Трое за Ларцом (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Екатерина ФЕДОРОВА ТРОЕ ЗА ЛАРЦОМ

* * *

Инопланетяне прилетели в среду.

Тимофей Резвых, скромный учитель боевого искусства под загадочным для русского слуха названием тюк-до, как раз шел на работу, когда сумрачное небо над его родным городом раза два переливчато мигнуло — сначала желтым, а потом красным. А затем на перекрестки посыпались летающие тарелки. Бледно-зеленые и пупырчатые — совсем как шляпки от грибов-поганок. В довершение сходства у них еще и наросты какие-то обрисовывались снизу.

Тимофей остановился на перекрестке. И внимательно поглядел на летающее чудо, косо присевшее на асфальт как раз в этом месте улицы. По пупырчатому бледно-зеленому борту, с близкого расстояния напоминавшему уже не шляпку от поганки, а кусок заграничного заплесневелого сыра, тянулась косая надпись: «Хай, земляки!»

Размеры у неопознанного летающего объекта, надо отметить, были несколько несолидными. Метров пять в диаметре, метра три в высоту. Тарелка придавила собой кусок газона и часть оградки.

Из откинутого люка на Тимофея сверху таращился громадный субъект с клешнями. И цвет у субъекта был еще тот — незамысловатый оттенок отварного рака, только что вынутого из котелка с кипятком.

Наступила недолгая пауза, которую Тимофей потратил исключительно на подтягивание своей нижней челюсти к верхней — ибо его нижняя челюсть, как это водится, удивления не снесла и отпала, едва он узрел НЛО с сидящим в нем инопланетянином. Пока Тимофей занимался этим нехитрым делом, пришелец небрежно брякнул клешней по борту своей посудины и с характерным акцентом заявил:

— Ну, чего уставился-то, зэмлянин? Гуманоид я.

— Э-э… — смутился в ответ Тимофей.

По-русски гуманоид говорил довольно прилично. Даже акцент у него был какой-то свой, родной. Напоминавший о рынках, персиках и прочем таком — близком и домашнем. «Па-акупай, дарагой, пэрсики па-а червонцу за штук…»

— Да знаю я, о чем ты думаешь, — сварливо проговорил субъект с клешнями уже без акцента. — Мол, гуманоид — это обязательно две руки и две ноги. А между ними еще и хвост. И трогать ее не моги за ее длинный хвост, о-хо-хо! Вот она, песня о нас, о суровых инопланетянах.

— Это у кошки четыре ноги, — решился внести ясность в вопрос о гуманоидах Тимофей. — И именно у кошки длинный хвост.

— Придираешьсяа землянин! — с печальной укоризной в голосе провозгласил гуманоид. — А ведь мы тебя спасать прилетели!

Сам факт того, что на улицах его родного города Мухолетова могут высаживаться инопланетяне, был для Тимофея достаточно поразительным. А уж заявление о том, что они прилетели не просто так, а с миссией спасения?!

А затем в голову Тимофея, слегка затуманенную вчерашним вечерним сорокаградусным возлиянием в компании еще двух учителей боевых искусств, пришли два простых и достаточно трезвых вопроса: а) от кого спасать-то? и б) а как, собственно, его будут спасать инопланетяне?

Ну и, как простой русский человек, он эти вопросы тут же и задал.

— Ну ты даешь, землянин, — изумился гуманоид алого цвета и постучал клешней по выступу на плечах — надо думать, именно этот выступ и заменял ему то, что у людей является головой. — Тебя что, в космояслях ничему не учили? К вашей планете приближается Пасть Дракара! Все четыреста последних лет она движется в направлении вашей звездной системы! И через семьдесят два ваших земных часа уже будет здесь! А это вам не что-нибудь, это — Пасть Дракара!

— И что это такое… и с чем его едят? — поинтересовался не искушенный в космических тонкостях Тимофей.

— Нет, ну ты и впрямь даешь, землянин! Пришелец вытаращил на Тимофея свои маленькие глазки-бусинки, расположенные по обе стороны головного выступа. Вокруг тарелки понемногу собиралась толпа. Каждый, кто спешил на работу в этот довольно ранний час, увидев вольготно расположившиеся на улицах города летающие тарелки, тут же останавливался и принимался глазеть на них. Некоторые даже подбирали камешки и швыряли их в бледно-зеленые пупырчатые борта космических аппаратов.

— Пасть Дракара — это колония проток-леток, — пояснил инопланетянин, отмахиваясь клешней от пролетающего мимо камушка, — способная внедряться в тела любой расы. Внедряться, управлять и использовать эти тела! В общем, трепещи, землянин. Для вас, слабой и неразвитой расы, это будет означать гибель. Они будут вселяться в ваши тела и управлять ими! А вы станете делать все, что им захочется! Рвать друг друга зубами, уничтожать собственные города и машины! О-о! И вам не выжить, мягкотелые беспанцирные креветки, обожающие заниматься сексом в любое время года, с освещением и без него!

Алый гуманоид выставил перед собой клешни и поскреб ими друг о друга с противным звуком трущегося хитина. Кидание камушков из толпы моментально прекратилось. Народ вокруг Тимофея теперь стоял с дружно вытаращенными глазами и широко открытыми ртами. Кое-где слышались выкрики типа: «А эта кто же такой, а?!» и «Нехристи! Всю Россию заполонили, вот уже и из космоса прилетают!»

Однако напрямую обращаться к алому субъекту никто из толпы не спешил.

— Вы там что-то говорили о спасении, — поспешно вставил Тимофей.

Толпа тут же притихла в ожидании продолжения спектакля.

— Мм… Ты правильно напомнил мне, землянин!

Субъект с клешнями вместо рук приосанился. И попытался было сложить свои клешни на груди — на манер бронзового Александра Сергеевича Пушкина. Но клешни с противным скрежещущим звуком тут же распались.

— Напомнил ты мне… о чем напомнил-то? А, да! Итак, земляне! Сейчас вам всем надлежит немедленно разойтись по местам вашего компактного проживания. И не выходить оттуда никуда! Как говорится у вас, не показывать носового отростка наружу! Сообщаю — в течение ближайших двадцати четырех земных часов всех землян навестят наши переписчики. Они запишут вас и укажут время и место эвакуации! Те, кто не послушается и не покинет место своего проживания в назначенный срок, погибнут! На вашу планету надвигается Пасть Дракара! Все слышали — вашей Земле предстоит погибнуть! Движется Пасть Дракара! А сейчас все по домам — и сидеть там тихо, как мыши! Если кого-то наши переписчики дома не застанут, я не виноват!

Инопланетянин в алом панцире надрывался, завывая и скрежеща клешнями. Народ вокруг Тимофея начал стремительно рассасываться. Побежали по домам, как понял Тимофей после непродолжительного поскребывания в собственном затылке.

Гуманоид тем временем продолжал вопить и скрежетать что-то неразборчивое.

Однако почесывание в затылке разбудило в мозгу Тимофея всякие мысли. Любопытство, например. С одной стороны, очень хотелось, в подражание прочему народу, тоже побежать домой и там спрятаться. И затем уже дома дожидаться неизвестных спасителей, как манну небесную. С другой — а вдруг у этих инопланетных раков сегодня как раз их галактическое первое апреля? Вот не явится он сегодня на работу, а завтра ему объявят выговор с предупреждением, а то и вовсе — уважаемый Тимофей Иванович, а не надоело ли вам наше скромное заведение?

А между тем работу он свою любил, поскольку работал тренером в достаточно приличной частной школе. И зарплату там ему платили вовремя, и спортзал был весь день в его распоряжении — тренируйся, сколько душе угодно…

— Ладно. Короче, заткнись, глас небесный! — после недолгой паузы, отпущенной на собственные раздумья, рявкнул на алого гуманоида Тимофей. — Требую объяснений. Что это за протоклетки такие?

Гуманоид умолк и несколько брезгливо посмотрел на него сверху вниз.

— Землянин! Все разбежались ждать переписки. А для тебя что — особый переписной участок открывать?

— Ты мне шарики не вкручивай, — продолжал упорствовать Тимофей. — Как говорится у нас в тюк-до, хехея не хехей… То есть не парь мне мозги, паря! И объясняй все толком. Вопрос первый — что такое протоклетки? Какого они размера, с чем их едят и так далее?..

— О горе мне, — с тоской затянул клешнерукий инопланетянин. — Немощный землянин желает знать, что такое протоклетки Пасти Дракара? Сейчас, вот только за правым щупальцем поковыряю — и тут же все тебе расскажу! А как же иначе, я ведь только для того сюда и прилетел, чтобы тебе все объяснить!

Тимофей хмуро поглядел по сторонам, прикидывая, чем бы таким пронять эту внеземную образину. Залезть наверх и банально дать в рожу — высоковато. Камнем запустить — так ведь гости вроде бы спасать их прилетели…

— Отсталый ты, землянин, — насмешливо произнес пришелец. — И агрессии в тебе многовато. А знаний, напротив, совсем мало. Ладно уж, снизойду до тебя. Просвещу отсталого! Как-никак братья по разуму. И сестры по гуманоидной расе. Как это у вас там поется — ты просвещай меня везде, и в болоте и в беде, я ведь взрослая воще… Ну, повтори свой вопрос.

— Что такое протоклетки? — послушно, как автомат, протараторил Тимофей, — Их размер, количество и так далее — все насчет них…

— А также уровень их агрессивности, ух! — возликовал субъект, покрытый красным хитином. — А ключ от моей квартиры тебе не дать? Там тоже иногда деньги лежат.

— Ты мне шарики не вкручивай, — с нажимом сказал Тимофей.

Вокруг опять начала собираться толпа — по самой простой причине. К перекрестку подоспели те, кто выходит на работу чуточку попозже Тимофея и прочих утренних пташек.

— Давай-давай, не стесняйся, расскажи мне про протоклетки, которые вот-вот нападут на нас несчастных! — несколько велеречиво заявил Тимофей.

— Ладно, слушай сюда, — смирился инопланетянин. — Пасть Дракара — это такое условное название для мобильной колонии протоклеток. Приблизительное количество протоклеток, составляющих Пасть Дракара, — около восьми миллиардов особей. Размеры… ну, они побольше ваших крыс, но поменьше ваших питбулей. Кстати, землянин, поистине чудесная собака! Очень помогает, когда в доме с тобой живут оба твоих брачных партнера. И еще шесть твоих тещ.

— Шесть? — не удержался и переспросил Тимофей.

Два брачных партнера — это еще было доступно его пониманию. Образцов такого многомужества-многоженства и у нас сколько угодно — скажем, шведская семья или восточный гарем… На Земле такое тоже бывает, и мы, собственно, не лыком шиты. Но вот шесть тещ при всего двух партнерах?

Или бедный инопланетянин уже несколько раз овдовел? Два раза по два, если быть точным. Или развелся. Ага, и тещ ему оставили в качестве моральной компенсации, чтоб не обидно было за печально угасшую любовь… И теперь он кормит и поит аж четырех тещ от первых двух браков плюс двух от своего нынешнего союза. Добрый он, однако.

— Темнота, — веско сказал алый субъект с высоты своей космической тарелки. — У нас, чтобы получить потомство, требуются три партнера, а не два, как у вас. А это значит, что у каждого моего брачного партнера тоже имеется по три родительницы. А не по две. Напряги мозги, землянин, и умножь двух партнеров на трех родительниц. Или сложи, в зависимости от силы своего могучего интеллекта, о многомудрый! Не знающий даже про Пасть Дракара.

— Э-э… И все именно тещи? — Тимофей провел рукой по щеке с остатками позавчерашней щетины.

— Мы все одного пола, землянин, — легко парировал пришелец. — Я, мои брачные партнеры, их родительницы… Конечно, в беседе с тобой я мог бы назвать их и тестями. Или даже свекрами. Но, видишь ли, землянин, дело в том, что мне очень нравятся ваши женщины. Так прикольно визжат, когда выскакиваешь на них из-за угла! Особенно по ночам. И поэтому — тещи. К тому же, землянин, мои тещи тоже так прикольно визжат, когда на них питбуль прыгает! Один в один — земная труженица, встреченная бедным инопланетянином часиков в двенадцать в каком-нибудь Замахайском переулке!

Толпа, вновь собравшаяся вокруг, опять зашумела. На этот раз слышались совершенно другие выкрики. Другие как по форме, так и по содержанию. Основная масса тяготела к следующим образцам высокой городской риторики: «А за каким хреном, в натуре, приперлись тут всякие, а?!» — а также: «Так, пацаны, а ну живо признавайтесь, кто из вас этим козлам на сегодня стрелку забил?!» Чувствовалось, что местные братки тоже уже проснулись и потянулись в окрестные магазины за опохмелкой.

Толпа, как машинально отметил про себя Тимофей, камней уже не поднимала. «И правильно, — прокомментировал он, — как-никак, булыжники — это оружие пролетариата. А братки — совсем уж не пролетариат».

Какие там камни, к черту… В толпе замелькали вороненые стволы. Но пальбы пока не было. Братки, как народ организованный, понимали, что стрелять, пока базар (то есть то самое действо, что у Даля старомодно именуется беседой) не окончен, — это дурной тон.

А базаром в данный момент занимался Тимофей.

— Мы про протоклетки говорим… то есть базарим, а не про питбулей, — громко и с нажимом напомнил инопланетному ракообразному Тимофей.

Чувствовал он себя уверенно, как никогда. Когда за спиной появляются пистолеты и земные братки, даже инопланетяне уже не так страшны.

Алое чудовище с клешнями тоже что-то такое почувствовало, потому что настороженно огляделось по сторонам и зябко засунуло клешни себе под мышку. Вернее, попыталось засунуть — потому что клешни тут же выскользнули и со стуком упали на бледно-зеленый пупырчатый борт космической тарелки.

— Ну, ты, землянин, того… — пробормотал инопланетянин.

— А ты не отвлекайся. Давай-давай, толкуй, что тут за твари на нас наезжать собираются! — загрохотали за спиной у Тимофея авторитетные басы.

— Да рассказываю я, рассказываю! — с надрывом в голосе прокартавил сверху инопланетянин. — Ну так вот… Прилетают эти протоклетки на какую-нибудь планету и тут же поселяются в тела ее разумных обитателей. То есть они типичные паразиты — залазят к вам в живот, ткут себе там капсулу, подсоединяются оттуда к спинному мозгу и начинают вами управлять. То есть пользуются вами как роботом-автоматом с компьютеризированными функциями…

— Чево-чево?! — заволновались братки за спиной у Тимофея. — Ты про че базаришь, братан?

— Пользуются вами как шестисотым «мерседесом» с наворотами, — громко и быстро перевел Тимофей для жаждавших познаний братков.

— А-а… — задумчиво отозвалась толпа. Мощный выдох долетел до ближайших домов и вернулся оттуда продолжительным эхом.

— Поясняю, — немного занервничал инопланетянин, — поподробнее. Эти протоклетки летают по космосу, посещают галактики, ищут в них разумные расы с достаточным количеством манипуляторов, как у вас, землян…

— Чево-чево?! — опять встрепенулись братки за спиной у Тимофея.

— Ищут расы с руками, как у вас, землян! А потом поселяются в их телах, — отчеканил инопланетянин. — Последней они захватили планету Эдельвейзе. Это произошло более, чем шестьсот лет назад. В шестистах световых лет от вас, если вам это о чем-нибудь да говорит…

Братки неясным шепотом засомневались в последнем.

— Нам все понятно, — со стальными нотками в голосе заявил Тимофей. — Значит, шестьсот лет они сидели себе на планете Эдельвейзе, а теперь решили пожаловать к нам?

— Э-э… Нет, все шестьсот лет они там не сидели. Они вообще на каждой планете не больше ста лет проводят. Видите ли, еще ни одна отдельно взятая планета больше ста лет их не выдерживала. Структура экономики на планете разрушается, инфраструктура городов летит к черту… Опять же и тела начинают стареть, а структура воспроизводства в них бывает нарушена вселением протоклетки… Экосистема планеты рушится, потому что с ней обращаются, как с дойной коровой, вытягивая из нее энергию для развлечений, пиров и зрелищ, — и при этом мало кто работает, потому что они же протоклетки, господа и хозяева. Так что примерно пятьсот лет назад они снялись с места. И полетели в сторону… погоди минутку, землянин, мозговые реле опять что-то заклинило… да, в сторону Гротара! Но мы, то есть наемники Лиги Спасения Наций, их опередили. И когда корабли Пасти Дракара, несущие на себе восемь миллиардов протоклеток, сидящих в телах бывших обитателей Эдельвейзе, достигли Гротара, их ждала там лишь пустая планета! Потому что мы заранее переселили всех обитателей Гротара в другую планетную систему. И вот сейчас, земляне! Сейчас Пасть Дракара нашла вашу планету и направляется прямо к вам! Трепещите же!

— А как ты думаешь, братан, — задумчиво предположил хриплый голос за спиной у Тимофея, — как эти самые… прокариоты прореагируют на пулю в живот? Прямо в то самое место, где они квартируют у этих самых… эдельвейсов.

— Я так думаю, братан, что плохо, — так же задумчиво рассудил в ответ другой голос, — даже очень плохо. Мне вот тоже не понравилось, когда в окно моей квартиры швырнули гранату!

— Но вы не бойтесь! — продолжал вещать инопланетянин, размахивая клешнями и опасливо поглядывая на поблескивающие там и сям стволы. — Уже пятьсот лет Пасть Дракара рыщет по вашей галактике, но каждый раз мы ее опережаем! И заранее переселяем разумные расы на планеты-убежища! И вас переселим, правда-правда! Вы только разойдитесь по домам и ждите там наших переписчиков! Мы всех заберем с Земли на другую планету! А сейчас идите по домам! Все немедленно идите по домам и ждите там, когда придут наши переписчики и сообщат вам время эвакуации!

— Ну ты чего, братан, — неуверенно зазвучал голос у Тимофея за спиной. — И впрямь по домам идти, что ли?.. И ждать, пока нас инопланетные омары спасать придут?

— Омары — это вещь, — авторитетно прогудел кто-то. — Вот помню, один раз на Ямайке пробовал в кокосовом соусе… В общем, вещь!

Но расходиться тем не менее никто не спешил.

— Слышь, братва, — солидно пробасил некто в глубине. — А они че, в натуре нас спасать будут? А нам, так сказать, идти по хатам и залегать на дно?

— А куда, ты скажи, нас переселят? — не менее весомо вопрошал другой. — Непонятно, братва… Как там нашим-то житься будет, на других планетах…

— В комфортабельные условия! — надрывался сверху инопланетянин в облике вареного рака. — Вас переселят в комфортабельные условия, которые специально для вас создадут! А сейчас идите по домам, складывайте веши в дорогу!

— И баксы тоже, что ли, взять?.. — продолжал рассуждать браток за спиной у Тимофея.

— Тихо! — рыкнул Тимофей, развернувшись лицом ко всем, кто стоял сзади него и в данный момент активно дискутировал на тему баксов и жилплощади на новой планете, которую вроде как обещают. — Дайте спросить!

— Да спрашивай, братан, — снисходительно разрешили ему сзади, — планета все одно гибнет, чего уж там… не стесняйся!

— Планета не гибнет, — буркнул Тимофей. — Это мы, в отличие от нее… Слышь, чудо неземное! А где гарантии, что все, что ты сказал, — правда?

— Пацан дело говорит, — поддержали его сзади.

— Расходитесь! — значительно изрек инопланетянин и принялся активно вращать круглыми черными глазками.

А потом Тимофея накрыло как волной. И очнулся он уже дома, с провалом в памяти и дико болящей головой.

Часа три он походил по комнате, вяло разглядывая пейзажи за окном. Время от времени на замусоренной улочке, где стоял дом Тимофея, показывались энергично шагающие куда-то вдаль группы сограждан. Он кисло смотрел на них, пока активно идущие куда-то в неизвестность люди не пропадали из его поля зрения. Затем отпивал очередной глоток из стакана с позавчерашним кефиром и вновь начинал слоняться по своей квартире, то и дело поглядывая в заоконные дали — благо окон в его однокомнатной малогабаритной квартирке было аж целых два. На кухне и в комнате.

Эти группы до какой-то степени косвенно подтверждали слова инопланетного рака. По всей видимости, на Земле уже вовсю шла эвакуация. И ему, Тимофею, оставалось только дождаться того заветного часа, когда придут и за ним. Неизвестным было другое — каким образом он очутился у себя в квартире? Тимофей то и дело задумывался над этим, но всякий раз его напряженные размышления прерывал взрыв острой головной боли. И он переключался на заветный кефир.

Следующее значительное событие этого дня произошло как раз тогда, когда он находился на кухне и любовался очередной процессией, целеустремленно бредущей куда-то мимо его окна.

За спиной зашуршало, и на правое плечо Тимофея неожиданно что-то навалилось. Тимофей озадаченно скосил глаза.

С плеча свисали небольшие ножки. Босые и поросшие шерстью. А повыше возвышался сам их хозяин — субъект с крохотным тельцем и головкой в форме луковицы. На плечо субъекта, ближайшее к Тимофею, непринужденно спускалась длиннющая, как у Будды, мочка уха.

Первой у Тимофея возникла именно та мысль, что и положена всякому нормальному русскому человеку в подобные моменты, — допился до белой горячки. До делириум тременса, говоря по-научному.

Тимофей выдохнул и вдохнул — медленно, до упора, как это рекомендуется в тюк-до. Внутренности помаленьку успокаивались, пережигая обилием кислорода бурлящий внутри них страх. Затем Тимофей на трясущихся ногах добрел до навесного шкафа в углу кухни, открыл косо висящие на петлях створки, по локоть засунул туда руку и пошарил в темной глубине за ними. Курить он бросил. Последний раз это «бросание» произошло ровно два дня назад. Но сейчас душа и нервы настоятельно просили никотина, дабы успокоить мятущуюся в сомнениях душу… а в шкафу покоилась заначка, каковую он лично спрятал, оправдываясь перед самим собой нехитрым тезисом — на всякий случай.

В данный момент этот самый «всякий случай» сидел на его плече и печально поглядывал на Тимофея круглыми черными глазками.

Пачка сигарет наконец нашлась. Он торопливо сунул в рот сигарету, поспешно затянулся. Затем повернулся к окну и, глядя на уже опустевшую от людских процессий улицу, принялся медленно считать: «Раз, два, три, четыре. Четыре с половиной, четыре с-четвертью…»

— Не ожидал? — кротко спросило сидящее у него на плече существо.

Тимофей судорожно закивал.

— А я ведь в вашем доме уже двадцать лет живу, — тоном Красной Шапочки на выезде сообщило существо. — Домовой я, Трегуб моя фамилия…

Тимофей затянулся еще глубже. Руки, державшие сигарету, мелко тряслись — то ли после вчерашнего развеселого празднества в компании Ивана и Сашки, учителей тэквандо и кекусинкай-до из соседней спортшколы, то ли после всех сегодняшних событий. И по-прежнему нудно болела голова.

— Нынче нас мало осталось… Вот и я — один-одинешенек на все ваши двести с лишком квартир. Присматривал за квартирами, обихаживал их. По ночам дозором обходил! Как Мороз-воевода.

— Плохо присматривал, — не слишком добрым голосом буркнул Тимофей, припомнив, как в прошлом году у него прорвало все трубы.

— Один я был на весь ваш дом, — помолчав, горестно дополнил свой рекламный ролик домовой Трегуб. — Как мог, так и старался. Всего себя вкладывал в работу! Ты уж прости меня, хозяин, коли что было не так!

— Э-э… Да ладно уж, чего там, — смилостивился Тимофей. И, вспомнив про белую горячку, с некоторым подозрением добавил: — А ты хоть настоящий? Я имею в виду — действительно домовой, а не мираж с акустическими галлюцинациями?

— Миражи в пустыне бывают, — солидно возразил домовой, — а в домах — мороки наведенные. Но я не морок, хозяин, а простой российский домовой.

— Ага, и живешь в этой комнате больше ста лет… — поразмыслив, дополнил Тимофей излияния домового.

— Не, всего двадцать три… Как строители сдали, так и принял!

Тимофей снова глубокомысленно затянулся. Голова болела уже меньше. Ну и жизнь пошла — НЛО прилетают, как к себе домой, домовые из углов лезут…

— Бросили нас с тобой, хозяин, — печально сообщил домовой Трегуб. И поболтал ножками, отстучав при этом барабанную дробь по широкой Тимофеевой груди. — Без нас все улетели!

— То есть как это без нас?! — ошарашенно спросил Тимофей.

— А так!

Тимофей кинулся к окну. Действительно, дрейфующих людских групп больше не было видно.

Хмурый октябрьский день за окном отличался поразительным безлюдьем.

— Ох ты ж е…

— Меня тоже с собой возьми, хозяин! — заверещал домовой и ухватился маленькими, но на удивление крепкими ручками за шею Тимофея. Даже чуть не придушил, мелкий негодник. — Не бросай меня здесь одного, сиротинушку…

— Цепляйся покрепче, — пробормотал Тимофей, в ускоренном режиме всовывая ноги в кроссовки и набрасывая на плечи куртку.

На улице свистел ветер, гоняя по пустым тротуарам пестрые бумажные обертки и прочий мусор. Сиротливо катались пустые пластиковые бутылки из-под пива и кока-колы. И звуки шелестящего и летящего над тротуарами мусора были единственными на всей улице. Стояла ужасающая тишина — ни работающих автомобильных моторов, ни шагов, ни детских криков.

Город опустел. Да что там город — весь мир, судя по тишине, был пуст. И произошло это скоропостижно и внезапно.

И только Тимофея в нем оставили. Просто взяли и забыли. В компании с домовым.

— Ну это уж, знаете ли… — пробормотал потрясенный до глубин души Тимофей.

Трегуб снова вцепился ему в шею.

— Чтоб им пусто было, инопланетным ракам! — продолжал мыслить вслух Тимофей.

— Они туда побежали, хозяин! Пошли, может, еще догоним! — заверещал домовой, тыкая волосатым пальчиком налево.

— Да знаю я… — досадливо произнес Тимофей. И побежал налево.

Место эвакуации сограждан было заметно сразу — вокруг него горой лежали баулы и чемоданы со всевозможным барахлом. Очевидно, добро, нажитое землянами в усердном труде и не менее усердных боях друг с другом за место под солнцем и у денежной кассы, спасению не подлежало.

Но Тимофея на данный момент это как-то не волновало. Его самого оставили — прямо как эти баулы и чемоданы. Вопрос теперь, похоже, заключался только в одном — намеренно ли его оставили, сочтя так же не подлежащим спасению, как и барахло, нажитое землянами в поте лица, или же просто случайно позабыли? И самое печальное было в том, что позабыли не где-нибудь, а на обреченной планете…

— Глянь, хозяин! — взвизгнул по-прежнему сидящий на плече домовой, дергая Тимофея за волосы.

По дороге, проходившей неподалеку от места последнего прощания землян с родной планетой, медленно ехала вереница джипов. Штук двадцать, не меньше.

Тимофей дико заорал и бросился к дороге, размахивая руками. Джипы затормозили. Этак слаженно, одновременно, как на параде внедорожников. Сидящие в джипах повыскакивали из салонов и тут же сгруппировались вместе. Тимофей в ускоренном темпе приблизился к группе.

Хозяева джипов все как на подбор — высокие и дюжие ребята. Вот только лица у них были почему-то до странности знакомыми. Тимофей, несколько смущенный этаким неожиданным приступом дежа-вю, порылся в памяти. И практически моментально нашел причину этого — именно эти самые ребята совсем недавно стояли вместе с ним у перекрестка. У того самого, на котором Тимофей впервые в жизни наткнулся на НЛО и побеседовал с живым инопланетянином.

— И тебя, братан, тоже бросили? — несколько подозрительно спросил один из крепких ребят, потирая могучую шею.

— Ага! — почти радостно выкрикнул Тимофей. — Бросили. Прямо как в песне поется — позабыт, позаброшен с молодых юных лет…

Приятно было осознавать, что ты не один тут оказался заброшенным и забытым. Да и вообще — приятно, когда и другим тоже неприятно.

— А это у тебя что, обезьянка? — поинтересовался другой парень и показал пальцем в сторону домового, по-прежнему сидевшего у Тимофея на плече.

— Домовой я, — угрюмо сообщил Трегуб с высоты Тимофеева плеча. — Меня тоже бросили. Ну, вас-то за что бросили — это всякому понятно, вы все мужики бессемейные, никому не нужные. Холостяки, одним словом. Опять же выходцы из криминальной среды! А меня-то за что? Я домовой работящий, трудился в поте лица, бдел за своим домом, старался. И вот меня, такого труженика, — и не взяли! Ну и гады на этих тарелках летают!

— Во, братки, первый раз в жизни домового вижу! — поразился парень. — И мало того что вижу, так еще и слышу, как этот запечный братан верные вещи говорит! Дело базаришь — гады эти инопланетяне!

— Да что ты так ласково выражаешься, Кирюха, — возмутился самый высокий и могучий из братков. — Ты не крути, ты прямо душевным словом припечатай!

— …, гады, …

Парень просьбу выполнил старательно и со рвением. Будь дело на голубом экране, знаменитое «пи-пи-и» заняло бы добрых минут десять. После наступившей паузы братки переглянулись. Затем слово взял самый высокий и могучий:

— Ну и что браток, что делать-то дальше будем?

— Не знаю, — с некоторой неловкостью в голосе и в душе признался Тимофей. — Может, наберем оружия и приготовимся к обороне? Раз эти самые протоклетки все равно сюда летят…

— Дело говоришь, братан, — с уважением в голосе констатировал самый высокий и могучий. — На вот тебе… — Он шагнул к переднему джипу, сунул руку в салон и выволок оттуда нечто, очертаниями напоминающее автомат.

— Это чего? — растерянно спросил Тимофей.

— Называется «печенег», — с гордостью заявил огромный браток, — ручной пулемет. Видишь, здесь и пламегаситель имеется, и окуляр ночной видимости наверчен. Не сомневайся, вещь! Бери. Дарю! Как-никак мы теперь заодно. Вместе будем чертовы клетки давить, чтобы они до наших животов не добрались…

— Э-э… Нам бы еще и укрепленное место найти, — нерешительно проблеял Тимофей, освежая в голове свои скудные познания по тактике и стратегии. Увы, знаний по военному делу в голове у него отыскалось до печального мало…

— Сделаем, братан! — Высокий и могучий энергично покивал. — Ты нам только скажи, где это самое укрепленное место найти, а уж мы его зраз отыщем!

— Э-э… — растерялся Тимофей. — Я… То есть… Где у нас здесь стоит… то есть теперь уже стоял ближайший гарнизон?

— Если ты насчет оружия, братан, то оно у них не очень…

— Чем больше оружия, тем лучше. — Тимофей очень старался не сбиться на назидательный тон, а то черт его знает, как эти ребята на него прореагируют. — Кроме того, там могут быть укрепления. Найдем хороший дот, стащим туда продовольствие… Там рации, линии связи. Может, на Земле еще кто-то остался, кроме нас!

— Зря надеешься, хозяин! — печально вздохнул домовой с Тимофеевого плеча. — Одни вы теперь на Земле-матушке! Всех остальных увезли. Всех до единого.

— А ты-то откуда знаешь? — подивился Тимофей, перебирая в уме варианты — дот или все-таки лучше занять здание городской мэрии, там стены из бетона толщиной в метр… А оружием можно разжиться и у милиционеров. Или в казарме местных омоновцев.

Хотя, похоже, у ребят из джипов его навалов. И качеством получше, чем у местных силовиков.

— Я все про всех знаю! — сообщил Трегуб, адресуясь главным образом в сторону внимательно его слушавших братков. — Нюхом чую! На всей Земле больше ни одной живой души, кроме вас, не осталось! Все-все улетели с инопланетянами! Точно говорю!

— Если ты такой умный и все знаешь, чего ж не вышел к инопланетянам, чтобы они и тебя с собой увезли? — поинтересовался Тимофей. — Или у тебя нюх только задним числом работает?

Домовой вздохнул и печально понурился.

— Как и ты, хозяин, все переписчика ждал…

— Вот и мы, братан! — немедленно посочувствовали крепкие братки крошке-домовому. — Мы, так же как и ты, пролетели, словом, как фанера над Парижем! Сидим, понимаешь, по хатам, ждем этого гада-переписчика, а он, подлюга…

И братки принялись и дальше характеризовать пришельца-переписчика, причем в крайне впечатляющих словах и выражениях.

— И все-таки почему тут оставили именно нас? — вполголоса пробормотал Тимофей, слушая краем уха перлы устного народно-братковского творчества.

— Я знаю, — немедленно порадовал его крошка-домовой. — Суть вещей и событий мне завсегда известна. Поелику я телепат. Ты, хозяин, больно много вопросов им задавал. А эти ребята, бедолаги, с тобой рядом были. Вот и их за компанию… Инопланетяне решили, что тот, кто слишком часто спрашивает, и на другой планете жить людям спокойно не даст!

К счастью, братки, занятые разбором нравов инопланетных жителей, этих излияний попросту не заметили. Вернее, не расслышали. Тимофей состроил домовому зверскую рожу и громко сказал:

— А может, в путь тронемся, ребята? До гарнизона-то неблизкий…

— Ага…

Братки быстро смолкли и организованно распелись по машинам. Тимофея самый высокий и могучий толкнул в сторону переднего автомобиля.

— Залазь, браток!

Тимофей послушно влез, придерживая на плече пригнувшегося домового — чтобы тот не свалился невзначай. Процессия тронулась с места и полетела по асфальту на запредельных скоростях. Лихо так полетела, под визг шин и свист рассекаемого воздуха.

— Меня, кстати, Лехой зовут, — представился здоровяк, сидевший за рулем рядом с Тимофеем.

— А меня — Тимофеем…

Гарнизон, расположение которого кто-то из ребят все-таки вспомнил, по меркам джиповских скоростей оказался совсем неподалеку — в сотне километров от города. Тимофей ехал, покачиваясь на высоком сиденье, и глядел во все глаза. Перед ним расстилалась брошенная планета. По дороге то и дело попадались пустые автозаправочные станции с автомобилями различных марок вокруг них, в одночасье потерявших своих владельцев. Которых, судя по всему, забирали прямо отсюда, с дороги. Они проехали пост ГИБДД, небольшую двухэтажную башенку, у стены которой стояли аккуратно прислоненные три автомата и три бронежилета… Для запасливых братков это было почти как объявление — не проходите мимо. Джипы остановились, оружие и бронежилеты в спешном порядке перекочевали к ним в багажники. Потом колонне внедорожников по пути попалась брошенная шашлычная. Шедший сзади джип радостно просигналил, и Леха, солидно оттопырив мизинец, лежащий на руле, весомо предложил:

— Слышь, браток, нам тут пообедать предлагают. Ты не против?

Кишки в животе у Тимофея согласно проурчали, не дожидаясь слов хозяина. Сам великий сенсей кивнул. Леха припарковал джип у шашлычной крутым разворотом, спешно выскочил из салона и опрометью кинулся к распахнутой двери. Тимофей вылез следом и потянул ноздрями воздух. Пахло остывшими шашлыками и углем. Вкусно пахло, короче.

Домовой на плече у Тимофея взвыл и затрясся, роняя слюни ему на ухо.

— Что ты ждешь, хозяин? Пошли скорей, а то без нас все съедят!

— А ты не заслуживаешь кормежки, — буркнул Тимофей, роясь в карманах в поисках вечно теряющегося там носового платка — чтобы утереть собственное ухо. — Если еще раз заикнешься про то, что их всех оставили здесь из-за меня…

— То что? — услужливо продолжил мысль домовой.

— То останешься без хозяина! Потому что меня просто-напросто пристрелят…

— Раз пристрелят — свежее мясо будет, хозяин! — порадовался домовой.

— У кого тогда на плече сидеть будешь, подлюга? — оскорбился Тимофей.

— Это да. Тогда молчу, хозяин, молчу…

Тимофей вошел вовнутрь. Хозяйственные братки уже развели огонь в холодном мангале и теперь деятельно подсыпали туда угольку. Кто-то нанизывал куски обнаруженной в холодильнике маринованной свинины на шампуры. Леха, держа в левой руке банку пива, дирижировал всем процессом. Тимофей ощутил, как кишки в животе буквально полезли друг на друга от голода. Единственной его едой за весь этот день был стакан позавчерашнего кефира. И причина тому была крайне прозаической — на его холостяцкой кухне просто-напросто ничего больше не оказалось.

А тут шашлыки пахли, прямо как…

И в этот момент воздух сотрясла долгая, длинная нота. Словно кто-то взял и тронул басовую струну на гитаре, снабженной двумя-тремя усилителями.

Тимофей недоуменно начал озираться вокруг, Леха выронил открытую банку с пивом. И оба, не сговариваясь, рванули к дверям.

Когда они заходили в шашлычную, небо уже начинало темнеть в преддверии близкого заката. А сейчас уже полыхало алым цветом, тревожным и насыщенным. И пульсировало кровавыми прожилками.

— Что, паразиты уже прилетели?! — громко предположил один из братков. — Вот и все, братаны, смерть к нам пришла…

— Если у тебя, Вектор, поджилки затряслись и в штанах потеплело, то ты у нас будешь за главное оружие! Молодец, словом! — громко поощрил высокий Леха говорившего. — Ты, главное, трусь побольше, а мы потом будем этих паразитов твоими штанами насмерть пугать!

— Как это?! — изумился Вектор.

— А так! Пахнуть станут так, что любой паразит задохнется!

— Газовое оружие вообще-то запрещено Гаагской конвенцией, — проинформировал Тимофей братка Леху, не отрывая глаз от тревожно полыхавшего на все небо зарева, — как бесчеловечное.

— Так они и сами — нечеловеки! Так что так им и надо! — блеснул логикой Леха.

Домовой бултыхнул ножками, вдарил пятками в грудь Тимофею.

— Нет, хозяин. Это не протоклетки, которых вы ждете.

Тон у домового был серьезный и авторитетный — дальше некуда.

— А кто ж тогда? — деловито поинтересовался браток Леха, передергивая затвор на пистолете.

Оружие появилось в его руке мгновенно, как бы само собой. Просто раз — и из громадного кулака уже торчит вороненый ствол. Тимофей внутренне восхитился. Да уж, гвозди бы делать из этих людей… и было б в России море гвоздей!

Домовой, как хороший актер, мастерски выдержал долгую томительную паузу, а потом таинственным голосом с придыханием заявил:

— Так небо алеет, только когда на Земле открываются Ворота Перехода! — И снова замолчал.

Прймо драмкружок на выезде.

— Так, — произнес Тимофей после небольшой паузы, — тебя сейчас припугнуть или сам дальше расскажешь все, что знаешь? Без перерывов.

— А что рассказывать-то? — бойко отозвался домовой и опять обслюнявил Тимофею ухо.

Тимофей вздохнул, поискал в кармане свой уже не первой свежести платок и утерся. Жест, ставший уже почти привычным.

— Все рассказывай. От начала и до самого конца. Что это за Ворота такие, откуда и куда ведут. И кто, собственно, к нам сейчас через эту кали-точку припрется…

— Во-во, кто к нам сейчас сюда ломится? — густым басом поддержал Тимофея братан Леха. — Поскольку мы теперь тут на Земле — комитет по встрече! Единственный и неповторимый. Так что колись, домовичок. А вы, братаны, пока волыны достаньте. Организуем оборону на всякий случай…

Ребята дружно бросились к джипам. Из недр внедорожников на свет божий начало появляться такое количество боевого вооружения, какое Тимофею и в страшном сне не могло присниться. И, надо думать, местному отделению ФСБ — тоже. Этакий маленький арсенал для одной небольшой отдельно взятой страны — автоматы, пулеметы, автоматические гранатометы… И все было новенькое, блестящее в оружейной смазке. А уж когда начали появляться минометы, челюсть у Тимофея отвисла еще больше. Отвисла не то что до пупка — аж до того самого неприличного места, что на двадцать сантиметров пониже упомянутого пупка. В общем, зрелище, достойное всяческого удивления…

— Ну вот, — скучным голосом тем временем вещал домовой с Тимофеева плеча, — рассказываю вам о Воротах Перехода. Как вы, наверное, знаете, некогда на Земле жили не только люди, но и существа моего племени. Вы их потом назвали гномами, эльфами, троллями, гоблинами, кобольдами, русалками… а также наядами, дриадами, инеистыми великанами …

— Короче, — распорядился Тимофей, орлиным взором потенциального Суворова озирая пятачок перед шашлычной. Все нараставшие груды оружия братки располагали по окружности. Пятачок все сильнее и сильнее начинал смахивать на походный бивуак какого-нибудь крутого шибко навороченного спецназа. — Отставить перечисление. Итак, жили-были — и что дальше?

— А дальше ничего, хозяин, — философски сказал домовой. — Людей становилось все больше, они, как это у людей водится, быстрый прирост дают. А затем они начали с моим народом воевать. Ну, как народ добрый и мудрый, мы решили вам уступить. Не убивать же нам бедных людишек всех до одного! А оставить из вас хотя бы пару — и все труды насмарку. Люди опять наплодятся, ситуация повторится… Мой народ решил проблему кардинально. Они открыли Ворота Перехода и ушли через них в Запредельные Миры.

— А ты остался? — поинтересовался Тимофей.

— Ну кто-то же должен был остаться? Вот я и не ушел. И со мной еще несколько. Две-три русалки, три-четыре наяды, восемь домовых, десять гномов, которых обуяла жадность и они не смогли покинуть свои подземные кладовые. Русалок потом замучили псы-рыцари, наяд сожгли, гномов подорвали при прокладке туннелей и добыче полезных ископаемых открытым способом…

— А домовые?

— Мы, домовые, народ живучий, — с гордостью заявил Трегуб. И опять, подлец, пустил слюну — но на этот раз Тимофею за шиворот. — И деловой. Мы всегда при деле, то есть при доме. Мы все выжили! Только остальные восемь улетели с инопланетянами. К ним-то переписчики заявились, их почему-то не забыли! Всех восьмерых. А меня бросили. И все из-за…

— Ты дальше давай! — поспешно перебил его Тимофей и дернул домового за пятку.

Пистолет в руках Лехи дрогнул — но сам браток почему-то промолчал. И не начал задавать домовому вопросов, дескать, а из-за кого это там тебя бросили, да и нас заодно, а?

М-да, в этот час Штирлиц, как никогда, был близок к провалу…

— А что дальше-то? — обиженно произнес Трегуб. — Я уж все рассказал. Раз небо так заалело, значит, мой народ вот-вот будет здесь. Похоже, решил навестить покинутую планету. А то и вовсе вернуться. Планету-то все равно бросили!

— Значит, это твои возвращаются, — рассудил Леха. — А к нам они как отнесутся?

— Мы народ добрый, — елейным голосом стал успокаивать их домовой. — В обиженных у нас ходить не будете…

— Ты кого это обиженным назвал, гнида?! — хорошо отработанным тоном прорычал братан Леха. — Сейчас за базар ответишь…

— Отставить разборки, — сдавленным шепотом выдавил Тимофей, подняв глаза вверх, — гляньте на небо…

Небеса полыхали уже темно-пурпурным огнем. И из этого пурпурного зарева в землю совершенно беззвучно били длинные серебряные молнии.

— Ну, теперь ждите гостей, — торжественно произнес домовой. — Наши уже на Земле!

Вдалеке на фоне серебряных молний появилась светлая точка, закувыркалась, выделывая между сияющими струями огня спирали и пируэты. Точка понемногу приближалась. Вскоре она превратилась в силуэт крылатой твари. А потом и вовсе в дракона.

— Ох ты же… — восхищенно воскликнул кто-то из братков.

— Да уж, е… — задумчиво согласился с ним Леха, скалой в коже возвышавшийся рядом с Тимофеем.

Дракон молочно-белого цвета торжественно кружил в воздухе. За ним из пурпурных далей выныривали все новые и новые искорки. Небеса постепенно заполнялись драконами всех цветов.

Они кружились, летели, снова кружились… И все действо происходило под непрерывным дождем из серебряных молний. Это выглядело как вальс цветов в известном мультфильме про Щелкунчика, но вот только драконы были во много раз красивее.

Тимофея продрал озноб. Картинка впечатляла…

— Присядем, что ли, братки, — дрогнувшим голосом предложил Леха. — А то у меня что-то ноги дрожат… Красотища-то какая!

— Точно! — подхватил домовой. — Всенепременно присядьте. Перед дорожкой дальней ведь посидеть полагается, так? Еще неизвестно, куда вас народ-то мой наладит. Может, сразу на тот свет!

— За что? — сипловатым голосом возмутился Тимофей.

— А за просто так! — зловредно ответил домовой Трегуб. — Или из жалости. Чтобы уж не мучились понапрасну, одни-одинешеньки на целой планете. И опять-таки — чтобы живоглотам этим не достались, которые сюда летят!

Танцующие в воздухе драконы приближались. Уже становилось видно, что на спинах у них частоколами расположились фигурки. Тимофей, успевший плюхнуться задницей прямо на асфальт, встал, походил по пятачку, отыскал среди моря стволов, разлившегося сейчас здесь, преподнесенный Лехой «печенег». Гладкая и холодная крепость ствола успокаивала. Остальные ребята тоже, похоже, почувствовали что-то подобное, потому что сидели в окружении шалашиков из автоматов, гранатометов и прочих военных цацек.

Все сидели на земле и не сводили глаз с первого приближающегося дракона.

Крылатая тварь подлетала медленно, торжественно. Затем, уже приблизившись к земле, распахнула во всю ширь свои крылья и начала часто махать ими — прямо как утка перед посадкой на воду. Наконец шипастые громадные когти со скрежетом и снопами искр коснулись асфальтового полотна — и дракон побежал по дороге, суматошными взмахами крыльев продолжая гасить скорость. Фигурки начали соскакивать с гладкой молочно-белой спины. Дракон пробежал еще метров сто, затем остановился и показательно так пустил из ноздрей длинную струю пламени, лизнувшую асфальт. И затем заревел — трубно, радостно, вздев длинные перепончатые крылья к небу.

— Драконы — дети этой планеты, — благоговейно вымолвил домовой. — Энфан тсанде — дитя грома вернулся наконец на свою родину! И приветствует родную планету пламенем и ревом! Совсем как раньше…

Крошка-домовой наконец слез со своего насеста, а именно с порядком подзатекшего под его весом Тимофеева плеча. И цеплялся он при этом за что попало — за уши, за волосы. Тимофей сморщился, но стерпел. Фигурки торопливо шли к людям.

— Эльфы идут, — тихо сказал домовой Трегуб, стоя рядом с Тимофеем. — А впереди них — сам король Михраэль. А он совсем не изменился за прошедшие две тысячи лет. Эх, сколько ж я его не видел-то… Трепещите, люди! Это великая честь — встретиться с Первым Эльфом!

— Щаз, только штаны подтяну — и враз затрепещу, — невозмутимо отозвался Леха. Затем подгреб к себе из ближайшей кучи вооружения нечто такое громадное, на манер базуки — и положил эту устрашающую шайтан-трубу себе на сгиб левой руки. Прямо как ребенка уложил, с нежностью. Еще и погладил по стволу.

Глядя на Леху, остальные крепкие парни тоже обложились оружием. Отряд людей все больше напоминал группу американских Рэмбо на выезде из Вьетнама — все сидели с пулеметными лентами наперекрест, с гранатометами и пулеметами на сгибах рук, с автоматами за могучими плечами.

Эльфы приближались. До ужаса похожие на людей, высокие, стройные, ладные, одетые во что-то вроде средневековых облегающих камзолов и штанов. На ветру развевались длинные серебристые волосы. И стлались легкие плащи нежно-зеленого цвета.

Тот, кто шел первым — высокий, повыше даже братка Лехи, хотя, казалось бы, куда уж выше? — миновал колонну джипов с откровенно брезгливой гримасой. Серебряная грива волос, откинутых назад, открывала большие заостренные уши. И полоскалась гораздо ниже пояса. Эльф, подойдя к кольцу из оружейных шалашиков, остановился. Его товарищи постепенно подтянулись и выстроились у него за спиной. Этакая шеренга высоких ребят в складчатых плащах — и все с серебряными головами, с неуловимо похожими друг на друга лицами, с высокими скулами и прямыми носами.

«Тридцать витязей прекрасных», — вспомнилось Тимофею. Идут себе чредой из вод, а с ними еще и дядька Черномор…

Надо было что-то делать. Игры в гляделки, которыми сейчас занимались и братки, и эльфы, лично Тимофею нравились мало. Он вспомнил, что Леха охарактеризовал их Комитетом по встрече.

Надо отметить, парень в коже тонко понимал момент. Действительно, они тут как бы за хозяев. И вести себя по отношению к гостям следует соответственно. Как-никак из всей человеческой расы на планете сейчас оставались только они одни — эти двадцать парней и он, Тимоха.

Так что Тимофей встал, прокашлялся и голосом квалифицированного сенсея по тюк-до объявил:

— Добрый день, э-э… — он чуть было не ляпнул «ученики», но вовремя спохватился, — уважаемые господа. Добро пожаловать обратно на Землю. Надеюсь, вас не слишком пугает тот факт, что тут вот-вот появятся какие-то паразиты? С гнусной привычкой лезть вовнутрь ко всем, кому ни попадя.

Он замолчал, мучительно соображая, что же говорить дальше. Строй эльфов по-прежнему безмолвствовал. Братки не менее сурово, хмуря мощные лбы и поглаживая стволы автоматов, не проронили ни звука.

После долгой паузы, показавшейся Тимофею чуть ли не вечностью, первый подошедший к ним эльф наконец заговорил. Заговорил на относительно чистом русском, медленно и протяжно, слегка растягивая слова. Выговор здорово напоминал персонажа знаменитых анекдотов — «не ссорьтесь, гор-рячие эсто-онские парни…».

— Паразитов мы не боимся, человек. Нельзя залезть внутрь того, кто способен услышать шорох падающего листа за две тысячи шагов от себя. И писк мышей за четыре… Но все равно — благодарю за предупреждение.

Позади на шоссе приземлялись все новые и новые драконы всех цветов радуги — алые, оранжевые, золотисто-желтые, голубые, синие, фиолетовые и зеленые. И тут же начинали радостно реветь, пуская огненные струи над дорогой. Пурпурное зарево на небе угасало, кое-где уже начали мелькать кусочки нормального, стремительно темнеющего вечернего неба.

— А вот тебе, человек, следовало бы их бояться, — продолжал медленно ронять слова эльф. — И вам, остальные, тоже. Кстати, позвольте поинтересоваться, что вы тут делаете?

— Вас поджидаем, — нахально ляпнул Тимофей первое, что пришло в голову.

И тут же об этом пожалел. Эльфы все-таки были лучше паразитов, и следовало поддерживать с ними более-менее приятельские отношения. Если получится, конечно.

Серебряноголовый эльф холодно улыбнулся уголком рта.

— Это хорошо, человек. Риск — благородное дело, ведь так? Итак, нас вы уже дождались… а немного погодя дождетесь и паразитов. Советую есть поменьше — будет не так больно, когда протоклетки Пасти Дракара будут входить в вас. А полезут они через естественное отверстие, кстати… Это вам о чем-нибудь говорит?

— Мужик, ты на что намекаешь?! — мгновенно взвился Леха.

— Тихо, Алексей, — вполголоса приказал Тимофей. — Он же нас просто подначивает.

— Верно подмечено, — холодно уронил эльф. — А ваш друг, как я вижу, из тех, кто не выносит подначек. И все остальные, похоже, тоже. Нет, не надо так страшно на меня глядеть и сопеть при этом. И сжимать свои стреляющие палки в могучих кулачках тоже не советую — еще стволы помнете. Я, собственно, намекаю на то, что вас должны были отсюда изъять. Всю расу, все племя. Так почему же вы все еще здесь, а, люди?

И прозвучало это в достаточной степени пренебрежительно, с этакой запинкой на букве «д»— «люд-ди…».

— А их тут забыли, — с готовностью пояснил домовой с высоты Тимофеева бедра. — И меня забыли тоже. Здравствуй, пресветлый король Мих-раэль. Давно не виделись.

Король Михраэль улыбнулся домовому чуть ли не с нежностью.

— И ты здравствуй, Трегуб. Как тебе жилось все эти годы?

— Неплохо, — с важностью сказал домовой, по-прежнему не отходя от Тимофея, точнее от его бедра. — Я же всегда при деле, то есть при доме. Правда, последние сто лет молоко под печку мне уже никто не ставил. Это, конечно, несколько задевает…

— Идем с нами, Трегуб, — ласково, как будто разговаривал с ребенком, предложил король Михраэль. — Ты же знаешь, мы тебе всегда рады. Люди ушли, тебя оставили…

— Не могу. — Домовой печально вздохнул и приобнял крохотной ручкой колено Тимофея. — У меня тут хозяин остался. Кодекс домовых, ты же знаешь, король. Пока он меня сам не бросит, я от него уйти не могу.

— Знаю, Трегуб.

Наступила пауза. По всей дороге радостно ревели драконы. Эльфы — или кто там еще прилетел вместе с ними на драконах — собирались группками на шоссе. Правда, сюда, к месту общения их короля с последними людьми Земли, никто не шел. Видимо, такой уж был у них политес — король беседует, остальные не встревают.

— Э-э… ваше величество, — решил вмешаться Тимофей, — нас действительно здесь забыл и. В некотором смысле оставили, как детей. А не могли бы мы присоединиться к вам? А то против такого врага нам в одиночку неуютно…

— Обговорим. — Король эльфов и прочего народа поднял глаза от крошки-домового и внимательно посмотрел на людей. — Но не здесь. Пахнет… пахнет, кстати, изумительно.

— А мы тут как раз шашлыки готовили! — радостно прогудел Леха и вскочил. — Пока вы сюда не приперлись… то есть не прилетели. А вы присоединяйтесь, братаны! У нас и выпить имеется.

— Э-э… вы нас приглашаете?!

Несмотря на всю церемонность, в тоне короля эльфов звучало изумление. Видимо, к простому общению с российскими братками его величество готов не был.

— Само собой, приглашаем! Аида, братан! — пророкотал Леха и легко перешагнул через оружейные валы. Затем по-дружески обнял его величество короля Михраэля за плечи.

У эльфов, плотной стеной стоявших по обе стороны его величества, челюсти медленно и неудержимо отпускались. Простой российский человек Леха их удивления не замечал в упор.

— Пошли, браток, перекусим. Шашлычок-коньячок, то да се, — продолжил он нежно уговаривать Михраэля, по-прежнему бдительно придерживая короля за плечи — очевидно, для того, чтобы эльфийский король не сбежал от широкого русского гостеприимства. — А вернемся в город — мы тебе там сауну с девочками сварганим…

— Леха, девочек-то нету! — трагическим шепотом оповестил Леху один из крепких парней в коже с оружием наперевес. — Их чертовы инопланетяне всех до одной забрали! Ни одну не забыли, гады…

— Они — продолжательницы рода, — авторитетно заявил домовой с уровня бедра Тимофея. — Они важнее вас, холостяки вы криминальные!

Братки наградили домового косыми взглядами, но возникать никто не стал.

— Шашлыки — это, конечно, очень заманчиво, — немного растерянно проговорил король Михраэль.

Леха уже вел его ко входу в шашлычную, приговаривая:

— Ты, браток, как я понимаю, уже две тысячи лет нормального мяса не пробовал…

— Ничто не сравнится со вкусом скота, выросшего на благословенных лугах Земли, — соглашался с ним король Михраэль.

Братки подходили к эльфам, молча и со значительными лицами жали им руки, затем тащили в шашлычную. Те шли с ошеломленными лицами. Тимофей вздохнул, подхватил домового под коленки, как ребенка, вскинул крохотное тельце себе на плечо и направился вслед за братками. Ему, увы, никто руку не жал, на шашлык с коньяком не приглашал…

Значит, оставалось позаботиться о себе самому.

Через два часа Тимофей, посмеиваясь, наблюдал со своего места в углу, как подвыпивший Леха учит короля Михраэля танцевать что-то навроде украинского гопака. У короля, порядком нагрузившегося к этому моменту, выходило забавно. Особенно получались высокие прыжки вверх со вскидыванием ног. И серебряная грива по воздуху летела, и ноги, и нежно-зеленый широченный плащ… А ведь Трегуб сказал, что последний раз видел короля Михраэля не меньше двух тысяч лет назад — стало быть, годков ему сейчас никак не меньше этого срока. Современник всего христианского летоисчисления. Как минимум лет на двадцать старше Христа. Надо отметить, для своего возраста его величество сохранился просто изумительно…

В углу братки учили парочку эльфов сложному искусству делать шашлыки, одновременно запивая этот процесс коньяком. Везде наблюдалось полное единение различных рас и народов. Домовой сидел неподалеку и детским голоском выводил: «Ой, цветет калина…»

А за окошком шашлычной тем временем уже полностью стемнело.

Где-то в темноте космоса стремительно неслась к Земле Пасть Дракара. И всего через трое суток — или чуть меньше — здесь должно было появиться многомиллиардное войско паразитов, питающих самое нехорошее пристрастие к чужим внутренностям. В общем, ничего хорошего не предвиделось. Особенно это касалось людей — в отличие от эльфов, которые шорох листа слышат за две тысячи шагов, а писк мыши — за четыре ловят. А эти тут, плюя на нерадостные перспективы, вовсю разыгрывают миниатюру на тему «Пир во время чумы»…

У самого Тимофея настроение было минорное. Не умел он жить только сегодняшним днем. А следовало бы научиться, наверное.

Через час, когда веселье все еще было в самом разгаре, король эльфов вдруг ни с того ни с сего хлопнул ладонью по столу. И абсолютно трезвым голосом возвестил:

— А теперь поговорим о деле.

Развеселая публика мгновенно притихла.

— Действительно, давай поговорим, — почти таким же трезвым голосом согласился с королем Леха. — Пусть и вон тот к нам подсядет… — Он окинул помещение внимательным взором, отыскал глазами и поманил пальцем к своему столу Тимофея. И почему-то при этом пьяно икнул. — У него мозги… соображает! А то меня уже развезло… — пробормотал Леха.

Король Михраэль размеренно сказал:

— Вы у них, как я понимаю, что-то вроде интеллектуального советника при простодушном хозяине?

«Я бы так не сказал», — подумал было Тимофей. Судя по тому, каким голосом ему до этого ответил Леха, простодушием в его натуре и не пахло.

— А то, — неожиданно с пьяной важностью согласился с королем Леха.

«То ли у меня уши чего-то не расслышали, — размышлял Тимофей, поднимаясь и идя к столу с коронованной персоной, — то ли Леха решил придерживаться предложенного ему самим королем образа простодушного человека. Очень разумно — сидишь себе рядом, притворяешься пьяным и все-все внимательно слушаешь, мотаешь на ус, анализируешь…»

— Когда-то давным-давно, — медленно начал король Михраэль, чуть отодвигая свой стул, чтобы Тимофей мог усесться рядом, — мы жили на этой планете бок о бок с людьми. Потом им это не понравилось, но мы, чтобы не доводить дело до конфликта, уступили первыми, как хорошая жена.

И ушли. А вы остались здесь, на нашей общей родине, между прочим. И чем все это кончилось?

Король Михраэль выдержал паузу.

— В смысле того чем кончилось… на что именно вы намекаете — на дыры в озоновом слое или на предстоящие события? — осторожненько так поинтересовался Тимофей.

Его эльфийское величество вольготно откинулся на спинку стула, от чего пластиковое белое сиденьице под ним жалобно скрипнуло.

— На все сразу.

— Ну, что касается озоновых дыр — так это еще не известно, мы ли их понаделали, — сдержанно проговорил Тимофей. — Ученые, кстати, по этому вопросу к соглашению так и не пришли. Говорят, может, и не виноватые мы, они сами появились… А что касается предстоящего, а именно летящей сюда Пасти Дракара, — так, опять-таки, при чем тут мы? Мы, собственно, никого сюда не приглашали…

— В том числе и меня? — с насмешкой поинтересовался его величество.

— Нет, вот как раз вас мы приглашали. Правда, только на шашлыки, не более того.

— Вы очаровательный собеседник, Тимофей, — все с той же насмешкой похвалил его король Михраэль, от чего Тимофею сразу стало как-то не по себе. — Вот только не понимаете вы всей сущности нынешнего исторического момента. Людская раса Землю бросила, предпочтя ей спасение своих шелудивых жизней…

— Ай-ай-ай, слова-то какие, — не выдержал Тимофей. — А я вот как-то слышал, что герцог — это не тот, кто с прачкой как с прачкой, а с герцогиней как с герцогиней… А тот, кто, совсем наоборот, с прачкой как с герцогиней…

— А с герцогиней как с прачкой? Сочувствую, вашим аристократкам. От всей души.

— Перестаньте. Вы меня прекрасно поняли. Мы, конечно, не такие храбрые и добрые, как вы. Или вас заводит тот факт, что нас тут всего двадцать? И можно говорить нам в лицо все, что угодно, потому как вас все равно больше, а стало быть, вы заведомо сильней?

— Тем не менее факт остается фактом — ваша раса сбежала, оставив Землю, практически бросив ее… А раз так, то мы имеем некоторое право эту самую брошенную Землю подобрать. Вы согласны? И учтите, про ваше согласие я спрашиваю просто так, исключительно проформы ради. Так сказать, ради приличия…

Тимофей задумчиво почесал затылок.

— Пока, при сложившихся обстоятельствах — согласен. Действительно бросили, действительно сбежали… Но обстоятельства могут и измениться — чем черт не шутит.

— Даже если обстоятельства и изменятся, не вы будете этому причиной, — отрезал король. — Так что будем считать, что тему Земли мы с вами всесторонне обсудили и закрыли. И больше к этому возвращаться не будем. А теперь поговорим про ваши жизни. Жалкие людские жизни. Что касается эльфов, то с нами протоклетки Пасти Дракара здорово помучаются — и в конце концов отступят. Мы им не по зубам. В отличие от вас, людей. Вы мягкотелые, слабохарактерные, с плохим слухом…

— Ну, у каждого свои недостатки…

— Да, и не у каждого так мало достоинств, как у вас. Итак, к делу. Если вы не присоединитесь к нам, вам не выжить. Надеюсь, все из вас это понимают? — Король Михраэль обвел помещение царственным взором из-под широких серебристых бровей. Грива откинутых назад волос неясно мерцала в полутьме помещения стальным блеском.

— Вполне, братан! — пьяным голосом высказался за Тимофея и всех остальных Леха. — Оч-чень даже все понимаем! Нам без вас — все равно как вам без нас!

Король Михраэль недовольно поднял брови.

— Итак. Вам нужно наше общество — для защиты и спасения. А нам на сегодняшний момент настоятельно необходимы два наемника. Всего два. Больше энфан тсанде Эскалибур не выдержит. Учитывая, куда придется лететь и что там может произойти.

— Энфан тсанде — это один из ваших драконов? — уточнил Тимофей. — А Эскалибур…

— Это его имя, — невозмутимо ответил король.

— Такое… знакомое, скажем так.

— Вспомнили про знаменитый меч короля Артура? — У короля Михраэля дрогнули в насмешке и приподнялись уголки рта. — Это был наш дар лучшему из представителей человеческого рода.

Знаменитый живой меч с душой и сердцем честного воина… Потом мы снова получили его назад — после смерти короля Артура. И перелили в не менее знаменитую чашу… Энфан тсанде Эскалибур назван в честь меча. Это очень хороший дракон, человек. Сильный, мощный, со степенью магистра полетов.

— И тоже цветной? А какого же… ик!.. цвета? — пьяно спросил Леха. И чуть заметно подмигнул Тимофею.

— У нас не принято спрашивать про цвета драконов, — сухо ответил его эльфийское высочество. — Это считается оскорблением. Вы же не спрашиваете друг у друга, какого цвета у вас кожа.

— Почему же, иногда спрашиваем… — сказал Тимофей исключительно ради того, чтобы не выглядеть в глазах коронованной особы персонами, вежества не знающими.

— Насколько я знаю, вы про цвет кожи не спрашиваете, — еще суше произнес король Михраэль. — Вы этим цветом оскорбляете. Например, черномазый или просто черный. И все такое прочее на эту тему… Хорошо, тогда приведу другой пример. Вы же не спрашиваете друг у друга, сколько у вас родинок на теле. Это личное дело каждого, не так ли? И закончим на этом. Двое из вас пойдут туда, куда мы их пошлем. Остальные останутся с нами здесь, под нашей защитой и покровительством. Есть шансы, и очень большие, на то, что эти двое так и не вернутся. Решать, конечно, вам — или возможная гибель для двоих, или обязательная погибель для всех. Но это все, что я могу предложить. Или даете наемников, или идете по Земле своим путем — но подальше от нас. И ответа я жду немедленно. Да или нет?

В одном из углов поднялся невнятный ропот. Но Леха поднял руку — и шепотки мгновенно смолкли. Глаза у него, как заметил Тимофей, блеснули при этом остро и трезво.

— Мы согласны, батя, — с пьяной интонацией заявил предводитель братков. — А как иначе?! Тут и выбирать-то не из чего! Согласны-согласны, чего уж там…

— Ваша логика меня просто восхищает, — говорил Михраэль таким тоном, словно предлагал кому-то из людей встать к стенке — для дальнейшего действа под стук барабанных палочек. — Итак, вы согласны. Теперь следующий шаг — кто именно из вас пойдет?

Леха подпер рукой щеку. Могучую физиономию товарища в коже украшала пьяная ухмылка — но взгляд, который он бросил на Тимофея, был трезв как стеклышко.

И во взгляде этом читалась могучая работа мысли. Тимофей покусал губы. В конце концов он был учителем, обязанным защищать своих учеников. Принцип обучения — защищай, оберегай и учи. И слово «учи» стоит в нем на последнем месте, после «защищай и оберегай».. Правда, мальчики в коже на его учеников походили мало… но все равно это были, если посмотреть с точки зрения не обычного человека, а учителя, именно мальчики. Сильно выросшие, до некоторой степени даже возмужавшие, но все-таки именно взрослые дети, судя по простоте их жизненных взглядов и запросов…

— Я пойду.

— Я почему-то в этом и не сомневался, — на удивление благожелательно отозвался король Михраэль.

— И я, — предварительно крякнув, сообщил обществу Леха.

Под наступившую тишину король эльфов побарабанил пальцами по столу.

— Итак, ваши герои свой шаг вперед сделали. Что ж, теперь о том, что вам предстоит. Земля обречена, как вы это уже знаете. Мы, конечно, можем здесь выжить, мы не люди…

— Успокаиваете раненое самолюбие, поливая род людской грязью? — предположил Тимофей. — В конце концов это не мы от вас сбежали, а вы от нас.

Эльф фыркнул, потряс головой. В полумраке серебряная королевская грива подернулась мерцающими искрами.

— Ну, ты и нахал, человечишка… Мы ушли потому, что пожалели вас. Не убивать же всю людскую расу вплоть до самого последнего человечка? Хотя, возможно, и стоило бы. Но вы всегда так забавно лезли на нас, прямо как котята на спящего льва…

— И потому вы умилились и ушли. — Тимофей попытался так же элегантно приподнять бровь, как это сделал сидевший напротив него эльфийский король, но у него ничего не вышло. «Да, не рожден ты, Тимофей, для красивых телодвижений лицом», — сообщил он сам себе. И продолжил: — А может, оставим оскорбления и перейдем наконец к делу? Какого рода услуг вы потребуете от нас как от своих наемников, куда именно нам придется лезть и лететь верхом на вашем бесценном энфан тсанде… Ну и все такое прочее по порядку.

— А знаете, Тимофей, вы мне нравитесь все больше и больше. Непременно вернитесь, умоляю! Наши эльфессы, сирень дамы, будут от вас просто без ума. Я это вам почти официально предрекаю. Обожают они эту твердость духа в слабых человеческих телах… Значит, какого рода услуг от вас востребуем? Отнюдь не любовных, не надейтесь…

— Не надеюсь, ваше величество. Как-никак я в таких делах даже с королями не участвую.

Михраэль опять усмехнулся.

— Вот я и говорю — забавно с вами, человечки. Кто еще посмеет так дерзить эльфийскому королю? Да еще подозревать его в гомосексуальных пристрастиях… Дело в том, человек, что мы не желаем жить на собственной планете, бегая по ней от какой-то мрази. Это наша планета, и делить ее с протоклетками, к тому же еще и сидящими в телах бывших обитателей Эдельвейзе, сами понимаете, это для нас не слишком большое удовольствие. Когда еще им надоест гоняться за нами!

— А еще если и вовсе не надоест…

— Даже при самом плохом раскладе — Запредельные Миры всегда открыты для нас, — отрезал король Михраэль. — Мы всегда можем вновь распахнуть Ворота Перехода и ступить на Дорогу Меж Миров и Звезд. Но это, как вы сами понимаете, только на самый крайний случай. Что же касается Пасти Дракара… Как сказал когда-то один поэт: «Все в мире жаждет повторенья, и стон любви, и боли крик, а то, что кажется нам новым, всего лишь поменяло лик…» Это я к тому, что некогда на Землю уже надвигалась угроза из космоса.

— Пасть Дракара здесь уже бывала? — быстро переспросил Тимофей.

Братан Леха пьяно икнул и подпер щеку рукой. В общем, все стороны выразили крайнюю заинтересованность в объявленной теме.

— Нет, Пасть Дракара здесь прежде не появлялась. Но та вошка была еще покрупнее, уверяю вас. Короче, чтобы не тратить зря слов, с вашего позволения я просто зачитаю. Это выдержки из эльфийских хроник эпохи Тега-Се-Гюр, приблизительно двести тысяч лет до начала вашей родной христианской эры…

Вопреки всем ожиданиям Тимофея, его величество после этих слов не стал рыться у себя за пазухой, выволакивая на свет божий конспекты или замшелые пергаментные свитки. Михраэль просто поглядел куда-то в пространство за Тимофеевой головой и нараспев заговорлл:

— «В черном провале Бездонной Тьмы красные искры родились, светом налились и к Эль-Зе…» Вижу легкое недоумение на ваших мудрых лицах, человечки, и посему сообщаю — именно так называлась и называется на эльфийском языке планета, на которой мы сейчас находимся… итак, светом налились и к Эль-Зе приблизились. Рифма, как видите, хромает, но это из-за перевода. «Искры в лодки потом перелились, лодки, что в темной бездне Бездонной Тьмы прыгают, словно птицы, с ветки на ветку, но веткою каждой для лодок была звезда… Те существа, что в лодках гнездились, злобною злобой к эльфам сочились. Двигалась тучею грозной к планете беда. Нескольких эльфов в плен хотели недруги взять, чтобы потомство покорных рабов от них потом получать. Всю же планету — просто взорвать». Как видите, в каком-то смысле это было пострашнее Пасти Дракара.

— Хроники — это не факт, — возразил Тимофей. — По прошествии времен легенды любят обрастать самыми махровыми подробностями. Устрашающими по большей части.

— Хроники, Тимофей, это не легенды. Эльфийские хроники — это практически документальный материал. Согласен, слог несколько цветист, но отчеты эльфийских ученых, приложенные к хроникам, полностью подтверждают все эти, как вы выразились, махровые подробности. Действительно были корабли, хозяева которых возжелали иметь рабов эльфийской расы. Из-за целого ряда уникальных свойств, присущих только нам. А всю остальную планету просто взорвать, дабы избежать мести эльфов. Да и вообще для упрощения ситуации. Дети эльфов всегда имеют связь с планетой прародителей. Это чревато последствиями вне зависимости от времени и расстояния. Сколько бы ни прошло лет, сколько бы ни пролегло звездных лиг между потомком эльфов и его родной планетой, они все равно будут чувствовать друг друга и звать… И вот тогда произошло следующее: «Король Лалэль коснулся Вод, и Воды застонали. Из Вод родился хоровод мерцающей печали. А из Огня родился смех, из Туч и Неба — слезы, а из Земли, венчая всех, родились счастья грезы». И так далее — из чувств, что живут без тел, соткались Силы Власти. Вам приблизительно перевести, что это такое?

Тимофей кивнул.

— Чувства и стихии, Тимофей — это великая сила. Стихии вечны, чувства неуправляемы… И все — могучи. Видите ли, мы, эльфы, уверены, что у каждой из стихий есть своя душа. И она, кстати, действительно есть. А там, где есть душа, всегда имеются и чувства. Чувства, конечно, нематериальны… но их можно преобразовать. То, что получится, будет называться плазматической субстанцией. Как бы вам поточнее объяснить… к примеру, огонь — это тоже плазма. Чувство, взятое из Огня, — это плазма из плазмы. И так далее — плазма чувства из Воды, Воздуха и Земли. В итоге — перед вами оружие. Самое мощное из всех возможных, ибо его ничем не отразить. Это и были так называемые Силы Власти, тщательно упакованные в Ларец. В свое время король Лалэль открыл этот Ларец перед подлетающей ордой звездных лодок, по-вашему — космических кораблей. И Силы, вырвавшись из Ларца, полностью уничтожили пришельцев. Попутно даже повредив слегка кое-какие окружающие планеты. Особенно тогда досталось Марсу. Увы…

— Стало быть, Ларец — это все, что вам нужно для спасения Земли от Пасти Дракара? — напрямик спросил Тимофей. — А судя по тому, что вы сказали до этого, сейчас этого Ларца при себе у вас нет…

— Да, это так.

— А ты, батя, снова его сваргань, — пьяненько посоветовал Леха его величеству. — И силы эти повытягивай, откуда надо. Чай, не только этот самый… Лель был королем, но и ты тоже! А если что не так пойдет… сила там какая-нибудь закочевряжится — так мы тебе поможем! За нами не заржавеет, ты не боись! Завалимся со всеми стволами…

— Чувства были изъяты у стихий, — мягко разъяснил король Михраэль. — Но назад их никто не позаботился вернуть. На этой планете Огонь уже больше не смеется, Вода не печалится, а Земля ничем не грезит.:.

— Так что вытягивать больше нечего?

— Именно. Итак, люди, это и есть ваша задача — добыть Ларец. Или, вернее, вернуть нам украденный Ларец. Однажды на трон эльфов уселся некий Маратаэль. Этот король… не буду вам описывать точно, что именно он совершил. Скажу лишь, что совершенное потрясло даже эльфов той поры, не отличавшихся в те давние годы особой чувствительностью. Король был низложен. И спасся бегством. И, как вы понимаете, он прихватил с собой Ларец.

— Понимаю, — сказал Тимофей. — А нам, стало быть… э-э… надо лететь по его следам на вашем энфан тсанде?

— Именно, человек. Ларец нужно добыть. К сожалению, следы Маратаэля ведут в мир Эллали. Это не лучшее место для розысков. Эллали — мир, занимающийся укрывательством беглых преступников. Их маги специализируются на этом — открытие проходов в миры-убежища, заметывание следов. Мы так и не смогли разузнать, остался ли Ларец на Эллали — в качестве платы, скажем. Или все-таки изгнанный король Маратаэль увез Ларец туда, куда переправили его маги.

— Если уж вы сами не смогли разузнать…

— Сейчас главным магом этой планеты стал ваш соотечественник. Человек по происхождению, — жестко уточнил король. — Все сто пятьдесят тысяч лет, что мы искали Ларец, главными магами на Эллали становились и были исключительно представители других рас… Это дает нам шанс. Кроме того, именно сейчас Ларец нужен нам, как никогда. Вы полетите туда в сопровождении одного из нас. Он присмотрит за вами… на тот случай, если вы вздумаете схитрить. Напоминаю — никаких сделок ни с кем, иначе ваши, как вы их называете, братки…

Король повел мизинцем в сторону притихшего зала. Кто-то тихонько ахнул, а кто-то тихонько матернулся.

— Представитесь на Эллали обычными людьми, спасающимися от Пасти Дракара. Там об этой напасти знают, объяснять не придется. Наш эльф якобы согласился перевезти вас на Эллали. И попросите аудиенцию у главного мага. А дальше — по обстоятельствам. Или добудете Ларец из какой-нибудь магической сокровищницы на Эллали, или полетите искать его дальше. Туда, куда укажет вам главный маг Эллали.

— Судя по вашим словам, он только нас и дожидается…

Михраэль улыбнулся, приподняв верхнюю губу. Под ней обнажились зубы — длинные, острые, как у зверя.

— А мне почему-то кажется, что скажет. Возможно, даже сам преподнесет вам этот Ларец.

— Ага. С поклонами и благодарностями.

— Скорее с проклятиями. — Губы эльфа задрожали в усмешке. — Ларец-то, по сути дела, краденый. А краденые вещи добра никому не приносят. Так что главный маг будет совсем даже не рад этому Ларцу… особенно после вашего появления там. Но вам-то что до его печалей? Летите. — И король Михраэль медленно начал подниматься из-за стола.

— Э, нет, ваше величество, — быстренько вставил Тимофей. — Мы тут еще один вопрос не обсудили. Ведь если все удастся и Ларец мы привезем, стало быть, Земля избавится от Пасти Дракара? Навеки, как я понимаю. А заслуги в этом деле будут не только ваши, но и наши — вы когда-то сделали этот Ларец, мы его вам вернули…

— Конкретнее, человек.

— Наверное, на спасенной Земле должны проживать не только вы, но и мы…

— Ты имеешь в виду всю вашу расу?

— Ее, любимую…

Король Михраэль вышел из-за стола, сложил руки на груди, стоя в профиль к Тимофею. Склонил голову, отчего серебряная грива волос с тихим шелестом переместилась на плечо.

— Я подумаю над этим. Большего пока не проси, человечек.

— Соглашайся, — прошептал Тимофею кто-то снизу тоненьким фальцетом. — Эльфы добры и всегда относились к людям хорошо… даже по-отечески относились! А не согласишься, он нас может вообще бросить! На произвол судьбы, слышишь!

Трегуб, давно уже успевший допеть свою «Калину», теперь жался к его колену.

— А как же отеческое отношение? — саркастически прошептал в ответ Тимофей. — Бросать — это, знаешь, не по-отечески как-то…

Трегуб сделал большие глаза и выразительно крутанул сразу двумя руками у обеих висков. Король эльфов холодно проронил:

— Я жду.

— Лететь так лететь. — Тимофей, пожав плечами, тоже встал. — Где там ваш энфан тсанде, ваше величество, ведите…

— Да, веди, братан! — Леха, покачиваясь, тоже выбрался из-за стола. — Только учти — я в таком состоянии за руль не сажусь, мне гаишников жалко…

— Рулей не будет.

На улице за машинами стоял дракон. Громадный, с размахом крыльев на полнеба. И цвет у него был самый впечатляющий — багровый и светящийся, с глубокими черными прожилками. Из могучих ноздрей то и дело вырывались струйки пламени.

— Вещички брать с собой будем? — с неожиданным энтузиазмом спросил Леха.

Михраэль чуть заметно кивнул. Леха стремительно кинулся к своему джипу, выволок из него объемистый чемодан и спешно примчался обратно. По пути прихватив пару единиц вооружения из ближайшей кучки.

Тимофей поправил на плече пожалованный Ле-хой с барского плеча ручной пулемет. «Печенег», увы, был его единственным багажом. Из своего дома он выбежал крайне спешно и налегке.

— Если будет нужно, Вигала позаботится о вас, — словно подслушав его мысли, сказал стоявший рядом Михраэль, — в том числе и об одежде…

Так… Почему «словно подслушав»? Похоже, его величество действительно прислушивается к чужим мыслям.

И от этого Тимофею сразу сделалось как-то не по себе.

Какой-то эльф обходил драконьи лапы, ощупывал их, охлопывал, заставляя дракона попеременно приподнимать в воздух могучие мослы — прямо как кузнец, оглядывающий кобылу на предмет потерянной подковы. Дракон поднимал лапы с готовностью, то и дело поворачивал голову, обнюхивал эльфа и выдувал над его головой длинную струйку синеватого пламени.

Что-то было не так. Слишком уж осмысленно дракон поворачивал голову, слишком уж часто… И пламя из ноздрей подавал только тогда, когда эльф вдруг застывал перед какой-нибудь из громадных лап, украшенных серповидными когтями в человеческий рост.

Тимофей вдруг понял, что дракон не просто так вертит головой. И пламя выдувает не просто так — он эльфу подсвечивает! Выдувая пламя исключительно для того, чтобы рассеять полумрак вокруг своего слабо светящегося тела.

Ничего себе паяльная лампа с подсветкой…

— Ну что, полетели? — прогудел Леха. — «Мерс» не роскошь, а средство передвижения… Это, понятно, не «мерс», но тоже катит. А ремни безопасности там предусмотрены?

Его величество чуть слышно фыркнул.

— Человек, ты у меня еще про подушку безопасности спроси.

— А что, есть?

Король эльфов хохотнул.

Эльф наконец закончил осматривать громадные драконьи лапы и неторопливо направился к людям. Лицо у него было на удивление молодое. Даже мальчишеское какое-то. Но в остальном все как у прочих эльфов — серебряная грива ниже пояса, могучие плечи и соответствующий рост.

— Вигала, — коротко отрекомендовал великана с мальчишечьим лицом король Михраэль, — ваш спутник и, как вы сами понимаете, прирожденный эльф… Вигала, Эскалибур в порядке?

— В полном, — звучным голосом сообщил Витала. — На перепонках ни одной заусеницы, когти в идеальном состоянии. Можем отправляться хоть сейчас.

— Что ж, пора! — Король эльфов кивнул, сдвинул брови и внимательно посмотрел в темное ночное небо над драконом. — Идите за Вигалой. Всех удач тебе, брат… И вам, люди!

Вигала быстро кивнул, лицо у него озарилось неподдельной радостью.

«Мальчишка», — подумал вдруг Тимофей с грустью. Сам он вызвался идти в эльфийские наемники с дрожью в душе и замиранием в сердце. Неведомые дали его самого нисколько не манили и не прельщали. Просто надо же было кому-то сделать шаг вперед — и он его сделал. Сработал самоедский принцип: «Кто же, если не я?» К тому же — долг сенсея перед необученными людьми…

А великан с мальчишечьим лицом, похоже, был один из тех полусумасшедших юнцов, кто вечно жаждет подвигов и приключений. И находят их — на свою беду. Дети-дети, ваши сети притащили мертвеца…

Сзади из шашлычной толпой вывалили братки, звучно заорав. Раздавался сплошь радостный мат и напутственные междометия. Вигала четко развернулся кругом — плащ взметнулся по ветру нежно-зеленым полукругом — и зашагал по направлению к дракону. Тимофей с Лехой гуськом потянулись за ним — Леха впереди со своим чемоданом, прямо как Чапаев на белом коне, а Тимофей сзади, как верный Петька. С пулеметом, но без Анки.

Он отшагал от джипов аж целых два метра, когда ему под ноги подкатился какой-то клубок. Тимофей покачнулся и спешно поджал одну ногу. Клубок со всхлипом развернулся.

Снизу круглыми глазенками глядел домовой Трегуб.

— Хозяин, возьми меня с собой!

— Э-э… — промямлил Тимофей. Брать домового в строй бесстрашных эльфийских наемников его как-то не тянуло. — Понимаешь, Трегуб…

— Детей не брать! — громко крикнул спереди Леха. — Мы тут на дело идем, понимаешь…

— Я не могу остаться, хозяин. — Домовой смотрел жалобно, моргал и сопел. — Все остальные квартиросъемщики у меня уже улетели, один ты остался! Не бросай сиротинушку-у…

— Возьмите его, — коротко посоветовал сзади король Михраэль. — Увидите, он вам пригодится. И не смотрите, что маленький — домовые поопаснее иных великанов. И инеистых, и огненных… Поскольку пролазят в любые щели!

— Нет, — упорствовал Тимофей. — Не могу. Жалость к меньшим братьям не позволяет. В смысле к кошкам там, к собакам и прочим домовым…

Неизвестно почему, но крошка-домовой вызывал у него стойкие ассоциации с ребенком. И вообще — трудно брать в неизвестность субъекта чуть выше твоего колена. Недоглядишь еще, а его возьмут и затопчут. Те же самые собственные соратники…

— Возьми, хозяин!

Тимофей упрямо покачал головой и попер к дракону. Багрово светящееся чудо-юдо вдруг раскинул свои крылышки на полнеба, горласто закричал, опустив громадную морду с клыками к одному из джипов. Как раз к тому, который сейчас огибал Тимофей, выходя к драконьему боку. Ему пришлось торопливо притормозить. Черт его знает, вдруг ненаглядное эльфийское чудо с крылышками проголодалось, а он тут как раз прет к нему прямо в пасть, на манер хот-дога на подносике…

Эльф бросился к клыкастой морде, о чем-то там посовещался, поглаживая гигантские ноздри, истекающие соплями. Дракон тихо урчал, пыхтел, выдувал струйки пара. Затем Вигала повернулся к остальным и мощно заорал:

— Эскалибур согласен! Он берет тебя, Трегуб!

Домовой промелькнул сбоку темной тенью. Тимофей вздохнул и двинулся к нависающему сверху, как пещерный свод, драконьему брюху, ворча по пути:

— Он тебя берет… А что хозяин законный сказал, на то всем начхать…

По драконьему боку шли скобы. Снизу и до самого верху. Скобы были багрово-черные, почти такие же грубовато-шершавые на вид и на ощупь, как и шкура дракона. «Вживили их сюда, что ли? — удивился Тимофей. — Или дракон их сам на себе нарастил, в порядке обратной любезности для заботливых братьев-эльфов?»

Вигала полез первым. Плащ цвета первой весенней листвы кружил по ветру, бил по драконьему боку. Следом за ним лез Леха, посапывая от напряжения. Внушительный чемодан, автомат и гранатомет должны были весить немало. Но браток тем не менее упрямо пер вверх, невзирая на баул в одной руке и два ствола за спиной. Тимофей перекинул ремень своего «печенега» через голову и правое плечо и с опаской глянул на удаляющийся ввысь зад в черных джинсах. Если Леха сорвется, тому, кто лезет следующим, придется побыть амортизатором. То есть как раз ему…

За спиной покашлял король Михраэль. Издевательски так покашлял, с ядовитым намеком. Тимофей, слегка смутившись, подошел к дракону, неторопливо уцепился за скобу. Хочешь не хочешь, а придется лезть… невзирая на опасность быть раздавленным Лехиным задом.

Сверху гулял холодный октябрьский ветер, мгновенно забиравшийся под куртку и заставлявший разом дрожать все тело. По драконьей спине, прямо по гигантскому позвоночнику, частоколом шел ряд импровизированных кресел. Они, как и вся остальная драконья плоть, были багрово-светящимися, с черными прожилками…

Кстати, скобы, багрово-шершавые и теплые на ощупь, под весом Тимофея нисколько не прогибались, будто их сделали из стали и только поверху обтянули драконьей кожей и плотью…

И снова Тимофей задался вопросом — эльфы ли соорудили эти седалища, тщательно подделав их под драконье тело, или они выросли у дракона сами? Развились из позвонков, точнее из их остей… Спросить бы у Вигалы, но тут, на высоте, гулял такой ветер, что перекричать его — пупок надорвешь.

Вигала пробрался вперед по небольшим оттопыренным скобам, ровной строчкой идущим по драконьему боку чуть ниже ряда кресел. И уселся в самое первое кресло, взметнув зелеными крыльями плаща над спинкой. Прыгнул в него, что ли? Прямо лихой есаул — с земли да и в седло… Леха с азартом двинулся за ним следом, бухнул свой ненаглядный чемодан в кресло сразу за Вигалой, повозился там, явно привязывая баул, чтобы его не снесло во время полета… Затем устроился рядом. Пора было и сенсею занимать свое место в ряду. Тимофей пробежался по скобам и шлепнулся на сиденье. Оно было теплым, даже горячим немного. Ладно хоть не прогибалось.

Вигала развернулся. На лице эльфа сияла такая неприкрытая радость, что Тимофея аж передернуло. Чему радоваться, спрашивается?

— Или мы и вправду на детский утренник отправляемся, или уж и не знаю что сказать… — пробормотал он себе под нос.

Потом пошевелился в кресле, устраиваясь в нем поудобнее. И чутко сторожа — не шевельнется ли оно под ним? Перекинул пулемет со спины на плечо.

Из-за плеча кто-то выскочил тенью, с размаху бухнувшись к нему на колени. Тимофей, с тоской опознав в этой неведомой зверюшке Трегуба, поинтересовался грозным голосом:

— А тебе чего? А ну слазь с моих коленок! Тебя этот энфан тсанде с собой берет, а не я!

— Хозяин, — тут же затянул домовой, предварительно жалобно шмыгнув носом, — не могу я один сидеть! Пожалей, замерзну же…

Тимофей молча распахнул куртку, сунул туда за шкирку домового, одетого в некое жалкое подобие рубахи и порток. И это в октябрьскую-то пору! Да еще и лететь придется на высоте, а эльфийский авиалайнер, как мог заметить всякий, кто имеет глаза и хотя бы изредка их разувает, пассажирским салоном оснащен не был. Значит, при подъеме будет дуть — и любитель теплых запечных уголков рискует замерзнуть.

В уме Тимофей для себя отметил — как только будет возможность, раздобыть для домового одежку. Хоть какую-нибудь. Только вот где ее достать? В «Детском мире», не иначе.

Ничего не придется покупать, поправил он сам себя. Товар, надо полагать, благополучно остался на прилавках. Раз уж весь прочий людской багаж оставили на планете. Заходи и бери…

— Как сидим?! Крепко?! — счастливым тоном завопил спереди Вигала.

«Ах, до чего ж он рад и до чего же весел», — прокомментировал про себя это ликование в голосе Тимофей. Хотя, спрашивается, чему радоваться-то? Пасть Дракара в пути, Ларец, единственное средство от этой болячки, у черта на куличках…

— А то! — довольным басом, легко перекрывшим свист ветра на этой высоте, отозвался Леха. Потом перегнулся вниз и вскинул над головой соединенные в рукопожатии руки.

Снизу, с земли заухали и засвистели. Бригада торжественно прощалась со своим героем.

— А ты… вы, Тимофей? — снова завопил Вигала.

— Да сидю я, сидю…

— Крепко держитесь?!

— Зубами! И прочими конечностями! — проорал Тимофей и на всякий случай вцепился покрепче в спинку кресла перед собой.

Вигала приподнялся и широко взмахнул рукой. Сейчас, надо понимать, прозвучит классическое «Земля, прощай, в добрый путь!».

Эскалибур дернулся, Тимофея вдавило в кресло. Дракон побежал по дороге, набирая скорость, часто взмахивая крыльями. Попадавшиеся по пути такие же гиганты спешно подавали в сторону. Наконец вокруг зашумело, засвистело — и земля, слабо обозначенная далеко внизу светящимися силуэтами драконов, стремительно провалилась вниз. Тимофей сжал на спинке кресла пальцы. До хруста сжал. Вот тебе и «Земля, прощай»…

Желудок сначала собрался в комок, а потом весело запрыгал внутри лягушкой. Ускорение вжимало в кресло могучей рукой. Эскалибур довольно стремительно набирал скорость. Странно, но ветер, буквально рвавший на них одежду, пока дракон спокойненько стоял перед шашлычной, теперь совершенно не ощущался. Как в салоне джипа. И никакого сквозняка — только свист и вой проносящегося мимо воздуха. Тимофей, искоса поглядывая на уменьшающиеся драконьи силуэты внизу, вытянул вбок руку. По ладони тут же хлестнула тугая ледяная струя, отбивая ее назад. Стало быть, что? Сиделось как в коконе — но стенок у этого кокона не было. Ни пластиковых, ни стеклянных — никаких. Таким образом, перед ними было просто колдовство…

«А может, у меня просто глюки такие? — проникновенно вопросил сам себя Тимофей. — Приличным людям черти мерещатся, а мне вот такое — НЛО, эльфы, драконы…» Странно, а ведь вроде бы он всегда был вполне приличным человеком, даже Толкиеном не интересовался…

Дракон, широко взмахивая крыльями, набирал высоту. Черное ночное небо на глазах наливалось краснотой и пурпуром. Невдалеке ударила первая серебряная молния, рассыпая искры и заливая все вокруг ослепительно белым сиянием. Дракон тут же с шумом вытянул свое правое крыло на всю длину, прижал другое к туловищу, огромному, куда больше, чем фюзеляж заслуженной «Аннушки». Летающая глыба накренилась. Далекая земля снова начала стремительно приближаться — дракон летел вниз и вбок, закладывая крутой вираж. Молнии били уже почти сплошь, слепя глаза. Они неслись под дождем из серебряных стрел. Тимофей шумно вдохнул и задержал дыхание. Сердце следовало срочно успокоить. А то неудобно было как-то перед крошкой-домовым — тот сидел за пазухой у Тимофея совершенно спокойно, даже не шевелился, а вот у него самого сердце колотилось об грудную клетку, как молекула в броуновском движении…

Дракон захлопал крыльями. И понесся вверх.

Изредка по телевизору Тимофею показывали заграничные народные гулянья. В том числе и знаменитые американские горки. Так вот, сейчас у него создалось полное ощущение того, что он сидит в одной из тех самых тележек с желтыми ремнями и возят его со страшной скоростью по всем имеющимся в этом аттракционе ухабам, спускам и мертвым петлям…

Небо сделалось ярко-пурпурным, а затем взорвалось радостной вспышкой голубого, зеленого и оранжевого света.

На миг Тимофею показалось, что он ослеп. Еще через мгновение он понял, что ему ничего не показалось — он действительно ничего не видел. Даже звездные крошки перед глазами не кружились. Дракон продолжал стремительно нестись куда-то в полной темноте, свистело и выло вокруг по-прежнему. Тимофей проморгался, потер глазные яблоки кулаками. Покрепче сжал веки, просчитал до трех. Затем сжал кулак на удачу — и открыл глаза уже в совершенно другом мире.

Дракон летел над неровным ковром из зеленеющих древесных крон, который прорезали частые жилки рек. Вода в них была почти такой же зеленой, как и лес вокруг. Речки радостно отблескивали целыми веерами зайчиков, переливались бликами, играли белыми барашками пены. Тимофей краем глаза глянул на окружающее их чужое небо. Оно было бледно-сиреневым, местами почти голубым. Здешнее солнышко — или как там оно у них называется — светило с неба розоватыми лучами. И озоном в воздухе пахло, как после грозы, и вообще смотрелось все замечательно.

Просто не мир, а заповедник из лесных джунглей.

Дракон мощными взмахами крыльев рассекал воздух. Впереди из лесной равнины показалась точка, начав расти по мере приближения. Тимофей смотрел во все глаза. Да и его спутники, судя по тому, что с его места виднелись только их затылки, тоже смотрели в ту сторону не отрываясь. Больше всего нарост смахивал на округлую крону громадного дерева, вздымающегося над всей остальной древесной равниной. Из кроны били зайчики света. Листья отсвечивают, что ли?

— Это Иггдрасиль! — радостно проорал сидевший впереди Вигала и порывисто приподнялся в кресле. — Самое священное древо всех миров!

Дракон суматошно хлопнул крыльями и начал выписывать крутой зигзаг вокруг священного древа. Пока они облетали этот самый Иггдрасиль, Тимофей успел вдоволь налюбоваться на гигантские ветви, усыпанные крупными зелеными листьями. С близкого расстояния ясно различались цветы, плотно сидевшие на ветках. Соцветия были двух цветов и располагались четко разграниченными группками — пятно черных цветов, пятно белых. Повыше — пятно белых и пятно черных. И так по всему дереву.

Перед ними была этакая громадная растительная пародия на шахматную доску, выписанная цветами по живому дереву.

В какой-то момент ближайшая к Тимофею ветка вдруг шелестнула, и с нее посыпались крохотные комочки прямо на него. Он инстинктивно вскинул руку, отбивая летящие в его сторону колючие шарики. Колючие, даже несмотря на куртку, прикрывавшую руку.

Вигала впереди гортанно закричал. Слов Тимофей разобрать не успел. Или просто не сумел? Создалось четкое ощущение того, что кричал эльф не по-русски. Совсем не по-русски. Дракон практически тут же спикировал. Скорость маневра была запредельной, просто невероятной для такой туши.

Шарики продолжали лететь. Эскалибур круто мчался вниз. Тимофей ощутил, как его начинает отрывать от кресла невесомость, и покрепче впился в спинку впереди. Домовой под курткой почти так же сильно цеплялся за его рубашку. Леха впереди отчаянно махал рукой, ловя медленно отплывающий от драконьей спины чемодан. В общем, все были при деле.

В какой-то момент дракон на лету изогнул шею, закинул голову назад. Громадная морда, скользнув к самому спинному хребту, вдруг глянула прямо в лицо Тимофею. Он на мгновение был удостоен счастья созерцать громадные, как тазы, выпуклые черные глаза. Вполне осмысленные глаза. Дракон обвел внимательным взглядом череду своих пассажиров — прямо осмотр произвел. И почти тут же драконьей головы перед Тимофеем не стало, Эскалибур стремительно, даже слишком стремительно для такой махины, выпрямил шею и снова понесся ноздрями вперед.

Перед самой лесной равниной дракон повернулся в воздухе, выравнивая угол атаки. Вертикальное направление полета сменилось горизонтальным. Древесные кроны вспученными холмами замелькали внизу. Движение потихоньку замедлялось. И свист рассекаемого воздуха начинал стихать. Похоже, они заходили на посадку. Во всяком случае, ничем иным этот сброс скорости Тимофей не мог объяснить. Правда, и познаний в тонком и сложном деле драконьего полета у него было — кот наплакал…

«И куда садиться-то будем?» — в смятении подумал Тимофей. В его мире самолеты чинно и прилично приземлялись на взлетные полосы, гладкие и заасфальтированные. А дракон, судя по всему, хладнокровно пер прямо на щетинившийся сучками и ветками лес.

Скорость упала практически до нуля, Эскалибур приземлился брюхом на дерево. Ветки под его весом хрустели и ломались. Драконья туша съехала по подламывающимся веткам вниз, прямо в создаваемый ею самой пролом. Внизу открылась поросшая зеленой травкой земля. Слишком уж далеко внизу, отчего Тимофей содрогнулся. Дракон камнем начал падать вдоль длиннющих стволов.

Это был лес из деревьев-великанов. Стволы в пять человеческих обхватов, высотой с десятиэтажный дом… Их авиалайнер стремительно просвистел сквозь них и с размаху плюхнулся на зеленую лужайку у корней одного из многовековых гигантов. Удивительно, но силы удара о землю Тимофей не почувствовал. Неужели громадное тело дракона сработало амортизатором? Маловероятно, но — факт… Он перевел дыхание и кое-как начал отцеплять свои пальцы от спинки Лехиного кресла. Костяшки, белые и затекшие, отделялись с трудом. Нет, непременно надо посоветовать этому дракону, чтобы он тут в дополнение к креслам еще и страховочные ремни нарастил… Вигала приподнялся над креслом и, не тратя времени на всяческие там ступеньки, просто спрыгнул вниз. С высоты трехэтажного дома.

Тимофей с уважением измерил взглядом высоту драконьей спины. Сам он на такое никогда бы не решился, несмотря на каждодневные тренировки, где было буквально все, в том числе и прыжки. Нет, есть что-то такое в этих эльфах, есть…

Он первым добрался до скоб-ступенек и осторожно спустился вниз на подрагивающих ногах. Сзади, не отставая, пер Леха, сопел и помахивал своим чемоданом как раз над его головой. Тимофей ступил на землю и огляделся. Вигала ходил вокруг тяжело отдувавшегося дракона, держа в руках кинжал. И надсекал плотную, скрипящую под острым лезвием шкуру. Почти тут же эльф выковыривал из звездчатого разреза что-то мелкое, быстро отбрасывал в сторону и переходил дальше. Тимофей пригляделся. Вся багрово светящаяся шкура дракона была покрыта небольшими вздутиями.

— Занозы? — громко предположил он, ни к кому конкретно не обращаясь.

Эльф глянул через плечо.

— Это не занозы, а семена Иггдрасиля. Дерево выпускает их, когда чувствует пришельцев из других миров. Они укореняются в теле, прорастают…

— Да уж, священное деревце… — пробормотал

Тимофей.

— Ты не понимаешь. — Вигала продолжал свое дело, скрип разрезаемой шкуры перемежался с гулкими драконьими всхлипами. — Иггдрасиль не просто священное дерево, он обладает разумом. Душой, если хочешь знать, чувствами… И страстно желает иметь своих наследников в других мирах. Такая вот простонародная крестьянская страсть к продолжению собственного рода. Гостей, то есть пришельцев из других миров, он чует — поскольку Иггдрасиль дерево не только разумное, но и, как это у вас говорится, еще и волшебное… И вместе с разумом обладает еще и магическими способностями. Когда чует чужаков, то каждый раз посылает свои семена, которые должны прорастать в телах гостей из других миров. И уже в этих телах уходить в те, другие миры. Поскольку в своем мире Иггдрасиль соседей не потерпит, даже если это будут его собственные дети…

— А как на это… э-э… реагируют тела гостей?

— О, ну это же очевидно, — просто объяснил эльф. — Они становятся удобрением для юного ростка и рано или поздно прекращают свое существование… А что это ты так подпрыгнул?

— Да так, — с напряжением в голосе проговорил Тимофей, стремительно охлопывая себя с головы до пяток. — Ищется мне тут что-то…

— На тебе ничего нет. На нас всех ничего нет, только на Эскалибуре.

— А мы, значит, им по росту не подошли? Это правильно, братан, на нас кушать почти нечего, кожа да кости… — задумчиво пробасил подошедший к Тимофею Леха.

— А ростку много и не надо, — утешил его эльф. — Вот тебя, э-э… братан, вполне хватило бы сразу на два ростка. На нас семян нет потому, что Эскалибур приманил их на себя. Он тоже владеет магией, не слишком сильной, правда, но на изменение направления полета семян его мощи хватает. А теперь вот, бедный…

— Защитил, значит? — изумился Леха.

Потом достал из-за пояса нож и потопал к задней драконьей лапе, с хрустом приминая высокую, сочную траву и с неожиданной нежностью приговаривая:

— Дело, похоже, нехитрое. Дай-ка я тебе помогу, братан…

— Буду премного вам обязан… э-э… уважаемый братан, — тут же с церемонной благодарностью в голосе отозвался хорошо воспитанный Вигала.

— Да я это не тебе, я это нашему летяге.

И Леха любовно погладил драконий коготь, возле которого стоял. Коготь, кстати, был с него ростом. Гигантская лапа дрогнула в ответ.

Тимофей вздохнул, тоже погладил, но уже своего земного друга-«печенега» по стволу. И пошел в глубь леса, предварительно сгрузив домового за шкирку на местную травку. Следовало срубить какое-нибудь деревце и сделать из него подобие лестницы — Вигала и Леха могли вырезать семена только на высоте своего роста, а припухлости, насколько он мог видеть, тянулись до самого верха. И еще неизвестно, насколько быстро эта гадость укореняется.

«Впрочем, пардон, — поправил он сам себя, — это же семена священного деревца Иггдрасиля. С тонкими чувствами и возвышенной душой, приправленными магическими способностями…» Такое семя гадостью назвать никак нельзя. Но вот как быть с тем, что этот священный кустик без зазрения совести радостно поливает всех проходящих и пролетающих мимо очередями своих семян-каннибалов? Похоже, в числе других чувств разумному деревцу Иггдрасилю не помешало бы заиметь совесть…

Топора у Тимофея не было, зато имелся нож. Он разыскал поблизости вполне подходящее деревце — если срубить все сучки и ветки на небольшом расстоянии от ствола, получится вполне подходящая лестница из одного ствола. Единственная проблема — деревце у комля было довольно толстым, размером с бедро взрослого мужчины. И ножом такое никак не перепилишь, сколько ни натуживай свои богатырские рученьки. А также и все прочие конечности — вплоть до пупка.

М-да, вот незадача…

— Проблема, хозяин?! — радостно пропищал кто-то снизу, примерно с уровня Тимофеева колена.

Домовой — не глядя, определил Тимофей. И смущенно признался:

— Да вот… Тяжело в лесу без топора, однако.

— Да, — с готовностью согласился Трегуб. — На вот, держи.

В дерн с размаху вонзился топор. Самый настоящий, с затертым ладонями блестящим топорищем и толстым вороненым лезвием. Вот только откуда этот топорик прилетел, было абсолютно непонятно.

— Мне удивляться или как? — после небольшой паузы поинтересовался Тимофей.

— А чему тут удивляться, хозяин? Всякому домовому положено иметь небольшой хозяйственный припасец…

Тимофей потер ладонью почему-то разом вспотевшую шею — и почему вспотевшую, спрашивается? Подумаешь, топор вонзился в землю буквально в сантиметре от его ступни. Мелочи какие…

Да еще и прилетел этот топор незнамо откуда. А это и вовсе пустяки.

— Так… Давай-ка сразу — где ты его хранишь? Я имею в виду — и топорик, и вообще припасец.

— О, ну это просто, хозяин, — обрадовано принялся объяснять домовой. — Берешь небольшое пространство, сворачиваешь его наподобие листа Мебиуса. Законы Ньютона для такого пространства уже недействительны, и ты можешь засовывать туда все, что твоей душе угодно. Веса все равно не будет. Его еще и сворачивать можно так, как тебе нужно. У меня оно вот такой формы, смотри…

И домовой с гордостью продемонстрировал Тимофею комок черного вещества размером с его собственный кулачок. Комок мерно мерцал.

— Все там, весь припасец, хозяин!

— Чудненько, — протянул Тимофей. — На всякий случай перечисли-ка, что у тебя там имеется…

— Да все нужное для ремонта. — Домовой переправил комок куда-то за пояс штанов, подтянул их повыше. — Пила, лобзик, молоток с гвоздодером, гвоздики-шурупы… Топор вот этот. Да ты не болтай, ты руби давай, хозяин!

Тимофей перебросил пулемет, ухватил топор за отполированную рукоять. Немного неумело замахнулся над стволом. Ничего не попишешь, дитя городской цивилизации… Деревце рубилось тяжело, щепки веерами летели во все стороны. Минут через пятнадцать он наконец закончил издеваться над бедной природой — и ствол рухнул, надломив недорубленный кусок древесины. Тимофей обрубил сучки, как планировал, на расстоянии двух своих ладоней от ствола. Воткнул топор в дерн. К нему тут же подскочил крошка-домовой, ухватил ручками топорище, начав его мять. Выглядело это так, словно топор был слеплен из мягкой глины. У Тимофея глаза лезли на лоб, пока он наблюдал, что Трегуб вытворяет с невинным орудием труда. Под конец весь топор исчез в комке черного мрака.

— Ну, что стоим-то, хозяин?

— Да так, — пробормотал Тимофей. — Любуюсь окрестностями… Ну ладно, пошли.

На зеленой лужайке, где он оставил своих спутников, уже произошли кое-какие изменения. Багрово-черный Эскалибур улегся набок, Вигала, четко различимый даже издалека благодаря своему плащу цвета первой весенней зелени, ползал по нему сверху. Леха топтался внизу, обслуживая хвост. Тимофей подволок лестницу, прислонил ее к жарко дышащему боку. Затем содрал с ложа «печенега» зазубренный нож и занес ногу над первой ступенью-сучком.

Леха снизу запротестовал:

— Э, нет, братан. С таким ножом на живого братка идти нельзя.

Опаньки! Стало быть, багровое чудо-юдо теперь — живой браток? Но вот насчет ножа… Тимофей оглядел лезвие. Действительно, зрелище было еще то. То ли нож, то ли пила… Для спецназа — в самый раз, но вот для медицинских операций?

— Да нет у меня другого.

— Держи. — Леха протянул длинный клинок, копию того, что был в его руке. — И оставь потом нож себе. Пригодится.

Тимофей поменял нож и полез на лесенку.

Втроем они еще часа три чистили Эскалибура со всех сторон. Дракон несколько раз переворачивался с боку на бок, тяжко вздыхал, надсадно ревел и пускал пламя. Хотя семена и были малы по сравнению с драконом, но проникли они глубоко. Из некоторых разрезов тонкими струйками выплескивалась кровь — траурно-черного цвета. Самые последние комки-семена, вытащенные Тимофеем, уже успели пустить внутри дракона острый, длинный корень с одной своей стороны— и бледно-зеленый росток с другой.

Наконец все было закончено. Они еще немного побродили по дракону и вокруг него. Затем Вигала скомандовал:

— Все. Если что и осталось, вырежем потом… Когда из кожи проклюнутся!

— А эти ранки, — опасливо поинтересовался Тимофей, — может, их прижечь?

— Да, — радостно вклинился в разговор Леха. — Давай перевяжем летягу, чего уж там! И вдоль и поперек…

— Нет. — Эльф качнул головой. — Дракон зарастит раны сам. К утру. Переждем это время здесь, а потом полетим дальше. — Он спрыгнул с дракона, еще раз прошелся вокруг него и с удовлетворением констатировал: — Неплохая работа. К утру заживет, как на земной собаке… Ну, пока не стемнело, сходим к местным? А Трегуб пока посторожит дракона.

— Как что, так сразу и Трегуб, — заворчал крошка-домовой. — Нашли Герасима! За Мумой вашей летучей смотреть…

Тимофей, сдвинув брови, строго сказал:

— Я тебе хозяин или не хозяин? Сторожи давай. Только не вздумай утопить бедного дракона в ближайшей луже, знаток классики…

«Местные» жили на речке, протекавшей совсем рядом с местом их высадки. Земляне с некоторым изумлением вылупились на подобие обычного прогулочного парохода, преспокойненько стоявшего на приколе у берега, поросшего гигантским лесом. Вдоль белых бортов шли иллюминаторы и квадратные окошки в шесть ярусов, возвышались белые мачты — труб, правда, не было, но яркие флажки на реях весело развевались… Даже флагшток торчал спереди — почти все было как у порядочного земного парохода, за исключением трубы…

Кораблик размером с пол-«Титаника» весело покачивался на мелких волнах, украшенных барашками пены. Сплошная идиллия.

— А у них тут еще и «Аврора» имеется! — восхитился Леха. — А кормят тут как? Борщами и макаронами по-флотски?

— Как матросов с броненосца «Потемкин», — порадовал его Тимофей, — мясом пополам с червями… Вигала, а можно будет у местных разжиться продовольствием? А то вот уже и Лехе кушать хочется…

Эльф, широкими шагами отмахивавший впереди, равнодушно посмотрел через плечо. Но кадык у него при этом выразительно дернулся, как заметил Тимофей. Ага, не только у нас одних имеются простые жизненные желания…

— Попробуем. До вас мне особого дела нет, но вот Эскалибура действительно следует покормить…

— Кормить? — озадачился Леха. — А я слыхал, что динозавры сами кормились. Простые ветки хавали, да еще и прямо с дерева!

— Эскалибур не динозавр, — снизошел до ответа Вигала. — Он относится к классу летающих драконов. Из рода огнедышащих.

— А… Так, раз летучий, тогда керосин надо заливать! Прямо в пасть…

Эльф это садистское предложение проигнорировал и начал молча спускаться по крутому бережку к белому пароходу.

— Слушай, Вигала… А что, все местные живут на речке? — догнав его, спросил Тимофей.

— В мире Эллали вся суша покрыта лесами, — не оборачиваясь, сообщил Вигала. — Но жить в этих лесах невозможно. Поэтому все эллалийцы строят себе убежища на реках. Где цепочка лодок, где вот такие пароходы…

— Лодки — деревни, а пароходы, значит, у них вместо города? — блеснул логическим мышлением Тимофей. — Постой-ка! А почему жить в лесах невозможно?

— Вот придет ночь, тогда и узнаешь!

Вигала оскалился и легко перепрыгнул на белый трап, перекинутый с парохода на берег. На палубах впереди замелькали фигуры.

Хлипкий трап раскачивался под ногами. Наверху ждала скромная группка встречающих — и лица у всех смахивали на обычные человеческие. За одним исключением — у людей не бывает такой желтой, иссеченной глубокими морщинами кожи, загнутого вверх носа и торчащих наружу клыков.

— Персонал тут какой-то… — неуверенно сообщил Леха в наступившей тишине, — нерадостный.

Тимофей сделал ему большие глаза, прошептал:

— Хороша «Аврора», да не наша…

Вигала, стоявший впереди, вполоборота глянул через плечо, указующе качнул бровями — заткнитесь, мол. И заговорил на странном, свистящем языке.

Торжественный комитет по встрече, набранный из местных, в ответ разразился целой волной свистящих реплик. Вигала слушал, снова что-то говорил. Снова замолкал, снова говорил…

Примерно через десять минут тесного общения Вигала развернулся к землянам.

— Они нас покормят, но приюта не дадут ни нам, ни нашему дракону.

— А зачем нам приют? — удивился Леха. — Переночуем в лесу на травке. К летающему братану привалимся, он теплый, как баба на печке!

Вигала поморщился и продолжил:

— За еду придется оставить какой-нибудь предмет. У вас есть что-нибудь? Любая вещь, которую можно носить или на которую можно смотреть…

— У меня только одежда, — смущенно сказал Тимофей. — И ручной пулемет. Что из этого…

— Вот, братан!

Леха быстро и с готовностью протянул Вигале кулак с торчащей из него толстой крученой золотой цепью.

— Это и носить, и смотреть… Только цену возьми побольше! В смысле — пожрать. Нам еще и на летучего братана надо рассчитывать…

— Возьму, сколько дадут, — спокойно ответил Вигала.

И повернулся к местным, протягивая им нашейное Лехино украшение.

Аборигены радостно загомонили. Откуда-то вынырнули полные корзины. Много корзин.

— Донести их нам помогут, — все так же невозмутимо произнес Вигала. — Ну что, пошли? Нам еще к ночи надо приготовиться…

Леха широко открыл рот, явно готовясь забросать эльфа градом вопросов, но тот опередил его, коротко распорядившись:

— Поговорим возле Эскалибура. А сейчас за мной, и не отставать…

Цепочка бледно-желтых носильщиков уже потянулась вдоль берега. А палуба парохода вновь опустела. Трепетали над бортами флажки, раздуваемые свежим речным ветерком, поблескивала под солнышком белая краска на поручнях. В общем, на судне была полная тишь да гладь.

И по-прежнему не слышалось ни криков детей, ни прочего шума-гама. Если это и был местный речной город, то с детьми в нем явно что-то случилось. Или они здесь молчаливые сверх всякой меры, или их тут и вовсе нет…

Зато на палубе сиротливо стоял и три громадные круглые корзины, оставленные чуткими аборигенами для своих гостей.

Земляне во главе с Вигалой взвалили ноши на широкие плечи и потащились по крутому бережку вслед за процессией из местных.

Там, где лежал их драгоценный дракон Эскалибур, вольготно завалившись на один бок и закрыв чуть ли не целую поляну громадным брюхом в нежно-розовых подпалинах, их ждала груда корзин, пирамидой уложенных друг на друга. Носильщики молчаливой цепочкой стремительно утекали назад.

— Странный народец, — решил наконец высказаться Тимофей. — А вы заметили, как тихо у них на корабле? Ни детей, ни местного варианта собак. Даже куры не квохчут. Местные куры, я имею в виду. Тишина — и только мертвые с косами стоят…

— Не обижай несчастных женщин, человек, — строго сказал эльф.

— Женщин?! — изумился до глубины души Тимофей. А ему-то показалось, что он видел сплошь мужиков, да еще и до крайности уродливых…

— Ну да. В этом поселении живут одни женщины. Всех мужчин забрали сигворты. И давно.

— А это еще кто?

— Пошли, покажу…

Эльф развернулся и широкими шагами направился куда-то в глубь леса.

Леха выпучил глаза, вопросительно уставясь на Тимофея. Тот в ответ только недоуменно пожал плечами, затем тоже выкатил глаза и состряпал на морде лица соответствующее выражение. Мол, раз уж сами проявили идиотское любопытство, то теперь хочешь не хочешь, а придется идти в лес с этим бо-ольшим и незнакомым дядей, смотреть, чего он там покажет… Хоть, мол, и страшно— аж жуть! И поспешил вслед за эльфом. Леха враскачку последовал за ним.

Метров через двести между гигантскими стволами-колоннами заблестела речная гладь. Еще одна речка? Или изгиб той, на которой стоял белый пароход? Тимофей уточнять не стал. Вигала стремительными шагами промаршировал до прибрежной кромки земли и спустился к самой воде. Затем встал на болотистой полоске берега. Два человека догнали его, выстроились по бокам.

В полупрозрачной зеленой толще воды плавали какие-то фигуры. Метрах в трех от них. Леха сквозь зубы восторженно матернулся, оперся о колени, наклонился вперед. Тимофей тоже вгляделся.

Фигуры не плавали, фигуры застыло держались на месте. Вытянуто и застыло, как подвешенные — или же просто прицепленные — к чему-то невидимому. Вполне человеческие фигуры, судя по их очертаниям.

Даже слишком человеческие. Тимофей ясно различал со своего места круглые очертания бедер, выступающие кое-где заостренные холмики грудей. Теперь понятно, почему Лехин мат звучал чуть ли не в поэтических тональностях. Приблизительно в духе оды из мата — «о, е.„, ну, а это вообще е…».

— Это что, опять женщины? — напрямик спросил Тимофей у Вигалы, успевшего шагнуть назад и теперь спокойно стоявшего на травке. — И там женщины, и тут женщины. Это что, планета амазонок?

— Мир, а не планета, человек.

— Тимофей, а не человек, Вигала.

Они смерили друг друга оценивающими взглядами. Эльф чуть заметно улыбнулся.

— Хорошо, человек Тимофей. Дело в том, что миры и планеты — вещи разные. И существующие, скажем так, в различных пространственно-временных континуумах. Планеты — в физической реальности, миры — в метафизической… Запомни на будущее — миры имеют те границы и то строение, которыми их наделил Создатель… и хотя Создатель у всех миров был один, но границы и строение у них, как правило, разные. Для метафизических миров не существует жесткой непреложности физических законов, они не движутся по орбитам, они просто существуют в пузырях своего пространства-времени. В противовес им планеты созданы из веществ периодической таблицы. И движутся по своим орбитам вокруг звезд, подчиняясь исключительно общегалактическим законам, которые, опять же, создал единый Создатель… Ты понял меня? Мир — это мир. Планета — это планета. Что же касается твоего вопроса насчет амазонок… В мире Эллали когда-то случилась беда. Собственно, она случилась тогда сразу с несколькими мирами, связанными Путями Перехода… Это вообще-то долгая история.

— А я и не тороплюсь, — успокоил эльфа Тимофей.

— Некогда один маг искал средство для покорения нескольких близлежащих миров. Суккубов создавал, то есть демонов обольщения, армию оживших скелетов пробовал. Однако скелетов быстро разгромили. Мужчины в этих мирах были крепкие, поднаторевшие в битвах и игрищах с мечом… А потом, после неудавшегося завоевания, мужики даже порешили — не запирать мага в какую-нибудь темную башню без света и просвета, а дать ему возможность еще что-нибудь выдумать. А то, мол, скелеты у него получились какие-то никудышные, слабенькие. Ни развлечься с ними как следует, ни подраться… Правда, уж и не знаю, что они там имели в виду под словом «развлечься». Со скелетами оно как-то… Или они там были сплошь некрофилы? В общем, маг разобиделся и создал специально для них чары мужского проклятия. И тут же их применил.

Эльф выдержал эффектную паузу. Парень явно всерьез и надолго увлекся ролью поводыря и учителя для глупых земных людишек… Тимофей, чтобы хоть чуток сбить с богатыря-эльфа спесь, скучающе так протянул:

— И что же это были за чары?

— Ну… — эльф слегка изменил тон, — он создал такое реверс-излучение, направленное на ослабление мужской игрек-хромосомы, после которого происходило свертывание и разрушение важнейших компонентов генной спирали…

— О… — уважительно протянул Леха, слушавший эту тираду развесив уши. — Ну ты и матюгнулся, братан…

Тимофей тут же издевательски захихикал. Вигала поежился, враз растеряв всю свою менторскую надутость.

— И тогда в этих мирах начались… э-э… некоторые проблемы с мужчинами. Их рождалось все меньше и меньше. А рождающиеся мальчики в большинстве своем наследовали от отцов все ту же облученную игрек-хромосому. Кончилось это тем, что началась элементарная борьба за выживание. Среди женского пола, как вы сами понимаете. Женщины начали воровать друг у друга мужчин.

— И тогда маг победил? — напрямую спросил Тимофей. — Поскольку мужчин не стало, а женщины переключились исключительно на стычки друг с другом…

— Почти победил. Он завоевал все эти миры, в том числе и мир Эллали. Но вот оставить эту империю было уже некому — его сын, увы, тоже попал под чары этого мужского проклятия. И вскорости умер, не оставив никакого потомства…

— А на Эллали, значит…

— Борьба женщин за мужчин продолжилась и после гибели мага. Мужчины по-прежнему вымирали, их становилось все меньше и меньше. Кое-какие женщины, объединившись, использовали свои магические способности.

— Для разведения мужчин? — заинтересовался Тимофей. — Или для выведения новой, улучшенной породы самцов… то есть мужиков?

Эльф качнул серебристой гривой, на мальчишечьем лице явственно проступило сожаление.

— Нет. Для улучшения собственных бойцовских качеств. Магическим путем.

— Понятно. К борьбе за дело отбивания мужиков будь готов…

— Вечно эти бабы берутся не за тот конец, за который надо! — возмутился Леха. — Нет чтобы всей толпой навалиться и спасти своих мужиков! Нет, они вместо этого друг другу в глотки… то есть в волосы!

— Э-э… в общем, смысл уловлен верно, — с некоторой осторожностью в голосе произнес Вига-ла. — Хотя и не совсем правильно по сути… В результате появились сигворты. Полуженщины, полурыбы. С длительным сроком жизни, почти не стареющие, очаровательные, сильные, беспощадные.

— И у тех, что на пароходе, враз украли всех мужиков? — с гордостью догадался Тимофей.

— Точно. Это поселение обречено. Рано или поздно умрут самые последние… э-э… дамы, многие из которых так и прожили всю свою жизнь в непорочности. Вот такая вынужденная девственность. Печально, но факт…

— И не говори, братан! — огорченно взвыл Леха. — Это же… да это же просто зверство какое-то! Эх, меня бы туда — да в их семнадцать лет! Подумаешь, клыки торчат! У каждой женщины есть свои недостатки! Подумать только, теперь так и умрут девками!

— А белый пароход будет по-прежнему качаться на волнах… поскольку сигвортам он не нужен. Прямо летучий голландец какой-то, — задумчиво протянул Тимофей, глядя на слабо колышущиеся в толще зеленой воды женские тела.

— Именно! Сигвортам судно не нужно, они весь день проводят в воде. В состоянии сна… А ночью вылазят на сушу, ищут мужчин…

— Ночные бабочки, значит, — авторитетно пробасил Леха.

— Ну, почти, — согласился Вигала и фыркнул в сторону.

— Странно… —логично рассудил Тимофей, — днем мужиков искать сподручнее, разве не так? Светло и видно лучше.

— Так, — терпеливо сказал Вигала. — Но ты забываешь, что мужчины в большинстве рас — это существа крайне тонкие. Мужчин-эльфов я сюда не причисляю. На нас такие мелочи не действуют. Рожа-кожа, фигура и прочее… Не все ли равно? Главное — получить потомство. Или хотя бы… отдохновение. Но всех остальных мужчин мало просто украсть — им еще и понравиться нужно. Чтобы не убежали назад, к той, что сидит дома и с надеждой ждет. Чтобы… э-э… был в рабочем состоянии. А вы заметили, какие лица у местных женщин? Старые, морщинистые… Солнце Эллали портит кожу. Достаточно одного часа в день, чтобы местный ультрафиолет сделал свое черное дело — и кожа пошла пигментными пятнами, покрылась морщинами. А мужчин это всегда, скажем так, разочаровывает. Так что, уважаемый братан Леха, они и в семнадцать лет уже были — о-го-го… А дамы-сигворты, в отличие от простых аборигенок, весь день отлеживаются под водой, трепетно берегут от местного солнышка физиономию, заодно отсыпаются… а уж ночью выползают на охоту. Или на развлечения с добычей. Украденные мужчины днем тоже отсыпаются в каком-нибудь логове, а ночью отрабатывают положенное. Впрочем, они все равно живут недолго. Особенно с сигвортами. Знаете, тяжелые жизненные условия…

— А ты, значит, братан, можешь наплевать на то, что у них там с кожей? — уловил самое главное из этой речи Леха. И тут же с хмурой завистью посмотрел на высоченного эльфа.

— Самое главное для самого себя, разумеется.

Вигала надменно вскинул брови и удостоил Леху ничего не выражающим взглядом. Тимофей обернулся к Лехе и выразительно так постучал пальцем по голове. Леха смутился.

— Да вы что, братки? Я ж без всякой задней мысли. Меня просто завидки берут…

Пока они глазели на местных водных красоток, вокруг уже начало смеркаться. Темнота опускалась стремительно, гораздо быстрее, чем это происходило на их родной планете. Что ж, здесь чужой мир со своими правилами — что неминуемо должно коснуться и принципов рассеяния света в местной атмосфере. И к тому же они находились в лесу, а в нем всегда темнеет быстрее, чем в чистом поле.

Леха все еще продолжал восторженно пялиться в сторону подводного гарема. Тимофей, которого это зрелище прельщало не настолько сильно — не шли у него из головы слова эльфа о том, что мужики с сигвортами долго не живут, ибо пользуются ими без всяких правил и до синих дымков, и все тут, — отступил назад, к Вигале. Под ногами влажно чавкнуло.

— А кстати… Внизу у них, надо понимать, селедочный хвост вместо ног? Раз уж они все — полурыбы… — спросил он из чистого любопытства.

— Никаких рыбьих хвостов, — тем же менторским тоном просветил его эльф. — Самые обычные ноги со ступнями внизу. А как же иначе, ведь догонять-то мужиков приходится на своих двоих по суше!

Значит, никаких сладкоречивых русалок с зелеными хвостами в здешней фауне нет. А он уже было размечтался…

— Зато в процессе размножения у них немало от рыб. Мечут икринки… то есть икряные капсулы. Из них потом и развиваются. Беда в том, что у них рождаются сплошь одни девочки. Так что и их конец не за горами. Сначала умрут обычные женщины этого племени, потом, за неимением мужиков для святого дела размножения, сгинут и сигворты.

— Вот бы мне одну такую в бассейн! — жарким шепотом размечтался Леха. — Правда, бассейна у меня пока что нет, но для такого святого дела я бы построил, все равно у меня на даче одна крапива…

В сгущающейся тьме поверхность воды все больше и больше темнела, а вот висящие в ней фигуры, напротив, начали наливаться бледно-зеленым светом. Тимофею стало не по себе. Да и в лесу, угрюмой стеной стоящем вокруг речки, тоже пошло ощущение чего-то такое… Недоброго. От чего у него аж мурашки по коже забегали. Но он старался не подавать виду. Ему ли, боевому наставнику тюк-до, бояться каких-то там женщин… Пусть даже и светящихся. А уж леса бояться и вовсе стыдно. Наши предки и не такие леса переводили — когда на дрова, а когда и просто на щепки.

— Люди, — с чуть заметной насмешкой сказал эльф, — одно слово — люди… Чего не в состоянии съесть, то им непременно надо в постель затащить. Ну, идем? А то они вот-вот из воды начнут вылазить. Впрочем, я не настаиваю на вашем уходе, совсем даже не настаиваю… Кто хочет изведать вселенское море страсти, того, как говорится, милости просим. Всего-то и делов — стоять на месте и ножки не утруждать. Дамы придут сами, они здесь приглашения от кавалеров не ждут…

Крайняя к берегу светящаяся призрачно-зеленая фигура шевельнулась. Тимофей молча хлопнул Леху по плечу, поспешил за уходящим Вигалой. Серебряная грива эльфийских волос отсвечивала в густых сумерках мерцающими искрами. Так что можно было не бояться, что свернешь вдруг не туда, заблудишься и потеряешься — грива во тьме светила не хуже маяка. Леха тащился следом, почти не отставая, только часто оборачивался на уходящий за деревья водоем, густо утыканный светящимися фигурками. И тут же сбивался с шагу, потом сопел, догоняя.

Внезапно Вигала застыл как вкопанный. Вскинул над плечом руку, призывая их к тишине. Тимофей заметил, как на длинной, могучей ладони весело заблестели кончики пальцев — оттуда торчали не то ногти, не то когти… но тоже сияли серебром, как и густая грива эльфа.

— Тихо… Не рассчитал. Чуток запоздали.

— А что там? — свистящим шепотом поинтересовался Леха. И клацнул чем-то металлическим.

— Калаучи, — приглушенно произнес эльф. — И как это я… Конечно, точных сведений по ним у меня не было. Считалось, что они вылазят не раньше здешней полуночи. Считалось… Однако они уже шуршат. Но это меня не оправдывает. Сам-то я пройду, но вот вы…

— А мы если не пройдем — то проползём! — вдохновенно сказал Леха. — Ты мне только скажи, браток, — в головы им стрелять или ниже пояса? В смысле — рост-то у них какой? А то у вас тут сплошные сказки, а я в них не шибко грамотный. Все эти драконы, домовые, русалки с ножками…

Вигала мельком взглянул на землян. Тимофей заметил у него на лице оскал белозубой улыбки. От чего по коже сразу побежали ледяные мурашки.

— Калаучи — подобия мхов, питающиеся живой плотью. И кровью. Стрелы и пули их только дырявят — а потом преспокойненько улетают дальше… А калаучи остаются. Раны им не страшны. И прыгают они до высоты твоего пояса, отважный братан. Так… Так-так. Если вы сейчас побежите… и будете бежать достаточно споро, не обращая внимания на то, что будет к вам липнуть по пути…

— И между… — встревожился Леха, — и между ног тоже? Я имею в виду — липнуть будет?

— Сбережешь, — прорычал эльф. — Бежать будете во-он в том направлении. Это я на тот случай, если вы не помните, откуда пришли. Что для вас, как я понимаю, почти норма — не зря же у вас и выражение есть: плутать в трех соснах. Я вас отсюда прикрою, как смогу. Бегите до дракона. Трегуб наверняка уже заговорил охранный круг, сторожит, ждет вас.

— Нас, — поправил Тимофей.

Эльф посмотрел ему в глаза ничего не выражающим взглядом, как будто сквозь него поглядел. Белки у эльфа в наступающей полутьме светились серебром. И на них ярко горели желтоватые, как у рыси, радужки глаз. Со зрачком, ставшим сейчас вертикальным, как у кошки.

— Я прибегу чуть попозже, брат мой Тимофей, — на удивление мягко сказал вдруг эльф. — Мне эти твари почти не страшны. Почти… Держитесь друг за друга. И не отставайте. Ну…

Тимофей два-три раза глубоко вдохнул, прогоняя через легкие кислород, чтобы насытить им мышцы, подстегнуть. И помчался по лесу, таща за собой Леху, как на буксире. Силушки у братка было, хоть отбавляй, а вот в смысле скорости могучие ножки до уровня не дотягивали. Увы. Чувствуется, что качал он их исключительно для ударов…

Какие-то гадины, похожие на громадные ошметки грязи — или на раздавленных асфальтовым катком громадных жаб, — начали прыгать ему на ноги. Прыгали эти твари с земли, с пролетающих мимо древесных стволов. И попадали на бедра и повыше, аж до самого поясного ремня. Почти тут же эти раздавленные ошметки впивались ему в тело, с легкостью минуя плотную ткань джинсов. Создавалось впечатление, словно гадины качают из него кровь целыми глотками. Да еще и закусывают кусками мяса из работающих в беге ног. Леха в темноте сначала сдавленно ойкнул, а потом взвыл в полный голос. Тимофей споткнулся. Какая-то гадость — он ощутил это как удар раскаленного ножа по самому больному своему месту — добралась и до его мужской гордости. Плотный шматок опустился сзади на поясницу. Боль разгорелась там острым ударом, сводя судорогой спину.

Ощущение было такое, что его поедали заживо прямо на бегу. И терпеть эту муку больше не оставалось сил. Какое уж там бежать…

Тимофей рухнул на колени и начал отчаянно бить по телу руками, пытаясь сбросить с себя безжалостно грызущих его плоть паразитов. Но твари просачивались сквозь пальцы, как желе из грязи, и оставались затем на теле, а пальцы после этого накрыла все та же режущая, сводящая скулы и мозги острая боль…

— Иа-у-и… — глухо и долго закричали сзади.

И лес прорезала просека чистого белого света.

Тимофей неуверенно поднялся. Сгустки и ошметья мертвой шелухой отваливались с тела. Он посмотрел вниз. По плотной синей ткани джинсов тянулись частые дыры с окровавленными краями. Кровь на джинсах казалась в ярко-белом свете почти черной. А в дырах просвечивали небольшие ранки — ярко-розовые на свету, с рваными обескровленными краями.

Похоже, калаучей, то есть мерзких раздавленных тварей, прыгавших на них со стволов и с земли, этот белый свет просто уничтожал. Ошметья мертвыми пожухлыми комками валялись рядом.

«А что я тут стою-то?» — в смятении подумал вдруг Тимофей. Неизвестно, сколько еще будет тут светить неизвестный доброжелатель…

В роли анонимного доброжелателя, скорее всего, выступал Вигала, оставшийся сейчас позади. Да что там скорее всего — наверняка. И еще неизвестно, как долго эта светомузыка тут продлится.

Стволы деревьев за пределами полосы ярко-белого света были покрыты черными бугристыми наростами. Твари шевелились, клубились, как пиявки… У Тимофея возникло ощущение, что они смачно поглядывают в их сторону. Интересно, у этих плотоядных мхов есть глазки? И сколько их…

А вот ротики у них точно есть. И зубки. Бабушка-бабушка, как сказала бы Красная Шапочка, а на хрена тебе такие клыки?

«А я у одного господина собачкой служил, — соврал бы ей волк. — Есть у некоторых господ расположенность к громадным клыкам — вот и вставили мне новую челюсть…»

Он превозмог боль, дернул Леху за руку. Могучий браток стоял на коленях и часто и тяжело дышал. В ответ на дерганье он только промычал и повалился на четвереньки. Видимо, его могучему телу пришлось еще потрудней, чем поджарым ногам Тимофея. Сенсей тюк-до матюгнулся сквозь зубы — выхода не было. Поднатужился и взвалил братка на плечо.

Бежать с такой ношей стало еще трудней. Но тело еще не забыло ту острую боль, когда его проедали чуть ли не до костей, так что Тимофей почти летел, подгоняемый собственным страхом. И все нарастающей инерцией двух движущихся по прямой линии увесистых тел.

И едва не проскочил то место, где продолжал полеживать Эскалибур. Полеживать и безмятежно пускать из ноздрей дымки и прочие огненные прибамбасы — вплоть до плазменных синеватых струек. Между гигантскими вытянутыми драконьими лапами мирно горел костерок. Трегуб крутился рядом, что-то там покручивал над огнем…

Тимофей притормозил, чувствуя, как задники кроссовок пропахивают в мягкой земле борозды. В какой-то момент он уловил вокруг себя что-то вроде всплеснувших вверх прозрачных стен — всплеснувших и тут же опавших. Э-э… заговоренный охранный круг? О нем упоминал эльф… а никакого другого объяснения в голову просто не приходило… Почти тут же пропал свет, по полосе которого они неслись. На плече жалобно простонал Леха, завозился, пытаясь слезть. Тимофей наконец остановился. Силой инерции Леху снесло с его плеча, он кувыркнулся по земле и врезался в драконье брюхо. И остался там, постанывая и ощупывая себя руками.

Пурпурно-черный Эскалибур по-змеиному передвинул голову, с немой укоризной посмотрел на место, куда врезался человек. Протяжно вздохнул. А затем гибко развернул морду и уставился в лицо Тимофею.

Уголки длинных, пурпурно-синеватых губ над оскалом драконьей пасти чуть подрагивали. Было полное ощущение того, что представитель рода огнедышащих едва сдерживался, чтобы не расхохотаться.

Несколько мгновений Тимофей зачарованно глядел на ужасающую морду, украшенную внизу пастью таких размеров, что и вымершим динозаврам до нее было как до лебедя раку.

Потом Эскалибур отвернулся. Тимофей хрипло выдохнул, круто повернулся к Трегубу.

— Там эльф остался. Один! Я думаю…

— Ты ему все равно ничем не поможешь, — равнодушно прочирикал домовой, продолжая возиться возле костерка. — Только помешаешь. Еще и тебя спасать придется. Лучше сядь и жди, хозяин. Прямо вот тут, у костерка. Знаешь, как у деликатных японцев звучит «присаживайтесь, пожалуйста»? Повесьте вашу благословенную поясницу…

Тимофей неловко опустился на скрещенные и согнутые в коленях ноги. В раны на заднице тут же набилась земля и какие-то травинки. Но сейчас ему было не до того. Тело била крупная дрожь, а в голове все еще проносились картинки их бегства из ночного леса. И неотступно крутилась мысль, что Вигала там сейчас один. Остался один, оставлен один…

Брошен ими.

И возможно — хоть и не обязательно, — что широкоплечий эльф с мальчишечьим лицом успел уже потратить все свои загадочные силенки на прикрытие их отхода. И стоит там сейчас без всякой надежды на спасение, в полной темноте…

Или ему уже составляют компанию местные сливки общества — мхи-каннибалы.

При этой мысли Тимофея подбросило. Он вскочил на ноги и огляделся.

Так… Запасливый Трегуб набрал горку дров, сложенную поодаль. Дровишки состояли из молодых деревьев с развесистыми кронами. Можно взять одно такое, поджечь, как факел, и бить им по всякой нечисти, что будет прыгать из темноты…

Тимофей на подгибающихся ногах промаршировал до кучи. Выбрал деревце поувесистее, сунул его кроной в костер. Ветки запылали не сразу, сначала закурились синим дымком, выжаривая из себя все соки.

— Ты что? — подивился Трегуб. И, поняв, жалобно запричитал: — Ведь не вернешься, хозяин!

— А Вигала уже не вернулся, — мрачно проговорил Тимофей. — Схожу гляну, чего уж там…

Леха шумно хватанул ртом воздух и со стоном поднялся по драконьему брюху, как по стенке.

— И я с тобой…

— Сиди. Двоих я не дотащу.

Крона уже занялась. Тимофей выхватил деревце из огня, взял наперевес. Тонкий и длинный ствол. При известной сноровке можно крутить ствол в воздухе, превращая его в подобие пропеллера. Вроде бы французы, не менее деликатные, чем японцы, называют такой прием мулине. Прямо как ниточку для вышивания…

Тимофей на пробу крутанул деревцем. Огненно-рыжий круг заблистал в воздухе, с шипением разбрасывая вокруг дергающиеся тени. На щеки пахнуло жаром и золой от сгорающих листьев. Он присел, как бегун перед стартом. Ну…

— Возвращаешься в лесок? — неприятным тоном поинтересовался кто-то сзади. — Сигвортские прелести все покоя не дают? Или зовет романтика темного леса?

Тимофей судорожно сжал руки. Дерево застыло в середине круга, горящая крона мощно и обжигающе хлестнула по щеке.

Сзади стоял эльф. И широко улыбался. Так широко, что доходило аж до оскала. Острые длинные зубы отблескивали в полутьме тем же серебром. Князь Серебряный, да и только…

— Ну, я не смею задерживать… Здешние леса просто рай для самоубийц. Калаучи ждут, сигворты вон тоже ножками сучат. От неразделенного одиночества. Надеюсь, Тимофей, самое главное в вас до них все-таки доползет. Мимо калаучей.

— Вигала? — глупо спросил Тимофей. — А как ты… А что ты?

— Стою, — назидательно промолвил эльф. — Гляжу. И учусь на чужой глупости, как советовал когда-то наш мудрец Деристаль. Глядя на вас, как-то сразу понимаешь, что учиться мне теперь предстоит практически без перерыва. Ну ничего. Учиться только первые десять часов трудно, а потом сразу легко…

— Это он тебя спасать собрался! — с радостным всхлипом объявил из темноты Леха. — Как Герасим, значит, свою Муму…

— Герасим Муму не спасал, — с достоинством подправил изъян в Лехином образовании Тимофей. — Он ее утопил.

— И вы решили пойти по следам соплеменника? — Вигала продолжал откровенно скалиться. — Объявись вы там, мне уж точно не выплыть. Знаете, что говорил наш Деристаль про камень на шее — один хорошо, а два уже слишком…

Ниже пояса по коричневато-зеленым штанам эльфа струилась кровь. И почудилось это Тимофею или нет — но кровь отливала голубым. Именно отливала, а общий цвет был такой, какой и положено иметь кровушке, а по-простонародному говоря — юшке, в этой темноте. Багрово-черный.

М-да. Белая кость, голубая кровь.

— Не ругай хозяина, — строго сказал вынырнувший из темноты Трегуб. — Добрейшей души человек! Тебя спасти хотел.

Вигала скептически хмыкнул и удалился к своему драгоценному энфан тсанде, сиречь дракону по имени Эскалибур. Тот уже приветственно фыркал во тьму огненными выхлопами, скалил громадные, длиной с Тимофееву руку, клыки. И вообще всячески показывал, что рад и счастлив видеть своего друга Вигалу…

Маленький мохнатенький Трегуб имел при себе, по-видимому, не только запас инструментов. Поскольку в сторонке от костерка уже красовалась горка огурчиков-помидорчиков, украшенная поверху перьями зеленого лука. Здесь таким изыскам взяться было неоткуда, значит, у запасливого Трегуба имелись земные продукты. Еда, купленная у аборигенов, оказалась черными комками, по вкусу нечто среднее между свининой и курицей. Хозяйственный Трегуб уварил в котелке кашку из этого загадочного продукта. Пахло аппетитно, хотя смотрелось довольно страшненько — черное комковатое варево.

Но на вкус было мясо как мясо. И шло под огурчики-помидорчики просто на ура. Жаль только, что на «выпить» была только вода — местная, как сказал домовой, с ярким минеральным привкусом. Терпимо, и напоминает боржоми…

После ужина все развалились вокруг костра. Эскалибур, еще раньше успевший сожрать из принесенных для него корзин все, что в них находилось, до самого дна, и даже прутья корзинные наполовину схрумкавший, теперь привольно возлежал на боку, то и дело деликатно отворачивая голову от костра и утробно рыгая в сторону темных деревьев.

— Беседа? — предложил Тимофей, разглядывая игру языков пламени над черными головешками в кострище. Раны на заднице и бедрах побаливали, но уже не так сильно.

— Беседа, — ровным голосом согласился Вигала. — Скажи мне, о братан по разуму — о процентном соотношении наших разумов упоминать я, само собой разумеется, не стану, — но чем ты занимался в своем мире?

— Преподавал тюк-до, — выдавил Тимофей. Похоже, его оскорбили. Или попытались. Или же попытались просто создать именно такое впечатление… Но зачем?

«Обиженный человек эмоциональнее, — пришло вдруг ему в голову. — Выбалтывает больше, держится поагрессивнее».

Но зачем Вигале понадобился практический психоанализ его души?

— А это что за лабуда такая? — заинтересовался затронутой темой простой российский парень Леха.

Души обиженной порывы Тимофей загнал поглубже — типа желания дать Вигале в морду или же рассказать Лехе о том, что, дескать, тюк-до — это навроде борьбы нанайских мальчиков, но только исключительно с тайскими девочками, пусть развешивает уши и завидует.

— Э-э… это. боевое искусство. На границе Таиланда и Кампучии некогда существовало княжество Буджолд. Потом его захватили древние кхмеры — страсть такая была у народа все захватывать, присоединять… Вот после этого-то там и зародилось тюк-до. Я имею в виду — в княжестве Буджолд. Зародилось и стало боевым искусством рабов.

— Типа карате-до и карате-после?

О, а у Лехи есть кое-какие познания.

— Боевое? Рабов? — надменно-вежливо осведомился Вигала.

— Именно.

— Бой и рабы, как мне казалось, веши несовместимые…

— Все зависит от того, кем были рабы и какой будет бой, — пожал плечами Тимофей. — Тюк-до — искусство незаметных. Оно учит, как пережить порку, пытки и прочее, при нужде раствориться в окружающей среде, стать практически невидимым… а потом выскочить из темноты и нанести своему мучителю всего один удар.

— Всего один?! — фыркнул Леха. Пренебрежение в его голосе не просто слышалось — оно там просто-таки плескалось. И переливалось, причем через край.

— Второго, — вполголоса уточнил Тимофей, — не требуется. Обычно. Если, конечно, ты владеешь тюк-до достаточно хорошо.

— Турандот твою мать… — с восхищением протянул Леха.

— И как же все это достигается? — спросил Вигала, похлопывая по губе гигантскую драконью голову, плавно спустившуюся вниз. И поглядывавшую на Тимофея с лукавым любопытством.

Неужели дракон слушает его? И даже понимает? Вот оно, удивительное — совсем рядом…

Иногда даже слишком рядом. Драконья голова проехалась по воздуху буквально в сантиметре от него, припалив волосы на голове. Тимофей подавил в себе рефлекс дернуться и плавненько так отползти в сторону. Он — учитель тюк-до. Так не посрамим же…

— Первое — тренировки. — Тимофей назидательно поднял палец. — Второе — тренировки. Третье — активные тренировки…

— Ты прям как Ильич, — прогудел Леха. — Учиться, учиться и учиться…

Вигала, вольготно расположившийся на местной травке, вдруг насторожился и резко сел. Тимофей тоже решил прислушаться.

Все вокруг было тихо. Как в мертвой зоне. Лягушки не квакают, влюбленные парочки не мяукают особыми звуками, общими для всех рас и народов…

Вигала опять расслабился. И даже почти вернулся к прежней позе. Почти, да не совсем. Ноги на этот раз он скрещивать не стал.

Параллельно расположенные ноги — выигрыш в скорости в случае нападения. Случайность?

— Однако в лесу ваше тюк-до вам не помогло, Тимофей, — громко сообщил Вигала окружающей среде. — Или вы решили не выделяться — исключительно из врожденного чувства скромности, разумеется?

— Вы не понимаете. — Тимофей пожал плечами. Что ж, объяснять — это тоже его работа. — Тюк-до — это вам не скорость, помноженная на мускулы и бронетанковый настрой. Со звериным чутьем поверху, с которым можно хоть куда — хоть в дикий лес, хоть в доменную печь. Тюк-до— это искусство терпения, выживания… превращения в ничто в нужный момент. Срабатывает с людьми. Но не с этими клещами…

— Понимаю, — после минутного молчания сказал эльф. — А вот, кстати, и гости к нам…

Прозрачная стена, мельком замеченная Тимофеем, теперь стояла вокруг костра в полный рост, метра на три-четыре. И слегка помутнела.

А за стенкою, как будто за стеклом, топтались три дамы. Очаровательно-зеленоватые, с красноватыми космами вокруг удивительно симпатичных мордашек. И клычки у них изо рта торчали только самую чуточку, в отличие от прочих местных аборигенок…

— Вот, хотят побеседовать, — с полнейшим равнодушием в голосе заявил Вигала. — Как вы думаете — пускать или пусть постоят там до утра? Через заговоренный круг им все равно не пройти.

— Они, нас… э-э… украсть желают? — с некоторой опаской спросил Тимофей.

— Нет. Я же сказал — по-бе-се-до-ватъ.

— Какие, к черту, беседы, — проворчал Леха, зябко озираясь. — Эти местные сексуальные маньячки… Что мне им — камасутру пересказывать, что ли? Так я там только картинки смотрел.

— Они опасны? — напрямик спросил Тимофей у Вигалы.

Тот пожал плечами, на лице у него появилось ласково-ехидное выражение.

— Красота, как у вас говорят, страшная сила…

У дам за призрачной преградой лица были умоляющие и растерянные.

— Вообще-то можно и впустить, — задумчиво рассудил Вигала. — Камасутра, картинки, гм… Мне ведь тоже надо учиться, учиться и учиться…

— Нет! — в один голос завопили Леха с Тимофеем.

Призрачные стены упали. Дамы гуськом зашли в круг света, отбрасываемый костром. Потоптались возле кострища.

Трегуб вынырнул откуда-то из темноты, внимательно оглядел все общество. И особое внимание уделил трем зеленоватым прелестницам. Которые, кстати, были совершенно голыми.

Дамы тут же начали строить домовому какие-то рожи, мерзко свистеть и шипеть.

— Блудницы вавилонские, — ханжеским тоном сообщил Трегуб. — Требуют, чтобы я им помог. Хотят с вами поговорить на вашем языке, тьфу! А теперь вот просят, чуть ли не умоляют…

— А ты можешь это устроить? — быстро переспросил Тимофей.

— Я все могу! — все тем же противным голосом сказал Трегуб. — Но ты не бойся, хозяин! Я не позволю смутить тебя всякими разными грязными намеками. Вас теперь у меня на всю планету всего двадцать с небольшим осталось, так что я вас буду держать исключительно на развод, на племя то есть.

— Ты сначала кобыл заведи! — огрызнулся Тимофей. — Нашей породы. А то все производительницы, как ты сам заявил, улетели… А сейчас, будь добр, сделай так, чтобы мы их могли понять. Ну пожалуйста.

Трегуб взмахнул рукой, выпустил в воздух сверкающие шарики. Шарики походили на мыльные, переливались по всей поверхности радужными разводами, но внутри их словно заполняла мутноватая водица.

— Говорите. Крошки-сальви сами переведут, кому что надо…

— Что за крошки-сальви?

Сверкающие шарики разразились свистом и шипением.

— Хозяин, — наставительно проговорил Трегуб, — не спрашивай о многом. Спрашивай о нужном! Ну вот скажи, тебе легче будет, если я скажу, что крошки-сальви из разряда малых духов, одарены телепатическим даром и способностями к языкам. Понимают все с полуслова, короче. И тут же переводят… Ну и что ты уяснил из сказанного?

— Крошки-сальви, — напряженно повторил Тимофей, — принадлежат к разряду малых духов, одарены телепатическим даром и крайне способны к языкам. В общем, это что-то такое маленькое, разумное и работающее как переводчик. Так?

— Гений, — ехидно признал домовой. — Да это же просто Ньютон какой-то! Тот тоже — как только его яблочко в темя тюк, так он сразу — ба, да оно же не просто так на меня свалилось, тут законом всемирного тяготения пахнет! А потом еще немножко помозговал, и опять — ба, да оно ж не просто так от меня отскочило, это моя голова на него так мощно подействовала! А раз так, то всякое тело сохраняет состояние покоя или равномерного движения, пока не тюкнется обо что-нибудь, вот как это яблоко об мою голову…

— Короче, — вклинился Тимофей. — Нельзя же, в конце концов, заставлять дам так долго ждать, у них дела, работа, дом… точнее водоем, в котором они бултыхаются. Опять же и мужчины недоловленные где-то бродят, их дожидаются, как снега на голову… Итак, что вам, очаровательные вы наши?

Крошки-сальви разразились долгим проникновенным свистом. Дамы тоже засвистели, зашипели и даже, кажется, замяукали.

— Уважаемые путешественники, — мурлыкающим голосом перевел ближайший к Тимофею крошка-сальви, предупредительно повисший в воздухе возле его правого плеча. — Мы — несчастные женщины, брошенные судьбой в пучину бед. Одиночество гнетет нас, будущее ужасно, никто нас не любит… Ну и так далее. Э-э… В общем, бьемся мы тут как рыбы об лед.

— А как поэтично переводит… — Вигала чуть повернул голову, желтоватые глаза насмешливо блеснули в полутьме.

— Гарвард, сэр! — восторженно пропиликал крошка-сальви. — И МГУ, и Сорбонна… У меня три университетских образования в области языкознания, степень магистра наук по английскому, доктора наук по русскому, академика Пре-Нуво по французскому… Правда, все это получено мною в обличье человека, в которого меня на время так любезно превратил мой друг и хозяин Трегуб… Все прочие языки всех миров я перевожу дословно — но уже без поэтичности, ибо она, увы, требует университетского образования. О, да они тут дальше стонут — мол, спасите нас, отважные пришельцы черт знает откуда, без вас мы никак, хоть ложись да помирай. Да мы бы легли, нам не жалко, да… это я пропущу. Молим о спасении, на том стоим и челом бьем…

— Это они на что намекают?! — встревожено спросил Леха. — Своих мужиков загоняли непосильным трудом, а теперь проходящих туристов отлавливают? Не, братан, соглашаться не будем… Ни за что! Я еще хочу увидеть это… ну, это самое… как там один писака писал… «зеленые холмы Земли», во!

Тимофей одарил Леху уважительным взглядом. Надо же — пальцы веером и при этом цитирует Брэдбери. Почти не запинаясь.

— Не волнуйтесь, — лениво сказал Вигала. — За одну ночь с вами ничего не случится. Зато потом будет что вспомнить! И только. К тому же они просят не об этом. Ну… То есть не только об этом.

Крошка-сальви подпрыгнул в воздухе и обиженным голоском пропищал:

— Действительно. Дамы молят сразу о двух подвигах. Сначала об… об одном не совсем приятном, а затем о том, что, несомненно, доставит вам всем величайшее удовольствие, негу и наслаждение.

— Удовольствие — это хорошо! — проникновенно пробасил враз повеселевший Леха. — Я, конечно, смущаюсь, но примерно представляю, о чем речь… Да, есть еще на свете люди, приносящие с собой все тридцать три удовольствия сразу! Это я про себя, любимого… А что там насчет неприятного?

Дамы потупились, зачертили прелестными ножками круги по траве.

— Первое и, как мы понимаем, крайне неприятное для вас дело — это то, что вы называете продолжением рода, — высоким тоном возвестил крошка-сальви. — Мы понимаем, что это вам совсем не по вкусу, отважные путешественники. Вы только мимоходом посетили наш мир, вам ни к чему глупые плотские развлечения. Но мы вас умоляем — только на эту ночь… А наутро вы сможете совершить то, что для вас есть дело привычное, приносящее удовольствие и так далее — негу, комфорт, чувство выполненного долга… Умиротворяющее, счищающее грехи.

— Значит, первое и неприятное для нас — это… э-э… просто провести с вами ночь? — быстро переспросил Тимофей. — Вопрос, конечно, интересный… Правда, неприятный или нет, гм… В общем, оставим это без комментариев. Пока без комментариев. А что насчет второго и ужасно приятного для нас дела? Что там нужно такого сделать, отчего нам светит непременное блаженство душ и поблажки на входе в рай? Если не шутите, конечно.

— Требуется убить чудовище, — ласково про-журчал крошка-сальви. — Оно угрожает нам, всему нашему существованию…

— Так им, как я понял, все равно помирать, — с полнейшим равнодушием отозвался садист Леха. — Днем раньше помрут, днем позже. Чем долго помирать от старости, так пусть их лучше местный чудо-юдо сожрет во цвете лет, пока на них посмотреть приятно… Э стой, это не для перевода!

Крошка-сальви что-то обиженно прогудел, но переводить не стал.

— Интересно, — пробормотал Тимофей. — А кто или что может угрожать сигвортам? Таким очаровательным, живучим…

— Кто извечный враг маленькой рыбки? — Вигала приподнял одну бровь. — Только о-очень большая рыбка…

— Я предлагаю выполнить то, что у них… ну, неприятное, как они это называют. А от приятного отказаться, — твердо сказал толковый пацан Леха. — Хорошенького понемножку. А уж приятного и вовсе бы чуть-чуть… Извините, девочки. Ни к чему нам всякие подвиги по дорогам. У меня, знаете ли, аллергия на все, что другим после выполнения приносит исключительно негу и комфорт. И чувство выполненного долга. В общем, хотите — соглашайтесь, хотите — нет, но выполнить мы готовы только первое. Второе оставим для других, для этих самых… романтиков дальних странствий.

Тимофей молчал, постукивая пальцами по коленке. Вигала облизнул голубоватые в свете костра губы и почти насмешливо пропел:

— Нет, что касается меня, то я самое трудное и неприятное оставлю для вас, для людей. Сам я на такие подвиги… гм… не гожусь. А вот второе, там, где сплошные удовольствия… Эй, уважаемый сальви! Нас только просят? Подобру-поздорову… Или еще и рассказывают — мол, мы в таком отчаянии, в таком ужасе, что можем и по вам, господа хорошие, шандарахнуть? И сильно… Насколько мне известно, кое-какие магические возможности у этих дам имеются. Остановить они нас не остановят, но продвижение к главному магу Эллали затруднить могут вполне. И сильно затруднить — вплоть до тяжких увечий, несовместимых с жизнью.

— А как же, — насмешливо пропищал сальви. И заблистал по поверхности радужными искорками. — Вопрос милейшими дамами ставится как всегда: или — или.

— А что они могут? — обеспокоено спросил Леха.

— Многое, — тоном телевизионной дикторши начал распинаться мыльный пузырь. — Они обещают превратить то, что вы успели слопать и что сейчас лежит у вас в животах, в камни. Что, в свою очередь, грозит вам не меньше чем заворотом кишок. Они нашлют на вас болезни, мор и чесотку. Они..

— Вигала! — Тимофей повернулся к эльфу. — Вы…

— Ты, — без всякого выражения поправил его эльф.

Тимофей смерил эльфа взглядом. Широкоплечий красавец Вигала смотрел на него бесстрастно, холодным честным взглядом — партизан в плену перед проклятым захватчиком, да и только… С самого начала вид эльфа вызывал у Тимофея некоторый разлад с собственными ассоциациями. Сказочные эльфы, исходя из фильмов, сказок, книг и прочего материала на эту тему, всегда казались ему этакими субтильными и хрупкими созданиями, на которых только дунь — и их тут же сквознячком сметет к чертовой матери, а тут мужик помощнее Тимофея раза в полтора. И ничего общего с созданным Тимофеем собирательным образом эльфов из сказок — ни тебе хрупких плечиков, ни огромных глаз, ни тонких длинных пальчиков. Напротив, плечики самые что ни на есть могучие, глаза все время слегка прищурены, словно и не эльф, а викинг на охоте… да и пальчики у него — такими подковы ломать, а не сказочные эльфийские лютни тревожить, если, конечно, они существуют, те лютни…

— Хорошо, ты, — четко поправился Тимофей, посмотрев на Вигалу и шепотом добавил: — Ты у нас тут самый подкованный в плане экологии здешних лесов. Ну и особенностей местной охоты тоже. Что безопаснее — развлечь заскучавших девиц или же повернуться к ним задом? Повернуться как в смысле первого, так и в смысле второго их задания… И учтите, у нас ведь еще есть и собственное дело в этом мире. Так сказать, приоритетная цель.

— Лучше пойти. — Вигала чуть повернул голову, глянул на зеленых девиц с холодным интересом — как опытный препаратор на зеленых жаб ненормально большого размера. Чуть заметно улыбнулся. — Как-никак мы здесь гости, а они хозяева. К сожалению, я тоже не слишком много знаю о здешних лесах. И о магии их обитателей не до конца осведомлен. В любом случае, излишне трепыхаться не следует. И дерзить хозяевам — тем более, увы. Вы, как уже предложил братан Леха, этой ночью отдадитесь местным прелестницам со всем пылом своей юной страсти. Если захотите, конечно. Но если согласитесь, то незабываемые впечатления на всю жизнь вам гарантированы. А я поутру схожу гляну, что там за большая рыбка.

— Я с вами, — твердо сказал Тимофей. Эльф чуть заметно пожал плечами.

— Если поутру будете в состоянии — пожалуйста. Но я бы на вашем месте… гм… Реальнее надо смотреть на будущее, Тимофей, реальнее. Мои вам наилучшие пожелания. Встретимся перед рассветом, здесь. Желательно здесь. Правда, вы будете после ночных трудов, и нелегких… э-э… трудов… ну так постарайтесь хотя бы приползти, что ли.

Наглый эльф поднялся и летящей походкой удалился к Эскалибуру, гнусно фыркая на ходу. Чересчур понятливый дракон тоже не остался в стороне, плавно спустил голову вниз и уставился на Тимофея в упор. С понимающей такой насмешечкой уставился.

Дамы дружно ухватили Леху с Тимофеем за руки и мощно поволокли в сторону темного и опасного леса.

— Эй-эй! — отчаянно воззвал Тимофей к их вниманию. — Нам-же туда нельзя! Нас там съедят!

— Берегите дыхание, Тимофей! — успокоил его сзади Вигала. — И не волнуйтесь так. Дыхание собьете, то, се. Драгоценные силы потратите, а вам это ни к чему. Сигвортам калаучи не страшны, у них против этих тварей есть мощнейшее средство.

— Какое-такое средство?! — возмутился Тимофей, отчаянно сопротивляясь попыткам выволочь его за пределы прозрачной стены.

— А они их едят! — добил его Вигала. — Так что где ходит сигворт, там калаучи разбегаются. С воем и слезами…

— У черт, — проникновенно прошептал Леха, сверкая глазами то ли испуганно, то ли заинтересованно. — Кто здесь кошка, а кто здесь мышка? И кто кого здесь уделает — то ли кошка мышку, то ли мышка кошку…

* * *

Ночь — как тысяча веков,

Ночь — как жизнь в полях за Летой,

Гасну в запахе цветов,

Сплю в воде, лучом согретой…

Тимофей проснулся на берегу зеленого водоемчика. Проснулся резко, как от толчка. И первыми в голове всплыли почему-то именно эти строки Валерия Брюсова. Полностью позабытые, смытые из памяти последними десятью годами взрослой жизни, той самой обычной и нормальной жизни, которая, как известно, бьет ключом — а попадает при этом исключительно по голове. Брюсова он почитывал еще «на заре туманной юности», как говаривал кто-то из великих. И память, крепкая в юношеские года, а потом сильно ослабевшая в плане романтической поэзии — и все в результате банальнейшей прозы жизни, вдруг взяла да и вынесла на поверхность аж целый стихотворный кусок…

Прочь! Оставь! — Иду одна Переулком опустелым. Сладко нежит тишина, С тишиной роднится тело. Стен воскресших белизна оттеняет пеплум белый…

«Стен воскресших» — значит, там, в стихотворении, тоже наступает утро. И там тоже кто-то возвращается после бурно проведенной ночи. Сходство ситуаций было несомненное, потому что небо над Тимофеем стремительно светлело, а стало быть, и там утро, и тут. Блекло-лиловый рассвет разгорался на полнеба почти так же быстро, как накануне подступала темнота. Первое утро, встречаемое им в этом мире лесов и рек…

Под боком кто-то всхрапнул. И почти тут же его несильно пихнули ногой в бок.

— Подъем. — Леха наклонился, бдительно заглядывая Тимофею в глаза. — Ты в порядке, браток? Вижу-вижу, моргаешь, ножки дергаются… Значит, еще живой. Хватит лежать, наша с тобой сказка Шахерезады уже закончилась. Пошли. Ночь отдохнули, теперь можно и Вигале помочь.

«Отдохнули?! Труд это был!» — взвыл мысленно Тимофей. Стенкой на одного… А Леха уже чапал по берегу вверх, к деревьям, приговаривая на ходу:

— Тетки сказали, что от нас теперь ими пахнет. Воняет даже… Так что никакие калаучи нас не тронут, можно идти спокойно. Так, а вот отсюда, по-моему, надо взять чуток поправее. Братан! Кончай лежать, давай поднимай свою драгоценную поясницу — как твой домовой выражается. Давай-давай, а то запашок выветрится, одни обычные человеческие газы останутся… А на них тут же калаучи прибегут, ну прямо как мухи на кое-что особое.

Тимофей с некоторым напряжением сил и ножных мускулов воздел себя на ноги. Постоял. Казалось, что целая вечность прошла с того момента, как он ступил в зеленоватую воду вслед за призрачно светящимися женскими телами. И вода сомкнулась над ним, и…

Он содрогнулся. Воспоминания о том, что происходило прошедшей ночью, балансировали на тонкой грани. Между прекрасным и еще чем-то…

В общем, он кое-как затолкал свои разномастные воспоминания поглубже и торопливо затрусил вслед за Лехой.

На месте, где они вчера оставили Вигалу в теплой компании с драконом Эскалибуром и домовым Трегубом, все было мирно. Эскалибур храпел в паровозных тональностях, вольготно растопырив громадные ноги-лапы по обе стороны от погасшего уже кострища. Трегуб притулился в складке между одной из гигантских лап и брюхом, тоже что-то свое насвистывая носом.

И только Вигалы на полянке не оказалось.

Леха кинулся вперед — подбирать оружие, и свое, и его. Тимофей добежал до сладко храпящего домового, не слишком нежно тряхнул его за плечо.

— Ну, чего там, — разнеженно пробормотал домовой. — Гликерья, душенька, тебя опять пощекотать надо? Сейчас-сейчас, вот только лапти скину…

— Вставай, Трегуб, труба зовет! — гаркнул Тимофей. — Где Вигала?

— У-у… ушел. Ах, Гликерья…

Трегуб развернулся, выдрав свое плечо из пальцев Тимофея. И снова уснул. Только теперь уже достаточно красноречиво развернувшись к Тимофею спиной.

— Куда он ушел?! — снова несдержанно рыкнул Тимофей, кровожадно разглядывая мирно спящего крошку-домового.

Трегуб молча махнул рукой, обозначив направление. На девять часов от Тимофея. Точно по левую руку.

Сзади подбежал Леха, заглянув через плечо, деловито сказал:

— Чуток припоздали к началу разборки. Ну да ничего, дорога ложка к обеду, а лишний ствол — к концу беседы. Особенно дружеской или деловой беседы. Пошли. Направление нам указано, а раз уж эти рыбки от него так страдают… то ихнее чудо-юдо наверняка живет поблизости от них.

— Думаешь?

Леха вздохнул, ухватил его за локоть и попер в указанном направлении. Мощно и быстро попер, ну прямо как танк на врагов отчизны.

— Думаю… Да наверняка! Я бы и сам на месте этого чуда-юда квартирку себе подобрал так, чтоб каждый день с дамочками локтями тереться. Можно, конечно, и не только локтями…

— А без пошлостей не можешь? — буркнул Тимофей, сдирая с Лехиного плеча свой пулемет.

— Ба, какие мы нежные стали…

Они молча пробежали по лесу километра два в указанном направлении. Местное солнышко уже успело слегка приподняться над горизонтом. Калаучей нигде не было видно. Гигантские стволы, мимо которых Тимофей с Лехой пролетали с разбегу, были чисты и пусты. Прямо-таки девственно пусты. То ли с восходом солнышка вся эта местная помесь клещей, вампиров и каннибалов пряталась в какие-то свои норы, то ли и вправду сигвортами воняло от них после прошедшей веселой ночки так, что бедные калаучи разбегались аж на три километра..

Они с топотом выскочили на пологий бережок, ломая прибрежные невысокие кустики. И увидели Вигалу.

Эльф стоял по колено в воде, выставив перед собой меч. То-то Тимофей замечал у него над левым плечом нечто крестообразное. Значит, это была рукоять меча. В заспинных ножнах.

Напротив Вигалы была только зеленоватая поверхность воды, посеребренная и позолоченная подступающим рассветным сиянием. И все. Слышно было, как где-то невдалеке то и дело всплескивает рыба.

А потом она всплеснула чуть сильнее. И еще сильнее.

Тимофей и Леха торопливо забрели в воду, встали по обе стороны от эльфа. Леха, фыркнув, чуть слышно пробормотал:

— Ах, какое перышко-то длинное… Я прямо тащусь. Он бы еще с зубочисткой на разборку приперся.

У самого Лехи в руках чернело что-то круглое, длинное и огнестрельное. Дюже страшное даже на вид.

Вода впереди мощно вспучилась и прогнулась в высокий горб.

Затем горб раздвоился, развалился на две части. И то, с чем им следовало разобраться, проклюнулось оттуда, как росток из почки.

Больше всего это походило на некую роботизированную тварь. В которой наблюдалась некая тараканообразность, что ли. Или тараканистость. Громадное вытянутое овальное тело, маленькая (по отношению ко всему остальному туловищу) головка сверху. Неподвижно торчащая из нее длинная пара усов. И согнутые, прижатые к брюху членистые тараканьи ножки — полупрозрачные, со стальным жирным блеском, густо усаженные на всем протяжении волосками. Или, принимая во внимание толщину «волосков», следовало сказать — шипами?

Поблескивали членистые соединения. В чудовище что-то мощно поскрипывало, металлически поскребывало. Оно подняло переднюю лапищу, покрытую то ли стальным, то ли хитиновым экзоскелетом, и попыталось достать ею Вигалу.

Эльф от души саданул мечом. На членистой лапе меч звякнул. И лапа после замаха вернулась к чудовищу абсолютно целой.

— Ага, — пробормотал Леха. — Вот ты как… Ты на нас с агрессией! А вот мы тебе сейчас тем же самым… и по тому же месту…

Он вскинул свое ужасающе мощное оружие на плечо. Выстрелил.

Струя белого дымного следа прорезала воздух. В твари образовался изъян — голова исчезла. Тимофей застыл, восхищенно озирая рваную дыру между покатых плеч.

И едва не пропустил тот момент, когда тварь снова ринулась в бой. Ринулась, несмотря на отсутствие головы.

Вигала с ревом вскинул меч. Леха что-то там такое передернул в своей базуке и снова вскинул ее на плечо.

Тварь без головы рванулась к ним через воду, поднимая высокие волны.

Тимофей, чувствовавший себя не совсем уверенно в компании с презентованным ему скромным «печенегом» (всего-то ручной пулемет в комплекте с пламегасителем и окуляром ночной видимости… скромно, если сравнивать, к примеру, с той чудовищной шайтан-трубой, что красовалась на могутном плече Лехи), тоже вскинул оружие. Выпустил очередь.

Чудищу это было как слону дробина. Мощные членистые лапы взбаламутили воду буквально в тридцати сантиметрах от Вигалы. Эльф отпрыгнул назад, злобно рыча, как рассерженная громадная кошка. Снова взмахнул мечом, рубанул членистый сустав. И снова безрезультатно. Леха в последний момент сумел как-то уклониться — на него тоже падала громадная скелетообразная лапа, падала прицельно, уверенно. И рассекла воду в том же самом месте, где только что стоял крутой братан.

Очередная лапа упала на него самого. Тимофей, занятый разглядыванием прыжков боевых сотоварищей по воде, заметил несущуюся откуда-то сверху лапу слишком поздно. Он не успевал вывернуться из-под грозной тени, никак не успевал…

Но все же крутанулся, прыгнул, упал в воду чуть поодаль. И, уже заглатывая горьковатую местную водичку, понял — пронесло.

Хотя просвистело до ужаса близко.

— Отвлеките его! — завопил Леха, делая руками красноречивые знаки — мол, вперед, братКи ! — Поскачите у него под носом, попрыгайте, что ли…

Вигала с ревом метнулся из воды, уцепившись рукой за одну из коленчатых волосатых лап. И попытался всадить лезвие длинного, серебристо сияющего меча в брюхо твари, метя под одно из членистых соединений, густо покрывающих могучее устрашающее чрево. Соединения были то ли продолжением громадных лап, то ли их креплениями к туловищу.

Меч со скрипом вошел. Чудовище дернулось и потянулось к Вигале всеми своими конечностями. Тимофей заорал, бросившись к твари. Выпустил длинную очередь, целясь в рваную рану на месте головы.

Пули, звонко цокая, срикошетировали от серых, маслянисто-прозрачных плит на груди твари. Гигантский таракан без головы задумчиво так застыл на месте. Похоже, лишенное головы туловище никак не могло сообразить, кого из троицы давить первым. Короче, кому быть, а кому не быть. У него явно наметились проблемы с мыслительной деятельностью. И неудивительно — одна голова хорошо, но вот что делать, если ее и вовсе нет?

К сожалению, других проблем у него не возникало. Лапки двигались, неизвестно как определяя местонахождение противников, атаковали. Даже туловище умудрялось сохранять равновесие и поворачиваться из стороны в сторону достаточно слаженно.

Может быть, все дело было в волосяных шипах, густо покрывавших конечности чудовища? Если они работают как эхолокаторы… или как сканеры инфракрасных лучей, скажем, находящие людей по излучаемому ими теплу… а мозг находится не только в голове — или, скажем, не столько в голове, сколько в груди или даже в брюхе… Тогда отсутствие головы твари не слишком-то повредит.

И во весь рост встает вопрос — а что ей тогда может повредить?

— Разойдись, братва! — мужественно завопил с берега Леха.

Вигала крутнулся на вытянутой руке и косым нырком ушел под воду. Тимофей прыгнул в сторону. Мимо во второй раз пронеслась пушистая струя белого дыма.

Снаряд из Лехиной базуки ударил в грудь обезглавленному туловищу.

Безголовый таракан покачнулся. И остался стоять.

Похоже, на груди броня сочленений была даже помощнее, чем на оторванной голове. Оно и верно — зачем защищать голову, когда есть такое брюхо? И такие лапки…

Тварь наконец-то определила для себя приоритетного врага. И крайне резво прыгнула на берег. Рванула прямо с места, как гигантская торпеда, по неизвестной причине поставленная на попа.

Леха заорал.

Тимофей ринулся на берег, по пути отшвырнув в сторону узкой береговой полоски совершенно бесполезный в данной ситуации ручной пулемет.

Бледный как смерть Леха отступал по топкому илистому бережку к лесу, отстреливаясь из пистолета. Базуки у него в руках уже не было, наверное, Леха ее просто отбросил за ненадобностью. Скорее всего, она была однозарядная… а времени для перезарядки у него уже не оставалось. Чудовище двигалось стремительно, даже чересчур стремительно…

Непонятно было только, зачем Леха оставил себе пистолет — толку от него все равно было не больше, чем от детского пугача.

Срочно следовало что-то предпринять. Но что? Слева из-под воды бесшумно вынырнул Вигала, стремительно и молча рванулся к берегу. Тимофей нагнал его.

Чудовище вдруг опустилось на все свои лапы. И еще сильнее начало походить на громадного таракана, по неизвестной причине лишившегося головы. Леха панически взвыл, развернулся, попутно оступившись, — и понесся в лес, петляя между громадных стволов, как заяц.

Некоторое время все так и бежали — Леха впереди, как Чапаев на белом коне, таракан за ним, как белогвардеец в радостном раже от собственной атаки. Вот только реки Урал нигде не наблюдалось…

Впрочем, река-то как раз осталась позади. Хоть одна радость на фоне всех здешних гадостей… Вигала и Тимофей ровно, чуть ли не плечо в плечо, неслись следом, замыкая процессию.

— Что делать будем?! — прокричал Тимофей на бегу. Пока что ему бежалось достаточно легко, дыхание еще не сбивалось, и ноги отталкивались от земли ровно, уверенно, но…

Но у Лехи физическая подготовка была совсем не та. И уродливый монстр, несшийся за ним след в след, в любой момент мог нагнать его. И уже нагонял, собственно.

— Отвлечь… отвлеки внимание этого! — рявкнул Вигала.

Эльф неожиданно резво припустил вперед. Тимофей глянул вслед — и мысленно подобрал мысленно же отвисшую челюсть. Лично ему такая скорость и не снилась. Ни в кошмарных снах, ни в прочих, какие обычно снятся всем спортсменам в возрасте — о нежданной славе, о неизвестно откуда взявшемся достижении или рекорде…

Вигала вылетел на уровень передней лапы монстра. Звонко хлестнул мечом по бронированной волосатой лапе. Таракан тут же затормозил и брезгливо отдернул затронутую какой-то букашкой конечность. Эльф содрал что-то со своего пояса, крутанул в руках.

Взмах. И тут же Вигала превратился в смазанную тень, протянувшуюся между этой лапой и ближайшим гигантским деревом.

Тараканище с азартом потянулся прихлопнуть бегающую перед ним человекообразную букашку, но неожиданно задергался. Лапу что-то держало.

Тимофей наконец добежал до передового рубежа их обороны. Между лапой и деревом тянулась натянутая, как струна, толстая веревка. Неподалеку к одному из стволов привалился спиной позеленевший Леха, жадно хватая ртом воздух.

— Значит так! — крикнул Вигала. — Нам надо срочно добраться до костра! Я впереди, ты за мной — и держись след в след!

Туго натянутая веревка над головой гудела и звенела, грозя оборваться в любой момент. Тварь дергалась на своей привязи, с противным звуком скрежетала сочленениями и лапами. Вигала, в три прыжка добравшись до Лехи, подхватил его за плечи. Затем побежал вперед, заложив два-три зигзага между стволами, — и почти тут же исчез из виду.

Тимофей помчался следом. Стволы затрудняли видимость, Вигала только время от времени мелькал между ними — но ему этого хватало. К тому же местное солнце стояло уже достаточно высоко, и по нему тоже можно было ориентироваться, то и дело корректируя направление бега. Костер, у которого остались Эскалибур с домовым, располагался чуть справа. Примерно на час дня…

Минут через пять сзади докатился глубокий стонущий звук. Тут и гадать было нечего — веревка лопнула, а монстр освободился. Но вот побежит ли он за ними? Если им руководят инстинкты… или голод, что еще хуже, то может и побегать. А вот если он более разумен и удовольствуется просто тем, что отогнал непонятных букашек от границ своей неприкосновенной территории…

Тимофей прибавил скорости, хотя дыхание уже начало сбиваться. В ушах шумело, да и ноги далеко уже не так бойко неслись по лесным кочкам и ложбинам, что, в общем-то, было нормально. Рано или поздно всегда наступает такой момент, когда количество пройденных тобой километров начинает-таки побивать качество твоей подготовки… Хотя, конечно, в таком деле всегда лучше позже, чем раньше. Хорошо хоть сучков и прочих коряг в этом лесу видно не было. Так что бежалось ровно, без спотыканий. Чистый лес, аккуратный. Или сучки-коряги здесь не растут… в смысле не сохнут на корню и вниз не отваливаются, или же — и это, кстати, наиболее вероятный вариант — местное население проходит по здешним лесам, как пылесос по коврам. Скорее всего, с горючими ресурсами в этом мире не очень, и приходится подбирать каждый сучок…

Наконец он вылетел на полянку с кострищем и Эскалибуром, который уже не возлежал вольготно, как прошлой ночью, а стоял на всех своих четырех лапах, напряженно полураспустив крылья. И угрожающе пофыркивал огненными клубами мимо древесных стволов. С появлением Тимофея дракон повернул голову в его сторону, прилежно обозрел его фигуру — даже с некоторым подозрением обозрел, как показалось Тимофею. Так и чувствовалось, что ожидали с этой стороны уже не его скромную персону, а успевшего сожрать бедного сенсея таракана-переростка. Вигала и Леха сидели наверху, на драконьей спине — две небольшие фигурки, воткнутые в частокол кресел. И Трегуб полз по багрово-черному боку Эскалибура, выставив на обозрение Тимофея детский зад, просвечивающий сквозь потрепанные рваные штанцы…

Короче, в их лагере наблюдалась полная эвакуация.

Леха что-то завопил сверху и зовуще так замахал руками. Прямо как Ярославна мужского пола, тоскующая по Тимофею с высоты драконьего гребня…

Он спохватился и в три прыжка добрался до багрово-черного брюха, поросшего дорожкой из скоб. Взобрался по ней, быстро перебирая руками.

Леха радостно развернулся лицом к Тимофею и заявил слегка подрагивающим голосом, в котором отдаленно слышались истерические нотки:

— Смываемся, браток! Вигала так и сказал — мол, попробуем сбежать отсюда… Мы ж в конце концов им ничем не обязаны, теткам этим! А они нас, стервы, мало того что попользовали, так теперь еще и скормить своему таракану хотят!

— Они хотели, мы попробовали, — пробормотал Тимофей, одной рукой выгребая из кресла крошку Трегуба, а другой расстегивая на себе куртку и запихивая за пазуху своего личного домового. — О славной гибели на поле боя мы с ними не договаривались. Неравный обмен — мы им удовольствие, они нам кота в мешке… Точнее таракана!

— Самоуверенный вы человек, Тимофей, — тут же насмешливо отозвался с переднего сиденья Вигала. — С чего вы взяли, что дамы получили-таки от вас удовольствие… А?

— Ага, — тут же набычился Леха, — ты еще скажи, что они, как воспитанные люди, даже и не заметили, что мы там были…

Из лесной чащи раздался треск. Дракон злобно заревел, пустив в сторону леса длинную огненную струю. И забил крыльями.

Они поднимались тяжелыми рывками, ступенями набирая высоту. Далеко внизу из лесной чащи высунулся длинный коричнево-серый овал, встал на дыбы, махая им вслед длинными суставчатыми конечностями. Что, мутировавший таракан пытался поймать улетающую добычу? А ведь прообразы этого монстра, обретавшиеся в Тимофеевой квартире, ко всему прочему и прыгать могли. И в высоту, и в длину — да еще ка-ак…

Тимофей поежился. А если эти лапки достанут улетающего Эскалибура? Тапочки на него нету соответствующей, и побольше, помощней…

Дракон вырвался на простор. Лес стремительно уносился вниз. И обернулся махрово-зеленой скатертью в бугорках и впадинах…

— Ур-ра! — счастливо завопил Леха. Даже ручками в воздухе помахал от радости, великовозрастное дитя нашего времени.

Дракон под ними чуть слышно фыркнул. И сделал это определенно с пренебрежением. Тимофей поежился. Вместе с ледяным ветерком, задувавшим за шиворот и раздувавшим щеки здесь, на высоте, в душу начали закрадываться сомнения. Как-то все это было… не по-мужски, что ли. Пообещали девушкам прикончить досаждавшую им тварь, а сами вместо этого фьють — и в небеса…

А если бы они остались? Что бы тогда случилось, и ежу понятно, — всей дружной троицей неминуемо попали бы в могучие лапки тараканомонстра… И там нехорошо, смертью попахивает так, что от страха аж скулы сводит, и тут, на безопасной спине дракона, тоже как-то неприлично, потому что совесть мужская продолжает тренькать, как испорченный звонок. Правда, истины ради надо отметить, что ни один из них так и не обещал речным девицам ничего конкретного. Единственный — Вигала — сказал дословно только одно: «Пойду гляну, что там за большая рыбка». И все. Никаких тебе там обещаний или торжественных клятв…

И оружия против этого таракана-переростка у них нет. Ни стволы, ни мечи на него не действуют. Как выяснилось.

Но дрянное чувство из души все равно не выветривалось и продолжало гаденько щипать за самые чувствительные места в родной и любимой натуре. И ветер настойчиво дул в лицо, чего раньше не было…

Дракон под ними снова фыркнул, на этот раз и вовсе презрительно. Может быть, ветер дует им в лицо вовсе не случайно? Если именно дракон раньше обеспечивал защиту от холода и ледяного пронизывающего ветра, а теперь этой защиты нет… получается, Эскалибур таким образом дает понять, что протестует против их позорного бегства?

Продолжить душещипательные размышления Тимофей не успел, потому что в животе вдруг как-то враз потяжелело и весь мир взорвался в круговерти острой боли, идущей из солнечного сплетения. Дракон взревел и камнем пошел вниз. В ушах у Тимофея засвистело, он с криком ухватился за спинку кресла перед собой — и почувствовал, как сиденье медленно отплывает от его задницы.

Спереди почти так же истошно вопил Леха. И только Вигала хранил гордое молчание. А полет пикирующего дракона все продолжался и продолжался…

Они жестко бухнулись об землю, проломив предварительно драконьей задницей крону какой-то развесистой местной груши — во всяком случае, желтоватые плоды, хлестнувшие Тимофея по лицу в момент пролета через деревце, имели именно грушевидную форму. Высота у этой груши была как у гигантской земной секвойи, если не больше. Дракон, шваркнувшись всеми лапами и брюхом об травку внизу, обиженно взвыл. Вигала спрыгнул со спины одним длиннющим прыжком. Тимофей и Леха спешно полезли вниз по скобам.

Как ни странно, боли Тимофей уже не испытывал. Все прошло как по волшебству в тот самый момент, когда Эскалибур проломил своей могучей тушей ни в чем не повинную древесную крону. Существовала ли здесь связь? Имеется в виду — между соприкосновением драконьего зада с местной грушей и животом Тимофея? Он чуть слышно фыркнул и спрыгнул на землю. Вигала уже ждал их возле драконьего бока, полусогнув ногу и похлопывая ладонью по бедру.

— Болело у всех?

Тимофей с Лехой молча кивнули. Домовой за пазухой у сенсея всхлипнул, а Эскалибур повернул голову назад и коротко взревел. Короче, консенсус был налицо.

Эльф, помолчав, нехотя добавил:

— Эскалибур не может лететь в таком состоянии. Подозреваю… в общем, вы и сами знаете, кого и что я подозреваю. Похоже, нам просто не дадут отсюда улететь. Пока не выполним их просьбу.

— А может, потерпим как-нибудь? — с опечаленным лицом предложил Леха. — Немножко боли, но зато улетим?

— Я еще кое-что знаю, — огрызнулся Тимофей. — Там тоже немножко боли, но потом как улетишь…

Леха тут же возмутился тоном праведника, заподозренного черт знает в каких грехах — в мужеложестве, в потреблении наркоты, в мазохизме…

— Ты на что намекаешь, а?

Эльф наградил их обоих недоумевающим взглядом и, помолчав, сказал:

— Как я понимаю, вы тут обсуждаете свои общечеловеческие ценности? Э-э… я не помню слишком много вариантов, когда немножко болит, а потом улетаешь. И все или по части извращений, или по части явных психических отклонений… Но я эльф необразованный, где уж мне разбираться в тонкостях человеческих ценностей. Может, мне лучше отойти в сторону? Чтобы вы могли в гордом одиночестве…

— Лучше не надо, — мрачно заявил Леха. — А то эти ценности ему так обойдутся! Отклонениями в здоровье организма…

Все трое помолчали, затем Тимофей, вложив в голос намек на извинение, сказал:

— Виноват, не сдержался. Просто противно… противно стало, что не только бежим, но даже и думать отказываемся о возможности отпора.

Леха посопел и угрюмо сказал:

— А вот мне было противно, когда эта тварь на меня прыгала. И вообще… против лома нет приема, окромя другого лома… Так что какая такая возможность отпора? К тому же нам что было сказано? Разобраться с верховным, как там его… мудом, что ли. Главным мудом Эллали. А попутные леваки навроде убиения тараканов-монстров по дороге нам тут совсем ни к чему, прямо как детская болезнь левизны в коммунизме. Против которой еще дорогой товарищ Владимир Ильич, в младенчестве Ульянов, воевал…

Тимофей внимательнейшим образом поглядел на Леху и с интересом в голосе произнес:

— Вижу несомненные зачатки образования. Братан Леха, уж не на сходняках ли вы освоили столь ценные познания из истории научного марксизма-ленинизма?

— Мы все, типа… учились понемногу, — буркнул Леха, отводя взгляд в сторону. — Вот и того… доучились.

— А может, поговорим все-таки о чем-нибудь более существенном? В частности, о настоящем моменте. Как раз сейчас по этим лесам за нами гонится монстр, шебурша лапками и тряся жвалами. Искренно желая нас схавать на предмет ужина, — перебил его Вигала, оторвавшись от разглядывания древесных крон.

Все снова горестно помолчали.

— Значит так, братки, — осторожно начал Леха после паузы, — отсюда нас не выпустят, а улетать, как ни крути, а надо. Значит, придется прихлопнуть тварюгу…

— Ага. Вот только не забыть бы у Бога тапочку для этого попросить… — вполголоса ввернул Тимофей. И вновь уставился на Леху невинными глазками.

— Люди, — осуждающе заявил Вигала. — Люди! Жизнь на волоске висит, а они тут активно друг другу шпильки в задницу суют. Мы, когда покидали вашу планету, грешным делом даже надеялись, что вы сами друг друга перебьете. Увы, не получилось. Поскольку размножались вы все-таки быстрей, чем друг дружку колошматили… А теперь — думать! Что мы можем сделать, как и насколько…

Все с торопливостью погрузились в активный мыслительный процесс. Даже Эскалибур, дитя природы, точнее грома, уложил свою могучую головушку на землю и задумчиво так пыхнул дымком из ноздрей.

— Если вспомнить историю, мифы и сказания, — полушепотом начал Тимофей, — тварей таких размеров можно побить лишь хитростью. А отнюдь не удалым девизом — раззудись, плечо, размахнись, рука… Значит так. Яма-ловушка, отравленное вино, выставленное громадным чаном…

— Так я ж ему голову оторвал, — шепотом раскритиковал последнюю идею стоявший рядом Леха. — Как поить, если хлебала нету?

Тимофей строго посмотрел. Вот так всегда — только-только растечешься мыслею по древу, и тут же кто-нибудь да перебьет. Леха в ответ на его грозно сведенные брови и орлиный взгляд из-под жидких ресниц ни капельки не смутился.

— Так я ж только помогаю…

— Ловушка из подрубленных снизу гигантских стволов, — сказал вдруг Вигала. — Рубим деревья, в нужный момент обрушим их на местного живчика… Нет. Не пойдет. Слишком много сложностей, слишком хороший расчет потребуется… да и инструмент, которого у нас нет.

— Как нет? — коротко вякнул Трегуб из-за пазухи у Тимофея. Выставил наружу мордочку и хозяйственно добавил: — Топор, пила… Даже долото имеется!

— Здесь требуется скорость, — тихим голосом продолжил Вигала. — И тончайший расчет… Нужен лунносвитый среброшнур, не иначе. Только он рубит дерево так, что оно потом покорно воле эльфа. Нет. И там нет, и тут нет. Разве что… Но искать это здесь, в этом лесу…

— А что это? — так же шепотом спросил Тимофей.

— Да что вы шепчетесь? Отклонения в психике, что ли? — громко возмутился совершенно нормальный человек — братан Леха.

Вигала с растяжкой — и очень громко — произнес:

— И верно, чего нам тут бояться… Подумаешь, бегает по этому самому лесу монстр с неизвестно какими данными. То ли услышит нас, то ли нет…

— Да я ж только пошутил! — шепотом оправдывался Леха. — Ты того, потише, братан!

Тимофей спрятал улыбку и, понизив голос, спросил:

— Кстати, о виденном, о слышанном… Это я к тому, что прозвучало раньше. Вигала, ты вспомнил о каком-то средстве?

Эльф покусал нижнюю губу длинными острыми зубами. Потом задумчиво так оскалился.

— Я не знаю, есть ли это в здешних лесах. В наших, на Земле, было… Но, с другой стороны, это должно быть везде, где только растет живой лист на живой ветке.

— Что… — начал было Тимофей.

Но Леха его перебил:

— Не тяни меня за хвостик, как сказала мышка дедке. — Что за «это»?

— Ты про это, Вигала? — очень тихо удивился Трегуб из-за пазухи у Тимофея. — Но это же опасно…

— Но не для них, — медленно пояснил эльф. — Ради счастья моего народа на нашей общей родине… Да и не так это опасно. Я только не должен его касаться. Попробую сейчас поговорить, может, что-то и поймут. Э-э… Люди! Случалось ли вам слышать о живой лозе?

— Э-э… ну да, — вставил Тимофей. — Лозоходцы, поиски воды. Рогулька, которая кивает, как только воду обнаружит. Только как все это связано с нашим случаем? Нам бы, наоборот, не водички, а огоньку.

— В точку, — эльф оскалил зубы, — в лесах, чтоб вы знали, сучки растут самые разные. Водоискательные и огнеопасные… Живые и мертвые. Живые, как вы уже поняли, могут находить воду. А мертвые… Мертвые сучки, то есть лозы, могут отыскивать черное пламя своей земли. Только не путайте его с черным золотом, умоляю! А то у вас вечно мысли исключительно на драгоценности перескакивают. Не зря же у вас такая народная песня есть — люди гибнут за металл… Черное пламя — это иносказательно. На деле это черная энергия. Таящаяся в почве. Она эфемерна, неосязаема — и бесконечно опасна. Злая сила земли. Она опасна почти так же, как пламя. Впрочем, нет, я не прав. Больше, чем пламя. Несравненно больше. Счастье, что она спит. И опять-таки я не прав. Счастье, когда она спит.

— Если, как вы говорите, такие сучки растут во всех лесах… То, значит, на нашей Земле тоже? — с сомнением поинтересовался Тимофей, почесав кончик носа.

— Там, где есть живые сучки, — бесстрастно бросил Вигала, — обязательно есть и мертвые. А раз уж даже вы, Тимофей, слышали про живые лозы, то, думаю, комментарии излишни. На Земле мертвые лозы есть.

— Тогда почему про эти самые пресловутые мертвые лозы мы и слыхом не слыхали?

— Вообще-то мы, уходя, не оставили людям этого знания. Вот про живые лозы мы им рассказали. Живые лозы полезны, мертвые — вредны… Но людям, как и всем детям… то есть как и всем подрастающим расам, свойственно копошиться в разных закутках, когда взрослые ушли из дома. И обычно, как и все дети, они находят там вредные для себя вещи. Скажите, Тимофей…

— Под взрослыми вы имеете в виду себя? — обиделся вышеупомянутый Тимофей.

Вигала ясно улыбнулся. И снова стал вдруг похож на парнишку с мальчишечьим лицом, каким Тимофей увидел его в первый раз. Там, на дороге, которая осталась на далекой Земле.

— Под взрослыми, Тимофей, я подразумеваю Содружество Перворожденных Рас. К которым, собственно, я и принадлежу. Как все эльфы. Но давайте не будем об этом. А то я поддамся искушению дразнить вас и дальше, благо вы всякий раз живописуете на вашем личике такую беспримерно детскую обиду… В общем так. Возвращаясь к уже сказанному — про мертвые лозы в лесах Земли. Те, кто их все-таки находит в лесу, как правило, домой уже не возвращаются. Скажите, Тимофей, доводилось ли вам слышать о людях, зашедших в лес, да так больше никогда оттуда и не вернувшихся? На своих двоих, я имею в виду.

Тимофей закивал. На его памяти сосед по дому, старичок божий одуванчик Василий Иванович Каретников пошел в лес по грибы, да так и не вернулся. Тело старичка нашли через четыре дня активных поисков. У старичка в лесу подвернулась нога, а потом и сердце отказало.

— Не все, конечно, но некоторые из них точно нашли в лесу мертвую лозу. И сейчас, я думаю, это единственное, что может нас спасти.

— О чем тогда базар, братан?! — обрадовано загудел Леха. — Давай ищи свою веточку, кончаем ею этого жука-переростка — и вперед на запад! В смысле летим дальше, за верховным мудом Эллали. А кстати, эту веточку пожевать надо давать или как?

— Проблема заключается в том, что найти эту веточку я могу, но вот держать ее в руках — нет, — жестко сказал эльф. — Мертвая лоза смертельна для эльфа. Хотя присутствие эльфа поблизости придает ей неимоверную силу. Итак, суть дела такова — я нахожу ее, потом вы берете мертвую лозу в руки и ждете появления твари. Я буду поблизости, но особой помощи вам не окажу. Боюсь, что я вообще не смогу оказать вам никакой помощи. Все ясно? Вопросы?

— Э-э… Как уже интересовался наш многомудрый друг Леха, а что насчет применения? Пожевать ее дать монстру или просто под носом помахать?

— Ох! — Вигала остался серьезным, но плечи у него затряслись. — Конечно нет. Вы примерно представляете, как лозоходец пользуется живой лозой?

Тимофей кивнул.

— Две рогульки в руки, третью вперед, как… ну… как это самое…

— Я понял, что ты имеешь в виду, младший брат. — Теперь у Вигалы задрожали от скрытого смеха уже не только плечи, но и голос. — Нет, как это самое перед толчком рогульку держать не надо. Чуток повыше, на уровне груди — вот это будет самое то. И направляешь конец рогульки… именно рогульки! Смотри не спутай с чем-нибудь другим! Короче, направляешь конец на чудище. Она сама дрогнет, когда начнется выброс энергии. И ты увидишь, что будет. А теперь с вашего позволения… — Эльф выставил перед собой руки, выпрямил и развел в стороны пальцы. Затем скрестил большие пальцы обеих рук.

И быстро зашагал по лесу. Тимофей с Лехой помчались следом. Эскалибур, оставшийся позади, минуты через две трубно заревел. Сзади донесся топот могучих шагов, а затем и скрип драконьей шкуры об стволы деревьев — здешний лес вообще-то мало подходил для прогулок по нему столь гигантского дракона. Еще через несколько минут скрип и топот затихли, а дракон жалобно так взвыл.

Похоже, застрял между стволами. Стоило, наверное, повернуть назад и посмотреть, чем там можно помочь бедняжке в багрово-черном камуфляже. Но Вигала все так же непреклонно шагал вперед, не проявляя никакого беспокойства за судьбу своего друга-самолета.

Они еще минут пять побегали по лесу, а потом эльф неожиданно остановился, зябко передернув плечами. Поводил по-прежнему выставленными перед собой растопыренными кистями вперед и вверх, а затем вниз и в стороны. Кисти, как заметил Тимофей, мелко подрагивали.

— Здесь, — хрипло сказал эльф. — Ищите. Обычно мы их бессознательно обходим за три версты. А тут я ее сам ищу. Но прикасаться мне к ней нельзя… Я пока… отойду.

Тело Вигалы сотрясала уже крупная дрожь. Тимофей пожал плечами: искать так искать. Встал на колени, одной рукой оперся о землю, другую протянул к траве, засыпанной в этом месте каким-то растительным сором в виде остатков коры, сухой листвы и еще чего-то там местно-растительного. Сказано — ищите и обрящете…

И тут же в памяти всплыло ерническое продолжение — вот-вот, ищите и обрящете, толцыте, и отверзнется вам… И ка-ак дастся оттуда по шее!

Леха вдруг цепко перехватил Тимофея за руку, резко и с силой дернул вверх. Тимофей (не подвела выучка, не подвела!) тут же мягко повернулся вслед за выводимой вверх правой, подцепил другой рукой Лехины ноги, дернул их на себя. Леха приземлился на спину с глухим «о, мать твою раскудрить…». Тимофей навалился следом, вжал в землю, зафиксировал руки.

— Ты чего?! — завопил Леха. — Я ж только предостеречь тебя хотел! Спасти, можно сказать, — а ты на меня как волк поганый кинулся! Пусти, говорю!

И действительно, чего это он? Нервишки шалят, что ли?..

Тимофей слез с Лехи, виновато пробурчал:

— Сам знаешь, находимся не где-нибудь, а в зоне боевых действий. Ну а меня мама с детства учила — не позволяй себя тискать, сынок… особенно всяким малознакомым дядькам в коже…

— Да я тебе за такие намеки! — не понял тонкости юмора крепыш в черной кожанке. — Ответишь за базар, в натуре!

— Успокойтесь вы оба, — охрипшим голосом приказал Вигала от соседнего ствола. — Леха, в чем дело?

— Как в чем?! — возмутился Леха. — Ты же сам сказал — кто эту трупную рогульку найдет, тот от нее и погибнет! Убери руку, Тимофей! Нас предали!

— Вот вы о чем, — устало произнес эльф. — Разве я не упоминал? Держи рогульку все время только одной рукой. И все. Мертвая лоза срабатывает лишь в тот момент, когда на ней соединяются обе руки.

— Два проводника, затем контакт, — пробормотал Тимофей.

— Вроде того.

Швыряться в куче растительного сора пришлось недолго. Рогулька лежала почти у самой земли, запутавшаяся в перьях травы, засыпанная сверху сухой листвой. Именно рогулька — с двумя короткими и одним длинным сучковатым концом в палец толщиной. Он взял ее одной рукой, как ц было сказано. Поднялся с колен.

— Пошли к Эскалибуру, — прохрипел Вигала. И тяжело похромал по лесу. Рогулька в руке

Тимофея тут же вздрогнула и, к его ужасу, жадно потянулась длинным концом вслед за эльфом. Причем потянулась сама собой. Вигала захромал сильнее.

Тимофей выругался, покрепче сжал в кулаке треклятую палку и сунул ее за спину.

Эскалибур лежал, зажатый двумя стволами где-то в районе плеч. Мощные крылья, не давшие дракону пролезть дальше, отвисли грудой багрово-черной кожи. Вигала дохромал до могучей шеи, похлопал по ней ладонью.

— Лезь назад, птичка.

Дракон тут же радостно курлыкнул и попятился. Вигала привалился к одному из стволов неподалеку, устало выдохнул.

— А теперь подождем. Я думаю… я думаю, тварь на нас выйдет сама. Или ее наведут. И причем в самом непродолжительном времени наведут…

— Кто? — угрюмо спросил Тимофей. — Уж не сами ли сигворты?

Вигала вяло кивнул.

— Но это значит…

— Ничего это не значит, Тимофей. Способность контактировать — это еще не способность управлять.

Они посидели некоторое время — каждый у своего ствола, причем Тимофей присел как можно дальше от Вигалы. Чертова рогулька в кулаке дергалась, упрямо пытаясь развернуться в сторону эльфа, бледного как смерть и сидевшего с полузакрытыми глазами.

Шумок, возникший в отдалении, Тимофей заметил не сразу. Но посторонний звук все рос и в какой-то момент оформился в довольно громкий треск и стук.

Или это тараканище, или здешние леса кто-то именно сейчас вольготно рассекает на бульдозере. Но сердце, а особенно трясущиеся поджилки склонялись к первому варианту…

— Пора, — прохрипел эльф. — Еще кое-что, Тимофей. То, что будет излучать рогулька, непременно должно попасть в нервную ткань — иначе тварь помрет не сразу. А нам это не нужно, верно? Так что цельтесь только в туловище. И желательно делать это спереди, стоя прямо перед ним. Ну а я постараюсь отвлечь урода. Чтобы он вас не задел…

Эльф неимоверным усилием оттолкнулся от ствола, выдрал из заспинных ножен меч. Широкое лицо обсыпали бисеринки пота.

— Счазз, — пробормотал Тимофей. — Вот только спинку о ствол почешу и сразу… Леха! Хватай нашего сказочного товарища и волоки его в лес, да подальше. Не скромничай, Леха, не скромничай, бери в захват, да покрепче. В крайнем случае — прижми его легонько, но смотри мне, без интимностей. А то твоим браткам на Земле за тебя будет совестно, когда я им все это расскажу…

Леха глянул на Тимофея, как сказали бы в старину, крайне нелицеприятно. Но смолчал, видимо рассудив, что в рожу дать можно и потом. В перерывах меж боями… Браток довольно уверенно взял эльфа в захват, закинул себе на плечо И попер в глубь леса, крикнув напоследок:

— Я отволоку подальше — и тут же вернусь! На подмогу, на то на се…

— Нет! — завопил Тимофей во весь голос. — Блокируй эльфа в чаще! Помни, Леха, — нам без него отсюда не выбраться!

Эскалибур, отиравшийся неподалеку, внимательно посмотрел на него, пофыркал.

— Ну а ты что стоишь? — рыкнул на ни в чем не повинного дракона Тимофей. — А ну быстро поскакал за ними в чащу, птичка!

Дракон взметнул вверх толстенную, как труба у газопровода, шею. И со странным выражением в глазах и на оскаленной морде оглядел Тимофея сверху донизу, склонив набок голову.

Сожрет — не сожрет?

Эскалибур пренебрежительно фыркнул, развернулся, хлестнув хвостом сразу по нескольким стволам. Окончание хвоста, треугольное и заостренное, как наконечник гигантского копья, пролетело над самой головой Тимофея. А затем дракон этакой гарцующей походочкой удалился в лес — в ту самую сторону, куда ушел Леха.

— Один ты остался, хозяин, — посочувствовал из-за пазухи Трегуб.

— А вот про тебя я и позабыл, — произнес с ехидцей Тимофей, отслеживая глазами темную тень, мелькавшую в глубине леса далеко впереди. Затем торопливо выгреб из-за пазухи домового, поставил его на землю и шлепнул в спину. — Давай! Отсюда и до следующего земного дуба, то бишь до Лехи…

— Да куда я от тебя, хозяин? — захныкал домовой. — Не гони, ведь все равно не уйду!

— Хрен с тобой, помирай уродом…

— Не уродом, хозяин, а героем! Я же за тебя, за любимого!

— Тьфу!

Тимофей плюнул и переключил все свое внимание на приближающееся темное пятно. Минуты через две и ежу уже стало бы понятно, что все в порядке, нас не обманули, на нас прет именно монстр. Сенсей огляделся и вышел в конец длинной прогалины между стволами. Такое расположение давало возможность отступать, вынуждая таракана идти прямо на него, а деревья по обе стороны прогалины не дадут монстру простора для каких-либо маневров вбок. Почти идеально.

А уж если деревянное супероружие в руках наставника тюк-до сработает именно так, как хотелось бы — то есть прикончит монстра достаточно быстро, — то будет и вовсе прекрасно. Вот оно — надежды юношей питают…

Монстр бежал резво, как то и полагается настоящему таракану, стукаясь время от времени об стволы бронированным брюхом. В особо узких местах чудовище чуть ли не на бок вставало, лишь бы пролезть к намеченной цели. А целью то был он… Тимофей занял намеченную позицию, немного нерешительно поднял перед собой рогульку. Та, зараза, качалась в его руках словно живая и все норовила приподняться и ткнуть длинным концом прямо в лицо.

— Не балуй! — рыкнул Тимофей и решительно сжал рогульку в кулаке. — А то счас как сломаю!

Чертова палка слегка утихомирилась. Хотя, если вдуматься, он блефовал. Пока таракан жив, палка в полной безопасности, он и кусочка коры с нее не рискнет соскоблить…

Мертвая рогулька в руке при последней мысли тут же радостно дрогнула.

— Молчать! — рыкнул он. — Не сейчас, так потом обязательно сломаю! Хочешь жить после сокрушения таракана — веди себя прилично!

Деревяшка снова застыла.

Монстр вывалился из древесного частокола метрах в двадцати от Тимофея. И попер вперед, радостный, как головной танк на параде.

— Ну, — прошептал Тимофей рогульке, — не подведи, деревянная ты моя…

А переросток-таракан надвигался на Тимофея неспешно, с этакой небрежной развальцей. И шел при этом грудью вперед, прямо как Матросов на амбразуру. Чего, собственно, Тимофею и требовалось.

— Ну, не подведи, родная моя, — хоть ты и мертвая…

Тимофей, как велено было, взялся двумя руками за короткие концы палки. И наставил длинный сучок на грозно прущего монстра.

Рогулька мелко дрогнула. Потом еще и еще. А затем задрожала практически беспрерывно. Тимофей глянул вниз и ошалел — с двух сторон, как раз под его кистями, из земли поднимались вверх две струи черноватого, но все же прозрачного то ли газа, то ли какой-то не известной ни Тимофею, ни науке субстанции. Свечение поднималось к его рукам, плавно обливало со всех сторон кулаки — и толстыми жилами переливалось по коротким концам рогульки. Свиваясь на длинном конце в один толстый, призрачно-черный канат.

«Давай, чего стоишь?!» — насмешливо толкнулось в сознании. Он судорожно вздел рогульку на уровень груди и навел импровизированное деревянное дуло на имеющегося в наличии врага.

Черное свечение радостно взревело и полетело в широкую тараканью грудь, густо усаженную ножными сочленениями.

Чудовище дрогнуло, затем подпрыгнуло. Рогулька в руках у Тимофея ходила сама по себе, поливая монстра яростно-черными очередями и сверху вниз, и вдоль и поперек… И создалось полное ощущение, что он при этой рогульке всего лишь дополнение, самый распоследний номер в орудийном расчете — так, станину заносить, чайку командиру соорудить, спиртику для наводчика развести в правильной пропорции…

А рогулька стреляет по таракану исключительно, сама, преисполнившись к насекомому просто классовой ненавистью. Как мертвое, да еще и растительное — к живому и ползающему…

Минут через пять гигантские лапы таракана-монстра дрогнули и разъехались в стороны. Бронированное тело с гулом шлепнулось, скрежетнув по пути сочленениями. Лапки по обе стороны от туловища еще какое-то время судорожно подергивались, затем затихли. Рогулька минут пять продолжала работать, зачищая, очевидно, последние остатки жизни в исполинском туловище. А затем разом обвисла, безжизненно уставив длинный конец в землю.

— Получилось… — хрипло раздалось за спиной Тимофея.

Он резко обернулся. И чуть было не натворил делов, потому что за спиной стоял Вигала, а зловредная рогулька тут же задергалась в руках, пытаясь вытянуться вверх и наставить на эльфа свой длинный хоботок. Тимофей торопливо перекинул мертвую лозу в одну руку, прикрикнул самым злым тоном, на какой был способен:

— Прямо здесь сломаю!

— Это небезопасно, — предостерег Вигала, почти не глядя на рогульку, но зато внимательнейшим образом обозревая гигантский коричнево-серый труп впереди. — Чтобы сломать мертвую лозу, надо совместить на ней обе руки, а при их наличии… эта штучка крайне вредна для здоровья. Особенно в момент перелома.

Рогулька снова прямо-таки счастливо задрожала и вновь попыталась наставить на Вигалу свой смертоносный конец.

— Замри, сучковатое, — грозно велел Тимофей и сжал рогульку в кулаке. — Мне две руки не нужны, чтобы тебя сломать. За один конец возьмусь сам, другой к ближайшему дереву припру. И все! И будет на свете одной мертвой лозой меньше.

А одним здоровым эльфом — больше! Короче, я тебе не Вигала, я другой. Мне здесь подручных средств в виде деревьев вполне достаточно, вон, стоят рядами и колоннами…

Рогулька вновь увяла.

— А где Леха? И почему он тебя не… э-э…

— Не держит? — недружелюбно закончил за него эльф. — Я его самого подержал — и причем за то самое место, которое все вы, мужчины из рода людей, так в себе цените. Он там, в лесу, Эскалибур за ним присматривает, придерживает, чтобы не убежал. Кстати, поздравляю вас, Тимофей. Столько поколений эльфов — и не смогли додуматься до того, до чего додумались вы: Одна рука и одно дерево… Правда, для эльфов эта все равно бесполезно, поскольку даже одна рука на мертвой лозе — это эльфийская смерть.

— А вы меня попросите, — любезно предложил Тимофей, — всегда готов сучки для вас ломать, ежели понадобится. И ежели, конечно, сойдемся в цене.

— Ломайте, — хрипло сказал Вигала. И в упор посмотрел на Тимофея покрасневшими глазами. Больными и страдающими, как у умирающей собаки.

Только теперь Тимофей обратил внимание, что эльф едва стоит на ногах. Ну да, мертвая лоза-то рядом…

— А что ломать? — с некоторым неудобством в душе переспросил он. И украдкой глянул на прутик в руке.

Рогулька, как ему показалось, даже печально обвисла.

— Это… — Эльф приподнял дрожащую руку и ткнул ею в мертвую лозу.

— Э-э… — промямлил Тимофей. — Я не могу. Я слово дал. Прости…

«Да что я тут глупостями занимаюсь, — пронеслось у него в голове. — Кто сказал, что есть только два выхода — ломать или не ломать?»

Тимофей пробежал метров триста, отыскал очередную кучку растительного мусора и торопливо засунул под нее рогульку. Затем вернулся назад, бессознательно вытирая ладони об штаны.

— Все! — объявил Тимофей.

Вигала уже ковылял вокруг поверженного таракана, осматривал.

Сзади, со стороны леса, раздался треск. Тимофей обернулся.

Из колоннады древесных стволов торжественно выплыла туша гигантского багрово-черного дракона. С крайне странным черным пучком, торчащим изо рта. Все ближе, ближе…

Пучок трансформировался в ноги и руки, подозрительно молчаливо свисающие из гигантской пасти, —тишина…

— Леха?! — ахнул Тимофей. — Он тебя убил?! И — сожрал?!

— Эскалибур.., э-э… — ответил ему эльф Вигала вместо по-прежнему трагично молчащих Лехиных останков. — Очевидно, мой летучий друг слишком уж буквально понял просьбу — попридержать вашего юного и трепетного напарника в отдалении от опасных мест…

— Да уж, очевидно, — с яростным сарказмом произнес Тимофей.

Вигала помолчал и снова сказал тоном благородного мерзавца:

— Эскалибур, фу… И когда ты перестанешь в пасть всякое дерь… то есть все, что двигается, тащить?

Эскалибур в ответ только радостно поморгал и со свистом стремительно опустил голову к земле. Выплюнул из пасти то, что когда-то было человеком.

— Вот… — трагично констатировал Тимофей. — Как вы могли… Как он мог!

И бросился оказывать первую помощь.

Леха лежал на земле вполне безжизненно, широко раскинув руки-ноги. И вполне явственно похрапывал. Тимофей, которого эти хрюкающие звуковые эффекты ничуть не успокоили, тут же кинулся бдительно щупать шею и руки несчастного трупа — а вдруг тот только прикидывается спящим? А пульса-то и нет, и все это — сплошные трюки со стороны хитрого колдовского эльфийского зверя — дракона…

Увы, во всех положенных местах радостно тикали переполненные артерии. Впрочем, почему — увы? То, что непутевый браток все еще жив, лично для Тимофея стало радостной неожиданностью. Несмотря на существенную классовую разницу между ними. Судя по выговору Лехи, происхождение у него было такое же, как и у Тимофея, то есть самое что ни на есть рабоче-крестьянское, вот только затем материальные положения существенно разошлись — у Лехи до джипа с прожекторной подсветкой и прочими актуальными в их братковской среде наворотами, а у Тимофея до жалкого существования от получки до получки, что уж очень напоминало знаменитое проклятие — чтоб ты жил на одну зарплату…

Но, как говорится, и Леха человек, да и он, Тимофей, не зверь. К тому же в их малом воинстве каждая пара рук на учете… да и нравился попросту Леха Тимофею. В другое время, при другом строе и при ином образовании — кто знает, кем бы он мог стать?

— Он что, спит?

— Веселящий газ… — радостно выдохнул дракон на ревущих нотах. — Я его выдыхаю. Это помимо пламени. Вот и надышался им парнишка. А какие песни пел! И все про север дальний, знаешь ли…

Тимофей ошарашено посмотрел на него.

— Вот уж не думал, что драконы говорят…

— Ага, ага, — поддакнул дракон в ревущих тональностях, — Все ваше человечество только и может, что изрекать странные мысли — рукописи, дескать, не горят, а драконы не разговаривают… А я сам жег рукописи, знаю — горят! И с таким веселым хрустом, знаешь ли…

— Ну-ну, — растерянно промолвил Тимофей. — Уж не в Александрийской ли библиотеке вы порезвились, огнедышащий наш?..

Дракон уселся совсем как кошка — четыре ноги на одном пятачке, хвост петлей вокруг. Только вот была эта кошечка с трех-, а то и с четырехэтажный дом. И зубки в радостном оскале наверху светились — та-акие…

— Не. Налет на Даглон Четыре, Друсейское хранилище злых магов. В том бою… Да, кстати, а парнишка-то твой вот-вот проснуться должен. Ты только жди…

— Ну, раскудрить твою кудрить, братан! — радостно донеслось в этот самый момент со стороны всеми забытого Лехиного тела. — Ты все-таки кокнул это чмо!

Тут и поворачиваться не надо было — радостный глас мог принадлежать только братку в черной кожанке. Очнулся, болезный…

Леха подполз на четвереньках и радостно заулыбался всем окружающим. Закись азота, веселящий газ. Раньше использовался при наркозах. Интересные, однако, у него эффекты после пробуждения…

Со стороны разложенного по земле монстра прихромал Вигала. Выглядел эльф уже получше, но все равно вид у него был еще тот. Как после длительной болезни.

— Хорошо сделано, — одобрил эльф, кивая в сторону распростертого тараканомонстра.

Внутри все по-щенячьи заскулило, пуская теплые розовые сопли. Наконец-то! Наконец-то хоть одно доброе слово! И в его, Тимохин, адрес — сдохнуть от восторга можно…

Соскучился он как-то по похвале в обществе исключительно воинственного, всезнающего и почти все умеющего Вигалы. В таком соседстве быстро теряешь веру в себя… но даже самая скромная похвала все ставит на свои места. И он снова бодр, здоров и весел, готов голыми руками душить кого угодно.

— Э-э… полетели? — как можно деловитее предложил Тимофей. Похвалы похвалами, а дела делами.

Главное, чтобы на лице не выразилось никакого головокружения от успехов. А внутри сразу стало тепло, словно его по головке погладили…

— И верно, — весело прочирикал с земли Леха. — Главный муд Эллали не ждет! То есть ждет нас не дождется…

Эскалибур приглашающе хлопнул крыльями, развернулся.

Их летающая лошадка мерными скачками разбежалась по той самой просеке, где нашел последнее прибежище гигантский таракан. Тимофей, старательно придерживавший за плечи сидевшего впереди и не отошедшего еще от наркоза Леху, обернулся. Серо-коричневая глыба уплывала за ярко-зеленые кроны.

— Э-э… Вигала!

— Ну?! — Эльф развернул в профиль мощное лицо, покосился серебристо-желтым глазом. Радужка и белок в нем опять были человеческие, никаких змеино-кошачьих вертикальных щелей.

— У нас на том бережку оружие осталось! — завопил Тимофей, изо всех сил стараясь перекричать свист воздуха, проносящегося мимо. Снова мимо — кокон из неизвестного поля опять появился из ниоткуда, заботливо оберегая седоков от холода и ветра. Если появлением этой кабины все-таки управляет Эскалибур…

Мавр сделал свое дело — мавра можно и поберечь. Похоже, характер у багрового душки-дракона был боевой. И дезертиров с поля боя он не любил. А также не берег…

Следует учесть на будущее. И организовывать процесс драпанья потоньше, причем желательно не на драконе…

А еще дракон упоминал про налет на Даглон IV. Эльфийская боевая кавалерия в действии? Воздушная кавалерия, на зависть командарму Буденному.

Вигала кивнул, что-то крикнул. Метров через двести дракон сложил крылья, ухнул вниз. Тимофеев зад — и Лехин впереди тоже — опять начал стремительно отрываться от сидений. Зеленая речная жилка, мирно блещущая внизу, начала расти и приближаться.

Они приземлились в три скачкообразных прыжка, торопливо сгребли с берега Лехину шайтан-трубу и Тимофеев «печенег», по-прежнему мирно покоившиеся на прибрежном песочке под яркими лучами местного светила. Оружие под солнцем нагрелось, обжигало пальцы. Непрофессионально это было как-то — бросать стволы при драпаньи. Да и драпать тоже… Но и они, в общем-то, не бог весть какие бойцы. И даже отнюдь не боги войны. Для них главным было спастись отсюда и затем выполнить свое дело (чуть ли не миссию по спасению Земли), а вовсе не красиво полечь грудью на местном песочке. Да еще и сделать это за жизнь здешних прекрасных дам, которые, как ни крути, ими только попользовались, причем сразу в двух смыслах…

Тимофей с некоторым смущением вычистил из головы неподобающие мысли. И полез вслед за остальными на дракона, мирной багровой овечкой пасшегося на берегу. Не-ет, далеко тебе, Тимофей, до рыцаря! Нету у тебя в мыслях истинного благородства по отношению к слабому полу…

В какой-то момент вода сзади заволновалась, и оттуда начали высвечиваться знакомые зеленоватые силуэты. Леха, уже начавший понемногу отходить от своего посленаркозного веселья, панически взвыл и чуть ли не побежал по скобам вверх.

— Странно, — протянул Вигала, свешиваясь с кресла на драконьей спине. — Чего это они сюда припожаловали… да еще и днем?

— Может, опять хотят чего-нибудь? — предположил Тимофей. — Леха, а ты что это так наверх сыпанул? Признавайся, наобещал чего-нибудь прошлой ночью? Златые горы, реки, полные вина… В придачу к нашей пламенной борьбе с тараканомонстром.

— Не-ет! — завопил Леха. — Сами эти труженицы секса, все сами… Опять, наверное, что-нибудь мешает. Бабы есть бабы, у них в хозяйстве вечно то тараканы, то мыши бегают!

Дракон молодецки ухнул и стремительной стрелой ушел в небо. Зеленые дамы сзади очаровательно поблескивали клычками, принимали завлекательные позы. Но никто из троих так и не оглянулся. Хватит с них простых радостей жизни…

Небо вокруг сияло голубовато-розовым заревом. Дракон нарезал воздух мощными взмахами крыльев, со свистом летя в местном тепловатом и пряном эфире. Далеко впереди появилось что-то странное, приблизилось, начало расти.

Город? Но уж больно шибко похожий на термитный муравейник — этакая высоченная гора, усыпанная по всей поверхности кубиками и башенками зданий. Домики и башенки сверкали всеми цветами радуги — голубым, розовым и зеленым. А еще желтым, апельсинным, светло-фиолетовым…

— Тортик, — радостно булькнул Леха спереди.

— Тортик? — громко удивился сидевший перед Лехой Вигала. — У тебя что, со зрением проблемы? Или просто глазки… гм… после сигвортов сладким залило… Какой-такой тортик — скорее уж куча дерьма! Это же город магов! Опасный, как гадюшник!

Дракон чиркнул крыльями и устремился по пологой горке вниз, прямо к подножию горы. Город магов от окружающей среды защищала стена, вся в башенках и высоких зубцах, сложенная из темно-коричневого кирпича. Парадной помпезностью она напоминала другую, только расположенную неизвестно за сколько километров отсюда. Вот только размеры у стены города магов были отнюдь не кремлевские. Невысокая была, скорее декоративная, чем оборонная…

Эскалибур коснулся когтями широкой площадки перед воротами, вприпрыжку пробежал положенный ему тормозной путь и наконец остановился.

Площадка, на которой они стояли, почему-то сильно напомнила Тимофею парковочные стоянки его родного мира. Расположена перед воротами, широкая, большая, даже камнем вымощена…

Только вывески сверху не хватало — «Добро пожаловать в наш родной город Козломудовск!». А так — вылитая парковка перед современным мегаполисом, да и только…

Они слезли с дракона. Вигала похлопал летягу по шее, нежным голосом сказал:

— Стой здесь, птичка. А если будут какие дураки из города приходить и угощать… В общем, много не пей, а то козленочком станешь!

Эскалибур радостно взревел, похлопал крыльями, отбив ими по собственной гулкой, как барабан, шкуре что-то вроде марша Мендельсона. Эльф первым направился к воротам. Леха потянулся за ним, зажимая под мышкой свой драгоценный чемоданчик и небрежно неся на плече шайтан-трубу. Тимофею ничего не оставалось, как пойти за ними следом. Хотя, по его мнению, входить в город, ничего не обсудив перед этим, неразумно. До крайности неразумно. Сначала следовало все тщательно обговорить, решить, как и что и кто будет первым в случае нападения, а кто — в случае драпа…

Домового он предварительно сгрузил возле Эскалибура. Трегуб особо не противился. И, судя по радостному личику, в город магов явно не торопился. Что вообще-то наводило на мысли…

Метров за десять до входа в город Вигала вдруг резко тормознул. Звучно хлопнул себя по лбу и громко заявил:

— Мне тут мысль одна в голову пришла. Даже можно сказать — тюкнула. Дело в том, что в городе магов официальным языком является д'эллали. В котором вы, откровенно говоря, ни бум-бум. И это может сильно повредить нам в дальнейшем. Мало ли что, разделиться придется или еще что-нибудь… Скажем, сами отобьетесь, как телки от стада. А посему придется вам выучить язык.

— Выучить?! — поразился Леха. — Это как в школе, что ли? И что, прямо здесь учить будем? Э-э… Ну ты и даешь, браток!

Вигала фыркнул. Тимофей, внимательно посмотрев на него, успокаивающим тоном сказал:

— Я думаю, что не все так просто, как кажется, Леха. Ты же десятилетку кончал, как и все мы? Помнишь, в годы нашей с тобой бурной юности имелся такой обязательный постулат — каждому лоху по обязательному десятилетнему образованию… Лоху, а не Лехе, запомни! Но и тебя… гм… тоже должны были достать. В смысле — образовать.

— Ну-ну, — с некоторым подозрением в голосе согласился с этим заявлением Леха.

— Вот видишь! Значит, так мы и запишем — десятилетку ты уже закончил. А учиться, Леха, только первые десять лет трудно — а потом сразу же легко.

— А здесь вам будет еще легче, чем там, — чуть приглушенно произнес Вигала. — Эль домене ба-ятэ… Мэнэ люмене! Д'эллали виэрте, ю ваюмине… Ну все. А теперь пошли!

— У-уже? — с недоверием в голосе поинтересовался Тимофей. — А как же поучиться? Экспресс-курс или что там еще…

— Уже, — проинформировал его Вигала. — Мы в свое время предполагали такую возможность и разработали специальное заклинание. Позволяющее именно вам, людям, в мгновение ока научиться именно языку д'эллали. Таким образом, вы уже образованны по самое никуда… Вам самим просто будет казаться, что вы говорите на вашем родном языке. По-прежнему — на родном. И с вами говорят на нем же. Ну а теперь — вперед.

— Сие восхищенья достойно, как сказали бы классики, — зачарованно проговорил Леха. — И где ты был, братан, в мои семнадцать лет? Я бы всю десятилетку сдал на ура…

Тимофей молча покосился на него. Судя по некоторым словцам, выдаваемым Лехой, десятилетку тот все-таки отсидел не зря. Мы все, конечно, учились понемногу… но вот восхищения достойные перлы из них двоих умел выдавать только Леха.

У ворот стояла стража, судя по их мужественным лицам и оскаленным в подобии улыбки зубам, крайне сильно чем-то обрадованная — уж не их ли появлением случайно? Каждый из стражников держал в руках по шесту с удлиненным острым наконечником. Одеты все были в самом что ни на есть средневековом стиле — штаны в обтяжку, плащи и что-то вроде мешковатых камзолов под ними. Цвета — от грязно-поносных до грязно-рыжих. Тимофей моментально заподозрил, что после стирки грязно-рыжий вполне мог бы превратиться в желтый или даже оранжевый цвет. «Ариэля» на них нету…

— Добрый день! — рыкнул один из стражников. — Давненько к нам никто не приползал… то есть не захаживал в гости! Э-э… прошу, гости дорогие!

Створки ворот торопливо разнесли в стороны. Они уже почти зашли, когда один из стражников вдруг вспомнил:

— А как же без обыска-то? Простите, гости дорогие. Ошибочка вышла! Сейчас мы вас слегка того… обшмонаем.

Гостеприимство стражников тут же исчезло как по волшебству, равно как и добренькие улыбочки на лицах. Всю троицу скоренько притиснули лбами к стенке, загнули руки за спину и обыскали. Причем обыскали так тщательно, что и ОМОН обзавидовался бы.

— Ребята, — попробовал было воззвать Тимофей к порядку и принципу человеколюбия, — зачем сыр-бор? В смысле за что такое недоверие? Летим мы себе с Земли, никого тут не трогаем. А вы почему-то сразу же руки нам заламывать, тонкие места неприличным образом ощупывать…

— А-а! — оскалились ребята. — С Земли, говоришь? Эта та самая, которая в Солнечной системе расположена?

— Ну да, — счастливенько пролопотал Леха. — А-а!

Тщательный обыск мгновенно перерос в показательный. Их явно унижали, засовывая руки чуть ли не в подмышки и заглядывая за зубы. Стоматология в действии. А интересно, часто у них тут контрабанду за миндалинами Прячут? А то больно уж красноречиво пальцы в глотку совали… Леха заскрипел зубами. Тимофей сделал для успокоения долгий глубокий вдох-выдох и попытался было для разнообразия подумать о чем-нибудь высоком. Увы, с вывернутыми руками и под здоровенными лапами, вольготно гуляющими по телу, думалось из рук вон плохо.

Вигала повернул голову и четко, членораздельно сказал:

— Я — эльф. Эти двое людей под моей защитой. А у вас что, уже были проблемы с нашими земляками? Я имею в виду — с людьми с Земли.

В толпе стражников, рьяно обыскивавших их, появился кто-то еще. Тимофей определил это по запаху — сквозь чесночные ароматы прошлась струя изысканного и наверняка даже здесь дорогого одеколонного запашка. Кто-то — и скорее всего именно обладатель мужского парфюма, пахнувшего ему в лицо, — бархатным приятным голосом сказал:

— Нас особо предупредили насчет вас, гости дорогие. Сказали, что привезете с собой оружие, коварные замыслы и прочее… в частности, интриги будете строить против мирных и добродетельных магов Эллали. Но вот пока что-то никакого оружия мы у вас не находим. Может, сами признаетесь, куда запрятали? А мы вас за это отблагодарим. Если оружие и интриги у вас и вправду грандиозные, то за их сдачу вам всяческие награды могут светить — вплоть до ордена Никукода Тугодумного, почившего в бозе на плахе после чистосердечного признания.

— Счаз, — зловеще прошептал Леха. — Вот прямо счаз упал, отжался и тут же раскаялся…

Тимофей скосил глаза. Толстая черная шайтан-труба торчала над могучим Лехиным плечом, угрожающе целя в розовато-голубое небо. Руки стражников вольно гуляли по ней, то и дело залезая в дуло и дергая за всяческие крючочки и выступы ее сложной конструкции. Леха тем временем с каменным лицом продолжал усиленно притворяться, что ничего такого не происходит и все в порядке. А сзади у него висит вовсе даже не оружие, а что-то вроде универсальной носоковырялки в комплекте с дорожным губозакатывателем.

Да и у самого Тимофея за спиной на ремне покоился пулемет, хищно оттопыриваясь в сторону. И если уж это — не оружие, то уж и не знаю что сказать…

— А о каком, собственно, вооружении идет речь? — спросил он чуть дрогнувшим голосом. — Мы все люди мирные, в эмигранты к вам пришли проситься…

Обладатель бархатного баритончика чуть фыркнул и заявил:

— Детские пукалки, что висят у вас сзади и характеризуют вашу цивилизацию как полностью упадническую и остро нуждающуюся в фаллической символике для поднятия собственного духа, нас не интересуют. Для вашего сведения — в городе магов любое оружие молчит… я имею в виду оружие такого рода, как ваше. Нас интересует другое — магические заговоры, заклинания, амулеты, талисманы. Признавайтесь, земля… то есть землянщики, — куда вы их запрятали? А может, даже и проглотили… Спрятал, съел… э-э… потом отчистил. Легкий слабительный заговор вполне может помочь…

— Не землянщики, мы — земляне! — громко возопил Тимофей, чувствуя в животе нарастающую дурноту. — И нету у нас ничего!

— Маг, — негромко сказал Вигала, — погляди в мои мысли. То, чего ты боишься, — этого на самом деле нет.

Владелец дивного мужского аромата двинулся — потому что к Тимофею притекла новая струя запаха. Наступила пауза, даже стражники застыли в ожидании. Наконец маг с вальяжным бархатным баритоном медленно констатировал:

— Странно… Прямого злоумышления действительно нет. Правда, имеются какие-то обертоны насчет главного мага…

— У нас к нему дело, — быстро проговорил Витала. — Личное. Как уже сказал один из моих подопечных, мы бежим с Земли, прямо-таки жаждем обрести с вашей помощью убежище… Дело, вы же понимаете.

— Да-да, — задумчиво продолжил маг. — Это дело для Эллали превыше всего. Но учтите, мы принимаем оплату от клиентов только в конвертируемой валюте. Диганки с Фригея не предлагать, валюта этого мира девальвирована падением в цене их магических кристаллов… Но вот как быть с тем, что на вас сделали донос?

— А кто сделал? — быстро вклинился в разговор Тимофей.

— Такой… такой индивидуум с оригинальной внешностью. Он и сам бы мог служить амулетом — очаровательный, весь красненький…

— И глазки черными бусинками? — закончил Тимофей.

Маг бархатным баритоном мечтательно произнес:

— О да… Хотел бы я иметь его в своей гостиной… Клешни, усики — прелесть какая! Ему бы в магических секс-роликах участвовать, в роли пугала для юных дев…

— Я, кажется, догадываюсь, кто это, — зло проговорил Тимофей. — Чертов инопланетный омар. Интересно, однако…

— Этот красненький обижен на моих подопечных, — торопливо перебил его Вигала. — Вот и пакостит им… Ане скажете, уважаемый, как именно нас оговорили? А то я прямо мечтаю начать коллекционировать фантазии неизвестных анонимов.

— Да пустяки, — рассеянно продолжал маг. — Сказали, что вы злоумышляете против главного мага Эллали, непременно будете пытаться вырвать из него все наши тайны, а также привезете с собой таинственные амулеты и заговоры, могущие дурно повлиять на его персону… И посему вас ни в коем случае нельзя допускать к главному магу.

— Нас надо допустить к главному магу, — с мягким нажимом в голосе произнес Вигала. — Мы бежим, а этот красненький хочет помешать нашему бегству. Но вы ведь понимаете, что так и дело можно запороть? Дело самого главного мага.

Обладатель парфюма обиженно промолвил:

— Да понимаю я, все понимаю. В конце концов, если уж он действительно считал вас такими зверями, опасными и ужасными для нас, бедных… то мог бы и заплатить нам за то, чтобы вас не допустили к нашему главному магу. Мы здесь взятки принимаем по твердому тарифу. И цены за последнюю тысячу лет ничуть не поднялись. Так что цена за задержание и уничтожение беглеца по-прежнему лишь самую чуточку больше, чем та цена, что взимают с него самого за предоставление убежища… В общем, так! Стража, отпустить… этих. За отсутствием улик. А также заказа на их задержание.

Руки отпустили как по волшебству. Тимофей торопливо развернулся. В толпе стражников с одинаково задумчивыми широкими лицами стоял элегантный красавчик, разодетый в алый шелк с золотыми цепочками в разных местах тела. Красавчик сделал неприличный жест — Леха в ответ только коротко крякнул. Вигала молча ухватил его и Тимофея за плечи железными пальцами и поволок в ворота.

— Ну, вообще… — тяжело поводя глазами, сообщил всем окружающим Леха сразу же после того, как они прошли низкую кирпичную арку. — Волки они все здесь позорные. Обыск, щупанье, туда-сюда… Поверите ли — я себя чуть ли не голубым почувствовал! Нет, ну что за гнида на нас настучала?

— Инопланетянин, — сообщил Тимофей. — Помнишь красного рака, вставшего на дыбки? Того, что на тарелке к нам прилетал. Помнишь такого? Мусье из стражи достаточно точно его описал — красный, глаза пуговицами, клешни, усы.

— Ох ты едрена кочерыжка! И точно ведь…

— Гораздо интереснее другое, — неторопливо рассуждал эльф, скаля длинные зубы и самую чуточку приподнимая уголки губ, что у него, по-видимому, означало дружескую улыбку. — Зачем уважаемому инопланетянину тащиться сюда и умолять стражу обыскать нас на предмет магических штучек, которых у нас все равно нет? Смысл?

— Чтобы помешать нам? — предположил Тимофей.

— Следующий вопрос — зачем?

Все тупо помолчали. Вокруг кипел обычный день в городе самых обычных магов — туда и сюда с крайне деловым видом сновали субъекты в развевающихся балахончиках, зажимая под мышками загадочные свертки и толстые книжки. Балахоны местных товарищей пестрели всеми цветами радуги — в тон домам и башенкам города. Вся гамма была представлена по порядку — красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый… Время от времени в толпе балахончатой публики попадались и простые смертные, одетые в живописные подобия средневековых земных одеяний — у одних, надо отметить, эти одеяния сильно походили на лохмотья, а у других по пышности и кружевному обрамлению больше смахивали на маскарадный костюм Барби. Тот, в котором она изображает средневекового Ромео… Под яркими лучами местного светила дома вокруг сияли красками, одеяния аборигенов, в свою очередь, не уступали им в цветистости.

И только одного не имелось в этом дивном городе, полном магов, — зелени. Нигде ни газончика, ни деревца, ни кустика. И за оконными стеклами не торчало ни единого цветочного горшка… Улица, идущая от главных ворот, и все прилегающие к ней переулки поблескивали спинками плотно вбитых булыжников. И опять-таки — даже под стенами домов не росло ни травинки. Мостовая тянулась от дома к дому и была отполирована тысячами ног до блеска. По некоторым домам тянулись длинные вывески, исписанные загадочными знаками.

Шагали они по-прежнему посередке здешней авеню. Кое-кто на них оглядывался, но большинство продолжало топать по своим делам с абсолютным равнодушием к странного вида незнакомцам. Кстати сказать, местная публика вид имела самый разный. Иногда и наводящий ужас. У кого-то торчали мощные клыки из-под верхних губ, у кого-то по бокам головы красовались ненормально увеличенные ушные раковины, прямо-таки развеваясь на ходу, как у африканских слонов, у кого-то лоб гляделся скорее странным наростом, нежели ровным местом… Некоторые из аборигенов даже походили на людей. Вот только цвет кожи, глаз и губ у них был странноватый и совершенно не похожий на традиционные человеческие колера. Даже с учетом всех трех рас и четырех оттенков…

— Отложим пока в сторону мысли о том, кто, зачем и почему, — шепотом сказал Вигала. — Надо найти ночлег.

— Не нравится мне тут что-то, — печально заметил Леха. — Нехорошие они здесь. Как они с путевыми пацанами обращаются! Нет, братки. Давайте-ка сделаем наше дело и — домой. Одна нога тут, другая — у главного муда Эллали…

— В заднице, — саркастически добавил Тимофей. — Размечтался ты что-то, одноглазый.

— Учитель тюк-до прав, — невозмутимо заключил эльф. Снежно-серебряная грива плескалась из стороны в сторону на каждом шагу, пуская в лучах света радужные искорки. — Ты думаешь, бюрократы — это только ваше изобретение, человечишки? Сейчас отыщем кров на ночь, потом подадим прошение об аудиенции… И будем ждать-с… Как ваш Суворов первой звезды.

— Знаток ты, однако, — вполголоса удивился Тимофей. — А откуда столько познаний о местной администрации? Равно как и о перлах нашей рекламы?

— Эльфы здесь уже бывали. В поисках Ларца Сил, по следам короля Маратаэля…

— А рекламные перлы?

Эльф ухмыльнулся.

— Ваши программы излучаются в эфир, не так ли? И оттуда их может брать каждый, кто пожелает. Вот мы и берем. То есть… брали. С помощью небольших таких приспособлений, сброшенных нами в двух-трех местах на Земле.

— А телеприемники у вас какие? — не удержался и полюбопытствовал Тимофей.

Вигала, явно развлекаясь, сообщил:

— У вас эта марка называется «Василиса Премудрая». Тарелочка, по ней яблочко круги себе наматывает… И сбоку — обязательная красная девица с косой. Глаза, как положено, сияют, как яхонты, зубки — жемчуг, губки — коралл…

— Ага. И твердит сквозь зубы — катись, яблочко, по тарелочке, мать твою, катись, проклятое…

Гостиница отыскалась неподалеку от ворот — солидная, с вывеской в виде азартно щелкающего клешнями рака, подушки и кружки пива. Красноречиво до крайности и не требовало никакого перевода… Рак был сделан в виде объемистого макета и раскрашен в пурпур. Тимофею на память тут же пришел инопланетный товарищ с НЛО. Тоже рак, пусть и разумный, и тоже красный… А интересно все-таки, за каким чертом ему понадобилось заглядывать сюда и чернить бедных землян? И не перед кем-нибудь очернять, а перед лицом всей местной магической общественности… Да и откуда рак-инопланетянин мог знать, что они появятся здесь? Прямо Кассандра-прорицательница какая-то, блин его за ногу…

Эльф остановился точно под вывеской и теперь хмуро озирал дома вокруг гостиницы.

— Вигала, — шепотом спросил Тимофей у эльфа, — а как этот инопланетянин мог узнать, что мы направимся именно сюда и никуда иначе? Да еще и так быстро узнать? Учитывая, что с того дивного момента, как мы с ним расстались, прошло чуть больше суток… А он уже успел тут отметиться. Странно…

— Засланный казачок? — мгновенно оживился Леха, заскучавший было в здешней обстановке. — Шпиён инопланетян среди наших эльфов?

Наших эльфов? Тимофей мысленно выделил слово наших из Лехиной тирады, удивленно похмыкал.

— Это невозможно, — напряженно проговорил Вигала, не отрывая взгляда от дома напротив. — Я хочу сказать, что никто из эльфов никогда… Скорее уж он неизвестно как отслеживал именно ваши перемещения. А затем постарался успеть в город магов раньше нас. Мы прибыли в мир Эллали, он это засек, но затем мы задержались с прибытием сюда, в город. И довольно сильно задержались. Сначала из-за семян Иггдрасиля, потом — потому что вам захотелось покувыркаться с сигвортами…

— Нам?! — возмущенно завопил Леха, но вполголоса завопил, явно с оглядкой на местную публику, которая уже начала подозрительно посматривать на троицу, соляными столбами торчавшую возле гостиницы. — Ты же сам нас послал! Трепыхаться, дескать, не следует! Надо ублажить хозяев, иначе — мало ли что!

— Не кричи, — оборвал его Тимофей. — Мне тут пришло в голову… Ты помнишь, как очутился в своей квартире? После того, как на перекрестке постоял, на НЛО полюбовался…

Леха почесал в затылке, задумчиво признался:

— Не-а…

— Вот и я то же самое — не-а… Может быть, нам подсадили жучков? Полагаю, при их уровне развития это не проблема.

— О чем речь, братан, — авторитетно подтвердил Леха. — Такие жучки даже у нас не проблема. А уж этим-то, что между звездами сигают, — этим и сам бог велел такое в хозяйстве иметь.

— Зайдем в гостиницу — поищем их на вас, — по-прежнему с напряжением продолжил Вигала. — Как вшей ищут… Не нравится мне этот дом.

— Почему? — шепотом полюбопытствовал Тимофей.

— Посмотри повнимательнее. Видишь — гостиница и этот дом напротив… Ничего не замечаешь?

Тимофей вгляделся изо всех сил. Дом как дом. Да и местный отельчик напротив него тоже — гостиница как гостиница… Впрочем, он в средневековой архитектуре не силен.

— Дома построены в разных стилях, — вполголоса заметил Вигала. — У них даже разная планировка фасадов. И высота окон различна. Но почему-то совпадает ширина оконных проемов, и расположены они точно напротив друг друга. И верхние перекрытия окон на одном уровне. Чего практически нельзя добиться не чем иным, кроме как предварительным планированием. Мы прошли по этой улице немало… по-вашему пятьсот двадцать шесть метров. Но подобное расположение оконных проемов я вижу здесь впервые. Сквозное расположение, так сказать. И это наводит на подозрения. Кроме того — приглядись повнимательнее — толщина стен у обоих домов одинаковая. И глубина оконных проемов. А также совершенно идентичен изгиб арочных проемов над окнами…

— Э-э… — растерялся Тимофей. — И что же все это значит?

Приятно, черт возьми, переложить всю умственную работу на другого. Особенно если этот другой и сам на нее напрашивается. Короче, у кого лоб большой — тому и видней…

— Так, — неопределенно протянул Вигала. — Ничего особенного. Просто гостям здесь не доверяют. Что, в общем, и правильно — чего им доверять?

— Во-во, — поддержал Леха. — Незваный гость хуже татарина! Или лучше — это уж в зависимости от обстоятельств…

— Впечатляет, — заметил эльф. — А как вы выкручиваетесь, если незваный гость и сам татарин?

— Подправляем текст. — Тимофей пожал плечами. — Незваный гость — он и сам татарин… А что все-таки означает сходство арочных проемов над окнами?

— Ну… Возможно, я и ошибаюсь. Но это напоминает мне дуги шепота. Приспособление из небольшой части геометрии и большой доли магии. Окна напротив друг друга, одинаковые изгибы оконных проемов… и заклинание. После этого сидишь в комнате на одной стороне улицы, но слышишь практически все, что и о чем говорят в комнате на другой стороне…

— Ага! — обрадованно заревел Леха. — Это навроде «клопов» с подслушкой?

Собравшаяся вокруг небольшая толпа обрадовано внимала его словам.

— Может, мы уйдем отсюда куда-нибудь? — немного нервно предложил Тимофей. — Да вот хотя бы в гостиницу. А то народ уже собрался, смотрит…

— Пусть смотрят, — угрюмо отрезал эльф. — Я не собираюсь заходить в эту гостиницу, не намозолив глаза как можно большему количеству местных. Чем больше аборигенов нас увидит и обсудит между собой, тем лучше.

Тимофей коротко глянул на эльфа и высказал наболевшее:

— Опасаешься, что зайдем туда и не выйдем? Тогда, может быть, подыскать что-нибудь другое?

— На весь город магов имеется только один приют для путешественников, — рявкнул эльф. — Этот. Проблема в том, что страж-маг у ворот рассказал нам о том раке, но он не сказал…

— Чего?

— Того, что рак покинул этот город. Он вполне может находиться и здесь…

— Это… — замялся Тимофей, но все-таки высказался: — Это опасно для нас?

— Не знаю. Зачем он тут? И так далее по порядку — хочет ли он нам помешать, может ли он нам помешать, а если да, то зачем ему это нужно?.. Ведь вас, людей, они уже спасли. Правда, за одним только исключением — всю вашу компанию, единственную из всего человечества, они хладнокровно бросили на съедение Пасти Дракара. И все из-за чрезмерно длинного языка одного…

— Это кого же?! — тут же кровожадно поинтересовался Леха.

— Не будем отвлекаться, — поспешно постарался увести разговор в сторону Тимофей. — Они хотели спасти людей — они их спасли. А небольшие огрехи в виде нас не в счет. Чего же боле, как говорила одна пушкинская героиня… Но нет, этот брат по разуму в раковом панцире тут же прибегает…

— Прилетает, — мягко поправил его Вигала.

— Не важно! Является сюда, мутит воду, возводит на нас напраслину… Что, в свою очередь, наводит на мысль — а было ли спасение человечества их единственной целью? Между прочим, Вигала, это и вас касается. Напрямую. А что, если у инопланетян свои взгляды на будущее пустой планеты? Отличные от ваших, эльфийских.

Эльф выпрямился еще сильнее, хотя, казалось бы, куда уж дальше. Надменно вскинул голову. Но густые белые брови при этом тревожно нахмурились, как заметил Тимофей.

— Если дело обстоит именно так, — медленно продолжал рассуждение Тимофей, стараясь сказать только то, что следовало, и ни слова больше. — Вы, эльфы, ведь проиграете?

И старательно мигнул левым глазом. Даже утвердительно покачал головой, давая понять эльфу — соглашайся, мол. Соглашайся со всем, что я скажу!

— Не… думаю, что да, — признался эльф, слегка приподняв левую бровь (интересно, это знак или эльф просто так корчит свое милое личико?). — Столкновение техногенной цивилизации с эльфийским народом… Да, мы будем обречены.

— Да, — печально подытожил Тимофей, — и мы с вами. Заодно.

— Но ведь… — попробовал было заикнуться Леха, — но ведь мы сюда приперлись за…

Тимофей показал ему кулак. И состроил рожу — заткнись, мол.

Леха снисходительно посмотрел на учителя тюк-до, доходившего ему ровно до уровня богатырского плеча. Но почему-то промолчал.

— И вот теперь на этой грустной ноте я предлагаю всем нам пройти в гостиницу, — с пафосом продолжил Тимофей, — и там предаться всеобщей грусти… В общем, вперед, братки!

Он картинно помахал в воздухе руками и устремился к гигантским кованым дверям, украшенным двумя металлическими петлями.

Внутри гостиницы — или лучше называть это трактиром, исходя из средневековых реалий города, — была зала. Большая, в факелах и столиках под вышитыми скатертями. И хозяин тут тоже имелся — возник из ниоткуда и направился к ним пританцовывающей походкой балерины на пуантах. Рожа у хозяина была какая-то… жабья, что ли. Хотя в остальном вполне гуманоид как гуманоид — две руки, две ноги и одна голова сверху, на опущенных скошенных плечах.

— Комнату, — невозмутимо распорядился Вигала, глядя в пространство над головой хозяина.

Толстяк с походкой балерины тут же угодливо склонился перед ним.

— Еду. И место, где можно помыться. Мы в этом городе по делу. По тому самому делу.

— Убежища у вас тут ищем, — скорбно добавил Тимофей. — Беженцы мы, почти что погорельцы…

На лице хозяина тут же отразилось самое неприкрытое сочувствие. Без сомнения, не раз и не два старательно отрепетированное перед зеркалом. Ну да, Вигала упоминал, что помощь беглецам — главная статья доходов магов Эллали. А дойных коров следует встречать со слезами на глазах. А со слезами радости или сочувствия — это уж как достопочтенная корова пожелает, так пусть и считает…

— Нам надо комнату, не выходящую окнами на улицу, — все тем же печальным тоном потребовал у хозяина Тимофей.

Морда хозяина из сочувствующей мгновенно стала каменной.

— Увы, господин. У нас нет комнат, которые бы не выходили окнами на улицу…

— Тогда самую тихую, — перебил хозяина Вигала. — Смотрю, у вас тут пусто. Что, с клиентами в последние времена негусто?

— И опять-таки увы, господин, — залебезил хозяин, прижимая руки к груди. — Все умные стали… И те, кто преследует беглецов, все чаще предпочитают не махать им платочком вслед, а заблаговременно договариваться с нашей городской стражей. Она находится в ведении магов-оружейников, которые в вечном противоречии с магами-пространственниками — по денежным вопросам и вообще. Маги-пространственники, это чтобы господа знали, помогают несчастным беглецам исчезнуть в звездных мирах, а маги-оружейники, наоборот, помогают преследователям… Хорошо только главному магу Эллали — он получает с беглецов полной мерой… но и с преследователей тоже стрижет свою долю. А бедному Гондоле это только во вред, потому что он-то стрижет свое только с беглецов…

— Бедный Гондола, — сочувственно произнес Вигала. — Значит, говоришь, пустая гостиница?

Хозяин развел в стороны руки.

— Бедная моя «Раковая подушка»… Вы здесь сейчас единственные постояльцы!

— Чудненько, — ровно сказал эльф. — Нашу комнату, и быстро.

Они дружною толпою промаршировали вслед за хозяином по лестнице, хитро прятавшейся в углу залы. Местный приют путешественников имел три этажа, из которых, насколько успел заметить Тимофей, только два верхних отводились под номера. Первый этаж почти полностью занимала зала со столиками, за которой, надо полагать, должна располагаться кухня… Ведомые пританцовывающим хозяином, они добрались до третьего, самого верхнего этажа. Второй, мелькнувший перед ними в просвете лестничного пролета, был девственно пуст. Тимофей успел заметить коридор, одна стена которого почти сплошь состояла из окон, а вдоль второй тянулись нечастые двери. Плотно прикрытые, кстати. Возможно, что в гостинице и в самом деле больше никого не было…

По лестнице они поднимались в довольно высоком темпе — хозяин резво скакал по ступенькам впереди, по-лягушачьи вскидывая ноги и то и дело ударяя пятками в задницу… ну а они, само собой, изо всех сил спешили следом. Хорошо было Вигале — у него ноги длинные. Неплохо было и Лехе— у него ноги сильные. Один он, Тимофей, был маленький (одному по плечо, а другому по ухо), но очень тренированный… Лестницу с высоченными, Тимофею по колено, ступеньками устилал пушистый красно-синий ковер. Рисунок был впечатляющий — красные раки ползали по синему полю, угрожали друг другу клешнями, сцеплялись в схватке… Отполированное резное дерево перил странно противоречило грубоватому камню, из которого были сложены стены.

Третий этаж представлял собой копию второго. Бедный Гондола не врал — в этой гостинице действительно не было номеров, выходящих окнами во двор. Во двор смотрели только окна коридора.

Хозяин дотанцевал до его конца, с низким поклоном приоткрыл дверь.

Комната сильно напоминала общие номера гостиниц советских времен — большая, загроможденная двумя рядами аккуратно заправленных, кроватей. Кое-где у изголовий стояли стульчики. Выглядело все чистенько, но по казарменному. А еще комнату украшали три узких и высоких окна.

Хозяин с поклонами оттанцевал за дверь. Вигала подошел к окну, внимательно посмотрел на дом напротив. К нему тут же присоединился Леха, тоже озабоченно уставился на другую сторону улицы. Тимофей чертыхнулся сквозь зубы.

— Не смотри на зло долго, — сказал он громко, особенно напирая голосом на слова «не смотри». — Иначе зло также может посмотреть на тебя! А кто не понял — я не виноват.

Вигала смущенно кашлянул и тут же спешно отошел от окна. Леха развернулся и воззрился на Тимофея с нескрываемым удивлением. Аж челюсть об мощную грудь брякнула.

— Ну, чего уставился-то? — грубовато сказал Тимофей. — Ты еще бинокль себе на грудь прицепи, очень помогает в таких случаях! А то некоторые могут и не понять, зачем ты тут в окошко выпялился, кого или чего высматриваешь…

— А! — пробасил Леха. И гулко ударил себя по лбу.

— Займемся нашим делом, — напомнил им всем Тимофей, красноречиво похлопывая себя по уху двумя пальцами. — А местных давайте пока оставим в покое. Они, по идее, просто-таки обязаны бдить за всеми приезжими — а то вдруг кто бомбу привезет сюда в багаже или еще чего-нибудь такое учудит, нарушающее все местные законы и священные уложения… Гостиницу, раз уж она специально спроектирована, почти наверняка строила местная охранка. В общем, вернемся к нашим клопам. Вигала, есть у тебя какой-нибудь способ?

— Какой-нибудь способ для чего? — не понял эльф.

— Красненький инопланетянин, — терпеливо пояснил Тимофей. — Помнишь такого? То есть ты конечно же не помнишь — но уже знаешь о нем, как я понял. Он мог подсунуть нам клопов. Возможно, даже вживить их в тело. Но не слишком глубоко, потому что разрыв во времени между нашим разговором на перекрестке и тем моментом, когда я… и, надо полагать, Леха тоже… в общем, когда мы оба очнулись в своих квартирах — этот промежуток был не так уж и велик.

— Сейчас, — послушно сказал эльф.

Встал и протянул руки сначала к Тимофею, а потом и к Лехе.

— А ты чего это? — испугался Леха. — У тебя руки с рентгеном, что ли? Смотри мне, не переборщи тут с излучением…

— Не бойся, — вполголоса успокоил его Вигала. — Структурный анализ, который проводят эльфы на живом теле, всегда безвреден. Ну или почти всегда. Нет, чужеродных тел в вас нету. И одежда тоже чиста. Хоть и потеряла всякий вид после пастей калаучей.

— Ну хорошо, — резюмировал Тимофей. — Значит, они выслеживают нас каким-то совершенно другим способом. Но вот каким?

На душе было хреново — плохо, когда рушится гипотеза, так хорошо и аккуратно объясняющая все происходящие странности разом. Итак, на повестке дня снова стоял все тот же вопрос: как инопланетянин смог узнать, что они двинутся со старушки Земли именно сюда?

Тимофей ломал мозги, но ничего путного в голову не приходило. Леха, явно заметивший его усиленную мозговую деятельность — и сопевший сейчас с ярко выраженным сочувствием в носовых тональностях, — утешительно похлопал его по плечу.

— Предлагаю решать проблемы по мере их поступления, — неожиданно сказал Вигала. — Выслеживают — ну и хрен с ними. Или бог — у вас вообще язык инвариантный, посылать можно в такие стороны, что и на драконе не долетишь… Нам все равно нужно решать здесь свои дела. Вне зависимости от красных инопланетян. А что касается вашего инопланетного друга — то ли он тут, то ли нет…

Боевые друзья-товарищи спешно расселись на кроватях и осторожненько так поглядели друг на друга. Вопрос был не в том, кому говорить первым. А в другом — а что, собственно, говорить-то? Учитывая, что их вполне могут подслушивать с другой стороны улицы. И не только с другой стороны…

— Может, пойдем прогуляемся? — наконец не выдержал Тимофей. — Или к этому самому — главному магу сходим. В очереди постоим, прошение всучим… Пора, в конце концов, и нам приобщиться к благам местной бюрократии.

— Действительно! — с готовностью согласился Вигала. И вскочил.

Все трое выскочили на улицу как ошпаренные. Хозяин с венецианским именем Гондола, по-лягушачьи выпрыгнув из-за стойки, тоненько зачастил им вслед:

— Куда вы, гости дорогие? Сейчас лапки прыгучи подам, филе гуманоидоядного бизона под соусом из свежих бараньих глаз…

— Потом-потом… — пробормотал Тимофей, давя в животе рвотные спазмы.

Дверь хлопнула за их спиной, надежно отрезая от свежих бараньих глаз. Тимофей глотнул воздуха, Леха сделал то же самое. Один Вигала был, как всегда, спокоен и невозмутим.

— Ну, пошли, что ли…

Они двинулись по улице скорым шагом — Вигала в роли ведущего, остальные на полшага сзади. Тимофей шепотом поинтересовался:

— А ты точно знаешь, куда идти?

— Я же сказал, эльфы здесь бывали. В поисках Маратаэля, Ларца и прочих удовольствий…

— Каких таких удовольствий? — тут же встрял с вопросом простодушный Леха.

Эльф все с тем же невозмутимым видом глянул на братка и холодно просветил:

— По ночам город магов открывает свои притоны. Всех видов, всех мастей и на любой вид клиентов. В них все мыслимые и немыслимые удовольствия, а также извращения любых видов — в общем, все по желанию клиента. Помню, я тоже тут… гм… Просветился. С русалкой.

— Так ты здесь уже бывал?! — поразился Леха. — И все эти мыслимые и немыслимые опробовал? Ага, вот откуда ты все знаешь!

Они прошли по улице еще несколько метров в полном молчании. Леха все осваивал полученную от эльфа информацию, обдумывал ее, морща и почесывая могучий лоб. В обычном состоянии девственно гладкий, кстати. Потом вдруг жалобно спросил:

— А как это — с русалкой? У них же… э-э… рыбий хвост, чешуя…

Вигала неодобрительно смерил Леху взглядом:

— Побывав здесь, четко понимаешь, что грехи подчас почти столь же утомительны, как и добродетели.

— Как это?

— Ни с кем не спишь — тошно, — перевел Тимофей мудреную Вигалину речь для простого русского человека Лехи. — Слишком много спишь — тоже… гм… тошно.

— Не, — солидно возразил Леха. — Мне от этого всегда только хорошо бывает! А тебе, значитца…

И он с сочувствием, немного наигранным, глянул на эльфа.

Вигала сделал вид, что немного обиделся, и с чувством произнес:

— Помнится, кое-кто и сам… тогда, после сигвортов едва ноги волочил! Говоря по вашей же старинной русской пословице — укатали тогда Леху крутые сигвортские горки! Или лучше сказать — крутые сигвортки?

И прибавил шагу. Что при длине его ног эффект имело просто необычайный — могучий эльф практически сразу же оторвался от них метра на три-четыре. И продолжил стремительно наращивать разрыв.

— Короче, — философски заметил Тимофей, переходя на легкую полурысь, чтобы догнать эльфа, — перевожу для не понявших — если тебе, Леха, и тогда тоже было хорошо, то я уж и не знаю что сказать. Извращенец ты, Леха!

— Ну, ты… — вполголоса запротестовал Леха, сопя и тоже набирая скорость.

— Ну хорошо, мазохист! Если тебе так легче…

Офис главного мага размещался на площади в форме равностороннего восьмиугольника. По сторонам теснились дома, выполненные в едином архитектурном стиле — сплав средневековой готики и знойно-кокетливого рококо. Толстенные кирпичные стены, гладкие фасады, оканчивающиеся сверху коническими выступами, крохотные узкие окошки — хоть сейчас ставь в них пулемет, и будет готовый дот; входные двери строго посреди фасадов и над ними — круглые окошки, забранные витражами из цветного стекла. Витражи изображали многолепестковый цветок, заключенный в круг, — классическая готическая роза. Хотя, на взгляд Тимофея, на розу это походило мало. Скорее на мутировавшую разноцветную ромашку. От рококо здесь были кокетливые витые колонки вокруг окон, густо облепленные резными бантиками, цветочными гирляндами и мордочками смеющихся амуров. Хотя, возможно, это были вовсе не амуры — учитывая, что планета все же не Земля и жили здесь отнюдь не люди. Или, так сказать, не совсем люди. Роль входных дверей играли резные плахи, белые с позолотой, сплошь покрытые все той же смесью амуров — что интересно, тут у них уже и крылышки имелись, совсем как у земных. А вокруг амуров красовалось то же самое, что было налеплено и на колонках — бантики, цветочки, бутончики и прочее. Короче, лепота на фоне суровой готики…

Здешнее присутственное место отличалось от всех окружающих зданий. И отнюдь не архитектурой. Из распахнутых дверей на площадь вылезала толстая длинная очередь, гусеницей закручиваясь на брусчатке. В общем, вот это уже было совсем как на Земле.

— Стоять будем?! — помрачнев, спросил Тимофей. И даже сбился с шага.

Эльф вздохнул, но промолчал. Запыхавшийся Леха нагнал их обоих, шлепнул по плечам, радостно посмотрел на очередь.

— Не робей, сенсей! В смысле — путевые люди здесь не стоят, братки! Ну, где прошение-то? Счас пройду через это наследие коммунизма, как пуля в масло!

— В яблочко, — поправил Тимофей. — В масло входит нож, а пуля должна попадать в яблочко.

— Да хоть в компот! — здравомысляще рассудил Леха.

И нацелился на очередь.

— Письменные прошения здесь не принимаются, — просветил Леху Вигала. — Только устные и только лично от просителей.

— Ну тогда айда — лично просить будем!

Леха азартно ухватил их обоих за плечи и устремился вперед, грудью прокладывая путь для себя и для своих спутников. В толпе-очереди, состоявшей в основном из страхолюдного вида субъектов — кто с когтями, кто с клыками, а кто и вовсе с рогами, — на их наступление отреагировали сразу же. Но как-то неуверенно и запоздало возмущенные крики раздавались в основном сзади, от людей, то есть от монстров, уже снесенных с их пути могучей Лехиной грудью.

Внутри очередь проходила по неширокому холлу. И заканчивалась в крохотной комнатушке, где сидел один-единственный монстр. Разодетый в малиновую хламиду с частыми золотыми звездами. Перед ним угодливо ссутулился человечек с длинными ушами, что-то растерянно лопоча. Леха, равнодушный к формальностям, пинком распахнул дверь, втащил Вигалу и Тимофея внутрь и тщательно припер дверь собственным могучим телом. А это, интересно, для чего — чтобы бедный монстр не сбежал?

— Ну что, братан? Поговорить бы надо…

Сказано все это было хорошо отрепетированным таинственным голосом. С едва заметными угрожающими обертонами.

— А вы хто такие?! — брезгливо поинтересовался монстр в малиновой хламиде. И пренебрежительно так покривил толстые черно-бордовые губы на желтовато-пятнистом лице.

— Мы люди, — нахально признался Леха. — А человек — это звучит гордо, ты согласен?

Тимофей покосился на Леху. Так-так. Пальцы у того уже были веером… Бедный монстр! Сейчас будет наезд между мирами. Два-ноль, ведут новые русские…

— Не думаю, — все так же брезгливо отозвался монстр. — Вот дерьмаки — это да, это действительно звучит гордо. Я сам дерьмак!

— Вижу, — все с той же смесью таинственности и нагловатого хамства в голосе заявил Леха. — Действительно, вылитый дерьмак. Да за версту видно, что именно дерьмак, — и все тут! А мы, видишь ли, просто люди. И прибыли сюда с сугубо личным делом к вашему главному му…

— Магу! — в голос дружно закричали Тимофей с Вигалой. — К главному магу мы!

— К главному магу, — все тем же тоном быстро поправился Леха. — С личным, очень важным и очень выгодным для главного мага делом… К тому же он наш земляк. Слыхал?

— Конечно. Но тут уж ничего не поделаешь — у каждого мага есть свои недостатки, — презрительно изрек монстр.

— Это ты так про персону главного мага? — ласково поразился Леха. — Зря, зря… Значит так — мы молчим про твои неуважительные выражения, а ты нас быстренько продвигаешь к самому главному магу. Вместе с нашим нижайшим прошением об убежище. Идет?

Скрюченный человечек с длинными ушами что-то заскулил из-за спины Вигалы. Эльф торопливо повернулся, выволок человечка на свет божий и заботливо спросил:

— Что тебе, мюсли? Ты ведь мюсли, не так ли?

— Я, — снова заскулил мюсли. — Я с жалобой… То есть с прошением! Тоже — с нижайшим прошением…

— Да ерунда, — лениво проговорил монстр в малиновом балахоне. — Не обращайте внимания, земляки нашего высокородного… Сестру у него там кто-то из кирглей обидел… Вот и просит укорота на обидчиков!

— И вы, конечно, ему поможете? — с нажимом в голосе осведомился Вигала.

Сзади недовольно забубнил Леха. Мы, дескать, сюда со своим делом… И не след путевых пацанов равнять с какой-то мюслей! Которая и рифмуется-то исключительно неприлично — с соплей…

Монстр окрысился. Зубы у него росли ровным зигзагом. И прикус был замечательный — словно зубья двух совершенно одинаковых пил втиснули друг в друга. С точностью до миллиметра.

— А что прикажете делать? Киргли законов не уважают, начальствующих магов не слушаются… А маги-оружейники, которые и должны в таких случаях реагировать — причем должно реагировать, отмечу, — кирглям открыто благоволят. Так что киргли творят в городе все, что им вздумается. Правда, в определенных рамках, строго в них… Что нас скорее огорчает, чем радует. Смертельных случаев, увы, нет, так что формально для применения Высших Мер нет повода…

— Значит, если я правильно понял, — чуть придушенно сказал Вигала, — пока никто не помер от их руки, вы сами и пальцем не пошевелите?

— Точно… Теперь о вашем прошении…

Монстр довольно цокнул, с хрустом поскреб когтистой ручищей у себя между зубов. На влажно поблескивающей поверхности бордовых десен в результате этого зверского корябания не появилось ни царапины. Да и вообще вся желтая в серый горошек морда монстра выразила одно сплошное удовольствие. То ли у него десны бронированные, то ли слишком уж далеко зашел кариес…

— Вы заявились в мой кабинет без всякой очереди, как я понял? Так-так. Презрев по пути законные права граждан нашего города, стоящих в этой очереди по месяцу и более, злобно растоптав, все их гражданские свободы…

— Гражданские свободы, состоящие из месячных очередей? — пробормотал Тимофей. — Ну их к черту, такие свободы и растоптать не жалко…

— Тише, братан, — невозмутимо отреагировал сзади могучий браток Леха. — Не надо злить начальство, ему и так тяжело управлять народом…

— Точно, — самодовольным голосом подтвердил монстр. — Невыносимо тяжко! Бремя власти, то да се… Просто давит на плечи. Управляй тут такими, как вы, в поте морды лица… Кстати, о вашем прошении — я его отклоняю. Вы в очереди не стояли, проникли сюда незаконным путем. Так что извольте-ка вернуться назад да попарьтесь в очереди с месяцок, потом еще месяцок подождите аудиенции у главного мага. Глядишь и выгорит у вас что…

В наступившей тишине явственно слышалось, как Вигала скрипнул зубами. Леха шумно задышал, в перерывах между вздохами цветисто поминая некую загадочную то ли даму, то ли просто жабу, согрешившую одновременно с козлом, папуасом и носорогом, а потом еще и сделавшую себе аборт до срока, от которого осталась какая-то жертва — причем в данный момент именно на эту жертву Лехе, судя по выражениям, в упор не хотелось глядеть. Тимофею тоже стало не по себе. Месяцев в запасе у них не было. На все про все у них оставалось не больше двух земных суток.

И в первый раз за все время их путешествия Тимофей осознал всю, скажем так… утопичность их миссии. Пойди не знаю куда и принеси то, что нужно, — и сделай это всего за два дня и две ночи…

— Да, бюрократия — это страшная сила, — сказал он вслух, прокручивая тем временем в голове одну-единственную мысль — что же теперь делать? Совершенно невозможно ждать тут целых два месяца. Немыслимо, черт возьми… Даже опустевшая Земля… их Земля была прекрасна. Но даже эльфам придется ее покинуть, если они так и не смогут отыскать пресловутый Ларец Сил. Но чтобы его отыскать, нужен главный маг. И на пути к нему сидит вот этот уродец. Причем, судя по тому как этот гад обращается здесь с бедными просителями и какую создал очередь, видно было, что душонка у него столь же отвратительная, как и не блещущее красотой личико. Если еще не более мерзопакостная…

Взять бы его сейчас за иглы на голове и ревностно приложить этак разиков надцать — и все эти надцать разиков исключительно фейсом об тейбл.

— Вообще-то, — медленно начал Вигала, словно услышав его мысли, — мы тут попросили по-хорошему, по-положенному… На Земле, когда мы ее покинули, тоже почему-то начали считать эльфов субтильными ребятами, могущими только пыльцу с цветочков стряхивать… Но мы… точнее, лично я могу попросить и по-плохому. И плюньте тому в глаза, кто считает эльфов веселенькими ребятишками из-под кусточка…

Монстр надулся. Тимофей шагнул к эльфу, подпер его своим плечом. И не беда, что оно пришлось Вигале точно в подмышку, главное — это поддержка. Сзади набычился Леха, забормотал, начал складывать пальцы веером, одновременно принимая что-то типа боевой стойки.

Ситуация накалилась до предела, но тут мюсли, затертый землянами в компании с могучим эльфом в угол и временно позабытый там всеми, отчаянно закурлыкал, замахал коротенькими ручонками, направляя их одновременно и на монстра, и на троицу.

— Это возможно, — даже не дослушав курлыканье до конца, милостиво произнес желтовато-пятнистый уродец. — Да, это вполне возможно. Я добр, я снисходителен, я позволяю…

Выдав этот перл бюрократического нарциссизма, монстр откинулся назад и радостно улыбнулся. Вновь сверкнули зубы, больше похожие на две белые пилы, совмещенные зубьями.

— Хорошо, — сквозь зубы процедил Вигала. — Я тоже добрый. И мои соратники, само собой, тоже добрейшей души существа… то есть люди. Такие добрые, что аж сиропом писают по причине своей излишней доброты! В общем, мы согласны. Предложение разумное, к тому же мне пора размяться. А в вашем городе борделей и в морду-то получить не от кого — боятся все почему-то нас, бедных эльфов, обходят строго по соседним улицам…

После чего «бедный эльф» склонил голову набок и вполголоса пояснил изумленным «соратникам»:

— Бедолага-мюсли предлагает отдать нам свою очередь. Он отказывается от прошения к главному магу — в нашу пользу… Но взамен мы поможем ему с его проблемой. Я, собственно, уже согласился за вас. Но если кто против…

— Это с кирглями-то разобраться? — деловито уточнил Леха от двери. — Не, я не против…

И любовно клацнул каким-то затвором, хотя по настоянию Вигалы они покинули гостиницу совершенно безоружными. Значит, оборотистый Леха все-таки сумел протащить под полой что-то такое… шибко поднимающее у него настроение. И понижающее при этом давление у противника — причем понижающее до полного нуля, путем прекращения жизнедеятельности организма.

— А что насчет продвижения нас к главному магу? — громко спросил Тимофей. — И желательно побыстрей. А то мы, знаете ли, в полном ужасе тут — за нами враги мчатся по пятам, плюясь огнем, сверкая блеском стали. Даже туалетную бумагу не купишь по причине полного отсутствия времени…

Монстр тут же увел вниз ало-рыжие глазки, сцепил на мощном брюхе когтистые ручищи, начал их внимательнейшим образом рассматривать.

— Ну, не знаю, не знаю… Жизнь всегда ценнее всего, не так ли? Правда, беженцев у нас давно тут не бывало… Но как мне помнится, денежек у них при себе всегда на самую малость побольше, чем то требуется для главного мага. На самый чуток, но все же…

— Не боись, братан, — довольно злым голосом утешил монстра Леха. — Мы все свои излишки тебе сольем, не беспокойся! Чтобы не надорваться ненароком под их тяжестью! Ты только не побрезгуй, прими!

Монстр начал задумчиво рассматривать собственные когти. И этак рассеянно обронил:

— Беру только вперед…

— Ясное дело, братан, — холодно заключил Леха. — Такие нехорошие парни, как ты, всегда берут только вперед. А такие, как я, берут назад. Ну, бывай! Некогда мне тут с вами ля-ля, а то вдруг му-му какое подвалит… так что пошел я с кирглями разбираться! А потом сразу назад, сразу к тебе, родному, — с нашими-то излишками…

Сзади жалобно хрустнула дверка, которую мощный Леха вышиб пинком, покидая тесный кабинетик. Тут же огорченно взвыли субъекты, кому данная дверка по пути что-то там прищемила, близкое и сердцу крайне дорогое. Вигала устремился за ним, почти нежно прихватив мюсли за плечи. Тимофей ошарашено подумал, что двум амбалам, по всей видимости, абсолютно наплевать на то, что Лехину речь вполне можно трактовать как намек. И причем намек угрожающий — я тебе взятку дам, да я ж ее и возьму…

— До скорого свиданьица, — вежливо бросил он местному бюрократу и успокоительно так улыбнулся. — А вы наше прошеньице уже зарегистрировали?

Выходить обратно на улицу по пути, проложенному — или, точнее, продавленному — через очередь этими двумя, было легко. Субъекты из очереди стояли строго по стеночкам, скалили зубы, но ближе не подходили и более активных действий предпринимать не спешили. Тимофей вывалился на площадь, рысцой подбежал к сладкой парочке, в данный момент дружно взирающей сверху вниз на ссутуленного мюсли. Мюсли, всхлипывая и нервно подергиваясь, опять что-то курлыкал.

— Он говорит, — быстро переводил Вигала (вот знаток лингвистики!), — сестра у него старая, муж ее бросил еще лет двадцать назад — по причине крайней склочности характера и нескладности фигуры… Она зарабатывает себе на жизнь наложением обманных чар. Например, надо тебе к чужой жене, у которой муж уехал, так что ей некому теперь излить свою чувствительную душу — а в доме куча родственников от мужа осталась, все бдят, если куда-нибудь выйдет, тут же в сопровождающие набиваются… Идешь к мастерице обманных чар, она на тебя налагает облик какой-нибудь родственницы женского пола, желательно — родственницы этой самой чужой жены. А потом прямо к даме! Запираешься с ней в комнате, тушишь свет, задергиваешь занавеси… На ощупь-то все равно мужчина! Опять же воры такими вещами пользуются, ревнивые мужья…

— Как это? — проявил жгучий интерес Леха.

— Ну… Налагают на себя облик предполагаемого соблазнителя, подстерегают свою жену где-нибудь вне дома — в лавке, на пустынной улице. И смотрят на ее реакцию. А потом, если сомнения таки подтвердятся, можно уже и в облике жены подкрасться к соблазнителю, чик — и раз и навсегда лишить его возможности одаривать мужей рогами. А самому скрыться под шумок. Здешний закон это позволяет, даже одобряет…

— М-да…

Леха почему-то враз закручинился. Неужели он надеялся прямо тут, так сказать, в перерыве меж боями, завести какую-нибудь интрижку?

— А если на самом деле ничего не было? А муж все равно клянется и божится, что было? — поинтересовался Тимофей.

Вигала с едва заметной усмешечкой глянул на обоих людей.

— Здесь это невозможно. Правоту своих клятв подтверждают, сунув голову в пасть Клонейскому Быку, а он, сердешный, в ответ на лжесвидетельство тут же шейку перекусывает самым недвусмысленным образом, головы лишает… Так что здешних замужних обольщать не советую никому. Ну, может, после столь пространных справочных сведений вернемся все-таки к нашим баранам? В смысле к кирглям? Месяца три назад уважаемые киргли, небольшой общиной проживающие неподалеку от дома достойного мюсли и его сестры, заявились к старушке и потребовали срочно свернуть свою лавочку. А в подтверждение своей нижайшей просьбы перебили в доме все, что попалось на глаза. Включая и кувшины с магическими притираниями, с помощью которых налагаются обманные чары… Маги-оружейники помочь старикам отказались — им киргли больше по душе, они их прямо-таки обожают, так как те варят лучшую в округе солнечную брагу. А маги-оружейники питают к этому напитку самые теплые чувства. По всем этим причинам старушка больше не работает, старики затягивают потуже пояса, а бизнесом с обманными чарами уже начали активно заниматься киргли. Как это у вас квалифицируется — передел сфер влияния, я прав?

— Как я уже отмечал, ты в наших терминах просто спец, Вигала, — тяжело вздохнув, сказал Тимофей. — Ну и каковы росточком вышеуказанные киргли? Полагаю, в благодарность за уступленную очередь от нас ждут не меньше чем адекватных мер? В смысле тоже пойти и перебить там все на своем пути…

— Приблизительно, — кивнул Вигала. — Смысл уловлен правильно. Хотя бить там придется не только горшки, но и головы… Ну, вперед?

Они вдвоем с Лехой торопливо развернулись и устремились в переулок, выходивший в один из углов площади. Мюсли с готовностью затрусил за ними.

— Робин Гуды вы мои, — печально проговорил Тимофей, обращаясь уже к могучим спинам, — прямо-таки Стеньки Разины без княжон! А скажите-ка, на какие шиши мы будем давать взятку местному мздоимцу? Леха, как у тебя с запасом золотых цепочек?

— Эх сенсей, — укоризненно прогудел спереди Леха, продолжая резво перебирать ногами по каменной мостовой и удаляясь все дальше и дальше от опечаленного всеми этими заботами Тимофея. — Дитя ты в путевых делах, право слово! Помяни мое слово — там, где есть такие разборки, там непременно и деньги имеются!

— А вот это уже ограбление, — пробормотал себе под нос Тимофей, тяжко вздыхая и пускаясь в путь вслед за этими двумя. — Хулиганство, вымогательство, организованная преступность, порча имущества, грабеж, предложение взятки — я уж и не знаю что сказать. И чего мы тут еще не наворотим…

Злополучные киргли проживали в очень симпатичном домике — размахом на два-три квартала, с типичными здесь узкими окошками и толстенными стенами. Единственное в облике дома, что смогло хоть как-то утешить Тимофея, — это то, что в высоту дом имел всего один этаж. Вот радость-то — меньше этажей, больше кислороду… в смысле меньше народу.

Сами киргли оказались детинами под два метра ростом, с черной кудлатой шерстью на головах и острых ушах. Они прогуливались перед домом, они сидели перед домом, они высовывались из окон…

И имели слишком уж явный перевес перед двумя сумасшедшими — иного эпитета к Вигале с Лехой Тимофей подобрать никак не мог. Да, собственно, и не пытался даже. Двое сумасшедших в компании с одним несчастным учителем тюк-до против целой общины кудлатых здоровяков. Одно слово — безумству храбрых…

Роль Сусанина в этом безумном действе исполнял старичок-мюсли. А вот интересно, мюсли — это название всей его расы или только народности? «Впрочем, не все ли нам теперь равно», — горько подумалось Тимофею. Хотя, безусловно, помереть за расу приятнее. По сравнению со смертью за какую-нибудь ма-аленькую такую народность… И название звучало так загадочно — мюсли. На его родной Земле по странному совпадению так называлась простая смесь сухого геркулеса с сухими же фруктами и еще чем-то там таким же низкокалорийным и малосъедобным… Старичка предупредительно отослали метров за сто от дома. Надо полагать, домой, к сестрице-старушке — щи хлебать, благодетелей ждать… А затем Вигала и Леха, даже не останавливаясь, промаршировали к дому. На манер Ильи Муромца с Алешей Поповичем… Вот он, час «Ч».

«И никто не узнает, где могилка моя», — со странной смесью восторга и ужаса подумал Тимофей. Проблема в том, что убивать этих кирглей никак нельзя. Стало быть, на поражение бить не следует. Бить надо исключительно с расчетом на временное успокоение. А что, если у них жизненно важные точки находятся как раз там, где у людей— просто успокоительные? Дашь такому в ухо — а голова-то и отвалится. И будет он, Тимофей, изображать вариацию гамлетовского — «бедный Йорик», дескать, хоть я его лично и не знал…

Сладкая парочка впереди остановилась. Аккурат перед входом в особняк. Леха стоял красиво — набычив шею, расставив ноги. А Вигала — просто, только руки на груди сложил и, наклонив голову, рассматривал дом-общину с нескрываемым презрением. Серебряная грива колыхалась под легким ветерком, прядки плыли по теплому воздуху, распушались в серебряные метелки, нежно-зеленый плащ играл складками. Кудлатые киргли, которые до этого на марширующих к дому чужеземцев внимания не обращали никакого, прямо-таки в упор плевали на подозрительную компанию, прущую отчего-то прямо к их дому — что, кстати, очень красноречиво говорило об их репутации здесь, в городе магов Эллали, — теперь начали стягиваться в стенку — прямо как на футбольном матче перед пенальти.

Тимофей в три шага догнал своих слегка безумных соратников, которых мамы явно еще в раннем детстве систематически стукали головками об асфальт. Встал сзади, пытаясь хоть как-то оценить ситуацию. Так. Вон тот киргля, надо понимать, тут за главного — поскольку вышел из дома только что, явно по сигналу тревоги, наверняка уже поданному кем-то из сотоварищей, — и направляется прямо к ним. А соплеменники перед ним почтительно расступаются…

— Что нужно гостям нашего города у скромных кирглей? — не слишком любезно буркнул субъект, встав метрах в двух от вышеуказанных гостей.

Леха начал красивым суровым голосом:

— Поговорить бы надо, дядя. Слухи тут по всем мирам идут, что вы несчастных старушек у себя на Эллали зажимаете… Нехорошо это. Мировая общественность волнуется.

— И откуда ты такой? — поинтересовался субъект, поглаживая что-то вроде длинного ножа, висящего в ножнах у него на бедре.

Похоже, запрета на ношение холодного оружия у них тут нет.

Равно как нет и запрета на ношение огнестрельного. Но монстр из кабинетика особо оговорил, что в случае смертоубийства они применяют некие Высшие Меры. Именно так, с большой буквы — и Меры, и Высшие. Значит, у них тут что-то вроде американской демократии — вооруженным можешь быть, но отвечать обязан за каждую пулю, которая ушла не в молоко.

— Я-то? — деловито изумился Леха. — Я буду из органов социальной опеки над престарелыми. Вселенского значения органы…

Киргли отчего-то сразу же переглянулись. Вожак на время свел свои глаза на переносице — видимо, именно так у кирглей и протекал мыслительный процесс, с косоглазием и пучением глазных белков на всех встречных-поперечных…

— Э-э… — родил наконец вожак кирглей.

Леха шагнул вперед и угрожающе произнес:

— Стариков не уважаешь?

— О-о… — опять засмущался кудлатый детина с ножом. — А вы и правда… ну, из этих органов?

До простодушного Лехи, видимо, не сразу дошло, что ему поверили. И даже восприняли нахальный наезд как нечто само собой разумеющееся. В голову Тимофею ударила горячая волна. А вдруг и вправду получится?

Он обогнул Леху, встал перед ним и зачастил:

— Согласно уложениям Женевской конвенции от… от года тысяча девятьсот девяносто девятого, Всемировая инспекция органов социальной опеки имеет право останавливать произвол, чинимый над стариками во всех мирах. Уложение за артиклем десять тысяч триста шестьдесят, от семнадцатого мартобря эпохи Христа за Галактику. И взыскивать с обидчиков штраф…

Он запнулся. Блеф блефом, но как назначить штраф, если сам в местных денежных единицах ни бум-бум? Да и для определения размеров нужен валютный курс…

Выручил Леха, сладеньким голоском (что на фоне его баса звучало просто убийственно) добавивший из-за спины:

— Штраф в размере всего их движимого и недвижимого имущества! Короче, счас описывать будем. Тащите деньги, готовьте алмазы-бриллианты…

Киргли заволновались. Кто-то из их толпы завопил на кого-то, замелькали кулаки.

— Тихо! — заорал Тимофей. — Всем встать смирно!

Киргли застыли как вкопанные. И тревожными глазами уставились на Тимофея.

— Всемировая инспекция органов социальной опеки не шутит… и шума не любит, — поучительно мерзким тоном заметил учитель тюк-до, постепенно входя во вкус. — Так что потише, господа хорошие. Попрошу избрать из вашего числа свидетелей — сейчас будем делать подробную опись имущества, составлять протокол на тему ваших издевательств над престарелыми гражданами этого мира…

Играть бюрократического мерзавца оказалось на удивление просто. «Интересно, — подумал Тимофей, — может, потому-то на родной Земле их и было видимо-невидимо?» Влезать в шкуру власть имущего — и при этом еще и козырять законами и уложениями, которые тебя защищают от всех простых смертных, — это всегда и сладко и приятно. Садист в законе просыпается в любом человеке легко…

С другой стороны, иногда такие личности подворачиваются как нельзя кстати. Вот как сейчас, к примеру.

Киргли опять чего-то заволновались. Нет, эту толпу надо держать строго в руках…

— Леха, — шепотом распорядился Тимофей, — стань туда и сделай зверское лицо. Нет, пушку вытаскивать не надо! Помни — начальственная персона пугает законами и задумчивой мордой лица. И чем начальство задумчивее, тем обывателям страшнее… Вигала! Стань рядом с Лехой, но смотри исключительно на дом. Руку приложи к уху… К тому, которое им видно не будет! И громко, вслух, описывай дом. Окна, расположение, количество индивидуумов перед домом, их отличительные приметы, поведение. И почетче так, холодным равнодушным тоном, будто не живых существ описываешь, а заготовки из мяса, только самую чуточку пока еще не дошедшие до состояния трупов…

— Типа у него сотовый? — блеснул своей проницательностью Леха, старательно делая на могучей физиономии зверскую мину под налетом хмурой задумчивости. И обозревая с этой устрашающей харей все окружающее пространство.

Где-то в соседнем доме истерично взревел ребенок. Киргли судорожно прижались друг к дружке.

— Типа у него там рация, по которой он напрямую общается со всей Всемировой инспекцией социальной опеки! — строго проговорил Тимофей. — Вигала, если дела пойдут не очень, добавь печальным голосом — прошу вашего разрешения применить санкции! Типа тебе их очень жалко, но ты вынужден и все такое… Ну, все! — И сам добавил, повелительно, этак по-царски, махнув дланями: — По местам, инспектора!

Леха с Вигалой переместились поближе к кирглям. Тимофей строго сказал:

— Были ли у вас пособники? Может, кто-то вам помогал обижать стариков?

— Не-ет… — неуверенно протянул вожак.

— Это хорошо. — Тимофей мельком глянул на Вигалу.

Эльф стоял, с самым серьезным видом приложив руку к левому уху. И непреклонным голосом диктовал в несуществующую рацию:

— С левой стороны от входа шесть окон, с правой — тоже шесть. С закатной стороны от их главного шесть дебилов, с восходной — ни одного… Да, вот еще один высунулся из окна! Харя до ужаса деловая, на левом ухе — родинка, на лице — залысина.

— Я не лысый! — возмущенно взревел киргля, высовываясь из окна по пояс. — И вообще, моя родинка под волосами не видна!

Вигала с самым невозмутимым видом сказал:

— Так, он еще и картавит и начальству дерзит… Да, приметы вполне ясные. Если что, ваш Интерпол его найдет за пять минут, он у нас ни в одном из миров не спрячется!

Киргля с невнятным бормотанием тут же исчез из окна.

Тимофей задумчиво протянул:

— Да, если у вас пособников не было, то дело на организованную преступность уже не тянет. Придется нам с вами обойтись помягче…

— Точно придется! — взвыл кудлатый вожак. — Ты, начальник, все верно говоришь!

— Так-так, — строго проговорил Тимофей, прохаживаясь между кирглями и двумя своими соратниками. — Значит так. Ввиду того что мы только что выяснили, я, согласно уложению о… о милости к падшим за номером дробь четыре плюс три минус два крестик восемь, постановляю: вместо полной конфискации имущества провести виновным кирглям только частичную! И еше взять с означенных кирглей письменное обязательство. О том, что больше они на престарелых лапку ставить не будут…

Вигала оторвался от процесса описания окружающей обстановки некоему мифическому начальству и негромко сказал:

— Плюс следует получить клятву на крови. Письменное обязательство предоставим для отчета начальству, клятву на крови оставим здесь…

— Точно! — с надрывом рыкнул своим тенорком Тимофей. — Ну, все! Поговорить поговорили, а сейчас начнем приступать к карательным мерам! Несите сюда частично ваше имущество — описывать будем!

По окончании представления у них оказались три мешочка с неизвестными монетами, телега еще какого-то добра — Вигала лично его отобрал из вынесенного, заявив, что старухе это понадобится, если она захочет восстановить свой промысел. В телегу впрягли неведомого зверя, Вигале сунули вожжи…

И они пошли от дома, провожаемые уважительными взорами — начальство, блин! Да еще и наивное, малость головкой стукнутое, потому как взяло не все и в дом не зашло проверить — а сколько там еще по углам распихано! Лично Тимофей шел на подгибающихся ногах, не веря, что все получилось. И пронесло, и они все целы, живы, здоровы, и даже обещание, данное мюсли взамен места в очереди, выполнено…

Мюсли со своей старушкой сестрой жили через два квартала. Эльф и земляне свалили добро во дворе крохотной хибарки, крытой сверху замшелыми досками, — избушка Бабы-яги, да и только, лишь куриных лап не хватает снизу, вросла хатка в землю чуть ли не по самые окошки. Вручили едва не падающей в обморок бабусе с длинными ушами два мешочка. И еще тряпочку, пропитанную черной кровью кирглей, — оказалось, что это и была клятва на крови. Вигала объяснил недоумевающим землянам:

— В городе магов давать кому-либо свою кровь — дело крайне опасное. Чары на кровь налагаются, заговоры. Умереть не умрешь, но здоровье крепко попортишь.

— Ну, пошли, что ли, — немного устало предложил Леха. — Я-то думал — будет драка, то да се… А наш сенсей даже из доброй разборки сумел представление устроить! Эх, е мое…

— Все у тебя впереди, — немного насмешливо ободрил взгрустнувшего братка Вигала. — Это — так, мелкий эпизод из очень длинной истории. Драки еще впереди — и за Ларец, и за жизнь. Но вообще ты прав. Сенсей устроил целое представление. — победил, не вынимая кулака из кармана…

— Чего не выдумаешь, если боишься драться, — помолчав, сказал Тимофей. — Вы что думаете — вы бы их победили? Разве что в самом высоком, духовном смысле. Но мое искусство до такой высоты духа не доходит. Борьба рабов, что поделаешь. Им подавай простые радости жизни, победу слабых над сильными путем некоторого напряжения ума — и желательно с минимумом физических потерь для организмов. Вигала, я хочу спросить кое-что. Если я правильно считаю… то до прибытия Пасти Дракара на Землю осталось меньше двух суток. Ты вообще веришь…

— Время в разных мирах течет по-разному, сенсей. На Земле оно, возможно, вообще сейчас застыло — и ждет, когда мы вернемся. Или не застыло. И мы просто вернемся в прошлое — хотя бы на секунду, но раньше часа «Ч», то есть прибытия Пасти.

— Значит…

Вигала вздохнул, посмотрев на местное солнышко, висевшее сейчас высоко в зените.

— Как говаривал уже Трегуб, оно тебе надо? Я не могу просветить тебя в твоих понятиях, ты меня не сможешь понять в моих… Знай — мы приехали сюда за Ларцом Сил. И сколько бы ни потребовалось времени… Нет, не так. В общем, торопиться, конечно, нам следует, но горевать из-за упущенного времени не стоит. Мы можем нагнать с месяц, когда откроем Врата Перехода.

— Значит, с месяц?

— Ну хорошо, братки, — пробасил заскучавший от высоких материй Леха. — Что теперь?

Старушка деятельно крутилась рядом, что-то трещала. Вигала, снисходительно прислушавшись, сообщил:

— Приглашает нас на трапезу. Добрейшей души особа. И тоже обещает свежие бараньи глазки. Местный деликатес, что ли?

— Похоже, — с некоторым напряжением в районе желудка сказал Тимофей. — Баранов много, а вот глаз у них всего по два. Но у нас, у русских, сейчас пост. Нам скоромное нельзя — вера! Так что все лучшее — тебе, дорогой.

Вигала с сомнением сказал:

— Но вообще-то можно и в местный кабак пойти, они тут на каждом углу, с девками, плясками и вином.

— Кабак! — в один голос порешили Леха с Тимофеем.

Местный очаг общепита снаружи вид имел непрезентабельный. Обшарпанная побелка на стенах, заколоченные досками окошки. Вигала поймал взгляд Тимофея и коротко пояснил:

— Табуретками стекла бьют… Весело у них тут!

Они зашли вовнутрь. За скрипучей дверью открылась большая полутемная комната, скупо освещенная полосками света, бьющими сквозь промежутки между досками на окнах. В полосах света видны были столы под неопределенного цвета скатертями, посуда на столах, хмурые рожи и морды над ними.

— Обычная забегаловка, — определил наметанным глазом класс заведения Леха. — Говоришь, будут еще девки, пляски и вино? Стриптиз в дешевой забегаловке — это круто. А эстрада где? Там, где этот толстый хмырь в переднике? Да не толкай ты меня под локоть, сенсей, я всегда пальцем тыкаю. А как же иначе понять, о ком идет речь? Гляньте, вон там незанятый столик. И совсем рядом с хмырем. Так что все подробности будут видны, прямо как под микроскопом. А что я такого сказал, сенсей? Я про это… э-э… про меню! Здесь хоть хорошо кормят? Слышь, Вигала, ты отвечаешь?

— В каком смысле? — изумился эльф. — Но… Ты всегда можешь меня спросить, братан Леха, а я непременно отвечу. Если, конечно, буду знать ответ…

Тимофей гнусно пофыркал, с осторожностью присел на сомнительного вида табуретку.

— А что это ты так садишься, словно у тебя в заднице что-то лишнее торчит? — тут же озаботился Леха.

— Да табуретка что-то…

— Ты не бойся, она крепкая! Я сам на точно такой же сижу.

Тимофей, собственно, боялся не того, что седалище под ним развалится, а того, что оно попачкает его и без того оборванный зад. Надо, кстати, одежонку какую-нибудь тут купить. И себе, и бедному Трегубу. Не все же деньги отдавать бюрократическому монстру, сидящему на прошениях, — надо и себя немножко отблагодарить. А то Лехе хорошо, у него с собой целый чемодан одежек, а вот он — в чем был, в том и ходит…

Кстати, хоть у Лехи и имелась перемена, джинсы на нем были все те же — с дырками от калаучей, попачканные кровью и грязью. В здешних эскападах все как-то недосуг было переодеться.

Хозяин кафе со стриптизом отошел от стойки, встал рядом, упер лапищи в бока. Сверху у него на голове вместо волос росли тоненькие, с палец толщиной, щупальца. И рожа — горгона Медуза отдыхает.

— Чего будем? — не слишком дружелюбно рыкнул он.

— А что есть? — почти так же грубо поинтересовался в ответ Вигала.

— Кабанья вырезка с салом, рыба тушеная а-ля пюсс, запеченные гусиные крылышки, свежие бараньи глаза…

— Опять! — в один голос взвыли Леха с Тимофеем.

— Так, вот этого нам не надо, — поспешно сказал Вигала. — Никаких глаз или иных деликатесных органов. Тащи только рыбу, крылья и кабана.

— Вина? — еще более злобно спросил хозяин.

— А ты что думал? — рявкнул Вигала. — Компот нам пить, что ли?

Хозяин вдруг неожиданно подобрел.

— Да нет, я просто решил, что вы — из этих… — Голова, увенчанная шевелящимися щупальцами, качнулась в сторону улицы

— Кто эти? — полюбопытствовал Тимофей.

— Орден Обожествленного Вина! — с ненавистью сказал хозяин. — Шляются тут, чтоб им пусто было. Проповедуют, честных выпивох смущают!

— Они обожествляют вино? — подивился Тимофей. — А что тут не так? Раз ты обожествляешь вино, значит, жить без него не можешь… Для торговли — сплошное удовольствие.

— Они его настолько обожествляют, что пить не могут! — сурово отрезал хозяин. — Какая уж тут торговля? Вино, дескать, это бог, кровь, соль и суть земли. В кувшинчиках на алтарь ставят. А сюда приходят воду мутить. Раз ты пьешь вино — значит, уничтожаешь этим своим действием божество. Единый Бог, что за времена настали! Завтра они еще женщину обожествят. И что — ни одной из них не касаться, что ли?

Трактирщик ушел, ворча что-то себе под нос.

— Слышь, Вигала, — позвал Леха, проводив хозяина долгим тяжелым взглядом, — все хотел у тебя спросить… Отчего здесь есть мужики — а на всей остальной планетке нет? Сюда что, проклятие это не достало, что ли?

— Проклятие… гм… Дело в том, что город магов живет совершенно отдельно от всей остальной планеты. Своя жизнь, свои заботы. На сигвортов и вымирающих местных аборигенок городу, по большому счету, наплевать. Правда, время от времени находится кто-нибудь из магов, объявляет во всеуслышание, что собирается создать заклинание, которое поможет вернуть плодовитость почти уже вымершим местным мужчинам. Это помогает ему пробиться на какую-нибудь хлебную должность — у них тут есть выборные посты. А потом, само собой разумеется, об обещании благополучно забывают. Денежки капают, власть уже в руках, чего же боле… Так и живут — за стенами сигворты, калаучи, вымирающие аборигенки, в городе — каменные стены и относительное изобилие. Местным из леса вход сюда запрещен. Хотя силами планеты город магов пользуется. Заклинания не могут существовать без подпитки планетарными полями, эманациями планеты… Раньше здесь была просто школа для магов. И организовал ее какой-то маг в древности. Его выгнали с родной планеты за какие-то волшебные шалости, вот и пришлось… искать пристанища на стороне. Прибыл сюда, построил в безлюдном месте… то есть на безлюдной реке, хижину на плоту. Затем захотелось уюта, он мало-помалу заклинаниями начал создавать гору, укрытую камнем — природа здесь сами знаете какая, кусачая, гулящая… правда, у вас на эту тему другое слово есть, на «ё» начинается и по рифме больше подходит… Построил на горке домик — это и был первый дом будущего города магов. Потом захотелось кушать, он объявил телепатам-инжекторам…

— Кому-кому? — изумился Леха. Вигала терпеливо пояснил:

— Телепатам-инжекторам. Это специальное сословие людей, помогающих магам и немагам общаться друг с другом. Нечто вроде службы знакомств, информации и объявлений между мирами и существами всех рас… Потом выучившиеся маги стали здесь оставаться, селиться, образовывать сословия, принимать заказы из других миров. Поселение стало расти. Правда, у самих магов потомство бывает обычно редко, и притом крайне немногочисленное — магические науки… гм… потенции не способствуют. Облучения, мутации, заговоры конкурентов или врагов, наложенные на конкретные места… Но зато здесь селились в качестве ремесленников и обслуги выходцы из всех миров. И сейчас эта традиция продолжается. Сюда приезжают мужчины со всех концов Мировых Путей, кто учиться, кто заработать денег. Местных здесь практически нет. Все мужчины — строго приезжие. Так что… С самой Эллали город связан исключительно местом расположения и ничем больше. Вы заметили, что здесь нет ни одного листочка, ни единой травинки?

Тимофей кивнул.

— Это потому, что они боятся. Зелень будет пить соки из земли, пускать в нее корни… А значит, по ней в их город может проникнуть какая-нибудь магия местных. Здесь земля взята в плотный панцирь мостовых, накрепко запечатана заклятиями, на стенах тоже что-то такое написано… Кажется, дословно — ябет виторпус тенатс ад сел. Что-то там из области противоборствующей зеленой магии…

— А местные, значит, на город зубы точат?

Вигала засмеялся.

— Ну, Тимофей… Вы же этих сигвортов… гм… Не только видели, но и ощущали, скажем так. А тут — целый заповедник молодых здоровых мужчин, разных рас правда, но, в целом, физиология-то у всех сходная…

Приплыли блюда, на которых навалено было до краев. Хозяин приволок два громадных кувшина, бухнул на стол.

— Вот! И деньги вперед. А то все маги, все умные больно…

— И часто вас так… гм… обижают? — участливо спросил Вигала. — Я имею в виду — кушая у вас бесплатно?

Физиономия хозяина, и без того как будто специально отлитая для фильмов ужасов, перекосилась. Так вот ты какой, Кощей Бессмертный…

— Меня… р-рав! Не обижают! Я сам кого хочешь…

— Монетка — вот, — услужливо сказал Леха, вытаскивая из мешочка, полученного ими от кирглей, тоненький кругляш.

Это сразу же перевело мысли хозяина в другую плоскость.

— Всего лишь два пукеля?! — рыкнул он, метнув на монетку недовольный взгляд. — Маловато, однако…

— Гонишь, хозяин, — мгновенно среагировал Леха — и совершенно правильно отреагировал, судя по мгновенно дрогнувшей физиономии трактир шика. — Всем нормально, а тебе маловато. Пацаны, встали, дружно пошли отсюда… Два пукеля ему мало! Ты сам пойди эти пукели заработай!

Хозяин молча сгреб монетку с Лехиной ладони и потопал к стойке.

— Лохи мы, — с явным сожалением проговорил Леха. — Многовато заплатили этому зверюге, многовато… Раз уж он так быстро перестал торговаться. Вполне мог бы согласиться и на одну пуклю… Или пукель? Ну у них тут и валютка.

Они начали есть. Еда была более чем приличная, вино же и вовсе — такого качества, какого Тимофей в своей прежней жизни и во сне не видал, и слыхом не слыхал… Экологически чистый продукт, надо понимать. И неудивительно — на всей планете одна сплошная магия вперемешку с зеленью, нигде никакой химии, экология процветает и даже злобствует — одни калаучи чего только стоят. Так что вино в рот вливается чуть ли не само, а потом наполняет его таким букетом и ароматом, что небо плавится от восторга. Все трое были голодны, а потому тарелки пустели быстро. Чуть ли не мгновенно. Равно как и кувшины.

— Так, я не понял, — с набитым ртом возмутился Леха, когда голод уже был унят. — А где же эти самые… девки, танцы и прочее?

— А вот за это, Леха, тут надо платить отдельно, — коварно ухмыльнулся Вигала.

— Ну, жлобы…

Хлопнула входная дверь — в трактир вошла какая-то личность. С его приходом посетители трактира враз оживились. Те, кто сидел далеко от стойки, начали пересаживаться к ней поближе.

— Повезло, — со значением сказал Вигала. — Девок нет, зато сейчас будет петь бард. Раз народ пересаживается, значит, бард неплохой. Стоит послушать.

— Бард, — кисло пробормотал Леха. — А девки — лучше!

— Кто ж спорит, — пожал плечами Вигала. — Зов природы, вот лоси в лесу тоже о таком высоком беседуют — рогами и прочими… гм… гениталиями… Но тебе, Леха, хоть изредка, а надо все-таки приобщаться к прекрасному, так что ты уж потерпи, простодушный ты наш…

Бард оказался худым, высоким страшилищем с козявочным крохотным личиком. Кожу сплошь покрывали чешуйки медно-бежевого цвета — даже на голове, где на волосы и намека не имелось. Он нескладно опустился на толстоногий табурет, вытащил из-за спины странного вида инструмент — треугольный, что-то типа балалайки, но с толстой трубой вместо грифа. Что-то там подтянул, потренькал, подпевая жалобным голоском.

Потом повелительно топнул ногой об дощатый пол, призывая всех к вниманию, и затянул тонким, пронзительно-странным голоском:

Летела птица,

Крыло свистело.

И наливалась кровью

Синева.

И криком птица о проклятии

Пела.

И кто-то поднял вверх

Глаза.

Беда пришла, беда пришла…

Война крылом коснулась

Мира.

Змеей вползла пехота в замок

Гом.

И обернулася земля столом для смерти

Пира.

И срубленными головами полон

Замок Гом.

Кровавый звон, кровавый звон…

Перевернулась крыша мира от вопля вдов

И глаз сирот.

На разграбленье отдан

Замок.

Убит жестоко гарнизон —

Растерзан лорд.

Предвечья сон, предвечья стон…

— Баллада о проклятии Гом, — вполголоса заметил Вигала, — и поет он ее именно в том стиле, в каком и положено. И красиво поет…

Подрагивающий тонкий голос и в самом деле бередил душу. Не так, как бухающая и стонущая о глазках-алмазках родимая эстрада, — гораздо сильней.

Неожиданно от дверей послышался шум. Певец смолк, задергал тощей куриной шеей, потом торопливо протянул к зрителям сложенные лодочкой ладони. Но зрители уже прочно переключили свое внимание на двери таверны и теперь только отворачивались от него, брезгливо не замечая протянутой реки.

Певец жалобно морщил тонкие чешуйчатые губы, руки у него подрагивали.

— Заплати ему, — сказал Тимофей, глянув на Леху. — Ты ж у нас вместо казначея? Давай-давай, развязывай завязочки…

Леха недовольно скривился.

— А зачем ему платить? Нечего тут всяким мотовством заниматься! Вам бы только деньги тратить — а нам еще взятку платить, здесь на что-то существовать… Послушали, и ладно. Денежки счет любят, нечего их всяким попрошайкам раздавать… Другие вон тоже не заплатили!

Вигала глянул на братка, ощерил острые зубы. Но промолчал.

— Жучка ты, Леха, — ласково заметил Тимофей. — Даже не жук, а жучка… С маленькой буквы. Настоящий новорусс должен хотя бы прикидываться меценатом. В смысле — покровительствовать высоким искусствам. Я тебе как другу советую — или ты сейчас же свои деньги достаешь, или я буду изыскивать другой оттенок для моих слов.

Леха набычился, захрустел кожанкой.

— Не пугай…

— Да я не пугаю, — с обманчивой мягкостью сказал Тимофей, передвигая по столу кувшин с вином — чтобы отвлечь внимание заупрямившегося братка. — Однако нету в тебе широты души, а значит, не на должную высоту у тебя пальцы веером…

Леха сидел со стороны его правой руки — позиция для того, что он собирался сделать, была просто идеальная. Выдох, разворот правого колена в сторону, захват за воротник. И Леха не успел даже моргнуть, как оказался спиной на его колене, со ртом, нелепо разинутым от неожиданного нападения. Тимофей в ускоренном темпе нырнул рукой под его левую полу, выдрал оттуда из внутреннего кармана мешочек с их золотым припасом. Золотым и в переносном, и в самом прямом смысле — те два пукеля, которые получил хозяин, поблескивали хорошо знакомым красновато-желтым блеском. Толчком правой быстро вернул Леху на место. Тот к тому времени уже ожил, начал пытаться хоть как-то руками среагировать…

Утвердившись задом на месте, Леха тут же яростно кинулся на Тимофея. Сенсей с легкостью уклонился, одновременно пружинисто вставая с места. Вигала со своей стороны протянул руку, опустил ее на плечо в черной коже, придавил Леху к месту.

Тимофей подошел к певцу.

— Господин… — жалобно прошептал тощий субъект, — я два дня не ел…

— Слушай, любезный, — грубовато промолвил Тимофей, — а ты не можешь найти себе другую работу? Поденежнее?

— Я могу стать магом-песенником, — промямлил тот. — Но обучение стоит добрую сотню пукелей…

— Но дело того стоит?

— Маги-песенники живут сытно, — вздохнув, прошептал певец. — Им не приходится бродить по тавернам, просить грошового вознаграждения, они живут на заказы — чарами создают голоса для певцов из всех миров, для тех, у которых состоятельные господа…

— Необычайно выгодное занятие, надо думать, — кивнул Тимофей. — Как ты думаешь, вот этого тебе хватит?

И он бросил ему на колени весь мешочек — единственное, что осталось у них от их частичной конфискации имущества кирглей. Все их деньги… слава богу, хоть за еду заплатили вперед. А Леха-то, Леха что скажет?.. Наверняка этажность мата будет — с Эмпайр-стейт-билдинг, красу и гордость американского небоскребостроения…

Певец торопливо схватил мешочек и тут же упрятал его в недра своих одежек. Тимофей развернулся, намереваясь с достоинством удалиться.

Неожиданно что-то влажно зачмокало по его ладони. Тимофей с испугом оглянулся.

Певец стоял на коленях и истово так прикладывался к его ручке.

— Фу! — Тимофей брезгливо выдрал руку. — Не надо мне тут это самое, е мое… Это всего лишь дань твоему таланту и все такое! Вот.

Шум из-за дверей таверны тем временем усилился. Трактирщик с щупальцами на голове уже стоял возле дверей, надежно подпирая их собственным задом. Створки подрагивали, как будто в них с той стороны кто-то ломился.

Посетители, в отличие от трактирщика, никакого беспокойства не проявляли. Кто-то пил, кто-то в зубах чесал…

И все с выжидающим интересом поглядывали на выход.

Тимофей вернулся на свое место, сел, развернувшись к дверям вполоборота. Леха уже притих и теперь только поливал его ненавидящим взглядом. Ничего, свыкнется…

Двери с хрустом разлетелись в стороны. Бедолага трактирщик, отброшенный силой удара внутрь залы, проехался по полу толстым пузом.

В проеме стояла целая толпа. Из самых разнообразных монстров — и рогатых, и косматых, и вообще серо-буро-малиновых…

— Известно ли вам, что пьете, братие? — нараспев проговорил стоявший спереди благообразного вида упырь с торчащими из-под верхней губы вурдалачьими клыками и налитыми кровью глазами навыкате. — Вино есть кровь земная, Бог существования. И грешник тот, кто из соображений выгоды меняет Божественное Вино на мерзкую деньгу! Двигайтесь же к свету, братие, — требуйте бесплатной подачи вам Божественного Вина в этой таверне!

Толпа за плечами упыря радостно завопила. Посетители поддержали их нестройным ором пополам с местными матюками. Перлы звучали на удивление знакомо — совсем как на родной Земле — большая часть матюков затрагивала отношения между полами, а также вопросы воспроизводства и прочее. Попадались и описания несколько неформального использования некоторых частей тела…

В дальнем конце залы поверженный трактирщик кое-как поднялся на ноги, со стоном потер живот. «Хреново, — подумал Тимофей, — надо будет потом не забыть его посмотреть… Вдруг да повредил себе что-нибудь из внутренних органов — и помрет от внутреннего кровотечения на месте».

Впрочем, оборвал он сам себя, у них тут наверняка имеется что-то вроде скорой магической помощи болящим. Так что это не его забота. К тому же он не врач — просто, как все преподаватели околоспортивных дисциплин, обучен оказывать первую медицинскую. И к тому же трактирщик не совсем человек…

Правда, Вигала утверждал, что физиология здесь у всех относительно сходная. Но пределы этой относительности могут быть чересчур расплывчатыми…

Упырь тем временем радостно продолжал:

— А потом, когда ваш дух наполнится и тело напитается Им, тогда вы придете к полной Благодати! И просветитесь!

Шайка его единомышленников понемногу заполняла зал.

— Лихо, — одобрил Тимофей оратора. — И умно. Они имеют право требовать бесплатной подачи вина! Да за такое любого проповедника будут чуть ли не на руках носить! И целовать при этом в заднее место. Короче, граждане, держитесь за табуретки — сейчас здесь начнется! Трактирщик грудью — за свое вино, толпа — за грудки трактирщика… Своеобразно у них тут борются за здоровый образ жизни.

— А чего нам тут ждать-то? — угрюмо спросил Леха. — Сенсей наши деньги уже отдал, так что можем со спокойной душой идти на все четыре стороны. Нищие, голые… Даже за гостиницу заплатить нечем.

— Нас тут трое здоровых мужиков, — примирительно сказал Тимофей. — Думаю, как-нибудь заработаем…

Леха буквально взвыл:

— Мы, значит, мужики?! А тот, кому ты наши кровные отдал, сплошная девственность?! Да иди ты!

Трактирщик у стойки успел вооружиться чем-то вроде бейсбольной биты. Толпа сторонников Ордена Обожествленного Вина уже маршировала по проходу между столами, равнодушно миновав при этом тот, за которым сидели Тимофей, Вигала и Леха.

— Обратите внимание, — вполголоса произнес сенсей. — На нас никто даже не оглянулся. Хотя мы не местные, а в любой толпе обязательно найдется хотя бы один лопух, который выпялит свои глазоньки на что-нибудь неизвестное и незнакомое. А это значит, что им уже не до нас, у них перед глазами — море вина и цистерны водки…

— Здесь водку не пьют, — педантично поправил его Вигала.

Леха тут же посочувствовал:

— Бедные…

— Кроме того, интересно и другое, — вполголоса добавил эльф. — Трактирщик говорил, что Орден Обожествленного Вина проповедует полное воздержание от потребления драгоценного нектара. А мы сейчас услышали нечто совершенно другое — что благодать можно получить путем бесплатной конфискации и распития винца…

— Смена идеологии? — быстро предположил Тимофей. — Прежняя пропаганда толпу не заинтересовала, так что они быстренько сменили ее на более… э-э…

— Удовлетворяющую вкусам толпы, — закончил эльф. — Раньше они приходили и проповедовали, теперь они призывают толпу приходить и крушить, потому что они, дескать, имеют право…

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Трактирщик у стойки молча переминался с ноги на ногу, предупреждающе выставив перед собой бейсбольную биту. Толпа осыпала его матюками и требовала немедленно открыть все винные краны — стало быть, здесь, как в прогрессивных западных отелях и ресторанах, имелась система трубопроводов, по которым вино и подавалось в трактирную залу. Оратор пока молчал. Видимо, выжидал, что от предвкушения выпивки толпа окончательно войдет в экстаз. Все посетители таверны, как один, присоединились к толпе сторонников Ордена Обожествленного Вина.

Эльф откинулся назад и беззаботным тоном предложил:

— Я вижу возможность заработать. Прямо здесь и прямо сейчас. Почему бы нам не пойти в трактирные вышибалы?

— С ума сбрендил? — ахнул Леха. — Может, тебе лобик пощупать? Или еще какую процедуру провести?

— А и впрямь, — медленно проговорил Тимофей, — почему бы и нет?

Они встали и двинулись через толпу.

— А почему вы… то есть ты, Тимофей, согласился? — быстро спросив Вигала. — К безумству храбрых ты вроде бы не склонен… Насколько я могу судить.

Тимофей промолчал. Как объяснить хладнокровному и одновременно радующемуся каждой стычке верзиле-эльфу, что его просто достало все. Перемена обстановки совершенно сумасшедшая, боевые соратники — сплошной готовый бедлам, клоунада на выезде… Эльф и браток. Тимофей вообще чувствовал, что если он в непродолжительном времени не начнет мерзко хихикать и корчить всем рожи, пуская от психического переутомления слюни, то это будет его крупное психиатрическое достижение. Достойное занесения во все учебники сразу — как по клинической психиатрии, так и по прикладной психологии, на зависть всем Фрейдам…

— Хозяин! — громко и весело крикнул Вигала через головы новобранцев винной веры. — Тебе вышибалы не требуются? Берем недорого, всего по сто пукелей за час.

— Да вы что, шипастый блях вам в задницу за такие деньги… — попробовал было возмутиться хозяин, но глянул на толпу перед собой — и сник.

— О, я вижу, до тебя уже дошла специфика момента, — повысив голос, добавил Тимофей. — По сто пукелей не за какой-нибудь час, а за тот, что идет вот прямо сейчас! И рифма в руку, и вообще… Соглашайся, а то как развернемся отсюда! И уйдем летящей походкой…

— Согласен! — судорожно завопил хозяин. И замахал битой, как гаишник жезлом — подъезжай, дескать, дорогой, поближе, отсюда и будем беседовать с другими будущими пострадавшими…

— Тогда прямо с этого места и начнем вышибать… — порадовал своим сообщением обернувшуюся к нему толпу Вигала.

И первым врубился в кучу монстров. Тимофей слегка зазевался — потому что, как пацан, на несколько мгновений буквально застыл на месте, уставясь на стремительную и ужасающую атаку эльфа. Вигала, идущий в атаку…

Дернуть за волосы назад, сбивая с равновесия, косой, рубящий ребром ладони по открывшейся шее… Следующему — подножка, затем тычок в то место, где у людей обычно находится солнечное сплетение… Видимо, физиология у всех монстров во Вселенной действительно схожа, включая и человека, потому что монстры реагировали правильно, воплями и падениями с последующими корчами на заплеванном трактирном полу…

Вигала рядом зверствовал, закатывая смачные хуки в челюсти и морды. И делал это направо и налево. Что-то хрустело, летела мелким дождичком кровь — не только красная, но и белая, голубая, серая, зеленоватая… Сплевывались на пол зубы — или клыки, это уж кому как нравится.

Леха прикрывал тылы. Героически прикрывал — с ревом и смачными ударами, сопровождая все это ежесекундными поминаниями какой-то уродской матери. Видимо, сто пукелей подействовали-таки ему на воображение. И возбудили на подвиги. Вот оно, классическое, — люди гибнут за металл. Или же старательно губят других — в частности монстров, в частности, вот как здесь и сейчас, в этой таверне.

Впрочем, за что боролись, на то и напоролись. Ребята тоже сюда пришли не цветочки нюхать. Занятие экспроприацией — дело крайне опасное. Для экспроприирующих же — особенно…

Они шли по толпе как гребень, но при этом вычесывали все попадавшееся напрочь. Примерно метра через три такого их совместного развлечения толпа начала слаженно разбегаться. Упырь-оратор, видя такое брожение в собственных рядах, подал голос:

— Стойте! Встаньте за Божественное Вино, да не продадут его за мерзкие деньги!

— Почему мерзкие… — пропыхтел Леха, работая руками во все стороны. — Деньги есть деньги, не пахнут, в лицо тебе не плюют, как некоторые. Это я на сенсея намекаю…

Поле боя стремительно пустело. В конце концов и оратор покинул его, подобрав для пущего удобства поды длиннющей ярко-бордовой мантии.

— Так, я не понял, — немного брезгливо сказал Леха, вытирая руки, запачканные в серо-буро-малиновой жиже (кровь монстров или уж и вовсе — их мозги?) о ближайшую скатерть. — А чего это они тут такие все податливые? Кому ни дашь в морду, тот сразу брык — и на пол. Послушно так, чуть ли не с готовностью ложится… И ни один — ни один! — даже не попробовал дать мне сдачи. Противно, фу…

— И верно, — рассеянным тоном поддержал его Тимофей, озирая чересчур быстро опустевшее поле брани. — Мягкотелые они какие-то. А еще с такими зубами, с такими мордами… Если честно, мне сейчас даже стыдно. Вроде как детишек побил.

— Детишки вообще-то пришли громить трактир, — пожал плечами эльф. — А что до их… гм.. некоторой инфантильности в драке — так это же город магов. Здесь все занимаются исключительно умственной деятельностью, кулаки мало кто ценит. Все больше мозги тренируют… Нам еще повезло, что среди этих… винопоклонников не было ни одного мага-оружейника. Против их заклятий не устоять даже нам, могучим и красивым. Это я вам для справки сообщаю — когда маг-оружейник читает заклятие разбитой челюсти или перебитых ног, эффект, чтоб вы знали, бывает просто поразительный. Запомните на всякий случай. И бегите со всех ног, едва увидите, как кто-то принимает стойку Лооса — поскольку именно из нее маг-оружейник читает свои заклятия, это у них нечто вроде обязательного ритуала.

— Запомним, — с готовностью произнес Леха. — Не знаю как сенсей, а я обязательно запомню… Ты мне только стойку покажи!

Вигала фыркнул и показал.

Все вместе напоминало смесь карате и кама-сутры. Одна нога прямо, другая финтом вокруг нее, левая рука за спину… И бедный эльф явно делал попытки завести ее под мышку другой руки. Сама правая была выставлена вперед. И украшена туго сжатым кулаком.

— Вот, — с готовностью сказал эльф, пыхтя и балансируя на одной ноге. — Надо только пальцами левой достать до локтя правой из-за спины… И ногу, которая в закрутке, довести до полутора оборотов. Сейчас я попробую дожать, а то у меня не до полной кондиции и рука, и нога. Что значит нет практики!

Как раз в этот момент эльф, продолжавший добросовестно демонстрировать им обоим все изыски местной военной мысли, потерял равновесие и попытался бухнуться на пол. Тимофей едва успел спасти его от фатального соприкосновения с заплеванным и покрытым кровью полом.

— Спасибо, — с достоинством поблагодарил эльф. — Теперь я знаю, кого приглашать с собой, если захочу напиться, как это у вас говорят, до белых веников. Пять секунд, Тимофей, — я только распутаю свои руки и ноги. И верну их на законные места…

Трактирщик ходил по слегка замызганной посередке таверне и горько сокрушался на тему потерянного рабочего дня. И потерянной прибыли — от клиентов, которые его самого едва не прибили.

— Хозяин, гони монету, — вежливенько так сказал Леха, пристраиваясь ему в затылок. — Сто пукелей, как с куста, — все, как и договаривались…

И тут от дверей трактира опять донесся какой-то шум. Больше всего похожий на солдатскую мар-ширку по гулкой уличной брусчатке.

Они все трое — даже четверо, если считать и трактирщика, — дружно обернулись к выходу.

Субъекты в средневековых одежках и со средневековыми же алебардами, толпой стоявшие сейчас в дверях, явно не принадлежали к поклонникам Обожествленного Вина. Скорее это пахло регулярной стражей. Городской регулярной стражей или даже гвардией. Наблюдалась у них этакая согласованная натренированность в позах и движениях…

А посередке красовался напомаженный типчик в шелках с разрезами и блестящими парчовыми вставками. Знакомо так увитый по рукам и ногам золотыми цепочками.

— Кстати, вот еще один признак мага-оружейника, — громко сообщил на все помещение Вига-ла. — Тело истинного мага-оружейника всегда украшают золотые цепи притяжения чар. Но смотреть на них как на обычное золото никому не советую, а уж тем более пытаться ограбить мага-оружейника. Ибо все они крайне не любят расставаться со своими золотыми… гм… цацками.

— Знаток, — холодно заметил субъект в цепочках. — Наставник и учитель… Давненько у нас тут эльфов не бывало. Особенно таких остроумных.

— Мы были сильно заняты, — почти так же невозмутимо ответил эльф. — Но не поверю, что эльфы других миров перестали здесь бывать. Город магов славен своими борделями. Гм… Проститутки, говорю, у вас отменные! Это я не о присутствующих.

— Тут случилось кое-что, — неопределенно начал маг уводя взгляд в сторону. — После чего ваши, так сказать, на время перестали сюда заглядывать. Но мы рады снова видеть здесь представителя твоей расы. Правда, люди в качестве гостей нас гораздо меньше радуют…

— Они здесь проездом. В поисках убежища.

— Знаю. Потому и… смягчу.

И заявил, обращаясь уже к трактирщику:

— Городской страже поступило сообщение… о том, что в твоем трактире безбожно и злодейски нападают на мирных посетителей, нанося им при этом страшные увечья, список которых уже подан. А ты, сообщают, был этому зачинщиком…

— Да как же это… — начал задыхаться бедолага-хозяин. — Да они же сами… Они сами начали у меня вино бесплатно требовать! А с ними эти, из Ордена Обожествленного Вина…

Тимофей с Лехой растерянно переглянулись. Витала, сдвинув брови, медленно произнес:

— Странно. А я так считаю, что жалобу скорее должен подавать трактирщик, а не эти погромщики. Загляни ко мне в сознание, маг, если сомневаешься…

— Да знаю я, — недовольно сморщившись, бросил в ответ ему маг. — Но начальство, знаешь ли…

Вигала, не стесняясь стражи, громко бросил:

— И ты про начальство — при своих клевретах? Да, неладно что-то в вашем магическом королевстве…

— А ты им потом память сотрешь, — холодно заявил маг. — Что это ты так на меня уставился? Да, знаю, что ты умеешь это делать… потому и буду откровенен. В жалобе, между прочим, и про тебя было заявлено. И про твоих спутников тоже. А теперь скажу вот что — в последнее время Орден Обожествленного Вина набирает все больше силы. И меня, честно говоря, это тревожит. Равно как и благоволение к нему начальства. Будь осторожен. Ты встал у них на пути…

— Мы! — трубно перебил мага-оружейника Леха. И радостно так дополнил: — Мы встали у них на пути! Втроем, все вместе… Всем троим и отвечать!

Его мажество глянул на Леху брезгливо-заинтересованно, примерно так, как петух на таракана — дескать, и съел бы, да усы глотку будут щекотать.

— Свойство низших рас — лезть и перебивать. Этот — не исключение. Позволь тебе сообщить, низший, вас никто не берет в расчет. Во всяком случае, как самостоятельно мыслящую личность…

— Позвольте вам сообщить, высший, — не слишком уважительным тоном перебил его мажество Вигала, — мы, эльфы, считаем, что когда-нибудь наши младшие даже нас удивят. Хотя удивить эльфа — это нелегко.

— Ваше дело, — равнодушным тоном сказал маг. — То-то, я смотрю, ты с ними нянчишься. Учишь, сопли утираешь, ноги расплетаешь, которые на каждом шагу заплетаются…

— Лучше давай твое начальство охарактеризуем, — предложил Вигала. — Чего именно мне опасаться? Может ли Орден Вина подбить твое начальство на что-то серьезное?

— Ну, до Высших Мер не дойдет, я думаю, — безразличным тоном произнес маг. — Но особого внимания вам не избежать. А посему — осторожность и еще раз осторожность. И в передряги вроде этой больше не суйся — еще отдавят какой-нибудь жизненно важный орган.

— Отдавят — эльфу?! — с холодноватым изумлением спросил Вигала.

— Не надейся на свои хваленые способности. Один тут уже понадеялся… Ну, все. Больше ничего сказать не могу — да и пора мне. Доложу, что со всеми разобрался, от трактирщика принял встречную жалобу — на разгромление трактира и нанесение ему морально-денежного урона… Стирай память моим, как ты выразился, клевретам. Да и своему трактирщику заодно — чтобы не донес…

Эльф немного помолчал, затем просто сказал:

— Сделано. Благодарю тебя за справедливый разбор наших жалоб, уважаемый маг-оружейник.

Солдаты стояли как ни в чем не бывало.

— Справедливо разбирать ваши жалобы — моя обязанность, — официальным тоном возвестил на весь трактир его мажество. — Солдаты, кругом, шагом марш…

Леха наконец выклянчил у охающего и жалующегося на свою крайнюю бедность и нищету трактирщика сто пукелей. И они вышли на душноватую, перегретую солнцем улицу.

Солнышко светило, пахло чем-то горьковатым и пряным. И везде был только камень и камень — камень стен, камень мостовых…

— Слышь, Вигала, — беззаботным тоном произнес Леха, подстраиваясь к широкому размашистому шагу эльфа. — А что этот местный мусор так к тебе был расположен? Официальную информацию выдал, на свое начальство наябедничал…

— Я в свое время помог одному из них, — безразлично пояснил эльф, погруженный в свои мысли. — Правда, на их начальство эта благодарность не распространяется…

— Начальство вообще неблагодарно! — Выдав этот сногсшибательный перл, Леха содрал с себя кожанку. Действительно, становилось жарковато. Тимофей тоже освободился от куртки, утер ладонью вспотевший лоб, покорно спросил:

— Куда дальше? К бюрократу на площадь или в гостиницу?

— Ни то, ни другое. Сходим пока кое-куда, узнаем кое-что.

Они с час отшагали по извилистым узким улочкам. Мимо то и дело бегом проносились субъекты в знакомых уже магических хламидах — магические гонцы, что ли? Или курьеры… Кое-где прямо на улицах стояли столики, за ними сидели, ели и пили монстры всех национальностей. Видимо, в городе магов наступило обеденное время. Детей, в смысле, монстров маленького размера, здесь почти не было видно. Видимо, и в самом деле город приезжих. Кто прибыл на заработки, кто поучиться…

На одном из перекрестков Вигала резко свернул к крошечной дверке, глубоко утопленной в массивной стене. Здание было сложено из крупных плит черно-красного камня. Сверху по фасаду тянулись окна, уже знакомо украшенные лепниной и амурами. Но вокруг этой дверки не было никаких украшений. И вывески сверху тоже не имелось, хотя вокруг, над соседними дверями, их было более чем достаточно.

— Сюда. — Вигала на несколько секунд остановился, поджидая запыхавшегося Тимофея.

Поспевать за этими двумя, Вигалой и Лехой, было делом нелегким. У них ноги вон какие, а у него, у Тимофея, при его небольшом росте… В общем, там, где эта сладкая парочка ходила обычным строевым шагом, ему приходилось мчаться вприпрыжку. Вот такие анатомические несовпадения.

— Когда зайдем туда, — тяжелым голосом предупредил Вигала, — вы двое будете молчать. Ни слова, ни даже полслова, говорю только я. Понятно?

И даже не слушая ответа, эльф толкнул дверь и шагнул за порог.

Внутри открылся узкий коридорчик с низким потолком. Метров через пять — и после двух поворотов, одного правого и одного левого, — коридорчик перешел в длинную, прямым рукавом спускающуюся вниз лестницу. Вигале и Лехе здесь пришлось согнуться в три погибели. Причем Вигала ссутулился сразу, а Леха пришел к этому только после знакомства собственного темечка с невысоким потолком лестничного пролета. Знакомство сопровождалось градом цветистых и крайне сочных эпитетов, в ответ на которые Вигала немедленно шикнул.

И только Тимофею было хорошо — поскольку при его росте можно было спускаться прямо, почти не сутулясь. Подумаешь, макушка по кирпичам слегка скребет… зато вот оно, преимущество того факта, что кое-кому в подмышку дышишь!

Лестница была длиннющей и вся состояла из одного пролета. Практически бесконечного пролета. Минут через сорок такого спуска Тимофей шепотом поинтересовался — не конкретно у Вигалы, а у каждого, кто слышит:

— Э-э… Мы что, в подземные капища спускаемся? Я такой глубины даже в метро не видел…

Вигала, шедший впереди, молча поднял руку. Выставил на ней сверху один палец жестом римского зрителя, голосующего за жизнь для гладиатора. И все.

— Ну и что это означает? — хотел было поинтересоваться Тимофей. С ехидством поинтересоваться, так, чтобы эльфа, последнее время почти постоянно державшегося со спокойным превосходством, наконец проняло. И желательно до самых печенок!

Но не смог.

Язык не слушался. Рот вообще будто онемел. Было полное ощущение того, что он только что побывал у стоматолога и там ему обкололи весь рот самым мощным обезболивающим. Тем самым, после которого губы, щеки и десны обычно становятся словно замороженными, а язык превращается в субпродукт, стечением обстоятельств засунутый тебе в рот. Но после стоматолога человек сохраняет способность хотя бы членораздельно мычать — а он сейчас вообще не мог разжать челюстей. Полный паралич болтательных конечностей…

Неужто эльф?! Точно, эльф. Больше просто некому. Он же предупреждал — ни звука. Но сначала Леха не удержался, а потом и он, Тимофей. Ну, эльф, ну, зеленый человечек из-под куста… Памяти стирает, рот запечатывает… А вот интересно, как это ему удается? Подумать только, а ведь он его при первом знакомстве посчитал чуть ли не мальчишкой!

Леха спереди споткнулся, а потом панически оглянулся на него. Так, похоже, что и до Лехи дошло…

Лестница наконец кончилась. Они шли по каким-то темным переходам — с довольно неровным полом, покрытым жесткими каменными выступами и ямками. Эльф впереди двигался мягко, как кошка. Тимофей, несмотря на всю свою выучку, раза два все же ощутимо больно споткнулся. Всякий раз испытывая непреодолимый позыв выматериться — и ощущая, насколько все-таки крепко запечатан его рот…

Наконец они попали в комнату, крохотную, как бочка Диогена. Стены округло уходили вверх и смыкались над головой в низко нависающий свод. Каменная кладка, из которой состояли стены, обильно сочилась влагой. Кое-где ее живописно покрывали серебрящиеся клочки то ли мха, то ли паутины. Декорации просто сказочные! В довершение ко всему по стенкам были густо напиханы факелы, горевшие на удивление бездымно — и безо всякого запаха. Точнее, запах в комнатушке присутствовал, но какой — густо пахло розами, жасмином, ландышами и садом после дождя. Что совершенно не вязалось с видом всего этого мрачного подземелья…

А посередке в кресле с высокой спинкой сидела симпатичного вида женщина. На вид — практически вылитая землянка лет сорока, достигшая того самого дивного возраста, в котором женщин на Земле уже принято дипломатично именовать ягодками. Этакое ненавязчивое напоминание о том, что пора цветения для них уже, вообще-то, миновала… Сходство с обычной, нормальной женщиной было бы полным, если бы не правая рука, окончание которой было прикрыто небольшой клеткой, покоившейся на маленьком столике возле подлокотника. Рука женщины проходила через небольшое окошечко — и внутри клетки на уровне запястья человеческая конечность превращалась в крысу… Или врастала в крысу? Такую беленькую симпатичную крыску в серых пятнах, с длинным розовато-чешуйчатым хвостом…

— Привет! — Симбиоз женщины с крысой улыбнулся.

Причем крыса еще и хвостиком приветливо помахала в воздухе, отстучав им по прутьям клетки замысловатую дробь. Потом крысиная особь повернула в сторону гостей острую мордочку с черными глазками навыкате и нахально подмигнула им одним глазом. К полному ужасу Тимофея.

— Здравствуй, Кларисса, — с неожиданной теплотой сказал эльф, — Как твоя Манька поживает? Кстати, с ее глазом сейчас кто шалил — ты или она?

Крыса еще раз вильнула хвостиком.

— Да ну ее! — кокетливо отмахнулась ладошкой женщина. — Представляешь, Вигала, приходит ко мне в прошлый раз мой личный ветеринар… — В этом месте она с какой-то готовностью даже уловила потрясенные взгляды Тимофея с Лехой. — Специально для твоих спутников поясняю — поскольку я дама особенно изысканного телосложения, так сказать просто мозаичного, в смысле — составного…

Вигала в этом месте отвесил шутовской полупоклон даме с крысой. Та хихикнула.

— Посему и личных врачей у меня два. Человеческий и ветеринар. Телепаты-инжекторы… я ведь телепат-инжектор, он сказал вам об этом? Вижу по вашим слегка изменившимся лицам, что нет. Любишь ты несчастных ставить перед фактом, Вигала! Ну что ж, я поясню — все телепаты-инжекторы, как и я, состоят из двух… скажем так, партнеров. Мой партнер — крыса. А вы знаете, крысы такие великолепные телепаты!

— Мы знаем, Кларисса, — по-прежнему тепло отозвался эльф.

Им Вигала болтать запретил. Даже рты запечатал! А вот дамочкину трепотню слушал чуть ли не с обожанием.

— Да, а у некоторых партнеры — кошки, у других — собаки… Есть даже одна, у которой партнером стал пчелиный рой! Представляете — нервы выведены из запястья и подсоединены по одному к каждой пчеле, просто ужас какой-то…

Крыса в клетке вздрогнула и нахохлилась.

— Да уж, пчелы — это просто кошмар какой-то, — прочувствованно согласился эльф. — Они к тому же еще и кусачие… Не то что у тебя. Твоя Маня просто красавица…

— Ты тоже так думаешь, Вигала? — оживленно спросила женщина. — Ах какой ты душка!

И тут Вигала шагнул вперед и склонился. Зеленый плащ складками лег на пол, серебряная грива длинных волос с шорохом переместилась на подлокотник кресла. Вигала, слегка развернувшись в профиль к Тимофею и Лехе, выпутал из своих волос левую руку Клариссы. — поцеловал ее.

Причем приложился губами так бережно, словно прикасался к чему-то очень для себя дорогому. Улыбнулся крысе поверх Клариссиной головы:

— Хотел бы я оставить своих спутников хоть на время, дорогие дамы, но — увы… Сожалею, но следует беречь их слабые жизни…

— О Вигала… — игриво улыбнулась дама. — А если бы ты мог оставить своих спутников — что тогда?

— Непременно навестил бы вас. Держа одной рукой кусочек сыра, другой — бутылочку вина…

— А ты еще навестишь нас, Вигала, — неожиданно произнесла дама теплым грудным голосом.

Крыса в клетке притихла. Вигала внимательно посмотрел на Клариссу, чуть приподняв лицо и сведя брови углом на переносице. Колеблющийся свет факелов осветил глубокие впадины под массивными скулами и полузакрытые глубоко запавшие глаза эльфа. Похоже, он все еще не оправился от того случая в лесу, когда пришлось пережить близкое соседство с лозой смерти — в свете факелов сейчас отчетливо различались синеватые круги под глазами и глубокий прокус на нижней губе. Наверху, в ярком свете солнца всего этого почти не было видно… Волосы эльфа опять отсвечивали серебряными искрами.

— Я вижу, что навестишь… — еще более глубоким голосом заявила дама-телепат. — А твои спутники в этот момент будут надежно спрятаны — это я тоже предвижу…

С минуту в комнате стояла полная тишина. Вигала стоял, молча и пристально глядя на Клариссу. И продолжал поглаживать ее левую ладонь, которую так и не выпустил из своих рук после поцелуя.

— Но я же не рассказала вам до конца! — прежним игриво-кокетливым тоном вдруг воскликнула дама Кларисса. — Так вот, приходит ко мне мой ветеринар, осматривает Маню и говорит — так она у тебя еще девственница. Ну да, говорю я, а что?

Дама-телепат сделала паузу и лукаво стрельнула глазками в сторону стоявшего у ее подлокотника Вигалы.

— Оказывается, это сказывается на сроке жизни крысы. Девственницы, увы, живут меньше. А для меня это крайне важно, потому что у нас с нею одна жизнь на двоих… Этот коновал и говорит мне: давай это исправим. Забеременеть твоя Манька все равно не забеременеет, организм у нее измененный… А вот повеселеть — повеселеет. Ну я, как наивная дурочка, согласилась…

— И что же было дальше?

— О Единый Боже, Вигала, — фыркнула женщина. — Не строй из себя девственницу! Тебе это не идет. Да и кто тебе поверит? Ты же не моя Манька, в подземелье со мной не сидишь!

— Кларисса. — Эльф шутливо приложил ладонь к сердцу. — Да я наивен, как невинный ребенок! Правда, глубоко в душе, но все же…,

— О да! Очень глубоко в душе! Сделай мне одолжение, Вигала, выкапывай оттуда свою наивность хотя бы изредка! И проветривай, а то в таких глубинах она плесневеет! О Единый Боже, я опять отвлеклась от своего рассказа. Ну так вот, этот коновал походил где-то там наверху — и приносит мне крысу. Мальчика-крысу.

Уголки губ у эльфа дрогнули и поползли вверх.

Тимофей, стоя с запечатанным ртом, легко представил дальнейшее. И ощутил непреодолимый позыв расхохотаться. Но замороженные губы никак не желали расходиться. И он стоял столбом, трясясь от внутреннего смеха.

У торчавшего сбоку Лехи плечи тоже ходили ходуном.

— Представляете, что было дальше? Это просто ужас какой-то! У нас ведь общая нервная система, соединенная нервными клеммами. Так что ее конечности я ощущаю как свои пальцы. Вот вас когда-нибудь имели между вашими средним и безымянным пальцами? И не надо так смеяться, я вас умоляю!

Вигала отхохотался и сказал все еще подрагивающим голосом:

— Надеюсь, он хотя бы был на высоте?

И снова заржал.

— Ах Вигала, — неожиданно печально произнесла дама. — Как давно рядом со мной никто так искренне не смеялся…

— Кларисса… Начинай всем рассказывать о том, как твоя Манька потеряла свою невинность, — и ручаюсь, тут стены задрожат от хохота!

— Может быть. Я попробую. Ну, я поболтала, развеялась… А теперь к делу. У тебя что-то случилось, Вигала?

— Не у меня, — серьезно сказал Вигала, продолжая поглаживать ладошку Клариссы. — У другого эльфа. Проблема в том, что я об этом ничего не знаю. Ничего… А хочу узнать все — что, когда, с кем, почему, за что…

— А про то, что любопытство губит обезьяну, ничего не хочешь узнать?

Эльф застыл. Потом одна из его бровей дернулась и поехала вверх.

— Все так серьезно, Кларисса?

Дама-телепат откинулась на спинку кресла.

Крыса, которой оканчивалась ее рука, встала на задние лапки и принялась деятельно расчесывать усы на мордочке передними конечностями. При этом крыса Манька почти так же задумчиво глядела вдаль, как и связанная с нею Кларисса. Два таких спокойных взгляда, устремленных в неведомое пространство, расположенное аккурат на уровне Тимофеевой груди…

Да, явно неладно было что-то в магическом королевстве.

— Я здесь живу, Вигала. — Теперь дама говорила тихо, но решительно, и все кокетливые интонации из ее голоса исчезли напрочь. — Да, инжекторов-телепатов берегут как зеницу ока, да, за самое малейшее преступление против нас положены такие кары, что никто не дерзает даже помыслить о подобном. Но при всей своей ценности для миров и для магов — я в этом подземелье всего лишь затворница. Без права выхода на поверхность. Существуют тысячи способов отравить мое и без того нерадостное существование, не сокращая при этом продолжительности моей драгоценной, но, увы, столь недолгой жизни. При этом ни капельки не вредя моему здоровью. Я живая, мне нужно многое — но кое-чего меня можно лишить совершенно невозбранно, да еще и заявить при этом — мол, это вредно для ее здоровья… Ты понимаешь меня, Вигала?

— Да, — медленно проговорил эльф. — Да, Кларисса.

— Прости.

— Ничего подобного, — с холодноватой нежностью сказал Вигала. — Никаких прости, Кларисса. Я все равно загляну к тебе как-нибудь на вечерок. Кусочек сыра в зубах, бутылка за пазухой…

Женщина быстро посмотрела на потолок. Потом перевела глаза вниз и поглядела на крысу, которой заканчивалась ее правая рука, со странным таким выражением — тоски и покоя одновременно.

— У меня есть прислуга, обязанная меня обслуживать. Но я завишу от них гораздо больше, чем они от меня. Прав был когда-то мудрец — кто имеет рабов, тот сам раб.

— Ну-ну. — Эльф улыбнулся и снова погладил Клариссину ладошку. — Мудрец, кстати, был как раз из тех человечков, которых ты сейчас видишь перед собой. Ну, Кларисса…

— То, что ты ищешь сейчас, — вдруг снова перебила его женщина-телепат — и опять голос у нее стал глубоким, грудным и с придыханием, — найдет тебя само. Но бойся его, Вигала…

— Непременно, Кларисса. Гм…

Эльф снова поднял одну из рук и выставил вверх палец.

Во рту у Тимофея мгновенно оттаяло. И рот вдруг оказался заполнен холодноватой горькой слюной, и в горле запершило. Леха рядом яростно отплевывался и чихал. Поминая при этом некоторых, которым бы еще хвост и рога — и будет как раз то, что надо. Для выражения их истинного облика…

— Э-э… Теперь говорить можно? — хрипловато поинтересовался Тимофей.

— Нельзя, — порадовал его эльф. — Мне нужно поговорить с Лехой. Только с Лехой.

— А у Толкиена все эльфы такие добрые… Даже людей защищают! Вот врал старикашка, — злобно сказал Леха.

И снова закашлялся. Вигала сурово посоветовал:

— Не трогай святое! Толкиену сам король Михраэль диктовал в некоторых местах. В качестве музы… Леха, у меня к тебе большая просьба. Я знаю, у тебя нашейный золотой запас еще не исчерпался…

Леха ухватился за ворот своей рубашки и грустно так засопел.

— Леха, как другу, — тихо попросил Вигала, — дай мне какую-нибудь цепочку. С меня — обед. С русалками…

У того на лице сразу появилась мечтательная улыбка. С идиотским видом простодушный браток содрал с шеи очередную золотую цепь. Как водится, в палец толщиной и замысловатого плетения.

Вигала подставил ладонь. Цепь золотой змейкой стекла к нему в руку. Эльф тут же неторопливо вернулся к Клариссе, с тяжеловесной грацией украсил шею женщины-телепата Лехиным украшением.

— Вот. Прими от нас троих, Кларисса. Я, конечно, мог бы купить тебе что-нибудь новое, дорогое…

— Ну так и купил бы, — тихо пробурчал Леха. Но тут же снова блаженно заулыбался. Видимо, вспомнил про обещанный обед с русалками.

— Благодарю, — с улыбкой сказала Кларисса, кончиками пальцев осторожно притрагиваясь к золотому витому шнуру на своей шее. — Нет-нет, ты же знаешь, что новые меня не интересуют. А на этом после его хозяина осталось столько воспоминаний, образов… И я все их могу просмотреть. О! Ого… Нет, вот это уже слишком. А вот это — это действительно интересно…

Леха моментально стал красным, как рак после варки. И проникновенно засопел. Наверное, вспомнил, какие именно из его воспоминаний и образов, ненароком прилипших к цепочке, могли быть действительно интересными для телепата-затворника…

— Мы уходим, Кларисса, — негромко сообщил эльф.

Дама-телепат слабо качнула левой ладонью — катитесь, мол. Крыса Манька вдруг начала отчего-то азартно пищать в своей клетке…

Лехина морда лица из красной стала темно-бордовой.

Вигала двинулся к выходу из комнаты. Два человека торопливо последовали его примеру, причем Леха сразу же обогнал Тимофея на несколько шагов, пристроился в затылок к эльфу и теперь топал вплотную к нему, не отставая ни на сантиметр. Видимо, жгучие все-таки воспоминания оставались за спиной вместе с цепочкой…

Наверху местное светило уже начало клониться вниз. И тени стали длинными, вечерними, и воздух ощутимо посвежел. Совсем как на Земле — там тоже летний день кончался всегда внезапно. Вот только что солнце стоит еще высоко, а потом— глядь, а оно уже клонится к закату.

— Вигала, — с угрожающей ноткой заявил Леха, — ты мне, конечно, друг, брат-эльф и все такое… Но ты кому мою цепь отдал? Эта баба и вправду… э-э…

— При прикосновении к вещи, — перебил Леху эльф, — телепат считывает с нее всю информацию про хозяина. Где ты был, что ты делал в своей цепи — телепат все это увидит ярко, с запахами и прочими ощущениями, которые были у тебя самого. Ты подарил ей кусок своей жизни, Леха.

— Что?!

— И я уверен, что ты об этом не жалеешь, — спокойно продолжал Вигала. —Давай я тебе кое-что расскажу… Телепаты-инжекторы призываются к своему служению в достаточно раннем возрасте. Примерно лет в восемнадцать. Их отыскивают среди обычных, так скажем, людей маги-сенсорники, специализирующиеся на ощущениях и передаче ощущений, забирают — как правило, силой — из родного дома, потом обучают, проверяют, натаскивают… Затем каждому телепату в обязательном порядке делают операцию — совмещают с их… гм… партнерами. Для усиления их и без того высоких телепатических способностей. И опять-таки никто не спрашивает их согласия насчет операции — отключают им сознание и режут. Заметь, это все молодые люди лет восемнадцати-двадцати, со своими чаяниями, надеждами, мечтами. Но в один прекрасный день к ним приходит какой-то дядя с кучей стражников, говорит что-то, чего не слышит никто другой — а вот они, бедолаги, умудряются услышать и даже отвечают на эту фразу по своей душевной простоте. Им кажется, что это было сказано вслух и для всех, а на деле это совсем не так, маг-сенсорник произносит фразу внутренним голосом… А уже после операции телепатов-инжекторов поселяют под землей, за толстыми каменными стенами, чтобы ничто из суетного мира не отвлекало их от святого дела принятия телепатических сообщений из других миров и, соответственно, отправки в те миры своих собственных сообщений, тексты которых заготавливает для них целый специальный штат. Эти люди находятся в своих подземельях до самой смерти. Единственная радость — они умирают гораздо раньше, чем то положено для представителей их расы. Недолговечность телепатического партнера на конце твоей правой руки, увы, всегда сказывается на твоем сроке жизни. Да еще их радуют побывавшие в переделках вещи от выходцев из других миров. Или планет. Поскольку, взяв такие вещи в руки, телепат-инжектор имеет возможность пожить чужой жизнью. Получить впечатления, которых у него самого никогда не будет, хотя бы на время уйти в иллюзию полноценного существования, которое было у другого субъекта…

— А мне-то что?! — взорвался Леха. — Она будет касаться моей вещи! Как ты сам сказал, увидит все, что у меня там было! Вплоть до моих визитов в отхожее место! Да если бы я знал…

— То не отдал бы? Эх Леха-Леха, — отнюдь не ласково пожурил его эльф. — Шире надо жить, шире… А то душа у вас вечно исключительно по размерам глотки скроена. Нажраться от пуза да нахвастаться в ритмах блюза… А что до твоих физиологических надобностей — так ты не волнуйся, все пройдет естественно. Она в своей иллюзии перед этим почувствует то же, что и ты.

— То есть одно из самых древнейших человеческих желаний, — подсказал Тимофей. — А именно желание отлить…

Гигант Леха обиженно насупился.

— Да плевать мне на естественности! Там и помимо этого полно моментов, которые женщинам видеть не положено. Категорически не положено. Знаешь, сколько раз я на стрелки ездил? И каждый раз не знал, вернусь или не вернусь…

— Тяжела ты, жизнь авторитета, — посочувствовал Тимофей. — Но, надеюсь, ничего криминального…

Леха странно так посмотрел на него.

— Сам я, честно говоря, не люблю излишеств. Но вот, помню, как-то раз приезжаем на стрелку, а те, гады, сами не явились. Только тело нашего братка подбросили. А тело было такое…

Вигала удивленно посмотрел на Леху, мол, что это ты тут хнычешь, Брут? Видимо, эльф, бывший не слишком высокого мнения обо всей людской расе в целом и в частности о Лехе с Тимофеем, честно полагал, что для кровожадных людей подобные вещи должны быть чуть ли не нормой их существования. А этот тут чего-то куксится, как институтка на балу благородных девиц…

— Но зато потом, как я понимаю… э-э… было отдохновение, — с неловкостью предположил Тимофей. — Сауна, ресторан, все тридцать три удовольствия сразу…

— Потом была война, — отрезал Леха. — И какой там ресторан, когда я квартиры по всему городу менял, как заяц?! Даже на бабушкиной даче прятался.

— И кто же победил? — заинтересованно спросил Вигала, повернув голову и блеснув желтоватыми глазами.

— А кто в живых остался, тот и победил, — хмуро подытожил Леха. — Конечно, я в той цепочке и в сауны тоже ходил, и прочее… Но разве это темы для женщины? Особенно если ей придется в том подвале всю свою жизнь сиднем просидеть. Ей надо что-нибудь про любовь с цветочками, про замки…

Вигала улыбнулся, по-прежнему с интересом не отрывая глаз от Лехиного лица.

— Где ж их взять, замки-то? Если мужики все больше по кабакам предпочитают лазить…

— Ничего, Леха, — решил утешить товарища Тимофей, — пусть узнает все прелести жизни простого русского мужика! Все лучше, чем одно сплошное подземелье. На безрыбье, как ты сам знаешь, и шпроты в банке — рыба!

Леха немного помолчал, потом заявил:

— У нее, как я понимаю, обслуга есть?

— Целый штат, — коротко сообщил эльф.

— А что ж они, растуды их… Надели бы цепочку, полазили бы по замкам. И принесли этой самой Клариссе! И ей хорошо, и им физзарядка.

— И верно, было бы очень хорошо, — сожалеющим тоном согласился эльф. — Только вот это никого не интересует. Обслугу в первую очередь. А маги-сенсорники, ведающие телепатами, и вовсе будут против. Они не любят, когда телепаты-инжекторы погружаются в свои иллюзии — дескать, это отвлекает их от производственного процесса, мешает постоянно получать и передавать, получать и передавать… Они бы и посетителям запретили делать телепатам-инжекторам подарки — да разве их удержишь? Это все равно что в зоопарке вешать объявление — «Посетителям зверей не кормить!». Так, табличка для очистки совести.

— Бедолага. — Леха вздохнул и отвел глаза. — Ладно, куда мы теперь-то? К тому бюрократу?

— Не, — почти ласково возразил Вигала. — Нельзя давать взятку в тот же день, в какой ее потребовали. Это же аксиома! Чиновная образина еще решит, что у нас денег куры не клюют. Потребует добавки, а для получения означенной добавки еще и специально притормозит наше прошение. Запомните на всю вашу оставшуюся жизнь, человечки, — давать на лапу следует не сразу, а этак опосля. И делать это надо со скрипом, со страданиями, чтобы всем и каждому было видно, как мы морально терзаемся по поводу утраты последнего кровного. Так что послезавтра — это самое то. Максимум — это вечер завтрашнего дня. А сейчас предлагаю отправиться в гостиницу. Не знаю, как вы, но я устал зверски. Да и подзаправиться не мешает. Если я что-то в той таверне и ел, то там же это все и потратил — на благое дело борьбы с Обожествленным Вином…

Леха радостно покивал. Парни тут же четко, по-военному развернулись и бодро потопали вдаль по улице. Тимофей, слегка взгрустнув по поводу своего маленького (всего сто семьдесят сантиметров!) в сравнении с этими великанами роста, а также по поводу недостающей длины ног, привычно затрусил следом.

Вечер стремительно спускался на город магов. Тени от домов с закатной стороны улицы уже протянулись до самых крыш домов с восходной стороны.

На языке д'эллали, которому Вигала так быстро научил Тимофея с Лехой, четыре стороны света назывались просто и незамысловато: со стороны заката — закатная стороны, со стороны восхода — восходная сторона. Между ними лежала земляная сторона, а с противоположной стороны — небесная. Вот и все. Была ли Эллали всего лишь куском земли в пузыре загадочного своего собственного пространства-времени, как заявил эльф, или же она все-таки являлась самой обычной планетой, вращающейся по своей орбите, хотя и висящей в неизвестной галактике, — задумываться об этом у Тимофея не было времени, да и сил, честно говоря, тоже.

На самом дне улицы, зажатой между двумя рядами домов, лежали одни вечерние полутени и отблески небесного сиренево-розового закатного сияния — лучи местного светила, идущие вскользь по крышам домов, до дна улицы уже не доставали. Воздух, как ни странно, пах борщами — от каждого окошка доносился свой аромат, за каждым, похоже, борщ варили строго по своему рецепту. Где с перчиком, а где и с черносливом… Шутка, конечно, но пахло и впрямь всеми этими разномастными борщами, перцем, черносливом. По улице торопливо шли возвращающиеся к родным очагам монстры и маги, кое-где покрикивали дети, поругивались жены…

Сплошная идиллия. И все прямо как в песне поется — был город как город. И монстры как монстры вокруг…

После двух-трех поворотов они вышли на главную улицу города, на которой и размещалась их гостиница. А метров через пятьсот они даже разглядели характерные очертания их «приюта путешественников» — знакомые окошки, не менее знакомый домик напротив…

Вот только перед самой гостиницей образовалась толпа. И в ней молча стояли какие-то монстры плюс какие-то бабульки весьма уродливого облика — с торчащими из-под губ зубками, с ушами до плеч. С такими Красной Шапочке не нужно дожидаться волка, чтобы потом нудно приставать к нему с вопросами — а чего это, мол, у тебя тут торчит? Зубы, уши, то да се… С такими бабушками вполне можно обойтись и без волков. И задавать при этом все интересующие тебя вопросы напрямую престарелой родственнице — а чего это, мол, у тебя, бабуля, такие зубки? И такие ушки, что слоны завидуют…

— Чего это они?! — дрогнувшим голосом спросил Тимофей, уткнувшись носом в спину враз остановившегося Вигалы.

— Не знаю, — сквозь зубы ответил Вигала. — Но и… Выхода у нас нет, короче. Идем в гостиницу, как шли, на вопросы, если будут, не отвечаем. И на подначки не поддаемся. Магов-оружейников поблизости не видно, значит, ничего особо опасного или же противозаконного тут сейчас не происходит…

— Ага, в той таверне их тоже сначала не было! — уличил эльфа Леха в превратности толкования. — Только потом набежали, когда уж… когда мы их всех одним задом, как яйца, передавили, короче!

— Выхода нет, — холодно повторил эльф. — Или мы сейчас пойдем туда и пробьем себе путь вовнутрь, или убежим. А если мы убежим сейчас, то потом нам придется бегать и дальше. От каждой неприятности. И от каждой толпы, которой вздумается посчитать нас оскорбителями ее Божественной Бражки…

— Вы… То есть ты! Ты, Вигала, думаешь, что это из Ордена Обожествленного Вина? — горестно спросил Тимофей.

Настроился он уже как-то на отдых и даже на паршивые бараньи глазки в качестве еды, если уж на то пошло…

— Думаю. Больше некому, — кратко, в телеграфном стиле сообщил им обоим эльф. — В здешней местности это единственное бандформирование, которому мы уже успели наступить на ногу. Дополню — уже успели, едва появившись в городе. Что, в общем-то, было не совсем умно, но…

— Но душа просила, — в тон ему добавил Тимофей. — И опять же — пукели заработали. А пукели в городе магов на дороге не валяются, это даже я заметил!

«Нервничает он, что ли? Вот и болтает тут всякую глупость…» — Леха пожал плечами.

— Что ж, надо так надо. Только прошу, не считайте меня за это коммунистом — это я так, чисто из гуманистических порывов… — Он похлопал себя по могучей груди, этак демонстративно закатал рукава своей клетчатой рубашки. Завязал на поясе рукавами кожаную куртку, которую до этого нес в руках. — Первый готов, первый пошел…

И устремился вперед.

Вигала, скрестив руки на груди под полами нежно-зеленого плаща, бодро почапал следующим. За ним — Тимофей, повторив со своей курткой ту же операцию, которую произвел Леха.

Толпа ожидала их приближение в напряженном молчании.

— А-а! — заорал кто-то, когда до толпы им оставалось метра два, не больше. — Вот они, милостивцы наши!

И бабульки жуткого облика ринулись к ним, потрясая кулаками и таща за собой каких-то других монстров. Страшилища поочередно строили слезливые хари и начинали бить себя кулачищами в грудь. Весь этот базар обступил троицу. Тимофея, как и остальных двух, бабульки нещадно дергали за рукава, тащили к себе. И при этом каждая без умолку тараторила что-то свое. После первого крика, похоже, каждый перешел на свое наречие. В общей сложности толпа престарелых дамочек вокруг Тимофея в данный момент изъяснялась не меньше чем на десяти языках. А то и больше.

Вокруг стоял сплошной сумасшедший концерт из скрипа, визга, телячьего мычания, кваканья, собачьего лая, мяуканья и даже рыка. И все это звучало одновременно…

— Ти-хо! — проревел вдруг Вигала.

У Тимофея зазвенело в ушах. Бабульки разом присели. Прямо как благовоспитанные фрейлины перед императрицей Елисавет Петровной — почти на корточки.

— Я спрашиваю, что вам тут надо? — мрачно спросил Вигала. — И пусть скажет кто-нибудь один. Остальным — тихо!

Из толпы выступила одна дама, быстро заговорила, помогая себе жестами единственной свободной руки.

— Эти вот… — дама сделала быстрый кивок в сторону ближайшего от нее монстра, того самого, за которого цепко держалась семипалой рукой в фиолетовых пятнах, — обидчики! Угнетатели почтенной старости! А это — ужасно!

— Ничего не могу возразить вам, госпожа, — сообщил ей Вигала, вновь перейдя на свой обычный холодновато-сдержанный тон. — Это действительно ужасно. Старикам везде у нас почет, как поют иногда мои спутники. Но при чем тут мы? Или вы хотите, чтобы мы им морды на…

Как раз посреди всей этой тирады Тимофей едва не заржал во весь голос, потому что до него наконец дошел весь юмор ситуации. Сработал беспроволочный телеграф, служба ОБС — «одна бабка сказала…» Или что там еще у них в этом достопочтенном городе магов заменяющее простые земные слухи и сплетни. Старушка мюсли по секрету сообщила о произошедшем одной своей товарке, другой… и вот уже полгорода хватают за рукава своих обидчиков и мчатся сюда, чтобы уважаемая Всемировая инспекция органов социальной опеки разобралась с негодяями. Непонятно другое — первое, как эти старушки божьи одуванчики отыскали их гостиницу… впрочем, вот тут-то как раз ничего непонятного и нет. Город магов, ясное дело, что каждая старушка в нем дунула-плюнула — да и выяснила, где искать трех соколиков. А вот почему их обидчики пришли сюда, вслед за старушками, с такой безропотностью… И впрямь вопрос, особенно если вспомнить поведение громил-кирглей — те тоже вели себя тише травы и ниже уровня Мирового океана, когда у них изымали драгоценные пукели. Действительно вопрос, но его лучше оставить на потом. Все это промелькнуло в голове у Тимофея с быстротой молнии.

Громила-эльф как раз начал делать свое ясное и простое предложение насчет морд — и Тимофей, чтобы тот окончательно не испортил все и вся, включая их будущую безопасность, жестко и довольно ощутимо ткнул эльфа локтем в бок. Речь Вигалы больше подходила какому-нибудь братку — Лехе, к примеру. Но для инспектора от органов предложение попросту дать обидчику в морду звучало, мягко говоря, странновато. Если не сказать больше. А что будет, если все, в том числе и уже наказанные ими киргли, узнают, что никакие они не всемировые инспектора, и подумать было страшно. Блеф удался. Но теперь им придется блефовать и дальше. Снова лгать и выкручиваться. И к чему в конце концов они придут?

Но выхода не было. Ну, положимся на великий русский авось…

Вигала замолчал и с яростью скосил на него глаза.

— Продолжайте, уважаемая, — предложил Тимофей, почти не глядя на эльфа и слегка содрогаясь то ли от страха, то ли от нервного смеха, по-прежнему плещущегося внутри. — Так чего же вы хотите? Или даже требуете?

Нервный смех — и это в его-то годы? Так и до нервного тика недолго докатиться… Нет, пора ему из этих магических Палестин в простые земные дали и веси, пора…

Но проблема в том, что и там, на родной Земле, сейчас куча проблем. И возвращаться туда следует отнюдь не с пустыми руками. А с Ларцом Сил, который пока еще даже не найден.

— Я хочу и требую, — яростно заявила бабулька, — чтобы этого плута наказали! Чтобы он не смел больше пугать моих чмохов! И чтобы он заплатил мне за это штраф!

— И это все?! — с изумлением спросил Тимофей. И мысленно добавил: «Этот несчастный всего лишь пугал чмохов… то есть, по-нашему, кошек. И все».

Итак, от него требуют оштрафовать человека только за то, что он пугал кошек. И требуют крайне настойчиво. Бабулька, судя по ее виду, особа крепкая, упорная. Даже боевая. Да еще и покрытая фиолетовыми пятнами, делающими ее шибко похожей на престарелого далматина после старческих изменений в пигментации. Лично у Тимофея бабулька вызывала ассоциации исключительно с анилиновыми красителями в стадии рассыпания.

И это настораживало. От такого божьего одуванчика отмахиваться надо с величайшей осторожностью. Особенно когда над ними висит опасность быть выведенными на чистую воду…

— Э-э, — с умным видом протянул Тимофей, раздумывая, как бы половчее выпутаться из ситуации. — О! Да это же преступление против животных! Так-так. Сожалею, уважаемая, но преступления против чмохов мы не расследуем. Так что ждите Всемировую инспекцию органов защиты животных. Такие дела могут решать только они! А мы, увы, занимаемся случаями с престарелыми. Я повторяю: исключительно случаями, когда жизни престарелых кто-то или что-то угрожает! Следующий. А вы, мадам, ждите. Месяца через, два эти гринписовцы, я думаю, доберутся и сюда, помогут…

Бабулька посмотрела на него возмущенно, начала что-то квохтать. Впрочем, монстр, за которого она цеплялась мертвой хваткой, тут же испарился в неизвестном направлении. Объект для жалоб пропал, бабулька, как следствие, тут же слегка приумолкла… Потом из толпы вытянулась чья-то рука, фиолетово-пятнистую бабульку сдвинули в сторону. На ее месте тут же материализовалась другая.

У этой пятна отсутствовали. Напрочь. Она вообще была вся в одном цвете — бледно-лиловом. Волосы, одежда, кожа, глаза, крошки губной помады на иссохших губах…

— Я в трауре, господин инспектор, — с достоинством заявила дама, делая попытку подбочениться, но рука соскользнула с бока, облаченного в жесткий и блестящий, как кираса гренадера, костюмчик. — Я являюсь вдовой мага Брандмауэра, вечная память его последней субстанции…

Вдова решительно промокнула совершенно сухие глазки крошечным носовым платком. Опять-таки, платок был жестким и блестящим, как и все ее облачение.

Тимофей сделал печальное лицо.

— Меня обидел маг Куртмауэр. Позвольте доложить, ваша честь, — он меня выпорол!

«Боже, — с трагической ноткой прошептал про себя Тимофей. — Так унтер-офицерская вдова добралась и сюда…»

— Э-э… не в прямом, конечно, смысле, ваша честь. А только в переносном. Он выпорол мой портрет, который я прикрепила рядом с портретом моего покойного мужа в его кенотафе [1]. Заявил, что мой любимый муж, покойный Брандмауэр, якобы являлся его другом! И он, дескать, умер только ради того, чтобы наконец избавиться от меня! Низкая и гнусная ложь, ваша честь!

— Точно, — пробормотал Тимофей. — Точно-точно…

И что ему прикажете делать с этой историей?

Несчастный маг Куртмауэр, которого дама железной хваткой держала за рукав, не сводил с него своих перепуганных глаз. Время от времени несчастная вдова прекращала утирать несуществующие слезы под абсолютно сухими глазами и злобно пинала мага Куртмауэра носком длинной изысканной туфли. Тот терпел, даже не вздрагивал.

«Господи, подскажи мне выход, — взмолился Тимофей. — Ты только подскажи! А уж я его непременно использую».

— Ужасно, — ехидно констатировал у него над ухом Вигала. — Гм… Я говорю, просто ужасно, когда несчастную вдову, не имеющую защиты, подвергают таким гонениям! — И добавил шепотом, предназначавшимся только для ушей Тимофея: — У вас затруднения, господин инспектор? Позвольте помогу…

— Конечно-конечно, — пробормотал Тимофей. — Только, умоляю, не заявляйте потом ненароком, что она сама себя выпорола…

Вигала шепотом огрызнулся:

— Я не люблю воровать у классиков!

— Да? И напрасно. По крайней мере, у классиков хоть воровать не стыдно…

Вигала возмущенно дернул загогулинами широких серебристых бровей — дескать, я, прирожденный эльф… да чтоб я воровал? Потом выступил вперед и с небольшой заминкой сообщил безутешной вдове:

— Дело, конечно, серьезное…

— Да, господин инспектор! — радостно взвизгнула горькая вдовица. — Вы уж его как следует… вы уж его как положено!

— Всенепременно, — солидно подтвердил Вигала. — Но и вы, почтенная, уточните… Лично вам физического ущерба нанесено не было?

Вдова начала с иканием всхлипывать:

— О инспектор… Он выпорол мой портрет! А ведь я вдова почтенного человека, мой муж входил в конгрегацию магов-искусников! А он взял и выпорол, вот так прямо взял и выпорол…

— Гм… Да, это, как сказала бы гоголевская городничиха, прямо-таки орер [2] какой-то, — хриплым басом посочувствовал ей громила-эльф. — Но вы не волнуйтесь, дама, сейчас мы вас защитим. Значит, так — берете этого мага Куртмауэра за ручку, ведете во-он в ту гостиницу. Там при входе висит хорошее большое зеркало. Поставьте гражданина Куртмауэра прямо перед ним — и можете надавать его отражению столько тумаков, сколько вашей душеньке будет угодно. Повторяю — тумаки можно давать только отражению…

— Я могу дать ей свой портрет! — с готовностью предложил разом воспрянувший духом маг Куртмауэр. — Пусть… э-э… порет его. На досуге, между делом…

— Да, но… А как же частичная конфискация имущества?! — взвизгнула бледно-лиловая бабуля. — Трингус [3] мюсли сказала мне…

— Трингус мюсли был нанесен материальный урон, — отрезал Вигала. — Который и был затем возмещен. Все по правилам, все в соответствии с артиклями Всемировой инспекции органов социальной… Вам был нанесен материальный ущерб, уважаемая?

— Э-э… Но мой портрет выпороли и…

— Маг Куртмауэр, Всемировая инспекция органов социальной опеки вынесла свое решение. Вы должны либо выдать почтенной вдове собственное изображение, с тем чтобы она могла пороть его на досуге, либо прямо сейчас пойти и встать перед зеркалом, дабы почтенная вдова еще более почтенного мага Брандмауэра отлупила ваше отражение в зеркале… Следующий!

Бабулька в бледно-лиловом пробормотала что-то негодующе. Затем ухватила повеселевшего мага Куртмауэра за руку и поволокла в направлении гостиницы. На полпути маг вдруг развернулся и выпалил:

— Я вот тут подумал… А может, это она сама себя выпорола? Я, собственно, в тот день пьян был, не помню… То ли это я ее образину на портрете порол, то ли это она сама.

— Иди-иди, — проворчал Тимофей. — Плагиатор нашелся. Это еще до тебя написали…

Толпа понемножку рассасывалась. Вигала выслушивал просьбы, значительно сводя при этом брови на переносице и повергая этим нехитрым телодвижением обвиняемых монстров в состояние, близкое к инфаркту, затем звучно-непререкаемым тоном оглашал решение. Кое-где и пукели изымались, заранее принесенные на место суда заботливыми монстрами-ответчиками. В руках у счастливого донельзя Лехи росла кучка мешочков с монетами — плата на судебные издержки, как назвал эту дань Вигала. Оно, конечно, было не совсем честно, но кто же поверит суду, который не берет судебных пошлин?

И все-таки самым удивительным в этой истории было то, что все — и взбудораженные истицы, и их враз присмиревшие обидчики — безропотно подчинялись решениям, выносимым так называемой Всемировой инспекцией. Хлестаковщина, блин…

Через два часа., показавшихся Тимофею чуть ли не вечностью, толпа наконец исчезла. И они с чувством выполненного долга или, если говорить точнее, с чувством хорошо сыгранного блефа вошли наконец в свою гостиницу. На улице к тому времени уже полностью стемнело. И заботливый Гондола ждал их у порога с распростертыми объятиями, и пахло в гостиничной зале сытно и заманчиво, всякими копченостями, а также мясными пирогами, сочными, пышными, с поджаристой корочкой и низом, щедро пропитанными мясным соком…

— Привет, Гондола! — взревел Вигала, легонько похлопывая по плечу враз присевшего хозяина. — Давай все, что есть в печи, на стол мечи!

— Господин так складно выражается… — восхитился хозяин.

— Это из русского народного фольклора, — пробасил эльф. — Мои спутники, они оба — как раз именно русские.

— О, так, вы специально для них? Льстите… то есть делаете им приятное?

Вигала блеснул в полутьме залы зверской ухмылкой. Кончики острых и длинных зубов засверкали серебристыми лезвиями Хозяин вновь присел. На этот раз от испуга.

— Я не делаю им приятное, — четко и членораздельно сказал Вигала. — Они для этого полом не вышли. И уже никогда не выйдут. И я им не льщу. Я просто… гм… так пытаюсь изучить загадочную русскую душу. Фольклор, глубинные древние мотивы… Ну так нас здесь будут кормить или нет? Но только помни, повелитель кастрюлек, — никаких бараньих глазок, а не то…

— Я уже понял, господин. Э-э… вы, как истинные борцы за престарелых, избегаете излишеств в своем питании. И не едите ничего жирного, пряного или сладкого, дабы потом набранные франты [4] не помешали вам гоняться за подлыми мучителями старушек и все такое. Как похвально! А что насчет вашего статуса, господин? Вы по-прежнему беженцы или нет?

Вигала глубокомысленно поморщил лоб, заявил:

— Один из моих друзей — беженец. Больше ты знать ничего не должен, потому что мы здесь инкогнито. Ты понял? И если узнаю, что разносишь о нас слухи, лишишься последних постояльцев! Лично отыщу в другом мире телепата-инжектора и сообщу ему, что Гондола, хозяин гостиницы на Эллали, — доносчик, а также то, что в его гостинице травят всех постояльцев несвежими бараньими глазками…

— О, что за подозрения — и все на бедную мою головушку! — заверещал хозяин и всплеснул перед лицом узкими ладошками с лягушачьими перепонками. — Да мои бараньи глазки самые свежие в городе! А что до прочего — о, только не губите бедного Гондолу на корню! Я нем, слеп и глух, особенно когда дело касается моих постояльцев…

— Еды! — недовольно рыкнул Вигала. — И хватит об этом!

Хозяин, рабская душа, в ответ чуть ли не счастливо квакнул:

— Я счас… я мигом! И про вас нигде ни слова не пророню, будьте уверены!

И отлетел на кончиках пальцев к стойке. Вигала взглядом выбрал столик подальше от окна, предложил:

— Сюда? То есть туда?

Они уселись. И почти тут же появился Гондола в сопровождении хорошенькой девицы — вернее сказать, почти хорошенькой. И все бы отлично, вот только глазки слегка пучеглазы и плечики скошены… А в остальном девица как девица, приятная во всех отношениях, талия в рюмочку и ножки самые что ни на есть восхитительные. И улыбка на круглом лице широкая такая, радушная, от уха до уха. Даже слишком широкая, короче. Девица была облачена в пышные разноцветные юбки, радужными ярусами выглядывавшие друг из-под друга. А также в белую блузу с широким круглым вырезом, державшуюся на ее узких плечиках почти чудом. Круглым лицом и балетной статью девица смутно напоминала Гондолу.

И Гондола, и девица в руках несли полные подносы, на которых и в самом деле лежали мясные пироги — пышные, желтовато-коричневые поверху, парящие сытным запашком. И еще там были какие-то копченые рыбины, страшноватые на вид из-за торчащих в разные стороны острых зазубренных плавников и рогатых голов с клыкастыми разинутыми пастями. Но пахли рыбины вкусно. И крупные раздутые рыбьи тела тоже выглядели аппетитно, поблескивая желтоватой кожицей.

Леха тут же приосанился. То ли от вида еды, то ли от вида девицы.

— Дочь, Гондола? — громко поинтересовался Вигала. — Похожа…

И одобрительно смерил ее взглядом. Девица тут же зарделась сине-фиолетовым румянцем, скромно потупила глазки. И то ли невзначай, то ли от смущения еще больше выгнула спину, выставляя на обозрение мужским взглядам ладную небольшую грудь. Леха моментально помрачнел и одарил Вигалу тяжелым взглядом обиженного в лучших чувствах ревнивого мужа. Вигала опять по-звериному ухмыльнулся.

Девица вслед за хозяином гостиницы сгрузила на стол подносы и тарелки, бывшие у нее в руках, и той же балетной походкой унеслась в направлении стойки.

Спустя минуту она появилась вновь и поставила на стол тяжелый большой кувшин. Там плескалось вино — темно-бордовое, густое. В громадные глиняные кружки, стоявшие перед ними, вино лилось медленно, с тяжелым обиженным бульканьем, удивительно радовавшим ухо…

Вкус у вина был ошеломительный — пряно-терпкий, собранный одновременно из всех вкусов сразу. Там было все — и сочная сладость виноградной лозы, и пряно-острая кислинка апельсина, и кровяная солоноватость, и легкая горчинка, напоминающая даже не вкус, а лишь запах полыни…

Чуток погодя двери залы распахнулись, и в гостиницу вошли два субъекта. В ставших уже привычными для глаз пришельцев маговских хламидах.

Субъекты промаршировали по залу и мирно уселись за один из столиков. На колоритную троицу, посиживавшую в одном из углов залы, субъекты не обратили никакого внимания — или, во всяком случае, не подали вида, что обратили. К ним почти тут же подлетел Гондола, что-то вполголоса с ними обсудил, умильно улыбаясь от уха до уха, и минут через пять подал на этот столик почти все то же самое, что и своим постояльцам.

Вскоре появилась еще одна компания, затем еще одна…

Зал потихоньку заполнялся. Похоже, по вечерам единственный отель города подрабатывал на жизнь ресторанным бизнесом. Вигала остро посматривал на всех вновь входящих, неторопливо отрезал от рыбин, лежавших перед ними на подносах, небольшие кусочки красноватого прокопченного мясца, кидал их в рот. Тимофей, успевший уже воздать должное вкуснейшим мясным пирогам, последовал его примеру. Леха, еще в начале трапезы наевшийся от пуза как пирогами, так и рыбой, теперь мог только вяло поцеживать из кружки густое темно-бордовое винцо. На большее сил ему уже не хватало.

— Разговор? — предложил Тимофей, уставший разглядывать разноцветные магические хламиды, заполнившие весь зал.

— Беседа, — поправил его Вигала. И с хрустом потянулся.

— Можно тебя спросить? — начал Тимофей, обращаясь к эльфу.

Вопрос, который он хотел задать, касался тонкостей душевного строения. И притом тонкостей чужого внутреннего строения.

А посему он чувствовал себя крайне неловко, поскольку лезть другому в душу дело всегда нешуточное. А уж если этот другой — эльф, существо сплошь сказочное и загадочное, то процесс залезания к нему в душу становится делом и вовсе не уютным. На вроде одевания брюк через голову…

Он сглотнул и мужественно сообщил терпеливо глядящему на него Вигале:

— Сколько на тебя ни смотрю, ты мне кажешься каким-то… бутербродом, что ли.

— Да ты меня хоть ночным горшком назови, вот только оправляться на себя я не дам, — пробормотал Леха, демонстрируя тем самым свое участие в беседе.

И одновременно браток жадно и воровато стрельнул глазками в сторону соседнего стола. Его как раз сейчас обслуживала дочка хозяина. Низко склонившаяся в данный момент и в щедром вырезе блузки демонстрировавшая все свои несомненные прелести. Тимофей отследил направление, по которому шел Лехин взгляд, строго добавил, обращаясь к соотечественнику:

— Леха, предупреждаю: у них тут с этим сурово. Подержался за ручку — женись, углядел в вырезе какую-нибудь запрещенную прелесть — опять женись… Ты уверен, что готов к семейной жизни?

Леха мгновенно подобрал раскинутые в стороны ноги, сел на стульчике правильно, как послушная школьница. И уткнул свои опечаленные глазки в винную кружку.

— Так я о тебе, Вигала, — снова начал Тимофей. — Какой-то ты… Из слоев, что ли. Знаниями о магических мирах и тонкостях владеешь. Это сверху. Снизу даже кое-какой житейский опыт проглядывает — ты у нас все-таки во многих местах бывал, многое повидал. Вот даже здесь с русалками… э-э… чаи распивал. А где-то посередке всего этого, между знаниями и опытом, выглядывает мальчишка. Наивный такой, где-то жалостливый, а где-то до ужаса любящий уж-жасные опасности и страш-шные приключения… И оттого с тобой непонятно. Не знаешь, кто в очередной раз тебе ответит — то ли умудренный знаниями и опытом муж, то ли дитя, которое только буквально пять минут назад перестали вскармливать с кончика копья…

Леха сделал большие глаза. А потом усиленно замигал — дескать, ты куда, Тимофей? Нашелся тут психоаналитик местного значения…

— Действительно интересный вопрос… —протянул Вигала, явно забавляясь и Лехиным смущением, и Тимофеевым нахальством. — Вы… гм… хоть приблизительно представляете, сколько мне лет?

Тимофей, припомнив короля Михраэля, которому, по словам домового Трегуба, было никак не меньше двух тысяч лет — а выглядел он при этом лет на тридцать, максимум на тридцать пять, — умненько промолчал. Леха, наивное дитя двадцатого века, с готовностью предположил:

— Лет двадцать пять?

— Ну, скажем, около того. — Губы у эльфа дрогнули. — Эльфы живут долго, даже слишком долго, как полагают некоторые из нас. Около трех-четырех тысяч лет.

Леха восхищенно воскликнул:

— Bay!

Как сказано в одном анекдоте — это всего лишь американский вариант грузинского «Вах!»…

— А вообще-то мне в пересчете на ваши земные года около сорока двух лет. Вопрос о мальчишке… гм… Вопрос, конечно, интересный. Но это касается особенностей воспитания прирожденного эльфа. Несмотря на то что мы живем очень долго, вопрос продолжения рода стоит перед нами даже более остро, чем перед вами, человечки. Мы, увы, не плодимся с такой легкостью, как вы. Точнее, мы плодимся очень трудно — дети у эльфов рождаются редко… — Вигала глотнул вина, помолчал. — А между тем большая продолжительность жизни не уберегает нас от насильственных смертей. Увы. Поскольку эльфы — народ любопытный и любят совать свой нос в различные опасные места, несчастные случаи и смерти у эльфов не редкость. А вот родить своего ребенка для эльфа — дело нелегкое. Иногда на это уходят многие годы. И чтобы народ эльфов не вымер окончательно, подрастающие эльфы… гм… содержатся под надзором. Их… То есть нас обучают, возят на экскурсии по мирам — на драконах вместо ваших автобусов, — рассказывают, показывают, натаскивают, тренируют… После двадцати лет мы имеем возможность покинуть наш уютный пансион… правда, по распорядку и дисциплине он больше похож на военную базу строгого режима. Впрочем, это уже дело вкуса. Проблема в том, что эльф имеет право покинуть Мод Хирша только после того, как у него появится в нем свой ребенок. Там воспитываются одновременно и юноши, и девушки нашей расы — это делается намеренно, все ради дела потомства. Эльф покидает Мод Хирша после того, как у него появится один ребенок, не важно, девочка это или мальчик. Эльфесса, то есть женщина эльфийской расы, имеет право покинуть Мод Хирша только после рождения двух детей. На женщин у нас, как и во всех расах, возложена главная ответственность за продолжение рода. В основном на них.

— Какая-то у вас коммуна получается, право слово, — растерянно сказал Тимофей. — Казарменно-коммунистического режима. Ать-два, давай рожай детей, и никаких гвоздей… А если он— или она — не хочет? Или не может? Где тут свобода совести или хотя бы личности?

Эльф глотнул вина, посмаковал во рту глоток. Ухмыльнулся.

— Чем выше развита раса, Тимофей, тем меньше у нее возможностей для удовлетворения эгоистических запросов одной отдельно взятой личности. Мы не можем позволить себе вымереть. И поэтому я покинул Мод Хирша всего два года назад. Раньше мне все никак не удавалось выполнить свой долг перед расой… Отсюда и все эти мальчишеские замашки, как ты выразился, и тяга к страш-шным опасностям и уж-жасным приключениям. Но и знания с опытом тоже оттуда — Мод Хирша дает тебе ровно столько, сколько ты в состоянии оттуда взять, что в смысле знаний, что в смысле опыта. Я словно… как это у вас хорошо в одной сказке сказано, сидел-сидел себе сиднем на печи тридцать три года и три месяца, а потом вдруг встал и пошел. Это как выйти из школы в сорок лет. Ты опытный взрослый мужчина, многое знаешь и многое умеешь, но вот с ветром в лицо у тебя до сих пор бывали проблемы, а потому время от времени ты на этот ветер сам бросаешься грудью…

— Э-э… — Тимофей даже и не знал, что тут сказать.

Зато Леха сообразил быстрее:

— А ты, значит, уже папаша?

Эльф расплылся в глуповатой улыбке:

— Даже дважды. Девочка и мальчик, оба здоровые, крепенькие. Девочка вообще была неожиданным подарком, я о ней узнал только после выхода из Мод Хирша…

— Молодец, — солидно похвалил Леха. — Отец, папаша… А кто их воспитывает?

— Мой родитель, — с готовностью пояснил эльф. — Эльфессы рожают двух детей, но воспитывают их строго отцы отцов. Своего рода компенсация за то, что с женщин требуют больше детей, чем с мужчин. Эльфесс в благодарность за это освобождают от дела воспитания потомства. Этим занимаются только деды по отцовской линии. Или деды по материнской, если с отцом отца что-то произошло и он не может… скажем, погиб. Когда мои дети подрастут и обретут свое потомство, я тоже с радостью удалюсь в Мод Хирша и буду воспитывать там своих внуков. И покину Мод Хирша только тогда, когда моему самому младшему внуку исполнится двадцать. После этого возраста дети эльфов живут без присмотра старших… Кстати, для Мод Хирша подбираются только безопасные миры.

На мгновение эльф вдруг почему-то помрачнел. Но потом снова принял свой обычный вид — равнодушно-спокойный, даже несколько холодноватый.

Разговор по душам закончен, понял Тимофей. Но оставался еще один вопрос.

— Слушай, насчет этой истории со Всемировой инспекцией…

— А что такое? — тут же встрял со своим вопросом Леха. — Это же была твоя идея! Я же только шутки ради заикнулся об этих самых социальных органах, а ты тут же и завопил — мы, мол, Все-мировая инспекция над стариками! Нам, мол, везде у вас дорога, а вашим старикам мы уж как-нибудь да сделаем почет! А получилось-то все — блеск, пальчики оближешь, на зависть великому комбинатору товарищу Бендеру!

— Не совсем, — сдержанно сказал Тимофей. — Пока — я повторяю — пока все действительно сходит нам с рук. Но меня мучают сомнения. Почему эти монстры… то есть обидчики престарелых, сдаются так безропотно? Почему никто не протестовал, не требовал предъявить полномочий, документов, наконец? И что будет, когда все раскроется?

— А ничего. — Вигала спрятал усмешку в кружке с вином. — У них тут странноватые правила. И еще более непонятные законы. Дело в том, что люди, обладающие определенным магическим потенциалом, склонны этот самый потенциал время от времени использовать не по назначению. Всякие там шуточки, фокусы на магической основе — любимое занятие каждого мага, их единственное отдохновение от трудов над заклятиями, так сказать. И шуточки эти далеко не всегда безобидны. А посему здешние законы склонны сквозь пальцы смотреть на всяческие аферы — лишь бы они не вредили жизням обитателей города. Хозяева города — маги не хотят сами себе перекрывать кислород. Я думаю, выйди правда наружу, верховный маг лишь посмеется. Ведь действительно смешно — три пришлых чужака дурят целую кучу местных зарвавшихся наглецов.

— Обхохочешься, — немного нервно заключил Тимофей. — Как я понимаю, именно из этих странноватых законов проистекает и тот факт, что старух здесь всякий может обидеть — вот только защитить их некому.

— Верно. Поскольку закон что дышло… в том смысле, что он имеет два конца. И какой конец к себе повернешь — тем и получишь, — непререкаемо изрек эльф. А затем, подумав, добавил противным заумным тоном: — Это же аксиома, Тимофей. Чем больше свободы получает население… я имею в виду свободы в самом широком смысле этого слова… тем больше оно склонно использовать эти свободы для поедания своих же собственных представителей. Тех, что послабее.

— Понятно. Власть народа рождает чудовищ из самого народа и все такое прочее… А то, что они так легко нам поверили, — это к какому из концов относится?

— Здесь редко кто врет, Тимофей. Да, здесь угрожают друг другу, устраивают всяческие пакости, но вот лгут крайне редко, даже можно сказать — никогда. Поскольку ложь разрушает магический потенциал любого мага, невзирая на его силу, цвет и специализацию.

— Что-что?

Вигала посмотрел на Тимофея печально, как учитель на вечного двоечника с последней парты.

— Гм… все забываю про ваш уровень развития. Ты же ничего не знаешь, ничего не умеешь…

— Да… — грустно согласился Леха. — Нам до тебя далеко — ты ж у нас сорок лет в институте благородных девиц, то есть эльфов, провел! Сорок лет как одну копеечку… Где уж нам, простым, неученым! Нам, глупым людям, и десяти лет хватает, чтобы научиться самому необходимому.

И Леха простодушно так уставился на эльфа. Чистыми, наивными глазами. Эльф тоже глянул в ответ, ухмыльнулся, поиграл бровями.

— Ладно-ладно, счет: один-один. Зачитываю вам краткий курс практического маговедения… Маги имеют разную силу. Навроде моторов с разной мощностью: кто-то вырабатывает заклятия посильнее, кто-то — послабее. С этим все понятно? Теперь насчет цветов. Цвета, как правило, означают склонность мага к типу магии. Она бывает соответственно черная и белая. Не путать с плохой и хорошей! А то в вашем мире напридумывали на эту тему черт знает чего — дескать, черная непременно злодейская, а белая хорошая… Просто черная и белая. Черная оперирует заклятиями над материей, белая — заклятиями над духовным миром. Оттенки серого означают смешение двух этих магий, со склонностью либо к черной, либо к белой — в зависимости от насыщенности оттенка. И все это, кстати, отражено в цвете магических хламид. Цветные хламиды означают власть над различными стихиями и прочим. Синий — воздух, зеленый — растения, красный — огонь, желтый — свет… И тут, опять-таки, возможны сочетания — маг может создавать заклятия с помощью двух, а то и трех стихий. Например, чтобы потушить пожар в своей спальне, когда его мажество уронит себе на простыню окурок, можно вызвать воду, а можно и просто задуть огонь ветром. Или засыпать его землей. Цвет магов означает те варианты, которые он может использовать. Теперь о спецификации — о ней, впрочем, вы уже слышали. Маги-пространственники, маги-оружейники, маги-сенсорники… Их тут великое множество. Все понятно? Если считать заклятия, творимые магами, просто орудиями их магического труда, то сила мага — это его мощность, цвет — тип рабочего инструмента, а спецификация — то, к чему он все это прилагает. Понятно?

Леха и Тимофей согласованно покивали.

— Теперь о лжи. Если ты маг, ты не можешь лгать — можешь только недоговаривать. Варианты тут исключены, если только ты не хочешь потерять свою работу раз и навсегда. Так что… скажем так, у местных иммунитет против лжи. И достаточно стойкий иммунитет, поскольку в городе магов каждый так или иначе связан с магическими делишками и врать им никак нельзя. Поэтому они и мысли не допускают о том, что кто-то может лгать им самим. Ответ ясен?

— Чего уж там неясного… — проворчал Леха. — По-твоему, они тут все как дети малые — приходи любой и обманывай их, как хочешь…

Лицо у него враз прояснилось. Судя по задумчивому выражению лобика, Леха, совсем как великий комбинатор Остап Бендер, прямо на ходу начал продумывать ряд всевозможных афер. Явно не суливших местным обитателям ничего хорошего.

— Но! — Эльф вскинул от кружки указательный палец. — Никогда не следует зарываться. Если ты в какой-то момент перехватишь со своей ложью через край, то рано или поздно может найтись субъект, который попросит тебя повторить свои слова, сунув голову прямо в пасть Клонейскому Быку. А там, знаешь ли, несколько неуютно.

Личико у Лехи моментально утратило все свои радужные тональности. Прямо-таки усохло на глазах.

— И может, покончим на этом с лекциями? А то у меня от моих умных речей вино в кружке киснет.

От стойки зазвучала музыка. Протяжная, слегка заунывная, с переливами и время от времени учащающимся ритмом барабанов.

— О, — почти довольно сказал Вигала. — Смотри, Леха, сейчас танцы начнутся! С русалками. Как я тебе и обещал.

Леха повернулся в ту сторону — пока что там никого не было, только музыка взвизгивала в особой нервной истоме, наводящей на воспоминания о земных восточных ритмах.

— Да? Э-э… а ты что, специально для меня этот кордебалет заказал? Или как? — поинтересовался он.

— Зачем заказал, дарагой, — эльф сделал длинной ручищей широкий жест — мол, прошу, наслаждайся, — в этом зале они так и так танцуют каждый вечер, приходи и смотри, кто хочет. Помнишь, что я тебе обещал за цепочку? Обед с русалками? Ну, обед ты уже съел, а вот тебе и русалки. Любуйся, наслаждайся — здесь это совершенно бесплатно, так что, как говорится, просю.

— Ну ты меня и крутанул… — восхищенно признал Леха. — Значит, они тут бесплатно. А я-то думал… Да если б я знал!

— А если б знал, — вполголоса пробормотал эльф, — пришлось бы тебя обманывать на чем-нибудь другом…

В проход между столиками выплыли три голубоватые фигуры. До полу стлались длинные волосы, руки выписывали в воздухе плавные линии. Насколько Тимофей мог разглядеть, внизу у этих русалок было действительно что-то вроде хвоста — бедра, в которых намек на раздвоинку сверху все-таки был обрисован, затем перетекали в один общий ствол, кончавшийся у пола одним округлым диском. На манер гигантской присоски. Края диска-присоски двигались, трепетали, перетекали по полу, сопровождая это передвижение волнистым колыханием краев. Одежды на русалках не было. Сверху выдавались обильные женские прелести, полузанавешенные пеленой голубовато-серых волос, слипшихся в жгуты. Влажно мерцали сине-серые глаза, словно сотканные из тумана — и поймавшие в зрачок бледный далекий свет. Холодный свет далекой звезды в тумане…

— Одалиски… — пробормотал Тимофей. — Из гарема султана.

Русалки скользили по полу, плавно и мягко выписывали на нем арабески, сплетали собственные тела в замысловатые узоры. Завораживающие стройные станы плавно перемещались в такт напряженно поющей музыке, покачивались, извивались… Тонкие русалочьи руки то и дело взмывали, переплетались вверху в узлы и дуги, вновь опадали — медленно так, грациозно. Танец был прекрасен, танец завораживал — и одновременно чем-то неуловимо напоминал скольжение медузы в толще воды. На память Тимофею тут же пришли щупальца медузы, отталкивающиеся от воды, длинные, почти такие же грациозные, как и руки русалок, и так же одновременно плавно и стремительно взлетающие вверх и отжимающиеся вниз. А еще колышущиеся в воде мягкие края медузы… и ее стрекательные клетки посередке.

Но это были его личные ассоциации. А в остальном девушки смотрелись неплохо, отлично даже смотрелись. И бедра у них изгибались крутыми гитарными изгибами, и грудь у красоток подводного мира, по слухам обольщавших еще небезызвестного Садко, была совершенно исключительных форм — в виде идеальных полусфер, украшенных поверху нежно-голубыми ягодками сосков. Монстры вокруг балдели почти так же откровенно, как и простодушный Леха рядом с ними…

Музыка вдруг зазвучала еще быстрей, барабаны забили в тревожно-быстром ритме африканских тамтамов. Русалки, занимавшиеся до этого исключительно завлекательными телодвижениями под плавную музыку, тоже чего-то заволновались и принялись выписывать своими роскошными бедрами такие махи в стороны, что бедный Леха аж подскочил. Крышка стола глухо брякнула. Уж не известно, чем он там об нее ударился — надо думать, коленкою.

Эльф фыркнул, поднялся из-за стола:

— Ну, кто куда, а я спать.

— Я бы тоже лучше… э-э… удалился… — начал было Тимофей.

Но Вигала его перебил:

— Так в чем же дело? Айда…

— Леха, ты идешь? — поинтересовался Тимофей. — А то мы тут спать собрались.

Браток, весь ушедший в созерцание высокоэротичных русалочьих танцев на заднем плане, только молча покачал головой — нет.

Тимофей тоскующе осмотрел потолок, где за перекрытиями на втором этаже пряталась их комната с ужасно уютными на вид койками. Потом перевел глаза на стоявшего у столика эльфа и изобразил на физиономии этакую печальную покорность судьбе-злодейке — мол, и рад бы уйти, да не оставлять же бедолажку-братана на произвол судьбы…

Эльф пожал могучими плечами.

— Что ж, сенсей, если хочешь, оставайся тут с ним за компанию. Хотя смысла в этом нет. Здесь Леху никто не тронет, это место — специально для чужаков. И тут, между прочим, на каждый стол и каждый угол наложены особые охранительные чары под названием «И тронуть ты не моги нашего гостя». Маги-псионики потрудились, они мастера налагать чары, управляющие чужим разумом… Тут даже самый злой ворог не посмеет на бедняжку-постояльца свою злокозненную ручищу поднять! Так что можешь оставить здесь нашего не в меру пылкого братка со спокойным сердцем. Опять же Гондола присмотрит — и за ним, и за русалками. Ему свой кордебалет беречь надо, а уж постояльцев и вовсе — лелеять как родных… А вообще, поступай как знаешь, Тимофей. И чего, спрашивается, я мешаюсь? Тут в конце концов экзотические танцы, уж-жасные удовольствия… Так что… гм… танцуй, пока молодой, Тимофей! А я лично — спать…

Тимофей тоскливо проводил взглядом эльфа, размашисто зашагавшего к выходу из залы. Ну что тут скажешь? Нет, не жаждалось ему что-то прелестей экзотической любви. И уж-жасных удовольствий — тоже, собственно говоря.

Безумно хотелось совсем другого — молча завалиться в койку и там уснуть. А потом спать много и долго и чтобы никто не беспокоил, никто не подбегал с побудительными воплями, не предлагал исполнить два желания поочередно — одно неприятное, другое героическое — как то случилось прошлой ночью… Прошедший день, начавшийся побоищем с тараканомонстром и закончившийся вдовой мага Брандмауэра, тоже здорово измотал учителя тюк-до.

Только Леху это, похоже, не коснулось — тот сидел себе на стульчике свеженький как огурчик, даже подпрыгивал в такт особо жарким русалочьим па.

Что ж, каждому по потребностям — особенно когда у них есть на это способности… Тимофей устало встал. И самым серьезным тоном, на который был способен, сообщил Лехе:

— Слушай меня, чадо. Греши давай в гордом одиночестве; дозволяю, чего уж там. А сам я наверх, в компанию к эльфу, твои грехи замаливать в ночном бдении над подушкой…

Леха помахал ручкой:

— Иди-иди.

Судя по взгляду, парень был горд и весел, аки орел на навозной куче. «И горд, и весел, и славы полон взгляд его…»

«Ну, флаг тебе в руки!» — втихомолку пожелал Тимофей горячему русскому парню Лехе.

А сам двинулся к лестнице, ведущей наверх.

Пролеты освещались бездымно горящими факелами. Синие раки на ковровой дорожке, устилавшей ступеньки, мерцали в его сонных глазах, то увеличиваясь в размерах, то уменьшаясь — хотя, скорее всего, это ему просто казалось. Надо же, как отметил про себя Тимофей, какие интересные выверты бывают у усталого сознания — или же у не менее усталого тела… А может, такова реакция его земного зрения на чужое солнце? Как-никак он сегодня весь день ходил под лучами местного светила — и еще не известно, какой у них тут спектр излучения…

«Разберемся завтра», — решил Тимофей. А на сегодня у него было запланировано только одно — брыкнуться на койку и спать, спать, спать…

В углу громадной комнаты, отведенной им хозяином под ночлег, имелась дверка. В небольшом закутке за ней размещалось подобие совмещенного санузла. Тимофей немало подивился, обнаружив там наличие всех современных удобств — и канализации, и воды в горяче-холодном ассортименте, и ванны с душем. И это в городе, где все попахивало средневековьем — начиная от костюмчиков в компании с нравами и кончая архитектурой…

В стаканчике возле раковины стояли слегка необычные зубные щетки, запечатанные в какую-то прозрачную кожицу. Тимофей содрал с одной из них обертку, подметив боковым зрением наличие на полочке еще одной распечатанной щетки — надо же, Вигала чистит зубы, совсем как обычный слегка цивилизованный человек. Что ж, эльфом можешь ты не быть, но зубы чистить ты обязан… Ткнув щетинистую головку щетки в баночку с чем-то шибко напоминающим зубной порошок, сенсей занялся заточкой собственных резцов. В завершение вечернего туалета Тимофей кое-как ополоснулся, а потом на подгибающихся ногах добрел до койки и на автопилоте нырнул туда.

Эльф лежал на соседней койке громадной грудой под тоненьким одеялом, занавесив изголовье своим нежно-зеленым плащом. И спал тихо, даже тишайше. Ни храпа, ничего… даже дыхания не было слышно в тишине громадной пустой комнаты. — показалось это Тимофею или нет — веки у эльфа были сомкнуты неплотно, а в щелку между ними поблескивали серебристые зрачки. Ну, все правильно — эльф спит, глаза бдят… Зрачки поблескивали в полной тьме, царившей в комнате, слегка разбавленной слабым светом из высоких окон — с эллалийского неба прилежно светили аж три луны, одна зеленая, одна желтоватая и одна слабо-красная. Этакий светофор, которого он не смог рассмотреть прошлой ночью, потому что все небо над ним тогда было закрыто гигантскими местными деревьями, а в голове сидели одни калаучи с сигвортами, перлы местной экосистемы…

Он укрылся с головой одеялом и провалился в сон.

* * *

На следующее утро Тимофей проснулся как от толчка. Рассвет только близился, в комнате царил предутренний сумрак. Вигала сидел на соседней койке полуразвалясь — одна нога вытянута перед собой, другая свешивается вниз. Спиной он упирался в хлипкое кроватное изголовье. Могучий эльф с сомнением на лице осматривал свой меч. Широкое лезвие хищно поблескивало в полумраке, так же как и глаза эльфа. Не известно, какую соринку сам придирчивый эльф искал на длинной полосе сияющей стали — по мнению Тимофея, меч выглядел вполне безукоризненно, то есть жутко опасным и уж-жасно угрожающим… Вообще вся эта эльфовская оглобля из неизвестно какого сплава смотрелась сущим ужасом, способным довести любого нормального человека до шока, икоты и приступов диареи. Таким бы только турецких янычар пугать — во времена оны. Или варяжских гостей, чтоб не ходили на Русь с набегами…

На память вдруг пришла книжка, читанная еще во времена далекой юности. На одном из древнескандинавских наречий слово «вига» означало «убийца». Интересно, уж не от этого ли словца произвелось славное имечко Вигала? Или же, наоборот, это вигу в древности произвели от Вигалы?

Тимофей, не вставая, продолжал себе полеживать на спине, неспешно расставаясь с остатками сладкой утренней дремы. Эльф закончил осмотр меча, скептически хмыкнул и мягко перетек в сидячую позу, уперев стальное лезвие в пол. Затем крутанул в воздухе правой ладонью. В ней моментально материализовался какой-то предмет — Тимофей так и не понял, вытащил эльф эту штуку из складок своего плаща или же, прямо как тогда в лесу домовой Трегуб, достал его из некоего пространства под загадочным наименованием листа Мебиуса. Практически из ниоткуда, по мнению простого русского сенсея…

Вигала вдумчиво принялся оглаживать предметом боковины своего меча. Оселок, понял Тимофей. В окна уже начинал литься слабенький свет, предвестник близкого рассвета. В синеватом полумраке видно было, что точило имеет форму вытянутого древесного листа с рельефными прожилками. «Как интересно-то, — подумал Тимофей. — Плащу нашего Вигалы нежно-зеленый, ни дать ни взять — ностальгического цвета первой весенней листвы, даже точило и то в форме древесного листика. Короче, я с зеленого леса зеленая тварь… Послание видом и амуницией».

Меч под оселком издавал напевно-скрипучие звуки, выбрасывая в пространство длинные синеватые искры. Вот оно, утро с эльфом…

Интересно, как там Трегуб с Эскалибуром? Впрочем, раз Вигала на эту тему не беспокоится, то ему уж и подавно не стоит. Значит, его летучий друг вполне способен за себя постоять. Когти, зубы… гм… Сплошной бронеящер из юрского периода. Такой сам кого хочешь обидит. Равно как и домовой, у которого вообще имеется нехорошая привычка вытаскивать из ниоткуда на совесть заточенные колуны и швыряться ими с дикой силой, для создания таких размеров просто неприличной…

«Стоп, — подумалось вдруг Тимофею. — Эскалибур Эскалибуром, а вот как насчет Лехи?»

Он поднялся на локте, кое-как протер сонные глазоньки и обозрел комнату орлиным оком. В углу сиротливо стоял Лехин чемодан. Но самого братка нигде не было видно. Все койки, кроме двух, которые занимали он и Вигала, являли собой идеально заправленные и изумительно гладкие спальные ложа. Мечта любого прапорщика…

Во всей комнате ничего не намекало на то, что Леха появлялся здесь ночью.

Тимофей прочистил горло намекающим кашлем. Вигала приподнял глаза от усердно оглаживаемого меча.

— Лехи… э-э… нету что-то.

Эльф приподнял левую бровь, на мгновение задумался.

— Возможно, он остался с русалками. У этих красоток свои покои в гостинице. Но в любом случае ты прав — пора оторвать его от многотрудных дел.

Тимофей с готовностью вскочил, начал одеваться. Не нравилось ему что-то отсутствие их боевого товарища. Прямо-таки в животе дергало от неприятных предчувствий…

Похоже, у Вигалы после весьма короткого раздумья, которому он предавался в период натягивания своих сапог из коричневой мягкой кожи, появились примерно те же ощущения. Эльф вдруг чего-то помрачнел всем своим мощным широкоскулым личиком — и резко заспешил к выходу из комнаты.

Они спустились вниз. По залу слонялся сонный хозяин, лениво скреб по углам веником. Рядом прохаживалась вчерашняя девица, небрежно протирала столы и стулья какой-то страшноватого вида тряпкой, время от времени широко позевывала. Во всю ширь рта. На Вигалу и Тимофея девица не обратила ровно никакого внимания. Похоже, вчерашний ранний уход здорово попортил их мужской имидж.

Но сейчас Тимофею было не до того.

— Хозяин! — мощно и ровно проговорил Витала. — Мы здесь вчера оставили нашего друга. А сейчас — такое уж у нас странное желание — хотим его забрать назад.

Хозяин с кряхтеньем пританцевал к ним своей балетной походочкой.

— Гондола разве против? Гондола всегда за. Иди и бери, гость достопочтенный. Там он, куда и ты как-то раз захаживал…

Вигала развернулся и зашагал куда-то в глубь залы. Тимофей устремился следом.

— А вот интересно, Вигала, — вполголоса заметил он, слегка сбиваясь в шаге, — когда это ты успел к здешним русалкам наведаться? Сам говорил, что до сорока лет просидел в пансионе для благородных девиц… то есть для не менее благородных эльфов. Или у вас интимное общение с русалками входит в школьную программу?

— Эльфов учат всему, — последовал невозмутимый ответ. — В том числе и управляться с женщинами любой расы.

Тимофей потихоньку заткнулся.

Слева от стойки, в углу имелась дверь, вся изукрашенная голубовато-зеленой росписью. В орнаменте присутствовали существа, отдаленно напоминающие земных морских коньков. По периметру извивались клыкастые подобия земных мурен, прячась в клубках неизвестных водорослей, и высовывали головы загадочные рыбины. Громадная дверная ручка вся целиком была слеплена из чего-то до крайности напоминающего Тимофею земные морские раковины.

Вигала не слишком вежливо распахнул пинком дверь.

За порогом по полу стлались клубы то ли пара, то ли тумана. Потолок нависал над головой низким округлым сводом, по нему тянулись рельефные ребра, облепленные чем-то вроде гигантских жемчужин. Жемчужины влажно поблескивали в царившей полутьме. И тут не было окон — по стенам тянулись все те же ребра, ровно и густо обсаженные рядами жемчуга. Все правильно — помещение располагалось слева от стойки, прилегая к задней стороне гостиницы. А фасадные окна должны были располагаться справа — это если ориентироваться по расположению трактирной залы. Значит, либо где-то здесь имеется выход к помещениям, прилегающим к фасаду, либо комнаты с окнами имеют свой отдельный выход, который, скорее всего, располагается справа от стойки.

Где-то мерно капала вода. Еще слышался плеск. И приглушенные отзвуки какого-то шепота и чьих-то невнятных голосов накатывались откуда-то из клубов пара — накатывались волнами, становясь то тише, то громче.

— Вот это да… — прошептал Тимофей. — Прямо-таки бани какие-то! И все это позади трактирной стойки…

— Осторожно, — невозмутимо предупредил эльф. — Через два твоих шага здесь расположена линия перехода. Гм… будет лучше, если ты возьмешь меня за руку. На всякий случай.

Тимофей пожал плечами. Но за руку эльфа все-таки взял. Ладонь у эльфа была твердая и жесткая, покрытая упругими мозолями. Мозоли располагались строго в определенных местах, выдавая пристрастие эльфа к игрищам с мечом. А сама ладонь лежала в его руке холодно и равнодушно, разом отметая любые мысли об интимности этого жеста.

Вигала ровно зашагал вперед, таща за собой Тимофея. Они вошли в клубы пара…

И вышли на берег. Безбрежное желтоватое море катило перед ними свои волны, мелкие, частые. Накатывание волн на крупную прибрежную гальку рождало тот самый плеск, который они слышали, находясь в комнате. И где-то неподалеку звенели голоса. Предположительно — женские. И также предположительно — голоса раздавались во-он из-за того крупного валуна, что прилег на песок усталым бизоном по левую руку от Тимофея…

За валуном на гальке лежали те самые чудные создания, которые вчера занимались в зале их гостиницы сладострастными телодвижениями под барабанную музычку. Сложившиеся в полукружья хвосты плавали в воде, перед дамами на гальке была разложена желтоватая скатерка. И на ней лежали неизвестные Тимофею яства — все в скучно-желтых тарелочках, с салфетками и целой кучей вилочек со всех сторон.

— Здорово, девицы! — зычно рыкнул эльф. — Гм… Исполать вам или что-то там еще такое…

Девицы ответили взрывом щебета на неизвестном языке. Потом одна — видимо, наиболее подкованная в языке д'эллали из всей троицы — сказала до невероятности кокетливым тоном:

— Ах эльф, душка… Ах, а у меня всегда так сильно начинает кружиться голова, когда ты принимаешься суровым тоном по-мужски изъясняться…

— Да уж, вот такой я обаятельный, — философским тоном заметил эльф, отпуская руку Тимофея и принимая небрежную позу — с опорой на близлежащий валун. — Давно не виделись, красавицы. Гм… Ваши нежные лики греют мне кровь или что-то там другое. И грудь наполняют энтузиазмом чуть ли не первой любви…

В голосе эльфа звучала нотка неприкрытой скуки. Похоже, общение с русалками Вигалу не особо радовало. Ну да — грехи утомляют подчас не меньше, чем добродетели…

— Ах эльф, — манерным тоном произнесла интеллектуалка с рыбьим хвостом и закатила глаза вверх, так что вместо соблазнительных томно-синих очей глазам Тимофея и Вигалы предстали сплошные голубиные яйца. — Ты всегда так очаровательно комплименты говоришь! Прошу, говори еще! А что касается того, что мы давно не виделись — то да, мы с тобой уже целых шесть дней не встречались…

— Это был не я, — холодно известил даму эльф. — Но это все равно. Мы все как одна семья — братья, сестры, все такое. И не важно, кто именно из нас у тебя был — я или другой эльф. Скажи, Чурилла, куда вы дели вашего вчерашнего обожателя?

— Кого-кого? — недоуменно спросила Чурилла.

Эльф подобрался. Теперь в его позе — с согнутой в локте рукой, которой он опирался на валун, и с ногой, полусогнутой и выставленной вперед, — не было и тени прежней легкой вальяжности. Скорее в ней заключалась звериная готовность ко всему. К прыжку вперед, к удару кулаком в челюсть…

— Поясняю, — раздельно сказал эльф. — Мы вчера были в зале с нашим другом. Глядели на ваши танцы. Потом мы ушли. Наверх, в нашу комнату, спать. А наш друг остался. У него имелись при себе эти самые… пукели. Которые вы все, женщины, так любите. А сегодня утром мы его стали искать. Имеется в виду — нашего друга. И хозяин гостиницы заявил, что искать нашего друга следует у вас. Спрашивается — где наш друг?

— Чего-чего? — снова изнеженным тоном булькнула Чурилла.

Эльф поморщился.

— Вы кого-нибудь к себе вчера приводили?

Чурилла томно откинулась на спину, со страстью прикусила жемчужными зубками прелестную синеватую губку. Сладенько вздохнула.

«Брр!» — пронеслось в голове у Тимофея. И в желудке отчего-то враз похолодало. И почему, спрашивается, — вроде бы и зубки хороши, и губки в самый раз, прелестны до жути…

Но по неизвестной Тимофею причине все эти прелести в комплекте вызывали у него скорее страх, чем страсть. То ли с синеватостью на губах был перебор, то ли вид впившихся в собственные губы зубов его так сильно отталкивал…

К тому же, к полному ужасу Тимофея, обе оставшиеся прелестницы тут же воспроизвели все движения Чуриллы. И на спинки перевернулись, и губы начали страстно прокусывать.

— Да-а… — с сомнением протянула Чурилла. — Был тут один какой-то… Но он недолго протянул — всего час, не больше. Потом… э-э… схватил свои вещи и убежал. Бессовестный! Бросил нас тут одних…

— Точно убежал? — угрюмо продолжал допытываться эльф. — Вы ему, надеюсь, подножки не ставили, в свои подводные хаты не затаскивали?

Чурилла сладко потянулась. Две русалки тут же занялись томными потягушками.

— Ах эльф, душка! Хочешь сам осмотреть наши подводные хаты? Там так уютно и тепло…

— Вернусь, если не найду, — отрезал эльф. — И если он там, от ваших хат останутся одни подводные руины… Всем понятно?

— Нету его у нас, — сладко зевнула Чурилла. — Но ты приходи, о горячий эльф. Я люблю руины — в них так романтично, все так и дышит любовью, единением душ и тел, бурной страстью, взаимным притяжением полов…

Вигала молча развернулся, ухватил Тимофея за плечо и потащил его назад.

В том месте, откуда они попали в этот мир желтенького побережья, клубился туман. Вигала шагнул в него, по-прежнему таща Тимофея за собой.

И они вышли в комнату с жемчужными ребрами.

— Вигала, — ошарашенно спросил Тимофей. — А что это… А как это мы — то тут, а то там, на бережку?

— Это не важно, — нетерпеливо бросил эльф. — К тому же ты все равно не поймешь. Линия мгновенного перехода — это тебе о чем-нибудь говорит? Вот и я думаю, что нет. Эта комната подсоединена к другому миру — для удобства русалок. Они не могут долго обходиться без воды. Ну а гостиница такого ранга, естественно, не может обходиться без них. Они, конечно, глуповаты, нимфоманки и все такое. Но танцуют исключительно хорошо. Так, а вот и хозяин…

Он стремительно рванулся вперед, наконец-то выпустив плечо Тимофея из своей лапищи. Подхватил бедного Гондолу за грудки и почти нежно уложил на ближайший столик. Столешница жалобно скрипнула под его весом.

— Последний. Раз. Я. Спрашиваю. — Вигала выплевывал слова с паузами, и тон у него был прямо-таки замораживающий. — Где. Мой. Друг?

Последнее слово эльф буквально проорал в ухо трактирщику.

— Не знаю я! — истошно завопил хозяин, слегка подергиваясь под хваткой железных пальцев Вигалы. — Ушел он к русалкам и больше не выходил! Ты же знаешь меня, эльф! Азалг иом тунпол ад! Это самая Страшная Клятва моей расы — я больше не видел твоего друга! Клянусь!

Эльф разом выпустил ворот хозяйских одежек. Развернулся к окну и сложил на груди руки.

Хозяин скатился со столика, вихляющей трусцой унесся куда-то в глубь гостиницы.

За высокими окошками уже вовсю полыхал здешний сиренево-розовый рассвет.

— Итак, — размеренно заключил Вигала. — Я недооценил возможную опасность. Я оставил своего спутника в месте, откуда он бесследно исчез. Итак. — И он с размаху влупил себе кулаком по ладони.

— Вигала, — растерянно сказал Тимофей. — Ну не убивайся ты так! Найдем мы его. Вот увидишь, найдем.

— Найдем, — бесцветным голосом повторил эльф. — Найдем. Вот оно!

Он как-то до странности быстро развернулся — вот эльф стоит спиной к Тимофею и в тот же момент вдруг оказывается повернут к нему лицом и честно смотрит в выпученные Тимофеевы глазки. Избушка-избушка, встань к тому лесоповалу задом, а ко мне передом, как сказал Иванушка-дурачок. А избушка ка-ак даст реактивной струей, да как перезаложит рули до максимума… И вот уже перед Иванушкой распахнутая дверка. Жаль только, что этой дверкой его по голове приложило.

— Поиск по вещи, — почти зло заявил эльф. — У нас ведь есть его вещи?

— Целый чемодан.

— Жди меня здесь.

Эльф волчьей рысью ринулся к лестнице. Вернулся буквально через минуту, держа в руке какую-то скомканную тряпку и одновременно засовывая другой рукой в заспинные ножны свой громадный меч.

— Давай за мной — и не отставать…

Они вылетели из гостиницы и понеслись по спящим улицам. Кое-где заспанные домохозяйки уже начали раздвигать занавесочки на своих окнах, но больше никаких признаков жизни по городу не наблюдалось. Тишина, покой. И никаких дворников — но тем не менее все чисто, аж блестит, и сыто лоснятся спинки камней, намертво вбитых в ровную и гладкую мостовую. Пахло не просто нормальной утренней свежестью, в воздухе неотступно висел слегка резковатый цветочный аромат, наводящий на мысли о самой обычной бытовой химии. Чисто, но без дворников? Наверняка поздно ночью какой-нибудь маг, специализирующийся на городском хозяйстве, читает подходящее по смыслу заклинание — и мгновенно неведомые колдовские силы намыливают мостовую всевозможными шампунями, а потом еще проходятся по ней щетками и напоследок прыскают дезодорантами. Лепота — и одновременно какая экономия на дворницких зарплатах!

Тимофей аж позавидовал. Нет, не экономии на зарплатах, а чистоте. Его родному городу Мухолетову такой повсеместный блеск и не снился, увы…

По прикидке сенсея, они пронеслись не меньше чем через половину города. Причем на самой высокой скорости. «Ну, Леха… Если найду — задушу», — кровожадно решил про себя Тимофей. Он, видишь ли, решил разом изведать все тридцать три удовольствия, а они по его милости теперь бегают так быстро, что пятки то и дело в пятой точке залипают… И все по Лехиной милости!

«Высоко сидящий Боже, — взмолился Тимофей, — лишь бы нам найти этого олуха, дитя в золотых цепочках… и тогда я его тут же лично придушу! Только дай нам его найти…»

Наконец эльф затормозил возле неприметной дверки, ведущей в скромный кошмарно голубой домик. Забарабанил в дверь кулаком. Из окон соседних домов, далеко не таких ужасающе ярких, как этот, начали высовываться некие существа. Местным монстрам и днем-то было далеко до людей, а уж сейчас, после ночи и без макияжа, в окнах торчали сплошные рожи из ужастиков. И пучили глаза на Тимофея с Вигалой.

Минут через двадцать дверь со скрипом отворилась. На пороге стояла древняя старушка.

— Ну, чего вам?! — рыкнул божий одуванчик на своих чересчур ранних посетителей.

Голос у нее был совсем как у эльфа в иные моменты — командный и хорошо поставленный.

— Помощи, — приглушенно произнес Вигала, вложив в голос столько мольбы, сколько смог, — правда, у него это прозвучало на уровне мягко высказанного приказа, не более того. — Мы нуждаемся в помощи. Наш друг пропал. Мы просим тебя посмотреть в поисковое зеркало. Э-э… Мы заплатим.

В этот момент Тимофей вдруг припомнил, что все их конфискованные пукели остались вчера с Лехой. И платить им теперь совершенно нечем.

Ни за гостиницу, ни за услуги вот этого божьего одуванчика.

Может быть, причина исчезновения Лехи как раз в деньгах? Однако почему-то не очень верится, что в городе магов промышляют банальным разбоем с убийствами…

— Я, может, натурой за свои услуги беру, — съехидничала старушка. — Хватит сил-то расплатиться?

Рожа у старушонки была — кошмар на улице Вязов.

В лице эльфа не дрогнула ни одна жилка.

— Договоримся, — совершенно хладнокровно сказал Вигала.

И сказал он это таким тоном, словно речь шла не о несколько фривольном предложении от престарелой особы, симпатичностью смахивавшей скорее на варана с острова Комодо, чем на живую женщину, а о чем-то само собой разумеющемся.

— Герой, — проворчала старушонка. — Все вы, эльфы, такие. Ну заходите, что истуканами стоите?

Сразу за порогом густо пахло какими-то сушеными гадостями. Они двинулись вслед за хозяйкой, облаченной в подобие ночной рубашки, по длинному изогнутому коридору. По стенам, живописно заляпанным паутиной, висели засушенные мышиные скелеты, а еще связки каких-то коконов, волосатых, коричневых, увязанных за хвостики в гирлянды и висящих по стенам на манер связок лука и чеснока у рачительной хозяйки.

Коридор кончился, и Тимофей с Вигалой совершенно неожиданно для себя очутились вдруг в некоем подобии оранжереи. По стенам развешаны трубчатые светильники, сияющие ровным теплым светом, а вокруг громоздились густые зеленые заросли, тянущие во все стороны, влажно поблескивающие резные и кружевные ладони листьев, спиралями уходили к потолку какие-то синеватые лианы. И частыми звездами из-под этих листьев и лиан сияли соцветия — розовые, густооранжевые, кроваво-красные…

Пока Тимофей с восхищением пялился на окружающие цветочки, Вигала бесстрастным взглядом окинул зеленые заросли и повернулся к старушке:

— А кураторы среды знают об этой куче травки? Или в городе магов уже успели поменять свои правила о строжайшем запрете на зеленый лист? Как это у них там было написано: «В пределах города отныне зеленый лист есть приговор, и кто растит хотя б травинку, распят и проклят будет тот!»

— Я и без тебя каждое слово оттуда знаю, — ворчливо оборвала эльфа старушенция. — Нечего мне тут «Уложения о зеленом» зачитывать! Хватит и того, что вы со своим дружком полгорода обманули! Инспекторами назвались! Магов-оружейников на вас нет!

Тимофей ощутил, как внутренности сжались в тугой комок. И сердце ухнуло куда-то в пяточные области…

— Высоко сидишь, далеко глядишь, — как ни в чем не бывало заметил эльф.

— А то как же! Потому и завела тебя сюда, что знаю — у самого рыльце в пушку. Не думаю, что ты кому-нибудь скажешь об этом, потому что тогда и я скажу!

— Молчу, молчу, — смиренно сказал эльф. — Мы ж к вам за помощью, мы не угрожать… Уважаемая, помогите нам. Наш друг пропал. А поскольку я за него отвечал, то теперь чувствую себя несколько не в своей тарелке. Я его оставил в совершенно безопасном вроде бы месте…

— Эльфы, насколько я знаю, никого просто так не оставляют, — с напором проговорила колдунья. — Значит, место действительно было безопасное — или я в эльфах ничего не понимаю. Что за место-то?

— Гостиница для просящих убежища.

— А, заведение Гондолы. Знаю. Грехи юности, хе-хе. Когда-то и я там бывала. Но… Ты уж прости меня, гость заезжий, но не верится мне как-то, что оттуда можно исчезнуть без ведома Гондолы. Он же мясерк, а они владеют практикой полного контроля за территорией.

— Он поклялся Страшной Клятвой своего народа, что ничего не знает об исчезновении Ле… моего друга, — немного мрачно продолжал эльф. — И я ему верю.

Старушка задумчиво почесала кончик носа. Он у нее, кстати, был до ужаса крючковатый и густо усаженный бородавками. А также выдающийся вперед, над скулами, на зависть любым земным нациям.

— Я тоже всегда верила Гондоле. Иначе не могла — уж больно обаятельный он, обольститель. Даже когда этот подлец обещал мне золотые горки под бриллиантовыми санками — и что все это, дескать, вот-вот будет под моей задницей, — и то верила…

Старушка прерывисто вздохнула всем своим крокодильим ликом и погрузилась в задумчивые воспоминания.

— Подлец, — с должным пиететом посочувствовал ей Вигала. — Совратил юную девицу, завлек ее в непроходимые дебри любви и все такое…

— И оставил меня там одну! — фыркнула старушка. — Нет, Гондола соврать не мог. Ваш друг в конце концов не юная девица в кружевном передничке, на которые он всегда был так падок…

— Не, — невпопад вмешался в разговор Тимофей. — Леха передничков не носит. Не его стиль.

— Он больше на рваных джинсах специализируется, — добавил эльф. — Значит, мы выяснили, что Гондола его похитить не мог. Это уже кое-что. Кто еще может быть тут замешан? Давай, уважаемая, принимаю самые фантастические варианты.

— Канцелярия главного мага, — коротко изрекла старушка.

И больше не добавила ничего.

— Возможно, — после довольно долгого молчания проговорил эльф. — Только боюсь, что для меня это ничего не меняет. Даже если канцелярия главного мага решила изъять нашего друга для собственных магических или же политических нужд — он все равно мой человек. Я его сюда привел, я его отсюда и уведу.

Старушка склонилась над особо крупным и изумительно красивым цветком, с силой втянула в ноздри воздух. Длинные резные лепестки ало-синих тонов тут же испуганно затанцевали. Словно прячась от могучего вдоха.

— Этот цветок называется дерукиния цирцера. Очаровательна, не правда ли? Жаль только, пахнет не самым лучшим образом. Трупно пахнет, гнилостно, если быть точной. Вот поэтому эта красавица и не любит, когда к ней принюхиваются. Видите? Она даже слегка сдвигает свой бутон назад, когда я к ней наклоняюсь. Дивный цветочек, один из лучших в моем собрании — но стыдится своего запаха, который язык не поворачивается назвать ароматом. Стыдится, потому что знает, где у нее слабое место…

— И какие из этого следуют выводы? — эхом отозвался эльф.

— Выводы? Самые прямые, мой красавчик. Вот примерно так же пахнет в подвалах резиденции нашего главного мага. Правда, не знаю, давно ли там так пахнет или недавно. Но наши, скажем так, верховные — они почему-то ужасно похожи на эту дерукинию цирцеру. Знают свои недостатки и потому старательно ото всех отворачиваются. Думают, что если отодвинуться подальше, то запах и вовсе пропадет — как будто и нет его.

— И в чем же здесь мораль?

— Ты заметил, Вигала, — резко перебила эльфа старушка, — что в гостинице Гондолы теперь почти нет постояльцев?

Эльф задумался. А потом резко помрачнел. И скребнул когтями по своему подбородку с раздвоинкой.

— Это трудно не заметить. Дальше.

— А дальше пойдут и вовсе не веселые подробности, — продолжала философскую мысль старушка. — Месяцев шесть назад из нее регулярно стали пропадать те, для кого она предназначена — беженцы из разных миров. Дата на удивление точно совпадает с днем восшествия в чин главного мага нынешнего недомерка. Какого-то мутанта с какой-то Земли.

— С моей родины, — спокойно произнес эльф.

— Да? Но он не эльф — руку даю на отсечение. Скорее уж похож на того недомерка, что прячется у тебя за спиной.

Тимофей, густо покраснев, сделал большой шаг вперед. Чтобы он, боевой сенсей, да прятался у кого-то там за спиной?

Вот оно как. А ведь просто пытался вести себя как приличный человек. Стоял себе скромно в сторонке, дабы не мешать приватной беседе эльфа со страшноватой старухой. И надо же — чуть ли не трусом выставили…

Что там, на Земле, что здесь — нас, интеллигентных людей, нигде не любят, горько подумалось Тимофею. Хотел было вежливость проявить, так нет же, оскорбили в самом святом…

Сбоку из зарослей выполз нежный бледно-розовый цветочек и на глазах налился темно-красным. А потом вдруг распялил лепестки, моментально обросшие по краям длинными белоснежными клыками, — и попытался аккуратненько так цапнуть Тимофея за палец. Он, само собой, тут же отдернул руку. И втихомолку погрозил цветочку кулаком.

— Вон видишь, какой герой, — насмешливо сказала старуха. — Лауцинии терзере грозит кулаком. А за что? За то, что бедное растение всего лишь кушать захотело. Вот и наш нынешний главный маг примерно такой же герой. Кому не надо, грозит. А что люди пропадают, так он вроде бы и ни при чем. Возмущается, кричит, что всех виновных буквально через пять минут найдут и строжайше накажут. А люди продолжают исчезать, подвалы пованивают… То ли он сам, то ли его подчиненные без строгой руки озоруют. Но когда маг озорует — сатана отдыхает. Потому что игры с магическими силами заводят разумное существо далеко, вплоть до вечного проклятия души, — и все это, заметь, без всякого участия дьявола, просто за счет личного энтузиазма. Есть магия, которая работает именно с силами боли, страха и ужаса. Поговаривают, что то ли сам главный маг, то ли кто-то из его приближенных пытается возродить эту магию, запрещенную еще Калистой Свежим. Поговаривают, что беженцы исчезают именно поэтому — своих не поворуешь, могут и обидеться всем городом, а отсюда недалеко и до насильственного вывода из чина главного мага. Поговаривают, что на несчастных беженцах пытаются заново найти и воссоздать приемы Мертвой магии. А это дело болезненное и малосовместимое с жизнью. К тому же пукели у них обычно всегда при себе, так что казна магов-пространственников не пустеет — с мертвого тела можно забрать все до последней монетки, не то что с живого, который за спасение отдает только часть своего богатства. У твоего друга при себе были деньги в момент исчезновения?

Тимофей, враз похолодев всем телом, только жалко кивнул. Вигала холодно уронил:

— Да.

— Вот видишь, как все сходится. Он исчез именно оттуда, откуда исчезли и все другие, имея при себе деньги — как и все другие… Гондола поклялся, что не знает, как это случилось, — тоже показательно. Только маги-пространственники, работающие под началом главного мага, могут обмануть мясерка, затуманить его чувство полного контроля над подвластной ему территорией… Так что дополнения, как ты сам понимаешь, излишни. Сейчас он наверняка уже мучается в подвалах Красной резиденции, орет себе где-нибудь на дыбе небось. И в этот гадюшник ты собираешься сунуть свою голову?

— У меня двое детей, — с гордостью заявил эльф. — А это значит, я имею право на все, что не запрещено Эльфийской Бильей.

— А-а, ну да. Ваша знаменитая Эльфийская Билья. Знаю я про этот свод уложений. Там на всех страницах разными словами выписана одна-единственная мысль — раз уж ты сумел настрогать себе потомство, так лети, птичка, флаг тебе в клюв… Раз детей завел, помирай, не жалко.

— Не будем отвлекаться, — не слишком любезно прервал ее эльф. — И касаться священной Эльфийской Бильи… Все, что нам от тебя надо, уважаемая, — это местонахождение нашего друга. Его вещь я принес. Прошу тебя, помоги. — И добавил, уже обращаясь к Тимофею: — Уважаемая является лучшей ведьмой этого города. Привораживает, отвораживает, заодно размораживает и отгораживает. А также отыскивает сбежавших мужей по любой их вещи — только дай ей понюхать…

— Учишь? — ехидно сказала самая лучшая ведьма города магов. — Передержали тебя в вашем Мод Хирше, красавчик. Гляжу, ты прямо-таки наслаждаешься общением с недоразвитыми, все учишь, воспитываешь…

— Может, я и недоразвитый, — с легкой обидой в голосе произнес Тимофей, — но тем не менее хочу поинтересоваться у вас кое о чем. Почему нас пустили сюда? В вашу драгоценную запретную оранжерею? Если уж в вашем городе демонстрировать такое опасно… А особенно всем встречным-поперечным. За что же нам честь такая?

Вигала чуть слышно фыркнул. И, не глядя, протянул руку к по-прежнему красной лауцинии терзере.

Бедный цветочек моментально втянул свои клыки в глубь пухлых, словно кровью налитых лепестков. И одновременно перелился в прежний нежно-розовый цвет. Эльф погладил цветок. Тот принял ласку, затрепыхавшись всеми лепестками сразу, и даже обвился вокруг могучей ручищи эльфа.

Тимофей глядел на это, разинув рот.

— Вот именно поэтому, — назидательно проговорила ведьма. — Все живое любит эльфов. Уж не знаю, из какой глины создал их Единый Наш Бог, но цветы эльфов просто обожают. Так что мне необходимо время от времени приводить сюда какого-нибудь эльфа — на манер удобрения, на предмет подкормки. Вот он побывал здесь, и мои цветочки будут цвести дальше еще пышнее. Мой сад — моя тайная радость. Наперекор всем уложениям, наперекор всем постановлениям…

— Как интересно-то, — с наигранным простодушием восхитился Тимофей. — Значит, ты, Вигала, на эту клумбу действуешь, как навоз… Я имею в виду — столь же пользительно.

Эльф посмотрел на него отнюдь не ласково. Нежно-розовая лауциния терзера, до этого любовно теревшаяся о плечо эльфа — поскольку руку он от нее уже отвел, — моментально вновь приняла свою боевую темно-красную окраску. И наставила клыки на Тимофея.

— И да не обидит никто эльфа ни в лесу, ни в поле, ни на любом другом живом раздолье… — явно развлекаясь, процитировал из какого-то неизвестного источника эльф.

— Да что ты его все учишь-то, — возмутилась ведьма. — Такие вещи надо чувствовать. Или ты уж и вовсе дурак дураком? Давай сюда вещь своего друга. Нюхать буду…

Вигала торопливо передал шмотку из Лехиного чемодана старухе, потом отступил назад. И очутился рядом с Тимофеем.

— Что ты ей дал? Лехины штаны? — шепотом поинтересовался Тимофей, глядя, как ведьма подносит к своему бородавчатому носу темно-синюю тряпицу и начинает ее тщательно обнюхивать. — О боже, надеюсь, они хотя бы стираные…

— Лучше не надейся, — свирепо прошептал в ответ эльф. — На стираных штанах обнаружение проходит хуже. Кстати… Если действительно придется идти с визитом в подвалы главного мага — наверное, будет лучше оставить тебя здесь. В оранжерее. Тут относительно безопасно — ведьма это помещение тщательно защищает от любых поисков, и чары здесь не шуточные, сломить их будет трудно. Эта ведьма — поклонница зеленой, растительной магии. А у нее свои фокусы, и в ней далеко не всегда побеждает тот, кто сильнее. Чаще — тот, кого растения любят…

Кроваво-красная лауциния терзера вновь предприняла попытку дотянуться до Тимофея, звучно пощелкивая при этом своими длинными клыками — каждый был сантиметра по два длиной и поблескивал в ярком свете, освещавшем оранжерею, своим заостренным кончиком.

— Меня тут не любят, — пожаловался Тимофей, придвигаясь поближе к эльфу. — Я уж лучше с тобой, в подвалы главного мага направлюсь — там наверняка безопаснее. Лично для меня, во всяком случае.

Эльф фыркнул. Как показалось сенсею, с одобрением.

Ведьма водила носом над Лехиными джинсами. Потом вдруг неожиданно рявкнула:

— Хрякин бук [5]!

— Это что-нибудь да значит? — поинтересовался Тимофей.

Вигала отмахнулся от него широченной ладонью.

— Нет, просто мысли вслух. Стой пока тихо.

Ведьма еще раза два помыслила вслух. Потом брезгливо отбросила в сторону темно-синие джинсы и твердо сказала:

— Нет его нигде. Не вижу…

— Ты везде смотрела? — озабоченно спросил Вигала. — Может быть, чары против видимости мешают? Их вполне могли наложить.

Ведьма помотала головой.

— Нет его нигде, — хрипло повторила она. — Я все просмотрела. Хотя он жив, я это чувствую. Но… не могу поймать, где он. Словно смотрю сквозь него, а не на него. Как в прозрачную воду, понимаешь? Какие-то очертания — и все.

Эльф помрачнел.

— Что же делать…

— Подожди, — сказала ведьма, напряженно теребя свой длинный нос. — Ко мне тут недавно приходили. Кое-кто из ваших. В городе магов недавно пропал эльф, слышал?

— Слыхать слыхал, — проворчал эльф. — Но ничего определенного — так, сплошные слухи. Ты считаешь, это может быть связано между собой? Я имею в виду — исчезновение моего друга и пропажа одного из наших?

— Возможно, — задумчиво проговорила ведьма. — Все может быть, все может статься… Он, кстати, пропал из той же самой гостиницы. А хозяин гостиницы Гондола заявил, что эльф пошел к русалкам — и не вернулся. Сами русалки твердо утверждают, что он у них был, но буквально через час благополучно сбежал, позевывая на ходу от скуки. Сладкие девки, но уж больно утомительные. И упрощенные аж до зевоты… И где-то в этих пяти шагах — между русалочьей лужицей и порогом двери, ведущей обратно в трактир, — эльф потерялся. Надо отметить, что до сих пор пропадали только беженцы… а кто же их будет искать-то? Разве что их враги — но вот как раз они-то честно полагают, что бедолаги уже благополучно перемещены в мир иной, их не догонишь и все такое. Я хочу сказать, людей пропало много, слухи уже ползут по другим мирам, приток беженцев резко упал, причем упал практически до нуля, — но этот эльф и ваш друг первые, кого стали искать. Ваши хотели, чтобы я нашла их пропажу. И до чего же это удачное заклинание — то, которое отыскивает сбежавших мужей!

— Да-да, — нетерпеливо сказал эльф. — И что же было дальше?

— А дальше, — тяжело вздохнула ведьма, — было то же, что и сейчас. Прозрачная вода, какие-то очертания — опять-таки прозрачные, прямо как налитые водой — и ничего больше. М-да…

Наступила долгая томительная пауза. Потом эльф тихо спросил:

— И что же ты мне посоветуешь, мудрая?

Ведьма сделала несколько размашистых шагов в глубь своей оранжереи. И склонилась над чем-то сильно напоминающим бабочку. На тонком зеленом стебле возвышались четыре попарно сложенных лепестка, ярко-оранжевых, с траурно-черной окантовкой по краям. И с глазками по оранжевому полю — бежевыми, желтыми и коричневыми.

— Когда твои соплеменники приходили сюда в тот раз, она еще не подросла. А сейчас, пожалуй, она уже переспевает… Гм… Думаю, я могу с легким сердцем отдать ее тебе. Только смотри, береги. — Она протянула руку к цветку, развернула ее ладонью вверх. И, глядя в пространство, медленно и торжественно произнесла:

Есть тонкие властительные связи

Меж контуром и запахом цветка.

Так бриллиант невидим нам, пока

Под гранями не оживет в алмазе… [6]

Слова что-то неощутимо изменяли в атмосфере оранжереи. Четыре лепестка начали медленно оживать. Вот они неторопливо вздрогнули, потом поплыли вверх, сложились попарно… Обратная сторона у лепестков оказалась блеклой, грязновато-коричневой.

Совсем как у бабочек, припомнилось Тимофею. У тех тоже яркие крылышки, под которыми прячется скромная изнанка.

— Послушай, — приглушенным тоном сказал он стоявшему сбоку эльфу. — А стихи какие-то знакомые. У одного из наших поэтов, помнится, были примерно такие же…

— Энергоинформационные среды всех миров соединяются, — противным заумным шепотом известил его эльф. — Что написано в одном, незамедлительно оказывается в другом. Если, конечно, здесь находится разум, способный эти стихи оттуда изъять. Кстати, стихи другого мира — самая лучшая основа для создания новых заклятий. Если б ты знал, что тут один умелец умудрился налепить из знаменитого «Я взял твои белые груди и узлом завязал на спине»

— Что?

— Заклятие по увеличению грудных желез для всех желающих, — совершенно серьезно прошептал эльф. — У вас это делается операцией, а тут все проще и быстрей — сел себе маг-лечебник над страждущей, поводил над ней руками, процитировал поэта из иного мира. И на тебе, получай, дорогая. Раз-два и готово!

Ведьма глянула на них сердито, строго цыкнула. И снова переключилась на наблюдение за цветочком.

Через несколько томительно долгих мгновений лепестки пошли вниз — и все это снова в замедленном танцующем ритме. На свет вновь появилось яркое оранжево-черное великолепие, утыканное мелкими зернышками других цветов. Лепестки проплыли до стебля, соприкоснулись с ним под легкий мелодичный перезвон-перестук. Взявшийся непонятно откуда. Тимофею, не сводившему с этого зрелища глаз, даже показалось, что с лепестков с тишайшим шорохом начали осыпаться вниз черно-золотые песчинки. И сияющим крутящимся вихрем поплыли вдоль ствола по направлению к подножию цветка.

Тихая музыка зарождалась в оранжерее, кружилась под высоким потолком в странном крутящемся ритме…

В какой-то момент — Тимофей так и не успел уловить, когда и как это случилось, — четыре лепестка отделились от стебля. Надменно и медленно взмахнули всеми четырьмя длинными яркими полями во влажном и теплом воздухе оранжереи. Цветок обернулся бабочкой?

Цветок-бабочка взмыл вверх на вершок, а затем важно и неторопливо спланировал на руку ведьмы.

— Все, — сказала ведьма и бережно завернула оранжево-черное чудо в лоскут шелка, неизвестно откуда взявшийся у нее в руке. — Бери, эльф. Это та самая Лика Вера. Цветок всех ищущих. Держи ее при себе. С ней, куда бы ты ни шел, все равно придешь куда надо. И ей не требуется никаких слов — нужно лишь верить и искать.

— И все?

Вигала с сомнением на могучем широкоскулом лице посмотрел на руку ведьмы. Скептически дернул краешком рта.

— Эх эльф… А еще говорят, что эльфы знают о травах и цветах практически все. А что не знают — то чуют, как звери. Разве Вере нужно что-нибудь еще, кроме веры?

Ведьма молча и весьма почтительно подала эльфу шелковый узелок. Края узелка слегка вздымались и легонько трепетали. Эльф принял увернутую в шелк Лику Веру, с некоторой неловкостью засунул ее себе за пазуху.

— Ну а теперь пошли отсюда! Давайте-давайте, убирайтесь. Ходят тут всякие, приличным женщинам, отдыхающим после разнообразных ночных трудов, спать не дают…

Носатая старушонка с завидной решимостью выставила их из своего дома и тут же заперла за ними дверь. Накрепко заперла, под звуки громкого ворчания и утробные скрипы и перестуки дверных запоров. Ясно было, что аудиенции — the end…

На улице уже рассвело. В разные стороны текли ручейки магов, облаченных в свои традиционные хламиды. Лица у всех были задумчивые и деловитые — ни дать ни взять должностные лица, спешащие поутру в свой любимый Пентагон…

— Ну? — спросил Тимофей у вставшего в задумчивую позу Вигалы. — Куда идем мы с Пятачком?

— Секрет, — огрызнулся эльф. — Куда идти, если я и сам не знаю? Одно точно: цветочек у меня в кармане — готовый смертный приговор нам обоим. Последнего натуралиста, возжелавшего позаниматься зеленой магией непременно с травинкой в руке, кураторы среды приговорили к располосовыванию заживо. Вот так-то, человек. Боятся в городе магов зелени, до ужаса боятся — поскольку мир Эллали этот город не принял, ему его навязали… А обиженные миры, в отличие от вашей и нашей бедной планеты по имени Земля, умеют за себя мстить. Даже в одном листке может таиться сила, способная крушить та-акие заклятия. И все — одним лишь своим присутствием в городе…

— А как это — располосовывание? — с дрожью в голосе поинтересовался Тимофей.

Умные сведения о том, почему все-таки город магов боится всякой зеленой травки, его интересовали мало. Говоря словами домового Трегуба, посиживающего сейчас в полной безопасности за стенами города в компании с грозным Эскалибуром, — не спрашивай о многом, спрашивай о нужном.

— Вашу земную газонокосилку представляешь? — не слишком дружелюбно просветил его Вигала, хмуро озирая окрестности и спешащих магов. — Вот под нее и засовывают. Чаще — вперед ногами, чтоб подольше мучился. Слишком уж боится город магов всего зеленого и растительного, прямо-таки до жути боится. Даже зеленой магией, по определению — магией травы и листа, здесь занимаются не иначе как на расстоянии. Маг тут, а травка — непременно в другом мире. И заказы на этот вид магии принимают исключительно из других миров, чтоб подальше и незаметно…

— Виртуально, значит, работают, — блеснул эрудицией Тимофей.

— Вот-вот…

Эльф покрутил головой в стороны, щелкнул зубами, досадливо дернув углом рта.

— Значит так. Сказано было — иди куда захочешь, хоть направо, хоть налево, все равно придешь куда надо. Только верь… Так куда двинем, человече, направо или налево?

— Э-э… — подрастерялся Тимофей и потерянно промямлил: — А что я-то? Я вообще чуять не умею, как собака…

— Здесь не надо чуять. Тут верить надо. А вы, человечки, в этом деле первые мастера. Верите во все, что сумели сами себе напридумывать, — и в чертову дюжину, и в чих, и в сон, и в бабкин сглаз…

— Ладно-ладно, — поспешно вставил Тимофей, краснея по ходу перечисления. — На… налево.

— Почему налево?

— Не знаю, — убито сказал Тимофей. — Знаешь, как в стихах — кто там шагает правой? А ну, все разом — налево!

— Ну-ну. Но ты веришь, что Леху мы найдем?

— А то как же, — пробормотал Тимофей, хотя на деле верил в это мало.

Потому что искать чужака в городе, попавшем под террор своего собственного руководства, — дело практически безнадежное. И даже опасное — для участников поиска.

Хотя верить в то, что Леху они найдут и непременно спасут, хотелось до ужаса.

Эльф широко шагнул, сразу же завернув налево. И потопал по каменной мостовой длиннющими шагами.

Тимофею ничего не оставалось, как потрусить за ним следом. Как всегда — что для эльфа ходьба, то для бедного сенсея быстрый бег трусцой…

С этого момента события стали раскручиваться быстро и стремительно, как эпизоды из кошмарного сна.

Бег налево продолжался. Время от времени Вигала тормозил на перекрестках и быстро переспрашивал Тимофея — куда идти дальше? Тот отвечал наугад. И снова мчался трусцой за эльфом.

Они неслись по узким улицам уже часа три, не меньше. У Тимофея давно уже появилось полное ощущение того, что каменный город строился когда-то как лабиринт. И сейчас они просто бесконечно кружили по его улицам, вновь и вновь пробегая одни и те же перекрестки.

Очередной поворот завел их в тупик. Вигала посмотрел на Тимофея, пренебрежительно хмыкнул — дескать, дерьмовый из тебя верующий! И проводник тоже — того, на манер Сусанина… Затем эльф развернулся, изготовившись для бега обратно. Видно было: выносливому эльфу этот забег, что бешеной собаке, — семь верст не крюк.

А вот Тимофей устал. Три часа по жаре, по каменным жестким мостовым…

— Вигала! — дрожащим голосом позвал он и опустился на корточки возле одной из стен. — Давай передохнем, что ли…

Стена под спиной была твердая и прохладная. Тимофей весьма предусмотрительно присел на теневой стороне улицы.

— Некогда передыхать! — твердо сказал эльф. Но все же остановился.

— Передохнем, умоляю… — страдающим голосом воззвал Тимофей к чувству сострадания.

Хотя есть ли оно у эльфа?

Вигала фыркнул. Но возле стены присел.

Вокруг каменными громадами нависали дома, на которых краска кое-где потрескалась, а кое-где полопалась. Дома в этом тупике были окрашены исключительно в теплые тона — красный дом, оранжевый, нежно-персиковый… Тимофей, правда, и не помнил, какой вид магии эти —цвета означали.

На другой стороне улицы вдруг скрипнула дверь. И слегка приоткрылась.

— Что-то пить хочется, — неуверенно проговорил Тимофей и приподнялся с корточек.

Дощатая дверь, прятавшаяся в глубоком стенном проеме, была приотворена на ладонь. Из нее тянуло темнотой, тишиной и прохладой. Тимофей для приличия постучал об косяк, громко крикнул в глубь дома:

— Хозяева! Попить не дадите?

В ответ на крик из глубины дома раздались шаркающие шаги. Секунд через пять на пороге появился громадный субъект — голый по пояс, с обрюзглой волосатой грудью и жирным обвислым пузом. Сверху возвышалась огромная рожа, вся в каких-то рожках и иголках. Как у дикобраза. Да еще и серо-фиолетового цвета. Спереди рожа переходила в свинообразное рыло, затейливо украшенное толстой щетиной и клыками, как у вепря, — по обе стороны от пятачка.

А снизу, на серой груди красовалась цепочка. Толстая такая, золотая, с замысловатым плетением.

— Мне водички бы… — протянул Тимофей, не отрывая глаз от блестящей золотой цепи. — А то так пить хочется, что и переночевать негде…

Усталость и сонливость с него как рукой сняло. Не подвела Лика Вера, цветок ищущих…

— Нету! — утробно рыкнул субъект и попытался было закрыть дверь.

Сенсей, по-змеиному изогнувшись, сунул ногу в щель. Цапнул хозяина за плечо и руку, закрутил конечность назад, отчего тот истошно взвыл. И сделал довольно-таки уверенную попытку разогнуться. Силы у субъекта было немерено. Но и захват сенсей удерживал под крутым углом — без слез не разогнешься никак, даже и пробовать не следует.

Тимофей нажал на локоть еще разок, чтобы пресечь у клиента всяческие трепыхания. И сказал через плечо подошедшему сзади и вечно невозмутимому Вигале:

— Удивительно, до чего же знакомые украшения носят здесь, в городе магов. И висят на грудях буквально через одного, через одного…

— И правда, — отозвался эльф, растягивая в улыбочке губы и показывая на свет два ряда острых длинных клыков. — Я, кажется, даже знаю поставщика… Вот только не знаю, где он сейчас обретается. Меня это почему-то огорчает.

— В каких, блин, Палестинах затерялся и все такое… — пробормотал Тимофей, наклоняя субъекта пониже и пальцем переворачивая золотой жгутик на толстой серой шее. — О, глянь, тут и проба земная имеется…

— Не подскажешь, уважаемый, где сейчас хозяин цепочки? — совершенно серьезно и даже уважительно спросил Вигала у стонущего толстяка. — А то мы с ним так жаждем встретиться — просто терпения нет.

— Не знаю! — всхлипнул толстяк.

— Знаешь, — не одобрил такое поведение Витала. — Но молчишь…

Он взялся двумя пальцами за один из рожков, слегка прижал. Свиномордый толстяк мгновенно застыл.

— Думаю, ты знаешь, что будет, если я сломаю хотя бы один из твоих рожков, — спокойно произнес Вигала. — Потеря права называться настоящим лерком. Ведь я прав — ты боевой лерк из мира Гандотьеров?

Хозяин односложно хрюкнул.

— И если ты позволишь сломать на своей голове хоть один рожок из твоей «короны настоящего воина», тебя лишат права быть лерком твои же собратья. И почему так приятно иметь дело с теми, у кого есть по-настоящему слабое место? Итак, вот он, твой небогатый выбор — или ты назовешь нам, где и у кого взял эту вещь… — Вигала другой рукой пренебрежительно щелкнул по цепочке, петлей свисающей с толстой шеи вниз. — Или я сейчас по очереди начинаю ломать твои рожки. Если я не ошибаюсь, после потери седьмого рожка тебя не примут даже отверженные лерки, изгои вашего мира. И тогда ты должен будешь совершить самоубийство. Все строго ритуально, все строго в соответствии с законами твоей расы — надрезать свой собственный пупок, вытащить наружу кусочек своей кишки, прицепить ее к дереву и начать бегать вокруг ствола. Пока все твои кишки не вытянутся наружу и ты не упадешь замертво у корней дерева…

Субъект со свинообразным рылом печально застонал.

— Подумать только, чего можно добиться, семь раз несильно нажав пальцами, — хладнокровно заметил эльф. — Да не дыши так, в обморок хлопнешься. Это я тебе, Тимофей, а не лерку…

Тимофею и вправду в этот момент дышалось тяжко. То, на что Вигала собирался обречь свинорылого лерка, его простую российскую душу почему-то смутило.

А вот самому Вигале, судя по его скучающей морде лица, было наплевать на подобные сентиментальные тонкости. Хладнокровный сукин сын…

— Итак? — скучающим тоном спросил эльф. — Начать ломать их тебе прямо сейчас или дать еще три секунды — исключительно на рассказ о хозяине этой штуки?..

— Я скажу, — угрюмо рыкнул лерк. — Я скажу все, что знаю. Цепочка принадлежала одному уроду…

Жалость Тимофея к свинорылому лерку отчего-то сразу поуменыдилась.

— Жрица Стеклянноголового Хартгарта… — Она каким-то образом затащила вашего дружка в свой храм.

— Жрица Стеклянноголового Хартгарта, — задумчиво повторил вслед за лерком эльф. — Но, насколько я помню, этот культ давно уже запрещен во всех мирах.

— Запретить-то его запретили, — сообщил лерк, кривя рыло набок. — Но ведь всех жриц не перебили, так ведь? Кого пожалели, а кого и просто так отпустили… за определенную мзду. К тому же все женщины, местами даже красивые… А те, кто уцелел, перебрались сюда, осели под видом учащихся магии. Где-то же им надо жить? Так что они обретаются тут — и тайно совершают свои службы. Целая община жриц Стеклянноголового Хартгарта. У них в городе даже сообщники имеются. Из числа приспешников главного мага.

— А сам он? — резко спрбсил Вигала. Лерк пожал плечами:

— Не знаю. Я у них на положении наемника. То есть был на положении наемника. Но думаю…

Свинорылый субъект на мгновение запнулся.

— Думай громче, — предложил Вигала. И недобро улыбнулся.

Лерк хрюкнул, покосился на них обоих озлобленным мутно-фиолетовым глазом, униженно-злым тоном сообщил:

— Стеклянноголовый Хартгарт, как и положено божку, имеет собственную силу. Большую силу. И черпать эту силу из божественных закромов сладко и приятно. И гораздо легче, чем беспрестанно трудиться самому, изобретая все новые и новые заклятия. А без них пукели не поимеешь, будь ты хоть простой маг, хоть трижды главный…

— Намекаешь, что нет ничего невозможного? — поинтересовался Вигала. — И что главный маг, возможно, тоже черпает из бесплатной кормушки божественной силы…

— А зачем магам изобретать все новые и новые заклятия? — встрял Тимофей в слаженную беседу лерка и эльфа со своим вопросом. — Разве нельзя делать проще — наготовил себе кучку заклинаний на все случаи жизни — и пользуйся ими, пока не надоест…

— Заклинания не живут долго, — холодно объяснил эльф. — Рано или поздно они перестают действовать. Причем скорее рано, чем поздно — особенно это верно для сложных заклинаний, с эффектом выше эффекта распахнутой двери. Маги здесь живут при классическом капитализме, поэтому должны постоянно создавать все новые и новые заклинания и продавать их, потому что кушать хочется. Ибо еда, питье и просто валютные запасы — это единственное, что невозможно наколдовать в принципе.

— Понятно, — пробормотал Тимофей, — создаешь, продаешь, потом создаешь новые — и опять продаешь. А на вырученные средства закупаешь икру и мармелад коробками.

— В принципе верно, — безразлично согласился Вигала. — Но зачем придумывать новое, когда можно нырнуть в закрома силы злобного божка — и вынырнуть оттуда с готовым новеньким заклинанием. Однако к божку можно прикоснуться только через посредство жриц, которые, в свою очередь, должны приносить жертвы, чтобы божество от голода не сдохло… Все это, вместе взятое, почему-то не наводит меня на радужные мысли относительно Лехиного существования, совсем даже наоборот… Ну и что же ты делал у жриц Стеклянноголового, а, боевой лерк?

— Как что — работал наемником, — уныло пробормотал лерк.

— Ну да, жрицы, как ты сказал, сплошь дамы, местами даже красивые. Таким непременно нужны охранники, наемники, они свои ногти об жертвы обламывать не намерены — им следует думать о красоте ногтей, и никак иначе… Меняю свой вопрос — что жрицы делали с твоей помощью?

Свинообразное рыло опять хрюкнуло:

— Скажу, но при условии…

— Слушаю… — равнодушно бросил эльф.

Вот так вот — с каким-то лерком эльф беседует просто равнодушно, а с ним, с Тимофеем, с боевым и просто соратником — с этаким холодным пренебрежением в голосе. Обидно…

Лерк осмотрелся воровато.

— Э-э… После того как я вам кое-что скажу, мне здесь оставаться нельзя. Я, вообще-то, и сам давно собирался отсюда исчезнуть — слишком уж муторная у этих баб работа. Но то денег не было, то еще что-то отвлекало…

— Короче, — распорядился эльф.

— А короче — я у вашего товарища тут кое-что поимел…

Свиномордый лерк на глазах засмущался.

— Хватит из себя красну девицу разыгрывать, — рявкнул грубый Вигала. — Поимел и поимел. Дальше.

— Это он про наши пукели? — с некоторой печалью всполошился Тимофей. — Слушай, а ведь при Лехе немалая сумма была! Неужто все ему так и останется?

— Забудь, — отрезал эльф. — Мы ищем Леху. А ты, лерк, продолжай. Клянусь, если скажешь нам всю правду, то мы, в свою очередь, напрочь забудем про все пукели, которые ты спер у нашего друга. А вот если ты нам наврешь и мы Леху не найдем — вот тогда у нас, за неимением Лехи, который для нас что дитя родное, в смысле — с ним так же хлопот полон рот, как и с младенцем… вот тогда у нас появится столько свободного времени, что мы всенепременно навестим тебя там, куда ты сбежишь. Пукели поимеем обратно, да и еще кое-что сделаем…

— А ты мне не грози, а лучше за себя побеспокойся, — огрызнулся лерк. — Перед вашим товарищем я занимался как раз эльфом. Жрицы Хартгарта, когда они при божестве и на них не давят маги-защитники, — они даже тебе не по зубам!

— Продолжай-продолжай, — ласково предложил Вигала. И подобрался.

Лерк посопел. Тимофей, чтобы тот не слишком загружал свои слабые мозги тяжкими раздумьями, ненавязчиво нажал ему на локоть, отгибая его вверх. Свинообразное рыло мелко взвизгнуло и зачастило:

— Они… они вылавливают постояльцев из гостиницы! И жертвуют их своему Стеклянноголовому. У них там на линии межмирового перехода, ну, между гостиницей Гондолы и миром русалок, вставлен свой маленький такой коридорчик… Так вот, из него парни попадают прямо в их храм. Все тепленькие, размякшие после тесного общения с этими водными красотками. А уж мое дело скромное — я их там придерживаю, чтобы жриц не обидели, пока Хартгарт их того…

— Что — того?

— Придешь туда — сам увидишь, — уже тише произнес лерк. — Но зрелище… гм…

— Понятно, — жестко заключил эльф. — Значит, Леху и того эльфа уже тоже — того.

— Ну…

— Но они живы?

— Если это можно назвать жизнью. Но что-то там еще теплится, подрагивает…

— А ты, значит, не только держишь, но и пукели с тел снимаешь? — поинтересовался Тимофей.

Лерк хмыкнул.

— А это уж когда как. Обычно дамочки первые бедолаг обыскивают. И все у них подчистую забирают. Из этих денег и жалованье мне платят… то есть платили. Но тут у них оплошка вышла. Карманы у вашего друга больно уж глубокие, жрицы не доискались. А я, пока держал, нашел…

— Молодец, — издевательски похвалил эльф. — Поисковик-кладоискатель… А теперь — где храм?

— У городской стены на закатной стороне. Черненький такой домишко, в три этажа… И там еще подвал — тоже этажа на четыре, не меньше. Но учти, эльф, — там на входе чары. Сильные, мощные.

— Учту, заботливый ты наш… Кроме тебя, у них еще есть наемники?

— Не. Только… — Лерк немного помялся, а потом сообщил: — Своего соплеменника там не ищи. Жрицы, после того как Хартгарт его попользовал, отдали то, что получилось, на сторону. В игорный дом Бальзамина. Вместо украшения.

— Спасибо, — не слишком любезным голосом поблагодарил его эльф, по звериному скаля клыки. — Теперь свободен. Пусти его, Тимофей.

Сенсей послушно разжал пальцы, но в какой-то момент не удержался — и по разбойному цапнул с толстой шеи Лехину цепь.

— Насчет нее уговора не было, — пояснил он нахмурившемуся эльфу. — Я, конечно, понимаю, что у Лехи их запас прямо-таки бесконечный и все такое… Но он же наверняка насчет пукелей расстроится, и до слез. А тут, глядишь, хоть одно утешение…

Вигала философски пожал плечами, с легкой ухмылкой покосился на надувшегося, как сыч, лерка.

— Насчет нее и в самом деле уговора не было. Только насчет пукелей, только насчет них, драгоценных. Айда, Тимофей.

Они скорым шагом покинули переулочек, оставив за спиной лерка, почему-то сразу же запечалившегося, прямо как красная девица без царевича. На первой же развилке Вигала остановился.

— Чары… — задумчиво протянул он. — Чары… Моего меча и твоего нахальства, сенсей, тут может и не хватить. Следовательно…

— Но мы же в городе магов, — с надеждой в голосе произнес Тимофей. — Ты сам сказал — они тут только тем и занимаются, что творят заклятия и продают их, кому захочется. Значит, идем делать шопинг. Правда, денег у нас нет.

— Не совсем так. Есть у меня небольшой запасец… Дело не в этом — где найти того мага, который уже имеет или хотя бы может создать заклинания нужной силы? И направленности.

— А Лика Вера на что? — солидно заметил Тимофей. — Вот я лично верю, что мы сейчас пойдем и кого нужно найдем.

И они снова пустились плутать по городу.

Через час Вигала и Тимофей вышли на лавку, у входа в которую стояла монстриха самого ужасного вида. И заунывно тянула:

— А кому лучшие чары против женщин?.. А кому лучшие?!

Собственно, они и не зашли бы туда, но Тимофей по неизвестной причине споткнулся прямо перед дверью, в проеме которой красовалась страховидная особа. Над дверью висел обшарпанный прямоугольничек — замызганный дальний родственник неоновых реклам двадцатого и двадцать первого веков. На ней красовался абрис женской фигуры в форме песочных часов, заботливо перечеркнутый поверху размашистым синим крестом.

Выглядело все достаточно наглядно. А жрицы-то, припомнил Тимофей, они ведь тоже женщины…

Монстриха, почуявшая в споткнувшемся прохожем легкую добычу, с радостными воплями набросилась на Тимофея:

— Чары против женщин… Берегись нашего пола, болезный! Раз уж на пустой мостовой спотыкаешься, то женшины тебя и вовсе схрумкают…

— Это он от радости, — сдержанно пояснил Вигала, ухмыльнувшись во весь рот, но не торопясь прийти Тимофею на помощь. — Что ему хоть кто-то поможет в этом деле. Женщин он с детства боится…

— Касатик! — Монстриха умильно оскалилась. В ответ на что Тимофей содрогнулся. — Да у меня чары против баб любого качества и сорта!

— Не, — сдержанно сказал Тимофей, соскребывая себя с мостовой. — Это не совсем то…

— То, то! — азартно заявила монстриха.

И, ухватив Тимофея за грудки, поволокла его в давку.

Внутри находилась целая выставка, в которой было все — от дамского белья несколько пугающего вида, нацепленного на манекены всевозможных форм и форматов, до агрегатов, напоминающих земные газонокосилки. Посередине всего этого изобилия красовались жестяные круглые банки. На родине в таких продавали краски и эмали.

Тимофей попробовал было отбиться от лап монстрихи, но ручки с алыми когтями в крапинку держали его крепко.

— Послушайте! — рявкнул он, борясь с джентльменом у себя внутри.

И не хочется применять к даме силу, но, по-видимому, придется.

— Мне не нужны чары! — завопил он, барахтаясь в мощных объятиях — монстриха была женщиной пышности необыкновенной, прямо-таки тропической. — Мне нужны заклятия против чар!

— Ах, у бедной Загнигуб есть все, — невозмутимо отозвалась тропическая особь, нежно вжимая Тимофея в расщелину на груди. — Хочешь — чары против заклятий, хочешь — заклятия против чар… С какими чарами собираешься бороться, пупсик мой бизоновидный?

— С… С жрицами! — простонал Тимофей, с некоторым трудом выкарабкиваясь из зыбучих гор плоти. — Стеклянноголового Хартгарта!

— Ой! — Монстриха разжала руки. Тимофей соскользнул на пол. Учитывая, что рост у тропической особи был просто гренадерский, падать пришлось долго.

Монстриха тем временем развернулась к низвергнутому на пол сенсею спиной. И принялась рыться на полках между банками. Время от времени предпринимая экскурсии в сторону страшноватого бельеца, висящего на разномастных манекенах.

— Где-то… где-то тут было…

— Да?! — в один голос поразились Тимофей с Вигалой.

— Да, был как-то заказ… Но заказчик так и не пришел. Уж не знаю почему. А я все сделала как надо, даже к чему-то это заклятие прицепила… Сейчас-сейчас.

— Уверена ли ты, женщина, в силе своего заклятия? — мужественным тоном вопросил Вигала

Монстриха весело фыркнула:

— Киса ты моя… Я же женщина! А знаешь, как всякая женщина ненавидит всех остальных баб? Особенно если те красивей ее? Кстати, а эти жрицы красивые?

— О да, — коварно сообщил Вигала. — Просто изумительные.

Монстриха на мгновение застыла, тяжело дыша и злобно вращая глазами в одутловатых глазницах. Потом расслабленно заявила:

— Все! Теперь я это заклятие против чар жриц Хартгарта так подзарядила, что дальше некуда… Даст им так, что не поздоровится! Ну где же оно?

С пола что-то победно квакнуло. И .в воздух взвился шарфик.

— Ага! — Монстриха отловила шарфик, с гордостью продемонстрировав его. — Заклинание на нем! Даже произносить не надо — просто бери шарфик и мечи в морду этим заразам, заклинание тут же включится…

Вигала ухватил шарфик и всучил его Тимофею. Шарфик, кусочек прозрачно-алой ткани, подозрительно потрескивал в руках и то и дело бил по кончикам пальцев кусачими разрядами.

— Сколько?

Монстриха расплылась в страшноватой улыбочке и защемила двумя пальцами мускулистую щеку эльфа.

— Ах ты обаяшка! С тебя двадцать семь пукелей. И учти, это только для тебя, симпапусенький!

Эльфа перекосило. Он, не глядя, выгреб из-за пояса своих средневековых кожаных штанов несколько монет, сунул их пышной монстрихе. И выскочил из лавки. Тимофей догнал его только на улице.

— Значит, симпапусенький? — съязвил сенсей.

— Молчи, пупсик бизоновидный, — огрызнулся эльф. — Давай быстрее ногами перебирай!

И целенаправленно устремился к закатной стороне по кривеньким переулочкам.

Упомянутый лерком черненький домик гляделся как Белый дом в миниатюре. Строгие черные колонны, треугольник фронтона сверху, над которым взлетал вверх черный купол. У входа не имелось ни души — даже двери в проеме отсутствовали, только кружил в черном прямоугольнике входа безостановочный синеватый вихрь.

И никого. И только мертвые с косами стоят…

Вигала притормозил, глянул на Тимофея. Тот несся сзади, слегка запыхавшись. И шарфик держал двумя пальцами, подальше от себя.

Дамская тряпочка потрескивала и извивалась в воздухе, как живая. Концы шарфика то и дело складывались в миниатюрные пасти, хлопали друг об друга бахромчатыми концами, все время направляя свой оскал в сторону входа, прикрытого синеватым вихрем.

— Готов ли ты? — критически осведомился Вигала.

Тимофей перехватил покрепче рвущийся из пальцев шарфик, сообщил:

— Всегда готов!

— Тогда пошли, сходим.

С их приближением синеватый вихрь начал яростно извиваться из стороны в сторону. Этакий танец живота, исполняемый подкрашенной моделью торнадо в миниатюре…

Тимофей, припомнив наставления тропической дамы, скомкал шарфик в комок, морщась при этом от болезненных уколов, щедро выдаваемых ему тряпочкой. И метнул шарфик в вихрь.

Между его рукой и мини-торнадо оставалось не больше десяти сантиметров.

И лететь-то шарфику было всего ничего, но тут сбоку мощно подул ветерок, взявшийся неизвестно откуда. Комок прозрачно-алого шелка полетел в сторону, беспомощно разворачиваясь по ветру и обиженно пощелкивая концами в сторону радостно заплясавшего вихря.

— Вот те раз… — убито промямлил Тимофей, провожая глазами удаляющееся алое пятно.

Эльф, злобно скрипнув зубами, застыл буквально сантиметрах в трех от извивающегося вихря. Затем вырвал из-за спины длинный меч, рыкнув:

— Раззява… А я вот верю, что Леху мы найдем и спасем!

И рванулся через вихрь. Грудью вперед, с мечом над головой — в общем, все как положено самозабвенному герою… Тимофей, разрываясь между желанием панически завопить что-то вроде «уря, ребята!» и между желанием попросту убежать отсюда, все же кое-как поборол собственную натуру и кинулся за ним следом. Предварительно прикрыв глаза.

И вылетел в абсолютно черный холл. Уже раскрыв глаза, сенсей торопливо обозрел себя и Вигалу. Вроде бы все у них у обоих было на месте, что тут, что там. Руки-ноги, головы и все такое…

— Живы, — задумчиво констатировал эльф и похлопал себя по груди. — Лика Вера, цветок всех ищущих… Раз мы хотим найти, значит, мы должны найти. А для этого надо как минимум уцелеть. Вот мы и уцелели.

— Заботливый цветочек, — поддержал его Тимофей. — Получается, он сильнее чар местных жриц?

— Я же тебе говорил, — быстро объяснил эльф, — в зеленой магии побеждает не тот, кто сильнее. Побеждает тот, к кому растение неровно дышит.

— Ну, к тебе, как к навозу, этот цветочек, наверное, и вовсе дышит в ускоренном режиме…

В этот момент в черный холл вывалились из боковой дверцы две девицы. Обе ростом с Вигалу, и обе с почти человеческими лицами. Девицы дружно прокричали:

— Хря!

И встали в боевые стойки.

Эльф закинул меч за спину, коротко простонал:

— Откуда их принесло?.. У меня вообще-то на женщин рука не поднимается.

И кинулся вперед. Там закружилась карусель из трех тел, одно из которых — под нежно-зеленым крылом плаща — чаще уворачивалось, чем било. В какой-то момент эльф крутнулся стремительней прежнего и сбил обеих девиц на пол. Сам почти тут же повалился сверху, выдрал сзади, из-за пояса, черные путы, блеснувшие в тусклом свете кожистым блеском. И ловко упаковал обеих злобно повизгивающих особ.

— Все, — сообщил эльф, взмывая с дам. — Допросим их?

— Ага, — согласился Тимофей. — Мамзели, слушай мою команду. Где наш друг, которого вы своровали прошлой ночью?

Девицы злобно пощелкивали челюстями, но молчали.

— Похоже, они не хотят говорить, — заметил эльф. — Из мужчин я бы выжал сведения, а тут… Ну и… это самое с ними. Пойдем и разнесем весь этот дамский приют по кирпичику! Начнем с правого крыла, закончим левым!

— Он в хранилище! — заорала вдруг одна из девиц. — Налево и прямо! И будьте вы прокляты, не почитающие священного Стеклянноголового Хартгарта! В конце вашего пути его месть все равно настигнет вас!

— Нас не догонишь, — пробормотал Тимофей, устремляясь следом за Вигалой. — Адью, мамзели…

Они пролетели по пустому коридору и с разбегу вломились в незапертую двухстворчатую дверь.

Там открылась большая зала, опять черная и тускло освещенная. По стенам, задрапированным складчатыми черными тканями, были развешены зеркала. А между ними висели какие-то прозрачные выпуклые диски, за которыми на черном фоне красовались непонятные штуки. Больше всего они напоминали скелетики, оставшиеся непонятно от кого. И формой напоминали, и желтовато-костистым цветом…

А посередке залы шли шеренги прозрачно-льдистых образований, установленных на постаменты. И стоящих ровными рядами.

— Черная Пасть, — сказал вдруг эльф. — Это что, скульптуры?

Тимофей подошел к ближайшему образованию на постаменте. И в самом деле, там возвышался монстр, вполне рядовой по внешности после всех тех уродцев, которых он в бессчетном количестве навидался здесь, в городе магов. Клыкастая пасть разинута в яростном крике, сзади на голове торчит гребень, как у индейца чероки, лапы с когтищами растопырены в стороны, словно чудище кого-то ловит… Сделан монстр был художественно и выразительно. Просто до крайности художественно и выразительно — Тимофею даже показалось, что монстр вот-вот оживет и бросится на него с постамента. Вот только все монстрячье тело было то ли отлито, то ли слеплено неведомой рукой из некоего абсолютно прозрачного материала, и потому в полутемной зале очертания скульптуры за три шага было уже не рассмотреть…

— Точно, скульптуры, — подтвердил он подозрения Вигалы. — И все словно из стекла. Или даже хрусталя.

Эльф, зябко нахохлившись, мрачно произнес:

— Интересно, и почему этот факт рождает во мне только самые худшие предположения?

— Потому что ты не ценишь прекрасное, — жизнерадостно протараторил Тимофей. — А жрицы вот, наоборот, обожают. У них тут целая галерея из литого хрусталя… Так, а где же Леха?

— Иногда мне кажется, что с исчезновением нашего друга ты, Тимофей, решил его заменить буквально во всем, — с отвращением проговорил эльф. — Гм… в том числе и в некоей простоте суждений. Неужели тюк-до так сильно отбивает мозги? Попробуй сам сосчитать дважды два — в городе постоянно исчезают постояльцы, а в хранилище у жриц по странному совпадению обнаруживаются многочисленные стеклянные статуи. Изображающие, насколько я могу видеть, представителей разных рас, но ведь и гостиница, откуда исчезали постояльцы, предназначалась для выходцев из разных миров… И местные жрицы, кстати, молятся не кому-нибудь, а именно Стеклянного-ловому Хартгарту. Не улавливаешь ряд совпадений?

С лица Тимофея медленно сползли все краски. Что, впрочем, в здешней полутьме прошло практически незамеченным. Во всяком случае, он на это надеялся.

— Ты хочешь сказать, что они… что он…

— Дошло-таки, — не слишком любезно заметил эльф. — Думаю, что наш друг Леха стоит где-нибудь в конце этой художественной галереи. В виде скульптуры из литого хрусталя. Так что давай искать, ценитель прекрасного.

Побегав по залу в разных направлениях — статуи стояли перекрещивающимися рядами, в квадратно-гнездовом порядке, как картошка в порядочном поле, и тихо поблескивали в полутьме искрами на изгибах и выступах, — они наконец нашли бедного братка. Леха прозрачной глыбой возвышался на постаменте, разинув рот и вскинув вверх руки. Лицо у него было растерянным донельзя — парня явно захватили врасплох. Тепленьким, сразу же после русалок…

— И что теперь? — горестно поинтересовался Тимофей. — Как мы его спасем? Может, просто разбить — и он… э-э… тут же оживет и все такое?

— Давай мы лучше тебя… э-э… разобьем, — порадовал его предложением Вигала. — А со стеклом этим лучше не торопиться. У меня такое чувство, что в этих статуях еще теплится что-то. Навроде искры жизни… Но теперь, по крайней мере, понятно, почему лучшая ведьма в городе так и не смогла найти Леху — стекло уж слишком прозрачное, даже без пыли…

— Слушай, — заявил Тимофей и слегка подпрыгнул на гладком черном полу — от наплыва идей. — У нас же по-прежнему есть эта Лика Вера! Давай пойдем и поищем это самое… средство от стеклянного!

— Идея, конечно, затертая, — порадовал его эльф. — Но почему бы и нет, собственно? Нашли же мы с этим цветочком этот храм. И не только его… Сейчас пойдем, вот только пароль скажем. Тимофей, ты веришь?

— Верю, — истово отозвался сенсей. — Вот прямо счас пойдем и непременно найдем средство от этого… от стеклянности. Направо или налево?

— К выходу, Тимофей, к выходу…

— А, ну да.

Они двинулись по коридору, побродили по храму. Боевито настроенные дамы по-прежнему отлеживались в холле, что-то беспорядочно выкрикивая в их адрес. Вигала прислушался, покривил рот, поцокал языком.

— Вот это ругаются! Даже эльфам до них далеко. Ну, пойдем отсюда, а то я сейчас в обморок хлопнусь — на меня все эти выражения так действуют, уж так действуют…

— Циник ты, Вигала, — громко проговорил Тимофей. — Нету в тебе снисхождения к слабому полу. На пол уронил, связал, теперь еще и измываешься.

Минут через двадцать их плутаний по лабиринтам этого Черного Дома — кстати, коридоры и все проходные комнаты этого дома были декорированы исключительно в черных тонах, видимо жриц этот цвет особенно радовал, — они вышли в огромный круглый зал. По периметру тянулась колоннада, опять-таки черная, сверху зал накрывал купол, утыканный характерными рельефами. По всему протяжению купола, насколько позволяло видеть вполне достаточное освещение зала, тянулись сплошные оскаленные морды, торчащие рога и клыки. В общем, интерьерчик был в стиле химер с собора Парижской Богоматери.

В центре зала в сплошной темноте мерцало что-то голубоватое. Еще там было какое-то углубление — в форме чаши. И располагалось оно точно под голубым мерцанием.

— Интересно… — протянул Тимофей и зашагал в ту сторону.

Но эльф тут же ухватил его за плечо и оттащил назад.

— Э-э… да ты что, Вигала! — для порядка возмутился Тимофей. — Соскучился по общению, что ли? Ну так ты скажи. И нечего за телеса хвататься.

Эльф в ответ только зашипел.

— Да ты не шипи, — поощрил его Тимофей. — Ты по-человечески скажи.

— Боюсь, это то самое, что мы искали. Место, где есть средство от стеклянности, по твоему выражению. Судя по тому, что ты туда так радостно ломанулся…

Тимофей с подъемом в голосе заявил:

— Тогда чего шипишь? Радоваться надо. Эльф глухо сказал:

— Когда ты двинулся к той чашке на полу… в зале запахло опасностью. А до того не пахло.

Тимофей потянул ноздрями воздух. В зале ощутимо пованивало чем-то вроде куриного помета. Но и только. Он пожал плечами.

— Действительно, воняет какой-то гадостью. Но опасна эта вонь или нет, тебе виднее. Я местной химзащиты не проходил, в магических газовых атаках не разбираюсь.

— Сама вонь не опасна, — очень тихо произнес Вигала. — Но она предупреждает о присутствии хозяина.

— А кто тут хозяин?

— Хартгарт, — выдохнул эльф. И застыл.

Тимофей растерянно посмотрел в сторону голубоватого свечения.

— Так я не понял… Вот эта вонь и означает — «запахло опасностью»? В смысле, раз воняет куриным пометом, значит, здесь что-то опасное?

— Почти, — одними губами прошептал эльф. — Но есть и еще кое-что. В зале появилась сила…

Голубоватое свечение заполоскалось полосами. Ленты свечения постепенно теряли свою прозрачность, наливались какой-то непонятной материальностью, обретали устойчивый серо-голубой цвет. Затем полосы быстро порезались на кусочки, практически распались на небольшие прямоугольники. Те, в свою очередь, затанцевали по спирали над чашей. Тимофей и Вигала, застыв на месте, смотрели на танец ровных рядов прямоугольников, слепленных неизвестно из чего. Спиралевидный вихрь из кусков подсвечивался изнутри бликами белого света, вспышками и мятущимся сиянием. В зале стояла абсолютная тишина.

И от этого становилось еще страшнее. Тимофей ощутил, как все тело стремительно покрывается гусиной кожей, прямо-таки ощетинивается ею навстречу непонятно какой опасности…

И налетел порыв ветра.

Плащ эльфа взметнулся вверх клубами нежной весенней зелени. Словно по невидимому тополю брызнуло листвой. Сам Вигала продолжал стоять совершенно неподвижно, и по его застывшему профилю, который Тимофей мог видеть краем глаза, абсолютно ничего нельзя было угадать — то ли он тоже, как и Тимофей, слегка напуган, то ли просто взирает на все философски, по своему обыкновению…

А затем кусочки начали сползаться друг к другу, не переставая при этом кружить по спирали. И в «вихре танца» слепились.

В чаше сидела голубоватая, полупрозрачная и маслянисто поблескивающая фигура. Изнутри сквозь полупрозрачный материал шло сияние, неровное, вспышками, — фигура как бы подсвечивалась изнутри. Контуры фигуры напоминали слегка очеловеченную гиену, увеличенную в размерах по сравнению с нормальной, обычной земной гиеной раза в полтора-два, но при этом напрочь лишенную головы. Голубоватая толстая шея и мощный горбатый загривок заканчивались обрубком. Но тем не менее что-то шевелилось над срезом тела, что-то там менялось, двигалось… Тимофей вгляделся.

Голова у чудовища была. Но только абсолютно прозрачная. Полностью. Ни один из известных Тимофею материалов такой прозрачности не имел, просто не мог иметь — ни стекло, ни хрусталь, ни даже столь любимые девушками бриллианты…

Чудовище, насколько мог видеть Тимофей, привычно удерживало на морде оскал, выставив вперед едва различимые на фоне черного зала клыки. Каждый в длину был чуть короче Тимофеевой ладони, округлый и абсолютно прозрачный. Пасть у чудовища, опять-таки, была словно слеплена с гиены — короткая, обрубленная. И полная этих самых клыков.

Прозрачные глаза смотрели на них. А может быть, и сквозь них…

— Вигала, а Вигала… — едва двигая непослушными губами, прохрипел Тимофей. — А что это…

— Я — Хартгарт! — загрохотала стекловидная гиена. И ощетинила могучий голубоватый загривок.

— А то я не знаю… — пробормотал сенсей, поворачиваясь к чудищу боком и обращая свой взгляд к эльфу. — Только умоляю, не говори, что ты — Великий и Могучий…

— Я — Великий и Могучий! — злобно подтвердило чудовище.

Тимофей отмахнулся. И деловито спросил у Вигалы:

— Ты его спросишь или я?

— О чем ты собираешься спрашивать меня, жалкая тварь? — прогрохотал Стеклянноголовый Хартгарт.

— Не к тебе обращаются, — огрызнулся Тимофей. — Вигала, нам надо спросить у этого придурка, как вылечить Леху.

— Вылечить? Ты это так называешь? — пробормотал эльф.

И дернул уголком рта. То ли от скрываемого смеха, то ли еще от чего.

Сам Тимофей вдруг ощутил, что не боится. Чувство страха покинуло его напрочь. Осталась только какая-то замороженная ясность в теле и мыслях. И возбуждение. Адреналиновый шок?

— Ты! Ты из низкого мира, жалкая тварь! — мгновенно взъярился Стеклянноголовый Хартгарт.

— А нечего ругать оппонентов, — строго проговорил Тимофей. — Ты не депутат, тебе это не положено… Значит, так, Стеклянноголовый Хартгарт, ты превратил нашего друга в это… нечто стеклянновидное. У нас же есть страстное желание получить его обратно. Живого и невредимого. Мы к тебе с этим требованием пришли — и без друга своего не уйдем. — Тимофей закончил речь и быстро огляделся по сторонам. Везде было пусто. Но на всякий случай сенсей изготовился. А вдруг сам зверь прыгнет, или еще кто прибежит…

Стеклянноголовый Хартгарт гулко захохотал.

— Да я сейчас вас обоих…

Внутри фигуры начало разгораться синее сияние. Перемежающееся гнилостно-болотными вспышками. Синева слепила глаза. И очень напоминала сияние электросварки.

— Не получится, — сообщил ему Тимофей. — У меня есть информация, что свои жертвы ты кушаешь только в придержанном виде. А мы совершенно свободны.

— Я — бог… — прошептал гиенообразный божок.

Шепот бога, казалось, пронизывал все — и стены, и купол, и пол. И даже Вигалу с Тимофеем сотряс мелкой дрожью.

— Не выйдет, — неприветливо отрезал сенсей. — У меня свой Бог, православный и единственный. А всех остальных истуканов по моей вере положено называть просто идолищами погаными. И никак иначе, так что ты, друг мой ситный, у меня в качестве бога не котируешься, придумай-ка что-нибудь получше. А что это ты так засиял? Не получается нас скушать? Мы тебя не боимся, а ты, пока нас никто не держит, не в состоянии нас в свое дерьмо стеклянное обращать… Сплошной конфликт интересов. А выход из него, дражайшее ты мое убоище, только один — отдавай нашего друга, и разойдемся подобру-поздорову.

Эльф вдруг крутнулся смазанной тенью. И заметался у Тимофея по флангам и за спиной. Зал начал заполняться женщинами в черных просторных тогах, увешанных с ног до головы какими-то стеклянными цацками.

Чудовище мелко и злобно захихикало.

— О, а вот и старлетки набежали, — невозмутимо констатировал сенсей, примериваясь, с какого бы боку половчее вступить в схватку.

Но спереди от озлобленных жриц его отгораживало голубоватое тело местного божка, широкое и плещущее сиянием, синим и гнойно-болотным, а со всех прочих боков его надежно прикрывал Вигала, продолжавший раздавать жрицам увесистые оплеухи, пинки и подножки. На поражение, насколько мог видеть Тимофей, Вигала пока никого не бил.

Но вот дамы, в отличие от него, старались. В женских ручках кровожадно посверкивали кинжалы с совершенно прозрачными лезвиями, смахивающими на волнисто изогнутые сосульки.

Жриц явно кто-то обучал чему-то из разряда боевых искусств, потому что двигались они стремительно, размашисто и с уже знакомым хряканьем.

— Вигала! — тревожно воззвал Тимофей. — Что делать? В смысле мне…

— Извечный земной вопрос… — проворчал тот. Эльф со змеиной быстротой раздавал удары и толчки жрицам, которые падали, но затем довольно быстро поднимались и снова вступали в бой, если можно так назвать упражнения, исполняемые Вигалой. Лично Тимофею это больше напоминало игру здоровенного кота с мышками.

— Что делать и кому делать…

Голубоватый болванчик божества по-прежнему сидел в чаше, довольно посматривая на свалку за спиной Тимофея.

— Но вообще ты прав, с этим надо кончать. Значит так. — Речь эльфа перемежалась паузами, которые он тратил исключительно на махи руками и ногами. — Все божества обычно принимают жертвы плотью и кровью, то есть в виде зарезанных тел. А этот, наоборот, берет живое тело и превращает его в стекло. Тому может быть… Нечестный удар, красотка, туда целиться нельзя… Так вот, этому может быть, только два объяснения. Либо он, как ты сказал, тоже ценитель прекрасного и лепит из них стеклянные скульптуры исключительно ради собственного удовольствия, либо он просто не переносит крови и кровоточащего мяса.

Эльф замолчал, занявшись одной из жриц. К слову сказать, самой прекрасной из всех, что тут были. Вигала спокойно и добросовестно отражал все ее удары, однако нападать почему-то не спешил. Они танцевали друг напротив друга, быстро, но с какой-то церемонностью.

— Вигала, хватит отвлекаться на симпатичные личики, — сурово заявил сенсей. — Вспомни, зачем мы здесь! Труба зовет и все такое!

— Ты прав. — Вигала со вздохом сожаления отправил девицу в нокаут. — Ну, приступай.

— К чему?!

— Гм… разве я еще не сказал? К уничтожению бога. Давай-давай, а я пока прикрою твою задницу… то есть боевую спину.

— Как?!

— Как прикрою? Ясное дело — своей героической грудью.

— Нет, как уничтожить?!

— А разве я не сказал?! — изумился эльф. — Нет, точно помню — я упоминал, что он боится крови и плоти!

На него накатила волна только что очнувшихся жриц и закрыла его с головой. Эльф увлеченно зарычал и закопошился под грудой тел.

— И что это значит? — с тоской спросил Тимофей. — Ну, боится — и что? Я и сам знаю немало мужиков, которые в обморок падают, случись им пальчик поцарапать…

— Тимофей… — укоризненно проговорил приглушенным тоном Вигала, попутно занимаясь разгребанием жриц по сторонам. — Я же сказал — он не выносит крови! Так что тебе придется пролить немножечко своей…

Интересно, что это значит? Харакири ему тут сделать, что ли? Тимофей нашел за поясом нож, преподнесенный в свое время ему Лехой. И сделал неуверенный шаг к фигуре громадной мыльно-голубоватой гиены.

Прозрачная голова ощерилась и злобно зарычала. Тимофей печально вздохнул и закатал рукав. Стеклянноголовый Хартгарт ринулся вперед. Практически невидимые клыки щелкнули возле самой руки Тимофея…

Но не укусили. «Если ты не боишься крови, — лихорадочно размышлял Тимофей, — то зачем тебе укусов избегать? А вот если боишься…»

Он полоснул по запястью. И щедро окропил брызнувшей кровью попытавшуюся отпрыгнуть голубоватую гиену.

Божество разразилось идиотским ржанием и снова попыталось отпрыгнуть. Тимофей, покривившись от боли, пробормотал:

— Ах не нравится…

Потом щедро намазал обе ладони текущей из запястья кровью, густой и горячей. И попытался было ухватить гиену за загривок. Ладони соскользнули, на торчащем иглами загривке остались кроваво-розовые пятна, подсвеченные изнутри сияющим телом стеклянно голового божества.

Божество хрюкнуло и вроде бы поуменьшилось в размерах. Затем резво запрыгало от него по залу, почти не разгибая задних ног. Тимофей ринулся за ним следом, по пути сбивая жриц, кидающихся телом защищать своего божка и господина.

От каждого нового прикладывания кровавых ладоней Стеклянноголовый Хартгарт ревел, как раненый бык. И понемногу сжимался.

Минут через двадцать Тимофей гонял по залу уже не громадную полупрозрачную гиену почти без головы — она по-прежнему была настолько прозрачной, что практически не различалась на голубоватой шее, — а тельце маленькой собачонки крайне уродливого вида. Тельце сплошь покрывали кровавые пятна.

Жрицы кругом выли и пытались ухватить скачущую собачонку за загривок. Наверное, для того, чтобы спрятать своего великого и могучего бога от страшного и злого Тимофея. На флангах то и дело смазанной тенью в зеленом появлялся Вигала, расчищал ему путь, а потом вновь ненадолго увязал в куче азартно бросающихся на него жриц. У Тимофея, грешным делом, даже появилась крамольная мысль о том, что жрицам, повидимому, просто не хватало обычного, нормального общения с мужчинами. После всех своих служб и жертвоприношений…

Ибо на широкоплечего красавца Вигалу они кидались с гораздо большим желанием, чем на защиту своего родного Стеклянноголового.

В конце концов Тимофей изловчился и ухватил песика за хвост. А тот вдруг с громким хлопком исчез. Просто растворился в воздухе — и все.

Жрицы застыли вокруг него опечаленными соляными столбами.

— Ну и что все это значит? — спросил у затихшего зала Тимофей, растерянно всматриваясь в опустевшие ладони.

Там ничего не было — если не считать его крови, уже начинавшей сворачиваться и подсыхать. Запястье слегка кровоточило. Но не сильно — система свертывания в организме явно сработала как надо, и перерезанные сосуды уже начали схватываться тромбами и спазмами, предотвращая кровопотерю. Тут все складывалось хорошо.

А вот с исчезнувшим божком было наоборот — совсем не все как надо. И как ему теперь Леху выручать, спрашивается? А он так наделся, что возьмет собачку за хвостик, ткнет мордой в остекленевшего Леху — и тот, зараза, враз раскодцуется.

— Вигала! Что будем делать?

— Ты молодец, Тимофей. — Вигала совершенно беззвучно объявился рядом, одобрительно похлопал его по плечу. — Убил божка, надо же… А сейчас пойдем Леху высвобождать.

— А что все-таки случилось? — растерянно поинтересовался Тимофей.

И попытался обтереть руки об тунику первой попавшейся жрицы. Та коротко всхлипнула, но даже не сдвинулась с места.

— Э-э, а вот этого не надо, — строго сказал Вигала, уводя его руки в сторону от черной фигуры. — Твоя кровь у нас теперь драгоценная эманация… И к тому же нельзя так с женщинами обходиться. Сегодня руки об них вытираешь, а завтра ноги начнешь…

— Куда делся Хартгарт?

— Туда же, откуда и пришел, — в Черный Мрак, в Беспросветную Бездну… В пространство между мирами, где умирает свет и обретаются изгнанные боги. И будет покоиться там, пока какая-нибудь из жриц снова не совершит определенный обряд и не вызовет его оттуда.

— О… — потрясение сказал Тимофей, чувствуя, как его понемногу начинает мутить. — Значит, я его, так сказать, изгнал отсюда. Так? Хорошо… А вдруг эти жрицы прямо сейчас его сюда вызовут? Может такое произойти или нет?

— Нет. Пока ты стоишь здесь с окровавленными руками, Хартгарт сюда не заявится — боится вида крови, паразит. И даже более того…

— Что еще?

Громила-эльф, ухмыляясь во весь рот, заявил:

— Я тут вспомнил кое-что… Кровь изгнавшего бога священна. Я, правда, не знаю точно, что это значит.

— Это значит, что прикосновением своих рук ты можешь исцелить своего друга, проклятый! — взорвалась одна из жриц. — Иди и забери его! А потом выметайтесь отсюда, убожества, наполненные кровью, потом и мочой…

— Ну-ну, ты сначала на себя посмотри, — дружелюбно посоветовал Вигала озлобленной даме. — Ты же из самой обычной плоти и крови. А вовсе не из светящейся стекляшки, как твой хозяин. Пошли в хранилище, Тимофей.

* * *

Он шел между рядов застывших в стекле монстров и поочередно прикладывал к ним руки. Там, где ладони оставляли на боках кровавые отпечатки, стекло начинало стремительно мутнеть и терять свою прозрачность. А затем фигура оживала, быстро и резко. Он шел, а за ним оставались жалобно вздыхающие и даже кое-где матерящиеся монстры, которым тут же принимался объяснять что-то вполголоса шедший за ним Вигала. Время от времени приходилось снова терзать запястье кинжалом, чтобы обновить кровавые следы на своих ладонях.

Наконец дошла очередь и до Лехи, стоявшего в самом конце. Тимофей с определенным трепетом и пиететом подошел, приложился к нему ручками. И сразу ощутил, как потеплело и ожило холодное стекло. И Леха задышал…

— Ребята… — потрясение сказал парень с высоты своего постамента. — Ребята, больше не ходите к этим русалкам — там потом на такую образину натыкаешься…

— Не будем, — успокоил его Тимофей, протягивая руку. — Спрыгивай давай, любитель острых ощущений.

Леха грузно слез, покачнулся. Тимофей его поддержал.

— Эх Леха!

— А че? — независимо отреагировал братан. — Я же просто в экстазе был, слабый, радостный… Оттого и не дал той стеклянной образине в морду как следует.

— Да нет, я не про то.

— Надо уходить отсюда, — предложил подошедший к ним Вигала. — А ваши общечеловеческие проблемы давайте решать на улице. Кто чего дал, кто кому недодал…

За его спиной собравшиеся в кучу монстры что-то обсуждали злыми громкими голосами. Атмосфера в помещении накалялась буквально на глазах, и голоса звучали все громче и злее.

— Сейчас это здание громить начнут, — довольно-таки скучным голосом сообщил им эльф. — Здание, само собой, разнесут по кирпичику, со жрицами поступят соответственно. Если не уйдем, и нам может достаться — горящей балкой по темечку.

— Тогда вперед, — торопливо приказал сенсей. — Давайте сматываться отсюда.

Леха вдруг принялся обхлопывать самого себя с печальной мордой лица.

— Черт… Ребята, пукели исчезли!

Тимофей достал из кармана цепочку и протянул ее Лехе.

— А прочее… гм… жрицы пропили-прогуляли. Так что утешься хоть этим. Единственное, что удалось спасти…

Вигала ухватил их обоих за локти и поволок к выходу.

— Вот так влип, — громко сокрушался на ходу Леха. — И пукели сперли, и цепь. А еще на пальце печатка была — и ее тоже нету. Сперли, сволочи!

Они вылетели на улицу. За черными стенами нарастал многоголосый ор, там что-то звенело и грохотало, кое-где в почти монолитной черной стене вдруг появлялись проломы, из них начинали тянуться к розовато-сиреневому небу густые черные дымки.

Спасенные, судя по виду здания, начали процесс активных разборок со жрицами. До какой-то степени Тимофею даже стало жалко дамочек. Хотя, с другой стороны, ему-то не пришлось постоять на пьедестале…

— Пойдем отсюда, — предложил эльф, не глядя на строение, начинающее уже кое-где полыхать. — Нам еще в игорный дом Бальзамина надо успеть…

— Игорный дом? — разом оживился приунывший было по причине потери пукелей Леха. — А туда мы прямо счас пойдем? А этот ваш Ларец Сил спасать не станем? Хотя, конечно, игорный дом…

Вигала, уже успевший отшагать от них метра три, мгновенно остановился и резко развернулся. Зеленый плащ полыхнул по ветру волной.

Эльф посмотрел на Леху серо-желтыми глазами, в которых опять полоскался вертикальный зрачок.

«Глаза зверя», — подумалось вдруг Тимофею. И сердце отчего-то гулко стукнуло…

— Что ты имел в виду, упоминая Ларец Сил, Леха?

— А что, разве вы еще не знаете? — удивился братан. — А мне этот здешний шакал расхвастался, пока его бабы вместе с каким-то амбалом готовили меня… даже не знаю, к чему они там меня готовили. Я, кажется, заснул, а потом проснулся — и сразу вы, с упреками, с кулаками…

Эльф поднял руку.

— Леха, о Ларце.

— Так я уже все сказал! Пока меня готовили, в позу какую-то силком устанавливали, он все болтал. Дескать, та штучка, из-за которой я сюда притащился, этот самый Ларец, спрятана у него в подвале. А он, мол, заглянул ко мне в душу и теперь читает там все, как в раскрытой книге. Я со своими друзьями зря пупки надрывал, потому что искать Ларец у главного мага — бесполезная идея. И лежит этот Ларец Сил лично у него в самом глубоком месте подвала. А в каком именно, он не сказал. Вот и все.

— Дать тебе в морду, Леха? — с готовностью предложил Тимофей. — Нет чтобы сразу сказать!

Леха насупился.

— Ну вот, вы опять с кулаками… А разве я виноват? Сначала в экстазе был, потом образина какая-то мозги метелила, а потом сразу вы с кулаками…

— Тихо! — прервал Лехино нытье эльф. Вигала окинул взглядом здание, над которым уже начинал разгораться пожар.

— Кого-нибудь из вас брать с собой туда, внутрь, — бесполезно. Там дым, свалитесь на первом же десятке шагов. Так что иду я один. Тимофей, пригляди за Лехой. Вдруг его опять кто загребет.

— Ну вот опять, — с печалью в голосе пробормотал Леха. — Разок только и побыл в экстазе, а попрекать этим будут теперь всю жизнь…

Эльф умчался в сторону дверей, из которых уже вырывался поток выбегающих на улицу монстров. Отовсюду густо валил дым. Возле Черного Дома начала собираться удивленно охающая и ахающая толпа, которой выбегающие монстры что-то со всхлипываниями объясняли…

Вскоре из дверей уже никто не выскакивал. Толпа на улице между тем принялась что-то выкрикивать, потрясать кулаками. Пламя гудело и злобно трещало внутри Черного Дома, в проломах бились оранжево-алые языки огня, и столб дыма сверху становился все гуще и толще. Тимофей отметил про себя, что в толпе не оказалось ни солдат из городской стражи, ни любых других служивых лиц — скажем, пожарников.

Впрочем, местные пожарники, в отличие от своих земных коллег, могут и не выезжать на место событий, пришло ему в голову, когда он старательно пытался отвлечь себя от вида идущего сквозь огонь Вигалы. Местные борцы с огнем наверняка сидят себе сейчас где-нибудь на высокой каланче и старательно подбирают заклятия на случай пожара…

Поскольку из соседних домов никто не выбегал с криком: «Горим!» — и толпа на улице особого беспокойства по поводу распространения огня не выказывала, предположение Тимофея вполне могло быть обоснованным. Значит, по поводу огненного смерча на весь город горевать не стоило.

А вот по поводу ушедшего Вигалы — следовало очень. Любой нормальный человек в доме, наполненном дымом и пламенем, уже успел бы за это время раза три задохнуться. И раза два сгореть заживо.

Тимофей бессознательно сжал кулаки. Леха ойкнул — одна из ладоней Тимофея лежала у него на плече.

— Ты чего?!

— Вигалы нет…

— Не боись. Он у нас в воде не тонет, в огне не горит… — успокоил его Леха.

Сверху на горящем здании уже начала рушиться кровля. Тут даже Леха не выдержал — втянул сквозь зубы воздух и коротко матюгнулся. Из распахнутых дверей, окутанных дымом и пламенем, по-прежнему никто не показывался…

— Вот он! Вот! — завопил вдруг Леха, тыча рукой в сторону охваченных пламенем дверей.

Нежно-зеленый плащ эльфа сгорел почти весь, с плеч теперь свешивались только обгорелые лохмотья. Эльф вылетел из огня кубарем, прижимая что-то к груди. Тимофей с Лехой бросились к нему.

В первую очередь эльф бережно выпростал из-под остатков зеленой накидки серебряную гриву волос — явно прятал под плащ внутри дома, чтобы шевелюра не полыхнула синим пламенем в бушевавшем пожаре. Концы волос кое-где были опалены, по серебрящейся массе тянулись черные полосы от сажи и пепла. И широкоскулое лицо тоже было все в саже — одни только глаза оставались по-прежнему серо-желтыми, ясными и звериными.

Вот только белки у них сильно покраснели и вертикальная щель зрачка расширилась.

У груди эльфа красовался сундучок, рождавший воспоминания о мозаичных панно. Все стенки его были сложены из сияющих камешков четырех цветов — красного, синего, зеленого и серого. Красные отсвечивали огнем, синие поблескивали прохладной голубизной воды, оттенок темно-зеленых камней напоминал о земле, подернутой первой травой. А в серых полоскалось затянутое тучами небо…

— Вот он! — выдохнул эльф.

И тут же зверовато оглянулся, содрал с плеч остатки плаща и быстро завернул в них Ларец.

— Уходим отсюда! Живо!

Они рванули по улице, уводящей в сторону от горящего дома. Шагов через двадцать за спиной что-то мощно ухнуло, потом посыпалось с громким шуршанием. Каменная мостовая под ногами ощутимо дрогнула. Потом еще раз и еще. Эльф слегка запнулся на бегу. Тимофей устоял, хотя качнуло его сильно. А вот Леха, бедолага, после всех последних событий явно ослабел — и потому покатился по мостовой кулем. Тимофей отловил его у самой стены, торопливо вздел на ноги. На мгновение обернулся.

Вместо Черного Дома из мостовой торчала груда черных развалин. Из него получилась гигантская платформа, доходящая только до уровня Тимофеева пояса. Развалины были странно уплощены сверху, словно Черный Дом не просто обрушился, а был аккуратно так придавлен сверху гигантским прессом. Толпа не кричала — монстры преспокойненько разворачивались и расходились.

— Значит, вот как в городе магов тушат пожары…

Леха покосился назад, потом, ошалело глянув на Тимофея, пробормотал:

— М-да, с такими пожарниками и террористов не надо в городе иметь… Слушай, а ведь девицы в черном оттуда не вышли. Как же они?..

— Вигала ждет, — пробормотал Тимофей. — Давай-давай, двигай ножками.

И поволок братка по улице, подальше от общей могилы жриц Стеклянноголового Хартгарта.

Вигала притормозил и терпеливо ждал их у следующего перекрестка, недовольно хмурясь.

— Слушай, — с ходу спросил его Леха, — а как же все эти бабы? Неужели так и остались там?

— Они были уже мертвы к тому моменту, — спокойным тоном просветил его эльф. — Так что не волнуйся, не особо мучились. И это к лучшему. Даже одна такая жрица может снова вызвать своего Стеклянноголового. И все начнется сначала. Или ты хочешь опять на постамент, Леха? Тяга к прекрасному одолела и все такое…

— Нет, — отрезал браток. — И верно, остались так остались… Все к лучшему!

— Молодец, — противно-насмешливым тоном похвалил его эльф. — А теперь быстро в игорный дом Бальзамина, заберем оттуда моего собрата — и домой, на Землю.

— В игорный дом? — оживился Леха. — Мы и впрямь туда пойдем? Так что же мы здесь стоим?

— Уже идем, — успокоил его эльф. Примерно три километра стремительного марш-броска по извилистым улочкам — и они очутились перед странным домиком. Низеньким и темно-коричневым.

— Ну, — ошалело спросил Леха. — И это — игорный дом? Да, хреново здесь поставлен игорный бизнес…

— Главное здесь — внутри, — лаконично ответил эльф.

Крошечные коричневые дверки распахнулись. Оттуда выглянул привратник, мордой напоминавший обритого до кожи волка.

— Так вы будете заходить или нет, господа хорошие? — отнюдь не любезно спросил волчара. — А то стоят тут, внимание привлекают…

— А что, тут это запрещено? — начал было удивляться Леха.

Но эльф ухватил его за плечо и поволок вперед, в низенький проем. Тимофей нырнул следом.

Внутри было шумно. И море света, и монстрихи разных рас и народностей вертели по углам внушительными задами. Помещение внутри по площади намного превосходило весь домик снаружи. Фокус? Или же что-то из научной фантастики — но только в местном магическом исполнении…

Здесь не оказалось ни зеленых столов, ни привычных глазу игральных автоматов. По залу посреди ревущей и азартно кричащей публики были разбросаны островки, на которых что только не красовалось — и зеркальные шары, и какие-то неведомые звери. А напротив стояли монстры и непрестанно что-то метали в сторону шаров и зверей… —

Те в свою очередь безостановочно подпрыгивали. И кидались из стороны в сторону. Умудряясь, насколько Тимофей мог заметить, при этом оставаться целыми и невредимыми.

— Обалдеть, — неуверенно проговорил Леха, крутя головой из стороны в сторону. — Так это у них спартакиада народов Вселенной или все-таки игорный дом?

— Когда силушки столько, что аж мышцы трещат, — философски заметил Вигала, — самый большой азарт — это встретить цель, которая тебе не по силам. Здесь такую возможность предоставляют игорные дома. Их создают в основном для приезжих — местные, как вам уже известно, мускулатурой не интересуются, для них тонкие магические материи важнее грубой физической силы. Здесь сплошные туристы из разных миров. Большая часть приезжает специально ради этого. Если силен и ловок, действительно можешь подзаработать. И немало. Монстры упражняются с прыгучими целями, за поражение казино берет с них деньги. За редкие попадания — отдает само. Кроме того, здесь представители разных миров пьют, едят, веселятся… Так что за ночь здесь тратится немало. А вообще игорные дома в городе магов запрещены. В целях борьбы за нравственность. А то вдруг еще и маги начнут сюда заглядывать, а потом и мускулы примутся упражнять — это вместо мозгов-то…

— А почему же этот работает? — несколько наивно поинтересовался Тимофей.

Эльф поморщился.

— Ну ты и вопросики задаешь, Тимофей… Потому что у хозяина игорного дома везде свои люди. И все с лапами, на которых уже лежат нужные количества пукелей. Так, а вот и наша цель. Тимофей, у тебя в жилах еще осталась кровь? Победитель богов ты наш…

— Победитель богов — это звучит гордо, — солидно подхватил Леха в тон открыто ухмыляющемуся эльфу.

И не поймешь, то ли подыгрывает тому, то ли, как всегда, простодушен по самое не могу…

У дальней стены красовался отлитый в стекле великан. Вылитый Вигала, только чуточку похудее— и не обгорелый. Тимофей глянул на запястье. Рана на нем уже покрылась корочкой из свернувшейся крови. Но такую только царапни — и кровь пойдет снова. Стало быть, он в полной боевой готовности.

— Айда. — Тимофей пожал плечами. И двинулся вперед.

Со стеклянным эльфом все произошло в точности так же, как и с прочими монстрами. Стекло помутнело, а статуя вдруг ожила. Эльф на постаменте покачнулся, затем тяжело спрыгнул на пол. Вигала подставил ему плечо.

— Уходим, брат…

В игорном доме теперь сделалось на удивление тихо. Все монстры, обернувшись, смотрели на них. Монстрихи, до этого активно вращавшие нижними частями тела, тоже вдруг замерли. И с раскрытыми пастями глазели в их сторону.

— Здесь не такие правила, эльф, — проговорил вдруг кто-то ломким голоском. — Ты ворвался сюда, что-то сделал с моей любимой скульптурой, теперь хочешь ее попросту своровать у меня… Не выйдет! Верни на место, а то…

Из толпы монстров как-то сами собой выделились крепкие надутые парни с гнусными рожами, встали перед ними полукругом, отрезая путь к отступлению. Тимофей оглядел свою компанию. Леха стоит мрачный и уже сжимает кулаки. Вигала одной рукой поддерживает собрата, другой зажимает сверток с Ларцом. А парни напротив явно не из магов, с которыми им как-то пришлось столкнуться в одном из местных уютных кабачков. Наоборот, совсем даже не маги…

И все это, вместе взятое, может помешать их главной цели — доставить Ларец Сил на Землю.

— А кто говорит-то? — шепотом поинтересовался он у эльфа.

— Хозяин игорного дома, — напряженно пояснил тот. — Бальзамин. Сам он никогда не показывается — так, голос в зале, и все.

— Ладно. — Тимофей пожал плечами, обернулся к залу. — Бальзамин! Давай договоримся. В конце концов, мы ж не звери… да и ты, я думаю, вовсе не мечтаешь встретиться как-нибудь в темном переулке с толпой мстительных эльфов…

— А если мечтаю? — вкрадчиво поинтересовался все тот же голос без тела.

— За чем дело стало? — Сенсей пожал плечами. — Ты нас только отпусти — и мы тебе это мигом обеспечим…

В зале ненадолго воцарилась тишина, потом Бальзамин произнес:

— Нет, отпустить просто так я не могу… Потом вообще уважения никакого не будет, повадятся тырить из зала все, что под руку попадется… Предлагаю тебе сыграть. Победишь — эльф твой…

Вигала сзади жутко скрипнул зубами. Но промолчал.

— Идет, — с готовностью согласился Тимофей. — Если дашь лук и стрелы, то попробую попасть в одну из твоих скачущих мишеней. С трех попыток. Лук и стрелы-то у вас имеются?

— У нас наличествуют все виды оружия, — в рекламном стиле проговорил хозяин игорного дома. — Только помни — проиграешь, эльф мой.

— Да помню я, помню…

— Тебе что, сенсей, слава Робин Гуда покоя не дает? — встревоженным тоном спросил Леха. — Уверен, что попадешь?

Тимофей помотал головой.

— А как же?.. — удивился тот.

— Знаешь, Леха, есть такое великое русское слово — авось…

— Ага. И есть еще другое великое русское слово — дурак…

Подкатили мишень — что-то вроде продолговатого воздушного шарика, парящего в воздухе. Подали короткий лук со стрелами. Тимофей неуверенно наложил на лук стрелу, натянул тетиву. Та поддалась с трудом.

Стрела вылетела — пролетела мимо шарика, привычно скакнувшего в сторону.

Зал заулюлюкал. Вигала за спиной застонал. Леха в такт ему матюгнулся.

Тимофей, не обращая на все это ровно никакого внимания, прошагал вперед. Надутые парни смотрели на него удивленно, но препятствовать не стали. Он остановился прямо перед шариком. Примерился.

И что есть силы наподдал луком по глянцево блестящему боку.

Шарик моментально отлетел в сторону метра на три, потом с обиженным свистом вернулся на место. Чувствовалось, что с мишенями здесь так еще никто не обращался. Не по-джентльменски и все такое…

— Уговор был таков, — громко сказал Тимофей, ощущая, как часто бьется сердце. — Луком и стрелами попасть с трех попыток по той мишени, которую ты выставишь. Я, как видишь, попал со второй. С первой, где я стрелой пытался, что-то не получилось…

— Ах ты… — Сожаление было неподдельным. — И как же это я… Не обговорил все как положено…

— Уговор дороже денег, — бодро заключил Тимофей, — на самом деле не шарик был сбит с места, так? Сделал я это луком и стрелами, все честь по чести… И если ты нас сейчас не отпустишь, то…

— Конечно, эльфа ты для себя сохранишь, но ведь какие нехорошие слухи тут же пойдут! — бодрым голосом вклинился в разговор Леха. — То да се, дескать, Бальзамин обманул клиента, не отдал ему выигрыш… Зажулил, одним словом!

— Да, — с определенной надеждой в голосе произнес Тимофей. — Не будет доверия у клиентов — а какое после этого игорное дело? Так ты весь свой бизнес развалишь… Так что лучше отпусти. И в следующий раз обговаривай все как следует, может, поможет…

— Быстро уходим, — зашептал за спиной Вигала, — пока он размышляет…

Они тесно сплоченной группкой двинулись к выходу. Надутые парни слегка подались в стороны, пропуская их.

И в самый последний момент, когда они уже подошли к дверям игорного дома, кто-то — похоже, все тот же Бальзамин — вдруг заорал:

— А что это у эльфа под мышкой? Держите его!

Надутые парни ринулись через весь зал. Тимофей, мгновенно похолодев от предощущения страшного — их ограбят, они так и не привезут на Землю Ларец Сил, планета не будет спасена… — затрясся на месте. Но тут Леха довольно бодрым голосом проорал у него над головой, обращаясь к застывшим клиентам:

— Помогайте, пацаны! Гад Бальзамин хочет наш выигрыш зажулить!

Пацаны-монстры тут же развернулись к надутым парням. В зале замелькали кулаки, густо зазвучали красочные выражения. Все это перекрывалось громкими причитаниями:

— Нет, да что же это такое… Говорили мне, больше надо охранников, больше! В рожу дай тому, раззява! И беги к этим, там под мышкой у эльфа что-то такое… Непонятное, но манящее!

Вигала странно свистнул, Леха, широко размахнувшись, от души врезал по роже привратнику. И они вылетели на улицу.

Прямо с неба багрово-черной птицей спускался Эскалибур. Вокруг тела дракона кружились сияющие алые и белые вихри, сыпались искры. Дракон утробно ревел, судорожно взмахивал крыльями.

— Чего это он? — недоуменно проговорил Леха.

— Через заклятия магов пробивается, — сквозь зубы ответил Вигала. — Над городом колпак из них — там и птица не пролетит. А Эскалибуру приходится грудью его пробивать. Бедняга…

— А что, это больно?

Эльф оглянулся на Тимофея с Лехой, оскалился.

— Взлетишь — узнаешь.

Эскалибур приземлился брюхом на брусчатку мостовой, тут же вытянул шею и звучно щелкнул пастью перед вывалившимися из дверей игорного дома изрядно помятыми охранниками. Те тут же нырнули обратно. Хоть и монстры, а разумные…

— Живо! — заорал Вигала.

Затем толкнул вырученного из стеклянного плена эльфа к лесенке. А сам просто прыгнул. Прямо с места.

Тимофей с отвисшей челюстью, проследив полет — или, лучше сказать, улет — эльфа к холке дракона, пробормотал:

— Ну, Бэтмен, ну и дает…

Леха уже взбирался вслед за спасенным эльфом, часто перебирая руками и оттопыривая на обозрение всем собравшимся горожанам свой зад в продырявленных еще в лесу джинсах. Сенсей, выйдя из состояния ступора, тоже кинулся к скобам.

Горожане, дисциплинированно собравшиеся поглазеть на новую заварушку, разумно стояли в отдалении, поглядывали оттуда крайне потрясенно, но больше никаких активных действий не предпринимали. Тимофей заподозрил, что часть из них еще совсем недавно любовались обрушением Черного Дома, сиречь храма Стеклянноголового Хартгарта. Да, с появлением землян зрелищ в городе явно поприбавилось… Наверху его поджидал Трегуб.

— И как это вы с Эскалибуром так вовремя… — пробормотал Тимофей, ныряя в кресло и усаживая кроху-домового себе на колени.

— А Вигала нас позвал, — словоохотливо сообщил ему домовой. — Свистнул, и мы тут же сюда… Ты разве не слышал?

— Да, было что-то такое. В доме у этого Бальзамина… Но… но как вы услышали?

— А ты разве не знаешь поговорку — высоко сижу, да далеко слышу? — довольно спросил домовой. — Это еще что — Эскалибур, тот и вовсе даже мысли может слышать! Как у вас говорят, телепат. А сейчас мы прямо на Землю!

Эскалибур одним прыжком взмыл с мостовой. И вонзился в небо, тут же заполыхавшее веером из алых и белых вихрей. Среди них уже били серебряные молнии, частые, чистые…

И Тимофей утонул в нахлынувшем море боли.

А на другом конце боли лежала Земля.

Примечания

1

Памятник, установленный не на месте погребения. Или и вовсе — памятник тем, у кого нет места погребения. В частности, для магов — поскольку их не хоронят, они сразу же после смерти тихо и мирно распадаются на составные атомы. Это одно из побочных последствий магии — тела магов от работы с тонкими материями стихий становятся нестойкими, и их удерживает в целости лишь разум самого мага. Кстати, отсюда следует, что совершить самоубийство для мага проще простого — приказал самому себе распасться на части, и все дела

(обратно)

2

в переводе с франко-нижегородского — ужас.

(обратно)

3

Уважительное обращение к пожилой даме на наречии мюсли

(обратно)

4

Единица веса.

(обратно)

5

Грязное местное ругательство. Не следует употреблять его в присутствии детей и подростков, беременных и кормящих женщин, лиц с заболеваниями центральной нервной системы — короче, это просто вредно для здоровья нации.

(обратно)

6

Валерий Брюсов. «Сонет к форме».

(обратно)

Оглавление

  • * * *