти, меня просто оттрахают, как последнюю шлюху, а темный, естественно, этого не простит.

И тут я услышал грохот, но перед глазами стояла пелена, которая мешала рассмотреть кто это был.

— Макар! Ты слышишь меня? Тихо-тихо, не брыкайся, это я, — обнимая мое горящее от возбуждения тело, шептал Айгир, но мне казалось, что это сон или, правильнее сказать, глюк, и он не может быть рядом со мной, это все советник, который говорил голосом Айгира.

Как Властелину удалось тогда сходу просечь ситуацию и броситься на мой зов, осталось для меня загадкой, а он так и не рассказал, единственное, что я могу сказать, еще долго меня преследовал его взгляд, полный боли, но благо, что советник ничего не успел сделать. Из пределов его изгнали, а свадьбу отложили на несколько часов, чтоб привести меня в адекватное состояние. Ох, у меня сначала была брачная ночь, вернее пара офигительных часов, потом свадьба, а уж ночью снова как у нормальных молодоженов.

* * *

И сейчас, спустя десять лет мы действительно счастливы, у нас есть сын, наследник Айгира, у меня есть моя Академия. Я нашел себя в этом мире, теперь ставшим таким родным.

Сестра Вейлина, поправившись, вышла замуж, они с Зайтидой сейчас носятся с нашим сыном, как с родным, а он называет их ласково нианами[3].

— Гости продолжают прибывать, — улыбнулся Айгир. — Так что, выбрасывай свои мрачные мысли прочь, все позади, пошли вниз, у нас праздник сегодня, — протянул мне руку мой супруг, в которую я вложил свою.

Так вместе, рука об руку, мы и отправились вниз. Надеюсь, именно так, всегда вместе, мы преодолеем все, будем рядом друг с другом и в радости, и в горе.

Вместе навсегда…

Примечания

1

Мейх — т. е. блядь (авторское).

(обратно)

2

Архим — ханжа (авторское).

(обратно)

3

Ниана — няня.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Эпилог