Некромант из криокамеры (fb2)


Настройки текста:



Владимир Кощеев.

Некромант из криокамеры

Пролог

— Разморозка завершена. Выполняю проверку целостности пациента, — звучит отовсюду механический голос женщины, так мог бы говорить компьютер – идеально правильно, совершенно без эмоций.

— Где я?

Не могу пошевелиться. В окружающей кромешной темноте даже говорить не могу – только думать.

— Все системы функционируют в пределах допустимой нормы. Тело разрушено на семьдесят процентов. Рекомендуется инъекция наноассемблеров[1].

— Где я?!!!

— Фиксирую всплеск мозговой активности.

— Да что здесь происходит? – усиленно пытаюсь хотя бы глаза открыть, но тело не слушается.

Они не отвечают мне. Я слышу голоса, но все так не четко. Темнота. Лишь механический женский голос.

— У пациента недостаточно средств для оплаты нано-роботов. Погружаю пациента P001981 в гибернацию до особого распоряжения комиссии.

Мир снова исчез.

* * *

— Здравствуйте.

 Мир вспыхнул ярким светом. Все настолько идеально белое и безжизненное, нет ни верха, ни низа. Лишь стоящий напротив джентльмен в черном костюме.

— Где я?

На этот раз удается заговорить, хотя и не могу пошевелиться. Такое ощущение, что тела попросту нет.

— Это симуляция, — сообщил джентльмен, разводя руками. – Мы скопировали вашу личность в момент пробуждения. К сожалению, пробудить ваш разум в нынешних условиях – гарантированная смерть. Технически я – программа коррекции, подготовленная для ввода размороженных людей в новый для них мир. Мир современной жизни. Можете называть меня Марк.

— Новый мир?

— Что последнее вы помните?

На его лице заиграла такая улыбка, будто этот Марк читал Карнеги[2]. Хотя, он же программа – может, и читал. Кто их знает?

— Я вроде бы ехал домой. Не доехал, да? – нервный смешок. – Какой сейчас год?

— Я не могу ответить на этот вопрос, чтобы не ввести вас в шок.

— Значит, давно я помер. И что теперь? Что дальше? – будь у меня руки, я бы ими всплеснул. – Божий суд какой-нибудь? О, мне, значит, можно сразу готовиться к персональной сковородке?!

— Это защитная реакция психики, — понимающе закивал Марк. – Не беспокойтесь. По ту сторону симуляции вас ждет прекрасный новый мир, свободный от болезней, смерти и страхов вашего времени.

— Да ладно? Тогда почему вы сперва полезли считать мои деньги, прежде чем сунуть в эту вашу симуляцию? И где вы вообще ее подсмотрели? Уж не в «Матрице», ли?

— Поймите, вы попали в программу разморозки и коррекции среди первых. Пока это действительно дорогостоящая процедура. И сейчас вам будет предоставлен выбор – ждать, когда цена станет вам по карману, либо отказаться от новой жизни, либо заработать недостающую сумму.

— Отказаться от оживления? В крематорий, что ли? Нет уж, спасибо! Что там с зарабатыванием денег?

— Мы подключим ваше сознание к одному из самых перспективных источников дохода современности, — у Марка самодовольный вид, будто лично он этот источник изобрел. – Я говорю о виртуальной реальности.

— Мне что, предлагают заработать на игре? – я не стал сдерживать смех. – И каким образом?

— Популярность современных проектов настолько высока, что игровая валюта приравнялась к реальной на биржах. В этом вы сможете убедиться сами, когда мы закончим вводную часть и перейдем непосредственно к действию.

— И что от меня требуется? Какая это должна быть сумма?

— На данный момент на вашем счете всего сто кредитов. Для лучшего понимания ситуации – в переводе на деньги вашего времени — у вас меньше пяти долларов.

— Кредиты?

— Земная валюта.

— А есть, значит, и другие?!

Он посмотрел как человек на таракана – столько превосходства во взгляде  цифровых черных глаз.

— Я не могу пока ответить на этот вопрос. Итак, мы остановились на заработке. Все, что вам требуется – собирать игровую валюту. На время вашего существования в виртуальной среде вашего сознание будет полностью скопировано.

— То есть, меня клонируют? Почему сразу не дать мне новое тело?

— К сожалению, на вашем счете недостаточно средств на эту процедуру. Но мы можем оцифровать ваше сознание.

— Ладно, поехали.

Белый свет сменился непроницаемой темнотой. Марк оставался на грани видимости, фигура джентльмена четко выделялась в общей пустоте.

— Вы желаете выбрать виртуальную реальность?

— А что, их много?

— Популярны покорение космоса и магические миры.

— Давайте магию, если выйду в ваш прекрасный новый мир, — передразнил я Марка, — мне этот космос приестся до зубовного скрежета. Только давай без всяких там гендерно-сексуальных девиаций.

 — Я могу предложить вам одну из самых сложных игр современности, — его, кажется, обрадовал мой заказ. – Неверком.

Перед глазами возникла надпись, выполненная в виде грубо склепанных железных полос. Что интересно – я совершенно точно знал, она на английском, но в голове звучала будто на русском – никакого ощущения, что язык чужой. Это что же, я полиглот теперь?

— Ваш разум прошел процесс первичной адаптации, — Марк, похоже, читал мысли. – На Земле остался только один язык. Земной. Для вашего лучшего усвоения мы внедрили в ваше сознание некоторые изменения. Знание земного языка – одно из них.

— И чем же еще вы нашпиговали мне голову?

— Не стоит волноваться, это стандартный блок информации. Он будет раскрываться только, когда нужно. К примеру, встретив непонятный термин – вы получите краткую справку с дефиницией[3]. Со временем эти справки исчезнут, вы будете сразу же понимать новые данные, как только встретите.

— Понятно все с вами. Я, наверное, не жив и не имею никаких прав, Марк? А с трупом вы можете творить все, что угодно?

— Список ваших прав ограничен, это верно. Но только до тех пор, пока комиссия не определится с вашим статусом. Обычная процедура подразумевает краткий курс адаптации и полное восстановление личности. Но у вас... исключительный случай.

— Это мне одному так повезло, что ли?

— Нет. К сожалению, большинство пациентов «РусКриоХим» оказались неспособны оплатить восстановление или создание нового тела.

— Ну, спасибо, умеешь подбодрить.

— Перейдем к созданию персонажа?

Что-то в его голосе изменилось. То ли запрограммированы разные эмоции, то ли стандартные фразы записывали в отвратительном настроении.

— Ок, какой у меня выбор?

— Классика жанра, показавшая наибольший интерес пользователя – три класса персонажей. Воин, маг и стрелок. Есть сотни вариаций, если желаете, могу запустить развернутый анализ.

— Маг, — прервал я его.

— Аватар будет мужским?

— Было бы неплохо остаться мужиком, знаешь ли.

— В таком случае, пожелаете и внешность оригинального тела?

— А что, и так можно? Тогда, разумеется!

Короткая вспышка ударила по глазам, и я закрыл их рукой. Моей рукой!

— Ого-го! – только и выдал я. – А почему сразу так было нельзя?

— Вы могли выбрать иную расу, вид, пол, размеры. Статистика показывает, люди из вашего времени проводят перед редактором персонажа от двух до пяти часов. Я не спешил придать вам облик до момента, как определитесь.

— Так, а поменять я его все еще могу?

Он снова улыбнулся.

— А разве хотите?

То ли этот Марк очень хитро написан, то ли самообучается. Что же за мир у них там, раз могут создать такие программы для реабилитации отщепенцев вроде меня?

Ведь кто бы стал воскрешать Пушкина в мире автомобилей и скайпа? Он бы помер от скуки, раз нельзя пороть крестьян и приходится торчать с девяти до семнадцати в душном офисе.

А меня вот воскресили.

Насколько же отличается наша мораль. Решили дать нам, замороженным в начале двадцать первого столетия, шанс на новую жизнь?

— Нет.

— Тогда предлагаю выбрать одну из стартовых локаций.

— А есть принципиальная разница?

— В мире Неверкома нет постоянных фракций. Однако есть возможность примкнуть к какому-нибудь королевству или же основать свое государство. Одно из наиболее популярных направлений в игре – политика.

— Извращенцы, — скривился я. – А можно ли узнать потенциал моего мага?

Марк сунул руку за пазуху и протянул мне длинный свиток.

— Прошу.

Я пробежался глазами по тексту, как скроллом. Строчки удобно скользили, повинуясь моему желанию. Если в игре будет все так же просто и легко – обучалка не понадобится. Даже тапать не нужно – все само активируется.

— Управление в игре будет происходить точно так же, как и с этим свитком. Все вокруг создано и контролируется вашим сознанием.

— Ложки не существует[4], — кивнул я.

— Ваш выбор?

— Город Тарос.

Мир снова вспыхнул.

На этот раз мы стояли посреди небольшой поляны. Зеленая трава, высокие и толстые березки, непередаваемый аромат леса. Пели невидимые птицы, лаская слух и заставляя беспричинно улыбаться.

— Остался последний штрих, выберете имя – игра начнется.

— Зачем выдумывать велосипед? Зовите меня Макс.

[1] Наноассемблер — разрабатываемое устройство наноразмеров, способное собирать из отдельных атомов или молекул сколь угодно сложные конструкции по вводимому в них плану.

[2] Дейл Бре́кенридж Карнеги — педагог, лектор, писатель, оратор-мотиватор. Основал курсы по самосовершенствованию, навыкам эффективного общения, выступления и другие.

[3] Определение, итолкование понятия.

[4] “Spoon boy: Do not try and bend the spoon. That's impossible. Instead only try to realize the truth.

Neo: What truth?

Spoon boy: There is no spoon.

Neo: There is no spoon?

Spoon boy: Then you'll see that it is not the spoon that bends, it is only yourself» (с) The Matrix, 1999

Часть 1

Глава 1

Никакого эмбиента[1] на фоне, вызывающего тошноту и нервный тик со второй минуты прослушивания. Только звуки живого леса.

Я огляделся, Марк действительно пропал. Видимо, дальше положено разбираться самому.

Итак, что имеем? Никаких панелек или инвентарей, банальный мешок за спиной, знание о его содержимом и какие-то навыки на грани сознания.

Описание игры утверждало, Неверком – далеко не самое дружелюбное место. Я бы сказал, здесь тоже можно жить. По крайней мере, лес мне точно нравился. Другое дело, не будешь же в нем вечно торчать.

Физика тела казалась настоящей – я свободно двигался, не скованный игровыми условностями. Попробовал попрыгать и присесть – все удалось без проблем, даже отжался разок, почти зарываясь лицом в высокий мох, пахнувший пылью и влагой. Мышцы приятно заныли, разминаясь после долгого покоя.

Что-то тренькнуло в голове.

 — Ага, первый контакт! – я потер руки, приказывая сообщению открыться.

 «Добро пожаловать в Неверком!

Мир раздирают войны...»

Тут я закатил глаза и быстро пролистал текст. Ничего интересного. В топку.

Снова тренькнуло.

«Для оплаты нового тела вам осталось собрать двадцать миллионов четыреста две тысячи золотых. В случае невозможности оплаты, вы всегда можете обратиться в службу техподдержки, чтобы ваше сознание было отключено.

Приятной игры»

— А вот это уже интереснее, — присвистнул я. – И где же мне такие деньги взять?

Сообщение свернулось, исчезнув где-то за пределами видимости.

Перед глазами появилось окошко с характеристиками персонажа. Ничего необычного, все как всегда, сила – это величина урона и прочая. Мне эти механики особо не нужны, нужен способ заработка.

 Макс, человек, маг, 1 уровень.

 Сила 1

Выносливость 1

Интеллект 3

Ловкость 1

Удача 1

 Здоровье 10/10

Мана 30/30

 Я повелел открыться книге заклинаний, изображенной значком древнего фолианта. Взмахнув желтыми страницами, тяжелый том упал мне в руки, сразу же раскрытый на вкладке «Боевая магия».

«Волшебная стрела», уровень 1, мана 5. Урон (Инт*10+10)

 — Не так уж и плохо, — решил я, захлопывая книгу.

Волшебный том тут же исчез, превратившись в золотые искры. Красиво, черт возьми.

Впрочем, окружающий мир тоже красив. Я даже при жизни таких красивых лесов не помнил. Впрочем, откуда жителю мегаполиса знать о лесах?

Высокие толстые стволы с сухой корой, среди которой блестят темные капли смолы. Широкие листья покачивались под легким ветерком, приятно шурша и лаская слух. Ноги по голень окутывал зелено-бурый мох, мягко пружинящий под стопой. Одуряюще пахло свежестью – той самой, что встречаешь в парке после душных автострад.

Перед глазами замаячил знак вопроса, настойчиво требуя внимания. Чем-то он напомнил древнего помощника из пакета программ мелкософта.

Активировав символ, уставился на несколько фигурок, вращающихся перед глазами. Как только сосредотачивал взгляд на каждой – фигурка оживала, наливалась цветами.

Доступные наставники:

1. Ангел. Генерирует ауру Благословения – все ваши атаки наносят максимальный урон. Повышает регенерацию здоровья. Постоянный бафф[2] «На все воля Господа!» — любые ваши поступки не влияют на Мораль. Увеличенный урон по персонажам с отрицательной Моралью.

2. Дьявол. Создает ауру Проклятья – все атаки врагов наносят минимальный урон. Повышает регенерацию маны. Постоянный бафф «Любая душа имеет свою цену!» — любые ваши поступки не влияют на Мораль. Увеличенный урон по персонажам с положительной Моралью.

3. Дух Познания. Золотой дракон, увеличивает получаемый опыт на 10%. Действует только на персонажей с положительной Моралью.

4. Дух Мщения. Ифрит, повышающий урон на 10%. Действует только на персонажей с отрицательной Моралью.

5. Дочь Леса. Мастерство профессий растет вдвое быстрее. Не влияет на Мораль.

Я повертел перед глазами фигурку девушки с лисьими ушками и хвостом. Ну, раз уж аниме дожило до этого будущего, кто я такой, чтобы выбирать других наставников?

— Дочь Леса, — объявил выбор, уже улыбаясь.

Посреди поляны почти беззвучно взорвался фейерверк. Из небольшого шарика ударили искры, оставляя после себя легкое облачко дыма. Смог рассеялся, оставляя после себя низкорослую девушку.

— А ты ничего, — улыбнулась наставница и, свесив голову на бок, показала язык.

— Круто, — не удержался я.

Пышные темно-красные волосы, из которых торчат лисьи рыжие ушки, яркие голубые глаза. На практически белой коже лица во множестве расположились веснушки, словно неведомый художник разбрызгал краску с кисти.

Платье с красным верхом, венчающимся глубоким декольте, и белая юбка, из-под которой неведомым образом наружу выходил лисий хвост.

Нарисована наставница настолько живо, что я не удержался. На ощупь ткань походила на шелк, а от девчонки пахло ягодами и булочками.

Я даже глаза закрыл, вдыхая этот аромат. После осознания собственной смерти запах свежей выпечки не только наполнил радостью, но и вызвал чувство голода.

— Отстань!

Пощечина прилетела так неожиданно, что я невольно пошатнулся. Хотя с нашей разницей в росте это было почти невозможно – девчонка едва ли выше полутора метров.

— За что? – потирая зудящую щеку, спросил я.

— А чего ты меня нюхать вздумал? Извращенец, что ли?

Я расхохотался. Нахмурившись, наставница нервно размахивала пушистым хвостом, взметая мелкий сор и опавшие листья. Руки уперты в бока, взгляд голубых глаз внимательно всматривался мне в лицо, губы поджаты – ну как есть разъяренная фурия.

— А, так ты из этих... – печально вздохнув, она опустила руки. – Извини за пощечину.

— Из этих?

— Из воскрешенных. Прости, я не должна была.

— То есть, это не у одного меня такая эйфория?

Наставница снова поджала губы.

— У всех. Даже распоряжение имеется специальное – дат не сообщать, о внешнем мире не рассказывать. Ну и, толерантно относиться.

— Толерантно? – поднял бровь я.

— Только не думай, что сможешь меня лапать только потому, что родился черт, знает когда! – вскинула она носик. – Я, между прочим, не просто так! – ее палец уперся мне в грудь, и с важным видом она продолжила: — Я Наставник третьего ранга, Леди Азура Иртегра Асуна Трийш Виктория!

Я даже присвистнул от такого имечка.

— Хорошо, я буду звать тебя Азура.

Она удовлетворенно кивнула и принялась ходить из стороны в сторону, не прекращая размахивать хвостом.

— Итак, с управлением аватаром разобрался? Отлично. Тогда рекомендую вывесить перед глазами индикаторы здоровья, маны и голода.

— Я вообще удивлен, что здесь можно проголодаться – тело-то  у меня мертво, — пробормотал я, делая усилие над созданием едва заметной панельки в левом верхнем углу.

— А как ты хотел? – фыркнула Азура. – Марк должен был объяснить, оцифровка сознания приводит к большему погружению в виртуальность, — ее лицо снова приобрело виноватый вид. – Ой, прости, ты же, наверное, ничего не знаешь, да?

Я глубоко вздохнул и развел руками.

— Ну, я смотрел научную фантастику.

— Отлично, — закивала Азура. – Пошли, нечего стоять здесь, все равно на новое тело не заработаешь, никого не убив. А ты заклинаниям пользоваться не учился?

— А этому можно научиться?

— Конечно! Существуют целые комплексы упражнений по перестройке собственного восприятия и управления специально созданным... – она осеклась и хитро погрозила мне пальчиком. – Ты меня поймать хочешь, да?

— Ну, немного инфы о внешнем мире мне не помешает. Все же мне там жизнь провести придется.

Наставница пожала плечиками и заспешила по едва заметной тропинке. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать следом. Окружающий мир вообще манил и подстрекал к прогулкам на свежем воздухе – настолько красиво и реалистично все выглядело, что я не стеснялся трогать стволы деревьев, срывать листья и ветки. На ладонь тут же налипли крошки коры, смазанные смолой.

— Макс, — голос Азуры оторвал меня от созерцания очередного листа. – Мы пришли.

Я оглядел очередную поляну.

Кролик, 1 уровень. Здоровье 10/10.

Ушастые наводнили зеленое пространство и, видимо, обгрызали стволы берез – нижние части деревьев заметно обточены. Жалеть умилительных зверьков как-то сразу перехотелось.

Наставница скользнула мне за спину и, взяв за руку, подняла ее на уровень моей груди.

— Представь, как на ладони загорается волшебная стрела.

На кончиках пальцев заискрило, от неожиданности я встряхнул рукой, развеивая заклинание.

— Ну вот, — короткий смешок из-за спины. – Все вы боитесь в первый раз. Итак, давай еще раз. Представляешь заклинание, которое хочешь использовать...

Снова искры на кончиках пальцев. Они мгновенно, как дуги катушек Теслы, соединились. С характерным электрическим жужжанием шаровая молния в руке крутилась на волнах силовых разрядов.

— А теперь бросай в цель, — прошептала Азура, все еще удерживая меня за руку. – Не обязательно попасть, ты не стрелок. В радиусе двадцати метров ты достанешь любого и всегда, просто выбери цель и отпусти заклинание.

Стоило перевести взгляд с искрящей ладони, как мир вокруг покрылся красной краской, словно кто-то включил аварийный сигнал. Все, что оставалось за пределами досягаемости, размылось.

Зрение тут же вернулось в норму, а ближайшие звери подсветились иконками с названием и уровнем. Недолго думая, отпустил заклинание, попросту разжав пальцы.

Это было похоже на щелчок кнута – резкий треск ударил по ушам. Тушку зверька тряхнуло и подбросило.

Получено достижение «Первый бой». Вступите в бой с любым врагом.

Получено достижение «Первая кровь!». Убейте 1 живое существо.

Получено достижение «Я – Смерть!». Убейте 1 врага за 1 удар.

Бой окончен. Получено 10 опыта.

— Так просто? Я разочарован.

— А чего ты хотел? Чтобы бедный несчастный кролик мутировал в огромного зверя и порвал тебя на куски? – усмехнулась Азура.

— Не совсем, — отмахнулся я от наставницы, вызывая панель опыта. – Так, это мы подвесим сюда, — прозрачный прямоугольник лег по самому низу поля зрения и растворился, оставляя знание о полученном опыте. – Вот так гораздо лучше, не находишь?

— Почему ты сам с собой говоришь?

— Видишь ли, дорогая моя Азура, я оживший мертвец, — сообщил я новость. – Это для тебя ничего не значащая, по сути, деталь. Всего лишь пометка, что со мной нужно обходиться помягче. Но для меня это... – я нервно вздрогнул, как от резкого холода. – Для меня это по-настоящему шок.

— Тебе повезло, — кивнула Азура.

— Да, — я прошел к убитому зверьку и, опустившись на корточки, провел над ним ладонью. – Смерть поправший смертью – непобедим![3] – пропел я, мысленно выбирая лут[4].

— В Неверкоме не существует непобедимых, — заметила Азура, возвращаясь к роли Наставницы третьего ранга. – Здесь даже Боги могут быть убиты.

[1] Эмбиент — основанный на модуляциях звукового тембра стиль электронной музыки. Часто характеризуют атмосферным, обволакивающим, ненавязчивым, фоновым звучанием.

[2] Бафф — временное усиление игрока, как правило, под действием специального заклинания.

[3] Строчка из песни «Солнце-Иерусалим» группы «Алиса».

[4] Лут — трофеи, найденные на телах монстров и в их логовах.

Глава 2

Я криво усмехнулся и выпрямился.

— Пока я буду гриндить[1] кроликов, расскажи о профессиях. Ты ведь в курсе моей ситуации — нужно больше золота. Или придется грабить караваны?

Азура скрестила руки на груди и нахмурилась, то ли недовольна снисходительным тоном, то ли пытается напустить на себя серьезный вид. Но я никогда не видел девчонок-косплееров[2], которых воспринимаешь серьезно. Так что возмущенно торчащие ушки вызвали лишь умилительную улыбку.

Вскинув руку, я принялся метать молнии в ничего не подозревающих кроликов. Зверьки дохли с одного попадания, а магия не мазала. На десятой жертве я уже приноровился бросать заклинание в мгновение ока.

Бежевая полоска опыта достаточно быстро заполнилась и на двенадцатой жертве обнулилась. Над поляной прозвучала негромкая мелодия горна, от тела пошло короткое серебряное свечение.

— Поздравляю с первым лвлапом[3]! – восторженно вскрикнула Азура, едва не размахивая помпонами от переполнявшей радости. – Теперь давай распределять характеристики!

Я улыбнулся наставнице, и молча продолжил уничтожать воскресающих кроликов. Перед глазами несколько секунд повисело напоминание о взятии уровня и нераспределенных очках характеристик, но я обратил внимание только на увеличившиеся шкалы в верхнем левом углу.

Здоровье 15/15.

Мана 35/35.

Стоило перевести внимание на окружающий мир, индикаторы растворились, не мешая обзору. Кролики дохли один за другим, а шкала опыта росла медленнее с каждым убийством. Убив, на мой взгляд, за сотню ушастых белых пушистиков, я развеял очередную молнию и обернулся.

Азура со скучающим видом сидела на пеньке и любовалась маникюром, периодически взмахивая черной пилочкой, изукрашенной японскими мотивами.

Насмешка Азуры. Именное. Неуничтожимое. Свойства неизвестны.

— Азура.

Девчонка только надула губки и продолжила ровнять ногти, высказывая несогласие всем своим несерьезным видом.

— Азура!

Я уже намеревался схватить наставницу за хвост, но она вовремя отложила пилочку и, сделав невинное личико, улыбнулась.

— Ой, прости, ты что-то хотел?

— Ну, вот и как с тобой спорить будешь? – вздохнул я. – Ладно, неко-девочка...

— Я не «неко-девочка», я – кицунемими[4]!

— А я не отаку[5], чтобы разбираться, — отмахнулся я. – Радуйся, что вообще хоть что-то знаю. Так вот, наставница.

— Третьего ранга!

— Хорошо, Наставница третьего ранга, — терпеливо повторил я за наглой рыжей мордой, — извольте объяснить, почему эти кролики не приносят мне опыта.

Она важно приподняла пальчик и заходила взад-вперед.

— Ты должен понять, Макс, что прежде чем что-то делать, нужно советоваться со мной. Я – твой наставник, — она даже хвостом дернула для важности. – И, кроме того, я же тебе не просто так увеличиваю опыт профессий!..

— То есть?

— За счет чего должен расти опыт? – подняла она бровь. – Где ты видел, чтобы от чтения книг росли мышцы? Вот и я о таком не знаю, так что бери шкурки и мясо, будем учиться готовить и выделывать шкуры.

— Ты это сейчас серьезно?

— Я – Дочь Леса, Макс. Я всегда серьезна. В отличие от других наставников и сил, я требую от своих учеников соблюдать равновесие.

— Между Добром и Злом? – не удержался я.

Азура снова нахмурила лобик. В ее руке появилась пилочка и разложилась в небольшой веер. Девчонка взмахнула черно-золотым опахалом, меня отшвырнуло к ближайшему дереву.

— Какого хрена?

— Ты думаешь, это шутки? – в ту же секунду оказавшись рядом со мной, Азура приткнулась носом к моему, заглядывая в глаза. – Неверком не место для смеха!..

Дождавшись моего кивка, девчонка отошла на несколько шагов, позволяя встать. И, что было странно, теперь мы были одного роста.

— Что за метаморфозы?

— Мне так удобнее, ты не будешь относиться ко мне, как к капризному ребенку, если будем одного роста.

— Так вот, как ты дотягивалась! – осознал я, вспоминая пощечину.

— Пошли, нечего торчать в этом лесу, когда тебе давно пора было попасть в первый город и начать изучать ремесла.

— Как скажешь, наставница.

Мы двинулись дальше по тропинке, с каждым шагом становящейся все заметней. Мимо проплывали ровные стволы, спускающие ветви так низко, что грозились ткнуть неосторожного путника в глаз. Помня о реалистичности Неверкома, я старательно пригибал голову.

— Рекомендую высветить компас, — все еще недовольно пробурчала Азура. – Он поможет не заблудиться, кроме того на нем обозначены ближайшие квесты[6].

Я уловил нечто вроде жжения – компас появился на грани восприятия. Похоже на зуд внутри черепа – стоило подумать об интерфейсе, он тут же находился перед глазами или же появлялся где-то внутри. Но, почувствовав, я мог им управлять.

Маленький шарик, стилизованный под карманные механические часы, расположился в верхнем правом углу зрения и сразу же заблистал зелеными и красными точками. Едва я перестал обращать на него внимание, компас исчез так же, как и остальные части интерфейса.

— Зеленые – дружественные НПС[7]. Красные – враждебные. Мы сейчас их обойдем, рано тебе на тот свет. Кстати, когда убьют монстры, потеряешь часть опыта, но не ниже границы уровня. Понял?

— Понял. А как с людьми?

— Другие игроки не лишают опыта, но могут сломать одежду или оружие. С небольшой долей вероятности.

— Хорошо, что предупредила.

Компас завибрировал, предупреждая о близкой опасной зоне. За деревьями слышался неумолчный треск, будто усиленно грызли кости, спеша добраться до сладкого мозга внутри.

— Нам туда не нужно, — Азура схватила меня за рукав. — Идем в обход.

Я послушно поплелся следом, снова ощущая, как накатывает голод. Надеюсь, пища здесь не потребует посещения уборной. В такую игру я бы играть не стал.

— Не волнуйся, в туалет ходить не понадобится, — обрадовала Азура. — И я не читаю твои мысли. Этот вопрос возникает в семи случаях из ста после появления голода.

— Хорошо, я уж было хотел расстроиться.

— Здесь полно дискомфорта, Макс, — тут же заверила Азура. — Если раньше были игры, где можно было отключить боль или неприятные ощущения, то Неверком стал более хардкорной[8] версией виртуальной реальности. Все рецепторы, будь они у тебя, реагировали бы так, словно в самом деле жгут, пережевывают и топчут.

Я почесал затылок. Веселые перспективы, что уж тут говорить.

— Но у меня нет никаких рецепторов, я же оцифрован.

— Зато твое сознание будет считать это тело — своим в большей степени, чем обрубок, что лежит в криокамере.

— Эй, можно и понежнее, этот обрубок — мое тело!

— Извини, извини, Макс, — спохватилась Азура, тут же стискивая меня в объятиях. — Я постоянно забываю.

— Для программы это очень странно, — заметил я, впрочем, не делая попыток отстраниться. — О, да тут не только боль настоящая.

Девчонка тут же отпрыгнула, покраснев.

— Извращенец! Только и думаешь, как бы меня совратить! Фу! — она передернула плечами.

— Да ладно, можно подумать, это нечто из ряда вон. И вообще, разве ты не должна реагировать, — я пожевал губами, подбирая слово, — как-то лояльней?

— С чего вдруг я должна быть лояльна к такому отвратительному приставанию?

— Это физиология.

— У тебя нет тела, Макс, — напомнила Азура, снова вооружаясь веером. — Это твои мысли и похоть! Неужели в ваше время все были такими?

— А в вашем, значит, не так? — тут же зацепился я.

Наставница фыркнула, поправила край платья и снова потащила меня по тропинке. Компас усиленно вздрагивал перед глазами, отображая новые красные зоны.

— Неужели здесь так опасно?

— Конечно, опасно. А как ты хотел? Легко быть героем против кролика, но попробуй справиться со стаей волков!

— Но я маг!

— Тебе самому не смешно, Макс? – она демонстративно оглядела меня с ног до головы. — У тебя даже имя, по рамкам Неверкома, самое простое, а ты туда же — в героев играть. Нет, ты точно без меня не выдержишь, — вздохнула она.

Мы в очередной раз свернули и лес расступился. Впереди, посреди огромной, похожей на чашу, зеленой долины вольготно разлегся город Тарос. В наступающих сумерках он выглядел настоящим Лас-Вегасом.

Я разглядел парящие над трехэтажными домами дирижабли с рекламными баннерами, снизу били разноцветным светом прожекторы. Уверен, на улицах гремит музыка, а сам город никогда не спит.

Мимо нас, весело сигналя клаксоном, по выложенной камнем дороге пронесся черный автомобиль. Он был похож на авто из фильмов о двадцатых годах, когда двигатель внутреннего сгорания только начинал свой путь.

Паромобиль, класс C. Принадлежит игроку "Гвасилия Дерману". Прочность 1027/1500.

Я проводил Гвасилию долгим взглядом.

— Ну, ты чего встал, машин не видел? — Азура потянула меня за рукав. — Подрастешь, сам такую же построишь.

— Для меня вообще странно — в обещанном Марком магическом мире катаются на паровых автомобилях. Да и потом, где бак с водой?

Наставница недовольно пошевелила ушами.

— Ты в учебник по истории влез или в игру, Макс? Никто не обязан повторять Земные реалии в игре. На все, что не ясно — ответ один.

— Магия? – догадался я.

— Она самая. И вообще ты, знаешь ли, лицемер. Паромобиль без бака с водой тебя смущает, а молниями в кроликов швырять — в норме, да?

Я развел руками.

— Черт с тобой, Азура. Пошли уже в город.

Тарос встретил нас старыми грубо отесанными камнями городской стены. В высокой арке давным-давно отсутствовали ворота. Впрочем, они все равно были бы лишними — в город то и дело проезжали и выезжали, пыхтя белесыми облачками пара, грузовые автомобили.

Как объяснила Азура, многие игроки занимаются исключительно перевозками. Мирный крафт[9] так же востребован в Неверкоме, как и военное дело. Если даже не больше.

НПС выдавали задания гильдиям игроков, требуя доставить груз в неразведанную или опасную местность. За это щедро платили голдой[10], которую счастливые наемники старательно сливали, затачивая[11] шмот[12] на радость великому корейскому рандому[13].

Улицы города заполняли игроки. Над головами «живых» персонажей светились имена и названия гильдий. Они стояли и сидели по улицам, развернув небольшие лотки с товарами.

— И это что, все здесь так?

— Нет, конечно, только когда нужно продать что-то по мелочи, — отмахнулась Азура, продолжая утягивать меня дальше. – Кроме того, это незаконно. Сейчас прибежит городская стража и кого успеют поймать – отправят в яму.

— Жестко.

— Зато остальные платят налоги, — пожала она плечами, останавливаясь возле ближайшего трактира. – Вот мы и пришли, Макс.

— Гильдия поваров? – прочел я вывеску.

— А ты хотел готовить, не учась? Развести огонь и спалить все мясо?

— Почему...

— Механика игры не даст тебе приготовить того, что ты не изучил внутри Неверкома. Так что забудь про свой третий разряд повара. Идем.

Я тяжело вздохнул и ступил на крыльцо.

[1] Гринд, grind — монотонное уничтожение мобов в одной и той же локации.

[2] Коспле́й — переодевание в костюмы известных персонажей и изготовление таких костюмов.

[3] Лвлап, лвл ап, левел ап – повышение уровня.

[4] Кицунемими — персонажи аниме и манги с хвостами и ушами лис.

[5] Отаку — человек, который увлекается чем-либо. За пределами Японии обычно употребляется по отношению к фанатам аниме и манги

[6] Квест – задание, миссия.

[7] НПС, NPC – Non-Player Character – неигровой персонаж.

[8] Хардкор, hardcore — жёсткий, радикальный

[9] Крафт – ремесло.

[10] Голда, gold – золото.

[11] Затачивать – улучшать.

[12] Шмот – одежда, вещи.

[13] Рандом – случай. Великий корейский рандом – самый жестокий случай к игроку. При нем получить желаемое практически невозможно.

Глава 3

Толстый повар в засаленном фартуке приветственно кивнул, едва мы вошли в помещение. На столе перед ним стояла гора разнообразной посуды, блестящей в свете газовых ламп, свисающих с потолка.

Мужчина молча протянул миску и измятый листок со следами жира.

— Рецепт, — буркнул он. – Просто прочти и все.

Взяв предметы, получил предложение обучиться первой профессии. Согласившись, прочел рецепт и листок распался в пальцах золотыми искрами.

Удерживая в одной рукой миску, во второй – кроличью лапку, пожелал изготовить блюдо.

Получено достижение «С голода не умрешь»! Приготовьте 1 блюдо любой сложности.

Я взял еще одну посудину из лежащей передо мной на столе горы и выудил из рюкзака кусок мяса. Мысленный приказ – в руках вспыхнули золотистые искры, в мешок упала новая порция кроличьей похлебки.

— И это все?

Азура пожала плечиком.

— А ты как хотел, Макс? Наготовишь тысячу таких, получишь второй уровень профессии. Всего профессий можно качать только три одновременно. Если денег на донат[1] нет, придется обеспечивать себя едой вручную. Остальные две – можно менять по необходимости.

Я скривился.

— Ладно, понял. Теперь пошли, убьем кого-нибудь?

Наставница заулыбалась.

— Кроликов? – голубые глаза девчонки насмешливо заблестели. — Чтобы получать нормальное количество опыта – тебе нужно находить мобов[2] твоего уровня и выше. Если монстр ниже уровнем – с каждым убийством опыта будет начисляться меньше.

— То есть, мне еще и сортировать, кого убивать?

— А ты как хотел, выйти против кроликов и через месяц упереться в кап? – она презрительно фыркнула. – Я думала, в ваше время были хотя бы герои!

Я дернул щекой. Подколки наставницы начинали бесить.

— Да или нет?

Она замерла на пару секунд, словно прислушиваясь к чему-то, даже уши подрагивали. Наконец, сфокусировав на мне взгляд, взмахнула хвостом.

— Пойдем, как раз скоро начнутся бои.

— Арена?

Она помедлила с ответом.

— Можно и так сказать. Только не совсем легальная.

— Тотализатор?

— Необлагаемый налогом, — чуть тише сообщила она. — Но ты наверняка о таком слышал – первое правило клуба...

— Никому не рассказывать о Бойцовском клубе[3], — не удержался я.

— Дурак, — оборвала меня Азура. – Деньги и нейтральная Мораль участника.

— Вот ты бы мне о Морали рассказала лучше.

Она развернулась на сто восемьдесят, и поспешила из кухни, заставленной посудой для крафта. Мы прошли мимо десятка позолоченных котлов, нескольких закопченных сковород огромных размеров.

На улице развернулась ночь. Яркие многочисленные звезды высыпали на темно-синем небосводе. Даже свет городских прожекторов не мешал разглядеть далекие точки.

— Ну, чего встал? – в очередной раз одернула меня наставница. – Неба, что ли, не видел?

Я вырвал руку из ее пальчиков.

— Может, хватит меня таскать повсюду?

Азура тяжело вздохнула и, похоже, выругалась. По крайней мере, на мордашке явно читалось недовольство, смешанное с презрением к людскому роду и ко мне – в частности.

— Хорошо. Тогда давай экспресс-курс.

— Ну, наконец-то! – всплеснул я руками и уселся прямо на крыльце. – Я весь внимание.

Азура уселась рядом в позу лотоса, укрыв колени пышным хвостом.

— Мораль – это параметр, определяющий твое дальнейшее развитие. Есть три типа Морали, как ты понял. Нейтральная, как у тебя сейчас. По сути, ничего не дает, но и ничего не отнимает. Основные представители – простейшие воины, следопыты, друиды и духи природы. Отрицательная Мораль или Черная: убийцы, яд, демоны, некромантия — весь этот ужас. И положительная, Белая – хилы[4], бафферы[5], паладины, ангелы.

— Ага, теперь понятно. И поменять Мораль нельзя?

— Как только сошел в Белую или Черную – нет, — улыбнулась она чему-то. – Еще вопросы?

— Давай о заклинаниях. Где их изучать?

Она подняла руку и передо мной раскрылась ее книга заклинаний. Их были десятки, если не сотни. Я невольно позавидовал.

— Самая простая магия изучается автоматом по достижении уровня. Есть общие заклятья, например, твоя «Волшебная стрела», а есть специальные – им учат наставники. На компасе они у тебя отображены книжками, видишь?

Я сконцентрировал внимание на пиктограммах и заметил нескольких совсем рядом.

— Отлично. Как мне лучше всего распределить характеристики? Я же должен не только магией бросаться, но и выжить.

— Обычно маги бросают три очка в интеллект, что дает сразу пятнадцать маны. Потом со временем начинаешь добрасывать по очку в Удачу. Она повышает критические показатели. То есть – урон крита выше и срабатывает чаще. Плюс удача повышает шанс найти редкий предмет, заметить схрон или избежать урона.

— Совсем?

— Да, но шанс маленький, ты губу не раскатывай. Пока тебе нужна мана, — она снова улыбнулась. — Это кроликов ты мог забивать по семь штук и ждать минуту, пока мана восполнится, в реальном бою – семь «Стрел» это даже не начало.

Я открыл окно характеристик.

Макс, человек, маг, 2 уровень.

 Сила 1

Выносливость 1

Интеллект 3

Ловкость 1

Удача 1

 Здоровье 15/15

Мана 35/35

 Свободных очков: 3

 Раскрыв книгу заклинаний, довольно присвистнул.

 «Волшебная стрела», уровень 1, мана 5. Урон (Инт*10+10)

«Замедление», уровень 2, мана 5. Снижает скорость передвижения одного противника на 20%. Действует 10 сек. Перезарядка 1 минута.

«Щит волшебника», уровень 2, мана 10. Весь входящий урон снижает количество маны вместо здоровья. Когда мана иссякнет – заклинание перестанет действовать. Действует до конца боя. Перезарядка 1 минута.

 — Вот это да, с таким набором мне точно много маны потребуется, — я не стал оттягивать и вкинул свободные очки в Интеллект.

Азура облегченно вздохнула и поднялась.

— Ну, ты готов? А то без нас начнут – не поучаствуем.

— А откуда деньги брать?

Она взмахнула хвостом.

— Открой аукцион.

Я постарался нащупать нужную пиктограмму. Получилось не сразу, но стоило представить судейский молоток, наружу вылез огромный пергамент с множеством цифр и строк.

— Не пугайся, потом досконально разберешься, — рассмеялась наставница, видя мой растерянный вид. – Ищи кроличью шкуру.

— На аукционе? Такой ширпотреб?

— Конечно, не все же тратят время, чтобы бегать в лес бедных пушистиков убивать.

— И то верно. По одной медной монете уходят.

— Ну, вот и выставляй все, что есть, — поторопила Азура.

Я послушался – все равно и деньги начальные нужны, и запрашивать дороже рынка – ну глупость просто. Едва я перенес свои шкуры в ячейку создания лота и отдал команду, лот тут же оказался выкуплен.

— Готово, — усмехнулся я, расслышав короткий перезвон монет. – Никаких посредников?

— В городах только. Если за черту вышел – ищи ближайший аукцион, — снова заскучав, сообщила она. – Еще вопросы?

— Бой с кем? Насмерть?

— Разумеется, насмерть! Это же подпольные бои.

— И как получить свою долю?

Она равнодушно пожала плечами.

— Выжить.

Я криво усмехнулся.

— А ты умеешь подбодрить. Правил никаких?

— Какие там правила, — отмахнулась Азура. – Младший кидает старшему приглашение на дуэль – иначе просто нельзя. Так вот, дуэль за городом, так что все всерьез, — она нахмурила бровки и поднялась. – Сколько у тебя там денег накапало?

— Почти два золотых.

— Плохо, — кивнула наставница и протянула мне руку. – Принимай.

Я пожал ладонь, перед глазами мелькнуло окошко обмена. Я согласился, слух тут же порадовал звон монет.

— Ого, а не боишься, что я проиграю? Все-таки, девять золотых я тебе такими темпами не скоро отдам.

— Я в тебе уверена, — рассмеялась она. – Вон, как ты кроликам геноцид устроил.

Я постарался нащупать нужную пиктограмму. Получилось не сразу, но стоило представить судейский молоток, наружу вылез огромный пергамент с множеством цифр и строк.

— Не пугайся, потом досконально разберешься, — рассмеялась наставница, видя мой растерянный вид. – Ищи кроличью шкуру.

— На аукционе? Такой ширпотреб?

— Конечно, не все же тратят время, чтобы бегать в лес бедных пушистиков убивать.

— И то верно. По одной медной монете уходят.

— Ну, вот и выставляй все, что есть, — поторопила Азура.

Я послушался – все равно и деньги начальные нужны, и запрашивать дороже рынка – ну глупость просто. Едва я перенес свои шкуры в ячейку создания лота и отдал команду, лот тут же оказался выкуплен.

— Готово, — усмехнулся я, расслышав короткий перезвон монет. – Никаких посредников?

— В городах только. Если за черту вышел – ищи ближайший аукцион, — снова заскучав, сообщила она. – Еще вопросы?

— Бой с кем? Насмерть?

— Разумеется, насмерть! Это же подпольные бои.

— И как получить свою долю?

Она равнодушно пожала плечами.

— Выжить.

Я криво усмехнулся.

— А ты умеешь подбодрить. Правил никаких?

— Какие там правила, — отмахнулась Азура. – Младший кидает старшему приглашение на дуэль – иначе просто нельзя. Так вот, дуэль за городом, так что все всерьез, — она нахмурила бровки и поднялась. – Сколько у тебя там денег накапало?

— Почти два золотых.

— Плохо, — кивнула наставница и протянула мне руку. – Принимай.

Я пожал ладонь, перед глазами мелькнуло окошко обмена. Я согласился, слух тут же порадовал звон монет.

— Ого, а не боишься, что я проиграю? Все-таки, девять золотых я тебе такими темпами не скоро отдам.

— Я в тебе уверена, — рассмеялась она. – Вон, как ты кроликам геноцид устроил.

Я добродушно отмахнулся и побрел вслед за Азурой. Она весело размахивала хвостом и что-то напевала. Если у них здесь все НПС такие – мне уже нравится Неверком.

И главное, красиво все, реалистично. Воздух чистый и свежий – никаких экскрементов на улицах, никаких попрошаек по углам.

Из булочной в соседнем доме приятно пахнет хлебом, а возле трактира – свежим и вкусным пивом. Даже от проезжающих паромобилей ни чем плохим не пахнет.

Наверное, я бы смог жить прямо здесь. И к черту это светлое будущее, когда вокруг такой красивый мир, рядом добрый наставник, а тебе нужно лишь жить в свое удовольствие!

Мы снова миновали ворота и практически тут же свернули с главной дороги. Что интересно – с нами вместе шло достаточно много разношерстного народа.

Игроки на ходу скрывали ники и уровни, словно стыдясь участия в подобных забавах. Хотя, кто их знает? Может, здесь закон настолько суров, что найдет и покарает даже за пределами города.

Подумав, что нужно завести блокнот для вопросов «на потом», я разглядел на компасе небольшое скопление игроков, к которому мы и направлялись.

Ночь только начиналась и, судя по часам под компасом, рассвет еще не скоро окрасит небо. Изо рта вылетал едва уловимый пар, создавая иллюзию прохлады, которой совершенно не чувствовалось.

Мы остановились перед толпой, жарко обсуждающих шансы «мяса» и чемпиона. Обшарив взглядом толпу одинаковых людей, я не смог выделить никого, кто сошел бы за бессменного победителя.

Вокруг вытоптанной травы горели факелы на высоких шестах, напрочь лишая событие всей таинственности. Люди скапливались за импровизированным ограждением. По рядам носились низкорослые носатые гоблины, принимая ставки в обмен на билеты с наспех записанными номерами. Никаких имен.

По ту сторону забора стояло несколько явно нервничающих новичков. Походили они на детей или подростков, от чего я сразу же почувствовал себя уверенней. По крайней мере, не трясся в ужасе перед боем.

— О, вот и наша красавица! – перед нами возник толстый розовощекий господин в черном фраке.

Напомаженные волосы, белое жабо, темные галифе, блестящие начищенными пряжками квадратные туфли. Распорядитель низко поклонился Азуре и тут же перевел взгляд на меня.

— Привела нового ученика? – он добродушно, и при том мерзко, улыбнулся мне. – Я – распорядитель, просто распорядитель.

— Никаких имен, — толкнула меня в бок наставница. – У нас все готово. Когда наш выход?

— Я хотел бы сразу же и начать, — улыбка хозяина стала еще шире и мерзостнее. – Ваша ставка, господин участник?

Я протянул ему ладонь, мужчина тут же ухватился за нее. Всплыло окошко обмена, я уже внимательней осмотрел интерфейс и, убедившись, что у него нет имени, подтвердил сделку.

— Отлично! Госпожа, подготовьте своего визави.

Азура улыбнулась.

— Разумеется.

Весь этот любезный треп расслаблял, как приятный массаж. Атмосфера предстоящего праздника пьянила, и угроза умереть совсем переставала тяготить.

— Итак, ты выходишь на Арену, вызываешь противника на дуэль, ну а дальше до победы.

— Один бой? – попытался собраться я, но мысли расползались в кучу.

— Один, — улыбнулась наставница. – Кстати, забыла, подтверди, что я тебя хорошо учу, пока новые сутки не начались, а то у меня проблемы будут.

Я ухватился за протянутую руку девчонки и, не читая сообщение, согласился на очередное предложение. Тренькнула почта, но я уже не успел ее прочесть – распорядитель объявил начало боев.

Азура мягко подтолкнула меня в круг. С другой стороны вышел невысокий молодой человек в щегольском наряде, будто мы в девятнадцатом веке. Отсалютовав мне шпагой, он встал в красивую позу и принялся ждать.

Я приготовился вызывать убийственную в моем понимании комбинацию и пригласил противника на дуэль.

Внимание! Расставшись с наставником, вы лишены возможности выйти из дуэли.

Внимание! Ваш противник выше на 10 уровней!

Внимание! Вы проявили агрессию к Белому! Ваша Мораль сместилась в сторону Тьмы.

Поздравляем! Вы ступили на путь Тьмы! Вы на один шаг ближе к Черному Могуществу! Следуйте избранному пути, и дары Богов Хаоса не заставят ждать!

Внимание! Вы нарушили закон города Тароса! Стражи знают вас в лицо и при первой же встрече отправят в яму.

— Какого черта? – только и успел выдохнуть я, а меня уже пронзила шпага.

Полоска жизни мгновенно упала к нулю и, треснув, лопнула. Оседая кулем на землю, я увидел, как Азура пожимает руку распорядителя.

— Твои сто золотых, Азура, и где ты берешь этих идиотов?

— Это мой бизнес, распорядитель, — улыбнулась она.

— Вот же тварь, — выдохнул я в последний раз и мир вокруг исчез.

[1] Донат – вложение реальных денег в игру.

[2] Моб – неигровой персонаж, монстр.

[3] Ч. Паланик. «Бойцовский клуб»

[4] Хил – специалист лечения и восстановления.

[5] Баффер – специалист эффектов усиления.

Глава 4

До воскрешения… 3… 2… 1…

Вы были воскрешены. Неверком ждет!

Я раскрыл глаза и резко вдохнул, словно вынырнул с глубины. Легкие жгло нещадно, ребра ныли, будто шпага до сих пор торчала внутри.

Торопливо ощупал себя – все на месте и никуда не делось. Да и что бы могло произойти? Все равно я просто набор цифр. Не мог же он меня покалечить.

Тренькнула почта.

Внимание!

Вы объявлены в розыск стражей Тароса. Любой игрок может убить вас на территории города и не получит штрафов. За вашу голову установлена награда – 1 золотой.

— Дорого же меня оценили, — хмыкнул, сбрасывая сообщение.

На глаза попалась надпись «История сообщений». Вызвав меню, схватился за голову.

Внимание! Вы выбрали наставника. Наставник третьего ранга Леди Азура Интегра Асуна Триш Виктория, Дочь Леса, маг, 16 уровень, уже направлена к вам.

Внимание! Вы подтвердили, что помощь наставника получена.

Внимание! Вы оценили помощь наставника как отличную, направлена награда за успешное обучение в размере 100 золотых.

Внимание! Единожды воспользовавшись услугами наставника, вы не можете выбрать другого.

Это что же, я ей «пять» поставил?!

Мало, что стерва меня обманула, еще и получила сотню золотых. При таком раскладе я бы и сам отстегнул жертве десятку. Сто за наставника, сто за мясо на арене. Вот уже и на жизнь есть, почему бы не ходить да улыбаться!

Я застонал и откинулся на спину. В затылок садануло и пришлось оглядеться, приподнявшись на локте.

Самое настоящее кладбище из фильма ужасов – кривые мертвые деревья, частично разрытые могилы, несколько склепов и серые прямоугольники надгробий.

Поднявшись на ноги, осмотрел место своего возрождения.

Макс, человек, маг, 2 уровень.

— Ну, круто, что тут попишешь.

— Хватит разговаривать. Не видишь, спят все?

Я подпрыгнул на месте, только сейчас вспоминая о компасе. Зеленая точка рядом со мной оказалась полуразвалившимся зомби в черном грязном фартуке с метлой в руках. Над головой мертвеца светилась табличка «Сторож северного кладбища, 100 уровень».

— Ну, чего уставился? Первый раз, что ли, помер? — вздохнул сторож. – Не переживай, раз на втором уровне убили, значит, еще не раз прибьют.

Я снова подумал, что для простенькой программы слишком уж гибкий НПС. Памятуя о прошлом опыте, проверил отображение имен и громко выругался.

Включить отображение игрок/НПС? Да/Нет

 А ведь с чего я взял, что Азура – бот? Потому что не высветилось имя. Назовись она какой-нибудь Сивкой-Буркой, я бы и то купился! Наивный глупец!

— Ты чего молчишь-то, гладкокожий?

— Гладкокожий? Почему ты зовешь меня гладкокожим?

Он посмотрел на меня и тяжело вздохнул.

— Извини, глупый вопрос, — махнул я рукой. – Слушай, а где бы мне учителя Темного найти, не подскажешь?

Сторож смерил меня оценивающим взглядом, будто решал, стоит ли меня жрать.

— А, так ты из новеньких. Шагай на север, да газон мне не топчи, — он погрозил гнилым указательным, где отсутствовала фаланга. – По дорожке топай. Метров через триста найдешь себе учителя. А теперь, гладкокожий, топай отсюда, весь газон мне истоптал.

— Извиняюсь, — выставив ладони, я сошел с могилы на узкую гранитную плиту.

Видимо, мой тон на сторожа подействовал, он беззаботно взмахнул метлой над могилкой, разравнивая траву в одно движение и, насвистывая какую-то мелодию, ушел по тропинке на запад. Зомби несколько раз останавливался, сокрушенно качал головой и шел дальше.

Я же направился на север. Компас сразу же высветил мне трех учителей. Около уходящего в землю склепа, похожего на спуск в бункер больше, чем на усыпальницу, переговаривались трое усохших до состояния мумий мертвецов.

— Здравствуйте, я ищу учителя.

Они переглянулись, центральный закивал, разглядывая меня. Двое других сместились в сторону, чтобы не мешать беседе и, как ни в чем не бывало, продолжили перемывать кости какому-то принцу Таракулу.

— Ты в Таросе недавно? – спросил лич. — Город светлый, а ты черный и не прячешься. Настолько глуп или ты сюда с того света?

— С того света, — признался я.

— Хорошо, значит, злой. Такие ученики мне пригодятся. Только вот репутации у тебя маловато, Макс, — он ткнул мне в плечо усохшим пальцем. – Придется компенсировать. Золото?

— Нет, — виновато развел я руками.

— Тогда работа?

— Если справлюсь, то почему бы и нет.

— Справишься, — закивал учитель. – Помогать будешь нашему сторожу за кладбищем ухаживать. У него же и золото получать.

— Спасибо, — хмыкнул я. – Когда приступать?

Лич удивленно скривился – насколько позволяла почти отсутствующая мимика.

— Я вообще не понимаю, чего ты тут еще стоишь?

Внимание! Учитель предлагает вам Обучение основам некромантии. Принять? Да/Нет

— Ну, некромант, так некромант, — выдохнул я и активировал кнопку.

Поздравляем! Вы начали изучение некромантии! Вы на один шаг ближе к Черному Могуществу! Следуйте избранному пути, и дары Богов Хаоса не заставят ждать!

— А теперь найди Маркуса и узнай, что ему нужно. Когда сдашь задание, приходи ко мне.

Учитель Йоган выдал вам задание. Ознакомьтесь с подробностями в меню «Дневник». Маркер установлен на компас.

Я торопливо кивнул и заглянул в «Дневник». Походила книжка на записную. На боковых вертикальных панелях даты, события, задания и достижения.

Пробежавшись по спискам, нашел задание со смотрителем.

Вы приставлены в помощь старому смотрителю Маркусу. Выполняйте его распоряжения точно и в срок. Награда – 10 золотых. Повторяемое. Отказаться? Да/Нет

Я захлопнул дневник и поспешил к старому зомби. Погост вокруг казался бесконечным – бесчисленные могилы тянулись, покуда хватало глаз.

Мелькали короткие вспышки возрождавшихся игроков, тут же открывавших порталы или спешно убегавших прочь. В одном месте десяток людей обступил могилу и, похоже, ждал, воскрешения жертвы.

Стараясь не привлекать внимания, обошел по широкой дуге.

Компас моргнул – золотая звездочка мгновенно сместилась ко мне, и я едва не врезался в Маркуса. Зомби бросил серый сверток одежды.

— Надевай, не пристало работнику кладбища таскать ветошь. А свои нищенские обноски сожги и не позорь мою седую голову, гладкокожий.

Смотритель Маркус предлагает вам передачу. Принять? Да/Нет

Униформа мортуса[1]. Иммунитет к болезням и ядам. Пока на вас эта форма, все видят отвратительного зомби, но никто не раскроет ваше инкогнито – слишком сильно воняете трупами, чтобы на вас обращали внимание.

— Вот это круто! Так и ты, Маркус, не зомби, значит?

Я активировал сверток – мое барахло упало в инвентарь, а на теле появилась черная форма, чем-то напомнившая спортивный костюм. И фартук – замызганный грязью и кровью, словно я уже приступил к эксгумации останков.

— Идем, — он всучил мне метлу. – Будешь прибирать у южных ворот, я – у западных. И не бойся мертвых, Макс. Теперь они твоя семья, бойся живых.

— Это да, это верно, — вспомнил я милую мордашку одной рыжей. – За живыми глаз да глаз.

— Вопросы по работе есть?

— По работе нет, но... Ты же НПС, Маркус?

Зомби пожал плечами.

— Не понимаю, о чем ты.

— То есть, как? – удивился я.

Он устало вздохнул.

— Я смотритель кладбища, Макс. Ты – мой помощник. Это все или у тебя еще будут глупые вопросы?

— Нет, — повесил я голову.

— Тогда чего ждешь? Метлу в руки, бегом чистить дорожку от южных ворот! – прикрикнул мертвец.

Я поспешил на юг, с таким подходом мне до нужной информации не добраться. Если бы тут был какой-нибудь форум...

В черепе засвербело, и перед глазами всплыл диалог «Неверком. Вопросы и ответы».

Бормоча проклятья своей доверчивости, принялся листать темы. Выполнено все было в виде старой-доброй системы подкаталогов, словно я заглянул в допотопный Нортон[2].

Отыскав нужный раздел, взялся за чтение, стараясь поглядывать по сторонам – мало ли, что взбредет в голову местным обитателям.

«Повторяем еще раз. Администрация Nevercome, Inc. не вмешивается в отношения между игроками. Компания отвечает только и только за программный код.

Просьбы вернуть вам любые игровые предметы, потерянные из-за деятельности мошенников – в техподдержку не отправлять. Самые упертые будут заблокированы, а биокапсулы – отключены.

Если вы нашли ошибку, баг – пишите в техподдержку. Такая помощь проекту поощряется щедро. Так же учтите, что техподдержка будет просматривать ваши логи на предмет использования ошибок для наживы, прокачки и других неспортивных способов развития. В случае обнаружения подобного – персонаж блокируется от суток до нескольких лет.

Э. Дрейвен, ком.менеджер»

Вот это круто! То есть, я и им предъявить ничего не могу! Просто прелесть. Наставников они, значит, всучивают, а за работу их не отвечают? Что же за игра-то такая?

По голове ударили чем-то тяжелым, полоска здоровья просела на несколько единиц.

— Ты работать собираешься, гладкокожий?

Маркус требовательно смотрел на меня, сжимая метлу. Под его настойчивым взглядом я взялся за инструмент.

Собственно, работа была проще некуда – активируй метлу над разрытой или заросшей могилой, да и вся наука. Система автоматически выполняла нужные действия. Единственный минус – разыгравшийся голод и полное непонимание, когда же это кончится.

Зато успел ознакомиться с сутью некромантов, в которые угораздило попасть.

Итак, есть три ветки развития: кость и кровь, призыв и проклятья. Первые идут в бой сами и используют боевую магию. Вторые поднимают армии скелетов и погибших мобов. Третьим достались дебаффы[3].

Но самое противное – чтобы развиваться в качестве некроманта, мне придется собирать скальпы игроков с положительной Моралью! А какой с меня убийца и тупому ясно.

Когда от усталости уже отваливались руки, снова рядом возник Маркус и буквально вырвал метлу у меня из рук.

— Иди к Йогану, — он протянул мне гнилую ладонь.

Скривившись от сомнительного удовольствия, я принял положенные мне десять золотых и зашагал обратно к склепу.

Учитель, как оказалось, меня уже поджидал с увесистым томом в усохших пальцах.

— Принес?

Я молча предложил ему обмен. Лич сграбастал золото с такой скоростью, будто я мог передумать. Будто у меня есть выбор.

— Перво-наперво, — заговорил он менторским тоном. – Мы разберемся в основах основ. Возьми книгу.

 Внимание! Принятие гримуара[4] навсегда изменит вашу жизнь! Все, что было до вашей встречи с книгой мертвых, исчезнет навсегда. Вы готовы отдать душу Тьме? Да/Нет

— Можно подумать, у меня есть выбор, — в который раз вздохнул я и активировал кнопку.

[1] Мортус — служитель при больных карантинными заболеваниями, особенно чумой. В обязанности мортуса входила и уборка трупов.

[2] Norton Commander – файловый менеджер для DOS, разработан американским программистом Джоном Соча

[3] Дебафф – эффект ослабления.

[4] Гримуар — книга, описывающая магические процедуры и заклинания для вызова духов, или содержащая ещё какие-либо колдовские рецепты.

Глава 5

Гримуар вспыхнул черным огнем и исчез, упав мне в рюкзак. Перед глазами завихрились искры. Меня слегка покачнуло, а учитель удовлетворенно кивнул.

— Изучи свойства своего гримуара и приходи ко мне, расскажу, как им пользоваться, — с этими словами лич отступил на шаг и скрылся за дверью склепа.

Поздравляем! Получен первый персональный предмет «Гримуар». Ознакомьтесь со свойствами и вернитесь к учителю для продолжения обучения.

Я открыл инвентарь и выудил книжку на свет. Стилизованный под человеческое лицо гримуар явно был срисован с «Некрономикона» из «Зловещих мертвецов[1]». Изъеденная трещинами, почерневшая от времени обложка, раззявленный в муке рот и растянутые глазницы.

Гримуар. Именное. Неуничтожимое. Питается душами убитых врагов.

Уровень 1. Душ: 0/100.

Вложено заклинаний: 0.

Я раскрыл артефакт, полистал пустые страницы, будто там будет лежать инструкция, после чего повесил в слот дополнительного оружия.

Гримуар повис на поясных крючках, как влитой. Перед глазами сразу же возникла панель с десятком пустых ячеек. Отправил ее вниз, чтобы не закрывала обзор, и толкнул дверь склепа.

Проход с легкостью открылся, являя старинные деревянные панели, освещенные небольшими круглыми белыми плафонами ламп.

Я переступил порог, дверь за мной тут же захлопнулась.

Вы вошли в мирную зону. Любые агрессивные действия запрещены.

Я ожидал, что склеп некроманта будет выглядеть... иначе. Но никаких расчлененных трупов, крыс, грязи и скелетов в прислуге. Простой, хоть и уютно обставленный коридор в духе викторианских поместий.

Сориентировавшись по компасу, прошел к лестнице вниз, дерево приятно скрипело под ногами.

Передо мной распахнулся широкий ярко освещенный зал. На полу, уложенном белым кафелем, громоздились блестящие начищенным металлом столы. Вдоль стен полки с хирургическими инструментами.

Йоган материализовался посреди зала.

— Изучил гримуар?

— Изучил.

— Тогда приступим к обучению, — он взмахнул руками.

На ближайшем столе появился полуразложившийся труп голого мужчины с разорванной головой, словно кто-то руками разодрал череп на две неравных половины. Живот вырезан, сизые кишки блестели в свете белых ламп.

— Сейчас будем учиться призыву нежити, — сообщил лич, почти любовно поглаживая мертвеца по ноге. – Первое заклинание я дам тебе уже сейчас, за остальными будешь приходить, когда повысишь уровень гримуара. Ясно?

— Как его повышать?

— Каждый убитый тобой или твоими прислужниками противник дает тебе одну душу. Гримуар поглощает их автоматически. Как только их набирается достаточно – артефакт обновляется. Тебе будут доступны новые заклинания, а уже имеющиеся усилятся.

— Новые заклинания получать у вас?

Йоган кивнул.

— Либо у других учителей. В Таросе обучаю я. Но, уверен, долго ты здесь не задержишься.

— Тогда, приступим?

Лич начертил в воздухе какой-то символ, отдаленно напоминающий пентаграмму. Рисунок тут же взорвался черными осколками.

Гримуар изучил новое заклинание.

«Поднять нежить», ур. 1, мана 50. Превращает труп в скелета, который сражается на вашей стороне. Восстановление 1 минута.

Здоровье: 30.

Урон: 10-20.

— Ну, наконец-то, — выдохнул я, тут же удостоившись неодобрительного взгляда Йогана. – А убитых игроков тоже можно?

— Труп есть труп, — пожал плечами лич. — Хоть крысы, хоть человека. Дело в магии, которую ты применяешь. Но в случае с игроком важно помнить, что ты ограничен во времени, — он назидательно поднял палец. — А теперь преврати это тело в скелета!

Я активировал панель гримуара. Череп моргнул и потемнел, а тело на столе взорвалось, разбрызгивая кровавые ошметки, что тут же исчезли.

Скелет поднялся на ноги, сжимая когтистые кулаки. Глаза призванного мертвеца загорелись темно-зеленым огнем.

— Ну вот и хорошо, — кивнул Йоган. — А теперь пусть слезет со стола и идет за нами.

Не дожидаясь, он отошел к стене и, вытянув руку, открыл дверь. Створка юркнула в сторону, открывая вход в подземелье, освещенное редкими факелами.

— В подвале завелись крысы. Вернешься, когда устранишь мою проблему. Дверь будет закрыта до тех пор, пока жив Крысиный король.

Учитель Йоган выдал вам задание. Ознакомьтесь с подробностями в меню «Дневник». Маркер установлен на компас.

Я быстро заглянул в журнал и, убедившись, что кроме убийства десятка вредителей и Крысиного короля от меня ничего не требуется, вошел под низкий свод.

Вы входите в одиночное подземелье. Ваша точка возрождения изменена.

Скелет бодро стучал костяшками, шагая чуть позади. Едва мы переступили порог, дверь закрылась, отрезая от яркого света.

Чадящий факел выхватывал из тьмы грубо вырубленного коридора небольшой костер, беззвучно выстреливающий снопы искр.

Точка возвращения. Доступных возвращений: 2.

— Вот и хардкора подвезли? — хмыкнул я, проходя мимо.

Скелет, повинуясь моему желанию, прошел вперед, приготовив острые кости пальцев для боя. И хотя я ожидал маленьких крыс, с которыми быстро и легко справился сам, рисковать отчего-то не хотелось.

Коридор привел нас к небольшой пещере с двумя ответвлениями. Посреди зала спала тройка грязно-коричневых крыс, высветившихся красным на компасе.

Глаза скелета полыхнули, он заскрипел челюстями и бросился в атаку к первой крысе. Взмах когтей, удар.

Все три грызуна тут же бросились на моего помощника. Я с удивлением увидел, как резко у него начинает проседать здоровье и поспешил помочь.

Молния ударила в крысеныша, подбрасывая обугленное тельце в воздух. Полоска опыта сместилась почти на треть.

Скелет взмахнул когтями в очередной раз и добил своего противника. Но последний грызун ударил хвостом, и мой помощник рассыпался в прах.

Еще молния и тварь повержена. Первый бой окончен.

— Супер, — вздохнул я, наблюдая, как исчезают тела крыс, а полоска маны еще не дошла до пятидесяти.

Я остался один. От помощника хоть и оказался толк в виде танка, но что-то крайне слабоват он вышел. Даже постреливая из-за его спины, далеко не уйду, а с моим богатырским здоровьем каждая вторая крыса прикончит быстрее, чем успею зажечь новую молнию.

Итак, что мы имеем?

Усевшись прямо на полу, я раскрыл книгу заклинаний.

«Волшебная стрела», «Замедление», «Щит волшебника», «Поднять нежить». Если мне удастся вывести одну крысу на бой и превратить ее в скелета, смогу ли удрать из зоны аггро[2] до того, как нас порвут оставшиеся грызуны?

У меня есть «Щит», но маны после его использования не останется, а кулдаун[3] слишком долгий. Времени только на один выстрел, а потребуется как минимум два, если хочу, чтобы скелет еще и выжил.

Пока сработает откат «Замедления», успею потратить всю ману. Это еще минута на восстановление. То есть, нужно как можно быстрее нанести максимум урона, плюнув на защиту – если крыса до меня доберется, с моим здоровьем я ей на один зуб.

С другой стороны, не может быть, чтобы я был первым в этом инстансе[4], верно? Форум распахнулся раньше, чем я даже оформил мысль.

Так, что тут у нас? Ага, «Прохождение подземелья Крысиного короля». Посмотрим.

 «Во-первых, желательно запастись пузырьками маны. Ее будет очень не хватать – в инсте порядка сотни крыс. Каждая пачка будет лишать вас скелета. Не важно, какую тактику вы изберете – последняя крыса обязательно кританет. Так что накладываем на себя «Щит», ждем кд, топаем вперед, кастуем[5] молнию, уходим в предыдущую комнату. Как только подранок вырывается вперед – добиваем еще одной. Тут же поднимаем из трупа скелет и расстреливаем оставшихся двух. Так двигаемся до первой комнаты с кирпичными стенами. Тут-то нас и будет ждать первый вредитель»

Первый вредитель? Я раскрыл журнал заданий. Счетчик действительно показал, что цели задания ни одной не убито.

Ладно, начнем с малого – зачистим коридоры, избегая кирпичных стен. Добью уровень, осталось всего-ничего опыта набрать. Потом, конечно, мне его порежет система, но успею усилить гримуар и самому подкачаться.

Тяжело вздохнув, свернул форум и убрал журнал. Полоска маны уже заполнилась и блестела голубыми искрами. Пора двигаться вперед.

 Коридор тянулся и тянулся, я даже устал от бесконечных каменных наростов перед глазами. Постоянные повороты давным-давно заставили бы меня заблудиться, если бы не компас. И то пришлось повозиться, когда открыл карту подземелья.

Наконец, новый зал, три крысы спят на пыльном полу. Наложил на себя «Щит» и принялся ждать, пока мана снова восполнится. Грызуны все так же не обращали на меня никакого внимания.

Мана моргнула, заполнившись. Тут же с руки сорвалась молния, поражая ближайшего врага. Торопливо отступил в коридор, наблюдая, что остальные две двигаются замедленно. Видимо, все же аггрозоны у каждой свои. Отлично, значит можно перебить их даже без помощи скелета.

Еще молния. В ушах торжественно пропел серебряный горн. Легкий ореол тела обрел темный оттенок. Похоже, со временем буду вспыхивать черным – как бы это не звучало странно.

Труп подпрыгнул в воздухе и тут же распался на ошметки. Скелет выпрямился и взмахнул когтями, принимая на себя гнев двух оставшихся мобов.

Стрела! Еще! Еще!

Скелет развалился в тот самый момент, когда я добил третьего зверька. Бросив взгляд на иконку «Поднятие нежити», тяжело вздохнул – весь бой от силы секунд пять, а выжидать кулдаун откровенно утомительно.

Открыл характеристики и, не раздумывая, вбросил все три очка в Интеллект. И «Стрела» будет бить сильнее, и маны больше.

Макс, человек, некромант, 3 уровень.

Сила 1

Выносливость 1

Интеллект 9

Ловкость 1

Удача 1

Здоровье 20/20

Мана 100/100

Открыл и тут же закрыл книгу заклинаний – ничего нового. Зато смогу метать молнии дольше и уже можно даже на «Щит» понадеяться.

Насвистывая мелодию из «Траурного дворца[6]», выбрал ближайший коридор и потопал в приподнятом настроении. Жизнь, кажется, начинает налаживаться.

Как и предполагал, крысы перестали одаривать меня опытом – с каждого трупика доставались жалкие крупицы, едва смещавшие индикатор. Хорошо хоть гримуару без разницы, чьи души поглощать.

Не тратя времени на ожидание маны, сунулся в новый коридор и тут же отпрыгнул назад.

Передо мной оказался зал с кирпичными стенами. Посреди комнаты стоял воин с плавно покачивающимся моргенштерном наизготовку. Обыкновенный человек – ни капли крысиного в облике. Похоже, крысы – отдельно, вредители – отдельно.

Надпись над мобом убедила, что пора пробовать свой первый серьезный бой. Всего лишь третий уровень и сотня здоровья! Да я его с одной молнии!

Я сделал смелый шаг вперед и...

Вредитель в мгновение оказался рядом и занес оружие над головой.

— Кирие элейсон[7]! – рявкнул он за миг до того, как с моих пальцев сорвалась «Стрела».

Индикатор маны опустел моментально, а здоровье упало до жалкой единицы. Я отпрыгнул обратно в коридор, тут же выпуская новое заклинание.

Противник избежал атаки!

 — Какого черта? – пискнул я, встречая моргенштерн лицом.

До воскрешения… 3… 2… 1…

Вы были воскрешены. Неверком ждет!

[1] The Evil Dead — фильм ужасов, дебютная работа режиссёра и сценариста Сэма Рэйми, первая часть одноимённой трилогии.

[2] Зона аггро, аггрозона – радиус, внутри которого противник атакует игрока.

[3] КД, кулдаун – время восстановления способности или предмета.

[4] Инстанс, инст — изолированная локация, создаваемая отдельно для каждой группы.

[5] Кастовать – накладывать заклинания. Кастер – заклинатель.

[6] Песня группы Dimmu Borgir — Mourning Palace

[7] Ки́рие эле́йсон — молитвенное призывание, используемое в молитвословии и богослужении (как песнопение) в исторических церквях.

Глава 6

«Главное, помните – вредитель обладает всем стандартным набором воина 3 уровня. При этом у него не обычная «Стойкость», срезающая часть входящего урона, но и повышенный шанс избежать урона. Так что самое лучшее – приготовить банки и осаживать гада «Замедлением». Как только поймали – выбрасываем всю ману на «Стрелы». Задача – выдать максимально возможный урон. У вас будет всего пара секунд, чтобы убить его на подлете. Если не справились – «Рывок» вас уничтожит»

— Вот, значит, как.

Выходит, любой воин может меня пальцем проткнуть, если подберется достаточно близко. А я уже понадеялся, что справлюсь. Идиот, потерял возрождение, а впереди еще девять таких мобов. И это не считая Крысиного короля.

 «Крысиный король появляется в комнате, где был убит последний Вредитель. Будьте готовы к старту боя сразу же, как упадет десятый воин.

Король – крыса на двух лапах. Аггрозона – весь инстанс, убежать не удастся. Завалить его достаточно просто – делаем скелета из Вредителя и тут же «Замедление» на Короля. Урона босс почти не наносит, но на середине хп[1] бьет «Ультразвуковым писком» — увидите иконку, бегите со всех ног, радиус 20 метров, убьет с любым запасом здоровья»

Тяжело вздохнув, закрыл форум и развернул карту. Если исходить из идеи, что крыс мне вообще трогать не нужно, то после первой комнаты с вредителем можно проложить маршрут от первого к десятому. С другой стороны, если я от Короля побегу в неразведанный зал – а я так и сделаю, я же победитель по жизни! – нарвусь на пачку крыс, которая меня прикончит.

Значит, что нам нужно? Зачистить коридоры от грызунов – раз. Убить девять вредителей – два. Заранее подготовиться к встрече с Королем – три. Не умереть по дороге и в процессе – четыре.

Закрыв карту, поднялся на ноги и отряхнулся.

— Дорога возникает под шагами идущего, — бросил взгляд на артефакт, покорно висящий на поясе.

Гримуар. Именное. Неуничтожимое. Питается душами убитых врагов.

Уровень 1. Душ: 15/100.

Вложено заклинаний: 1.

— Посмотрим, сколько там осталось крыс, дружок, — похлопав ладонью по коже переплета, двинулся вперед.

Несколько часов блужданий, десятки убитых крыс и скончавшихся скелетов превратились в бесконечный ад. Я перестал различать коридоры, комнаты. Руки на автомате кастовали заклинания, а разум отключился.

Опомнился, только вернувшись к точке возрождения. Карта подземелья оказалась закольцована – откуда бы ни шел, конечная точка всегда здесь. Удобно.

Гримуар. Именное. Неуничтожимое. Питается душами убитых врагов.

Уровень 2. Душ: 102/200.

Вложено заклинаний: 1.

«Поднять нежить», ур. 2, мана 50. Превращает труп в скелета, который сражается на вашей стороне. Восстановление 1 минута.

Здоровье: 40.

Урон: 15-25.

Вот это уже дельное усиление! Понятное дело, сейчас это вообще не очень поможет, но все же плечи я расправил. В приподнятом настроении поспешил к первому вредителю.

И хотя храбрился, про себя представляя скоротечный бой, перед комнатой откровенно струхнул.

Я подошел к краю зала, а он уже развернулся в мою сторону. В аггрозону я не попал, но увидеть меня – он увидел. Смотрел прямо серыми глазами и сжимал рукоять моргенштерна.

Приготовившись набросить «Замедление», я несколько раз глубоко вздохнул – вроде должен прилить адреналин, но я же в игре, откуда тут адреналин?

Шаг. Рано. Шаг.

Мы начали одновременно. Он уже ушел в «Рывок», а я активировал магию. Земля вцепилась в ноги воина, опутывая грязной слизью. Отступая назад, смотрел в безразличные глаза и выпустил всего две молнии – вредитель вздрогнул и со стоном завалился на пол, выронив оружие.

Вредители: 1/10.

Крысиный король: 0/1.

Тяжело выдохнув, провел ладонью над тушкой. Звякнули монеты, какие-то тряпки рухнули в рюкзак. Потом разберемся, пора выбираться.

Бросив последний взгляд на моргенштерн, так неудачно отправивший меня на точку воскрешения, подумал, что бой вышел дурацким.

Само по себе подземелье какое-то глупое. Я словно не в далеком будущем, где все должно быть лучше – телевизоры ширше, каналов – больше, и грудь у дам пышнее. А в 1997, когда верхом сложности было заставить Выходца из Убежища пристрелить Смотрителя[2]. Да, мне сложно, но это я, далеко не фанат подобных развлечений. Опытным гуру здесь все на один зуб будет.

Дождавшись пока тело вредителя растворится, сверился с картой и пошел вперед. Можно было бы поднять из него скелета, но часть меня все еще отказывалась поступать по логике. Я же человек, а не машина!

Мозг снова отключился. Восприятие сместилось, словно наблюдал за боем со стороны. Вот Вредитель порывается сделать «Рывок», я кастую «Замедление» и посылаю несколько «Стрел». Враг падает, мне достается опыт и немного денег с парой старых сапог.

Один за другим, девять вредителей были уничтожены. Ни разу не сработало игнорирование урона. Словно, приняв решение действовать с оглядкой на опыт других игроков, я запустил какой-то иной механизм, иную механику игры.

Конечно, никаких иных механик. Просто знание схемы поведения превращало опасное приключение в обыденное следование инструкции. Лишало красок. От этого тянуло на пространную философию в духе вопросов вроде «Кто я? И каково мое место в этом мире?».

Даже само подземелье перестало казаться настоящим – окружающее отступило куда-то за грань восприятия, смывая налет сказочной прелести с происходящего. Я даже потрогал стену, заставляя себя поверить, что все вокруг – не иллюзия, а что-то настоящее. Это не моя предсмертная галлюцинация.

Представив на миг, что на самом деле умираю где-то на больничной койке, а все вокруг – мне привиделось, вздрогнул. Так быть не должно! Я же вот он! Живой!..

Трубки торчат из живота, кровь заляпала халаты персонала. Они сражаются за мою жизнь, там, по ту сторону выдуманного в предсмертной агонии мира. Они там сражаются, а я тут предаюсь рефлексиям? Нет, я живой, я хочу жить. Я буду!

Холодный шершавый камень заскрипел под рукой, коричневая пылевая взвесь осыпалась на пол широкой песчаной струей. Неумолимо засвербело, я не удержался и от души чихнул. Звук разлетелся по пустому подземелью, мячиком отскакивая от стен и весело убегая от меня подальше, мол, догони.

И я побежал за ним. Хотелось стряхнуть навалившееся чувство холодного отчаяния. Чувствовать каждую мышцу, каждую клетку. Я живой!

Вбегаю в последнюю комнату, уже поднимая руку с заклинанием. Вредитель готов броситься, но земля превращается в жижу, ноги слушаются его с трудом. А в лицо воину уже мчится первая «Стрела». Разряд уходит в молоко, не зацепив врага. Еще!

Противник избежал атаки!

Противник избежал атаки!

Противник избежал атаки!

Он словно собрал всю удачу предыдущей девятки. Я почти вижу за блеском «Волшебных стрел», как тварь растягивает губы в предвкушающей усмешке. Он хочет меня убить и уже готов броситься в смертельном прыжке.

— Кирийе... — затягивает он свою песнь-молитву, вздымая тяжелое оружие над головой.

Крит! Очередная стрела вышибает из воина дух. Полоска опыта смещается в последний раз. Пустые полоски выносливости и маны заполняются, а вокруг меня пляшет черное пламя.

Спешу создать скелет. Плоть разваливается гнилыми кусками, как в замедленной съемке. Чувствую затылком – сзади появилось нечто огромное и воняет животным ужасом.

Но мне не страшно. Я не один.

Время будто замедляется. Скелет резво скакнул в сторону, на лету взмахивая сжатыми кулаками. Самое время разрывать дистанцию – делаю первые шаги в сторону.

Костлявые руки взметаются снова и снова, белые пальцы вышибают из толстой черной шерсти Крысиного короля кровавые брызги. Острые костяшки обдирают плоть, рассекают шкуру.

Полоска жизни босса едва заметно проседает, но он будто не пришел в себя – попасть по скелету просто не успевает, нежить вертится юлой, уходит от лап и хвоста. Не сбавляя темпа, костяной боксер наносит удар за ударом.

Загудела «Стрела», рассыпая крупные искры. Молния сорвалась с пальцев, вгрызлась в вонючую шкуру. Жизни босса заметно проседают, он взревывает. И первый раз попадает по скелету.

Один удар отнимает почти две трети жизни моего слуги. Скелет не останавливает темпа. Мне даже показалось, он наоборот начал спешить, по чуть-чуть, каплю за каплей отгрызая здоровье врага.

Время резко возвращает ритм.

Блик на иконке «Замедления». Магия срывается с пальцев. Как раз в момент, как Крысиный король обрушивает хвост на скелета.

Хрясь! Кости слуги разлетелись по всему залу, тая, как снег на открытом огне. Крыса выше на голову, нависает надо мной громадной вонючей тушей.

Но я все равно не боюсь. Я зол. Я хочу его смерти.

Рука с заклинанием поднимается на уровень груди. Шипят, рассыпая искры, электрические дуги. С криком спускаю каст с цепи.

Он машет короткими лапами, но не может зацепить стоящего прямо перед ним наглеца. Разряды устремляются в тушу, кромсая плоть, выжигая целые просеки в жирной плоти. Ноздри забивает запах горелого мяса.

Взревывая, король задирает голову, над ним пиктограмма «Писка». Срываюсь с места и мчусь в ближайший коридор. В ушах нарастает оглушающий звук сирены. Останься внутри зала, мне бы точно расплавило мозги.

Короткий гулкий удар – крыса-переросток кастанула, теперь моя очередь. Поднимаю руки, считая про себя секунды. На пятой он показывает морду из прохода.

Три «Стрелы». Два крита. Один труп Крысиного короля.

Поздравляем! Крысиный король повержен! Возвращайтесь к учителю Йогану за наградой!

Тушка босса распадается, расползаясь гнилой плотью. Обнажается скелет, словно экспонат музея палеонтологии. Провожу рукой над остовом.

Череп Крысиного короля. Квестовый предмет. Хозяину он больше не нужен, но настоящий некромант всегда найдет применение чужим останкам, верно?

Звякнули монеты, пополняя счет на целых двадцать золотых. Итого поход в подземелье ощутимо поправил мое финансовое положение – без малого сто двадцать золотых, куча хлама на продажу и фиолетовые куски кожи.

Кожа Крысиного короля. Квестовый предмет. Из этого наверняка можно сделать хорошую куртку. Поговорите о своей находке с учителем Йоганом.

Стоило обыскать труп босса, тело распалось в прах, а передо мной вспыхнула прозрачная арка портала в покои лича. Не став задерживаться, вошел в эту пленку, мгновенно оказываясь в уже знакомом зале.

[1] Хп, hp – здоровье.

[2] Об одной из возможных концовок игры «Fallout», 1997 года.

Глава 7

— А, вернулся? — лич оторвался от трупа, развалившегося на хирургическом столе. – Отлично, порадуй старика, скажи, что избавился от крыс.

— И от их Короля – тоже.

На этот раз стол в зале только один, зато появилась подставка с тазиком. В мутной от крови воде плавали какие-то белесые комки, похожие на свернувшихся в клубок червей.

Йоган принял череп, а у меня перед глазами всплыло поздравление с завершением квеста. Отмахнувшись от назойливого окошка, упустил момент, как лич склонился над трупом и принялся увлеченно копаться в кишках, словно искал там золотую жилу.

Бросив взгляд на почти заполненную полоску опыта, снова подошел к некроманту.

— Учитель, я нашел тут кожу, что с ней делать?

Лич мгновение смотрел на обрезки, затем тяжело вздохнул, отряхивая руки от кровавых ошметков, и кивнул мне на таз.

— Подай.

Пока я осторожно снимал емкость с подставки, белые комки зашевелились, раскрываясь. Бутоны расправили лепестки, являя глазу чистейший свет неземной красоты. Бархатистая мякоть слегка подрагивала, впитывая растворенную в воде кровь.

— Ну, чего замер? – рыкнул лич. – Никогда не видел цветения тодблюмен[1]? Откуда вас таких только судьба приносит, — вздохнул учитель, подходя ближе. – Эти цветы питаются кровью, как пиявки. Когда бутон краснеет, из него можно приготовить эликсир, восстанавливающий здоровье, — губы лича раздвинулись в подобии улыбки, когда он склонился над цветами.

Мне даже показалось, учитель сейчас засюсюкает – столько умиления на лице умертвия. Но, все же вспомнив обо мне, Йоган выпрямился и, сполоснув руки в тазике, протянул руку.

— Давай.

Кожа исчезла, вспыхнули волшебные искры, и в руках учителя появилась куртка с капюшоном. Множество молний по всей черной поверхности, алая подкладка. Протянув ее мне, Йоган сообщил:

— Из твоей кожи сделаю что-нибудь получше, а тебе пока рано с такими вещами таскаться. Не хватало еще, чтобы редкий материал пропал в таких бездарных руках.

Я не обратил внимания на брюзжание старика, принимая куртку. В конце концов, синие вещи тоже не совсем уж обноски.

Куртка некроманта. Классовое.

Интеллект +10.

Ловкость +10.

«Дух костей» +1.

Сбросил униформу мортуса и натянул куртку. Удивительным образом сразу же почувствовал себя иначе. Словно прибавилось уверенности в своих силах.

Застегнув молнию, накинул капюшон на голову – так показалось правильным, будто всю жизнь носил капюшоны. А, может, так и было? Странно, не помню таких деталей.

— Я вижу, ты усилил гримуар? – лич ткнул в книгу на моем поясе. – Как только заработаешь пятьдесят золотых, обучу новому заклинанию, а пока...

— У меня есть золото, — улыбнулся я.

Лич кивнул и в его руке материализовался собственный гримуар – точная копия моего. Даже трещинки на тех же местах.

— Выбирай заклинание, — он раскрыл книгу перед моим лицом.

Я пробежался по внушительному списку. Глаз то и дело норовил остановиться на магии уровня эдак пятидесятого, но я даже прочесть не мог, что это за заклятия – описание оставалось скрытым, на меня глядели только достаточно красноречивые иконки.

— Дух костей, — наконец, выбрал я.

— Хороший выбор, — кивнул лич, пряча книгу куда-то под полу плаща.

Я дождался, пока он взмахнет пальцем, рисуя в воздухе пентаграмму, и одарит новым заклинанием. Узор взорвался, а перед глазами всплыло сообщение о новом заклинании.

Гримуар изучил новое заклинание.

«Дух костей», ур. 2 (1), мана 12,5, урон магией Смерти 40-52. Призывает призрачный череп, устремляющийся к выбранной жертве. Полностью игнорирует броню.

 Поблагодарив учителя, уже собирался выйти из склепа, но лич остановил властным движением руки.

— У меня для тебя задание, Макс.

— Слушаю, учитель, — вздохнул я, пожимая плечами.

Лич вынул сверток фиолетовой кожи, перетянутый простой бечевкой.

— Доставишь в лавку кожевника в торговом квартале, — он почти втолкнул куль мне в руки. – Что так смотришь?

— Меня ищут стражи.

— Деньги у тебя есть, откупишься, — махнул рукой Йоган. – Ну, или отсидишь в яме положенное время. Не беспокойся, я подожду, бессмертным спешить некуда, — он сухо рассмеялся. – А теперь иди.

Учитель Йоган выдал вам задание. Ознакомьтесь с подробностями в меню «Дневник». Маркер установлен на компас.

Я послушно позволил вытолкать себя из зала и раскрыл журнал. Квест на Крысиного короля вспыхнул золотом и переместился во вкладку завершенных заданий.

Снова тяжело вздохнул. Понятно, рано или поздно пришлось бы выйти за пределы кладбища, но все же не хотелось самому идти в рассадник потенциальных убийц.

Поднялся по лестнице и вышел из склепа. Снаружи все такая же ночь, тихая и безмятежная. От мертвого покоя, расстеленного покрывалом над землей усопших, все сомнения и переживания медленно отходили на второй план. В таком прекрасном месте совсем не думается о мелочах вроде перспективы погибнуть лишний раз.

Ноги сами понесли к южным воротам, пока пытался разобраться, откуда взялось чувство легкого недоумения. Что-то во время разговора с Йоганом произошло. Но что? И почему такое чувство, что это что-то – крайне важно для меня самого?

Я поправил капюшон. Впереди расположилась тройка рыцарей, окруживших могилу, на которой расселась девушка в зеленом костюме.

Бросив короткий взгляд на троицу, чуть сдвинулся в сторону, чтобы между нами было больше двадцати метров.

Эрик Рыжий, человек, воин, 13 уровень.

Девчонка бросила на меня полный надежды взгляд, я же двинулся дальше, старательно отводя глаза. В конце концов, что я могу? С моим третьим уровнем мне никогда не победить.

И что они ей сделают? Атаковать в черте города нельзя, ни под каким предлогом, значит, девчонка в безопасности. Я бросил взгляд назад.

Теамни Эсоннэ, человек, друид, 10 уровень.

— Это не моя проблема, — выдохнул я, с трудом заставляя себя отвернуться. – У меня своих хватает.

Бурча под нос, пошел дальше. Подобного только на этом кладбище по сотне за день. Всех не наспасешься. В конце концов, чем эта девчонка лучше любого другого игрока, попавшего в переплет?

Пока дошел до ворот, попались еще с пятерку таких же ситуаций. Либо Неверком настолько огромен, что грязь человеческая на каждом шагу, либо весь мир одни моральные уроды. Слишком часто встречаются любители легкой наживы.

За воротами кладбища сразу же начался город. Широкие мощеные улицы, ярко освещенные газовыми лампами, галдящие игроки на каждом углу – а ведь когда я пришел в Тарос с Азурой, видел только краешек, на котором почти и не было никого.

На меня совсем не обращали внимания. Игрокам я был безразличен, а НПС просто чуть подозрительней вглядывались в лицо.

Требуемая лавка оказалась сразу у входа в торговый квартал. Я поднялся на крыльцо и хотел войти в дверь, как сзади ткнули ножом под ребра.

Полоска маны начала медленно отползать к нулю. Я рванулся в сторону, отскакивая от нападавшего. А воин второго уровня помчался за мной, замахиваясь двуручным топором.

«Замедление». Он завязает на старте «Рывка», я опережаю буквально на долю секунды. «Стрела» срывается с пальцев.

Противник избежал атаки!

С руганью активирую «Дух костей». Призрачные черепа, окутанные черным огнем, срываются вперед, хищно оскалив клыкастые пасти.

Воин рухнул на землю, а гримуар радостно сообщил о поглощенной душе.

Впрочем, порадоваться первой победой мне не дали – подоспевшие стражники окружили меня, наставив револьверы.

— Вы арестованы! – заявил центральный. – Я заберу вас в яму, если вы сейчас же не заплатите штраф в десять золотых.

— Десять золотых?! – у меня даже челюсть отвисла.

Это что же получается, в городе убивать можно, да еще и запросто? Если я с легкостью такие деньги заработал в начальном подземелье, что за доход у игроков на уровнях выше?

— Конечно, я оплачу штраф, — я протянул руку стражу. – Держите.

Вот зачем караулят игроков на могилах. Оплатить штраф в десятку золотых – для них раз плюнуть, а скальп вражеский стоить дороже будет.

Что же за мир-то такой?

Поздравляем! С вас сняты все обвинения.

— Да уж, — выдохнул и поспешил в лавку.

НПС торговец что-то объяснял двум игрокам. Те кривились, и, кажется, были готовы уйти. Один дернул торговавшегося друга за рукав.

— Смотри-ка, Мэнкс, кого нам прислали, — растекся он в предвкушающей улыбке.

Собеседник недовольно отдернул руку и бросил на меня равнодушный взгляд.

— Пусть идет, некогда мне, — выдал, тут же забывая о моем существовании. – Когда будет готов заказ? – обратился он к лавочнику.

— Приходите через час, все будет готово, — кивнул продавец и тут же повернулся ко мне. – Что желаете?

— Меня прислал Йоган, — я протянул сверток кожи.

Лавочник с кивком принял товар. В ушах заиграл серебряный горн. Тело охватил еще более темный, чем в прошлый раз, свет, больше напоминающий черный дымок.

Поздравляем! Задание выполнено!

Забросил свободные очки в Интеллект и вышел наружу.

— Эй, трупоед!

Я сделал вид, что не слышу. Не хотелось нарываться, все равно шансов отбиться никаких.

— Отстань от него, — вмешался Мэнкс. — Пошли, нечего время тратить, без нас в Белые Мари уйдут.

Судя по тому, что я спокойно ушел от опасной парочки, ему все же удалось убедить напарника. Странно, когда был с Азурой, на меня никто плотоядно не облизывался, неужели все дело в Морали?

Но как-то же другие выживают? Не может быть, чтобы нельзя было как-то защититься!..

Я сразу же вспомнил о форме мортуса. До этого рассчитывал, удастся прикинуться зомби и прошмыгнуть мимо потенциальных проблем. Теперь почти уверен – стоит натянуть униформу, порвут на части раньше, чем она начнет действовать, скрывая мое имя.

Форум раскрылся раньше, чем я осознал мысль. Темным оказался только Карнат. Но чтобы добраться туда – придется отстегнуть тысячу золотых за рейс на дирижабле. И тут мы подходим к главному вопросу — где взять на это денег?

Тренькнула почта.

 «Здравствуйте, Макс!

Вынуждены сообщить, что ваше тело окончательно погибло. Пожалуйста, решите, как распорядиться останками.

Марк»

Я резко остановился посреди улицы, переваривая новость. Это значит, как минимум, я окончательно потерял привязку к реальному миру.

С другой стороны, что я там видел? Ничего. Мой мир – мир, в котором меня заморозили, давно перестал существовать. Так стоит ли по нему плакать?

 «Здравствуйте, Марк!

Благодарю за информацию. На останки не претендую – можете распоряжаться ими, как вам будет угодно.

С уважением, Макс»

Я застыл за миг до того, как отправить сообщение. Какая у меня фамилия? Почему я не могу вспомнить такую мелочь? Неужели они повредили мой мозг и не скопировали всю информацию?

Я постарался вспомнить хоть что-нибудь из своего прошлого до заморозки. Но все, что я удавалось выловить – не было моей личной памятью. Никаких лиц, событий из детства. Только знание, что и в какой год происходило.

Стер сообщение и набрал новый текст.

 «Марк! Я теряю память!

Ничего не помню о себе до заморозки!»

Ответа не было очень долго, я уже исходил всю улицу вдоль и поперек, стараясь вспомнить хоть что-то. Но чем больше напрягал память, тем больше расплывалась картинка.

Наконец, пришло письмо.

 «Не волнуйтесь, воспоминания обязательно вернутся.

Вы провели в замороженном состоянии не один день, Макс, потребуется некоторое время, чтобы все восстановить. Мы сознательно не стали делать из вашей личности всезнающую программу. Вам нужно успокоиться.

А насчет тела не беспокойтесь – мы используем его в медицинских целях.

Марк»

Я и сам не заметил, как оказался у южных ворот кладбища. Пройдя в калитку, едва не столкнулся с каким-то зеленым пятном. Что-то пискнуло над ухом, я отмахнулся.

— А, вот ты где! — голос заставил поднять голову. – А я тебя уже обыскался, — широкая улыбка растеклась по лицу. – Ну, трупоед, поиграем?

В руках появилась пара ножей, он растворился в воздухе. Я не стал отбиваться или пытаться уйти. Разница в уровнях сделает любой щелчок по лбу смертельным.

 До воскрешения… 3… 2… 1…

Вы были воскрешены. Неверком ждет!

[1] Дословно – цветы смерти.

Глава 8

— Выходи, трупоед, все равно от меня не спрячешься! – взвыл убийца, гневно размахивая кулаками. – Город маленький!

Я оторвал взгляд от книги и, равнодушно пожав плечами, перевернул желтую страницу. Увесистый том, испещренный золотым теснением, устроился на согнутых в позе лотоса ногах.

Бенни, человек, убийца, 11 уровень.

— И разделились Боги на Порядок и Хаос, Добро и Зло, — громко продекламировал я. – И началась бесконечная война, смертные убивали друг друга ради величия Богов. Не стало мира в Неверкоме.

Он скривился, но все же не уходил. Наверное, тоже время девать некуда. Впрочем, все равно нужно найти способ заработать тысячу золотых, чтобы убраться в темные земли. Оставаться в городе, где даже на территории кладбища некроманта могут убить – я не желал.

Так что изучение истории мира не самое плохое занятие. Тем более, на пятом уровне выбирался Бог-Покровитель. И хотя классический некромант может служить только Смерти, в Неверкоме попадались самые дикие варианты.

Но даже если рассматривать ветку Богов Смерти – их вагон и маленькая тележка. Кали – усилит проклинающие навыки. Анубис укрепит призванных мертвецов. Мор поделится властью над костью и кровью. А Эрешкигаль откроет целую ветку Высшей магии Смерти, доступную лишь после выполнения легендарного квеста.

— Так было, пока не явился Спаситель, — я прервался, чтобы облизать губы и перевернуть страницу. – Сила Его была столь велика, что с легкостью поборол Он других Светлых Богов. И вот, объединившись под Его началом, пошли они в наступление на Хаос.

— Заткнись уже и выходи, чтобы я тебя убил!

Я чуть повысил голос.

— В долгих кровавых битвах воинство Порядка низвергло Богов Хаоса в Пекло, где Спаситель был уже в шаге от окончательной победы.

— Иди сюда, кому говорю! Хватит читать!

— Но равновесие не терпит перекоса. И так в мир явился Зверь. Боги Хаоса склонились пред его грозными очами, признавая Владыкой.

— Достал! – зарычал убийца и открыл телепорт. – Еще попадешься мне, трупоед!.. – погрозил он кулаком и прыгнул в светящийся круг.

Я глубоко вздохнул и продолжил чтение. Закрученный эпик разворачивался перед глазами, увлекая в доисторические времена полудиких людей. Орудуя первыми каменными топорами, смертные кромсали друг друга во славу избранного пантеона. Боги тоже ничуть не отставали от паствы. Так канули в лету многие племена и кумиры, что растеряли верующих.

— И чего ты вечно шумишь на кладбищах, гладкокожий? – как Маркус оказался рядом я, естественно, не заметил. – Хорошо хоть полезным делом занялся.

Я захлопнул фолиант, пыль взметнулась со страниц, остро щекоча ноздри. Едва сдержавшись от чиха, развеял книгу и поднялся на ноги.

— Я был беспечен и глуп, — пожал плечами я. – Работа есть?

Зомби почесал торчащий сквозь гнилую кожу череп. Ноготь отцепился от фаланги и застрял в мягкой  ткани. Смотритель, похоже, и не заметил.

— В главном склепе случилась... неприятность. К алтарям Хаоса не добраться, — он отвел взгляд. – Расчисти путь, и я тебя щедро вознагражу, — видимо, недоверие к его щедрости отразилось на лице, ибо он тут же подхватился: — У меня хорошие вещи есть! Остались от не самых спокойных времен юности!..

— Мне бы золота.

— Тоже будет, — заверил смотритель.

Смотритель Маркус выдал вам задание. Ознакомьтесь с подробностями в меню «Дневник». Маркер установлен на компас.

Я кивнул старому зомби и пошагал в центр кладбища.

Из наклонной крыши главного склепа вырастал угрожающим копьем огромный черный обелиск. Он словно бросал вызов затянутым в щит серых облаков небесам. Само здание усыпальницы сложено из тяжелых глыб черного мрамора.

На фоне серой ваты, закрывшей звезды, изредка вычленялись курсирующие между городами дирижабли. Часть аппаратов полегче и поменьше моргала рекламными вывесками, как стробоскопами. Призывы покупать эликсиры только у гильдии алхимиков перемигивались с приглашениями в красные кварталы.

С земли дирижабли казались маленькими пузатыми жуками. Вяло ползущие по пасмурному небу, сверкая огнями, они снова вернули меня к мысли о нереальности происходящего.

Стресс творит с человеческой психикой невероятные вещи. Само осознание жизни после смерти, упавшей счастливым билетом в заледенелые руки – невероятная удача. И огромный шок, едва не стоивший мне здравости рассудка.

Частичная потеря памяти на фоне этого – жалкая проблема. Все равно, отправляясь сюда, знал, настоящее тело непригодно для жизни. Так что пусть хоть жгут, хоть в музее выставят – все равно.

Да, не могу вспомнить подробностей собственной жизни. Но раз свободно декламирую стихи – памяти не терял. Она просто как тот абонент – временно недоступна.

И раз я все еще мыслю, раз я все еще сомневаюсь – значит, существую. И пока это так – любые проблемы решаемы. Лишь вопрос времени. А этого добра теперь с избытком.

— Cogito, ergo sum[1], — прошептал я, кладя руку на кованые ворота.

Вы входите в одиночное подземелье. Ваша точка возрождения изменена.

Огромный круглый зал, освещенный неровным огнем лампад. Черные стены с изумрудными полотнами, через равные промежутки свисающими с потолка. На каждом вышиты эмблемы Богов Смерти.

Широкие мраморные плиты, в шахматном порядке уложенные на полу, уводили через высокую арку в следующий зал. В тишине умиротворяюще потрескивали угли в светильниках. Легкий ветерок трепал темно-зеленые полотна, оживляя искусные рисунки.

Раскрыл «Дневник».

В главном склепе случилась беда. Явился давно пропавший черный маг. Безумный колдун воскресил героев прошлого, превратив храм Тароса в ловушку.

Смотритель Маркус хочет, чтобы вы защитили центральный храм Богов Смерти. В награду получите не только золото и ценные предметы – сами Боги снизойдут к смельчаку, рискнувшему выступить против Галада Безумного.

Готовы ли вы подарить покой древнему колдуну?

Вздохнув, похрустел пальцами, разминая суставы. Разумеется, этого не требовалось, но механика позволяет вести себя естественно. Так почему не насладиться?

Плиты под ногами играли матовыми бликами. Чем ближе я приближался к арке в следующий зал, тем громче ухало, разгоняясь, сердце. Я приготовил «Замедление», ожидая, что из-за угла выскочит какая-нибудь тварь.

Мрачная обстановка навевала не самые радостные мысли, но я продолжал двигаться к проходу, хоть внутри и клокотал безрассудный страх.

Мне послышался невнятный шорох, по коже пробежали мурашки. Едва не спустив заклинание, осторожно выглянул на ту сторону арки.

В луже крови на животе лежал человек в черном балахоне. Он закашлялся и выбросил руку. Маленький черный агат простучал по плитам.

— Он высвободил души героев. Верни их обратно!.. – он застыл и вытянулся.

 Жрец храма, человек, некромант, мертв.

Подняв кусочек камня, я повертел его в пальцах.

Пустой камень душ. Совсем недавно в нем были заключены души усопших героев. Верните им покой, используя артефакт, и Боги пантеона с благосклонностью отнесутся к вам.

Собрано душ: 0/200.

Я оставил камень в руке и еще раз взглянул на тело у своих ног.

— Труп есть труп, — пожал плечами и призвал скелета.

Плоть взорвалась, разлетевшись ошметками на пару метров. Мертвец распрямился, сжимая кулаки с острыми пальцами и сверкая глазами.

— Ну, пошли, что ли?

Мы двинулись дальше по коридору. Артефакт в руке жег пальцы. Жажда попробовать новую игрушку рассеяла страх жуткого храма.

Первый моб попался нам буквально через десяток метров.

Воскрешенный герой, зомби, 7 уровень. Здоровье 300/300.

Скелет бодро помчался к врагу, замахиваясь кулаками, а я попробовал использовать камень.

У цели слишком много здоровья. Ослабьте противника!

С проклятьем заставил скелета кружить, не давая мобу себя достать. «Дух костей» соскользнул с левой руки, громко клацая устрашающими челюстями. Зубы сомкнулись на усохшем зомби, немного снижая хп.

Послав еще парочку, дождался, пока здоровье просядет в красную зону и снова сжал в кулаке агат.

Душа пленена! Осталось: 199.

— Похоже, это будет долгий забег, — выдохнул я, сжимая чуть потеплевший камень. – Идем дальше.

Когда мы вышли сразу на двух зомби за первой же аркой, мана уже полностью восстановилась. И хотя пришлось использовать «Замедление», пока скелет отвлекал второго моба, бой прошел легко.

Я бросил взгляд на гримуар, но счетчик душ не сдвинулся. Чтобы кормить зловещую книгу, мне придется убивать этих несчастных. Полоска опыта тоже не дрогнула – убийства-то не было.

Тяжело вздохнув, последовал за скелетом, уже наметившим новую пару жертв. Если так пойдет – проблем возникнуть не должно, только и успевай, что дожидаться кулдауна «Замедления».

Впрочем, уже в следующем зале я понял, что тактика приманки не поможет.

Их было десять. И все ринулись на нас, злобно хрипя иссушенными глотками. Скелет рванулся наперерез, но не хотелось лишаться помощника – пришлось скомандовать отступление.

К счастью, жилы на ногах героев были уже не те. Убежать от голодных зомби оказалось не сложно. Посылая нескольких «Духов», следил, чтобы никого не убить и старательно сжимал артефакт.

Отступая метр за метром, уже почти вернулся в зал с мертвым жрецом, как здоровье героев стало впадать в красную зону. Один за другим они рассыпались в прах, а камень мягко согревал руку, принимая души. Последний умер прямо передо мной.

Судорожно выдохнув, спрятал артефакт в рюкзак и вытер ладони о штаны. Не сказать, что тактика отступления понравилась, так что я опустился на пол и перевел дыхание.

Итак, осталось сто восемьдесят семь зомби. Решив проверить варианты тактики на всезнающем форуме, я громко выругался – доступ отключен.

Божественная магия защищает храм от вмешательства. Покиньте территорию, чтобы открыть доступ на форум.

Подстава! Опять я сам себя подставил! Хотелось схватиться за голову и рвать волосы от досады. Глухо простонав, медленно воздел себя на ноги.

Скелет молча наблюдал за моими действиями, и я бы сказал, судя по свечению глаз, готов был ржать как конь. Вот только не умел.

— Ты прям как пес – все понимаешь, а сказать не можешь, да?

И я оторопел. Потому что мертвец покивал пару раз.

— Все страньше и страньше, вскричала Алиса[2], – скорчил я рожу. – Ну, пошли, что ли. Сидя тут мы эти пару сотен никогда не набьем.

Бесконечная беготня по коридорам тянулась, казалось, часами. Потому очень удивился, взглянув на карту, обнаружил, что центральный неф остается закрытым. Мы нарезали по собору не один круг, зомби лезли из всех щелей, но входа во внутреннюю часть храма я так и не заметил.

Душа пленена! Осталось: 12.

Обрадованный близким концом, я отступал, на ходу разбрасываясь клацающими черепами. Зомби спешили изо всех сил, но все равно поглощались уже начавшим жечь руку агатом.

Душа пленена! Осталось: 10… 9… 8…

Последних засосало почти одновременно. Артефакт вспыхнул, обжигая ладонь и, упав, зазвенел по плитам храма.

— Ах ты, гад! – взвыл я, наблюдая, как проседают очки здоровья. – А если бы я умер?

Осторожно коснулся агата пальцами, но больше никакого огня не ощущалось. Аккуратно подцепив его с пола, убрал в рюкзак – не хватало еще потерять в самый ответственный момент.

Еще раз сверившись с картой, нашел метку двери. Пришлось делать знатный крюк, чтобы оказаться перед раскрытыми воротами двухметровой высоты. И как раньше их не заметил?

Центральный неф отличался от остального храма как небо и земля. Яркий теплый свет, словно солнце проникало сквозь стены и потолок, выжигал любую тень, старавшуюся укрыться под скамейками для прихожан.

По обе стороны от прохода стояли лавки. А там, где в христианских храмах обычно ставили каменного Иисуса – располагались четыре черных алтаря, накрытые бархатом с эмблемами Богов.

В зале никого, я прошел вперед. Скелет топтался позади. Когда он бросился в очередной раз на амбразуры, я приказал следовать только за моей спиной. Так что теперь сзади цокали костлявые ступни.

Я остановился перед алтарями и огляделся.

— Ты все-таки добрался до меня, — голос заставил резко обернуться, вскидывая руку с шипящей искрами «Стрелой».

Галад не выглядел безумным. Длинные спутанные седые волосы, сухое лицо мужчины лет сорока, ярко-голубые глаза и тонкие губы. Вот и весь ужасный колдун. Вот только не отображался на компасе, словно его не существовало.

— Погоди, — поднял он руку и, прихрамывая, двинулся к ближайшей лавке. – Я хочу поговорить с тобой, некромант.

— Поговорить?

— Именно, — кивнул он, закатывая глаза, будто сейчас лишится сознания. – Я расскажу тебе историю, и ты решишь мою судьбу.

Подавив первый порыв бросить в него разряд, я опустил руки.

— Я слушаю.

 [1] Cogito, ergo sum — «Мыслю, следовательно, существую». Философское утверждение Рене Декарта, фундаментальный элемент западного рационализма Нового времени.

[2] «Curiouser and curiouser!» — cried Alice. L. Carroll, «Alice's Adventures in Wonderland», 1865

Глава 9

— Эта история началась много лет назад, — вздохнул Галад, растирая колено. – Я только выпустился из Университета Естественной Науки, был глуп и наивен. Как же! Молодой ученый, подающий большие надежды, меня ставили в пример другим студиозусам, — его губы презрительно скривились. – Я считал, мне повезло, когда археологическое общество выбрало именно меня в качестве помощника знаменитому профессору Гирштейну. Нам предстояло вести раскопки в Са-Раавии, искать древний город Аль’Арзас.

Я присел на ступеньки, скелет опустился рядом, стуча костьми. Призванный мертвец не переставал удивлять. За другими разнообразия в поведении не замечал.

— Мы прибыли в страну песков на дирижабле. Уже тогда я начал вести свои путевые заметки, надеясь однажды издать их, как мемуары великого ученого и первооткрывателя, — он горько улыбнулся. – Впрочем, кое-что мне действительно удалось открыть...

Я поднял бровь, ожидая продолжения, но колдун еще долго молчал, собираясь с мыслями.

— Спустя долгие месяцы блужданий из города в город, мы с профессором Гирштейном собрали достаточно слухов и са-раавийских баек, — колдун сунул руку за пазуху и извлек потрепанный манускрипт. – Мы составили карту, сверяясь с преданиями аборигенов, — пергамент взлетел в воздух и раскрылся перед моими глазами. – Три места, что нам указали предания, были пустышками.

На карте моргнули и погасли три черных точки.

— Мы отчаялись, — продолжил Галад после небольшой паузы. – Профессор уже хотел свернуть экспедицию, когда нам совершенно случайно... — он громко хмыкнул. – Теперь я уже знаю, случайности не случайны... Проводник привел нас к очередному оазису. Там мы встретились с группой бедуинов.

Глаза колдуна подернулись поволокой, голос слегка поплыл, словно Галад вернулся в свои воспоминания.

— Их мудрец, древний немощный старик, уже ослепший от возраста и неспособный самостоятельно есть, поведал историю, однажды услышанную от отца. Это было предупреждение, некромант, — он потер колено и неловко поднялся, опираясь левой рукой на спинку лавки. – «Не ищите древний город Аль’Арзас. Бездна поглотит любопытных, стоит только шагнуть за край. Мир Хаоса бесконечен и жители его всемогущи. Душа человеческая не может вместить в себя ужасы, что приходят в ночи. Из тьмы рождается свет, но из Бездны рождается Смерть», — он сделал несколько шагов в сторону и тут же заходил в проходе, сложив руки за спиной.

Я снова перевел взгляд на карту. Оазис появился одинокой пальмой посреди голой пустыни.

– Мы выслушали его с интересом. Как оказалось, профессор знал о месте, которое называлось Хафа. Гирштейн был убежден – именно там и скрывается Аль’Арзас.

— Почему?

Галад на миг остановился и бросил на меня такой взгляд, словно увидел нечто непотребное.

— «Хафа» на языке древних са-раавийцев означает «край», некромант.

Я кивнул, а на карте возник новый черный кружок. В самом центре са-раавийской пустыни. Пунктирная линия пролегла от оазиса к Аль’Арзасу.

— Мы прибыли на место в составе сорока пяти человек. В первую же ночь случилось несчастье. Кто-то отрезал головы двум рабочим. Стоило больших усилий успокоить людей. Мы отправили одного проводника к ближайшему оазису, а сами начали копать. А на следующую же ночь оставшийся проводник тоже был найден мертвым. Так мы оказались без возможности вернуться назад.

— Вы могли бы пойти в любую сторону, Хафа находится прямо в центре пустыни, — пожал я плечами.

— Сразу видно, ты никогда не был в пустыне, некромант, — усмехнулся Галад. – В стране песков не играет роли, в какую сторону ты пойдешь – жажда убьет тебя одинаково безжалостно в любой точке.

Я кивнул, мол, не подумал.

— Оставшись без сопровождения, кое-как начали раскопки. Профессор очень удачно выбрал место, где следовало начать. Никто больше не погибал, а на третью ночь мы услышали крики.

— Кто-то еще умер?

— Нет, — покачал головой колдун. – Но не было и дня, чтобы я об этом не пожалел. Потому что мы нашли его, некромант. Мы нашли Аль’Арзас.

От его голоса по коже пробежали мурашки. В просторном зале вдруг стало душно, словно рассказ старого колдуна принес пустыню в храм Тароса. Я даже расстегнул ворот куртки, дышать стало неуютно.

— День за днем мы извлекали заброшенный город из-под песка. Как оказалось, Аль’Арзас был похоронен очень глубоко – то, что нашли рабочие, было всего лишь верхушкой огромного шпиля.

Он снова сел на лавку и принялся растирать колено.

— Спустя почти месяц утомительных раскопок, мы нашли карту. Она была выбита прямо на храме, что мы раскапывали. Профессор сразу же отправил нескольких человек. Так мы нашли воду.

— Карта показала оазисы, — догадался я.

— По всей Са-Раавии, — кивнул Галад. – Профессор умудрился связаться с Университетом. Общество прислало нам сотни рабочих. И через год мы раскопали его весь. Аль’Арзас предстал миру вновь. Это был прекрасный город-кладбище.

— Кладбище?

— Да. Аль’Арзас оказался некрополем.

Снова в храме повисла тишина. Колдун скривился, поднимаясь на ноги, карта вздрогнула и, свернувшись в рулон, перелетела в его требовательно протянутую руку.

Ваша карта обновлена!

— Экспедиция была окончена, — продолжил он, спрятав сверток. – Мы собрали находки и готовились отправиться домой. Но случилась новая беда.

Рассказ Галада увлекал, я совсем забыл, что он вообще-то босс подземелья и мне полагается его убить. Скелет, застывший на ступеньках рядом со мной, казалось, тоже заслушался.

— Я лично составил список находок. И каково же было мое удивление, когда среди них появился таинственный кинжал! – он снова сунул руку во внутренний карман. – Артефакт древний, последнее упоминание о котором написали больше трех тысячелетий назад.

Он показал мне небольшой клинок с изогнутым лезвием. Время довольно жестоко обошлось с оружием – местами кинжал покрывала въевшаяся каменная пыль, на кромке виднелись сколы.

Зов Бездны. Квестовый предмет. Древний артефакт, найденный Галадом Безумным при раскопках Аль’Арзаса. Свойства неизвестны.

— Вижу, тебя он тоже заинтересовал, — усмехнулся колдун. – И этот кинжал – причина всего, что стало со мной. Сперва погибли все до единого участника экспедиции. Кого-то хватил удар, кто-то попал в зависимость от наркотиков – общество озолотило нас. Мы стали знаменитыми и богатыми. И так получилось, остался лишь я.

— Но почему кинжал остался у тебя?

— Я не сдал его с остальными находками, — пожал плечами колдун. – Зов Бездны уговорил меня поступить иначе.

— Как так?

— О да, он говорит со мной. И говорил с того момента, как впервые взял его в руки. Это был едва различимый шепот. Кинжал звал меня по имени.

Вот так и сходят с ума, подумал я, внутренне готовясь к началу схватки.

Галад поджал губы и протянул клинок рукоятью вперед.

— Когда я осознал, что происходит, Зов Бездны уже правил мною, моими мыслями... – его глаза закатились. – Я сделал столько ужасного!.. Кровь тысяч людей на моих руках, некромант! Забери его, я прошу тебя! Забери сейчас же!

Галад Безумный предлагает вам сделку. Принять? Да/Нет.

Уже готовясь согласиться, я поднял взгляд на мага. Глаза колдуна заволокло тьмой, словно та самая Бездна смотрела на меня.

Не очень хотелось брать вещь, превратившую молодого парня в великого маньяка вселенского масштаба. Видимо, мое колебание было заметно.

— Тогда слушай дальше, — кивнул Галад, пряча артефакт.

Глаза колдуна снова стали нормальны и он, судорожно вздохнув, заходил в проходе.

— Зов Бездны говорил со мной. Первые месяцы он рассказывал свою историю. Я тщательно записывал ее в дневниках, а вскоре, — он глубоко вздохнул. – Я не помню, как впервые убил проклятым кинжалом... Я испугался и поспешил покинуть город. Но на новом месте он снова потребовал жертву.

— И ты снова убил, — кивнул я.

— Я не хотел! – вскричал Галад. – Но... Зов Бездны захватил мой разум, некромант. Я повиновался, с каждым разом ощущая растущую силу. Он сделал меня магом! Мне подчинилась сама Тьма.

— Сделал магом?

— Именно! Кем я был до того, как нашел его? – скривился колдун. – Всего лишь жалкий помощник великого профессора! Но с Зовом Бездны я стал магом! Сам стал великим! – его глаза лихорадочно заблестели. – И я понял, что могу быть чем-то большим, кинжал убедил меня. Убивать ради силы! Разве не так поступают другие? Правители убивают народы, стремясь захватить больше власти! – Галад облизнул губы. – Чем я хуже? И я стал убивать чаще. Пока однажды он не заставил меня совершить настолько ужасное...

— Что?

— Меня не могли поймать. Никто не знал, кто убивает людей по ночам. Ничего не связывало меня с убийствами, — он перестал ходить из стороны в сторону и вновь вынул кинжал. – Пока я не устроил настоящее побоище в детском приюте, основанном еще отцом. О, как они кричали! – он расхохотался, любовно поглаживая древнее лезвие. – А когда на крики и шум сбежались люди, я выпустил на них Тьму.

Перед моими глазами как вживую предстала картина. С окровавленным клинком в руке молодой Галад стоит на крыльце дома, а вокруг собираются стражи и жители. Маг хохочет, а за его спиной встает огромная бесформенная тень, шевелящая черными щупальцами.

— Когда я пришел в себя, обо мне знал весь мир, некромант! Так родился Галад Безумный, — он устало вздохнул. – И чем дальше все заходило, тем реже наступали моменты, когда я мог себя контролировать. Я осознавал, что творю ужасные вещи. И искал способ избавиться от влияния проклятого артефакта.

— Но ты только что чуть не отдал его мне.

— Проблески рассудка становились все реже, — продолжил он, не отреагировав. – Я решил, что пора вернуться в Аль’Арзас.

— И что ты нашел там?

Галад задумчиво провел пальцем по лезвию кинжала.

— Да, — кивнул колдун. – Чтобы его разрушить, мне требуется сердце алтаря, – он ткнул острием в сторону камней на постаментах. – Одно сердце в обмен за остатки собственного разума, не так уж и велика цена, верно? Уж после стольких-то жертв...

Я нахмурился.

— А чем грозит разрушение алтаря?

Колдун пожал плечами.

— Один из Богов потеряет часть силы, некромант. Но для Неверкома – это даже не потеря. Никто не заметит перемен. Да и будут ли те перемены? Давно миновали времена великих сражений, когда пантеон шел на пантеон. Установилось равновесие, — его губы презрительно скривились. – Как будто хоть что-то в этом мире может пребывать в равновесии!..

— Но ты разрушишь перемирие.

— Я освобожу свою душу! – вскричал он, взмахивая клинком. – Думаешь, приятно было мне убивать детей в том приюте? Или, может, думаешь, я был рад расчленять тела воинов, пришедших положить конец моему существованию?

Я поднялся со ступенек. Пора было заканчивать затянувшийся экскурс в безумие.

— Это, конечно, ужасно, Галад. Но рушить мироздание ради одного тебя? – я поднял руку, призванный череп заплясал над ладонью. – Ты уже и так натворил бед, колдун. Пора остановиться.

Глаза Галада снова заволокло Тьмой. Острие кинжала направилось мне в грудь. На компасе загорелась красная метка, а над самим колдуном появились индикаторы жизни и маны.

Галад Безумный, человек, колдун, 10 уровень. Здоровье 1000/1000.

— Ты не остановишь меня, некромант! – его голос двоился, гремя на весь неф. – Я уничтожу алтарь!..

— Ну, это мы еще посмотрим, — и я бросил в него первого «Духа».

Глава 10

Галад взмахнул кинжалом, череп распался в прах, не долетев буквально пары метров. Скелет встал передо мной, принимая следующий удар колдуна грудью.

С оглушительным шипением черепа срывались с моих ладоней один за другим, но Галад преспокойно отбивал как их, так и когти скелета.

— Это все, на что ты способен, некромант?! – зарычал колдун, отбивая очередной выпад мертвеца. – Ты жалок!

— Назад! – крикнул я, отходя к алтарям.

Скелет послушно сделал шаг на ступеньку выше, а Галад вскинул нож и, захохотав, вспорол себе ладонь.

Капли крови сорвались с руки, на глазах превращаясь в трех отвратительных големов размером с овчарку, вставшую на задние лапы. Вытаращив слепые глаза, твари раскинули руки и двинулись на нас. Сам колдун остался стоять, сверкая кинжалом.

Приближающиеся монстры разошлись полукругом, беря нас в кольцо. Послав скелета встретить ближайшего моба, бросаю «Стрелу».

Противник избежал атаки!

С проклятьем снова запустил «Дух костей». Призванный череп, клацая челюстями, впился в голема, существенно снижая здоровье и тут же растворился, уступая место новому.

Вспышка – голем рассыпался на части. Я послал два черепа в соседнего, пока скелет на последнем издыхании добивал своего.

Големы развалились неопрятными комками, Галад мгновенно оказался рядом со мной. Взмах кинжала, удар...

Скелет, вставший между мной и колдуном, рассыпался в прах. Как он успел, не понятно, я бросился в сторону, набросив на Галада «Замедление».

Галад Безумный, человек, колдун, 10 уровень. Здоровье 700/1000.

Значит, големы крови отняли по сотне здоровья. Такими темпами нужно будет придумывать что-то еще, но мне не из кого поднимать нежить...

Пока лихорадочно искал способ справиться с боссом, он выпустил еще трех монстров.

— Тьфу ты, да это же просто! – вскрикнул я, уже встречая новых мобов летающими черепами.

Противник избежал атаки!

— Да чтоб тебя!

— Ты жалкий слабак, некромант! Бездна поглотит твою душу! – Галад выпустил еще пачку големов. – Я уничтожу тебя!

«Стрела» распорола первого врага на части, а двое других уже почти в двух метрах от меня. И когда только успели подобраться?

По залу прошел оглушительный треск. Едва успевая разорвать дистанцию, оглянулся на бегу – третья пачка мобов крушила алтари.

— Хрен с вами, ребята, — зашипел я, кромсая молнией ближайшего голема.

Я рассчитывал, Галад пойдет за мной, но ему было совершенно плевать на такую мелочь, как жалкий некромант. У него была иная цель – ломать алтари.

Кулаки големов взмывали в воздух и с грозным гудением обрушивались на камни, как молоты на наковальню. Гул от ударов разносился по всему нефу, взметая свисающие со стен полотна.

Противник избежал атаки!

— Да что же вы за твари-то такие?! – молния вспорола воздух, на короткое мгновение соединяя мою ладонь и уродливую голову моба.

Голем распался на части, а я уже кастанул новую «Стрелу» — последний оставшийся в пачке моб почти добрался вплотную. Вспыхнуло, в ноздри ударило запахом горелой крови, тварь рассыпалась в пыль.

И в этот момент алтарь, под ударами Галада, раскололся. По ушам ударило оглушительным хрустом, а в руке колдуна появился окровавленный пульсирующий комок.

Сердце божественного алтаря. Квестовый предмет. После ритуала сердце жертвы превращается в алтарь, соединяющийся с Богом.

— Оно мое! – голос Галада разлетелся волной по нефу, переворачивая лавки и круша их в щепки. – Наконец-то, сердце стало моим!

От его крика меня отбросило назад. С силой приложившись спиной о стену, с трудом удержал сознание, шипя сквозь стиснутые зубы.

Галад взмахнул клинком в мою сторону. Големы бросили ломать оставшиеся алтари и направились ко мне. Сам колдун уложил сердце на каменные осколки и чуть ли не любовно погладил лезвием кинжала.

Первый голем почти подобрался ко мне. Вскидываю руку, «Стрела» ударяет в грудь монстра, совершенно не причиняя вреда. Еще удар! Еще!

Противник избежал атаки!

Противник избежал атаки!

Противник избежал атаки!

Все. Мана кончилась. Сейчас меня прибьют.

Голем остановился в трех шагах от меня и занес кулаки над головой. Я даже руки для защиты не выставил – без маны я мертвец больший, чем мои скелеты.

Где-то под потолком низким звоном взорвался набат, гулко хлопнули изумрудные полотна, торжественно выпрямляясь на стенах. Ярче вспыхнули светильники, весело выстреливая язычки пламени.

— Как ты посмел, смертный?! Голос проник в сознание, вытряхивал из него все содержимое и заставил душу сжиматься в страхе. Галада, похоже, не тронуло. Колдун вскинул руку с кинжалом и с радостным воплем вонзил лезвие в лежащее среди обломков сердце. — Стоять! Лезвие косы сверкнуло перед глазами – големы начали осыпаться, а тень в черном плаще уже ударила колдуна по руке. Зов Бездны завертелся в воздухе, скрываясь где-то в темноте угла. — Не-е-ет! – завопил Галад, запрокидывая голову. Тень развернулась посреди алтарей, вскидывая лезвие огромной косы над головой. Капюшон слетел, обнажив серый череп. Мор, нежить, Бог Смерти. — Вставай, — приказал он, тыча в меня костлявым пальцем. – Алтарь уничтожен, теперь ты заменишь его сердцем другим. Вы получили благословение Мора, Бога Смерти. В течение всего боя сила заклинаний «кровь и кости» увеличена. Полоска маны мгновенно заполнилась, счетчик сошел с ума, накручивая мне какие-то бесконечные нули. Бог Смерти удовлетворенно кивнул и исчез так же моментально, как и появился. — Я почти смог, — прошептал Галад, не поднимаясь с колен. Пронзенное Зовом Бездны сердце сжалось, почернело и обратилось в прах. Колдун печально всхлипнул и замер, погруженный в свои мысли. Я набросил на себя «Щит» и призвал череп, но что-то было неправильное в убийстве вот так – в спину. — Галад, — позвал я. – Гала-ад. Колдун обернулся. Полоска жизней снова уперлась в максимум, а в глазах плескалась Бездна. Выбросив руку вперед, он выпустил из рукава черное щупальце. Меня отшвырнуло к стене. Череп развеялся, не причинив колдуну вреда, а Галад ринулся в угол. — Стой, сволочь! – завопил я, выпуская «Стрелу». Разряд ударил в спину, заставляя Галада выгнуться от боли и взвыть. Как только заклинание окончилось, он тут же рванулся к кинжалу, пока новая «Стрела» не заставила его замереть на месте, теряя здоровье. Галад Безумный, человек, колдун, 10 уровень. Здоровье 540/1000. Еще разряд! Галад уже в трех шагах от клинка! Галад Безумный, человек, колдун, 10 уровень. Здоровье 310/1000. Колдун осел на пол, вытягивая руку. Галад Безумный, человек, колдун, 10 уровень. Здоровье 80/1000. Щупальце выстрелило из спины босса и отбило «Стрелу». Противник избежал атаки! — Твою мать, — выдохнул я, видя Зов Бездны в руках босса. – И когда же ты сдохнешь?! — У меня отняли одно сердце, но здесь есть еще три! – расхохотался колдун, вскидывая руку с кинжалом. Я выпустил еще несколько «Стрел», но все они с легкостью отбились черными щупальцами, мгновенно вырастающими из туловища мага. — Принеси мне его сердце! – приказал Мор, вновь появляясь среди алтарей и указывая на Галада. – Принеси мне его сердце! Галад приближался уверенными шагами, держа оружие обратным хватом. Его безумная улыбка вызвала дрожь отвращения, а блестящие в свете лампад глаза внушали ужас. «Стрела», «Дух», «Дух», «Стрела». Противник избежал атаки! Противник избежал атаки! Противник избежал атаки! Противник избежал атаки! Он неуязвим? Как его другие прошли?! Не первый же я здесь?! Шаг за шагом я отступал, не позволяя Галаду оказаться на расстоянии удара... — Принеси мне его сердце! – в который уже раз повторил Мор, грозно ударяя пяткой косы в пол. — Да какого черта?! – раскинув руки, бросился вперед. Зов Бездны впился в «Щит», поглощая запасы маны. Синяя полоска медленно поползла влево, а я схватил колдуна за руку. Мир дрогнул, переворачиваясь на бок. Мы покатились по полу, вцепившись в рукоять древнего ножа. Мне удалось вырвать лезвие из «Щита», как раз на опасной границе с нулем. Прикладывая просто неимоверные усилия, едва отклонил кинжал в сторону и резко отпустил руки. Галад вогнал Зов Бездны между плит. Удар кулаком в висок, голова безумца вздрогнула. Он вцепился в рукоять, а я продолжал молотить по голове, отнимая жизнь по крупице. Щупальца вырвались из тела, прижимая меня к полу, когда до смерти мага осталась всего одна единица Здоровья.

— Принеси мне его сердце! – голос Бога Смерти волной раскатился по нефу. Плиты пола выпустили Зов Бездны. Галад занес клинок над головой, пока я пытался вырваться из объятий щупалец, сковывающих движения. — Принеси мне его сердце! — Да заткнись уже! – огрызнулся я, не отрывая взгляда от опускающегося клинка. Лезвие вонзилось мне в грудь, выедая последние крохи маны. Галад захохотал, расширяя рану резкими рывками рукояти. — Принеси мне его сердце! Еще рывок – полоска здоровья опустилась до единицы. — Принеси мне его сердце! Худая рука Галада схватилась за рану и с оглушительным треском разломила грудную клетку, раскрывая взору пенистые легкие. — Принеси мне его сердце! Зов Бездны взмыл в воздух. Последнее, что я увидел – колдун вытянул истекающую кровью мышцу и отсек последнюю артерию. — Принеси мне его сердце! Галад поднялся на ноги и, хромая, ушел с обзора. Мир медленно потемнел. Одинокая единица здоровья сменилась круглым нулем, полоска покрылась трещинами, чтобы, в конце концов, лопнуть с громким сочным хрустом. До воскрешения… 3… 2… 1… Вы были воскрешены. Неверком ждет!

Глава 11

Получено достижение «Смерть не знает жалости»! Помилуйте Галада, чтобы он вырвал ваше сердце.

Боги Смерти недовольны вами. Отныне и навсегда вы получаете завет «Пока смерть не разлучит нас». Если вы вступили в бой, враг должен умереть. Попытка свести бой к мирному решению будет наказана немедленной смертью с потерей всего опыта, накопленного на текущем уровне.

— Твою ж ты... — зашипел я, потирая ноющую грудь.

Это, выходит, теперь обязан убивать. Никаких дружеских дуэлей – только поединки насмерть. Впрочем, так даже лучше.

Значит, когда пожалел колдуна, решил добить лицом к лицу, нужно было сжигать Галада и завершить бой. Но нет же! Я ведь чертов рыцарь на белом коне! Мне надо врагу дать шанс отыграться!

— Соберись уже, — врезал себе пощечину. — Тебе теперь здесь жить, идиот! Такими темпами еще кучу запретов получишь!..

Злость на самого себя окатила, как из ведра. Пока рефлексировал, переживая потерю прошлого, совсем забыл, мне нужно не только выжить, но и выйти в реальный мир. Да, это игра, — всего лишь игра! – но от нее зависит мое будущее.

— Ну, поборемся, поборемся, — я поднялся на ноги и огляделся.

Карта мгновенно развернулась перед глазами. Ага, колдун в центральном нефе у алтарей. По идее, сюжет не сдвинется, пока не войду к нему. Я же стою среди захоронений героев прошлого.

Что мы имеем при себе? Гора ненужного лута с прошлого подземелья, немного золота, маленькие пузырьки с маной и здоровьем, видимо, подобрал там же, камень душ...

Заполненный камень душ. Вы собрали души героев прошлого и теперь можете распорядиться их судьбой.

Собрано душ 200/200. Поглотить? Да/Нет.

— Поглотить, — я сжал агат в ладони, острые грани впились в кожу, тут же рассыпаясь в крошечную пыль.

Гримуар. Именное. Неуничтожимое. Питается душами убитых врагов.

Уровень 3. Душ: 315/500.

Вложено заклинаний: 2.

«Поднять нежить», ур. 3, мана 55. Превращает труп в скелет, который сражается на вашей стороне. Восстановление 1 минута.

Здоровье: 50.

Урон: 20-30.

«Дух костей», ур. 3 (2), мана 13, урон магией Смерти 58-71. Призывает призрачный череп, устремляющийся к выбранной жертве. Полностью игнорирует броню.

Книга радостно моргнула вспышкой черного света, рожа на обложке плотоядно облизнулась. Выглядело жутковато. В прошлый раз таких спецэффектов не замечал – не до того было, играл в гамельнского дудочника[1].

Встряхнувшись, снова раскрыл инвентарь. Итак, у нас есть небольшой запас маны – воткнем его в слоты быстрого доступа. Ну, и пойдем вершить судьбу Неверкома.

Сделал несколько быстрых вздохов, нагнетая адреналин, и двинулся к центральному нефу. Хорошо бы поднять скелета, но трупов в соборе, увы, не осталось.

Ворота в зал широко распахнуты, я осторожно приник к ним, стараясь особо не светиться – мало ли какая аггрозона у Галада.

Впрочем, колдун занимался каким-то жутким обрядом. Небольшой пульсирующий черным свечением камень висел в воздухе на уровне груди колдуна. Археолог водил лезвием Зова Бездны над кровоточащим куском моей плоти, что-то бормоча себе под нос – я различил движение губ, но слов не уловил.

Наложив на себя «Щит», призвал первый череп и шагнул под своды центрального зала. По ушам снова ударил набат, словно кто-то объявил начало поединка.

Галад резко развернулся и, оставив сердце висеть в воздухе на пару с камнем алтаря, двинулся навстречу. Кинжал заплясал в руках худощавого ученого, превращая в заправского ворюгу из подворотни.

Улыбнувшись этому сравнению, выбросил руку с первым черепом и тут же добавил «Стрелой».

Противник избежал атаки!

Противник избежал атаки!

Глаза Галада заволокло черным, он раскрыл рот, размахивая клинком почти у самых моих глаз. С губ колдуна сорвались капли слюны. Я отклонился за миг до того, как Зов Бездны вопьется в «Щит».

«Стрела» вспорола воздух, с гудением вгрызаясь в черный балахон Галада. Колдун вздрогнул, замер на миг, и тут же вогнал лезвие мне в шею.

Мана стремительно понеслась к нулю, я применил первый пузырек и снова выпустил «Стрелу».

— Б-з-з-з! — зашипела дуга, соединив нас в одно целое.

Галад раззявил рот в беззвучном крике. Зов Бездны вылетел из «Щита», а я сделал шаг назад.

«Замедление». Пока археолог терял мгновения, чтобы прийти в себя, отступил еще, позволяя мане упереться в предел.

Галад Безумный, человек, колдун, 10 уровень. Здоровье 540/1000. — Вот я и нашел твое слабое место, Галад! — я не смог скрыть ликования, пока колдун приближался вплотную. Рывок вперед, пока он только заносил руку с кинжалом. Я раскрыл оба кулака – и две «Стрелы» сорвались одновременно. — Так тоже можно? — уставившись на ладони, выдохнул я. Хрясь! Из глаз вылетели искры, меня опрокинуло на пол от удара по голове. Полоска маны сразу же упала вниз, я разогнал ее новым пузырьком и поспешно откатился в сторону. Галад Безумный, человек, колдун, 10 уровень. Здоровье 80/1000. Колдун окутался черным полупрозрачным полем. Только лезвие Зова Бездны торчит не прикрытое броней. Я поспешил вскочить на ноги. Там, где я только что был, брызнула каменная крошка. Высекая искры, черное щупальце молотило перед колдуном, совершенно не целясь. Я торопливо отступил еще и спустил двух «Духов». Черепа, вращаясь вокруг друг друга, впились в защиту Галада и тут же распались в прах. Колдун рванул ко мне, бодро переставляя ноги. Похоже, хромота прошла, раз он так резво шевелит конечностями. — Хватит убегать, некромант! — приказал он, указывая худым пальцем на пол пред собой. — Прими свою судьбу и умри в последний раз. — Уболтал, — снова бросился к нему, на ходу выпуская черепа. — Лови! Он с хохотом разбил «Духов», как глиняные горшки, а мои пальцы правой рукой сомкнулись на его кисти. Защита сползла с Галада, стянулась в комок и выстрелила щупальцем. Скользкая дрянь обхватила шею, мана рванулась вниз. — Сдохни, тварь! — выдохнул я, упираясь левой рукой в грудь колдуна. «Дух» призвался прямо внутри. Галад даже не кричал. Поздравляем! Галад Безумный повержен! Возвращайтесь к смотрителю Маркусу за наградой! Черное свечение вокруг тела обрадовало долгожданным и выстраданным пятым уровнем. Раскрыл окно характеристик и вбросил очки в Интеллект. Нужно будет потом досконально разобраться со всякими уклонениями и прочими прелестями. Хожу, как последний нуб[2], дохну, как черт знает что... Эх, запустил ты себя, Макс, запустил… Среди характеристик пульсировало небольшое окошко. Бог-Покровитель не выбран. Я провел ладонью над телом колдуна, сгребая золото, какой-то синий шмот и проклятый кинжал. Зов Бездны. Квестовый предмет. Древний артефакт, найденный Галадом Безумным при раскопках Аль’Арзаса. Создает временное поле неуязвимости. Время действия: 3 сек. — Ну, уже хоть что-то, — вздохнул я, активируя кинжал в слоте оружия. Разрушенный алтарь уже исчез, на его месте оказался тот, что колдун вырастил из моего сердца. Интересно, а смогу ли я так когда-нибудь? Ведь наделав таких алтарей, можно любого божка накачать силой и, умело руководя его жалкими страстишками, выиграть любой конфликт. Ты сидишь, дергаешь за ниточки, потягиваешь старое вино из хрустального бокала в окружении прекрасных дам. А бог носится по свету и вбивает твоих супостатов по ноздри в землю. — Это еще что за мысли? — выдохнул я, встряхиваясь. — Так и до Темного Властелина додуматься недолго. Мой взгляд упал на клинок в руке. — Иди-ка ты на хрен, — я швырнул артефакт в рюкзак и поспешил закрыть сумку. – Не хватало еще с ума сойти в этом сумасшедшем мире. От мысли, что могу лишиться рассудка, как предыдущий хозяин ножа, вздрогнул. Не хотелось бы потерять себя сейчас, когда отходного пути не осталось. Тело уничтожено, а цифровая копия у меня одна. И тут я задумался, почесывая подбородок. А я – копия или оригинал? То есть, меня извлекли из тела или скопировали? Настоящий «я» – сейчас либо стал пеплом, либо пошел на опыты. А «я-клон» сейчас бродит внутри игры и считает себя тем самым оригиналом, верно? Естественно, осознание своей оригинальности – важно для сохранения собственного «я». Стоит признать, что я – копия, второсортное сознание, вторичная личность, вся картина моего внутреннего Порядка превратится в Хаос. Ибо я есть я. И не могу быть ненастоящим, потому как я существую вне зависимости от тела, я... — Эко меня понесло, — снова тяжело вздохнул, растирая лицо ладонями. То ли остатки после разморозки, то ли шок от реакции клинка – мало ли поводов начать философствовать на поле боя? Правильно, мало. И это грозит стать проблемой. Развернулся и решительно потопал к алтарям. Итак, у нас есть четыре Бога Смерти. Из них только три дадут эффект «здесь и сейчас». Покуда у меня есть «Стрела» с 260 урона, мне противники не особо-то и противники. И магия Смерти в принципе нужна только ради скелета.

С другой стороны, тот же «Дух костей» игнорирует броню. Но и от него можно отбиться, что нам с удовольствием демонстрировал Галад. Выбирать Кали я точно не стану, с веткой проклятий мне делать нечего. Не похоже, чтобы в Неверкоме приветствовались дружеские отношения, так что надежнее убивать врага, а не ослаблять. Минуем эмблему танцующей многорукой фигуры. Анубис может укрепить моих скелетов, но от них тоже толку-то не много. И вряд ли дальше его будет больше. Хотя бы просто потому, что впереди воскрешение мобов, а не скелетов. Оставляем голову пса. Эрешкигаль? Я замер перед алтарем с эмблемой женщины-совы. Она сперва должна выдать легендарный квест на Высшую магию Смерти. Да только как его получить? Голова сама повернулась к новорожденному алтарю. — Мор, — объявил я свой выбор. Он появился перед алтарем и требовательно вытянул костлявую руку. Я безропотно вложил в его пальцы свою. Капюшон спал с головы божества, пятка косы ударила в пол, а на алтаре появились часы и книга. — Ты хорошо подумал, человек? — его голос звучал ровно и совершенно бесчувственно, как голос того робота. — Я забрал твое сердце для своего алтаря, а ты идешь ко мне за благословением? — Да. — Некромантия – это смерть. Ты пощадил обреченного умереть. Ты должен был забрать жизнь, но посмел отказаться от своего долга. Я не прощаю ошибок, и кара будет страшна, человек. Ты не боишься, что я заберу у тебя слишком многое? Не лучше ли стать колдуном? Чернокнижником? Заклинателем? Голос Бога оставался бездушен и от этого слова звучали сильнее, наполняя меня сомнениями и тревогой. Мне предлагали сменить специализацию? Почему я не помню такого в гайде[3] про Богов? А могу ли я запросить обнуления Темного счетчика, стать нейтралом и спокойно зажить? — Решай быстрее, смертный, — он слегка дернул мою руку. Я взглянул в черные провалы глазниц. Ну и что я мог ему ответить? [1] Гамельнский дудочник — обманутый магистратом Гамельна, отказавшимся платить за избавление от крыс, музыкант c помощью колдовства увёл за собой городских детей. [2] Нуб — тупой и неумелый игрок. Иногда применяется к начинающему и потому неопытному игроку. [3] Гайд — пособие по игре, описание действий, помогающих облегчить ту или иную задачу.

Глава 12

Двери собора, громко ухнув, закрылись за моей спиной. Я облегченно вздохнул, пропуская сквозь сжатые зубы кладбищенский воздух.

Как же прекрасна жизнь!.. Меня радовали ровные ряды могил, ухоженные с теплом и заботой. Наверняка, смотритель подходит к своей задаче не только с усердием, но и с любовью. Как можно не любить эту зеленую траву, стелящуюся изумрудным ковром у прямоугольников надгробий? Как можно не радоваться серым облакам над головой, спасающим от жаркого пламени солнца?

Как можно не любить Неверком?

Едва преодолел короткие ступеньки крыльца, рядом материализовался Маркус. Он несколько секунд всматривался в меня подозрительным взглядом.

— Ты... справился?

И не сказать, чего больше в голосе – то ли удивления, то ли радости. А то и опаски. Он ведь послал меня сражаться с едва ли не бессмертным колдуном. С тем, кто мог с легкостью размазать новичка по стенке. С вернувшимся из небытия одержимым безумцем, обладающим мощным древнейшим артефактом. А я вот взял и выжил.

— Справился, — кивнул я, добродушно улыбаясь.

— Вижу, и Покровителя себе выбрал, — сузил он глаза. – Ну, вот и обещанная награда, некромант.

Мелькнувшее поздравление я отмел в сторону, больше потратив времени на изучение награды. Горка золотых упала мне в карман, а вот новый шмот следовало выбирать тщательнее.

Сапоги мертвеца. Классовое.

Сила +10.

Ловкость +10.

Или же:

Сапоги могильщика. Классовое.

Выносливость +10.

Ловкость +10.

— Я могу выбрать награду позже?

Маркус вроде бы даже обрадовался.

— Конечно, куда я их дену?

Я кивнул и раскрыл форум. Посмотрим, что нам расскажут знатоки.

Пробежав глазами по темам, успел удивиться исчезновению квестовых гайдов. Кто-то подтер их, что ли? Уж не администрация ли?

Ага, вот оно – билды[1] некроманта.

«Для тех, кто любит быть в самой гуще боя. Почти неуловимый ассассин. Его задача – ударить врага всего один раз. Остальное за него сделает яд. Основной упор на «Костяную броню» и «Отравленный кинжал». Очень хрупкий.

Основные статы – Сила и Ловкость.

Саммонер. Тут все просто – качаем призыв и как генерал наблюдаем с холма за сражением. Если не таскает с собой армию призванной нежити – ходячая мишень. Но если попадетесь, когда он действительно готов к встрече – с легкостью растащит пятерку светлых.

Все в Интеллект и регенерацию маны.

Дебаффер. С этим все просто – ни рыба, ни мясо, и в раки не годится. Ослабляем противника по кд, все статы в интеллект. Тряпка, ходячий фраг[2]. Чрезвычайно полезны «Железная дева», возвращающая до 500% урона, и «Вампиризм», дающий часть выбитого хп атакующему союзу.

Все в Интеллект и ускоренный каст»

Ну, раз мне понадобится сила...

— Я возьму сапоги мертвеца.

— Хороший выбор, — улыбнулся зомби, протягивая мне черные сапоги с длинной шнуровкой вдоль всей голени. — В свое время они не раз выручили меня в заварушках.

— Да уж, представляю, — кивнул я, сразу же активируя новую обувку. — Есть еще задания?

Смотритель пожал плечами.

— Поговори с Йоганом, он наверняка что-нибудь придумает. У меня для тебя только работа смотрителя, — он скривил лицо в подобии улыбки и взмахнул метлой.

— Нет уж, спасибо, хватит, — я выставил ладони и поспешил к склепу учителя.

Вечная ночь над кладбищем, освещаемым невидимой за серыми облаками луной, равнодушно наблюдала, как под неверным светом смертные загоняют друг друга в ловушки точек возрождения. И эта мелкая возня выглядела беготней муравьев перед готовой вот-вот взорвать черные тучи грозой.

— О, какие люди! — крикнули от очередной окруженной телами могилы.

— Привет, — улыбнулся я, глядя в лицо недавнего убийцы.

Бенни, человек, убийца, 11 уровень.

Значит, не качнулся парнишка. Мало скальпов нарезал или в Белые Мари все-таки не взяли? В любом случае, сейчас он с дружками – у каждого эмблема гильдии рядом с ником.

— А ты, я смотрю, в гильдию вступил, поздравляю.

— Спасибо, трупоед, — оскалился он.

— Жаль, попинать тебя теперь не дадут, ну да ничего, наткнемся еще друг на друга. Мирок-то круглый.

— Обязательно, — чуть шире улыбнулся я. — А чего ж вы там поймали кого-то? Он на миг отвернулся к могиле, окруженной дружками. — Да есть тут в Таросе одна девица, нубов разводит. — Уж не Азура? — Ага, и ты попался к ней, да? — он громко заржал. — У нас замглавы на реролл[3] пошел, система предложила ее в Наставники. Ну и лисичка попыталась нашего зама кинуть. Вот теперь и числится в кос-листе[4]. — Приятно знать, что хоть иногда плохие люди наказываются. — Весь мир такой, кто кидает, того убивают, — усмехнулся он. — Ну, бывай, трупоед. Встретимся еще. — Бывай, Бенни. Он резко развернулся на пятках и зашагал к могиле, где что-то оживленно обсуждали друзья. В просвете между телами я заметил взметнувшийся лисий хвост. С широкой улыбкой двинулся прочь. Все-таки, жизнь налаживается. И пусть не моими руками, но месть, так или иначе, свершилась. А подрастем – и сами отомстим разок. А то и пару. Склеп Йогана встретил меня теми же тремя учителями, что и в первый раз. Вот интересно, а эти двое в прошлый визит, собственно, где были? — Здравствуй, учитель Йоган, — поднял руку я. — Мне бы новое заклинание для гримуара получить. — Золото? — живо отозвался лич, видимо, запомнив мой предыдущий ответ. — Имеется, — кивнул я, протягивая руку. Учитель схватил и крепко пожал мою ладонь. В ушах звякнуло, пятьдесят золотых списались со счета. Йоган тут же раскрыл передо мной гримуар. — Выбирай заклинание. — «Костяная броня», — не глядя, озвучил я. Лич убрал книгу и взмахнул пальцем, вычерчивая символ в воздухе. Рассыпались черные искры, обдав нас приятным ароматом Гримуар изучил новое заклинание. «Костяная броня», ур. 1, мана 11. Создает костяной щит вокруг некроманта, который поглощает наносимый физический урон. Кол-во поглощаемого урона 20. Я довольно улыбнулся и решил попытать счастья. — Учитель, а вы не могли бы мне рассказать о Наставниках? Лич презрительно хмыкнул. — Не поздновато ты о Наставнике задумался, некромант? Твой у тебя уже был, — сообщил он, вглядевшись в мое лицо. — Что хочешь знать? — Неверком предлагает новому игроку Наставника. Но выбранный Наставник новичка обманывает, почему так? — Почему никто его не накажет, да? — усмехнулся Йоган, складывая усохшие руки на груди. — Неверком не место для слабых. Потому существуют Наставники – подсказать только, как сделать первые шаги. Но никто не гарантирует, что помощь будет именно такой, как ты предполагаешь. Люди сами определяют свою судьбу. — То есть? — Неверком дал возможность, а как ей распорядишься ты или твой Наставник – зависит только от вас самих. Никто не вмешивается в ваши дела. Свобода воли, — он скривился, словно хватил уксуса. — Понял? — Понял, — вздохнул я. — Почему Темным отдан только один Карнат? Почему Тарос – Светлый? Он снова хмыкнул и взглянул мне за спину. Обернувшись, я увидел бледного мужчину, медленно бредущего по кладбищу. Серые обноски обтягивали высокое мускулистое тело, взгляд тверд и цепко охватывает пространство. Навуходоносор, человек, некромант, 2 уровень. Мужчина, наконец, приблизился достаточно, чтобы начать диалог. — Я ищу учителей, — громким командным голосом обозначил он. Йоган схватил меня за плечо и отвел в сторону. — Это не к нам, — тихо сообщил он. Ага, значит, так это происходит. Герой тем временем заговорил с преподавателем яда и кости. Интересно, может и мне теперь к нему? — Давным-давно, когда шла война за территорию, Империю едва не превратили в руины, — начал рассказ Йоган. — Но силы были не совсем равны. Точнее, совсем не равны. Светлые наступали единым фронтом, Темные... — он махнул рукой. — Мы были глупы и недальновидны. Наступая в одном месте, теряли позиции в двух других. — А как же Боги? — А что Боги? У них своя война, до сих пор не прекратилась. Враждуют друг с другом за каждого смертного. Нередко встречаются герои, способные совершить подвиг во славу пантеона. Да только в последние годы это все Светлые. — Легко играть на стороне победителя, — кивнул я.

— Именно. Никто не ищет сложных путей. — Так и что же случилось? Лич пожал плечами. — Мы проиграли войну, — в голосе умертвия скользнула печальная нотка. — Пока нас не загнали в резервацию в Карнате, мы были разрознены, но жадны до битвы. После очередного поражения наши лидеры сдались. М-да, как глупо. Проиграть войну из-за тупости командования? — Что мешало объединиться под одним стягом? Я так понял, во главе пантеона Зверь, — Йоган кивнул, задумчиво приложив палец к губам, а я продолжил: — Так почему бы не взять, допустим, главного его служителя и не поставить над всеми остальными командирами? Лич устало вздохнул. — Иерархия Хаоса, некромант... Ее нет. Каждый творит то, что хочет и так, как хочет. Каким бы гениальным стратегом не был Архижрец Хаоса, а командиры на местах решают сами. — Ясно, значит, это победа регулярной армии над рыцарством. — Что? — В моем мире сеньоры, пришедшие на войну, чаще погибали из-за внутренней неразберихи, чем от ударов противника, — лич снова закивал, внимательно слушая мой рассказ. — Пока обе стороны состояли из не подчиняющихся центральному штабу маленьких армий влиятельных землевладельцев, это еще было допустимо. Но затем пришло дисциплинированное регулярное войско простонародья и перебило слишком гордых, чтобы подчиняться приказам. На том и кончилось рыцарство. — Да, ты прав, очень похоже, — Йоган снова кивнул. — Еще вопросы? — Что мне делать дальше? — развел я руками. — Ты уже получил начальные знания некромантии, Макс. И мне, на самом деле, нечему тебя больше научить. Но! — он вскинул сухой палец. — Тебе предстоит еще долгий путь познания тайн некромантии. И для этого тебе нужно отправиться в Храм Смерти Карната. Учитель Йоган выдал вам задание. Ознакомьтесь с подробностями в меню «Дневник». Маркер установлен на компас. — Ну, я как раз туда и собирался. — Обычно туда ходят дирижабли, — Йоган сделал паузу. — Но я бы рекомендовал найти группу и отправиться пешком. Путь будет дольше и намного опаснее, но так ты сможешь набраться опыта. — И где же мне найти группу Темных? — вздохнул я, оглядывая кладбище. — Поищи у западных ворот, — пожал плечами лич. — Многие передвигаются пешком или на паромобилях. Кроме того, из Тароса можно добраться до Артры на дежурном дилижансе. Думаю, у тебя хватит золота оплатить поездку. Я кивнул. — Что ж, пожалуй, так и сделаю. Спасибо за помощь, учитель Йоган. — Это мой долг, — тяжело вздохнул он, разводя руками. Я еще раз кивнул и отправился к выходу с кладбища. Погрузившись в мысли, шагал по мощеной гранитными плитами дорожке, бросая взгляды на ставшие уже почти родными надгробия. Расскажи кому, что буду скучать по этому месту, засмеяли бы. Но мне и правда было жаль покидать тихое и спокойное кладбище, где смог сделать первые шаги. — Держи ее! Крик вырвал меня из раздумий, я встряхнулся, оглядываясь на окрик. Азура рывками мчалась прочь от захватчиков, зигзагами уходя с линии обстрела. Метающие заклинания игроки с гиканьем и улюлюканьем гнались за беглянкой, но наглая мошенница смеялась над незадачливыми ловцами и успешно избегала летящих вдогонку кастов. — От меня не уйдешь! Бенни в несколько рывков почти нагнал лисицу и взмахнул двумя клинками со светящейся зеленым кромкой. Азура вильнула хвостом, и парализованного убийцу отшвырнуло назад. — Держи ее! — приказал оставшийся у могилы колдун. Трое преследователей пытались загнать жертву в кольцо, но они бы ни за что не успели – девчонка ловко уходила из зоны поражения. — Это блюдо нужно подавать холодным, — прошептал я, уже видя, что Азура постепенно смещается в мою сторону. Вдох. Выдох. Вдох. «Замедление»! Азура сбилась с бега, теряя скорость. Глаза девчонки расширились, она нашла меня взглядом. — Ах ты! — Привет, — улыбнулся я и спустил с обеих рук «Духов». Черепа с голодным клацаньем устремились к жертве. Не жалея маны, я спускал одно за другим новые заклинания, сам бросившись наперерез обманщице. — Пошел прочь! — рявкнула она, вынимая свой веер. Широко улыбаясь, приблизился почти вплотную как раз в момент, когда за спиной девчонки снова возник Бенни. — Молодец, трупоед! — радостно закричал он и вогнал клинки, прошивая лисицу насквозь. Здоровье девчонки упало до критической отметки. Я сделал последний шаг и буквально втолкнул в Азуру два новых черепа.

Душа поглощена! Бой окончен. Получено 1300 опыта. Вокруг меня моргнуло черное сияние. Глупо улыбаясь, я смотрел, как Наставница третьего ранга оседает на землю. Она успела бросить на меня полный ненависти взгляд прежде, чем ее тело растворилось в воздухе. — Ну ты даешь, трупоед! — рассмеялся Бенни, убирая ножи. — Еще и фраг у меня угнал, красавчик, нечего сказать! — он отряхнул ладони и помахал своим. — Эй, ребята, ловите ее на могилке, я пока с нашим некром поболтаю. Нашим, хех. [1] Билд — комбинация параметров под конкретный стиль игры или для определенной цели. [2] Фраг – очко за убийство противника. [3] Реролл – старт нового персонажа взамен уже имеющегося с целью использования его в перспективе вместо своего основного персонажа. Как вариант — сброс параметров персонажа и их перераспределение заново. [4] Кос-лист – cписок смертельных врагов гильдии, фракции или, реже, отдельного игрока.

Глава 13

— Ты же сейчас в Артру пойдешь? – окинув меня взглядом, выдал он.

— С чего ты взял? — подобный интерес недруга был странен.

— Потому что у всех некросов одни и те же задания, — пожал плечами Бенни. — В общем, предлагаю присоединиться к нам.

— К вам? — не стал скрывать удивления. — Ты еще несколько минут назад грозился убить меня при встрече, Бенни!

Убийца отмахнулся.

— Да ладно тебе, всех мелких пинают! Думаешь, если кто светлый в Карнате начал – его не тронут, что ли? Еще как тронут, — заверил он, кладя руку мне на плечо. — Так что ты не дуйся, я реальную помощь предлагаю.

— Например?

— По дороге в Артру есть несколько очень вкусных групповых подземелий для мелких, — заявил он, всплескивая руками. — Беда в том, что без поддержки игроков уровнем повыше – ты однозначно не пройдешь. А там все уже серьезно – одна попытка на прохождение.

— Совсем? — удивился я.

— Раз в месяц, — пожал он плечами. — Но кто в своем уме будет ждать целый месяц, чтобы пройти инстанс для нубов?

— Так, а смысл туда лезть тогда вообще?

— Я же говорю, — тяжело вздохнул он, будто общался с умственно отсталым. — Для начала там очень крутые шмотки можно выбить. Вот наш зам туда идет, если присоединишься – сможем сделать не пять рейдов, а десять. Математику знаешь? Объяснять, что это в два раза больше лута, не нужно?

— Не нужно, — скривился я. — Но почему не взять кого-то еще, почему я?

— Понравился ты мне, — теряя терпение, фыркнул он. — В общем, я тебе свой контакт оставлю. Надумаешь, мы выходим через три часа.

Список контактов обновлен.

— Хорошо, подумаю. Кстати, ты заметил, что гайды по квестам исчезли?

Он снова махнул рукой, уже направляясь к друзьям.

— Обнова на носу, так всегда делается.

Я кивнул ему вслед, будто это нечто само собой разумеющееся.

Итак, что имеем? Нужно добираться до соседнего города. И я уже даже нашел для этого группу. Это хорошо. Если по дороге помогут обзавестись минимумом одежды – еще лучше.

Я бросил в сторону Бенни последний взгляд и продолжил путь к воротам с кладбища. Массивные металлические створки были приоткрыты, так что я просто юркнул между ними на городскую улицу.

Как только ступил на мостовую за пределами кладбища, в глаза ударил солнечный свет. Похоже, время суток за пределами локации все же успевало несколько раз смениться, пока проходил квесты. В любом случае, подставить тело солнцу было приятно после вечных сумерек погоста.

Вокруг кипела жизнь – НПС и игроки, безостановочно разговаривая друг с другом, спешили по делам. По уложенной гранитом дороге, гудя клаксонами и выдыхая белесые облака пара, двигались грузовые паромобили.

От изобилия запахов и калейдоскопов красок кружилась голова. Суета вокруг оглушала, давила и даже заставляла слегка паниковать. Кто эти люди и что они все здесь делают?

Видимо, слишком долго пробыл в одиночестве на кладбище, окружающие казались подозрительными. Наверняка, каждый второй думал о том, как бы содрать скальп с бедного некроманта.

Я и сам не заметил, когда успел призвать пару черепов. «Духи костей» кружились над головой, распугивая прохожих НПС и приковывая внимание игроков. Заинтересованные взгляды стражников, так вовремя появившихся на границе видимости, поймали меня в прицел. Пришлось развеять заклинание.

Итак, первым делом нужно перебрать добытое в подземельях барахло, продать лишнее и закупиться припасами. Если Бенни и соврал где-то, то Йогану я совершенно точно могу доверять. А он прямо говорил, дорога в Карнат выйдет опасной и тяжелой.

Отойдя с тротуара к стене, быстро провел ревизию среди пожитков. Серые вещи, горка материалов. Все стоит копейки и на аукционе такому хламу делать нечего.

А вот синее колечко меня заинтересовало.

Кольцо орла. Требуемый уровень: 5.

Мана +5.

Регенерация маны +0.01%.

Со стороны может показаться, характеристики слабоваты, но из вот таких сотых долей процента и складываются основные усиления.

Отправил кольцо в слот, оно тут же материализовалось на пальце. Полоска маны радостно дрогнула, поправляя максимальную цифру.

Взгляд снова напоролся на кинжал.

Зов Бездны. Квестовый предмет. Древний артефакт, найденный Галадом Безумным при раскопках Аль’Арзаса. Создает временное поле неуязвимости. Время действия: 3 сек.

Штука хорошая, почти бесценная. Но если он продолжит вмешиваться в мои мысли... Интересно, как это вообще происходит? Не может же программа просто взять и вписать себя в сознание человека. Иначе это самое настоящее зомбирование. Впрочем, я же ничего не знаю о внешнем мире – вдруг они там все подписывают бумагу о снятии любой ответственности перед началом игры.

Оставив кинжал на дне сумки, развязал снятые с убитых кошельки с монетами – на счет упало с десяток золотых. Неплохо, учитывая, что падала эта мелочь достаточно часто. Проверив индикатор голода, на ходу зажевал пресный сухарь. А это как реализовано? Нет, понимаю, можно заставить разум самому подставлять ощущения в нужном направлении, заполняя пробелы кода. Например, сообщая мозгу, что он должен почувствовать вкус сухаря. Но я почти уверен — даже человек, никогда сухарей не евший, так же почувствует тот же вкус, что и я. Бросив задумчивый взгляд на последний кусок поджаренного хлеба, отправил его в рот и сочно захрустел, раздробляя в крошки. Рот наполнился слюной, сдабривая угощение. Старательно пережевав, проглотил, ощущая проходящую по пищеводу пищу. Однозначно, кто бы ни делал Неверком – постарался он на славу. Дверь лавки распахнулась передо мной. Наружу выбежал какой-то гном, удерживая моток гофрированного шланга, и тут же припустил в переулок. Проводив его взглядом, шагнул в лавку. Уже знакомый кожевник приветственно поднял руку. — Что желаете? — У меня здесь несколько товаров. Хотелось бы их продать, — я протянул торговцу руку. Он ухватился за мою ладонь. Перед глазами возникло окно обмена, сразу же заполнившееся всем ненужным мне хламом. Торговец пробежал глазами по пиктограммам и, довольно кивнув, подтвердил сделку. В ушах звякнули монеты, радостно сообщая о новых золотых кругляшах на моем счету. — Не желаете посмотреть на мои товары? — он даже бровь поднял, то ли оскорбленный, то ли в удивлении. — Давайте взглянем. — Прошу со мной, — он указал рукой на дверь в соседнее помещение. — Майкл вас обслужит, — торговец дернул колокольчик и передо мной возник зеленый носатый гоблин. Бросив на меня недовольный взгляд, полуметровый карлик шмыгнул огромным носом и призывно махнул рукой. Я с усмешкой двинулся следом. Помещение оказалось настоящим складом кожаных вещей. Здесь было все, что я только мог представить – от белья до доспехов, от пастушьих хлыстов до боевых плетей. И все это расставлено по просторному залу в строгом порядке. — Выбирайте, что понравится, — пискнул гоблин, становясь в сторонке. — Я могу помочь определиться с выбором, — он скрестил щуплые руки на груди, всем видом демонстрируя, как ему не нравится моя компания. — Ко всем покупателям так приветлив, Майкл? — усмехнулся я, рассматривая коллекцию кожаных перчаток. — Я не называю тебя трупоедом, некромант, радуйся хотя бы этому, — фыркнул гоблин, отворачивая нос. — А ты сам-то давно на сторону светлых переметнулся? Вот уж никогда ваше зеленомордое племя не играло за белых! —фыркнул я. — Вас с самого момента создания причисляли к темным. Так что ты, мой маленький носатый друг, — мой палец ткнул сотрудника в нос, — коллаб[1] проклятый, — презрительно скривился я. Майкл резко отвернулся и забормотал: — Всем хочется выживать, некромант. — Да-да, — кивнул я. — Именно так всегда и оправдывается нежелание масс навести порядок на собственной земле – а кто ж семью кормить будет, верно? — я хмыкнул. — Эй, а кто будет петь, если все будут спать?[2] Он снова перевел пуговицы глаз на меня. — Так что вы хотите приобрести? Перемена настроения. Наверное, я никогда не перестану удивляться реакции НПС на призыв к действию. Что ж, их выбор, в конце концов, будь я на их месте, тоже скрипел бы зубами в бессилии. Я снова вернулся к перчаткам. — Эти, — ткнул пальцами в черные с обрезанными пальцами. Гоблин хлопнул в ладоши, и у его ног появилась небольшая шкатулка. Вкусно, почти музыкально, щелкнув замком, она раскрылась, являя мне точную копию лежащих на прилавке. Перчатки орла. Броня +1. Регенерация маны +0.01%. — Еще что-нибудь, уважаемый клиент? Я окинул взглядом манекены. Почти вся кожаная одежда полагалась воинам и стрелкам. Для мага было сложно подобрать что-то подходящее, но я решительно направился между полок. — Это, — мой палец ткнул в черные брюки из мягкой даже на взгляд кожи. Поножи марафонца. Ловкость +10. Скорость передвижения +0.01%. Майкл снова хлопнул в ладоши за моей спиной, а я двинулся дальше вдоль рядов. Перчатки, куртка, сапоги, штаны, одно из восьми колец, есть слот под амулет. В левой руке у меня гримуар, так что остаются только кольца, амулет и оружие. А какое у меня может быть оружие?

Форум отключен. Подробности будут озвучены администрацией в ближайшее время. — Это что еще за дела? — выдохнул я. — Нашли время неполадки устраивать... Гоблин на мое изречение поднял бровь. Для него я, наверное, сумасшедший. Интересно, они не считают себя НПС, а как объясняется для них само существование бессмертных игроков? — Хватит на сегодня покупок, — поджав губы, сообщил я. Гоблин проводил меня к хозяину лавки и вручил торговцу шкатулку с моим заказом. Ударили по рукам, и я вышел на улицу уже в обновке. На всякий случай вызвал окно характеристик и забросил недавно полученные очки в Интеллект. Макс, человек, некромант, 6 уровень. Сила 1 +10 Выносливость 1 Интеллект 18 +10 Ловкость 1 +30 Удача 1 Здоровье 35/35 Мана 275/275 Тренькнула почта, я раскрыл письмо и внимательно вчитался в текст. «Уважаемые игроки! С настоящего времени форум игры отключен. В течение дня его функционал будет полностью удален из Неверкома. Не секрет, что мы работаем над большим погружением в мир. Для этого нами было решено убрать устаревшие методы работы. Форум – один из них. В скором времени так же будут удалена индивидуальная почта. Для ее замены мы введем новый функционал. На данный момент мы ввели Библиотеки – теперь в каждом крупном городе существует единая база знаний по миру Неверкома. Стоимость абонемента на посещение библиотеки – 1000 золотых на 30 суток. Спасибо за внимание и приятной игры!» — Вот те раз! — выдохнул я, закрывая окошко. Судя по тому, как ошарашены новостью другие игроки – ничто не предвещало такого поворота. Впрочем, это многое объясняет. Раз администрация решила усложнять процесс, приближая его к реалиям материальной вселенной, отключение «игровых» техник внесет хаос и сумятицу. Но все же народ поворчит и пойдет сливать золото в библиотеках. Похрустев пальцами, бодро сбежал с крыльца и направился в лавку алхимика. По дороге рассматривая улицы, неосознанно приходил к выводу о стилизации под викторианскую эпоху. И я бы не сказал, что дело в женских платьях с широкими юбками или джентльменских нарядах. Скорее, это дух времени, ощущавшийся в воздухе. Стрелки с длинными мушкетами, паромобили, дирижабли – все это превращало Тарос в какой-то сюрреализм, но в целом передавало именно вкус путешествий, первых открытий, имперского величия и романтики колониальной эпохи. Вдыхая этот приключенческий воздух, миновал очередную группу игроков и взбежал по каменному крыльцу из крупных гранитных блоков. Дверь мягко прозвенела колокольчиком, оповещая владельца о новом клиенте. Компас моргнул красной точкой, а я успел призвать «Духов» даже раньше, чем осознал: передо мной стояла Азура. — Ну, здравствуй, Макс, — улыбнулась она, раскрывая веер. [1] Коллаб, коллаборационизм — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом, в его интересах и в ущерб своему государству. [2] Строчка из песни «Легенда» группы «КИНО».

Глава 14

— Здравствуй, Азура, — как можно радостнее улыбнулся я, складывая руки на груди. — А ты тут какими судьбами? Нашла новенького, чтобы подставить на арене?

Девчонка оскалила мелкие острые зубы. Действительно, как у лисы. Ушки нервно вздрогнули, хвост заметался, и... Она опустила веер.

— Повезло тебе, ледышка, — с легким фырком выдохнула она. — Ученик нашелся, но ты не переживай, мы еще обязательно встретимся, Макс!

Вспыхнули золотые искры, и Наставница третьего ранга пропала в портале. Древний хозяин лавки, наблюдавший за нами из-за стойки, неодобрительно покачал головой.

— Сколько раз говорил — никакой магии в лавке, а вам все равно, — лысый старик с узкими глазками и непомерно длинными белоснежными усами устало вздохнул, отряхивая руки. — Чем могу помочь, молодой человек?

Я развеял черепа и подошел ближе к прилавку, за которым устроился дедуля. Чем дольше рассматривал его нетипичную для Тароса внешность, тем больше он походил на древнего мастера кунг-фу. Не в силах отделаться от сравнения, я кашлянул в кулак.

— Простите, а не преподаете ли вы рукопашный бой?

— Преподавал, молодой человек, преподавал, — кивнул дед, щуря и без того узкие глаза. — Но всему приходит конец, я постарел и оставил монастырь, чтобы приплыть в Империю. Открыл свою лавку и иногда устраиваю тренировки. Ты бы хотел учиться бою? — он окинул меня оценивающим взглядом. — Хорошего бойца с тебя не выйдет, парень. Только золото потратишь.

— Да я и не собирался, — отмахнулся я, радуясь, будто встретил старого знакомого. — Мне бы зелий прикупить.

— А научиться готовить их самому, конечно, не хочется? — с издевкой спросил он, хитро улыбаясь.

Внимание! Сенсей Вонг предлагает вам Обучение основам алхимии. Принять? Да/Нет

— О, благодарю, сенсей, это мне точно пригодится, — с радостью подтвердил я. — С чего начать?

Он вдавил какую-то кнопку на прилавке. С потолка, шипя и фыркая паром, опустилась механическая рука. Ловко подхватив нужные ингредиенты с полок хозяина, агрегат поставил их на металлическом подносе перед мастером.

— Во-первых, тебе нужны емкости, — сенсей указал на десяток пустых колб. — Во-вторых, ингредиенты. Собрать их просто, а вот выдержать в нужной пропорции без инструментария, — длинный палец ткнул в маленькие весы и миниатюрные щипчики с пинцетами, — почти невозможно. Набор ученика, позволяющий производить десятипроцентные зелья, я продам тебе всего за сотню золотых.

— Конечно, а рецепты?

— Рецепты? — поднял бровь старик, принимая от меня оплату инструментов. — А Библиотеку открыли для кого? Чтобы я туда ходил за молодого и сильного ученика? — он добродушно рассмеялся. — Хороший алхимик всегда стремится к новым знаниям, запомни.

Я закинул ученический набор алхимика в рюкзак.

— А емкости?

— Куда пропадали выпитые пузырьки до этого, ты хоть знаешь?

— Нет.

— Исчезали, распадались на атомы. Теперь же будут всегда складироваться в инвентаре. Пока, конечно, не переполнят, — усмехнулся он. — Так что не забывай варить новые зелья.

— И это вся наука?

Он кивнул.

— Разумеется, когда изготовишь тысячу зелий, приходи, я научу тебя готовить зелья подмастерья, — улыбнулся он. — Но не раньше.

— Не думаю, что задержусь здесь так надолго.

— Тогда прикупи хороших зелий в дорогу, ученик, — сенсей простер руку к ближайшему шкафу. – На любой кошелек.

Я бросил взгляд на полки.

Крошечное зелье маны.

Восстановление маны: 40.

Цена: 5 серебра 4 меди.

— Вот их, пожалуй, и наберем.

Завернув сотню пузырьков, я пожал руку сенсею, подтверждая сделку, и вышел из лавки. До выхода к восточным воротам оставалось еще порядочно времени, так что я не стал торопиться.

Библиотека нашлась быстро – как раз в соседнем районе. Квадратное трехэтажное здание из светлого камня с высокими стрельчатыми окнами и массивными воротами темного дерева.

Взбежав по ступенькам, отмахнулся от предупреждения о мирной зоне и налег на тяжелые створки. Двери с легким чмоканьем разлепились, ударяя в глаза ярким сиянием веселого света.

Закрывшись за моей спиной, двери обратились в кусок стены – настолько неотличимы были. Передо мной лежал изрядно потоптанный ковер в лучших традициях Голливуда. Когда-то он точно был красным.

Конец дорожки упирался в широкую стойку, за которой восседал... скелет. Длинные белые волосы, непонятно каким образом оставшиеся на макушке, свисали редкими прядями до пола. С левой глазницы, куда было вмонтировано несколько увеличительных стекол, спускалась тонкая золотая цепочка, крепившаяся небольшим болтом к ребру.

Подняв на меня взгляд пустых глазниц, библиотекарь потер кончики пальцев друг о друга в извечном жесте. — Сколько? — кивнул я, оглядываясь по сторонам. Смотритель пододвинул ближе табличку с прейскурантом. Почасовая оплата и несколько видов абонементов. — Возьму-ка я себе час, — протянул скелету руку для сделки, но костлявый смотритель снова указал на очередную табличку. Оплату производить через терминалы в зале. НЕ ШУМЕТЬ!!! Я громко хмыкнул и миновал библиотекаря. Высокие стеллажи, у которых стояли подобия дисплеев, светящихся золотистым сиянием, тянулись насколько хватало глаз. Перед глазами возник план библиотеки, я свернул в нужный коридор и почти тут же столкнулся с низкорослой девчонкой. Она недовольно дернула ушками и, подхватив книги, простучала каблучками прочь. — Здесь нормальные женщины вообще бывают? — вздохнул я, рассматривая пятерку рыжих пушистых хвостов, нагло торчащих из-под полупрозрачной юбки. Вы получили штраф за нарушение тишины. Оплатите у ближайшего терминала – 1 золотой! В случае неуплаты каждый последующий час вам будет начисляться пеня в размере 10% от суммы штрафа. Вот дела! Ушлые админы нашли, как лихо вывести из оборота золото? К чему все эти штрафы и библиотеки? Погружение? Ну да, конечно, так я и поверил. Скорее создание искусственного дефицита игровой валюты. Как не крути, а деньги в игре возникают из воздуха. Нет никакой жилы, что может иссякнуть. Это просто цифры, рисуются автоматически при выполнении определенного алгоритма. И кто-то очень умный заставил внешний мир считаться с этой фиктивной валютой. А кто-то очень глупый – согласился. Неудивительно, что теперь приходится выкидывать подобные фортели – реальные деньги не могут браться из воздуха, так что в конкурировании между золотом Неверкома и любой земной валютой – победят игровые кругляши. Желаете оплатить штраф? Я приложил ладонь к дисплею, и монета снялась со счета. Ну, где здесь управление?.. Оторваться от дисплея заставило только письмо от Бенни. «Ну, и где ты? Мы же ждем!» Тяжело вздохнув, бросил «иду». Неужели прошло три часа? С тоской бросил взгляд на качественно прописанные истории, раскрывшиеся на дисплее, и снова вздохнул. От лаконичного форума не осталось и следа – теперь все и вся полагалось узнавать из записок, историй, документов, свидетельств очевидцев и летописей. И это было нереально круто! Я с удовольствием проглотил истории о некроманте Заране, вооружившимся целой армией скелетов, собранных по всему королевству Грассо и во главе мертвецов разбившего соседнее Вайнхайм. Конечно, кончил он тоже хорошо – испил яда из рук собственной жены Армеды – жрицы только появившейся в Неверкоме Богини Кали. Заодно, пока читал, получил бонус к «Поднятию нежити» — пассивный навык «Управление нежитью», повышающий здоровье и урон моих скелетов. Выйдя из читального зала, снова чуть не врезался в девчонку с пятью хвостами. Одарив меня презрительным взглядом, она сделала шаг в читальню и тут же испарилась. Вот, значит, как это работает. — Как взять книги с собой? — спросил я библиотекаря, но старик лишь ткнул мне очередной табличкой под нос. Экземпляры временно на руки не выдаются. Приносим свои извинения. — Ну, вот так всегда, — хмыкнул я, махнув смотрителю на прощание. Итак, расходники закуплены, немного информации почерпнул, можно и пойти в бой. А то скажи кому, что до сих пор лишь шестой, засмеют – судя по всему, другие первую двадцатку вообще не замечают. Азура еще эта... Всего лишь шестнадцатая, а гонору, будто всю игру прошла. Ну, ничего, если нужно будет – еще не раз прищемим ей хвостик. Я толкнул ворота, выбираясь на улицу. Вечер обрушился на плечи, ударяя паром перегретого камня мостовой. Воздух плавился, как масло под горячим ножом — дрожа и расплываясь. До восточных ворот всего несколько сотен метров, доберусь быстро, так что можно по пути даже озаботиться покупкой продуктов. С другой стороны – как только стал некромантом, особая нужда в пище отпала. — Вероятно, становлюсь нежитью, — прошептал я, уже видя перед громадой ворот группу игроков во главе с Бенни. Убийца замахал мне и поднял товарищей. — Тебя только за смертью посылать, некромант, — проворчал он, бросая мне приглашение в группу. — Почему это? — Вечно жить будешь, — отмахнулся убийца и выстроил нас вокруг себя. — Значит так, бойцы. Идем за пределы города. Рассказывать вам, как там опасно – нужды нет? Вот и отлично, каждый смотрит в оба, чтобы в случае чего быть готовыми отражать атаку, усекли?

— Да кого ты учишь, Бенни? — проворчал, поглаживая гусарские усы, Шеф – стрелок пятого уровня. — Идем, что ли? А то нубы в землю врастут, пока мы тут организационные вопросы решаем. — Так это ты зам, — улыбнулся я. — Я, — кивнул он. Двое оставшихся – воины пятого уровня были близнецами. Брат и сестра – общие черты, общая манера движений и тяга держаться рядом. — Идем, — улыбнулась девчонка, поправляя перевязь с мечом. — Тогда за мной, малышня, — хохотнул убийца, вынимая ножи. — И держите оружие наготове. Мы гурьбой вышли за ворота. Бенни пустился в дружескую перепалку с Шефом, Сара и Эгмонт что-то обсуждали шепотом, а я рассеяно смотрел по сторонам. Наверное, если бы не опасность умереть в любую секунду, здесь вполне себе можно было бы жить. И леса много, и рыба в реках водиться – построй себе избушку, да и живи отшельником, сажай картошку в лесном огороде. Или купи себе замок-другой, найми армию и ходи на соседей войной раз в неделю. А станет скучно – участвуй в турнире за руку принцессы. При воспоминании о турнирах не удержался от ухмылки. Вот Заран и выиграл себе жену на турнире. Потом она его сперва в некроманты перевела, затем вообще устранила, как перестал нужен быть. Так что тут палка о двух концах. С другой стороны нигде так не выплескивается дерьмо из человека, как в свободных от норм и догм местах вроде Неверкома. В любом человеке животное вместе с высоким. Потому, почуяв свободу, можно творить все, что в голову придет, ведь максимальное наказание – отдать несколько рисованных монеток. Вот и появляются всякие Азуры – когда по рукам не бьют, легкая жизнь становится привычной. А где привычка, там – поток. Я почти уверен, она даже не покидает территории Тароса — попросту незачем. Деньги сами приходят. Сумма невелика, само собой. Но ведь она вообще ничему не учит, так, говорит пару общих фраз и хватит на том. Может, она и сама дальше-то не знает? За этими мыслями я упустил момент, когда мы пересекли границу города и оказались в нейтральной зоне. Месте полной свободы и бесконечной войны всех со всеми. — Готовьтесь к бою, — приказал Бенни. — С этой минуты никакого... Вот черт! Они просто возникли из воздуха. Десятка скрывших личности убийц с ножами наголо. Отрезав путь к бегству, позади нашей группы размахивала хвостом Азура. — Ой, как удачно я решила за вами присмотреть. А вы все трое тут, так здорово! — она даже в ладоши захлопала от удовольствия. — Группа, найдемся на кладбище, с могил не сходить, — приказал Шеф, взводя мушкет. — Фас, мальчики! — прикрывая веером рот, приказала лисица, отступая в черту города.

Глава 15

Десять убийц в черных бесформенных накидках с капюшонами, оставляющими лишь острые подбородки с короткой щетиной. В руках у каждого по паре длинных кинжалов с кривыми и зазубренными лезвиями, отливающими изумрудным. На зеленой траве они казались ожившими тенями, угрожающе поводящими оружием в воздухе. Если бы Эцио де Фиранце[1] превратили в назгула[2] – получилось бы нечто очень похожее.

И это против пятерки, в которой только один Бенни выше десятого уровня и держит в руках что-то серьезнее стартового комплекта! Два воина пятого уровня, частично одетых в жалкие начальные обноски со стартовым оружием, Шеф с мушкетом наперевес в легкой кожаной броне. И я — с купленным только что шмотом пятого уровня. Да у нас просто нет шансов!

Видимо, убийцы думали так же. Спокойно приготовившись к короткому бою, с видом подавляющего превосходства поигрывая оружием, они бесшумно скользнули вперед.

— Пять секунд! — Бенни бросил маленький кристалл на землю и тут же ушел в инвиз[3].

Убийц, кажется, это нисколько не смутило. Все так же неторопливо и безмолвно они крохотными шажками смыкали вокруг нас кольцо, вставая почти плечом к плечу.

Первыми упали близнецы, даже не успев вскрикнуть. Двое нападавших попросту распотрошили жертв, как будто в мясорубке. Зеленую траву усеяли нашинкованные кишки и отсеченные конечности. Я ощутил подкатывающую к горлу тошноту – настолько живо выглядели блестящие на солнце ошметки в орошенной красным зелени.

Секунда.

Шеф выстрелил в лицо ближайшему врагу и тут же, злобно оскалившись, вскинул мушкет снова. Пуля не причинила убийце вреда – он лишь усмехнулся и вскинул кинжал.

Две секунды.

Стрелок протяжно закричал, хватаясь за вспоротый живот, чтобы тут же потерять пальцы – комбинация ударов превратила его в изрубленную колоду для рубки мяса.

Три секунды.

Я остался один против десятерых. Они деловито придвигались, зажимая меня в центр кольца. На лицах – спокойствие и скука. Что я могу им противопоставить?

Наверное, они удивились, когда я сунул руку в рюкзак. Наверное, это выглядело даже смешно – жалкий пятый уровень пытается достать супероружие? Откупиться ценным лутом?

Пальцы сжались на рукояти кинжала как раз в момент, когда на меня обрушился настоящий град из смертоносных ударов. Зеленая пена яда со змеиным шипением беспомощно сползала по черной непроницаемой пленке, окутавшей меня с ног до головы.

— Макс! Макс! Макс! — голоса роились в голове, дезориентировали. — Убей! Убей! Убей!

Зов Бездны приятно холодил ладонь, а голоса, звучавшие из него – совсем не страшили. Я был даже рад осознать, что не один. Они на моей стороне. Теплые поддерживающие ладони легли на плечи, вселяя уверенность.

Четыре секунды. У меня еще две в запасе!

— Убей их всех! — мой крик слился с голосами Бездны.

Убийцы прыснули в стороны, быстро переглядываясь между собой. Они и правда удивлены. Значит, я первый, кто вынес проклятый кинжал из храма?

Пять.

За спиной, там, куда упал кристалл Бенни, распахнулось окно портала. Из белесой пленки выпрыгнули один за другим несколько бойцов уровнями далеко за сотню. Моментально взяв нападавших в кольцо, в несколько секунд превратили потративших убийственные приемы на мою защиту врагов в куски окровавленного фарша с торчащими обломками костей среди бесформенной груды черных тряпок.

Из воздуха возник Бенни.

— Да ты полон сюрпризов, Макс! — выдохнул он, дружески ударяя меня по плечу.

Черная пленка, покрывавшая тело, растворилась в воздухе, голоса затихли. Я опустил взгляд на кинжал и решительно воткнул в появившиеся на поясе простенькие ножны.

— Да как-то оно само собой получилось, — пожал плечами, поглаживая рукоять.

Я удивил нападавших. Здесь столь редки темные, что никому не попался парень с Зовом Бездны? В любом случае, уяснил очень важную вещь – сумасшествие Галада может коснуться и меня. Но, как и он, я не стану избавляться от столь полезного артефакта.

Это простой НПС не мог придумать, как приспособить полученную силу во благо, слепо кромсая детишек да куртизанок. Я же смогу выигрывать сражения, если правильно распорядиться таким ресурсом.

— Зов Бездны? — пробасил из-под шлема рыцарь в доспехах, бросив на мой кинжал взгляд. — Видал я такую штуку.

— Вот как? — поднял я бровь.

Несколько игроков, окруживших останки менее удачливых членов нашей группы, нараспев читали заклинания, возвращая убитых к жизни. Первым поднялся Шеф, тут же принявшийся командовать, раздавая приказы направо и налево.

Выглядело достаточно забавно – маленький пятый уровень помыкает огромными рыцарями раз в пятнадцать старше уровнем. Впрочем, он же их зам.

— Да, — рыцарь снял шлем, подставляя солнцу лысую голову.

Суровое лицо воина обрамляла аккуратная черная бородка, он провел по ней кулаком.

— В общем, был один некромант. У вас какой-то классовый квест на эту штуку, но в светлых городах темных-то и нет почти. Так что хорошо, убийцы даже не сообразили, что происходит – тупо истратили все комбо на твой арт, — он усмехнулся. — Молодец, Макс, помер бы ты, как остальное мясо – мы бы пришли к трупам. — Я мог протянуть! — гордо подбоченясь, заявил Бенни. — Я в инвиз ушел сразу, как бой начался!.. — Когда тебя зажмут группой, никуда не денешься, — рассмеялся рыцарь. — Ты будто первый день замужем, Бенни! Твой инвиз не спасет от ножа. Стоило одному убийце на твою ногу наступить – ты из своего инвиза вывалился бы прямо под ножи. Мой напарник пожевал губами. — Зато вы по моему маяку пришли! — Это да, это ты правильно сделал, — согласился, подходя к нам, Шеф. — Даже я не додумался. Он бросил на меня такой подозрительный взгляд, словно это я виноват во всемирном потопе, сожжении Содома и падении курса валют на фондовых рынках. — Ладно, Бенни, поход в Артру откладывается. Раз уж эта девка решила на нас переть всерьез – нужно оповестить ее главу. — Шеф, одна девка и столько проблем? — напялив шлем, прогудел рыцарь. — Оно того стоит? Стрелок бросил на воина жесткий взгляд, словно кнутом ударил. — Теодор, не глупи. Она на нейтральной территории беспредельничает. Не для того с такой кровью на пакт шли, чтобы какая-то глупая пигалица развязала очередную войну. — А что вы будете делать? В городе убивать нельзя, — я посмотрел в сторону далеких стен, за которыми уже давным-давно скрылась Азура. — Если ее собственный клан не порешит, будем действовать силой сами, — заявил зам, взваливая мушкет на плечо. — А тебе, некромант, советую не светить кинжалом. И, — он порылся в карманах куртки, — вот, держи. Спасибо за помощь. Я повертел в руках небольшой кристалл, точную копию которого бросал в траву Бенни. Наощупь он был гладким, но острые грани не давали выскользнуть из пальцев. — Одноразовый маяк, — объяснил рыцарь, видя мое непонимание. — Каждый клан — каждый нормальный клан – держит наготове отряды быстрого реагирования. Стоит активировать такой маяк – они прыгают по метке в портал. — Но не думай, что такое счастье будет сыпаться тебе каждый раз, Макс, — снова хлопнул меня Бенни. — Один такой камень стоит больше десяти тысяч!.. — Спасибо, конечно, — я спрятал маяк в рюкзак. — Но дальше-то мне что делать? С ними идти? — указал на парочку близнецов кивком. — Так мы дальше соседнего куста не пройдем. — Нет уж, спасибо, — отозвался братец. — Мы теперь пешком точно не пойдем, спасибо, ребят, за помощь. Но это ваши разборки, мы лучше дилижанс наймем. Я тяжело вздохнул, глядя, как этот балласт направляется в сторону Тароса. Понимать я их прекрасно понимал – смысл лезть в чужие войны? Тем более, когда тебя могут убить плевком. — Хочешь реальный совет, — Шеф бросил им вслед презрительный взгляд, — возвращайся в Тарос, Макс. Если денег на рейс нет – побегай по лавкам НПС, там всегда нужна работа. Ты крафт начинал уже? — Ну, я повар и алхимик. — Ну, вот и клепай первые рецепты. Заработаешь на рейс – садись прямо на дирижабль и дуй в Карнат. На транспорте мирная зона, никто не обидит. Я хлопнул себя по лбу. — Твою мать, я же рецепты в библиотеке не записал! Окружающие рассмеялись. Действительно, смешно. Это ведь они не знают, что я почти три часа в библиотеке проторчал. Эх, золото в никуда! — А в городе можешь звать наших на помощь, если сильно прижмут, — добавил Шеф. — А вообще, давай свой контакт. Мало ли в свидетели пойдешь. Логи только не стирай свои. Я направил мысленный приказ и стрелок кивнул. Список контактов обновлен. — Ладно, теперь пошли, ребята. И мы дружной гурьбой двинулись в сторону города. На фоне бравых молодцев в дивных доспехах, гордо несущих над головой трехзначные цифры уровней, мы с Шефом и Бенни казались просто мошками. Впрочем, присутствие таких, пусть и временных, но однозначно эффективных союзников радовало. Хотя червячок зависти скрипел под черепной коробкой. Моими темпами я до их высот буду годами добираться. А ведь нужно еще гору золота наработать, чтобы тело оплатить!.. Мимо нас тянулась пасторальная картина летней зелени с небольшими перелесками. От такого вида совсем дико было представить, что еще несколько минут назад на такой же залитой солнцем траве красовались чьи-то внутренности. Мир сиял чистотой и радостью. Казалось, в Неверкоме нет места жестокости и злу. Но эта красота оставалась безучастной к тому, что творили пришедшие сюда люди.

Навстречу нашей группе попалось несколько низкоуровневых игроков, радостно мчащихся навстречу новым приключениям. Им эта реальность нравилась, никаких проблем – всего лишь развлечение, простая игра. Не сказать, что у меня были проблемы. Но я, в отличие от них, не мог отключиться и выйти. А эта дрянная лисица портила и без того мрачную атмосферу. От вспыхнувшей злости сжал кулаки. Тупая девка треплет мне нервы. Чего ей неймется? Один раз я отправил ее на могилку отдохнуть – что такого? С чего такая маниакальная страсть отравлять мне жизнь? — Макс! Макс! Макс! — голоса появились так внезапно, что я заозирался, пытаясь понять, кто говорит. — Убей! Убей! Убей! — затараторили они. Бросив взгляд на кинжал, сжал пальцами рукоять. Если они так и будут голосить каждые десять минут – я точно свихнусь. С другой стороны, я же не первый, кто таскается с Зовом Бездны – значит, не факт, что сойду с ума. В конце концов, даже если это квест только для Тароса – я все равно не единственный, кто его выполнил. — Макс! Убей! Макс! Убей! Убей! — шептал кинжал, путая мысли. Я сжал зубы, продолжая шагать с остальными к виднеющимся в нескольких метрах воротам. Дружная толпа соклан что-то горячо обсуждала, но я не прислушивался – все мое внимание полностью поглотили отвратительные голоса. Перед глазами всплыло улыбающееся лицо Азуры. Ей бы точно понравилось, что я медленно схожу с ума. От этой мысли стало легче – шепотки словно настроились на мою неприязнь, пробуя новое чувство на вкус. Да, вот уж кого я бы с радостью убил еще пару раз! Раз уж лиса не желает отпустить и забыть, стоит вплотную заняться собственной местью. — Да! Да! Да! — запищали голоса, радуясь перемене. Но чтобы мстить шестнадцатому уровню, самому надо подрасти. А для этого нужно как минимум попасть в Карнат. Значит, пора браться за ум – сколотить собственное состояние. Тысяча золотых за рейс – это не так уж и много, я за один поход в инстанс вытащил несколько сотен. Так что, Макс, соберись и сосредоточься на проблеме. Хватит мотаться из стороны в сторону, как экскременты в проруби. Пора взяться за дело всерьез. Голоса отступили, оставляя меня одного в собственной голове. Пальцы на рукояти разжались, а из груди вырвался облегченный выдох. Если каждый раз придется так перебарывать Зов, это не сложно – любой ментальной практике можно научиться со временем. Мы прошли в высокие деревянные ворота, обитые стальными полосами. Вымытый камень мостовой поблескивал на солнце, а темно-серые стены домов, сложенные из грубых серых блоков, бороздили улицы глубокими тенями. В запыленных сажей окнах кузнечного квартала, прилегавшего к восточным воротам, не угадывалось и намека на движение. В воздухе отчетливо пахло каленым железом, кислым пивом и березовыми дровами. Пока мы продвигались по широкому тротуару, по всему пути попадались торгующиеся с НПС игроки. Металл, старые доспехи, инструменты – все приобреталось в этом квартале. И, если не устраивала цена на аукционе, люди стекались сюда за новыми запасами. Либо подороже продать бросовый лут, который у игроков не ценился. Пыхтя от натуги, по дороге проезжали грузовые машины с торчащими из кузовов материалами. Везли все, что могло сгодиться в ремесле – от каменных блоков до тонких стекол. — Что-то зачастили с камнем, — проводив очередной грузовик взглядом, заметил Теодор. — Опять война будет, помяни мое слово, Шеф, опять «Святейшие» что-то затевают. — Да плевать, — отмахнулся зам. — Главное, самим ни во что не вляпаться. — А как же клан Азуры? — встрял я в разговор. — Так мы нейтралы, — усмехнулся стрелок, перекладывая мушкет с правого на левое плечо. — «Святейшие» это ТОП-клан Неверкома. Против них только «Архидьяволы» что-то могут. В свое время именно святоши выбили темных со всей империи в Карнат. Так что представить их мощь, думаю, можешь. — Да уж. — А вот и они, смотри, — Бенни кивнул в сторону отдельно стоящей группы игроков. Я всмотрелся в них, одетых в чистейшие рясы игроков с книгами на поясах. Увлеченно споря между собой, клирики[4] постоянно оборачивались на единственного воина в их пятерке. Впрочем, судя по всему, он их не слушал. Скучающим взглядом обшаривал улицы из-под щегольской шляпы, скрестив руки на груди и покачиваясь с пятки на носок. Он поймал мой взгляд и нагло улыбнулся. Отсалютовав двумя пальцами, воин тут же забыл о моем существовании. Его внимание привлек один из спорщиков и тот, наконец, включился в беседу. Значит, он меня не забыл. Я тоже вряд ли забуду вонзившееся между ребер жало шпаги. Пальцы дрогнули, едва удержавшись, чтобы не вцепиться в кинжал. — Вижу, ты знаком с Диего? — шепотом спросил Шеф. — Не советовал бы с ним заигрывать. — Знаком, он убил меня на подпольных боях.

— А-а, — протянул стрелок. — Тогда советую забыть о мести. Кто ты, а кто он! — ТОП-клан Неверкома. — Да, а они своих в беде не бросают. Беспредел, конечно, не творят, но в каждом стаде найдется паршивая овца. Так что лучше забудь и отпусти. Ни к чему хорошему это не приведет. Забудь и отпусти? Только что сам то же думал об Азуре. Но, если истеричка просто не может поверить, что ей дали отпор, могу ли простить своего убийцу я? — Убей! — завопили голоса, когда я сжал рукоять клинка. [1] Эцио Аудиторе де Фиранце — вымышленный главный персонаж «Assassin’s Creed II». [2] Назгул — девять людских владык, порабощённых Кольцом Всевластия и ставших слугами Саурона. [3] Инвиз – невидимость. [4] Клирик — служитель церкви, священнослужитель или церковнослужитель

Глава 16

Миновав сплоченной группой кузнечный квартал, мы разошлись в центре города. Пообещав напоследок, что со мной обязательно свяжутся, члены клана скрылись в местной магистратуре.

На декоративной каменной ограде, строгим прямоугольником обхватывающей массивное двухэтажное здание с ажурными окнами, висела информационная табличка. Здесь рассматривались судебные иски между игроками, проводились заседания союзов и, что самое главное, каждый клан имел собственное отделение или хотя бы кабинет представителя — в зависимости от внесенной в казну Империи Неверком суммы.

Я решил не откладывать идею заработка в долгий ящик. Наскоро пробежав глазами по аукциону, прикинул собственные финансы и тяжело вздохнул. Конечно, нельзя было рассчитывать, что несколько сотен, набитых в инстансах, растянутся на годы, но оставшиеся десять золотых с мелочью оказались неприятной неожиданностью. Мне даже на поход за рецептами не хватало!

Пожевав губами, развернул карту города. Если мне ни с кем не изменяет память, где-то попадались значки квестов. Первый же восклицательный знак находился в здании библиотеки. Отлично, значит, скелет может выдать задание. Кто еще?

Наметив маршрут практически через весь Тарос, я направился к ближайшей пиктограмме квеста. Взбежав по ступеням, дернул дверь библиотеки и вошел под своды хранилища знаний.

Скелет сверкнул вставленным в глазницу стеклом и едва заметно кивнул. Костлявые пальцы погладили столешницу, словно размышляя, какую табличку продемонстрировать на этот раз.

— Я ищу работу. У вас есть задание, верно?

Он кивнул и достал из-под столешницы тяжелый с виду бумажный пакет. Что-то звонко брякнуло, внутри явно покоились железные детали.

Библиотекарь выдал вам задание. Ознакомьтесь с подробностями в меню «Дневник». Маркер установлен на компас.

Как и все механоиды – оживленные магией творения современной науки, библиотекарь нуждается в профилактическом ремонте. К сожалению, сам он не может покинуть вверенный пост, а голосовой модуль уже вышел из строя. Вам надлежит доставить поврежденный механизм в мастерскую имперского техника для получения новых запчастей.


Приняв пакет, я кивнул скелету и направился к выходу. Благо, идти не очень далеко – искомый НПС расположился в соседнем квартале. Судя по маркерам, там обустроен корпус государственных цехов. Среди техников, кузнецов и алхимиков нашлись места и для переписчиков, и для сборщиков налогов.

Наличие последних крайне удивило – налоги снимались автоматически с каждой сделки, зачем создавать отдельную касту НПС?

Дверь закрылась за спиной, выпустив меня в ночь. Воздух стал прохладнее. В синем небе, расцветающем вспышками рекламных баннеров на курсирующих вокруг Тароса дирижаблях, висела бледная пленка перистых облаков. Одинокие звезды с трудом пробивались сквозь иллюминацию бьющих вверх прожекторов ночного города.

Хорошо, что НПС работают круглосуточно – не хотелось торчать с тяжелым пакетом всю ночь под дверьми бюрократов.

Ноги сами понесли меня навстречу имперской канцелярии.

Мимо сновали вездесущие игроки всех возможных рас и видов. Марк предлагал любое тело, что не придумаю, но стать отвратительным гоблином с огромным носом, откуда постоянно сочится зеленая дрянь? Или вот, как эта девочка с кирпично-красной кожей и непомерно огромной грудью размера эдак пятнадцатого?

— Мир сошел с ума, если люди хотят так выглядеть, — выдохнул я, минуя стихийный черный рынок, где глашатай рекламировал тайные артефакты древних.

Впрочем, торговлю быстро свернули – в квартал со всех проходов вошло по паре стражников. Грозно оглядывая народ, они одним своим видом разогнали клиентов незадачливому продавцу.

Щуплый паренек тряхнул малиновым ирокезом, одернул кожаную куртку без левого рукава и, бросив товар, прыгнул в телепорт. Стражники окружили импровизированную лавку и, тупо уставившись на разбросанные вещи, попросту распылили их в воздухе.

Лихо, подумал я, протискиваясь между двумя служаками, плотно вставшими на выходе из квартала. Они проводили меня подозрительными взглядами, но ничего не сказали.

Имперский корпус начинался высокой стеной с огромными створками ворот. Наверху стоял дежурный, вглядываясь вдаль, а снизу караулили еще двое.

С натужным скрипом створки разошлись в стороны. Удерживающий двери механизм лязгнул, сцепляя зубы громадных шестеренок.

Внутренний двор был посыпан песком, словно я попал на тренировочное поле, а не на территорию государственного учреждения. Ко мне сразу же подошел молодой мужчина с совершенно незапоминающимся лицом.

— По какому делу, господин... господин некромант? — с отвращением произнес он.

Я подбросил пакет.

— Мне нужен голосовой модуль для библиотекаря.

На его лице появилось подобие улыбки. Она была настолько фальшивой, даже слепой заметил бы неискренность.

— Это можно, да, господин некромант, — он указал на ступеньки главного здания. — Прошу за мной, я провожу вас в канцелярию.

— Я думал, мне нужно к технику, — поднял бровь я. — О, конечно, — не меняя выражения лица, выдавил он. — Но для начала нужно подать заявку на сдачу старого механизма. Затем подать прошение на изготовление нового. И вот, когда оно будет одобрено канцелярией, отправиться к технику, чтобы заполнить бланк на нужный механизм. — Стоп-стоп-стоп, — оборвал его, чувствуя, как внутри начинает клокотать от злости. — Это же сколько времени понадобится, чтобы поменять один паршивый кусок металла на другой? — Прошу вас, успокойтесь, — выставил ладони мужчина. — Наша канцелярия работает круглосуточно, так что каждая заявка рассматривается не дольше часа. — Веди, — согласился я. Черт меня дернул начать с библиотекаря! Проторчу теперь в этом проклятом корпусе всю ночь! И ради чего, пары золотых монеток?! Мы прошли внутрь главного здания. Длинный коридор вел вдоль множества дверей с золотыми табличками. Бюрократ провел меня мимо нескольких десятков, прежде чем остановился у нужного кабинета. Прием заявок на сдачу отработанных механизмов. — Вам сюда, — распахнув передо мной деревянную дверь, он чуть поклонился. — Благодарю за понимание. Я вошел в тесную комнату. Вдоль стен расположились длинные лавки, занятые такими же умниками, как я. Часть игроков томилась на ногах, удерживая в руках такие же пакеты. Напротив двери преграждала путь стойка, за которой сидел сонный молодой клерк в очках с толстыми линзами в массивной оправе. Униформа Империи, нагло слизанная с армейских подразделений Древнего Рима, болталась на худощавом парнишке, как на пугале. Игрок, стоявший перед ним, терпеливо заполнял формуляр, положив пакет с запчастями на пол. В спертом воздухе кабинета воняло машинным маслом, потом и чернилами. Тяжкие вздохи ожидающих привносили в унылую атмосферу столько обреченности, что я почувствовал себя душой в очереди у Харона на его одноместную лодчонку. — Следующий, — клерк ударил по прикрученному к стойке звонку. С видом облегчения поднялась уже знакомая мне девчонка с пятью хвостами. А эта как тут оказалась? Заинтересованный неожиданной встречей, обратил внимание, что внутри кабинета ни один игрок не скрывал своей информации. Похоже, в корпусе маскировка не действовала. Тиамат, кицунемими, маг Воды, 70 уровень. — Ничего себе! — выдохнул я и ринулся ей наперерез. — Привет! Удостоив меня недовольным взглядом, девчонка прошла к стойке, но я последовал за ней. — Выручай, ты ведь уже большая девочка, — приподняв свой пакет, негромко заговорил: — Я же тут всю ночь проторчу в очереди! А мы ведь оба это не ради наград, а для старика механоида делаем, верно? Она поморщила носик, оглядывая меня с ног до головы. Хвосты дернулись, словно от отвращения. Однако девчонка продолжала молчать – лишь поставила пакет на стойку и протянула руку за бланком. Клерк не обратил на меня внимания, а вот сидящие на лавках забеспокоились. — Э, слышь, трупоед, ты куда это полез? — вскрикнул здоровенный воин седьмого уровня. — Очередь для кого? Особенный, что ли? Я примирительно выставил ладони и кивнул на лисицу. — Моя подруга занимала мне место, я просто немного задержался по личным делам, — с добродушной улыбкой я толкнул девушку под руку. Тиамат бросила на меня гневный взгляд, но снова промолчала. Воин угрожающе хрустнул пальцами. — Я тебе сейчас место на могиле займу, трупоед, вали отсюда, пока я не разозлился! — Это мирная зона, господа, — поднял голову клерк. – За нарушение положен штраф и яма. Все ваши личные разборки прошу оставить за порогом имперского корпуса, здесь люди работать пытаются. Он сурово взглянул из-под толстых стекол на медленно закипающую толпу. Неожиданно серьезный вид для такого тщедушного малого остудил пыл самых рьяных. — Иначе я буду вынужден принять меры. Госпожа Тиамат, этот некромант действительно за вами? — он приподнял тонкую бровь. — Пожалуйста, пожалуйста, — одними губами прошептал я. Кицунемими кивнула и отдала клерку заполненный бланк. — Спасибо, госпожа Тиамат, прошу, проходите в отдел приема, — выдав ей квитанцию, вежливо прощебетал парень и обернулся ко мне. — Ну, чего ждем? Не веря своему счастью, я наскоро заполнил бланк от руки, – вот уж чудо, писать в игре авторучкой! – и, получив вожделенную квитанцию, бросился догонять магичку Воды. Увидев, как пять рыжих хвостов скрываются за очередной дверью, ворвался следом, едва не сбив низкорослую волшебницу. Она громко фыркнула, очевидно, не желая даже начать со мной разговора, и прошла к стойке.

Благо, в кабинете мы были одни. Вся очередь, похоже, скапливалась в предыдущей точке. Впрочем, будь у меня выбор, я бы дропнул[1] этот квест, едва узнав подробности его прохождения. — Слушай, спасибо, что помогла, — вставил я, пока мы шли к стойке. — Без тебя я бы там повесился. Меня снова проигнорировали, хотя я прекрасно видел, как дергаются ее уши, прислушиваясь к моим словам. — Вашу квитанцию, госпожа Тиамат, — пропищал бюрократ, протягивая руку, забрызганную чернилами. Девчонка отдала бумагу, и паренек сразу же увлекся какими-то своими книгами, внося новые данные. Я стоял чуть в сторонке, ловя себя на мысли, что совершенно не понимаю необходимости проходить через всю эту тягомотину. Вообще, весь Неверком больше походил на собранную косоруким конструктором модель. Слишком все топорно. Да, здесь красиво и живо. Но нагромождение бюрократии? Это для чего? Зачем заставлять игроков ждать по несколько часов ради какого-то вшивого квеста? — Ваша квитанция, господин Макс? — протянул руку клерк. Я всучил бумажку и посмотрел на отправившуюся к выходу лисицу. Как понимаю, большинство игроков хоть и подчиняется клановым уставам, требующим адекватности, но совсем не прочь выпустить ближнему кишки, как только подвернется случай. Тот же Бенни сперва намеревался наколотить на мне репутацию светлых. — Очень странный мир, — пробормотал я, принимая новую бумагу. — И куда мне с этим теперь? Клерк недовольно посмотрел на меня из-под очков. — Теперь к технику, господин Макс. — Вот так просто? А мне сказали, что ждать придется до часа! — Вы видите здесь очередь? — он ткнул пальцем в пустые лавки. — Все, освободите помещение, господин некромант, мне нужно проветрить! Подхватив пакет, я благодарно кивнул и ломанулся к двери. Вот это мне повезло! Всего несколько минут ожидания, и я почти закончил с квестом. Нужно будет сделать этой Тиамат какой-нибудь подарок. Выйдя на улицу, вдохнул свежего воздуха и едва не закашлялся от удивления. Ну, конечно, кто еще мог мне попасться на улице Тароса? Азура что-то настоятельно втолковывала волшебнице Воды, угрожающе помахивая пальцем. Выглядело это достаточно комично, учитывая их разницу в уровнях. — О, привет, — помахал я с крыльца. — А ты какими судьбами здесь? Тиамат резко развернулась и гневно нахмурила брови, словно я в чем-то виноват. Вторая лисичка-сестричка тоже состроила личико. — А, так вы сестры! — я громко засмеялся, стараясь не уронить тяжелый пакет. — А я уж думал лисьи хвосты, это беда всех девушек. — Заткнись и вали, куда шел, отморозок, — прошипела Азура, отворачиваясь. — Тиа, пожалуйста, потерпи еще чуть-чуть, у меня небольшие проблемы... Я подошел ближе. — Я так понимаю, тебя поперли из наставников, Азура? — Благодаря тебе и твоим дружкам из «Инквизиторов»! – она мгновенно вытащила веер и приставила мне к горлу, имперская охрана вокруг мгновенно активизировалась, обнажая гладиусы[2]. — Во-первых, не из-за меня, — осторожно проговорил я, чувствуя, как в кожу на шее впивается острый край. — А из-за того, что ты... — Заткнись, — прошипела она, сузив глаза. — Ты сама обманула меня и подставила. Сделала некромантом. Я был виноват в твоих проблемах? Нет. Но ты ступила на скользкую дорожку, так нечего винить других, что отбила копчик. Тиамат дернула сестру за рукав и покачала головой. Азура тяжело вздохнула и убрала оружие. — Убирайся, Макс, — выдавила она. — И не смей приближаться к моей сестре, понял? — Ну, может, она не против моей компании, — пожал я плечами. — В конце концов, она же может и сама сказать, верно? Азура снова вскипела, а вот ее сестренка резко отвернулась. — Ты идиот, она не может говорить! — Как так? Мы же в игре! – удивился я, совершенно не чувствуя за собой вины. — Подумаешь, в реальности говорить не может, но здесь, в Неверкоме? — Тупое ты животное! Ты ни хрена не знаешь, ни о нас, ни о жизни за пределами проклятой игры! — взвизгнула лисица, теряя остатки самообладания. — Не у всех есть возможность купить хорошую биокапсулу. Не всем компания дает бесплатную оцифровку! И за что такая честь тебе? Кто ты, чтобы это заслужить?! Всего лишь кусок никому не нужного прошлого, осколок памяти, которому нет места в нашем времени! — Так вот, что тебя бесит, что я пришелец из прошлого? —хмыкнул я. — Поэтому ты превратила меня в темного? — Да мне плевать на тебя! — Ты знаешь меня, чтобы судить, достоин хорошего отношения, или нет? — сам начиная заводиться, я повысил голос. — Думаешь, у меня был выбор? Думаешь, мне нравится торчать в этом чертовом мире? Думаешь, мне нравится, что я потерял память?

Она презрительно фыркнула. — Меня не волнуешь ни ты, ни твои проблемы. Понял, трупоед? Оставь мою семью в покое! — Это ты развязала войну, Азура, — я бросил пакет под ноги и ткнул пальцем в грудь наглой рыжей девчонки. — Это ты начала свою игру! Кто просил тебя портить мне жизнь? — У меня не было выбора! — Вот только не надо мне рассказывать эти сказочки, рыжая! У каждого есть и всегда будет выбор. Но ты сделала свой, и теперь я в этом виновен? Мы же могли быть нормальными людьми, нормально сделать свои дела и разойтись, но тебе понадобилась жалкая сотня золотых! Это же целое состояние! — Да, состояние! Да ты хоть представляешь, через что я прошла, чтобы купить сестре биокапсулу? Чтобы у нее был хоть малейший шанс прожить чуточку лучше, чем медленно угасать на больничной койке?! Я перевел взгляд на громко всхлипнувшую Тиамат. Несмотря на зашевелившуюся где-то на задворках сознания жалость, я совершенно не чувствовал за собой вины. Ну, подумаешь, жертвы. Все мы проходим через собственный ад. Чужие проблемы меня не волнуют. — Мне все равно, — поднимая пакет, сообщил я. — Спасибо за помощь, Тиамат, если я смогу чем-то отплатить, сообщи. И извини, если чем обидел. Я пошел сдавать чертов квест и запрусь в библиотеке, насколько хватит денег. А ты, — я снова повернулся к Азуре. — Если нас опять сведет судьба, я приложу все усилия, чтобы отправить тебя на могилу столько раз, сколько смогу. Мы поняли друг друга? — Уж поверь, я с радостью сделаю то же самое! — задрав голову, сообщила лисица. — Я рад, что мы все прояснили. [1] Дропнуть – бросить. «Дроп» — предметы, падающие с определенного моба. [2] Гла́диус или гла́дий — римский короткий меч (до 60 сантиметров).

Глава 17

Получено достижение «Крысолов-профессионал»! Убейте 500 крыс.

Я в очередной раз с проклятием распахнул двери подвала. За сегодня их уже столько облазил, что начало казаться, будто попал в ад. И в наказание за грехи земные – убивать чертовых грызунов. От бесконечного писка звенело в ушах, а в носу свербело от тонн пыли.

Выбравшись на вечернюю улицу, отряхнул налипшую паутину. Конечно, игровая механика убрала бы всю грязь через пару минут, но ходить в замызганной одежде совсем не хотелось. Обойдя здание гильдии поваров и пошатываясь от усталости, поднялся по ступенькам. Полоска сытости уперлась в ноль.

Толстый НПС в сальном фартуке оглядел меня и с сочувствием протянул миску похлебки. С благодарностью приняв угощение, я торопливо выпил жирную солоноватую жижу. Пускай после принятия некромантии есть хотелось реже, но все еще нужно. После похлебки самочувствие резко улучшилось.

— Спасибо, что выручил, — пробасил хозяин заведения. — От гильдии благодарность, — на столе по мановению его руки появился, звеня содержимым, небольшой мешочек с монетами.

— Пожалуйста, — я принял награду, и перед глазами загорелось два оповещения.

Поздравляем! Задание выполнено!

Поздравляем! Репутация города Тарос улучшена. Отношение НПС изменено с «отвращение» на «равнодушие». Продолжайте в том же духе, и местные жители будут считать вас своим героем! Цены в государственных лавках города снижены!

Открыл карту и с тоской оглядел оставшиеся в городе квесты. Левый глаз задергался, стоило представить, что придется лезть в очередной подвал, в пятый раз топать в имперский корпус ради проклятых бумажек. Или того хуже – бегать через весь город, разнося стражникам положенные порции еды.

Это хорошо еще, библиотекарь одарил меня бесплатными сутками. Так что, добив этот квест, смогу спокойно зарыться там и изучить все, что душа пожелает.

Свернул карту и, попрощавшись с поваром, вышел на свежий вечерний воздух. По дороге прокатился грузовик, везущий светлые каменные блоки.

Песчаник. Заготовка. Прочность 10000/10000.

Тренькнула почта.

Я присел прямо на ступеньки и вынул из ножен кинжал. С момента, как голоса призывали убить Диего, Зов Бездны молчал. И это было странно – ничто не мешало ему лезть мне в мысли до этого, так почему он молчит теперь?

Покрутив артефакт в руках, отправил его обратно в ножны. Рисковать больше, оставляя единственное оружие в рюкзаке, не хотелось. Это наемники не поняли, что у меня есть. Но теперь наверняка про меня будут знать все. Значит, нужно держать имбу[1] под рукой.

И даже если голоса будут влиять на трезвость мыслей – это мелкая плата за шанс выжить. Особенно, когда доберусь до опасных зон за городскими стенами.

Раскрыл сообщение.

«Макс! Приходи к полуночи в трактир «Белый слон». Поболтаем»

— Интересно девки пляшут, — я закрыл сообщение Бенни и поднялся на ноги.

Искомый трактир располагался на противоположном конце города, так что я как раз успевал дойти вовремя.

После еды идти было легко и даже приятно. Появившаяся бодрость немного кружила голову, будто выпил не один литр крепкого кофе. Мысли метались в голове, выдавая одну идею за другой.

Минуя очередную группу игроков, вставших, как водится – посреди тротуара, едва не попал под пронесшийся спортивный паромобиль. Окрестив меня конченым отморозком, водитель вильнул рулем, в последний миг уводя машину от столкновения, и упылил прочь.

Стоявшие на тротуаре громко рассмеялись, едва не тыча пальцами в мое растерянное лицо. Ну да, подумаешь, чуть под машину из-за них не попал.

— Убей! Убей! Убей! — завопил кинжал.

Пальцы сами собой легли на рукоять. Потребовалось приложить не мало усилий, чтобы голоса затихли. Вот и вернулось все на свои места – как только проявлял к игроку чуточку агрессии – Зов Бездны призывал выпустить ему кишки.

Убрав пальцы от клинка, заторопился прочь. Не хватало еще устроить бессмысленный бой посреди города – меня сразу же пришьют, еще и штраф впаяют. Да и врагов мне новых заводить совершенно ни к чему. Одной Азуры за глаза.

Зов Бездны снова заголосил, но я быстро переключился на мысли о встрече и проклятый артефакт затих.

Все же, любопытно, что мог рассказать убийца «Инквизитор». Нет, конечно, на дружбу это не походило. Бенни отказался от желания порвать меня на клочки ради пары фрагов. А для некроманта в городе светлых это уже прогресс.

Впрочем, местные моим присутствием не особо-то и напрягались. Бросали презрительные взгляды – да. Но больше как на грязного оборванца, чем на врага. В иных глазах мне даже чудилось сочувствие. Может, все и не так уж плохо, как вещал Йоган?

Петляя по узким улочкам, обошел стороной центральный район с магистратурой и библиотекой. Мазнув взглядом по хранилищу знаний, вспомнил Тиамат.

Не повезло девчонке, но что тут попишешь? Никто не умирает девственником – жизнь имеет всех. Пусть она и не может говорить, хотя я так и не понял причины, это лучше, чем ничего. А вот с сестрой ей явно не повезло. Трактир появился передо мной в свете двух фонарей. Поморщившись, взбежал по ступенькам и дернул дверь на себя. Внутри оказалось душно, пахло жареным мясом и луком. От застарелой вони пролитого кислого вина щипало глаза, а сальный пот, висевший в воздухе, можно было резать ножом. Нет, дышать в этой клоаке совершенно невозможно. Пришлось признать – даже в подвалах с крысами лучше. Зал заполнили игроки и НПС. Посетители горланили песни, обнимались и устраивали турниры по армреслингу прямо за столами с едой и выпивкой. Различить в такой давке – кто человек, а кто – программа, было сложно. Продравшись сквозь обильно плещущий объедками, вином и потом народ, я заметил сидящего в углу Бенни. Убийца ковырялся в тарелке вилкой, выбирая сосиску посочнее. Рядом с ним стоял деревянный щербатый жбан, от которого ощутимо несло пивом. Присев к «Инквизитору», я кивнул. — Привет, Бенни. — Здорова, Макс! — красное лицо широко улыбалось, будто он выиграл не один миллион в лотерею. — Я тут кое-что для тебя принес, угощайся, — он кивнул мне на пустую деревянную кружку, спрятавшуюся за емкостью с пивом. — Налегай, пока я добрый и плачу! — он расхохотался, довольный шуткой. Я не стал отказываться – наполнив кружку пенным светлым пивом, сделал осторожный глоток. Как настоящее! — Как странно, — выдохнул, опуская кружку на стол. —Помню, какое на вкус должно быть пиво, а собственной жизни – ни секунды. — Это как? — икнул Бенни, сразу же теряя веселый вид. — Блин, ты из этих, что ли? — Из размороженных, — подсказал я, облизывая губы. — Да, из них. Убийца замолчал, всматриваясь мне в лицо, словно ища там какие-то знаки. — А я-то думаю, чего ты как все нормальные игроки, на реролл не идешь. А оно вон как, — он тяжело вздохнул и отправил жареную сосиску в рот. — Даже ставки уже пошли, почему ты пытаешься играть за Тьму в мире, где победили светлые. — Ну, теперь можешь срывать куш, — пожал плечами. — А как это вообще произошло? — Что именно? — Ну, победа светлых, — снова поднимая кружку, уточнил я. Убийца прожевал закуску и плеснул себе еще пива. — Ну, когда Неверком только запустили, народ, как всегда ломанулся играть за Тьму. Сам понимаешь, все хотят быть страшными и ужасными темными властелинами, — произнес он с издевкой. — Несколько лет немногочисленных светлых просто втаптывали в пол. Пока один мальчишка не попал в аварию. — А это тут при чем? — Ну как, — пожал плечами Бенни. — Внук генерального директора Nevercome, Inc. стал инвалидом. Времена тогда были тяжелые, о новых телах еще только мечтали. Так что парня оцифровали. Мэтт всегда был засранцем, так что выбрал ту сторону, где был потенциал гадить другим. Тем более, карман у любимого дедули позволял купить весь этот мир, — он обвел трактир широким жестом, едва не зацепив здоровенного орка за соседним столом. — Ага, и что дальше? — Ну, сперва Мэтт создал «Святейших», — убийца снова пригубил пива, — одел, обул, натренировал. И уже через год ситуация кардинально изменилась. — Благодаря дедушкиным деньгам, — догадался я. — Именно! — кивнул Бенни, отправляя в рот новую сосиску. — К тому же, ушлые темные ребята быстро поняли, выбор стороны вообще ни на что не влияет, кроме названия. Ну, будут другие классовые квесты, немного другой шмот. Но что там беспредельничать, что тут. Вот многие и бросили старых персов, начали играть за Свет. — Понятно. — Ну и темные тоже были не лыком шиты – сами, считай, себя сдавали в каждом важном бое. Никакой организации, все же – личности! — он презрительно фыркнул. — И вот мы имеем, что имеем. — А темных оставили для чего? — Забивать беспомощного врага не интересно. Мэтт решил, что нужно дать шанс отыграться – он уже тогда вошел на пьедестал. Первый двухсотый уровень в Неверкоме! Так что, оставил темных на развод и принялся воевать со вчерашними союзниками. — Даже так? — А как ты хотел? Все сильные игроки остались на стороне Мэтта, так что «Святейшие» резко вспомнили соратникам все косяки и развязали войну. Один клан против всех сил Света. — Результат очевиден, — закивал я, осушая кружку. Внимание! Характеристики снижены! Интеллект -5. — Ого! — выдохнул я. — Это что еще за дела?

— Ты про дебафф? — усмехнулся Бенни. — А ты как хотел, попил пивка, и все прошло? Забудь, — махнул он сосиской, — это Неверком, здесь все сделано для того, чтобы ты страдал. — Это я заметил, да. Сегодня весь день то бумажки в корпусе заполнял, то крыс бил по подвалам. А про себя подумал, что больше пить не стану. Не в моей ситуации лишаться единственной защиты. Без маны меня сожрут в три секунды, никакой Зов Бездны не поможет. — Зачем? — поднял он бровь. — За шкафом, — рыкнул я. — Деньги мне нужны, чего ты удивляешься? — Блин, ну ты чего такой наивный, Макс? — он отгрыз солидный кусок и, громко чавкая, продолжил: — Ты же можешь пойти за стену в красную зону! Нужно только группу найти. Ты как с Луны свалился, в самом деле. — Ну, почти так. — Прости, забываю, что ты из сосулек. Слушай, я тебя чего позвал-то? Ты уже в курсе, что Шеф поговорил с «Древом жизни»? — Это кто? — Клан твоей Азуры, — рассмеялся убийца. — В общем, выперли ее с должности, теперь кого-то другого назначат. — На это назначают кланы? — Разумеется! У каждого клана, если они достигли нужного уровня, есть возможность открыть профу Наставника. Единственное требование — игрок должен быть старше десятого уровня. Вот и дали вашей лисе способ подзаработать. У нее довольно неприятная история, знаешь ли. — Сестра? — Так ты и сам все знаешь? — Не совсем. Я знаю, что сестра немая. Но не могу понять, почему в игре говорить не может. — Так тут все просто. Короче, Азура, старый геймер[2]. Она в Неверком играет уже лет пять точно. В общем, дошла до двести десятого уровня. — Она же шестнадцатая! — Ты слушать будешь или перебивать, некромант? — Ладно-ладно, — выставил я ладони. — Рассказывай дальше. Я внимательно слушаю. — Короче, качнулась она, шмот заточила. Была в числе топов. А потом выяснилось, что сестра при смерти. — И? — поднял я бровь, когда он надолго замолчал. — Лиса продала шмот, купила сестре шлем. А свои уровни пожертвовала на алтаре. Так можно – меняешь свои уровни на уровни другого. Из расчета один к трем, естественно. — Что за шлем? — Шлем виртуальной реальности – старая хреновина. Такие уже вышли, считай, из обихода. На большее у них денег не хватило – там и лекарства дорогие, и вообще жизнь во внешнем мире у них не сахар. — Почему? По словам Марка, ну программы, которая меня сюда ввела, там прекрасный новый мир! Хохот убийцы заглушил даже неумолчный гвалт других посетителей. — Это самая лучшая шутка, что я слышал в своей жизни, Макс! Прекрасный новый мир! Аха-ха! — он даже за стол схватился, чтобы не свалиться со стула от смеха. — Вот это тебя поимели!.. — А что там, в реале? Бенни посерьезнел, выпрямляясь на стуле. — Все там... хреново, в общем. Мир трещит по швам, если хочешь знать мое мнение. — Но нас же начали размораживать! — Э, ну не совсем так, Макс. Первым разморозили какого-то богатого певца из прошлого – сам понимаешь, нужно было проверить технологию. А такое мясо терять не жалко. Когда все с ним прошло гладко, начали размораживать великих умов прошлого. — Ну, это понятно, заслуги перед человечеством... — В жопу человечество, Макс! — он громыхнул кружкой по столешнице. — Их начали выдергивать, чтобы найти способ спасти проклятую Землю! — От чего? — От нас, от людей! От чего еще, по-твоему, нужно ее спасать? — он закипал от злости. — Да, богачи свалили в космос, живут на своих треклятых станциях, в ус не дуют. А мы, простые обыватели, остались гнить на этой чертовой планете! — Это как-то... А как же Неверком? Кто-то же его поддерживает? Убийца отмахнулся. — Из какого ты времени приперся, Макс? Все это, — он обвел рукой зал, — для отвода глаз. Чтобы люди сливали свою ненависть, злость и обиду не в реальный мир, что и так на ладан дышит, а сюда, где они ни на что не повлияют. — У меня в голове не вяжется, извини, — я не стал скрывать удивления. — Меня-то зачем разморозили? Еще и предложили тело новое оплатить. Он сузил глаза и снова пристально всмотрелся в лицо. — Кто ты такой, Макс? — В смысле? — Разморозили меньше сотни человек. Ты в их числе. При этом тебе предложили новое тело – а их делают только на станциях в космосе.

Я развел руками. — Я бы сам хотел знать, Бенни. Но я ни черта не помню о своей жизни. Я знаю, что такое телевизор, могу спеть наизусть почти любую песню из начала двадцать первого века. Но ни фамилии, ни одного воспоминания из детства – ни-че-го! Я даже смерти своей не помню. Я только знаю, что ехал домой. Но это не память, это знание. Он покачал головой, но взгляда не отвел. — Что-то ты сделал в своей жизни, что из всех людей на свете, вперед списка ученых, разморозили именно тебя. Так кто ты такой, Макс? Конец первой части. [1] Имба — нечто очевидно чрезмерно крутое, нарушающее игровой баланс. Часто упоминается про просто хорошие предметы в играх или удачные способности персонажей. [2] Геймер – игрок.

Часть II.

Глава 1

— Кто ты такой, Макс? — опускаясь к нам за стол, повторил вопрос соклана Шеф. — Разумеется, я не верю, что ты ничего не помнишь. Ты бы сам в такое поверил?

Я развел руками и подхватил сосиску с тарелки. Зажмурившись, принялся разжевывать, собираясь с мыслями.

Поверил бы я в такую историю? Сложный вопрос. Они знают о размороженных гораздо больше меня.

На Земле катастрофа. Экологическая? Политическая? В чем проблема на моей исторической родине? Почему власти предпочли покинуть родную планету, а не спасать дышащую на ладан звезду? Одни вопросы.

— Не знаю, — честно признался, наконец, проглотив. — Но в одном я точно уверен – верите вы мне или нет, мне все равно, господа. Я не лгу – да и зачем мне?.. — развел я руками. — Если вы из, назовем это, сопротивления, no pasaran[1] и все такое, то я вам – важен. Потому что размороженный. Потому что, судя по реакции, первый, кто попал вам в руки. Но вы ничего не добьетесь от меня под пытками. Пытать внутри игры – это так же глупо, как, — я повертел головой, — даже и не знаю, пытаться зачать ребенка от поцелуя?

Шеф нахмурился, а Бенни криво усмехнулся – видимо, убийца представил совсем иную картину.

— Кроме того, я оцифрован, простой кусок кода, — продолжил я. — Так что повлиять на меня из реального мира вы тоже не сможете. У меня даже не осталось родни, чтобы на меня можно было надавить в духе старой-доброй Cosa Nostra[2].

— Но ты ведь можешь врать и в этом, — вставил Шеф. — А мы можем проверить.

— И что? — усмехнулся я. — Вы ничего не найдете. А если найдете – как докажете мне, пребывающему в игре, что человек, которого вы привели – мой родственник? И уж не думаешь ли ты, Шеф, будто меня тронут пытки или даже смерть совершенно незнакомого человека?

Над столом повисло долгое молчание. Зам «Инквизиторов» хмурил брови, Бенни потягивал очередную кружку пива, я жевал сосиски.

— Кроме того, не стоит забывать, — продолжил я, уплетая очередной деликатес, — мы находимся в игре. Неверком принадлежит правящей партии, верно? И раз я так уж важен, как вы пытаетесь меня убедить, за мной совершенно точно следят. И нет ничего проще, как стереть вас или меня. В конце концов, вы на территории врага, — я нагло усмехнулся. — Так что, извините, господа, но вы меня совершенно не пугаете.

Шеф хмыкнул.

— Ладно, положим, ты меня убедил. И что, по-твоему, будет дальше?

— А дальше, если вы хотите извлечь из меня пользу – первым делом начнете всячески помогать, чтобы я был на вашей стороне. Но, — я поднял палец, — не стоит забывать, что ваши противники меня воскресили, а с этим будет сложно конкурировать.

— Так чего ты хочешь? Золота, шмота?

— Я хочу свободу действий и поддержку, — мило улыбнулся я. — Не скрою, у меня простой план – заработать несколько миллионов голды, чтобы оплатить новое тело. И, разумеется, свалить отсюда куда подальше. В конце концов, вы сами прекрасно можете меня обманывать, утверждая, что Земля скоро развалится. Я навскидку могу назвать дат десять, когда обещался Апокалипсис. Вот только он почему-то так и не наступил.

«Инквизиторы» молчали. По блуждающему, словно при чтении, взгляду Шефа я предположил, что он общается с кем-то еще. Мало ли, что у них тут за сеть повстанцев.

Хотя, нужно признать, все это напоминало детский сад – коварные планы по свержению диктатуры всегда похожи на глупую постановку. Пока в руках пролетариата не возникает камень. Потому что стоит одному Достоевскому швырнуть булыжник – прольется кровь.

Ни одна разумная власть не станет щадить реальную угрозу. С террористами переговоров не ведут. А все эти громкие слова про «счастье для всех», «анархия – мать порядка!» и прочие лихие фразочки – просто выплеск накопившегося адреналина. Для которого, кстати, земные власти обустроили целый мир. Вот, что такое Неверком – специально отведенный загон, в котором грязный люд обмазывается собственным дерьмом, совершенно не угрожая ни реальному миру, ни правящей партии.

Я оперся на столешницу и тяжело поднялся на ноги. Выпитый бокал все же возымел действие – в голове еще было легко, но ноги уже начали выходить из-под контроля.

— Ладно, ребята, был рад встрече, если что – мой контакт у вас есть.

— И куда это ты? — поднял бровь Шеф.

— В библиотеку, — беспечно всплеснул руками, едва не заехав сидящему за соседним столом дворфу. — У меня целые сутки, чтобы любоваться историями былых времен и преданий о героях Неверкома. Так что, знаете, где меня найти.

— Найдем, будь уверен, — кивнул Шеф. — И еще, Макс, не будь идиотом – никому больше не говори, что ты из... — он неопределенно поводил ладонью в воздухе. – Ну, ты понял.

— Разумеется, — усмехнулся я. — Рад был повидаться.

Оставив их наедине, проскользнул мимо не переставшей шумно гулять толпы и с облегчением вырвался на улицу. В глаза ударил резкий свет фонарей, заставляя морщиться и закрывать лицо ладонью.

— Кто же вас так поставил-то? – прошипел я, спускаясь по деревянным ступенькам. Ночная прохлада прочищала легкие, выветривая опьянение. Ноги ступали все ровнее, я даже ощутил легкое желание пробежаться. Интеллект восстановлен. Вот и все. Кончилось действие пива. Не так уж и плох этот мир. Дойдя до библиотеки, с улыбкой потянул дверь на себя, предвкушая сутки беспробудного чтения. Уж если там и есть ответы – я их обязательно найду. Скелет поднял голову на звук моих шагов. — Привет, я хочу использовать свои сутки, — сообщил я механоиду. — Хорошо, проходите, — он кивнул мне в сторону читального зала. — Только соблюдайте правила поведения, господин некромант. И никакого отвращения в голосе. Вот, что репутация делает. Может, будь у меня желание, действительно стоило бы озадачиться поднятием уважения в Таросе. Кто его знает, вдруг пригодится? Впрочем, все равно не намеревался торчать здесь дольше необходимого. В первую очередь мне нужны рецепты зелий. Аукцион утверждал, порцию от ста бутылей можно продать достаточно прибыльно. Заодно и профессию можно развить – чем не удовольствие. Подойдя к ближайшему терминалу, занялся поиском нужной книги. В конце концов, учитывая стилизацию текстов, я рассчитывал потратить не больше нескольких часов. В наличие учебников зельеварения я сомневался. К тому моменту, когда перед глазами мелькнуло сообщение о полученном рецепте крохотного зелья маны, я дочитал пятый том по алхимии. Заодно научился определять почти сотню ингредиентов, а такой запас карман не тянет. Поразмышляв, что делать дальше, открыл аукцион. Итак, нам понадобятся листья лаванды, измельченные семена мяты и раствор хлорида натрия. Все это стоило не очень дорого, а вот добывалось – на разных концах материка. И если траву можно было найти, просто гуляя по миру, то соль приходилось закупать у прижимистых дворфов. Почему нельзя осушить болото при таком уровне реалистичности – для меня осталось загадкой. Потратив все золото на закупки, я почесал затылок. Уходить или остаться? В конце концов, торопиться мне совершенно некуда. С другой стороны, чем раньше начну варить зелья, тем быстрее заработаю нужную сумму. А библиотека и в Карнате найдется. Решив дилемму, бодрым шагом направился к выходу. Памятуя о чуть было не зашибленной Тиамат, огляделся по сторонам, но никто под ноги не бросался, так что я преспокойно вышел к стойке библиотекаря. — Желаете оставить неиспользованные часы? — Разумеется. Они же могут быть использованы в другом городе? — Только в светлом, — кивнул он. — Я сохраню ваши данные. — Спасибо, до встречи, — помахал я ему и вышел из библиотеки. Значит, даже здесь темных прижали. Что ж, когда доберусь до собратьев по цеху, у меня уже будет способ заработка. И прокачанная профа, а это – собственный запас маны. А запас маны – это «Щит». А «Щит» — это мое выживание. Найди группу для красной зоны? Ну да, можно подумать, кто-то возьмет темного с собой. Разве что для того, чтобы пришить вместе с мобами? После откровений с «Инквизиторами» стремление обзавестись компанией в Таросе ухнуло ниже плинтуса. Я для них всего лишь мифический рычаг давления на неизвестную мне власть. Кроме того, как я и сказал Шефу, лично у меня никаких претензий к земным владыкам нет – я им даже благодарен за воскрешение. Небо внезапно покраснело, словно где-то за домами разгорался пожар. С рычанием раздирая легкие облака, на землю упал гром, едва не придавливая к каменным плитам. Вот это я понимаю гроза! В мир явился демон – Марбас, знающий скрытое. Желающие сразиться с ним герои могут отправиться в пески Са-Раавии, чтобы отыскать затерянный город Аль’Арзас и не допустить пришествия беды! Вот так дела, мировой ивент[3] на город, о котором я прекрасно знаю. Я даже карту раскрыл, чтобы убедиться, что раскопанный Галадом Аль’Арзас никуда не исчез. Черная точка все так же лежала в центре пустыни. Значит, у меня как минимум есть возможность продать эти знания самым торопливым. Интересно, как скоро бы игроки сами перешерстили пески? Пришла бы им в голову идея раскопать его? Ведь, помимо реального Аль’Арзаса, есть как минимум три точки, где безумному магу пришлось рыть землю впустую. С другой стороны – почему опять забыл, что не я первый прошел квест на Зов Бездны? От этой мысли даже настроение упало. Не зная уникальности товара, как могу его продать, не продешевив? Так, начнем с начала, сколько у нас всего кланов? Перед глазами высветилась длинная таблица, и я удивленно присвистнул. Больше трех сотен! Пожевав губами, нерешительно прокрутил список перед глазами. Кого выбрать? Остальные наверняка обидятся, узнав, кто и как слил конкурентам информацию. Можно, конечно, обратиться к «Святейшим», но они слишком круты, чтобы торговаться.

К моему удивлению, «Инквизиторы» занимали пятьдесят шестую строчку – не так, чтобы и плохо. Махнув рукой, набросал несколько слов Шефу. Все равно кроме их и «Святейших» никого не знаю. Ну, разумеется, еще было «Древо жизни», но связываться с ними совершенно не хотелось по очевидной причине. «Десять тысяч прямо сейчас, десять после встречи с боссом» «Отлично, я возле библиотеки» Радует, что Шеф на этот раз не стал собирать консилиум, а сразу же перешел к решительным действиям. Да и сумма была более чем, на мой взгляд. За считанные минуты кто-то узнает, как найти реальное местонахождение города. Если Теодор вспомнил про кинжал уже на следующую минуту, то подробности квеста всплывут самое позднее через пятнадцать. Шеф явился на пару с Бенни. Бросив на меня подозрительный взгляд, зам «Инквизиторов» взбежал ко мне на крыльцо. — Обмен, — выкрикнул он, на бегу протягивая руку. Ухватив его кисть, я вложил слепок карты в окно обмена. С его стороны упала просто головокружительная для меня сумма. Десять! Тысяч! Мгновенно! Да я просто гений! Получив данные, стрелок кивнул, его глаза тут же помутнели, видимо, передавал информацию дальше. Я же кивнул добродушно улыбающемуся Бенни. — Ты точно полон сюрпризов, Макс, — сообщил мне убийца. – И нож у тебя супер, и город как раз к ивенту нашел, и сам не без тайны. Я развел руками. — Вам просто повезло, я выбирал между вами и «Святейшими». Шеф тряхнул головой, словно сбрасывая наваждение. — Бенни, прыгай на базу. Поход будет по всем правилам. Глава уже в пустыне. — Так быстро? — поднял я бровь. Шеф косо на меня посмотрел. — Ты правильно сделал, что не пошел к «Святейшим», они бы тебя быстро вверх тормашками повесили, пока не отдашь карту. Ладно, некогда разговоры разговаривать. Бенни, вперед! И они скрылись в портале. Я же, нащупав кошель в рюкзаке, запустил в него руку, с наслаждением вынимая золотые монеты. Уж не знаю, кто придумал такую функцию, но мне она понравилась. С довольной улыбкой направился к башне, от которой отправлялись дежурные дирижабли. Карнат, я уже в пути! [1] «Но пасара́н» — «Они не пройдут» — политический лозунг, выражающий твёрдое намерение защищать свою позицию. [2] Коза Ностра — «Наше дело» — сицилийская преступная организация, итальянская мафия. [3] Ивент — Событие.

Глава 2

Я достиг подножия высокой башни, напоминавшей минарет. Восточные мотивы, покрывавшие розоватый облицовочный мрамор, резко выделяли ее из общего характера архитектуры.

В отличие от маяка, куда строго по расписанию прибывали дирижабли, Тарос походил на обыкновенный европейский город. Никакой вычурности или хотя бы украшений – только строгие линии и полное подчинение функциональности. Пожалуй, на весь город приходилось с пять-шесть отличных внешним видом зданий.

Поставив ногу на первую ступень, прочел всплывшее перед глазами расписание и громко выругался.

До особого распоряжения дирижабли не летают в Карнат. За подробностями можете обратиться в отделение Воздушных перевозок. Благодарим за понимание.

Конечно, можно на дилижансе добраться до Артры, как предложил еще Йоган, но тратить тысячу золотых ради поездки в половину пути, когда на дирижабле долетел бы сразу?

Стиснув кулаки, не сразу заметил, как перед глазами замелькал значок почты. Почти одновременно с раскрытием письма в небе снова прогрохотало.

Марбас, знающий скрытое, повержен. Благодаря доблести клана «Инквизиторы», в Неверкоме снова воцаряется покой и мир.

Быстро они, прошло-то всего минут двадцать!

«Макс!!! Глава хочет с тобой пообщаться! Встретимся у библиотеки?»

Такая эмоциональность от Шефа показалась странной. Это Бенни подошел бы такой стиль, но зам... Впрочем, я его видел-то от силы пару раз, могу ли судить?

«Уже иду. Не забудь мое золото»

Бросив прощальный взгляд на уходящую в небо башню, разочарованно вздохнул и направился обратно.

Только сейчас на глаза попались игроки. Нет, они и до того были, но я уже перестал их замечать. Интереса никакого они не представляли. Глаза просто скользили, не выделяя ни лиц, ни имен, ни кланов. К тому же, тяга скрывать ник лишала возможности опознать стоящего перед тобой.

— Ох, нарвутся «Инквизы», помяни мое слово! —пропищала эльфийка в вечернем платье, громче необходимого повышая голос. — Это же теперь «Святейшие» потеряют титул первых!

— Это всего лишь босс, — отмахнулся ее собеседник – высокий и стройный мужчина с чересчур красивым лицом. — Ну прижмут они разок «Инквизов», ничего не изменится.

— Война будет, — покачал головой услышавший их маг, оглаживая белоснежную бороду. — Не простят такой наглости им «святоши», ох, не простят.

— Значит, цены на ауке подскочат, — довольно потер руки мужчина. — Самое время выбрасывать товар.

— Только о прибыли и думаешь, — фыркнула эльфийка.

Я прошел мимо. Что ребята могут получить по шее за наглость — вполне ожидаемо. Я ни капли им не сочувствовал, в конце концов, у них был выбор, когда Шеф получил мое письмо.

— Светлая серая масса, — усмехнулся я, уже видя собравшихся на крыльце библиотеки «Инквизиторов».

Если воины клана были похожи на рыцарей, а стрелки, заменившие лучников, напоминали мушкетеров, то глава клана походил на воинствующего священника.

Полный доспех, блестящий в свете ночных фонарей покрывала белая накидка с длинными хвостами, почти достигавшими земли. Алая окантовка переходила в стилизованный крест на каждом из хвостов. Такой же рисунок растянулся на широкой груди бородатого и длинноволосого мужчины.

Гай Аврелий, человек, стратег, 246 уровень.

Пшеничные завитки волос трепетали под легким ветерком. Стоило мне приблизиться, как сияющие золотым огнем глаза принялись цепко ощупывать меня с ног до головы. Я почти почувствовал обжигающие щупы, стремительно пробежавшие по моему телу.

— Здравствуй, Макс, — низкий раскатистый голос подошел бы для перекрикивания шума сражения. — Я, как ты видишь, глава «Инквизиторов». Спасибо, что пришел.

Шеф открыл портал и первым прыгнул в него. Бойцы окружили меня и Гая, словно ожидая атаки.

— Поговорим на базе? — предложил, указывая на телепорт, глава. — Если ты не против.

Я пожал плечами, совершенно не обращая внимания, как вокруг нас собираются зеваки. Еще бы! Глава клана только что победившего мирового босса, общается с каким-то низкоуровневым темным. Такое кого угодно заинтересует.

Кивнув, нырнул в портал. Теплая пленка натянулась, словно меня сейчас отбросит назад, но уже в следующее мгновение я оказался посреди ярко освещенного тронного зала.

Камень стен покрывало развешанное на крюках трофейное оружие. Все от фиолетового цвета до ярко-красного. Под ногами мягко пружинил ворсяной ковер, я сделал несколько шагов вперед, оглядывая помещение.

Зал был вместительным. Дорожка, уводящая к высокому позолоченному трону, расходилась крестом, приглашая свернуть в один из боковых проходов. Несколько светильников с десятками свечей по краям помещения, с потолка свесились газовые люстры, не оставляя теням и шанса.

За спиной вспыхнули искры – из портала вышел Гай Аврелий, следом, бряцая оружием, втянулись бойцы клана. Глава сразу же прошел к трону. Доспехи лязгнули, когда мужчина опустился на свое место. Подперев подборок кулаком, он бросил на меня внимательный взгляд. — Оставьте нас, — холодным, не терпящим возражений голосом, приказал он. Бойцы тут же взорвали тишину тронного зала негромкими голосами – судя по долетевшим до меня обрывкам, обсуждали победу над Марбасом. Впрочем, думаю, у них еще не скоро затрутся впечатления. Все же не каждый день убивают мирового босса. — Не стесняйся, — Гай взмахнул рукой и перед троном возникли стол с угощениями и кресло. — Мои ребята уже рассказали мне о твоей, — он взял короткую паузу, — особенности. Я не фанатик, я игрок, Макс. Мне плевать на то, что происходит вне игры, я тоже живу только в Неверкоме. — Оцифрован, — кивнул я, опускаясь в кресло. — Именно. При чем – очень давно. Считай, я был в рядах первых оцифрованных в принципе. Даже Мэтт, глава «Святейших», пришел в Неверком позже меня, — на его лице заиграла довольная улыбка. — Так что за эти годы я совсем забыл, как выглядит Земля. И тем более не хочу терять этот мир, воюя с Властями на орбите. — Ну, рад это слышать, а то от твоих подчиненных... — Они умеют сгущать краски, — кивнул Гай. — Но к черту лирику, некромант. Я хочу выжать из тебя все, что только возможно. — Это как же? — Ты знал, где находится Аль’Арзас, — усмехнулся он. — А все почему? Среди жителей Тароса нет темных игроков – все они уходят на реролл или спешно валят в Карнат. — Хм, но я видел парочку темных на кладбище. — И они мчатся в кач, минуя квесты, — кивнул Гай. — А вот ты начал ковырять сюжет, специально прописанный для некромантов Тароса. Я пожал плечами. — У меня не было выбора. — Возможно, — улыбнулся он. — Но именно поэтому я предлагаю тебе... Помощь в прохождении именно этой ветки квестов. — Думаешь, сможешь выжать из этого пользу, как с затерянным городом? — усмехнулся я, подхватывая бутерброд с красной рыбой. — С точки зрения сценария, это глупо. Если и будут вводиться ветки вроде Марбаса – они должны быть привязаны к другим городам. Рот наполнился слюной, копченая мякоть таяла на языке. Я с наслаждением зажмурил глаза. — Просто восхитительно! И ведь откуда системе знать, каков лосось на вкус, Гай? — я махнул бутербродом в воздухе и наполнил себе фарфоровую чашку из кофейника, примостившегося слева. Глава кивнул. — Система знает все, Макс. Как пахнет вырванный из тела кишечник, какой вес у крыльев бабочки и как будет дрожать рука, если ты до смерти напуган. И все же, вернемся к нашей теме? — Ты хочешь предложить мне что? — Мы не можем принять тебя в клан. Ты все-таки темный. Но можем поспособствовать твоему быстро прохождению квестов. Сюжет не привязан к уровням, значит, хорошенько накачав тебя, мы получаем доступ в закрытую для других часть игры. — Но есть Карнат, что помешает выписать темного оттуда? — А зачем? — усмехнулся Гай. — Сейчас мы вырвали победу над боссом. И пускай Мэтт хоть землю жрать начнет – не сможет понять, как мы нашли город. — Его дедушка владелец игры, разве нет? — Его дедушка давно скончался, — отмахнулся Гай. — И все связи «Святейших» тут же оказались пустышкой. Сам посуди, кому он нужен, просто набор пикселей, которые легко затереть одной командой. Я кивнул и сделал осторожный глоток кофе. И здесь точное попадание – все, как я люблю. Может, именно так и работает система? Определяет твои вкусы и подстраивает под матрицу твоих ощущений. Я ведь не клал сахар в кофе, он лежит в отдельной вазочке, но напиток – подслащен. — Хм, знаешь, Гай, — протянул я, — давай будем объективными, вы даже не в первой десятке кланов. И есть ребята, что смогут предложить больше. — Ты даже не понимаешь, о чем говоришь, некромант, — хмыкнул «Инквизитор». — Если ты уйдешь отсюда без нашей поддержки, в Таросе тебя встретят «Святейшие». Сам посуди – сперва мы убили босса, потом прихватили темного. Свидетели найдутся... Более того – если ты не согласишься, я расскажу все Мэтту. Ты же не думаешь, что хоть у одного главы в Неверкоме нет его контакта? Я равнодушно пожал плечами. — Я уже говорил, меня сложно напугать пиксельным оружием, Гай. Если ты этого не понимаешь, я вынужден признать, что не понимаю, как ты до сих пор занимаешь трон, — я помахал чашкой в воздухе. — Так что да, я хочу знать реальную цену, которую ты готов выложить. Он откинулся назад, смотря на меня сверху вниз. А я, совершенно не реагируя на строгий вид, ухватил новый бутерброд и продолжил нагло угощаться деликатесами. Я чувствовал вкус, но желудок не имел пределов. И пусть полоска голода заполнена, ничто не мешало насладиться трапезой.

— Стандартный классовый сюжет насчитывает пятьдесят заданий. Ты, полагаю, прошел от силы три или четыре. Что было последним? Я пожал плечами и, прожевав, сделал маленький глоток кофе. — Галад Безумный и стал последним квестом. Местный учитель предложил мне отправиться в Карнат. Тут-то все и завертелось. — Десять тысяч за каждое, — тут же нашелся Гай. — Ты издеваешься? Я точку на карте продал за двадцать, десять из которых, кстати, вы до сих пор не удосужились оплатить. — Двадцать так двадцать. — Плюс я хочу доступ к ТОП-шмоту, усилениям и оплату расходов. — А не проще ли мне тебя послать, а самому отправить на реролл кого-то из своих? — нахмурился глава. — В таком случае не вижу вообще причин соглашаться, — пожал я плечами. — Если хочешь – делай. Либо не пытайся меня запугать. Я бессмертен, а бессмертные ничего не боятся. Он снова замолчал, пока я допивал кофе, заедая бодрящую жидкость бутербродами с лососем. Наконец, опустошив чашку, отряхнул руки и поднялся. — Если ты не против, я хотел бы вернуться к своим делам. Меня, знаешь ли, ждут свершения. И не забудь о тех десяти тысячах, что вы мне должны. Наглел ли я? Еще как. Разумеется, они могут в любой момент просто послать меня куда подальше, и я останусь ни с чем. Но и смысла соглашаться на низкую цену – нет совершенно. Тем более, когда клан с такой легкостью отстегивает куда большие суммы. Раз Шеф мгновенно назвал мне цену, плюс-минус десять тысяч для казны клана вообще роли не сыграют. С другой стороны, понятно, что и глава не хочет ударить в грязь лицом, разоряя своих ребят ради мифического шанса выгадать пару плюшек. В конце концов, раз уж зам пошел на реролл, кто-то другой тоже может согласиться. И вопрос смены стороны даже не стоит, своего в любом случае будут поддерживать, а получив желаемое – обнулят снова. — Держи свои десять тысяч, — он бросил мне небольшой кошелек. Поймав честно заработанное, тут же его вскрыл, пополняя счет. Приятный звон монет ласкал слух. Видимо, жадность – мой смертный грех номер один. Впрочем, вряд ли за него я попаду в ад. — Я согласен, — буркнул Гай. — Но если ты решишь от нас что-то утаить... — пригрозил он. — Вы все равно узнаете, да-да, — закивал я. — Так где, говоришь, мне можно выбрать снаряжение?

Глава 3

Безымянная деревенька встретила нас к вечеру первого дня. Вороные кони, без устали тащившие маленький отряд целый день напролет, послушно остановились у въезда.

Собаки взвыли из-за невысоких и местами расшатанных заборов, детвора зачарованно рассматривала моих спутников. Еще бы, не каждый день в такое захолустье приезжает целый отряд настоящих рыцарей. Дорогие доспехи сияли на заходящем солнце, ослепляя и превращая каждого «Инквиза» в рыцаря без страха и упрека.

И совершенно не важно, что эти вот ребята совсем недавно выпускали кишки группе точно таких же игроков. Для местных НПС они похожи на героев. Все, как в жизни. Не важно, кто ты, важно каким кажешься.

На фоне рыцарей я казался нищим служкой. Припыленная черная одежда, наброшенный на лицо капюшон и склоненная голова. Наверняка и собаки-то взвыли из-за моего присутствия.

— Что-нибудь видишь, Макс? — бухнул молотом голос Теодора.

— Пока нет, увижу, сообщу, — я спрыгнул с коня и с усилием распрямил ноги.

Чертова физика сплющила организм и отбила задницу, пока мы скакали из Тароса в Артру. Если бы не перерыв в данже[1], сейчас и слезть без помощи бы не смог – не обучен я верховой езде, как мой эскорт.

Конечно, шмота для моего уровня у бравых ребят не нашлось. Зато пузырьками снабдили на совесть. Заодно и выяснилось новое свойство некроманта.

В отличие от обычных светлых магов моя «Волшебная стрела» не подпитывалась профильной силой. Потому от нее нужно избавляться – с ростом уровня игроков возрастал и шанс избежать начальных заклинаний. То есть, встреть я воина десятого уровня – велика вероятность, буду бить в молоко. У этих ребят и так природная защита, но с каждым уровнем она еще и повышается.

Зато в шмот воткнули максимально возможные для меня улучшения. И хотя вышло их немного, я догнал количество маны до пяти сотен, что грело душу.

Парни отвели коней к стойлу корчмы в центре деревеньки. Теодор пригласил внутрь, но я решил немного прогуляться – кто его знает, где могут быть запрятаны квесты. Ведь не зря Йоган завещал идти пешком.

Измазанные глиной дома походили друг на друга, как близнецы. Впрочем, жители тоже были, казалось, срисованы друг с друга – одинаково серые лица, серая латанная-перелатанная одежда. И тоска во взглядах. Только храбрые мальчишки, окружившие рыцарей, сейчас любознательно заглядывали в окно таверны. Даже явно реагирующие на меня собаки, и те все на одну морду.

Я прошел по одной стороне улицы, старательно высматривая любую зацепку для квеста, но серые дома и беспрестанный лай захлебывающихся в истерике собак лишь раздражали.

— Шли бы вы отсюда, господин некромант, — пробурчал седой дед. — И так у нас горе, ни к чему вам тут...

— Горе? Может быть, смогу помочь?

— Чем же? Заберете душу девочки? — скривился дед. — Аурика и так настрадалась, ни к чему ей с вашей Тьмой знакомство.

— Со мной приехали рыцари, — я кивнул в сторону таверны. — Я могу их попросить о помощи.

— Не помогут они, — тяжело вздохнул дед, подходя ближе. — Аурика наша одержима.

Я пожал плечами.

— Тогда позвольте мне взглянуть, клянусь Мором, не причиню вреда девочке.

Как и обещали пухлые тома библиотеки — клятва именем Бога-Покровителя возымела действие. Старик кивнул на стоящий на отшибе дом с занавешенными окнами.

 — Там она, у травницы нашей. Скажите, Ирик прислал.

Я благодарно кивнул и направился к дому. Похоже, квест все же нашелся! Позволил себе улыбнуться перед тем, как постучаться в двери дома, что единственный не имел деревянного забора – маленький цветочный сад не в счет.

— Кого там Боги носят в такое время? — отозвались тут же.

— Некроманта, — объявил я. — От Ирика, госпожа травница. Попросил на Аурику взглянуть.

Мне открыла полная старуха лет так за семьдесят. Седые волосы выбивались из-под рябой косынки, сморщенное лицо напомнило печеное яблоко, губы собраны в жемок. Простое крестьянское платье оказалось самым ярким пятном, что встретилось мне в совершенно серой деревне.

А еще я увидел заинтересованно выглядывающую из-за плеча старухи тень. Увидел и обомлел.

Шахат[2], нежить, 15 уровень.

Облизнув губы, кивнул старухе.

— Я, говорю, некромант.

— Не глухая, — объявила травница, пропуская в дом. —Только смотри мне, без всяких проклятий. Не то быстро у меня по шее получишь. Я вашу братию не боюсь, навоевалась по молодости.

Тень за ее спиной шмыгнула к стоящей в углу широкой кровати, где маленькая девочка лет шести крутилась в тяжелом бреду. Еще три тени расселись на сундуках с травами по всей комнате.

— Вы в курсе, что у вас здесь шахаты по дому бродят?

— А ты как думаешь, некромант? — подбоченясь, хмыкнула бабка. — Я же сказала, что повоевала с вашим братом. Всякого навидалась. За Аурикой они пришли, забрать хотят душу-то непорочную.

Я кивнул и подошел ближе к девочке. Тени вежливо посторонились, чуть склоняясь надо мной, словно стараясь заглянуть в лицо. Отбросив капюшон, окинул взглядом кровать. Разумеется, я не знал, как лечить одержимость, но стоило мне склониться над жертвой, перед глазами всплыла информация о новом задании. Маленькая девочка, встреченная вами в одной из деревень Неверкома, одержима. Ее преследуют шахаты – опасные твари, стремящиеся утащить жертву в загробный мир. Вы же не позволите им забрать невинную душу? — Ну, это мы еще посмотрим, — прошептал я. — Что ты там бормочешь? — настороженно произнесла бабка за спиной, а тень, стоявшая передо мной, затряслась, будто хохоча. — Я говорю, посмотрим, кто кого, — громче пояснил я, разгибаясь.— И как это случилось? Травница пожала плечами. — Как это всегда происходит, некромант? Время лихое. Убили родителей разбойники, а девчонку утащили с собой. Потом-то отряд героев ее отбил. Да вот только она с тех пор вот так и лежит, — старуха вздохнула. — Я видала такое не раз. Сперва бредят они, потом мрут. Если не становятся тварью похуже. Я кивнул и отступил от кровати. От постели ощутимо пахло смертью. Нос улавливал запахи микстур, холодной тряпки на лбу девочки, выступившего пота. Но ощутимее всего, где-то на задворках сознания звучало другое имя главному запаху, стоявшему над ложем. Так пахнет Смерть – сообщило подсознание. — Я скоро вернусь, госпожа травница. Пожалуйста, будьте дома, вы можете мне понадобиться, — и я вышел на улицу, торопливо наполняя легкие ароматом цветов из клумб, рассаженных вокруг дома. Стоило пересечь порог – за ближайшим забором заголосила собака. От глухого лая меня перекосило. Не сказать, что я собак не люблю, просто какого черта орать посреди ночи? — Теодор, — позвал я главного сопровождающего. — Я нашел квест. Он почти мгновенно вышел из таверны. Благо идти всего с десяток метров. Так что передо мной он встал уже спустя минуту. — Ну? — пробасил рыцарь, поднимая забрало, будто уже в забегаловке готовился к бою. — Что надо-то? — В библиотеку мне надо, — кивнул я. — Там девочка одержимая. И над ней Шахаты. Про тварей этих вроде понятно, а вот как одержимость снять... — я развел руками. — У вас портал до библиотеки найдется? — Я тебе и так скажу, как с одержимыми борются, — хмыкнул Тео, снимая шлем. — Про охоту на ведьм слышал? — Слышал, но жечь девочку, за душой которой пришли духи – это дело для какого-нибудь фанатично настроенного пастора, а я некромант. У меня должен быть иной выход. Он покачал головой. — Может, и так, кто ж его знает? Я передал в клан, наладят тебе портал до библиотеки. Только учти, один такой маяк – десять тысяч гонорара. — Это с каких-таких? — поднял я бровь. — Ну, а ты как хочешь? Это не боек-другой против мобов поиграть, это реальные затраты запасов клана. — Да для вас десять тысяч это сумма ни о чем! — всплеснул я руками. Рыцарь развел руками. — Не смотри на меня так, Макс, это Гай распорядился. Только что. — Тогда хрен с ним, — отмахнулся я. — Поброжу по округе, может, найду подсказку. Теодор фыркнул и напялил шлем. — И что ты планируешь найти, Макс? Неверком не даст тебе сделать ничего, что ты не изучил в рамках игры. Ты не сможешь просто угадать средство лечения – ты должен получить подтверждение знания через систему. Я кивнул и шагнул к тропинке на выход из деревни. Внутри разливалось спокойствие, словно познал дзэн. Ладонь сама легла на кованую калитку и с удовольствием погладила холодный металл. Толкнув, прошел на маленькое деревенское кладбище, начинавшееся сразу за домом травницы. Ровные ряды одинаковых могил с торчащими серыми прямоугольниками надгробий, присыпанная песком едва заметная тропинка между захоронениями – вот и весь погост. Пройдя буквально несколько шагов вперед, остановился как вкопанный. Вот уж чего не ожидал, так это его появления здесь. — Девочка должна умереть, — холодно заявил Мор, вытягивая левую руку в сторону. На костлявой ладони в тусклом свете звезд блеснули почти пустые песочные часы. Бог стоял ко мне спиной, положив косу на правое плечо. Слабый ветерок трепал отброшенный капюшон. — Ее время выходит, некромант. Я прошел ближе к Покровителю. Не хотелось разговаривать со спиной. — И что же, совершенно не важно, что я решу? — встав напротив него, я скрестил руки на груди. — И если мне удастся снять одержимость...

— Ее убивает не одержимость, — часы рассыпались в прах, костлявые пальцы указали на надгробие, рядом с которым мы стояли. — Она убивает себя сама. Томас и Марта, любящие родители, любимые друзья. — То есть, она сама решила умереть? Бог опустил руку и кивнул. — Именно так. — Так и что же мне делать? Я же могу снять одержимость? Он посмотрел на меня и снова кивнул. — Теперь можешь. Гримуар изучил новое заклинание. «Снять одержимость», 10 маны в секунду. С небольшой вероятностью изгонит из жертвы вселившуюся Тьму. Эффективность растет по мере увеличения времени использования. — Вот за это спасибо, — улыбнулся я. — Может, еще чему-нибудь научишь, пока мы здесь? Кстати, я могу... Он приложил палец к губам. — Ты слишком шумный, некромант. Мы на кладбище, — он обвел руками вокруг. — Здесь положено вести себя сдержанно и тихо. Тем более служителю Смерти. Он набросил капюшон на серый череп и тут же испарился, словно и не было его. Впрочем, я теперь знал, что делать. Остальные вопросы будем решать в ближайшей библиотеке – до Артры, судя по карте, всего два дня пути. Не став стучать, вошел в дом травницы. Теодор, что вызвался меня сторожить, остался снаружи. Он, собственно, и на кладбище меня не провожал. Интересно, а если бы пошел, увидел ли Мора? — Вернулся, — констатировала бабка. — Решил, что делать станешь, некромант? — Решил, — я погладил гримуар и подтянул к кровати с девочкой колченогий табурет о трех ножках. — Одержимость я сниму, а дальше – ваша работа, договорились? Травница кивнула и отошла куда-то в угол, тут же принявшись греметь склянками. Я решил не рисковать и заполнил панель быстрого доступа средними бутыльками маны – как раз по пять сотен каждый. Стоило распределить их в пустых ячейках, они возникли на поясе в специальной сумке. Я не представлял, как это будет происходить, но надеялся, у меня хватит времени выпить пузырек, не прерывая заклинания. Все-таки, шанс у него небольшой, а мне бы не хотелось завалить первый же попавшийся квест. С другой стороны, явление Мора в битву с Галадом было заскриптовано – я никак не мог на него повлиять, так что и в этот раз может случиться непредсказуемый поворот. Для меня непредсказуемый, естественно. Гримуар раскрылся сразу на нужной странице. Буквы, написанные кровью, загорались золотистым сиянием, будто в караоке. При этом я понимал, что за звуки нужно произносить и в какой интонации, совершенно, однако, не зная и приблизительного значения. Да что там! Я даже не уверен, были ли это слова. Читал заклинание, отмечая, как утекала мана, а шахаты начали подозрительно оглядываться то на меня, то на жертву. Аурика не шевелилась. Тени сели на кровать, вставая стеной между мной и девчонкой. Первый бутылек. Как раз хватило времени между строчками экзорцизма. Шахаты заволновались, а я продолжил чтение, автоматически возвышая голос. В помещении подул промозглый ветер, резко туша свечи. Только горящие буквы на листах освещали угол с кроватью. Даже возня травницы, казалось, осталась где-то в другом мире. Жизнь словно замерла, продолжаясь только вокруг кровати, где нервно вздрагивали от каждого слова тени. Аурика неуклюже пошевелилась, едва я осушил второй пузырек. Голос стал еще громче, крепче. Девчонка застонала басом. Третий пузырек опустел, я уже почти перехожу на крик. Шахаты встают и превращаются в агрессивных мобов – красные точки на компасе ярко пылают. Девчонка вздрогнула и распахнула залитые тьмой глаза. Тени взяли меня в кольцо, занося прозрачные руки для одновременного удара... Короткий звон, словно кто-то уронил бокал тонкого стекла. По щекам Аурики сбежали две кровавых слезы, я выкрикнул последнее слово и гримуар захлопнулся сам по себе, тут же возвращаясь на поясной крюк. Набросив на себя «Щит», принимаю удары, одновременно срывая новый пузырек маны. Прозрачные кулаки сыплются по защите, высекая искры, но полоска маны стремительно заполняется, практически игнорируя нанесенный урон. Вспыхнули черепа, срываясь с моих ладоней. Правый шахат вздрагивает всем телом и осыпается в прах. Торопливо выпускаю новых «Духов», даже не пытаясь бить их «Стрелами». Короткие росчерки вспыхнули в воздухе – оставшиеся твари старательно рубят мой «Щит», мана стремительно проседает под градом ударов. Падает горкой пепла второй шахат. Уже спокойно добиваю последних двух. Бой окончен. Получено 1200 опыта. — Фух, — выдохнул я, стараясь унять дрожь от волнения. Получено достижение «Архимаг»! Потратьте на одно заклинание 1500 маны.

Получено достижение «Экзорцист»! Спасите душу одержимого. Только сейчас перевожу взгляд на замершую девчонку. В горячке боя совершенно о ней позабыл. Делаю шаг вперед и, прикасаясь пальцами к тонкой детской шее, выжидаю несколько секунд. — Дай угадаю, некромант, — травница сжимает в руках какие-то пробирки с темно-фиолетовой жидкостью, — девочка умерла, да? [1] Данж – подземелье. [2] Шахат – Ангел Смерти, губитель (Исход 12:23,29)

Глава 4

— Умерла, — кивнул я, внутренне готовясь к обвинениям.

Травница с облегчением вздохнула и отложила склянки. Видимо, ожидала сражения с тварью, в которую следовало обратиться девчонке.

— Ну, хвала Богам, — прошептала она.

— Да уж, Богам, конечно, — проворчал я.

— Не богохульствуй, некромант, — потрясла она пальцем. — Ты, может, и другим Богам кланяешься, а все равно их уважать нужно.

— Да я не спорю, — развел я руками. — Ладно, госпожа травница. Мне пора.

Она кивнула, бросая взгляд мне за плечо.

— Отмучалась наша Аурика, — поджала хозяйка губы. — Ну, раз работу ты выполнил, у меня для тебя и награда найдется, — тут же метнувшись сундуку, заявила старуха. — Уж извиняй, что не большая, но чем Боги пожаловали...

Я кивнул, с интересом наблюдая, как из глубины древнего ларца вынимаются старые тряпки, тут же отбрасываемые в сторону. Наконец, когда уже начал думать, что внутри уж точно ничего оказаться не может, травница с трудом выдернула из закромов косу.

Сказать, что я был удивлен – не сказать ничего. Во-первых, оружие было просто невероятно огромным для такого сундука. Даже с механикой игры, подравнивающей все под нужный размер, логика содержания такой оглобли в столь малом пространстве для меня осталась загадкой. Во-вторых, это явно классовая вещь. А откуда такое у простой деревенской травницы?

— Ты челюсть-то с пола подбери, — хмыкнула бабка, протягивая мне оружие. — Я же говорила, что успела с вами повоевать, — довольно хмыкнула она. — Трофей вот боевой. Ты не смотри, что я старуха! Алхимик тоже на войне в почете.

Алхимики? Ну да, она же травница. Вот интересно, а можно ли у нее чему-нибудь научиться? Взгляд снова упал на протянутое оружие и мысли о профе тут же выветрились из головы.

Милосердие Жнеца. Классовое. Боевая коса. Физический урон 10-150.

Увеличивает все навыки некромантии на 2 уровня.

Часть комплекта. Чтобы раскрыть всю мощь – соберите недостающие предметы.

— Вот спасибо, — не стал скрывать я восхищения, обхватывая древко. — Вот это... У меня просто слов нет!

Старушка пожевала губами и кивнула мне на дверь.

— А теперь, иди, господин некромант. И, по-хорошему советую, не задерживайся. Люди у нас простые – не поверят, что это не ты девочку добил.

— Но я же клялся именем Бога! — все еще держа, я сжал пальцы на рифленой рукояти.

— Так-то оно так, — пожала она плечами. — Только кто в земле светлой клятве темному Богу данной поверит?

— Убей! Убей! Убей! — зарычал кинжал.

Я выдавил улыбку и снял Зов Бездны с пояса. Ножны тут же исчезли. Чувствуя разочарование от расставания с уже привычным оружием, все же с удовольствием разместил косу в слоте быстрого доступа. Древко сразу укоротилось и разместилось за поясом. Коса трансформировалась в серп. Это интересно.

— Спасибо еще раз, — в очередной раз поблагодарив, я шагнул к двери.

— Надеюсь, тебе оно сослужит лучшую службу, чем предыдущему владельцу. А теперь уходи из нашей деревни, если тебе жизнь дорога.

В легкие ворвался запах свежей зелени, едва я переступил порог. Теодор, коротко замахнувшись секирой, едва не оттяпал мне голову.

— Фу, это ты! — выдохнул он, когда лезвие вонзилось в косяк.

Я с трудом пошевелился, ощущая, как часть волос на голове оказалась срезана. Это же каким чудом догадался присесть?

— Ты в своем уме, Тео? Ты же меня чуть короче на голову не сделал!

Рыцарь убрал оружие и коротко хохотнул, ощутимо ударив меня по плечу. От такого дружеского замаха меня едва не сдуло с крыльца.

— Извини, Макс. Просто там, — он кивнул на лачугу травницы, — вспышки света какие-то были, я попытался сунуться, но дверь не пускала. Вот я и решил, что если тварь какая выпрыгнет...

Что-то не сходится. Какая тварь могла бы выйти? Ведь, раз он не мог войти, значит, дом травницы, это инстанс. А раз так – кроме меня никто не мог показаться наружу. Даже травница не выходила сама. Следовательно, воин решил напасть. Вопрос только, зачем?

— А ты ловкий, Макс, — заметил рыцарь, снимая шлем. — Кого другого я бы пригвоздил.

— Не так уж и много у меня ловкости, — пожал я плечами. — Ладно, нам пора в путь, поднимай ребят.

— Что-то случилось? — нахмурился воин.

— Да, и нам нужно срочно покинуть деревню, в дороге все расскажу.

А вот хрен там. Ничего я им не поведаю. Совершенно точно в деле о сотрудничестве что-то пошло не так. То ли Тео сам вызывался подстроить мою смерть по нелепой случайности, заодно заработав на мне фраг. То ли это Гай начинает что-то замышлять.

Конечно, можно предположить, что он нарочно не стал убивать меня. Я не верю, что от прицельного удара смог бы увернуться – не тот у меня уровень. Да и ловкости – кот наплакал. Но зачем ему фальсифицировать атаку? Навести на мысль, что не все так чисто? Ради чего? С другой стороны, почему я поверил, что договор запретит эскорту убить меня «случайно» пару раз? Мы в мирной деревеньке – не в группе даже. Так что нужно быть готовым и к удару в спину в том числе. Отряд собрался быстро, уже во всеоружии и с лошадьми. От мысли, что придется тащиться целую ночь на проклятом седле, сдирая в кровь зад, меня передернуло. Ваш Бог-Покровитель приглашает вас вкусить его мудрости. Проследуйте на ближайшее кладбище. — Так, ребята, перекур пять минут, — объявил я, направляясь к уже знакомой калитке. — Я на переговоры с начальством. Рыцари молча разбирали коней и в очередной раз проверяли оружие, словно и не услышали. Впрочем, им-то куда торопиться – деревня для меня опасна, не для «Инквизиторов». На кладбище никого не было. Во всяком случае, я не увидел ни селян, ни Мора. Топая по дорожке, читал эпитафии, и мысли приходили в порядок, а внутри нарастало спокойствие. Видимо, меня кладбища действительно успокаивают. Что ж, это хороший способ взять себя в руки. Вот и знакомое надгробие. Только теперь на нем появилось и третье имя. Томас и Марта, любящие родители, любимые друзья. Аурика, любимая дочь. — Быстро как, — усмехнулся я. — Здесь все происходит слишком быстро, — отозвался Мор, возникнув у меня за спиной. — Ты справился, некромант. Поздравляем! Задание выполнено! Странно, что сдавать его пришлось Мору, а не травнице или тому деду. Как его, Эрик? Ирик? — Не все живущие понимают твою работу, некромант. Смирись, — сообщил мне новость Бог Смерти, кладя свою косу на плечо. — Но ты уже начал постигать свою суть. Я тобой доволен. Одобрение Бога Смерти – как это странно звучит. — Жалеешь о своем выборе? — У меня не было никакого выбора, — пожал я плечами. — Темным меня сделали другие игроки. — И это хорошо, — кивнул он. — Через боль быстрее научишься понимать, как устроен мир. Неверком – не место для слабых и немощных, — он ткнул пальцем в надгробие. — Все они появляются здесь. И мы, Боги Смерти, принимаем их. — Предлагаешь простить врагов? — Прощение бессмысленно. Все, игроки и жители Неверкома, все окажутся здесь. Рано или поздно, — в его голосе было столько равнодушия, что мне даже стало жутко. — Время не может остановить Смерть. Коса соскользнула с плеча Бога, и Мор протянул ее лезвием ко мне. — Достань свой трофей, некромант. Я послушно обнажил косу, тут же принявшую свой нормальный размер. Клинок Бога Смерти клюнул в лезвие Милосердия. Мор, Бог Смерти, улучшил ваше оружие! Я перевел взгляд на характеристики косы и ошеломленно выдохнул. Милосердие Макса. Именное. Неуничтожимое. Боевая коса. Физический урон 50-200. Увеличивает все навыки некромантии на 4 уровня. Часть комплекта. Чтобы раскрыть всю мощь – соберите недостающие предметы. — И запомни еще одну истину, некромант, — вздохнул Мор, растворяясь в воздухе. Его тело уже истончилось, распавшись в серые клочья тумана. Легкий ветер разорвал их, уничтожая все следы Бога Смерти. — Какую же? — выдохнул я в воздух. — Никто не может остановить Смерть! — прошелестел зловещий голос. Еще несколько мгновений я сжимал в руках оружие, тупо смотря туда, где растаял Мор. Естественно, об этом разговоре никому я рассказывать не собираюсь. Если правильно понял – такие вещи не отображают свойств перед другими игроками. Я ведь так и не смог разглядеть, что за веер в руках лисицы. И вновь – стоило только подумать, коса уменьшилась в размерах и оказалась заткнута за пояс. Серп поблескивал в лунном свете, выглядело достаточно кровожадно. Перевел взгляд на другой бок – там, где висел гримуар. И вчитался в новые характеристики. Гримуар. Именное. Неуничтожимое. Питается душами убитых врагов. Уровень 4. Душ: 921/1500. Вложено заклинаний: 4. «Поднять нежить», ур. 8 (4), мана 140. Превращает труп в скелет, который сражается на вашей стороне. Количество призываемых скелетов ограничено уровнем игрока.

Здоровье: 120+48. Урон: 50-70+6-6. «Дух костей», ур. 7 (3), мана 15, урон магией Смерти 129-147. Призывает призрачный череп, устремляющийся к выбранной жертве. Полностью игнорирует физическую броню. Невозможно уклониться. «Костяная броня», ур. 6 (2), мана 16. Создает костяной щит вокруг некроманта, который поглощает наносимый физический урон. Кол-во поглощаемого урона 70. «Снять одержимость», 10 маны в секунду. С небольшой вероятностью изгонит из жертвы вселившуюся Тьму. Эффективность растет по мере увеличения времени использования. Пассивные навыки: «Управление нежитью», ур. 6 (2). Увеличивает здоровье и повышает урон призванных скелетов. Здоровье +48. Урон +12. Вот это жизнь! Да я же сейчас могу сразу семь скелетов поднять! Да еще каких! О тактике ближнего боя можно совершенно точно забыть! Обрадованный, направился к калитке. Но что-то заставило обернуться, словно кто-то недалеко окликнул шепотом. Коса сама оказалась в руках, даже раньше, чем я закончил поворот корпуса. Над могилой, где я только что беседовал с Богом Смерти, стояло три прозрачно-серых фигуры. Мужчина и женщина в простой крестьянской одежде. И маленькая девчонка в платье, радостно бросающаяся в объятия родителей. Томас подхватил Аурику на руки и, найдя меня взглядом, благодарно кивнул. Видение исчезло, а я ощутил, как дрожат губы. Но стоило сделать вдох, наплыв сентиментальности сдуло как ветром. Толкнув калитку, вышел наружу и замер. Рыцари, взяв вход на кладбище в кольцо, не подпускали разгневанных НПС, трясущих факелами и вилами. Толпа ярилась, готовая вот-вот наброситься на «Инквизиторов», а те растерянно переглядывались, видимо, не решаясь вырезать деревню. Неужели, у них есть черта, за которую боятся переступить? Калитка захлопнулась за моей спиной так оглушительно, что слышно было, наверное, по всему Неверкому. Мой взгляд вычленил подстрекателя – тот самый дедок, что рассказал мне об одержимой девчонке. Он один светился красным огнем на компасе. Ирик, оккультист, 40 уровень. — Что здесь происходит? — постарался перекричать начавшийся с моим появлением шум. — Что за представление? — Это он! — завопил старик. И откуда только силы взялись, так орать даже я не смогу без тренировки. — Это он Аурику умертвил! Проклятый душегуб! — орал старик, тыча в мою сторону пальцем. Народ вокруг него мгновенно направил в нашу стороны свое нехитрое оружие. И на что они надеяться? — Хватайте его, рыцари! — завопила какая-то пухлая тетка в грязном переднике. — Чего ж вы душегуба темного защищаете?! Толпа, естественно, поддержала. — Макс, — неуверенно подал голос Тео. — У меня тут квест на твою смерть. — И у меня, — отозвался рыцарь с другого конца охранной цепи. — Да у всех, — рыкнул рыжий парень, затягивая ремешок римского шлема. — Что делать будем? Ого! Вот это круто! Выходит квесты раздавать могут все, один я, как последний дурак, мечусь по карте в поисках заданий. — Спокойно, — поднял руки я, совершенно забыв, что в правой коса. — Я не убивал девочку, я снял с нее одержимость. — Врешь, тварь! — завопил Ирик. Бог-Покровитель выдал вам задание. Ознакомьтесь с подробностями в меню «Дневник». Маркер установлен на компас. Торопливо пробежал по строчкам и тут же улыбнулся. — Раз вы не верите клятве именем Мора, Бога Смерти, призываю себе в свидетели Дике, Богиню Правосудия! Пусть нас рассудит она! — я ударил концом косы в землю. Небо треснуло, оглушающе пророкотал гром. Яркая вспышка молнии ударила в землю, отчерчивая круг, куда втянуло меня и Ирика. — Да свершится Суд! — объявил громогласный голос. Народ торопливо отходил назад, мой эскорт недоуменно переглядывался. Это что, они такого не знали, неужели я первый догадался? Выходит, не зря торчал в библиотеке. Оккультиста окутал серый дым. Человеческая фигура скрылась в нем, а наружу из облака шагнула тварь с длинными худыми конечностями и огромной рогатой головой. Покрытый крупноячеистой чешуей монстр грозно зарычал и бросился в атаку. «Щит» и «Костяная броня» оседают поверх меня, почти одновременно. Интересно, а селяне видят, во что обратился их сосед? Разве этого им не достаточно для доказательства?

Он уже в десяти шагах от меня. Торопливо взмахиваю косой и отхожу в сторону. Ирик, оккультист, 40 уровень. Здоровье 940/1000. Всего шестьдесят за один удар? Ладно, посмотрим, что ты скажешь, на это! «Духи» срываются с левой руки один за другим. Жадно стуча челюстями, впиваются в тварь. Ирик, оккультист, 40 уровень. Здоровье 1070/1000. Да он же регенерирует от них! Это плохо. Это на самом деле плохо. Торопливо разрываю дистанцию, благо тварь идет строго за мной. Десять шагов, взмах косы, уход в сторону. Когтистая лапа мелькнула у лица, едва не отрезав мне нос. Спасло лишь чудо – в последний момент откинулся назад, но второй удар тут же прилетает в плечо, и вот я уже качусь прочь, глотая пыль. Здоровье 40/40 Мана 93/500 И это за один удар? Да как тут вообще некроманты качаются с такими противниками? Толпой? Глотаю пузырек с маной, костеря себя за забывчивость. Если бы забил в слоты новые склянки, еще мог бы побороться, но у меня запас только в рюкзаке, а с таким противником времени в него лезть нет. Нырок под лапу, отскакиваю, в прыжке полосуя Милосердием по ребрам. Ирик отвратительно взвизгнул и молниеносно развернулся. Бросаюсь в сторону, уходя из-под серии стремительных ударов. Да уж, куда мне до ближнего боя! Только и буду пыль жрать. Пальцы стиснули рукоять косы, я подскочил на ноги и бросился на врага, яростно размахивая оружием. Ирик, оккультист, 40 уровень. Здоровье 723/1000. Урон все еще слишком мал, а у меня уже нет маны в запасе – одна надежда на регенерацию. Но я не циркач – усталость сожрет силы быстрее. А стоит замедлиться на секунду – Ирик мной отужинает. — Чтоб ты подавился! – «Стрела» летит прямо в морду монстра, но тот лишь жадно распахивает пасть. Удар в грудь отправляет меня кубарем к стенке импровизированной арены. Здоровье 1/40. Мана 0/500. Все, похоже, конец. Ирик с победным рыком бросается на меня, распахнув лапы для смертельных объятий.

Глава 5

В последний момент рванул в сторону, избегая страшных когтей. Лапы с треском вспороли землю, погружаясь по локти там, где я только что был.

Вот и шанс! Пальцы оказалась в рюкзаке раньше, чем осознал, что делаю. Пять бутыльков в слоты. Шестой осушил залпом. А вот теперь поиграем!

Ирик взревел, пытаясь выдернуть лапы. Разгон для удара сыграл злую шутку – теперь ему банально не хватало усилия, чтобы вырваться.

Милосердие взвизгивает, распарывая воздух, и вгрызается в чешую на спине монстра. Тварь рычит, дергаясь активней, а я стараюсь бить как можно быстрее.

Взмах, удар. Взмах, удар. Взмах...

Оккультист вырывается из плена. «Замедление»! Прыжок назад, последний замах переходит в удар по чешуйчатой морде развернувшегося монстра.

Взвыв, тварь схватилась за рассеченную кожу. Лезвие косы снесло всю плоть с лица, обнажая окровавленный череп. Тугие струи черной дымящейся крови плещут на землю, мгновенно покрывающуюся отвратительной коркой.

Ирик, оккультист, 40 уровень. Здоровье 505/1000.

Пока тварь орет от боли, зажигаю новую «Броню» и «Щит». Эх, мне бы пару трупов, я бы его враз добил!

Несколько шагов вперед и коса взлетает в воздух. Сверкнув в лунном свете, лезвие вгрызается в прислоненную к морде лапу, погружаясь на треть. От такой раны он должен был бы сдохнуть!

Но Ирик лишь зарычал, второй лапой отбивая Милосердие. Снова отскочил назад, дистанция – мое спасение. Это не боксерский матч.

Ирик, оккультист, 40 уровень. Здоровье 305/1000.

Это не крит, значит ли, что урон прошел весь из-за удара в незащищенную чешуей часть? Моб рванулся вперед, слепо размахивая свободной лапой в воздухе.

Пожалуй, бой можно считать оконченным.

 Резко увиливаю в сторону, одновременно полосуя врага по раненной лапе. От удара его разворачивает вслед за мной, но тварь теряет равновесие и с грохотом рушится наземь.

Ирик, оккультист, 40 уровень. Здоровье 105/1000.

Широкий замах, чтобы с сочным хрустом врубиться мобу в череп. Ирик поднял голову и выстрелил длинным языком мне в грудь. От удара выбило дыхание и отшвырнуло на пару метров.

Торопливо подскочив на ноги, бросаюсь в новую атаку. А тварь тем временем восстанавливает здоровье! Да что же за чертовщина!

С гудением Милосердие почти достает монстра, но Ирик резко отскакивает назад и снова выпрямляется на задние лапы. Срезанное лицо обрастает новой чешуей.

Ирик, оккультист, 40 уровень. Здоровье 1000/1000.

Мне показалось, он даже улыбнулся, глядя на мое растерянное лицо. Впрочем, сам виноват – чего удивляться при разнице уровней в несколько раз.

Выпив ману, отпрыгнул в сторону. Тварь двигается быстро, но мне все же хватает реакции. Пока он не успел развернуться для нового броска, полосую косой подставленное плечо.

Кожа лопается сразу в нескольких местах, обильно поливая черной кровью землю. Надеюсь, она хотя бы не ядовита, не хотелось бы наступить в эту дрянь.

Новый рык и бросок, ухожу кувырком в сторону. Ирик, не теряя времени, бросается на меня, раскинув лапы. В последний момент я отпрыгнул назад, спиной упираясь в барьер. Осознав, что я прижат к стене, монстр прыгает снова.

Выжимаю максимальное ускорение, падаю под ноги моба, выставив лезвие. С отвратительным скрипом чешуя раздвигается прямо надо мной, щедро заливая лицо, забивая ноздри отвратительной вонью.

Разъяренный монстр хаотично лупит руками по земле, стараясь выцепить посмевшего вскрыть брюхо гада. Но я уже поднялся на ноги за спиной.

Ирик, оккультист, 40 уровень. Здоровье 643/1000... 590/100... 450/1000...

Падаю на спину, уходя от занесенных когтей. Опережая его всего на несколько миллиметров, бросаюсь из стороны в сторону, не давая поймать в захват.

Барьер ткнулся в плечо, и в тот же момент меня припечатало к нему страшным ударом. Чувствуя, как втыкаются поломанные ребра в легкие, сплевываю кровь и оседаю наземь.

Милосердие выпадает из рук.

Здоровье 1/30.

Мана 0/500.

Выхватив правой рукой пузырек маны, запрокидываю голову, вливая соленую жидкость в рот. «Щит» снова загорелся вокруг, я судорожно хватил ртом воздух и потянулся за косой.

Режущая боль, кажется, взрывает череп – тварь не успокоилась. Моментально сняв с меня «Щит», Ирик захохотал, предчувствуя победу.

— Убей! Убей! Убей! — слышу я скандирующую за барьером толпу. — Убей! Убей! Убей!

Они не видят в нем монстра. Для них чудовище – я.

— Убей! Убей! Убей! — продолжала кричать толпа, а Ирик, как заправский рестлер, пошел кругами по арене, ударяя себя лапами в грудь.

И этих... существ я хотел вразумить? Оправдаться в их глазах? Да что же ты за тряпка-то такая, Макс!.. В гневе сжал кулаки и запустил руку в рюкзак. Раз я отвратительный некромант, темная тварь и не заслуживаю жить, то и буду тем, кем меня считают. — Да! — орет Зов Бездны, едва оказываясь в руке. — Убей! — кричу вместе с кинжалом, бросаясь на подошедшего врага. Черная поволока охватила тело за миг до того, как длинные лапы берут меня в захват. Ирик стремительно прижал к себе, не замечая спрятанного в кулаке оружия. Лезвие входит в плоть, как в масло. В голове смеются тысячи голосов, а на меня изрыгает вонючую кровь отвратительный монстр. В его глазах непонимание и испуг, он уже понял, что проиграл. Руки ослабли, захват распался, а я продолжил вскрывать грудную клетку моба. Черная дымящаяся кровь заливает глаза, но я упорно прорезаю путь к сердцу твари. Глаза Ирика потухли, он зашатался и рухнул на колени. Пинком опрокинув его на спину, сел сверху и широким взмахом рассек грудину. Отбросив залитый черной кровью нож, схватился за дыру в теле монстра и со всей силы потянул. Плоть затрещала, чешуйки брызнули в стороны, а в моих руках остались куски вырванного мяса. Сквозь рев зрителей и шепот кинжала слышу замирающее сердце. Не теряя времени, погружаю руки в отвратительные внутренности. Перед глазами всплыл атлас анатомии, я отрываю мешающий кусок легкого и вцепляюсь в завершающий последние удары комок плоти. Вокруг стало тихо. Толпа, кажется, забыла, как дышать, когда я выдернул руку с брызжущим сердцем. Оторванные артерии еще раз дернулись, сливая последние капли крови, а я уже поднялся на ноги. Сжимая пальцами сердце оккультиста, медленно подобрал кинжал и воткнул его за пояс. Устало перебирая ногами, добрался до так и не поднятой косы. Лезвие равнодушно блестело в свете ярких звезд. Бросил взгляд на остывающий комок в руке и убрал его в рюкзак. Окровавленные пальцы сомкнулись на древке, милосердие сверкнуло, уменьшаясь в размерах до одноручного оружия. Кто сказал, что я не могу носить два оружия одновременно? Едва заткнул за пояс косу, барьер исчез. — Правосудие свершилось. Этот человек – невиновен! — объявила Богиня. А жители в страхе смотрели мне за спину. Я тоже решил оглянуться. Как и думал – на месте монстра лежало человеческое тело с распаханной грудиной. — Труп есть труп, — напомнил мне кинжал голосом Йогана. — И то верно, не пропадать же добру, — кивнул я и вытянул руку. Ирик задергался, словно от удара током и взорвался сотнями мелких осколков. Скелет с наплечником, из которого вырастал костяной нарост, поводил головой в покрытом ржой шлеме. Глаза призванного светились голубым огнем. Появление скелета вызвало в селянах еще больший ужас. С отчаянными воплями толпа бросилась прочь, стремясь убраться подальше от безумного некроманта. Проводив их громкой усмешкой, прошел мимо застывших, как статуи «Инквизиторов». Взглянув в глаза Тео, кивнул и вошел на кладбище. В том, что они сообщат о квесте – ни капли сомнения. Похоже, ребята как-то транслировали происходящее на весь клан. Если не на весь мир. И пусть, уже не важно. На кладбище было тихо. Душераздирающие крики остались по ту сторону калитки. Я вообще убежден, что даже войди сюда рыцари – попали бы в собственную копию инстанса. Еще раз пробежал по описанию задания. Мор, Бог Смерти, требует, чтобы вы добыли сердце для нового алтаря. Найдите способ его раздобыть – и награда будет воистину божественна. Ну да, а то я не помню, как меня за прошлый алтарь вознаградили. Сунув руку в рюкзак, достал остывшее сердце. Посреди погоста тут же вспучилась земля. Костяной постамент в форме огромной чаши вырвался из почвы, последние комки грязи осыпались, и основание алтаря засияло черным светом. Внутри плескалась гнилая кровь. Ее застывшая корка дрожала, но не лопалась. Осторожно погрузив сердце в эту вонючую жижу, я закрыл глаза и тяжело вздохнул. Мана резко просела до единицы, а сердце в моих руках забилось. Одновременно с первым ударом кровь забурлила, в тишине кладбища засохшая корка треснула оглушительно громко. — Я принимаю твою жертву, — в этот раз в голосе Бога еще меньше эмоций, он словно монотонно читал скучную книгу. — И предлагаю награду, если ты подтвердишь, что этот алтарь станет моим. Скелет встал у меня за спиной, с интересом заглядывая через плечо. — Что ты предлагаешь взамен? Мне показалось, или Мор и вправду растерялся? — Я дарую тебе новую силу. — Мне не нужна новая сила костей и яда, Мор. Я хочу усилить призыв. Он на миг замолчал. Даже глаза светились не так ярко. Наконец, кивнул.

— Ты принесешь благо всему пантеону Хаоса. Анубис согласен укрепить твои навыки, некромант. Я кивнул и выпустил сердце. Едва пальцы показались над поверхностью, кровь застыла, обращаясь в камень. Алтарь Мора, Бога Смерти. Почти одновременно с высветившейся надписью, в небо прогрохотало новое сообщение администрации. В Неверкоме произошло глобальное событие! Равновесие под угрозой! Мор, Бог Смерти, получил новый алтарь. Все прислужники пантеона Хаоса усилены! Мой Покровитель кивнул и отступил, пропуская ко мне высокого повелителя мертвых. Собачья голова, почти черное поджарое тело, завернутое в бело-золотые одежды. Резной посох в руке. Так вот ты какой, Анубис, совсем, как на рисунках в Египте. — Я дарую тебе усиление навыков призыва, некромант, — он вытянул свободную руку. Передо мной вспыхнули три пентаграммы и тут же, стоило сосредоточить на них внимание, распались черными искрами. Пока Боги еще не ушли, я решил проверить их дар. Два заклинания усилились на 6 уровней. И одно – новое. «Поднять нежить», ур. 14 (10), мана 200. Превращает труп в скелет, который сражается на вашей стороне. Количество призываемых скелетов ограничено уровнем игрока. Здоровье: 160+104. Урон: 80-105+13-13. «Призвать скелета-мага», ур. 10 (6), мана 250. Превращает труп в скелет, который сражается на вашей стороне. Использует начальные заклинания одной случайной стихийной магии. Количество призываемых скелетов ограничено формулой (уровень игрока/5). Здоровье: 100+104. Урон ядом: 11+13-13. Урон воздухом: 6-22+13-13. Урон огнем: 12-16+13-13. Урон холодом: 6-9+13-13. Пассивные навыки: «Управление нежитью», ур. 13 (9). Увеличивает здоровье и повышает урон призванных скелетов. Здоровье +104. Урон +26. Я довольно хмыкнул и отвернулся от гримуара. Поздравляем! Задание выполнено! — Ты получил, что хотел, — Мор натянул капюшон, явно намереваясь оставить меня одного. — Продолжай служить пантеону, и... — Постой, Покровитель, — оборвал я его. — Почему Смерть, величайшие Боги Неверкома, вообще вошли в пантеон Хаоса? Анубис растворился в воздухе, будто его и не было. Мор отбросил капюшон и установил на алтарь свои часы. Только теперь песок в них светился зеленоватым огнем. — Что, по-твоему, пантеон, некромант? — Это Боги, — развел я руками. — Это альянс союзников. Мы появились в Неверкоме разделенные на два лагеря. У нас не было выбора. Но я понимаю, к чему ты клонишь, смертный, — он замолчал, наблюдая, как песок медленно пересыпается в клепсидре. — И? — Есть заветы, оставленные нашим Создателем, некромант. Еще ни один Бог не смог отделиться от пантеона. Все, кто этого хотел – погибали. Потому что сильный жрет слабого, — его костлявый палец ткнул мне в грудь. — Отделившись от пантеона Хаоса у нас ничего не останется. Ты представляешь текущее положение дел, некромант? В мире слишком мало алтарей, чтобы хватило на новый пантеон. — Я только что создал новый, — кивок в сторону камня. — И, если нужно, наковыряю столько сердец, сколько потребуется. — Почему ты так решил? — Потому что я этого хочу, Мор. Мне не нужна война с Порядком, я хочу быть сам по себе. А для этого – от Хаоса нужно отказаться. Он кивнул, и у меня перед глазами вспыхнуло сообщение. Бог-Покровитель выдал вам мифическое задание. Принять? Да/Нет. — За тобой начнут охоту. Ты станешь изгоем. Никто тебе не поможет, но каждый пожелает убить, — обрекающе проговорил Мор. Я усмехнулся, принимая квест. — Никто не остановит Смерть.

Глава 6

— Только не говори, что это не твоих рук дело! — Тео навис надо мной, едва я вышел с кладбища.

— Не буду. Но у меня теперь есть квест, — пожал я плечами. – И хорошо бы им заняться. Так что – по коням!

Рыцари зашевелились, разбирая лошадей, а Тео не сводил с меня подозрительного взгляда. Воин угрюмо молчал, когда мы выехали на дорогу.

Солнце медленно поднималось за спиной, опрокидывая длинные тени на землю – под ноги наших коней. Отряд продвигался молча. Трое впереди меня, один сзади. Тео ехал стремя в стремя, периодически бросая на меня обвиняющие взгляды.

— Что тебя беспокоит, Тео? — нарушил я напряженное молчание. — Все по плану – мы едем вперед и выполняем все квесты, что я нахожу.

— Что тебе дали за новый алтарь? — тут же накинулся рыцарь.

Я усмехнулся.

— Увеличили навыки некроманта на пару уровней. И дали карту, — я вынул из-за пазухи сверток. — Теперь у нас есть конкретный маршрут. Сразу говорю – подробностей пока не знаю, но что лута будет много – это факт.

«Инквизитор» замолчал.

— Карту ты мне, естественно, не покажешь?

Я убрал сверток за пазуху.

— Нет, но первую точку увидим к обеду. Не переживай, нужный нам могильник прямо у дороги.

— Могильник?

Я кивнул.

— Мор выдал мне квест. Как ты помнишь, Порядок нагнул Хаос. Так вот, теперь, — я прочистил горло, — возможно, это и запустило идею создать цепочку квестов. В общем, пока здесь не было моих коллег, началось нечто.

— Например?

— Например, оживающие мертвецы на могильниках, выкашивающие деревни, — пожал я плечами. — Будет у нас и такой квест. Но пока мы едем вдоль дороги – мне нужно обезопасить встречные могильники. Про награду за них ничего не знаю, но буду держать вас в курсе. Кстати, у тебя пузырьки на ману еще есть? — с невинным видом взглянул я ему в глаза. — А то я с этим оккультистом все запасы потратил.

Теодор отвернулся и, спустя мгновение, кивнул.

— Принимай обмен.

Я с довольной улыбкой сгреб положенное за квест золото и сотню средних пузырьков по пять сотен маны каждый. Итого, у меня их уже около трехсот. Хорошо, рюкзак позволяет укладывать их в одну пачку до тысячи. А что немного приукрасил свои расходы – ну так это всего лишь преувеличение.

К обеду мы действительно прискакали к заброшенному кладбищу. Поросший густой травой погост не казался примечательным, воспринимался ничего не значащей декорацией, как высокие деревья, поросшие вдоль дороги.

— Привал, — скомандовал Тео, и эскорт послушно замер.

С удовольствием покинув седло, я потер руки. Небольшой перерыв весьма кстати – полоска голода отчаянно мигала, напоминая, что пора перекусить. А ведь перед деревней я прекрасно поел в седле. Впрочем, над своим метаболизмом подумаю позже.

Мы расположились на противоположной стороне – вход на кладбище отделялся широкой дорогой. Рыцари как раз соорудили походный костер – особое умение, приобретаемое воинами на двадцатом уровне. Только на таком костре и можно приготовить походную пищу. Остальные попытки сводились к отвратительной бурде с обязательным дебаффом «Отравление», жадно пожирающим здоровье до тех пор, пока не останется жалкой единицы.

— Нам туда, — кивнул на расположившийся напротив погост, Эрик – суровый рыжий воин с множеством шрамов на лице. — Биться будем с мертвяками? — он откусил смачный клок. — А то после деревеньки я немного в шоке, если честно.

— Думал, придется деревню вырезать? — усмехнулся я, подхватывая горячее мясо. — Я тоже там был не раз удивлен. Вы видели, что этот Ирик – красный сороковой уровень?

Рыцари переглянулись и пожали плечами, как единый механизм.

— Я вообще никакого Ирика не видел, пока ты не призвал Богиню Правосудия.

— И вот это тоже странно – до тебя темные к нашим не обращались. Только если с проклятьем, — отозвался, усмехаясь, Ричард — молодой блондин с лицом утонченного аристократа. — Так что да, некромант, умеешь ты удивлять.

Я довольно улыбнулся и вгрызся в угощение. Значит, теперь это станет достоянием общественности. А раз темный может обратиться к светлым Богам – кто-то начнет поступать и наоборот. Другой вопрос, зачем?

Что могут предложить Боги Хаоса светлым? Перед глазами пробежался список темных Богов и их «дары». Ничего, что на самом деле могло бы заинтересовать светлого. Кроме способа создания новых алтарей, конечно.

— Но вы хоть драку-то мою записали? — оторвавшись от окорока, поинтересовался я.

Воины дружно закивали, не отрываясь от процесса насыщения. Судя по их лицам – я не единственный, кому нравилось местное угощение. И либо это значит, что вся еда в Неверкоме чертовски вкусная, либо – что наводит на определенные мысли – на Земле так уже не питаются.

— Вот вроде на костре приготовлено, а вкус как в ресторане, — улыбнулся я. — Здесь даже вода вкуснее. — Это что! — фыркнул Теодор, протягивая мне бурдюк. —Ты вот вина попробуй – в реале такого не попьешь ни за какие деньги. Сделав глоток на пробу, я покатал напиток на языке, наслаждаясь четким ягодным вкусом. И хотя вино было разбавлено, бодрости придавало ощутимо. — Пей, не бойся, — усмехнулся рыцарь. — Мы в поход берем только разбавленное, иначе с первого глотка дебафф на профильный стат. — Это разумно, — пожал плечами я, делая новый глоток и передавая вино Эрику. — А что, там, на Земле, вин нормальных не делают? Ребята дружно вздохнули. — Не делают там алкоголя. Ну, то есть, умельцы есть и гонят домашнее, но сам понимаешь – ни о какой выдержке там речи нет. — Если не помер после употребления, считай, повезло, — кивнул Ричард. — Такое пойло, что здоровый загнется. А если у тебя с внутренностями проблемы – точно ласты склеишь. — Потому и бегут все сюда, — вздохнул Эрик. — Здесь, в Неверкоме жизнь – сказочная. Врагов, по сути, нет. Никто ни к чему не принуждает. Просто купи биокапсулу и погружайся. — Но это дорогое удовольствие, как я понял? — доев окорок, я повертел в руках кость. — И кроме них же еще какие-то способы есть. — Можно раскопать на помойке шлем, — отозвался Эрик. — Многие так и делают – сперва находишь шлем, потом в Неверкоме зарабатываешь на биокапсулу – и прощай, бренный мир. — Но тело-то все равно умрет от истощения? — поднял я бровь, рассматривая кость. Бедренная кость кабана. Алхимический ингредиент. Может использоваться в зачаровании. — Так, ребят, кости не выбрасываем, — объявил я. — Мне нужно кое-что проверить. — Алхимия? — усмехнулся Тео. — Забудь, наши алхимики сколько лет пытаются их приспособить, ничего не выходит. — Потому что у них нет ветки «яд и кости», — сообщил я. — А у меня это профильная ветка. Так что кости сдаем мне. Пока рыцари бросали в подставленный рюкзак объедки, я почесал подбородок, всматриваясь в заросшее кладбище. Для нового алтаря мне понадобится сердце разумного существа. Но не могу же я рассказать об этом рыцарям. Во-первых, мало ли, кто захочет повторить. Во-вторых, такую инфу лучше держать при себе. Это не карта Аль’Арзаса, что рано или поздно все равно бы нашелся. Я до сих пор не уверен, можно ли использовать любое сердце или только добытое благодаря моему кинжалу. Так к чему рисковать, сообщая подробности? — Значит так, я сейчас захожу туда, — ткнул я пальцем в сторону отсутствующей калитки. — Если там сложный инстанс, сразу выйду, чтобы идти группой. — А если нет? — пробасил Тео. Я пожал плечами. — По идее там должны лазать ожившие трупы. Не хотелось бы вас огорчать, но я не уверен, что они окажутся мне не по зубам. — Твой прошлый босс был сороковой. Теперь там будет кто-то помощнее, а ты хоть уровень получил за этого оккультиста? — вставил Эрик. — Может, следует покачаться где-то еще? Я пожал плечами. — А смысл? Если я прав, уровень зависит от моего. Чем сильнее буду я – тем сильнее генерируется босс. Так что ждите, но будьте наготове. Я поднялся с земли, подхватил рюкзак и отряхнул ладони. Быстро пересек дорогу, оглянулся на медленно приходящих в себя после вкусного обеда ребят и, громко хмыкнув, шагнул в проход на кладбище. Ничего не случилось. Я просто стоял посреди заросшего по пояс погоста. Ни входа в инстанс, ни отметок на компасе. Я оглянулся – так и есть, ребята смотрят на меня, ожидая развития событий. Значит, что-то еще нужно. В деревне кладбище само собой порождало отдельную копию. Но в чем загвоздка здесь? Трава мешала проходу, но я упрямо двигался вглубь, стараясь не наступать туда, где стояли полуразрушенные временем надгробия. Для оживления спящих мертвецов, как сообщил Мор, нужно разбить их. Но эти, похоже, одолело время. Осыпавшиеся в крошку гранитные прямоугольники не выглядели разломанными. Потерев рукой ближайший, я стряхнул мелкие камни и пыль. Пальцы зацепились за нечто, кожу кольнуло, а здоровье просело. Подняв сочащийся кровью палец к лицу, обнаружил впившийся кусочек кости. Вопрос в том, что он делал в камне? Торопливо осмотрел соседнюю могилу – тоже самое. Крошка присыпала торчащий острый край ребра. Кто это сделал? Зачем запаивать кости в камень? Присев, я раздвинул траву, вглядываясь в гранитное надгробие. Итак, что мы имеем? Никаких опознавательных знаков – если они и были, время стерло все следы. Пощупав землю, где должен был лежать покойник, натолкнулся на новую информацию.

Оскверненная могила. И что мне полагается с этим делать? Пока раздумывал, ко входу на кладбище подошел Тео. Окликнув меня, рыцарь убедился, что я не исчез – трава слишком высока, чтобы сидящего на корточках человека можно было разглядеть. Махнув «Инквизитору», я приложил руку к соседней могиле. Так и есть, эта тоже осквернена. Следующий час я потратил, чтобы выяснить, что все до единой могилы осквернены. Но вот что делать дальше? — Макс! — окликнул меня Ричард. — Ты там долго еще? — Можно подумать, я знаю, — заворчал я, поднимаясь с земли. — Иди сюда, Рич. Есть загадка. Рыцарь невозмутимо прошагал ко мне, держа шлем на изгибе левой руки. Это смотрелось очень красиво – воин в прекрасных латах вышагивает по заросшему кладбищу, бросая взгляд с одной могилы на другую. — Коснись земли и скажи, что видишь, — приказал я. Воин хмыкнул, выполняя приказ. — Ничего, земля как земля. А что, что видишь ты? — «Оскверненная могила», — процитировал я. — И что мне с этим делать? — Без понятия, Макс, отправим запрос в клан? Может, кто что вспомнит? Я кивнул, продолжая держать руку на земле. Что если мне полагается найти того, кто это сделал? С другой стороны, кости внутри камня. А плиты высечены из цельного куска гранита. Что все это значит? — Нет, — покачал головой Ричард, поднимаясь на ноги. — Наши тоже ничего сказать не могут. Видимо, это чисто ваша, некромантов, фишка. Я покачал головой, отряхивая руки. — Если бы еще знать, что с ней делать. Ладно, вернемся к ребятам, подумаем пока. — Может, дело в том, что сейчас день? — предположил рыцарь. — Дождемся ночи и посмотрим, что изменится? Если тебе по квесту сказано, что тут бродят мертвяки, они должны были попасться другим игрокам. — Или вход в инстанс открывается в определенное время. И только для темных, — кивнул я, подхватывая идею. — Тогда привал до полуночи и сделаю новую попытку. Мы вышли с кладбища на дорогу. Я оглянулся последний раз на заросший бурьяном погост. Это пока первое кладбище, где я ощутил не спокойствие и умиротворение, а... тревогу? Должен ли меняться я сам в процессе развития ветки некромантии? Вот взять тех же рыцарей – сколько в них достоинства, гордости во взгляде, жестах. Что, если мое развитие предполагает психологические изменения? Зов Бездны прекрасно чувствует мою агрессию к другим, подстраивается под нее. И я почти физически чувствую, как он забирается мне в голову каждый раз, стоит мне коснуться клинка. Должен ли я чувствовать что-то, что доступно только некромантам? Ведь тяга к захоронениям, спокойствие, которое накатывает на них – сомневаюсь, что это черта моего характера. Да, можно списать это на подсознательную тягу находиться подальше от людей, они все же не раз принесли мне вред. С другой стороны, а не влияние ли это моего персонажа на меня самого? Где кончается Макс и начинается некромант? Ричард уже присоединился к остальным, обрадованным, что никуда ехать не нужно. А я все стоял у входа на погост и катал в разуме идею. Если мне полагается чувствовать мертвых, как это должно выглядеть? Чем сильнее становлюсь в некромантии, то есть, чем круче прокачивается гримуар, тем сильнее мое некромантское восприятие? Или же это вне зависимости от развития чутье? Я коснулся полуразрушенной ограды, стряхнул пыль и мелкую крошку. Каменная стена вокруг заброшенного захоронения. Был ли здесь город? Или это просто кладбище на отшибе, в котором нашли последнее пристанище какие-нибудь разбойники? — Загадки, загадки. Будто не в экшен пришел играть, а в головоломку какую-то, — вздохнул я, продолжая стряхивать грязь с ограды. Здесь захоронены жертвы Галада Безумного. Несчастные дети, познавшие боль с рождения, нашли свой последний приют в руках жесткого убийцы. Не тревожьте их останки, да пребудут они в мире и спокойствии. — Галад, — улыбнулся я, выдергивая кинжал из ножен. — Ну, если это не подсказка, то я и не знаю. Держа Зов Бездны в руке, я снова перешагнул через вход на кладбище. Вы входите в опасную зону. Оскверненные могилы погибших от руки Галада Безумного детей ищут мщения. Готовы ли вы бросить вызов Бездне и подарить их душам покой? Да/Нет Я усмехнулся и шагнул вперед.

Глава 7

Едва перешагнул порог, небо потемнело, высыпали звезды. Промозглый ветер зашелестел травой, докатился до меня и пробрал до костей, трепля полы куртки.

Стоило шагнуть, ближайшие надгробия с треском взорвались, разбрасывая обломки костей и гранита. Небольшие куски, в неимоверном множестве угодившие в меня, моментально ополовинили здоровье.

Я поспешил набросить «Щит» и «Костяную броню». Едва заклинания сработали, со всех сторон донесся ужасающий хрип, на затылке зашевелились волосы. Застыв у входа, выжидал, что будет дальше, но лишь ветер наклонял высокую траву, подвывая между уцелевших надгробий и швыряясь пылью вперемешку с осколками костей и камня.

Зов Бездны тоже молчал. Видимо, послужив ключом, он сыграл свою роль. Я сжал рукоять кинжала в ладони и сделал шаг вперед.

Снова кто-то захрипел – на этот раз тише и совершенно точно над могилами. Звук заставил землю под ногами вздрогнуть, я сделал шаг назад.

И вовремя – из ближайшей могилы выстрелила, разбросав комья земли, вырывающаяся на свободу детская рука с острыми черными когтями. Я успел разглядеть частично сгнившее мясо, свисающее с посеревших от времени костей.

Над кладбищем сразу же повеяло трупным разложением. Чем дальше выбирались жители могил, тем сильнее я чувствовал подступающую тошноту. И это я, некромант, кому вообще положено на такое не реагировать.

Наконец, они выбрались. Десять детей и подростков, завернутых в истлевшие обрывки похоронных одежд. Десять пар светящихся зеленым огнем глаз. Десять пар рук, потянувшихся в мою сторону в духе фильмов о зомби. И десять распахнутых ртов с огромными острыми зубами.

Оживший мертвец, 5 уровень. Здоровье 100/100.

Ну, с этими легко справлюсь, решил я, выпуская с обеих рук черепа. Короткие вспышки, сопровождающие зарождение «Духов» и вот двое врагов уже заваливаются грудой мяса в кусты.

Они шли слишком медленно, чтобы я начал переживать за свое здоровье. Спустя десяток секунд все было кончено. Гримуар поглотил десять душ, я шагнул вперед, на всякий случай прикрывая глаза рукой.

Новые надгробия с громкими щелчками разлетелись на куски. И словно специально, ветер бросил всю эту взвесь мне в лицо, почти полностью снимая ману. Не убирая руку от лица, второй нащупал пузырек с маной и, отвернувшись от ветра, мгновенно проглотил солоноватую жидкость.

Скривившись от отвратительного вкуса, дождался, пока ветер стихнет и обернулся к медленно вылезающим из могил детишкам.

На этот раз их было больше. И выглядели они куда лучше своих предшественников. Помимо целых конечностей, у каждого сохранилось кровавое пятно на груди – где по легенде Галад вырезал сердца.

Сжал рукоять кинжала и спустил черепа. Словно сорвавшиеся с цепи псы, «Духи» рванулись на бодро шагающих ко мне детей, разрывая на части. Вот только теперь заклинания уже не хватало. Отправил еще по одному на каждого и, на всякий случай, отступил.

Чьи-то пальцы впились мне в ноги, заставляя упасть на спину. Не глядя ткнул кинжалом в схватившую штанину пятерню и откатился в сторону.

Больше мертвецы не ждали, когда подойду к их могилам –прорывались из-под земли там, где стоял. Отпрыгивая с места на место, я швырялся черепами, стараясь уходить от вылезающих цепких рук. Уровни врагов росли, как и здоровье. Когда пяти черепов стало не хватать, плюнул на магию и выхватил косу.

Милосердие сверкнуло в звездном свете и тут же вгрызлось в ближайшую голову, показавшуюся из земли. Череп распался на куски, разливая вонючую белесо-зеленую кашицу сгнивших мозгов.

Гримуар продолжал насыщаться душами, пока я крутился из стороны в сторону, сокрушая одного зомби за другим. Их становилось все больше, будто кладбище хранило гораздо больше останков, чем могил.

Прошла минута с начала боя, а меня уже зажали в угол. Толпа бодро вышагивающих мертвецов надвигалась, выставив руки и ощерив зубастые рты. В горящих зеленым глазах плескалась злость.

Выгадав момент, сунул руку в рюкзак и выдернул два бутылька с маной. Один тут же залил в рот, второй воткнул в слот быстрого доступа.

— Подъем! — приказал я, вскидывая левую руку.

Ближайший зомби развалился на куски, обращаясь в бронированного скелета. Костлявый мгновенно привлек внимание, ударив широким замахом проржавевшей сабли одновременно троих, что оказались рядом.

Один из врагов рухнул под ноги и тут же взорвался. Я размял неожиданно затекшую кисть и призвал третьего.

Моя маленькая армия встала передо мной, защищая с трех сторон, а я держал в руке косу и в очередной раз проклинал себя за глупость. Можно ведь было еще из первого десятка наделать скелетов!

Наскоро подняв еще четверых, мой максимум, приказал им идти в атаку. Огромные тесаки, которыми размахивали мои мертвяки, мигом расчищали путь, вырубая врагов, как тростник.

Я же выцепил глазами еще один труп и, выпив очередной бутылек, поднял мага. Одетый в корону скелет выпрямился передо мной в ожидании приказов. Вокруг его кистей горело пламя.

Скелет-маг. Магия Огня.

Здоровье: 204. Урон огнем: 127-147 (25-29)*(Инт/10) Странно, гримуар об этом не предупреждал. Впрочем, разберемся потом, пока что нужно закончить с этими бесконечными детишками. — В атаку! — приказал, слегка пьянея от осознания собственного могущества. Скелеты дружно двинулись в наступление, я шел за ними, а позади всех шагал, выстреливая сгустками огня, маг. Двигаясь вперед, мы перемалывали ряд за рядом, но наступающих это нисколько не смущало – новые и новые твари вставали на пути. Проглотив, наверное, с сотню пузырьков, в очередной раз забил пояс зельями и только сейчас заметил, что скелетов передо мной осталось пять. Когда их успели убить, я упустил. Подняв новых, бросил взгляд на гримуар. Уровень 4. Душ: 1302/1500. Эдак я его тут качну до десятого уровня! Обрадованный мыслью, продолжил уничтожать наседающую нечисть. Маленькие тела уже совсем не ассоциировались с детьми. На нас наступали потусторонние твари низкого роста – никакой жалости к ним я не испытывал. Только злость и желание покончить с этим затянувшимся побоищем. Оживший мертвец, 55 уровень. Здоровье 1000/1000. Быстро они подросли, подумал я, запуская новые черепа. Едва слышно хрустнуло – еще два моих скелета рассыпались горкой костей. Со злобой поднимая новых, выпил очередной эликсир. Если бы я сунулся сам по себе, если бы не взял у Тео еще бутыльков – меня бы уже схарчили минимум дважды. Запасы подходили к концу, а вот конца врагам не видно. Зато, наконец-то, поползла вперед полоска опыта. Во всем нужно видеть плюсы, подумалось мне, когда вокруг тела засиял черный свет. Не отходя от кассы, забросил очки в Интеллект и продолжил воевать с наступающими зомби. Гримуар сверкнул, взяв очередной уровень, я приготовил несколько пузырьков маны и торопливо заменил старых скелетов новыми. Восемь бойцов и один маг, расшвыривающий ледяные копья. Решив экономить ману, отступил в сторону, позволяя магу занять мое место. Скелет бесстрашно шагнул за спины собратьям и, высоко вкинув руки, обрушил «Кольцо холода». Короткая голубая вспышка волной разошлась в стороны, превращая ближайших зомби в застывшие сосульки. Бойцы, кажется, даже атаковать стали активнее, раскалывая замороженных на аккуратные кубики льда. Зомби отхлынули назад, сливаясь в сплошную серую массу гнилого мяса и костей. Мои скелеты тоже замешкались, потеряв врага из виду. До тех пор, пока перед нами не поднялось чудовище в три человеческих роста. Поглотив армию зомби, огромная туша, сложившаяся из мертвой плоти, распахнула пасть с гигантскими клыками размером в руку и оглушительно взревела. Кадавр, нежить, 60 уровень. Здоровье 10 000/10 000. — А вот и босс подъехал, — храбрясь, пробормотал я. — Ну, ребятки, — оглядел я свое воинство, — не посрамим...[1] Чудище ринулось вперед. Земля вздрагивала от шагов, вздыбливающих раскуроченную почву. Волнами расходящееся месиво трупов и грязи мгновенно скрыло под собой разрытые могилы, смятую траву и надгробия. Скелеты ринулись вперед, на бегу занося оружие над головой. Кадавр зарычал, брызгая зеленой слизью из пасти. Одновременный удар восьми клинков завяз в плоти монстра, а моб лишь злобно захохотал и в один удар раздавил мою армию. Кадавр, нежить, 60 уровень. Здоровье 9 016/10 000. Значит, по нему прошел весь урон скелетов. Отогнав мага себе за спину, сделал шаг вперед. От трех сотен пузырьков осталось от силы десять. Трупы оказались погребены волнами земли, так что если умрет скелет, нового не призвать, я гарантированно подохну. А вот самому приманить врага, тогда маг сможет хоть сколько-то урона нанести. Кадавр приблизился, оглушительно рыча и сотрясая землю. Вскинув Милосердие, я шагнул вперед, стараясь не попасть твари под ноги. За спиной бросил ледяные копья маг, а я накинул «Замедление». Монстр снова брызнул зеленой жижей, как слюной, пришлось уклоняться от летящей сверху дряни, почти прижавшись к толстой ноге чудовища. Короткий взмах, коса вгрызлась в плоть. Кадавр заорал и тряхнул ногой, мгновенно отбрасывая меня на несколько метров. Прокатившись по бугристой земле, я распластался на спине, с трудом приводя дыхание в норму. Маг, хвала Богам, не стал дожидаться, когда его раздавят – отступил, не прекращая раз в несколько секунд бросать в монстра ледяные копья. Подскочив на ноги, осушил еще один пузырек и побежал навстречу опасно приближающемуся кадавру. Чудовище увидело меня раньше, чем обратило внимание на скелета. Новый взмах косой, буквально на миллиметр погружая лезвие Милосердия в тело моба, и тут же отскок назад. Громадный кулак ударяет в землю, где я только что стоял. Новый удар, приказал магу двигаться за спину моба. Лезвие прорезало черту на серой массе, и я снова отпрыгнул назад – разъяренная бестия принялась быстро всаживать кулаки перед собой, поднимая волны грязи и останков.

Кадавр, нежить, 60 уровень. Здоровье: 6 408/10 000. До победы осталось совсем чуть-чуть! Стиснув древко косы, снова бросился вперед, выгадав время между очередной атакой. Проскочив мимо опущенных кулаков, вскинул лезвие и ударил по левой ноге чудовища. Кадавр взревел, разворачиваясь на месте. Волной взбесившейся земли вышвырнуло из-под ног моба прямо на собственного скелета. Маг подхватил меня в последний момент и грубо поставил на землю. Приказав ему отходить, сам отправился направо, уводя кадавра прочь от бросающегося ледяными копьями колдуна. Вскидывая руки, маг призывал заклинания и, поочередно опуская кисти на уровень груди, отдергивал ими, будто стрелял с отдачей. Кадавр, нежить, 60 уровень. Здоровье: 5 910/10 000. Еще чуть-чуть! Осушил пузырек, обновляя «Щит» и кастанул новую «Костяную броню». Пусть она и поглощает всего восемьдесят урона, для меня и они – весомый аргумент. Уводя тварь по кругу, дождался, пока скелет окажется у кадавра за спиной и ринулся в атаку. Но тварь вскинула кулаки и, сложив их вместе, резко развернулась. Крак! Мой последний скелет распался серым крошевом. Онемев от такой наглости, добежал до моба и принялся рубить его удар за ударом. С рыком тварь дернула ногой, едва не попав по мне. Он пытался лягнуть меня, как конь, но я умудрялся уходить в самый последний момент – не ловкач, мне просто везло. Моб развернулся и прихлопнул меня ладонью к земле. С трудом вдыхая сдавливаемыми легкими, я дернул левой рукой, вонзая Зов Бездны в вонючую плоть. Кадавр бешено взревел, отдергивая лапу. Я едва успел вдохнуть, как надо мной мелькнула тень – тварь вздумала давить меня ногой! Рванув в сторону, едва избежал удара. Лапа чудовища опустилась буквально в миллиметре от меня. Волна вспученной земли отбросила меня прочь. И только это и спасло – следом за ногой опустились кулаки, превращая изрытую землю в одну сплошную яму. С трудом поднявшись на ноги, торопливо осушил пузырек и сунул руку в рюкзак. Пять бутыльков, мана на исходе. Я сглотнул ком в горле и поднял взгляд на босса. Кадавр, нежить, 60 уровень. Здоровье: 3 604/10 000. И как я теперь буду его валить? Умирать совсем не хотелось. Я торопливо забил сумку с пузырьками и перехватил поудобнее древко Милосердия. Помирать, так с музыкой. Медленно двигаясь навстречу смерти, пытался выбрать тактику, но все, что приходило в голову – совершенно не годилось. И ни одного трупа вокруг. Оглядывая поле боя, пытался высмотреть хоть что-то, что помогло бы сразиться с чудовищем. Но, похоже, оставалось уповать только на собственные силы. — Ладно, тварь, посмотрим, что ты скажешь на это! — я вскинул руку, указывая на кадавра, по кисти пробежала дуга разряда. «Стрела» сорвалась с кончика лезвия и рванула к кадавру. Электрическая змейка пробежала по телу монстра, и босс взревел громче прежнего. Кадавр, нежить, 60 уровень. Здоровье: 3 074/10 000. — Ага, не нравится, сволочь! — я бросил косу за пояс и выпустил еще две «Стрелы» с обеих рук. Кадавра затрясло, с него посыпались куски детских тел. Дергаясь под разрядами «Стрел», тварь голосила так, что заложило уши, но я продолжал кастовать заклинание, даже видя, что большая часть из них не проходит. У меня было время, был последний запас маны. И дешевое заклинание с уроном в пятьсот тридцать единиц чистого урона. А у кадавра, похоже, была не такая уж и мощная защита. Кадавр, нежить, 60 уровень. Здоровье: 424/10 000. — Сдохни, сволочь! — я осушил последний пузырек, а кадавр подошел ко мне вплотную. Вогнав в ногу Зов Бездны, я схватил рукоять обеими руками и выпустил две «Стрелы» одновременно. Бой окончен. Получено 75 000 опыта. Тварь развалилась на куски. Тела соскальзывали друг с друга, осыпаясь клочьями плоти, костей и внутренностей. Туша превратилась в гору трупов. Меня едва не засыпало, пришлось постараться, убираясь подальше от рушащихся останков. Полоска опыта снова обнулилась – я открыл характеристики и вбросил три свободных очка в Интеллект. С трудом переводя дыхание от потрясения, отполз подальше от вонючих тел и рухнул на спину. Еще бы чутьчуть и он меня раздавил. Все эти путешествия на грани точно сведут меня с ума раньше, чем это сделает Зов Бездны. Поднявшись на ноги, погладил лезвие и перевел взгляд на мертвых детей. Если у всех вырезаны сердца, что я положу на алтарь? Ночь взорвалась звуками, словно кто-то вытащил беруши. Запели ночные птицы где-то за оградой, в чудом уцелевшем кусте заиграл свои призывные песни кузнечик. Мир вокруг оживал, а я почувствовал себя оглушенным – звуки давили на уставшие уши. Бросил еще один взгляд на тела и зашагал к ним, рассмотрев небольшое свечение. При внимательном осмотре это нечто оказалось алтарем.

Сдув вековой слой пыли, я распихал в стороны мешающие трупы и тщательно протер обрядовый камень. Ну, и что дальше? Оскверненный алтарь. — Принеси мне печень, — прозвучал в голове голос. Печень? А как же сердца, уже вышли из моды? Впрочем, печень служит своего рода очищающим фильтром. А раз алтарь не расколот, как в Таросе, а осквернен, может, и есть в этом смысл. Подобрав первое же тело, распахнул сгнившую ткань, обнажая отвратительную рану от шеи до паха, и безропотно сунул руки во внутренности. Так, и где у нас тут должна быть печень? [1] «Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые сраму не имут» — из речи князя Святослава в битве при Аркадиополе, 970 г.

Глава 8

Полоска над алтарем заполнилась едва на треть. Я устало вздохнул и пошел к следующему трупу. Хорошо хоть, не приходилось их самому вскрывать!

Уже после первых пятидесяти вырванных кусков я совсем перестал морщиться. Да, одежда покрылась грязными кровавыми пятнами, да, от меня несло, как от сточной канавы. Но я уже не казался себе каким-то извращенным садистом-маньяком. Скорее мясником, не испытывающим эмоций, разделывая очередную тушу.

И все же однообразная работа утомляла. По ощущениям, я вырывал печенки уже около часов четырех. Совершенно выбившись из сил, выудил из рюкзака заготовленную порцию кроличьей похлебки и втянул в себя жирный соленый бульон с кусочками мяса. Пока хлебал, краем глаза рассматривал лежащие вповалку тела.

Даже окружающий пейзаж из вскрытых детских тел меня не смущал. Ну, подумаешь, трупы и трупы!..

Я ударил себя по лбу, оставляя кровавый отпечаток на лице, и тут же активировал призыв. Только что опустошенное тело взорвалось, обмазав меня кусками плоти, впрочем, я этого уже и не замечал – на мне и так кровищи несколько ведер.

Скелет замер с мечом в одной руке и щитом в другой. Выжидающе глядя на меня, костяной истукан поворачивал башку, скрепя позвонками, вслед за моими движениями.

— Ты же меня понимаешь, да?

Он кивнул, скалясь громадными зубами, от движения брякнул ремешок, болтающийся в районе подбородка.

— Бери тела без печени и оттаскивай, — я оглядел поле. — Вот туда. Задачу понял?

Скелет остался стоять на месте. Видимо, идея провалилась. Я тяжело вздохнул и попытался снова.

— Труп видишь? — ткнул я пальцем в лежащее у ног мертвяка тело.

Он снова закивал.

— Тащить с место на место можешь?

Вместо ответа воин вогнал себе меч между ребер, как в ножны, и ухватил зомби за ногу. Оттянув его на несколько метров, как раз, куда я указал, бодро простучал костяшками, возвращаясь на место.

— Таскать можешь, а отделить вскрытых, нет?

Он покачал головой – то ли дивясь моей тупости, то ли подтверждая догадку.

— Ладно, — я отряхнул ладони. — Попробуем по-другому.

Следующие минут двадцать я потратил, выясняя еще одну важную вещь, печень в моих руках совершенно не замечается призванным скелетом. Он видел руку с кровавым мясом, послушно следил за ней. Но стоило перебросить темно-бордовый кусок в другую – не обращал совершенно никакого внимания.

Поджав губы, я попытался с помощью воина добыть нужный орган. Удача мне улыбнулась – ловким движением скелет срезал пласт кожи и мяса, обнажая неповрежденные внутренности.

— Ну, хоть какая-то победа, — кивнул я. — Проделай тоже самое с остальными.

Подняв еще восемь таких же молодцев, приставил их к аналогичной задаче. Когда оказались вскрыты все тела, я устроил конвейер.

Держа труп за ноги и за руки, скелеты подтаскивали его ко мне. Мои пальцы ловко отрывали нужный орган, и швыряли на алтарь, а бесполезную ношу слуги утаскивали к прочим «пустышкам». В таком темпе дело пошло в разы быстрее – понадобилось меньше часа, прежде чем заполнилась полоска алтаря.

Тут же небо разорвал оглушающий рев грома.

В Неверкоме произошло глобальное событие! Равновесие под угрозой! Кали, Богиня Смерти, получила новый алтарь. Все прислужники пантеона Хаоса усилены!

Жертвенный камень сверкнул, за ним встала четверорукая женщина с синей кожей. Тряхнув пышной черной шевелюрой, от чего ожерелье из черепов на обнаженной груди зашелестело, как палые листья, она взмахнула длинными ресницами и заговорила низким певучим голосом.

— Приветствую, некромант.

— Доброго времени суток, Кали, — коротко кивнул я. — Не ожидал, если честно, как-то с Мором привык работать.

— Алтарь был мой, моим и останется, — отрезала Богиня. — Я могу одарить тебя своим благословением, некромант.

— А пара минут на разговор найдется?

— У Богов Смерти есть все время во вселенной, — пропела она. — Задавай свои вопросы, некромант.

— Ты можешь обучить меня зачарованию?

— Это не навык, а профессия. Готов пожертвовать своим слотом ради знания? Отказаться от дара Бога невозможно.

Я кивнул.

— Готов.

— Тогда найди подходящий материал, некромант. Каждая профессия работает со своими материалами, а каждый путь – использует уникальные предметы.

Я тут же вытащил из рюкзака обгрызенную кем-то из «Инквизиторов» кость.

Бедренная кость кабана. Алхимический ингредиент. Может использоваться в зачаровании.

— Сойдет?

Она прикрыла глаза и сделала короткий взмах всеми четырьмя.

Вы изучили зачарование. Все профессии выбраны! Желаем вам удачи в достижении Мастерства! — И что теперь? — пожал я плечами, все еще удерживая кость в руке. — Что ты хочешь наложить, некромант? Каждый материал обладает предрасположенностью. Из костей, — кивнула на мою ношу Кали, — получаются обереги от проклятий. — От любых или только темных? — Конечно, от любых. Ни к чему темным изучать искусство защиты от своих собратьев. Мало ты людей повидала, подумал я. Но вслух, разумеется, не сказал. Кто их, женщин, поймет? — Как это сделать? — Кровь, материал и проклятье, — нараспев проговорила она. — Кровь здесь есть, кость у тебя в руках... — на миг она замедлилась. — А проклятию я обучу. Но только одному. — И это не пойдет в счет награды за снятие порчи с алтаря? — уточнил я, чуя подвох. Судя по короткой судороге, пробежавшей по лицу индийской Богини – спросил не зря. — Так и быть, я уступлю тебе проклятье. Но только одно! Передо мной появился гримуар. Страницы зашуршали, отфильтровывая доступные на моем уровне проклятия. Выходило не густо: «Увеличение урона», цель получает дополнительный % повреждений от физических атак. «Ослепление», круг зрения (аггрозона) снижается на небольшое расстояние. «Ослабление», цель наносит меньше урона. До возвращающей нанесенный урон «Железной девы» мне не хватало двух уровней. И вот ее-то я и надеялся взять, когда завел разговор. Для моего «Щита» было бы очень удобно, если бы добравшийся до меня моб или игрок получил контратаку собственным уроном. — Что ты хочешь в обмен на «Железную деву»? — Ты не можешь... — Давай так, Кали, — нагло оборвал я. — Ты учишь меня «Железной деве», проводишь со мной ликбез по зачарованию – и награда за алтарь засчитывается сданной? Она немного поплясала на месте, делая замысловатые па руками. От этого танца слегка кружилась голова, словно Богиня пыталась меня загипнотизировать. — Мы согласны, — наконец, сообщила она. — Но ты должен учесть, что чем выше уровень жертвы, из которой вынимаешь ингредиенты – тем больший шанс наложить зачарование. — На что тогда влияет уровень профессии? — На уровень вложенного заклинания. — Как все сложно, ладно, поехали. Она в мгновение ока начертила пентаграмму передо мной. Гримуар изучил новое заклинание. «Железная дева», ур. 1, мана 5, радиус 4,6. Проклятым врагам возвращается часть наносимого ими же физического урона ближнего боя. Длительность: 12 секунд. Урон: 200%. Вот теперь заживем, мысленно потер я руки, уже готовясь обвешаться костяшками, как новогодняя елка мишурой. — Теперь собери кровь, нацеди ее в емкость. В другую руку возьми кость и, поливая будущий амулет, читай заклинание. Пустых пузырьков у меня была целая гора, так что процессия с трупами пошла в обратную сторону. Скелеты буквально выжимали останки, скручивая их в бараний рог, сцеживая жалкие капли в подставленную мензурку. Уж после такой обработки я даже и превратить в нежить трупы бы не смог. Впрочем, это меня мало волновало. Спустя час безостановочной давильни у меня скопилось всего двадцать бутыльков с кровью. И это с нескольких сотен тел. Видимо, разочарование отразилось на моем лице. — Чему ты удивляешься? Радуйся, что эти тела хоть на что-то пригодны. Теперь в левую руку кровь, в правую кость и читай заклинание. Я выполнил требование, поливая костяшку тонкой алой струйкой. По мере чтения, мой голос сам по себе возвышался, шипел и выдавал звуки, какие не всякий раз сможешь повторить без подготовки. Впрочем, если чтение одного проклятья длится так долго – меня быстрее порежут на ремни, чем я прокляну кого-нибудь. Кость слабо замерцала, чернея на глазах, я закончил чтение заклинания и повертел амулетом перед глазами. Испорченная бедренная кость. Мусор. — Вот дела, — выдохнул я. — И каков шанс, что у меня получится? Богиня равнодушно пожала плечами. — Меньше процента. Ты взял очень дурной материал, некромант. Сваренная кость – сама по себе плохой ингредиент, но ты еще и гнилой кровью ее поливаешь. Так что, думаю, ближайшая дата удачного зачарования – никогда.

В отличие от Мора и Анубиса Кали, похоже, откровенно надо мной забавлялась. Ее довольное лицо мне не понравилось, впрочем, я не спешил сдаваться. — И почему же сразу не сказала? — Я сказала, тебе нужен хороший материал и хороший уровень профессии. С чего ты взял, что это, — она ткнула в пустую склянку у меня в руке, — подойдет, я совершенно не понимаю. — Ну да, ну да. «Ты чего не сказал?», «Так ты не спрашивал», верно? Она довольно улыбнулась. — Теперь ты все знаешь, некромант, награда получена. Мне пора, — и тут же исчезла. Я не стал комментировать такой наглой разводки. Она сказала, что кровь здесь есть, но не сообщила, какого качества. Так что не придерешься. С другой стороны, желание сотрудничать со своенравной Богиней уменьшилось. Вот уж честно, лучше с безразличным Мором пахать! Он хотя бы свой, прямолинейный мужик. А эта сразу же попыталась меня прогнуть – расплатиться мелочью за нехилую такую помощь. Ну не зря ее первая жрица мужа замочила! — Ладно, ребята, — кивнул я скелетам, все еще сжимая испорченную костяшку. — Расходимся, кина не будет. Электричество кончилось. Мое воинство послушно двинулось к выходу. Я же замер в трех шагах от алтаря и, немного поразмыслив, достал Зов Бездны. — Кровь здесь есть, говоришь? Заставить себя порезаться – оказалось тем еще испытанием. Нет, я не боялся боли. И даже повредить себе мысль не пугала, но вот игровая механика всячески отказывала мне в форменном нарушении инстинкта самосохранения. Кинжал просто тыкался в мое запястье, не нанося вреда. Я уже пилил и вдоль, и поперек, но результата – ноль. Даже подозвал одного бойца, но тот, тварь такая, тоже отказался вредить призвавшему. Плюнув в сердцах, загнал глупый нож на место и зашагал к выходу. Стоило переступить порог кладбища, мир вокруг поглотила тьма. Но уже мгновение спустя все пришло в норму, передо мной оказалась дорога, за которой расположились лагерем мои сопровождающие. — Макс, твою мать! — зарычал Теодор, выхватывая оружие. — Ты решил развязать войну? И даже не пытайся мне сказать, что тебя наградили парой апов навыков! Я пожал плечами и отступил в сторону – с кладбища вышли и покорно встали стеной между мной и «Инквизиторами», десять скелетов. Обнажив оружие, воины света вскочили с походных лежаков и стали напротив. — Ты что надумал, Макс? — сузил глаза рыцарь, вращая секирой. — Сразу говорю, нападешь – мы будем отбиваться. Я пожал плечами и двинулся к нему навстречу. Серое воинство послушно раздвинулось, пропуская меня вперед. — Ты чего, Теодор? — хмыкнул я. — Я уже начинаю думать, что вы не для помощи мне приставлены, а срубить мою голову где-нибудь втихаря. Что в деревне, что тут. Рич, Эрик, это так? Мы враги? Парни отреагировали, как я и предполагал – вогнали оружие в ножны. Я посмотрел в глаза Теодору с видом невинной овечки. Воин тут же стушевался. А вот последний из четверки – единственный так и не заговоривший всю дорогу, наоборот достал нечто вроде моего гримуара. Обернутая в белую кожу книга повисла на золотых цепях слева у пояса. «Инквизитор» демонстративно размял пальцы, словно готовясь к кулачному бою. — Алекс, ты в своем уме? — обернулся к нему Тео. — А то вы не видите, что это трупоед – засланный казачок, — усмехнулся паладин. — Пришел в Тарос под видом нуба, якобы размороженный, купил внимание ТОП-клана. Прикрылся именем «Инквизиторов» и теперь, вы только подумайте, усиливает Хаос! Под нашим патронажем! — перешел он на бешеный крик. — Только знаешь что, трупоед? Не в мою смену! Он вскинул пустую ладонь и в меня полетел луч света. Теодор выхватил щит и упер его в землю прямо передо мной. — Идиот, ты что творишь?! — зарычал воин. — Эрик, Рич, угомоните дурака! Сокланы попытались схватить друга, но тот лишь рассмеялся и легко вывернулся из захвата. — Мы в одном клане, дурачье. А вот он, — ткнул в мою сторону пальцем, — его похоронит! Из-за вашей тупизны и алчности Гая! Вы что, не понимаете, что будет, когда за нами придут «Святейшие»?! — Да им плевать на нас! — подал голос Эрик. — Ты погоди, — закивал Алекс, — еще один-два таких «квеста», — скривился он, — и за нами начнется охота. А тебе ли говорить, что такое война с Мэттом? — Мне плевать на твое мнение, — заявил Тео, рассекая мечом воздух. — У нас есть приказ главы клана, мы должны его выполнять. Не твое дело решать... — Это ненадолго! — расхохотался паладин. — Отойди, Тео, дай я прикончу ублюдка, его уже ждут на ближайшей могилке. Уж поверь, там награды на всех хватит.

Чтобы осознать предательство им понадобилась секунда. — Ты что, нас продал? — в голосе Рича было больше обиды, чем обвинения. Пока ребята выясняли отношения, я сунул руку в рюкзак и сжал в кулаке маяк. Бросив его под ноги, замер, стараясь не привлекать внимания. Впрочем, судя по короткому кивку Тео, получилось не совсем. — Ты не достоин звания «Инквизитора», предатель! — заявил воин, топорща усы. — Гай выкинет тебя из клана сразу же, как только узнает! Вспыхнул портал, из него ровным строем вышла пятерка воинов во всеоружии. Алекс приветственно раскинул руки и расхохотался. — Ребята, ну наконец-то. Явившиеся на зов «Инквизы» моментально взяли нас на прицел. Они уже все знали. И сторону выбрали. Сперва весь прибывший десяток потерял эмблему клана, следом развернул строй и ринулся в атаку.

Глава 9

Вспыхнули еще три портала. Пятнадцать новых «Инквизиторов» горохом высыпали на проселочную дорогу. Пятеро сразу сбросили значки клана и напали на только что прибывших соседей.

В мгновение ока завязалась лютая сеча. Я совсем перестал понимать, что происходит. Яркие вспышки навыков, блестящие на лезвиях, золотистое сияние заклинаний, проклятия и брань, ржание перепуганных коней – все смещалось в кучу.

Не надеясь на успех, натравил по костяному воину на «предателей», активировал неуязвимость и бросился к лошадям. Каким бы ни был исход сражения, мне больше с этим кланом делать точно нечего. Я и так, по сути, получил больше, чем рассчитывал.

Черная пелена спала как раз в момент, когда вставил ногу в стремя. Маячивший за моей спиной скелет-маг словил луч света и рассыпался в прах. Спасибо, герой, родина тебя не забудет.

Сходу придав лошади ускорение, активируя галоп, бросился вперед по дороге – прочь от Тароса. За спиной люто орали, не переставая рубиться с бывшими соратниками, «Инквизиторы», а я пригнулся к конской шее, молясь, чтобы в меня еще кто-нибудь не пальнул.

Копыта коня выбивали пыль из протоптанной земли, гремя в ушах, как и кипящая в висках кровь. Я зажмурил глаза, предчувствуя, как в спину вопьется какое-нибудь особо неприятное заклинание взбешенного предателя.

Но секунды сменялись секундами, а никто в меня так и не ударил. Неужели, спасся? Обернувшись на секунду, понял, что прав – бой угадывался в такой дали, что я поразился скорости животины.

Нет, я подозревал, что у «Инквизиторов» не простые кони, но выдать за несколько секунд почти километр – это никак в голове не укладывалось.

И хорошо, угнал собственную лошадь. Никто не сможет отозвать маунта[1], оставив меня валяться в грязи, позорно собирая выбитые от резкого падения зубы.

Как только ускорение у коня откатилось, снова активировал навык, заставляя животину прибавить. Десятисекундное ускорение сжирало выносливость питомца, но очень уж не хотелось, чтобы меня догнали. И совсем не важно – какая сторона победит, лимит доверия к подозрительному темному исчерпан.

И так не ясно, чего хотел Гай. Ежу понятно, я утаю самую вкусную инфу, а потом предам при первом же случае. Они светлые – я темный. Ничего личного, как говорится.

Храпящий конь сбавил ход, мотая головой. С пасти потекла пена. Это что за дела? Проверив состояние маунта, громко выругался.

Какая-то сволочь успела-таки набросить дебафф «Выпить выносливость». Ближайший час от коня толку будет ноль. И даже отозвать его амулетом – время проклятия замрет до нового призыва. Хорошо хоть, оторвались достаточно, можно свернуть в сторону.

Не боясь следопытов – их все равно в такую драку не берут, спрыгнул наземь и потащил упирающуюся скотину в ближайшую чащу. Благо деревьев много – пойди, найди меня в лесу. Тем более игра через пять минут уже скроет следы.

Мы углубились достаточно, чтобы я окончательно поборол панику. Не верилось, что удалось уйти так легко. Нет, меня обязательно нагонят и дадут по шее, но лучше бы это случилось как можно позже.

И все же гнев на предателей оказался сильнее стремления задержать некроманта – хоть здесь мне повезло. Про меня в горячке боя, похоже, просто забыли. Или намеренно дали уйти.

Перед глазами маячило сообщение почты, которое я за всей кутерьмой и не заметил.

«Ты что натворил? Я двадцать бойцов потерял!»

«Извини, Гай, я ни при чем, твой Алекс все замутил»

«Где ты, я пришлю людей»

«Извини, боюсь, твоим сокланам я больше доверять не могу»

«Ты кинуть меня решил, Макс? Ну-ну, посмотрим, как ты побегаешь в Артре. До встречи, раз так»

Я пожал плечами и отправил последнее сообщение.

«И тебе всего доброго. Извини, если что не так»

Конечно, он может взбеситься, что какой-то трупоед его обул на добрую сотню тысяч. Но, откровенно говоря, мне плевать на его нервы. «Инквизы» меня кинули первыми.

Уже хотел поведать, как все было на самом деле, но остановился перед отправкой. Незачем оправдываться – все равно мое бегство расценят как разрыв сделки. Гай на это недвусмысленно намекнул. Не предложил альтернативы, мол, встретимся mano a mano[2], а сразу перешел к открытым угрозам. Так что ни о каком продолжении сотрудничества речи быть не может.

Конь тихо всхрапнул, аккуратно переступая корни. С морды все еще свисала пена, я сорвал пучок травы из-под ног и наскоро отирал скакуна. Конечно, вряд ли застудится, но чертова механика доверия никак не внушала. А вот подлянку подкинуть – могла запросто.

Мы шагали по пружинящему мху, все больше заменяющему зеленые стебли травы. Вокруг возвышались гигантские деревья, уходящие под облака. Невероятно широкие стволы, укутанные в потрескавшуюся кору, подсвечивались перед глазами – видимо, заработал вшитый мне при оцифровке блок.

Может, именно благодаря ему я и знал, как управлять конем. Кроме того, в голове всплыло еще несколько странностей поведения, но я махнул рукой – раз мне на пользу, пусть будет. Другое дело, прошло уже не мало времени, а память так и не вернулась. И вот это плохо. Не хотелось оставаться пустышкой, не имеющей за плечами прошлого. Да, теоретически возможно, что при разморозке мою память просто повредили. И отрезали, чтобы, например, с ума не сошел, пытаясь восстановить инфу. Другое дело – я совершенно не понимал, с какого перепуга меня разморозили вообще. Если Шеф и Бенни не врали – я должен быть какой-то важной шишкой. Но пока шишки только сыплются на голову – сперва подстава Азуры, потом этот замут с «Инквизиторами», да даже редкий квест для некроманта из Тароса. Я машинально погладил рукоять кинжала. Имбовый клинок, дающий неуязвимость. Почему за ним никто, кроме меня не полез? Почему я единственный в округе с такой плюшкой? Не поверю, что темные о квесте не знали – обязаны были знать. И хотя бы попытаться выкупить для своих мелких проход за ним. Я представил толпу неуязвимых нубов, вооруженную Зовами бездны и усмехнулся. Толку от такой армии – шиш да нихрена. С другой стороны, никто не требует его сдавать. Я зачистил данж, восстановил пару алтарей – и все, если хорошенько подумать, только при помощи артефакта. Опять же, возвращаясь к алтарям. Мне посыпались просто волшебные подарки. И за что? За рядовую цепочку квестов? Я не могу быть первым, кто додумался задать нужный вопрос Богу-Покровителю. Не сходится история, хоть ты тресни. Конь успокоился и уже ровно шагал следом, на ходу обгладывая какие-то ветки. Я легонько похлопал его по шее, продолжая брести вперед. Карта показывала сплошные заросли, вокруг ни души, словно мы в реальном лесу, а не в игре, где с каждого куста на тебя смотрит злобный моб или – того хуже! – опьяневший от вседозволенности игрок. Зябко передернул плечами, осознавая, что остался один. Больше не спрячешься за спиной бравых рыцарей. И даже жалко, что с ребятами теперь не по пути. Им сейчас так промоют мозги, я в их глазах стану врагом номер один. Впрочем, об этом еще Мор предупреждал. Но я же умница и красавец! Это перед Богом Смерти можно с пафосом вещать о своей Избранности, но себе-то могу признаться, я не Нео, мне систему не прогнуть одним усилием воли. А вот ей меня – запросто. Мы продолжали идти в чащобу, обходя увеличивающееся количество буреломов. Все больше попадалось наполовину поваленных сгнивших деревьев, повисших на собратьях. Вокруг пели птицы, вдалеке долбил червей дятел, ему отвечали туканьем чересчур уверенные в себе самцы – от этого гомона болели уши. Я совершенно отвык от окружающего мира на своих кладбищах. Ноздри уловили запах свежести, конь оживился, едва не опережая меня. Стараясь не отставать от чрезмерно активной животины, я вошел на очередную лесную полянку вслед за лошадью. Точнее, мы вышли под сень огромного дуба. Его крона возвышалась на уровне трех метров, а размаху ветвей позавидовал бы дракон, презренно пряча жалкие крылышки. Метров по пять в радиусе, эти пальцы гиганта с самостоятельный ствол размером топорщились в вышине, совершенно скрывая солнце. А между корней великана выбивался крохотный ручеек. Источник кристально-чистой воды. — Вот и отлично, — сообщил я коню, уже принявшемуся цедить ледяную влагу сквозь зубы, пофыркивая от удовольствия. Устало опустившись на задницу, вытянул ноги. Хорошо, не пришлось убегать ногами, иначе схватили бы меня в пяти метрах от поля боя. Вот интересно, чем все закончилось? Вспомнились слова Алекса, меня уже ждали где-то на точке возрождения. А раз так – помирать никак нельзя. Впрочем, и раньше-то в мои планы не входило, но сейчас проблема встала еще острее. Где бы я ни оказался – меня могут встречать заскучавшие «Святейшие». А если очень не повезет – то и «Инквизиторы» вместе с ними. Впрочем, вряд ли ребята договорятся после убитого Марбаса. Я усмехнулся. Не повезло Гаю со мной, по всем фронтам. Сперва продал им Аль’Арзас, подставив под удар репутацию лидеров Света. Руку на отсечение, Мэтту это не понравилось. Следом наплодил алтарей – и тоже под рукой «Инквизиторов». Так что дипломатам еще предстоит договариваться о перемирии, чтобы не началась война. С другой стороны, сам «Святейший» разрешил Хаосу забиться в угол, чтобы «набирались сил». И правильно – бить заведомо более слабых легко, но быстро надоедает. Но он еще не знает, что я задумал. Наверняка бы вмешался. С другой стороны – они все-таки пришли за мной, ведь не просто же так подкупили Алекса и остальных. Или это удар по зазнавшемуся «Инквизу»? Чтобы не забывал свое место и не портил игру сильным мира сего? Конь захрустел особо сочной веткой кустарника, отойдя к краю поляны. Я бросил взгляд на дебафф – оставалось всего пять минут до конца действия. Значит, почти час уже слоняемся по лесу. Пора провести разведку боем. Развернув перед собой карту мира, едва подавил рвущийся наружу смешок. Я стоял прямо в центре пятиконечной звезды из золотистых точек — целей мифического квеста. Вокруг расположились пять будущих алтарей Богов Смерти. Ну и что это, если не знак свыше?

Подавив истерический смех, спрятал карту за пазуху и поднялся на ноги. Итак, будем идти по кругу, по очереди восстанавливая власть пантеона. Будем надеяться, с Кали больше связываться не придется – жутко неприятная оказалась дама. И как Заран терпел ее жрицу в своей постели? Вспомнив о Богине, выдернул из рюкзака кость и пузырек с кровью. Почему бы и не попробовать зачарование, пока жду дебафф? Все равно качать профу, так проведу время с пользой. Спустя полчаса и четыре испорченных бедренных кости, я ощутил, как резко накатила тошнота. Придерживая рукой живот, с проклятием полез в рюкзак в поисках съестного. Как назло – запасы кончились. Решившись на эксперимент, хлебнул водички из ручья. Эффекта – нуль. Значит, нужно раздобыть пожрать. С такими спазмами помру быстрее, чем доберусь до алтаря. И это казалось странным – никогда меня так не воротило от голода. Неужели увлекся настолько, что проворонил время очередной кормежки? Да и ел я совсем недавно, так что вдвойне странно. Почесав голову, решил попробовать обратиться в техподдержку. Чем черт не шутит? «Мы тщательно следим за здоровьем игроков. С вашим аватаром все в порядке. Пожалуйста, используйте общедоступные образовательные средства Неверкома для решения подобных вопросов. С наилучшими пожеланиями, служба технической поддержки Nevercome, Inc» — Вот так всегда, — вздохнул я, увеличивая перед собой компас. Отключив всю ненужную индикацию, добавил отслеживание неагрессивных НПС и зашагал в первом попавшемся направлении. Конь никуда не сбежит, не потеряемся. Кроме того, у меня всегда есть возможность призвать его заново. От голодных спазмов рот переполняла слюна, я сгибался вдвое, сплевывая тугую жижу, выходящую вперемешку с желчью. И это в игре! Черт бы побрал любителей реализма! Согнувшись в очередной раз, заметил мелькнувшую на компасе точку. Отлично, осталось найти, убить и приготовить из него похлебку. Теша себя надеждой, что это будет не опостылевший кролик, медленно добрел, цепляясь за деревья, к новой полянке. — Твою мать, — выдохнул я, оглядывая кабана сто первого уровня. Секач меня, похоже, услышал, напряженно фыркнув, угрожающе затопал копытами, роя землю. В глазах моба откровенно читалась лютая казнь, если сделаю хоть шаг на его территорию. — Не фырчи, клыкастый, ты мне без надобности, — вяло махнул я рукой, устало сползая по стволу. — И чем вас так откармливают? Кабан убедился, что не порываюсь навязать бой и, отвернувшись, продолжил самозабвенно раскапывать землю. Как оказалось, за его спиной пряталась целая плеяда подсвинков – но даже их уровни были мне не по зубам. Чертыхаясь, с трудом поднялся на ноги и побрел прочь. Я так сдохну от голода. Должно же быть хоть чтонибудь в этом лесу, пригодное в пищу? Стоило подумать, на горизонте замаячила красная точка. Осторожно высунувшись из-за ствола, оглядел небольшую полянку, копию предыдущей. На этот раз свиньи лежали уже мертвые, а посреди разрытой земли кружили огромные – размером с сенбернара — волки, поочередно прикладываясь к жертвам. Трое санитаров леса вальяжно прохаживались рядом со мной, еще пятерка отдыхала на другом конце поляны. Варг, зверь, 16 уровень. Здоровье 300/300. — А вот вы-то мне и нужны, — улыбнулся я, и превратил ближайшего поросенка в скелета. Гремя костяшками, воин взмахнул клинком. Трое волков бросились на него, а я поднял нового за их спинами. Второй боец лихо напал сзади, нанося критические удары в спину. В короткие мгновения все было кончено – и с варгами, и с первым скелетом. Бой окончен. Получено 300 опыта. — М-да, — протянул я, бросая взгляд на полоску опыта, требовавшего несколько сотен тысяч для нового уровня. Ну, я и не за опытом сюда пришел. Осторожно выбравшись из-за дерева, наскоро провел инвентаризацию. На этот раз повезло, мяса с поросят выпало много. Набрав пятьдесят кусков, я решил закончить с вылазкой и зачистить поляну, раз уж мне попались враги по силам. Воскресив свою армию в десять костлявых персон, уселся прямо на землю и выудил из рюкзака свинину. И тут же понял, что не могу ее приготовить – похлебка из поросят требовала второго уровня кулинарии, а я так и застыл на первом. Плюнув на приличия, впился зубами в мясо, тут же брызнувшее кровью. Каким оно было на вкус? Отвратительным, видимо, я все же не сыроед. Но обильно текущая по подбородку кровь подала новую идею, и, выудив пустой пузырек, я старательно сцедил алую влагу. Обескровленное мясо стало совсем не пригодно в пищу. К тому же от съеденного затошнило уже всерьез, хотя полоска голода заполнилась почти сразу. Решив не испытывать судьбу, бросил недоеденное в кусты – мало ли, какому хищнику пригодится – и отряхнул руки.

Итак, поищем среди добычи кости? [1] Маунт – транспорт. Часто представлен в виде мифических животных со специфическими способностями, например, ездовой дракон, летающий пегас. Передвигаясь верхом, игрок частично лишен возможности использовать свои навыки. [2] Mano a mano – один на один.

Глава 10

Два дня я блуждал по лесу, собирая травы и коренья, вручную вырезал кости у мобов и сцеживал кровь. Хотя игровая механика облегчала изготовление еды или зелий, но компоненты добывать приходилось по-настоящему. Так что, орудуя Зовом Бездны, отрезал конечности убитых мобов, счищал мясо с костей, а траву приходилось заготавливать Милосердием. Естественно, использование непрофильного инструмента портило результат, сильно снижая качество добываемого ингредиента.

Запасы, купленные еще в Таросе, я давно употребил в производство. В результате апнул уровень алхимии и забил рюкзак почти пятью сотнями зелий – пока уровень маленький, примерно половина эликсиров превращалось в бурду. Хорошо, что и провальный опыт шел в зачет прокачки.

Поляна у приметного дуба превратилась в некое подобие базы – к алтарям я не спешил, справедливо полагая, что меня там будут ждать. И если новички Неверкома не в курсе, где их искать, то уж взявшийся за меня Мэтт обязательно выставит охрану. Он как-никак всю войну только и делал, что эти самые алтари уничтожал.

Собственно, в этом я убедился на второй день. Подкрался к ближайшей цели задания насколько смог, чтобы не попасться на глаза особо внимательным. Насчитал пятнадцать «Святейших» от пятидесятого и выше уровнем, мирно варящих на костре гречневую кашу с мясом. Судя по запаху – говядиной.

Голод обострялся все так же резко. Но я уже без проблем насыщался сырым. Заодно получил достижение «Дикарь», требовавшее съесть десять кусков мяса с кровью или любой другой сырой пищи. В отличие от иных достижений, «Дикарь» повышал скрытность в лесу и, пока я недвижим, не отображаюсь на компасе игроков. Благодаря этому пригодилось, когда я нашел пару красных зон рядом и даже предпринимал туда вылазки, подтянул уровень до десятого.

А теперь смотрел на врагов и сжимал в бессилии кулаки. Им не было смысла тратить время, прочесывая лес. У Мэтта есть такая же карта алтарей, что и у меня. И он поступил проще – перекрыл к ним доступ.

Рано или поздно, я все равно должен сам сунуться в петлю. И то, что охрана была даже не среднего уровня, а всего лишь, по меркам, разумеется, ТОПов игры, чуть старше нубского, нисколько не меняло ситуации. Пятнадцать человек даже пятидесятого уровня – это уже суммарно больше меня в семьдесят пять раз. Тут как не вертись, все равно проиграешь.

Убедившись, что охраняются все пять алтарей, вернулся к себе под дуб и уселся у родника. Итак, что мы имеем?

Десятый уровень персонажа звучало, конечно, круто, но реальная сила – это прокачка гримуара. Книжка поглощала души абсолютно любых существ, так что нужно делать упор именно на апы фолианта. Не важно, сколько у меня в итоге маны, если моих скелетов будет валить дуновение ветра.

Из соседних локаций, что я обнаружил, подходящими мобами для прокачки гримуара могли послужить только свиньи. Но и эти клыкастые сволочи приносили проблем. Обладая общей аггрозоной, бросались толпой и легко могли стоптать наглеца.

А с учетом, что на каждой второй поляне собиралось по десять-пятнадцать особей, выходило, что до ближайшего уровня гримуара мне торчать в этом лесу пару лет. Так долго тянуть не хотелось, хоть и был в этом плюс – если я не активирую новые алтари, рано или поздно «Святейшим» осточертеет их охранять.

Конечно, они вполне могут прочесать весь лес, попутно набивая уровни молодняку, что сейчас сторожит мои цели. Но это сразу даст мне шанс, пусть и мизерный, прошмыгнуть мимо и добраться до желанного камня.

Кроме того, я уже заметил, игроки на страже не сменяются – стало быть, такие же оцифрованные, как и мы с Мэттом. И торопиться им абсолютно некуда. А мне не хотелось одичать под этим проклятым дубом.

Можно было вернуться на дорогу и, плюнув на все, пришпорить коня. Но где гарантия, что первый же встречный игрок или даже НПС не сдаст меня ТОП-клану? Наверняка про охоту на одного шибко умного некроманта уже в курсе весь мир.

Откинувшись спиной к стволу, закрыл глаза. Пат какой-то. И выйти отсюда, и оставаться – смерть. Еще и Боги молчат. Хотя, возможно, достучаться до Покровителя конкретно я могу только на кладбище. Неверком поощряет отыгрыш ролей, как я догадываюсь по стремлению добиться максимального реализма, отсюда и такие требования.

А еще мне не давал покоя момент, когда Тео закрыл меня щитом. Как он это сделал? Алекс был с ним в группе, я – нет. Паладин кастанул какое-то уничтожение нежити, но почему оно сработало на вояке? Френдлифаер[1]? Но раньше я такого не замечал – даже мои скелеты могут сдуру отрубить друг другу конечности, так почему каст ударил в воина и прошел безболезненно?

Может ли быть так, что Алекс использовал хил[2], который в руках светлого обращается в нанесение ран темному? Это, разумеется, было бы логично. Но магия не промахивается! Я мог избежать урона, но «Инквизитор» совершенно точно попал бы, как убили скелета, прикрывавшего грудью мой героический отход.

После двух дней обдумывания феномена со всех сторон, единственный вывод, приходящий на ум – меня снова поимели.

Если это было заклинание, изначально направленное на Тео, выходит у нас что? Перед глупым нубом разыграли спектакль, чтобы умыть руки, передав жертву «Святейшим». И именно поэтому на Арбогаста[3], как я прозвал коня, повесили вялый дебафф, не помешавший мне уйти. И то, проклятие скорее случайно сорвалось у кого-то слишком старательного.

В пользу постановки «наивный некромант убегает от хвоста» говорил и удар Теодора в деревне с одержимой девчонкой. Боец решил предупредить о грозящей опасности, но не знал, как это сделать. И нашел единственный, с точки зрения воина выход – подстричь меня секирой. Теперь главный вопрос – зачем это все? Гай мог самолично передать меня на руки Мэтту, как только понял, какой именно у меня квест и к чему все идет. Но все выглядело так, будто я приду за душой главой «Инквизиторов» с вопросами. Зачем устраивать розыгрыш? И вот здесь я мог лишь разводить руками да плечиками пожимать. Слишком мало знаю о внутренней кухне кланов, чтобы четко понимать мотивы Гая. Да, он сразу сказал, что ему ничего не стоит сдать с потрохами Мэтту, но не сдал. Даже согласился на мои условия ради мифического шанса отхватить эфемерное преимущество перед другими. А что если «Инквиз» решил обыграть и Мэтта, и меня? Договорился на эксклюзив для клана, затем продал меня «Святейшим». Для выполнения этой части сделки даже отправил мне наивное письмо с просьбой указать местонахождение. А когда я его послал, развел перед Мэттом руками, мол, не получилось. И в таком случае, лично к главе «Инквизиторов» у меня вопросов быть не может – он честно предложил помощь в сложившемся недоразумении. Он не мог не знать, как среагирую на ситуацию – я же птица гордая, просто обязан отказаться. И тем самым сыграть интригану на руку – наверняка есть способ продемонстрировать переписку другому игроку. И Мэтт увидел, что с «Инквизами» некроманта больше ничего не связывает, и я, если что, смогу лично с Гаем переговорить в будущем об изменившихся условиях сделки. Распахнул глаза и нырнул в ближайшие заросли – на компасе загорелись две приближающиеся точки. На поляну вышли, совершенно не скрываясь, двое людей в обмундировании паладинов. — Ну и что мы будем еще обсуждать, Мэтт? — заговорил Гай Аврелий, присаживаясь на освобожденное мной место. — Ты сказал, тебе нужен некромант, я тебе его отдал. Что тут еще обсуждать? Глава «Святейших» хищно усмехнулся, встряхивая гривой темно-русых волос. Его лицо напоминало кусок камня, обтянутый кожей – грубые и резкие черты лица, тяжелые надбровные дуги, из-под которых светились белым плазменным огнем чуть суженные глаза. Тонкие, будто сжатые губы, вокруг которых чернела небольшая щетина. — Ты не юли, Гай, мы не первый день друг друга знаем. И ты в курсе, кто я и чего требую от остальных. «Инквизитор» развел руками. — И? У меня был выбор – попытаться урвать место в топе повыше, я решился. Ты теперь мне войну за это объявишь? Вот только забываешь, времена-то меняются. Обросли твои воины жирком, — он нагло улыбнулся. — Пришли ребятки моложе и погорячее, с не менее тугими кошельками, чем был у твоего дедушки. Так что развязать войну среди своих сейчас – ну, я бы на «Святейших» не поставил. Мэтт кивнул. — Да, — он тоже присел у дуба, прислонившись плечом к собеседнику. — Раньше было как, Гай? Есть светлые, есть темные. Наше дело – правое, вали врагов, пока рука колоть не устанет. — То было раньше, — скривился «Инквизитор». — Сейчас твоя идеология никому не нужна. И мы живем не в прошлом, Мэтт, мы живем сейчас. Уж кто-кто, а ты-то должен понимать, нет в Неверкоме больше места фракционным войнам. Администрация уже объявила, что в этом мире, — он обвел рукой вокруг, — победил пантеон Порядка. Мэтт снова кивнул. — Вот только Тьма никуда не делась, Гай. Она всего лишь сменила цвет. Гай встрепенулся. — Ты на что это намекаешь? «Святейший» пожал плечами. — Думаешь, почему я остановил геноцид Хаоса? Мне было плевать на них, пусть бы хоть все на реролл ушли. Но баланс, Гай, баланс! — он поднял палец. — Ты хоть представляешь, что творится сейчас там, наверху? — У админов? — Какие админы, — скривился Мэтт. — Думаешь, они хоть что-то новое добавили со старта игры? Ни капли. Только купоны стригут, да следят, чтобы капсулы исправно работали! Нет и не будет в Неверкоме нового контента, Гай. — Но, погоди, а Марбас? Мэтт усмехнулся. — Все это было изначально заложено. Ты же понимаешь, что есть квесты стандартные, которыми тебя с упоением напичкает любой НПС, а есть – блуждающие, которые еще и найти надо? — Ну разумеется, — кивнул Гай, поворачиваясь к Мэтту. — Ты хочешь сказать, Марбас, алтари – это все часть старой заложенной программы? — Я говорю об этом прямо, Гай. Нет нового контента в Неверкоме. И этот твой Макс отмороженный запустил новый виток истории мира. Тот, что впервые всплыл, когда я еще самолично разбивал проклятые алтари. Мэтт замолчал, Гай сидел с ошарашенным видом. Наверное, у меня было такое же лицо – в каких-то пяти метрах сидел глава разыскивающего мою тушку клана, и стоит ему глянуть в мою сторону...

— И что дальше? — всплеснул руками «Инквизитор». — Мне нужен этот некромант, Гай, вот что. И нет, я не собираюсь его убивать. Я, если ты еще не забыл, не маньяк какой-то, тем более, не собираюсь задираться с сосулькой. Админы выпустили кого-то в игру? Мне все равно. Но вот этот выпуск начинает перекраивать мир, тыкаясь, как баран, вслепую. И тут у меня свой шкурный интерес. — Разумеется, ты не поделишься со старым другом, — хмыкнул Гай. — Этот старый друг, о котором ты говоришь, давно уже откинул копыта, — отмахнулся Мэтт. — Теперь вместо него прижимистый глава враждебного клана, только и думающий, как бы отгрызть у меня кусок власти, — «Святейший» поднялся. — Ты думаешь, я не знаю, как Марбаса вы завалили? — Ловкость рук и никакого мошенничества, — улыбнулся «Инквизитор». — А что к нам инфа попала – так тут ты сам виноват. Хотел бы темного – давно пустил бы кого-то из своих на реролл, что я, первый день тебя знаю? — Да ты даже не понимаешь, о чем говоришь, — рассмеялся тот. — Ты сколько лет уже здесь? И до сих пор не понял, что все, что происходит вокруг – зависит от конкретного игрока. Одно решение, одна мысль, уникальная идея, да даже ситуация – и вот, новый виток в истории мира. Помнишь, каким я был, когда только пришел в Неверком? — Помню, — кивнул Гай. — Злой и непримиримый. — Глупый и наивный! — фыркнул Мэтт. — Я тогда решил, что война – отличный способ жить. И добился успеха. Что мне могли противопоставить эти сосунки? У них даже лидера не было! — А теперь, значит, будет? — поднял бровь блондин. — И теперь не будет, — рубанул воздух паладин. — Ты прекрасно знаешь, Зверь хоть и управляется довольно умело, но сам он тупая скотина. С нашими Богами ему не равняться. Но дело не в этом, не в лидере вообще. — Тогда в чем же? Почему ты их не добил? — Испугался я, Гай. — Ты и испугался? Не смеши, Мэтт! Ты никогда ничего не боялся. — Не боялся, а потом наложил в штаны. Потому что мне выпал квест на полное разрушение темных алтарей. И награда была большая, да только платой стало бы слишком многое. — Это как? — Ты в курсе, что на Земле творится сейчас? Сводки хотя бы читал? — В курсе. — А знаешь, почему так случилось? Потому что не осталось никого, кто мог бы представлять угрозу. Так что квест у меня до сих пор висит, но я ни одного темного не тронул с тех пор. — Ты смеешься надо мной, что ли?! — прыснул Гай. — Иди ты к черту, — отмахнулся «Святейший». — В общем, я тебе сказал все, что хотел. Считай, ты предупрежден – я этого некроманта найду, цена вопроса меня не волнует. А узнаю, что ты за моей спиной опять какие-то темные делишки крутишь – оторву крутилки так, что мало не покажется. Уяснил? Гай насупился. Кажется, теперь у него есть личный повод для бунта среди светлых. Еще бы знать, решится он или нет. — Ты забываешься, Мэтт, — заговорил он. — Я думал, мы друзья, приперся в эту глушь, а на деле – одни угрозы и невнятные пророчества передела мира. Хочешь поймать некроманта – лови, это не мое дело. А будешь угрожать дальше, я весь мир подниму против тебя. Ты же дальше собственного носа не видишь, заперся в замке, управление доверил своим ребятам, не знаешь, что на ваши богатства уже давно другие хотят лапу наложить. — Ты мне угрожаешь, что ли? — рявкнул паладин, вырывая меч из ножен. Гай примирительно выставил ладони. — Я тебе просто говорю, как есть, Мэтт. Твое время прошло. Давно прошли те времена, когда у тебя был авторитет рыцаря без страха и упрека. Теперь ты просто жестокий маньяк. Герой войны, который никому не нужен в мирное время, — он тоже поднялся на ноги. — Так что я предлагаю тебе сдать полномочия похорошему, пока еще можно избежать неизбежных жертв раздела. — Ты хоть осознаешь, что в этом лесу полно моих людей? — поперхнулся «Святейший». — Ты понимаешь, что я тебя сейчас на ленточки пустить могу? «Инквизитор» пожал плечами. — Можешь, да только ничего это уже не изменит, Мэтт. Мы оба с тобой оцифрованы. Оба знаем, что значит, жить Неверкомом. Вот только ты забыл, что помимо идеологии, нужно еще и о реальности помнить, — он подбросил в руках золотую монетку. На поляне возникло сразу с десяток убийц в черных плащах – абсолютные копии тех, что напали на нас по приказу Азуры. — Это война, — покачал головой ТОП. — А эти, — он кивнул в сторону приближающихся наемников, — для меня не угроза. Гай широко улыбнулся. — Ты забыл еще об одной вещи, Мэтт, Марбас пал от руки «Инквизиторов».

— И что? — паладин явно тянул время, озираясь по сторонам. — И, подыхая, демон подарил мне особенный рецепт, Мэтт. Я уже успел его опробовать, называется «Яд Бездны». И пока ты пытаешься призвать клан, я скажу тебе последние слова, которые ты услышишь, старый друг, — губы Аврелия растянулись в недоброй усмешки. — В Неверкоме умирают даже Боги. Убийцы кинулись разом, но кинжалы со звоном ударились о прозрачный золотистый шар, окруживший паладина. Мэтт вонзил меч в шею товарища, но тот и не пробовал защищаться. Наемники кромсали защиту лучшего игрока Неверкома, но зеленый яд лишь расползался по сфере, не причиняя вреда паладину. Мэтт дернул лезвием, и голова Гая покатилась по траве к кустам, где засел, забыв, как дышать, я. Убийцы все еще старательно били по куполу, а Мэтт в одно движение разрубил самого активного – две неровные части, брызгая кровью, завалились в кусты, превращаясь в горку тряпья. Еще один рухнул в траву, не издав ни звука. Руки нападавшего лежали под ногами паладина, уже готовящего очередной прием. Когда убийца остался один, а Мэтт замахнулся для решающего удара, купол со звоном лопнул, а убийца проскочил вплотную к противнику, самостоятельно насаживаясь на меч. Но и кинжалы вошли «Святейшему» прямо в глаза. И я едва сдержал вопль. Паладин попросту развалился на пиксели, будто его и не существовало, а доспехи рухнули горкой. Простояв секунду, убийца завалился в траву, раскидав руки. Выждав несколько минут, я прокрался к амуниции паладина и обомлел. Комплект доспехов святого Мэтта (Игрок_заблокирован). [1] Френдлифаер — союзник случайно или специально стреляет по союзнику и наносит ему урон. [2] Хил – лечение, так же игрок, на нем специализирующийся. [3] Флавий Арбогаст — командующий всеми войсками в западной части Римской империи в 388—394 гг. при императоре Валентиниане II. Как отмечал Зосим, византийский историк V века, пользовался авторитетом среди солдат за неподкупность, храбрость и равнодушие к богатствам.

Глава 11

— Ну что, как тебе это представление? — усмехнулся Гай, бесшумно выходя на поляну. — Неплохо я все разыграл, верно?

Я оторвал взгляд от именных доспехов. Не хотелось бы начинать проигрышный бой с человеком, способным раздавать бан направо и налево.

— Как ты это сделал? — я кивнул на груду амуниции. — Это же не игровая способность!

— Разве не ты продал мне Аль’Арзас, Макс? — усмехнулся «Инквиз». — Разве не мой клан уничтожил мирового босса? Рецепт я получил игровыми средствами. И собрал его тоже ими. А то, что наш всеми любимый Мэтт с ним не справился – ну, это издержки производства.

— Ты убил его?

— Зачем? — развел он руками. — Бездне нужны жертвы. И Мэтт стал одной из них.

— Одной?

— Я уже говорил, что проверил «Яд Бездны» на других, Макс. Ты невнимательно слушал наш разговор? — он снова усмехнулся. — Я зря следил за тобой, чтобы в итоге привести сюда Мэтта и разыграть этот спектакль? Ты неблагодарный зритель, — рассмеялся Гай. — Впрочем, все это лирика, Мэтт больше нам не угроза, как и «Святейшие».

— Их ты тоже отправил в Бездну? — я сделал шаг назад, не желая подпускать к себе паладина, если у него в кармане найдется еще один отравленный клинок.

— Нет, конечно, но без Мэтта, — он кивнул на груду доспехов, — они просто прокачанная толпа. Да и та по большей части уже забыла, что значит сражаться не на жизнь, а насмерть. Им предложено сменить клан, раз уж их глава оказался в блоке.

— Они вот так просто согласятся? Бросить все и перейти к тебе, человеку, убившему их главу?

— Ты так ничего и не понял, Макс, — покачал он головой. — Не важно, кто поведет армию в бой. Главное, чтобы был враг. А «Святейшие» уже давно не воевали. И руки у ребят чешутся. А я дам им врага. Сперва одного, потом целый народ. И «Святейшие» будут мне благодарны, понимаешь?

— Почему?

— Потому что почти все они оцифрованы. И давно. Но Мэтт, устранившись от реального управления, посадил за руль своих помощников. И наступил мир. А мир в Неверкоме – это способ загнить, состариться, угомониться, — его лицо скривилось. — Мир это смерть, Макс.

— А я думал, мир это процветание, — пожал я плечами. — Ты для этого притащил сюда Мэтта, чтобы я увидел, как ты его одолел чужими руками?

— Макс, Макс, Макс, — покачал головой Гай. — Не строй из себя дурачка. Ты прекрасно понимаешь, что я знал Мэтта. Знал, как он сражается. И все рассчитал заранее. Наш любимый паладин давным-давно разучился думать в бою, действовал на алгоритмах, на инстинктах. Сперва святая аура, блокирующая урон на четыре секунды. Пока она действует – комбинация смертельных ударов. По одному на каждого.

— И ты подгадал, что когда аура упадет, последний убийца сам набросится на меч, ковыряя ножиком глаз Мэтта? — скривился я.

— Я лично отвалил ему сто тысяч за этот рывок, — усмехнулся Гай. — Понимаешь ли, убийцы получают деньги не за сохранение своей шкуры, а за нападение. Иногда заказчик просит что-то продекламировать пафосное, на прощание, так сказать. Иногда – условием оплаты становится увечье. Вот я и поставил свое дополнительное условие. Тот, кто остается последним – должен хотя бы раз коснуться клинком паладина.

— И ты не боишься, что с этим ядом они сами тебя пришьют?

— Теперь ты выставляешь идиотом меня, — усмехнулся «Инквизитор». — «Яд Бездны» крайне дорог. Чтобы ты понял, насколько, представь цену нового тела. И умножь раз на пять.

— Ты безумец!

— О, нет, — рассмеялся Гай. — Видишь ли, воспользоваться им можно лишь раз. Эффект пропадает после первого же касания. Либо – после завершения боя, в котором ты его активировал.

— То есть, у наемников его не осталось.

— У наемников – нет, а вот у меня – хватит, чтобы отправить на тот свет еще пару десятков оцифрованных, — хмыкнул он. — И как ты думаешь, кто будет первым?

— Это угроза?

— Это констатация факта, Макс. Видишь ли, Мэтт был прав, ты уникален из-за своей цепочки квестов. Я не знаю, что ее на самом деле запустило – принудительное обращение во тьму, необычное ключевое слово... — он замер, глаза помутнели на секунду. — Важно только то, что в конечном итоге, полная карта алтарей существует. Но известно лишь о двух экземплярах.

— У меня и Мэтта, — кивнул я.

— Именно! — хлопнул в ладоши, самодовольно улыбаясь, Гай. — Ты не так глуп, как хочешь показать. Но вот беда — мой старый друг почил в бозе, остался только один человек, который ею обладает. И мне она нужна, как ты понимаешь.

— Зачем тебе алтари? Ты и так теперь всесилен, раз можешь скармливать Бездне оцифрованных игроков. Кто в своем уме станет тебе перечить? — закинул я крючок.

— Раз уж у нас вечер откровений, — развел руками паладин, садясь на землю. — Присаживайся, — он протянул мне тарелку с жареным мясом. — И угощайся, разговор будет долгим, а ты, наверное, совсем забыл, что значит нормальная пища, да, «Дикарь»? — Ты и об этом знаешь? — я сел и взял подношение. — Я обо всем знаю. Ну, почти обо всем, — поправился Гай. — Как ты понял, Марбас даровал мне «Яд Бездны». Но это только первый шаг. Видишь ли, я хочу большего. И для этого мне нужно привести Богов Бездны в Неверком. А сделать этого без алтарей – невозможно. — То есть, ты хочешь создать новый пантеон, — тщательно прожевывая, кивнул я. — Признаться, я удивлен. А как же Порядок? Он рассмеялся. — Порядок, несомненно, хорош. И помог нам выиграть войну с Хаосом, но его времена прошли. Если во время войны нам давали усиления за убитых темных, то теперь, когда твои собратья сдались и забились от ужаса в угол, Порядок бесполезен. Но у Бездны нет милосердия, нет друзей. Все, кто не поклоняется этим Богам, все – враги. И я не хочу вставать у них на пути, я хочу их возглавить. — Возглавить Богов, это вообще возможно? — Конечно, — всплеснул Гай руками. — Как думаешь, кто создал Зверя? Игроки, такие же, как ты и я. Мэтт был прав – во многом, но упустил самое главное – без игроков Неверком был бы мертв. — Но зачем это тебе? — ткнул я в его сторону куском мяса. — Потому что Земля и космос – это бред. Сам подумай, ну, добьются Власти своих целей, но нам-то, оцифрованным, что с этого? Мы пока еще зависим от родной планеты. Но для существования нам нужны только сервера. Другое дело, что обслуживают их машины. Для людей почти не осталось работы на Земле. — И ты хочешь автоматизировать обслуживание, чтобы не зависеть ни от Земли, ни от властей, — кивнул я. — Но при чем тут Бездна? Гай усмехнулся. — Считай это удачным рекламным ходом. Чем больше людей входит в Неверком, тем больше будет игроков. Больше игроков – больше возможностей для маневра. — То есть, тебе нужны подданные? — хмыкнул я. — Что-то вроде того. Нет никакого интереса быть королем в пустыне, а Неверком – мир большой, здесь хватит места для всех. И, когда станет возможно, я хочу, чтобы реальность этого мира стала самостоятельной. — Как? Рано или поздно, сервера упадут, без вмешательства извне Неверком погибнет. — Я же сказал, что он уже сейчас обслуживается исключительно машинами. Ты не представляешь себе технологический уровень Земли, Макс. При достаточном финансировании я получу не только автономный комплекс, в котором за серверами будут следить специальные боты, но и смогу вынести его с земной орбиты. — Зачем? — Рано или поздно власти захотят избавиться от человечества. Чтобы ты понимал – они для того и покинули родную планету, чтобы чернь сама себя погубила там, внизу. — Мэтт и об этом знал? — Конечно, его дедушка был главным идеологом. Именно он создал Неверком, как буфер, сдерживающий фактор. Люди ломанулись в виртуал, стараясь убежать из неуютной жизни, чтобы получить новую здесь. Как думаешь, как скоро Власти решат закрепить успех? — Смысл им избавляться от человечества? — Планета не вместит всех, — пожал плечами Гай. — Кроме того, совсем не обязательно кормить такую прорву народа. А крепостных, которыми можно будет править – всегда хватит. — Пахнет какой-то вшивой антиутопией, знаешь ли, — пожал я плечами. — Не верю, что с таким уровнем прогресса, можно быть такими идиотами. — Ты просто не знаешь всего, что тут происходило, Макс. Все это следствие большего. Постоянная вражда привела к геноциду и монополии. Монополия породила Властей. Тех самых масонов, которыми несколько тысяч лет пугали шизофреников. — Извини, все равно звучит слишком безумно, чтобы я поверил. Гай вздохнул. — Я бы и сам не хотел в это верить, некромант, но так есть. И мы имеем то, что имеем. Так что – да, я хочу править Неверкомом. Править благодаря Бездне. И ты – мой ключ к успеху. — Если я отдам тебе карту, ты меня отпустишь? — усмехнулся я. — Конечно, — хохотнул он. — А зачем ты мне сдался? Уж извини, но реально угрожать размороженному – нужно быть самому последним отморозком. В отличие от Мэтта, я понимаю, стоит тебе всерьез прищемить пальчик, Власти отправят в Бездну меня самого. Так что мы сейчас мирно решим, как разделим мир, а через пару лет станем воевать. Я чуть не подавился куском мяса. — Ты серьезно? — Не держи меня за дурака, Макс. Пока Неверком зависит от Властей, я вынужден играть по их правилам. Конечно, в будущем, мы сойдемся в Последней битве, но пока, я повторюсь, вынужден, именно вынужден буду отпустить тебя на все четыре стороны.

Я тяжело вздохнул. — И все это время ты просто играл со мной, да? Разыграл предательство среди «Инквизов», чтобы заманить сюда, убил Мэтта, — я отложил кусок мяса в сторону. — И все ради разговора один на один? Зачем так усложнять? — Потому что все это маленькая часть большого плана, некромант. Мэтт мне мешал – я убрал его. Заодно вычислил предателей в своих рядах. Так что Алекс теперь тоже в Бездне, — на его губах заиграла довольная улыбка. — То, что случилось с Мэттом – помогло тебе осознать, что я не простой игрок, со мной нужно считаться. Разве я не прав? — Ты доказал вескость своего мнения, — кивнул я. — Но я все равно не понимаю, ты хочешь разделить мир? — Конечно, ведь Мэтт был прав – монополия приводит к краху. Империя начинает погибать в момент своего рождения. Империя Неверкома – не исключение. Ты ведь не знаешь, что и ее создали игроки? — Нет, не слышал. Он кивнул. — И грядет новый передел мира. На этот раз – нашими руками. Только мы двое будем знать, что на самом деле происходит вокруг. Только мы будем править Неверкомом. Естественно, когда ты соберешь достаточно золота, чтобы получить новое тело, я попрошу тебя выбрать наследника. — Чтобы у тебя оставался противник? — Именно. Я не собираюсь сжигать мир ради собственного эго. Мне нужен враг. Он всем нужен и всегда. Да, награда за геноцид огромна, но это – тупик. Я не собираюсь проходить игру, я собираюсь сделать ее вечной, — его глаза хищно блеснули. — Я могу поторговаться, — хмыкнул я. — Как ты сам сказал, причинить мне вред ты не можешь, а вот помощь моя тебе нужна. — Я согласен обсудить условия, для того и устроил все это, — кивнул Гай. — Только на этот раз – все почестному, никаких тузов в рукавах, Макс. Я скромно улыбнулся. — Ты же понимаешь, что я хочу сбросить хвост? Мне не нужно, чтобы за мной бегали светлые, стараясь вырвать себе новую плюшку. — Никакого преследования не будет. Не до того сейчас светлым, — кивнул Гай. — Ближайший год я буду слишком занят, чтобы носиться за каким-то десятым уровнем. — Не сомневаюсь, — улыбнулся я. — Мне нужно золото. — Всего лишь? — поднял бровь Гай. — Всего- не всего, а карта стоит больше, чем новое тело. Уж ты-то понимаешь, что можно сотворить, обладая таким знанием. — Хорошо, сколько ты хочешь? Я почесал подбородок. — Сколько ты можешь предложить? — Я могу дать тебе достаточно, чтобы хватило на пару тел, Макс. Но, как ты понимаешь, не стану этого делать – где гарантия, что ты тут же не бросишь игру? А мне нужен устоявшийся соперник. Зримый предводитель вселенского зла, на которого смогу ткнуть пальцем, обвиняя во всех грехах и развязать войну. Я кивнул. — Сколько времени у меня будет, чтобы подготовиться к войне? — Думаю, года будет достаточно, — пожал плечами Гай. — Кроме того, мы всегда будем оставаться друг у друга на связи. Ты прекрасно понимаешь, что мне придется перестроить очень многое на территории светлых. Как минимум, захватить власть. — Я думал, ты уже это сделал, — я кивнул на останки Мэтта. — Кто в своем уме будет прыгать против тебя? Он усмехнулся. — Ты не представляешь, с какими баранами приходится работать. К примеру, Теодор – хороший вояка, но слишком помешан на чести. Попытался тебя предупредить, хотя я строго наказал держать план в секрете. — И что ты сделал с ним? — Ничего, — пожал он плечами. — Я уже сказал, что честь для него превыше всего. Так что Тео снял значок, вернул в кланхран[1] собственность «Инквизиторов» и мы поблагодарили друг друга за годы сотрудничества. — И ты даже не отправил его в Бездну? — Ты забываешь о цене яда, Макс. Я богат, но не настолько, чтобы отправлять в бан каждого встречного. — Хорошо, вернемся к торгам? — Ну, давай, послушаем твои условия, — хмыкнул он. —Только сразу говорю, золота я тебе дам немного. — Мне оно и не нужно, — пожал я плечами. — Но пару услуг ты мне оформишь. — Смотря каких? — Не забывай, сам сказал, не станешь чинить мне препоны. Я могу просто встать и уйти. — Я не могу тебя заблокировать, Макс. Но не давать играть обычными средствами – запросто. Стоит пожелать, на тебя начнется настоящая охота. — Да, но тогда и ты не получишь ни карты, ни равного по силам конкурента.

— Поверь, через пару месяцев постоянных смертей тебе уже будет так все равно, — усмехнулся он. — Но ты прав, я не хочу доводить до абсурда. Так что давай будем объективны. У тебя есть способность находить новые ветки развития Неверкома, у меня – связи, золото и армия. — Вот о них и поговорим. Мне нужно качаться, и обрасти весом в темном обществе, так? — Именно. — В таком случае, в светлых городах должна прекратиться вражда. Чем больше темных будет спокойно выходить из стен светлых городов – тем лучше. Мне тоже понадобится армия. — Не пойдет, пока ты не докажешь, что за темных стоит играть, игроки так и будут уходить на реролл, стоит попасть к Хаосу. — Мы с тобой знаем одну девушку, что прекрасно справлялась с задачей. И у меня есть рычаг, как заставить ее действовать лучше. — Азура? Ее лишили наставничества. — Мне плевать, что ты сделаешь, хоть подари ее сестре биокапсулу – Азура должна порождать темных в промышленных масштабах. — Недовольство будет назревать, — кивнул Гай. — А ты не такой уж и светлый, Макс. Предлагаешь сыграть на чувствах девочки, чтобы добиться своего? — Я некромант, Гай, мне плевать на чувства других. — Хорошо, я дам ее сестре биокапсулу, пусть доигрывает. Только чем это поможет, не понимаю. — Все просто. Ты организуешь своего рода поддержку новоявленных темных – не важно, что это будет, но удержать их от реролла – твоя непосредственная задача. В конце концов, у нас мир. Я же за это время активирую алтари. И ты будешь тыкать в меня пальцем, рассказывая, как хорошо устроился Макс, так что играть за темных не только можно, но и круто. — Никто не поведется на такое, — скривился «Инквизитор». — Вот поэтому встает вопрос номер два – раскол светлых. — Он и так неизбежен. — Вот и устроим передел мира. Часть светлых должна озлобиться, развязать мелкий конфликт. Ты выступишь на защиту нубов. Прикроешь их от собратьев. — Мне так и так придется повоевать, — кивнул Гай. — Но я все равно не верю... — Это моя проблема, — отмахнулся я. — Это же немного в обмен на карту, верно? — А если кто-то из темных найдет ее? Что тогда? — Не найдет, — улыбнулся я. — Мэтт был прав – я уникален. Но дело не в том, что я где-то и что-то подумал. Дело в том, что я не простой человек из толпы, Гай. Он нахмурился. — Ты вспомнил что-то или все это время честно врал в глаза, будто у тебя амнезия? — Это не важно, — отмахнулся я. — Важно, что другого такого же некроманта ты не найдешь никогда. Разумеется, я ничего не вспомнил. Но, слушая разговор двух паладинов, пришел к определенному выводу, который только подкрепился диалогом с Гаем. Я на самом деле уникален. Но не потому, что обладаю какой-то способностью, не известной другим. Я пришел из иного времени, не вписываюсь в систему современного человека. И ветки квестов у меня будут особыми. Уж не знаю, что достанется новым некромантам, но вряд ли среди них найдется еще один житель двадцать первого века. Осознание пришло так неожиданно, что даже задумался, не во вшитом ли блоке дело. Но пришлось отмести эту идею, как бредовую. Никто не знал, что я стану темным – смысла закладывать уникальность не было никакого. Теперь становится ясно – Власти, запихнув меня в Неверком, изначально собирались запустить новый виток войны. Для этого меня и разморозили. Я всего лишь стартер для привлечения новых игроков в виртуальный мир. Все сошлось. Я развяжу войну, в Неверком ломанутся новые игроки, а на Земле останется еще меньше людей. И вот так, бескровно, Власти завоюют планету. Зачем тратить ресурсы на аннигиляцию человечества, если средство уже создано. Его нужно только популяризировать. Новый виток развития, новая война, новый передел мира – почувствуй себя вершителем судеб целой вселенной, купи биокапсулу и забудь про реал. Как сделал он – некромант из криокамеры. [1] Кланхран – клановое хранилище. Общий склад, с которого сокланы могут временно брать имущество клана и друг друга.

Глава 12

Я смотрел в удаляющуюся спину «Инквизитора». Полчаса торгов озолотили меня на пятьдесят тысяч и гору ингредиентов для зелий маны. Не так много, но аргументов против заявления «ты должен быть обычным игроком, а не купаться в золоте», у меня не нашлось. Зато со вторым уровнем алхимии я могу готовить эликсиры уже на семьсот пятьдесят единиц.

Интересно, понимает ли Гай, что играет на руку Властям? Не верится, что идея возглавить Бездну пришла ему сама собой. Да и слишком похоже на совпадение – устроить все так, чтобы именно я, обладатель карты алтарей, встретился именно ему – алчному и тщеславному оцифрованному, ждущему своего звездного часа.

Нет, раз уж кто-то догадался устроить весь этот цирк, то и роль Гаю выдали в соответствии со строгим планом. Нужно было лишь подтолкнуть главу «Инквизиторов», чтобы крыша у парня потекла в нужном направлении.

Пока он будет развязывать гражданскую войну, я успею не только активировать алтари, избавившись от назойливого хвоста, но и самому подняться. С учетом полученной инфы выходит, что темным нужен лидер. А раз так – я им стану.

Не потому, что так хочет Гай, мне плевать на его планы. Это самый короткий путь прочь из Неверкома. Я не собираюсь оставаться здесь, когда безумный «Инквизитор» отделит игру от реала. Нет уж, увольте, пусть сами маринуются в собственном соку, меня ждет настоящая жизнь.

Когда Гай скрылся за деревьями, я снова сел спиной к дубу. Итак, что мы сделаем в первую очередь – дождемся снятия блокады алтарей. А пока время идет, будем прокачивать алхимию.

Поставив перед собой набор юного химика, еще раз проверил, что опасности вокруг нет, и самозабвенно погрузился в создание зелий. Теперь я уже не мог просто держать в руках компоненты, приказывая системе создать новый эликсир.

Пришлось повозиться, разбираясь с устройством приготовления. Я выварил листья лаванды, сцеживая по капле полученный экстракт. Затем смолол в деревянной ступке семена мяты. В довершении – насыпал в мензурку соль, залил водой и вскипятил на спиртовой горелке. Это отняло неожиданно много сил, но я не спешил – впереди год спокойного развития.

Хорошо, объема приготовленного зелья хватало сразу на десять пузырьков, иначе я бы взвыл от понимания, как долго мне копить опыт профы, чтобы набрать нужные пять тысяч до апа.

Так и оставшиеся валяться сияющей грудой, доспехи Мэтта приковывали взгляд. Хорошо, что их нельзя забрать. Иначе при желании тайна Гая могла бы всплыть на поверхность. Угроза реальной смерти в игре – это страшно. И никто не пойдет в такое играть.

А так – Мэтт просто пропал с радаров. По всему выходило, для главы «Святейших» это вполне закономерно, ибо ТОП Неверкома все больше отдалялся даже от соклан. Так что у Гая, при помощи алтарей, есть все шансы возглавить светлых. Ну, а я займусь собой. Наконец-то меня оставят в покое, и не придется оглядываться каждый раз, опасаясь ножа под ребро.

Потратив час на приготовление первой порции зелий, я обнаружил еще один неприятный эффект – над полоской жизни загорелась иконка «Усталость».

Вы устали. Займитесь чем-нибудь другим, напряжение вас убьет. Осталось: 58 минут.

Вот тебе, бабка, и Юрьев день! Я-то надеялся клепать зелье за зельем, а тут – такой плевок.

Отложив инструменты в рюкзак, съел кусок хорошо прожаренного мяса, доставшийся в ходе переговоров, и закрыл глаза от удовольствия.

Что не говори, а жить – хорошо! Но хорошо жить — еще лучше. Так что я поднялся на ноги и в очередной раз сверился с картой.

В первую очередь, мне нужно развивать навыки призыва. Ближний бой это, конечно, круто, но лучше не рисковать своей шеей, а таскать с собой армию скелетов. Пускай, они не так красивы, зато эффективны. К тому же, как показали опыты у алтаря Кали, их можно пристроить к черной работе. Всего-то нужно научиться грамотному контролю.

Отряхнув руки, забил пояс зельями и двинулся к ближайшему из алтарей. По идее Гай уже должен снять оцепление, так что самое время заняться саморазвитием.

Деревья расступались в стороны, мох под ногами мягко пружинил, а пробивающееся сквозь плотную крону солнце приятно раскрашивало мир. Я даже остановился на минуту, подставляя лицо согревающим лучам.

Несомненно, Гай прав, в Неверкоме можно жить. Но стоит ли он отказа от реальности? В конечном итоге – виртуал вряд ли проживет намного дольше пары десятков лет. Так стоит ли за него цепляться?

Да, сервера можно поддерживать сколь угодно долго. Но игроки все равно будут со временем пресыщаться этим миром, как бы красив он не был. Не сможет же Гай насильно их оцифровать?..

Я открыл глаза и продолжил путь. А если сможет? Он уже нашел способ блокировать чужие аватары. Так что помешает ему найти средство принудительной оцифровки, если такое запрятано где-то в Неверкоме?

Я могу обвинять админов в нечестной игре, призывая отменить бан от рядового игрока. Но это не изменит уже произошедшего – Гай получил очень дорогое, но игровое оружие. Раз Марбас заложен в Неверком изначально, то «Яд Бездны» должен был так или иначе, рано или поздно, всплыть. И раз он оказался запрятан на старте игры – он вписывается в ее логику. Или «Инквизитор» нашел заначку кого-то из админов, оставленную в качестве последнего аргумента?

Наконец, осторожно раздвинув кусты, я убедился, что «Святейшие» ушли. Что ж, это правильно – я бы тоже не стал караулить некроманта десятого уровня, когда в собственном клане глава заблокирован. У них сейчас вообще, наверное, паника в рядах. Смело выйдя наружу, направился к алтарю. Камень застыл, вплавленный в костяное ложе прямо посреди древней чащи. Никаких надгробий, крестов и прочих атрибутов кладбища, только заросший травой и кустарником булыжник. Он выглядел так, будто мы с ним ровесники. Древний, покрытый глубокими трещинами настолько, что почти обратился в обломки. И все же, алтарь не рассыпался, держался на одном упрямстве. В ходе великой войны святой Мэтт разрушил этот алтарь. Чтобы восстановить его, вам понадобится сердце. Ну да, вполне ожидаемо. Вот только где сердце-то брать, вокруг не души. Да и не уверен, что подойдет любое. Впрочем, в голове сразу замелькали заголовки старых газет, что сердце свиньи удалось пересадить человеку. Ксенотрансплантация[1] была за гранью реальности долгие годы, пока, наконец, кто-то из отважных ученых не провел эксперимент на умирающем актере. И не важно, что врача потом посадили за нарушение моратория. Зато пациент выжил и эксперимент сочли удачным. Так что нужно вырезать у поросенка сердце и принести на алтарь. В конце концов, если даже в сказке удалось обдурить чародейку, не думаю, что камень окажется умнее. Но прежде чем отправиться на добычу органов, проверил остальные алтари. Все – разломанные, едва не рассыпающиеся. И каждому нужно сердце. Пока бродил к алтарям, прошла усталость. Так что я попросту уселся прямо на пятый алтарь и развернул перед собой инструменты алхимика. Неприятным оказался факт, что пришлось потратить еще с полчаса, очищая сосуды от прошлого использования. Что-то эта погоня за реализмом начинает раздражать – ведь совершенно точно не было ничего, когда убирал инструменты в рюкзак! Убив очередной час на приготовление зелья, меня скрутило жестоким приступом кашля, здоровье резко просело, едва не дойдя до нуля. Иконку «Усталость» подвинула «Химическое отравление». Вы отравились химикалиями. Примите противоядие. Осталось: 59 минут. — Вот же сволочи! За что мне все это? — прохрипел я, оседая на ноги. Горло саднило, из глаз катились слезы, а нещадный кашель, казалось, заставит выплюнуть горящие огнем легкие прямо в прикрывший рот кулак. Активировал «Щит», теперь хоть не умру от удушья. И верно, вместо жизни стала утекать мана. И почему никто не предупредил, что будут такие последствия? Попробовав хлебнуть воды, едва попал пробиркой в рот – слишком сильно трясло от прорывающегося наружу кашля. Стиснув зубы, раздавил стекло в руке от переполнившей злости. Проклятый мир! Он угробит меня раньше, чем я заработаю на новое тело. К «Усталости» и «Химическому отравлению» добавилось «Кровотечение», но быстро моргнуло и растворилось. Ну, спасибо, хоть от этого не придется час страдать. Очередной приступ оставил на перчатке кровавую слюну, а я получил новую иконку и достижение. Увечье гортани. Вы не можете колдовать. Осталось: 10 минут. Получено достижение «Глупый алхимик». Получите увечье, занимаясь алхимией без средств индивидуальной защиты. Сплюнув очередную порцию кровавой слюны, осел на землю, а когда снова в груди все сжалось – упал на землю. Полоска маны почти дошла до конца, пальцы нашарили новый пузырек, но жадность заставила отступить – не для того я страдаю, чтобы выпить тут же созданное. Меня скрутило, изо рта хлынула алая струя. Кровавая каша пачкала одежду, растекаясь зловонной жижей. Попытался стряхнуть ошметки, под пальцами оказалось пористая плоть. Увечье легких. Ваше здоровье понижено на 50%. Осталось: 10 минут. Я действительно выкашлял легкое! У меня началась настоящая паника. Не помогали мысли, что это нереально – рассудок отказывался верить, что кусок мяса в руках – не настоящий. Ужас сковал пальцы, я выронил собственную плоть и в ужасе отполз спиной назад, не переставая содрогаться от неуспокоившегося кашля. Глаза в панике метались по округе, но неизменно натыкались на исторгнутый кусок собственного тела. Я старался успокоиться, но нарастающее жжение в груди разметало мысли. От осознания, что стоит выплюнуть еще кусок – и я умру, на меня навалился ступор. — На такое я не подписывался! — взвыл я, уже чувствуя приближающуюся смерть. — Ух ты, темный! — пророкотал глубокий бас откуда-то со стороны. — Не трогай, вдруг это заразно? — вмешалась брезгливым голосом девушка. Я несколько раз моргнул и закашлялся, закрывая рот ладонью – лучше проглотить собственные легкие, лишь б не вываливались наружу. Но, похоже, появление новых игроков у алтаря подействовало успокаивающе, и кашель отступил.

— Да он тупо траванулся, — вмешался третий голос, тоже мужской. Перед глазами появился завернутый в зеленый плащ эльф. Острые, торчащие далеко в стороны уши выбивались из-под зеленой шапочки-треуголки в стиле Питера Пена с павлиньим пером. Яркие зеленые глаза, точеное лицо с детским носом-картошкой, пухлые губы – он походил на белобрысого подростка, отливающие золотом кудри спускались до плеч. — Погоди, у меня тут где-то завалялось противоядие, — добродушно улыбнулся он, скидывая заплечную сумку наземь. Я замер, боясь разбудить уснувший кашель, а эльф выудил из глубин рюкзака черное зелье и протянул мне. — Держи, некромант. Я благодарно кивнул, принимая квадратную мензурку. Противоядие. Снимает любые эффекты отравления. Состав неизвестен. Торопливо выдернув пробку зубами, влил в себя содержимое. Иконка отравления тут же мигнула и исчезла, а я почувствовал себя намного лучше. Даже боль от оторванного куска легких улеглась. — Спасибо, — едва слышно просипел я, с трудом отирая рот. — Не за что, — улыбнулся эльф двенадцатого уровня с ником Малиэль, и хлопнул меня по плечу. — И мой тебе совет, не спеши качать алхимию, пока маску не купишь. А то так будет каждый второй раз. Я кивнул и оглядел остальных. Низкорослая девушка с черными прямыми волосами, на которые наброшен легкомысленный цилиндр с заломленными полями. Почти черными темно-карими глазами держала меня на мушке двуствольного ружья, недвусмысленно намекая, что ждет только повода. Черные ботфорты, кончавшиеся чуть ниже колена, открывали замысловато украшенные чулки. Выше начиналась алая юбка, из-под которой выглядывали короткие шорты. Вместо куртки, она носила окрашенный в красный цвет кожаный жакет с золоченными вставками молний. Ариадна, стрелок, человек, 11 уровень. Третий из компании был широкоплечим дворфом в тяжелых сияющих доспехах. Густая черная борода колосилась до пояса, а в руках он сжимал секиру с двумя лезвиями-полумесяцами. Рагнар, воин, дворф, 12 уровень. Я еще раз откашлялся и попытался заговорить, но горло словно сжали в тисках – вышел только бесполезно жалкий сип. — Взял на некроманта противоядие потратил, — фыркнула Ариадна. — Надо было его прибить! — Какая ты злая, — рассмеялся эльф. — Я на пути друида, мне положено помогать всем. — А если нам теперь не хватит? — она тряхнула длинным ружьем, не переставая держать меня на прицеле. — Я еще приготовлю, — с улыбкой сообщил друид. — Ладно, идем? — Погоди, пусть сначала расскажет, что он тут делает? — не унималась девчонка. — Да он еще долго говорить не сможет, — хмыкнул дворф, оглаживая большим пальцем усы. — Так что только время потеряем, а данж ждет. При упоминании данжа я напрягся – если тут есть подземелье, алтарям точно открутят голову. И почему они первые, кто мне тут попался за несколько дней, не считая, разумеется, «Святейших»? — Ну, раз так, тут же и приготовлю новое зелье, ты не будешь против, если твоим набором воспользуюсь, Макс? — улыбнулся мне эльф, уже по-хозяйски оценивая мой инструментарий. Я покачал головой, мол, нет, не против, радуясь возможности подсмотреть ингредиенты. Пусть я и не буду знать рецепта – смогу заготовить состав заранее. А уж в Артре скуплю все рецепты, что попадутся на глаза. Ариадна тряхнула волосами и, фыркнув, села на землю, не сводя с меня прицела. Дворф довольно крякнул и, выудив из рюкзака огниво, набросал несколько круглых дровишек, построив небольшой шалаш. Два удара кресалом о камень – и походный костер разгорелся, пламя кинулось весело облизывать угощение. Я перевел глаза на Малиэля. Парень ловко прочистил колбы, расставил инструменты, подпалил горелку. В его руках все мелькало так быстро, что я едва успевал следить. Взмах щепоткой пальцев – в кипящую воду упала соль. Росчерк левой ладонью – в ступке появились листья лопуха. В две свободных колбы упали прозрачные кристаллы. Поймав мой взгляд, Малиэль улыбнулся. — Рецепт подсказать? Я кивнул, протягивая руку, но эльф лишь усмехнулся и выудил из сумки потертый пергамент. — Держи, коллега. Только не забывай про маску. Вы изучили рецепт «Противоядие». Минимальный уровень алхимии – 3. — Подстава! — кашлянул я. — Третий уровень, как же я должен его варить, если у меня только второй? Ариадна фыркнула. — Да он еще и нуб. Понятно, чего на реролл не пошел. Дворф хмыкнул в усы, не отвлекаясь от приготовления пшеничной каши. А вот эльф снова улыбнулся, что уже начинало раздражать – в этой улыбке было столько снисхождения и превосходства, захотелось заехать в прекрасное лицо захарканным кровью носком сапога.

— Маску нужно одевать, — сообщил он. — Но не переживай, ее можно и самому сделать. Главное, чтобы ткань была плотной. Но лучше все-таки купить, стоит она не дорого, да и хватает ее на месяц работы. А вот самодельную придется каждый раз менять. Я в очередной раз кивнул и поднялся на ноги. — Спасибо за помощь. Ариадна тут же наставила на меня ствол. — Сиди, — приказала она не терпящим возражений тоном. Я послушно сел, а дворф громко усмехнулся. Малиэль смешал ингредиенты и снова прокипятил зелье. Сунув готовую склянку в карман плаща, кивнул мне на инструментарий. — Спасибо, что дал воспользоваться, — улыбнулся он. — Рагнар, как там каша? — Почти готово, — гулко отозвался дворф, помешивая варево деревянной ложкой. — Сейчас остудить немного и можно есть, — он выудил комочек на самом кончике и, предусмотрительно подув, осторожно попробовал. — Да, объедение! В реале такого не поешь даже ты, Ариадна, — самодовольно заявил он. — Ну, налетайте! Он снял кашу с огня, пламя тут же автоматически уменьшилось, больше навевая атмосферу, чем согревая. Дрова сочно захрустели и лопнули, распадаясь на пылающие угли. — Бери ложку, некромант, — подмигнул мне эльф, присаживаясь поближе к огню. — Вот еще! — скривилась девчонка. – С трупоедом из одного котла есть, да еще и облеванным! — А как тебе кишки на палку намотали в Таросе и заставили с ними бегать по полянке с мобами, так ничего мне не помешало тебя угощать, — заметил Рагнар. — Ты уж, Макс, на девочку-то нашу не злись, молодая она и глупая. Я позволил себе осторожную улыбку, памятуя о направленном в голову оружии. Разведя руками, мол, безопасен, выудил из рюкзака несколько кусков мяса. — Думаю, к каше неплохо пойдет? — все еще не окрепшим голосом, пробормотал я. — А он мне нравится, — заявил, принимая мясо, дворф. — А нам как раз не хватает хорошего мага, верно говорю, Малиэль? Эльф кивнул и повернулся ко мне, пока Рагнар насаживал мясо на импровизированный вертел из ободранных веток. — Ты как насчет в данж сходить, Макс? [1] Ксенотрансплантация — трансплантация органов, тканей и/или клеточных органоидов от организма одного биологического вида в организм или его часть другого биологического вида.

Глава 13

Предложение интересное – ребята добудут первые трупы, я призову скелетов и смогу потренироваться. С другой стороны, у меня здесь пять алтарей ждут своих сердец.

— А что за данж? Я здесь пару дней уже таскаюсь, а никакого данжа не видел, — развел я руками.

— Заброшенная шахта, — пробасил дворф. — Мобы жирные, лут классный. Но он считается мелким – тут обычно народ ездит уже постарше, так что спрос на него почти никакой.

— У нас есть танк, стрелок и хил, не хватает боевого мага, — улыбнулся Малиэль. — Вот и предлагаем, раз уж встретились, с нами пойти.

— Вы немного не за того меня принимаете, — усмехнулся я. – Я же на призыв заточен, а не на боевую магию. Да и заклинаний у меня только на пару скелетов.

Ариадна презрительно хмыкнула.

— Да кто бы сомневался, что вшивый трупоед откажется светлым помочь!

— Я не о сторонах говорю, уважаемая, — как можно нейтральнее сообщил я. — Дело в том, что ни проклятий, ни атакующих заклинаний у меня нет.

— У тебя какой уровень гримуара? — забрасывая ложку каши в рот, поинтересовался дворф.

— Пятого, — не стал врать я.

— Значит, можешь поднимать сразу десять скелетов, — кивнул Рагнар. — Это будет круто, ребята. Я за то, чтобы взять Макса с нами.

— Я тоже не против, — улыбнулся эльф, поправляя шапку.

— А я еще как! — скривилась девчонка. — Он же нас там убьет, стоит только спиной повернуться.

— И зачем это мне? — как можно добродушнее, улыбнулся я. — Будем откровенны, вы меня нашли, так что ваша смерть ничего мне не даст, кроме трех врагов. А я как-то больше привык решать проблемы мирными путями.

— Значит, решено, — бухнул дворф, поднимаясь на ноги. — Ну, чего расселись, вперед!

Наш маленький отряд быстро закончил трапезу. Я еще раз проверил пузырьки. Посмотрим, во что выльется этот рейд. Странно, что на карте нет гор, а какая шахта без них?

— А далеко хоть идти?

— Да нет, тут рядом, — отмахнулся дворф, забрасывая костер землей. — Ты не думай, что раз скал здесь нет, то и шахт не найдется. Этот данж – очень большой, в древние времена, когда тут еще были горы, понастроили гномы лабиринтов, — в голосе Рагнара сквозило презрение. — Так что гор теперь нет, а шахты остались. Если очень повезет, найдем драгоценных камней, еще каких артефактов.

В этом была логика. Сохраниться в пещерах могло почти все, что угодно – ни ветра, ни влаги там нет. Стабильные условия хранения, как в банковской ячейке. Так что лут может быть интересный, хотя это и не самое для меня важное.

— Ладно, идем, — распорядился дворф, на всякий случай вынимая секиру. — И глядите в оба, здесь полно опасных мобов, две красные зоны рядом, не дайте Боги на паровоз[1] какого-нибудь идиота наткнуться.

При этом он бросил красноречивый взгляд на Ариадну. Девчонка гордо вскинула голову и, закинув тяжелое ружье на плечо, зашагала вслед за уже скрывшимся в кустах быстроногим эльфом.

Я шел последним, стараясь не отсвечивать. Не хотелось вступать в разговоры – обсуждать погоду нам явно не придется, а о себе лучше ничего не рассказывать. Если Гай не подведет, темных в Таросе скоро появится гораздо больше. И я стану просто одним из толпы, незаметный серый некромант среди шумной братии воспрянувших духом хаоситов.

Низкорослый дворф бодро маршировал впереди, не переставая глядеть по сторонам, а я высматривал новые ингредиенты – с прошлого рейда по травам должен был пройти респ[2], так что не мешало бы пополнить запасы. Виляя крутыми бедрами, перед Рагнаром топала Ариадна, Малиэль же испарился, как в воду канул. Впрочем, было бы странно, если бы я мог заметить эльфа в лесу без его на то желания.

— А ты чего в этом лесу оказался-то, Макс? — бухнул Рагнар, лихо размахивая секирой при ходьбе.

Как он еще себе что-нибудь не отрубил – оставалось для меня загадкой.

— Будешь смеяться, но я отбился от своего отряда, а потом – у них появились свои дела, у меня свои. Вот и решил, почему бы алхимию не покачать – ползал, травки собирал.

— А соль где брал? — хмыкнул дворф.

— Да запас был. Слушай, а почему ты дворф, а не гном?

— Обидеть хочешь? — насупился, останавливаясь, Рагнар. — Ты нас с этими близорукими раздолбаями не ровняй! Мы – дворфы, воины и кузнецы!

— А гномы тогда кто?

— А они ювелиры и торгаши, — с презрением сплюнул воин. — Тоже мне, герои, распечать их в три кости! Ты вот видел когда-нибудь, чтобы честный дворф лавку открыл и бирюльками торговал?

Интересная компания. Если вдуматься в слова Рагнара, вспомнить обязанность «помогать всем» Малиэля, зацикленность на светлой стороне Ариадны – выходит, нарвался я на реально отыгрывающих своих персонажей ролевиков. Ну, по крайней мере, это будет интересно.

Лес все так же окружал, не оставляя и намека, что где-то поблизости затаился вход в шахту – чтобы там ни добывали, должно было пройти очень много времени, раз от самих гор не осталось и следа. — А ты чего там вынюхиваешь? — подала голос черноволосая девчонка, подозрительно щуря глаза. — Рагнар, не доверяй ему! Я тяжело вздохнул, а дворф громко расхохотался. — У тебя паранойя, Ариадна. Кто в светлом нубятнике будет шпионить для Карната? Или ты думаешь, это Макс там алтари ходил восстанавливать? — он бросил на меня внимательный взгляд. — А то, может, и ты? Я развел руками. — Понятия не имею. Но плюшек мне перепало. — И там был алтарь, — нахмурился воин. — Где ты кровью харкал. Я пожал плечами. — Там их было пять, вообще-то, Рагнар. Но их долго охраняли «Святейшие», так что мне стало интересно, чего они там трутся. А когда оцепление сняли, кроме разломанного камня ничего и не было. Я посмотрел, пощупал, даже лизнул – не оживают они у меня. Так что и сел химичить – какая разница, где крафтить, если omnia mea mecum porto[3]? Дворф удовлетворенно кивнул. Может, и хорошо, что у меня с собой сердец не нашлось, мало ли, что эта троица могла устроить. И это приводит к очередному вопросу – как будут реагировать светлые на усиление Богов Смерти. Деревья резко разошлись в стороны, открывая пасть зияющего провала, из которого вываленным языком торчали старые проржавевшие рельсы, вплавленные в бетонное основание. Сталактиты, украсившие зев пещеры, напоминали алчные клыки, выжидающие жертву. — Нам сюда, — объявил, выныривая из кустов эльф, сжимая в руках небольшой деревянный жезл с изумрудом в навершии. Дворф кивнул и ткнул в меня пальцем. — Макс с отрицательной моралью, кто лидером будет? Малиэль пожал плечами. — Мне мораль без разницы, так что давайте я. Малиэль, эльф, друид, приглашает вас в группу. Принять? Да/Нет. Подтвердив, я увидел еще три панели здоровья рядом с моими. Отлично, значит, ману друг друга мы не видим. Чем меньше обо мне знают, тем лучше. — Ну, готовы? — оглядев нас, спросил эльф, поправляя кудри за уши. — Рагнар идет первым, за ним Макс, потом Ариадна, я – замыкающий. — Заодно присмотрю за трупоедом, — плотоядно облизнула губы девчонка. — Чтобы не шалил без меня. Я пожал плечами, вынимая серп – пусть думают, это мое единственное оружие. Сразу же вытянулось древко и наросло лезвие. — Ого! Имянка! — выдохнул воин, оглядывая Милосердие. — Так ты донат, что ли? — Реролл, — фыркнула Ариадна, беря ружье наизготовку. Последний довод Ариадны. Именное. Неуничтожимое. Свойства неизвестны. — Подарок от Бога-Покровителя, — пожал плечами я. — А ты реролльщица? — кивнул я на ружье. — Ариадна у нас донат, — как всегда, улыбаясь, сообщил Малиэль. — Так, пошли, ребята, данж большой, еще успеем друг другу все анекдоты рассказать. И мы пошли. Огибая свисающие с потолка наросты, протиснулись между клыками и, аккуратно переступая бетонные шпалы, двинулись во тьму тоннеля. Впрочем, Малиэль тут же зашептал что-то под нос и всплеснул руками – над нашими головами возник, рассыпая белоснежные искры, шар плазменного огня. — Идем осторожно, — распорядился бредущий впереди Рагнар. — Под ноги смотрим, тут сломать что-нибудь – раз плюнуть, — для весомости слов он пнул проржавевший рельс. Мы молча двинулись следом. Шар огня над головами ронял причудливые тени, превращая заброшенную шахту в аттракцион сюрреализма. Потолок постепенно отдалялся, обращаясь в тщательно выровненный заботливыми руками, стилизованный под гранитные плиты. Пару раз попались свисающие на проржавевших болтах направляющие ламп дневного света. В некоторых местах падали оглушительно громкие капли грунтовых вод. Пройдет еще несколько столетий – здесь тоже вырастут сталактиты. Под ногами хрустели мелкие камни, рассыпаясь в песок то ли от старости, то ли изначально были засохшей грязью – в неверном свете цвета искривлялись, не позволяя адекватно оценивать обстановку. Наконец, минут пятнадцать спустя, мы вышли к стрелке. Прямо посреди стыка замерла, лишившись колес, усталая вагонетка с прогнившими деревянными стенками. Что бы в ней не возили – кто-то распорядился содержимым до нас. — Пусто? — почему-то с опаской заглядывая через борт, тихим голосом осведомилась Ариадна. — Конечно, — буркнул Рагнар, взваливая секиру на плечо. – Направо или налево? — Налево, — пожал плечами я.

— Ну, тогда пошли. Я бросил на девчонку взгляд. Или мне кажется из-за нелепого освещения, или она резко побледнела? Отбросив эту мысль, сосредоточился на деле. Тишина вокруг угнетала. Казалось, весь мир погиб в очередном витке бесконечных войн, и лишь мы четверо остались в живых. Под ногами резко захрустели хрупкие белые обломки, не пришлось наклоняться, чтобы распознать антропоморфные ребра. — Вот и первые мобы, — едва слышно озвучил очевидное Рагнар, перехватывая топорище секиры. — Готовы к бою? — Да чего там готовится, — пожал я плечами. — Давай только трупов побольше, я скелетов подниму. Сумасшедшее эхо разлетелось под высоким сводом, ударяясь о стены баскетбольным мячом. А спустя мгновение компас истерично задрожал – от приближающихся точек северное направление просто покраснело. Дворф резко подобрался и, вскинув оружие, гулко рыкнул. С оглушительным писком из темноты на нас бросились... летучие мыши. Распространяя отвратительный запах свалявшейся шерсти, крылатые грызуны пищали, заставляя сжимать зубы и бороться с желанием заткнуть уши. Рагнар взмахнул секирой, срезая одним ударом несколько мобов, но туча тут же устремилась мимо. За спиной что-то отчаянно заверещало, а Малиэль громко выругался, творя «Щит». Я тоже набросил на себя «Костяную броню», тут же переходя к бою. Милосердие врубилось в визжащую стаю, рассекая маленьких мобов пятого уровня. Неумолчный гвалт обрушивался волнами, дезориентируя и заставляя качаться из стороны в сторону. Летучие мыши заложили новый вираж, старательно обходя опасную секиру и косу. Часть повисла, завязнув, в щите эльфа, сотканном из зеленых побегов, что тут же душили мелкие тушки. А вот визжащая Ариадна, позабыв о своем ружье, благополучно брошенном под ноги, зажалась в стену и, зажмурившись, что было сил визжала от ужаса. Единственная, кто не защищался от нападения, она зажала уши, даже не отбиваясь от запутавшихся в длинных волосах мышей. А мобы и были рады – вгрызались в пальцы, обгладывали кожу с лица, выдирая клочки волос, забирались под юбки. Я толкнул дворфа и мы устремились на помощь горе-воительнице. Милосердие уменьшилось до серпа и я старался как можно аккуратнее накалывать пищащих врагов острым концом. Рагнар не отставал и в считанные секунды бой был окончен. Последних мобов задавил эльф, приказавший щиту из побегов хватать серую мелочь. Девчонка продолжала визжать до тех пор, пока скривившийся дворф не врезал ей пощечину. Ариадну швырнуло на пол, ощутимо протащив по каменному полу, превращая явно дорогой наряд в грязные лохмотья. — Какого хрена это было? — заорал он, не стесняясь повышать голос. — Что за истерики, твою мать?! — Спокойно, друг, — выставил ладони Малиэль, склоняясь над нашим стрелком. — Ариадна, ты боишься летучих мышей? Его ладони мягко засветились, с костюма девчонки опала грязь, а повреждения затянулись, будто их и не было. Но сама девчонка вдруг скривилась и, окончательно теряя облик суровой воительницы, разрыдалась в голос. — Я все-е-е-ех грызуно-о-ов б-бо-о-оюсь! У-у-у ме-и-и-иня клаустрофобия! — взвыла она, закрывая лицо руками. — Ну ешки-матрешки! — всплеснул руками Рагнар. — Чего сразу-то не сказал, дура? Мы в такую даль перлись, думали, от тебя толк будет, а ты вопишь от жалких мышек? Да тьфу на тебя, стрелок-донатер, распечать меня в три кости! Я скупо улыбнулся, наблюдая за покрасневшим коротышкой, и подошел к Ариадне. Кивнув эльфу, чтобы не мешал, просто обнял девчонку за плечи. Она вцепилась в куртку ногтями и зарылась лицом мне в плечо, заходясь еще громче. Я успокаивающе погладил ее по спине, провел ладонью по волосам, разбирая бардак на голове. — Тише, тише, — прошептал на ухо. — Все чего-то бояться. Но ты зря заводишь истерику – только встретив свой страх лицом к лицу, его можно победить. Я подхватил задушенный трупик летучей мыши и настойчиво взял девушку за тонкие пальцы. — Посмотри на нее, тут совершенно нечего бояться, — я почти насильно вложил мертвое тельце в руку Ариадны. Девушка едва не забилась в новой истерике, стараясь сбросить руку, но я держал крепко. Система не считывала наши статы, выясняя, кто круче – она фиксировала передачу объекта. И пальцы под моей рукой против воли расслаблялись, погружаясь в короткую шерстку. — Вот видишь, ничего страшного. Они даже не опасны, — тихо продолжил шептать я. — А теперь открой глаза и посмотри, ты держишь в руках свой страх, Ариадна. Она действительно перевела взгляд темно-карих глаз на сероватую тушку. Погладив напоследок жесткую шерсть, отбросила тело и, всхлипнув в последний раз, поднялась на ноги, отряхивая ладони. — Спасибо, — прошептала, глядя на меня сверху вниз. — Да не за что, — пожал плечами я. — Все равно без тебя мы здесь все погибнем. Дворф и эльф, пока мы сидели у стены, обошли побоище, собирая что-то из мертвых мобов. Маленькие тела медленно таяли, не оставляя следов.

— Готова? — спросил я, поднимаясь на ноги. — Готова. — Тогда в путь, данж только начался. И хотя она поборола мимолетную истерику, я все же не ждал, что вот так сразу Ариадна переборет свой страх. Все же для подобного прорыва нужно нечто большее, чем подержать дохлую мышь в руках. Идущий впереди дворф довольно хмыкнул и обернулся. — А ты молодец, Макс. Ловко девчонку в порядок привел. — Все просто, Рагнар, — пожал я плечами. — Без нее у нас шансов пройти данж слишком мало. Ты хоть и танк, но урона у тебя копейки, мне нужны трупы и тонны маны, с эльфа вообще не допросишься, он не боец. — Ладно, можешь не оправдываться, — махнул он рукой. — Я не такой сопляк, как ты думаешь, Макс. Будь я в твоем возрасте, сам бы за ней увязался. Ты бы охренел, если бы узнал мой возраст, подумал я. Но вслух, разумеется, говорить не стал, продолжая идти вслед за дворфом. Лишь усмехнулся, осознавая, что и сам не знаю, сколько же мне лет. Коридор впереди расширился, превращаясь в... станцию метро. Других ассоциаций у меня не было. Высокий перрон, возле которого застыли длинные пассажирские вагоны, явно фабричной сборки. Металл поела ржа, стекла за давностью лет или сняты, или выбиты, облупившаяся краска на задниках поездов, застывших на прогнивших рельсах. В воздухе отчетливо пахло пылью, застарелыми тряпками и горелой проводкой. — Это что? — спросил я замершего прямо передо мной коротышку. — Служебное метро, Макс. Ты думал, у гномов все пешком ходили, ноги сбивали, километраж наматывая? Нет, спускались из жилых помещений, — он указал толстым пальцем на заваленные выходы из вестибюля станции. — Спустился, зашел в вагон и рванул на рабочее место. — Да, я уж было думал, тут апокалипсис нарисовали. — А это он и есть, — хмыкнул за нашими спинами эльф, едва нагнав нас. — Просто мир уже давно шагнул дальше. Но та цивилизация, что построило все это – для нее да, наступил самый настоящий... Громкий рев оборвал Малиэля на полуслове. Вжикнула секира Рагнара, покидая ножны. А мне на плечо легло дуло двустволки. Я обернулся назад – Ариадна использовала меня как подставку, мило улыбнувшись на мой удивленный взгляд. Эльф сделал шаг назад, разрывая дистанцию, а я упер древко вновь увеличившейся косы в засыпанный мелким мусором пол. — Кто-то приближается, — прошептал дворф. И стоило сказать, как из вагонов на нас полезли полуразложившиеся коротконогие бородачи. В обрывках спецодежды, они монотонно мычали – сгнившие языки не позволяли произносить внятных звуков. С открытых ран зомби-гномов стекала зеленая слизь. Они были очень медлительны и всего-то десятого уровня. Но их оказалось очень много. Я внутренне собрался, готовясь призвать скелета из первого же пришибленного дворфом скелета, но над ухом резко взорвалась граната. Меня сильно толкнуло вперед, я выпучил глаза, стараясь хоть как-то справиться с контузией. А ничем иным выстрел с моего плеча и назвать нельзя было – мир поплыл, закачался, звуки долетали до меня как сквозь воду. Эльф прикрыл глаза и щелкнул пальцем. В голове тут же прояснилось, я нашел Ариадну – девчонка довольно улыбалась, вставляя два новых патрона в стволы. — Какого черта? — рявкнул я, разворачиваясь от приближающейся опасности. — «Снайперский выстрел»! — хватая меня за плечо, дворф резко развернул обратно. — По площади бьет! Поднимай свою армию, некромант! Я оглядел причиненный ущерб. Одним выстрелом Ариадна положила порядком двадцати зомби. Если так и дальше пойдет – мне стоит задуматься о защите от стрелков. Здесь же сотни тысяч чистого, как слеза ребенка, урона! И все же слишком мало, армия тварей продолжала тупо лезть вперед, вяло шевеля гнилыми конечностями. — Убей! Убей! Убей! — запел Зов Бездны, оказавшись под пальцами. Я отпустил кинжал и поднял косу над головой. — Во славу Мора! [1] Паровоз – погоня большого количества мобов за игроком. Часто используется для заманивания врага под навыки, наносящие урон по площади (АоЕ). Из-за неумелости или специально может быть переброшена случайно встреченным на пути «паровоза» игрокам. [2] Респ, респаун – возрождение. Повторное появление мобов на зачищенном месте, восстановление ресурсов в локации. [3] Omnia mea mecum porto – все свое ношу с собой. Цицерон.

Глава 14

Ближайшие два тела взорвались, скелеты в костяной броне медленно распрямились, горящими глазами оглядывая приближающихся врагов. Абордажные сабли[1] покачнулись в крепко сжатых кулаках и устремились на противников.

Рагнар выругался и бухнул секирой о нагрудник, принимая на себя аггро. Рванувшись вперед, размахивая грозным оружием, дворф завертелся юлой, превращаясь в смертельный ураган, в один момент срезая конечности, головы. Сияющие доспехи мгновенно покрылись кровавыми разводами.

Над ухом грохнуло – Ариадна разрядила свою чудовищную пушку. Две стреляных гильзы, больше похожих на заряды дробовика, вылетели из стволов. Девушка тут же загнала два новых и с резким щелчком снова привела двустволку в боеготовность. Эльф за ее спиной, бормоча, перебирал четки, спешно восстанавливая здоровье разбушевавшегося коротышки. Жезл в руках длинноухого вибрировал, исторгая слабое золотистое сияние.

Получив подкрепление, скелеты прорубались к лютующему Рагнару, а бородач, уже устало размахивая оружием, продолжал выдавать клич за кличем, концентрируя внимание зомби-гномов на себе.

Я дождался, пока мана откатится до нужного значения в двести четыре единицы, поднял нового скелета – благо в месиве тел даже и выбирать не приходилось. Разбросав соседние тела, третий воин врубился в сечу, хладнокровно распарывая животы и отсекая гнилые руки.

Я закрыл глаза, стараясь отдалиться от пальбы над ухом, бормотания эльфа и яростных криков дворфа. Перед внутренним взором возникли мои скелеты. Чувствовал их, видел их глазами. Картинки накладывались одна на другую, потребовалось немало усилий сложить из калейдоскопа реальность.

И как только получилось – скелеты на миг замерли, тут же послушно нанося колющие удары в спину окруживших врагов, накалывая противников на сабли, как на шампуры. Полутораметровые гнилые трупики оседали горой грязных тряпок под ноги беснующегося танка, а скелеты методично кружили, выбирая новую жертву.

На плечо снова легло ружье, я видел глазами скелета, как Ариадна сдула с лица мешающуюся прядку и, прищурив левый глаз, нажала на спусковой крючок.

Ба-бах! Я остался стоять на месте, не обратив внимания ни на отдачу, заставившую стрелка сесть на задницу, ни на грохот над самым ухом – мое сознание распалось на кусочки. Я смотрел, как вылетевшие пули, словно в замедленной съемке, ворвались в приближающуюся волну зомби, раскалываясь на тысячи мелких дробинок. Рассекая гнилую плоть, погружались в замызганные полуразложившиеся тела. А потом наваливающаяся на нас толпа взорвалась фейерверком кровавых брызг.

Гримуар обжигал бедро, жадно поглощая души, а я снова поднял руку – пришло время оживать новому слуге. Скелет-воин клацнул зубами, тут же подчиняясь моей воле, и широкими шагами рванул навстречу отступившим зомби.

Бой превратился в бойню.

Идущий впереди скелет выманивал ближайших монстров, чтобы тут же отступить под аггроконтроль Рагнара. Дворф захватывал внимание мобов, а кружившие за ним костяные воины продолжали всаживать клинки в спины наседающим на коротышку зомби. Позади меня разряжала ружье Ариадна, каждый раз собирая кровавую жатву.

И только эльф стоял в отдалении, отрешенно бормоча заклинания исцеления.

Зомби кончились резко – поток вылезающих из вагонов тварей просто оборвался. Дворф раскроил голову последнего широким замахом секиры. Брызнувшие из раны мозги серо-зеленой жижей потекли по бесцветной морде моба, заставляя Рагнара громко выругаться – часть плеснувшей гнили попала танку в лицо.

Побоище, подумал я, поднимая уже шестого скелета. За спиной устало выдохнул эльф, опускаясь на землю. Сам похожий на зомби, дворф направился к нам, стараясь оттереть налипшую грязь с лица. Клейкая масса впивалась в бороду, не желая покидать последнее пристанище.

— А ты неплох, — хмыкнула Ариадна, взваливая ружье на плечо.

— Спасибо, — отозвался я, опускаясь на корточки.

Опыта за это избиение вышло совсем немного, зато гримуар впитал несколько сотен душ. Я почти физически ощущал его удовлетворение. Может, это все полет фантазии, разбуженной слишком похожим на земной аналог метро, может, медленно схожу с ума – но с каждой новой душой зловещая книжка оживала.

Мана добралась до нужной отметки и я, уже не размахивая руками, как заправский актер, призвал нового воина. Едва очистившийся от останков дворф разразился новой порцией витиеватой брани – его забрызгало кусками.

— Макс, прекращай, дай мне отойти, — буркнул он, отходя за спину Малиэля. — Славный бой вышел, лихо ты скелетонами своими крутил! – хохотнул он, забрасывая секиру за спину.

Я кивнул, закрывая глаза. Сознание тут же раскололось на части. Кружащие по полю боя скелеты послушно вверили свою судьбу в мои руки. А я с наслаждением испытывал грани допустимого.

Повесив оружие на пояса, прислужники подхватывали тела и послушно растаскивали вал, укладывая ровные ряды поверженных гномов. Большинство тел было расчленено, внутренние органы частично отсутствовали, но я не спешил делать выводов.

Из нескольких сотен тел я наверняка соберу пять сердец. Не стоило забывать о своей настоящей миссии. Как бы здорово ни было рубить толпы мобов в приятной компании ролевиков, настоящие дела так же требуют внимания.

Я тяжело вздохнул, возвращаясь в собственное тело. Поднявшись на ноги, отряхнул ладони и выдернул Зов Бездны из ножен. — Э... — гулко протянул дворф. — Макс, ты что делаешь? Я молча склонился над первым телом. Что скелеты не могут определить наличие органов – я убедился на прошлом алтаре. Так что придется поработать самому. Широкий замах зажатым в обеих руках клинком, с легкостью расползлась гнилой тканью грудь первого карлика. Я сунул руку в образовавшуюся дыру и тут же приказал повторить проведенную операцию на остальных телах. Скелеты бросили изображать из себя грузчиков и, как мне показалось, с удовольствием взялись за оружие. По вестибюлю зазвучали непрерывной мелодией с треском разрывающиеся грудные клетки дважды мертвых гномов. Под этот аккомпанемент я нащупал нужный мне орган и, сильным рывком выдрав часть ребер, с досадой вздохнул. — Это что-то классовое? — сглотнула Ариадна, бледнея на глазах. Отложив Зов Бездны в ножны, я перешел к следующему трупу и, ухватившись за широкую рану, распахавшую короткое тело гнома, рванул края на себя. Плоть расползалась под пальцами, растираясь в липкую кашицу. — Хреново, — выдал я, обнаружив, что и это сердце мне непригодно. — Мне нужны сердца. — Зачем? — подала голос девчонка, не переставая наблюдать, как я перехожу от тела к телу, повторяя одну и ту же операцию. — Фу, прекрати, Макс, это отвратительно! — Это еще что, — хмыкнул я, — пару дней назад я делал тоже с телами десятилетних мальчиков и девочек – так что взрослые гномы это даже не противно, — я бросил бесполезное занятие, отряхивая окровавленные пальцы. — Все эти гномы либо в принципе не годятся, либо я не знаю. — Зачем тебе их сердца? — подал слабый голос Малиэль. — Мор, Бог Смерти, выдал мне персональный квест. Нужны сердца, — пожал я плечами. — Персональный квест, именное оружие, — пробасил Рагнар. — Сдается мне, ты не простой игрок, Макс? Я кивнул, поднимая нового скелета. — Я просто один из первых темных родом из Тароса. Точнее, первый, кто не пошел на реролл. — У вас отдельная ветка квестов? — хмыкнул эльф. — Ничего удивительного, друиды тоже в каждом городе поразному развиваются. И квесты у всех чуть ли не индивидуальные. — У воинов только раса влияет, — мне показалось или Рагнар уязвлен? Я отряхнул в очередной раз руки, подходя к команде. Устало прислонившись спиной к стене тоннеля, сполз на грязный пол. Голод оживился, срочно требуя съесть что-нибудь особенно деликатесное. Выудив кусок свинины, принялся бездумно жевать, глядя в пустоту. — Ты и мясо сырое ешь, — отшатнулась Ариадна. Я сконцентрировал взгляд на бледном лице девчонки и кашлянул в кулак. — Извини, хочешь, поделюсь? — я протянул кусок со следами зубов, с которого капала кровь. Черноволосая побелела еще сильнее и, закрыв рот ладошкой, поспешно отвернулась. Рагнар захохотал, смех отразился в сводах тоннеля, разлетаясь ужасающим эхо. Дворф выудил из рюкзака бутерброд с жареной курицей и, весело подмигнув мне, отдал Малиэлю. Эльф с удовольствием вонзил острые мелкие зубы в угощение, а воин уже распечатал бурдюк с вином. По вестибюлю растекся приятный виноградный аромат. После нескольких мощных глотков Рагнар довольно крякнул, вытер усы тыльной стороной ладони и протянул мне напиток. С благодарным кивком приняв кожаный мех, сделал маленький глоток – только перебить безвкусное мясо, отдающее металлом во рту. — А как вы навыки качаете классовые? — спросил я, когда очередной кусок скользнул по пищеводу. — Как и все, — пожал плечами дворф, запрокидывая мех. — Это я догадываюсь, — усмехнулся я. — Я вот души собираю, а у вас как? Танк пожал плечами. — Суть у всех одна – только названия разные. У меня «Тренированность», у Ариадны – «Меткость», наш ушастый друид качает «Единение». — Что за «Единение», с кем? — С природой, — скромно улыбнулся эльф. — Но у хилов немного другая математика. Я опыт получаю не за отнятые жизни в бою, а за полезность. То есть, Рагнар начинает бой, я отлечиваю ему сотню хп, получаю каплю опыта в класс. Набрасываю бафф – капает еще чуть-чуть. — Это же годами можно качаться на одном мобе, — хмыкнул я. — Стой да лечи танка. — Не совсем, любой бой рано или поздно кончится. Есть же усталость, а кушать во время боя не позволит механика игры. Когда голод нападет – никаких бутыльков не хватит. — Но рекорд, кажется пару суток был, — хмыкнул эльф. — Пару суток?

— Два танка сошлись на Арене, — улыбнулся, поглаживая большим пальцем усы, Рагнар. — Как сейчас помню, ставки были жестокие. Кого-то прямо от букмекера отправили на могилку. Два дня лупили танки друг друга, пока не свалились от усталости – сразу на могилку. Оба. Я пожевал губами, оборачиваясь к начавшим истончаться трупам. Поднялись, расправляя плечи еще два скелета. Почти полная пачка – и без пузырьков вполне справляюсь. — Кто-то обещал богатый лут, — напомнил, кивая на лежащих ровными рядками зомби. — Да тут-то какой лут? Тряпки по медяку за сотню, — махнул рукой дворф. — Ладно, поднимай последних скелетов, да пойдем дальше. Я выхлебал бутылек и картинно взмахнул рукой. Маленькая армия послушно выстроилась в две шеренги, ожидая приказов. Решив побаловаться, заставил их вскинуть сабли, создавая почетный коридор. Хохотнувший Рагнар хлопнул меня по плечу, первым устремляясь вперед. Мы двинулись следом. Скелеты мгновенно перестроились и, гремя костями и скрежещущей броней, взяли нас в кольцо. Я брел, вглядываясь в заброшенные вагоны. Отвалились вычурные украшения, рассыпались в пыль мелкие детали. Под ногами хрустел, превращаясь в ржавую пыль, металл. Рельсы вынырнули из-под замершего парового монстра, нашедшего свое последнее пристанище на станции жилых корпусов. В голове замелькали газетные вырезки, напоминая о прошедших в двадцать первом веке терактах. Тысячи взорванных смертниками вагонов, сотни тысяч погибших и раненых. Но даже покореженные огнем, шрапнелью и смазанные кровью погибших пассажиров, вагоны моей современности оставались в куда лучшем состоянии, чем позабытые металлические звери, замершие позади нас. — Да, умели раньше строить, — хмыкнул Рагнар. — Чтобы вы знали, эти вагоны строили дворфы. Заказав нам такие махины, гномы едва не разорились – мои предки вычистили сокровищницы горбоносых почти полностью. — Твои предки? — хмыкнула Ариадна. — Ты хоть в клан дворфов вступал когда-нибудь? — Мне не нужно быть вхожим в конкретную семью, чтобы радоваться успехам моего народа, — важно сообщил воин, зло чеканя шаг. — В наше время это называлось «патриотизм», девочка. — В ваше время? — зацепился я, возвращаясь к реальности. — Да, Макс, я старый дед, говорил же, — хохотнул Рагнар. — Мне почти сто два года. — Ничего себе! — выдохнул я. — И что же ты нашел в игре? Воин крякнул. — Жизнь, Макс. Вам молодым еще не понятно, каково это – стареть. И не так было бы страшно, если бы мозги разжижались. Так нет же – с современной медициной я дожил до того, что органы уже отказывают, а рассудок на месте и не спешит покидать лет пятьдесят как облысевшую голову. К тому же я давно заметил, когда нацелен в будущее, когда есть занятие по душе, заставляющее шевелить мозгами, нейроны только укрепляются. — Так а чего новое тело не сделать? — А откуда у меня, обычного бригадира, такие деньги, парень? Ты не в курсе, сколько оно стоит? — Ну, ты... вы... — Забудьте, мы здесь все – в игре, в образе, у каждого своя роль. Моя – влюбленный в собственный народ дворф Рагнар, отчаянно желающий ворваться в очередную толпу врагов и биться до последней капли крови. — Возможно, ты прав, — кивнул я. Шедшая за мной Ариадна тяжело вздохнула. — Рагнар, а много тебе на тело не хватает? — А что, хочешь доплатить? — хмыкнул воин. — Ты, конечно, из богатой семьи, Ариадна, но давай каждый будет решать свои проблемы сам? Ты пока еще жизни не нюхала, не понимаешь, что только так и правильно, только так справедливо – каждый получает ровно то, что заслужил. И если я не заработал себе на новое тело – я смирюсь со смертью, мы все смертны. — Даже оцифрованные, — вставил слово Малиэль, двигаясь за нами зеленой тенью. — Даже оцифрованные, — кивнул Рагнар. — Я не говорю, что твое стремление плохо, девочка, но нельзя всем отвесить по мешку счастья. Человечество движется вперед только до тех пор, пока пашет, как проклятое. Пока на своем горбу тащит крест на гору. Так что, оплатив мне новое тело, ты сделаешь маленькое доброе дело, и одно большое плохое. — Почему? — нахмурилась Ариадна. — Потому что все, что не добыто собственным трудом – не ценится. Счастье – оно только тогда счастье, когда ты завоевал его кровью и потом, когда осознаешь, что да, заслужил. А когда падает с неба – это всего лишь удача, которой ты обязательно распорядишься глупо. И чем больше человеку дается легко, без усилий, тем больше он расслабляется. Труд сделал из обезьяны человека, но отупеть до бездумного дебила – проще, чем стать светилом науки. — Катиться с горы проще, чем в нее идти, — прокомментировал эльф. — Даже в Неверкоме это отражено. Боги снисходят только к тем, с кого полагается больший спрос.

Я спиной почувствовал его взгляд между лопаток. Ну да, я же Избранный Богом Смерти. Что ж, и без высоких мыслей Малиэля прекрасно знаю, сколько мне дано и сколько требуется. Проржавевшие рельсы, вплавленные в наполовину развалившийся, покрытый глубокими трещинами бетон, уходили в далекую темноту, теряясь в бесконечности тоннеля. Все чаще попадались остатки старых ламп, прикрученных к потолку – и это было странное решение, кому здесь мог понадобиться свет? — Я много пожил, — продолжил дворф, явно поймав философскую волну. — И ногу потерял на последней войне, и детей вырастил, потом внуков нянчил. От правнуков удалось отбиться, а то и их бы мне на шею повесили, — хохотнул он. — Но я ни о чем не жалею. Вообще, я, может, только благодаря этим играм и соображаю до сих пор. Сверстники мои уже давно либо слюни пускают, под себя ходят, либо укрылись дерновым одеяльцем. А я вот – в бои хожу, чувствую себя превосходно, не думаю, что будет завтра – всегда найдется новый бой, новый противник, новые удовольствия, новые открытия. А ногу, кстати, мне за ветеранские биомеханическую нарастили. — Но я ведь... — Ты хочешь помочь, это похвально. Но есть такой закон жизни – поддерживая низкие статистики, ты получаешь только низкие статистики. Я еще застал времена, когда народ страдал такой хренью, как благотворительность, содержали бездомных за свой счет, заключенных. И получали все больше бездомных и уголовников. Потому что трудиться нет нужды, если есть вариант расслабиться и получать удовольствие за чужой счет. Я не откажусь от помощи, когда понадобится, скажем, тварь какую пристрелить или костер развести. Но если я сам не могу заработать на новое тело – я его и не заслуживаю. Для тебя это дико, девочка, но только так верно, только так правильно. Дальше мы двигались в молчании. Эльф объявил привал, выбившись из сил – поддержание освещения выедало из него все соки. Дворф, взявший на себя роль каптенармуса отряда, выдал нам по пайку. Пока жевали, думая о своем, я оглядывал бесконечный тоннель глазами скелетов. Наше восприятие немного различалось – они видели отряд тремя белыми пятнами и одним черным. Легкая туманность, завихрение воздуха, окрашенное в цвет выбранной стороны. А еще им совершенно не мешала темнота – оказавшись в черепушке одного из воинов, я прогулялся взад-вперед по коридору, прекрасно различая каждую крошку ржавчины, осыпавшейся с рельс, каждую трещинку в стене. Ариадна, задумчиво пережевывая бутерброд, вытянула руку к передаваемому между дворфом и эльфом бурдюку с вином. Столетний дед громко хмыкнул, передавая мех, а я вернулся в свое тело и задумался. Если ему сто два года, и он успел повоевать, насколько далеко меня занесла заморозка? Биомеханические конечности – в мое время о таком только мечтали, протезы едва-едва научились делать под реальные части тела. А здесь – пересадка сознания, оцифровка, усовершенствованные тела, жизнь в космосе. Что еще скрывает мир по ту сторону игры? [1] Абордажная сабля — недлинная (60—80 см), но широкая (4—6 см), с изогнутым однолезвийным тяжелым клинком и хорошо развитой гардой-чашой.

Глава 15

Еще трижды останавливались перевести дух. Тоннель уводил вниз, оставаясь пустым. От бесконечного топтания ржавых рельс мутило. Первые несколько часов мы хотя бы разговаривали на отвлеченные темы, но после третьего привала ни у кого не осталось желания даже шептать.

Кто бы ни делал этот данж – настоящий псих. Ни одного противника, ни намека на конец тоннеля. Только угрюмая тишина, даже вода перестала сочиться с потолка, да появилось освещение. На чем работали лампы – не понятно, но через каждые метров десять горели огни, вырывая круглые пятна белого света из кромешной темноты.

Был в этом и плюс – Малиэль перестал разжигать свой отвратительный фонарь, искажающий реальность. Впрочем, мне зрение не требовалось вовсе. Скелеты прекрасно ориентировались во тьме, оставалось только передвигать ногами.

И хотя способность видеть глазами костлявой армии требовала определенной концентрации, уже после второго привала я вполне наловчился ориентироваться только с их помощью. Даже выходило не запинаться о пропущенный булыжник.

— Все, — выдохнула Ариадна, останавливаясь. — Я больше не могу, как хотите, дальше – ни шагу.

— Нужно идти, — буркнул Рагнар, не сбавляя шага.

Эльф тоже остановился, видимо, собираясь внушать девчонке, что оставаться на половине пути – глупо. Но не успел и рта раскрыть, один из моих воинов попросту закинул черноволоску на плечо и пошел, как ни в чем не бывало. Впрочем, она тут же попыталась вырваться, но система расценила ее дергание, как социальное взаимодействие, так что скелет продолжал с невозмутимым видом идти вперед.

— Тебя тоже понести? — обернулся я к пребывающему в легком шоке эльфу.

— Нет, я лучше своим ходом, — усмехнулся он, догоняя.

Небольшой инцидент разрядил обстановку и дальше мы двигались уже в приподнятом настроении. Как и обещал дворф, мы почти сразу вышли в новый зал.

— Конечная, — объявил я и скелет осторожно опустил Ариадну на ноги. — У меня одного компас с ума сошел?

Похожий на карманные часы, усеянные декоративными шестеренками, индикатор крутился, как бешеный, стараясь указать, где все-таки находится север.

Девчонка невозмутимо отряхнула короткую юбку и перекинула ружье из-за плеч в руки.

— Конечно, у всех, мы же чуть ли не в центре планеты, — сообщила она.

— Странно, я всегда думал, это не от глубины зависит, а от расположения магнитных полей, — хмыкнул я. — Ну, идем, что ли, нас вон уже заждались.

Посреди огромного зала, кончающегося черными провалами коридоров в восьми направлениях, застыл кадавр. Серая туша, сложенная из множества трупов, обтекала зеленой склизкой жижей. Монстр не шевелился, тупо глядя прямо перед собой и стоя почти по щиколотку в изумрудной луже.

— Сперва тактика, — вмешался Рагнар. — У него защиты нет, но много здоровья. Не подпускай его близко к скелетам, Макс, сложит одним ударом – дури в этой твари на всех нас хватит.

— Знаю, — кивнул я, разводя скелетов по всему залу на самом краю аггрозоны моба. — Как ты планируешь выжить?

— У меня есть «Стальная кожа», — невозмутимо пожал плечами дворф. — Режет физический урон почти на семьдесят пять процентов в течение минуты.

— Круто, мне бы так, — разминая пальцы рук, прокомментировал я. — Ничего, что он восьмидесятого уровня?

— Не бойся, темный, у нас в сумме больше, — вставила Ариадна.

И куда только делась визжащая от страха перед милыми летучими мышками заплаканная девочка? Только что вопила, чтобы ее опустили на землю – и вот, пожалуйста, довезли с ветерком, а опять за свое презрительное «темный».

— Вот и делай добро людям, — хмыкнул я.

— У мобов нет навыков, а нам они засчитываются за уровни. Это групповой данж, так что пройдем мини-босса, дальше твари будут сильнее.

Кивнув, я шагнул вперед.

— Ты куда лезешь? — Рагнар подхватился и переступил невидимую черту.

Туша в центре сразу же ожила, глаза загорелись зеленым пламенем. Взревев, кадавр громко топнул, расплескивая дрянь из-под ног. Хвала Мору, до нас жижа не долетала.

— Ну, Макс, получишь у меня, — заявил дворф, вскидывая секиру.

Раскатистый гром прокатился по округлому залу – Рагнар активировал клич и рванулся вперед. Моб тут же развернулся ему навстречу и сделал всего шаг – сразу на метров пять.

Над ухом взорвалась бомба – снова бесцеремонно воспользовавшись моим плечом, как подставкой, Ариадна выпалила из ружья, улетая к эльфу под ноги от отдачи. Но я не реагировал – сознание уже разлетелось на куски, кукловодом подхватывая скелетов.

Воины бросились в бой, по очереди используя короткие связки ударов. Дворф, покрытый металлом с головы до ног, вяло размахивал секирой, концентрируя внимание моба на себе. Толстые лапы кадавра высекали из Рагнара искры, но тот даже не покачнулся.

Скелеты продолжили по очереди вгрызаться в гнилую плоть, бегая вокруг врага. Монстр отстал от непробиваемого дворфа, чем тут же воспользовался Малиэль – ладони эльфа засветились, восстанавливая танка одним махом. — Керра! — выкрикнул бородач и бросил секиру в спину отвернувшегося моба. Оружие впилось в серую тушу, срезая больше пяти процентов здоровья критическим ударом, распалось золотыми искрами, тут же возникая в руках дворфа. Кадавр, взвывший от такой несправедливости, в один шаг приблизился к Рагнару вплотную и, высоко задрав ногу, наступил. Я ожидал увидеть, как из-под запачканной зеленой жижей лапы брызнет алая кровь, но дворф остался стоять, пусть и на четвереньках, дрожащими конечностями удерживая гигантскую ступню. Этого хватило, чтобы скилл[1] Ариадны откатился. Пока скелеты весело врубались в гнилую плоть кадавра, снимая по капле хп, а эльф бешено крутил жезлом, накладывая на дворфа лечение в безостановочном темпе, мне на плечо лег горячий ствол. — Держись, старик, девочка тебя спасет, — едва слышно пропела Ариадна, спуская курок. Нас швырнуло в разные стороны – ее назад, меня – почти под ноги кадавру. Не успев сбежать в головы скелетов, я оглох, ослеп и потерял понимание происходящего. В ушах звонко пищали комары, удары сердца отдавались в висках так, будто меня сунули в колокол, а потом со всей силы долбанули по нему. Найдя силы встать на четвереньки, едва сдержал подступившую тошноту. Сил не хватало, чтобы подняться и я рванулся прочь. Ближайший скелет схватил мою тушку за ступню и утянул безвольное тело как раз в момент, когда кадавр бросил давить дворфа и едва не наступил на меня. Рывок – тело некроманта улетает под ноги эльфу, а управляемый мной скелет взмахивает саблей, вырезая на подставленной ноге замысловатые узоры. В отличие от прошлого, этот кадавр защищен гораздо лучше – нам едва удавалось выбивать из него хп. Банально не хватало урона. Только «Снайперский выстрел» и спасал, снимая по несколько процентов за раз. Впрочем, мы не спешили – скелеты плясали вокруг босса, в последний момент уходя из-под сокрушительных ударов, превращающих плиты пола в песок. Рагнар взрывался кличем, а у меня над ухом взрывались снаряды – между откатами Ариадна не стеснялась стрелять так часто, как только могла. Наблюдая за тем, как она отстреливает патрон за патроном, я успевал не только контролировать скелетов, но и прикидывать, как бы я с ней боролся. И тупому ясно – рано или поздно я столкнусь с игроком, в руках которого будет нечто подобное. С уроном «Снайперского выстрела» у меня сейчас нет шансов противостоять стрелку. Но если найти способ выжить – времени отката хватит, чтобы прикончить противника. Если, конечно, подберешься ближе. Секунда на перезарядку – и новый выстрел. Каждую минуту – «Снайперский». Пожалуй, я бы смог победить, имея десяток скелетов, если бы держал их не толпой, а по одному. Радиус поражения в пять метров – серьезная заявка на победу, но против десятка скелетов это ничто. Да, она убьет одного, но во время отката остальные восемь – одного убьют ежесекундные выстрелы – доберутся до нее и прикончат единым ударом. Стрелок не качает выносливость – только ловкость и немного силу, так что по количеству хп мы примерно на одном уровне. Защита у нее покрепче моих тряпок, но максимум, поглотит процентов двадцать пять урона. А это значит, что восемь моих воинов ударят на пятьсот восемьдесят восемь единиц. Пускай высокая ловкость позволит ей уклониться даже от семи ударов – один ее прикончит моментально. Пятьдесят единиц здоровья, имеющиеся у Ариадны, улетят в мгновение ока. Продолжая уклоняться скелетами от безумных взмахов кадавра, периодически выходящего из-под контроля дворфа, задумался над тактикой сражения с танком. Да, можно поймать его «Замедлением», нивелируя эффект «Рывка», но такому толстому врагу, заточенному на броню и здоровье с игнорированием физического урона – это поможет слабо. Мои скелеты столько не нанесут. Если я знаю, что Рагнар не донат, а его уровень здоровья достигает тысячи, при этом он может получать только двадцать пять процентов, мне понадобится как минимум пятьдесят секунд, и десять подконтрольных скелетов, чтобы зарубить дворфа. Разумеется, ограниченный в движении танк не даст мне целую минуту его ковырять. А пары ударов секиры хватит, чтобы вынести одного скелета. То есть, через двадцать секунд он будет готов заняться мной. Здоровье кадавра просело в красную зону. И вовремя – Рагнар, оказывается, держался на одних волевых. Дворф торопливо заковылял, с трудом волоча ноги, к нам. Я устремился скелетами наперерез шагнувшему вслед за бородачом монстру. Пара взмахов саблями, оглушающий выстрел Ариадны – и босс повержен. Три белых ореола окутали светлых и один черный – меня. Как и его предшественник, кадавр обратился в гору трупов. С той лишь разницей, что этот распался на полутораметровых гномов. За бой я умудрился потерять трех скелетов – зеленая жижа, натекшая в широкую лужу посреди зала оказалась ядовитой. А мои воины не чувствовали поступающего урона, не имели никаких обозначений и просто развалились спустя несколько секунд после того, как вступили в опасную дрянь.

Вбросив свободные очки в Интеллект, поднял недостающих до комплекта воинов. Вернувшись в собственное тело, с удивлением заметил, оно словно затекло – практически весь бой я оставался вне его. — Устал? — буркнул Рагнар, запивая жареное мясо расслабленным кислым вином. — Есть немного, — безразлично кивнул я, принимая бурдюк. Чувства притупились настолько, что вкус терпкого напитка скорее додумал, чем ощутил. Проверяя догадку, подхватил с земли мелкий камень, тут же рассыпавшийся в песок, оставляя ржавые разводы на коже. Пальцы сообщили мозгу ощущение сухой пыли. Да, именно так, я не почувствовал, а словно прочел сообщение, что должен испытывать. — Эй, ты в порядке? — толкнула меня плечо Ариадна. — Выглядишь, будто «волну» вдохнул. — Что? — перевел я взгляд на ее глаза. — «Волна», — пожала плечами девчонка. — Наркотик, — вставил эльф. — Его можно купить здесь, в Неверкоме. Если, конечно, знать места. — Нет, я не употребляю, и вам не советую, — кивнул я, поднимаясь на ноги. — Идем дальше? Еще два тела взорвались, маги выпрямились, размахивая огненными кулаками. Их черепные коробки были так же пусты, как и у воинов. В этом я убедился сразу же, как призвал – раскалывать сознание, переходя из одного тела в другое, становилось проще, естественней. Я словно создан для этого. Никакого неудобства от множества конечностей, никакого головокружения от наложения зрительных образов. Что со мной случилось? Вероятно, новая черта некроманта. Я же чувствую свой гримуар, слышу голоса Зова Бездны. Так почему бы мне не научиться управлять призванными скелетами в мастерстве. Иначе что это за контроль нежити, если ты не знаешь, что и как эта самая нежить будет делать? Посмотрел бы я, как в пылу боя некромант, не умеющий контролировать призванную армию, сражается с другими игроками. Любой танк сможет сдержать скелетов, пока его товарищи нашпигуют темного колдуна сталью и магией. Значит, умение раскалывать сознание это просто условность класса. Что ж, нужно отдать должное тому, кто это проектировал – он настоящий гений. Единственный вопрос – как реализовано? Ведь по идее я должен запутаться, сбиться с управления. А я всего пару раз споткнулся, пока мы сюда шли. — Ладно, делим награбленное и идем дальше, — резюмировал Малиэль, поднимаясь на ноги. Интересно, а кто у нас заменяет друидов? Понятно, что воины остаются воинами, паладин становится антипаладином или темным паладином – название не важно. Интересен принцип. Я встречал клириков, то есть жрецов, еще в Таросе. Эльф у нас друид. Предположим, что некромант – темный аналог друида, тогда кто аналог клириков? Какие-нибудь чернокнижники? А кто заменяет убийц? Ассассины? И что со стрелками? Я поднялся на ноги, мое воинство послушно повторило движение – когда я успел их рассадить, даже не заметил. — Предлагаю дойти до конца данжа и только потом делить лут. В принципе, можно распилить золото, — вставила Ариадна, доедая свою порцию мяса. — Согласен, — отозвался дворф. — Но делить будем по принципу костей, чтобы никто не обиделся. — Костей? — поднял бровь я. — Да, игральные кости, каждый бросает кубик – у кого больше, тот и выиграл. — А если двое выкинут шестерки? — Переигрывают между собой, остальные завидуют молча, — хмыкнул эльф. — Готов, Макс? — Может, стоит прерваться? — все еще сидя, предложила Ариадна. — Босса убили, лут собран. Трупы нам уже не нужны – Макс восстановил свою армию, так что можно и в реал отойти. Действительно, подумал я. Еще ни разу не видел брошенных персов, интересно на это посмотреть. — Согласен, — кивнул я. — Идите по делам, через сколько встречаемся? Рагнар сразу же нахмурился. — А ты не хочешь отдохнуть? С этим дедом надо быть настороже. Сразу же заметил, что именно я сказал. — Мне нужно кое-что проверить, Рагнар, — пожал я плечами. — За бой я по глупости потерял треть армии. Так не годится, хочу разобрать бой по косточкам, найти ошибки. Так что повожусь немного и тоже уйду. — Да, не твои скелеты, сейчас мы бы вот так лежали на полу, — закивала Ариадна, махнув в сторону распадающихся трупов. — Думаю, часов восемь? Дворф развел руками. — Мне все равно, я на пенсии, так что не тороплюсь, — хохотнул он. — К тому же, капсула обеспечивает организм всем необходимым. Если только пищеблоки заменить, — тут же погладил усы дворф. — Восемь, так восемь. — Хорошо, значит, через восемь, — улыбнулся эльф, опускаясь на ржавый рельс задом.

Фигура длинноухого тут же окуталась легкой дымкой, глаза закрылись. Лицо разгладилось и... И все. А мне тут же вспомнилась куча брошенных персонажей на входе в Тарос. Тогда Азура... Вот и еще одно дело, с которым нужно разобраться. Азура и Гай, будет время с ними пообщаться. Мне нужна армия, не только из костей, но и с собственными мозгами в черепушках. Дворф тоже окутался дымком и прикрыл глаза. Оставалась одна Ариадна, но я не стал дожидаться ее ухода, принцип ясен. Подскочил на ноги и, словно дирижер, взмахнул руками. Скелеты послушно выстроились в две шеренги и подняли сабли. Итак, будем учиться определять входящий урон. Я заставил первых двух биться насмерть. Расколов сознание, оказавшись сразу же в трех местах, проверял возможные комбинации и связки ударов, положения. Позволяя слугам кромсать друг друга, пришел к неутешительному выводу: наиболее сильные удары выходят из стандартных стоек со стандартными приемами. Я мог бы превратить их в чемпионов фехтования. Вот только урона от таких атак гораздо меньше, чем тупо махать сверху-вниз и из стороны в сторону. Хотя, возможно, не годится оружие? Вернувшись в собственное тело, погладил подбородок и, сев, выудил из рюкзака кусок сырого мяса – контроль быстро сжигал запас усталости. Или это от моих попыток играть не по правилам? Наскоро прожевав, запустил бой с другой парой слуг. Они били сами, без подсказок. Когда на часах прозвенел заготовленный будильник, заведенный на те же двадцать секунд, что я мучил первую пару, остановил дуэль. Итак, Макс, у меня для тебя новости. Если заставлять скелетов действовать нетипично, усталость наваливается быстрее. Это еще одно объяснение ступора после затяжного боя. Там костлявая братия отплясывала, спецназовец удавился бы от зависти. Значит, я ограничен в средствах? Или мне пока просто не известен способ заставить усталость снижаться медленнее? — Что ты делаешь? — Думаю, а ты чего не уходишь? — я обернулся к Ариадне. М-да, во что я вляпался? Надменная леди исчезла, сменившись томной красавицей, оставшейся в одном белье. Ну, вот и зачем мне все это? — Ну-у, — протянула она. — Я хотела тебя отблагодарить, — хлопая ресницами, прошептала девушка, протягивая ко мне руки. — Знаешь, спасибо было бы достаточно, — кивнул я и поднялся на ноги. — Советую одеться и отправиться по своим делам, я сейчас закончу и тоже уйду, — сообщил, не поворачиваясь. — Свинья ты, Макс. — Я некромант, Ариадна. Темный, которого ты так старательно унижаешь. Я не извращенец какой, чтобы меня это возбуждало. Да и занят я. Некогда мне все эти шуры-муры устраивать. — Ты точно свинья. — Ага, — я зашагал прочь. — Подумай о том, что сама перестанешь себя уважать, если будешь вот так на каждого встречного вешаться. — Это же только игра. — То есть, надев маску Ариадны, ты перестала быть собой? — хмыкнул я. — Если тебе нужно оправдание, лучше не делай вовсе. Да и не тот я человек, который способен воспользоваться таким предложением. У меня, знаешь ли, тоже есть гордость. — Я больше не буду к тебе плохо относиться, — тут же зацепилась она. — Возьми зеркало, разбей, а потом скажи ему, что больше так не будешь. Если оно после этого станет целым – я с тобой соглашусь. А теперь иди в реал. Наверное, повторить ту матерную конструкцию, что выдала девчонка, не смог бы при всем желании. Из вылитого на меня потока брани уловил только, что я мизогиничный[2] импотент и любой другой на моем месте удавился бы от зависти. Проигнорировав детский выпад, ушел на другой конец зала. У меня впереди восемь часов, вполне хватит обследовать ближайшие участки тоннелей. Заодно можно и с Гаем связаться. Дойдя до соседнего ответвления, обернулся. Как и думал, девчонка ушла. Отлично, начнем наши эксперименты. [1] Скилл – навык. [2] Мизогиния – ненависть к женщинам.

Глава 16

— Ну, ребята, — обратился к скелетам, утирая перепачканный кровью рот, — подобьем бабки.

Моя маленькая армия согласно закивала. Черт, быть кукловодом в собственном театре для единственного зрителя – затягивает. Интересно, сколько понадобится времени, чтобы я окончательно двинулся?

Итак, скелеты хреновые разведчики. Во-первых, слишком шумно передвигаются, во-вторых, видят не дальше двадцати метров. И еще один то ли минус, то ли плюс – я не могу управлять ими дальше, чем за эти же двадцать метров. Но могу выстроить линию – по скелету каждые двадцать метров и, переходя от одного к другому, охватить таким образом почти триста. Другое дело – стоит отойти на шаг дальше, вся цепочка посыплется, воины потеряют ориентацию, замирая в ожидании приказа.

Благо, мне не попались в момент экспериментов мобы, я бы лишился армии в считанные секунды – стоило скелету выйти из зоны контроля, я совершенно переставал его чувствовать. Так что если кто-то начнет грызть отбившегося от стаи слугу, не узнаю об этом, пока он не помрет.

Отложив кусок сырого мяса, поднялся на ноги. Все коридоры из зала с кадавром уходили в бесконечность. Потратив два часа на быструю разведку, вернулся к спящей команде.

«Гай, я в данже «Заброшенная шахта». Как продвигаются дела?»

Отправив письмо, оглядел застывших бойцов в костяных доспехах. Несомненно, это сильное подспорье в бою. Но стоит отпустить контроль – тупеют на глазах. А смогу ли я управлять, когда их будет сотня, полторы?

Конечно, со временем, когда подрастет гримуар, а я доберусь до учителя в Карнате, можно получить заклинание, поднимающее зомби – копию убитого моба или игрока. Но при этом ничто не мешает таскать за собой скелетов. То есть, армия будет только расти.

Тренькнула почта.

«Все ок. Занят. Позже. Данж муторный, вали оттуда»

— Вот и поговорили, — хмыкнул, тяжело вздыхая.

За все время, что провел в Неверкоме, мне не понадобился сон. А как насчет игроков, не прошедших оцифровку? Не похоже, чтобы тому же Рагнару требовался отдых от игры – а ведь дед уже просто чудовищно стар. Заменяет ли пребывание в игре полноценный сон?

Я пожевал губами, переводя взгляд с дворфа на Ариадну.

Наивная девчонка. Что это вообще было, попытка наладить контакт или просто развлечься в виртуале? Конечно, приятно, что сочла меня довольно симпатичным для сего действа – как-никак, я с собственной внешностью хожу, но почему так дешево? Секс даже в мое время перестал быть чем-то необыкновенным. А в две тысячи сорок шестом даже инцест узаконили, если добровольный.

Вот почему помню такую хрень, а личной жизни – ни грамма? Будто и не жил никогда, а в голову насовали гору разнообразных сведений. Как звали родителей? Был ли у меня щенок или котенок? Где учился, работал? В конце концов, в каком городе жил?

Одно название «РусКриоХим» с намеком на русские корни, да превалирующее знание российских реалий – и все. То есть, я какое-то усредненное существо из двадцать первого века, жившее на территории России. Кусок программного, блин, кода.

Накатившее раздражение буквально заставило пнуть ни в чем неповинный рельс. Рыжая пыль обвалилась целым пластом, вызывая резкий кашель.

Как можно забыть собственную жизнь? Прекрасно помню культурные подробности вплоть до две тысячи сорок восьмого года, но даже как заключал договор заморозки – ничего, пустота. Я оформил заявку по инету, ходил в офис? Ни-че-го.

— Чего шумишь? — пробасил, открывая глаза Рагнар.

— Да так, негодую. А ты чего так рано?

— А что мне там делать? — усмехнулся дворф, оглаживая усы. — Говорю же, на пенсии я, зашел вот проведать обстановку. Да и вообще – там я шаркающий дед, а здесь здоровый молодой мужик, как думаешь, где приятней находится?

— Это риторический вопрос? — улыбнулся я, садясь напротив вынимающего припасы воина.

— В реальности все иначе, там ни перченого, ни соленого мне нельзя. Я первые дни, когда в виртуал пришел – поселился в ресторанах, — хохотнул он, разламывая краюху хлеба. — Ты и представить себе не можешь, каково это, да?

— Представляю, — хмыкнул, принимая угощение. — Здесь можно ощутить не только вкус, так что и мне нравится этот мир. Но он все же – не настоящий.

— А какая разница? Если брать в расчет заверение, что мысль – и есть бытие, выходит, любая оболочка – безжизненна без разума. А раз мой разум проник в этот мир, чем Неверком хуже Земли или еще какой-нибудь Альфа-Центавры?

Я пожал плечами, надкусывая хрустящую ароматную корочку.

— Может, и так.

— Только так и есть, — кивнул он, вынимая бурдюк с вином. — Вот, пожалуйста, на Земле виноград не растет уже лет пятьдесят, так что цены на вино – заоблачные. А здесь оно чуть дороже воды. И знаешь, Макс, меня это устраивает, — приложившись к кислому напитку, сообщил дворф. — По молодости думал, как можно тратить время на еду, когда впереди столько всего.

— А теперь? — А теперь мне некуда спешить. Так что наслаждаюсь моментом, — пожал он плечами. — Была во времена моей молодости притча на эту тему. — Расскажешь? — Почему бы и нет, — забирая вино, пожал плечами Рагнар. — Пошел Человек в лес и наткнулся на спящего тигра. Естественно, тот бросился на нашего героя. Погоня продолжалась недолго – пока под ногами не появился обрыв. — И? — улыбнулся я, когда дворф затянул с молчанием. — Повис, значит, он на хлипкой лозе, внизу – провал, сверху тигр, — продолжил Рагнар, сделав новый глоток. — И тут, как назло, выбрались из нор две мыши – черная и белая. Они стали грызть лозу, на которой завис Человек. А на расстоянии руки был куст с одной-единственной ягодкой земляники. Человек вытянул руку... — он снова замолчал и, ухмыльнувшись, закончил: — Это была самая вкусная ягода в его жизни. — Хорошая притча, — кивнул я. — Именно, — дворф допил вино и спрятал пустой бурдюк в рюкзак. — Вот я и ем эту ягоду, Макс. Все мы застряли на лозе, но не всякому хватает мозгов понять, смысл жизни не в том, чтобы удержаться на подтачиваемом растении. Смысл – в землянике. Может, буддисты и были правы, а я зря волнуюсь о потере памяти. В конце концов, меня определяет не прошлое, а происходящее здесь и сейчас. Я же испытал негатив от ущемления гордости, когда Ариадна предложила воспользоваться ушедшими в реал компаньонами. Стал бы я относиться иначе, если бы помнил, что, допустим, сто лет не был с женщиной? Или перестал бы злиться на Азуру, что так подло поимела с моей смерти сто золотых? При воспоминании о заработке Наставницы третьего ранга не удержался от улыбки. Сто золотых – вот уж деньги! Для меня это даже не сумма. Впрочем, кому-то и миллиард – копейки. Тот же Гай потратил на одну порцию «Яда Бездны» сумму в пять искусственных тел. И пускай для него это тоже дороговато, но нашелся же гений, заложивший такой рецепт в игру – значит, деньги должны здесь водиться гораздо большие, чем я могу себе представить. Разумеется, это удовольствие не из разряда общедоступных, но оно есть. Даже «Премия за риск»[1] вполне реальна в условиях, когда кто-то может оплатить подобное шоу, так чего удивляться бешеной цене на порцию яда, что действует жалкие секунды. Чем дальше заходит общество, тем дороже развлечения, а валюту нужно выводить из употребления, чтобы был дефицит, иначе все будут богаты, сыты и движение потеряет всякий смысл. А если мы остановимся – даже земляника потеряет свой вкус. — О, вы уже здесь, — Малиэль улыбнулся, оглядывая нас. — Ага, — кивнул я, возвращаясь из тяжких мыслей. – Все дела закончил? Эльф кивнул, принимая из толстых пальцев бородача сочный бутерброд. — Думал, задержусь, но вот что-то прямо захотелось залезть в капсулу, посмотреть как тут и что. — Что-то вас прямо-таки тянет в игру войти пораньше, — заметил я. — Или я чего-то не знаю? Эльф пожал плечами. — Я не так давно в игре, Макс. И мне тут чертовски нравится. Атмосферно, красиво, — кивнул он на спящую Ариадну. — Так чего бы не приходить сюда почаще, если есть возможность? Я развел руками, стряхивая последние крошки хлеба со штанов. Может, они и правы, я же не знаю, что там, за пределами игры. И ведь не спросишь, сразу же всплывет моя разморозка. А я только от одного хвоста избавился, не зачем новый на себя вешать. Тем более, что и дворф не дурак – сразу догадается, что к чему. Вон как выцепил меня перед уходом. И про алтари догадался мигом. Слишком умный он для простого игрока. Опыт ста двух лет? Малиэль дожевал свой бутерброд и поднялся на ноги. — Ну что, пойдемте? — А она? — кивнул на девчонку дворф. — Как-то я напарников бросать не привык, знаешь ли. — Она не скоро вернется, — пожал плечами эльф. — У ее папочки серьезный бизнес, а единственная наследница должна учиться управлять, сидя у мудрого отца на коленках. Так что пока собрание акционеров не закончится, никто ее в игру не пустит. — И что нам там делать без урона? — вставил я. — Что-то я не припомню, чтобы ты в бой первым бросался. Так что посидим, подождем. Малиэль презрительно хмыкнул. — Неужели она тебя так быстро купила? Никакого самоуважения нет, Макс? Наглая девчонка всю дорогу с тобой обращается, как с грязью, вытирает о тебя ноги, а тебе и в кайф? Я постучал кулаком по лбу. — Кто будет убивать мобов, мои скелеты? — А почему бы и нет, ты же прекрасно с ними управляешься – вон как ловко скакали вокруг босса. Ну да, будут мобы чуть сильнее, но справимся же, — заверил эльф.

Бред какой-то, не может Малиэль не понимать, без дд[2] нам крышка в первой же стычке. Да и Рагнар не особо протестует, хотя именно ему все шишки достанутся. Так что это, какая-то проверка? — Тогда идите, я подожду Ариадну, — пожал я плечами. — Где тут точка возрождения, чтобы мы вас искали потом не долго? Дворф хохотнул и хлопнул меня по плечу. Эльф же покорно опустился на задницу и вынул из рюкзака лютню. — Тогда подождем, — выдохнул друид. Тонкие длинные пальцы перебирали струны, грустная мелодия потекла по залу, отражаясь от стен и дробясь в тоннелях. Глаза эльфа затуманились, он даже рот приоткрыл, будто сейчас запоет. — Это теперь надолго, — махнул рукой Рагнар, глядя на сосредоточенное лицо длинноухого. — Так что можешь расслабиться. — Странные вы ребята, — хмыкнул я. — Не могли получше проверку придумать? Да и что хотели узнать – я не понимаю, — пожал я плечами. Рагнар коротко хохотнул. — А ты не в курсе? На форуме поползли слухи о темном, который собирает сердца, чтобы алтари восстановить. — Опять двадцать пять? — поднял я бровь. — Неужели так мало некромантов в Неверкоме, что это обязательно должен быть я? — Ну, проверить стоило, — пожал плечами дворф. — Мало ли, зашли бы в игру, а ты уже сделал свое черное дело. А за того темного награда обещана. — И много? — Два миллиона за ник, — вздохнул Рагнар. — Сам понимаешь, сладкий кусок для наших уровней. И ведь только имя узнать нужно. — И вы, естественно, сговорились меня проверить, — кивнул я. — Когда успели? — Как с игры вышли, так и связались. — А она тогда чего в игру не вернется? — кивнул я на спящую. — Так у нее на самом деле совещание, — рассмеялся дворф. — Ариадна у нас из очень богатой семьи. Очень, — поднял палец он. — Так что Малиэль не соврал, ее еще черт знает сколько ждать. — А какой тогда смысл был уводить меня? Как-то не вяжется с охотой за сердцами. — А это уже просто проверка тебя на гнильцу. Сам понимаешь, в Неверкоме давно устоялось, для темных нет границ дозволенного. — Судя по тому, что знаю, светлые ничуть не лучше, — парировал я. — Еще бы, ты же наш противник по идее. Так что мы просто попробовали узнать тебя получше. — Я думал, ваша компания сложилась недавно, а вы вон как сыграться успели. Даже планы хитроумные придумываете, как некроманта обвести вокруг пальца. Очень дырявые планы, подумал я. Только совсем уж тупой идиот поверит в такое. Слишком просто раскусить эту «гениальную» идею. С другой стороны, сам виноват – расслабился, равным с ними себя почувствовал, а тут опять какие-то интриги. Когда это кончится? Тяжело вздохнул, слыша тренькание почты. Похоже, Гай-таки решился поговорить. Нужно предложить «Инквизитору» придержать язык и не разбрасываться деньгами – кроме него кто может знать о необходимости приносить на алтарь сердца? «Ты вышел из шахты?» «Два миллиона за мое имя. Ты это серьезно, Гай? Мы так не договаривались!» «А как ты хотел? Я теперь лидер светлых – «Святейшие» вылетели из ТОПа, я почти весь состав себе переманил. И да, мне по рангу положено за тобой охотиться, сам понимаешь, дело чести. А у меня теперь много на ней серьезно повернутого народа. В общем, не отсвечивай и с алтарями не спеши – все равно никто не знает, где ты их активируешь. Мы еще устроим охоту на ведьм, а ты вали из шахты и топай в Карнат, пока не поздно» «Ты слишком настаиваешь, чтобы я выбрался из данжа. Меня уже ждут снаружи, да?» «Никто тебя не ждет, просто там двое суток нужно по тоннелям шляться, чтобы в конце завалить паука, с которого выпадет одна фиолетовая шмотка. Ты в большой группе?» «Вчетвером» «Ну, смотри, шанс выпадения полезного тебе лута – двадцать пять процентов. А уж выбросить кубик больше всех, сам понимаешь, еще меньше. Если не кубик бросать, а доверить распределение главе рейда, темному все равно никто ничего не даст. Оно того не стоит, не трать время» «Я разберусь, спасибо за совет» «Ок, через пару дней пущу слушок, что некроманта видели в твоем лесу» «Нет, не надо. Ты сразу выведешь на меня. Лучше подбросить утку про полет на дирижабле. Если ты поставил производство темных на поток, как мы договаривались, я мог бы затеряться в толпе нубов»

«И куда?» «Разумеется, ближайший рейс до Карната, а это –Артра, оттуда о воздуху уже в цитадель тьмы и вселенского зла» «Спасибо за совет, я подумаю» Вот же гад, моими же словами отбрехался! Впрочем, чего еще можно ожидать от человека, дорвавшегося до власти путем хитрых и продуманных интриг? Если он так ловко обвел вокруг пальца Мэтта, других светлых обыграет еще легче. Главное, чтобы он на самом деле не заявил, кто я и где нахожусь. Воевать со всем миром я не готов. Да и не уверен, что вообще когда-либо смогу. Возвращаясь к нашим баранам, остается непонятным, что нужно этой команде героев. Вроде все шло нормально, пока они не вышли в реал, так неужели купились? Рагнар не стал бы за такое браться – иначе согласился бы на помощь Ариадны. Раз у нее денег — куры не клюют, вполне могла бы обеспечить дедуле новенькое тельце. С другой стороны, я ничего о них не знаю. Вполне возможно, девчонка и не богата вовсе, а именное оружие получила так же, как и я – за квест. Сразу же перед глазами скелеты всплыли танцующие пого[3] под моим чутким командованием. Возможно, весь спектакль разыгран исключительно для одного зрителя – меня? Так что вам потребовалось, господа светлые? Зачем эта игра? Чего вы хотите добиться? В таком ключе даже предложение секса звучит совсем иначе. Им что-то нужно, но что можно взять с некроманта одиннадцатого уровня? Я же не дурак, не сознаюсь, что алтари восстанавливаю. Претензии ко мне ясны – никто не хочет усиления темных. Неверком не жаждет революций, а восстановление алтарей пантеона Хаоса – это новый виток неизбежно приближающейся войны. Так чьи интересы вы представляете, господа? Кто-то знает обо мне – и прислал группу нубов для... Вот это «для» очень расплывчато, я ни черта не знаю — что за игроки сели за стол, не догадываюсь, во что они играть будут – шахматы или покер. В любом случае, мне это ничего хорошего не сулит. Я не верю, что эта троица – на самом деле добрые хорошие ребята. Плавали, знаем, какими хорошими могут быть светлые. Стоит одного только Гая вспомнить, чтобы навсегда отпала охота верить в честь и достоинство прислужников Порядка. Ариадна вздрогнула, открывая глаза. Я встретился с ней взглядом и черноволосая тут же отвернулась. — Ну что, идем? Вот тебе и совещание – из оговоренных восьми часов передышки прошло всего шесть. Может, они поймать меня хотели, пока я вне игры был? Проклятые админы отключили прямой доступ на форум – теперь и не узнаешь, вдруг за мою тушку награда больше, чем два миллиона? Хотя... «Гай, ты только имя мое заказал?» «Местонахождение – пять, тело – десять. А что?» «Похоже, моя команда настроена меня продать. Надеюсь, никаких лишних звеньев не будет? Они сразу тебе должны сообщить?» «Вали оттуда и убирайся в Карнат, Макс. Я серьезно. Стоит им сообщить, что нашли тебя – я не смогу дать тебе уйти, свои же порвут на ленточки» «Ну, удружил, Гай Аврелий. И как мне из этого выпутываться? Мы так глубоко под землей, что я даже сбежать не успею!» «Придумай что-нибудь, голова-то у тебя есть!» «Ты мне должен, Гай. Серьезно должен» «Сочтемся, Макс. А теперь – беги!» Я поднялся на ноги и широко улыбнулся. — Ну что, идем за пауком? — О, да ты времени не терял, — поднял брови эльф. — И про паука узнать успел? — Да, друг рассказал вкратце. — Что за друг у темного может знать про светлый данж? — поинтересовалась Ариадна пренебрежительным тоном. — Глава «Инквизиторов», — улыбаясь еще шире, кивнул я. — Мы с ним давние знакомые. Он сейчас круто поднялся – чуть ли не мессия у вас, верно? — Он вообще-то и заказал найти темного, — хмыкнул Рагнар. — Ну, можете у него поинтересоваться, не тот ли я некромант, которого он ищет. Ариадна тяжело вздохнула. — Я же сказала, это не он. Эльф быстро переглянулся с дворфом, убирая лютню в рюкзак. — Ну, попробовать все равно стоило. Внимание! Вы были исключены из группы! Скелет встал между нами раньше, чем я сообразил, зачем дворф взял в руки секиру. Осколки костей брызнули в сторону, а я отскочил, разрывая дистанцию и кастуя «Замедление».

Пусть бой мне и не выиграть, но просто так сдаваться я не намерен! Эльф выудил жезл и взмахнул им в воздухе, как дубинкой. Вокруг Рагнара сразу же засияло голубое пламя, снимая дебафф. Ариадна выхватила ружье и, отпрыгнув назад, навела на бородача прицел. — Какого хрена вы творите?! — вскрикнула она. — С чего «Инквизитору» дружить с некромантом? — усмехнулся эльф, снова поднимая оружие. — Он нагло врет, прекрасно мог выйти из игры, почитать форум и претвориться дружком заказчика, чтобы отвести подозрения! Скелеты прыснули в стороны, окружая троицу кольцом. — А ты напиши ему сам, знает ли он меня, — хмыкнул я. — Заодно увидишь, что такое настоящая дружба. Думаю, стоит ему узнать, какие вы хорошие товарищи, на выходе из данжа нас встретит весь цвет ТОПов Порядка. Посмотрим, чьи тогда тушки будут париться на могилках? Эльф скрипнул зубами, не решаясь поверить в мои слова. Да я и сам бы, наверное, не поверил, но раз Гай меня так подставил – пусть сам и вытаскивает из этой неурядицы. Заодно заявив, что я – не тот, кого нужно искать, разом снимет с меня все подозрения. — Я Максу верю, — заявила девчонка. — Конечно, веришь, — хмыкнул ушастый, перебрасывая двуручную жезл из ладони в ладонь. — Он же такой молодец, что не повелся на твое тело, верно? Герой прямо-таки. Я тяжело вздохнул, вынимая из-за пояса Милосердие. — Светлые такие светлые, — прошептал я. — Нет бы по-человечески поговорить, так нет, вам обязательно нужно спихнуть соседа в яму. На всякий случай. — Это игра, Макс, и мы играем, — заявил Малиэль. Я улыбнулся, рисуя лезвием косы круг. — Боюсь, этой земляникой ты подавишься. Дворф усмехнулся, а вот эльф, кажется, не понял. — Включи его обратно, Малиэль, — потребовала Ариадна, угрожающе переводя ружье на длинноухого эльфа. — Дура, мы в одной группе, — скривился друид. — Уже нет, — тут же кивнула девчонка, и в тоннеле грохнул двойной выстрел. [1] «Премия за риск» — произведение Роберта Шекли о свободе воли человека, осознании жизни и смерти, смысле риска за деньги, и о сути так называемых реалити-шоу. Стало основой для «Бегущего человека» С. Кинга. [2] ДД – дэмэдж дилер. Персонаж, специализирующийся на нанесении урона. [3] Пого – танец, состоящий в подпрыгиваниях на месте с выпрямленной спиной, соединёнными ногами и руками, прижатыми к туловищу. Связан с ранним панк-роком.

Глава 17

Ариадну отшвырнуло на стену. Ружье вылетело из рук, голова не естественно вывернулась, девчонка осела тряпичной куклой без единой целой кости.

Щедро расплесканные выстрелом мозги длинноухого покрыли широким шлейфом камень. Обезглавленный Ариадной эльф покачнулся и рухнул на колени, чтобы тут же уткнуться кровавым месивом в пыль у рельса.

Дворф, покрытый стальной кожей, покачнулся на месте, еще стряхивая оцепенение, а скелеты уже рванулись в атаку. Короткие замахи сабель, вспышки огненных стрел.

Да, я бы проиграл, бейся с ними один. Но «Снайперский выстрел» сделал львиную долю работы. Рагнар не успел и шагу сделать, как сорвавшиеся с моих кистей черепа догрызли последние крохи здоровья бородача.

Бой занял всего несколько секунд, я потерял одного скелета. Впрочем, тут же взорвав тело эльфа, восстановил свою армию.

Короткий взгляд на стрелка. Здоровье черноволоски утекало, кровь сочилась из открытых ран, обильно проливалась изо рта, ушей и глаз.

— Я не могу тебе помочь, — я опустился на колени перед Ариадной. — Но спасибо за помощь.

Она просипела что-то, но слов не расслышал. Ее рука вяло дернулась, взгляд остекленел. Последняя нитка слюны, протянувшаяся от губ на грудь, истончилась и оборвалась. Индикаторы здоровья потухли вместе с пиктограммами многочисленных переломов.

— Надеюсь, они не слишком разозлятся, — пробормотал я, вынимая кинжал.

Мне нужны сердца для алтарей. Ты помогла, Ариадна, но мне нужно нечто большее.

Уложив девчонку на спину, расстегнул жилет и всадил лезвие между двух полушарий. Кажется, я уже настолько привык препарировать трупы, что могу это делать с закрытыми глазами.

Приказав скелетам распахать дворфу грудную клетку, сам расширил рану Ариадны и запустил руки в еще теплое тело. Кровь перестала вытекать, едва я вырезал сердце девчонки.

Тело тут же распалось золотыми искрами. Сунув добытую мышцу в рюкзак, перешел к дворфу. За время, что провозился с Ариадной, бородача успели вскрыть так, что не осталось даже мышц – на меня смотрели незащищенные костями внутренности. Ухватив нужную мне, отрезал последние нити жил и артерий, освобождая драгоценную добычу.

Итак, два сердца из пяти у меня есть. Может быть, стоило не скелета поднять, а вырезать и у эльфа? Взвесив в руке орган, сбросил его в сумку.

И не понятно, чего ждать дальше – то ли они решат закончить начатое, то ли успокоятся. Нет, совершенно ясно, Малиэль не простит, не в его характере это – раз уж начал потасовку, он и главный в этом механизме. Но вот насчет Рагнара и Ариадны...

Впрочем, все одно нужно уносить ноги – вряд ли мы договоримся сейчас, эльф будет рвать и метать, желая мести. Возможно, даже попробует убить девчонку еще раз, в конце концов, длинноухий окажется в точке воскрешения раньше, может успеть подготовиться.

Будем надеяться, у него хватит благоразумия не лезть на рожон. А мне пора делать ноги – нечего торчать в данже, где мы вчетвером едва прошли мини-босса. Дальше мне совершенно точно идти излишне. Если, конечно, не хочу отправиться на тот свет.

Отряхнув руки, оглядел свое воинство. Разумеется, от них совета не дождешься, но и дураку понятно – идти тем же путем глупо, если я не хочу нарваться на возвращающихся компаньонов.

Остаются тоннели, уходящие из зала.

«Гай, скинь мне точки выхода из шахты»

«Тебя нашли? Мне уже настрочил какой-то эльф, что некромант в «Заброшенной шахте» только что перебил троих светлых»

«Брешет, пес длинноухий. Их положила девчонка. Я только добил»

«Да мне все равно. Я должен реагировать, так что входы будут перекрыты. Сейчас туда уже слетаются светлые. Так что рекомендую найти моба и дать себя убить»

«И попасть прямо в руки твоим бойцам?

«Там над шахтой полно точек возрождения – повезет, выйдешь в свободной зоне»

— М-да, дела, — выдохнул я, оглядывая черные провалы тоннелей. — Ну, раз настоящие мужчины всегда идут налево, мы пойдем направо.

Выбрав коридор, повел скелетов вперед, дробя сознание на четырнадцать тел – два скелета-мага, одиннадцать воинов и собственная тушка.

Конечно, можно было понадеяться, что высокоуровневых игроков в данж просто не пустит, а я смогу отсидеться – запасов мяса хватит на несколько дней. Но, если все входы блокированы, вряд ли хоть кто-то поверит, что мне удалось сбежать раньше, чем «Инквизиторы» выставили оцепление.

Так что же делать? Искать моба и дать себя убить? В перерыве, пока соратники бегали в реал, я исследовал тоннели по полчаса – и не нашел ни противников, ни выхода. Можно вернуться к самой первой развилке и свернуть в другую сторону, но это так же не давало гарантий.

Пока я перебирал варианты, мы углубились достаточно далеко, чтобы покинуть разведанную территорию. Освещение снова пропало, с потолка теперь свисали проржавевшие крепления, снова закапала вода. Неужели, выход?

Стоило подумать о близком избавлении, как впереди послышались торопливые шаги. Я не стал дожидаться, пока охотники доберутся до добычи – армия развернулась и на всей возможной скорости помчалась обратно. Итак, один ход отрезан. В тесном тоннеле хоть и могу устроить бой, но если там нормальная группа – нас попросту задавят. Это Рагнар оказался без поддержки, да еще и оглушенный Ариадной, но нормальный танк, которого будут хилить из безопасности задних рядов – реальная угроза. Да и помирать я не готов. Почти час забега по темному коридору, кусок сырого мяса – и я оказался в зале кадавра. Из соседнего тоннеля вышел рыцарь в сверкающих доспехах. Едва завидев меня, он замахнулся мечом. «Замедление»! Скелеты рванулись вперед, едва не сбив меня с ног. Воин не растерялся, «Рывком» нырнул обратно в тоннель. Мои бойцы последовали за ним и тут же развалились под градом выстрелов. Четыре костяных воина полегли в считанные секунды, а я услышал, как сзади догоняет еще отряд. Что ж, помирать, так с музыкой! Бросившись навстречу приближающимся врагам, развел скелетов по бокам коридора, маги прикрывали спину, пока я держался в кольце слуг. Первым на свет выбежал... — Тео! — вскрикнул я, останавливая скелетов. — Ты здесь какого черта забыл? Рыцарь тоже остановился, но оружия не убрал. — Макс? Опять ты? — буркнул он, жестом останавливая спешащих за ним рыцарей. — Почему я не удивлен? — Ты что, знаешь его? — прозвенел за спиной экс-«Инквиза» высокий седовласый воин. — Знаю, стойте. Не враг он нам. — Враг — не враг, а деньги за его тушку дают не малые, — заявил рыцарь, вскидывая меч. — Так что отойди, Тео, ты хоть и хороший малый, но не стоишь десяти миллионов. — Стойте! — вскинул руки я. — Не обязательно драться. Я же могу и добровольно идти! Я все равно не тот, кого вы ищите. — И команду ты свою перебил, чтобы это доказать? — подал голос еще один рыцарь из-за спины раскинувшего руки Теодора. — Они сами на меня напали, — пожал я плечами, уже слыша за спиной надвигающихся преследователей. — Вам же все равно, жив я или мертв – деньги за мое тело получите. — Вот он! Держи его! — напирающие сзади воины устремились вперед, на бегу замахиваясь оружием. Передний, тот что спрятался в тоннеле, резко остановился, завидев стоящих передо мной бойцов. — Эй, это наша добыча! — заявил он, потрясая мечом. — Я его первым увидел! — Да вообще-то, первым меня нашел Тео с ребятами – я от них побежал назад, так что, Дерек, — прочел я его ник, — извини, но добыча не твоя. Воин осклабился, его товарищи развернулись в боевой порядок. — Это мы еще посмотрим! — рявкнул он, бросаясь вперед. Жадность – грех, так утверждала еще Библия. Но люди постоянно забывают об этом. Вот и Дерек забыл, что награду можно было поделить – десяти миллионов хватило бы с лихвой на всех. Но жадность ослепила. Бой вскипел, как кофе в турке, стены коридора окрасились кровью. Злобные выкрики, стоны боли и боевые кличи смешались в неумолчный гвалт. Лязгало оружие, высекая искры из врагов. Я же бросил скелетов в бой – благо встретив серьезного соперника, рыцари Дерека о них забыли. Маги вскинули руки, разряжая огненные стрелы с кистей в спины прятавшихся за толстыми соратниками танками. Тео ухватил меня за плечо и попросту забросил за спины своих товарищей, сам принимая оглушительные удары по плечам. Меня подхватили чьи-то руки, тут же опустив на ноги. Вокруг образовалось новое кольцо охраны – призванные магами петы[1] явно не собирались давать шанса скрыться. Огромные волки до метра в холке, щелкали зубами, грозя откусить нужные конечности, стоит мне дернуться. Впрочем, отступать я не собирался. Расколов сознание, принялся рубиться с наседающими бойцами Дерека на равных с отрядом Теодора. Маги врагов, почуяв неладное, сосредоточились на моих огненных скелетах. Разумеется, удары в спину давали критическое попадание, но моего урона не хватало, чтобы положить тряпку[2]. Ошалев от неожиданной потери поддержки, бойцы в первых рядах рухнули наземь, как подкошенные. Тео явно привел ребят покрепче, секундное замешательство саппорта[3] противника поставило точку в коротком, но кровопролитном сражении. В считанные секунды отряд Дерека стоптали, оставив после себя искореженные проломленными доспехами тела. Кровавые лужи, набежавшие вокруг жертв смертного греха, хлюпали под ногами. — Тео, мне надо к ним, — ткнул я пальцем туда, где бойцы моего знакомца уже выставили заслон на случай новых нападений. Усач кивнул, и меня подпустили к телам. А в следующую минуту я слышал вокруг лишь негодование, проклятия и призывы прикончить мерзавца. Впрочем, меня это мало волновало – под защитой Теодора смогу выбраться на поверхность. Главное, безопасно. Да и воин уже видел, как я вырезал сердце оккультиста.

Не думаю, что он так уж одержим идеей остановить темного, иначе бы не дал надругаться над поверженными. Да и из всех преследователей Тео уж точно знает, что именно я – цель. А уж с Гаем они договорятся. В конце концов, не может быть, чтобы хитрый «Инквизитор» не продумал линию поведения. — Ну и мерзость, — скривился маг, наблюдая, как я прячу последнее сердце в рюкзак. — И ради этого становится темным? Да я бы ни за что... — Ну да, у каждого свое удовольствие, — улыбнулся я, отряхивая руки. — Тео, — повернулся к предводителю, — далеко до поверхности-то? — Дойдем быстро, если новых любителей наживы не попадется, — буркнул знакомец. — Пошли, ребята, отдохнем наверху. Пока они обсуждали произошедшее, я поднял пять костяных воинов и зашагал внутри двойного оцепления. Волки магов все так же сторожили меня, но теперь между нами были костяные бойцы, так что я перестал ожидать нападения в спину. Итак, сейчас мы доберемся до Гая и... Что он сделает? «Меня нашел Тео, идем на поверхность» «Из всех людей ты сдался именно ему? Ты в курсе, что я не смогу солгать, что это не на тебя охота ведется? Я же сказал, сдохни и беги, что ты творишь?» «А что творишь ты, Гай? Мы не договаривались, что мне придется удирать из светлых земель, скрываясь от погони! Я хочу спокойно сделать свои дела и уйти, но ты упорно мешаешь мне. Какой черт тебя дернул вообще объявить награду за мою поимку?» Гай не ответил. Впрочем, я и не особо надеялся. Тем временем мы шли по бесконечному коридору. Висящие над головами светлые сферы освещали путь, отбрасывая изломанные тени на стены и пол. Ржавые рельсы подрагивали под нашими шагами, местами рассыпаясь в труху. Интересно, они восстановятся? Спустя два часа марша по тоннелю, мы, наконец, вышли на поверхность. Солнечный свет ударил по глазам, вышибая слезы, в легкие ворвался свежий воздух – после затхлости и вездесущей пыли шахты, пронзительные ароматы зелени казались чем-то волшебным. Птицы, словно приветствуя, запели неожиданно громко. Отряд тоже вздохнул с облегчением, когда покинули темный зев данжа. Я обернулся в черноту коридора, размышляя об очередной упущенной возможности нормальной игры. Наверное, не столкнись я с Азурой, сейчас бы весело вычищал мобов в каком-нибудь подземелье, а не плел интриги, стараясь выиграть время для нереального квеста. Что это просто вселенская подстава, а не квест, я уже убедился. Да, Мор меня предупреждал, но я слишком легкомысленно отнесся к словам Бога-Покровителя. И вот – меня ведут на заклание к новому лидеру светлых. Можно сказать, допрыгался. А с другой стороны – что я теряю? В конечном итоге, я всегда могу накопить на тело, добравшись в Карнат. Ну, подумаешь, меня убьют пару сотен раз в пути, это печально, но не более. Если, конечно, он не решит использовать на мне «Яд Бездны», чтобы раз и навсегда показать, кто здесь папа. А что, одно дело забанить игрока, когда кругом нет свидетелей, другое – прилюдно. Этакая показательная казнь. От осознания, что мой путь может прерваться так, по сути, и не начавшись, по коже пробежался озноб. Кажется, я слишком привык к мысли, что в Неверкоме умереть нельзя. Но еще Наставница третьего ранга обрадовала, что здесь погибают даже Боги. — И опять одни вопросы, — выдохнул я. Топающий рядом со мной Тео громко хмыкнул. — Угораздило же тебя, Макс. Я думал, ты уже далеко ушел, в конце концов, времени прошло уже не мало. Зачем остался? Я пожал плечами, вынимая из рюкзака кусок сырого мяса. Вцепившись в него зубами, снова уловил взгляды отвращения. Ну да, я же для них монстр и чудовище. А еще псих и извращенец. — Так получилось, — прожевав, ответил я. — А ты чего не с «Инквизиторами»? Я думал, уж кто-кто должен остаться в лидерах светлых, так это ты. По крайней мере, знаешь, что такое честность. — Вот потому и ушел, — буркнул он. — Оно ведь знаешь как, Макс, сегодня ты отступился от принципов, завтра – отступишься еще легче. И вот, уже спустя пару месяцев, ты смотришь в зеркало и спрашиваешь себя, кто это чудовище? — Многие бы с тобой не согласились. — Я понимаю, — кивнул воин, оглядывая своих бойцов. — Да и вся эта потеха за охотой на темного – тоже своего рода шаг против совести. — Так зачем тогда? — Я отвечаю за этих людей, — кивнул он на соратников. — И для этого нужны большие деньги. — Настолько, что нужно перестать быть собой ради великой цели? — хмыкнул я. — Это, конечно, хорошо, что ты готов пожертвовать собой ради блага других, Тео, но не думал ли ты, что это дорога в один конец? — То есть?

— Вспомни любого правителя, который поступал вопреки совести. Да, они добивались многого, их страны процветали. Но империи разваливались, а смена царя приводила к ослаблению контроля и опошлению всех его достижений. Я понимаю, что ты, возможно, не думал об этом, но в конце концов значимо лишь то, что ты сделал в этой жизни, что осталось после тебя, верно? Он нахмурил брови. — И так мы приходим к выводу, что ты не пошел за человеком, который преступил нормы морали, но сам тут же встал на его путь. Ваша разница – только в масштабе, Теодор. Я по-доброму к тебе отношусь, ты знаешь. Именно поэтому хочу, чтобы ты понимал последствия своих решений. К тому же, политик с чистыми руками – это миф. И чем дальше ты зайдешь, тем большей грязью облипнут твои сапоги. К нашему диалогу стали прислушиваться, разговоры вокруг затихли. Отряд продвигался в глубину леса. — Хочешь, чтобы я отказался от награды, отпустил тебя и оставил своих людей ни с чем? Я пожал плечами. — Мы оба знаем, ты – хороший человек. Если интересно мое мнение, из всех, кто мне встретился, ты единственный, кто на самом деле имеет право называть себя светлым, Теодор. Я уже насмотрелся на людей, что прикрываются твоим флагом и предают друг друга, убивают ради копейки. Это разве светлые? — Это игра, — вставил кто-то из отряда. — И мы играем. — Все верно. Но если ты убиваешь, грабишь, насилуешь в Неверкоме, у меня нет причин не верить, что ты хороший человек и в реале помогаешь больным детям или преподаешь в какой-нибудь школе. Кто-то из магов громко хохотнул за спиной. — Зло есть зло, под каким соусом его не подавай, оно не станет ни добром, ни светом, — продолжил я. — Вам нравится быть мерзавцами – пожалуйста, ваш выбор. Но не нужно при этом говорить, что не вы выбрали, а за вас, так как победитель диктует правила. В конце концов, общество давно выдумало идею – жизнь превыше всего. И вы поступаете разумно, соглашаясь плясать под дудку маньяка, чтобы выжить. — Ты несешь какую-то чушь, некромант, — заявил боец в авангарде. — Это просто игра. — А ты человек или НПС? Почему же тогда поступаешь, как... как поступаешь? Я вот темный и вырезаю сердца у трупов, поднимаю скелетов, но я и то стараюсь быть человеком. Может быть, у меня получается не очень хорошо, но я не сдаюсь и продолжаю карабкаться вверх. И если тот же Тео не сделал мне плохого – я с легким сердцем сдался на его милость. Но много ли среди вас тех, кто на самом деле готов отстаивать свои идеалы? Дальнейший путь проходил в молчании. Не думаю, что моя пафосная речь возымела подобное действие – скорее, как и всякий умничающий, я попросту надоел. Приятно слушать байки о девках с крупным выменем, а рассуждать о морали – это слишком скучно. Солнце за кронами скрылось, на лес опустилась ночь, и мы остановились на привал. Я уселся на поваленное бревно и скинул капюшон. Ветер тут же заиграл отросшими волосами, освежая голову, выветривая тяжелые мысли. Тео тяжело опустился рядом, протянул мне миску с дымящейся в горячем бульоне говядиной. Мясо покрывали терпкие и острые травы, ноздри тут же уловили будоражащий аромат, рот заполнился слюной. — Может, ты и прав, — тихо сказал он, окуная деревянную ложку в свою порцию. — В конце концов, в реале не всегда есть место подвигу. Но здесь – мешают привычные схемы, шаблоны. И вот, вместо того, чтобы бороться с предателями, ты предаешь сам. Я кивнул, пережевывая горячее угощение. — Это не значит, что нельзя все изменить, Тео. Дорога возникает под шагами идущего. — Все это высокие материи, — махнул он ложкой. — А мне нужно действовать здесь и сейчас. А для этого приходится идти на уступки, потому что мои бойцы хотят есть, где-то спать. Я снова покивал. — Я тебя прекрасно понимаю. И не осуждаю. В конце концов, я некромант, а не судья, — позволил себе усмешку. — Да, жаль, что так получается, что не можешь быть самим собой, и тебе приходится мириться со злом, называя его меньшим. — Ты же понимаешь, что я не отпущу тебя, что бы ты ни сказал? — Даже в обмен на ценную информацию о Мэтте? — прошептал я. — А какой мне с нее толк? Я пожал плечами. — Ты говоришь, что хочешь заботиться о своих людях. А вряд ли найдется лучшего подспорья для великого дела, чем поверженный герой прошлой войны. — То есть? — он даже еду отставил. — Что ты знаешь? Я тяжело вздохнул. Разумеется, раз Гай меня подставил, я имею полное моральное право ответить той же монетой. Только что это изменит? Под его рукой точно такие же ребята, которым совершенно плевать на вопросы морали. С другой стороны, я раскалываю Хаос, стремясь создать отдельный пантеон, а Гай – призывает Бездну. Почему бы не включить в игру еще одну сторону, чтобы нас в итоге было не трое, а четверо?

Я поманил воина пальцами и зашептал на ухо. Лицо Теодора вытягивалось по мере моего рассказа, а в глазах сменялись то ужас, то отвращение. Когда я закончил, воин еще с минуту сидел, застыв каменным изваянием. — Ты ведь не лжешь, Макс? — прошептал он. Я пожал плечами, возвращаясь к миске. — Я сказал тебе чистую правду, Теодор. Я не вижу иного претендента на трон Света, кроме тебя. Он облизнул пересохшие губы и с благодарностью кивнул мне. Поднявшись на ноги, воин вышел в центр лагеря и объявил общий сбор. Пока он пересказывал бойцам услышанное, я сверился с картой алтарей – поблизости как раз имелся один. — Макс, ты можешь идти, — объявил Тео, снова подойдя ко мне. — Но учти, что это последний раз, когда я тебя отпустил. Я кивнул и поднялся на ноги. — Спасибо, Тео, я этого не забуду. Тщеславие – грех, подумал я, удаляясь от лагеря. Но раз люди так падки на славу и деньги – почему бы не сыграть на этом? Впрочем, надеюсь, мне еще не скоро придется столкнуться с одержимыми наживой или званием «величайшего светлого». Меня ждет своя дорога. Меня ждет Карнат. Конец второй части. [1] Пет — животное или другое существо, являющееся партнером игрока и поддающееся некоторому управлению. [2] Тряпка – пренебрежительное прозвище для мага. [3] Саппорт – поддержка. Так же игрок, на ней специализирующийся.

Часть III.

Глава 1

Итак, нас стало трое. Интересно, для алтарей светлых тоже придется вырезать сердца?

Небо, скрытое за высокими кронами, постепенно светлело. Ночные птахи и зверьки сдали свой пост, вокруг закипала жизнь. Легкий ветерок трепал листья над головой, изредка стараясь сорвать капюшон. Я откинул голову назад, упираясь в алтарь, и продолжил жевать стебелек травы.

Таким образом, из пяти игроков на сцену вышли три – Свет, Смерть и Бездна. И пока я опережаю конкурентов, где-то по Неверкому бродят те, кому повезет возглавить Порядок и Хаос. Это при условии, что я правильно понял свою роль в этой пьесе.

Конечно, можно долго рассуждать на тему моей Избранности, но факт остается фактом – именно я запустил новую веху истории Неверкома. Сейчас не так уж и важно, из-за древности или всему виной вшитый блок данных, подменивший личные воспоминания, благодаря которому я и задал нужный вопрос Мору. Это нисколько не изменяет главного — именно мне открылся квест, положивший начало распада божественных пантеонов. Таким образом, я стал вершителем судеб целого мира, пусть он и не реальный.

Исходя из того, что рассказали о Земле Бенни и Шеф, а потом подтвердил Гай – Власти хотят загнать население планеты в игру. Теперь, судя по всему, корпорация сделает ход конем, объявив скидки на биокапсулы, когда развернется война. Так что в этом плане я маленький винтик огромной машины.

Какая-то мелкая птаха приземлилась на алтарь за моей головой и принялась отчаянно напевать, выдавая пронзительно-высокие трели. А ведь это первый контакт с пернатым населением леса. Неужели обязательно так орать?

Странно, что Мор до сих пор не явился. Я уже несколько часов жду, а Бог-Покровитель так и не показался. Обиделся, что я раскрыл секрет алтарей? Так вроде он никогда особенно эмоции не испытывал, с чего вдруг волноваться? Алтарей хватит на всех. Хоть на двадцать пантеонов дроби – их тысячи.

Резко лес накрыла тишина. Звуки словно отрезало – деревья все так же покачивали ветками, трава под ногами шевелилась, наглаживаемая ветром.

Я обернулся и тут же поднялся на ноги.

— Я уже думал, ты не придешь, — отряхиваясь, пробормотал я.

— Ты заключил сделку с Бездной, — совершенно лишенный эмоций голос, а хлещущее волнами раздражение ощущается почти физически. — И рассказал Свету про алтари.

— Скорее, с их эмиссарами, — пожал я плечами.

— Ты понимаешь, что рушишь мир? Рушишь равновесие?

Я кивнул.

— Для этого ты и дал мне задание – раскол пантеона Хаоса не мог пройти незаметно. Кроме того, это вызовет ослабление всех темных.

— Темные слабы потому, что у них нет лидера.

— Они слабы потому, что у всех свои цели, Мор, — заспорил я, кладя руки на алтарь.

Черный плащ с широким капюшоном, из-под которого торчала нижняя челюсть скелета, дернулся под порывом ветра. Оголенный череп заблестел на солнце. Глаза умертвия горели гневом.

Нас разделял алтарь, но меня не покидало чувство, стоит ему только подумать – я буду биться в смертельных объятиях разъяренного божества.

— Ты пошел на предательство, раскрыл тайну...

— Да какая это тайна? — всплеснул я руками. — Или ты хочешь сказать, Мэтт не обладал точно такой же картой? Или не согласен, что Бездна вылезла в мир, и с ней придется считаться? А кто ее выпустил? Правильно, ее выпустил Галад, когда притащил Зов Бездны. А где были Боги Хаоса?

— Тебе не понять наших помыслов.

— Вот не надо мне тут рассказывать сказки, Мор! Раз ты прекрасно осведомлен, где я был и что делал – с Галадом могли бы справиться и сами. А как только я сделал грязную работу за вас – так ты готов предать меня анафеме. Так кто из нас тут предатель?

Глаза Бога сверкнули.

— Ты забываешься, некромант! — в его руке полыхнула бликом коса. — Я дал тебе силу, я дал тебе карту, я...

— Ты не имеешь права решать, Мор, — прервал я его речь. — Я здесь главный. Ты – проводник чужой воли. И это я выбрал тебя.

— Ты хочешь отказаться?

— Зачем? — пожал я плечами. — Меня все устраивает, это ты чем-то недоволен.

— Грядет война.

— Война. Война никогда не меняется[1], — улыбнулся я. — Всегда будет недовольный очередным переделом мира. В этот раз – им оказался я. И не важно, что мы рассчитывали получить в итоге, имеем то, что имеем. Я пока еще слишком слаб, чтобы говорить на равных с другими пантеонами, но время придет – я заговорю.

Мор забросил косу на плечо и установил песочные часы на алтарь.

— Я тебя слушаю.

— Мой план прост, Мор. Пока я буду идти в Карнат, Порядок разделится на два лагеря. Теодор поведет за собой паладинов и рыцарей в пантеон Света, оставляя друидов и прочую мишуру в Порядке. Тем временем Гай займется призывом Бездны. Ну а я захвачу все алтари по дороге, думаю, к моменту, когда доберусь до Карната, у нас уже будет собственный пантеон.

— И ты хочешь сказать, что светлые обратятся друг против друга? Ты же не дал им карту. — Именно, им она не нужна – этих алтарей и светлых в каждом храме каждого города понатыкано. Кстати, им тоже придется вырезать сердца? Бог замер на мгновение, глядя на утекающий песок в часах и перевернул их. Я поднял бровь. Дополнительное время? — Алтари можно разломать только божественным артефактом. У тебя это кинжал, у светлых был меч. Но артефакт должен быть в руках героя пантеона. Обычный человек алтарь даже поцарапать не сможет. В тебе нет Света, только Тьма. Если в момент прибытия в Неверком ты и был нейтрален, то теперь – ты стал темным по праву. — Но Галад раскрошил алтарь в храме Тароса. — Он был героем Бездны. — Понятно, — кивнул я. — В Неверкоме он был единственным, кто ей поклоняется, так что автоматически получил право на использование артефакта, верно? — Именно так. — А теперь есть Гай, но у него нет такого оружия. Нет же? — Только это и удерживает его от начала экспансии Бездны в Неверком. — У него есть «Яд», блокирующий игрока. Как случилось с Мэттом, героем Порядка. — Его нет среди мертвых, — кивнул Мор. — Я бы знал. — Тогда где он? — В Бездне. — Поясни. — Все очень просто. Когда мир только был создан, все не прижившиеся твари, пришедшие на свет в результате проб и ошибок демиургов – отправлялись в особое измерение. Хаос и Порядок, придя к равновесию, создали множество видов и форм жизни. Мир быстро оказался перенаселен – так в Неверком пришли мы, Боги Смерти. С того момента все изменилось. Охваченные ужасом перед неизбежным концом, полуразумные твари, населяющие мир, едва его не разрушили в войне за выживание. — И тогда пришел Свет, я так понимаю? — Да. Но наиболее сильных и опасных существ не смогла удержать даже Смерть. Они возрождались и становились сильнее. — И их тоже смахнули в Бездну? — А саму Бездну заперли, — кивнул Мор. — Так продолжалось несколько тысячелетий, жители Неверкома распределили между собой Богов, создав тем самым два пантеона, и равновесие было восстановлено. Пока несколько человек не раскопало древний город. — Аль’Арзас. — Да, Галад был среди тех людей. И Бездна преподнесла ему подарок – этот кинжал, — костяной палец коснулся моих ножен. — Теперь ты представляешь, с кем заключил договор? — Хтонические[2] твари вроде Ктулху[3]? — пожал плечами я. — И, пожалуй, пара нестабильных форм жизни, отдаленно напоминающих осьминогов? Передо мной заискрились темные росчерки. На алтарь упала толстая книга в черном переплете. Мор протянул ее мне. — Пора бы знать своих собратьев по пантеону, — заявил он. — Ктулху – первый из прижившихся Богов. Он наиболее близок к тварям Бездны, но живет на дне мирового океана. Если тебе так удобнее для понимания – Ктулху стал прародителем разума в Неверкоме. — Лихо, — выдохнул я, принимая фолиант. Темный пантеон. Все Боги от создания мира до наших дней. Абу Аль’Каззад. — Изучи и больше не задавай мне подобных вопросов, — Мор снова перевернул часы. — Теперь о награде за алтарь. Я могу усилить твои навыки, но из-за того, что ты начал, у меня есть для тебя особый дар. — Хм, учитывая, как лихо вы выдали мне завет, а потом походя подбросили квест на мировую революцию, можно сперва узнать подробности? — Ничего сверхъестественного. Ты принимаешь сан моего младшего жреца – становишься Жнецом. И я дарю тебе способность перемещаться от алтаря к алтарю. — Это же чудо! — вскинул я брови, продолжая сжимать в руках книгу. — Не все так просто, некромант. Каждое такое перемещение будет питаться из твоего гримуара. Один телепорт – тысяча захваченных душ. — Дороговато удовольствие. — Это еще не все, когда количество душ упадет ниже порога уровня, твои навыки ослабнут, пока ты снова не насобираешь достаточно душ для его увеличения. — Тот еще дар, выходит. — И перемещаться ты сможешь только от моего активного алтаря к такому же, при условии, что уже побывал возле них. — То есть, тактического превосходства можно не ждать, — кивнул я. — Если тебя снова запрут в подземелье, как в этот раз – ты сможешь откупиться переходом к моему алтарю. Все активные алтари защищают тебя от нападения в радиусе пяти метров. — Ну, сомнительная польза, — почесал я подбородок корешком книги. — Если я выберу сан Жнеца, об этом узнает весь мир, верно?

— Верно, и охота начнется с новой силой. Убить жреца чужого Бога – это один из самых лучших способов расположить к себе весь пантеон и получить божественные дары. Кроме того, тебя по-прежнему ищут на светлых землях. Я задумался, убирая книгу в рюкзак. Конечно, это разумное предложение – смогу вернуться в тот же Тарос, сесть на дирижабль, долететь до Артры среди толпы таких же нубов. А уже из Артры лететь в Карнат. Вот только сейчас, когда все ищут Жнеца – соваться в осиное гнездо самоубийство. Да, технически убить меня сможет только Гай, но зачем искушать судьбу? Опять же – я не могу прекратить бой – обязан драться насмерть, а этот телепорт... — Если я покину бой таким образом, я нарушу завет, верно? — Для перехода ты не можешь быть в бою. На активацию потребуется минута, в течение которой нельзя терять концентрацию. Если собьешься – души будут потрачены, а тебя вероятнее всего покалечит. К примеру, к алтарю телепортируются ноги или голова – зависит от твоей удачи. Ну да, Удача у меня на единичке. Значит, решено. — Я согласен. — Ты уверен? — Ну, если ты не можешь подарить мне инвиз или хотя бы скрывающий мою Тьму артефакт – меня, так или иначе, найдут. Сейчас каждый темный на светлой земле под подозрением, так что телепорт мне пригодится. А минуту на него я уж придумаю, как выиграть. — Ты хочешь стать безликим? — Бог Смерти красноречиво повернулся к часам – песок почти ссыпался. — Чтобы другие игроки не знали, что я темный? А что, так можно? — В следующий раз, — он взмахнул косой и исчез, а по небу прокатился раскат чудовищного грома. В Неверкоме произошло глобальное событие! Равновесие под угрозой! Мор, Бог Смерти заполучил нового Жнеца. Боги Порядка объявляют охоту на приверженца Смерти. Каждый, кто желает получить божественную награду должен принести голову Жнеца на алтарь любому Богу пантеона Порядка. — Лихо, — присвистнул я, читая сообщение. — Хорошо хоть имя не сказали. И тут же прогрохотало снова. В Неверкоме произошло глобальное событие! Равновесие под угрозой! Спаситель, Бог Света заполучил нового Мессию. Боги Хаоса объявляют охоту на приверженца Света. Каждый, кто желает получить божественную награду должен принести голову Мессии на алтарь любому Богу пантеона Хаоса. — Вот это новости! — прошептал я. — Круто, Тео, круто начал. Итак, в игре двое из трех. Интересно, чего тянет Гай? Неужели решил подождать, пока мы развяжем войну? А ему останется добить победителя – хорошая идея. Посмотрим, удастся ли «Инквизитору»... Мысль оборвал новый раскат грома. Да что такое-то, как завертелось все. В Неверкоме произошло глобальное событие! Равновесие под угрозой! Мессия Света объявил о расколе пантеона Порядка! Боги Света и Боги Порядка призывают своих последователей на войну! Да ты времени не теряешь, Теодор! Таким темпом еще и алтарей раньше нагребешь. Впрочем, пора поторопиться – мне тоже не помешает больше светиться на всех экранах страны. А пока что я уступаю его величеству Мессии. Тьфу, сколько пафоса у этих светлых! Наскоро сжевал кусок мяса и достал карту. Итак, до ближайшего алтаря, судя по всему, идти около суток. И то, если топать прямо. Но настоящие герои всегда идут в обход, так что это полтора дня на дорогу к северу. И я снова удаляюсь от Карната. Проклятый город, надо было с него стартовать. Свернув карту, оглядел все это время стоявших на страже скелетов и махнул им рукой. Макс, Макс, Макс, ты скоро с ума сойдешь – сам с марионетками здороваешься, сам за них и отвечаешь. К счастью, спустя минут десять ходьбы по буреломам, в которых местами пришлось прорубать коридоры саблями скелетов, наткнулся на удобную тропинку. Что ж, на ловца и зверь бежит – она как раз двигалась в нужном направлении, так что я организовал строй и под почетным караулом двинулся вперед. Итак, я получил телепорт. Безумно дорогой, но многое в будущем облегчающий. С учетом как быстро растет потребность гримуара в душах – в скором времени настанет момент, когда плюс-минус тысяча душ будет считаться сущими копейками. Брать усиление навыков здесь и сейчас, когда у меня есть гора свободных алтарей – просто расточительство. Тропинка вильнула на запад, и я решил проверить, куда она ведет. Особо торопиться смысла нет. Хотя и забрасывать путь к алтарю не собираюсь, разведку провести просто жизненно необходимо. Выстроив скелетов цепочкой, чтобы самый первый оказался в двухстах метрах от моей тушки, продолжил путь на запад. Очень скоро деревья раздвинулись, образуя поляну, посреди которой стоял ветхий дом с несколькими пристройками. Заинтригованный, отправил скелетов встать вокруг небольшого хутора, ожидая, что хозяева появятся – по крайней мере, свиней в хлеву слышно прекрасно.

Вот только жильцов не наблюдалось – в грязи, растекшейся из-под амбара, не было следов ног. Да и сама ферма больше походила на заброшенную. Памятуя о вездесущем предательстве светлых, осторожно выдвинул скелетов вперед. Реакция прошла незамедлительно – из главного здания выметнулись шахаты двадцатого уровня. Угрожающе шипя, они двинулись на моих слуг, но я тут же отозвал бойцов обратно. С этими тварями уже сталкивался, не думаю, что стоит затевать бой. Стоило выйти из аггрозоны, духи снова скрылись в доме, откуда тут же раздались дикие крики. И не поймешь, кто кричит – мужчина, женщина, ребенок – настолько нечеловеческий голос, переполненный ужасом. Прогуливаясь по лесу, вы набрели на странный хутор. Судя по всему, хозяева одержимы – шахаты охраняют свою жертву. Решитесь ли вы бросить вызов потусторонним духам и отправить их в Бездну, из которой они вышли? Принять? Да/Нет. Бездна? То есть, и Аурика была одержима ею. Но раз Бездна проникает в Неверком вот так запросто... — Макс! Макс! Макс! — я и не заметил, когда взял кинжал в руки. — Освободи нас! Освободи! Перевел взгляд на Зов Бездны. Вы можете освободить шахатов, выпустив их в мир Неверкома. Для этого вам придется пожертвовать одержимым во имя Бездны. Принять? Да/Нет. Любопытно. Что-то изменилось – теперь могу получать задания Бездны? Еще бы знать, что за награда будет. Перед глазами мелькнул край черной накидки. — Да не ревнуй, Мор, не собираюсь Бездну выпускать, — вставив кинжал в ножны, прошептал я. — Но интересно же! Проведя еще три попытки приблизиться, нашел границу аггрозоны и уселся в кустах. Итак, чем мы убивали шахатов в прошлый раз? Хорошо сработал «Дух костей» и «Щит». Теперь попробуем разобраться с ними скелетами? Проверив бутыльки на поясе, кастанул «Костяную броню». В этот раз никаких вращающихся сфер с мусором – на мне и правда наросла броня – точь-в-точь как на призванных бойцах. Здорово, пускай сан Жнеца и выдает с головой, нужно признать, визуально он круто меняет игру. Погладив наплечник с длинными шипами и довольно цокнув языком, вооружился Милосердием и двинулся вперед. Посмотрим, на что я теперь способен. [1] Слоган серии игр Fallout. [2] Хтонический — в представлении древних греков — олицетворяющий дикую природную мощь земли, относящийся к подземному царству. [3] Ктулху — божество из пантеона Мифов Ктулху, владыка миров, спящий на дне Тихого океана, способное воздействовать на разум человека. Впервые упомянут в рассказе Говарда Лавкрафта «Зов Ктулху» (1928).

Глава 2

Шахаты совершенно не обращали внимания на скелетов. Воины впустую махали мечами, будто не видели противника – ни сообщений о промахе, ничего. Бойцы попросту месили лезвиями воздух.

Зато духи летали вокруг меня, стеная и протягивая руки, несколько прозрачно-серых фигур, кажется, рыдали. Их голоса звучали из кинжала, умоляя освободить.

Решив разобраться с этим вопросом позже, потянул за дверную ручку. С оглушительным скрипом рассохшаяся преграда сместилась в сторону буквально на пару миллиметров. Пришлось убрать косу и попробовать открыть проход двумя руками. Натужно вопя, дверь-таки зашевелилась, что-то хрустнуло, и тяжелая конструкция оказалась вырвана, едва меня не придавив.

Отлично, начнем знакомство с хозяевами хутора с порчи имущества. Прислонив дверь к стене, я вошел в темное помещение.

Наверное, когда-то здесь было красиво – покрытые паутиной пыли сени, занавешенные посеревшими тряпками резные окна, выжженная вычурная вязь украшения на круглых бревнах. В стенах выступала пакля, обросшая пылью.

Борясь с желанием чихнуть, двинулся вперед. Если уж шахаты не нападают – опасаться нечего. Если вспоминать Аурику, впереди меня ждет метающийся в горячке бреда человек.

Миновав сени, я убедился, что прав. На широкой кровати, укрытый множеством теплых одеял, лежал седовласый старик. Его восково-бледное лицо казалось мертвым, и только распахнувшиеся при моем приближении глаза светились жизнью.

Темная комната, куда с трудом пробивался свет из закопченных окон, заставлена домашней утварью, в большинстве своем заваленной пожелтевшими бумагами. В голове сразу пронеслись воспоминания о раскопках, древних письменах и, почему-то, рассказ о Дагоне[1].

— Подойди, — прохрипел старик.

Я осторожно приблизился, стараясь не задевать старые манускрипты. В голове все еще крутились воспоминания о находках древних бумаг, что при соприкосновении с кислородом обращались в прах. Эти от свежего воздуха не развалились, но рисковать не хотелось.

— Я... — просипел дед, с трудом раскрывая рот. — Ждал... Тебя...

Вот это поворот, хмыкнул я про себя, опуская левую руку на ножны с кинжалом. Глаза старика проследили за моим движением и расширились.

— О, нет! — простонал он, едва не плача. — Ты пришел за мной... — из глаз старика полились слезы. — Мы все прокляты, Галад... Из-за тебя!

— Я не Галад, — негромко ответил, убирая руку от Зова Бездны. — Я его убил, можешь не бояться.

— Вот как... — выдохнул дед едва слышно, но слезы литься не перестали.

Из-под одеял показалась сухая сморщенная рука. Длинные пальцы, среди которых не хватало мизинца, сжимали украшенный шелковым узором платок. Вытерев лицо, старик тяжело вздохнул и закрыл глаза.

— Если Галад Безумный мертв, то и моя служба пришла к концу.

— Служба?

— Мы раскопали Аль’Арзас, — прошептал он. — И были счастливы. Пока не начали гибнуть. Все до одного – каждый член экспедиции умер в жутких мучениях. А сам Галад, сокрывший артефакт от нас, обретал все больше мощи.

— Это я знаю, — кивнул, опускаясь на край кровати. — Я могу чем-то помочь?

Старик помолчал, лицо разгладилось. Видимо, весть о смерти героя Бездны и впрямь принесла облегчение.

— Мы все заплатили за свою ошибку, — пробормотал он. — Не зря старый мудрец предрекал: «Не ищите древний город Аль’Арзас. Бездна поглотит любопытных, стоит только шагнуть за край. Мир Хаоса бесконечен и жители его всемогущи. Душа человеческая не может вместить в себя ужасы, что приходят в ночи. Из тьмы рождается свет, но из Бездны рождается Смерть». Мы смеялись над ним. И собственными руками привели Бездну в наш мир... — старик снова замолчал, собираясь с силами. — Твой кинжал... Его наследие... Берегись...

— Чего мне беречься? — поднял бровь.

— Если ты долго смотришь в Бездну, то Бездна тоже смотрит в тебя[2]. И так и было. Теперь ты пришел в мой дом, если Галад мертв – я последний, кто видел, как миру пришел конец.

— О чем ты?

— Мы выпустили ее в мир, и должны заплатить своими жизнями. Ты видишь этих тварей, что кружат по комнате, — он поднял глаза к потолку, где метались шахаты. — Это все члены нашей экспедиции, — его разобрал кашель. — И они ждут, когда я присоединюсь...

Я поднял голову к потолку. Тридцать восемь теней, мечущихся в безумном хороводе, беззвучно кричали и корчились от боли. А сколько было в отряде Галада? Сорок пять, где еще семеро?

— Галад сказал, вас было сорок пять, — прошептал я, наблюдая как шахаты один за другим опускались ближе к немощному старику. — С учетом, что я убил Галада, их было бы тридцать девять. Где остальные?

— Все мы разносили Бездну по свету, как чуму, — простонал старик. — Но я следил за Галадом, следил за этим чудовищем... Дневники, — старик вяло указал пальцем на разбросанные по всей комнате листы исписанной бумаги. — Собери их, они помогут понять... Но помни, когда начнешь смотреть в Бездну...

— Она начнет смотреть в меня. Так чем я могу помочь? — Мне уже не помочь, — снова зашелся кашлем дед. — Но ты можешь остановить... Боль... Человек привычен ко всему, так ведь говорят? Я привык к боли... Но боюсь стать одним из них, — он снова перевел взгляд на мечущиеся тени, — я вижу, как они страдают потому, что Бездна забрала их души. Я так не хочу, освободи нас. Его глаза медленно закрылись. Вы нашли Захарию, последнего выжившего из экспедиции в Аль’Арзас. Долгие годы он боролся с одержимостью, но его время пришло к концу. Подарите покой его душе или позвольте стать шахатом, жертвой Бездны. Вот и весь расклад. Что ж, выбор очевиден. Наскоро оглядев помещение, попробовал все же поднять ближайший лист бумаги, но пальцы прошли насквозь. Сделав несколько попыток, выпрямился возле старика и взял в руки гримуар. Раз мне не дают просто так уйти – придется снимать одержимость. Как много в этом слове, была ли Аурика одержима Бездной? А если да – тому виной оккультист Ирик или разбойники? Как маленькая девочка стала жертвой потусторонней чертовщины? Заготовив пузырек с маной, активировал заклинание. Гримуар тут же раскрылся в руке на нужной странице, а мои губы сами зашептали слова. С потолка посыпалась труха, а Захария тяжело вздохнул и, выпучив глаза, замер. Взвыли беснующиеся духи, требовательно призывая меня прекратить их мучения. Погодите, ребята, и до вас доберемся. Рука, вытянутая в сторону старика, исторгала черное облако, обволакивающее тело немощного деда. Его затрясло, с губ полетели клочья пены, а я все читал и читал заклинание, наблюдая, как убывает мана с каждым новым словом. Дом тряхнуло, треснула балка, обрушиваясь рядом со мной. Но я даже не успел этого осознать, плоть старика лопнула, разбрызгивая черную маслянистую слизь. Продолжая читать заклинание, я уловил момент, чтобы выпить ману и тут же продолжить. Вой шахатов обратился ревом горного водопада, отрезая все прочие звуки. Краем глаза видел, как что-то полыхнуло, по комнате промчался росчерк искры, тут же обращая в пепел горы бумаги. Пламя взвилось по стенам, окружая со всех сторон кровать. Все пошло не так, как вы ожидали. Сдерживаемые барьеры рухнули, когда вы попытались освободить душу Захарии. Но монстр, порожденный Бездной, вырвался на свободу. Подарите ему покой, проявите Милосердие Жнеца. Перед глазами вспыхнуло, ослепляя, и я ощутил сильный толчок, вмявший ребра. А в следующий миг моей спиной вынесло оконную раму, награждая дебаффом «Кровотечение». Перекатившись на спину, рывком поднялся на ноги. Хорошо, догадался заранее наложить «Щит», иначе сейчас бы сидел на могилке, кляня себя за непредусмотрительность. Щелкнул, освобождаясь от пробки, бутылек с маной, я залпом осушил содержимое, наблюдая, как горящий дом обваливается на глазах. Приготовившись к бою, снова вооружился косой. Скелеты, завороженно глядящие на пламя, ожидали приказов, но я не видел врага, чтобы скомандовать атаку. Обрушивающиеся с потолка доски и бревна вышибали новые снопы искр, оглушая треском. Черный смог, устремляющийся в небо, коптил голубой купол, впрочем, тут же растворяясь в вышине. Все медленно затихало – огонь продолжал облизывать развалившееся строение, доедая уцелевшее дерево. Видимо, о дневниках Захарии придется забыть – вряд ли там осталось хоть что-то пригодное. Время шло, но ничего не происходило, я расслабился, не ожидая появления чудовища, в которое превратился старик. И все же на самой грани сознания не оставляло ощущение, что еще ничего не кончилось. Сделал осторожный шаг вперед и из останков дома вырвался новый столб пламени. Раскидывая горящие поленья, уже знакомая по бою с оккультистом тварь с рычанием и стекающей с морды слюной выбралась наружу. Захария, оккультист, 40 уровень. Здоровье: 1000/1000. — Вот и все, старик, — вздохнул я, раскалывая сознание. Скелеты бодро встряхнулись и стали медленно приближаться к твари. Монстр повел рогатой башкой, оглядывая противников и, громко рыкнув, швырнул охваченное пламенем бревно в ближайшего бойца. Стоило немалых усилий заставить костлявого воина увернуться. Но Захарию это не остановило – он принялся расшвыривать свое жилище, стараясь снести подступающихся скелетов. Набросил на тварь «Замедление» и рванулся вперед, на бегу занося косу над головой. Моб среагировал мгновенно – очередное бревно, быстро вращаясь, полетело мне в лицо. Упав на спину, я пропустил дерево над головой и едва увернулся от бросившегося к добыче монстра. Тяжелые лапы ударили в землю, взметая огромные комья черной земли. Я рванулся в сторону, одновременно переводя скелетов на бег. Пока тварь сосредоточилась на мне, я подводил армию на расстояние броска. Два скелета-мага синхронно взмахнули руками, обрушивая на Захарию огненные стрелы. Пламя впилось в монстра, переполняя здоровье. Пришлось срочно выводить магов из боя – совершенно позабыл, что магия этих тварей только лечит. Впрочем, костяные бойцы уже окружили Захарию и, дружно взмахнув оружием, нанесли одновременный удар одиннадцати клинков в спину моба.

Захария, оккультист, 40 уровень. Здоровье: 660/1000. Тварь мгновенно развернулась, одним взмахом лапы разбрасывая занесших сабли для удара врагов. Первый скелет, задетый когтями, развалился на груду костей в полете, остальным урон пришелся меньше, но все так или иначе оказались на грани смерти. Очень плохо, у него, похоже, повышенная защита от физического урона. Это серьезно затрудняет задачу, я не собираюсь испытывать судьбу снова, рискуя головой в ближнем бою. Отходя подальше, подхватил управление скелетами. Раз у него имеются групповые приемы, нужно рассредоточить бойцов как можно дальше. Воины расползались в стороны, а Захария, сжимая когтистые лапы в кулаки, вращался на месте, выбирая новую жертву. Вычленив самого поврежденного скелета, я бросил его в бой. Костяной боец сделал шаг вперед, замахнулся саблей и развалился на части – монстр рванулся вперед и просто разорвал воина толчком широкого плеча. В момент, когда тварь замерла, я обрушил на его голову клинки. Захария, оккультист, 40 уровень. Здоровье: 440/1000. Новый замах лапой, но я уже увел скелетов из-под удара. Использовав скилл, моб на секунду замер и, зарычав, принялся хаотично размахивать лапами, стараясь достать уклоняющихся врагов. Я чувствовал накатывающуюся усталость – не так-то просто заставить слуг танцевать капоэйро[3], вынуждая изгибаться под немыслимым углом. Но время до отката группового удара мы все же потратили с пользой – пусть и срезал Захария семьдесят процентов физического урона, а против толпы ловко извивающихся скелетов, возразить ему было нечего. Захария, оккультист, 40 уровень. Здоровье: 220/1000. Монстр снова взвыл, делая широкий замах лапой. Я не успел среагировать вовремя и лишился еще трех скелетов. Тут же кинувшись к замершему монстру, сам рванул ему за спину. Захария резко обернулся и «Рывком» метнулся ко мне. От мощного удара у меня затрещали ребра. Взяв на таран рогатой башкой, моб отшвырнул меня на несколько метров. Харкая кровью, я со всего маха ударился спиной о ствол могучей сосны и замер, борясь с дебаффом «Оглушение». Пока тело кучкой тряпок отдыхало под деревом, сосредоточился на скелетах. Все же чувствительный толчок заставил вернуться в собственное тело. И теперь у меня осталось только двое воинов – Захария времени не терял, быстро расправившись со всеми, до кого успел дотянуться, пока я потерял управление. Захария, оккультист, 40 уровень. Здоровье: 196/1000. Изо всех сил борясь с накатывающей усталостью, в прямом смысле выталкивающей меня из черепов скелетов, я умудрился потерять еще одного бойца. Но оставшиеся двое положили конец страданиям археолога. Бой окончен. Получено 1000 опыта. Не густо, подумал я, едва не теряя сознание. Дебафф прошел, я срочно запустил руку в рюкзак и впился зубами в сырое мясо. Перед глазами прояснилось, с удовольствием доел и поднялся на ноги. В прошлый раз сердце монстра пригодилось – не стану отказываться и сейчас. Выдернув Зов Бездны из ножен, вскрыл грудную клетку моба и уже привычным движением сунул руку внутрь. Хлюпающая кровь из отрезанной мышцы шипела, соприкасаясь с воздухом, но я не стал дожидаться, когда это прекратиться, закинув в рюкзак. Труп Захарии тут же распался золотыми искрами, что было странно, учитывая, что Ирик оставался валяться еще долго после смерти. Итак, я потерял почти всех скелетов. Опять по глупости и недосмотру. Не было нужды подставляться под групповой удар, нужно больше внимания уделить контролю. Бесконечное везение рано или поздно кончится, и я проиграю очередной важный бой, упиваясь мнимой всесильностью. А еще расстраивали не пригодившиеся маги. Уж с их-то уроном я бы мог расстрелять моба, не подпуская и близко. В общем, не драка, а одно сплошное разочарование. Оглядев поле боя, направился к потухшим развалинам дома. Захария говорил про дневники, но глупо, разумеется, искать их среди сгоревших бумаг. Вспышка, пронесшаяся по комнате, уничтожила их в первую очередь. И все же что-то потянуло меня в глубину руин. Отшвыривая с дороги горячие деревяшки, встал на месте бывшей кровати и, помогая себе древком косы, растащил завал. Повинуясь смутному наитию, добрался до пола и, разгребая прогоревшие доски, наткнулся на раскаленную ручку. Вы нашли тайник Захарии. Открыть? Да/Нет. Прямо вот сейчас возьму и откажусь, ага. Я, может, и не всегда поступаю по уму, но старик явно намекал, что мне нужны эти записи, так почему бы им не спрятаться здесь? Подцепив ручку лезвием, потянул замаскированный люк на себя. С громким чмоканьем крышка отлетела в сторону, вырванная вместе с петлями. На меня смотрел потрепанный дневник – точная копия уже имеющегося у меня, только гораздо старше. Подхватив книжку, раскрыл на случайной странице и разочарованно вздохнул. Дневник Захарии. Квестовый предмет. Зашифровано.

Ну, конечно, зачем давать некроманту легкие задачи? Сунув книгу в рюкзак, поднялся на ноги и, убрав Милосердие за пояс, отряхнул ладони. Скелеты, лишенные контроля, бродили по поляне. Пристройка хлева и амбар уцелели, но мне совершенно не хотелось в них заглядывать. И не оставляло чувство, что меня ведут – то желание свернуть по тропинке, пришедшее внезапно, теперь тайник. Я ведь не собирался этого делать. Так почему во мне проснулась такая слишком необычная интуиция? Опять списать все на вшитый блок информации? Поджав губы, выбрался из дымящихся развалин и, махнув скелетам, направился к приведшей сюда тропе. Мелькнувшая догадка заставила оглянуться. От развалин не осталось и следа. Только высокая трава склонялась порывами ветра. Поздравляем! Задание выполнено! Я тупо смотрел на поляну, где потерял почти всех скелетов. Это что же за глюки? Очередной блуждающий квест для обладателя кинжала? Почему столько вопросов и ни одного ответа? Скоро точно с ума сойду, никакой Бездны не понадобится. Повернулся к стене деревьев и шагнул вперед, замерев так и не донеся ступни до земли. Тропинка тоже исчезла. Пришлось открывать карту, выискивая ближайший алтарь. Наметив приблизительный путь, двинулся вперед. Не нравится, что кто-то походя мной управляет. Да, это может выручить в опасной ситуации, заставив совершить необдуманный поступок, но все равно не по себе. Словно я не человек, а лишенная свободы воли программа. От таких мыслей по коже пробежались мурашки. — Я человек, — прошептал, удаляясь от проклятой поляны, — я человек. [1] «Дагон» — фантастический рассказ Лавкрафта, написанный в 1917 году. [2] «Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя» Ф. Ницше, «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего», 1886. [3] Капоэйро – бразильское боевое искусство, отличается использованием низких положений, ударов ногами, подсечек и, в некоторых направлениях, обилием акробатики.

Глава 3

Однообразие леса убивало. Бесконечные деревья тянулись и тянулись. Мох и трава, изредка сменяющие друг друга, шуршали под ногами, а вездесущие птицы щебетали где-то высоко в ветвях, совершенно не реагируя на проходящих мимо скелетов и некроманта внимания.

До алтаря оставалось идти еще прилично, я значительно уменьшил количество заготовленного мяса по дороге и, войдя в подобие транса от бесконечного мельтешения одинаковых стволов, рассуждал.

Скелеты служили хорошими слушателями. Впрочем, могло ли быть иначе, учитывая, что я сам заставлял их то сочувственно кивать, то пожимать плечами. Для полной идиллии не хватало только мимики. Хотя какая мимика может быть при голых-то черепах?

— Предположим, я единственный, кто обладает кинжалом, — продолжил говорить с призванными. — Отметаем того некроманта, про которого вспомнил Тео – он был давно и скорее всего, канул в лету. У Мэтта был божественный артефакт, позволяющий крошить алтари – и теперь он, скорее всего, лежит там же, где и прочие пожитки ТОПа Неверкома.

Я остановился перед очередным завалом и махнул на него рукой. Пара бойцов, загнав между ребер сабли, дружно ухватились за концы упавшего дерева и оттащили в сторону. Продолжив путь по прямой, проследил, чтобы в округе не оказалось мобов или игроков.

— Внимание вопрос – как Гай будет завоевывать алтари, если его артефакт у меня? И как это будет делать Тео? Как вообще он умудрился стать Мессией? Просто предложил Спасителю себя в качестве героя? — ближайший скелет пожал плечами и срубил мешающую нормальной ходьбе ветку. — Вот и я о том же, Мор не рассказал мне всего.

Хорошо хоть книгой о пантеоне Хаоса одарил. Почти бесплатно. Нужно будет выкроить на нее время и засесть за чтение, а то я все еще слепым котенком ищу сиську.

— Так на чем я остановился?

Скелет справа тряхнул саблей.

— Да, божественное оружие. Предположим, каждый Бог может выдать такую штуку. Даже если только одну, что вряд ли – почему у Гая ничего нет? — устало опустился у ближайшего дерева и сунул руку в рюкзак. — Марбас не Бог, а всего лишь демон, это было ясно еще из сообщения о его прорыве. Но он сумел одарить светлого «Ядом Бездны».

Выудив очередной кровоточащий кусок, помахал им, стряхивая алые капли на траву.

— Вопрос в том, совратил он Гая Аврелия, как Зов Бездны сделал с Галадом, или это «Инквиз» дорвался до искомого рычага. Хм, что было первым – курица или яйцо? — задумчиво пережевывая мясо, расколол сознание, заставляя скелетов рассредоточиться. — Нам известно, что Теодор стал Мессией, я в сане Жнеца, а Гай?

Скелеты молчали, охраняя периметр. Выстроив оставшихся от былой армии бойцов полукругом, усадил магов вокруг себя.

— Итак, проведем демонстрацию. Я – буду я, ты, — ткнул в правого, — Теодор, ты – Гай. Вот у меня есть артефакт, у Гая «Яд Бездны», у Тео... А что есть у Тео? Я ведь только подсказал, что Свет лишился своего предводителя и самое время его заменить кем-то подходящим на эту роль... — я почесал подбородок. — Получается, у «Инквизитора» только информация, у меня артефакт, а у Тео... божественная поддержка? Ведь, судя по историям, вычитанным еще в Таросе, именно Спаситель нагнул всех и вся.

Маги переглянулись и развели руками.

— Вот именно, — кивнул я. — Получается, мы еще не полноценные игроки, а только заготовки. Парни, стережем местность, — кивнул, — а я пока изучу подарок Мора.

Книжка сама прыгнула в руки. На удивление, я не смог ее раскрыть – переплет словно слипся за века. Уже внимательнее изучив обложку, нащупал под пальцами несколько углублений. Повертев фолиант в руках, сунул пальцы в удобно расположенные дырки.

— Ах ты! — вскрикнул, когда обложка попросту укусила за пальцы.

Здоровье просело на десять единиц, по книге пробежали кровавые ручейки. Обложка засияла черно-красным орнаментом и раскрылась.

Какое-то чертово жертвоприношение. Дань традициям Некрономикона? Видимо, создатели моей линии квестов уж очень любили Лавкрафта.

Пожелтевшие страницы, исписанные красными чернилами, переворачивались обычным путем, никаких скроллов усилием мысли, все по старинке. Бегая глазами по строчкам, едва удержался от желания перелистнуть – так скучно писать могли только классики русской литературы. Да и объем книжки напоминал о «Войне и мире», вызывая тоску.

Впрочем, уже спустя минут десять я привык к вычурной речи и даже сумел насладиться чтивом.

Твари, рожденные демиургами, на самом деле оказывались тупиковыми ветками эволюции. Отдельные особи, заполучившие особую мутацию, оказывались настолько сильны, что с легкостью поглощали более слабых собратьев. Но, в отличие от них, были стерильны. И так, методом проб и ошибок, появился Ктулху – первый разум в Неверкоме.

Уже от него отпочковались в глубине черных вод новые виды разумных. Первая раса рыбовидных гуманоидов во главе с детищем Ктулху, Дагоном, ставшим вторым в пантеоне Богов. И если Дагон покровительствовал рыболюдям, то Ктулху остался верен принципам, командуя неразумными тварями. Кракены, гигантские каракатицы и прочие глубоководные чудовища – вся эта мерзость.

Спустя сотни лет, когда человекоподобные рыбы выбрались на сушу, возник и новый вид разумных, и новый Бог. Хаагенти, дух или демон — в поздней трактовке – олицетворение разума, мудрости и первый Покровитель темных магов. Он же обучил древнейших людей первым ремеслам, наставил на путь познания. Следом за ним, когда будущие люди дошли до первого социума, родился и очередной демон-дух Асмодей. Он привнес в мир людей зависть, обман и прочее веселье, прочно обосновавшись в кресле повелителя ловкачей вроде ассассинов и разбойников. А вот уже после него пришел демон-дух разрушения – Велиал. Под его рукой появились первые профессиональные воины. Покровительствуя людям, избравшим путь армейской службы, он подмял под себя всех любителей отбирать честно заработанное путем силы. Все они олицетворяли собой Хаос в той или иной степени, но полноценным пантеоном стали лишь после того, как во всеобщей междоусобице к ним присоединились Боги Смерти – Кали, повелительница проклятий, Мор – покровитель яда и кости, Анубис – повелитель мертвых. Ктулху и Дагон же отпочковались – никому не было дела до морских глубин. Люди сконцентрировались на войне за сушу. И возглавил пантеон Зверь – став во главе, он быстро подмял под себя остальных. Естественно, ветка Богов Смерти принимала участие в борьбе за место под солнцем постольку-поскольку. У них и свой лидер имелся – Эрешкигаль, владычица Смерти, до появления Зверя метившая в единоличные лидеры пантеона. Эта ветка Богов попросту плевала на все и жила своей жизнью, не участвуя в боях ни со Светом, ни с Порядком – ровно до тех пор, пока на земли, поклоняющиеся этой четверке, не ступала нога подданных враждебного пантеона. Были и еще божки и Боги, канувшие в лету в результате постоянной борьбы. Восемь сильнейших темных не могли найти согласия между собой – Эрешкигаль призывала идти на мировую и просто существовать, не видя в войне смысла, ибо все мертво уже при рождении. Но Зверь грозился самолично растоптать отступников. Обладая самой обширной паствой в пантеоне, он с легкостью мог бы ударить союзникам в спину при малейшем подозрении в предательстве. Демоны под его рукой тоже были достаточно сильны, вот только их легионы таяли, а силы Эрешкигаль росли – каждый убитый давал ей крупицу силы помимо поклоняющихся племен. В итоге пантеон сохранил только свое название – оригинальный Хаос ушел в небытие вместе с Ктулху и Дагоном. Мини-пантеон Смерти и мини-пантеон Тьмы позабыли о своих прародителях и сражались с наступающим по всем фронтам врагом. Но, так как Порядок сражался не просто яростно, но и слаженно, а мои ребята действовали без поддержки друг друга, исход был предрешен. За несколько тысячелетий постоянной вражды мир перекраивали не единожды, но в итоге у Хаоса остался в цивилизованной части мира только жалкий Карнат, в котором, кстати, и появился впервые Зверь. А вот свет заграбастал себе всю ойкумену. Я перевернул последнюю страницу и тяжело вздохнул. Получено достижение «Познавший Хаос». Прочтите трактат о пантеоне Хаоса. Получено достижение «Познавший Тьму». Прочтите трактат о пантеоне Тьмы. Получено достижение «Познавший Смерть». Прочтите трактат о пантеоне Смерти. — М-да, спасибо, толку только, — забросил книгу в рюкзак и выудил последний кусок мяса. — Придется поохотиться. Что любопытно, Мэтт не парился селекцией, разрушая алтари Хаоса без разбора. Но новых жертв среди Богов не было – все остались при минимальном количестве камней. Вот только восстанавливая, скажем, алтарь Асмодея я рискую нажить себе врага, отдавая новую силу Богам Смерти. Нужно как-то решить этот вопрос, чтобы за мной не начали охоту еще и приверженцы Тьмы. К тому же, усиливая Мора, я рискую нарваться на вполне себе обоснованный интерес Эрешкигаль – как-никак, а именно она считается лидером среди моего пантеона. Впрочем, я же восстановил Кали – так что тут, скорее всего, решится само собой. А уж любовь Зверя к собственному величию, отраженная в книге Абу Аль’Каззада, недвусмысленно намекает, с меня могут потребовать отдавать новые алтари всему Хаосу. А это в мои планы совсем не входит – как минимум, им потребуется собственный герой для этих целей. Погруженный в довольно мрачные перспективы, я поднялся на ноги и двинулся вперед. Пускай мне пока не встречалась живность, но не может же этот район леса быть совсем не населен – в конце концов, даже птицы здесь что-то и кого-то едят. После часа бесполезных блужданий, наконец, наткнулся на очередную поляну с местной фауной. Стая серых волков тридцатого уровня блуждала из конца в конец, вяло перерыкиваясь. Я выцепил ближайшего и запустил череп. Аггро лесного санитара зациклилось на мне, так что некромант попросту отступал, а включившиеся в бой маги быстро прикончили первую тварь. Поставив дело на поток, мы зачистили всю стаю. Не желая переводить трупы, тщательно проверил догадку – кости и мясо, добываемые вручную, приносили гораздо больше лута, чем использование сбора системой. И пускай на свежевание уходило по пятнадцать минут, к концу работы я получил несколько сотен костей и кусков сырого мяса, а так же пару удачно снятых шкур.

Получено достижение «Вивисектор». Добывайте ингредиенты из убитых врагов. Шанс получить ингредиент повышенного качества +10%. Вивисектор: 0/1000. Вот это полезная ачивка[1]! И ведь при моем стиле игры должно выходить неплохо – врагов масса, инвентарь безразмерный, да и времени, в принципе, полно. Плюс, опять же, прокачка гримуара – пускай здесь и нет кроликов, но мелкие мобы всегда найдутся – те же волчьи стаи можно зачищать раз в несколько часов, или сколько у них здесь респ? Наскоро употребив кусок мяса, решил проверить идею и расположился неподалеку, чтобы дальний скелет мог увидеть возрождение стаи, а сам принялся зачаровывать кости. Процесс шел очень плохо. Нет, мне зачисляли опыт профы, но хотелось выть от бессилия – все мои поделки отнимали кучу сил, накапливали усталость в бешеном темпе и портили материалы. Я уже подумывал, что зря взялся за это дело, когда, в лучших традициях жанра, последняя кость-таки порадовала меня удачным зачарованием. Оберег шипов. Возвращает полученный владельцем урон атакующему. Не действует на магию и урон из дальнобойного оружия. Возврат урона – 200%. — Вот так-то! — улыбнулся, а один из магов захлопал в костлявые ладоши. — Учись, пока я жив! — кивнул ему самодовольно. Но все же, это одно успешное зачарование на несколько сотен неудачных. Либо я что-то делаю не так, либо уже и не знаю – чересчур высокий процент промахов заставляет задуматься о грядущих проблемах. Вполне очевидно, окупаться драгоценные ингредиенты начнут очень не скоро, так что работать с низкосортным материалом придется еще долго. Положив оберег перед собой, открыл информацию персонажа и оглядел слоты одежды. Как назло зачарованная кость никуда не лезла. — Ну и куда ее втыкать? — спросил я своего компаньона. Маг развел руками. Действительно, и чего я спрашиваю? Впрочем, наверняка могу таскать ее в руках – и пускай от кинжала придется временно отказаться, все равно в бой лезть не планирую, а вот добавочная защита от слишком настырных мобов пригодится. А учитывая все возрастающее количество хп, урон в два раза повышающий полученный – это будет очень действенно! Еще раз бросил взгляд на кость, подхватил левой рукой и открыл характеристики. Хрен там, система отказалась активировать оберег, хоть ты тресни! Сунув удачный экземпляр в рюкзак, снова достал мясо. На поляне возникло движение, дозорный скелет сразу же притянул мое сознание – еще один трюк, обнаруженный чисто случайно. Вместо волков на свет выбрались, устало перебирая ногами, широкоплечий дворф, длинноухий эльф и, разумеется, девушка с ружьем. Вот тебе и раз! Не успокоились ребята, хотя между собой, вроде как договорились. Интересно, как разрешился конфликт? Не желая искушать судьбу, отвел скелетов на границу контроля – меня вряд ли заметят из-за «Дикаря», а вот слуги такой скрытностью похвастаться не могли. Так что для пущей уверенности, заставил их лечь. Скелеты повиновались, на половину погрузившись в землю. Шел бы я мимо – сам принял бы их за декоративные костяки, оставшиеся от былых сражений. Еще одна случайная находка. Между тем троица остановилась на привал на моей поляне. Я замер, не дыша. — Хреновый из тебя командир, ушастый, — тяжело выдохнула Ариадна, падая в траву. — Какого черта ты атаковал этого кабана? Сто первый уровень, Малиэль! Сто первый! — закричала она так, что даже птицы замолкли. — По моим подсчетам мы бы вполне справились – наши уровни с навыками в сумме дают достаточно, чтобы его завалить, — отмахнулся эльф. — Ну, да, конечно, а то, что он нас всех порвет раньше, тебе в голову не пришло? — фыркнул Рагнар. — Извини, друг, но тут я согласен с нашей поборницей правды и справедливости. — Да идите вы к черту. Любой бы на моем месте попытался! — отмахнулся эльф. — Ага, а в итоге мы и данж не прошли, и соратника потеряли, — кивнул дворф, вынимая из рюкзака буханку хлеба. — Я тебе вот что скажу, любезный ты наш, не умеешь – не берись. А лидера мы сейчас с Ариадной разыграем. Прости, но веры тебе, как предводителю, ни грамма. — Да пошли вы! — не унимался длинноухий. — Я ради нас всех старался. Десять миллионов за тело, где это видано?! — Что ж ты в Таросе темных не хватал? Или понял, что свалял дурака? — хмыкнул Рагнар, запивая хлеб вином. — Мы, между прочим, за тобой не просто так пошли, хотелось бы, знаешь ли, уже результата какого-то. А что на выходе? Потерянное время, потерянный данж, потерянный боевой маг с мощным саппортом. И, как следствие, потеря еще как минимум двух данжей, — он загибал толстые пальцы, пока не сложил фигуру с торчащим средним. — Так что вот тебе за все твои заслуги, — и он поднес палец к носу соратника. — Кидай кости, Ариадна, будем думать, как из этой жопы выбираться. Девушка сунула руку за пазуху, извлекая на свет черный кубик с золотыми вкраплениями. Дворф вытащил свой из кармана. На счет три оба бросили кости наземь.

— Ха-ха! — завопила черноволосая. — Теперь-то вы у меня попляшете, герои, черт бы вас побрал! Рагнар довольно улыбнулся, пряча свой кубик. От этой улыбки у меня появилось подозрение, что он не просто так все это устроил. Однозначно, дед самый подозрительный в этой компании. — Ну и каковы будут идеи, госпожа лидер? — хмыкнул, презрительно скривившись, Малиэль. — Пойдем гриндить волков? Девушка пожала плечами и снова запустила руку в декольте. Склад у нее там целый, что ли? На этот раз на свет показалась карта – изъеденный временем желтовато-коричневый пергамент с оборванными краями. С победным видом расстелив бумагу на траве, девчонка кивнула, привлекая внимание компаньонов. — Это что, карта сокровищ? — поднял бровь дворф, поглаживая усы большим пальцем. — Ты ж сколько за нее отдала? Ариадна, не прекращая улыбаться, отмахнулась. — Деньги – тлен, ребята. Когда до вас уже дойдет эта простая истина? В общем, смотрите, мы сейчас здесь. Вот тут, — она провела пальцем по карте, едва не протыкая ветхий лист насквозь, — «Заброшенная шахта», так? — Ну и? — Читай, болван, — отвесил лекарю подзатыльник усач. —тут же прямым текстом написано: «Двенадцать часов пути на север от северо-восточного входа в старую шахту, я нашел приметное дерево, огромный дуб». — Ну и что? — А то, что этот дуб где-то рядом, нам нужно его только найти. — И ты думаешь, тебе выпадет квест? — скривился Малиэль. — Конечно! — всплеснула руками Ариадна. — Сам посуди, высокоуровневые карты все вскрыли, а нубские никто даже не покупает – наши уровни стараются пролететь побыстрее. Так что сейчас там лет за десять награда накопилась нешуточная, может, даже эпик[2] будет. — Ты еще скажи, миф, — кивнул эльф. — Так тебе и дадут эпик, а потом догонят и еще раз дадут. — Нет, ну ты, если хочешь, можешь отправиться бить того кабана, у тебя же все продумано, — пожала плечами Ариадна. —Вот только наверняка его моб охраняет сильный, — вздохнула девчонка. А я вспомнил такой приметный дуб. Интересно, без карты, смог бы я там что-то накопать? Да и не факт, что они прочитали все, вполне вероятно, дуб – это просто промежуточный ориентир. Я открыл характеристики. Макс, человек, некромант, 11 уровень. Сила 1 +10 Выносливость 1 Интеллект 33 +30 Ловкость 1 +30 Удача 1 Здоровье 60/60 Мана 575/575 Отлично, статус Жнеца не отображается в инфе. Это даже немного обидно – в конце концов, на шмоте Мэтта черным по белому было написано, что он святой. Не название же это доспеха? Значит, можно попробовать моих товарищей опередить и самому поискать. В конце концов, путь у меня разведан, да и до тех алтарей все еще гораздо ближе, их больше и вообще... Я обернулся на залегших в землю скелетов. Признайся, Макс, ты просто устал быть один. И сейчас готов сунуть голову в петлю, лишь поговорить с живым человеком, а не со скелетами, которыми сам же и управляешь. Но можно ли им довериться? Что помешает эльфу снова развязать конфликт? Из группы он может выйти самостоятельно, я его, конечно, прикончу, но оно мне надо? Еще раз оглянулся на поляну. Ребята уже собирались уходить. Я вполне могу преследовать их на небольшом расстоянии. Но это уже похоже на явное отклонение – я не настолько псих, чтобы изображать сталкера[3]. А ошибки... Ну, положим, все их совершают. В конце концов, Малиэль прав – десять миллионов это десять миллионов. Люди убивали и наверняка все еще убивают за меньшее. Дам им второй шанс – в конце концов, тот же Рагнар не вмешался бы в бой, если бы эльф не был лидером. Ариадна же поступила по-человечески, проявив себя нормальным товарищем. А что у эльфа жадность взяла верх над разумом – так там не только у длинноухого красавца крыша потекла, Дерек вон весь отряд свой положил, стараясь меня у Тео отбить. Я встал на ноги и повел свою армию следом. Пара шагов, огибая широкое дерево, и поляна раскрылась передо мной во всей красе. Нагло ухмыляясь, прочистил горло. — Боевой маг, говоришь, нужен, красотка? [1] Ачив, ачивка – достижение. [2] Эпик – предмет эпического уровня. [3] Сталкер – страдающий манией нежелательного навязчивого внимания к одному человеку со стороны другого человека или группы людей. Форма домогательства и запугивания; как правило, выражается в преследовании жертвы, слежении за ней.

Глава 4

— Макс?! — Ариадна опустила уже наведенное на меня ружье.

А вот эльф взмахнул жезлом, трава под его ногами рванулась ввысь, сплетаясь в зеленую сферу, ощетинившуюся острыми шипованными стеблями. Защита закрыла волшебника изумрудной стеной, лишая меня возможности насладиться перепуганным лицом – парень явно не ожидал ничего хорошего.

— Чего это он? — ткнул я пальцем в сторону купола. — Эй, лопоухий, вылезай, я не буду тебя убивать!

Впрочем, понять эльфа можно. Им движет жажда наживы. И Ариадну в отряд он взял по той же причине – иметь под рукой доната, горящего желанием выложить сколько угодно золота ради одного малюсенького приключения. Карта сокровищ это доказывала. А со мной Малиэль попросту пошел ва-банк, я ему никто – вполне можно рискнуть временным союзником, когда на кону такая сумма.

Рагнар, сейчас закинувший секиру на плечо, вообще отдельная песня. Бывший вояка, он привык подчиняться приказам, а на тот момент командовал эльф – так что у него и выбора-то не было, все сказали инстинкты. Был приказ – уничтожить, он ему следовал. Дворф из тех, кто, выбрав линию поведения, следует ей до конца. И то, что мы оказались по разные стороны баррикад в данже, для него совершенно ничего не значит – пока нет приказа, он не развяжет драку.

Другое дело Ариадна – слишком чистая и, несмотря ни на что, слишком честная для Неверкома. Наскучившая жизнь богатенькой дочурки толкает ее на безумства и экстрим. Оставаясь неразумной взбалмошной девчонкой и наивной до скрипа зубов, она рвется туда, где ждут новые события и яркие впечатления. Ее тоже можно понять – в скором времени в руки упадет власть над папиным делом и там уже не до игр будет. Вот и стремится девушка ухватить как можно больше. И потому так лидерству обрадовалась – теперь их ждут настоящие подвиги!

Было ли безумием при таком раскладе связываться с этой троицей снова? Однозначно. Но есть ли у меня, утратившего всякое понимание реальности, выбор? Лишенный воспоминаний о себе, я не знаю, где кончается мое «я», и где начинается запрограммированное корпорацией. И чем дольше остаюсь один – тем скорее окончательно рехнусь. Никакой театр из послушных моей воле скелетов не заменит общения с живыми людьми.

Что тут сказать? Да мы просто команда мечты!

— Рад, что ты жив, — буркнул Рагнар, оглаживая усы. — И извини, если что не так.

— Все в порядке, — кивнул я. — Вы решили попробовать, не вышло. Зато мы все получили своеобразный урок. Так что, нужен я вам в группу?

Купол раскрылся, распадаясь на огромные лепестки, как бутон, зачуявший солнце. Малиэль, застыв с напряженной улыбкой, коротко кивнул.

— Мир? — протянул он руку.

— Мир, если ты дашь клятву именем своего Бога-Покровителя меня не предавать, — усмехнулся я. — Не делай такое лицо, Малиэль, веры вашему племени вообще быть не может после бойни в Саграсе.

И это частичная правда – во время войны пантеонов, еще до прихода Зверя к власти, эльфы вырезали город темных. Не осталось даже домашних животных – что уж говорить про детей, сожженных прямо в храмах, дабы показать свою непримиримость и не дать вырасти будущим мстителям.

— Ты путаешь игру с... — попробовал возразить ушастый, но я вскинул руку.

— Да или нет?

— Клянусь именем Маат, Богини Порядка, что не стану предавать тебя, Макс, до тех пор, пока ты сам не предашь меня.

Вокруг наших рук заплясали золотистые искры. Я ухватил ладонь эльфа, вспышка озарила наши лица.

— Клянусь именем Мора, Бога Смерти, что не стану предавать тебя, Малиэль, до тех пор, пока ты сам не предашь меня!

С громким хлопком сияние распалось, завершая клятву. Я довольно улыбнулся и хлопнул эльфа по плечу.

— Вот видишь, совсем не больно! — усмехнулся, тут же оборачиваясь к Ариадне. — Ну, капитан, ты так и не ответила?

Девчонка закрыла распахнувшийся от удивления рот. Неужели не знала, что можно брать клятвы с игроков? Святая простота, да как она дожила до своего уровня?!

Разумеется, не прочти трактат Аль’Каззада, и сам бы о подобном не помыслил. Но на деле клятвы были в ходу у аборигенов чуть ли не при каждом удобном случае – то сделку заключить, то о перемирии договориться. Естественно, временном, иначе собственный Бог-Покровитель голову отвернет, стоит подумать пойти к соседу буянить. Традиция брать друг с друга клятвы отошла в небытие с установлением гегемонии Света над Тьмой – зачем клясться, если все люди – братья? Пантеон один, делить нечего, а где обманул при сделке – так это хитрость, а не подстава. И не важно, что вторая сторона оказалась на улице, никто не обещал, что будет легко?

Моя клятва была, по сути, бессрочной. Разумеется, эльф может попытаться ее обойти, но меньшее, во что выльется предательство – потеря Покровителя. Потом хоть в лепешку разбейся – с меткой клятвопреступника ты ни одному Богу не придешься по душе. Не удивительно, что данный функционал игроки благополучно похоронили. Даже странно, что Малиэль знал, что и как нужно проговорить для активации.

— Видал я всякого, Макс, но чтобы с игроков клятвы брать, это что-то новенькое, — пробасил Рагнар. — Ты точно не так прост, теперь я на сто процентов уверен, что и алтари ты собираешь, и даже Жнеца получил именно ты. — Я хотел бы сказать, что это не так, — пожал плечами, хитро улыбаясь. — Но раз мне все равно не поверят, к чему впустую языком чесать? — и снова обернулся к Ариадне. — Ну? — Конечно, я тебя возьму! — фыркнула она, приходя в себя. — Но ты расскажешь все с самого начала – и откуда про клятвы знаешь, и про алтари твои. И про Жнеца с мессией! — она погрозила мне пальцем. — И не говори, что ты не при чем, я теперь ни за что в это не поверю! В ее глазах горел азарт, ей и правда интересно. Как же, это же приключения, квесты и вообще именно то, ради чего стоит не только приходить в игру, но и жить в принципе. — Но только тебе, — кивнул я, принимая приглашение в группу. — А теперь покажи карту. Девчонка выудила из декольте старый свиток и протянула мне. Осторожно приняв ветхий пергамент, развернул и тут же отдал обратно, едва бросив взгляд. Как и думал, дуб – только первоначальный ориентир. Вся бумага исписана в старом пиратском стиле – три шага на север, у приметного камня поверни налево и так далее. Запоминать всю эту муть не было необходимости – моя карта автоматически считала данные, украсившись дополнительными иконками. — Ну что, идем? — спросил, подзывая армию. Скелеты выползли на поляну, сжимая сабли, маги держались особняком и с видом полного превосходства, оглядывали группу. — Идем, — тут же согласилась Ариадна, незаметно уступая первенство. — Но по пути ты мне все расскажешь, ты обещал, Макс! — Конечно, — свернув в сторону, я протопал мимо стрелка, чем вызвал поднятие брови. — Ты куда? Нам совсем в другую сторону, — буркнула она. — Мы можем идти по твоей карте до нужного дуба пару дней, а можем пойти по моей и добраться за несколько часов. Но учтите, мобов не агрить[1], игроков избегать. — Кажется, нашу девочку сместили, — хмыкнул с издевкой Малиэль, тут же выставляя руки в защитном жесте. — Я не против твоего командования, Ариадна, но раз Макс говорит, что его путь короче... Дворф закинул секиру на плечо и молча пошел за мной. Похоже, в его глазах именно я принял главенствующее место. Впрочем, это ожидаемо. Девчонка все еще стояла, обнимая ружье, пока мы удалялись. Скелет-маг аккуратно тронул ее за плечо, предлагая следовать за собой, и заспешил вперед. Когда она догнала меня, я попросту сунул ей подаренный Мором томик в руки. — Книжка? — подняла она брови. — Это вся твоя тайна? — Конечно, — улыбнулся я. — Ты же не думала, что я на самом деле какой-то супергерой? Нет, Ариадна, я обычный игрок. Не совсем стандартный, но – совершенно обычный. А что, у тебя с чтением проблемы? Извини, не уверен, что есть мультик по мотивам. — Разумеется, я умею читать, Макс, — насупив бровки, отозвалась она. — Но я ни за что не поверю, что ты просто игрок, — она всунула томик мне в руки, даже не попытавшись открыть. Пожал плечами, убирая трактат. На задворках сознания крутился вопрос – откуда, черт возьми, я взял их психологические портреты? Из пары слов, что мы перекинулись за время данжа? Это новая грань моей интуиции, вшитой вместе с блоком данных? В любом случае, лучше идти с теми, от кого можно ждать удара в спину, чем доверяться кому-то новому. Эльф у меня под контролем, от Рагнара ножа в спину не будет, а уж для Ариадны это просто неинтересно. — И ты хочешь сказать, что узнал об этом из книжки? — подняла она бровь. — Не совсем. Просто по классовому квесту мне пришлось призвать в свидетели Дике, так что я... — Дике, Богиню Правосудия? — Именно. А в книге я узнал о клятвах, вот и решил, раз с мобом сработал Божий Суд, то почему не сработает с игроком клятва? С минуту девчонка переваривала услышанное. Лицо, явно познавшее руки заботливого дизайнера, исказилось раздумьями. — Ты какой-то странный, Макс, — сообщила она, наконец, свой вывод. — Я рада, что с тобой все в порядке, но сама никогда бы не пошла на сближение после произошедшего, — она поджала накрашенные губы. — Но спасибо, что поверил в меня. На этот раз бровь поднимать пришлось мне. — Ты же все просчитал, верно? Рагнар слишком стар, чтобы интриговать, Малиэля ты связал клятвой, а мне открылся. Очевидно, ты нас всех изучил. Я пожал плечами, раз очевидно, зачем спорить? — И решил, что мне можно доверять, — подытожила стрелок. — Но как ты умудрился провести этот анализ, совершенно нас не зная, для меня загадка. Папа всегда говорит, что слишком умные люди опасны, когда работают на конкурентов, так что я рада, что ты в моей команде.

— Не хочу тебя расстраивать, — вклинился в разговор усач. — Макс с нами до тех пор, пока ему самому это выгодно. Я знаю, отношения у нас сложные, но не думаю, что мы будем ходить вместе до конца. — От некроманта можно всякого ожидать, — вставил Малиэль. — Сегодня ему есть с нас польза, завтра он превратит нас в зомби. — Естественно, — кивнул я, двигаясь в окружении пары костяных воинов. — Но такова жизнь — сперва ты общаешься с одними людьми, затем подрастаешь, меняешься сам, меняешь и круг общения. Не все же продолжают дружить после детского сада. Дворф громко хмыкнул, заставляя задуматься, не сболтнул ли я лишнего — Рагнар говорил, нянчился с детьми сам, а что если системы дошкольного образования больше не существует? Вот так ты и хранишь секреты, Макс. И почему мне в голову не вложили знаний о внешнем мире? — Я думаю, после нашего совместного приключения мы только сблизимся, — мечтательно улыбнулась Ариадна. Насколько же плохо быть на твоем месте, девочка, что случайные попутчики вроде меня вызывают такую радость? — А почему в Таросе мага не нашли? — вставил, переводя разговор. — Неужели никто бы не согласился? Эльф фыркнул. — Эти нубы только и знают, как чистить данжи в компании наставников из какого-нибудь вшивого клана. — Да ладно, если тебя не взяли, еще не значит, что все кланы — зло, — оскалился Рагнар. — Мы все здесь отщепенцы, Макс. Но в отличие от меня с Малиэлем, у тебя есть высокопоставленный друг в «Инквизиторах», а у нашей красавицы — деньги. Но, так или иначе, все мы отверженные. — Почему? — Потому что никому не нужен в клане старик, готовый вот-вот отбросить копыта. Или сидящий на пособии по безработице, — он кивнул в сторону эльфа. — А уж про девочку, что клала на кланы и прочее ПвП[2], тем более. Клановая жизнь — это большая ответственность, а тут один при смерти, второй без доната, а третья с деньгами да без намека на субординацию. Я громко хмыкнул. — Да мы тогда точно команда мечты. Я вообще темный на земле светлых. — Вот именно, убьют нас всех из-за тебя, и имени спрашивать не станут, — пробормотал Малиэль. — Это в лесу нам встретить кого-то сложно, лока[3] непопулярная, а в городе или даже деревушке какой — и спрашивать не станут, сразу на могилку отправят. — Не переживай, из тебя получится прекрасный зомби после смерти, — усмехнулся я. Скелеты, сопровождающие наш отряд, дружно закивали, изображая смех. Ариадна прыснула в кулачок, дворф коротко усмехнулся. — Смотрю, ты времени даром не терял, — заявил он, кивая на моих слуг. — Того и гляди, скоро полноценными личностями станут. — Если бы вы мне не попались, определенно, так и было бы. Я уже выть был готов от тоски и одиночества. И черт меня дернул в Таросе начинать. — Ну, у тебя же там друг, — пожал плечами Малиэль. — Дружба дружбой, служба службой, — отозвался Рагнар. — В Неверкоме запросто можно оказаться по разные стороны баррикад с собственной родней, чего уж про друзей говорить. — И то верно. За ничего не значащим трепом мы миновали обширный участок карты, всего раз остановившись на привал. То расстояние, что мы прошли в подземелье за часов двенадцать, где нельзя было свернуть, здесь оказалось даже меньше, чем я предполагал. Поляна появилась перед нами уже спустя четыре часа дороги. Я сразу же устремился к месту, где в последний раз видел доспехи Мэтта. Не хватало еще вопросов о блокировке ТОПа игры. Проржавевшие куски металла уже совсем не напоминали обмундирование святого. И хотя взять в руки их до сих пор не получалось, система не позволяла определить, что это. Словно именной комплект обратился в часть антуража. — Ну, вот и славно, — вздохнул я, поднимаясь на ноги. Ариадна уже развернула карту, а дворф с эльфом обустраивали лагерь. Похоже, мужчины не верили, что девушка быстро разберется с дальнейшим планом. Я тоже был не прочь сделать остановку – на сыром мясе усталость накапливалась слишком быстро. Присев на излюбленном месте, вытянул ноги и закрыл глаза, расставляя скелетов по периметру поляны. Как бы не хотелось согласиться, что в этом лесу мало игроков, но я видел их здесь даже больше, чем в Таросе, так что перестраховка не помешает. Когда бормотание стрелка стало погружать своим монотонным звучанием в сон, нос учуял дразнящий запах хорошо прожаренного стейка. Во рту мгновенно появилась голодная слюна, а желудок скрутило спазмом. И одновременно с этим накатилось предчувствие беды. Распахнув глаза, оглядел поляну. Все на месте – Ариадна, усевшись на траву, читает карту, эльф с Рагнаром кашеварят. Идиллия, можно сказать. Тогда откуда чувство опасности? Скелеты, растянутой цепочкой затаившиеся в ближайших кустах, не замечали угрозы, но я все же притянул их на поляну. Если начнется бой – пусть лучше будут рядом.

Голоса на поляне ушли на задний план, я слышал лишь собственное дыхание и биение сердца. Даже звук поскрипывающих от трения костей слуг не доносился до слуха. Что-то вот-вот должно произойти – я чувствовал это каждой клеткой тела. Уцепившись рукой за ствол, медленно поднялся на ноги. Опустив пальцы левой руки на рукоять кинжала, едва не застонал, сцепив зубы. Миллионы голосов ударили по ушам, требуя свободы и убийства. В глазах полыхнуло, ослепляя. — Убей! Убей! Убей! — вопили они. — Освободи нас, Макс! Освободи! Убей! С трудом оторвал пальцы от рукояти – и вовремя. Скелеты заметили приближающуюся толпу мобов в кожаных доспехах. Они были похожи на смесь гиены и лошади – система тут же услужливо подсветила название и уровни от тридцатого до сотого. — Гноллы! — успел крикнуть я прежде, чем прямо в рот вонзилась кривая стрела. [1] Агрить – проявлять агрессию, нарушать аггрозону. [2] ПвП – player versus player – игрок против игрока. [3] Лока, локация – местность.

Глава 5

Ухватившись за древко, рванул стрелу наружу. Волна хлынувшей из раны крови заставила поперхнуться, складываясь едва ли не напополам. Над головой тут же засвистели еще стрелы.

Увечье гортани. Вы не можете колдовать. Осталось: 10 минут.

Вокруг настоящий ад. Скелеты, грудью закрывшие путь наседающим гноллам, рассыпались в щепки один за другим. Уродливые морды тварей разбрызгивали вязкие слюни, блея и рыча, размахивая примитивным оружием. Выдающий аггро-кличи дворф, концентрирующий на себе толпу врагов, принимал сотни ударов низкоуровневых мобов. Отстреливающаяся Ариадна скакала с места на место, стараясь остаться на противоположном конце поляны. А посреди этой кутерьмы выпрямившийся в полный рост эльф, картинно застывший с жезлом в руках, рассыпающим золотые искры.

Хорошо, привычка таскать активный «Щит» спасла шкуру, нас разорвали бы в считанные мгновения, если бы не скелеты. Рванулся вперед, попросту впадая мешком, в окрашенный желтым светом круг «Массового исцеления». Иконка дебаффа моргнула пару раз и исчезла, оставив саднящую рану.

Самое время – хватанул с пояса бутылек с маной. Соленая жидкость выжгла внутренности, бередя свежую рану. Давясь зельем, вытянул руку, призывая новых бойцов. По щекам безостановочно текли слезы – пришлось лезть в сумку за фиалами с водой. Запить соль зелья, проглотить новое – и снова давиться кровавой водой, норовящей вырваться наружу от ужасающей боли в горле.

Трупы низкоуровневых гноллов взрывались, разбрызгивая ошметки плоти. Скелеты тут же вступали в бой, у меня не хватало концентрации для управления, но я упорно осушал бутыль за бутылью, стараясь успеть поднять воинов раньше, чем гноллы прикончат предыдущих.

Да, в идеале, если бы могли подготовиться, разорвать эту толпу блеющих уродцев нам было бы просто. Но, захваченные врасплох, мы оказались разорваны тесными рядами противника. Малиэль едва доставал до дворфа хилом, а Ариадна, за которой увязался с десяток агрессивных мобов, больше внимания уделяла бегству, чем прицельному огню.

Бах! Девчонка разнесла голову самому прыткому. Как только остальные догоняющие перешагнули убитого, я призвал мага. Шипя и извиваясь белыми змеями, с его кистей в спины нападавшим устремились разряды электричества. Два крита – два трупа, а молнии уже перебрасываются на соседей, нанося пусть и уменьшенный урон, но мобы, дергаясь под разрядами тока, не смогли сдвинуться с места. Ариадна вскинула ружье и за несколько секунд отправила преследователей на тот свет.

Рагнар снова заорал, взмахивая секирой, но его тут же заткнул оглушительный удар тяжелой дубиной по голове.

Шестиметровый гнолл-вожак сотого уровня с черепом коровы вместо шлема, громко заблеял, поднимая оружие для нового удара. Широкоплечий дворф пошатнулся, здоровье медленно потекло вниз, из щелей доспеха тугими струями брызнула кровь.

Черепа сорвались с рук за миг до страшного удара, грозящего отправить коротышку на тот свет. Вгрызшись в руки моба, «Духи» тут же распались, я спустил новых, не обращая внимания на развернувшегося ко мне монстра.

Гнолл-вожак, 100 уровень. Здоровье: 9 412/10 000.

— Держи, тварь! — зарычал я, кастуя «Железную деву» и подставляясь под удар тяжелой дубины.

Меня швырнуло, как ветер сдувает пылинку. «Щит» исчез, полоска маны лопнула, а здоровье затрепыхалось в районе трех единиц.

Рухнув на землю, прикусил язык, расплескивая так и не зажившим ртом кровь. Сплюнув набившуюся почву, поднялся на колени, окруженный золотыми искрами – Малиэль сменил позу и теперь спешно лечил меня. Пузырек маны хлопнул, освобождаясь от пробки, я проглотил отвратительную жижу, смешанную с собственной кровью, и поднял взгляд на моба.

Гнолл-вожак, 100 уровень. Здоровье: 8 208/10 000.

— Проняло, сволочь?! — сплевывая кровавую слюну, рыкнул я, поднимаясь на ноги.

Моб в два шага снова оказался возле меня, замахиваясь дубиной. Раскинув руки в стороны, с улыбкой смотрел в оскаленную морду твари, одновременно приказывая скелетам атаковать.

Кувыркаясь в воздухе, влетел в дерево спиной, ломая ребра. От дикого жжения в груди хотелось орать – но сил не хватало даже сделать вдох. Множественные переломы костей зарябили иконками, я дрожащими пальцами ухватил последний заготовленный пузырек. Еще шаг – и вожак снова будет рядом.

Стекляшка сверкнула последней каплей, сорвавшейся в рот как раз в тот миг, когда я снова взлетел в воздух.

До воскрешения: 3…2...

Мир засиял золотым огнем. Глубокий вдох обжог легкие, полет перешел в стремительное падение. Выдернув кинжал из ножен, ухватился за него обеими руками и на скорости падения вонзил лезвие в шею вожака. Меня протащило и со всей силы ударило об землю, а сверху щедро плеснуло темной кровью из распоротой спины вожака.

Не успел сделать и движения, длинная нога моба раздавила позвоночник, вминая в землю. Я думал, больно это со стрелой во рту, потом – с солью на ране. Но настоящая боль пришла только сейчас. Если бы мог, я бы орал, но тело осталось валяться грудой мяса и костей, вздыбивших одежду открытыми переломами – моб нещадно топтал мою тушку, превращая несчастного некроманта в фарш.

Эльф сменял одно лечение другим, едва удерживая мое хп на жалкой единичке, а я уже отпустил тело и сосредоточился на оставшихся гноллах. Оказалось, пока я играл в Кларка Кента[1], Ариадна и оживший Рагнар почти закончили зачистку. Загнав оставшийся десяток мобов в кучу, воины-скелеты изрубили их в капусту, тут же бросаясь на выручку изломанному телу некроманта. Рагнар выдал очередной клич и «Рывком» покрыл расстояние до цели, тут же нанося удар секирой по коленям огромного моба. Вожак оскорбленно взревел и занес дубину для удара. До воскрешения... Эльф снова возродил меня. Золотое пламя испарилось так же быстро, как и появилось. Моб надо мной завалился на спину, переламывая многовековые деревья изрезанной спиной. Бой окончен. Получено 13 518 опыта.