Замужем за киборгом (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Кара Бристол ЗАМУЖЕМ ЗА КИБОРГОМ

Глава 1

У Пенелопы свело лицо, пока посол Друсилиана рассказывал о мелких деталях политики СП. Она даже не могла рассчитывать на то, что мужчина остановится, чтобы вдохнуть, потому что друсилианцы дышали с помощью жабр. Если он не прекратит говорить в ближайшее время, Пиа понадобится хирургическое вмешательство, чтобы избавиться от приклеившейся к лицу улыбки.

— Слава богу, я нашел тебя, — прозвучал за спиной девушки взволнованный мужской голос. — Генеральный министр хочет поговорить с тобой. Он утверждает, что это очень важно. — К Пиа подошел ее помощник в СП, Джонатан, и посмотрел на посла. — Прошу прощения, что прерываю, но мисс Айрон срочно нам нужна. Вы не против?

— Конечно, нет. — Друсилианец отошел, чтобы найти очередную жертву.

— В чем дело? Что-то случилось? — Облегчение из-за того, что Пиа, наконец, избавилась от посла, сменилось чувством беспокойства.

Зачем ее ищет глава СП? Она сделала что-то не так? Какие-то переговоры, которые вела Пенелопа, сорвались? Она облажалась? Несмотря на известность, Пиа все еще занимала нижний уровень и не входила во внутренний дипломатический круг. Впрочем, она подавала большие надежды… при условии, что ничего не испортит.

— Ничего. — Ее помощник ухмыльнулся. — Он не ищет тебя. Просто я заметил, что ты нуждаешься в спасении. — Джонатан сунул ей в руку бокал. — Держи. Я принес тебе каринианского бренди.

— Спасибо, — с благодарностью произнесла Пиа. Джонатан всегда чувствовал, что ей нужно, прежде чем она это озвучивала. — Ты — мой рыцарь в сияющих доспехах. Не знаю, что бы я без тебя делала.

Она сделала глоток напитка. Жар опалил горло, будто паяльная лампа. Глаза Пиа заслезились, и улыбка, наконец, сошла с лица.

— Чушь, мэм, я просто выполняю свою работу. — Джонатан изобразил застенчивость, шаркнув ногой в сапоге по полу. Затем вновь стал серьезным и выгнул брови. — Твой муж не смог прийти?

— Он скоро будет здесь. Как только закончит работу. — Пенелопа сморщила носик и начала теребить браслет на запястье. Поцеловав и пообещав присоединиться к ней в ближайшее время, Брок подарил жене это украшение, прежде чем она отправилась на вечер СП.

— Чем, ты говорила, он занимается?

— Межпланетный импорт. — Пиа надеялась, что ложь не отразилась на ее лице.

Брок не работал в импорте. Он был оперативником в Кибер-Управлении — секретной армии киборгов. Брок уже сопровождал ее на несколько вечеров, но, как бы Пиа ни желала верить, что он делал это, чтобы ее поддержать, на самом деле мужчина занимался разведкой, собирая информацию и данные, которые могли пригодиться в будущем. Иногда, например, сегодня, его задерживали из-за официальных миссий.

Но ничего из этого Пенелопа не могла озвучить своему помощнику, независимо от того, насколько ему доверяла. Кибер-Управление действовало скрытно. Если поделиться хоть чем-нибудь, то это могло привести к «я-расскажу-тебе-но-затем-сразу-убью» ситуации. Пиа повезло, что директор Кибер-Управления не избавился от нее после того, как она обнаружила, что Брок был киборгом и вынудила его рассказать об организации.

— Что он импортирует?

Маленькая вена запульсировала на виске Пенелопы. Одна ложь привела к другой.

— Различные артефакты и сокровища. — «Пора сменить тему». — Интересно, сколько представителей от Ксенианса придет этим вечером.

Пенелопа склонила голову, будто рассматривая переполненный зал.

Она не заметила никаких ксенианцев, но обнаружила Кая Андроса и Санни Мастерса, смешавшихся с гостями, высокопоставленными лицами и офицерами, щеголяющими в форме безопасности СП. Оперативники надели торжественные костюмы. Удивительно, как агенты Кибер-Управления могли затеряться в толпе, будто принадлежали этому миру. Очень высокие и мускулистые, они все же умудрялись казаться незаметными… удобный навык для секретных агентов.

Главный вопрос состоял в том, что их сюда привело. Простая мера предосторожности или директор Кибер-Управления, Картер Аймэс, узнал об очередном инциденте, который вот-вот произойдет? Ламис-Одж, нация религиозных террористов, которым содействовали и помогали малдонианцы, возобновила атаки против невинных людей. Некоторые из последних присутствовали на совещании. Они все еще входили в состав СП. Благодаря толстым шеям и синей коже малдонианцев было легко идентифицировать.

Руки Пенелопы покрылись мурашками. Малдонианцы доказали, что им нельзя доверять. Но из-за присутствия оперативников Кибер-Управления девушка чувствовала себя в безопасности.

— Придет принцесса Джульетта, — произнес Джонатан.

— Дочь Императора Ксенианса? Ты уже ее видел?

— Еще нет, но когда я просматривал список гостей, то заметил ее имя. Этим вечером собралось много людей.

Званый вечер, организованный Друсилианом на крупнейшей космической станции в Галактике, был одним из самых важных событий года СП. Только встречи на высочайшем уровне производили подобный эффект.

— Ты никогда ничего не упускаешь, — заметила Пиа.

Джонатан далеко продвинется в СП. Он был инициативным и добивался результата. Амбициозный, но симпатичный. Его широкая заранее подготовленная улыбка и легкие беседы всегда производили благоприятное первое впечатление.

Джонатан перехватывал свои длинные волосы ремешком, демонстрируя в выгодном свете красивые черты лица, и оставлял несколько прядей виться на висках, как жившие на Земле в древние времена вожди племен. Эти локоны в значительной степени заставляли людей запоминать встречу с Джонатаном. Пенелопа не хотела бы терять такого замечательного помощника, но мужчина заслуживал повышения. Он действительно был хорош в своем деле.

Пиа допила каринианский бренди и передала пустой бокал проходящему мимо официанту. После того, как пламя в ее горле погасло, девушка обратилась к Джонатану:

— Мне нужно еще кое с кем пообщаться. — Она коснулась его рукава. — Еще раз спасибо за спасение. Теперь я у тебя в долгу.

— Без проблем, — ухмыльнулся помощник. — Нам пора разработать какой-нибудь секретный жест. К примеру, если ты дернешь мочку уха, то это будет означать «спаси меня».

Пенелопа усмехнулась.

— Отличная идея.

Пиа направилась в гущу толпы, встречая приятелей и знакомясь с таким количеством людей, с которым только могла. В принципе, общение никогда не было для Пенелопы проблемой, но когда список гостей, состоящий из разных рас и культур со всей Галактики, превышал сотню, то можно было устать и от простого приветствия.

Переводчик в ее ухе помогал здороваться, но все же ей пришлось самостоятельно изучить сопровождающие физические жесты. Рукопожатие, которое было обыденным на Терране, практиковалось не у всех. Некоторые существа отворачивались друг от друга в знак доверия, другие топали ногами, кланялись, качали головами, махали щупальцами.

Через два часа у Пенелопы разболелась голова, и не только от попыток запомнить протоколы. Ишианцы в знак приветствия бодались лбами… и Пенелопе довелось встретить нескольких из них.

Пиа пересекла бальный зал и вышла в коридор, чтобы передохнуть, но обнаружила, что здесь еще больше гостей. Люди продолжали прибывать, но служба охраны пока справлялась. Пенелопа потерла лоб, чувствуя облегчение, потому что не нащупала там шишку. Когда ишианцы бились головами, то совершенно забывали об аккуратности. Они переносили это нормально, так как их лбы были укреплены твердыми наростами, а вот для терранцев удар был весьма болезненным.

Брок так и не появился. Пенелопа могла работать и без него, но ей так хотелось, чтобы он был рядом. Она скучала по мужу. Иногда они напоминали две ракеты, пролетающие мимо друг друга. Борьба за спасение Галактики не походила на работу с девяти до пяти… здесь никто не вел переговоров или дружеских бесед. Они оба тяжело трудились, но находились на разных баррикадах.

Возможно, Брок опять во что-то влип и сегодня вообще не придет на вечер. И это будет не в первый раз. Пиа не сомневалась в его любви и знала, чего ожидать, когда соглашалась выйти за него замуж. Брок всегда демонстрировал приверженность делу, даже когда много лет назад Пенелопа была первой дочерью Объединенного Террана, а ЦОО назначило его ее телохранителем. Мужчина подошел к своей работе очень серьезно… даже слишком серьезно по ее подростковому мнению.

Пиа была мятежным подростком и не понимала необходимости защиты, ограничения свободы или постоянного присутствия Брока. Она попыталась сбежать, а когда не удалось, то решила отомстить бессовестным образом. То, что Брок не только простил ее, но полюбил и женился на ней, когда они снова встретились спустя десять лет, было чем-то, что Пиа никогда не примет как должное.

Если бы кто-то десять лет назад предположил, что Пенелопа будет жаждать мужчину, который когда-то ее отверг, то она бы рассмеялась.

Пиа вздохнула и пошла по коридору, подальше от толпы. Искусственный спутник был огромен, но немного меньше Деймоса, одной из лун Марса. На такой большой станции должна была быть тихая секция, где Пенелопа смогла бы собраться с мыслями, прежде чем вернуться в бальный зал и вновь начать общение с гостями.

Она остановилась перед дверью с надписью «Частная обсерватория».

Это означало держаться подальше… или это как раз то место, где можно было побыть в одиночестве? Скорее всего, первый вариант, но Пиа всегда могла сослаться на невежество. Универсальный переводчик в ухе позволял девушке общаться почти со всеми, но это не означало, что она могла читать и писать на каждом языке. Может, надпись «Частная обсерватория» на самом деле была способом друсилианцев сказать: «Добро пожаловать, заходите!» Кроме того, если бы они не хотели, чтобы она вошла, то заперли бы дверь, верно?

Пенелопа прикоснулась к сканеру, дверь открылась, и девушка шагнула в пустоту.

Стены исчезли, будто между ней и бесконечным пространством не существовало преград. Инстинктивно Пиа вскрикнула и отскочила назад. Но когда ее не втянуло в космическое пространство, то Пенелопа осознала, что пол, потолок и стены были сформированы из какого-то стекла, но не из того, с которым она была знакома. Этот материал вообще не имел бликов. Пиа поставила одну ногу на пол и с облегчением обнаружила твердую поверхность под туфлей. Уже смелее девушка пробралась внутрь. Дверь захлопнулась. Пенелопа тяжело сглотнула. Вокруг нее кружила пустота. Ничего не видеть и ощущать твердый пол под ногами — это дезориентировало. Видимо, друсилианцы обладали удивительными технологиями, раз создали что-то подобное.

Пенелопа любила путешествовать в новые миры — космические станции — и близко знакомиться с инопланетными изобретениями. В мире существовало так много вещей, которые стоило увидеть и познать! Насколько бесконечной выглядела эта комната, настолько Галактика была полна неимоверного количества чудес. С момента запуска спутника много столетий назад, Терран достиг огромных технологических успехов, о чем свидетельствует ее положение на инопланетной космической станции. Но у других рас на различных планетах еще было чему поучиться.

Протянув руки, чтобы не врезаться в стену, которую не могла видеть, она шагнула вперед. Наконец, Пиа коснулась невидимого барьера. Энергетическое стекло? Силовое поле?

Пенелопа посмотрела в темноту. Звезды, массивные точки света, убегали вдаль до бесконечности. Она была одна на безмолвных просторах.

Девушка удивленно вдохнула, а затем напряженно выдохнула.

Грубая рука зажала ее рот и притянула к массивному твердому телу.

— Делай в точности то, что я говорю, и ты не пострадаешь, — раздался около ее уха хриплый голос.

Мужчина прижал Пенелопу к прозрачному барьеру.

А напряженный член толкнулся в ее спину.

Глава 2

Брок освободил рот Пиа и поднял ее руки над головой. Потом переплел их пальцы и прижал ладони к стене, зажимая девушку между невидимым барьером и своим телом. Браслет, который Брок подарил Пенелопе ранее, заскользил по ее запястью. Когда-то он очень долго выбирал это ювелирное изделие, желая убедиться, что оно действительно понравится Пиа. Ведь если она полюбит браслет, то начнет постоянно его носить.

Брок склонил голову и припал поцелуем к ее шее.

— А я уже начала беспокоиться, что ты не придешь. — Его жена пошевелилась, дразня. Она знала, какое влияние оказывает на мужчину, и использовала это, чтобы крутить им, как хочет. Иногда он позволял Пиа думать, что ей это удается.

— Прости. Я задержался. — Они с Картером проводили допрос, который длился дольше, чем ожидалось. Как только все закончилось, Брок сразу запустил гипердвигатель в своем личном шаттле и прибыл на станцию Друсилиана в рекордно короткие сроки.

Он зашел в бальный зал именно в тот момент, когда Пиа выходила. И решил за ней проследить.

Его жена — которую он прозвал Пиа, сокращенно от Пенелопы Изабеллы Айрон, и это также не случайно означало боль в заднице[1] — нуждалась в телохранителе.

Несмотря на обещание быть бдительной, она бродила по космической станции, не обращая внимания на следовавшего за ней мужчину. К тому времени, как Пиа добралась до обсерватории, Брок уже был не на шутку зол. Разве она ничему не научилась после попытки похищения и ДельтаНю9084? Из-за семейного происхождения — мать Пенелопы была бывшим президентом и все еще влиятельной фигурой на Терране — его жена представляла собой лакомый кусочек. Но Пиа не желала терпеть одиночество. Она слишком верила в охрану СП.

К счастью, Кибер-Управление отправило нескольких оперативников на этот вечер.

Небольшой испуг будет уроком.

Вот только это длилось всего две секунды. Когда Брок схватил Пенелопу, у нее резко подскочил пульс… но затем она узнала мужчину.

Брок прикусил кожу между шеей и плечом Пиа, достаточно крепко, чтобы она это почувствовала, но не так сильно, чтобы оставить след. Девушка чуть слышно взвизгнула.

А затем вновь выгнулась, дразня мужа. Быстрый секс, который был у них до торжества, не удовлетворил мужчину. Характер работы мешал им придаваться интимным ласкам так часто, как нравилось Броку. Не то чтобы он мог себе представить, что когда-то все же наступит момент полного насыщения. Брок мог трахать Пиа весь день, каждый день, и все еще желать ее.

— Веди себя хорошо, — предупредил он.

— Как всегда.

Брок отпустил одну руку жены, и Пиа сразу же попыталась повернуться, потянувшись к нему.

— Нет, — приказал он. — Не двигайся.

Но Пенелопа вновь начала его дразнить. Как неожиданно. Сюрприз. Она никогда не слушалась. Впрочем, кровать была единственным местом, где девушка следовала указаниям.

Брок пробежался пальцами вдоль ее руки, а затем вниз к груди, где затвердевшие соски натянули гладкий материал вечернего платья. Мужчина поиграл с тугими маленькими бутонами, жестко сжав их между большим и указательным пальцами, а затем опустил ладонь к низу ее живота. Нежно обхватив лобок Пиа, Брок вжал член между ее ягодиц. У них не было достаточно времени даже несмотря на то, что он взломал компьютер у входа в обсерваторию и запечатал дверь, чтобы никто не ворвался в помещение. Скоро Пиа должна вернуться на торжество, а Брок — к своей работе. Секс по-быстрому принесет удовлетворение до тех пор, пока они не вернутся домой.

Брок задрал ее юбку, подцепил пальцами тонкие шелковые трусики и потянул их вниз. Они упали к ногам Пенелопы, предоставляя ему свободный доступ к влажной киске. Когда он начал вырисовывать круги на клиторе, Пиа резко вдохнула.

— Раздвинь ноги шире, — зарычал он ей на ухо.

Усмехнувшись, Пенелопа подчинилась.

— Я арестована?

— Стоило бы. — Если бы Брок мог, то запер бы девушку, чтобы держать ее в безопасности. Он погрузил пальцы во влажный жар. И его сразу же стиснули вагинальные мышцы. Пиа застонала, когда он начал быстро толкаться в нее.

— В чем суть обвинений? — Пенелопа откинула голову на его плечо.

— Гуляла без сопровождения, вторглась в обсерваторию, заставила меня хотеть тебя так сильно, что я не могу связно мыслить. — Брок извлек пальцы из ее лона и стал быстро массировать клитор. Пиа начала задыхаться, и это наполнило Брока удовлетворением. Ему нужно было, чтобы Пенелопа жаждала его так же, как и он жаждал ее. Казалось, Пиа всегда была в его мыслях. Если бы не киберрасширенные умственные способности, которые позволяли Броку сосредоточиться, то его человеческий разум постоянно бы отвлекался, не в состоянии выполнить работу.

Пиа была его ахиллесовой пятой.

Погладив напоследок пальцами влажные половые губы, Брок расстегнул штаны. Направив жесткий ноющий член к ее лону, он толкнулся внутрь. Удовольствие вспыхнуло в его члене и животе. Мужчина, стиснув зубы, резко вдохнул.

— Так хорошо. Мне было так это нужно, — застонала она.

Он нуждался в ней все время.

— Да. — Брок поднес ее руку к клитору. — Погладь себя, пока я тебя трахаю.

Когда Пенелопа последовала указанию, браслет на ее запястье звякнул. Брок жалел, что друсилианское стекло не имело отражения, не позволяя ему видеть, как пальцы порхают над клитором. Наблюдение за мастурбацией Пиа лишь сильнее бы его завело. Когда у них было время на долгий секс, Брок приказывал ей играть с собой, довести себя до грани оргазма, а затем остановиться. И снова. И снова. Когда он, наконец, входил в нее и позволял кончить, то Пиа кричала его имя.

Ее дыхание участилось, а некогда тихие стоны стали громче, и вскоре Пенелопа кончила, подталкивая Брока к собственной кульминации. Вагинальные мышцы сокращались каждый раз, когда мужчина входил в нее.

Брок тяжело дышал у ее шеи, пока последние отголоски оргазма пронзали его тело. Черт, в этот раз Пенелопа чуть не закоротила его наносомы.

Набравшись сил, Брок вышел из ее лона и спрятал член в штаны. Развернув Пиа, мужчина подарил ей грубый поцелуй. Когда он отпустил девушку, она покачнулась, вынуждая его поддерживать ее, пока не восстановила равновесие. Броку очень понравилось, что Пиа потеряла ориентацию. Это было справедливо.

Она натянула трусики и опустила платье.

— Пойдем, — прошептал он. — Я провожу тебя обратно на торжество.

* * *

— Что происходит? — спросила Пенелопа, пока они следовали по коридору в бальный зал. К счастью, полимерная ткань платья не мялась, поэтому наряд выглядел так же идеально, как когда Пиа надевала его накануне вечером.

— О чем ты? — Ее муж был красивым и обходительным в формальном костюме, на его лице не отражалось ни расслабленности, ни равнодушия. Но он не мог ни на секунду обмануть Пиа. Так как Брок был киборгом, у него имелись защитные наносомы и компьютерный чип в мозгу, способствующие сверхбыстрой обработке данных и острому зрению. Однако у Пенелопы была сила, которой не обладал этот мужчина — женская интуиция.

— Даже если что-то происходит, то я не могу тебе об этом рассказать, — тихо произнес Брок.

— Ха! Я так и знала, — усмехнулась Пиа.

— Не делай никаких поспешных предположений.

— Ладно.

Только избранные знали о существовании Кибер-Управления. Генеральный секретарь, сотрудники СП и даже Президент Объедиенного Террана не входили в этот короткий список. У Пиа было предчувствие, что ее мать, Микала Айрон, все знала лишь потому, что она и директор вместе выросли.

Конечно, Брок бы никогда не признал, что присутствовал на торжестве из-за миссии… да и Пиа не ожидала, что он рискнет безопасностью. На карту были поставлены жизни агентов. Обнаружение прикрытия обычно приводило к смерти агента или клиента, которого он защищал.

Пенелопа хотела быть более полезной для Брока… такой, каким он был для нее. Мужчина всегда оказывался рядом, когда она в нем нуждалась.

— Я люблю тебя, — прошептала Пиа.

— Я тоже тебя люблю.

Пенелопа схватила его за руку и потянула к стене коридора. Перед бальным залом слонялись толпы людей.

— Серьезно, — произнесла она, обмахивая свое лицо ладонью и пытаясь сдержать слезы. — Я так сильно тебя люблю. Я сделаю для тебя все что угодно.

Он наклонил голову.

— Все что угодно?

— Все что угодно.

— Тогда оставайся в безопасности. Прислушайся к моим предостережениям. Не рискуй глупо. Не будь такой доверчивой.

«Будь осторожна».

Знакомое напоминание. Брок был пессимистом, а она — оптимистом. Пенелопа — в лице СП — верила в радужное будущее для Галактики. Препятствия на пути к миру и гармонии существовали, но дипломатия сможет все преодолеть. Ее муж и его братья из Кибер-Управления, которые видели лишь опасность и угрозы, рассматривали военное вмешательство как единственное решение.

Пенелопа бы не стала рисковать. Она взирала на мир не через розовые очки. Но Пиа отказывалась жить в страхе и недоверии, ожидая худшего. Ламис-Одж совершали акты терроризма, но Галактика все еще была отличным местом.

— Я сделаю все возможное, — пообещала она.

— Помнишь процедуру?

Она вздохнула.

— Да.

— Повтори.

Пенелопа закатила глаза.

— Если когда-либо произойдет какой-нибудь инцидент, то я должна сделать все возможное, чтобы оставаться вне поля зрения. Найти укрытие.

— Пока я не приду за тобой.

— Пока ты не придешь.

Инцидент был эвфемизмом угрозы и опасности. Брок так сильно беспокоился. Было бесполезно напоминать ему, что единственное покушение произошло именно тогда, когда она была с ним. Брок был не виноват в инциденте. Если бы не этот мужчина, то Пиа была бы уже давно мертва, но все же. В своей работе Брок представлял опасность, как положительный ион, притягивающий отрицательный. И это являлось точкой преткновения в их отношениях. Брок боялся втянуть Пенелопу в свою жизнь из-за угрозы, которую несла его работа.

Он пережил происшествие, но не проходило и дня, чтобы Брок не напоминал Пиа, что надо быть бдительной и внимательной. Мужчина настоял, чтобы она изучила некоторые методы самообороны и стрельбу из бластера. Пенелопа не ожидала, что ей когда-либо пригодятся эти навыки, но все равно прошла курсы, потому что это успокаивало Брока, а значит, он переставал ей надоедать.

Взяв жену за руку, он повел ее в бальный зал.

Они сразу же столкнулись с Джонатаном.

— Мистер Манн. Рад снова вас видеть, — с теплой улыбкой произнес ее помощник.

Брок застыл.

— Стертевант. — Он кивнул в знак приветствия.

Пенелопа нахмурилась из-за каменного выражения, появившегося на лице мужа.

«Будь милым».

Если бы Пиа была киборгом, то смогла бы в электронном формате передать предостережение прямо в процессор в его голове, но вместо этого она усилила хватку на бицепсе Брока в надежде, что муж все же вспомнит о хороших манерах.

Джонатан и Брок неоднократно встречались друг с другом. Ее помощник был искренним и приятным, а муж — едва ли вежливым.

Они обменялись несколькими неловкими фразами, а потом Джонатан извинился и ушел. Пенелопе придется найти его позже и извиниться за хамское поведение мужа.

— Почему он тебе так не нравится? — требовательно спросила Пиа.

— Разве я говорил, что он мне не нравится? — Брок окинул взглядом комнату, будто рассматривая людей. Но Пенелопа точно знала, что он делал. Брок редко расслаблялся… и никогда на публике. Он вздохнул и все же повернулся к жене.

— Это не так. Но мне хотелось бы, чтобы он не работал на тебя.

Джонатан был привлекательным мужчиной ненамного моложе Пенелопы, но в любом случае, помощник не представлял угрозы для ее брака. Она любила своего мужа, и у него не было причин для беспокойства. Брок должен научиться ей доверять. У Пиа была работа, а Джонатан был ее ассистентом. Дело закрыто.

— Я не собираюсь увольнять его только потому, что он тебе не нравится. Ты просто ревнуешь.

Брок откинул голову и засмеялся. В шумном бальном зале несколько людей повернулись в его сторону.

— Я не ревную. — Брок покачал головой, будто это было самое нелепое, что он когда-либо слышал.

Пенелопа вышла замуж, а не умерла. Он должен хотя бы немного ревновать.

— Значит, считаешь, что я никому не интересна? Что мужчины предпочли бы вместо меня закрутить роман со слизняком? — Она хотела ударить Брока.

Он прижал Пиа к себе, впившись пальцами в ее талию.

— Я не это имел в виду. Тебе я доверяю на сто процентов, так как уверен, что ты любишь меня.

— Ну-ну. — Пенелопа ненавидела, когда он выигрывал спор, будучи правым.

— Мне не должны нравиться все.

— Ладно, — буркнула она. — Как насчет того, чтобы мы прошлись по залу и встретились с некоторыми людьми, сможешь?

Его губы изогнула улыбка.

— Смогу.

Они перемещались по залу, приветствуя других послов, представляющих свои планеты, чиновников и даже некоторых правителей.

— Мисс Айрон, так приятно снова увидеть вас, — поприветствовал ее Император Ксенианс в сопровождении своей дочери. Их глаза, темные и стеклянные словно обсидиан, не моргали. Ксенианский непреклонный взгляд был ключевой характеристикой расы.

— Ваше превосходительство, Принцесса Джульетта, рада встрече. — Пиа слегка поклонилась. — Вы помните моего мужа, Брока Манна?

— Конечно. — Император и принцесса кивнули, а Брок поклонился.

Благодаря упорству и переговорам, Пенелопа убедила Ксенианс присоединиться к СП. До тех пор планета пацифистов стояла в стороне и держала нейтралитет в галактической политике. Их присоединение было самым большим шагом в карьере Пиа.

Пенелопа и Император хорошо ладили друг с другом, даже дружили, хотя будучи главой целой планеты, он превосходил ее по положению.

— Я еще не рассылала приглашения, — произнесла Джульетта, — но надеюсь, что вы сможете приехать на мою свадьбу в следующем году.

Личное приглашение от самой принцессы!

— Для меня будет честью! Я с удовольствием приеду. — Пиа окинула взглядом бальный зал. — Ваш жених здесь? Я смогу с ним познакомиться?

Принцесса улыбнулась.

— Нет. Я с ним еще даже не встречалась.

Пенелопа от удивления открыла рот.

— Что?

— На Ксенианс браки устраивают родители, — объяснил Брок.

Император кивнул.

— Верно.

— Я встречаюсь с ним только после Ша'ла, — добавила принцесса.

— Простите. Я не знакома с ритуалом. — Пиа ненавидела признаваться в своем невежестве.

— Еще это называют дракой за невесту. Муж был выбран для меня, когда я только родилась. Прежде чем мы поженимся, он должен доказать свое достоинство в рукопашном бою.

— Ох. Спасибо за разъяснения. — Пенелопа натянула на лицо улыбку. Сможет ли она когда-нибудь выучить все необходимое о других культурах?

Когда еще один посол попросил аудиенции у Императора, Пиа с Броком извинились и ушли. Как только они покинули зону слышимости, Пиа зашептала:

— Драка за невесту? Мне казалось, ксенианцы — пацифисты.

— Так и есть, — пробормотал Брок. — Ша'ла отличный обряд. Помпезный и особенный. Это возврат к их ранней истории, когда они были настолько воинственными, что практически истребили друг друга. Чтобы выжить, им пришлось преодолеть свои жестокие позывы.

— Значит, люди все же могут меняться.

— Ну, у ксенианцев получилось, но это заняло тысячелетия.

Как бы Пиа хотелось иметь такую же базу данных, как у Брока. Микропроцессор, встроенный в его мозг, предоставлял в распоряжение мужчины целую историю со всеми доступными фактами. Пенелопе требовался переводчик, чтобы понимать иностранные языки, а Брок мог свободно говорить на них всех.

Когда очередной молодой посол завязал разговор, Брок ушел собирать информацию, записывая все, что видел и слышал. Пиа наблюдала, как муж неторопливо вливался в толпу. Кай Андрос и Санни Мастерс, казалось, делали то же самое. Они не обращались друг к другу, но Пиа была готова поставить на все имеющиеся кредиты, что мужчины разговаривали с помощью беспроводной связи. Три киборга находились здесь на задании.

Глава 3

Брок окинул взглядом бальный зал, подмечая все входы и выходы, а также столы, стулья, декорации и другие препятствия, безопасность или ее отсутствие. Пиа увлеклась беседой со своим другом, но сегодня Брок не беспокоился о жене, так как рядом находились его собратья-киборги, помогавшие следить за девушкой. Правда, если она когда-нибудь узнает о том, что он сделал, то точно заставит Брока поволноваться.

Изобразив заинтересованность, он стал тщательно изучать участников званого вечера. Используя программу распознавания лиц в микропроцессоре, Брок сравнивал их выражения с известными террористами и повстанцами. Программа выявила нескольких мелких преступников, в том числе и пару арканианцев, которые, скорее всего, сейчас грабили гостей, но в зале не находилось никого из списка самых разыскиваемых врагов Кибер-Управления или кого-то, о ком стоило беспокоиться.

«Вы видите кого-нибудь подозрительного?» — Брок отправил сообщение своим друзьям кибер-оперативникам: Каю Андросу и Санни Мастерсу.

Андрос стоял на противоположном конце комнаты, разговаривая с послом фарий, а Мастерс в это время развлекал беседой малдонианскую женщину.

«Пока встречаю только порядочных людей», — ответил Андрос. Вести одновременно два разговора, голосовой и электронный, для киборгов было проще простого, так как они часто работали в режиме многозадачности.

«Ни одного распознавания, — добавил Санни. — Но я не очень-то верю в охрану СП».

«Я тоже», — согласился Брок.

Званый вечер был социальным престижным событием, на которое приглашали представителей всех планет для неофициальной встречи, чтобы создавать новые альянсы и выстраивать дружеские отношения. Каждая планета, которая могла отправить хоть кого-то, делала это. Такие вечера создавали идеальную благоприятную атмосферу для неприятностей.

Представление СП о том, что все в Галактике могут объединиться, чтобы жить в гармонии и взаимном уважении, было хорошей теорией, но опасной на практике. Черт, они даже пригласили арканианцев — легендарных карманников Галактики. И слизней, хотя никто не мог с ними общаться, а обувь гостей и пол теперь были измазаны липкими выделениями.

«Как я вижу, сегодня СП не пригласили только две нации: Ламис-Одж и Катнию», — заметил Андрос.

Ламис-Одж были террористами, а Ка-Тье — похотливыми неразборчивыми в связях хищниками.

«Если космическая станция неожиданно взорвется, а гости будут разорваны на куски и съедены, то это испортит отличную вечеринку», — усмехнулся Брок.

«Значит, у нас нет подозреваемых. Есть предположения, кто может оказаться целью?» — спросил Андрос после того, как что-то сказал фарии и помахал ему на прощание рукой, направившись на другую сторону комнаты.

Уход посла привлек внимание довольно многих людей. Среди всех рас Галактики фарии считались особенно красивыми, а Алонио, посол, представляющий свою планету в СП, слыл исключительно привлекательным мужчиной. Особенно выделялись его распущенные серебристые волосы и крылья, которые были прижаты к спине и напоминали клинки.

Картер не был уверен, но чувствовал нутром, что данные разведки верны: сегодня вечером состоится похищение.

«Ставлю все свои кредиты на ксенианскую принцессу или Президента Объединенного Террана», — заявил Санни.

«Я так не думаю», — возразил Брок.

«Почему нет?» — спросил Санни.

«Слишком известные личности. Похитители ищут деньги, а не войну. Им нужна жертва настолько важная, что планета захочет ее вернуть, а не развязать войну».

«Как бы сейчас пригодилось хотя бы имя», — посетовал Андрос.

«Перед приездом мы с Картером проанализировали весь список гостей. Наиболее вероятной целью является чиновник низкого уровня. Но не расслабляйтесь. Черт, это все еще может оказаться Президент Объединенного Террана или Император Ксенианс».

«Сколько здесь законспирированных сотрудников?» — спросил Андрос.

«Не знаю».

«Кажется, в зале не особо много охраны. Я ожидал, что СП усилит безопасность, учитывая нависшую угрозу», — прокомментировал Санни.

«Охраны ровно столько, как и обычно», — ответил Брок. Ему довелось посетить достаточно мероприятий, чтобы четко это понимать. Помимо шести охранников в форме, еще полдюжины работали под прикрытием официантов, бродящих в толпе. Гости не должны были покидать главный бальный зал так, как это было с Пиа. Видимо, СП не посчитали угрозу стоящей внимания.

«Почему, черт возьми, не больше?» — заинтересовался Андрос.

«Потому что СП постоянно получает угрозы, — ответил Санни. — Но только крупица от процента превращается в попытку, а в удачную — еще меньше. Галактика переполнена психами, которые получают удовольствие от простых угроз, но на самом деле у них нет серьезного намерения их осуществить».

«По большей части, — добавил Брок. — Но поскольку многие в СП не знают о существовании Кибер-Управления, Картер не смог лично предупредить Генерального Министра. Он попросил Микалу Айрон связаться с кем-нибудь, кто бы сумел донести информацию, поэтому, в защиту СП, сообщение превратилось в обычный слушок».

И поэтому на вечере присутствовали киборги. Брок и так был в списке гостей в качестве сопровождающего Пиа, но Картер достал приглашения еще Андросу и Санни.

«Картер просил быть внимательными. Я скоро вернусь, для начала Пиа должна меня познакомить с еще большим количеством гостей. — Брок наблюдал за не соответствующим норме поведением людей. Он искал нервозность и скрытность. Но отделить подозрительное поведение от культурных обычаев было нелегко. У терранцев и друсилианцев избегание зрительного контакта, ерзание или постоянное чесание указывало на нервозность, но существовали расы, которые были от природы беспокойны. Некоторые считали прямолинейный взгляд грубым. — Если что-нибудь покажется вам странным, говорите».

«Принято», — одновременно произнесли Андрос и Санни.

* * *

— Даже не верится, что мы, наконец, встретились. — Арканианцы как и терранцы, обычно жали друг другу руки, но вместо правой использовали левую. — Я — Виво. — Только два из его шести глаз сосредоточились на лице Пиа. Три смотрели на комнату за ее плечом, а один таращился в пол.

— Пенелопа Айрон. Рада с вами познакомиться. — Когда она пожала перепончатую руку, ее браслет громко звякнул. У нее уже когда-то состоялась неудачная встреча с парой арканианцев в межпланетном челночном порту, но было бы грубо отказывать мужчине в приветствии и ложно обвинять всю расу из-за того, что пара парней пытались украсть ее сумку.

Пенелопа не верила в предубеждение насчет того, что арканианцы были генетически предрасположены к воровству. Ничуть. Но на всякий случай девушка все же проверила, насколько надежно прикреплен ее ПирКом к поясу.

— Для меня большая честь встретиться с вами, посол, — заявил Виво.

— Вы знаете, кто я?

— Один из двух послов, представляющих Терран. Вы возглавляете комитеты Терраформирования[2] и колонизации и Помощи жертвам терроризма. Дочь Микалы Айрон, бывшего президента Объединенного Террана и супруга Брока Манна, межпланетного импортера, — пробормотал он, будто читая досье.

Не совсем стандартный разговор. Вся информация, озвученная арканианцем, была публичной, но такая осведомленность явно означала, что Виво готовился к встрече с Пиа.

— Простите. Вы ставите меня в неудобное положение. — Пенелопа знала, как выглядит посол СП, представляющий арканианцев, и этот мужчина им не являлся. — Вы ведь не из СП?

— На самом деле, из СП. Меня зовут Виво — агент внутренних дел СП. — Теперь четыре из шести глаз сосредоточились на ее лице, такое пристальное внимание было немного подавляющим. И сбивало с толку. Неужели это простое совпадение, что к ней подошел кто-то из полиции СП? Впрочем, Пиа была уверена, что СП не будет подозревать ее в каком-нибудь проступке.

Ведь она не сделала ничего плохого. Ничего. Пенелопа перевела взгляд на толпу, чтобы найти Брока. Он уже было направился к ней, но его задержал Джонатан. Терпение Брока явно подходило к концуно ее помощник сиял добродушной улыбкой.

Пиа застыла. В любом случае сейчас у нее не получится позвать мужа или своего помощника. Тем более, она была послом. А значит, Пенелопа могла справиться с ситуацией самостоятельно.

— У меня неприятности? — спросила она.

— Нет, ничего подобного. Забавно, сколько людей так думают, когда я приближаюсь к ним. Никто никогда не приглашает сотрудников внутренних дел присоединиться к ним за обеденным столом.

— Простите, — пролепетала Пиа.

— Я просто хотел познакомиться. Так как многое о вас слышал. Вас очень уважают в СП.

Это должно было польстить Пенелопе или вызвать подозрение? Слова Виво прозвучали искренне, но девушка никогда раньше не встречала этого мужчину, а тем более, он работал в полиции.

— Что ж, спасибо. Но, как вы наверняка знаете, я всего лишь посол низшего уровня. — Большинство планет имели двух представителей в СП: одного старшего или среднего уровня, а второго — низкого. Благодаря связям матери, Пенелопа, скорее всего, могла бы перепрыгнуть через ступень в карьерной лестнице, но она поклялась себе преуспеть только из-за собственных заслуг, а не с помощью знакомств.

— Как по мне, то вы далеко продвинетесь в этой организации. — Виво шагнул вперед, вторгаясь в ее личное пространство. Он прикоснулся к левой руке Пиа. — Если перестанете доверять не тем людям, — пробормотал он.

Пенелопа открыла рот.

— Что…

— Наслаждайтесь вечером на гала-концерте, было приятно познакомиться. — Виво ушел прежде, чем она смогла сформулировать ответ.

— Подождите! — выкрикнула Пиа. Но мужчина двигался с быстротой, свойственной арканианцам. Двери, ведущие в коридор, открылись, и Виво вышел из бального зала.

И кому же ей не стоило доверять? Это было предупреждение или угроза? Пенелопа находилась под следствием? Она всегда соблюдала процедуры и протоколы. Тем более, прежде чем оказаться на этой должности, Пиа прошла все соответствующие инстанции. Виво являлся уже вторым человеком за этот вечер, который предупреждал ее об опасности. Впрочем, Брок всегда призывал Пенелопу к осторожности. Если СП подозревали Пиа в каком-то преступлении, то зачем нужно было предупреждать? Обычно полиция так не действовала. Отдел внутренних дел держал свои расследования предполагаемых правонарушений в секрете до тех пор, пока не был уверен в своих умозаключениях.

Пенелопа подняла дрожащую из-за расшалившихся нервов руку и заправила выбившуюся прядь волос за ухо. Девушка замерла, сосредоточившись на обнаженном левом запястье. Ее браслет пропал!

Она встряхнула складки своей длинной юбки, а затем окинула взглядом пол вокруг ног.

«Ох, нет!»

Пиа хотелось заплакать. Она только получила этот подарок! Еще пару минут назад браслет звенел, когда Пенелопа пожимала руку… Виво.

Раса арканианцев считалась предрасположенной к клептомании.

Виво не работал на отдел внутренних дел СП! Арканианец был карманником, который наплел ей с три короба, чтобы незаметно украсть браслет.

«Как по мне, то вы далеко продвинетесь в этой организации», — пробубнил Виво, а затем… прикоснулся к руке Пенелопы. Она все вспомнила. А ведь он предупреждал ее не доверять всем подряд. Вот же кусок дерьма. Именно Виво был тем человеком, кому не стоило доверять.

Пенелопа не позволит ему остаться безнаказанным. Он не мог уйти далеко. Пиа бросилась к выходу. В коридоре она повернула голову сначала налево, а затем направо. Концерт был в полном разгаре, поэтому в холле практически не осталось гостей. Пенелопа отлично видела все пространство. Виво уже бежал прочь, намереваясь исчезнуть за углом. Арканианцы были быстрыми маленькими ублюдками.

Приподняв юбку, она бросилась за ним.

В следующем коридоре Виво свернул в арку, ведущую к небольшому порту с шаттлами, где большинство участников состыковали свои корабли.

«Ох, нет, ты не сделаешь этого! Ты не уйдешь с моим браслетом!»

Пиа дорожила каждым подарком от Брока, а этот еще и стоил совсем недешево. Украшение было изготовлено из металла друсилианцев и ксенианских драгоценных камней.

Пенелопа побежала быстрее. Она догнала арканианца на входе в небольшой шаттл. Вместо того, чтобы скрыться, Виво стоял на месте и ждал. Девушку охватила ярость.

— Отдай, Виво… если это вообще твое настоящее имя. — Когда арканианец предупредил ее не доверять людям, то, очевидно, имел в виду себя!

Она ожидала возмущенного отрицания, но Виво лишь посмотрел на нее виноватым взглядом.

— Простите. Мне жаль. Так жаль.

Пенелопа протянула ему руку.

— Верни.

Виво достал браслет из кармана и бросил тот в ее ладонь.

— Простите. Я ничего не могу с этим поделать. Я пытался бороться с внушением. Но это сильнее. — Арканианец опустил голову, сосредоточив все шесть глаз на своих ногах. Пиа была готова поклясться, что заметила смущение.

Отдел внутренних дел! Брок был прав. Пиа была слишком доверчива.

— Что еще ты украл? — Вероятно, у других гостей тоже пропали личные вещи.

— Ничего.

Она сомневалась в искренности Виво, но не могла просто схватить его и обыскать. Когда Пенелопа вернется в бальный зал, то обязательно уведомит о случившемся охрану. Впрочем, ей стоило предупредить их еще до ухода из зала… и Брока.

— Убирайся отсюда! — приказала она.

Но вместо того, чтобы войти в шаттл, Виво направился обратно в бальный зал.

— А ну стой, остановись, подожди минутку. Куда это ты собрался?

— Вернуться на вечер.

— Чтобы еще что-нибудь украсть? — Пиа преградила Виво дорогу. — Вот уж нет, я не позволю.

Виво извлек из своего кармана значок.

— Я действительно работаю на отдел внутренних дел СП.

Пиа покосилась на голографическое фото и имя для подтверждения слов Виво. Может, он и удостоверение украл! Но там действительно находилось его фото. Интересно, а СП знало о том, что мужчина воровал?

— Как может тот, кто грабит людей, работать на отдел внутренних дел? — требовательно спросила Пиа.

— Я борюсь с побуждением украсть всю свою жизнь. Но я всегда отдаю вещи обратно. На самом деле, я считал, что преодолел порыв, пока не обнаружил в кармане ваш браслет. Еще раз приношу свои извинения. — Виво опустил голову и поплелся по коридору так уныло, что Пиа даже стало почти жаль мужчину. Почти. Интересно, если бы она не ринулась вдогонку, Виво вернул бы браслет?

Пенелопа обернула цепочку, инкрустированную драгоценными камнями, вокруг запястья и попыталась защелкнуть застежку. Браслет вновь зазвенел. Именно Брок надел на нее украшение… и именно он закреплял его. После двух неудачных попыток Пиа все же справилась с задачей. Наконец-то!

А теперь можно вернуться в зал.

Глава 4

— Пенелопа — замечательный руководитель. Для меня она самый потрясающий наставник, — заявил Джонатан. — Я многому у нее научился. Некоторые послы относятся к своим помощникам как к мальчикам на побегушках, но Пенелопа доверила мне много проектов высокого уровня.

— Моя жена верит в людей, — произнес Брок. Она идеально подходила СП по восприятию мира. Пиа всегда сохраняла позитивный настрой. Из-за характера тайных операций кибер-оперативники видели только худшее, и это сформировало их отношение к людям — они должны были проявить себя, прежде чем рассчитывать хоть на какое-то доверие. Может, именно поэтому Брок так тяжело привыкал к Джонатану. Возможно, его враждебность по отношению к мужчине была необоснованной. Джонатан никогда не проявлял себя как неприятная личность.

На обратном пути к своей жене Брока перехватил этот парень, который начал превозносить ее добродетели. Ради Пенелопы он стиснул зубы и заставил себя быть вежливым, одновременно присматривая за женой, которая болтала с арканианцем. Его кибер-усиленный слух уловил имя — Виво. Брок прогнал человека через программу распознавания лиц. Ведущий агент Виво. Отдел внутренних расследований.

Виво служил в качестве идеального примера разницы между Броком и СП. Он бы никогда не нанял арканианца как руководителя одного из подразделений СП. Брок взял бокал каринианского бренди у проходившего мимо официанта. Инопланетный ликер буквально мог свалить с ног… если ты не был киборгом. Брок залпом выпил бренди и отдал официанту пустой бокал.

— Пенелопа упоминала, что вы импортер, — продолжал Джонатан.

— Все верно.

Пинг!

В сознании Брока всплыл сигнал тревоги от Картера. Благодаря кодированию, Брок определил, что данное сообщение предназначалось ему, Андросу и Санни.

«Мы перехватили еще одно зашифрованное сообщение. Инженеры киберпрограммирования близки к его взлому. Приготовьтесь», — проинструктировал Картер.

«Всегда готовы», — ответил Брок за всех.

— И какие вещи вы импортируете? — спросил Джонатан.

Виво исчез. Пиа стояла одна и, казалось, что-то искала. Через тридцать секунд она направилась к выходу из зала.

— Куда она уходит? — пробормотал он. Брок просил жену не покидать комнату.

— Хотите, чтобы я пошел за ней? Чтобы сказал вернуться в зал?

— Было бы отлично, спасибо, — с облегчением произнес Брок. Он мог убить несколько птиц одним выстрелом. Джонатан вернет Пиа туда, где она должна быть, а Брок, наконец, освободится от компании этого человека и сосредоточится вместе с Санни и Андросом на миссии.

— Буду счастлив услужить. — Джонатан поспешил покинуть помещение.

«Надеюсь, в этот раз Картер предоставит нам что-то более конкретное», — добавил Санни.

«Здесь сотни людей, — заметил Андрос. — Невозможно следить за каждым».

«Было бы лучше, если бы мы знали, кого подозревать или кого защищать», — согласился Брок.

Они прохлаждались в течение десяти минут, пока Картер вновь не вышел на связь.

«Андрос, Санни, вы здесь?» — обратился директор к двум другим киборгам.

«Ага. Мы здесь», — одновременно ответили Санни и Андрос.

«А теперь подойдите к Манну».

Брок нахмурился. Два киборга стали пробиваться сквозь толпу.

«Какого черта? У тебя есть имя для нас? Похититель? Цель?» — выпалил Брок.

«Цель — Пенелопа», — произнес Картер.

— Пиа! — Брок ринулся прочь из бального зала.

* * *

Джонатан стоял в коридоре и махал рукой Пиа.

— Твой муж ищет тебя, — выкрикнул он.

Брок приказал ей оставаться на месте… но Пенелопе было необходимо вернуть браслет!

— Он в бешенстве? — спросила Пиа, когда достигла своего помощника.

— Просто беспокоится. В одну минуту ты болтаешь с арканианцем, а в другую несешься прочь из комнаты. Что случилось?

Должна ли она рассказать о том, что Виво работает на СП? Или о его клептомании? Пиа не хотела распространять сплетни… но разве правда может считаться сплетней?

— Я подумала, что потеряла браслет, — наконец произнесла Пиа. — Я, м-м, ранее уронила его в коридоре.

— Очень красивый. Повезло, что ты нашла украшение.

— Очень повезло. — Несмотря на то, что браслет стоил кучу денег, Брок, скорее всего, предпочел бы, чтобы она потеряла украшение, нежели бродила без сопровождения по космической станции. Из-за всех зверств, которым стал свидетелем Брок, он слишком беспокоился за Пиа. Тем более, после проблем, которые она создавала в подростковом возрасте, когда ЦОО назначило Брока ее телохранителем, Пенелопа должна была вести себя тише воды ниже травы. Но ей все равно нужно было выполнять свою работу.

Джонатан поднял голову.

— Подожди-ка минутку. Ты потеряла его здесь? И что же ты забыла в доках малых шаттлов?

Сейчас он говорил точно также, как Брок! Возможно, ей приходится отчитываться перед мужем, но она точно не обязана объясняться перед своим помощником.

Мужчины! У Пенелопы и так было множество забот помимо ее чрезмерно заботливого мужа, любопытного помощника и вороватого агента внутренних дел.

— Давай вернемся в бальный зал, — выпалила Пиа.

— Отличная идея. Как раз Император Ксенианс хотел с тобой поговорить.

— Тогда нам лучше поторопиться. Я не хочу это пропустить. — Пенелопа сделала шаг в сторону, но Джонатан замер. Он смотрел на что-то за ее плечом. — На что ты смотришь?

Она повернулась.

По коридору шли две фигуры в капюшонах. Ее сердце начало лихорадочно биться. Некоторые люди намеренно прикрывали свои лица, но их целенаправленный шаг казался угрожающим.

— Кто вы такие? Что вам нужно? — потребовал ответа Джонатан.

Люди побежали в их сторону.

Джонатан толкнул Пиа за свою спину.

— Беги. Позови помощь!

Но Пенелопа не могла оставить Джонатана на произвол судьбы!

— Быстрее, Пенелопа! Иди! — Джонатан побежал навстречу незнакомцам.

Пенелопа повернулась и ринулась прочь. Но она успела сделать не больше дюжины шагов, прежде чем что-то острое вонзилось в ее шею. Мир вокруг почернел.

* * *

На полу валялся стонущий Джонатан, который изо всех сил пытался встать на ноги. Брок поднял мужчину за рубашку и встряхнул. Ноги помощника Пенелопы болтались в воздухе.

— Где Пиа? — крикнул Брок. Его самый страшный кошмар, тьма, которая преследовала посреди ночи, материализовалась в монстра, царапающего его изнутри с каждым вздохом.

Его жена.

Его Пиа.

Пропала.

Ему нужно было кого-то ударить. А Джонатан, никчемный кусок дерьма, был прямо здесь.

— Я-я… — Брок еще раз встряхнул мужчину, из-за чего тот захрипел.

— Полегче, мужик, — заявил Санни. — Пусть он все расскажет.

На счету была каждая секунда.

— Где она находится? — Если Джонатан не произнесет что-то вразумительное в ближайшее время, Брок причинит ему боль.

Единственное, что до сих пор держало Брока в узде — это чувство вины. Он приказал Пиа оставаться в комнате, а сам позволил ей уйти — просто стоял и смотрел, как она выходит. Рассчитывал, что этот сопливый придурок вернет ее.

Джонатан схватился руками за голову, будто она безумно болела. Помощник облизал пересохшие губы.

— Я.… я.… не знаю. Они забрали ее.

Санни в знак предупреждения положил ладонь на руку Брока, и он отпустил мужчину. Джонатан рухнул на пол.

— Кто забрал ее? — процедил Брок сквозь зубы.

— Не знаю. Они были в масках. — Джонатан еле встал на ноги.

— Они? Сколько их было?

— Двое?..

— Ты не можешь досчитать до двух? — Брок сжал кулаки. Он был слишком близко к тому, чтобы выплеснуть свой страх на Джонатана.

Андрос подбежал к ним.

— Примерно минуту назад был активирован шаттл.

— Какой именно? — спросил Брок.

— Не могу точно определить. Они не зарегистрировались в декларации. Тем не менее, я засек тепловую сигнатуру. Судя по рассеиванию выхлопа и температуре, корабль был маленьким.

Который бы не заметили с огромной космической станции.

— Нет, я уверен. Там было всего двое мужчин. — Джонатан расправил плечи. — Пенелопа и я разговаривали. А потом, внезапно, они появились. Я пытался их задержать.

— Откуда они вышли? — спросил Санни.

Джонатан указал на коридор.

— В одну секунду коридор был пуст, а в следующую они появились из ниоткуда.

Андрос сощурил глаза.

— Они прибыли на лифте, неужели ты обратил на них внимание только в самый последний момент?

— Лифт. Точно, — простонал Джонатан. — Как же я этого не заметил. Я не знаю! Простите. Мне стоило более внимательно смотреть по сторонам.

Пиа восхваляла своего помощника, но Брок считал мужчину бесполезным.

— Как они выглядели?

— Я же говорил. Их лица были скрыты. Они носили капюшоны.

— Ты должен был хоть что-то заметить. Они гуманоиды? Обдибианоиды? У них были две ноги? Четыре? Руки или щупальца? Ты вообще видел цвет их кожи? Голубой? Красный? Фурункулы? Чешуйки? Сколько у них было пальцев?

— Терранцы. Они были терранцами, — пробормотал Джонатан.

Брок обменялся взглядом с Андросом и Санни.

— С Террана? Уверен? Если ты не видел их, то откуда такой вывод?

— Я слышал, как они разговаривали. Я узнал акцент.

— Они еще и разговаривали? — Почему он так долго не упоминал об этом факте? Если бы Санни не стоял между ними, то Брок бы задушил мужчину. — Что они обсуждали?

Джонатан поднял подбородок и заговорил спокойным голосом:

— Что за Пенелопу дадут хорошую цену на рынке рабов.

Глава 5

Пенелопа со стоном пришла в себя. Тело болело. Возле уха раздавалось какое-то жужжание. Казалось, веки девушки слиплись, но она все же сумела их открыть. Комната выглядела размытой, но через некоторое время ее зрение прояснилось. Металл. Везде. Пенелопа лежала на полу в металлической комнате.

Не комната. Корабль. Это вибрация двигателя. Как она здесь оказалась? Пиа была в коридоре на друсилианской космической станции, разговаривала с Джонатаном, а затем… появились двое мужчин в капюшонах. Пенелопа побежала, но кто-то воткнул в ее шею.…

«О, Галактика. Меня похитили!»

Пиа попыталась вскочить на ноги, но голова и тело, казалось, весили целую тонну. Чем бы похитители ее ни накачали, наркотик был мощным. Пенелопе все же удалось сесть, но ее шея отказывалась удерживать голову.

Брок очень сильно разозлится. Он приказал ей не выходить из бального зала! Вскоре Пиа вновь придется выслушать лекцию. Пенелопа тяжело сглотнула.

«Если я выживу».

Похитители будут требовать выкуп? Или просто убьют ее? А может, они используют Пенелопу в качестве примера и снимут видео ее кончины, как в предыдущем покушении? Сколько еще раз Пиа сумеет пережить похищения?

Неудивительно, что Брок настаивал на соблюдении осторожности и безопасности. На глаза Пенелопы навернулись слезы. Она когда-нибудь увидит его снова? Если Пиа все же выживет и вновь встретится со своим мужем, то с удовольствием будет слушать его нравоучения до конца жизни.

«Обещаю, я больше никогда не причиню тебе беспокойства».

Брок мог спасти Пиа. Ее киборг был самым упрямым из всех упрямых. Самым сильным из всех сильных. И он будет чертовски зол.

Но знал ли Брок, что Пенелопу похитили? ПирКом! Она начала искать свой личный коммуникатор. Пропал. Наверное, похитители забрали устройство. Они не были настолько глупы, чтобы оставить Пенелопе гаджет, с помощью которого она могла позвать на помощь. Девушка обхватила свое левое запястье. Браслет остался на месте. Очевидно, преступники были всего лишь похитителями, а не ворами.

Где она сейчас находится? Как там Джонатан? Может, они и его похитили? Помощник пытался защитить Пенелопу, кричал, чтобы она бежала. Успел ли он позвать на помощь? Или его удерживали в другой части корабля? Возможно, преступники хотели заполучить только Пиа, и поэтому сразу убили Джонатана. Пенелопа никогда не простит себя, если с помощником что-то случится из-за нее.

Если его похитили или убили, то значит, никто так и не узнал о произошедшем. Все просто подумали, что Пиа исчезла.

«Мне нужно выбраться отсюда».

Встраиваемые лампы накаливания освещали комнату, состоящую сплошь из металла, — стены, потолок и даже ребристый пол — и в которой стояла клетка. Никаких иллюминаторов. Один выход, Пенелопа могла поставить все кредиты на своем счете на то, что сканирование ее ладони не откроет дверь. Рядом с экраном сканера замигала какая-то панель. Пиа не понимала, за что та отвечала.

Кто-то наблюдал за ней? Она заскользила взглядом по пустым стенам. Если Пенелопа не видела вид-камер, то это еще не означало, что их не существует. Микрокамеры было легко спрятать.

Брок с помощью своего кибернетически улучшенного зрения смог бы их заметить. Ее киборг… муж, которого Пиа могла больше никогда не увидеть. Ее сердце сжалось, но она проглотила слезы. Падение духом не поможет ей сбежать и спастись, если это вообще возможно. Пиа нужно было оставаться сильной. Когда она вернется домой, то вдоволь наплачется.

«Нужно с чего-то начать. Попробую дверь».

Правило номер один в любой операции: не предполагай. Скорее всего, панель не откроется, но было бы глупо просто сидеть и не пытаться что-то сделать?

Более решительно и менее апатично Пенелопа встала и ринулась к выходу.

Ее тело пронзило настоящим током, словно молнией, и девушку отбросило на другое электризованное поле. Нервные окончания Пенелопы будто опалило огнем, вынуждая мышцы судорожно сокращаться и парализуя голосовые связки. Она не могла кричать из-за охватившей ее агонии.

Все еще дрожа, Пенелопа рухнула на пол. Зрение затуманилось, и девушка потеряла сознание.

* * *

Грубые мужские голоса разбудили Пенелопу. Разговор звучал как ворчание, а когда переводчик девушки полностью загрузился, то она узнала язык обдибианов, родной диалект Ламис-Одж.

Ее похитили террористы.

«О, Галактика».

Это плохо. Пиа старалась лежать неподвижно.

«Может, если они подумают, что я без сознания, то оставят меня в покое».

Пол содрогнулся, когда один из мужчин шагнул к ней. Пенелопе казалось, будто ее сердце и легкие перестали функционировать. Раз он подошел, значит в инвизи-клетке отключили ток. Пенелопа предпочла бы иметь дело с силовым полем, нежели с настолько близко стоящим террористом.

— Ты уже не спишь, женщина. Вставай! — отдал приказ похититель. Через секунду ее ребра пронзила боль, так как он пнул ее, затем схватил за волосы и поднял на ноги. — Когда я говорю «вставай», то ты встаешь!

Пиа уставилась на покрасневшее лицо офицера низкого ранга Ламис-Одж. Позади него стоял еще один мужчина. Толстые наросты изгибались на их лбах до самых висков, превращая глаза офицеров в бусинки, в которых отражалась подлость. Нет, там пылала злость. Губы террориста кривились в угрожающем выражении. Сама эволюция отразила на лицах Ламис-Одж их деспотичность — это были злые люди, не имеющие уважения к жизни.

— Чего ты хочешь от меня? — требовательно спросила Пиа, отказываясь демонстрировать офицерам свой страх.

Удар слева повалил девушку на пол.

— Прояви должное уважение.

В ее ушах стоял звон, а лицо пульсировало от боли.

«И куда все приведет? Неужели это конец?»

Что Ламис-Одж с ней сделают? Убьют прямо сейчас? Или начнут пытать, транслируя видео по всей Галактике как предупреждение другим? Страх впивался в Пенелопу острыми когтями, мешая рационально мыслить.

«Не поддавайся. Не сдавайся. Не доставляй им такого удовольствия».

— На колени! — приказал офицер. — Ты проявишь должное уважение к командору Джораксу. Не знаю, почему он хочет поговорить с женщиной корви, впрочем, это нас не касается.

Пенелопа не знала, что значит слово «корви», но по тому, как усмехался офицер, скорее всего, это являлось каким-то унизительным оскорблением. Сопротивление только разозлило бы похитителей, дало бы им повод заставить ее подчиниться. Ранение еще больше затруднит попытку побега. Пиа еще не понимала, как выберется отсюда, но она не хотела уничтожать свои шансы, заставляя офицеров сердиться и давая им повод думать, будто девушка станет проблемой. Ее шансы на выживание были слишком малы.

Пиа встала на колени. Склонив голову, она начала изучать террористов. Брок научил ее некоторым приемам самообороны, но она не могла сражаться с двумя вооруженными солдатами на их территории.

Почему они выбрали именно ее? Пенелопа изначально была мишенью или они воспользовались тем, что встретили одинокую женщину? Похищение было спланированным или случайным?

— Ч-что случилось с человеком, с которым я была? — спросила Пиа.

— Молчать.

Может, Джонатан все же сбежал и отправился за помощью. В данный момент Брок в любом случае уже понял, что она пропала. Муж будет искать ее, но не зная, кто похитил Пенелопу, он не будет знать, с чего начинать. Обнаружить Пиа — все равно что искать частичку звездной пыли во Вселенной. Невозможно даже для кибер-оперативника. Они могли спрятать ее, где угодно — на космическом корабле, космической станции, планете, спутнике, астероиде. Если, конечно, похитители не решат, что лучше убить Пиа.

Если бы только не это ограбление! Черт бы побрал этого Виво! А если он тоже участвовал в заговоре? Виво мог намеренно выманить Пиа из бального зала, чтобы похитить. Если бы она не заглотила наживку. Ни одно украшение не стоило жизни!

Дверь открылась. Офицеры выпрямились. Пенелопа подняла голову. В комнату вошел мужчина.

— Джонатан! — ахнула Пиа. Он был жив! Сначала Пенелопу пронзило облегчение, но затем пришло смятение. Значит, ее помощника тоже похитили.

Реальность просачивалась в ее сознание, словно расползающееся адское пламя. Пиа встряхнула головой, не веря в истину.

Джонатан вошел без сопровождения.

Одет в серую униформу, украшенную военными медалями.

Без улыбки. Никакого узнавания. Просто пристальный взгляд и злобная ухмылка.

— Нет… нет! Что здесь происходит? — Слезы покатились по щекам Пиа. Она, пошатываясь, встала на ноги.

Офицер, который ранее ударил ее, поднял руку, но Джонатан остановил его резким жестом, подтверждая ужасающую правду.

— Оставьте нас, — приказал он на сиплом обдибиановом языке, его произношение и тон так отличались от того дружелюбного отлично поставленного голоса.

Террористы вышли, оставив их наедине.

— Видимо, нас так и не представили должным образом. Я — командор Джоракс из Ламис-Одж. Слава Великому и Ламани, перевоплощенному пророку.

Как такое возможно?

— Ты же терранец! Как ты можешь предавать своих людей? — Планету. СП. Свою семью. Друзей.

«Меня».

— Я вовсе не с Террана. Я происхожу из Ламис-Одж.

Не может быть. Надбровный нарост Ламис-Одж был таким же своеобразными, как шесть глаз у арканианцев, или голубая кожа у малдонианцев, или слизь у слизняка. Пенелопа коснулась своего лба.

— Я был горд пожертвовать знаком избранного народа Великого, чтобы лучше служить Ламани. Мой нарост удалили с помощью пластической операции, чтобы я мог прикинуться человеком и проникнуть в СП. — Джоракс провел пальцем по татуажу на лбу. Маскировка. Благодаря этому он скрывал шрам после удаления нароста. — Однажды, когда я выполню свою миссию, то с помощью хирургии верну нарост.

— Я же была знакома с твоими родителями! — всхлипнула Пиа. — Они — люди.

— Ты познакомилась с терранцами, которые усыновили меня, забрав из детского дома… куда я был помещен, чтобы вписаться в общество Земли. Мой сир и его пара живы, здоровы и до сих пор обитают на Ламис-Одж.

Джонатан — услужливый, дружелюбный, эффективный помощник — не существовал. Он обманул Пенелопу… обманул весь Союз Планет. Только у Брока сыграло шестое чувство — подозрительность киборга — в отношении мужчины. Когда Пенелопа вспомнила ту откровенность, с которой она при Джонатане и с нимобсуждала стратегию СП, то по спине девушки пробежал холодок.

Как много секретов он выведал? Какую информацию, которую можно было использовать против Галактики, Джонатан передал Ламис-Одж? Сколько еще людей в этом замешано? Сколько еще в СП было предателей?

— Виво тоже участвовал в этом, не так ли? — Арканианец намерено украл ее браслет, чтобы выманить Пиа в коридор для похищения. — Кто еще тебе помогал? В коридоре действительно кто-то был, или ты сам накачал меня наркотиками?

— Это я вколол тебе наркотик, а мои люди доставили тебя на корабль.

Пенелопа выпятила подбородок.

— Ответь только на один вопрос. Почему я? Из всех людей, которых ты мог похитить, зачем забирать меня? Я — младший посол. — Пиа не хотела, чтобы кто-то пережил такую же ситуацию, но в СП служило множество послов и других людей, которые имели гораздо больший вес в обществе.

— Ты достаточно важна, чтобы за тебя заплатили, но недостаточно важна, чтобы тебя хорошо охраняли. Тем более, ты легко заменима.

Ради выкупа. Страх немного отступил. Мать Пенелопы обладала финансами, чтобы выкупить дочь. У Брока тоже были связи. А затем он убьет Джоракса. У Пиа появился отличный шанс выбраться отсюда живой.

— Значит, ты похитил меня ради денег?

— Нет, это дополнительный бонус. — Джоракс в отрицании покачал головой. — Кредиты, которые мы получим за тебя, помогут финансировать священную войну против неверных. Но ты не поедешь домой. Настоящая причина кроется в том, что ты совершенно бесполезна. Гораздо больше внимания уделяется выполнению обязанностей старшего посла. Проверка намного строже, поэтому мне пока не представился шанс перевестись на первый уровень. Тем не менее, я могу заменить тебя. Как помощник младшего посла… помощник, которого ты так высоко ценила… я могу занять возникшую вакансию, и это позволит мне продвинуться по служебной лестнице, а там я заполучу доступ к элите власти. Тем временем, как последний человек, который видел тебя живой, я буду рядом, чтобы помочь в спасательной операции… предоставляя всевозможную ложную и бесполезную информацию. Кстати, твой муж очень беспокоится о тебе, — засмеялся Джоракс.

Собрав всю свою смелость, Пенелопа заявила:

— Они в любом случае тебя поймают. Тогда ты заплатишь за все. — Он ведь не мог выйти сухим из воды, не так ли? — Кто-нибудь заметит, что ты покинул космическую станцию.

А Брок заметит? Обычно муж пытался избегать Джонатана, а не искать его общества.

— После твоего похищения праздник в спешке был завершен. Там много шума из-за отъезжающих гостей и прибывающей полиции. Мое временное отсутствие в течение нескольких часов не заметят. Корабль, на котором ты сейчас находишься, отлетел не так уж далеко от космической станции.

— И что ты собираешься делать со мной? Держать в плену?

Проведет ли Пиа остаток жизни в каком-нибудь лагере Ламис-Одж?

— Только до тех пор, пока мы не получим выкуп. Затем тебя ждет казнь.

Ужас, ярость и предательство наполнили Пенелопу, словно затухающая звезда, которая перерождается в сверхновую.

— Нет!

Пиа ринулась на Джоракса.

Он выстрелил ей в грудь электрошокером. Мучительные электрические разряды пронзили ее нервы. Мышцы тела свело судорогой. Пенелопа рухнула на пол, все еще дергаясь.

Джоракс сорвал браслет с ее запястья и повернулся к мигающей панели. Террорист ввел код, из-за чего инвизи-клетка с жужжанием и шипением активировалась.

Испытывая такую агонию, что даже не было сил закрыть глаза, Пенелопа наблюдала, как Джоракс покидает камеру.

Глава 6

Время уходило, словно нанося Броку удар за ударом. С каждой секундой Пиа ускользала все дальше и дальше. С момента похищения прошло уже 24 часа, и шансы на спасение его жены уменьшались.

В его микропроцессор перестали поступать оповещения. Сигнал — Брок поместил в браслет, который подарил жене, отслеживающее устройство — замолчал. Мужчина хотел верить, что что-то случилось с украшением, а не с его женой, но Брок проработал кибер-оперативником слишком долго, чтобы не обращать внимание на очевидное. Даже если Пенелопа все еще жива, то каким образом ее теперь найти? Брок наградил Пиа жучком в качестве страховки на случай подобного сценария… но не ожидал столкнуться с ним так скоро… тем более, потерпеть неудачу.

— Мы вернем ее, — заявил Андрос, сидя за столом.

Учитывая то, что похищение произошло на космической станции друсилианцев, представители этой расы чувствовали определенную ответственность, поэтому предоставили конференц-зал в качестве базы для разработки операций, полагая, что Брок будет лично расследовать дело в дополнение к охоте со стороны СП и Правительства Объединенного Террана.

— А когда мы это сделаем, преступники дорого заплатят, — добавил Санни.

— Да, — ответил Брок. — Считай, что они уже мертвы.

Может, преступники умрут не завтра, не в следующем месяце и не в следующем году, но это в любом случае произойдет. Теперь единственная миссия в жизни Брока заключалась в том, чтобы выследить виновных. А если он погибнет прежде, чем сможет это сделать, то его братья-киборги перехватят эстафету.

— Передача произойдет завтра, — произнес Картер. Директор Кибер-Управления прибыл на космическую станцию утром. Причинение вреда жене кибер-оперативника было равноценно выпаду против них всех.

Платить или не платить? Отказаться, но тогда похитители убьют жертву. Впрочем, капитуляция ничего не гарантировала. После того, как преступники получат оплату, у них больше не будет никаких других причин, кроме собственного обещания, чтобы сохранить жертве жизнь. Но уже совершенное преступление уничтожало любое доверие. Кроме того, жертва, скорее всего, смогла бы их опознать.

Кибер-Управление не советовало платить выкуп, потому что это было прямой угрозой жертвам, так как похищение людей становилось выгодным делом и, таким образом, этот вид преступлений начинал повторяться все чаще.

Множество раз Брок находился в подобной ситуации с клиентами Кибер-Управления. Но теперь жертвой стала его жена. Если бы требование выкупа пришло к Броку вместо Микалы Айрон, то он бы не знал, как поступить, даже если бы у него было достаточно средств. У матери Пиа не возникло никаких сомнений. Отдать выкуп. Броку принесло небольшое облегчение то, что он не один принимал решение.

А что, если они убили Пенелопу?

К горлу Брока подступил ком, а его грудь напряглась так сильно, что сердце едва могло биться. Только благодаря микропроцессору киборга в мозге и тренировкам он все еще держался, сосредоточившись на ситуации. И как клиенты проходили через это? Когда Пиа вернется домой целой и невредимой, Брок поклянется стать лучшим мужчиной, более чутким и более отзывчивым.

— Микала попросила у похитителей доказательства того, что Пенелопа действительно у них, — добавил Картер.

Еще один порочный круг. Существовало два типа протоплазматической слизи: преступники, похищавшие людей, и подражатели, которые наживались с помощью ложных заявлений об ответственности. Прежде чем передать деньги, нужно было проверить, что получатель действительно был похитителем. Но преступники могли посмеяться над ними, предоставив доказательства в виде частей тела жертвы.

— Их должны доставить сегодня, — заметил Картер. — Оперативники в боевой готовности на всех портах. Любой, кто что-либо привезет на станцию, будет задержан.

Какое подтверждение получит Брок? Ухо Пиа? Палец?

— Похитители точно знают, что Пенелопа — моя жена. Они знают меня. — Брок был в этом уверен.

— Скорее всего, — кивнул Картер.

— Они отправили требование выкупа Микале, потому что были точно убеждены, что у нее есть деньги, и, как мать жертвы, она заплатит несмотря ни на что. Если похитители не собираются требовать у меня выкуп, то зачем вообще меня впутывать… только если не воткнуть нож поглубже? Они посылают доказательства, чтобы навредить мне.

— Значит, это тот, кто знает вас обоих и имеет на вас зуб. — Картер выпрямился в кресле. — Давай уделим этому более пристальное внимание. Нам нужно составить список всех, кто знаком с вами тремя.

Общих знакомых, вероятно, было сотни, тысячи, а может, учитывая общественные работы Пиа и Микалы, это число перевалило за квадриллион существ во Вселенной. И все же это было хоть что-то. Теперь у них появились реальные шансы найти Пиа. Впервые с тех пор, как сигнал от браслета стих, в Броке вспыхнула надежда.

— Моя жена ведет ежедневник в своем ПирКоме. Когда Пенелопу похитили, то не забрали устройство, в нем остались сохраненные данные.

— Мы должны действовать быстро, — заявил Санни. — Я попрошу Микалу составить список. — Он дважды моргнул. — Я отправил сообщение, чтобы она переслала мне данные. Ответ я загружу в центральный процессор Кибер-Управления.

— Считай, что свой список я уже передал, — произнес Брок и загрузил сотни тысяч имен в центральный блок данных Кибер-Управления через зашифрованный беспроводной сигнал. Его микропроцессор записал мнение самого Брока о каждом человеке, которого он когда-либо видел. Списки Пиа и Микалы были намного меньше, потому что, как неизмененные люди, они отмечали только важные контакты.

Из сети СП Брок достал дипломатические контактные данные Пиа. Как киборг, который модернизировал свое собственное программирование, мужчина был опытным хакером, поэтому взломать охранную систему СП для Брока не составляло проблем. Правда, кому-то с меньшим умением обращения с компьютерами навряд ли это удалось бы. Брок сжал губы, а затем получил доступ к их домашнему устройству хранения данных и скопировал все контакты Пиа. Он передал все оперативникам.

— Ладно, — пробормотал Брок. — У вас есть мои данные и Пенелопы.

— Получил! — вскрикнул Санни. — Данные Микалы у меня. — Кибер-оперативник быстро заморгал. — Сейчас проведу сравнение. — Санни поднял руку и начал загибать пальцы. — Сделано! Есть совпадения у одной тысячи шестьсот сорока двух общих знакомых.

Больше, чем думал Брок, но с этим можно работать.

— Андрос и я проверим их всех.

— За исключением людей в этой комнате, ко всем остальным стоит приглядеться, — заявил Картер. — Никто не остается вне подозрений — какими бы дружелюбными или благонамеренными они ни казались. Каждый под подозрением.

Андрос взглянул на Санни, а затем посмотрел на Брока и Картера.

— Мы исследуем хронологию и время взаимодействия, уделив особое внимание списку подозреваемых. Начнем с самого верха и побеседуем с каждым один на один. — Кай стал хрустеть костяшками пальцев. — Мы проверим всех в списке.

Допрос в стиле киборгов раскроет виновного.

Будет ли слишком поздно? Смогут ли они вычислить преступника вовремя, чтобы спасти Пиа?

В комнате прозвучал сигнал о входящем звонке.

— Да? — рявкнул Брок.

— Агент Виво из Союза Планет желает встретиться с вами, — произнесла Кэролайн, помощница Картера в Кибер-Управлении. Она приехала с директором, чтобы помочь координировать и проверять посетителей.

Брок поморщился. Встреча с бюрократом СП занимала последнее место в его приоритетах или желаниях даже в лучший из дней. Брок винил себя за то, что не смог защитить Пиа, но по большей части он все же злился на СП, не сумевших организовать охрану. Они приняли минимальные меры предосторожности.

«Мы открыты для всех, — заявил тогда Генеральный Министр СП. — Таким образом, мы не акцентируем внимание на видах или планетарных национальностях. Преступления совершают отдельные личности, а не целые культуры».

Если не считать Ламис-Одж, Ка-Тье, Малдонианцев и…

Да какая разница, в каком веке жили СП?

— Никто не остается вне подозрений, — напомнил Картер.

За исключением СП, слишком некомпетентной организации, чтобы совершить похищение, хотя она, безусловно, поспособствовала этому. Однако Картер был прав. Нельзя делать никаких предположений. Брок вздохнул.

— Впустите его.

Арканианец вошел в комнату.

«Виво!»

Агент внутренних дел разговаривал с Пенелопой перед тем, как она покинула торжество. Брок встал.

Арканианец представился и протянул ему левую руку. Два глаза были устремлены на Брока, один на другого мужчину, а оставшиеся смотрели в пол.

Брок быстро пожал перепончатую ладонь.

— Я — Брок Манн, муж Пиа… Пенелопы. Не хотите присесть? — Брок указал на стул и снова сел на свой.

— Нет, спасибо. Я не задержу вас надолго. Я пришел предложить свою помощь. Если я могу чем-то помочь, то, пожалуйста, свяжитесь со мной.

— Я знаю, что СП работает над обеспечением ее освобождения, — произнес Брок. Может, некомпетентно, но они все же хоть что-то делали.

— Я здесь не от имени СП. — Все шесть глаз Виво виновато уставились в пол. — Только по личной инициативе. — Он поднял два глаза на лицо Брока. — Потому что именно я ответственен за похищение Пенелопы. Но я ничего не смог с собой поделать. Я украл ее браслет.

Брок вскочил со стула.

— У тебя ее браслет? Отдай!

— У меня его больше нет. После того, как я украл украшение, Пенелопа потребовала, чтобы я вернул браслет. Вот почему она была одна. Потому что отправилась за браслетом.

Брок хотел свернуть тонкую шею Виво. Видимо Картер понял это, поскольку встал между ними.

— Итак, значит, на Пенелопе был браслет во время похищения, — вмешался директор.

— Думаю, так и есть, — кивнул Виво. — Я искренне приношу вам извинения. Я сделаю все возможное, чтобы вернуть Пенелопу.

— Извините, мистер Манн, но прибыл Джонатан Стертевант, чтобы увидеть вас, — раздался в комнате голос Кэролайн.

Брок потер глаза и отдал приказ наносомам, чтобы те остановили начинающуюся мигрень.

— Чего он хочет?

— Он утверждает, что принес что-то, переданное ксенианцами.

Многие люди направили Броку послания с соболезнованиями и поддержкой.

— Впустите его. — Брок перевел взгляд на Виво. — Если тебе больше нечего сказать…

— Я уже ухожу, — пробормотал арканианец. По крайней мере, Виво понял намек.

Но когда Джонатан вошел, Виво вдруг остановился за спиной мужчины. Брок со злостью посмотрел на арканианца, но затем заставил себя сосредоточиться на помощнике Пиа.

— Есть новости? — в голосе Джонатана звучала нескрываемая надежда.

— Пока ничего… — ответил Брок.

— Уверен, ты вернешь ее в целости и сохранности.

Даже несмотря на то, что Кибер-Управление всегда разрабатывало стратегию, успех по-прежнему требовал большой доли удачи. Как только Микала заплатит выкуп, то все может обернуться проблемами. Им необходимо было найти Пенелопу до передачи денег.

— Кажется, нас не представили друг другу. Я — Джонатан Стертевант, ассистент Пенелопы. — Он посмотрел на других мужчин.

— Санни.

— Кай, — представился Андрос.

— Картер.

Каждый мужчина назвал свое имя, но ничего больше.

Джонатан выгнул брови, ожидая, что они предоставят больше информации, но никто этого не сделал.

— У тебя есть какое-то послание от ксенианцев? — подсказал Брок. Императору очень нравилась Пенелопа, поэтому он уже связался с Броком и предложил свою полную поддержку. Если бы Микала не решилась на выкуп, то, скорее всего, это бы сделал Император.

— Никакого послания. Подарок, — заявил Джонатан.

— И что же это?

— Я не вскрывал коробку. Ксенианский мужчина передал ее мне и попросил отнести тебе. — Джонатан достал из кармана маленькую коробочку и отдал ее Броку.

Брок приоткрыл крышку.

Доказательство, которого они ждали. Его сердце сжалось.

— Браслет Пенелопы! — ахнул Джонатан. — Тот, который был на ней в ночь похищения.

Не делать никаких предположений. Если посмотреть список подозреваемых, то представители Ксенианса находились в самом низу. Только братья-киборги Брока стояли еще ниже.

«Отслеживающее устройство еще там?» — спросил Санни по беспроводной связи.

Брок осмотрел браслет.

«Нет. Оно пропало».

— Дайте посмотреть! — Виво ринулся вперед, натыкаясь на Джонатана. — Да, это ее браслет, — бессмысленно пробормотал он.

Брок раскрыл сжатый кулак, чтобы не ударить арканианца, и обратился к Джонатану.

— Расскажи мне все. С чего ты взял, что это ксенианец?

— Из-за его взгляда. Немигающий, черный, почти стеклянный. И его имя. Ксороно.

— Он представился? — вмешался Андрос.

— Мне это тоже показалось странным, — пробормотал Джонатан.

— Что он еще говорил? — спросил Брок.

— Только то, что я должен доставить его тебе. — Плечи Джонатана поникли. — Я понятия не имел, что это было. Хотелось бы мне знать раньше. Я бы позвал на помощь, каким-то образом задержал мужчину.

В очередной раз ассистент Пиа продемонстрировал свою бесполезность. Разве СП не организовывала обучение для своих сотрудников? Почему они не нанимали людей со здравым смыслом? Впрочем, если честно, никто бы не заподозрил ксенианцев. Эта раса слыла пацифистами.

«До сих пор не могу поверить, что здесь замешаны ксенианцы, — сказал Брок. — Может, похититель просто нанял ничего не подозревающего ксенианца».

«Может быть», — согласился Санни.

«Но, в любом случае, ксенианцы теперь тоже попадают в список подозреваемых», — подчеркнул Андрос.

— Он сказал что-нибудь еще? — спросил Брок у Джонатана.

— Нет. Возможно, следует уведомить об этом Министра СП.

— Мы позаботимся об этом, — произнес Картер.

— Тогда я пойду. Это тяжело, но постарайся не волноваться. Я нутром чую, что Пенелопа вернется.

Джонатан ушел.

А Виво остался. Два его глаза сосредоточились на двери, через которую вышел Джонатан. Ноги арканианца по-прежнему твердо стояли в конференц-зале, злоупотребляя гостеприимством Брока.

— Если у тебя ко мне больше ничего нет… — начал Брок. Если арканианец не понял намека, то он выставит его в коридор с помощью физической силы. Им нужно сузить круг подозреваемых. Время на исходе.

— На самом деле, есть. — Виво выложил небольшое устройство на стол.

Глава 7

Два охранника и Джоракс вошли в камеру. Клетку-инвизи обесточили.

— Вставай, — приказал бывший помощник Пенелопы.

Пиа поднялась на ноги.

«Вот и все. Сейчас они убьют меня».

Она даже не могла сглотнуть, так как у нее пересохло во рту. За два дня похитители не предоставили ей ни воды, ни еды. Зачем тратить ресурсы на того, кого хотели уничтожить? Равнодушно, но эффективно.

— Тебе не сойдет это с рук, — прохрипела Пенелопа. — Ты можешь убить меня, но мой муж не успокоится, пока не прикончит тебя. У него есть… друзья. — Пиа не желала раскрывать существование Кибер-Управления, но даже если организация не сможет вовремя добраться до нее, то дни Джоракса в любом случае сочтены. Казнь Пенелопы высвободит весь гнев и огневую мощь Кибер-Управления. Удовлетворение от приближающейся мести позволило Пиа очень дерзко закончить монолог. — Ты понятия не имеешь, кого решил поиметь.

Джоракс шагнул ближе и, смешивая обдибиановый и терранский язык, произнес:

— И кого же это? Твоего мужа, занимающегося импортом? Он слишком занят расследованием дела какого-то ксенианца. СП? Они просто создадут еще одно бесполезное распоряжение. Или, может, помощь придет от того проныры из внутренних дел, который оказал мне услугу, заманив тебя в пустынный коридор? Ох, да, я действительно занервничал.

Джоракс кивнул охранникам.

— Свяжите ее.

Пенелопа боролась изо всех сил, но двое мужчин одолели девушку, закрепив ее запястья за спиной электронными кандалами и защелкнув манжеты на лодыжках.

Джоракс натянул на свое лицо капюшон и махнул рукой в перчатке. Два солдата повели Пиа вниз по коридору. С каждым шагом ремни на лодыжках били Пенелопу током. Чем быстрее она двигалась, тем сильнее были разряды. Когда ее завели в огромный отсек, она упала на колени, страдая от боли.

Пенелопа раскачивалась взад и вперед, а ее образ отражался на большом экране, висящем в комнате. Убийство будет транслироваться по всей Галактике. Ламис-Одж всегда предпочитали публичные казни в период террора.

По приказу Джоракса охранник ввел код в сканер, и манжеты на лодыжках Пенелопы сжались, обездвижив девушку. Джоракс вытащил из ножен наэлектризованную саблю. Она излучала зловещий свет. Когда мужчина взмахнул клинком, раздался свист.

«Он пытается напугать меня. И это работает. О, Вселенная. Вот и все. Ох, Брок».

Слезы покатились по ее щекам.

Джоракс возвышался над Пенелопой. На экране она увидела двух охранников в задней части комнаты. Они натянули капюшоны и подготовили бластеры. Это что, запасной вариант на случай, если обезглавливание саблей не сработает?

Соблюдая ритуальную последовательность, Джоракс водил наэлектризованной саблей слева направо, вверх и вниз. Через некоторое время мужчина замер.

— Слава Великому и Ламани, перевоплощенному пророку. Пусть народы Галактики засвидетельствуют казнь женщины-неверной, члена языческого Союза Планет.

Джоракс поднял саблю.

Пенелопа зажмурила глаза.

«Ах, Брок, Брок, Брок».

Грохот. Позади Пиа прозвучали два тяжелых удара. Джоракс закричал.

Пенелопа широко распахнула глаза. Экран потемнел. Ее ноги все еще были на месте. Правда, Пенелопа до сих пор не могла встать, поэтому начала извиваться. Двое мертвых охранников лежали на полу. Три киборга, одетых в черное, спускались из вентиляционного отверстия в потолке, а затем приземлились на ноги. Брок. Кай Андрос. Санни Мастерс.

Сабля Джоракса трещала и шипела на полу. Бывший помощник ринулся за оружием. Брок бросился на него и сломал ему руку.

Джоракс вновь закричал.

Санни что-то сделал со сканером. В манжетах на лодыжках Пенелопы пропал электрический ток, и они ослабли. Кай отнес Пиа в безопасное место, пока ее муж кружил вокруг похитителя.

— Это Джонатан! — закричала Пенелопа.

— Мы это поняли, — ответил Брок, сосредоточив взгляд на похитителе.

Джоракс замахнулся здоровой рукой. Ее муж-киборг отбил удар, будто отмахиваясь от комара, и врезал кулаком в лицо Джоракса. Его щека хрустнула.

— Не смотри. — Кай попытался заставить Пенелопу отвернуться.

— Нет, я хочу это видеть.

Пинок в живот, и Джоракс согнулся пополам, не в состоянии сделать вдох. Брок схватил мужчину и сломал ему шею с громким щелчком. Потом отбросил тело на пол.

Брок бросился к Пиа. А она потянулась к нему. Ее обняли сильные руки.

— Я думала, что умру, — всхлипнула Пенелопа. Она нашла его губы и отчаянно поцеловала.

— Я всегда приду за тобой. Ты в безопасности. Мы возвращаемся домой.

Его ладони бродили по ее телу, спине, рукам, ногам. Пенелопа понимала, что он проверяет ее на травмы.

— Я в порядке, — прошептала она. — Но очень хочу пить.

Кай ввел какой-то код в сканер.

— Комната безопасна, но нам лучше убраться до прибытия подкрепления, которое захочет узнать, почему прервалась трансляция.

— Мы принесем тебе воды, когда выберемся отсюда. Стой смирно.

Брок достал бластер из-за своего ремня, настроил устройство и направил на наручники Пенелопы. Они спали с рук девушки. Потом он сделал то же самое с кандалами на лодыжках и кивнул Санни, который подпрыгнул и забрался в отверстие на потолке.

Брок поднял Пиа на руки. Санни забрал девушку и затащил в вентиляционное отверстие. Кай, а затем и Брок, проследовали за ними. Они аккуратно поставили панель, скрывающую отверстие, на место. Воздуховод был достаточно просторным, поэтому им не пришлось нагибаться.

Оперативники замерли над небольшим стартовым отсеком. После быстрой проверки Кай спрыгнул, и Брок передал Пиа в руки киборга, а затем вместе с Санни выбрался из воздуховода. Они быстро побежали к странному шаттлу, которого ранее Пенелопа не видела.

— Что это такое? — спросила Пиа. — Кому принадлежит судно?

— Это прыгун малдонианцев, — ответил Брок.

— Малдонианцы принимали участие в спасательной операции?

— Не зная об этом.

Все три киборга рассмеялись.

Они поднялись на борт корабля. Кай взял управление на себя, а Санни занял место штурмана. В задней части кабины находились два пассажирских кресла. Брок сел в одно из них и разместил Пенелопу у себя на коленях.

— Вытащи нас отсюда, — приказал он.

— Вас понял, — ухмыльнулся Кай. На смеси малдонианского и обдибианового языка киборг запросил разрешение на запуск. Пиа затаила дыхание, пока они ждали одобрения. Вскоре огромные заслонки отсека откатились, и они устремились в космос, покидая военный корабль Ламис-Одж.

Когда они отлетели достаточно далеко, и судно террористов исчезло с радаров, Кай переключил управление прыгуна на автопилот. Мужчина указал в сторону кормы.

— Нам нужно кое-что сделать там.

— Ага, заняться всякой хренью. — Санни поднялся на ноги.

— Тебе необязательно уходить, — прошептала Пенелопа.

— Да, необязательно, — ответил Брок.

— Мы сообщим всем, что она в безопасности — Картеру, Микале, СП, — добавил Кай.

— Спасибо, — кивнул Брок.

— Могу я вам что-нибудь принести, прежде чем?.. — спросил Санни.

— Воды, пожалуйста, — прохрипела Пиа.

Они принесли ей стакан с водой, который Пенелопа моментально осушила, а затем исчезли, оставив девушку в объятиях мужа. Брок взял Пиа за запястье и поцеловал внутреннюю сторону ладони.

— Джоракс забрал у меня браслет, — сказала она.

— Я вернул его. — Брок ненадолго замолчал. — Я поставил на него маячок. Когда тебя похитили, то я волновался, но рассчитывал, что сигнал приведет меня прямо к тебе. А затем он пропал. — На его щеке дернулась мышца. — Примерно в то же время мое сердце перестало биться.

Пенелопа подняла голову с груди мужа.

— Как тебе удалось вернуть браслет?

— Джонатан передал его мне. Сказал, что его принес ксенианец. Я на это не рассчитывал.

Джоракс упоминал, что собирается подбросить ложные улики. Обвинить во всем ксенианцев. Террористы точили на них зуб, так как Император отменил соглашение, позволяющее Ламис-Одж построить форпост на их планете.

— Он тебе никогда не нравился, — заметила Пиа.

Брок был куда более проницателен, чем она. Приятное, благосклонное, любезное поведение Джоракса полностью одурманило Пенелопу. Почему она приняла все за чистую монету? Начиная с этого момента, Пиа будет просить Кибер-Управление проверять всех своих будущих помощников. Брок сделал бы это ради нее.

— Он мне не нравился, но я не мог понять, почему. — Брок вздохнул. — Даже когда Джонатан принес браслет, я все равно не стал подозревать парня, — в его голосе проскользнула горечь, Брок отвел взгляд. — Возможно, ты была права. Возможно, это была ревность.

— Ты — все, что мне нужно! — Пенелопа обхватила ладонью его щеку и заставила Брока посмотреть на нее. — Не вини себя за то, что произошло. Джонатан давно это планировал. Если бы он не похитил меня, то обратил бы внимание на кого-то другого.

Брок в отрицании покачал головой.

— До сих пор не могу поверить, что терранец перешел в Ламис-Одж.

— Он не терранец. — Пенелопа скривила губы. — У него была пластическая операция. На самом деле, он происходит из Ламис-Одж. Его настоящее имя Джоракс.

— Сукин сын! — Брок от удивления открыл рот.

Пенелопа позволила себе немного позлорадствовать. На этот раз и она обладала ценной информацией!

— Он намеревался вновь изменить внешность после того, как достигнет поставленных целей. — Пенелопа совершенно не страдала из-за того, что Джонатан — Джоракс — встретил свою кончину. Он заслужил это. — Если у меня больше не было браслета со следящим устройством… — На самом деле, было очень самонадеянно со стороны Брока подложить ей жучок, но, учитывая обстоятельства, Пиа сожалела лишь о том, что это не сработало. — Как ты нашел меня?

— Нам помог твой маленький арканианский друг, агент Виво.

— Виво! Это он втянул меня в эту неразбериху. Виво украл браслет. А когда я отправилась за ним, то меня похитили.

— Он расследовал дело Джонатана, подозревая, что мужчина не тот, за кого себя выдает. Виво был с нами, когда он передавал браслет. Агент установил свой собственный маячок на Джонатана. Мы следовали этому сигналу.

— Но как вы попали на борт?

— Секретно, — ухмыльнулся Брок. — Я не могу тебе рассказать. Гипотетически, у меня могут быть связи с мастерской по восстановлению шаттлов, которая может предоставить любой вид транспортного средства, который мне понадобится, включая малдонианский прыгун.

— Гипотетически.

— Гипотетически.

Этот ответ был даже более подробным, нежели ожидала получить Пенелопа.

— Прости, что доставила тебе столько хлопот.

— Тут ничего не поделаешь, — улыбнулся Брок. — Неприятности идут рука об руку с твоим именем.

Он не зря много лет назад назвал ее «Пиа». Сокращенно от Пенелопы Изабеллы Айрон и «боль в заднице».

— Не пугай меня так больше, — прошептал Брок.

— Не буду. — Пиа прижалась к его груди, и он погладил ее по спутанным волосам. — Я люблю тебя, Брок.

— Я тоже люблю тебя.

* * *

Брок держал себя в руках ради Пиа, не желая, чтобы она увидела, как близко он подошел к потере самообладания. В последние несколько дней мужчина столкнулся со своим самым большим страхом — происшествие с тем, кого он любил. Это оказалось чертовски тяжело, как и представлял себе Брок.

После того как он стал киборгом — в основном человеком, но частично компьютером — он начал думать, что любовь больше не появится в его жизни. Какая женщина сможет принять мужчину, который только наполовину человек?

Сегодня люди были в значительной степени связаны с компьютерами, но никто не хотел быть юридически женатым на одном. Но компьютер и механические части Брока не имели значения для Пиа.

Он принял свои чувства к Пенелопе — особенно после сомнений в ключе «а стоит ли знакомить девушку со своей жизнью». Опасность преследовала Брока на каждом шагу. Он проникал в самые опасные уголки Галактики, зачастую используя тактику повстанца для достижения своих целей. Брок был создан, чтобы сражаться. Натренирован встречать опасность лицом к лицу.

Брок не опасался за свою собственную жизнь. Но всегда боялся, что однажды его раскроют, и он за все заплатит.

Брок понимал, что и должность Пенелопы тоже ставит ее под угрозу.

Идеалистка, его жена ожидала лучшего от опасного грозного мира. Ее работа заключалась в том, чтобы быть милой на вечеринках, гала-концертах, саммитах, но она общалась с самыми непредсказуемыми существами Галактики. Как доказало похищение Пиа, СП понятия не имели, с кем имеют дело. Они наняли сотрудника из Ламис-Одж!

Что, черт возьми, теперь ему делать?

Мощь террористов росла, а Пиа уже дважды становилась мишенью.

Брок обладал связями, чтобы защитить девушку. Несколько удачно подобранных слов с нужными людьми, и Пиа уволят из Союза Планет.

Но она никогда его не простит. Пенелопа будет ненавидеть его до конца своих дней.

Глава 8

— Собираешься перенести меня через порог? — Пиа пошевелила ногами, пока Брок заносил ее в просторную спальню.

— Что-то вроде того.

Прошло уже два дня с момента спасения, но потребность прикоснуться к жене, держать ее рядом, не утихала. Только благодаря самоконтролю Броку удалось охладить свой пыл во время разбора ситуации и медицинского осмотра. Как только Пенелопа приняла душ, он сразу сообщил Картеру, что берет отпуск, и забрал девушку домой на Терран, в их городскую квартиру.

Брок положил Пиа в центр их большой кровати и ввел код в систему ХомОпс, чтобы жалюзи на окнах опустились. Впрочем, специально изготовленное стекло не позволяло водителям автомобилей заглядывать в квартиру на двенадцатом этаже. Окна закрылись, и автоматически включился свет, сделав атмосферу в комнате более интимной.

Наконец, они остались одни.

После спасательной операции с Пиа хотело встретиться множество людей: Картер из Кибер-Управления, СП, власти Террана, ее мать, друзья, врачи, консультанты по травмам. Огромный длинный парад.

Брок подошел к кровати и начал раздеваться. Он не желал, чтобы между ними оставались хоть какие-то препятствия: ни одежда, ни история, ни его долг перед Кибер-Управлением, ни ее должность посла, ни воспоминания о надвигающейся смерти. Пенелопа скинула одежду и нахально улыбнулась, изгибая губы.

Эх, Пиа, Пиа, Пиа. Заноза в заднице. Бывшая подопечная. Пронырливый подросток, клиент спецоперации, посол в опасное время, красивая молодая женщина. У нее было так много определений, но единственное, что имело значение — она была любовью всей жизни Брока. Если с ней что-то случится… мужчина вздрогнул.

Их сложно было назвать подходящей парой, но иногда странные люди были связаны самым глубоким образом.

Обнажившись, Пиа легла на спину, а в ее глазах сверкнуло приглашение. На коже девушки виднелись темные кровоподтеки, и в Броке вновь поднялся вихрь гнева. Если бы он мог, то снова убил бы Джонатана. Только на этот раз мучил бы дольше. Единственная причина, по которой Брок быстро нейтрализовал угрозу, заключалась в том, чтобы не задеть чувства жены.

Призвав наносомы, чтобы они погасили гнев, Брок успокоился и накрыл Пенелопу своим телом, поцеловав. Он медленно ласкал ртом ее губы, смакуя мягкость, вдыхая сладкий запах дыхания. Брок толкнул язык ей в рот, пробуя на вкус, исследуя. Затем поднял голову и поцеловал закрытые веки, виски, уши, чувствительную нижнюю часть подбородка, горло.

Пенелопа сжала рукой его волосы и застонала.

Брок повернулся на бок и потянул жену за собой. В ее глазах сверкнуло озорство. Когда она погладила его лицо, покрытое щетиной, Брок схватил ее за руку и поцеловал каждый пальчик, затем ладонь, запястье. Расположив руку на груди Пенелопы, он смял плоть, поиграв затвердевшим соском, а после попробовал пик на вкус.

Желание все нарастало, интенсивное и неотложное, но Брок хотел растянуть это время, сделать все медленно. Он лизнул ключицу Пенелопы, затем прижался лицом к полушариям ее груди. Поцеловав нижнюю часть, Брок стал дразнить жесткие соски, превращая их в алые бутоны.

Вскоре внимание мужчины привлек пупок Пиа. Девушка захихикала и оттолкнула его голову, когда он приласкал выемку языком.

— Стой, стой! — засмеялась Пенелопа. — Это щекотно.

Брок покрыл живот Пиа легкими поцелуями.

«Моя Пиа. Моя».

— Ты дразнишь, — возразила Пиа.

— Поклоняюсь, — поправил Брок, успокаивая свои растрепанные эмоции и продолжая ласкать ее тело. Но его ноющий стержень был согласен с жалобой. На головке выступила капля предсемени. Если член Брока затвердеет еще сильнее, то просто лопнет. Его яйца были настолько туго натянуты, что болели.

Спустившись ниже, Брок раздвинул бедра Пиа и опустил голову, чтобы попробовать девушку на вкус. Сладкая Галактика. Своеобразный мускус взорвался в его голове головокружительным вихрем. Наносомы не позволяли киборгам напиться, но, черт возьми, Брок пьянел от вкуса жены. Словно Пенелопа опоила его.

Брок зарычал и снова лизнул.

Отстранившись, он прикусил внутреннюю часть бедра девушки. Пиа начала извиваться и тянуть мужчину за волосы, заставляя подняться.

— Брок!

Он набросился на ее рот, покоряя горячие влажные глубины.

«Моя Пиа. Моя. В безопасности. Здесь. Всегда».

У него был план, который Брок собирался осуществить после того, как разделит наслаждение с Пиа. Гораздо позже.

Пенелопа яростно поцеловала мужа в ответ, сминая его губы, пронзая своим языком. Она обхватила ладонью член Брока, и в его животе вспыхнул раскаленный добела жар. Чтобы не потерять самообладание, мужчина отстранился и раздвинул ноги Пиа в поисках ее естества. Она застонала в его рот, когда Брок добрался до затвердевшего клитора. Двумя пальцами мужчина проник в ее киску и начал трахать.

Пенелопа выгнула спину.

— О, Галактика. Я сейчас кончу.

— Да, Пиа, ради меня, — прорычал он. — Кончи для меня.

Пенелопа достигла кульминации, ее тело извивалось и дрожало, а крики экстаза вырывались из горла. Стенки ее киски стиснули все еще двигающиеся пальцы. Когда он покинул лоно Пиа, ее мышцы все еще трепетали. Брок направил член к входу девушки и погрузился внутрь.

Желание и похоть сломили его волю. Наносомы завибрировали, он был готов поклясться, что вознесся на мифические небеса.

— О, черт, трахни меня, Пиа, — простонал он.

— Да. — Пиа поддалась навстречу его толчкам, покачивая бедрами, заставляя Брока входить еще глубже.

Но он уже находился глубоко внутри. Всегда был там. С того момента, как Брок встретил Пиа, то понял, обратного пути не существует. Он пытался. Даже какое-то время обманывал себя, веря, что все получается.

Брок отстранился и вновь толкнулся вперед. Снова. И еще раз. Нервные окончания опалило жаром. Мышцы сокращались. Наносомы вибрировали.

«Медленно, не спеша. Ох, твою мать».

Он не мог сдержаться. Не мог…

Бедра Брока рванули вперед. Жесткий член погрузился в тугое гладкое лоно.

«Сдерживайся, сдерживайся».

Зажмурив глаза, он откинул голову и стиснул зубы в мучительном экстазе.

Наслаждение. Еще одна волна. Пиа вскрикнула, и ее киска стиснула Брока в очередном оргазме.

«Вот черт».

Брок ощутил давление у основания члена, а затем взрыв. Все его тело содрогнулось, и он с криком кончил. В глазах замелькали звезды. В голове словно взорвалось удовольствие, вынуждая его плоть вновь содрогнуться от блаженства.

Все еще находясь глубоко в девушке, Брок рухнул на Пиа, а затем перевернулся на бок, перекинув ногу через ее бедро. Теплое дыхание Пенелопы овевало шею мужчины. В этот момент для Брока не имело значения ничего, кроме объятий его жены.

— Поразительно, — нарушила молчание Пенелопа.

— Ух… ты права. — Он потерся щекой о макушку Пиа, поглаживая ее по спине.

— Если я всегда буду получать такое по возвращению домой, то меня должны похищать чаще.

Его рука замерла.

— Нет. — Такими ужасными вещами не стоило шутить.

— Прости. Это было совсем не смешно. — Она наклонила голову к его груди.

Брок приподнял ее голову за подбородок и поцеловал в губы.

— Все в порядке. Иногда я бываю слишком чувствительным.

Пиа обняла мужчину.

— Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю. — Брок отстранился. — У меня есть кое-что для тебя.

— Что?

Он выбрался из постели.

— Сейчас покажу.

Он схватил свои брюки и, вытащив из кармана коробочку, протянул ее жене.

— Еще один подарок? — Пенелопа с любопытством взглянула на мужа. — Тебе не нужно было этого делать.

О да, нужно.

— Открой, — кивнул Брок.

Пиа приподняла крышку и ахнула.

— Восхитительно. — Она достала кулон. Маленькое хрустальное сердечко болталось на крепкой, но тонкой цепочке, отражая целую радугу цветов.

Пиа протянула украшение Броку.

— Поможешь надеть?

Брок приподнял ее волосы и защелкнул застежку цепочки. Казалось, металл слился с ее кожей, став невидимым. Сердечко лежало между грудей Пиа, синтетический кристалл был достаточно плоским, чтобы не выступать под одеждой. Пенелопа стала изучать украшение.

— Очень красиво, но никто не сможет его увидеть.

Именно.

Пенелопа резко подняла голову.

— Еще одно устройство слежения?

Брок тихо вздохнул.

— Да.

В кристалл был встроен чип.

Досаду на ее лице сменило веселье.

— Наверное, мне повезло, что ты не подарил мне фотонный бластер.

Его губы дернулись. Подарил бы, если б смог.

— Даруй мне спокойствие и носи его. Согласна?

— Если я это сделаю, ты позволишь мне и дальше служить послом?

— А есть ли способ заставить тебя передумать?

— Мне казалось, что теперь ты заставишь меня уволиться.

Брок долго и серьезно размышлял над этим.

— Дипломатическая служба — то, о чем ты всегда мечтала. Я не могу забрать это у тебя. Но мне нужно знать, что ты в безопасности. — Он провел рукой по своим волосам. — Я не могу снова пройти через что-то подобное.

Картер согласился, что Пиа не заметит кибер-оперативника, следующего за ней повсюду. Если она узнает об этом, то Броку придется дорого заплатить за обман, но он как-нибудь справится.

— Я бы тоже не хотела, чтобы ты проходил через это. Поэтому я буду носить кулон. — Ее губы изогнулись в дерзкой улыбке. — Большинство мужей дарят своим женам цветы, конфеты, украшения. Мой же дает мне маячок. О чем еще я могу просить?

Пенелопа поцеловала Брока.

Перевод: Оксана Гладышева

Редактор: Татьянка Туровец

Примечания

1

Pain in the ass — боль в заднице — сокращенно с английского Pia (Пиа).

(обратно)

2

Терраформирова́ние — изменение климатических условий планеты, спутника или же иного космического тела для приведения атмосферы, температуры и экологических условий в состояние, пригодное для обитания земных животных и растений.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8