Рать порубежная. Казаки Ивана Грозного (fb2)


Настройки текста:



Рать порубежная. Казаки Ивана Грозного



ПРОЛОГ

...теперь у них первейший муж, наиболее пригодный для военных дел,

некто князь Дмитрий Иванович Хворостинин, воин старый и опытный.

1589 г. Джильс Флетчер,
посол английской королевы Елизаветы I

 полутёмной келье Троице-Сергиевой обители, на скромном одре, лежал потомок Ярославского княжеского дома — Дмитрий Иванович Хворостинин. Смертельный недуг и возрастная немощь приковали закалённого в ратных делах воеводу к ложу. Утомлённый мирской жизнью, на шестом десятке лет принял он постриг. Обычай пришёл на Русь из Византии, где нередко христианские воины после ратной службы уходили в монастыри, дабы отмолить грехи, содеянные на полях сражений. В схиме приобрёл Дмитрий Иванович новое имя Дионисий и вот теперь, в преддверии собственной кончины, ожидал суда. Не царского, не в Разрядном приказе, суда Божьего. Перед ним — Господом — готовился держать ответ за прожитое. Лежал и думал о том, что скажет у врат в иной мир, о чём поведает.

Луч солнца проник в узкое оконце, упал на бледное, покрытое морщинами лицо, осветил русые с обильной проседью волосы, окладистую бороду, прямой заострившийся от хворобы нос и тонкие с болезненной синью губы. Ясные не по годам голубые глаза князя устремлены в потолок. Вспоминал, словно чётки перебирал, минувшие лета, отыскивал в них доброе и худое. Промелькнуло быстрой чередой малолетство, детские игры. Встали пред очами братья: Фёдор, Андрей, Пётр. Беззаботное, радостное было время. Росли вместе, стояли друг за друга, но случалось, и ссорились. Другое плохо, ссоры остались и во взрослости. Был грех, судились из-за имущества. Негоже, только назад не вернёшься, локтя не укусишь. И перед покойными родителями стыдно. Вспомнилось доброе округлое лицо матушки, отец. Батюшка, Иван Михайлович, был верным слугой царю и государству Московскому, чему учил и чад своих. Они отца не опозорили, все четверо выросли в мужей достойных, службой прославили род Хворостининых. Явились в думах и свои сыны: Григорий, Иван, Юрий. А наставил ли он и покойная жена Евдокия Никитишна детей на путь истинный?

На миг накатило, перехватило дыхание, из груди вырвался тихий стон. Болезнь шла на приступ, князь держался, как некогда на полях ратных супротив злого ворога, стоял, будто осаждённая крепость, кои не раз оборонял от находников. Превозмогая недуг, сжал кулаки, выдохнул. Отпустило. Нахмурился.

«Запамятовал, о чём думал? Поди, и не вспомнить... Ах да, о детях. За потомство по сию пору стыдно не было, все пристроены. Дочь-то вона замужем за Стёпкой Годуновым, а Борис Фёдорович шурином нынешнему царю Фёдору Ивановичу приходится, и влияние на самодержца имеет немалое».

За родство Хворостинины держатся: за Годуновых горой, а посему и милости имеют немалые. Теперь и споры местнические, на кои князь в былые годы потратил уйму времени, решать проще. Ныне Хворостинины взлетели высоко, как никогда прежде.

«Как бы падать низко не пришлось. Судьба что пёс, то ластится, то кусает».

Князь вздохнул. Ему в царствование прежнего правителя Ивана Васильевича пришлось не только почёта и славы вкусить, но и опалы.

«Опала-то опала, да голова на плахе не лежала, как у иных мужей высоких. Много их под топор царского гнева попало. Не зря народ молвит: «Близ царя — близ смерти». Меня Бог миловал, только обида осталась. А ведь пятнадцати лет от роду стал служить покойному. С сотников начинал. По приказу государеву берег рубежи южные от крымчаков и ногайцев, ходил на черемису и казанских татар, воевал в Ливонии, был лучшим из опричных воевод, да и земским не уступал... Было время, ушло, и правитель московский ушёл. Шестью летами ранее почил в Бозе грозный царь, и моя пора приспела. Эх, был дуб, а стал сруб: время прибудет — и того не будет. Добро, перед смертью успел славно побиться. Повеселился под Нарвой и Ивангородом, одолел-таки шведского воеводу Густова Банера. Только зачтётся ли это в заслугу перед Господом?»

Ответить на свой вопрос не успел. Вошёл белобрысый монашек:

— Отче Дионисий. У врат монастырских казак стоит, разбойного виду. Вас спрашивает.

Князь хотел ответить, не смог, ссохлось горло. Указал на кувшин с водой. Монашек кинулся к столику в изголовье ложа, налил в чашу, поднёс к губам больного. Хворостинин глотнул раз, другой, отстранился, негромко спросил:

— Кто таков? Что молвит?

— Свидеться желает. Дороней Безухим назвался.

Князь слабо улыбнулся:

— Зови. Настоятель препятствовать не станет.

Монашек удалился. Взор бывшего воеводы вновь вскинулся к потолку.

«Вот оно, главное! Вот с чем и перед Богом предстать не стыдно».

Это была его последняя ясная мысль. Боль вернулась, захлестнула, бросила во тьму...


* * *

Чернец вернулся в сопровождении пожилого мужа, сухопарого, угрюмого вида, судя по одежде — казака. Лицо бывалого вояки обезображивал шрам. Розоватая борозда протянулась через лоб к правому виску. Прищуренный вследствие ранения правый глаз добавлял его виду ещё большей суровости, что несколько пугало молодого инока. Монашек остановился у входа, робко глянул на казака и со словами:

— Надобно соизволения испросить, — скользнул в келью. Казак переминался с ноги на ногу, ждал. Ожидание было недолгим. Монашек вернулся. Его бледное лицо выражало волнение и растерянность.

— Отец Дионисий упокоился. Беда-то какая, Господи! Игумена, игумена известить немедля...

Чернец засеменил прочь, оставляя гостя одного. Казак шагнул в келью. Взгляд упал на деревянное ложе. Там покоилось, теперь уже бренное, тело того, с кем не раз сводила его судьба, с кем заедино приходилось биться супротив врагов и кого почитал он — Дороня Безухий — за воина и воеводу великого. Переложив отороченную бараньим мехом красноверхую шапку в левую руку, Дороня широко перекрестился.

— Упокойся с миром, Дмитрий Иванович. Прости, не суждено проводить тебя в последний путь. — Казак низко поклонился. — Прощай, воевода...

Он не помнил, как пробирался между богомольцами и убогими, как покинул пределы обители. Слёзы застлали глаза, голова отяжелела, будто после доброй попойки. За воротами силы покинули его. Слабость в членах заставила присесть. Дороня прислонился спиной к шершавой, белого камня, монастырской стене, утёр впалые влажные от слёз щёки, устремил взгляд вдаль. Память птицей унесла его в прошлое...

Часть I ПРОТИВОСТОЯНИЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ


А не сильная туча затучилася, а не сильнии громы грянули:

Куда едет собака крымской царь?

Из песни, записанной для Ричарда Джеймса
в 1619—1620 годах

оннoe войско хищным зверем кралось к рубежам Московии. Как и в прежние века, находили кочевники Дикого поля на Русь. Ныне пограбить и проверить прочность молодого Московского государства шли крымские татары хана Девлет-Гирея, правителя осколка некогда мощной Золотой Орды. Это было не первое вторжение во владения северного соседа за время его правления. Не единожды водил он своих воинов в русские земли, не единожды разорял грады и веси, не единожды возвращался с полоном. Этого было мало. Хан мечтал отбить у московского царя Казанское и Астраханское ханства, захватить его столицу и сесть в ней правителем — владыкой всех татар, русских, ногайцев, черемисов и других народов. Мечтал восстановить былое величие Золотой Орды, обрести славу знаменитого предка, завоевателя многих земель Темуджина, и стать независимым от турецких падишахов. Пока же помощь Высокой Порты необходима, но чтобы её получить, надо доказать свою силу, терзая тело Московской Руси... В набег Девлет-Гирей бросил пятьдесят тысяч воинов. Сила немалая, но сейчас большая война ему без надобности; прежде надо получить от правителя османов, Селима, необходимые для осады русских крепостей пушки и янычар. Однако падишах не спешил помогать своему вассалу. Повелителю турок нужны были войска для захвата Кипра и войны с венецианцами, да и неудачный поход на Астрахань, предпринятый в прошлом году в союзе с крымскими татарами и ногайцами, ослабил силы Высочайшего Османского государства. Владыке Крыма приходилось терпеливо ждать помощи и действовать...

Хан дома Чингисидов восседал на вороном жеребце арабских кровей. С вершины низкого холма он обозревал своё войско, а оно текло чёрно-бурой рекой, тянулось по Муравскому шляху, от горизонта до горизонта разрезая надвое весеннюю покрытую духмяным молодым разнотравьем степь. Девлет-Гирей улыбнулся, довольный своими воинами и собой, ведь он и сам воин. Хан поправил высокую белого войлока шапку, расправил плечи под кафтаном, на черноту которого лёг золотисто-красный китайский узор. Кафтан — подарок турецкого султана Сулеймана Кануни, покорителя Месопотамии, Аравии, Алжира и многих других земель. Кафтаном его одарили по прибытию в Стамбул, куда ездил для изъявления преданности и покорности. Хан верил, придёт время, когда ему так же будут клясться в верности правители иных земель. И не надо будет бояться гнева султана, как случилось после позорного астраханского похода. Тогда его и предводителя турецкого войска Касим-пашу от смерти спасло только заступничество сестры повелителя османов. Верил и в то, что избавится от опеки турок, как и от подарка Сулеймана: ведь красивой тряпке уже почти двадцать лет... Не стало дарителя кафтана, да и сам хан далеко не молод, хоть и сохранил в себе долю былой силы и ловкости. Девлет-Гирей отогнал грустные мысли, огладил редкие усы, аккуратно стриженную черно-рыжую с проседью бородку.

«Мы, татары, с детства воины. С младенчества нас окунают в холодный рассол, чтобы приучить к морозам и жаре, в три года сажают на коня, с семи лет приучают спать под открытым небом, до двенадцати учат владеть оружием, после чего берут в набега. Таким воинам нипочём холод, голод, жара и иные невзгоды. Для похода им нужны лишь тугой лук, острая сабля, мешочек с просом, немного курта — сухого сыра, хороший конь да пара заводных. У моих воинов заводных хватает, значит, войско сможет стремительно наступать и отступать, в этом наше преимущество перед урусутами».

Вторя его мыслям, передовая сотня рыжебородого бинбаши Саттар-бека, из рода барын, вынула сабли, приветствуя своего повелителя. Клинки заиграли в лучах весеннего солнца. Это была отборная сотня. Их тела защищали кольчуги, наручи, поножи, а головы шлемы, у всех луки, некоторые со щитами и копьями. Кони многих из них тоже в защитных попонах, металлических налобниках и нагрудниках. Сотню называли железной не только из-за доспехов. Порядок в ней был железный, и поддерживался он твёрдой рукой беспощадного бека. За ними ехали ещё девять сотен Саттара; простые воины в тёплых халатах, тулупах, малахаях и войлочных шапках, у каждого кинжал, сабля, аркан, лук, стрелы. И те и другие — сила и мощь ханства. Благодаря таким батырам доставлялись в Бахчисарай, Гезлеве, Арабат, Чуфут-кале и другие города Крыма награбленные богатства и рабы из Речи Посполитой, предгорий Кавказа и Московии. Рассчитывали они на удачу и в этом походе, поторапливали коней, стремясь поскорее достичь окского рубежа: там, в землях Руси, их ждала добыча.

«Такими воинами остался бы доволен сам Потрясатель Вселенной».

Девлет-Гирей оглянулся на нукеров-телохранителей и приближённых мурз. В тёмно-карих глазах читались удовлетворение и гордость. Взгляд хана вновь обратился к войску, а затем устремился на север, туда, куда вели своих единоверцев его сыновья — Мегмет-Гирей и Али-Гирей. Тонкие брови сомкнулись у переносицы слегка приплюснутого носа.

«Придёт время, с этими воинами я стремительно и неожиданно ворвусь в земли Московии и покорю её. С ними я сожгу остроги и крепости, щитом закрывшие Русь от Степи и разобью войско московитов, как разбил пятнадцать лет назад у Судьбищ сердаров Шереметева и Салтыкова».

Хан забыл, что один из праведников салафунов сказал: «Первый грех перед Всевышним — это гордыня». Забыл, что под Судьбищами русских было гораздо меньше и сломить удалось не всех, да и потери татар оказались немалыми. Забыл и о том, как спешно уходил из-под Тулы от воевод Репнина и Салтыкова, как учинили разор его улусам воины Адашева, Вишневецкого, Фёдора Хворостинина, дьяка Ржевского и казаки атамана Черкашенина. Об этом вспоминать не хотелось. Хан подозвал одного из лучших своих полководцев — черноглазого, чернобородого Дивей-мурзу. С ним Девлет-Гирея связывала давняя дружба, скреплённая браком между ханской дочерью и сыном Дивея.

Мурза подъехал, приложил правую ладонь к груди:

— Слушаю тебя, повелитель.

— Я иду с войском.

Густые брови Дивей-мурзы удивлённо вскинулись вверх.

— Повелитель хотел только проводить войско, а затем вернуться в Бахчисарай...

— Сделай, чтобы как можно меньше моих воинов знало об этом, урусуты должны думать, что войско возглавляют Мегмет и Али.

— Я всё исполню, но позволь спросить, великий хан, почему?

— Хочу перед большим делом проверить крепость урусутского щита. Мегмет и Али пойдут к Рязани, я же с частью войска отделюсь и наведаюсь под Заразск... он к Москве ближе.

— Мудрые слова, великий хан. Одно беспокоит меня, как утаить твоё присутствие? Каждый наш воин знает своего повелителя.

— Я на время стану простым воином в железной сотне Саттар-бека. Отряд на Заразск поведёт тоже он. Я помогу ему. Бинбаши достоин стать темником, хотя бы на время.

— Хан, это опасно. Позволь мне...

— Нет! Ты вернёшься. Я должен быть спокоен за свои владения. И позаботься о том, чтобы турки оставались в неведении. Распусти слух, будто я охочусь или поехал по улусам... Если, да не допустит этого Аллах Всемогущий, поражение от урусутов потерпят мои сыновья и беи, не страшно, но если буду разбит я, то мы не получим помощи от султана Селима. Этот пьяница не любит невезучих. Делай, что я сказал. И не забудь об урусутах.

— Я найду людей, которые донесут до слуха урусутских сердаров то, что нужно нам. Наши враги узнают, что войско Мегмета и Али идёт на Тулу и Козельск. Урусуты из Москвы, Коломны и других крепостей пойдут к Туле и по Оке к Козельску, вы тем временем ударите на Рязань и Заразск.

— Сделай так.

— Слушаюсь, повелитель. — Дивей-мурза хотел что-то спросить, но Девлет-Гирей вновь обратил свой взор на север.

«Встречай нежданных гостей, царь Иван!»

Но крымчаки не были нежданными гостями. Их ждали. Ждали весной, летом, осенью, реже зимой, особливо в годы, когда случался у татар неурожай или падеж скота. Ждали смерды, ремесленники, купцы, дворяне и вельможные бояре. Ждали и к встрече готовились. Опыт далёких пращуров научил — жди из Степи беды. Из Дикого поля, с полуденной стороны приходили в прежние века на Русь хазары, печенеги, половцы и свирепые монголы. Оттуда наезжали и татары. Из года в год посылались воеводы с полками в южные грады к Засечной черте. На много вёрст растянулась Засечная линия. Соединила меж собой Козельск, Тулу, Ряжск, Шацк и иные русские крепости и острожки. Ощетинилась частоколом и поваленными в сторону Степи деревами. Оборонилась валами, рвами и волчьими ямами. Для встречи гостей незваных приготовил порубежный служилый люд луки и стрелы, копья и сабли, пищали и ручницы. Для упреждения и борьбы с небольшими сакмами врага перед Засечной линией стояли сторожи, ещё дальше — уходили в дозор станицы, забирались в поле Дикое разъезды лазутчиков, зорко следили за врагом казаки.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Зачем тебе так забиватца далеко? Мы люди небогатые, городки наши некорыстны, оплетены плетнями, обвешаны тёрнами, а надобно их доставать твёрдо головами, на поселение которых у нас сильные руки, острые сабли и меткие пищали, а стад у нас конских и животинных мало, даром вам в путь забиватца.

Письмо донских казаков крымскому хану

Две пары глаз наблюдали за крымским войском из ёрника. Ранним утром казакам Севрюку Долгому и Дороне Шершню одним из первых довелось обнаружить неприятеля, и вот теперь они наблюдали с вершины бугра, как ползут по степи татарские тумены, несущие русскому люду слёзы, горе, разорение, полон и смерть.

— От Думчего кургана идут, видать, переправляться на Быстрой Сосне удумали, оттуда на Русь полезут. Поминок захотели лиходеи... Беда. Рать у басурман несметная, — вполголоса промолвил Дороня, молодой синеглазый казак.

— Не единожды враги на Русь нападали — не единожды и биты бывали. Русский человек ни с мечом, ни с калачом не шутит. Ежегодь рать выходит встречать татарские сакмы. Бог даст, Москва крымчаков одолеет, — ответил бровастый, узколицый Севрюк. — В прошлом годе так же на Астрахань шли. Аль забыл?

Дороня не забыл. Памятно ему было то нашествие.

В тот год турецкий султан Селим затеял отторгнуть от Руси Астрахань. Понимал, да и глупо было бы не понять всей выгоды владения сим местом. Иметь крепость на пересечении древних торговых путей, влиять на бухарцев, хивинцев, ногайцев, быть постоянной угрозой Персии и Московскому государству, не это ли дело большой важности? Оттого и послал падишах завоёвывать Астраханскую землю кафинского пашу Касима с войском, а крымскому хану повелел выступить с ним заодно.

Девлет-Гирей вышел на помощь с неохотой: не по душе было ему присутствие турок в Астрахани, на неё у него имелись свои виды. Но деваться некуда — Порта пока сильнее.

Встречу назначили у переволоки, в самом узком месте между Доном и Волгой, где по задумке султана Селима решено было прокопать канал. Используя его, турецкие корабли должны были приплыть под Астрахань.

Крымский хан явился к переволоке с пятидесятитысячной конницей. Войско Касим-паши тоже было немалым. Турецкий военачальник привёл пятнадцать тысяч янычар, две тысячи отборных конников сипахов, пеших воинов азапов и всадников акынджей. С ними пришли и тридцать тысяч землекопов для рытья канала. По Дону прибыли суда турок с пушками. Высокая Порта готовилась к походу загодя. В Азове и Каффе в большом количестве хранилось снаряжение, боевой и съестной запас.

Всё было готово для захвата Астрахани и успешного завершения задуманного Селимом похода. Случилось иначе.

Затея с каналом не удалась. Перетянуть корабли на Волгу волоком тоже не получилось. Касим-паше пришлось отправиться на покорение Астрахани без судов и осадных пушек. Дороне вспомнилось, как шло по степи, подымая пыльный хвост, вражеское войско, как пылали казачьи городки, как, уступая превосходящему в силе многочисленному противнику, уходили на запад к Донцу и на восток к Волге ватаги повольников. Не убегали, уходили, применяя приём, коим в прежние столетия пользовались жившие в этих степях скифы и сарматы. Не чурались такого способа вести войну и печенеги, и половцы, и татары. Приём простой — отступи, рассейся и вновь соберись, чтобы жалить и изматывать противника, пока не ослабнет. Казаки на время рассеялись, но зорко следили за движением турецкого войска. Следил за врагами и Дороня, но по неопытности чуть не попал в руки татарам. Быть казаку убитым, если бы не быстроногий конь Буйнак да Господь, что отвели смертушку от православной души. И не только отвели, но и направили путь к запорожцам гетмана Михайлы Вишневецкого, что шли на помощь воинам плавной рати князя Петра Оболенского-Серебряного. Помнил Дороня и то, как разогнали охранное турецкое войско и землекопов на переволоке, вызволив во множестве людей русских и иных народов из рабства. Средь них оказался и цесарский немец, коего Дороня спас от турецкой сабли. Иноземец изъяснялся частью русскими, частью татарскими, турецкими и иными неизвестными словами. Из путаных речей казаку удалось понять, что зовут его Фабиан Груббер. Басурманин оказался подданным австрийского короля Максимилиана, воевал с турками, защищал крепость Сигетвар со славным воеводой Миклошем Зриньи. Зриньи погиб, Фабиан попал в плен к туркам, а после освобождения увязался за Дороней. До Астрахани добирались частью пеше, частью на конях, а больше на судах. Пришлось Дороне поучаствовать и в ночном прорыве судовой рати к городу, и в его обороне, и в успешной вылазке. Довелось испить с горожанами чашу радости, когда после десятидневной осады враг отступил от города. Турки и крымчаки ждали кораблей с помощью и припасами из Дербента, шторм сорвал их прибытие под Астрахань. Опасаясь бунта, наступающих холодов, голода и полков русского царя, Касим-паша снял осаду. Войско, покинув укреплённый стан, расположенный на месте старой Астрахани — Хаджи-Тархана, пустилось по Кабардинской дороге в обратный путь. Только стал он для них кровавым. Всё время преследовали их отряды казаков и черкесов, нанося немалый урон. До Азова турок дошло меньше половины. Так что путь от Астрахани к Азову воистину был выложен их костьми.

Вот и теперь Дороня надеялся на то, что всё повторится...

— Пора. Давай к коням. — Севрюк пихнул локтем в плечо. — Должно атамана предупредить да дымами станишным знак подать. Поторопимся, передовая сакма далече ушла, не ровен час, в татарский аркан угодим.

— Ну уж нет. Первый раз им не дался и второй уйду. — Дороня зло сплюнул на молодую траву.

Севрюк приструнил:

— Хвастлива собака была, да волки съели.

Пригибаясь, сбежали с бугра, скрылись в камышовых зарослях, что плотной стеной обступили мелководный ерик. Там ожидали кони и сотоварищи. Их было трое. Первым лазутных заметил Павло Поляничка. Поляничку и многих иных запорожцев привёл на помощь православным братьям Михайло Вишневецкий. После одоления турок и крымчаков не все запорожцы вернулись к берегам Днепра, некоторые пожелали остаться на Дону. Остался и Павло.

Поляничка встретил соратников вопросом:

— Шо, хлопцы? Углядели татар?

— Углядели. Теперь поспешать требуется. Надобно Ермаку доложить, — ответил Севрюк, вставляя ногу в стремя.

— Для верности языка изловить бы, — подал голос Дороня.

Севрюк задумался, с сомнением ответил:

— Время потеряем.

Поляничка поддержал Дороню:

— Знать будемо, що татаровья удумалы.

— Ладно, — согласился Севрюк. — Поляничка и Дороня останутся со мной, будем языка добывать, а вы, — Севрюк обратился к двум казакам, — скачите к Ермаку, доложите о татарах.

На том и порешили. Посыльные уехали, Севрюк, Поляничка и Дороня отправились за языком. До полудня разведчики волками следовали за татарским войском, ужами скользили меж вражеских дозоров, лисами запутывали и заметали следы, но языка взять не удалось. Неужели придётся вернуться с пустыми руками? А ведь передовая сакма врага уже где-то у Засечной черты. Севрюк Долгой — старший по возрасту и по разведке — грыз былинку, с ненавистью поглядывал из-за куста шелюги на неприятельское войско. Гляди не гляди, а в пустом ведре воды не выглядишь. Сплюнул, вполголоса произнёс:

— От неурочье! Видать, неугодно Господу, чтобы мы языка взяли. Будем вертаться. Ермак Тимофеевич у Змиева бугра ждёт. — Севрюк приподнялся, замер, прошептал: — Э, видать, услышал Бог мои слова. Вона, скачут двое одвуконь. Не иначе, к броду. Там мы их и возьмём, как переправляться станут.


* * *

Татарские воины въезжали в реку, когда из воды вынырнул Дороня с камышинкой во рту. Откинув короткий полый стебель, он схватил одного из крымчаков за рукав чапана, рванул на себя. Конь под степняком заржал, шарахнулся. Татарин вывалился из седла, упал в воду. Второй воин схватился за саблю, но нож Севрюка впился ему в спину.

Дороне татарин достался крепкий, жилистый, казаку пришлось туго. Противник вывернулся и теперь норовил утопить его в реке. На помощь подоспел Поляничка. Крымчака связали сыромятным ремнём, бросили на берег. Пленник катался по песку, осыпал казаков проклятьями. Севрюк пнул его в бок:

— Угомонись, пёсий сын, не то языка лишу!

Крымчак затих.

— Худо, одного коня изловить удалось. — Севрюк кивнул на татарина, — Суньте ему кляп. Отъедем подальше, расспросим. Да поспешайте, нам до ночи успеть надо.

Сборы были недолгими. Перекинули пленника через холку Дорониного коня, самого выносливого, верхами переправились через реку и помчались подальше от вражьей силы. Остановились далеко за полдень у небольшого озерца, прикрытого буграми. Напились сами, напоили коней. Пленника посадили на землю, освободили от кляпа, дали глотнуть влаги.

— Пора узнать, что за птицу мы умудрились полонить, — Севрюк склонился над крымчаком, — стоит ли возиться с ним. Если негожий язык, лишим басурманина жизни.

Татарин стал извиваться, тщетно пытаясь освободиться от пут.

Дороня ухмыльнулся:

— Уразумел, о чём речь ведём. Жить хочет, нехристь.

— Коли хочет, расскажет всё как есть. — Севрюк склонился над пленником, поигрывая ножом.

Смуглолицый, бритый наголо, большеглазый татарин не испугался. Спокойно ответил:

— Не грози, урусут! Моя твой нож не боится и смерт не боится.

— Ишь, по-русски лопочет. — Севрюк пронзил татарина гневным взглядом. — Упрямиться вздумал! Тогда умри, собака! — Старшой занёс руку для удара, её перехватил Дороня.

— Позволь с ним перемолвиться.

Севрюк высвободил руку, недовольно произнёс:

— Перемолвись, если толк будет.

Дороня подсел к пленнику. Про себя отметил, что тот немногим старше.

— Где русскому языку научился?

Татарин недоверчиво покосился на Дороню, но отмалчиваться не стал.

— Меня Караман зовут. Я не воин, моя ногайский кон на Москва гонял, продавать помогал. Потому язык урусутов знаю.

— Молвишь, на Руси торговал?

— Торговал.

— В Крыму торг людьми русскими не вёл?

— Не вёл.

— Зачем на Русь идёшь?

Караман потупился, не поднимая головы, заговорил:

— Хотел своя кон купить, на Русь барыш получить, в Сарайчик ехать. Там буду Акгюль — дочь Ашима из сильный ногайский род мангыт — в жёны брать. Ашим саудагер, купец у вас называется. Мой отец с Ашим дружбу водил, обещал родня стать, дочь за меня отдать, когда большой станет. Ашиму калым давать надо. Моя у Саттар-бека акча брал, кон много покупал. Кон на Русь не добрался, умирал. Вся умирал. Моя беку должен стал, он у отца кон забирал. Отец не давал, бек его, и меня, и брат Мансур плётка бил. Отец болел многа. Ашим дочь за меня отдавать не хотел, говорил, калым надо, или Фархад заберёт, а Саттар-бек велел с ним на Русь идти, гьанимет добывать, бакшиш с урусут брать. Тогда бек долг вернуть и Акгюль в жёны взять.

— На Москву за ясырём да за зипунами навострился, поганец! Люд русский грабить да убивать! — вскинулся Севрюк, лезвие ножа сверкнуло в руке казака.

Караман виновато опустил голову, но тут же поднял снова. В глазах и словах татарина появилась твёрдость:

— Десять ел уходил, когда ваш воевода Адаш-бек урусутские воин приводил, наш улус грабили, мой брат рука рубил. Без рука Мансур какой воин... Я терпел. Брат Мансур много воевал, беш-баш на чужой земля ходи, урусут губил. Баба говорил: «Не убивай, кон паси, торгуй, караван провожай, как я делал и мой баба делал», Мансур отец не слушал, Аллах покарал. Караман не любит война. Урусут убивать татар, татар — урусут, это плохо. Мир нада, торг нада.

Караман волк убивал, баран, человек не убивал. Отпусти, моя воевать с урусутом не будет, моя пойдёт Сарайчик, Акгюль ждёт.

Севрюк заткнул нож за кушак, нависая над пленником, изрёк:

— Поразмыслим, что с тобой содеять. Прежде молви, что знаешь. На какие грады войско ваше идёт и почто ты с сотоварищем от него отбился?

Караман не ответил.

Дороня угрожать не стал, по-доброму спросил:

— Почему говорить не желаешь?

— Свой род смерт не хочу.

— Смерть не только твоих родовичей и иных татар ждёт, но и многих русских людей, с коими ты миром жить и торг вести хочешь. Если скажешь, куда твой бек воинов ведёт, ему заступят путь, тогда, может, и повернёт он обратно, и не будет смертей русских и татарских. Или боишься бека?

— Нет. Саттар-бек плохой. Отец бил, Мансур бил, кон забирал. — Караман на миг задумался, затем продолжил: — В степи говорят: «Пришёл за айраном, не прячь посуду». Скажу правда. Обман не будет. Царевиш Магмет и Али на Рязан идут. Саттар-бек был бинбаши, стал темник, тепер два тумен на Заразский град ведёт. К нему ехал. Саттар меня к Магмет посылал, Магмет обратно отправил. Велел говорить, что ертаул засека одолел, на Рязан скачут. Теперь урусутский воеводы к Рязанский земля пойдут, а Саттар-бек Заразск на Остер реке жечь будет.

— Разделились?! — воскликнул Севрюк.

— Делился войско, делился. — Караман закивал головой.

— Это надо же, репья псу под хвост! — Севрюк вновь глянул на Дороню. — Ох, и коварны! Когда ж мы их проглядели?!

— Хитры бисовы дити. — Поляничка потянул себя за длинный вислый ус.

— Хитры, — согласился Севрюк, — в двух местах засеку пройдут, и по времени разно. Такое уже бывало. В изобилии у них измыслов: то лукавца подошлют с лживыми сведениями, то чучела на заводных сажают, чтобы числом более быть. Знаем мы и эту их татарскую хитрость — в одну сторону из лука прицеливаться, в другую стрелять. — Кинув взор на крымчака, переспросил: — Молвишь, к Николе Заразскому тьмы поведут?

Караман вновь закивал:

— Саттар-бек с Девлет-Гиреем на Заразск ходить будут...

— Девлет-Гиреем?! — дёрнулся Севрюк.

— С ним, с ним! Моя не врёт. Хан в сотня Саттар-бек. Он в простой воин одевался, только Караман его узнал. Моя Девлет-Гирей раньше видел...

— Вот так весть! Коли всё разумно сделать, то можно самого царя крымского пленить. К Ермаку поспешать надо. До темноты у Змиева бугра будем, а там...

— Не надо! — перебил Севрюка Караман. — Моя Змиев бугор знает. Там смерть вам будет. Мегмет умный, ещё два воин к Саттар-бек послал. Один сгинет, другой доскачет.

— Гонцов нам не перехватить, а до Ермака ещё можем успеть, покудова крымчаки путь не переняли.

— Може, вин брэшет, — засомневался Поляничка.

— Вот это мы и проверим. — Севрюк бросил взгляд на пленника, ухватил рукоять сабли: — Ежели, не приведи Господь, крымчаков встренем, с ним от погони не уйдём.

Дороня встал между Караманом и Севрюком.

— Ты, старшой, с расправой не спеши. Верю, не врёт он. Сохрани ему жизнь. Отвезём татарина к атаману, конь его при нас, на нём и доставим.

Севрюк махнул рукой:

— Будь по-твоему, сажайте его. Да побыстрее, скоро вечереть начнёт.

Дороня при помощи Полянички усадил Карамана на коня, намотав на руку конец верёвки, которой связали пленника, сел на Буйнака.

— Держись крепче, басурманин.

Караман одарил казака благодарным взглядом:

— Твой сердце добрый. Скажи свой имя, буду молить Аллаха, чтобы помогал тебе.

— Молись о том, чтобы самому живу до своей Акгюль добраться. А зовут меня Дороня Шершень.

— Дороня хороший, помогай мине.

Севрюк не выдержал:

— Сунь ему кляп, больно говорить горазд. А ну как удумает на помощь звать...

— В тягость ему будет, — возразил Дороня, но кляп в рот пленника сунул.

— И что же ты такой сердобольный. Уж за осемнадцать лет, а ума всё нет. Интересно мне, что бы татары и турки с тобой содеяли, попадись ты им в прошлом году.

— Пусть сначала возьмут, не по зубам им Дороня Шершень.

Севрюк покачал головой:

— Не накликай беду, казаче...

Накликал. Он же первым увидел крымчаков. Буйнак вынес его из ложбины, когда остальные оставались невидимы врагам. Остановив коня, Дороня обернулся, негромко бросил:

— Татары! Уходите, я их уведу.

Буйнак, повинуясь хозяину, помчался прочь от ложбины, увлекая за собой три десятка татарских всадников...

Дороне не удалось избежать плена. Татары скакали охватом, загоняли разведчика, словно дикого зверя. Дороня метался из стороны в сторону, надеялся найти лазейку, но её не было. От степняков уйти трудно. Волосяной аркан, ловко накинутый крымчаком, обхватил руки и грудь, вырвал из седла. Волоком и доставили казака в стан. Избитого, со связанными руками привели на суд к старшому, бросили на колени у его ног. Дороня задрал голову, с ненавистью глянул на предводителя: чернёный шлем с серебряными змейками украшен тремя орлиными перьями, вытянутый подбородок, рыжая бородёнка, выпяченная нижняя губа, припухшие веки, холодный взгляд маленьких пронзительных глаз, в черноте которых читалась внутренняя сила и жестокость. Предводитель заговорил. Мордастый толмач медленно переводил слова:

— Ты, подлый шакал, пришёл подслушивать и подглядывать за нашим войском, но, на свою беду, попал в плен ко мне — Саттар-беку. Я беспощаден к своим врагам, смерть твоя будет страшна. Ты не умрёшь сразу. Тебя будут возить за мной, и каждый день ты будешь лишаться одной из частей своего тела. Сначала я отрежу тебе уши, чтобы не подслушивал, и язык, чтобы молчал, потом выколю глаза, чтобы не подглядывал, затем отрублю руки и ноги.

Саттар-бек выхватил нож, жёсткая сильная рука схватила за волосы. Стальное лезвие резануло плоть. Дороня дёрнулся, заскрипел зубами от бессилия и гнева... Боль, тёплая струя по щеке и шее, два окровавленных комочка у колен...


* * *

День неумолимо убывал, и вскоре ночь завесила небо чёрным полотнищем. Стан крымцев затих. Дороня не спал, связанный по рукам и ногам, ёжился от влажной ночной прохлады, с тоской взирал на перемигивание звёзд. Отчаяние всё больше овладевало им.

«Вот и кончилась, Дороня, твоя никчёмная жизнь. Это ж надо — накликать на себя беду. Видать, вещими оказались слова Севрюка».

Шёпот прервал невесёлые раздумья:

— Дороня, молчи, живот ложись, моя рука ослобонить будет.

Казак подчинился, он узнал голос Карамана, его слова доходили будто из-за стены, в голове шумело.

— Меня Севрюк отпускал. Ты меня убить не дал, моя тебя спасёт. Тебе бежать надо. Бинбаши Саттар-бек великий воин, один раз стреляет, три стрелы пускает, сабля хорош бьёт, но злой. Имя Саттар на урусутский язык будет тот, кто прощает, только этот шакал не даёт пощада ни свой, ни чужой. Ему покой не будет, если неугодный человек не изведёт. Потому вязать велел. Бежать не сможешь. Утром тумены на Заразск пойдут, Саттар-бек будет тебя с собой брать...

Караман срезал путы, сунул в руки татарский кафтан, малахай, кушак, саблю:

— Бери, за мной ходи.

Дороня спешно оделся, последовал за Караманом. Татарин уверенно, не таясь, вёл Дороню между спящими воинами и чадящими кострами. Лишь один раз им пришлось затаиться. Причиной явилось появление воина с головней. Дабы избежать неприятностей, Дороня и Караман легли на землю. Огонь головни, расшвыривая ночную темь, приближался. Дороня с тревогой ожидал крымчака. «Не приметил ли? Не заподозрил ли чего?» Пальцы впились в рукоять сабли. Дороня готов пустить её в ход. «Лучше гибель в бою, чем долгая и мучительная смерть».

Воин прошёл мимо. Не теряя времени, казак и нежданный спаситель продолжили путь. Благодаря Караману удалось миновать караулы. Остановились па краю оврага. Караман указал вниз:

— Иди, тебя там ждёт.

Дороня шагнул к оврагу, остановился:

— Как же ты?

— Моя Саттар верит. Как вернулся, говорил, казак нападал, Хасан убивал, я быстро убегал, долго терялся. Мне плох не будет.

— Выходит, я должник твой?

— Ээ, твоя должен, моя должен, туда-суда хорошо. — Луна осветила белозубую улыбку крымчака. — Ходи, мне назад надо.

— Прощай, Караман, Бог даст, свидимся.


* * *

В овраге никого не оказалось. Казак встревожился.

«Уж не напутал ли татарин? Если так, далеко без коня не уйти».

Сверху скатился камушек, Дороня напрягся, рука потянулась к сабле. Через мгновение перед ним появился Смага:

— Дороня, жив! А мы с Поляничкой гадаем, обманет татарин или нет. Клялся, что вызволит тебя, если живой. Пришлось довериться. Видели, как крымчаки тебя поволокли, а противупоставить им нечего... Отпустили мы Караманку, велели тебя к оврагу привести, сами неподалёку схоронились. Мало ли что удумает басурманин.

— Басурманин добрым человеком оказался.

— Бог с ним, с татарином, главное, ты жив. — Севрюк горячо обнял молодого соратника. Дороня охнул, снял малахай, приложил ладонь к уху. Севрюк отстранился, удивлённо спросил:

— Ты чего?

— Саттар-бек уши резал.

— Вот мерин шелудивый! Ничего, за уши мы с ним рассчитаемся, главное, голова цела. Пойдём, Поляничка ждёт. Уходить надо, пока татары не хватились, да и Буйнак по тебе стосковался.

— Буйнак?! — удивился Дороня. — Неужели от крымчаков убежал?

— Убежал и к нам прибежал. — Севрюк усмехнулся. — Аль забыл, что он к моей Ласке сватается? Поспешай, надо затемно к Ермаку прорваться.


* * *

К Ермаку прорваться не удалось, два раза натыкались на татарские отряды и уходили незамеченными. В третий раз скрыться от взора крымчаков не удалось.

Севрюк первым углядел врагов:

— Поляничка! Дороня! Татары! Вертай коней! Ох, тесна стала степь!

Дороня кинул взгляд на бугры. С одной из вершин намётом спускался конный отряд крымчаков.

— Видать, рано подняли Девлетка с Саттар-беком войско. Теперь к атаману пути нет. Уходим к Засечной черте, может, успеем предупредить. — Старшой хлестнул коня и, увлекая соратников, помчался в сторону Руси.

Дозорные крымчаков заметили всадников, бросились за ними. Облако пыли, поднятое копытами татарских коней, приближалось. Казаки гнали, пытаясь оторваться, да только беда не ходит одна. Путь преградила речка. Мелкая, неширокая, она при переправе через неё отнимала драгоценное время, приближая погоню. Не раздумывая, лазутчики направили коней к воде. Водная преграда им помеха, но задержит она и татар. Надолго ли? Надёжи на то, что удастся уйти от преследователей, мало.

На другом берегу Поляничка остановил коня, окликнул товарищей:

— Дороня! Севркж! Вы тикайте, хлопцы, я встречу нехристей. У мене для их самопал е, шо у ляха отбил. — Павло ухватился за ствол короткой ручницы. — Тикайте, козаки. — Поляничка снял с головы высокую, серого цвета, барашковую шапку с красным вершком, бросил на землю, давая понять, что дальше не сделает ни шагу. Рядом с шапкой упал камчатый жупан.

— Ты чего удумал?! — возмутился Дороня. — Что бы казаки сотоварища в беде бросили!

— Верно Павло молвит, — оборвал Севрюк, — иначе от крымчаков не уйти, а Русь известить надо. — Поляничке отмолвил: — Прощевай, друг добрый. Не поминай лихом.

— До побачения. Маленько задержу крымчаков, тай и догоню вас. — Поляничка слез с коня, стал привязывать повод к стволу ивы.

— Встренемся! — крикнул Дороня, чувствуя в глубине души, что больше не увидит кряжистого и добродушного казака.

Когда отъехали на полперелёта стрелы, Дороня не удержался, обернулся. В прибрежном камыше мелькнули бритая с оселедцем голова, белая рубаха и синие шаровары Полянички. Запорожец готовился к своему последнему бою. Выстрел из ручницы известил о его начале.


* * *

Севрюк и Дороня не видели, что стало с Поляничкой, но знали, Павло задержал татар, давая время уйти от погони. Крымчаки отстали. Ближе к закату казаки наткнулись на воинов русского дозора. Они-то и сопроводили разведчиков к старшему сторожи. Им оказался длинный сухой десятник с лисьим лицом и светло-серыми раскосыми глазами. Когда казаки спешились, десятник, оголив редкие жёлтые зубы, спросил гнусавым голосом:

— Кто будете? Куда путь держите?

Вперёд выступил Севрюк:

— Казаки мы, Севрюк Долгой и Дороня Шершень, с вестью скачем. Прошлым днём наткнулись на татарскую сакму. В ту пору крымчаки Муравским шляхом на Русь шли. О том гонцов послали к нашему атаману Ермаку. После языка добыли. От него дознались, что войско вражье разделилось. Царевичи Мегмет и Али миновали Засечную черту и движутся на Рязань, а хан Девлет с Саттар-беком на Николу Заразского пойдут...

— На Николу Заразского да на Рязань, молвишь? — десятник ухмыльнулся в жиденькие тёмно-русые усы.

— Истинно.

— Врёшь, собака! — вспылил десятник, брызгая слюной в лицо Севрюку. — Меня, Ваську Куницына, дворянского сына, не проведёшь! Где язык ваш? Где татарин? Почему он, — Куницын указал на Дороню, — в платье татарском?

Дороня недобро зыркнул на десятника. Тот продолжал:

— В острог ночью человек явился. Степью пробирался. Пять годов сей муж в плену татарском терпел, из неволи бежал. Поведал о том, что Мегмет и Али ведут войско под Тулу и Козельск, а про Девлетку умолчал, ни про Рязань, ни про Заразск слова не молвил. Я тому свидетель. Ему вера, а вас испытать надобно, не татарами ли вы засланы. Знаю казаков гулящих, разбойное племя! Все вы худородные гилевщики, воры, блудники и бражники!

Дороня не вытерпел, ему хотелось вцепиться в клокастую бороду дворянского сына, но он лишь сорвал с головы малахай, хватил о землю, шагнул к десятнику:

— Почто забижаешь?! Почто напраслину возводишь?! Пусть пред тобой виноватый винится, а правый ничего не боится. Не для того мы под татарскими стрелами к вам добирались, чтобы охаивания сии слышать! Истину молвим, на том клятву даю.

Раскосые глаза десятника сузились:

— Клялся слепой, что своими глазами видел. А я вот, когда ты шапку татарскую снимал, разглядел под твоими волосьями уши резаны. Уши за татьбу режут, за воровство да за покушение на господина. Уж не за прегрешенья ли, на Руси содеянные, тебе их укоротили?

Дороня качнулся к оскорбителю, Севрюк удержал за кушак, метнув недобрый взгляд на служилого, вымолвил:

— Друга не замай. Почто поклёп чинишь?! Али не ведаешь, что татары, ногайцы и турки зачастую пленникам носы и уши режут, а лбы и щёки клеймят?!

— Может, и режут. Только усомнился я в правде вашей. Думается мне, беглые вы холопы и воры, что от кары праведной в степь ушли да хану крымскому предались...

Дороня озлился, вырвался, пошёл на десятника, схватил за высокий ворот зелёного суконного тегиляя:

— Ах ты свиное ухо!

Севрюк кинулся за ним, но предотвратить раздор не успел. Высокий длиннорукий Куницын угостил Дороню тумаком. Казака откинуло, бросило на землю. Пересиливая боль, Дороня поднялся, сплюнул кровь, сжал кулаки, изготовился к броску. Севрюк схватился за саблю. Десятник отшатнулся, визгливо закричал:

— Хватай их! Вяжи воров! В остроге в поруб посадим.

Севрюк не стал дожидаться, пока большая числом сторожа схватит. Отпихнув одного из ратников, крикнул Дороне:

— Не мешкай!

Воины сторожи не успели опомниться, как казаки оказались на конях. Засечники схватились за луки и сабли, бросились в погоню. Вслед полетели стрелы, кто-то пальнул из соколка... И снова миловал Бог, дал уйти от погони.

В сумерках достигли малого острожка. На вершине холма чернели деревянные башенки и острозубое остье стен. Недалече от порубежной крепости разъехались. Когда Севрюк свернул к острожку, Дороня подался за ним, но сотоварищ остановил:

— Татары близко, может быть, у острожка уже озоруют. В лапы к ним попадём, весть не донесём. Вдвоём нам нельзя. Мегметка к Саттар-беку четверых гонцов порознь посылал, неужто мы не смекнём. Вернее будет. Ты к Николе Заразскому скачи, воеводе тамошнему всё поведаешь. Твой жеребец выносливее, а коли Саттар-бек туда пожалует, то роту свою исполнишь, посчитаешься с обидчиком.

Дороня сознавал — прав Севрюк, в душе же чувствовал, бережёт его Долгой, поэтому и посылает в Заразск. А Севрюк продолжал:

— От острожка дорога идёт, скачи по ней да по звёздам, луна светлая. Реку минуешь, легче станет, па Руси добрых людей хватает, путь укажут. — Подъехал к Дороне, пожал запястье. — Скачи.

Дороня тронул коня... Севрюк долго смотрел, пока всадник не растворился в густеющих сумерках. Уловив затихающий стук копыт, негромко промолвил:

— Успел бы. Спаси и сохрани его, Матерь Божья.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Майя в 22 день писал к государю царю и великому князю с Коширы боярин и воевода Иван Меньшой Васильевич Шереметев, что пришли на резанские и на коширские места крымские и ногайские многие люди.

Разрядная книга 1475—1605 гг.

Град Николы Заразского встретил Дороню Шершня колокольным звоном. Храмы призывали к обедне. Торжественный благовест взлетал над луковками церквей, парил над семибашенным каменным кремлём, над посадом, что схоронился за деревянным тыном, над Остером и Монастыркой, у слияния которых приютился город. Протяжный и волнующий звук плыл над балками, оврагами и лесами, окружившими Заразск с трёх сторон, тянулся в степь, предупреждая находников, что это есть земля православного русского народа... Народа гостеприимного, с коим можно дружить и торговать, но который нельзя оседлать, ибо воздастся обидчику по заслугам его...

В город Дороня въехал через Острожские ворота в сопровождении трёх воинов береговой службы. Вооружённые бердышами воротники проводили казака и его спутников встревоженными взглядами. Неужто вновь лихо из степи наведалось? Такие гонцы — запылённые, изморённые скачкой, на взмыленных конях — чаще приносили худые вести...

За воротами начинался посад. Городские слободки лепились к кремлю, словно малые дети к матке. Под защитой каменной крепости жилось покойнее. Вот и сейчас посадский и приезжий люд, не ведая о нависшей над городом опасности, шагал и ехал по пыльным улицам, занятый житейскими заботами. Минуя огороды, колодцы, деревянные избы, клети, амбары, мастерские и кузни, торопились кто в храмы, кто на торг, а кто по иным делам. Торопился и Дороня. Крепился, чтобы не упасть с копя. От него зависело — многим ли жителям града суждено остаться в живых после татарского нашествия...

Вдоль рва и высоких стен кремля доехали до Никольских ворот. Дороня с удовлетворением взирал на мощные укрепления.

«Деревянную Астраханскую крепость в прошлом годе отстояли, ужель за каменными стенами Заразска не усидим?!»

Когда конские копыта застучали по деревянному мостку, перекинутому через ров, из надвратной бойницы отводной башни высунулась голова в серой стрелецкой шапке с меховым околышем:

— Кого доставили, станичные?

— Не твоего ума дело, ты Штепан-жатинщик, вот и шиди шибе в штрельне да помалкивай, — прошепелявил один из спутников Дорони.

— Я вот пальну из пищали, тогда поглядим — моё ли это дело! Ишь, пёс шепелявый! Видно, пакостен, Игнашка, твой язык, коли его подрезали.

— Не шерчай, — пошёл на попятную задира, — кажака шопровождаем, к воеводе, ш вештью тревожной.

— Коли с тревожной, езжайте. Князь в церкви службу стоит, ждите у воеводских хором.

За стенами, что сложили низом из белого известняка, а по верху из красного кирпича-железняка, было тесно. Дома боярских детей, священников, служилых и приказных людей стояли близко друг к другу. Лишь у храма Николы Чудотворца они расступались, образуя небольшую площадь. По узкой улочке добрались до воеводского двора, спешились, встали у ворот в ожидании хозяина.

— Что воевода, хорош ли? — устало спросил Дороня у шепелявого Игната.

— Княжь-то? Хорош. Вечером ш Фёдором Львовым воев опричных на помощь привёл. Ныне он в Жарайске хожяин — Хвороштинин Дмитрий Иванович. Третий дешяток миновал воевода. Умён, в бою храбр аки лев, воин умелый. Мы ш ним Полоцк воевали. Кучу ляхов побили и людей рушких отполонили да из горящего пошада вывели. Дмитрий Иванович в то время головой был. Он и под Волховом шупротив крымцев шебя показал, жа то царь его жолотой монетой пожаловал. Приходилошь с ним видетьшя, и когда он рать по вештям под Великие Луки водил...

— Постой. Молвишь, князь воев на помощь привёл?

— На помощь, — Шепелявый ухмыльнулся, — Не один ты кажачек такой рашторопный. До тебя гонец ш вештями был. Путивльшкий намештник княжь Пётр Татев шторожа донецкого Абрама Алекшеева на Москву пошлал, доложить, что меж Коломакой и Мжой большая татаршкая шакма прошла. Припожднился ты, кажачок.

— Ничего, у меня есть что князю поведать.

— Вот и поведай, вон он идёт.

От церкви Николы Заразского до воеводских хором путь недолог, конь не нужен. Князь шагал широко, высокий, плечистый, русый волос зачёсан назад, синяя суконная шапка с соболиным околышем зажата в правой руке. Воевода спешил, видимо, кто-то сообщил о прибытии вестника из степи. Подошёл, оглядел запылённых воинов, остановил взгляд умных голубых глаз на Дороне:

— Молви.

Дороня недоверчиво посмотрел на княжих сопроводителей. Можно ли?

— Не медли, — в голосе князя проскользнуло нетерпенье.

— Царь крымский Девлет-Гирей и Саттар-бек две тьмы на Заразск ведут. Остальных царевичи Мегмет и Али к Рязани потянули.

— Доподлинно известно?

— Доподлинно, с сотоварищами гонца крымского пытал. Загон тысячник Саттар-бек ведёт, Девлет-хан при нём, простым воем обрядился.

Хворостинин обернулся к коренастому мужу в красной чуге:

— Фёдор, надобно к царю гонца послать. Дело немаловажное. Сам Девлетка в гости пожаловал, а до нас иные вести доходили.

— Вот так новость! — Фёдор сдвинул бархатную вишнёвую мурмолку на затылок.

Князь вновь обратил взор на Дороню:

— Спаси тебя Бог, важную весть принёс, казак. Как прозывать тебя?

— Дороней Шершнем звали, теперь Безухим звать будут.

— Почто Безухим?

— В плену был. Татарский бек уши резал.

— Как же тебя угораздило?

— Аркан — не таракан, зубов нет, а шею ест.

Чёрная тень набежала на светлое лицо, морщинистая рябь прошлась по высокому челу князя.

— Аркан татары на всю Русь накинуть хотят. Ироды! До коей поры будут терзать землю нашу, аки псы злобные?! Ничего, придёт время, посчитаемся. — Узкая ладонь воеводы легла на плечо казака: — Устал, чай? Велю накормить вас и по чарке налить за труды.

Шепелявый Игнат довольно крякнул за спиной Дорони:

— И то верно, княжь, брюхо не гушли, не евши не ушнет.

Хворостинин улыбнулся, хотел пройти мимо, Дороня остановил:

— Князь, яви милость, дозволь в Заразске остаться.

— Почто так?

— Татарина, что уши мне резал, Саттар-беком кличут.

Хворостинин ещё раз окинул взглядом статного, синеглазого парня, понимающе кивнул:

— Оставайся. Посыльным при мне будешь, расторопные молодцы нам надобны. Отдохни малость, вскоре призову, дел невпроворот.

Дороню и сопутников отвели в дворницкую, усадили за стол, где их уже поджидали братина с квасом, щи с капустой, хлеб, сыр и солёные огурцы. По княжескому указу поднесли по чарке янтарного сычужного мёда. От хмельного напитка зашумело в голове, навалилась слабость, потянуло в сон. Последние дни спать удавалось редко. Дороня склонился, уронил отяжелевшую голову на скрещённые на столе руки. Последние мысли о сотоварищах:

«Увёл ли от беды казаков Ермак Тимофеевич?»

Паче терзало беспокойство за Поляничку и наставника в воинском деле — Севрюка... Не знал казак, что нет боле на белом свете сотоварищей. Остался лежать на берегу речки славный запорожец Павло Поляничка, пронзённый многими стрелами. Смешалась его кровушка с речною водой да с землицей прибрежной. Севрюка Долгого ждала иная смерть...


* * *

Ненасытное пламя лизало останки острожка и бренные тела русских воинов, словно в стародавние времена совершал огонь языческий обряд погребения на костре. Горели православные, метались в дыму неупокоенные души. Из трёх десятков защитников малого острожка осталось только семеро. Среди них вольный казак Севрюк Долгой и дворянский сын Васька Куницын. Так уж дано свыше — если судьба — встретишься, нет — разминёшься. Севрюку суждено было встретиться с десятником Куницыным и татарами...

Севрюк, прибыв в крепостцу, не многими словами успел перемолвиться с пятидесятником — главным в острожке. Рассказал про татар, про разлад с Куницыным. Пятидесятник же посетовал, что ему самому не по нраву сын дворянский, коего намедни прислали из Москвы. Рассказал, что пытается оттеснить его — острожного голову — да всё норовит сам верховодить, похваляется дружбою с Малютой Скуратовым, Бутурлиными, Плещеевыми, а особо с Басмановыми. Видно, наболело у пятидесятника. Утишив голос, поведал, что дополз до него слух о причастности Васьки к убийству князь-воеводы Андрея Петровича Телятевского, мол, шепнули о том и царю, поэтому покровитель, Фёдор Басманов, спрятал видока и злодея Куницына на порубежье, подальше от государева гнева. Помог Ваське и Малюта. Пожаловался пятидесятник и на то, что без сторожи у него всего-то два десятка людей, чтобы защитить острожек. Выговорился, отправился расставлять людей для обороны, да не успел.

Крымчаки взяли острожек изгоном. Сначала у ворот появилась конная сторожа во главе с Куницыным. Истошный крик десятника принудил воротников распахнуть створы. Спасаясь от погони, сторожа влетела в крепостцу. Ворота закрыть не успели, следом за сторожей, из ночной мглы, в острог хлынули татары. Острожники бились отчаянно, но супротив тьмы степняков не сдюжили... Теперь семеро из них, связанные, оборванные, испачканные грязью, сажей, своей и чужой кровью, стояли, понурив головы. Рыжебородый предводитель татар оглядывал пленников презрительным холодным взглядом. Судя по одежде и доспехам, он принадлежал к знати. Знатным был и его чернёный шлем с двумя серебряными змейками и тремя орлиными перьями, два по бокам, одно еловцем венчало верхушку. За его спиной поглаживал седоватую бородку пожилой татарин в доспехах простого воина. Ещё один — ражий, мордастый детина с повязкой на голове — указал на Севрюка:

— Шайтан убил саблей двух наших батыров, ещё троих ранил.

Воин в чернёном шлеме скользнул глазами по Севрюку, обратился к мордастому детине:

— Переводи ему. — Вперив взгляд в Севрюка, продолжил: — Мои воины говорят, ты неплохо владеешь саблей. Хочу проверить — так ли это. Я дам тебе саблю, и мы сразимся. Если победишь — уйдёшь, и ни один мой батыр не остановит тебя, если нет...

Зловещий смех, поддержанный татарскими воинами, растёкся по окрестности. Мордастый перевёл.

Севрюк поднял голову, одарил бека неприязненным взглядом, обратился к толмачу:

— Как величают его?

— Саттар-бек.

— Яхши, — сам ответил Севрюк, глянув в глаза предводителя, по-русски добавил: — Видать, Господь велит мне расплатиться с тобой за Доронины обиды.

По указке бека мордастый толмач освободил связанные кожаным ремешком руки Севрюка, вынул из ножен саблю, с опаской протянул пленнику. Казак размял затёкшие запястья, тронул левое плечо, отнял окровавленную ладонь. Рана была неглубокая, но татарская сабля тронула кость, рука висела плетью. С досадой промолвив:

— Есть шуйца, да не помощница. — Взял саблю, припадая на правую ногу, раненную копьём, двинулся к Саттар-беку. Татарские воины расступились, образуя круг. Сабля бека выскочила из нарядных с серебряными бляшками ножен, заиграла в руках хозяина. Крымчак с улыбкой и уверенностью в своём превосходстве встречал противника. Казак подходил медленно, из-за покалеченной руки и хромоты он казался неуклюжим. Но вот, улучшив момент, рубанул: раз, другой, третий. Саттар-бек уклонялся, поддразнивая соперника, продолжал улыбаться, оголяя ряд белых, хищных зубов. Такая игра ему быстро надоела. Решив, что Севрюк потратил свои последние силы, напал сам. Его сабля взвизгнула и, разрезая воздух, понеслась на голову казака. Севрюк отбился, направил клинок вниз, к животу бека. От могучего режущего удара звенья лёгкой кольчуги распались, но спасли своему обладателю жизнь. Саттар-бек отскочил. Севрюк за ним не успел, силы убывали. В глазах крымчака вспыхнули злые огоньки, от самодовольства не осталось и следа. Бек хищно ощерился, закружил вокруг противника. Смертоносная молния раз за разом пыталась отнять у казака жизнь. Севрюк отбивался, ожидая удобного случая покончить с врагом... Если бы не нога. Долгой споткнулся. Будто от удовольствия присвистнула татарская сабля, врубилась в тело казака от правого плеча до пояса. Ликование крымчаков возвестило о победе Саттар-бека. Победитель обтёр лезвие об рубаху Севрюка, повернулся к толмачу:

— Скажи им, — он указал на пленных, — так будет со всеми урусутами!

— Невелика слава одолеть пораненного, — зло проронил один из русских воинов.

Ответ разозлил бека, глаза налились кровью:

— Ах ты, пёс неверный!

Пленник ответил по-татарски:

— Як тебе на службу не нанимался и в верности не клялся! Един у меня Господь. — Пленник вынул из-за пазухи медный крест. — Вот! С ним и умру!

Саттар-бек взмахнул саблей:

— Умри!

Большего пленнику сказать не пришлось. Лезвие разрезало гайтан. Нательный крест, выскользнув из руки, упал у его ног. Голова несчастного отделилась от тела, покатилась по траве, напоив её кровавым питием. Саттар-бек плюнул на труп, каблуком сапога вдавил крест в землю. На этом жестокое действо не закончилось. Безумие и жажда крови овладели беком. Сабля, повинуясь руке хозяина, продолжала рубить. Ещё четверых сгубило бездушное железо, пока очередь не дошла до Куницына. Десятник повалился на колени, обхватил мягкий сапог, запричитал, перемежая русские и татарские слова:

— Не губи, мурза! Век тебе служить буду! Яко пёс предан буду! Стопы стану лизать...

Саттар-бек вырвал ногу, пнул пленника в лицо.

— Овечий помёт, ты смеешь касаться моих сапог! Я убью тебя, жалкая овца! — Он замахнулся, но пожилой воин удержал:

— Оставь урусута. Такой будет служить верно. Отошлём его на Русь. Придёт время, и он нам ещё пригодится. И позаботься о грамоте, в которой урусут укажет, что согласен служить крымскому хану. Этим мы привяжем его крепче сторожевого пса.

Саттар-бек склонил голову, тихо произнёс:

— Повинуюсь, хан. Слово Девлет-Гирея для меня закон...

— Подымай воинов, бек, идём на Заразск.


* * *

Беда приближалась неотвратимо. Взирая на цветущую землю, не верилось, что в пору её пробуждения и рождения нового, в пору созидания, в пору пахоты и сева пришла злодейка на русскую землю и надо браться за оружие. Не верилось, но было так. Лазутчики доносили, что татарский загон близко, но и без того с башен кремля были видны дальние дымы, сполохи пожаров озаряли вечернее небо: горели веси, дальние слободки, горела многострадальная русская земля, сотрясалась под копытами степной конницы, и беду эту должна была предотвратить порубежная рать, собранная под рукой воеводы Хворостинина. Город под присмотром князя Дмитрия спешно готовился к встрече неприятеля. На посаде поменяли ветхое остье в частоколе, разобрали мосты, накрепко заперли и подпёрли тяжёлыми брёвнами ворота. Входы в кремль оставили открытыми, на случай если не удастся отстоять посад, а уж коли случится беда, поднимутся на цепях мостки, опустятся чугунные решётки — герсы, затворятся окованные железом ворота, схоронит крепость за своими стенами защитников, как приняла уже жён, детей и стариков. Ныне же надеялись отстоять весь город. Уже расселись воронами по стенам опричники в чёрных кафтанах и шапках-колпаках, перемешались с городской сторожей и стрельцами. Оборужились и жители заразские: кто сабелькой, кто копьецом, взяли в руки топоры, рогатины, ослопы. У кого было, вздели на себя побитые ржой кольчуги, дедовы шеломы, полезли на стены. С ними увязались многие жёнки да отроки малые: еды, воды принести, рану перевязать, затушить огненную татарскую стрелу, а то и сбросить камень на ненавистную басурманскую голову. Изготовились, врага ожидаючи. Крымчаки ещё не подошли, а из бойниц уже глядели карающим оком тюфяки, пищали и ручницы. Притаились на стенах лучники и самострельщики. Хворостинин самолично обошёл посад и кремль, всё осмотрел, всё проверил. Убедился — премного придётся потрудиться врагу, чтобы взять город. Встанут на его пути надолбы да рогатки, рвы да валы, частокол да каменные кремлёвские стены, но самое главное — заступят ему дорогу сильные духом русские люди. На них и полагался молодой воевода. На таких вот, как соратник Фёдор Львов да посыльный казак Дороня Безухий, что стояли с ним на Караульной башне. Внимательно всматривался князь сквозь узкий проём бойницы вдаль, туда, откуда должен появиться татарский загон. Все помыслы о предстоящей битве. Ныне ему пригодится весь опыт, обретённый на государевой ратной службе, и не только свой. С детства интересовался маленький Митя подвигами предков, многое поведал ему отец о великих воинах Руси: о могучих богатырях Василии Буслаеве, Александре Пересвете, Евпатии Коловрате, о славных полководцах, князьях Святославе Игоревиче, Александре Невском, тёзке Дмитрии Донском. Знал и о князе Владимире Святославиче, первом, кто озаботился о рубежах Руси и стал ставить грады и заставы по Десне, Остеру, Трубежу, Суле и Стругне, кои преградили путь номадам из Дикого поля. Было чему поучиться и у воевод недавнего времени: Даниила Щени, что разбил литовцев у Ведрошей и вернул Руси отторгнутый Великим княжеством Литовским древний город Смоленск; у Семёна Ивановича Микулинского, что покинул грешную землю десяток лет назад. Умелый воевода проявил себя в войне с ливонцами и при взятии Казани. Был он и воеводой града Николы Заразского. Отсюда водил своих воинов против хана Сагиб-Гирея и царевича Имина. В тот год крымчаки подступили с великой силой — тьмотысячно: с ногаями, турками и огненным боем, но устояла рать порубежная... Не раз приходили татары к стенам Заразска. Были тут и свирепый Ахмат-Гирей, и Сафа, и царевич Ислам, но всякий раз отступали. Премного надеялся Дмитрий, что отступят и в этот раз. Не зря же годами учились воевать с татарами и бить их, не зря же создавали Засечную черту и ставили острожки и крепости, не зря денно и нощно такие воеводы, как мудрый князь Михаил Иванович Воротынский, радели и налаживали на ней службу. Хворостинин надеялся, что не зря.

— Явились, душегубцы, — зоркое око казака первым углядело неприятеля. Дороне почему-то подумалось о Карамане:

«Небось скачет мой спаситель с остальными, чтобы резать русских людей, или нет?»

— За что Руси наказания?! В прошлом годе голод, в этом моровая язва, а тут ещё эти — пёсьи дети. — Львов повёл плечами, будто разминался перед кулачным боем.

На храмовой колокольне Николы Заразского ударили в сполох.

Хворостинин надел шлем-ерихонку, поправил наборный пояс, сверкнули в свете закатного солнца металлические пластины на доспехе-бахтереце.

— Кому мир не дорог, тот нам и ворог. Изопьём, браты, с татарами смертную чашу!


* * *

Неприятельское войско широкой волной надвигалось на город с напольной стороны. Широко раскинув крылья, налетал степной орёл на добычу. Татары надеялись взять посад с ходу, как до того острожек, но напоролись на закрытые ворота и готовых к отпору защитников Заразска. Не знал Девлет-Гирей, что провалилась затея благодаря Дороне и его сотоварищам. Попытка спешиться и выбить русских из-за частокола не удалась, мёртвые тела крымчаков усеяли берму. Озлобленные неудачей степняки отошли. Вернулись на конях, стали обстреливать осаждённых из луков. Смертоносные стаи полетели на город. Вот уже захрипел и упал у бойницы раненный стрелой в горло шепелявый Игнат. Город терял своих защитников, но не отвечал, татары подъезжали всё ближе. На посаде от огненных стрел загорелись избы, чёрные кудери дымов потянулись к небу. Дети и бабы кинулись тушить пожары.

— Ударить бы по басурманам, — предложил Львов, сгорая от нетерпения поскорее вступить в схватку с противником.

— Пожди, пускай ближе подойдут. Стрелы татарские бьют дальше, чем наши пищали, да и их у нас немного, а если...

Договорить Хворостинин не успел, Дороня толкнул в окольчуженное плечо. Князь отшатнулся. Оперённая гостья воткнулась в бревенчатую стену сторожевой башенки посада в том месте, где только что находилась голова князя.

— Этак не дождёмся, перебьют всех. — Львов шагнул к стене, обломал древко татарской стрелы.

— Дождёмся. — Лицо князя побледнело, голос оставался спокойным, Дороне отмолвил. — Чуть с ног не сбил. Силён казак. Отныне я дважды должник твой: за весть и за спасение. Коли в живых останемся, отплачу. — Поглядел на Львова, добавил: — Пора, Фёдор, начинай.

Львов подал знак. Гром прокатился вдоль деревянных стен посада, губительный смерч смел татарских конников, отбросил от города. Крымчаки отошли со многими потерями. Недалеко. Встали станом окрест, разожгли костры. Огни хищно взирали на город из тьмы.

Львов, бросив полный ненависти взор в сторону вражеского стана, произнёс:

— Утром сызнова полезут. Продержаться бы, глядишь, и помощь подоспеет: Воротынский ли из Серпухова, Булгаков с Голицыным из Тулы, иль Трубецкой с Телятевским, а может, и сам государь с полками пожалует.

Хворостинин мыслил иначе:

— Утра дожидаться не станем, ночью сами на них пойдём. Бивал воевода Назар Глебов крымчаков под Заразском малыми силами, и мы побьём. Дороня, зови голову стрелецкого, приказчика городового, сотников да старост посадских. Будем думу думать, как супостата одолеть...


* * *

До полуночи вервием подняли на стены беглого пленника, привели к князю. Беглым оказался десятник Куницын. Босой, без тегиляя и шапки, с синяком под глазом, он был похож на кабацкого пропойцу. В свете пламенников его лицо казалось страшным.

— Здрав буде, князь Дмитрий Иванович. Признал ли? Василий я, Куницын, сын дворянский, у воеводы Фёдора Басманова посыльным был.

— Молви, о чём речь хотел.

— С вестью к тебе явился. Крымчаки наш острожек сожгли, всех побили, меня в полон взяли. Татарский воевода, Саттар-бек, отпустил, велел передать, что войско его несметно и если жителям Заразска дорога жизнь, то пусть уходят беспрепятственно, а город отдадут ему.

— Устрашить нас желает. Только не боимся мы войска его и посулы нам не нужны. Обможется бек без града.

— Грозился, коли противиться станете...

Десятник не успел договорить, как из-за спины Хворостинина вывернулся Дороня, ухватил, смял на груди Куницына рубаху:

— Где Севрюк, сотоварищ мой!

— Отцепись, вепрь смердящий! На меня, на дворянского сына, руку подымать! Ах ты порченой! Да я тебя...

— Отпряньте, олухи! — Громовой голос князя охладил пыл драчунов. — Чай, не Масленица и не Троицын день, кулачные бои устраивать! Забойство учинять не дам! Об отчине думать надо. Почто пря у вас?

Дороня ответствовал первым:

— Десятник обвинил меня и сотоварища моего в измене. Только вести наши правдой оказались.

— О ту пору человек в острог прибежал, иные вести принёс. А он, — Куницын кивнул на казака, — мнится, беглый вор и разбойник, оттого у него уши резаны.

Казак ожёг десятника взглядом:

— Молчи, ябедник! Не совестно уста кривдою поганить?

— Так ли это? — Хворостинин вперил взор в Дороню.

Дороня отвёл взгляд:

— Оговор. Казак я, вольный.

— Ладно, о том после потолкуем. Ярость свою врагу покажите. А войска несметного мы не боимся. Войско не числом сильно, а духом.

— Позволь, князь, прежде узнать, что с моим сотоварищем стало? Севрюк мне вместо брата старшего был.

— Поведай, — бросил Хворостинин десятнику.

Куницын глянул на Дороню, нехотя вымолвил:

— Убили его. Саттар-бек зарубил. Сам видел...


* * *

Нападение предприняли, когда ночь перевалила за серёдку, когда сон крепок и сладок, когда скованы занемевшие члены, когда око видит во мгле то, чего нет, и не зрит явного...

Разом открыли посадские ворота, пеше ринулись на врага без шума, без крика. Наперёд пустили опричников. Горожане подумывали: «Тако вот, не всё вам с мётлами да головами пёсьими бесчинства творить». Царские псы, одетые в чёрное, с вымазанными сажей лицами, невидимые в темноте, подобные демонам, первыми ворвались во вражий стан. Не подвели, русский же всё люд, за отчину как не встать? Пошла потеха. Резали сонных, безоружных, обезумевших от внезапного нападения. Недолго. Опытные татарские воины вскоре пришли в себя. Железная сотня Саттар-бека стеной встала на пути опричников. Воспрянули духом и остальные крымчаки. Начинало светать. Татарам становилось легче распознавать, где свои, а где чужие. Страх исчез, уступил место боевому задору, и кто одолел бы в сече — неведомо, если бы не подоспел на помощь русским отряд, отправленный по подземному ходу к Белому колодцу из Тайницкой башни да не прискакали из крепости всадники во главе с князем Хворостининым.

В конном отряде воеводы среди первых Дороня. Ищет казак молодым зорким оком Саттар-бека, горит желанием посчитаться за себя и за наставника своего. Высматривает чернёный шлем с серебряными змейками и тремя орлиными перьями. Мешает Дороне лёгкий утренний туманец, не даёт отыскать врага кровного. Пляшет в казачьих руках остра сабелька. Не прошла для него даром наука славного рубаки Севрюка Долгого: двоих крымчаков отправил к воинственным предкам. Двоих срубил князь Хворостинин. Немало постарался и Фёдор Львов. Пример за собой зовёт. Поднажало и остальное русское воинство. Дрогнула железная сотня Саттар-бека, попятились татары, покатились, побежали, помчались на быстрых конях подальше от кровавого достархана. Только и успел крикнуть князь:

— Дороня! Фёдор! Девлетку ищите! Живым взять собаку!

Помчались вдогон, только разве усмотришь в этакой кутерьме единого воина, да ещё в простом доспехе? Не смекнул о том воевода! А Дороня смекнул. Где же быть Саттар-беку, как не подле хана?! А у бека шлем приметный... И вновь заметался взгляд казака по спинам отступающих крымчаков. Не отстаёт и дворянский сын Куницын, и ему не терпится нагнать хана и Саттар-бека — свидетелей его предательства и позора. Петлёй повисли на шее измена и обязанность служить крымскому хану, и разрубить её можно, только лишив жизни неожиданных хозяев... Эх, сам не смог — Бог помог. Мелькнул среди татарских конников приметный шлем, Дороня выхватил его взором, уцепился, рванул к ненавистному, с ним ещё дюжина комонных. Куницын оплошал, не поспел десятник за казаком, отстал. И догнал бы Дороня бека, но Бог удачу дал — он её и отнял. На всё воля Господня. Встали на пути полоняники. Не успели татары полон угнать, поставили полоняников на пути русского отряда.

Пока пробирались меж соотечественниками, Саттар-бек скрылся в лесу, с ханом и остатками железной сотни. Отставшие крымчаки спешили миновать обширную пашню, надеясь спрятаться за стеной деревьев. Дороня с досады срубил сосновую ветку. Лапа повалилась к покрытому мхом подножью ствола. В ногу Дороне вцепился рослый, простоволосый старик-полоняник в сером сермяжном зипуне:

— Добрый человек! Христом Богом молю, спаси дочку! Не дай насильству свершиться! Увезёт ведь поганый Ульянку!

Старик указал в поле. Дороня приметил татарского всадника. Крымчак уходил с добычей: перекинул перед собой связанную босоногую девицу в белой посконной рубахе. Дороня тронул коня, помчал что было мочи, но чуял — татарина не догнать: уйдёт крымчак в лес, к своим сородичам, с девкой, тут и быстрый Буйнак не поможет. Сабля надёжа, а лук хорош тоже. Дороня натянул тетиву, прицелился, отправил помощницу вслед. Настигла клюватая басурманина, сбила с седла. Кулём свалилась с лошади полонянка. Дороня подскакал, слез с коня, склонился над девушкой. Не убилась ли? Глянул и замер, забыл, что поле ратное.

«Это ж надо, пригожа — царевна, да и только! Такой красе румяна и белила не нужны. Дышит. Жива».

Веки девушки дрогнули, зелёные, опушённые длинными ресницами глаза глянули на молодого светловолосого воина. Дороня, сражённый красотой девушки, не мог оторвать зачарованного взгляда от нежной кожи её лица, припухлых губ, прямого, слегка вздёрнутого носа и текучего льна волос, что укрыл комья свежевспаханной земли.

Над головой раздался голос князя:

— Ослобонил бы девку, казак!

Хворостинин сидел на белом жеребце, озорова-то щурился:

— Чаю, невесту себе отыскал.

— Невесту, может, и отыскал, только Девлет-Гирея с Саттар-беком упустил.

— Ничего, коль повадился волк за овцами, знамо, ещё придёт. Главное, супротивника побили да от города отогнали. Одоленье, Дороня!

Одоленье, победа, радость. Только пришла радость не одна. Привела женишка — Горе Горькое, и заплакали малы детушки, заголосили сёстры да девушки-невестушки, запричитали жёны, матеря, скорбит град по сынам своим:


Уж последний я разок тебя да омываю,
Уж последний разок я тебя да снаряжаю,
И последний раз я тебя да одеваю,
Уж чёрну голову да я тебе зачесаю...

Рвутся сердца от горя:


Приукрылась нонь надёжная головушка
Во матушку ведь он да во сыру землю,
В погреба ведь он да во глубокие!

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Хотя всемогущий бог и наказал Русскую землю так тяжело и жестоко, что никто и описать не сумеет, всё же нынешний великий князь достиг того, что по всей Русской земле, по всей его державе — одна вера, один вес, одна мера! Только он один правит!

Генрих Штаден. «Записки о Московии»

Не век слёзы проливать, не век горе горевать: схоронили павших, пришло время поднять стопу за победу. А и как не поднять — языков татарских и ногайских взяли, людей русских отполонили, ворога отогнали за Почежский лес. Царь Иван хотел из Коломны повести войско на татар, но, узнав о победе Хворостинина, вернулся в Москву. Недолго погуляли крымские загоны по Русской земле. Царевичи Мегмет и Али, пограбив Каширские и Рязанские земли, соединились с Девлет-Гиреем и подались в степи. Туда им и дорога. Знай, лягушка, своё болото. Горе ушло — гуляй весело. Вот и гуляет на улицах люд Заразска — пьёт за победу. Ставлены на улицах столы с угощениями. Празднует в воеводских хоромах и князь Дмитрий Иванович Хворостинин, с ним служилые да знать городская. Минул Великий пост, можно разговеться. На столах раздолье, есть чем насытиться: хлебы да пироги, говядина с чесноком, зайчатина с репой, свинина с луком, взвары, разносолы, снетки, осетрина и облитая жирком паюсная икорка. Разлиты по достаканам, кубкам и чарам сыта, меды ягодные да обарные, мальвазия, романея, водка и пиво. Щекочут ноздри пряные ароматы шафрана, имбиря и иных приправ, ударяет ядрёный запах хрена. Юркая, услужливая дворня несёт к столам запечённых кур, гусей, рябчиков, рассолы, чёрную и белую уху. Радуйся, душа, да знай меру. Дмитрий Иванович меру знал, наклонился к Львову, шепнул:

— Фёдор, пригляди, чтобы всё чинно было, я пойду, притомился.

Встал, поклонился гостям и соратникам, подозвал Дороню:

— Проводи до покоев.

По скрипучей лестнице поднялись в терем, дошли до опочивальни. Князя покачивало — крепка оказалась романея. Хворостинин отворил дверь.

— Зайди, перемолвиться надоть. Да свечу зажги, огниво на столе у поставца лежит.

Дороня вошёл, зажёг свечу. Хворостинин прошагал к лавке, тяжело опустился на бархатное покрывало, снял с головы тафью. Кивнув Дороне на скамью, промолвил:

— Садись... Недруга твоего, десятника Куницына, с вестью отправил к воеводе Воротынскому в Серпухов, подальше от себя. Не люб он мне. Худой человек. И Богу молится, и с чёртом водится. Ведомо мне про него. Многим служил, перемётчик подлый. Умеет блином масленым в рот залезать. Его руками множество чёрных дел содеяно, а персты кровью пачканы.

— Оно и видно, глядит лисой, а пахнет волком.

— Верно, он и лицом с лисой схож... Перед отъездом всё про тебя выведывал, меня предостерегал, молвил, вор ты беглый. О том тебя спрашивал...

— Я ответил.

— Ответил, да только взор отвёл. Меня не проведёшь. Неспроста пытаю. Хочу просить остаться. Мне верный человек нужен. Коль согласен, молви правду. Я тебе не ворог, жизнью обязан. Слова твои в себе утаю.

— Что ж, просил князь, слушай. — Дороня обхватил колени пятернями, повёл сказ: — Прежде меня Дорофеем Шершневым величали. Род наш ведётся от повольников новгородских, от ушкуйного ватмана Шершня. А как остарел предок, осел на награбленном добре, расторговался. Только пословица не мимо молвится — всё добро, да не всё в пользу. Видно, кровью полита была та добыча, не принесла она покоя и довольства роду нашему. Изрядно претерпели мы, да всё больше от великих князей московских. — Тяжко вздохнув, казак продолжил: — Прадед мой, Никита Шершнев, с московскими боями на Шелони ратился, после в Псков бежал, оженился, торг немалый наладил, льном и иным товаром... Только новый великий князь московский дело отца продолжил. Подмял-таки Василь Иванович Псков под себя. Кончилась псковская вольница, под рыдания горожан увозили вечевой колокол и три сотни боярских и купецких семей. Вместо них московских прислали. Боярам да дворянам земли псковские с людьми отдали, купцов в Серединном городе поселили. Они же, под опекой наместников из Москвы, старое купечество потеснили. И не только в торговле притеснение и разорение горожане терпели. Уже к нынешнему государю, лет двадцать назад, семь десятков псковичей уважаемых ездило, с жалобой на бесчинства наместника Ивана Турунтая-Пронского.

Хворостинин вставил:

— Знавал князя Ивана Ивановича, упокой Господи его душу. Утоплен в прошлом году по царскому приказу.

— На всё воля Божья... Государь на расправу щедр. Славно попотчевал он и челобитников псковских в Островке селе: наземь нагих заставил лечь, обливал горячим вином, палил бороды, жёг свечами... Средь тех псковичей дед мой был... Недолго после прожил: от такого сраму вскорости отдал Богу душу... На том мытарства наши не иссякли. Мало того, что война, мор и голод наш род проредили, ещё беда пришла. В прошлом годе, зимой, пал Изборск. Царь обвинил в измене некоторых из своих воевод, новгородцев да псковичей. Мол, ссылались с беглым князем Курбским и польским королём Сигизмундом, клялись с ним супротив Москвы идти. Царь розыск учинил, а по весне повелел многих людей неугодных на Москву выслать...

— Ведаю о том, — нарушил повествование Хворостинин.

— Ежели ведаешь, ведай и то, что и моё семейство порешили выгнать из родного дома... Мало того, что из Среднего города выжили, так ещё и новые хоромы, строенные отцом в Окольном городе неподалёку от Петровской башни, отбирать пришли... Кровь у нас повольницкая, буйная: не стерпел отец, стал гостей незваных охаивать. Дошло дело до кулаков. Я с двумя братьями стеной за отца встал. Когда нас одолевать стали, за нож взялся, кровь пустил. Отца и братьев скрутили, а я утёк... Едва из города выбрался. Благо знал один из старых тайных ходов, что под землёю за стены ведут. Таких в Пскове немало, а этот старший брат обнаружил, когда под домом подвал копали. Ход из Серединного города, от Куричьей башни, мимо Петровской, был прокопан к древнему дубу на берегу реки Псковы. Кто копал и зачем, неведомо, видимо, давно было. Со стороны Крома он от старости обсыпался, а от нашего дома до дуба остался в целости. Отец велел о нём молчать, молвил, может, пригодится... Прав оказался родитель... В лесу, под Вязьмой, повстречал ещё одного горемыку — бывшего служилого человека, Севрюка Долгого. Он от несправедливостей на Дон уходил. С ним и подался.

— Не иначе, повольницкая кровь пращура, новгородского ушкуйника, привела тебя на Дон.

— Может, и так. Летом набрели на кош казацкий, гулевой атаман, Ермак Тимофеевич, в свою ватажку принял. Бывалый казак, по младости с атаманами Сусаром Фёдоровым и Михайлой Черкашенином помогал царю Ивану Казань брать и немалую славу обрёл. Силы большой человек и саблей владеет на зависть многим. Супротив него в нашей ватаге только Севрюк Долгой устоять мог. Наставник мой. Учил саблей рубить, стрелять, степь понимать... Сложил голову Севрюк. — Дороня вздохнул. — Он-то и стал называть меня Дороней. От него пошло... После крымчаки с турками пришли Астрахань покорять... А недавно, — Дороня скрипнул зубами, — от беглого псковича узнал... Отца, мать, братьев и сестру опричники, во главе с Малютой Скуратовым, на Тверской земле зарезали, как и многих иных высланных из Пскова.

Дороня упёрся локтями в колени, обхватил лицо ладонями... Страшное виденье уже который раз предстало пред его глазами: перерезанное горло отца, окровавленные тела братьев и матери, изнасилованная сестрёнка с задранным подолом и белыми голыми ногами...

— Царствие им небесное, с тобою скорблю. — Князь перекрестился, склонил голову. Что он мог сказать казаку? Чем утешить? Будучи опричным воеводой, знал о безумных бесчинствах царя и верных его псов, подобных Малюте Скуратову, Василию Грязному, Афоньке Вяземскому и тому же Ваське Куницыну. Они пытали неугодных, насильничали, участвовали в кровавых потехах государя. Они вырезали семью Дорони, а дойдя до Новгорода, учинили страшные расправы: топили мужей, жён, детей и стариков в ледяной воде Волхова, сжигали, сдирали живьём кожу, сажали на кол и четвертовали. Они обирали монастыри и лишали живота служителей Бога. Нет в живых новгородского архиепископа Пимена, во время похода на Новгород и Псков был убит игумен Псковско-Печерского монастыря Корнилий, а митрополита Филиппа Малюта Скуратов лично задушил в Отрочьем монастыре, припомнил ему сказанную перед царём речь против опричнины. Великие непотребства творятся на святой Русской земле. Не стало у царя мудрых советников. Нет с государем жены Анастасии Захарьиной, Сильвестра и митрополита Макария, бежал за пределы Московии князь Курбский, убит князь Владимир Андреевич Старицкий, казнён Адашев. Сколько душ загубленных: Репнин, Кашин, Куракин, разве всех перечтёшь? Многие в опале. Его царский гнев пока не коснулся. Иван верил ему, семь лет назад даже поручил сопровождать в заточение опального князя Дмитрия Курлятева-Оболенского. Надолго ли царские милости?

Хворостинин встал, приоткрыл дверь. Никого, тихо. Угомонились внизу, окончилось пированье. Прижав створу, князь вернулся на место.

— Что в Новгороде содеяно, ведаешь?

Дороня отнял руки от лица, поднял голову:

— Ведаю. Постарался государь со своими слугами, втоптал Великий в дерьмо. Вестимо, новгородцы ткали, ткали да Новгород и проткали.

— Владетелям московским от императоров константинопольских главенство православное дадено. Одно государство наше иноверцами не покорённое осталось, одна столица православная — Москва, и правитель в ней Иван Васильевич... Его усилиями приросла земля Русская Казанью и Астраханью, набеги из тех мест прекратив. У Кавказа, у моря Хвалынского обосновались, из Персии и иных стран жарких товар в изобилии везут, и мы свой в большом количестве сбываем. Через Поморье северное торговля беспрепятственная налажена с купцами аглицкими. Опять же, ливонцев подмяли, к морю Свейскому вышли. Бог даст, литовцев с поляками потесним, Колывань у шведов отымем, на море крепко встанем, большие купецкие и военные корабли на воду ставить почнём. Ведомо мне, государь выдал жалованную грамоту некоему датскому мореходу именем Карстен Роде. По той грамоте имеет датчанин право снаряжать и вооружать корабли и на них наносить урон противникам нашим. И это начало. Суда заимеем, торговля прибудет, сила и уважение государства нашего. При нынешнем государе многое строено, и книжное дело налажено, пушек и пищалей изготавливаем столько, сколько в прежние годы не могли, да и мало ли иных славных дел содеяно.

Казак огрызнулся:

— Особливо народа русского изведено.

— Царь ниспослан нам Господом, нам же предначертано терпеть деяния его и не судить. Да и куда бы самого поворотило, ежели с малолетства супротив тебя замышляли да пытались тобой управлять. Аль по вине других властителей мало люду православного погублено? И сколь ещё будет, Богу ведомо.

Кому ответил Дмитрий Иванович, себе ли, Дороне?

— Я из вольных казаков. Мы гуляем от Днепра до Дона и от Дона до Волги по своему разумению и на службу идём тоже, посему терпеть над собой власти не желаю, тем паче князей московских. — Дороня встал. Хворостинин уйти не дал, остановил вопросом:

— А отчине? Народу русскому служить желаешь?

— Али не ведаешь, князь?! Не с тобой ли в бою были?! — В голосе казака скользнула обида.

— Оттого и пытаю, согласен ли при мне быть? Зело надобен мне человек верный и способный. В тебе же ретивости на двоих хватит. Окромя того, степь знаешь. А там глядишь, оженишься, делом купецким займёшься, как предки твои.

— Торговое ремесло мне без надобности, я с саблей повенчан.

— Каков ответ дашь?

Дороня задумался. Напомнил князь о степи, о воле, потянуло к ватажке, к другам своим, к отцу-атаману Ермаку Тимофеевичу, в духмяное раздолье. Отказаться бы, да вспомнил зелёные глаза и льняные волосы отбитой у татар девицы. Ульянкой назвал её старик-отец. Ульянка, Ульяна, Ульянушка... Не её ли разыскивал он по погоревшим пригородным слободкам? Не она ли стрелою засела в его сердце? Только нужен ли он ей, голь безухая? Это надо проверить.

— Согласен, хоть и не но душе мне кафтаны опричные. Мало того, опасаюсь, как бы Куницын не донёс. Ведь если розыск учинят да прознают, кто и откуда, туго мне придётся.

— Не бойся, от Васьки обороню...

ГЛАВА ПЯТАЯ

Ох ты, бабонька молоденькая,
чернобровенька, хорошенькая!
Ох, не ты ли меня высушила, ай,
без мороза сердце вызнобила?
Из русской плясовой песни «Камаринская»

В унылом настроении возвращался Дороня в Заразск. Понурив голову, плёлся за ним в поводу конь, чувствовал скотинка хозяйскую озабоченность. Полдня промотался казак по пригороду. Умом раскинуть, где же ещё искать? Только у Заразска и могли схватить, полоняники все здешние. Можно было обратиться к князю, да у Дмитрия Ивановича и без того забот полон рот. Самому же только и удалось отыскать сведущего мужика в сожжённом дотла малом сельце у Остера. Он и поведал, что жили в сельце старый кузнец Евлампий с дочерью Ульяной, татары их полонили, живы они, нет ли — неведомо, на пепелище они не вернулись. Вспомнил погорелец и о том, что в Николе Заразском у них дальняя родня — скорняк Фёдор, а где живёт, неведомо. Знать не знал, зато совет дельный дал — поискать того скорняка на торгу. Легко сказывается, да нелегко делается. Как найти в толчее и гомоне нужного человека? А и найдёт, та ли окажется Ульяна?

— Куда с конём в калашный ряд! — Дородная пучеглазая баба с лотком, наполненным с горкой пирожками, замахала перед Дорониным лицом розовой ладонью с пухлыми пальцами. — Ослеп, невежа!

И то верно, оплошал казак — не место поту да навозу конскому средь хлебного духа.

— Прости, матушка. Помоги, Христа ради, отыскать Фёдора-скорняка.

Одутловатое лицо бабы подобрело:

— Какого Фёдора-скорняка? Пухлякова или Ломакина?

— Не ведаю.

— Эх ты нелепица! Ищу того, неведомо кого! Ладно, подскажу, где скорняков найти. Поворачивай влево, дальше прямо. Пройдёшь крупяной ряд, за ним соляной, москательный, суконный. Минуешь сапожный, за ним скорняки. Там спросишь.

Дороня хотел поблагодарить бабу, но она уже поплыла средь бурной и шумливой людской реки крутобоким насадом:

— Пирожки! Пирожки! С яйцами, с творогом, с капустой! Пирожки! Пирожки! С яйцами...

Дороня повернул коня, направился указанным путём.

У первого скорняка, Пухлякова, средь родичей Евлампия и Ульяны не оказалось. Второй, Ломакин, подтвердил — таких родственников имеет, порадовал, сообщив, что они проживают в его доме. Скорняк взялся проводить Дороню. Собрал товар, поковылял впереди, то и дело оглядываясь. На полпути остановился, спросил:

— Не ты тот казак, что Ульку у татарина отбил?

— Я.

— Слышал о твоём деле славном. Сказывал мне о нём Евлампий, и Ульянка рассказывала.

Сердце Дорони застучало: «Не забыла, помнит».

Стена ломится, а добро помнится. Дороню встретили с радостью. Хозяин пригласил в дом, накрыли на стол. Не богато, но от души. Всяк рад защитника попотчевать. Поели, выпили по чарке, завели разговор. Только мало казак слушает да говорит, всё больше на Ульяну поглядывает, будто воду родниковую пьёт да напиться не может. Ульяна смущается, отводит взор изумрудный. Но не вечно древу расти. Свечерело, пришла пора расставаться. С хозяином попрощались во дворе. Дороня отвязал коня, увёл за ворота. За ним потянулись Евлампий и Ульяна. Евлампий взял казака под руку, отвёл в сторонку.

— От себя и от Ульянки земно кланяюсь. Прости, одарить нечем. Спалили крымчаки избу со всем добром, разорили хозяйство. Бывали у вороны большие хоромы, а ныне и кола нет.

— Не затем явился. Проведать. И ещё просить хочу, дозволь к Ульяне наведаться?

Евлампий почесал безволосое темя.

— Приходи, мне-то что. Она бы не воспротивилась. До тебя сватать её хотели, да в нынешний набег посекли крымчаки жениха... Так-то. — Старик попрощался, обернулся к дочери. — Ульянка, проводи спасителя своего.

Евлампий ушёл, оставив молодёжь наедине. Ульяна подошла, встала напротив:

— Ну что, пойдём?

Теперь Дороня мог рассмотреть её ближе. Не высока, не величава, не пышнотела, но стройна. И пусть брови не соболиные, зато как хороши те, что есть, — пожелтевшие прямые былинки над глазами. Дороне мила такая. Кому что по нраву — одному сосна, другому берёзка. В той же посконной белой рубахе с мелкой красной вышивкой по вороту, в выцветшем синем сарафане, онучах и лаптях, с берестяной перевязкой на голове, она всё равно казалась Дороне царицей, хоть и не приходилось ему видеть жён государевых.

Ульяна смутилась, потупилась:

— Татары всё отняли, дом с утварью и пожитками сожгли.

Конь коснулся руки казака тёплыми влажными губами. Дороня погладил гриву буланого, с белой звёздочкой на лбу, жеребца:

— Что Буйнак, в конюшню захотел? Ну, пойдём. Веди, Ульяна.

Молча, неспешно двинулись узкой пыльной улочкой.

— Как же вы теперь? — Дороня первым нарушил молчание.

— Что нам в Заразске? Старший брат утоп, две сестры в младенчестве умерли, мать во время мора, дома нет... В чужой избе разве житьё. У дядьки Фёдора семеро по лавкам, да и дела торговые худо идут. Обуза мы им.

Дороню словно в прорубь бросило:

— А выходи за меня! Избу поставим, жить по-доброму начнём. — Глядя в манящую зелень Ульяниных глаз, добавил: — Люба ты мне!

Девушка отпрянула. От слов, от небесной синевы устремлённого на неё взгляда, от мужественной красоты. Такие молодцы по сердцу многим девицам и жёнкам. Для неё ли такой? Боясь признаться самой себе, что ещё на поле запал ей в душу казак-спаситель и что все эти дни думалось только о нём, сказала:

— Экий ты бойкий. Думаешь, если вызволил меня из беды, то должна косу на две распустить да женою твоей стать?

— Знать, не люб я тебе? Слышал, жениха твоего татары убили.

Ульяна отвела взгляд:

— Убили. Многих убили. Только не жених он мне был. Не миловались, не любились. Пришлась я ему, вот и надумал сватать. Коли случилось бы, батюшке перечить не стала.

— А если сватов зашлю и у батюшки твоего благословения попрошу, согласишься? — горячился Дороня.

— Не ко времени разговор. Что люди скажут: «Жениха потеряла да спешно другого нашла». Опричь того, татары брата батюшкиного убили в сельце, избу сожгли. Жена его с троими детками тоже у дядьки Фёдора живёт. Негоже на слезах о сватовстве речь вести. Да и батюшка не позволит. Он у меня с норовом... Не хочет оставаться, молвит, стар сызнова начинать. Недолго нам в Николе Заразском быть. Через пять дён на Москву уходим ко второму брату. Батюшка говорит, там покойнее, от татар дальше.

— А что у брата — изба?

— Да, в Кузнецкой слободе, за Яузой, недалече от церкви Никиты Мученика. Прохором Гудой кличут, его там все знают. Проша наш умелец, просуг к железу имеет: от меча до серёжки и колечка — всё выковать может. — Ульяна потупила взор. — И у меня колечко с серёжками были, татары забрали. Ничего, Проша ещё подарит, он мастер. За то и в Москву позвали.

— К доброму мастеру и талан идёт. А я вольный казак, дома нет, не богат, и зипун дыроват. Кому такой жених нужен, да ещё без ушей?

Ульяна посмотрела на Дороню, будто только что увидела его светло-русые космы.

— Что, негож такой? Только не думай, не вор я. Татарин резал. Да чего уж речь вести! Прощай, красавица! Видать, не судьба нам вместе быть. — Дороня дёрнул коня за повод, побрёл к кремлю.

Взволнованный голос Ульяны остановил:

— Постой!

Подбежала, глянула в глаза:

— Почто осерчал? Почто слово не дал молвить?

Дороня отвёл взгляд, потупился:

— Смекаю, не мил тебе безухий.

— Не тот хорош, кто лицом пригож, а тот хорош, кто для дела гож.


* * *

Сладким сном пролетела для Дорони и Ульяны седмица. Сказала-таки девица Дороне заветное слово. Завязалась меж ними крепким узелком любовь. Где сердце лежит, туда и око бежит. И бежали ежедень друг к другу: глянуть в глаза, перемолвиться словечком ласковым. Уж и не думалось о пересудах, не трогала пустая людская молва. Евлампий махнул рукой, строгости поубавил: «Если бы не казак, не видать бы мне Ульянки. Пусть любятся, лишь бы греха-блуда не было». И не раз, и не два, таясь, выезжали за городские ворота, наведывались в дальний лесок. В дремотном спокойствии рощи, средь берёзок, клёнов, лип и редких елей, слушали пение птах и шелест листвы, упивались близостью. Там и сговорились в Москве свидеться, ведь и князь сказывал, что вскоре расстанется со здешними знатными бобровыми гонами да рыбными ловами и отправится в стольный град семью проведать, а допрежь государю поклониться. О том и Евлампию поведали. Старик не препятствовал, молвил: «Приезжай. Как на ноги встанем, засылай сватов. Ульянке пятнадцатое лето пошло, пора, да и мне такой жених по сердцу».

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Приди ко мне, брате, в Москов...

Из послания Юрия Долгорукого черниговскому
князю Святославу Олеговичу

Дороня, рискуя споткнуться на плавучем мосту через Москву-реку, прикипел взором к городу. Вот она, Москва, соперница родных его сердцу Пскова и Господина Великого Новгорода. Одолела коварная красавица свободолюбивых богатырей. На разорении их и иных градов русских разбогатела, расширилась, налилась силой. Стоит, свысока поглядывает на выходца земли Псковской. И невзлюбить бы её Дороне, да ум иное подсказывает:

«Кто ныне способен защитить Русь от многочисленных врагов? Ни Новгород, ни Псков, ни Тверь, ни Рязань не способны в одиночестве постоять за русские земли. Уже пытались порознь, когда нашли на русские княжества полчища монголов, и что вышло? Попали в кабалу на долгие лета, а ума не прибавили — всяк своей власти хочет. Не до всех дошло — надо едиными быть и врагов совместно бить. Польша с Литвой объединились, вдвое сильней стали. И кто удержит теперь Речь Посполитую и многих других неприятелей? Только она — Москва. Да и кого корить: подневольный московский люд, как и все русские, больше склонный к труду, чем к войне? Не он виновен, а алчные, жадные до власти правители. Да и все ли они плохи? Были и радетели за землю свою. Как иначе, не сломишь ты, сломят тебя. Не возвысишься ты, возвысится другой».

Вот и возвысилась Москва. Далеко окрест видать устремлённую в небеса колокольню Ивана Великого. Рядом, поблескивая на солнце куполами-шлемами, встали белостенные храмы, золотятся и пестрят разноцветьем крыши царских палат, дышат мощью скреплённые зубчатой стеной краснокаменные башни Кремля, построенные при помощи фряжских зодчих на Боровицком холме. Сильна Москва, лепотна, и к красоте этой приложено умение Дорониных земляков. Поведал князь Дмитрий Иванович, что церкви Ризоположения и Благовещенская строены псковскими умельцами. От слов этих потеплело в душе Дорони, вроде бы ближе стал ему чужой город.

За мостом начинался посад, прикрытый земляным валом. Издалека он казался краше из-за утопающих в зелени садов храмов, монастырей, хором с теремами. Вблизи оказалось иначе. Красна ягода калина, да внутри горька. Вдоль порченных выбоинами улиц, загаженных нечистотами, отбросами и скотьим помётом, несуразно лепились друг к дружке крепкие деревянные дома, избёнки с подслеповатыми оконцами, горбатые сараюшки и скособоченные клети. Потому время от времени и выклёвывал красный петух добрую часть Москвы, оставляя после себя чёрную шелуху пожарищ. Его сторожились: ставили на углах улиц бочки с водой, запрещали летом топить в городе бани, но строиться впритирку не переставали. Удивили Дороню и скопища нищих, юродивых и калек на папертях храмов. Уж не собрались ли они со всей Руси? В Пскове и Новгороде убогих куда меньше.

Хоромы Хворостинина находились в Китай-городе. Обнесённый трёхсаженной каменной стеной с четырьмя воротами и башнями, он примыкал к Кремлю. За Китайгородской стеной чище, да и некоторые улицы мощены деревом. При прежнем государе здесь жили бояре и дворяне. Царь Иван Васильевич, опасаясь заговоров, повелел им выселиться, а на их место призвал купцов. Теперь в Зарядье, в Новгородском, Псковском и Аглицком подворьях, проживали татары, бухарцы, турки, немцы, шведы и иные иноземные гости. Были и зажитные русские купцы, чьи добротные дома с подклетями стояли по соседству с подворьями. И те и другие имели места и клети на торгу у кремлёвских стен. Нашлось в Китай-городе место и для служителей Господа. К церквям и монастырям дома некоторых государевых слуг, особливо приказных, присоседились...

Хворостинин схитрил: отдал часть хором и клетей греческому торговцу, оставив место в Зарядье и своему семейству. Был у него дом и за Неглинкой, и усадьба недалече от Москвы, и поместье у Коломны, где он любил жить, но дела требовали быть ближе к царю. Исходя из этого, прибыл Дмитрий Иванович на Никольскую в Китае. Сюда перебралась и семья. О прибытии воевода известил заранее.

Великая радость случилась в доме Хворостининых — в животе и здравии возвратился князь-победитель Дмитрий Иванович. Счастье жене, детям, дворне, что любит и почитает строгого, но справедливого господина. За накрытым столом празднуют встречу. Недалече от себя, как равного, посадил Хворостинин соратника и помощника своего. Щедр хозяин, обилен яствами стол: ешь, пей, гуляй. Только не пьётся Дороне, не гуляется. Все думы казака об Ульяне. Князь глянул раз, другой, спросил:

— Что пригорюнился, Дороня? Ёрзаешь, будто тебе репьёв под гузно подложили. Али не любо в моём дому?

Дороня уставился в чару с вином:

— Любо, князь, мне бы...

— Вот я недогада! — Хворостинин стукнул ладонью по столу. — Как же я про зазнобу твою забыл! О ней печалишься? Не терпится отыскать любую?

Дороня покраснел, потупился.

— Не тужи, казак, пошлю с тобой деда Никодима, он отведёт.

— Не надо, сам я, — встрепенулся Дороня. — Дозволь уйти.

— Ишь ты, спрянул, будто стрела с тетивы. — Хворостинин рассмеялся, за столом подхватили. Кто-то бросил:

— Торопыга обувшись парится.

Князь утёр слёзы:

— Ладно уж, иди, ищи свою голубицу. Только к вечеру возвращайся, назавтра меня к государю звали, можешь понадобиться.


* * *

Воро́тник Никодим долго объяснял, как найти Кузнецкую слободу в Заяузье, Дороня кивал, но вникнуть в хитросплетенья московских улиц не мог, мешали мысли об Ульяне.

Старик отступился:

— Вижу, не возьмёшь в толк. Иди уже, люди добрые путь подскажут. Да смотри, не задерживайся. Сторожа к ночи поперёк улиц рогатки поставит. В Москве лихих людей полно, опасайся.

Дороня торопливо зашагал по улице, что раньше называлась Сретенкой, а ныне обрела название Никольской по монастырю Николы Святого. Коня Дороня не взял, отговорил дед Никодим: оно и лучше размяться после долгой скачки да сидения за пиршественным столом. Шёл, смотрел по сторонам. Как живут на Москве? Стрелец провёл лохматого, одетого в рубище колодника, в обрат проехала запряжённая саврасыми колымага, обитая жёлто-золотистой камкой. За ней двое верхоконных в зелёных становых полукафтаньях и колпаках. Не иначе боярин высокородный или гость именитый. В окошко выглянуло хмурое бородатое лицо в куньей горлатной шапке. «Боярин», — смекнул казак. Навстречу важно шагал пожилой длинноносый и длинноволосый иноземец в круглой, красного бархата, шапочке с перьями. Короткий синий плащ басурманин накинул поверх мышиного кафтана без рукавов, со стоячим воротником. Чулки на худых ногах и набитые конским волосом и ватой панталоны тоже были серыми. Гость брезгливо ступал по деревянному настилу, боялся замарать чёрные узкие башмаки. Дороня ухмыльнулся: «Как есть петух, только не кукарекает». Вспомнился Фабиан, австриец, коего он спас от смерти и освободил от турецкого плена: «Где горемыка? Жив ли?» Иноземец уловил интерес Дорони, прикрыл ладонью объёмистый кошель на поясе. Казак проводил фряга взглядом и... Столкнулся с тщедушным, бледнолицым человеком в коричневой суконной ферязи. На дощатый настил упал свёрток.

— Господи Боже мой! Книга! — Незнакомец схватился за тёмно-русые с проседью волосы, затем кинулся к свёртку. Присел, осторожно развернул синюю атласную материю, взял в руки толстую книгу. Ощупав чёрный кожаный переплёт с медными бляшками, отстегнул замочки, раскрыл, трепетно полистал страницы, облегчённо произнёс:

— Слава тебе, Господи! Не порушена.

Дороня коснулся его плеча:

— Прости, мил человек.

— Бог простит. — Незнакомец закрыл книгу, застегнул замочки, бережно, словно дитя, укутал в атлас.

— Ладно писано, у нас в Пскове так не пишут, — произнёс Дороня, желая сгладить неловкость.

— Не писано, а печатано.

— Как печатано?

— А вот так, пскович-молодец. Набираются буквицы резные или литые в слова многие, покрываются краской, накладывается лист бумажный, вот тебе и страница.

— Хитро!

— Ещё бы. Дело это по указу царскому мой наставник Иван Фёдоров зачинал, а я продолжаю. Двор печатный и ныне у монастыря Николы Старого стоит.

— Как звать тебя, человек хороший?

— Андроником Невежей, а ты кто таков?

— Дороня Безухий.

— Вижу, грамоту разумеешь.

— Самую малость. Отец-покойник, царствие ему небесное, нас, братьев, к учению принуждал.

— Стало быть, мудр был ваш батюшка, правильны наставления его, ибо грамота есть благодать, ниспосланная нам свыше.

— Дозволь спросить, о чём в книжице печатано?

— Сие есть Псалтырь, Книга псалмов. Эту обещал лично доставить князю Ивану Шуйскому для сына его Василия, юноши вельми грамотного и любознательного. Оттого и убоялся за книгу. Слава Богу, обошлось. Теперь прощай, Дороня, поспешать надо.

— Прощай, Андроник, только напоследок скажи, как пройти в Заяузье, в Кузнецкую слободу?

— Вдоль стены иди, следующие Ильинские ворота минуешь, а в Варварские можешь выйти. Повернёшь направо, достигнешь места, где Яуза сходится с Москвой-рекой, по другую сторону Яузы увидишь на Швивой горке церковь Никиты Мученика, к ней и иди. Кузнецы и гончары округ её живут...


* * *

Много слобод в Москве: Кисловская для кислошников, хлебников, и Калашников, Столешная для столяров и плотников, есть слободки у мясников, кисельников и иных мастеров своего дела. У каждой слободки своё место: кто ближе к Кремлю, кто дальше, кто на посаде, кто за Неглинной, кто за Москвой-рекой. Кузнецам и гончарам велено было селиться за Яузой. В кузнечном да гончарном деле без огня нельзя, а огонь для Москвы беда; где он — там, того гляди, красный петух прокукарекает. Поэтому и жили подальше от города, поближе к воде.

Кузни и избы густо облепили холм между двумя реками. Работа в слободке кипела. Ещё из-за реки Дороня увидел столбики дымов и услышал звонкий перестук множества молотков. За Яузой происходило таинство: руки кузнецов превращали крицу в серпы и ножи, плути и сабли, шлемы и кубки, украшения и кольчути.

Миновав мост, направился к храму Никиты Мученика, что расположился на самом верху холма.

На улицах слободки малолюдно, но присутствие многих людей чувствовалось. Из кузен доносились покрикивания, позвякивание железа, пыхтение мехов. Источали жар горны, калилось и ковалось железо. Кузнечное ремесло трудное, но почётное. Не зря молвят: «Не молот железо куёт, а кузнец, что молотом бьёт». Один из таких ковалей, крепкий мужичок в портах и кожаном фартуке на голое тело, прихрамывая, вышел на улицу, утёр тыльной стороной ладони пот со лба. Пот утёр, а сажу по лицу размазал, оттого стал похож на басурманина индуса, коих Дороне приходилось видеть в граде Астрахани. У него и спросил казак о Прохоре Гуде.

Кузнец улыбнулся, будто молока на дёготь плеснули:

— Прошу?! Да кто ж его не знает. Зимой, на кулачных боях, пятерых зарецких бойцов на лёд положил. Кулак у него что моя кувалда, да и глас дюже зычный. Ему даже батюшка нашего храма завидует. Он...

— Где живёт он, мил человек? — Дороня нетерпеливо прервал кузнеца.

— Живёт он недалече, вона с левой стороны на взгорке изба стоит, яблонька у окон, там и обитает. Свидишься, кланяйся ему от Кондрата Хромоши, он знает.

— Спаси тебя Бог, Кондрат.


* * *

Изба Прохора небольшая, невелика и мастерская. Из неё слышалось постукивание молотка. В кузне работали, значит, хозяин дома. У дерева, в золе, по соседству с кучкой брусков крицы, лопоухий малец лет семи играл глиняными лошадками.

— Что, богатырь, не отдашь ли мне одного коника?

Мальчик задрал кверху усеянное веснушками лицо, буркнул:

— Самому надобны.

Дороня улыбнулся взрослой серьёзности дитяти.

— А скажи мне, это ли изба Прохора Гуды?

— Она. Прохор Гуда — тятька мой, а я Аникейка. А ты кто?

— Я славный витязь Илья Муромец.

Мальчик, поддерживая штаны, помчался к кузне:

— Тятя! Деда! К нам Муромец пришёл!

Дороне до Муромца далеко, а вот тот, кто появился из кузни, был настоящим былинным богатырём. Высокий рост, широкая грудь, крутые плечи, бычья шея.

— Гашник подтяни, порты потеряешь. Мал ты, Аникейка, да голосом велик. И где тут твой Муромец? — прогрохотал могут, вытирая ветошью руки. — Ты, что ли?

Дороня смутился. Выручил Евлампий. Старик появился следом, прислонил щипцы к стене, глянул на гостя:

— Никак Дороня?! Не робей, проходи. — Евлампий повернулся к богатырю: — Это тот казак, о котором я тебе молвил, спаситель наш.

Прохор поклонился:

— Здрав будь, гость дорогой! Милости просим! — Отыскав глазами Аникейку, бросил: — Беги мамку покличь.

Евлампий засуетился вокруг Дорони:

— Проходи, казак, не робей, ты ведь теперь нам как родной. А вот и Ульянка...

Дороня обернулся. Ульяна обомлела, выпустила из рук вёдра. Днища стукнулись о землю, одно опрокинулось. Вода потекла с холма, поспешила вернуться в объятья матери Яузы. Губы разомкнулись с трудом:

— До-ро-ня.

А Дороня уже был с ней, глазами и мыслями целовал, обнимал, шептал ласковые слова.

Из избы выбежала пухленькая конопатая жена Гуды:

— Чего тебе, Проша?

— Стол накрывай, Меланья Фёдоровна, аль не видишь — гость у нас. Эй, голубки! Дороня! Ульяна! Берите вёдра, ступайте в дом, мы с тятей умоемся. — Прохор подошёл к лохани, глянув на сына, изрёк складно: — А ну, Аникей, не стой, ротозей, бери ковш поскорей да на руки полей.

Евлампий и Прохор сняли фартуки, рубахи, ремешки с голов, окатились прохладной водой. На помытые, освежевшие тела надели чистое, вошли в дом.

За застольем да разговором Дороня не заметил, как подполз сумрак. С неохотой, но пришлось расставаться. Ульяна вызвалась проводить, Евлампий отрезал:

— Цыц! Сиди уж, попрыгунья. В былые времена невеста до свадьбы жениха не видела. Прохор дорогу укажет. Дороня в слободе чужой, мало ли.

Прохор сопроводил до моста, на прощанье сказал:

— Вижу, молодец ты без ветра в голове, верю, что сестрицу не обидишь. Надумаешь свататься, знай, для Ульяны ничего не пожалею, и приданое ей соберём, и свадьбу справим. Не робей, друже.

Дороня с теплотой глянул на брата Ульяны:

«Хороший человек, добрый и мудрый, хоть и не намного старше. И нос у него, как у Ульяны, прямой, чуть вздёрнутый, и брови-былинки, а вот волос темнее и глаза болотистые, как у Евлампия».

Вслух произнёс:

— Благодарствую на добром слове. Только со сватовством погодить придётся... У меня ни родовичей, ни дома не осталось...

Сказал, и засели эти слова в голове, добавили горечи в сладкую радость встречи с Ульяной. С невесёлыми раздумьями миновал мост, побрёл улицей, но недалеко. Сзади схватили за руки, придавили спиной к бревенчатой стене. Дороня запоздало подумал:

«Предупреждал дед Никодим лихих людей опасаться».

Держали двое. Третий, вожак, сутулый, плотный, простоволосый, лицо скрыто темнотой, поигрывал ножом:

— Не сетуй, парень. Придётся тебе поделиться с убогими. Снимай шапку да кафтанишко, доставай кошель...

Договорить не успел. К великому удивлению Дорони, ноги вожака оторвались от земли, он стал взлетать. Теперь перед казаком высился Гуда. Кузнец поднял татя над головой, бросил о землю. Товарищи вожака отпустили Дороню, бросились на помощь. Пудовый кулак Прохора смел одного из грабителей, другой умудрился попасть в могучую грудь Прохора. Что толку бить хворостиной по щиту. Кузнец крякнул, пошёл на противника. Качнулся, ушёл от тычка, приложился сам. Вор стукнулся о стену, сполз на землю. Вожак очнулся, потянулся за ножом, но Дороня прижал его коленом к земле, ударил:

— Поспи, убогий.

Подошёл Прохор:

— Ты как? Не поранили?

Дороня встал:

— Здоров. Ты-то как здесь оказался?

— Когда уходил, оглянулся. Приметил, тени из-под моста вынырнули да за тобой увязались. Вот я следом-то и пошёл. Больно мне хочется на твоей с Ульянкой свадьбе погулять.

Вновь озаботили Дороню слова Прохора, не дали спокойно уснуть и в доме Хворостининых. С тоской смотрел казак сквозь малое оконце ввысь, туда, где кто-то неведомый откусил изрядный ломоть от круглого каравая луны и разбросал крошки-звёзды по чёрной небесной скатерти. Бессонной выдалась для Дорони тёплая июльская ночь. Уснуть удалось лишь под утро, и то ненадолго. Разбудил дед Никодим:

— Вставай, Дмитрий Иванович требует!


* * *

Мимо шумных торговых рядов Китай-города ехали вдвоём. Стремянного и челядинов, что следовали за ним по обычаю, князь отпустил у монастыря Николы Старого. Хворостинин, одетый для приёма у государя в парчовый опашень, красные сафьяновые сапоги и парчовую же шапку с высоким собольим околышем, был хмур. Нелёгкие мысли одолевали воеводу, нерадостные новости сообщили братья Андрей и Пётр. Царь, подозревая вокруг себя измену, лютовал. Для розыска по новгородскому делу и наказания виновных перебрался самодержец из Александровской слободы в Опричный дворец в Москве. Многие попали в опалу, многие поплатились жизнью, средь них и опричники. Не знал Дмитрий Иванович, что ждёт его под расписными сводами Грановитой палаты, где сегодня принимал правитель Московии. Похвалит царь, пожурит ли, велит ли рындам в белых ферязях и горлатных шапках бить его белыми сафьяновыми сапогами и рубить серебряными топориками, или прикажет палачу казнить прилюдно, а может, позабавится, бросит на растерзание медведю в Опричном дворце? С содроганием ожидал встречи. Не робел перед врагом на полях ратных, а тут будто на руки и ноги железа надели. Да и не за себя страшно, за семейство. У царя руки долги, не пощадит никого. Ох, как ему не хотелось видеть это старчески-бледное лицо: длинную тёмно-рыжую бороду, широкий морщинистый лоб, сурово сдвинутые брови, хищный с горбинкой нос и глубоко посаженные серо-голубые глаза — пронзительные, безумные, подавляющие волю...

Хворостинин огляделся, утишенно заговорил:

— Внимай, Дороня. — Гул голосов делал его слова неслышимыми для посторонних. — Неспокойно на Москве. Царь за новгородскую измену карает. Фёдор Басманов в большой опале, прежде он отца зарезал по царёву наущению, а ныне и сам под пяту государеву угодил. О ту пору и Афанасия Вяземского живота лишили... Дьяки Мясоед Вислый и Иван Висковатый смерти преданы, тоже и брат его Третьяк Висковатый за то, что князя Старицкого оклеветал... За ними Воронцов и князь Пётр Серебряный Богу души отдали.

— Пётр Семёнович! Неужто! — вскинулся Дороня, осенив себя крестным знамением, вымолвил: — Хороший был человек, воин смелый. Я с ним Астрахань от турков и крымчаков оборонял. Жалко!

— Жалко. И тех жалко, кого за три дня до нашего прибытия на Китайгородском торгу вешали да кипятком обливали. Было их больше сотни, и что будет со мной, неизвестно. Ныне на Москве мало кому довериться можно. У Ивана Васильевича кругом подслушники да подглядчики, а тебе верю и поручаю дело важное. Будешь ждать у ворот. Ежели со мною неладное случится, из Кремля человек верный выйдет и тебя о том известит. Ты же, не мешкая, скачи назад. Путь вспомнишь?

— Вспомню.

— В доме брат мой, Андрей, ожидает. С ним отвезёте мою жену Евдокию и детишек в поместье у Коломны, подальше от гнева царского. Иван Васильевич скор на расправу, не перекинулось бы его недовольство на родовичей моих. Останься при них защитником... покуда сможешь.

— Не беспокойся, князь, позабочусь.

— Другого слова от тебя не ждал. Вот, почитай, и приехали.

Остановились у Фроловских ворот. Князь слез, снял шапку, перекрестился на надвратную икону, бросил Дороне: «Жди», — и неспешно, с конём в поводу, направился во чрево Кремля. Стража, из иноземных наёмников и стрельцов государева полка, с почтением расступилась.

Дороня спешился, свёл коня с предвратного моста, перекинутого через ров, привязал повод к крайней стойке перил, огляделся. Взгляд казака привлёк храм необыкновенной красоты, каких не видывал он ни в Пскове, ни в Новгороде, ни в Заразске. Разноцветье, шатры, купола, главки малые. Лепотно. Восторженно подумал: «Вот так Москва, и тут всех обошла».

— Эй, ты чего лошадь привязал?! Нешто мост конюшня?! Не положено.

Дороня обернулся. В двух шагах от него, на мосту, стоял стрелец.

— Сейчас отвяжу. А не скажешь ли, что за храм сей дивный?

Стрелец усмехнулся, спросил:

— Ты, молодец, видать, ранее в Москве не бывал?

— Не бывал.

— То понятно. Храм зовётся Покрова Святой Богородицы на Рву. Строен по указу царя, в честь взятия Казани, каменных дел мастерами Бармой да Иваном Постником.

— Искусные мастера...

Крепкая ладонь объяла плечо казака.

— Талеко ли сопрался, косак? — произнёс над ухом знакомый голос.

Дороня обернулся. Перед ним, осклабившись, стоял Фабиан Груббер, иноземец, обязанный ему жизнью. Теперь он выглядел иначе. Лицо румяное, пшеничные усы лихо подкручены кверху, светло-голубые глаза излучают радость. Да и одет не в лохмотья: на голове круглый шлем с полями, гребнем и наушами, жёлтого сукна полукафтан, начищенный до блеска панцирь, на боку лёгкий меч рейт-шверт, в руке копьё.

— Немец! Фабиан! Ты ли?!

— Я, я!

Знакомцы обнялись. К ним подошли наёмники и стрельцы, снедаемые любопытством. Фабиан освободился из крепких объятий казака и повернулся к двум иноземцам: молодому белокурому ливонцу в широкополой серой шляпе с коричневым пером и хмурому, лет тридцати, немцу в чёрном опричном кафтане:

— Юрген, Генрих, это есть мой спаситель, Дороня, о котором я фам гофориль! Он не ведаль, что я из Астракан плавал на Москва и поступаль в войско русский король...

Топот копыт по деревянной мостовой возвестил о приближении всадников.

— На караул! — скомандовал белокурый иноземец и благосклонно кивнул Грубберу, позволяя остаться на месте. Наёмники и стрельцы метнулись к воротам. Немец в опричном кафтане попрощался с австрийцем, высокомерно одарил взглядом янтарных глаз казака и торопливо зашагал в сторону торговых рядов, оставляя Дороню и Фабиана наедине. Теперь они смогли вдоволь наговориться. Фабиан рассказал, что из Астрахани он отправился с английскими купцами в Москву, где встретил вестфальца Генриха Штадена, опричника и приближённого царя Ивана Васильевича. Он-то и уговорил наняться на службу к русскому царю, в иноземный отряд. К удивлению и радости Фабиана, оказалось, что отрядом командует ротмистр Юрген Фаренсбах Нельфийский, ливонский рыцарь, с которым ему доводилось воевать против турок, под знамёнами короля Максимилиана. После войны наёмник-ливонец служил в Нидерландах, затем вернулся на родину. В начале года немец с посольством направился в Москву, по пути иноземцы обидели русских людей, за что были привезены в столицу и посажены в тюрьму. Юргену повезло. Царь узнал, что он искусен в воинском построении, освободил и велел набрать иноземный отряд. В него и попал Фабиан Груббер.

Казак поведал о себе. За долгим разговором и воспоминаниями время пролетело незаметно. Дороня увлёкся так, что проглядел появление Хворостинина.

— Вижу, ты себе знакомца обрёл.

Дороня обернулся. Князь сидел на коне, улыбался. На сердце казака отлегло. «Минула угроза». Казак указал на австрийца:

— Это Фабиан, немец цесарский, я его из турецкого плена вызволил.

Хворостинин кивнул иноземцу, в ответ Фабиан раскланялся.

— Доброе дело — сотоварища повстречать. Сейчас прощайся да взлезай на коня. Пора нам. Нужно Андрею и Евдокии сообщить, что обласкан я милостью царской за победу под Заразском. После на Замоскворецкое торговище поедем, коней смотреть. Из Сарайчика ногайского табуны на продажу пригнали, молвят, иную лошадь можно за девять десятков копеек купить.

При упоминании Сарайчика Дороне вспомнился Караман. Уж больно запал в душу казака беззлобный татарин. Беззлобный? Ведь там, на реке, едва не утопил, и неведомо, быть бы Дороне живу, если бы не Поляничка. А как иначе, на то она и война. Война войной, а Караман его спас. Вернулось к нему добро содеянное... Где теперь крымчак? Сгинул ли в степи, полёг ли под Заразском или добрался уже до Сарайчика к своей Акгюль? Повезло ли Караману найти свою возлюбленную, как ему удалось отыскать Ульяну? Надеялся Дороня встретить татарина на торгу. Ведь сказывал Караман, что гонял табуны ногайских коней в Москву. Дал же Господь нежданную встречу с Фабианом, может, и вторую подарит?

Не подарил. Карамана на торгу не было, но у одного из ногайцев Дороня узнал, что Караман в Сарайчике был и за большую плату подрядился сопровождать караван в далёкое путешествие из крымской Каффы в далёкий Китай. Дороня попросил ногайца передать Караману при встрече поклон и сказать, что он, Дороня, служит у князя Дмитрия Хворостинина.

«Видать, не выдали за Карамана Акгюль», — решил Дороня после разговора с ногайцем, и мысль эта перекинулась на собственное сватовство. Прохор обещал помочь, только как ему, жениху, людям в глаза смотреть?

— Ты чего опять голову повесил, али не отыскал свою суженую? — Голос Хворостинина вывел его из раздумья.

Через стыдобу пришлось поведать о своих хлопотах. Князь выслушал, успокоил:

— Долг платежом красен, а я тебе многим обязан, неужели не помогу. К тому же тем, кто на государевой службе, жалованье положено. Получишь и ты. Посему готовься к свадьбе, казак.


* * *

Не пустыми оказались слова Прохора и князя Хворостинина.

Свадьба получилась на зависть всей Кузнецкой слободе. Стекает с Швивой горки песня:


При вечере, вечере,
Ах, что при вечере, вечере
Да при тёмных-то было сумеречках,
Прилетал да млад ясен сокол,

Стелется над Яузой да над Москвой-рекой:


Прилетал да млад ясен сокол,
Да он садился на окошечко,
Да на серебряну причалинку,
Да на злачёную закраинку.

Щедро на столах, под открытым небом. В достатке сыты, кваса, медов, пива, к ним грибы в сметане, луковники, лапша с курицей, каши, рыба, нарезанная кусками баранина, соленья да иные угощения.

Дороня с Ульяной сидят, не шелохнутся, и отведать бы чего-нибудь — только нельзя молодым. За столами гости, коих немало. Поют жениху песнь величальную:


Как у месяца, как у красного,
Золоты рога, золоты рога,
Как у солнышка лучи ясные,
Как у Доронюшки кудри русые...

Сидит, посмеивается бобыль Кондрат Хромоша, тот самый, что указал Дороне дорогу к дому Прохора. Осоловел кузнец после крепкого мёда. С ним слободские ковали: котельщики, оружейники, бронники, с жёнами и без них. Напротив — соседи-гончары. Ближе к жениху и невесте посадили князя Хворостинина, Груббера и Юргена Фаренсбаха, коего в Москве прозвали Юрием. Не побрезговал обласканный государем немец явиться с Фабианом на свадьбу. Интересно любознательному иноземцу посмотреть на свадьбу русских простолюдинов. Коль князь Хворостинин соизволил, то и ему не зазорно. Глянул на Фабиана, взял полную стопу, встал. Речь повёл не сразу; дождался тишины, огладил клиновидную бородку, заговорил на сносном русском языке:

— Мой друг Фабиан молвил, жених хороший воин, а потому мы дарим ему пистолет. Сие на Руси вещь редкая и дорогая.

Вдоль столов раздался одобрительно-завистливый гул:

— Какой такой пишталет?

— Вот диво!

— Глянь, диковина заморская!

— Повезло Дороне.

Фаренсбах, довольный похвалой, высокомерно оглядел гостей, — вот, мол, мы какие! Подарок пошёл по рукам. Прохор оружие оценил:

— Хороша волкомейка, знатно сработано.

Передав подарок Дороне, поднялся во весь богатырский рост. Уж больно ему хотелось укоротить высокомерного немца, что ласкал похотливым взглядом слободских жёнок и невесту. Изрёк, будто в пустую бочку:

— И у нас есть поминок, утварь домашняя и вот это. А ну, тятя, давай! — Приняв от Евлампия объёмный свёрток, отодвинул кушанья, взгромоздил на стол. В свёртке оказались: кольчуга, сабля, два колечка и серьги-голубицы. — Вот, всё своими руками сделано! Ужель наши кузнецы хуже иноземных?!

— Верно молвишь! И мы не лыком шиты! Хорош поминок! — раздались возгласы со стороны слободских. — Мы таганок дарствуем! Топор от меня! И светец тож!

Гончары не отстают, перекрикивают:

— От нас кувшин с водолеем! Горшки, стопы и миски даём!

Крики прекратил Хворостинин. Степенно поднялся, жестом руки призвал гостей к тишине:

— Мнится, мой черёд настал! От жены своей, Евдокии Никитишны, жалую княжне-невесте рядна да малость отрезов бархата, атласа и парчи на наряды! Жениху-князю дарую кубок серебряный и сбрую новую для его коня Буйнака... А чтобы было, куда подарки девать, купил я для молодых избу в Замоскворечье, в слободке, где стрельцы да городовые казаки селятся.

Вот так князь! Вот так подарок! Всех заткнул за пояс Хворостинин. Счастлив жених, счастлива красавица невеста. А не спеть ли гостюшкам хвалебную? И вновь полилось над слободкой:


Как в долу-то берёзонька стоит,
А наша невеста белее её,
Белее её — снегу белого — лицо.
Шла наша невеста с высокого терема,
Несла она золоту чару вина,
Она чару расшибала, вино всё пролила,
Всё глядючи на него, на Дороню своего.

Поют гости, пьют, а Прохор поглядывает, чтобы вежество блюли. Помнит, что в «Домострое» писано: «Когда зван будешь на брак, то не упивайся до пьянства и не засиживайся поздно, понеже в пьянстве и долгом сиденье бывает брань, свара, бой, кровопролитие».

Кончилась песня, звякнули бубенцы на цветастой одежде скомороха, дунул в сопель, закричал задорно:

— Гуляй, народ! Веселись, народ! Наш Евлампий-батюшка дочку замуж выдаёт!

Приглашённый поп насупился, косится на размалёванную рожу потешника.

«Грех. Бесовщина, и только, а супротив слова молвить не моги, себе дороже станет. Скомороха иноземец привёл и Хворостинин из опричных. Они верные слуги государевы, от него потехам бесовским и учатся».

А скоморох всё кривляется, кричит, надрывается:

— Жениху, невесте всю жизнь быть вместе, век вековать да добра наживать!

Если бы. Только до осени и пришлось Дороне с Ульяной пожить в своём дому. Не дали татары да ногайцы молодым вдосталь намиловаться. По вестям, по указу царёву подались служилые люди — Хворостинин да Безухов — на Рязанскую землю, отгонять ворога злого.


* * *

Вернулись в студень, когда землица спряталась от злого мороза под белоснежную шубу. Радостно возвращаться в родной дом, только у Дорони радость вышла двойная. Ульяна понесла. Располнела, похорошела, плавней стала походка, неспешней движения. Веселись, казак, жди потомства. И ждал, и веселился, но капнула-таки капля дёгтя в бочку мёда. Случилось встретиться с недругом давним. Вернее, сам нашёл его подлый Куницын, не угомонился, жгла обида. Узнал сын дворянский, что Дороня при Хворостинине, выследил. Особого труда, чтобы отыскать казака, ему не понадобилось: хоромы Хворостининых знали многие. У Ильинских ворот Китай-города подкараулил Куницын Дороню, пригрозил, что всё равно выведет его на чистую воду. Дороня ответил матерными словами. Бывший десятник взбеленился, завопил, загнусавил, обзывал казака вором и изменником. В ненависти друг к другу схватились за сабли. И посёк бы Ваську казак, да вступился за того родовитый князь Фёдор Троекуров, что проезжал мимо с челядинами. Повелел изловить вора. Пришлось Дороне бежать и укрыться в хоромах Хворостинина. Князь Дмитрий в обиду не дал, с Троекуровым расстался недругом. Оттого, испытывая неудобство, молвил Дороня Хворостинину:

— Из-за меня, Дмитрий Иванович, обрёл ты ненавистников. До царя не дошло бы. Боюсь беду на тебя навлечь. Донесёт ведь, злопыхатель.

Князь, как и прежде, успокоил:

— Не робей, ныне я у государя в чести, Троекуров к царю не сунется, не то время. А злокозненному Ваське Куницыну и подавно не след нос высовывать. Ему куда подальше схорониться надобно. Заступник его, Федька Басманов, упокоился. Я тебе молвил, в обиду не дам, так тому и быть. О другом печься надо. Воротынский большое дело свершил. Помнишь ли ты, по указу государеву и по прошению князя Михаила призвали в Москву некоторых боярских детей, что на порубежье стояли, а с ними станичников и казаков бывалых?

Дороне вспомнился сбитый воевода: кустистые брови, прямой крупный нос, тёмно-русая лопатой борода, умные, проницательные глаза и неторопливая, рассудительная речь.

— Как же забыть, и нас Михаил Иванович позвал думу думать, как кон земли русской укрепить да службу наладить. Мудрый муж и вельми в делах порубежных опытен.

— Верно, в полкоустроении князь зело искусный. При взятии Казани один из первых был. На днях государем да боярами утверждён приговор о станичной и сторожевой службе. И сказано в нём многое из того, о чём мы думали. Писано, во время стоянок коней не рассёдлывать, костров в одном месте два раза не разводить, в лесу станом не вставать, стороже без перемены со своих мест не съезжать, поле перед Засечной чертой жечь, и достаточно иного, что делу нашему в пользу будет.

— То ладно. Теперь на рубеже твёрже встанем.

— Встанем. Князь Воротынский царём поставлен ведать станицами, сторожами и всякими государевыми польскими службами. Жаль, войско невелико, большая часть в Ливонии, да и сколько нам времени отведено, неведомо. Бездну дел свершить предстоит, многое не сделано в войске нашем: разладица, медлительность. Надо бы до нашествия татарского всё устрожить...

Часть II ОДОЛЕНИЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

И пришёл царь крымской Девлет-Гирей к Москве мая 24 день в четверг, на Вознесеньев день со всеми людьми, на память преподобного отца нашего Симеона Столпника, иже на Дивней горе.

Разрядная книга

есной 1571 года вышли к Окским рубежам с полками: Иван Дмитриевич Бельский, Иван Фёдорович Мстиславский, Михаил Иванович Воротынский, князья Шуйские и иные воеводы. Вести из степи приходили тревожные: Девлет-Гирей ведёт войско на Русь. Царь Иван, зная о том, встал с многими опричниками в Серпухове. Врага ждали, но где он нападёт и нападёт ли, не знали. Хворостинин, сидя за столом в избе малого острожка, сетовал:

— Неладно всё! Нестроение в войске! Меж земскими и опричными воеводами колгота, ратников мало! Первый воевода советов слушать не желает! Упрям Черкасский! Упрям царевич кабардинский! Ему третий воевода не указ. Тьфу! Такому не с Передовым опричным полком управляться, а с сотней! И ведь что скажешь, коль его сестра замужем за государем...

Дороня сидел в углу, на краю лавки, слушал. Оселок, посвистывая, скользил по лезвию казачьей сабли.

— Сторожу и разведку наладить не успели. Да и когда?! Только подошли к рубежам... Один гонец прискакал, молвит, татары тульские посады жгут, другой — к Волхову пошли. С какой стороны ждать неприятеля, неведомо!

Казак встрепенулся, словно охотничий пёс:

— Дозволь разведать. Узнал я от порубежников, что атаман Ермак недалече станичную службу несёт. Попробую его найти, уж он, верно, знает о татарах.

Хворостинин постучал пальцами по столу:

— Иди. Возьми четверых лазутных и коней заводных.

Дороня поднялся, сабля нырнула в ножны. Готов казак хоть в огонь, хоть в воду, хоть в злую непогоду, но не судьба в степь ехать. Дверь распахнулась, в избу ввалился вислоносый сотник. Князь недовольно спросил:

— Чего надобно?

— В версте от острожка казаки, числом около двух десятков, через реку перевезлись. Атаман их перемолвиться с воеводой желает.

— Желает, зови. А ты, Дороня, погоди. Сначала узнаем, с какими вестями гости пожаловали.

Сотник вернулся. С ним в избу вошёл коренастый плосколицый казак с густой чёрной бородой. Атаман снял шапку, окинул избу взглядом тёмно-серых, чуть навыкате, глаз, перекрестился на икону.

Дороня кинулся к гостю:

— Лёгок на помине, Ермак Тимофеевич! Ты ли?!

— Дороня! Шершень! Не чаял свидеться. Мы думали, тебя вороны склевали! — Атаман облапил Дороню могучими руками, отстранив, спросил: — Севрюк Долгой где?

Дороня опустил голову:

— От татарской сабли полёг.

Ермак тяжко вздохнул:

— То долг наш, Русь от ворога оборонять. В том году клятву перед государевым человеком Новосильцевым давали, в верности царю клялись. Знать, заедино теперь Руси и казацким юртам быть. Иначе нельзя, за православную веру стоим. И то верно, одним нам с турками, крымчаками и ногайцами не совладать. Лишь бы государь на волю нашу не покушался... А Севрюк славный рубака был... И Павло Поляничка тоже... После набега татарского мы его у реки нашли... Там и схоронили кости... Об остальном не спрашиваю, после. Дело спешное. — Атаман повернулся к Хворостинину. — Прости, воевода, речи наши, дозволь слово молвить.

Князь встал из-за стола:

— Молви, атаман.

— Татары по Свиному шляху идут, немалым войском. Дознались мы, сам царь крымский Девлет-Гирей ведёт на Москву четыре тьмы, а то и больше. С ним Темрюк кабардинский и ногайцы. Мыслю, через Кромы пойдут. Брода будут искать. Не иначе, Быстрым переправляться вознамерились.

— Им ни Ока, ни Жиздра, ни Угра не преграда, ежели войско не противопоставить. Скотьи люди! Мы мнили, они на Тулу и Серпухов попрут, а эти нехристи Пояс Пресвятой Богородицы обойти хотят. Там же у нас никого, лишь заслон малый! Перелезут татары реку, не удержим! — Хворостинин стукнул кулаком по столу: — Говорил Черкасскому! Не послушал... Дороня! Веди коней! К старшим воеводам поедем. — Схватил шапку, перед дверью глянул на икону: — Господи, только бы успеть!


* * *

Не успели. Девлет-Гирей, в позолоченных доспехах и шлеме, стоял на берегу реки и с удовольствием наблюдал, как отборная тысяча Саттар-бека расправляется с малочисленным заслоном русских. До поры он сомневался, распустить ли в этом году великую войну, обойтись ли разорением окраин и требованием поминок; ведь войско для большого похода не собрано, а помощь от османов так и не была получена. Теперь же случилось, что прямой путь на Москву открыт. Знать, на то воля Аллаха, и благосклонностью его следовало воспользоваться: не мешкая, оставить обоз и идти налегке к столице царя Ивана. Правильно говорит Дивей-мурза: «Москва стала слабее». То же подтвердили и перебежчики, коих собралось не менее десятка. Прибежали из Каширы, Белёва, Серпухова, Калуги. Среди них в большинстве татары, предавшие веру в Аллаха и перешедшие на службу к русскому царю, а также дети боярские, что убоялись жестокостей его правления. Хан помнил имена некоторых из них: Башуй Сумароков, Кудеяр Тишенков и Васька Куницын, тот самый дворянин, пленённый прошлой весной. Не зря повелел Саттар-беку отпустить его. Теперь такие люди, каковых гяуры называют изменниками, пригодились. Они и подтвердили: трон под Иваном качается, многие бояре им недовольны, оттого и прислали тайных гонцов к нему, мало того — голод, мор и войны повыбили людишек, истощили Русь. С их же слов, войска на рубеже стоит мало, не больше шести туменов, остальные приписаны к крепостям. Большую часть своих полков царь Иван отправил в Ливонию под Ревель, следовательно, пока не все силы урусутов подтянулись к рубежам, можно сразить Русь в самое сердце. Перебежчики укажут самый короткий путь к Москве, как указали плохо охраняемый брод.

Передовые разъезды донесли — впереди русские. Это подходил Сторожевой полк, за ним следовал Передовой опричный. Они спешили на помощь, но было поздно. Порубежники полегли у реки. Переправа крымчакам удалась. Теперь лавина татарской конницы мчалась на охват Сторожевого полка...


* * *

Татары перехитрили: обогнули стоявшие вдоль Засечной черты русские полки с правой руки, зашли в тыл и лезвием ножа вонзились в тело Руси. Такое случалось не раз: из года в год, из века в век оказывалось русское воинство в неудобном положении. Как кулачный боец, которому запрещено бить первым, стояло оно в ожидании нападения, не зная, куда оно будет нанесено. Приходилось отбиваться, уклоняться, отвечать. Бывало, и сами били степняков первыми, иногда удачно, иногда нет. Ведомо время, когда водил великий воитель, Святослав Киевский, руссов на хазар. Ходили с дружинниками в незнаемую половецкую степь Владимир Мономах и новгород-северский князь Игорь, и при нынешнем государе бивали и покорили казанцев, астраханцев, наведывались и в крымские владения. Но такое случалось редко. Чаще быстрый, трудноуловимый и коварный враг с помощью обманных ударов и хитроумных уловок прорывался, и тогда, собрав силы в кулак, надо было давать отпор. Получалось не всегда. Не вышло и сейчас. Воеводы спешно уводили поредевшее войско к беззащитной Москве. Не убегали срамно, шли защищать. Спешили и князь Хворостинин, и казак Дороня. Как и у многих воинов, рвались у них сердца при мысли, что будет с родичами, жёнами, детьми, если крымчаки первыми подойдут к Москве. Там, у Москвы, надо соединиться, отстоять столицу и прогнать врага обратно в степь. Здесь таковой возможности не было. Сторожевой полк разбит, иные потрёпаны, опричники по большей части разбежались, убоялись грозной и стремительной татарской конницы, войско растянулось, бредёт разными дорогами. Весть о том, что государь с опричниками оставил Серпухов и перебрался в Бронницы, затем в Александровскую слободу, мужества воинам не прибавило, но и не убавило. Царю Бог судья, а ратники знали, под ногами земля пращуров, и её надо оборонять. Так повелось исстари. Даже самый хилый муж набирался в лихую годину силы и храбрости, понимал, что он защитник своего дома, родни и Родины.


* * *

Русское воинство патокой тянулось по дороге, чем ближе оно подходило к Москве, тем больше становилось. Прибывало не воинами, а беженцами. Шли заедино, мирные жители Руси и те, кто должен их защищать. Всё смешалось: стрельцы, старики, боевые холопы, женщины, дети, посоха, всадники, колымаги, скотина, телеги с домашней утварью. Весь поток с рёвом, плачем, ржанием, звяканьем перетекал через деревянный мосток, карабкался на лесистую горку. Пятидесятники, сотники, воеводы поторапливали, покрикивали:

— Ходи веселей! Враг близко, и Москва недалече.

— Осади, посоха! Стрельцов пропусти!

— Не мешкай! Не телись! Под ноги гляди!

Вислоносый сотник хрипел:

— Вот олухи! Телеги! Телеги от моста уберите! В сторону их!

Дороня, поглядывая с коня на холм, произнёс:

— Вот бы где крымчаков попридержать.

Хворостинин задумался:

«Казак верно мыслит. Река, за ней крутой подъём, с одной стороны дороги обрыв, с другой навис густой лес. Самое место для засады».

— Попридержать, молвишь?.. А ну, зови Ермака.

— Зачем звать, вот он, не иначе знал, что понадобится.

Ермак подъехал, утёр широкой ладонью лицо.

— Прибыли казачки мои лазутные. Молвят, крымчаки следом идут, по разным дорогам. За нами немалый загон увязался, к вечеру прибудут. Того гляди ухватят нас за хвост ещё до Москвы.

— О том и речь вести хочу. Есть задумка, как замедлить татар. — Хворостинин указал на горку. — Здесь. Неволить не стану; мыслю, охотники найдутся.

— Почто обижаешь, князь? Я с казаками завсегда рад за люд русский постоять.

— Потому и заговорил с тобой. К твоим двум десяткам дам Дороню да три десятка людишек с пищалями.

— Вот добро! — Ермак подмигнул Дороне. — Мы крымчакам знатную встречу уготовим. Только боюсь, ежели они на перевозе замешкаются, то в обход пойдут, другой дорогой, на Серпухов, с остальным войском.

— Пусть идут, там Яков Волынский-Попадейкин заслоном с опричниками стоит... Поступите так. Кош проедет, поджигайте мост. Дождётесь татар. В реку полезут, пальните в них из всех пищалей. Пугнёте, сразу на коней и догоняйте. Вы ещё в Москве понадобитесь.

Ермак посмотрел на холм, затем бросил взгляд на дорогу. Там, среди прочих, шли вооружённые топорами, пилами, молотками, заступами и мотыгами мужики в сермяжных кафтанишках, зипунах и однорядках.

— Посошников дозволишь в помощь взять?

— Вижу, что-то затеял, атаман. Раз для дела, бери.

— Не сомневайся, князь, держи на нас надёжу. — Ермак кивнул Дороне: — Поехали, казак, тяглых уговаривать.

До дороги два шага с лаптем. Атаман осадил коня, крикнул:

— Погоди, посоха! Работа есть!

Бородатый рослый мужик, с родинкой под глазом, остановился, вскинул руку вверх:

— Стой, робяты! — Поправив заткнутый за пояс топор, спросил: — Чего тебе, братец?

— Кто желает топором послужить отчизне?

Посошник сдвинул войлочный колпак на затылок.

— Пособим, ежели приспело. Нам кобениться незачем. Не токмо по принуждению шли.

— Коли так, ждите нас на том берегу, у леса, а мы, Дороня, давай на горку съездим, поглядим, что да как.

— Посмотреть надо. Только, Ермак Тимофеевич, и у меня мыслишка появилась. У моста телеги брошенные стоят, вот если бы их на горку да камнями нагрузить...

Ермак хмыкнул, лукаво поглядел на Дороню:

— Зело смекалист, казак! Тебе бы атаманом быть.


* * *

Степняки господарями ехали по Русской земле, окидывая окоём цепким хозяйским оком. Всё вокруг принадлежит им. А как иначе? Войско неверных отступает с царём, сопротивляться некому, впереди Москва и богатая добыча. Но вот досада, проклятые урусуты сожгли мост. Всадники остановились, ненадолго. Разве может остановить река стремительное движение татарского войска? Опытные воины не раз ходили в набег, знали, как преодолевать водные преграды, да и река в этом месте неглубока. Крымчаки надеялись до заката закончить переправу и продвинуться дальше. Передовой отряд почти достиг вершины холма, когда раздались выстрелы. Всадники с конями покатились, сбивая тех, кто ехал следом. Сзади напирали. Передние стегали коней ногайками, в надежде поскорее достичь вершины и расправиться со строптивыми русскими воинами. Они бы свершили задуманное, помешали груженные камнями горящие телеги. Огненными смерчами они мчались с горки, сметая всё на своём пути. Татары в ужасе схлынули, отошли за реку. Времён до заката оставалось всё меньше, и они предприняли ещё одну попытку, но и она оказалась неудачной. Когда до вершины оставалось совсем немного, вновь громыхнули пищали, полетели стрелы, в довершение ко всему на крымчаков стали падать деревья. Лесные великаны давили своими телами непрошеных гостей, кони шарахались, летели с обрыва... И в этот раз татарам не удалось оседлать вершину холма и переправиться через реку. Солнце село, оставалось ждать утра и с восходом снова попытаться смести русских с горы. Может, попробовать ночью? Стоит ли? С противоположной стороны время от времени раздавались выстрелы, русские настороже, судя по кострам в лесу и на вершине, их не меньше тысячи...

Утром на холме никого не оказалось, но и татары с рассветом снялись, они решили не терять времени и пошли в обход... на Москву.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Одним словом, беда, постигшая Москву, была такова, что ни один человек в мире не смог бы того себе представить!

Генрих Штаден

Москва ждала неприятеля. Всё же успело русское войско, благодаря заслонам, прийти раньше и приготовиться к обороне. По окраинам, за частоколом с пушками, встали полки воевод: Бельского и Морозова на Варламовской улице, Мстиславского и Шереметьева на Якимовской, Воротынского и Татева на Таганском лугу против Крутиц. Ярославскую дорогу прикрыл воевода Богдан Вельский.

Остатки опричного войска, во главе с Темкиным и Хворостининым, заняли оборону за Неглинной. Так решил главный из воевод князь Иван Бельский. Царя в Москве не оказалось. Ещё до подхода полков он, с опричниками Государева полка, который сопровождал его из Серпухова, покинул Александровскую слободу, подался в Троице-Сергиевский монастырь, а затем в Ростов и ещё дальше, в Вологду. Вознамерился ли он собирать войско, спасал ли трусливо свою жизнь, боялся ли обезглавить государство, неведомо, так и прежде поступали московские князья, но вся тяжесть ответственности теперь лежала на плечах Бельского. Иные воеводы воспротивились, мол, надо вывести войско и дать бой в чистом поле перед столицей. Бельский остался непреклонен: «Татар больше, и будет ли победа за нами, неведомо. За стенами надёжнее, да и крымчаки могут не пойти на сшибку. Обойдут, навалятся на Москву, кто город защитит?»

Казаки Ермака и опричники Дорони достигли столицы к полудню. Беженцы и отставшее воинство просачивались в город сквозь проходы в частоколе. Немало ушло времени, прежде чем отряд въехал в Москву. Пропуском людей в этом месте ведал пожилой стрелецкий пятидесятник. У него и спросили, где найти Хворостинина, на что он просипел:

— Тута земские стоят. Опричников у Неглинки ищите, кажись, там они. — Со скрытой подковыркой добавил: — Хоромы царские стерегут.

Отряду оставалось добраться до расположения полка. Дело предстояло нелёгкое. Толпы беженцев и москвичей запрудили улицы. Отовсюду слышались крики, плач, ругань.

Сквозь гвалт Дороня обратился к Ермаку:

— В Замоскворечье дом мой, жена. Проведать бы...

Ермак кивнул:

— Не мешкай, езжай. Людей до князя доведу. Чай, не потеряемся.

Лицо Дорони озарилось улыбкой:

— Благодарствую, Ермак Тимофеевич! Князю передай, я скоро. Верхом быстро домчу.

Быстро не получилось. По улицам Дороня продвигался, как муха в киселе, народу в город нашло великое множество. Такого нашествия казак прежде не видывал. К великому огорчению, потуги оказались напрасными — Ульяны дома не оказалось. Дороня с досады стукнул кулаком по закрытой двери. Сердце беспокойно заколотилось, мысли забегали:

«Где? Где она?! Ушла ли подальше от Москвы, подалась ли за кремлёвские стены или у Прохора в Заяузье? Надо бы туда наведаться, не мешкая ».

Добраться до Заяузья оказалось ещё тяжелее. Теперь пришлось ехать против потока, выслушивая брань:

— Куда прёшь, комонный! Поворачивай!

— Дитя задавишь, ирод!

— Осади, злыдень!

Озлобленные бедой люди дёргали казака за ноги, тыкали кулаками в бока коня. Буйнак вздрагивал телом, прядал ушами, храпел, косил глазом.

Дороня проехал полпути, когда его остановили стрельцы. Стрелецкий голова, перемежая речь матерными словами, закричал:

— Куда тебя несёт, опричный! Ошалел с перепугу. Поворачивай назад! Татары у города. Хоромы царские в Коломенском пожгли. Округу грабят. Дымы издалека видать. Велено к бою готовиться, а ты тут хоронишься! Забыл, где полк твой!

Эх, незадача! Рвётся Доронино сердце, а ничего не поделаешь — служба. Ехал казак, истово творил про себя молитву:

«Господи! Господи милостивый! Спаси и сохрани рабу Божью Ульяну! Не допусти остаться одному на всём белом свете! Молю тебя, Господи!»

Не один Дороня взывал к Создателю. Молились беженцы, молились горожане, молились воины и священнослужители: в храмах, на улицах, на крепостных стенах. Молили отвести угрозу, дать силы устоять, одолеть врага жестокосердного.

В этот день Бог миловал. Татары на столицу не пошли, но и в покое не оставили. Пожары всю ночь озаряли окрестности Москвы зловещим светом.


* * *

Утро выдалось спокойным, ясным, солнечным. Радоваться бы душе русской, да не радуется — враг на пороге, вокруг города рыщут хищные отряды. Вот уже, повинуясь взмаху руки Девлет-Гирея, двинулись тумены татар на город. Хан решил бросить основные силы на полки Бельского и Мстиславского. Крымская конница ощетинилась копьями, с воем помчалась на противника. Сверкают сабли, летят стрелы. Сильна Степь всадниками, а Русь стойкостью и огненным боем. Ухнули разом тюфяки, пищали да ручницы, проредили конные сотни неприятеля, но разве остановить несметное полчище, ещё немного, и татары окажутся у частокола. Тут-то и хлынуло через открытые проходы русское воинство во главе с воеводой Иваном Бельским. Размахивая перначем, на белом грудастом жеребце, в доспехе-колонтаре с золотыми насечками и сверкающем шлеме с еловцем, повёл князь всадников на врага. И ведь сломили прославленную крымскую конницу, отогнали от Москвы за болота, на луг. На том лугу и завязалась сеча кровавая. Может, одолели бы крымчаков, но попал князь Бельский под татарские сабли. Смутились защитники московские, вернулись за частокол, отвезли израненного воеводу в родные хоромы. А отряды крымчаков, ногайцев и кабардинцев продолжали попытки прорваться к сердцу города со всех сторон. В богатых домах и храмах было чем поживиться.

Саттар-бек вёл своих воинов со стороны Неглинки, туда, где стоял Передовой полк Темкина, единственный из всего опричного порубежного воинства. Беку удалось изрядно продвинуться, пока не наткнулся на преграду из рогаток, телег и брёвен, за которыми засели ратники в чёрных кафтанах — нукеры урусутского царя. С ними у бека старые счёты. Коварные псы, во главе с подлым сердаром Хворостининым, ночью напали на его батыров под Заразском, за это он немало посёк их на порубежье, и вот теперь предстояло снова столкнуться с ними и сполна рассчитаться за поражение. Когда узнал, что чёрнокафтанники защищают Москву с этой стороны, то лично попросил Девлет-Гирея направить тысячу сюда, пообещав бросить к его ногам голову Хворостинина, что заставил их бежать из-под Заразска и, со слов перебежчика Куницына, требовал поимки хана.

Саттар-бек указал на препону. Конные и пешие татары устремились на противника. Их встретили огненным боем и стрелами. Опричники дрались отчаянно, ведь в Занеглименье находились их дворы, ставленные по государеву указу. Смерть летела из-за телег, брёвен, из окон домов, с крыш. Улица перед преградой устилалась телами татарских воинов, их становилось всё больше. Саттар-бек подал команду на отход, сотнику «железных» приказал:

— Басыр! Подожгите дома. Урусутских воинов станет меньше, когда надо будет тушить огонь.

Следуя приказу бека, «железная сотня» пустила огненные стрелы. Вскоре позади опричников запылали крыши домов. Дома горели не только в Занеглименье. Во многих слободках чёрные руки пожаров тянулись к небу. Защитники тушили их, как могли, но погода менялась. Утреннее затишье сменилось ветром, и он усиливался с каждым мгновением.


* * *

Девлет-Гирей со злобой взирал на непокорный город.

«Ах, если бы турецкие пушки и янычар, то я бы уже сидел во дворце урусутских царей!»

К хану неслышно приблизился Дивей-мурза:

— Повелитель.

Девлет-Гирей вздрогнул, выплыл из глубины раздумий, обратил взор на советника:

— Говори.

— Нам не удаётся захватить город, на улицах мы теряем много воинов.

— Что ты хочешь сказать? — бросил хан раздражённо.

— Даже если мы достигнем каменных стен крепости, то сможем ли её захватить?

— Поостерегись моего гнева, Дивей-мурза. Сосуд терпения переполнен. Говори.

Чёрные, словно маслины, глаза мурзы прищурились:

— Что нельзя взять мечом, можно взять огнём.

Девлет-Гирей по привычке пригладил усы и бородку:

— Ты предлагаешь сжечь гнездо урусутских правителей?

— Да, повелитель, никто не скажет, что ты не взял Москвы.

Хан окинул взглядом город. Редкие столбы дыма вздымались над строениями урусутской столицы.

«А ведь прав мурза. Все скажут, что Девлет-Гирей напал на Русь, сжёг Москву, прогнал из неё царя Ивана и с множеством пленников и добычей победителем вернулся в Бахчисарай. Если случится, то я получу от падишаха долгожданную помощь и на следующий год вернусь сесть в столице урусутов повелителем огромной державы! Что ж, правители Золотой Орды: Бату, Тохтамыш, Едигей — сжигали Москву, почему не поступить так же?» — Девлет-Гирей перевёл взор на Дивей-мурзу:

— Сожгите город...


* * *

Тысячи татарских стрел вспорхнули ввысь огненными птицами и опустились на улицах, во дворах, на крышах домов, клетей, амбаров. Многоголосый набат взвился над городом, призывая жителей на борьбу с огнём, но неудержимая сила природы оказалась сильнее. Ветер превратился в неистовую бурю и теперь мехами раздувал огонь. Пожары полыхали во всех концах города, соединялись, превращались в дышащие жаром моря, огненный смерч пожирал одну слободку за другой, бился о каменные стены и башни, горячо обнимал храмы, колокольни и звонницы. Один за другим начали падать и разбиваться раскалённые колокола. Их терзающий душу стон и плач разносился по городу, вселял в сердца людей ужас. Уж не наступил ли Судный день? Не это ли геенна огненная? Люди искали спасения у рек, в подвалах, за каменными стенами. Многие кинулись в Китай-город и к Кремлю в надежде найти защиту от татар и огня, но все ворота Кремля оказались закрытыми. Крепость и без того была переполнена. Те, кому не повезло, погибали, зажатые между разбушевавшейся стихией и стенами. Живые потоки, убегая от беды, текли по улицам на полуночь, куда ещё не добрался огонь и где татарских отрядов было меньше. В давке у ворот и на улицах вырывали себе возможность жить. Страх превратил людей в обезумевшее скотье стадо; забыв о сострадании, милосердии и божьих заповедях, топтали соотечественников: беспомощных стариков, детей, женщин, калек. И всё для того, чтобы уйти подальше от смердящего ада. Но не всё. В этом буйстве ветра, дыма и жара, прикрывая собой город, ещё сражались русские воины, способные на самопожертвование. Бились и опалённые жаром опричники Темкина и Хворостинина, отбивали наскоки крымчаков, кои не прекращали попыток выхватить из гигантского костра что-либо ценное.

Дороня встретил татарского всадника рогатиной, следующего свалил с коня выстрелом из подаренной Фабианом малой ручницы. Заткнув её за кушак, выхватил саблю, метнул взгляд к проулку. В просвете между горящими домами конный крымчак в чернёном шлеме с тремя перьями размахивал саблей.

Раскрытый в крике рот, рыжая бородка, вытянутый подбородок. Саттар-бек?! Обок с ним русский с лисьим лицом. Куницын — сволочь продажная! Иуда! Чёрный густой дым занавесил обзор. Когда он развеялся, всадники исчезли. Наваждение или явь? Желая проверить, Дороня кинулся между домами. Дверь одного из них распахнулась, с крыльца скатились два воина. В одном из них Дороня узнал вислоносого сотника, другим оказался черноусый кабардинец. Одежда на них горела, но, увлечённые борьбой, они, казалось, не чувствовали боли. Кабардинец одолевал. Придавив сотника к земле, он пытался заколоть его ножом, но тот раз за разом перехватывал руку противника. Дороня бросился на помощь, но выручить сотника не успел. Терем дома покосился и рухнул, погребая соперников под горящими обломками. Одно из брёвен ударило казака по ноге, обожгло бедро, повалило наземь. Дороня встал, попытался идти, боль в колене остановила. Предупреждающий крик Ермака заставил обернуться: рослый крымчак в мисюрке набегал, размахивая турецким ятаганом в правой руке, левая держала узелок с добычей. На мгновение Дороне показалось, что это Караман, так похож крымчак на его знакомца, но он ошибся. Дороня присел, турецкий ятаган пропел смертоносную песню над головой. В тот же миг казачья сабля распорола стёганый кафтан, рубаху и плоть крымчака. Внутренности противника полезли наружу. Воин выпустил из рук ятаган, узелок, схватился за живот, со стоном повалился на землю. Узелок при падении развязался. Взору казака открылись: резанный из кости малый ларец, серебряный ковш, подсвечник и небольшая икона в золотом окладе. Лик Вседержителя строго взирал на казака. Неуместным и кощунственным казалось его присутствие среди дыма, огня, обгорелых и окровавленных тел. Не отрывая от него глаз, Дороня мысленно спросил:

«Господи, за что?! За какие прегрешения нам сие наказание?!» Бережно взял образ, спрятал за пазуху: от басурманского сапога, от нечистых, жадных до чужого добра рук, от осквернения, от огня и нестерпимого жара.

Из клубов дыма выбежал Хворостинин, в крови, саже, с обнажённой саблей. С криком: «Отходим к реке! Торопись!» — нырнул в удушливый чёрный туман.

— Дороня! Пошевеливайся!

Голос Ермака заставил казака подняться, превозмогая боль. Дороня шагнул раз, другой, остановился. Страх сковал волю.

«С пораненной ногой не уйти! Буйнак бы вынес, только угнали коней за Неглинку, подальше от огня. Неужели быть сожжённым заживо?! Господи, спаси и помилуй!»

Взгляд упал на тело в лохмотьях. Человек обгорел, но ещё жил. Изо рта доносились хрюкающие звуки, светло-карие с молочно-белыми белками глаза осознанно взирали на него, молили о помощи, но было ясно — жить ему оставалось недолго. Дороня ничем не мог помочь несчастному, но умирающий человек помог казаку. Его вид отрезвил, заставил бороться за жизнь. Шаг, второй, третий, ещё. Нет, не уйти. Сил всё меньше, дышать тяжелее... Вновь голос Ермака:

— Дороня! Не мешкай!

Иссушенное горло хрипло выкинуло:

— Не могу. Нога.

Ермак огляделся, крикнул одному из уцелевших ватажников:

— Зубарь, помоги!

Казак кинулся к Дороне. Огромный красный язык вырвался из скособоченного амбара, набросился на людей, ухватил Зубаря, закружил в огненном танце. Дороне удалось избежать жгучих объятий. Упал на землю, прикрыл лицо. Запах подпалённых волос, шерсти и материи ударил в нос. Дороня перевернулся на спину, сбил пламя. Истошно верещал Зубарь. Выстрел из ручницы прекратил его мучения.

— Вставай! — Сильные руки Ермака заставили Дороню подняться. — Держись за меня. Не боись, отойти успеем, река недалече.

Отошли... Отошли и татары. Стена огня разделила противников. На берегу жалкие остатки опричного воинства простояли недолго, буйство стихии продолжалось. Десятник с перевязанной головой принёс Хворостинину весть:

— Князь! Воеводы Темкин и Телятевский переплыли Неглинку. Велено и вам к Моисеевскому монастырю пробираться.

— Раз так, и нам пора. — Хворостинин снял ерихонку, погладил, поцеловал, сказав: — Спасибо за службу верную! — швырнул в реку. Та же участь постигла и бахтерец.

— Жалко, знатный доспех, — промолвил Ермак.

— Знатный, — согласился Дороня, — только с доспехом реку не переплывёшь, на дно утащит.

— То только Творцу ведомо, с доспехом утонуть или без него.

Хворостинин оглядел уцелевших бойцов:

— Вы содеяли всё, на что способны! А теперь за мной, браты! — Князь вошёл в реку по грудь, оттолкнулся, широкими гребками поплыл к противоположному берегу. За ним устремились остальные.

Всё было кончено. Теперь татарам противостоял только полк Воротынского, воины воеводы отражали наскоки крымчаков и ногайцев у Таганского поля.

Дороню и ещё двух раненых переправляли на створке от ворот. Казак посмотрел на покинутый берег. Справа от того места, где держали оборону бойцы Хворостинина, доносились крики, это погибал в огненном кольце один из отрядов опричных воинов. Они попали в западню; пожар отрезал им путь к отступлению. Некоторые из них прорывались сквозь пламень, пылающими столбами валились в воду, тонули.

«А не кара ли это за их грехи, за тысячи погубленных христианских душ, за мою семью? Ведь всё вершится по воле Божьей и не по его ли желанию приходится мне биться против врагов, плечом к плечу с возможными убийцами родовичей? Не намеренно ли Господь послал испытание, дабы мог я обрести истину, ибо сказано в Евангелии от Матфея: «Если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших».

Наверное, ведь видимое вызывало у Дорони чувство жалости. То, что творилось, было ужасным. Не менее страшное зрелище представляла река. Сотни мёртвых тел плыли по Неглинке в сторону Москвы-реки: женщины, мужчины, старики, дети. Плыли воины, слобожане, купцы, бояре. Неширока река Неглинка, а жизней забрала множество. Смерть не пощадила никого. Она смотрела на Дороню с распухших обезображенных лиц с открытыми ртами и синими губами десятками выпученных, обезумевших глаз. Сотни тел лежали и на мелководье: брошенные и непогребённые. Дороня с содроганием вглядывался в эти лица. А вдруг среди них окажется лицо близкого ему человека?

— Пойдём, им уже не поможешь. — Ермак завёл руку Дорони себе за шею.

В Кремле громыхнуло. Взрыв сотряс город. Это рванули от жара пороховые погреба крепости. Пожар добрался до Кремля. Теперь и оттуда слышались предсмертные голоса колоколов.


* * *

Девлет-Гирей вздрогнул. С высоты Воробьёвых гор он взирал на невиданное им доселе великое безумство огня. Повелитель Крыма подозвал Дивей-мурзу, приказал:

— Узнай, что это?

Весть о взрыве пороховых погребов Кремля и обрушении части стены заставила хана задуматься.

«Не дождаться ли, пока огонь утихнет, и двинуть войско на штурм? Возможно, через проломы удастся войти в Кремль и осуществить давнюю мечту».

Дивей-мурза в очередной раз отвлёк от важных мыслей:

— Повелитель, пришли вести, царь Иван собрал войско и движется к Москве.

— Так ли это?

— Сведения не проверены, являются ли они правдой, известно только Всемилостивому и Милосердному. Позволю спросить, что прикажет повелитель?

Сообщение Дивей-мурзы вновь вызвало сомнения в голове хана:

«Стоит ли рисковать тем, что уже обретено? Если даже не сяду на московский трон, то смогу заставить царя Ивана отдать Казань и Астрахань. Имея под своей рукой эти ханства, ногайцев и турок с пушками, я в следующем году легко покорю ослабевшее Московское царство, а то, что от него останется, проглотят шведы и Речь Посполитая. И всё же стоит подумать ещё».

— Будем ждать. Отправь к московскому царю посланца. Вели вручить Ивану нож, пусть трусливый шакал перережет себе горло.

Девлет-Гирей ждал два дня, после чего повёл войско на юг. Перед ним, до самой Оки, лежали почти не защищённые русские земли, а значит, Крымское ханство напитается рабами и богатством. Перед тем как уйти, Девлет-Гирей, что отныне обрёл второе имя Тахт Аглан — взявший трон, повелел Дивей-мурзе:

— Позови бакши. Будем писать письмо царю Ивану.

Когда в походный ханский шатёр явился долговязый, худой старик, Девлет-Гирей приказал:

— Пиши.

Писарь поклонился, достал дощечку для письма, бумагу, принадлежности, обратился во внимание.

— Жгу и пустошу всё из-за Казани и Астрахани, а всего света богатство применяю к праху, надеясь на величие Всевышнего. Я пришёл на тебя, город твой сжёг, хотел венца твоего и головы; но ты не пришёл и против нас не стал, а ещё хвалишься, что-де московский государь! Были бы в тебе стыд и дородство, так ты б пришёл против нас и стоял. Захочешь с нами душевною мыслию в дружбе быть, так отдай наши юрты — Астрахань и Казань; а захочешь казною и деньгами всесветное богатство нам давать — не надобно; желание наше — Казань и Астрахань, а государства твоего дороги я видел и опознал...


* * *

Крымчаки ушли, оставили после себя слёзы и разорение. Страшным был сон, ещё ужаснее пробуждение. Пришла беда, тошно, да миновать не можно. Выгорела Москва. Будто и не существовало града стольного. Сиротливо стоят закопчённые стены Кремля и Китай-города, башни, редкие каменные строения и храмы. Окаменевшими от горя богатырями-великанами взирают они печальным взором на усеянные мёртвыми телами сожжённые улицы, на великое множество утопленников в Неглинке, Яузе и Москве. Густой смрад исходит от незахороненных трупов людей и животных. Сколько их было задавлено, сгорело в своих жилищах и на улицах, задохнулось в подвалах, утонуло, погибло от татарских сабель, копий и стрел? Сосчитать ли? Сколько детей своих потеряла матушка-Русь? Сколько славных воинов и воевод? Умер от жара боярин Вороной-Волынский, в каменном подполе своих хором угорел с семьёй израненный князь Иван Бельский, зарезан в давке на Живом мосту воевода Никита Шуйский... Достанет ли у Руси сил защитить себя?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Лета 7080-го виде царь крымский гнев Божий над Русскою землёю попущением Божиим за грехи наша. И приде царь с великими похвалами и многими силами на Русскую землю...

Пискарёвский летописец

Седмицу провалялся Дороня в монастырской келье: ногу раздуло, жар в теле то и дело бросал в беспамятство, в страшные сны. Не раз приходил к нему в видениях печатник Андроник Невежа, падал на колени, плакал, молил спасти книги. Дороня бросался в огонь, задыхался от дыма, кричал, пугая монахов, выныривал из небытия и снова проваливался. В бреду тянул руки к образу, пытался вынуть его с полымя, но стоило коснуться оклада, как лик Божий превращался в ненавистное лицо Саттар-бека. Дороня хватался за саблю, а крымчак обретал вид Ульяны. Жена падала на грудь, прижималась, плакала. Дороня жалел, гладил по льняным волосам, они клочьями отставали от черепа, липли к ладоням. Ульяна поднимала голову, оказывалось, что она не плачет, а смеётся широко раскрытым, синегубым, беззубым ртом. Лицо пухло, расплывалось, искажало черты. Изуродованные облики менялись: родители, сестра, братья, Севрюк, запорожец Павло, иноземец Фабиан, Аникейка, Прохор, Евлампий. Они смеялись, тянули к нему руки. Он просыпался в страхе, поту и дрожи. Это повторялось не раз. Монахи успокаивали, давали попить, укладывали снова.

Через седмицу полегчало. Несмотря на уговоры чернецов, Дороня, хромая, опираясь на посох, направился в Заяузье. Вид Швивой горки, почерневшей от пожаров, сковал сердце казака недобрыми предчувствиями. Они не обманули. От хозяйства Прохора остались только кузнечный горн и печь.

Расспросы ни к чему не привели. Дороне удалось узнать лишь то, что большинство жителей Гончарной и Кузнечной слободок при приближении татар бежали за Яузу к Китай-городу. Те, что не ушли, оставались под защитой полка Воротынского, пока не подкрался огонь: воевода не увёл воинов подальше от огня. Часть слобожан решили сообща выбираться из Москвы. Из них на Швивую горку вернулся только Кондрат Хромоша. Соседи, коих после татарского набега можно сосчитать на пальцах, советовали спросить о семействе Прохора у него. Советовали, но глаза отводили. Дороня чувствовал, чего-то слободские недоговаривают; сердце казака наполнялось недобрым предчувствием.

Кондрата долго искать не пришлось. Кузнец отчищал свой двор от следов пожара. Оклик оторвал его от работы. Перемазанный сажей Кондрат неторопливо перешагнул через побитый огнём венец, подошёл к Дороне, поздоровался. Кивнув на пепелище, изрёк:

— Избу ставить буду, кузню. Мне, одинокому, к старости оставаться без крова негоже. Люди помогут. Помочью заново слободу отстроим. Сам ведаешь, как у нас на Руси молвят: «Кто на помочь звал, тот и сам иди». Вот, потихоньку годное собираю. — Хромоша указал на пяток брёвен. — Садись, потолкуем.

Сели. Дороня тянуть не стал, спросил:

— Мои где?

Хромоша ответил не сразу, дотянулся до крынки, что припрятал в тени бревна, отпил воды, поставил посудину на место, начал рассказ:

— Когда татары подходить стали, Прохор собрал полсотни оружных слобожан да повёл их город оборонять. Я остался, ратник из меня никудышный, куда хромому да многолетнему... После крымчаки насели, пожары начались, слободские к Кремлю по дались, и я с ними. Меланья, Аникейка, Евлампий и жена твоя, с дитятей, тоже.

— С дитятей?! — встрепенулся Дороня.

— Так ты не ведаешь?! Дочь у тебя родилась, Василисой нарекли.

— Василиса...

От радости у Дорони перехватило дыхание, но следом накатила тревога:

— Что с ними?

— Наших пошло до сотни. Сунулись в Кремль — не пустили, а тут пожар разъярился. Решили выбираться из города. Покуда в толпе да в давке пробивались, половину людей потеряли. Из города вывши с трудом, двинулись в сторону Ярославля. От Москвы отошли недалеко, позади дымы ещё видны были... Тут ногайцы и налетели.

— Ногайцы?

— Они. Мне их повадки ведомы. Доводилось в молодые лета с ними ратиться. С той поры и хромаю.

— Дальше что? — с нетерпением спросил Дороня.

— А дальше кинулись в разные стороны, только, почитай, всех похватали. Я в кустах укрылся, разглядел, как Меланью и Аникейку в полон взяли, а Евлампия ногаец зарубил.

— Ульяна, Ульяна-то что?

— Видел, как с дитём в лес бежала, что дальше приключилось, не знаю, самому пришлось ноги уносить. Может, поймали, может, уйти смогла... Если так, то должна в Москву вернуться. Надо поискать в городе среди живых или... — Хромоша запнулся, хлопнул ладонью по колену, вымолвил:

— Эх, беда-лебеда.


* * *

Где искать Ульяну, Дороня не мыслил, но попыток не прекращал. Каждый день ходил по сожжённому городу, выспрашивал у уцелевших горожан, пересиливая тошноту, вглядывался в обезображенные лица трупов и молился. Каждый вечер взирал с мольбой на образ, что спас во время пожара, истово просил:

— Господи милостивый! Ты охранил меня в огне среди ворогов, помоги и теперь найти жену мою Ульяну! Молю тебя, Господи!

Молился, надеялся и верил — Господь не оставит. А пока надо ждать, терпеть и бороться.

И боролись. Освободили забитые утопленниками реки, схоронили павших, разобрали завалы, очистили город от следов беспощадной стихии, начали строиться, восстанавливать порушенное врагами. Не впервой возрождалась Москва. Умели русские города подниматься после вражеских нашествий, коих и на прежние века приходилось немало. Отстраивалась Москва, чтобы стать сильнее и оказать незваным гостям достойный приём. Знали, не успокоится крымский хан. Ведал об этом и царь всея Руси, Иоанн Васильевич, а ведая, хитрил, тянул время, обещал Девлет-Гирею вернуть Казань и Астрахань, слать ежегодно многие поминки. Сам же торопился, крепил оборону, готовил войско. Большим воеводой русского воинства поставил Михаила Ивановича Воротынского, что до поздней осени стоял на окском рубеже в ожидании нового нашествия. Отметил государь, что только ему удалось сохранить полк и идти по пятам крымского войска, покусывая, пощипывая и отбивая у врага полон. Теперь предстояло воеводе отомстить крымчакам за поруганную Москву, за убиенных её жителей и за дочь, Агриппину Михайловну, погибшую в пожаре...

К холодам объявился в Москве Прохор. Узнав от Хромоши, что Дороня жив, стал искать. Встретились во дворе Хворостинина за Неглинной. К тому времени князь уже успел поставить новые хоромы.

Разговор получился нерадостным. Дороня рассказал о своих злоключениях, Прохор поведал о своём:

— Ульяна с отцом у меня жили. Ей ведь о ту пору срок рожать приспел. Вот и решили, чтоб под присмотром. Опять же, Меланья с ней. Когда татары нагрянули, собрал пять десятков кузнецов слободских, гончаров, кои ополчиться пожелали, и отправился с ними Москву оборонять. Батюшке сказал, чтобы семейство в Кремль уводил... Я с другами наткнулся на полк воеводы Воротынского. Они у Таганского луга стояли. Сообща от крымчаков и отбивались. А как огонь разъярился да на Скородум перекинулся, князь полк отвёл подальше от жара. Видел я, как слободка горит... Жалко, а что поделать? Лишь бы семейство уцелело... После ходил проведать, а там...

— Видел, — только и смог вымолвить Дороня.

— В ту пору вернулся Кондрат Хромоша, поведал, как отца убили, Меланью с Аникейкой полонили... — Прохор опустил голову, снял шапку, помял в широченных лапищах.

— И мне о том молвил.

— Ульяну с дочерью нашёл ли?

— Нет. Похоже, ногайцы угнали.

— Это надо же, отец с Ульяной из Заразска ушли, хотели подальше от татар быть, надеялись, убережёт Москва. Не уберегла... Озлился на татар, снова к Воротынскому подался. Крымчаки тем временем назад поворотили, вот и пристроился полон отбивать. За Тулу проводили супостатов, немало людей русских ослобонили, вот только своих не отыскал... Остался в полку Воротынского. Михайло Иванович сам разрешение дал. Сказал: «От такого воина, да ещё и мастера оружие с доспехом починять, грех отказываться». С той поры в стрельцах числюсь. Что мне теперь без семьи? Одного Бог дитя дал, Аникейку, и того забрали...

— Погоди, может, объявится на Москве приятель мой, татарин Караман, он человек торговый, в Сарайчике живёт, в Крыму часто бывает. Хромоша говорил, наших угнали ногайцы, попросим поискать. Авось найдутся.

— О том непрестанно Бога молю. На него надежда...


* * *

С тепелью русское войско вновь вышло к Оке, в этот раз не разделённое на опричное и земское, так как царь, недовольный опричниной, стал её исподволь изводить. Были в том войске и Прохор с Дороней; кузнец — в полку Воротынского, казак — при воеводе Хворостинине.

Князь Дмитрий Иванович помаялся, опасался царского гнева, но не ему пришлось отвечать за поражение и сожжение Москвы, в коих государь усмотрел измену. Кара постигла кабардинского царевича Михаила Темрюковича Черкасского, князя Темкина-Ростовского и воеводу Сторожевого полка боярина Яковлева. Хворостинина эта участь минула, более того, он стал поручителем князя Мстиславского, тем самым спас тому жизнь. Государь, как и прежде, доверял ему. Зимой князь ходил с царём к Новгороду и свейским немцам, а на береговую службу к Оке отправился вторым воеводой Передового полка. Доверие самодержца следовало оправдать.


* * *

Мчится, летит на красном горячем коне светлокудрый молодец Лето. Уж июль-страдник побежал с серпом по хлебам. Только на порубежье не до жатвы. Иную, кровавую жатву уготовила война и сестрица её, злодейка-смертушка. Незваными гостями шли они на Русскую землю от берегов тёплого Чёрного моря. Крымский хан решил довершить начатое в прошлом году. Дороне стало известно об этом ещё весной. Дом казак строить не стал, ни к чему без семьи: в ту пору жил в хоромах Хворостинина, в Занеглименье. Туда-то и явился к Дороне нежданный гость. Воротник, дед Никодим, сообщил ему эту новость:

— Иди, бусурманин тебя у ворот ждёт. Не то ногаец, не то татарин. Видать, из тех, что коней на торговище пригнали. — Себе под нос проворчал: — Торгуют — улыбаются, а после ворогом с саблей бросаются. — Кинул на казака хмурый взгляд, добавил: — С каких пор стал ты водить дружбу с погубителями людей русских?

Старику было от чего упрекать Дороню. Никодим во время прошлогоднего нашествия крымчаков и ногайцев потерял всех родовичей, сам же только милостью Божьей спасся при пожаре. С той поры ходил неразговорчивый, угрюмый, с потухшим взглядом.

Дороня извинительно изрёк:

— Татарин меня из плена вызволил. Не все, дед Никодим, жаждут крови, и не все из корысти и по своей воле на войну ходят. Сам ведаешь, супротив господаря не пойдёшь.

— И то верно, сынок, — согласился старик. Тёплым вышло слово — сынок. Елеем помазал Никодим израненную и осиротевшую душу казака, такую же, как и у него. Дороня это почувствовал, приобнял иссушенные временем плечи старика:

— Пойдём, отец, показывай гостя.

Караман ожидал у ворот. Увидел Дороню, заулыбался, обнял казака, как родного. Прохожие косились: «Ишь, с объятиями лезут, нехристи! Сколько народу загубили, ироды!» Кровоточила прошлогодняя рана и ещё долго будет терзать людские души и наполнять их неприязнью. Да и то не у многих: уж больно терпеливо и отходчиво нутро русского человека. А если кто и хотел изобидеть недругов, то не смел. На то царёв указ писан — торговых людей и иноземцев не трогать, дабы не навлечь на ослабшее государство преждевременную войну. Да и выгода с торга была немалая — каждую десятую лошадь ногайцы отдавали русскому царю. И ведь верно, торг торгом, а война войной. Те же ногайцы привели коней, в коих после нашествия нужда у Руси великая. Сколько животин в прошлом году пало, сгорело и было угнано — немыслимо! А ведь надо пахать, возить тяжести, воевать. Дороне повезло, его буланый Буйнак чудом уцелел.

Когда покончили с приветствиями, Дороня поинтересовался, удалось ли Караману взять в жёны ногайскую девушку. Крымчак ответил:

— Я, после набег на Заразск, Сарайчик ехал. Потом Ашим уговорил ждать, единственный дочь Акгюль за другой джигит не отдавать. Тот джигит Фархад звать, мне грозил, я не боялся. Сам в Крым ехал, караван из Каффы в Китай провожал, на пути один купец спасал, он мне большой деньга дал, я вернулся, Саттар-бек долг отдавал, Акгюль жена взял.

— Выходит, всё у тебя сладилось, — с лёгкой завистью произнёс Дороня.

Грустинка в словах Дорони не проскользнула мимо Карамана:

— Э-э! У тебя плох, да? Мине говори, моя слушать будет.

Пришлось казаку поведать о своих бедах.

Караман покачал головой:

— Ой, бой! Много день убегал. Плох, сапсем плох. Война плох, смерт плох. Вера корош. Верить будешь, жена, дочь найдёшь, родня свой Меланья, Аникей.

Моя тоже искать будет. Пленный урусут нынче много, мало стоил, может, ногай не продал.

— Кабы так случилось, — произнёс Дороня с надеждой.

— Э-э, корош сам не умирал. Я думал, тебя смерт брал. Как живой остался? Я казак Севрюк, с тобой кто был, маленький крепост видел. Саттар-бек ему сабля давал, драться велел, потом убивал. Шайтан! Всех, кто плен попал, рубил. Один урусут оставил, он нога падал, жить просил. Бек его в Заразск брал, там урусут пропал.

Дороня насторожился, заинтересованно спросил:

— Как звать того русского, не ведаешь?

— Тот лета не ведал, когда Саттар-бек долг давал, видел. У бек живёт. Откуда брался, не знай. Саттар его звер называет...

— Зверем?

— Э-э, забыл. Такой, лес деревья бегает, мех даёт.

— Куницын?

— Куница, куница! Как знаешь? Тоже крепост был? Как бежал?

— В острожке не был, но куницу эту перемётную знаю давно. Враг мой.

— Э-э, этот враг не беда, другой бойся. — Караман приглушил голос: — Ещё молвить буду. Сам слушай и мурза Хворостин передай. Москва уходить надо. Девлет-Гирей войско большой собирает, Москва снова жечь придёт. Моя ведает. Сам видел. Турка морем янычар и пищали привозил. Беги, Дороня.

— Бежать?! Нет, здесь земля Русская. А за весть благодарствую. Передам твои слова князю...

Тревожную новость Дороня не замедлил сообщить Дмитрию Ивановичу, только ведали о приготовлениях хана и князь Хворостинин, и предводитель порубежного воинства Воротынский, и царь Иван Васильевич. Государь после отправки полков на рубежи сам поспешил в Великий Новгород. Ответ за то, что случится, предстояло держать большому воеводе Воротынскому.

Михаил Иванович время не терял, вывел полки к Оке, расставил. Передовой с воеводами Хованским и Хворостининым отправил к Калуге, опасался, чтобы татары не обошли войско, как в прошлом году. Соседями им, в Тарусе, назначил полк Правой руки во главе с Фёдором Шереметевым и Никитой Одоевским. Сам, с Большим полком, имея вторым воеводой Ивана меньшого Шереметева, приготовился оборонять Серпухов. Воеводы Андрей Репнин и Пётр Хворостинин с полком Левой руки разместились ближе к Лопасне. Сторожевой полк Ивана Шуйского и Василия Умного Колычева стерёг реку от Сенькиного брода до Коломны, имея серединою Каширу. Плавная рать в стругах на Оке встала. Порадовался воевода и усилению полков. Прислал государь в помощь иноземный отряд, во главе с ротмистром Юрием Фаренсбахом, и казаков — донских да черкасских. Всё сделал большой воевода, как должно, и всё же маялся, думал: «Куда направит удар коварный хан?» Подолгу размышлял над этим и прежде совет имел с государем и многими воеводами. Всё продумал, всё приготовил, места, где, возможно, придётся принять бой, осмотрел, всем ухищрениям Девлет-Гиреевым припас ответ, а душа всё одно болела: «Как повернётся? Одолеем ли врага? Защитим ли Русь? Если нет, государь не помилует. Лучше уж в сече голову сложить, чем на плахе». Когда ертаульные доложили, что татары пришли великим числом под Тулу, пожгли посады и двинулись к Серпухову, малость успокоился: «Не иначе решил татарин в этот раз напрямки к Москве войско двинуть. Что ж, милости просим. Поглядим, чья возьмёт. На сей раз овчинка дороже станет! Иди, Девлет-Гирей! Иди, хан крымский!»


* * *

Девлет-Гирей шёл и тумены наводил на Русь немалые. Тьму крымских воинов привели подданные мурзы, уланы и беки. Влились в войско и лучшие во всей Степи наездники ногайцы, во главе с Теребердей-мурзой, и отряд беглого астраханского царевича Хаз-булата. Пришли адыги, черкесы, азовцы. Прислал-таки в помощь пушки и янычар турецкий падишах Селим. Кто устоит перед такой силой?! Хан был уверен — он сокрушит Москву. Царь Иван вынужден держать войска одновременно на двух рубежах и усмирять восставших не без участия его людей, черемисов. Более того, прошлогоднее нашествие, мор, засуха, голод не сделали Русь сильнее. Разве сможет она противостоять ему? Одно огорчало: царь Иван не отдал Астраханское и Казанское ханства и этим ослабил удар. Тем хуже для Москвы, тем беспощаднее будет расправа. Он железной хваткой заставит урусутов подчиниться. В этом хан не сомневался и даже разделил между мурзами московские улусы и выдал купцам грамоты на беспошлинную торговлю на Волге.

Но пристало ли потомку Темучина, великому Девлет-Гирею, мудрейшему хану, повелителю Крыма и Тахт Аглану делить шкуру неубитого медведя? Неведома ему русская поговорка: «Не хвались отъездом, хвались приездом».

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

А было дело от Москвы за пятьдесят вёрст.

Новгородская летопись

Попытка с ходу переправиться через Оку у Серпухова не удалась. Огонь русских пушек не давал татарскому войску ни малейшей возможности достичь противоположного берега. Хан велел позвать в походный шатёр двух своих сыновей, верного соратника Дивей-мурзу, которого назначил лашкаркаши, и предводителя ногайцев Теребердея. В шатре советников ждал скромный достархан: бастурма, сухие лепёшки, сыр, буза. Девлет-Гирей подождал, пока сыновья сядут по правую руку, а мурзы по левую, пригубил из пиалы густой сладко-кислой бузы, спросил:

— Переправиться нам не удалось. Как думаете справиться с урусутами?

— Может, навалиться на них ночью? — предложил младший сын Али.

— Ты молод и горяч. Здесь нам не пробиться. Что скажешь, Мегмет?

— Думаю, надо обойти их, как в прошлом году.

Хан возразил:

— Сердары Ивана не глупцы, а опытные воины. Они не повторят ошибки. Не будем повторяться и мы. Теребердей, ты пробовал переправиться бродом, который урусуты называют Сенькиным перевозом?

— Да, хан, — отозвался мурза. — Там стоит заслон. Казаки и стрельцы стреляют из-за плетёных изгородей и из зарослей, на реке челны с воинами. Они побили немало моих джигитов, тех же, кому удалось перебраться на другой берег, сбросили в воду всадники урусутов.

— Плохо.

— Повелитель, позволь сказать мне, — попросил слова Дивей-мурза.

— Слушаю тебя.

— А не перехитрить ли нам урусутких сердаров? Мы делали это не раз, можно попробовать снова. Запутаем их, нападём в нескольких местах. Тумены переправим там, где удастся прорваться, и двинем их на Москву. Медлительным сердарам царя нас не опередить. Пока они дойдут, столица Ивана будет у твоих ног, а затем мы расправимся с войском царя.

— Твои мысли правильны, мой верный Дивей. Поступим так. Турецкие пушки поставим на берегу, напротив русских. Пусть знают, у нас есть чем ответить. Три из них отправьте к Сенькиному перевозу. — Девлет-Гирей обратил взор на ногайца: — Теребердей, после полуночи ещё раз попытаешься переправиться через брод. Ты, Дивей-мурза, возьмёшь тумен, пройдёшь по реке на заход солнца от Серпухова и нападёшь там. Лазутчики покажут место. Первыми пустишь воинов Саттар-бека. — Хан покосился на Теребердей-мурзу. — Этих легко в реку не сбросишь.


* * *

Двадцать седьмого июля, с первыми лучами солнца, передовой отряд опричного немца Генриха Штадена подошёл к реке. Татарское войско уже начало переправу. Малочисленный заслон русских был сметён. Штаден окинул берег взглядом холодных янтарных глаз, подкрутил русые с рыжинкой усы, поправил шлем. Он уже принял решение.

«Сейчас я загоню в реку степной сброд и покажу русским воеводам Хованскому и Хворостинину, как надо воевать. Узнав о моей победе, государь поймёт, кто достоин возглавлять полк».

Штаден обнажил меч-бастард, вынул из чехла пистолет, тронул коня. Команда «Вперёд!» увлекла за ним три сотни конных боярских детей и дворян. Враг всё ближе. Меткий выстрел Штадена свалил первого из них, клинок бастарда развалил надвое второго. Русские всадники врезались в скопление татарских воинов... и завязли. Схватка в чистом поле с сынами степей, впитавшими воинскую науку с молоком матери, дело нелёгкое. Отряд Штадена таял, как снег под жаркими лучами солнца, а силы крымчаков всё прибывали. Всадник в чернёном шлеме с тремя перьями вихрем налетел на немца, отрезал от остальных, стал теснить к реке. Штаден выхватил второй пистолет, выстрелил, промахнулся, отбил бастардом удар саблей, но остановить противника не мог. Понял — степняк сильнее, повернул коня, помчался прочь вдоль берега. Противник не бросился в погоню, пустил вдогон три стрелы... одновременно. Все нашли цель. Одна попала в круп коня, другая клюнула шлем, третья ужалила между лопаток. Генриха Штадена спас лёгкий панцирь под тегиляем. Конь взбрыкнул от боли, сбросил седока в прибрежные заросли. Это сохранило немцу жизнь. Не теряя времени, Штаден откинул ножны, с сожалением подумал о бастарде, но сейчас надо позаботиться о собственной жизни, а она дороже. Скинув тегиляй, панцирь и шлем, прислушался: бой продолжался, но рядом никого, значит, у противника нашлись дела важнее, и он не стал утруждать себя поисками поверженного врага. Штаден снял сапоги, ступая по илистому дну, вошёл в воду...

Татарский воин в чернёном шлеме вложил лук в саадак.

«От стрел Саттар-бека ещё никто не уходил».

Бек взялся за саблю.

«Надо покончить с жалкими остатками урусутов: лазутчики донесли, что с правой руки заходит наперерез крупный отряд».


* * *

Штадену удалось спастись. Его храбрые воины, которых он, не дожидаясь помощи, без приказа, двинул на татар, с намерением опрокинуть в реку и тем заработать себе славу и расположение царя, остались лежать на поле брани...


* * *

Саттар-бек беспокоился не зря. Большой отряд, о котором ему доложили, был полком Правой руки. Воеводы Фёдор Шереметев и Никита Одоевский преградили путь крымчакам, надеясь с помощью Передового полка оттеснить татар к реке, но Дивей-мурза успел преодолеть Оку со своими воинами и наладить переправу основных сил во главе с ханом у селения Дракино. Девлет-Гирей схитрил, оставил у реки перед Серпуховом большую часть пушек и около трёх тысяч воинов для перестрелки, а сам бросился к месту прорыва Дивей-мурзы. Войско быстро перетекало с одного берега на другой, теснило полк Правой руки и Передовой, увеличивая разрыв между ними. Воеводы Хованский и Хворостинин, отрезанные от основного войска, отходили. Полк Правой руки сопротивлялся. Первый воевода Шереметев бежал, бросив оружие. Полк возглавил молодой князь Никита Одоевский. Без шлема, с перевязанной головой, он метался вдоль пеших рядов на соловом жеребце, подбадривал воинов примером и словом.

— Стоять! Стоять, браты! Побежим — все поляжем под татарскими саблями! Из пищалей, луков и самострелов! Разом! Давай! — Одоевский махнул саблей, метнул горящий боевым задором взор на противника, крикнул: — Что, собаки, больно по зубам?! А ну, молодцы, встречай их копьями да рогатинами! Бей!.. Ага! Хвосты показали! То-то. К нам нахрапом не лезь, а не то собьём спесь!

Чернобородый плосколицый казак с завесной ручницей осадил коня за спиной Одоевского. Князь оглянулся, с надеждой спросил:

— Неужто подмогу прислали?

— Нет, воевода, — огорчил князя казак, — сотню свою веду к Хованскому. Помощи не жди. С утра турки из пищалей пальбу завели против Серпухова, того гляди, почнут крымчаки переправляться. Боле скажу: в темень две тьмы ногайцев сбили с берега стрельцов, казаков и детей боярских из Сторожевого полка Шуйского. Того гляди, с тыла навалятся. Велено тебе отходить к Большому полку. То слово Воротынского.

— Отходить?! Как?! Татары полк надвое разрезали. У меня по большей части ратники пешие остались. Стоит спину показать, басурмане на неё рысью кинутся.

— Я подсоблю. Стукну татар с правой руки, мне всё одно к Хованскому пробиваться.

— Верно молвишь. Пока ты их отвлекаешь, я им гостинец приготовлю. У меня телега с «чесноком», набросаю на пути татар ёжиков, оставлю конный заслон, а сам с пешцами к Воротынскому подамся.

— Бог в помощь, воевода.

— И тебе, казак.


* * *

Сотню Ермака Бог не оставил. Казакам удалось прорваться. Передовой полк засел в сосновом лесу. Атамана проводили на поляну. Первый воевода, курносый крепыш лет тридцати, сидел на пне по пояс голый. Сутулый старичок и стрелец хлопотали около Хованского.

— Сейчас перевяжем. Эка тебя угораздило, князь, ить у самого локотка рубанул басурманин. Терпи, родимый, зелье я приложил, укутаем, пития лечебного примешь, а коль Бог даст, на Ивана Постного снова сабелькой махать сможешь, — приговаривал знахарь.

— Ничего, я им попомню!

— Ты, воевода, утихомирься, руку не сгибай, разверзнется рана и до Рождества не заживёт, — проговорил старик.

Взгляд Хованского упал на Ермака:

— С чем пожаловал?

— Я от большого воеводы, князя Воротынского, с вестями.

— Молви, что велено.

Разговор прервал топот копыт. На поляну выехали второй воевода и Дороня. Хворостинин слез с коня, отдал повод казаку, подошёл к Хованскому:

— Как ты, Андрей Петрович? Прослышал, ранен.

— Пустяковина. Давай вестника послушаем. От Воротынского прибыл. — Хованский кивнул на Ермака.

Хворостинин обернулся:

— Это же Ермак, знакомец с прошлого года, вместе Москву обороняли.

Ермак услышал своё имя, прекратил тихую перемолвку с Дороней, обернулся к воеводам.

— Здрав будь, Дмитрий Иванович. С трудом прорвался к вам сквозь татар. Из сотни только восемь десятков казачков к вам довёл. Полой водой прут ироды, не удержишь, не иначе снова к Москве собрались. Ногайцы у Сенькина перевоза переползли. Воротынский верховые отряды отправил басурман беспокоить и не давать им сёла разорять. Они будут крымцев со всех сторон покусывать да пощипывать, а вам доверено ухватить татар за хвост и держать до подхода остальных полков. Ещё велено передать, в битву с крымчаками не вступать, покуда через Оку не переправятся.

— О том и прежде с большим воеводой думали, да и мы с Дмитрием Ивановичем к тому склонялись.

— Ужо мы их ухватим, нехристей! Слава Богу, потери в нашем полку небольшие. Не дадим, как в прошлое нашествие, бесчинства творить! — Хворостинин ухватился за рукоять сабли.

— Не мы. Ты, Дмитрий Иванович. Мне с этим, — Хованский кивнул на перевязанную руку, — такое дело не осилить. Бери конников, сколько есть, и следом. Я с князем Михаилом Лыковым, со смоленскими, рязанскими и епифанскими стрельцами следом за тобой пойду.

— Казаков Ермака отдашь?

— Бери.

Хворостинин повернулся к Ермаку.

— Готов, атаман, куснуть ворога за бедро?

— Мы, казаки, завсегда неприятелю досаду учинить готовы.

Хворостинин, Ермак и Дороня отъехали от поляны, князь повинился:

— Прости, атаман, не признал в спешке. Не ожидал увидеть тебя. Ты ведь как ускакал от Москвы за Девлет-Гиреем полон отбивать, так и пропал.

— Полону мы с казаками в ту пору до сотни вызволили да татар боле дюжины загубили, а потом в степи и остались. А как слух дополз, что Девлетка опять явился, примкнул со станицей к атаману Мише Черкашенину. С ним под Серпухов и пришли. А как занадобилось к вам казаков послать, я первый и вызвался.

— Рад тому.

— И я рад, князь... Запамятовал, большой воевода молвил, конных иноземцев вам в помощь даст, и ещё... Не при Хованском будь сказано, на тебя у Воротынского надёжа. Сам слышал.


* * *

Ермак не лгал и не льстил. Воротынский действительно надеялся на второго воеводу, поэтому и приставил, с государева соизволения, опытного Хворостинина в помощь к Андрею Хованскому. Поначалу богатейшему владетелю Московского государства боярину Михаилу Ивановичу Воротынскому, потомку рода черниговских князей Рюриковичей, Дмитрий Хворостинин — куда менее родовитый и богатый, молодой выскочка, опричник и любимец государя — не нравился. Сам Воротынский в любимцах у царя не ходил и даже побывал в опале. Время шло, бывалый воин и воевода не мог не обратить внимания на способного и храброго в бою князя Дмитрия, в коем видел талант полководца. Да и успехи, пусть и не громкие, говорили сами за себя. Большому воеводе хватило дерзости Хворостинина под Заразском и стойкости при защите Москвы. Воротынский верил — Передовой полк не подведёт. Удержать Девлет-Гирея на Оке не удалось, оставалось надеяться, что Хованский и Хворостинин нагонят основные силы врага и вцепятся им в хвост. Только тогда можно будет собрать полки и навязать татарам сражение и тем самым спасти Москву от нашествия. А то, что Девлет-Гирей идёт именно туда, Воротынский не сомневался. Татары не стали брать в клещи Серпухов и пытаться уничтожить большую часть русского воинства: Теребердей перенял у Пахры все дороги на Москву, Девлет-Гирей оставил пушки и, не теряя времени, двигается на север, а это значило, что ему нужна столица. Поди, радуется хан — главные силы русских потрёпаны и отрезаны под Серпуховом, путь на Москву свободен. Если удержать татар не удастся, то останется надеяться на опыт князей Юрия Токмакова и Тимофея Долгорукова, оставленных для защиты Москвы, и на своевременную царскую помощь из Новгорода. Только в прошлом году уже пытались оборонить город, и что из того вышло? Оставалось уповать на собственные силы и промысел Божий.


* * *

Русские напали внезапно, с тыла. Такой дерзости Девлет-Гирей не ожидал. Он думал, воеводы, как и в прошлом году, спешно поведут полки к столице, но просчитался...

Не забыл князь Дмитрий Хворостинин славные дела предков, с детства врезался в память подвиг Евпатия Коловрата. Ныне и сам он, подобный знаменитому рязанцу, бил с конной дружиной татар. Налетели чуть свет. Крымское войско только начало движение, и полусонные татары приняли всадников за отставший отряд, но когда узнали в них русских воинов, было уже поздно. Смертоносным вихрем налетела конница Хворостинина. Первыми, со свистом и улюлюканьем, напали казаки, смяли сотни прикрытия, навалились на обоз. Остальные обогнули его двумя крылами, помчались дальше, круша войско Девлет-Гирея, растянутое на много вёрст до реки Пахры. Татары, не в силах перестроиться и дать отпор, отступали. Степняки, под руководством сыновей хана, огрызались: отстреливались, вступали в короткие стычки, но остановить конную лаву не могли. Так длилось недолго. Постепенно напор стал ослабевать, русские всадники начали выдыхаться. Хворостинин остановил движение. Стоило дать воинам короткую передышку, собрать их в кулак, а затем продолжить преследование. Не мешало позаботиться и о тылах. Хворостинин оглянулся. Подручник, как всегда, поблизости.

— Дороня. Скачи к Ермаку! Его казаки обоз добивают. Поставьте повозки татарские поперёк дороги цепью, от леса до реки, да не забудьте проходы для нас оставить. Как Хованский подойдёт, пусть стрельцов за ними ставит.


* * *

Ближе к полудню подоспел Хованский. Едва первый воевода расставил стрельцов, как в тылу появился конный отряд. Уж не татары ли? Воины напряжённо всматривались, пытались определить, чьи всадники пожаловали. Дороня оказался зорче иных:

— Немцы! Немцы это! На помощь идут. Вон впереди воевода их — Юрий скачет. Он у меня на свадьбе гостем был.

Ермак усомнился:

— Будет брехать-то. Воевода-немец у тебя на свадьбе?

Дороня возмутился:

— Да чтоб мне...

— Ладно, верю.

Дороня не ошибся. Ротмистр Юрген Фаренсбах подъехал к Хованскому:

— Я прибыл в помощь от главного воеводы Воротынского и должен сообщить, что вам следует отходить к Молодям. Князь поставил вагенбурги неподалёку от селения, надо постараться заманить туда войско крымского царя. Там его ожидают полки, пищали и моя пехота.

— Раз приказано, отступим. Только кто прикроет Хворостинина? Воевода бьётся против всего татарского войска.

— Я со своими всадниками готов вступить в бой и помочь князю.

Хованский отыскал глазами Дороню:

— Эй! Безухий! Бери немцев, казаков да поспешай на выручку к воеводе. Скажи, помощи боле не будет, пусть татар к Молодям, к гуляй-городу утягивает. Мы туда же отходим.

— Это мы с превеликим удовольствием, токмо и ты, князь, не забудь конных стрельцов малость оставить, чтобы за нами телеги в проходы закатили, когда мы от татар уходить станем. Всё какая-никакая ворогу заминка.

Фаренсбах, посмотрел на казака.

— О, Дороня?! Жених?!

— Я. Вот и подарочек ваш со мной, — Дороня указал на пистолет за поясом, — а вот сотоварища моего — Фабиана, гляжу, с вами нет.

— Сотник Фабиан Груббер поставлен защищать вагенбург. Поспешим, твоему воеводе не помешает наша помощь...


* * *

Помощь подоспела вовремя. Конная рать Хворостинина прошла вереницу татарских сотен почти до середины, здесь сопротивление усилилось. Сыновья Девлет-Гирея получили от отца подкрепление и теперь сами наседали на русских всадников. Появление иноземной конницы и казаков заставило крымчаков отхлынуть. Передышка дала Фаренсбаху возможность поведать Хворостинину о задумке Воротынского. Дороня передал слова Хованского.

— Раз так, будем отходить, пока не опомнились. — Хворостинин глянул на дорогу, усеянную вражескими телами. — Теперь и спину показать не зазорно. Славно крымчаков за хвост куснули, пущай, озлённые, за нами побегают!

По сигналу конники Хворостинина развернулись и помчались назад. Вовремя. К месту схватки уже приближались двенадцать тысяч ногайцев Теребердея. Обеспокоенный хан направил их в помощь сыновьям.

Как только воины Хворостинина оказались за повозками, воевода призвал Дороню:

— Бери заводного, скачи к Воротынскому. Скажи Михаилу Ивановичу, пусть готовится встречать гостей. Передай, к самому гуляй-городу подведу басурман. Бить надо наверняка. Помнишь, как под Заразском?

— А то.

— Коли помнишь, скачи.

Дороня ускакал, Хворостинин отдал приказ:

— Раненые и у кого кони худые, уходят лесом. Остальным поджидать татар, как приблизятся, стреляй, поджигай повозки и на конь. Скакать что есть мочи. Не отставать, с противником не схватываться. Всё делаем по уговору...

ГЛАВА ПЯТАЯ

И под гуляем городом сеча была великая.

Соловецкий летописец второй половины XVI века

Московские полки оседлали вершины холмов, что упёрлись подножьями в мелководную речку Рожайку. На самом высоком встал Большой полк. Посоха расстаралась, скоро вырыли мужики-труженики пусть и не глубокий, но всё же ров. За рвом полукруглой верстой растянулся гуляй-город — немалая пособа в войне, особливо с кочевниками. И тут не мешкали. Городовики и мостовики, под бдительным оком гулявого воеводы и розмыслов, соединили крючьями и петлями телеги с трёхаршинными щитами из толстых дубовых досок, а местами врыли деревянное прикрытие в землю, укрепили бревенчатыми укосинами, приделали площадки для стрельбы и прикрытия сверху, приставили к ним лестницы. В щитах бойницы, у бойниц пушкарские наряды, стрельцы, лучники, самострельщики. В гуляй-городе, опричь Большого полка, иноземный отряд и казаки Черкашенина. Остальные встали на холмах, по правую и левую руку. Полк Левой руки при обозе. Эти тоже спешно укреплялись, рыли рвы, окопы, ставили телеги, китаи из жердей и прутьев, деревянные щиты, частоколы из заострённых кольев. На оконечностях боевого строя маячили конные отряды дворян и казаков, готовые прикрыть русское воинство.

Воротынский находился на наблюдательной вышке, но свидеться с глазу на глаз с большим воеводой Дороне не пришлось. Казак хотел ступить на лестницу, но дорогу заступил стрелецкий голова:

— Осади! Куда прёшь! Нетто зван на совет воинский?

— С важной вестью я от князя Хворостинина, — буркнул Дороня. — Нужно немедля доложить.

— От Хворостинина, молвишь. — Голова задумался. — Нельзя. Михаил Иванович воевод собрал. И ваш воевода Хованский там же, недавно со своими людьми прибыл. — Ткнув указательным перстом вверх, добавил: — Думу думают. Ты мне скажи, я передам.

— Ты кто таков, вести тебе выкладывать?

— Стрелецкий голова Осип Исупов.

Деваться некуда, дорог каждый миг, да и силой не прорваться: у вышки дюжина стрельцов, и стоит голове сказать слово... Дороня выложил всё, а в конце поторопил голову:

— Не мешкай, Осип, татары вот-вот нагрянут.

Но голова и без того с озабоченным видом затопал по лестнице.

— Слово в слово передай! — бросил казак вдогон.

Отираться у вышки резона не было, Дороня решил отыскать Прохора и Фабиана Груббера. Прохор состоял на службе в Большом полку, но один из стрельцов поведал, что его прошлым вечером отправили гонцом в Серпухов, подсказал служилый и местонахождение иноземцев. Фабиана казак отыскал не сразу. Заплутал в бурлящем многолюдстве стана, остановился. Мужики в посконных рубахах, а кто и без них, разгружали телегу с брёвнами. Один из них, бородатый, с родинкой под глазом, показался Дороне знакомым. Уж больно похож на вожака посошников, что в прошлогоднее нашествие татар подсобили им с Ермаком в устройстве засады. Он и указал, куда идти. Дороня расспрашивать о прошлом не стал, не до того, да и мужик его не признал.

Австриец стоял на смотровой площадке гуляй-города. Дороня поднялся по лесенке. Фабиан обернулся, расплылся в улыбке:

— Mein freund! Неужто ты!

— Я, Фабиан. Не ждал? — Дороня обнял знакомца. — И где же ты пропадал?

— Я не есть пропадал. Татар сжигаль Москва, мне быть кремль. Порохофой погреб взрыфался, я ходить близко. Огонь кусал меня нога и живот... Уф, шарко. — Груббер снял шлем, утёр лицо, разворошил длинные влажные волосы.

День действительно выдался знойным. Рубаха и суконная безрукавка Фабиана распахнуты, металлический нагрудник лежит у ног. Австриец продолжил рассказ:

— Мой долго лечился, потом отправлялся по указу царь Иван в Лифония, с ротмистром Юргеном Фаренсбахом, набирать гофлейт и жолнер в войско государ. Юрген дал мне сто воин. Теперь я есть капитан, по-фашему — сотник.

— Рад за тебя.

— Что я, как есть ты? Как пошифает твой жена Ульяна?

Лицо Дорони помрачнело:

— Пропала Ульяна... После того, как Девлетка Москву пож`г, искал повсюду... не нашёл. Бедовая моя жизнь. Одну семью слуги царские отняли, вторую татары...

Фабиан положил ладонь на плечо казака.

— Ты не фидель, что она умираль, а знащит...

Разговор прервался. Звуки труб огласили стан, призывая воинов готовиться к бою.

Дороня спросил:

— Дозволишь у тебя остаться?

— Буду рад иметь у себя храбрый воин.

Австриец спешно облачился в доспех, стал выкрикивать команды. Иноземцы забегали, стали занимать свои места у бойниц. Дороня устремил взгляд туда, откуда должны появиться конники Хворостинина и татары. Обзор с холма хороший. Цепкий взор казака скользил по округе. Вот узкая, извилистая лента Рожайки, за ней луг, большое хлебное поле, из-за нашествия татар его убрали лишь наполовину, дальше покинутая жителями деревенька — Молоди, за ней темнеет лес. На его окраине еле заметное движение, оно нарастает, превращается в лаву. Лава вырывается из леса, отрывается от него, минуя поле, течёт к холмам. Теперь уже можно различить — всадники русские. Передовые достигли Рожайки, когда из леса появились преследователи — ногайцы Теребердея. Расстояние между конными отрядами сокращается. Вот-вот настигнут степняки верховых московских ратников, что задумали спастись за укреплениями гуляй-города. Первые уже у рва. Дороня различил Хворостинина и Фаренсбаха. Они резко поворачивают коней вправо. Весь отряд делает то же. Ногайцы оказываются лицом к лицу с гуляй-городом. Бойницы плюются огнём, град самострельных болтов и стрел обрушивается на всадников, кои редеют, как трава на лугу в разгар сенокоса. Ногайцы не успевают опомниться, а справа и слева на них уже накатываются свежие отряды русской конницы. Кочевники поворачивают вспять. Теперь самим бы уйти от погони. Теребердей уводит воинов, на холме перед гуляй-городом и на поле остаются сотни его соплеменников.


* * *

Весть мурзы Теребердея привела хана в неистовство. Потери были немалыми. Русские уже нанесли его войску два ощутимых укола. Сначала они напали на отряды прикрытия, разорили обоз, забрали пушки, малое число которых хан взял из берегового наряда на Оке, а затем заманили в засаду ногайцев Теребердея. Такой ход событий не совпадал с тем, на что рассчитывал правитель Крыма. Порубежное войско Воротынского не пало духом. Теперь хан имел позади боеспособные русские полки, а впереди ждала за каменными стенами многолюдная Москва и, возможно, сам царь Иван с воинами-телохранителями. Это было похоже на западню, но опытный полководец Девлет-Гирей не собирался опускать руки. Верил, сможет обратить неудобное для войска положение в победу. Мысль о том, чтобы обойти русское войско и вернуться в Крым, хан отринул. В этом случае могло получиться то же, что и накануне: противник догонит, нападёт сзади, начнёт громить его тумены, а это уже будет похоже на поражение и бегство...

Девлет-Гирей остановил войско и расположился станом на болотах, в семи верстах от Пахры. Пришло время подумать, что делать дальше. Воротынский — противник опытный, известный даже туркам, с ним шутить не следовало. На совете, куда пригласили сыновей хана, Дивей-мурзу, Теребердея и предводителя турецкого отряда, было решено развернуть войско, разбить полки Воротынского, а потом идти на Москву. Девлет-Гирей был уверен — Иван, как и в прошлый раз, покинет столицу. Без царя Москва падёт, а без столицы и войска настанет конец русскому правителю.

На закате основные силы татарского войска переместились, разбив стан в пяти верстах от гуляй-города. В этот же день к Оке послали отряд для доставки части турецких пушек под гуляй-город, но ему не суждено было вернуться. На обратном пути отряд ждала казачья засада. Пушки попали к русским, охрану и топчу, турецких пушкарей, перебили. Девлет-Гирею предстояло брать укрепления русских без огненного боя. Штурм назначили на следующий день.


* * *

Дороня проснулся рано, поёжился. Свежо. Подошёл к бочке. Деревянный ковшик пузатой уткой покачивался посередь круглого озерца. Дороня зачерпнул воды, напился. Ноги повели на смотровую площадку. Караульный, молодой стрелец в железной шапке, буркнул:

— Тебе чего?

— Да так, глянуть, покуда рати нет.

— Смотри, не жалко.

Оба обратили взор на укрытую лёгким туманцем Рожайку, на прибрежный луг, где в разноцветье и разнотравье пока ещё робкие солнечные лучи зажигали жемчужины росы. Любовались золотистой скатертью неубранных хлебов, снопами, что раскорячились на жнивье соломенными бабами, на малый подлесок, откуда доносился сладкозвучный писк ранних птах.

— Благовидство, — трепетно произнёс стрелец.

— Краса, — вторил казак.

Больше ни слова. Созерцали, заворожённые, ловили каждый звук.

— Ур-рагх!

Многоголосый клич разорвал мирную утреннюю тишь. Всё изменилось. Воздух наполнился тревогой, затихли птицы, потускнели солнечные лучи, пригнулись травы. Кровавое действо, противное всему живому, приближалось. Татарские и ногайские всадники накатывались на московские полки. С берега Рожайки предупредили выстрелом из пищали. Там, за плетёнными из прутьев китаями, расположился передовой трёхтысячный отряд стрельцов, часть их дозорами засела за рекой. Им первым принимать бой.

— Пожаловали, ироды! — Дороня досадливо плюнул под ноги.

Стрелец обернулся к стану, прокричал:

— Тата-ары!

Эхом по всей линии укреплений отозвались караульные других полков.

— Да-а. Тяжкий день предстоит, — вымолвил казак.

— Ничего, одолеем. Ныне Силов день. Святой Сила мужику силы прибавляет. — Молодой стрелец расправил рамена-плечи.

Зашевелилось воинство. Гомон, крики и бряцание оружия наполнили русский стан. Загудел набат — большой барабан главного воеводы, ему вторили малые воеводские. Отозвалась медь Передового полка, что закрепился слева от гуляй-города. Пора. Дороня тронул рукоять пистолета, уверенно изрёк:

— Одолеем. Мы ещё Евдокимово заговенье встретим, репных пирогов, каши да кваса отведаем. Ныне же ворогов заставим злобы нашей отведать.


* * *

Гул, топот копыт и воинственные крики татар нарастали. Слишком быстро. Дозорные не успели выстрелить, как были сметены и затоптаны. Крымчаки подскакали к реке. Встречь пальнули пищали стрельцов. Раз, второй, третий. Вопли, стоны, конское ржание растеклись по полю. Забурлила вода в Рожайке, помутнела от множества конских копыт, покраснела от крови. Невзирая на потери, татарские сотни выперлись на другой берег реки. Стрельцы взялись за рогатины, копья, бердыши, сабли... Не устояли. Смяли крымчаки служилых, охапили. Засверкали на солнце сабли, окрасились русской кровью. Не одно сердце на укреплениях дрогнуло и возмутилось. Как же так? На глазах у всего воинства: соратников, братьев православных — копытами в землю багряную! Как смотреть на сие избиение?! Неужто не поможем?! Нет. Не было на то указа... Да и не успеть. А если бы и вышли на врага теперь, то потеряли бы гораздо больше, чем за щитами гуляй-города. Воеводы рисковать не могли. Все три тысячи стрельцов полегли. Пали в неравном бою, но натиск вражий ослабили. Сбили бег коней и пыл всадников. Сбили — не остановили. Не остановили степняков и шипастые триболы, кои на Руси чесноком зовутся, хотя замятию создали и урон, особливо лошадям, нанесли немалый... В лоб на гуляй-город ведёт своих воинов ногайский мурза Теребердей, жаждет искупить вину за первый, неудачный подход к русским укреплениям. Крыльями идут татарские тысячи. Волна за волной набегает конница крымского хана на русскую рать, преодолевая встречный смертоносный дождь, бьётся с неистовой силой о китаи и деревянные щиты гуляй-города. Безуспешно. Дороне вспомнился Заразск. Так же ломили крымчаки, так же встречали их русские. Только и татар приходило меньше, и огненного бою у защитников города имелось не велико. Дороня верил — победили в тот раз, сдюжим и ныне. Подбодрил и молодого стрельца:

— Не робей, братец, одолеем.

— Я и не робею, — отозвался стрелец. Прицелился, пальнул из ручницы. Ещё одним врагом стало меньше.

Татарская тысяча разбилась на три отряда. Не нападали, перестреливались. Средний закрутил карусель. Кружили необычно, малым кругом. Били стрелами в одно место, шириною шагов в десять. Карусельщиков до сотни, все в доспехах. Таких стрелой взять нелегко, и всё же стрельцы одного за другим выбивали их из карусели, но, несмотря на это, она с каждым оборотом приближалась к щитам. Защитников становилось всё меньше, те, что оставались живыми, не могли высунуться.

На смотровую площадку, где оборонялись Дороня, Ермак и молодой стрелец, поднялись Хованский и Хворостинин. Главный воевода спросил:

— Держитесь, воины?

— Держимся, воевода, — ответствовал Ермак.

— Добро. — Первый воевода посмотрел налево, туда, где татары крутили карусель: — Мнится, недоброе затеяли, чертяки. Как думаешь, Дмитрий Иванович?

— Думаю, вот-вот на приступ пойдут, окаянные. Не мешало бы наряду малому, что Михайло Иванович дал, изготовиться.

— Пойду предупрежу, подбодрю, ты уж тут сам.

— Иди, Андрей Петрович, да повязку не забудь сменить, опять кровоточит. Говорил лекарь, тревожить нельзя.

Хованский отмахнулся:

— Не до того.

Хворостинин проводил первого воеводу взглядом, Ермаку и Дороне приказал:

— Возьмите десяток казаков, встанете супротив окольчуженных татар. Чую, там полезут басурмане. Худо, ров в том месте выкопать не успели...

Молодой стрелец придвинулся к Хворостинину:

— Воевода, дозволь с ними.

Князь окинул щуплую фигуру стрельца.

— Иди, ежели возьмут. Вместо тебя иных пищальников поставлю.

Стрелец с мольбою глянул на казаков. Ермак согласно кивнул:

— Пойдём, коль саблей помахать не терпится.

Они поспешили исполнять приказ Хворостинина и не видели, как в железный обруч доспешных татарских всадников вплелись легковооружённые. Пятеро из них скакали друг за другом, они-то и разорвали хоровод, первыми рванули к щитам. Прирождённые наездники встали на спины коней, а с них запрыгнули на щиты. Татары свалились на стрельцов, как снег на голову. Ловкость, воинское умение и отчаянная храбрость этих воинов невольно вызвали уважение у тех, кто видел это действо. Вдохновлённые их примером доспешные татары сломали карусель и кинулись к щитам. За ними на укрепления Передового полка налегла вся тысяча.

Малый отряд Ермака и Дорони подоспел вовремя. Лихие крымчаки добивали стрельцов. Защитников у данного отрезка укреплений почти не осталось. Супротивников возглавлял бритоголовый, раздетый до пояса, жилистый воин с длинным кинжалом и саблей. Мышцы бугрились под смуглой кожей, клинки сверкали, кружились в смертельной пляске, разили русских воинов. Попал под их смертоносное кружение и молодой стрелец. Бритоголовый походя отбил его выпад и перерезал кинжалом горло. Дороня и Ермак одновременно кинулись к убийце. Только вдвоём и одолели. Крымчак оказался искусным воином, о том оставил малую пометку на плече Ермака. Пока рубились с вожаком, остальные казаки, не без потерь, расправились с четверыми его соплеменниками. Убили пятерых, вместо них, вставая друг другу на плечи, лезли ещё десять, словно головы Змиевы из сказаний былинных. Кто знает, устояли бы казаки или нет, но в тот миг дружно ухнули пищали, громыхнули пушки, средь грохота и дыма, подобный архангелу Михаилу, явился воевода Хворостинин с боевыми холопами и посохой. И вроде испугались татары мужичков с ослопами, топорами и рогатинами: отхлынули, попятились от китаев, от гуляй-города, покатились с холма. Хворостинин заглянул в бойницу, легонько толкнул Дороню в бок:

— Смотри, казак, не твой ли знакомец в чернёном шлеме? Постой! С ним, в малахае, не Куницын ли изменщик?

Дороня метнул взор на двух всадников, что уходили последними:

— Он, собака! С Саттар-беком рядком. Шакал от волка недалеко бегает.

Казак выхватил пистолет, прицелился.

Ермак остановил:

— Не дури, не достанешь и затравку зазря переведёшь.

— Достану, позже. Чую, пришло время посчитаться.

Дороня убрал пистолет за пояс, нагнулся над телом молодого стрельца, закрыл удивлённые и уже не живые глаза.

«Ещё один. Сколь их, павших за отчизну, было и сколько ещё будет?»

Вспомнились вислоносый стольник, шепелявый стрелец, Павло Поляничка, Севрюк.

— Сам себе смерть отыскал молодец, — проронил Ермак за спиной Дорони.

— Всяк умрёт, как смерть придёт... Даже имени не знаем. Эх, не попил парень на Евдокимово заговение кваску репного и кашки не поел.

Ермак тихо изрёк:

— Боюсь, кашки да квасу нам не видать. Сказывают, пока татар догоняли, о съестных припасах забыли. Теперь воинство кормить нечем, да и воду добыть нелегко, крымчаки помехой, а Рожайка, сам видишь, испоганена...

Подбежал Хованский, придерживая раненую руку, словно младенца, крикнул:

— Подымай людей, Дмитрий Иванович! Ударим вслед супостатам!

Ударили всеми полками, кроме полка Левой руки. Гуляй-город оставили на Репнина и Петра Хворостинина. Сцепились с ногайцами у Рожайки, вытеснили за реку, окрасили воду кровью, вернулись в стан.

После боя казаков навестил гость из гуляй-города — Фабиан Груббер. Австриец принёс радостную весть. У гуляй-города убит главный ногайский мурза Теребердей. Стала ясна причина прекращения приступа войском Девлет-Гирея. Смерть предводителя заставила ногайцев отступить, за ними отошли и крымчаки. Русскому войску выпал недолгий роздых.


* * *

Следующий приступ хан поручил возглавить мурзе Дивею. Ни первая, ни вторая атака на московитов не принесла успеха. Мурза решил не уподобляться Теребердею и не биться лбом в укрепления русских. Он видел, что попытка Саттар-бека могла увенчаться успехом. Не попробовать ли ещё раз, но большими силами? Оставалось только отыскать слабое место в обороне противника. С малочисленным отрядом нукеров и несколькими предводителями воинских отрядов Дивей-мурза отправился осматривать защитные сооружения неприятеля. Кучка татарских всадников в богатых доспехах не осталась незамеченной. Приметил их и первый воевода полка Правой руки Фёдор Шереметев:

— Ты погляди на них! Ишь, красуются. И страху не имут. Разъезжают, как у себя в степи. — Князь призвал третьего воеводу Долгорукого: — Григорий, пошли на них конных детей боярских да казачков, пусть им пёрышки пощиплют, чтобы неповадно было.

Отряд русской конницы появился нежданно. С криком и посвистом налетели удалые наездники, побили нукеров, погнали уцелевших телохранителей и знатных воинов от укреплений. Не остались и без полона.

Среди пленных мурзы и астраханский царевич Хаз-булат. Не миновала позорная участь и Дивей-мурзу, лашкаркаши не удалось уйти от погони. На беду, споткнулся красавец аргамак, не удержался мурза в седле, рухнул наземь. Подняться не дал боярский сын Темир Алалыкин. Спрыгнул суздалец с коня, навалился, связал крымчака. Связанного мурзу приволок в русский стан и поставил пред очи Шереметева. Воевода велел отвести пленников к Воротынскому. Весть о пленении знатных татарских воинов облетела полки и прибавила уверенности в собственных силах. Уверенность помогла воинам не только отбить вечерний приступ, но и самим напасть на врага и отогнать за Рожайку, за луг. В поле крымчаки заупрямились, русской коннице пришлось вернуться. Ночь развела противников по сторонам.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Господину кардиналу в Комо. Октябрь 1572. Свидетельствую о противостоянии татарских и московских войск, в результате которого московиты разгромили татар. Целую руки.

Письмо папского легата в Польше
к кардиналу епископу Камскому

День принёс относительное затишье: хоронили павших товарищей, травились-перестреливались с противником, мелкими отрядами вступали в кратковременные стычки. Находились и охотники-единоборцы. Выехал помериться силой и Дороня, в мисюрке, надетой по настойчивой просьбе Ермака, в кольчуге-безрукавке поверх серой рубахи, с пистолетом, саблей и лёгким копьём за спиной. Ему из всего татарского войска нужны только двое. Их, давних недругов, терпеливо и упорно вызывал на поединок. И за Рожайкой, и в гуляй-городе снова и снова слышался его голос:

— Саттар-бе-е-ек! Куниии-цыын!.. Куниии-цын! Саттар-бе-е-ек!

На поединок выехал Саттар-бек, в чернёном шлеме с тремя перьями и в кольчуге, в руке копьё. Оглядел противника, ухмыльнулся. Под Молодями, как и в Москве, он искал встречи с мурзой Хворостининым, водил воинов туда, где стоял его полк, а биться с ним выехал простой воин. Что ж, он накажет наглеца. Саттар-бек похлопал каурого жеребца по шее, опустил копьё, бросил коня на противника. Всадники сближались. Саттар-бек припал к гриве коня, выставил копьё, прижал к правому боку. Казак сидел в седле прямо, держал копьё свободно, рука на отлёт. Не по глупости и неумению, а по задумке... Когда до Саттар-бека оставался десяток шагов, Дороня подкинул копьецо, перехватил и метнул. Опытный крымчак даже не дёрнулся, он разгадал намерение казака, отклонил коня и вновь направил на неприятеля. Дороня пригнулся, поздно. Наконечник копья угодил в голову, мисюрка слетела, казак завалился, повис. В гуляй-городе ахнули. Убит? Ранен?... Жив! Ловок казак! Не забыл Безухий навыков, обретённых в ватаге атамана Ермака. Дороня в седле, живой и здоровый, с саблей наголо, не иначе воскрес, испив живой волшебной воды. Саттар-бек раздражённо воткнул копьё в землю, выхватил две сабли, помчался на Дороню.

«Этот урусут заплатит за смерть юзбаши Рахима, лучшего воина моей тысячи, убитого вчера по ту сторону укреплений».

Сошлись, закружились. Дороня рубанул с оттяжкой, Саттар-бек принял удар на клинок, кольнул второй саблей. Мимо. Казак откинулся на круп коня и тут же поднялся. Казачья сабля молнией полетела на врага. Крымчак поймал её в перекрестье меж двух клинков, резко крутанул, вырывая оружие из рук соперника. Темляк обжёг кожу, соскользнул с запястья казака. Смерть рядом. Дороня поднял коня на дыбы:

«Буйнашка, выручай, родимый!»

Каурый жеребец Саттар-бека шарахнулся. Всадники разъехались. Дороня выхватил пистолет, Саттар-бек вложил сабли в ножны, приготовил лук, стрелу. Пришло время потягаться в меткости. И снова помчались лоб в лоб. Татарин прицелился, выстрелил, попал... в коня. И тут не подвела сноровка. Дороня соскочил со смертельно раненного жеребца, перекувыркнулся, встал на колено. Пистолет в руке, казак нажал спуск. Колёсико механизма закрутилось, высекло искру, воспламенило пороховую затравку.

«Это за Буйнака!»

Конь Саттар-бека пал на передние ноги в трёх шагах от Дорони. Теперь и крымчак оказался на земле. Поднялся, отыскал глазами неприятеля: тот уже рядом. Сабля Саттар-бека вылетела из ножен, готовая разить врага, но ладонь казака уже объяла его запястье, выкрутила руку. Боль принудила бека выпустить оружие. Дороня метнулся к сабле, Саттар-бек вынул вторую из-за спины. Вновь засверкали клинки. Удар, выпад, отбой, уход. Противники, равные по силам и умению, рубятся с остервенением. Вот только с каждым мигом всё тяжелее двигаться татарскому батыру. Шлем, кольчуга с железными пластинами, наручи и поножи в жару тягость и в пешем поединке с молодым и быстрым противником помеха. Казак приметил это, не даёт роздыху, ожидает талана... Дождался. Саттар-бек бьёт сверху. Дороня, помня науку Севрюка, встретил и увёл татарскую саблю вниз. Продолжая круговое движение, казачий клинок взмыл вверх, вторая ладонь легла на рукоять, стальное жало с хрустом пронзило незащищённое горло крымчака. Глаза батыра потускнели, изо рта хлынула кровь, окрасила рыжую бородку в красный цвет. Дороня выдернул окровавленный клинок, устало подумал:

«Вот и все».

Саттар-бек опустился на колени, завалился на бок. Кровавая струя оросила жёлтые цветы одуванчиков, втоптанные конскими копытами в землю. Окончился путь того, кто сам не щадил чужих жизней. Умер храбрый, умелый, но жестокий воин. Севрюк и многие другие, кто пал от его руки, отомщены. Возмездие неотвратимо и настигает убийц где бы то ни было, на этом или на том свете. Так было, так есть, так будет...


* * *

Дороня возвращался в стан пешком. Буйнак остался лежать на поле брани. Верный конь не единожды спасал казака, Дороне отбить товарища от смерти не удалось...

Русское воинство встретило удачливого поединщика ликованием. Взлетели над головами шапки и шеломы, засверкали сабли. Честь защитнику земли Русской! Честь Дороне Безухому! Радуются, славят воина казаки, стрельцы, боярские дети, боевые холопы, посоха. Среди них мелькнуло лицо посошника с родинкой под глазом. Пришло время и воеводам чествовать удалого казака. Первым слово молвил Хованский:

— Благодарствую за сию победу. Ты ведь не только за себя бился, но и за нас.

Третий воевода, Михаил Лыков, похлопал по спине:

— Знатного воина одолел казак.

Хворостинин не устыдился, обнял. Подошли иноземцы: Фабиан Груббер, Юрген Фаренсбах и Генрих Штаден, ныне он ведал частью пушек гуляй-города. Слово взял Фаренсбах:

— Князь Воротынский видел славный поединок и поручил передать, что он есть пример всему русскому воинству.

Дороня ответить не успел. Сзади, на плечо, легла тяжёлая ладонь. Казак обернулся. Перед ним, в стрелецкой одежде, стоял Прохор. Кузнец облапил Дороню, крепко прижал к груди. Не шелохнуться. Хворостинин что-то шепнул Хованскому. Воеводы отошли, за ними последовали иноземцы. Разбрелись по своим местам и остальные. Дороня и Прохор остались наедине. Казак спросил:

— Отколе? Как в гуляй-городе оказался? Сказали, гонцом в Серпухов отправлен.

— Вернулся уже. — Прохор указал на истоптанную траву: — Садись, слушай.

Дороня подчинился. Сел и Прохор, кашлянул, заговорил:

— Раньше хотел тебя отыскать, да сам ведаешь, не до того стало. В начале лета посылал князь Воротынский с гонцом в Москву, не преминул я сходить на Швивую горку, навестить Кондрата Хромошу, узнать, нет ли вестей. Так вот, он поведал, что приходил из-под Троице-Сергиева монастыря старик именем Пантелеймон Рыбарь, меня искал.

— Неужто Меланья с Аникейкой нашлись?! — не утерпел Дороня.

— Не спеши, внимай. Молвил тот старик, что живёт у него в избе жёнка молодая, Ульяной зовут.

Дороня ухватил рукав Прохора:

— Нашлись мои?!

— Нашлась.

— А Василиса? — недоумённо спросил Дороня, в глубине души понял: случилось что-то страшное.

— Умерла.

Дороня закрыл лицо ладонями.

«Как же так?! Ведь первое моё дитя. Не видел ведь ни разу!» Ком в горле подпёр, не дыхнуть. Прохор молчал. Что тут скажешь. Со стороны гуляй-города послышалось пение. Кто-то протяжно выводил:


Из-за лесу, лесу тёмного,
Из-за садику зелёного
Выходила туча грозная,
А другая не проносная,
Со дождями, со морозами,
Со снегами со глубокими...

Время ли пению? Время, если вырвалось наружу. Поют в тоске, горе, радости, в труде и для укрепления духа. Сказано: «Песня — душа народа и её память». Поэтому и век у народной песни долог.

Прохор прервал молчание:

— Видать, Ульяна от горя сама не своя стала. Старик Хромоше сказывал, то молчит, то с собой разговаривает, то с дитём... вроде оно с ней и живое... Я, как на поле тебя увидел, весь поединок молился, чтоб жив остался. Только ты можешь сестрице помочь от душевной болести избавиться. Ты ей снадобье. Со слов старика, ежедень тебя поминает... Теперь у меня одна родная душа осталась, Ульяна.

Дороня отнял руки от лица:

— Бог даст, и твои найдутся. Теперь нам выжить надо, есть для кого.

— Нелегко будет. Давеча, по указу нашего головы Осипа Исупова, шатёр большого воеводы охранял, слышал, как пленного Дивей-мурзу пытали. Не хотел, собака, признавать, что первый у царя крымского советник, и приспешники молчали. К вечеру царевича Ширинбака взяли да слугу Дивеева, они на мурзу указали.

— Резва ложь, да от правды не уйдёшь.

— Верно. Как распознали мурзу, немости его как не бывало. Заговорил, да ещё как. Молвил: «Вы, мужичье жалкое, как посмели с господином вашим, ханом крымским, тягаться?!» Михайло Иванович ответствовал, мол, сам в плену, а ещё угрожаешь.

— Нечего с ним речи вести, лишить головы, и делу конец.

— Голову отсечь — ума большого не надо, а обменять мурзу на русского человека и вынуть из него нужные сведения, то польза... Слушай, что крымчак изрёк. Если бы, говорит, хан крымский в полон попал, я бы его освободил, а вас пленными угнал в Крым.

— Хвалилась овца, что медведя съест. И как бы он такое содеял?

— То-то и оно, что содеял бы. «Я бы вас в гуляй-городе голодом морил дней пять, потом голыми руками взял» — вот его слова. Знает, поганец такой, что без воды сидим и лошадей, годных к рати, поедаем.

— Мы, Бог даст, вытерпим, а раненым воинам каково? Их в стане немало... Прав Ермак оказался, против силы превосходящей пока устояли, а против голода устоим ли. Если мысли Дивеевы до царя крымского дойдут, беды не миновать. Страшная сила — голод.


* * *

«Голод, вот что ослабит сопротивление кяфиров, а возможно, заставит их сдаться на милость победителя». Девлет-Гирей представил, что стоит на вершине холма и наблюдает, как оборванные, измождённые, иссушенные жаждой и голодом урусуты выходят из гуляй-города. Цепочка побеждённых тянется к подножью, они складывают знамёна и оружие, тут же коленопреклонённые воеводы царя Ивана ожидают милости...

Мечтанья прервал один из приближённых мурз:

— Повелитель, воины перехватили гонца из Москвы. Прикажешь привести его в шатёр?

— Не надо. Скажи, что удалось от него узнать?

— Гонец послан к лашкаркаши Воротынскому из Москвы, от мурз Токмакова и Долгорукова, что поставлены царём Иваном оборонять столицу. Они, с царских слов, велят Воротынскому сидеть в гуляй-городе бесстрашно, так как ему в помощь послано войско во главе с сердаром Мстиславским.

— Сколько людей ведёт Мстиславский?

— Со слов пленника, четыре тумена.

— Можно ли верить урусуту?

— Пытали.

— Казните его. Иди, мне надо подумать.

Думать пришлось крепко. Сорокатысячное войско Мстиславского вынуждало торопиться. Требовалось покончить с Воротынским раньше, чем к нему подойдёт помощь. Мысль взять гуляй-город измором приходилось отвергнуть. Это была не единственная причина. Дивей-мурза находился в плену в стане урусутов, где ему каждый миг грозила смерть, его необходимо выручать, да и ногайские мурзы стали роптать. С начала похода они потеряли в схватках множество людей, а обещанной богатой добычи всё не было, такое положение с каждым днём уменьшало их боевой дух. Если побегут ногайцы, то за ними потянутся остальные, войско испарится, как лужа в жару. Но и идти на приступ значило терять воинов, коих и без того поубавилось: Дивей-мурза, Хаз-булат, Ширинбак и многие мурзы попали в плен, иные убиты, среди них Теребердей и Саттар-бек... Ничего, Великая степь ещё родит батыров, хану же нужна победа. Сейчас. Девлет-Гирей принял решение — нужен приступ, последний, сокрушительный для упрямых урусутов.


* * *

На рассвете войско хана подступило к гуляй-городу. Девлет-Гирей тоже покинул стан, поскольку решил лично руководить атакой на русские укрепления. Идти на приступ изготовились ближе к полудню. Хан, верхом на коне, осмотрел своё воинство. В этот раз гяуры должны дрогнуть. Крымский орёл нацелился на добычу. Крыльями стали против русских всадников татарские конные тумены; справа ногаи, слева крымчаки. В первых рядах щит — немногочисленные знатные воины в доспехах.

В центре мощным телом встали спешенные татарские воины, остроклювой головой выдвинулись янычары. Эти все, как один, в длиннополых кафтанах — долармах, зауженных шароварах, шерстяных чулках и туфлях. На головах кече — белого войлока колпаки, с ложкой в чехле спереди и шлыком — «рукавом Хаджи Бекташа» сзади. Долармы, шаровары и околыши на кече у каждой орты свои: красные, синие, зелёные, жёлтые. Среди них выделяются серденгетчи — «рискующие головой», небольшие отряды янычар в шлемах и усиленных пластинами из металла кольчугах-юшманах, вооружённые ружьями, луками, саблями, копьями и щитами. Серденгетчи — пробивная сила турок, как в конном, так и в пешем бою, особенно при взятии крепостей. На них и на самопалы янычар хан возлагал большие надежды, в усиление присоединил к ним сотню своих стрелков-тюфенгчи, которыми дорожил, как и янычарами, и берёг. Берёг бы и дальше, до взятия Москвы, но случилось, что они понадобились раньше. Сегодня всё решится. Войско готово к атаке. Хан махнул рукой. Завыли карнаи, тумены пришли в движение. Вторя карнаям, мехтерхане — турецкие дервиши-музыканты — заиграли на литаврах, трубах и барабанах. Подоткнув за кушаки полы кафтанов, «новые воины» двинулись на гуляй-город. Первыми идут знаменосцы-байрактары, несут туги с котлами — «казан и шериф» — боевыми знаками, символами янычар, реют на древках треугольные полотнища разных цветов с изображением раздвоенного меча Зульфикара. Они всё ближе. За ними мелькают бунчуки татар. Вот-вот — и всё войско крымского хана ринется к укреплениям, но янычары остановились. С укреплений различимы их усатые, с бритыми подбородками, лица. Албанские, сербские, венгерские, греческие молдавские, армянские, болгарские, русские. Дети, взятые в плен в набегах и из народов, порабощённых турками. Османы заставили их забыть свои корни и превратили в верных воинов Высокой Порты. Вперёд выходят стрелки. Стреляют вразнобой, прицельно, сокращают число защитников гуляй-города, заставляют их прятаться за щитами. К тюфенгчи присоединяются лучники. Под их прикрытием к укреплениям устремляются серденгетчи. Обнажив ятаганы, кидаются вслед янычары, за ними всё войско.

— Аллла-а! Ур-рагх! — Крики турецких и татарских воинов слились воедино, смешались. Смешались и воины на подступах к гуляй-городу.

Русские стреляют из пищалей, луков, самострелов, но разве это может остановить лучших воинов падишаха. Янычары и татары забрасывают ров ветками, корзинами и... трупами. Враги приставляют лестницы, лезут на китаи, частоколы, щиты, бросаются на них по нескольку человек, пытаются раскачать и свалить. Русские не уступают, в отчаянной храбрости бьются, не жалея ни себя, ни противника. Посошник, с родинкой под глазом, рубит топором серденгетчия, но сам падает, пронзённый татарским копьём. Князь Хворостинин, прикрывает воеводу Хованского, шестопёр дробит голову янычара. До Дорони доносится его крик:

— Руки! Руки им рубите!

Следуя приказу, казак отсекает смуглую кисть врага. Хруст, кровь, истошный крик наполнен болью. Дороня уклоняется от балта — боевого турецкого топора, сносит саблей голову противника, спешит на помощь Ермаку. Атаману нелегко, он противостоит двум янычарам. Турецкие сабли, килиджи, пляшут над головой. Казакам с трудом удаётся спихнуть янычар со щита. Первый натиск отбит. Дороня облизнул пересохшие губы. Хочется пить. О голоде, как и многие, забыл в пылу боя. Подошёл Хворостинин:

— Остаёшься с воеводой Лыковым и Ермаком. Малую часть вам оставляю. Остальные со мной и Хованским: вместо Большого полка в гуляй-городе встанут и с правой руки прикроют.

— А как же Воротынский?

— Воротынский крымчаков с тылу, по ложбине обойдёт. Только ты молчок. Теперь надобно нам продержаться.

— Да как же тут продержаться такими силами супротив всего татарского войска? Ужель на погибель нас оставляют?

— В Николе Заразском держались, и у Молодей устоим. Михаил Иванович оставил часть казаков атамана Черкашенина и иноземцев с Юрием Фаренсбахом. Сдюжим. Воротынский сказывал, у него в запасе люди владыки и митрополита, их к вам на помощь пришлю. И помни, на вас надёжу держу.

— Не тревожься, князь, не подведём...


* * *

Роздых получился недолгим. Девлет-Гирею не терпелось покончить с русским воинством. Крымчаки в очередной раз пошли на приступ. Татарские всадники забили русскую конницу за укрепления. Теперь и московским вершникам пришлось спешиться. А крымчаки наседали. Того гляди обойдут с двух сторон, окружат, ворвутся в гуляй-город и посекут до поры. Тогда напрасными окажутся хлопоты большого воеводы. Нелегко. Не удержать бы своих укреплений Дороне, Ермаку, воеводе Лыкову и их людям, если бы не обещанная Хворостининым подмога. Плечом к плечу встали с защитниками приписные монастырские мужички и чернецы. Да разве удержать такую орду? Вечереет, скорее бы ночь, конец кровавой сечи и роздых. Только до него ещё надо дожить. Но что это? Не глас ли Божий средь ратного шума?

— Господи Боже сил, Боже спасения нашего, Боже творяй чудеса Един, призри в милости и щедротах на смиренныя рабы Твоя и человеколюбно услыши и помилуй нас: се бо врази собрашаса на ны, во еже погубити нас и разорити святыни наша...

Дороня урвал у войны малую толику времени, обернулся. Дородный, пышнобородый монах в камилавке и чёрной запылённой рясе, укрепляя дух и веру защитников, громоподобно нараспев вещал:

— Ты же, вся ведый, веси яко неправедно восташа на ны. Тем же грешники и недостойнии в покаянии со слезами молимся...

Дороня обратился к врагу, сбросил татарина с булавой в ров.

— Ты помози нам, Боже, Спасителю наш, и избави нас славы ради имене Твоего, да не когда рекут врази наши...

Меткий выстрел тюфенгчи свалил к ногам Дорони монастырского мужичка. На его место встал молодой широкоплечий чернец с совней.

— Бог оставил есть их, и несть избавляй и спаса-яй их: но да уведят вси языцы, яко Ты еси Бог наш и мы людие Твои, под державою Твоею всегда хранимии...

Широкое изогнутое лезвие совни подрезало шею ногайца. За ним лез крымчак. Монах по самое древко всадил смертоносное рожно в грудь неприятеля. Татарин уронил саблю, повис на частоколе.

— Востани в помощь нашу и разруши лукавые советы мыслящих им нам злая...

Ятаган янычара оказался быстрее совни. Турецкий клинок отделил правую руку чернеца от тела. Дороня крикнул. Янычар обернулся. Сабля казака раздвоила ему голову.

— ...суди обидищия и побори агарян борющая ны-ы-ы...

Молитва прервалась. Дороня вновь обернулся. Монах бородач стоял, склонив голову. Правая ладонь прижата к левому плечу. Меж пальцев кровь и оперение татарской стрелы. Монах поднял голову, их взгляды встретились. Пальцы чернеца сжались, сломали древко стрелы:

— ...православному же воинству и воинству народов, в союзе с нами сущих, подаждь во мнозем дерзновении и мужестве о имени Твоём победити...

Натиск ослаб, защитники воспрянули духом. Пришло время ответить. И ответили. Громыхнули пушки. Залп, второй, третий. Стрельцы, казаки, иноземцы, во главе с Хворостининым, Черкашениным и Фаренсбахом, оставив в гуляй-городе с немногими людьми раненого Хованского, пошли на врага. Под бой барабанов, под знамёнами с изображением Спаса и святого Георгия московская рать врезалась в нестройные ряды крымского воинства, потеснила его к Рожайке. Находники заупрямились. Пришло время полков Воротынского. Навалились сзади, поднапёрли спереди. Враг смешался. Теперь крымчаки бежали не останавливаясь, да только далеко ли дано убежать спешенному, с детства привыкшему к коню воину?.. В стан вернулась половина из тех, что пошли на приступ 1уляй-города в начале дня. Но раненый зверь опасен вдвойне. Хватит ли у измотанного схваткой охотника сил его добить?


* * *

Дороня очнулся, тронул голову.

«Это ж надо, угораздило. Досада. Добро жив остался».

Не повезло. В смертоносном месиве удалось зацепиться за крымчака, вырвать того из седла и завладеть лошадью. На ней казаку воевать сподручнее. Гнал бы находников до самого Крыма, да недолго пришлось скакать. Ногаец, коего чаял догнать и наказать за вторжение и павших соратников, обернулся и пустил стрелу. Дороня увёл коня в сторону, но тут же налетел на конного немца. Он и сбил его с татарской лошадью. Казак попытался встать, но конское копыто оглушило, бросило в беспамятство...

Дороня посмотрел в сторону леса. Русское воинство возвращалось, кто конно, кто пеше... с победой. Дороня поднялся, нетвёрдыми шагами поплёлся к гуляй-городу. Темнело. Казак вглядывался в лица убитых ратников, боялся увидеть среди них Ермака, Хворостинина или, упаси Бог, Прохора. Не увидел. Зато наткнулся на Фабиана. Лицо австрийца было изувечено. Видимо, в этом месте крымчаки и турки оказали отчаянное сопротивление. Вперемежку с ними лежали ливонцы, немцы, литовцы, поляки, венгры, датчане, шведы. Сколько полегло их, сынов других народов, посеченных татарскими саблями и турецкими ятаганами на Русской земле?

Дороня поднял с земли доларм янычара, накрыл лицо Груббера.

На Прохора набрёл в гуляй-городе. На живого, но с перевязанной головой. Дороня указал на окровавленную повязку:

— Гляжу, не уберёгся.

— Татарам конным дорогу заступили, чтобы в стан свой не ушли, а они, оглашённые, дуром попёрли. Мы их из пищалей, а им нипочём. Жить-то охота. Проредили полк наш, только и мы их богато положили. Я двоих с коней свалил, третий сам саблей к моей голове приложился. Благо вскользь.

— И меня ошеломило, не ведаю, сколько провалялся. Очнулся, наши вой возвращаются. Уж и не знаю, чем дело кончилось.

— Загнали Девлетку в стан, на большее сил недостало. Такое полчище одним махом не одолеешь. Что дальше будет, только Богу известно да воеводам. Вот у них и спроси. — Прохор ткнул пальцем за спину казака. Дороня обернулся. К ним подходили воеводы Хованский и Хворостинин. Хворостинин улыбнулся:

— Жив, казак?!

— Жив, князь.

— Найди Ермака, пусть готовит казаков. К утру сами на татар двинемся. Выбери у него коня для себя. Лыков молвил, атаман не меньше сотни у татар отбил. Если понадоблюсь, у большого воеводы ищите.


* * *

К вражьему стану приступили перед рассветом. Крымчаки оборонялись недолго. Солнце только начало всходить, а русские полки уже ворвались в ставку Девлет-Гирея, но его не оказалось. Хан, опасаясь русского воинства, под покровом ночи пустился в бегство. Прикрывать отход основных сил остались три тысячи конных воинов. Теперь стало понятно, почему сопротивление было слабым. Памятуя об истреблении тремя днями ранее трёхтысячного заслона стрельцов у гуляй-города, ратники принялись уничтожать противников, тех, кто бежал, гнали дальше, догоняли и снова истребляли. Догнали и войско, что в беспорядочном бегстве, бросая обозы, оружие, имущество, трупы людей и загнанных коней, растянулось до самой Оки. На берегу реки русских ждал заслон в две тысячи воинов с пушками. Его Девлет-Гирей оставил во время наступления. Правитель Крыма надеялся, что они задержат преследователей. Не задержали. Не одну сотню детей ногайской степи, Крыма, Османского государства и других союзных хану земель поглотили воды реки, великое множество их осталось лежать на земле Московии. В русских пределах закончили свою жизнь сын, зять и внук хана, сотни мурз и многие тысячи воинов. Это он, Девлет-Гирей, потомок Чингисхана, съедаемый алчностью, жаждой неограниченной власти и желанием расширить владения, привёл их к гибели, ослабил силы своего народа и принёс горе и слёзы в родовые улусы. Станут ли когда-то его деяния уроком для будущих правителей держав, или жадность и властолюбие будут брать верх над разумом? Дороня в мудрых и добрых правителей не верил, заботило лишь то, что не удалось поквитаться с ненавистником Куницыным. Мёртвым Дороня его не видел и правды о нём не знал. Одни говорили, что изменник бежал с татарами, другие — что Ваську повесили на дереве, на берегу Оки, и руку к тому приложили родственники воеводы Телятевского, сим злодеем убиенного. Что ж, собаке собачья смерть. Ныне же в сердце казака царила радость. Как не веселиться, коли свершили дело великое, отвели беду от Руси. О радости той сочно и точно поведает спустя годы неизвестный московский летописец: «И бысть на Москве и по всем градам радость неизречённая, молебные пения и звоны. И с радостию друг со другом ликующие».

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Зачем, царь, сильных в Израиле истребил, и воевод, дарованных тебе Богом для борьбы с врагами, различным князьям предал, и святую кровь их победоносную в церквях Божьих пролил, и кровью мученическою обагрил церковные пороги, и на доброхотов твоих, душу свою за тебя положивших, неслыханные от начала мира муки, и смерти, и притеснения измыслил, обвинив невинных православных в изменах, и в чародействе, и в ином непотребстве, и с усердием тщась свет во тьму обратить и сладкое назвать горьким?

Грамота Курбского царю государю из Литвы

Уж давно минул день, когда вестники-сеунчеи, Андрей Ногтев и Алексей Старый, привезли в Новгород оружие крымского хана и сообщили царю о победе у Молодей. Большая часть войска, простояв на окских рубежах до осени, разошлась по городам. Вернулись в Москву и воеводы-победители. Прежде царь наградил их золотыми, а ныне с почётом принял в своих хоромах. Иван Васильевич щедро одарил героев, больше прочих большого воеводу Воротынского, вернул титул слуги государева и град Перемышль, отнятый в прошлую опалу. За столом велел читать воеводам грамоту. В ней крымский хан сетовал на обиды и требовал отдать Казань и Астрахань, взамен вечной дружбы; сам же на то письмо ответствовал: «Ныне видим против себя одну саблю, Крым; а если отдадим хану завоёванное нами, то Казань будет вторая сабля, Астрахань третья, ногаи четвёртая»... Пировали два дня, по истечении коих Иван Васильевич отпустил воевод отдыхать от ратных подвигов. Отдых продлился недолго. К концу осени отправилось русское войско, во главе с самодержцем, воевать Ливонию. Дороня с Прохором по возвращении с рубежей остались в столице, поскольку получили ранения во время преследования Девлет-Гиреева воинства. Из Москвы и подались к Троице-Сергиеву монастырю.

И радостной, и тягостной получилась встреча.

По распутице добрались до монастыря, храмы и кельи которого спрятались за мощными кирпичными стенами и башнями в два боевых яруса. Один из монахов, именем Киприан, взялся проводить путников до места. Оказалось, в монастыре знали о появлении в доме Пантелеймона Рыбаря девушки, чудесным образом избежавшей гибели в лесу. Монах считал, что не обошлось без промысла Божьего. Не зря вывел её Господь близ столь славной обители. О ней-то и повёл чернец речь. Рассказал о святом Сергии Радонежском, о том, как он основал монастырь на холме Маковец в глухом бору близ Хотькова, как здесь же преподобный благословил князя Дмитрия Донского и войско на ратный подвиг. Не преминул помянуть иноков Александра Пересвета и Андрея Ослябю, которых Сергий послал с князем противу татар. Богатыри не подвели, прославили себя и монастырь на Куликовом поле.

Дороня слушал, сам вспоминал монахов, что недавно, подобные славным инокам, сражались с ним у Молодей, не щадя своих жизней...

У развилки монах указал на тропу:

— Идите по ней. В лесу, у берега реки Кончуры, избу увидите, там Пантелеймона найдёте. От меня поклон ему. Он с супругой живёт, без детей. Люди они старые, я к ним иногда наведываюсь, помочь по хозяйству. Место лепотное, благодать, тишь райская, для души полезная.


* * *

Жилище Пантелеймона надеялись найти быстро, но тропа тянулась, петляла, терялась средь деревьев, препятствовала встрече с Ульяной. К приземистой избёнке, крытой корой и дёрном, подошли далеко за полдень. За хлипким плетнём сгорбленная старуха в овчинной безрукавке кормила лохматого рыжего пса. Собака почуяла чужих людей, зарычала, бросилась к огороже. Старуха приладила сухонькую ладошку козырьком ко лбу, трескучим голосом окликнула пса:

— Рыжик! Пойди ко мне!

Заливистый лай прекратился. Пёс завилял хвостом, подбежал к хозяйке, послушно сел у ноги.

Прохор и Дороня подошли, поклонились:

— Будь здрава, бабушка. Не это ли изба Пантелеймона Рыбаря?

— Ефросинья, кто там?!

Скрипнула дверь, из клети вперевалку вышел коренастый, небольшого росточка дед:

— Чего расшумелись, чай, не на торгу?! Я Пантелеймон Рыбарь, а вы, добрые люди, кто будете и зачем вам надобен?

— Я Прохор Гуда, а это Дороня. Сказывали, у вас жёнка живёт, Ульяной зовут...

Лицо старухи сморщилось:

— За Ульянушкой нашей пришли, я так и подумала.

Старик нахмурился:

— Будет тебе слезу пускать! Иди на стол накрывай, мы пока потолкуем. Ульяну загодя не тревожь.

Дед, проводив взглядом старуху, сказал:

— Любит Ульяну. Наша дочь в Устюге проживает, а сын два лета назад в лесу сгинул. Медведь ли задрал, болото ли поглотило, а может, люди лихие жизни лишили, неведомо.

— И мы, дедушка, ей не чужие, я брат её, а это, — Прохор кивнул на Дороню, — муж.

— Знаю, сказывала про вас. Только вот о чём хочу молвить. С ней надо будто со скорлупкой яичной, пережмёшь, сломается, не приладишь... Не знаю, как она в ночи на нашу избу набрела. Видно, огонёк в оконце заметила. Рыжик лаять стал, я на двор. Гляжу, глазам не верю. Луна светит, передо мною не иначе сама Матерь Божья. Стоит — ни слова. Я на колени, она в дом. На лавку села, молока просит, дитя попоить. Старуха крынку поднесла, глядь, дите мёртвое, запах от него.

Дороня уткнулся в плечо Прохора, зарыдал. Старик покосился, но речь не прервал:

— Мы дитя забрать хотели, не дала... Всё разговаривала с ним, грудь давала... С петухами в монастырь наведался. Монахи меня знают, я им рыбу, мёд, ягоды, травы лечебные доставляю. Они-то и помогли. Упрёками, уговорами да молитвами девочку отняли и христианским обычаем похоронили у нас за домом. Так она стала то тряпицу нянчить, то Рыжика... С нами, почитай, не разговаривала.

— Как же про нас узнали? — вымолвил Прохор.

— К зиме помаленьку говорить начала, по хозяйству помогать. Умелица большая. У моей старухи в малый срок травами лечить научилась. А уж как пришла в себя, стали мы с Ефросиньей выспрашивать у неё, кто да из каких мест. Только имя и назвала. К марту-протальнику занялся починкой, молотком тюкаю, а она говорит, мол, батюшка мой и брат так же молотками стучали. Тут и зацепился. Потихоньку клубочек распутали. После этого стала Дороню вспоминать. Пойду к Дороне, и всё тут, а куда порченую отпустишь? То тихо, то лихо, да и неведомо, есть кто у неё в Москве, нет ли. Может, измыслила всё. Уговорил обождать, покуда сам в Москве не побываю и всё не разузнаю. По её сказу притопал на Швивую горку, Прохора Гуду искать, не нашёл ни вас, ни избы. Хорошо, люди подсказали к кузнецу Хромоте идти. Он поведал, что имеются у Ульяны и брат, и муж.

— Поклон низкий от нас тебе и твоей старухе. Дай Бог вам здравия. — Прохор отвесил поклон, склонился и Дороня.

— Чего уж, как дочь нам. Пойдёмте, в доме она с пряжей. Только не забудьте слов моих. Бережно с ней надо, терпеливо. Ну, с Богом. — Старик пригладил копну седых волос, мелко перекрестился, шагнул к двери.

Зашли. Старуха хлопотала у стола, Ульяна сидела за прялкой у оконца. Мельком глянула на Дороню и Прохора, снова принялась за рукоделие. Дороня растерянно посмотрел на Прохора. Прохор пожал плечами:

— Ульяна, сестричка, ужель не признала? Я брат твой, Прохор.

Ульяна не отозвалась. Дороня взирал на отрешённое выражение лица с чувством страха и жалости.

«Исхудала-то как!»

Не выдержал тягости чувств, метнулся к лавке, поднял Ульяну за локти. Стоит, не шевелится, будто чужая. Посмотрел в глаза, с надеждой увидеть знакомую живую искру. Не дала, опустила взор долу. Дороня прижал к груди, зашептал жарко, с дрожью в голосе:

— Ульяна, Ульянушка! Голуба! Я это, я, Дороня! Муж твой! Родная моя!

Ульяна подняла голову, взгляд живой, осмысленный. Брови-былинки дрогнули, изогнулись, прикусила губу, уткнулась в грудь, зарыдала... Знать, обмягчело сердце. Прав оказался Прохор, вот оно, снадобье.


* * *

В Москву возвратились посередь зимы, временно поселились у Кондрата Хромоши. Вдовый кузнец сызнова отстроил дом на Швивой горке, жил один и постояльцам был рад. Оттаяла под тёплыми солнечными лучами земля. Отогрелась в ласковых мужниных объятьях и Ульяна. О страшных днях старались не вспоминать. Лишь однажды поведала о своих переживаниях. Со слезами на глазах рассказывала, как уходили из слободы, как в людской толчее-давке пробирались по горящей Москве, средь жара и дыма, как прикрывала платком синеющее личико маленькой Василисы, надеялась, что покинет пылающий город и спасёт дочь...

Дороня слушал, играл желваками, до боли в пальцах сжимал кулаки, а Ульяна продолжала рассказывать, жадно, старалась выговориться, выплеснуть из себя боль и страдания, избавиться от страшного прошлого.

Спасаться пришлось не только от огня. За пределами Москвы на беженцев с пугающим воем налетели ногайцы. Ульяна помнила, отец крикнул: «Беги!» — и заслонил путь степняку. Она побежала, у леса оглянулась. Посох отца ударил всадника по ноге, степняк рубанул саблей, раз, другой. Тело распалось, кусками упало в дорожную пыль. Смерть близкого человека остановила Ульяну на короткий миг, но забота о ребёнке заставила бежать дальше, в глубину леса. Там и поняла, что Василиса умерла, но отказывалась верить, как и не хотела принимать всё, что произошло в тот страшный день. То, как два дня брела неведомо куда, Ульяна уже не помнила...


* * *

Вскоре вернулось из Ливонии войско. С победой. Хворостинин рассказал, что крепость Белый Камень, называемая ливонцами Вейсенштейном и Пайдаю, сопротивлялась упорно, однако устоять супротив многочисленной русской рати не смогла.

В один из дней приступ удался. Подручник царя, Малюта Скуратов, первым взобрался на стену, на ней и принял смерть, чем привёл государя в большое расстройство.

Царю горе, а Дороня, грешным делом, возрадовался:

«Вот и покарал Господь злодея за убиенных моих родовичей».

Он же, Хворостинин, приютил Дороню с Ульяной и Прохором у себя:

— Живите пока у меня. Дед Никодим месяц как помер, вам втроём в дворницкой места хватит, а с береговой службы вернёмся, строиться начнёте.

Я помогу.

Верно молвил князь. Служба береговая прошла в спокойствии, вернулись мужики, отстроились на старом месте, близ храма Никиты Мученика. Ульяна вновь понесла, всё пошло ладно. Жить и жить. Ан нет. Век вековать — беды не миновать. Стукнуло Хворостинина, отозвалось на Дороне. Недолго привечал государь доблестных воителей. Недобрый ветер подул весной, в ту пору по царскому указу покарали за измену одного из героев Молодинской битвы, молодого воеводу Никиту Одоевского. В то же время казнили и престарелого боярина Михаила Яковлевича Морозова, с женой и двумя сыновьями. Коснулась опала и большого воеводы Воротынского. Началось с местнического спора. Его затеял против Михаила Ивановича князь Василий Голицын. Не совладать бы князю с Воротынским, если не принял бы царь нежданно его сторону. Но и этим дело не обошлось. Невесть откуда явился пред Иваном беглый слуга Воротынского и обвинил бывшего хозяина в чародействе и умысле извести государя... Летом славный воевода, измученный пытками, скончался по пути в ссылку. Пришла пора Хворостинина. Со студёными зимними ветрами подул на князя холодный ветер царской немилости. Наложил самодержец опалу на него и на брата Фёдора. Позором великим обошлась Дмитрию Ивановичу малая воинская провинность. До самой кончины будет помнить, как по государеву велению, под смех приближённых бояр и издевательские шутки скоморохов, обрядили бабой и заставили молоть муку, мол, не полки тебе водить, а у печи вместо жёнки хлопотать... Через силу сдержался, чтобы не пустить слезу на перепачканное мукой лицо, на потеху царских прихвостней... И это за Полоцк, Заразск, Москву, Молоди, за верную службу... К прочим бедам затеял с ним тягаться в местническом деле давний недруг, князь Троекуров. Вспомнилось, что неприятности Воротынского начинались со спора с Василием Голицыным. Уж не намеренно ли затеяна свара? Ведь Троекурову жалился на Дороню и на него подлый Васька Куницын. Ну как обернёт Троекуров это против него да обвинит в сношении с татарами через казака? Государь не станет разбираться, где правда, не захочет воспринять то, что Куницын сам оказался изменником. Молвили, и на Воротынского похожую вину возложили, и оправданий слушать не стали.

О нелёгких своих мыслях поведал князь Дороне, в конце речи прибавил:

— Уходить тебе надо. Сам ведаешь, котора у меня с князем случилась. Не ровён час, Троекуров подгадит, подлезет к государю с наветом. Я тебе не защита, самому бы уцелеть... За Ульяну не беспокойся, помогать буду, пока в силах. Утихомирится всё, вернёшься.

— Мне бы дитя дождаться, но коли так...

Дороня покинул Москву через три дня, путь казака лежал в донские степи.

Часть III ТВЕРДЫНЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Теперь государь велит-де казакам у нас Волгу и Самару и Яик отнята, и нам-де на сем от казаков пропасти: улусы наши и жён и детей поемлют.

Из письма ногайских мурз русскому царю

есть лет минуло с той поры, как Дороня Безухий в лютую стужу спешно покинул Москву. В столице остались жена и надежда на спокойную, счастливую жизнь. Всякое пришлось пережить. Вдоволь надышался он степной вольной волей, о которой тосковал в столице, вдоволь помахал саблей в схватках с крымчаками и ногайцами. На всю жизнь осталась об одной из них память. Изловчился-таки ногаец, пометил кривой саблей лоб казака, другую мету, на ноге, оставил самопал меткого государева стрельца. И те и другие зачастую становились врагами своенравной, свободолюбивой и буйной казацкой вольницы, промышлявшей между Волгой и Доном. Что греха таить, бывало, разбойничали, угоняли скот, брали пленников на выкуп. Доставалось не только ногайцам, татарам, иноземным торговцам, но и русским купцам с людьми государевыми. За то и слал царь-батюшка на Волгу воевод со стрельцами утихомирить воровских казаков. Кого ловили, кого казнили, а кого, как Дороню, Бог берег. Если воинские царёвы люди превосходили силой и совладать с ними не могли, то, как и в случаях с большой крымской или турецкой ратью, казаки уступали, рассеивались, чтобы позже снова сойтись ватагам и атаманам для общего дела. В пору опасности уходили кто к Тереку, кто на Дон, а большей частью на Яик, куда царёвой руке тянуться далеко. Привелось побывать там и Дороне. Не по своей прихоти. Был ранен, отбился от станицы Ермака, избежал расправы стрельцов, подался на Яик. По сердцу пришлись казаку эти тихие, малообжитые места, богатые рыбой, пастбищами и зверем. Закралась ему в голову мысль: осесть на берегу Яика или Нагана, где уже жили малыми станами-промыслами русские люди и казаки, коих привёл в эти места донской атаман Василий Гугня, а с ними повольники, которые примкнули к ним позже. «Забрать бы из Москвы Ульяну и перебраться на Яик». И весть получена от Хворостинина, что утишилась на него, князя, опала царская и можно возвращаться к Ульяне и нарождённому казачьему сыну, но время для возвращения не наступило. На Волге ещё не перестала греметь гроза царского гнева на казаков, а на Яике расхрабрились ногайцы. Тогда и решили казачьи атаманы наведаться в Сарайчик.


* * *

В Сарайчик, столицу некогда обширного Мангытского юрта, а ныне Больших Ногаев, зимнюю ставку правителей, пришла беда. Горожане начали просыпаться, когда конные казаки нахлынули из степи, ворвались в не защищённый стенами город. Их пешие сотоварищи приплыли на судах. Повольники быстро заполонили узкие улочки. Древний Сарай-Джуке, сын Золотой Орды, город торговцев, кузнецов, гончаров, кожевников и место пристанища путников на перекрестье караванных дорог, подвергся разорению и разрушению. В прежние годы он тоже страдал от нападений врагов, становился жертвой междоусобиц и смены правителей, но восставал из пепла, хотя с каждым разом свершать это становилось всё тяжелее.

Муэдзин с высоты минарета взывал к милости Аллаха, просил защитить правоверных от жестокости, а могилы предков от осквернения, но в этот раз Всемилостивый и Милосердный не внял его мольбам. Да и поздно что-либо предпринимать, ничто не могло спасти город. Горели дома, лавки, караван-сарай, убитые и раненые орошали своей кровью пыль улиц и стены глинобитных домов. Те, кто сопротивлялся, были убиты, кто смогли убежать, убежали, тех, кто попал в плен, согнали на площадь между базаром, мечетью и дворцом правителя. Здесь же делили ясырь. Добыча выдалась богатая. В лавках и на складах купцов нашлось множество товара. Жилища горожан тоже не пустовали. Бухарские и персидские ковры, ткани из Китая, турецкое оружие, кумганы, кувшины, украшения и монеты, одежда кучей складывались у входа во дворец. Тут же по правде делили зажитое между атаманами и казаками. Пленники стояли в стороне, женщины и дети отдельно от мужчин. Сюда-то и подошёл Дороня. Делёж ещё не начался, но вот пожилой казак потащил за руку стройную ногайскую жёнку в синей длиннополой безрукавке. Двое детей с плачем вцепились в расшитый подол материнского платья. Казак попытался ухватить строптивую красавицу за шею, но она увернулась. Белое покрывало соскользнуло с головы. Взору казака открылись длинные смоляные волосы и серебряные, тонкой работы, серёжки.

— О, то добро! — Казак потянул корявые, чёрные от сажи пальцы к уху женщины. Ногайка отпрянула.

Один из пленников-мужчин рванулся к казаку. Его сбили с ног, повалили на землю. Дороня глянул на заступника и с криком «Караман?!» бросился к казакам, растолкал, поднял знакомца из пыли:

— Вот чудинушка, а я его по всему Сарайчику ищу, не ведаю, жив или мёртв! Потому глянуть на полон явился. Думал, если не найду, значит, утёк из города.

Караман, тяжело дыша, промолвил:

— Дороня! Дос! Меня спасал, жена Акгюль спасай! Дети спасай! Моя мало-мало акча прятанный есть, тебе дам! Ему дам! — Караман указал на пожилого казака. — Спасай, Дороня!

— Постой. — Дороня прервал речь крымчака, шагнул к казаку: — Оставь их.

Казак продолжал стоять с протянутой рукой, лицо выражало удивление.

— Ты кто такой!? Мне, Науму Губарю, казаку атамана Саввы Волдыря, указывать, что со своим ясырём делать!

— Дороня это Безухий, Ермака сотоварищ! — бросил кто-то из разношёрстной толпы казаков, тех, что собрались поглазеть на пленных.

— По мне, хоть безносый! — светло-карие глаза Губаря налились кровью, раздвоенная русая борода прижалась к впалой груди, почернённая сажей рука потянулась к сабле. — Топал бы ты мимо.

Лицо Дорони побледнело, взгляд похолодел, ладонь скользнула по ножнам.

— А ну подайся! Что за колгота?! — густой голос остановил стычку. Высокий кудлатый казак с серьгой-кольцом в левом ухе вклинился между противниками.

— Кто тут моих казаков замает?! Укажи, Наум, обидчика! — Сурового вида крепыш с татарским лицом встал рядом с кудлатым казаком. К ним присоединился сухощавый, русоволосый атаман Матвей Мещеряк. Он-то и успокоил крепыша:

— Охолонь, Савва, прежде дознаемся, чья вина.

— Твоя правда, Матюша, — согласился Волдырь.

Кудлатый ожёг взглядом Дороню, затем Губаря.

— Никак решили без меня, Ивана Кольцо, дуван дуванить. — Обратился к Савве, шутливо изрёк: — Зови, Волдырь, остальных атаманов, пока нас казаки без зипунов не оставили. — У Губаря спросил: — Что тут у вас?

— Вот, за басурманина заступается. Ясырку забрать не даёт.

Кольцо перевёл взгляд на Дороню, кивнул в сторону Карамана:

— Кто он тебе?

— Сотоварищ давний. Это жена его и дети...

— То любо, что вызволить хочешь, только и обычаи казацкие тебе ведомы.

— Долю свою за бабу с робятками даю.

— Мало! — подал голос Губарь. — Зря я, что ли, за ними в тандыр лазил, руки марал.

Дороня упорствовал:

— Караман деньгу даст. Отпусти.

Губарь не уступал:

— Кто знает, сколь у него монет спрятано? Может, там золотой, а может, и вошь с блохой. Не отдам.

Дороня сорвал с головы шапку, бросил о землю:

— Забирай коня! У ногайского мурзы отбил.

Казаки загалдели:

— Соглашайся, Наум!

— Видели мы того коня! Добрый конь!

— Бери коня!

— Отдай жёнку!

— Тебе, старому, она ни к чему!

— Небось заржавела сабелька, в ножны не полезет!

Дружный хохот разлился по площади.

Кольцо хмыкнул, Волдырь и Мещеряк не удержались, прыснули от смеха.

Губарь погрозил в толпу кулаком:

— Уж я вам, чертяки! Я ещё своей сабелькой помашу.

— Махать станешь, поглядывай, чтобы не отвалилась!

Новый всплеск смеха вырвался за площадь, на улицы разорённого города.

Лицо Губаря подобрело:

— Вот ведь, ни ткаха, ни пряха, а язык как плаха.

— Не упрямься, Наум, прибыток верный, — высказался Волдырь.

— Добро, атаман, будь, по-твоему. — Губарь кивнул Дороне: — Забирай, твоя ясырка.

— Аке! Дядька! Дороня! — молодой голос остановил казака.

Безухов обернулся. Из толпы пленников выбрался рослый отрок в изношенном каптале. Вздёрнутый нос, россыпь веснушек на загорелом лице, брови-былинки, глаза... Не иначе Прохор на него смотрит. В горле перехватило, будто аркан накинули. С хрипотой выдавил:

— Аникейка?

— Я!

Аникейка снял малахай, обнажил копну светло-русых волос.

Дороня сграбастал отрока, прижал к груди, вдохнул кошомно-кизячный запах.

«Уж и Провидение ли это Господне, в один день и Карамана, и Аникейку встретить?»

— Погляди-ка, все ногайцы ему сотоварищи, — произнёс недоумённо Губарь. — Может, ты басурман скопом выкупить удумал?

— Не видишь, русских кровей отрок, — осадили Губаря из толпы.

Дороня поднял голову, утёр слезу:

— Жены моей братнин сын. Из Москвы в полон угнали. — Отнял Аникейку от себя, повёл его в сторону, к мечети. За ним потянулся и Караман с семейством.

Один из пленников крикнул по-ногайски:

— Караман! Предатель! Подлый шакал! Урусуты твои друзья, ты привёл их в город! Мы покараем тебя за измену!

Дороня обернулся к Караману:

— Кто это?

— Фархад, враг мне, хотел моя Акгюль в жёны взять. Я тебе на Москва сказывал. Ногайцы говорят: «Волк линяет, а нрав не меняет». Фархад злой был, злой остался, а злом добра не наживёшь.

— Может, головы его лишить?

Караман замахал руками:

— Не убей! Не убей! Не надо!

— Твоя воля. — Дороня вновь повернулся к Аникейке: — Мамка где? В Сарайчике? — Он надеялся, что удастся найти и Меланью, но ответ юноши не обрадовал:

— Бухарцам продали, а меня Караман-ака выкупил. Обещал в Москву отвезти.

— Эх, Меланья, Меланья, что я Прохору скажу.

Караман шагнул к Дороне:

— Вот, Аникейка тебе отыскал. У улан Зейнадин был, он отдавать не хотел, говорил, сильный джигит, много стоит. Я просил, акча, кон, баран давал, Аникейка забирал. Тебе возить хотел, не успел. Аникейка мать в Бухара продавали. Она теперь, как песчинка в степи, никак не найти. Плох. Твой жена, дочь тоже не нашёл...

— Зато я нашёл.

Караман хлопнул в ладоши:

— Ой, хорош! Моя твоя рад.

— И я рад. А за Аникейку благодарствую.

— Э-э! Какой благодарствую, ты меня, моя жена, дети спасал.

— Ты-то теперь куда?

— Не знай. Ногаи не простят. Скажут, с казак-урусут дружбу имеешь. Фархад, родня мстить будут, Акгюль отнимут. Плох. Вы разор делали, ногайлар убивали. Мой дом жгли, товар, кон брали. Зашем? Зашем ногайский земля забирал, Сарайчик приходил?

Дороня вскинулся, перед глазами встала охваченная пламенем Москва, вспомнились павшие соратники, Евлампий — отец Ульяны, дочь.

— Зачем!? — Ткнул пальцем в Аникейку, сказал: — У него спроси... Почему ногайцы и татары на Русь многие годы ходят?! Почему веси, города и храмы наши разоряют и жгут?! Почему русских людей в полон уводят?! Не в Сарайчике ли многие из набегов затевались?!

— Люди жадный, хан жадный, бий жадный, нурадин жадный война делает. Жаман киси война хочет.

— Верно молвишь. От жадности война, от войны ненависть. Сам же в степи рек при первой нашей встрече: надо торговать, дружбу водить.

— Ногайлар говорят: «Где согласие, там и обилие».

— Говорят, только правителям мудрые слова без надобности, думаю я, от них надо подальше жить.

— Э-э, где такой места есть?

— Знаю такие места. В верховьях Яика люди вольно живут, без царей и биев, туда идти надо. Я хорошее место приметил, где Чаган в Яик впадает. Вот Аникейку отцу отвезу, жену из Москвы заберу и там осяду.

— Хороший места, моя там ходил. Меня бери. Сейчас пойду, жена, сын, дочь пойду. Только боюсь, меня татарин казаки прогонять будут.

— Средь казаков и татары, и мещеряки, и черемиса, и ногайцы с черкасами, и иного роду-племени люди имеются. Возьми атамана Сары-Азамана, говорят, из степняков был, а иные казаки молвят, что и Ермак тоже, мол, плосколиц и волосом темей, но то только Богу ведомо. Мне думается, он русский человек... У государя московского татар тоже достаточно служит, иные в большом почёте.

— Тогда пойду. Злой казак деньга отдам и пойду.

— Торопись, казаки на сборы быстры, скоро уходить станем...


* * *

Казацкое войско уходило с добычей, с освобождёнными русскими людьми, угоняли пленных, скот и табуны коней. Позади оставался опалённый войной город...

Подалось с казаками и семейство Карамана.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Остров, на котором построена Астрахань, длиною в двенадцать миль, шириною в три мили; на нём содержится сильный гарнизон; ибо остров этот составляет предел России со стороны Каспийского моря...

Джон Мильтон

Туча событий пронеслась за время пребывания Дорони в Степи, ныне же, полный замыслов и надежд, ехал он по заснеженному шляху в Москву, к жене, сыну, коего и имени-то не ведал. Сколько раз в Степи, на берегах Дона, Волги и Яика, мечтал о встрече с Ульяной. Представлял, какая она стала. Небось тронула её лицо морщинками нелёгкая, полная тревог и потерь жизнь. Да и сам уже не молодец красный, а умудрённый опытом муж. Его лицо пометили не только морщины, но и клинок врага. Как встретит Ульяна? Обрадуется ли? Спрашивал, а сам верил — обрадуется. А радость вёз не только Ульяне, но и Прохору. Вызволил-таки Аникейку из полона. Сидит парень в седле, на рыжей лошадёнке, покачивается, на лице довольство. Только одну радость ли везут? Едут-то без Меланьи... К Москве подались не сразу, мешали то царский гнев, то непогода, то ранение Дорони, то болезнь Аникейки, то степное беспокойство. В этот раз надеялись, что всё пойдёт ладно, но случилось иначе. На белоснежном горизонте появились чёрные точки, их становилось всё больше. Кто? Дороня молил, чтобы не татары или ногайцы. Мольба осталась неуслышанной. Зоркий взор казака опознал всадников:

— Кажись, ногайцы.

Аникейка стал поворачивать лошадь. Дороня остановил:

— Не суетись. — Знал, по рыхлому мартовскому снегу, при одной заводной, от кочевников, для коих степь — дом родной, не уйти. — Скажем: я служилый казак из Астрахани, а ты сын мой. Моли Бога, чтобы среди них ногайцев из Сарайчика не оказалось.

В этом повезло, никто из ногайцев их не опознал. Пленников обобрали до нитки, не оставили ни алтына, ни полушки. Шапки, рубахи, штаны и обувку отбирать не стали, вместо добротных тулупов и кафтанов дали два старых шепкена. Перед тем предводитель сакмы ощупал пленников, довольно зацокал языком, изрёк:

— Хорошие кулы, крепкие, жилистые. — Воинам пообещал: — И вы таких в Астрахани наберёте.

Дороня с Аникейкой понимали, о чём говорит ногаец, казака ногайскому языку научил Караман, а отрока полон, но вида не подавали. Пленников связали, посадили на заводных.

К вечеру сакма сошлась ещё с двумя ногайскими отрядами. Ночевали на берегу Волги, у костров. Дороня и Аникейка отдельно, с тремя рабами-кочевниками. Степной ветер выл голодным волком, холодными зубами терзал пламя костра и тела людей...

Дороня охватил спину Аникейки дырявой полой шепкена:

— Зябко?

— Не. — Отрок невольно поёжился от ледяного порыва ветра. — Меня в зиндан бросали, когда убежать хотел, там холоднее было.

— Надо же, угораздило нам второй раз в полон попасть. Ну, ничего, терпи, казак, и веруй. Я тебя всё одно к батяне доставлю.

— Я вер... — Ветер сорвал с губ Аникейки окончание слова, унёс к реке. Отрок прикрыл ухо ладонью, втянул голову.

— Эй, бала, кель. — Один из рабов пригласил Аникейку ближе к костру.

— Рахмет. — Аникейка придвинулся, протянул ладони к теплу.

Раб заглянул в лицо, тихо спросил на татарском языке:

— Наш язык знаешь?

Аникейка понял, что проговорился, не ведая, как ответить, бросил на Дороню растерянный взгляд, решил промолчать.

— Не бойся, не скажу. Меня Баудин зовут. — Татарин перешёл на шёпот: — Мурза Саид злой хозяин. Он с нашим мурзой ссорился, улус разорил, меня, Рашида и Юсупа в плен взял, рабами сделал... — Татарин замолчал. Мимо прошёл малорослый, кривоногий ногаец. Справил в кустах нужду, вернулся, сел у соседнего костра.

Татарин вновь зашептал:

— Казахская поговорка гласит: «Два верблюда трутся — муха падает», и у нас мурзы враждуют, а тумаки страдают. Нам бежать надо, вам бежать надо. Сразу не получится... Ногайцы на Астрахань идут, повезёт, к урусутам убежим. Они нам не поверят, вам — да.

Кривоногий ногаец подозрительно покосился в их сторону, отвернулся. За Аникейку на татарском языке ответил Дороня:

— Будет баран, будет и казан. Поговорим потом.

Ближе к полудню подошли крымчаки. Отряд возглавляли сыновья Девлет-Гирея. На исходе дня войско подошло к Астрахани. Кочевники обложили крепость на Долгом бугре и с крымской, и с ногайской стороны, но соваться на Заячий остров не стали. Здесь, на левом берегу реки Волги, двадцать два года назад воевода Черемисинов, с соизволения государя Ивана Васильевича, велел ставить новую Астрахань. Старая — Хаджи-Таркан, по-иному Ас-Тархан, столица Астраханского ханства, ныне преданная забвению и запустению, была доступна для врагов, а Долгий бугор с разных сторон защищали Волга, Кутум, малые ильмени, ерики, солончаки и полчища камыша. Кроме того, город прикрылся земляными валами и деревянными стенами с башнями. В половодье бугор превращался в остров, крепость становилась почти неприступной, но мартовские холода держали воду в ледяном плену, что было на руку врагам...

К полудню сыновья крымского хана послали к городу переговорщика. Всадник в малахае и Доронином тулупе, с белой тряпицей на конце копья, подъехал к воротам. Астраханцы высыпали на стены посмотреть и послушать, с какими речами явился посланник. Крымчак задрал голову, глянул на смотровую площадку отводной надвратной башни, крикнул стрельцам:

— Эй! Большой мурза зови, говорить буду! Скоро давай!

— Пождёшь, — ответил один из стрельцов, — воробей торопился, да маленький уродился.

Ждать пришлось недолго, воевода сам появился на отводной башне:

— Молви, чего надо?!

— A-а, большой мурза. Два сына крымского хана Девлет-Гирея привели своих людей под новый Хаджи-Таркан, они велели передать, что хотят прийти в гости!

— Пусть приходят. Мы завсегда готовы принять незваных гостей. Уж у нас и угощения припасены.

Воевода наклонился, поднял ядро:

— Вот таких игрушек на них немало придётся, покуда хватит.

Смех стрельцов всколыхнул башню, побежал по стенам. Гонец покосился на жерло пушки:

— У-у, шайтан! — Степняк ожёг круп лошади камчой, погнал к стану крымчаков.


* * *

На следующий день осаждающие зашевелились. Воины целый день заготавливали вязанки камыша. Приобщили к работе и пленников.

Кривоногий ногаец подгонял:

— Ходи, ходи, урусут, Астракан жечь будем.

Дороня сетовал:

— Беда, Аникейка, к приступу готовятся супостаты, а ну как доберутся с камышом до стен и подожгут?! При таком ветре Астрахань зараз полыхнёт. Небось помнишь, как Москва горела... Бежать надо в город, сообщить.

— Ужель они сами не видят?

— Видят, не видят, а наше дело предупредить. Иди, татарам пленным шепни, пусть ближе держатся, смеркаться начнёт, уходить станем. — Дороня огляделся: — Видишь, на бугорке у реки дерево?

— Вижу.

— Скажешь, у него встретимся. Оттуда к Астрахани пойдём. Если Бог даст.

Работа спорилась, день убывал. Вот уже и закат окрасил снеговую постель бледно-розовым цветом. Пленники в очередной раз пошли за камышом, когда их окликнул кривоногий ногаец:

— Эй! Хватит! Возвращаемся!

До зарослей оставался десяток шагов. Дороня тихо, но слышимо для остальных пленников произнёс:

— Не отзывайтесь, идите, как камыша достигнем, бегите в разные стороны. Сойдёмся у дерева на берегу.

— Эй! Урусут! Стой! — Ногаец выхватил саблю, кинулся наперерез. Ещё пяток шагов, и пленники уйдут. Не успели. Ногаец преградил путь. Дороня не остановился, бросился ему в ноги, ухватил под колени, боднул головой в живот. Ногаец завалился на спину, попытался встать, казак не дал. Два удара кулаком в лицо прервали его попытки. Дороня забрал саблю, поспешил за товарищами. Теперь всполошились и другие воины, дюжина их побежала на помощь соплеменнику. Поздно, пленники скрылись в зарослях. Кто-то из ногайцев стрельнул из лука. Стрела просвистела у уха Дорони, сломила стебель камыша, воткнулась в снег. Проломы в тростнике, следы на снегу и волглой земле выдавали беглецов, но сумерки сгущались, преследователям, и без того не проворным в беге, мешала тёплая одежда и оружие. На малый миг ногайцев остановило и то, что пленники пошли разными путями, пришлось разделиться и им. Дороня слышал ржание коней и далёкие голоса, они не давали передохнуть, подстёгивали, заставляли торопиться. Он шёл первым, пробивал дорогу Аникейке.

Остановились лишь у проплешины — болотца, покрытого серым ноздреватым льдом. Прислушались — погоня отстала. Дороня отдышался, зачерпнул лежалого снега, пожевал, сплюнул:

— Ямина здесь и камыш высок, ни дерева, ни города не видно. К Кутум-реке уходить будем, по берегу до дерева доберёмся.

Так и сделали. У дерева их ждали только двое. Татарин Рашид пожаловался Дороне:

— Юсупа ранили... Кричал сильно, меня звал... Ногаи к нему побежали...

— Жалко парня, может, оттого мы и спаслись, что ногайцы с ним замешкались. Теперь медлить нельзя, вдруг Юсуп расскажет, что мы задумали.

— Юсуп не расскажет, — защитил товарища Рашид.

— Всё равно, уходить надо, пока тучи луну скрыли. Теперь бы Кутумовку перебежать и в полынью не угодить, лёд-то почернел, ослаб. Ничего, Бог даст, до городских ворот доберёмся.

Добрались до гостиного двора, где останавливались с товарами иноземные купцы, по большей части персидские. Тут-то и перенял их казачий дозор. Накинулись, стали вязать, заподозрили в ночных гостях татарских лазутчиков. Усердных служак остановил голос Дорони:

— Кого вязать удумали, православные?! Свои мы, русские, из полона убежали, да два татарина с нами.

— Со светом отведём к воеводе в хоромы, он разберётся, какие вы свои.

— Сегодня надо. Татары камыша наготовили, город поджечь хотят. Если в темень на приступ пойдут, быть беде.

— Чай, не слепые, сведали про приготовления вражеские, к городу незаметно подойти не дадим... Сказано, со светом.


* * *

Утром пленники предстали перед взором воеводы. Побывать в хоромах городского правителя не пришлось, воевода встретил их на крыльце с дьяком и стрелецким головой. Дороню встреча не порадовала. Астраханским воеводой оказался Фёдор Михайлович Троекуров, тот самый, кто вступился в Москве за Куницына, кто затеял местнический спор с Хворостининым и опасаясь которого он бежал в Степь. Дороня сразу признал воеводу, за девять лет князь почти не изменился. Мясистый нос, живые с прищуром светло-карие глаза, только погрузнел малость да поседел. Воевода свысока оглядел пленных, остановил взгляд на казаке. Ох, и тесновато показалось повольнику на воеводском дворе. Дороня опустил голову.

«Неужто признал? Вот неприятность, из огня да в полымя!»

— Кто такие?

Деваться некуда, Дороня выступил вперёд:

— Русские люди да два татарина, у ногайцев в полоне были. Бежали сообщить, что вороги камыш запасли, город подпалить собираются.

Троекуров повернулся к дьяку:

— Пора, пора, Василий Фёдорович, строить каменную крепость. Если в этот раз отобьёмся, они в другой раз подожгут город.

— За чем же дело стало? Государем строительство утверждено, люди сведущие найдены, умельцы зодчие — Михаил Вельяминов, Григорий Овцын, с ними дьяк Дей Губастый. Славный градоделец, Фёдор Конь, советом подсобить обещал. Плинфу из развалин возить станем. Бог даст, по теплу начнём.

— Начнём, Шелепин, если ноне удержимся.

— Удержимся, у нас пушки, стрельцов с казаками, почитай, две тысячи, да и астраханцы сидеть не станут, — успокоил стрелецкий голова. — Опять же купцы аглицкие молвили, что в случае надобности примут нашу сторону и помогут пищалями и людьми.

— Это хорошо. — Троекуров вновь вперил взгляд в Дороню: — Сколько басурман вокруг города?

— Ногайцев, почитай, тысяча, сколько воинов крымчаки привели, не ведаю.

— Молвишь, не ведаю... А как кличут тебя, ведаешь? Больно лик твой знаком.

Сердце казака ёкнуло.

«Всё, пропал! Это ж надо, ни время, ни посеченное лицо не спасли. Эх, чему быть, того не миновать». — Без боязни посмотрел в глаза воеводы, назвался:

— Дороня я, Безухий.

— Не служил ли ты у князя Дмитрия Хворостинина?

Дороня отвёл взгляд. «Ох, и крепка память у воеводы». Отрицать не стал, признался:

— Служил.

— Помнится, сказывал мне дворянин Куницын, что ты лазутчик татарский.

— Воевода, — встрял в разговор стрелецкий голова, — я этого Дороню тоже припомнил, он у Молодей прославленного татарского богатыря Саттар-бека на поединке одолел. Ему бы татары не простили, а Васька Куницин, сказывают, сам изменщиком оказался.

— Про Куницына слышал, потому и казаку верю, но проверить нелишне. Что ж, нам умелые воины необходимы. — У казака спросил: — Астрахань защищать готов?

На сердце отлегло, Дороня облегчённо выдохнул, ответил:

— Готов. Мне не впервой. При воеводах Карпове, Головнине и Гундорове за Астрахань стоял. В ту пору оборонили город от Касимки турецкого и Девлетки крымского и теперь отстоим.

— Ответ, достойный воина. Голова, дай им оружие и поставь на стены. — В сторону дьяка бросил: — И нам, Василий Фёдорович, пора туда же.

Троекуров и дьяк Шелепин собрались уходить, когда во двор вбежал стрелец:

— Воевода, казаки в гостином дворе двух ногайцев приметили, не иначе лазутчики.

— Взяли?

— Нет, ушли, бродяги.

— Плохо, что упустили. Голова! Пошли десятника, Дороню и его людей к казакам, что у гостиного двора в дозоре, пусть татары приглядывают, может, опять ногайцы появятся, им легче отличить, наши это, что у города живут, или степные.


* * *

Миновала казака худая участь, незлопамятным оказался князь Троекуров. Оттого и на душе радостно, да и день удался, ветер утишился, потеплел, небо чистое — солнцу раздолье. Плавится снег под весенними лучами, мешается с грязью, чавкает под ногами. Улочки астраханские немощёные, петляют меж деревянных и глинобитных строений — низких и неказистых. Благо воздух чист, прошлое летнее пребывание в Астрахани запомнилось казаку тягостным запахом помоев и рыбы, что во множестве развешивали для сушки у каждого дома, а также тучами мух и комаров...

Гостиный двор находился неподалёку от стен города. Часть казаков схоронилась в камышах. Дороня, Аникейка, два татарина и три казака вошли в гостиный двор за деревянной стеной. Обитатели двора: персы, хорезмийцы, бухарцы, армяне и индусы — пребывали в тревоге, опасались за сохранность товара и собственных жизней. Обычно торговцев не трогали, но кто знает, что на уме у кочевников. Появление русских ратников их успокоило, но в то же время и озадачило, так как те повели себя странно. Десятник поинтересовался: появлялись ли ногайцы на подворье опять, а когда узнал, что степняки не приходили, спрятался со своими людьми в одном из амбаров. Ночевать пришлось в полутёмном сарае. Ногайцы появились на подворье чуть свет. В этот раз втроём. Рашид наблюдал за двором через узкое оконце, он-то и сообщил:

— Дороня! Саид-мурза объявился, с ним тот воин, что первым за нами побежал, и ещё один.

Казак выглянул во двор. Рашид не ошибался: объявился сам Саид-мурза и два воина. В одном из них Дороня признал кривоногого стража, чьей саблей он воспользовался. В том помогли заплывший глаз и разбитая губа ногайца.

— А ну, робята, подымайтесь! Гости пожаловали.

— Чего раскудахтались ни свет ни заря?! — спросил десятник спросонья.

— Ногайцы, — ответил Дороня за татарина.

— Какие?

— Те самые.

— Эх, ядрёна вошь! За мной! — Десятник вскочил с устланного сеном земляного пола, метнулся к двери...


* * *

Ногайцы разговаривали с одним из персов, когда на них напали сзади, повалили на землю, связали. В полдень воевода Троекуров лично допрашивал пленников в одной из комнат пыточной избы. Зловещий полумрак, вид дыбы, колодок, крючьев для подвешивания за рёбра, раскалённых докрасна щипцов, лествицы — железной решётки, под которой плясало пламя, и иных орудий пыток развязал языки ногайцев. Впрочем, и сами они не противились. На вопрос воеводы о том, что им понадобилось в гостином дворе, Саид-мирза ответил:

— Я ногайский мурза Саид. Прошлой ночью от меня сбежали четверо рабов: два русских и два татарина. Мои воины преследовали их, но они скрылись в камышах. Я послал отыскать беглецов, их следы привели к гостиному двору.

Толмач перевёл, Троекуров спросил:

— И чего он хочет?

Толмач, выслушав ответ, сказал:

— Мурза говорит, что по нашим законам беглых возвращают хозяину, требует, чтобы и ему вернули рабов. Ещё молвит, что если отпустишь его с беглецами, то скажет ногайцам о несметности нашего войска и уговорит их уйти от города.

Воевода ответил не сразу, подумал, изрёк:

— Что ж, если мурза обещает сдержать слово, отпущу с рабами... С двумя. Переведи ему, русских людей мы не выдаём.

Мурза дослушал перевод, обрадованно закивал, исторгая поток благодарственных слов.

То, что обрадовало мурзу, опечалило Дороню, Аникейку и их сотоварищей по плену. Дороня успокаивал и наставлял несчастных татар:

— Не печальтесь. Вас могут наказать, но убивать мурза вас не станет, иначе не рисковал бы своей головой. Скажите, что вы сами погнались за нами, а потом решили притвориться беглецами и разведать, что творится в городе. Да подкиньте им слух о русском войске и казаках, молвите, что идут они на помощь астраханцам.

— Не знаю, поверит ли нам мурза Саид, но мы попробуем. Надеюсь, наши слова помогут избежать кровопролития. — Баудин обнял Дороню, за ним последовал Рашид.

Вечером их увели ногайцы. Дороня с Аникейкой долго смотрели вслед недавним собратьям по несчастью. Когда три конника и два пешца скрылись в зарослях камыша, Дороня проронил:

— Вот и признали ногайцев, на свою беду. Не пощадил боярин простых людей. И правду ведь рек Баудин, два верблюда трутся — муха падает...

Через день вражеское войско сняло осаду и отправилось вверх по Волге. Спустя седмицу отправились в путь и Дороня с Аникейкой. Нашлись добрые люди: стрелецкий голова одарил одеждой и оружием, Троекуров дал коней, а к ним вручил грамоту, в коей было прописано о нашествии ногайско-татарского войска и счастливом избавлении от врагов. Её велели доставить в Москву.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В то же время московит послал в Ливонию войско из русских и татар...

Бальтазар Рюссов. «Хроника провинции Ливония»

Изменилась Москва, расширился стольный град за время Дорониного отсутствия, прибыл слободками новыми да церквями, и только Кремль не сменил свой облик, всё так же гордо и непоколебимо возвышался над городом. Это казака радовало: знать, не зря в ратях с врагами пролита кровь русских воинов. Ещё большей радостью наполнилась душа, когда подъехали к дому на Швивой горке. Краем глаза Дороня увидел, из кузни вышел сосед Хромота, но пока не до него. Рядом с избой, у лужи, сидел мальчик лет шести. Вспомнилось первое посещение Швивой горки и маленький Аникейка в золе у дерева. Дороня глянул на Аникея, тот понял, улыбнулся. Спешились. Дороня отдал повод Аникею, присел с мальцом. Мальчишка внимания на незнакомца не обратил, гонял прутиком щепки по мутной воде.

— И что это ты делаешь?

— Аль не видишь, дядя, струги пускаю. — Мальчик поднял голову, щурясь от солнца, посмотрел на Дороню.

Дороня обомлел. «Господи, неужто мой сын?! Глаза-то мои синие и брови-былинки Ульянины». — Пересиливая волнение, спросил:

— Кличут тебя как?

— Митькой.

— Дмитрием, значит. А мамку?

— Мамку — Ульяной.

Сердце Дорони бешено заколотилось:

— Сынок.

Дороня протянул руки к мальчишке, но тот, придерживая полы зипунишки, устремился к избе. Из избы донёсся звонкий голос:

— Мамка! Меня чужой дядька сынком называет!

Дороня и Аникей привязали коней, вошли следом. Маленький Дмитрий уже прилип к ноге матери. Ульяна стояла у накрытого стола, напряжённо всматривалась в лица нежданных гостей.

Дороня улыбнулся:

— Вижу, ждала хозяйка, на стол подала. Не забудь и нам две мисы поставить.

Ульяна узнала, села на лавку, закрыла лицо ладонями. Митька погладил Ульяну по спине:

— Мамка, ты чего? Не плачь! — голос мальчишки дрогнул.

Дороня подошёл, сел рядком, обнял.

— Что же ты мужа слезами встречаешь? Жив ведь, здоров.

Ульяна отняла от лица ладони, ткнулась головой в грудь Дорони:

— Как же не плакать, столько времени ждала. Вон и Митенька вырос. Шестой годок уж.

— Не плакать, радоваться надо. Глянь, кого привёз, или не узнаешь родовича?

Ульяна оторвалась от груди мужа, посмотрела на Аникея, взмахнув руками, кинулась к племяннику:

— Господи! Ужель Аникеюшка! Я и не признала. А где Меланьюшка?

— В Бухару продали. Неведомо, жива ли.

Ульяна, припав головой к плечу юноши, запричитала:

— Ой, горе-то какое! Сиротинушка наш!

— Ну, вот опять в слёзы! Какой же он сиротинушка? Может, жива Меланья. Ишь ты, скажешь, сиротинушка. У него, чай, отец есть. Или Прохор... — До Дорони дошла страшная суть Ульяниных слов.

— Сгин-у-у-ул Про-о-ошенька в Ливонско-о-ой сторонушке-е-е! — пуще прежнего заголосила Ульяна. — Отчаялся увидеть вас, тосковал, к хмельному пристрастился, смертушки-и и-иска-ал. От маеты и на войну потянуло. Ой, роди-имый!

За Ульяной разрыдался Аникей. Всхлипнул Митька. Дороня смахнул влагу:

— Будет реветь! Слезами горю не поможешь. Прохора не вернёшь. Дальше жить надо. Господь даст, сдюжим. Ты, Аникей, теперь нам сыном будешь. Если всё сладится, на Яик уйдём, там жить станем.

Ульяна отняла голову, посмотрела на решительное лицо Дорони, поняла — уезжать придётся.

Уже за столом Дороня спросил:

— Доподлинно ли известно о Прохоре? Может, жив. Вон об Аникейке тоже думали...

— Князь Хворостинин с ним в Ливонию ходил, он и поведал, что Проша у града Кеси полёг, а уж как там случилось, у него спрашивать надо.

— Как князь?

— В добром здравии. Я у них прислуживаю, Евдокии Никитичне по хозяйству помогаю. Дмитрий Иванович нам тоже подсобил. Митеньке крёстным отцом стал. Радовался, когда сына нашего, по святцам, Дмитрием нарекли. В Москве он. О тебе справлялся. Скоро на Оку должен отправиться.

— Хорошо, что в Москве. Нужно к князю после полудня наведаться, через него грамоту царю передать, от астраханского воеводы.


* * *

Князь встретил Дороню, словно брата, усадил за стол с напитками и закусками. Повели разговор. Хворостинин принялся неторопливо рассказывать, что случилось в государстве, пока Дороня казаковал. Поведал, что государь сменил ещё двух жён, почти на год покидал Кремль, посадив на престол вместо себя крещёного татарина Симеона Бекбулатовича, затевал строить в Вологде корабли и переправить их на Свейское море, чему воспротивились многие державы, и от дела сего пришлось отказаться. Утихомиривали время от времени черемису, отгоняли ногайцев, казыевцев, азовцев, как и прежде, каждую весну выходили на Оку стеречь южные рубежи, но главной заботой стала война в Ливонии. Имели победы, брали Юрьев, Пернов, Динабург, Вольмар и другие крепости, ходили и к Колывани, но взять не смогли.

Дороня прервал рассказ Хворостинина, попросил:

— Князь, поведай про Кесь, про Прохора...

— К тому и веду. Кесь, иначе Венден, костью у нас в горле встала... Помнишь, государь посадил царевича датского Магнуса королём Ливонии?

— Помню.

— Так вот, узнал царь, что Магнус сносится с курляндским герцогом да польским королём, и двинулся на него с войском. Магнус в Кеси закрылся, но после испугался, сдался с городом. Только кремник, где немцы засели, сопротивлялся. Оттуда в государя из пушки стрельнули, чуть не убили, а затем убоялись расплаты и сами себя взорвали.

— А что с Магнусом содеяли?

— Простил Иван Васильевич, только после предался подлый королю польскому, и не только он. Знакомцы твои, Юрий Фаренсбах и Генрих Штаден, тоже к врагам подались. Супротив государства нашего козни строят, натравляют на нас соседей и наговаривают на народ наш и государя.

Дороне подумалось:

«На чью бы сторону встал мой сотоварищ, немец Фабиан, не погибни он в бою у Молодей». Вслух ответил:

— Что с них взять, наёмники, для них Русь кубышка с деньгами. То плохо, что искусные воины супротив нас ополчились.

— Плохо, что не только пришлые, но и свои бегут. Кто от обиды на царя, кто от гнили душевной, как покойный твой недруг Васька Куницын...

«Покойный ли?» — мелькнуло в голове Дорони.

Хворостинин продолжал:

— Один мудрец рек, мол, тленна плоть человека, душа не тленна. Мыслю, неверно это. Если человек в друзьях с подлостью, ложью, предательством и иными пороками, то душа его постепенно начинает гнить, превращается в зловонную душонку, смрад которой приносит людям всяческие неприятности. Перемётчиков предостаточно: Заболоцкий, Тетерин, Оболенский. Курбский переметнулся, Черкасский. Да и других прорва. Может, потому и Кесь у нас обратно отняли... Бог им судья. Слушай дальше. Зимой, на следующий год после неуспеха под Колыванью, войско к Кеси князь Мстиславский повёл да Морозов с ним. Четыре седмицы простояли у стен, пролом сделали, три раза на приступ ходили — взять не смогли... Воевода Кеси, Иоанн Бюринк, с сорока всадниками прорвался из крепости и вызвал на помощь поляков под рукой Дембинского и Ходкевича. Пришлось отступить.

— Ужель поляки заодно со шведами и ливонцами?

— То-то и оно. У Речи Посполитой теперь новый правитель, семиградский князь Стефан Баторий, полководец многоопытный и решительный. Он-то и снюхался со шведским королём Юханом...

— Кесь-то что? — напомнил Дороня.

— Летом меня, Ивана Голицына, Василия Тюменского да Тюфякина послали с войском в Ливонию. Прохор в том войске оказался. Я его к брату Петру пристроил, думал, лучше будет... В тот год, с Божьей помощью, взяли Полчев, в Москву две сотни пленных немцев отправили, а после споры меж нами пошли, оттого не по государеву указу ушли на Юрьев. Царь осерчал, прислал в войско Василия Сицкого и окольничего князя Татева, а меня с Василием Тюменским в Москву отозвал.

— Как же ты, Дмитрий Иванович, о смерти Прохора узнал?

— Слушай всё по порядку. Как поведали, так и передаю. — Хворостинин откашлялся, продолжил: — Царь повелел Голицыну Кесь вернуть. В начале осени подошли к крепости. Пять дней стояли, установили пушки, готовились к приступу. На шестой день, поугру, с тыла вражье войско пожаловало, со шведским воеводой Юргеном Боем и польским Андреем Сапегой. Навалились заедино на нашу рать поляки, литовцы, угры, немцы и шведы. Голицын даже войско не успел построить. Послал татар конных задержать гофлейтов у ручья, да куда там. Шведы стали палить из лёгких пушек, татары вспять, а за ними всадники неприятельские погнались. Татары бежать пустились, строй наш порушили, тут вороги и поднажали. Тогда-то и погиб Прохор...

— От кого известно?

— Брат мой, Пётр, в плен попал, о том весточку с литвинином передал. В той грамотке писано, что в начале боя Прохор спас ему жизнь, а сам пал от поляков. Посему просил поставить по нему свечку и сообщить родичам... Славный был воин, силы немереной. Помнится, в Полчев средь первых ворвался. Воевать умел и смерти не боялся...

— Или искал её, — произнёс Дороня, вспомнив слова Ульяны.

— Может, и так. Пришлось мне видеть, как он врагов саблей рубил, когда она сломалась, одного немца кулаком ошеломил, другого руками задушил. — Хворостинин взял кубок с вином: — Давай помянем воинов убиенных. Царствие им небесное...

Выпили. Хворостинин утёр губы, продолжил:

— Многие полегли. Те, что выжили, частью бежали с татарами, частью отошли за укрепления и остановили неприятелей огнём из пушек да пищалей.

— Удержались?

— Может, и удержались бы, только ночью воеводы Голицын, Юрьев, Палецкий, окольничий Фёдор Шереметев, тот самый, что перед молодинской битвой оставил Никиту Одоевского у Оки, а сам от Дивей-мурзы побежал, да с ними раненый дьяк Андрей Щелкалов взяли конницу, часть стрельцов и ушли в Юрьев.

— Что, и наряд бросили?! Как же так! — возмутился Дороня.

— А вот так... С рассветом Юрген Бой с Сапегой своих воинов на приступ повели. Те русские, что не струсили, обороняли укрепления, сколько могли, потом отступили. До конца остались только пушкари... Когда стрелять стало нечем, повесились на пушках, а может, и повесили... Сколько воинов там осталось и воевод? Сочтёшь ли? Василий Сицкий, Данил Салтыков, Михайло Тюфякин убиты. Князя Воронцова застрелили из крепости. А вот Петрушу нашего, Татева, Семёна Оболенского и дьяка Клобукова полонили. Увижу ли теперь брата?

— Бог даст, вернётся.

— Если бы. Войне ни конца, ни края не видно. Царь польскому королю мир предложил, так он отказался, войной на нас пошёл, отнял Полоцк, Сокол, разорил Смоленские и Северские земли. Паны его к Ярославлю ходили. Опять же шведы зашевелились... Вот о чём просить хочу. Войско наше ослабло, истощилось, царь склоняет ногайцев пособить в Ливонии, велел людей набирать средь татар, черкесов и казаков. Ты казакам свой, они тебя послушают, может, склонишь гулевых пойти в войско за плату да за добычу. Неплохо бы и Ермака отыскать.

— Если с тобой супротив ворога идти, то и сам готов.

— О том позабочусь, ты казаков приведи.

— Приведу. Мне деньга нужна. Я ведь, Дмитрий Иванович, на Яик решил уйти, с семейством.

— Чем Москва не угодила?

— Если не запамятовал о нашем давнишнем разговоре в Николе Заразском, то помнишь, что мне воля по нраву, а вольному воробью и соловей в клетке завидует. Неохота больше бегать и опасаться немилости царской да боярской.

— Не боишься, что под боком у Ногайской орды жить придётся?

— Живут же донские казаки по соседству с татарами, турками и теми же ногайцами. Живут. Так чем же Яик хуже? Коль ворог невеликой силой пойдёт, оборонимся, ежели большой, отступим, а после вернёмся. Нам ли, казакам, бояться.

— Не о тебе речь. Семейно ведь отъезжать собрался.

— С Ульяной о том перемолвился. Только и ей чего страшиться? Заразск от татар не спас и Москва не уберегла. И поныне столица ей память о потере дитяти и батюшки... Как Господом определено, так тому и быть.

— Что ж, твоя воля. Чем смогу, помогу, дальний путь — дело нелёгкое.

— Помощь понадобиться, но прежде ещё об одной услуге попрошу. Грамота у меня от знакомца нашего, астраханского воеводы князя Фёдора Михайловича Троекурова.

— Где же ты с ним повстречался? — удивился Хворостинин.

— В Астрахани и свиделись. Я сына Прохора в Сарайчике нашёл, с ним в Москву шли, да в плен к ногайцам угодили. Бог помог, бежали в Астрахань с двумя татарами, там нас к воеводе отвели.

— Признал тебя князь?

— Признал, но препон чинить не стал. Коней дал да грамоту велел царю доставить.

— И мне не пакостил, государю не наушничал. Правда, в местническом споре Троекуров меня пересилил... Что ж, выполню твою просьбу, передам царю грамоту, только и ты не забудь, что обещал казаков привести.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Я знал донцов; не сомневался видеть в своих рядах казачьи бунчуки.

Пушкин А С. «Борис Годунов»

В конце зимы казачье войско прибыло в Можайск на помощь государевым полкам. Теперь им предстояло встать на защиту западного порубежья Руси. До Можайска добирались совместно: донцы Михаила Черкашенина, Василия Янова и волжские казаки Ермака. Дороне удалось уговорить атамана пойти на службу к царю. Ермак сначала воспротивился, прослышал, что владетели Приуралья, купцы Строгановы, казаков на службу зовут, хотел со своими людьми к ним идти, но Дороня пояснил: «Ныне воины супротив Речи Посполитой и шведов необходимы, так что государь всё равно повелит Строгановым людей, к воинской службе способных, ему отослать, а купцы царю перечить не станут. Как ни крути — или гулевать, или воевать». Слова Дорони Ермака убедили, и вот теперь, отдохнув после длительного перехода, казаки медленно двинулись из Можайска через Вязьму и Дорогобуж на Смоленск. Свою полусотню яицких повольников вёл и Дороня Безухий. Покачиваясь в седле, наблюдал, как копыта коней месят весеннюю хлябь дороги, но мысли его витали далеко от вяземских лесов и болот. Вспомнились казаку далёкие стенные просторы, курени у впадения Чагана в Яик и славные денёчки, когда пребывал с женой и сыном. Когда с семьёй, при помощи других казаков и Карамана, строили жильё и налаживали быт. С Акгюль, женой Карамана, Ульяна сошлась сразу, не зря, почитай, одного возраста: ногайка лишь на год младше. Сёстрами стали неразлейвода. Ульяна училась у Акгюль понимать ногайские слова, жить в степи и казачьем поселении и сама делилась познаниями. А как иначе?

В поселении, где в десяти саманных домиках и землянках обитали три десятка казаков, в большинстве старики и калеки, коим и на Русь податься нельзя, и в походы ходить тяжко, проживало пять женщин. Три из них — семейные, две переходили от одного казака к другому. Заводить жён у казаков было не принято: немногие решались на семейную жизнь. Оттого и тянулись женщины друг к другу, поддерживали. Сдружились и дети. Особенно ровесники — Дания, дочка Карамана, и Митька. Митька, по своему малолетству, стал называть Данию — Дунею, так и закрепилось за ней, с его лёгкой руки, — это имя — Дуня. Мальчишки её в обиду не давали, а уж если обижали их, вступался Аникей. Сын Прохора удался в отца, рос не по дням, по часам. К своим шестнадцати годам Аникей вырос в рослого, могучего и сноровистого парня, с коим опасались мериться силой даже взрослые казаки. Познал он и воинское искусство. Дороня, не жалея на то времени, обучал приёмного сына, Муратку и собственного Дмитрия. Знал, учить надо сызмальства, без этих навыков в степи, да и на войне, не выжить. К ней-то — войне — он и готовился. Недолгой оказалась радость Ульяны, провожала в слезах, укоряла:

— Думала, на Яике неразлучны будем, а ты опять за саблю.

Дороня отвечал:

— На то и казак, чтоб боялся враг. Ты лучше о себе и о детях позаботься. Помнишь, что делать и куда бежать, если ногайцы нагрянут?

— Помню. — Напоследок огорошила: — Опять рожать без тебя.

Впору остаться, но слово дадено. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Ульяну успокоил:

— Надо хозяйство подымать, а царём жалованье обещано.

Уехал не один, набрал на Яике и Волге пять десятков охотников, среди которых оказался и Наум Губарь, знакомец по Сарайчику, да ещё Караман навязался — пойду с тобой, и всё тут. Пришлось оставить на два хозяйства одного Аникейку. Вот теперь едет обочь неугомонный татарин, напевает себе под нос что-то тягучее. Небось тоже Яик вспоминает. Поначалу ему пришлось нелегко среди чужих. С казаками жить не стал, опасался за Акгюль. Число жителей в поселении время от времени менялось, и, кроме постоянных обитателей, нередко появлялись гулевые атаманы. То один, то другой приводили к куреням свои ватаги, и мало ли кому из казаков могло прийти в буйную голову покуситься на честь жены, тогда быть беде. Юрту поставил в трёх сотнях шагов от казачьих жилищ. Так и жил почти год, пока не наведался давний Караманов ненавистник Фархад. Его выкупили родственники, обменяли в поселении на коней. При освобождении Фархад увидел Акгюль. Успел неугомонный крикнуть перед отъездом, что она недостойна жить с отступником и предателем, пообещал вернуться и отобрать её у Карамана. Дороня посоветовал Караману держать неподалёку от юрты стожок сена, чтобы в случае необходимости огнём или дымом позвать помощь. Караман стожок поставил, но в то, что Фархад вернётся, не верил. Фархад вернулся с двумя десятками воинов. Лунной летней ночью они подобрались к юрте. Распрощался бы Караман с женой и со своей жизнью, если бы не степной охотничий пёс породы тазы. Щенком пристал к семье Карамана в разорённом Сарайчике и теперь верой и правдой служил новым хозяевам. Он-то и разбудил лаем станичных собак и Карамана. Караман, выглянув из юрты, увидел в свете луны, как пал сражённый стрелой пёс. Сомнений не было, к его жилищу приближались враги. Успел метнуться в юрту, схватить лук, саблю, выхватить из очага головню и, выскочив наружу, поджечь стожок. Пламя осветило набегающих из темноты злоумышленников, ударило им по глазам. Караман ранил стрелами двоих, третьего встретил саблей. Но силы были не равны, Караман отступал, прикрывал вход в жилище. Клинок одного из противников взрезал кожу на голой груди, стрела другого прошила ногу. Кто-то из незваных гостей поджёг юрту. Караман мысленно прощался с жизнью и молил Аллаха пощадить жену и детей, когда на помощь пришли казаки. В короткой стычке пали два казака.

Ногайцы тоже потеряли двоих, остальные растворились в ночной степи неуловимыми тенями. Они ушли, но Караман, опасаясь мести, перебрался в повольницкий стан.


* * *

В Вязьме войско нагнал гонец. Согласно царскому указу, тысяча стрельцов и отряд Черкашенина направились в сторону Пскова. Городу угрожала опасность, именно туда нацелился польский король. Захватив одну из сильнейших крепостей Руси, он мог угрожать оттуда Новгороду, а положение и без того было никудышным. Шведский полководец француз Понтус де ла Гарди разорил Ижорскую землю, взял Корелу, замок Везенберг и теперь зарился на Нарву и Ивангород. Войско Стефана Батория один за другим брало Озерище, Заволочье, Остров, Великие Луки и другие исконные русские города. Теперь решалась судьба Пскова и Новгорода. Чтобы оттянуть наступление Батория, решили потревожить владения Речи Посполитой. Для этой цели и направилось к порубежью войско во главе с Дмитрием Хворостининым и Михаилом Катыревым. С ними воеводами шли и Бутурлины — Иван Михайлович и Роман Дмитриевич. Местничество с этим боярским родом обошлось Дмитрию Ивановичу недельным заточением в темнице и выплатой больших денег, но сейчас не до старых обид. Дело предстояло серьёзное и опасное, для его свершения нужны люди опытные и надёжные. Бутурлины являлись таковыми. Это один из них, Иван Михайлович, напал у деревни Настьино на отряд оршанского старосты Филона Кмита, сбил со стана, а на второй день догнал прославленного воинскими подвигами ротмистра на Спасских Лугах, разбил его, захватил все пушки и около трёхсот пятидесяти человек пленными. Немало надеялся Хворостинин и на других воевод, не меньше на казачьих атаманов Василия Янова и, конечно, Ермака, с коим более десяти лет назад стояли у Молодей, против крымского хана Девлет-Гирея. Тогда сдюжили. Верил князь, сладится и в этот раз. Для успешного предприятия в Смоленске собрали войско: конных стрельцов и дворян, татар темниковских, кадомских, касимовских, свияжских, чебоксарских, а также донских, волжских и яицких казаков. Казаков Ермака и небольшой отряд пеших стрельцов посадили на заранее приготовленные струги. Готовились в набег, городов осаждать не собирались, вышли налегке, без обоза и пушек. Июнь-червень пошёл с косой по лугам, а войско русское с оружием по Днепру.


* * *

Низкобортные струги чёрными тенями медленно скользили по извилистому, покрытому рябью водному шляху. Шлях, называемый Днепром, издревле служил людям и являлся частью великой торговой дороги «из варяг в греки». Но его воды носили не только купеческие корабли: видели они и воинственных викингов, и боевые ладьи русичей. Ныне по нему плыли суда московской рати. Светлолицая луна, взирая из-за мутных облаков, освещала им путь. Казаки опускали вёсла плавно, старались грести без плеска, дабы не нарушить ночной тиши. Ермак и Дороня пристально вглядывались в чёрные берега. Когда головной струг миновал излучину, Ермак прошептал:

— Вон у яра изба сожжённая, напротив склон пологий, о котором лазутные докладывали. Тут переправа. Ты свои струги к этому берегу веди, я к противной стороне подойду, посмотрю, нет ли литовцев с поляками.

Дороня переместился на корму, свистнул два раза. Струг Ермака остановился, тот, что плыл сзади, притёрся к борту. Дороня изловчился, перепрыгнул, встал на носу:

— Тимоха, гребите правее избы, к зарослям. Губарь, дай знать Камышнику, пусть за нами следует.

Днище струга шаркнуло по песку, Дороня поднёс ладони ко рту, прокричал филином. Из зарослей выехали всадники.

— Чего разугукались, здесь мы уже. Что с переправой?

Дороня узнал голос донского атамана Василия Янова.

— Сейчас. — Дороня повернулся, вполголоса спросил. — Тимоха, готов?

— Готов, — отозвался казак на корме и откинул полу кафтана. Огонёк свечи красным цветком явился в ночной тьме и скрылся цыплёнком под крылом наседки. Действо повторилось ещё два раза. Тимоха, по прозвищу Поскрёбыш, перебрался с кормы к Дороне: — Исполнил. Теперь ждать надобно.

На противоположном берегу зажёгся и погас огонёк.

Дороня обратился к Янову:

— Всё готово, атаман, можно переправляться. Струги Ермака недалече.

— Добро. Мы тут ещё плоты крепкие да лодки заготовили. Остальные реку на салах перелезут. Поеду, доложу воеводам.


* * *

Век летней ночи недолог, оттого торопились переправиться затемно. Рассвет едва забрезжил, а русское воинство уже подошло к Дубровне. Два струга Дорони первыми подплыли к городу по речке Дубровенке. Казаки с опасом посматривали на тёмно-серые в предутреннем сумраке очертания крепостных стен и башен. А ну как обнаружат караульные чужие суда да пальнут из пушек. Опасались не зря. Со стены послышался окрик, а следом встревоженные голоса. Казаки не отвечали, продолжали грести. На вторичный окрик и выстрел ответили залпом из пищалей. С Днепра ударил Ермак, остальные нагрянули со стороны главных ворот. Первыми, с гиканьем и воем, в обнесённый острогом посад ворвались татары и казаки Янова. Лай собак, крики и выстрелы огласили город. Полыхнули дома, зарево пожаров слилось с утренней зарей. Многим из жителей Дубровны удалось спрятаться в крепости, остальных ждали разорение, плен, смерть. Особенно бесчинствовали татары. Лихие всадники ткнулись в ров, обстреляли деревянную крепость огненными стрелами, а затем откатились и предались грабежу. С Дубровной русские не тянули, не теряя времени, метнулись к Орше. Пятибашенный замок взять с налёта не удалось, о том и не особо помышляли, но обширный посад тяжкая участь не миновала. Дома побогаче, среди которых немало двуярусных, находились на валу за высокими крепостными стенами из камня и брёвен, но и в посаде было чем поживиться. Снова взметнулись в небо чёрные столбы дыма. Воеводы не медлили, повели войско дальше. Уход из-под Орши раздосадовал лишь князя Ивана Бутурлина. Первый воевода полка Правой руки покидал город одним из последних. Два раза приближался он к воротной башне, выкрикивал имя Филона Кмиты, но подъёмный мост не опустился. На первый вызов воеводы из замка ответили бранью, на второй — выстрелом из пушки. Ядро прогудело над головой Бутурлина и с грохотом врезалось в один из домов посада, после чего воевода, погрозив защитникам крепости саблей, отступился. Поздним вечером, после удачного наскока на крепость Копысь, русская рать встала на берегу Днепра. В походном шатре большого воеводы Бутурлин жаловался Катыреву и Хворостинину:

— Плохо, от Орши спешно ушли. Не свиделся с Филоном, не скрестил сабли с ротмистром. Сбежал от меня оршанский воевода на Спасских Лугах и ныне из крепости не вышел. Два раза ездил к воротам на бой звать, а в меня из пушки...

— Не след понапрасну жизнью рисковать, — сказал Катырев с неодобрением.

— Может, не в Орше староста? Пленные разно молвят: одни, что он в крепости, другие иначе, — высказал предположение Хворостинин. — Сказывают, он воин опытный. Ужель убоялся?

— То верно. Кмита в воинском деле поднаторел, достаточно вреда-убытка владениям московским нанёс. Чернигов, Почеп, Холм, Старая Русса — его рук дело, и землю Смоленскую он разорял. Премного досадил князьям Мещёрскому и Серебряному. Великое множество сёл пожёг и полону увёл... Ничего, теперь наш черёд приспел ответить.

Снаружи послышались голоса. Разговор прервался. В шатёр вошёл Дороня, поздоровался, окинул взором воевод, обратился к Хворостинину:

— Звал, князь?

Хворостинин кивнул:

— Решили мы тебе поручить струги обратно в Смоленск угнать. Дальше Быхова мы не пойдём, лазутные сказывают, литвины, вместо того чтобы к Баторию идти, сюда на выручку подались. Значит, вышло по-нашему. Придётся королю обождать с походом на Псков. Ныне, пока вороги не опомнились, надобно суда увести, нам они боле без надобности. Со своими яицкими казачками дело и содеешь. Часть стрельцов пеших с вами отошлём. А уж в Смоленске обратно своих коней получите. Они небось стосковались по хозяевам.

— Не иначе. Только дозволь, князь, остаться. Струги в Смоленск Иван Камышник отведёт, он в этом деле способнее.

В разговор вмешался воевода Катырев:

— Мыслю, надобно оставить два струга с яицкими казаками, пригодятся. Если бросить придётся, потеря небольшая. Ермак свои суда пусть отправит и людей для того выделит. Тех же казаков, которые останутся, как и договаривались, пересадим на коней, коих у нас, благодаря врагам, в избытке.

— Будь по-твоему, воевода, — согласился Хворостинин. — Коли так, пойдём, Дороня, проведаем Ермака.

Хворостинин и Дороня вышли из шатра и побрели к берегу Днепра, где расположились на отдых казаки Ермака. С реки пахнуло свежестью и ароматом трав, смешанным с дымом костров. Кто-то негромко выводил:


Как никто-то про то не знает, да никто не ведает,
Далеко ли наш православный царь собирается,
В которую сторонушку да хорошенько снаряжается,
Во Казань-город или Астрахань
Или во матушку во степь;
Сам-то идёт и меня с собой берёт...

Гомон военного стана постепенно затихал, уступал место звукам ночи. Всё громче слышались перекрикивания ночных птиц, пугающие уханья сов, стрекот сверчков и многоголосое пение лягушек. Крики людей оборвали юную песнь ночи. У одного из костров татарского стана разгоралась ссора. Появление воеводы предотвратило кровопролитие. Утихомирив татар, Хворостинин и Дороня направились дальше.

— Ишь, добычу не поделили, чертяки. Урезонить бы их, Дмитрий Иванович. Непотребство ведь творят, в городах православный люд грабят, насильничают, убивают, и не только татары...

— Урезонить? Татары союзники наши, с ними против ворога стоим. Без их конницы нам бы тяжко пришлось, а за помощь им обещана добыча, как и вам, казакам, кои тоже чужим добром не брезгуют. Это война, и тут слёзничать не след... Татары и казаки у Польши с Литвой тоже имеются, воюют, не зная жалости, впрочем, как и остальные. Где война, там и беда.

Дороня молчал: да и что скажешь, прав князь. Ведь и сам в Сарайчике Караману подобное рек.

А Хворостинин продолжал, разбередил казак душу, что с каждым годом всё больше черствела от войны и крови:

— Поляки, литовцы, а в особенности ливонцы твердят, что московиты — зверям подобны, многие жестокости творят на их землях. Бывает и такое. Только забыли они, как предки их, рыцари орденские, первыми покусились на нашу землю, предали её огню и мечу. Запамятовали об убийстве стариков и сожжении детей малых! А ныне что?! Поляки и воины угорские, взяв Великие Луки, резали горожан нещадно, и старых, и малых. О воинах не говорю: шведы в крепостях, кои сопротивление оказывают, пленных не берут. В Соколе девицы, которые наёмников-желнырей сопровождают, внутренности у наших ратников убиенных вырезали для зелья. А ты жалеть удумал...

В трёх вершках от обнажённой головы князя серой тенью промчалась летучая мышь. Хворостинин пригнулся:

— Ишь, разыгрались нетопыри, знать, к ведру.

— Не иначе, хотела волосок сорвать, — предположил Дороня.

— Зачем это?

— Поверье есть, если нетопырь на заре или в ночи волосок с человека сорвёт, то ждут его многие перемены.

— Нам ли, ратоборцам, переменства в жизни бояться. А тебе отвечу ещё — воину жалость неведома. Войне — ей всё одно, какого ты возраста и веры. Посмотри вокруг, и латиняне, и магометане друг друга не щадят. Да и у нас на Руси разве прежде на единоверцев руки не поднимали?

— Поднимали, — признал Дороня. — И поныне поднимают, и не только на единоверцев, но и на саму церковь. Она у нас милосердна, ударили по одной щеке, подставь другую. Боюсь, как бы вера, не способная защититься, не обрекла себя на погибель. Сегодня неуважение позволит властитель, завтра простолюдин, а после чужой. Рухнет устой-обычай, кончится порядок, старикам почтения не будет, дальше дойдёт до того, что у нас скоморохи в храмах плясать начнут. Царь только этого себе не позволяет...

Хворостинин остановился, уперев кулаки в бока, сурово спросил:

— Запамятовал, кому служишь?!

Дороня потупился:

— Нет, князь, помню.

— То-то. Государь денно и нощно молитвы творит, за грехи прощения просит и для державы благоденствия. Ворох трудов маетных лёг на его рамена. А уж как и чему быть, всё от него, от Господа, он нам защитник. — Хворостинин ткнул указующим перстом в небо.

Дороня не смолчал, посмотрел исподлобья, буркнул:

— На Бога надейся, а сам не плошай.

— Ты и в прежние лета непокорством отличался, а ныне у вольницы дерзости поднабрался, оттого речи твои крамольные и думы. Наша забота — супостата одолеть, а о жалости и толковать не стоит.

Дороня попытался возразить:

— А как...

— Довольно словоблудия. — Хворостинин досадливо отмахнулся, широко зашагал к реке...

Может, и довольно, да только засел разговор с князем в Дорониной голове. Лежал казак, думал:

«Озлился князь, жесток стал, а ведь и во мне жалости преизлиху убыло. Меняет нас жизнь, ох, меняет».

Прибавилась к думам и речь Карамана. Когда Дороня вернулся от Ермака, татарин сидел у костра, наблюдал, как красные угли потрескивают, швыряют в чёрное небо искры, и тихо пел. Заунывная песня витала вокруг костра, терзала душу. Дороне стало не по себе. Казак передёрнул плечами, словно от холода, сел напротив:

— Ты чего волком воешь?

— Тебя ждал. Сказать хочу.

— Хочешь, молви. Доброе слово и кошке приятно.

— Не доброе. Виниться хочу. — Караман тяжело вздохнул: — Ты не знаешь, я на Русь ходил.

— Ха, вот удивил. Как не знаю, если меня в Москве навещал. Мне ли не ведомо, что ты лошадями ногайскими торг вёл.

— С Девлет-Гиреем ходил, в тьме Теребердей-мурзы... Нас били, бежал.

— Так ты у Молодей бился?!

— Бился. Родня Акгюль и мой враг Фархад меня трус называл, я пошёл, чтобы семья плох не был.

Молчанье получилось тягостным. Караман встал, пошёл к реке. Пересидев сотоварища, Дороня направился следом. Караман стоял на коленях у самой воды. Молился ли татарин или предался невесёлым мыслям, Дороня не ведал, но товарищу решил не мешать, сел в стороне, стал смотреть на звёзды. Когда Караман поднялся, Дороня произнёс:

— На Руси молвят: «Тому тяжело, кто помнит зло», а нам и без того тяжести хватает. Нечего старое ворошить, ко сну пора...


* * *

В полдень подошли к Шклову. Передовой полк с татарами и казаками, как и в прошлые разы, шёл первым. Всадники ворвались в посад, растеклись по улицам, грабили, поджигали дома. Московские воины надеялись, что защитники города не осмелятся выйти за стены крепости, но Шклов успел получить помощь. В замке пропела труба. Ворота открылись. Конный отряд, большую часть которого составляли литовцы, выплеснулся из крепости, сминая разрозненные кучки московских вершников. Теперь стало не до грабежа. Татары и казаки, не готовые к отпору, стали спешно покидать посад, но преследователи не собирались останавливаться. Будто польские охотничьи псы огары за диким зверем, они гнались за неприятелем. Василий Янов и Ермак встали на пути подданных Стефана Батория и казаков. Степные удальцы увидели перед собой атаманов, останавливались и, вдохновлённые их спокойствием и отвагой, примыкнули к вожакам. Когда польские всадники приблизились, вокруг атаманов уже собралось пять сотен отчаянных рубак. Неприятельские хоругви стремительно накатывались на казачьи сотни. В первых рядах, с копьями наперевес, прославленная конница Речи Посполитой — гусары и латники из польских и литовских шляхтичей. Сверкают на солнце доспехи и шлемы, трепыхаются на ветру малые копейные прапоры, пугая казацких коней, посвистывают перья на щитах, тарчах и крыльях позади всадников. За этой пробивной силой и по бокам следуют панцирники, в центре конного строя стрелки пахолики. Их сабли, луки, самострелы и ручницы готовы прийти на помощь копьеносцам и прикрыть их атаку. Атаку, против которой казакам не устоять. Они и не стали. Выстрелив из ручниц и луков, отряд разделился. Василий Янов увёл половину казаков вправо, Ермак влево. Защитники Шклова ударили в пустоту. Зато казаки не промахнулись, налетели с двух сторон, на панцирников и пахоликов. Теперь королевская конная рота сама была подобна дикому зверю медведю, коему в бока всадили рогатины. Но «медведь» ещё оставался сильным и смертельно опасным. Гусары и латники развернулись и вновь пошли на врага. Кровавая сеча могла бы казакам дорого обойтись, но с тыла на конную репу обрушился первый воевода Передового полка, Роман Бутурлин, с конными стрельцами и татарами.

Шклов тоже не оставил своих защитников без помощи, конная хоругвь помчалась на выручку, следом из посада стали выходить пешие воины и стрелки. Залп со стороны Днепра заставил их остановиться. Полусотня Дорони Безухого ринулась на неприятелей. Польские пехотинцы не ведали, какова численность противников, они предпочли за благо скрыться за домами посада и оттуда открыть ответный огонь. Яицкие казаки вступили в перестрелку.

Сеча между конными отрядами становилась всё яростней. Ангел смерти закружил над полем боя, выискивая жертвы. Ермаку показалось, что он спустился на землю и мчится на вороном коне за его жизнью. Чёрным ангелом оказался гусар. Два крыла, прикреплённые к луке седла, делали его похожим на небесного посланника. Он нёс Ермаку смерть на кончике копья, и она с каждым мгновением становилась всё ближе. Атаман отчётливо видел изгибы лат поверх красного жупана, чёрные пятна на рысьей шкуре, застёгнутой на левом плече, ерихонку с широким наносником... Малая ручница готова к стрельбе, Ермак прицелился. Стоит промахнуться, и тогда, в тесноте боя, не избежать смерти от копья. Атаман глянул в лицо противника: пепельно-серые висячие усы, искривлённые в ухмылке тонкие губы, мощный подбородок, безжалостные глаза. В них-то и выстрелил. Гусар откинулся на круп коня, выронил копьё. Крылатая смерть проскакала мимо... Миновала она и Василия Янова. Панцирник стрельнул в него из самострела, но болт просвистел в трёх вершках от плеча атамана и поразил грудь одного из казаков. Предводитель донцев не замедлил отомстить за товарища, от его кистеня панцирника не спасли ни мисюрка с бармицей, ни кольчуга. Чалая лошадь потащила холодеющее тело хозяина к городу...

Чудом уцелел в схватке и Роман Бутурлин. Воевода нацелился на латника в жёлтой делии. Противник оказался умелым воином, кроме того, большую часть его тела защищало железо, а голову — бургундский шлем с гребнем. Бутурлину не удавалось применить топорик-чекан, все силы уходили на то, чтобы при помощи сабли отбиваться от кончара поляка. Латнику повезло больше, он сумел пронзить предплечье воеводы. Успех польского воина оказался недолгим. Бутурлин лишился возможности защищаться саблей, но сумел сокрушить чеканом металлический панцирь на груди соперника. Воевода разил латника ещё и ещё, пока тот не уткнулся в гриву коня. Белый ухоженный конский волос окрасился кровью...

Из замка донёсся звук трубы, с башен заметили приближение основных сил русских. Повинуясь сигналу, защитники Шклова начали отступление. Бутурлин, вдохновлённый победой, не обращая внимания на рану, пустился преследовать противников.


* * *

Дороня то и дело поглядывал в сторону главного боя:

— Помочь бы нашим, помахать сабелькой, да жаль, коня нет.

— Э-э, какой нет, смотри сколько. Хозяин убивал, кон остался. — Караман указал на поле, где сиротливо бегали кони без седоков.

— Перепуганного легко не возьмёшь, — промолвил Дороня.

— Э-э, хотеть надо. У нас говорят, без ветра и ковыль не шелохнётся. Я возьму. Моя кон водил, знает. Жди, Дороня. — Караман перебежками помчался к месту конной схватки.

— Караман! Вернись, дурень! — крикнул Дороня. Вроде бы поругал, а в душе гордился сотоварищем. Караман оказался способным не только вести торговые дела, но и показал себя умелым воином. Над головой просвистела пуля. Казак пригнулся:

— Вот бестолочь, убьют ведь.

Но время Карамана не пришло. Ещё до разговора с Дороней татарин положил глаз на чалую лошадь у куста. Она, в отличие от других, стояла спокойно, причиной тому был мёртвый панцирник. Нога всадника застряла в стремени, а тело зацепилось за куст. Это и остановило животное. Караман неторопливо подошёл к лошади, успокоил, освободил от прежнего хозяина, сел в седло. Лошадь не противилась, кроме того, она поспособствовала Караману в поимке пегого иноходца и низкорослого татарского коня. На нём Караман и прискакал. Удерживая в поводу чалую лошадь и иноходца, крикнул:

— Эй, Дороня, садись любой.

Дороня тянуть не стал, вспрыгнул в седло чалой, кивнул Губарю на иноходца:

— Бери пегого!

Поскрёбышу крикнул:

— Тимоха, останешься за старшого!

К тому времени шкловское воинство кинулось под защиту крепостных стен. Отступила пехота, отступали и конники. Вставать на их пути троица казаков не стала, решили присоединиться к преследователям, но прежде им пришлось столкнуться с двумя вражескими всадниками. Первого, пальнув из ручницы, убил Наум Губарь и тут же был повален на землю. Рослый конь латника в крылатом шлеме сбил его широкой грудью заодно с иноходцем. Латник свесился с коня, с намерением довершить дело, но и ему сидеть в седле оставалось недолго. Петля аркана стянула шею, сбросила его с коня. Дороня, указав Губарю на полузадушенного неприятеля, крикнул:

— Наум! Возьми аркан у Карамана, свяжешь супостата, доставишь к стругам! — Караману бросил: — Поспешим, наши скачут!

Преследователей возглавлял воевода Бутурлин. Размахивая окровавленным чеканом, он мчался к воротам крепости. К нему-то и присоседились Дороня и Караман. Дороня замахнулся саблей, чтобы сразить пахолика в васильковом кафтане, но тот его опередил. Ручница пролетела над гривой лошади, стукнула казака в грудь.

«Благо, метнул ручницу, а не пальнул из неё. Видать, отстрелялся воин», — подумалось Дороне.

Пахолик затравленно оглянулся. Дороня успел рассмотреть бледное лицо, каштановую бородку, светло-карие глаза. В следующий миг пахолик сорвал с плеча волчью шкуру, швырнул в голову лошади. Чалая шарахнулась. Дороня с досадой смотрел, как враг отрывается, теперь в его руке сверкала сабля. Громыхнула крепостная пушка, ядро врезалось в гущу всадников позади Дорони. Предсмертное ржание сородича заставило чалую прибавить в беге. Спина пахолика вновь оказалась перед глазами. Дороня рубанул, клинок прочертил бурую полосу на васильковой ткани кафтана. Пахолик завалился на бок, начищенный до блеска шишак упал с головы, обнажил бритый затылок... Дороня этого не видел, спешил за Бутурлиным и Караманом. Бутурлину удалось нагнать всадника в синем жупане и рогатывке с пером, чекан воеводы готов был обрушиться на голову врага, когда тот обернулся с пистолетом в руке. Ещё миг, и он выстрелит. Стрела Карамана помешала ему свершить задуманное... А Бутурлин мчался дальше. Того гляди, ворвётся отважный воевода на плечах неприятелей в крепость, добудет себе славу, почёт и царскую милость...

Ворота закрылись раньше. Смертоносный дождь из стрел, камней и пуль низвергся со стен на Романа Бутурлина, Карамана и их коней. Пала и чалая, прикрыла собой казака...

Убитых и раненых московских воинов, среди которых оказался и Дороня, отбили ближе к вечеру, воутрие двинулись на Могилёв.


* * *

В Могилёве их уже ждали. Городские пушкари пальнули по стругам, но ядра легли в воду. Появление русского войска не явилось для Могилёвского войта Мартина Стравинского неожиданностью. Жерла пушек грозно смотрели на неприятеля, на стенах крепости стояли во всеоружии горожане и воины, часть их вышла за посад дать бой. К этому их побудила весть о подходе помощи из Шклова, Боркулабова, Щупени. Пехота построилась по военной науке. Впереди стрелки с аркебузами и арбалетами, позади пикинёры, с боков всадники. Яркие лучи полуденного солнца отражались от шлемов и доспехов, их строй казался нерушимым. Таковым остался и после совместной атаки конных стрельцов, казаков и татар. Наскок не удался: стрелки Речи Посполитой сумели нанести урон противнику и скрылись за рядами пикинёров, меж которыми встали доспешные воины с саблями. Московская конница напоролась на лес пик, отступила.

Вторая атака оказалась удачной. Стрельцы спешились, открыли огонь по пикинёрам, в то же время татары нахлынули справа, а казаки слева. Всадники противника попятились, следом отошла пехота. Защитники Могилёва отступили, но крепость взять не дали. Предав огню и разорению часть посада, русские воеводы двинулись от города. Пришла пора держать совет. На нём-то и решили возвращаться. Хворостинин вызвал к себе Дороню. Встретил у шатра главного воеводы, кивнул на перевязанную руку, спросил:

— Сегодня?

— Вчера под Шкловом.

— Сказывали, в соседстве с Бутурлиным бился.

— Довелось.

— Жаль воеводу, славный воин был. И бой был славный, да и шляхтича ты непростого изловил.

— Не я, сотоварищ мой Караман. Там же, у Шклова, голову сложил... У него на Яике жена да детишек двое... Чуял смертушку татарин. Накануне все песни тоскливые пел да в грехе предо мной покаялся...

— Что поделать, так уж устроено, нет моря без воды, а войны без крови... Знать, сотоварищу твоему обязаны мы пойманным шляхтичем.

— Так и есть, — подтвердил Дороня.

— Литовец в Шклов гонцом прибыл от Николая Радзивилла. Троцкий воевода с большим отрядом на помощь движется и иные шляхтичи. К вечеру сторожа казаков Янова на татарский ертаул наскочила, и татары те, со слов пленника, оказались людьми черкесского князя Темрюка Шимковича Пятигорца, что на службе у польского короля состоит. А значит это то, о чём тебе после Копыси в воеводском шатре молвил. Отвлекли мы на себя многих литовских воинов и урон Речи Посполитой учинили, посему приспела пора в обрат идти. Поспешать надо, нам повторять то, что под Кесью содеялось, не след. Враг в любое время с тыла напасть может, да и Смоленские земли в защите нуждаются, и Пскову воины нужны.

— Я смекаю, стругам и казакам моим работа предстоит немалая. Только многих ли мы перевезём двумя-то стругами?

— В большинстве войско само перевезётся, с конями. Есть и плоты. Вам же в первый черёд следует переправить раненых и полон, а потом как получится. Но запомни вот что, один струг постоянно должен быть у этого берега. Ручницы держите наготове. Не ровен час, враги объявятся, самое время куснуть нас за хвост во время переправы, как мы кусали когда-то крымского царя Девлет-Гирея.


* * *

Предчувствия не подвели князя Хворостинина. Ночью, когда большая часть войска переправилась за Днепр, явились татары, черкесы и кабардинцы Темрюка. Следом пожаловал отряд из Могилёва и помощь из литовских шляхтичей под предводительством Николая Радзивилла. Остаткам московского воинства пришлось одновременно переправляться и отбиваться от врага. По реке вперемежку с живыми воинами поплыли трупы. То, что происходило, напоминало Дороне переправу через Неглинку во время нашествия Девлет-Гирея на Москву. Но чем сейчас, во тьме, он мог помочь соратникам? Его струг стоял у берега, казаки с ручницами готовы вступить в бой, но перед ними мелькали чёрные тени, среди которых трудно отличить своих от чужих. Струг пригодился лишь татарам и казакам, тем, кто потерял коней и надежду на спасение. Один из них, молодой казак, взмолился:

— Отплывайте, браты! Уходите шибче! Близко недруги. Побьют ведь всех и струг сож1уг.

Дороня ухватил казака за ворот:

— Свою шкуру спасти хочешь?! А о других подумал?! Ах ты...

Договорить не успел, на струг наскакивал конный отряд. Дороня приготовился отдать приказ, когда из тьмы раздался зычный голос Ермака:

— Доро-оня! На тебя ведём! Разъедемся — бей!

«Смекалист атаман! Видно, не прошла наука Хворостинина даром, запомнил Ермак, как у Молодей крымчаков на гуляй-город навели», — мелькнула в голове Дорони мысль.

Всадники обтекли струг, поплыли к противоположному берегу. Там их ждало спасенье. На смену им явились литовцы. Разом пальнули со струга казацкие ручницы. Крики, стоны, ржание коней огласили берег. Литовцы попятились, уползли во тьму.

Дороня скомандовал:

— Уходим!

Струг отплыл, вёсла дружно ударили по воде. Литовцы провожали его пулями и стрелами, казаки отвечали. Со стороны неприятельского берега ещё доносились звуки сабельной рубки, но вскоре и они затихли. Ночной бой закончился. Закончилась и переправа...

Струг догорал. Дороня бросил прощальный взгляд на судно, перекрестился, сел на коня...

Московское войско разорило окрестности Мстиславля и через Рославль вернулось в Смоленск. Возвратился и поредевший отряд Дорони. Поход удался. Русские воеводы прошлись по владениям Батория, нанесли им ущерб, привели пленников, средь которых оказалось немало шляхты, а главное, оттянули на себя часть сил, предназначенных для похода на Псков, за что и были пожалованы царём золотыми. Полки отвели в Дорогобуж, но отдыхать им пришлось недолго, вскоре их бросили к Ржеву против крупного литовского отряда, одним из предводителей которого был Филон Кмита, старый знакомец воеводы Ивана Бутурлина. Недругам свидеться не пришлось. Литовцы вторглись во владения московского царя и продвигались всё глубже, но, не доходя Ржева, узнали о большом московском войске и повернули вспять... Литовские роты ушли, а война продолжалась.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Узнав о том, что близок Псков, он раскрыл свою бездонную пасть, как адскую бездну, и хотел поглотить град Псков. Спешно и радостно, как лютый великий змей из великих пещер, он полетел к Пскову; окружённый чудовищами своими, как искры огненные тёмным дымом, летел он на Псков; и ещё не долетев, уже думал, что град Псков у него в утробе. Аспидов же своих и приближённых змей и скорпионов великий тот литовский король из утробы извергнутыми хвалится насытить.

«Повесть о прохождении на богоспасаемый град Псков
Стефана Батория, короля польского»

Осенние ветры принесли в Ржев не только холода, но и тревожные вести. Польский король Стефан Баторий через Полоцк и Опочку двинулся к Пскову и достиг его восемнадцатого августа, в день святых мучеников Фрола и Лавра, а двадцать шестого, на Андреяна и Наталью, осадил город. Теперь исход войны во многом решался под стенами древнего града. Дороня надеялся, что родной Псков отобьётся, как прежде, устоят его стены супротив градоемцев. А стены у города крепкие, больше из камня известняка, высокие и широкие, с тридцатью семью башнями, с захабами да сорока восемью воротами. Они-то, стены, делили Псков на четыре крепости: Кром, Довмонтов град, Средний город и Окольный. Окольный город обнесён новой Большой стеной. Ей предстояло принять первый и основной удар. Но главная сила города в его защитниках — горожанах и воинах, над которыми, со слов Хворостинина, поставлены умелые воеводы: Иван Шуйский, Василий Скопин-Шуйский, Никита Плещеев-Очин, Андрей Хворостинин, Владимир Бахтеяров-Ростовский и иные храбрые и опытные мужи. Им-то и предстояло выстоять против врага. Сильного врага. Баторий явился с пушками и привёл великое воинство: из поляков, литовцев, союзных курляндских рыцарей, с ними казаков-черкасов, татар, кабардинцев, кои состояли на службе короля. Пришли и наёмники: венгры, немцы, сербы, датчане, англичане, итальянцы, французы и иные любители военной поживы. Средь них большое количество людей, искусных во взятии крепостей. Оставалось уповать на Бога и стойкость осаждённых. В их рядах мечтал оказаться и Дороня. Господь услышал его мольбы...

Князь Дмитрий Иванович, по указу царя, встретил октябрь-листопад в Новгороде. Следом туда прибыл воевода Катырев, два полка стрельцов и казачьи отряды Ермака и Дорони.

Не раз за многие годы знакомства Хворостинин вызывал Дороню к себе и доверял важные и опасные поручения, и всякий раз, ещё до разговора с князем, казак чуял, словно охотничий пёс, приближение звериного лова, когда предстояло рисковое дело. Так случилось и ныне. Хворостинин ожидал его в одной из комнат воеводского дома. Речь повёл о родном городе Дорони:

— Слышал о Пскове? Баторий лютует, обложил твердыню, на приступ войско посылал. Слава Богу, супостата от стен отбили.

— Слышал. Душа кровью обливается, должно и мне там быть. Кто, как не я, город свой от ворога оборонять обязан?

— К тому и веду. Съестного запаса, боевого зелья, оружия и людей в городе достаточно, но надолго ли? Да и не мешает знать псковичам, что не оставлены они государем. Посему и дело у меня к тебе важное.

— Не томи, Дмитрий Иванович, молви.

— Решено послать под Псков воеводу Ивана Бутурлина со стрелецкими головами, стрельцами и сотней казаков Ермака для промысла над неприятелем. Большинству из них предстоит пробиться в город с припасами. Знакомцу нашему, атаману Черкашенину с пятьюстами удальцов, ещё по прибытии Батория под город удалось проскочить, но ещё один отряд поляки перехватили, многих убили и в полон побрали. Теперь от твоего старания да от Божьей воли зависит, быть помощи в городе или нет.

— Я-то что? — удивился Дороня. — Что делу от моего старания?

— А то, вспомнил я давний наш разговор в Заразске, когда ты поведал, как из Пскова подземным ходом бежал. Помнишь ли?

— Помню.

— Коли помнишь, знай, подземелье может нам послужить. Сможешь ли посредством тайного хода провести воинов в город?

— Не возмочь мне, князь. Не поведал тебе, ход узок и низок. По нему даже одному тяжело пробираться, и поляки, я слышал, напирают со стороны Черехи-реки, значит, дуб, у коего лаз в подземелье, у них на виду. Да и сколь лет прошло с той поры, цел ли ход?

— Вот и надо бы проверить. Досадно, что людей с припасом не провести, но если ход цел, то сам-то в город пробраться сможешь?

— Смогу, если Господь позволит.

— Если сможешь, значит, известишь большого воеводу Шуйского, чтобы отряд в назначенное время ожидали и со стен огнём поддержали.

— Бог не выдаст, свинья не съест.

— Надеюсь, не выдаст. — Хворостинин обнял Дороню, отстранив, сказал: — Передавай поклон соратникам по Москве да по битве Молодинской: Ивану Шуйскому и атаману Черкашенину, особо кланяйся братцу моему Андрею. Скажи, молимся за него. — Глаза князя увлажнились, отошёл, махнул рукой: — Иди, собирайся, на рассвете выступаете.


* * *

Отряд лазутных под руководством Ермака и Дорони осторожно продвигался по неприметной лесной тропке. Казаки свершили задуманное: путь вдоль реки Великой от Талабских островов к Пскову разведали. Большой неприятельской силы замечено не было, следовательно, попытка прорваться в город на судах могла иметь успех. Правда, проникнуть удалось только до излучины реки Великой у Снетогорского монастыря. Появление неприятельского конного отряда вынудило разведчиков повернуть в сторону Новгорода к реке Абиже. Дороня раздосадовался, не удалось ему увидеть родной город, лёгкий туманец скрыл далёкие очертания Пскова. Хмурый сырой лес усиливал угнетённое состояние, понурив голову, казак тащился за проводником. Его приставил к отряду воевода Бутурлин. Поначалу Дороне появление псковича не понравилось, ведь он и сам помнил пути от озера к городу, но затем смирился, пусть будет тоже, коль для дела гоже. И правильно рассудил, как оказалось, не все тропинки ему ведомы. Пскович-охотник знал дело. Потёртые поршни земляка мелькали перед глазами Дорони, мелькали и воспоминания. Сам лес подкидывал их одно за другим. Ещё не замглились дни детства и отрочества: сборы грибов и ягод, охота с отцом и братьями на тетеревов, глухарей и рябчиков. Всё происходило в этих местах... Проводник остановился. Дороня тоже. Ермак сзади ухватил за локоть:

— Слышишь?

— Слышу. Конные скачут. В нашу сторону. Неужто за нами?

Ермак обернулся, поднял руку, негромко изрёк:

— А ну, браты, сворачивай в кусты, готовь оружие.

Десяток казаков растворился в кустах. Ждать пришлось недолго. Сладкую дремоту глухой чащи нарушили крики, ржание и топот копыт. Меж деревьев мелькнули люди.

— Русские! Не воины, селяне, — невольно вырвалось у Дорони.

Сколько их, рассмотреть не смог. Они убегали от погони. Преследователи не замедлили явиться. Польские и немецкие всадники, числом не менее десятка, гнали русичей, словно дичь. Это была охота ради забавы. Мирные жители, под смех находников, падали один за другим, сражённые пиками, арбалетными болтами, стрелами и саблями. На глазах Дорони польский шляхтич зарубил отрока, а немец застрелил из арбалета старика. Кровавое действо приближалось. Преследователям не нужны пленные, они жаждали развлечения. Селяне обречены. Не все. Один из поляков пощадил свою жертву, лишь толкнул её ногой. Молодая женщина упала на прелый хвойно-лиственный ковёр. Поляк подъехал, неспешно слез с коня, наклонился. Рука в перчатке сорвала с женщины повойник, схватила за русые волосы. Поляк заставил женщину подняться, прижал к стволу сосны, распахнул на ней душегрею, однорядку, разорвал сарафан и рубаху. Светло-серые глаза поляка вожделенно прилипли к розовым соскам. Женщина попыталась вырваться, поляк ткнул кулаком в лицо. Красная змейка из носа подползла к подбородку, капли крови красными ягодами упали на налитую белоснежную грудь. Поляк осклабился, губами потянулся к шее женщины. Насладиться женскими прелестями ему не пришлось. Насильник судорожно дёрнулся, повалился к ногам жертвы. Дороня поднял с земли горсть листвы, обтёр лезвие ножа, замер. Лесную дремоту будоражил звон сабель и стоны, особо прозвучал выстрел. Он и возвестил об окончании схватки. Дороня не знал, в чью пользу она закончилась, и посчитал нелишним вынуть из ножен саблю. Теперь он должен защищать не только себя, но и женщину. Вспомнилось, как вызволял из полона Ульяну, сердце защемило от тоски по близкому человеку. Беспокойство оказалось напрасным. Вскоре появился Ермак с казаками, покосился на женщину, бросил:

— Запахнись, красавица!

Слова атамана дошли до неё не сразу. Женщина стояла у сосны каменным идолом, но вдруг очнулась, запахнула душегрею, опустилась на корточки, зарыдала. Ермак погладил по голове:

— Будет тебе. Живая ведь, радуйся. Вот и соседи пришли. — Ермак указал на дюжину перепуганных селян. Дороне отмолвил: — Сказывают, из деревеньки ушли, а в городе скрыться не успели. От ворога в лесу, на болотах хоронились... Нашли ведь, ироды, беззащитных, зверем диким по лесу погнали... Эти все, кто уцелел. Ничего, и мы за врагами поохотились, и ещё поохотимся...

Дороня спросил:

— Что у нас?

— Корнея убили, проводника, двое поранены. Поляков да немцев пяток положили, твоего женолюба не считая, пленных двое, остальные утекли.

— То плохо, переполох поднимут.

— Не оставлять же их, — атаман кивнул на селян, — на утеху ворогу.

— И то верно, за них да за землю Русскую стоим.


* * *

Густой вязкий туман навис над окрестностями Пскова и над самим городом. Дороня поёживался от прохладной сырости осеннего раннего утра, с волнением всматривался сквозь седую клокастую пелену в знакомые с детства очертания. Сердце колотилось, точно при свидании с любимой. И то верно, сколь годков не виделись! А ведь словно родичи для него дома, храмы, башни, и каждую он знал, помнил имена каменных богатырей, охранителей города. Сладко звучали в его голове их названия: Петровская, ближняя к родному дому, Глухая, Высокая, Соколья, Козьмодемьянская... Её он прежде всего и высматривал. К городу Дороня пробирался с десятком казаков и Ермаком. Атаман решил лично проводить сотоварища. Подошли со стороны Запсковья. Места труднопроходимые: лес, кустарник, болота, но для лазутных — то, что надо. Вражьих караулов мало, и разведке прятаться легче. Одно плохо — туман от неприятеля укрыл, но и с пути сбил. Помог ветер со стороны Чудского озера. Рванул, озорник, завесу, открыл вид на город. Перед глазами каменные стены, купол Богоявленской церкви. Дороня посмотрел налево: «А вот и Козьмодемьянская». В предрассветной серости ещё одна церковь, перед ней башня. Уж её он узнал сразу. Круглая, высокая, пятиярусная — гордо стояла она на Гремячей горе, у крутого спуска к реке Пскове. Не раз приходил мальцом порыбачить у Верхних решёток, что закрывали путь вражеским кораблям и соединяли Никольскую и Козьмодемьянскую башни. Ныне она указывала правильный путь. С полверсты от неё, вверх по реке, на противоположном берегу, должен стоять старый дуб...

— Всё, почитай, добрались. Вон дуб, — изрёк Дороня и указал на ветвистое дерево, — левее, ближе к стенам, польские осадные укрепления. Я у них сзади окажусь, а они опаску со стороны города держат, не заметят.

— Прежде реку переплыви, вода-то холодная. Мнится, эти туманы последние, быть вскоре морозу. Поспешать надо, того гляди лёд встанет, потом по Великой на стругах не пройдём. — Ермак почесал подбородок. — Надо помыслить, как тебя незаметно на другой берег переправить.

— Что думать, вон у берега коряга, за неё ухвачусь и переплыву.

— Ладно. Снимай одежду. В одних портах поплывёшь?

— В портах.

— Остальное в кафтан польский сложим да узлом увяжем, на коряге переправишь. На том берегу сухое оденешь. Поспешай, скоро светло станет.

— Кафтан польский и шапка к чему?

— Пригодится. На той стороне с поляками столкнёшься, и конец тебе, а в польском платье за своего примут. Не зря же я пленного разорил.

Дороня согласился:

— Пусть будет кафтан.

Ермак продолжал наставлять:

— Если не сладится, поворачивай вспять, тем же путём, мы недолгое время подождём. Коли содеешь, как задумали, в полночь дашь знать огнём с Варламской башни. Ну, а через день ждите гостей.

— И ты не забудь передать Бутурлину, если случится промашка, пытайте удачу со стороны Запсковья.

— Передам. — Ермак легонько хлопнул Дороню по спине: — С Богом.

— С Богом.

Дороня разделся, перекрестился, вошёл в реку. Вода обожгла, сковала ноги ледяными оковами. Дороня притянул корягу, пристроил на ней узел с одеждой, оттолкнул, поплыл следом. Холод терзал плоть, но закалённое тело казака сопротивлялось... До берега оставалась пара гребков. Судорога свела правую ногу. Река потянула ко дну. Неужто конец!? Страх объял душу. Только на миг. Он отступил, когда левая ступня почувствовала твердь. Дороня опёрся на корягу, оттолкнулся ногой от дна. После второго толчка коряга ткнулась в берег. Казак выбрался на сушу, развязал узел дрожащими пальцами, раскрыл кафтан, нашёл нож. Кончик лезвия впился в бедро казака, кровавое пятно расплылось по светло-серой ткани, боль отступила. Дороня надел сухую одежду, подполз к дубу. Глаза с трудом отыскали замшелый камень, величиной с лошадиную голову. Дороня потянул его на себя. Тщетно. Корни дуба охватили валун и не желали отпускать. Казак провёл ладонью по шершавому корневищу, достал нож:

— Не гневайся, старинушка.

Острое лезвие кромсало древесину, Дороня торопился. День светлел, от тумана не осталось и следа, в польском стане заголосила труба. Камень шевельнулся, Дороня откатил препону. Из подземелья пахнуло гнилью. Убрав щепу, замазал влажной землёй свежую рану корневища, залез в подземелье. Топот копыт возвестил о приближении всадников.

«Неужто заметили? Эх, глухарь! Кабы не уши резаные, раньше услышал бы конных».

Дороня осторожно прикрыл камнем вход, прислушался. Тихо. Проехали или притаились? Так или иначе, надо спешить. Часть пути преодолел, пригибаясь, дальше пришлось ползти на четвереньках, в полной темноте, на ощупь. Ладони натыкались то на твёрдые стены, то на гнилые деревянные подпоры, то на влажную землю. Попалось и нечто округлое. Дороня отдёрнул руку. Он вспомнил, ещё при побеге из Пскова обнаружил в подземелье останки человека. Как они оказались в подземелье и связано ли их появление с отцом или братьями, осталось для него тайной, но то, что скелет лежит посередине пути, знал точно. Испросил прощения у потревоженного покойника, пополз дальше. Пальцы ощутили склизкую плоть. Она оказалась пищей крыс, за покушение на которую он и поплатился. Зубы одной из обитательниц подземелья впились в запястье. Дороня вскрикнул. Громкий человеческий голос принудил серых грызунов разбежаться. Казак почувствовал, как когтистые лапки одной из них протопали по спине. Дороня передёрнул плечами и поспешил уползти подальше от крысиного лакомства. Было ли оно мёртвым зверьком, рыбой или куском человеческого мяса, неизвестно. Пахло отвратительно. Приторный запах гниения вызвал тошноту. Дороня продолжал ползти. Ладони ощутили влагу, с низкого потолка капало. Миновал неглубокую лужу, остановился. Ход завалило. Во время побега из Пскова завала не было. Казака охватило отчаяние, он вынул нож, принялся ковырять землю. Трудиться пришлось недолго. Вскоре, к радости казака, рука провалилась в пустоту. У Дорони отлегло от сердца, он протиснулся в узкую щель, но вдруг замер. Слух уловил голоса людей.

«До города ещё далеко. Неужто души неупокоенные?»

Казак перекрестился. Голоса не затихли, к ним прибавились иные звуки. Дороня догадался — кто-то орудует кирками и лопатами, копают подземный ход, и люди эти не русские. После того как Саттар-бек лишил его ушей, слух стал хуже, и для того, чтобы убедиться в своих догадках, прополз дальше. Здесь голоса слышались сильнее, Дороня приложился обрезанным ухом к стене хода. Говорили по-польски. Дороню обдало жаром.

«Что будет, если они наткнутся на подземелье или прокопают свой ход под стены Пскова?!»

Эти мысли прибавили сил. Сдирая в кровь ладони и колени, он устремился к цели.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Русские в крепостях являются сильными боевыми людьми.

Бальтазар Рюссов

Встреча с родным городом получилась недружественной. Проникнуть в подвал дома, что в прошлом принадлежал его семье, удалось легко. От любопытных глаз вход скрывал только камень-известняк. Дороня отодвинул преграду, заполз в подвал, но выйти из него не удалось. Деревянная крышка не поддалась. Дороня помнил, подвал не запирали. Может быть, новые хозяева решили по-другому?

— Эй, люди добрые! Есть кто? Откликнись! Православные!

На крик никто не отозвался.

«Неужто все труды напрасны!?»

Сплюнул, упёрся ногами в земляную ступень, а шеей и руками в крышку. Попытка оказалась тщетной. За ней последовала вторая и третья. Сел, передохнул, снова взялся за дело. Четвёртая попытка привела к успеху. Наверху громыхнуло, крышка откинулась. Свет ослепил. Дороня зажмурился, прикрылся ладонью. Десяток рук вцепились в него, вытащили наверх. Дороня осмотрелся. На месте отчего дома пепелище, целы только колодец да рябинка подле него, всё, что осталось в память о близких, да ещё нательный крест, с коим бежал из Пскова. Распятие хранило его все эти годы. Убережёт ли теперь? По враждебным взглядам вооружённой толпы понял — надежды на благополучный исход мало.

— Поляк!

— Собака!

— Бей!

Дороня не успел произнести и слова: ражий стрелец приложился кулаком к лицу, другой ткнул древком копья в живот.

— Не тронь! — Густой голос прекратил расправу, приказал: — Гляньте, нет ли в подполе ещё кого?

Ражий стрелец нырнул в подвал:

— Боле никого! Один явился лазутчик, по ходу подземному. Вона дыра. Мы идём, слышим, из дома горелого голос слышится, потом возня...

— Оставайся там, стереги, может, кто ещё появится. — Обладатель густого голоса, высокий, широкоплечий стрелецкий голова, ожёг Дороню взглядом: — Сказывай, ворог, зачем явился?

Дороня выплюнул кровавый сгусток:

— Не ворог я.

— Почто одежда польская?

— Чтобы к вам легче пробраться. Не пытай, веди к воеводе.

— Чем я, стрелецкий голова Андрей Замыцкий, не гож?

— Гож, да велено мне князем Дмитрием Ивановичем Хворостининым только с воеводами речь вести.

— Пойдём, отведу тебя к Старко, он как раз за укреплением Великой башни присматривает.

Воеводой с прозвищем Старко оказался не кто иной, как Андрей Иванович Хворостинин. Дороня узнал его сразу, больно схож с братом, да и прежде, будучи на службе у князя, приходилось с ним встречаться. А вот Андрей казака не признал, даже когда назвался. Видать, запамятовал. Память вернулась при упоминании имени брата.

— Послан я воеводами Иваном Бутурлиным и Дмитрием Хворостининым к князьям Василию Скопину и Ивану Шуйскому с тайной вестью.

Андрей встрепенулся:

— Так ты от Дмитрия! А я гляжу, лицо знакомое. Как он?

— В животе и здравии. Поклон шлёт от себя и от всего семейства. Молвил, молятся за тебя ежедень.

— И я молюсь, чтобы с ними свидеться. — Андрей обратил взор на купола ближайшего храма, перекрестился.

— Ещё велел кланяться Ивану Петровичу Шуйскому да казачьему атаману Михаилу Черкашенину.

Князь потупил взор, глухо произнёс:

— Нет больше славного атамана.

— Как нет?! — невольно вырвалось у Дорони.

— А вот так... Пойдём со мной. Иван Петрович в Кроме, что ему молвить надо, мне скажешь, а я тебе поведаю, как нам жилось после прихода Батория.

Дороня сообщил Андрею о намерении воинского отряда с припасами прорваться к городу, о том, когда и с какой башни надо дать сигнал и ждать его подхода. Поведал, что из Курляндии к Баторию движется большой обоз с боеприпасом. Весть расстроила князя. Ещё больше обеспокоил его рассказ Дорони о голосах в подземелье.

— Вот псы неугомонные! Десятка два дней прошло, как перебежал на нашу сторону бывший полоцкий стрелец Игнаш и сообщил, что поляки ведут к стенам подкопы. Один из подкопов русских пленных рыть заставили под присмотром перемётчика с прозвищем Куница...

Дороня насторожился:

«Уж не Куницын ли объявился? Мёртвым я его не видел, и свидетели его бегства с татарами, имеются. Опять же путь от Крыма до Польши недолог. С другого боку, прошла молва о его повешении, да и мало ли Куниц и сынов Куницыных на Руси».

— ...только Игнашу удалось сбежать от этой куницы. Благодаря стрельцу и «слухам» обнаружили мы польские подкопы. Иные взорвали, иные обрушили. Думали, пропадёт у них охота в земле копаться, а они опять за своё взялись. Пошлю людей, пусть похоронят подкоп и твой ход подземный. Большая беда будет, если враг о нём проведает, а Баторию радость.

— И как вы по сию пору супротив несметной силищи устояли?!

— Отвечу тебе, как ответили мы Баторию, когда он за великие милости предлагал сдать город. Если Бог за нас, то никто против нас! Силищу Баторий привёл немалую, побольше нашей, но и мы не дитяти. Ждали его, запасы готовили, стены и башни крепили. Мы ждали, они и пришли. Поначалу сунулись ближе к стенам, пушкари угостили их на славу. Наши метче Баториевых оказались, пришлось Стефану свои шатры к Черехе-реке переносить. А прежде, на подходе к Пскову, я с конными пожёг окрестности, дабы ворогу поживы не досталось, ещё и передовым литовцам успел нос утереть. После стали поляки борозды копать да туры ставить супротив Покровской и Свинорской башен. Там, где я поставлен был стены оберегать.

— Видно, неспроста доверили тебе большие воеводы дело важное.

— Может, и так, только нелегка ноша... Ещё тяжелее она стала, когда супостаты пушки приволокли да палить из них стали. Покровскую и Свинорскую башни гораздо повредили, стены на многие сажени развалили, а с зарею на приступ пошли. Рекою хлынули в пролом между Свинорской и Покровской башнями. Благо сподобил нас Господь за проломом деревянную стену поставить. Стали мы по ним из пушек стрелять, многих побили, да разве остановить силу такую.

— Как же остановили?

— Смертями многих и Божьей помощью... Удалось тогда королевскому воинству захватить часть стены и обе башни. Ротмистры польские на них свои знамёна выставили, подали Баторию знак о победе. Только прежде времени возрадовались. Дальше мы врагам продвинуться не дали, хоть и помощь к ним подоспела. Мало того, сами на них пошли. Пороховым зарядом да стрельбой из большой пушки «Барс», что на раскате стояла, разрушили Свинорскую башню и под обломками многую шляхту погребли. Только и наши силы иссякали. Где их взять? Как дух воинский поднять? Вот и вышли наперёд воевода Иван Шуйский и игумен Печерский Тихон, с ними отцы святые с хоругвями, мощами и иконами, а средь тех чудотворная наша заступница Успения Пресвятая Богородица. Иные чернецы пришли с оружием...

Дороня вновь вспомнил рассказ инока Троице-Сергиевского монастыря о Пересвете и Ослябе, помянул и монахов, защитников гуляй-поля у Молодей. В голове пробежало:

«Вот она — рать святая! Вот в чём сила наша! В Боге! Прав оказался князь Дмитрий Хворостинин в их споре под Копысью. Зря я тогда сетовал на слабость церкви. Может, в милосердии, вере и правде сила её? Ведь Христос, будучи распятым на Голгофе, молил Господа о прощении своих мучителей».

Князь Андрей тем временем продолжал:

— Слова их подняли людей. Даже раненые и истощённые пошли в бой, за ними женщины, старики, дети... Ночью с помощью пороха учинили мы в Покровской башне, где литовцы с людьми угорскими засели, большой пожар и пошли на неприятеля. Бились жестоко. Поляки отступили. Оружия, знамён, труб, барабанов и убитых оставили преизлиху. Много мы потеряли в тот день славных воинов. Пал и Михаил Черкашенин.

Дороня снял шапку, перекрестился:

— Царствие небесное атаману.

— Вещий был, как князь Олег и воевода Боброк. Сам смерть свою предсказал. Молвил: «Погибну, а Пскову стоять».

— Дай Бог, пусть так и содеется.

Дороня всей душой желал, чтобы предсказание сбылось. Слушал Андрея Хворостинина, с жадностью осматривал город. Взор тянулся к куполам храмов, прикасался к деревянным стенам домов, теремов, изб под тесовыми и драночными крышами, любовался резными гульбищами, полотенцами, подзорами, ласкал кладку башен, вглядывался в лица прохожих с надеждой признать в них кого-нибудь из дальних родственников, бывших соседей или давних знакомцев. Они у Дорони были, но открываться им не собирался, боялся, не припомнилось бы старое прегрешение и не пришлось бы во второй раз бежать из родного города. Походя в мыслях отмечал:

«Полонище, Большой торг, лавки, амбары, дальше мясные ряды». На Великой улице привлекла внимание белокаменная звонница. Сквозь арочные проёмы с колоколами на него смотрело сероглазое осеннее небо. «Эту не помню, видать, после моего бегства строили». Достигли Застенья. Радует глаз деревянная церковь покровительницы купцов святой Параскевы. Ещё один торг. «Когда-то в Большом ряду стояла наша лавка. А вон и храм Михаила Архангела, недалече церковь Петра и Павла с Буя. По правую руку, на берегу Псковы торг рыбный. По нему и башня Рыбницкая».

А славный город купцов, кузнецов, зодчих и иконописцев всё проплывал перед глазами: Власьевский спуск, караульни, каменные палаты и храмы Довмонтова города, ров Гребля, Перси — каменная грудь Крома. Через захаб Великих ворот вошли в сердце города. Троицкий собор, Вечевая площадь — в былые времена символ свободы и гордость псковичей, ныне частью застроенная. Вот они, не во сне, наяву! Дороня знал, не зря Господь снова привёл его в родной Псков, и готовился оборонять его, покуда жив. Но в ближайшие дни постоять за Псков не пришлось. Холодная вода реки, сырость подземелья и крысиный укус сделали своё дело. К вечеру тело охватил озноб, его сменили жар и ломота. Четыре дня трясовица грызла тело, на пятый, стараниями бабки-знахарки, отпустила. Примочки, мази, питьё из трав, баня и молитвы прогнали хворь. Тогда-то и пришёл навестить казака Андрей Хворостинин. Дороня первым делом спросил:

— Пробились?

Воевода отвёл взгляд:

— Нет. За день до того поляки привели два корабля, реку Великую со стороны озера перекрыли связанными брёвнами, в Снетогорском монастыре большой отряд засел с пушками. Ещё два отряда по сто и боле человек пути к городу от Талабских островов перекрыли... Мы новость от «языка» узнали. Его взяли, когда вылазку у Варламской башни делали навстречу нашим... Только они пробиться не смогли, ни пеше, ни конно, ни на стругах.

— Беда. Может, предал кто?

— Может, и предал. Только содеянного не возвратишь.

— Значит, зря всё, — изрёк Дороня слабым голосом.

— Не зря, — твёрдо произнёс воевода. — Слышали псковичи шум боя, знают, что их не забыли, и, ожидая помощи, будут держаться до конца. И ещё знай, не пробились эти, пробьются другие, наше же дело — город врагу не отдать и разить его, пока десница оружие держать способна!


* * *

Ермак как в воду глядел, туман оказался последним, за ним пришли ранние морозцы, они крепчали с каждым днём, облачали реки в ледяные рубахи. Леса вокруг Пскова поседели от инея. Холодный ветер, предвестник зимы, принёс первый снег. С первым снегом Дороня встал на ноги. Вскоре удалось с лихвой отработать невольное безделье. Обоз с осадными орудиями и боевым припасом из Курляндии, о котором он по приказу Бутурлина поведал псковским воеводам, прибыл в королевский стан. Двадцать четвёртого октября поляки установили пушки у Мирожского монастыря за рекой Великой и начали обстрел города. Удумал Стефан Баторий содеять с Псковом то, что прежде сотворил Девлет-Гирей с Москвой. Стреляли раскалёнными ядрами, имея немалую надежду поджечь город. Из рассказов псковичей Дороня узнал, ещё при первом обстреле города враги запустили через стены дюжину таких ядер. Одно из них угодило в дом, где некогда жила его семья... Тревожный глас колокола церкви Василия Великого в который раз призвал горожан на борьбу с пожарами. Огню не удалось полакомиться деревянными строениями города, все псковичи, от мала до велика, поднялись на борьбу с ним и одолели незваного, пышущего жаром гостя. Неудача раздосадовала польского короля, на приступ послали большой отряд венгров и литовцев. Ночью они тайно, вдоль берега, подобрались к крепости с намерением подрубить стену от Покровской башни до Водяных Покровских ворот и свалить в Великую реку. Перед восходом к ним под прикрытием пушечного огня стала подходить помощь. Дороня наблюдал из-за зубца и видел, как к крепости смело бросились гайдуки в длиннополых кафтанах и шапках-магерках. Многие в крепких доспехах. Вооружённые ручницами, саблями, секирами, а по большей части кирками и ломами, они подбирались к крепости. Не всем суждено было достигнуть стен, но многие перехитрили судьбу. Прикрытые большими деревянными щитами, оббитыми влажной кожей, они по нескольку человек, подобные огромным жукам, упорно двигались к своей цели. Два таких «жука» разметало ядрами, остальным удалось подобраться к городскому кону. Камнесечцы кротами вгрызались в каменную плоть, левее венгры пытались поджечь наспех воздвигнутые горожанами деревянные стены. Первый отряд мадьяр защитники города проглядели, но теперь не зевали. Служилый люд и донские казаки, к которым прибился Дороня, не растерялись, встретили противников ядрами, стрелами и пулями. Высыпало на стены и городское воинство. На вражьи щиты полетели горящие пропитанные смолой пучки льна и тряпки, посыпались камни, полился дёготь.

Седобородый мужичок в треухе и линялой синей однорядке пихнул Дороню, негромко вымолвил:

— Подвинься, Шершень.

Дороня смутился. По сию пору ему удавалось быть неузнанным. За двенадцать лет отсутствия в Пскове его внешность изменилась, но, как оказалось, недостаточно. Кто же разоблачитель? Неужто кто-то из родовичей порезанного им псковича? Дороня обернулся и сразу признал Савелия. Серебряных дел мастер жил на соседней улице. Кроме изделий из серебра, Савелий изготавливал лучшие в городе замки. Его хитрые запоры ценились и стоили не меньше десяти копеек за штуку. Водились таковые и у его отца. По сию пору памятен Дороне дом мастера, а пуще Дарька, дочь Савелия. Было время, присматривался к кареглазой красавице, метил себе в невесты, но отец задумал женить на дочери купца из Застенья. Задумка не сбылась, судьба занесла молодого псковича в далёкое Дикое поле.

— Признал ли меня? — Мастер испытующе заглянул в глаза.

Дороня глаз не отвёл, отпираться не стал:

— Признал.

— Не бойся, не выдам, — успокоил Савелий. Прислонил к зубцу багор, растёр ладонью занемевшие от ледяного ветра щёки, глянул вниз, плюнул. — Напирают лиходеи, оглоблю им в ухо!

— Напирают, — согласился Дороня и спросил: — На что багор?

— Сподручнее супостатов с лестниц стаскивать. Я им ещё в первый приступ с пяток поляков ковырнул. — Савелий оглянулся на двух парней у котла с кипящей водой. Дороня признал в них сыновей сребродела. — Сёмка! Чего в топор вцепился! Давай горшок, гостей огненной кашей потчевать станем. — Савелий осклабился, подмигнул Дороне: — Я её для доброго вкуса знатно боевым зельем сдобрил. — Старик принял из рук сына горшок, поторопил: — Никитка! Не мешкай, увалень! Поджигай!

Никитка выхватил из-под котла головню, поджёг промасленный фитиль. Савелий прищурился, ловко метнул горшок. Столб пламени и дыма взметнулся выше стены. Савелий отпрянул, затем вновь сунулся меж зубьев и тут же подался назад. Один из венгров метнул верёвку с крюком на конце, пытаясь зацепить им псковича. Промахнулся. Крюк лишь лязгнул о зубец и поцарапал кладку.

Дороня пошутил:

— Не иначе, дядя Савелий, супостат тебя с рыбиной перепутал.

— Я ему покажу рыбину! — Савелий ругнулся на сыновей: — Вот глазолупы! Стоят, рты разинули! Котёл тащите! Надобно гостечкам дорогим кашку запить. В самый раз щитоносцы подоспели.

Суетливые движения серебряка напоминали Дороне беличьи, и, как у лесного зверька, всё у него выходило споро. Над головами просвистело ядро. Савелий погрозил сухоньким кулаком в сторону врага:

— Ишь что вытворяют, злыдни! Ядра мечут не жалеючи, знать, подвезли им припас. В иное время им стрельнуть нечем было. Наши вой над ними со стен глумились, мол, зачем град воевать пришли, коли зелья нет, а сейчас, погляди, бухают беспрестанно. Вот мы вам! — Старик утёр рукавом утиный нос, приказал: — Лей, робятки!

Испуская пар, струя кипятка полилась на штурмующих.

— Ага! Не по нраву угощение наше! Вот вам, окаянные, забегали тараканы ошпаренные. Бей их, казак! Сёмка! Никитка! Давайте мешок с известью, пожжём глазоньки вражьи.

Дороня прицелился, выстрелил. Венгерский воин тряпичной куклой повалился на землю.

— Так вам, собаки! Неча на Русь войной ходить... — голос Савелия прервался.

— Батюшка! Ты чего родимый!

Возглас одного из сыновей Савелия заставил Дороню оглянуться. Старик лежал у котла. Самострельный болт ранил его в голову. Кровь залила правую половину лица, седую бороду и пушок на голове. Левый глаз холодно и, казалось, мертво смотрел в мрачное осеннее небо. Шапка-треух дымилась в костре.

— Вниз его! Вниз тащите, к лекарям! — крикнул Дороня и вновь повернулся в сторону осаждающих. Ручницу сменил лук. Со словами: «Смерть вам, ироды!» казак с остервенением стал пускать стрелы. Когда сыновья Савелия вернулись, Дороня спросил:

— Жив?

— Жив, — ответил один из парней.

— А ну, подсобите. — Казак схватился за увесистый обломок разбитого ядром зубца. — Ошеломим врага, может, отступит от стен.

Враг отступил. Но недалеко и не все. Часть из них продолжала точить крепостную твердь, пока их товарищи обстреливали стены.

— Грызут, бобры? — раздался голос позади Дорони. Казак обернулся и встретился взглядом с Андреем Хворостининым.

— Грызут, воевода.

На стену поднялся стрелецкий голова Андрей Замыцкий:

— Эти лиходеи в подошве нор понаделали. Теперь ни пулей, ни стрелой их не возьмёшь. Коли пробьют камнесечцы стены, беда будет. Баторий только того и ждёт, чтобы войско в проломы пустить. Дозволь, князь, встречь уграм дыры малые пробить и сквозь них врага копьями и из ручниц бить.

Хворостинин думал недолго:

— Делай, голова, лишь бы польза была.

— Будет польза, Андрей Иванович, не сомневайся. — Замыцкий поправил шлем и, прихрамывая на левую ногу, побежал исполнять задуманное.

Взгляд Дорони упал на багор Савелия. Мысль, пока ещё неясная, засвербела в голове. Вспомнилось детство, рыбалка у Верхних решёток и недавняя попытка венгра стащить мастера со стены крюком на верёвке.

— Воевода, может, нам этих бобров из нор выуживать?

— Это как?

Дороня объяснил свою затею. Князь одобрил.

— Смекалист казак, ладно измыслил. Бери этих молодцов, — Андрей указал на сыновей Савелия, — мастери задуманное. Если сладится, то в других местах сие оружие применим.

Пугу сработали скоро. Четырёхаршинной цепью привязали к длинному толстому шесту колоду, утыканную крючьями и зубьями. Получилось подобие большого цепа. И пошла кровавая молотьба. Словно хлыстом саданули по стене, но колода угодила выше намеченного. Второй раз сподобились угодить колодой в выдолбленный камнесечцами грот. Крики известили, что труды оказались не напрасны. С третьего раза выудили гайдука и аут же побили стрелами. В то же время в гроте послышались выстрелы и стоны, это стрельцы Замыцкого пробили дыры в стене и теперь разили врага пулями и копьями. Вскоре пуги заработали и в других местах, но ни они, ни упорство русских воинов, ни наступление ночи не отпугнули отважных венгерцев. До утра они не прекращали своих попыток. Поразить их в темноте — дело трудное. Чтобы видеть противника, подожгли бочки со смолой и сбросили вниз, на стенах зажгли пламенники. Битва за город продолжалась. Со светом враг не успокоился. При помощи огнестрельных орудий полякам всё же удалось разрушить стену со стороны Завеличья, но путь им преградили ров и мощный тын. За тыном неприятеля поджидали рубленые башни с пушками и защитники Пскова.

Штурм не удался, но Стефан Баторий не терял надежды взять Псков. После трёх дней беспрерывного обстрела к стенам бросили польские отряды. И вновь Дороне довелось видеть, как приближается к родному городу вражья сила. Польские, венгерские, литовские и немецкие пехотинцы, выказывая удальство, резво шагали по молодому льду Великой, возглавляемые конными ротмистрами. Разноцветная людская масса поглощала белую, припорошённую снежком, гладь реки. На редкие выстрелы со стороны противника русские не отвечали. До поры. Стоило неприятелю достигнуть берега, как многоголосо рыкнули стены Пскова, плюнули огнём пушек, пищалей и ручниц, осыпали стрелами. Скошенными колосьями легли первые ряды польского воинства, оросили снег кровью. Схлынула удаль, попятились королевские ратники, побежали к своему берегу. «Матка боска! Пся крев!» Ругательные крики и сабельные удары ротмистров сдержали позорное бегство, но ни второй приступ, ни все последующие не увенчались успехом. Лёд Великой покрылся чёрными глазницами прорубей, пробитых ядрами, кровью и множеством трупов. Пытаясь отвлечь русских от проломов, поляки двинули отряды с других сторон, но обман не удался. Натиск с каждым разом ослабевал. К исходу дня всё свелось к перестрелке. Ядра, пули и стрелы с той и другой стороны время от времени отправлялись в недолгий путь на поиск добычи, но цели достигали далеко не все. Одна из стрел упала у ног Шуйского. Кто-то из поляков пытался сразить главного воеводу. Густые брови Шуйского сошлись у переносицы, тёмно-серые глаза гневно глянули в сторону врага. Стрелу поднял Андрей Хворостинин:

— Вот поганцы! Не иначе в тебя, Иван Петрович, целились. — Рассмотрел наконечник стрелы, добавил: — Эх, стрелки горемычные, остриё-то сломано.

Шуйский обратился к воинам:

— Писать кто умеет?

— Я грамоте обучен, — отозвался Дороня.

— Отпиши, худо, мол, стреляете, да отправь тупоклювую с запиской обратно.

— Держи, казак. — Хворостинин протянул стрелу Дороне.

К Шуйскому подбежал посыльный стрелец с перевязанной шеей:

— Воевода! Наши! Сам с Толокнянки видел, войско русское на литовские караулы с тыла насело, к граду пробиваются!

— То благая весть для Пскова! — возрадовался Шуйский. И причина тому имелась. До сего дня не единожды русские воеводы с отрядами пытались пробиться к городу от Гдова, Дерпта и с других сторон, но лишь Даниле Исленьеву, дворянину из отряда стрелецкого головы Хвостова, удалось пробиться в Псков с малым числом воинских людей.

Бросив Хворостинину:

— Я в Запсковье, — Шуйский спешно удалился.

«Уж не Ермак ли, памятуя о нашем разговоре, решил прорваться в город со стороны болот?» — мелькнуло в голове Дорони. Это предстояло узнать позже, а пока надо исполнить поручение Шуйского. Дороня оторвал лоскут от рубахи, нашёл уголёк, старательно вывел: «Худо стреляете», подумал, добавил бранное словцо. Испачканные сажей пальцы обтёр об штаны, перекрестился:

— Господи, прости сквернословие моё.

Лоскут прикрепил к стреле, наложил её на тетиву, пустил в сторону врага.

На другой день Дороня узнал: Фёдор Мясоедов, во главе воинского отряда и обоза со съестным и, что ещё важнее, с зелейным припасом, воспользовался сумерками, притупленной бдительностью вражеских караулов у Запсковья, а также тем, что внимание польских воевод приковано к приступу со стороны Великой, с боем прорвался в город. Стрелецкий голова не избежал потерь, но отбился от неприятеля и привёл три с лишним сотни ратников. Ермака среди них не оказалось. Дороне удалось перемолвиться с Мясоедовым. Голова поведал, что казачий атаман Ермак со своим отрядом промышляет у поляков в тылу, между Псковом и Печорским монастырём. Пришли на ум Дороне слова атамана, сказанные им в лесу под Псковом после истребления польско-немецкого отряда «охотников на людей». Ермак молвил: «Ничего, и мы за врагами поохотились, и ещё поохотимся...» Говорённое в ту пору вершил: бил польские отряды, перехватывал обозы. Дороня мысленно пожелал ему удачи.

Через три дня из Пскова сквозь вражеские караулы послали тайного гонца. Воеводы извещали государя о том, что отбит очередной приступ, после которого поляки убрали туры и пушки подальше от стен. Польское войско готовилось к зиме. Таков приказ короля. Попытки взять город приступом оказались тщетными и привели к многочисленным потерям. Стефан Баторий надеялся на то, что голод заставит защитников Пскова покориться.

Двадцать дней спустя русские воины, среди которых оказался и Дороня, увидели конный отряд. Всадники прискакали Смоленской дорогой со стороны главного польского табора и остановились на безопасном расстоянии напротив развалин Свинорской башни. Двое из них отделились, проехали до Покровской, а затем возвратились. Отряд повернул к лагерю. Дороня провожал всадников взглядом. «Уж не сам ли король наведывался?»

Казак оказался прав. Стефан Баторий — король польский, великий князь литовский, прусский, жемодцкий, мазовецкий, князь семиградский — ехал, опережая свиту, в сопровождении канцлера и великого коронного гетмана Яна Замойского. Баторий, дородный, широкоплечий, в узорчатом жупане и подбитой мехом делии с соболиным отложным воротником, крепко сидел в отделанном бархатом седле. Ястребиное перо на меховой шапке и сабля в дорогих ножнах на поясе короля покачивались в такт ходу коня. Полноватое с крупными чертами лицо бывалого воина на пороге пятидесятилетия было мрачно. Неисчислимые заботы отметили чело глубокими морщинами. Ныне главной его заботой являлся Псков. Король подкрутил тёмно-русые, редко помеченные сединой усы, обратил взор карих глаз на Замойского. Верный помощник короля пребывал в задумчивости. Худощавый, сутулый, длиннорукий, полная противоположность Баторию, он никоим образом не походил на бывалого вояку; но бельзский староста, получив знания в Париже, Страсбурге и Падуе, превосходил многих умом и изворотливостью, за что был уважаем шляхтой. Сам владетель Речи Посполитой, несмотря на почти десятилетнее превосходство в возрасте, советовался с канцлером.

Гнедой жеребец короля шёл ходко, игреневая кобыла великого гетмана с трудом поспевала. Стефан замедлил бег коня, начал говорить:

— На днях уезжаю в Вильну, остаёшься главным.

Вытянутое длинноносое лицо Замойского озарилось плохо скрываемой радостью, тонкие губы растянулись под сивыми усами.

— Благодарю за доверие, мой король, готов исполнить любое ваше приказание, но боюсь, некоторые ясновельможные паны превосходят меня победами и будут недовольны этим назначением, ведь мой опыт в воинских делах мал.

— Его достаточно, чтобы руководить войском. Полагаюсь на твои великие знания, верность и умение вести переговоры, это порою стоит гораздо больше воинской доблести некоторых ясновельможных панов.

— Великая честь слышать такие слова из ваших уст. — Большие серые глаза Замойского выражали глубокую преданность.

— Не благодари, тебе предстоит нести тяжкую ношу. Запомни, войско, как лошадь, надо держать в узде, без неё оно становиться неуправляемым.

— Я запомню совет, ваше королевское величество.

— Продолжай осаду и изыскивай любую возможность взять город.

— Приложу все усилия, но на какие силы я могу рассчитывать?

— Часть войска я заберу, того, что останется, должно хватить.

— Наёмники ропщут, мой король.

— Знаю, но казна истощена войной. Сделаем вот что, особо недовольные уйдут со мной, остальных успокою обещаниями. Вскоре к ним прибавятся свежие силы. Из Риги должны подойти двести шотландцев... Верю, справишься. Помни, Псков — ключ, Новгород — замок. Обладая ключом, мы откроем замок и отворим двери к покорению Московии. Только вот незадача, воины утомлены, наши силы иссякли, для сокрушительного броска их недостаточно. Кроме того, шведы захватывают у русских всё больше земель, боюсь, им понравится. Чтобы остановить их, придётся согласиться на перемирие, которого добивается царь Иван. Пан Брацлавский, Радзивилл, Гарабурда и папский посланник ксёндз Поссевин отправляются в Ям Запольский для переговоров, а значит...

— Чем больше мы отрежем русского пирога, тем легче будет с ними торговаться.

— Верно, и самый лакомый кусок — Псков. Но кроме Пскова надо продолжать терзать и разорять земли Московита и овладевать его замками и городами. Удачные наскоки наших отрядов на Новгородские земли и под Ярославль, потеря Ржевы Владимирской, Изборска, Порхова, Гдова, Мальского и Печерского монастырей и других крепостей заставит русских быть сговорчивее.

— Не всё даётся легко, ваше величество. Защитники русских крепостей проявляют поразительное упорство. Вот уже много дней ротмистр Фаренсбах не может взять Печерский монастырь. Монахи и стрельцы, которых в обители не больше пяти сотен, отчаянно сопротивляются во главе с осадным головой Юрием Нечаевым. Трёх пушек, что имеют немцы, не хватит для взятия столь сильной крепости. Они несут большие потери. Во время последнего приступа Фаренсбаха ранили, а племянника курляндского герцога Гостарда Кетлера и Тизенгаузена взяли в плен.

— Об этом мне известно, — в голосе Батория проскользнуло раздражение. — Надо отправить к монастырю Яноша Бронемиссу с венгерцами и четырьмя пушками. Думаю, при помощи немцев им удастся овладеть монастырём. Если их действия увенчаются успехом, то Псков, ослабленный духом и истощённый голодом, покорится. — Король оглянулся, объял прощальным взглядом город, красотой которого восхищался и которым желал овладеть.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Русские при защите городов не думают о жизни, хладнокровно становятся на место убитых или взорванных действием подкопа и заграждают грудью, день и ночь сражаясь; едят один хлеб, умирают с голоду, но не сдаются.

Антонио Поссевино

Польский король надеялся, что осада заставит город сдаться, но он ошибался. Псков не упал духом, не убоялись горожане и голода, стойко терпели нужду немалую. Осаждающим тоже приходилось нелегко. Голод, холод, лихорадка, нападения на обозы и вылазки псковичей подрывали боевую способность славного польского войска. В первый день зимы, на память святого пророка Наума, король покинул лагерь под Псковом. Его отъезд и злой студень усугубили незавидное положение. Гетман Замойский приложил уйму усилий, чтобы восстановить порядок: невзирая на положение, сурово наказывал провинившихся, искоренял воровство, неповиновение, разгильдяйство и тем самым спас войско от развала. О том, что происходит в стане поляков, стало известно от языков и Шуйскому. Поразмыслили воеводы и затеяли дело с начала осады Пскова необычное — напасть на главный вражеский стан. Не единожды псковичи предпринимали дерзкие вылазки, участвовал в них и Дороня, но в этот раз в случае разгрома польского стана осада могла быть снята. Для дела собрали всех лошадей, коих набралось в городе до семи сотен, посадили на них умелых всадников. Достался конь и Дороне. К конной силе прибавили тысячу с лишним пеших ратников. Дать бой решили в январе месяце на четвёртый день.

Из ворот вышли довстани, надеялись застать врага врасплох. Так произошло под Заразском и Молодями. Тогда татар побили, сейчас сложилось не всё. Рыхлый снег замедлял движение, польские караулы были настороже. Отстреливаясь, они стали отходить. Шум боя разбудил польский стан. Когда до него оставалась сотня шагов, громыхнули пушки. Ядра сминали ряды русских воинов, но они продолжали наступать. Замойский бросил навстречу королевскую пехоту. В предрассветном сумраке блеснули алебарды и мечи немцев, польские сабли, венгерские секиры. Перед лагерем закипела сеча. Удача металась от одного войска к другому, не зная, кому отдать победу. В пылу боя Дороня не заметил, как наступил рассвет, зато один из первых увидел вражескую конницу. Гетман Замойский приберёг её и теперь, когда надо было переломить ход битвы, пустил в дело. Венгерские, польские, литовские и немецкие всадники обходили русское воинство, стремясь отсечь его от крепости.

«Эх, подошла бы помощь из города! Куда смотрит большой воевода?!» — пробежала мысль в голове Дорони.

На помощь надеялись и другие русские воины, но её не было. Шуйский наблюдал за битвой со стены, переживал, однако помочь не мог. Войска в городе оставалось в обрез, и брось он его на выручку, Псков остался бы без защиты. Надежда на внезапность не оправдалась, Шуйский приказал возвращаться. Стрельцы на городской стене затрубили отход. Дороня повернул коня к городу, по-татарски пустил стрелу назад, наложил вторую, прицелился. Бить наугад не хотелось, зоркий глаз выбирал жертву. Кого? Поляка с вислыми усами? Смуглого утра? Белокурого немца в доспехе? Лицо последнего показалось знакомым. Неужто Юрий Фаренсбах? От Андрея Хворостинина Дороня знал, что Фаренсбах командует немцами, осаждающими Печерский монастырь. Как мог он оказаться под Псковом? Нет, не он. Бледное лицо, вместо аккуратной бородки клином неухоженное мочало... И всё же рука дрогнула. Перед глазами промелькнул образ покойного сотоварища, цесарского немца Фабиана Груббера, с коим Фаренсбах сидел у него на свадьбе. Стрела пролетела над головой немца, тот выстрелил в ответ из малой ручницы. Не попал. Пуля ранила стрельца впереди.

«Промахнулся нехристь», — подумалось Дороне. Он не знал, что и у неприятеля дрогнула рука. И неспроста. Дороня не ошибся, немец действительно оказался Юргеном Фаренсбахом. Наёмный вояка не пожелал воевать против Ливонии, покинул войско московского царя и после службы в Австрии, Дании и городе Риге поступил на службу к польскому королю. Доверенное ему Стефаном Баторием дело по взятию Печерского монастыря провалилось, руководить осадой поставили венгерца Яноша Бронемиссу, и вот теперь гетман Замойский отозвал Фаренсбаха в лагерь под Псковом, где его застало нападение русских. Юрген приметил русского воина с луком, что-то знакомое мелькнуло в его лице. Дороню он не признал, но невидимая сила заставила отвести ствол. Не душа ли покойного Фабиана Груббера отвела от них смерть, ведь они оба почитали его за доброго товарища...

Польской коннице не удалось отсечь русских от города, отстреливаясь, они отошли к стенам. Поляки преследовать не стали, опасались огня псковских пушек. На том и разошлись. В этом бою обе стороны понесли немалые потери. Дерзкое нападение воинов Шуйского привело коронного гетмана в бешенство, но ему нечем было ответить московскому воеводе.


* * *

Через четыре дня после вылазки ранним утром у стены заметили человека, он назвался русским. Незнакомца впустили в город. Долговязого сухого мужика в крестьянской одежонке, со свёртком в руках, обыскали, допросили. Допрашивал стрелецкий голова Андрей Замыцкий. Оказалось, перебежчик из польского стана, с важным делом к самому воеводе Шуйскому. Замыцкий указал на свёрток:

— Это что?

Мужик гнусаво ответил:

— Ларец. Велено лично в руки передать.

— Ишь какой! Лично. — Замыцкий кивнул Дороне, приказал: — Пойдёшь со мной. Возьми у него ношу. Отвезём гостя к Ивану Петровичу, пусть сам с ним разбирается.

Дороня забрал свёрток, подозрительно покосился на мужика. Уж больно знакомыми показались облик и голос. По дороге в Довмонтов город Дороня попытался заговорить с перебежчиком, но он отмалчивался, воротил от казака лицо.

В ранний час в воеводской избе оказались Андрей Хворостинин, Никита Плещеев-Очин, молодой князь Бахтеяров-Ростовский, два знатных псковича и дьяк Сульмен Булганов.

Шуйский покосился на долговязого мужика, спросил у Замыцкого:

— С чем пожаловал, Андрей Васильевич?

— С ним и пожаловал, дело у него к тебе. — Замыцкий подтолкнул перебежчика к воеводе. — Молви.

Мужик загнусавил:

— Дворянин я, Василий Куницын.

Дороню холодной водой окатило.

«Вон оно как! Не зря голос его знакомым показался. Уж не с того ли света явился, Иуда?! Не его ли поминал Старко, когда рассказывал о польских подкопах?»

Куницын, отвечая на его мысленный вопрос, рек:

— Бежал я по младости да по глупости своей в Литву, а ныне осознал. Хочу снова государю верой и правдой служить. Поляки заставили меня за подкопом следить...

Хворостинин перебил:

— Знаем, стрелец Игнаш сказывал. Молви по делу.

— По делу и говорю. Игнаш утёк, а меня в измене обвинили. Хотел бежать, поляки поймали, били. Последнее время, почитай, в полоне у поляков был. Обиды от них терпел. Слава Господу, вызволил меня один немец, провёл меж караулами да ещё деньгу дал, а за услугу свою просил доставить тебе, воевода, ларец и грамоту. Имени не сказывал, молвил, в грамоте писано.

— Вот, за пазухой нашли. — Замыцкий протянул воеводе свёрнутое в трубочку письмо.

— Отдай Сульмену, он у нас зело грамоте обучен. Читай вслух, мне таиться не от кого.

Дьяк принял грамоту, развязал тонкую бечёвку, развернул желтоватый лист, стал читать:

— Первому государеву боярину и воеводе, князю Ивану Петровичу, Ганс Миллер челом бьёт. Бывал я у вашего государя с немцем Юрием Фаренсбахом, и ныне вспомнил государя вашего хлеб-соль, и не хочу против него стоять, а хочу выехать на его государево имя. А вперёд себя послал с вашим пленным свою казну в том ларце, который он к тебе принесёт. И ты бы, князь Иван Петрович, тот мой ларец у того пленного взял и казну мою в том ларце один осмотрел, а иным не давал бы смотреть. А я буду в Пскове в скором времени.

На короткое время в комнате повисла тишина. Замыцкий тронул локоть Дорони:

— Отдай, чего держишь.

Дороня поставил ношу на стол. Шуйский развернул тряпицу.

— Ты бы не трогал его, князь. Не верю я немцу. Больно сладкоречив. От такого пакости ожидать можно, — предостерёг Хворостинин.

Псковичи согласно закивали. Князь Бахтеяров-Ростовский добавил:

— От гороха жди подвоха.

Шуйский согласился:

— И я о том мыслю.

— Ты, Иван Петрович, у коронного гетмана костью в горле сидишь, смерть или неприятность в ущерб тебе, им во благо, — подал голос Плещеев.

Дороня не выдержал, указал на Куницына:

— И ему не верь, князь. Перемётчик он. С царём крымским Девлеткой приходил Москву жечь и у Молодей во вражьем стане отирался. Знать, удалось ворогу после битвы спастись и в Литву утечь.

Шуйский пристально посмотрел на Куницына.

— И то верно. Я ведь тоже слышал, что тебя кто-то из Телятевских у Оки-реки повесил.

— Оговор. Обознались. Не ходил с татарами, ни к Москве, ни к Молодям. Клевещет на меня казак, недруг мой давний.

— Ладно, Бог с тобой. — Шуйский обратился к начальным людям: — Что с ларцом делать будем?

Замыцкий предложил:

— Может, мастера позвать, какой в сих хитростях смыслит? Пусть посмотрит. Вдруг там и вправду казна немецкая.

— Зови, если отыщешь.

— Мне такой человек ведом, — вызвался Дороня, вспомнив о Савелии. Старик оправился от раны и снова белкой скакал по городу.

— Чего стоишь, веди не мешкая, — поторопил Замыцкий. — Для мастера моего коня возьми, шибче обернётесь.

До избы Савелия, Дороня домчал резво. Путь ведом, дом знаком. В молодые годы приходилось бывать в нём не единожды, а теперь жил гостем у мастера, в светёлке его дочери. Дарья задолго до осады перебралась в Новгород к мужу. После ранения Дороня навещал старика, а потом, по настоянию Савелия, перебрался на проживание в его избу.

Мастер выслушал Дороню, собрал инструмент, успокоил старуху и сыновей, вышел за казаком.

В воеводской избе старик не мешкал, сноровисто взялся за дело. В первую очередь велел всем отойти от стола и окон, осмотрел ларец, отыскал глазами Дороню:

— Бери, неси во двор. — Шуйскому посоветовал: — Убрал бы, князь, людей от греха подальше.

Замыцкий приказа воеводы дожидаться не стал, метнулся к двери. Дороня следом. Ларец поставил на колоду, в углу огороженного тыном двора. Савелий велел удалиться, а сам склонился над ларцом.

С запором возился недолго, что-то бурчал себе под утиный нос, время от времени дул на замерзшие пальцы и вновь брался за инструмент. Вскоре крышка была открыта. Старик снял шапку, утёр лоб, призывно махнул. Все высыпали из избы. Первым к Савелию приблизился Шуйский, за ним подтянулись остальные.

— Гляди, Иван Петрович, что для тебя поляки изготовили.

Воевода заглянул в ларец и отшатнулся. Двадцать четыре смертоносных ока хищно смотрели ему в лицо. Двадцать четыре самопала, направленные в разные стороны, прислали недоброжелатели за его жизнью. Открой он по неосторожности ларец, и...

— Все заряжены, с запором соединены. К тому пороху в ларец щедро насыпано. Отвёл Господь от тебя смерть-злодейку. Не играть гуслям. Убирайте, стрельцы-молодцы, гостинец.

Шуйский побледнел, метнулся к Куницыну, ухватил за бороду:

— Ах ты, кабанье рыло! Такой ты, сучий сын, мне подарок принёс! Ответствуй, кто подослал?!

— Не ведал! — гнусавый голос посланца задрожал. — Видит Бог, не ведал! Не губи, воевода!

Шуйский отпустил бороду, вытер ладонь о полу кафтана.

«Может, и в самом деле не ведал?»

— Пытать бы его, может, заприметил чего или утаил. — Андрей Хворостинин с угрожающим видом двинулся к перебежчику.

Куницын съёжился:

— Всё как на духу поведал, не губи, воевода! Одно сказать могу, через караулы вели меня два немца, тот, что из полона вызволил, и второй, имя у него такое же, что в грамоте писано.

— Ганс Миллер? — спросил Хворостинин.

— Нет, с кем у государя служил.

— Фаренсбах?! — вырвалось у Дорони.

— Вот-вот, Фрянбренником мой немец его величал.

«Знать, не ошибся я, здесь Юрий, в него у польского стана стрелял», — пронеслось в голове Дорони.

— Что немцы твои? Молви немедля! — поторопил Хворостинин.

— По пути к Пскову они речь вели по-польски. Я ещё помыслил, немцы, а по-польски изъясняются. Язык мне понятен, стал слушать...

— Ну и что выслушал?

— Выслушал немного, говорили вполголоса. Помню только, Фрянбренник укорял моего немца, говорил, подлое дело не принесёт славы пану Остромецкому, испачкает грязью коронного гетмана и обесчестит имя покойного Ганса. Думал, они о побеге от поляков к государю молвят, о предательстве позорном.

— Вот как! — воскликнул Хворостинин, — Ведомо мне, что Иван Остромецкий у них по пушкарскому делу знаток. Не иначе, он, с согласия гетмана, сию пакость сработал и, сказавшись немцем, передал через полоняника ларец да прикрылся именем, кое ему Фаренсбах подсказал.

Лицо Шуйского побагровело:

— Пакостники! Лисы подлые! Исподволь извести удумали! Не выйдет! Саблей! Саблей решим, кому умереть.

Куницын, испуганный вспышкой воеводской ярости, рухнул коленями на снег:

— Смилуйся, князь! Не губи душу православную! Не по своей вине, не ведал, что в ларце.

— Бог тебе судья. Живи. Проводите его.

Дороня шагнул к воеводе:

— Не верь ему, князь! Подлый он человек. Верно молвлю, видели его с татарами. Мне свидетель Хворостинин Дмитрий Иванович.

Шуйский бросил взгляд на Старко.

— Что скажешь, Андрей Иванович?

— Брат врать не станет, а Дороня верный его человек... Казнить собаку.

— На плаху его! Без суда, — бросил стрельцам Шуйский и повернулся к Сульмену Булганову.

Куницын выхватил из-за голенища засапожный нож и кинулся в сторону воеводы, но на его пути стоял Дороня. Куницын замахнулся. Казак перехватил руку, пригнулся, подцепил противника за кушак и бросил на землю. На помощь пришли стрельцы. Скрутили, поставили на ноги. Хворостинин поднял нож, посмотрел на Шуйского.

— Мыслю, для тебя засапожник точили.

Замыцкий потупил взор.

— Прости, воевода, недоглядели. Мы...

Договорить не успел, перебил Куницын:

— Не на тебя! Не на тебя, князь, руку поднял! На ворога моего. На Дороню Безухова.

Шуйский зыкнул на стрельцов:

— Чего стоите?! Приказа не слышали?!

Куницын вырывался, верещал, молил о прощении:

— Пощади, князь! Каюсь! Был с татарами. Лукавый попутал. Только Господь помиловал, Сашку Косого замест меня у Оки повесили, а я в Литву убег. Не вели казнить, князюшка! Верно молвлю, не ведал, что злодейство супротив тебя удумано.

Следуя приказу воеводы, дюжие стрельцы подтащили Куницына к колоде, на которой недавно стоял ларец, прижали голову к срезу.

Дороня вновь обратился к Шуйскому:

— Воевода, позволь мне. Должок за ним имеется.

Шуйский кивнул. Дороня взялся за рукоять сабли, направился к колоде. Клинок сверкнул на солнце и опустился. Густая парящая струя крови вырвалась из шеи, оросила и оплавила утоптанный снег. Голова упала рядом с колодой, у ног казака. Раскосые серые глаза холодно глядели на Дороню, редкозубый рот щерился. «Как есть демон». Дороня сплюнул, отвернулся, осенил себя крестным знамением.

На крыльце воеводской избы Шуйский приказывал дьяку Булганову:

— Сульмен! Отпиши гетману Замойскому. Я, князь Шуйский, дабы посчитаться с ним за подлости, устраиваемые противу меня, вызываю его на бой...

Поединок не состоялся. Шуйский ждал в условленном месте, Замойский не появился. Позже выяснилось — гетман подъезжал к городу в сопровождении десятка панов, но в ином месте, с уверенностью, что именно его Шуйский указал в письме. Недоразумение и воля Всевышнего развели супротивников. Затея с покушением на жизнь главного воеводы Пскова не удалась, но поляки распустили слух, что устройство сработало, ранило Шуйского, убило Хворостинина и Замыцкого. Зря каркали, Замыцкий ещё послужит Руси, а Андрей Хворостинин Старко усмирит казанцев, повоюет на Кавказе и окончит жизненный путь в Москве через двадцать три года после осады Пскова.

Спустя седмицу со стен заметили большой конный отряд. В городе подняли тревогу. Уж не на приступ ли собрались идти вороги? Всадники остановились у земляных укреплений поляков, ими оставленных. Лишь один из них продолжил путь к воротам Великой башни, им оказался боярский сын Александр Хрущев. Привёз, государев посланец, весть о заключении перемирия в Яме Запольском.

Радостно зазвенели колокола, псковичи ликовали. Наконец-то закончится изнурительная осада. Но ликование оказалось преждевременным. Замойский уходить не спешил и простоял под Псковом аж до четвёртого февраля. Война с Речью Посполитой закончилась. Москва вновь обретала русские города, захваченные поляками, но отдавала Ливонские земли.

В начале дня к Ильинской башне подъехали два десятка всадников. На оклик караульных: «Кто такие?» передовой ответил:

— Казаки, волжские да донские. Открывай ворота, служилый.

— С чего это? — раздалось с башни.

— С того, дурья голова, что поляки ушли от Пскова.

«Поляки ушли», — новость понеслась по городу и вскоре облетела всех жителей, кроме Дорони. Казак всю ночь оберегал город от нападения и не сомкнул глаз из-за непонятной возни в неприятельском стане, а потому велел себя не тревожить. Укрытый овчинным тулупом, он спал на лавке. Крепкий сон был сладок. Во сне перенёсся Дороня на далёкий берег Яика, к жене и сыну. Митька, как и в первую их встречу, пускал струги-щепки, только теперь не в мутную лужу, а в светлые воды реки-красавицы. Сын то и дело оглядывался на родителей и с криком «Плывут! Плывут!» бегал вдоль берега. Ульяна улыбнулась, протянула руку, положила на плечо, и... стала трясти с мужской силой, приговаривая голосом Ермака:

— Вставай, казак, коня проспишь.

Дороня с трудом размежил веки, перед глазами стена.

— Богатырский у тебя сон, Дороня. — Голос Ермака преследовал его и в яви.

«Может, почудилось? Откуда атаману взяться в Пскове? Но если так, то чья ладонь лежит на моём плече?»

Дороня резко повернулся, встал и оказался лицом к лицу с Ермаком. Савелий стоял подле.

— Я говорил, будить не велено, а он... — Старик развёл руками.

Дороня и Ермак обнялись.

— Как в Псков пробились? — спросил Дороня, отстранив от себя атамана.

— Через кого пробиваться? Ушли поляки.

— Вот так весть! А я думал, чего они ночью вошкались. Значит, в скором времени коней в степь повернём.

— А как иначе, только жалованье получим от государя, и в путь. Ждать долго не придётся.

— Значит, будем ждать вместе.

— Будем, только прежде надо остальных казаков собрать да привести в Псков. Я своих воев частью отправил к Печерскому монастырю, часть следом за поляками, проследить, не вернутся ли супостаты. Кроме них, ещё десяток в стане. Нам бы в Псков перебраться, на постой. — Ермак повернулся к Савелию: — Дай совет, хозяин. Как быть?

— Первое время у меня живите, после решим, чем помочь. Думается, воевода без крыши не оставит.

— Благодарствую на добром слове. Коли так, мне пора. Жди, Дороня, завтра к вечеру возвратимся.

Дождаться Ермака не пришлось. Тем же днём Дороню с письмом от Шуйского и Андрея Хворостинина послали в Новгород к старшему Хворостинину, Дмитрию. Дмитрий-то и сообщил Дороне, что жалованье, обещанное царём казакам, будет выдано со дня на день, но их не отпустят, а отправят воевать со шведами, кои успели изрядно отторгнуть от Московских владений. Дороня остался при Хворостинине, надеялся на скорую встречу с Ермаком. Встреча не состоялась. Казаки не пожелали идти на войну со шведами, и атаман самовольно увёл их к Дону. Дороне же пришлось ещё послужить государю и участвовать в бою под селом Лялицы в Вотской пятине, где Передовой полк под рукой Дмитрия Хворостинина и Михаила Безнина, при помощи Большого полка, разгромил шведов. После битвы государь в очередной раз наградил Хворостинина золотым, а Дороня, получив плату за службу, отправился домой.

Обратный путь пролёг через Москву, где он навестил Хромошу и завёз письмо жене Хворостинина. Из земли Московской путь казака лежал туда, куда рвалось его сердце, — к вольным степям, к светлому Яику.

Часть IV «КАК НА ВОЛГЕ-МАТУШКЕ ДА НА ЯИКЕ-БАТЮШКЕ»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Как проходит, братцы, лето тёплое,
Настаёт, братцы, зима холодная,
И где-то мы, братцы, зимовать будем?
На Яик нам пойтить — переход велик,
А на Волгу пойтить — нам ворами слыть,
Нам ворами слыть, быть половленным,
По разным по тюрьмам порассоженным...
Казацкая песня-былина

олынный ветер донёс до Дорони не только запах воли, но и слухи, коими полнилась степь за время его отсутствия. Узнал казак, что содеялось на Яике лихое дело. Весной минувшего года, когда рать Дмитрия Хворостинина, а с ней и казаки Ермака готовились к нападению на порубежные днепровские грады Речи Посполитой, ногайцы с крымчаками и азовцами вторглись в пределы Руси. Запылали веси под Белевом, Алатырем, Темниковом. Перекинулся огонь войны и на ногайский город Сарайчик. В ту пору казаки под предводительством Ивана Кольцо, Богдана Барбоши, Саввы Волдыря, Нечая Шацкого и иных атаманов в отместку за разорение русских земель подвергли разграблению столицу Большой Ногайской орды. Учинили в том деле и непотребство великое, потревожили святые для степняков могилы — усыпальницы почитаемых золотоордынских, казахских и ногайских ханов: Сартака, Берке, Токтакия, Джанибека, Менгу-Тимура, Касыма и Измаила.

Гнев бия Уруса ибн Исмаила, правителя Больших Ногаев, обрушился на голову царского посла Пелепелицына. Посол прибыл в стан бия с поминками и просьбой не ходить войной на русские земли, а быть государю московскому союзником против польского короля Стефана. Теперь же дело могло обернуться худо для Московского государства. Отношения и без того складывались непросто. Большая Орда, ослабленная междоусобицами, металась от Москвы к Крыму и наоборот, старалась сохранить земли и независимость. Русских послов встречали то с великими почестями, то с бесчестием, как случилось с послом Девочкиным, которого долгое время держали в Сарайчике, а затем ограбили. Перепало сей милости и боярскому сыну Пелепелицыну. Урус накричал на посла и обвинил царя Ивана в коварстве, сказав, что государевы люди и разбойные казаки, подстрекаемые астраханскими воеводами, воевали столицу Сарайчик, грозился собрать войско и совместно с крымчаками пойти на Русь. Пелепелицын оправдывался, говорил, что государь велел казакам только стеречь перелазы и отбивать полон. Урус не унимался, тогда посол отказался вести переговоры и упрекнул в непристойном отношении к государеву посланцу. Не преминул напомнить бию и о том, что прежде правитель Больших Ногаев Исмаил приносил шерсть русскому царю, а государь водил дружбу с правителем Тинехматом и помогал ногайцам ратными людьми в войне с казахским ханом Ак Назаром, ногайские же всадники, в свою очередь, воевали в Ливонии на стороне Москвы. Эти слова не утихомирили Уруса, угрозы продолжали сыпаться на голову Пелепелицына. Такой поворот дела мог оставить посла без головы.

Русь и без того истекала кровью, отбиваясь от Речи Посполитой и Швеции, удар с юга мог быть для неё губительным. Пелепелицын провёл несколько бессонных ночей, пока гнев Уруса не улёгся и он вновь призвал посла к себе. Государев посланник пообещал доложить о бесчинствах казаков царю и заверил, что они будут наказаны. Решили уладить миром. В начале лета Пелепелицын, ногайские послы с тремя сотнями охраны и караван персидских, бухарских и кизылбашских купцов отправились в Москву. Купцы примкнули к посольству, надеялись, так будет безопасней, но ошиблись. У перелаза, невдалеке от Соснового острова, на реке Самаре их поджидали казаки. Они позволили перебраться на другой берег половине охранного отряда ногайцев, напали на них и одновременно навалились на оставшихся. Охрану перебили, купцов ограбили, досталось и ногайским послам. Государева человека Пелепелицына не обидели, но возмущения и угрозы пресекай, пообещали в противном случае утопить в реке. Казаки взяли не всех. Нескольким отчаянным ногайским джигитам всё же удалось прорваться и уйти на Москву. Они, а следом и Пелепелицын, донесли государю о разбойном нападении на посольство и иноземных купцов. Взбешённый действиями повольников, Иван Васильевич велел воров побрать и предать казни. От государева гнева казаков не спас даже посыл в Москву атаманов Ивана Юрьева и Мити Бритоуса с пленными. Пленных добыли там же, у перевоза, при разгроме шести ногайских сотен; они возвращались из набега на Темников и Алатырь. Воины признались, что они люди Уруса, но царь не хотел слушать, сейчас ему нужен был мир с Большой ордой. Вся вина пала на казаков. Буйные головы Ивана Юрьева и Мити Бритоуса отрубили на глазах ногайских послов. Остальным атаманам грозила та же участь. Опасаясь царёва войска, зимовали на Яике. В конце весны, во время речного разлива, пришёл со своим отрядом Ермак. Царская немилость коснулась и его. За самовольный уход из-под Пскова атамана ждало наказание. Дать казакам роздых после войны и пересидеть на Волге опалу не удалось. Волнения казанских татар, горной и луговой черемисы привели на реку царские воинские отряды. Для казаков наступили тяжёлые времена. Пришла пора созывать круг. Поспел на него и Дороня. К дому путь недолгий, после затяжной разлуки тянуло к родным людям, но встречу пришлось отложить: решения, принятые на круге, могли изменить жизнь Дорони и его семьи.


* * *

Кош казачьей вольницы раскинулся на берегу Яика, в месте малоприметном со стороны реки и степи. Струги спрятали в камышах, кони паслись под охраной. Бояться нападения от ногайцев и государевых ратных людей не приходилось, одним не до того, а другим далеко. Да и казачьи дозоры предупредили бы об опасности задолго до подхода вражьей силы. Но бережёного Бог бережёт. Осторожность соблюдали, знали, сильно войско порядком. А войско собралось немалое. Это Дороня определил по множеству навесов, крытых камышом, шалашам, землянкам и редким шатрам, добытым у заморских купцов. Многие гулевые атаманы привели на Яик свои ватаги. Всякого люду в достатке. Запорожцы, донцы, волжские казаки и яицкие повольники. Между ними и те, что недавно примкнули к вольному войску, в большинстве — беглые из государства Московского, реже — выходцы степных и горных народов. Разно вооружённая вольница текла к майдану.

Круг решили собрать на берегу реки, на вершине приземистого бугра по соседству со станом. Оттуда уже слышался призывный крик назначенного есаула:

— На круг! На круг! Поспешай, атаманы-молодцы!

Атаманы подходили, вставали в круг, позади каждого ватажного предводителя его станица, сотоварищи. Казаки прибывали. Кафтаны, жупаны, полукафтанья из камки и бархата разных цветов мешались с невзрачными сермяжными зипунишками и замызганными полотняными рубахами, атласные шаровары и добротного сукна штаны с рваными портами, яловичные и телятинные сапоги с истоптанными поршнями и лаптями, шёлковые кушаки с шерстяными опоясками, турецкие, черкесские, татарские платья соседствовали с русскими и польскими. Островом казался круг земли средь моря разноцветных, различно скроенных шапок с мехом и без оного. Посреди круга стоял пожилой русобородый есаул. Дороня признал в нём Наума Губаря, того самого казака, с кем он воевал против литовцев и у кого выкупил в Сарайчике жену и детей Карамана. Губарь окинул казаков взглядом поверх голов, пригладил раздвоенную бороду, зычно спросил:

— Все ли на кругу?

В ответ раздались крики казаков:

— Все, есаул!

— Все!

— Кроме малолеток, виноватых и хмельных!

— Начинай, есаул!

— Не тяни, Наум!

Есаул сдвинул густые брови, гаркнул во всю мочь:

— Тихо! Вороны на круг собрались иль казачество доблестное?!

Гомон утих. Есаул продолжил:

— Помолчите, атаманы-молодцы! Кто слово желает молвить? Выходи в круг.

Первым в середину круга вышел Иван Кольцо. Есаул отступил. Атаман снял шапку, поклонился на четыре стороны, распрямив широкие плечи, тряхнул кудлатой головой. Серьга-кольцо в левом ухе качнулась, брызнула золотом.

— Гой еси, братцы атаманы и вы, казаки! Дозвольте слово молвить.

— Молви, атаман! — выкрикнул одинокий голос.

— Слово моё будет не радостное. Поприжали нашу волюшку, потеснили с Волги-матушки воеводы царские. Осерчал на нас государь Московский, велел меня, Барбошу, Никиту Пана, Ермака и иных атаманов изловить, в оковы сажать и казнить, как воров, а казаков вольных извести. Решать надо, что делать дальше. Степлело, пришло время зипунов добывать. Только куда податься? Где кричать: сарынь на кичку? Мню, идти на стругах по Яику или по Волге мимо Астрахани да к морю Хвалынскому, а уж там к берегам персидским. Коли не по нраву, то можно к крымскому хану в гости наведаться. Такие мои думы.

Следующим слово взял атаман Барбоша:

— По Волге плыть опасно, воеводы могут перенять. Да и стоит ли рисковать? Идти в земли персидские или крымские можно. Только царь, того гляди, ещё сильнее озлится, да и персы али крымчаки с турками не замедлят с нами посчитаться. Противостоять им сможем ли? Людей и боевого припаса у нас мало. Я так думаю: остаться на Яике. Места обильные, обживать надо. Живи, казак, поколе Москва не проведала. Отсюда и за зипунами ходить удобно. Отсидимся, гнев государев уляжется, а там видно будет.

Казаки одобрительно загудели.

— Верно, Богдан, переждать надо!

Но не все согласились.

— Всё бы вам пережидать! Прижились тут, на Яике! Мы гулевщики, казаки вольные, словно ветер.

Нас к земле не привяжешь. Голозадыми ходить не станем, за зипунами пойдём. Не на то пьёт казак, что есть, а на то, что будет.

Голос есаула Губаря прервал спор:

— Помолчите! Атаман Ермак молвить желает!

Ермак обнажил голову, поклонился, испросив слова, повёл речь:

— Верно молвит Барбоша, против государева войска нам устоять трудно. Был в том войске, знаю, сила немалая, и воеводы есть опытные. Без припаса и огненного боя — гибель. А где большую его часть брали? У той же Москвы. Только не верится мне, что на Яике отсидимся. Ныне Волгу царь к рукам прибирает, завтра к Яику потянется, да и ногайцы, коим мы изрядно насолили, близко. Не попасть бы меж молотом и наковальней. В ином вижу спасение. Вчера прибыл из Сольвычегодска от купца Максима Строганова человек с призывной грамотой. Атаманы тому свидетели. Читать письмо или на слово поверите?

— Верим, атаман! Молви!

— Зовут Строгановы промыслы свои и городки от сибирцев оборонять. За службу обязуются платить, одежду, еду, оружие и боевой припас поставлять.

— Не обманут ли с платой да припасами, Ермак Тимофеевич?

— Царю не выдадут?

— На какой срок зовут?

На все вопросы Ермак отвечал спокойно:

— Прежде казаки у Строгановых в Чусовских городках служили и в обиде не были. От царя нас оборонить — их забота и выгода. Думаю, не выдадут, а служить будем, сколько сами пожелаем. И ещё скажу. Коли атаманом изберёте, ждать набегов Кучумовых не стану, сам вас поведу за Камень, царство Сибирское добывать, там зипунами и разживётесь. Понудить вас не мочно, посему мыслите сами. — Ермак с размаху бросил шапку на землю: — Кому любо со мной к Строгановым идти, становись возле, кто желает остаться, ходи к Барбоше.

Первым к Ермаку подошёл Иван Кольцо, кинул свою шапку к ногам Ермака.

— Любо мне, атаман, с тобой идти.

— Любо! Любо! — Шапки казаков, одна за другой, стали падать поверх шапки Ермака. Дороня свою не бросил, отошёл к Барбоше, к которому уже присоединились предводители ватаг, Нечай Шацкий, Янбулат Чембулатов, Якуня Павлов, Никита Ус, Первуша Зезя, Иван Дуда, есаул Наум Губарь и три сотни повольников. С Ермаком, кроме Ивана Кольцо, шли атаманы Матвей Мещеряк, Яков Михайлов, Богдан Брязга, Черкас Александров, Никита Пан, Савва Волдырь, с казаками, коих набралось больше пяти сотен. Они-то и выбрали большого атамана. Им стал Ермак.


* * *

Сборы у казаков недолги. Два дня ушло на приготовления и починку стругов, на третий пришла пора прощаться. На берегу Яика собрались провожающие и те, кто отплывал на службу к Строгановым. Дороня обнимался с соратниками, желал доброго пути, не преминул подойти и к Ермаку.

— Талану тебе, атаман, и одоления над супротивниками.

— И тебе бывать здорову. Благодарствую на добром слове. Когда Бог нам поможет, то одолеем врага. Жаль, что не будет со мной такого бывалого казака. Тебе бы в атаманах ходить, а ты всё в есаулах. Помню, как свою полусотню водил, когда с воеводой Хворостининым на литовские земли набегали.

— Не моё дело атаманствовать, а атаманов да казаков бывалых у тебя и без меня достаточно.

— Немало, да только побольше бы таких, как Севрюк Долгой да Павло Поляничка. Были бы они живы, со мной пошли.

Упоминание сотоварищей, убитых крымчаками более десяти лет назад, пристыдило Дороню, но он не поддался желанию последовать за атаманом:

— И я за тобой, Ермак Тимофеевич, хоть куда, да сам ведаешь, семья у меня на Яике, почитай, год не видел.

— Думаю, семья казаку обуза, редкий казак жонку имеет, но не мне тебя учить, каждый сам решает, как жить...

— Не только в семье дело. Служить Строгановым не желаю. Под царём быть, под боярином или под купцом, всё едино, а мне воля дороже.

Ермак нахмурил густые чёрные брови.

— И мы воли терять не намерены.

— Ведаю о том.

— То ладно, что ведаешь, а пока прощай. Если смерть не пометит, свидимся.

Дороня смотрел на постаревшее лицо Ермака и чувствовал, что не свидятся. Такое с ним бывало. Десять лет назад он вот так же прощался с запорожцем Павлом Поляничкой. Тогда казак вызвался задержать татарскую погоню. Предчувствие не обмануло, они не встретились... Дороня отогнал чёрные мысли, крепко обнялся с атаманом. К ним подошли Иван Кольцо и Матвей Мещеряк. Кольцо доложил:

— Всё готово, атаман. Пора.

Ермак отстранился от Дорони и, не оглядываясь, направился к одному из стругов. На сходне остановился, повернулся к берегу, снял шапку:

— Не поминайте лихом, казаки! Берегите волюшку вольную! — Шагнул на судно, махнул рукой: — Отчаливай!

Струги отошли от берега, казаки налегли на вёсла, лопасти вспенили воду. Под крики повольников и белокрылых чаек суда стали удаляться. С передового струга, на носу которого стоял походный атаман Ермак, донеслось:


Соловей кукушку подговаривал,
Подговаривал, всё обманывал:

На других судах поддержали:


Полетим мы, кукушка, во темны леса,
Мы совьём ли, кукушка, тепло гнездо,
И мы выведем малых детушек,
Малых детушек — соловьятушек...

Казакам предстоял далёкий путь по Нагану и Иргизу на Волгу и далее к Чусовским городкам и славе.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Золочено у Яикушки его бело донышко,

Серебряны у Яикушки его белы краешки,

Жемчужные у Горыныча его круты бережки!

Яик ты наш, Яикушка, Яик Горынович!

Про тебя ли, про Яикушку, идёт слава добрая,

Про тебя ли, про Горыныча, идёт речь хорошая?

Из песни уральских казаков

Всякий раз при встрече с Ульяной после долгой разлуки Дороню охватывало волнение. Вот и сейчас, как и в прежние годы, птицей в клетке колотилось сердце в груди. Жена поджидала у порога их жилища, видимо, казаки успели сообщить о его прибытии. Встречала не одна. На руках маленькая девочка в посконной рубашке.

«Дочь! Вот кого носила Ульяна под сердцем».

К радости встречи прибавилось нежное отцовское чувство. Вот они — родные, только протяни руку. Кто-то перенял, прильнул к ноге, уткнулся головой в бок.

— Батюшка!

— Митя! Сынок! — Дороня наклонился, ухватил сына под колени, поднял. — Вырос, казак! Только лёгок больно, или мамка не кормит?

— Кормит.

— Ну, ежели кормит, держи коня. — Дороня отдал сыну повод, опустил на землю, шагнул к Ульяне. Ему нестерпимо хотелось обнять и расцеловать её и дочку, но взоры соседей не давали чувствам вырваться наружу. Казак повёл себя сдержанно. Поздоровался, огладил плечо жены, трепетно провёл ладонью по русым шелковистым волосам дочери.

— Как нарекли?

— Настасьей.

— Добро. Сами-то как? Ногайцы не тревожили?

— Прошлой весной наведывались, большой силой. Пришлось на ту сторону Яика перевезтись, в камыше схоронились, да только ногайцы мимо прошли. Зачем мы им, они на Русь шли, там добыча богаче... — Глаза Ульяны погрустнели, вспомнились страшные дни нашествия крымчаков на Заразск и Москву. — После им не до нас стало. Казаки Сарайчик разорили, а летом ногайские сакмы на Самаре побили. А уж как воеводы царские атаманов с Волги теснить начали, казаков на Яик нашло бессчётно. Под их защитой и нам жить спокойнее стало.

— Казаки не обижали?

— Тебя почитают, потому и не обижают, а если кто и хотел, тем Аникейка охоту отбил. Без него тяжко бы пришлось. Помощник. Кузню малую соорудил, оружие да иные железные вещи починяет.

— Знать, вспомнил науку отцову. Вложил в него Прохор дух коваля. Где же он сам?

— Вона, поспешает, на Чаган рыбачить ходил.

Дороня повернул голову. Аникей тащил за жабры губастого сазана аршинного размера. Обмах желтобокого волочился по земле, сметая серую пыль. Аникей бросил рыбину на землю, обтёр руки об штанину, стиснул Дороню в могучих объятьях.

— Здорово бывал, дядя Дороня!

— Тише, бугай, раздавишь. Гляди, вымахал. Почитай, на голову выше меня.

Дороня поглядел на Аникея. Покрытое веснушками лицо сияет от радости. Богатырь. Весь в отца Прохора. Косая сажень в плечах. Возмужал, окреп, на лице бородка, усы.

— С хозяйством справлялся ли?

— Я же не один, Митя с Мураткой в подмогу подросли.

Лицо Дорони нахмурилось.

— Без отца Муратке и Дуняше быть, а Акгюль без мужа. Пал Караман под городом Шкловом.

— Ведаем о том.

— От кого?

— Был тут один казак, с коим ты на поляков ходил, с атаманом Ермаком на Яик возвратился. Сказал, убит Караман. Хотел Акгюль своей женой сделать. Мы с тёткой Ульяной указали ему от ворот поворот, да и Акгюль в смерть Карамана не поверила, молвила, с тобой возвратится. Она... — Аникей осёкся, взгляд остановился за спиной Дорони. Дороня повернулся. Из дверей низенького саманного домика вышли Акгюль и дети Карамана. Дороня отстранил Аникея. Разговор с женой сотоварища получился недолгим. В глазах Акгюль теплились искры надежды, но Дороня затушил их своими словами:

— Прости, не уберёг Карамана.

Акгюль вскрикнула, закрыла лицо руками, побрела к дому...


* * *

Дождливым вечером следующего дня Дороня посетил дом Карамана. У очага уютного жилища собрались все малолетние обитатели казачьего поселения: Митька Безухов, Муратка и Дуняша Карамановы, Покидка и Шумилка Бирюковы — сыновья семейного казака Сидора Бирюка. Собрались послушать сказки Акгюль, коих она знала превеликое множество. Одну из них ногайка начала рассказывать. Дороня мешать не стал, жестом показал, мол, сиди, хозяйка, говори, и я послушаю. Сел на устланный сеном земляной пол, между Дуняшей и Мураткой, обратился в слух. Бархатистый голос Акгюль разливался по дому, уносил детей и Дороню в иное время и место.

— Жил в ногайской степи бедный старик, и было у него четыре сына. Пришло время, старик умер. В наследство сыновьям достался козлёнок. Вскоре случилась беда, козлёнок захромал на заднюю ногу. Братья перевязали её тряпкой. Когда стали делить наследство, старшим братьям достались здоровые ноги, а младшему хромая. Однажды козлёнок проходил мимо костра, тряпка загорелась, он испугался и побежал в поле, где стояли стога мурзы.

— И пожёг их, — вставил Муратка.

Митька пихнул друга локтем, зашипел:

— Молчи, коли ведаешь.

Акгюль продолжала:

— Мурза разгневался и велел судить братьев. Старшие братья молвили: «Тряпка загорелась на хромой ноге, посему и ответ держать младшему брату». Мурза решил, младшему платить за урон. Понурил джигит голову, пошёл домой. На пути повстречался старик. Он спросил: «Почему в твоих глазах печаль?» Младший брат поведал о своём горе. Старик молвил: «Иди к мурзе и скажи, что виноваты твои братья. Если бы козлёнок имел одну хромую ногу, то он не смог бы убежать и поджечь стога. К ним его привели здоровые ноги, а хозяева им твои братья». Джигит поблагодарил старика и направился к мурзе. Пришлось старшим братьям расплачиваться за убыток. Вот и всё, пора на покой.

Детям расходиться не хотелось, но Акгюль была непреклонна. Выход нашла сообразительная Дуняша. Подлезла под бок Дорони, заглянула в глаза снизу вверх, лукаво спросила:

— Дядя Дороня, а ты сказы знаешь?

— Знаю, но расскажу, если три загадки отгадаете.

В доме поднялся радостный гвалт:

— Отгадаем! Отгадаем!

— Молви, дядя Дороня!

— Какая первая!

Дороня успокоил:

— Будет вам, сороки. Слушайте. Пришёл Невидим-молодец, погнал по небу овец.

Шумилко Бирюков почесал затылок, задумчиво пробурчал:

— Какой такой Невидим?

— Это же ветер и облака! — первой догадалась Дуняша.

— Верно. Слушайте вторую. Летит — пищит, сядет — молчит. Кто его убьёт, тот свою кровь прольёт.

Митька ответил не задумываясь.

— Эту загадку все знают. Про комара сказано.

— Догадливы. Тогда вам третья загадка. В воде родится, воды боится.

Последняя загадка оказалась детям не по силам. Дороня посмеялся:

— Эх вы — соль. Не угадали. Коли так, не слушать вам сказки. Расходись по домам.

Дети, кроме Муратки и Дуняши, направились к двери. Проводить вышла Акгюль. Когда мальчишки ушли, спросила:

— Зачем приходил?

— Повиниться. Если бы я Карамана из Сарайчика на Чаган не позвал и на войну не взял...

— Твоей вины нет, всё даётся свыше.

— Уходить будешь или останешься?

Акгюль потупилась.

— Уходить некуда, родичи не простят.

Дороня положил руку на плечо женщины:

— Мы с Ульяной помогать будем и в обиду не дадим, покуда новый муж не появится.

Дороня развернулся, зашагал к своему жилищу. Акгюль смотрела вслед, понимая, что не одинока.

И это подтверждалось: Дороня, Ульяна и Аникейка всячески опекали её. Смерть Карамана ещё сильнее сдружила семьи. Душевная рана от потери мужа постепенно зарастала, Акгюль обретала уверенность в своих силах и спокойствие. Спокойствие наступило и в степи. Казаки и ногайцы прекратили наскоки друг на друга. Кочевники изредка наведывались в стан, не для войны, а для мены. Дороню перемирие радовало. Взирая с высоты бугра на окрестности, он думал о том, как щедра земля, на которой они поселились. Упитанные дрофы и бесчисленные стада сайгаков в бескрайней степи, кабаны, лебеди, гуси и утки в прибрежных зарослях, реки, полные белугой, севрюгой, сазаном и иной рыбой. Всё это богатство может прокормить людей, живущих у берегов Яика, но почему вновь и вновь орошаются они человеческой кровью? Неужели нельзя жить в мире? Ведь дружил он с татарином Караманом и цесарским немцем Фабианом Груббером, подругами живут русская Ульяна и ногайка Акгюль, почти братьями стали Дмитрий и Муратка. Дороня надеялся, придёт время, о котором мечтали они с Караманом, и станут ногайцы племён мангыт, уйшун, ас, аргын и другие жить добрыми соседями с казаками и Русью, сообща трудиться, обороняться от врагов, родниться. Надеялся, но в душе понимал, что всегда найдутся люди, которые ради своей выгоды будут сеять вражду меж народами. Но пока жили мирно. До самой поздней осени услаждался Дороня тихим течением семейной жизни, занимался рыбным промыслом и охотой. Спокойствие закончилось, когда на Яике взялся первоосенний ледок-синчик. В стан, на зимовку, явилась ватага Богдана Барбоши. Атаман сам пришёл в дом Дорони с разговором. Дороня выпроводил Митьку и Аникея к Акгюль. Ульяна накрыла на стол, вышла следом. Барбоша тянуть не стал, начал с главного:

— Беда, Дороня. Припасы у нас кончаются, зелья, пищалей мало. Тяжко нам придётся. На Волге, как прежде, не разгуляешься, да и с ногайцами мир недолог будет, а посему нужно человека слать, выведать, где нужные припасы раздобыть. Что найдём, на то и возьмём, у купцов малость мошну потрясли и деньгой разжились. — Барбоша ощерился, показал крупные белые зубы.

Дороня недоумённо спросил:

— Я при чём?

— Ведомо мне, ты с князем Хворостининым дружбу водишь, от него узнать многое можешь. Поедешь в Москву, поспрашиваешь у него, как государь в нашу сторону смотрит, про припасы разведаешь.

— Я только к лету с войны вернулся, с семьёй бы побыть.

— За жёнку держишься?

Дороня промолчал.

— Не бойся, семейство твоё в обиду не дам. А о Москве подумай, добрую службу казакам сослужишь. На нас царь зло держит за деяния наши, ты же верно ему служил против поляков. Кому, как не тебе, в Москву наведаться. С тобой казаков отправим, что по государеву прошению перелазы от ногайцев оберегали и опале не преданы. Пойдёте в Москву с рыбным обозом. — Барбоша встал из-за стола, нахлобучил баранью шапку с зелёным суконным верхом. — На Волге мы гонца переняли, от него узнали, Урус с крымским царём ссылается, подбивает того сообща на Русь войной идти. Смекай, казак. — Атаман двинулся к двери.

Дороня остановил:

— Погоди, Богдан, я согласен.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Но от простых людей избра и вооружи Бог славою и ратоборством и волностию оттомана Ермака Тимофеева сына Повольского со единомысленою и с предоблею дружиною храбрьствовавшею.

«Синодник Ермаковым казакам»

В столицу прибыли после Филиппова поста, ясным морозным днём. Обильный снег нахлобучил на крыши домов белые пушистые шапки, он же, желая досадить людям, засыпал дороги, запер их высокими сугробами. Розвальни, волокуши, дровни, крытые возки горожан то и дело застревали, сталкивались, съезжали с колеи. Москвичи, кутаясь в шубы, тулупы и кожухи, поругивались. Досталось и казакам, с руганью и с молитвами обоз дополз до постоялого двора по соседству с рыбными рядами. Дороня время терять не стал, оставив спутников на постоялом дворе, сходил в церковь, поблагодарил Господа за удачное окончание пути и отправился к Хворостинину. Дмитрия Ивановича дома не оказалось. Дороне удалось перемолвиться с женой князя, Евдокией Никитичной. Она, прежде расспросив об Ульяне, Мите и житьё на Яике, поведала, что князь отправился в одну из своих вотчин и будет не раньше чем через три дня. Дороня прикинул, что успеет добраться до Троице-Сергиевого монастыря, навестить, по просьбе Ульяны, старика Пантелеймона Рыбаря и его жену Ефросинью, поклониться могиле дочери. В путь Дороня отправился на розвальнях, в сопутники взял Наума Губаря. Дорогу коротали думами, разговорами да песнями. Наум затягивал дребезжащим тягучим голосом:


Как за речкою
Да за Дарьею
Злые татарове
Дуван дуванили.

Дороня звонко подпевал:


На дуваньице
Доставалася,
Доставалася
Тёща зятю

Закончив одну песню, начинали следующую.


Воздалече то было, воздалеченьки,
Пролегала степь-дороженька.
Да никто по той дороженьке не хаживал,
Как и шёл там, прошёл с тиха Дона малолеточек...

Незаметно добрались до обители. Заезжать не стали, свернули к лесу. Знакомая тропа спряталась под снегом, но память не подвела Дороню, привела к дому Пантелеймона Рыбаря. Хозяева на зиму ухитили избушку соломой, оттого она напоминала присыпанную снегом скирду. Дверь отворил чернец в понитнике поверх шерстяного подрясника. Дороня узнал его. Перед ним стоял монах Киприан. Это он, в год битвы под Молодями, указал им с Прохором путь к жилищу Пантелеймона. На вопрос о стариках он не ответил, молча пошёл за дом. Дороня и Наум последовали за ним. Монах завернул за угол, указал на заснеженный холмик с крестом, по соседству с могилой Дорониной дочери. Дороня кинул взгляд на монаха, спросил:

— Пантелеймон?

Монах кивнул.

Дороня снял шапку и, осенил себя крестным знамением, низко поклонился. Вот и ещё потеря в его жизни. Этому милосердному человеку и его жене он обязан спасением Ульяны. Это они приютили её в лихую годину и помогли отыскать родных...

Киприан так же молча проводил гостей в избу.

«Уж не молчальником ли стал монах?» — подумалось Дороне, но в избе Киприан заговорил. Чернец рассказал, что Пантелеймон помер два года назад. Супруга его, Ефросинья, расхворалась, и вскоре дочь увезла её в Устюг. В опустевшем доме, подальше от суетности, отшельником поселился Киприан. Он же теперь поставлял в монастырь рыбу и мёд. От рыбного гостинца, привезённого Дороней Пантелеймону, Киприан отказался, просил не вводить в искушение, так как принял обет усиленной молитвы и строгого постничества, потому и потчевал Дороню и Наума хлебом и водой.

Ночевали в избе. Киприан взял рогожное покрывало и скрылся в холодных сенцах. Казаки тревожились, не замёрзнет ли монах по их вине, но утром увидели чернеца живым и здоровым. Поблагодарив отшельника за гостеприимство, отправились в обратный путь. Песен не пели. Губарь поёживался от мороза, от ветра, что бросал в лицо снежные крупинки, молча правил лошадью, видел, спутнику не до пения. Дороня, уткнув нос в ворот, вдыхал запах сырой овечьей шерсти. Его одолевали воспоминания. Думалось о сердобольных стариках, нашествии Девлет-Гирея на Москву, гибели дочери и отца Ульяны, о её мытарствах и чудесном спасении. Постепенно невесёлые мысли иссякли, вспомнился один из дней минувшего лета. В этот день он пошёл с Ульяной в степь, подсобить в сборе лечебных трав. В них-то они и растворились, да ещё в любви. Ох и изголодался он тогда по женской ласке: жадно вдыхал смешанный с ароматом трав запах Ульяниных волос, страстно ласкал обнажённое тело жены, а потом, ещё не остывший, расслабленно и счастливо созерцал голубизну неба, с высот которого за ними подсматривал орлан-белохвост...

Дороня не заметил, как дремота утянула в пучину сновидений, голос Губаря выдернул обратно:

— Просыпайся, казак! Приехали. Вона Москва.

Дороня наклонился, зачерпнул искристого снега, растёр лицо. Умывание прогнало остатки сна, взор стал яснее. Дороня повернул голову, рассмотрел сквозь покрытые инеем ветки и морозную дымку купола церквей и крепостные башни города.

— Заедем прежде в слободу на Швивой горке, знакомца надобно повидать. Не знаю, жив ли он...

Знакомцем, о котором помянул Дороня, оказался Хромоша. К его дому и подъехали розвальни казаков. Встречать их вышла высокая молодуха в расстёгнутой душегрее. Сердце у Дорони ёкнуло:

«Ужель и Хромоша упокоился? Ведь бобылём жил. Откуда жёнка? Не иначе, дом другие хозяева заняли».

Женщина окинула их любопытным взглядом, спросила:

— Кого ищете, добрые люди?

— Кузнец Хромоша здесь ли проживает?

— Здесь. Проходите в избу. Захворал хозяин.

Молодуха повела казаков через тёмные сени. Губарь споткнулся, хотел выругаться, но удержался от греха. В избе было немногим светлее, чем в сенях, дневной свет едва пробивался сквозь узкие слюдяные оконца. Казаки вошли, сняли шапки, перекрестились на икону в красном углу, обратили взор на скамью у боковой стенки печи. Там, укрытый с головой тулупом, лежал Хромоша.

— Матрёна, кто там? — Из-под тулупа показалась лохматая седая голова Кондратия. Бледное, испещрённое морщинами лицо расплылось в улыбке. — Дороня! Гость желанный. Один сподобился приехать али с Ульяной?

— Один.

— Жалко, на Ульянушку, на Аникея да на Дмитрия поглядеть бы. Как вы там, на Яике? Прижились ли?

— Приживаемся, Кондратий.

— То хорошо. Уж прости, встать да встретить, как полагается, не могу. — Хромоша обратился к женщине: — Матрёнушка, попотчевай гостей, усади за стол. Глянь, что там у меня съестного имеется. Браги и грибочков не забудь.

— Не беспокойся, Кондратий, мы на малое время. Надобно до темноты князя Дмитрия навестить по делу важному.

— Ну, раз так, — разочарованно вымолвил хозяин.

Матрёна запахнула душегрею.

— Дядя Кондрат, если помощь не нужна, то я домой. Детишек кормить пора.

— Иди, Матрёнушка, спаси тебя Бог.

Когда женщина ушла, Дороня сказал:

— Я, грешным делом, решил, ты себе молодую жену завёл на старости лет.

— Жена, да не мне дана. Соседствую я с Матрёной и её мужем. Добрые люди, помогают мне, одинокому и больному.

— Что за хворь?

— Был грех, выпил лишку на Рождество Христово да и провалился по пьяному делу в прорубь. — Из груди Хромоши вырвался хрип, продолжительный надсадный кашель прервал речь, лицо покраснело. Отдышался, указал на стол. — Питьё в ковше. — Дороня подал. Хромоша отпил из ковша, продолжил: — Люди спасли, дай им Бог здравия. Жив остался, только напали на меня лихоманки: Знобуха с Костоломкой, а к ним Грудица на помощь подоспела. Вот лежу теперь.

— И у меня случилось такое в Пскове, сдюжил, и ты болесть одолеешь, — успокоил Дороня.

— Дай Бог. Может, отпустит хвороба старого кузнеца. Хотя ей всё одно, что царь, что пономарь. Слышал от стрельца, с коим в то Рождество бражничал, государь наш, Иван Васильевич, немощен. Стрелец тот царя перед тем в Кремле видел, когда на страже стоял. Сказывает, при немногих годах государя подобен он старику древнему, и всё от хворости внутренней. Видать, недолго царю нашему осталось.

— Всё от Господа. А от нас гостинец, рыбки мороженой и вяленой из Яик-реки. — Дороня положил на стол рогожный мешок — Тебе отдельно приготовил, а эту рыбу везли Пантелеймону Рыбарю, спасителю Ульяны. Помер он... Чернец, что в их избёнке живёт, от подарка отказался.

— Царствие небесное Пантелеймону. А от гостинца не откажусь, я не монах-постник. Уходить будете, в сенях оставьте. Матрёна придёт, найдёт рыбе место...

Зимний день короток, свидание с Хромошей продлилось недолго, Дороне предстояла встреча с Хворостининым.


* * *

В этот раз князь оказался дома. Дмитрий Иванович встретил Дороню, как родного, усадил за стол, выпили за встречу зелёного вина. После первой чары Дороня поинтересовался:

— Как, Дмитрий Иванович, чада твои поживают?

— Слава Богу, живы и здоровы. Сыны мужают, дочь, Авдотья, в пору вошла. Сосватали уже. Тепло настанет, за Степана Годунова отдавать будем. Такие дела, казак Молодые растут, стариков на погост несут. Вот и мы с тобой уже не те. Слаб я стал против прежнего, болезни одолевают.

— Врагов лютых били, воевода, и хвори поборем.

— Поборем, если Господь даст.

Малое время помолчали, помыслили каждый о своём. Разговор продолжил Дороня.

— Братья, сёстры здравы ли?

— Сёстрам что будет, они за добрыми мужьями, как за крепостной стеной: Мария за Борисом Замыцким, а Анастасия за Фёдором Пожарским. Братья по-прежнему служат. Фёдор — в посольских делах, Андрей — в ратных. И ещё у нас радость приключилась. Петра из польского плена вызволили, четыре сорока соболей и три тысячи рублей за него отдали. Всей родовой собирали. Вернулся, здоров, не покалечен. Прохора вашего частенько вспоминает, молвит, если бы не он, то лежать бы ему под Кесью.

Помянули чарой Прохора. Хворостинин закусил мочёным яблоком, спросил:

— У тебя что? Как Ульяна, крестник мой Дмитрий? Живы, здоровы ли?

— Здоровы, князь.

— Тихо ли у вас на Яике?

— Тихо, да завелось лихо. Атаман Барбоша гонца перенял, тот поведал, мол, Урус подбивает крымчаков на Москву идти. Донести бы о том царю, с этим и явился.

— Постараюсь, чтобы узнал о том государь. — Князь пригладил усы, пристально посмотрел на Дороню, ухмыльнулся по-доброму: — Вижу, ещё о чём-то просить хочешь.

— Хочу.

— Хочешь — не мнись, молви.

— С ногаями того гляди колгота выйдет, а у нас зелейные припасы для огненного боя истощились, да и пищалей бы раздобыть...

— Кому?

Дороня смутился.

— Казакам, кои государя почитают.

— Ой ли? Лукавишь, казак.

Дороня потупился:

— А как иначе? Иван Васильевич волгских и яицких казаков не жалует. Мы тут с Яика рыбки к столу государеву привезли, икорки, балыков, может, смягчится, и тебя, князь, не забыли.

— Мзду даёшь? — нахмурился Хворостинин.

Дороня хитро глянул исподлобья.

— Гостинец, Дмитрий Иванович.

Князь хмыкнул.

— Ох, хитёр ты, Дороня. А о том, что царь не жалует казаков, напрасно молвил. В начале зимы приехали в Москву от Ермака сеунчеи, атаманы, есаулы да казаки с дарами многими. Били челом государю царством Сибирским.

Удивление и радость выплеснулись из Дорони:

— Вот так Ермак! Вот так атаман! Одолел-таки сибирцев.

— Одолел. За то и обласкан государем, и атаманы его тоже.

— Где же те сеунчеи? Уехали?

— Слышал я, в Замоскворечье по домам стрелецким и посадским расселены, а большинство на постоялом дворе Шубина остановились, недалече от храма Флора и Лавра...


* * *

Не утерпел Дороня, в сумерках направил стопы к указанному Хворостининым месту. Деревянный храм покровителей скота и домашних животных нашёл быстро, а от него разыскал постоялый двор Шубина. То, что казаки там, понял уже на подходе, по пьяным голосам и знакомой песне. А она струилась по улице:


Казань-город на костях стоит,
Казаночка-речка кровава течёт,
Мелкие колючки — горючи слёзы,
По лугам-лугам, все волосы,
По крутым горам все головы,
Молодецкие все, стрелецкие.

Пока дошёл, песня кончилась, следующая, с бражным духом и запахом кушаний, окатила при входе в кабак на постоялом дворе.


Туманы вы мои, туманушки,
Туманы вы мои разосенние!
Не подняться ли вам, туманушки,
Со синя моря долой!
А нам, разудаленьким казаченькам,
Со чиста поля домой!

Краснощёкий целовальник приметил посетителя, довольно улыбнулся. Оно и понятно, новый гость — копеек горсть, питейному дому прибыток. Уж и место стал приглядывать, куда усадить любителя погулять и повеселиться. За столами тесно, слободские ямщики, мясники, заезжие купчики, да ещё казаки пожаловали — народ разгульный, неуёмный, но щедрый. Дороня, к недоумению целовальника, места искать не стал, прямиком направился к столу, где пировали казаки, многие из которых были давними знакомцами. Лицом к нему сидели Иван Кольцо, Савва Волдырь, Черкас Александров.

— Здорово бывали, атаманы-молодцы!

Песня затихла, повольники удивлённо посмотрели на Дороню. Первым его признал Иван Кольцо:

— Безухий! Дороня! Как в Москве оказался? Не иначе вновь на государевой службе.

— С Яика, рыбой торговать приехали, с воскресенья в Москве.

— Эй, целовальник! Неси братину с вином да стопу.

Волдырь спросил:

— Наум Губарь не с тобой ли?

— Со мной.

— Значит, жив старый казак.

— Жив, Савва.

Кольцо подвинулся, освободил место на скамье между собой и Черкасом Александровым.

— Садись рядком, поговорим ладком, дондеже время есть. Мне ведь вскорости в обратный путь отправляться. Черкас и Волдырь в Москве остаются по царскому указу. Такие вот, Дороня, дела. Вёл я из Сибири станицу, полсотни казаков, а вернусь с половиной. Трудный, неблизкий путь преодолели. Волчьей дорогой уходили. Шли с Иртыша на Обь, через Камень на Собь да минуя Пустоозеро, до Москвы... В столице пришлось мне затаиться средь казаков. Узнали мы от дьяка в приказной избе, что дюже зол на меня государь, потому первыми Черкаса с Саввой к царю подослал, а уж как всё улеглось, и я пред царские очи предстал. Смилостивился над нами Иоанн Васильевич, простил прегрешения наши... А что у вас деется? Ты пей, ешь, рассказывай.

Дороня сел, выпил чару, поведал о жизни на Волге и Яике, рассказал, что, помимо торговли, приехал в Москву раздобыть припасов по просьбе Барбоши.

Кольцо выслушал, с сожалением изрёк:

— Извиняй, Дороня, помочь не можем. Самим без Москвы не обойтись, други наши нужду терпят в Сибири в оружии, еде и ратной силе. Каждый кусок хлеба, каждая щепотка зелья, каждая пищаль дороже золота. Только думается, подобреет к вам царь, как и к нам милостивым станет. Казаки сила, а сила государю надобна. Не зря нас приветил, одарил щедро, романеей велел угостить, припасов дал да ещё в подкрепу обещал воевод Волхова и Глухова со стрельцами.

— Вижу, дары щедрые. Наряды на вас впору князьям да боярам.

— А то как же, — самодовольно произнёс Кольцо и поднял стопу. — Ведь не что-нибудь, а Сибирское царство Ивану Васильевичу завоевали. Верно, казаки!

— Верно!

— Твоя правда, Иван!

— За Кольцо!

— За атаманов!

— За Ермака!

— За казачество!

— Пей, браты!

Крики повольников заполнили кабак. Когда они затихли, Дороня спросил:

— Как удалось вам дело сие свершить?

Кольцо закусил армянской икрой, утёр губы, повёл рассказ:

— По окончанию лета выступили мы на Кучума. Строгановы три сотни своих ратников в помощь дали. Люди русские, а с ними литовцы да немцы, у ногайцев выкупленные. По Каме, Чусовой и Серебряной реке добрались до сибирского волока, там тяжёлые струги оставили, лёгкие переволокли далее, по Жеравле, Баранче и Тагилу достигли Туры-реки. На Туре и Тавде сибирских татар били. Кучум осерчал, послал супротив нас своего родственника, воеводу Маметкула с многими конниками. С помощью Господа и огненного боя мы и его побили, в урочище Бабасан, у Тобольского берега. А как настал черёд Кучума, то и ему хвост прищемили. После вышли к Иртышу и взяли столицу, называемую Искером, а ещё Сибирью и Кашлыком.

— Кровавая была сеча, — подал голос Савва Волдырь.

— Кровавая, — согласился Кольцо, — почитай, сотню людей наших там схоронили. Но не зря положили они свои головы. Овладели мы, Дороня, царством великим, с лесами дремучими и реками могучими. Тут и пошли к нам посланники от народцев сибирских с дарами — рухлядью мягкой и съестными припасами, обещали ясак давать. Мы с их лучших людей шерсть брали, на верность. В ту пору и отправил нас Ермак Тимофеевич в Москву с пушниной да вестью благой, челом бить и просить принять Сибирь под государеву руку. — Кольцо вновь поднял стопу: — За большого атамана! За князя Сибирского!

Казаки вторили:

— За атамана!

— За Ермака!

Гуляли до полуночи. Утром, передав через Ивана Кольцо поклон Ермаку, Дороня отправился на постоялый двор. Там его встретили встревоженные казаки во главе с Наумом Губарем. Губарь принялся корить Дороню, но, когда узнал, где он пропадал, подобрел. Радостью наполнила сердца повольников весть о покорении дружиной Ермака Сибирского царства. Теперь можно было надеяться, что и к ним государь отнесётся милостиво. Надежды оправдались наполовину. С воровских казаков царь опалы не снял, но позволил согласным служить Московскому государству закупать зелье и оружие в порубежных городках. С этими вестями и вернулись казаки на Яик.


* * *

На Яике Дороня пробыл недолго. В пролетье Барбоша уговорил наведаться в Астрахань за припасами. Велико было удивление казака, когда вместо деревянного тына он увидел на Заячьем бугре стены и башни из кирпича. Множество работных людей, новые дома, груды плинфы, одетые в леса строения, всё это так не походило на полусонную Астрахань, которую знал прежде. Только деревянный собор Успения Богородицы напоминал о минувших днях. Дороню порадовали перемены. Он знал: вздев на себя каменный доспех, станет Астрахань неприступна для врагов, а значит, жизнь горожан будет спокойнее, и, может быть, отразится спокойствие на далёкой яицкой станице. Туда-то и спешил, старался, не мешкая, завершить дело в Астрахани и доставить оружие в условленное место на берегу Волги. В чём и преуспел. Припасы передал Барбоше, сам вернулся к семье. Ульяна встретила с озабоченным видом.

— Случилось что? — спросил Дороня, когда они остались наедине.

— Аникей к Акгюль зачастил.

— Он и раньше ходил помогать.

— Ныне другое... Любовь у них.

Дороня нахмурился.

— Откуда ведаешь?

— С Акгюль говорила.

— Дела, кобыла волка родила... И что она?

— А что ей делать? Уж два года без Карамана. Аникей хоть и младше, да ненамного. Настал у него срок любиться, а невесту молодую где возьмёшь? Чай, не Москва.

Дороня пронзительно посмотрел на жену. Уж не упрекает ли за отъезд из Москвы, где жизнь гораздо легче?

Ульяна по взгляду разгадала мужнины мысли, успокоила:

— Я не о том. У нас всё ладно, а Аникейке каково? Где красных девиц сыскать? За что корить?

— И то верно, — согласился Дороня, — но перемолвиться с ним надо...


* * *

Перемолвиться с Аникеем Дороне случилось через три дня. Сеть чинили под камышовым навесом, на берегу реки. Пришла пора готовиться к весеннему лову. Дороня видел, как всколыхнулся Яик, сбросил ледяные оковы и теперь гнал их осколки к Хвалынскому морю. Но казак знал, буйство реки ещё впереди. Скоро раздастся она вширь, побежит проворнее, подымет со дна ил и понесёт вслед за льдинами. Вот тогда-то и попрут с моря несметные косяки рыбы, большой и малой, красной и чёрной. Дороня отвёл взгляд от реки, спросил:

— Что у тебя с Акгюль? Не было ли блуда при жизни Карамана?

Аникей понурился, но отмалчиваться не стал:

— О пакости такой и помыслить не мог. Караман меня из неволи вызволил и в своём доме приветил. А про Акгюль скажу. Люба она мне, жениться хочу. — Поднял голову, умоляюще произнёс: — Вы с тёткой Ульяной мне за отца и мать, не откажите в благословении.

— Мы благословим, а сам варкой хорошенько подумал?

— Подумал, и Акгюль согласна.

Дороня вздохнул, негромко изрёк:

— Прости, Караман, товарищ верный, что так содеялось. — Аникею посоветовал: — Допреж чем жить с Акгюль, на кругу спросишь у казаков благословения, накроешь её полой кафтана и объявишь женой. — Погрозив пальцем, добавил: — Детей не обижай.

Лицо Аникея осветилось радостью.

Дороня улыбнулся, про себя подумал:

«Эх, парень, долго ли тебе радоваться да с суженой миловаться-тешиться в наше неспокойное время?»

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

В те поры, пришед на Яик, казаков с шестьсот или семьсот поставили город большой и с того города нам много лиха починили.

«Дела Ногайские«. Из письма ногайского князя
Уруса царю Фёдору

Восемнадцатого марта 1584 года, в возрасте пятидесяти лет, упокоился царь всея Руси, великий князь Московский Иоанн Васильевич, принявший перед смертью схиму под именем Иона. По-разному воспринял русский люд его смерть: многие скорбели и плакали по усопшему, иные возрадовались кончине государя. И родилась на Руси песня:


Во соборе-то во Успенском
Тут стоял нов кипарисов гроб.
Во гробу-то лежит православный царь
Иван Грозный Васильевич...

Схоронили царя грозного, престол, как и полагается, занял его сын, Фёдор Иванович. Молодой, двадцати семи лет от роду. Преемник в отличие от отца мягкий, доверчивый, молчаливый, да ещё болезненный и малоумный. За недомыслие и получил в народе прозвище Блаженный, а ещё Звонарь, за пристрастие к колоколам и боголюбие. Ему ли, блаженному и неспособному, править государством Московским? Покойный государь это предвидел и в завещании назначил в помощь сыну советников: Ивана Мстиславского, дядю Захарьина-Юрьева, князя Богдана Бельского, Ивана Петровича Шуйского. Втиснулся в опекуны и ближний великий боярин Борис Фёдорович Годунов, шурин Фёдора, человек умный и осторожный. Сей муж оттеснил соперников и взвалил на себя всю ношу государственной власти.

Новая власть на первых порах бывает слаба, зная это, зашевелились противники Москвы, выискивая случая сломать хребет «русскому медведю». Беспокойно стало на рубежах. Собирались тучи и с южной стороны. Зимой следующего года мурза Тинбай повёл переговоры с крымским ханом Ислам-Гиреем о нападении на Астрахань, поскольку строительство каменной крепости в низовьях Волги таило для них немалую угрозу. Казакам удалось узнать о коварных замыслах и известить астраханского воеводу.

На Астрахань кочевники не пошли, в начале лета их сакмы двинулись к приграничным городам Московского государства. Бросок полковой рати Дмитрия Хворостинина, теперь уже думского боярина, к Шацку, по ногайским вестям, заставил их повернуть вспять.

Неспокойно стало и на Яике. Относительно мирное сосуществование казаков и ногайцев закончилось. Опасаясь ногайцев, жители яицкой станицы усилили сторожу, огородили курени плетнём и укрепили, но всё это являлось слабой защитой от неожиданного нападения большого отряда. Помощь пришла нежданно. Осенью на Волгу вернулся атаман Матвей Мещеряк. С ним из Сибири возвратились чуть больше сотни казаков. На Волге дружина Мещеряка повстречалась с казаками Барбоши. Атаманы объединили силы. С шестью сотнями казаков они пришли зимовать на Яик. Тогда-то Дороня узнал со слов Мещеряка о том, что случилось в Сибири...

Матвей вёл свой скорбный рассказ неторопливо, взор атамана был прикован к огню в очаге Дорониного жилища, словно там являлись ему события минувших дней.

— Только не все сибирцы под рукой государевой быть желали. Кучум не унимался. Родственник его Маметкул два десятка казаков положил на Аблацком озере. Богдан Брязга, Окул, Карчига, все там остались. Нужду мы терпели в съестном припасе, вот Ермак и отправил Брязгу за рыбой... Хлебнули казачки кровавой ушицы... Мы за них отомстили. Маметкула там же на Аблацком озере нагнали и разбили. Только с едой лучше не стало. Помощь царёва пришла, да что толку, припасов мало доставили. Почитай, все стрельцы от голода да от болезней изошли. И други наши уходили один за другим. Никита Пан погиб при взятии остяцкого городка Назыма. Ивана Кольцо нукеры князя Карачи убили. Карача, собака, попросил защитить его от ногайцев, заманил к себе и на пиру сгубил сорок душ казацких... Вскоре Якова Михайлова не стало. Отправился с казаками в подсмотр и не вернулся. Вдругорядь подлый Карача обложил нас в Кашлыке, около стан свой поставил. Ермак послал меня посчитаться за Ивана. Был бой. Мы стан Карачи разорили, сыновей побили, а вот его я не догнал. — Мещеряк сжал кулаки, огонь очага метался в его глазах, отражая чувства. Все ждали продолжения, но атаман молчал. Тишина нарушалась только потрескиванием горящих дров. Вопрос Дорони заставил Мещеряка заговорить вновь.

— Что с Ермаком стало?

— Погиб. На исходе лета пошёл Ермак Тимофеевич с пятью десятками казаков по Иртышу искать караван бухарских купцов. Бухарцы намеревались товар в Кашлык привезти, но Кучум их перенял... Ночевали в устье Вагая. Там-то и напали сибирцы. Из всех казаков один уцелел. Он и поведал, что сложил наш атаман буйну голову достойно, множество врагов оставил лежать на берегу реки. Только и самого ранами пометили. Стал отступать к стругу малому... Не дошёл, утоп... Казак тот сказывал, доспех тяжёлый на нём был...

Не обмануло предчувствие Дороню, в последний раз виделись они на берегу Яика. Вечная память тебе, славный атаман!


* * *

В начале весны казаки Мещеряка и Барбоши приступили к строительству коша, укреплённого стана. Строили на острове, в месте слияния Яика и Илека. Дороня предлагал воздвигнуть казачий городок рядом с их куренями. С ним согласился один из ватажных атаманов, Нечай Шацкий, но большинство казаков с Мещеряком и Барбошей решили иначе. Строительство острожка задумали не случайно. Новый царь, Фёдор Иванович, взялся ставить крепости на Волге, пожелал очистить её берега от воровских казаков и разбойных кочевников, тем самым обеспечить безопасность одного из основных торговых путей русской державы. С каждым годом на Волге становилось всё меньше раздолья для повольников, их взоры обратились к Яику. Имея у реки крепостцу, можно зимовать, отбиваться от ногайцев и царских войск.

На Волгу в этот год пошли лишь малые ватаги, большая часть казаков взялась за топоры и лопаты. Не покладая рук, трудились на возведении укреплений и жилищ. Уж больно хотелось повольникам на Волге и Яике иметь свою казачью крепость, подобно Сечи запорожцев и Раздорскому городку донцов. Помогали в постройке и Дороня с Аникеем. Но не всем нравилось копание в земле и плотницкое дело, горячие головы роптали, требовали похода за зипунами и ясырём. Подбивали их к набегу и государевы люди, что тайком от ногайцев пробирались в Кош-Яицкий городок из Астрахани. Опасались воеводы ногайского нашествия на город. И повели атаманы Мещеряк и Барбоша пять сотен повольников в ногайскую землю. Нечай Шацкий остался на строительстве с остальными людьми. Остался и Дороня. Аникея удержать не удалось, давно мечтал молодой казак испытать себя в большом деле.

Набег удался. Казаки смерчем пронеслись по ногайским улусам, разоряя кочевья. Запылала степь, оросилась слезами матерей и жён. Отяжелённые добычей повольники повернули к Сарайчику, но в разрушенном ими прежде городе добычи не оказалось. Он умирал. Казаки зря потеряли время на переход до Сарайчика и тем самым дали ногайцам возможность опомниться и собрать войско. Теперь воины Сеид-Ахмата, Кучук-мурзы, Арслан-мурзы и Сетый-мурзы, пылая жаждой мести, преследовали неприятеля. Казаки, будучи в меньшинстве, пытались оторваться от погони. Ночью, с намерением запутать следы, разделились. Барбоша, с малой частью казаков и с большей частью добычи, животины и полона, пробирался вдоль реки к Кош-Яицкому городку. Отряд Мещеряка отступил от Яика в степь, одолел несколько вёрст и снова свернул к реке. К рассвету укрылись в балке. Слабая надежда на то, что ногайцы потеряют след, теплилась, но обмануть опытных степняков не удалось...


* * *

Мещеряк и его есаулы, малорослый Тимоха Поскрёбыш и сухощавый высокий Иван Камышник, стояли на горбатой, поросшей кустарником вершине продолговатого бугра. Казаки прикрывались от ярких лучей палящего летнего солнца, пристально вглядывались в степь. Их внимание привлекли две чёрные точки на горизонте. Они приближались, увеличивались в размере. Вскоре спало понятно, что это всадники. Знойное марево колыхалось над травами, мешало различить, ногайцы скачут или казачья разведка. Добра или лиха ждать от вершников? Всадниками оказались казаки. Один из них, молодой, богатырского сложения, осадил коня на вершине бугра, спешился, подбежал к Мещеряку:

— Атаман, ногайцы следом идут. Их не проведёшь, они в степи каждую травинку знают.

Мещеряк свёл брови:

— Худую весть привёз, Аникей. — Озадаченно повторил: — Худую.

— Атаман, — вновь заговорил Аникей, — я эти места знаю, не первый год в степях. Здесь лесок поблизости, туда уходить надо. Там деревья, кусты, на конях не повоюешь, а без коней ногайцам воевать тяжелее будет, да и с тыла не зайдут, река там, яр.

— Верно мыслишь, казак. — Лицо атамана посветлело: — Веди. — Мещеряк повернулся к соратникам: — Поскрёбыш, возьми два десятка казаков с конями. Коней оставите в балке, сами залягте на бугре, как ногайцы появятся, шугните из ручниц. Надо задержать их, пока в лесу не схоронимся. А ты, Иван, полоняникам русским, коих у ногайцев отбили, раздай оружие, в улусах добытое.

Спустились с бугра. Поскрёбыш отобрал людей для заслона, Мещеряк, Аникей и Камышник повели к лесу остальных.

До леса оставалось шагов пятьдесят, когда сзади послышались выстрелы. Поскрёбыш отбивался от ногайского ертаула. Мещеряк поторопился укрыть отряд в лесу, под защиту деревьев. Вскоре туда прискакали люди Поскрёбыша. За ними следовало ждать ногайцев. Они не замедлили явиться. Их войско превосходило силы Мещеряка. Атаману приходилось уповать на стойкость своих воинов и на Господа. Господь помог. Следом за ногайцами налетел ветер, заставил кланяться травы и дерева, пригнал полчища пыли и свинцовые тучи. Небесные странницы сбрасывали водяные лохмотья на землю. Гром грянул единовременно с залпом из ручниц. Обильная влага низверглась на головы людей. Наскок ногайцев захлебнулся. Потеряв пятерых воинов, степняки отступили.

Ливень оказался краткосрочным. Тучи истощились, ветер угнал их остатки за реку, взору открылось чистое, прозрачное небо. Солнце снова приняло промокшую землю в жаркие объятья, воздух наполнился испарениями. Изнуряющая духота повисла над степью. Ногайцы напирать не стали, конная атака по грязи вряд ли имела бы успех. Мурзы велели воинам расположиться станом в балке, где до того прятались казаки. Промокшие до нитки ногайцы принялись сушить одежду, готовить пищу. Беспокойства от казаков не ждали, надеялись, что, напуганные многочисленностью противника, они не высунут носа из леса, где заперты, как в зиндане. О беспечности степняков доложили Мещеряку разведчики. Атаман немедля подозвал Камышника.

— Иван, проверь, у всех ли запалы на ручницах сухие. Скажи, пусть к бою готовятся. Сами на ногайцев пойдём.

Камышник кинулся исполнять приказ. Но Мещеряк остановил:

— Погоди. Позови Аникея.

— Ноздрю?

— Нет, приёмыша Дорони Безухова. Думается, парень сможет провести нас незаметно к вражьему стану.

Пробраться незаметно удалось. Дозорных сняли без шума. Леском провели людей до кустарника, кустами подобрались к балке.

Когда грянули первые выстрелы, лишь два десятка ногайских воинов оказались готовыми к сопротивлению. Остальные развесили доспехи и одежду на древках воткнутых в землю копий, ветках редких кустов и деревьев. Огонь из ручниц привёл ногайцев в замешательство, поселил в сердцах страх. Пули и стрелы разили безоружных степняков. Часть воинов бросилась к оружию, но большинство поспешило к коням в надежде поскорее покинуть опасное место. Те, кто не убоялся смерти и бился до конца, были сметены лавой казачьей конницы. Ногайцы ушли в степь. В балке остались их павшие соплеменники и воинское снаряжение. Казаки благополучно, с малыми потерями, вернулись в Кош-Яицкий городок. Привели множество коров, коз, овец, коней, оружие, доспехи, пленных ногайцев, а самое главное, триста душ вызволенных из неволи русских людей. Полонили и сестру Уруса, дочь покойного бия Исмаила.

Обо всём по приезду в родную станицу Аникей рассказал Дороне. Вести порадовали бывалого казака, но одновременно и озадачили. Дороня знал, ногайцы и бий Урус не простят обиды.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Круты бережки, низки долушки

У нашего пресловутого Яикушки,

Костьми белыми казачьими усеяны,

Горючими слезами матерей и жён поливаны...

Казацкая песня-былина

Государев посол Хлопов первым ощутил на себе ярость Уруса. Бий, потрясая кулаком, проклинал русского государя:

— Да падут несчастия на голову твоего царя и тех, кто подговорил безродных разбойников напасть на мои владения! Многие ногайцы взяты в плен для продажи в Астрахани бухарским купцам или за выкуп родственникам. Среди них моя сестра!

Хлопов поспешил заверить:

— Я сделаю всё, чтобы она в скором времени возвратилась домой.

— Это не все их преступления! Подлые шакалы убили моих людей! Десятки соплеменников пали от их рук. Они не пощадили даже сеидов и ходжей! Праведный гнев Всевышнего покарает нечестивцев! Он даст моим воинам силы, и мы перережем им глотки!

— Государь не причастен к злодейству, — попытался возразить Хлопов, — на улусы напали вольные казаки, над коими он власти не имеет.

— Зато её имеют астраханские воеводы, ему подчинённые. Язык царя Фёдора лжив, он говорит о дружбе, сам же тайно натравляет на нас казаков. Мои воины взяли пленных, они свидетели подлым делам.

Хлопов опустил голову, ведь в словах бия имелась немалая доля правды. Урус не успокаивался:

— Скажи, зачем урусутский царь приказал ставить городки на Волге? Не намерен ли он оттеснить пас с наших земель?

Хлопов выпрямился:

— Государь желает оградить ногайские улусы от нападений разбойных казаков.

Урус пронзительно глянул в голубые с прищуром глаза Хлопова.

— Так ли это?

— Так, великий бий.

— Не марай свои уста ложью. Вы призываете этих бродяг на службу и всячески помогаете им.

— Фёдор Иванович помогает только тем казакам, кто послушен ему, а кто противится, с теми государь суров. По его повелению многие повольницкие ватаги отогнаны от Волги.

— Отогнаны, только пришли они в мои земли и строят город на острове, там, где река Илек впадает в Яик. Это шоулличим — моя степь. Не позволю чужакам своевольничать. Я помешаю строительству города! Скоро мои воины сровняют его с землёй!

Урус исполнил обещание и вскоре послал к Кош-Яицкому городку шестьсот конных воинов под предводительством своего сына Джан-Арслана. Несмотря на то, что в городке собралось до семи сотен казаков, крепость ещё не была закончена, внезапное нападение грозило бедой.


* * *

Солнце ещё не вошло в силу, степь встретила Дороню и Ульяну утренней свежестью и запахом разнотравья. Ковёр, сотканный из ковыля, полыни, типчака, верблюжьей колючки, солодки и шалфея, расстилался на немереные вёрсты и неведомо где заканчивался. Среди былья Ульяне предстояло выбрать то, что обладало свойством лечить недуги. Она знала, в какое время и какую траву собирать, как её использовать, за это и слыла жена Дорони в станице знахаркой. Акгюль называла её на ногайский лад кагымши и часто ходила с ней на сбор трав, но в этот раз с Ульяной напросился Дороня. Чем был доволен. Помнил казак прошлогодние любовные утехи в степи, воспоминания о них согревали его в студёном Подмосковье. Вот и ныне жаждал предаться ласкам с женой. В станице не разгуляешься, дети, соседи, а ночью каждый шорох за версту слышен. Выехали на конях, необходимые травы росли вдалеке от станицы. Дороня всю дорогу лукаво поглядывал на жену, похваливал, любовался. Ульяна посмеивалась, отшучивалась, то и дело бросала ласковые и игривые взгляды на супруга.

Коней оставили в леске у реки, сами побрели степью, высматривая нужную траву. Отошли недалеко. Не утерпел Дороня, не одолел желания повторить то, что случилось прошлым летом. Налетел сзади, со смехом повалил в ковыль, целовал губы, шею, опять губы, обнажённую грудь. Ульяна таяла в его объятьях, отдавалась сильным рукам мужа. Страсть захлестнула обоих, бросила в пучину наслаждений. Пробуждение было сладостным. Дороня откинулся на спину, истома разлилась по телу, затуманенный взгляд устремился к небу, выискивая в выси орлана-белохвоста, знакомца, что подсматривал за ними прежде. Птицы не было, но появился кто-то другой. Не в небе, на земле. Конское ржание Ульяна услышала первой, приподнялась на локте, вытянула голову. За ней последовал Дороня. В следующий миг его ладонь накрыла рот жены. Он рывком повалил Ульяну на траву, прошептал:

— Не шелохнись.

Ульяна испуганно моргнула. Было чего пугаться. В двухстах шагах от них двигалась ногайская сотня. Страх охватил и Дороню, пробежал по телу, подобно крысе в псковском подземелье. Страх не за себя. Отряд подбирался к станице, туда, где оставались их дети, семья Аникея, Сидора Бирюка и соседи-казаки.

«Обманули?! Обошли дозор?! Что же теперь будет с детьми, со станицей? — бились в Дорониной голове тревожные мысли. — Надо предупредить. Только бы кони не заржали!»

Кони, обученные Дороней, не заржали при виде соплеменников, а спокойно стояли в леске, дожидались хозяев. Хозяева тоже ждали, пока вражеский отряд удалится, и ожидание мучило, душа рвалась к станице, тело же оставалось неподвижно. Теперь надо остаться незаметными. Сабля лежит подле, только она не спасёт. Ручница приторочена к седлу, до коней сотня шагов, побежать бы, вскочить — и к станице. Дороня знал: не добегут даже до леса, заарканят ногайцы, а то и побьют стрелами.

Но вот последний всадник скрылся за бугром. Дороня и Ульяна побежали к леску, сели на коней, помчались в сторону поселения. Скакали берегом, надеялись опередить ногайцев. Не успели. Из зарослей серебристого лоха наблюдали, как ногайская сотня нахлынула на станицу. Казаки успели подать сигнал дымом и приготовиться к обороне, но это их не спасло. В станице оставалась всего дюжина мужчин, остальные перебрались в Кош-Яицкий городок. Выстрелы не остановили ногайцев, пять десятков с воем ворвались в станицу со стороны степи, остальные разделились на два отряда, стали обходить поселение, отрезая казаков от лодок. Вскоре с защитниками станицы было покончено. Сигнальный дым перестал куриться. Лишь один из челнов смог отчалить со станичниками. Сердце Дорони зашлось, когда увидел, что в лодку садятся Акгюль с его дочкой Настей на руках, Марфа — жена Сидора Бирюка и все дети станицы, коих набралось пятеро. Прежде чем отплыть, они пустили остальные челны по течению, чтобы не достались врагу. Лодки, с ними и та, где сидели люди, стали резво уплывать от берега. Ногайцы подскакали к воде, когда беглецы достигли середины Яика. Недолгое сопротивление казаков всё же дало детям и женщинам возможность уйти. Но опасность ещё не миновала. Один из ногайцев ухватился за гриву коня и пустился вплавь за лодкой. Шумилка Бирюков выстрелил. Стрела остановила преследователя. Ногаец повернул коня к берегу. Вслед лодке полетели стрелы ногайцев. Одна из них ранила Шумилку, вторая впилась в затылок его матери. Марфа завалилась на бок, перекинулась через борт, Акгюль попыталась одной рукой ухватить её за ногу. Не удержала. Яик забрал убиенную женщину в свои владения. Покидка Бирюков кинулся за матерью. Дмитрию и Муратке пришлось оставить вёсла, чтобы удержать его. Покидка вывернулся, схватил лук брата, выстрелил. Рука мальчишки слаба: стрела берега не достигла. Ногайцы ответили. Дмитрий и Муратка снова взялись за вёсла. Но от стрел не уйти, ещё немного, и степняки перебьют людей в лодке.

Дороня схватился за ручницу. Ульяна остановила:

— И их не спасёшь, и нас погубишь.

Неожиданно ногайцы прекратили стрелять. Виной тому явился всадник с волчьим хвостом на шлеме. По его приказу воины опустили луки. Дороня признал предводителя:

— Фархад это, недруг Караманов. Зря пожалел его сотоварищ. Надо было ворога ещё в Сарайчике жизни лишить.

Ульяна хотела что-то сказать, но над рекой полетел крик Фархада. До Дорони и Ульяны долетали понятные им ногайские слова:

— Акгюль! Это я, Фархад! Я пришёл за тобой! Я знаю, Карамана нет! Возвращайся, стань моей женой, и все, кто с тобой, останутся в живых! Вернись! Я буду любить и оберегать тебя и твоих детей!

Дмитрий и Муратка прекратили грести. Река понесла лодку к Хвалынскому морю.

Акгюль отдала Настю дочери Дуняше, встала, обратилась лицом в сторону Фархада, замерла в раздумье. Жена Карамана молчала недолго, но её слова предназначались не Фархаду. Он так и не получил ответа, а Дороня и Муратка ударили вёслами по воде. Лодка помчалась к камышам у противоположного берега. Акгюль отвернулась от влюблённого в неё улана. Фархад в отчаянии схватился за лук. Опытный воин не промахнулся. Стрела уколола женщину под лопатку. Спина Акгюль выгнулась, она стала падать. Руки Муратки и Покидки подхватили её, уложили на дно лодки. Покидка занял место Муратки, Муратка остался с матерью. Ногайцы продолжали метать стрелы, две воткнулись в борт. Большего им достигнуть не удалось. Фархад вновь остановил стрелков. Он не желал смерти Акгюль, отвергнутая любовь затуманила разум, заставила схватиться за лук и сразить ту, о которой мечтал с юных лет. Фархад знал, боль в сердце и раскаяние за содеянное злодеяние будут преследовать до самой кончины. Всё, что он мог сделать, — частично искупить вину, сохранив жизнь её детям. Несколько гребков, и чёлн скрылся в камышах...

Ульяна уткнулась в грудь мужа, её тело вздрагивало, пальцы мяли рубаху на его спине. Дороня отстранил жену, строго сказал:

— Дождёшься, пока ногайцы уйдут, покличешь детей. Они дальше заводи не поплывут. Затаитесь на косе, там и ждите. Я в Кош-Яицкий. А ну как наши дыма не узрели? Если через седмицу не вернусь, пробирайтесь в Астрахань. Сидор Бирюк сказывал, у Марфы родня там, приютят. Если воеводские люди спросят, молвите, что казаки из полона отбили да на Русь отпустили. Из Астрахани в Москву идите. Князь Хворостинин в беде не оставит...

— Ой, Доронюшка! — Ульяна снова приникла к мужу.

— Будет тебе, на станицу глянь.

Ульяна посмотрела в сторону куреней. Ногайцы покидали разорённое казачье поселение. Из его защитников выжил один — Аникей. Понурив голову, в окровавленной рубахе, со связанными руками тащился за татарским всадником, словно бычок в поводу. Полон — дело тяжкое. Аникею сия доля выпала в третий раз.

— Господи, — прошептала Ульяна одними губами.

— Делай, как сказал. Аникея в беде не оставлю...


* * *

Вечерело. Ногайские воины жаждали отдыха. День выдался нелёгким. Налёт на станицу и дальний переход забрали силы. Даже выносливость кочевника не вечна. Место для ночлега выбрали в узкой низинке, зажатой меж двумя продолговатыми буграми. На вершинах бугров поставили дозорных, принялись готовить пищу. Съестной припас, добытый в станице, пришёлся кстати. Пленнику от обилия еды ничего не перепало. Лишь улан Фархад, коего Аникей помнил ещё с Сарайчика, отчего-то сжалился и дал воды. Ведал бы он, кто стал мужем Акгюль... Ведал бы Аникей, кто поразил стрелою его любовь...

Аникей сидел молча, боролся с голодом и болью в раненом плече, слушал ногайскую речь. Слушал внимательно, мотал на ус то, о чём говорят кочевники. То, что он услышал, не радовало, большая беда грозила Кош-Яицкому городку. Коль сладится у ногайцев, то многим казакам придётся разделить с ним тяжкую ношу рабства.

Горькие думы оборвал крик удода. Глухим, гортанным голосом птица будто жаловалась: «Худо тут, худо тут». Аникей насторожился. Было в крике что-то знакомое, незаметное чужому уху. Так, голосом удода, мог кричать только Дороня, чему учил и его. Не бросил дядька, как и в прошлые разы, явился вызволять из плена. Только сейчас его, Аникейки, жизнь не важна. Смерть грозит сотням казацких жизней в Кош-Яике, и дорог каждый миг. Но как дать знать о том Дороне? Сердце сжалось от безысходности, хоть волком вой. Аникейка не завыл, запел:


Как собрались злые вороги на другой бережок.
А на другом бережке пять сотен дружков.
Хотят, окаянные, на острог напасть,
И тогда казакам пропасть.
Да ещё подмога к ворогам идёт,
Царь басурманский мурзу Сеида шлёт
Голубой городок разорить,
Казаков, атаманов побить...

Ногайская плётка ожгла спину. Песня прервалась. Удод ещё раз прокричал в вечерней степи. Теперь Аникейка знал, что Дороня донесёт тревожную весть до казаков прежде, чем там появятся ногайцы.

Дороня успел добраться до Кош-Яика первым. В городке уже знали о появлении отряда сыновей Уруса, Хан-мирзы и мурзы Арслана, но весть о возможном подходе им в помощь воинов Сеид-Ахмеда обеспокоила атаманов. Возведение городка ещё не завершили. Атаманы решили не допустить неприятеля к крепости. Пока часть казаков спешно насыпала валы и ставила частокол, другие устремились к лесу, в котором, по словам лазутчиков, встали станом Хан-мирза и Арслан. Напали внезапно, как и в прошлый раз с атаманом Мещеряком. Таковой, по большому счёту, была степная война. Кто кого перехитрит, тот в степи и победит. Набеги, неожиданные нападения, ловушки, засады, ложные отступления. Здесь надо работать не только руками, но и головой, а ею старались не рисковать. Так воевали туркмены с казахами, казахи с ногайцами, ногайцы с крымскими татарами, казаки с теми и другими. Порою собирались большими силами и рубились отчаянно, не жалея жизни. В этот раз застигнутые врасплох ногайцы бежали, не приняв боя. В лесу остались убитые и Аникей. В самом начале наскока казаков он откатился в кусты, и это спасло ему жизнь. Путы разрезал Дороня. Ему первому удалось найти сродственника. В третий раз он дарил Аникею свободу. Аникей это понимал, горячо обнял названого отца. Дороня посмотрел на обожжённое и иссечённое плёткой тело, спросил:

— Пытали?

— Спрашивали, много ли в Кош-Яике казаков. Я ответил, мол, мы люди государевы, и в городке тоже бесчисленно ратных людей с пушками, а посему удачи мурзам не видать. Вот меня и угостили на славу... Добро, что песню мою услышал да казаков привёл, иначе замучили бы до смерти.

— Ладно вышло с песней, и речи их ты ко времени услышал.

— Услышал... Дозор наш ногайцы перехитрили. Пустили наперёд троих, казаки за ними... Хотели пленить, да сами в засаду попали. Потому и налетели вороги на станицу недуманно... Что наши? Живы ли?

Дороня опустил голову:

— Поедем в станицу, там и узнаем.

Случилось горе. Ульяна выходила Шумилку, а Акгюль не смогла. Слишком глубоко вошла стрела Фархада. Неожиданная и страшная весть ошеломила Аникея. Он схватился за голову, сел на корточки. Дороня подошёл, обнял, попытался утешить, но Аникей вырвался, упал на колени, с воем заскрёб пальцами сухую землю. Вой перешёл в плач. Дети отвернулись. Непривычно смотреть на богатыря, который рыдал, словно малец. Плакали и сами. Ульяна, Муратка и Дуняша утирали слёзы. Только слезами горю не поможешь, надо жить дальше. Скорее не жить — выжить. Во избежание мести Уруса следовало спешно покинуть разорённую станицу и уходить на житьё в Кош-Яицкий городок. Так и сделали, и не только они, но и всё повольницкое население Яика. Ко времени. Вскоре, присоединив к себе воинов Хан-мурзы и Арслана, к городку подступил Сеид-Ахмад. Кто знает, может, и взял бы он с налёта казачий стан, только превратился тот в крепость. Успели-таки казаки. Выкопали рвы, волчьи ямы, насыпали валы, огородились частоколом. Обустроили городок и изнутри. Поставили конюшни, саманные дома, вырыли землянки. Сюда же согнали часть скота.

Семь дней войско Сеид-Ахмада стояло под городком, перестреливалось с казаками, на восьмой пошло на приступ. Огненным боем повольники остановили ногайцев. Под стенами пали два десятка ногайских воинов. Сеид-Ахмад прекратил попытки взять Кош-Яик. Ночью казаки сделали вылазку. Подался с охотниками и Аникей. Бился озлобленно, пленных не брал, не жалея жизни, мстил за унижения и смерть Акгюль. В городок вернулся обагрённый чужой кровью. Дороня упрекал:

— Смерти ищешь? Глаза-то злобой горят, словно у волка. Смотри, сердце волчьим не стало бы.

Аникей словам Дорони не внял, твердил своё:

— Мне без Акгюль жизни нет.

Муратка тоже рвался мстить за мать, Дороня остановил:

— Не дам в первом бою марать руки убийством своих соплеменников.

Ульяне сказал:

— Горяч, весь в Карамана. Не зря ногайцы говорят: «Жеребёнок идёт по следу лошади».

Жена вздохнула, с тревогой промолвила:

— Удержать бы этого жеребёнка, уберечь от беды.

Дороня заверил:

— Удержим и убережём, перед Акгюль с Караманом стыдно не будет.

На девятый день Сеид-Ахмад, потеряв три десятка воинов, увёл войско. Казаки ликовали. На радостях достали хмельное питие, закатили пир. Питьё питьём, а без песни не застолье. Поднялась над городком, над Кош-Яицким островом песня, полетела в степь раздольную:


Не белая лебёдка в перелёт летит —
Красная девушка из полону бежит.
Под ней добрый конь растягается,
Хвост и грива у коня расстилаются...

Допели, за ней завели следующую:


У честной вдовы у Ненилы
А у ней было чадо Вавило.
А поехал Вавилушко на ниву,
Он ведь нивушку свою орати...

За песнями настал черёд пляскам. Первым, под звуки гуслей, бубна и гудка, с криком: «Гоп-па!» пустился вприсядку атаман Барбоша. В перепляс с Богданом вступил Матвей Мещеряк. Не утерпел и Дороня. Увлёк за собой Аникея с надеждой, что на малое время сумеет отвлечь его от тоски по Акгюль. Богатырь ходил гусаком, выпятив грудь и поводя широченными плечами. Следом, покачиваясь, вошёл в круг Наум Губарь, забузил, прикинулся пьяным. Вихрем, передёргивая плечами и размахивая плёткой-ногайкой, выскочил смуглый Янбулат Чембулатов. За ними последовала, почитай, вся вольница. Задорно, с удалью откалывали коленца, посвистывая, размахивали саблями и кистенями. Не жалея обувки, били ногами о землю: то ли изображали конский топот, то ли вбивали в родимую невидимого врага. После пошла потеха. Тягали друг у друга «невод», боролись. Тимоха Поскрёбыш принёс мешок, заполнил песком меньше чем наполовину, завязал горловину концом длинной, в три аршина, верёвки, другой конец взял в руки. Озорно крикнул: «А ну, кто с меня шапку снимет, мешка да вервия не касаясь?!» — раскрутил верёвку над головой. Первый из казаков, восхотевший отличиться ловкостью, свалился на землю от удара мешком по голове. Второй попытался поднырнуть, но Поскрёбыш направил верёвку низом и опутал ноги казака.

Со словами: «Эх, удальцы никчёмные! Подходи, кто ещё!» — раскрутил верёвку вновь. Аникей дождался, пока мешок пролетит мимо, рванулся к Тимохе, сорвал шапку, надел на себя. Тимоха уступил место в серёдке круга. Теперь Аникею предстояло отбиваться от товарищей. Богатырь раскрутил верёвку так, что некоторые казаки с опаской подались назад. После нескольких неудачных попыток никто не решился снять с Аникея шапку. Попробуй сними с такого могута. Призыв «Бросай сапог топтать, ходи бражничать!» прекратил развлечение... Гуляли до поздней ночи, но знали — радость временная, в любой день ногайцы могут вернуться.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

А на казаков азъ иду, анъ и што я над ними сделаю, то сами увидите.

«Дела Ногайские». 1586 год.
Из письма ногайского князя Уруса царю Фёдору

Лето выдалось тревожное. Ногайцы подходили к Кош-Яицкому городку, а казаки совершали набеги на улусы кочевников. Изменчивая удача то поворачивалась в сторону ногайцев, то перебегала к казакам. С началом осени стычки не прекратились. Урус не оставил попыток уничтожить казачье гнездо. Для этого он собрал все силы Большой орды. Бий лично привёл ногайских воинов под городок. С ним явились сын Хан-мурза, шестеро братьев, Сеид-Ахмад, мурза Урмагомед и другие мурзы со своими людьми. Усилилось войско и двумя сотнями стрелков — тюфенгчи. Одну сотню прислал крымский хан, другую набрали из ногайцев, вооружили и обучили крымчаки. Не менее десяти тысяч бойцов подошли к Кош-Яицкому городку. Повольники могли противопоставить тысячу, включая небольшое число женщин, детей, старых и калеченых казаков. Присутствие в войске Уруса воинов с ручницами привело защитников в уныние. Не радовало огромное войско ногайцев и Дороню. Ему не впервой, он защищал Астрахань, Заразск, Псков, Москву, но тогда ждали помощи, ведь за спиной стояла Русь. Теперь же оставалось надеяться только на себя, на стойкость соратников, их боевой опыт и пушки. Литая малая пушечка была одна, остальные, со стволов древесных, сделали сами. Зачинателями того дела стали Дороня да Аникей. Вспомнил Дороня, как при защите Пскова придумали пути, что вытягивали воинов Стефана Батория из-под стен, решил и на Яике смекалку применить. Мастера в помощь нашлись. Соорудили кузню. Аникей взялся за отцовский инструмент. Все эти годы, от самой Москвы, берёг его как память о Прохоре. Успел спрятать и во время набега ногайцев на станицу. Ныне ему не было цены... Стволы стянули железными обручами, установили пушки на стенах, горками сложили камни и кости, коими собирались поражать противников. Вид пугающий, одно плохо, жизнь у деревянной пушки недолгая: не более чем на пяток выстрелов. Но, как молвится: «Не до жиру, быть бы живу». Какие ни есть, а пушки, ворогу угроза. Только удержат ли они ногайских воинов? Некоторые из них не раз ходили на Русь и с огненным боем знакомы. У кого-то он оставил в сердце страх, а кому-то стало привычным мчаться на неприятеля, не обращая внимания на грохот пушек.

Такие храбрецы в войске Уруса нашлись. Они-то и переправились на остров совместно с тюфенгчи и стали обстреливать крепость из турок и луков. Пускали в городок и горящие стрелы. Дети и женщины тушили пожары, казаки отстреливались. Прошло десять тревожных, изматывающих дней и ночей. Съестные припасы уменьшались, число убитых и раненых росло. Ульяна использовала все свои знания, желая облегчить страдания казаков, забыла про детей и мужа. А как по-другому? Все мысли и силы обитателей городка нацелены на то, чтобы выстоять, а значит — жить. Казаки не сдавались, но и Урус отступать от крепости не собирался. На десятый день к воротам городка подошёл посланец Уруса и от его имени предложил сдать крепость в обмен на жизнь. Бий призывал казаков поступить к нему на службу, а атаманов обещал сделать мурзами, но получил отказ. За всех ответил атаман Мещеряк:

— Передай бию, милостей его нам не надо, и городок мы не сдадим. Крепостца сия теперь государева, оттого воеводами царскими на выручку посланы ратные люди из Астрахани да Самары, а с ними донские казаки. Лучше Урусу убираться восвояси со всем войском.

Атаман схитрил. Городок оставался вольным, помощи от Москвы ждать не приходилось, но правитель ногайцев об этом не знал. Несмотря на заверения посла Хлопова, он не доверял коварным правителям Московии, и если слова атамана правда, то следовало поторопиться. Урус пообещал умертвить всех жителей, а город сжечь. На Кош-Яик доставили вязанки с хворостом. Часть ногайцы использовали для строительства земляного укрепления, защиты от стрел и пуль казаков, а часть приготовили для примета. Дороня помнил, как ногайцы и крымчаки осаждали Астрахань и готовили вязанки камыша для примета. В ту пору им это не удалось, но теперь они могли осуществить задуманное. Примет дело проверенное: закидать ров хворостом и по лестницам забраться на стены, а в случае неудачи поджечь хворост, огонь сделает работу вместо воинов... Дороня понимал, какая опасность грозит городку. Понимали это и атаманы. О том, как быть, долго не рядились. Вылазку наметили предпринять после заката. Дороня с решением атаманов согласился. Он не забыл, что смелые вылазки привели к победе под Заразском и принесли убыток полякам и пользу осаждённым в Пскове.

Напали ночью, как и задумывали. Полусонный воин силён наполовину: скованное осенней сырой прохладой тело, занемевшие руки и ноги, неясность мыслей, темнота, неразбериха. Ногайские воины и тюфенгчи вскакивали, бросались к оружию, попадали под удары сабель, ножей, копий и кистеней. Урусу доложили, на острове происходит борьба, но что он мог сделать? Послать вплавь всадников? Ночью, в неизвестность, возможно, на верную гибель. Нет, этого он не допустит. Бий велел выставить вдоль берега готовых к бою воинов, к которым присоединился сам. В кольчуге, но без шлема, вглядывался в темноту, надеялся разгадать, какие опасности она таит. Неизвестность угнетала. Урус подозвал одного из приближённых мурз, приказал:

— Пошлите к острову лодку с воинами. Пусть узнают, что там происходит.

Приказание бия мурза исполнить не успел. Всплески выдали приближение лодок. Урус воспрянул духом: «Что, если тюфенгчи сумели отбиться и, соблюдая порядок, возвращаются на этот берег?»

Надоеды бия оказались напрасны. На лодках приплыли казаки. Цепочка вспышек озарила черноту реки. Грохот выстрелов, пули и стрелы заставили ногайских воинов отпрянуть от берега. Один из телохранителей прикрыл бия. Пуля свалила его у ног повелителя. Урус, несмотря на уговоры мурз, остался стоять на месте.

— Стреляйте! Не давайте им сойти на берег!

Его приказ услышали, запели тетивы, стрелы полетели в темноту. Суда казаков повернули к острову.

Урус встретил хмурое осеннее утро в дурном расположении духа с красными от бессонницы глазами. Этой ночью он потерял три десятка отборных воинов и двести тюфенгчи. Их ручницы достались казакам. Приступ не удался. В таком положении продолжение осады гнезда яицкой вольницы грозило большими потерями. Мысль о возможном подходе русских ратников и донских казаков заставила бия проявить осторожность. Послы, отправленные в Москву летом, ещё не вернулись, и он не знал, каковы будут действия русского царя и его воевод. Урус велел войску собираться в обратный путь.

В полдень перед крепостью не осталось ни одного ногайского воина. Возрадоваться бы казакам, успокоиться, так нет, решили атаманы преследовать ногайское войско. Барбоша поначалу противился, отговаривал Мещеряка:

— Куда нам супротив такой силищи? Отошли басурмане, и ладно.

Матвей стоял на своём:

— Отошли, а силы сохранили. Надо бы куснуть их так, чтобы другой раз неповадно было.

— Зубы не обломать бы. Ногайцы не дети малые, а вой бывалые. Особливо в степи.

— А мы нагрянем. Лазутные весть принесли, что войско Урусово недалече остановилось, у старицы сушатся. Этот дождь нам Всевышним послан. Али забыл, как в прошлый раз мы ногайцев после дождя в балке побили.

— Ногайцы, чай, не дурни, второй раз осторожнее будут, заслон с нашей стороны выставят.

— Дозоры выставят, только мы их обманом возьмём. Надо разделиться по сотням, окружить да с разных сторон разом навалиться.

Барбоша почесал затылок, хмыкнул, кивнул головой:

— Головаст ты, Матвей. Думаю, может дело сладиться. Зовём казаков да атаманов! Идём на Уруса!


* * *

Урус не ждал преследования со стороны казаков. Только безумцы осмелились бы напасть на столь значительное войско. И всё же бий, памятуя о нападении казаков на отряд ногайских мурз в балке, выставил усиленные дозоры со стороны Кош-Яицкого городка... Дозоры не помогли...

На рассвете шесть отрядов по сто человек с разных сторон подошли к ногайскому стану. Дозорные степняков обнаружили две сотни казаков, идущих со стороны городка, и поспешили сообщить своим, но остальные четыре сотни повольников, с разбойным посвистом, стреляя из ручниц и луков, уже набросились на спящее войско. Дороне это напомнило предрассветную вылазку из Заразской крепости против крымчаков Девлет-Гирея. Как и под Заразском, неприятель не изготовился к нападению. Ногайцы метались из стороны в сторону, но кругом натыкались на казаков. Урус решил, что яицкая вольница дерзнула напасть, получив помощь от донцев и воевод. В таком положении оставалось одно — отступать. Ногайцам удалось прорвать кольцо окружения. Они рассеяли одну из повольницких сотен и стали уходить. Отход прикрывали триста воинов во главе с верным советником Уруса, храбрым воином имилдешем Кочкаром. Могучий батыр успел облачиться в доспехи и сесть на коня. Своим примером он вдохновил соплеменников. Выкрикнув уран — боевой клич степняков, он помчался на противника. Дороня видел, как два казака пали от его сабли, такая же участь ждала третьего. Дороня поспешил на помощь, прикрыл товарища, отбился. Пешему стоять против конного несподручно. Батыр рубанул наискось от плеча. Увернуться не удалось, остриё хорезмийской сабли достало, рассекло плоть от предплечья до кисти. В глазах потемнело, Дороня выронил оружие, рука повисла. Кочкар замахнулся ещё раз, довершить дело не успел. Выстрел Аникея выбил его из седла. Пуля пробила доспех и сразила сердце батыра... Потеря предводителя смутила ногайских воинов, они повернули коней и бросились догонять войско Уруса. Их уводил улан Фархад. Аникей искал его на поле брани, но свыше было предрешено — они никогда не встретятся, но оба сохранят любовь к Акгюль до конца своих дней...

Повольники преследовать ногайцев не стали, ловили коней, снимали с убитых доспехи, собирали оружие. Лишь два десятка конных казаков отправили атаманы следом, знали, кочевники могут вернуться, а против превосходящей конницы в открытом бою не устоять. Но в этот день малая сила сломила большую, и не потому, что противник труслив или неопытен. Дочь Геродота — история — знала немало похожих примеров. Победу в таких случаях зачастую приносили военная хитрость, внезапность и преимущество в вооружении. Урус ушёл. Казаки надеялись, что надолго. По возвращении бий отпустил посла Хлопова в Москву с жалобой на казаков.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Казаки страстно любят свободу; смерть предпочитают рабству.

Гийом Левассер де Боплан

Не прошло и двух десятков дней после ухода войска бия Уруса, как у Кош-Яика объявился отряд государевых ратников. Обитатели крепостцы встревожились. Ужель ещё одно испытание выпало на их долю? Не возжелал ли царь овладеть казацким городком и извести повольников в угоду Урусу? Успокоились, когда увидели, что служилых людей всего полусотня. Дивились. И впрямь накликал Мещеряк помощь. Может, и Москва ополчилась на ногайцев и прислала подмогу?.. Оказалось наоборот, помощь понадобилась государю. О том сообщил вольный казак, которого прислали вместе с головой Семёном Кольцовым. Кольцов-то доставил письмо от самарского воеводы Григория Осиповича Засекина-Зубка. Служилых переправили для ночёвки на остров, потчевали рыбой да кашей с мясом, но в городок пустили только казака и голову. Со светом собрали круг. Сивобородый Кольцов читал с важным видом, выговаривал каждое слово:

— ...А кто из казаков виноваты были государю, то государь, за их службы, велит вины их им отдати, а вам, атаманы и казаки, идти бы на государеву службу за Мурат-Гереем царевичем в Астрахань...

Казаки молча дослушали до конца, потом загудели. Сказанное посланцем обсуждали бурно, с криком и руганью. Тишину восстановил есаул Иван Камышник:

— Угомонись, казаки! Кто из атаманов слово молвить желает?

Взоры казаков обратились к Барбоше и Мещеряку. Им, великим атаманам, по старшинству и уважению первое слово, от них зависело, куда качнётся яицкая вольница. Первым вышел в круг Барбоша, соблюдя обычай, заговорил:

— Слово моё такое, атаманы-казаки. Воля прежде иного. Я царям не служил и служить не собираюсь. Волк собаке не друг. Мало ли казацкой кровушки за царей пролито?

Из толпы послышались одобряющие выкрики:

— Море наполнить можно!

— Телами Яик перекрыть.

— Верно! Сколь другое схоронили...

Голос Барбоши накрыл остальные:

— А как нас жаловали?!

Недобрый гул прокатился по кругу.

— То-то. С Волги нас выжили, теперь с Яика свести хотят. Хитро придумали, и войско пополнят, и жалованья большого платить не надо, мол, хотите прощения, идите, умирайте за Муратку-царевича. Посланник сказывал о том, что усобица меж Гиреями. Мол, отец Муратки, Магмет-Гирей, удумал к престолу прийти в обход брата, а султан турецкий пожелал видеть ханом Ислам-Гирея и прислал войско. Тогда Али-Гирей убил брата Магмега. Дети же его Сеадет, Сафат да Мурат бежали. Нам-то что до того? Режут басурмане друг друга, и ладно. Так нет же, вздумалось государю московскому Крым нашими руками для царевича воевать, а заодно и ногайцам угодить. Не будет того! Не верю я государю! Кто ведает, может, нас заманить хотят и изничтожить. Я прежде с Ермаком не захотел идти и ныне с Яика не уйду. А этому, — Богдан кивнул на Семёна Кольцова, — с письмом царским, камень за пазуху сунуть да в Яик, рыб путать.

Барбошу сменил Матвей Мещеряк. Поклонился, малость помолчал, прошёлся взором поверх голов, повёл речь:

— Посланца в обиду не дам. И про то, что перебить нас государь хочет, скажу. Нет в том выгоды. Нужны казаки Москве. Мы для Руси как щит перед воином. И с Мураткой идти не зазорно. Не на Русь идём, на Крым. Мурат-царевич к Москве клонится, и коли его на престол в Бахчисарае посадить, то, глядишь, и набегов на Русь не будет, а казакам и люду русскому легче жить станет. Знамо, что худой мир лучше доброй войны. Но и твоё, Богдан, слово верное, воля — допрежь всего. Только вот о чём молвить хочу, други наши кровь не за царей проливали, а за правду, за обиженных, за селения разорённые, за народ... Думаю, надо с Москвой быть, как донцы. Без поддержки трудности нас ожидают. Сделаем по правде, как при Ермаке Тимофеевиче. Поделимся. Кто на крымчаков идти желает, становись со мной, кому Яик милее, ходи к Барбоше.


* * *

Через десяток дней с Семёном Кольцовым, государевыми ратниками и Матвеем Мещеряком Кош-Яицкий городок покинули атаманы и есаулы: Артюха Болдырев, Ермак Петров, Иван Камышник, Тимоха Поскрёбыш и полторы сотни казаков, в большинстве те, что пришли с атаманом из Сибири. Ушёл с ними и Аникей. Привязался он к атаману Мещеряку, почуял в нём вожака. Когда-то Дороня кидался за Ермаком и Хворостининым в огонь и воду, так поступал и Аникей. Матвей взял его с радостью, полюбился ему смекалистый богатырь. Сам Дороня выбрал Яик, не до рати. Рана от сабли имилдеша Кочкара заживала плохо, правая рука ослабла, оружия не держала. Не помогало и Ульянино знахарство. Кроме Дорони, в крепости с Барбошей остались те же атаманы, что и прежде не пошли с Ермаком: Шацкий, Ченбулатов, Павлов, Ус, Зезя и Иван Дуда с казаками, коих набралось свыше двух сотен. С иными обитателями городка их набиралось до пятисот. Сотоварищей провожали без радости. Никто не знал, придётся ли встретиться вновь. С тревогой в сердце прощался Дороня и с Аникеем, боялся, что тот снова будет искать смерти. Аникея смерть обошла, но предчувствие Дороню не обмануло...


* * *

Самарский городок Аникей увидел издалека. Крепость стояла на возвышенности, на правом берегу реки Самары. Новостроенные стены и башни прикрыли от врагов избы, усадьбы начальных людей, воеводский дом, осадный двор, житницы, амбары и иные постройки горожан. Малонаселённый посад огородили тыном. Над всем этим возвышался деревянный храм Пресвятой и Живоначальной Троицы. Его глава, увенчанная крестом, тянулась к серому осеннему небу. Казаки крестились, благодарили Господа за благополучное завершение пути. Они надеялись, что на время обретут кров, пищу и покой.

Засекин настороженно встретил казацких атаманов и есаулов в воеводском доме. Пристально вглядывался в лица повольников, пытался угадать, чего можно от них ожидать. А лица не раболепные: суровые, мужественные, в глазах твёрдость. Что и говорить — воины. Ходили с Ермаком в Сибирь, воевали с ногайцами, татарами, ливонцами, шведами и поляками. Таких удальцов не согнёшь, под свою дуду петь не заставишь. И всё же князь попытался. Сдвинул тёмные, в отличие от рыжеватых волос, брови, заговорил:

— Вижу, маловато вас прибыло. Семейка Кольцов доложил, воровские казаки и атаманы во главе с Барбошей на Яике остались. Что ж, так тому и быть, нам гилевщики не нужны, и вас предупредить хочу, раз на государеву службу пришли, значит, быть вам под воеводской рукой и исполнять...

— Не с того начал, князь. — Мещеряк сурово глянул в зелёные глаза Засекина. — Службу мы разумеем. Не впервой нам с царскими воеводами на войну ходить, но помыкать нами не позволим. Ежели неугодны, на Яик вернёмся.

Засекин почесал хрящеватый нос.

«Гордецы, воры, что с них взять. Один атаман Мещеряк чего стоит, такого бы на площадь да голову долой, а ведь нельзя, нужны государю воины. К чему государеву рать на гибель посылать, если казаками можно обойтись. Этих разбойников не жалко».

Пришлось урезониться:

— Охолонь, атаман, казаками помыкать не думаю, а коли службу ведаете, то ладно, значит, слушать меня станете. А скажу вот что. Царевич Мурат со своими людьми и воеводами Иваном Пивовым да Михайлой Бурцевым, должно быть, уже в Астрахани. Следом за ними отправитесь. С вами стрельцов пошлём. Только подождать придётся, струги ещё не готовы. Поживёте пока в Самаре. Пять дворов для постоя даю. На обильную снедь надежды не держите, у самих мало, а нам ещё зиму зимовать. В Астрахани будет вам и съестной, и воинский припас.

— Мы не с пустыми руками пришли, съестной припас имеем, до Астрахани не помрём.

— Раз так, идите, устраивайтесь, Семейка Кольцов вас проводит.


* * *

Устроились повольники на посаде, зажили безмятежной жизнью в ожидании отправки в Астрахань. Только недолго длился покой, всего три дня. На четвёртый случилась неприятность. В крепости, подле воеводских хором, случилось казакам наткнуться на ногайцев. Ногайцы оказались послами, которых бий Урус посылал в Москву после набега ватаг Мещеряка и Барбоши на улусы орды. Обратный путь послов лежал через Самару. Каково было их удивление, когда, вопреки обещаниям русского царя наказать воров, они увидели казаков в крепости. Некоторые из разбойников красовались нарядами и оружием, награбленными в ногайских кочевьях. Возмущению послов не было предела. И те, и другие схватились за ножи и сабли. Быть бы крови, если бы не подоспел Семён Кольцов с ратными людьми: стрельцами, городовыми казаками, дворянами и литовцами — бывшими пленными, насильно отправленными государем для службы на южных рубежах. Смертоубийства избежали, только на этом дело не кончилось. В тот же день ногайцы обратились к воеводе с жалобой.

Поутру Засекин, в сопровождении послов и служилых людей, явился к казакам. Повольники ухо держали востро, атамана предупредили заранее. Мещеряк дожидаться не стал, сам вышел из избы навстречу воеводе. Засекин лить воду из пустого в порожнее не стал, раздражённо высказал:

— Бесчинство творите, атаман. Твои казаки ногайских послов обидели...

— Ведаю о ссоре с ногайцами, сказывали казаки.

— Ведаешь, слушай дальше. Досмотр у вас будем делать. Ногайцы с жалобой приходили. Молвят, воровали вы у них, в набег ходили на улусы, добро, скот отняли, а посему требуют они возврата и указать на своё добро могут.

Ногайцы уже стояли у скотьего загона, переругиваясь с казаками.

Засекин обернулся, крикнул:

— Чего там у вас?!

К воеводе подбежал Семён Кольцов:

— Ногайцы скотину свою признали, забрать хотят, а казаки не отдают. Пришлось стрельцов между ними поставить. Иные посольские люди кричат, требуют всё, что в набеге взято, вернуть...

Договорить голова не успел. Шумная толпа ногайцев подкатила к воеводе и атаману. Засекин успокоил послов, повернулся к Мещеряку:

— Отдать надо скотину и всё отнятое. По-доброму.

Желваки на лице атамана задёргались.

— Овсяночку манят — семечки сулят, а когда приманят — и торичка в честь. Скотина приведена нами для прокорма, да и её небогато. В Самаре-то припасы скудные.

Губы на красивом лице князя скривились.

«Подначил-таки, сучий сын, припомнил первый разговор».

Мещеряк продолжал:

— И добро не отдадим, добыча воинская. Да и набег не по наущению ли людей государевых содеян?!

Ногайцы загомонили вновь, подступили к воеводе с упрёками. Казаки, опасаясь, что гнев ногайцев перекинется на Мещеряка, сгрудились около атамана с оружием. Число служилых и ногайцев вполовину меньше, чем казаков. Засекин решил уступить. Бросив Мещеряку: «Завтра потолкуем», увёл своих людей в крепость.

Ночь для атамана, впрочем, как и для его повольников, выдалась неспокойная. Оружие держали наготове. Опасались, не захотел бы воевода наказать казаков за неповиновение. Не знали, что и воеводе пришлось помучиться от бессонницы. Раздумья лишили сна, лезли в голову, вопрошали, требовали ответа. «Что делать? На чью сторону встать? И казаки нужны, и с ногайцами мир. Кто важнее Москве? Что там скажут обо мне? Вдруг объявят негодным воеводой, а там и до опалы дойдёт. Годунов не так кровожаден, как батюшка нынешнего царя, но неугодных людей не щадит и расправляется с ними скоро. Нет, не должно. Доселе о каждом своём шаге, о каждом событии докладывал, слал гонцов в Москву. Испрашивал советов и приказов, прежде всего не от государя, а от ближнего его боярина, настоящего правителя Руси, Бориса Годунова. Он, Борис, живо интересовался Самарой, так как уже давно ратовал за возведение городков на Волге, для бережения торгового пути и границ Русского государства».

Уснул Засекин под утро, а ближе к обедне велел позвать к себе Мещеряка.

Казаки боялись, а ну как причинит воевода зло их атаману. Одни отговаривали идти, другие советовали взять оружных казаков. Мещеряк отправился один...

Разговор с воеводой случился недолгим. Засекин, после скупого приветствия, приказал:

— Из города уйдёте сегодня. Струги подождёте в зимовье на Волге, у Шелехмецких гор. Десятка два вёрст от Самары будет.

Мещеряк противиться не стал, ответил спокойно:

— Казаку, что нищему, собраться — только подпоясаться.

Атаман собрался уходить, но Засекин остановил:

— Погоди, не всё сказано. Должно вам, для спокойствия государства нашего, отдать ногайцам скот и половину отнятого у них добра. — Голос воеводы смягчился. — Ты уж уговори казаков. Видит Бог, не желаю крови. Надо ногайцев успокоить, нам война ни к чему. Я припасом помогу, до Астрахани не оголодаете, а добро с Мурат-Гиреем добудете, да ещё жалованье от государя получите.

— Благодарствую на добром слове, князь. Сделаю, что смогу, только не по правде всё деется...

Уже из-за прикрытых дверей воевода услышал голос атамана.

— Вот вам, казаки, правда: ждали дувана, а дождались обмана.


* * *

Как яицкие повольники ни поторапливались, а покинуть город удалось только к вечеру. На половине пути наткнулись на ногайское кочевье из четырёх войлочных юрт. Атаман прикинул: засветло к зимовью не поспеть, поэтому решил остановиться по соседству с малым аулом, отдохнуть, обсудить с соратниками то, что случилось в Самаре, и решить, как поступить дальше. Остановились. Мещеряк подозвал Аникея, сказал:

— У кочевья переночуем. Перемолвись с ногайцами, попроси пяток баранов продать. За них деньгу дам и кафтан персидский, мехом подбитый, который у ногайского мурзы в набеге отнял. Благо от воеводы самарского утаил. Да скажи, пусть не боятся, обид чинить не станем.

Жители аула смотрели на незваных гостей с опаской, это не воины русского царя и не городовые казаки. С обитателями Самары и её воеводой ногайцы жили дружно, вели торг, мену, время от времени гоняли в крепость скот, возили изделия из кожи, шерсти, молочную пищу. Не забывали и о гостинцах для Засекина, а он не давал их в обиду ни русским, ни башкирам, ни ногайцам других родов. Исходя из этого, зимовать остались недалеко от города. На их счастье, он вырос у Волги за один год. Теперь подумывали, не зря ли? От казаков ждали беды. Степь время от времени приносила в их кочевье слухи о набегах вольницы на ногайские улусы и их жестокостях. Аникей передал слова атамана и тем развеял их опасения. В ауле развели костры, а вскоре в котлах забурлила наваристая сорпа, в которой томились куски жирной баранины. Вечеряли обильно. На радостях, что кочевье не подверглось разграблению, ногайцы добавили к угощению бузу, кумыс и айран. После еды пришло время разговору. Думали-гадали, служить государю дальше или поворотить на Яик. Спорили долго, но большинство подало голос за то, чтобы идти с Мурат-Гиреем. На том и порешили. Следующую ночь провели в зимовье. И ещё три десятка ночей. Отплытие в Астрахань задерживалось. Воевода ожидал людей из Москвы, они ехали в ставку Уруса. Совместно с ними намеревался отправить стрельцов, казаков Мещеряка и ногайских послов. Прибытие из Москвы боярских детей Фёдора Гурьева, Ивана Страхова, Романа Норова и ногайского посла Тонказю с людьми изменило задумки воеводы. Мурза Тонказя узнал от ногайцев о том, что разбойные казаки проживали в Самаре, и выразил Засекину недовольство по этому поводу. С другой стороны на воеводу наседал Фёдор Гурьев:

— Государем нашим и ближним боярином его, Годуновым, поручено мне склонить князя Уруса к мысли, что города наши, Самара и Уфа, поставлены для его выгоды и спокойствия Ногайской орды, и бережения её от разбойных казаков. И ещё велено просить у него воев для войны противу шведов и поляков. А теперь что же?! Те разбойные казаки, от которых мы должны оберегать ногайские улусы, по Самаре гуляют! Что стану молвить князю Урусу?!

Засекин успокоил:

— Не гневайся Фёдор, уладим дело. Есть у меня одна задумка...


* * *

Спустя два дня в зимовье прискакал гонцом литовец с приказом от воеводы Засекина. На словах передал:

— Атаману Матвею Мещеряку немедля явиться в Самару.

На вопрос: «Зачем?» литовец пожал плечами:

— Мыслей воеводы не ведаю, он о них не сказывал.

Думали казаки, гадали, отчего понадобилось князю Григорию видеть атамана. Одни полагали, повольникам иную службу предложат, другие склонялись к мнению, что надобность в них отпала. Гадать-то гадали, а как ни крути, в Самару ехать надо. Мещеряк взял есаулов Тимоху Поскрёбыша, Ивана Камышника и трёх казаков, среди которых оказался и Аникей. Гонец-литовец поехал с ними. Из разговора оказалось, что служилый из смоленской шляхты и звать его Базиль Несвитай. Выяснилось и то, что в плен попал под Шкловом, пять лет назад, во время набега русского войска на литовские украинные земли. Мещеряк по-доброму посмеивался, спрашивал у есаулов:

— Иван, Тимоха, не вы ли его полонили?

Есаулы отшучивались:

— Нет, мы такого не помним. Может, Губарь или Аникеев дядька, Дороня Безухий, на него аркан накинули.

Литовец не обижался, война есть война, она людей врагами делает, но порой и сближает.

Всемером доехали до кочевья, где прежде, по пути в зимовье, казаки делали остановку. Мещеряк подозвал Аникея, тайком от гонца шепнул:

— Останься в ауле, ногайцам ты полюбился, они тебя примут.

Аникей удивился:

— Почто так-то?

— Мало ли. Если воевода пакость содеет, то ты узнаешь, или мы вестника пришлём, а уж тогда поспешай в зимовье к казакам.

Аникей кивнул на гонца:

— Литовец Василь как же? Спросит ведь обо мне.

— Скажу, с поручением назад отправил. А ты жди. Бог даст, вернёмся.


* * *

В ожидании прошло три дня, на четвёртый Аникей собрался в Самару. Ногайцы не пустили, поехали сами — обменять излишки, одарить гостинцем воеводу и выведать, что в городе делается. Вернулись с плохими вестями. Не зря опасался Мещеряк коварства князя. Стоило казакам войти в избу воеводы, как на них навалились служилые, обезоружили, скрутили и по приказу Засекина бросили в темницу.

Аникей время терять не стал, вскочил на коня, помчался в зимовье. Темнота и пронизывающий ветер не помеха, если надо вызволять товарищей. Мысли летели впереди коня:

«Только бы поднять казаков. Ныне они без атамана, а без атамана казак сирота. Ну, ничего, была бы голова, будет и булава».

Будет, но прежде надо добраться до зимовья. Конь споткнулся, сбавил ход. Аникей забеспокоился.

«Не загнать бы животину, без коня беда».

Беда явилась с иной стороны. Половина пути осталась позади, когда он заметил преследователей. По снежному ковру, в свете луны, скользили серые тени. Заходили с боков, пара подгоняла сзади. Аникея обдало жаром.

«Волки!»

Ногайцы предупреждали, поблизости бродит стая. За последние пять дней аул лишился трёх баранов и жеребёнка. Аникей рассуждал: «От серых не уйти, придётся отбиваться».

В руке казака сверкнула сабля. Вовремя. Волки решились напасть. Лобастый вожак вырвался вперёд, сверкнул желтизной голодных глаз, бросился к горлу коня. Конь не ягнёнок, жеребцы, защищая табун, сами нападают на волков. Копыта и зубы — их оружие против серых разбойников. Конь встал на дыбы. Прыжок вожака оказался неудачным, ему чудом удалось избежать копыт жеребца. Его собрат воспользовался тем, что конь остановился, кинулся к паху. Аникей дотянулся, полоснул остриём сабли круп волка. Зверь взвизгнул, отскочил, но подлость сотворить успел; вспорол-таки брюшину. Боль заставила копя продолжить бег. Вожак сделал вторую попытку. Он нацелился на человека. Двуногий мешал вцепиться в загривок коня. Волк оттолкнулся, прыгнул. Железный клык человека холодно блеснул, клинок разрубил плоть зверя. Стая, потеряв вожака, отстала, однако преследования не прекратила. Голод гнал волков следом, кровь раненой жертвы возбуждала. Им повезло. Конь пал в версте от зимовья. Аникей избавил его от мучений, стал уходить. Знал, убегать, как и нападать одному на стаю, — обречь себя на гибель. Шёл неторопливо, то и дело оглядывался, ждал волчьей мести. Волки за ним не пошли. К чему рисковать, когда можно беспрепятственно насытиться парным конским мясом.


* * *

Аникей надеялся, что атамана удастся спасти в скором времени, но все надежды рухнули. В зимовье не оказалось ни одного казака. Он не знал, что двумя днями ранее повольников обманом посадили на струги и отправили в Астрахань, пообещав, что атаман прибудет туда позже. Аникею оставалось вернуться в аул и через ногайцев попытаться узнать о судьбе соратников. Седмицу он оставался в неведении. Желая отвлечься от невесёлых мыслей, помогал в трудах кочевникам. Ногайцы новых вестей добыть не смогли. Вести привёз Базиль Несвитай, тот самый, что приезжал гонцом в зимовье. Стоило литовцу переступить порог юрты, Аникей схватил его за грудки, тряхнул так, что шапка служилого упала на кошомную подстилку.

— Ты, сволочь, приезжал зазывать атамана! Говори! Что с Матвеем?!

— Остынь. От него с тайным поручением прибыл. Помощи он ждёт.

Аникей отпустил литовца, спросил:

— Какой помощи? Нет казаков в зимовье, всех в Астрахань отослали. С кем Матвея вызволять?

— Ведомо о том атаману. Воевода Засекин над ним глумился, говорил: «Помощи тебе не будет, всех твоих казаков я в Астрахань спровадил».

— Вот сучий сын!

— Ничего, мы с атаманом иное измыслили. В Самаре пленных из литовской земли немало, казаков и иных людей, которые службой государевой тяготятся и воли желают. Поможем мы, но одним нам не управиться. Велено Мещеряком тебе такие слова передать. Надобно известить казаков на Волге, Яике и Увеке, чтобы быть им у Самары городка в Олексеев день человека божия или на Благовещениев день, а нет, как лёд сойдёт, прийти и всех людей супротивных и воевод и послов ногайских побить, а город сжечь. Возможешь ли весть эту донести?

Аникей ответил вдохновлённым голосом:

— Передай атаману, всё исполню. Жизнь за него положим, но вызволим! Скоро на Яик поеду, вернусь, ногайцев к тебе пошлю.

Несвитай кивнул:

— Ладно, свидимся ещё.

Свидеться им не довелось. Аникей добрался до Кош-Яицкого городка и сообщил о пленении Мещеряка. В тот же день Барбоша отправил Никиту Уса и Янбулата Чембулатова на Волгу, а Нечая Шацкого и Дороню Безухова на Увек. Весть облетела яицкую, волжскую и донскую вольницу. Казаки приготовились выступить в назначенное время, но им не суждено было освободить соратников. Перед праздником Крещения Господня заговор был раскрыт. Мещеряка, есаулов, казаков и литовцев пытали. Калёное железо, плеть, пила и иглы, загоняемые под ногти, сделали своё дело, кто-то из литовцев признал вину и выдал замыслы атамана. Базиль Несвитай умер от пыток, не сказав ни единого слова. Засекин не замедлил отправить письмо государю и, опасаясь мести казаков, велел спешно вернуть послов с казной из зимовья у Шелехмецких гор, где их струги сковало льдом.

Ответ из Москвы привёз боярский сын Постник Косяговский. Государева грамота гласила: «Матюшку Мещеряка сотоварищи казнити, перед ними послы смертною казнию».

Холодным и ветреным мартовским днём, в Самарской крепости, приговор привели в исполнение. Атамана Матвея Мещеряка и четверых его товарищей, разутых, одетых в лохмотья и измученных пытками, вывели на площадь. Ни один из них не попросил пощады, ни один не опустил головы. На смерть шли молча. Молча ступали голыми стопами по грязной снеговой каше, прощались, вставали на колоды, молча ждали, пока на шею накинут петлю, молча готовились к смерти. Лишь атаман молвил последнее слово:

— Простите меня, браты! По моей вине променяли мы волю на петлю! — Окинул гневным взором воеводу и ногайских послов, бросил: — Нет царю веры...

Заплечных дел мастер выбил колоду из-под ног Мещеряка. Тело атамана дёрнулось раз, другой, затихло. Следом казнили товарищей. Тишина повисла над площадью. Ветер раскачивал тела повешенных. Никто не оплакивал смерть казаков, лишь могучий телом ногаец тайком смахнул слезу и побрёл к забору житницы, где стоял на привязи конь. Внимательный взгляд мог разглядеть в нём русского человека, но взоры горожан приковали виселицы. Аникей сел на коня, выехал за ворота. Серое небо взирало на него кроваво-красным беспощадным оком закатного солнца.

ЭПИЛОГ

Что будет из русских людей, если они к способностям переносить суровую жизнь и довольствоваться малым присоединят ещё искусство воинское. Если бы они сознавали свою силу, то никто не мог бы соперничать с ними...

Джильс Флетчер. «О государстве Русском»

лагостный, солнечный день седьмого августа тысяча пятьсот девяностого года радовал душу Дорони. Радовалась она и от ожидания предстоящей встречи с давним соратником и покровителем князем Дмитрием Ивановичем Хворостининым. Последний раз они виделись весной, когда Дороня приезжал со станицей яицких казаков к царю. До той поры возможности встретиться не представилось. После повешения в Самаре атамана Матвея Мещеряка разгневалась яицкая вольница на государя и его воевод. Во главе с Барбошей, заедино с волгскими и донскими казаками, лютовали на Волге, грабили и били слуг государевых, стрельцов, купцов да послов, своих и иноземных, чем премного досаждали Москве. Благо руки развязаны. Ногайцы после последней неудачной осады Кош-Яика попыток овладеть городком не предпринимали, войны с казаками не затевали. Да и не до того. Усобица между Большими и Малыми Ногаями растянулась на три года. В братоубийственной войне погиб Урус и один из его сыновей. Место бия занял Урмагомед, но и он большой войны ни против Москвы, ни против казаков пока не начинал. Зато крымские татары продолжали совершать набеги на русские украинные земли. Их загоны подходили к Крапивне, жгли и разоряли малые острожки и веси. Как и прежде, в числе других воевод им навстречу выходил князь Дмитрий Хворостинин, принуждая непрошеных гостей убираться восвояси. О том приходили на Яик и Волгу вести, были они разные: одни радовали, другие печалили. В год казни Мещеряка стало известно о смерти Стефана Батория. Польский король готовил новый поход на Московию, но Всевышний уберёг Русскую землю, прервал жизненный путь прославленного полководца. На следующий год не стало его противника, князя Ивана Петровича Шуйского, с кем Дороне довелось биться против Девлет-Гирея при Молодях и оборонять Псков. Тяжкими были последние дни геройского воеводы. Стараньями ближнего боярина, царского советника Бориса Годунова, на него, как, впрочем, и на других представителей рода Шуйских, была наложена опала. Ивана Петровича сослали в свою вотчину под присмотром бывшего соратника Дмитрия Хворостинина. Но и там он не был оставлен в покое, так как и сам не успокоился и продолжал тайно бороться с Годуновым, за что и был сослан в Кирилло-Белозерский монастырь и пострижен в монахи. Годунову этого показалось мало, он решил покончить с одним из главнейших своих противников. В ноябре 1588 года князь Шуйский задохнулся в задымлённой избе. К его смерти по указу Годунова приложил руку пристав Туренин. Дороня знал, что судьба изменчива, держал опаску за князя Дмитрия. Понимал, правление Годунова и царя Фёдора не вечно, в любой день всё может повернуться иначе, и враги Годунова могут содеять с его сторонником, Хворостининым, то же, что коварный царедворец содеял с Шуйским. Всем ведомо — наперёд не угадаешь, кому по ком плакать. А ещё молвят: смерть пришла, жениха нашла. Нашла она и атамана Барбошу. Спустя месяц после кончины Шуйского Богдана казнили в Москве. После его смерти остатки вольного казачества ушли с Волги на Яик в новый городок, основанный атаманом Нечаем Шацким близко от места, где раньше находилась станица Дорони. Место хорошее, но казаки знали, убежище это могло стать временным: без пополнения припасов, оружия и при постоянной угрозе со стороны Москвы и Больших Ногаев они обречены. Нечай Шацкий, Никита Ус и другие атаманы собрали круг, на котором решили послать к царю с просьбой забыть обиды, так как неугодных государю повольницких предводителей уже не было. На Благовещение два десятка казаков, в число которых попал Дороня, сын Дмитрий, Аникей и Муратка Караманов, отправились в Москву. Там-то и свиделся Дороня с князем Хворостининым. Ему оставил сына, племянника и приёмыша Муратку. Захотелось молодым послужить государю. Дороня отговаривать не стал. Было дело, и сам служил под рукой воеводы Хворостинина, поэтому и доверил князю близких людей. При прощании надел на сына свой нательный крест. Надеялся, распятие будет оберегать чадо, как когда-то самого Дороню. Верил — поможет. Помогло. Вскоре Дмитрию, Аникею и Муратке пришлось воевать со шведами под Ямом, Нарвой и Ивангородом. Вернулись живыми и здоровыми с поклоном от Хворостинина, но без Аникея. Оттаял Аникей после смерти Акгюль, встретил в Москве зазнобу, дочь астраханского купчика, с ней в Астрахань и подался. Летом 1590 года Дороня сам поехал в столицу. Напросился, с Митькой и Мураткой, в станицу, что отправляли яицкие атаманы к царю для договора о службе. Задумывал царь поход на Кавказ против шамхала Тарковского, хотел приобщить и казаков. В Москве Дороня узнал, что князь в Троице-Сергиевом монастыре. С Мураткой и сыном отправился на свидание. Свидания не состоялось.

Дороня оторвал спину от холодной монастырской стены, поднялся, утёр слезу. Дмитрий и Муратка держали коней в поводу, молчали. Не ведали, что заставило бывалого казака пустить слезу, но знали — беспокоить его расспросами не стоит. И правильно. Дороня заговорил сам, надломленным голосом вымолвил:

— Горе, сынок, помер твой крёстный. Упокоился князь Дмитрий Иванович.

Потупив взор, побрёл от монастырских ворот. В который раз свалилась на него неожиданная потеря. Не стало человека, с которым его связывали дружба и ратное дело. Сколько соратников покинуло грешную землю? Севрюк Долгой, Павло Поляничка, Фабиан Груббер, Прохор, Караман, Ермак, не стало атамана Черкашенина, воевод Шуйского, Воротынского и других, родовитых и безродных защитников Русской земли. Кто знает, может, скоро настанет и его черёд? А что после? Вспомнят ли о них? Вспомнят. Пусть не всех, пусть не поимённо. Будет хранить память людская свершённое ими, как и прежние деяния своих пращуров. Из слов ли, передаваемых из уст в уста, из песен, рукописных летописей или из книг печатника Андроника Невежи, с коим в далёкий год судьба свела Дороню в Москве, станет потомкам известно о Молодинской битве, обороне Пскова и иных славных делах нынешнего поколения. Не из тщеславия желал этого Дороня, а в назидание потомкам, дабы помнили и знали, избегали ошибок и подражали предкам, которые не жалели жизни ради воинской чести и родной земли. Дороня верил — подражатели и продолжатели найдутся. Есть Аникей, Дмитрий, Муратка, есть дети Хворостининых, Воротынских, Шуйских и других знатных и незнатных родов, работных людей и воинов. Им быть порубежной ратью, им оборонять и расширять пределы державы...

Словно выражая согласие с мыслями Дорони, благозвучно зазвонил колокол. К обедне. А может, заголосил по усопшему воеводе Хворостинину? Или запел во славу Русской земли?


* * *

В 1591 году пятьсот яицких казаков выступят со стрельцами московских полков против шамхала Тарковского. Дороня Безухов из похода не вернётся. В этот же год по указу Бориса Годунова в Угличе будет зарезан младший сын Ивана Грозного, малолетний царевич Дмитрий. Через шесть лет в Москве умрёт, не оставив наследников, последний представитель рода Рюриковичей, царь Фёдор Иванович. Его смерть станет предвестницей Смутного времени, тяжкого испытания, которое ляжет тяжким бременем на плечи порубежной рати и всего русского народа.

ПОЯСНИТЕЛЬНЫЙ СЛОВАРЬ


Айран — кисломолочный напиток.

Ака — (тюрк.) дядя.

Акча, акта — деньги у татар и других тюркских народов.

Алтын — в русском государстве серебряная монета в 6 денег или 3 копейки.

Аркебуза — ручное огнестрельное оружие в европейских войсках.


Баба — (татар.) отец.

Бала — мальчик у ногайцев, казахов и других тюркских народов.

Бармица — кольчатый доспех; крепился к шлему, защищал шею и плечи.

Бастурма — мясное блюдо.

Бастард — меч, в XVI веке бытовавший среди немецких и французских всадников.

Батыр, багатур — богатырь у тюркских народов.

Бахтерец — пластинчато-кольчатый доспех, набирался из металлических продолговатых плоских полуколец и блях, которые нашивались на суконное и бархатное полукафтанье или крепились к кольчуге.

Бек — титул высших чиновников в тюркских государствах.

Бердыш — близкое к алебарде холодное оружие, широкий длинный топор на длинном древке; на вооружении русской пехоты в XV — XVII вв.

Берма — расстояние между рвом и крепостной стеной.

Беш-баш — (от тюркского «5 голов») название небольшого татарского отряда, совершавшего мелкие набеги, и сам набег.

Бий — в Ногайской орде высшая должность, правитель государства.

Бинбаши — турецкий командир, предводитель 1000 воинов.

Благовест — вид православного звона; колокол, с помощью которого он издаётся.

Благовидство — приятный взору вид.

Боевые холопы — несли военную службу вместе с дворянами, были тем боевым отрядом, который служилые по отечеству должны были приводить с собой.

Болт — стрела для самострела (арбалета).

Бражник — пьяница.

Буза — молодое пиво, брага.

Бургундский шлем, бургиньот — в XVI веке шлем с козырьком и нащёчниками. Были открытого и закрытого типа.


Вагенбург — передвижное укрепление из повозок для прикрытия войск от атак противника. С XV по XVII век применялось русскими войсками под названием гуляй-город.

Варка — голова, чаще рыбья, у яицких казаков.

Ватман — предводитель ватаги, у новгородских ушкуйников то же, что и атаман у казаков.

Вдругорядь — во второй, в другой раз; потом, после.

Ведать — знать.

Вельми — весьма.

Вершник — всадник.

Видок — свидетель.

Водолей — сосуд для умывания.

Войт — высшее должностное лицо в городах Польши, Белоруссии, Литвы, Украины.

Волкомейка, соколок — малокалиберная короткая пищаль.

Воротник — сторож у ворот.


Гашник — шнурок для штанов.

Геенна огненная — ад, преисподняя.

Гилевщик — бунтарь, мятежник.

Горлатная шапка — головной убор, меховой расширенный кверху цилиндр, сшитый из горлышек куниц или чернобурки.

Гофлейт — конный стрелок, наёмный всадник, конник ливонской кавалерии.

Гулевой — в данном случае вольный.

Гулявый воевода — командная должность; руководил передвижением и подготовкой гуляй-города к обороне.

Гьанимет — (татар.) добыча.

Гяуры — у исповедующих ислам название всех немусульман.


Дети боярские — в Русском государстве XV—XVII вв. мелкие феодалы на военной службе у князей, царей, бояр, церкви.

Делия — кунтуш, польский кафтан.

«Домострой» — произведение русской литературы XVI века, свод житейских правил и наставлений.

Дондеже — доколе, покуда, пока.

Допрежь — прежде, сперва, сначала.

Дос(тюрк.) друг.

Достакан — кувшин, кубок.

Достархан — угощения, стол или скатерть для угощений.

Дуван — у казаков: сходка для дележа добычи; самая добыча; доля добычи на дележе.


Ел(татар.) год.

Еловец — значок, украшение на темени шлема.

Ерихонка — железный шлем с острым верхом, наушниками и козырьком с наносником.

Ертаул — передовой разведывательный отряд.

Есаул — (от тюрк. ясаул — начальник), у казаков помощник атамана.


Жаман киси, яман киши — (тюрк.) плохой человек.

Жолнеры — наёмники-пехотинцы; солдат пехоты в польской армии.


Заводной — запасной верховой конь.

Загон — набег, передвижение воинского отряда.

Замятия — тревога, беспорядок, замешательство, шум, спор.

Засека — срубленные деревья, поваленные в сторону возможного появления неприятеля; преграда на дороге или перед крепостью.

Засечная черта (Пояс Пресвятой Богородицы) — оборонительное сооружение на южных и юго-восточных окраинах Русского государства в XVI — XVII вв. для защиты от кочевников. Имела также название Пояс Пресвятой Богородицы.

Заступ — лопата.

Затинная пищаль — (затынная, за тыном, за стеной, внутри крепости) крепостное огнестрельное орудие.

Затинщик — воин, обслуживающий крепостную артиллерию.

Захаб — фортификационное сооружение в крепости, защищающее крепостные ворота.

Зелье — снадобье, лекарство; яд, отрава; огнестрельный порох.

Зело — весьма, сильно, крепко, дюже.

Зиндан — тюрьма.


Изгон — внезапное нападение на город или крепость, в незатворённые ворота «на плечах» противника и вообще внезапное нападение.

Измысл — вымысел, открытие, находка.

Имилдеш — советник, телохранитель у ногайских биев.

Инок — монах, чернец, черноризец.


Кагымши — знахарь.

Калашники — хлебопёки.

Камилавка — род чёрной шапочки, носимой монахами под клобуком.

Камка — шёлковая китайская ткань.

Камча — короткая, толстая, круглая ремённая плеть.

Каптал — верхняя летняя одежда.

Карнай — духовой музыкальный инструмент, применялся в войсках государств Средней Азии для подачи сигналов.

Карусель — тактический приём татарской конницы.

Кель — (тюрк.) иди.

Кисельники — изготовители киселя.

Кислошники — молочники.

Кистень — боевое оружие; короткая палка, на одном конце которой на ремне или цепи подвешен металлический шар, а на другом петля для надевания на руку.

Китаи — кита — связка жердей или прутьев, применявшихся для строительства древоземельных укреплений.

Клевец — боевой топор для пробивания доспехов.

Клеть — холодная половина избы через сени: под нею подклеть; отдельная избушка для поклажи: чулан, кладовая.

Колгота — суета, беспокойство.

Колонтарь — доспех, броня из блях и колец, среднее между латами и кольчугой.

Катонный — конный.

Кончар — в XIV — XVI веках холодное оружие для пробивания доспехов; меч с прямым, длинным (до 1,5 м) и узким клинком.

Котора — ссора, раздор.

Кош — военный лагерь в русском войске XI—XVI вв. и у казаков.

Крамола — мятеж, смута; измена.

Крица — твёрдое губчатое железо.

Кром, кремник — кремль.

Круг — собрание у казаков.

Кудерь — завиток, кудрявость.

Кудлатый — косматый, с длинными всклокоченными волосами.

Кулы — (тюрк.) раб.

Кяфир — неверный.


Лазутный — разведчик.

Лашкаркаши — главнокомандующий в татарском войске.

Лихоманка — лихорадка; болезненное состояние, жар, озноб.

Лохань — ёмкая посуда с ручками, предназначенная для умывания или стирки.

Лях — поляк.


Малахай — большая ушастая шапка на меху. Кафтан внакидку.

Мальвазия — сладкий ликёр, греческое вино.

Матка Боска — (польск.) Матерь Божья.

Mein freund — (немец.) мой друг.

Мещеряки, мещера — народ тюркской языковой группы, живущий в Башкирии.

Мисюрка — низкий полусферический шлем с бармицей.

Мурза, мирза — аристократический титул в тюркских государствах.

Мурмолка — меховая или бархатная шапка с плоской тульей.

Мягкая рухлядь — меха, пушнина.


Навет — наговор, клевета.

Наущение — подстрекательство.

Находники — от слова наход — нашествие, набег, нападение: временное пребывание.

Непотребство — излишний поступок дурной нравственности и поведения.

Нестроение — разлад.

Нетопырь — летучая мышь.

Неурочье — незадача, неудача.

Ногайлар — самоназвание ногайцев.

Нурадин — титул правителя правого (западного) крыла, младшего соправителя бия (правителя), наследник бия в Ногайской орде.


Обарный мёд — хмельной напиток из воды, хмеля, мёда с использованием кипячения.

Обмах — название рыбьего хвоста в станицах яицких казаков.

Окольничий — придворный чин и должность в Русском государстве XIII — XVIII вв. Возглавлял приказы, полки.

Онучи — матерчатая обёртка на ногу.

Опашень — летняя верхняя мужская одежда; широкий долгополый кафтан.

Опричь — кроме, особо, вне.

Орта — воинское подразделение янычар от 100 до 500 человек.

Оселедец — чуб, причёска казаков, в особенности украинских (запорожских).

Оселок — точильный камень.

Ослоп — дубина.

Остье — заострённые брёвна тына, крепостной стены.


Панцирники — в польском войске конные стрелки в лёгком доспехе, набирались из бедной шляхты, иногда казаки, татары.

Пахолики — оруженосцы в польском гусарском подразделении XVI — XVII вв.

Пегий — пёстрый, пятнистый.

Перевезтись — переправиться через реку.

Переволока, волок — путь по суше между двумя судоходными реками, по которому в старину перетягивали суда.

Пернач — боевое оружие ударного действия, род булавы с набалдашником в виде перьев.

Пикинёры — вид пехоты в европейских армиях XVI— начала XVIII в., вооружённые пиками.

Пищаль — тяжёлое ружьё типа аркебузы, а также артиллерийское орудие на вооружении русской армии XV—XVII вв.

Плавная (судовая) рать — войско на кораблях.

Плинфа — широкий и плоский обожжённый кирпич.

Полуночь — север.

Порты — холщовое исподнее, мужское платье, гачи, штаны.

Порченый — ненормальный, странный, бешеный, бесноватый, поражённый колдовством, порчей.

Поруб — темница, тюрьма, погреб.

Пятидесятник — в русском войске командир пятидесяти воинов.

Повольники — вольные люди, не подчинённые государственной власти.

Полон — плен.

Полушка — мелкая разменная русская монета.

Поминок — подарок.

Понеже — потому что.

Понитник — крестьянское домотканое полусукно: зипун, сермяга, рабочий кафтан из этой ткани.

Посад — оседлое поселение вне города либо крепости; слобода, предместье.

Посоха, посошники — тяглый люд, набираемый в царское войско в качестве пехоты, для вспомогательных и строительных работ.

Поставец — светец или деревянный подсвечник.

Преизлиху — много.

Пря — ссора.

Пся крев — польское ругательство.


Размежить — разъединить, разделить.

Рамена — плечи.

Разрядный приказ — государственное учреждение в России XVI — начала XVIII в. Ведал служилыми людьми, военным управлением, жалованьем дворян, назначением полковых и городовых воевод, пограничной службой.

Ратиться — биться, сражаться.

Рахмет, рахмат — у тюркских народов «спасибо».

Рейтшверт — рейтарский меч; гибрид меча и шпаги.

Рогатывка — польская шапочка с отворотом, разрезанная надо лбом, из меха и ткани, украшенная перьями.

Родовитый — знатный.

Рогатина — ручное оружие, род копья, широкий длинный обоюдоострый нож на древке.

Рожно — рог, вилы, копьё.

Розмыслы — мастера, умельцы.

Романея — красное столовое вино, ввозимое из Франции в допетровскую Россию.

Рота — клятва.

Рота — воинское пехотное подразделение от 50 человек.

Ротмистр — командир пехотной роты или конной хоругви численностью от 50 до 500 человек.

Ручница, рушница — фитильная ручная пищаль. Ручница завесная — носимая на ремне, за спиной.

Рынды — оруженосцы-телохранители при великих князьях и царях Русского государства.

Рядно — толстый холст из конопли или грубой льняной ткани.


Саадак — налучник; в старину весь прибор: лук с налучником и колчан со стрелами.

Сакма — след, путь, которым прошёл воинский отряд, а также сам отряд.

Сал — (тюрк.) плот. Переправиться на салах — преодолеть реку при помощи камышового плота.

Салафуны — в исламе общее название правоверных предков, которые жили в первые 300 лет после хиджры.

Сеид — почётный титул у мусульман.

Сердар — в Османской империи титул командира полевой армии.

Сермяга — крестьянское грубое сукно, а также платье, сшитое из него.

Служилые люди — в Русском государстве XIV — нач. XVIII в. — лица, находившиеся на государственной службе. С середины XVI века делились на служилых людей «по отечеству» (бояре, дворяне, дети боярские), владевших землёй с крестьянами, имевших привилегии и занимавших руководящие должности в армии и государственном управлении, и служилых людей «по прибору» (стрельцы, пушкари, затинщики, городовые казаки и т.п.), набирались из крестьян и посадских людей; получали денежное и хлебное жалованье, освобождались от государственных налогов и повинностей.

Слухи — контрминные подземные галереи.

Совня — в Русском государстве древковое оружие с изогнутым однолезвийным наконечником.

Сорпа, шорпа — (тюрк.) мясной бульон.

Сотник — командир сотни в русском войске.

Станица — в XVI—XVII веках казачий отряд; стан, казачье поселение.

Сторожа — в Русском государстве XV — XVII вв. конные посты впереди Засечной черты, конный разведывательный отряд.

Стрелецкий голова — высший чин в стрелецком войске из дворян и детей боярских, командир 500 стрельцов.

Стрельня — башня с бойницами для стрельбы.

Стремянный, стремянной — конюх, слуга; ухаживал за верховой лошадью господина, сопровождал его в поездках и на охоте, находясь у стремени, а также придворный чин в Русском государстве.

Струг — гребное и парусное судно.

Схима — торжественная клятва православных монахов соблюдать особо строгие аскетические правила поведения.


Талан — рок, счастье, удача.

Тандыр — глиняная печь.

Тарч — защитное вооружение XVI—XVII вв., щит с железной рукавицей.

Тафья — домашний головной убор, подобие тюбетейки.

Тьмотысячно — великое множество.

Толмач — переводчик.

Торичка, торица — однолетнее гвоздичное растение, сорняки и их семена.

Трясовица — демон болезни, персонифицированный в образах женщин в славянской мифологии.

Тумак — осевший обедневший кочевник.

Тумен — воинское подразделение татарского войска в 10 тысяч всадников.

Турка — тяжёлое ружьё, типа аркебузы, турецкого производства.

Тьма — войско в 10 тысяч человек.

Тюфяк — небольшая пушка для стрельбы металлическим и каменным дробом по живой силе противника.

Тегиляй — кафтан с короткими рукавами и стоячим воротником; толстая стёганка вместо кольчуги.

Тяглые, тяглый люд — в Русском государстве XV — начала XVIII века крестьяне, платившие налог и нёсшие государственные повинности.

Тягать «невод» — перетягивание каната.


Угры — венгры.

Улан — конник ханского войска, служилая аристократия, военная знать.

Улус — родо-племенное объединение с определённой территорией, подвластное хану или вождю.

Урусут, урус — татарское название русских.

Ушкуйник — от древнего названия новгородской ладьи — ушкуя; воин, приплывший на ушкуе, разбойник.


Ферязь — мужское длиннополое платье, с длинными рукавами, без воротника и перехвата.

Фряг, фряга, фрязин — название итальянца и вообще иностранца.


Хвалынское море — старое название Каспийского моря.

Ходжа — почётный титул духовного лица.

Хоругвь — в XVI—XVIII веках подразделение в польско-литовской армии, соответствовавшее роте.


Целовальник — присяжный человек, сборщик, кабачный сиделец.


Чекан — холодное оружие, боевая часть в виде клюва; использовался для пробивания доспехов.

Черемиса, черемисы — марийцы.

Черкасы — казаки, украинские (запорожские) казаки, украинцы.

Чеснок, трибола — противоконное заграждение. Состояло из нескольких соединённых звездообразно острых стальных штырей, направленных в разные стороны. Длина каждого штыря около 5 см. Особо эффективно использовалось против конницы, а также применялось против пехоты, слонов, верблюдов.

Чуга — долгий суконный кафтан, чаще для верховой езды.


Шамхал — титул правителя в Дагестане.

Шепкен — домотканый кафтан. Чаще из верблюжьей шерсти.

Шерсть — присяга на верность договорным отношениям. Дать шерсть — поклясться в чём-либо.

Шестопёр — оружие ударного действия, род булавы с головкой из 6 металлических рёбер пластин.

Шлях — тракт, дорога, путь.

Шляхтич — польский дворянин.

Шуйца — левая рука.


Юзбаши — сотник в татарском войске.

Юрт — (тюрк.) владения рода; совокупность владений отдельных татарских ханств; несколько казачьих зимовищ или станиц, объединённых общей территорией.

Юшман — кольчатый доспех с крупными поперечными металлическими пластинками на груди и спине, скреплёнными внахлёст.


Ясырь — пленник в виде военной добычи.

Ятаган — рубяще-колющее оружие (среднее между саблей и кинжалом).




Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • Часть I ПРОТИВОСТОЯНИЕ
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • Часть II ОДОЛЕНИЕ
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • Часть III ТВЕРДЫНЯ
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • Часть IV «КАК НА ВОЛГЕ-МАТУШКЕ ДА НА ЯИКЕ-БАТЮШКЕ»
  •   ГЛАВА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  •   ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
  •   ГЛАВА ПЯТАЯ
  •   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  •   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ЭПИЛОГ
  • ПОЯСНИТЕЛЬНЫЙ СЛОВАРЬ