Второе дыхание (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Кейт Ринка Второе дыхание

Любовь может быть великим даром, а может быть великим наказанием.

Она может сделать человека счастливее, а может сделать несчастнее.

Иногда она способна озарять его жизнь, как восходящее солнце, и как горящий факел в ночи, освещать его путь. И тогда она поддерживает в трудную минуту и позволяет подниматься к небесам, держа за руку свою вторую половинку и хлопая своим крылом.

А иногда любовь бывает жестока. Она может терзать душу, полосуя ее острыми лезвиями холодных ножей. Она может разбить сердце, вырвать его из груди, оставляя кровоточащую рану на месте зияющей дыры, которая будет долго ныть и пульсировать болью.

Но иногда, Любовь дает второй шанс. Ведь, кто сказал, что сердце не может любить дважды?


Антон уже больше двух месяцев не мог прийти в себя, после того, как девушка, которую он полюбил по-настоящему, ушла к другому, и не к кому-нибудь, а к его родному брату.

Учась в Москве, он познакомился с прекрасной Алисой, и их первый Новый год решил встречать в кругу семьи и друзей, и поэтому увез ее к себе домой, в небольшой подмосковный городок Чехов. Там он и потерял свою любовь. Оказалось, что его брат Максим и Алиса давно были влюблены друг в друга — судьба свела их вместе ровно год назад, всего на одну Новогоднюю ночь, но после, сразу развела по разным дорогам, будто проверяя вспыхнувшие чувства на прочность. И их чувства выдержали это испытание. А по воле случая Антон, сам того не подозревая, вернул их друг другу, оставшись с разбитым сердцем.

С Алисой они были вместе около двух месяцев. Ему казалось, что им было хорошо вместе. Он относился к ней с любовью и вниманием. Но она выбрала его родного брата. А сердцу, как известно, не прикажешь. И он не мог винить двух дорогих ему людей, которые так искренне полюбили друг друга задолго до его знакомства с Алисой.

После Нового года он вернулся в Столицу уже один. Первое время ему ничего не хотелось. Он постоянно вспоминал Алису и то короткое время, которое они были вместе. А она теперь была с Максом, в его объятьях, в его постели… Ревность убивала, отдаляла от брата, заставляя иногда ненавидеть его. Но Антон прекрасно понимал, что Макс ни в чем не виноват, как и Алиса, как и он сам.

Смериться со своей болью ему никак не удавалось. Учеба не шла, и он вовсе перестал посещать занятия. А через два месяца бессознательное прожигание жизни в барах и клубах Столицы начинали его угнетать и загонять в депрессию еще глубже.

Каждый день он просыпался с желанием, хотя бы, увидеть Алису. И в один прекрасный день он не выдержал, сел в машину и поехал домой.

Город Чехов встретил его весенним настроением — начало Марта, пора капели и таяния снегов, на небе ярко светило солнце, на деревьях щебетали птички. Весной всегда начиналось амурное обострение, когда больше всего хочется любить и быть любимым. Только ему совсем не хотелось ни новых отношений, ни другой девушки.

Он кружил по городу и спрашивал себя — зачем он сюда приехал? Увидеть Алису? Ну а что потом? Что он будет делать дальше, зная, что она больше никогда не будет принадлежать ему? Он не знал, как ответить себе на эти вопросы, поэтому просто делал то, что просило разбитое сердце.

Но ехать домой, где жил Макс с Алисой он не отважился. У родителей была однокомнатная, поэтому он решил пожить у своего друга, у которого была трехкомнатная квартира, и которую он делил лишь со своей младшей сестренкой.

Славка встретил его с распростертыми объятьями, выделив самую большую комнату — зал.

— Ты уверен, что тебе нужно сейчас ее видеть? — спросил Славик, когда они сидели на кухне и пили чай. — Может не стоит сейчас травить себе душу? Развеялся бы, отдохнул. Глядишь, может подцепил бы какую-нибудь девчонку и забыл бы о ней.

— Я два месяца пытался развеяться. Больше не могу.

— Слушай, ты меня пугаешь. У тебя с Максом на ней что, свет клином сошелся? Что других нет? Давай мы тебе здесь кого-нибудь девчонку найдем, раз в Столице никто не приглянулся.

— Не надо мне никого искать. Я тут недельку побуду и обратно уеду. Сессия уже началась.

— У нас гости?! — донесся мелодичный голос Славкиной сестры из коридора, которая незаметно проскользнула в ванную комнату.

— Да, и надолго! — отозвался ей Славка.

Антон давно знал Яну, но не очень хорошо. Она была младше него на пять лет, любила повеселиться в шумных компаниях, и была очень смышленой, веселой и симпатичной девчонкой — это то немного, что он о ней знал.

— Янка что, только встала? — спросил Антон, глянув на часы, которые показывали час дня.

— Угу, вчера всю ночь кутила с друзьями. У нее как выходные, так сплошные гулянки.

Яна зашла на кухню и, увидев Антона, широко раскрыла глаза и расплылась в улыбке:

— Антон? Привет. Какими судьбами? Давненько тебя не было видно в городе.

Взглянув на Яну, Антон удивился не меньше и едва не подавился чаем, увидев, что на ней были лишь маленькие белые трусики и полупрозрачная обтягивающая майка. Она явно похорошела с тех пор, как он последний раз ее видел, и к такому шикарному телу никак нельзя было остаться равнодушным. Насколько он еще знал, и как уже убедился, Яна была девчонкой без особых комплексов.

— Привет. Да так, приехал навестить друга, — соврал Антон.

Славик окинул сестру хмурым взглядом:

— Слушай, бесстыдница, а ну иди, одень чего-нибудь. И кстати, Антон недельку у нас поживет, поэтому веди себя прилично.

Яна отвесила брату шуточный подзатыльник:

— Хватит меня воспитывать. Я у себя дома. Как хочу, так и хожу.

Она развернулась и зашагала к себе в комнату, а Антон не смог удержаться, чтобы не посмотреть, как она изменилась… со спины — обычное мужское любопытство.

— Кошмар, и вот с этой девчонкой мне приходится жить, — посетовал Славка.

— У тебя хорошая сестра, что ты наговариваешь на нее.

— Да сил у меня порой не хватает. Вечно попадает в какие-нибудь неприятности. Вот если бы она себе парня какого-нибудь нашла, мне было бы проще. Хоть он бы за ней приглядывал. — Славка окинул Антона внимательным взглядом. — Слушай, может ты присмотришь за ней сегодня, а?

— А ты где будешь? — удивился Антон, который планировал сегодняшний вечер провести со Славкой.

— Я сегодня в ночь работаю.

Антон пожал плечами, все равно ему уже нечем было заняться, а с Алисой встречаться он еще готов не был.

— Ладно, пригляжу. А куда она сегодня собирается?

— Ой, еще не знаю. Ян! — крикнул он в коридор. — Куда ты сегодня идешь?!

— Я сегодня собираюсь к какому-то Димке! А что!? — доносилось из комнаты.

Славка недовольно покачал головой:

— К какому еще Димке!?

— Да не знаю я его! Да и какая разница? У него дома никого нет, и там собирается большая компания, будет много моих друзей.

— Антона возьмешь с собой?!

Последовала короткая пауза…

— Возьму!

— Отлично. Я на сегодня спокоен.


Яна рылась в своем гардеробе, пытаясь отыскать там на вечер что-нибудь поинтереснее и посексапильнее. Ведь сегодня она проведет вечер вместе с Антоном, этим светловолосым красавчиком, от которого уже давно млела. Не то, чтобы она сегодня хотела его соблазнить… или все же хотела? Да, она всегда хотела привлечь его внимание, но раньше он никогда ее не замечал. Еще бы! Когда она увидела, с кем он приехал на Новый год, то сразу поняла, что никогда не была в его вкусе. Та девушка, Алиса, была высокая, стройная и пышногрудая, можно даже сказать с экзотической внешностью, которую придавали ей черные волосы и карие глаза. Алиса была вся такая-растакая, а она — обычная взбалмошная девчонка с длинными каштановыми волосами и зелеными глазами, и за которой, тем не менее, бегал табун парней. Она тоже выросла красивой девчонкой, но ее красота была несколько другой — обычной. Но зато она умело ей пользовалась!

«И что это он у нас делает?» — спрашивала себя Яна. Хотя, она могла бы догадаться, что он просто не хочет ехать домой. Брат поведал ей о несчастной любви Антона. В эту историю с Алисой Яне верилось с трудом, но она видела в городе эту счастливую парочку «Максим + Алиса», и видела грустного и подавленного Антона. И тогда ей с трудом верилось в такую искреннюю любовь — неужели такое может быть? За свою короткую жизнь она еще не встретила человека, который бы так сильно смог ее полюбить, и сама еще никого не любила. А в этом ли счастье? Ей и так было хорошо с друзьями и подругами. Беззаботная и свободная жизнь ее вполне устраивала.

Наконец, она отыскала в шкафу синюю джинсовую юбку, едва прикрывающую зад, и черную рубашку с воротником стоечкой, плотно обтягивающую все ее выпуклости — грудь у нее была не хуже, чем у Алисы, может, чуть меньше, но это не беда, она всегда замечала жадные взгляды парней и слышала приятные комплименты по поводу, как своей груди, так и всей внешности.

И вечером она была в полной боевой готовности, и даже не застегнула, как ей показалось, лишнюю пуговицу на рубашке, чтобы были слегка видны черные кружева лифа, соблазнительно контрастирующие с ее бледной кожей мягких частей тела.

Послав своему отражению в зеркале воздушный поцелуй, она гордо вышла из комнаты, готовая сегодня покорить весь мир, ну или хотя бы одного классного парня, который сейчас ее ожидал.


Увидев Яну, Антон едва сдержался, чтобы не попросить ее переодеться во что-нибудь… менее вызывающее. Если она всегда так одевалась, то он понимал опасения своего друга — за этой девушкой нужен глаз да глаз. Красивое тело в красивой одежде, к тому же свободное, привлекало кучу парней с самыми разными намерениями. Хотя, кто он такой, чтобы учить ее, как нужно одеваться? Именно поэтому он так ей ничего и не сказал.

Когда они пришли к «какому-то» Димке, которого сложно было сразу определить — кто же в доме хозяин? — Антон нашел в этой большой компании, разбросанной по трехкомнатной квартире, своих знакомых. Для маленького городка это было обычное дело — ходить по гостям и встречать там своих друзей. Поэтому скучать ему не пришлось. К тому же, здесь было весело. Молодежь развлекалась везде, кроме «священной» спальни родителей. На кухне раскуривался кальян, в комнате «какого-то» Димы обступили компьютер с Интернетом, а в зале игрались игры и плясались пляски.

Какое-то время за Яной даже не нужно было приглядывать, потому что она сама к нему странным образом липла. Ему даже показалось, что она упорно пытается его соблазнить. То Яна сядет к нему на колени, то прильнет и шепнет на ухо то, что можно и так сказать, то сядет рядом и положит ему на ногу руку. И все в таком же духе, и все вроде бы невзначай. Но его это нервировало, потому что волновало, а это ему совсем было не нужно. Поэтому он делал вид, что ничего не замечает, тем самым давая понять, что ему это не интересно. И, видимо, поняв его настроение, она перестала его донимать.


Яна готова была вскипеть от злости. Этот Антон, продолжает ее не замечать, как и всегда это делал! Она весь вечер крутила хвостом перед ним, а ему хоть бы что! Да любой бы другой уже сделал ей предложение после всех ее натисков и женских уловок. «Бесчувственный и холодный импотент!» — ругалась она на него.

Не выдержав такого расстройства, Яна решила пропасть из поля его видимости и забыться с другими ребятами. Она была приличной девочкой, но ей, как и всем девочкам, нравилось, когда мужчины уделяют хоть какое-то внимание. А раз мужчина, которого она давно хотела, игнорирует ее, она не собиралась чахнуть от нехватки этого самого внимания. И Яна не прогадала — ее все обхаживали, развлекали и… без конца подливали шампанское. То, что надо! Но пила она всегда с умом, зная коварных парней, которые в любой момент были готовы затащить ее в постель.

Пила то с умом, но лишь за исключением тех случаев, когда злилась или раздражалась. А вот секс всегда для нее был больной темой. Секса хотелось всегда, а беда состояла в том, что постоянного парня у нее не было. А так как тело требовало свое, ей приходилось тщательно выбирать партнеров. Антон всегда был парнем ее эротических фантазий и, кажется, таким остаться и хочет. Всегда добрый, всегда хороший и благородный, и всегда зануда, не обращающий на нее внимания, как на женщину. Может, раньше это и можно было списать на малолетний возраст и неразвитые еще формы, но не сейчас. Сейчас она была вполне сформировавшейся и весьма сексапильной девушкой. Так что же с ним такое?!


В какой-то момент Антон понял, что потерял Яну из виду. Он обошел все комнаты, но ее нигде не было. Куртка висела, а значит — она все еще была здесь. И единственное место, куда он не заглядывал — это спальня родителей этого Димы, как позже стало известно, обычного старшеклассника. И почему-то Антон не удивился, когда заглянул туда и увидел на широкой двуспальной кровати Яну с каким-то парнем, к счастью, еще пока, в одежде, и страстно целующимися.

Почувствовав себя как-то странно недовольным, он все же прикрыл дверь и стал думать — что же ему делать в такой ситуации? Славка просил приглядеть за Яной, но она, все-таки, была уже достаточно взрослой девочкой, чтобы самой разбираться в своих интимных связях.

И пока он размышлял, как истукан стоя возле двери, к нему подошел какой-то молодой парень с ежиком на голове, разгильдяй по внешнему виду, явно знающий, что происходит за этой дверью.

— Ну что там? — спросил он, усердно жуя жвачку. — Он уже ей вдул?

Антона передернуло от таких хамских слов этого молокососа.

— О чем это ты? — нахмурившись, спросил он.

Тот полез к двери, пытаясь заглянуть внутрь:

— Ну-ка дай поглядеть…

Но Антон оттолкнул его назад, начиная злиться не на шутку:

— И что ты там забыл?

— Да ладно, че ты? Дай посмотреть. Там такое шоу сейчас начнется.

— Какое шоу?

— Кирилл этой девчонке две таблетки Виагры скормил. Она на баб действует ядренее, чем на мужиков, — ухмыляясь и чему-то радуясь, сказал этот молокосос. — Ее всю ночь можно будет тра…

Парень не успел договорить, потому что Антон схватил его за горло и так сильно толкнул, что тот, давясь жвачкой, растянулся на полу в коридоре. Из комнат начали высовываться любопытные пары глаз.

— А ну пошел отсюда! — проревел Антон и зашел в спальню.

Он спихнул парня с Яны и поднял ее на ноги, на которых она едва смогла стоять сама, будучи то ли пьяной, то ли еще какой-то, то ли и той и другой. Антону пришлось прижать Яну к себе, чтобы она не упала. И цепляясь за него руками, Яна застонала и улыбнулась, подняв на него замутненные глаза.

— Антон… — радостно пропела она, положив руки ему на лицо. — Ты такой классный!

— Эй! — подал голос парень, поднимавшийся из-за другой стороны кровати. — Ты совсем охренел!?

— Еще одно слово и ты не досчитаешься зубов, — грозно бросил он.

И тут, Яна обняла его за шею и поцеловала — от нежного прикосновения мягких губ, у Антона мгновенно забурлила в венах кровь. Ее губы оказались такими сладкими, как мякоть созревшего плода с небольшим привкусом шампанского. Но все же, он не стал поддаваться ощущениям, и грубо развернув Яну спиной к себе, повел в прихожую. Любопытный народ стал выходить из комнат. Кто-то что-то ему говорил и спрашивал, но он лишь коротко отвечал, ничего не объясняя, даже своим знакомым. Яну нужно было увести отсюда, и как можно скорее.

И ни на кого не обращая внимания, он быстро помог ей одеться, отбиваясь при этом от ее рук, которые лезли туда, куда им было не позволено. Антон мог лишь удивляться — неужели это все действие таблеток? Яна всегда была кокетливой девчонкой, но не до такой же степени! И как же он так не уследил за ней? Ко всему прочему, она успела выпить лишнего и совершенно себя не контролировала, вряд ли соображая, что делает. И сейчас она представляла для себя серьезную опасность, а для других тем более.

Дорога к дому была утомительной. Антону приходилось практически тащить Яну, которая все время капризничала, топала ногами и требовала своего прямо на улице. Пьяная женщина, жутко нуждающаяся в сексе — это настоящая катастрофа!

Как только они переступили порог ее квартиры, Антон снял с Яны куртку, сапоги, и прямо в одежде затащил в ванную, включив холодную воду. Яна завизжала, пытаясь вырваться из его рук, поэтому Антону пришлось залезть к ней и обнять, чтобы удержать на месте. Она тряслась в его объятьях от холодной воды, льющейся на них сверху из душа, и Антон очень надеялся, что это поможет и немного ее отрезвит. Потому что он совершенно не знал, что ему сейчас с ней делать.

Перестав вскоре сопротивляться, Яна сползла вниз, увлекая за собой Антона и крепко обнимая его за шею.

— Мне холодно, — процедила она сквозь зубы ему на ухо.

Решив ее больше не мучить, Антон потянулся к крану и выключил воду. Может, он переборщил немного? Антон попытался отлепить ее от себя, но Яна еще сильнее прижалась к нему.

— Как ты себя чувствуешь? — решил он спросить.

— Холодно.

— И все?

— Да.

— Тогда надо вылезти из ванны и переодеться в сухую одежду. Сразу согреешься.

— Угу…

— Давай я тебе помогу.

Антон начал потихоньку вставать и аккуратно поднимать Яну, которая цеплялась за него мертвой хваткой. Применив немного силы, ему удалось разомкнуть ее руки. Она все еще тряслась от холода, вся одежда вымокла, а по щекам стекала черная тушь. Кажется, он все-таки переборщил.

— Сними одежду и надень теплый халат. Хорошо?

Она молча кивнула.

Антон вылез из ванной. И так как с самого ручьями стекала вода, ему пришлось снять мокрую футболку и джинсы. А бросив одежду на край ванной, он заметил, каким голодным взглядом изучала его тело Яна, стоя неподвижно и обнимая себя руками. Ему это совсем не нравилось.

Он пошел к себе в комнату за чистой одеждой, но успел надеть только спортивные штаны, как услышал грохот, доносящийся из ванной комнаты. Перепугавшись за Яну, он бросился туда и увидел ее, растянувшуюся на полу и весело над чем-то гогочущую:

— Извини, я поскользнулась…

— Да уж вижу.

Антон поднял ее и прислонил к стене. Яна успела только стереть тушь с лица, будто ее это сейчас больше всего волновало в своем внешнем виде. Она держалась за его руки и так странно смотрела — неужели, холодный душ не помог?

— Ты в порядке?

— Не очень.

— И что не так?

— Мне холодно.

Антон заметил, что Яна перестала трястись, но то, что ей все еще было холодно, говорила гусиная кожа на видимой ему части тела, а именно, на открытой верхней части груди, приподнятой нижним бельем с пикантными узорами по краям.

— Сними мокрую одежду и надень сухой и теплый халат, — в который раз попытался он ее уговорить. Ему совсем не хотелось ее раздевать самому.

— У меня не получается.

— Не получается что?

— Расстегнуть пуговицы. Пальцы онемели и совсем не слушаются.

Антон сощурил глаза — когда же ей надоесть его соблазнять?

— Антон, ну пожалуйста, помоги мне…

Яна сказала это так, будто просила вовсе не о том, чтобы помочь ей раздеться, а о чем-то совсем другом. Антон начинал злиться, потому что ему совсем не нравилось находиться в таком дурацком положении. Он понятия не имел, что ему теперь делать с Яной, у который зудело в одном месте. И как заставить ее перестать так вызывающе себя с ним вести?

Она просит помочь ей, хорошо — он поможет! И пусть не обижается. Он быстро расстегнул пуговицы и, грубо развернув ее к себе спиной, так же грубо стащил блузку. Потом расстегнул сбоку молнию на юбке и дернул вниз…

Юбка упала к ногам, обнажая соблазнительные округлости в черных кружевных трусиках. Опираясь о стену, Яна выгнула спину, прижимаясь к его паху этим соблазнительным местом. И его уставшее сопротивляться тело, в конце концов, сдалось и откликнулось на этот жест — по телу пробежала волнующая дрожь, а в паху начало приятно покалывая. Антон положил руки на ее бедра и, прижимаясь к ней сильнее, поерзал по этой прелестной попке, через пару слоев тонкой материи ощущая идущий от нее жар. С губ Яна сорвался сдавленный стон.

Антон не ожидал такого предательства от своего тела. И чувствуя, что оно готово окончательно сдаться, решил немедленно остановить это безумие. Да о чем он только думает? Он рывком развернул ее к себе и, запустив руку в мокрые волосы, дернул вниз, чтобы заглянуть ей в глаза и заставить его послушать, и надеясь, что небольшая боль, ее немного отрезвит. Яна ахнула, но даже этот звук перешел у нее в томным стон наслаждения.

— Перестань, — попросил он, уже едва удерживая себя в штанах.

Но, смотря на него снизу вверх, Яна облизнула губы, отчего Антону жутко захотелось ей помочь и облизать эти сладкие губки своими. А то, что она часто и возбужденно дышала, ее грудь, опускаясь и вздымаясь, терлась о его голый торс, раздражая грубой тканью, который казался совершенно лишним на этом прекрасном женском теле.

Ну разве можно сопротивляться этой девушке, которая плавилась горячим воском в его руках? И даже если это действие алкоголя и таблеток, ему все равно становилось все тяжелее устоять перед Яной. Не думая, он припал к ее губам, и она с готовностью раскрыла их, неожиданно отвечая с такой бушующей страстью, которая закружила его в водовороте ярких ощущений. Ее язычок будоражил и еще сильнее распалял, то робко, то настойчиво проскальзывая к нему в рот, будто исследуя его, пробуя на вкус.

Окончательно перестав соображать, Антон придавил Яну к стене и дал волю рукам, повторяя все изгибы ее изящного стана. Эту бархатную кожу можно было гладить чесами, только все портили последние кусочки ткани. Но вместо того, чтобы их с нее сбросить, он уцепился за последнюю каплю своего рассудка и отстранился от Яны. Антон прекрасно понимал, что она сейчас находилось в таком состоянии, воспользоваться которым, он никак не мог. С его стороны это было бы свинством.

Тяжело дыша, Яна хлопала на него удивленными глазами.

— Одевайся и выходи, — твердо сказал он. — Я сделаю крепкий чай.

И Антон вылетел из ванной.


Оставшись брошенной и одинокой, Яна была готова завыть от отчаяния. Она еще никогда в жизни так не хотела секса, никогда так сильно не хотела мужчину. А этот мужчина вел себя как последний осел! Ну почему он так ее мучает?!

Хот она и была всегда неравнодушна к Антону, но никогда не позволяла себе таких дерзостей. А сейчас — голова шла кругом, ужасно горели все интимные места, и на все было наплевать. На все, кроме него. Она хотела Антона… невыносимо сильно… и сейчас же!

Сделав все, в точности до наоборот, как ей сказал Антон, она сняла белье и решительно вышла из ванной, упираясь в стены, чтобы они перестали на нее облокачиваться.


Антон заваривал чай, когда услышал, как Яна вышла из ванной и куда-то прошлепала босыми ногами. Он пошел ее искать и застыл на пороге зала, увидев на своем расстеленном диване обнаженное и безумно притягательное тело. Ну что за девушка!

Она лежала на спине и так томно смотрела на него, что у Антона участился пульс. От такого зрелища стал еще сильнее наливаться его мужской орган, начиная рваться наружу.

Поглаживая одной рукой свое самое сокровенное местечко, Яна облизнула пальчик другой руки и, прикоснувшись им к твердому соску, стала медленно водить по кругу.

«Ну как можно игнорировать эту бесстыжую соблазнительницу?» — спрашивал себя Антон.

Он подошел к кровати, и Яна встала на колени и потянулась к нему. Ее руки обхватили его торс, а губы и озорной язычок заскользили по груди и животу. Она без труда опустила до колен спортивные штаны, выпуская на свободу болезненно набухшую плоть. Антон не мог… не хотел это прекращать, и когда ее губки обхватили его трепещущий орган, он не смог сдержать довольные стоны, вылетавшие из его рта.

Это было сущим безумием! Но это было тем, что он сейчас хотел больше всего на свете.

Толкнув Яну на спину, он накрыл ее своим телом и впился в сладкий ротик, неистово целуя, проникая языком туда и обратно, словно решив ей отомстить, и показывая, что же он собирается с ней сделать за такую дерзость. Слегка покусывая пухлые губы, он стал поддразнить Яну еще больше, ерзая своим тугим членом по ее влажной расщелине. И он соврал бы себе, если б не признался, как сильно его самого это все возбуждает.

Часто и прерывисто дыша, Яна извивалась под ним, всем своим телом прося пощады. Казалась, что она была готова лишиться чувств — на красивом лице с закрытыми глазами читалась невыносимая мука желания, поглотившая все ее прелестное тело. И это было прекрасным зрелищем. Не каждая женщина могла так сгорать в мужских объятьях, и он был уверен, что она всегда была такой.

Антон опустился вниз и стал ласкать ее красивую грудь, целуя и облизывая один сосок и поглаживая другой.

— Антон… пожалуйста… — умолила она.

Но Антон опустился еще ниже, оставляя на животе влажную дорожку, пока не добрался до самого потаенного места, которое буквально сочилось соками. Он лизнул ее, и Яна подалась ему навстречу, до боли вцепившись ногтями в его плечи.

— Антон…

Разве его вот так когда-нибудь молила девушка о том, чтобы он поскорее взял ее? Разве когда-нибудь вот так сгорала от нетерпения в его руках? Да это может сломить любого, даже самого сдержанного мужчину!

Вернувшись к ней, он скользнул в жаркое лоно, окончательно теряя голову. Она была такой тугой, такой горячей и приняла его всего, приподнимаясь к нему на встречу. И он начал медленно двигаться внутри нее, восторгаясь ощущениями, которые дарили ее пылкое тело.

Яна распахнула глаза, посмотрев на него, и в этом зеленом горящем взгляде читалась неподдельная и безграничная страсть, от которой никому не будет спасения. Укусив Антона за нижнюю губу, она впилась ногтями в его зад, подталкивая и ускоряя темп движений. И он уже ни в чем не мог ей отказать. Словно сорвавшись с цепи, он все сильнее вбивался в нее, и выбивая стоны из ее ненасытного тела. Она запрокинула голову, хватая ртом воздух, но Антон повернул к себе лицо Яны, удерживая за волосы и заставляя смотреть на него. Ему хотелось сполна насладиться ее мукой, которая пылала в глазах зеленым огнем, под тусклым свечением ночника…

Антон еще не знал такой требовательной и знойной девушки, и одним разом все не обошлось. Они всю ночь занимались сексом, что Антон сбился со счета — сколько же раз у них это было? Стоило ему вернуться из ванной, как Яна снова начинала его соблазнять, используя свои хитрые штучки и свое восхитительное тело. За одну ночь они перепробовали кучу поз, исцеловали каждый кусочек тела и каждый раз, как в первый, сгорали он наслаждения. И к утру оба без сил завалились под одеяло, прижавшись друг к другу.


Постепенно просыпаясь, Яна чувствовала, как лучи весеннего солнца, пробивающиеся через окно, ласково греют кожу… а под одеялом согревает чье-то тело!

Воспоминания окатили волной ощущений, а внизу живота все затрепетало и сразу же отозвалось болью. Но ощущения были такими приятными, волнующими и… тревожными. Какой ужас! Она всю ночь занималась сексом с Антоном! Как же такое могло случиться? Она всегда этого хотела и наконец-то получила, и это превзошло все ее ожидания. Потрясающе!

Это было потрясающе. Она могла только мечтать об Антоне, что он и дал ей понять вчера вечером… Вчера вечером… Конец вчерашнего вечер она помнила с трудом. Помнила, что обиделась на Антона и пила с какими-то малознакомыми парнями, помнила, что ей ужасно захотелось секса, помнила, как Антон почему-то держал ее в ванной и ей было холодно, а потом… потом была целая ночь безудержного сексуального марафона, и ей уже было очень горячо!

Только это имело и свои неприятные последствия — стоило ей пошевелиться, как внизу живота начинало все болезненно дергать. Но, даже не смотря на это, она еще никогда не чувствовала себя такой удовлетворенной. Она назанималась сексом на месяц вперед.

Яна попыталась встать с кровати. Антон зашевелился рядом, но не проснулся. Натянув его футболку, которая лежала на крае дивана, она быстро, насколько это позволяла истерзанная промежность, проскользнула в ванную.


Едва проснувшись, Антон оторвал голову от подушки и приоткрыл один глаз — рядом с ним никого не было. Яна уже проснулась и успела от него улизнуть. Радоваться ли этому или нет?

Он устало перевалился на другой бок. Все тело отяжелело и ныло, как после… как после целой ночи хорошего секса. Такого с ним никогда еще не было. Ему тяжело даже дышать, а на его члене, кажется, появились мозоли. Но все эти неприятности переносились легче, стоило вспомнить, отчего они появились. И самое интересное, что от воспоминаний, его предательский орган снова начинал твердеть, принося еще большую боль.

Яна оказалась «сумасшедшей нимфоманкой», которая выжала из него все соки. Но даже этого ему оказалось мало. Она была такой нежной и в тоже время такой дерзкой, умело балансируя на грани, чтобы сводить с ума этой возбуждающей смесью поведения. Она не стеснялась своих эмоций и желаний, и позволила ему вести себя настолько свободно и естественно, как он ни с кем еще таким не был, даже с Алисой…

Но как у него хватило наглости так поступить? Вслед за приятными ощущениями последовало угрызение совести. Яна была родной сестрой его друга, и он, как последний кабель, нагло воспользовался ее состоянием, чтобы удовлетворить свою вспыхнувшую потребность. Но стоило ли ему так себя ругать, если эту потребность, больше похожую на истинную страсть, разожгла в нем сама Яна…

Антон запутался. И все равно не знал, как будет смотреть теперь в глаза своему другу и как ему теперь относиться к Яне.

Это было сущим безумием, которое он никогда не забудет.

Антон вылез из постели, надел спортивные штаны и побрел на кухню — после бессонной ночи ему просто необходима горячая чашка кофе. К его счастью, еще в коридоре он почувствовал бодрящий аромат этого восхитительного напитка, а зайдя на кухню, сразу же увидел Яну.

— Привет, — сказала она ему, приветливо улыбаясь.

Она сидела на широком стуле со спинкой, удобно взобравшись на него вместе с ногами. И на ней была подозрительно знакомая футболка — его футболка.

— Привет, — отозвался он.

— Кофе хочешь?

Как только Антон зашел на кухню, он сразу же забыл зачем, собственно, сюда шел. Стоило ему увидеть Яну, едва проснувшуюся, но такую милую и естественно прекрасную девушку, которая подарила ему самую волнующую ночь — он забыл обо всем. Ему захотелось подойти к ней и поцеловать, чтобы попробовать каковы ее губы на вкус вместе с тем кофе, который она сейчас отпивала из чашки. И он был уверен, что это было бы невероятно «вкусное» начало дня. А потом он бы с удовольствием заставил ее вернуть ему его футболку… Антон тряхнул головой, прогоняя яркие эротические образы, которые уже вырисовывало его воображение.

— Не откажусь, — ответил он, слегка прокашлявшись, потому что во рту окончательно пересохло.

Антон подошел к плите, на которой стояла турка, взял чашку и налил себе кофе. Первый глоток был настоящим спасением. А потом он развернулся и сел за стол, сбоку от Яны.

— Славка уже вернулся? — спросил Антон, заходя совсем издалека для того разговора, который должен у них состояться.

— Да, он спит.

Антон сделал еще глоток, смотря перед собой и обдумывая, с чего начать. Между ними появилась неприятная неловкость, которой ночью и в помине не было.

— Я… — начала что-то говорить Яна. — Кажется, я вчера перебрала…

Антон ухмыльнулся:

— О чем именно ты говоришь?

Яна улыбнулась в ответ.

— Обо всем.

— И часто с тобой такое случается?

— Нет, — она покачала головой. — А если честно, то такое впервые.

— Ты ничего подозрительного в своем состоянии вчера не заметила?

Опустив глаза, Яна задумалась.

— Даже не знаю. А что?

— Тебе следует быть осторожнее в компании малознакомых парней. Один из тех, с кем ты вчера развлекалась, сказал мне, что тебе дали две таблетки Виагры.

— Что?! — возмутилась Яна. — Ничего мне не давали!

— Полагаю, это сделать незаметно.

— Блин, вот придурки… — расстроено пробубнила Яна, но потом подняла на Антона глаза и хитро прищурилась. — Ну а ты, значит, меня спас от них? Или просто решил сам воспользоваться удачным моментом?

Антон бы вскипел после таких слов, но по выражению ее лица было понятно, что она говорит это не в обиду. И уж точно не упрекала его, и даже выглядела весьма довольной.

— Если бы кое-кто так настойчиво не пытался меня соблазнить…

— Ой, ну ладно тебе! Разве все было так плохо? — Она улыбнулась, а в зеленых глазах показался хитрый блеск.

Яна и без того прекрасно знала ответ. Этой ночью его тело сказало все за него красноречивее любых слов, даже тех, которые он ей шептал в эти сладостные мгновения.

— Все было отлично. Только, что мы будем с этим теперь делать? Как думаешь?

— Ну… — Яна небрежно пожала плечами. — Мне тоже было с тобой хорошо, но я не думаю, что дальнейшее кому-нибудь нужно. Верно?

Яна задала ему вопрос с подвохом — вроде бы обычный вопрос, почти утверждение, но ему показалось, что ее очень волновал ответ. Зеленые глаза выжидающе застыли, пристально глядя ему в лицо. Казалось, что она смотрела на него с какой-то надеждой. Но на что именно? На то, что он согласиться с ней или не согласиться? Но все же, он ответил честно:

— Верно.

— Ну вот. Ты приехал сюда не ради меня и скоро укатишь обратно в Столицу. Так что… предлагаю не запариваться по этому поводу.

Она прикоснулась губами к своей чашке и отпила немного кофе. И вроде бы безмятежная, но Антону все равно что-то не давало в ней покоя. Он так и не понял — рада она тому, что он ответил или нет? И только сейчас начал осознавать, что его это слишком сильно волнует.

От запутанных мыслей у него голова пошла кругом. Поэтому, он решил перестать думать и последовать совету Яны. А главное, оставить все так, как есть.


Налив себе еще одну чашку кофе, Яна побрела к себе в комнату. В том, что ей сказал Антон на счет Виагры, она ни капельки не сомневалась. Иногда парни и не на такое способны, если у них не получается заманить девушку в постель. У Кирилла это как раз и не получилось, но она прекрасно помнила, как он вился вокруг нее весь вечер, и что она с ним целовалась, потому что ей ужасно захотелось секса. Теперь она нашла объяснение своему неудержимому желанию. Но это нисколько не меняло ее отношение к Антону. Его она хотела уже давно и без всякой Виагры. И на этом ее желания обычно заканчивались. Только сейчас она чувствовала, как ее терзает что-то еще — рада ли она тому, какое они с Антоном приняли решение? Хочет ли она не обращать внимания на эту восхитительную ночь? Хотя, сам вопрос ее ставил в тупик. Что же еще она может хотеть от Антона? Отношения, кажется, ей были не нужны. Любви от него не дождешься, потому что она, по-видимому, отдана одной Алисе. Тогда что же Яна от него хочет? И самое интересное было в том, что она, все-таки, чего-то от него хочет. Еще секса? Было бы конечно не плохо…

Яна закрыла глаза, с трепетом вспоминая, как Антон целовал и ласкал ее, каким он был нежным и грубым там, где она хотела. У нее еще никогда не было такого восхитительного любовника, который мог бы не только удовлетворить ее, но заставить сходить с ума от желания, и дело здесь было вовсе не в Виагре. Ей хотелось бы еще раз все это испытать… но немного позднее, когда внизу немного заживет.

Яна не могла себя понять, но точно знала, что сейчас хотела бы просто прижаться к Антону и провести вот так целый день. Она потянула к себе ворот его футболки, вдыхая легкий замах мужского одеколона, и ей сразу жутко захотелось вдохнуть этот сапах с его теплой кожи. По телу пробежали мурашки, и она крепче вцепилась в футболку Антона, борясь с желанием вернуться к нему. Но нет, к нему она не вернется. Они уже все решили, и это было правильное решение. Антон согласился с ее мнением, хотя, если бы хотел, мог бы и не соглашаться. А вот футболку обратно он точно уже не получит!

Учитывая, что они встали в обед, день прошел быстро. К вечеру проснулся и Славка, который пришел с работы таким уставшим, что даже не заметил, что Яна провела ночь в постели Антона. И никто не стал рассказывать ему их маленький секрет.

Вечером они все собрались и пошли в клуб «Шейкер» — один из лучших клубов города, если учесть, что их всего три. Встретив тут своих друзей, Яна смогла, наконец, расслабиться. Всеобщее веселье и настроение передалось и ей, и она уже беззаботно танцевала с подругами, флиртовала с парнями и веселилась.

Антон тоже встретил свою компанию друзей, и вместе со Славкой эта вся компания заняла два столика. Но в один момент Яна заметила, что Антона, у которого весь вечер было прекрасное настроение, вдруг стал чернее тучи. А проследив за его хмурым взглядом, она увидела Алису. Девушка прошла мимо танцпола, по пути с кем-то поздоровалась и перекинулась парой слов, а потом подошла к бару, где ее ждал Максим, и прильнула к нему в поцелуе.

Яна перевела взгляд на Антона, по-настоящему за него волнуясь — он облокотился локтями о стол, устало протер ладонями лицо и уперся виском в сжатые кулаки, отвернувшись в другую сторону, где не было его брата с его бывшей девушкой. Весь вид Антона говорил за него о том, как он переживает. Яна не в силах была на это смотреть. Ей захотелось немедленно стереть всю эту боль с милого лица. И не раздумывая, Яна подошла к Антону, бесцеремонно пролезла между ним и столом, оседлала его и обняла за шею.

— Как дела? — кокетливо спросила она.

Ошарашенный ее поступком, Антон хмуро смотрел на нее, держа руки на весу, будто не знал, куда их можно положить.

— Нормально, — буркнул он, небрежно опустив руки ей на ноги.

— А мне показалось, что ты немного загрустил.

— Может быть, — ответил он, недовольно уставившись куда-то за ее плечо, где примерно находилась одна влюбленная парочка.

Яна привстала, чтобы загородить собой малоприятный для него вид, и села еще выше, окончательно прижавшись к нему и ощущая меду ног небольшой бугор.

— Может я смогу поднять тебе настроение? — спросила она.

И, наконец, Яна увидела в его взгляде что-то помимо боли — она увидела интерес. Теперь Антон полностью обратил свое внимание на нее. Его руки поползли вверх и сжали талию, а Яна затаила дыхание.

— Может быть… — ответил он ей в губы и нежно прикоснулся к ним.

Яна с радостью ответила, только сейчас осознавая, насколько сильно этого хотела. Но легкая нежность в поцелуе перерастала в страсть за считанные секунды. Руки Антона стали сжимать ее талию, то сильнее, то слабее. Их языки попеременно проникали в рот друг друга и сплетались вместе. Губы скользили по губам, захватывали в плен чужие губы, ласкали, пробовали, сдавались сами. Это все пробудило воспоминания прошедшей ночи, обрушив на Яну неудержимый поток желания, отчего визу живота сразу стало горячо и мокро.

— Ребят, может хватит? — услышала она возле них голос своего брата, который быстро вернул ее в реальность.

Прекратив поцелуй, Яна заглянула в глаза Антона — они блестели, налитые голодной страсть. А она-то знала, какой страстью обладал этот мужчина. За этот взгляд можно было все отдать, чтобы ощутить себя самой желанной, и знать, что только ты способна утолить бушующий голод, потому что этот взгляд обращен именно на тебя.

— Ребят, что это, блин, такое сейчас было? — возмущенно спросил Славка.

Яна повернула к брату лицо, ощущая, как щеку обжигает дыхание Антона.

— А на что это похоже? — спросила она у брата, который недовольно взирал на них.

— Да вот именно, что «непонятно на что» это похоже. Может, я что-то пропустил?

Антон шепнул ей на ухо:

— Скажи ему, что поднимаешь мне настроение.

Яна затрепетала от этого ласкового шепота, который снова напомнил ей о ночных удовольствиях.

— Я поднимаю Антону настроение, — ответила он брату.

— Боюсь, у Антона от этого может подняться не только настроение.

Антон мягко рассмеялся. Такой бархатистый и возбуждающий звуки, и прямо у самого ее уха — если бы она сейчас стояла, то вряд ли смогла устоять на ногах.

Повернувшись к другу лицом, Антон сказал:

— Слав, все под контролем. Не переживай.

— Да я не переживаю, просто хочу быть в курсе того, что происходит у моего друга и моей сестры, и в особенности, если у них вместе «это что-то» происходит.

— Ничего не происходит, успокойся, — сказал Антон, поднимая Яну и вставая вместе с ней. — Пойду прогуляюсь. — А когда встал, притянул ее к себе и прошептал: — Спасибо, ты действительно подняла мне настроение.

Довольная этими словами, Яна блаженно улыбнулась.


Антон подошел к бару и заказал себе пива. Макс с Алисой уже отошли отсюда, и пока он целовался с Яной — ох, и что за девушка! — упустил их из вида.

У него в голове все окончательно запуталось. Как только он увидел Алису, его сердце болезненно сжалось. Но этого и стоило ожидать. Но когда «на него села» Яна, напомнив о сегодняшней ночи, и снова соблазняя своим аппетитным телом, Алиса сразу же вылетела у него из головы. И этот поцелуй показал ему, что Яна его волнует, причем очень сильно. Сегодня утром он думал, что ночное приключение останется единственным предательством его тела, но он ошибся. И сейчас Антон понял, что разрывается между чувствами: с одной стороны — любовь к Алисе, а с другой — страсть к Яне. С Алисой уже все было давно решено, впрочем, как и с Яной. И по-другому не будет.

— Привет, — услышал он знакомый голос слева от себя.

Возле него стоял его брат, Максим, и смотрел на него с отвратительным сочувствием на лице. Может, Антону это и нужно было, но только не от брата.

— Привет, — буркнул он.

— Давно в городе?

— Вчера приехал.

Макс тяжело вздохнул.

— Понятно. А где остановился?

— У Славки.

— Ты бы хоть позвонил. Как ты?

После Нового года братья почти не общались, вернее, совсем не общались, если не считать маму, которая передавала приветы им друг от друга.

— Я нормально. А вы… как?

— Тоже нормально. Мы за тебя переживаем.

И Антон, наконец, сорвался:

— Слушай, Макс. У вас все прекрасно и я за вас рад. Правда — рад. Но мне не нужна ваша жалость. С собой я сам как-нибудь разберусь. Хорошо?

— Как скажешь.

— Передай Алисе от меня привет. — Антон взял бутылку пиву из рук бармена. — Как-нибудь позвоню.

Он собрался уже уходить, но Макс схватил его за руку:

— Антон, ты ведешь себя глупо. Долго ты еще будешь меня ненавидеть и избегать?

Теперь уже Антон тяжело вздохнул.

— Я не ненавижу тебя. Просто… дай мне время.

Макс смерил брата долгим взглядом и только потом отпустил:

— Хорошо. Буду ждать звонка.

Антон вышел из клуба, решив немного прогуляться. Погода была хорошей — стоял теплый весенний вечер. После долгой зимы сейчас многие выползали на улицу, занимая места на лавочках и вокруг фонтанов.

Антон хотел немного подумать и разобраться в себе. Со вчерашнего дня кое-что изменилось, и его мысли все настойчивее стала занимать «бесстыжая соблазнительница». Вспоминая Яну, он даже улыбался. Он чувствовал, что скучает по ее телу и хочет ощутить вкус ее губ, ее кожи, ее безудержного желания. Он снова хочет увидеть зеленый огонь в ее глазах. Ну разве это не безумие? Сегодня утром они решили — он сам для себя решил — что это не повториться. Еще вчера он был уверен, что не хочет никаких отношений, никакой девушки. А что происходит сейчас? Происходит «непонятно что» и «непонятно во что» может вылиться, и это было совершенно никому не нужно. Яна — сестра его друга, и он должен, хотя бы, с уважением отнестись к своему другу, а не трахать его сестру за его спиной, даже не являясь ее парнем, как, впрочем, он уже бессовестно это сделал. Но больше такое не повториться!

Немного проветрившись, Антон вернулся домой к Славке и завалился спать еще до прихода хозяев.


Конец вечера Яна провела в наипрекраснейшем настроении и ловила себя на мысли, что причина ее радости была в Антоне. Ей наконец-то удалось привлечь его внимания, только она еще не решила, что теперь делать с этим вниманием.

Вроде бы, они все сутра обсудили, но ей так нравилось его целовать и так хотелось снова оказаться с ним в одной постели…

После их поцелуя в клубе, Антон ушел и больше не появлялся. Переживая за него, Яна замучила брата, чтобы тот нашел Антона, а брат, в свою очередь, замучил ее, выпытывая, что у них такое происходит? Яне, все же, удалось убедить Славку, что между ними ничего нет, радуясь в душе обратному, и удалось узнать, что с Антоном все в порядке, и он просто решил прогуляться и подышать свежим воздухом.

Когда она вернулась домой, Антон уже спал, и Яна не смогла удержаться, чтобы не понаблюдать за ним. Она удобно устроилась рядом с Антоном и некоторое время любовалась его безмятежным, красивым лицом, не скрытым под одеялом телом и сильными руками, которые доставили ей столько удовольствия. Она смотрела на Антона и боролась с соблазном разбудить его своим поцелуем, чтобы вновь ощутить те сладостные мгновения.

И только непонятное чувство, которое постепенно заполняло ее душу, и которое она не могла до конца понять, отвлекало ее от своих желаний. Что же такое она чувствует? И с этими тревожными мыслями она отправилась спать.

Новый день был таким же солнечным и теплым, как и вчерашний. Проснувшись в хорошем настроении, Яне захотелось отправиться за покупками. Такой прекрасный день располагал к приключениям, хотя бы к таким, как беготня по магазинам и бутикам.

Славка сегодня работал в день, поэтому она попросила Антона составить ей компанию и покатать по магазинам — ну что могло быть прекраснее такой компании? Антон согласился, и первым делом они поехали в торговый центр.

Начиная с самого утра, они вели себя друг с другом как давние друзья — свободно, естественно, непринужденно. Ей это нравилось, хоть и не было намека на что-то большее. Яна была занята разглядыванием витрин, примеркой и покупкой разных шмоток. Антон терпеливо ждал и охотно подсказывал, что на ней хорошо сидит, а что не очень.

А в одном большом магазине, где нужно копаться самому, выбирая вещи, и только лишь подходишь с ними на кассу, Яна набрала целый ворох одежды и пошла в примерочную. Антон стоял рядом, заглядывая иногда через плотную шторку, чтобы оценить очередной наряд, пока Яна не затащила его внутрь.

Она примеряла серебристо-зеленое платье из ткани похожей на чешую змейки, и сама себе в нем нравилась, глядя в зеркало. А горящий взгляд Антона, который небрежно подпирал стену примерочной, стоя со скрещенными на груди руками, только подтверждал, что это платье ей очень шло, значит — надо брать! У платья было глубокое декольте, и две бретельки завязывались на шее, оставляя на обнаженной спине две широкие ленты.

Решив с этим платьем, Яна сняла его, чтобы надеть новую вещь. А так как под платьем на ней были только чулки и ажурные трусики, она улыбнулась, замечая, как Антон смущенно отвел взгляд.

— Ты стесняешься? — кокетливо спросила она, глядя на него через отражение в зеркале. — Ты же все это уже видел.

Он повернул голову и посмотрел точно ей в глаза:

— Ты опять за свое?

— О чем ты?

Его взгляд скользнул ниже, задержавшись на ее попке.

— Снова пытаешься меня соблазнить?

— А у меня это получается?

— А ты сама как хочешь? — спросил он.

Яна застыла перед зеркалом с очередной шмоткой в руках и, вдруг, серьезно задумалась над его вопросом.

Не дождавшись ответа, Антон медленно подошел к ней, положил теплые ладони на талию и нежно поцеловал в шею. Яна была готова рухнуть на пол и лишиться чувств. От его мягких губ у нее побежали мурашки, и резко стало не хватать воздуха. Ладони скользнули к ее груди, обхватили, сдавили, зажали между пальцами соски, которые и без того уже давно затвердели.

— Аннон… ладно, перестань…

Он развернул ее к себе, придавив к зеркалу:

— Слушай, я ведь не железный и не могу удержаться оттого, что ты так настойчиво предлагаешь. Поэтому, сначала перестань ты, договорились?

Она смотрела то на его губы, до которых почти не надо было дотягиваться, чтобы поцеловать, то в его глаза, в которых плясала знакомая ей уже страсть, и не смогла удержаться — обняв Антона за шею, Яна прильнула к нему, скользнув губами по губам. Антон ответил без промедления, жарко, с напором, выпуская свою страсть наружу. Его руки стали гладить ее спину, мять попу, сжимать в кулаках трусики, заставляя врезаться в тело.

Яна почувствовала такой бешеный прилив желания, болезненно ощущая, что, если она его сейчас не удовлетворит, то попросту сойдет с ума. Антон ей сейчас нужен был, как воздух, без которого она не смогла бы дальше жить. Яна потянулась к ремню на его джинсах и, вытащив хлястик, быстро расстегнула ремень.

— Что ты делаешь? — тяжело дыша, прошептал Антон.

— Угадай с трех раз… — прошептала она ему в губы.

Пуговица и молния поддались ей так же быстро, и рука пролезла к его тугому члену.

— Сумасшедшая… — только и сказал Антон, вновь целуя.

Ее трусики упали к ногам, а его одежда быстро оказалась спущена до колен. Подхватив Яну за мягкое место, он прижал ее к зеркалу и насадил на свой, давно уже готовый, жезл. И когда Антон стал медленно продвигаться вглубь, Яна слегка укусила его за шею, чтобы сдержать стон, ведь вокруг находись люди, которым совсем не обязательно было знать, чем они тут, бесстыжие, занимаются. Но такой экстрим еще сильнее распалял их страсть, и без того зашкалившую.

Поза оказалась не самой удобной, и Яне было мало тех скромных движений, которые у них получались. Поэтому она слезла с него, развернулась и выгула спину. Антон не дал ей долго скучать и во второй раз вонзился в нее, не спуская глаз с ее лица в зеркале.

И он стал медленно, но уверенно двигаться, твердо держа ее за бедра. Яне хотелось кричать и стонать от наслаждения, но она лишь хватала ртом воздух. Ей хотелось вцепиться во что-нибудь руками, но перед ней было только гладкое стекло. И ей было ужасно тяжело стоять на ногах.

Яне казалось, что она не выдержит такого блаженства. И она все-таки не сдержала тихого стона, когда Антон резко вдвинулся в нее. Но его ладонь накрыла ее рот, позволяя слегка вонзиться в нее зубами. И когда Яну окатила упоительная волна экстаза, только руки Антона удержали ее на ногах, а широкая ладонь не дала крикам вырваться наружу. Антон сразу же последовал за ней, подхватив эту волну и разбрызгивая свое семя по ее попе…

Какое-то время они приходили в себя. Яна опиралась о зеркало, едва стоя на ослабевших ногах и была не в состоянии даже пошевелиться. Но сзади ее придерживал Антон, зарывшись лицом в волосы, и щекоча шею теплым и частым дыханием.

Ощутив, наконец, что она твердо стоит на ногах, Яна развернулась к Антону.

— Ну а что будем делать с этим? — спросила она, держась за его плечи.

Антон ей тепло улыбнулся.

— Не знаю. Пока у меня только одно предложение — думаю, нам стоит поскорее одеться.

Так они и сделали. Яна не стала больше ничего мерить, взяв только то, что ей уже приглянулось. Они вышли и направились к кассе. Никто не показывал на них пальцем, и не делал замечаний, а значит, похоже, никто ничего не заметил. А они все время глупо друг другу улыбались, вспоминая свою маленькую тайну.

После этого они поехали домой. Первое время никто не решался заговорить о том, что произошло в примерочной. А позже оба стали вести себя так, будто ничего и не было. Их общение осталось таким же непринужденным и раскованным, как и раньше. Яна чувствовала, что, хоть они ничего и не выясняли, секс их значительно сблизил. Внутри у нее все пело от радости и удовольствия. Она сама себе удивлялась, как только смогла решиться на секс в общественном месте. Но тогда она об этом не думала, ей просто жутко захотелось снова ощутить Антона в себе, и она с легкостью этого добилось.

Яна радовалась еще и тому, что и у Антона было такое же прекрасное настроение. Вечером к ним пришли друзья, как Славкины и Антона, так и ее. Все веселились в шумной компании, и Яна думала, что ничто не может омрачить этот дивный вечер. Антон обращал на нее внимания, улыбался ей и даже отвечал на ее кокетство.

Но это было до тех пор, пока к ним в гости не пришли Алиса с Максом. Антона будто подменили. Увидев Алису, он сразу поник, стал мрачным и молчаливым. И Яну это ужасно взбесило. Но выгнать их было нельзя — Макс, как-никак, тоже Славкин друг. Яна молча злилась, раздражалась и, похоже, ревновала. Она ревновала! Целый день Антон принадлежал ей, но стоило Алисе появиться на горизонте, как он снова от нее отвернулся и перестал обращать внимание. Хорошо, она ему устроит!


Сегодня у Антона был весьма волнующий день. Он провел его с Яной, с которой было легко и приятно проводить время, и которая снова его соблазнила. Хотя, она вроде бы и ничего не сделала, но в одну секунду его настолько сильно охватила страсть и желание обладать ею, что он решился на это прямо в примерочной магазина, как она и попросила. Похоже, он ни в чем не может ей отказать!

Такого с ним еще никогда не было. С Яной все происходило по-новому, и он полностью терял над собой контроль. Эта девушка как-то странно на него действовала, встряхивая все его чувства и ощущения. Но он пытался целый день не думать, что же все-таки между ними происходит. Ужасно не хотелось портить то прекрасное, что было.

Но все это прекрасное рассеялось само собой, вслед за хорошим настроением, когда вечером он снова увидел Алису. Он отдыхал в компании своих друзей, шутил и веселился, радуясь общению с Яной, пока не появилась влюбленная парочка — Макс с Алисой. Его это сильно расстроило, и он думал, что еще сильнее его уже ничего не может расстроить, пока не увидел Яну в объятьях какого-то парня! Он зашел на кухню за пивом, а там Яна стояла у подоконника, с кем-то обнимаясь и целуясь. Ему совсем не понравилось, что кто-то прикасается к Яне, а тем более целует. Он ощутит такой бешеный приступ ревности, что напрочь обо всем забыв, подлетел к ним и растолкал друг от друга.

— Эй, ты что, обалдел?! — взревел парень, лицо которого было знакомым, и именно это удержало Антона, чтобы не врезать ему.

А вот парня, похоже, задело поведение Антона, и он толкнул его в грудь:

— Ты че делаешь?

Антон двинулся на него, готовый уже точно дать в морду, но Яна встала между ними, положив ладони ему на грудь:

— Антон не надо.

Смотря ей через плечо, он следил за парнем.

— Она что, твоя девушка? — спросил тот.

Антон задумался — и правда, с чего это он так взбеленился? Яна не была его девушкой, но он все равно не хотел, чтобы к ней кто-то прикасался. Это было глупо, эгоистично, но поделать с этим он ничего не мог.

— Отвали от нее, — грозно прорычал он.

— Яна? Какого черта? Может ты объяснишь? — обратился парень к Яне.

— Слушай, дай нам поговорить, — сказала она ему через плечо.

Тот фыркнул и направился к двери:

— Да и пожалуйста…

— Антон. И что же ты все-таки делаешь? — улыбнувшись, кокетливо спросила она.

Антон тяжело вздохнул и отошел в сторону, засунув руки в карманы.

— Не знаю.

— Ты ведешь себя так, как будто я твоя девушка.

Антон бросил на нее хмурый взгляд:

— А ты ведешь себя, как шлюха. Днем со мной, а вечером уже готова с другим…

Яна подошла к нему и занесла руку, чтобы влепить пощечину, но Антон вовремя перехватил ее, крепко взявшись за запястье.

— Какая тебе разница с кем я и чем занимаюсь? Тебя же кроме Алисы никто не интересует! Вот и страдай по ней дальше!

Выкрикнув последние слова, Яна выдернула свою руку из его и вылетела из кухни.

Оставшись один, Антон стоял растерянный, пытаясь понять — что происходит? Что с ним происходит?

Но его мысли неожиданно прервали — на кухню зашла Алиса. Антон вздрогнул, но не смог понять отчего, и рад ли он ее видеть вот так близко рядом с собой? Как-то постепенно его страдания теряли смысл и сейчас он это очень ясно почувствовал.

— Привет, — робко сказала она. — Можно зайти?

Алиса была такой же красивой, как и всегда. Но почему-то глядя на нее он уже не испытывал той боли, которая раньше его терзала. Эта боль стала утихать…

— Да, конечно.

Алиса прошла на кухню, прикрыв за собой дверь.

— Как у тебя дела?

— Нормально.

— Максим сказал, что ты уже пару дней в городе.

— Да, позавчера приехал.

Казалось, что Алиса нервничала. И она будто хотела что-то сказать, но никак не решалась.

— Послушай… после Нового года нам так и не удалось поговорить. Мне очень жаль, что все так вышло…

Замечая, как она волнуется, Антону становилось не по себе. Он не хотел, чтобы она переживала и тем более винила себя.

— Я все понимаю. Не переживай.

— Я не могу не переживать, особенно глядя на тебя и Макса. Вы же родные братья, а из-за меня вы перестали общаться. Я очень хочу, чтобы вы помирились, и чтобы у вас обоих все было хорошо. — В ее глазах появилась небольшая доля решительности. — Я понимаю твои чувства, но я очень хочу, чтобы ты перестал себя мучить. — Антон ухмыльнулся ее словам. — Знаю, что от меня эти слова глупо звучат, но ты ведешь себя, как ребенок. Разве брат или я виноваты…

— А разве я вас в чем-то винил? — перебил ее Антон. — И разве я виноват, что… — Антон хотел сказать «полюбил», но так и не решился. Разве это сейчас кому-то нужно? И Антон вдруг остро почувствовал, что действительно ведет себя по-детски. Алиса сделала свой выбор. Так почему же он не может его принять и жить дальше? Ведь жизнь на этом не заканчивается. Порой она преподносит сюрпризы и подбрасывает другие решения. И если он еще окончательно не ослеп, то ему просто надо оглянуться вокруг.

Антон вспомнил о Яне, и в груди неожиданно что-то вздрогнуло. Разве эта девушка не показала ему, что в жизни есть еще много ярких красок. И если он будет сидеть и переживать о своей неразделенной любви, то никогда не испытает новое счастье и новую любовь, ту любовь, которая сейчас робко стучится к нему в дверь, стеснительно топчась у порога.

— Знаешь, Алис, а ты права. Я веду себя как идиот.

— Я не так сказала и ты не идиот.

Даже неожиданно для себя он не удержался от смеха, рассмеявшись над самим же собой.

— Нет, я просто кое-что понял. — Алиса лишь удивленно смотрела на него. — Я очень ценю, что ты переживаешь за меня и за Макса. Ему очень повезло. — Он подошел к ней и провел пальцами по щеке — Алиса вздрогнула, а он тепло улыбнулся ей. — У вас все обязательно будет хорошо, и у меня, думаю, тоже. Мне просто нужно немножко разобраться в себе.

Алиса взяла его руку, зажав между своими ладонями:

— Надеюсь, это не займет много времени?

— Думаю, что нет.

— Тогда, давай не будем больше хондрить и пойдем к твоим друзьям, они, кажется, тебя потеряли.

Антон тяжело вздохнул — было бы хорошо, чтобы его улучшающееся настроение и состояние вовсе не мимолетный самообман или какая-нибудь иллюзия.

— Конечно, пошли.


Яна зашла в свою комнату, ругая Антона на чем свет стоит. Да как он мог обозвать ее «шлюхой»? И что он вообще себе позволяет? Сам пускает слюни на Алису, а ее заметил только тогда, когда она уделила внимание кому-то другому. Она сделала это намеренно, чтобы проверить реакцию Антона и позлить его. И ей понравилась его реакция, которая говорила, что ему на нее не наплевать. Хотя, было больше похоже, что в нем говорило тупое мужское чувство собственника.

Она была уверена, что он сам бы с удовольствием где-нибудь предался поцелуям с Алисой, а о ней бы и не вспомнил! А Яна хотела, чтобы Антон смотрел только на нее. Она была готова себе признаться, что не хочет, чтобы он уезжал, что хочет, чтобы он забыл свою Алису. Она хочет быть с ним, но что это? Что за странное чувство она испытывает? Неужели она влюбилась? Но Яна и правда не знала, как будет жить без своего «страстного любовника».

Весь следующий день она старалась даже не смотреть в сторону Антона, не разговаривать с ним и игнорировать. Но он и сам не особо рвался с ней заводить разговор. Антон все время как-то странно на нее поглядывал и был каким-то задумчивым. Яна полагала, что он просто еще не отошел от вчерашнего потрясения, когда увидел свою любимую — провались оно все пропадом!

Вечером она приоделась, и радостно заявив Антону и своему брату, что уходит на свидание, быстро улизнула, радуясь недовольному взгляду Антона, брошенного ей вслед.

У нее действительно было свидание, но она устроила его только для того, чтобы опять же позлить его. Парень, с которым она сегодня решила провести вечер, был хорошим и веселым, но не в ее вкусе. А сегодня она только и хотела, что хорошо и весело провести время и не думать о том, что ее тревожило.


Вечером Антон сидел на кухне со Славкой — они пили пиво и смотрели телевизор. Целый день он провел в раздумьях, что к вечеру у него разболелась голова. Похоже, он вчера чересчур резко выразился и обидел Яну. Ему бы следовало извиниться, но он никак не решался заговаривать с ней, еще не до конца разобравшись в себе. А теперь он сидел как на иголках и ругал себя — почему же он ее не остановил?

Яна ушла на какое-то дурацкое свидание и Антон слишком сильно из-за этого переживал. Он прекрасно осознавал, что ревнует, жутко ревнует, а это неприятное чувство не появляется на пустом месте. Ему не давали покоя колючие мысли, что Яна сейчас может быть с другим, что кто-то прикасается к ее телу… и стоило ему чуть дальше зайти в своих мыслях, как его начинало трясти от ревности и злости.

Ну как он мог ее отпустить? Он не хотел ее никому отдавать, хотел, чтобы она была с ним и принадлежала только ему. Он хотел, чтобы она сгорала только в его объятьях. Хотел открыть двери новой любви, которая, казалась, готова уже ворваться без стука, некого не предупредив. Та страсть, которую в нем пробудила Яна, начинала перерастать в нечто большее. И сейчас он чувствовал это особенно явственно.

Холодный разум подсказывал, что ему бы нужно успокоиться и хорошо подумать, прежде чем снова впускать в свое сердце новую любовь, которая так же может предать. Выдержит ли он новых разочарований? Но, похоже, сердце и душа никогда не слушаю доводы рассудка. И он уже не мог остановить поток тех чувств, которые все увереннее им завладевали.

Ближе к двенадцати часам Славка пошел спать, а Антон остался один на один со своими тревогами. Он ходил по кухне, не находя себе место, и гадал, когда же вернется Яна. Ожидание уже становилось невыносимым. А мысль о том, что она может и вовсе не вернуться сегодня ночью, не поддавалась никакому терпению. Он не выдержит переживать вот так всю ночь, представляя ее в объятьях другого. Не было у него раньше забот, и совсем недавно он так переживал из-за Алисы, а теперь появилась другая девушка, нахально завладевшая его телом и мыслями.

Наконец, сидя на кухне за столом, в тишине квартиры, он услышал, как повернулся ключ во входной двери — Яна вернулась. Антон замер, и, кажется, замерло все у него внутри, а потом с легкостью вздохнуло, радуясь, что, хотя бы, она уже дома. Минуту спустя Яна появилась на кухне, радостно улыбнувшись, когда увидела его.

— Привет, — пропела Яна. — Чего не спишь?

— Не спиться.

Она мечтательно вздохнула. Достаточно уже взвинченного, Антона все больше злило ее приподнятое настроение, потому что оно могло быть вызвано другим мужчиной. Яна включила чайник, потом залезла в холодильник. Она словно порхала на кухне, а Антон не мог и слова промолвить, напряженно сидя на стуле и сжимая зубы от ревности.

А потом, Яна подошла и села на стол перед ним, задрав черную свободную юбку и обнажая прекрасные ножки до самых кружев черных чулок. А разведя колени, она поставила носочки на его ноги, опираясь руками о крышку стола позади себя и глядя на него из полуопущенных ресниц. Антона пробила дрожь, и он, кажется, затаил дыхание. Эта волнующая кокетка заводила его с пол оборота. Минуту назад он сгорал от ревности, а теперь сгорает от желания, и плевать ему на все остальное.

Яна взяла из его рук банку с пивом и сделала несколько больших глотков, с края ее губ побежала тонкая струйка, стекая по шее и заползая между двумя соблазнительными холмиками — Антону остро захотелось все это с нее слизать! Сколько же маленьких и волнующих уловок знает эта девчонка, чтобы заставить мужчину сходить с ума от желания. Она облизнула губы, игривым движением язычка.

Антон резко встал и дернул к себе Яну, оказавшись в кольце ее красивых ножек. Яна быстро вдохнула, почти вскрикнула, умиляя слух этим томным звуком. А запустив руку в копну волос, он заглянул ей в глаза — готовая, согласная, вызывающая…

— Ты специально это делаешь? — спросил он, едва узнавая свой охрипший от страсти голос.

— Что именно? — невинно хлопая ресницами, спросила она.

— Так бесстыдно соблазняешь меня…

Она улыбнулась, явно довольная результатом своих хитростей, и закрыла глаза, откинув голову на его ладонь в своих волосах. Любуясь ее изящной шейкой, Антон провел по ней носом, вдыхая запах кожи с едва уловимым оттенком цветочных духов.

— Может, я и делаю это специально, но только потому, что мне это нравится.

— И что же ты хочешь этим добиться?

— Тебя.

— Для чего?

Антон нетерпеливо ожидал ответ, застыв у ее шеи, а Яна почему-то медлила. Но потом повернула голову и заглянула в его глаза.

— А какая разница, если ты любишь только свою Алису? Какая тебе разница, чего Я хочу от тебя?

Антон проигнорировал ее слова про Алису, не до нее ему сейчас было, но зато вспомнил про свою ревность, которая мгновенно всплыла наружу, вытесняя другие чувства.

— Могу я задать тебе один вопрос?

— Попробуй.

— Ты… занималась с кем-нибудь сексом сегодня вечером, пока была на своем свидании?

Яна так быстро втянула воздух, что задохнулась от своего возмущения:

— Что за вопрос?! Ты и правда принимаешь меня за шлюху?

В ярости она попыталась его оттолкнуть, но Антон завел ей руки за спину, прижав к своей груди.

— Прости, я тебя такой не считаю. Просто, ответь мне на вопрос… пожалуйста.

Почти полностью лишенная возможности пошевелиться, Яна лишь хмуро изучала его лицо. Антон надеялся, что она разглядит в нем немую мольбу. Он ей почти никто и не имеет права от нее что-то требовать или в чем-то упрекать. В конке концов, она свободная девушка — это все говорил его здравый рассудок. Только чувствовал Антон совершенно другое. Ему очень нужно было знать ответ, но больше всего он надеялся услышать, что все его переживания не имели смысла.

— Я не шлюха, и я не сплю со всеми подряд! — грозно проговорила Яна. — Поэтому, можешь унять свою мужскую гордость — за последнее время мое тело больше некому не принадлежало, кроме как тебе. Доволен? А теперь отпусти меня!

Доволен? Да он не просто доволен, он был счастлив такое услышать. И теперь, он уже точно ее никуда не отпустит. Яна попыталась пошевелиться и вытащить свои руки на свободу, но Антон лишь сильнее сжал их.

— Так зачем же я тебе нужен? — не скрывая своей радости, игриво поинтересовался он.

— Хватит задавать дурацкие вопросы! Отпусти, мне больно!

Антон улыбнулся. Он не так уж крепко и держал ее, чтобы ей было больно. А когда она злилась, то была так прекрасна, что ужасно хотелось ее поцеловать… Он захватил ее губы своими, настойчиво требуя ответить ему, и она ответила, нежно и страстно, то покоряясь, то снова завоевывая его губы… а следом и его сердце.

Он отпустил руки Яны и, обхватив ее попу, вжался своим тугим бугром в самую волнующую впадину на этом прекрасном теле. Он почувствовал, как Яна задрожала. Потянув вверх его футболку, она разомкнула поцелуй и стянула ее через голову. В глазах снова пылал зеленый огонь — и как же сильно ему это нравилось!

— Я хочу тебя… — прошептала она ему в губы, пока ее руки возились с пуговицей на джинсах.

Сила ее голода доводила Антона до такого возбужденного состояния, что он терял голову. Одним движением он помог Яне расстегнуть свои джинсы и сразу принялся за ее белье, быстро стянув маленький кусочек ткани через стройные ножки, который он грубо сдернул с мягкой попы, сидевшей на кухонном столе. И притянув Яну к себе поближе, Антон резко вошел в нее, упиваясь ее восторгом — первое ощущение всегда самое волнующее. И они словно окунулись в другой мир, мир волшебных наслаждений, словно почувствовали то, без чего невозможно полноценно жить.

Руки Яны обвивали его шею, а ноги торс, и это был самый восхитительный капкан, о котором он мог только мечтать. Любое движение приносило невыносимую муку блаженства. Антон ловил каждый брошенный на него взгляд, каждый ее вдох и выдох. Ему казалось, что он раньше ничего подобного не испытывал. Это был не просто секс, а нечто гораздо большее — в этот момент они наслаждались друг другом, они любили друг друга.

И сгорая в этом пламени чувств, подогреваемых его беспощадным темпом, Яна нашла в себе силы и прошептала ему в самое ухо:

— Останься со мной…

Сначала Антон не понял, о чем говорит Яна, а когда посмотрел на ее лицо, то увидел, что зеленые глаза блестят, а по щекам катятся слезы. Не понимая, что с ней, Антон хотел было остановиться, но Яна начала неистово стонать, впиваясь когтями в его плечи и прося большего. Ее губы накрыли его рот, словно ища в нем последнее спасение, в котором Антон не мог ей отказать. Сделав несколько сильных толчков, он почувствовал, как тугие стенки ее лона тесно сжали его горящую плоть. И он взорвался вслед за ней, падая в водоворот упоительного блаженства… Нет, это она была его спасением и его надеждой.

Не успев перевести дух, и все еще не отпуская Яну, Антон взял в ладони ее лицо, целуя пылающие щеки и мокрые глаза.

— В чем дело? Почему ты плачешь?

Яна тихонько и грустно рассмеялась:

— Да так, просто в такие моменты иногда эмоции зашкаливают. Такое бывает.

И тут, неожиданно для них, открылась дверь на кухню, и на пороге появился заспанный Славик. Антон и Яна застыли в немой позе, тесно прижимаясь друг другу. Смотря на них, Славка стал меняться в лице. Антон вполне мог его понять — стоя голый по пояс со спущенными штанами, он обнимал его сестру, которая сидела с задранной юбкой, обвивая ногами его талию!

— Потрясающе, — нарушил напряженную тишину Славка. — Мой друг, простите, трахает мою сестру, на моем обеденном столе — у вас совесть есть? Вы же говорили, что между вами ничего нет! — Они оба не знали, что и ответить, но Славка не стал дожидаться, когда они очнутся и смогут это сделать, развернулся и поплел обратно, хлопнув дверью, и пробубнив, что-то похожее на слова «вруны и извращенцы».

Яна засмеялась, пряча лицо на его плече:

— По-моему он обиделся на нас.

Антон ухмыльнулся — да, такое зрелище брату было нелегко перенести. Им придется многое ему объяснить.

— Похоже на то. Ничего, переживет, — он запустил пальцы в каштановые волосы. — Так ты мне скажешь, почему ты плакала?

Яна уткнулась ему в шею, щекоча теплым дыханием, и тихо сказала:

— Я не хочу, чтобы ты уезжал. Я хочу быть с тобой, и хочу, чтобы ты был только моим и больше не чьим. Ты спросил — зачем ты мне нужен?…Я просто не знаю, как я буду без тебя жить — вот и все.

Такое откровение заставило его сердце вздрогнуть. От осознания того, как сильно он ей нужен, его заполняло неимоверное счастье. Яна принадлежала ему и душой и телом, и он готов, нет! — он страстно желает ответить ей взаимностью. У него словно открылось второе дыхание. Все его беды и переживания остались в прошлом. Он знал, что хочет быть рядом с этой девушкой, что способен дать ей все то, что она желает, что способен снова полюбить… он уже полюбил, смело открыв нараспашку двери в свое сердце новому чувству.

— Если мне не изменяет память, то сегодня 8 Марта.

— И что?

— Ты согласна принять меня в качестве подарка? Навсегда, целиком и полностью?

Яна подняла голову, встречаясь с его взглядом:

— А как же…

Антон не дал ей договорить, положив палец на ее полураскрытые губы:

— Есть только я и ты. И я тоже не знаю, как смогу жить без тебя и твоих соблазнительных штучек.

Лицо Яны озарила улыбка, за которую Антон мог бы отдать все на свете.

— Тогда я принимаю подарок, только, есть одно — но! — кокетливо ответила она.

— И какое же?

— Почему на моем подарке нет нарядного банта?

Антон рассмеялся, удивляясь ее безграничной фантазии:

— Предлагаю это обсудить в твоей спальне.

— М-м-м… У меня там как раз есть для тебя одна шикарная лента, которая будет прекрасно смотреться на твоей шее и гармонировать с этой золотистой кожей, — она провела ладонью по его груди, и Антон заметил, как в ее глазах снова начинает разгораться страсть, которая сводила его с ума.

Ну что за девушка! Разве можно в нее не влюбиться? Подтянув штаны, Антон подхватил ее на руки и понес в спальню, шагая навстречу новым чувствам и волнующим наслаждениям. И кто сказал, что сердце не может любить дважды?