КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Блаженство (fb2)


Настройки текста:



Линси Сэндс Блаженство

Пролог

Англия, 1173 год

– Проклятие! – Король Генрих скомкал свиток, который только что читал, и с досадой швырнул его на пол. Затем, что-то бормоча о женской мягкосердечности и назойливости, он со вздохом протянул руку. – Теперь, Темплтон, можешь дать мне и послание лорда Холдена.

Человек, к которому обратился король, выразил крайнее удивление; его брови поползли вверх, а в глазах промелькнул страх.

– Как вы узнали?

– Ничего сверхъестественного, Темплтон. Просто опыт. Если я получаю письмо с жалобами от леди Тирни, значит, жди того же и от лорда Холдена. Кроме того, сегодня утром я видел его слугу, прибывшего с сообщением. Дело в том, что по Нормандии прокатились крестьянские восстания, и я попросил Хита Холдена присмотреть за этим. Без сомнения, он собирается известить меня, что выполнил поручение.

– А… конечно. Разумеется. – Старик передал королю требуемый документ.

В состоянии крайнего раздражения – почему он должен объяснять ход своих мыслей? – Генрих развернул свиток. В течение последних двух дней Темплтон исполнял обязанности капеллана вместо заболевшего священника, и король уже не раз желал последнему скорейшего выздоровления. Заместитель оказался слишком нервным и подозрительным. К тому же он, кажется, полностью разделял расхожее мнение о Генрихе, то есть считал его «порождением дьявола». Покачав головой, король сосредоточился на пергаменте, который держал в руках. Минутой позже это послание представляло собой бесформенный комок, лежавший на полу недалеко от первого. Генрих же, снова вздохнув, направился к своему трону. Как и предполагалось, лорд Холден подавил мятежи в Нормандии и уже возвращался домой. В послании он также жаловался на свою соседку, леди Тирни, замучившую всякими придирками его смотрителя замка, – тот направлял хозяину письма, требуя принять какое-либо решение. Поэтому Хаммер из Холдена, то есть Хит, обращался к королю с просьбой каким-то образом уладить это дело, иначе… он сам примет меры. Генрих почувствовал в призыве своего вассала скрытую угрозу, и это ему очень не понравилось. Если бы Хит не был таким прекрасным воином и не оказывал двору всяческие услуги последние десять лет, ему не удалось бы избежать наказания за подобную вольность. Но в отличие от своего отца лорд Холден являлся хорошим и верным слугой, и на него всегда можно было положиться в трудную минуту. Король с неприязнью подумал о предыдущем лорде Холдене, отце Хита. Предполагалось, что он, как младший сын, уйдет в монастырь и проведет всю жизнь среди заплесневевших папских рукописей, столь им любимых. Но к несчастью, случилось так, что старший брат погиб, и обстоятельства вынудили отшельника жениться и произвести на свет наследника. Впоследствии несостоявшийся монах излил на сына всю свою горечь, вызванную неудовлетворенностью от подобного положения вещей. Говоря откровенно, Генрих считал Герхарда просто-напросто сумасшедшим. Поэтому его радовал тот факт, что Хит ничем не напоминал своего родителя. Молодой человек оставался совершенно равнодушным ко всяческим наукам и к обучению в целом, что служило причиной неприязненных отношений между отцом и сыном. Ненависть Холдена-старшего к своему отпрыску была столь велика, что юноша сразу после посвящения в рыцари решил покинуть дом и поступить на службу к королю. «Что ж, – размышлял Генрих, – потеря для Герхарда обернулась удачным приобретением для его повелителя. Но это совсем не означает, что Хит может выказывать неуважение королю».

– Черт возьми, что мне делать с ними? – проворчал он.

– Я не совсем понимаю, ваше величество… – пробормотал старик. – О чем, собственно, речь? Впрочем, я понял, что они оба жалуются, и довольно часто… Но позвольте узнать, в чем же дело?

Генрих, нахмурившись, посмотрел на священника. Немного помолчав, проговорил:

– Леди Тирни желает предупредить меня о жестоком и безнравственном обращении ее соседа с крестьянами, проживающими на его землях. Она знает, я не потерплю подобного обхождения со своими подданными.

– О, конечно… – Темплтон едва заметно улыбнулся; он уже понял, что король не принимает всерьез жалобы леди Тирни. – А что же лорд Холден?

Генрих рассмеялся:

– Он пишет, что леди Тирни – любопытная и назойливая сплетница, превратившая его жизнь в настоящий ад.

– Гм-м… – в задумчивости пробормотал новоиспеченный капеллан. – Жена Холдена умерла, не так ли?

– Да. Лет десять назад. При родах. И с тех пор Хит стал моим лучшим воином. Всегда готов к бою и к походу. Не знаю, что бы я делал без него.

– А муж леди Тирни, кажется, скончался лет пять назад, – продолжал Темплтон.

– Что?.. – Генрих задумался. – О, нет-нет, это ее отец. Леди Тирни не замужем и никогда не была. Ее родитель не побеспокоился об этом.

– Сколько же ей лет?

– Гм-м… Полагаю, ей уже давно пора выходить замуж. А впрочем… – Король снова задумался. – Видимо, ей сейчас лет двадцать или около того. Так вот, мне кажется… – Генрих покосился на священника. – Я хотел бы выдать ее замуж. И как можно быстрее. Но где, черт возьми, я найду мужа для такой зловредной девицы?

Король снова взглянул на капеллана, и тот проговорил:

– Ваше величество, ведь у вас есть прекрасная возможность разом все уладить. Видите ли, если лорд Холден женится на леди Тирни… тогда они перестанут жаловаться друг на друга, и сами будут выяснять отношения.

– Да они же убьют друг друга через неделю! – воскликнул Генрих.

– Очень может быть… – Темплтон ухмыльнулся. – Но и в этом случае они не станут жаловаться друг на друга. Ведь так?

Король посмотрел на своего капеллана с нескрываемым восхищением.

– Черт возьми… – выдохнул он наконец. – Что за извращенный ум у тебя, Темплтон! – Генрих в возбуждении прошелся по залу. Вернувшись к трону, вновь заговорил: – Ты напишешь два послания от моего имени… И доставишь их собственноручно! И еще, Темплтон… Не подведи меня. Уж постарайся.

Священник поспешно закивал. В голосе короля он почувствовал угрозу.

Глава 1

Хелен вышла во двор замка, собираясь посмотреть, чем занимаются дети. В этот момент к ее ногам подкатился матерчатый мяч, и она ловко отбила его. Но уже в следующее мгновение поняла, что допустила ошибку. Голиаф, послушно следовавший за хозяйкой, истолковал ее действия как сигнал к началу игры и с лаем бросился за мячом. Хелен попыталась остановить его, но было поздно. Дети же с визгом и веселыми криками дружно помчались следом за огромным псом. Разумеется, Голиаф первый добрался до мяча. Но к сожалению, пес не понимал правил игры; вместо того чтобы принести добычу хозяйке, он, сжимая мячик своими мощными челюстями и глухо ворча, начал мотать головой из стороны в сторону. Хелен не слышала треска материи, но поняла, что пес разорвал игрушку – вокруг него в воздух взметнулось целое облако перьев. Весьма довольный тем, что поймал и «убил» добычу, Голиаф гордо прошествовал мимо огорченных детей и бросил разорванный мяч у ног хозяйки. Затем преспокойно улегся на землю и положил голову на передние лапы, приняв, таким образом, позу, означавшую высшую степень удовлетворения. Девушка покачала головой и, наклонившись, подняла испорченную игрушку.

– Госпожа!

Хелен подняла голову и увидела, что к ней подходят две женщины.

– Слушаю тебя, Даки.

Даки – она была не только горничной Хелен, но и подругой госпожи – кивнула на стоявшую рядом с ней пожилую женщину и сказала:

– Это Мэгги.

Хелен внимательно посмотрела на нее.

– Здравствуй, Мэгги, – проговорила она с улыбкой. – Ты ведь не из Тирни? – Хелен прекрасно знала всех своих слуг – считала это своей обязанностью, – а женщину, стоявшую перед ней, она видела впервые.

– Нет, госпожа. Я из замка Холден.

Хелен нахмурилась. Подобный визит мог означать только одно – очередные неприятности. Обступившие девушку дети отвлекли ее от тревожных мыслей.

– Не огорчайтесь, – Хелен с улыбкой взглянула на малышей, – я зашью мячик, и он станет таким же, как прежде. Зашью прямо сейчас. Вперед!

Команда относилась к Голиафу. Пес тотчас же поднялся с земли и пошел рядом с хозяйкой, направившейся в центральную башню. Следом за девушкой и Голиафом шагали Даки с Мэгги, а за женщинами – дети. Вся эта живописная группа торжественно прошествовала через двор и поднялась по ступеням в башню замка.

– Мне нужны новые перья, Даки, – сказала Хелен, когда они шли через Большой зал.

– Да, госпожа. – Горничная направилась на кухню, где повар все утро ощипывал цыплят для ужина.

– А вы, дети, идите и подождите за столом. Я попрошу Даки, чтобы она принесла вам чего-нибудь попить и пироги с яблоками.

Хелен прошла в комнату и расположилась в кресле у камина, где любила отдыхать. Жестом предложила Мэгги присесть рядом на стул. Открыв маленький сундучок, девушка стала искать иголку и нитки. Голиаф же улегся у ног хозяйки. Хелен почувствовала, что пожилая женщина очень волнуется – она села на краешек стула и застыла в неудобной позе. Вскоре в комнате появилась Даки с большой деревянной миской, в которой лежали перья.

– Спасибо, Даки, – сказала Хелен и улыбнулась своей горничной. – И еще, пожалуйста, принеси детям угощение и сладости, чтобы им не так скучно было ждать.

– Хорошо, госпожа.

Взглянув на Мэгги, Хелен проговорила:

– Итак, ты из замка Холден…

– Да, госпожа. – Женщина в смущении откашлялась. – Я была там главной горничной.

– Была? – переспросила Хелен.

Вставив нитку в игольное ушко, девушка внимательно посмотрела на собеседницу; теперь она заметила, что у пожилой женщины необыкновенно печальные глаза.

– Меня прогнали из замка прошлой зимой, – пробормотала Мэгги и тут же добавила: – Лорд желает, чтобы только молодые и хорошенькие девушки прислуживали в его покоях.

Губы Хелен растянулись в презрительной усмешке. Ее не удивили такие новости. Она прекрасно знала, на что способен Хаммер из Холдена. От него невозможно дождаться достойного вознаграждения за добросовестную службу. «Негодяй», – подумала Хелен, принимаясь за работу. Сделав несколько стежков, она немного успокоилась и спросила:

– А что же ты делала последние шесть месяцев? Мэгги снова откашлялась.

– Еще раньше, когда я жила в замке, за мной ухаживал фермер Уайт. Он был вдовцом, – добавила она, покраснев, как молоденькая девушка. – Когда меня уволили, мы сразу же поженились. Я вела хозяйство и помогала мужу. Но… – Немного помолчав, женщина пробормотала: – Он умер две недели, назад.

– Сочувствую, – сказала Хелен.

Увидев слезы в глазах Мэгги, девушка наклонила голову, сделав вид, что ничего не замечает. Внимательно осмотрев мяч, она вывернула его наизнанку и начала набивать перьями. Хелен уже почти закончила работу, когда женщина пришла в себя и вновь заговорила:

– Я знала, что обязательно случится беда. Мне пришлось трудно одной на ферме…

– Он выселил вас и передал все хозяйство другой супружеской паре? – догадалась Хелен. Она слышала о такой практике и раньше, но, по ее мнению, было слишком несправедливо поступать подобным образом с людьми, которые служили своим господам верой и правдой.

Мэгги кивнула.

– Он прислал ко мне беднягу Стивена, чтобы тот сделал всю грязную работу.

– Да, понимаю… – пробормотала девушка.

Хелен знала, что Стивен, занимавший должность смотрителя замка, был также уполномочен решать все хозяйственные вопросы в то время, когда Хаммер отсутствовал. А отсутствовал он довольно часто – постоянно с кем-то воевал вдали от дома. Но смотритель не мог принимать решения самостоятельно. Господин постоянно поддерживал связь со своим слугой и отдавал распоряжения. И, судя по всему, Стивен жестоко страдал от того, что обстоятельства вынуждали его выполнять злую волю своего повелителя,

– Лорд Холден велел помощнику забрать весь домашний скарб, – продолжала Мэгги. – И приказал сжечь все прямо во дворе, а меня выгнать вон.

Хелен вспыхнула; она была крайне возмущена. Конечно, лорд имел право на посмертный налог, но отобрать все имущество, а затем сжечь его – как это жестоко!

– Стивен сделал это сам? Мэгги тяжко вздохнула.

– Да. Ведь он преданный слуга. Все время извинялся, но не посмел ослушаться своего господина.

Хелен молча покачала головой и засунула в мяч последнюю пригоршню перьев – теперь оставалось лишь зашить отверстие. «Да, разумеется, – думала девушка, – Стивен ни в чем не виноват, он лишь исполнял повеление лорда Холдена».

– Мать Стивена умерла бы от горя, если бы видела, что творит ее сын.

Хелен вопросительно взглянула на собеседницу,

– Мы с ней дружили, когда она жила в деревне, – пояснила Мэгги. – О… это разбило бы ее сердце…

– Она умерла? – вежливо поинтересовалась Хелен; она понимала, что следует направить беседу в другое русло и дать женщине возможность немного успокоиться. Если разговор о матери Стивена отвлечет ее от невеселых воспоминаний, то почему бы не пойти Мэгги навстречу?

– Нет-нет, она жива. Но когда Стивен стал смотрителем замка и ему пришлось исполнять приказы лорда Холдена… она не могла этого вынести и покинула деревню. Многие считают, что бедная женщина умерла, но я думаю, она живет где-то на границе ваших владений. Стивена не раз видели скачущим на лошади в том направлении. Думаю, он навещает ее, – добавила Мэгги. – И мне кажется, что он поехал к матери, после того как сжег мое имущество.

Хелен с сочувствием посмотрела на пожилую женщину.

– Поэтому ты и пришла в Тирни? – спросила она.

– Да, поэтому, – сказала Мэгги. – У меня здесь дочь. Она вышла замуж за владельца таверны десять лет назад.

Хелен кивнула. Она хорошо знала этого человека и его жену.

– Они предложили мне жить у них, но им нужно сначала получить ваше дозволение, – продолжала Мэгги. – Вы ведь позволите?..

Хелен задумалась. Она несла ответственность за всех людей, живших в ее владениях, и без ее разрешения никто не имел права здесь поселиться. Конечно же, ей хотелось сказать «да» и позволить Мэгги перебраться к дочери. Но девушка заметила, что ее гостья – вполне еще крепкая женщина. Без сомнения, она привыкла всю жизнь трудиться, а теперь ей предстояло принимать милостыню из рук дочери… Поразмыслив, Хелен поняла: Мэгги будет в тягость такая жизнь.

– Нет, – ответила она.

– Нет? – Из глаз несчастной брызнули слезы, и Хелен поспешно добавила:

– Тебе не нужно перебираться к дочери, Мэгги. Ты еще сильная и здоровая. Ты можешь работать. А мне сейчас как раз нужна такая служанка.

Женщина с недоверием посмотрела на девушку. Немного успокоившись, она спросила:

– Правда нужна?

– Да, нужна. Моя старшая горничная Эдит умерла месяц назад, и я пока не нашла ей замену. Так что Даки приходится работать за двоих. Если ты займешь место Эдит, ты сослужишь службу и мне, и Даки.

– О!.. – Гостья снова залилась слезами, и девушка подумала, что допустила ошибку, не позволив Мэгги поселиться у дочери. Но тут на лице пожилой женщины появилась радостная улыбка, и Хелен вздохнула с облегчением. – О, благодарю вас, миледи! Спасибо! – восклицала Мэгги; было очевидно, что она по-настоящему счастлива.

– Это тебе спасибо, – сказала Хелен и с улыбкой взглянула на Даки, неожиданно появившуюся в комнате. – А сейчас Даки покажет тебе все и представит девушкам, которые будут в твоем подчинении.

– С удовольствием, – кивнула Даки. Немного помолчав, добавила: – Босуэл говорит, что к замку приближается группа всадников.

– Группа всадников? – переспросила Хелен.

– Да. Босуэл сказал, что вдалеке виднеется королевский штандарт.

Девушка ненадолго задумалась, потом вдруг улыбнулась.

– Что ж, прекрасно. Если по дороге вы встретите мою тетю, пожалуйста, сообщите ей эту новость.

Сделав последний стежок на мяче, Хелен завязала нитку. Проводив взглядом удаляющихся женщин, она встала и направилась к детям, чтобы вернуть им игрушку.

– Вот, возьмите, – сказала Хелен и положила мяч на середину стола. – Точно такой же, как и раньше. А теперь доедайте побыстрее и бегите во двор. Сегодня слишком хорошая погода, так что нечего целый день сидеть в замке.

Дети радостно закричали и стали благодарить девушку. Она улыбнулась им и поспешила к выходу, по дороге расправляя юбку. Хелен вышла на солнечный свет и сразу же увидела всадников, въезжавших в ворота замка. Подозвав к себе Голиафа, она быстрым движением пригладила волосы и вдруг почувствовала, что ужасно волнуется. Да, конечно же, перед ней посланцы короля – Хелен прекрасно видела штандарт Генриха Второго. Что ж, король наконец-то отреагировал на ее послания, в которых она уведомляла его о недостойном поведении лорда Холдена. Вот только как король собирается решить дело?.. Как бы то ни было, Генрих все-таки отреагировал, и это вселяло надежду на благополучный исход. В последнее время Хелен казалось, что король смотрит сквозь пальцы на бессердечное и жестокое обращение лорда Холдена со своими людьми. Она испытывала разочарование и чувство беспомощности, потому что не могла ничем помочь несчастным, лишь направляла королю послания с жалобами. Правда, несколько раз Хелен предоставляла людям лорда убежище на своих землях, так как знала, что сосед собирается подвергнуть их совершенно бесчеловечному наказанию. Леди Тирни считала лорда Хита Холдена дьяволом во плоти. Что ж, в конце концов король прислал кого-то, чтобы уладить их распри. Разумеется, это прибыл не Генрих Второй собственной персоной, так как свита была слишком маленькой. Кортеж монарха мог бы растянуться на многие-многие мили, так как состоял бы из лордов, придворных дам и слуг; кроме того, король захватил бы с собой все то, что могло потребоваться ему в столь длительном путешествии. Да, конечно же, Генрих прислал кого-то, чтобы королевский посланник пресек неблаговидное поведение ее соседа. Ведь для монарха это дело не слишком важное, оно имеет значение только для тех, кого Хит Хаммер обижает. Так что людям лорда Холдена, можно сказать, повезло – король Генрих мог бы и не снизойти до подобных мелочей. Дождавшись, когда всадники подъедут к лестнице, у которой она стояла с Голиафом, Хелен с дружелюбной улыбкой поприветствовала их.

– Леди Тирни? – обратился к ней немолодой мужчина. Он спешился, подошел к девушке и внимательно посмотрел ей в лицо.

– Да, я леди Тирни. Вы от короля?

Посланник кивнул, и едва заметная усмешка тронула его губы. Он наклонился, поцеловал хозяйке руку и произнес:

– Лорд Темплтон, к вашим услугам, миледи.

– Рада приветствовать вас, лорд Темплтон. – Хелен снова улыбнулась. – Должно быть, вы очень проголодались после столь долгого и утомительного путешествия. Позвольте пригласить вас к столу.

– Благодарю вас, миледи. – Лорд Темплтон обернулся . к своим людям и отдал несколько распоряжений.

Хозяйка с гостем уже начали подниматься по ступеням, но тут дверь распахнулась и им навстречу выбежали хохочущие и визжащие дети. Увидев незнакомца, они замерли в испуге. Потом, пробормотав что-то похожее на извинения, молча спустились по лестнице. Но внизу снова закричали, засмеялись и разбежались по двору. Девушка улыбнулась, проигнорировав вопросительный взгляд гостя. Когда они поднялись в башню, леди Тирни пригласила посланника короля к столу, за которым только что угощали детей. Хелен обратила внимание, что лорд Темплтон сразу же занял место во главе стола, где раньше всегда сидел ее отец. Извинившись, она поспешила на кухню. Через несколько минут девушка вернулась со слугами, которые несли на серебряных подносах изысканные яства и лучшие вина из погребов Тирни. С беспокойством проследив, как обслужили гостя, Хелен присела с кружкой медового напитка рядом с лордом, который, не мешкая, приступил к трапезе. Ей очень хотелось побыстрее поговорить с королевским посланником – ведь он, как она надеялась, прибыл для того, чтобы защитить людей лорда Холдена. Но девушка понимала, что ей следует дождаться, когда лорд утолит голод и жажду, поэтому терпеливо молчала. К счастью, Темплтон оказался не из тех, кто затягивает трапезу, превращая ее в наслаждение. С невероятной быстротой проглотив несколько блюд и выпив почти все вино, стоявшее перед ним, он с удовлетворением вздохнул.

– Не могу не сказать вам комплимент по поводу отменного стола, миледи. Это делает вам честь.

– Благодарю, милорд, – пробормотала девушка; в этот момент она раздумывала, как лучше начать разговор.

Но тут гость положил конец ее раздумьям. Он извлек из складок своего пышного наряда свиток и, протянув его хозяйке, объявил:

– Вот новости от короля, миледи. – В ожидании, когда леди Тирни прочтет пергамент, лорд принялся ковырять в зубах длинным ногтем мизинца.

Хелен в волнении сорвала печать и быстро развернула королевское послание – ей не терпелось узнать, как именно собирался Генрих наказать своего вассала. Может, просто оставит здесь своего человека, чтобы тот наблюдал за лордом Холденом? Или все же покарает каким-нибудь образом?

– Что?.. Выйти за него замуж? – пробормотала она, не веря своим глазам. – Нет! Ни за что!

Голова Хелен кружилась; ей казалось, она вот-вот лишится чувств. Взглянув на лорда Темплтона, девушка спросила:

– Вероятно, это… шутка? – Она так нервничала, что даже не заметила, как порвала свиток.

Лорд Темплтон покачал головой и проговорил:

– Нет, миледи. Король не шутит.

– Хорошо, но он должен… Он не может… Это… – Тут послышались чьи-то шаги, и Хелен умолкла.

Увидев свою тетю, девушка с облегчением вздохнула. Тетя Нелл была воплощением здравого смысла – уж она-то найдет выход из любого положения.

– Тетя Нелл! – в отчаянии воскликнула Хелен. Вскочив со скамьи, она бросилась к женщине, заменившей ей умершую мать.

– Что случилось, дорогая? – спросила тетя; она взглянула на разорванный свиток в руке племянницы.

– Король прислал сюда лорда Темплтона. – Девушка указала на гостя, сидевшего во главе стола. – И он… Вот… – Она протянула тете послание короля.

Взяв в руки пергамент, леди Нелл осторожно расправила его и внимательно прочитала послание. Затем, серьезно посмотрев на племянницу, прочитала еще раз. После чего, шагнув к лорду Темплтону, все еще сидевшему за столом, воскликнула:

– Это шутка, милорд? Если да, то очень грустная!

– Нет, миледи, – в смущении пробормотал посланец короля. – Видите ли, миледи… Король сам продиктовал это послание и приказал мне доставить его вам. У меня есть также и письмо к лорду Холдену, в котором говорится, что он немедленно должен вернуться домой и жениться. Его величество полагает, что у вас будет достаточно времени для подготовки к церемонии.

– Но… – Хелен немного помолчала, пытаясь собраться с мыслями. – Но это невозможно. Лорд Холден – злой, ужасный, жестокий человек! Как король может требовать, чтобы я вышла за него замуж?!

Темплтон молча отвел глаза – ему нечего было добавить. В конце концов Хелен поняла, что придется подчиниться воле монарха. В каком-то оцепенении девушка опустилась на скамью. У нее даже не было сил заплакать. О Господи, она должна выйти замуж за этого негодяя… За Хита Хаммера из Холдена. За человека, который сжигал дома своих крестьян – просто так, без всякой цели. О Боже, что ее ждет, если она вдруг не угодит ему?

– Полагаю, что это какая-то ошибка, – заявила тетя Нелл, глядя на девушку. – Я уверена, король не настолько жесток, чтобы принуждать тебя к такому браку. Возможно, он просто не понимает… Нам следует отправиться ко двору и объяснить, как все обстоит. Мы должны…

– Короля сейчас там нет, – перебил лорд Темплтон. – Он отправился в Шинон, чтобы встретиться с Генрихом-младшим и устранить некоторых придворных из его свиты.

При упоминании о сыне короля тетя с племянницей обменялись тревожными взглядами, и девушка пробормотала:

– Устранить некоторых придворных?

– М-м… да, устранить. – На лице Темплтона выразилось неудовольствие. – Видите ли, миледи, Генрих желает выдать дочь графа Морина замуж за Иоанна-младшего. Но прежде все хотят убедиться в том, что у Иоанна есть будущее. Король предложил дать за ним замки Лудон, Мирбо и Шинон, но Генрих-младший возражает и заявляет, что пойдет на подобную уступку только в том случае, если отец позволит ему самостоятельно править либо в Англии, либо в Нормандии, либо в Анжу.

– Ему хочется еще больше власти, – со вздохом проговорила леди Нелл.

– Да, вы правы, – согласился Темплтон. – Король поступил опрометчиво, короновав своего сына. Теперь мальчик желает получить и власть, которую предполагает его титул.

– Но какое все это имеет отношение к придворной перестановке? – спросила леди Нелл.

– Сначала король собирался отправить сына в тюрьму, дабы это послужило ему хорошим уроком. Но Генрих Второй полагает, что подобные мысли внушают Генриху-младшему некоторые из его придворных. И если устранить их влияние, то, возможно, старший сын успокоится. – Гость помолчал, потом вновь заговорил: – Впрочем, все это не имеет к нашему делу ни малейшего отношения. В любом случае ваш разговор с королем ничего не изменит. Он уже принял решение и полагает, что леди Хелен и лорд Холден смогут договориться и найти выход из создавшегося положения. Король требует, чтобы свадьба состоялась как можно быстрее. И я уполномочен проследить за этим. Девушка со вздохом взглянула на свиток в руках леди Нелл. Да, конечно, в послании ясно изложена воля монарха, но если бы ей все-таки удалось поговорить с королем… Шуршание юбок и шаги за спиной отвлекли Хелен от тяжких раздумий. Оглянувшись, девушка увидела Даки. Прижав руки к груди, служанка с отчаянием в глазах смотрела на свою госпожу. Без сомнения, она услышала достаточно, и услышанное повергло ее в ужас. Взяв себя в руки, Хелен улыбнулась своей горничной. Потом взглянула на тетю – и замерла в изумлении. Лицо леди Нелл, такой доброй и милой, сейчас исказилось от гнева. Взвизгнув, точно торговка рыбой, леди набросилась на лорда Темплтона.

– Черт возьми, как только ему могла прийти в голову такая глупость?! – закричала тетя.

Девушка посмотрела на королевского посланника. Что же он теперь скажет? Но лорд, казалось, не собирался ничего объяснять. Он старательно отводил глаза и при этом выглядел немного растерянным, даже виноватым. «Почему же он молчит? – думала девушка. – Почему не поставит тетю на место?» И тут вдруг тетя Нелл закричала:

– Вы! Это все вы! Вы дали королю такой совет! Темплтон, казалось, прирос к скамье. На лице лорда появилось выражение, делавшее его похожим на испуганного ребенка.

– Да-да, это вы! – задыхаясь от ярости, выкрикнула Хелен. Ей хотелось наброситься на лорда и задушить его.

Но тут Темплтон наконец-то поднялся из-за стола.

– Что ж, мне пора, – пробормотал он. – Король требует, чтобы все состоялось как можно быстрее. А лорд Холден сейчас недалеко отсюда, так что постараюсь добраться до него засветло и выполнить вторую часть поручения. Вы ведь понимаете, что путешествовать ночью не слишком удобно. Не правда ли?

Вопрос не требовал ответа. Да лорд и не выказывал большого желания его услышать. Он поспешно направился к двери. В этот момент Хелен очень сожалела, что королевский посланник не подавился цыпленком, которым она только что его угощала.

– Меня поставили в известность, что, выполнив приказ короля, лорд Холден возвращается домой, – проговорил лорд Темплтон, обращаясь к тете Нелл, шедшей с ним рядом. – Но все же у вас будет достаточно времени, чтобы подготовиться к церемонии. Полагаю, вам следует иметь в виду, венчание должно состояться не позднее конца следующей недели. Разумеется, я вышлю вперед гонца, чтобы вы могли заранее позаботиться обо всем необходимом.

В следующее мгновение гость скрылся за дверью.

– Негодяй! – крикнула леди Нелл, как только дверь за королевским посланником с грохотом захлопнулась.

Взглянув на тетю, Хелен спросила:

– Но зачем же он предложил это королю? Почему Холден должен жениться на мне?

– Да, действительно… – пробормотала леди Нелл, обнимая племянницу за плечи.

– Но вы не можете выйти за него замуж! – задыхаясь от возмущения, выпалила Даки. – Только не за этого человека!

– Я надеюсь, что этого все-таки не случится, – пробормотала Хелен.

– Но что вы собираетесь делать, госпожа?

Хелен задумалась. Действительно, что же она предпримет, чтобы избежать столь печальной участи? Убежать? Но куда? Умолять короля? Но как? Он сейчас далеко, а венчание – через неделю. Может, убить жениха? «Мысль приятная, но ведь это только мечты…» – подумала девушка.

– Миледи, так как же? – снова спросила Даки. Хелен вздохнула.

– Я совсем не уверена, что смогу что-нибудь сделать, – проговорила она с горечью в голосе.

Глаза служанки расширились.

– Неужели нельзя просто отказать ему? Просто отказать…

– Чтобы король отправил меня в монастырь? Уж лучше я выйду замуж за лорда, а потом убью его! Если меня отправят в монастырь, то что в таком случае станет с моими людьми? Ведь их господином будет Холден! Тирни передадут ему в качестве компенсации за мой отказ.

Даки прикусила губу и, приблизившись к Хелен, прошептала ей на ухо:

– Мэгги разбирается в травах… Хотя лучше обратиться к старой Джоан. Она наверняка знает, что нужно дать ему…

– Прикуси свой язычок, – прошептала леди Тирни, прикрывая ладонью рот служанки. Затем, осмотревшись, быстро проговорила: – Чтобы я больше не слышала от тебя, Даки, чего-либо подобного. За это вздернут на виселице прямо посередине двора.

– Но что же в таком случае вы будете делать? – пробормотала служанка. – Ведь вы не можете выйти замуж за этого человека.

Хелен снова вздохнула.

– Значит, придется… Ничего другого не придумаешь. Я не могу не повиноваться королю.

– Но почему?! – закричала Даки. – Хит Хаммер очень часто именно так и поступает! Почему он…

– Вот и решение! – обрадовалась леди Нелл. Она снова подошла к племяннице и, взяв ее за руки, заглянула ей в глаза.

– Решение?.. – спросила девушка, с надеждой глядя на родственницу.

– Конечно, – кивнула леди Нелл. – Ты не можешь отказаться, но он-то сможет. Лорда Холдена король не заставит жениться на тебе, если он сам этого не захочет.

Даки фыркнула.

– И вы полагаете, что он действительно откажется жениться на ней?! Да вы только посмотрите, какая она хорошенькая! Такая же, какой всегда была и ее мать. Розовый бутон. А кроме того – ее земли… Кто откажется от такого лакомого куска?

Хелен вздохнула. Внезапно проснувшаяся надежда вновь покинула ее. Но тетя Нелл, расправив плечи, решительно заявила:

– В таком случае нам следует сделать леди Тирни и ее земли не столь привлекательными для лорда Холдена.

В глазах Даки промелькнуло сомнение.

– Но Темплтон уже видел, какая она привлекательная девушка. Вы не сможете теперь вымазать ее зубы в черный цвет и сбрить волосы.

– Нет, конечно, – согласилась Хелен. И вдруг лукаво улыбнулась – было очевидно, что в голову ей пришла какая-то мысль. – Зато мы можем… предпринять кое-что другое.

Глава 2

Лорд Холден только что вернулся из Нормандии, где по поручению Генриха Второго подавил крестьянские мятежи. Последние годы он почти все время проводил в военных походах. Собственно, ничем другим ему и не хотелось заниматься после смерти жены, скончавшейся десять лет назад. Король Генрих постоянно вел захватнические войны, одновременно укрепляя свою власть на завоеванных территориях. Хит же использовал амбиции монарха как предлог – ему хотелось пореже бывать в своем замке, где он когда-то жил с юной Нериссой…

Лорд Холден прикрыл глаза, вновь погружаясь в воспоминания. Он все еще страдал, думая о покойной жене. Они были слишком молодыми. Она была слишком молодой…

Открыв глаза, Хит посмотрел на лорда Темплтона, сидевшего перед ним за столом.

– Не объясните ли вы еще раз цель вашего визита, милорд?

– Я прибыл от короля вот с этим посланием. – Гость снова протянул хозяину свиток, надеясь, что тот все-таки прочтет его. – Король приказал встретиться с вами и препроводить в Тирни, чтобы вы женились на леди Хелен.

– Милорд, вы не можете взять в жены эту ведьму! – воскликнул Уильям, взглянув на своего господина.

Лорд Холден взял протянутый ему пергамент и сорвал печать.

– Я только что из Тирни, – продолжал Темплтон. – Я беседовал с леди Хелен. Должен заметить, она очень хорошенькая.

– Хорошенькая? – усмехнулся Уильям. – А что вы можете сказать еще?

– Вы когда-нибудь видели леди Хелен? – поинтересовался Темплтон. Получив отрицательный ответ, покачал головой. – Так я и думал… Так вот, уверяю вас, она красавица. Настоящая красавица. Правда, ее тетушка – просто мегера, – добавил он с ухмылкой.

– Значит, король желает, чтобы я женился на ней, – в задумчивости проговорил Хит. Он протянул королевское послание Уильяму, чтобы и тот мог с ним ознакомиться.

Лорд Холден не очень-то внимательно читал послание – он хотел убедиться лишь в том, что на нем действительно стоит подпись самого Генриха. Хит хорошо знал руку своего повелителя, так как неоднократно получал от него письма. Что ж, теперь все сомнения отпали, Темплтона действительно прислал король. Да и зачем гость стал бы лгать и что-то выдумывать?

Лорд Темплтон вопросительно посмотрел на Хита.

– И что вы скажете на это? Женитесь ли вы на леди Тирни или нет?

– Разве у меня есть выбор? – Лорд Холден рассмеялся и бросил взгляд на Уильяма, словно ожидая ответа от него. Тот, скорчив гримасу, передал пергамент Темплтону.

– Я еще не решил… – Поднявшись со скамьи, Хит в задумчивости провел ладонью по волосам.

Однако в одном лорд Холден не сомневался: сейчас ему меньше всего нужна была жена. Даже если бы он действительно надумал жениться, фурию из Тирни не выбрал бы ни за что. Боже правый! Она всегда и во все сует свой нос, без конца жалуется на него королю из-за того, что он, по ее мнению, плохо обращается со своими крестьянами. По крайней мере именно это Холден слышал о своей соседке. Сам он никогда не читал ее послания, но так излагал ему суть дела Уильям, который регулярно получал сообщения от Стивена. Эта женщина, по словам молодого человека, делала его жизнь совершенно невыносимой. Теперь же ситуация изменилась – вскоре жизнь самого лорда Холдена могла стать невыносимой. И письма с жалобами, упреками и нравоучениями будет получать лично он, причем не от соседки, а от собственной жены. Да-да, ему придется самому иметь с ней дело. Выругавшись сквозь зубы, Холден стремительно поднялся с места и направился к ступеням. Темплтон последовал за ним.

– Милорд, вы куда?

– Собираюсь принять ванну, – ответил Хит, замедляя шаг. – Полагаю, мне позволят смыть с себя зловоние смерти и насладиться ночным покоем? Или я должен немедленно отправиться к этой ведьме? Разве она собирается куда-то уезжать?

– О, нет-нет. – Темплтон остановился посередине лестницы и, успокоившись, не стал преследовать Хита. – Конечно, если вы это имели в виду… Ванна и отдых – это замечательно. В таком случае я пошлю человека предупредить леди Тирни, что мы выезжаем завтра утром.

– Лучше после обеда, – сказал Холден. – Сначала мне бы хотелось узнать, как дела в моих владениях, а уж потом я поеду осматривать новые земли.

– Что ж, хорошо. Значит, после обеда, – согласился королевский посланник.

Хит что-то проворчал в ответ и поднялся в свои покои. Спустя какое-то время, когда он, о чем-то задумавшись, стоял у окна, в дверь постучали. На пороге комнаты стояли слуги с ванной и ведрами, наполненными горячей водой. Лорд с удивлением подумал о том, что еще не поставил в известность прислугу о своем намерении принять ванну – лишь сообщил об этом Темплтону. И этого оказалось вполне достаточно – его люди прекрасно знали свои обязанности и добросовестно относились к ним. Хит молча наблюдал, как слуги наполняют ванну водой. Затем, все приготовив, они удалились, и с лордом осталась только пышногрудая миловидная девушка, чтобы прислуживать ему во время купания. Но Хит жестом отослал ее. Ему хотелось побыть в одиночестве и обдумать приказ короля. Значит, снова жениться? Значит, нести ответственность за новую жену? Даже мысль об этом приводила в ужас. Быстро раздевшись, Хит осторожно забрался в ванну. Со всех сторон его обступила теплая вода, приятная и ласкающая, словно любовница. Холден запрокинул голову, закрыл глаза и, почувствовав полное расслабление, предался воспоминаниям… Ему было только двенадцать, а Нериссе семь, когда их родители заключили брачное соглашение. По достижении им семнадцати лет – его невесте тогда не исполнилось и двенадцати – родственники, устав от ожидания, решили не откладывать более. Они торопились побыстрее скрепить этот союз, так как он являлся весьма выгодной сделкой для обеих сторон: вкладом Холдена был его титул, Нерисса же привносила богатство своего отца. Несмотря на юный возраст, Хит понимал: свадьба откладывалась, потому что девочка была еще слишком мала для замужества. Но теперь родители уже не хотели ждать. К несчастью, Нериссе пришлось расплачиваться за честолюбивые замыслы обеих семей. Она понесла почти сразу же после свадьбы. Не дожив до своего тринадцатилетия, юная жена Хита скончалась при родах. Хит чувствовал себя виноватым за то, что не смог убедить отца отложить свадьбу еще на некоторое время. Возможно, ему следовало отказаться от этого брака. Более того, даже женившись, он мог бы сделать вид, что исполняет свой супружеский долг, – на самом же деле подождал бы еще год или два. Но в семнадцать лет плоть сильнее разума, а Хит, как всякий молодой человек в этом возрасте, был нетерпелив и горяч. К тому же его юная жена была весьма привлекательна. И в результате девять месяцев спустя Холден слушал, как ужасно Нерисса кричала при родах. Скончалась она от сильнейшего кровотечения. С тех пор Хит сделал целью своей жизни борьбу против врагов короля. Он проводил недели и даже месяцы на поле битвы, покрывая каждую пядь земли кровью. Верный вассал короля неутомимо сражался до тех пор, пока вид смерти и ее смрадный запах не утомляли его настолько, что, казалось, притуплялись все чувства. Тогда, надеясь, что прошлое больше его не потревожит и кошмары наконец отступят, лорд Холден возвращался домой. Но демоны преследовали его неотступно. Снова и снова слышал он крики несчастной Нериссы, эхом прокатывавшиеся по замку. И опять отправлялся в поход. «И теперь все останется по-прежнему», – подумал Хит. Но на этот раз не крики умершей жены заставляли его думать о бегстве из дома. Нет, сейчас причиной такого желания стало послание короля, доставленное Темплтоном. Снова жениться. И на ком… На ведьме из Тирни! Какая ужасная шутка судьбы! Стук в дверь отвлек его от тяжких раздумий. Приподнявшись, он крикнул: «Входи!» Лорд Холден совсем не удивился, когда в комнату вошел Уильям. Его первый помощник, как понял Хит, собирался сообщить ему последние новости от Стивена. Это уже давно превратилось в ритуал.

– Ну, что нового? – спросил Хит.

– Ничего особенного. По крайней мере ничего такого, о чем бы нам не было известно раньше из писем Стивена. – Пожав плечами, Уильям присел на край кровати и внимательно посмотрел на своего господина. – Милорд, ведь вы не женитесь на ней?

Немного помолчав, Холден ответил вопросом на вопрос.

– Письмо больше походило на просьбу или на приказ?

– На приказ, – неохотно отозвался Уильям. Хит, нахмурившись, пробормотал:

– Думаю, я должен это сделать. Рано или поздно мне все равно придется жениться.

– Да, но… жениться на деспотичной особе?.. – На лице Уильяма появилась гримаса – словно он съел что-то ужасно кислое.

Холден невольно рассмеялся.

– Что ж, Уильям, я женюсь на ней, разделю с ней брачное ложе, а потом посмотрим, не потребуются ли королю мои услуги для усмирения его своевольного сына. Если я оставлю свою жену в Тирни и лишь изредка буду приезжать к ней, моя жизнь не слишком-то от этого изменится, не так ли?

Первый помощник лорда Холдена явно приободрился. В детстве Уильям отставал в росте от своих сверстников и являлся объектом насмешек. Но позднее, достигнув отроческого возраста, он внезапно превратился в высокого и сильного мужчину. Если же вспомнить о боевых умениях, приобретенных им во время сражений рядом с Хитом, то можно представить, каким замечательным воином стал Уильям. Лорд Холден, считавший его не только верным слугой, но и настоящим другом, прекрасно знал: Уильям мечтал прославиться, обратить на себя внимание короля и, возможно, заслужить своим мечом вознаграждение в виде земельных владений. Именно по этой причине он, никогда не колеблясь, выступал в поход и всегда старался быть полезным Хиту. Если же его господин женится, рассуждал первый помощник, то походам придет конец. Но судя по всему, ему нечего было опасаться – лорд Холден не собирался менять свой образ жизни.

– Разделить ложе с фурией из Тирни?! – притворно ужаснулся молодой человек. – Искренне сочувствую, милорд.

– И я ценю это, Уильям, поверь мне, – с улыбкой проговорил Хит.

Снова прикрыв глаза, лорд Холден попытался вспомнить, как выглядит его будущая жена. Кажется, она была совсем девочкой, когда он последний раз видел ее. Хит тогда навещал ее отца, чтобы после смерти своего родителя продлить существовавший между семьями договор о взаимных обязательствах и заверить соседа в том, что готов соблюдать это соглашение так же, как делал это лорд Холден-старший. Нерисса умерла за год до этого. Значит, дочь Тирни была на год-другой младше его покойной жены. Но в отличие от Нериссы эта девочка не отличалась красотой. Хит с трудом припоминал крохотное костлявое существо с острыми локтями и крупными зубами. Вероятно, она не очень-то изменилась с тех пор. Хелен Тирни, наверное, похожа сейчас на норовистую зубастую кобылу.

– Дорогая, они уже здесь! Я видела их из окна моей спальни! Они приехали!

Уронив шитье на пол, Хелен вскочила с кресла, инстинктивно сжав кулаки. Леди Нелл уже бежала к племяннице. Девушку же внезапно охватила паника, парализовавшая ее волю и разум; несколько минут она стояла совершенно неподвижно, ничего не видя перед собой. Затем позвала свою горничную Даки – с кружкой в руке – тотчас же прибежала на зов хозяйки и в дверях едва не столкнулась с леди Нелл. Обе женщины бросились к девушке, но Хелен уже взяла себя в руки и даже попыталась улыбнуться тете и служанке. Что ж, все шло так, как и ожидалось. Человек лорда Темплтона прибыл с новостями еще вчера вечером, во время ужина. Леди Тирни предупредили заранее о прибытии лорда Холдена, давая таким образом ей возможность закончить последние приготовления. И Хелен действительно подготовилась – правда, не совсем так, как хотелось бы лорду Темплтону. Она надела свое лучшее платье, а ее тщательно расчесанные волосы были уложены мягкими волнами. Казалось, лучше выглядеть просто невозможно. Конечно, Хелен предпочла бы встретить гостей нечесаной и в грязных лохмотьях, но она прекрасно понимала: если проделать нечто подобное, Темплтон сразу что-то заподозрит. Ведь королевский посланник уже видел ее и знал, как она выглядит. Вымазать зубы черной краской, надеть слишком большое платье и набить его подушками в разных местах – это было бы совсем неумно. Обман быстро раскрылся бы, и ей бы не удалось заставить лорда отказаться от брака. Нет, Хелен решила действовать хитрее. Но чтобы все удалось, необходимо было дождаться приезда лорда Холдена и его свиты.

– У тебя есть чеснок? – спросила девушка у Даки.

– Да, миледи. Сейчас, он здесь…

Передав кружку леди Нелл, служанка принялась рыться в своих многочисленных карманах и вскоре извлекла из них несколько чесночных головок. Даки сделала этот запас сразу после того, как лорд Темплтон известил их о прибытии Холдена. Горничная сняла тонкую сухую кожицу с одного зубца, затем еще с одного и протянула их своей госпоже. Хелен с решительным видом отправила чеснок в рот и, поморщившись, принялась жевать. Рот жгло словно огнем, но девушка мужественно разжевывала зубок за зубком, пока не проглотила целую головку. Немного отдышавшись, леди Тирни снова принялась поглощать чеснок. Даки и тетя Нелл с сочувствием наблюдали за ней. Только уничтожив весь запас из карманов горничной, Хелен вздохнула с облегчением. Но это было еще не все. Тетя поднесла кружку к лицу, собираясь понюхать ее содержимое, но вдруг резко отстранила руку и поморщилась. Девушка поняла, что ее ждет еще одно испытание. Леди Нелл передала напиток племяннице, и та, не успев сделать и глотка, с гримасой отвернулась. Хелен очень надеялась, что чеснок временно отобьет у нее обоняние и она сможет выпить ужасную смесь, которую они заблаговременно сварили. Но все оказалось не так-то просто. «О Боже, я не могу выпить это», – думала Хелен, покрываясь холодным потом.

– Будь мужественной, – пробормотала тетя Нелл. Пожилая дама изобразила улыбку и кивнула, глядя на племянницу.

Понимая, что отступать уже поздно, Хелен сделала глубокий выдох, зажала пальцами нос и быстро влила все содержимое кружки себе в рот. Ей показалось, что жидкость вот-вот выльется наружу, но девушка крепко сжала челюсти и замерла, надеясь, что неприятные ощущения скоро пройдут. Тут глаза ее начали слезиться, и она лишь усилием воли заставляла себя удерживать отвар во рту. Наконец, собравшись с духом, Хелен проглотила зловонную жижу, и ей вдруг показалось, что она задыхается, а ноги ее стали словно ватные.

– О Боже… – Девушка закашлялась, и тетя Нелл с Даки принялись колотить ее по спине.

– Все в порядке, дорогая? – дрожащим голосом спросила тетя, когда кашель начал затихать.

Хелен кивнула и сделала глубокий вдох – дыхание постепенно восстанавливалось, хотя во рту по-прежнему ощущался отвратительный привкус.

– Да, в порядке, – пробормотала девушка, хотя не очень-то была в этом уверена – во всяком случае, в ее желудке происходило что-то непонятное.

– Что ж, Даки, выброси чесночную шелуху, а мы пойдем встречать гостей, – сказала леди Нелл.

Хелен улыбнулась своей горничной.

– И еще, Даки, удостоверься, пожалуйста, что к столу все готово. И не забудь про купальню.

Служанка молча кивнула и направилась в сторону кухни. А Хелен с тетей отправились встречать гостей. Голиаф с невозмутимым видом следовал за ними. Девушка снова и снова обдумывала свой план. Она очень надеялась, что лорд Холден сбежит от нее и откажется от брака. Дойдя до главного входа, леди Тирни потянулась к дверному кольцу, но леди Нелл остановила ее.

– Улыбайся, – сказала она племяннице. Хелен изобразила радостную улыбку.

– Нет, не так. – Тетя отрицательно покачала головой. – Помни, ты не должна выказывать слишком большую радость по поводу их приезда. Иначе они могут что-то заподозрить. Или подумают, что ты издеваешься над лордом Холденом.

Девушка перестала широко улыбаться, и выражение ее лица стало более естественным. Одобрительно кивнув, леди Нелл отворила дверь и пропустила племянницу вперед. Хелен внимательно посмотрела на мужчин, въезжавших во двор замка, и сразу поняла, кто из них Хит Хаммер. Он и лорд Темплтон ехали впереди, а за ними, в некотором удалении, следовали человек двадцать всадников. Хелен с первого же взгляда поняла, что ее жених – настоящий красавец. От неожиданности у нее перехватило дыхание. Этого она никак не могла предположить. Ей всегда почему-то казалось, что лорд Холден должен быть ужасно уродливым – под стать своим поступкам. Но этого человека никто не назвал бы уродом. Лорд ехал, повернув голову к Темплтону – они о чем-то беседовали, – поэтому девушка не могла как следует разглядеть его. Но и того, что она увидела, оказалось достаточно, чтобы сердце ее забилось быстрее. Хелен уже почти жалела о том, что решила избавиться от жениха. Когда же всадники подъехали к лестнице и стали спешиваться, Хелен невольно залюбовалась лордом Холденом. Теперь, когда гости находились на земле, можно было составить более полное представление о росте и сложении мужчины, претендовавшего на ее руку. Он и еще один рыцарь, стоявший напротив лорда Темплтона, – они оказались самыми высокими и могучими из мужчин. Впрочем, Хелен интересовал только лорд Холден, и только на него она смотрела. Тут леди Тирни заставила себя вспомнить, с кем именно имеет дело. Ведь этот жестокий и злой человек… он мог без всяких усилий разорвать ее на части. Прежде все помыслы Хелен были устремлены лишь к одной цели – любой ценой избежать замужества. Но сейчас она вдруг с ужасом осознала, что ее действия могут привести лорда Холдена в ярость. Что, если он выместит на ней свой гнев? Что, если он…

– Успокойся, – шепнула леди Нелл, очевидно почувствовав, что происходит с племянницей.

И как ни странно, одного слова тети оказалось достаточно, чтобы девушка сразу отбросила все страхи и сомнения. Укрепившись в своем решении, она вскинула подбородок и снова изобразила вежливую улыбку.

– Еще есть время, чтобы отступить и вернуться к прежней жизни, – прошептал на ухо Хиту его первый помощник.

Лорд Холден криво усмехнулся – Уильям всю дорогу отпускал подобные замечания, причем они не очень-то походили на шутку. По всему чувствовалось, что молодой человек весьма обеспокоен женитьбой своего господина. Впрочем, Хит и сам еще сомневался… Может, все-таки отказаться от женитьбы? Слишком уж много он слышал о мегере из Тирни. Правда, пока лорд Тирни был жив, она вроде бы никому не досаждала. Но после смерти отца леди Хелен превратилась в настоящую мегеру. «Заноза в спине» – так называл ее Уильям. В последние годы отношения между соседями стали напоминать военные действия. Причем Хит даже не мог вспомнить, с чего все началось. Если раньше он мог рассчитывать на дружеское взаимопонимание, то теперь его ожидали сплошные неприятности в виде отвратительных, несправедливых писем – соседка упрекала его в жестоком обращении с крестьянами и слугами. «Будто я действительно обижал кого-то, – с раздражением подумал Хаммер. – Вероятно, леди Тирни – единственный человек, который так считает. Все дело в том, – рассуждал Хит, – что ей, как даме, некоторые наказания, возможно, казались неоправданно суровыми. Но я не жесток, просто правлю твердой рукой».

– О Боже… – Эти слова Уильяма вывели лорда Холде-на из задумчивости.

Повернувшись к своему помощнику, Хит с любопытством проследил за восхищенным взглядом молодого человека.

– Боже милосердный, – пробормотал лорд Холден, увидев молодую леди, появившуюся на верхней ступени лестницы.

Она была необыкновенно красива. Золотистые волосы волнами спускались до самого пояса, и казалось, что эти чудесные пряди отражают солнечный свет. Черты лица были также весьма привлекательны, а фигура… Хит окинул взглядом девушку, мысленно раздевая ее. При этом он не мог не признать, что голубое платье необыкновенно шло ей. Было совершенно очевидно: стоявшую перед ним молодую леди никак не назовешь мегерой. И конечно же, эта красавица совсем не соответствовала тому унылому образу, который лорд Холден мысленно нарисовал. Нет, это, вероятно, не Хелен Тирни. Просто не может быть, чтобы злобная, сварливая ведьма, постоянно досаждавшая Стивену своими письмами, оказалась столь совершенным созданием. Тут Хит наконец-то заметил стоявшую рядом с девушкой пожилую леди. И тотчас же услышал голос Темплтона, отвечавшего на вопрос Уильяма.

– Да это же леди Тирни и ее тетя, – говорил старик. Внимательно посмотрев на королевского посланника,

Хит по выражению его лица понял: Темплтон опасался, что девушка встретит их не слишком любезно. Следовательно, леди Тирни была настроена против их союза так же, как и он сначала. Сначала?.. Нет-нет, разумеется, он и сейчас настроен против этого брака. И конечно же, не передумает так быстро только потому, что леди Тирни оказалась красавицей. Просто его позабавил столь неожиданный поворот событий. К своему стыду, Хит вынужден был признать: он не женился бы на особе с таким язвительным языком, но с удовольствием бы взял в жены девицу с такой прекрасной фигурой. Или по крайней мере с наслаждением разделил бы с ней любовное ложе. Он невольно предался фантазиям, но тут вдруг вспомнил о своей покойной жене. Рано или поздно его новая жена тоже забеременеет. Впрочем, можно принять меры предосторожности, например не дать семени извергнуться в женщину. Кроме этого, Холден знал много других не слишком приятных для мужчины способов, предохраняющих даму от нежелательной беременности. Этому он научился уже после кончины несчастной Нериссы. Как бы там ни было, ему все равно нужен наследник. При одной мысли об этом Хит вздрогнул, снова услышав предсмертные крики покойной жены.

– Давайте поднимемся и поприветствуем хозяек, – сказал Темплтон.

Холден молча кивнул, и они стали подниматься по лестнице. Остановившись на верхней площадке, королевский посланник обратился к дамам:

– Леди Тирни, позвольте представить вам лорда Хита Холдена. Лорд Холден, это леди Тирни и ее тетя леди Нелл Шамбло.

Хит с улыбкой взглянул на девушку – взглянул прямо в небесно-голубые глаза своей невесты; они были такого же цвета, как ее наряд. Полагая, что это доставит даме удовольствие, Холден продолжал смотреть на нес с нескрываемым восхищением. Она ответила ему улыбкой и вежливо спросила:

– Как поживаете?

Улыбка на лице Хита тут же сменилась гримасой отвращения и испуга. Его поразили не слова, которые произнесла Хелен Тирни, а отвратительный запах гнили из ее рта. Этот запах произвел столь ошеломляющее впечатление на лорда, что он невольно сделал шаг назад и наверняка упал бы с лестницы, если бы Уильям, стоявший за спиной своего господина, не поддержал его.

– О Боже, что за зубы? – Лорд Холден в замешательстве взглянул на молодую леди.

Но тут Темплтон пристально посмотрел на Хита, и тот, заставив себя улыбнуться, в смущении пробормотал:

– Прошу прощения, миледи, я оступился.

– О, вам следует быть осторожнее, милорд, – проговорила Хелен, снова дохнув на Холдена запахом гнили. Сделав шаг к своему жениху, девушка крепко взяла его за локоть, словно пытаясь поддержать и не допустить, чтобы он снова оступился. Затем, радостно улыбнувшись и глядя прямо ему в лицо, леди Тирни воскликнула: – Вы такой красивый мужчина! Мы не позволим вам свалиться с лестницы и свернуть себе шею! По крайней мере до свадьбы.

В глазах Хелен вспыхивали озорные огоньки. Хит же чуть не застонал – у него кружилась голова от ядовитого дыхания невесты. О Господи, ему никогда еще не приходилось обонять столь отвратительный гнилостный запах. Он даже не мог предположить, что такое зловоние может исходить из человеческого рта – тем более изо рта прекрасной девушки.

– Проходите, пожалуйста, – проговорила леди Нелл, приглашая гостей в зал.

– Да-да, конечно! – Леди Тирни снова улыбнулась. – Уверена, что после такого утомительного путешествия вам захочется выпить по кружке зля.

Когда она говорила, ее дыхание, напоминавшее запах смерти, неотступно преследовало Хита. Почувствовав сильнейший позыв тошноты, лорд молча кивнул и в замешательстве посмотрел на свою невесту. «О Боже, неужели я должен жениться на этой ведьме?» – подумал он и невольно содрогнулся. Ему вдруг пришло в голову, что теперь долгие годы, до самой смерти, придется вдыхать эти миазмы. При мысли об этом Холден так испугался, что даже не подумал о том, как его поведение выглядит со стороны. Лорд старался побыстрее добраться до зала, и казалось, он тащит за собой девушку, повисшую на его руке. .

– О, вас, наверное, мучает жажда? – Леди Хелен едва удерживалась от смеха и изо всех сил старалась не отставать от своего жениха.

– Да, вы правы. Долгое путешествие… И слишком жарко, – пробормотал Хит.

Лорд Холден вошел в Большой зал и сделал глубокий вдох – воздух в зале показался ему необыкновенно свежим и ароматным, словно благоухание розы. Наконец они подошли к столу, и леди Хелен, по-прежнему не отстававшая от своего жениха, указала место, где Хиту следует сесть. Сама же, расположившись рядом, с улыбкой повернулась к нему. Лорд Холден внутренне содрогнулся – он понял, что его невеста собирается заговорить. Но что он мог поделать? Не выскакивать же из-за стола… В следующее мгновение Хит увидел, как губы девушки приоткрылись и сверкнули ослепительно белые зубы… Она сделала глубокий вдох – и лорд снова почувствовал умопомрачительный запах, исторгающийся изо рта леди Тирни при каждом ее слове. У лорда зашумело в ушах, голова закружилась; он не слышал, что говорила девушка, но ему казалось, что она расспрашивала его о путешествии. Головокружение усиливалось, и лорд, не выдержав, со стоном отвернулся от невесты, судорожно хватая ртом воздух.

– Что с вами, милорд?

Лорд Холден покосился на невесту и увидел, что она смотрит на него с беспокойством. И с тем же беспокойством смотрели на него все сидевшие за столом. Тут к Хиту подскочил Уильям.

– В чем дело, милорд? – спросил он, склонившись над своим господином.

Лорд Холден молчал – казалось, он задыхается. И тут вдруг Уильям почувствовал тошнотворный запах гнили. И – о Боже! – этот смрад исходил от невесты лорда.

– Я сейчас вернусь. Только распоряжусь, чтобы принесли эль, – пробормотала леди Тирни, поднимаясь со скамьи. – Может, вам от эля станет легче.

Лорд Холден закивал в ответ и промычал что-то нечленораздельное. И тотчас же послышалось шуршание юбок – девушка направилась в сторону кухни.

– Я помогу, дорогая, – сказала тетя невесты и бросилась вслед за племянницей.

Когда дамы скрылись из виду, лорд Холден позволил себе немного расслабиться. Его плечи опустились, и он с тяжким вздохом положил руки на стол. «Боже праведный, неужели я должен жениться на этой ведьме… и целовать ее во время церемонии?!» – подумал Хит. При мысли об этом ему снова почудилось, что он задыхается.

Глава 3

Добежав до кухни, Хелен захлопнула за собой дверь – и вдруг, согнувшись и схватившись за живот, издала звук, похожий на всхлипывание.

– О миледи! – Даки бросилась к своей госпоже. – Он на самом деле такой ужасный? Он вам нагрубил? Обидел вас? – Склонившись над девушкой, служанка обняла ее за плечи.

– Нет-нет, – сказала леди Нелл, переступая порог кухни. – Нет, Даки, не думаю, что она плачет.

Тут Хелен наконец выпрямилась и посмотрела на служанку и тетю. Оказалось, что леди Нелл была права: девушка задыхалась от смеха, и по щекам ее текли слезы.

– Клянусь, он не захочет испытать все до конца, – проговорила Хелен. – Бедняга чуть не свалился замертво, когда я подышала на него. О Боже, Даки! Он весь позеленел!

Служанка расплылась в улыбке.

– Значит, все получилось?

– Еще как получилось! – засмеялась тетя Нелл. – Он не в себе. Чуть не упал с лестницы, когда Хелен заговорила с ним. Да и сейчас ему не стало лучше. – С улыбкой глядя на племянницу, леди Нелл проговорила: – Ты все замечательно придумала, дорогая. Он бросится от тебя со всех ног. Вероятно, именно сейчас он сообщает о своем намерении лорду Темплтону.

– Надеюсь, что так, – сказала девушка. – А если этого окажется недостаточно, то пустим в ход другое оружие. Я чувствую, что все пройдет удачно и победа будет за нами. – Хелен обняла тетю за плечи и одарила служанку ослепительной улыбкой.

– Нам следует поторопиться с выполнением второй части плана, – объявила тетя. Она вопросительно взглянула на Даки. – Готово ли угощение?

– Да, миледи. Я уж постаралась. Все готово. Хелен с чувством пожала горничной руку.

– Я знала, Даки, что ты все сделаешь как надо. А теперь нам лучше вернуться. – Леди Тирни посмотрела на свою тетю. – Ты помнишь свою роль?

Тетя кивнула:

– Да, конечно. Я отвлеку лорда Темплтона и Уильяма, а ты тем временем займешься Хаммером. – Леди Нелл рассмеялась и добавила: – Давно я так не развлекалась. Ох уж и повеселимся!

– В чем дело?! – закричал Темплтон, с изумлением глядя на Хита. – Вам плохо?

Лорд Холден закашлялся и отрицательно покачал головой.

– Это все из-за того… – Он снова закашлялся.

– Из-за чего? – Темплтон с недоумением взглянул на Уильяма.

Первый помощник поднялся со скамьи и снова подошел к своему господину. Положив руку ему на плечо, он вполголоса проговорил:

– Да, она очень хорошенькая. Это правда. Но не настолько, милорд, чтобы из-за ее красоты вы потеряли способность дышать.

Хит со стоном пробормотал:

– Это… из-за ее дыхания… Словно она питается падалью. Никогда еще не встречал подобного.

Уильям ухмыльнулся; казалось, все происходящее очень забавляло его. Покосившись на своего помощника, лорд Холден понял, что тот воспринимает его слова как шутку – ведь в последние годы они часто именно в таких выражениях говорили о леди Хелен. Хит припомнил, что называл соседку «злобной ведьмой, пожирающей трупы воинов». Снова взглянув на своего помощника, Холден попытался объяснить, в чем дело.

– Видишь ли, Уильям… – Увидев появившуюся в зале леди Хелен, Хит невольно застонал.

– Сейчас подадут угощение! – объявила хозяйка. С беспокойством посмотрев на жениха, она спросила: – Вам уже лучше, милорд? Ваши щеки немного порозовели.

Лорд Холден в ужасе замер – девушка направлялась прямо к нему. Склонившись над ним, она заглянула ему в лицо и улыбнулась:

– Да, я вижу, вам стало значительно лучше.

Холден задержал дыхание. Он попытался найти какой-нибудь выход, но казалось, что ситуация была безвыходной. Он не мог отстраниться или отвернуться, так как этим оскорбил бы хозяйку. Она была так хороша, вела себя так безупречно и, вероятно, даже не догадывалась, насколько зловонно ее дыхание. Тут девушка вдруг нахмурилась и проговорила:

– А сейчас, милорд, ваши щеки стали даже слишком красными.

Хиту казалось, что его легкие разрываются на части – ведь он по-прежнему задерживал дыхание. «Если она через несколько секунд не отойдет, придется вдохнуть…» – подумал лорд.

– О Господи, а теперь вы посинели. Похоже, вам опять плохо, – сказала леди Хелен, дыша прямо ему в лицо.

Хит понял, что придется сделать вдох – не мог же он совсем не дышать… Голова и так уже кружилась. «Все будет хорошо, – уговаривал себя Холден. – Надо только дождаться, когда она замолчит, и тут же выдохнуть и вдохнуть». Хит внимательно наблюдал за леди Тирни. Как только она закрыла рот, он шумно выдохнул… и тут Хелен снова заговорила:

– О… милорд, теперь вам опять лучше.

Хит громко застонал и, закашлявшись, отвернулся. К счастью, в этот момент в зале появились слуги с элем. Они отвлекли внимание хозяйки, и она не заметила неучтивого поведения гостя.

– А вот и угощение! – воскликнула Хелен. – Спасибо, Даки.

Хозяйка отдавала распоряжения слугам, а Холден тем временем приходил в себя. Наконец перед ним появилась кружка с элем, и он тотчас же протянул к ней руку. Теперь можно было пить и не смотреть леди Тирни в лицо – прекрасный выход из положения. Лорд Холден поднес к губам кружку, сделал большой глоток – и тут же выплюнул все на пол. В зале тотчас же воцарилась тишина. Все с беспокойством поглядывали на лорда. Явно огорченная, леди Хелен подошла к нему и спросила:

– Что-то не так? Вам не понравился эль, милорд? Наша хозяйка пивоварни – чудесная женщина, но, наверное, солод не слишком хороший…

– У меня в кружке был жук, – пробурчал Хит. Леди Тирни смутилась.

–Жук?

– Да, жук. И живой.

– О Боже! – Хозяйка повернулась к служанке. – Даки, как же так?

– Простите, миледи, но я не заметила никакого жука.

– Я тоже не видела ничего такого, когда брала у тебя кружку, – сказала леди Хелен. – Но пожалуйста, в следующий раз будь внимательнее.

– Конечно, миледи. Простите. Принести другую кружку?

– Да, принеси. – Леди Тирни с улыбкой повернулась к Хиту и протянула ему свою кружку. – Прошу вас, милорд. Уверяю, у меня здесь нет никакого жука. И эль замечательный. Я уже попробовала.

Лорд Холден кивнул и попытался улыбнуться.

– Надеюсь, вам понравится эль, – продолжала Хелен. – Наши пивовары считаются лучшими в этой части Англии, и мы все очень гордимся этим.

Хит взял и заглянул в нее. Затем сделал глоток – и чуть снова не выплюнул напиток, только из вежливости заставив себя проглотить затхлую жижу. «Даже вкус теплой мочи не мог бы быть хуже, – подумал он, покосившись на хозяйку. – Если леди полагает, что это хороший эль, значит…»

– Превосходный эль, никаких сомнений! – внезапно раздался голос Темплтона.

Лорд Холден в изумлении уставился на старика. Было совершенно очевидно, что он не лгал. Может, пошутил?..

– Да-да, согласен! – подал голос Уильям. – Ваши пивовары могли бы и наших кое-чему поучить.

Хит взглянул на своего первого помощника. Молодой человек никогда не отличался учтивостью и, конечно же, не стал бы лгать из вежливости. Может быть, и он пошутил?

– А вы разве так не думаете, милорд? – поинтересовался Уильям.

Хит утвердительно кивнул и проговорил:

– Да, никаких сомнений. Пивовары леди Тирни могли бы кое-чему научить наших. – Опустив голову, он заглянул в кружку и тихо пробормотал: – Например, как нас отравить.

– Что вы сказали, милорд? – спросила леди Хелен. Хит опасливо покосился на хозяйку – он надеялся, что она не расслышала его слов. Зато лорд Темплтон и Уильям прекрасно поняли, что он прошептал, – оба смотрели на него с явным осуждением.

Холден задумался… Он вдруг понял, что старик с Уильямом не шутили – им действительно понравился эль. Но что же это значит?

– Милорд! – раздался голос леди Шамбло, и Хит понял, что обращаются к нему. – Милорд, я знаю, вы хотели, чтобы свадебная церемония состоялась сегодня же. Но к сожалению, отец Перселл уехал и вернется лишь завтра утром. Прошу прощения, все случилось так неожиданно…

– Не беспокойтесь, миледи, – перебил Темплтон. – Завтра наступит очень скоро. Да-да, не расстраивайтесь, это даже к лучшему. У нас будет время, чтобы составить брачный договор.

Хит приободрился. Выходит, у него в запасе еще один день. Может, за это время он что-нибудь придумает? Не жениться же на этой ведьме…

– Милорд, наверное, вы очень устали после такого долгого путешествия, – заметила леди Хелен. – Желаете поужинать прямо сейчас? Или предпочтете сначала искупаться и отдохнуть?

Хит уже собрался повернуться к девушке и ответить, . но, вспомнив про отвратительный запах, схватил кружку с элем и сделал вид, что пьет.

– Что ж, искупаться и отдохнуть – это именно то, что нам сейчас надо, – проговорил Темплтон. – Конечно, дорога была не очень долгой, но сейчас ужасно жарко, и мы все в пыли с ног до головы. Так что лучше сначала смыть с себя всю грязь и немного отдохнуть перед ужином, не так ли, милорд? – Старик взглянул на Хита.

Лорд Холден кивнул и, отодвинув кружку, поднялся из-за стола – ему сейчас действительно следовало отдохнуть и поразмыслить. Однако Уильям с Темплтоном, похоже, не торопились – оба с явным удовольствием допивали свой эль. «Что же это значит? – думал Хит. – Как они могут пить такую мерзость?» Пожав плечами, он вышел из зала и, следуя за леди Хелен и ее тетей, стал подниматься по лестнице. Земли, принадлежавшие леди Тирни, оказались более обширными, чем представлялось Хиту. Еще по дороге к замку лорд Холден отметил, что Хелен вела хозяйство ничуть не хуже своего отца. Пастбища казались такими же зелеными, как прежде, и поля были возделаны не хуже. Люди, которых они встречали по дороге, выглядели здоровыми и крепкими. И все сады цвели. Правда, Хит не ожидал многого от самого замка и предполагал, что им с Уильямом предоставят одну комнату на двоих. Но он ошибся – в замке было множество комнат.

– В этом году стоит необычайная жара, и я знала, что в дороге будет очень пыльно, – говорила Хелен, с улыбкой поглядывая на гостей. – Да, очень пыльно в дороге… Вот я и решила, что вы захотите смыть с себя грязь, и распорядилась приготовить ванну для каждого из вас. Стража на стенах заранее известила меня о вашем приближении.

Хит пробормотал в ответ что-то неразборчивое. Уильям с королевским посланником молча закивали.

– Вот, милорд… – Леди Хелен с улыбкой взглянула на Темплтона. – Это ваша комната.

Старик переступил порог и осмотрелся. Хит тоже заглянул в комнату. Оказалось очень уютно: в камине уже пылал огонь, а посередине стояла большая ванна, над которой поднимались клубы пара. И тут же, рядом с ванной, стояла молоденькая девушка, ожидавшая распоряжений гостя.

– Ваша служанка Элли. Если вам что-нибудь потребуется, обратитесь к ней, – сказала леди Тирни.

– Благодарю, миледи, – просиял Темплтон. – Я уверен, мне здесь понравится.

Кивнув старику, леди Хелен закрыла дверь и жестом пригласила гостей следовать за ней. Вскоре девушка остановилась и, взглянув на Уильяма, сказала:

– А это ваша комната.

Открыв дверь, хозяйка улыбнулась хорошенькой служанке, ожидавшей около второй ванны. Тут тоже было просторно и уютно. И так же потрескивали поленья в камине. Заглянув в эту комнату, Хит даже забыл об отвратительном эле. Представив Уильяму служанку, Хелен закрыла дверь и, повернувшись к Хиту, с улыбкой проговорила:

– Следующая комната – ваша, милорд.

Холден последовал за хозяйкой; он уже предвкушал теплую ванну и ласковые руки юной красотки, которые смоют с него дорожную пыль. Вскоре леди Тирни остановилась у следующей комнаты. Хиту казалось, что он уже чувствует, как теплая вода ласкает его тело. Наконец хозяйка открыла дверь. И гостю сразу же бросилась в глаза служанка – ужасная горбатая старуха с огромной бородавкой на носу. Бородавка эта свисала с носа, словно яблоко с ветки дерева.

– О Боже… – пробормотал лорд Холден.

– Это Мэгги, – сказала леди Хелен. – Но разумеется, вы знаете ее. Ведь она – ваша бывшая горничная, помните?

Хиту послышался упрек в интонациях хозяйки, но он не понимал, в чем, собственно, его обвиняют. К тому же эту старуху он видел впервые в жизни. «Впрочем… лицо вроде знакомое, – подумал лорд. – Но где же я мог ее видеть? Неужели действительно в замке?» Леди Хелен ждала ответа, и Хит, подтвердив, что помнит старую женщину, кивнул старухе.

– Здесь она теперь старшая горничная, – продолжала леди Тирни. И снова лорду Холдену послышался упрек в голосе хозяйки. – Мы очень ценим Мэгги за ее знания и опыт. Именно поэтому, как самая опытная служанка, она лично обслужит вас сегодня. Мэгги знает свое дело лучше, чем любая из девушек. Мы решили, что будет справедливо, если самый почетный гость воспользуется услугами самой лучшей горничной.

Хиту трудно было найти брешь в логике леди Хелен. Но все же он предпочел бы, чтобы вместо старухи у него оказалась молоденькая девушка – такая же, как у Темплтона и Уильяма.

– Ваша комната немного поменьше, чем у лорда Темплтона и Уильяма, – с веселой улыбкой продолжала леди Тирни, – но я думаю, вам здесь понравится. После свадьбы вы, разумеется, перейдете в главные покои.

Хит окинул взглядом комнату и нахмурился. Комната была слишком уж маленькая – едва хватало места для узкой кровати и ванны.

– Если вам что-нибудь понадобится, попросите Мэгги и она все сделает, – сказала леди Хелен.

Хит снова посмотрел на безобразную старуху. Та радостно улыбнулась, обнажив крупные желтые зубы, и лорд поспешно отвернулся.

– Надеюсь, вы приятно проведете время, милорд. – Кивнув своему жениху, леди Тирни вышла из комнаты, и дверь за ней тотчас же закрылась.

«Приятно проведете время», – сказала его невеста. Хита поразили не слова, а тон, которым они были сказаны. Внезапно его охватило какое-то необъяснимое беспокойство. Ему стало страшно.

Заставив себя не думать о неприятном, Холден расправил плечи и повернулся к старухе. И вдруг она подмигнула ему.

– О Боже… – пробормотал Хит.

– Милорд, ваша ванна готова, – сказала Мэгги. – Давайте я помогу вам раздеться.

Старуха приблизилась к нему, и Хит в ужасе отшатнулся; только сейчас он заметил, что руки Мэгги были покрыты огромными бородавками. И еще ему показалось, что старая ведьма, глядя на него, злорадно ухмылялась.

– Нет-нет, я сам, – пробормотал Хит; сейчас он очень жалел, что не дождался своего оруженосца, отправившегося присмотреть за лошадью. Если бы с ним был оруженосец, можно было бы избавиться от ужасной старухи.

– Вы такой робкий… – Старуха снова ухмыльнулась и взяла со стула мыло и льняную простыню, которой собиралась вытереть гостя после купания.

Но Хит не захотел, чтобы старая ведьма ему прислуживала. Даже мысль о том, что ее покрытые бородавками руки прикоснутся к нему, приводила в ужас.

– Вы уверены, милорд, что вам не нужна моя помощь? – Старуха перебросила простыню через плечо и стала молча наблюдать за его действиями.

Отрицательно покачав головой, Хит наконец решился раздеться. Сначала снял пояс, к которому прикреплялись меч и кинжал. Старуха по-прежнему наблюдала за ним. Наконец он снял нижнюю тунику и вдруг почувствовал, что в комнате довольно прохладно. Осмотревшись, заметил, что окно открыто – в него задувал свежий ветерок.

– Здесь нет ставня, – проворчал Хит. Старуха развела руками.

– Верно, нет. Но ведь сегодня такой чудесный день! Ставень отнесли вниз, чтобы почистить от пыли. Только из уважения к вам, – добавила Мэгги.

– Что ж, в таком случае надо развести огонь. Иначе я могу простудиться, когда буду выходить из ванны.

Мэгги снова развела руками.

– В такой чудесный день, как сегодня?! Я думала, такой крепкий мужчина, как вы, не станет волноваться из-за всяких пустяков. Но если вы хотите, то я затоплю камин. Только сначала помогу вам забраться в ванну.

Хит продолжал раздеваться, уже с трудом скрывая раздражение. Когда же наконец начал снимать штаны, поймал на себе пристальный взгляд служанки. Выругавшись сквозь зубы, Хит отвернулся и, бросив штаны на пол, направился к ванне. Он догадывался, что старая ведьма продолжает рассматривать его, и с трудом подавил желание чем-нибудь прикрыться. О Господи, как нелепо! Ведь неуверенность и робость совершенно несвойственны ему. Покосившись на служанку, он увидел, что она по-прежнему не сводит глаз с его паха – ощущение не из приятных. Но если бы на ее месте оказалась одна из тех хорошеньких девушек, которых прислали для Темплтона и Уильяма, то такое пристальное внимание скорее всего вызвало бы совсем другие чувства… Добравшись наконец-то до ванны, лорд опустился в воду.

– Проклятие! – взревел он в ярости.

Вода оказалась горячей, как кипяток. В ней можно было свариться заживо. Пошатываясь, Холден стал выбираться из ванны и уже поставил одну ногу на пол, как вдруг старая ведьма бросилась к нему с ведром холодной воды. Хит решил, что служанка хочет остудить кипяток, но ее цель оказалась совсем другой. Целый ледяной водопад обрушился на разгоряченное тело лорда, и он снова заорал.

– Простите, милорд. Мне казалось, что все в порядке. Миледи любит именно такую воду. Наверное, у вас слишком нежная кожа. – Мэгги отставила ведро, схватила другое – и опять вылила на Хита. – Сейчас, подождите немного.

Вскоре третье ведро ледяной воды обрушилось на лорда Холдена. Из его груди вырвался вздох, похожий на стон, а старуха тотчас же бросилась за новой порцией холодной воды. «Это испытание, – успокаивал себя Хит. – Господь подвергает проверке мое терпение и преподносит мне этот урок. Но я не выдержу…» Тут старуха подбежала к нему с четвертым ведром, и лорд, вытянув перед собой руку, в бешенстве прорычал:

– Хватит!

– Теперь не так горячо? – поинтересовалась служанка, с любопытством глядя на Холдена.

– Да-да, не так, – проворчал лорд, поспешно прикрывая руками нижнюю часть живота, так как старуха снова уставилась на это место.

Усевшись в ванну, Хит почувствовал, что вода оказалась прохладной. Даже слишком прохладной.

– Помыть вам спину, милорд? – спросила служанка. Холден увидел, что старая ведьма приближается к нему

с куском мыла в своей бородавчатой руке.

– Нет-нет, – сказал он, – я сам. И мне не нужна твоя помощь. Можешь идти.

– Идти? – Глаза старухи округлились. – Но кто же поможет вам выбраться из ванны?

– Я прекрасно справлюсь с этим сам, – заверил Хит служанку. – Уходи. Сейчас же.

Старуха попятилась к двери. У порога остановилась и воскликнула:

– А вдруг вам что-то понадобится, милорд?!

– Вон! – заорал лорд. – Немедленно убирайся отсюда! Ничего мне не понадобится!

Старуха кивнула, изобразила нечто похожее на реверанс и выскользнула из комнаты. Хит с облегчением вздохнул и осмотрелся. Его комната была значительно меньше тех, что предоставили Темплтону и Уильяму. Да и обстановка оказалась гораздо скромнее: голые стены, один сломанный стул в углу, нет даже ставня, и не разведен огонь в камине. «Но ведь это только на одну ночь, – успокаивал себя Холден. – Завтра, после венчания, можно будет перебраться в главные покои и разделить ложе с леди Хелен. Леди Зловонное Дыхание…» Хит застонал и закрыл глаза. Потом, чуть приподнявшись, снова осмотрелся – на сей раз в поисках мыла. Вода, разумеется, не стала теплее, так что следовало помыться как можно быстрее. Однако мыла нигде не было. Лорд Холден нахмурился, привстал и еще раз осмотрел комнату. И тут вдруг вспомнил: старуха, когда уходила, держала в своей бородавчатой руке кусок мыла, а простыня для вытирания висела у нее на плече. Громко выругавшись, Хит снова уселся в ванну и задумался… Эль, вкусом напоминавший мочу. Ванна с кипятком, в котором он чуть не сварился, а затем – ледяной водопад. Открытое окно. Незатопленный камин. Ужасная старая ведьма. А теперь нет мыла и простыни. Да еще и невеста с ядовитым дыханием. За все это ему следует благодарить только короля.

Выскользнув из комнаты лорда и увидев у двери Хелен с тетей, Мэгги приложила палец к губам. Затем жестами дала понять, что всем нужно отойти в дальний конец коридора.

– Что вы здесь делали? – прошептала служанка, как только они отошли на безопасное расстояние. – Если бы лорд Холден увидел вас, когда я выходила…

– Мы не могли уйти и оставить тебя, – объяснила Хелен. – Я немного сомневалась в успехе этой части нашего плана. Кроме того, мы волновались за тебя. Но ты была великолепна. И оказалась такой проворной. Я знала, что ты с огоньком.

– Да уж… – улыбнулась тетя Нелл. – Ты, наверное, держалась от него подальше?

Мэгги пожала плечами:

– Не думаю, что в этом была необходимость. Он и не собирался меня бить. Я уверена в этом.

– Гм-м… – с сомнением пробормотала девушка. – Но все же лучше придерживаться нашего плана. Думаю, тебе все-таки не стоит попадаться ему на глаза. Хотя бы некоторое время. Ты можешь пока навестить свою дочь. Она, наверное, ждет тебя?

– Да, уговаривала меня прийти к ней. Она беременна и скоро должна родить. Ей очень тяжело целый день работать в таверне мужа. Дочь просила меня помочь, да и.я соскучилась по ней. Кроме того, очень хотелось бы подержать своего внука на руках, когда он появится на свет.

– Да, хорошо. – Хелен ласково улыбнулась служанке. И вдруг заметила простыню у нее на плече. – А это…

Старуха ухмыльнулась.

– Лорду теперь нечем будет вытираться. Я забыла оставить это, когда он меня выгнал.

Хелен тихонько засмеялась.

– Ты просто чудо, Мэгги. – Девушка легонько подтолкнула горничную к ступенькам. – А теперь иди и отдохни как следует.

– Спасибо, миледи. – Мэгги направилась к лестнице, но вдруг остановилась и, обернувшись, спросила: – Вы ведь не станете подглядывать за ним? Нехорошо, если кто-нибудь застанет вас за таким делом у его двери. К тому же лорд сегодня не в лучшем расположении духа.

– Нет-нет, мы уже уходим, – успокоила служанку леди Нелл. – Нам действительно лучше поторопиться. Мы не должны давать ему ни малейшего повода для подозрений.

– Да, разумеется, – кивнула Хелен. Хотя ей сейчас очень хотелось опуститься перед дверью на колени и, глядя в щель, еще немного понаблюдать за лордом Холденом. – Да, надо идти. Полагаю, нам следует проверить, что там с ужином.

Увидев, что хозяйки тоже направились к лестнице, Мэгги с облегчением вздохнула. Спустившись на несколько ступенек, служанка взглянула на Хелен с лукавой улыбкой и проговорила:

– Очень жаль, миледи, что я не увижу тот трюк, которому вы научили Голиафа. Наверное, будет очень смешно.

– Да, наверное, – неуверенно кивнула девушка. Хелен уже недели две дрессировала Голиафа, обучая его одной шутке, и накануне решила, что подшутить следует над лордом Холденом. Но теперь, когда он уже находился в замке, девушка испугалась: она опасалась, что ее жених может рассердиться из-за этой шалости и впасть в ярость. Поэтому было решено: она прибегнет к трюку с Голиафом только в крайнем случае, если другие средства не помогут.

Глава 4

Хит помылся холодной водой и без мыла. Тяжко вздохнув, лорд утешил себя мыслью о том, что теперь ему ничего не грозит – все возможные неприятности уже позади. Выбравшись из ванны, он направился в дальний угол, где лежала его одежда. Взял тунику и, дрожа от холода, стал вытираться. Что ж, теперь пришло время немного отдохнуть. Хит направился к кровати в надежде, что сон благотворно повлияет на его настроение. Отбросив тонкое покрыло, гость обнаружил, что в постели нет никакого меха – только белье из льна. Выругавшись сквозь зубы, он улегся. Согнув ноги в коленях и обхватив их руками, попытался согреться, но тщетно. Вскоре Хит понял, что лежит в крайне неудобной позе. Он лег по-другому и постарался заснуть. Затем снова поменял позу. Потом еще раз и еще… Хит ворочался с боку на бок, пытаясь заснуть, но у него ничего не получалось – было слишком холодно. К тому же кровать оказалась… какой-то неровной и жесткой. Матрас был явно набит соломой. Какую бы позу Хит ни принимал, острые соломины впивались в тело, и он по-прежнему ворочался с боку на бок. Наконец заставил себя успокоиться – подумал о том, что спал и в худших условиях. Например, на лошади, в седле. Несколько раз ему приходилось устраиваться на ночлег на холодной земле. И даже на снегу. «Так что ничего страшного, высплюсь и здесь», – подумал лорд. И все же он не мог не удивляться подобному «гостеприимству». Ведь леди Тирни была отнюдь не бедна… Да и хозяйство вела прекрасно. Но как бы то ни было, ничто не помешает ему выспаться. Даже эта бугристая кровать. В очередной раз вздохнув, Хит попытался расслабиться и уснуть. Хотя прошло лишь полдня, слишком много разочарований и мучений выпало сегодня на его долю. Так что небольшой отдых пойдет ему на пользу. Возможно, после" сна все мелкие неприятности покажутся сущими пустяками, недостойными того, чтобы огорчить воина. Все будет хорошо… Окончательно успокоившись, лорд Холден почувствовал, как мышцы его расслабляются, а разум затуманивается, – он медленно погружался в состояние дремоты. Хит уже засыпал, когда вдруг ощутил какой-то неприятный зуд. Приподнявшись, он почесал бедро и снова улегся. Но тут же опять почувствовал легкое жжение – теперь чесалось колено. Неприятные ощущения возникали раз за разом, и спать уже не хотелось. Хит яростно расчесывал ноги, руки. плечи… Наконец, приподнявшись, посмотрел на запястье. Нa том месте, которое он только что расчесывал, образовался маленький пузырек с каплей крови в центре. «Похоже на укус насекомого», – подумал Хит. Почувствовав зуд в другом месте, лорд на мгновение замер. И вдруг увидел на простыне множество прыгающих черных точек. Они были такими маленькими, что становились заметны, только когда начинали двигаться. Одна из «точек» вдруг прыгнула ему на ногу. Другая – на щиколотку. Хит громко застонал. Блохи! Кровать кишела ими. Холден попытался вскочить с постели, но его ноги запутались в простыне и он с грохотом свалился на пол. Выругавшись, лорд с гримасой отвращения отбросил белье в сторону и с опаской взглянул на кровать – словно ожидал, что целое полчища прыгающих насекомых бросится вслед за ним. И тут Хит увидел посередине постели… что-то коричневое. Поднявшись на ноги, он осторожно наклонился над кроватью – и оцепенел от ужаса. На простыне лежал клочок шерсти, который, казалось, шевелился от множества прыгавших по нему блох. Хит выпрямился и, отступив от кровати, обвел взглядом комнату. Что же все это значит? И вспомнилось: открытое окно, нетопленый камин, ванна с горячей водой, а затем – с холодной… Лорд вспомнил и о старой ведьме, и об эле, и о зловонном дыхании невесты. Похоже, все вместе это имело какой-то смысл. Внезапно догадка осенила его, и Хит громко рассмеялся. Конечно же, леди Тирни вовсе не собиралась выходить за него замуж. Но она не могла не подчиниться воле короля и открыто заявить о своем нежелании сочетаться браком с лордом Хитом Холденом. Поэтому и затеяла все это. Вероятно, леди Тирни полагала, что он может воспротивиться воле монарха. Вне всякого сомнения, девушка надеялась, что жених откажется от брака. И она сделала все возможное, чтобы подтолкнуть его к такому решению. Но леди Тирни ошибалась. Он, Хит, был таким же беспомощным, как и она. «Впрочем, эта ведьма не такая уж беспомощная, – с усмешкой подумал лорд. – У нее не только смрадное дыхание, но еще и острые когти. К тому же она очень даже неглупая и весьма изобретательная девица». Да, разумеется, леди Хелен полагала, что он, если захочет, может отказаться на ней жениться. И придумала прекрасный способ отпугнуть жениха. Действительно, ничего лучше не придумаешь. Уродливая жена? Муж всегда сможет задуть свечи или закрыть глаза. Тучная? Можно сделать то же самое. Кроме того, у полных женщин есть свои преимущества. Из них получаются превосходные подушки. Для строптивой или злобной женщины всегда найдутся розги, чтобы научить ее учтивому обращению. Но что делать с красавицей, от которой разит падалью? Это повергнет в уныние любого мужчину. И в таком случае не помогут ни закрытые глаза, ни погашенные свечи. Не помогут даже тридцать галлонов розовой воды. Выходит, леди Хелен и умна, и красива. Но что же теперь делать? А если сказать ей, что он не может не подчиниться приказу короля и она напрасно теряет время? Лорд поморщился при этой мысли. Скорее всего он проиграет в словесном поединке. Хит не любил и не умел спорить. Другое дело – меч. Меч – лучший довод в любом споре. Но если вдруг придется спорить с леди Хелен, что он сможет ей сказать? В юности Хит часто страдал от язвительных замечаний отца. И каждый раз, когда он пытался что-то возразить, все его доводы разбивались до основания. Потом, повзрослев, Хит понял: ему не следует вступать в споры, слово – не его оружие. «Но как же поступить сейчас? – думал лорд, расхаживая по комнате. – А может, объявить войну?» Хит тихонько засмеялся и, усевшись на сломанный стул в углу комнаты, принялся обдумывать план действий. Не будучи оратором, Хит всегда больше полагался на свои боевые умения. Вот и сейчас лорд решил: объявив леди Тирни войну, он сумеет добиться своего. Потому что о войне он знал все. Хелен вышла из кухни и вдруг увидела лорда Холдена, спускавшегося в Большой зал. Девушка бросилась следом за гостем. В этот момент Хелен очень пожалела о том, что тетя Нелл ушла в свою комнату, чтобы «немного отдохнуть перед схваткой», как она выразилась. Догнав своего жениха, леди Тирни изобразила удивление и, глядя лорду в глаза, спросила:

– Что-то случилось, милорд? Вы не можете заснуть?

Хит широко улыбнулся:

– Собственно говоря, я и не пытался. После ванны я почувствовал прилив бодрости и решил немного пройтись.

Хелен смутилась. Но тут же, взяв себя в руки, с радостной улыбкой воскликнула:

– О, это замечательно! Не хотели бы вы… – Она внезапно умолкла. «Неужели затея с блохами не удалась?» – промелькнуло у нее. Стараясь скрыть свое разочарование, Хелен спросила: – Может быть, вы хотите выпить что-нибудь?

Лорд просиял.

– Да-да, конечно. С удовольствием выпил бы еще немного вашего превосходного эля.

Леди Тирни вздрогнула от неожиданности и с удивлением посмотрела на своего жениха. «Превосходного эля»? О Господи! Разве он не в состоянии отличить хороший эль от помоев? Еще недавно она нисколько не сомневалась в том, что все идет по плану. У них в кружках была омерзительная жидкость, от которой любого бы стошнило. И жук попал в кружку не случайно – его туда бросила Даки. Правда, они не ожидали, что лорд Холден выпьет эль вместе с насекомым. Предполагалось, что гость заметит жука. А свою кружку она предложила ему для того, чтобы он убедился: все остальные пьют точно такой же эль.

А теперь Холден называет эту гадость превосходным элем?. Что ж…

– Что с вами, миледи?

Понимая, что ведет себя довольно странно, девушка покраснела до корней волос. Откашлявшись, она улыбнулась и направилась к двери кухни. Обернувшись, проговорила:

– Милорд, пожалуйста, присядьте. А я попрошу слугу принести вам эля.

Ворвавшись в кухню, леди Тирни взглянула на Даки, и служанка сразу же поняла, что хозяйка не в себе.

– Что с вами, миледи? – Даки тут же подбежала к девушке. – Что-то случилось?

– Да. Лорд Холден требует еще «превосходного эля». Служанка в изумлении уставилась на Хелен.

– Требует эля? А разве он сейчас не спит?

– Лорд говорит, что не устал, – объяснила Хелен. И вдруг спросила: – Ты убрала клочок шерсти из постели?

Даки отрицательно покачала головой. Девушка же со вздохом проговорила:

– Возможно, так даже лучше. Иначе он мог бы догадаться… Но все-таки… Даки, пойди и проверь, действительно ли он не ложился. Да, и захвати для него эль. А я попробую убедить нашего гостя в том, что ему вес же лучше отдохнуть.

– Но как? – поинтересовалась служанка. Хелен задумалась.

– Да, действительно… – пробормотала она. И вдруг, лукаво улыбнувшись, заявила: – Кажется, пришло время продемонстрировать наш трюк. Вот что, Даки… Я сейчас выпущу Голиафа, а ты поймаешь его и приведешь ко мне.

Служанка с беспокойством посмотрела на девушку. Она прекрасно знала, что именно собиралась сделать леди Хелен.

– О, миледи, вы полагаете, что все-таки стоит?..

– Да, полагаю. Думаю, пора.

С приветливой улыбкой на лице леди Тирни вернулась в Большой зал. Подойдя к столу, вспомнила о своем зловонном дыхании и немного приободрилась. Ну разумеется! Как она могла забыть?! Можно обойтись и без трюка. Ей нужно всего лишь поговорить с ним, и лорд Холден с радостью вернется в свою комнату. Да, вполне возможно, что она обойдется и без помощи Голиафа. Но вдруг запах изо рта стал не таким ядовитым? Когда она разговаривали с Даки, служанка даже не отвернулась от нее. Ей не удастся выиграть эту битву, если ее главное оружие затупится. Резко развернувшись, Хелен вновь направилась к кухне. Она все-таки воспользуется помощью Голиафа, если у нее не останется другого выхода. Расположившись за столом, Хит терпеливо дожидался своего эля. Вскоре в зале появилась радостно улыбающаяся леди Тирни. Внезапно на лице ее появилось выражение озабоченности, и она, развернувшись, снова зашагала в сторону кухни. Лорд Холден не знал, что именно заставило девушку повернуть обратно, но подозревал, что это имеет какое-то отношение к той борьбе, которую она вела против него. К счастью, леди Хелен не знала, что он обо всем догадался и теперь был готов к нападению. План его был прост. Он будет все отрицать. Скажет, что эль – замечательный, что ее дыхание – подобно благоуханию розового бутона, а служанка, которую она выбрала для него, – выше всяких похвал. Более того: кровать оказалась на редкость мягкой и удобной, а свежий воздух, задувавший в комнату, доставил ему истинное наслаждение. Что бы леди Хелен ни придумала, он все одобрит и примет с удовольствием. Конечно, самое трудное – не замечать исходящее из ее рта зловоние. Теперь ему ни в коем случае нельзя отворачиваться. И нельзя задерживать дыхание. Но ведь он мужчина. Воин. Он сумеет выдержать… Тут дверь кухни распахнулась, и в зале, сияя улыбкой, снова появилась леди Хелен. Она направилась к лорду с таким видом, словно не могла вынести и минутной разлуки со своим женихом. «Хитрая маленькая ведьма», – подумал Хит. Что ж, он готов. Ей не удастся его одурачить. Поднявшись со скамьи, лорд Холден поспешил навстречу своей невесте. Словно двое влюбленных, усмехнулся он мысленно. Хит взял девушку за руку, а она ласково улыбнулась ему. Что ж, он может гордиться собой – ему удается улыбаться даже после того, как леди Тирни старательно выдохнула ему в лицо. Но… о Боже, что за запах?! Скорее всего она вернулась на кухню, чтобы выпить еще немного своей зловонной смеси. От этого запаха у Хита защипало глаза и потекли слезы. Чтобы скрыть это, он наклонил голову и поцеловал невесте руку – у лорда Холдена были прекрасные манеры. Девушка, судорожно сглотнув, в растерянности посмотрела на лорда. Хит же снова улыбнулся. Затем, обнимая одной рукой невесту за талию, а другой придерживая за локоть, повел ее к столу.

– Должен заметить, миледи, – проговорил он, когда девушка расположилась рядом с ним на скамье, – я приятно удивлен всем, что увидел здесь.

Глаза леди Тирни расширились.

– В самом деле? – пробормотала она.

– Конечно. У вас замечательное хозяйство. А вы, разумеется, очаровательны, – говорил Хит, бросая на леди Хелен пылкие взгляды.

Девушка в растерянности заморгала. Потом вдруг придвинулась поближе к жениху – очевидно, собиралась как следует дохнуть на него. Лорд же между тем продолжал:

– О, мне необыкновенно повезло! Я самый счастливый из людей. Во всей Англии не найдется более привлекательной дамы, чем вы.

– Да?.. – Девушка недоверчиво смотрела на лорда; он же едва удерживался от смеха.

Однако следовало как можно скорее рассеять ее подозрения. «Несколько изящных комплиментов пойдут на пользу», – подумал Хит. Но к сожалению, он не умел витиевато изъясняться и никогда раньше не пользовался подобными методами воздействия. «Тогда не стоит и сейчас к этому прибегать», – решил лорд Холден. И тут его осенило: он оскорбит леди Тирни своими комплиментами. Вероятно, будет забавно…

– О, можете мне поверить. Ваши волосы такие… золотистые, – с обворожительной улыбкой проговорил Хит. – Золотистые… как те цветочки, которые моя лошадь потоптала на лугу.

Глаза леди Хелен округлились. Это, вероятно, означало, что она сомневалась в искренности жениха. Но уже в следующее мгновение на губах девушки заиграла улыбка – было очевидно, что комплименты все-таки ей приятны. Окрыленный успехом, Хит продолжал:

– А ваши глаза большие… как у коровы. Только, конечно, другого цвета. – Заметив, что дыхание девушки снова становится прерывистым, словно она вот-вот задохнется, Хит поспешил закончить свою мысль: – У коров обычно темные, но ваши гораздо приятнее.

Внимательно посмотрев на хозяйку, Холден увидел, что ее глаза, еще недавно голубые, как небо, сейчас приобрели холодный зеленоватый оттенок.

– Да, они не карие, – добавил лорд с улыбкой.

– Вы правы, милорд, – кивнула Хелен. И тут Хит нанес сокрушительный удар.

– А ваше дыхание напоминает изысканный букет сладчайшего вина, – проговорил он, пристально глядя в глаза девушки.

Лорд с удовольствием отметил, что щеки его невесты покрылись ярким румянцем. Внезапно она закашлялась и опустила голову. Хит ликовал. Победа! Он уже праздновал свой успех, но тут Хелен подняла голову, и лорд увидел, что в глазах ее пляшут бесовские огоньки – в эти мгновения она походила на сумасшедшую. Лорд Холден понял, что следует ожидать неприятностей.

В следующее мгновение леди Хелен дохнула прямо ему в лицо и воскликнула:

– О, милорд, вы слишком добры! Неужели мое дыхание действительно напоминает букет вина?!

Внутренне содрогнувшись, Хит склонился над своей кружкой и заставил себя улыбнуться.

– О да, миледи. Оно подобно доброму вину. – «Слишком старому и давно прокисшему», – мысленно добавил лорд – Он едва не расхохотался, увидев, что его невеста нахмурилась и закусила губу.

Да, она явно нервничала, и теперь уже Хит нисколько не сомневался: все его неприятности – вовсе не случайность, а злой умысел, – леди Хелен решила избавиться от жениха и объявила ему войну. Что ж, к войне он всегда готов. И он еще никогда не терпел поражений. Неожиданно дверь распахнулась, и в зале появилась служанка леди Тирни с огромной собакой – той самой, которая сидела на лестнице, когда хозяйки встречали гостей. Служанка с беспокойством посмотрела на свою госпожу, а затем на ее жениха. Потом спустила собаку с поводка и, выбежав из зала, плотно прикрыла за собой дверь. Увидев собаку, Хит тотчас же понял: леди Хелен приготовила для него новый сюрприз. Девушка же с улыбкой воскликнула:

– Взгляните, милорд! Это Голиаф. Вы должны поздороваться с ним. – Она поднялась из-за стола и шагнула к собаке. – Иди сюда, Голиаф.

Хит прекрасно понимал, что ему грозит опасность. Но у него не было выхода – ведь он решил, что будет безропотно сносить все выходки хозяйки и охотно соглашаться с каждым ее словом. Но если пес попытается укусить его, то он просто придушит животное.

Поднявшись со скамьи, Хит последовал за девчонкой. Он был готов к любым неожиданностям.

– Смотри, Голиаф! Это лорд Холден! – радостно закричала леди Хелен, похлопав своего спутника по руке.

Пес, злобно зарычав, бросился к Хиту. Тот уже приготовился к нападению, но леди Тирни вдруг воскликнула:

– О, посмотрите! Вы ему понравились! Как мило!

И тут выяснилось, что Голиаф вовсе не собирался кусать гостя. Виляя хвостом, он подбежал к лорду, потом повернулся, поднял заднюю лапу и… Хиту об этом даже вспоминать не хотелось.

Глава 5

На следующее утро, спускаясь по лестнице, лорд Холден чувствовал себя совершенно измученным. И все же он мог собой гордиться: вчера у него все прекрасно получалось даже после того, как Голиаф проявил к нему дружеское расположение. Но в тот момент… В тот момент его охватило бешенство и он, наверное, мог бы задушить свою невесту, если бы в зале внезапно не появился лорд Темплтон. Увидев королевского посланника, леди Хелен приказала Голиафу отойти от Хита и направилась к скамье. Проклятый пес последовал за хозяйкой и устроился у ее ног. Пытаясь взять себя в руки, лорд Холден все еще стоял посередине зала. Когда Темплтон приблизился к нему, он уже немного успокоился, дав себе клятву, что отплатит леди Хелен за ее выходку. Коротко кивнув королевскому посланнику, лорд Холден вернулся к столу; он решил, что замучает свою невесту преувеличенным вниманием и любезностью – снова будет восхищаться ароматом и свежестью ее дыхания, похвалит еду, эль… и все прочее. При этом его комплименты будут самыми настоящими оскорблениями.

– Миледи, ваши волосы так блестят, словно их намазали жиром, – заявил Хит, внимательно наблюдая за девушкой.

Хелен одарила своего жениха свирепым взглядом. А Хит тут же сообщил, что губы его невесты «напоминают сочный и зрелый плод, даже, пожалуй, перезрелый, который вот-вот упадет с ветки»… Хит невольно улыбнулся, вспомнив, как вспыхнула леди Хелен при этих словах. Ведь он, в сущности, говорил о се возрасте, о том, что ей уже давно следовало быть замужем и иметь детей. Да, похоже, он задел больное место… Хит даже почувствовал угрызения совести из-за того, что использовал это оружие против девушки. Но, вспомнив о блохах, решил, что леди Тирни заслужила подобный «комплимент». Вчера, прежде чем спуститься в Большой зал, он выбросил кишащую блохами шерсть в окно – надеялся, что таким образом избавится от насекомых. После ужина, вернувшись в свою комнату, он прилег на кровать, но тотчас же почувствовал ужасный зуд; ему казалось, он начинает сходить с ума от этого зуда. Возможно, у него просто разыгралось воображение, но, как бы то ни было, лежать в постели Хит не мог. Поэтому провел ночь, сидя в углу на сломанном стуле рядом с холодным камином. Он даже не мог воспользоваться покрывалом с кровати, так как опасался, что и в нем были отвратительные насекомые. Разумеется, в эту ночь ему не удалось отдохнуть и выспаться. Более того, он чувствовал себя совершенно разбитым. К тому же во рту у него появился неприятный запах от той гадости, которую его заставили съесть за ужином, и от «превосходного эля». Его тошнило от этого угощения, но Хит мужественно поглощал блюдо за блюдом и даже восхищался «изысканным вкусом». Его желудок протестовал и недовольно урчал, но лорд терпел. Единственным утешением было поведение леди Хелен: сначала она удивилась, затем огорчилась и, наконец, пришла в ярость от хорошего аппетита и прекрасного настроения своего жениха. Девушка хмурилась, пожимала плечами и кусала губы. Было совершенно очевидно: победа останется за ним, если он сможет до конца выдержать эту пытку. Впрочем, следует заметить, что бессонная ночь принесла свои плоды: Хит продумал план дальнейших действий – весьма хитроумный, как ему казалось. Лорд Холден уже спустился с лестницы, когда дверь кухни распахнулась и на пороге появилась леди Тирни. Заметив жениха, она тотчас же вернулась на кухню. Хит тяжело вздохнул и направился к столу, за которым уже завтракали Темплтон с Уильямом и леди Шамбло. Лорд нисколько не сомневался: девушка решила немного «освежить» свое дыхание каким-то специально приготовленным настоем – накануне она, судя по всему, проделывала это несколько раз. Во всяком случае, Хит заметил: леди Хелен ненадолго исчезала на кухне, после чего запах у нее изо рта усиливался. Однако особого удовольствия от этого зловония девушка уже не получала. Более того, очень расстраивалась, когда видела, что ее дыхание не производит должного впечатления. В такие минуты она даже забывала растягивать губы в улыбке. Приготовившись к возвращению своей «благоухающей» невесты, лорд Холден расположился рядом с лордом Темплтоном. Королевский посланник завтракал с огромным аппетитом. Впрочем, и остальные ели с явным удовольствием – очевидно, всех, кроме жениха, в замке Тирни кормили очень даже неплохо. И конечно же, Темплтон понятия не имел о том, какая борьба разворачивается прямо у него под носом. Виновницей же подобного неведения была леди Шамбло: именно тетя невесты постоянно отвлекала, вернее, развлекала королевского посланника и Уильяма. Причем получалось это у нее превосходно. Лорд Темплтон сидел словно связанный по рукам и ногам, а Уильям с улыбкой прислушивался к остроумным замечаниям леди Нелл. «Что ж, это даже к лучшему», – подумал Холден. Ему совсем не хотелось, чтобы все поняли, что девушка согласна на все – только бы не выходить за него замуж. Мысленно посмеиваясь над собой. Хит схватил с блюда Темплтона кусок сыра – королевский посланник в этот момент беседовал с леди Шамбло. Старик все же заметил исчезновение сыра, но жених, проигнорировав его укоризненный взгляд, поднес сыр ко рту – ведь он прекрасно знал, чем его сейчас будут кормить. Внезапно в зале появилась леди Хелен.

– О нет, милорд! – воскликнула она.

Лорд Холден уже раскрыл рот, уже коснулся сыра языком и почувствовал его восхитительный вкус, но тут девушка, подбежав к столу, проворно выхватила из его руки лакомство.

– Нет, милорд, – продолжала она, с улыбкой глядя на своего жениха. – Никакого сыра. У меня есть особенный сюрприз для вас.

– Сюрприз? – насторожился Холден. Он заметил в глазах невесты какое-то странное выражение, и ему сделалось не по себе.

– Да, милорд. Я расспросила Уильяма о том, что вы предпочитаете на завтрак, и приготовила это специально для вас. – Девушка поставила перед Хитом поднос с булочками.

Лорд Холден с удивлением взглянул на булочки. Они выглядели весьма аппетитно. Просто восхитительно. Именно такие булочки он любил больше всего. И запах у них был замечательный. Лорд внимательно посмотрел на девушку. Неужели она сама испекла булочки специально для него? Может, он не прав относительно ее намерений? Может, он просто вообразил, что леди Хелен ведет войну против него? Ведь не исключено, что она действительно старается произвести на него впечатление… Но все сомнения рассеялись, как только Хит взял одну булочку и откусил от нее кусочек. Вернее – попытался откусить. И чуть не сломал зуб. Боже праведный! Булочка оказалась твердой как камень! К тому же пересоленной.

– Ну как? Нравится? – поинтересовалась леди Тирни, очень правдоподобно волнуясь. Затем неуверенно добавила: – Это мой первый опыт. Повару не понравилось, что я буду мешать ему на кухне, но потом он смягчился и разрешил мне испечь эти булочки для вас. Как? Нравится?

Хит молчал, перекатывая во рту кусок каменного теста. Он боялся его проглотить. Заметив это, леди Хелен начала картинно заламывать руки.

– Вам не понравилось! О, я так и знала! Знала, что совершаю ошибку! Но мне так хотелось сделать что-нибудь приятное для вас…

– Мне очень понравилось, – пробормотал Хит; ему хотелось, чтобы леди Хелен наконец замолчала.

Но девушка продолжала заламывать руки и сожалеть о своей «ошибке». Тут Темплтон не выдержал и с укоризной взглянул на своего соседа, оказавшегося таким невежливым и огорчившего хозяйку. По всей видимости, именно эту цель невеста и преследовала – пыталась выставить своего жениха в невыгодном свете перед королевским посланником. В том случае если бы он не съел эти чертовы булочки, то выглядел бы неблагодарным. Собравшись с духом, Хит наконец-то проглотил кусок теста. Вернее, попытался проглотить – твердый комок застрял у него в горле, и лорд, надеясь протолкнуть его глотком жидкости, схватился за кружку. Эль оказался теплым и кислым, но он все же помог. В конце концов кусок булки упал в желудок, точно камень в колодец. Хиту даже почудилось, что он услышал всплеск.

– Правда понравилось? Вам действительно понравилось? – допытывалась леди Тирни, и было заметно, что она весьма разочарована.

Лорд Холден откашлялся и, сделав глубокий вдох, с улыбкой повернулся к девушке.

– Да, миледи. Они необыкновенно вкусные. Как раз такие, как я люблю.

– О!.. – Хелен невольно стиснула зубы и отвела глаза. И тут Хита осенило. Снова улыбнувшись, он проговорил:

– Но я не хочу есть один. Думаю, вы с удовольствием присоединитесь ко мне. В конце концов, ведь вы так старались… – Он пододвинул поднос поближе к девушке.

– О нет, милорд. Я испекла их для вас. – Она толкнула поднос обратно.

– Ну что вы, миледи, не стесняйтесь. – Хит выразительно взглянул на поднос. – Вы непременно должны отведать своих булочек.

– Нет-нет, я… – Хелен пыталась найти выход из столь затруднительного положения. – Я только что позавтракала. А булочки довольно большие.

Лорд пристально посмотрел на невесту.

– Что ж, вы правы. Но в таком случае просто попробуйте.

Хит взял с подноса одну из булочек и попытался отломить от нее кусочек. Причем сделал это так, чтобы все обратили на него внимание. Увидев, что девушка взглядом попросила тетю о помощи, лорд понял: леди Шамбло постарается как-нибудь отвлечь внимание лорда Темплтона и Уильяма. Но Хит с невозмутимым видом продолжал разламывать булочку. Наконец понял, что ничего не получится, и тогда принялся колотить булкой о край стола, стараясь разбить ее посередине. Он добился успеха лишь с третьего удара. Хелен покраснела до корней волос – то ли от смущения, то ли от злости. Лорд ласково улыбнулся невесте и протянул ей половинку булочки.

– О, я… – Леди Тирни осмотрелась в поисках пути к отступлению.

– В таком случае, может быть, угостим лорда Темплтона? – вполголоса проговорил Хит.

Глаза Хелен стали огромными, как блюдца. Девушка оцепенела от страха. Наконец, собравшись с духом, взяла угощение. Лорд Холден с улыбкой наблюдал, как леди Тирни пытается откусить кусочек от своей половинки. Но у нее ничего не получилось. Она поморщилась и тяжко вздохнула.

– Мне кажется, леди не должна сама готовить, – заметил Хит. – Этим должен заниматься повар.

Леди Тирни холодно взглянула на жениха.

– Возможно. Но мне очень хотелось сделать что-нибудь приятное для своего будущего мужа. Думаю, когда мы поженимся, я смогу часто готовить для вас.

Хит отвернулся и, стараясь подавить приступ смеха, начал кашлять. Она ему явно угрожала. На мгновение улыбающаяся маска была сброшена, и леди Хелен показала зубы. Это страшно развеселило лорда. Он прикусил губу, чтобы снова не засмеяться, – теперь девушка пыталась накормить каменной булочкой Голиафа, а тот отказывался есть. Пока Хелен тщетно пыталась затолкать в пасть пса кусок булки, Хиту пришла в голову новая идея – он быстро поменял местами ее и свою кружки. И почти тотчас же девушка повернулась к нему и нахмурилась.

– Вас что-то беспокоит? – спросил лорд с участием. Леди Тирни была слишком раздражена, чтобы играть роль радушной хозяйки. Она молча потянулась к кружке, поднесла ее ко рту – и ее лицо исказилось злобной гримасой. Однако она проглотила отвратительную жидкость и начала с жадностью хватать ртом воздух. Хит снова прикусил губу – ситуация казалась ему чрезвычайно забавной.

– Что-то случилось с вашим элем? – Улыбаясь хозяйке, гость поднял свою кружку и с удовольствием сделал глоток. К своему удивлению, он обнаружил, что напиток действительно хорош. – Кажется, я уже говорил вам вчера и скажу еще раз: ваши пивовары лучшие во всей Англии.

– Вы… – Девушка внезапно умолкла, так как лорд Темплтон в этот момент встал из-за стола и, повернувшись к ней, проговорил:

– Мы с леди Шамбло отправляемся в церковь, чтобы составить брачный договор. – Взглянув на лорда Холдена, старик сказал: – Полагаю, вы доверяете мне подписать его с вашей стороны. Но разумеется, вы должны будете сами просмотреть его и внести свои поправки, если возникнет такая необходимость.

Хит ненадолго задумался, потом с улыбкой ответил:

– Да, конечно. Таким образом у нас с леди Тирни появится возможность лучше узнать друг друга. Мы отправимся посмотреть ее владения и, возможно, остановимся перекусить где-нибудь в живописном месте.

Глаза леди Хелен расширились. Она уже раскрыла рот, чтобы выразить протест, но лорд Темплтон воскликнул:

– Прекрасная мысль! Не думаю, что подписание брачного контракта займет все утро, – но почему бы вам действительно не побыть вдвоем?

Девушке ничего не оставалось, как согласиться. Она неуверенно кивнула, потом вдруг улыбнулась и сказала:

– Что ж, прекрасно. Попрошу повара приготовить все необходимое.

Леди Хелен исчезла на кухне, прежде чем Хит успел сказать ей, что на сей раз предпочел бы что-нибудь съедобное. Взглянув на леди Шамбло, лорд понял, что она очень беспокоится за племянницу. Следовательно, он не ошибся – тетушка действительно участвовала в заговоре. Решив успокоить ее, Хит проговорил:

– Леди Хелен будет в полной безопасности со мной, миледи. Мы объедем ее владения, а потом где-нибудь перекусим. И я нарву цветов для моей невесты.

Леди Шамбло хотела что-то сказать, но тут лорд Темплтон взял ее за локоть и повел к выходу.

– Пойдемте же! – воскликнул он. – С ними ничего не случится.

– О, но я… я должна предупредить, что Хелен не переносит запаха некоторых цветов. У нее могут распухнуть глаза и начнется насморк.

– Полагаю, леди Тирни сама расскажет об этом лорду Холдену, если возникнет такая необходимость.

– Нет-нет, она не станет рассказывать. Хелен слишком упряма и вряд ли захочет сообщать об этом жениху.

– Пойдемте, – настаивал Темплтон. – И не беспокойтесь, не стоит понимать слова лорда Холдена насчет цветов в буквальном смысле. Ему несвойственны такие поступки.

Королевский посланник и леди Нелл наконец-то покинули зал, а Хит задумался… Разумеется, лорд Темплтон прав. Конечно, ему и в голову не пришло бы дарить букет леди Тирни. Он никогда не делал ничего подобного. Даже в юности. А впрочем… Может быть, именно сегодня…

– Вероятно, она болезненно чувствительна к цветам, – пробормотал Хит с усмешкой. Взглянув на своего помощника, он сказал: – Уильям, для тебя есть задание.

Глава 6

– Он знает! – закричала Хелен, как только за ней закрылись двери кухни.

Даки тут же подбежала к своей госпоже.

– Нет! Не может быть!

– Лорд поменял местами наши кружки с элем. Он обо всем догадался.

– О Боже… – прошептала служанка. – Он, вероятно, очень рассердился?

Хелен задумалась.

– Не знаю… Не уверена, – пробормотала она. – Кажется, нет. По крайней мере у меня такое впечатление. Но он хочет отправиться со мной на прогулку и заодно осмотреть мои земли.

– На прогулку? – Глаза Даки расширились.

– Да. Так что попроси повара что-нибудь приготовить. Но только для одной персоны. И пусть он постарается сделать все настолько отвратительным, насколько возможно. Чтобы потом, когда лорд Холден поест, пришлось бы отложить свадебную церемонию.

– Значит, вы не собираетесь…

– Нет, собираюсь. А впрочем… не знаю.

– Неужели вы поедете с ним одна? – Даки с беспокойством взглянула на хозяйку.

Хелен невольно поежилась. С каждой минутой она все больше опасалась этой прогулки. Ведь если лорд Холден знал, что ему специально подавали совершенно несъедобные блюда и поили отвратительным элем, если знал, что она постоянно пила настой, делающий ее дыхание зловонным, – а девушка была уверена, что лорд знал и об этом, и обо всех прочих проделках, – то он вполне мог пригласить ее на прогулку, чтобы утопить в реке. Таким образом, избавившись от невесты, он бы уклонился от женитьбы, но при этом не выказал бы неуважения к королю. В какой-то момент Хелен вдруг захотелось отказаться от своих планов: сказать повару, чтобы тот приготовил все самое лучшее, и устроить настоящий пир; более того – быть милой и обходительной и как-нибудь загладить свою вину. Но такое поведение казалось ей унизительным. К тому же уже было слишком поздно – лорд Холден воспринял бы такое отступление как страх перед ним и непременно воспользовался бы своим преимуществом. Нет, она не станет ничего менять и будет действовать так, как задумала, к чему бы это ни привело. Теперь ей оставалось лишь надеяться на лучшее.

– А вот и малышка Нелл. На самом деле ее зовут Хелен. Ей дали это имя в мою честь, но все называют девочку Нелл, как и мою тетю.

Хит взял ребенка, которого с веселой улыбкой протянула ему леди Тирни. Однако держал девочку на вытянутых руках, с отвращением и ужасом рассматривая это крохотное существо. Малышка Нелл казалась настоящим чудовищем. Ее лицо было все перепачкано вареньем, а от пеленки, наполовину сползшей с пухлого детского тельца, исходил запах, очень напоминавший дыхание леди Хелен. Ее цепкие липкие пальчики хватали все, до чего только могли дотянуться, – именно поэтому Хит держан ребенка на вытянутых руках. Перед этим девушка уже дважды давала своему жениху подержать детей – те с величайшим удовольствием дергали его за волосы, – так что теперь лорд Холден проявлял осторожность. Таким образом Хелен и ее гость посетили десять домов, в которых оказалось десять младенцев. Вскоре Хиту уже стало казаться, что земли леди Тирни оказывали какое-то магическое воздействие на плодовитость живших здесь женщин; впрочем, не исключалось, что его невеста заходила только в те дома, где имелись дети – чтобы те могли помучить лорда. Похоже, именно этого она и добивалась. Лорд Холден понял свою ошибку. Когда ему дали подержать первого ребенка, он еще не был к этому готов и всем своим видом дал понять, что ему ужасно неприятно общаться с младенцами. Вот леди Тирни и воспользовалась его слабостью. В результате лорда обмочили, г испачкали слюной и прочими детскими прелестями. И разумеется, Хит жаждал мести. Более того, он уже знал, как именно отомстит.

– Что ж, теперь неплохо было бы перекусить, – заявил он, направляясь к своей лошади.

– О… но мне хотелось бы посетить еще несколько домов, – сказала Хелен.

– Как-нибудь в другой раз, – проворчал лорд. – Нам

уже пора.

– Но ведь прошло совсем немного времени, – возразила девушка. – Мы только начали прогулку. Нет еще и полудня.

Хит взглянул на солнце и поморщился – светило действительно не достигло зенита. А ведь ему казалось, что уже давно пора обедать. После того как они покинули замок, время почему-то тянулось ужасно медленно.

– Да, вы правы, миледи, – кивнул лорд. – Однако я уже проголодался.

Казалось, это заявление жениха чрезвычайно обрадовало леди Хелен. Радостно улыбнувшись, она подошла к своей лошади и села в седло.

– Что ж, в таком случае надо накормить вас.

Хит насторожился. Было совершенно очевидно: невеста приготовила для него очередной сюрприз, то есть собиралась накормить чем-нибудь явно несъедобным. Принимая же во внимание тот факт, что в желудке лорда все еще камнем лежал непереваренный кусок теста, подобная перспектива никак не могла его обрадовать. Если правда, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, то леди Тирни, надо отдать ей должное, действовала весьма разумно. Лорд Холден был голоден и зол. И он твердо решил, что отомстит – отомстит без всякого сожаления, ибо эта девица вполне заслуживала наказания.

– Как вам это место? Нравится?

– Что? А… да, пожалуй… – с рассеянным видом пробормотала девушка.

Все это время – как только они покинули замок – Хелен думала о том, чем бы еще «порадовать» лорда, какую бы еще пытку для него изобрести. С младенцами все получилось совершенно неожиданно, как бы само собой: заметив, что ее жених явно не горит желанием общаться с ними, она, сделав соответствующие выводы, решила воспользоваться столь благоприятным обстоятельством. Но теперь, покинув деревню, девушка снова задумалась: «Как бы еще помучить этого негодяя?» Разумеется, для этой цели вполне подходило и угощение, приготовленное поваром по ее просьбе. Но ей хотелось придумать что-то особенное, запоминающееся, чтобы он никогда не смог забыть эту поездку. Требовалось нечто такое… что наверняка бы заставило лорда Холдена отказаться от женитьбы на ней, но в то же время не слишком разозлило его и не имело бы неприятных последствий для нее самой. Лучше всего найти то, в чем невозможно было бы ее обвинить или даже заподозрить в причастности к случившемуся. «Но что же придумать?» – спрашивала себя Хелен, доставая из седельной сумки плед. Хит тоже спешился и подошел к девушке, чтобы помочь ей. Передав ему плед, она стала развязывать мешок с провизией. Затем направилась следом за своим женихом на небольшую лужайку. Лорд Холден развернул плед и, встряхнув его несколько раз, аккуратно расстелил на траве. Затем пригласил леди Тирни садиться. Когда же она устроилась, расположился напротив и взглянул на нее вопросительно. Хелен улыбнулась. Жених проголодался? Что ж, сейчас она предложит ему угощение. Заглянув в мешок, девушка тотчас же обнаружила кусочек сыра, завернутый в льняную салфетку. Развернув ее, почувствовала неприятный запах, ставший для нее уже привычным. «Интересно, из чего же Даки готовит свой особый отвар? – подумала она. – Только не из сыра, ведь в этом отваре не попадались сырные крошки, хотя напиток довольно густой». Положив сыр перед Хитом, Хелен, забыв на мгновение о своей роли, едва заметно поморщилась. Но тут же снова улыбнулась и вытащила из мешка уже знакомые лорду булочки, которые якобы испекла собственноручно. На самом же деле булочками занимался повар, причем беспрестанно ворчал при этом. В следующем свертке оказался кусок мяса, поджаренный на прогорклом масле. Совсем маленький – вероятно, один из обрезков, оставшихся после обработки говяжьей туши. Девушка выложила мясо на плед и снова запустила руку в мешок.

– О Боже! – пробормотала она в притворном испуге. Хит взглянул на нее вопросительно.

– В чем дело? Что там такое?

– Похоже, повар не так меня по… – Хелен отвернулась и чихнула. Затем, снова повернувшись к лорду, пробормотала: – Кажется, повар подумал, что я одна отправляюсь на прогулку. Он положил провизию только для… – Она опять чихнула.

– Для одного? – спросил Хит, услужливо протягивая девушке льняную салфетку.

– Да, для одного, – ответила Хелен, утирая нос салфеткой.

– О Господи… Что с вами? – с озабоченным видом пробормотал лорд Холден, когда его невеста снова чихнула. Кроме того, он заметил, что глаза ее покраснели и припухли.

– Но я, к счастью, не… – Хелен поднесла к глазам салфетку.

– Не голодны? – догадайся Хит; он совершенно не удивился такому повороту событий.

– Верно, не голодна, – проговорила леди Тирни чуть гнусавым голосом. – Так что приступайте, милорд, ешьте… – Девушка чихнула и приложила к носу салфетку.

Какое-то время Хит молчал, наблюдая за ней. Наконец улыбнулся и сказал:

– Кажется, с вами что-то случилось. Может, нам лучше вернуться в замок?

Хелен задумалась. Похоже, с ней действительно что-то не так. Обычно такое действие на нее оказывали цветы, но, осмотревшись, она ничего подозрительного не заметила. «И все-таки они должны быть где-то здесь, совсем близко», – подумала девушка и снова принялась чихать. Взглянув на лежавшую перед ними еду, Хелен немного приободрилась. Что ж, по крайней мере она увидит, как лорд Холден мучается, поедая это… Распухшие глаза и нос – сущая безделица по сравнению с желудочными коликами, ожидавшими ее жениха.

– Нет-нет, не стоит возвращаться… – Хелен, в очередной раз чихнув, приложила к носу салфетку. – Ведь жалко все это выбрасывать. Повар так старался… Вы лучше сначала перекусите, а потом мы вернемся в замок.

– Как мило с вашей стороны, миледи. Но я не могу оставить вас голодной.

– О, но я… – Девушка попыталась найти какой-нибудь предлог, чтобы отказаться от участия в трапезе, но Хит вновь заговорил: – К счастью, я догадался послать Уильяма в местную таверну, чтобы он прихватил для меня чего-нибудь съестного. Похоже, я чувствовал, что случится… нечто подобное. – Лорд с обворожительной улыбкой положил на плед довольно объемистый мешок, который Хелен до этого не замечала.

Девушка с ужасом наблюдала, как Хит доставал из своего мешка сверток за свертком. Сначала перед ней появился жареный цыпленок – не грудка или ножка, а целый цыпленок, необыкновенно сочный, с золотисто-коричневой корочкой. От одного взгляда на него у Хелен потекли слюнки. За цыпленком последовал довольно большой кусок сыра, на вид чрезвычайно аппетитный. А затем – мягкий хлеб и три печеные картофелины.

– Разумеется, эти блюда не настолько изысканные, как ваши, но я не побрезгаю, – с усмешкой проговорил Хит. – А вы, миледи, можете наслаждаться кушаньями, которые приготовил ваш повар.

Хелен пристально посмотрела на лорда. Он чувствовал себя триумфатором – в этом не было ни малейших сомнений.

Вернувшись в замок, Хит и Хелен тотчас же направились в Большой зал. Гости и леди Шамбло уже обедали. Держа невесту под руку, лорд Холден подошел к столу. Хотя жених совсем недавно перекусил – причем вес, что приготовил Уильям, съел один, – он был не прочь пообедать вместе со всеми. «Обжора, – с горечью думала Хелен. – Не предложил мне ничего – ни крошки хлеба, ни кусочка цыпленка, ни ломтика сыра». Более того, наслаждаясь цыпленком, лорд Холден с улыбкой рассуждал о том, что «повар леди Тирни знает, какие блюда предпочитает его хозяйка». Хелен часа два плевалась заплесневелым сыром и прогорклым мясом; – при этом насморк ее с каждой минутой усиливался.

– Миледи, не хотите ли пообедать? – осведомился Хит.

Хелен невольно вздрогнула. Ее жених – настоящее чудовище! Жестокий и хитрый негодяй! Конечно же, он сейчас собирается продемонстрировать перед всеми, как она выглядит – глаза девушки по-прежнему слезились, а нос опух и покраснел. Но ведь именно он, лорд Холден, в ответе за это. Лорд сам все объяснил – вернее, показал, – когда они, покончив с трапезой, стали собираться. Этот монстр как бы случайно показал ей то, что находилось под пледом. Да еще и усмехнулся, негодяй! Под пледом же лежал букетик мелких желтеньких цветочков. Хелен замерла, в ужасе глядя на них. А потом вспомнила: лорд Холден встряхнул плед несколько раз, расстелил его на траве, а затем почему-то перевернул на другую сторону. Так что сомнений быть не могло: на пледе осела пыльца – она и оказала на нее столь неприятное воздействие.

Что ж, лорд Холден вполне оправдал ее ожидания: он оказался жестоким и коварным человеком. Даже его предложение вернуться в замок – когда она начала чихать – было всего лишь притворством. А сразу после ее отказа он извлек откуда-то большой мешок, набитый снедью, купленной в таверне. И в результате ей пришлось давиться той гадостью, которую она припасла для лорда. Да, он нанес мастерский удар – с этим нельзя было не согласиться.

– Миледи, присядете? – снова спросил Хит. Девушка отрицательно покачала головой и попыталась высвободиться.

– Нет, благодарю вас, милорд. Думаю, мне лучше прилечь и немного отдохнуть.

Хелен надеялась, что теперь лорд наконец-то оставит ее в покое. И действительно, после некоторого колебания Холден отпустил ее и уселся за стол.

– Что за рыцарь… – с презрительной усмешкой пробормотала леди Тирни, покосившись на своего жениха.

Тяжко вздохнув, девушка направилась к лестнице. И вдруг услышала за спиной взволнованный голос леди Нелл:

– Хелен!..

– Да, тетя… – Девушка обернулась.

– Дорогая, лорд Холден предупредил меня, что тебе, возможно, потребуется моя помощь. Что-нибудь случилось? О Боже! – воскликнула леди Шамбло, наконец-то разглядев лицо своей племянницы. – Хелен, что с тобой?

– Помоги мне подняться по ступенькам, и я все объясню.

– Подожди немного. Надо дождаться Даки. Лорд Холден уже послал за ней.

В следующее мгновение из кухни выбежала служанка. Леди Нелл подошла к ней, что-то тихо сказала и вернулась к племяннице. Взяв девушку под руку, она повела ее к ступеням.

– Что с брачным договором? – спросила Хелен, когда они начали подниматься по лестнице.

– Я пытаюсь уговорить лорда Темплтона отложить венчание еще на некоторое время, – прошептала леди Шамбло на ухо племяннице. – Ведь ты этого хотела, дорогая?

– Да, очень хорошо. Мне нужно выиграть время и придумать что-нибудь новое. Потому что он все знает.

– Все знает? О, не может быть! Каким образом?..

– Не знаю, – со вздохом ответила девушка. Немного помолчав, добавила: – Подозреваю, что лорд Холден начал кое о чем догадываться в первый же день. А сейчас он знает все – я совершенно в этом уверена.

– Но что же случилось сегодня? Что с тобой? – проговорила тетя дрожащим от волнения голосом. В этот момент они подошли к комнате Хелен. – Он не ударил тебя?

– Нет-нет, – ответила девушка. – Просто мы присели перекусить на цветочной полянке.

– Что?! – воскликнула леди Нелл. – Но как ты могла это допустить?

Они вошли в комнату, и Хелен тотчас же прилегла на кровать.

– Я не знала, что там есть цветы, – в раздражении проговорила девушка. – Он сразу же отвлек мое внимание и накрыл эту лужайку пледом. А если точнее, то просто рассыпал по пледу цветочную пыльцу, а затем положил его прямо на цветы. Я села и никак не могла понять, что вызвало у меня такой ужасный насморк и слезы.

– Но когда ты начала чихать, а глаза стали слезиться, почему ты не попросила его проводить тебя домой?

– Сначала я хотела заставить его съесть те булочки и испорченный сыр, – проворчала девушка. – А потом, когда поняла, что ничего не получится, было уже слишком поздно. И мне пришлось остаться.

– Но как он…

Хелен поморщилась и махнула рукой. Ей даже думать не хотелось о том унижении, которому она сегодня подверглась. А уж объяснять что-либо – тем более. К тому же ее в данный момент интересовало совсем другое.

– Тетя, среди нас есть предатель.

– Что?! – вскричала леди Нелл.

Тут дверь отворилась, и в комнату вошла Даки. Служанка подошла к кровати и, взглянув на леди Шамбло, проговорила:

– Я принесла холодной воды и салфетки, как вы просили, миледи. – Даки посмотрела на девушку и в ужасе воскликнула: – О Боже, что с вами, госпожа?!

– А в чем дело? – пробормотала Хелен.

– Ваше лицо… Оно все распухло, – с дрожью в голосе проговорила горничная.

Хелен тяжко вздохнула. Она действительно чувствовала, что ее лицо опухло. К тому же ужасно чесались глаза и нос – зуд этот казался нестерпимым.

– Дай мне, пожалуйста, миску, Даки, – сказана леди Нелл.

Затем послышался тихий всплеск, и Хелен почувствовала на лице влажную прохладную салфетку. Девушка с облегчением вздохнула, ей сразу же стало лучше. Холодная вода успокаивала, и зуд, мучивший ее уже часа два, начал стихать. Божественное ощущение!

– Отчего это случилось? – спросила Даки. Хелен криво усмехнулась.

– Он заставил меня сидеть на цветочной пыльце.

– Да? Но ведь вы так чувствительны к цветам…

– И он узнал об этом. Негодяй!..

– Но как?

– Среди нас есть предатель, – нахмурившись, проговорила Хелен.

– Подозреваю, что этот предатель – я… – со вздохом сказала леди Нелл.

Хелен убрала с лица салфетку и с удивлением взглянула на тетю.

– Ты?.. Но почему?

– Ох, моя дорогая, так получилось… – Леди Шамбло взяла салфетку, снова смочила ее в холодной воде и, отжав, приложила к глазам племянницы. – Видишь ли, дорогая… Лорд Холден заговорил о прогулке, и я решила попросить его, чтобы он не рвал и не дарил тебе цветы, так как ты их не переносишь. Однако лорд Темплтон увел меня, прежде чем я успела все объяснить. – Немного помолчав, тетя Нелл добавила: – Но твой жених, вероятно, подслушал, о чем я говорила с лордом Темплтоном. О… как ужасно он поступил! Это не достойно рыцаря. Девушка рассмеялась.

– Лорд Холден – он вовсе не рыцарь! Снова вздохнув, леди Нелл спросила:

– Дорогая, что же ты собираешься теперь делать?

– Не знаю, – пробормотала Хелен.

Погладив племянницу по волосам, леди Нелл проговорила:

– Сейчас мне нужно вернуться в зал. Темплтон, наверное, уже набил свой живот и готов продолжить переговоры. А ты пока полежи и немного отдохни. Возможно, что-нибудь придумаешь.

Хелен молча кивнула. Леди Нелл направилась к двери и вышла из комнаты.

– Может, вам что-нибудь принести, миледи? – спросила Даки. – А то мне тоже пора возвращаться вниз.

– Что-нибудь от головной боли, пожалуйста, – пробормотала девушка. – Ужасно разболелась голова. И еще хотелось бы немного поесть. А потом приведи ко мне Голиафа, чтобы я тут не скучала.

– Да, миледи. Чего бы вам хотелось поесть?

– Принеси жареного цыпленка, – не задумываясь, ответила девушка. – А если на кухне его нет, то попроси кого-нибудь сходить в таверну.

– Все ли в порядке с леди Хелен? – спросил Темплтон. Хит утвердительно кивнул и уселся рядом с королевским посланником.

– Почему же она в таком случае не присоединилась к нам? И почему вы послали леди Шамбло помочь ей? – допытывался старик.

Хит взял из рук служанки кружку эля. Сделав маленький глоток и убедившись, что напиток превосходный, он с облегчением вздохнул.

– С ней все в порядке. Во всяком случае, скоро будет в порядке, – добавил Холден, внезапно нахмурившись.

Хит надеялся, что с девушкой ничего страшного не произошло. И конечно же, он вовсе не собирался причинять ей столько неудобств. Полагал, что она чихнет раз-другой – и все. Однако лицо леди Тирни раздулось… словно у трупа, пролежавшего неделю в воде. И теперь Хит чувствовал себя виноватым.

– Так что же с ней? – Лорд Темплтон пристально посмотрел на жениха.

Хит понял, что королевский посланник все равно все узнает. Пожав плечами, он проговорил:

– Ей стало плохо из-за того, что я выбрал не слишком удачное место для отдыха.

Темплтон, казалось, задумался. И вдруг воскликнул:

– Вы сидели не рядом с цветами?!

– Нет-нет, – ответил Хит. И тут же добавил: – Но я постелил на них плед.

– На них? Вы постелили плед на… Но ведь леди Хелен очень чувствительна к цветам! Ее тетя предупреждала нас именно об этом сегодня утром. О Боже, она… – Лорд Темплтон внезапно умолк и посмотрел куда-то за плечо Хита. – Как она?

Лорд Холден повернул голову и невольно поежился под укоризненным взглядом леди Шамбло.

– Она поправится, – сообщила пожилая дама. – Но благодарить вас за проявленное внимание к здоровью моей племянницы я не стану. Вы, милорд, прекрасно понимаете, о чем я говорю. Хит сделал глоток эля и, пожав плечами, с невозмутимым видом проговорил:

– Я сразу же предложил ей вернуться в замок. Поверьте, сразу же предложил – как только понял, что с ней что-то происходит. Леди Тирни начала чихать, и я сказал, что ей, наверное, лучше вернуться. Но она настаивала, чтобы мы остались. Ей хотелось, чтобы я насладился угощением, которое она для меня приготовила.

Хит многозначительно посмотрел наледи Шамбло и заметил, что ее негодование сменилось смущением и замешательством. Впрочем, она почти тотчас же взяла себя в руки и, обратившись к лорду Темплтону, с вежливой улыбкой поинтересовалась:

– Милорд, не пора ли нам вернуться к переговорам?

– Да-да, конечно, – пробормотал старик. Королевский посланник тут же поднялся со скамьи и

следом за леди Шамбло направился к выходу. Хит видел, что Темплтон не вполне понимает, что происходит, но, по всей вероятности, и не собирается вникать в суть дела.

– Что ж, остается только надеяться, что на сей раз им удастся завершить переговоры, – подал голос Уильям, до этого молча сидевший за столом.

Хит с усмешкой взглянул на своего помощника.

– Хочешь, чтобы все побыстрее закончилось? Уильям рассмеялся.

– Ведь вы, милорд, вероятно, тоже не против этого? Женитьба – не приговор к брачному ложу. Скоро вы обвенчаетесь, и мы сможем снова отправиться в поход, не так ли? Ваши люди устали ждать.

– Но мы сюда только недавно приехали, – проворчал Хит.

– Да, верно. Но и в вашем замке мы не задерживаемся. Почему же здесь должно быть по-другому? Воины не привыкли долго бездельничать.

Хит промолчал. Ему нечего было возразить. Что же касается воинов… Да, похоже, его люди действительно заскучали…

– Нет-нет, туда нельзя, Голиаф!

Хелен повернулась к двери и увидела Даки, державшую за ошейник Голиафа, – пес хотел проскользнуть в комнату вместе со служанкой. Губы хозяйки расплылись в улыбке, и она проговорила:

– Позволь ему зайти, Даки. Он провел здесь всю ночь, а утром я отпустила его по делам.

– О, вы не спите! – просияла горничная. – Сегодня вы выглядите гораздо лучше.

– Да, думаю, у меня уже все прошло, – сказала Хелен, поглаживая Голиафа.

Но несмотря на хорошее самочувствие, девушке было не по себе. После возвращения в замок она постоянно думала о том, как убедить лорда Холдена отказаться от женитьбы. Однако в голову ничего не приходило. Не помогла даже теплая ванна, хотя в ванне ей всегда хорошо думалось.

– Лорд Темплтон послал меня посмотреть, как вы сегодня себя чувствуете, – продолжала служанка. – Они с вашей тетей уже закончили переговоры. И теперь лорд Холден с помощником просматривают документы. Темплтон считает, что если вы оба согласны, то нет причин откладывать венчание.

Хелен нахмурилась – именно таких известий она и опасалась. Ночью к ней в комнату заходила тетя; она сказала, что ей удалось добиться отсрочки венчания, но при этом сообщила, что переговоры завершены, а брачный договор подписан. Девушке очень хотелось верить тете, однако она прекрасно понимала: лорд Темплтон не станет зря терять время и попытается закончить все как можно быстрее. Значит, ей надо что-нибудь придумать – иначе венчание состоится сегодня. Но что можно придумать?.. Может ли что-нибудь служить основанием для отмены свадьбы? Да, кровное родство, например. Но они с лордом Холденом вовсе не родственники, Хелен точно это знала. Так что такая причина сразу исключалась. Еще одним основанием для отмены венчания считалось преступление, совершенное женихом или невестой. Девушка нисколько не сомневалась: Хит Холден совершил множество преступлений, ведь он ужасно относился к своим людям. Но станет ли кто-нибудь прислушиваться к ее словам? Следовательно, последнее спасение – обет безбрачия. Но она в свое время не сделала этого и теперь горько сожалела, что не принесла такой жертвы Богу.

– Мой Билли вчера разговаривал с Эдвином, – неожиданно объявила Даки.

Хелен безучастно посмотрела на служанку.

– Билли?.. – переспросила она.

– Ну да, Билли, мой младший сын. Так вот, он вчера разговаривал…

– Но какое отношение это имеет к моему венчанию? – перебила девушка.

– Билли говорит, что Эдвин-младший упомянул, будто лорд Холден не слишком любит воду.

– Не любит воду? – заинтересовалась Хелен.

– Да, не любит. Он сказал, что лорд предпочтет объехать реку, вместо того чтобы переправиться вплавь, даже если это займет гораздо больше времени. Кажется, кто-то еще говорил, что в детстве лорд Холден чуть не утонул. С тех пор он близко не подходит к воде.

Хелен пожала плечами.

– Что ж, Даки, поблагодари Билли за то, что он разузнал это. Но я сомневаюсь, что мне теперь пригодятся такие сведения. Ведь переговоры закончились. И Темплтон, конечно, уже послал за отцом Перселлом. – Леди Тирни тяжко вздохнула и направилась к двери. – Пожалуй, мне лучше пойти вниз и посмотреть, что там происходит. Нет никакого смысла откладывать неприятности.

Глава 7

– Так не пойдет! – заявил лорд Холден, появившись в зале.

Лорд бросил на стол договор, и Темплтон, леди Шамбло, а также сидевшая рядом с ней Хелен принялись внимательно читать документ. Сразу же бросалось в глаза то обстоятельство, что договор составлен слишком выгодно для леди Тирни. Тетя Нелл не могла безоговорочно принять все условия лорда Холдена и поэтому выдвинула встречные требования. Хелен прекрасно понимала, что ее родственница просто пыталась заставить жениха отказаться от брака. Во всяком случае, теперь, когда он выказал свое неудовольствие, у девушки появилась надежда, что удастся хотя бы отложить церемонию. Лорд Холден отвел королевского посланника в дальний конец зала и принялся что-то объяснять ему. Через некоторое время Темплтон закивал и направился обратно к столу. Причем выражение его лица свидетельствовало о крайней степени раздражения.

– Кажется, нам придется кое-что исправить в договоре, – сказал старик, обращаясь к тете невесты.

Леди Шамбло покосилась на племянницу. Затем, поднявшись из-за стола, пожала плечами.

– Очень хорошо, милорд. Я готова продолжить переговоры.

Лорд Темплтон и тетя невесты вышли из зала. Хит же, опустившись на скамью рядом с Хелен, с веселой улыбкой проговорил:

– Похоже, у нас появится еще немного времени, чтобы лучше узнать друг друга. Чем займемся сегодня утром? Может, опять отправимся на прогулку?

Хелен холодно взглянула на жениха.

– Думаю, милорд, вам лучше… – Словно вспомнив о чем-то очень важном, девушка внезапно умолкла и вскочила из-за стола.

Леди Тирни решила, что ей немедленно нужно съесть несколько зубчиков чеснока, но потом вспомнила, что это бессмысленно – ведь лорд уже знал обо всем. Что ж, следовало придумать что-то другое…

– Пойдем, Голиаф, – сказала Хелен, направившись к двери.

В следующее мгновение девушка заметила, что рядом с ней шагает лорд Холден.

– Куда мы идем? – поинтересовался он. Хелен нахмурилась.

– Мы никуда не идем. А я иду на прогулку, чтобы немного подышать свежим воздухом.

– Что ж, прекрасная мысль, – улыбнулся Хит. – У нас появится возможность лучше узнать друг друга.

Хелен крепко сжала зубы; она едва удержалась от того, чтобы не сказать какую-нибудь колкость. Ей ужасно не хотелось идти куда-либо с этим человеком, но девушка прекрасно понимала: если она скажет об этом лорду Холдену, он только обрадуется. Взглянув на Голиафа, Хелен наклонилась и погладила его – она уже успела соскучиться по своему любимцу, хотя тот отлучался совсем ненадолго. Девушка изо всех сил старалась не замечать мужчину, шедшего с ней рядом, однако у нее ничего не получалось –

она то и дело косилась на лорда. Спустившись по лестнице, Хелен вышла во внутренний двор. Хит не отставал. Вскоре они миновали ворота замка и оказались на узкой тропинке, пробегавшей меж деревьев вдоль крепостной стены. И тут девушку осенило: ведь они недалеко от реки! Она даже слышала журчание воды. Хелен радостно улыбнулась и стала спускаться к реке. Голиаф тоже чрезвычайно обрадовался; пес залаял и принялся вилять хвостом. Спускаясь по тропинке, девушка едва удерживалась от смеха. Вскоре в просвете между деревьями показалась река. Леди Тирни снова улыбнулась и направилась к небольшой лодке, привязанной к деревянному столбу. Бросив взгляд через плечо, она не заметила своего спутника. Остановившись, оглянулась. И увидела лорда Холдена, стоявшего среди деревьев, почти у самого начала тропинки. Казалось, он хмурился, глядя на реку.

– Что-нибудь случилось, милорд?! – прокричала девушка.

Хит пожал плечами и спросил:

– Что мы здесь делаем?

– Я подумала, что будет очень приятно покататься на лодке, разве не так?

– Но я не… – Лорд Холден осекся.

– Или вы боитесь? – с насмешливой улыбкой спросила Хелен.

Хит еще больше помрачнел. Не проронив ни слова, он начал медленно спускаться к лодке. Но в нескольких шагах от берега внезапно остановился и осмотрелся – словно опасался чего-то. Хелен подошла к борту лодки и, заглянув в нее, протянула руку своему спутнику. Сделав над собой усилие, Хит шагнул к берегу и помог девушке забраться в суденышко. Она тотчас же подошла к дальней лавке и, усевшись на нее, вопросительно взглянула на своего жениха. Шепотом выругавшись, лорд ухватился за столб, потом забрался в лодку. При этом было заметно, что ему очень не по себе. Дождавшись, когда ее жених устроится напротив нее, Хелен взглянула на него с ласковой улыбкой и проговорила:

– Вы должны отвязать лодку, милорд.

Он молча посмотрел на девушку. Затем обернулся и взглянул на столб, на металлический крюк и на веревку. Хелен думала, что лорд отвяжет конец, который прикреплялся к столбу, но он отвязал тот, что находился в лодке, и бросил его за борт. После чего снова посмотрел на девушку, всем своим видом давая понять, что ей не удалось поставить его в неловкое положение.

Она едва заметно нахмурилась и сказала:

– Теперь вы должны оттолкнуть лодку.

В какой-то момент ей показалось, что лорд Холден, не сдержавшись, вот-вот вылезет из лодки и направится к замку. При мысли об этом у нее закружилась голова. Ведь его уход – это ее победа! А за ней, возможно, последовала бы еще одна победа. Возможно, ей удалось бы что-нибудь придумать и уклониться от брака.

Лорд Холден действительно выбрался из челнока. Но как оказалось, лишь для того, чтобы подтолкнуть его в воду.

– Голиаф! – крикнула Хелен.

Пес тотчас подскочил к берегу и прыгнул в лодку. Затем, завиляв хвостом, устроился у ног хозяйки. Хит же, перешагнув через борт, уселся на дальнюю лавку и что-то пробормотал себе под нос.

– Что ж, поплыли? Разве это не удовольствие? – проворковала Хелен, с улыбкой глядя на своего жениха; тот же со страхом смотрел на воду и, казалось, даже боялся пошевелиться. – Что же вы, милорд?.. – Девушка изобразила удивление.

Тут Хит наконец сообразил, чего от него хотят. Он наклонился, взял со дна лодки одно из весел и, осмотревшись, закрепил его в уключине. Потом закрепил и второе. Через несколько мгновений челн начал медленно отплывать от берега. Судя по тому, как неловко греб лорд Холден, можно было сделать вывод: он впервые в жизни взялся за весла. Но Хелен это обстоятельство нисколько не беспокоило. Она решила, что они не станут далеко заплывать. «К тому же течение здесь не очень быстрое, – подумала девушка. – Да и река тут совсем неглубокая». Разумеется, Хелен решила не говорить об этом своему спутнику, иначе ей вряд ли удалось бы его напугать. Но она-то прекрасно знала: это место реки – просто-напросто широкая лужа, не более того. Протянув руку, Хелен опустила пальцы в прохладную воду. Она часто приходила к реке с Голиафом, но редко каталась на лодке. И сейчас с удивлением подумала: почему же именно сегодня ей этого захотелось? Впрочем, это утлое суденышко трудно было назвать лодкой. Челнок находился здесь уже так давно, что никто не мог вспомнить, когда он появился. Воспользоваться же им мог любой желающий.

– Миледи, может, не стоит так наклоняться? – неожиданно сказал Хит. – Лодка слишком накренилась с той стороны, где вы сидите.

Было совершенно очевидно: лорд Холден ужасно нервничает. Взглянув на него, Хелен улыбнулась. После того, что ей пришлось пережить вчера, девушке доставляло удовольствие видеть мучения жениха. Правда, хотелось напугать его посильнее… Поэтому Хелен, вместо того чтобы выпрямиться, наклонилась еще ниже, и борт лодки опасно накренился под ее весом. При этом девушка по-прежнему улыбалась, глядя на своего перепуганного спутника. Крепко стиснув зубы, Хит отклонился к противоположному борту и выровнял лодку, чем несколько испортил настроение своей невесты. Разочарованно вздохнув, девушка осмотрелась. И вдруг заметила, что теперь лорд Холден греб довольно уверенно; в его движениях явно чувствовалась сноровка. Сейчас они проплывали под деревьями, росшими по обоим берегам реки, и густые кроны, смыкаясь над лодкой, образовывали некое подобие беседки. «Прогулку в таком чудесном месте можно было бы назвать весьма романтичной, если бы рядом сидел кто-нибудь другой», – подумала леди Тирни. Внезапно Голиаф залаял. До этого спокойно лежавший на дне лодки, пес неожиданно вскочил и стал всматриваться в береговые кустарники. Хелен взглянула в ту же сторону и заметила диких уток, мирно плескавшихся в воде у самого берега. Девушка не могла предвидеть, что Голиаф придет в такое возбуждение – станет громко лаять, метаться по лодке и, наконец, положит свои лапы на борт. Все его поведение свидетельствовало о том, что он может выпрыгнуть из лодки в любой момент и броситься за птицами – утки уже неистово закрякали и начали взлетать.

– Голиаф! Нет! – закричала Хелен.

Сейчас девушке было некогда наслаждаться испугом Хита; ее тоже охватила тревога – пес слишком сильно раскачал лодку. Хелен поднялась с места, чтобы успокоить животное. Но тут пес метнулся прямо под ноги своей хозяйке, и та, потеряв равновесие в качавшемся челноке, упала в ледяную воду. Голиаф снова залаял. Хит громко закричал. Хелен же, издав пронзительный вопль, исчезла под водой. Но уже в следующее мгновение девушка появилась на поверхности; она откашливалась и выплевывала воду. И тут ее в очередной раз осенило. По-прежнему кашляя, она снова погрузилась в воду. Потом вдруг появилась на поверхности, позвала на помощь – и опять исчезла… Выждав несколько мгновений, Хелен вынырнула и с отчаянием в глазах взглянула на Хита. Тот же, по-прежнему сидя в лодке, наблюдал за девушкой с каким-то странным выражением лица.

– Эй, я тону! Спасите меня! – прокричала Хелен. Лорд Холден молча указал на Голиафа; преследуя уток, пес носился у берега, в нескольких метрах от хозяйки. Утки громко крякали и взлетали каждый раз, когда Голиаф приближался к ним. Причем лапы его погружались в воду лишь до половины. Хелен поняла, что ей не удалось одурачить своего жениха. И все из-за Голиафа.

Внезапно лорд Холден громко расхохотался. Хелен выбралась на берег. С нее потоками стекала вода. Ее платье стало ужасно тяжелым, а мокрые волосы плотно облепили голову и плечи. Девушка дрожала от холода. Униженная и несчастная, она медленно направилась к замку.

– Хелен, что случилось?! Что с тобой?!

Девушке пришлось остановиться перед лестницей, ведущей на третий этаж замка. Разумеется, глупо было надеяться, что ей удастся проскользнуть в свою комнату незамеченной. Теперь все в Тирни станут свидетелями ее унижения. С тех пор как здесь появился лорд Холден, ее постоянно преследуют неприятности. Вероятно, и на этот раз без них не обойтись. Во всяком случае, тетя уже заметила ее. Наверное, скоро и лорд Темплтон узнает о ее глупости.

– Что же случилось с тобой, дорогая? – Леди Нелл с удивлением смотрела на племянницу.

– Ничего страшного. Просто намокла, – пробормотала Хелен, поднимаясь по ступенькам.

– Вижу, что намокла! – закричала леди Нелл и бросилась следом за племянницей. – Но что же случилось?

– И где лорд Холден? – спросил Темплтон, догоняя дам на лестнице.

– Мне бы хотелось, чтобы он плыл лицом вниз по реке, – пробурчала леди Хелен.

Королевский посланник в изумлении уставился на девушку, но она, не обращая на него внимания, продолжала подниматься по ступенькам. «Пусть думает что хочет, – сказала себе Хелен. – Меня это не интересует». Оставив тетю и лорда Темплтона на лестнице, она проскользнула в свою комнату, сняла мокрое платье и стала вытираться льняным покрывалом, лежавшим на кровати. Внезапно дверь открылась, и в комнату вбежала Даки. Взглянув на свою госпожу, она решила, что лучше не задавать лишних вопросов, и сразу приступила к делу. Служанка помогла Хелен высушить волосы, насколько это было возможно, затем расчесала их и уложила в прическу. Потом подала хозяйке сухое платье, и девушка тотчас же надела его. Решив не прятаться в своей комнате, Хелен спустилась в Большой зал. И тут же пожалела о своем решении. Двери распахнулись, и в зал вошел лорд Холден. Следом за ним, виляя хвостом, бежал Голиаф. Увидев хозяйку, пес с лаем бросился к ней. Хелен с криком отшатнулась, но было уже слишком поздно – на ее новом зеленом платье красовалось огромное грязное пятно.

– Мне очень жаль. – Хит с улыбкой подошел к своей невесте. – Наверное, мне стоило оставить Голиафа во дворе, но я в последнее время слишком привязался к нему. Необыкновенно умный пес. Тому трюку, что он продемонстрировал в лодке, вы тоже его научили?

Насмешливая улыбка лорда Холдена еще больше огорчила девушку.

– Нет, я не учила, – пробормотала Хелен потупившись. Было очевидно, что жених издевается над ней, – видимо, его забавлял тот факт, что они в каком-то смысле поменялись ролями.

– Да, он очень умный пес, – приговаривал лорд Холден, почесывая у Голиафа за ухом. Внезапно выпрямившись, лорд направился к выходу. – Я отведу его вниз. Пусть немного посохнет, пока вы будете переодеваться.

Тут Хит похлопал рукой по колену, и Голиаф – предатель! – со всех ног бросился следом за ним. Хелен едва не задохнулась от возмущения; у нее вдруг возникло желание немедленно подозвать пса к себе и показать, что именно она хозяйка. Но в этот момент к ней обратился лорд Темплтон.

– Да-да, миледи. Конечно, вам необходимо переодеться, – сказал королевский посланник, с отвращением разглядывая грязное пятно на ее платье. – Переговоры завершены, и можно начинать брачную церемонию. Я уже послал за священником.

Девушка молча кивнула и шагнула к двери.

– Ох, миледи, не могу поверить, что ничего не получилось, – прошептала Даки ей на ухо.

Хелен в раздражении проворчала:

– Зато я могу. Этот человек – просто болван. Ни малейших признаков вкуса.

– Да, но чеснок… – возразила служанка.

– Он считает, что мое дыхание подобно благоуханию розы, – заявила Хелен.

Даки с удивлением посмотрела на свою госпожу и покачала головой:

– Может быть, он вообще не чувствует запахи?

– Еще как чувствует. Тотчас же пронюхал обо всем и сделал все возможное, чтобы сбить меня с толку.

– Вы уверены? Я знаю, вы думаете, что во время прогулки он специально постелил плед на цветы. Но возможно, лорд Холден просто не заметил их. Может, он не слышал, что говорила ваша тетя лорду Темплтону о вашей чувствительности к цветам?

– Да-да, очень может быть, – пробормотала Хелен. – И вполне возможно, что ему действительно понравился тот отвратительный эль, который мы для него приготовили. По его словам, лучшего напитка он в жизни не пробовал.

– Неужели? – Даки прикусила губу. – А что он сказал по поводу холодного камина в его комнате? Что сказал про открытое окно?

Девушка усмехнулась.

– Он заявил, что свежий воздух взбодрил его.

– А блохи?.. – спросила служанка, заходя следом за госпожой в комнату.

– Лорд Холден сообщил, что эти маленькие насекомые просто не смогли прокусить его грубую шкуру, – ответила Хелен, усаживаясь на стул.

Даки тяжко вздохнула и принялась укладывать золотистые волосы хозяйки. Потом вдруг проговорила:

– Я заметила, с каким аппетитом он ел все, что ему подавали.

– Да, верно, – кивнула Хелен. – Лорд Холден считает, что у меня лучший повар во всей Англии.

– О… неужели? – Даки огорчилась.

Хелен тоже ужасно расстроилась. Она уже успела привыкнуть к мысли, что ей удастся избежать этого замужества. Но ничего не получилось, и теперь придется выполнить нелепый приказ короля. И это случится сегодня. «О Боже! Ведь сегодня – день моей свадьбы, – в отчаянии думала Хелен. – Отец Перселл, вероятно, уже ждет в церкви. Как только я переоденусь, начнется церемония венчания». Увы, у нее нет выбора. Она должна подчиниться лорду Темплтону. Кроме того, нет никакого смысла откладывать неизбежное. Все уже решено, и слуги, наверное, добросовестно занимаются подготовкой к свадьбе – украшают Большой зал и праздничный стол. Ей до последнего момента не верилось, что церемония состоится, но теперь стало ясно: этот брак неизбежен. И как ни странно, лорд Холден выглядел чрезвычайно довольным. Неужели он действительно рад?

Хелен вздрогнула, когда Даки случайно уколола ее заколкой для волос.

– О… простите, миледи, – пробормотала служанка.

– Все, достаточно! И так слишком хорошо! – заявила девушка, поднимаясь на ноги. – Ты принесла мне чеснок и…

– Но вы ведь сказали, что ему нравится такой запах. – Даки пожала плечами, но все же подала хозяйке несколько зубчиков чеснока и кружку, в которую налила зловонный отвар. – Зачем же так мучить себя, если это не помогает?

– Потому что я не до конца уверена в том, что это не помогает, – ответила Хелен. – Не мдгу забыть, как он чуть не упал с лестницы, впервые почувствовав этот запах. Готова поклясться, лорд Холден не был в восторге от него.

– Но почему же он тогда говорит, что ему нравится это зловоние? – в растерянности пробормотала служанка. – Уверена, что ему неприятно жениться на девушке, которая так сильно не хочет выходить за него замуж.

Хелен, очищая чеснок, проговорила:

– Наверное, мы ошибались, считая, что он может отказаться от брака, если пожелает.

– Вы думаете, что он просто вынужден подчиниться приказу короля? – спросила служанка.

– Полагаю, что так, – кивнула девушка и поднесла ко рту зубок чеснока.

– Нет! – закричала леди Нелл, внезапно появившаяся в дверях.

Хелен с удивлением посмотрела на тетю. Та подбежала к ней и выхватила из ее руки чеснок. И тотчас же, шагнув к окну, выбросила все чесночные зубчики во двор.

– Почему? – в замешательстве пробормотала девушка. – Зачем ты выбросила?

– Потому что надо избавиться от всего этого. – Леди Нелл отвернулась от окна и, вздохнув, посмотрела на племянницу. – Лорд Холден настаивал, чтобы это дополнение было включено в брачное соглашение. Именно поэтому нам пришлось продолжить переговоры. Ты больше никогда не должна есть чеснок.

– Что?! – вскрикнула Хелен. – Но ведь повар добавляет его во многие блюда!

– Ничего страшного. Договор это допускает. Просто ты не должна есть его свежим и в большом количестве.

– И ты согласилась?

– А что же мне оставалось делать? – в раздражении проговорила леди Нелл. – Тот факт, что лорд Холден потребовал включить этот пункт в договор, очень озадачил лорда Темплтона. Мне пришлось согласиться, чтобы не последовало дальнейших расспросов. Мне пришлось согласиться на все.

– На все? – переспросила Хелен. – На что же еще? Леди Нелл, нахмурившись, посмотрела на племянницу.

– Ты больше никогда не должна сама готовить для него. И обязана есть с ним с одного блюда. И пить тот же эль, что и он. На окнах всегда должны быть ставни, если только он сам не распорядится их снять. В его спальне каждую ночь должны топить камин, а когда лорд Холден захочет принять ванну, ты лично будешь прислуживать ему. Хелен молча смотрела на тетю; казалось, она лишилась дара речи.

– Похоже, ваша еда и дыхание показались ему не столь уж приятными, – неожиданно сказала Даки.

– Да, черт возьми, – пробормотала Хелен. – Но ведь все это уже не имеет особого значения, не правда ли?

– Верно, теперь уже не имеет, – согласилась теля Нелл. – Мы старались как могли, но ведь это приказ короля. И никто не посмеет не подчиниться ему.

– Король может заставить нас обвенчаться, но он не в силах сделать так, чтобы нам понравилась эта затея. Я очень надеялась, что лорд Холден не сможет выдержать такое зловоние и откажется сейчас заключать брачный договор. А я тем временем что-нибудь успела бы придумать и нашла бы выход из положения.

– О… – кивнула Даки, – вы всегда отличались сообразительностью, миледи.

– Но теперь, к сожалению, ничего не могу придумать, –

пробурчала Хелен.

Хит взглянул на Уильяма, появившегося в дверях.

– Принес? – спросил он у своего помощника.

– Да, милорд. Но я все-таки не могу понять, зачем он вам потребовался. – Молодой человек передал лорду Холдену несколько зубчиков чеснока.

– Кажется, я кое-что придумал, – пробормотал Хит. – Похоже, это неплохая мысль.

Уильям нахмурился.

– Какая именно, милорд?

– Иногда, для того чтобы победить своего противника, необходимо принять его правила игры, – ответил Холден.

Проигнорировав насмешливый взгляд своего помощника, лорд очистил зубчик чеснока и, отправив его в рот, принялся жевать, невзирая на сильное жжение.

– Над каким же врагом мы собираемся одерживать верх при помощи чеснока? – осведомился Уильям.

Хит закашлялся и покачал головой. Он не рассказывал своему помощнику обо всех уловках, к которым прибегала его невеста, чтобы уклониться от венчания. Сказать, что девушка приходила в ужас при одной мысли об их браке, – это казалось слишком унизительным. Пусть даже он сам был не в восторге от подобной идеи. Впрочем, увидев леди Тирни впервые, Хит решил, что женитьба на ней, возможно, не такой уж суровый приговор. Но ее сердце не смягчилось, и она объявила ему войну. Вот Хит и подумал, что следует воспользоваться ее же оружием – то есть наесться чеснока. Он полагал, что эту маленькую ведьму не остановит никакой договор и она обязательно будет придерживаться выбранной тактики. Желая преподнести невесте сюрприз, лорд Холден решил последовать ее примеру и немного «освежить» дыхание.

Хит наконец-то проглотил чеснок и улыбнулся своим мыслям. Он совершенно не представлял, что именно ела или пила леди Тирни, чтобы сделать свое дыхание столь смрадным. Но по всей видимости, чеснок являлся основной и самой зловонной частью этого зелья. Что ж, теперь он не почувствует зловония, так как сам стал источником подобного запаха.

– Пора идти вниз. Она скоро будет готова, – сказал лорд своему помощнику.

Хит шагнул к двери, но вдруг заметил, что Уильям, нахмурившись, осматривает комнату.

– Милорд, у вас нет ставня в окне. Хит пожал плечами:

– Его сейчас чистят.

– Да, но здесь сквозняк. Нужно затопить камин. К тому же эта комната в два раза меньше моей. Даже апартаменты Темплтона…

– Но ведь это всего на одну ночь, – перебил Хит. – Мы не собираемся откладывать церемонию. Леди Хелен предложила мне эту комнату, и я согласился. Пойдем, а то я опоздаю…

Уильям подошел почти вплотную к лорду Холдену и

взглянул ему в глаза.

– Вы, милорд, уверены, что хотите пройти через все это? Может быть, леди Хелен и хорошенькая, но она все же «ведьма из Тирни».

Хит невольно нахмурился. Да, конечно, у его невесты отвратительный характер. Но при этом чудесный голосок и восхитительная фигура…

– Если бы вы рассказали королю, как она мучила и унижала вас все эти годы… – продолжал Уильям.

. – Король все знает, – напомнил помощнику Хит. – Я ведь продиктовал тебе довольно много писем, разве не помнишь?

– Да-да, конечно, – пробурчал Уильям. – Разумеется, он знает.

– Идем. – Лорд Холден похлопал молодого человека по плечу и легонько подтолкнул к двери. – Поверь мне, я справлюсь со своей женушкой. Разве может быть иначе?

– Да… полагаю, что справитесь, – пробормотал Уильям.

Хит улыбнулся. Не очень-то его помощник в нем уверен. Впрочем, он и сам опасался, что маленькая ведьма опять что-нибудь придумает. Слишком уж она умна. А как известно, не существует более опасного противника, чем умная женщина.

Глава 8

– А теперь вы можете поцеловать свою жену.

Не смея пошевелиться, Хелен смотрела на человека, только что ставшего ее мужем. Шагнув к ней, он наклонился, чтобы торжественно запечатлеть на ее устах супружеский поцелуй. Сегодня был худший день в ее жизни. Она нисколько в этом не сомневалась. Молодая жена лорда Холдена не проявляла никаких эмоций, когда он склонился над ней. Она ожидала, что муж лишь прикоснется губами к ее губам, однако его поцелуй оказался весьма продолжительным. При этом Хелен почувствовала тошнотворный привкус во рту.

– Вы!.. – Она чуть не задохнулась от возмущения, когда муж наконец выпрямился.

Лорд Холден улыбнулся в ответ и вполголоса пробормотал:

– Огонь против огня.

Затем, окинув взглядом всех присутствовавших, Хит кивнул священнику, давая понять, что церемония завершена. Хелен же по-прежнему не шевелилась. Она молча смотрела на монстра, стоявшего с ней рядом. «Победа!» – говорили его сияющие глаза. Что ж, он получил то, что хотел. Ведь он явно хотел этого брака – теперь уже не было сомнений. Вступая в поединок с лордом Холденом, Хелен полагала, что он вовсе не стремится стать ее мужем. Ей казалось, что надо только показать жениху, какими неприятностями грозит их союз. Но все вышло совсем не так, как она ожидала. Во-первых, выяснилось, что его не так-то легко разозлить. К тому же трапеза на свежем воздухе обернулась против нее самой. И в реку упала она, а не лорд Холден. А теперь он воспользовался ее же оружием – чесноком! «Нужно что-то придумать, – размышляла Хелен. – Может, подсыпать яд? Или лучше – нож в сердце?..» Но почему лорд Холден сразу не отказался от женитьбы? Разумеется, трудно поверить, что своими постоянными жалобами королю ей удалось внушить любовь к себе. Так почему же он все-таки сразу не отказался от этого брака? Почему приехал сюда с уже принятым решением выполнить приказ короля? Ответ, казалось, был настолько очевиден и прост, что из груди Хелен вырвался стон. Конечно же, ее земли! Как она могла упустить из виду, что богатое и процветающее поместье является весьма выгодным приобретением? Сама же хозяйка – лишь незначительный довесок. Следовательно, его цель – поместье. Только сейчас ей стало ясно, в чем состояла ее ошибка. Именно поместье следовало представить в самом невыгодном свете. Именно его следовало выкрасить в черный цвет. Эта мысль чрезвычайно воодушевила Хелен. Но она почти тотчас поняла, что теперь уже слишком поздно. Или еще нет? Может, еще не все потеряно, может, ей удастся найти какой-нибудь способ избежать ужасной участи? Надо непременно что-то придумать! Уже сидя за столом, Хелен лихорадочно размышляла. Да, она обязательно должна что-то предпринять. Должна сделать свои владения совершенно непривлекательными для лорда Холдена. В таком случае он сам от всего откажется… А пир тем временем продолжался. Все поздравляли молодых супругов, пили за их здоровье и отпускали соленые шутки. Но Хелен ничего вокруг не замечала. В какой-то момент, не реагируя на вопросительный взгляд мужа, она поднялась из-за стола и направилась в кухню. Как девушка и ожидала, Даки находилась там. Лорд Холден проводил взглядом жену; его охватили дурные предчувствия. Покосившись на леди Шамбло, он понял, что и она озабочена внезапным уходом племянницы. Хит невольно нахмурился. Он еще раньше обратил внимание на странное выражение лица Хелен и на ее подозрительное молчание. К тому же она совершенно ничего не ела. «Может, на нее произвел неизгладимое впечатление мой чесночный запах?» – мысленно усмехнулся Хит. Что ж, затея с чесноком была весьма уместной. Ему даже казалось, что он не чувствовал ужасающего зловония, прежде исходившего изо рта Хелен. Более того, целуя жену на брачной церемонии, он вдруг понял, что наслаждается этим поцелуем. Значит, можно было надеяться, что и брачное ложе не превратится для него в пытку… Внезапно дверь кухни распахнулась, и Хит увидел Хелен, направлявшуюся обратно к столу. «Похоже, она чем-то озабочена», – отметил про себя лорд Холден. Он вопросительно взглянул на жену, но та, если и заметила его взгляд, предпочла не обращать на мужа внимания. Положив себе на блюдо перепелиную ножку, она, однако, не торопилась ее есть.

– Что, не вкусно? – поинтересовался Хит, хотя прекрасно понимал, что дело совсем не в этом. Лорд невольно улыбнулся, вспомнив о том, что по условиям брачного договора жена теперь была обязана есть с ним с одного блюда – следовательно, он мог без опасений наслаждаться великолепной кухней Тирни.

– Нет, – ответила наконец Хелен, изобразив некое подобие улыбки. – То есть… я имею в виду – да. Очень вкусно. Просто я не голодна.

– А-а… слишком волнуешься из-за предстоящей ночи? – снова улыбнулся Хит; он едва удержался от смеха.

Хелен же внезапно побледнела, и на липе ее появилась гримаса отвращения. Но она тут же взяла себя в руки и попыталась улыбнуться.

– Да, вероятно, волнуюсь… – Девушка вопросительно взглянула на Даки, появившуюся в этот момент у стола.

Хит с любопытством наблюдал, как служанка наклонилась и что-то прошептала на ухо своей госпоже. Затем она направилась к лестнице, а Хелен повернулась к мужу с радостной улыбкой на лице.

Лорд Холден с восхищением посмотрел на свою жену. Как она хороша! Необыкновенно хороша! Просто красавица! А ведь он из-за ее проделок совершенно забыл об этом.

– Да, мой дорогой муж, я слишком волнуюсь, и мне необходимо подняться наверх, чтобы приготовиться к предстоящей ночи. Ты же не против?

– Нет-нет, конечно, не против, – пробормотал Хит, по-прежнему любуясь женой. Она так прелестна – как раз для него!

Хелен же поднялась из-за стола и попросила тетю подняться с ней наверх. Затем, повернувшись к лорду Холдену спиной, поспешила к лестнице. И теперь он залюбовался ее походкой.

– Куда они направились? – поинтересовался лорд Темплтон.

– Гм… – Хит неохотно отвел взгляд от жены. – Вы что-то сказали?

– Куда они направились? – повторил свой вопрос королевский посланник.

– О, они собираются приготовить брачное ложе.

Перед Хитом тотчас же возникла чрезвычайно соблазнительная картина. Он представлял, как Хелен, обнаженная, входит в ванну с водой, на поверхности которой плавают розовые лепестки.

– Брачное ложе? Уже?

Вопрос Темплтона отвлек лорда Холдена от приятных видений. Он посмотрел на старика, а затем перевел взгляд на стол. Нетронутых блюд еще оставалось предостаточно, и гости отдавали должное искусству повара. Да, пожалуй, было слишком рано, чтобы отправляться в постель. Даже готовиться к ней – слишком рано. И тут перед Хитом возникла совершенно другая картина: теперь обнаженная Хелен входила в ванну не с розовыми лепестками, а с огромными коричневыми лепешками, плавающими на поверхности. С коровьими лепешками.

– О Боже! – Лорд Холден вскочил со скамьи словно ужаленный. Но Темплтон, схватив его за руку, проговорил:

– Нет-нет, не стоит так торопиться. Возможно, еще слишком рано отправляться в постель. Но если она желает приготовиться специально для вас, то не нужно ей мешать. Теперь, когда я об этом думаю, то даже удивляюсь: слишком уж быстро она согласилась… Вероятно, мне не следует об этом говорить, но когда я впервые появился в Тирни с приказом короля… Должен заметить, было не похоже, что она очень хочет за вас замуж, – сообщил лорд Темплтон, не скрывая своего удивления. – Даже напротив… Отправившись за вами, я ожидал от нее чего угодно, но… – Старик развел руками.

Хит простонал в ответ. Получается, никто не заметил той войны, которую он вел с момента своего появления в Тирни. Да, разумеется, никто не заметил. Ведь лорда Темплтона и Уильяма не обливали ледяной водой и не подкладывали им в постель блох. А он, Хит, из гордости молчал об этом.

– Нет-нет, не надо так волноваться, – проговорил королевский посланник, неправильно истолковавший стон лорда Холдена. – Как видите, она уже успокоилась. Просто у девушки разыгрались нервы. Теперь, похоже, она очень довольна таким положением дел. Леди Хелен даже пошла готовиться…

Снова застонав, Хит в отчаянии уронил голову на стол. Перед ним вихрем проносились всевозможные картины – его жена готовилась к первой ночи с ним, – и ни одна из них не радовала.

– О Боже! Какой ужас… О!.. – стонала девушка.

– Да, ужасно, – кивнула тетя Нелл, стоявшая у двери – подальше от своей племянницы и от Даки, ей помогавшей.

– Ох… Я не могу. Это просто… Как хорошо, что я ничего не ела, а то все вышло бы сейчас обратно, – пробормотала Хелен. – О Боже! Это невыносимо!

– Да, верно. – Даки поморщилась, хотя ее нос и рот были прикрыты льняной салфеткой, уменьшавшей воздействие ядовитых испарений. Увидев слезы в глазах девушки, служанка решила немного ее приободрить. – Все к лучшему, миледи. На этот раз у вас получится… Я имею в виду, что он не дотронется до вас, пока вы в таком виде.

Даки умолкла, но тут же – уже с беспокойством в голосе – вновь заговорила:

– Только теперь, когда венчание состоялось, никто не знает, что он может сделать. Что, если он побьет вас? –

Служанка внезапно улыбнулась и добавила: – Нет, вряд ли он захочет подойти к вам, чтобы ударить.

Хелен в ответ снова застонала. Она ужасно страдала от собственного запаха. Это зловоние казалось совершенно невыносимым.

Внезапно раздался стук в дверь, и женщины замерли в испуге. Через несколько мгновений снова постучали. Тут Хелен, присев на корточки, спряталась за спинкой кровати и, взглянув на Даки, прошептала:

– Посмотри, кто там. Но не пускай сюда никого. Служанка кивнула и направилась к двери. Хелен же, опустившись еще ниже, сунула в рот зубчик чеснока – тетя Нелл сейчас не видела этого. Проклятый договор! Лорд Холден может есть чеснок, а она… Выглянув из своего укрытия, Хелен увидела, как Даки подошла к двери. Служанка на мгновение остановилась, прежде чем взяться за ручку, а леди Шамбло отошла в сторону, чтобы ее не было видно. Затем дверь чуть приоткрылась, и послышался низкий мужской голос. Потом раздался голос Даки, а в следующее мгновение служанка захлопнула дверь и, повернувшись к хозяйке, сказала:

– Это помощник лорда Холдена. Говорит, лорд Темпл-тон послал его узнать, готовы ли вы. Якобы Холден очень торопится, но Темплтон хочет сначала убедиться, что вы готовы.

Хелен колебалась. Сначала у.нее чуть не вырвалось решительное «нет!». Но потом она поняла, что действительно «готова». Прикусив губу, девушка молча кивнула. Даки уже шагнула к двери, но тут Хелен крикнула:

– Подожди!

Служанка тотчас же обернулась и вопросительно посмотрела на хозяйку.

– Что такое? – с озабоченным видом проговорила леди Нелл. Она сделала несколько шагов к племяннице, но вдруг поморщилась и, вернувшись на прежнее место, спросила: – Что случилось?

– Необходимо хорошенько проветрить комнату, а то все сразу догадаются, что мы замышляем, – объяснила Хелен. Повернувшись к Даки, она сказала: – Скажи им, что я уже почти готова и ты спустишься за ними, как только я дам знать.

– Да, миледи, – кивнула служанка. Затем открыла дверь, чтобы передать слова госпожи.

– Все, я пошел! – Хит решительно поднялся, но лорд Темплтон с Уильямом снова усадили его на скамью.

– Какой вы, однако, нетерпеливый, милорд, – заметил старик. – Она скоро будет готова. Уильям говорит, что вас уже хотели пригласить, но ваша жена что-то забыла. Без сомнения, служанка спустится за вами с минуты на минуту.

– Вот она, – сказал молодой человек.

: Хит проследил за взглядом своего помощника и действительно увидел служанку. Теперь уже ничто не могло удержать лорда Холдена на месте. Вскочив со скамьи, он бросился к лестнице. Лорд Темплтон с Уильямом тотчас последовали за ним. Последовали и воины, присутствовавшие на пиру. Хит уже пытался убедить их, что нет нужды превращать первую брачную ночь в целую церемонию. Но мужчины только посмеялись над ним – было очевидно, что без их вмешательства не обойтись. Впрочем, лорд Холден и не стал бы возражать против этого, если бы был уверен в том, что его не ожидает очередной сюрприз, причем весьма неприятный. Но он чувствовал: жена что-то готовит ему, и беспокойство с каждым мгновением усиливалось. Казалось, приближается роковой миг. Хит уже перестал предаваться мечтаниям и обманывать себя, представляя, как Хелен купается и умащает свое тело благовониями. Нет, конечно же, она готовила какую-нибудь очередную «шутку». «Только на сей раз об этом узнают все, – думал Хит. – Узнают, что она ужасно не хотела выходить за меня замуж…»

– Подождите немного, – прошептал Темплтон, догоняя Хита уже у двери спальни. – Предполагается, что мы введем вас в комнату, а не будем мчаться следом… точно слуги.

Лорд Холден хотел что-то возразить, но тут Уильям и один из воинов подхватили его на руки и взвалили себе на плечи. Хит поморщился; ему вспомнилась первая ночь с Нериссой – тогда он слишком много выпил на пиру и не мог самостоятельно дойти до спальни. Вероятно, его отец посчитал, что только в таком состоянии сын сможет исполнить свой супружеский долг. Теперь же ему очень не хотелось, чтобы его вносили на руках к Хелен, – ведь он не знал, что его там ожидает…

В следующее мгновение лорд Темплтон открыл дверь – и Хит оказался в спальне.

– А вот и ваш муж, миледи, – с веселой улыбкой сообщил королевский посланник, пропуская в комнату нескольких подвыпивших воинов.

Вцепившись в волосы Уильяма, Хит пытался удержаться на его плече и в то же время внимательно осматривал комнату. Казалось, все выглядело вполне благополучно. Во всяком случае, ничто не внушало подозрений. Леди Шамбло стояла в стороне, около закрытого окна. «Камин, два стула, несколько сундуков, – мысленно отметил Хит. – И конечно же, постель, а в ней – красавица Хелен…» Золотистые волосы его жены, разметавшиеся по подушке, образовывали ореол вокруг ее головы. Немного успокоившись, Хит попросил, чтобы его наконец отпустили. Как только ноги лорда коснулись пола, его тотчас же обступили воины; они подбадривали своего господина солеными шутками и сры-г вали с него одежду. Вскоре лорд Холден оказался совершенно обнаженным. И ему сделалось не по себе. Только сейчас Хит вдруг понял, что в комнате довольно прохладно. Хотя в камине ярко пылал огонь. В чем же дело?.. Однако времени на раздумья у него не было, так как в следующее мгновение он уже оказался на постели. Затем воины со смехом и непристойными шутками покинули комнату. Лорд Темплтон последовал за ними. А несколько мгновений спустя удалилась и леди Шамбло. Взглянув на закрывшуюся дверь, лорд Холден с облегчением вздохнул. Все прошло на удивление гладко, и его, Хита, никак не унизили. То есть никто не догадался о том, что Хелен не желала выходить за него замуж. По-прежнему сидя на постели, лорд Холден повернулся к молодой жене, лежавшей рядом. Хелен не проронила ни слова и даже не пошевелилась, пока мужчины веселились и отпускали грубые шутки. Укрывшись одеялом, она тихо ждала. И до сих пор молчала.

Хит откашлялся и пробормотал:

– Что ж…

Но жена даже не взглянула на него. Казалось, она разглядывала балдахин над кроватью. Хит задумался… Было очевидно, что Хелен чрезвычайно смущена – ее щеки покрылись нежным румянцем. Но как же выйти из столь затруднительного положения? Хит попытался вспомнить свою первую брачную ночь с Нериссой. Но тогда он был слишком молод и нетерпелив. К тому же пьян. Поэтому образы прошлого сливались в нечто смутное и неуловимое. Припоминался лишь тот момент, когда он, словно дикий зверь, набросился на свою первую жену. Хит невольно вздохнул. Возможно, в те годы подобное его поведение было простительным. Но теперь все должно быть по-другому. Он может вести себя по-другому. Даже несмотря на то, что его одолевало желание. Да, он чувствовал, что с трудом сдерживается. Но все-таки он не превратится в зверя…

Лорд Холден вновь заговорил:

– Что ж, все прошло не так уж плохо. Я боялся, что они увлекутся и зайдут слишком далеко.

Хелен что-то пробормотала, но не пошевелилась. Хит снова вздохнул. – Я…

– Может быть, приступим, милорд? – проговорила она с дрожью в голосе.

Хит с удивлением посмотрел на жену. О Господи! Она сама об этом попросила! Лорд Холден улыбнулся и, склонившись над молодой женой, поцеловал ее в губы. Почувствовав прикосновение его губ, Хелен оцепенела от ужаса. Она не ожидала, что муж начнет именно так. Собственно, она вовсе не думала о том, как он начнет, иначе поняла бы, что поцелуй – самое подходящее начало. Его губы целовали ее с необыкновенной нежностью и страстью. И к своему удивлению, Хелен вдруг почувствовала, как ее тело становится мягким и податливым от ласк мужа. Она пыталась отодвинуться, но Хит тотчас же придержал ее и придавил к кровати своим телом. Хелен уже хотела попросить мужа, чтобы он отпустил ее, но тут почувствовала, как что-то теплое и влажное прикоснулось к ее губам. «Это его язык», – подумала она в изумлении. И вдруг обнаружила, что ее тело отзывается какими-то странными ощущениями, прежде совершенно ей незнакомыми. Когда муж целовал ее, казалось, что теплая волна поднимается где-то в груди, пробегает по животу и опускается в ноги. И от этих ощущений возникало необъяснимое желание изогнуться и еще ближе прижаться к мужу. Затем его рука скользнула под покрывало и тотчас же прижалась к ее груди. Потом легонько сдавила – и из горла Хелен вырвался стон. Она вдруг поняла: эти прикосновения необыкновенно приятны, более того, доставляют ей наслаждение. И тут ее охватила паника, Хелен стала отчаянно сопротивляться. Но Хит еще крепче прижал ее к кровати, и теперь она даже не могла пошевелиться. Затем рука его, скользнув по животу Хелен, легла на холмик меж ее ног; здесь пальцы на мгновение задержались – и вдруг осторожно надавили. На сей раз Хелен не смогла сдержать себя, и ее тело изогнулось дугой. Потрясенная новым для нее ощущением, девушка инстинктивно развела в стороны ноги. Пальцы Хита снова надавили – теперь уже сильнее, – и Хелен тотчас же почувствовала, как тело ее словно вспыхнуло… Не в силах более сдерживаться, она прижалась губами к губам Хита и стала отвечать на его поцелуи. Хелен не была уверена в том, что поступает правильно, но она ничего не могла с собой поделать. «О Боже, какое блаженство…» – промелькнуло у нее. Внезапно ей показалось, что Хит хочет убрать ладони с ее лона, и Хелен бессознательно скрестила ноги, удерживая его руку. Однако он все же отстранился, и из ее груди вырвался стон разочарования. Тут Холден тихонько засмеялся и, нежно поцеловав девушку, с улыбкой проговорил:

– Не беспокойся, малышка. Я…

Хит внезапно умолк. Он смотрел на жену в явном замешательстве. И Хелен поняла, что он наконец-то обнаружил то, чего раньше не замечал, вернее, не чувствовал. Под льняным покрывалом находилось еще одно – из тончайшего меха. Хелен невольно вздохнула. Да, конечно, случилось то, что и должно было случиться. Однако в этот момент она сожалела о том, что все закончилось именно так. Что ж, сейчас ей оставалось лишь приготовиться… Холден по-прежнему молчал. Но теперь уже смотрел на жену вопросительно. Впрочем, он и так прекрасно понимал: в комнате все же не настолько прохладно, чтобы укрываться меховым покрывалом – было бы вполне достаточно льняного. Но что же в таком случае означает этот мех?.. Хит почувствовал, что желание покинуло его – остались лишь подозрения и дурные предчувствия. Кажется, оправдались все его опасения. Без сомнения, жена приготовила для него очередной «сюрприз». Этот мех не предвещал ничего хорошего. Конечно же, Хелен и после венчания не изменилась. Она по-прежнему вела против него войну – теперь уже в этом не было сомнений. Собираясь выяснить, что именно затеяла его жена, Хит взялся за край покрывала и откинул его в сторону. Хелен ждала настоящего взрыва. Ждала упреков, криков, ругани… И даже вполне допускала, что муж ударит ее – в конце концов, перед ней не кто-нибудь, а Хаммер из Холдена. Но ничего подобного не последовало. Хит неподвижно сидел с ней рядом, а тошнотворный запах растения, которое принесла Даки, медленно заполнял комнату. Девушка тщательно натерла все тело этой отвратительной травой. От такого зловония щипало глаза и становилось трудно дышать, но Холден не делал того, чего ожидала от него Хелен. Он просто сидел и молчал. Наконец она решилась взглянуть ему в лицо и увидела, что его глаза округлились, а рот беззвучно открывался и закрывался. Лицо Хита сделалось необыкновенно бледным, а потом вдруг приобрело зеленоватый оттенок.

– Что-то не так, милорд? – спросила девушка, когда молчание стало совершенно невыносимым. Она очень надеялась, что ей удастся изобразить невинность и простодушие. – Разве вы не собираетесь выполнять ваши супружеские обязанности?

Чтобы усилить впечатление, Хелен небрежно сбросила с себя покрывало и предстала перед мужем совершенно обнаженной. И тотчас же в ноздри Хита ударила волна удушающего зловония – вот в чем заключался «сюрприз»! Лорд Холден закашлялся и еще больше позеленел. Затем, задыхаясь, вскочил с кровати и бросился в сторону. Вращая глазами, словно обезумев, он метался по комнате. Наконец, увидев ночную вазу, подбежал к ней и низко склонился… В следующее мгновение все, что он съел на пиру, изверглось из его желудка. «Без сомнения, это поставит точку во всей истории и заставит Холдена отправиться к королю с просьбой о расторжении брака, – с удовлетворением подумала Хелен. – Так что эта ночь – особенная…» Одно лишь ее огорчало: исходивший от нее отвратительный запах и ей доставлял некоторое неудобство. Тут лорд Холден наконец выпрямился и пристально взглянул на девушку. Его взгляд не предвещал ничего хорошего – Хелен нисколько в этом не сомневалась. Похоже, он был в ярости – ведь она довела его до крайности своими выходками. И теперь их тайная война превратилась в явную, открытую…

– Что это? – спросил Хит.

Хелен с невинной улыбкой ответила:

– Это растение принесла Даки. Оно растет на болотах недалеко отсюда. – Немного помолчав, девушка поинтересовалась: – Вероятно, вы захотите испытать это на себе?

Как чеснок, помните? Без сомнения, Даки принесет и для вас, если вы только попросите.

Хелен с удовольствием отметила, что муж опять побледнел. «Так что не следует бояться нынешней ночи, Лорд Холден едва ли сумеет выполнить свои супружеские обязанности», – подумала она, радуясь победе. Тут Холден вдруг подошел к двери, распахнул ее, и Хелен увидела Даки и тетю Нелл; сидя на корточках, они смотрели в дверную щель, наблюдая за развитием событий. Увидев их, девушка совсем не удивилась. Конечно же, они боялись, что лорд в ярости может убить свою жену. «Возможно, и убил бы, если бы смог приблизиться ко мне», – подумала Хелен.

В какой-то момент девушке показалось, что лорд Холден собирается излить свой гнев на дрожавшую от страха служанку и на леди Нелл. Но он сдержался. Пристально глядя на Даки, лорд проговорил:

– Немедленно принеси сюда ванну. И духи. А также цветы. Принеси все, что приятно пахнет. Все, что найдешь. Немедленно! Ты поняла меня?

– Да, милорд. – Служанка кивнула и бросилась к лестнице.

Лорд перевел взгляд на леди Нелл, весьма осмотрительно отступившую на несколько шагов.

– Думаю, мне лучше… – Она сделала неопределенный жест рукой и поспешила к лестнице.

Хелен вздохнула с облегчением и снова натянула на себя меховое покрывало. Лорд Холден отступил от двери и уставился на жену. Казалось, он хотел испепелить ее взглядом. Хелен, потупившись, нервно теребила покрывало. Как ни странно, она вдруг почувствовала угрызения совести. Жена обязана подчиняться мужу, а она не собиралась выполнять свой долг. Стараясь подавить раздражение, вызванное чувством вины, Хелен напомнила себе, что человек, стоявший сейчас перед ней, – жестокий и бессердечный негодяй и она не хочет быть его женой. Хотя лорд Холден с момента своего появления в Тирни не совершил никаких ужасных деяний, девушка не собиралась менять свое мнение о нем. По крайней мере не собиралась выдавать своих сомнений.

Глава 9

Сначала Хиту показалось, что жене стало стыдно за свой поступок. И этот факт несколько остудил его гнев. Но она вдруг взглянула на него с вызовом, словно обвиняя в чем-то, и он понял, что жена ни о чем не жалеет. С грохотом захлопнув дверь и сжав кулаки, Хит направился к кровати. Но Хелен тотчас же, не говоря ни слова, сбросила с себя меховое покрывало, и на лорда снова пахнуло тошнотворным запахом, исходившим от ее тела.

Хит остановился и зажал пальцами нос.

– Может быть, все-таки попытаемся, милорд? – спросила его жена.

В следующее мгновение лорд Холден, словно задыхаясь, бросился к окну – ночная ваза была уже полна, а в его желудке, как оказалось, еще сохранились остатки кушаний, съеденных на свадебном пиру. За спиной лорда вдруг послышался негромкий смех, и он поклялся, что его жена заплатит за это. Да, обязательно заплатит. Хит все еще лежал на подоконнике, когда в дверь несколько раз постучали. Его желудок теперь был абсолютно пуст. И лорд наслаждался чистым свежим воздухом. Но он все же выпрямился и, повернувшись, крикнул: «Войдите!» Затем, по-прежнему стоя у окна, стал наблюдать за слугами, появившимися с ванной и ведрами. Они тотчас же установили ванну посередине комнаты и принялись наполнять ее водой. Но Хиту казалось, слуги не очень-то торопились. И еще он заметил, что все они с опаской поглядывали на свою госпожу – разумеется, она уже снова натянула на себя покрывало – и старались не подходить близко к кровати. Похоже, все в замке знали, что происходит в этой комнате, – оскорбленный Хит в этом почти не сомневался. Да-да, разумеется, все в замке знали о том, что задумала Хелен. Только его люди и лорд Темплтон оставались в полном неведении. Что ж, следовало благодарить Бога за то, что хотя бы его воины и королевский посланник не стали свидетелями этого унижения… И к счастью, никто из них не догадывался, что девушка приложила все возможные усилия, чтобы избавиться от жениха. Впрочем, в данный момент подобные мысли не слишком утешали… Наконец появилась и Даки. Она принесла целую корзину всевозможных бутылочек, пузырьков и прочих склянок. Хит жестом подозвал служанку. Взяв из ее рук корзину, лорд бросил на Даки испепеляющий взгляд. Тут же сообразив, что от нее требовалось, служанка выразительно посмотрела на свою госпожу и не мешкая покинула комнату. Через несколько мгновений ушли и слуги. Последний из них осторожно закрыл за собой дверь.

Лорд тут же перевел пылающий гневом взор на свою жену. Но та, изобразив удивление, осведомилась:

– Что такое, милорд?

– Немедленно в ванну! – распорядился Хит.

Хелен несколько мгновений колебалась. Затем, очевидно решив, что не стоит рисковать, проявляя открытое неповиновение, она накинула на плечи меховое покрывало и медленно поднялась с кровати. С гордо поднятой головой девушка направилась к ванне, причем постаралась пройти как можно дальше от лорда.

Хит едва удержался от стона, когда ему пришлось вдохнуть удушающий запах, исходивший от жены. Его желудок сразу же напомнил о себе, и Хит закрыл глаза. Очевидно, на пищеварение пагубно повлиял чеснок, который лорд съел еще до начала свадебной церемонии. И возможно, этот чеснок усиливал воздействие отвратительной вони… Наконец запах стал не таким резким. Хит открыл глаза и с облегчением вздохнул – Хелен находилась уже около ванны. Но вместо того, чтобы сбросить с себя меховое покрывало и поскорее войти в воду, она стояла, переминаясь с ноги на ногу. Лорд даже почувствовал неловкость, когда девушка после некоторого колебания все-таки откинула с одного плеча покрывало, а затем с укором посмотрела на него. Хит понял, что жена не хотела раздеваться перед ним. Что ж, вполне естественно. Несмотря на то что брачная церемония уже состоялась, они совершенно не знали друг друга. Впрочем, кое-что о жене Хит уже знал… И если бы Хелен сейчас не проявила своего упрямства, то, возможно, это показалось бы удивительным. Если бы она была обычной молодой женой, робкой и невинной, он, разумеется, мог бы оставить ее на некоторое время одну. По крайней мере дал бы ей возможность спокойно раздеться и войти в ванну. Но эта ночь даже отдаленно не напоминала обычную брачную ночь, а Хелен не походила на обычную молодую жену. Один Господь Бог ведал, что эта девушка могла натворить, повернись он хоть на минуту к ней спиной. И Холден не собирался рисковать.

– В воду! – закричал он, не выдержав.

Хелен покосилась на мужа, и глаза ее вспыхнули. Однако она подчинилась – бросила на пол покрывало, а затем мгновенно забралась в ванну. Так что Хит, конечно же, не смог как следует рассмотреть ее. Погрузившись в воду, Хелен приняла самую скромную позу, какую только можно было придумать, – подтянула колени к животу и обхватила их руками. Хотя жена его весьма проворно скрылась в ванне, лорд все же успел заметить, что у нее необыкновенно красивые длинные ноги. Возможно, этот факт произвел бы на Хита более сильное впечатление, если бы не рези в желудке. Пытаясь не думать об этих неприятных ощущениях, лорд начал рыться в корзинке, которую передала ему Даки. Служанка добросовестно выполнила его распоряжение и принесла все, что могло иметь приятный запах. Засушенные травы, используемые для приготовления различных блюд, лежали вперемешку с лепестками разнообразных цветов. Хит также обнаружил несколько пузырьков с различными ароматическими маслами и настоями. Он осторожно откупорил одну бутылочку и понюхал ее содержимое. Что ж, все пахло довольно приятно. Но вероятно, сейчас даже, запах коровьего навоза показался бы ему божественным по сравнению с тем «ароматом», который источала его жена. При этой мысли лорд бросил свирепый взгляд на Хелен. Но она сидела к нему спиной и, разумеется, не заметила этого взгляда. Немного успокоившись, Хит снова заглянул в корзинку. «Что бы попробовать для начала?..» – размышлял он. Вскоре отвратительная вонь заполнила всю комнату – ведь мех больше не приглушал этот запах, – и Холден понял, что следует поторопиться. Он выбрал самый большой пузырек с ароматическим маслом. «Если этого окажется недостаточно, придется добавить что-нибудь еще», – решил лорд. Сделав глубокий вдох, Хит задержал дыхание и подошел к ванне. Вытащив из корзинки пузырек, он откупорил его и осторожно вылил все содержимое в воду. Хелен на мгновение замерла, но не произнесла ни слова и даже не обернулась. Какое-то время Холден в растерянности переминался с ноги на ногу. Наконец положил пустую бутылочку обратно в корзину и, наклонившись над ванной, принялся брызгать водой на плечи, на спину и даже на голову Хелен. Она пронзительно вскрикнула, когда брызги попали ей на лицо, и, повернувшись к мужу, укоризненно посмотрела на него. Однако Хит промолчал. Немного помедлив, он выпрямился, с сомнением посмотрел на жену и все же рискнул сделать вдох. С его языка чуть не сорвались бранные слова, но он вовремя сдержался. Разумеется, одного пузырька было недостаточно. Лорд открыл еще одну бутылочку и вылил ее содержимое в воду. Немного подумав, вытащил из корзинки третий пузырек и проделал с ним то же самое, что и с двумя предыдущими. Хелен с ужасом в глазах наблюдала за действиями мужа. Наконец, не выдержав, пронзительно закричала. Лорд Холден предположил, что жена таким образом пыталась выразить свой протест против использования всех масел сразу. Возможно, она считала, что не стоит смешивать ароматы. Однако Хелен ничего не говорила, поэтому Хит не знал, что именно вызвало ее протест. Вскоре лорд почувствовал легкое головокружение. Но он не понимал, отчего это происходило. Возможно, оттого, что он уже довольно долго задерживая дыхание. А может быть, зловоние так повлияло на него. Как бы то ни было, он решил продолжить… Не обращая внимания на крики жены, Холден быстро опустошил все пузырьки и бутылки, а затем, перевернув корзинку, высыпал в ванну вес травы и лепестки – они облепили волосы и плечи девушки и покрыли воду разноцветными узорами. Хит несколько раз встряхнул корзинку, чтобы убедиться, что она совершенно пуста. Затем отошел подальше от ванны и наконец-то сделал выдох и вдох. В следующее мгновение он понял: несмотря на все его усилия, вонь в комнате нисколько не уменьшилась. Пожалуй, запах стал даже еще хуже, чем до этого.

– Что это?! – задыхаясь, закричал Хит.

Хелен обернулась и, с ненавистью глядя на мужа, пробормотала:

– Милорд, нельзя было смешивать все травы и масла. Смесь не всегда имеет приятный запах.

Холден со стоном закрыл глаза. Похоже, смешавшись, эти ароматы не только не заглушили прежнее зловоние, но, напротив, усилили его. Казалось, вся кожа Хелен пропиталась этим зловонием, так что ей уже никогда от него, не избавиться. Вместо того чтобы разрушить планы жены, он, Хит, лишь оказал ей услугу. Осознание этого факта не могло не вызывать досады. Размышляя о проигранном сражении, лорд Холден невольно отступал все дальше от жены, пока наконец не обнаружил, что стоит уже рядом с окном. Но и тут тошнотворный запах настиг Хита, даже глаза начали слезиться. Он выругался сквозь зубы. Теперь, вне всякого сомнения, дело не может быть доведено до конца. Радовало только одно: он все-таки отплатил Хелен за все ее проделки. Отплатил за убогую и холодную комнату, за ледяную ванну, за отвратительную пишу, за тошнотворный эль и за кровать с блохами. Хит невольно усмехнулся, снова подумав о своем нынешнем поражении. Все-таки следовало отдать Хелен должное… Она оказалась весьма изобретательной. Неужели от этой вони действительно невозможно избавиться?

– О нет!

Этот возглас отвлек лорда Холдена от размышлений, и он взглянул на жену. Сейчас ее лицо было… совершенно красным.

– Что случилось? – спросил он.

– Лепестки… Цветочные лепестки… Что это за растение?

Хит молча пожал плечами. Он не понимал, что происходит. А лицо Хелен, казалось, стало еще краснее. И вокруг ее глаз вдруг появилась легкая припухлость – точно так же она выглядела после прогулки, когда имела несчастье посидеть рядом с цветочной пыльцой. Что же это? Может быть, содержимое пузырьков?.. Лорд Холден подошел к корзине. Склонившись над ней, он стал доставать пустые пузырьки и нюхать их. Понюхав самую большую бутылочку, Хит невольно вздрогнул; лорд вдруг вспомнил, что именно так пахли цветы, которые он положил под плед. И содержимое именно этой бутылки он вылил в воду в самом начале – да еще и побрызгал этим маслом спину, плечи и волосы жены.

Лорд снова взглянул на Хелен. Та подняла над водой руки и с ужасом рассматривала их. Они на глазах покрывались ярко-красными пятнами, сливавшимися в замысловатые узоры.

– Цветы! – пронзительно вскрикнула Хелен.

В следующее мгновение девушка выскочила из ванны, и Хит увидел, что краснота покрывала не только ее руки – почти все тело Хелен было покрыто огромными красными пятнами, приобретавшими прямо на глазах ужасный малиновый оттенок. «О Боже! Это слишком страшное наказание за те неприятности, которые она мне доставила», – подумал Хит. Хелен же, вытянув перед собой руки, подняла на мужа глаза.

– Вы бросили в ванну цветы?! – закричала она в отчаянии.

Хит в смущении потупился. Затем показал жене пустой пузырек. Лорд нисколько не сомневался: все случилось не из-за сухих лепестков, а из-за масла, налитого в эту бутылку.

Лорд Холден еще несколько мгновений смотрел на жену. Потом вдруг резко развернулся и бросился к двери. Все это совсем не походило на шутку. И Хит в полной мере ощущал свою вину. Но ведь он не хотел… Он не замышлял ничего такого… Это просто… «В любом случае это ужасно!» – подумал лорд, хватаясь за дверную ручку.

– Куда вы? – закричала Хелен.

Хит остановился у порога. Виновато взглянув на жену, пробормотал:

– Я просто собрался…

– Вы собрались бросить меня?! – воскликнула Хелен.

– Бросить вас? Нет-нет… – Лорд Холден покачал головой.

Хелен шагнула к мужу, и в нос ему ударило ужасное зловоние.

– Конечно же, я не собирался покидать вас, – продолжал лорд. – Я только хотел позвать вашу служанку, чтобы она помогла вам. И возможно, вашу тетю тоже…

Открыв дверь, Хит вышел из комнаты. И тотчас же за спиной его раздался визг и что-то тяжелое упало на пол. Лорд на мгновение остановился, но, передумав возвращаться, бросился к лестнице. Он понимал, что нужно как можно быстрее помочь несчастной девушке. Когда в комнате появились Даки и леди Нелл, Хелен, словно обезумев, каталась по кровати, расчесывая свое тело. Не обращая внимания на вошедших, она, извиваясь на постели, впивалась ногтями в плечи и грудь и терлась спиной о меховое покрывало.

– О… Боже милосердный! Хелен! – Леди Нелл подбежала к кровати и положила ладонь на плечо племяннице.

Но девушка тотчас же откатилась в сторону и снова принялась раздирать ногтями плечи. Тут леди Нелл пристально посмотрела на племянницу и в ужасе воскликнула:

– Что он с тобой сделал?!

– Цветы и масла смешались с соком растения, которым я натерла тело. И мне стало плохо… – пробормотала Хелен, задыхаясь.

– Да, я чувствую этот запах, – сказала тетя Нелл, зажимая нос пальцами. – Но почему ты так чешешься? Что на тебя так подействовало?

Теперь Хелен свернулась в клубок, чтобы почесать ступни.

– В одном из пузырьков, что дала ему Даки, находилась цветочная эссенция.

– О нет! – в ужасе закричала служанка. – Я не знала, клянусь! Он велел принести все, что хорошо пахнет. Я собрала все пузырьки, какие только смогла найти на кухне. А затем сбегала к старой Джоан и попросила что-нибудь с приятным ароматом. Мне и в голову не пришло проверить, что было в этих бутылочках. – Даки посмотрела на девушку. – О, миледи, простите меня!

Хелен по-прежнему каталась по кровати, она даже не взглянула на служанку. Женщины молча стояли рядом. Они ничем не могли помочь несчастной девушке.

Наконец леди Шамбло повернулась к служанке и сказала:

– Иди к Джоан и объясни ей, что случилось. У нее наверняка есть какая-нибудь подходящая мазь. И приведи старуху сюда.

Даки кивнула и выбежала из комнаты. Леди Нелл взглянула на племянницу и проговорила:

– Дорогая, постарайся не чесаться. Иначе у тебя останутся шрамы. Постарайся, пожалуйста… – Она снова подожила ладонь на плечо племянницы, и та вновь попыталась отстраниться. Но леди Нелл крепко ухватила девушку за руки. – Дорогая, постарайся остановиться.

– Нет! – простонала Хелен, пытаясь высвободиться. – Я просто схожу с ума…

Леди Шамбло внимательно посмотрела на девушку. Затем с озабоченным видом проговорила:

– У тебя появилась одышка, моя девочка. Тебе тяжело дышать? Черт возьми, надо было попросить Даки приготовить прохладную ванну. Необходимо смыть с твоей кожи цветочную эссенцию.

Выпустив руки племянницы, леди Нелл бросилась к двери. Хелен же снова впилась ногтями в свои плечи. Она знала, что этого делать не следует, но не могла сдержаться: казалось, сотни крошечных паучков ползают по ее телу, щекоча своими лапками.

Вскоре тетя вернулась в сопровождении слуг, несших личную ванну леди Шамбло и множество ведер с прохладной водой. Даки уже тоже успела вернуться; она привела старуху, снабдившую ее своим зельем.

Взглянув на девушку, Джоан тут же схватила ее за руки.

– Нет-нет, – сказала она, когда Хелен попыталась сопротивляться. – Не позволяйте ей чесаться.

Даки бросилась к кровати, чтобы занять место отошедшей знахарки, но одна не смогла удержать девушку, и леди Нелл пришла ей на помощь. А Джоан тем временем намазывала несчастную всякими мазями.

– Только не уничтожайте запах, – пробормотала Хелен, продолжая извиваться на постели.

Джоан с удивлением взглянула на девушку.

– Неужели ты думаешь, что он все же захочет довести дело до конца? – спросила тетя Нелл.

Хелен же думала сейчас лишь об одном – жаждала мести. Она уже не чувствовала зловония – наверное, этот ужасный смрад лишил ее способности различать запахи. Но «аромат» был все тот же, так как тетя Нелл по-прежнему зажимала нос. «Главное – чтобы остался запах, – говорила себе Хелен. – Тогда уж я непременно сумею отомстить. Прилипну к лорду Холдену, как английский плющ прирастает к стене».

– Только оставьте запах, – пробормотала она, взглянув на старуху.

Покачав головой, Джоан отложила в сторону травы, которые только что прикладывала к телу девушки, и снова начала ее чем-то намазывать. Хит осторожно пробирался по коридору, ощупывая в темноте стены. Солнце еще не взошло, но из окна крохотной спальни, куда его поместили, он уже заметил на горизонте оранжевую и розовую полоски, предвещавшие скорый рассвет. Этой ночью лорд Холден снова не смог как следует отдохнуть. Чтобы не подвергнуться очередному нашествию блох, ему пришлось провести ночь на стуле. Камин по-прежнему оставался нетопленым. Но даже несмотря на такие неудобства, Хит наслаждался спокойствием и отсутствием удушающего запаха… О Боже! Одна лишь мысль о том, что рано или поздно ему придется возвращаться к супруге, приводила в ужас. Оставив его наедине с леди Хелен, лорд Темплтон с сознанием выполненного долга удалился на отдых в свои апартаменты. По крайней мере старика не было в Большом зале, когда он спустился туда в поисках леди Шамбло и служанки. Королевский посланник мирно спал, пока в главных покоях кипели страсти. Поэтому старик пребывал в приятном неведении… «И лучше ему ничего не знать», – подумал Хит. Если же лорд Темплтон потребует утром доказательства того, что молодой муж выполнил свои обязанности и окончательно скрепил брак, он их получит. Только бы Хелен подтвердила это. А если ему не удастся представить королевскому посланнику доказательства?.. Хиту даже думать не хотелось о неприятностях, ожидавших его в этом случае. Именно поэтому он сейчас вышел из своей спальни. Предварительно же снял с кровати покрывало, оторвал от него узкую полоску и сделал повязку на лицо, чтобы прикрыть рот и нос. Кроме того, оцарапал кинжалом руку и испачкал кровью довольно широкий обрывок покрывала. Почувствовав легкий зуд у локтя, лорд Холден поморщился. Очевидно, блохи в его комнате были повсюду. Прибавив шагу, лорд Холден вскоре подошел к спальне жены и с облегчением вздохнул. На мгновение задержавшись у двери, он сделал глубокий вдох, а затем осторожно проскользнул в комнату. Пока Хит пробирался по темному коридору, солнце успело взойти и сейчас заливало стены теплым оранжевым светом. Лорд вышел на середину комнаты и посмотрел на спящую жену. Она выглядела ужасно. В лучах рассвета казалось, что темно-красные пятна, покрывающие ее некогда безупречно чистую кожу, стали еще заметнее. Холден вдруг почувствовал угрызения совести. Ведь он совсем этого не хотел… Все дело в том, что он просто утратил над собой контроль, действовал словно в горячке. И в результате, не подумав, вылил в ванну содержимое всех бутылочек и пузырьков. Если гнев берет верх над всеми остальными чувствами, последствия могут быть совершенно непредсказуемыми. Это может привести даже… к убийству. Хит все еще предавался подобным размышлениям, когда в дверь постучали. Вздрогнув от неожиданности, он осмотрелся и направился к двери. Но вдруг остановился, сообразив, что он сейчас не в самом подходящем виде. Сдернув с лица повязку, задыхаясь от ядовитых испарений – ими, казалось, уже пропиталась вся комната, – Хит снял тунику и отбросил ее в сторону. Затем расправил обрывок покрывала, который держал в руке, и выставил его перед собой, чтобы всем входящим, кто бы это ни был, сразу бросилось в глаза кровавое пятно.

– Кто это? – пробурчал он, чуть приоткрыв дверь. Увидев Темплтона и леди Шамбло, добавил: – Уходите. Мы еще спим. – И тотчас же захлопнул дверь.

– Что там? – послышался сонный голос Хелен.

Лорд Холден обернулся и посмотрел на жену. О… сейчас она выглядела еще ужаснее! Хелен сидела на кровати, прижимая к груди покрывало и пытаясь приоткрыть глаза, прикрытые распухшими красными веками. Было очевидно, что она совершенно ничего не видит. «Вероятно, это и к лучшему, – подумал Хит. – Если бы она только взглянула на себя со стороны… то, наверное, завизжала бы от страха».

– Ничего особенного. Спи, – прошептал Хит.

Он подошел к двери, чуть приоткрыл ее и выглянул в коридор. Лорд Темплтон, леди Шамбло и священник – он также приходил к спальне Хелен – направлялись к лестнице, унося с собой обрывок покрывала. «Похоже, они поверили, – с облегчением подумал Холден. – По крайней мере королевский посланник и священник». А вот леди Шамбло, оглянувшись через плечо и увидев в дверях Хита, что-то заподозрила – во всяком случае, так ему показалось.

– Что вы тут делаете? – спросила Хелен; она узнала голос мужа.

Лорд Холден со вздохом закрыл дверь и поднял с пола свою защитную повязку. Прикрыв ею рот и нос, завязал узлом на затылке, а затем надел тунику. Шагнув к кровати, он тут же остановился. Похоже, маска защищала только на расстоянии.

– Кто приводил?

– Лорд Темплтон, твоя тетя и священник, – ответил Холден.

– Что вы им передали? – спросила Хелен. «Значит, она все-таки увидела», – промелькнуло у Хита.

– Окровавленное покрывало, – признался он. – Я подозревал, что они придут сюда сегодня утром именно за ним. Поэтому проник в комнату и приготовил его для них.

Хит ожидал, что жена похвалит его за такую предусмотрительность, но он слишком плохо ее зная.

– Вы сделали… что? – Хелен вскочила с кровати, и лорду показалось, что она вот-вот набросится на него с кулаками.

Девушка действительно ужасно разозлилась – даже забыла, что была совершенно обнаженной.

Лорд Холден попятился. О Боже!.. Зловоние с каждым мигом усиливалось, и ему казалось, что он задыхается.

– Я просто попытался найти выход из неловкого положения, – пробормотал Хит, отступая к двери.

– Из неловкого положения?! – закричала Хелен. – Нет, вы загнали меня в ловушку! Теперь наш брак не будет расторгнут. Теперь у них есть доказательство, что мы подтвердили наш союз.

Хит замер. «Именно этого я и опасался! – подумал он. – Значит, я не ошибся… Именно этого она добивалась, намазавшись соком зловонного растения!» Ситуация казалась ужасно унизительной.

Стараясь держать себя в руках, лорд Холден проговорил:

– Мы оба попали в ловушку. Попали в тот самый момент, когда король решил обвенчать нас. Все, что я мог сделать…

– «Мы»? – Хелен расхохоталась. – Но кажется, эта идея пришлась вам по вкусу! Ха! Вы же получите прекрасное поместье! Вы получите замок Тирни!

Хит пристально посмотрел на девушку; ему было все труднее сдерживаться.

– Да, – согласился он, – я получу Тирни. Но к сожалению, в придачу я получу и тебя! Вонючую и опухшую ведьму, покрытую сыпью. К тому же – неблагодарную!

Хелен от ярости лишилась дара речи. Она хотела что-то сказать, но лишь открывала и закрывала рот – точно выброшенная на берег рыба.

А Хит между тем продолжал:

– И если ты собираешься заманить меня в свою постель, то лучше надень хоть что-нибудь. Сейчас на тебя даже страшно смотреть.

Хелен опустила глаза и в ужасе вскрикнула, обнаружив, что стоит перед Хитом совершенно голая. Девушка бросилась к кровати. Воспользовавшись моментом, Хит покинул поле битвы. Выскользнув из комнаты, он с грохотом захлопнул за собой дверь. Лорд был абсолютно уверен: сейчас именно он одержал верх в схватке. Впрочем, это не доставило ему особой радости. Он прекрасно понимал: победа досталась ему не совсем честным путем (если принимать во внимание его замечания по поводу сыпи. Хит вынужден был признать: безобразные пятна на теле девушки почти не портили общей картины – ведь у нее были все те же стройные ноги и все та же пышная грудь. И если бы не ужасный запах и сыпь, то он с удовольствием бы вернулся, чтобы подтвердить их брак. Черт возьми! Куда проще участвовать в настоящей войне, чем в войне с собственной женой. По крайней мере на поле битвы не нужно изображать любовь к своему врагу.

Глава 10

– Что ты делаешь?!

Хелен вздрогнула от неожиданности. Обернувшись, увидела на пороге комнаты тетю Нелл. Девушка кивнула ей, а затем снова принялась за поиски.

– Я ищу свое платье, – объяснила она. – Старое. А… вот оно! – Хелен наконец-то обнаружила пропажу.

– О нет, дорогая. Ты не можешь спуститься в этом, – возразила тетя Нелл. Зажав пальцами нос, она подошла поближе к племяннице. – И вообще тебе лучше остаться здесь и немного отдохнуть. Пусть пройдет сыпь, а потом…

Леди Шамбло, не успев договорить, отвернулась и сделала глубокий вдох.

– О Боже… – пробормотала она.

Стараясь не обижаться на родственницу, Хелен взяла из рук тети свое платье и попыталась разгладить глубокие складки, которые образовались из-за долгого хранения в сундуке.

– Мне необходимо поговорить с лордом Темплтоном, – сказала девушка. – И сообщить ему, что брак не подтвержден. Он должен быть расторгнут.

– Нет! – Леди Нелл выхватила платье из рук племянницы и, прикрывая им нос и рот, попыталась уложить девушку обратно в постель. – Не сейчас. Нельзя, чтобы королевский посланник увидел тебя в таком состоянии. Иначе он сразу догадается, в чем дело. Возможно, если ты… Лучше завтра поговоришь с ним.

– Но…

– Неужели ты и в самом деле полагаешь, что королю будет приятно узнать, что здесь произошло? Один Господь ведает, что он может сделать, если узнает обо всем. Можешь не сомневаться, король не одобрит твое поведение. К тому же у него и без того достаточно забот.

– Конечно, ты права, – согласилась Хелен. Тяжко вздохнув, она направилась к кровати. – Я подожду до завтра. Но ты должна попросить лорда Темплтона, чтобы он не уезжал, пока я с ним не побеседую.

– Хорошо, попрошу, – проговорила леди Нелл, по-прежнему прижимая к лицу платье племянницы. – А сейчас отдохни.

Бросив платье девушки на стул, леди Нелл стремительно вышла из комнаты. Хелен снова вздохнула и повернулась на бок. Она старалась не обращать внимания на зуд, который с каждым мгновением усиливался. Разумеется, в этом виноват лорд Холден. Болван. Осел. Негодяй. Хелен вновь и вновь вспоминала те оскорбления, которые он только что бросил ей в лицо. «Вонючая и опухшая ведьма, покрытая сыпью! К тому же – неблагодарная!» Ха! А за что же ей благодарить его? За то, что он женился на ней? Хаммер из Холдена! Редкостный негодяй, от которого разбегаются слуги. Хелен вдруг поняла, что снова расчесывает плечо, и отдернула руку. Затем внимательно осмотрела вздувшиеся красные пятна. «Они действительно безобразны. Вероятно, я и в самом деле ужасно выгляжу», – подумала девушка. Она чувствовала себя униженной и ничтожной. Хотя леди Тирни никогда не была тщеславной и вовсе не думала, что внешность человека – самое главное, в этот момент она считала себя безобразным чудовищем, уродливым… и несчастным. По ее щекам покатились слезы, и она, утирая их, всхлипывала. О Боже… Хелен сделала глубокий вдох – и невольно вздрогнула, почувствовав отвратительный запах, исходивший от нее. Ей пришлось всю ночь дышать через рот, чтобы не чувствовать смрада. Поэтому она почти не сомкнула глаз. В какой-то момент Хелен поняла, что уже привыкла к этому зловонию, но потом, после купания в ванне с цветочной эссенцией, прежний запах превратился в нечто совершенно новое, так что теперь его трудно было выдержать. Чтобы не чувствовать запаха, она пыталась прикрыть лицо мехом. Но мех оказался слишком теплым, и от него усиливался зуд. Зуд снова начал сводить ее с ума. Она долго ворочалась в постели, и лишь на рассвете ей удалось задремать. Но уже через несколько минут пришел этот негодяй, за которого она вчера вышла замуж, и разбудил ее. Он имел наглость назвать ее «вонючей и опухшей». Слезы снова побежали по ее щекам, Хелен горько плакала. «Но во всем плохом есть и приятная сторона», – неожиданно подумала девушка. Через несколько мгновений она заснула.

– Это поместье гораздо больше, чем я предполагал, – проговорил Хит, взглянув на своего помощника.

– Да, милорд, – кивнул Уильям.

Они возвращались в замок после осмотра владений леди Хелен. Им не удалось сразу объехать все поместье, но и то, что они увидели, было весьма впечатляющим. Леди Хелен оказалась очень неплохим управляющим. Она делала именно то, что требовалось. И прекрасно справлялась. Хит искоса посмотрел на Босуэла, помощника Хелен, которого попросил сопровождать их во время осмотра владений. Босуэл казался весьма осведомленным и знающим человеком, был чрезвычайно вежливым и предупредительным. Но все же он не сумел скрыть своего неприязненного отношения к мужу своей хозяйки. Точно так же к Хиту отнеслись и некоторые крестьяне, которых они встретили по дороге. Справедливости ради стоит заметить, .что таковых оказалось не так уж много. А те, в домах которых лорд Холден побывал ранее с Хелен, не выказывали по отношению к нему совсем никакой враждебности. Видимо, поэтому Босуэл намеренно задерживался у тех, кто выражал недовольство. Явное и открытое недоверие новых подданных весьма больно задело Хита. Он к этому не привык. Проводя много времени со своими воинами, он видел только уважительное отношение. Более того – преданность и любовь. Да, воины действительно любили его. Лорд Холден не понимал – да и не желал понимать, – почему здесь, во владениях Хелен, к нему относились иначе. Разумеется, ему очень хотелось обвинить во всем жену, но он не был уверен в том, что именно она в этом виновата.

– Вы, наверное, поздно проснулись сегодня, – с усмешкой проговорил Уильям, когда Босуэл наконец-то покинул их.

Но лорд Холден находился не в том расположении духа, чтобы воспринимать подобные шутки. В ответ он только проскрипел зубами. Нет, Хит совсем не рассердился на своего первого помощника. Просто воспоминания о пережитой ночи, их свадебной ночи, привели его в бешенство, и ему сразу захотелось… что-нибудь сломать. О Боже! Что за пучина разверзлась под его ногами! А ведь все началось совсем неплохо… Ему казалось, что его ласки приятны Хелен. Она даже отвечала на его поцелуи и стонала. Да, конечно же, ее в те мгновения влекло к нему. А потом – этот ужасающий запах. Зловоние, заполнившее комнату, как только Хелен скинула с себя меховое покрывало. Его даже вырвало. Черт возьми, представляя одну картину, он страстно желал эту девушку, подумав о другом, испытывал лишь одно желание – задушить свою жену. Но воспоминания о первой половине ночи вселяли в него надежду. Хит нисколько не сомневался: если бы не ядовитые испарения, он подтвердил бы их брак прошедшей ночью и Хелен не противилась бы. Ведь она вздыхала и стонала под ним…

– Что, долгая бессонная ночь? – продолжал подшучивать Уильям.

Хит заставил себя улыбнуться и, чувствуя некоторую неловкость от вынужденной лжи, пробормотал:

– Предполагается, что молодые супруги не слишком долго спят в такую ночь, не так ли?

– Разумеется, – ухмыльнулся помощник. Потом вдруг вздохнул и добавил: – Должен сказать, что завидую вам. Она очень красивая.

– Да. Верно.

– И у нее такой приятный голос. Просто не могу поверить, что она и есть та самая «ведьма из Тирни».

– Зато я могу, – вырвалось у Хита. Но он тут же нахмурился и пробурчал: – Я имею в виду, что и сам не могу в это поверить.

Ему пришлось соврать. Не мог же он рассказать о том, что произошло на самом деле.

Вскоре они выехали из леса и подъехали к замку. Хит вздохнул с облегчением и, пустив свою лошадь в галоп, возблагодарил Бога за то, что теперь наконец-то можно не отвечать на вопросы Уильяма.

Спустившись в Большой зал, Хелен застала там только слуг, так как до обеда оставалось еще несколько часов. Девушка очень надеялась, что в ближайшее время никто из гостей здесь не появится. Но с недавних пор ей очень не везло, поэтому она совершенно не удивилась бы, если бы увидела в зале, например, лорда Темплтона. Слуги же, занимавшиеся своими делами, не обратили на госпожу никакого внимания.

Хелен спустилась в зал, потому что очень проголодалась. На свадебном пиру она почти ничего не ела и проплакала все утро, вместо того чтобы позавтракать. Поэтому сейчас оделась, причесалась и все-таки решилась выйти из своей комнаты. «А если в зале кто-нибудь появится, я тут же поднимусь к себе», – думала девушка.

С этой мыслью она приблизилась к одной из служанок. Та взглянула на свою госпожу и улыбнулась ей. Но в следующее мгновение улыбка исчезла с ее лица и в глазах женщины промелькнул ужас – она почувствовала смрад, исходивший от хозяйки. Пробормотав что-то невразумительное, служанка бросилась на кухню. Вскоре и остальные слуги последовали ее примеру – никто не хотел находиться рядом с Хелен.

Стараясь не принимать это близко к сердцу, девушка подошла к столу и со вздохом уселась на скамью. После завтрака уже все убрали – не было ни корочки хлеба, ни кусочка сыра, ни кружки медового напитка. Внезапно кухонная дверь с шумом распахнулась, и Хелен тотчас же забыла о своем голоде. Обернувшись, она увидела осторожно приближавшуюся к ней Даки. Девушка поднялась со скамьи и улыбнулась ей, но служанка, остановившись в нескольких шагах от своей госпожи, невольно поморщилась. Правда, все же сумела изобразить подобие улыбки.

– Доброе утро, миледи… – Даки прикусила губу. – Ваша тетя сказала, что вы не спуститесь сегодня. Вероятно, она подумала, что вам лучше оставаться в своей комнате, пока… – Служанка неопределенно повела рукой в сторону своей хозяйки. Этот жест мог относиться и к ее запаху, и к темно-красной сыпи, покрывавшей ее некогда белоснежную кожу. – Пока это не пройдет.

– Знаю, но я проснулась и почувствовала, что очень голодна, – сказала Хелен. – И спустилась, чтобы поесть.

– Ах, разумеется. Я могу принести что-нибудь вам наверх и…

– В этом нет необходимости, Даки. Я бы предпочла поесть здесь. Не хочу доставлять тебе лишние хлопоты, – со вздохом сказала Хелен. Заметив недоверие в глазах служанки, добавила: – Я уже больше не в состоянии сидеть в своей комнате. Все время одна. Я быстро поем и тут же поднимусь к себе. Никто меня не увидит.

– Но ваша тетя…

– Где моя тетя? – перебила Хелен.

– Она пошла в деревню. У Люси появился малыш и…

– У Люси родился ребенок? О, мне необходимо навестить ее! – воскликнула девушка. Даки взглянула на нее в испуге, и она, смутившись, пробормотала: – Нет-нет, просто я подумала, что было бы неплохо… Правда?

– Посидите спокойно, миледи, а я принесу вам что-нибудь поесть и попить, – сказала служанка. Она искренне сочувствовала своей госпоже, и ей совсем не хотелось заставлять девушку возвращаться в комнату.

Хелен молча кивнула. Тяжко вздохнув, она снова присела на скамью. Даки же поспешила на кухню.

Хит недолго радовался своему возвращению в замок Тирни. Ступив на лестницу, ведущую в Большой зал, он сразу же почувствовал зловоние, которое ни с чем нельзя было спутать. «Значит, жена где-то поблизости», – подумал лорд. Поднявшись в зал, он увидел ее за столом. Хит и не предполагал, что этот смрад может распространиться так далеко. Казалось, что Хелен, спустившаяся в зал, оставила за собой в воздухе зловонный шлейф. Остановившись у двери, Хит вздохнул и покосился на своего помощника.

– О Господи, что за запах?! – воскликнул Уильям. Холден понял, что его помощник собирается подойти к столу. Поэтому поспешно проговорил:

– Возьми с собой нескольких воинов и иди в таверну. Закажите там себе чего-нибудь выпить и ждите меня. Я скоро к вам присоединюсь.

Уильям хотел что-то возразить, но затем, передумав, молча пожал плечами и. покинул зал. Лорд же прикрыл дверь и направился к жене. Однако тут же понял, что не может подойти к ней близко, потому что запах становился совершенно невыносимым. Присев на скамью на некотором расстоянии от Хелен, Хит повернулся к ней лицом. Он нисколько не сомневался: жена уже заметила его. Но она даже не взглянула в его сторону.

Девушка сидела, глядя прямо перед собой, и тяжело вздыхала. Перед ней было блюдо с завтраком, но она не ела. Сердце Хита смягчилось. «Вероятно, она очень страдает, – подумал он. – Ведь ей некуда деться от себя самой». Лорд Холден чувствовал себя виноватым. И все же он не забыл: все неприятности начались с того, что она намазала себя соком какого-то зловонного растения. Подумав об этом, лорд тотчас же нахмурился.

– Почему ты не ешь? – спросил он. – Не вкусно? Хелен наконец-то повернула голову и взглянула на него.

Хит невольно содрогнулся. Под глазами жены залегли глубокие тени, а щеки и лоб были покрыты темно-красными пятнами.

– Нет, очень вкусно, – ответила Хелен, немного помолчав.

– Тогда почему же ты не ешь? Если не вкусно, то следует поставить в известность повара.

Она снова вздохнула.

– Дело не в этом. Вес дело… во мне.

– В тебе?

– Я чувствую только запах, исходящий от меня. Поэтому совершенно не ощущаю вкуса, – объяснила Хелен.

Лорд ухмыльнулся. Что ж, он прекрасно понимал жену. Этот «аромат» и у него отбил аппетит. А всего лишь несколько минут назад он был голоден. К сожалению, Хит ничем не мог помочь жене, поэтому решил сменить тему разговора. Он вдруг заметил, что на ней надето невероятно безобразное платье. Может, не столько безобразное, сколько старое, выцветшее, даже немного тесноватое. Пристально взглянув на жену, Хит проговорил:

– Черт возьми, что за платье на тебе? Хелен пожала плечами:

– Это мое старое платье.

– Вижу, что старое, – проворчал Хит. – Но почему ты не надела что-нибудь получше, что-нибудь более подходящее для леди? Уверен, у тебя есть красивые наряды. По крайней мере я видел два из них.

– Это мои лучшие платья, – пояснила Хелен. – Я берегу их, потому что…

Девушка внезапно умолкла, так как у стола появилась служанка с кружкой и кувшином эля. Она поставила кружку перед Хитом и наполнила ее. Затем – после некоторого колебания – взглянула на свою госпожу.

– Не хотите ли тоже немного эля, миледи? Очевидно, служанка надеялась, что госпожа откажется.

Хелен и отказалась бы, но ее с утра мучила жажда. Она уже выпила медовый напиток, который принесла Даки ей в комнату, и сейчас опять хотела пить. Виновато улыбнувшись, леди Хелен подтолкнула к служанке свою кружку.

Служанка немного помедлила. Затем, сделав глубокий вдох, задержала дыхание и потянулась к кружке. Она наливала эль с такой быстротой, что расплескала половину кувшина на Стол. Пытаясь искупить свою «вину», Хелен попросила служанку толкнуть кружку обратно к ней. Служанка так и поступила. Затем поспешно отвернулась, шумно выдохнула и бросилась в сторону кухни. .

Хелен вздохнула и взглянула на лорда Холдена. Он же внимательно наблюдал за служанкой; но, заметив взгляд жены, улыбнулся и тут же закашлялся.

– Хм-м… – пробормотал лорд, делая отчаянные усилия, чтобы не расхохотаться. Он прекрасно понимал: если сейчас засмеется, то жена никогда не простит его и не позволит лечь к ней в постель. – Что ж, хорошо. В таком случае придется сшить для тебя несколько новых платьев, – проговорил он неожиданно. – И еще мне не нравится, когда ты так зачесываешь волосы. Распусти их, пожалуйста. Никогда больше не делай эту прическу.

Девушка тут же потянулась к своим волосам. Откинув голову, она еще туже затянула кожаный шнурок, которым перевязала волосы на затылке. Хелен была слишком измучена, чтобы заботиться сейчас о прическе, – что бы ни думал по этому поводу ее муж.

– Сегодня я осмотрел наше поместье, – сообщил лорд Холден.

Его жена с удивлением взглянула на него.

– Вы сказали… «наше»?

Хелен прекрасно понимала: теперь все, чем она владела, принадлежало Хиту по закону – вернее, будет принадлежать в случае подтверждения брака. И тут ей вспомнилась прошедшая ночь, на нее нахлынули воспоминания. На мгновение она снова оказалась в постели, и муж целовал ее и ласкал. Хелен почувствовала, как отвердели ее соски и как по всему телу разливается теплая волна… Эти ощущения чрезвычайно смутили девушку и взволновали. Кровь тотчас же прилила к ее щекам, и она, чтобы скрыть свое состояние, взяла кружку с элем и поспешно поднесла ее к губам.

– У меня создалось впечатление, что я не слишком понравился некоторым твоим людям, – проворчал лорд Холден.

Хелен сделала еще один глоток и насмешливо посмотрела на мужа. «Не слишком понравился» – мягко сказано. Все в Тирни боялись и ненавидели Холдена. И для этого были основания. Мелкие арендаторы, имевшие несчастье построить свои дома слишком близко к его земле, в один прекрасный день обнаружили, что их хозяйство сожжено дотла. Коровы, заходившие на его земли, навсегда там оставались. И все прекрасно знали, как он обращается со своими людьми – ведь многие из них в поисках спасения и защиты переселились во владения леди Тирни.

– В этом виноваты вы, – заявил лорд.

При этих словах Хелен чуть не поперхнулась элем. Она закашлялась, а потом в изумлении уставилась на мужа.

– Я? Вы обвиняете меня в том, что мои люди – в том числе и те, которые раньше жили в ваших владениях, – боятся и презирают вас?

– Но мои люди не боятся меня. И не презирают меня, – оскорбившись, возразил лорд Холден.

Хелен, нахмурившись, пробормотала:

– Вам не удастся одурачить меня, милорд. Я слышала от многих ваших крестьян, как на самом деле они к вам относятся.

– Что?! – Хит искренне удивился. – Ведь никто из моих людей не приходил сюда.

– Вы глубоко заблуждаетесь. Мне пришлось выложить немалую сумму, чтобы выкупить ваших… – Хелен внезапно умолкла и поднялась со скамьи.

«Какой смысл рассказывать ему то, о чем он и сам хорошо знает? – подумала девушка. – Разумеется, лорд Холден прекрасно понимает, какую услугу я ему оказала, выкупив его людей. После сурового наказания, которое, вполне вероятно, превратило бы их в калек, вряд ли они были бы полезны в хозяйстве. А так его казна пополнилась приличной суммой».

– Куда ты собралась? – в раздражении проговорил Хит. – Разговор еще не окончен.

Хелен пожала плечами и шагнула к мужу. Лицо его тотчас же побледнело, а затем к щекам прилила кровь. Хелен подняла на него глаза и проговорила:

– Милорд, вы, кажется, хотели со мной еще о чем-то поговорить? Я не ошиблась?

Зажав нос пальцами, Хит отодвинулся. Он вдруг решил, что лучше отложить этот разговор. На несколько дней… или на неделю. Возможно, к тому времени выветрится этот ужасный запах. Отвернувшись, лорд поспешил к выходу.

– Я иду в таверну, к своим людям, – бросил он на ходу. – Зал необходимо проветрить. Проследи за этим.

Дверь за ним с грохотом захлопнулась. Хелен усмехнулась и, направившись к лестнице, вполголоса пробормотала:

– Мог бы и сам присмотреть…

Во всяком случае, сейчас Хелен не собиралась заниматься залом. Сейчас она собиралась вернуться к себе в комнату и хорошенько поплакать. Если как следует поплакать, ее нос, возможно, снова распухнет и она не будет чувствовать это зловоние. Может, тогда ей удастся немного поспать. В очередной раз вздохнув, девушка стала подниматься по ступенькам.

– Надо было остаться в замке и пообедать. Вы, кажется, говорили, что кухня там превосходная.

«Уильям явно огорчился, – думал Хит. – Что ж, его нельзя в этом винить». Эль в таверне оказался отвратительным и очень напоминал тот, которым поила Хита леди Хелен. Да и кормили в таверне гораздо хуже, чем в замке. То, что им подали сейчас, ничем не напоминало жирного и сочного цыпленка, купленного в этой же таверне не так давно. «Возможно, сейчас у хозяев просто нет ничего другого, – размышлял лорд. – А может, напротив, тот замечательный цыпленок был исключением…»

Хит вздохнул и принялся жевать черный кусок мяса – удивительно жесткий. Трудно было сказать, что это за мясо. Сначала лорду показалось, что он жует говядину, но потом он решил, что гадать бессмысленно, так как подобное блюдо можно было приготовить даже из кожаной подошвы.

Жена хозяина таверны, поставив на стол кувшин эля, немного постояла, рассматривая гостей, затем удалилась. Она шла, переваливаясь, точно утка. Женщина была беременна и, по всей видимости, должна была скоро родить. Хит удивился: «Неужели она еще в состоянии обслуживать посетителей?» Осмотревшись, лорд вдруг увидел стоявшую у стены старуху – и словно прирос к скамье. Он сразу же узнал се: это была та самая старая ведьма с бородавками, которая чуть не сварила его в ванне в день приезда. О Боже, эта старуха, казалось, преследовала его, стараясь превратить его жизнь в череду несчастий. Сначала он встретил ее в замке, теперь здесь – в этот момент старуха скрылась за дверью кухни. Без сомнения, именно она приготовила это отвратительное мясо.

Вскочив со скамьи, лорд Холден выплюнул мясо на пол и, нахмурившись, направился к кухне. В таверне воцарилась зловещая тишина. Все с беспокойством поглядывали на Хита. Он подошел к кухонной двери и распахнул ее.

Увидев лорда Холдена, женщины замерли. Он же, стоя у порога, смотрел то на старую ведьму, то на жену хозяина таверны. Молодая женщина была до крайности испугана; в глазах ее застыл ужас. Тут старуха, сделав шаг вперед, загородила женщину – очевидно, свою дочь – и проворчала:

– Вам что-то не нравится, милорд?

«Эта старая ведьма еще имеет наглость издеваться надо мной и совсем меня не боится! – поразился Хит. – Вероятно, она просто глупа». И действительно, любая служанка, будь у нее хоть капля здравого смысла, затрепетала бы от страха, увидев, в каком состоянии находится господин, которого только что накормили мясом, непригодным даже для собак. Но эта старая женщина вела себя по-другому.

– Я уже старуха, – сказала она с улыбкой. – Самое плохое, что вы можете сделать, – побить или даже убить меня. Но ведь мне и так немного осталось. А мой дом и все имущество… это вы и так уже успели отобрать и сжечь.

Хит словно окаменел.

– Я не бью и не убиваю стариков, – заявил он, оскорбившись.

– Нам известно другое. Старой Бетси было восемьдесят, когда вы убили ее. И вы совершали гораздо худшие поступки. Клянусь, вам ничего не стоит убить и меня.

– Старая Бетси? Черт возьми, кто она, кто так оклеветал меня?!

Старая ведьма молча усмехнулась. И тут вдруг заговорила молодая женщина:

– Он прав, мама. Он никогда не бил и не убивал своих слуг. Он просто приказывал другим это делать.

Хит хотел что-то сказать, но в этот момент за его спиной послышались шаги. Оглянувшись, лорд увидел Уильяма – очевидно, он собирался помочь своему господину в случае необходимости. Но Хиту не требовалась помощь, ведь сейчас он находился не на поле битвы, а разговаривал с двумя глупыми простолюдинками. Впрочем, не исключено, что его действительно оклеветали.

Вытащив монету, лорд Холден бросил ее к ногам женщин и проговорил:

– За мой обед.

Хит стремительно вышел из таверны. Его помощник последовал за ним.

– Что случилось? – спросил Уильям, когда они уже сели на лошадей.

– Ничего, – проворчал Хит.

Лорд все еще думал о разговоре с женщинами. Ложь. Все ложь. Никогда он не бил и не убивал своих людей. Ни старых, ни молодых. И не отдавал другим подобных приказов. Но эти две женщины были убеждены в обратном.

– Кто такая старая Бетси? – спросил он, взглянув на Уильяма.

– Старая Бетси?.. – Помощник пожал плечами. – Я не…

– Ничего страшного, – перебил Хит. Он решил, что сам все разузнает об этой женщине и докопается до истины. Кто-то распространяет о нем ужасные, совершенно невероятные слухи…

Так что не было ничего удивительного в том, что леди Хелен упорно не желала выходить за него, замуж. Но может быть, именно она его оклеветала? В таком случае понятно, почему ее люди безоговорочно верят в столь гнусные измышления. Они полагают, что их леди не может им лгать. И все же в чем причина? Почему кто-то распускает подобные слухи?

«Да, надо обязательно во всем этом разобраться, – думал Хит. – Может, расспросить Хелен?..»

– Когда мы сможем уехать отсюда и снова заняться делом? – неожиданно спросил Уильям. – Уверен, что Генрих найдет нам подходящее занятие.

Хит молча посмотрел на своего спутника. В его вопросе не было ничего удивительного. В последние годы лорд Холден и Уильям не задерживались надолго на одном месте. И конечно же, вес воины уже начинали беспокоиться.

Собственно, Хит и сам тревожился по этому поводу. И злился на свою жену. Он желал ее. Во время свадебного пира он думал лишь об одном – о брачной ночи. А затем, оказавшись с ней в постели… Ее дыхание уже не смущало его – Хит и сам наелся чеснока. Ему казалось, он тает от прикосновений ее губ. Она отвечала на поцелуи, чем еще сильнее раздувала пламя его страсти. Да, он страстно желал ее…

Но потом, когда в ноздри ему ударил смрад… Хит невольно поморщился, вспомнив о своих ощущениях. Черт возьми, где она нашла это отвратительное растение?! На каком болоте?!

– Милорд…

Лорд Холден вздрогнул и покосился на своего помощника. Кажется, он еще не ответил на вопрос Уильяма. Тот спросил, когда они снова займутся делом. Собственно, Хит не имел ничего против того, чтобы прямо сейчас покинуть Тирни. Он слишком устал от борьбы со своей женой и не знал, чего от нее можно ожидать в следующий раз. Вероятно, ему следует оставить ее в покое на некоторое время и дать ей возможность привыкнуть к мысли,

что теперь она замужем. Когда Темплтон уедет и все уладится, Хелен, возможно, успокоится и не станет так противиться их браку. Должна же она когда-нибудь смириться с таким положением.

– Скорее свиньи научатся летать, – пробормотал Хит, усмехнувшись.

– Милорд, о чем вы? – спросил помощник. Хит снова усмехнулся.

– Пожалуй, ты прав, Уильям. Нам действительно следует побыстрее вернуться на поле боя. Чем скорее, тем лучше. Завтра утром! – заявил лорд решительно.

Глава 11

– Он уехал!

С трудом открыв глаза, Хелен увидела тетю. Леди Шамбло вбежала в комнату, открыла сундук и стала в нем рыться. Отбросив с лица волосы, девушка приподнялась на постели и спросила:

– Что такое? Что происходит?

– Твой муж уехал. Ричард де Люси прислал за ним человека с приказом короля. Граф Лестер высадился в Суффолке с фламандскими наемниками. К нему присоединился Норфолк.

– Граф Норфолк? – пробормотала Хелен.

– Да. Они собираются свергнуть Генриха, чтобы освободить трон для его сына. Холдена позвали на помощь королю.

– Неужели?..

– Да-да, вставай! Нам надо поторопиться!

– Куда торопиться? – в замешательстве проговорила Хелен.

– Лорд Темплтон тоже собирается уезжать, – сказал г тетя Нелл, вытаскивая из сундука платье. – Сейчас он завтракает, но собирается покинуть Тирни сразу после этого. Если ты хочешь поговорить с ним, то должна поторопиться.

Пронзительно вскрикнув, девушка сбросила с себя покрывало и вскочила с постели. Тетя вручила ей платье, которое только что нашла в сундуке, а сама подбежала к кровати, потом вдруг бросилась к двери. Наконец, перестав суетиться, леди Шамбло остановилась посреди комнаты и стала смотреть, как Хелен одевается.

– Надо что-то сделать с твоими волосами, – заметила тетя, когда племянница надела платье и уже начала завязывать на нем тесемки.

Вскинув руки к своим всклокоченным и спутавшимся волосам, Хелен нахмурилась. Накануне она приказала приготовить ванну, но не попросила Даки о помощи – запах все еще оставался довольно сильным. Отпустив служанку, девушка самостоятельно помыла голову, что оказалось весьма сложным делом. Сразу после этого она прилегла отдохнуть, но, почувствовав приятную расслабленность, неожиданно уснула. Поэтому сейчас ее волосы выглядели ужасно.

– Я приглашу служанку, – сказала тетя, направившись к двери.

– Нет, я попытаюсь сама немного их расчесать. А затем завяжу сзади. У нас нет времени. – Хелен схватила гребень.

Леди Шамбло довольно долго наблюдала, как племянница безуспешно пытается расчесать свои волосы. Затем в раздражении проговорила:

– Нет-нет, давай я тебе помогу.

– Я… – Хелен умолкла, в изумлении уставившись на тетю.

Леди Шамбло, достав из сундука полоску ткани, прикрыла ею рот и нос, завязала узлом на затылке и лишь после этого осмелилась подойти к племяннице. Взяв гребень из рук девушки, она принялась расчесывать ее волосы.

Хелен тихонько вздохнула. Ей было ужасно неловко. Если бы она знала, что муж так быстро уедет, она попросила бы старую Джоан полностью уничтожить этот отвратительный запах.

– Наверное, мне следует принять ванну, прежде чем я предстану перед лордом Темплтоном, – проговорила Хелен.

Тетя Нелл ненадолго задумалась. Потом отрицательно покачала головой:

– Нет, на это нет времени. Тебе нужно идти к нему прямо сейчас. Возможно, он не почувствует запаха.

Хелен молча пожала плечами. И вдруг поняла, что раздирает ногтями запястье. С трудом заставив себя остановиться, она подумала, что после разговора с Темплтоном непременно пошлет за Джоан. Пусть старуха избавит ее от запаха и помажет каким-нибудь снадобьем.

– Вот и все, – объявила тетя Нелл, стягивая волосы на затылке кожаным шнурком.

Хелен тотчас же поднялась со стула и поспешила к двери. Леди Шамбло бросилась за ней. Они уже подошли к лестнице, когда девушка вдруг обернулась и посмотрела на тетю – та все еще была с повязкой на лице. Леди Нелл, явно смутившись, сняла повязку и пробормотала:

– Ты иди, а я сейчас… Я тебя догоню.

Хелен быстро спустилась по ступенькам. Увидев, что лорд Темплтон все еще сидит за столом, она с облегчением вздохнула.

Разумеется, королевский посланник был не один в зале. Некоторые из слуг еще завтракали за соседними столами. Но, увидев свою госпожу, они тотчас же зашептались, поглядывая на нее с опаской. Очевидно, все в замке уже знали об ужасном запахе, сопровождавшем госпожу. Не успела Хелен дойти и до середины зала, как началось массовое бегство из-за столов. Не доев, слуги бросились к выходу, словно их жизни угрожала смертельная опасность. Девушка грустно улыбнулась. Люди бежали от нее, словно от прокаженной.

Заметив бегущих к выходу слуг, лорд Темплтон поднял голову и обвел взглядом уже почти опустевший зал. Увидев Хелен, королевский посланник тотчас же вскочил со скамьи и с улыбкой проговорил:

– Доброе утро, миледи. Рад, что вы решили присоединиться ко мне. Я скоро вас покидаю… – Брови старика поползли вверх. Он поморщился и в изумлении уставился на Хелен.

Девушка остановилась. Она почувствовала, как лицо ее заливается краской. И вдруг за спиной у нее раздался жалобный вой. Обернувшись, Хелен увидела Голиафа, спавшего около камина. Даки уже рассказывала, что пес лежал там с тех пор, как хозяйка намазалась соком зловонного растения. И теперь Голиаф выл во сне, прикрывая нос обеими лапами.

Тяжело вздохнув, Хелен повернулась к Темплтону:

– Милорд…

Старик вздрогнул и отвернулся. Затем, сделав глубокий вдох, задержал дыхание и отступил на шаг. Хелен невольно усмехнулась; она поняла, что, заговорив, попыталась приблизиться к королевскому посланнику.

– Гм… Я еще не доел свой завтрак, – в смущении пробормотал Темплтон, усаживаясь за стол; причем постарался сесть как можно дальше от собеседницы.

Хелен подошла к скамье и тоже села – села довольно далеко от королевского посланника, чтобы не задушить его отвратительным смрадом. Но очевидно, старик все же почувствовал запах. Упершись локтем в стол, он прикрыл нос ладонью.

– Э… кажется, у вас сыпь… – неожиданно проговорил Темплтон, и в глазах его промелькнуло беспокойство. Отвернувшись, он сделал выдох и вдох и снова прикрыл нос ладонью.

– Да, – вздохнула Хелен. – Это со мной случилось после того, как я приняла ванну.

– Ванну? – удивился Темплтон. – Вы хотите сказать, что в воде было нечто… – Старик попытался отодвинуться еще дальше, но тут же обнаружил, что и так сидит на самом краю скамьи.

Решив, что пока лучше оставить эту тему, девушка откашлялась и сказала:

– Значит, вы сейчас нас покидаете?

– Да, верно, – кивнул королевский посланник.

– Очень хорошо… – пробормотала Хелен, собираясь с мыслями.

Тут лорд Темплтон снова отвернулся, и девушка поняла: чем быстрее она изложит королевскому посланнику сбою – просьбу, тем лучше. Возможно, он оценит ее такт и предусмотрительность и с сочувствием отнесется к делу. Собравшись с духом, Хелен выпалила:

– Я хочу, чтобы вы обратились к королю с просьбой расторгнуть наш с лордом Холденом брак!

Лорд Темплтон нахмурился.

– Не понимаю вас, миледи. Разве вы не знаете, что брак не может быть расторгнут, если он подтвержден?

– Но наш брак не был подтвержден, – сказала Хелен. Темплтон молча покачал головой и вопросительно взглянул на девушку. Затем проговорил:

– Но у меня есть доказательства. Лорд Холден дал мне…

– Знаю, он дал вам покрывало, – перебила Хелен. – Но оно не с моей постели. И на нем не моя кровь.

Королевский посланник вздрогнул и оцепенел на несколько мгновений. Потом, прищурившись, взглянул на девушку. Взглянул так, что Хелен невольно поежилась; ей вдруг захотелось вскочить со скамьи и убежать куда-нибудь подальше. Но она все же взяла себя в руки и проговорила:

– Прошу прощения, милорд, но мы не можем быть мужем и женой. Он… Просто понюхайте, как пахнет мое тело. А это, – она указала на одно из пятен на руке, – сделал со мной лорд Холден. Из-за него я покрылась сыпью. А когда я упала в реку, он только посмеялся надо мной…

– В реку? – перебил Темплтон. Хелен почувствовала, что краснеет.

– Да. Мы… э… он подумал, что неплохо было бы покататься на лодке…

– Лорд Холден никогда в жизни не катался на лодке и не купался в реке, – заявил Темплтон. – Не понимаю, почему он это предложил.

– Ну… Возможно, это я предложила, – пробормотала Хелен.

Старик немного помолчал, затем спросил:

– А этот запах? Откуда он взялся?

– Запах? – Хелен опустила глаза. – Лорд Холден… он налил всяких ароматических масел в мою ванну. И получилась смесь, от которой…

– Это произошло во время первой брачной ночи? Хелен с удивлением посмотрела на Темплтона.

– Да, верно, – кивнула она. – Но как вы узнали? Старик какое-то время разглядывал ее руки, потом проговорил:

– Когда рано утром я пришел за доказательством, лорд Холден открыл дверь и дал мне покрывало. В этот момент я почувствовал слабый, но весьма неприятный запах. Именно этот запах, который исходит от вас сейчас. – Темплтон пристально посмотрел на девушку, затем вновь заговорил: – Но я почувствовал отвратительное зловоние еще тогда, когда мы

принесли лорда Холдена к вам в комнату. Кроме того, мне показалось, что вы укрывались мехом, и это несколько насторожило меня. Впрочем, в комнате было довольно прохладно… К тому же на следующее утро я получил доказательство и посчитал, что все в порядке. – Темплтон в раздражении пожал плечами. – Миледи, я совершенно уверен: сейчас от вас исходит совсем другой запах. Не тот, который я почувствовал вечером.

– О… – Хелен потупилась.

– Но зачем он налил ароматические масла вам в ванну?

Хелен пыталась придумать какое-нибудь правдоподобное объяснение. Но в конце концов решила во всем признаться.

– Я натерла свое тело соком зловонного растения, чтобы лорд Холден не смог подтвердить брак. Да, я не хотела этого брака. И по-прежнему не хочу. Я сделаю все возможное, чтобы его расторгли. Я…

– Довольно! – Королевский посланник поднялся на ноги. – Найдите свою служанку и прикажите ей собрать небольшой, мешок со снедью и всем самым необходимым. Чтобы вам хватило этого на день или на два. Затем спускайтесь в зал и будьте готовы к отъезду.

– К отъезду? – Хелен с беспокойством посмотрела на Темплтона. – К отъезду… куда?

– В замок Холден. Он находится неподалеку от того места, где король сейчас сражается с графом Лестером и его фламандскими наемниками. Я привезу вас туда, а затем доставлю к вам лорда Холдена. Чтобы лорд сделал то, что ему следовало сделать сразу после венчания. Если мы поторопимся, то успеем догнать его прежде, чем он присоединится к армии короля.

– Да, но…

– Никаких «но», миледи! – перебил старик. – Король поручил мне позаботиться о том, чтобы дело было сделано – нравится вам это или нет.

– Черт возьми! – Хелен расхаживала по своей комнате, а тетя Нелл и Даки с сочувствием смотрели на нес. – Глупый, упрямый, гадкий старик!

Остановившись перед одним из своих сундуков, девушка пнула его ногой, затем снова принялась ходить из угла в угол.

– На этот раз лорд Темплтон не будет удовлетворен до тех пор, пока сам не увидит, что брак подтвержден. Старик не оставил мне ни малейшей возможности расторгнуть брак. И мне придется остаться с этим… человеком до тех пор, пока смерть не разлучит нас!

– Возможно, тебе повезет. Возможно, он погибнет в нынешней битве с графом Лестером.

Хелен остановилась и взглянула на тетю.

– Ты так думаешь? – пробормотала она с надеждой в голосе. И тут же, покачав головой, сказала: – Нет, боюсь, мне не повезет. Ведь лорд Холден участвовал во многих сражениях и до сих пор жив. Глупо надеяться, что он сейчас погибнет. Кажется, Богу угодно, чтобы я стала женой этого негодяя. – Хелен снова принялась расхаживать по комнате. – На сей раз Темплтон заставит его подтвердить брак, – продолжала она. – И уже ничто не поможет – ни запах, ни сыпь…

Тетя Нелл, нахмурившись, проговорила:

– В таком случае тебе нужно к этому приготовиться. – Она подошла к племяннице, взяла ее за руку и усадила на кровать.

Девушка поморщилась.

– «Приготовиться» – значит, вымыться и натереться всякими благовониями для его удовольствия? Если ты имеешь в виду именно это – забудь! Я не собираюсь делать ничего подобного. Пусть мучается от моего запаха. Мерзавец!

– Не думаю, что это разумно, моя дорогая. Лучше тебе стать более покладистой.

– Что?.. – Хелен с удивлением посмотрела на тетю. – Только не говори мне, что я должна подчиниться. Потому что я не собираюсь… Я все равно буду бороться. Я…

– Ты ничего теперь не добьешься, – сказала леди Нелл. – Моя дорогая, я поддерживала тебя во всем, что ты предпринимала, чтобы избежать этого замужества. Но теперь очевидно: брак с лордом Холденом неизбежен. Несмотря ни на что, Темплтон доведет дело до конца. Дальнейшее сопротивление с твоей стороны может принести тебе только неприятности. И боль.

Поднявшись с кровати, Хелен заявила:

– Я не боюсь лорда Темплтона!

– Моя дорогая, я имею в виду физическую боль. Когда лорд Холден… – Леди Нелл в смущении умолкла.

Хелен вопросительно посмотрела на тетю.

– Ты о чем?

Леди Нелл и Даки переглянулись, и служанка, откашлявшись, заговорила:

– Дело в том, миледи… Когда мужчина и женщина собираются… Я знаю, ваша тетя уже объясняла вам это.

– Конечно. – Хелен криво усмехнулась, вспомнив наставления тети Нелл. Тогда, несколько лет назад, девушке показалось это отвратительным. Впрочем, она и теперь побаивалась. Взглянув на тетушку, Хелен спросила: – Будет больно… когда он воткнет свою кочергу?..

– Да… – тетя Нелл пожала плечами, – да, верно. Обычно бывает немного… В общем, девушка должна подготовиться, иначе будет больно. Первый раз всегда немного больно, но если ты не будешь готова, то станет по-настоящему больно.

Внимательно выслушав леди Шамбло, Хелен проговорила:

– Значит, если я не помоюсь и не натру свое тело благовониями, то он сделает мне очень больно?

– Нет… но я… – Исчерпав весь запас красноречия, леди Нелл снова повернулась к Даки.

– Ваша тетя хочет сказать, что если вы начнете сопротивляться, если не помоетесь и не будете хорошо пахнуть, то ваш муж не захочет подготовить вас, – пробормотала служанка.

– Он должен подготовить меня?! – воскликнула Хелен.

– Да, должен… – кивнула леди Нелл.

– Вы помните прошлое лето и игры на Майский день? – неожиданно спросила Даки.

Тетя с племянницей в замешательстве посмотрели на служанку.

– Да. И что же? – спросила Хелен.

– Вы помните, как кузнец боролся с испачканной грязью свиньей?

Девушка с улыбкой кивнула.

– Свинья все время выскальзывала из его рук.

– Так вот, – ухмыльнулась Даки, – вы кузнец, а кочерга лорда Холдена – свинья. И если не будет грязи, то его свинья сделает вам больно.

Леди Шамбло поморщилась и прошептала:

– О Боже… – Затем повернулась к племяннице, взяла ее за руки и проговорила: – Конечно, объяснение Даки имеет некоторые недостатки, но в целом она верно все говорит. Видишь ли, муж готовит жену своими поцелуями и прикосновениями. И от этого у женщины начинает выделяться… э… то, что Даки назвала «грязью». И ей не больно, когда мужчина… Ты поняла?

– Да, поняла, – пробормотала Хелен, краснея до корней волос. – И вы считаете, что если я не помоюсь и не буду ласкова с лордом Холденом, то он не сочтет нужным…

– Вот именно! – кивнула леди Нелл. Вздохнув, добавила: – И не сопротивляйся. Я действительно думаю, что тебе нужно попытаться пробудить у него нежные чувства. Это в твоих же интересах.

Тетя Нелл тяжело вздохнула и отрезала Хелен несколько спутавшихся прядей. Девушка нахмурилась, обдумывая слова родственницы. Взглянув на нее, спросила:

– Ты действительно считаешь, он сможет забыть все то, что мы ему сделали, если я помоюсь и стану послушной?

Глядя на леди Шамбло, можно было сделать вывод: пожилая дама очень сомневалась в таком исходе дела. И Хелен сразу же пожалела о своем упорстве при ведении военных действий против лорда Холдена. Все ее выходки теперь обернутся против нее. Какие бы усилия она ни приложила, вряд ли они как-то повлияют на сложившееся положение.

– Существует много разных способов смягчить сердце мужчины, – сказала Даки..

Тетя с племянницей снова повернулись в ее сторону.

– Какие же? – с надеждой спросила Хелен.

– Ну… например, если он увидит вас обнаженной. Мужчины способны забыть о многом, глядя на раздетую женщину. У вас хорошая фигура, и это должно привлечь его.

Девушка вспыхнула; одна лишь мысль об этом казалась невыносимой.

– А если это не поможет, покачайте перед ним грудью, – продолжала служанка.

– Покачать грудью? – переспросила Хелен; ей подумалось, что она ослышалась, но Даки утвердительно кивнула.

– Да, грудью. Это всегда действовало на моего Альберта, когда он был еще жив. Если случалось, что мы ссорились, – немного потрясешь грудью, и его ярость сразу проходила. Ничто не поднимало его кочергу быстрее, чем это.

– Даки, я думаю… – заговорила тетя Нелл, но тут раздайся стук в дверь.

– Входите! – крикнула Хелен и поднялась с кровати. В следующее мгновение в комнату вошел лорд Темплтон. Королевский посланник окинул женщин подозрительным взглядом, и его лицо сделалось совершенно непроницаемым.

– Ваш разговор ничего хорошего не предвещает. Вы даже не начали собираться, – проговорил он в раздражении.

Проскользнув мимо Даки и тети, девушка стала умолять Темплтона оставить ее в Тирни, но старик даже слушать не стал. Он взял Хелен за руку и, шагнув к двери, проворчал:

– Следуйте за мной. – Взглянув на служанку, старик добавил: – Приготовьте для нее еще одно платье.

– Но я еще не помылась! – закричала Девушка.

– Я не отпущу вас, миледи. Если вы воображаете, что снова сможете доставить неприятности лорду Холдену, то вы очень ошибаетесь.

– Но мы ничего плохого не замышляли, – заявила Хелен, пытаясь вырваться – лорд Темплтон тащил ее за собой вниз по лестнице.

После недолгого разговора с Даки и леди Шамбло Хелен захотелось немедленно принять ванну. Она была весьма здравомыслящей девицей, поэтому решила: если ей, несмотря на все ухищрения, все равно придется пройти через это, то лучше уж избавиться от зловония и принять все возможные меры, чтобы избежать неприятных ощущений.

– Милорд, мне действительно нужно помыться и приготовиться.

– Так же, как вы помылись и приготовились к своей первой брачной ночи? – Старик засмеялся и еще сильнее впился пальцами в руку Хелен. – Ничего не выйдет. Думаю, лорд Холден вряд ли захочет, чтобы от вас пахло еще хуже, чем сейчас. Нам всем очень повезет, если он сумеет завершить дело, несмотря на это зловоние. Нет уж, теперь я не спущу с вас глаз до тех пор, пока не доставлю в Холден. И смею заверить: если мы не сможем догнать Хита по пути, я прикажу его второму помощнику денно и нощно следить за вами, чтобы вы не могли сделать с собой что-нибудь еще.

Спустившись по лестнице, они пересекли зал и вышли во двор. За ними следом, тяжело дыша, мчалась Даки. Она догнала свою госпожу и королевского посланника, когда тот, окруженный свитой, уже садился в седло.

Старик взял из рук служанки мешок и передал его человеку из своей свиты. Затем приказал привести лошадь для Хелен. Но тут Даки вдруг бросилась к госпоже, крепко ее обняла и тихонько прошептала:

– Покачайте грудью, миледи. Хорошенько покачайте.

Хелен хотела ответить, но не успела – Темплтон вырвал ее из объятий служанки. Уже сидя в седле, оглянувшись, девушка заметила взволнованную тетю, быстро спускающуюся по ступенькам.

– Ваша сыпь – очевидно, наказание Господне за непослушание.

Хелен судорожно сжимала поводья. Лорд Темплтон продолжал наставлять девушку на путь истинный с того момента, как они покинули Тирни. Он называл ее «злобной, капризной и непослушной» – ведь она посмела не подчиниться приказу короля и ослушаться своего мужа. И если этого ей кажется недостаточно, то пусть вспомнит о том, что она нарушила клятву, данную Богу во время брачной церемонии. Леди Хелен – злобная, привередливая маленькая грешница. И ужасная сыпь, и смрадный запах – все это проявления кары Господней. А ужасное зловоние свидетельствует о том, что ее душа начала загнивать.

Без всякого сомнения, лорд Темплтон с сочувствием относился к лорду Холдену. И все же Хелен не могла не отметить: это сочувствие никак не повлияло на намерение королевского посланника скрепить их брак во что бы то ни стало. И уж конечно, Темплтон не обратится к королю с просьбой о расторжении этого союза. Хотя только таким образом он мог бы спасти Хаммера от «злобной и капризной» жены.

– Мы приехали! – неожиданно объявил старик.

Впереди, прямо перед ними, появился замок Холден, а ведь Хелен уже казалось, что они никогда не доберутся до него. Лорд Темплтон приказал своим людям чуть придержать лошадей, чтобы еще раз объяснить девушке, как ей следует вести себя. Хелен тяжко вздохнула. «Неужели он еще не утомился отчитывать меня?» – подумала она.

Миновав ворота замка, они въехали во внутренний двор, и старик наконец замолчал. Хелен осмотрелась. Раньше она никогда не бывала в Холдене. Впрочем, если и приезжала сюда, то еще маленькой девочкой, поэтому ничего не помнила.

Девушка с любопытством разглядывала людей, живших во владениях лорда Холдена. Она сразу же поняла, что этот замок очень отличается от ее родного Тирни – там повсюду играли дети, бегали собаки и слышался смех веселых и счастливых крестьян. Здесь же все было по-другому. Она не увидела ни одного ребенка, ни единого улыбающегося лица; а мужчины – во всяком случае, большинство из них – были хмурыми и изможденными.

Как ни странно, Хелен вдруг почувствовала некоторое облегчение. И тут же поняла почему. С того дня как лорд Холден появился в Тирни, его поведение постоянно удивляло Хелен, так как шло вразрез с ее представлениями об этом человеке. Вместо уродливого великана она увидела молодого красивого мужчину. Кроме того, она ожидала, что Хаммер будет топать ногами, бросать гневные взгляды на всех и каждого и наказывать слуг за малейшие провинности. Но вместо этого он улыбался и даже располагал к себе. К тому же, несмотря на негостеприимство – отвратительную пищу, холодную комнату и прочее, – лорд Холден не утратил самообладания.

Правда, он все же сыграл с Хелен злую шутку, усадив ее на одеяло, под которыми скрывались цветы. Но прежде лорд Холден предложил ей вернуться в замок, а она отказалась.

Поразмыслив над всеми этими фактами, Хелен пришла к выводу, что, возможно, ошибалась – пошла на поводу у ловких слуг Холдена, распускавших лживые слухи о своем господине в надежде завоевать ее расположение. Она уже начинала думать, что все проделки были направлены против весьма достойного человека, а вовсе не против бездушного и жестокого негодяя. И эта мысль не давала девушке покоя.

Царившая в замке атмосфера мгновенно рассеяла все сомнения. А крестьяне, которых они встречали по дороге, были хмурыми и подавленными. Но стоило им увидеть, кто направляется к замку, и они, казалось, вздыхали с облегчением. Облегчение же это, полагала Хелен, было вызвано тем обстоятельством, что приехал не лорд Холден.

Подъехав вместе со свитой к центральной части замка, девушка собралась спешиться, но лорд Темплтон жестом остановил ее. Она ожидала, что старик вновь начнет ее отчитывать, скажет что-нибудь о непослушании и о ее прямых обязанностях перед своим мужем. Но Хелен ошибалась.

– Я немедленно отправлюсь за лордом Холденом, – сообщил Темплтон, – как только разыщу его второго помощника и передам вас в его руки. Полагаю, пока вы будете дожидаться нашего возвращения, вам стоит раскаяться в содеянном и серьезно подумать о своей дальнейшей жизни. Иначе вы закончите ее в монастыре или у позорного столба.

Услышав эту угрозу, девушка побледнела. Лорд Темплтон хотел еще что-то добавить, но тут одна из дверей внезапно распахнулась, и Хелен увидела… своего мужа. Однако уже в следующее мгновение, когда мужчина вышел из тени, она поняла, что ошиблась.

Хелен приняла этого воина за лорда Холдена, так как он также отличался высоким ростом и крепким телосложением. Однако на том сходство и заканчивалось. У Хита были темные волосы, а у этого мужчины – ярко-рыжие. Лицо, шея и руки лорда Холдена были покрыты приятным золотистым загаром, так как он много времени проводил под открытым небом; воин же, только что появившийся на пороге, казался значительно бледнее. И он производил впечатление мягкого и очень спокойного человека.

– А, Стивен! – воскликнул лорд Темплтон, спрыгивая на землю. – Я привез леди Холден. Она подождет здесь вашего хозяина.

Услышав слова старика, девушка вздрогнула от неожиданности – ведь ее впервые назвали новым именем. Холден… Слишком часто в прошлом Хелен связывала это имя с самыми ужасными поступками и событиями. Поэтому у нее никогда не возникало и мысли, что ей придется носить такое имя…

Заметив, что рыжеволосый воин направляется к ней, Хелен отбросила неприятные мысли и заставила себя улыбнуться. И вдруг сообразила, что второй помощник мужа ничего не знает об исходящем от нее отвратительном запахе. Но сейчас он почувствует и…

«Да, уже почувствовал», – со вздохом подумала Хелен. Мужчина внезапно остановился, и глаза его округлились; он в изумлении уставился на девушку. Леди Холден снова улыбнулась и начала спускаться на землю. Но Стивен, будучи рыцарем, не мог допустить, чтобы леди самостоятельно слезла с лошади. Он сделал глубокий вдох, набрав в легкие побольше воздуха, затем, стремительно бросившись к лошади, подхватил жену своего господина в тот момент, когда она уже была готова спрыгнуть на землю.

– Благодарю вас, – пробормотала Хелен. Встретившись взглядом со Стивеном, она поняла, что

тот крайне озадачен. Помощник лорда Холдена все еще задерживал дыхание, поэтому молчал, что выглядело весьма нелюбезно. Стараясь избавить молодого человека от дальнейших мучений, леди Холден направилась к замку. Мельком взглянув на лорда Темплтона, она проговорила:

– Полагаю, вы отправитесь прямо сейчас. Что ж, а я пока посмотрю, не осталось ли здесь чего-нибудь от обеда. Ужасно проголодалась… Приятного вам путешествия.

Если Темплтон и ответил ей, то Хелен этого не слышала – в этот момент она уже исчезла за дверью, ведущей в центральную часть замка. Затем тотчас же прошла в Большой зал и направилась к столу.

Не успела леди Холден присесть на скамью, как дверь за ее спиной открылась и в зал вбежал помощник лорда Холдена. На лице его застыло выражение крайнего беспокойства. «Мог бы задержаться во дворе замка еще на некоторое время, – подумала девушка. – Я бы на его месте так и поступила».

Приехал лорд Темплтон. Что? – Хит придержал коня.

И чего же он хочет?

– Я не знаю, милорд, – ответил оруженосец. – Он только сказал, что собирается сопровождать вас обратно в замок. Говорит, вы должны там что-то… доделать.

Холден, не удержавшись, выругался; он прекрасно понимал, что именно должен доделать. Без всякого сомнения, леди Хелен рассказала все Темплтону. Почему женщины не могут держать язык за зубами? Если бы она промолчала и дождалась его возвращения, они могли бы уладить все свои дела, не вовлекая в них Темплтона и короля.

– Значит, обратно в Холден? – пробормотал Хит.

– Да, милорд.

Хаммер нахмурился. Он оставил свою жену в Тирни. Но Холден, разумеется, ближе. Выходит, Темплтон привез девушку туда, а затем отправился за ним, чтобы заставить вернуться к жене и подтвердить их брак. Но возможно, причина появления здесь Темплтона – совсем иная. Может, соблюдены не все формальности и подписаны не все бумаги? Эта мысль вселяла надежду.

Стоны раненого воина, перекинутого через седло прямо перед лордом Холденом, отвлекли его от тревожных мыслей. Он направил своего коня в центр лагеря и, спешившись, спустил раненого на землю.

– Пусть кто-нибудь позаботится о нем, Эдвин. Мне нужно найти лорда Темплтона.

– Да, милорд.

Хит уже собрался уйти, но затем, оглянувшись, посмотрел на своего оруженосца и спросил:

– Где он?

– Я проводил его в вашу палатку – отдохнуть и подождать вас, милорд.

– Хорошо, – кивнул лорд Хит. Тяжко вздохнув, он направился к королевскому посланнику.

– Рад видеть вас, лорд Холден, – приветствовал его Темплтон, поднимаясь со скамьи. Старик явно обрадовался, увидев Хаммера. – Как дела на поле боя?

– Они сожгли Холи. Но король обратил их в бегство.

– Холи? – нахмурился Лорд Темплтон. – Старую нормандскую крепость? Деревянную?

– Да, – подтвердил Хит. – Сгорела, как свеча. Королевский посланник кивнул и ненадолго задумался.

Затем, откашлявшись, сказал:

– Я здесь из-за леди Тир… Холден. Она заявила, что ваш брак не был подтвержден.

Хит нахмурился. Ну разумеется!.. Его жена все выложила! Но он должен попытаться спасти положение.

– Да, но ведь вы видели доказательство – простыню с пятном крови.

– Леди Хелен утверждает, что это не ее простыня и не ее кровь.

– А если я скажу, что это она лжет? – возразил Холден. Ему совершенно не хотелось снова ложиться в постель с этой глупой женщиной. К тому же от нее столь отвратительно пахло… Хит приложил все усилия, чтобы выдержать колючий взгляд Темплтона.

– Вы действительно хотите, чтобы я осмотрел девушку, а затем снова вернулся за вами? – проворчал старик.

Хит задумался… Что ж, неплохой выход. Если ему удастся затянуть это дело насколько возможно, то вполне вероятно, что запах выветрится и тогда подтверждение брака не превратится для него в пытку. Но, с другой стороны, ему совсем не хотелось навлекать на себя немилость короля, если вдруг правда выплывет наружу. Взглянув на собеседника, лорд Холден сказал:

– Я все сделаю. Когда вернусь…

Темплтон перебил его.

– Король приказал мне лично проследить, – проговорил он в раздражении. – И я сделаю это. Вы вернетесь в Холден со мной вместе. Леди Хелен ожидает вас там.

Хит уже открыл рот, чтобы возразить, но в последний момент передумал. Не было никакого смысла вступать в спор. Чем быстрее он выполнит свой долг, тем быстрее сможет возвратиться в лагерь. Пожав плечами, он проговорил:

– Что ж… Когда выезжаем?

Темплтон взглянул на него с удивлением. Очевидно, он ожидал встретить более упорное сопротивление.

– О… может быть, прямо сейчас? – спросил королевский посланник.

Хит молча кивнул и вышел из палатки.

– Эдвин, приведи моего коня! – закричал он.

– Пойду посмотрю, готова ли моя лошадь, – пробормотал Темплтон, выходя из палатки.

Хит проводил старика взглядом. Затем с улыбкой взглянул на своего совсем еще юного оруженосца – тот вел под уздцы коня.

– Сэр Уильям и остальные еще не вернулись? – спросил Холден, садясь в седло (Хит ускакал вперед – раненому воину следовало оказать помощь как можно быстрее, – а его помощник и другие воины задержались на поле боя).

– Нет, милорд.

– Хорошо. Передай ему, когда он вернется в лагерь, что я уехал в Холден и вернусь, как только смогу.

– Да, милорд.

Хит кивнул оруженосцу и осмотрелся. Темплтон с нетерпением ожидал, когда приготовят его лошадь. Лорд Холден отдал своим людям еще несколько приказаний, а затем поинтересовался состоянием раненого. Через несколько минут он вместе с королевским посланником уже скакал в замок.

Глава 12

Хит с облегчением вздохнул и спрыгнул на землю. Сегодня выдался трудный день, и лорд Темплтон внес в это свою лепту. Всю дорогу он отчитывал Холдена – говорил о необходимости выполнить свой долг перед женой, перед королем и перед Богом. По словам королевского посланника получалось, что он, Хит, совершил ужасный проступок, ибо пренебрег постелью леди Хелен. Он же рыцарь. Мужчина. Высшее существо. А она – всего лишь женщина и, стало быть, не столь разумное создание Господа Бога. Поэтому он, лорд Холден, не должен снова подвести короля.

. Даже не взглянув на Темплтона, Хит сразу же направился к центральному входу в замок. Старик, разумеется, последовал за ним. Было очевидно: на этот раз королевский посланник ни за что не уедет, пока не удостоверится, что все сделано должным образом и брак подтвержден.

Лорд Холден прошел в Большой зал и увидел своего помощника Стивена. Но леди Хелен нигде не было видно. «Вероятно, где-нибудь прячется», – думал Хит, направляясь к столу.

– Милорд! – На лице молодого человека появилась радостная улыбка. – Я уже начал беспокоиться, боялся, что вы не приедете.

Лорд Холден мрачно ухмыльнулся и бросил раздраженный взгляд на свою тень – на королевского посланника, неотступно следовавшего за ним по пятам.

– Мы уже присоединились к людям короля, когда прибыл лорд Темплтон. Ему пришлось подождать, пока закончится сражение.

– А… – Стивен взглянул на старика. Затем, чуть помедлив, сообщил: – Леди Хелен в своих покоях.

Холден не мог не заметить, что его помощник отвел глаза. Конечно же, Стивен почувствовал, какой «аромат» исходит от девушки. По всей видимости, запах нисколько не выветрился.

– Вам нужно подняться наверх и… – начал Темплтон.

– Милорд, – в раздражении перебил Хит, – я прекрасно знаю свои обязанности. Но нельзя ли мне сначала выпить немного вина? Мы так долго ехали…

Королевский посланник колебался. Но в конце концов все же уступил.

– Очень хорошо. Что ж, освежитесь с дороги. Но потом мы должны завершить это дело.

– Мы?.. – спросил Хит. «Вряд ли бы Темплтон так волновался, если бы мне предстояло подтвердить брак без свидетеля», – подумал он.

Уже смеркалось, когда Хелен, привлеченная шумом и голосами во внутреннем дворе замка, подошла к окну своей спальни. Выглянув наружу, девушка увидела лорда Темплтона и своего мужа. Из груди ее вырвался протяжный стон. Все время после обеда она была занята тем, что кусала губу и бросала сочувственные взгляды на второго помощника лорда Холдена. Он же, призвав на помощь все свое мужество, пытался составить ей компанию и не подать вида, что ему неприятен отвратительный запах… Стивен невероятно обрадовался, когда жена его господина поднялась в спальню. А Хелен больше ничего не оставалось делать, как шагать из угла в угол, ожидая дальнейшего развития событий, что вскоре превратилось в весьма утомительное занятие.

Темплтон сдержал свое слово: Стивен не спускал с нее глаз, пока она находилась в зале. Когда же она поднялась в спальню, он даже не разрешил ей принять ванну. Молодой человек вежливо объяснил, что с радостью выполнил бы ее просьбу, если б только мог. И все же Хелен нисколько не сомневалась: помощнику мужа не так уж приятно терпеть исходившее от нее зловоние. Но, как объяснил Стивен, Темплтон приказал не приносить ей в комнату ничего, кроме еды и питья. К тому же помощнику лорда Холдена следовало внимательно наблюдать за девушкой, когда она принимала пищу. Более того, он оставил ее в спальне лишь после тщательного осмотра комнаты. Стивен хотел убедиться, что в комнате нет ничего такого, чем она могла бы воспользоваться… в своих целях. Все оставшееся время леди Холден провела одна в этой спальне. Причем комната не произвела на нее особого впечатления. Правда, она оказалась большой и светлой. Убранство и мебель явно свидетельствовали о былой роскоши. Однако из-за ветхости обстановки и вопиющей запущенности создавалось впечатление, что в комнате уже давно никто не жил. Очевидно, лорд Холден проводил в своих покоях не слишком много времени. Во всяком случае, Хелен не обнаружила здесь ни одной личной вещи мужа. Девушка довольно долго расхаживала по комнате, сокрушаясь о том, что лишена возможности принять ванну и избавиться от отвратительного запаха. Наконец, совершенно измучившись от своих мыслей, Хелен решила немного отдохнуть. Она лежала без сна на широкой кровати Хита, и тревожные мысли по-прежнему одолевали ее. Неожиданно в дверях появился слуга и спросил, хочет ли леди Холден поужинать в Большом зале или предпочтет поесть в своей комнате. Хелен ответила, что поужинает в спальне. Разумеется, было бы приятно посидеть за общим столом – это помогло бы немного отвлечься, – но она не хотела доставлять беспокойство помощнику лорда Холдена и всем остальным, поэтому решила поесть в одиночестве. Хелен слишком нервничала, так что не смогла проглотить ни кусочка. Поднявшись из-за стола, она снова принялась расхаживать по комнате. Наконец, привлеченная шумом, выглянула в окно и увидела своего мужа. И тотчас же почувствовала, что ее волнение перерастает в панику. Хелен в ужасе заметалась по комнате – ей хотелось где-нибудь спрятаться, – потом вдруг остановилась и заставила себя успокоиться. Не стоит вести себя так глупо. В конце концов, она взрослая женщина, и ей нечего бояться. Рано или поздно каждая женщина проходит через это. По крайней мере каждая замужняя женщина. И вряд ли вообще стоит беспокоиться по этому поводу. Разумеется, лорд Холден может сделать ей больно – от одного ее вида он впадает в ярость. Да еще этот запах… Он не успел выветриться. Но ведь она сама во всем виновата… Если бы не ее проделки, Хит уже подтвердил бы их брак и все неприятности остались бы позади. Да, пожалуй, у нее все же есть причины для беспокойства… Если бы она была суеверной, то решила бы, что кто-то се проклял. Если б полагала, что Всевышний – жестокое, карающее божество, то подумала бы, что это именно Он наказал ее за непослушание. Но Хелен знала, что ей просто не повезло. А если так, то она сама должна принять меры, чтобы удача повернулась к ней лицом.

И тут ей на ум пришли советы ее тети и Даки.

«Будь посговорчивей, попытайся пробудить в нем нежные чувства», – говорила тетя. «Походите перед ним голой и потрясите грудью», – кажется, так советовала Даки. Немного поразмыслив, Хелен решила воспользоваться их указаниями. Конечно, вряд ли она сможет предстать перед мужем полностью обнаженной. Она все же оставит некоторые детали туалета. Но попытается быть с ним ласковой…

Хит поднимался по лестнице и с каждой новой ступенькой все сильнее закипал от гнева. Лорд Темплтон позволил ему выпить всего лишь одну кружку вина, а затем отправил в постель – точно ребенка. Холден не любил, когда им помыкали, тем более при таких обстоятельствах. Разумеется, в этом виновата только леди Хелен. Если бы она не рассказала обо всем королевскому посланнику, если б не выкинула этот нелепый фокус со зловонным растением, они бы не оказались в столь затруднительном положении! А теперь ему предстоит отправиться к себе в комнату и вспахать поле, смердевшее, словно кладбище. Да что за напасть такая?! Какой грех он совершил? Почему Господь карает его так строго?

Поднявшись наконец по ступеням, лорд Холден остановился и в ярости уставился на дверь спальни. Там, за дверью, его ждала женщина, от одного запаха которой начинало тошнить. А впрочем… Ведь се тело… Да, у нее прекрасная фигура. А ее лицо могло свести с ума любого мужчину. Возможно, он найдет в себе силы и сумеет вытерпеть это зловоние. Ведь должно же оно когда-нибудь выветриться.

Успокоив себя таким образом, Хит открыл дверь и вошел в свою спальню. Он заходил сюда лишь в те дни, когда 'оставался на ночь в замке. А это случалось не часто. Разумеется, лорд прекрасно знал, как выглядит его комната, – но чего ждать сейчас? Что он увидит здесь? Хит ожидал увидеть что угодно, но никак не обнаженную девушку, сидящую перед камином и расчесывающую волосы.

Собственно, она была не совсем голой – се тело прикрывала сорочка. Но тонкая и прозрачная ткань не скрывала всех прелестей фигуры. К тому же при свете камина казалось, что на ней ничего нет.

Несколько мгновений лорд Холден любовался чудесным видением. Но потом вдруг почувствовал отвратительный запах, наполнявший комнату, и снова вспомнил о том, что девушка не хотела выходить за него замуж.

«Значит, все это – очередной трюк», – подумал Хит, нахмурившись. Он молча осмотрел комнату, но все в ней оставалось на своих местах. Все было по-прежнему. Если, конечно, забыть о присутствии девушки.

– Что это за новая игра? – проговорил наконец Хит, все еще стоя у двери.

Перестав расчесывать волосы, Хелен обернулась и посмотрела на мужа. В этот момент он мог бы поклясться, что выражение робости и неуверенности на ее лице было совершенно искренним.

– Это не игра, милорд, поверьте. Просто я поняла, что этот брак неизбежен, и решила смириться…

Отложив гребень, Хелен медленно поднялась и шагнула к мужу. Теперь она находилась в тени, но ее силуэт четко вырисовывался в отсветах пламени. Хит почувствовал, как в нем просыпается интерес, и с облегчением вздохнул. Возможно, они все-таки подтвердят свой брак. Правда, оставался вопрос: как это сделать?

Холден мог бы просто приказать девушке лечь на кровать, затем подбежал бы, сорвал с нее сорочку и сделал бы все, что полагается. Возможно, ему удалось бы не дышать все это время. Но он никогда не вел себя с женщинами подобным образом. Конечно, Хелен доставила ему много неприятностей, но Хит и с ней не мог так поступить. С другой же стороны… Чтобы подготовить девушку так, как нужно, требуется довольно много времени, и Холден полагал, что за это время от его желания не останется и следа. Таким образом, перед ним стояла почти неразрешимая задача.

Все еще стоя у двери, Хит переминался с ноги на ногу. «Как же мне все-таки поступить?» – размышлял он, обводя взглядом комнату.

– Хотите, я помогу вам снять доспехи? – спросила Хелен.

Лорд Холден вздрогнул от неожиданности и внимательно посмотрел на жену. Потом оглядел свою кольчугу; на ней виднелись следы грязи и запекшейся крови. Разумеется, ему следовало снять ее внизу, но он совершенно забыл об этом.

– Нет! – почти выкрикнул он, увидев, что жена стала приближаться к нему. Затем, смутившись, добавил: – Просто ложись на кровать и жди. Я сам управлюсь с кольчугой.

Молча кивнув, она направилась к кровати. И теперь Хит разглядел сыпь, все еще покрывавшую ее тело. Она уже была не такой яркой, как прежде, но некоторая припухлость сохранялась до сих пор. И лорд Холден подумал, что, возможно, эти отеки болезненны, если к ним прикасаться. А он не хотел причинять жене боль своими прикосновениями. И тут Хит вдруг увидел, что Хелен стала снимать рубашку. Он никак не ожидал от нее такого бесстыдного поведения.

Но краска, мгновенно залившая щеки девушки, свидетельствовала о том, что леди Хелен была не столь развязной, как можно было бы предположить. Хит вздохнул с облегчением. «Похоже, что все получится», – подумал он, глядя на жену – она сначала присела на край кровати, а затем легла на спину.

Теперь ему оставалось лишь раздеться, подбежать к кровати и…

Но Хит тут же отбросил эту мысль. Он не мог поступить как животное. Он просто обязан был подготовить жену.

Лорд Холден расстегнул пояс, к которому прикреплялся меч, а затем принялся снимать кольчугу. Справляться с этим ему всегда помогал оруженосец, поэтому Хит удивился – кольчуга оказалась ужасно тяжелой.

– Вы уверены, милорд, что обойдетесь без моей помощи? Может быть…

– Нет-нет, – перебил Хит, – оставайтесь там. Наконец он стащил с себя кольчугу и бросил ее на пол.

Раздался звон. Леди Хелен чуть приподнялась на локте и робко улыбнулась мужу. «Черт возьми, как же она все-таки красива, даже несмотря на сыпь», – подумал Хит. Его желание разгоралось, словно костер на ветру.

Хит наклонился, чтобы распустить кожаные шнурки, скреплявшие металлические пластины на ногах. Несколько минут он, тяжело дыша, пытался развязать шнурки, однако у него ничего не получалось – очевидно, Эдвин слишком сильно затянул узлы, когда утром одевал его. Выругавшись в сердцах, лорд Холден схватился за кинжал.

– Может, я все же смогу помочь? – снова спросила жена.

– Нет! – выдохнул он, резко выпрямившись.

Но Хит тотчас же сообразил, что ему действительно придется разрезать шнурки и, таким образом, испортить латы.

– Да, хорошо, – пробормотал он, признавая свое поражение.

Набрав полную грудь воздуха, Хит задержал дыхание. В следующее мгновение Хелен встала с кровати и, залившись румянцем, поспешила на помощь мужу. Опустившись на колени у него за спиной, она принялась развязывать шнурки.

Как Хит и предполагал, шнурки были затянуты на слишком крепкие узлы, которые стали еще туже после его неудачных попыток их развязать. Девушка трудилась над своим заданием целую вечность. Впрочем, не исключено, что лорду это только казалось, так как он все еще

не дышал, хотя уже чувствовал головокружение и легкое жжение в груди.

Каждый раз, когда лорд Холден уже был готов сделать вдох, он вспоминал о запахе, исходившем от жены, и это придавало ему сил, чтобы держаться дальше. Наконец Хелен развязала один металлический сапог, и он с грохотом упал на пол. И тут Хит почувствовал, что уже не может задерживать дыхание – воздух со свистом вырывался из его груди, Лорд с жадностью вдохнул и, ощутив «аромат» своей жены, понял, что вот-вот лишится чувств. Холден снова задержал дыхание; теперь он мысленно взывал к Богу. Хелен же принялась за второй сапог, и его ей удалось развязать гораздо быстрее. Что-то пробормотав себе под нос, девушка выпрямилась и, поспешно вернувшись к кровати, снова улеглась.

– Спасибо! – с шумом выдохнул Хит – и опять сделал вдох.

Но уже в следующее мгновение лорд не удержался и застонал от отвращения. Зловоние, словно невидимое серное облако, заполняло всю комнату, и теперь даже вид обнаженной Хелен, лежавшей на кровати, не производил на Хита должного впечатления.

– Может, я могу еще что-нибудь сделать для вас? Хит заставил себя улыбнуться и отрицательно покачал головой:

– Нет, просто… оставайся там… Мне надо… – Пятясь к двери, лорд Холден мучительно искал какой-либо предлог, чтобы покинуть свою жену, но ничего не приходило на ум.

Наконец, не проронив ни слова, лорд открыл дверь и выскользнул из спальни – ему просто необходимо было чего-нибудь выпить.

Хелен в изумлении смотрела на закрывшуюся за мужем дверь. «Куда он? А как же?.. Что же не так?» – в тревоге размышляла девушка. Ведь она, кажется, все делала правильно. И очень старалась быть послушной и ласковой. Даже разделась, как советовала ей Даки. А это оказалось совсем непросто. Но ничто не помогло. Результат получился противоположный – муж просто сбежал от нее.

Покачав головой, Хелен улеглась на спину и принялась разглядывать полог кровати.

Хит стремительно сбежал по лестнице и ворвался в Большой зал – словно шел в атаку на поле боя. Лорд Темплтон и Стивен, сидевшие за столом, с удивлением посмотрели на него. Не обращая на них внимания, Холден молча схватил кружку с элем, стоявшую перед его помощником. Затем, передумав, взял кувшин, поднес его ко рту – и мгновенно осушил. Поставив кувшин на стол, лорд громко застонал и, взглянув на слугу, жестом дал понять, что требуется еще один кувшин эля.

– Послушайте, лорд Холден… – заговорил Темплтон.

– Мне хочется пить, – перебил Хит. – Неужели человек не может немного выпить в собственном замке?

Хозяин замка переминался с ноги на ногу в ожидании эля. Но слуга все не появлялся, и Хит направился в сторону кухни.

– Милорд! – Темплтон вскочил со скамьи и бросился вдогонку за лордом Холденом. – Ведь вы не будете говорить, что брак уже подтвержден?

– Я ничего не собираюсь говорить, я только… – Внезапно остановившись, Хит проворчал: – Она ужасно воняет.

Тут королевский посланник наконец-то все понял. Участливо посмотрев на Хита, он пробормотал:

– О да… Что ж… Я почувствовал это, милорд. – Старик вздохнул и, скорчив гримасу, продолжал: – Я весьма вам сочувствую, милорд, но дело необходимо довести до конца. Полагаю, вам удастся выдержать это зловоние, пока… вы будете выполнять свой долг. А может… – он неожиданно улыбнулся, – может, вы сумеете задержать дыхание?

– Задержать дыхание? – Хит нахмурился. – Я пытался это сделать, когда снимал латы. Это заняло чертовски много времени, поэтому мне все-таки пришлось вдохнуть и…

– Но ведь сейчас вы уже разделись. – Старик снова улыбнулся и, похлопав лорда Холдена по спине, легонько подтолкнул его к лестнице. – Так что вам сейчас осталось лишь вернуться в спальню и завершить дело. А действительно, могли бы вы задержать дыхание… на такое время?

– Гм… – промычал Хит в задумчивости. «Может, сделать глубокий вдох перед дверью и быстро вбежать?.. – размышлял он. – Что ж, до кровати – шагов десять. Затем – еще несколько секунд, чтобы снять штаны и занять удобную позицию. А потом…»

– Вот мы и пришли, – раздался голос Темплтона.

.Хит вздрогнул и осмотрелся. Пока он предавался раздумьям, старик привел его к спальне. Они стояли прямо напротив двери.

– Сделайте глубокий вдох, – посоветовал королевский посланник. – Так-так, хорошо, – одобрил старик, когда Хит последовал его совету. – Теперь не дышите – и вперед, выполняйте свой долг!

Подбодрив таким образом молодого рыцаря, лорд Темплтон открыл дверь и легонько подтолкнул его в спину, отчего Хит, споткнувшись, чуть не упал у порога. Как только он оказался в комнате, дверь за ним закрылась.

Хит сделал несколько шагов и взглянул на девушку, лежавшую на кровати. Она оставалась в той же позе, в какой он недавно оставил ее. Очевидно, его жена наконец-то решила не сопротивляться. Пока…

Но почему же она так изменилась? Что ж, если старается вести себя примерно, значит, у нее есть на то причины. Возможно, понимает, что ей все равно не удастся одержать над ним верх, и решила сдаться на милость победителя. Жаль, что она не воспользовалась такой тактикой раньше…

Тут Хит вспомнил, что ему необходимо торопиться. Он бросился к кровати, снимая на бегу тунику. И вдруг увидел, что глаза Хелен сделались огромными и испуганными. Пытаясь подбодрить девушку, Хит улыбнулся ей, но сделать это оказалось не так-то просто с раздувшимися, как у бурундука, щеками. Бросив тунику на пол, лорд Холден на мгновение остановился, не зная, с чего начать. Он чувствовал, что все-таки не может прыгнуть на жену сразу же, без всякой подготовки. Возможно, своими проделками она заслужила такое обращение, но лорд просто был не в состоянии так с ней поступить. Кроме того, ему и самому требовалось какое-то время, чтобы приготовиться – ведь сейчас его не бросало в жар от желания обладать этой женщиной.

Нужно ли ласкать ее грудь? Может, погладить ноги? Обычно он всегда начинал с поцелуев, но сейчас об этом не могло быть и речи. Все его усилия были направлены на то, чтобы удержать воздух в легких. С раздувшимися щеками Хит бросился обратно к двери. Задыхаясь от напряжения, выдохнул и тут же сделал глубокий вдох.

– Что-то не так, милорд? В чем дело?

Холден даже не мог ответить своей взволнованной жене. В чем дело? Ни в чем. Все в порядке. Только бы… выдержать это.

– Я хотела бы помочь вам, – сообщила Хелен. Глаза Хита округлились. Хочет помочь?! Да, она могла бы помочь тогда, в их свадебную ночь, если б лежала в кровати чистая и душистая. Так ведь нет! Сделала все возможное, чтобы оттолкнуть его. А сейчас она желает прийти ему на помощь! Ах, женщины!..

– Нужно ли мне потрясти грудью? Или сделать что-нибудь еще?

– Что?.. – Хит в изумлении уставился на жену.

– Дело в том… – Девушка смутилась. – Даки рассказывала, что стоило ей потрясти грудью перед Альбертом, когда тот был жив, и он сразу же…

– О… нет, пожалуйста, – пробормотал Хит. Перед ним вдруг возникла картина: полная и немолодая служанка трясет своей обвисшей грудью. – Мне совсем этого не хочется…

Немного помолчав, Хелен спросила:

– Что же мне тогда сделать?

– Просто лежи там, – пробурчал лорд Холден. – А мне нужно еще выпить. – Он снова направился к двери, даже не потрудившись надеть тунику.

Спустившись по лестнице, Хит вбежал в зал. Подбежав к столу, увидел кувшин, уже наполненный до краев. Мигом осушив его, лорд Холден с трудом перевел дух.

– О Боже, – пробормотал лорд Темплтон, наблюдая за хозяином замка. – Похоже, все идет не так, как хотелось бы.

– Что ж, первый раз он появился без доспехов, теперь – без туники. Определенно, лорд Холден делает успехи, – с ухмылкой заметил Стивен.

– Милорд, – снова заговорил Темплтон, – я действительно думаю…

– Я больше ничего не хочу слышать, – перебил Холден. – И меня не интересует, что вы думаете.

– Но вы должны…

– Лучше скажите это… моему маленькому Хиту. Он не желает в этом участвовать.

– О Боже… – Темплтон взглянул на штаны лорда Холдена – чуть ниже пояса. – А что с ним, с вашим маленькие Хитом?

Старик явно смеялся над ним! Хаммер закатил глаза и заявил:

– От нее же воняет!

– Что ж, вы правы, воняет. Но у маленького Хита нет носа. Откуда он знает?

У лорда Холдена что-то забулькало в горле, и он, сжав кулаки, двинулся на королевского посланника. Он не позволит издеваться над собой! Но к счастью, Стивен вскочил с места и стал между ними.

– Маска! – крикнул он.

Хит с удивлением взглянул на своего второго помощника.

– Что? Не понимаю…

– Вам нужно обмотать чем-то лицо, чтобы приглушить запах.

Холден ненадолго задумался. Потом проговорил:

– Я уже пытался так сделать утром, после свадебной ночи. Повязка несколько приглушила запах, но он все равно ощущался.

Стивен с лордом Темплтоном переглянулись. Казалось, они пытались найти какой-нибудь выход из создавшегося положения.

– Можно маску смочить духами, – предложил Стивен.

– Прекрасная мысль! – Темплтон энергично закивал. – Да, это наверняка поможет.

Хит застонал; ему хотелось и плакать, и смеяться.

Хелен приподнялась и устремила на дверь негодующий взгляд. Это уже слишком! Сколько еще раз он будет убегать из комнаты? Возможно, ей все это показалось бы забавным, если бы она так не волновалась.

Утренний разговор с тетей и Даки очень обеспокоил Хелен. А странное поведение лорда Холдена только усилило тревогу. К тому же смущала нелепость, унизительность подобного положения – лежать совершенно голой и ждать, когда лорд придет, чтобы получить удовольствие.

Хелен в задумчивости смотрела на дверь. Что же теперь ее ожидает? Интересно, какая у лорда Холдена… его мужская плоть? У Хелен об этом были весьма смутные представления. И у нее не хватило здравого смысла, чтобы взглянуть на мужа во время их первой ночи. Теперь она сожалела об этом. Насколько велика его плоть? Вопрос не казался ей праздным. У лорда Холдена такие широкие и могучие плечи. Что, если… и это под стать? Хелен тяжко вздохнула. Ей очень хотелось, чтобы все побыстрее закончилось. Интересно, что она почувствует? Скорее всего это будет походить на боль в боку. Или на боль, когда вырывают зуб.

Дверь с грохотом распахнулась – вернулся Хит. Девушка тотчас же улеглась на спину. Она даже боялась повернуть голову и посмотреть на мужа.

– О Боже! – воскликнула Хелен: прямо перед ней появилась фигура в маске.

– Не бойтесь, это я, лорд Холден, – проговорил человек, лицо которого было скрыто под широкой полосой льняной ткани.

Хелен вздрогнула. Ее муж не может в таком виде… О Господи! Но именно так он и собирается это сделать. Закусив губу, она отвернулась.

– Это придумал Стивен, – объяснил Хит, развязывая – шнуровку на штанах. – Таким образом твой запах не помешает… Ты дрожишь? Не волнуйся, я не сделаю тебе больно.

Хелен взглянула на мужа и попыталась улыбнуться. Затем, опустив глаза, она увидела его мужскую плоть. И тотчас же успокоилась. Целый день девушка провела в нервном напряжении и ужасно волновалась… Но сейчас, увидев нечто маленькое и сморщенное между ног мужа… Да, она успокоилась, но вместе с тем даже испытывала некоторое разочарование. Хелен ожидала, что перед ней предстанет что-то огромное, внушающее ужас. Но никак не это… Неужели это та самая «свинья»? Разумеется, ей не будет больно.

– Черт возьми, конечно, не будет, – пробормотала она вполголоса и вдруг разразилась истерическим хохотом.

Взглянув на Хита, она заставила себя сдержаться и проговорила:

– Простите, просто вы выглядите…

Хелен внезапно умолкла; оказалось, что лорд Холден почему-то натянул штаны и отвернулся от кровати.

Глава 13

Выругавшись сквозь зубы, Хит подошел к камину. Он не может этого сделать. Она смеется как сумасшедшая. А ужасный запах?! Не говоря уже об отвратительной сыпи. Каждый раз, когда он смотрит на нее, его охватывает чувство вины… и раздражение. И все вместе это производит ужасное воздействие на его мужскую силу. Раньше с ним никогда такого не происходило.

Постояв немного у камина, лорд Холден повернулся к девушке и взглянул на нее, ожидая увидеть злорадство в ее глазах. Ведь она опять помешала ему подтвердить брак. Но оказалось, что его жена вовсе не злорадствует – напротив, она выглядела глубоко несчастной. Видимо, ей и самой было тяжело переносить этот запах…

И тут Хит вдруг вспомнил о старой Мэгги. Вспомнил о ее нелепых обвинениях. Тяжко вздохнув, он опустился в кресло, стоявшее у камина. Действительно, кто мог его оклеветать? И почему он не помнит эту старую ведьму? Впрочем, ничего удивительного. Ведь он редко бывает в своем замке. Но как понимать се слова о том, что якобы он, лорд Холден, обижает стариков?

Поднявшись с кресла, Хит прошелся по комнате. Затем подошел к двери и приоткрыл ее. В следующее мгновение он увидел лорда Темплтона. Оказывается, старик дожидался его здесь. Королевский капеллан уже открыл рот, чтобы отчитать лорда Холдена, но тот проговорил:

– Будьте добры, пришлите немного вина. – Обернувшись, Хит посмотрел на жену и спросил: – Ты поела?

Хелен в изумлении уставилась на мужа. Немного помедлив, отрицательно покачала головой.

Хит повернулся к Темплтону и распорядился:

– И чего-нибудь поесть.

Такое обращение немного оскорбило королевского посланника, но, поразмыслив, он решил промолчать и выполнить просьбу лорда Холдена. Лишь бы дело было сделано. Молча кивнув, старик направился к лестнице.

– Прикажите еще принести сюда ванну! – прокричал Хит вдогонку. Тут ему в голову пришла еще одна мысль. – И позовите кого-нибудь, кто разбирается в травах!

Лорд Темплтон остановился и снова кивнул. Потом стал спускаться по ступеням.

Хит закрыл дверь и посмотрел на жену. Ему казалось, что теперь нужно что-то сказать, но он решительно не знал, что именно. Пожав плечами, лорд снова уселся в кресло.

Вскоре Хит заметил, что жена вопросительно поглядывает на него, но сделал вид, что не замечает этого. Он не хотел ничего ей объяснять. Кроме того, он даже не знал, что именно собирается делать дальше.

Хелен пыталась понять, что же намеревался предпринять ее муж. Неожиданно в дверь постучали. Хит вскочил с кресла и открыл. Его широкая спина полностью закрыла женщину, стоявшую в коридоре. Послышались приглушенные голоса, но по обрывкам фраз, долетавшим до Хелен, она не могла понять, о чем шла речь.

Наконец Хит отошел в сторону, позволяя женщине войти в комнату. Как и все служанки в замке Холден, она была молоденькой и хорошенькой. Ее чудесные лучистые глаза с сочувствием посмотрели на Хелен.

– О Боже, это ведь, наверное, очень больно?! – воскликнула служанка.

Приблизившись к кровати, женщина принялась рассматривать сыпь, покрывавшую кожу Хелен. И как ни странно, даже не поморщилась, хотя, конечно же, не могла не чувствовать запаха, исходившего от девушки. Тронутая таким участием, Хелен не выдержала и прослезилась. Затем, взяв себя в руки, утерла слезы и пробормотала:

– Да, ужасно чешется…

– Можно?.. – спросила женщина, потянувшись к руке Хелен.

Девушка кивнула, и служанка, взяв ее за руку, осмотрела сыпь. Затем сказала:

– У вас на что-то особая чувствительность, верно?

– Да, верно. – Хелен с упреком посмотрела на Хита. – Это от цветочной эссенции. Мне в ванну вылили ее целый

. флакон.

– О Боже… – Женщина взглянула на Холдена. Потом, снова повернувшись к Хелен, улыбнулась и извлекла из складок своей юбки маленький мешочек. – У меня есть тут кое-что. Это должно помочь. Мне только нужно немного воды. – Знахарка посмотрела на Хита.

– Я уже приказал приготовить ванну, – сказал лорд.

– Очень хорошо, – кивнула знахарка. Она вытащила из своего мешка маленькую деревянную мисочку, насыпала в нее различных трав и принялась их перемешивать.

Тут снова раздался стук, и лорд направился к двери. Открыв, посторонился, пропуская слуг – они принесли еду и вино, а также ванну. Хит приказал установить ванну рядом с кроватью. Слуги быстро выполнили распоряжение хозяина и удалились.

Лорд взглянул на жену и шагнул к кровати. Но тут же, передумав, снова расположился в кресле и налил себе вина. Не обращая внимания на Хелен, он приподнял повязку на лице и поднес бокал ко рту. Девушка едва удержалась от смеха; ей казалось, что у мужа в этот момент был ужасно глупый вид.

Положив в мисочку еще одну щепотку каких-то трав, знахарка залила все это теплой водой из ванны. Продолжая помешивать свое снадобье, она ободряюще улыбнулась Хелен:

– Это должно снять зуд. А затем я полечу вас особой мазью.

Хелен покосилась на Хита. Теперь он сидел, повернувшись к камину, и смотрел на языки пламени; его ноги лежали на полене. «Скорее всего он сел так специально – чтобы дать мне возможность спокойно принять ванну», – подумала Хелен. Она отбросила покрывало, вскочила с кровати и тотчас же забралась в ванну.

Вода оказалась не такой уж теплой, но, как ни странно, Хелен сразу же почувствовала, что зуд стал затихать. Вздохнув с облегчением, она с удовольствием побрызгала водой себе на плечи и на грудь.

– Ну что, лучше? – спросила знахарка.

– Да, намного. – Девушка с благодарностью посмотрела на свою спасительницу. – Как тебя зовут?

– Мэри, миледи.

– Спасибо, Мэри. – Хелен улыбнулась.

– Всегда к вашим услугам, миледи.

– Где ты научилась… всему этому?

– От своей матери, – ответила молодая женщина. Она взяла льняную салфетку, смочила ее в воде и протерла ею спину и плечи Хелен.

– А где твоя мать сейчас? – спросила девушка. Женщина нахмурилась. Немного помолчав, сказала:

– Еще год назад она лечила здесь всех, но…

– Так что же с ней случилось?

Знахарке явно не нравились вопросы девушки; понизив голос, она пробормотала:

– Ее прогнали. К счастью, она всегда дает мне советы. Ведь мать знает гораздо больше, чем я.

Хелен снова взглянула на Хита. Лорд по-прежнему сидел, глядя в камин, но было заметно, что он прислушивается к разговору.

«Что ж, пусть слушает, пусть знает, – подумала Хелен. – Может, ему станет стыдно. Если муж услышит, что думают о нем люди, он, возможно, задумается».

Хелен снова посмотрела на собеседницу.

– Я заметила, что в замке только молодые и красивые служанки, – проговорила она довольно громко – так, чтобы муж наверняка услышал. – И мне стало известно, что женщин постарше, уже потерявших былую привлекательность, очень быстро прогоняют, несмотря на их знания и опыт. Именно это и случилось с твоей матерью?

Мэри оцепенела. Воцарилось гнетущее молчание, которое, казалось, будет длиться бесконечно. Наконец молодая знахарка вздохнула и ответила:

– Да. Лорд Холден приказал выгнать ее из замка. Он предпочитает видеть здесь только молодых и красивых женщин.

Хит вскочил с кресла и повернулся к своей жене.

– Черт возьми, я не прогонял ее! – заорал он в ярости. – И я никогда не приказывал, чтобы только молодые и хорошенькие женщины прислуживали в замке.

Пристально посмотрев на мужа, Хелен возразила:

– Но ведь именно так сказали и Мэгги. Ее выгнали из замка потому, что она стала слишком старой и уродливой.

– Мэгги… – Хит нахмурился. – Мне кажется, эта старуха утверждала, что сожгли ее имущество. Разве ее тоже выгнали из замка? Я не знал об этом.

– Она была здесь старшей горничной, – с упреком бросила леди Хелен. Разве можно не помнить этого? – Ее прогнали только потому, что она состарилась. Но к счастью, Мэгги встречалась с фермером Уайтом, и он потом на ней женился. Она провела шесть спокойных месяцев на ферме, помогая своему мужу. Но он умер, а их дом и все ее имущество сожгли. Пожилая женщина пришла ко мне за разрешением поселиться у своей дочери. Но вместо этого я взяла ее к себе в замок и назначила старшей горничной. Она все еще очень хорошо справляется с работой, и у нее большой опыт. Мы ценим ее. А вы прогнали…

– Уходи.

Девушке показалось, что она ослышалась. Только через несколько мгновений она поняла, что этот приказ относится не к ней, а к Мэри. Молодая женщина вопросительно взглянула на Хелен.

– Ничего. Все в порядке. Продолжай, пожалуйста, – сказала ей госпожа.

Мэри колебалась. Повернувшись к Хиту, она пробормотала:

– Но как же мазь?.. Ее нужно наложить на все тело после ванны.

– Я сам позабочусь о своей жене. Оставь нас, – приказал лорд. – Оставь, пожалуйста, – добавил он, смягчившись.

Кивнув девушке, знахарка передала лорду влажную салфетку, которой она протирала спину госпожи, и спешно покинула комнату. Хелен молча посмотрела на Хита и в смущении потупилась. Она чувствовала: что-то между ними произошло, что-то изменилось… Но что именно?

Немного помедлив, Хит опустился перед ванной на колени, смочил салфетку водой и начал протирать спину жены. Оба по-прежнему молчали.

– Когда мы обедали в таверне… – заговорил наконец Хит, но тотчас же умолк.

Хелен кивнула, давая понять, что слушает. Муж дважды провел по ее спине салфеткой, потом вновь заговорил:

– В тот день нас там ужасно накормили. Хуже кормила только ты, – добавил лорд с усмешкой.

Хелен прикусила губу и снова потупилась. Впрочем, ей показалось, что муж уже не сердится на нее из-за того угощения. Ведь Хит прекрасно понимал, что таким способом его невеста пыталась уклониться от брака.

– Так вот, я обратил внимание на жену хозяина. Она нас обслуживала, – продолжал лорд. – Поставив перед нами подносы, женщина отправилась на кухню, переваливаясь, словно утка, из-за своего живота. Она была беременна… А потом я вдруг увидел старуху, помогавшую мне во время купания в первый день моего приезда в Тирни.

– Это Мэгги, – пробормотала Хелен.

– Да, верно, – кивнул лорд. – И я, разумеется, разозлился и стал кричать на них. Старуха бросилась вперед и заслонила свою перепуганную дочь. Так вот… в чем только они меня не обвиняли… Старуха утверждала, что я якобы выгнал ее из дома, отобрал все имущество и сжег его.

Лорд Холден умолк, и Хелен заметила, что он сокрушенно покачал головой.

– Понятия не имею, о чем говорила эта старуха… – Хит тяжко вздохнул. – Но тут появился Уильям, и я ничего не успел спросить. При нем мне не хотелось об этом говорить. Но я тогда решил, что надо расспросить тебя…

Девушка подняла голову и внимательно посмотрела на Хита. Он снял свою маску, так как в ней больше не было необходимости. Мэри добавила в воду какую-то траву, которая по крайней мере уничтожила отвратительное зловоние.

– Так вы говорите, что не приказывали прогнать Мэгги из замка? – спросила Хелен.

Хит пристально взглянул ей в глаза и отрицательно покачал головой:

– Нет, не приказывал. Но к стыду своему, должен признать: я даже никогда не знал, что она была главной горничной в замке.

Хелен в изумлении смотрела на мужа. Она нисколько не сомневалась: он действительно ничего не знал.

– Последние годы я редко бывал в замке, – снова заговорил Хит. – Сражался с врагами короля. Сначала провел два года в Уэльсе, затем – в Нормандии. Еще несколько лет – в Ирландии…

– Где угодно – только не в Холдене, – пробормотала Хелен. Ее сомнения окончательно рассеялись. Разумеется, она и раньше знала, что Хит редко бывает у себя в замке, но не знала, что настолько редко.

Хелен задумалась… Ей вдруг вспомнилось, что люди, бежавшие в Тирни, говорили о Стивене, втором помощнике лорда Холдена… Якобы Стивен выполнял всю грязную работу по приказу своего господина. Но ведь молодой человек казался таким любезным и приветливым… У него такая искренняя улыбка, такие добрые глаза, веселое веснушчатое лицо и морковно-рыжие волосы. И он очень старался не подавать вида, что от нее, Хелен, исходит ужасающее зловоние. Неужели Стивен мог ослушаться своего господина? Девушка решила во что бы то ни стало докопаться до истины.

– А разве после смерти фермера Уайта вы не приказали выгнать бедную женщину из дома и сжечь все ее имущество?

Прижав к груди руку, Хит проговорил:

– Клянусь здесь и сейчас, что не отдавал ни одного из этих приказов. Я никогда не требовал, чтобы только молодые и красивые женщины прислуживали в замке, я не прогонял ни Мэгги, ни мать Мэри. И я не приказывал выгнать Мэгги из дома после смерти ее мужа. – Немного помолчав, лорд добавил: – Конечно, молодость и красота – не так уж плохо, но что они значат без всего остального? Поверь, больше всего я ценю знания и опыт…

Хит умолк и о чем-то задумался. Затем, пристально глядя на жену, заявил:

– Хелен, обещаю: я непременно разберусь во всем этом. И позабочусь о том, чтобы мать Мэри вернулась в замок. Пусть лечит больных и обучает дочь, чтобы та в дальнейшем заняла место лекаря. Думаю, это единственное разумное решение. Никогда не выиграть битву, если полагаться только на силу молодых воинов.

– Да, конечно, – пробормотала Хелен. – Но если вы не отдавали Стивену эти приказы… Скажите, как долго он исполнял обязанности управляющего в ваше отсутствие?

Хит ненадолго задумался.

– Полагаю, примерно лет пять… Да, Стивен занял это место сразу после смерти твоего отца. А он скончался… кажется, пять лет назад, верно?

– Да, – кивнула Хелен. – И именно после этого стали приходить неприятные известия из ваших владений.

Хит усмехнулся.

– Именно после этого времени ты и начала жаловаться королю, не так ли? – Хит немного помолчал, потом вдруг заявил: – Тебе надо вымыть голову.

– О, я… – Хелен чуть не задохнулась, когда муж вылил на нее целое ведро воды.

– Откинь голову, – сказал Хит.

Хелен несколько мгновений колебалась.' Потом, скрестив руки на груди, выполнила просьбу мужа. Холден стал промывать ее волосы, и девушка, почувствовав приятное расслабление во всем теле, закрыла глаза; ей казалось, она медленно погружается в сон.

– Что еще ты слышала? – спросил Хит неожиданно. – О каких неприятных известиях ты говорила?

Хелен со вздохом открыла глаза. Ей ужасно не хотелось возвращаться сейчас к этой теме, но, по всей видимости, серьезный разговор был неизбежен. Девушка ненадолго задумалась – за последние годы произошло слишком много ужасного…

– Что ж, – проговорила она наконец, – прежде всего я хочу рассказать о маленьком Адаме. Он затеял драку в церкви. И ему отрубили руку. Вот первое злодеяние, о котором я узнала. Это случилось сразу после кончины моего отца.

– Понятно, – кивнул Хит. Откашлявшись, он проговорил: – Не помню, чтобы я приказывал сделать нечто подобное. Хотя такое наказание вполне законно. Драка в церкви…

– Ему было всего семь лет, – перебила Хелен. – И он поссорился со своим братом.

– Семь лет?..

Хелен пристально взглянула на мужа. Было очевидно, что он потрясен услышанным. «Да, конечно же, он ничего об этом не знал», – подумала девушка. И вдруг поняла, что уже не считает этого человека негодяем и убийцей.

Хит снова принялся промывать ее волосы.

– Мальчик выжил? – прохрипел он неожиданно.

– С трудом. Ему сейчас двенадцать, и он помогает в конюшнях в Тирни.

– В Тирни? – удивился Хит. Хелен кивнула.

– После того, что случилось, его мать привела мальчика ко мне. Она умоляла выкупить Адама и его брата.

– И ты сделала это, так ведь?

– Да. Я выкупила их всех, в том числе и мать. Хит тяжко вздохнул.

– Насколько мне известно, я никогда не продавал своих людей.

Хелен промолчала. Она выкупила довольно много беглецов. Иногда выкупала после наказания, иногда – чтобы спасти от него. Но случалось и так, что она ничем не могла помочь несчастным. И тогда их ждала незавидная участь. Именно это произошло со старой Бертой.

– С Бертой?

Хелен вздрогнула от неожиданности; оказывается, она размышляла вслух. Взглянув на мужа, она кивнула:

– Да. Ей приказали отрезать грудь. Хит на мгновение оцепенел.

– Отрезать, – проговорил он с дрожью в голосе, – грудь? Она, кажется, хозяйка пивной? – Хит помнил эту женщину. В юности он нередко заходил к старой Берте, но потом, унаследовав титул, отказался от этой привычки.

– Да, она была хозяйкой пивной, – подтвердила Хелен. – К несчастью, ее рана воспалилась, и женщина уже не оправилась.

– О Боже! – выдохнул Хит. – В чем же состояла ее вина?

– Она давала деньги в долг.

Лорд Холден в ярости стиснул зубы.

– Я никогда не отдавал таких приказаний. И не знал об этом.

Хит пристально посмотрел на жену. Верит ли она ему? Ему очень хотелось, чтобы верила. Ведь он и в самом деле не имел ни малейшего понятия о том, что происходило в его владениях.

«Но кто же в таком случае виноват во всем этом? – спрашивал себя Хит. – Я – лорд. И моя прямая обязанность – знать, что здесь происходит. Только я несу ответственность за всех, кто здесь живет. Следовательно, только я виноват в том, что случилось с Адамом и старой Бертой».

Хит на мгновение прикрыл глаза. Тяжело было признавать свои ошибки. Ему следовало чаще бывать здесь, не забывать о своем долге. А вместо этого он зализывал раны после смерти Нериссы. И леди Хелен взяла на себя его обязанности. Именно она заботилась о его людях.

– Из-за незаконной охоты в ваших владениях Джордж потерял ноги, – продолжала Хелен.

Хит в ужасе уставился на жену. Он не знал, кто такой Джордж, но это не имело значения.

– Из-за незаконной охоты?

– Да. Его поймали около туши оленя, которого, по словам Джорджа, он нашел мертвым. На животном не обнаружили никаких ран, так что, судя по всему, Джордж не лгал. И все же несчастному отрубили ноги за то, что он посмел вторгнуться в ваши владения.

Хит молчал. Закон допускал такое наказание за подобный проступок, но…

– Джордж совершил это впервые? – спросил он наконец.

– Да. Так говорили.

Хит никогда не приказывал отрезать ноги. Ни за первую провинность, ни за вторую, ни за третью. Он никогда бы не отдал приказ лишить ребенка руки за драку в церкви. И уж конечно, не стал бы наказывать старую Берту.

– Мне нужно поговорить со Стивеном, – проговорил лорд. – Что-то здесь не так.

Хит направился к двери, потом вдруг остановился и ненадолго задумался. Вернувшись к ванне, сказал:

– Если я сейчас выйду, но не предъявлю лорду Темплтону доказательство того, что брак подтвержден, он отправит меня обратно.

Кроме того, Хит опасался, что королевский капеллан начнет вмешиваться вдела, связанные с управлением поместьем. А это было бы не слишком приятно.

– Но как же вы… – Хелен в смущении умолкла.

Она уже забыла о том, что брак должен быть подтвержден. Забыла о том, что на этот раз Темплтон не уедет, пока не удостоверится. Следовательно, им предстояло…

Девушка посмотрела на обнаженную грудь Хита, широкую и мускулистую. Затем перевела взгляд чуть ниже – на плоский живот и узкие бедра, а потом – еще ниже. Скоро муж полностью разденется, и она все увидит… Он уже пытался это сделать, но она так неистово хохотала, что лорд не сумел довести дело до конца. «Но теперь этого уже не избежать», – подумала девушка и содрогнулась от своей мысли.

– Ты дрожишь? – Хит взглянул на жену. – Что ж, вода стала совсем холодной. Скорее вылезай, а то замерзнешь.

Лорд Холден наклонился, взял с кровати льняное покрывало, которое оставили слуги, и развернул его, собираясь накинуть на плечи девушки.

Хелен колебалась. Она почувствовала, что краснеет от смущения. Наконец, собравшись с духом, девушка выбралась из ванны. Хит тотчас же набросил на нее покрывало, и Хелен вздохнула с облегчением. В следующее мгновение из ее груди вырвался возглас удивления – муж подхватил ее на руки и отнес к камину. Усадив жену в кресло, чтобы она погрелась и высушила волосы, Холден подошел к сундуку и взял мазь, оставленную знахаркой.

Взглянув на Хелен, сидевшую в кресле, Хит невольно улыбнулся. Она вдруг стала ужасно робкой, хотя еще совсем недавно лежала на кровати обнаженная. Но разумеется, она и тогда смущалась, просто не подавала виду. Что ж, сейчас у них наконец-то появилась возможность подтвердить свой брак.

Хит подошел к жене и осторожно прикоснулся к ее плечу. Она вздрогнула и посмотрела ему в лицо. Потом заметила мазь в его руке и, улыбнувшись, сказала:

– О… спасибо.

Хелен хотела взять у мужа мисочку с мазью, но Хит отрицательно покачал головой.

– Я обещал Мэри, что сам все сделаю. Девушка вспыхнула и пробормотала:

– В этом нет необходимости, милорд. Я могу сама наложить мазь.

Хит снова покачал головой и проговорил:

– Ты сама сможешь намазать только грудь, но тебе будет трудно наложить мазь на спину. Повернись, я помогу тебе.

После некоторого колебания Хелен подчинилась. Она поняла, что у нее нет другого выхода.

Глава 14

Какое-то время лорд Холден стоял, разглядывая жену, сидевшую в кресле у камина. На плечах у нее по-прежнему было влажное покрывало, но ведь он уже видел ее обнаженной… Тонкая и влажная ткань плотно облегала ее фигуру, так что можно было без труда представить то, что находилось под покровом. Более того, тончайшая ткань в некоторых местах просвечивала, и это еще больше возбуждало лорда Холдена – Хелен выглядела чрезвычайно соблазнительно.

Наконец, что-то бормоча себе под нос, Хит окунул пальцы в мисочку с мазью и вдруг задумался. Откуда начинать? Собственно, это не имело значения. Главное – намазать все тело. Поставив миску с мазью на сундук, Хит взялся за верхний край покрывала и потянул его. Покрывало тотчас же соскользнуло с плеч девушки и упало у ее ног. Хелен тихонько вздохнула и прикрыла руками грудь. Но лорд Холден смотрел на ее спину и ягодицы – это зрелище приводило его в восторг, и он еще некоторое время любовался женой.

Хелен, прикусив губу, молча смотрела на огонь в камине. Когда же муж начнет намазывать ее спину? И тут в голову ей пришла неожиданная мысль: если Хит сейчас наложит мазь, то вряд ли они смогут подтвердить свой брак, так как мужу будет не слишком приятно испачкаться… Но может быть, это и к лучшему? Впрочем, отсрочка ничего ей не даст – уж лучше побыстрее с этим покончить. «Необходимо остановить его», – подумала Хелен – однако промолчала.

Когда же муж наконец-то начал намазывать мазью ее плечи и спину, Хелен вздохнула с облегчением. Она спасена! Она лишится девственности в следующий раз!

Разумеется, Темплтон не слишком обрадуется этому, но ведь не ему же придется страдать от «несмазанной свиньи».

Тут Хит принялся массировать спину жены, и Хелен тотчас почувствовала необыкновенное облегчение. Она вдруг поняла, что такой массаж доставляет ей удовольствие, и невольно расслабилась. Да и мазь, судя по всему, прекрасно помогала. Закрыв глаза, Хелен наслаждалась прикосновениями мужа. Когда же пальцы Хита осторожно коснулись ее груди, девушка на мгновение задержала дыхание. Потом по ее телу пробежала легкая дрожь, и она тихонько вздохнула. И тут же снова вздохнула – на сей раз это был вздох разочарования, так как она вдруг почувствовала, что муж убрал ладони с ее спины.

Открыв глаза, Хелен увидела, что Хит вовсе не собирается прекращать массаж – просто взял из мисочки очередную порцию мази. Вскоре она вновь ощутила прикосновения его пальцев – теперь он наложил мазь ей на щиколотки. Внезапно Хелен поняла, что эта мазь – довольно густая – становится жидкой от тепла рук. «Интересно, почему?» – подумала девушка. Но тотчас же забыла об этом, потому что пальцы Хита стали поглаживать ее щиколотки, медленно поднимаясь к икрам.

Хелен вдруг вздрогнула; дыхание ее участилось – сейчас Хит поглаживал ее бедра, и она чувствовала странное покалывание между ног. Это ощущение казалось приятным и в то же время вызывало беспокойство. Но тут прохладный крем снова коснулся ее плеча, и девушка вздохнула с облегчением. «Вероятно, он еще не закончил там», – подумала она. Хит еще ниже над ней склонился, и Хелен почувствовала его дыхание. «Мне кажется, я ощущаю тепло его тела», – промелькнуло у нее.

И вдруг ладони мужа легли ей на грудь. Да, теперь он втирал мазь в ее груди… Девушка едва не вскрикнула. Ведь они так не договаривались! Муж должен был наложить мазь только ей на спину. Хелен уже хотела отстранить руки мужа, но тут поняла, что и эти его прикосновения ей приятны. Опустив глаза, она следила за руками Хита; они гладили и ласкали ее, втирая мазь. Муж даже наложил мазь ей на соски и их тоже помассировал большим и указательным пальцами.

В какой-то момент Хелен вдруг почувствовала, как что-то твердое упирается ей в ягодицы. Повернув голову, она взглянула на мужа, и из груди ее вырвалось протяжное «о-о». Оказывается, Хит уже успел полностью раздеться и теперь стоял перед ней обнаженный. Хелен представила, как они выглядят со стороны, и со стоном закрыла глаза. С закрытыми глазами все ее чувства обострились – сейчас она еще острее ощущала все прикосновения мужа.

Тут Хит, отстранившись, снова потянулся к мисочке с мазью, и Хелен не смогла сдержать вздох разочарования.

– Повернись ко мне, – сказал он неожиданно.

Девушка не задумываясь повиновалась. И тут же почувствовала некоторую неловкость, когда Хит, окинув ее взглядом, опустился перед ней на колени.

– Обопрись о мои плечи, – распорядился муж. Затем наклонился и поставил одну ее ступню себе на колено.

Ей было удобно стоять в такой позе – стоять, держась за широкие плечи Хита. Когда же он начал втирать мазь в ее ногу, ей вдруг стало щекотно и она засмеялась, едва не потеряв равновесие. Руки Хита поднимались все выше – к голени, а затем к колену, и Хелен внезапно поняла, какой вид открывался ее мужу снизу. Еще мгновение – и он провел рукой меж ее ног. Девушка прикусила губу и закрыла глаза – на нее нахлынула целая лавина совершенно неожиданных ощущений. Когда же муж вдруг убрал руки и поставил ее ногу обратно на пол, она, разочарованная, снова вздохнула.

Открыв глаза, Хелен увидела, что Хит опять потянулся к мази. Через несколько мгновений он поставил другую ее ногу себе на колено и снова принялся втирать снадобье сначала в щиколотку, затем в голень, потом все выше и выше. Когда же рука мужа вновь коснулась ее лона, Хелен затаила дыхание и замерла…

На сей раз она даже не заметила, как Хит снял ее ногу со своего колена и поставил на пол. Она даже не заметила, что он встал. Но вдруг почувствовала, что его губы касаются ее губ, и ответила на поцелуй.

Муж по-прежнему ласкал ее лоно, потом стал поглаживать груди. Затем обнял за талию – и тотчас же его ладони прижались к ее ягодицам. В следующее мгновение Хит приподнял жену, развел в стороны ее ноги и, прижав к себе, направился к кровати.

Они вместе упали на постель, и Хелен сразу же поняла, что муж был такой же скользкий от мази, как и она. И похоже, она ошиблась: он вовсе не боялся испачкаться. Тела их прижимались одно к другому, ноги и руки сплетались, и Хит страстно целовал ее снова и снова.

– Вытяни ноги, – прошептал он. И Хелен, закрыв глаза, тотчас же повиновалась.

Она прерывисто дышала и тихонько стонала, когда пальцы мужа поглаживали ее лоно. Охваченная незнакомыми ей прежде ощущениями, Хелен даже не заметила, как Хит убрал руку, а затем развел в стороны ее ноги. Когда же он вошел в нее, она вскрикнула от неожиданности и открыла глаза. На мгновение взгляды их встретилась. Потом Хит наклонился, поцеловал ее, и тотчас же тело его начало ритмично двигаться.

Вновь охваченная удивительными ощущениями, о существовании которых она раньше даже не подозревала, Хелен обняла мужа за плечи, и они вместе отправились в долгое и чудесное путешествие.

На рассвете в дверь спальни постучали.

– Так рано? – проворчал Хит, перекатываясь на бок. И сонным голосом закричал: – Убирайтесь!

В дверь снова постучали. На этот раз более настойчиво.

– Я сказал…

Лорд внезапно умолк, внимательно посмотрел на жену, спавшую с ним рядом, и сразу же вспомнил обо всем, что происходило этой ночью. Да уж, он постарался… Хит невольно ухмыльнулся. Они почти всю ночь не спали и еще не выходили из комнаты. Теперь уж им наверняка удалось подтвердить свой брак, вне всякого сомнения. И теперь Темплтон должен наконец оставить его в покое.

Хит снова взглянул на жену. Ее золотистые волосы разметались по подушке, лица не видно, но он и так знает, что она очаровательна. И необыкновенно страстная, как оказалось.

Хит положил ладонь на бедро жены, и она, тихонько вздохнув, чуть пошевелилась и прижалась к нему. Затем снова вздохнула и вдруг, немного приподнявшись, посмотрела на него. Лорд Холден невольно вздрогнул – все лицо Хелен было перепачкано засохшей мазью, и он с трудом ее узнал. Видимо, сообразив, как выглядит, Хелен натянула покрывало до бровей.

– Что вы делаете здесь, милорд? – спросила она.

– Я твой муж, и это моя кровать, – со смехом ответил лорд. – Ты, надеюсь, еще не забыла?

Хелен какое-то время молчала. Затем, убрав с лица покрывало, проговорила:

– Да, я прекрасно помню…

Тут брови Хита поползли вверх – он вдруг понял, что жена разглядывала его; сначала – плечи и грудь, а затем перевела взгляд ниже пояса, на ту часть тела, которая была прикрыта покрывалом. Причем лорду показалось, что в ее голубых глазах вспыхнули озорные огоньки, когда она заметила под тканью выпуклость, свидетельствующую о его желании.

Хелен уже открыла рот, собираясь что-то сказать, но тут в дверь снова постучали, на сей раз довольно громко.

– Входите! – со смехом закричат Хит, и Хелен мгновенно нырнула под покрывало.

Перевернувшись на спину, лорд Холден с любопытством взглянул на взволнованного Темплтона. Стоя на пороге комнаты, старик осторожно втягивал ноздрями воздух.

– Не беспокойтесь, – сказал Хит. – Знахарка Мэри добавила в ванну какие-то травы, которые уничтожили запах и уняли зуд.

Королевский капеллан сделал шаг к кровати и пробормотал:

– Похоже, лекарь в Холдене гораздо лучше, чем в Тирни.

И тотчас же раздался гневный визг, а затем из-под покрывала вынырнула голова Хелен. Взглянув на Темплтона, жена Хита заявила:

– Моя Джоан – замечательная знахарка. Даже лучше, чем Мэри. Мэри еще нужно немного подучиться. А потом она, возможно, станет такой же, как Джоан.

– Почему в таком случае моя Мэри смогла избавить тебя от этого ужасного запаха, а твоя Джоан – нет? – с усмешкой проговорил лорд Холден.

– Вероятно, Джоан подумала, что я не хочу уничтожать его, – с улыбкой ответила Хелен.

Хит рассмеялся, и Хелен тоже засмеялась. И вдруг, покосившись на лорда Темплтона, залилась румянцем и снова нырнула под покрывало.

Внезапно в комнате появился Уильям. Хит полагал, что его первый помощник сидит в Большом зале, но тот, оказывается, все это время стоял в коридоре, за спиной Темплтона. Когда же выяснилось, что зловония опасаться не следует, молодой человек тоже вошел в спальню своего господина.

Лорд Холден приподнялся и попытался прикрыться покрывалом. Но Хелен отчаянно тянула покрывало на себя, и Хит, усмехнувшись, сел на кровати и осмотрелся, пытаясь отыскать свою одежду.

– Что ты здесь делаешь, Уильям? – спросил он неожиданно. – Я попросил Эдвина передать тебе…

– Лестер и его фламандские наемники взяты в плен. Король отпустил нас, – объяснил первый помощник.

Хит что-то проворчал себе под нос и начал одеваться. Одевшись, тотчас же направился к двери.

– Мне необходимо поговорить со Стивеном.

– Его здесь нет, – сказал Уильям. Тут лорд Темплтон снова подал голос:

– Не торопитесь, милорд.

Хит пристально посмотрел на королевского капеллана.

– В чем дело, Темплтон?

Старик смутился. Покосившись на кровать, пробормотал:

– Видите ли, милорд, ведь мы еще не покончили с нашим делом…

– С каким именно? – проворчал Хит.

Темплтон уставился на него в изумлении. Наконец, нахмурившись, проговорил:

– Вы должны были подтвердить брак, милорд. А я должен удостовериться…

– О Боже! – воскликнул Хит. – А чем, по-вашему, я занимался здесь всю ночь? Уничтожив запах, Мэри тем самым устранила все препятствия. Брак подтвержден. Так что можете успокоиться. – Немного помедлив, лорд Холден добавил: – Собственно говоря, вам нечего больше здесь делать. Уверен, что вы очень хотите побыстрее вернуться ко двору.

Это весьма напоминало предложение – причем не слишком вежливое – покинуть Холден. Лорд Темплтон нахмурился и снова покосился на кровать.

– Леди Хелен… – позвал он.

Через мгновение из-под покрывала появилась всклокоченная голова.

– Брак подтвержден? – спросил старик.

Хелен утвердительно кивнула и порозовела от смущения. Темплтон смотрел на нее с некоторым сомнением – очевидно, не очень ей доверял. Внезапно он повернулся к Хиту, пристально взглянул на него и, сразу успокоившись, тихо рассмеялся – вероятно, что-то прочел в его глазах. Хелен же, услышав этот смех, еще больше покраснела и снова накрылась покрывалом.

– Что ж, очень хорошо, – изрек Темплтон и направился к двери. – Уильям, ты будешь моим свидетелем. Эти двое признали, что брак подтвержден. Все. Теперь я могу ехать.

– Прикажите слугам приготовить ванну! – прокричал Хит вдогонку старику, но тотчас же понял, что теперь королевский посланник едва ли пожелает выполнить его просьбу.

Тут Хит заметил, что Уильям осторожно отступает к двери. Пристально взглянув на своего первого помощника, он спросил:

– Где Стивен?

– Не знаю… Он сказал, ему надо о. чем-то позаботиться. По крайней мере я видел, как он вскочил в седло и уехал, – добавил молодой человек. – А что случилось? Что-то случилось, верно?

– Да. – Хит со вздохом опустился на кровать и стал раздеваться. Он вдруг почувствовал, что все его тело – в засохшей мази. Ему следовало немедленно помыться. Иначе он просто не мог бы выйти из комнаты.

– Так в чем же дело? – спросил Уильям. Лорд Холден помрачнел.

– Стивен приводил в исполнение наказания без моего ведома.

– Не может быть! – воскликнул Уильям, ошеломленный этой новостью. – Неужели он посмел?..

Хит утвердительно кивнул.

– Именно поэтому леди Хелен писала письма с жалобами. Он совершал преступления на моей земле и перекладывал ответственность за это на меня.

– Но неужели Стивен?.. – Уильям покачал головой; ему трудно было поверить, что управляющий способен на подобное.

Лорд Холден снова кивнул. Впрочем, он прекрасно понимал, почему его первый помощник так поражен. В это действительно трудно было поверить. Сейчас Хит смутно припоминал те письма, в которых Стивен описывал различные события и спрашивал, как ему поступить в том или ином случае. Холден не мог вспомнить, какие именно распоряжения отдавал, но точно знал: он не приказывал рубить своим людям руки и ноги и отрезать груди.

– Так вот, – продолжил Хит, – я хочу его видеть. Хочу увидеть сразу же, как только он появится в замке.

– Может, найти его и привести к вам? – спросил Уильям.

– Нет, я дождусь, когда он вернется, – ответил Хит. Немного помолчав, добавил: – Иди вниз, Уильям, и позавтракай. Я скоро приду.

Первый помощник молча кивнул и вышел из комнаты. Лорд Холден повернулся к жене и легонько похлопал ее по бедру. Хелен выглянула из-под покрывала и вопросительно посмотрела на мужа. Он тотчас же наклонился, поцеловал ее в губы, и она ответила на его поцелуй.

– М-м-м… – пробормотал Хит, наконец-то отрываясь. – Доброе утро, дорогая.

– Доброе утро, – сказала Хелен с робкой улыбкой. И Принялась перебирать пальчиками завитки у него на затылке.

Хит вдруг поймал себя на том, что начинает улыбаться без всякой причины. Он с обожанием смотрел на золотистые волосы жены, на ее лицо, сонное и перепачканное засохшей мазью, на губы, распухшие от его поцелуев. Потянувшись к покрывалу, Хит откинул его, и Хелен вспыхнула от смущения, но не стала сопротивляться, когда муж принялся поглаживать ее груди.

– Твоя сыпь почти прошла, – проговорил он, легонько пощипывая ее сосок.

– Да, – сказала она, положив ладони ему на плечи. Хит снова поцеловал ее.

– Ты хорошо спала?

– Хорошо, но мало, – пробормотала она с лукавой улыбкой. – Может быть, вернемся в постель?

– Вернемся? Но ты еще не покидала ее.

– Да, верно, – кивнула она, прерывисто дыша – Хит принялся поглаживать ее бедро.

– Так ты идешь в постель? – спросила Хелен.

Хит рассмеялся, уловив жалобные нотки в ее голосе. Внезапно она обвила руками его шею и привлекла к себе. В следующее мгновение их губы снова слились в поцелуе.

В дверь постучали, и Хит заставил себя отстраниться от жены.

– Не обращай внимания. Они сейчас уйдут, – проговорила она с мольбой в голосе.

Хелен попыталась снова привлечь мужа к себе, но он сказал:

– Возможно, это Стивен, а я слишком долго пренебрегал своими обязанностями.

Хелен с сожалением вздохнула. Впрочем, она прекрасно понимала, что муж прав; более того, даже была очень рада, что он наконец-то наведет порядок в своих владениях.

Тут снова раздался настойчивый стук в дверь. Лорд Холден крикнул: «Входите!» – и Хелен тотчас же натянула на себя покрывало.

Оказалось, что лорд Темплтон все же решил выполнить просьбу Хита и распорядился, чтобы в спальню принесли все для купания. Пока слуги устанавливали ванну и наполняли ее водой, лорд Холден, сидя на кровати совершенно обнаженный, молча наблюдал за ними. Когда же слуги наконец удалились и дверь за ними закрылась, лорд поднялся и, отыскав под покрывалом руку Хелен, увлек ее за собой.

– Но не могу же я… – пробормотала она.

– Не думаешь ли ты, что я стану купаться один? – Глядя на жену с вожделением, Хит потащил ее к ванне.

Хелен внимательно осмотрела ванну, затем перевела взгляд на смеющегося мужа.

– Но там слишком мало места…

– Уверяю тебя, достаточно. – Хит забрался в воду и, усевшись поудобнее, проговорил: – Иди сюда.

– Но… – Хелен с сомнением покачала головой, но все же шагнула в теплую воду. Затем вопросительно взглянула на мужа. – Здесь же совершенно нет места… Ах! – вскрикнула она, когда Хит схватил ее за другую руку и привлек к себе.

В следующее мгновение Хелен уже сидела между ног мужа и прижималась спиной к его груди.

– Видишь? Здесь достаточно места для двоих, – усмехнулся Хит. Он вдруг принялся плескать водой на грудь жены.

– Не так уж много, – пробормотала Хелен.

Тут Хит отыскал мыло, лежавшее рядом с ванной, и принялся намыливать грудь жены.

– Ты помоешь мне спину, а я тебе, – проговорил он прямо в ухо Хелен.

– Но это же не спина, милорд, – ответила она со смехом. Хит по-прежнему массировал ее грудь, оттирая засохшую мазь.

Наконец Хит убрал руки, и Хелен с разочарованием вздохнула. Ее муж тихо рассмеялся и начал намыливать ей спину. Она повернула голову и взглянула на него через плечо.

– Но ведь теперь…

Тут Хит впился в ее губы поцелуем, и она умолкла. Затем, внезапно отстранившись, он подхватил ее обеими руками, приподнял над водой и развернул лицом к себе. В следующее мгновение Хелен тихонько застонала – она почувствовала плоть мужа. Прерывисто дыша, обвивая руками шею Хита, она пыталась покрепче к нему прижаться. Когда же он отстранился, Хелен громко вскрикнула, выражая протест. Хит улыбнулся и потянулся к одному из ведер с теплой водой – они стояли рядом с ванной. Хелен едва успела закрыть глаза и рот – на нее вдруг обрушился целый водопад; пена с ее плеч и груди потоками стекала в ванну и на пол. Открыв глаза и отдышавшись, она отбросила с лица мокрые волосы и с удивлением посмотрела на мужа. Тот, загадочно улыбаясь, смотрел на ее грудь.

– В чем дело? – пробормотала Хелен. Хит рассмеялся.

– Ночью я хотел кое-что сделать, но сомневался, стоит ли… – Он поставил на пол пустое ведро.

– Кое-что сделать? Что именно?

Хелен внимательно посмотрела на мужа; теперь его улыбка стала немного озорной.

– Мне хотелось попробовать на вкус твою грудь, но я боялся, что мазь может оказаться ядовитой.

– О!.. – Глаза Хелен расширились; она тотчас же попыталась представить, как муж целует ее груди, и ей показалось, что это были бы весьма приятные ласки.

Когда же губы Хита коснулись ее соска… О Боже, действительность превзошла ее воображение. С губ Хелен сорвался тихий стон, и она прикрыла глаза, наслаждаясь ласками мужа; он целовал сначала одну ее грудь, потом другую и при этом легонько покусывал соски. Внезапно почувствовав, как пальцы мужа прикоснулись к ее лону, Хелен снова застонала, на сей раз гораздо громче. Потом вдруг взяла в ладони лицо Хита и, заставив мужа оторваться от своей груди, прижалась губами к его губам. Несколько раз они прерывали поцелуй, а потом их губы снова сливались… И при этом Хит по-прежнему ласкал ее лоно. Но Хелен таких ласк уже казалось мало, ей хотелось большего. Наконец, не выдержав, она опустила руку в воду и легонько сжала возбужденную плоть Хита. Он тотчас же прервал поцелуй и глухо застонал. Потом, взглянув на жену, пробормотал:

– Ведьма… Настоящая ведьма. Колдунья.

В следующее мгновение Хит приподнялся и, подхватив Хелен на руки, выпрямился во весь рост. Затем вышел из ванны и, заливая пол водой, направился к кровати. Уложив жену на постель, Хит лег рядом и снова принялся целовать ее и ласкать. В какой-то момент он вдруг чуть приподнялся и развел ее ноги в стороны. Затем вновь склонился над ней – и Хелен пронзительно вскрикнула, почувствовав, как губы Хита коснулись ее лона. Задыхаясь, она громко стонала; голова ее металась по подушке, а пальцы судорожно сжимали покрывало. Желание с каждым мгновением усиливалось, и Хелен, содрогаясь, словно в конвульсиях, стонала все громче. Наконец, не выдержав, она крепко сжала твердую и горячую плоть мужа. Хит тотчас же прервал ласки, чуть приподнялся над женой и несколько секунд спустя вошел в нее. Хелен вновь застонала и, обвивая руками шею мужа, устремилась ему навстречу. Хелен не помнила, сколько раз они с мужем достигали вершин блаженства. Помнила лишь, что в последний раз это было после того, как он закинул се ноги себе на плечи. А потом они долго лежали без движения.

Глава 15

Хелен проснулась, почувствовав на щеке теплый солнечный луч. Поморгав, вернулась к окну. На фоне светлого квадрата вырисовывалась обнаженная фигура ее мужа. О чем-то задумавшись, Хит смотрел вдаль. Он очень привлекательный мужчина, подумала Хелен. И необыкновенно страстный. После «ванны» они заснули – просто не могли не заснуть. Но сейчас, выспавшись, Хелен почувствовала, что силы вернулись к ней.

Еще немного полежав, Хелен поднялась с кровати, надела свою рубашку и тихонько подошла к мужу. Обняв его, посмотрела в окно. Солнце стояло уже высоко и заливало все вокруг ярким слепящим светом. «Вероятно, уже полдень», – подумала Хелен.

– Выспалась? – спросил Хит.

– Да, прекрасно выспалась. – Она прижалась щекой к спине мужа. – Сегодня чудесный день! Правда?

Он проворчал в ответ что-то неразборчивое, и Хелен нахмурилась. Вероятно, его мысли блуждали уже где-то очень далеко, а ей хотелось, чтобы Хит говорил с ней.

Как странно… Еще вчера она даже не представляла, что ее отношение к мужу до такой степени изменится. Впрочем, ничего удивительного. Ведь тогда она считала мужа жестоким деспотом и полагала, что брачное ложе превратится для нее в настоящее мучение. Но сейчас Хелен понимала: Хит вовсе не бессердечный негодяй. Более того, он добрый, ласковый и терпеливый – она убедилась в этом прошедшей ночью. И конечно же, Хит даже не думал причинять ей боль, которой пугали тетя и Даки. Хелен была очень благодарна мужу за такое обращение с ней, и ей хотелось сделать ему что-нибудь приятное.

По-прежнему прижимаясь щекой к спине мужа, она положила руку ему на живот, а затем опустила пониже. И туг ей вспомнилось, как она смеялась, впервые увидев мужа обнаженным. Теперь-то она, разумеется, знала: маленькой и сморщенной мужская плоть бывает лишь в расслабленном состоянии, а когда просыпается, то достигает весьма внушительных размеров. Как, например, сейчас…

Хит тихо застонал, когда Хелен начала его ласкать. Шагнув к окну, она задернула штору, а затем, снова приблизившись к мужу, поцеловала его в грудь. Ей хотелось сделать ему так же хорошо, как и он делал ей, но она не знала, с чего начать. Наконец, не будучи уверена, что поступает правильно, она опустилась на колени и поцеловала его постепенно набухающую плоть. И тотчас же поняла, что все сделала правильно – это было совершенно очевидно. Но Хит через несколько мгновений почему-то взял ее за руку и заставил подняться. Затем крепко обнял, поцеловал и с улыбкой сказал:

– Спасибо, дорогая.

– За что? – в смущении пробормотала Хелен. – Может, тебе не понравилось? Может быть, я что-то не так…

– Нет-нет, – перебил Хит, – ты все делала замечательно.

– Но почему же тогда…

– Поверь, дорогая, меня сейчас ждут совсем другие дела. – Хит снова обнял жену и поцеловал в губы.

– Стивен? – спросила она.

– Да.

Немного помолчав, Хелен проговорила:

– Но ведь никто не пришел, чтобы разбудить нас. Так что он, наверное, еще не вернулся.

– Да, но кроме этого… есть и другие заботы. Я слишком долго пренебрегал своими обязанностями. Мне необходимо выяснить, что еще тут происходило во время моего отсутствия.

Хит подошел к кровати и начал одеваться. Взглянув на жену, заметил, что она зевает, и с улыбкой проговорил:

– Похоже, ты все-таки не выспалась. Тебе нужно еще немного отдохнуть.

– Нет-нет, я прекрасно выспалась, – возразила Хелен. – Но ужасно проголодалась. Сейчас оденусь и спущусь следом за тобой в Большой зал.

Хит что-то проворчал себе под нос и снова взглянул на жену.

– Сначала я пришлю к тебе Мэри. Твоя сыпь почти прошла, но мне кажется, все же стоит еще раз натереться мазью.

– Да, пожалуй, – кивнула Хелен; она внимательно наблюдала за мужем, пристегивавшим к поясу кинжал.

Как только дверь за Хитом закрылась, Хелен бросилась к дорожному мешку, с которым приехала из Тирни, и принялась одеваться. Разумеется, она дождется Мэри, но сегодня не станет натираться мазью. С этим можно подождать – пусть даже муж думает иначе. Главное сейчас – поесть. После всего произошедшего у них с мужем она просто умирает от голода, словно не ела уже несколько дней. «Да, быть женой лорда Холдена – не так-то просто», – мысленно улыбнулась Хелен.

– Когда же мы отсюда уедем? – проворчал Уильям.

Хит нахмурился, однако промолчал. Его первый помощник уверял, что Стивен еще не вернулся, иначе сразу бы предстал перед своим господином. И действительно, никто не видел второго помощника с тех пор, как он покинул замок. Такое долгое отсутствие Стивена начинало уже беспокоить лорда Холдена. Кроме того, он прекрасно понимал: Уильяму хочется поскорее вернуться к привычной жизни. Если Хит воспринимал службу королю как удобный предлог, позволявший не оставаться в Холдене наедине с тягостными воспоминаниями, то для Уильяма сражение всегда превращалось в увеселительную прогулку. Так что он, разумеется, не обрадовался бы решению своего господина остаться в поместье и заняться хозяйством.

– Я слышал, что на границе опять неспокойно, – проговорил Уильям. – Мы могли бы отправиться туда и посмотреть, нужна ли там наша помощь.

– Это только слухи, – заметил Хит. Сделав глоток эля, добавил: – Дело в том, что я слишком долго пренебрегал своими обязанностями. Теперь же пришло время позаботиться обо всем. И о моей жене – также. Кроме того, сейчас едва ли следует ожидать серьезных сражений.

Уильям пожал плечами и тяжко вздохнул. Было очевидно, что слова лорда не очень-то обрадовали первого помощника.

– И вот что еще, Уильям. Тебе уже пора задуматься о женитьбе. Ты ведь не становишься моложе. – Заметив, как изменился в лице его помощник, Хит громко рассмеялся.

Хелен подошла к окну и отдернула штору. Сейчас она уже была одета, а ее голову украшала высокая прическа.

Посмотрев на залитый солнцем двор, она нахмурилась и вернулась к кровати.

Мэри все не появлялась, и Хелен почувствовала, что начинает нервничать – она была ужасно голодна. Постояв немного у кровати, она опять подошла к окну. Вероятно, ей следовало спуститься и поискать знахарку. Надо сказать Мэри, что сначала ей хотелось бы поесть, а уж потом можно наложить мазь. Если это, конечно, потребуется.

Решив подождать еще немного, она вновь отдернула штору и тяжко вздохнула. Казалось бы, день выдался чудесный, ярко светило солнце и дул легкий ветерок, – но Хелен чувствовала, что скоро пойдет дождь. Была почти уверена в этом.

Она уже собралась задернуть занавеску, как вдруг увидела мужчину, пересекавшего двор. Сначала ей показалось, что это ее муж, но потом стало ясно: это Уильям, его первый помощник. «Они с лордом Холденом очень похожи – почти одного роста и телосложения», – промелькнуло у Хелен.

Тут Уильяма кто-то окликнул, и он обернулся. Хелен легла на подоконник и посмотрела вниз – ей хотелось узнать, кто же позвал первого помощника.

Хит! Да, это был ее муж. «Впрочем, не так уж они и похожи», – подумала Хелен. И действительно, Хит заметно выше и шире в плечах. Кроме того, в его осанке, в походке, во всем облике чувствовалось благородство, чего явно недоставало Уильяму.

Тут дверь спальни открылась, и в комнату вошла Мэри.

– Простите, что я заставила вас ждать, миледи. Мне нужно было послать гонца в деревню, чтобы…

– Ничего страшного, – сказала Хелен. Она снова повернулась к окну и посмотрела на своего мужа. – Я решила, что пока не стоит накладывать мазь. Я…

По-прежнему наблюдая за Хитом, Хелен вдруг заметила нечто необычное… Впрочем, это была обыкновенная крытая повозка, но что-то в ней было не так. «Похоже, лошадь взбесилась», – подумала Хелен. И действительно, лошадь, тащившая повозку, вдруг стала рыть копытом землю, а потом поднялась на дыбы.

– Собственно говоря, вам уже не нужна никакая мазь, – сказала знахарка, внимательно осматривавшая руку госпожи. – Да, думаю, больше ничего не нужно делать.

Но Хелен уже почти не слушала свою служанку; затаив дыхание, она наблюдала за происходящим во дворе. В следующее мгновение ее беспокойство переросло в настоящий страх. Лошадь снова взвилась на дыбы, а потом вдруг помчалась, словно за ней гнались все демоны ада. И она неслась прямо на Хита! Неужели он не слышит?! Хелен высунулась из окна и громко закричала…

– Что случилось? – спросила Мэри, подходя к своей госпоже.

Услышав крик, Хит обернулся и посмотрел на окно, у которого стояли его жена и служанка. Знахарка сразу же поняла, какая опасность грозит лорду, и прошептала:

– О Боже…

Хелен отчаянно жестикулировала, стараясь привлечь внимание мужа к грозившей ему опасности. Наконец он повернулся в ту сторону, куда указывала ему жена, и увидел лошадь, мчавшуюся прямо на него. Еще мгновение – и животное растоптало бы его. К счастью, Хит в последний момент успел отпрыгнуть в сторону, уворачиваясь от лошади с повозкой, и избежал самого худшего. Но все же серьезно пострадал.

Увидев, как муж упал, Хелен пронзительно вскрикнула. Тотчас же отскочив от окна, она выбежала из комнаты. Мэри следовала за ней. Женщины сбежали по лестнице, миновали Большой зал и выскочили во двор замка. Когда они подбежали к Хиту, вокруг него уже собрались люди и все молчали. Женщины принялись их расталкивать, чтобы пробрать-' ся к лорду Холдену. Рядом с ним стоял на коленях Уильям. Бледный и испуганный, первый помощник тоже молчал.

Не обращая внимания на грязь, Хелен упала на колени рядом с мужем. Мэри же, толкнув Уильяма, присела с другой стороны. Какое-то время женщины, затаив дыхание, смотрели на Хита. Его грудь мерно поднималась и опускалась, но глаза были закрыты. Наконец, склонившись над лордом, знахарка быстро осмотрела его. На лбу у него была глубокая рана, вокруг которой образовался обширный отек.

– И еще у него сильный ушиб на затылке, – сказала Мэри. – Падая, он ударился головой о землю, а рану на лбу нанесла лошадь.

Знахарка продолжила осмотр. Немного помолчав, пробормотала:

– Правая нога распухла, но я не думаю, что она сломана.

– Вероятно, он вывихнул ее, когда отпрыгнул в сторону. – Хелен взяла мужа за руку и крепко сжала ее.

– А он… – Уильям умолк, но Мэри догадалась, что тревожило первого помощника.

– Нет-нет, с ним все будет в порядке, – уверенно проговорила молодая женщина.

Хелен вздохнула с облегчением и с сочувствием посмотрела на Уильяма. Она прекрасно понимала, что сейчас чувствовал молодой человек. Ее тоже одолевало беспокойство. «Как странно… – подумала Хелен. – Ведь еще совсем недавно мы с лордом Холденом были врагами…»

– Надо перенести его в замок. – Мэри обвела глазами толпившихся вокруг людей.

Хелен ожидала, что несколько человек тотчас же бросятся к Хиту, чтобы отнести его в покои, однако она ошиблась. Никого из воинов лорда Холдена поблизости не было, а те, кто молча наблюдал за происходящим, не выражали ни малейшего желания оказать помощь. Ее мужа не любили… из-за Стивена.

Однако Уильям нисколько не смутился. Что-то проворчав себе под нос, он наклонился, подхватил своего господина на руки и направился к дверям замка. Хелен и Мэри тотчас же последовали за ним. Обогнав первого помощника, женщины открыли обе створки двери, так что Уильяму даже не пришлось замедлить шаг или повернуться боком, чтобы занести Хита.

– Я только возьму снадобья и сразу вернусь, – сказала знахарка, выбегая из зала.

Хелен обогнала Уильяма и бросилась вверх по ступеням, чтобы открыть дверь спальни. Споткнувшись у порога, рыцарь вошел в комнату и сразу же направился к кровати. Опустив своего господина на постель, шумно выдохнул.

– Спасибо, Уильям, – сказала Хелен. – Наверное, тяжело?

Помощник, отдуваясь, кивнул. И тут же отошел в сторону, чтобы не мешать Мэри, уже вбежавшей в комнату.

Женщины быстро раздели Хита и промыли теплой водой раны на лбу и на затылке. Осмотрев лорда Холдена еще раз, Мэри больше ничего серьезного не обнаружила. А отек на ноге, как объяснила знахарка, образовался из-за вывиха.

Сделав все возможное, они уложили Хита поудобнее и накрыли его пледом. Потом Мэри приготовила болеутоляющее снадобье, которое лорду Холдену следовало выпить после того, как он придет в себя.

«Если он, конечно, придет в себя», – подумала Хелен и тотчас же отчитала себя за столь мрачные мысли. А ведь еще совсем недавно она бы только обрадовалась, если бы с лордом Холденом случилось нечто подобное. Это оказалось

бы весьма кстати для женщины, не желавшей выходить за него замуж. Но теперь все изменилось. Человек, которого Хелен наконец-то узнала, оказался совсем не таким, каким она его представляла все последние годы. Он, как Хелен теперь понимала, просто был вынужден подчиниться приказу короля. А возмездие, которое ее постигло… Вероятно, она вполне его заслужила. Ведь было совершенно очевидно: Хит, Хаммср из Холдена, жестокий негодяй, приказывавший отрубать руки детям и вырезать груди женщинам, не стал бы терпеть ее проделки. Но он не ударил ее, даже не угрожал.

К тому же Хит оказался прекрасным любовником, нежным и внимательным. Теперь Хелен понимала, что ошибалась, приписывая Хиту поступки другого человека. Да, конечно же, Стивен обманывал своего господина – в этом не могло быть сомнений. Но, вспоминая о втором помощнике Хита, Хелен искреннее удивлялась: «Неужели он способен на такое?..»

Тут Хит застонал, а потом вдруг открыл глаза.

– Милорд… – прошептала Хелен, склонившись над мужем. Он вздрогнул и, сделав глубокий вдох, пробормотал:

– Моя голова…

К кровати подошла Мэри с болеутоляющим питьем. Хелен помогла знахарке усадить Хита и напоить его настойкой. Лорд поморщился, почувствовав горечь во рту, но послушно выпил. Затем, осмотревшись, спросил:

– Что со мной случилось?

– Разве ты не помнишь? – с беспокойством глядя на мужа, проговорила Хелен. «Может, он, ударившись головой, лишился памяти?» – промелькнула мысль.

Хит посмотрел на жену так, словно не узнавал ее. Затем выражение его лица стало более осмысленным.

– Кажется… лошадь с повозкой.

– Да, лошадь. – Хелен вздохнула с облегчением.

– Но… почему? – спросил он.

Хелен пожала плечами. Она не видела, что так испугало животное. Возможно, Уильям видел это. Впрочем, едва ли. В тот момент, когда лошадь понесла, он смотрел на своего господина и, наверное, ничего не заметил. Хелен вопросительно взглянула на рыцаря, стоявшего у изголовья кровати.

– Я обязательно все выясню, – кивнул Уильям. И тотчас же вышел из комнаты.

– Пошевелите, пожалуйста, ногой, милорд, – сказала Мэри. Знахарка внимательно осматривала опухшую щиколотку Хита.

Лорд Холден шевельнул ногой – и тут же поморщился от резкой боли. Молодая женщина одобрительно кивнула.

– Очень хорошо. Перелома нет. По крайней мере мне так кажется. Но… – она пожала плечами, – я думаю, что лучше вам оставаться в постели до вечера, милорд. Вам нужен покой.

Хит нахмурился.

– Я не собираюсь целый день проводить в постели. У меня слишком много дел.

– Какие бы дела тебя ни ждали, все можно отложить на день или два, – заявила Хелен. Муж попытался что-то возразить, но она добавила: – А о том, что отложить нельзя, позаботится Уильям.

Немного помолчав, Хит проворчал:

– Раньше я тоже так рассуждал. Поэтому и доверил все Стивену. Ты знаешь, что из этого получилось.

Хелен задумалась. Потом вдруг решительно заявила:

– Сейчас все по-другому. Ты ведь в замке, просто пока не можешь встать.

– Но я должен…

– Боюсь, что после моей настойки, – перебила Мэри, – вы не сможете ничего делать, милорд. Скоро вы будете спать, как младенец.

Хит снова нахмурился. Взглянув на женщин, подумал: «Похоже, они сговорились».

– Полагаю, это выдумки моей жены, – проворчал лорд. – Хелен уже пыталась заманить меня в постель сегодня утром. А теперь нашла себе сообщницу…

Хелен с упреком посмотрела на мужа. Но, заметив улыбку на его губах, поняла, что он просто подшучивает над ней. Тоже улыбнувшись, она проговорила:

– Я просто опасалась, что в результате этого происшествия могли пострадать ваши умственные способности, милорд. И вы напрасно надеетесь, что я захочу увидеть в своей постели такого исцарапанного и покалеченного рыцаря, как вы.

Хит засмеялся, но тут же снова поморщился от боли.

– О, моя голова… – простонал он, прикоснувшись ко лбу.

– Ничего, это пройдет, – сказала Хелен; она старалась не выдать своего беспокойства.

Тяжело вздохнув, Хит посмотрел на Мэри.

– Ты послала кого-нибудь за своей матерью?

Глаза Хелен округлились; она вопросительно взглянула на знахарку.

– Лорд Холден нашел меня сегодня утром и сказал, что хочет видеть мою мать здесь, – объяснила молодая женщина. – Он никогда не приказывал выгонять ее отсюда и даже не собирался этого делать. Она по праву займет место лекаря в замке, и мне не нужно будет постоянно бегать к ней за советом.

– О… замечательно, – пробормотала Хелен.

– Да, – кивнула Мэри и, повернувшись к Хиту, добавила: – Она была здесь сегодня утром. Мать иногда заходит проведать меня, потому что…

Молодая женщина внезапно умолкла и покраснела. Хелен похлопала ее по руке и с улыбкой сказала:

– Она пришла, чтобы удостовериться, что Хаммер из Холдена не приказал… например, подвесить тебя за ноги. Значит, ты передала ей хорошие новости?

– Да, передала. – Мэри просияла. – Мать сейчас собирается и скоро будет здесь. Теперь она сама будет вас лечить.

– Но почему? Ты хорошо справляешься со своими обязанностями, – сказал Хит. – Не думай, что я попросил твою мать вернуться в замок, потому что недоволен тобой. И не обижайся.

– Нет-нет, я не обижаюсь, – улыбнулась Мэри. – Но мать знает гораздо больше, чем я. Мне пока надо поучиться. Моя мать очень благодарна вам, милорд.

– Да… Что ж… – Хит явно смутился. От слов благодарности ему было так же не по себе, как и от несправедливых обвинений в его адрес. – Мне действительно очень жаль, что ее прогнали из замка. Я не приказывал этого. И немедленно распоряжусь, чтобы вернули всех старых слуг. Дело лишь в том, что я не знаю, кто они… И кроме того, что же теперь делать с теми молодыми женщинами, которые заняли их места?

– Полагаю, эти женщины смогут найти себе работу где-нибудь еще, – ответила Хелен (некоторым из них она уже подыскала подходящее занятие). – Мэри, может, вы с матерью знаете кого-то, кто остался без дела? Позовите их ко мне, и я постараюсь помочь им.

– С удовольствием, миледи, – сказала молодая женщина.

Знахарка собрала свои снадобья и направилась к двери.

– Мэри! – окликнула ее Хелен. – Мэри, не попросишь ли ты повара прислать в комнату чего-нибудь поесть? Я еще даже не позавтракала.

– Разумеется, миледи, – кивнула знахарка и вышла из комнаты.

– Тебе не обязательно оставаться со мной, – пробормотал Хит, когда дверь за служанкой закрылась.

Хелен внимательно посмотрела на мужа и убедилась, что настойка Мэри уже начала действовать. Казалось, глаза Хита вот-вот закроются и он заснет.

– Уже устали от меня, милорд?

Едва заметно улыбнувшись, Хит проворчал:

– Не то чтобы очень… – Он вдруг пристально взглянул на жену и спросил: – Ты все еще сожалеешь о том, что мы обвенчались? Ты хочешь все изменить?

Вместо ответа Хелен крепко сжала руку мужа, которую держала в своей. И тотчас же вспомнила, как испугалась, увидев, что Хита сбила лошадь. У нее до сих пор дрожали колени. Да, этот человек оказался совсем не таким, каким представлялся ей прежде. Раньше она лишь слышала о нем и о его поступках. А теперь увидела, как он ведет себя в различных обстоятельствах. В Тирни лорд Холден нисколько на нее не злился, хотя имел на это полное право. Да, он умел сдерживать свой гнев, даже праведный. К тому же Хит не лишен ума и очарования. И еще… он необыкновенно нежный и страстный.

– Так как же, Хелен…

Внезапно раздался стук в дверь, и она поднялась, чтобы впустить двух молодых служанок – те принесли еду и вино, и Хит попросил, чтобы все это поставили на столик у кровати.

Хелен заметила, что служанки поглядывали на лорда с любопытством. Она подозревала, что в замке уже стали известны последние новости. Скорее всего это Мэри обо всем рассказала. То есть рассказала о том, что Хит не отдавал приказов так жестоко расправляться с людьми и выгонять старых слуг. Наверное, стало известно и о том, что лорд Холден попросил мать Мэри вернуться обратно и разыскивает Стивена, чтобы наказать его, если тот действительно виновен. Хелен не знала, как эти две служанки относились к своему господину раньше, но подозревала, что они впервые улыбнулись Хиту. Когда дверь за девушками закрылась, леди Холден сказала:

– Кажется, они начали сомневаться в том, что ты жестокий и бессердечный человек.

Она присела на кровать у стола и потянулась к блюду с сыром.

Хит усмехнулся:

– Увы, я никогда не замечал, как ко мне относились слуги. Но сейчас понимаю: они не слишком радовались моему появлению. Впрочем, я ведь так редко бывал здесь…

– Но почему? – Хелен пристально посмотрела на мужа. Конечно, теперь она знала этого человека гораздо лучше, чем прежде – прежде она его совсем не знала, – но все же не понимала, почему он так редко появлялся в своем замке и не желал надолго в нем задерживаться.

Хит долго молчал, и Хелен уже решила, что не дождется ответа. Наполнив бокалы, она снова посмотрела на мужа – тот помрачнел, словно вспоминал о чем-то неприятном. Когда она предложила Хиту вина, он отказался и закрыл глаза. Ей показалось, что муж засыпает.

И вдруг он открыл глаза и заговорил:

– Я с юности возненавидел этот замок. Поэтому и не задерживался здесь надолго.

Хелен с удивлением посмотрела на мужа. «Возненавидел? – подумала она. – Как странно…» Конечно, замок действительно производил тяжелое впечатление, но лишь потому, что здесь кое-чего недоставало. Например, на стены следовало повесить яркие гобелены, а на полы положить ковры. К сожалению, никто в замке этим не занимался. Никто не придавал значения подобным вещам… Но вероятно, так было не всегда. Возможно, при жизни родителей Хита здесь все выглядело иначе.

– Моя мать умерла, когда я был еще ребенком, – продолжал Хит. – И моим воспитанием занимался отец, человек довольно суровый и со странностями. Я стал большим разочарованием для него.

– Разочарованием? – переспросила Хелен. – Не может быть…

– К сожалению, это так. Он приводил в комнату для занятий Уильяма и Стивена, чтобы пристыдить меня и заставить лучше учиться. Отец полагал, что это поможет. Полагал, что я приложу все силы, чтобы обойти простолюдинов. Но все вышло не совсем так… – Хит криво усмехнулся. – Я пытался… Но какие бы усилия я ни прилагал, у меня ничего не получалось. А Уильям и Стивен помогали мне. В конце концов мы стали друзьями. Разумеется, мы держали все. в тайне, иначе отец выгнал бы их. Нам приходилось делать вид – слава Богу, не так часто, – что мы ненавидим друг друга. Затем, когда пришло время посвятить меня в рыцари, родитель оставил моих друзей со мной и мы упражнялись вместе. Они стали его лучшими воинами…

– И твоими лучшими друзьями, – пробормотала Хелен. Хит кивнул и вновь заговорил:

– Когда я впервые отправился на войну, они поехали вместе со мной.

– Твой отец, вероятно, не слишком обрадовался.

– О да… – Хит рассмеялся. – Отец не учил меня убивать… «ради удовлетворения личных амбиций короля», как он выражался. Когда же я вернулся домой, отец уже все подготовил для нашего с Нериссой венчания. Он торопился поскорее женить меня, чтобы обзавестись наследником до того, как я погибну на войне.

– Но вероятно, это была не единственная причина?

– Да, не единственная. Родители Нериссы были богаты. Ей только исполнилось двенадцать лет – слишком мало, чтобы выходить замуж, но наше хозяйство приходило в упадок. Поэтому отец так торопился.

– А отец Нериссы? – спросила Хелен. Хит поморщился.

– Его привлекал титул. Отец Нериссы был богат, но не родовит. И он очень хотел стать одним из нас.

– И вы обвенчались?

– Да. – Хит тяжело вздохнул. – Я пытался убедить их в том, что следует отложить женитьбу до следующего года, но они ничего не хотели слышать.

Хит закрыл глаза, и Хелен поняла, что на него снова нахлынули воспоминания. Открыв глаза, он проговорил:

– Нерисса умерла девять месяцев спустя, при родах. Роды продолжались три дня. Я до сих пор иногда слышу ее крики… – Он внезапно умолк и с ужасом в глазах посмотрел на Хелен. – О Боже! Я совсем забыл!.. Сначала я думал лишь о том, чтобы побыстрее подтвердить наш брак. А потом мы слишком увлеклись, и я забыл принять меры предосторожности.

– Меры предосторожности? – переспросила Хелен.

– Мне необходимо было… Если ты сейчас уже с ребенком из-за моего…

– Я не Нерисса, милорд, – перебила Хелен. И тут же почувствовала, как у нее потеплело на сердце от его заботы. – Мне не двенадцать лет. Я не умру при родах. – Она постаралась не думать о том, что ее мать умерла, когда производила на свет второго ребенка.

Хит промолчал, и Хелен спросила:

– .И после смерти Нериссы ты не захотел оставаться в Холдене?

– Да, не захотел. И пренебрег своими обязанностями в замке, забыл о своих людях. Поэтому на их долю выпало так много страданий.

Хелен прикоснулась к руке мужа. Ей было больно слышать отчаяние в его голосе. Она хотела успокоить его, но не находила слов. В какой-то степени он, конечно, виноват. Титул обязывает человека брать на себя определенную ответственность. Ведь от него, от лорда, зависят все его люди. Хит же бросил своих людей на произвол судьбы – отдал их в руки бессердечного негодяя.

Какое-то время они молчали. Наконец Хит вновь заговорил:

– Мой родитель скончался через два года после смерти Нериссы. Его смотритель замка остался на своем месте, но тоже вскоре умер – незадолго до кончины твоего отца. И тогда его должность досталась Стивену. Я полагал, что вполне могу ему доверять. – Хит вздохнул и крепко сжал руку Хелен. – Я допустил ужасную ошибку.

Хелен хотела что-то сказать, но тут в дверь постучали, и она промолчала.

– Войдите! – крикнул Хит.

На пороге появился Уильям, державший за ворот мальчика лет шести.

Хит нахмурился и спросил:

– Что случилось?

– Вот виновник, – проговорил Уильям. – Я имею в виду лошадь с повозкой… Кажется, юному Чарльзу очень нравится бросать камни. Он угодил лошади в бок, и она встала на дыбы. – По-прежнему держа малыша за ворот, рыцарь встряхнул его. – Ну, расскажи, как все случилось.

– Простите, милорд, – с трудом переводя дыхание, пролепетал мальчик. – Я не целился в лошадь, милорд. Я случайно попал в нее.

Взглянув на мальчика, Хелен почувствовала, как сжалось ее сердце. Малыш побледнел, и голос его дрожал. Хелен вспомнила, что уже видела его во дворе, когда он стоял среди людей, столпившихся вокруг Хита. Судя по всему, мальчик не лгал. Вряд ли он бросил камень нарочно.

Немного помолчав, лорд Холден сказал:

– Отпусти его, Уильям. Хелен с облегчением вздохнула.

– Но, милорд… – пробормотал первый помощник.

– Отпусти его. Полагаю, он получил хороший урок и больше не будет бросать камни. Никогда. Ведь так? – Хит взглянул на мальчика.

Малыш вздрогнул и несколько раз кивнул.

– Видишь? – Хит едва заметно улыбнулся. – Отпусти его.

Уильям несколько мгновений колебался. Потом все же отпустил малыша. Быстро сообразив, что ему следует делать, мальчик бросился к двери и выбежал из комнаты. Первый помощник пожал плечами.

– Вы слишком мягкий человек, милорд. И всегда были таким. Вы могли из-за него погибнуть.

– Но этого не случилось, – сказал лорд Холден.

– Да, к счастью, – кивнул помощник.

– Уильям, я собирался поискать Стивена. Полагаю, что пока не смогу это сделать. Не поможешь ли найти его?

– Да, разумеется, милорд.

– Вот и хорошо. Если разыщешь его, пришли ко мне. Если нет…

– В любом случае я дам вам знать, – сказал Уильям и тут же вышел из комнаты.

Когда дверь за ним закрылась, Хелен улыбнулась Хиту и крепко сжала его руку.

– Благодарю тебя…

Лорд с удивлением посмотрел на жену.

– За что?

– За то, что не наказал мальчика. Хит усмехнулся.

– Я не могу наказать ребенка за то, что он не меткий стрелок. Мальчик просто играл. Неужели ты действительно думала, что я настолько бессердечен? Может, ты до сих пор считаешь, что это я приказывал рубить руки и ноги своим людям?

– Нет-нет, разумеется, я так не считаю, – поспешно проговорила Хелен. – Собственно, мне и раньше иногда казалось… что я, возможно, ошибаюсь…

Хит пристально посмотрел на жену.

– Значит, теперь ты мне веришь? Хелен кивнула:

– Да, верю.

– И ты согласна быть моей женой?

Хелен медлила с ответом. Она пыталась разобраться в своих чувствах. «Быть его женой? До тех пор, пока смерть не разлучит нас?» Хелен пыталась представить свое будущее с лордом Холденом, но перед ней возникали лишь образы из недавнего прошлого. Вот Хиту во время прогулки в ее владениях дали ребенка. Он держит ребенка очень неловко, однако не выказывает раздражения и не хмурится… Вот они отправились к реке, и она решила покататься на лодке. Хотя Хит с детства боится воды, он смог преодолеть свой страх. И еще – его поцелуи… Она не могла без трепета вспоминать о его ласках.

– Хелен…

Вздрогнув, она посмотрела на мужа, и от его взгляда у нее перехватило дыхание.

– Скажи ты хочешь быть моей женой?

– Да… – выдохнула Хелен.

Она прекрасно понимала: это ее «да» значит гораздо больше, чем клятва на брачной церемонии.

Глава 16

С шитьем в руках Хелен устроилась в кресле перед камином в Большом зале. Она собиралась починить платье, в котором приехала в Холден. Платье было довольно старое, выцветшее, оно еще сохраняло ужасный запах… Но кроме него и того наряда, что был на ней сейчас, у нее здесь ничего не оказалось. Даки положила в мешок всего лишь одно платье, как приказал Темплтон. Очевидно, королевский посланник не предполагал, что молодая жена надолго задержится в Холдене. Без сомнения, он считал, что Хит немедленно отправится на войну, а она вернется к себе в Тирни. Но вышло совсем иначе. Теперь она – леди Холден.

При этой мысли Хелен вспомнила о муже и бросила взгляд в сторону лестницы. Хит уснул почти сразу после того, как она согласилась не расторгать брак. Во сне он тяжело дышал, ворочался с бока на бок и что-то бормотал. Какое-то время Хелен смотрела на него, а затем спустилась вниз, чтобы заняться своим платьем. Она все еще сидела в кресле, когда двери зала распахнулись и на пороге появился Уильям. Казалось, он очень устал.

Первый помощник направился к лестнице, собираясь подняться наверх, но остановился, когда Хелен окликнула его.

– Не нашел? – спросила она, когда Уильям подошел к ней.

– Нет. Милорд спит? Хелен кивнула:

– Да. Мэри говорит, что ему нужно отдохнуть. Уильям со вздохом опустился на стул, стоявший рядом с креслом.

– Вероятно, эта история и тебя расстроила, – проговорила Хелен.

– Какая именно?

– Я имею в виду поведение Стивена. Я знаю, что Хит очень огорчился.

– Да, конечно.

Уильям взглянул на пламя, пылавшее в камине. Хелен попросила развести огонь, чтобы немного прогреть Большой зал. Дождь, который она ожидала утром, еще не начался, но воздух был тяжелый и влажный.

– Мы были друзьями, – продолжал первый помощник. – По крайней мере так казалось. Но Стивен очень изменился за последние пять лет. С ним это случилось потому, что он все эти годы оставался один.

– Очень странно…

Уильям молча пожал плечами. Хелен пристально посмотрела на него и сказала:

– В тот день, когда мы с Темплтоном приехали сюда, я по ошибке приняла Стивена за Хита. А сегодня я тебя за него приняла, когда ты шел по двору. Вы все трое почти одного роста. И все широки в плечах. Кроме того, у вас с Хитом волосы одного цвета. Я сначала решила, что вы родственники…

– Так и есть, родственники.

Хелен снова взглянула на Уильяма и заметила, что он нервничает.

– Я имел в виду… – Первый помощник потупился.

– Продолжай, пожалуйста, я тебя слушаю. Уильям колебался. А потом вздохнул и сказал:

– Мы все трое – сводные братья. У нас один отец, только матери разные. Мать Стивена была потаскухой, а моя – дочерью кузнеца.

– Понятно, – пробормотала Хелен. – И вы все выросли в замке?

– Нет-нет… – Уильям рассмеялся. – Втроем мы только обучались. А жили мы со Стивеном в деревне. Отец приводил нас, чтобы заставить Хита лучше учиться. Он не отличался сообразительностью.

– Да-да, именно так он и говорил. – Хелен покачала головой. – Я бы никогда не догадалась… Ведь Хит довольно образованный…

– Верно, образованный, – согласился Уильям. – Он проявлял способности к языкам, но только до тех пор, пока не приходилось писать. С этим у Хита были большие трудности. Он писал буквы в обратную сторону и… – Уильям развел руками, видимо, не в силах найти слова, чтобы выразить свою мысль. – Один из наших учителей говорил, что он сталкивался с такими странностями и раньше. И сказал, что лучше обучать Хита устно. Но наш отец просто вышвырнул этого человека из замка. А мне кажется, брата просто следовало чаще пороть, чтобы был прилежнее.

Хелен невольно нахмурилась. Ей не хотелось слушать рассказ о наказаниях, и она решила сменить тему разговора.

– Вероятно, вы со Стивеном обижались? Из-за того, что жили в деревне и приходили в замок только на занятия…

– Да, иногда, – признался Уильям. – Но Хит очень хорошо к нам относился. И всегда был рад нам. Правда, учителя никогда не давали нам забыть, кто мы такие. И дети в деревне издевались над Стивеном, называли его «сыном шлюхи».

Хелен вздохнула. Дети иногда бывают ужасно жестокими.

– Пожалуйста, не рассказывайте милорду о том, что сейчас узнали от меня, – смутившись, пробормотал Уильям. – Он может рассердиться.

Хелен уже собиралась заговорить, но тут бросила взгляд в сторону лестницы и воскликнула:

– Хит!

Увидев своего господина, спускавшегося по лестнице, Уильям вскочил на ноги и поспешил следом за леди Холден – та уже бежала навстречу мужу.

– Хит, что ты делаешь?! Ты можешь упасть и свернуть себе шею! – закричала Хелен, подбегая к лестнице. Она увидела, что Хит прыгает на здоровой ноге и старается не наступать на больную.

– Все в порядке, я и сам могу спуститься, – проворчал лорд Холден, когда первый помощник подбежал к нему.

Однако Уильям закинул Хита себе на плечи и помог ему спуститься. Хелен следовала за ними, с беспокойством поглядывая на ногу мужа.

– Кроме того, мне просто наскучило лежать в одиночестве, – сказал лорд Холден, когда Уильям осторожно подвел его к креслу у камина.

– Но тебе сейчас необходим покой. Во всяком случае, твоей ноге, – нахмурившись, проговорила Хелен.

– Но я ничего особенного не делаю. Даже стараюсь на нее не наступать. Я прыгал по ступенькам.

– Ты мог свернуть себе шею.

Хит перевел взгляд на своего помощника.

– Видишь, Уильям, что ты потерял, не женившись? Нам действительно нужно найти тебе жену.

Первый помощник только ухмыльнулся в ответ и помог своему господину устроиться в кресле. Леди Холден подошла к небольшому сундуку, стоявшему у камина, и начала его двигать ближе к мужу. Уильям тут же подбежал к Хелен

и помог ей.

– Зачем это? – удивился Хит.

– Чтобы ты положил на него свою ногу. Ее нельзя опускать на пол.

Хит что-то проворчал себе под нос, но все же положил ногу на сундук. Затем взглянул на своего первого помощника.

– Ты нашел Стивена?

– Нет. – Уильям развел руками. – Я искал его везде. Спрашивал про него в деревне, повсюду рассылал людей, но никто не видел его. Как только он уехал из замка, так сразу исчез.

Хит вздохнул.

– Это не предвещает ничего хорошего.

– Да уж, – кивнул Уильям. – Раньше он никогда не покидал замок надолго.

– С ним могло что-нибудь случиться, – предположил лорд Холден.

Уильям нахмурился и проговорил:

– Возможно, он испугался, что вы узнали о его поведении.

– Как он мог узнать об этом?

– Стивен никогда не был глупцом. Кроме того, в замке находится леди Холден.

Хелен с удивлением посмотрела на Уильяма:

– А какое это имеет значение?

– Он знал, что вы обязательно заговорите об этом и все

выяснится.

– Да, пожалуй… – в задумчивости пробормотал Хит.

Хелен взяла свое шитье и села в кресло. Холден взглянул на платье в ее руках и проговорил:

– Я уверен, что у тебя есть другие наряды.

– Да, есть, – кивнула Хелен. – Но они в Тирни. Хит с беспокойством посмотрел на жену.

– Ты хочешь сказать, что у тебя здесь ничего нет, кроме платья, которое сейчас на тебе, и того, что ты зашиваешь?

Хелен снова кивнула.

– Лорд Темплтон очень торопился, – пояснила она. – Он приказал Даки положить в мешок только одно платье. А меня сразу же вывел из комнаты.

– Проклятие… – пробормотал Хит. – Что ж, придется совершить небольшое путешествие в Тирни. Вероятно, это даже к лучшему. Твоя тетя, наверное, очень волнуется. Уверен, она вздохнет с облегчением, увидев тебя живой и здоровой. Без сомнения, леди Шамбло считает, что я уже убил тебя.

– Да, конечно, – улыбнулась Хелен. – Она, наверное, уже готовит похороны.

Взглянув на жену, Хит тоже улыбнулся:

– В таком случае нам непременно надо проверить, как идет подготовка.

Хелен рассмеялась и снова склонилась над своим шитьем. Хит немного помолчал, затем, повернувшись к Уильяму, сказал:

– Мы выезжаем завтра после обеда. Первый помощник кивнул.

– Я присмотрю за приготовлениями, милорд. Сколько человек поедут с вами?

Хит пожал плечами:

– Думаю, десяти будет достаточно. И ты вместе с нами. Тирни не так уж далеко.

– Конечно, милорд.

Уильям уже собрался уходить, но лорд Холден жестом

остановил его.

– Пришли ко мне Джонсона. Он останется здесь в качестве смотрителя замка. Хочу сказать ему, как он должен обращаться с людьми и что делать со Стивеном, если тот

вдруг вернется.

– Понял, милорд. – Помощник направился к выходу.

– Почему не Уильям? – спросила Хелен. Хит посмотрел на нее с недоумением.

– Почему ты не оставляешь Уильяма вместо себя? Лорд Холден усмехнулся:

– Потому что Уильям всегда со мной. Он – мой первый помощник.

– Да, но…

– Кроме того, ему не хватает терпения. Смотритель замка – должность не для него. А небольшое путешествие пойдет ему на пользу.

Хелен немного подумала, потом спросила:

– Может, нам все-таки подождать еще день или два?

– Подождать? – Хит нахмурился.

– Да. Ты. будешь лучше себя чувствовать. И возможно, Стивен вернется.

Лорд покачал головой.

– У тебя же только два платья…

– Гм… В таком случае нужно беречь их и пореже надевать, – проговорила Хелен с серьезнейшим видом.

Взглянув на жену, Хит глазам своим не поверил – она подмигнула ему.

– Ты… ты имела в виду…

Заметив, что щеки Хелен порозовели, лорд понял, что именно она имела в виду. Его жена кокетничала с ним. Дразнила его. «Черт, возможно, из этой женитьбы действительно что-нибудь получится, – подумал Хит. – Может быть, неудачное начало перерастет в успешный союз. Если она использует свою изобретательность и свою страсть не для того, чтобы мучить меня, а чтобы доставлять мне удовольствие…» Одна мысль об этом возбуждала его.

– Боюсь… у меня все распухло, – заявил лорд, с трудом подавив улыбку и придавая лицу страдальческое выражение.

Втайне посмеиваясь и предвкушая развязку, Хит наблюдал, как Хелен поднялась с кресла, отложила шитье в сторону, шагнула к сундуку и, наклонившись, стала осматривать его ногу.

– Ты уверен? Тебе больно? – спросила она, глядя на его лодыжку. – Я сейчас позову Мэри. Возможно, она…

Хелен умолкла на полуслове и вскрикнула – Хит обхватил ее за бедра и посадил к себе на колени.

– Мэри не сможет мне помочь. Я имел в виду… моего маленького Хита.

– Маленького Хита? – Хелен с озадаченным видом посмотрела на мужа. И вдруг замерла, очевидно, что-то почувствовав. В следующее мгновение ее глаза округлились и она, покраснев до корней волос пробормотала: – Ты имеешь в виду…

– Да, именно это я и имею в виду, – проговорил лорд с хрипотцой в голосе. – Узнав о том, что несколько последующих дней ты проведешь без одежды, крошка Хит распух до невероятных размеров. И боюсь, только у тебя есть лекарство от этого.

– Понятно, – кивнула Хелен.

Лорд Холден внимательно посмотрел на жену – и тотчас же почувствовал, что во рту у него пересохло. Поудобнее устроившись у мужа на коленях, Хелен провела ладонью по его щеке.

– Поцелуй поможет вам, милорд?

– Не знаю… попробуй… – пробормотал он, касаясь губами ладони жены.

Склонившись над мужем, Хелен принялась целовать его, и Хит, наслаждаясь ее ласками, прикрыл глаза. Эти поцелуи нельзя было назвать робкими и целомудренными. Разумеется, Хелен была совсем неопытна в любовных играх, однако науку поцелуев она уже освоила вполне. Да, его жена оказалась хорошей ученицей – в этом не возникало ни малейших сомнений.

Тут Хит стал целовать ее в ответ, и из горла Хелен вырвались глухие стоны – было очевидно, что она возбуждена не меньше, чем он. Лорд запустил руку под платье жены и погладил ее ногу. Хелен вздрогнула и чуть отстранилась, Хит, поглаживая бедро жены, принялся целовать ее в ухо.

– Послушай, я не думаю… О… – Хелен замерла, когда рука мужа скользнула меж ее ног, однако не противилась ласкам.

Лаская жену, Хит вновь принялся целовать ее в губы, но почувствовал, что уже не в силах терпеть, – ему хотелось большего, хотелось немедленно войти в нее. Он уже представлял, как приподнимет ее сейчас, прямо здесь… Но лорд Холден боялся, что их уединение в Большом зале могут в любой момент нарушить, поэтому заставил себя сдержаться. «Просто нужно побыстрее подняться в спальню», – подумал он с улыбкой.

Тут из горла Хелен вырвался стон, и Хит почувствовал, что его штаны стали влажными – стало ясно, что жена возбудилась до крайности. Снова застонав, она укусила Хита в плечо, и он понял, что медлить глупо. «Следовало подняться в спальню сразу же…» – промелькнуло у него.

– Быстрее наверх… – пробормотал Хит задыхаясь.

Вытащив руку из-под платья жены, он заставил ее подняться. Затем тоже встал с кресла – и тотчас же поморщился от острой боли; лорд совсем забыл о своей ноге.

Хелен сразу же заметила гримасу мужа и взглянула на него с беспокойством.

– Может, нам лучше…

– Наверх, – перебил Хит, подталкивая жену к лестнице.

Но Хелен колебалась.

– Может, позвать Уильяма, чтобы он помог тебе подняться? – спросила она.

Гордость лорда Холдена была ущемлена – он почувствовал себя беспомощным стариком.

– Я прекрасно справлюсь и сам, – проговорил он в раздражении.

Хелен покачала головой, однако решила не спорить. Собираясь помочь мужу, она взяла его под руку, но он тут же высвободился и сам предложил даме руку. Он мужчина. Воин. Ему не нужна помощь. Чтобы доказать это, Хит, поддерживая жену, повел ее к лестнице.

Они поднялись по ступенькам и уже подошли к двери спальни, когда лорд вдруг оступился. Хелен хотела помочь ему, но он тотчас же прижал ее к стене и с усмешкой проговорил:

– Именно здесь ты должна находиться.

Пристально посмотрев жене в глаза, Хит вдруг наклонился и поцеловал ее в губы. Поцелуй его был долгим и страстным; он чувствовал, что желание столь же сильно, как и несколько минут назад, – даже несмотря на утомительное путешествие на одной ноге.

Хит хотел бы подхватить жену на руки и отнести в постель, но знал, что в данный момент не сумеет это проделать. Поэтому он просто обнял Хелен за плечи и провел в комнату. Затем, прыгая на одной ноге, направился к креслу, стоявшему у камина.

– Что ты собираешься делать? – спросила Хелен. Хит отдышался, потом снял с себя тунику и сказал:

– Иди сюда.

Немного помедлив, Хелен подошла к мужу. Не говоря ни слова, она стояла с ним рядом и с любопытством смотрела, как он развязывает тесемки на штанах, обтягивавших его бедра. Присев на корточки, Хелен помогла ему раздеться, и вскоре Хит, совершенно обнаженный, уселся в кресло.

– Может, нам лучше перейти на кровать, милорд? Хит с улыбкой покачал головой и развязал завязки на платье жены. Спустив платье с плеч Хелен, он обнажил ее красивую крепкую грудь и, снова улыбнувшись, легонько надавил пальцами на ее тотчас отвердевшие соски. Дыхание Хелен сразу же сделалось прерывистым; она склонилась над мужем и, положив руки ему на плечи, поцеловала в губы. И тут Хит вдруг взял ее за талию и привлек к себе. Упершись коленями в кресло, Хелен прижалась к мужу всем телом, и губы их слились в долгом поцелуе.

А потом Хит стал целовать ее соски, и Хелен тихонько застонала и замерла, закрыв глаза. Когда же муж запустил руку ей под платье, она вскрикнула и, не в силах более сдерживаться, чуть отстранилась. Затем приподнялась и, опустившись, снова застонала…

Глава 17

Им все-таки пришлось провести в Холдене еще несколько дней. Потом, когда Хиту стало лучше, они отправились в Тирни. Стивен же так и не появился.

Молодые супруги за это время лучше узнали друг друга. Конечно же, они долгие часы проводили в постели, но, кроме

того, играли в шахматы и беседовали, сидя у камина. О том, что происходило в его владениях, лорд Холден узнавал от своего нового управляющего. Хелен постепенно входила в роль жены и хозяйки, а Уильям хмурился и тосковал без войны и без сражений. Необходимо заметить, что люди лорда Холдена стали уже по-другому относиться к своему господину и его жене; более того, во дворе замка и в деревне все чаше можно было увидеть улыбающиеся лица.

…Въехав во двор замка Тирни, они спешились и подошли к ступеням, ведущим к центральному входу. В следующее мгновение дверь распахнулась и навстречу им вышли тетя Нелл и Даки.

– О, моя дорогая!

Хелен едва заметно поморщилась, уловив жалостливые нотки в голосе тети. Через несколько мгновений леди Шамбло и Даки уже обнимали молодую жену лорда Холдена и радовались, что Хелен жива и здорова. Ее не было в Тирни всего лишь неделю, а им показалось, что она отсутствовала целую вечность. Более того, женщины все это время ужасно переживали – они боялись, что больше никогда не увидят Хелен.

Хелен в смущении поглядывала на мужа; ей было неловко за тетушку – слишком уж мрачные мысли гнездились в голове леди Шамбло. Но Хит, судя по всему, не обижался; он молча улыбался и покачивал головой, с любопытством наблюдая за происходящим. Хелен было приятно видеть его именно таким; дорога до Тирни оказалась нелегкой для лорда Холдена из-за боли в щиколотке, и с его лица не сходила гримаса. Впрочем, Хит терпел и ни разу не пожаловался на боль – гордость не позволяла ему признаться в том, что он ужасно страдает.

– Дорогая, ты выглядишь замечательно, – проговорила леди Шамбло, поднимаясь вместе с племянницей по лестнице. Хит, передав поводья конюху, последовал за дамами.

– Да, ты права, – пробормотала Хелен, потупившись. – Я действительно прекрасно себя чувствую.

Леди Шамбло с любопытством взглянула на племянницу и шепотом проговорила:

– Ну, рассказывай… Кажется, я кое-что придумала. Еще есть возможность расторгнуть этот брак.

– О нет! – вскрикнула Хелен.

– Нет?.. – Леди Шамбло в изумлении уставилась не племянницу.

Хелен вспыхнула и пробормотала:

– Мне нужно вам многое объяснить, но… – Она оглянулась, посмотрела на мужа; тот, прихрамывая, уже начал подниматься по лестнице, а Уильям поддерживал его.

– Что с ним? Это вы с ним такое сделали? – спросила Даки.

– О Господи! – воскликнула Хелен. – Неужели ты могла вообразить… Нет-нет, просто так получилось… Он упал…

– Гм… – Тетя Нелл покачала головой и покосилась на племянницу. – Что ж, сейчас ты нам все расскажешь. Может быть, нужно приготовить что-нибудь особенное?

Хелен невольно нахмурилась. Она прекрасно поняла, чтс тетя имела в виду под словом «особенное». Какую-нибудь отвратительную еду или клочок шерсти с блохами. Но ничего «особенного» уже не требовалось. Взглянув на леди Шамбло, Хелен молча покачала головой и улыбнулась.

– О Боже… – пробормотала тетя, когда они уже подошли к столу. – Тебе придется многое объяснить. Слишком уж счастливой ты выглядишь. Кажется, наш сосед в постели, в качестве мужа, производит на тебя гораздо более благоприятное впечатление, чем прежде.

Хелен на несколько мгновений лишилась дара речи. Наконец пробормотала: ( – Даже не верится, что ты смогла сказать такое…

– Я не только скажу, если ты не поторопишься мне все объяснить. Всего лишь несколько дней назад ты брыкалась и визжала, когда лорд Темплтон увозил тебя отсюда. С тех пор я не находила себе места от беспокойства. А сейчас ты выглядишь… как кошка, наевшаяся сливок.

Пристально взглянув на тетю, Хелен заявила:

– Лорд Хит не наказывал своих людей. Вернее… он не отдавал таких распоряжений. Он совершенно не виноват в том, что происходило в Холдене последние пять лет.

– Неужели? – спросила леди Шамбло. Было очевидно, что слова племянницы не произвели на нее должного впечатления. Скорее всего она просто не поверила ей.

Даки тоже посмотрела на Хелен с явным подозрением… и с некоторой жалостью. Видимо, служанка полагала, что лорд Холден очень ловко одурачил свою молодую жену.

– Но это правда, – настаивала Хелен. – Хит пришел в ужас, узнав, что происходило в Холдене в его отсутствие. Он почти не бывал в своем замке. Вместо него там оставался Стивен, его управляющий… – Хелен уселась за стол. – Этот человек отдавал все распоряжения в течение пяти лет. И именно тогда начались неприятности в Холдене, если вы помните. Стивен наказывал людей без ведома лорда…

– Дорогая, ты уверена? – Леди Нелл и Даки обменялись взглядами. – Скажи, лорд Холден наказал своего управляющего?

– Нет. В тот день, когда Темплтон привез Хита в замок, Стивен уехал, и больше его никто не видел. Без сомнения, он сбежал, опасаясь гнева своего господина.

– Гм… – Леди Нелл задумалась, и Хелен с облегчением вздохнула; ей показалось, что теперь тетя поверила в невиновность Хита – во всяком случае, готова была поверить.

Обернувшись, Хелен увидела мужа и Уильяма, приближавшихся к столу. Ей тяжело было смотреть на страдания Хита, и она, решив, что надо что-то предпринять, спросила:

– А где Джоан?

– Доброе утро, моя дорогая.

– Доброе утро. – Хелен наклонилась, поцеловала тетю в щеку и села рядом с ней на скамью.

Накануне Хелен весь вечер провела в обществе леди Шамбло, Даки и Мэгги; она рассказывала им все последние новости и уверяла, что Хит на самом деле не злодей и не убийца. Убедить в этом Мэгги оказалось труднее всего. Она упорно настаивала на том, что именно Хит Хаммер виновник всех бед. Разумеется, Хелен понимала, что ей не сразу поверят. Но она чувствовала: кое-чего ей все же удалось добиться. По крайней мере тетя и Даки почти не сомневались: Стивен исчез неспроста.

– Как себя чувствует Хам… твой муж сегодня утром? – спросила леди Нелл.

Хелен улыбнулась.

– Он все еще спит. Хит провел бессонную ночь. У него болела нога.

– Гм… Ему нужно выпить одну из настоек Джоан.

– Да, пожалуй… – с рассеянным видом кивнула Хелен. Она вспомнила, что всю ночь просыпалась оттого, что муж ворчал и ворочался в постели. Ему следовало выпить настойку, но он боялся уснуть днем и отказался пить снадобье. «Он вел себя как ребенок», – подумала Хелен и не-

вольно улыбнулась. Хит был ужасно забавный, когда начинал сердиться.

По-прежнему думая о муже, Хелен смотрела в сторону лестницы. Смотрела… но не видела ее. И тут словно что-то промелькнуло перед ней. В следующее мгновение она поняла: с лестницы кто-то упал. О Боже! Пронзительно вскрикнув, Хелен прижала к груди руки и вскочила со скамьи.

– Хит! – Она бросилась к мужу, неподвижно лежащему у лестницы.

Сердце ее бешено колотилось. Ей почему-то казалось, что лорд мертв; она была почти уверена в этом. Никто не мог выжить после такого падения. «Да-да, конечно, он разбился насмерть…» – промелькнуло у нее.

Подбежав к мужу, застывшему в неестественной позе на каменном полу, Хелен опустилась на колени. Протянув дрожащую руку, прикоснулась к его плечу – и из груди ее вырвался вздох облегчения. Она услышала, что Хит тихо застонал.

– Он жив? – прошептала леди Шамбло, стоявшая рядом с племянницей.

Та подняла голову и осмотрелась. Вокруг них собрались почти все слуги, находившиеся в Большом зале и в кухне.

– Да, жив, – кивнула Хелен. И тотчас же прокричала: – Позовите скорее Джоан!

Снова склонившись над мужем, Хелен перевернула его на спину, но на сей раз Хит не издал ни звука. Его первый стон был единственным признаком того, что он еще жив.

– Я здесь, миледи! – раздался голос Джоан. Слуги тотчас же расступились, пропуская знахарку, и та опустилась на колени рядом с Хелен. – Он упал с лестницы? Я говорила лорду Холдену, что ему еще рано наступать на ногу.

– Но он явно не собирался следовать твоему совету, – пробормотала Хелен. – Хит на редкость упрям.

Осмотрев лорда Холдена, старуха сказала:

– У него на голове две раны. Вернее, шишка сбоку… и вот еще на лбу.

– То, что на лбу, появилось раньше, после падения в Холдене, – объяснила Хелен. – У него и на затылке рана

Джоан молча кивнула и снова принялась осматривать Хита.

– Похоже, переломов нет, – сказала она наконец.

– Просто удивительно… – пробормотала тетя Нелл.

– Вероятно, он сразу же ударился головой, – продол жала знахарка. – Поэтому, лишившись чувств, как бы расслабился… Это его и спасло. А иначе лорд Холден переломал бы себе все кости. Переломы обычно случаются, когда человек напряжен. Именно по этой причине пьяные часто остаются целы, когда откуда-нибудь падают. Они просто не в состоянии собраться…

Хелен нахмурилась.

– Но он совсем не был пьян. Ведь сейчас только утро Хит ничего не пил, даже твою настойку…

– Да, конечно, – кивнула Джоан. – Именно поэтому я и предположила, что он скорее всего сразу же стукнулся головой, когда падал. От удара лорд Холден потерял сознание, и это спасло его от переломов.

– О…

– Но не спасло от синяков, которыми вскоре покроется его тело. – Знахарка взглянула на Хелен. – Нужно по быстрее отнести его в постель.

– Да, сейчас, – сказала Хелен, заметив подходившего к ним Уильяма.

– Я отнесу его. – Первый помощник подхватил на-рукг своего господина.

– Спасибо, Уильям, – кивнула Хелен.

Тяжело дыша, рыцарь начал подниматься по лестнице. Хелен, леди Шамбло, Джоан и Даки последовали за ним.

В спальне женщины быстро раздели Хита. Предсказание знахарки сбылось: все тело действительно покрылось синяками; они были повсюду – на груди и животе, на бедрах, на ногах… «Хит будет ужасно мучиться от боли, когда проснется», – думала Хелен, осматривая мужа. Наконец, накрыв его покрывалом, она повернулась к Джоан.

– Ты дашь ему что-нибудь от боли? Знахарка нахмурилась и покачана головой.

– Лорд Холден слишком сильно пострадал. Мне нужно будет взглянуть на него, когда он очнется. Тогда я и приготовлю настойку.

Хелен тяжко вздохнула, однако не стала возражать. Она доверяла старой знахарке и понимала: Джоан сделает все возможное, чтобы помочь Хиту.

– Я посижу с ним, – проговорила старуха, оглядывая комнату. Заметив кресло у камина, она направилась к нему, но Хелен ее остановила.

– Нет-нет, Джоан. Иди вниз и позавтракай. Я сама посижу со своим мужем.

Джоан несколько мгновений колебалась. Но потом кивнула и пошла к двери.

– Позовите меня, когда он очнется, миледи.

– Хорошо, – прошептала Хелен, закрывая за знахаркой дверь. Взглянув на тетю и Даки, она сказала: – Вы тоже отправляйтесь в Большой зал. Я побуду здесь.

– Ты уверена, что мы тебе не нужны? – спросила леди Нелл.

Ее племянница отрицательно покачала головой, и женщины вышли из комнаты. Когда дверь за ними закрылась, Хелен направилась к креслу у камина. «Не стоит садиться на постель, – подумала она. – Нельзя тревожить Хита».

Подтащив кресло к кровати, Хелен села и посмотрела на мужа.

– Ты хочешь убить меня? – пробормотал он вдруг. Хелен вздрогнула от неожиданности.

– Что, дорогой?

Хит застонал и попытался оттолкнуть склонившуюся над ним жену.

– Ты хочешь меня убить?

Хелен нахмурилась и внимательно посмотрела на мужа. Затем прошептала:

– Дорогой, я сейчас схожу за Джоан.

– Нет-нет… – Хит снова застонал. И вдруг, схватив Хелен за руку, пробормотал: – Кто это был?

Она с удивлением посмотрела на мужа:

– О чем ты, дорогой?

– Кто ударил меня? – прохрипел Хит.

– Что?.. Кто-то стукнул тебя? Поэтому ты упал с лестницы?

– Я упал с лестницы?

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Наконец, присев на край кровати, Хелен спросила:

– Ты думаешь, кто-то ударил тебя? Хит поморщился.

– Да. Я только успел подойти к верхней ступеньке, как вдруг услышал какой-то звук. Стал поворачиваться, и в этот момент… – Он вздрогнул. – В этот момент что-то обрушилось сбоку на мою голову. Так мне показалось. Больше я ничего не помню. Выходит, я упал с лестницы?

Хелен кивнула.

– Но к счастью, ты ничего не сломал. Джоан говорит это случилось лишь потому, что ты потерял сознание. Обдумала, что ты сразу же ударился головой о ступеньку.

Хит отрицательно покачал головой.

– Меня ударили, когда я начал спускаться…

– Но кто?.. – Хелен пристально посмотрела мужу в глаза. – Ведь ты не думаешь, что это я?..

– Нет… – Он улыбнулся. – Ты можешь доставить неприятности, если захочешь. Но ты не можешь убить.

– Убить? – Хелен вздрогнула. – Ты и в самом деле думаешь, что кто-то пытался тебя убить?

– А как ты это назовешь?

Несколько мгновений Хелен молча смотрела на мужа. Неужели кто-то пытался его убить? Нет, невозможно… Здесь, в Тирни, никто на это не способен. Погладив Хита по плечу, она поднялась с постели.

– Я сейчас позову Джоан. Возможно, она даст тебе что-нибудь выпить, чтобы ты смог немного поспать.

– Нет-нет, – запротестовал Хит. – Нет, я не хочу пить усыпляющее снадобье. Мне нужна ясная голова. Ведь я должен разобраться…

Скинув с себя покрывало, Хит попытался подняться с кровати. Но Хелен, положив руки ему на плечи, проговорила:

– Нет, дорогой, тебе нужно лежать.

– Мне нужно узнать, кто ударил меня по голове, – заявил Хит. Но тут его лицо исказилось от

боли, и он снова улегся. – Проклятие, теперь у меня опять будет болеть голова!

– – Не волнуйся, – пробормотала Хелен, снова прикрывая мужа.

Хит нахмурился и проворчал:

– Я не собираюсь здесь лежать. Мне нужно сначала во всем разобраться. Кто-то пытается меня убить.

– И все-таки тебе следует немного полежать. Как только тебе станет лучше…

– Разве ты не понимаешь?! – закричал Хит. – Ведь лежать здесь опасно! Они непременно придут, чтобы завершить дело. И ты станешь вдовой. Мне кажется, раньше тебе хотелось именно этого…

Услышав столь обидные слова, Хелен замерла. Впрочем, она прекрасно знала: все мужчины становятся ужасно капризными, когда болеют… Ее отец напоминал избалованного ребенка, если плохо себя чувствовал. Получается, что Хит ведет себя ненамного лучше. Но как он может быть таким жестоким после всего, что они вместе пережили?

Нет-нет, разумеется, муж не хотел ее обидеть. Просто он слишком сильно ударился головой… и сейчас сам не понимает, что говорит. Такое случается. Наверное, Хит станет кричать и выяснять, кто же пытался его убить. Но ничего этим не добьется, только хуже себя почувствует… Так что же делать? Надо каким-то образом заставить его выпить настойку Джоан, чтобы он уснул, восстановил силы и потом лицом к лицу встретился со своим врагом. И необходимо поставить охрану к двери спальни. Необходимо обеспечить его безопасность, пока он отдыхает.

– Черт возьми… – пробормотал Хит. Снова приподнявшись, он схватился обеими руками за голову.

Хелен с сочувствием посмотрела на мужа.

– Возможно, у Джоан найдется для тебя что-нибудь подходящее, – проговорила она. Хит хотел что-то возразить но Хелен тут же добавила: – Она в любом случае должна сюда прийти. Пусть проверит, все ли с тобой в порядке.

Хит тяжко вздохнул и откинулся на подушки.

– Что ж, очень хорошо. Пусть Джоан придет и даст мне что-нибудь от головной боли. И позови сюда Уильяма.

Молча кивнув, Хелен направилась к двери. Она решила, что попросит знахарку приготовить что-нибудь такое отчего муж сможет спокойно заснуть. И разумеется, у двери спальни нужно поставить стражу, чтобы никто не попытался проникнуть к Хиту. И все же… неужели кто-то из ее людей пытался убить Хита?.. Если так, то этот человек, вероятно, полагал, что окажет своей госпоже услугу. Она хорошо помнила тот день, когда Темплтон привез приказ короля. Тогда Даки предложила подмешать лорду Холдену в еду какую-нибудь траву, чтобы… О Господи, ведь в Тирни, наверное, найдется немало тех, кто с удовольствием оказал бы ей подобную «услугу». Во многом это ее вина. Она все последние годы обвиняла лорда Холдена в жестокости, и ее люди, конечно же, ей верили. Хелен понимала, что попала в весьма затруднительное положение. С одной стороны, она должна была защищать своего мужа от своих же людей, а с другой – своих людей от своего мужа.

Глава 18

Выходя из спальни, Хелен увидела тетю, шедшую ей навстречу.

– Дорогая, как он?

– Уже лучше. Я оставила около него Голиафа. Хит все спит. Но мне кажется, ему скоро потребуется еще одна порция снадобья.

Леди Нелл внимательно посмотрела на племянницу.

– И как долго ты собираешься поить его этой настойкой?

Хелен в смущении потупилась. Хит отказался добровольно принимать усыпляющую настойку, и она попросила Джоан, чтобы та тайком влила это снадобье в настойку от головной боли. А затем, в последующие два дня, Хелен вливала в мужа сонное зелье, как только он начинал шевелиться. Она пыталась убедить себя, что это для его же пользы. Вероятно, удар оказался настолько сильным, что у него все перепуталось в голове. Иначе муж не стал бы говорить ей такие ужасные слова – что якобы она обрадуется, если он умрет. Но ведь Хита действительно кто-то пытался убить… Кто именно? Хелен хотела выяснить это до того, как муж очнется. И вовсе не потому, что считала его совершенно беспомощным – просто ей казалось, что она сама должна поговорить со своими людьми.

Пытаясь докопаться до истины, Хелен осторожно расспрашивала своих слуг, но, разумеется, никто ничего не заметил, никто ничего не знал. В конце концов она поняла: совершенно бессмысленно и дальше поить мужа усыпляющим средством. Он проспал два дня, и его синяки уже поблекли. Без сомнения, и голова уже не болела. Что же касается грозившей ему опасности… Хелен решила, что надо найти какой-то другой способ защитить мужа.

Спустившись с тетей по лестнице в Большой зал, Хелен подошла к столу и обвела взглядом слуг, собравшихся на ужин. Затем со вздохом опустилась на скамью. Неужели кто-то из этих людей ударил Хита и столкнул его с лестницы? А впрочем, ничего удивительного… Ведь некоторые из них раньше жили во владениях лорда и подверглись жестоким наказаниям. И все считали, что именно Хит в этом виноват. Так что любой мог затаить злобу и желать смерти своему бывшему господину. Их ненависть вполне понятна. Слишком много им пришлось пережить. Кто мог обвинить этих людей в том, что они жаждали отмщения?

Хелен почувствовала, как по спине ее пробежал холодок. Выходит, слуги – люди, которых она вроде бы хорошо знала, – могут убить Хита. Хелен невольно сжала кулаки. Ей нужно как-то удостовериться, что никто из слуг больше не попытается убить ее мужа. Но как? Люди, действительно

способные убить лорда Холдена, будут молчать, а те, кто, возможно, о чем-то догадывается, тоже вряд ли что-нибудь расскажут. И их можно понять. Ведь они не знают, что Хит ни в чем не виноват. Но что же в таком случае предпринять?..

– Да, конечно, – пробормотала Хелен, – так и следует поступить.

Она решила, что не надо искать злоумышленника. Нужно рассказать всем правду, сказать, что вовсе не Хит виноват в жестоких расправах. И тогда человек, желавший смерти ее мужу, поймет, что совершил ошибку, и оставит Хита в покое.

– Что ты говоришь, моя дорогая? – Леди Шамбло взглянула на племянницу.

– Я больше не стану поить его настойкой, – сказала Хелен. – Мне кажется, ему гораздо лучше.

Хит медленно открыл глаза и тут же поморщился – снова заболела голова. Собственно, ему следовало бы радоваться, ведь головная боль была его единственной серьезной неприятностью и он лишь чудом избежал смерти. Как же ему удалось избежать столь печальной участи? Вероятно, его спасла рука ангела-хранителя.

Однако он вовсе не радовался своему чудесному спасению. Возможно, порадуется через день-другой, но сейчас у него так ужасно болела голова, что смерть казалась избавлением…

– Похоже, тебе действительно очень плохо, – проворчал Хит себе под нос и снова закрыл глаза.

Тут он вдруг услышал какое-то рычание, доносившееся из-под кровати. А в следующее мгновение что-то теплое и влажное коснулось его лица. Лорд Холден вновь открыл глаза и увидел прямо перед собой «улыбающуюся» морду Голиафа.

– О Боже… – простонал Хит, отталкивая от себя пса. Лорд покосился на ту половину кровати, где должна была

спать Хелен, но не увидел ее. Выругавшись сквозь зубы, он со стоном приподнялся и тотчас почувствовал боль во всем теле. Оглядев себя, обнаружил множество синяков и кровоподтеков. Этим и объяснялась его боль. Хит помотал головой, осторожно поднялся с кровати – и сразу же почувствовал головокружение. К тому же от слабости дрожали колени. Лорд попытался оттолкнуть Голиафа, когда тот стал у него на пути.

– Что ты здесь делаешь? – проворчал он, когда пес снова стал перед ним, словно хотел задержать его. – Мне казалось, что ты следуешь повсюду за своей хозяйкой, как тень.

Голиаф заскулил и подошел к двери. Потом вернулся к кровати.

– Значит, и тебя бросили? – спросил Хит. Собираясь облегчиться, он подошел к ночной вазе. Взглянув на Голиафа, сказал: – Подожди немного. Я сейчас тебя выпущу. Дай мне только… О Боже, я уже разговариваю с этим проклятым псом. Похоже, моя голова пострадала гораздо сильнее, чем мне казалось…

Голиаф терпеливо ждал. Наконец лорд Холден подошел к двери и открыл ее. Он полагал, что пес тотчас же исчезнет в коридоре и побежит разыскивать свою хозяйку. Но Голиаф не собирался убегать; он шел рядом с Хитом, приноравливаясь к его шагу. И вместе с ним спустился по лестнице и вошел в Большой зал. Хит даже почувствовал некоторую симпатию к своему спутнику.

Остановившись посередине зала, лорд Холден осмотрелся. Взглянув на леди Шамбло, спросил:

– Где Хелен?

Тут Голиаф направился к небольшому столику, стоявшему в дальнем углу зала. Хит посмотрел в ту сторону и увидел свою жену. Она беседовала с молодой женщиной, стоявшей рядом с ней, и не обратила внимания на пса.

Заинтригованный, Хит подошел ближе и стал слушать.

– О да, это правда. Он не отдавал Стивену таких приказаний. И он пытался встретиться с управляющим, но тот исчез. И тем самым признал свою вину. Ты согласна? – Прежде чем собеседница успела ответить, Хелен добавила: – Хит даже попытался исправить кое-что. Он вернул в замок некоторых женщин. Тех, которых сумел найти. И еще он хочет возместить ущерб всем пострадавшим.

– Хелен! – позвал ее Хит.

Та вздрогнула от неожиданности, затем повернулась к мужу:

– О… Ты уже встал? Как ты себя чувствуешь? Хелен подбежала к Хиту и стала осматривать его голову.

Лорд Холден взял жену за руку и повел к камину. Голиаф, виляя хвостом, побежал следом за ними. Остановившись, Хит спросил:

– Что ты здесь делаешь? Хелен пожала плечами:

– Сейчас… разговариваю с тобой.

Хит пристально посмотрел жене в глаза:

– Что ты наговорила этой женщине? Кто она?

– Это Герт. Мы просто… беседовали.

– Ты рассказывала ей о моих делах. И я хочу знать… зачем?

Хелен прикусила губу. Немного помедлив, сказала:

– Раньше Герт жила в твоих владениях.

– О… – Хит смутился. – И что же?..

– С ней случилось несчастье.

Лорд покосился на женщину, с которой только что беседовала его жена. С облегчением вздохнув, проговорил:

– Кажется, у нее руки и ноги не отрезаны.

– О… нет-нет. – Хелен тоже взглянула на Герт. Заметив, что та смотрит в их сторону, улыбнулась ей, потом снова повернулась к мужу. – Ты, конечно, не видишь се уши. Она прикрывает это волосами.

– Прикрывает… это? – переспросил Хит.

– Да, – кивнула Хелен. – Герт раньше… Она была прачкой в Холдене.

– И что же? – Хит вопросительно взглянул на жену.

– А кавалер другой прачки стал оказывать Герт слишком много внимания. И та девушка из ревности обвинила Герт в воровстве. Распустила слух, будто она брала белье в замке и продавала его в деревне. Стивен послал человека в дом, где жила несчастная девушка, и тот нашел там доказательства. Но Герт клянется, что ничего такого не делала. Она считает, что все это подстроила другая прачка.

Хит нахмурился.

– Как же ее наказали? Стивен отрезал ей уши?

– Нет. Не совсем так. – Хелен вздохнула. – Она не признала свою вину, и ее привязали к позорному столбу. Так она простояла три дня. Затем Стивен сказал, что получил от тебя приказ наказать девушку по своему усмотрению. И он прибил ее гвоздями к этому столбу. Ей удалось убежать, но она лишилась… части уха.

– О Боже!.. – ужаснулся Хит.

– Да, ужасно, – кивнула Хелен.

Какое-то время они молчали, наконец лорд пробормотал:

– Не понимаю… Выходит, Стивен так долго скрывал свои чудовищные наклонности. Ведь всегда казался добрым и отзывчивым… Именно поэтому я и оставил его управляющим в замке. Он никогда не любил войну.

Хелен с сочувствием взглянула на мужа.

– И мне он показался очень приятным человеком. А я неплохо разбираюсь в людях.

Хит что-то проворчал себе под нос и вдруг слегка покачнулся. Хелен с беспокойством посмотрела на него и сказала:

– Тебе нужно поесть. – Взяв мужа за руку, она повела его к столу. – Поешь – и сразу же почувствуешь себя лучше.

Хит знал, что сейчас еда ему вряд ли поможет, но все же не стал возражать. Тут жена вдруг отошла от него и направилась в противоположную сторону.

– Хелен! – окликнул ее Хит.

Она остановилась и вопросительно посмотрела на него.

– Да, дорогой…

– Ты куда идешь?

– О, я просто иду… – Хелен махнула рукой в сторону маленьких столиков, стоявших дальше у стены. Потом, вздохнув, подошла к мужу.

Подозрительно посмотрев на нее, Хит взял ее за руку и подвел к скамье.

– Ты хорошо спал? – спросила Хелен, когда они устроились за главным столом.

– Как мертвый, – пробормотал Хит. Заметив, что жена вздрогнула при слове «мертвый», добавил: – Очень хорошо. Спасибо.

– О… я так рада… – Хелен немного смутилась. Один из слуг поставил перед ними по блюду. Другой

принес эль. Хит взял кружку и уже собрался поднести ее к губам, но Хелен вдруг выхватила кружку из его руки и пододвинула к нему свою.

– Что ты делаешь? – спросил Хит, заметив, что жена отдала его кружку проходившему мимо слуге.

– Ничего, – ответила Хелен. И тут же отодвинула в сторону блюдо мужа и придвинула ближе к нему свое.

– Почему?.. – Лорд в изумлении уставился на жену. Она с улыбкой проговорила:

– Так написано в нашем брачном договоре. Мы должны есть из одной тарелки и пить из одной кружки.

Лорд Холден нахмурился.

– Но в этом больше нет необходимости. Раньше я просто боялся, что ты снова попытаешься накормить меня чем-нибудь несъедобным и напоить отвратительным элем. Но теперь ты ведь не станешь это делать?

Хелен пожала плечами и взяла кусочек сыра с их общего блюда.

– Так написано в нашем брачном договоре, – повторила она, стараясь не смотреть на мужа.

– Да, но… – Хит умолк; ему вдруг показалось, что он заметил страх в глазах жены, и его осенила догадка. – Ты боишься яда, не так ли?

– Яда? Не говори глупости. Лорд пристально смотрел на жену.

– Что ты рассказывала той женщине?

Хелен пожала плечами и отвела глаза. Хит же мысленно вернулся к разговору, обрывки которого ему удалось услышать. Потом вдруг с грохотом поставил на стол кружку и поднялся со скамьи.

– Ты говорила ей, что я вовсе не злодей и не убийца! О Господи, как долго еще мне будут приписывать все то, что совершил Стивен? Моя вина заключается лишь в том, что я оставил вместо себя не того человека. – «Что ж, неудивительно, что кто-то пытается меня убить», – мысленно добавил Хит.

– Я просто подумала… было бы хорошо, если бы все узнали, что эти злодеяния – вина Стивена, что ты не виноват.

Хит тяжко вздохнул и, снова усевшись за стол, попытался успокоиться. Действительно, не следовало сердиться на Хелен, ведь она пыталась помочь ему… Осмотревшись, лорд увидел приближавшуюся к ним Джоан.

– Добрый вечер, милорд. Как вы себя чувствуете? – спросила знахарка, внимательно глядя на Хита.

Холден в ответ прорычал:

– Как в аду! У меня в голове словно молот стучит.

– Неужели? – спросила Хелен. Она взглянула на Джоан. – Мне казалось, он должен лучше себя чувствовать. Ведь уже прошло два дня.

– Это, вероятно, из-за настойки, – объяснила знахарка. – Если пить ее несколько дней подряд, может возникнуть головная боль.

Перехватив подозрительный взгляд мужа, Хелен потупилась.

– Ты говоришь – два дня? – спросил Хит.

– Да, дорогой, – кивнула Хелен.

– Но что за настойка? Я не пил никакой настойки. – Хит вопросительно взглянул на Джоан, а та покосилась на Хелен.

– Я говорила тебе, что не следует добавлять это снадобье ему в питье, – подала голос леди Шамбло.

Хит пристально посмотрел на жену.

– Ты поила меня этой настойкой без моего согласия? – проворчал лорд.

Его жена молчала. За столом воцарилась зловещая тишина.

– Тебе нужно было отдохнуть и восстановить силы, – прошептала наконец Хелен.

– Но я же говорил тебе, что не хочу пить эту проклятую настойку! И так долго! Целых два дня! Ты поила меня этой настойкой целых два дня?

– Пойми, дорогой, я просто…

– Я не желаю ничего слышать! – заявил Хит, поднимаясь со скамьи.

– Куда ты? – спросила Хелен.

Лорд Холден направился к двери, но потом остановился и, немного подумав, вернулся к столу. Взяв куриную ножку с блюда, он проговорил:

– Пойду на свежий воздух. Мне необходимо подумать. И побыть одному, – добавил лорд, увидев, что жена начала подниматься со скамьи.

Хелен со вздохом опустилась на свое место. Посмотрев вслед мужу, она вдруг подумала: «Гнев придает ему сил, он даже перестал хромать…»

– Знаешь, возможно, ты права, – с задумчивым видом проговорила тетя Нелл. – Лорд Холден весьма спокойно отнесся к тому, что ты два дня поила его усыпляющей настойкой. Я ожидала чего угодно, но только не этого. Возможно, он действительно не приказывал наказывать своих людей.

– Я же говорила тебе, что Хит не отдавал таких приказов, – сказала Хелен.

– Да, но… – Леди Шамбло замолчала и посмотрела куда-то за спину племянницы.

Хелен обернулась и, к своему удивлению, увидела Мэгги. Старуха отсутствовала два дня – в то утро, когда Хит упал с лестницы, у ее дочери начались схватки, и она отправилась в деревню, чтобы принять роды, а затем помочь в таверне, пока молодая мать немного придет в себя.

– Здравствуй, Мэгги, – сказала Хелен. – Что-нибудь случилось?

– Нет-нет, – поспешно ответила служанка и вдруг нахмурилась. – Хотя я не совсем уверена… Как вы знаете, я помогала в таверне…

– Да, знаю, – перебила Хелен. – Не беспокойся, мы здесь справимся сами.

– Благодарю вас миледи, но… – Мэгги несколько мгновений колебалась, затем выпалила: – В тот день, когда лорд Холден упал с лестницы, Стивена видели в таверне.

– Что?.. – изумилась Хелен.

– Я не хотела говорить вам, но это меня очень беспокоит, – продолжала служанка. – А когда я услышала, что лорд упал с лестницы, что кто-то его ударил по голове и столкнул вниз…

– Но как ты узнала?.. – Хелен покосилась на тетю – только ей она рассказала о том, что Хита пытались убить.

Леди Шамбло в смущении пробормотала:

– Видишь ли, дорогая, я пошла проведать ребенка, и у меня случайно вырвалось…

– Как бы там ни было, – сказала Мэгги, – мне кажется, вы должны знать, что Стивен здесь поблизости. А мне пора возвращаться. Когда я уходила, в таверне было много людей.

Старуха молча кивнула и направилась к двери.

Проводив Мэгги взглядом, Хелен задумалась. Выходит, в тот день, когда с Хитом случилось несчастье, Стивена видели в таверне… Может, он побывал и в замке? «Необходимо предупредить мужа», – решила Хелен.

Он стоял во дворе замка. Стоял, прислонившись к стене, в задумчивости глядя на звездное небо. Хит чувствовал, что головная боль стихает; казалось, еще немного – и она совсем пройдет. Вероятно, на него благотворно подействовал свежий воздух. «Наверное, это все из-за настойки», – решил лорд.

Хит поморщился, вспомнив о коварстве своей жены. Оказывается, она тайком вливала настойку в питье. А ведь он сказал, что не желает пить это проклятое зелье! Именно из-за него он так долго спал!

Хит невольно усмехнулся. Так сердится он на жену или испытывает чувство благодарности? Наверное, всего понемногу. Хелен – очень решительная женщина. И отчасти ему это в ней нравилось. Разумеется, лишь отчасти…

Лорд Холден замер на несколько мгновений, услышав чьи-то шаги. Затем повернул голову, и тут на него обрушился сокрушительный удар. Перед глазами словно вспыхнуло что-то, а потом все погрузилось во тьму. Впрочем, Хит еще успел почувствовать, как его подняли с земли… и куда-то толкнули. В следующее мгновение раздался всплеск – и он стал погружаться в воду.

Хелен сидела в Большом зале, когда двери с шумом распахнулись и на пороге появились Уильям с Босуэлом. Хелен в ужасе вскрикнула; они несли Хита – мокрого, грязного и перепачканного кровью.

– Что случилось? – Вскочив со скамьи, она бросилась к вошедшим.

– Он упал со стены замка, – ответил управляющий. – Упал в ров с водой. Я услышал крик и решил посмотреть, что там происходит. И очень вовремя – иначе лорд утонул бы.

– Упал в ров?.. – пробормотала Хелен.

– Да, миледи. Я в этот момент возвращался из деревни, – добавил Босуэл. – Я вытащил лорда Холдена из воды, но, к сожалению, он уже успел нахлебаться…

– Отнести его наверх? – спросил Уильям.

Хелен кивнула и следом за мужчинами стала подниматься по лестнице. Переступая порог спальни, Уильям с Босуэлом понесли Хита к кровати, но Хелен крикнула:

– Нет-нет! Лучше всего сейчас… Посадите лорда в кресло, сначала надо его немного помыть. – Обернувшись, Хелен увидела тетю и служанку – тс в этот момент входили в спальню. – Даки, пожалуйста, распорядись, чтобы приготовили ванну.

– Да, миледи, – сказала горничная и тотчас же вышла из комнаты.

– Куда вы? – спросила тетя Нелл, взглянув на мужчин, направившихся к двери. – Нам еще понадобится ваша помощь. Ведь надо помыть его.

– Вы хотите, чтобы мы помыли его? – удивился управляющий.

– Нет-нет. – Хелен покачала головой. – Вы просто должны опустить лорда Холдена в ванну, а потом вытащить его оттуда. И еще… помогите мне раздеть его.

– Я могу сам раздеться, – прохрипел Хит.

Хелен вздрогнула и внимательно посмотрела на мужа.

– Дорогой, как ты себя чувствуешь? Лорд с трудом открыл глаза и пробормотал:

– Ужасно… И еще этот запах…

Хелен тяжко вздохнула. Немного помолчав, спросила:

– Но что с тобой случилось? Как ты упал в ров? Хит прикоснулся ко лбу и поморщился.

– Кто-то ударил меня. По голове.

– Опять?! – воскликнула Хелен. Она взглянула на мужчин, и те в смущении развели руками.

– Да, опять, – проворчал Хит. – И это ты во всем виновата, – заявил он неожиданно.

–Я?..

– Да, ты! Если бы у меня не болела голова от твоего зелья, я бы вовремя услышал шаги…

Хелен нахмурилась.

– . В таком случае благодари Бога, что у тебя голова крепче стен замка.

Леди Нелл в ужасе уставилась на племянницу. Уильям с Босуэлом потупились. Пристально посмотрев на жену, лорд Холден проговорил:

– Потрудись-ка объяснить, что ты имела в виду?

– Ничего особенного. – Хелен пожала плечами. – Совсем ничего. Хотя мне хотелось бы заметить: пока ты лежал в постели, ты был в безопасности. А теперь, если ты больше не собираешься отдыхать и восстанавливать силы, тебе придется надеть шлем. Ведь ты намереваешься и дальше бродить по замку. Похоже, шлем тебе пригодится…

– Ты!.. – завопил Хит в бешенстве, но тетя Нелл перебила его.

– Вы видели, кто вас ударил? – спросила она.

Лорд Холден посмотрел на пожилую даму и отрицательно покачал головой. Поморщившись от боли, пробормотал:

– Нет, не видел.

Заметив, как страдает ее муж, Хелен склонилась под ним и провела ладонью по его щеке.

– Дорогой, у тебя болит что-нибудь еще, кроме головы? Немного помолчав, Хит проворчал:

– Грудь и горло. Хелен вздохнула.

– Вероятно, потому, что ты наглотался воды из рва. Тебя нужно вымыть как следует.

– Ты полагаешь, что я наглотался грязи и тины?! – ужаснулся Хит.

Хелен внимательно посмотрела на мужа и едва удержалась от смеха.

– Боюсь, что так, – кивнула она.

Тут в комнату вошла Даки, а за ней несколько слуг с ванной и ведрами.

– Даки, попроси кого-нибудь из слуг принести немного эля, – распорядилась Хелен.

– Да, миледи.

Служанка направилась к двери, но тетя Нелл сказала:

– Нет, Даки, я сама принесу. Хелен, возможно, потребуется твоя помощь здесь. – С этими словами леди Шамбло вышла из комнаты.

Хелен снова повернулась к мужу.

– Надо раздеть тебя, а потом мы поможем тебе забраться в ванну.

Босуэл с Уильямом тут же шагнули к Хиту, но тот, поморщившись, проворчал:

– Я же сказал, что смогу сам раздеться.

– Да, конечно, – согласился Уильям. – Мы просто побудем здесь, рядом с вами. Если потребуется помощь, мы поможем вам забраться в ванну. Лучше мы… Ведь миледи может испачкаться.

Хит окинул взглядом стоявших перед ним мужчин. Босуэл и его первый помощник были такие же мокрые и грязные, как и он.

– Это ты меня вытащил, Уильям? – спросил лорд Холден.

– Босуэл первый к вам подбежал. А я прибежал чуть позже и помог ему.

– О… – Хит посмотрел на управляющего. – Спасибо, Босуэл.

– Да, Босуэл, мы тебе очень благодарны, – кивнула Хелен. Взглянув на ванну, она сказала: – Дорогой, давай мы поможем тебе.

Что-то ворча себе под нос, Хит с трудом поднялся на ноги – и чуть не упал. Босуэл и Уильям тут же подхватили лорда Холдена под руки, а затем, несмотря на его протесты, которые становились все слабее с каждым мгновением, начали раздевать. Хелен была рада, что мужчины не ушли из комнаты. Одна она вряд ли справилась бы с ним.

Вскоре после того, как лорда Холдена опустили в воду, в комнате появилась служанка с элем. Она передала кружку Хелен и сообщила, что леди Нелл распорядилась приготовить ванны для Босуэла и Уильяма – им тоже следовало привести себя в порядок.

Поблагодарив мужчин за помощь и дождавшись, когда они покинут комнату, Хелен подошла к мужу и протянула ему кружку с элем. Он был настолько слаб, что чуть не уронил ее в воду, но все же не позволил жене поить его «как ребенка». Сделав несколько глотков, Хит вернул кружку жене.

Поставив кружку на пол, Хелен с помощью Даки принялась мыть лорда Холдена. Сначала они промыли его волосы; при этом Хит с отвращением морщился и что-то ворчал себе под нос – в ров сливали и сбрасывали всевозможные нечистоты, в том числе трупы погибших животных и содержимое ночных ваз. Затем Хелен внимательно осмотрела рану мужа. На голове Хита был небольшой порез, вокруг которого уже вздулась шишка величиной с куриное яйцо. «Ему повезло, что у него оказалась такая крепкая голова», – с невольной улыбкой подумала Хелен.

Заметив, что лорд начал засыпать, женщины молча переглянулись и стали действовать как можно осторожнее, чтобы не потревожить его,

– Даки, может, лучше позвать Уильяма и Босуэла, чтобы они вытащили его из ванны и положили на кровать? – спросила Хелен.

Но тут Хит зашевелился и открыл глаза.

– Нет, я сам справлюсь, – сказал он.

Хелен вздохнула. Опять эта мужская гордость! Но что она могла поделать? Пожав плечами, Хелен поднялась с коленей и протянула мужу руку.

Не обращая ни малейшего внимания на жену, Хит уперся ладонями в края ванны и приподнялся. Затем с трудом выпрямился – и вдруг закачался, как молодое деревце на ветру. Хелен с Даки бросились ему на помощь и едва успели подхватить его. Женщины боялись, что лорд Холден не сможет долго стоять на ногах, поэтому решили, что следует побыстрее уложить его. Рухнув на постель, Хит тотчас же закрыл глаза.

– Иди и проследи, чтобы Уильяму и Босуэлу дали все необходимое, – сказала Хелен, повернувшись к служанке.

Когда дверь за Даки закрылась, она принялась вытирать мужа. Начала с ног, затем стала вытирать живот и бедра – и вдруг глаза ее расширились. Возможно, муж не подозревал об этом, но «крошка Хит» бодрствовал. Хелен легонько сдавила мужскую плоть, и лорд Холден тотчас же открыл глаза и пробормотал:

– Если бы я чувствовал себя немного получше, с удовольствием принял бы твое предложение.

Хелен улыбнулась:

– Предложение? Я просто вытираю тебя.

Опустив глаза, она увидела, что муж еще больше возбудился.

– В таком случае вытирай меня получше, – заявил Хит. – Ты ведь не хочешь, чтобы я простудился?

Хелен засмеялась и принялась вытирать грудь и плечи Хита. Внезапно его глаза снова закрылись; было очевидно, что сейчас он ни на что не способен. Укрыв мужа покрывалом, Хелен откинула локон с его лба. Она собиралась рассказать ему о Стивене, но теперь поняла, что придется отложить это до утра. Кроме того, ей следовало еще кое о чем позаботиться.

Хелен отошла от кровати и, осторожно открыв дверь, вышла из комнаты.

Глава 19

В голове лорда Холдена снова стучал молот, но он уже начал к этому привыкать. С трудом приподнявшись, он осмотрелся. Жены в комнате не было. «Интересно, она отдыхает хоть когда-нибудь?» – подумал Хит.

Лорд нахмурился. Ставни на окне были закрыты, пламя камина являлось единственным источником света в спальне. «Интересно, утро, день или ночь за окном?» – думал Хит. Выругавшись сквозь зубы, лорд сел на кровати и спустил на пол ноги. Обхватив голову руками, он тихо застонал. Ему казалось, что именно так человек должен чувствовать себя в аду. Боже, если когда-нибудь он проснется без головной боли – этот миг станет для него настоящим блаженством. А раньше у него никогда не болела голова. Что ж, вероятно, головная боль – плата за право спать с Хелен…

Улыбнувшись своим мыслям, Хит снова осмотрелся. Где же его одежда? Наверное, все унесли в стирку. Лорд повернулся к своему дорожному сундуку, стоявшему у кровати, наклонился над ним, собираясь открыть, но вдруг почувствовал острую боль в голове; во рту же появился горький привкус желчи. Выпрямившись, Хит надавил пальцами на виски. Вскоре боль ушла, и он с облегчением вздохнул. Осторожно опустившись перед сундуком на колени и стараясь держать голову прямо, Хит открыл крышку. Отыскав запасную одежду, медленно выпрямился и, усевшись на кровать, начал одеваться.

Справившись с последней тесемкой на штанах, Хит почувствовал ужасную слабость, и ему захотелось снова улечься и еще немного поспать. Но, вспомнив, что именно этого хотела его жена, лорд отбросил подобную мысль. Он вовсе не беспомощный ребенок. Он воин и рыцарь. Он не станет прятаться от опасности в постели. Черт возьми, лорд Холден сумеет о себе позаботиться! И доказать это им всем… даже если его ждет смерть.

Снова поморщившись от боли, Хит обулся и, поднявшись с кровати, пошел к окну. Следовало выяснить, не ночь ли сейчас. Толкнув ставень, лорд убедился, что за окном был день – яркий солнечный свет на мгновение ослепил его. Что ж, теперь он спустится в Большой зал и докажет всем и каждому, что здоров и прекрасно себя чувствует.

Невзирая на слабость и легкую дрожь в коленях, лорд Холден подошел к двери и, взявшись за ручку, потянул ее на себя. В следующее мгновение на порог, прямо к его ногам, упал человек. Хит, нахмурившись, взглянул на молодого воина – оказывается, тот сидел в коридоре, привалившись к двери. Залившись краской, воин проворно вскочил на ноги.

– Доброе утро, милорд! – выпалил он.

Вновь почувствовав головную боль, Хит поморщился.

– Что ты здесь делал? – проворчал он.

– Охранял вас, милорд, – ответил воин.

– Охранял меня?! – проревел лорд. У него никогда не было никакой охраны. С тех самых пор, как он стал рыцарем. Если его жена поставила у двери стражу, значит, в ее глазах он выглядел слабым и совершенно беспомощным. Тот факт, что Хелен и ее проклятый пес покинули его, оставив у двери желторотого мальчишку, невероятно огорчил Хита. Как низко он пал!

– А от кого именно ты меня охраняешь? – осведомился лорд.

Воин, потупившись, пробормотал:

– Миледи говорит, что кто-то пытался убить вас…

– Где она?

– Кто?

– Моя жена! Где она?

– О… Она пошла вниз, чтобы поговорить с леди Шамбло.

Ворча себе под нос, лорд Холден направился к лестнице. Внезапно остановившись, оглянулся и увидел, что воин следует за ним. А в следующее мгновение Хит заметил еще одного стражника.

– Черт возьми, ты кто? – спросил он.

– Гарф, милорд, – ответил воин.

– Но откуда ты взялся?

– Стоял в конце коридора. Я должен был находиться там и в случае чего помочь Роберту, – объяснил Гарф.

Хит побелел от злости. Не один охранник, а целых два! О Боже!

– Мне не нужна охрана! – вскипел он.

– Да, милорд. Я имею в виду… нет, милорд, – сказал Роберт.

Лорд Холден пристально посмотрел на молодого воина.

– Я сказал, что мне не нужна охрана. Вы оба свободны. Идите и займитесь чем-нибудь еще.

Стражники переглянулись и замерли в нерешительности.

– Что ты думаешь? – спросил наконец Роберт, взглянув на Гарфа.

Гарф покачал головой и отвел друга в сторону. Затем, покосившись на Хита, прошептал:

– Я думаю, что он сильно стукнулся головой, когда падал. И миледи сказала, что мы должны охранять его. Поэтому именно это мы и будем делать.

– Да, но ведь он – лорд. Разве мы не должны подчиняться ему? – спросил Роберт.

Хит слышал каждое слово, и ярость душила его.

– Подчиняться? – переспросил Гарф. – Но ведь он не в себе сейчас. Мы должны подчиняться леди Хелен. И еще… я думаю, что если б он был в своем уме, то не злился бы из – за того, что его охраняют. Не слишком-то его здесь любят. Многие хотели бы перерезать ему глотку.

Хит задыхался от возмущения и гнева. И при этом прекрасно понимал: нельзя сердиться на жену за то, что она беспокоилась за него и поставила у двери стражу. Не стоило злиться и на этих воинов – они просто выполняли свой долг. И вероятно, не следовало винить всех тех, кто ненавидел его, – ведь эти люди ничего не знали. К тому же он сам во многом виноват. Виноват, потому что доверял Стивену.

Круто повернувшись, Хит шагнул к лестнице и стал спускаться по ступеням. Воины тотчас же бросились за ним, но он уже не обращал на них внимания. В самом низу лестницы лорд заметил еще одного стражника – очевидно, он должен был поддержать Роберта и Гарфа в случае необходимости.

Хит полагал, что уже наступило время обеда, но, спустившись в Большой зал, понял, что ошибся. Его жены в зале не было. Леди Шамбло тоже. Решив, что Даки, возможно, знает, где ее госпожа, Хит заглянул на кухню. Но горничной там не оказалось. Выходя из кухни, лорд снова наткнулся на сопровождавших его стражников. Смерив их испепеляющим взглядом, Хит вышел во двор и осмотрелся. Заметив Хелен с Голиафом, последовал за Heir. Воины, разумеется, не отстали. Он прибавил шагу, и они пошли быстрее. Он перешел на бег, и они тоже побежали. Наконец, задыхаясь от гнева, лорд Холден подбежал к жене.

– Хит! – вскрикнула она, когда он схватил ее за руку. Внимательно посмотрев на мужа, Хелен вдруг проговорила: – Ты уверен, что тебе следует вставать? По-моему, еще слишком рано. Твой отдых – это твое лечение. Именно поэтому я давала тебе настойку…

– Вот что, Хелен… – перебил ее лорд. – Я понимаю, что ты управляла Тирни годами и привыкла отдавать приказы, но прошу: перестань отдавать их мне.

Глаза Хелен расширились, и Хит тотчас же пожалел о том, что был слишком резок с женой. Но тут за спиной его раздался шум – подбежали стражники, – и лорда снова охватил гнев. Заскрипев зубами, он проговорил:

– Прикажи им убраться. Хелен в смущении потупилась.

– Кому?

– Неужели не ясно? Вот им! – Хит показал пальцем на воинов, стоявших чуть поодаль.

– Но они должны охранять тебя, Хит, – возразила Хелен. – Ведь кто-то пытается убить тебя…

Гнев, душивший лорда Холдена, наконец вырвался наружу.. Выходит, жена считает его слабым и беспомощным!

– Я могу сам о себе позаботиться! – рявкнул лорд.

– Да, можешь, – кивнула Хелен. – Но тебе больше не нужно о себе заботиться. У тебя есть жена, и все в Тирни…

– Хотят моей смерти, – перебил Хит. – Ты ведь прекрасно знаешь об этом, не так ли?

Хелен нахмурилась. Немного помолчав, проговорила:

– Возможно, ты напрасно обвиняешь моих людей. Мне следовало раньше сказать тебе об этом, но ты был в таком состоянии… Что ж, раз ты уже поднялся и чувствуешь себя лучше, то знай: не исключено, что тебя пытался убить Стивен.

– Стивен?! – прорычал Хит. – Ты хочешь приписать Стивену еще и это? Пока мы находились в Холдене, на меня никто не нападал. Именно твои люди столкнули меня со ступенек. И кто-то из них столкнул меня в ров.

Пристально глядя в глаза мужу, Хелен проговорила:

– Если кто-то в Тирни действительно желает твоей смерти, то это твои бывшие люди, те, кто пришел сюда искать защиты.

Хит вздрогнул, словно от удара. Тотчас же его голову пронзила резкая боль. Не успел он прийти в себя, как Хелен снова заговорила:

– Кроме того, Стивена видели в деревне вечером того дня, когда ты упал с лестницы. А он – не мой человек.

Хита охватила ярость. Он невольно сжал кулаки. Ему захотелось ударить кого-нибудь, хотелось бить, бить и бить… Помотав головой, он резко развернулся и направился в дальний конец двора. Стражники тотчас же последовали за ним.

– Ты куда?! – крикнула Хелен, бросившись за мужем.

– Не знаю. Куда угодно, лишь бы не оставаться здесь.

– Ты опять убегаешь?

Хит внезапно остановился и повернулся к жене.

– Я никогда ни от кого не убегал! – в бешенстве закричал он.

– Но ты никогда и не останавливался, чтобы взглянуть правде в глаза! Ты сам говорил, что всегда торопился сбежать из Холдена на войну. Что ж, неудивительно! Куда легче отвернуться от правды!

Хит с усмешкой проговорил:

– Что ж, в бою ты хотя бы знаешь, кто твой враг. И не надо беспокоиться о том, что кто-то подкрадется и перережет тебе глотку. – Покосившись на стражников, он добавил: – А им лучше оставить меня в покое.

Хит направился к конюшне, а молодые воины вопросительно посмотрели на леди Хелен. Легким кивком она дала им понять, что больше не нуждается в их услугах. С облегчением вздохнув, стражники удалились. Хелен смотрела вслед мужу. Увидев, что Хит выводит из конюшни лошадь, она почувствовала боль в сердце.

Вскочив в седло, лорд Холден направился к воротам и вскоре исчез за ними. «Все так просто… – думала Хелен. – Сел в седло и уехал, лишив меня надежды на счастливый брак».

Немного успокоившись, Хит начал вспоминать разговор с женой. Это был на редкость неприятный разговор.

«Ты опять убегаешь?» – спросила она.

Хит невольно нахмурился. Нет, он вовсе не убегал. Убежать – значит, проявить трусость, а это качество было ему несвойственно. Хит тяжко вздохнул, вспомнив свои слова. Да, он действительно уезжал на войну. Но разве это бегство?

«Ты просто не хотел здесь оставаться, – говорил себе лорд Холден. – Все же существует разница между словами „уехать“ и „убежать“». Но ему не удавалось обмануть себя.

О Боже, он действительно убегал! Убегал уже долгие годы. Как мучительно осознавать это. Он всегда отличался храбростью. Храбрость в бою – единственное, чем он мог гордиться. Он не добился успехов в науках и, как недавно выяснилось, не умел управлять своим хозяйством, А теперь вдруг понял, что его смелость в бою – просто-напросто бегство. Бегство от правды. И это обесценивало все его подвиги. Но от чего же он убегал сейчас? От неприятностей?

Нет, конечно же, не от неприятностей. Поле боя нельзя назвать приятным местом, но тем не менее он никогда не стремился покинуть его. В таком случае… может быть, это страх? Нет-нет, дело, кажется, в другом. Он уехал из Тирни не потому, что кого-то боялся. Да, его действительно пытались убить, но он сумел бы постоять за себя.

– Почему ты в таком случае не хочешь вернуться и выяснить все до конца? – пробормотал лорд Холден в смятении.

Сделав глубокий вдох, Хит заставил себя успокоиться и как следует подумать. Ответ, вероятно, можно найти в далеком прошлом… Лорд вдруг вспомнил, как когда-то, много лет назад, он поспорил с отцом и тот, не пытаясь ничего объяснить, просто накричал на него и оскорбил.

И тут его осенило – он нашел ответ. Хит понял, что убегал от собственного гнева. В тот день, когда отец кричал на него, он чувствовал, как его наполняют ярость и ненависть. Его руки сжимались в кулаки, голос родителя казался назойливым жужжанием, и кровь закипала в жилах. Ему хотелось наброситься на отца и разорвать его на куски. Гнев толкал Хита на насилие. И это испугало его. В тот же день Хит сел на коня и уехал на войну, туда, где он с большей пользой удовлетворил бы свою жажду убийства. И он убивал снова и снова, каждый раз, как только ощущал потребность дать выход своей ярости. А эта потребность возникала довольно часто – стоило лишь вернуться в замок Холден.

А потом появилась Нерисса. Она не порождала в нем гнев. Она была нежной и покорной. И ее смерть снова пробудила в душе Хита все самое мрачное. Сын еще больше возненавидел отца, так как именно его считал виновником произошедшего. Впрочем, он винил и себя самого. Винил за то, что не сумел убедить родителей отложить свадьбу. В конце концов Хит вновь покинул замок – гнев снова привел его на поле боя.

Вероятно, сейчас с ним случилось то же самое. Гнев и разочарование заставили его покинуть Тирни. Но теперь его еще терзало и чувство вины за то, что происходило в Холдене в последние годы. Ведь он, доверившись Стивену, не сумел защитить своих людей.

Хит покинул Тирни в надежде присоединиться к людям короля, которые, вероятно, уже участвовали в каком-нибудь сражении. Там его умения нашли бы более достойное применение. «Но, – подумал вдруг Холден, – ведь я таким образом снова оставлю на произвол судьбы всех тех, кто живет в моих владениях».

Хуже всего было то, что бегство на войну не облегчало его душевного состояния, не снимало той тяжести, что постоянно давила на него. С годами его гнев превратился в холодный тяжелый камень, лежавший на сердце, и бегство не приносило облегчения, потому что невозможно убежать от себя самого.

«Я должен вернуться к своей жене», – подумал Хит и тотчас же представил себе ее смеющееся лицо. Подумав о Хелен, лорд невольно улыбнулся и у него потеплело на душе. Но затем он вспомнил се глаза, смотревшие на него с тревогой и гневом, и его сердце сжалось от боли. Он не хотел причинять ей страдания, но сделал это. И теперь сам мучился и страдал… И тут Хит наконец-то понял – понял все. Конечно же, он любит Хелен. Да, он любит ее.

Это открытие нисколько не удивило его. Хелен понравилась ему сразу же – как только он увидел ее. А от этого недалеко и до любви. Она вполне заслуживала такого чувства. Но заслужил ли он ее любовь? Подумав об этом, лорд Холден снова ощутил боль в сердце. А потом вспомнил, как они с Хелен ласкали друг друга в постели, вспомнил, как они смеялись, как она была красива… и как заботилась о нем. Сколько ласки и нежности подарила она ему с тех пор, как они подтвердили свой брак… Отец не дал ему столько тепла за всю его жизнь. Хелен – особенная женщина.

После того как они подтвердили свой брак, они долго разговаривали. Сидели у камина, пили вино и беседовали. Впрочем, сначала они в смущении молчали. Но потом разговорились, и он задал жене множество вопросов.

Хелен рассказала о своем детстве, о том, что лишилась матери и ее воспитывала тетя. Рассказала также о смерти отца и той ответственности, которую ей пришлось взять на себя сразу после его кончины. Она очень серьезно относилась к своим обязанностям хозяйки поместья. И лорд Холден испытал чувство стыда, так как не мог сказать, что с такой же ответственностью относился к своим обязанностям. Хелен говорила о тех, кто жил в ее владениях. Она знала всех по имени и постоянно помогала своим людям, заботилась о них. Да, леди Хелен из Тирни была доброй и отзывчивой. К тому же прекрасной хозяйкой.

Лорд Холден с удивлением обнаружил, что у них с женой много общего. Хотя она и не говорила прямо об этом, он прекрасно понял: ее отец уделял ей очень мало внимания. Лорд Тирни был холодным и черствым человеком, таким же, как и отец Хита. А мать Хелен, как и мать Хита, умерла еще в молодости. К тому же оба они стали разочарованием для своих отцов. Хит – потому что не проявлял способностей к наукам, а вина Хелен состояла в том, что она не родилась мальчиком – ее родитель хотел иметь наследника.

Да, у них было много общего, хотя имелись и различия. Хелен, если возникала необходимость, тотчас же бросалась в бой. Именно так она и поступила, когда в Тирни прибыл лорд Темплтон, доставивший приказ короля. Хотя девушка считала своего жениха жестоким и бессердечным человеком, способным причинить зло даже ей, она не убежала в монастырь – нет, она решила остаться в Тирни и бороться, причем проявила редкостную изобретательность. А он, Хит, сталкиваясь с трудностями, всегда отступал, перекладывая на кого-нибудь всю ответственность, например, на Стивена… Да, он просто-напросто убегал – сейчас это было очевидно.

Но теперь лорд Холден не станет убегать. Он поступит как мужчина и возьмет на себя ответственность. Бегство ничего не поправит. Любой поступок лучше, чем бездействие. Он вернется в Тирни и постарается разобраться во всем. Он приложит все усилия, чтобы вернуть любовь своей жены. Как ни странно, это решение тотчас же придало Хиту сил и погасило гнев в его груди.

Придержав лошадь, лорд Холден уже собрался повернуть обратно, но вдруг почувствовал резкую боль. Опустив глаза, он увидел стрелу, торчавшую из его груди. И тотчас же тело Хита словно онемело; ноги и руки перестали слушаться, он даже не почувствовал, как упал в траву. Внезапно его лошадь захрапела, взвилась на дыбы – и ускакала.

Хит лежал на боку, прижавшись щекой к земле. Какое-то время он смотрел, как из его груди сочится кровь, затем закрыл глаза и подумал о том, что теперь уже никогда не скажет Хелен, как любит ее…

– Миледи!

Леди Холден заморгала и села в постели. После отъезда Хита Хелен долго бродила по замку, не зная, чем заняться. Она пыталась не думать о произошедшем, однако у нее ничего не получалось. Затем она поднялась к себе в спальню и прилегла. Хелен долго лежала с сухими глазами, пока наконец не уснула.

– Миледи! – снова раздался крик.

В следующее мгновение дверь с грохотом распахнулась и на пороге появилась Даки. Увидев лицо служанки, Хелен тотчас же вскочила с кровати – она поняла: что-то произошло…

– Даки, что случилось?

– Милорд!.. С ним несчастье! Опять! – закричала горничная.

Хелен почувствовала резкую боль в груди.

– Еще одна рана на голове? – спросила она.

Даки не успела ответить – в комнату вошли Уильям и Босуэл, державшие на руках Хита. Увидев стрелу, торчащую из груди мужа, Хелен побледнела. Лучше уж рана на голове. По крайней мере она знала, что голова у Хита крепкая. Но это!.. Хелен взглянула на залитую кровью тунику мужа и почувствовала, как у нее подгибаются колени.

– Положите его на кровать, – распорядилась Джоан, вбежавшая в комнату вместе с тетей Нелл. – И поосторожнее.

– Как это случилось? – спросила Хелен, приближаясь к кровати. Она вдруг покачнулась, но Даки вовремя подхватила свою госпожу.

– Какой-то незнакомец только что подъехал к воротам и оставил там лорда Холдена, – сообщил Босуэл.

– Незнакомец? – удивилась Хелен. – Ты действительно не знаешь его?

Управляющий покачал головой:

– Не знаю. Он не назвал своего имени. Просто положил лорда и уехал. Но я заметил, что у него рыжие волосы.

– Рыжие волосы?.. – переспросила Хелен.

– Это Стивен, – проворчал Уильям.

Хелен тяжко вздохнула и на несколько мгновений закрыла глаза. Наконец, взяв себя в руки, кивнула мужчинам, и те вышли из комнаты.

Потом женщины быстро раздели лорда Холдена, обмыли его тело и вытащили из груди стрелу. Промыв рану, зашили ее. После этого Хелен чуть приподняла голову Хита, и Джоан влила ему в рот снадобье, которое должно было восстановить его силы. Сделав все что можно, знахарка, леди Нелл и горничная вышли из комнаты.

Хелен пододвинула кресло к кровати и села. Она не сводила с Хита глаз весь день и всю ночь. И даже не поднимала головы, когда в комнату кто-нибудь заглядывал. Хелен боялась оставить мужа даже на минуту, поэтому отказывалась спуститься вниз, чтобы поесть. Изредка на мгновение она засыпала, но тут же, вздрогнув, просыпалась и ощупывала лоб мужа. К счастью, лоб у Хита был прохладный – значит, лихорадка ему не грозит.

Когда на рассвете в комнату пришла тетя Нелл, Хелен встретила ее усталой улыбкой, но тут же снова повернулась к мужу. Ей казалось, что если она хоть на мгновение отвернется от Хита, то он перестанет дышать или у него появится жар.

– Он не приходил в себя? – спросила леди Шамбло. Хелен отрицательно покачала головой. Разумеется, она

прекрасно понимала: ранение мужа не сулит ничего хорошего. Если сначала Хелен опасалась заражения крови и лихорадки – они часто бывали опаснее самой раны, – то теперь начала тревожиться из-за долгого сна Хита. Вероятно, это плохой знак.

– Ему необходим отдых, – проговорила тетя, пытаясь успокоить племянницу.

– Да, – кивнула Хелен. – Кто-нибудь отправился на поиски Стивена?

– Уильям сразу же послал несколько человек. Еще вчера,

– Где сейчас Уильям?

– В Большом зале. Он уже давно там сидит. Очень волнуется и все время спрашивает, не стало ли лорду Холдену получше.

Хелен вздохнула.

– Надеюсь, что Стивена все-таки найдут. Я не смогу пережить такое еще раз.

– Значит, ты все-таки думаешь, что это сделал Стивен? Хелен с удивлением посмотрела на тетю.

– Разумеется. Уильям же узнал его.

– Но Уильям не видел, кто именно пустил стрелу, – возразила леди Шамбло.

– Не видел, но…

– Это выглядит несколько странно, – продолжала тетя. – Сначала Стивен стреляет в лорда Холдена, а затем приносит его сюда, чтобы ему оказали помощь.

Хелен задумалась. Действительно, в этом не было никакого смысла.

– Ты полагаешь, что Стивен не виноват?

– Я думаю, что человеку с морковно-рыжими волосами было бы весьма затруднительно пройти через весь двор, проникнуть в замок, попытаться убить твоего мужа и выйти обратно незамеченным. Причем дважды.

Хелен снова задумалась.

– А может, мои стражники в сговоре со Стивеном? Леди Шамбло отрицательно покачала головой:

– Нет, Хелен. Они могут не любить Хита, но они любят и уважают тебя. И преданы тебе. Они не станут лгать. Кроме того, их представление о лорде Холдене постепенно начало меняться. Сейчас в Тирни много говорят о его непричастности к жестоким наказаниям. Люди склонны поверить в это.

– Но если это не Стивен, то кто? И почему он прятался?

– Мэгги говорила, что Стивен был в таверне. Возможно, он вовсе не прятался.

– Почему же он не пришел в Холден, когда мы ждали его там? И почему не остался, когда привез Хита сюда?

Тетя Нелл немного помолчала, потом сказала:

– Я заметила, что туника лорда Холдена была на спине вся в крови.

Хелен кивнула:

– Да, верно, я тоже заметила.

– Но стрела не прошла навылет, – напомнила тетя Нелл. Глаза Хелен расширились.

– Ты полагаешь, что Стивен тоже был ранен?

– Вероятно. Ведь Хит сидел на лошади впереди Стивена и прислонялся к нему спиной.

– Значит, и у Стивена была рана на груди, – пробормотала Хелен, поднимаясь с кресла.

– Куда ты? – спросила тетя Нелл.

– Необходимо побыстрее все выяснить. Я должна найти его.

– Нет! – закричала леди Шамбло. – Лучше пошли

Уильяма или…

– Уильям слишком несдержан, – возразила Хелен. – Он убьет Стивена, даже не разобравшись ни в чем.

– Но…

– Тетя, скорее всего Стивен тоже пострадал. Возможно, ему нужна помощь. И мы поможем ему, ведь он спас моего мужа. Не беспокойся за меня. Я возьму с собой Голиафа. Пожалуйста, присмотри за Хитом. Не позволяй никому, кроме Уильяма, приближаться к нему. Я постараюсь вернуться как можно быстрее.

Глава 20

С помощью Голиафа леди Холден довольно быстро нашла то место, где упал ее муж. Сначала пес бежал, нигде надолго не задерживаясь. Потом вдруг остановился и начал обнюхивать землю. Осадив свою кобылу и спешившись Хелен подошла к Голиафу и, опустившись на колени, внимательно осмотрела то место, которое он обнюхивал. Она почти: сразу же заметила огромное темно-бурое пятно. Конечно же, это была кровь Хита.

Хелен почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Пятно оказалось слишком большим. Значит, Хит потерял очень много крови! Она и не подозревала, что так много. Хелен вдруг поняла, что может лишиться мужа. И от этой мысли у нее защемило сердце. Ведь она успела привыкнуть к Хиту…

«Лгунья! – кричало ее сердце. – Хит гораздо больше, чем просто привычка». Да, действительно, гораздо больше… Одно лишь его присутствие заставляло ее трепетать от волнения. Ей казалось, что рядом с этим человеком она становилась счастливой. Чем бы они ни занимались – спорили, ласкали друг друга или даже ссорились, – Хит всегда казался ей необыкновенным. И он смотрел на нее с восхищением, ему все в ней нравилось. Под его взглядом она распускалась, как цветок под лучами солнца. Она любит его.

Да, любит – Хелен нисколько в этом не сомневалась. Она любит своего мужа, Хита Хаммера из Холдена. Но неужели она его потеряет? Джоан уверяла, что самое страшное уже позади и Хит непременно поправится. Что ж, если так, то она, Хелен, сделает все возможное, чтобы с ним больше ничего не случилось.

Глубоко вздохнув, она медленно выпрямилась и осмотрелась. От дождя, который прошел за день до отъезда Хита, земля сделалась влажной, и на ней хорошо были видны все следы. Внимательно осмотрев тропинку, Хелен увидела отпечатки копыт двух лошадей. Одна из них, явно принадлежавшая ее мужу, направлялась в Холден; другая, судя по всему, поскакала в противоположную сторону, к замку Тирни.

Хелен нахмурилась и снова осмотрела отпечатки лошади Хита. Кажется, он собирался возвращаться. А может, он увидел своего врага и решил спастись бегством? Нет, это не похоже на Хита. Он не тот человек, чтобы убегать от опасности. В словесной перепалке он, пожалуй, и сдался бы на милость победителя, но никогда не струсил бы на поле боя. Никогда.

Но кто же направлялся в сторону Тирни? Вероятно, Стивен. Эти следы встретились со следами лошади Хита, а затем всадник поскакал к Тирни – причем отпечатки копыт стали глубже. Наверное, из-за того, что теперь этот человек вез Хита.

Тут Хелен обнаружила еще одни отпечатки – они также вели в сторону замка Холден. Видимо, и это были следы лошади Стивена – только на сей раз он уже возвращался из Тирни.

Взяв лошадь под уздцы, Хелен прошла чуть дальше того места, где упал Хит, и достала из прикрепленного к седлу мешка тунику мужа с засохшей кровью. Подозвав Голиафа, она дала ему понюхать кровавое пятно на спине туники. Обнюхав пятно, пес тут же взял след и вскоре громко залаял и стал рыть лапами землю.

Хелен побежала к Голиафу и тотчас же увидела на земле пятно крови. Что ж, она не ошиблась: Стивен действительно был ранен, и за ним тянулся кровавый след. Вернувшись к лошади, Хелен села в седло и натянула поводья.

– Вперед! – сказала она псу. – Искать!

Голиаф снова взял след и побежал по тропинке, затем свернул на другую тропку, совсем узенькую. Пес уверенно бежал в сторону владений лорда Холдена, и наконец в просвете между деревьями появился маленький домик. Голиаф тут же бросился к двери домика.

Придержав лошадь, Хелен осмотрелась. Никого вокруг – ни людей, ни животных. Чуть приподнявшись в седле, Хелен оглянулась. За спиной – тоже ни души. Однако Голиаф проявлял беспокойство, и было очевидно: где-то поблизости люди,

Собравшись с духом, Хелен спешилась. Снова осмотревшись, достала из мешка кинжал и, крепко сжав его в руке, направилась к домику. На мгновение остановившись у входа, она ухватила пса за ошейник – и толкнула ногой дверь.

Дверь с грохотом распахнулась, и Хелен, переступив порог, оказалась в крохотной комнатке. В следующее мгновение она увидела обнаженного мужчину, с трудом приподнявшегося на постели.

– Леди Хелен! – выдохнул Стивен и тотчас же откинулся на подушки.

Хит открыл глаза и посмотрел на шторы, спускавшиеся с балдахина над кроватью. Он чувствовал себя как в аду. Но что с ним? Во рту ужасно пересохло – как в тот раз, когда он сильно простудился и у него была лихорадка. Может, он и сейчас заболел? Лорд Холден попытался вспомнить, что же с ним случилось, но тут вдруг заметил Уильяма. Первый помощник стоял к нему спиной и смотрел в окно. Чуть приподнявшись, Хит прохрипел:

– Уильям, что со мной?

Первый помощник вздрогнул и обернулся.

– Милорд, вы очнулись?

– Да, к сожалению…

Внезапно почувствовав боль в плече, Хит застонал и снова лег. И вдруг увидел повязку у себя на груди и сразу же все вспомнил… Вспомнил, что в него стреляли. Но как он оказался здесь, в Тирни? Лежа со стрелой в груди, он думал о Хелен, думал о том, что уже никогда не сможет сказать своей жене, как любит ее…

Уильям приблизился к кровати, и, покосившись на него, Хит понял: что-то очень беспокоит помощника. Скорее всего Уильям сейчас думал о предательстве Стивена. Ведь они, все трое, выросли вместе, были друзьями. Более того, ничто в поведении Стивена не предвещало такого ужасного коварства и столь жестоких поступков. Напротив, он всегда старался избегать насилия. И никогда не любил войну. Правда, иногда ему приходилось принимать участие в сражениях, но обычно он оставался в замке в качестве управляющего. Стивен часто говорил, что не переносит вида и запаха крови и предпочитает заниматься хозяйством.

Хит снова попытался приподняться, но Уильям, положив руку ему на плечо, проговорил:

– Вы слишком слабы, чтобы вставать. Вам нужно лежать. Хит тяжко вздохнул и подчинился. Немного помолчав, спросил:

– Что со мной, Уильям? Почему ты такой унылый? Я умираю?

Первый помощник пожал плечами:

– Похоже, снова выжили. Вы самый удачливый человек из всех, кого я знаю.

Хит невольно ухмыльнулся. Неужели он действительно удачливый? Его ударили по голове и столкнули с лестницы. Потом снова стукнули по голове и сбросили со стены замка в ров. А затем в него стреляли и оставили умирать на земле.

Покосившись на сундук, стоявший рядом с кроватью, Хит увидел на нем кувшин и кружку.

– Есть там что-нибудь? – спросил он.

– Да, сейчас. – Уильям наполнил кружку, затем помог Хиту приподняться.

В кружке оказалась вода, чистая и прохладная. Хит сделал несколько глотков и вздохнул с облегчением. Затем, откинувшись на подушки, проговорил:

– Итак, о чем же ты думал, когда стоял у окна? Почему ты такой грустный?

Уильям пристально посмотрел на лорда, и тому показалось, что глаза первого помощника как-то странно блеснули.

– Я думал, милорд… Думал, хорошо, что на этот раз все обошлось.

– Да, хорошо, – пробормотал Хит. – На этот раз обошлось, но в следующий он, возможно, все-таки убьет меня.

– Он?

– Стивен.

– Так лучше? – спросила Хелен, поправляя подушку под головой Стивена.

– Да, лучше. – Он поморщился от боли. – Миледи, прошу простить меня за то, что я встретил вас в таком виде. – Стивен указал на меховое покрывало, которым только что укрыла его Хелен. – Я услышал вашу лошадь и подумал, что это Уильям нашел меня. Поэтому откинул покрывало и попытался встать.

Хелен с удивлением слушала учтивую речь Стивена. Он совсем не походил на убийцу. К тому же этот человек вряд ли мог представлять сейчас опасность для кого бы то ни было. На его груди была повязка, уже вся пропитавшаяся кровью. А на лбу выступила испарина. Вероятно, у него был жар.

– Это ты стрелял в Хита из лука? – спросила Хелен.

– Нет! – выкрикнул Стивен, явно ошеломленный этим вопросом. – Я бы никогда не сделал такого. Я поднял его и привез к вам, чтобы ему оказали помощь.

– Но при этом разорвал все свои швы и испортил мою работу.

Хелен резко обернулась и увидела пожилую женщину, стоявшую в дверном проеме. Волосы у нее были такие же рыжие, как у Стивена, но только с проседью. Лицо же – все в крупных веснушках. А зеленые глаза метали молнии. Женщина смотрела на лежавшего в постели мужчину и хмурилась.

– Мама, я не мог оставить его умирать, – пробормотал Стивен.

Женщина поджала губы, покачала головой и бросила у камина вязанку хвороста. Вероятно, она только что вернулась из леса.

– Но если не ты, то кто же тогда стрелял в Хита? – допытывалась Хелен; она вдруг заметила, что молодой человек избегает ее взгляда.

– Я не видел. Я направлялся в Тирни, чтобы поговорить с Хитом. Но нашел его на дороге, раненого.

Хелен пристально посмотрела на собеседника.

– Возможно, ты действительно не видел. Но скорее всего о чем-то догадываешься, не так ли?

Стивен вздрогнул, и Хелен поняла, что не ошиблась.

– Так кто же стрелял в моего мужа?

– Уильям, – сказала женщина.

– Мама! – закричал Стивен, покосившись на мать, склонившуюся над камином.

Тут женщина выпрямилась и посмотрела гостье в глаза.

– Поверьте, миледи, Уильям на такое способен.

– Мама, он не такой, – возразил Стивен. – Просто он…

– Коварный и злобный, – заявила мать. – Да, злобный. Всегда издевался над теми, кто слабее его.

– Но ведь именно над ним всегда все издевались, – снова возразил Стивен. – Все дети в деревне дразнили его, потому что его мать была потаскухой. Но они просто завидовали нам, так как знали, что лорд Холден – наш отец и что мы ходим на занятия в замок.

– Но я думала, что твоя мать была потас… – Хелен внезапно умолкла и густо покраснела. – Видишь ли, Уильям говорил мне, что его мать была дочерью кузнеца.

– Я дочь кузнеца, – сказала пожилая женщина.

– О!.. – воскликнула Хелен в замешательстве. – Но тогда кто же… Скажи, Хит приказывал тебе отрубать ноги Джорджу?

– Я не знаю.

Хелен в изумлении уставилась на Стивена.

– Что значит… «не знаю»? Приказывал или нет?

– Я получал эти приказы. И они были подписаны Хитом. Хелен почувствовала, что ее сердце остановилось.

– Значит, эти приказы отдавал он? – пробормотала она.

– Я не знаю.

Хелен почудилось, что она сходит с ума.

– Но как же?.. Ты ведь только что сказал…

– Эти приказы были в посланиях, подписанных Хитом, – пояснил Стивен.

– Значит, он все-таки… – Хелен снова умолкла.

– Вполне возможно, что эти приказы отдавал Уильям, – продолжал Стивен. – Ведь именно он писал письма.

– Уильям? Почему Уильям делал это вместо Хита?

– Лорд Холден не умеет ни писать, ни читать.

– Что?! – Хелен показалось, что она ослышалась.

– Именно поэтому отец приказал нам посещать занятия вместе с Хитом, – объяснил молодой человек. – Он не мог читать, и отец считал, что всему виной его лень. Учитель пытался ему объяснить, что и раньше встречался с таким явлением, что дело вовсе не в прилежании. Хит писал буквы в обратную сторону, и ему требовалась помощь. Но старый лорд не желал никого слушать и привлек к занятиям нас с Уильямом.

– И вы покрывали его, – пробормотала Хелен, вспомнив, о чем Хит и его первый помощник уже рассказывали ей. Однако она не знала, что муж совсем не умеет писать и читать.

– Да, мы всегда помогали ему, – кивнул Стивен. – Кто-нибудь из нас читал вместо него или писал. А он только подписывался.

– То есть он может написать свое имя?

– Да. Он умеет и читать, но это отнимает у него слишком много времени и сил. Гораздо легче дать такое поручение кому-нибудь из нас.

– Значит, он не написал ни одного письма тебе и не отдавал такие приказы?

– Все письма писал Уильям.

– О Боже… – Хелен опустилась на край узкой кровати. – Получается, что это Уильям пытался убить Хита.

– Боюсь, что так, – вздохнул Стивен. – Когда я начал получать подобные указания, я… Мне "показалось, что это не похоже на лорда Холдена. Но я не мог его спросить, так как он очень редко появлялся в замке. И приезжал всегда ужасно уставший от сражений или дороги, поэтому не хотел ничего слушать. А затем, снова отправляясь на войну, он просил писать ему обо всем, что меня беспокоит, и Уильям должен был сообщать мне, как поступить в том или ином случае.

Молодой человек ненадолго умолк, потом вновь заговорил:

' – Уильям утверждал, что это приказы Хита, поэтому я не мог не выполнять их. Вскоре я стал подозревать, что Уильям специально не дает нам поговорить – опасается, что правда наконец выплывет наружу.

Хелен в удивлении приподняла брови, и Стивен объяснил:

– В то утро, когда лорд Темплтон привез сначала вас, а затем Хита, вернулся и Уильям. И он сразу же отправил меня в деревню с каким-то поручением. Когда я возвращался в замок, он меня встретил и поделился своими опасениями, сказал, что у лорда Холдена, возможно, что-то с головой не в порядке – мол, Хит становится с каждым днем все более жестоким. И Уильям предложил немного проехаться с ним и обсудить создавшееся положение. Я согласился. Наши лошади не успели еще далеко ускакать от замка, как Уильям бросился на меня. Я даже не заметил, как все произошло… – Стивен покачал головой. – Он оставил меня в лесу умирать.

– Но ты выжил, – сказала Хелен.

– Да. Я сумел забраться на свою лошадь и прискакать сюда.

– Он чуть не умер, – раздался голос пожилой женщины. – Я уже не надеялась, что Стивен выживет.

– Но я выжил. Только благодаря тебе, – проговорил молодой человек, глядя на мать с любовью и благодарностью. – Так вот, когда я почувствовал себя немного лучше и уже собрался вернуться в Холден…

– Ты еще совсем слаб, – перебила его мать.

– Так вот, мама услышала новость… Якобы Хит повез вас в Тирни, – продолжал Стивен.

– И ты тоже поехал в Тирни? – спросила Хелен. Стивен посмотрел на нее с удивлением.

– Как вы узнали?

– Мэгги видела тебя в таверне.

– Мэгги?.. – Стивен вздохнул. – Как она поживает? У нее все в порядке?

– Да, у нее все хорошо. Зачем ты поехал в Тирни? Поговорить с Хитом?

– Да, – кивнул Стивен. – Но один человек сказал мне, что Хит ищет меня. Лорд полагал, что я без его ведома отдавал приказы о расправах и сам приводил их в исполнение. Что ж, я действительно приводил наказания в исполнение.

Стивен потупился; было очевидно, что ему больно вспоминать об этом.

– Но ведь ты не виноват, – напомнила Хелен. – Кроме того, на приказах стояла подпись Хита, хотя он не знал, что это за приказы.

– Да. – Стивен снова вздохнул. – Как бы то ни было, я… просто сбежал, испугался. Потом понял свою ошибку и уже собрался вернуться… но вдруг узнал, что лорд Холден упал с лестницы и лежит в постели – об этом все говорили. Я решил выждать еще два дня, чтобы он мог немного прийти в себя. Наконец я снова отправился в Тирни и нашел его на дороге. Хит был тяжело ранен, и я понял: если ему сейчас не помочь, он непременно умрет. Поэтому поднял его, усадил на свою лошадь…

– И твоя рана открылась, – проворчала мать.

– Но я не мог оставить его там, мама, неужели ты не понимаешь?

– Почему же ты привез его в Тирни? Ведь Холден гораздо ближе к тому месту, где случилось несчастье.

– Я подозревал, что это дело рук Уильяма. Как я мог отвезти Хита обратно к нему? Поэтому я приехал к вам.

– Но Уильям в Тирни, а не в Холдене. Почему ты подумал, что он в Холдене?

– Но я полагал… – Стивен был явно удивлен. – Я полагал, что Хит оставит его в замке в качестве управляющего.

Хелен покачала головой.

– Лорд Холден сказал, что Уильяму не хватает терпения, чтобы управлять поместьем. В качестве управляющего он оставил Джонсона.

Стивен ненадолго задумался, потом одобрительно кивнул.

– Джонсон – хороший выбор. Он достаточно терпеливый человек. Так вы говорите, что Уильям в Тирни?

–Да.

– Один с Хитом?

– Нет, разумеется. Там еще сотни людей. Моя тетя и слуги… – Хелен внезапно нахмурилась. – Надеюсь, Уильям не попытается что-нибудь…

– С Хитом кто-то остался? – перебил Стивен. – Кто-нибудь охраняет его?

– Да. Моя тетя сидит около него. Я попросила ее никого не впускать в комнату… кроме Уильяма. – Хелен вскочила с кровати. – Мне нужно немедленно вернуться к нему.

– Я тоже еду, – объявил Стивен, сбрасывая с себя покрывало и с трудом поднимаясь с кровати.

– Нет! – закричала мать, подбегая к сыну и пытаясь удержать его. – Я не смогу еще раз зашить твою рану.

Но Стивен не слушал мать – он уже одевался. Взглянув на него, Хелен проговорила:

– Возможно, твоя мать права, Стивен. Ты не в том состоянии…

– Я еду, – решительно заявил молодой человек.

– Но… – Хелен покосилась на пожилую женщину.

– Не будь глупцом! Сейчас же вернись! – закричала мать Стивена.

– Где ты оставила мою лошадь, мама?

Женщина внимательно посмотрела на сына, затем покачала головой и шагнула к двери.

– Она за домом. Я оседлаю ее для тебя. Обувайся. Хелен в нерешительности поглядывала на Стивена –

тот был еще очень слаб и никак не мог обуться. В конце концов Хелен пришлось помочь ему. Затем она помогла Стивену пристегнуть пояс с мечом. А пожилая женщина тем временем оседлала лошадь и уже садилась на нее. Увидев мать, Стивен замер на пороге.

– Куда ты собралась? – спросил он.

– Я еду с вами. Должен же кто-то поддерживать тебя в седле.

Стивен хотел что-то возразить, но потом передумал и медленно подошел к матери. Та, подхватив сына под руки, помогла ему забраться в седло. Хелен подбежала к своей лошади и тотчас же вскочила на нее. Вспомнив о Голиафе, осмотрелась. Ей показалось, что пес выскочил из домика, когда появилась мать Стивена. Тут Хелен громко свистнула, и Голиаф мигом выскочил из ближайших кустов. Вздохнув с облегчением, Хелен крикнула:

– Вперед!

В следующее мгновение лошади уже скакали в сторону замка Тирни.

Глава 21

– Значит, я прав? – со вздохом проговорил Хит. – Значит, Стивен во всем виноват? И он же стрелял в меня?

– Да, конечно, – кивнул Уильям. – Разумеется, он. Кто же еще? Сомневаюсь, что слуги или крестьяне умеют стрелять из лука.

Хит снова вздохнул. Покосившись на своего помощника, пробормотал:

– Да, скорее всего это действительно Стивен. Только я одного не могу понять… Что заставило его пойти на это? Я бы простил ему жестокое обращение с моими людьми. Возможно, наказал бы его и заставил исправить все те несправедливости, которые он допустил. Но потом простил бы. Зачем же он переступил последнюю черту? Ради чего?

– Возможно, он пытался получить то, что принадлежит вам, – проговорил Уильям.

Хит нахмурился.

– Но Стивен все равно не получит Холден. В случае моей смерти все перейдет к моему кузену Адольфу.

Уильям замер на мгновение. Затем кивнул:

– Да, так и будет.

– В таком случае… зачем же ему моя смерть?

– Возможно, он ненавидит вас.

Хит в изумлении уставился на своего помощника.

– Но почему?

– У вас есть все, что хотел бы иметь всякий. Замок и поместье. Красивая молодая жена. Вас ценит король. А у него ничего нет.

Хит пожал плечами:

– Но я унаследовал замок и поместье от отца. Все дело…

– Случая, – кивнул помощник.

Хит промолчал, Уильям же продолжал:

– У вас со Стивеном один отец. Но его мать – всего лишь дочь кузнеца. Если бы ваши матери случайно поменялись местами, он стал бы лордом, а вы нет. Но вы, разумеется, не знали этого.

– Нет, не знал. – Хит снова нахмурился. Он действительно даже не подозревал об этом. Неужели Стивен… – Но он совершенно не похож на меня. У него рыжие волосы и зеленые глаза. Ты походишь на меня гораздо больше, чем Стивен. Ты уверен…

Хит умолк и внимательно посмотрел на первого помощника. Уильям действительно был очень похож на своего господина. Такого же роста, та же смуглая кожа, те же голубые глаза, те же губы.

– Наш отец отличался плодовитостью, – с усмешкой проговорил Уильям. Немного помолчав, добавил: – Что же касается Стивена, то у его матери точно такие же зеленые глаза и рыжие волосы, как у него. Но от отца он унаследовал рост и сложение. Он такой же, как мы с вами. То есть наш брат.

Хит в изумлении смотрел на Уильяма. Два брата… У него два брата. А ведь лорд Холден всегда считал, что он – единственный сын своего отца.

– Почему же мне никогда об этом не говорили?

– Думаю, отец не рассказал вам, потому что полагал, что все это не имеет значения. Он так никогда нас и не признал, и Стивен раньше не знал об этом.

– Но ведь ты знал? Уильям пожал плечами:

– Так получилось. Кстати, я допускал, что вам об этом известно.

Хит покачал головой:

– Нет, я даже не подозревал… Но Стивен…

– Он узнал обо всем позже, – перебил Уильям. – Я рассказал ему. Мы много говорили об этом, и я знал, он возненавидел вас. Ему казалось невероятным, что случай определил, кому быть лордом Холденом, а кому – нет. Ведь именно он, Стивен, мог бы сидеть за одним столом с королем и жениться на леди.

– Но все не так, как ему кажется, – проговорил Хит. – Ты понимаешь это, и ему следовало бы понимать. Мне приходится отвечать за все свои действия перед королем. А Стивену – только передо мной. Должен сказать, что ему повезло. Король слишком требователен. А что касается моего брака, то вспомни: мне просто приказали жениться на леди Тирни. Вряд ли я сам выбрал бы ее себе в жены.

– Но все получилось очень хорошо. И вам она понравилась.

– Да. – Хит невольно улыбнулся.

– И Стивен завидует вам. Хит поморщился.

– В таком случае он просто глупец. Конечно, любой может позавидовать мне. Но ведь завидовать глупо. Зависть ни к чему не приведет. Как я уже сказал, в случае моей смерти вес достанется Адольфу.

– Но Тирни вернется к леди Хелен, – заметил Уильям. Хит ненадолго задумался.

– Да, думаю, что так. Ведь у нас с Хелен еще нет наследников… Скорее всего Тирни действительно останется за Хелен, и король постарается снова выдать ее замуж.

– Что ж, вероятно, убийца собирался в дальнейшем жениться на ней. Возможно, она сама бы обратилась к нему за помощью. Ведь горе мешало бы ей заниматься хозяйством… Полагаю, не так уж и сложно было бы добиться ее расположения, – с улыбкой добавил Уильям.

И тут Хита осенило: он вдруг понял, что его управляющий ни в чем не виноват.

– Это не Стивен! – воскликнул лорд. – Он просто не способен на столь изощренное коварство.

– Да, ему всегда не хватало сообразительности.

– Нет, он достаточно умен… и он преданный друг.

– Он глупец.

Хит пристально взглянул на своего первого помощника.

– Это ты посылал приказы, заверенные моей подписью. Именно ты устраивал расправы над моими людьми.

Уильям пожал плечами:

– Вам никогда не хватало храбрости, чтобы поступить должным образом. Вы всегда были слабым. И слишком тупым, чтобы научиться читать и писать.

Хит вскочил с кровати, схватил с сундука кувшин и ударил Уильяма по голове. Удар оказался не слишком сильным, но совершенно неожиданным. Помощник отступил на несколько шагов и схватился за голову.

Лорд Холден тут же бросился к двери. Он прекрасно понимал: Уильям не признался бы в своих злодеяниях, если бы не намеревался убить своего господина. Он уже предпринял три попытки и на этот раз собирался довести дело до конца. А он, Хит, сейчас был слишком слаб, чтобы защищаться. Значит, единственная возможность спастись – выбежать в коридор и позвать на помощь.

Хит уже был у двери, но тут Уильям догнал его и, схватив за плечи, толкнул на кровать.

– Черт возьми, что это значит? – прорычал помощник, накрывая лорда Холдена меховым покрывалом. – Вы не в том состоянии сейчас, чтобы бегать!

Хит со вздохом посмотрел на Уильяма. Тот выпрямился и проговорил:

– Я не хотел убивать тебя, Хит. Когда я заколол Стивена, мне казалось, что дело улажено.

– Ты заколол Стивена?

– Да. Я же не мог допустить, чтобы он сказал тебе, что выполнял твои приказы. Ты бы сразу обо всем догадался. – Уильям ухмыльнулся. – Да, я действительно полагал, что дело улажено и все войдет в привычное русло. Я всегда с удовольствием выполнял свои обязанности. Обязанности твоего первого помощника. Тебе вскоре прискучила бы твоя жена, и мы бы вернулись на войну. Стивен, как выяснилось, выжил.

– Но почему ты передумал? – спросил Хит. – Ты ведь все-таки решил убить меня…

– Именно тот несчастный случай с лошадью натолкнул меня на эту мысль. Я действительно не собирался убивать тебя до того момента. Но когда мне показалось, что ты умер, я подумал: теперь леди Хелен останется одна, а Тирни останется без лорда. Можно брать, если пожелаешь. И я решил, что заслуживаю этого так же, как и ты… – Немного помолчав, Уильям продолжал: – Разумеется, я стал думать: как же получить то, что я хочу? И в конце концов понял: единственная возможность – убить тебя. Правда, я решил, что лучше всего сделать это в Тирни – ведь здесь тебя многие ненавидят. Так что вполне могли бы заподозрить кого-нибудь из слуг.

– Или Стивена, – пробормотал Хит.

– Да, верно, – кивнул Уильям. И вдруг с улыбкой добавил: – Если бы существовал какой-нибудь другой способ получить то, что я хочу, я, разумеется, выбрал именно его. Но ты стоишь между мной и Хелен. И только она может дать мне все, чего я заслуживаю.

– Она никогда не выйдет за тебя замуж, – проговорил лорд Холден.

– Разумеется, выйдет, – снова улыбнулся Уильям. – Глядя на меня, она будет вспоминать тебя. И я скоро стану незаменим. Она выйдет за меня замуж, потому что любовь и боль утраты толкнут ее в мои объятия. Хелен даже подумает, что это – ее выбор.

Любовь и утрата. Хит вдруг задумался над этими словами. Любит ли его Хелен? Похоже, Уильям думает, что да. Лорд Холден невольно улыбнулся, но тут же ему в голову пришла другая мысль… Что, если помощник окажется прав? Что, если Хелен выйдет замуж за Уильяма?

Чуть приподнявшись, Хит проговорил:

– Итак, ты собираешься убить меня? Уильям криво усмехнулся:

– Собственно говоря, именно об этом я думал, когда ты проснулся и увидел, что я смотрю в окно. Разумеется, я бы предпочел выпустить в тебя стрелу или отрубить мечом голову. Последний способ был бы наименее болезненным, но это выдало бы мою игру. Кроме того, можно было бы воспользоваться ядом, и ты никогда бы больше не проснулся. Но к сожалению, у меня его сейчас нет с собой, а я не могу оставлять тебя одного. Поэтому… – Уильям поднял с пола одно из меховых покрывал. – Это, конечно, медленно и неприятно, но у меня нет выбора. Есть ли у тебя какая-нибудь последняя просьба или пожелание?

Хит закрыл глаза; ярость, бушевавшая в нем, сменилась отчаянием. Он мысленно проклинал свою беспомощность, сделавшую его столь легкой добычей. Наконец лорд Холден открыл глаза и посмотрел на Уильяма. Взгляды их встретились.

– Так как же? – спросил первый помощник.

– Ответь на мой вопрос, – проговорил Хит. – Почему ты приказал Стивену отрезать ноги тому несчастному? Кажется, Джорджу. Его обвинили в незаконной охоте. Ты действительно считал, что это – необходимое наказание? Или ты сделал это потому, что он избил тебя в детстве?

Уильям нахмурился и проговорил:

– Он не имел права трогать меня. Ведь я сын лорда. Хит едва заметно кивнул. Потом спросил:

– А Берта? Она была хозяйкой пивной, и ей вырезали грудь. Что сделала она? Чем заслужила такое наказание?

Уильям поморщился.

– Она всегда издевалась надо мной и считала меня слишком заносчивым.

– А Адам? Чем досадил тебе семилетний мальчишка? Уильям отвел глаза; было очевидно, что на этот вопрос ему не так-то просто ответить.

– Его мать была еще большей шлюхой, чем моя, – проговорил он наконец. – Она расставляла ноги для каждого и даже не брала за это денег. Но до меня дошли ее слова: якобы она никогда не подпустит к себе незаконнорожденного ублюдка.

– И ты наказал ее, отрезав руку сыну?

Хит вздохнул и снова закрыл глаза. Было ясно: Стивен приводил в исполнение совершенно бессмысленные наказания – Уильям просто мстил.

Тут лорд Холден услышал какой-то шорох и, открыв глаза, увидел, что первый помощник приближается к нему с меховым покрывалом в руках.

– Где моя жена? – спросил Хит, пытаясь выиграть время. «Может, появится Хелен и спасет меня?» – промелькнуло у него.

– Полагаю, она отдыхает. – Казалось, Уильям был удивлен этим вопросом. Очевидно, он не подумал о том, что леди Хелен может вдруг войти в комнату. – Да, скорее всего она отдыхает. Хелен столько времени провела у твоей постели… Ведь с тобой постоянно что-то случается. – С усмешкой взглянув на Хита, Уильям продолжал: – Что ж, надо поскорее заканчивать. А то она действительно решит вдруг навестить тебя.

Помощник шагнул к кровати и наклонился над лордом, собираясь прижать меховое покрывало к его лицу. Хит, пытаясь сопротивляться, вытянул перед собой руки, но Уильям без труда преодолел сопротивление лорда, и вскоре Хит почувствовал жжение в груди; он понял, что задыхается, понял, что умирает…

– Миледи! – вскрикнула Даки и бросилась навстречу Хелен, ворвавшейся в Большой зал; Голиаф мчался следом за хозяйкой. – Миледи, что-нибудь случилось? Вы… Кто это?

Хелен остановилась и бросила взгляд на второго помощника, с трудом поднимавшегося по ступенькам. Мать поддерживала его под руку.

– Это Стивен. Моя тетя с Хитом?

Даки с удивлением смотрела на молодого человека.

– Стивен? – переспросила она. – Здесь? Но он же…

– Нет, он ни в чем не виноват, – проговорила Хелен. – Виноват Уильям.

– Уильям?! – изумилась Даки.

– Да. Где он?

Служанка в ужасе уставилась на свою госпожу.

– Он сидит с милордом. Ваша тетя чуть не заснула в кресле, и Уильям предложил сменить ее. Он сказал, что присмотрит за лордом Холденом.

– Боже милостивый! – воскликнул Стивен.

В следующее мгновение Хелен бросилась вверх по лестнице. Молодой человек, его мать и Даки поспешили следом за ней.

С каждой секундой надежда на спасение становилась все более призрачной. Когда же Хита оставили последние силы, он вдруг почувствовал, что на его лице уже нет мехового покрывала. И еще почувствовал, что в легкие ворвался воздух. Сначала он даже не мог понять, что произошло. Но вскоре гул в ушах прекратился, и лорд Холден услышал, что совсем рядом кто-то кричит. И еще раздавались какие-то глухие удары. С трудом открыв глаза, Хит обвел взглядом комнату и увидел Уильяма. Склонившись над полом, первый помощник как-то странно пританцовывал, а на спине его высился горб.

В следующее мгновение Хит понял: «горбом» была его жена. Леди прыгнула первому помощнику на спину и одной рукой стала душить его, а другой вцепилась ему в волосы. И при этом издавала леденящие душу вопли. «Похоже, она весьма опасный противник», – невольно подумал Хит.

Но тут Уильяму все-таки удалось освободиться от объятий Хелен, и он сбросил ее на пол. А затем вдруг выхватил из-за пояса короткий острый кинжал. Хит в ужасе вскрикнул. И тотчас же, охваченный яростью, вскочил с кровати и бросился на помощь жене. Но лорд был еще слишком слаб, чтобы вступить в схватку; его ноги подкосились, и он рухнул на пол. Однако ему все же удалось схватить Уильяма за ногу, и он попытался опрокинуть противника на пол. При этом из горла лорда Холдена вырывались звуки, напоминавшие рычание дикого зверя.

Внезапно Хит услышал какой-то топот и приподнял голову.

– Стивен!.. – выдохнул он с облегчением.

Подбежав к Уильяму, второй помощник схватил его за руку, пытаясь выхватить кинжал. И тотчас же на другой его руке повисла пожилая рыжеволосая женщина. Уильям заревел от ярости и рванулся в сторону, стараясь высвободиться. Но тут на помощь матери и сыну бросилась Даки, до этого стоявшая у двери. Схватив ночную вазу, служанка подбежала к первому помощнику и ударила его по голове. Стивен с матерью вовремя отскочили в сторону, и все содержимое сосуда – ваза оказалась полной – вывалилось на Уильяма.

Спотыкаясь и изрыгая проклятия, первый помощник размахивал кинжалом – несколько мгновений он ничего не видел из-за зловонной жижи, стекавшей по его лицу. Потом вдруг заметил Хелен и пошел прямо на нее, оттесняя ее в угол. Наконец занес для удара кинжал… Хелен пронзительно вскрикнула…

И тотчас же со стороны двери послышалось глухое ворчание. Еще мгновение – и Голиаф, вцепившись зубами в тунику Уильяма, стал оттаскивать его от хозяйки. Рыцарь вскрикнул от неожиданности и, оглянувшись, попытался ударить пса кинжалом, однако промахнулся и лишь задел его. Голиаф же, не разжимая челюстей, внезапно подпрыгнул и мотнул головой. Первый помощник взмахнул руками, пытаясь удержаться на ногах, но все же не устоял и рухнул на пол – прямо на кинжал, который по-прежнему сжимал в руке. Острое лезвие пронзило горло Уильяма, и тут же из раны фонтаном ударила кровь, заливая все вокруг. Первый помощник захрипел, несколько раз вздрогнул и затих.

Какое-то время все молчали, ошеломленные произошедшим. Внезапно тишину нарушил голос леди Хелен:

– Похоже, служанки стали пренебрегать своими обязанностями, пока Мэгги в таверне помогает дочери. Ночную вазу следовало вынести еще вчера.

Хит взглянул на жену – и вдруг расхохотался.

– О Боже, Хелен, как я люблю тебя! – воскликнул он.

Эти слова вырвались у лорда невольно; во всяком случае, ему хотелось бы сказать их в другой обстановке. Тем не менее они прозвучали, и Хит ждал ответа. Но Хелен, к его огорчению, сумела ответить лишь робкой улыбкой. Покосившись на труп Уильяма, она подошла к Голиафу и погладила его. Пес вдруг жалобно заскулил.

– С ним все в порядке? – спросил Хит, наконец-то поднявшись с пола. – Черт возьми, как неприятно чувствовать себя таким слабым, – проворчал он, подходя к кровати.

– У него рана, – ответила Хелен. – Не думаю, что она очень глубокая, но его лучше положить на кровать. Даки, помоги мне.

Женщины тут же подхватили пса и уложили на постель.

– Сходить за Джоан? – спросила служанка.

– Да. И найди кого-нибудь, чтобы унести… его. – Леди Холден взглянула на труп и содрогнулась.

Даки молча кивнула и вышла из комнаты. Повернувшись к маленькой рыжеволосой женщине, Хелен проговорила:

– Тебе сейчас нужно заняться Стивеном, а мне – моим мужем.

Мать подвела Стивена к камину и усадила в кресло, но Хелен сказала:

– Нет, уложи его на кровать.

Пожилая женщина явно смутилась, однако выполнила распоряжение госпожи.

Хелен же подошла к Хиту – он сидел на полу – и опустилась на колени. Осмотрев мужа, она убедилась, что с ним все в порядке – хотя, конечно же, он был еще очень слаб. Хелен помогла Хиту подняться и уложила его на кровать рядом со Стивеном.

Тут дверь распахнулась, и на пороге появилась Джоан.

Хелен кивнула, и старая знахарка вошла в комнату. Приблизившись к кровати, она увидела раненых мужчин и лежавшего рядом с ними пса. Старуха сразу же склонилась над Хитом, но он пробормотал:

– Со мной все в порядке. Посмотри, что с Голиафом. Его только что ранили, а меня нужно лишь перевязать.

Знахарка взглянула на лорда с удивлением, однако промолчала и стала осматривать пса. Хит же, покосившись на своего второго помощника, заметил, что его грудь перевязана и повязка пропиталась кровью.

– Стивен, что с тобой случилось? – спросил он. – Уильям… – ответил управляющий.

– И меня тоже, – вздохнул Хит.

Рыжеволосая женщина начала менять у Стивена повязку, и он поморщился от боли. Лорд Холден посмотрел на жену и, указав глазами на рыжую женщину, спросил:

– Кто она?

– Моя мать, – пробормотал управляющий и снова поморщился.

– О… приятно с вами познакомиться, – проговорил Хит, взглянув на мать Стивена.

Но пожилая женщина не обратила на лорда ни малейшего внимания.

– Она очень на меня сердится, – объяснил Стивен, пытаясь оправдать поведение матери. Потом вдруг добавил: – И на тебя тоже.

– На меня? – удивился Хит. – Но почему? – «Нет ни одного человека, кто бы не сердился на меня», – раздраженно подумал он.

Стивен тяжко вздохнул.

– Она говорит, что из-за тебя у меня снова открылась рана. Я ведь подобрал тебя на дороге и привез сюда.

– Так это ты?..

– Да.

– О… Стивен, ты спас меня.

– Я не мог иначе.

Тут оба замолчали и с сочувствием посмотрели на Голиафа; Джоан начала прочищать его рану, и он тихонько заскулил. Хелен же тем временем принялась накладывать на грудь мужа новую повязку, и он с нетерпением дожидался, когда она закончит, – ему очень хотелось задать Стивену еще один вопрос. В конце концов лорд не выдержал и, повернувшись к своему управляющему, спросил:

– Значит, ты мой брат? – Да.

– Замечательно! Я даже не догадывался об этом. Совсем недавно узнал.

– Нас было трое, – со вздохом сказал Стивен. Братья нахмурились и молча посмотрели на труп – видимо, оба вспомнили годы юности.

Вскоре из коридора донесся топот, затем дверь распахнулась, и на пороге появились два стражника, раньше охранявшие Хита. Вместе с ними пришла Даки. Она указала на тело, которое стражники должны были вынести. Молодые воины посмотрели на труп, и один из них поморщился.

– Я хотел бы… – Лорд Холден тут же умолк. «Бесполезно желать невозможного, – подумал он, – бесполезно сожалеть о том, чего уже не изменить. Если бы я раньше знал, что Уильям – мой брат! Если бы я узнал об этом немного раньше, то, возможно, смог бы помочь ему, но вышло иначе…»

– Ты ничего не смог бы изменить, – неожиданно проговорил Стивен.

Хит покосился на брата; казалось, тот прочел его мысли.

– Уильям сам выбрал этот путь, – добавил Стивен.

– Разве? – спросил Холден. – Разве мы сами выбираем свои дороги?

– Да, сами, – ответил Стивен не задумываясь. – Ты выбрал свою… и теперь решил изменить ее. – Он едва заметно улыбнулся. – Я знаю тебя всю свою жизнь, Хит. Ты всегда был очень вспыльчивым, но сейчас стал… гораздо мягче.

– Верно, – согласился Хит. Он посмотрел на Хелен и подумал о том, что изменился лишь благодаря ей, своей жене.

– Да, у Уильяма был выбор, – продолжал Стивен. – Но он ошибся. А ты поступил правильно.

– Я тоже так думаю, – пробормотал Хит. И вдруг с улыбкой добавил: – Что ж, теперь Уильяма больше нет с нами, и я, за неимением соперников, стану твоим любимым братом.

Стивен засмеялся, но его смех тут же перешел в стон – он случайно задел рукой рану на груди. Сделав глубокий вдох, управляющий сморщился и посмотрел на Хита.

– Если ты не будешь заставлять меня жестоко наказывать людей.

Лорд Холден невольно вздрогнул: он представил, что испытывал его брат, когда расправлялся с несчастными.

– Клянусь! – заявил Хит.

Стивен кивнул и с улыбкой проговорил:

– Я знаю, ты очень переживаешь из-за того, что невольно подверг меня такому испытанию.

Лорд Холден пристально посмотрел на брата.

– Но к счастью, ты все же не сбежал от меня.

– Разумеется, не сбежал, – отозвался Стивен. – Ты все же мой любимый брат.

И братья расхохотались.

Проснувшись, лорд Холден не почувствовал боли и очень этому удивился. Последнее время Хит уже привык к тому, что каждый раз, открывая утром глаза, он начинал испытывать ужасные мучения. Но сегодня… сегодня боли не было.

Услышав легкий шорох рядом с кроватью, Хит повернул голову налево. Его жена раскладывала на сундуке новые повязки.

– Что ты делаешь? – пробормотал он.

Хелен бросила на него быстрый взгляд и снова вернулась к своему занятию.

– Собираюсь поменять тебе повязки. Ведь надо побыстрее вылечить тебя, чтобы ты мог вернуться на войну и погибнуть, сражаясь с врагами короля. Не так ли?

Хит вздохнул, уловив сарказм в словах жены. Она все еще сердилась на него из-за того, что он пытался сбежать на войну в тот день, когда в него стрелял Уильям. Что ж, он заслужил это. Если бы он остался в Тирни, все могло бы сложиться иначе. Хотя, с другой стороны, именно после этого бегства все окончательно прояснилось.

Протянув руку, лорд привлек жену к себе и усадил на кровать.

– Не бойся, этого не случится. Я не покину тебя. А в тот день я собирался вернуться. Больше я не буду убегать. Теперь я возьму в руки меч только для того, чтобы защитить свой дом.

Хелен с недоверием посмотрела на мужа.

– Правда?

– Да. Кроме того, именно мое решение вернуться к тебе спасло мне жизнь. Уильям выстрелил в меня, когда я начал разворачивать лошадь. А если бы я ехал прямо по дороге, то стрела пронзила бы мне сердце. Ведь он был прекрасным стрелком… – Хит вздохнул, потом вновь заговорил: – Помнишь, я сказал, что люблю тебя. Это правда. Я понял это именно в тот день. И еще я понял, что убегаю все время от самого себя. Но от себя убежать невозможно. И в будущем, если мне захочется остудить свой гнев, я никогда не вернусь на поле боя. Разумеется, король может заставить меня вернуться на войну, но мне самому это больше не нужно. Потому что я люблю тебя.

– О!.. – Хелен с облегчением вздохнула и, наклонившись, поцеловала мужа. – Я тоже тебя люблю. Ты самый лучший.

Хит улыбнулся и ответил на поцелуй жены. Тут Хелен вдруг заметила Стивена; когда она вошла, он спал рядом с ее мужем, а теперь пытался незаметно выскользнуть из комнаты.

– Куда ты, Стивен?

– О… я думал, вы забыли, что я здесь, – в смущении пробормотал управляющий.

– Не беспокойся, я все помню, – улыбнулась Хелен. – Ложись, иначе рана снова откроется и твоя мать упадет в обморок. Кроме того, – добавила леди Хелен со смехом, – мой муж сейчас слишком слаб и не способен ни на что, кроме поцелуев.

– Я способен на все, – заявил Хит. – В любой момент.

Эпилог

– Джон, пять тюков… сена. Джордж, четыре… – Хит нахмурился и, опустив свиток, посмотрел на жену.

Но Хелен не заметила его взгляда. Лежа на траве рядом с мужем, она смотрела в сторону реки и улыбалась. Хит заглянул ей в лицо и тоже улыбнулся. Все в его жизни удивительно изменилось с тех пор, как они обвенчались. Впрочем, не только в его жизни. Все слуги и крестьяне Хита тоже радовались переменам – теперь люди не боялись жестоких наказаний и никто не собирался бежать из владений лорда..

Молодые супруги проводили время то в Холдене, то в Тирни. И Хит не мог сказать, где ему нравилось больше. Родовой замок лорда Холдена уже ничем не напоминал мрачную крепость – его жена превратила замок в уютное жилище. Теперь все стены украшали пестрые гобелены, на столах в Большом зале появились нарядные скатерти, и повсюду стояли вазы с цветами. Хиту нравилось жить в Холдене еще и потому, что здесь рядом с ним находился его брат Стивен. Когда супруги отправлялись в Холден, леди Шамбло оставалась хозяйничать в Тирни. Когда же Хит и Хелен возвращались в Тирни, обязанности управляющего выполнял Стивен; причем делал он это с величайшим удовольствием – теперь ему не нужно было подвергать людей лорда жестоким наказаниям.

Внезапно с берега реки донесся громкий лай. Хит приподнял голову и увидел Голиафа. Пес гонялся за утками, а те, хлопая по воде крыльями, поднимали тучи брызг. Голиаф уже полностью поправился и, как прежде, повсюду сопровождал хозяйку.

– Почему ты больше не читаешь? – неожиданно спросила Хелен.

Хит снова нахмурился.

– Но это ужасно скучно…

– Да, я знаю. Но читают не только для удовольствия, – сказала Хелен. И тут же с лукавой улыбкой добавила: – Кроме того, тебе осталось всего лишь пять строчек. А после этого я сниму тунику.

Хит ухмыльнулся и, окинув жену взглядом, снова взялся за свиток.

Леди Холден решила научить мужа читать. Это было не так-то просто, но Хелен не могла допустить, чтобы Хит снова стал игрушкой в чьих-то руках. И лорд согласился, потому что прекрасно понимал: если бы он умел читать, первый помощник не смог бы так долго обманывать его и крестьяне и слуги не подвергались бы столь ужасным наказаниям.

К счастью, Хелен оказалась прекрасным учителем. Она почти никогда не делала замечаний, не отчитывала мужа и не выказывала своего презрения. Напротив, постоянно приободряла и помогала. Кроме того, Хелен знала, как наилучшим образом поощрить ученика.

Дочитав, Хит опустил свиток и вопросительно посмотрел на жену. Леди Холден улыбнулась; она прекрасно знала, чего ожидает муж.

Однако Хелен не торопилась. Чуть приподнявшись, она потянулась и села. Затем медленно поднялась на ноги и, с улыбкой поглядывая на Хита, стала снимать тунику – кроме нее, на ней ничего не было. Муж пожирал взглядом ее колени, бедра… и вдруг, не удержавшись, застонал, увидев наконец треугольник с золотистыми завитками. Хелен же, стащив через голову тунику, отбросила ее в сторону и улеглась на лежавшее у ее ног меховое покрывало. Прикрыв глаза, она тихонько вздохнула и проговорила:

– Еще только пять строчек – и можешь раздеться. Хит опустил глаза. Тунику лорд давно уже сбросил и теперь сидел в одних штанах.

– Еще пять строчек? – переспросил он. Хелен с улыбкой кивнула.

«Что ж, еще немного, а потом урок действительно станет интересным», – подумал лорд Холден и снова вернулся к хозяйственным счетам. Он довольно уверенно прочитал четыре строки и приступил к пятой, но тут Хелен провела ладонью по его груди, и Хит тотчас же забыл о свитке. Он потянулся к жене, но та с улыбкой проговорила:

– Продолжай читать, я слушаю.

Лорд Хелен вздохнул и снова склонился над свитком.

– Д-жон-сон. Шесть… О Боже…

Хит со стоном закрыл глаза, когда рука жены опустилась ему на пах.

– Продолжай, пожалуйста, – сказала Хелен.

Лорд открыл глаза и принялся читать последнюю запись. А жена тем временем развязывала тесемки на его штанах. По-прежнему держа перед глазами свиток, Хит чуть приподнялся, чтобы Хелен было удобнее раздевать его.

– Значит, шесть? – спросила она, откладывая штаны мужа.

Хит снова попытался сосредоточиться на чтении.

– Шесть… чего? – допытывалась Хелен.

– Шесть тюков… сена!.. – выдохнул лорд. – О Господи, сколько еще?! – Он опустил пергамент и посмотрел на жену.

– Сколько – чего? – спросила она. И тут же провела ладонью по бедру мужа.

– Сколько еще строчек я должен прочитать, прежде чем смогу прикоснуться к тебе?

Хелен задумалась. И вдруг с лукавой улыбкой проговорила:

– Почему бы нам не попробовать иначе? – Иначе? – переспросил Хит.

– Да. Можешь прикасаться ко мне, пока читаешь. Лорд Холден расплылся в улыбке и потянулся к жене.

Но та, отстранив его руку, сказала:

– Читай.

Хит тяжко вздохнул и взглянул на записи – осталось совсем немного.

Снова приступив к чтению, лорд потянулся к жене. Поглаживая ее плечо, он прочитал первую строчку. Читая вторую запись, держал ладонь на груди Хелен. Затем положил руку ей на живот и принялся читать третью строку. Когда же приступил к четвертой, голос его дрогнул – Хит вдруг почувствовал, что губы Хелен коснулись его возбужденной плоти. «О Боже, она замечательная учительница, – промелькнуло у него. – И прекрасная ученица… Она великолепно усвоила все мои уроки».

Тут Хелен отстранилась, подняла голову и внимательно посмотрела на мужа.

– Почему же ты не читаешь? – спросила она.

– Нет-нет, я читаю, – пробормотал лорд. – Просто я читал… про себя. Мы не договаривались, чтобы я обязательно читал вслух.

Хит рассмеялся, отбросил свиток в. сторону и привлек жену к себе. Хелен хотела высвободиться и снова заставить мужа читать, но потом решила, что он уже и так хорошо потрудился. С улыбкой взглянув на него, она обвила его шею руками, и губы их слились в долгом поцелуе. Когда же поцелуй этот наконец прервался, Хит уложил жену на спину и лег сверху.

Прошел почти год после их первой ночи, но страсть супругов за это время не уменьшилась – напротив, их взаимное влечение усилилось. Каждый день они еще лучше узнавали друг друга, и каждый день приносил им все новые и новые открытия.

Утолив друг друга до изнеможения, они долго лежали молча и смотрели на небо, по которому проплывали легкие пушистые облака. Одно из них напоминало птицу, другое – собаку. Увидев облако, похожее на тощего и тщедушного лорда Темплтона, Хелен тихонько рассмеялась.

– Почему ты смеешься?

Положив голову на грудь мужа, Хелен пробормотала:

– Просто я вспомнила Темплтона.

Лорд Темплтон уже не исполнял обязанности капеллана при короле. Священник, состоявший в этой должности ранее, наконец-то поправился и снова вернулся на службу к монарху. Возвращаясь в свой замок, лорд Темплтон навестил Хита и Хелен в Тирни и посетовал на превратности судьбы и несправедливость, допущенную королем по отношению к его персоне. Сначала Генрих был очень доволен тем, как разрешились споры леди Тирни и лорда Холдена, но затем, осознав, какую цену ему придется за это заплатить, монарх прогневался на Темплтона и прогнал его.

Да, теперь ему никто не докучал жалобами, но в то же время король лишился прекрасного воина, прежде отправлявшегося на поле боя по первому требованию своего повелителя. Осознав это, Генрих пришел в ярость. И он прекрасно знал, кто виновник, поэтому превратил в пытку последние месяцы службы Темплтона при дворе.

– Отвратительный старик, – пробормотал Хит, поморщившись.

Хелен с удивлением посмотрела на мужа.

– Но ведь только благодаря лорду Темплтону мы поженились.

– Ха! Я бы все равно нашел способ с тобой познакомиться, – заявил Хит. Лорд Холден не считал, что их с Хелен брак – заслуга королевского посланника. – Кроме того, когда старик был здесь, он имел наглость просить меня о том, чтобы я вернулся на войну. Лорд Темплтон хорошо понимал, чем это все для него может закончиться.

– Что?! – воскликнула Хелен. – Надеюсь, ты не согласился?

– Разумеется, не согласился, – подтвердил Хит. Хелен с облегчением вздохнула; она до сих пор не могла забыть тот день, когда ее муж собирался сбежать на войну.

– Дорогая, – сказал лорд с улыбкой, – я уже говорил тебе, что у меня нет никакого желания возвращаться к прежней жизни. Я уже выполнил свой долг, я хорошо послужил королю, и он это знает. Поверь, я останусь с тобой. И больше не буду убегать. Здесь мой дом.

– У тебя целых два дома, – заметила Хелен.

– Нет, только один. Там, где ты. И бесполезно из него убегать, потому что ты. – в моем сердце.

Эти слова мужа рассеяли последние сомнения Хелен. Лицо ее осветилось счастливой улыбкой, и она обняла Хита за плечи.

– Я очень рада, дорогой.

– Правда? – Он погладил ее по волосам.

– Да. И если ты попытаешься сбежать от меня, то придется поймать тебя, притащить обратно и приковать к нашей кровати.

Хит рассмеялся.

– И ты будешь пытать меня чесноком? Или попросишь Джоан дать мне настойку, чтобы я уснул?

Хелен тоже рассмеялась.

– Не беспокойтесь, милорд. Я не сделаю ни того ни другого. Чеснок и для меня был мучением. Спать же я вас не заставлю, так как в этом случае от вас будет не много пользы. – Словно подчеркивая смысл своих слов, Хелен положила руку между ног мужа.

Хит снова рассмеялся и крепко обнял жену. С нежностью глядя на нее, он проговорил:

– Знаешь, я думаю, тот день, когда король решил обвенчать нас, самый удачный в моей жизни.

– И в моей тоже, – сказала Хелен.

– Раньше ты так не думала, – заметил Хит. – Ведь именно по твоей команде Голиаф как-то раз продемонстрировал мне свое расположение.

Вспомнив тот день, Хелен расхохоталась. Потом вдруг пристально посмотрела на мужа и с лукавой улыбкой спросила:

– Так как же ведьма Тирни сможет доказать свою любовь?

Хит посмотрел на нее с удивлением.

– Ты знала, как мы тебя называли?

– Разумеется, знала. – Хелен снова засмеялась. – Но я не знала, что быть женой Хаммера из Холдена окажется так…

Она внезапно умолкла и, казалось, о чем-то задумалась.

– Окажется – как? – спросил Хит.

– Окажется так хорошо. – Хелен пристально посмотрела в глаза мужа и добавила: – Похоже, у тебя скоро появится наследник.

Хит приложил ладонь к животу жены и с улыбкой проговорил:

– Я уверен, что не прогадал, женившись на ведьме из Тирни.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Эпилог



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке