Сокровище рода Дарнхольм. Книга 2 (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Глава 1 Родовой замок

— Розалия, а зачем мне три шубы?! — в недоумении спросила я, роясь в сумке, которую мне собрала женщина в дорогу.

— Скоро зима и на улице холодно! — невозмутимо воскликнула она.

— А семь платьев? Костюм для верховой езды, да я вообще на лошадях ездить не умею! — моему возмущению не было предела, опять из меня куклу делает.

— Леди Эдилия, это всё нужные вещи. — немного обидевшись, ответила моя компаньонка.

— А драгоценности! Откуда? — я удивлённо рассматривала резную шкатулку из чёрного дуба.

— Это Лорд Дастел Вам подарил! — тот же невозмутимый тон и выражение абсолютной уверенности в правильности действий на лице.

— Когда он успел мне их подарить? — я уже даже не понимала, чего хочется больше: застонать от бессилия и постучаться головой о ближайшую твёрдую поверхность, или зарычать от злости.

— Вчера, это всё фамильные драгоценности, а, значит, они Ваши.

— Но в замок-то зачем их тащить?! — я уже хотела придушить свою помощницу, честно!

— Вдруг будут гости!

— Какие гости, мы едем на неделю, изучить замок. И никаких гостей! — чуть ли не рычала я. — Вытаскивай всё!

— Не буду! Это гардероб юной Леди! — совсем надулась Роз и.

— Ну хоть драгоценности убери! А если потеряем? — устало ответила я.

— Хорошо, но платья вытаскивать не буду. Вот Вы мне ещё спасибо скажете за них. — немного успокоилась ответила женщина.

— Розалия, почему у меня такое чувство, что ты знаешь больше, чем я? В чём дело? — подозрительно спросила её.

— Ни в чём! Абсолютно! Я просто делаю свою работу! — женщина упрямо стояла на своём.

— Хорошо, только переодеваться по три раза на дню я не буду, и пообещай, что не будешь мне мешать! Иначе останешься тут! — выдвинула свои условия.

— Хорошо, обещаю! Но Вы возьмете всё, что я положу! — обрадовалась она.

Наконец, сборы закончились, и мы отправились в путь. Я с огромным интересом смотрела в окно кареты и следила за изменяющимся пейзажем. Мы проезжали поля, уже покрытые первым снежком, пашни и деревни, быструю речку и голый лес, сбросивший листву, ну и, конечно, горы — величественные и неприступные, они тянулись с запада на восток.

Владения Дастелов были довольно далеко от столицы, поэтому нам пришлось воспользоваться стационарным порталом. Проскочив через два города, мы оказались в Валире — столице графства. Как только прибыли, дед предложил перенести нас сразу в замок, а Ринар — продолжить путешествие в экипаже и показать нам окрестности. Разумеется, мы выбрали второе, и вот уже полтора часа мы тряслись в карете. Брат очень живо и интересно рассказывал о своём детстве, проведённом в замке, дед угрюмо смотрел в окно.

— Ну а ты, дедушка, что можешь добавить? Ты играл в войнушку с соседскими детьми? — спросила я, пытаясь расшевелить дедулю.

— Нет, я родился в замке и до трёх лет жил там, а потом отец перевёз нас с матерью в городской дом. Он занимал должность при дворе, как ты знаешь. Замок — моё наследство и гордость рода. — сухо ответил он.

Гордость рода оказалась просто невероятной. Замок стоял на возвышении, взмывая чёрным исполином ввысь над деревеньками, находящимися в низине. Позади его подпирали Алаторские горы, слева густой лес, а справа был обрыв. Это был не замок, а целая крепость. Величественный и неприступный, три башни тёмными шпилями устремлялись в небо, вокруг стена с бойницами и ров, наполненный водой. К главному входу вёл подвесной мост.

Когда мы его проезжали, я глянула в мутную воду рва.

— Там кто-то шевелился! — чуть не взвизгнула я. — Ринар, это что такое? — указала брату на воду.

— Не знаю, моя няня рассказывала, что когда-то Лорд Витор запустил туда экспериментальных рыб. Они там так и живут, но как они выглядят сейчас, я даже боюсь представить! — усмехаясь, ответил брат.

Поднялась ажурная решётка, и мы оказались во дворе замка. Огромный фонтан в виде девушки в лёгком платье, держащей в руках кувшин, красовался перед входом в замок.

— Какая красивая! — ахнула я.

— Это Леди Кора. Лорд Витор заказал эту статую после их свадьбы, а потом она превратилась в фонтан. — пояснил дед.

— Род Дастелов вёл с кем-то войну? Замок больше похож на крепость. — задала я мучивший меня вопрос.

— Можно сказать и так. Алаторские горы очень лакомый кусок. Были и междоусобные войны, и осада замка, но это всё в прошлом. Сейчас добыча руды и камней разрешена только двум родам, — ответил дед.

— Я даже догадываюсь каким! Поэтому ты так не любишь дедушку Вайлена? — с любопытством ждала ответа.

— Дили, это всё в прошлом. Пятьсот лет назад уже всё разрешилось, границы отделили, и каждый разрабатывает свой кусок. Но ты права, я его не очень жалую, но это, скорее, на подсознательном уровне. Мне с ним делить нечего, разве только тебя! — улыбнулся дедуля.

— А как же вы ведёте дела, если всё время находитесь в столице? — не удержалась от очередного вопроса.

— Мой поверенный занимается добычей руды и камней, а сырьё мы продаём короне по одинаковой с Вайленом цене, — спокойно ответил дед.

— А Вы не боитесь доверять такое дело чужому человеку? — спросила в недоумении.

— Они мне не чужие. Визар и Борген служат на этой должности сто пятьдесят лет и проверены мной десятки раз, к тому же, все бумаги перепроверяет Аластор. Мне надо было его чем-то занять в замке. Я думаю, только благодаря работе он остаётся жив, — тяжело вздохнул дед.

— Можно я осмотрю отца? У меня есть одна идея. — спросила я у него, затаив дыхание.

— Конечно, Дили. Его осмотрели все лекари, которых я смог найти, но они так ничего и не смогли сделать. В любом случае, хуже ему не будет, — дед нахмурился и замолчал, было видно, что эта тема причиняет ему душевную боль.

Встречал нас дворецкий как две капли воды похожий на нашего Арчибальда, и экономка.

— Познакомьтесь, это моя внучка, Леди Эдилия, Ринара вы, надеюсь, ещё помните, и мой внучатый племянник — Лорд Кирстен Бьён, — торжественно представил нас дед. — Азалия, покажи Леди Эдилии комнаты и помоги устроиться. Арнольд, покажи госпоже Розалии её комнату, потом отведи в кухню, познакомь со слугами и распорядись подать ей обед. Да, потом пригласи Лорда Аластора в мой кабинет, — распорядился дед. — Ну а вы, парни, устраивайтесь сами, Ринар, покажи Киру свободные комнаты. Мои внуки тут на неделю, им можно бывать везде, кроме моего кабинета. Азалия, откроешь им башни и все комнаты, — вновь обратился дед к слугам и, дав последние указания, удалился.

— Пойдёмте, Леди Эдилия, я Вас провожу, — указала на лестницу женщина, — меня зовут Азалия, я экономка этого замка, с любыми вопросами можете обращаться ко мне. Я приставлю к Вам свою дочь, Элину, она выросла в замке и знает тут каждый уголок. Ключи тоже все у меня, если Вам нужно, я открою любые комнаты.

Мы поднялись по мраморной лестнице на второй этаж.

— Тут два крыла: одно женское, одно мужское. Но сейчас, когда замок пуст женское крыло нежилое и закрыто, в мужском крыле находятся покои Лорда Грега, живёт Лорд Аластор, и ещё готовы несколько покоев на случай гостей. Вы можете выбрать одни из них, или, если Вы хотите, я приглашу дополнительно прислугу, и они приведут в достойный вид выбранные Вами покои в женском крыле.

— Нет, благодарю, я буду жить вместе со всеми. Одной в целом крыле как-то страшновато, — ответила я экономке.

Мы свернули в мужское крыло.

— Прошу Вас, Леди, выбирайте, вот эти четыре готовы для проживания, — экономка распахивала по очереди двери. Я заглянула во все: три первые были похожи как под копирку, тёмные и мрачные, а четвёртые оказались светлыми и уютными.

— Это были покои леди Александры, матери Ринара, — пояснила экономка.

— И где она сейчас, она что, тоже… — мне стало не по себе.

— Нет, леди Александра жива и здорова, когда Лорду Ринару было три года, она вышла замуж и уехала, оставив сына деду. Ей тут было очень тоскливо и одиноко. Вы можете занять эти покои, в них давно никто не живёт, они теперь Ваши, Леди Эдилия, — рассказала Азалия.

— Спасибо, пожалуй, остановлюсь тут. — кивнула я.

— Обживайтесь, обед через час в малой столовой. Я пришлю дочь, она Вас проводит! — торжественно сообщила экономка и удалилась.

Поспешила осмотреться. Мои покои состояли из большой гостиной, спальни, кабинета, ванной комнаты и гардеробной. Это же целый дом внутри замка! Всё было в нежно-персиковых тонах, а мебель из светлого дерева была обита кремовой тканью. В гостиной были мягкий диван и два кресла, на которых лежало множество разноцветных подушек, чайный столик и камин. На стенах висели картины с изображением пейзажей. В спальне стояла большая кровать под персиковым балдахином, кресло и туалетный столик. В кабинете — стол, кресла и шкаф со множеством книг.

Явились братья. Ринар занял свою старую комнату, а Кир поселился по соседству.

— Ну как тебе родовое гнездо, Дили? — весело спросил Ринар.

— Не знаю, тут столько всего! Заблудиться можно в собственных покоях! — воскликнула я.

— Ничего, это только первое время, потом освоишься, — успокоил меня брат.

— А ты не против, что я заняла комнату твоей матери? — спросила я.

— Это не её комната, а твоя, забудь. Я не видел её восемнадцать лет. Знаю только, что жива, здорова и родила ещё двоих детей, — спокойно ответил Ринар.

— И тебе не интересно, как она? — пытала я брата.

— Нет, Дили, моя семья — дед да ты, ну и этот тип, Бьёрн, — Ринар ткнул пальцем в сторону Кира, — а она сбежала от меня. Когда я был маленьким, то скучал, переживал, но сейчас всё прошло, она для меня — чужая женщина, — нахмурился тёмный.

— А тебе не скучно было одному? — в голове сразу возникла картинка с маленьким мальчиком, одиноко бредущим по нескончаемым коридорам замка.

— Почему одному? — он удивился. — Я был не один. Сначала меня воспитывала няня и гувернёр, потом появились учителя, камердинер и мой наставник. К тому же дед взял из деревни трёх сирот, и они росли вместе со мной. Это были мои лучшие друзья и напарники по проказам, наказание мы получали всегда вместе, независимо от того, чья это была идея, — тепло улыбаясь, рассказал брат. — После того, как дед год назад забрал меня в столицу, своих воспитанников он устроил на службу в нашем графстве. Брис стал начальником стражи замка, Норман — командиром отряда охраны рудников, а Тревис — личным телохранителем наших поверенных. Ну, с чего начнем поиски и что, собственно, нужно искать? — резко сменил тему Ринар.

— Давайте начнём обследовать дом с верхних этажей, искать нужно документы, портреты, в общем, всё, что связанно с Витором и его семьёй, — предложила я.

— У нас теперь свой орден, — расхохотался Кир. — Ты наш светлый мастер, а мы будем твоими стражами!

— Только название надо придумать! — поддержал идею Ринар.

— Орден "Восходящего солнца", как вам? — предложила я, смеясь.

— Отлично, Дили! — хором воскликнули парни, — Вперёд, навстречу приключениям!

— Подождите, скоро обед, вещи надо разобрать, и я ещё хотела встретиться с отцом, — притормозила ребят. — Вы пока отдыхайте, а вечером сбор нашего ордена в гостиной, ну, хоть бы у Кира, он у нас нейтральная сторона, а то Розалия вечно что-то придумывает! А где комната отца? — обратилась за информацией к Рирару.

Его комната оказалась самой последней по коридору.

Я постучалась, никто не ответил, но так как дверь не была заперта, я решила войти.

Покои имели такое же расположение, как и мои, только всё было в мрачных тёмносиних тонах, мебель из тёмного дерева с чёрной обивкой. Папа нашёлся в кабинете. Он сидел за столом и что-то писал.

— Привет, — постучала я по косяку.

— Дили, ты пришла! Отец сказал, что вы приехали! — обрадовался родитель.

— Пришла навестить тебя и узнать, как твои дела, — я подошла к столу и обняла отца за шею. На столе валялось куча счетов, бумаг и папок, а на самом краю я увидела портрет совсем юной девушки. Длинные светлые волосы, зелёные глаза и задорная улыбка.

— Это мама? — тихо спросила я.

— Да. — и столько боли было в этом коротком слове!

— Зачем ты мучаешь себя? Её не вернёшь, ты должен жить дальше! — я ласково гладила его по рукам, которые обняли мои.

— Я не могу, Дили, она снится мне каждую ночь, — с глухой тоской в голосе произнёс отец.

— Давай я тебя посмотрю, я всё-таки целитель, ложись на кушетку — велела я, стараясь переключить его внимание.

Отец снял камзол, лёг и закрыл глаза. Я села рядом и положила руки на его грудь. Состояние здоровья было отменным, только сердце барахлило немного. Я его мысленно сжала в кулак и остановила. Отец вздохнул и побледнел. Напитала сердце силой, сосчитав до десяти, и снова запустила, оно стало биться ровно и тихо. Тут главное было — успеть влить силу до отказа, но и не допустить полной остановки сердца. Получилось! Едва удалось сдержать радостный возглас. Теперь посмотрим ауру. Она выглядела ужасно. Вся рваная, висела клочьями, тёмные пятна занимали её добрую половину, а сосуды были оборванны и скрутились в тугой комок. На миг ужаснулась, но тут же взяла себя в руки. Я решила начать со спутанных сосудов. Потихоньку отделяя силой каждый, я искала его место и сращивала с другим концом. Закружилась голова. Сил хватило только на три сосуда.

— Пока всё, но завтра я продолжу! У меня вроде получается! — бодрым голосом поспешила обрадовать папу.

— Спасибо, дочка! — сказал отец, вставая, — ты помогаешь мне, а я тебя предал. Я жалкая пародия на человека и ничего не могу тебе дать! — в его глазах было столько горечи, что на глаза выступили слёзы. Он подошёл к столу, взял портрет матери и протянул мне, — возьми, тебе он нужнее, я помню каждую чёрточку её лица.

— Спасибо, я принесу тебе капли, будешь пить на ночь, и сон будет, как у младенца, — тепло улыбнулась отцу, с благодарностью прижимая портрет к груди, — и не говори так больше, мы с дедом очень за тебя переживаем! Вместе мы справимся, я обещаю! — крепко обняла его, и он сжал меня в объятиях в ответ.

Вернулась в свою комнату уставшей и расстроенной. Отец был не в себе, и это было очень плохо, даже если я его вылечу, у него нет желания жить, он уже смирился со своей участью и закрылся ото всех в своём кабинете. Нужно что-то придумать, чтобы отвлечь его от дурных мыслей. Раздумывая над решением этой проблемы, не заметила, как погрузилась в сон.

Обед я проспала, а ближе к ужину меня разбудила служанка.

— Леди Эдилия, уже вечер, ужин будет готов через полчаса — прошептала она.

Я поднялась с кровати и сонно побрела умываться. Зашла к Киру, что бы извиниться за пропущенный сбор ордена, и обнаружила там Ринара.

— Проснулась, соня! — воскликнул тёмный. — Мы попросили ужин принести сюда, есть втроём в столовой на двадцать пять персон как-то неуютно.

— А отец? — удивилась я.

— Он ест у себя и вообще практически не выходит из покоев. — брат развёл руками.

Я нахмурилась.

— Нужно забрать его в городской дом. Тут он скоро точно сойдёт с ума. — поделилась своими мыслями с ребятами.

— Дили, я тоже так считаю, осталось уговорить деда, — ответил Ринар.

— Но ведь опасности больше нет, Тёмный мастер, оставшись без лабиринта и своих стражей, будет сидеть тише мыши! — едва не закричала на него.

— Ты права, мы обязательно его заберём, а теперь давайте вернёмся к цели нашего собрания. — перевёл тему брат.

— Первое собрание ордена объявляется открытым. Какая у нас повестка дня? — совершенно серьёзно спросил Кир.

— Для начала, Ринар расскажет нам про замок: где нужно искать и что тут вообще есть. Ну и прислугу не мешало бы опросить, они обычно знают о своих хозяевах даже больше, чем они сами, — предложила я.

— Замок довольно велик. На первом этаже находятся большая гостиная, столовая и малая столовая, бальный зал, кухня, комнаты слуг, подсобные помещения. На втором этаже — два жилых крыла, малая гостиная, библиотека, галерея. На третьем этаже расположены лаборатории, оранжерея, тренировочный зал и лестницы в башни. В первых двух хранится всякий хлам, а в третьей жил и работал Витор, но после обыска её запечатали и больше никто не открывал. Вокруг замка парк и сад, открытая площадка для тренировок и конюшня — поведал нам тёмный.

— Даже оранжерея? — ахнула я.

— Она была сделана для Вивьен Дарнхольм, та увлекалась зельеварением. — пояснил он.

— Интересно! А говорили, она бездарна. Значит, что-то её всё-таки интересовало, — удивилась я.

— Довольно недолго, она увлеклась запрещёнными зельями и ядами. Витор запретил ей этим заниматься. — рассказал Ринар.

— Но, однако, её сослали в монастырь именно из-за зелья, значит, она всё-таки не бросила своё увлечение. Мне вот интересно, как сложилась её судьба, неужели она всю жизнь провела в монастыре? Что-то не верится мне в это! — воскликнула я.

— Мне тоже, судя по её прыти в замке короля. Нужно узнать у деда дальнейшую судьбу второй дочери Витора, — предложил брат.

— Хорошо, завтра с утра мы начнём с башни нашего предка, а вечером я буду лечить отца. — постановила я.

— Ну а мы тогда будем ходить на тренировки, — буркнул Ринар.

— Опять? Ринар, у нас каникулы! — мне сразу вспомнилась полоса препятствий Бродрика.

— Ну и что, что каникулы? Владение своим телом играет большую роль в развитии магии. Тебе тоже не помешает к нам присоединиться, — ответил брат.

— После того, как разберусь с отцом. Я всю силу сливаю в него и могу доползти только до кровати. — буркнула я.

Глава 2. Яйцо с сюрпризом

На следующее утро мы отправились в башню Витора. Азалия любезно и с большим трудом открыла нам скрипучий замок и удалилась. Витор жил намного скромнее, чем его домочадцы. Там была всего лишь спальня и кабинет, но из окон открывался такой потрясающий вид на горы, что я тоже захотела свою башню. В спальне мы не обнаружили ничего интересного. Кровать, покрытая слоем пыли, шкаф, вокруг которого разбросаны вещи и небольшой комод. В кабинете оказалось гораздо интереснее, но там творится полнейший беспорядок. Бумаги кучами валялись на полу, книжный шкаф и стол были вскрыты и порублены чуть ли не на кусочки. Обивка на кресле и маленьком диванчике была порезана на ленточки. Кое-как собрав бумаги и книги, мы принялись изучать их содержание. Половина бумаг оказалась счетами, вторая половина — непонятными расчётами и чертежами. Ринар нашёл рисунок, похожий на медальон, мы долго крутили, вертели его в руках, но так и не поняли, для чего он нужен. Книги, по большей части, были посвящены тёмной магии и артефактике, но попадались и непонятные издания, например, "Ядовитые утоны, их свойства и ценность". Я взяла эту книгу с собой. Мне тоже стало любопытно, кто такие утоны. Провозились мы почти до вечера, пропустив обед. После того, как мы закончили, я позвала Азалию и попросила тут прибраться и заказать новую мебель. Гонения на род Дарнхольмов закончены, и пусть башня Витора будет в надлежащем виде, ведь со временем многие захотят её посетить и приобщиться к легенде, особенно после того, как с основателя рода будут сняты все обвинения.

Оставив свою добычу в комнате и быстро перекусив, пошла к отцу. Он, как всегда, сидел за столом, зарывшись в кучу бумаг.

— Привет, пап, я к тебе на вечерний сеанс лечения, — улыбнулась я.

— Ты уверена, что это нужно? Я столько лет прожил без магии, что уже и не помню, какая она, — тихо ответил отец.

— А надо вспомнить! Я не обещаю, что верну магию, но вернуть тебя к нормальной жизни я обязана! — воскликнула я.

— Не нужно, Дили, я привык, — отец встал и подошёл к окну.

— Нет, папочка, тебе я обязана жизнью, поэтому мы продолжим лечение. А что из этого выйдет, увидим. — упрямо заявила я, подошла к нему и взяла за руку.

— Хорошо, моё сокровище, — печально улыбнулся отец. — Я готов.

На этот раз лечение шло намного легче. Я, как музыкант-виртуоз, перебирала сосуды, вливала силу и сращивала их с её помощью. Где-то через час закружилась голова, подавая сигнал, что пора заканчивать.

Отец вздохнул и сел.

— Ты бледная, дочка. — он ласково погладил меня по щеке.

— Это пройдёт, как ты себя чувствуешь? — с волнением спросила я.

— Хорошо. И сплю, как ты и обещала, даже лучше, чем младенец. — попробовал он пошутить.

— Завтра обязательно продолжим, я чувствую, что у меня получается, — подбодрила я родителя.

А после, тепло попрощавшись, вернулась к себе. Приняла ванну и легла в кровать, прихватив с собой книгу об угонах. Она оказалась довольно интересной. Рукописный текст описывал то ли ящеров, то ли змей и их свойства. Красными чернилами был выделен абзац про желудочный камень этих существ. Он обладал удивительным свойством накапливать магическую энергию. Но рисунка или гравюры не было, поэтому оставалось только гадать, как он, собственно, выглядит, и зачем им интересовался Витор.

Следующее утро началось с визита деда. Я не успела даже умыться, как он зашёл ко мне в комнату.

— Ну и что ты опять придумала? Я встретил Ринара, и он сказал, что у тебя есть ко мне разговор. — начал с порога он.

Вот даже как, ну, Ринар, подумала я про себя, хотя, чем быстрее — тем лучшее.

— Я хочу забрать отца в городской дом, — выпалила я.

— Это невозможно, Аластор для всех мёртв, да и что он там будет делать? — рыкнул дед.

— Там он будет с семьёй, а не жить как отшельник, один в целом замке! — отказ деда вызвал во мне волну негодования.

— Хорошо, я подумаю. Как проходит лечение? Сын сказал, что ты уходишь от него полуживая. — дед упал в кресло.

— Всё в порядке, это требует много сил! Но я всё равно исправлю, что смогу, я не-знаю, станет ли он магом снова, но я попробую! — я тоже села.

— Ох, Дили, не нужно напрасных надежд, Аластор уже смирился, — устало ответил он.

— А ты, дед? Ты тоже готов закопать тут сына живьём? — пристально глядя ему в глаза, зло спросила я.

— Я сделал для него всё, что мог! — взревел дед.

— Значит, не всё! Он похож на зомби! Живут же люди без магии! А он не живёт, а существует, теша твоё самолюбие! — уже кричала я, выплёскивая всё своё негодование.

— Возможно, ты права, я спрятал проблему, вместо того, что бы помочь сыну. — Лорд Дастел устало закрыл глаза.

— Ладно, извини, я вспылила. Мы что-нибудь обязательно придумаем, отца нужно немедленно забирать отсюда, а пока у меня к тебе вопросы: кто такие утоны, и как сложилась судьба Вивьен. — постепенно успокаиваясь, решила не терять времени даром.

— Ну и вопросы у тебя! — брови деда поползли вверх, — утоны — вид хищных ящериц. Раньше они жили в наших горах, но сейчас истреблены. Сначала они нападали на рабочих, ну а потом выяснилось, что у них очень ценная шкура и яд. А откуда ты вообще про них узнала?

Я встала и принесла книгу из спальни.

— Вот, нашла в кабинете Витора! — гордо протянула деду свою находку.

Дед пролистал пару страниц и задумался.

— Это очень старая книга, и её написал кто-то из Дарнхольмов. Весьма редкая вещь. Может, даже в единственном экземпляре. Это невероятно, Дили. Здесь так подробно они описаны! Сам я слышал про них от отца, но никогда не видел. — удивлённо и растерянно ответил Лорд Дастел.

— Ну а Вивьен… Про нее ничего неизвестно. Я попробую узнать, или спрошу у короля, он выяснит по моей просьбе, если это так важно для тебя. — он вопросительно взглянул на меня.

— Важно, дедуля, очень важно. — твёрдо ответила я.

После завтрака мы с братьями отправились в лабораторию Витора. Она была самой большой из трёх, находившихся на этаже. Её вид был столь же плачевным, как и у его комнаты. Колбы и реторты валялись на полу разбитые, шкаф с инструментами был перевёрнут, стол зиял чёрными провалами там, где должны были находиться ящики, они, в свою очередь, были в беспорядке раскиданы по помещению, все поверхности были покрыты листами пожелтевшей бумаги вперемешку с битым стеклом и пылью.

Парни занялись листами, а я увидела в углу комнаты очень интересную конструкцию, почти неповреждённую. Она была полностью стеклянной и состояла из различных колб, соединённых друг с другом разного вида трубками, и была накрыта сверху крышкой. Колб было довольно много, в основном, в них находились осколки скорлупы на почерневшей от времени соломе, но в одной я нашла целое яйцо. Оно было величиной с два моих кулака, чёрного цвета в белую крапинку. Заинтересовавшись, достала его и, сжав в ладонях, попыталась дотянуться до зародыша силой, на что получила в ответ волну тепла и нежности. Невероятно! Он жив! Спустя столько лет!

Пустила ещё немного силы, и он снова ответил!

— Прости, малыш, больше дать не могу, мне сегодня ещё папу лечить, — ласково поглаживая, шепнула яйцу.

— Дили, что ты там нашла? — спросил Кир.

— Вот! — я гордо показала свою находку.

— И что это? — Ринар пристально уставился на яйцо.

— Яйцо, что, не видно разве? — подколола его.

— Зачем оно тебе? — удивился брат.

— Нужно, — буркнула я, — как у вас дела?

— Мы собрали что-то вроде журнала экспериментов, но читать его в такой пыли и грязи не хочется, может, вернёмся в комнаты? — отозвался Кир.

— Давайте посмотрим, что было в шкафу, и пойдём, — предложила я.

Под обломками шкафа обнаружился медальон, изображение которого до этого нашёл Ринар. Больше ничего интересного в лаборатории нам найти не удалось. Выбравшись из пыльной лаборатории, мы вернулись в гостиную Кира. Братья изучали листы журнала, а я, в обнимку с яйцом, сидела на диване.

— Дили, брось его, иди помогай! — крикнул Ринар.

— Не брошу, оно живое! — буркнула недовольно я.

— Не может быть, говорю тебе, как потомственный некромант! — возмутился Ринар.

— А я, как потомственный целитель, говорю, что оно живое! — надулась на него. Кому как не мне об этом знать!

— Хорошо, даже если оно живое, из него вылупится какое-нибудь чудище! — воскликнул брат.

— Конечно чудище, смотри какая скорлупа! — довольно сообщила я.

— Ты неисправима! Сначала Цветень, теперь это! — широко улыбнулся тёмный.

— Ребята, хватит спорить! — прервал нас Кир.

— Что там у вас с журналом? — перевела тему я, не желая продолжать спор.

— Точно сказать не могу, листы не все, а те, что есть, частично испорчены, но у меня получается, что Виктор пытался создать накопитель энергии для магов. За основу он брал разные материалы, но больше всего опытов было с желудочным камнем какого-то "утона"?! Никогда о подобном не слышал! И медальон был одним из прототипов. — удивлённо ответил Кир.

— Всё правильно, утоны — это ящерицы, которые раньше жили в горах, но сейчас уничтожены. Подождите, я же нашла яйца в лаборатории, он что, выводил утонов?! И в моём яйце, получается, тоже он? — я ошарашено уставилась на парней.

— Выходит, что так! Но если он хищник, тогда от него и правда лучше избавиться, тем более, что про них ничего не известно, может, они людей ели! — ехидно заметил Ринар.

— Нет, яйцо моё, никому не дам! Он добрый! Я чувствую! — крепче прижала свой трофей к груди, и грозно посмотрела на брата. — А тут есть книги по редким животным?

— Должны быть. Тут много книг, они были одним из увлечений нашего предка, так что библиотека у нас обширная, — задумавшись о чём-то, ответил Ринар.

— Подождите! Получается, что Витор пытался создать накопитель до выгорания дочери! — воскликнул Кир.

— Получается, что так. — мы с Ринаром задумчиво посмотрели на парня.

После такого открытия каждый из нас погрузился в свои мысли, и спустя непродолжительное время мы разошлись по своим покоям.

Первым делом я устроила яйцу домик из подушек и тёплого покрывала, а после отправилась к отцу, так как уже сгущались сумерки.

Он ждал меня, сидя на диване в гостиной.

— Как твоё самочувствие? — поинтересовалась я.

— Всё хорошо, знаешь, ты права, я долго думал над твоими словами, пусть я опоздал с воспитанием, и ты уже совсем взрослая, но я хочу принимать участие в твоей жизни, если ты, конечно, не возражаешь. — не поднимая головы, тихо сказал отец.

— Конечно! Я буду очень рада, только если ты не станешь таким же деспотом и упрямцем, как дедуля! — тепло улыбаясь, ответила я.

— Нет, деда переплюнуть трудно! — рассмеялся родитель.

— Ну что, тогда приступим к лечению? — я задорно ему подмигнула и получила в ответ широкую улыбку.

Сосудов осталось совсем немного, и я решила срастить их за один раз. Сил хватило с трудом. Последней каплей усыпила отца и, пошатываясь, пошла в апартаменты деда. Чудом не упав по дороге, распахнула в его покои дверь, не утруждая себя стуком, зашла в гостиную и упала на диван.

— Что случилось, тебе плохо? — засуетился дед.

— Нет, отец, нужна твоя помощь! — только и смогла сказать я.

— Ты что его, убила? — задал он самый нелепый из всех возможных вопрос.

— Дед, ты в своём уме? Конечно нет! Пошли! — от возмущения я аж забыла, что еле стою на ногах.

Дед взял меня под руку, и мы вернулись в комнату отца.

— Вливай силу, сколько сможешь! — велела я.

Дед взял папу за руку и сосредоточился. Я наблюдала за всем магическим зрением. Сила перетекала ровным потоком, наполняя тело отца.

— Всё! — выдохнул дед, — больше не могу! — сел рядом в кресло. — Ну и что ты тут натворила? — устало спросил меня.

— Увидим завтра! Надеюсь, что всё получилось. — ответила, падая рядом с дедом. Отец спал, но уже сейчас были видны изменения.

— Спать? — уточнил дед.

— Ага, а где в библиотеке книга по редким животным? — вспомнила, о чём хотела его спросить.

— Дили! Ты еле сидишь, но всё равно умудряешься задавать вопросы, причём один чудней другого! Стеллаж справа, вторая полка снизу. А теперь пошли, я проведу тебя до твоих покоев. Споткнуться в коридоре о твоё неподвижное тело не доставит мне удовольствия. — ехидно проговорил старший родич.

Попрощавшись с дедом у двери в комнаты и уверив его, что до кровати доберусь самостоятельно, забрела в гостиную. Возникло непреодолимое желание устроиться на диване или в кресле и не идти дальше, так как сил практически не оставалось, но, собрав волю в кулак, доползла до спальни, избавляясь попутно от мешающей одежды, из последних сил добралась до кровати, а дальше ничего не помню. Стоило только голове коснуться подушки, как сознание отключилось, я даже не успела накрыться одеялом. Впрочем, мне было всё равно.

Утром меня вновь разбудила Элина. Где моя Розалия? Её уже три дня не видно. Неужели на что-то обиделась?

— Леди Эдилия, сегодня завтрак в столовой. Распоряжение Лорда Дастела, — отчеканила она и ушла.

Ну вот, ещё и в столовую идти. С платьями я, конечно, без Рози не справлюсь, поэтому опять придётся надевать рубашку и штаны. Обследовать замок в них было очень удобно, но идти на завтрак в столовую в таком виде Леди не подобало, но так как других вариантов не имела, быстро оделась, умылась, заплела косу и вышла в коридор.

— Прошу. Леди Эдилия, следуйте за мной. — Элина ждала меня за дверью, чтобы проводить.

В столовой уже сидели дед, Ринар и Кир.

— Ну, и по какому поводу собрание? — спросила я, садясь за стол.

— Не знаю, мне сказали, что Лорд Дастел распорядился завтракать тут, — ответил Ринар.

Дед удивлённо приподнял бровь.

— Я никаких распоряжений не давал! — мы все недоумённо переглянулись.

Открылась дверь, и на пороге появился мой отец. Только выглядел он моложе лет на двадцать… Черты лица разгладились, от морщин не осталось и следа, белые волосы аккуратно причёсаны, усталость и безразличие пропали, их заменила гордая осанка и уверенный взгляд фиолетовых глаз. Одет он был в чёрный камзол и белую рубашку, что только подчёркивало его необычную внешность.

— Доброе утро! Отец, дочка, Ринар, Лорд Бьёрн! Сегодня прекрасный день! И это я вас собрал в столовой, — бодро поприветствовал нас отец.

— Как? — только и смог спросить дед, стараясь разглядеть ответ в моей внешности, но я поняла, что он хотел спросить, как мне это удалось.

— Я не знаю, это дар…

— Сынок, что чувствуешь, магия, она вернулась? — сумбурно, явно пребывая в сильном волнении, задавал вопросы дед.

— Я ещё не совсем маг, силу чувствую, но не как свою, не знаю, что с ней делать. — твёрдо ответил отец.

— Тебе, папочка, нужно в академию! — лукаво воскликнула я.

— Я бы не отказался! Это было лучшее время в моей жизни. — улыбнулся отец.

— Вы что, какая академия?! Тебе пятьдесят… В общем, уже довольно много лет. — возмутился дедуля. — Я сам тебя обучу, ведь в тебе теперь моя магия.

— Хорошо, только обучение отложим немного, слышал, молодёжь обследует третий этаж, я тоже хочу принять в этом участие, — подмигнул мне родитель.

— Конечно, твоя помощь нам не помешает! — обрадовалась я. Но больше всего меня радовал живой блеск его глаз, его цветущий вид. И я очень боялась, что в один момент он может вновь вернуться в прежнее состояние. Так что увлечь его чем-то, что его действительно заинтересует, казалось мне наилучшим решением.

С отцом дело пошло намного быстрее, мы споро обследовали две оставшиеся лаборатории. Там творился такой же беспорядок, как и везде.

Наша добыча в этот день оказалась очень скромна: из первой лаборатории три полудрагоценных камня, куски различных металлов и книга по их свойствам и сплавам, во второй не было вообще ничего, там, видимо, очень давно никто не работал.

Вечером, сложив всё на столе в гостиной Кира и рассевшись вокруг, мы решили подвести итоги.

— Ну что, вы правы, мои юные дарования, я тоже думаю, что Витор работал над универсальным накопителем. Оливия, как маг земли, хорошо разбиралась в металлах и камнях, помогала отцу. Но работу, видимо, здесь не удалось закончить. Витор перебрался в академию и продолжил там. Только яйца угонов оставались тут. Я думаю, он держал их в тайне, ведь, неизвестно, где он их нашёл. После взрыва и выгорания дочери его исследования стали жизненно необходимы, и он создал кольцо. — подытожил отец после изучения всех наших находок и рассказов.

— Да, только мы не приблизились к разгадке личности Тёмного мастера! — воскликнула я разочаровано, вся надежда была на замок, на то, что мы найдём здесь разгадку.

— Но вы довольно близко, я уверен, что он как-то связан с исследованиями Витора и кольцом, ведь его создание держалось в большой тайне. Я полностью согласен с Дили, что это кто-то из близких, — приободрил меня отец, увидев моё настроение.

— Ну что, на сегодня мы закончим, до завтра, моя неугомонная молодежь, — попрощался мой родитель и вышел за дверь.

Позже, когда все разошлись по своим комнатам, я решила всё-таки найти интересовавшую меня информацию в библиотеке. Несмотря на точные рекомендации, полученные от деда, справочник о редких животных искала около часа. Он оказался довольно толстым и весьма потрёпанным. На изучение времени ушло и того больше, но я всё же нашла описание утонов. Они были, судя по картинке, чем-то между змеёй и ящерицей. Взрослая особь была размером с руку человека, имела четыре лапы, длинное тело и крылья. Они могли передвигаться по любым плоскостям и летать на небольшие расстояния. Окрас зависел от подвида. Питались угоны мясом некрупных животных, но также не прочь были испить крови и магической энергии. Обитали в Алаторских горах, истреблены были из-за прочной, как сталь, шкуры и яда, который использовался в медицине. Жили парами, потомство приносили раз в два года. Срок жизни не установлен. Умерших своей смертью утонов обнаружено не было. Было предположение, что они разумны и умели ментально общаться друг с другом, но это не доказано.

В общем, ничего страшного, скорее наоборот, очень интересно. Я положила справочник на место и отправилась к себе, нужно проведать моего малыша, да и поздно уже.

Любопытно, какой окрас будет у моего угона? Задумалась я, сидя на диване в своей гостиной.

Потом взяла в ладони свое яйцо и потянулась магией к зародышу. Он обрадовался и послал мне в ответ нежность и любовь. Ласково погладила скорлупу, радостно улыбнувшись в ответ. Сегодня я влила в него побольше силы, чтобы он скорее появился на свет. Голова уже привычно закружилась и я, пожелав доброй ночи моему малышу, отправилась спать.

Ночью мне снился Рай, будто он был рядом, гладил мои волосы, лицо и что-то нежно шептал… Какой чудесный сон!

Глава 3. Тайны Лорда Витора

Утром меня снова разбудила Элина.

— Леди Эдилия, сегодня ночью прибыл гость, Лорд Дастел сказал, что к Вам. Он ожидает в столовой — ровным голосом, объявила она.

"Неужели это был не сон? Рай здесь?" — всполошилась я.

Где же Розалия, когда она так нужна!

— Элина, а где госпожа Розалия, уж не заболела ли она? — удивлённо спросила я.

— Нет, Леди, она пьёт чай на кухне с моей мамой, — ответила девушка.

— Позови мне её, срочно! — приказала я.

Через десять минут явилась Розалия.

— Рози, ты почему меня бросила? Мне нужна твоя помощь! — всплеснула я руками и бросилась к женщине. Но та не обратила на мой порыв внимания.

— Я исполняла Ваше указание — не мешаться! — зло ответила она.

— Ну не надо всё так буквально понимать! Мне нужно платье! — возмутилась я.

— Хорошо, как скажете! — она засунула нос в гардеробную и пристально разглядывала наряды, которые сама же и выбирала.

— Рози давай быстрее! — торопила её, едва не подпрыгивая от нетерпения.

— Вот, это утреннее платье великолепно подойдёт к завтраку! — наконец решила она.

Я не отличала утреннее платья от вечернего, для меня они все были слишком дорогими и вычурными, но выбору помощницы всецело доверяла.

Наконец, облачившись с помощью Рози в платье и приведя себя в порядок, я со всех ног побежала в столовую, перепрыгивая через две ступеньки. Влетела туда и сразу попала в объятия Рая.

— Как хорошо, что ты приехал! — вне себя от радости воскликнула я.

— Я тоже по тебе скучал, моя маленькая! — тепло улыбнулся парень.

— Как ты тут оказался? — спросила я.

— Лорд Дастел перенёс меня сюда, а сам отбыл в столицу, — обнимая меня крепче, ответил Рай.

— Дед, значит, опять сбежал, — улыбнулась в ответ.

— У него дела, его вызвал отец. Ну, что вы нашли интересного, сыщики? — спросил он.

— А ты откуда знаешь? — удивилась я.

— Я знаю всё, ну, или почти всё. У меня работа такая. — ухмыльнулся он, всё также нежно меня обнимая. Мне и самой не хотелось отстраняться.

— Много интересного! Если бы кто-нибудь продолжил дело Витора, наш мир обрёл бы незаменимую для мага вещь — накопитель магической энергии! Но это пока только в теории. — похвалилась я.

— Вот ты и продолжи! — предложил он.

— Нет, я целитель, я вижу ауры людей, но совсем не разбираюсь в артефактике, — констатировала очевидную вещь и покрепче прижалась к Раю.

Я настолько была счастлива видеть парня и так увлеклась разговором, что заметила появление братьев в столовой, лишь когда они демонстративно хлопнули дверью, привлекая внимание.

— Кир, Ринар, познакомьтесь — это Рай! — обрадовала их.

— Это тот тип, что тебя обидел? — уточнил Кир.

— Мы уже всё решили! — нервно воскликнула я, с мольбой глядя ему в глаза.

— Простите, Лорд Раян, но я обещал, и свои обещания я привык выполнять! — Кир немного отодвинул меня и со всего размаха ударил по лицу моего гостя.

— Кир! Ты чего? Совсем сдурел? — кинулась на брата с кулаками.

— Нет, это за то, что он тебя обидел! Я тебе же обещал! — обиженно буркнул Кир.

Я на всякий случай кинула щиты на обоих, во избежание дальнейших действий, и с тревогой ждала, что же будет дальше.

Рай, вытирая разбитую губу, заметил:

— Я бы тоже дал себе в морду за это! Я не в обиде, наоборот, очень рад, что у Дили такие защитники. — обратился он к Киру.

— И кто он тебе теперь? — очнулся Ринар.

— Я теперь тот, кто жить не может без Леди и будет заботиться о ней всегда. — торжественно сообщил Рай.

— Очень интересно, а почему я не в курсе? — в столовую зашёл отец.

— Папа, — выдохнула я.

— Как? Он же умер! — поражённо шепнул Рай.

— Почти, но сейчас он жив и вполне здоров! — в ответ прошептала я.

— Вы что, его… — Рай пристально посмотрел на отца, видимо, и ему в голову пришли те же мысли, что и мне при первой встрече с отцом.

— Конечно нет, неужели он похож на умертвие?! Давайте завтракать, я тебе потом всё расскажу, — выдохнула всё также шёпотом я.

Вот тебе и тёплая семейная встреча.

В напряжённом молчании все разместились за столом. Братья и отец открыто изучали Рая, а тот делал вид, что этого не замечает.

— А знаете, молодой человек, Вы мне напомнили одного парня, которого мой отец обучал, когда я был маленьким. Как же его звали? А, Лайнел! Точно, Лорд Лайнел. Как Ваше имя рода? — спросил неожиданно отец у Рая.

Ринар подавился чаем. Я похлопала его по спине, он вытаращил на меня глаза, потом пристально посмотрел на Раяна.

— Я не могу сказать, это секретные сведения. Моя работа обязывает хранить имя отца в тайне. Но если Вам угодно, за меня может поручиться Лорд Дастел-старший. — спокойно ответил Раян.

— Хорошо, этого достаточно! Мой отец людей видит насквозь, правда, дочка? — обратился ко мне отец.

— Безусловно! — выдохнула я.

После этого все завтракали молча. Мне было очень неловко, что родные так встретили моего гостя, но, с другой стороны, было очень приятно, что они в первую очередь переживают за меня, да и поступок Кира, то, что он сдержал слово, приятно грело душу.

Во вторую башню мы шли уже впятером. Там оказались портреты, аккуратно накрытые тканью, а в углу сложенные в стопки лежали книги и бумаги.

Хищно оглядела комнату. Вот тут точно можно найти что-нибудь интересное!

Я занялась картинами, а мужчины бумагами. Рассматривая одну картину за другой, я поражалась таланту Оливии, они были удивительны. Портретов было четыре. Первые два — Лорда Витора, один — тот, что висел когда-то в академии, а другой — кисти его дочери. Они разительно отличались друг от друга. На картине Оливии фиолетовые глаза излучали доброту и тепло, мягкая улыбка, чёрные волосы с нитями седины, убранные в хулиганский хвост. То, как тщательно были прописаны все черты, детали, говорило о том, с каким трепетом и любовью она относилась к отцу. Ещё был портрет юноши с каштановыми волосами, задорной улыбкой и ярко-зелёными глазами. А четвёртым, кажется, было изображение Вивьен. Чёрные кудри, карие глаза и надменная улыбка алых губ, но больше всего поражало обилие драгоценностей и бархатное платье винного цвета. Я перевернулся картину, там мелким и красивым почерком была надпись — "Моей дорогой сестре", значит, точно Вивьен.

На картине с юношей подписи не было, так что он пока остался неизвестен.

Пейзажей было около десятка. Больше всего на меня произвёл впечатление замок на фоне заходящего солнца.

— Ну что. какую картину мне забрать? — тихо подошёл Рай.

— Вот эту! — я отдала ему портрет Витора творчества Оливии.

— Ты уверена? Раньше в академии висел другой портрет. — засомневался он.

— Уверена! — твёрдо сказала я, глядя ему в глаза.

— Хорошо, как скажешь, — он поцеловал меня в макушку. Вытащил из рамы холст и скрутил его.

— Как у вас дела? — радуясь, что он пошёл мне навстречу, спросила я.

— Книги, наброски картин и дневник Оливии — вот наша добыча. — ответил Рай.

— Дневник — это хорошо, можно мне его прочесть?

— Конечно, мы и хотели отдать его тебе. Лезть в девичьи тайны недостойно имени Лорда, — подмигнул мне Рай.

Я достала из рам портреты Вивьен и юноши, скрутила и сунула под мышку.

— Ну что, мужчины, у нас осталась всего одна башня! — довольно сообщила я, после чего мы дружно направились продолжать исследования замка.

В третьей башне ничего интересного не было, только старая мебель, закрытая тканью, детские игрушки, коляски и прочие мелочи детства Дастелов. Отец предался ностальгии, демонстрируя нам то лошадку, на которой он когда-то катался, то деревянный меч, то детскую кроватку, в которой он спал. Мы посмеялись вместе с ним и закрыли башню.

По дороге обратно решили посетить оранжерею. Она оказалась удивительной.

В шесть рядов росли разнообразные и очень красивые цветы, был даже маленький пруд с лилиями! Отдельно были высажены лекарственные растения. Стеклянный купол переливался на солнце всеми цветами радуги. Мы бродили по ухоженным, посыпанным песком дорожкам, рассматривая растения. Чего тут только не было! Все редкие травы и даже злосчастный золотой корень! Он сильно отличался от моего Цветня. Кто же за ними ухаживал столько лет?

— А кто за всем эти великолепием ухаживает? — спросила я вслух.

— Садовник, — ответил отец, — Оранжерею любили все представительницы женского пола нашей семьи, и каждая внесла сюда свои растения.

— Невероятно! Мне тоже нужно посадить здесь что-нибудь! Цветня! Точно, это будет самый экстравагантный житель оранжереи, главное, садовника предупредить беречь пальцы и вовремя его кормить! — загорелась я идеей.

После обеда я навестила своего найдёныша, поделилась с ним силой и положила обратно в тёплое покрывало. Портреты я сложила в кабинете, а чтение дневника решила отложить на то время, когда уедет Рай.

Вечером, когда все разошлись по своим покоям, мы с парнем устроились в моей гостиной. Он крепко меня обнимал и перебирал волосы, а я млела и совсем не хотела, что бы он уезжал.

— Как скоро уедешь? — тихо спросила я.

— Сегодня ночью, как только вернется Лорд Грегор. Он должен отправить меня в замок. Мне нужно написать отчёт отцу о ваших находках и отдать портрет — шепнул Рай.

— Ты только ради этого и приехал? — обиженно спросила я.

— Дили, ты опять? Нет, это был только предлог увидеть тебя, не сомневайся во мне, пожалуйста, никогда, — серьёзно сказал Райан. — Я думаю о тебе каждый день и безумно скучаю.

— Прости меня, я вечно что-то не то говорю! — виновато посмотрела на него.

— Нет, ты говоришь то, что думаешь! И это замечательно, — он поцеловал меня в макушку.

— Ой, я забыла показать тебе самое главное! Сейчас! Вот! — я достала своё яйцо. — Это мой утон, и он живой! Представляешь?!

— Дили, ты уверена в этом? Они же вымерли? — нахмурился парень.

— Уверена! — ещё и кивнула для пущего эффекта.

— Но они же хищники! И довольно опасны. — далеко не радостным голосом выдал и так известную уже информацию.

— Нет, мой — добрый и хороший! Он со мной общается! Я питают его силой, а он шлёт мне свои эмоции, и они положительные. Это невероятно! — делилась своей радостью с Райем.

— Ладно, ты завела себе новую игрушку, но будь осторожна, — предупредил недовольно парень.

— Это не игрушка! А живое существо! — возмутилась я.

— Я вообще, по-хорошему, должен забрать его и отдать кому следует, на опыты! — Рай соскочил с дивана и угрожающе навис над нами с яйцом.

— Нет, это мой утон, какие опыты, ты что? Совсем с ума сошёл? — испуганно прижала яйцо к груди.

— Это ты с ума сошла, если решила оставить его у себя! — повысил голос Рай.

— Уходи! И яйцо я своё не отдам! Можешь нажаловаться папочке, но вы его не получите, только через мой труп! — разозлилась я.

Рай был взбешён.

— Я не жалуюсь папочке, а забочусь о безопасности королевства и о твоей безопасности! — громко хлопнув дверью, он ушёл.

Я села на диван, прижала к себе яйцо. Слёзы потекли по щекам.

— Ну вот, малыш, нас никто не понимает, но ты не бойся, я тебя не отдам никому! — тихонько обещала я питомцу.

После полуночи явился дед, и с порога заявил:

— Представляешь, Вивьен нигде нет!

— Как это? — я вытерла слёзы.

— Не знаю как! Я поднял все архивы монастыря, обошёл кладбище, просканировав все безымянные могилы на наличие в покойниках крови Дастелов, ничего! Она как будто испарилась!

— Странно всё это. А что говорит король? — недовольно нахмурилась.

— Он тоже не в курсе. По его славам, Вивьен сопроводили в монастырь под охраной и передали матери-настоятельнице. И всё! — дед развёл руками. Было видно, что и его очень волнует вскрывшаяся информация.

— Человек не может пропасть бесследно, нужно найти её! — выдала очевидную истину, но меня на самом деле взволновала неожиданная новость.

— Лайнел обещал этим заняться.

— У нас остались ещё комнаты девушек. Можно поискать там, вдруг она вернулась в замок. — воодушевлённо предположила я.

— Это невозможно. Её бы не пустили сюда, Витор отрёкся от неё официально и все слуги знали об этом. — покачав головой, ответил дед и сел ко мне на диван. — А ты чего не спишь?

— Не спится, — я всё ещё сидела в обнимку с яйцом, настроение, начавшее было улучшаться, вновь испортилось.

— Ты что, плачешь? — пристально посмотрел на меня дедуля, — поругалась с Раяном? Теперь понятно, почему он был такой нервный. Из-за чего, позволь спросить?

— Вот! — я протянула деду своё яйцо, — он его на опыты хотел забрать, а он живой и, может быть, последний в своём роде. — сквозь слёзы шептала я.

— Утон? Невероятно! Где ты его взяла? — его глаза загорелись интересом.

— Не отдам! — нервно выпалила я.

— Да я и не собираюсь его забирать. Я в юности тоже ими интересовался, отец так интересно о них рассказал. Но они хищники. — тихо сказал дед.

— Да знаю я, что вы все заладили, может, у меня дар к общению с магическими животными! Я целитель и чувствую зародыш, его эмоции. Он не желает мне зла, это детёныш, понимаешь ты или нет! — я вновь разозлилась, только теперь уже на деда.

— Успокойся, я верю. Расти ты своё чудище, только дома не выпускай. И все травмы и разрушения от него устраняешь сама. Поняла? — он строго на меня посмотрел, — У меня в детстве жила огненная саламандра, я нашел её тут и тайком привёз в городской дом, она тоже не самое милое и совсем не домашнее животное, но мы с ней очень дружили! — пояснил он мне своё решение

— Спасибо, дед! — радостно рассмеялась. Хоть кто-то меня понимает.

— А теперь марш спать! — улыбнулся в ответ дедуля.

С яйцом я просидела ещё около часа после ухода деда, влила в него ещё немного силы и отправилась спать всё ещё расстроенная, но твёрдо уверенная в своей правоте.

Утром, за завтраком, было решено, что я обследую покои девушек в женском крыле, а парни пока изучат всё найденное нами и подведут итог расследования.

Взяв с собой Элину, я отправилась в женское крыло. Первыми были покои Леди Оливии. Я прошлась по комнатам. Всё было аккуратно разложено и расставлено, если бы не покрывающая всё пыль, то в комнатах царил бы идеальный порядок. Вся мебель была закрыта чехлами, на стенах, цвет которых было уже не разобрать, висели её работы. Рассмотрела коллекцию минералов в кабинете, перебрала книги, но ничего интересного не нашла, только книги, посвящённые сплавам металлов и магии земли.

Затем мы отправились в комнаты Вивьен. Тут творился беспорядок. Вещи и книги находились в самых неожиданных местах, в кабинете на рабочем столе было много рисунков, в основном портреты одного мужчины, но попадались и другие изображения. Самым неожиданным был рисунок, где была изображена девушка, похожая на Оливию, с размашистой надписью внизу "Ненавижу". Да, видно, Вивьен сестру не очень жаловала. Ну, и последней моей находкой стала книга по ядам и противоядиям. Нашла я её случайно, споткнувшись о кусок паркета около кровати. Я наклонилась посмотреть и обнаружила тайник, в нём и лежала книга. Добыча небольшая, но хоть что-то.

Вернувшись к парням в гостиную, показала им свои находки. Как только мы всё разложили на столе, к нам присоединились дед и отец.

— Ну, что я могу сказать, в семье было не всё ладно. Вивьен явно недолюбливала сестру за то, что та была любимицей отца и обладала недюжинными талантами. И нам удалось узнать, над чем работал Витор. Сплав для накопителя был создан Оливией, это подтверждает медальон. Я проверил его, и он действительно пропускает магию и задерживает её. Но не накапливает. Витор искал камень, который смог бы стать накопителем, и он его нашел. Это желудочный камень утона, — начал дед.

— Что? Вы опять? Не дам! Убийцы! — раскричалась я. Да сколько ж можно!

— Дили, его не нужно убивать. Я прочитал ту книжицу, что ты нашла, про желудочный камень. Утоны просто заглатывают камни для лучшего пищеварения, а потом, через некоторое время, они его срыгивают. Витор ставил опыты, какие камни лучше подходят для его целей, и по его записям выходит, что полудрагоценные. У него в академии жила пара утонов, яйца, скорее всего, это их потомство. — успокаивал меня дедуля, но внутри меня эмоции всё ещё кипели.

— Ну и какие именно камни? Полудрагоценных много. — буркнула я.

— Он пробовал различные варианты, но лучше всего копит магию чёрный агат. — ответил он.

— Откуда ты знаешь? — недоверчиво спросила я.

— Лайнел дал мне почитать записи Витора из лаборатории, которые были изъяты при обыске. И просил написать отчёт о нашей работе здесь.

— Только не смей писать о моём яйце! — вспылила я.

— Не буду, пусть сам ищет способ создания накопителя, тем более, записи у него есть, — улыбнулся дед, — Ну, а что касается картин, которые ты нашла, то это действительно портрет Вивьен, а вот юноша неизвестен.

— Нужно узнать, кто он, вдруг, это был друг Оливии. — предложила я.

— Я постараюсь, но ничего не обещаю. Даже если это и был близкий человек для Оливии, то он уже давным-давно умер, — ответил дедуля. — Хорошо, я всё забираю и завтра отправлю вас в особняк. Вам здесь делать больше нечего, да и Вайлен мне уже надоел — всё интересуется, куда я тебя дел, Дили.

После обеда я зашла к отцу.

— Ты с нами в столицу? — тихо спросила я.

— Пока не могу, дочка, у меня тут ещё работа осталось, нужно дописать отчёты и съездить на рудник. Но через пару недель я обязательно приеду. — он тепло мне улыбнулся.

— Хорошо, пап, я буду тебя ждать. Как твоё самочувствие? — обеспокоенно спросила, всё же уверенности, что он восстановился полностью, у меня не было, да и неизвестно, как организм поведёт себя дальше.

— Прекрасно, чувствую себя лет на двадцать, — родитель встал и обнял меня.

— Давай я тебя осмотрю. Как твоему лекарю, мне нужно контролировать процесс выздоровления, — с нажимом в голосе сказала я.

— Конечно, моё сокровище, твой подопытный папа готов, — торжественно сообщил он, укладываясь на диван.

— Ну что, всё прекрасно, сосуды целы и магический резерв полон, аура затягивается, но пятна и дыры ещё остались. Давай я их постараюсь подлечить. — положила руки на грудь отцу, сосредоточилась на ауре и запустила в неё поток силы. Магия текла легко, залечивая рваные края дыр и убирая тёмные пятна, вот только она снова начала светиться, как тогда, у Рая. — Всё, только ты теперь немного побудешь светлым, — улыбнулась я, чувствуя облегчение, кажется, для тревоги нет причин.

— Ничего, может, я всю жизнь об этом мечтал, — расхохотался отец.

Глава 4. Новая родня и необычные открытия

Дедушка Вайлен прибыл в тот же день, как мы вернулись из замка. Только сели в столовой обедать, как появился он. Всех одарил грозным взглядом и велел мне собирать вещи.

— Антор, мы только вернулись, дай отдохнуть ребёнку, через два дня она будет у тебя, — ответил тёмный дедуля.

— Хорошо, только не позже, все тебя ждут, моя дорогая! — смягчив тон, ответил дед светлый.

— Можно мне взять братьев и Рози, мою помощницу? — спросила я.

— Конечно можно, бери кого хочешь! — весело ответил Лорд Вайлен.

— Я откажусь от столь щедрого предложения — воскликнул Ринар, — у меня и дома дел много, прошу меня извинить.

— А я поеду! — ответил Кир, — всегда хотел познакомиться с Вашей семьёй, Лорд Вайлен.

— Ты внук старика Бьёрна? Очень хорошо, молодой человек, твой дед был отличным магом, да и человеком не хуже, я всегда его уважал. Буду рад принять тебя в своём доме! — воскликнул светлый дед.

Розалия весело щебетала, разбирая мои вещи, а я сидела с яйцом в гостиной и питала его силой, в ответ мне шёл импульс тепла и света. Не обращая внимания на мельтешение женщины, я разговаривала со своим будущим питомцем.

— Очень скоро ты появишься на свет, малыш, я это чувствую. Нужно придумать тебе имя. Может, Вит, сокращённо от имени Витор, или Крис от имени Кристиан. На имя Крис яйцо откликнулись живее. И мне показалось, что оно довольно заурчало.

— Леди Эдилия, Вы носитесь по всему дому с этим яйцом, как курица, — фыркнула Рози.

— На него слишком многие зуб точат! — обижено буркнула я.

— Может, Вам настойки успокоительной попить? Вы какая-то нервная стали, — добродушно предложила моя помощница.

— Станешь тут нервной, когда на мою крошку покушаются, и кто? Родные люди! Розалия, можешь не разбирать вещи, через два дня мы едем на неделю к дедушке Вайлену. — высказав своё возмущение, вспомнила о предстоящем посещении светлых родственников.

— Даже так? Значит, можно собираться снова. Я тогда книги отнесу в библиотеку?

— Угу, — буркнула я.

— А платьев сколько класть? — вновь оживилась она.

— На твоё усмотрение. — отмахнулась от неинтересной темы.

— Вы точно здоровы? — она с подозрением оглядела меня.

— Угу, — мычала я, не слушая её. В данный момент меня больше интересовал Крис.

Недовольно хмыкнув, женщина оставила меня в покое, и я смогла вновь всё своё внимание уделить малышу, которого кроме меня никто не любит.

Следующие два свободных дня я провела в библиотеке, ища литературу по утонам, но ничего нового узнать не удалось. Рози в очередной раз упаковывала вещи, то и дело пытаясь и меня втянуть в сборы, но, видя моё полное безразличие, постепенно сдалась и самостоятельно решала добавлять ту или иную вещь к уже выбранным, или нет.

Рай не объявлялся, ну и ладно, не больно-то и хотелось, надо же такое удумать, моего Криса на опыты забрать!

К вечеру второго дня явился Лорд Десмонд. Мы как раз ужинали.

— Прошу меня извинить, есть разговор. — начал с порога король.

Смотря на меня в упор и не обращая внимания на присутствие остальных, монарх спросил:

— И что у вас случилось?

— Не Ваше дело! — сквозь зубы ответила я.

— Мой Рай тоже так отвечает — ухмыльнуться Лайнел, — ходит смурнее тучи и на всех рычит.

Я опустила глаза и смотрела к себе в тарелку, чтобы не наговорить королю лишнего.

— Ладно, я тут вообще по другому поводу. Мне хотелось бы продолжить исследования Витора. С вашего разрешения, разумеется. — серьёзно спросил король.

— А Вы что, артефактор? — язвительно спросила я.

— Деточка, я огненный маг и довольно сильный, а артефактников у меня целая кафедра в академии. Грег? — вопросительно поднял бровь король.

— Я согласен! — тут же ответил дед.

— Ну а вы, молодёжь? Вы же тоже часть рода, — обратился уже к нам монарх

— Я тоже за. — спокойно ответил Ринар.

— С одним условием. Вы назовёте накопитель именем Витора. — не сдержалась я, да и злость на попытку вмешательства в наши с Раем отношения придавала храбрости.

— Хорошо, тогда завтра пришлите всё, что вы нашли. Ах да, совсем забыл, Грег, я перетряс монастырь и узнал, что Вивьен пропала через два года после того, как её отправили в ссылку, одна монашка выпустила её за брошку с драгоценными камнями. Всего доброго.

— Подождите! Дедушка, покажи портрет юноши королю. — обратилась я к дедуле.

— Арчибальд! — гаркнул дед.

Через десять минут монарх пристально изучал портрет.

— Не знаю, но кого-то он мне напоминает. Если вспомню, то вам сообщу. Лорды, Леди, до скорого. — попрощался король и покинул сначала столовую, а затем и особняк.

— Ну, и как это понимать? То уничтожают лабораторию, крушат всё и жгут бумаги, а теперь — документы ему верните. — едва не рычала от злости я.

— Он же не виноват в этом, Дили! Лайнел всегда был любопытным мальчиком, и, прошу заметить, Витора казнил его прадед. — тихо ответил дед.

— Хорошо! Пусть забирает всё, но если Вы расскажете ему о яйце, то Вы мне больше не родня! Понятно? — я встала и пристально посмотрела в глаза деду.

— Дили, ты что? Может, оно как-то на тебя воздействует? Как можно отречься от семьи? — поражённо прошептал дед.

— А как Вы отрекались от своих детей, вот так же и я, — не сдержавшись, зло бросила я, смотря на деда в упор.

— Дили, я совершил ошибку, и жалею о ней до сих пор, не повторяй мою судьбу, прошу тебя, — тихо и как-то виновато ответил дедуля.

— Простите меня, что я несу! Вы моя семья и я вас всех очень люблю. Я отдам Криса тебе, дед, и делай с ним что хочешь. Я уже со всеми переругалась из-за него. — внезапно опомнившись, устало сказала я, было очень стыдно, что своими словами я причинила боль близкому человеку.

— Криса? — удивился дед.

— Ну да, его так зовут, от имени твоего отца, Кристиана. Я предложила ему на выбор имена Витора и Кристиана, он выбрал последнее. Я же говорила, он живой, всё чувствует и мне отвечает. — пояснила я.

— Ну уж нет, Дили, пусть наш Крис живёт с тобой, я сам его не отдам! Это последний утон, и он тоже часть нашей семьи. — с любовью глядя на меня, заключил дед.

У меня на глаза навернулись слёзы, какая же я глупая всё-таки! Я столько ночей мечтала, лёжа на кровати в своей маленькой комнатке, что найду родителей, а тут моя мечта сбылась, хоть мама и умерла, но дед сумел заменить мне всех за столь короткое время. У меня есть Ринар, Кир, теперь и отец почти здоров, как я только подумать могла от них отказаться! Мне действительно нужно попить успокоительного, я уже на людей кидаюсь. Крепко обняла дедулю, потом Ринара, ну и Кира заодно. На душе стало намного легче.

— Ну всё, моя малышка, а хочешь, я тебе открою тайну? Я всегда хотел иметь дочь! Но ты — гораздо лучше! Ты моя любимая внучка! — с улыбкой утешал меня дедушка, вытирая бегущие по щекам слёзы.

— А я? — Ринар обиженно сопел.

Все дети, будь они маленькие или взрослые, ждут похвалы от родителей, а от подобной картины даже я улыбнулась, что уж говорить об остальных!

— Ты мой наследник, Ринар, и моя гордость! — обрадовал его дед.

Ринар расплылся в довольной улыбке и расправил плечи.

Больше мы тему яйца не поднимали, отправились по своим покоям, ведь завтра нам с Киром отправляться в гости к семье моей мамы, и ему нужно было ещё собрать вещи.

Лорд Вайлен прибыл точно в назначенный срок. Мы с Киром и Рози стояли уже на пороге с сумками, не желая заставлять его ждать, да и не хотелось бы, чтобы дедушки в очередной раз поругались, всё же взаимная неприязнь у них сильна, даже моё присутствие не всегда их сдерживает.

— Доброе утро! Мои дорогие, прошу вас следовать за мной. — светлый дедушка провёл нас к своему экипажу, подождал пока загрузят наши сумки и мы отправились в городской дом семьи Вайлен, где нас встретили многочисленные родственники. Меня тискали, обнимали, целовали человек двадцать, не меньше, я немного растерялась от такого приёма.

— Ну всё, давайте я вас познакомлю! Это моя мама, Леди Алира, дочерей и жену ты уже знаешь, Лура и моих внучек тоже, это жена Лура, Леди Диана, её сестра, Леди Далира, и её дети — Софи и Рикард. — представил дедушка мне незнакомых людей, которые окружили меня наравне со всеми, радуясь встрече.

— Очень приятно, — только и смогла сказать я.

— А это моя внучка, Леди Эдилия, и её друг, Лорд Кирстен Бьёрн! — торжественно представил он нас. — Они тоже учатся в академии! Сейчас мы устроим вас, а через час жду всех на обед в столовой. Пошли дорогая, я покажу вам комнаты.

— Гостей у нас сейчас много, сын и его семья почти всё время живёт в замке, но на зимние праздники всегда приезжает к нам. Гостевая комната осталась одна. Предлагаю поселить туда Кира, ну а ты, моя дорогая, пока поживёшь с моей младшей дочерью. Больше я вариантов не вижу, мужчин у нас мало, и подселить Кира мне просто не к кому!

— Конечно, я могу и с Киром пожить, если нужно. — радостно ответила я.

— Вы что, с ним встречаетесь, или как это сейчас называется? — дед озадаченно посмотрел на нас.

— Нет, дедуля, ты что, он мой самый лучший и верный друг! Это Кир уговорил меня поступать в академию, вот с тех пор мы и держимся вместе. Он всё это время мне помогал, меня защищал и поддерживал. Несмотря на то, что он последний из рода Бьёрн, а я до недавнего времени была всего лишь сиротой из деревни Весенки. К тому же, как выяснилось, мы дальние родственники, он мне как брат. — поспешила его успокоить.

— Даже так, хм, ну ладно, только незамужним девицам не положено ночевать в одной комнате с мужчиной! — нахмурился дед.

— Опять! Ты как мой дядька Парнас говоришь, — весело рассмеялась я, вспоминая похожее ворчание.

— Расскажешь мне про него потом, а сейчас, прошу, вот комната Кира, а комнаты Ко-рисы находятся в другом крыле. — он мягко улыбнулся и, оставив брата обживаться в покоях и раскладывать вещи, повёл меня дальше.

Комната мне понравилась, да и Кориса оказалась очень любопытной и весёлой девчонкой всего на год младше меня. В следующем году ей предстоял отбор в академию, так что она очень долго меня пытала, что там да как, прерывая допрос только на время дневной и вечерней трапезы в столовой.

Я подробно ответила на все её вопросы и, наконец, она оставила меня одну, отправившись в гостиную на вечерние посиделки женщин. А я, сославшись на усталость, от такой чести отказалась. День пролетел незаметно.

Достала Криса и вновь подпитала его силой. Он, по моим подсчётам, был уже достаточно большой и скоро должен будет вылупиться. В дверь постучали. На пороге стоял Лорд Вайлен.

— Почему ты тут одна сидишь? — нахмурившись, спросил он.

— Устала немного, у Вас очень большая семья, — улыбнулась я. За обедом и ужином меня просто замучили вопросами, да и Кориса выжала из меня последние силы.

— Не у вас, а у нас! — весело подмигнул мне дед. — Ты теперь тоже её часть. Хочешь, я посижу с тобой немного и расскажу о твоей маме? — немного неуверенно предложил мне.

— Конечно, очень хочу, — ответила я, удобнее усаживаясь на диване, обрадовавшись, что он первый затронул эту тему, мне не хотелось ещё кого-то огорчать.

— Очень давно, когда я был юным Лордом, то у меня не было ни братьев ни сестёр, мать умерла очень рано, а отец больше так и не женился. — начал он, погружаясь в воспоминания. — Я всегда мечтал о большой семье. Так вот, в одной из таверн нашего графства я встретил удивительную девушку, она работала там прислугой. Я забрал её к себе, и вскоре мы поженились. Моя Ири оказалась в этой таверне благодаря своим алчным соседям, её род был очень сильным когда-то, но постепенно обнищал, и последним его представителем была моя жена. Соседи давно точили зуб на их земли и, в конце концов, просто вышвырнули пятнадцатилетнюю девчонку из её собственных владений. Я предлагал ей вернуть наследство, но она отказалась. Не захотела скандалов и споров, ну а я пошёл навстречу любимой жене. Очень долго у нас не было детей, все лекари в один голос говорили, что мы здоровы и нужно просто подождать, пока Всевидящая одарит нас ребёнком. Ири каждый день ходила в храм богини и просила её милости, и вот, наконец, у нас родилась долгожданная дочь — Лилит. — на этих воспоминаниях лицо мужчины словно светилось от любви и нежности. — Её при рождении не просто поцеловала богиня, а даровала ей частицу своей души, настолько светлой и живой была моя девочка, и этот свет и любовь к жизни она дарила всем. Я люблю всех своих детей, но Лилит была моим лучиком. Она обладала невероятной силой и талантом к целительству. Но в академии она влюбилась и совсем потеряла голову от Аластора Дастела — дед печально вздохнул и взял меня за руку. — Я не одобрял её выбора, каждый раз при встрече мы ссорились, иногда даже до скандалов доходило, а потом она внезапно пропала. У меня ещё три замечательные дочки, сын и внучки, но я всегда скучал и очень любил мою Лилит. Ты так похожа на неё, Дили, я совершил ошибку, не дав ей жить так, как она хочет, и очень дорого заплатил за неё. — мужчина не сумел сдержать судорожного вздоха, полного печали, боли и вины.

— Мне очень жаль — тихо сказала я, поглаживая его ладони в попытке успокоить. — Но нужно жить для живых.

— Ты права, моя дорогая, ты сама не знаешь, насколько права. — он печально улыбнулся.

После того, как дедушка Вайлен ушёл, прибежала Кориса, сказала, что переночует у сестры, оставляя большую кровать в моём полном распоряжении. Пока она собирала необходимые вещи, мы посмеялись, что они с Габриэллой приходятся мне тётями, но по возрасту больше годятся в сёстры, мы и решили так себя называть, тем более, Кориса меня уверила, что Габи будет только рада такому решению. Наконец, она убежала, и я вновь осталась одна.

Разговор с дедом долго не шёл из головы и я ворочалась на огромной кровати. Мама, я даже ни разу не видела её, только на портретах, но это слово отзывалось теплом в моей душе. Надеюсь, она сейчас у богини на небесах и, наблюдая за нами оттуда, радуется. К счастью, усталость он наполненного эмоциями и впечатлениями дня взяла своё и я уснула.

Проснувшись утром, я первым делом пошла проверять яйцо, я его оставила между подушек на диване в гостиной, но нашла там одну скорлупу… И больше никого.

Крис! Он вылупился! Вот только где его теперь искать?

Вернулась Кориса и застала меня лихорадочно раскидывающую подушки на диване.

— Ты что-то потеряла? — удивлённо спросила она.

— Криса! — я в панике металась по комнате, заглядывая во все углы.

— А кто это? — удивлёно посмотрела на меня девушка.

— Это утон! Всевидящая, никто же здесь не знает про него! А если раздавят! — я едва не заламывала руки от страха за питомца, которого ещё даже не видела.

— Успокойся, Дили, и объясни толком, кого искать и как он выглядит, — высказала здравую мысль Кори.

— Это ящерица или змея, или и то и другое, я даже не знаю, как он выглядит, он только вылупился! — лихорадочно объясняла я.

Кориса присоединилась ко мне в поисках. Я ползала по полу, а девушка искала на мебели. Устав, привалилась к кровати перевести дух, и тут меня что-то цапнуло за палец! Я ойкнула и подняла руку. На ней, присосавшись к пальцу, сидела моя пропажа!

Шкурка ярко бирюзового цвета переливалась то голубым, то зелёным, длинное тело, как у змеи, размером было с мою ладонь, небольшая головка с двумя жёлтыми глазами и вертикальными зрачками, четыре крохотные лапки и крылья меньше моего мизинца.

— Крис! — радостно закричала я. — Кора, принеси, пожалуйста, кусочек мяса!

— Сырого или вареного? — уточнила девушка.

— Сырого, наверно, кто бы ему в горах мясо варил! — неуверенно ответила ей.

— Сейчас, я мигом! — полная энтузиазма девушка бросила ещё один любопытный взгляд на необычного зверька и выбежала из комнаты.

Я едва не летала на крыльях счастья и с нежностью гладила по головке моего малыша, а он урчал от удовольствия, попивая мою кровь из пальца.

Кора примчалась через несколько минут и притащила огромный кусок мяса.

— Куда такой большой-то?! — попробовала возмутиться я, но радостная улыбка не сходила с губ, и всё было неважно, кроме того, что Крис вылупился и нашёлся.

— Ты сказала мясо, а размер куска не уточнила, что было на кухне, то и взяла, — оправдывалась девушка.

— Ладно, давай какой есть! — я аккуратно отцепила Криса от пальца и положила на мясо. Тот сначала начал шипеть, но потом воткнул крохотные зубки в мякоть, скрутился на нём в клубок и довольно заурчал.

— Фух, — облегчённо выдохнула я, — кажется, он доволен.

— Покажи! — крутилась вокруг меня Кориса.

В дверь влетели Кир и Габриэлла — средняя дочь Лорда Вайлена.

— Что у вас случилось? Кориса, ты почему носишься по дому с куском сырого мяса?

— строго спросила девушка у сестры.

— А почему вы вдвоём? — поинтересовалась я.

Габриэлла покраснела, а Кир промямлил что-то про экскурсию по дому. Я ещё вчера за ужином заметила, что Кир как-то странно смотрит на неё, но не думала, что они так быстро споются.

— Кир, ты тоже не умеешь врать! — заявила я.

— Дили, зачем мясо-то? — перёвел тему брат.

— Утон вылупился, представляешь! — радостно кричала я.

— Показывай!

— Вот, — я сунула ему кусок мяса.

— Он такой крошечный. И это из-за него было столько ссор? — удивился парень.

— Ничего он не крошечный, он только родился, а вот когда вырастет!…- возмущённо начала я, но договорить мне не дало появление деда. Он стоял на пороге и изумлённо смотрел на меня.

Я отобрала мясо у Кира и спрятала за спину.

— Дили, у тебя глаза светятся, как у… — выдохнул он, подходя ближе.

— Мамы? — уточнила я.

Дед кивнул.

— Вот, значит, в кого у меня такая особенность, только раньше они светились, когда я злилась, — удивлённо ответила деду.

— Это, наверно, от Дастелов тебе досталось, у Лилит глаза всегда светились от счастья, — грустно сказал Лорд Вайлен. — Что тут у вас случилось? Слуги сказали, что Кориса носится по дому с мясом, — вопросительно поднял бровь дедушка.

— Ничего!

— Дили, ты же не будешь врать дедушке? — суровый взгляд, казалось, проникал в душу.

— Вот, только это секрет, не говори никому, особенно королю, они его на опыты хотели забрать, — расстроилась я, вспомнив ссору с Раем, протягивая и ему на рассмотрение кусок мяса с крошечной ящерозмейкой.

Дед осмотрел мясо с утоном, почесал ему головку и вернул обратно.

— Невероятно, утон! Где ты его взяла? — удивлённо спросил он.

— Наследство Лорда Витора Дархольма. А ты откуда про них знаешь? — удивилась я.

— Мы тоже работаем в Алаторских горах, если ты помнишь, а эти зверюги доставляли много хлопот первым рудокопам — ухмыльнулся дедуля.

— Да, только теперь он остался совсем один. — вздохнула я.

— Ну почему один, смотри, какой у него шмат мяса — рассмеялся дедуля.

— Дед! — возмутилась я.

— А к мясу прилагается невероятно добрая и заботливая хозяйка! — добавил он. — Я никому не скажу, клянусь честью Лорда! Давайте собираться на завтрак. Дили, тебе не мешало бы одеться!

Ох, я совсем забыла, что нахожусь в одной ночной рубашке.

— Ой, извините, — смутилась я, и умчалась в спальню. Я металась по комнате, не зная, куда пристроить Криса. Класть мясо на кровать было нельзя, тем более, что она чужая, а больше тёплых и уютных мест я не находила. Хотя, мясо в тепле испортится, значит, нужно найти Крису дом и куски мяса класть небольшие.

— Доброе утро, Леди Эдилия, весь дом гудит, что у Вас случилось? — важно спросила Рози, проходя в спальню.

— Вот, утон вылупился, представляешь? — радостно сообщила я.

Рози, пристально его осмотрев, вынесла вердикт, что он довольно симпатичный, но мясу в спальне делать нечего!

— Я сейчас вернусь, Вы пока примите ванну, да освободите Леди Корисе комнату, она ждёт в гостиной своей очереди.

Я про неё совсем забыла!

— Кориса — позвала я родственницу, — прости меня, я совсем с ума сошла, заняла твою спальню! — повинилась я.

— Да ничего, я не в обиде, давай вместе одеваться. Твои вещи уже висят в гардеробной, но ты можешь взять любое из моих платьев! — тепло улыбнулась девушка.

Через несколько минут пришла Рози с небольшой корзиной, на дне которой лежал кусок тёплого меха.

— Вот, дом для вашего питомца. Ему там будет тепло, уютно, а главное — можно носить с собой! — гордо возвестила она.

— Рози, ты просто чудо, — я от радости расцеловала свою помощницу в обе щёки.

— Ну всё, Дили, иди умывайся, а я пока устрою твоего Криса. — поторопила меня Кориса.

День снова пролетел незаметно, а вечером Кора уговорила меня спуститься в гостиную и поучаствовать в вечерних посиделках женщин. Они вышивали, разговаривали, делились последними новостями. Бабушка Ири, светясь от счастья, обнимала меня и мечтательно рассказывала о своих детях и внуках. Все они были удивительно талантливы, и она гордилась каждым из них.

Луриан, единственный её сын, был очень серьёзным, собранным и, как мне показалось, очень хотел быть похожим на своего отца. Он обладал магией земли, занимался делами графства и разработками новых шахт по добыче руды и драгоценных камней.

Его жена и дочери, наоборот, оказались очень милыми и отзывчивыми. Мирта и Вирта были магами воды, как и их мать, и учились на втором и четвёртом курсе академии.

Сама же Леди Диана была с севера королевства, она родилась в семье пекаря, но осталась сиротой с маленькой сестрой на руках после того, как вся их семья погибла от чёрной гнили. Девушка вырастила сестру, берясь за любую работу, а в двадцать лет сама добралась до столицы и поступила в академию магии, где и познакомилась с будущим мужем. Сейчас они живут в замке, ведут хозяйство и помогают деду в делах.

Их старшая дочь закончила академию три года назад, и сейчас работает лекарем в городской лечебнице. Средняя дочь — Габриэлла учится на третьем курсе артефакторов, она с детства любила собирать и разбирать различные вещи и приборы, ну а самой младшей, Корисе, предстоит поступать в следующем году, у неё дар целительства, и она мечтает работать лекарем, как и её старшая сестра.

Сама же бабушка Ири помогает мужу в делах, ведёт хозяйство в доме и воспитывает своих многочисленных детей и внуков.

Лорд Вайлен занимает должность при дворе в отделе безопасности короны и входит в совет магов.

Вот такая у меня оказалась семья! И всё это я узнала за один вечер! Меня все окружили теплом и заботой, даже не хотелось уходить, но бабушка с улыбкой заметила, что пора отдыхать, а поговорить мы ещё успеем. Засыпала я со счастливой улыбкой на губах и в обществе хозяйки комнаты.

Следующим утром Кориса проснулась первой и толкнула в бок меня.

— Смотри, Крис высунул мордочку из своего домика!

Я достала его из корзинки, а он, укусив меня за палец, сбежал под одеяло.

Мы вдвоём кинулись его ловить, но не тут-то было. С поразительной скоростью утон носился по нашим конечностям, не забывая кусаться. Я, уже злая и растрёпанная, наконец-то поймала его за кончик хвоста. Крис шипел и извивался.

Я положила его на ладонь, прикрыла сверху другой и пустила немного силы. Малыш притих и довольно заурчал.

— Бедный мой, ты, наверно, проголодался. Кориса, посмотри, пожалуйста, как там его мясо?

— Усохло, но лежит на месте — ответила девушка, недовольно потирая укушенные места.

— Почему он его не съел? Кусается-то малыш знатно. — озвучила свои мысли. — Камень! Точно, ему нужен камень и свежий кусок мяса! Здесь есть у кого-нибудь черный агат?

— Не знаю, если только у Габи, она вечно что-то коллекционирует, камни вроде тоже когда-то собирала, — задумчиво, ответила девушка.

Быстро умывшись и одевшись с помощью друг друга, я помчалась к Габриэлле, а Кориса на кухню за свежим мясом.

Быстро нашла нужные комнаты, влетела, забыв постучать, и застыла на пороге.

На диване в гостиной сидела сама хозяйка комнат и Кир. Они, обнявшись, страстно целовались, не замечая ничего вокруг.

— Кир! Это что такое? Как ты мог! — возмутилась я.

Габи отпрыгнула от Кира и густо покраснела.

— Так же нельзя! А если бы вошёл Лорд Вайлен? — продолжала негодовать я.

— Папенька стучится, — промямлила Габи.

— Да вы… — у меня закончились слова, я развернулась на каблуках и убежала обратно в комнату Корисы.

Упала на диван в гостиной и кипела от возмущения. Как он мог, нас пригласили в гости, а он тут безобразие устроил прямо под носом у дедушки! Это же противоречит всем нормам морали и чести!

В дверь постучали. На пороге стоял Кир.

— Дили, ты меня, конечно, извини, но твоя ревность выходит за рамки разумного! — пылая от гнева, заявил он.

— Какая ревность, Кир, что ты несёшь? — опешила от подобного предположения. — Я совсем по другому поводу возмущена! Где твоя честь Лорда? Вы прячетесь по углам! Это недостойное поведение! Тем более, Лорд Вайлен пригласил нас в гости, принял как родных в своём доме, а ты жмёшься по углам с его дочерью! — кипела я.

— Извини, Дили, я совсем потерял голову, Бела, она такая восхитительная! — покаялся он, правда, в конце тон с виноватого превратился в мечтательный.

— Если ты хочешь встречаться с Леди Габриэллой, то пожалуйста, я только буду рада, но чтобы сегодня же спросил разрешения у деда, и никаких обжиманий в доме, подумай о чести Габи! — выпалила я.

Кир, сильно хлопнув дверью, удалился. Обиделся наверно. Но на правду не обижаются!

Из спальни высунули нос Кориса и Рози.

— Вы всё слышали? — недовольно спросила я.

— Да, и горжусь тобой, моя дорогая! — с нежностью глядя на меня, сказала Розалия. — Лучше бы и я не сказала! Не знаю, кто тебя воспитывал, но ему точно нужно сказать спасибо!

— Меня воспитывал медогон из деревни, Рози, — улыбнулась я, — у него, помимо меня, было ещё две дочери. А самым главным достоинством у девушки, по его словам, является честное имя.

В гостиную прибежала заплаканная Габриэлла, и Рози с Корой вновь скрылись в спальне, не желая мешать нашему разговору.

— Дили, прости меня, я думала, что вы с Киром друзья, но если ты его любишь, то я не буду мешать! — выпалила она.

— Да что вы все с ума посходили! — я едва не взвыла от ярости. — Кир мой брат! Я о тебе забочусь, Габи! Кир уедет, а тебе может остаться разбитое сердце и запятнанное имя! Ты Леди, а они себя так не ведут! Любите друг друга сколько угодно, но в рамках приличия! И желательно после свадьбы! — заключила я.

Габи вытерла слёзы и, не мигая, смотрела на меня.

— Я велела Киру спросить разрешения у деда ухаживать за тобой, вот мы и узнаем, насколько серьёзно он к тебе относится! — успокоила я свою новую сестру.

Габи кинулась мне на шею и расцеловала.

— Спасибо, мне он так нравится, я просто голову потеряла.

— Ох уж эти влюблённые, — вздохнула я. А у самой на душе скребли кошки, Рай так больше и не появлялся. Неужели, совсем меня забыл? Значит ли это, что все его обещания были пусты?

Удариться в уныние мне не дала Кориса, она вышла из комнаты и спросила у сестры про камень. Я и забыла про него совсем со всеми этими событиями!

— Где-то был, сейчас поищу! — и Габи побежала к себе, успокоенная и воодушевлённая.

Через час мой Крис сладко спал, свежий кусок мяса принесла Рози, а камень — довольная Габи, обрадовав нас новостью, что отец разрешил им с Киром встречаться!

Глава 5. Графство Бьерн и его обитатели

Экипаж медленно катился по дороге, покрытой первым белым снегом. Я лениво смотрела в окно и воспоминала своё детство. В столице графства Бьёрн я была несколько раз, но запомнила город очень хорошо.

И сейчас, проезжая по знакомым улочкам, я словно вернулась на много лет назад. Заехать, что ли, на обратном пути в Весенки, проведать старосту и Пушка, ну, и дядю заодно? Хотя, до деревни два дня пути, а терять четыре дня на дорогу не хотелось, до зимних праздников осталась неделя, и Лорд Дастел сообщил, что мы приглашены во дворец. Да и в академии праздник намечается на два дня раньше, чтобы поздравить адептов и на следующий день отправить по домам, отмечать праздник первого дня зимы с родными.

— Вы всё запомнили? — серьёзно спросил Кир.

— Да, да, ты уже спрашиваешь пятый раз — проворчала я, дорога уже порядком утомила.

Я сама предложила Киру съездить в графство Бьёрн, взяв с собой деда и бабушку Ири, чтобы разобраться с его отчимом. Дед одобрил мою идею, и вот уже несколько часов мы тряслись в экипаже.

Наконец, подъехав к воротам замка, мы стали ждать пока их откроют. Сбоку от дороги, с внутренней стороны ограды, стоял домик привратника, но из него никто не торопился появиться. В нетерпении Кир высунул голову в окно и крикнул, чтобы открыли ворота, только после этого из домика показался молодой парень и уставился на наш экипаж.

— Саймон, живо открывай! — гаркнул Кир.

— Это Вы, Лорд? — испуганно спросил он.

— Ты что, ослеп или отупел совсем, не видишь, кто перед тобой? — рычал Кир. — Открывай, не позорь меня перед невестой!

— Сейчас, Лорд, сейчас, — тараторил Саймон.

Ворота открылись, и мы заехали во двор и остановились перед главным входом в замок. Кир подал мне руку и помог выбраться из экипажа, следом вышли мои родственники.

Двери замка были наглухо закрыты.

— Да что же это такое, — злился Кир, — в собственный дом не пускают! Дилан, открывай немедленно, если тебе дорога работа.

Дверь приоткрылась, и из неё высунул нос дворецкий.

— Лорд, Вы здесь? — тихо спросил он, бледнея.

— Здесь, и не один, как видишь, — прошипел Кир, толкнув дверь ногой и проходя в замок. Мы шли следом.

— Лорд Дерек сказал, что Вы умерли… — неверяще глядя на своего Лорда едва не шептал мужчина.

— Кто? Как? Вы что тут, совсем сума сошли? — бушевал Кир. — Когда это Дереку пожаловали титул Лорда?

— Он сам так сказал, — тихо проговорил дворецкий.

— Что случились, что за крики в моём доме? — спросил темноволосый, крепкий мужчина.

— Твоём доме?! — удивлённо приподнял бровь Кир. — Это мой дом!

— Кирстен, ты здесь что-то забыл? — надменно спросил мужчина.

— Можно и так сказать! Где мама?

— Она приболела и сейчас отдыхает, это всё, что тебя интересует? — елейным голосом поинтересовался Дерек.

— Нет, я привёз невесту и её родителей в свой дом! Хотел познакомить с матерью и показать ей будущие владения — глядя мужчине в глаза, чётко проговорил Кир.

Тот аж позеленел от злости.

— Леди Эдилия Вайлен, её дедушка — Лорд Вайлен, и его жена — Леди Ирида. — представил нас брат.

— Даже так, — тихо прошипел Дерек, — прошу вас, проходите. Кирстен, ты сам устроишь гостей, или позвать прислугу?

— Сам!

— Через час ужин, жду вас в столовой, — отчеканил отчим Кира.

Мы поднялись на второй этаж по широкой мраморной лестнице. Кир показал нам наши комнаты, объяснил, как найти его покои, и назначил собрание в своей гостиной через десять минут.

Мы с Рози зашли в свои покои и она, тяжело вздохнув, присела на диван.

— Да, ужасный тип. Даже страшно тут ночевать! — пожаловалась она.

— Не волнуйся, мы под защитой. Я сейчас уйду, а ты закрой дверь и сиди тихо! Ночевать будешь у меня, — приободрила я свою помощницу. — Только давай сначала отнесём вещи в спальню и переоденем меня в вечернее платье. Невеста лорда должна выглядеть достойно, — подмигнула ей.

Быстро собравшись, я побежала в комнату Кира. Не успела постучать, как он открыл дверь и затащил меня внутрь. Там уже сидели бабушка Ири и дед.

— Что скажете? — спросил Кирстен.

— Всё даже хуже, чем мы предполагали. Таких чёрных мыслей я не видела давно, он тебя уже похоронил и чувствует себя здесь хозяином, — тихо ответила Ири. — Мама твоя заболела не просто так, он хочет просить у короля опеку над младшим сыном и графство в придачу.

— Я его убью! Мне нужно срочно её увидеть, — сорвался брат.

— Тише, — поймал его за руку дед, — нужны доказательства. Мы ведь всё продумали, нужно придерживаться плана и спровоцировать его на действия, тогда он получит по заслугам. Поверь мне, я всё устрою. Графству дадут управляющего от короны, а ты сможешь спокойно учиться. Твоя мать и брат будут в безопасности.

— Хорошо — немного успокоился Кир, — но если ничего не выйдет, я сам его убью, и пусть меня посадят в темницу, но зато маме и брату больше ничего не будет угрожать.

— Не нужно так говорить, мальчик, не порть себе жизнь из-за такой мрази. Я разберусь сам, в память о старике Бьёрне, клянусь именем Лорда. Доверься мне. — тихий голос деда успокаивал, но решительный взгляд говорил о том, что он сдержит своё обещание.

— Спасибо вам всем, мне больше не к кому обратиться, — тихо прошептал брат.

Успокоив немного Кира, дождались служанку, которая пришла проводить нас к ужину, и пошли воплощать наш план в жизнь.

В столовой царила гнетущая тишина. Дерек сидел во главе стола, мы же все вместе сели с другой стороны.

— Ну, и где моя мать? — не выдержав, крикнул Кир.

— Сейчас её приведёт прислуга, — прошипел Дерек.

Через несколько минут в столовую вошла женщина. Выглядела она плохо — тёмные тусклые волосы, бледная кожа и потерянный взгляд синих безжизненных глаз.

— Мама! — не сдержался Кир и кинулся к женщине.

— Кирстен, сынок, ты здесь! Как я рада, — Леди Самира тепло обняла сына.

— Что с тобой? — Кир с ужасом рассматривал мать.

— Приболела немного, но это пройдёт, Дерек привозил мне лекаря, и тот выписал лекарство, — женщина подарила нежную улыбку мужу.

— Познакомься, это моя невеста и её семья — Леди Эдилия, Лорд Антор и Леди Ирида Вайлен — представил нас Кир.

— Мы очень рады, что вы приехали, правда, Дерек? — тепло улыбаясь, она обратилась к мужу.

— Правда, — выдавил из себя мужчина, — А что же вы ничего не едите? Дорогая, тебе лекарь велел хорошо кушать, да и вы, дорогие гости, угощайтесь!

Дед пихнул меня ногой под столом.

— Какое аппетитное мясо, только жирное немного, мой лекарь велит посыпать всю еду смесью особых трав, чтобы желудок не болел. — дедуля достал из кармана камзола маленький мешочек и щедро сыпанул из него на мясо. На нём появилась зелёная пена, а потом пропала. — Вот теперь можно есть. И вам советую, мои дорогие!

— дед сунул мне мешочек с порошком и подмигнул.

Я проделала ту же процедуру, и после того, как мясо вернуло привычный цвет, приступила к ужину, не забыв передать мешочек Киру.

После ужина Дерек предложил нам посидеть в гостиной, но мы отказались, сославшись на усталость, и сбежали в комнату Кира.

— Ну и что это было? — смотрела я на дедушку.

— Яд или снотворное, или и то и другое, зелёная пена говорит о растительном происхождении добавленного зелья. Если бы была фиолетовая, то яд был бы составным, ну а если красная, то есть это вообще нельзя.

— А зелёную можно?! — воскликнула я

— Можно, порошок нейтрализовал вредные примеси, и мы не пострадаем, а вот Леди Самира, судя по её состоянию, похоже, употребляет пищу с подобными компонентами регулярно.

— Я убью его, нет, точно убью, это уже никуда не годится, ладно я, но мать-то за что? — метался по комнате Кир.

— Он хочет стать единственным опекуном. — пояснила бабушка, присаживаясь на край дивана.

— Давайте я осмотрю Леди Самиру, — предложила я, — но нужно отвлечь Дерека, наверняка он будет против.

— Я возьму это на себя, у меня есть отличная настойка. Пойду, побеседую с ним немного! — рыкнул дед.

— Хорошо. Кир, показывай покои матери. — переглянувшись, мы разошлись в разные стороны.

Мы тихонько прошли по коридорам замка и, никем не замеченные, остановились около резной дубовой двери. Кир постучал, и, не дожидаясь ответа, вошёл, следом и мы с бабушкой. Леди Самира в белоснежной сорочке лежала на белых простынях, её кожа почти сравнялась с ними цветом, только волосы ярким пятном лежали на подушке. Подле неё сидела старуха. При нашем появлении она вскочила со стула и скрипучим голосом начала сыпать проклятиями, пытаясь нас выгнать. Её взяла на себя бабушка Ири, усыпив и оставив похрапывать на том самом стуле.

— Мама! Что с ней? — суетился брат.

— Сейчас посмотрю, не суетись! А лучше помолчи! — шикнула на Кира.

Сейчас узнаем, что же с ней такое. Я осмотрела её внутреннем зрением с головы до самых пяток, всё оказалось даже хуже, чем я думала. Голову застилал чёрный туман, сердце едва билось, кровь текла медленно и плохо наполняла сосуды. Попробуем для начала очистить кровь, ей, по-хорошему, нужен отвар, но варить мне его было негде, да и действует он медленно, поэтому решила как всегда справляться магией, полагаясь на свой дар, он меня ещё ни разу не подводил. Я взяла женщину за руку и пустила силу, убирая яд из крови, представив его чёрными сгустками.

Чёрная жижа потекла с тела Леди Самиры.

— Несите мокрые полотенца, — выдохнула я.

— Кир, отойди, я сама, — бабушка Ири раздела и обтёрла женщину полотенцами, найденными в ванной.

Теперь сердце. Решила использовать метод магистра Ристаль, он уже однажды сработал, когда я лечила папу. Я мысленно сжала в кулаке сердце, напитала его магией и, отсчитав десять секунд, запустила обратно. Получилось! Леди выглядела намного лучше, бледность прошла и она погрузилась в здоровый сон. Я ещё раз посмотрела её магическим зрением, всё было в порядке.

— Всё! — только и смогла сказать я. Всё-таки магия давалась мне тяжело без постоянных тренировок, да и действовала я, полагаясь только на свой дар и на немногочисленные знания, которые успела получить на лекциях за полгода.

— Пойдём, дорогая, я тебя провожу в комнату, а ты, сынок, забери мать! Иначе её тут ещё чем-нибудь отравят! — бабушка взяла меня под руку и повела прочь из комнат Леди Самиры. Следом с матерью на руках вышел Кир.

Добравшись до моих комнат, мы передали Леди Самиру Рози, а сами устроились в гостиной.

— Выпей, это травяной чай, Рози сбегала на кухню и сама заварила. Он отлично помогает убрать последствия для организма после большого расхода магической энергии. — протянула мне кружку, от которой поднимался пар бабушка Ири.

— Спасибо, бабуль, ты у меня просто золото! — выдохнула я.

— Да что я, это ты у нас великая целительница. Я говорю серьёзно, никому из магов не под силу вывести яд из тела одной силой, обычно используют противоядия или отвары трав. Была только одна магиня с таким даром, и ты носишь её имя. — нежно улыбаясь, но серьёзным тоном сказала она.

— Невероятно, я не думала, что моя детская мечта… Я же всегда хотела помогать людям, неужели это наследство от первой Леди Вайлен? — от такой новости я растерялась.

— Всё возможно, Дили, Всевидящая подарила тебе эту силу не просто так, главное, правильно её использовать. Это, кстати, был болиголов. Я прочла память старухи, она сыпала его во всю еду. — поведала мне бабушка.

— И что нам теперь делать? — устало спросила я.

— Ждать. Антор всё устроит. Только ночевать мы будем все вместе, у нас. А у тебя и у Кира устроятся люди короля. — пояснила она.

— Они-то здесь откуда?! — удивилась я.

— Кучер и слуга, или ты думала, мы поедем сюда без поддержки? Действовать силой мы не можем, значит, будем использовать хитрость. — подмигнула нам женщина.

Кир всё это время, казалось, ничего не слышал и не видел, настолько его поразило увиденное в комнате, он полностью ушёл в свои мысли.

Через несколько часов вернулся Лорд Вайлен.

— Всё, Дерек обработан, ждём дальнейших действий. А сейчас дружно перебираемся в наши комнаты. Тур уже занял твою спальню, Кирстен, а Рис ждёт, пока мы освободим эти покои.

— И что же ты ему сказал, интересно узнать? — не удержалась и спросила я.

— Что ты ждёшь ребенка, и у вас скоро свадьба — усмехнулся дед.

— Что, какого ещё ребенка?! — ошарашено смотрела на дедушку.

— Обыкновенного, маленького Лорда! Ты бы видела его лицо! Он весь покрылся красными пятнами, услышав эту новость. Чутьё меня никогда не подводило, ночью он придёт вас убивать. Иного выхода заполучить графство у него нет! Ведь, если родится ребёнок, то появится ещё один наследник, причём прямой, и опеку над ним уже возьму я, как старший своего рода, — рассказал Лорд Вайлен, присаживаясь рядом с нами.

— У меня нет слов, дедушка, когда ты это придумал? Про ребёнка мы не договаривались! — я от возмущения даже встала.

— Дили, ты забыла где и, главное, кем я работаю? Меня туда, между прочим, не за красивую бороду взяли! — подмигнул мне дедуля.

— У тебя же нет бороды! — не оценила я шутку.

— А раньше была, но я сбрил! Всё, собирайтесь, и перебираемся к нам, время уже позднее. — заключил дедуля.

Что же у меня за родня-то такая, что ни дед, то полнейший сюрприз.

Перебравшись в покои, выделенные чете Вайлен, мы устроили Рози и Леди Самиру в спальне, Киру отдали мягкий диванчик в кабинете, ну а мы с бабушкой Ири расположились на большом диване в гостиной. Дед спать не собирался вовсе. Он ходил по гостиной и ждал сигнала. Да и мы долго не могли уснуть от переживаний.

Через несколько часов, когда я только начала засыпать, в дверь тихонько постучали.

— Ну что там, Рис? — услышала я сквозь сон.

— Всё в порядке, Лорд, как Вы и предполагали, первой жертвой стала Леди Эдилия, она была задушена подушкой, её труп лежит в постели. Сейчас преступник отправился в комнаты к Лорду Кирстену, — послышался незнакомый голос.

— Пошли, пора его брать, один труп уже есть, этого нам вполне достаточно, — прошептал дед и вышел за дверь.

Я подскочила на кровати. Ничего себе! Это как так — мой труп?!

Накинула халат и выскользнула за дверь вслед за дедом.

— Куда собралась? — тихо спросил он, сразу же меня заметив.

— Я с вами! Какой такой труп, кого он убил вместо меня?! — шёпотом возмущалась я.

— Это муляж, кукла, и немного магии для достоверности, все живы, пока! — ухмыльнулся дед. — Пошли, только тихо.

Направляясь за мужчинами, с интересом рассматривала незнакомца. Рис оказался одет в чёрный балахон с глубоким капюшоном, так что даже фигуру рассмотреть было невозможно, а лицо окутывала какая-то магия, смазывая его черты.

— Это агент короля из службы безопасности, они все безлики на работе, так что угомонись, Дили, — шикнул на меня дед, увидев мои старания рассмотреть мужчину, пришлось подчиниться. Но всё равно любопытно!

Когда мы подошли к комнатам Кира, там стояла абсолютная тишина. Открыв дверь, прошли внутрь и, миновав гостиную, оказались в спальне. А там разворачивалось действо. В полнейшей темноте кто-то душил подушкой тело на кровати.

— Тур, свет! — гаркнул дедуля.

В тот же миг в комнате стало светло, и мы увидели ошарашенного Дерека с подушкой в руках.

— Как, ты жива? Я же сам тебя убил?! — прохрипел Дерек, увидев меня.

— Я пришла мстить за свой хладный труп! — вытянув руки и закатив глаза, провыла я.

Дерек, уронив подушку, схватился за сердце, а я почувствовала злорадное удовольствие от удавшегося экспромта, так этому убийце и надо!

— Заканчивайте балаган, — гаркнул дедуля, — Рис, Тур, действуйте!

Непонятно откуда возник Тур, вдвоём с Рисом они скрутили Дерека, поставили его на колени и начали хором, абсолютно бесценными голосами, зачитывать обвинение.

— Дерек Донел, Вы обвиняетесь в убийстве Леди Эдилии Вайлен и покушении на убийство Лорда Кирстена Бьёрна, а также в систематическом отравлении Леди Самиры Бьёрн.

У меня от их голосов аж мурашки по спине побежали. С рук мужчин полился голубой свет и опутал Дерека.

— Именем короны и короля Лорда Лайнела Десмонда, Вы задержаны. За преступления, совершённые против Лордов, Вас будет судить король, — продолжили безопас-ники.

— Подтверждаю я, Лорд Антор Вайлен, глава отдела Службы безопасности королевства. — подключился дед, а Дерек пришёл в ещё больший ужас.

Донела окутал теперь белый свет, и он совсем обмяк рядом со стражами.

— Ведите его вниз и соберите всю прислугу, — распорядился дед. — Ну а ты, Дили, оденься, захвати Кира, и спускайтесь к нам.

Вернувшись в комнату и натянув первое попавшееся платье, я первым делом пошла за Киром. Женщин будить не хотелось, а помочь со шнуровкой корсета сможет и он.

Брат не спал, а ходил по кабинету. Кто бы сомневался!

— Пойдём, только платье помоги зашнуровать — шепнула я брату.

— Ну как там? — нервно спросил он, затягивая мой корсет.

— Сейчас всё узнаем, они уже внизу! — сочувственно сказала я.

— Идём тогда скорее, — брат дёрнул за ленту корсета, чуть её не оторвав.

— Осторожнее, Кир! — зашипела на него.

— Вот зачем тебе это платье сдалось? — бурчал блондин, действуя уже аккуратнее.

— Не мне, а дедушке! Я, разве, виновата? Мне что купили, то и ношу! — возмутилась я. Будто мне эти платья нужны были. Черт побрал бы этот титул!

Глава 6. Королевская милость

Кое-как собравшись, мы спустились на первый этаж. Там творилось нечто невообразимое. В большой гостиной, вдоль стены, трясясь от страха, стояла вся прислуга, в центре помещения на коленях сидел Дерек, число безопасников возросло раза в три, а на мягком диване собственной персоной восседал наш монарх.

— А Вы что здесь делаете? — первым делом спросила я у короля.

— Эдилия, где твои манеры, не позорь дедушку, — пихнул меня в бок подошедший Лорд Вайлен.

— Оставь, Антор, характер девочке, видимо, достался от Дастелов, — усмехнулся Лайнел.

— Прошу меня извинить, Ваше Высочество. Доброй ночи, как семья, как дети, как дела в нашем славном королевстве? — приседая в реверансе, едким тоном спросила я.

Я так и не могла простить его прошлые поступки, его пренебрежение жизнями подданных, которых он обязан был защитить, и того, как он обошёлся с работами Витора, при каждой встрече моё раздражение и неприязнь прорывались наружу.

— Прекрасно, моя дорогая, но давайте вернёмся к нашему делу. Вас позвали сюда не просто так. С Дереком всё и так ясно, завтра же казню его на площади, чтобы другим неповадно было. А вот что мне делать с вами? — бархатным голосом спросил король.

— Так Вы всё знали? — неожиданно спросил Кир.

— До меня доходили слухи, Лорд Бьёрн, что у Вас тут всё не так гладко, как ежегодно отчитывался Дерек Донел, но заявлений ни от Вас, ни от Вашей матери я не получал, поэтому разобраться во всём представился случай только сейчас, и то, благодаря идее Леди Эдили, — пояснил король.

— Что теперь будет с нами? — тихо спросил парень.

— С вами всё будет хорошо. — заверил его монарх. — Завтра прибудет поверенный, господин Айзек Логан, он будет заниматься делами графства, пока Вы учитесь. Прислугу забираю к себе, после проверки верну или пришлю новую. Вашу матушку, пока она не придёт в себя, пригласил пожить к себе Лорд Дастел. Или мы можем отправить её к родне.

— А мой брат? — бесцветным голосом спросил Кир.

— Он останется с матерью, но я рекомендую отдать его в школу при военной академии, там из него сделают человека. Как я понимаю, магией он не обладает?

— Нет, — сухо ответил блондин.

— Ну, и Вам бы не помешало завести наследника, с женой могу помочь. Знаю, что Вам ещё мало лет, но в связи с тем, что Вы остались последним из рода Бьёрн, то настоятельно советую воспользоваться моим предложением. Мне не хотелось бы, что бы род Бьёрн исчез, мы и так уже потеряли много родов. — от подобного предложения Кир на миг скривился, но быстро вернул на лицо маску невозмутимости.

— Спасибо, Ваше Величество, — поклонился Кир, — но я пока, пожалуй, откажусь от столь щедрого предложения.

— Вы в своём праве. Антор, заканчивайте здесь. Этого в камеру, остальных в допросную. И вызовите малыша Бора, он нам пригодится сегодня, — распорядился монарх. — А ты, моя дорогая, задержись, — обратился уже ко мне Лорд Лайнел. — Подойди и сядь.

Послушно выполнила указание, но не успела я присесть на краешек дивана, как нас окружил огненный купол.

— Не бойся, это от лишних ушей и глаз. Ну и как ты можешь мне объяснить сегодняшнее исцеление Леди Самиры? — он пристально всматривался в мои глаза.

— Никак, я всё делаю интуитивно, — абсолютно честно ответила я.

— А ведь ты даже не обучена. Первый семестр в академии не считается, там у вас была только теория, — задумчиво произнёс Лорд Десмонд.

— Мы с бабушкой Ири решили, что этот дар мне достался от первой Леди рода. — осторожно проговорила я, следя за реакцией.

— Вполне жизненное предположение, — задумавшись на мгновение, он кивнул, — но теперь ты понимаешь, что я тебя никуда не отпущу? — серые глаза пристально смотрели на меня.

— Запрёте в камере, как преступницу? — вздохнула я.

— Нет, запру в академии, а после построю тебе лечебницу. Будешь там лечить людей, пострадавших от магического воздействия. В данный момент лекари могут спасти только одного из десятка, а они, в большинстве своём — мои люди. И помиритесь уже с Раяном, мне надоело его видеть подавленным, — серьезно ответил монарх.

— А мы не ругались! — упёрлась я. Вот ещё, он за всё это время ни разу не появился, даже не написал, а теперь является король и чуть ли не приказывает помириться.

— Я знал про яйца угонов ещё из отчётов первых следователей, которые обыскивали лабораторию, но я не думал, что остались живые. — всё так же внимательно меня разглядывая, спокойно выдал монарх.

— Не отдам! — руки похолодели, голос дрожал, но Криса было жалко.

— И не нужно, если пообещаешь мне один камень, они, кстати, производят до 5 штук в год при достаточной подпитке магией, — ухмыльнулся монарх. — Рай мне ничего не говорил, я сам всё узнал. Можешь не спрашивать, откуда, всё равно не скажу, это секретная информация.

— Хорошо, я обещаю отдать Вам один камень, если Вы не тронете Криса. — выдохнула я.

— Крис? Покажешь его? Мне ужасно любопытно, я про них столько читал, но ни разу не видел. — его глаза загорелись любопытством.

— Покажу, только он остался у Лорда Вайлена, с Корисой. — пообещала в ответ. Что ж, всё оказалось не так страшно, как казалось.

— Хорошо, мы обязательно Вас там навестим, тем более мне нужно кое-что обсудить с Леди Иридой.

— А бабуля-то Вам зачем? — искреннее удивилась я.

— Я иногда у неё консультируюсь по особым вопросам, когда требуется её дар, точнее, дар, которого у неё нет. — подмигнул мне король и взмахнул рукой.

Купол рассеялся. Действующих лиц в гостиной заметно убавилось, прислугу и Дерека увели, деда тоже нигде не было видно, как и Кира.

Рядом с камином остался только один человек, который прибыл с королём, и я даже догадываюсь, кто это.

— Ну, я пойду, погуляю немного по замку, давно хотел тут побывать, да и ночные прогулки очень настраивают на рабочий лад. — монарх встал и, ехидно улыбаясь, пошёл на второй этаж.

Я так и осталась сидеть на диване.

— Прости меня, я был не прав. Ты можешь на меня сердиться, но я хотел, как лучше.

— тихий и такой родной голос послышался за спиной.

— Ты тоже меня прости, я совсем помешалась на этом яйце. Оказывается, безумные идеи и страстное желание воплотить их в жизнь — это особенность моей семьи, — я старалась говорить спокойно, в то время как душу раздирали противоречивые желания. Хотелось кинуться ему на шею, и в то же время дать ему хорошенько по голове, чтобы не смел меня больше бросать на столь долгий срок.

Рай подошёл и присел рядом.

— Ну что, мир? Я ужасно скучал и переживал за тебя, ведь ты снова влезла в какую-то авантюру! — выдохнул он.

— Мы помогали Киру, да и тут были дед и два безопасника, так что мне ничего не угрожало. — буркнула я.

— Кроме сумасшедшего Дерека, практически ничего! — парень сжал в волнении кулаки. Неужели снова поругаемся?

— Рай, ты опять? Я не могу всё время сидеть дома под надзором Розалии, я хочу учиться, помогать друзьям, воплотить свою мечту. Я жить хочу, понимаешь ты это или нет? — глядя в его серые бездонные глаза, снова постаралась спокойно объяснить ему.

— Пониманию, но с твоим везением попадать в различные неприятные ситуации за тобой нужен глаз да глаз! — Рай смотрел на меня и тепло улыбался.

— За мной присматривают дедушки и братья. Но ты тоже можешь присматривать, если так боишься, что я попаду в беду, — лукаво улыбнулась я.

— Была бы моя воля, я тебя вообще бы никуда от себя не отпускал, — придвигаясь ближе и обнимая меня, шепнул Рай. — Ну что, как поживает твой зверь? — весело спросил он.

— Отлично, правда, мой зверь размером с мою ладонь, так что зря ты переживал! — обрадовала я парня.

— Да я уже знаю, отец рассказал, и велел тебя не ругать, а выразить благодарность за спасение последнего угона. — обижено выдохнул Рай.

— Тогда чего ты ждёшь? Выражай благодарность! — я повернулась к нему и закрыла глаза в предвкушении. Парень, взяв моё лицо в ладони, нежно и трепетно поцеловал.

— Такая благодарность подойдёт? — выдохнул мне в губы.

— Да, — я забыла не только про все правила приличия, но и как нужно дышать, и сама потянулась к губам Раяна.

— Да, как я, так это не прилично, а тебе, значит, можно! — Кир стоял у нас за спиной, сложив руки на груди и картинно закатив глаза.

Я отскочила от Раяна на другой край дивана и пыталась пригладить выбившиеся из причёски волосы.

— Кир! Мне дедушка разрешил, и. к тому же. ничего предосудительного мы не делаем. Просто разговариваем, — ответила брату.

— Это сейчас так называется? — хмыкнул он.

— Прошу меня простить, Леди Эдилия, Лорд Кирстен прав, моё поведение недостойно имени Лорда. — Рай поднялся и спокойно ответил. — Нам уже пора, время позднее, отправляйтесь спать, моя дорогая, и ни о чём не беспокоитесь. Обещаю навестить Вас в ближайшее время. Моё почтение. — поцеловал руку, а потом, наклонившись, шепнул, — скучаю безмерно, буду с нетерпением ждать встречи.

Сидеть на диване смысла уже не было. Раян попрощался, поэтому пришлось вставать и идти наверх, хотя очень не хотелось. Сзади шёл и бубнил Кир. О том, какая я нехорошая девочка, но беззлобно, просто, таким образом он отыгрывался за ситуацию с Габриэллой.

Спать я ложилась уже в своей комнате. Кир ушёл к себе, а Рози и Леди Самира всё ещё оставались в покоях у деда и бабушки Ири.

На следующий день я проснулась ближе к обеду, бессонная ночь дала о себе знать. В спальне был полный порядок, а возле меня уже стояла бодрая и собранная Рози.

— Леди Эдилия, мне было велено Вас не будить, но если Вы проснулись, то нужно собираться на обед. Все ждут Вас.

— Хорошо, уже встаю. — лениво потягиваясь и зевая, я поплелась в ванную. Приведя себя в порядок, спустились в столовую

Там были все, кроме Лорда Вайлена.

— Всем доброе утро! — жизнерадостно сказала я. — А где дед?

— Он ушёл ещё вчера вместе с королём, — ответила мне бабушка Ири. — И тебе доброе утро, как спалось?

— Замечательно! — радостно улыбнулась всем. Настроение было замечательное.

— Еще бы! После ночных посиделок тебе, наверно, снились отличные сны, — ехидно заметил Кир.

— Отличные, а Вы, Леди Самира, как себя чувствуете? — та сидела с ребёнком на руках, бледная и заплаканная. — Какой хороший у Вас мальчик! — попыталась немного отвлечь женщину.

— Всё хорошо, просто это всё так неожиданно! И няню Бартона забрали… Простите меня, — она закрыла лицо руками и горько заплакала.

— Леди Самира, всё будет хорошо, мы заберём Вас с собой. Вам же уже передали приглашение Лорда Дастела пожить у него? А я его внучка, Эдилия. — успокаивала я женщину, как могла.

— Вы внучка Сиеры? О, я так рада, простите меня, мы обязательно примем приглашение, правда, сынок? — спросила она, вытирая слёзы ладонями.

— Конечно, мама, мы отправимся все вместе, Бартона возьмём, только дождёмся Лорда Вайлена и нового управляющего, — спокойно ответил Кир.

— Рози, забери, пожалуйста, мальчика, — попросила я свою помощницу.

Та, взяв за руку мальчугана и шепча ему какие-то глупости, повела его в детскую.

— Вам нужно собрать вещи. Вы можете жить у нас сколько угодно, пока не придёте в себя, тем более что у Кирстена уже давно свои покои в нашем доме, и мы там часто появляемся. Так Вы сможете чаще видеться с сыном, — тепло улыбаясь, предложила я Леди.

— Мам, король рекомендовал отдать Бартона в академию, и, я думаю, что он прав. — неожиданно сменил тему Кир.

— А что же я ему скажу? Он так любит отца, и я теперь не знаю… — слёзы вновь потекли по её щекам.

Позавтракав, мы перебрались в гостиную, где и ожидали лорда Вайлена.

Бабушка Ири с Леди Самирой расположились на диване, я принесла ей успокаивающих капель, и она немного пришла в себя. Кир нервно ходил по комнате и что-то бубнил, мы с Рози и малышом играли на ковре возле камина.

— А где папа? Он сегодня обещал покатать меня на лошадке, — неожиданно спросил ребёнок.

Леди Самира вздрогнула и закрыла лицо руками.

— Папа отправился на поиски приключений и вернётся не скоро, — ответила я первое, что пришло голову.

— А почему он не взял меня с собой? — обиженно сопел Бартон.

— Ты слишком маленький, но когда ты немного подрастёшь, то сможешь пойти учиться, и только потом можно будет отправляться в путешествие, — успокаивала я его.

— Учиться? А куда? Мой учитель говорил, что я очень смышлёный, и могу управлять целым графством! — беззаботно ответил ребёнок.

Услышав это, Кир покраснел от злости.

— Графство? Фу, это же скучно, а вот школа при военной академии — это очень интересно. Там тебя научат кататься на лошади, обращаться с оружием, будешь, как солдат из твоего игрушечного набора! — вдохновлёно расписывала мальчугану открывающуюся перед ним перспективу. Всё равно выбора у него уже не было, рекомендации короля принято исполнять.

— Здорово, я хочу в эту школу. Мама, ты же меня туда отправишь? — весело спросил малыш.

— Конечно, сынок, как и сказала Леди Эдилия, думаю, тебе там будет интересно. — шепнула сквозь слёзы Леди Самара.

— А когда отправляемся? — в нетерпении дёргал мать за рукав мальчишка.

— В следующем году, осенью, будет набор, Бартон, тебе как раз исполнится шесть лет. — ответил Кирстен, немного успокоившись.

Я подошла к нему и тихо шепнула:

— Кир, держи себя в руках, ребёнок не виноват, он просто повторил чужие слова. Им с твоей мамой сейчас как никогда нужна твоя поддержка и любовь. — попеняла ему.

— Я всё понимаю, Дили, и постараюсь сделать всё, что бы они были счастливы. Школа для Бартона — это очень хороший вариант, ну а маму нужно вновь выдать замуж. — твёрдо ответил парень, смотря мне в глаза.

— Замуж? Дай ей от этого замужества отойти немного. Да и не рано ли принимать такие решения? Или ты так торопишься переложить ответственность за неё на другие плечи? Может, у тебя и подходящая кандидатура на примете есть? — возмутилась я.

— Дили, это в планах на будущее, мама сама выберет себе мужа, но второго Дерека я к ней не подпущу, всех буду проверять сам. — теперь уже Кирстен возмутился.

— Хорошо, не нервничай Кир, я просто хочу, чтобы твоя мать была счастлива!

— Я тоже этого хочу, и сделаю для этого всё от меня зависящее! — клятвенно заверил он, с нежностью наблюдая, как Леди Самира пытается угомонить Бартона.

Лорд Вайлен появился ближе к обеду. Вместе с ним прибыла небольшая часть слуг в сопровождении невысокого человека с длинным носом, маленькими карими глазами и седыми волосами, собранными в куцый хвост.

Лорд вышел на середину гостиной, а прислуга, как и вчера ночью, жалась у стены.

— Познакомьтесь, это господин Айзек Логан, — указал дед на коротышку, — он будет работать тут, сколько понадобится. Дворецкий, экономка и половина охраны, а также некоторые горничные, были в сговоре с Донелом и понесут наказание. Леди Самира, Ваша камеристка и няня Бартона отправились сразу к Лорду Дастелу, учитель Бартона, увы, тоже был обработан Дереком, мы пока занимаемся поиском подходящей кандидатуры, — отчитался дед. — Прошу знакомиться, это — госпожа Рината, Ваша новая экономка, — та вышла вперёд и поклонилась нам.

— Это господин Котон — Ваш новый дворецкий. — тот так же вышел и поклонился.

— Ну, и Ваш новый начальник охраны, Господин Бродрик. — закончил представлять Леди Самире новых слуг дед.

— А Вы, случайно, не брат Нормана Бродрика? Он преподаёт в нашей академии, — ошарашено спросила я. Уж больно похожи они были внешне, да и имена…

— Это мой сын, — пробасил мужчина, — я сам его учил! — в его глазах промелькнула гордость. — Я являлся командиром одного из отрядов королевской гвардии, но мой правитель призвал меня и направил сюда. Буду рад служить здесь во благо короны и Лорда Бьёрна.

— Спасибо, Бродрик, проверь охрану из тех, кого допустил король, и добери недостающих. — велел Лорд Вайлен

— Слушаюсь, Лорд, — отчеканил Бродрик.

— Остальных это тоже касается. Леди Самира, помогите мне расположить новую прислугу, распределите должности и укажите каждому их обязанности, — обратился Лорд к женщине.

— Конечно, сейчас всё покажу и расскажу. А как же Бартон? Ему уже пора отдыхать, — она сначала бодро пошла к Лорду Вайлену, а потом в растерянности остановилась.

— Мы его с Рози уложим, не беспокойтесь, Леди, идите, — откликнулась я.

— Да, да, конечно, благодарю, Леди Эдилия. Прошу за мной, — обратилась она к слугам. — Хорошо хоть повара вернули утром, иначе мы бы даже чаю выпить не смогли. У госпожи Рамунды всё лежит по полочкам, и без её ведома не пропадёт ни одно печенье с кухни. — нервно тараторила она, направляясь в сторону крыла прислуги.

После того, как Леди Самира показала прислуге их новое место работы и распределила обязанности, она принялась собирать вещи в дорогу. Лорд Вайлен вместе с новым проверенным разбирали бумаги, которые остались от Донела. Работа кипела до глубокой ночи.

Мы же с Рози занимались малышом Бартоном. Моя помощница тихонько бубнила, что не привыкла к детям, тем более, к мальчикам, но украдкой нежно улыбалась и гладила ребёнка по тёмной кучерявой головке. Наконец малыш уснул на диване в моей гостиной, и я отнесла его в детскую. Не думала, что у детей столько энергии, играя с мальчиком я неимоверно устала сама.

Потом, переведя немного дух, мы с Рози выпили чаю и отправились спать.

Ночью ко мне пришел Кир. Лохматый, в одних портках и рубашке. Я сначала подскочила с кровати, испугавшись, что что-то случилось, но всё оказалось не так страшно.

— Дили, я не мог уснуть и пришёл к тебе. Я хочу сказать спасибо за всё! Та встреча на тракте полностью изменила не только твою, но и мою жизнь. Ты как лучик света, который разогнал всё тёмное и плохое! — торжественное произнёс Кир, забираясь ко мне на кровать.

— Спасибо Кирушка, я тоже тебя люблю, но, может, будем спать? Твой братик очень шустрый мальчик, и не давал нам с Рози скучать весь день! — вернувшись в кровать и откинувшись на подушки, пробормотала я, сдерживая зевоту.

— Ну вот, я ей тут душу открываю, а она спать! — возмутился брат.

— Хорошо, я тебя слушаю, — я всё же зевнула и завернулась в одеяло.

— Слушает она, как же, спи уже, моя великая целительница! — Кир заботливо поправил одеяло, с улыбкой глядя на меня.

— Вот только не надо издеваться — это была моя детская мечта, между прочим! — буркнула я.

— А я не издеваюсь, а говорю серьезно. Ты действительно целительница от богини. — он проговорил это абсолютно серьёзно, даже брови нахмурил из-за того, то сразу не поверила.

— Спасибо, Кир. — улыбнулась я, наблюдая, как за другом закрывается дверь.

И уже уплывая в сон, вспомнила похожую ситуацию с Ринаром. Вот как бы они не отпирались, а они точно братья! Хорошо ещё, что в этот раз обошлось без Рози, я не вынесла бы повтора прошлого диалога! На этой мысли меня захватил в плен сон.

Утро началось неожиданно рано — дедушка Вайлен поднял всех, торопя со сборами. Быстро проглотив приготовленный на скорую руку кухаркой завтрак, все разбрелись заканчивать прерванные сном занятия. Мне собирать было нечего, поэтому нам с Рози снова дали задание занять Бартона, чтобы он не мешался матери.

После обеда суматоха наконец-то улеглась, все были готовы к отъезду. Дед отдал последние распоряжения управляющему и экономке и собрал нас в холле замка.

Я, Рози и Кир должны были вернуться в дом Лорда Вайлена, а Леди Самира с сыном сразу отправятся к Лорду Дастелу.

Тепло попрощавшись с Леди и пообещав приехать через два дня, мы исчезли в открывшемся портале.

Глава 7. Зелья и мелкие хлопоты

На выходе из портала нас с Киром встречали Габриэлла и Кориса с моим утоном. Габи кинулась в объятия Киру, а Кориса сунула мне корзинку с моим питомцем.

Крис немного подрос, но был какой-то вялый. Облизнув длинным языком мой нос, он выскользнул из корзины и заполз мне за ворот рубашки.

— Ты его что, не кормила? — растерянно обратилась к Корисе.

— Кормила, Дили, только с магией не получалось, я не умею так, как ты, — грустно ответила она.

— Хорошо, мы сейчас всё поправим. Иди сюда, малыш, сейчас я тебя покормлю, — утон соскочил с моей шеи и заполз на ладонь. Я бережно накрыла его сверху другой ладошкой и грела своего Криса в лучах магии.

После процедуры магической подпитки утон шустро перебрался с ладони на запястье, обвив его на манер браслета, и замер. Я удивлённо посмотрела на питомца, ничего себе украшение!

Пошевелила рукой, но он никак не отреагировал.

— Ладно, Кориса, пойдём к тебе, пусть тут эти голубки наговорятся, — махнула головой в сторону Кира и Габи.

Та заливала ему рубашку слезами, а брат успокаивал её и что-то тихо шептал на ухо. Мы с Корисой поднялись в комнаты и весь остаток дня изучали странное поведение утона. Он не хотел сползать с моего запястья, а со временем вообще стал серебристого цвета, словно настоящий браслет.

Я жутко перепугалась, что с ним что-то не так, но ближе к ночи утон ожил и, шустро перебирая лапками, бегал по мне.

Я предположила, что таким образом он дал мне понять, что расставание ему не понравилось, и он против того, чтобы я оставляла его одного.

Следующий день мы с Корисой занимались ничегонеделанием. Валялись на кровати и болтали ни о чём и обо всём одновременно. Рози сидела в гостиной и что-то вышивала, но периодически посматривала на нас с немым укором.

Позже зашла бабушка Ири пригласить нас на обед, и моя помощница сразу же пожаловалась ей на нас. На что бабушка только пожала плечами и ответила:

— Дай девочкам отдохнуть, у них всё-таки каникулы, да и праздник скоро.

— Дили, кстати о празднике, ты уже купила всем подарки? — неожиданно спросила сестра.

Подарки! Я же совсем про них забыла! На праздник первого дня зимы было принято дарить подарки. В деревне обычно девушкам дарили ленты или бусы, а парням ремни или другие безделицы. Что же мне дарить-то, у меня столько родни, а ещё друзья! Нужно срочно ехать в город!

— Кориса, а ты уже купила всем подарки? — серьёзно спросила я.

— Конечно купила, я начала готовиться ещё за месяц. Ты же знаешь, какая у нас большая семья, и всем нужно подарить что-нибудь, хотя бы безделушку. — весело болтая ногами, ответила она.

Что же мне делать, до праздников осталось совсем немного времени? А что если…

— Давай поедем в город и что-нибудь выберем, ты мне покажешь самые лучшие магазины. — предложила ей.

— Конечно, Дили, мы попросим папу, он нас перенесёт прямо в центр. — Кориса, воодушевившись, тут же соскочила с кровати.

— Да, только где же мне взять деньги на подарки? У меня отложено немного со стипендий, но я думаю, что на всю семью не хватит. — задумалась я.

— Ничего страшного, можно попросить у папочки. — девушка непонимающе на меня взглянула.

— Нет, просить я не привыкла, нужно что-нибудь придумать. Точно, зелья! Я для всех сварю что-нибудь особенное! Кориса, нам нужно в лавку трав, там я куплю сырьё и красивые флаконы, а когда вернусь к дедушке Дастелу, то сварю всё в одной из лабораторий, хотя мне и лаборатория-то не нужна, достаточно будет одного котла. Вот и будут подарки! — обрадовалась пришедшей в голову идее.

— Давай тогда сейчас пообедаем, а потом сразу же отправимся за покупками! — сестрёнка уже рылась в шкафу, подыскивая себе наряд для прогулки в город.

А на стипендию куплю подарок Киру, Раяну и Ринару, ещё отцу, дедушкам и бабушке Ири. Нет, моих денег на всё не хватит. Ладно, разберёмся на месте!

Плотно пообедав и собравшись под чутким руководством Рози, мы наконец-то отправились в город. Дедушка перенёс нас в самый центр торговых рядов, и, пообещав вернуться через два часа, отбыл.


Центр города произвёл на меня неизгладимое впечатление, таких магазинов я ещё не видела! Словно игрушечные домики с резными фасадами и разноцветными дверьми, никаких зазывал, как на ярмарках, весь товар был представлен, можно сказать, лицом, в стеклянных витринах. Но цены были просто заоблачные.

Кориса весело бегала вдоль витрин и указывала мне то на фигурку, то на колье с камнями. Заходить я туда не решалась.

Лишь одна лавка лекаря вызвала у меня интерес. Зайдя туда, я понюхала первое попавшееся зелье от простуды, скривилась от ужасного запаха и поставила его на место. Вот это бурда! А посмотрев на ценник про себя отметила, что это ещё и безумно дорогая бурда.

Рози, переступая с ноги на ногу и кутаясь в шерстяной платок нежно-голубого цвета, стояла недалеко от меня и недовольно фыркала.

— Леди Эдилия, Вы будете покупать что-нибудь или нет? На улице холодно, да и время на покупки у Вас ограничено.

— Рози, тут ничего нет. Мне нужны травы! — разочаровано воскликнула я.

— Тут трав нет, Вам нужно в третий круг! Там лавки травниц и магов. — уже стуча зубами от холода, ответила моя помощница.

Мне нужно в третий круг, но как туда попасть? Очень не хотелось дёргать дедушку Дастела, но иных вариантов я не видела.

Проткнула палец острой стороной кольца и капнула на него немного крови. Портал возник мгновенно.

— Что случилось? Ты в порядке? Где Антор? Что здесь происходит, — посыпались вопросы от обеспокоенного деда.

— Ничего, прости, если отвлекаю, но мне нужно в третий круг за травами, — опустив глаза, сказала я. Такое неприкрытое беспокойство только добавило мне мук совести.

— Какие травы, Дили, ты меня выдернула с совета магов! — рявкнул дед.

— Мне больше не к кому обратиться, мне срочно нужны травы, а Лорд Вайлен придёт только через полтора часа. — виновато ответила я.

— Хорошо, у тебя десять минут, и не отставай! — недовольно сказал дедушка и, схватив меня за руку, потянул в портал. Рози только и успела мне крикнуть, что они с сестрой будут ждать меня неподалёку.

Мы оказались в совсем другом месте. Лавки тут были деревянные, одинакового цвета, с наглухо закрытыми ставнями, никаких витрин и красочных дверей. Опознать, что там продавалось, можно было только по вывеске.

Мы остановились около одной из дверей. Дед обратил моё внимание на вывеску, где был изображён лист папоротника, знак травников.

Я вошла туда и замерла от удивления. Все стены были увешаны пучками растений, наполняя лавку безумно вкусным ароматом. Глаза разбегались от обилия трав и их разнообразия, хотелось изучить их все, но времени мало. Встретила меня пожилая женщина, её седые волосы были убраны под косынку поверх цветастого платья был надет белый передник.

— Что желаете, госпожа? Рада приветствовать Вас в своей лавке. — обратилась она ко мне.

— Вот список того, что мне нужно, и не вздумайте подсунуть мне какую-нибудь солому. Я хорошо разбираюсь в травах. — на всякий случай пригрозила я, вспомнив того шарлатана в центре города, выдающего себя за лекаря.

— Не волнуйся, детка, у госпожи Алисандры самые лучшие травы в этом городе, я принесу только лучшее сырьё. — понимающе усмехнулась она.

Я вышла с большим пакетом душистых трав и довольной улыбкой на лице.

— Ну что тебе ещё нужно, говори скорее, — нервно покачиваясь с пятки на носок, спросил дед.

— Дедушка, мне бы красивые флаконы для зелий и отваров, где их можно здесь купить? — осторожно попросила я.

— Пойдём, я покажу тебе лавку одного стеклодува, у него самые красивые изделия во всём городе. — и меня снова запихнули в портал.

Первое, что бросилось в глаза, как только я оказалась в помещении — это полки. Они опоясывали практически всё пространство. Чего на них только не было! Банки, кубки, бутылки, пузырьки, флаконы и много всего другого, всё различных цветов, форм и расцветок, с узорами и без, у меня просто разбежались глаза от такой красоты. Стеклодув оказался мужчиной небольшого роста, с абсолютно лысой головой и маленькими синими глазками, он указал мне рукой на полки, уставленные готовыми изделиями.

— Ну что, юная Леди! Выбирайте, что Вам больше по душе! — весело сказал мужчина.

Долго расхаживать вдоль полок не позволяло время и ожидающий на улице дедушка, поэтому я быстренько набросала в корзинку около пяти десятков понравившихся мне флаконов, расплатилась с мастером и вышла на улицу.

— Всё, дедуля, теперь можешь вернуть меня обратно, я купила всё, что нужно. Спасибо тебе огромное! И прости, что отвлекла от важных дел, мне правда очень совестно! — обняла его и поцеловала в щёку, стараясь передать всю благодарность, которую испытывала.

Дед в мгновенье ока перенёс меня к замёрзшей помощнице и Коре, и, не прощаясь, исчез в портале.

— Ну что, Дили, ты всё купила? Смотри, какую красивую брошку приобрела я. — похвалилась Кора. — А ещё мы с Рози пили отвар с пирожками. В чайной.

— Это очень здорово Кориса, где же Лорд Вайлен? — нетерпеливо спросила я.

— Вы какие-то неправильные женщины! Обычно мне приходилось ждать, пока мои любимые дамы докупят третью шляпку или пятые туфли, а вы уже закончили с покупками и ждёте меня! — усмехнулся Лорд за нашими спинами. — Кориса, что с тобой случилось, ты у нас была первая модница?

— Ничего, папочка, просто в лавку нужно было Дили, а у меня и так всего полно уже, так что мы закончили, замёрзли и хотим домой. — та лукаво улыбнулась своему отцу.

Оказавшись в особняке, поблагодарила дедушку и поспешила в спальню, рассортировать покупки. У меня ужасно чесались руки начать варить зелья, я, оказывается, так долго ничего не варила, целых две недели! Не в силах ждать возвращения к дедушке Дастелу, а желая сразу приняться за работу, решила найти подходящую ёмкость для приготовления зелий. С этим вопросом я отправилась на поиски бабушки Ири. Она нашлась очень быстро, в общей гостиной, и сказала мне, что в подвале есть замечательные лаборатории. Одна принадлежит Габриэлле и она туда никого не пускает, а вторая была закрыта, ею давно никто не пользуется.

Вместе с экономкой и бабушкой мы спустились в подвал. Госпожа Эмира открыла нам вторую лабораторию, и мы осмотрели помещение. Там находился большой стол, котелок, бочка с водой, раковина, различные колбы и реторты и даже горелка. Когда-то в этой лаборатории точно варили зелья, но сейчас всё покрывал толстый слой пыли.

Бабушка распорядилась всё здесь убрать и заменить воду в бочке, на что экономка пообещала, что через двадцать минут всё будет готово.

По истечении указанного времени я отправилась в подвал, захватив свои покупки. Рози и Кориса собрались было со мной, но я их не пустила, не люблю, когда отвлекают от процесса. Только Криса пришлось взять, он, почувствовав, что я снова собираюсь куда-то уходить, обвился вокруг моего запястья и прикинулся браслетом, но не успела я переступить порог лаборатории, как он тут же ожил, начал везде бегать и совать свой нос во все углы. Обследовав лабораторию, он забрался в корзину, где ему особенно приглянулась одна из бутылочек, купленных мною. Он обвился вокруг неё, а потом и вовсе залез целиком внутрь.

— Ну вот и подарок тебе, малыш, на праздник первого дня зимы. — весело рассмеялась я.

До поздней ночи я работала в лаборатории: готовила составы, смешивала их, сверяясь с бабушкиной тетрадью, добавляя в каждое немного силы для лучшего эффекта. Закончила только поздно ночью. Разлив последнее сваренное зелье по флаконам и закрыв лабораторию, я довольная отправилась спать.

Утром следующего дня, подхватив флакон с Крисом, я вернулась в лабораторию и продолжила работу. Проверив, плотно ли закрыты бутылочки со сваренными вчера зельями, я их переставила на другой стол. И тут же принялась за новую партию. Я так увлеклась работой, что пропустила завтрак и обед, лишь к вечеру, когда молодой организм потребовал еды, бабушке Ири удалось вытащить меня на ужин.

Быстро проглотив свою порцию, я вернулась обратно в лабораторию, переливать во флаконы и запечатывать последнюю партию зелий. После, собрав все мои бутылочки в большую корзину, я пошла в нашу с Корой комнату, их ещё надо было как-то украсить и упаковать.

В этом мне взялись помогать Кориса и Рози. Сестра принесла детское атласное платье розового цвета, мы его порезали на ленты, а Рози обшила их края. Затем из упаковочной бумаги мы смастерили коробочки и красивые этикетки. Так как все флаконы были разного цвета и формы, мне пришлось по запаху определять назначение продукта, а Кори красивым подчерком подписывала этикетки. Собрав по три флакончика в коробочку и обвязав её лентой, у нас получилось десять подарков для женщин. Там был отвар для волос, тоник для кожи и общеукрепляющий отвар для лучшего самочувствия.

Подарков для мужчин получилось семь, они в свою очередь состояли из общеукрепляющего отвара и зелья повышающего силу и ловкость на небольшое количество времени. Ну и, ради смеха, в подарочную коробочку Ринара и дедушки Дастела я положила успокаивающее зелье, ну а Киру, дедушке Вайлену и его сыну Луру — зелье повышающие мужскую силу и привлекательность.

Кориса долго хохотала над моими подарками для мужчин, но всё же их одобрила и пообещала сохранить секрет, пока подарки не найдут адресата.

Крис так и остался сидеть в той баночке, что так ему приглянулась, и не желал из неё вылезать, так что мне пришлось класть туда кусочки мяса и питать его силой через стекло.

За всеми этими хлопотами я не заметила, как пролетело время, завтра пора было уже возвращаться в особняк Дастелов, поэтому я решила одарить светлую родню на следующее утро, вдруг, я больше с ними не увижусь до праздника. Добровольные помощницы моё решение поддержали, после чего довольные и уставшие мы отправились спать.

Утром проснулись в отличном настроении, пока собирались на завтрак весело переглядывались, шутили и смеялись, а после завтрака мы вместе с Корисой и Рози пошли раздавать мои подарки. Девушки были в восторге от моих коробочек, обещали рассказать об эффекте и передать с дедулей подарки мне. Кир скривился, увидев последний пузырёк, но всё же поблагодарил меня и обещал подарить что-нибудь эдакое в ответ. Лур и дедушка Вайлен долго хохотали, и дружно решили, что им, пожалуй, не хватает ещё по сыну (при этом весело мне подмигивая), и моё зелье для повышения мужской силы им очень пригодится.

После обеда все собрались в гостиной попрощаться с нами. Я стояла в обнимку с флаконом, в котором был Крис, Рози держала наш багаж, а Кир успокаивал вновь плачущую Габи. Что-то он на неё плохо влияет, последнее время, как их вижу вместе, Габи всё время плачет.

Тепло попрощавшись со всеми и пообещав приезжать чаще, мы шагнули в портал, который перенёс нас в особняк дедушки Дастела.

Глава 8. Столичная ресторация и важные решения

Через секунду нас уже встречали Леди Самира, Ринар и Бартон. Дед, как только нас перенёс, сразу же отбыл на службу.

Леди Самира кинулась обнимать сына. Бартон мою Розалию, а Ринар потребовал от меня подробный отчёт о нашем визите в графство Бьёрн.

Вот так, всех обнимают, а с меня отчёт! Нужно срочно вручить ему подарок, у меня ещё осталось несколько мужских наборов. Женские, увы, закончились, так что встаёт опять вопрос, что дарить остальным? А ведь ещё нужно придумать подарки Терезе, Раю и мальчишкам. Хоть у меня и остались травы, но нет флаконов. Ладно, подумаю об этом вечером, до праздника в академии ещё два дня.

— Эдилия, дорогая, я так рада, что Вы приехали, Лорд Дастел окружил меня такой опекой, что я бы ею с кем-нибудь поделилась, — улыбаясь, обратилась ко мне Леди Самира. — А Бартон, похоже, наоборот, у него, помимо няни и гувернёра, похоже, появилась ещё одна любимица. — она указала мне на сидящих рядом Рози и малыша.

— Да, госпожа Рози очень любит детей, — улыбнулась в ответ я.

— Леди и Лорды, обед через полчаса в столовой, — объявил нам Арчибальд, неслышно появляясь рядом.

— Ой, нужно вещи отнести и переодеться, — очнулась Рози, — Идёмте, Леди Эдилия. — и она первая направилась с сумками наверх.

Успев освежиться и, с помощью Рози разобрав вещи, через обозначенное время спустилась в столовую.

— Ну что, дорогие мои, вам что-нибудь нужно к балу? — спросил дед, вернувшийся к обеду, как раз когда мы все собрались, и усаживаясь во главе стола.

— Я, наверно, не пойду, — тихо ответила Леди Самира.

— Но почему? Король настаивал, чтобы ты была, он хочет снова представить тебя обществу. — недоумённо спросил Дастел-старший.

— Это столь необходимо? — тихо, спросила Самира, так и не поднимая глаз.

— Конечно, тебе пора выходить в свет, тебя же не в монастырь отправили, а ко мне, для восстановления душевного равновесия! А мелкие хлопоты и приготовления к балам как раз входит в эту программу. Вон, как раз с Дили и займитесь этим, я могу отправить вас в город, — он пристально посмотрел на меня.

— А…, - я только хотела сказать, что платьев у меня и так полно, да и свободное время я найду, чем занять, но, взглянув на потерянную маму Кира, ответила, — конечно, дедушка, я буду рада составить компанию Леди Самире.

Поход за покупками решили отложить до завтрашнего утра.

Весь день и половину вечера я сначала общалась с угоном, пытаясь вытащить его из пузырька, но он категорически отказывался покидать обжитое место. Потом собрались в гостиной у Ринара. Мы с Киром всё подробно рассказали о нашем путешествии в особняк лорда Вайлена и в графство Бьёрн хозяину комнат и присоединившемуся к нам дедушке. Ринар по мере нашего рассказа несколько раз менялся в лице, а потом вообще сбежал, сославшись на важные дела.

А поздно вечером, когда я уже лежала в постели и читала книгу, ко мне неожиданно постучали в дверь. Я соскочила с кровати, забыв накинуть халат, так как подумала, что это Рози что-то забыла. Но это оказался Раян. От неожиданности я захлопнула обратно дверь перед самым его носом, он даже не успел озвучить цель своего визита.

— Дили, прости, что так поздно, но я хотел пригласить тебя в ресторацию. Отец завалил бумажной работой, и я только вырвался, — донёсся растерянный голос парня из-за двери, он явно был обескуражен подобным приёмом.

— Сейчас, Рай, подожди, — я металась по комнатам в поисках халата. Наконец, он нашёлся, я быстро его накинула и открыла дверь.

— Проходи, садись на диван, я сейчас!

Пока Рай устраивался в гостиной, я уже рылась в шкафу в поисках платья, ликуя в душе от предстоящего свидания. Что за дархова мода, на всех нарядах шнуровка на спине! И что теперь делать? Рози спит, не к Киру же идти с этим вопросом!

Выбрав нежно-зелёное платье и подхватив нижнюю рубашку, я полетела в ванную. Там кое-как оделась и заплела сложную косу. Её рисунок я подглядела у Рози. Плетение несложное, но выглядит довольно красиво. После чего всё же подошла к Раю всё с той же нелепой просьбой — затянуть корсет.

Краснея и бледнея попеременно, я сбивчиво объяснила свою проблему. Мне было ужасно стыдно и неудобно. В ответ он молча обошёл меня и нежно дотронулся горячей рукой до моей спины, прикрытой лишь тонкой рубашкой. Я вздрогнула, а парень громко выдохнул, но потом, опомнившись, очень быстро зашнуровал платье. Я даже удивилась и даже немного расстроилась, неужели у него была такая большая практика в этом деле? Но быстро выкинула эти мысли из головы, не желая омрачать чудесное продолжение вечера. Обув туфли, протянула руку моему спутнику, и мы исчезли в портале.

Вышли уже в небольшом холле ресторации. Минуя охранника, прошли через массивные двери в зал.

Сотни огней, которые отражались от стен, отделанных позолотой, ослепили меня. В центре находилась небольшая площадка для танцев, по бокам и вдоль стен располагались столики и отдельные кабинки для желающих уединиться.

К нам подошел мужчина небольшого роста, с каштановыми кудрями и ярко-зелёными глазами.

— Доброй ночи, Лорд Раян, Леди, прошу вас, проходите, вы желаете остаться здесь или поднимитесь наверх? — поприветствовал он нас, не проявляя интереса к моей персоне.

— Наверху отличный вид на город, дорогая, — пояснил мне мой спутник, — там стены из чистого горного хрусталя и вся столица как на ладони.

— Не знаю, выбирай сам, — робко ответила я, в ресторации была впервые, да ещё и в такой дорогой.

— Давай тогда здесь, тут уютно и можно потанцевать, если возникнет желание. — улыбаясь, он повёл меня к столику в самом углу зала.

Рай отодвинул стул и жестом предложил присесть. Когда я удобно расположилась, он сел напротив меня. Взял мою руку и нежно посмотрел в глаза.

Танцевать я точно не хотела — мои познания в танцах Лордов ограничивались теми двумя, которые были разучены к королевскому балу. Да и глаза сидящего напротив парня завораживали. Было столь спокойно и уютно, что эти мгновения хотелось растянуть в вечность.

— Вам как всегда, Лорд Раян? Что желает Ваша спутница? — чинно спросил мужчина, нарушая идиллию.

— Да, Нортон, я голодный как зверь, а ты Дили? — Рай даже не повернул головы, любуясь мной и продолжая поглаживать мою ладошку.

— Нет, мы поужинали, благодарю. — смущённо улыбнулась в ответ.

— Хорошо, тогда мне как обычно, и шампанского, а даме лёгкий десерт на твой выбор. — быстро решил он.

— Слушаюсь, Лорд! — и Нортон словно испарился.

— Не волнуйся ты так, — видя моё потерянное состояние, успокаивал меня мой спутник. — Это ресторация — лучшая в городе, и я бывал здесь не раз. Тут великолепная кухня и приятная атмосфера.

Я меньше всего думала сейчас об атмосфере и уюте, мне бы не опозориться перед Раем и остальными посетителями, коих, кстати говоря, было не мало. Этикету за столом меня кое-как обучила Рози, но я до сих пор путалась в этих многочисленных вилках, ложках и ножах.

— Ты выглядишь великолепно, никогда не устану это повторять, — неожиданно сказал Раян и поцеловал сначала руку, а потом и каждый пальчик. Совсем невинная ласка, но глаза, смотрящие на меня — в них было столько нежности и теплоты, вызывали бурю непонятных мне эмоций. Сердце начало биться быстрее, дыхание участилось, по спине бежали мурашки.

— Лорд Раян, Ваш заказ, — прервал нас господин Нортон, поставив перед Раяном тарелку с кусочками мяса в соусе и непонятным гарниром, состоящим из зелёной жижи. Мне же досталась горка чего-то на позолоченной тарелке, политая сверху шоколадом. Так же на столе появились бокалы, в которые господин Нортон очень ловко разлил шампанское, и пожелав приятного аппетита, удалился.

— За тебя, — поднял свой бокал Раян.

Я немного отпила и поставила бокал на место. Нужно немного отвлечься, а то, боюсь, красный цвет лица не будет гармонировать с зелёным платьем. Что ж, попробуем этот шедевр кулинарии. К моему счастью, к нему прилагались всего одна вилка и нож. На вкус десерт оказался действительно великолепен — тонкие песочные коржи были пропитаны сливочным кремом и вишнёвым ликером. Доев всё до крошки, я посмотрела на Рая, тот с аппетитом поедал своё мясо, макая его в зелёную жижу.

— Что? — спросил он, — как тебе десерт? Хотя, вижу, что вкусный! — улыбнулся он. — Хочешь кусочек мяса?

— А это что? — я указала на зелень.

— Это соус из овощей и специй, попробуй, очень вкусно,

Рай аккуратно наколол на вилку мясо, макнул его в соус и предложил мне. Я, облизнув пересохшие губы, подалась немного вперёд и откусила предложенный кусок.

— Правда очень вкусно, — сказала я, пережёвывая мясо.

Рай наклонился ко мне и дотронулся до губ, — соус остался, — ослепительно улыбнулся он и тяжело вздохнул. Потом схватился за свой бокал и допил всё содержимое залпом.

— Мне нужно в дамскую комнату, — тихо шепнула я, кровь прилила к лицу, а мурашки не просто бегали, они там носились толпой.

— Иди прямо, а потом направо, — тяжело дыша и наливая себе ещё шампанского, сказал Рай, — только, не потеряйся, — тепло улыбнулся он.

Дамская комната нашлась быстро, она, как и зал, имела отдельные кабинки для уединения. Я включила воду и лихорадочно умывала лицо, потом облокотилась на раковину, пытаясь прийти в себя. Да что же это творится со мной?! Ещё ни один человек не вызывал у меня такую бурю эмоций. Как лекарь, я бы сказала, что у меня лихорадка. Но жара нет, и других симптомов, вызывающих её, тоже нет. Тогда что это? Неужели это то, о чём шушукались сестрички ночью, о чём мне рассказывал Кир, Рози и дед? Я влюбилась, и меня со страшной силой влечёт к Раяну?!

Сделав этот вывод, я опять облила лицо водой. Рядом в кабинке хлопнула дверь, и завязался разговор между двумя девицами. Я только закрыла кран и собралась уходить, как услышала имя "Раян". Меня учили в детстве, что подслушивать чужие разговоры нехорошо, но стоило услышать это имя, как меня словно приклеило к полу.

— Ты видела, кого он притащил? Это же полный кошмар! Из какой дыры он её достал? Платье и причёска — просто ужас, — послышался довольно милый голос.

— Сабрина, ты бесишься из-за того, что он тебя бросил, по-моему, она очень симпатичная, — ответила ей подруга.

— Не он меня бросил, а я его, поняла?! Да, он умел делать широкие жесты и удивлять, но его никогда не было рядом. Он вечно торчал на своей работе и приходил ко мне только ночью! Не спорю, ночи были жаркие, но я хочу большего! — голос был пропитан недовольством.

— И чего же ты хочешь?

— Замуж, за Лорда. Надоело мне таскаться по чужим богатым домам, хочу свой. — мечтательно проговорили рядом.

Дальше я слушать не стала и выскочила из кабинки. Мне было больно и обидно, тем более, эта девушка права — я не воспитывалась Леди, до недавнего времени жила в деревне, а Рай… Подлетев к нашему столику, я потребовала, чтобы Раян немедленно перенёс меня домой. Сдерживая слёзы и не отвечая на его многочисленные вопросы, я твердило одно: "Хочу домой".

Рай, видя, что меня не переубедить, встал, протянул мне руку, и мы исчезли в телепорте. Вышли прямо перед моей комнатой. Я залетела туда и закрыла дверь на замок перед самым его носом. Оказавшись по ту сторону, без сил опустилась на пол, всё ещё опираясь на захлопнутую створку, и дала волю слезам.

— Дили, может, ты объяснишь, что произошло? Всё было так хорошо, а потом тебя как будто рвар укусил. — обеспокоенно и растеряно спросил он меня, не желая уходить, пока не получит ответ.

— Уходи, не хочу тебя видеть, я из глухой деревни и совсем тебе не подхожу! Кто я и кто ты? Мы разные люди, Рай, и этого не изменишь. Я хочу стать великим целителем и посвятить этому жизнь. А тебе лучше женится на Сабрине. — выговорившись сквозь слёзы, поднялась и ушла в спальню, не желая слушать его оправдания.

Проплакав полночи в обнимку с подушкой и Крисом, который всё-таки соизволил вылезти из своей бутылки, я, наконец, уснула.

Утром меня разбудили голоса. Я подумала, что это Рози стучится, дверь-то я вчера закрыла, но это была не она.

— Ну и чего сидим под дверью, Рай. — тихо спросил дед.

— Она ушла, ничего не объяснив. Я хочу знать, чем я её обидел, и не уйду отсюда, пока это не выясню, — послышался твёрдый ответ парня.

— Милый мой мальчик, иди домой, Дили ещё сущий ребёнок, она очень вспыльчива и ранима, дай ей успокоиться и прийти в себя, тогда и приходи, двух расстроенных женщин в доме я не перенесу! — шикнул дед. — Но всё же, что там у вас произошло?

— уже понизив тон, поинтересовался Лорд Дастел.

— Мы были в Золотой короне, Дили немного нервничала, потом она пошла в дамскую комнату, а вернулась из неё сама не своя. — потерянно рассказал Раян.

— Мальчишка, кто же ведёт Леди в ресторацию, в которой тебя каждая собака знает? — ухмыльнулся дед.

— Она сказала что-то про Сабрину. Неужели они встретились, и эта гадина ей наговорила гадостей?! — парень едва не рычал.

— А кто такая Сабрина? — поинтересовался дед.

— Мимолётное увлечение, я же мужчина, и мне нужно было удовлетворять свои потребности. Но она в прошлом, мы давно расстались! Я люблю Дили, Лорд Грег! — выдохнул Раян.

— Любовь, что ты о ней знаешь? — презрительно ответили ему. — Увлечения, мимолетные интрижки… Люблю может сказать каждый дурак, но она не измеряется словами, только делом. Любишь — докажи! Я свою жену шесть лет добивался, и ни разу не обидел её, слова поперёк не сказал, ясно тебе, что такое любовь? — надменным тоном поведал дед Раяну.

— Ясно, но я всё равно люблю её, таких чувств я не испытывал ни к одной женщине. И вообще, вся моя жизнь мне теперь кажется ошибкой, я не могу без Эдилии. — шепнул парень.

— Ладно, иди уже домой, я спрошу у внучки в чём дело. — буркнул дед будто нехотя. — Да ты и сам можешь узнать, что её так расстроило, если найдешь эту, как там её?

— Сабрину?

— Отца на тебя нет, чтобы мозги вправил! Но я жаловаться не привык, так что до свидания, молодой человек. И чтобы ближайшую неделю я Вас тут не видел! — рявкнул дедушка.

Послышались шаги и звук вспыхнувшего портала.

Я открыла дверь, думая, что коридор пуст, и столкнулась нос к носу с дедом.

— Что на этот раз случилось? — серьёзно спросил он, проходя в гостиную, — готов выслушать все жалобы и вытирать слёзы.

Меня от такого заявления бросило в краску и вызвало волну возмущения.

— Ничего особенного! — выпалила я.

— Вот и хорошо, ты всё слышала? — спокойно спросил дед.

— Да!

— Ну и что думаешь?

— Думаю, что ты прав, мой мудрый дедуля, нам действительно нужно немного остыть. — всё ещё раздражённо ответила ему. Сколько можно вмешиваться в наши отношения и пытаться нас помирить?! Рай сам должен это делать!

На что дед только хмыкнул, будто прочёл мои мысли.

— Я действительно веду себя как истеричка? — чуть позже серьёзно спросила я.

— Нет, моя дорогая, это молодость, страсть, гормоны. Я тоже был таким в юности, правда, не плакал, а вызывал на магическую дуэль. — усмехнулся дед.

— Просто эта девушка задела меня за живое и заставила усомниться в себе. — покаянно сказала я.

— Дили, никогда в себе не сомневайся, ты дочь двух родов Лордов и самый талантливый целитель из всех, что мне доводилось видеть. Мнение дворцовых кур в расчёт брать не стоит. Ты достойна самого лучшего. — получила уверенный ответ.

— Ты его любишь? — неожиданно спросил дед.

— Я не знаю. Теперь не знаю. Думала, что люблю, но после твоих слов… — в душе всё смешалось, я действительно уже не понимала, что чувствую к Раяну.

— А ты не думай, а слушай своё сердце, оно тебе подскажет. — улыбнулся глава рода.

— Спасибо, дедушка, тебе говорили, что ты самый лучший? — кинулась ему на шею.

— Говорили, — гордо ответил дед, обнимая меня в ответ и вытирая со щёк откуда-то взявшиеся слёзы, — но очень давно, и я готов услышать это ещё раз. Давай, иди умывайся, сейчас придёт Рози, у вас сегодня день покупок.

Поцеловала его в щёку и поспешила в ванну. Быстро умывшись, я посмотрела в зеркало. Ужас: нос распух, глаза красные. Нужно что-то срочно делать, иначе Рози, увидев меня такой, будет пытать расспросами целый день.

Я быстренько сбегала в спальню и нашла сумку бабушки Катиль. В ней был небольшой запас тоника для кожи, он как раз для этого случая прекрасно подходил.

Протерев лицо тонизирующей жидкостью и ополоснув его ещё раз водой, посмотрела в зеркало. Так гораздо лучше — от ночных слёз не осталось и следа. Надо бы ещё сварить. Больше я своих слёз не покажу никому, решила я. Пора взрослеть и становиться сильной! Иначе каждая Сабрина сможет вот так — несколькими словами — посеять во мне зерно сомнения.

Нет! Я не хочу! Я Эдилия Дарнхольм-Вайлен. Потомок самой великой целительницы и самого сильного тёмного мага и артефактора, что само по себе уже уникально! И не важно, что думают и говорят те, кто из себя ничего не представляет, они просто завидуют!

Глядя на своё отражение в зеркале, я приняла решение больше не плакать, никогда. Ни из-за невольно брошенных слов или действий, а тем более из-за мужчины. Кто бы это ни был. У меня есть мечта, и я воплощу её в жизнь, чего бы мне это ни стоило. Ради мамы, что умерла, спасая меня, ради отца и деда, которые верят в меня!

— Леди Эдилия? Вы проснулись? — раздался голос Рози из гостиной.

— Да, моя дорогая, и я готова к походу по лавкам. — бодро ответила ей и постаралась взять себя в руки.

— Вы не заболели случайно? — удивилась Розалия, — раньше от слова "лавка" Вас бросало в дрожь.

— Всё изменилось, Рози, и теперь мы соберёмся, позавтракаем и отправимся выбирать мне платье на праздник в академию! — постаралась улыбнуться я, но на душе всё также скребли кошки.

— Всевидящая, ты услышала мои молитвы! — воскликнула Розалия, — только на улице сегодня холодно и нужно надеть шубку, а не пальто, — предупредила меня помощница.

— И шубку, и шляпку с вуалью, что угодно, Рози, давай поскорее. — мне было всё равно, что на себя надевать.

— А может, ещё и подчеркнём немного краской глаза и губы? — тихо спросила она.

— Замечательная идея! — даже это не вызвало протеста. Я была готова на всё, лишь бы она не заметила, как мне тяжело.

— Кто Вы? И куда дели мою Дили? — рассмеялась она. — Нет, макияж в дневное время юным леди не положен, так что обойдёмся без него!

Позавтракав и спустившись в холл, мы ждали дедушку, вскоре он к нам присоединился вместе с Леди Самирой.

— Вот, держи, это на платье и разные мелочи, — он неожиданно протянул мне кошель.

Я немного замялась, не решаясь протянуть руку.

— Рози, возьми и купи Леди Эдилии всё, что она пожелает, только цены ей не говори, а то, боюсь, у моей внучки будет разрыв сердца от них, — не дождавшись от меня реакции, он, ухмыльнувшись, отдал кошель Рози. Открыл портал и жестом пригласил нас войти.

Пройдя через него, мы оказались среди торговых лавок.

— Ну, мои дорогие, забрать вас не смогу, так что наймёте экипаж до дома, когда закончите. Всего хорошего, — отчеканил дед и исчез.

— С чего начнём? — бодро спросила я.

Начали мы с лавки готовой одежды. Меня вновь затолкали в примерочную и сунули кучу платьев. Леди Самира и Рози, сидя на диване, уговорили показывать им каждое надетое платье и без устали комментировали, насколько мне подходит цвет, фасон и прочие мелочи.

В итоге для меня было выбрано белое платье, очень красивое, с небольшим вырезом и длинными рукавами, расширяющимися к низу, лиф был расшит бисером, а юбка тонкими кружевами.

Пока хозяйка лавки подгоняла платье мне по размеру, в примерочную отправилась Леди Самира.

Она довольно быстро остановила свой выбор на тёмно-синем бархатном платье, которое невероятно шло ей.

После нам подобрали туфли, и мы довольные отравились дальше.

— Ну, что ещё желают Леди? — весело спросила Рози.

— Подарки!

— Тогда нам вон туда, это лавка господина Шебса, он возит товары со всех уголков света, — ответила моя помощница, которая, казалось, знала практически всё.

В лавке господина Шебса мы провели около двух часов, там было столько всего интересного, что разбегались глаза.

В итоге я купила духи для Терезы, для Тимара механические часы с секретом, который не знал даже сам хозяин, для Дикарта короткий клинок из закалённой стали, который нажатием на красный камень, украшающий рукоятку, превращался в полноценный меч. Красивые витые флаконы для магистров Ристаль и Тревел — я решила сварить для них какое-нибудь зелье. И чернила, которые писали везде и практически не смывались, для близнецов, у меня как раз родилась одна интересная идея.

Деда, Ринара и отца ждали дома мои подарочные коробочки собственного изготовления.

Леди Самире я купила красивый шейный платок, а Бартону большой леденец на палочке. После зашла в лавку готовой одежды для мужчин, и хозяин помог мне купить две рубашки для близнецов.

Вроде бы всё. Надеюсь, никого не забыла!

Леди Самира тоже что-то выбрала, но я не решилась посмотреть, вдруг, тоже подарки докупала. Прогулявшись ещё немного вдоль лавок, мы устали, и Рози кликнула извозчика.

Вернувшись домой и пообедав, я побежала в комнату доделывать подарок для близнецов.

Взяв рубашки, я на спине каждой подписала имя волшебными чернилами, теперь ребят точно нельзя будет перепутать!

Закончив с этим, собрала все запасы трав и купленные мною флакончики и пошла лабораторию деда, варить зелья для магистров. Крис вновь увязался за мной. Бутылочку свою он уже оставил и теперь обитал у меня на плече или на запястье в виде браслета.

Как всегда, стоило мне только попасть в лабораторию, как я с головой ушла в работу. Закончила только поздно вечером, но в итоге у меня получился целый котелок «сияющего зелья». Я долго с ним возилась, но, судя по записям бабушки, он дарил блеск и сияние коже, глазам и волосам, что производило потрясающий эффект.

Вечером ко мне зашёл Ринар.

— Дили, у меня к тебе просьба. Ты не могла бы завтра пригласить Терезу и подарить ей вот это, — брат, волнуясь, протянул мне свёрток.

— И что это? — удивлённо спросила я.

— Платье, — невозмутимо ответил брат.

— Платье?! — возмутилась я.

— Дили, мы встречаемся с Тери, и я хочу, что бы на балу она была самая красивая, но от меня Тереза дорогих подарков не берёт, — пояснил брат.

— И давно? — нахмурилась я.

— После того, как вы уехали с Киром, но вчера я побывал в квартале мастеров и познакомился с одной удивительной семьёй вышивальщиц. — мечтательно произнёс он и виновато на меня посмотрел.

— Ты был у Тери дома? — сообщение Ринара повергло меня в лёгкий шок. Я стояла и круглыми глазами смотрела на него.

— Был, и теперь мне разрешили официально ухаживать за ней. — улыбался Ринар, видя моё состояние. И тут до меня дошло, куда убежал так спешно мой брат тем вечером, когда мы с Киром рассказывали о поездке в дом Лорда Вайлена.

— Ты это специально сделал! — выпалила я.

— Конечно, иначе ты бы проела мне всю плешь и прожужжала все уши Тери о том, что так нельзя делать! — ехидно ответил Ринар. Вот же… тёмный!

— Ты вы… — кипела я от такой несправедливости. — У вас настолько всё серьёзно? — немного успокоившись, спросила я.

— Серьёзно или нет, я не знаю, но она мне очень нравится, и я не хочу её потерять. — серьёзно ответил брат.

— Ну и как всё прошло? Знакомство с роднёй? — не смогла сдержать любопытства. Да и, что уж говорить, я была рада за Терезу.

— Как тебе сказать, вначале все были немного удивленны, особенно сама Тери, но потом я всем понравился, особенно бабушке, и отец Терезы дал согласие. — он мне подмигнул, счастливо улыбаясь.

— Бабушке? Не той ли, что в молодости обожала тёмных магов? — рассмеялась я.

— Ну так ты согласна мне помочь? — спросил Ринар.

— Конечно, давай платье и не переживай, Тери будет самая красивая на балу! — заверила его.

Дождавшись, пока брат закончит меня благодарить и уйдёт, развернула сверток и в очередной раз убедилась, что у брата абсолютно нет вкуса — платье было золотого цвета и обильно украшено полудрагоценными камнями всех расцветок. Засунув его в шкаф и подхватив Криса, я отправилась спать.

Глава 9. Бал с Темным мастером и его последствия

Утром Ринар привёл Терезу и, многозначительно подмигнув, удалился, пообещав зайти за нами на обед.

Проболтав с подругой всё утро и пропустив завтрак, мы наконец решили начать выбирать платье. Белое, что купили мне вчера, я решила оставить для бала в королевском дворце, а сегодня надеть что-то из своего гардероба. Перемерив с десяток разных вариантов, мы выбрали мне персиковое платье с небольшим вырезом и пышными рукавами, а Тери — бледно-жёлтое, с шикарным декольте, длинными широкими рукавами и юбкой в пол. Прервавшись на обед, мы приступили к сборам.

Тут же прибежала Рози, оставив Бартона на попечении матери и няни, одобрила выбор нарядов и, усадив нас поочередно перед зеркалом, смастерила нам с Терезой шикарные причёски и помогла нанести лёгкий, почти незаметный макияж, подчеркнувший нашу красоту. Крис, почувствовав, что я куда-то собираюсь, тут же занял место на запястье и отказался его покидать.

Стоило нам последний раз полюбоваться на себя в зеркало, как раздался стук в дверь — пришёл Ринар. Увидев Терезу, он сначала окинул её восхищенным взглядом и подарил нежную улыбку, мне же достался весьма недовольный взгляд. Не понравилось братику, что я не подарила Тери выбранный им кошмар вместо платья.

Следом с ослепительной улыбкой на губах зашёл Кир и выразил нам своё восхищение. Ребята протянули нам руки и мы, переглянувшись с подругой, положили ладошки на локоть своего кавалера, после чего уже все вместе спустились в холл, откуда дед должен был нас перенести в академию.

Учебное заведение встретило нас сотней огней магических светильников и иллюзорными снежинками. Толпы нарядных адептов и магистров носились взад и вперёд, поздравляя друг друга и вручая подарки.

Часть приготовленного я подарила ещё дома: Ринару, деду отцу и Терезе, а мальчикам взяла собой. Кир с Ринаром приготовленные ими подарки уже отнесли по комнатам тех, кому они предназначались, я же хотела вручить лично, чтобы посмотреть на реакцию друзей.

Нашей целью был главный зал, в котором и проходил праздник. Огромное помещение преобразилось. Вместо кафедры установили сцену на которой сейчас играли музыканты, вдоль стены располагались столы с прохладительными напитками и закусками. Пока я вертела головой в поисках Дика или Тима, музыканты закончили играть и спустились вниз. На освободившуюся сцену поднялся наш ректор, готовый произнести свою традиционную речь.

— Дорогие адепты, поздравляю вас с окончанием сессии и праздником первого дня Зимы, отдыхайте, веселитесь, вы этого достойны! — лаконично пожелал он.

Ну надо же, а я боялась, что он затянет поздравление надолго! Приятный сюрприз! И удивительно, что в этот раз он ничего не забыл и не добавил, усмехнулась про себя.

Музыканты вернулись на сцену, и веселье пошло своим чередом. Оставив друзей, я пошла искать Тима и Дика, и, к моему большому удивлению, нашла их вдвоём. Оказывается, они очень сдружились за время подготовки к турниру.

— Привет, я по вам ужасно скучала, вот, держите, это вам, мои победители. — я крепко обняла парней и торжественно вручила им подарки.

— Спасибо, Дили, это очень дорогой подарок, — замялся Дик, распаковав свёрток.

— Ты на камушек нажми, будет ещё интереснее, — подсказала я другу, — только аккуратно.

— Ух ты, это же артефакт! — обалдел Дик, — я не могу его принять.

— Назад не принимаю. Дик, я выбирала для тебя подарок от чистого сердца! — возмутилась я.

— Спасибо ещё раз, твой подарок я отдал Ринару перед балом. — довольно ответил друг, не отрывая глаз от клинка. — С праздником тебя!

Тимар долго крутил в руках свои часы, а потом выдал:

— Что-то в них есть, нужно разобрать. Спасибо, Дили, у меня для тебя тоже кое-что есть! Это невероятно, мой первый опытный образец, и я дарю тебе! — он защёлкнул витой браслет с выемкой на моём запястье.

— Подожди, Тим, что это ещё за образец? — спросила я, разглядывая подарок. Украшение было выполнено из незнакомого красного металла с добавлением небольшого количества золота и серебра, которые, переплетаясь между собой, образовывали невероятно красивый узор.

— Как, ты не знаешь? — удивился он, а потом хлопнул себя по лбу. — Хотя, точно, тебя же не было! Нам отдали материалы Витора! Магистр Торн собрал команду лучших со всех курсов, и мы занимаемся его разработками. Меня тоже взяли, представляешь! Это же история, нас ещё на свете не было, а Лорд Витор занимался созданием накопителя магии! — восторженно поведал мне.

Когда Тим начал рассказывать, его глаза загорелись азартом исследователя. Невольно засмотрелась на друга, настолько одухотворённое у него стало лицо.

— А почему мне? — удивилась я такому неожиданному выбору подарка и, тем более, его получателя.

— Магистр Торн шепнул мне по секрету, кто раскопал все эти материалы и передал их королю, — заговорщицким тоном сообщил мне Тим.

Я округлила глаза, а потом сделала вид, что я ничего не слышала.

— А как же каникулы? — удивлённо спросила друга.

— Какие каникулы? Ты что! Я не мог упустить возможность принять участие в исследовании, так что просто не поехал домой. — он непонимающе на меня посмотрел, вот уж точно — прирождённый артефактор! — Как только магистр позвал меня и показал журнал экспериментов, то я сразу бросил всё и помчался в лабораторию! Да и мой дом находится далеко, я бы много времени только на одну дорогу потратил! Осталось найти подходящий камень, вон выемка для него, — Тим указал мне на браслет, — и у нас будет универсальный накопитель магии!

Да уж, невероятно, что за столь короткое время ребята создали браслет, ведь бумаги и расчёты мы передали королю буквально две недели назад.

— Я сам придумал плетение и форму браслета! Это женский, а мужской выглядит немного иначе, — хвалился друг.

— Молодец, Тимар, я тобой горжусь. Ты не подвёл команду и славную академию Дарнхольм, — подражая тону Ринара, смеялась я.

Ребята расхохотались.

— Ладно, мы пойдём, ещё увидимся. — попрощались со мной друзья.

Следующими, кого я увидела, были близнецы.

Тепло поприветствовав друг друга, я вручила им именные рубашки. Они долго хохотали и благодарили меня в ответ, а потом убежали показывать их друзьям. От них подарок мне позже передаст Кир.

Ну вот, подарки раздала, теперь можно и отдохнуть.

Нашла братьев и подругу и присоединилась к ним. Кир принёс для всех напитки. Тереза и Ринар мило ворковали, а я рассматривала толпу адептов и магистров, вдруг ещё кого-нибудь увижу из знакомых. И тут мой взгляд зацепился за женщину.

Она стояла недалеко от меня. В шикарном бархатном платье тёмно-вишнёвого цвета, пальцы унизаны кольцами, на шее ожерелье с рубинами. Ярко-алые губы, тёмно-карие глаза, волосы чёрные, как сама тьма, волнами спускались до талии. Как на портрете, только живая. Немного другой разрез глаз и их цвет, в остальном она осталась собой. Вивьен Дарнхольм.

Я смотрела на неё и не могла поверить. Она блистала на довольно-таки скромном празднике в академии, словно была королевой, как и когда-то давно, на балах во дворце.

Женщина как ни в чём не бывало беседовала с нашим ректором, пила вино и звонко хохотала.

И тут наши взгляды встретились. Ехидная ухмылка появилась на её губах. Она поняла, что я её узнала.

— Кто это, Ринар? — тихо шепнула брату.

— А, это профессор Хольдерн, она ведёт у нас яды, а что? — бросив на женщину мимолётный взгляд, пояснил тёмный.

— Нет, пока ничего, а где дед? — я старалась незаметно оглядеть зал в поисках главы рода.

— Дома, наверно, ему тут быть не обязательно. — он пожал плечами и вернул своё внимание Терезе.

— Ладно, я отойду ненадолго. — сообщила друзьям и поспешила затеряться в толпе празднующих.

Выскочила в холл и постаралась хоть немного унять бешено колотящееся сердце. Вивьен тут, она жива и вполне себе здорова!

Мне нужен Рай, срочно! Я уколола кольцом палец, капнула крови, тут же появился дед.

— Что случилось? Я вообще-то тоже отмечаю, в своём кабинете Ристаль организовала небольшой фуршет. — недовольно на меня посмотрел Лорд Дастел-старший.

— Мне нужно к Раю, срочно! — нетерпеливо потребовала я.

— Подожди, объясни всё по порядку. — он нахмурился, но я пока не желала говорить о своей догадке, мне нужно подтверждение!

— Рай, он мне нужен!

— В замок нас никто не пустит без приглашения! Ладно, пройдём через административное крыло, туда у меня есть доступ. — всё-таки сдался под моим напором дед.

Вспыхнул портал, и мы оказались в коридоре с многочисленными дверьми.

— Пошли, нам туда. — указал дед на лестницу.

Нам пришлось миновать довольно много залов, коридоров, прежде чем мы оказались в жилом крыле. Дед велел охраннику сообщить о нашем визите Раю.

— Ну что же так долго-то! — нетерпение снедало меня.

— Дили, угомонись, в чём дело? — попробовал ещё раз выяснить причину столь странного поведения родственник.

— Я точно не уверенна, поэтому пока сказать не могу. — нервно ответила ему.

Не могла же я обвинить магистра во всех грехах только на основании сходства со старым портретом!

Через некоторое время вернулся охранник и пригласил нас пройти.

Добежав до комнаты, я распахнула дверь без стука, потом следующую, Рай нашёлся в кабинете с кучей бумаг.

— Дили, что случилось? — недоумённо спросил парень, оторвав взгляд от документов.

— Подожди, ответь мне на вопрос, что случилось в лаборатории? — сильно нервничая попросила его.

— Мы её открыли, Мастер осмотрел её, а потом начал всё крушить и орать, что она пуста, потом кинулся на меня, я его оттолкнул, и он приложился головой об стол, а после бросил что-то на пол и всё, я больше ничего не помню. — недоумённо ответил и вопрошающе посмотрел на Лорда Дастела, но тот только развёл руками, мол, сам не понимаю.

— Головой значит, хорошо, спасибо. — и потянула деда прочь.

— Дили, подожди…

Но мы с дедом уже быстрым шагом направлялись в административное крыло.

Вернувшись в академию, я побежала искать Ринара, отказавшись пока что-либо объяснять, а дед пошёл обратно в кабинет к магистру Ристаль.

"Магистра нашли с разбитой головой, на неё упал шкаф". - вспыхнули у меня в голове слова деда после того, как в академии прогремел взрыв. Как он мог упасть, да ещё и голову пробить?! Не может быть…

— Ринар!

Забежав в бальный зал, увидела брата и крикнула ему. Он не успел даже повернуть голову на мой окрик, да и я не была уверена, услышал ли его, как меня схватили за руку и затащили в одну из ниш, прижав спиной к стене. Холодная рука впилась в горло, не давая не то что кричать, а даже дышать.

— Ну что, дорогая моя, ты всё поняла, и теперь мне придётся тебя убрать. — услышала недовольный голос.

Чёрные, как бездна, глаза смотрели на меня в упор.

— Очень мне тут нравится, знаешь ли, и не хочется терять такую завидную должность. Вкусная моя, мне как раз не хватает немного силы для дальнейшего существования на ближайшие два года. — она хищно улыбнулась.

Я огромными от ужаса глазами смотрела на неё и не могла пошевелиться. Неужели она решится на убийство практически у всех на глазах?! Кулак женщины упёрся мне в грудь, и моя сила потекла в кольцо.

Дед, он обещал придти в любое место! Это мой единственный шанс! Палец ещё кровоточил, и я из последних сил прижала его к своему кольцу.

— Что опять случилось?! Дили! — с недовольного голос изменился на испуганный, когда дедушка понял, что мне грозит опасность.

Он схватил женщину за руку и откинул в сторону, а я медленно сползла по стенке вниз почти без сил.

Вивьен упала на паркет бального зала, но быстро встала, вокруг неё образовался небольшой круг из адептов и магистров.

Дед чем-то кинул в неё, но она, махнув рукой, отбросила заклинание в сторону и расхохоталась.

— Ещё один родственник, самый прыткий из всех! Отойди, иначе я разнесу тут всё. Ну что, дорогие мои, с вами было весело, но, пожалуй, мне пора. И да, Дантор, извини, но шутки у тебя глупые, и ты мне никогда не нравился. — обратилась к ректору.

Она махнула рукой ещё раз, и силовая волна снесла остолбеневших магистров и адептов в разные стороны.

— Пошли, моя дорогая девочка, нам тут делать больше нечего.

Рядом со мной открылся портал, и Вивьен шагнула туда, не забыв цапнуть меня за руку. Никто даже подняться не успел, как мы уже исчезали в тёмной воронке.

Приземление было очень быстрым и резким. Я упала на каменный пол и сильно приложилась головой. Рядом со мной лежала Вивьен, а сверху её прижимал к полу мужчина. В сердце затеплилась надежда.

Сквозь головную боль и звон в ушах я смогла рассмотреть только белую рубашку и растрёпанные тёмные волосы.

Пока на меня не обращали внимания, медленно отползла к стене и перевела дух, по виску тонкой струйкой текла кровь.

Вивьен, громко ругаясь, скинула с себя парня и встала на ноги.

— Чёрт тебя возьми! Ты сбил мой портал, мальчишка! — визжала она.

— Простите, Мастер, я хотел пойти с Вами! Как только Вас увидел, то не раздумывая, кинулся следом. — с нотками раскаяния в голосе ответил Рай, поднимаясь. Что?!

— Зак! Это ты? — недоверчиво посмотрела на парня Вивьен.

— Я, Мастер, возьмите меня с собой! Зачем Вам эта девка, она совсем пустая, давайте бросим её и уедем далеко на юг. — упав на колени и вцепившись в подол вишнёвого платья, умолял Раян. А я изо всех сил надеялась, что это спектакль.

— Встань, мой мальчик, я, пожалуй, возьму тебя с собой, ты очень милый и преданный. А девку я добью, она мне столько планов испоганила, паршивая светлая! Ненавижу её! — и она вновь сорвалась на визг, а ещё минуту назад прекрасное лицо обезобразила гримаса ярости.

— Как скажете, моя госпожа! — согласился с ней Рай. Мой Рай! Нет, это не правда, он притворяется!

— А убей-ка ты её сам, мой мальчик! Мне уже не хочется марать руки о такую дохлятину. — хищно ухмыльнулась она.

Я сидела и слушала разговор, машинально вытирая кровь с виска и пытаясь хоть как-то прийти в себя, разогнать то и дело появляющийся туман перед глазами и утихомирить боль в голове.

Внезапно осознала, что уже какое-то время по мне бегает Крис и тихо шипит.

— Беги, малыш, спасайся, — я поймала его за хвост и положила питомца на пол.

Но мой утон не убежал, а начал тыкаться мордочкой мне в руку.

— Что такое, малыш? Хочешь крови? Пей, мне она больше не понадобится, — с трудом выговаривала я слова, подставляя ладонь Крису.

Но тот, к моему большому удивлению, выплюнул на подставленную ладонь чёрный блестящий камень.

Я трясущимися руками вставила его в браслет, тот, что подарил мне Тим.

Энергия, моя энергия! Она вернулась ко мне, потекла ровной струёй, заполняя тело. Шум в ушах прошёл и я, наконец, смогла нормально сфокусировать взгляд на Вивьен и Раяне.

— Ну, чего ты ждёшь? Добей её. И мы уедем куда хочешь! — она соблазнительно склонилась к парню.

— Слушаюсь, мастер, — Рай начал формировать огненный шар в ладонях. Только полетел он не в меня, а в Вивьен. Я знала! Я верила! Но…

— Ах ты дрянной мальчишка, ты мне за это ответишь! — Вивьен взмахом руки отбила шар, а Рая снесло силовой волной к противоположной стене.

Еле сдержала крик боли и отчаянья! Нет, нельзя привлекать внимание раньше времени! Иначе мы оба погибнем.

— Предатель, а предателей я ненавижу даже больше, чем Дастелов, — шипела она, а вокруг неё в это время начала сгущаться тьма. — Ты умрёшь первым.

Но сделать она так ничего и не успела.

В отчаянии я собрала все силы и вложила их в самое сильное заклятие, которое знала. Копьё света. Оно сорвалось с моих рук и пронзило тело Вивьен. Та повернулась ко мне с победной улыбкой на губах, которая резко сменилась на обиженную.

Копьё с оглушительным грохотом взорвалось, ослепив меня.

Когда зрение немного прояснилось, я увидела кучу пепла с вкраплениями драгоценных камней и капель расплавленного металла — это всё, что осталось от Тёмного мастера. Крис соскочил с моих коленей и подбежал к куче.

Это последнее, что я увидела, а после провалилась в спасительную темноту.

Глава 10. Побег

Первое, что я увидела, когда пришла в себя — это потолок и балдахин. Значит, я дома. В ушах шумело, ужасно болела голова и ломило всё тело, но больше всего я испугалась, когда поняла, что не чувствую свою магию, я как будто ослепла и оглохла, а в душе образовалась полнейшая пустота.

С большим усилием я повернула голову и увидела Раяна. Он сидел на стуле около моей кровати и держал меня за руку, растрёпанный, грязный, всё в той же рубашке.

— Дили, ты меня слышишь? — тихо спросил он.

Я не могла сказать ни слова, просто лежала и смотрела на него.

— Дили, ты жива! Мы так переживали, слава Всевидящей, всё будет хорошо, ты поправишься! Отец пригласил лучших лекарей! Дили, я очень испугался за тебя и понял тогда, в той камере, что очень тебя люблю, слышишь, — ласково шептал мне Рай, гладя мою руку.

— Сколько? — прохрипела я, собрав силы.

— Три дня. — также тихо ответил он.

Я выдохнула. Три дня. Значит, у меня нет ни единого шанса. Если магия не вернулась за это время, то всё, я выгорела. Как только я это осознала, волной накрыло отчаяние. Это конец.

— Дили, ты поправишься, обязательно, — увидев моё состояние, шепнул парень.

— Нет, Рай, единственный лекарь, который смог бы мне помочь, лежит на этой кровати, — тусклым и хриплым голосом ответила я. — Уходи, я не хочу никого видеть, — сказав это, я повернулась к нему спиной.

— Дили, пожалуйста, я смогу тебе помочь, не прогоняй меня, — молил Раян.

— Рай, я хочу побыть одна, иди. Тебе нужно отдохнуть. — сухо ответила ему.

— Дили, я люблю тебя и буду любить что бы ни произошло. — уверенно произнёс парень. Почти сразу послышались удаляющиеся шаги и звук закрывающейся двери.

— Я тоже тебя люблю, — еле слышно шепнула я.

Я осознала это там, в подвале, когда ему грозила смерть, и поэтому, зная, чем может мне грозить применение этого заклинания, всё равно выбрала его жизнь. В тот момент мне было важно лишь одно — чтобы Раян выжил.

Слёз не было совсем, только тупая боль в сердце, в душе.

Зашёл Лорд Дастел.

— Дорогая, тебе что-нибудь нужно? — тихо спросил он.

— Нужно! Оставьте меня в покое! Я не хочу, чтобы меня жалели, — даже не повернувшись к нему, прохрипела я.

— Можно пригласить лекаря, — растеряно предложил дед.

Я промолчала, а он это расценил как знак согласия. Дверь за дедом закрылась и очень быстро открылась вновь.

Пришёл знакомый мне старичок — целитель семьи Дастел. Или уже Дарнхольм? Если я три дня не приходила в сознание, то вчера должен был состояться бал, на котором объявили о переименовании рода и невиновности Витора.

Старичок сел на стул возле кровати, который до этого занимал Раян.

— Леди Эдилия, тут настойки и зелья, чтобы убрать боль и восстановить силы. Вам нужно их регулярно принимать.

— Я выгорела полностью? — повернув голову к нему, задала самый главный для меня сейчас вопрос.

— Нет, надежда есть, но небольшая. Резерв цел, но потребуется время и терпение. — терпеливо ответил он.

— И какие у меня шансы?

— Один из ста, что Вы восстановите былую силу. — честно ответил лекарь.

— Хорошо, можете идти. А лекарства… не нужно.

Лекарь не стал спорить, просто попрощался и ушёл.

Пить зелья я боялась — боль хотя бы заставляла чувствовать себя живой, и если она пройдёт, то останется лишь пустота…

Сколько я так провалялась — не знаю, но на тумбочке возле кровати появилась еда и пузырьки с зельями. Я отвернулась от них и уставилась в стену. По мне что-то пробежало, царапая кожу. Крис, я совсем про него забыла! Поймав питомца за хвост, я положила его на пол.

— Беги, малыш, ищи себе нового хозяина, я тебя больше кормить не смогу. — горько прошептала я.

Утон внимательно посмотрел на меня и скрылся под дверью.

Прошло ещё несколько дней. Ко мне заходила служанка, молча ставила еду и уходила.

Я всё также отказывалась от еды и приёма лекарств. В моей голове творился полнейший хаос, и я, кажется, потихоньку начала сходить с ума.

Но, в одну ночь я проснулась и вспомнила про дневник Оливии, мне он срочно был нужен. Я хотела прочесть, что чувствовала она после выгорания.

Я кое-как повернулась на бок и поставила ноги на пол. Уперевшись руками в кровать, попыталась встать, но ничего не вышло — ноги предательски подкосились, и я рухнула на пол, свалив всё, что находилось на тумбочке.

Прибежала встревоженная Рози.

— Уходи, я не хочу никого видеть, не нужно меня жалеть. — закричала я от бессилия, потом подняла первое, что попалось мне под руку, и швырнула в дверь. Тарелка, а именно её я схватила, с оглушительным звуком разбилась, её содержимое украсило стены и пол, а я упала на пол и, наконец, разрыдалась.

Слёзы лились рекой, смывая отчаяние и безысходность, которые я испытывала последние дни. Прорыдав на полу около часа, я всё-таки встала, собрав все имеющиеся силы и подкрепив их упрямством, и вышла в гостиную. Рози не было, так что я, взяв магический шар, с которым она, видимо, сидела, пока я её не прогнала, направилась в свой кабинет.

Обыскав несколько полок, я, наконец, нашла дневник. Кое-как вернулась в спальню и упала на кровать. Немного отдышавшись, открыла первую попавшуюся страницу.

"Приходил Шани, он несколько часов просидел около моей постели, а потом ушёл".

"Отец приходит каждый день, молча смотрит на меня взглядом полным жалости и раскаяния и уходит".

"Сегодня мне стало намного легче — кольцо отца действует, но я не чувствую себя человеком, только лишь оболочкой. Я была рождена магом, и больше я ничего не умею. Что мне делать без магической силы? Я чувствую на себе лишь жалостливые взгляды отца и Кристиана".

"Мать вообще всеми силами старается избежать нашей с ней встречи. Как только она меня видит, то сразу начинает плакать".

"Сегодня снова приходил Шани, мы сидели с ним в саду. Его зелёные глаза, которые раньше смотрели на меня с любовью и нежностью, теперь пытаются скрыть иные чувства, но безуспешно. Сейчас я в них вижу лишь жалость и сочувствие. Мне больно смотреть на него и чувствовать себя куклой, бездушной телесной оболочкой, в которой поддерживают жизнь лишь из жалости, но, по моему мнению, гуманнее было бы просто добить".

Я захлопнула книгу и обессилено уронила её на кровать. Вот какая судьба ожидает меня. Жалость в когда-то любящих глазах Рая, жалость в глазах деда, которую я уже видела по отношению к отцу, и жалость в глазах моих друзей. Нет, я не хочу такую судьбу! Нужно найти какое-нибудь занятие, иначе просто сойду с ума или сделаю что-нибудь с собой просто от безысходности.

Я кое-как встала и побрела в ванну. Из зеркала на меня смотрело нечто ужасное! Наверное, трупы в гробу и то краше выглядят! Волосы тусклые, глаза поблёкли, кожа отдаёт синевой. Я долго стояла и рассматривала своё отражение, потом умылась холодной водой и побрела обратно в спальню. Около кровати я обо что-то споткнулась, наклонившись, подняла флакон с зельем, и тут меня озарило. Зелья! Ведь я же умею собирать травы и варить зелья! Бабушка Кати обучила меня очень многому, да и к тому же у меня есть её тетрадь, вот только здесь, в столице, я ничего не смогу сделать. Мои познания никому не нужны в этом городе, тут лекари посильнее меня имеются. Мне нужно бежать в какую-нибудь глухую деревеньку, как когда-то бежала бабушка Кати от своих убийц. А я убегу от самой себя и начну новую жизнь, в которой нет магии! Только нужно придумать план, как незаметно ускользнуть из дома, а потом и из города. С этими мыслями я уснула.

Проснувшись утром, я обнаружила в комнате полный порядок, на тумбочке стоял завтрак и новые флакончики с лекарствами. Ничего больше не напоминало о моём вчерашнем поступке, вызванном отчаянием.

Я решила с этого дня принимать всё, что мне прописал лекарь, и хорошо питаться — для того, чтобы осуществить свой план, мне нужны были силы.

Родные в редкие визиты настороженно на меня поглядывали, удивляясь и одновременно радуясь изменившемуся поведению, но вопросы задавать опасались, тем более, я всё равно отказывалась с кем-то разговаривать. Кажется, они решили, что слабость от истощения испугала меня настолько, что я решила всё же поддерживать иллюзию жизни в своём теле. Но это мне только на руку.

Через несколько дней боль в теле и голове немного поутихла, и я начала составлять план побега. Добравшись до библиотеки, нашла там карту нашего королевства и стала ее изучать. На юг мне нельзя — там меня будут искать в первую очередь, на востоке владения дедушки Вайлена, на западе — владения рода Дарнхольм, а им обоим, как только начнутся поиски, будут рады сообщить о новой жительнице. Значит, мне нужно бежать на север, там как раз находятся три графства и Северная равнина, в которой обитают оборотни, а её обычно стараются обходить стороной. Решено, мне нужно найти самую близкую деревню к Северной равнине и обосноваться там.

Через три дня моё самочувствие улучшилось, и я начала готовиться к побегу. Ночами я делала вылазки то на кухню, то в кладовку, собирала потихоньку вещи, ведь на улице было уже самая настоящая зима, а дорога предстояла дальняя.

Меня никто не беспокоил, только иногда я слышала шаги в гостиной, и тихонько открывались и закрывались двери. Еду мне всё также приносила служанка, а новые флаконы с лекарствами появлялись на моей тумбочке каждое утро.

С каждым днём мне становилось всё лучше, и мои приготовления к побегу подходили к концу. В бабушкину сумку я сложила её тетрадь, справочник по лекарственным травам, карту нашего королевства, деньги, которые скопила, запас еды и воды, смену белья и зелья, что прописал мне лекарь.

Наконец, настал день, на который я запланировала побег. Через два часа после полуночи, когда сон особенно крепок, я достала из шкафа двое тёплых штанов, свитер и пальто, которое так не любила Рози, два тёплых шерстяных платка повязала на голову, из-под кровати достала тёплые сапоги, которые нашла в кладовке, написала короткую записку деду о том, что меня не нужно искать, и потихоньку вышла за дверь.

В доме царила полнейшая тишина, даже камин не горел. Я спустилась по лестнице на первый этаж и выскользнула за дверь никем не замеченной. Пройдя по заснеженной дорожке, вышла за ворота дома. В последний раз оглядев его и мысленно попрощавшись со всеми, пошла по пустынной улице к воротам из города, которые вели к северному тракту. К ним я добралась ближе к рассвету, ужасно устав и запыхавшись.

— Да, — сказала я сама себе тихонько, — что-то я совсем расслабилась за каникулы, Бродрика на меня нет!

Спрятавшись в переулке, ждала, пока откроются ворота и поедут первые телеги или кареты, чтобы мне можно было незаметно проскользнуть мимо стражи. И вот такой момент настал. Стражники лениво отворили ворота, и через них поехали немногочисленные телеги. Всё-таки зима — не лучший период для путешествий.

Улучив момент, когда стражник сцепился с каким-то мужичонкой на телеге, и они оба настолько увлеклись спором, что не замечали ничего вокруг, я незаметно прокралась мимо них.

Северный тракт предстал передо мной как на ладони. Впереди ровной линией стелилась длинная дорога, посыпанная первым снежком, а по краям виднелись лишь голые поля.

Ну что ж, я сама выбрала свой путь, теперь отступать поздно! И я отправилась вперёд, навстречу своей судьбе.

Поспешила отойти подальше, пока на одинокого путника не обратила внимание стража, ведь если меня начнут искать, эта информация укажет родным направление моего побега.

Когда перевалило за полдень, я решила немного передохнуть и подкрепиться. Сев у края дороги, достала из сумки кусок хлеба и сыр, и только я собралась пообедать, как сзади послышался какой-то шум. Я ужасно испугалась, подумав, что это погоня за мной. Но это оказалась всего лишь телега. На месте возничего сидел мужичонка в тёплом тулупе, а рядом с ним парнишка.

Телега остановилась подле меня, и мужичонка, по-доброму улыбаясь, спросил:

— Не холодно ли Вам, госпожа путница, может, мы Вас подбросим? Куда Вы направляетесь?

— На север, — только и смогла ответить я, уж больно неожиданно прозвучало предложение.

— Тогда садитесь в телегу, чего мерзнуть-то, мы тоже на север едем, в деревню Дальние Топки, может, слышали про такую?

Я кивнула. Судя по карте, эти самые Топки были в Графстве Ривальд, и как раз недалеко от Северных Равнин.

— Давайте подвезу, коль по дороге, а то Вы тут совсем замёрзнете, чай не лето.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я и залезла в телегу. Там было несколько овечьих шкур, и под ними я обнаружила маленькую девчушку лет пяти. Пододвинувшись к ней и зарывшись в шкуры, я через некоторое время благополучно уснула.

— Просыпайтесь, госпожа путница, — тихо тряс меня кто-то за плечо.

Резко подскочила.

— Где я? — спросила, не сразу сообразив, где нахожусь.

— Всё там же, в телеге, едем на север, вот, решили привал устроить, а то вечереет уж, — улыбнулся мужичок.

— Да, точно, — пробубнила я, выбираясь из повозки.

— Пойдёмте, похлёбки поедим горячей, отвара выпьем.

— Конечно, спасибо большое за приглашение. — а про себя удивилась — нечасто встретишь настолько отзывчивого человека: и подвезти предложил, и покормить из собственных запасов решил. Про себя тихонько поблагодарила Всевидящую за эту встречу.

Мы остановились на небольшой поляне среди соснового бора, посредине которой был разожжён костёр, а у висящего над ним котелка суетился парнишка.

Начинало темнеть, первые звёзды зажглись на небосводе, а сквозь тучи тускло, словно нехотя, сиял месяц.

— Пойдём, моя радость, я тебя покормлю, не бойся, дедушка не обидит, — послышался голос за спиной. Мужчина доставал из телеги девочку. Она была совсем худая, лишь одни синие испуганные глаза и виднелись из-под пухового платка.

Мы подошли к костру, мужчина бережно усадил девочку на бревно и пошёл назад к телеге за шкурой.

— Садитесь, госпожа путница, я Вас с Дариной накрою. — предложил он мне. Не стала отказываться.

Я присела около девочки и нас окутала тёплая овечья шкура.

Парнишка достал миски и уже накладывал в них горячую кашу. Он оказался совсем ещё ребёнком, лет десяти, не больше, но был очень молчалив и серьёзен не по годам, поэтому я сначала подумала, что он гораздо старше.

Дарина прижалась к моему боку и тихонько дрожала.

— Ты что, малышка, замёрзла? Давай я тебя укрою получше. — обеспокоенно обратилась к малышке.

Но та лишь пристально смотрела на меня и молчала. "Странные какие-то дети", — подумала я. — "Один серьёзен не по годам, вторая тощая, как воробей, и оба молчат".

— Она не разговаривает, госпожа путница, или как Вас можно называть? — печально вздохнул возница.

— Дили… Дильяра меня зовут, и я не госпожа, а травница и лекарь. Бабушка моя умерла, вот и иду искать место, где бы мне можно было остаться. Выбрала север, там трав много редких. — едва не проговорилась, но вовремя придумала легенду, в общем-то сказав правду, только не всю.

— Я Фрол, а это мои внуки. Алькор и Дарина. — представил себя и детей мужчина.

— А что с ней? — тихо спросила я.

— Ох, госпожа путница, это очень печальная история. — и он начал он свой рассказ. — Дочка моя старшая двенадцать лет назад сбежала в столицу с заезжим магом. Там они жили во втором круге, вроде бы даже хорошо. Весточки она слала ежегодно с соседями из деревни, я сам-то в столицу не езжу, мне продавать нечего, но кое-кто из нашей деревни там бывает каждую осень на ярмарке. А последние два года — ни слуху, ни духу от дочери, сосед мой, Михей, возил в этом году шкуры и кожу, да зашёл в квартал, где она жила, не было их там. Ни детей, ни мага этого, ни дочки. Собрался я в дорогу сам, хоть и зима на носу, но делать нечего, дочка-то у меня одна, остальные дети — сыновья. Вот приехал я, и действительно, дом заняли чужие люди. Поспрашивал я у соседей, да и выяснил, что два года назад маг этот сгинул куда-то, толи сбежал, то ли убили его. А дочь-то осталась одна, да без денег. Тем летом и она померла от чахотки. Дети остались совсем одни. Я их еле нашёл в первом круге, у мастера гончара. Альк в подмастерьях у него был, а Даринка в подсобке жила, брат её как мог спрятал и кормил, чем удавалось разжиться. Вот такая история. Детей я забрал, вот теперь домой едем. — тихо закончил он, не отводя взгляда от костра.

Было видно, что дочку он очень любил, и сейчас ему очень больно как от её смерти, так и от того, что он два года не знал о судьбе детей, которые за это время перенесли множество испытаний и очень сильно изменились. Боюсь, именно тогда их детство закончилось, и вернуть его будет практически невозможно. Фрол и сам всё это понимает, но изо всех сил старается не показать детям своих чувств, окружая их любовью и заботой.

— А поехали к нам, если Вам всё равно куда идти. У нас в том году ведьма сгинула в болотах, если не боитесь, то дом её как раз пустует, — неожиданно, предложил мужчина после того, как рассказал свою историю.

— Ведьма? — удивилась я.

— Ну да, что есть ведьма, народ её боялся жутко, но всё равно бегали к ней украдкой. Старуха травы собирала в лесу, да зелья варила. Вот и ходили за ними. А девки глупые приворожить если кого хотели, то бежали тоже к ней, но она гнала их прочь, не ворожила, стало быть. Зелья продавала, а колдовать, видно, боялась. А может, и не умела. — сбивчиво объяснил он.

— Я не боюсь и с удовольствием поеду с вами. — улыбнулась нежданному попутчику.

После ужина шкуры вернулись на место в телегу, и, накрывшись ими, мы устроились на ночлег.

До Дальних Топок было две недели пути, и я была безмерно благодарна Всевидящей за то, что она послала мне Фрола и его внуков.

Чем дальше мы ехали, тем суровее становился климат и беднее растительность. Сама бы я ни за что не добралась.

Каждую ночь мне снилась то академия, то ребята, то дедушки или Раян…

И каждый раз я подскакивала после пробуждения с ощущением, что это реальность, что выгорание и побег — лишь страшный сон, но передо мной был всё тот же заснеженный тракт, ребёнок под боком и спины Фрола и Алька впереди, на месте возничего. Но самое главное — отсутствие магии. Именно это каждый раз заставляло воспрянувшую было надежду разбиваться о камни реальности.

На десятый день нашего путешествия я проснулась от того, что нечто горячее дотронулось до моей щеки. Снился мне как раз Раян — его серые бездонные глаза и горячие нежные руки. Подскочив в очередной раз в телеге и убедившись, что это сон, я выровняла дыхание, подождала пока уймётся бешено колотящееся сердце и взглянула на Дарину. Та металась в горячке и бредила.

Бедная девочка! Я немного откинула овечью шкуру и осмотрела её. У неё был довольно сильный жар, дыхание хриплое, а сердце билось очень быстро и неровно. Плохо, очень плохо, как бы не воспаление легких.

Я достала из сумки лекарства, накапала в свой серебряный стаканчик зелье от жара, добавила бальзам на семи травах для улучшения самочувствия и дала выпить больной. После растёрла её медвежьим жиром с вытяжками из целебных трав и плотнее укутала в шкуры, да ещё и обняла сама, не позволяя раскрыться и делясь своим теплом.

Оставшуюся дорогу до Топок я ухаживала за девочкой, качала на руках, если ей становилось совсем плохо, сбивала жар и лихорадку, поила своими зельями. Дядька Фрол стал реже останавливаться ночами, да всё быстрее гнать лошадей домой, лишь иногда уступая место возничего Альку, чтобы хоть немного передохнуть. Так что ехали мы теперь практически без остановок, только в деревнях останавливались ненадолго, чтобы пополнить запасы провизии и перекусить.

Топки встретили нас тёмной безлунной ночью и метелью, я уже порядком замёрзла и промокла от бесконечно идущего снега. Шкуры спасали только первое время, а сейчас превратились с замёрзшие ледышки, ведь просушивать во время привалов у костра мы их больше не могли, да и в деревнях останавливались не дольше, чем необходимо для принятия пищи и закупки продуктов. Обычно Фрол вместе с заказом просил подготовить и продукты в дорогу, что здорово экономило время. Зелья тоже подходили к концу, так что когда телега свернула на очередную тропинку, и я увидела частокол, окружающий деревню, то облегчённо вздохнула — наконец-то можно будет забиться в какой-нибудь тёплый и сухой уголок и просто поспать.

Подъехав вплотную, Фрол придержал лошадку, а Альк спрыгнул и открыл ворота, которые, как и сам частокол, стояли больше для того, чтобы куры в лес не убегали, чем для защиты, и мы продолжили путь по широкой улице, проехав ещё совсем немного. Мужчина остановил лошадок около яркого забора, за которым стоял небольшой дом, загнал лошадей и телегу в сарай, взял на руки Даринку, и повел нас в сени, где наказал скинуть тёплую одежду, после чего мы прошли в большую комнату.

Там было тепло и уютно, топилась печь, окна были наглухо закрыты ставнями, пол устилал шерстяной ковер. Посередине комнаты находился большой стол и две лавки. Очень просто, но уютно.

Нас вышла встречать женщина небольшого роста, в сером шерстяном платье, русые волосы заплетены в косу, а карие глаза смотрели на нас с добротой и теплом.

— Ну наконец-то, Фрол, я жду тебя вот уже как с неделю, что случилось-то? — взволновано проговорила она.

— Давайте мне девочку, и покажите, пожалуйста, где я могу её разместить, я пока уложу малышку спать, а вы спокойно поговорите. — не желая мешать, предложила я.

— Не нужно, я сама, — остановила меня женщина, — садитесь, я сейчас чай поставлю.

— Да ты сама ещё ребёнок, госпожа травница, — улыбнулся мне мужчина. — Да и худющая какая, прям как моя Даринка.

— Судить людей по внешности — последнее дело, — строго ответила я.

— Хм, а ты права, прошу прошения, — вмиг растеряв весёлость, серьёзно ответил он,

— внучке моей ты помогла, за что безмерно благодарен. Это жена моя — Леда, как вот ей сказать про дочь, не знаю. — вдохнул Фрол, а последние слова проговорил так, чтобы услышала только я.

Мы расселись на лавке. Вернулась хозяйка, уложив Даринку, достала из печки пирог с капустой, расставила чашки и налила ароматный чай.

— Ну, рассказывай, я уже поняла, что дочки нашей не стало, раз ты только её детей привёз, — вздохнула Леда, накладывая всем по куску пирога в расписные глиняные тарелки.

Фрол пересказал жене всё, что узнал, после поведал о нашей встрече, и о том, что происходило в пути.

После женщина села поближе и, украдкой вытирая слёзы, обратилась ко мне.

— Ну а ты, деточка, правда здесь остаться хочешь? У нас край суровый, зимы лютые, весна приходит поздно. — предупредила она.

— Хочу, пусть и поздно, зато тут такие травы растут, которых нет ни в одном уголке королевства. — та закивала.

— Это да, лес наш богат и на зверя, и на травы с ягодами, только дальше опушки ходить нельзя, там уже хозяева — оборотни, их равнина сразу за лесом. И они очень не любят непрошенных гостей. — предупредила сразу женщина.

— Я поняла. Спасибо вам большое, завтра я пойду к старосте и попрошу отдать мне дом травницы. — сообщила о своих планах пожилой чете.

— Завтра вряд ли, метель на дворе, а дом ведьмы на краю деревни. Нужно подождать немного, метель пройдёт, тогда и сходишь, оставайся пока у нас. — предложила Леда, а Фрол согласно кивнул.

— Хорошо, — в тепле меня разморило и клонило в сон.

— Пойдём, деточка, я тебя спать положу, устали вы, мои бедные, дорога длинная. — начала причитать, увидев, что у меня с трудом получается держать глаза открытыми.

Дом Леды и Фрола, как и большинство деревенских домов, состоял из общей комнаты, которую использовали и как кухню, и как столовую, и как гостиную, трёх маленьких спален и чердака, там обычно было самое интересное.

Я поднялась и пошла вслед за Ледой. Оказались мы в небольшой комнатке, в которой стояло две кровати, шкаф с резным узором, да стол со стулом — вот и вся мебель, окна также закрыты наглухо ставнями.

— Устраивайся, ложись, здесь тепло, но я всё равно принесу ещё одеяло. — хлопотала вокруг меня.

Я быстро разделась и залезла в кровать, так и не дождавшись одеяла, уснула.

Горел камин, на полу мягкий ковёр, на котором так приятно нам было сидеть, Раян нежно гладил мои волосы и целовал, а я таяла от его ласк….

— Дильяра, просыпайся, полдень уже, — внезапно ворвался в сознание голос Леды, и я проснулась.

Резко подскочила на кровати и села. Опять этот сон, да что же это такое? Снотворное начать пить, что ли?!

Уняв дрожь в коленях, я встала с кровати и полезла в сумку за сменной одеждой. Достала ученическое платье, которое взяла с собой — оно было единственное в моём гардеробе из простого сукна и без корсета, быстро оделась и пошла в общую комнату.

Там, за большим столом уже сидели все домочадцы. Дари, увидев, что я встала и выхожу из комнаты, соскочила с лавки и подбежала ко мне.

— Доброе утро, госпожа травница, — улыбнулся мне Фрол, — Вы как раз к обеду. Познакомьтесь, это мой младший сын Айвар, — указав мне на высокого парнишку лет двенадцати с чёрными кудрями и задорными карими глазами.

— Добрый день, — поздоровалась я со всеми.

— Присаживайся, детка, ты как раз к столу. — ласково улыбнулась мне хозяйка дома.

Я села сама и посадила возле себя Дари.

Леда разлила ароматный суп по глиняным чашкам и села рядом с нами.

После обеда Фрол с сыном и внуком тепло оделись, попрощались, обещая вернуться к ужину, и ушли.

— Мастерить пошли, муж мой резьбой по дереву занимается зимой, не на продажу, конечно, а так, для души, и сына приучил, вот, вырезают вместе, — пояснила мне Леда, — сарай старый под мастерскую приспособил, может, и Альку понравится.

— Я, наверное, тоже пойду, мне к старосте надо на счёт дома договориться, — доев вкусный суп, сказала я.

— Да куда ты собралась-то? Живи у нас, там ни дров, ни продуктов, а весной пойдёшь, как раз и травы пойдут, да и Даринка к тебе привыкла, она всю ночь тебя звала, я её еле успокоила. — уговаривала меня женщина, с надеждой вглядываясь в моё лицо.

— Я ведь мешать буду, у вас и так ртов прибавилось. — не желая обременять отзывчивую семью, с сомнением проговорила я.

— Ничего, мне дети помогают, у меня три сына, старший — кузнец в нашем селе, средний — гончар, ну а младший — самый большой помощник и отцу и мне. — её лицо озарила любящая и немного горделивая улыбка.

— Хорошо, спасибо вам, вы столько для меня сделали! Если бы не Ваш муж, я бы давно замёрзла на этой дороге, — тихо сказала.

— Я вижу, у тебя доброе сердце, да и не похожа ты на селянку. Не знаю, что у тебя случилось, но чувствую, что тебе нужна помощь. — женщина осторожно подбирала слова.

— Но я всё равно схожу дом посмотрю, когда метель утихнет. — упрямо не хотела сдаваться я.

— Сходи, деточка, сходи, только вместо пальтишка тулуп овчинный дам, да и платье у тебя не совсем подходящее, зима-то у нас не как в столице. А пальто да платье весной или осенью поносишь. — покивала хозяйка, а я поняла, что без помощи мне действительно будет очень сложно.

Так я и осталось жить в семье Фрола и Леды.

Глава 11. Дальние топки

Метель длилась почти неделю, поэтому за ворота носа никто не показывал. Я играла с Даринкой и помогала Леде по хозяйству, всё-таки хорошо обучила меня бабушка, человек должен уметь всё: и магичить, и похлёбку сварить, ведь неизвестно, как судьба может повернуться.

Как только улеглась метель, мы с Фролом стали собираться к старосте. Жил он через две улицы от дома приютившей меня семьи.

Я надела две пары своих шерстяных штанов, свитер поверх платья, тулуп, который мне подарила Леда, обмоталась шерстяными плакатами. Хоть на улице немного потеплело, но я хотела выглядеть немного старше, ведь Фрол сначала принял меня за женщину в моих тёплых одёжках.

Выйдя через калитку, поразилась тому, как слажено деревенские расчищают улицу. Даже дети помогали старшим: кто-то орудовал небольшой лопаткой, явно сделанной отцом или дедом, кто-то грёб в сторону варежками, а некоторые додумались катать комья снега, словно лепили снеговика, и укладывали их вдоль заборов. Повсюду слышались разговоры и задорный смех.

Староста оказался здоровым мужчиной лет сорока, с тёмными волосами и окладистой бородой. Встретил он нас очень радушно. Усадил за стол, расспросил про столицу, а после того, как я озвучила свою просьбу, он пристально на меня посмотрел, и сказал:

— Хорошо, можешь занять дом ведьмы, только старый он, да покосился немного, но если ты действительно травница и лекарь, то в следующем году справим тебе хороший дом взамен на твои услуги. Так же обеспечим дровами и продуктами, и провожатого в лес дам на первое время, пока не освоишься, а то заблудишься ещё, или в болоте сгинешь, у нас тут не столица.

— Спасибо Вам огромное, — вздохнула я с облегчением. Как только я увидела старосту, то сразу поняла, что мужчина далеко не прост, и очень боялась, что он меня прогонит.

— Пока не за что, — продолжали изучать меня тёмно-карие глаза.

— Ну. я тогда пойду, дом посмотрю, — тихо проговорила я, под этим пристальным взглядом я чувствовала себя неуютно.

— Сходи, конечно, только его, небось, замело под самую крышу, — усмехнулся мужчина.

— Ничего, может и не под самую, а где он стоит-то?

Получив ответ, я выскочила в сени и побежала в указанном направлении.

Дом стоял на бугре в самом дальнем углу деревни. Он оказался совсем маленьким и старым, как и говорил староста, немного покосившимся на левый бок. Ну, это ерунда, главное, чтобы крыша была цела да печка, а остальное можно пережить.

Снега было действительно много, но не по крышу, а до середины небольших окошек, которых в доме оказалось всего два, крыльца и вовсе под снегом не было видно.

Да, нужна лопата. Мне очень хотелось поскорее попасть внутрь, так как я очень надеялась, что там что-нибудь осталось от прежней хозяйки, и я смогу заняться любимым делом.

Всё это время Даринка и Леда отвлекали меня от дурных мыслей, но этого хватало ненадолго, сердце моё продолжало рваться на части, а в душе царила всё та же пустота.

Ещё раз окинула взглядом своё будущее жилище, после чего тяжело вздохнула — придётся идти обратно за лопатой. Не успела я зайти в дом, как ко мне бросилась Дари и вцепилась в подол платья.

— Дильяра, она плачет, я не могу её успокоить, — вышла вслед за девочкой Леда.

— Ну и что мне с тобой делать, воробушек? — погладила я кучерявую тёмную головку малышки.

Тёмно-синие глаза смотрели на меня с восторгом.

— Мне лопата нужна, и да, староста отдал мне дом, — обрадовала я женщину.

— Конечно, бери, детка, только возьми с собой Дари, она мне по дому ничего делать не даёт!

— Ладно, пойдём, только не мешайся! — погрозила пальцем девчушке, та запрыгала от радости и убежала одеваться.

Раскопать крыльцо оказалась труднее, чем я думала поначалу, по спине уже струился пот, сердце бешено стучало, но я упорно продолжала работу. Дари рядом со мной копала руками и звонко смеялась. Ну, хоть кому-то эта работа доставляла удовольствие. Да и, глядя на счастливую малышку, мне и самой хотелось улыбаться, а на сердце становилось не так тоскливо.

Наконец, мой труд был вознаграждён, мы откапали крыльцо! Но и тут не обошлось бнх неприятного сюрприза — дверь оказалась заперта. Я без сил рухнула на ступеньки и закрыла лицо руками. Ну вот, весь труд насмарку, за ночь крыльцо опять заметёт. Права была Леда, в дом я смогу попасть не раньше весны.

— Ну что, моя помощница, пошли, ключа у нас нет, так что возвращаемся домой, — сказала я девочке, поднимаясь.

Но та лишь посмотрела на меня, а потом неожиданно полезла под крыльцо. "Вот я бестолковая, ребёнок умней меня оказался!" — ругала себя. Ну конечно, травница была старая и наверняка прятала ключ около дома, чтобы не потерять. Бабушка Кати тоже всегда запасной клала под подоконник, на случай, если я приду, а её нет. Ключ она мне не давала, теряла я его вечно. А мама девочки, наверно, прятала его под крыльцо. Я стала помогать в поисках, обшаривая косяк у двери и подоконник, но ключ нашла всё же Даринка, и как раз под крыльцом.

Открыв замок, мы попали в небольшие сени, в которых стояло несколько пар обуви, и лежал запас дров. Дальше находилась одна комната, разделённая пополам цветастой занавеской.

К моей большой радости, тут было достаточно прибрано и уютно, если не считать пыль и паутину, которые скопились за время отсутствия хозяйки.

В углу стояла большая печь, около окна хорошо отскобленный стол, но с характерными пятнами от зелий, и две лавки. Около печки большой резной шкаф, только вместо дверей на нём висела ткань такой же расцветки, как и занавеска, разделяющая комнату. Отодвинув её и заглянув внутрь, я чуть не запрыгала от радости — здесь было всё, что необходимо для варки зелий: несколько больших котелков, горелка, коллекция ступок и мельниц, большие ложки и черпаки, на верхних полках стояли глиняные пузырьки и плошки, запечатанные воском, ещё и мешочки с травами были. Но подписей нигде не было, и узнать, что в них находилось, не удастся. Зато, если вылить содержимое и хорошенько помыть глиняные сосуды, то можно использовать их повторно уже для своих зелий.

Я прошла дальше и отодвинула занавеску, разделяющую комнату на две части. Там стоял лежак с несколькими подушками и тёплым одеялом, рядом резной сундук с одеждой, а в углу небольшой стол, на котором была целая коллекция артефактов, начиная с магического шара и заканчивая монетами и металлическими бляшками с неизвестными мне рунами.

Над столом висела полка с неплохой коллекцией книг. Я просмотрела мельком корешки и про себя отметила, что таких не встречала даже в библиотеке академии.

— Ну что, малышка, давай здесь немного приберёмся, и тетя Дильяра начнёт варить зелья, — радостно улыбнулась я Дари.

Девочка улыбнулась мне в ответ и полезла за печку, достав оттуда веник. Я всё больше и больше удивлялась её сообразительности.

Скинув тулуп и сумку на лежак, открыла дверь и маленькие окошки и приступила к уборке. Даринку послала на улицу за снегом, вручив ей небольшое ведро. Воды-то тут нет, так что придётся топить снег и мыть всё талой водой. Ещё бы в печке огонь развести, было бы совсем замечательно, но для этого нужно найти кресало, или то, чем ведьма поджигала лучины. Хотя, какая она ведьма, травница скорее или, может быть, лекарь, а ведьмами в деревнях называли всех магов женского пола, особенно если они жили уединённо и не любили, когда им мешают.

Быстро пройдясь по полу веником и собрав паутину по углам, я присела на лежак в ожидании Даринки.

Что-то она там совсем закопалось в снегу. И тут, к моему большому удивлению, моя сумка, которую я по привычке взяла с собой, начала шевелиться. Мои глаза округлились, и я, не мигая, смотрела на неё. Что же там может быть-то, я сама её собирала, и никакой живности там быть не должно! Взяла её в руки и немного потрясла, на мои коленки упал… Крис!

— Крис, ты что тут делаешь? — поразилась неожиданной находке. — Ты мой маленький, совсем оголодал, — я взяла его в ладонь и нежно гладила по спинке. Он выглядел совсем плохо, шкура потускнела, глаза потухли, крылья тряпками висели на спине. — Как ты попал сюда? И как столько недель я тебя не замечала? — продолжала разговаривать с питомцем.

Крис в ответ только зевнул, что натолкнуло меня на мысль, что он просто впал в спячку, то ли от холода, то ли от недостатка магии.

— И что мне теперь с тобой делать? — растерялась я, ведь сейчас, без магии, я никак не могу ему помочь.

Но мой питомец сам нашёл способ почувствовать себя лучше. Быстро юркнув на стол, он забрался на магический шар и довольно заурчал. Шар легонько светится, делясь магией с угоном. Понятно, почему он проснулся сейчас — почувствовал артефакты.

Вернулась Дари с ведром и встала на пороге, увидев мою живность.

— Иди, не бойся, он не обидит, это Крис, он угон, и мой питомец. — подбодрила её ласковой улыбкой, приглашая познакомиться.

Девочка поставила ведро и подошла к нам. Протянула ручку и погладила угона по спинке. Тот, не долго думая, соскользнул с шара и перебрался на Дари, сначала на руку, а потом юркнул за шиворот.

Девчушка сначала испугалась, но потом звонко рассмеялась. Крис прополз под одеждой и вернулся обратно на подставленную девочкой ладонь. Посмотрел на меня жёлтыми глазами и всадил зубы в палец девочки.

— Фу, Крис, нельзя, ты что творишь?! — схватила я за хвост негодника, — смотри, ребёнка напугал! Не бойся, Дари, он просто голодный, мы его покормим, и больше он кусаться не будет, — я строго посмотрела на своего питомца, а тот забрался обратно на шар и закрыл глаза.

Но Дари, как ни странно, не испугалась, а наоборот, стала ещё внимательней наблюдать за Крисом. Ну и хорошо.

— Ну всё, пусть он сидит тут, а мы продолжим уборку, — сказала я девчушке и погладила её по голове.

Та мне улыбнулась и побежала обратно к ведру. Ни кресала, ни камня мы не нашли, поэтому печку разжечь не получилось, да и темнеть начинало, пора было возвращаться обратно в дом Леды. Закрыв окна и одевшись, я засунула Криса в сумку, взяла под мышку магический шар, заперла дверь, и мы отправились домой.

Всё то время, что наводили порядок в доме травницы, погода постепенно портилась, внезапно подул ледяной ветер, бросая в лицо хлопья снега. Я ускорила шаг, а Дари велела идти за мной. Ветер усиливался. Небо заволокло чёрными тучами, и сквозь уже выступившие на глазах слёзы я едва могла разглядеть дорогу. Начиналась буря.

Идти становилось всё труднее, ветер сбивал с ног, я едва смогла пройти несколько шагов. Довольно скоро я поняла, что не вижу дороги, и понятия не имею, в какой стороне дом Леды. Я встала и, закрывая лицо платком, пыталась разглядеть среди вихрей снега и ветра разноцветный забор, или, на худой конец, хоть какой-нибудь дом. Но я ничего не увидела. Значит, мы всё ещё на окраине, а это очень плохо.

Сзади на меня оперлась Даринка, и неожиданно над нами возникла пустота, снег и ветер бились о невидимую преграду, но не могли попасть внутрь.

Это же щит! Я не могу видеть его, как раньше, но с принципом действия знакома очень хорошо. И кто тут у нас маленькая магиня? Повернулась к малышке и улыбнулась ей. Дари держала руки над головой и сосредоточенно смотрела на них. Похоже, она — воздушница.

— Давай, я понесу тебя, а ты держи щит, но только сколько сможешь, если закружится голова, то сразу бросай, поняла? — строго предупредила малышку. Я даже не ждала подобного для нас подарка судьбы!

Дари кивнула, и я взяла своего воробушка на руки.

До дома мы добрались быстро благодаря магии воздуха. Я отпустила девочку на пороге и внимательно посмотрела на неё — признаков истощения не было. А это значит, что уровень дара у неё довольно высок, держать щит столько времени не каждому студенту под силу.

Леда ждала нас в сенях.

— Ох, вы мои бедные, я вся испереживалась, буря началась, а вас нет! Проходите скорее в дом, я вас покормлю. — захлопотала она вокруг нас.

— Дядя Фрол вернулся? — спросила я.

— Да Фрол найдёт, где бурю пережить, чай, всю жизнь здесь живёт. Давайте раздевайтесь, и к столу.

— А кто же всё-таки была эта травница? — после сытного ужина Даринка тихо сидела, прижавшись к моему боку, и я решила расспросить Леду.

— Да слушай ты больше Фрола, он тебе наболтает, никакая она не ведьма! — она негромко возмутилась, а я улыбнулась, да, её муж именно так мне и отрекомендовал бывшую хозяйку выделенного мне старостой жилья. — Помню её хорошо, была я тогда возрастом, как наша Дари. Надин её звали. Красавицей была первой в деревне, да уж больно гордая. Много парней за ней бегало, да только всех прогоняла она. А потом и вовсе уехала в столицу графства, а тут осталась её бабка. Мать пропала давно, а про отца вообще никто не знал. Так вот, что у неё там случилось в столице — не знаю, но вернулась она, когда я уже замуж вышла и родила первенца. Бабка её к тому моменту померла, и стала она жить одна. В том самом доме. Ни с кем не разговаривала, ходила смурнее тучи, да всё время в лесу пропадала, травы свои собирала, ну, народ и подумал, что она магичка, стали ходить к ней со всякой ерундой: кому поле заговорить, кому мужа от пьянства отучить. Злилась она, прогоняла всех, а потом кого-то, говорят, прокляла, да только я в это не верю, сочинили люди, чтобы очернить женщину. Вот так она и стала ведьмой. Хотя травница и лекарь она была хорошая, я сама к ней обращалась, когда мой старший сын тяжело заболел, так она его три дня выхаживала, ночи не спала, а парнишку моего спасла, и не взяла ничего взамен, сказала, что это её наказание. А кто её наказал, мне неведомо, скорее всего, она сама себя наказала, что-то очень нехорошее с ней в городе приключилось. А в очередной раз, когда пошла на болота за травами — не вернулась. Лишь спустя несколько дней её хватились. Так-то никто не следил, когда она вернётся, а тут кузнецу старому помощь понадобилась, руку он сильно обжог, так три дня её ждал, да не дождался. Ещё и кот её черный на пороге сидел да орал дурным голосом, после чего все и решили, что "ведьма" сгинула. — рассказала Леда.

— А как она лечила, руками или травами? — уточнила я.

— Отварами, да растирала жиром. Воспаление лёгких было у сыночка моего.

— Значит, магом она не была, получается, — заключила я.

— Получается, что нет, хотя, кто терпеть скажет. — ответила Леда.

— Кстати, о магах, их в вашей семье стало на одного больше, — обрадовала я женщину.

— Кто? У нас сроду в родне их не было! Неужели. Дари? — испуганно зажала рот рукой Леда.

— Да не пугайтесь Вы, это же хорошо. — я пыталась успокоить женщину.

— Да чего хорошего-то? И что мне теперь с ней делать? — в растерянности спорила женщина.

— Учиться отправлять. Сначала в школу, а потом и в академию, дар у неё довольно сильный, стихийный, и без обучения она может наделать бед, особенно, когда подрастёт. А дар нужно будет уметь контролировать. — растолковывала ей.

— Да куда её отправлять-то, ты просмотри на неё, она же маленькая, как воробушек, и беззащитная, — тихонько шепнула Леда и указала мне на спящую Дари, наш тихий разговор её, видно, окончательно усыпил.

— Пусть и маленькая, и кажется беззащитной, но ума и сообразительности ей не занимать. Вот только бы вернуть ей возможность разговаривать! Не знаю, в чём причина её молчания! — я легонько погладила её головку, дабы не разбудить малышку. — Нужно будет Алька расспросить, щит-то она сегодня поставила очень уверенно, как будто её учил кто.

— Так в комнате он, с Айваром, давай, я Дари уложу, а ты ступай, поговори с ним, — предложила Леда.

Комната мальчишек была почти точной копией моей, только шкаф был поменьше, и стола не было.

Альк и Айвар сидели на кровати и во что-то играли резными маленькими фигурками.

— Альк, мне нужно с тобой поговорить, — сказала я, как только зашла в комнату.

— Ну, я тогда пойду, мамке помогу, — сразу сообразил Айвар и вышел, оставив нас наедине.

— Сегодня Дари поставила магический щит, и довольно уверенно, ты не знаешь, кто её обучил? — не ходя вокруг да около, спросила у него.

— Я, — серьёзно ответил мальчик.

— Ты что, тоже маг? — удивилась я.

— Нет, — буркнул он.

— Альк, я хочу помочь Дари, ей нужно учиться и развивать дар, расскажи мне, пожалуйста, что у вас произошло. — как можно ласковей попросила я.

— Отец занимался со мной, научил читать и писать, рассказывал про магию и про академию, — серьёзно начал рассказ мальчишка.

— А про какую академию, ты не помнишь?

— Кажется, Дарнхольм, так она называлась, он надеялся, что дар достанется мне.

— И что произошло потом?

— Потом он пропал, мать ждала его и плакала ночами, но он так и не вернулся. Денег у нас почти не было, и меня взял кожевник в подмастерья, но денег не платил, больше еду давал, да вещи от своих детей. А все сбережения матери шли на оплату жилья. Она тоже работала, только дома, шила одежду. А потом она заболела. Около недели лежала на кровати, и ей становилось только хуже. Я взял немного денег и побежал искать лекаря, но опоздал. Мать умерла на глазах у Дари, с тех пор сестра не разговаривает, и у неё проснулся дар. Сначала я испугался, когда она чуть не разнесла наш дом, а потом понял, кому достался дар отца. Я нашёл его книги, у него их было очень много, и он ими очень дорожил. И обучил Дари, как смог, контролировать силу и ставить щит.

— Ты большой молодец, Альк, правда, — поддержала я мальчишку, видя, как ему тяжело даётся рассказ.

— Ну а дальше нас выгнали за неуплату из дома, и мы пошли жить к кожевнику. Я забрал книги и спрятал их, на случай, если отец вернётся, — тяжело вздохнув, продолжил Альк.

— А где они сейчас, книги? — я затаила дыхание. Неужели есть возможность хоть немного помочь малышке?

— Да дедушке Фролу отдал на сохранение, когда он нас забрал из города. — он пожал плечами. — Вы продолжите учить Дари? — с затаённой надеждой спросил мальчик.

— Попробую, раньше-то я никого не учила, — тихо ответила я, хотя, если мальчик смог что-то объяснить Дари, не являясь магом, то, думаю, что и я смогу, у меня хоть какая-то практика есть, помимо теории.

— А как звали твоего отца? — всё же решилась спросить.

— Лукас.

— И всё? А имя рода или фамилия у него была?

— Не знаю, он не говорил.

— А где он жил до того, как встретил вашу маму, и как они познакомились, они не рассказывали? — всё ещё надеялась получить хоть какую-то информацию.

— Про это я тоже не ведаю, госпожа травница. Я родился и рос во втором круге, отец уходил куда-то каждый день, и бывало, что его по несколько дней не было. Мать ждала его всегда у окна и очень радовалась, когда он возвращался. — он напрягся, было видно, что разговор его тяготит.

— Прости, малыш, тебе тяжело всё это вспоминать, — одёрнула я себя. Откуда ребенок может знать такие подробности.

Альк вздохнул, и попросил.

— Помогите Дари, она хорошая и очень способная.

— Я ей обязательно помогу, обещаю! — заверила паренька. Всё же хороший у Фрола внук, в первую очередь о сестрёнке заботится и видно, что её очень любит.

Выйдя из комнаты мальчишек, я вернулась в общую комнату, где Леда пила чай и предложила мне к ней присоединиться. Выпив ароматного напитка с яблочным пирогом и спросив у хозяйки кусок сырого мяса, я пошла к себе в комнату устраивать Криса. Дари мирно спала на соседней кровати. После первой ночи в доме её переселили ко мне, а мальчишек разместили вместе. Раньше Айвар жил один, но с приездом Алька пришлось его немного потеснить.

Тот, впрочем, был совершенно не против, Да и Альку не помешает побыть немного ребёнком, слишком много он пережил и стал серьёзным, замкнутым и не по годам взрослым.

Фрол вернулся только на следующий день, и, узнав, что Дарина — маг, сначала сильно перепугался, но потом, поразмыслив, решил, что обученный маг все же лучше необученного и представляющего немалую опасность для окружающих, и выдал требуемое. Получив книги, я начала потихоньку учить девочку. Начальный этап обучения был прост и одинаков у всех магов — медитации и упражнения на концентрацию.

Дари быстро всё освоила, и тут встал вопрос, как быть дальше, так как с заклинаниями воздушников я была не знакома. Хотя, если рассматривать плетения, как узор, то вполне можно объяснить "на пальцах". Так же я начала обучать её чтению и письму, что значительно ускорило процесс обучения магии. Она сама уже с интересом разглядывала книги и потихоньку пыталась их читать.

Крис тоже довольно быстро прижился в доме, правда, сначала перепугал каждого. Особенно досталась Леде, в их первую встречу она как раз мыла посуду, когда мой зверь решил прогуляться по дому. В итоге я очень долго приводила женщину в чувство, а потом мыла пол и собирала осколки плошек.

Мяса сырого в доме не было, так что Крис перешёл на вяленое, и оно ему пришлось по вкусу. Больше он никого не кусал, кроме Дари, и тут меня осенила идея, что ему нравятся исключительно маги, и его можно использовать, как определитель магических способностей в человеке.

В старый дом мы ходили с Дари, когда стихала метель, но без горячей воды там, в общем-то, и делать было особо нечего. Я перебрала вещи старой хозяйки, что-то пустила на тряпки, что-то оставила себе, постель выкинула полностью, она была сильно побита молью и пахла плесенью. На чердаке обнаружился запас трав, его я перебирала почти неделю, что-то было пригодно для зелий, а что-то давно уже сгнило. Хорошие травы я перетёрла в порошок и разложила по холщёвым мешочкам.

Наконец-то я могла что-то сварить! Начала с простого зелья от простуды. Крис и Дари с одинаковым любопытством наблюдали за процессом, один сидя прямо на столе около котелка, а вторая вертелась под ногами. Зелье получилось на славу, только встал вопрос с посудой, куда его перелить-то?

Пришлось идти к Леде и просить у неё кувшин. А после Фрол, когда узнал, что я занялась зельеварением, выделил мне из своих запасов несколько разных коробочек и пару бутылей. Одну из этих коробочек смастерил Альк, очень уж ему по душе пришлась эта работа, а какие красивые вещицы у него стали выходить, что даже сам Фрол удивлялся!

В бутылки я перелила приготовленный эликсир на семи травах для общего укрепления организма, а в коробочки поместила мазь от ран и ожогов. В общем, это было всё, на что хватило найденных трав.

Рай продолжал мне сниться каждую ночь, только сны были уже не такие яркие, как раньше, а немного туманные, как будто мы потерялись в этой дымке и искали друг друга, но так и не могли найти. Я как-то спросила у Леды, что может значить сон, когда снится один и тот же человек каждую ночь, на что она мне ответила, что это душа тянется к нему, вот и снится, ведь днём я занята работой, а ночью сознание свободно, и стремится к любимому человеку.

Так, за мелкими хлопотами и учёбой Даринки прошла зима и, наконец, наступила хоть и поздняя, но такая долгожданная весна!

Глава 12. Новы дом

В самом начале весны я перебралась в свой дом. Свой. У меня ведь никогда не было собственного дома, сначала жила у бабушки, потом у тётки, потом в академии и у нашедшихся многочисленных родственников.

Пусть он маленький, кособокий, но мой собственный. Леда дала мне тюфяк, подушки, постельное бельё и пару тарелок, а Альк подарил большую резную кружку. Староста, как и обещал, обеспечил провизией и дровами, только в лес пока ходить запретил, снега нынешней зимой было много, и болото сильно разлилось. Нужно было подождать, пока немного подсохнет земля.

Да мне и без леса хлопот хватало.

Вместе со мной в новый дом увязалась Даринка, а после у нас появился ещё и кот. Чёрный, худющий, один глаз жёлтый, а другой зелёный. Его нашла Дари около леса. Она вцепилась в него, а кот вцепился в девчушку. Дома он соскочил с её рук и забрался под печку. Так у нас появился ещё один жилец. Назвали его Угольком, только он никак не реагировал на это имя, спал на сундуке, гулял, где хотел, но неизменно каждый вечер приходил домой покушать.

Дари с удивительной скоростью схватывала весь материал, она уже уверенно читала и писала, управляла потоками воздуха и даже маленький смерч могла сотворить!

С наступлением тепла я решила, что помимо занятий нам необходимо добавить физическую нагрузку. Просто я вспомнила, как сама мучилась академии на занятиях Бродрика, да и аргументы учителя Кира, которые брат мне привёл перед поступлением, всё ещё были свежи в памяти. Даринка немного поправилась за зиму, но оставалась такой же хрупкой и болезненной, поэтому каждое утро мы начинали с пробежки до небольшого озера и обратно. Когда наступит лето, я планировала добавить к физическим нагрузкам ещё и купание в озере.

Около дома обнаружился небольшой клочок земли, на котором пополам с сорняками начали прорастать полезные травы. Я как раз подумывала об аптекарском огороде, а он уже был, только требовалось привести его в порядок — прополоть сорняки, пересадить травы в ящички, как всегда делала бабушка (за растениями так удобнее ухаживать), да и переставить можно под солнце или в тёнек, в зависимости от погоды.

Ещё я наконец-то вымыла все глиняные бутылки, что были на полке, на это у меня ушёл целый день и пара десятков вёдер горячей воды.

Изучила литературу на полке, там оказались рецепты таких чудных зелий, в состав которых входили: глаз тритона, желчь лягушки, крыло летучей мыши и прочие части гадов. Я, конечно, такие использовать бы не решилась, самыми диковинными ингредиентами в бабушкиной тетради были барсучий и медвежий жир, а также яд змей, а всё остальное составляли травы, а тут нужны внутренности или части тела лягушки и змеи, гадость-то какая! Но всё же пару обычных рецептов я нашла и красивым подчерком переписала их в бабушкину тетрадь.

Ещё раз перебрала сундук прошлой хозяйки и выбрала себе два платья, стёганую душегрейку, а в сенях нашлись резиновые сапоги.

Последней находке я обрадовалась, хоть и ходить-то мне особо было некуда, разве только к Леде в гости на пироги, да к старосте: узнать, когда можно в лес наведаться, и уточнить, какие зелья нужны деревне в первую очередь.

Было несколько неуютно, что все жители деревни уже знали обо мне, хоть я и понимала, что в небольшом поселении что-то утаить невозможно. Все встреченные мною здоровались, проходя мимо, и называли "госпожа травница". Сначала это было непривычно, но со временем я познакомилась со многими из них, и это обращение уже не вызывало неудобства.

И вот, наконец, состоялось моё первое посещение леса. Началось оно, правда, ранним утром, когда я этого совсем не ожидала. Робкие лучики солнца едва заглянули в маленькое окошко, как в дверь постучали. Дари пошла открывать. Она почти всё время проводила со мной, помогая и схватывая знания на лету, и только если я уходила в работу с головой, то отправлялась в дом родных. Вот и сейчас первая выбежала встречать гостя.

В дом зашёл парнишка лет четырнадцати и с порога протараторил:

— Госпожа травница, меня зовут Натан, я племянник старосты, он велел отвести Вас в лес и всё показать. Давайте только скорее, а то у меня дел ещё много. Батька мой кожами занимается, а я ему помогаю. Так что к обеду мне уже домой надобно.

Надо так надо, я посадила паренька пить чай с пирогами, а сама в это время быстро собиралась в лес. Не успела я сказать, что готова, и выйти в сени, как около меня уже стояли Дари с корзиной и Крис с наглой мордой.

Мой питомец за зиму значительно подрос и стал вполне самостоятельным. Передвигался он теперь исключительно на своих лапах, а спал только на столе с артефактами. Крылья перестали напоминать тряпки и теперь гордо, как флаги, топорщились на спине.

— Ну и что мне с вами делать? — спросила я просто для формальности, хотя и так прекрасно знала, что эти двое обязательно увяжутся за мной.

— Ну, мы идём, госпожа травница? Время уже подходящее, как раз рассвело. — спросил Натан, вставая из-за стола.

Мне ничего не оставалось, как демонстративно вздохнуть, словно я не очень довольна, и кивнуть домочадцам на выход. Дари просияла и бросилась к двери, Крис от неё не отставал, за ними поспешил Натан, а я за всеми закрыла дверь.

Лес встретил нас прохладой, удивительными запахами разнотравья и пением птиц. Многовековые дубы переплетались корнями и кронами, создавая ощущение сказочности. Как же долго я ждала этого момента! Мне не терпелось пополнить запасы трав и вновь приступить к работе! Да и лес мне всегда нравился, так что я искренне наслаждалась пейзажем и витающими в воздухе ароматами.

Сначала мы шли по тропинке за Натаном и слушали его наставления.

— Слева, госпожа травница, болото, туда ходить нельзя.

— А как же ягоды, там же клюква да морошка растёт? — удивилась я.

— За ягодами ходят осенью, и то — знающие люди, и чаще всего с нашим охотником или его сыном. Он весь лес знает, и болото тоже. А соваться туда Вам не советую, сгинете, как старая ведьма. Направо можете ходить сколько угодно, вплоть до березняка. Там уже владения оборотней, а если прямо идти, то только до старого дуба, там табличка ещё висит, её трудно не заметить, так вот, дальше него тоже нельзя.

Стоило получить необходимые разъяснения, куда можно ходить, а куда нет, как начали попадаться травы и земляника, так что все разбрелись кто куда.

Вначале Натан суетился и бегал то за мной, то за девочкой, но это ему быстро надоело, и он крикнул, что будет ждать нас тут, под высокой сосной, после чего уселся прямо на траву и закрыл глаза, прислонившись к стволу спиной. Разбудили мы его ближе к полудню, когда все уже немного подустали, и пора было идти домой.

Добыча наша состояла из целой корзинки душистых трав, лукошка земляники и трёх дохлых лесных крыс — это уже Крис поймал и гордо притащил их мне, не позволив оставить их в лесу, добытчик. Эх, были бы это кролики! Ничего, чуть позже трупики закопаю.

Натан проводил нас до дома и сказал, что завтра, если нужно, придёт снова.

Но я, вроде бы, и так всё запомнила, да и не хотелось обременять собой столь занятого мальчишку. К тому же травы нужно перебрать да просушить, а это займёт не один день. Услышав это, мальчуган обрадовался и унёсся в деревню, видимо, помогать отцу.

Дома, после того как мы переоделись и пообедали, я занялась травами. Что-то отнесла сушить на чердак, что-то нужно было сварить сразу, поэтому я отправила Даринку к бабушке и углубилась в работу.

Не успела перелить последнее приготовленное зелье в пузырьки и помыть котелок, как в мою дверь постучали. На пороге стоял наш кузнец, Дарай, и его маленький сынишка. Ребёнок плакал и крепко держал за руку отца.

— Госпожа травница, у нас тут с ногой беда какая-то приключилась, посмотрите? А то хромает третий день да плачет.

— Конечно, проходите, — улыбнулась первым пациентам.

Да, вот только положить-то мне ребёнка для осмотра некуда, надо будет что-нибудь придумать. А сейчас я выдвинула лавку и постелила на неё свое одеяло.

Уложив малыша и усадив отца рядом, я принялась осматривать ногу. Там действительно была беда. Ступня распухла и покраснела, а в самой середине был огромный нарыв.

— Резать нужно, держите ребёнка, а я пока инструменты принесу, — "обрадовала" я отца.

Как бы тихо я не старалась это произнести, малыш услышал и вцепился в мужскую ладонь ещё сильнее и завыл на одной ноте. Инструменты у старой хозяйки дома были, причём довольно неплохие. Достав из печки горшок с кипятком, я кинула туда два тонких ножа и специальную лопатку. Малышу же накапала обезболивающее и снотворное и дала выпить.

Когда тот немного притих, я вскрыла нарыв. Обработав мазью, наложила тканевую повязку. После этого выдала отцу баночку мази и пузырек с обезболивающим зельем и рассказала, как ухаживать за раной, как пить зелье, а после отпустила их домой. Вот и мой первый пациент в Дальних Топках. Я даже испугаться не успела, уж очень неожиданно они пришли, но всё равно я очень переживала, что не справлюсь. Но всё прошло хорошо!

Только нужно теперь лежак искать для осмотра пациентов.

С этим вопросом при первой же возможности я обратилась к Фролу, и он мне его смастерил, а Леда обшила тканью. В обычное время я задвигала лежак под стол, так как комнатка и без того была маленькая, а он занимал значительную часть свободного пространства.

Позже приходил кузнец и горячо благодарил, предлагал деньги и помощь по хозяйству, но я отказалась от всего. Во-первых, староста и так меня обеспечил всем необходимым, а во-вторых, это оказался старший сын Леды, а мальчонка — её внук. Их семья и так мне очень помогла, и продолжает помогать до сих пор, ничего не прося взамен, так что я не могла поступить по-другому.

Следом стали приходить и другие жители деревни, в основном по мелочи: кому мазь от ломоты в суставах, кому зелье снотворное понадобилось, но были и пара переломов, и одна девочка с воспалением лёгких, её я выхаживала четыре дня.

И, наконец, произошло то, чего я боялась больше всего — роды. Хоть это и естественный процесс, и вмешательства они особо не требуют, но бывают случаи с осложнениями. Когда-то, будучи ещё маленькой, я была свидетелем одного из таких, после этого и появился этот страх.

Пришли они ко мне, знамо дело, ночью, и я уже сразу поняла, что будет тяжело. Роженица орала как оглашенная и цеплялась за худенького мужа. Я дала ей немного успокоительного на травах, которое не могло повредить ни матери, ни ребёнку, да мужу заодно, уж больно бледный он был, и начала руководить девицей, когда та немного пришла в себя.

К моему ужасу, в перерывах между потугами вместо темечка ребёнка первой показалась крохотная ручка.

Я накапала успокоительно теперь уже себе и приступила к извлечению малыша. Находясь в таком положении, сам он не сможет появиться на свет, нужно его перевернуть.

Мужа поставила по моей команде давить легонько на живот, а сама во время потуги пыталась нащупать головку ребёнка. Наконец, мне это удалось, ловким движением руки, которому меня научила бабушка, я его повернула и, во время очередной сватки, дала команду отцу. Малыш тут же оказался у меня в руках.

Ребёнок сморщил нос и закричал на весь дом.

— Поздравляю, у вас дочка, — сказала я новоиспечённой мамочке, прикладывая малышку к её груди. — Сейчас закончим послеродовые процедуры, и всё будет в порядке.

Позже, когда мамочка, переодетая в мою ночную рубашку, и малышка, завёрнутая в простынь, тихо спали на моей же кровати, я отмыла пол и угостила счастливого папашу чаем с пирогами.

Попивая ароматный напиток, он рассказал, что они из соседней деревни, приехали ко мне, так как их повитуха и травница, Листа, уехала к сыну в столицу графства, а Маришке неожиданно приспичило рожать, вот они и вспомнили про госпожу травницу, о которой рассказывал Дарай, наш кузнец. К нему многие ездят лошадей подковывать, уж больно ловко он это делает. И, как оказалось, не устаёт каждому нахваливать мою работу.

Значит, с лёгкой руки Дарая про меня знают и в соседнем селе.

Надеюсь, что Листа вернётся скоро, роженицы, не смотря на сегодняшнее событие, по-прежнему вызывают у меня панический страх. У нас-то в деревне беременных я пока не наблюдала, и слава Всевидящей! Наверное, сказались детские воспоминания. Лицо Рады, искажённое болью и отчаянием, её хрупкая фигура, метавшаяся по кровати. Ребёнок шёл очень крупный, и они оба остались живы только благодаря магии бабушки и её опыту.

Наутро, выкинув дурные воспоминания из головы и проводив свою пациентку с мужем, я наконец-то могла отдохнуть. Правда, уже без рубашки, простыни и одеяла, но зато вполне довольная и счастливая, что всё закончилось благополучно.

За работой и делами по дому время летело, и незаметно наступила середина лета. Я уже запаслась зельями и мазями, все флаконы Надин были заполнены, а чердак забит травами. Порядочные жители деревни возвращали пустые бутылки, но они были плохого качества и частенько рассыпались прямо у меня в руках.

Я решила заказать у гончара новую партию. Он любезно согласился помочь и даже предложил добавить туда специальный порошок, чтобы ёмкости были крепче, и покрыть разноцветной глазурью для красоты. Но эти ингредиенты гончар покупал в столице графства для изготовления изделий на продажу, и мне было неудобно брать такую тару. Хотя, немного поразмыслив, я решила, что смогу отдать ему деньги за дорогие ингредиенты позже, и всё же сделала заказ.

Деньги я хотела выручить от продажи редких трав, а мастер-кожевник Михей любезно согласился взять меня с собой в конце месяца в город Ривальд, столицу графства, до которого было три дня пути. Ещё я хотела прикупить и что-нибудь для себя: бельё, новую рубашку, ещё нужно будет поискать что-нибудь в подарок Леде и её семье, новые книги для Дари присмотреть, так как те, что остались от её отца, мы выучили практически наизусть.

К поездке готовилась тщательно, составив целый список того, что хочу взять с собой. Кое-что из трав я уже собрала, но очень хотелось добыть снежноцвет, он встречался очень редко и шёл на вес золота.

На охоту за ним я и отправилась однажды ранним утром. Идя по лесу в тишине и наслаждаясь чудесным запахом трав, я задумалась о Раяне. Он мне стал сниться редко, но всё так же звал меня. Надеюсь, у него всё хорошо и он женился на какой-нибудь Леди. Кир и Ринар уже нашли свои пары, учатся в академии и все, наверное, вполне счастливы. Дедушки мои без того занятые люди и маги, и им скучать некогда. Да и меня всё устраивает, мне нравится жить здесь, приносить людям пользу даже без дара. И я почти за ними не скучаю. Почти, но и это скоро пройдёт, пыталась убедить себя.

Так, увлечённая своими мыслями, я незаметно дошла до заветного дуба с табличкой. На ней красовалась огромная морда волка и "весёлая" надпись — "Не ходи дальше, загрызут".

Я очень впечатлилась и пошла вдоль тропинки в правую строну.

Ходила я довольно долго, солнце уже висело над головой и становилось жарко. Потеряв надежду найти заветный цветок, я собралась домой, как вдруг впереди мелькнуло что-то белое. Неужели?!

Забыв все наставления Натана, я побежала вперёд, не замечая ничего вокруг. А цветок, как фантом, то мелькал впереди, то пропадал снова.

Бежала я довольно долго и порядком устала. Сев на пенёк передохнуть, я заметила, что лес стал немного другим, более густым и тёмным, дубов становилось всё меньше, а елей и сосен, наоборот, больше.

Осмотревшись по сторонам, я поняла, что заблудилась. Вот же коварный цветок, завёл меня в самую чащу! А я не верила в эти байки про его волшебные свойства, вот и поплатилась за свою жадность, корила себя.

Вдруг откуда-то донёсся крик — кто-то звал на помощь. Осмотревшись и сориентировавшись, откуда доносится голос, я побежала в ту сторону. Вскоре я нашла мальчишку, нога у него застряла в медвежьем капкане, и он, сидя на земле, пытался её вытащить, но ничего не получалось.

— Сейчас я тебе помогу, подожди немного. — подбежала я к пареньку.

Тот пристально посмотрел на меня жёлтыми и мутными от боли глазами и оскалился, при этом показались клыки.

— Не боишься, человечка? Сожру ведь, или покусаю, и будешь, как я, на луну выть, да всю родню загрызёшь! — прошипел он.

— Не боюсь! — твёрдо заявила я. Наш учитель по истории, магистр Стак, рассказывал нам много про оборотней и их равнину.

В нашем королевстве жили оборотни-волки, все байки и страшилки они сочиняли сами, чтобы отпугнуть людей, очень уж они не любили чужаков, а так были вполне себе обычными людьми, только со способностью оборачиваться в животных, ну, или это были вполне мирные животные, которые могли обращаться в людей, с какой стороны посмотреть. Ещё они были наделены магией, которая отличалась от нашей — больше всего среди них было эмпатов и провидцев. Помимо вышеперечисленного, этот народ обладал огромной физической силой. Всё это делало их желанным трофеем для тёмных магов, работорговцев и тех, кто готов был платить огромные деньги, лишь бы получить подобного слугу. У нас работорговля, конечно же, под запретом, но тёмные маги научились изготавливать какое-то зелье, подавляющее волю, да и похищенных редко оставляли в стране, чаще увозили туда, где законы позволяли иметь рабов или где на это просто закрывали глаза. Поэтому-то оборотни жили обособленно и очень дружно, и всегда стояли за своих. Если их разозлить, то взрослый оборотеть способен разорвать голыми руками человека. А однажды, со слов того же магистра Стака, у них украли ребёнка, так стая гналась за похитителем трое суток и в итоге отбила малыша, а вот от самого головореза не осталось даже костей.

— Ну что, мне уходить, или ты дашь помочь тебе? — упёрла я руки в бока и пристально посмотрела в глаза раненого.

— А ты не простая человечка, как я посмотрю, выгоревшая магиня и лекарь. — пристально меня осмотрев, рассмеялся он.

Ну всё, теперь я ему точно помогать не буду! Вот же глупый щенок! Обидевшись, я развернулась и пошла в обратную сторону. Вслед мне доносился хриплый смех. Нашла свой пенёк и села обратно. И как мне теперь дорогу домой найти?

— Эй, госпожа травница, предлагаю сделку, — донёсся голос волчонка.

Вот же мелкий паразит, небось, ещё и эмпат, похоже, читает мысли и чувства.

Но делать нечего, ребёнок всё-таки, хоть и вредный. Я вернулась к нему и присела около капкана. Нога выглядела ужасно и, кажется, была сломана.

— Сейчас я тебе помогу, и всё будет хорошо, — как обычно начала успокаивать я мальчишку.

— Всё плохо и нога сломана, — неожиданно выдал он.

— Как тебя зовут? — спросила я, чтобы хоть как-то отвлечь его, пока думаю, как извлечь ногу из железных тисков.

— Визард. А Вас, госпожа травница?

— Дильяра.

— Опять врёте. — прищурился он.

— Хорошо, о какой сделке была речь? — я уже откровенно злилась на столь болтливого пациента.

— Вы мне поможете и проводите до долины, а я, в свою очередь, попрошу отца вывести Вас к деревне. — озвучил он своё предложение.

— Хорошо, а снежноцвет? — озвучила своё условие.

— Вы такая большая, а в сказки верите? — и это поганец снова рассмеялся.

— Он есть, я знаю! — упрямо стояла на своём.

Пока Визард болтал, я нашла толстую палку и всунула её между железных зубцов капкана, сверху налегла всем своим весом, а мальчишка, сцепив зубы и подвывая от боли, тащил ногу на себя.

— Теперь точно всё, сейчас перевяжу и пойдём. — выдохнула с облегчением, когда нам всё же удалось вытащить ногу из железных оков.

Я разорвала штанину, обработала рану очередным зельем, благо, они всегда со мной, перебинтовала и привязала поверх повязки широкую палку для фиксации сломанной кости.

Мальчишка стойко переносил боль, но было видно, насколько тяжело ему это даётся: бледное лицо, крепко стиснутые зубы и сжатые в кулаки руки лучше любых слов говорили о его муках. Напоила обезболивающим зельем и предложила немного подождать, пока оно не начнёт действовать, хоть и понимала, что оно снимет только небольшую часть боли, но он отказался и попытался подняться самостоятельно. Естественно, ничего не получилось. Только после этого он схватился за протянутую руку и с независимым видом отправился показывать дорогу.

Шли мы около часа. Визарду тяжело давался каждый шаг, хоть мы и нашли большую палку, чтобы он мог на неё опираться, да и я почти тащила его на себе, но мальчишка был довольно тяжёлым, и мне стоило большого труда помогать ему передвигаться. И вот, наконец, лес начал редеть, а потом как-то неожиданно закончился.

Мы стояли на небольшом возвышении, и передо мной в небольшой чаше, со всех сторон окружённой густым лесом, были разбросаны многочисленные домики вперемешку с деревьями. Дорог, оград или заборов не было вовсе.

В самом центре была круглая площадка, на которой играли дети и суетились взрослые, а неподалеку стоял один-единственный двухэтажный дом.

— Добро пожаловать в Волчий Дол, госпожа травница, — сквозь крепко стиснутые от боли зубы выдавил из себя Визард

— А где северная равнина? — удивилась я.

— Она за болотом, на севере, как Вы понимаете, — продолжал криво улыбаться мой раненый.

— Ничего не понимаю, равнина там, а оборотни тут? — я не могла понять, как такое может быть!

— А это для любопытных травниц мы живём на равнине, а вообще наш дом — вот! — широким жестом руки указал мне Визард на чашу.

— И где тут спуск? — я решила подумать о полученной информации позже.

— Спуск правее, вот там, у большой ели.

Посмотрев в указанную сторону, я содрогнулась. И как же мы там спустимся? Особенно мальчишка со сломанной ногой! Ладно, не попробуем, не узнаем. Лишь бы только он не получил ещё травм, а с остальным мы справимся.

Спускались мы ещё более получаса, так как только тремя ногами и с костылём вместо четвёртой, сломанной, это было тяжело.

В конце концов, мы преодолели спуск и двинулись прямиком вдоль домиков по практически незаметным тропкам. Все проходящие мимо нас люди оборачивались и как-то совсем недобро смотрели на меня.

— Мой отец — вожак стаи, и мы живём в большом доме, — с гордостью поведал мне мальчишка, а я, наконец, поняла, почему он настолько самоуверен. Могла бы и раньше догадаться, вспомнив, как вёл себя Ринар в первое время нашего знакомства!

Пройдя до дома и зайдя в большую комнату, Визард сразу рухнул на скамейку, а я осталась стоять на пороге и не знала, как поступить, в гости-то меня никто не приглашал!

— Ну и зачем ты притащил в долину человечку? На ужин у нас сегодня кабан, так что мяса хватит и без неё. — рыкнул здоровенный мужчина лет сорока с кудрявыми чёрными волосами и жёлтыми, как у Визарда, глазами, спускаясь по ступенькам с верхнего этажа. Такое сходство не оставило сомнений, что это и есть его отец и вожак стаи.

— И Вам здравствуйте, — сказала я, всё же проходя и садясь на лавку. — Ваш сын обещал мне услугу, и я хочу её получить!

У мужчины от такой наглости дар речи пропал, но ненадолго.

— Что ты ей обещал? — прикрикнул он на сына.

— Да ничего особенного, из леса вывести к людям. — оправдывался мальчишка.

— К людям, значит? И что она дала тебе взамен?

Визард робко показал из-под лавки ногу.

— Ясно, и где же ты капкан нашёл? А главное, как умудрился в него попасть?!

— В сосновом лесу, у ручья, а попал случайно, прозевал и не заметил в траве, — виновато опустил голову Визард. — Она травница и маг, только выгоревший, поэтому я и принял её помощь, да и мои байки и страшные клыки её не впечатлили. — улыбнулся мальчишка.

— Маг значит, ещё и выгоревший, и чего тебе надобно в лесу-то нашем было?

— Снежноцвет она ищет. — вместо меня ответил паренёк.

— Даже так? Ну ладно, ты помогла моему сыну, он хоть и разгильдяй, но одарённый, да и единственный он у меня. Я выполню его обещание.

— А снежноцвет? — совсем обнаглев, поинтересовалась я.

— Ну знаешь, что?! — поразился моей наглости мужчина, но продолжение мне услышать было не суждено, впрочем, не особенно и хотелось.

— Вайран, отведи её к шаману, пусть он с ней поговорит, — неожиданно вошла в комнату женщина необычной красоты. Пепельные волосы струились до талии, а зелёные глаза излучали доброту и тепло.

— Это жена моя, Рита, — сухо представил её вожак. — Если ты считаешь, что ей нужно к старику, то я отведу её, только прока с него мало, да ты и сама знаешь, он очень стар.

— Ну, не так уж он и стар. Если ты не забыл, Райтан мой дед, и он ещё в своем уме, только вот на твои глупые вопросы отвечать не обязан, — фыркнула Рита.

— Почему это они глупые? Я спросил лишь, когда ты подаришь мне ещё сына!

— Откуда это знать мужчине, хоть и провидцу? Это известно одной богине! — даже всплеснула руками от негодования женщина.

— Ладно, я отведу её, а ты пока займись ногой Визарда, этот глупый щенок угодил в капкан!

— Глупый щенок, между прочим, твой сын и будущий шаман стаи, мой дорогой супруг. — недовольно ответила она на это заявление, окидывая мужа многообещающим взглядом.

— Пошли, я отведу тебя. — сухо кинул мне вожак, выходя из дома. — Вот ведь женщина, — в сердцах воскликнул мужчина. — Но за это я её и люблю.

Я улыбнулась и побежала вслед за Вайраном. Он привёл меня к небольшому домику, стоящему на отшибе. Внутри жилище шамана чем-то напоминало моё, тот же запах трав и огромное количество разный банок и пузырьков, правда, в содержимом я немного сомневалась. Такая же небольшая комнатка, и печь в углу.

— Ну, что встали на пороге, проходите, коль пришли. Вайран, заходи, я тебя не обижу, — усмехнулся в седую бороду старый шаман.

— Да я и не боюсь, чего мне боятся-то? — захрабрился вожак.

— Забыл уже мою хворостину-то, бестолковый мальчишка? И как только моя внучка тебя терпит?!

— Я всё помню, как раз по её просьбе и пришёл. Вот, человеческая травница, снежноцвет ищет, она помогла Визарду, и я не мог её прогнать. — недовольно проговорил огромный мужчина, не решаясь, впрочем, войти в дом.

— Ну проходи, девочка, садись, мне про встречу с тобой недавно нашептали боги. — обратился ко мне хозяин жилища.

Я прошла в комнату и села на лавку напротив Райтана.

— Помочь хотят тебе, да только ты от помощи как от огня бежишь, — живые зелёные глаза старика смотрели на меня в упор.

— Помочь? — удивилась я.

— Чего ты хочешь? — неожиданно и твёрдо спросил шаман.

— Я хочу помогать людям, — честно ответила я.

— А сбежала почему? Помогать можно везде, дар тебе особенный был дан, но ты его потеряла, но не печалься, вернётся он.

Я заворожено смотрела на дедушку.

— Камень чёрный тебе поможет, да любовь настоящая. Если опять не сбежишь, да не оттолкнёшь, то будешь счастлива, и свершится всё, что тебе предначертано. — торжественно сообщил он, в конце задорно подмигнув.

— Спасибо, дедушка, то есть, господин шаман. — я от таких известий просто впала в ступор и забыла, зачем вообще шла в этот лес.

— Да какой я господин, лучше дедушкой называй! Иди теперь, отдыхай, а завтра тебя непутёвый муж моей внучки проводит в деревню и снежноцвет покажет, ведь за ним ты пришла. — как можно громче произнёс Райтан, чтобы вожак, стоящий в сенях, всё услышал.

— Да…

Я встала с лавки и, задумчиво попрощавшись, пошла обратно вслед за отцом Визарда. Когда вернулись в дом, Рита, даже ничего не спросив, усадила нас за стол и стала накрывать к ужину.

Визард, перевязанный и довольный, сидел около меня.

— Ну, что сказал тебе прадед? — тихонько шепнул он мне.

— Визард, негодник маленький, ты разве не помнишь, что про это нельзя спрашивать? — шикнула на него мать.

— А то что, не сбудется? — спросила я, немного приходя в себя.

— Сбудется, только это неправильно, предсказания личного характера не принято рассказывать посторонним. — пояснила мне Рита, я кивнула, благодаря за пояснение.

Чёрный камень и любовь, что же это может значить? Ну, камень — это, наверно, чёрный агат, но тот, что мне дал Крис, я, скорее всего, потеряла ещё там, в подвале, когда лишилась силы, а раздобыть новый камень я даже не знаю где, да магии у меня, чтобы питать Криса, не осталось, а как воспримет мой организм чужую силу вообще остаётся загадкой.

Любовь к Раю живёт в моём сердце всегда, только рядом его нет, и в этом виновата я сама. Хотя и не жалею о своём поступке, тут я нужна Дарине, Леде, Фролу, Крису, да даже тому же Угольку кто его будет кормить без меня? Да и жители деревни меня ценят, а что ждало бы меня в столице? Дед запер бы в замке и завалил бумагами, как отца, чтобы я не сошла с ума? Нет, даже думать об этом не хочу. Прошлого не воротишь, пусть будет так, как есть.

— Госпожа травница, Вы ужинать будете или как? — улыбнулся мне мальчишка, вырывая из плена мыслей.

— Нет, что-то аппетит пропал совсем, можно я немного прогуляюсь? — обратилась ко всем сразу.

— Нет, сидите Вы лучше у нас, во избежание неприятностей. Мы, конечно, мирная стая, но чужака, разгуливающего по поселению, могут и выкинуть за границы наших владений. Завтра я Вас отведу в безопасное место, и гуляйте там сколько угодно! — иронично ответил вожак.

— Хорошо, у вас, так у вас, тогда я бы хотела пойти спать, это-то хоть можно? — с надеждой посмотрела на его жену.

— Конечно можно, пойдём, я тебя провожу, — откликнулась на мою просьбу Рита.

Я поднялась вслед за хозяйкой на второй этаж, прошла в небольшую комнатку, сразу разделась и легла в кровать. В голове творилась каша. Столько событий и новостей за один день, аж голова кругом! Нужно отдохнуть и возвращаться в деревню, там меня наверняка уже хватились, я ведь даже никому не сказала, что ушла в лес. Поворочавшись немного в кровати, я всё же смогла уснуть, несмотря на не дающие покоя мысли и воспоминания.

Утром я проснулась с первыми лучами солнца. Осмотрела комнатку, в которой ночевала. Ничего особенного, всё так же, как и у нас. Кровать, шкаф, сундук в углу, да стол с парой стульев. Правда, на полу лежала пушистая медвежья шкура, и в окошках вместо стёкол кусочки полупрозрачной слюды. Стекло в нашем королевстве было не редким, но требовало много затрат, как материальных так и физических. Поэтому мастерские были только в крупных городах, в некоторых из них изготавливали стёкла и зеркала, в других мастера-стеклодувы делали посуду, домашнюю утварь и даже украшения. В глубинке же стёкла были редкостью из-за того, что везти их из города было весьма проблематично, и вместо них использовали кусочки горной слюды. Они были более прочными, чем стекло, хоть и не такими прозрачными, а добывали их в горах вместе с драгоценными камнями и металлами.

Я встала, оделась и спустилась вниз, в общую комнату. Там никого ещё не было, но в глубине дома кто-то гремел посудой, и оттуда доносились аппетитные запахи свежей выпечки и отвара.

Пройдя на звук, я обнаружила небольшую кухню, где уже суетилась Рита.

— Доброе утро, — поприветствовала меня женщина. — Садись завтракать.

— Доброе утро, у Вас очень вкусный отвар, ещё вчера по достоинству оценила его вкус, — поздоровалась я с хозяйкой и пригубила напиток.

— Сама собирала травы, волчий нюх — очень полезная вещь, — улыбнулась она.

— Рита, давай скорей завтрак, мне ещё человечку вести домой, да разбуди её. — послышался голос вожака из общей комнаты.

— Помоги мне, пожалуйста. Как тебя зовут? Мы ведь даже не представлены. — спохватилась хозяйка.

— Дили, и я с удовольствием Вам помогу. — ответила ей, беря в руки поднос с мясными пирогами. — И Вам доброе утро, господин Вайран, я уже встала и готова идти домой. — улыбаясь, я поставила пироги на стол, на что мужчина только скривился.

После вкусного и сытного завтрака я попрощалась с радушной хозяйкой и попросила передать мои наилучшие пожелания её дедушке, Визарду наказала быть осторожнее и быстрее поправляться, после чего отправилась в обратный путь, теперь уже в сопровождении Вайрана.

Как только поднялись по уже знакомой тропинке, вожак велел мне отвернуться. Я послушно выполнила его просьбу. Послышался хруст костей, тихий рык за спиной, а потом что-то ткнулось в спину. Я повернулась и обнаружила около себя огромного серебристого волка.

— А как? — недоумевая, спросила я.

Волк открыл пасть, но, естественно, ничего не ответил, просто схватил зубами подол платья и дёрнул за него, после чего присел на передние лапы. Я так понимаю это — приглашение сесть на него. Аккуратно, бочком, я пристроилась на спине волка, на что тот лишь что-то рыкнул и помчался вперёд.

Ветер свистел в ушах от скорости нашего передвижения, я уже вцепилась двумя руками в густую и жёсткую шесть и прильнула к спине волка, боясь свалиться. Торможение было таким же быстрым, как и старт, я чуть не перелетела через голову вожака стаи, а тот лишь скалился и толкал меня мордой в спину.

Придя немного в себя после такой скачки, я осмотрелась. Местность на наш лес была не похожа вовсе, скорее, это было злополучное болото, на краю которого лежали три огромных валуна, образуя посередине небольшую пещеру.

Волк снова рыкнул и толкнул меня к камням. Ну, если надо. Я медленно подошла туда, куда так настойчиво отправляли, и заглянула в пещерку. К моей большой радости, там рос снежноцвет. Три белоснежных цветка размером с мою ладонь, каждый мягко светились в темноте.

Я забралась туда и, достав нож, аккуратно срезала цветы и убрала их в сумку.

— Все, теперь можно отправляться домой. — радостно сообщила я провожатому, когда вернулась.

Волк недовольно рыкнул, но присел на передние лапы, подставляя спину.

Дорога до Топок заняла меньше десяти минут, остановившись, волк просто скинул меня со своей спины и собирался уже уходить, но всё же я успела оставить последнее слово за собой.

— Спасибо большое, если нужна будет помощь, можете обращаться ко мне.

Волк повернул морду и как будто глухо рассмеялся, а после скрылся в лесу.

Не успела я ступить на дорожку, ведущую к моему дому, а вожак — скрыться в лесу, как из-за кустов выскочил Натан.

— Слава Всевидящей, Вы живая, госпожа травница! Мы Вас всей деревней ищем, даже охотника послали на болото, хотя в это время года он туда ни ногой. — как всегда тараторил он.

— Всё хорошо, Натан, я просто немного заблудилась, но потом нашла дорогу домой,

— успокоила я мальчишку. О том, чтобы я молчала про Волчий Дол, вожак предупредил меня ещё вчера.

— Ну, я тогда побегу, скажу, что Вы нашлись и можно сворачивать поиски?

— Беги, Натан, беги конечно, я домой, если что, пусть приходят, кому нужна моя помощь. — улыбнулась мальчугану. Даже не ожидала, что за меня будут так переживать!

Мальчишка бросился обратно в лес, а я пошла домой. Зашла тихонько в сени и увидела такую картину: Леда в обнимку с Дари и Угольком рыдали, сидя на лавке, а Крис свернулся на столе и лежал без движения.

— Мама, не бросай меня больше, пожалуйста, — увидев меня, кинулась ко мне девчушка.

Я подхватила малышку на руки, а у самой слёзы стояли в глазах, я в первый раз услышала её голос! И она назвала меня мамой! Как же дороги мы с этим маленьким человечком стали друг другу за столь короткое время!

— Не брошу, Дари, обещаю! — погладила я кучерявую головку моего воробушка.

Я давала себе слово больше никогда не плакать, но на этот раз это были слёзы радости.

Глава 13. Последняя

После моего возвращения сначала получила нагоняй от Леды и Фрола, а после и от старосты. Мне пригрозили, что если я ещё раз надумаю потеряться, то в лес меня и вовсе перестанут отпускать без надёжного сопровождения. Я умилилась такой заботе. Но вскоре всё вошло в привычную колею — я варила зелья, лечила больных, готовилась к поездке, а Дарина мне помогала.

Но вот накануне отправления в город, когда все зелья были уже готовы, а сумка собрана, Дари разрыдалась и отказалась меня отпускать, ведь меня не будет, как минимум, семь дней! Я, как могла, её успокаивала, а у самой сердце разрывалось от любви и нежности к столь дорогому человечку. Даже Леда, пришедшая её забрать в свой дом, ничего не смогла поделать. Отпустила меня малышка лишь тогда, когда я догадалась пообещать, что привезу ей из города подарок.

Поездка в город прошла отлично, я продала все травы лекарю, только за два снежноцвета выручила почти десять золотых. Третий цветок я оставила себе, для того чтобы хорошенько изучить, так как вряд ли я решусь ещё раз отправиться на его поиски. И у того же лекаря купила змеиный яд и медвежий жир для мазей, так как мои запасы этих ингредиентов подходили к концу. Побродив по торговым лавкам, приобрела ещё новую рубашку и платье, постельное бельё, да пуховое одеяло, подарки Леде, Айвару, Фролу и Альку. Дари купила красивое платье и две новые книги, одну со сказками, а другую еле нашла — по магии воздуха.

Вернулись мы почти ночью и, выгрузив меня около моего дома, Михей поехал к себе. Он тоже удачно продал бычьи и лисьи шкуры, а дорогую телячью и песцовый мех он возил только в столицу королевства, там за них давали в пять раз больше, чем в графстве, и дорога с лихвой окупалась. В общем, каждый из нас был поездкой доволен.

Быстро убрав ингредиенты для зелий в погреб, чтобы они не испортились, легла спать. Утром проснулась с хорошим настроением, позавтракав и собрав всё купленное для домочадцев Леды в большую корзину, прихватив деньги для гончара, отправилась платить по счетам и раздавать подарки.

Первым на моём пути был дом мастера-гончара, к нему-то я и зашла. Он долго отпирался и не хотел брать деньги, но я заявила, что не заберу свой заказ, если он не возьмёт оплату. В конце концов, мастер Улитар взял деньги и обещал вечером принести все мои бутыльки и коробочки. Показал мне несколько готовых изделий, и я пришла от них просто в восторг — бока украшала разноцветная глазурь и яркие узоры. Я даже подумала, что мало денег принесла, такая работа стоила намного больше!

Следующим по плану был дом Леды, но не успела я выйти за ограду дома мастера, как увидела жеребца с наездником. Он скакал по широкой главной улице.

Моё сердце на миг остановилось, а потом забилось с удвоенной силой. Это был Раян. Как он меня нашёл? Я спряталась обратно за забор, но потом набралась мужества и выглянула.

Всё тот же растрёпанный хвост, белая рубашка и чёрные брюки, немного похудевший и осунувшийся, но это был он. Остановившись возле дома старосты, он привязал коня и прошёл в дом.

Прячась вдоль оград соседских домов, чтобы никто меня не заметил, добежала до дома старосты и спряталась в густых зарослях душистых роз, как раз над которыми было окно. Приподнявшись и оказавшись сбоку рамы, заглянула одним глазом в комнату, меньше всего мне хотелось быть сейчас замеченной.

Рай расхаживал по большой комнате и о чём-то разговаривал со старостой деревни, Зуваром.

Ничего не было слышно, окно было наглухо закрыто, как назло. Я присела обратно и попыталась усмирить глупое сердце. Что же теперь делать-то? Снова убегать? А как же Дари, я не могу её бросить! Она так привязалась ко мне, да и я к ней не меньше. Душа разрывалась на части, эмоции калейдоскопом сменяли друг друга, не давая мне сосредоточиться и подумать, как всё же лучше поступить.

Через несколько минут Рай вышел из дома, вскочил на коня и умчался в сторону леса и моего дома…

Ну всё, теперь он меня точно найдёт! Я чуть не расплакалась от понимания этого, и зачем только столько времени пряталась, неужели всё насмарку?!

— Госпожа травница, я, конечно, знаю, что мои розы — самые лучшие в деревне, но уж если Вам так нравится запах, могли бы попросить, я бы дал Вам отросток, — раздался ироничный голос старосты над моей головой.

— Я не… я тут мимо проходила, — мямлила я, не зная, что ответить.

— Проходи в дом, живо. — рявкнул он на меня.

Я мышкой проскользнула в дом и села на лавку.

— Ну что, госпожа травница, расскажете мне теперь, зачем Вас ищут люди короля? — вперил в меня испытующий взгляд мужчина.

— Не знаю, — соврала я.

— Если ты не расскажешь правду, я не смогу тебе помочь, дорогая моя. — холодно ответил он. Ох, не зря я при первой же встрече поняла, что он далеко не так прост, как желает показаться.

— Мне нечего Вам рассказать. Но в одном могу поклясться — я не преступница! — с отчаянием в голосе чуть ли не прокричала я.

— Да это я уже понял, если бы ты нарушила закон, то приехал бы не один человек, а целый отряд гончих.

— Что Вы ему сказали? — я затаила дыхание, ловя каждый звук. Может…

— Правду, я не могу врать людям короля, клятву, знаешь ли, давал, когда вступал в должность. — мои плечи опустились, а надежда была готова испустить дух, когда Зувар продолжил. — Но я могу немного недоговорить. — хитро подмигнул мне собеседник. — Он ищет девушку, травницу, и направляется в северную равнину, а к нам заехал спросить дорогу. Но потом он поинтересовался, не появлялись ли у нас чужие люди.

— И что Вы ответили? — снова замерла я, боясь дышать, а сердце всё это время выбивало безумный ритм.

— Правду. — спокойно ответил, и, выдержав паузу, продолжил. — Была, но не девица, а женщина, и приехала она не из столицы, а с Фролом. Я же не знаю, где он тебя подобрал, ведь так? — мягко улыбнулся он.

— Так, только Рай упёртый, если он решил поговорить с травницей, то не угомонится.

— Ну, давай, я тебя в подполье спрячу, пока он не уедет. — предложил мужчина.

— Нет, Вы даже не представляете, насколько он упёртый, боюсь, в подполе, если я соглашусь на Ваше предложение, мне придётся сидеть до конца жизни. А куда Вы его отправили, ведь равнина за болотом? — не сообразив, что подставляю оборотней и себя, спросила я.

— А ты откуда знаешь? — подозрительно посмотрел на меня Зувар.

— Да ниоткуда, а Вы? — попыталась перевести разговор на его персону.

— Я оттуда же, у нас негласное соглашение с ними, я молчу и спроваживаю всех в другую сторону, а они отгоняют диких зверей и не пугают деревенских. — всё же ответил на мой вопрос староста.

— Так как же Раян? — беспокойство за него не давало сидеть спокойно, лишь бы с ним ничего не случилось! Даже страх быть обнаруженной был не настолько силён.

— Да не бойся, он в курсе, где равнина, а где Волчий Дол. Видно, не так прост этот парень, об этом известно ограниченному кругу людей короля. Ну так что по поводу подпола? — напомнил о своём предложении глава деревни, видимо, и ему не хотелось оставлять деревню без лекарки.

— Спасибо, но я откажусь, я пойду пока к Леде, а там посмотрим. — задумчиво ответила я. Мне о многом предстояло поразмыслить. И в первую очередь — хочу ли я, чтобы он меня нашёл.

Добежав огородами до дома Леды, я сунула ей корзинку с гостиницами и села на лавку. Ко мне на коленки тут же забралась Дари.

— Что случилось, Дильяра, на тебе лица нет? — удивлённо спросила хозяйка дома.

— Как вам рассказать-то? Ищут меня, а я не знаю, хочу ли, чтобы нашли? — печально ответила ей, покрепче прижимая к себе детское тельце.

— Так добрый, али злой человек ищет? — с беспокойством спросила она. Кн и го ед. нет

— Самый лучший, Леда, в том-то вся и беда. — горько усмехнулась я.

— Ты же не уедешь? — тут же оживилась Даринка.

— Конечно нет, мой воробушек, без тебя — ни ногой! — в очередной раз заверила свою малышку.

До вечера я просидела у Леды, а потом мы послали Фрола на разведку. Вернувшись, он доложил, что гость побывал в лесу и у моего дома тёрся, но сейчас вернулся к старосте и остался там на ночь.

— Мне нужно возвращаться домой, сколько ни сиди, а проблемы это не решит. — всё же решилась я.

Выскочив на улицу, во тьму летней ночи, я быстро добежала до своего дома и заперла дверь.

Ну и что мне теперь, так и бегать по деревне, прячась по углам, как воришка какой? Ну уж нет, нужно срочно что-то придумать!

В дверь поскреблись, и я чуть не умерла от страха. Но это оказался всего лишь Крис. Он теперь частенько ходил на охоту, и надобность добывать ему мясо отпала сама собой.

— Крис, ну ты меня и напугал! — выдохнула я, — где тебя носило весь день?

Но тот лишь посмотрел на меня жёлтыми глазами, высунул язык и отправился спать на своё любимое место.

Мне тоже пора ложиться, ночь на дворе, а я тут трясусь от страха как осиновый лист. Быстро раздевшись, я легла, но сон не шёл, мне всё казалось, что вот-вот раздастся стук в дверь и придёт Рай. А я даже не знаю, что ему сказать при встрече и как смотреть в глаза, да и вообще непонятно, зачем он меня ищет. По просьбе дедушек или всё-таки по собственному желанию? Сомнения глодали душу, то казалось, что его просто попросили найти, то думалось, что он сам бросил все дела только ради меня, но ответа я всё равно не знала, только измучила себя совсем. Уснула я ближе к утру, так ничего не придумав.

Меня разбудил стук в дверь. Я подскочила на кровати и заметалась по комнате.

— Это я, госпожа травница, Улитар. Заказ Ваш принёс, Вы дома? — послышался голос с той стороны двери.

— Дома, сейчас открою, — крикнула я, и начала натягивать платье.

Открыв дверь и высунув нос наружу, я пропустила гончара с двумя ящиками и опять заперлась.

— Вот, всё принёс. Вчера Вас дома не было, я приходил, стучал, да никто не открыл.

— заметил мастер с явным неудовольствием в голосе.

— Спасибо большое, а вчера я у Леды засиделась, да позабыла про всё, прошу прощения. Может, Вам что-нибудь нужно из лекарств? — мне стало очень неудобно перед этим мужчиной, мы же договаривались, а из-за страха встречи с Раем я заставила его зря вчера прождать перед закрытой дверью.

— Нужно, старику моему Вы мазь обещали на змеином яде, а то он спиной мается вторую неделю. — важно кивнул он в ответ.

— Хорошо, мастер Улитар, я всё купила для приготовления зелья, денька через два приходите, будет готово. — заверила его.

— Спасибо Вам большое, а жена моя Вам гуська передаст печёного и яичек. — благодарно пообещал гончар.

— Хорошо, гусю и яйцам буду очень рада. — улыбнулась в ответ.

Продукты от жителей деревни я всё-таки стала брать. Просто объяснять этим добрым и отзывчивым людям, что меня кормит староста, было бесполезно. Все отказы с моей стороны превращались в обиды и уговоры деревенских жителей не брезговать и принять от всей души преподнесённое угощение, и я решила, что проще взять продукты, чем полчаса отнекиваться, тем более, я их потом относила Леде. Хранить мне их было негде, так как в погребе хранила ингредиенты и скоропортящиеся в тепле зелья, да и готовить времени почти не оставалось, а Леда очень вкусно стряпала и передавала мне то с Фролом, то с Даринкой пироги и горшки с тушёным мясом, да и на зиму уже делала заготовки, в том числе и на мою долю.

Спровадив гончара, я засела за бабушкину тетрадь. Нужно было отыскать рецепт мази на змеином яде и приступать к варке. Я ведь вчера совсем позабыла, что обещала старику Митрофу мазь, а ведь яд покупала специально для него. И тут мне на глаза попался рецепт, подчёркнутый красными чернилами. Зелье, изменяющее внешность! Вот же я глупая! Это же выход, как поговорить с Раем и не вызвать подозрений! Ведь рано или поздно мне придётся с ним встретиться.

Собрав все необходимые ингредиенты для зелья изменения внешности, я тут же начала его варить, после перелила готовое варево во флакон и спрятала в карман платья. Ну вот теперь, если придёт Рай, то просто выпью его и превращусь в того, кого описывал староста, нужно только зажмурить глаза и представить образ.

Успокоившись, я принялась за работу. Пока я была в городе, у меня скопилось несколько заказов, да и Дари должна сегодня вернуться от бабушки. Вчера я не успела её забрать, так как малышка уснула раньше, но сегодня точно прибежит, я ведь успела ей рассказать про новые книги и платье.

Провозившись целый день, я не заметила, как наступил вечер. Дари прибегала, посмотрела гостиницы и, убедившись, что я снова ушла с головой в работу, убежала обратно к бабушке.

Вдруг в дверь неожиданно постучали. Я поставила банку с готовой мазью на стол и замерла, неужели…

— Кто там? — спросила дрожащим голосом, больше, вроде, никто придти не должен был, если только кто-то неожиданно заболел.

— Госпожа травница, меня зовут Зак, я представитель короля, и мне нужно с Вами поговорить. — раздался уверенный и такой любимый голос.

Хорошо, что я банку поставила на стол, иначе разбила бы банку и остался бы Митров снова без столь нужного зелья. Руки затряслись от испуга, а безумный стук сердца, казалось, был слышен в каждом уголке дома.

— Сейчас открою, — сказала я, и полезла в карман за зельем.

Быстро выпив его, я зажмурилась и представила, что у меня появился нос картошкой, карие глаза и пухлые губы. Волосы сделала темнее на несколько тонов. Телу добавила десяток килограмм и объёма в груди и бедрах.

Открыла глаза. Нужно побыстрее поговорить и спровадить Рая, без маги это зелье действует меньше часа, но вот сколько точно — неизвестно. Надо ещё не забыть изменить голос, ведь и по нему меня можно узнать, напомнила себе. Выдохнула и пошла открывать дверь. Не смотря ему в глаза, быстро пропустила внутрь и спросила:

— Так чего нужно королевским гончим от тихой травницы?

Рай кинул быстрый взгляд сначала на меня, а потом начал осматривать моё жилище, сев при этом на лавку. Да, по-быстрому спровадить его не получится.

— Ничего особенного, госпожа травница, я кое-кого ищу. — спокойно ответил он.

Я убрала котелок и банки с мазью со стола.

— Одну девушку, очень дорогую для меня девушку. — задумчиво глядя на меня, добавил Рай.

— А Вы уверены в том, что она хочет, чтобы её нашли? — доставая из печки пирог и ставя его на стол, как можно спокойнее спросила я, хотя сердце от волнения колотилось уже где-то в районе горла.

— Не уверен, но я должен убедиться, что с ней всё в порядке, — сверля меня серыми глазами, твёрдо ответил парень.

Я полезла в шкаф за чашками, как вдруг услышала странный звук.

— Кажется, Крису плохо, — раздался ироничный голос за спиной.

Я обернулась и увидела своего зверя на середине комнаты, всё его тело скручивалось в судорогах. Испугавшись не на шутку, бросилась к питомцу.

— Крис, что с тобой? Я же тебе говорила вчера, не ешь ты эту мышь, у неё вид был какой-то больной, — я села подле него и взяла утона на руки, гладила по спинке, совсем позабыв про свой маскарад, да и в нём уже не было никакого смысла.

Крис притих и уткнулся мордой мне в ладонь, а через несколько секунд выплюнул чёрный блестящий камень.

— Ты где его нашёл? — с удивлением спросила я у своего зверя.

— Я думаю, что это камень из кольца Вивьен, Крис после того, как она сгорела, тёрся около кучки пепла, — раздался всё тот же голос за спиной. — Вставь его в браслет, он ведь у тебя?

Браслет всё так же был на запястье. Когда я убегала, то взяла только его, как память о юном, но очень талантливом артефакторе, к тому же это был единственный подарок, который не стоил, как целый особняк. Я сжала камень в ладони, а потом решительно вставила его в паз на браслете. Зажмурилась…

— Ну как? — с затаённой надеждой спросил Рай.

— Чуда не случилось, я ничего не чувствую, Рай, так что всё осталось по-прежнему. Магии артефактов мало, чтобы вернуть мой дар. — разочарование накрыло с головой.

— Дили, может хватит ломать комедию? Поговори со мной, — как-то устало и горько попросил он.

— Хорошо, — я встала, взяла Криса и переложила его на стол с артефактами, где он быстро свернулся в клубок и уснул. Потом достала чашки и поставила на стол, разлила по ним отвар и села напротив Раяна.

— Я тебя слушаю. — устало прикрыла глаза. Стоило так переживать и варить зелье, когда в первые же минуты встречи обман раскрылся.

— Возвращайся, прошу тебя, мне очень плохо без тебя. Когда ты сбежала, я чуть с ума не сошёл. — с тоской в голосе проговорил парень.

— Для чего, Раян? Смотреть в твои глаза, полные жалости ко мне? Даже сейчас ты меня жалеешь, я это чувствую. — горечь разрывало моё сердце.

— Какая жалость, глупая ты моя?! Я люблю тебя и буду любить, что бы ни произошло. Я понял, почему ты убежала, нашёл дневник Оливии в твоей спальне, так вот, я разыскал родственника Шани. Им оказался хозяин ресторации "Золотая корона", он-то и рассказал мне, что Шанир всю жизнь любил Леди Оливию и после её смерти очень долго тосковал, так и не женившись, ни одна женщина не смогла притупить его боль и вызвать хоть малейший отклик в его сердце. Он умер совершенно один. — с нежностью и болью глядя на меня, рассказал парень.

Я смотрела на него полными ужаса глазами.

— Не может быть…

— Может. Ты решила всё сама, не зная истины, полагаясь только на слова расстроенной женщины, и не узнав, как видели эту ситуацию другие. Мы искали тебя всё это время. Твои дедушки, братья, даже мой отец. Обшарили весь юг, запад и восток, деревню за деревней, а потом я подумал, что тебе хватит сумасбродства уйти к оборотням, вот и приехал сюда.

— Я не думала, что так всем дорога, — виновато потупилась я. — У всех же свои дела и своя жизнь, Ринар с Терезой, Кир с Габи, а у дедушек вечная работа…

— Дили, ты даже не представляешь, как нужна всем. — горячо убеждал меня Рай.

— И что я буду делать в столице? Сидеть в родовом замке и вышивать крестиком? — с горечью спросила его.

— Нет, конечно! Леди Самира приглашала тебя к себе в замок, она вернулась домой после того, как Бартона отправили в военную школу. — предложил он мне.

— Очень хорошо, две чахнувшие девы, у одной мужа казнили, а у другой выгорел дар, прекрасно вы всё придумали, Раян. Чтобы мы там обе умерли от тоски. Нет, я лучше останусь тут и буду варить зелья, по крайней мере, здесь я хоть чем-то занята и мои умения приносят пользу! — разозлилась от представленной картины.

— Ну, раз не хочешь к Леди Самире, я, конечно, хотел подождать, пока ты станешь совершеннолетней… Мы можем жить у меня, — Рай встал со скамьи и нервно ходил по комнате.

— В качестве кого, позволь спросить, очередной любовницы? — я тоже подскочила то такого заявления и пылала гневом.

— Какой любовницы, ты сума сошла? Я хочу на тебе жениться! — теперь уже злился Раян.

— А как же твой отец? Он ведь дал мне понять, что ты у нас запасной наследник, и твою судьбу решит он сам? — напомнила ему.

— Дили, отец не против, он будет только рад, да и запасной наследник больше не нужен. После обыска в комнате Вивьен в академии, было установлено, что Десмондов отравила она. Один не захотел жениться, а другой не захотел повлиять на сына, вот она и отомстила таким образом. И на Витора донос тоже шепнула она, из ревности к сестре. Так что, после того, как её не стало, все наши проблемы решились сами собой. — рассказал он.

— Неужели это всё из мести и ревности? — пребывая в шоке от таких новостей, спросила я.

Рай воспользовался моим замешательством и. быстро приблизившись, крепко обнял.

— Ты моя, я тебя никому не отдам, слышишь? — он больно сжал мои плечи, а после одна его рука переместилась на талию, а вторая легла на затылок. Он склонился и поцеловал, страстно, безудержно, сминая губы и крепко прижимая к своему телу, словно боялся, что я могу исчезнуть в любую секунду.

Я потерялась в вихре ощущений, что дарили его губы, его крепкие объятия, запах, присущий только ему, кружил голову, я так по нему скучала! Я забыла кто я и где нахожусь, наслаждаясь его близостью, мыслей в голове не осталось, только невероятный калейдоскоп эмоций. Почувствовав, что я не сопротивляюсь, Рай начал покрывать поцелуями мою шею, прикусил мочку уха, вызвав непроизвольный стон, я и представить не могла, что бывают такие ощущения! Его рука переместилась сначала с моей шеи к плечам, а позже и ниже, накрывая грудь, и это привело меня в чувство. А после вокруг нас вспыхнул огненный столб, и я зажмурилась уже от ужаса.

Сколько прошло времени, я не знаю, но столб огня опал, а Рай будто очнулся и отпустил меня. Потом, увидев моё лицо, снова меня обнял, но уже нежно и трепетно.

— Прости меня, моя маленькая, я сорвался, я столько времени искал тебя и безумно скучал.

Меня раздирали противоречивые чувства: с одной стороны — стыд за своё поведение и за реакцию моего тела на ласки Раяна, а с другой — злость на него, как он мог вот так воспользоваться ситуацией?

Пылая одновременно от гнева и стыда, я выпалила:

— Уходи, никуда я не поеду, ты… Ты… — у меня даже слов не хватало выразить своё возмущение его поступком, я как рыба, выброшенная на берег, хватала ртом воздух и не могла ничего сказать.

— Хорошо, я уйду, но только сейчас, потому что уже довольно поздно, но я никуда не уеду. Если ты решила жить здесь, то и я останусь, надеюсь, в хозяйстве пригодятся огненные маги! — Рай развернулся и ушёл, хлопнув напоследок дверью.

Дня два Рая не было видно, я за это время немного успокоилась и начала переживать, почему он не приходит. А вдруг, он и правда уехал? Вот так, разворошил воспоминания, разбередил душевные раны, наговорил пустых слов и уехал…

Но на утро третьего дня, когда мы с Дари вышли на утреннюю пробежку, то наткнулись на подарок — целую охапку душистых цветов. Так приятно стало на душе и тепло, это лучше любых дорогих украшений! Но самого дарителя я не увидела. Глупая надежда поселилась в сердце, так как местные, если хотели отблагодарить или порадовать, то дары вручали лично в руки, но кто знает… Хотя, у меня была идея пойти к старосте и узнать всё у него, но потом, подумав, решила, что это будет выглядеть глупо — сначала выгнала, а теперь ищу.

Даритель сам нашёлся на утро следующего дня. Мы с Дари чуть его дверью не пришибли, когда выходили из дома. И, к моей большой радости, это оказался всё-таки Рай.

Читай на Книгоед.нет

— А я-то думаю, кто мне цветы носит? — задумчиво произнесла я.

— А что, есть ещё кандидаты? Учти, моя дорогая, я не просто огненный маг, а боевой огненный маг, и от конкурентов избавлюсь так, что пепла не останется, — сквозь зубы прошипел он, предупреждая.

— Мама, это кто? — удивлённо спросила моя Дари, пристально изучая парня.

— Это дядя Раян, он хороший, — погладила я её по голове.

— Погоди, откуда у тебя ребёнок? — недоумевал Рай.

— А что, с ребёнком замуж не возьмёшь? — съязвила я.

— Да хоть с десятью! Да… хоть всю деревню забирай, Дили! Я серьёзно! — получила возмущённый, но в то же время решительный ответ.

Чуть позже, отправив девочку проверить растения в огороде, я пересказала ему историю Дарины и Алька и заодно попросила помочь найти их отца.

— Ну, во-первых, очень мало информации, во-вторых, имя может быть ненастоящим, и даже если бы я его знал, то, вполне вероятно, под другим именем, в-третьих, не факт, что он закончил академию и работал на королевство, — заключил парень, обдумав полученную информацию.

— Но можно же как-то найти его? Дари ещё ничего, а вот Альк по-прежнему его ждёт,

— тихонько шепнула ему я.

Но ответить он не успел. К дому бежал наш кузнец и махал руками.

— Госпожа травница, помогите, пожалуйста, этот несносный ребёнок опрокинул на себя горшок с бульоном и обварился весь, жена ушла к соседке, а меня попросила посидеть с мальцом, а тут такая беда! Она меня теперь убьёт за то, что недоглядел! — волнуясь, выпалил он на одном дыхании.

— Где ребёнок-то? Неси скорей ко мне, — наказала я, уже обдумывая, как проводить лечение.

— Сейчас, я просто растерялся и не знал, что делать, — быстро кинул Дарай и помчался обратно.

— Мама, я тогда к бабушке пойду, — быстро сориентировалась Дари, прибежавшая на крики дяди.

— Иди, моё солнышко, и дядю Рая возьми, может, она расскажет ему побольше про Лукаса, да и Альк его должен помнить, — улыбнулась девчушке.

— Пойдёмте, дядя Рай, моя бабушка печёт самые вкусные пироги. — с гордостью отрекомендовала девочка.

— Хорошо, Дили, я постараюсь узнать как можно больше и помочь в поисках. — пообещал Рай, нехотя направляясь с Даринкой к дому Леды. А меня ждал маленький пациент.

Дарай залетел ко мне через несколько минут уже ребенком. Я спровадила нервного папашу домой, так как он метался по моей и так маленькой комнатке и путался под ногами, а малыша уложила на кушетку. Тот уже, видно, накричавшись дома, сейчас только тихонько всхлипывал.

— Тише, малыш, сейчас я тебе помогу, и всё пройдёт. — ласковым голосом пообещала мальчику, стараясь того успокоить.

Я накапала ему обезболивающее и успокоительное зелья, которые он без возражений выпил, памятуя, что в прошлый раз ему помогло, а потом стала осматривать обожжённую кожу. Участок ожога был довольно большим — живот и обе ноги, но, к счастью, было только покраснение, пока без характерных волдырей, и если правильно провести лечение, то следов и шрамов остаться не должно, Дарай вовремя ко мне обратился.

Достав из сундука очередную простынь, я разорвала её на несколько частей и, пропитав отваром, который должен охладить кожу и убрать боль, накрыла тельце мальчонки. Теперь мазь. Её нужно очень много, наверно, целый горшок, ведь наносить её нужно толстым слоем каждые пару часов в течение нескольких дней.

Запасы, которые я сделала на зиму, использовать не хотелось, да и имеющаяся мазь от ожогов находится в небольших баночках, так как я не ожидала, что кто-то сможет получить столь обширное повреждение кожи. Проше было сварить новую порцию и отдать родителям вместе с горшком.

Малыш под действием зелий и отвара успокоился и заснул, а я приступила к изготовлению мази. Закончила я только ближе к вечеру, ребёнок уже успел проснуться, поесть пирогов с яблоками и замучить Уголька, который случайно попался ему на глаза. Также несколько раз прибегали Дарай с женой, но я велела им придти попозже.

Разорвав ещё одну простынь, поняла, что надо бы уже подумать о бинтах, иначе скоро постельного белья у меня не останется. Я густо намазала ребенка мазью и замотала полосками ткани, в таком виде и вернула его родителям вместе с горшком мази и остатками простыней для перевязки.

Не успело семейство кузнеца покинуть мой дом, как пришёл Раян. Постучал по косяку и тихо спросил:

— Пустишь?

— Пущу, если ты свои руки будешь держать при себе! — ответила не очень довольно.

— Хорошо, клянусь честью Лорда, — поднимая руки в знак применения и ослепительно улыбаясь, он прошёл в комнату и сел на лавку.

— Насколько мне помнится, ты уже однажды ею клялся, — улыбнулась я.

— Как ребёнок? — сменил тему парень.

— Ребёнок хорошо, а как твои поиски? — мне не терпелось узнать, удастся ли помочь Альку и найти пропавшего отца ребят.

— У меня не густо, но немного картина прояснилась. Леда не помнит Лукаса совершенно, но она рассказала, что первый раз он приезжал с группой и наставником, а такие практики обычно проходят перед дипломом, а второй раз он приехал через год и тогда уже забрал её дочь в столицу. Ну а Алькор описал мне внешность мужчины, так что, я думаю, мы сможем его найти.

— Это очень хорошо, Рай, спасибо, — я, наконец, закончила уборку и села на лавку.

— Прости меня, я был таким дураком и эгоистом! Теперь я вижу, насколько важно для тебя любимое дело и насколько важна помощь, которую ты оказываешь людям. Дело даже не в зельях, а в твоей доброте и теплу души, которые ты даришь окружающим. Это твоя жизнь, и жить по-другому ты просто не умеешь. Ты была права, что сбежала, а я только сейчас понял, что был не прав, чрезмерно опекая и вечно ругаясь с тобой. — смотря мне в глаза, тихим голосом сказал Раян.

Я несколько минут молчала, не веря в то, что наконец-то он меня понял, но всё же смогла найти в себе силы и ответить:

— Рай, я тоже была не права, не нужно было убегать, но на тот момент я была просто в отчаянии. Всё перевернулось с ног на голову, и я просто не представляла, как смогу жить дальше. Всё, о чём я мечтала, всё, что я умела, сгорело там, в подвале, вместе с Вивьен. — едва ли не прошептала я. Всегда сложно признавать свои ошибки, а уж открыть чувства другому и подавно.

Внезапно из-под печки вылез потрёпанный Уголёк и уставился на нас разными глазами.

— Это что, ещё один член семьи?

— Да, по мере моего путешествия она значительно увеличилась, — лукаво улыбнулась я.

— Эх, чувствую, дом в городе, что я купил, придётся продавать и просить у отца какой-нибудь ненужный замок, — расхохотался Рай, — всё твоё семейство в доме не поместится!

Эпилог

— Леди Эдилия Вайлен Дарнхольм Десмонд, Вы домой собираетесь или нет?! — послышался голос моего супруга в коридоре лечебницы. — Я вернулся, а тебя нет, ты даже не обедала! Дили, это вредно для моей дочери!

Ага, как же, его дочь! Нет уж, это моя и только моя малышка, никому не отдам. Его — сыновья! Несмотря на то, что первые мои трое мальчишек сейчас находятся на воспитании у дедушек.

А если начать с самого начала, то после возвращения в столицу меня долго обнимали и целовали, даже Ринар, что удивительно, я думала, он меня терпит только из-за родства, но, как выяснилось, я ошибалась, и брат действительно меня любит. После дедушка Вайлен долго сокрушался по поводу моей глупости и стал ежедневно приходить и сливать силу в мой браслет. Результатов это не приносило, но он не отчаивался и настырно продолжал приходить. Я же первые две недели в особняке не знала, куда себя деть, а потом собрала все книги по зельеварению и засела в лаборатории, в резиденции Дарнхольмов. Долго и упорно изучала фолианты и бабушкину тетрадь, снова и снова проводила эксперименты, и через полгода мне удалось некоторые из зелий доработать и сделать более эффективными. Профессор Тревел, изучив мои разработки, пригласила меня на свой курс в академию, и я стала первой студенткой без магической силы, которая когда-либо обучалась в академии Дарнхольм.

А на третьем курсе стараниями моей светлой семьи и благодаря моему упорству вернулась часть силы, и я уже могла сотворить небольшой шар и щит. После этого я восстановилась в академии ещё и на факультет Магистра Ристаль, и обучение моё затянулось на семь лет вместо пяти. Но я закончила её с отличием и получила два диплома — один по зельеварению, а другой — по целительству.

После возвращения в столицу Раян долгое время уговаривал меня выйти за него замуж, в итоге я согласилась, но лишь с условием, что церемонию проведём после окончания мной учёбы. А когда он узнал, что ему придётся ждать ещё два года, то чуть не спалил особняк. Огненные маги очень вспыльчивы. Я убедилась в этом на собственном опыте, когда через два года после свадьбы носила наших первенцев — близнецов, мальчики оба оказались огненными магами. Находясь ещё в моей утробе, они не давали мне ни минутки покоя, ни днём, ни ночью, а после их рождения не спал весь дом. Позже, когда у них проснулся дар, Лорд Десмонд-старший стал настаивать на том, чтобы я отдала близнецов ему на воспитание. Он обожал мальчишек и частенько приходил к нам в гости, принося им гостинцы. Да и мои сорванцы очень любили деда и с восторгом наблюдали за его «огненными фокусами», после чего бежали ко мне и просили научить их тому же. В общем, наш король умеет добиваться своего. Я долго отпиралась, не желая расставаться с сыновьями, но, в конечном итоге, после того, как они чуть не спалили дом, пытаясь самостоятельно повторить фокусы дедушки, и напугали всю прислугу, мне пришлось согласиться с его условиями. Кто, как не он, лучше всего обучит и воспитает ребят? С его-то опытом.

Вторая моя беременность закончилась рождением тёмного сына. Моих родов ожидали все дедушки даже больше, чем мы с Раем. С первых минут его жизни было ясно, что он чистокровный тёмный — фиолетовые глаза, тёмненькие волосики на макушке и серьёзный взгляд.

На третьего моего сына сразу же положил глаз дедушка Дарнхольм.

Аргументы были те же — кто, кроме него, сможет лучше справиться с воспитанием тёмного Лорда? Через некоторое время мне пришлось уступить. Лорд Дархольм был не столь изобретателен, как наш король, он давил на мою жалость, еженедельно причитая, что мы его все бросили, и он, старый и больной, живёт один! Кто там старый и кто больной, я так и не поняла, мой дедуля всё так же отлично выглядит и занимает несколько должностей при дворе. В итоге я пожалела деда и уступила. Отец живет вместе с ним, так же здравствует, король предложил ему должность при дворе, так что отец теперь живёт полной жизнью. Правда, на все мои намеки о том, что ему нужно жениться и, возможно, завести детишек, он отнекивается и говорит, что рано ему ещё, да и любовь к маме всё ещё жива в его сердце. С мальчиками мы с Раем видимся часто — или навещаем у дедушек, или забираем ребят к себе. А через пять лет после рождения третьего сына случилось чудо! Я вновь ждала ребёнка, и с первых минут, как только зародилась его крохотная жизнь, поняла, что это будет светлая девочка!

И постепенно ко мне начался возвращаться мой дар! С каждым новым днём я чувствовала это всё более чётко, и уверенность моя укреплялась. Моя малышка исцелила меня. Теперь я вновь чувствовала себя полноценной! Поэтому и возмущаюсь, что это только моя дочь, ведь кто, кроме меня сможет её понять и научить всему необходимому, не так ли? Хотя, третий дедушка уже делал мне намёки. А Рай… Он в равной степени любит всех детей, а в ещё не рожденой малышке вообще души не чает! И вновь окружает меня чрезмерной опекой. Вот и сейчас опять пришёл за мной на работу.

Да, Лорд Десмонд ещё до возвращения моего дара, как и обещал, построил специализированную лечебницу, поставив меня во главе. И если раньше мы могли помочь полностью оправиться не более одной трети пациентов, то сейчас редко случалось, когда мы не в силах были кому-то помочь. Важную роль в выздоровлении играли и зелья, которые я продолжала совершенствовать и создавать новые, всё же полученные в академии знания открыли для меня новые горизонты.

Моя Дари неожиданно для всех, и в первую очередь для меня, стала Леди Бьёрн. Это случилось через месяц после того, как мы вернулись из деревни. К нам приехала погостить Леди Самира, и они сдружились с моим воробушком. А чуть позже Лорд Лайнел выяснил, что Лукас происходил из семьи Торм, но разругался с ними из-за молодой жены, которая была ниже его по положению. Он погиб на очередном задании, когда королевские гончие накрыли чернокнижника, который оказался силён, и прежде чем его обезвредили, успел убить трёх магов, среди которых, к сожалению, и оказался Лукас. Когда Тормы узнали, что появилась сильная представительница их рода, то стали просить отдать её им на воспитание, и даже сам Лорд Лайнел изъявил желание взять мою Дари на попечение, но она решила свою судьбу сама.

Девочку, с её согласия, удочерила Леди Самира, а вступивший в права наследства Кир официально ввёл её в род Бьерн. Сейчас Дарина — самая завидная невеста королевства и сильнейший маг воздуха.

Алькор остался жить в деревне, не захотел уезжать в столицу. Позже он женился на соседской девушке и стал очень востребованным резчиком по дереву, его работы с удовольствием покупали даже в столице.

Фрол и Леда также остались в деревне, но теперь часто навещают внучку и меня, причём все мои родные воспринимают их как часть нашей большой семьи, что меня не может не радовать. В деревню Дальние Топки сразу после моего прибытия в столицу была направлена не просто выпускница факультета целительства, а ещё и отличница! Так что за жителей деревни я теперь спокойна.

Кир на третьем курсе академии женился на Габи, и мы породнились с ним во второй раз. Габриэлла родила сначала четырёх дочерей, а потом одного, но очень долгожданного сына.

Ринар и Тереза поженились сразу после окончания академии, но потомством пока не успели обзавестись. Они переехали в родовой замок Дарнхольмов и вплотную занялись изучением свойств тёмной материи. Хоть дедуля и неоднократно намекал им, что пора обзавестись детишками, но они в этом вопросе категорично отвечали, что им рано. Так что мой третий сын, Рони, стал для дедушки единственной отрадой.

Тимар с профессором Торном разработали-таки свой накопитель, но дело упёрлось в отсутствие подходящего камня. Несколько лет они бились над решением этой задачи, но решить её так и не смогли. В итоге Крис, с моего согласия, перебрался жить в академию и помогал создавать необходимые для подобных артефактов камни, но с условием, что они будут холить и лелеять последнего утона и моего питомца.

Крис прижился в аудитории декана артефактики, и даже после того, как адепты нашли замену его желудочному камню, он остался там на правах талисмана академии. Вымахал ростом с хорошую собаку, научился летать, но обленился от сытой жизни до такой степени, что выползал с кафедры только лишь для того, что бы попугать адептов первокурсников.

Правитель нашего королевства живёт и здравствует, власть наследнику не торопится передать, а тот, в свою очередь, наслаждается более спокойной жизнью, чем ему грозит после восхождения на престол.

А я? Я теперь мама троих детей и жду четвёртого, любящая и любимая жена, окружённая заботой и внимаем, главный лекарь королевской лечебницы имени Леди Вайлен. Кто бы мог предугадать, чем обернётся моя поездка в столицу и встреча с Киром! Я и представить себе не могла когда-то, что найду своих родных, что судьба подарит мне возможность встретиться и подружиться с таким количеством людей, а главное, я даже не подозревала, что когда-нибудь буду настолько счастлива!!!

Ой, меня же Раян ждёт, что-то я совсем рассеянная стала! Наверно, мне и правда нужно немного передохнуть и побыть дома с мужем, тем более, скоро близнецы приедут на каникулы.

— Иду, дорогой, прости, много работы и пациенты все сложные сегодня!

Конец.



Оглавление

  • Глава 1 Родовой замок
  • Глава 2. Яйцо с сюрпризом
  • Глава 3. Тайны Лорда Витора
  • Глава 4. Новая родня и необычные открытия
  • Глава 5. Графство Бьерн и его обитатели
  • Глава 6. Королевская милость
  • Глава 7. Зелья и мелкие хлопоты
  • Глава 8. Столичная ресторация и важные решения
  • Глава 9. Бал с Темным мастером и его последствия
  • Глава 10. Побег
  • Глава 11. Дальние топки
  • Глава 12. Новы дом
  • Глава 13. Последняя
  • Эпилог