КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Маленький секрет (fb2)


Настройки текста:



JuliaofAragon Маленький секрет

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи: Гарри Поттер/Гермиона Грейнджер, Рон Уизли/НЖП, Драко Малфой/НЖП

Рейтинг: NC-17

Жанры: Гет, Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Фантастика, Экшн (action), AU

Предупреждения: Смерть персонажа, OOC

Размер: Макси, 126 страниц

Кол-во частей: 26

Статус: закончен


Описание:

А что если история Мародеров была не такой, как знает ее Гарри. И как маленький секрет из прошлого его родителей может повлиять на события, что происходят сейчас?


Примечания автора:

Миссис Грейнджер — http://st-im.kinopoisk.ru/im/wallpaper/8/8/5/kinopoisk.ru-Lie-to-Me-885443-w-1600.jpg

Андрей Петров — http://s1v2.irc.lv/files/1/0/0/63/l3qjCUmf.jpeg

Николаус Таргариан — http://s5.goodfon.ru/image/12068-1600x1200.jpg

Сара Рейвенкло — http://cs403718.vk.me/v403718042/7416/FBpnkmlHXUU.jpg

Стефани Поттер — https://vk.com/photo-85289060_350913686


https://vk.com/writers_alexa_julia — Также у меня появилась группа, где вы сможете больше узнать о моем творчестве, а так же насладиться творчеством еще одного замечательного человека.

Глава 1

Гарри резко открыл глаза, и понял, что находится не в Министерстве магии, а в «Хогвартс-экспрессе», едет в школу. Его голова лежала на коленях подруги, которая в этот момент читала книгу. Рон о чем-то спорил с Невиллом. Все было хорошо, и он немного расслабился. Гермиона почувствовала, что ее друг начал ерзать, и отложила книгу.

— Шрам болит? — заботливо спросила девушка, поглаживая волосы Гарри. Она знала, что причина его кошмаров не в шраме, но у них была как бы негласная договоренность не вспоминать о смерти Сириуса.

— Нет, просто кошмар, — парень совершенно расслабился от прикосновений Гермионы, у него даже все мысли с головы вылетели.

— Может, тебе опять начать пить зелье сна без сновидений, — предложил рыжеволосый друг, который закончил спор с Невиллом.

— Рон, ты что, совсем ничего не слушаешь на зельях, — возмутилась Гермиона. — Это зелье нельзя принимать часто, к нему может появиться зависимость, а это похуже, чем маггловские наркотики.

— Ну, это ты у нас умная, не я, — Рон пытался свести все к шутке, но в последнее время Гермиона была немного нервной.

— То есть ты хочешь сказать, что, кроме учебников, я ничем не интересуюсь? — зло спросила Гермиона.

— Нет…

Девушка не стала слушать дальнейшие слова Уизли, и вылетела из купе. Она стояла в проходе, оперевшись на стенку, и, откинув голову, пыталась успокоиться. Гермиона прекрасно понимала, что ни за что набросилась на друга, просто ее очень задевало, что они всегда видели в ней только ходячую энциклопедию, а ведь она на самом деле была не такой. Она уже собиралась вернуться в купе и извиниться перед другом, как столкнулась с Гарри. Поттер пристально смотрел девушке в глаза, пытаясь понять, что с ней происходит. А еще он вдруг вспомнил, как поцеловал ее летом, по приезде на Гриммо, только вот он все никак не мог понять, это была реальность или очередной его сон.

— Из-за тебя я больно ударился головой, — улыбнулся он ей озорной улыбкой, почесывая затылок.

Девушка не смогла сдержать улыбки. Поттер всегда мог развеселить Гермиону, и только он мог справиться с ней, когда она была в гневе. Грейнджер засмотрелась в изумрудные глаза парня: хоть у него на губах играла улыбка, глаза его были грустны, как у человека, которому 60 лет, и он все в этой жизни уже видел. В этот момент Гарри не выдержал, и решил все же проверить, был то сон, или нет. И с мыслью "сейчас или никогда", он наклонился к девушке и поцеловал ее. Это было весьма неуклюже, и ему захотелось рассмеяться от этого. Он, почувствовав, что подруга не отталкивает его, углубил поцелуй, и на этот раз он сделал все правильно. Поттер не мог правильно описать те чувства, что нахлынули на него, но единственное, что он знал точно, что он был счастлив.

— Прости, — прошептал Гарри, когда сумел оторваться от подруги. Он боялся смотреть ей в глаза.

— Считай, это было мое извинение за то, что ты из-за меня стукнулся головой, — голос Гермионы на удивление был спокоен, хотя внутри ее всю трясло. Она не понимала, что сейчас произошло.

— Не замечал раньше твоей привычки так просить прощения, — выдавил из себя Гарри, уже успев совладать с чувствами, и его голос звучал так же спокойно, как и Гермионы.

— Раньше у меня и не было поводов просить прощения.

Гермиона вспомнила, что она староста, и ей нужно выполнять свои обязанности. Это, пожалуй, было и к лучшему, у нее будет время привести свои мысли в порядок, ведь зная Гарри, она понимала, что он захочет с ней поговорить об этом.

— Мне нужно на обход, я же староста, — улыбнулась девушка, и, протиснувшись возле Гарри, пошла на обход, но прежде обернулась и сказала: — Скажешь Рону, что я не хотела на него кричать, и что ему тоже нужно исполнять роль старосты?

Все, что смог Гарри, это лишь глупо улыбнуться и кивнуть. Как только он вернулся в купе, Рон сразу же обратил внимание, что он прям сияет.

— Ты чего такой довольный? — с подозрением спросил парень.

— Да так, ничего, — отмахнулся парень, ложась на сидение. Он прокручивал воспоминания о поцелуе, и что было потом. — А, вспомнил, Гермиона просила напомнить, что ты староста и у тебя есть обязанности.

— Вот черт, — подрываясь с сидения, крикнул рыжий. — Она же меня съест потом. Ладно, ребята, я побежал.

В купе остался Невилл с Луной. Джинни еще в начале поездки пошла к своим однокурсникам, объяснив это тем, что не успела сделать домашнее задание на лето, и не хочет, чтобы Гермиона об этом узнала.

— Гарри, может, сыграем в карты, — предложил Невилл, и Гарри с удивлением посмотрел на него: он не думал, что в магическом мире играют в карты, но согласился, чтобы как-то развлечься, пока они не приедут в Хогвартс.

Они, наверное, с полтора часа объясняли Луне правила игры. И когда она более-менее усвоила их, стали играть. Пару раз заходили Рон с Гермионой, и жаловались, что в этом году первокурсники просто несносны, они еще не доехали до школы, а уже разбираются между собой.

— А где ты научился играть в «дурака»? — полюбопытствовал Гарри у Невилла, когда Рон с Гермионой в очередной раз покинули купе.

— К бабушке приезжал знакомый маггл. Он когда-то спас ее, она плавать не умела, и случайно упала в речку. Это было давно.

— Понятно.

— А я слышала, что у нас будет новый преподаватель, — заговорила Луна, привычным для нее отстраненным голосом.

— По-моему, это уже не новость, — сказал Гарри, раздумывая, как побить карты Невилла. — Сколько я помню, у нас каждый год новый преподаватель по ЗОТИ.

— И то правда, — согласилась блондинка. — Интересно, как долго продержится этот преподаватель?

— Ставлю, что не больше полугода, — еще больше оживился Невилл. — Я выиграл, — сказал он Гарри, и повернулся к Луне: — Ну что, делаем ставки?

— 5 галеонов, что он продержится до конца года, — поддержала девушка.

— Тогда я тоже в деле, — сказал Поттер. — 10 галеонов, что после Пасхи его уже не будет.

Они так и провели остаток пути, предполагая, кто будет новым профессором, и играя в карты. Когда они уже подъезжали, пришли Уизли и Грейнджер, и они переоделись в школьную форму.

Гермиона была очень рада, когда увидела, что ее друг смеется. После того, что случилось в Министерстве Магии, он перестал улыбаться, и стал замыкаться в себе. Девушка понимала, что никогда не сможет понять горечь утраты друга, но все же она пыталась помочь ему, однако у нее ничего не выходило. И вот сейчас, видя, как он смеется, она не может не думать, что, возможно, в этом была и ее заслуга тоже.

Они сошли с поезда, и направились к каретам, запряженным фестралами. Поттер помог залезть в карету девушкам.

— Рон, ты садишься или нет? — спросила Джинни, когда все уже сидели на местах и ждали только младшего Уизли.

— Езжайте без меня, — Рон смотрел на соседнюю карету, в которой сидела очаровательная шатенка из Пуффендуя, правда, никто из ребят ее не знал. — Места и так уже мало, я поеду на другой карете.

— По-моему, наш Ронни влюбился, — засмеялась Гермиона. — Ставлю 5 галеонов, что он не осмелится с ней заговорить еще как минимум месяц.

— Думаю, что он уже перерос свои комплексы, — возразила Джинни.

— Я принимаю спор, — отозвался Невилл. — Год начинается весело.

— Далее будет веселее, — заверила Луна.

Гарри с удивлением смотрел на подругу, она раньше никогда не то, что бы ни начала спор сама, раньше она его и не поддержала бы. Но такие еле уловимые изменения подруги нравились ему. Всю дорогу до Хогвартса они вели ничего не значащую беседу, смеялись, и строили предположения, как себя ведет Рон сейчас с той девушкой.

Но вот они добрались до школы и уже расположились в большом зале. Они выслушали песнопения распределяющей шляпы, и улыбались, смотря на перепуганные лица первогодок. Когда все были распределены по факультетам, профессор Дамблдор, как всегда, взял слово. Он долго рассказывал о нелегких временах, об утратах, что каждый перенес. Когда директор заговорил об этом, Гермиона покосилась на своего друга, следя за его реакцией, он моментально погрустнел. Чтобы хоть как-то утешить его, она крепко сжала его руку под столом. Поттер ей благодарно улыбнулся.

— …Даже в самые темные времена не забывайте обращаться к свету, — по-отечески произнес наставление ученикам директор. — Ну а сейчас об изменениях в учительском составе. Прошу поприветствовать нашего нового профессора по зельеварению Горация Слизнорта, поскольку профессор Снейп будет преподавать в этом году ЗОТИ.

Тут дверь большого зала открылась, и вошли две фигуры в черных дорожных мантиях. Было сложно рассмотреть лица гостей, поскольку они были в капюшонах, но можно было сказать, что это были парень и девушка.

— Совершенно забыл, — нарушил тишину Дамблдор. — В этом году к нам прибыли ученики по обмену из очень уважаемых школ Дурмстранга и Трансильвании, соответственно, наши ученики отправились в их школы. Что же, прошу вас пройти распределение, чтобы определить ваше место жительства на следующий год.

Две фигуры шли не спеша, и, всматриваясь, Поттер заметил, что парень, который был высоким, и, несомненно, хорошо сложен физически, отличался гордой походкой сыновей Дурмстранга. А девушка шла, словно по канату, с высокой осанкой, и грациозностью. Про себя он еще отметил, что она такого же роста, что и Гермиона, и почему-то он был уверен, что его подруга ходила бы так же, если бы ее плечи не оттягивала тяжелая сумка с учебниками.

Парень, как настоящий джентльмен, пропустил девушку первой к шляпе, при этом подавая ей руку. Весь зал затаил дыхание, ожидая, когда незнакомка скинет капюшон. Девушка села на стульчик и скинула капюшон. Все были ошарашены, девушка была, несомненно, красива, и очень похожа на Гермиону Грейнджер, только у нее были длинные, по пояс, вьющиеся волосы, цвета светлого золота. И даже с такого расстояния было видно, что глаза у нее не карие, а светло-голубые. Но, кажется, это заметил только Гарри, все остальные охали по другому поводу.

— Не может быть, — сказал Рон, сидя и пялясь на девушку. — Это же та самая солистка из группы «Вне закона».

— Ага, — так же шокировано отозвался Симус, что сидел рядом. — С ума сойти.

Поттер посмотрел на друзей непонимающим взглядом.

— Ты шутишь? — спросил Рон. — "Вне закона" — это самая популярная молодежная группа в магической Европе.

— Ну ладно.

Парень перевел взгляд на свою подругу, та смотрела на девушку не верящим взглядом. Он взял ее руку, и она обратила на него внимание.

— Все хорошо, — нервно улыбнулась она.

И тут шляпа крикнула на весь зал.

— Гриффиндор.

Девушка гордо зашагала к столу красного факультета, и села на свободное место возле седьмого курса. Для парня шляпа выбрала Слизерин.

— Да будет пир, — в гуле послышались слова профессора Дамблдора.

Все начали довольно есть, только за столами Гриффиндора и Слизерина велись тихие разговоры об их новеньких студентах. Как оказалось позже, парень, попавший на змеиный факультет, был очень известным, поскольку его семья была одной из самых древних магических родов, к тому же он еще и красавчик.

После пира Гарри уже направился в гостиную, когда Рон попросил его помощи с первокурсниками, поскольку Гермиона куда-то исчезла. Парень, конечно же, помог другу, но в то же время осматривался по сторонам в надежде найти подругу, но ее нигде не было. Зайдя в гостиную, и, наконец, избавившись от первогодок, парни устало откинулись на своем любимом диванчике, где уже их ждали Невилл, Дин и Джинни.

— Я просто не верю, что Алексис будет учиться с нами, — вне себя от радости произнесла Джинни. — Хотя я бы не отказалась и от того, чтобы с нами учился красавчик с Дурмстранга.

— Джинни, — зло посмотрел на нее брат.

— Да ладно, Ронни, я уже взрослая, и сама могу решать, с кем мне дружить, а с кем нет, — фыркнула рыжеволосая девушка и пошла в спальню для девочек.

— А как же, взрослая, — засмеялся Рон.

— Не стоит недооценивать сестру, — послышался голос новой студентки за их спинами.

Парни чуть было шеи не вывихнули, когда оборачивались на ее голос.

— Я… — у рыжего не хватало слов.

— Он и не собирался, просто он, как и любой брат, заботится о своей сестренке, и не хочет, чтобы ей сделали больно, — на удивление всех, Гарри говорил спокойно.

— Как знакомо, — улыбнулась девушка, она выглядела немного холодной, и Поттер подумал, что она ему напоминает слизеринку, они всегда так держатся, ну или стараются. — В любом случае не налегай на нее, иначе она будет ненавидеть тебя до конца жизни.

— Я постараюсь, — совладав с собой, ответил Рон. — Я, кстати, Рон, Рон Уизли.

— Я знаю, — девушка еще раз улыбнулась, слегка кивнув, и также исчезла в спальне для девочек.

Пообсуждав новых студентов, парни решили тоже пойти спать. Только Поттер до последнего сидел в гостиной в ожидании своей подруги, но она так и не появилась. Потом, чтобы успокоиться, он посмотрел на карту, девушка мирно спала в своей спальне. Гарри решил, что она просто устала, и не стоит себя накручивать, он лег спать.

В эту ночь ему снились сладкие сны с участием его подруги.


— Гарри, вставай, — тряс его Рон. — Вставай, а то, если ты проспишь первый урок зелий, Гермиона тебя убьет. Не знаю, как ты, а я не стал бы ее злить, тем более она и так не в духе.

— Встаю, встаю, — буркнул Гарри, и с недовольством оторвался от подушки.

Ему впервые за три месяца не снились кошмары, а как раз наоборот, а ему все равно не дали выспаться. Хотя лучше ходить невыспавшимся, чем попасть мисс Грейнджер под горячую руку.

Когда он спустился вниз, в гостиной уже никого не было, а до конца завтрака оставалось 20 минут. Он быстро направился в большой зал, чтобы не смешить своих сокурсников урчанием живота на уроке. Гермиона как всегда о чем-то спорила с Роном, а тот лишь отмахивался, не в силах найти новые отговорки.

— Доброе утро, — произнес Гарри, поцеловав Гермиону в щеку, тем самым заставляя ее замолчать.

— Доброе, — произнесла девушка, заливаясь краской.

— Спасибо, — одними губами произнес Уизли.

— А где наша новенькая? — поинтересовался парень, накладывая себе яичницу с беконом.

— Не знаю, ее никто с утра еще не видел, — встрял Дин. — Девчонки говорят, что, когда они проснулись, ее не было в комнате.

— Вам что, больше не о чем поговорить? — спросила Гермиона. — И давайте быстрее, а то урок начинается через 10 минут. Не хочу опоздать на первый урок к новому учителю.

С этими словами она встала и вылетела с зала.

— Что это с ней? — недоумевая, спросил Рон.

— Может, ревнует, что теперь она будет не единственная умница на курсе, — предположил Дин. — Я слышал, что наша новенькая не хуже Гермионы учится.

— Не говори глупости, мы же о нашей Гермионе говорим, — заступился за нее Симус. — Тем более я видел, что она сегодня довольно мило общалась с новенькой.

— Вот-вот, может она ее убила, — пошутил Дин, но под грозным взглядом Рона и Гарри исправился: — Неудачная шутка.

— Думаю, нам пора, а то мы и, правда, опоздаем, — сказал Поттер.

Они зашли в класс вместе со звонком. Гарри сел возле Гермионы, которая при виде него, заметно расслабилась.

— Что случилось? — шепотом спросил Гарри.

— Сейчас все узнаешь, — убитым голосом ответила подруга.

Профессор начал приветствие и немного рассказал о себе. После того, как он закончил, в класс вошла Алексис, та самая новая ученица.

— Извините, профессор, за опоздание, можно я присяду, — мило спросила девушка.

— Вы новенькая, — сказал профессор, будто вспомнил ее.

— Да, и я немного заблудилась, я еще плохо знаю замок.

— Но вашему другу с Дурмстранга это не помешало прийти вовремя.

— Может, это потому, что он не делал утренею пробежку вокруг озера, — немного дерзко сказала девушка, но в тоже время ее слова звучали мягко.

— Мисс… Простите, не помню, как вас зовут.

— Алексис Грейнджер.

У всех отвисла челюсть. Гарри посмотрел на подругу, та виновато морщилась.

— Мисс Грейнджер, впредь прошу не опаздывать на мои уроки, можете садиться. И да, 5 баллов с Гриффиндора.

Свободное место было только возле Драко Малфоя, который, видимо, ожидал, что она сядет возле него, но это было до того, как он узнал, что она была сестрой Гермионы.

Глава 2

— Привет, — мило улыбнулась Алекс, присаживаясь возле Драко, и протягивая руку для знакомства. — Я Алекс.

— Я Драко Малфой, — он несколько брезгливо посмотрел на протянутую руку.

— А, ну тогда понятно, — девушка сразу же убрала руку и принялась конспектировать за профессором.

Если у этих двоих разговор на том и закончился, то у Поттера и Гермионы он только начинался.

— Почему ты никогда не говорила, что у тебя есть сестра? — шепотом спросил Поттер, подсаживаясь ближе к подруге, чтобы их никто ни услышал.

— С чего ты взял, что она моя сестра? Может, мы просто однофамильцы, такое часто бывает, — неуверенно говорила подруга, делая вид, что внимательно слушает профессора.

— Гермиона, — настойчивей сказал Гарри.

— Вы никогда и не спрашивали, — оправдывалась девушка.

— Потому что думали, что ты единственный ребенок в семье, — чуть громче сказал парень, но тут же понизил голос. — Я думал, что у друзей нет секретов.

— Я, правда, не думала, что это настолько важно, — виноватым тоном сказала гриффиндорка, и положила свою руку поверх Гарриной.

Парень не мог долго злиться на свою подругу, тем более, когда она вот так смотрела на него. У Гарри появилось очень сильное желание поцеловать подругу, и он почти это сделал, но его остановил голос Слизнорта.

— Мистер Поттер, не хотите ли вы нам поведать формулу зелья холодной смерти.

Гриффиндорец немного растерялся, и непонимающе посмотрел на профессора, тот же повторил еще раз.

— Извините, я не знаю.

— Странно, ваша мать, мисс Эванс, была моей лучшей ученицей, — говорил профессор, словно окунаясь в свои воспоминания. — Тогда, может, нас мисс Грейнджер просветит.

Гермиона уже встала, чтобы подойти к доске и написать формулу, как тут же ее остановил Слизнорт.

— Я же просил мисс Грейнджер.

— Но я тоже Грейнджер, Гермиона Грейнджер.

— Что ж, раз так, тогда прошу к доске, — немного удивленно сказал зельевар.

Пока девушка писала формулу, он пристально следил за ней. Она ему напоминала одну из его студенток, только он никак не мог вспомнить какую. Эта мысль постоянно от него ускользала.

Дальше урок прошел относительно спокойно. Профессор задал сделать совместные доклады, и распределил по парам. Выбором были довольны все, кроме Драко Малфоя. Его поставили в пару с Алексией Грейнджер, все подумали, что он недоволен из-за его нелюбви к магглорожденным, но причина была немного в другом. Профессор Слизнорт не обращал внимания на недовольные возгласы слизеринца, и сказал, что если он еще раз скажет, хоть слово по этому поводу, то отправится на отработки.

Следующим уроком была история магии, и они были одни. Ребята уже собрались возле кабинета, и ждали, когда начнется урок. Гермиона Грейнджер еще никогда так не рвалась на историю, как сегодня. Почти каждый гриффиндорец подошел к ней и спросил, правда ли, что новенькая ее сестра. Некоторые парни даже просили, чтобы та устроила им свидания. Ну что тут скажешь, слухи по школе разлетаются быстро, особенно когда учишься на одном курсе с самой большой сплетницей за последние десять лет. Единственное, что спасало девушку, так это Гарри Поттер, который отгонял от нее толпу. Все боялись этого парня, может, не признавали, но они боялись, и старались не злить, поэтому быстро отстали от его подруги. Но защитить от Рона Уизли ему все же не удалось.

— Гермиона, почему ты не сказала, что у тебя есть сестра, да и еще такая знаменитая! — почти кричал рыжий друг, когда догнал их возле кабинета.

— Вот поэтому и не сказала, — устало ответила девушка. — Ты сначала просил бы у нее автограф, потом встречи с ней, а потом и вовсе бы сказал, что она использует меня, чтобы подобраться к Гарри.

Гермиона сказала последнее язвительным тоном, напоминая другу, как тот относится к ее друзьям из других школ.

— Не равняй ее с Крамом, — крикнул Уизли. — Она твоя сестра, а Виктор был «другом», к тому же участником турнира, а Гарри был его конкурентом.

— Ты невыносим, — гриффиндорка положила голову на плечо Гарри, что стоял рядом, тот незаметно обнял ее на талию.

Грейнджер расслабилась от прикосновений парня, вдохнула запах его одеколона и просто перестала обращать внимание на возмущения Рона, которым не было конца.

— Если я говорила не трогать свою сестру, то это не означало, что нужно кричать на мою, — послышался спокойный голос у Рона за спиной. На мгновение ему показалось, что говорила Гермиона.

— Где ты пропадала? — Гермиона сразу же вернулась в реальность, с приходом сестры. — Меня твои поклонники уже достали.

— Пряталась от этих «поклонников», — улыбнулась Алексия. — А вообще-то я общалась с Петровым, узнавала, как ему на факультете змей.

— Ну его там, несомненно, приняли, как своего. У него же родословная, наверное, почище Малфоев будет.

— А ты что, и новенького знаешь? — поинтересовался Поттер, при этом его голос выражал не то злость, не то ревность. — Еще скажи, что он твой парень…

— Он не мой парень, — заверила его Гермиона. — Нас когда-то Виктор познакомил, когда мы отдыхали в Болгарии.

— Да не переживай ты так, Поттер, он уже помолвлен, — насмешливо сказала Алекс, глядя, как начинает злиться парень.

— Ни слова, — перебила Гермиона Уизли, который уже был готов разразиться тирадой.

— Твое недовольство по поводу ее друзей можно расценивать, как ревность, — ухмыльнулась Алекс.

— Фу, — скривился Рон, но увидев, как на него смотрят друзья, поспешил объяснить свое поведение. — Она мне как сестра. Я не интересуюсь кровосмешением.

— О, это так мило, — улыбнулась Гермиона. — И, кстати о сестрах, вон твоя идет.

Никто не заметил, как во время этого разговора покраснел Поттер, потому что понял по коварной улыбке новенькой, что ее слова предназначались не только его другу.

— В вашем трио пополнение, — привычно веселым голом сказала Джинни. — Я твоя поклонница, мне нравится, как ты поешь.

— Джинни, только не ты, — простонал Гарри.

— Ладно, — засмеялась та. — Я не поэтому к вам пришла. Гарри, профессор Макгонагалл просила, что бы ты зашел к ней после уроков.

— Интересно зачем? — отозвался Рон. — Мы же еще ничего не успели натворить.

— Посмотрим, — спокойно ответил Гарри. — Спасибо, Джинни.

— Я пойду, а то у нас сейчас ЗОТИ, и вы же знаете, как профессор Снейп любит наш факультет, — девушка быстро умчалась на урок, и тут же прозвенел звонок.

Ученики зашли в класс и начали занимать свои места. Рон уже намеревался, как всегда, сесть с Гарри на их любимой предпоследней парте, как тут Алексия потянула его за рукав.

— Посидишь со мной, если ты, конечно, не против, — улыбнулась девушка.

Рыжий не возражал, и та потянула его за третью парту. Парень никогда не любил историю магии, и всегда спал на этом предмете, но на третьей парте не поспишь, а отступать уже было поздно, поскольку девушка крепко держала его за руку, и в класс вошел профессор Бинс.

До вечера время тянулось для всех четверых бесконечно долго. Каждый считал своим долгом подойти и спросить лично у Грейнджеров правда ли, что они сестры. А к Уизли, правда ли что он встречается с Алекс, поскольку местная сплетница Лаванда Браун, случайно увидела, как они держатся за руки на уроке истории, после чего дофантазировала и рассказала половине школы. Ну, а к Гарри итак всегда был повышен интерес, а сейчас на него вдруг обвалились еще и толпы фанаток.

Каждый из них признал, что это был самый ужасный день за все время, проведенное в школе. Слава богу, что гриффиндорцы имели тактичность и не стали доставать их в общей гостиной факультета.

— Так будет всегда? — устало спросила новенькая, падая на диванчик, на котором уже сидела ее сестра, делая уроки, и Рон, который с первого дня пытался уговорить дать ему списать.

— Добро пожаловать в последние пять лет моей жизни, — с сарказмом ответил только что вошедший Поттер.

— Что от тебя хотела Макгонагалл? — оторвавшись от учебника, спросила Гермиона.

— Да ничего особенного, — как бы отмахнулся парень. — Сказала, что меня возобновили в команде по квиддичу, а еще я теперь капитан команды.

— О, это же замечательно Гарри, — девушка не выдержала и кинулась обнимать друга. — Ты заслужил это. Поздравляю!

— Да дружище, это круто, — Рон подошел к другу и похлопал его по плечу. — Теперь наша команда точно возьмет кубок по квиддичу.

— Признаю, что не люблю этот вид спорта, — подала голос Алекс. — Но вижу, для тебя это важно, так что прими и от меня искренние поздравления.

Дальше они принялись делать домашнее задание.

Почти три недели пролетели быстро. За это время в Хогвартсе уже привыкли к новенькой студентке, и перестали поджидать ее на каждом углу. Так же через пару дней после начала учебы, они с Роном опровергли слухи, что они встречаются, поскольку последнему очень приглянулась девушка с Пуффендуя. И, если говорить об этом, то он все же осмелился заговорить с ней раньше, чем через месяц. Он подсел к ней на уроках прорицания, и они разговорились, после чего он еще неделю ходил и светился, как рождественская елка. А когда его подкалывали, даже не замечал этого, поскольку постоянно пялился на девушку. Ее звали Камилла, она была из чистокровной семьи, и ее родители очень строго относились к ее общению с гриффиндорцами. Да и сама девушка была больше похожа на слизеринку и также не слишком жаловала львиный факультет, а в частности Золотое трио. Она считала Рона Уизли наглым и высокомерным, поэтому, когда начала с ним общаться, была приятно удивлена. Правда, хороших манер рыжего хватало ненадолго, и они частенько ссорились по этому поводу. Но все равно Рон был очень доволен их взаимоотношениями и на каждом шагу твердил, что они скоро будут встречаться.

За своими любовными похождениями Уизли даже не замечал, что происходит внутри их трио, точнее уже квартета. Отношения Поттера и Грейнджер тоже слегка поменялись. Да ребята сами поменялись с новым учебным годом. В Гарри, наконец, стали проявляться гены отца, а Гермиона перестала думать только об учебе, и заметила, что на нее засматриваются парни. Кстати, это заметил и сам Гарри, и это его очень злило. Он сам не понимал почему, но он не хотел, чтобы кто-то смотрел на его Гермиону. В то же время он утверждал, что его чувства к подруге не изменились, и они всего лишь друзья, но вот их поведение говорило о другом. Они постоянно искали повода прикоснуться друг к другу, или делали это, думая, что этого никто не видит. Пару раз они целовались, но потом делали вид, будто ничего не произошло. Эти двое упорно не хотели признавать, что их отношения уже давно не дружеские. А все это было потому, что каждый боялся испортить дружбу, которая у них была.

Но если не углубляться в личную жизнь студентов, то ничего интересного не происходило. Все были немного расстроены, потому что Алексия, так же, как и ее сестра, оказалась помешанной на учебе. Правда, правильность сестер на уроках и заканчивалась. С приездом сестры Гермиона почувствовала себя уверенней, и ее страх, что ее могут выгнать из школы, прошел. За это время она успела схлопотать отработку вместе с Поттером, только они так ничего о ней и не рассказали.

В общем, были обычные школьные будни. В последнюю пятницу сентября две сестры после уроков сидели в библиотеке и делали доклад по трансфигурации. И все было бы ничего, если бы в этот день у них не был день рождения и их никто не поздравил.

— Кажется, они забыли про наш день рождение, — обиженно сказала Гермиона, захлопывая книгу.

— Может, они сюрприз готовят, — пыталась ее приободрить сестра.

— Мы же о Поттере и Уизли говорим, — закатила глаза девушка. — Сюрпризы явно не по их части.

— Да ладно, глупо обижаться из-за такого. Это же твой не последний день рождения.

— С которым меня не поздравят, ну спасибо, успокоила, — язвительно сказала Гермиона. — Вот скажи, тебя твои друзья поздравили?

— Да, прислали сову с открыткой, подарок, сказали, будет позже, — пожала Алекс плечами.

— Тебя хоть открыткой поздравили.

— Виктор писал? — осторожно спросила девушка, как бы невзначай, в тоже время увлеченно, что-то переписывала с книги.

На минуту наступила тишина. Гермиона смотрела куда-то в пространство. Алекс знала, что это было щепетильная тема, ведь она только летом рассталась с парнем, и весьма нехорошим образом. Парень совершил ошибку, приревновав Поттера к своей девушке, и в порыве злости поставил ее перед выбором. Только он тогда не учел, неважно, кто это будет, она всегда выберет Гарри. Потом он осознал свою ошибку, но было поздно.

— Да. Прислал мне большую открытку, и подарил духи, очень хорошие, между прочим. А тебя?

— Конечно, подарил мне кулон.

Девушки опять принялись молча дописывать доклад. Когда они выходили из библиотеки, было всего шесть часов вечера, в пятницу это было только началом дня. А Гермиона все это время думала о том, что ее поздравили все, кроме того, от кого она бы хотела принять поздравления.

— Кстати, а где мой подарок? — шутливо толкнула Гермиона сестру в плечо.

— Еще не вечер, — загадочно улыбнулась та.

Они шли по коридору в свою гостиную, чтобы оставить учебники и тетрадки и пойти прогуляться. Если их никто не поздравляет, они сами отметят свой день рождения. Вдруг их кто-то позвал.

— Грейнджеры.

Они обернулись, им на встречу шел широкоплечий парень, в растрепанной рубашке и развязанным галстуком зеленого цвета.

— Привет, Андрей, — девушки одновременно произнесли это, как это часто делали близнецы Уизли.

— Хотел вас поздравить, — весело сказал парень, и наколдовал два огромных букета, один из тюльпанов для Алекс, а другой из ромашек для Гермионы.

Девушки расплылись в радостных улыбках, и поцеловали его, в знак благодарности, в щеки с двух сторон одновременно.

— Спасибо, нам очень приятно, — сказала Алексия.

— Это еще не все, — заговорщически потер руки парень. — Ваши подарки получите позже.

— Где-то я это слышала, — засмеялась Гермиона.

Девушки в хорошем расположении духа дошли до гостиной и удобно уселись в кресло, говоря о чем-то своем. Гермиона вдруг вспомнила, что ее сестра была солисткой знаменитой группы, но ей не прислали ни одного подарка от поклонников.

— Ал, слушай, а что это твои поклонники тебя не поздравляют?

— Я тебя прошу, какие поклонники, — закатила глаза девушка. — Их интересует только мой голос, ну и, может, внешность. А еще я не разглашала дату своего рождения.

— А жаль, может, тебя сдать? Я бы хотела посмотреть, как бы ты мучилась и корчилась от отвращения, рассматривая всех этих плюшевых мишек.

— За что ты меня так не любишь, Герм?

Девушки начали смеяться, и тут в гостиную завалились двое парней, и сразу же присоединились к ним.

— По какому поводу такие веселые? — поинтересовался Рон, присаживаясь на край кресла возле Алекс.

— А что, нельзя? — зло спросила Гермиона, она вновь вспомнила о своей обиде на друзей.

— Не будь злюкой, — послышался голос Поттера. — Лучше пошли, прогуляемся, погода такая замечательная.

— Я не про…

— Нам нужно готовить эссе по зельям, — перебила Гермиона сестру.

Она была очень обижена на друзей, и не хотела с ними гулять, тем более те даже не собирались исправлять свою оплошность.

— Герм, там его сдавать через месяц, никто еще не принимался за него, а ты, наверное, его уже заканчиваешь, — шутливо дразнил ее Рон.

— Знаешь, Рональд, уж лучше заранее сделать, чем за день до сдачи рвать на себе волосы.

— Так, мне это надоело, — вмешался Гарри. — Мы идем гулять, и возражения не принимаются.

— Никуда я не пойду, — заявила Гермиона.

— А тебе и не обязательно, — парень быстро оказался рядом с подругой и поднял на руки.

Та от неожиданности не сразу поняла, что происходит. Когда она попыталась опуститься на пол, Поттер не дал.

— Опусти меня, — кричала девушка и била его кулаками по груди.

— Ну, уж нет, — фыркнул Поттер. — Если я тебя отпущу, ты, во-первых, напустишь на меня канареек, а, во-вторых, убежишь обратно к книгам. А тебе нужно иногда отдыхать. Вам обеим, — обратился Гарри и к Алекс, которую уже нес на руках Рон.

— Вы за это заплатите, — заливаясь смехом, угрожала Алекс.

— О, уже страшно, — улыбнулся Рон.

Если светлоглазая Грейнджер вела себя тихо, и вся эта ситуация ее только забавляла, то кареглазая не переставала колотить Гарри и требовать опустить ее. Она была очень зла, и даже не замечала, как нежно Поттер держит ее на руках. Когда они ступили на лестницу, и та начала двигаться, Гермиона затихла, потому что испугалась, что они могут упасть. И в этот момент она опять почувствовала запах его духов, который сводил ее с ума. Девушка поддалась соблазну и уткнулась носом в шею парня, от чего у того появилась глупая улыбка на лице.

— Может, я и плохо знаю замок, но, по-моему, выход на улицу мы только что прошли, — заявила Алекс.

— А кто сказал, что мы идем на улицу? — засмеялся Поттер.

— Что вы задумали? — возмутилась Гермиона.

— Терпение, моя леди, только терпения.

Парни зашли в какой-то проход за портретом безумного рыцаря, потом долго шли в каком-то туннеле. Вышли они уже в Хогсмиде, и все же опустили девушек на землю, но, что бы они не сбежали, взяли за руки. Издалека они могли бы сойти за влюбленные парочки. Ребята направились в «Три метлы».

— Зачем вы нас тащите в паб? — удивилась Алекс.

— Вам, наши дорогие умницы, все же нужно уметь расслабляться, а то грустно смотреть, как такие красотки загибаются у книг, — шутливо произнес Рон.

— Смешно, — язвительно сказала Гермиона.

Они зашли в паб, но там никого не было, кроме одной официантки.

— Где это все? — удивленно спросила Гермиона.

И тут из ниоткуда появилась куча людей, с хлопушками и криками:

— С днем рождения, дорогие!

Девушки от неожиданности даже подпрыгнули, и прижались к парням. Потом они удивленно смотрели на всех и никак не могли подобрать слов.

— Я думала, вы забыли?.. — радостно говорила Гермиона, смотря в глаза Гарри.

— Без этого не вышло бы сюрприза.

— А ты переживала, — толкнула ее в плечо сестра.

— Для тебя у нас тоже есть сюрприз, Алекс, — уж как-то слишком самодовольно ответил Гарри, все еще не отводя взгляда от Гермионы.

— Лекси, — послышался хор знакомых для девушки голосов где-то рядом.

Как только она нашла взглядом источник шума, закричала от радости, и кинулась на встречу к друзьям. Она обнимала их так сильно, что те уже кричали, что задохнутся.

— Мы же не могли пропустить твой день рождения, малыш, — высокий светловолосый парень стоял и обнимал ее нежно за талию.

— Как вас вообще отпустили?

— Кто сказал, что нас отпускали? — засмеялась девушка рядом.

Алексия рассмеялась и тут же подбежала к Гарри.

— Поттер, я тебя люблю, — и поцеловала его в щеку. — Ты сделал мне лучший подарок.

— Я польщен, но мое сердце отдано другой Грейнджер.

— Ну вот, я в мировой депрессии, — шутя, сказала Алекс.

— Тогда пошли лечить ее, — сказал Рон, и потянул ее к бару.

Вечеринка с большой скоростью набирала обороты. Правильные сестренки, которые поначалу были против спиртного, уже через час сами играли в игру, кто быстрее выпьет. Почти все танцы Гермионы были заняты Гарри. Девушка была так поражена подарком Гарри, что почти ни на шаг от него не отходила. Парень подарил ей кольцо с топазом зеленого цвета, кольцо напоминало обручальное, но никто на это не обратил внимания. А Рон подарил своей подруге очень редкую книгу по древним рунам, именинница была в откровенном шоке. Алекс они подарили подвеску и эксклюзивную книгу по истории магии, любимому предмету девушки.

Почти под конец вечеринки Алекс принялась танцевать на столе, никто бы раньше не подумал, что лучшая ученица может так себя вести. Но это было до тех пор, пока ее сестра не решила показать, как нужно правильно танцевать. Все были в откровенном шоке от того, как двигалась девушка. Гермиона танцевала хип-хоп, и казалось, что это была вовсе не всем знакомая заучка Грейнджер, а крутая танцовщица.

Вся вечеринка закончилась где-то около часу ночи. Ребята признали, что это была лучшая межфакультетная вечеринка, что они когда-либо видели, поскольку знакомые у Гермионы и Алексис были почти на всех факультетах, был даже слизеринец, Андрей Петров.

Гермиона уснула в пабе, когда все уже разошлись, а они остались, чтобы убрать. Поэтому Гарри отнес ее на руках в башню Гриффиндора, а там ее уже пришлось разбудить, поскольку он не мог подняться в спальню девочек. Правда, ему было очень жаль это делать, девушка выглядела такой милой, когда спала, и у него опять возникло желание поцеловать ее, но он взял себя в руки.

— Миа, проснись, — прошептал ей на ухо парень.

Девушка быстро проснулась от его шепота, который приятно щекотал ухо. Гарри поставил ее на ноги, но как только она встала, ноги ее подкосились, и она бы упала, если бы крепкие руки друга вовремя ее не подхватили.

— Спасибо, Гарри, — проговорила на удивление трезвым голосом подруга, хотя это было странно, учитывая, сколько она выпила. — Это был лучший день рождения в моей жизни.

— Я рад, что тебе понравилось.

То ли остатки алкоголя так действовали на подростков, то ли они уже просто не могли контролировать гормоны, но они не отрывали взгляда от губ друг друга.

— Знаешь, я хочу тебе кое-что сказать, — облизывая губы, проговорила девушка. — Может, я много выпила и буду жалеть об этом утром, но…

— Что — но?

— Кажется, я влюбилась в тебя.

После этих слов парень впился сладким поцелуем в губы девушки. Они уже забыли, что нужно идти спать. Сейчас были только они, и все остальное было не важно. Девушка начала нервно расстегивать рубашку парня.

Глава 3

В гостиную Гриффиндора вошли три подвыпивших студента. Они что-то кричали и смеялись, не беспокоясь о том, что их могут найти. Но они тут же затихли и начали глупо хихикать, увидев Гарри и Гермиону целующимися.

— Упс, — громко, чтобы привлечь внимание, казал Андрей, который захотел провести именинницу до комнаты.

— Дико извиняемся, что мы раньше апреля, — Алекс поморщилась, поняв, что сказала, что-то не то, но ей на выручку пришел Рон.

— В смысле, раньше утра, — тоже немного заплетающимся языком произнес парень.

Парочка тут же отскочила друг от друга. Они начали нервно застегивать свои рубашки и приглаживать растрепанные волосы.

— Ой, да ладно, чего вы уже прихорашиваетесь, — засмеялся Андрей, — мы все равно все видели.

Гермиона посмотрела на него укоризненным взглядом. Со стороны это выглядело очень смешно, поскольку она была красная от стыда и произошедшего с парнем пару минут назад. Ее волосы походили на воронье гнездо, но она пыталась воссоздать гневный взгляд.

— Да не переживай ты так, сестренка, — пьяно хихикая, сказала Алекс. — Наша змейка никому ничего не скажет, ты же знаешь.

Девушка в шутку зашипела, из-за чего Поттер странно на нее покосился, но тут же перевел взгляд на ее сестру.

— Точно, — улыбнулся Андрей. — Ладно, я пойду, а то еще увидят меня в вашей башне. Не могу так рисковать своей репутацией.

Уизли и Алекс залились звонким смехом.

— Твоя репутация "засранца" и так уже пострадала — тебя видели на вечеринке, — засмеялся рыжий, протягивая парню руку. — Прощай, иди к своим высокомерным змеям.

— А не тебя ли одна симпатичная девчонка на весь класс назвала высокомерным и эгоистичным? — подколол болгарин парня.

— Вали уже, — тот хлопнул его по плечу. Было видно, что они поладили, а это был всего лишь дружеский подкол. — Нужно будет как-нибудь повторить.

— Я подумаю! — крикнул парень, когда за его спиной закрывался портрет.

Когда парень ушел, Рон заметил на себе три пары любопытных глаз, которые смотрели на него, будто не верили, что это именно он.

— Слушай, Алекс, что ты сделала с Роном? — как бы насторожено, спросила девушка. — Может, это Мелфой принял оборотное зелье?

— Гермиона, пить меньше нужно. Это я.

— Серьезно? С трудом верится.

— Почему это? — недоумевал парень.

— Может потому, что ты только что мило общался с парнем из другой школы, который является другом Гермионы и ко всему прочему еще и слизеринец, — сказал вместо девушки Гарри.

— Он хороший парень. Признаю, что иногда перегибаю палку своей паранойей, но я не виноват, что не хочу, чтобы наша дружба рушилась. И у нее были друзья, кроме нас, — как бы межу прочим произнес парень, находясь в хорошем расположении духа. — А теперь — спать. Или вы хотите продолжить то, что начали?

— Рон! — крикнула разгневанная Гермиона, запустив в него подушкой с ближайшего диванчика.

— Молчу, молчу. Спокойной ночи всем.

С этими словами он удалился в спальню для мальчиков. После чего в гостиной повисло неловкое молчание. Все дружно делали вид, что их заинтересовал узор на ковре. Алекс чувствовала себя более неловко, поскольку она знала, насколько эти двое хотели, чтобы случилось то, что случилось. Девушка очень хотела, чтобы ее сестра была счастлива, и если ее счастье ее лучший друг, то она только за. Она не знала почему, но была точно уверена, что эти двое просто обязаны быть вместе, даже если они этого не хотят. А они хотят, это видно потому, как они сейчас украдкой бросают друг на друга быстрые взгляды.

— Я, это, наверное, спать пойду, — неуклюже сказала Алекс.

Парень с девушкой сразу же оживились и начали поддакивать, говоря, что у них завтра важные дела. На самом деле они были абсолютно свободны завтра, но нужно было же что-то сказать. Все разошлись по своим спальням. Сегодня каждому из золотого трио снились только сладкие сны. А вот Алексии Грейнджер повезло меньше, она не могла уснуть и возилась в кровати до утра. Поэтому, как только наступил рассвет, девушка пошла на пробежку вокруг озера. По возвращении она приняла душ и переоделась в обычную одежду: поскольку был только сентябрь и было тепло, она надела джинсовые, чуть потертые, бриджи, и футболку, которая спадала с одного плеча. Девушка не сразу заметила, что на ее кровати лежала записка, а заметила она ее случайно, когда села на нее. Она была от Драко Малфоя с просьбой, хотя нет, с приказом прийти в библиотеку сегодня утром. Алекс поначалу не хотела идти на встречу со слизеринцем, но потом вспомнила, что им скоро нужно сдать доклад по зельям. Собравшись с силами, она пошла в библиотеку. Гриффиндорка нашла Драко за самым дальним столом, видимо он не хотел, чтобы их кто-то увидел. Это почему-то задело девушку, в ее школе у нее никогда не было проблем из-за того, что она магглорожденная.

— Привет, — девушка пыталась быть дружелюбной.

— То, что мы делаем один доклад не означает, что мы можем быть друзьями, — фыркнул блондин.

— Я могу сделать сама доклад, если мое присутствие так тебя раздражает, — грубо сказала девушка.

— Я в состоянии сам сделать доклад, и я не привык присваивать себе чужие заслуги, — сказал парень, протягивая девушке книгу. — Ах да, я же забыл, ты же тоже Грейнджер, точно такая же, как твоя сестра, невыносимая выскочка и заучка, которая думает, что все вокруг тупые.

— Не советую трогать мою семью, — старалась говорить спокойно, ответила Алекс.

— А то что? Ты грязнокровка, за тебя некому заступиться, разве что этому старому магглолюбцу Дамблдору, но его сейчас нет в школе.

У девушки на глазах выступили слезы, она не привыкла к таким нападкам, это было неожиданно, и она не смогла совладать с эмоциями. Она кинула в парня тяжелым фолиантом, который он же сам ей и протянул.

— Раз ты такой умный, сам делай свой доклад, — крикнула Алексия. — Скажешь Слизнорту, что я отказалась.

Он только ехидно улыбался на ее слова. Ему было все равно, что он сделал ей больно. И тут девушка не выдержала, и на эмоциях она выпалила ядовитым голосом:

— Наверно, это нестерпимо мучительно из дня в день видеть любимую девушку и не иметь возможность хотя бы сказать ей о своих чувствах, а все из-за того, что она является той, кого ты так усердно ненавидишь, грязнокровкой. Надеюсь, ты будешь мучиться, наблюдая, как она счастлива с другим.

С этими словами девушка вылетела с библиотеки вся в слезах. Она не сразу вернулась в гостиную, не хотела, чтобы кто-то видел ее в таком состоянии. Грейнджер забежала в первый попавшийся пустой кабинет, который оказался не пустым. Камилла, та самая девушка с Пуффендуя, которая так понравилась Рону, сидела спиной к входу и с кем-то разговаривала. В этом не было бы ничего странного, если бы она была не одна в классе. Дверь случайно скрипнула, и напугала пуффендуйку.

— Прости, я не знала, что тут кто-то есть, — виновато начала гриффиндорка.

— Ничего страшного, — добродушно улыбнулась девушка. Она сразу же понравилась Алекс, но ее настораживало то, что ее родители чистокровные, поскольку большинство чистокровных семей перешли на сторону Темного Лорда. — Я тут просто… Да в общем не важно.

Алекс только собралась уходить, как ее окликнули.

— У тебя все хорошо?

— Да, — соврала девушка и вышла.

Поняв, что уединиться у нее не вышло, она все-таки решила вернуться в общую гостиную. На тихо закрывшийся проем за ее спиной никто не обратил внимания, все были веселые, и даже не заметили, что она зашла. Девушка прошла и села в кресло возле окна, и уставилась на вид, который открывался с вершины гриффиндорской башни.

Неизвестно, сколько времени прошло, прежде чем чьи-то руки легли ей на плечи. Девушка подняла заплаканные глаза на неизвестного, которым оказался Гарри.

— Алекс, что-то случилось? — обеспокоенно спросил парень, присаживаясь на корточки возле нее.

— Все хорошо, — отмахнулась девушка, вытирая слезы.

— Люди не плачут, когда все хорошо, — настоял Поттер.

— Может я от радости.

— Ты, как и твоя сестра не умеешь врать. Говори.

— Это из-за Малфоя, он назвал меня грязнокровкой. Я не привыкла к такому, не была готова. У нас в школе на это даже не обращали внимания.

— Он сейчас получит, — зло сказал Поттер и начал подниматься.

— Не стоит, — девушка схватила его за руку. — Я сама могу с ним разобраться.

— Но…

— Без но, просто пообещай, что не будешь разбираться с ним.

— Хорошо.

Тут в гостиную спустилась Гермиона, и Гарри поспешил удалиться, ссылаясь на то, что у него отбор в команду по квиддичу. Видимо ему было стыдно за то, что вчера произошло. Как жаль, что эти двое настолько слепы, что не замечают очевидного.

— О чем говорили? — в хорошем расположении духа, спросила Гермиона сестру.

— Ни о чем, что могло бы тебя заинтересовать, — двусмысленно ответила Алекс.

— О, две мои любимые девочки тут, — послышался веселый голос Уизли.

— Что тебе нужно? — в унисон спросили девушки.

— Ну, обижаете, — улыбнулся тот. — Просто хотел позвать прогуляться, а то чего скучать.

— Может не прогуляться, посмотреть на отбор в гриффиндорскую сборную по квиддичу?

— Ты как всегда проницательна, Гермиона.

— Да, думаю, им будет интересно посмотреть, как меня возьмут в команду, — ухмыльнулся в стороне Макклаген.

— Я бы не была настолько уверенна, — засмеялась Лекси, осматривая его с ног до головы.

Тот лишь что-то буркнул себе под нос и ушел, но перед тем бросил откровенный взгляд на Гермиону, на что она закатила глаза.

— Нужно будет сказать другу, что у него конкуренты намечаются, — засмеялся рыжий.

Гермиона дала ему подзатыльник, он засмеялся, и они пошли на стадион. Девушки умостились на трибунах. Поскольку, не смотря на то, что был только конец сентября, было холодно, девушки забрали у своих друзей мантии. Тем они все равно не нужны были, поскольку в воздухе им было жарко.

В этом году Гарри, решил устроить не только отбор в команду, но и проверить ее членов. Поэтому если кто-то выигрывал у игрока, мог занять его место в команде. Правда это так никому и не удалось, поскольку в гриффиндорской сборной были только самые сильные игроки. Отбор проходил почти весь день. Все, начиная с первого курса, хотели попробовать себя. Честно говоря, большинство из них даже на метле удержаться не могли, хотя были и довольно-таки сильные игроки. Но самым интересным стало выбор вратаря. На это место претендовало только трое: Рон Уизли, Макклаген, и еще парень с 3 курса. Но, с помощью маленькой хитрости сестер Грейнджер, выиграл их друг, поскольку он и правда заслуживал этого.

Друзья вернулись в гостиную факультета, когда уже стемнело. Алекс с радостным Роном сели играть в шахматы, точнее младший Уизли учил ее играть. Не смотря на то, что она была одной из самых умных в школе, и по ней плакал Рейвенкло, она не умела играть в волшебные шахматы.

Поттер же с другой Грейнджер сел на диванчик возле камина. Между ними повисло молчание, они вообще за сегодня перекинулись всего парой слов, и это молчание было пропитано напряжением и неловкостью, которой раньше между ними не было. Парень заметил, что девушка все еще трясется от холода, и притянул ее к себе. Та сначала напряглась, почувствовав его руки у себя на плече, но потом, повинуясь ему, прижалась к нему. Он был таким теплым, девушка вновь почувствовала себя отрешенной от всего мира, был только Гарри.

— Вы такие милые, ребята, — умиляясь, запищала Лаванда, увидев их сидящих вместе. — Я так и знала, что вы встречаетесь, а мне не верили.

— Браун, перестань говорить чушь, — зло говорила Гермиона, вновь напрягаясь, ей не нравилось, что кто-то лез в их взаимоотношения. — Мы с Гарри только друзья.

— Ну да конечно, — ухмыляясь, говорила гриффиндорка, и при этом подняла руки вверх, будто сдавалась.

— Не обращай на нее внимание, Миона, — ласково сказал парень, поглаживая ее руки.

Девушка моментально забыла о своей сокурснице и вновь расслабилась. И в этот момент Грейнджер задалась вопросом, почему так происходит, почему она зависит от прикосновений друга, почему жаждет их? Это ведь ненормально для друзей. Но она решила подумать об этом позже, может ночью, как это происходило уже несколько недель подряд. Просто она не могла связно думать в его присутствии, особенно когда он прикасался к ней. У него было точно так же. Но оба предпочитали думать, что у них просто такая дружба.

— Как думаешь, как скоро эти двое идиотов поймут, что созданы друг для друга? — полушутя спросила Алекс у Рона, покосившись на свою сестру и Поттера, сидящих в обнимку.

— Я задаюсь тем же вопросом с тех пор, как она починила ему очки, — засмеялся тот. — И, по-моему, они могут так вечно просидеть.

— Может, помочь им? — с озорным блеском в глазах спросила девушка.

— А ты мне все больше нравишься, Грейнджер, — удивленно посмотрел парень на гриффиндорку. — Но думаю, они уж сами как-то справятся.

— Как знаешь.

Они еще немного поиграли и разошлись по спальням. В гостиной остались только парень с девушкой, что сидели возле камина. Им было так хорошо и они не хотели никуда идти. Поэтому девушка пошла на хитрость и притворилась спящей, но через время она и правда уснула. Гарри было жаль будить подругу. Она была такой красивой, когда спала. Она была похожей на ангела. Вскоре, наблюдая за девушкой, он тоже уснул.

Просыпаясь следующего утра, еще не открыв глаза, парень чувствовал такую ничем не мотивированную радость. Поттер думал, что все, что было вчера вечером, было всего лишь сном, но открыв глаза, он увидел лицо своей лучшей подруги, та мирно спала на его плече. Он легонько пошевелился и моментально почувствовал острую боль во всем теле. Из-за того, что он в сидячем положении провел всю ночь с подругой на плече, его мускулы затекли. Парень напрягся, и видимо это почувствовала девушка, поскольку моментально проснулась. Гермиона резко покраснела, что-то сбивчиво сказала и поспешила скрыться в спальне для девочек.

— Что же со мной происходит? — задал вопрос Гарри в никуда.

Он почувствовал некий холод, когда Гермиона ушла, и от этого ему было как-то неуютно. Посидев еще пару минут, он решил тоже вернуться к себе в спальню. Было воскресение, спешить было некуда, можно было проваляться весь день в кровати и притвориться, что он не влюбился в свою подругу.

День прошел быстро, все готовились к занятиям. Точнее просили списать у Грейнджеров. И никто бы не заметил отсутствие Гарри в гостиной, если бы он срочно не понадобился профессору Макгонагалл. Когда Поттер вернулся, он пытался незаметно проскользнуть обратно в спальню, но тут на лестнице его поджидала Алекс, которая явно не хотела оставлять взаимоотношения Гарри и Гермионы на самотек, он была уверенна, что тут нужна ее помощь.

— Что хотела профессор? — спросила девушка.

— Сказать, что у меня со следующей недели будут дополнительные занятия с Дамблдором, — он пытался пройти, но Алекс не дала, загородив путь.

— Почему ты такой грустный?

— А тебе то что? — немного грубо ответил Гарри.

— Вообще-то ты мой друг, а друзья заботятся друг о друге, — девушка была совсем не в обиде на парня за его грубость.

— Просто я все испортил.

— Нет, ты всего лишь влюбился в свою подругу, — улыбнулась Алекс.

— Неужели это так заметно?

— Нет, хочешь секрет? — парень кивнул, девушка театрально наклонилась к нему и прошептала. — Я окклюмент.

— Серьезно что ли?

— Да, мы в школе изучали. И у меня вполне неплохо получалось.

— Надеюсь, ты ей не скажешь, — Гарри посмотрел девушке в глаза, надеясь, что она не выдаст его. Ведь он просто не имел права влюбляться в подругу. Он почему-то так думал.

— Нет, — легко ответила девушка. — Это сделаешь ты. Просто помни, что ты сын Джеймса Поттера, он был влюблен в девушку, напоминающую мою сестру, и, как известно, он все же добился ее расположения.

С этими словами Алексия ушла, оставив Гарри с мыслями, которые его не покинули и с наступлением ночи. Размышляя о словах девушки, он понял, что она права. Он же сын Джеймса Поттера, нужно помнить об этом. И позволить его генам взять верх. С этими мыслями он все же уснул в хорошем расположении духа. Последней мыслью было, что Гермиона скоро будет его.

Поттер проснулся позже всех, когда Рон уже уходил на завтрак, сказав, что ждать его не будет. Он быстро принял душ, надел школьную форму, даже не расчесываясь, побежал в большой зал. По дороге на него засматривались все девушки замка. То еле уловимое изменение, что произошло в нем за ночь, привлекало внимание женского пола.

Зайдя в большой зал, он быстро нашел взглядом своих друзей и пошел к ним. Он закрыл Гермионе глаза руками и, при этом глупо улыбаясь, спросил кто, а потом поцеловал в щеку.

— Доброе утро, ребята, — парень светился от счастья.

— Доброе, — подмигнула Алекс парню.

Уизли же ничего не ответил, поскольку его рот был забит едой. Друзья быстро позавтракали и побежали на урок, поскольку это были ЗОТИ.

Они зашли в кабинет то увидели кучу народу, были все шестые курсы. Прозвенел звонок, и они не имея возможности что-либо узнать, поспешили сесть на свободные места, чтобы не злить преподавателя, который их и так не жаловал. Свободные места были возле слизерина. Андрей, который до этого момента выглядел скучающим, увидев Гермиону и Алексис, просиял и, прогнав от себя двух девушек, пригласил их сесть рядом. Но села с Петровым только Алекс, остальные гриффиндорцы сели чуть дальше.

— Я собрал вас всех вместе, что бы по 4 раза не говорить одно и то же, — с порога начал профессор Снейп. — В этом году мы будем на практике изучать заклинания и будем проводить дуэли. Сегодня я хочу посмотреть кто на что способен, чтобы знать, как совмещать факультеты.

Петров громко засмеялся с шутки Алекс, чем и привлек внимание профессора. Снейп не привык снимать балы со своего факультета, поэтому он решил выбрать их первыми жертвами.

— Мистер Петров, мисс Грейнджер, вижу вам очень весело, вы уже все услышали и хотите продемонстрировать нам ваши умения.

— Почему бы и нет, — улыбнулся Андрей и, воспринимая это как шутку, вышел на середину класса, Алекс последовала за ним.

— Мисс, надеюсь вам школе дали достаточный уровень знаний по этому предмету, и вы сможете потянуть нашу программу, — язвительно заявил профессор. Он вообще не любил Алексию Грейнджер в этом с ней мог посоревноваться разве что Поттер. Только если ненависть к последнему была хоть как-то объяснима, то к девушке — нет.

Девушка, скрипя зубами, отвернулась от профессора, поклонилась слизеринцу и отошла на нужное расстояние.

— Начинайте, — приказал учитель.

Болгарин позволил начать дуэль девушке, так по-джентельменски.

— Остолбеней.

— Протего, Обезъязь, Инкарцеро.

— Патрификус тоталус, Протего, Депульсо.

— Коньюктивитус, Протего.

Девушка не успела отразить последнее заклинание, и оно попало ей в руку, но она все еще могла бороться.

— Импедимента, Левикорпус, Остолбеней.

— Протего, Круцио, Экспелиармус.

Грейнджер увернулась от запретного заклинания, но палочку в руках не удержала, и она откатилась далеко. Петров стоял и улыбался, направив на нее палочку.

— Бой окончен, Слизерин выиграл.

— Еще нет, я ведь жива.

Девушка кинула парню, какой-то предмет, который достала из кармана, и тот отвлекся. Алекс воспользовалась его временным замешательством и взмахом ноги выбила палочку из его рук. Парень тоже не остался в долгу и ударил девушку так, что та упала, но тут же поднялась. Все ученики наблюдали за этой картиной с открытыми ртами и затаив дыхание. Бой прошел еще пару минут и закончился тем, что Андрей прижимал Алекс к полу держа за горло.

— И ты мертва, — улыбнулся тот, помогая ей встать.

— А ты хорошо дерешься, — сделала комплимент девушка, вытирая кровь с губы.

— Что это вообще только что было?! Что за цирк вы тут устроили? — профессор Снейп был в бешенстве. — Как вы вообще посмели применить непростительное заклинание? Вы понимаете, что за это могут и посадить.

— Не могут, я подданный другой страны, — спокойно возразил парень. — А еще у нас в школе разрешено практиковать такого рода заклинания. Что бы мы могли знать, с чем сможем столкнуться.

— И это не цирк профессор, это ответ на ваши слова, — так же спокойно сказала девушка. — Меня в школе хорошо подготовили. Я ученица школы Трансильвании, факультет, — девушка кулон в руку и показала его всем, — летучих мышей, дестмодест. И это то, чему меня там научили, потерять палочку в бою — это не конец боя. Как говорят славяне, которых там большинство: «Умирать, так с музыкой!».

— Урок закончен, — зло зашипел профессор. — А вы двое, к директору!

Глава 4

Двое студентов вошли в кабинет директора в сопровождении профессора ЗОТИ. Дамблдор сидел за столом и что-то писал, а как только услышал, что к нему пришли, поднялся и со всей добродушностью начал:

— Здравствуйте, я как раз вас ждал. Проходите, присаживайтесь, — он указал на два кресла возле его стола. — Хотел поинтересоваться, как вам в нашей школе, все нравится, никто не обижает?

— Спасибо, все прекрасно, у вас чудесная школа, — мило улыбаясь, сказала Алекс.

— Директор, эти двое сегодня на уроке устроили настоящий цирк, и Петров пользовался непростительными заклинаниями, — быстро вставил Снейп.

— Профессор Дамблдор, хочу сразу прояснить, у нас в школе практикуются заклинания такого рода, и на ЗОТИ мы ведем настоящий бой, во время которого мы не друзья и сокурсники, а враги. Единственное, что мы не убиваем по-настоящему.

— У нас в школе так же, нас готовят к настоящей жизни, которая ждет нас за границами беспечного мира школы. Мы не знали, что у вас в школе это не приемлемо. Мы больше так не будем, — добавила девушка.

— Да, стоило учесть, что в Румынии и Болгарии немного другие методы изучения данного предмета, — согласился Дамблдор.

— Но директор, у нас в школе, сегодня ночью, убили студентку, — напомнил бывший зельевар, он уж очень хотел, чтобы убийцами оказались эти двое.

— И вы думаете, что это мы? — удивленно воскликнула Грейнджер.

— Ну, что ты, дитя мое, конечно нет, — возразил Дамблдор. — Северус прошу вас следить за словами, а сейчас попрошу удалиться.

Снейп с каменным выражением лица покинул кабинет, он явно был намерен дальше придерживаться своего мнения.

— Правда, я пригласил вас к себе не только для того, чтобы узнать, как вам у нас, еще у меня к вам маленькая просьба. Я заметил, что вы двое хорошо ладите, хоть и с враждующих факультетов, я бы хотел, чтобы вы стали началом и примером для примирения Слизерина и Гриффиндора.

— Но, профессор, эта вражда тянется с незапамятных времен, не думаю, что мы сможем это изменить, — пожала плечами девушка.

— Вы даже не можете представить, как вы ошибаетесь Алекс, — улыбнулся директор. — Вы очень смышленая девушка, думаю, вам не составит большого труда это сделать.

— Вы переоцениваете меня директор.

— А, по-моему, это ты себя недооцениваешь, — вмешался Петров. — С таким потенциалом, как у тебя, я уверен, что ты справишься. К тому же у тебя есть отличный напарник — я.

Девушка с сомнением посмотрела на друга, затем на директора. Она понимала, что это просто невозможно, но именно это и ее и подстегивало, она любит делать, то, что, по мнению других, невозможно. А еще она хотела отомстить очень зазнавшемуся слизеринцу, хотя она никогда не была сторонницей мести, но сейчас она ощущала потребность в ней.

— Мы попробуем.

— Я так и думал. А теперь можете быть свободными, — он развернулся и пошел к своему столу, — и, пожалуйста, старайтесь соблюдать все-таки наши правила.

— Да, конечно, — откланялся Андрей.

Они уже почти дошли до выхода, как профессор Дамблдор окликнул их.

— Мисс Грейнджер, не стоит обижаться на профессора Снейпа, просто вы напоминаете ему кое-кого.

— Видимо он ненавидел этого человека.

— Наоборот, он любил ее, по-своему, но любил.

Девушка лишь улыбнулась директору, и двое студентов вышли с кабинета. Они молча брели по коридорам. Андрей обратил внимание на выражения лица его спутницы. Однажды он уже видел его и знал, что это значит — Алексия что-то задумала.

— Ал, что ты уже задумала? — улыбаясь, поинтересовался болгарин.

— Девушку убили недалеко от кабинета, где я была в субботу. Когда я зашла в него там была Камилла, девушка с Пуффендуя, она говорила с кем-то. Но я уверена, что кроме нее там никого не было.

— Для начала, откуда ты знаешь, где убили девушку? Может сама решила развлечься? — рассмеялся парень, пытаясь свести все в шутку, он не хотел вмешиваться в дела, что происходили в школе.

— Если бы и решила развлечься, то придумала бы что-то более интересное, чем мертвая девушка, — не обращая внимания на подкол парня, ответила гриффиндорка. — А узнала я из объяснительного рапорта Министерству на столе Дамблдора. Не нравится мне все это.

— А может тебе просто понравился рыжий, вот ты и придумываешь всякую чепуху, чтобы очернить эту несчастную с Пуффендуя.

Девушка посмотрела на него, будто он сморозил самую большую глупость в его жизни. Алекс была уверенна, что с Камиллой что-то не так, но она не могла объяснить что. И это было самое странное, ведь поначалу она относилась к этой девушке вполне дружелюбно.

— Не знаю, Андрей, просто мне кажется, что с ней что-то не так, — девушка остановилась и повернулась к парню. — А еще…

— Что?

— Это только начало, — она это произнесла это таким голосом, будто сейчас заплачет, но слез не было. — Мне страшно.

— Иди сюда, — он притянул девушку к себе и обнял своими крепкими руками, и гриффиндорка почувствовала себя в безопасности. — Я не дам тебя в обиду и Гермиону тоже, я ведь обещал Оскару.

— Ладно, хватит сантиментов, — сказала девушка, мягко отстраняясь от Петрова. — У тебя сейчас какой урок?

— Если не ошибаюсь, то у меня окно.

— Везет, а у меня заклинания, с Пуффендуем кстати.

— Постарайся держать себя в руках и никого не обвинять в убийстве, — засмеялся тот и свернул в другую сторону.

Девушка быстро дошла до кабинета, поскольку урок еще не начался, студенты толпились у входа. Грейнджер быстро нашла взглядом свою сестру с Поттером, который мило о чем-то с ней щебетал. Издалека они походили на влюбленную парочку, как всегда и говорила Алекс.

— Бу, — подлетела Алекс к ребятам и попыталась напугать. — Что, голубки, воркуете?

— Лекс, — засмеялся Гарри, чувствуя, как Гермиона вздрогнула от неожиданности. — Что там было у Дамблдора, выгоняют?

— Если бы, — засмеялась девушка. — Просто ваш директор интересовался, не обижают ли нас, и нравится ли нам в Хогвартсе. А за поведение на ЗОТИ пожурил и сказал, чтобы мы все же придерживались школьного устава.

— Драка у вас и правда крутая была, — с восхищением сказал Поттер. — Где это ты так научилась?

— Она учится на факультете летучих мышей, а там готовят будущих авроров и близких к ним по профессии специалистов, — вставила Гермиона вместо сестры.

— Да, все именно так, — подтвердила Алекс. — А где это вы своего дружка потеряли?

— Он вон там, — указала Гермиона в сторону, где стоял Уизли с Камиллой. — Ты же знаешь, если она попадает в его поле зрения, Рон тут же забывает о существование друзей.

— Я сейчас, — отрешенно сказала Алекс и куда-то ушла.

— Ну, отлично, теперь и сестра игнорирует, — с сарказмом произнесла Гермиона.

— У тебя все еще есть я, — обольстительно улыбнулся Поттер, растрепывая и без того торчащие в разные стороны волосы. — Или меня не достаточно, чтобы наша мисс Энциклопедия забыла о других?

Гриффиндорка была поражена настолько дерзкими словами друга. Она, конечно, заметила некоторые изменение в нем, но не придавала этому значения, пока он не начинал вести себя вызывающе в ее присутствии. А еще пропал его комплекс в общении с девушками, сейчас он держался в женском обществе очень непринужденно, всегда шутил и бросал милые улыбки всем представительницам женского пола. Но Гермионе все же доставалось намного больше его внимания и шарма, чем другим. Девушка думала, что это потому, что она его подруга и постоянно рядом. Она упрямо не хотела замечать очевидного.

— Пожалуй, тебя слишком много, — улыбнулась девушка, глядя в его изумрудные глаза. В этот раз она решила принять его игру. — Когда ты рядом, я забываю обо всем на свете.

Гарри уже намеревался что-то сказать, но прозвенел звонок, и профессор Флитвик пригласил всех в класс. Сегодня он был в, на редкость, угрюмом настроении.

Поттер, что уже стало привычным делом, сел с Гермионой. Рон планировал сесть вместе с Камиллой, но последнюю опередила Алексис, при этом сладко и мило улыбнувшись девушке.

— Что ты творишь? — немного зло прошептал рыжий подруге на ухо.

— Тсс, начался урок, — мастерски перевела тему девушка и с интересом уставилась на профессора.

Уизли еле совладал со своими эмоциями и просто с силой сжал кулак. Уилкинсон, наконец, согласилась сесть с ним вместе, а подруга, которая его всячески поддерживала раньше в его выборе, взяла и все испортила. Ему хотелось убить ее, но он понимал, что в любом случае не сможет на нее долго злиться, в отличие от Гермионы, к Алекс он чувствовал чуточку больше чем дружескую симпатию. А сейчас это было как никогда некстати.

По правде говоря, урок был скучным, профессор не обращал особого внимания на спящих студентов, поскольку сам был занят своими мыслями, а лекцию читал по привычке. Студентам это было на руку, поскольку они могли отдохнуть, поспать. Единственная хорошая черта шестого курса была в том, что они умели сидеть тихо, когда нужно.

Не говорили даже Гарри с Гермионой, и последняя была рада этому, поскольку уже жалела, что позволила себе сказать те слова в коридоре. А Поттер просто не знал, что сказать, он целый урок наблюдал за подругой, а внутри него поднималась какая-то непонятная волна чувств, которая отдавала дрожью по всему телу. И когда прозвенел звонок, который ознаменовал конец урока, парень вздохнул облегченно, как ошпаренный поспешил собрать вещи и выбежать с кабинета, в надежде оказаться подальше от своей подруги. Но ничего у него не вышло, поскольку Гермиона заметила, что ее друг выглядит взволнованным, и она решила узнать почему, а еще извиниться за свои слова. Гриффиндорка догнала Поттера уже на лестнице, схватила за рукав мантии и развернула к себе.

— Гарри, что с тобой? Что-то случилось? — обеспокоенно спрашивала девушка.

Парень как-то странно смотрел на свою подругу, от чего та покраснела и отвела взгляд. Ничего не отвечая ей, Гарри взял ее за руку и торопливо пошел в поисках места, где бы они могли поговорить. По началу, он, правда, думал, что поговорит с Гермионой и ему станет легче, но у его гормонов были другие планы. Первое помещение, что им попалось на пути, оказалась коморка для метел. Не очень романтичное место, если честно.

— Гарри, зачем ты притащил меня сюда? — в недоумении спросила Грейнджер, когда за ними закрылась дверь.

Вместо ответа гриффиндорец просто поцеловал ее. Это был требовательный поцелуй, он не спрашивал, он требовал, но и в нем была какая-то особая, еле уловимая нежность. Это было столь неожиданно, что Гермиона растерялась и начала отвечать ему. Хотя ее мозг и пытался вначале призвать к здравому смыслу, но его голос утих, как только Поттер переключился на шею девушки. Грейнджер начала жадно хватать ртом воздух, потому что от прикосновений друга она забывала как дышать. Вернувшись вновь к губам гриффиндорки, Гарри начал расстегивать ее блузку, а девушка даже не пыталась сопротивляться. В данный момент здравый смысл взял отпуск и скоро возвращаться не обещал. Когда Гермиона начала в ответ раздевать парня и прикоснулась к его прессу, в этот момент у нее в голове пронеслась мысль: «Когда он успел так вырасти?», а парень же издал звук похожий на рычание и впечатал девушку в стену. Он приподнял ее за ягодицы, а она обвила его талию ногами. Одному Мерлину известно, как далеко бы они смогли зайти, если бы Гарри вовремя не пришел в себя, вырываясь из этого сладкого дурмана. Поттер выпустил подругу из объятий и посмотрел на нее взглядом полного сожаления с нотками страха.

— Прости, я не должен был так делать, прости, — он еще раз поцеловал Гермиону, но на этот раз страсти не было, только нежность, всепоглощающая нежность.

— Гарри…

— Мне очень жаль, — перебил тот подругу. — Прости меня, если сможешь.

С этими словами он быстро выбежал из кладовки и отбежав на значительное расстояние, тяжело дыша, побрел по коридорам замка, обдумывая, какой ужасный поступок он совершил. Он не имел права поступать так с Гермионой, но она была необходима ему. Но ведь она ему ответила, значит, тоже хотела этого. Она же могла его просто оттолкнуть, дать понять, что его действия ей неприятны, но, вместо этого, она отвечала ему взаимностью. Возможно она…

— Нет, не смей об этом думать. Я и так уже достаточно натворил. Своим поступком я, вероятно, погубил самое дорогое, мою дружбу с ней, — парень сказал это вслух и со всей силы ударил стену. На место злости на себя, пришла боль от удара. Похоже, он сломал себе пару пальцев.

— Бить каменную стену было плохой идеей, — послышался рядом женский голос, по его мелодичности и отрешенности Гарри узнал, что это Луна.

— Теперь я тоже так думаю, — слабо улыбнулся парень, пытаясь пошевелить ушибленной рукой.

— Любовь всегда заставляет нас делать глупые поступки, — парень любопытно уставился на собеседницу. — У тебя по глазам видно, что ты влюбился, а еще мне от матери перешел дар ощущения эмоций. Я не эмпат, но что-то близкое к этому.

— Оу, — поджав губы, произнес Гарри. — В любом случае из этого не выйдет ничего хорошего. Все, кого я люблю, обречены.

— Это не правда, — добро улыбнулась блондинка. — Именно твоя любовь — это то, что спасет нас. Ты удивительный человек, не потому что ты избранный, а потому что ты Гарри, просто Гарри. Помни об этом.

Каким-то непонятным образом эта чудаковатая рейвенкловка сумела вселить в Поттера надежу, что она права, и у него все будет хорошо.

— Спасибо, Луна.

— Обращайся, — добродушно ответила девушка. — А сейчас, думаю, тебе стоит пойти в больничное крыло. Хочешь, я пойду с тобой, если ты боишься?

Парень не смог сдержать смеха.

— Я не боюсь, но от твоей компании не откажусь.

Полпути они прошли моча, пока Полумна не решила рассказать ему о своих увлечениях. Эта девушка была очень умной и доброй, но иногда она говорила настоящий бред, и в такие моменты Гарри просто улыбался и кивал ей. В большую часть ее болтовни он не вникал в суть рассказа, но когда услышал о мертвой девушке, сразу же оживился.

— Что ты только что сказала?

— Сказала, что вчера видела, как кто-то убил девушку, точнее, как уходил уже после убийства. Я вчера ходила в астрономическую башню, чтобы посмотреть на созвездие, которое появляется раз в 100 лет, — увидев пытливый взгляд Гарри, поняла, что отвлекалась. — Так вот, я возвращалась и столкнулась с кем-то в балахоне, я не смогла рассмотреть лица, да и тогда это не было важно, а потом, пройдя чуть дальше по коридору, увидела мертвую девушку. Она выглядела спящей, ничего не указывало на то, что она мертва, кроме шеи, что была перекручена в обратную сторону.

— Это ужасно, ты кому-то сказала об этом?

— Да, я пошла к профессору Дамблдору и все рассказала. Давай не будем об этом, не люблю вспоминать о плохом, — бодро произнесла Луна.

Они уже пришли в больничное крыло. Мадам Помфи даже не удивилась, увидев Поттера у себя на пороге. Безуспешно она пыталась узнать, что же случилось, но парень твердил одно и то же — случайно споткнулся и упал. Как только он выпил настойку, боль прошла, и сразу же стало легче, но груз стыда стал тяжелее.

С Луной он расстался, когда они были на шестом этаже, она пошла к себе в гостиную, а парень решил пойти к себе. Поскольку сейчас у его однокурсников был урок, он мог побыть один, не боясь, что кто-то пристанет с расспросами. Подходя ближе к портрету, он понял, что ошибся и спокойного отдыха в одиночестве не будет. Из-за портрета доносился какой-то шум, по звукам можно сказать, что кто-то ссорился.

— Пароль, — Полная Дама сказала привычные слова для нее.

— Любознательность, — послышался голос Гермионы позади парня.

Он обернулся и наткнулся на красные глаза девушки, а ее взгляд не выражал ничего. Она, не сказав ему ни слова, прошла в гостиную. Гарри, проклиная себя до седьмого колена, последовал за ней. Когда они вошли в гостиную и прошли чуть дальше, то увидели источник шума — это были Рон Уизли и Алексия Грейнджер. Вокруг этой парочки собралось немало народу, но они старались держаться немного поодаль от них, поскольку боялись палочек, что были у те двоих в руках. Сама картина была из ряда вон выходящего, эти двое никогда не ссорились, они стояли друг друга, вечно что-то задумывая и споря на что-то. Но они никогда не ссорились друг с другом, и уж тем более никогда не повышли голоса, и не угрожали палочкой.

— … как ты вообще можешь сомневаться в моих суждениях, — кричала Алекс.

— По-моему, ты просто не можешь видеть, как люди счастливы вокруг тебя. Не моя вина, что у тебя с парнем не сложилось и не нужно по этому поводу портить мне жизнь.

— Да как ты смеешь говорить такое обо мне, — девушка была в ярости и была готова пустить в него непростительное заклятие. — Я за тебя беспокоюсь, как любой нормальный друг.

— Не нужны мне такие друзья, — выпалил Рон быстрее, чем смог понять, что именно он сказал.

У девушки появились слезы на глазах, рот у нее отрывался и закрывался в попытках что-то сказать.

— Лекс, я не хотел, прости, — уже мягко начал парень, и попытался подойти и взять ее за руку.

— Не нужно, ты уже все сказал, — она отмахнулась от него и выбежала из гостиной.

Девушка даже не видела, куда она шла, в глазах стояли слезы, и были готовы вот-вот вырваться наружу, но она держалась из последних сил. Ей было очень больно слушать обвинения Уизли, она думала, что он достаточно хорошо изучил ее, чтобы понять, что она не тот человек, что будет делать гадости. Слова этого парня задели ее сильнее, чем в свое время почти такие же обидные слова своей подруги. Почему именно так она не знала, единственное, что она знала, что ей очень больно и обидно.

Грейнджер шла и не замечала ничего вокруг и в частности того, что рядом с ней шел еще кто-то. Но только до того момента, пока этот незнакомец силой не затолкнул ее в какой-то заброшенный класс.

— Поговорим?

Глава 5

— Поговорим?

Этим незнакомцем, к огромному удивлению Ал, был Драко Малфой, который стоял перед девушкой и улыбался во все 32 зуба.

— Вот уж никогда бы не подумала, что такому видному и чистокровному магу есть о чем говорить со мной.

Голос девушки был спокойным и немного надменным, хотя на глазах все еще стояли слезы. Парень лишь ухмыльнулся на ее слова. Если честно, девушка обрадовалась их встрече. Она сможет выплеснуть на ком-то свою злость. Алекс прошла вглубь класса и устроилась на парте, предварительно смахнув с нее пыль магией.

— А нормально поговорить было не судьба? — немного ехидно спросила Грейнджер.

— Что бы кто-то увидел меня с грязнокровкой, нет уж, увольте, — блондин уставился на девушку и в его глазах был какой-то странный блеск.

— Обычно, когда хотят поговорить, не начинают с оскорблений.

— Я сложный человек.

— Но ты ведь не за этим затащил меня в пустой класс, — девушка говорила весьма ядовито, выплескивая на парня все свои негативные эмоции.

— Почему ты не сказала, что училась на факультете дестмодест?

— Серьезно? — девушка подняла брови вверх и засмеялась. — Это так мило, что тебе не дает покоя моя скромная персона. Не думаю, что что-то бы поменялось от того что я училась на факультете чистокровных.

— Ты права, но если одна из самых уважаемых школ определила тебя туда, значит, в тебе что-то есть.

Он подошел впритык к девушке, и их разделяло несколько сантиметров.

— Да, есть. Ведро крови и набор костей, — он спрыгнула с парты и пошла в сторону двери. — Лучше скажи что-то стоящее или я буду вынуждена покинуть тебя.

— А ты с характером, мне это нравится.

— Я ухожу, — девушку разочаровала эта встреча, она ожидала, что сможет хотя бы поссориться с ним, выплеснуть все, что накопилось, но, увы, он был настроен лишь разглагольствовать.

— Нет.

— Интересно, это почему?

— Тебе любопытно, почему я привел тебя сюда.

— Вообще-то, — девушка протянула эти слова в его же манере. — Нет.

Малфой все равно не дал ей возможность уйти. Он схватил ее за руку и развернул к себе. Первое, что он увидел это сильный испуг, будто девушка видела перед собой не Драко, а какого-то монстра.

— Отпусти меня, — девушка говорила это почти шепотом, и в ее голосе был слышен страх.

Слизеринец, сам не понимая почему, послушался ее. Не рассмеялся ей в лицо, не сделал больнее, просто отпустил. Было что-то такое в ее просьбе, из-за чего он не смог ей отказать. Он медленно отпустил ее руку, и девушка выбежала в коридор. Стало тихо, было слышно только ее шаги в коридоре, которые все быстрее переходили в бег, а потом и вовсе затихли. Парень же еще некоторое время смотрел в дверной проем, в котором скрылась девушка, и не мог понять, почему все пошло не по плану.

С этих событий прошло почти два месяца. За это время почти ничего не происходило. Убийства в школе не повторялись, и это дело перевели в разряды несчастных случаев. С этой версией были согласны все, кроме Поттера, Грейнджер и Лавгуд. Эти четверо пристально наблюдали за учениками школы, но и они иногда думали, что у них просто паранойя.

Так же, в связи с окончанием осени, Слизнорт решил устроить свой прием, где, как всегда, собирались самые перспективные, богатые и знаменитые мира сего. Туда была приглашены Поттер и Гермиона Грейнджер, но заслуги ее сестры профессор просто не мог игнорировать и поэтому, скрипя зубами, он пригласил и Алексию. Просто так сложилось, что он с первого дня невзлюбил эту нахальную девушку, как он отзывался о ней в учительской. О ее сестре он, наоборот, не мог наговориться, он восхищался ее выдержкой, воспитанностью и умом. Профессор Снейп был полностью согласен с его мнением. С появлением второй Грейнджер он перестал наседать на Гермиону, а всю свою злостью вымещал только на Алекс, ну и, конечно, не обделял своим вниманием Гарри.

Последнему в эти два месяца было очень нелегко. У него помимо стандартных предметов, почти каждый день были занятия с Дамблдором, который был весьма требовательным преподавателем. Так же его занятия с Снейпом по окклюменции восстановились. А еще в дополнение ко всему этому он был капитаном сборной по квиддичу, и ни на что другое у него не оставалось времени. Но Гарри не жаловался, он был рад оторваться от назойливых мыслей о его подруге, с которой он помирился почти сразу. Хотя они еще не раз ссорились с Гермионой из-за того, что она ревновал его к другим девушкам, которые так и липли к нему. Но все было бы ничего, и Поттеру было приятно осознавать, что он не безразличен девушке, но она никак не хотела признавать это. Поэтому парень специально дразнил ее, флиртуя с другими. За всем этим Гарри почти чувствовал себя обычным парнем, но шрам не давал ему возможности забывать об этом.

— Что тебя так мучает? — спросил его однажды Рон, когда они переодевались после тренировки.

— Мой шрам, — Гарри нахмурился. — Он не болит уже почти всю осень. Это настораживает.

— Может наш красноглазый понял, что тягаться с тобой это гиблое дело, и решил поехать позагорать на солнышке. Хотя не уверен, что он при этом не сгорит как вампир, — засмеялся рыжий.

— Думаю, это затишье перед бурей, — серьезно ответил Гарри, но тут же добавил веселее. — Но ладно, лучше скажи, какие планы на сегодня?

— Сейчас суббота, и у нас еще полдня свободно, пойду в библиотеку, поучу что-то, — засмеялся Уизли, увидев удивленное лицо Гарри. — Шучу я! С Кам пойдем гулять.

— А что с Ал делать думаешь? Честно, мы с Гермионой не думали, что ваша ссора так надолго затянется.

Лицо Рона тут же помрачнело. Он уже два месяца не мог помириться со своей подругой. Для учеников, которые не знали эту парочку лично, они все так же были друзьями, и перемену в их поведение не замечали. Они все так же общались друг с другом в компании друзей, улыбались, подшучивали. Но они ни разу не остались наедине, кроме одного раза, когда Уизли спустился в общую гостиную ночью, а Алексия там что-то читала. Он молча сел возле нее, положил ее ноги себе на колени и просто наблюдал за ней. Это был их единственный «разговор» за это время, как друзей. Ему очень не хватало этой девушки. Он сильно привязался к ней всего за пару недель. Даже общество Камиллы не могло дать ему полноценного ощущения счастья. С пуффендуйкой он начал общаться еще ближе почти сразу после ссоры с Алекс, и возможно именно это и делало его подругу такой хладнокровной по отношению к нему.

— Она не хочет со мной разговаривать, и я ее понимаю. Я идиот, не знаю, как я вообще смог сказать ей те слова?!

— Да, друг, ты идиот. Потерять такую девушку, — Гарри закатил глаза в знак неодобрения.

— Что? Серьезно? Мне вообще-то Камилла нравится, если ты не забыл.

— Я ничего такого не говорил, — хитро улыбнулся Поттер, наблюдая за реакцией друга. — Хотя одна белая птичка нашептала мне, что тебе нравится не совсем пуффендуйка.

— А вот оно что, теперь ясно, почему ты себя в последнее время ведешь, как придурок. Общение с нарглами не идут тебе на пользу. Нужно будет это шепнуть нашей белой птичке, может она чем-то поможет тебе.

— Да иди ты, — парень в шутку толкнул друга в плечо, но что тот только рассмеялся.

— Уже иду.

Уизли откинул мысли об Алекс на задворки сознания, ведь у него сегодня была не просто прогулка с Камиллой, у них было первое свидание, которого он так усердно добивался три месяца. По дороге он вспоминал заклинание, которое ему говорила Гермиона, чтобы создать красивый букет цветов. И вот он, наконец, с шикарным букетом красных роз стоит, и смотрит на спину девушки, и никак не может собраться с духом. Но тут ему помогла девушка, которая, видимо, почувствовала, что на нее кто-то пристально смотрит.

— Привет, — с легкой улыбкой на губах произнесла девушка, увидев растерянного парня.

— Ты такая красивая, — единственное, что смог сказать Рон, протянув букет девушке.

— Я же говорила, что это не свидание, — в ее особой милой манере сказала девушка.

— Если бы это было так, ты бы оделась по-другому, — Рон с ног до головы осмотрел девушку. Она была одета в маггловскую одежду, которая ей не вероятно шла.

Камилла ничего не ответила, лишь смущенно отвела глаза и улыбнулась. В этот момент Рон был готов отдать все, лишь бы она всегда ему так улыбалась. Он еще раз убедился, что слова Алекс по поводу того, что она может быть причастна к убийству девушки, были ложью или просто ее фантазией.

Молодые люди прогуливались вдоль озера, разговаривая о своем. Ни один из них не заметил, как летело время. Им было так хорошо вдвоем, но парень все равно не мог почувствовать себя счастливым.

— Ты все еще не помирился с подругой, и это тебя гложет? — как-то неожиданно перевела тему девушка.

Рон посмотрел ей в глаза и был готов утонуть в них, а еще понял, что не может врать ей, как и врать себе. Ему нужно было выговорится.

— Да. Мне плохо без нее. Раньше со мной такого не было. Я ведь и раньше ссорился с Грейнджер, но все это было так по-детски, и тут же забывалось. Мы с Гермионой, как бы сильно не ссорились, все равно мирились через день другой, а тут уже два месяца прошло. Она так внезапно вошла в мою жизнь… И стала важной, неотъемлемой ее частью. Мне так ее не хватает.

— Когда любишь человека, тебе плохо без него.

— Но я не…, - он запнулся. — Я не люблю ее. Как девушку. Но и как сестру я ее тоже не люблю.

— Она твой друг, для тебя это значит больше, чем возлюбленная.

Уизли взял ее лицо в руки, и смотрел в ее глаза.

— Мне кажется, я влюбляюсь.

— Я знаю, — Камилла горько улыбнулась. — Но не стоит тебе этого делать. Я не принесу тебе ничего кроме боли.

Девушка аккуратно высвободилась от рук Рона, ушла. Гриффиндорцу показалось, что вместе с ней ушло и его сердце. Он не понимал, что сделал не так. Ведь он был милым, старался меняться ради нее.

Еще немного посидев на лавочке возле озера, решил, что ему нужно выпить. Он двинулся в сторону школы, чтобы найти Гарри и по тайным ходам пройти в Хогсмид. Но по несчастливой случайности он почти зайдя в школу, услышал звонкий смех подруги. Наверное, не здравое любопытство заставило его остановиться и обернуться посмотреть, откуда он доходил. Рон увидел, что Алексия сидела на земле вместе с Андреем, и они что-то весело обсуждали. Он понял, что у нее все хорошо, и он решил вернуться к своему плану. Как вдруг услышал свое имя.

— Меня беспокоит Рон, — вдруг грустно сказала Грейнджер. — Он влюбляется в эту пуффендуйку.

— Ты все еще подозреваешь ее в убийстве той девочки?

— Нет, Андрей, дело не в этом, а в том, что она принесет ему только страдания. Я не могу на это так просто смотреть.

— Принести попкорн?

— Андрей, — укоризненно произнесла девушка, пиная его ногой куда-то в печень.

— Прости, прости, — парень поднял руки, будто сдавался. — Ты должна позволить ему пережить это. Ведь это так по-человечески, любить свою боль.

Девушка хотела, что-то ответить, но не смогла. Возле нее приземлился Мелфой и что-то шепнул на ухо. Девушка сразу поменялась в лице.

Рон испытывал невероятное желание подойти и врезать Малфою за то, что он находился рядом с его подругой. Но что-то остановило его, заговорив в его подсознании голосом Гермионы — это был здравый смысл. Алекс взрослая девочка и сама в состояние постоять за себя. Думал то он так, но на самом деле он уже шел в направление тройки.

— Малфой отвалил бы ты от нее, — начал Рон.

— О, защитник на рисовался, — улыбнулся Драко своей фирменной улыбкой. — А если не отстану то, что?

— Лучше бы у тебя хватило ума по-быстрому потеряться.

— Да что ты себе позволяешь, Уизли, — слизеринец уже был готов достать палочку.

Петров увидел это, быстро поднялся с земли и встал между ними.

— Драко, успокойся, нам сейчас ни к чему неприятности.

Малфой посмотрел сначала на Андрея, затем на Рона, потом на Алекс.

— Ладно, я уйду. Но мы еще поговорим с тобой, Уизли.

— Жду с нетерпением, — с сарказмом произнес Рон.

Как только блондин отошел, Алекс набросилась на парня.

— Что это только что было?

— Я помог тебе.

— А я тебя просила?

— Нет, но друзья и так знают, когда нужно помочь.

— Верно, но ведь тебе такие друзья не нужны.

Гриффиндорка была очень зла, поэтому не стала дожидаться ответа и просто ушла.

После этого маленького инцидента Рон только утвердился в своем желание напиться. Вспомнив, что Петров весьма неплохая компания, да и, в общем, он хороший парень, которому можно излить душу, а главное, спросить совет по поводу Грейнжеров. И он решил взять его с собой. Гарри им пришлось искать не долго, он как раз шел с отработок по ЗОТИ и с радостью принял их предложение устроить себе маленький мальчишник. В последствии у них из памяти вылетел вечер, а на утро жутко болела голова.

— Твоего Поттера не добудишься, — возмущалась Алекс, которая в очередной раз спустилась из спальни мальчиков в гостиную. Уже полчаса она пыталась разбудить парней, чтобы те отправились на запланированную тренировку по квиддичу.

— Ну вообще-то он не мой, — засмеялась Гермиона, откладывая книгу в сторону. Она знала насколько бесполезно будить Поттера и Уизли утром в воскресение. — И ты сама видела, какие они вчера пришли со своих «мужских» дел.

— А я вижу тебя вся эта ситуация очень забавляет.

— А почему бы и нет. Они ведут себя, как обычные 16-летние подростки, а не как взрослые солдаты, которых готовят на убой. Что в этом плохого?

— Да, ты, как всегда, права, сестренка, — улыбнулась Алекс.

— Но это не значит, что мы не должны их проучить, за их вчерашнее поведение, — зловеще улыбнулась Гермиона.

— Наконец-то, а то я думала, что мою сестру в поезде подменили. Что ты задумала?

— Поттер получит то, что так вчера хотел, — засмеялась девушка.

— Меня всегда восхищала твоя коварность.

Гермиона поднялась в спальню парней. Она была полупустой, поскольку в час дня спать могли только пьяные Уизли и Поттер. Девушка тихонько пробралась к кровати Гарри и легла рядом с ним, аккуратно накидывая на себя одеяло. Она стянула лямочки лифчика и рукава футболки, а чтобы их не было видно, натянула одеяло настолько, что на виду остались только голые плечи. Ждать пришлось не долго, Гарри проснулся сразу же, как только не смог перевернуться на другой бок, из-за того, что ему что-то мешало. Как только он увидел, что ему мешало, сразу же проснулся и подскочил на кровати.

— Мерлин всемогущий, — вскрикнул он.

Гермиона сделала вид, что только проснулась.

— Доброе утро милый, — сладко сонным голосом протянула девушка.

— Только не говори, что мы…, - парень запнулся, — что мы переспали.

— Неужели мысль о том, что мы переспали, вызывает в тебе отвращение, — девушка села на кровати, все так же прижимая к себе одеяло.

— Нет, нет, что ты, — начал быстро оправдываться Поттер. — Просто я бы хотел, чтобы твой первый раз был особенный, чтобы ты его запомнила, чтобы мы его запомнили как что-то невероятное. Ты не заслужила такого…

Он говорил это настолько серьезно, что Гермиона едва сдерживала смех. Когда он начал сокращать между ними расстояние, она не выдержала.

— Чего смеешься? — недоумевая спросил парень.

— Ничего, правда ничего, — с каждым словом Грейнджер начинала смеяться все больше. — Просто мы не спали.

Девушка, сказав это, встала с кровати, тем самым показывая, что она полностью одета. Реакция парня была неоднозначна, он вздохнул с облегчением, но по глазам было видно, что он разочарован.

— Вставай.

— Не хочу, — парень плюхнулся обратно на подушку и накинул на голову одеяло.

— Гарри, вставай, — настойчивей сказала девушка.

— Зачем?

— Гулять пойдем, так как тренировку ты уже все равно проспал.

— Гулять? — как-то недоверчиво спросил парень.

— Да, гулять, ты меня вчера чуть ли не со слезами умолял пойти с тобой на свидание.

— Так это свидание? — с надеждой спросил парень.

— Разве я такое говорила? — засмеялась девушка и пошла к двери из спальни. — Только не заставляй меня долго ждать, а то я передумаю.

Гарри не пришлось повторять дважды. Он быстро принял душ, переоделся и спустился в низ, где его уже ждала Гермиона.

— Ну что, пошли?

— А ты быстрый, — улыбнулась Алекс, наблюдая, как Гарри и его сестра смотрят друг на друга. — Ладно, не буду мешать голубкам. Пойду развивать наше общее дельце, — подмигнула она Поттеру.

Они вместе вышли с гриффиндорской гостиной, а дальше их пути разошлись. Гарри с Гермионой пошли к озеру, там спокойно и людей в это время почти нет. Они шли, громко смеясь, девушка всю дорогу подкалывала Гарри за его вчерашнее поведение. Парень не выдержал, и привлек к себе подругу, и уже был готов поцеловать ее, как тут:

— Гарри, Гермиона, — послышался голос Люпина. — Рад вас видеть.

— Профессор Люпин, — радостно произнесла Гермиона.

— Какими судьбами в Хогвартсе? — спросил Гарри, выпуская подругу из объятий.

— По одному секретному делу, — загадочно улыбнулся тот.

— И как всегда нам этого знать нельзя.

— Ты как всегда умница, Гермиона, — улыбнулся бывший учитель.

Он хотел еще что-то сказать, но смолчал, смотря куда-то в сторону, он потерял дар речи. Ремус будто вернулся обратно в свои школьные годы. Люпин не мог поверить свои глазам, ведь девушка, на которую он сейчас смотрел, умерла 16 лет назад. Этого просто не могло быть.

— Кто эта девушка? — Ремус указал в сторону девушки, что стояла возле слизеринца.

— Кто? — Гарри проследил взглядом, куда он указал. — Это студентка по обмену, Алексия.

— Моя сестра, — добавила Грейнджер. — А что такое?

— Просто напоминает она мне кое-кого из прошлого, — задумчиво произнес Люпин.

— Вы любили ее? — спросила Гермиона.

— Ее все любили, она была веселой, умной, доброй, иногда жестокой и эгоистичной и нередко занозой в заднице, но ее не возможно было не любить. Она была значимой частью моей жизни, да не только моей. Она же была мародером. Мы были готовы умереть за нее, но умерла она. Это было ужасно, мы чуть не сошли с ума, в особенности Джеймс. Они были очень близки, у них никогда не было секретов. Они были как одно целое. Ее звали Сара Рейвенкло.

— То есть как, одно целое? — переспросил Гарри.

— Ты ведь не знаешь всей истории… — вздохнул Ремус.

— Расскажите.

Глава 6

Хогвартс времен Мародеров


Светило теплое апрельское солнышко. Два гриффиндорца лежали на траве возле замка, и о чем-то разговаривали. В этот раз они не смеялись во всю, как это делали обычно. Один из парней был очень грустным, а другой пытался подбодрить друга.

— Сохатый, не стоит переживать из-за девчонки, даже пусть из-за такой красивой, как Эванс, — говорил Блэк.

Джеймс подозрительно посмотрел на друга.

— Что? Ты мне с третьего курса про нее все уши прожужжал и в конечном итоге убедил, что она красивая, — пожал плечами друг. — Не переживай она не в моем вкусе, я бы скорее с Рейвенкло замутил.

— О да, думаю, она весьма горячая штучка, — засмеялся Поттер, отвлекаясь от мыслей о Лили.

— Хочешь сказать, ты это еще не выяснил? — удивленно засмеялся Сириус.

— Это что же он должен был выяснить, а? — послышался знакомый голос подруги.

Блэк поднял голову, увидел насмешливое лицо Сары, и понял, что она в хорошем расположении духа, и можно пошутить.

— Да вот хочу узнать у Сохатого, какая ты в постели, — оскалился в улыбке парень.

— Ох, ты задница, Блэк, — скривилась девушка и уже была готова пройти дальше, но у Сириуса были другие планы, он схватил ее за ноги и потянул на себя. Девушка упала, и было видно, что весьма неприятно ударилась. На что двое парней только рассмеялись.

— Ауч, — только и вымолвила блондинка, упав на гриффиндорца. — Это вообще-то не смешно.

— Да-да, прости, — сказал Сириус, но все еще продолжал смеяться.

— Бродяга, ты сейчас получишь, — пригрозила девушка.

— Как страшно, и что ты мне сделаешь?

Сара вмиг оказалась сверху Бродяги и прижала свои острые ноготки к его шее. А сама наклонилась близко к его лицу.

— Я убью тебя, — зловеще сказала девушка, но потом рассмеялась и по-детски чмокнула его в губы.

— О, ребятки, вы такие милые, — заходился от смеха Сохатый. — Может вам пожениться? А что, Бродяга, твоя мамаша простит сына предателя, а твой папаша, Сара, вообще в восторге неописуемом будет.

— Заманчиво, — произнесла девушка, все еще сидя на Сириусе. — Но в нашем случае не выйдет долго и счастливо.

— Да, мы же поубиваем друг друга, — поддержал ее Бродяга.

— Отлично, избавление от обеих причин моей головной боли одновременно. Женитесь, — все еще смеялся Поттер.

Но как бы Поттер не пытался шутить и выглядеть веселым, Сара заметила, что с ним что-то не так. Они дружили с лет 8, и за это время она слишком хорошо изучила этого парня.

— Джим, что-то случилось? И не говори, что ничего, я вижу, что это не так.

Сохатый понял, что отпираться бесполезно, она всегда знала, когда он врет. Да и он хотел выговориться, он знал, что его друзья всегда поддержат, пусть перед этим и посмеются.

— Я не могу быть тем, кем она хочет меня видеть, — уже серьезно начал Джеймс.

Рейвенко тяжело вздохнула, она знала, как ее друг любит эту рыжую всезнайку, и видела, как он угасает из-за нее. Но она ничего не могла поделать, она дружила и с Лили и с Джеймсом, и еще в самом начале дала слово не вмешиваться в их отношения.

— Лили, как всегда причина твоих печалей, Эванс.

— Знаешь, может Бродяга прав, и я должен отпустить ее. Я три года тщетно пытаюсь добиться ее расположения, а в ответ только оскорбления и презрение.

Девушка, которая все еще сидела на Блэке, стукнула его по животу.

— Эй, — возмутился тот.

— Молчи, — улыбнулась ему Сара. — Джим, я же вижу, как ты любишь ее, и уверенна, что где-то глубоко внутри она тоже любит тебя, просто не хочет признавать. Ты не должен сдаваться, ты просто не можешь этого сделать! Я бы многое отдала, что бы меня так любили…

Сириус и Джеймс смотрели на девушку и им хотелось утешить ее, но они ничем не могли ей помочь. На ее плечи слишком много взваливалось груза. В свои 16 лет, девушка рассуждала слишком по взрослому. А всему виной была ее семья, точнее отец. Возможно, из-за этого она была, такой как сейчас, веселой, доброй, но в тоже время холодной и жестокой. Она никого не подпускала к себе, кроме трех парней, которые заменили ей всех.

— Ты думаешь, мы тебя не любим так же сильно? — спросил Бродяга.

— Я же не о дружеской любви говорила.

— Сара, мы любим тебя, как девушку, подругу, сестру. И это ничто не сможет изменить. Мы готовы умереть ради тебя. Ты наша подруга, ты же знаешь, что значит дружба для нас. Помнишь наше обещание? Мы всегда будем оберегать тебя.

Девушка была удивленна такими словами, она знала, что они любят ее, но никогда не говорили этого вслух.

— Я тоже люблю вас. И я не смогу пережить, если что-то случится с вами, мальчики, или с Ремом.

— А как же Пит? — засмеялся Бродяга.

— Фу, не люблю крыс, — улыбнулась Сара. — И к тому же, я говорила еще на первом курсе, что он мне не нравится.

Они снова начали смеяться и шутить, сделав вид, что забыли об этом разговоре. Это был первый в своем роде разговор об их отношениях, но и больше никогда эта тема не затрагивалась. Они были уверены, что нет более важных людей, чем их компания Мародеров. Ну и еще Эванс, но она полноценно вошла в их дружную семью чуть позже этого разговора.

Ребята дурачились, как дети, пока Джеймс не заметил, что Лили прогуливается со Снейпом. Блэк с Рейвенкло проследили за его взглядом и поняли, что сейчас будет драка, поэтому попытались отвлечь его.

— У меня есть план, и девушке нужны напарники для преступления, — начала загадочно улыбаться блондинка.

Поттер тут же переключил свое внимание на подругу и с любопытством смотрел на нее, ожидая продолжение.

— Последний раз, когда ты так говорила, нас чуть не исключили со школы, и мы два месяца ходили на отработки к Филчу, — подозрительно начал Бродяга.

— А мне родители пригрозили лишением наследства, — поддержал Поттер.

— А не нужно было курить во время отработок, и было бы не два, а один месяц, — ехидно сказала Сара. — А по поводу наследства, я с тобой своим поделюсь если что.

— Так что за план? — спросил Сириус.

— Мне кажется или слизеринцы много на себя берут.

— Не связано это с тем, что ты порвала с Малфоем? — ехидно спросил Джеймс.

Девушка просто улыбнулась.

— Так что, вы в деле?

Парни переглянулись и в один голос произнесли.

— Конечно!

Глава 7

— Расскажите, — попросил Гарри.

Ремус долгое время молчал, вглядываясь в воспоминания о школьных годах, когда все казалось таким простым и понятным.

— Профессор, — позвала его Гермиона, тем самым вытягивая из сладких воспоминаний.

— Извините, — улыбнулся Люпин. — Сара, была одной из Мародеров. Это был необыкновенный человек и друг. Она была полна противоречий, но все равно оставалась прекрасной. Верная друзьям, добрая и хитрая, игривая и жесткая, отважная и невероятно умная. Училась она на Рейвенкло. Она была первой и единственной девушкой, которая стала полноправным Мародером. Мы с ней познакомились в поезде, когда ехали в школу первый раз. Правда с Джеймсом она была знакома раньше, лет с 6, если не ошибаюсь. Их семьи очень дружили. Эти двое были неразлучны, а потом появились мы, и с того времени мы были как семья. Кстати, в первый же Хэллоуин в Хогвартсе мы дали клятву не только о дружбе, но и о том, что будем оберегать единственную девушку в наших рядах. Мы росли, узы между нами укреплялись. Игры, в которые мы играли, тоже менялись. Мне не хотелось бы разочаровывать тебя Гарри, но наша история отнюдь не такая, какой тебе ее рассказали.

— Люпин, — послышался холодный голос в стороне, это был профессор Снейп, — директор уже ждет тебя.

— Гарри, я обязательно расскажу тебе всю историю, ты уже взрослый и, думаю, поймешь, а сейчас, прости, но мне нужно идти, — тот похлопал юношу по плечу. — И да, не переживай Сара и Джеймс были только друзьями.

Когда Люпин ушел, Гарри пытался переварить информацию, что только что услышал. Как от него могли скрывать настоящую историю его родителей. И почему о Саре никто никогда не упоминал, даже Сириус, когда рассказывал истории своей молодости? Он был запутан и зол на то, что ему, как всегда, чего-то не договаривают.

— Гарри, — осторожно позвала его подруга, кладя свою ладошку ему на плечо.

— Прости, Миона, не выйдет у нас свидания, — все еще находясь в раздумьях, произнес Гарри. — Мне нужно побыть одному.

Гермиона хотела было возразить ему, но вдруг поняла, что ее другу и правда лучше побыть в одиночестве. Есть такие ситуации, которые нужно пережить одному. Она просто взяла его руку и немного сжала, показывая, что она всегда готова поддержать его, если ему это будет нужно. И молча ушла, оставив друга переосмысливать жизнь.

Девушка шла по коридору, с желанием найти свою сестру и рассказать возможную причину ненависти профессора Снейпа к ней. Она и не заметила, как столкнулась с кем-то, и по закону жанра это был ни кто иной, как Малфой.

— Какая удача, — в привычной для него манере протянул парень.

— Хорек, у меня нет настроения играть с тобой в игры, так что просто дай пройти, — спокойно говорила Грейнджер.

— Не знал, что наша грязнокровка любит играть в игры, — ехидно улыбнулся слизеринец.

— Ты многого обо мне не знаешь.

— Заинтересовала, прямо уже интересно увидеть темную сторону всеобщей любимицы.

— Малфой, эвакуируйся, — послышался злой голос Петрова, который как раз шел к ним.

— Ну ладно, так и быть уйду, все равно не ту грязнокровку искал.

— Он меня раздражает, как ты вообще с ним живешь в одной комнате? — спросила девушка, сразу, как Малфой начал уходить.

— Он вообще нормальный парень, когда не говорит о грязнокровках, прости.

— Та ничего, я уже за эти годы привыкла, — пожала плечами Гермиона. — Ну что, ты узнал, о чем я просила?

— Да, как раз направлялся к тебе, — болгарин передал девушке папку. — Камилла Уилкинсон чистокровная до мозга костей, приходится троюродной сестрой Малфою. Ее мать была кузиной Люциуса Малфоя, но была отлучена от семейного наследства, за то, что хотела вступить в брак с магглом. Который, кстати, после семейной ссоры, скоропостижно скончался, и Майли, мать Камиллы, вышла замуж за Зака Уилкинсона, которого ее семья тоже не жаловала, хотя он и был чистокровным. Все остальное сможешь прочитать сама.

— Спасибо, — произнесла девушка, быстро проглядывая содержимое увесистой папки.

— Почему вам с Ал так не нравится эта пуффендуйка?

— Дело не в том, нравится или не нравится, просто она настораживает меня. К тому же Рон в нее влюбился, и Алекс знает больше, чем говорит.

— Вот угораздило меня с вами связаться, — шутливо простонал парень. — Одна параноик, другая тоже не далека от этого.

— И мы любим тебя Петров. У меня еще одна просьба.

— Нет.

— Ну пожалуйста, — Гермиона сделала щенячий глазки.

— Даже не проси, на меня Оскар уже и так косо смотрит.

— А ему не обязательно об этом знать. Просто пробей мне еще одного человечка.

— Я об этом еще пожалею, ладно, кого на этот раз? — сдался парень.

— Ты лучший, — просияла девушка. — Сара Рейвенкло.

— Хорошо, как что-то узнаю, сразу дам знать, а сейчас я пожалуй пойду к своей развратной брюнетке, пока ты меня еще чем-то не нагрузила.

— Хорошо тебе провести время, — крикнула Грейнджер вслед Андрею.

Когда Гермиона покинула Гарри, он чувствовал, будто готов взорваться. Ему на протяжение всей его жизни врут или же чего-то недоговаривают. Это его очень злило. Что бы хоть как-то привести свои чувства в порядок он решил прогуляться. Придя на мост, что вел к хижине Хагрида, он вспомнил о здоровяке, к которому он давно не заходил, и решил, что обязательно зайдет к нему, как только успокоится. Парень оперся на перекладину моста и любовался видом. Горы успокаивали его, их величие показывало ему, что величие выказывается в спокойности и стойкости духа, а не в мелочности и войне. Почему его так задело, что у отца была подруга, и он любил ее? Это же логично. Он сам любил Алекс и с легкостью мог понять мародеров, но вот ему не давало покоя, что у него была еще одна подруга, которую он тоже любил, но уже по другому. Вспомнив о Гермионе, он посмотрел на руку, что она всего несколько минут назад сжимала. Поттер увидел, что его рука чем-то запачкалась, присмотревшись он понял, что это была кровь. В поисках источника загрязнения, он начал оглядывать перекладину, еще раз проводя по ней рукой. Он оказался прав, на ней была кровь, и решил проследить за кровавым следом, который был еле заметен на старом темном дереве. След привел его в другой конец моста, который вел к Хагриду и на окраину Запретного леса. То, что Гарри увидел возле камней, глубоко потрясло его. На земле лежала девушка, хотя это было сложно понять, ее тело было сильно изуродовано, лица было не опознать, единственное что Поттер знал сразу, что она студентка Слизерина. Раньше никто не трогал студентов змеиного факультета. Гарри быстро пришел в себя и побежал к директору, что бы рассказать о случившемся. Но по дороге наткнулся на профессора Макгонагалл.

— Мистер Поттер, почему вы бегаете по коридорам, как первокурсник? — произнесла она строгим голосом.

— Профессор, я нашел труп, — когда он это сказал, понял, насколько это ужасно звучит.

— Поттер, если вы шутите, то это не смешно.

— Я не шучу. Идемте, я вам покажу.

Он повел профессора к тому мосту. Когда декан Гриффиндора увидела изуродованную студентку, то сразу поменялась в лице и прикрыла нос, поскольку запах исходил ужасный, будто она тут лежала уже неделю. Но этого не могло быть, поскольку тут постоянно ходят студенты, такого они просто не могли не заметить.

— Можете быть свободны, Поттер, если понадобится вас вызовут, — приказала профессор Макгонагалл.

— Но…

— Я сказала, идите, — повторила еще раз профессор.

Гриффиндорцу ничего не оставалось, как уйти. Первое, что пришло ему в голову, это найти Гермиону и убедиться, что с ней все в порядке. О Роне с Алекс он даже не вспомнил, сейчас у него в голове был страх, что где-то так же могла лежать его подруга. Парень понимал, что так он может искать ее хоть целый день, поэтому достал карту Мародеров, и еще раз мысленно поблагодарил отца и его друзей за это полезное приобретение. Произнося обычные слова, он увидел, что его подруга находится неподалеку от библиотеки, и немного успокоился. Все должно было быть хорошо, и она как всегда сидит в библиотеке и делает домашнее задание.

Гарри д шел до коридора, который вел в библиотеку, и увидел тело девушки, которое лежало неподалеку. Его сердце пропустило удар, когда он узнал в ней свою подругу. Он опять вспомнил то чувство оцепенения, что было в Министерстве магии, когда он думал, что Гермиона мертва. На этот раз он быстрее пришел в себя и без сторонней помощи. Парень быстро подбежал к подруге, на ней не было ни единого видимого повреждения. Он стал трясти ее, призывая очнуться.

— Гермиона, милая моя, открой глаза, я тебя очень прошу, — повторял Гарри.

Грейнджер медленно открыла глаза, потом пару раз заморгала, пытаясь понять, что произошло.

— Гарри? — удивленно спросила она. — Что ты здесь делаешь?

— Тоже могу спросить у тебя, что произошло?

— Я…, - девушка замялась, пытаясь вспомнить, почему она находится на полу у библиотеки. — Я не помню, помню только, что ушла от тебя, встретила Андрея, а потом решила пойти в библиотеку.

Поттера насторожило, что его подруга не помнит, как очутилась на полу без сознания, но он был бесконечно счастлив, что она жива.

— А где папка? — спросила девушка, оглядываясь вокруг себя.

— Какая папка? Возле тебя не было никакой папки, да и не важно, с тобой все хорошо, это главное, — Гарри не сдержал себя и крепко обнял девушку, целуя ее в плечо, будучи уверенным, что она не заметит этого жеста. Но Гермиона даже сквозь одежду почувствовала это, и по ее телу пробежала волна мурашек. Потом гриффиндорец помог ей подняться на ноги. Грейнджер чуть было не упала опять, поскольку ее ноги были словно из ваты, но Гарри вовремя ее подхватил.

— Давай я отнесу тебя в больничное крыло, — произнес Поттер, поднимая подругу на руки, а та даже не сопротивлялась.

— Нет, пожалуйста, не нужно в больничное крыло, просто отнеси меня в гостиную, я отдохну и мне станет лучше.

Как бы Гарри не хотел ей возразить, он не мог, она так прижалась к нему, а ее дыхание приятно щекотало шею, что он просто не мог не подчиниться ее словам.

Когда он зашел в гостиную, там почти никого не было, кроме Алексис, двоих рыжих парней, ну и парочки студентов, сидящих в темных углах. Поскольку Поттер не мог подняться в женскую спальню, он решил положить Гермиону на свою кровать. Он уложил подругу, заботливо укрыл ее одеялом и поцеловал в висок.

— Поспи, моя хорошая. Все хорошо. Тут ты в безопасности.

Гермиона устало улыбнулась парню, и послушно закрыла глаза.

Поттер спустился вниз и подошел у близнецам Уизли.

— Привет, ребята, какими судьбами?

— Да так, решили заскочить посмотреть, что у вас тут новенького, — сказал Джордж.

— И как оказалось не зря. Как Гермиона могла скрывать такое чудо от нас? — вовсю улыбаясь Алекс, сказал Фред.

— Правда они очаровашки, — глупо улыбалась девушка. — Люблю рыжих.

Поттер не смог сдержать улыбки, настолько смешно сейчас выглядела Алекс.

— Ал, можно тебя на пару слов, ребят, надеюсь вы не против? — просил гриффиндорец.

— Жалко расставаться с такой красоткой, — досадно улыбнулся Фред.

— Но мы собирались встретиться с бывшими сокурсниками, как встретили это очаровательное чудо. Так что не против, только попробуй, уведи ее у нас, — засмеялся Джордж.

Гарри с Алекс отошли в сторону, что бы их никто не слышал.

— Сегодня убили еще одну девушку, — начал Поттер. — Как у тебя продвигается с Малфоем?

— Думаешь, что он причастен к этому?

— Не думаю, это была слизеринка, а значит чистокровная. Волан-де-Морт не приказал бы убить чистокровного мага. У него же есть метка?

— Есть, я видела. Он еще не окончательно привязался ко мне, нужно больше времени.

— Сейчас все, что у нас есть, это время. Кстати, на Гермиону, кто-то напал в коридоре.

— Что? — крикнула девушка, на них косо посмотрело несколько студентов, и она уже тише добавила. — Что? Кто это сделал? Когда?

— Не знаю, она не помнит, я ее нашел в коридоре без сознания, поэтому мне нужна твоя помощь.

— Ты хочешь, чтобы я порылась у нее в голове с помощью окклюменции, — она не спрашивала, она констатировала факт. — Это может не дать результата, если к этому приложили магию.

— Надо же с чего-то начать. Ибо внутри Хогвартса началась война, и ее объявили мне через Миону.

— У вас всегда так, или это для нас с Андреем решили устроить увеселительную программу? — саркастично спросила Грейнджер.

— Каждый год задаюсь этим вопросом, — тут Поттер вдруг вспомнил вчерашние посиделки. — Ты когда собираешься мириться с Роном, он места себе не находит из-за этого.

— По-моему, он прекрасно устроился возле Уилкинсон.

— Мне послышалось, или ты сказала, что ревнуешь? — улыбнулся Гарри.

Девушка одарила его укоризненным взглядом.

— Гарри, я пытаюсь охмурить Малфоя, не думаю, что мириться с Роном сейчас лучшая идея.

Парень понимал, что сам втянул в это подругу, а значит и виноват в мучениях друга. Ведь Алекс была права, она свободно могла ускользнуть с гостиной лишь благодаря тому, что в ссоре с Роном, и они не проводят все время вместе. Если они помирятся, он может что-то заподозрить, а в итоге и узнать их план. Он это не поймет и не простит им.

— Может, сходим что-нибудь перекусим, а то не знаю, как ты, а я голоден, — попытался перевести тему брюнет.

— Не имею ничего против, — обрадовалась девушка возможности закрыть эту тему.

Они болтали про не значимые вещи, что бы хоть ненадолго отвлечься, от того, что происходит. Ребята довольно бодрые вошли в большой зал, студентов было не много. За своим столом они и обнаружили своего рыжего друга и его братьев, а возле них стояла Камилла и что-то говорила скороговоркой. Ребятам не удалось ничего услышать, девушка ушла раньше, чем они подошли ближе.

— Как твоя голова? — насмешливо спросила Алекс.

— Это не смешно, — заныл Уизли младший.

— Я и не смеюсь, милый, — сдерживая смех, проговорила девушка.

Гриффиндорка взяла сок, пока усаживалась на скамью. Но как только она сделала глоток тыквенного сока, сразу перестала улыбаться, а ее лицо исказила гримаса боли.

— Сучка, маленькая сучка, — прорычала Лекси.

— Что случилось? — чуть ли не в один голос спросили парни.

— Меня только что отравили.

Девушка перестала дышать и упала на пол. Кожа девушки резко побледнела, а сама она не подавала признаков жизни.

Глава 8

Гермиона резко проснулась. У нее начали жечь легкие, будто они горели внутри. Она кричала от боли. Девушка жадно пыталась вдохнуть воздух, но от этого становилось только хуже. Мучения ее длились не долго, от она упала в обморок от болевого шока.

А в это время в большом зале к Алексии Грейнджер подлетели четверо парней. Они начали трясти ее, но это ничего нее дало, девушка по-прежнему не подавала признаков жизни. Рон быстро поднял девушку на руки, и выбежал с зала в больничное крыло. Студенты, которые видели все это, сидели с открытыми ртами, не понимая, что произошло. Близнецы Уизли с Поттером выбежали следом. Как только гриффиндорцы вышли по большому залу пошел гул, все обсуждали случившиеся.

Казалось, что в Хогвартсе нельзя аппарировать, но с той скоростью, с которой Рон донес Грейнджер к больничному крылу, можно было бы засомневаться в этом. Как только парень положил безжизненную девушку на свободную кровать, к ними подбежала Мадам Помфи.

— Что случилось? — непонимающе спросила школьная медсестра.

— Ее… ее, — парень запыхался, и все еще не мог отойти от происшедшего.

— Ее отравили, — крикнул только что влетевший Гарри. — Ну, это она так сказала, она выпила тыквенный сок, а потом просто упала. И…у нее нет пульса. Она мер…мертва?

Оба парня боялись услышать положительный ответ. И дело тут не в том, что им потом нужно будет смотреть в глаза Гермионе, и объяснять, как они два балбеса не смогли спасти ее сестру. Они полюбили ее, она стала их другом. С ее смертью все поменяется в них самих. Но она просто не может умереть, она не имеет на это право.

Медсестра начала осматривать девушку, а парни в это время тряслись все, но снаружи были бесстрастны. Когда Мадам Помфи вынесла свой вердикт, внутри их что-то оборвалось. Все казалось нереальным.

— Она мертва, — с сожалением сказала женщина, подзывая помощников. — Запишете время смерти 18:41. Нужно будет подготовить тело к переправке родным.

Парни стояли в ступоре, и смотрели пустым взглядом на девушку. Близнецы тоже были опечалены, хоть они и только увидели девушку, ее смерть вызвала их грусть. Они поставили руку на плели брату, в знак поддержки.

Тут вдруг девушка подскочила на кровати, и вжалась в подушки, жадно хватая ртом воздух. На ее в изумление уставились все, кто был в больничном крыле.

— Ты жива, — облегченно и слегка улыбаясь, сказал Гарри, все еще пытаясь поверить своим глазам.

К Алекс быстро подошла медсестра и начала осматривать ее, пытаясь понять, что вообще произошло, и как мертвый пациент вдруг мог ожить.

— Ничего не понимаю, — пробормотала Мадам Помфи.

— Меня отравили ядом растительного похождения, — слабо говорила девушка, было видно, что это эй дается с трудом. — Название не сохранилось до наших дней, ибо наши предки считали, что одно название этого яда может назвать на них смерть. Но суть не в этом. По отдельности растения из этого яда неопасны, а даже наоборот лечебные, но если их соединить, получаем яд, который не выявиться при магической или магловской диагностике. Противоядия не существует, точнее он есть, но раньше маги предпочитали умереть, чем принять его.

— Откуда вы так много знаете? — поинтересовалась школьная медсестра.

— Я уже однажды чуть не умерла от этого яда. Выжив после него однажды, у человека появляться к нему иммунитет.

— Как это случилось? — спросил Рон.

— Длинная история, — лишь улыбнулась девушка, чем показала, что это для нее отнюдь не плохие воспоминания.

— Это значит, что ты приняла противоядие. Что это было? — спросил на этот раз Гарри.

— Кровь вампира. Но это не универсальное лекарство, есть шанс, что ее будет недостаточно, что бы вылечить человека, но достаточно, что бы умерев, он стал вампиром. Вот почему маги скорее умерли бы, чем пошли на такой риск. Хотя мне повезло, и я осталась живой, а это значит, теперь этот яд на меня не действует.

На минуту повисло молчание. Все еще пытались прийти в себя.

— Можно я уже уйду отсюда, никогда не любила больницы, и все что с этим связано, — перервала молчание Алекс.

— Это конечно хорошо, что вы остались живы, но отпустить я вас не могу. Вы останетесь в больничном крыле на ночь, что бы я могла еще раз вас обследовать, а завтра я вас отпущу.

Девушка тяжело вздохнула, но все же согласилась. Мадам Помфи разрешила остаться только одному посетителю. Поэтому Гарри еще раз выразив свою радость, что с ней все хорошо, обнял, и ушел в месте с Фредом и Джорджем.

Пока Гарри не спеша шел с Уизли в гостиную гриффиндора, Гермиона медленно пришла в себя. Не открывая глаза она пыталась, понять она и правда потеряла сознание от боли, или это ей все приснилось. Не спеша гриффиндорка открыла глаза, все плыло. Она увидела расплывчатую фигуру.

— Гарри, — произнесла девушка, потирая глаза.

— Не совсем, — голос незнакомца звучал леденяще холодно.

— Кто вы? — Гермиона резко проснулась, села на кровати, и машинально начала нащупывать палочку, но ее где-то не было.

— Друг, — коротко ответил мужчина. — И не нужно искать свою палочку, она тебе не понадобиться.

— Сомневаюсь, что-то, что вы мой друг.

— Можно на ты, а-то я чувствую себя старым, а мне всего 29 лет.

Девушка уже мысленно начала прикидывать расстояние от кровати до двери, и сможет ли она добежать. Незнакомец стоял, как раз на пути к двери, у нее не было шансов. Оставалось, что он и правда, пришел с миром. Хотя девушка понимала, что это нереально.

— Что вам от меня нужно? — Грейнджер старалась говорить, как можно спокойней и не выдать свое волнение.

Мужчина слегка улыбнулся, и по тому было видно, что улыбался он не часто, ведь мышцы его лица скорчились в непривлекательной гримасе, от чего его миловидно лицо становилось отвратительным. Незнакомец сделал шаг ближе, Гермиона в свою очередь отодвинулась дальше на кровати.

— Мне ничего не нужно от тебя, а вот тебе понадобиться моя помощь.

— Это же какая?

— Для всего свое время, mein lieber.

Только сейчас гриффиндорка заметила, что у мужчины был еле уловимый акцент.

— Я точно не дорогая для вас, — немного грубо ответила она.

— Радует, что не забыла немецкий. Просто когда нужна будет помощь, позови, и я приду.

— С чего это вам помогать мне? — Гермиона вообще не могла понять, почему он все это ей говорит.

Незнакомец осторожно подошел к девушке, которая вся вжалась в кровать. Он взял ее руки и вложил ей маленький кулон на тоненькой длинной цепочке.

— Слышал, ты любишь загадки.

Тут внезапно открылись двери, и вошел Гарри Поттер. Гермиона переключила на него внимание, а когда перевела взгляд на то место, где только что был незнакомец, там никого не оказалось.

— Ты уже проснулась? — спросил Гарри, не замечая, что подруга немного растеряна, из-за того, что он пережил час назад, парень чувствовал себя выжатым лимоном.

— Да, вот только что проснулась, — натянуто улыбнулась подруга. Она решила пока ничего не говорить Поттеру. — А ты где был? — девушка решила перевести тему.

— Да так с Алекс общались, — гриффиндорец сначала не планировал говорить ничего подруге, но потом подумал, что она все равно все узнает, и тогда убьет его. — Ее, кстати отравили.

— Что? — тут де подорвалась девушка.

— Успокойся, — парень подошел к подруге, и положил руку на плечо. — С ней все хорошо, яд не подействовал, но Мадам Помфи оставила ее до утра в больничном крыле, что бы перестраховаться.

— Нужно пойти к ней, — скороговоркой сказала Гермиона.

— Не думаю, что Мадам Помфи кого-то пустит к ней, она нас выгнала, что бы мы ни мешали больным. И тем более с ней Рон. Все будет хорошо, ты сможешь увидеть ее утром.

Гарри обошел подругу и плюхнулся на кровать. Гермиона стояла и смотрела, на дверь борясь с желание побежать к сестре, и остаться. Но в итоге решил остаться, тем более там Рон, а этим двоим нужно о многом поговорить, когда еще у них будет такая возможность.

— Да, ты, наверное, прав, — девушка обернулась к парню. Ее взгляд пал на часы. — Уже время ужины, ты пойдешь?

— Честно, у меня на это нет никаких сил, и я не голоден. Извини, но иди сама, не обижайся, хорошо?

— Я как бы тоже не хочу кушать.

Повисла пауза. Грейнджер не знала, как бы это сказать другу. Собравшись с силами, она начала:

— Гарри, можно я сегодня переночую с тобой? — сказав это, она сразу опустила голову, она не хотела столкнуться с взглядом Поттера. — Просто я…, - девушка начала оправдываться.

— Можешь ничего не говорить, — перебил ее Гарри. — Конечно, оставайся. Я лягу на кровати Рона, не думаю, что он сегодня будет ночевать в комнате.

Гермиона покраснела, и благодарно улыбнулась, но все так же стояла на месте, не зная, что делать.

— Чего ты стоишь, ложись рядом, — парень похлопал рукой рядом с собой.

Девушка послушно легла. Они просто лежали и молчали долгое время. Этим двоим, не нужно было говорить слова, что бы понять друг друга. Если душа и правда существует, то у них она одна на двоих. По немного в комнату начали сходиться парни. Они сначала замирали от удивления, но потом предпочитали не обращать на это внимание, занимаясь своими делами.

— Расскажи мне что-то о себе, — попросил Гарри, когда уже все парни спали. Этим он пытался отвлечься от того, что ощущал дикое желание обладать девушкой, что лежала рядом, и их тела практически соприкасались, отдавая по телу мурашками.

— Ты же и так все обо мне знаешь, — тихо говорила Гермиона, что бы никого не разбудить.

— Это не так, сколько я тебя знаю, ты все время удивляешь меня, показывая свои новые качества, то о чем я раньше не догадывался. А еще до сентября я не знал, что у тебя есть сестра. Так что давай показывай скелеты в твоем шкафу. Начни, например с того, откуда ты научилась так танцевать, я имею ввиду, как на вашем дне рождение.

— Нас с Алекс в 4 года отправили на гимнастику, поэтому мы сейчас довольно гибкие и пластичны. А потом лет так где-то в 8 у меня проявился интерес к танцам, а у сестры к пению, и тогда на отправили к учителям, причем индивидуальным. А потом мы увлеклись боксом, и до сих пор занимаемся с тренерами на летних каникулах.

— Бокс? Серьезно? — поднял брови от удивления и улыбнулся Поттер.

— А что? Конечно, сложно поверить, что такая заучка и зануда, как я умеет драться не хуже парней, — легко хмыкнула девушка, тем самым щекоча своим дыханием шею парня. Тот весь напрягся, будто тигр, который готовился к прыжку.

— Ты вовсе не такая, — парень повернулся на бок, что бы видеть лицо подруги. — Ты самая лучшая, и то что ты, как ты выразилась, заучка, не раз спасало нам жизнь. И то с каким энтузиазмом ты вляпываешься со мной в передряги не говорит, что ты зануда. И я так хочу поцеловать тебя.

— И что тебя останавливает?

— Ты.

Девушка наклонилась и поцеловала Гарри. Поцелуй был каким-то необычным, он будто заряжал их чем-то непонятно приятным. Они были заняты друг другом, и не заметили, что за окном появилось, что-то похожее не северное сияние.

Алексия лежала и читала книгу, как тут ее взгляд отвлекло свечение за окном.

— Как красиво, интересно, что это такое?

Рон проследил за ее взглядом.

— Не знаю, первый раз вижу что-то подобное, — восхищенно сказал парень. — Не хочешь еще спать? — спросил рыжий, поворачиваясь к девушке.

— Как раз думала об этом. Без пяти двенадцать, думаю пора уже.

— Что ж сладких сновидений, засыпай, — он погладил ее по руке.

— Может, ляжешь рядом? — предложила Алекс после пяти минутного молчания. — Не думаю, что тебе слишком удобно на стуле сидеть. Я не кусаюсь.

Рон немного помялся, но в итоге лег возле Грейнджер. От того, что больничные кровати были узкими, ему пришлось прижаться к подруге. Ее голова лежала у него на груди. Уизли сам не понял, зачем сказал это слова:

— Ты мне нравишься.

Он почувствовал, что девушка улыбнулась, и немного заерзала.

— А ты мне нет, — весело ответила гриффиндорка.

— Но…

— Мне, например, нравиться Малфой, есть в нем, что-то такое порочное. Мне твои братья нравятся, поскольку я люблю рыжих. Но ты мне не нравишься, это что-то большее, но это явно не любовь.

Рон взял девушку за подбородок и заставил поднять голову и посмотреть на него. Парень начал приближаться к девушке.

— Не нужно, — запротестовала девушка, когда оставалось всего несколько сантиметров.

— Почему?

— Я не хочу, быть средством, что бы забыть твою пуффендуйку. — Рон удивленно посмотрел на Алекс. — Да, я знаю, что она отшила тебя, когда ты признался ей в любви. Ты вчера мне по-пьяни все рассказал.

— Но это не отменяет тот факт, что ты мне нравишься.

— Я не хочу отношений сейчас. Хочу быть свободной.

— А я и не хочу быть твоим парнем.

Рыжий улыбнулся, как-то загадочной улыбкой, и все же наклонился и поцеловал Алекс. Девушка хотела было запротестовать, но не смогла. Этот поцелуй завладел ей полностью.

Тут громко грохнули двери, и молодые люди отстранились друг от друга, так же, не замечая свечения за окном. А по тут сторону захлопнувшейся двери стоял Малфой, который от своих однокурсников узнал, что Алексия Грейнджер умерла и решил сам проверить. Но, как оказалось, она была живее всех живых. Хоть она и была безразлична ему, но эта картина задела его чем-то. Он решил, что это из-за того, что она была его игрушкой, а он еще с детства не привык делиться ни с кем своим.

— Хочешь поиграть Грейнджер, будет тебе игра, — в пустоту произнес слизеринец и ушел к себе в подземелье.

Никто из них не догадывается, как эта ночь изменила будущую их историю. Хоть и Гермиона права, считая, что мы сами творцы своей судьбы и никакие пророчества не могут указывать человеку, как ему жить. Но есть такие вещи, которые так сильно вплетены в судьбы людей, что, что бы они ни делали, этого не изменить.

На следующий день обе пары проснулись в довольно хорошем расположение духа. Они все еще не подозревали, что многое изменилось. Все четверо они встретились за завтраком. Смеялись и веселились, так как сегодня у них не было ЗОТИ, они могли это позволить. Первым уроком у них была трансфигурация с пуффендуем. Прошла она довольно легко и не принужденно, поскольку Камиллы Уилкинсон не было на уроке. После этого следовало зельеварение со слизерином. Во время перемены Алекс немного отстала от ребят, потому что встретила знакомого с рейвекнклова и заболталась. Когда девушка догоняла друзей, ее перестрел нахально улыбающийся слизеринец.

— Привет дорогая, — самодовольно улыбнулся Малфой, вжимая девушку в каменную стену.

— И ты даже не боишься, что тебя заметят с грязнокровкой, — девушка пыталась говорить в тон парню. — Удивляешь.

— Я слышал, ты решила закрутить роман с этим рыжим Уизли, — не обращая внимания на ее слова. — Так сказать устроить себе, как в сказке — долго и счастливо. Хотя в принципе это логично, грязнокровка и предатель крови.

— А тебя-то чего это волнует?

— Потому что ты моя, — он провел пальцем по щеке девушке. — Честно говоря ты мне не особо-то нравишься. Но ты моя любимая игрушка, я не хочу и не буду делиться ею. Ты хотела поиграть, так давай поиграем.

— А какие правила? В любой игре есть правила.

— Нет никаких правил.

Парень впился девушке в губы. Это был их первый поцелуй. Она пыталась сопротивляться, но парень был сильнее нее. Драко только сильнее вжимал ее в стенку. Он сам не мог понять, почему ему было все мало Алекс, он с каждой минутой хотел ее все больше. Но он все таки нашел в себе силы оторваться от гриффиндорки.

— Надеюсь, ты готова к войне, — это были его последние слова, после которых он ушел

Глава 9

Хогвартс времена Мародеров


В гостиной рейвенкло было шумно. Был вечер, и студенты готовили домашние задания, или просто сидели компаниями и общались. Сара сидела возле окна за письменным столом, и усердно что-то конспектировала. Девушка насторожилась, как только гул в гостиной приутих, и тут же возобновился с удвоенной силой. Она знала, что это могло означать. Через минут десять к ней на стол запрыгнул молодой человек в очках, и с растрепанными волосами. Она легонько улыбнулась, но перестала, что-то писать.

— Рейвенкло сколько можно учиться? — парень наклонился, что бы посмотреть, что пишет его подруга. — «КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ НАСЛЕДСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПНИКА». Серьезно, что ли?

— Как видишь, — улыбнулась девушка, откидываясь на спинку стула. — Ты вообще, как сюда попал Поттер?

— Ты только, что намекнула, что я глупый? — изображая обиженного, спросил Джеймс. — Я между прочем учусь так же, как ты, с некоторых предметов даже лучше. Я запросто мог учиться на рейвенкло.

— Да, но учишься на гриффиндоре, потому что дури у тебя больше чем здравого смысла, — звонко засмеялась Сара.

— Кто бы говорил, — пнул парень стул, и соскочил со стола. — Смотря на эту величественную женщину, — Поттер подошел к статуе Ровены Рейвенко. — Не вериться, что у нее такая непутевая наследница. Узнала бы, что ее праправнучка вытворяет, наверное, лишила бы тебя магии.

— Я тебя сейчас чего-то лишу, — девушка встала и подошла к другу, который тут же спрятался за статую, из-за которой торчала только его голова. — И не забывай, что во мне течет не только кровь Рейвенкло. — Она тут же поменяла траекторию движения, решив подойти к книжной полке.

— Я не боюсь вас кровавая леди, — Джеймс подошел к девушке, и сперся на книжную полку.

— А если серьезно, чего пришел так поздно?

— Подумал, что мы с тобой давно не устраивали ночные вылазки в Хогсмид, — Поттер делал вид, что увлекся какой-то книгой.

Но Сара все поняла без слов. Он опять поссорился с Эванс. Скорее всего, это было не значительный конфликт, поскольку он был спокоен. В последний раз, когда они ссорились, Лили сильно задела чувства гриффиндорца, и тот потом случайно задел пару ребят с пуффендуя.

— А где же тогда наши вечные собутыльники? — поинтересовалась девушка, никак не выдав, что ей уже осточертело, то, что Эванс с Поттером постоянно ссорятся.

Джеймс знал, что его подруга все поняла, и был благодарен, что она не начала его успокаивать, или жалеть. Это ему и нравилось в ней, она ненавидела жалость, по отношению к себе и другим.

— Бродяга на романтическом вечере с Марлин, а Лунатик куда-то в спешке ушел, сказал, что у него дела. По-моему у него появилась девушка.

— Если и так, это разве плохо?

— Конечно, нет, но мы же друзья мог бы, и рассказать, — обиженно заявил Поттер.

Он был таким забавным, когда дулся, что девушка не сдержалась и рассмеялась.

— Вы бы подкалывали его, и я понимаю его, я бы тоже не сказала, что у меня появился парень, — улыбалась девушка.

— А ты и не сказала, что встречалась с Малфоем, — ехидно напомнил гриффиндорец.

— Мы так и будем тут языки чесать, или мы идем веселиться? — мастерски перевела тему Сара.

Джеймс бросил на нее ехидный взгляд, который говорил, что он будет этим ее еще долго травить.

— Пошли.

Молодые люди пошли к выходу, их взглядом провожала большая часть женского коллектива. Многие завидовали Саре, что ей удалось добиться расположения такого завидного парня Хогвартса, как Джеймс Поттер. Но никто из завистниц не осмеливался сказать ей это, или сделать ей какую-то пакость. Они хорошо помнили, как Джеймс жестоко расквитался с двумя его поклонницами за то, что они распустили плохие слухи о его подруге.

— Они когда-то убьют меня ночью из-за ревности, — подколола друга Сара.

— Хоть толк от них какой-то будет, вытянут занозу с моей задницы.

— Эй, — девушка стукнула Поттера в плечо, тот лишь озорно улыбнулся.

Друзья шли по темным, пустым коридорам школы. Пару минут назад был отбой, и только такие злостные нарушители правил, как Мародеры бродили в это время по коридорам. Они все время прислушивались к тому, что происходит, что бы не наткнуться на учителей и не получить выговор.

— Ну ладно ты затупил и не взял мантию-невидимку, но почему бы нам не использовать карту, насколько я помню, именно для этого мы ее и создали, — произнесла рейвекловка, когда они еле увильнули от миссис Норис.

— Потому что ее взял Лунатик.

Девушка только хотела что-то ответить, как вдруг они услышали знакомые голоса.

— Не может быть, — широко улыбнулся Сохатый.

Они ускорили шаг, и за поворотом встретили студентов слизерина, которые издевались с бедной девчонки.

— Бут, Блэк, и как же без тебя Малфой, — как-то слишком сладко произнесла Рейвело.

— Какая встреча, — поддержал Джеймс.

Оба Мародера понимали, что сейчас будет весело, но никто не догадывался, к чему это приведет.

— Лучше идите куда шли, и не мешайте нам развлекаться, — сказала Беллатриса.

— Мы не можем, нам тоже хочется веселья, — улыбнулся Поттер.

— Дайте угадаю, вы наплели этой девушке, о неземной любви, а она друга развесила уши и поверила. Вы вызвали ее сюда, что бы поиздеваться. Не хорошо, — говорила Сара.

— Эти грязнокровки, такие наивные дуры, — улыбнулся Бут.

— Это в некой степени расизм, и это не политкорректно.

— Засуди нас, — улыбнулся Малфой.

— Я лучше поиграю, ты как Сохатый согласен? — улыбнулась Сара.

— Только за, хоть, как-то развеемся, а-то последние время скучно, — поддержал Поттер. — Правда, жаль, тут нет Нюньчика, было бы веселее.

— Точно вы же не поделили магловскую потаскуху, как ее там Эванс, — ехидно улыбалась Блэк.

Джеймс только хотел наслать на нее проклятие, как его остановила Рейвенкло.

— О выглядит жалко, ты жалкая Сара, — сказал Люциус, наблюдая за развернувшейся картиной. — Не совершай ошибки Сириуса, не становись предателем крови.

Девушка начала тяжело дышать, она теряла контроль.

— Уже поздно, что-либо менять. И не смей говорить о Сириусе, как о предателе крови.

— Как мило, что ты заботишься о моем братце, — улыбнулась мисс Блэк.

— Сара брось, ты же знаешь, что ты одна из нас, а эти жалкие идиоты не стоят твоего внимания, — попытался достучаться до рейвенкловки Бут.

В этот момент самообладание девушки дало трещину. Глаза девушки стали черными, ниоткуда появился ветер.

Сара вытянула руку и начала медленно сжимать ее, тем самым все трое упали на пол и начали задыхаться.

— Убирайся, — крикнул Джеймс незнакомой девушке, которая с ужасом смотрела за тем, что происходит.

— Никто не смеет трогать моих друзей, — зло говорила девушка.

— Сара, остановись, — мягко говорил Поттер, пытаясь привести ее в чувства. — Ты же убьешь их. Сара не становись, как они. Ты лучше этого.

Девушка, слушая мелодичный голос друга, успокоилась, и опустила руку, но глаза все еще были черными. Она обернулась к Джеймсу, и тот быстро обнял ее.

Малфой начал громко смеяться.

— А говоришь, что не одна из нас. Скоро ты будешь служить Темному Лорду. Потому что та сила, которую ты не можешь контролировать, возьмет верх над тем, что ты прикидываешься доброй.

— Этого никогда не будет.

Парень еще больше рассмеялся.

— Друзья — это твоя слабость, видишь одно упоминание, и ты потеряла контроль.

Сара медленно подошла к блондину, который пытался встать, и присела возле него.

— Ты ошибаешься, они моя сила, и то, что делает меня собой. И если вы хоть пальцем, кого-то из них тронете, лично шею сверну. А что бы у вас не оставалось сомнений.

Девушка подошла к гриффиндорцу, и тот протянул ей нож, который перелился золотым отливом на свете от луны. Затем воткнула его в живот Буту, но сделала это аккуратно, что бы ни задеть жизненно важных органов.

— Ну что пошли Джим выпьем? — как ни в чем не бывало, спросила девушка.

Они обошли слизеринцев, которые пытались помочь своему другу.

— Не затевайте игру, если не уверенны в победе, — на прощание сказал Джеймс, не разворачиваясь к троице.


Гарри резко сел на кровати, тяжело дыша. Он не понимал, что только что видел, был ли это сон, или что-то другое? Вдруг он увидел перед собой силуэта напоминавший ему его отца, тот лишь улыбнулся ему и исчез. На этот шум проснулся Рон.

— Дружище, что-то случилось? — сонно бубнил рыжий.

— Ничего… просто дурной сон.

Гарри еще пару минут смотрел туда, где недавно видел отца, потом уснул.

Глава 10

— Гарри ты как? — спросила Гермиона встревоженным голосом, тем самым выводя парня из состояния задумчивости.

Парень сфокусировал на ней свой взгляд, и понят что уже минут десять шкрябает вилкой по пустой тарелке. А причина такого состояния парня была в том, что ему уже две недели сняться странные сны. Они все о его отце и его друзьях. Иногда он видит забавные сны, где его родители ссорятся, как это делали они с Гермионой, пусть и редко, как Мародеры подшучивали над учениками и преподавателями. А иногда это были ужасные сны, в них отец с Мародерами делали вещи, которые, по его мнению, они не могли делать. Они своеобразно дружили со слизерином, вели странные игры друг с другом. В общем, все это очень беспокоило Гарри, и он не знал, что с этим делать. Из-за этого парень еще больше поменялся. Некоторые портреты начали судачить, что парень в конец превратился в Джеймса Поттера.

— Все в порядке, — заверил ее гриффиндорец. — Я просто не выспался.

— В последнее время ты частенько не высыпаешься, — подала голос Алексия.

— И стал нервным каким-то, — поддержал Рон.

— Ребята, ну что вы пристали к парню? — вступилась за Гарри Джинни, которая вновь возобновила интерес к парню. И это решительно не нравилось Грейнджерам, и если Алекс это не скрывала, говоря, что переживает за сестру, то эта сестра все время отрицала факт ревности.

— Мы переживаем за него, — немного резко кинула Алекс.

Все сразу посмотрели на нее, даже Поттер поднял голову, которую он спрятал, когда на него набросились друзья.

— Что? — недоумевая, спросила девушка.

— И это еще я немного раздражителен, да? — довольно улыбнулся Гарри.

Девушка сузила глаза, и укоризненно посмотрела на друга, потом встал, и ушла, со словами:

— Пойду я, не хочу опоздать на ЗОТИ, и вам советую не задерживаться.

При выходе с большого зала она окликнула слизеринца — Андрея Петрова.

— Может месячные, — изложил свою теорию рыжий, как только их подруга ушла.

Гермиона посмотрела на него красноречивым взглядом.

— А ты меньше бегай за Уилкинсон, может они и пройдут, — язвительно заявила гриффиндорка.

Уизли не нашлось, что ответить, и он вернулся к завтраку. В то время Джинни уже оживленно говорила, что-то Гарри. Увидев эту картину, Грейнджер сжала бокал с тыквенным соком.

— Я, наверное, тоже пойду, — девушка выдавила из себя улыбку, встала и ушла.

Гарри проводил ее взглядом.

— Ну, так что, Гарри ты согласен? — спросила, лучезарная, Джини.

Парень посмотрел на нее. Он не слушал ни единого слова, и теперь не знал, как выкрутиться. Поттер решился положиться на удачу.

— Да конечно, — ответил парень.

Девушка довольная ответом, поцеловала Гарри в щеку и выбежала счастливая с зала.

— На что я согласился? — спросил Поттер у друга.

— Пойти с ней к Слизнорту, — сказал друг, поглядывая на слизиринский стол за которым отсутствовал Малфой, и это непонятно почему беспокоило его. — Я, кстати, сегодня не буду ночевать в гриффиндорской башне.

— Почему?

— Шутишь? Я уж лучше буду спать на улице, или в подземелье слизирина, чем попадусь под горячую руку Гермионе. Она ужасна в гневе, но при этом есть некоторое очарование. А она будет в гневе, когда узнает, что ты идешь с моей сестрой на бал Слизнорта. Я, конечно, люблю Джини, но вы не подходите друг другу. Только попробуй, тронь ее, не посмотрю, что ты мой друг.

— Успокойся Отелло, — улыбнулся Поттер. — Не собираюсь я совращать твою сестру. А вот с Мионой не красиво вышло.

— Давай поговорим об эстетике этой ситуации после того, как не опоздаем на урок с Снейпу, — брюнет кинул удивленный взгляд на друга. — Что? На мне отрицательно сказывается общение с Алекс.

Парни едва успели на урок. Как только они сели на свои места, вошел профессор.

— И так сегодня у нас опять будут дуэли, — холодно объявил Снейп. — Мисс Грейнджер с Петровым к дуэлям не допускаются. Будете сидеть конспектировать теорию. В конце урока проверю.

Тут открылась дверь и вошла Гермиона.

— Мисс Грейнджер вы все-таки решили снизойти к нам и посетить наш скромный урок, — язвительно произнес профессор.

— Извините, меня задержала профессор Макгонагалл, — поспешила оправдаться девушка.

— Допустим.

Только девушка собралась сесть на свое место, как преподаватель перегородил ей путь. Гриффиндорка медленно подняла на него взгляд.

— Я не говорил, что вы можете садиться мисс Грейнджер. Ставайте с другого конца кабинета, будете драться со мной на дуэли. Вы же у нас умница, вот и посмотрим, на что вы годитесь на практике.

Гарри уже хотел возразить профессору, ему не нравилось эта затея. Но его вовремя остановили Алекс и Рон.

Гермиона вытянула палочку, поставила ее перед собой и поклонилась Снейпу, затем повернулась и прошла нужное количество шагов. Первым заклинание послал профессор. Грейнджер в основном оборонялась. Бой длился всего несколько минут, девушка выдержала их достойно. В конце, когда преподаватель ЗОТИ на секунду отвлекся, девушка обезоружила его, тем самым одержала победу.

— Не плохо мисс Грейнджер, — нехотя сказал Снейп. — Можете становиться в пару с Лонгботомом, — когда девушка почти дошла до своего одноклассника, добавил: — И да, 20 баллов гриффиндору.

Гермиона не могла поверить своим ушам, профессор Снейп, чуть ли не впервые похвалил ее, и начислил баллы ее факультету. Оставалось только ждать, что Темный Лорд сейчас забежит и будет всем дарить цветы и провозглашать мир. Но этого не случилось, и ученики продолжили дальше заниматься уроком. Весь остаток занятия прошел мирно, только вот профессор ЗОТИ все время странно посматривал в сторону сестер Грейнджер.

— Я ненавижу его, — сказал Рон, когда они покидали класс. — То я не правильно стал, то палочку не так держу. Ему лишь бы докопаться. И чего он вообще напал на тебя Гермиона, а еще так похвалил, будто унизить хотел.

— В этом весь профессор Снейп, — пожала плечами Гермиона. — Кстати, вы сейчас куда собираетесь?

Парни немного непонимающе посмотрели на подругу.

— А, точно, у нас же зелья отменили, — произнес Гарри, когда вспомнил. — Может, сходим на улице прогуляемся, к Хагриду сходим, мы к нему давно не заходили.

— Это хорошая идея Гарри, но мы уже собрались идти в библиотеку, — начала Алекс. — Нужно написать эссе по истории магии, а еще сегодня бал у Слизнорта, нужно все приготовить.

— Да, прости, Алекс права, — виновато скривилась Грейнджер.

— Та ничего, мы понимаем, — улыбнулся Рон. — Моя спутница должна быть самой красивой, — подмигнул рыжий, и поцеловал Алекс в щеку. — Тогда мы пошли, не будем вам мешать.

Девушки засмеялись от выражения лица парней, и пошли в библиотеку.

Гриффиндорки сидели в библиотеке за дальним столиком, и что-то выписывали с книг. Они так сидели около двадцати минут, пока Гермиона не захлопнула громко книгу и не уставилась на сестру.

— Что? — не отрываясь от конспекта, спросила Алексия.

— Что у тебя с Малфоем? И не говори, что ничего. Меня не обманешь.

Алексия медленно отложила книгу, и отложила перо, посмотрела на сестру. Она не знала, что ответить сестре. Ее отношения, если их можно так назвать, должны оставаться в секрете. За последние две недели их взаимоотношения приобрели иной оборот, куда более серьезней, чем Гермиона могла представить.

— У нас, что-то похожее на игру, — улыбнулась Алекс. — Ты же знаешь мои пристрастия к плохим парням.

Гермиона прищурил глаза, посмотрела на сестру.

— А это случайно не связано с тем, что Хорек похож на твоего бывшего парня Дина? — немного ехидно спросила она сестру.

— Ты же знаешь, что это не имеет к этому никакого отношения, — закатив глаза, ответила Алекс. — Я ничего не чувствую больше к Дину, и до этого момента я даже не замечала их схожести.

— Просто это странно, он придурок. Я переживаю за тебя.

— Не такой он уж и придурок. Просто, он попал под влияние отца, который связал его не с теми людьми. И тем более чем я ближе к нему подберусь, тем больше мы будем знать о его планах.

Гермиона задумалась, а стоило ли это того, что бы калечить судьбу своей сестре. Но благодаря этому можно спасти кучу жизней, это может быть не справедливо, и чертовски неприятно, но это того стоит. И что-то подсказывало, что ее сестра относиться к слизиринцу не так, как она это хочет показать, или она сама не знает еще этого.

— А ты почему опоздала на урок? — воспользовавшись замешательством сестры, спросил Алекс.

— Я не помню, — обеспокоено ответила девушка.

— Не может быть. Опять?

— Да, может, ты пороешься в моей голове.

— Это, как и в прошлый раз не даст результата. Мне это не нравиться. Кто-то стирает тебе память, и при этом мы не знаем, что он с тобой делает.

Тут к девушкам подошел семекурсник с рейвенкло, и мило улыбнулся.

— Привет девочки.

— Привет, — Гермиона улыбнулась с облегчением, его приход означал, что они закрыли эту тему.

— Гермиона можно с тобой поговорить? — спросил ее парень.

— Ладно, пойду, положу книгу на место, — подмигнула, Алекс сестре, и быстро исчезла.

— О чем ты хотел со мной поговорить?

— Гермиона…, - парень запнулся. — В общем, я бы хотел спросить, не хотела бы пойти со мной на бал к Слизнорту.

— Аарон, понимаешь…

— Нет, подожди, я знаю, что вы там с Поттером вроде как встречаетесь, но дай мне шанс. Я хотел тебя пригласить еще, как только стало известно о бале, но все никак не решался.

Девушке вдруг перехотелось отказывать парню, к тому же Гарри ее так и не пригласил. А она не настолько крута, что бы прийти на бал одной. И немного приревновать Поттеру не помешает.

— Да, я согласна.

— Подума…, что ты сказала? — переспросил Аарон.

— Я согласна, — улыбнулась Гермиона, смотря на парня.

— Ты не пожалеешь, — он поцеловал ей руку, и откланялся.

Девушка села обратно за стол, и начала перелистывать книгу, при этом странно улыбалась. Она была в своих мыслях, что даже не сразу заметила, что уже не одна. Напротив нее сидел Петров, положив голову на руки, умиленно наблюдал за девушкой, в любой момент готов раздастся громким смехом.

Потом появилась Алекс, и пнула парня в плечо, что бы тот пересел на соседний стул.

— Слушай, что это с ней? — спросил, наклоняясь к девушке Андрей.

— Не знаю, — смеясь, пожала плечами девушка. — Судя по улыбке, что-то задумала.

— Герм, Земля вызывает тебя, — парень пнул ее ногой под столом.

— Ауч, за что? — возмутилась девушка.

— Хватит придумывать свои мерзкие, коварные планы, — заулыбался Андрей.

— Съешь лимон.

— Укуси меня, — еще громче засмеялся парень.

— Вы такие милые ребята, — засмеялась Алекс.

— Чего пришел? — спросила Гермиона.

Парень перестал смеяться, и осмотрелся, что бы их никто не слышал.

— До меня дошли слухи, что в школе завелся вампир, причем только превращенный.

— Только этого нам не хватало.

— Дослушайте. Говорят, что этот вампир шавка наследников Гриндевальда.

— У него были дети? — удивилась Алекс.

— Были, но о них знает мало.

— А откуда этот слушок до тебя дошел? — поинтересовалась Гермиона.

— Я видел этого вампира, но только со спины, и в темноте. Скорее всего, это девушка.

— Вот черт, нужно будет добыть вербену, — Алекс стукнула себя по лбу. — Как же я сразу не догадалась. Твои провалы в памяти могут быть связаны с тем, что тебе внушают, что-то. Это очень плохо.

— Узнаю, кто это, лично шею сверну, — зло говорила Гермиона. — Сможешь узнать, кто этот вампир?

— У самого руки чешутся. Ненавижу вампиров, так что сделаю все, что бы вычислить ее.

— Ладно, успокойтесь, нам сейчас нужно приготовиться к балу, — остудил их пыл Алекс. — Ты же знаешь Миона, что это важно.

Последующие два урока прошли, как обычно. Вот только если не считать того, что на одной из перемен к ним подбежала Джинни и сказала, что идет на бал с Гарри и ей нужна будет их помощь. Сам же Поттер внимательно следил за реакцией подруги. Гермиона перестала улыбаться, но никак не подала виду, что ее это чем-то задело. Девушка лишь улыбнулась, и утвердительно покачала головой.

Ближе к вечеру двое молодых людей ждали своих спутниц возле лестницы, что вела в спальни девочек. Оба нервничали без видимой на то причины. Но они замолчали, как только увидели сестер Грейнджер. Гермиона была в белом платье, которое досягало колена, оно было на широких бретелях, и покрыто кружевами, поверх платья висел кулон на длинной цепочке в виде гордого льва, который выгодно подчеркивал ее глаза. Девушка сделала себе высокий хвост, и нанесла на лицо минимум макияжа. У парней отвисла челюсть.

— Слюни подотрите, — засмеялась девушка. — Я ведь не ваша спутница. И кстати вы отлично выглядите, не подумала бы, что вы оденете магловский костюм.

— Ну не могла же я позволить, что бы со мной шел парень, плохо одет, — сказала Алекс, выходя из-за спины сестры.

— Я должна была догадаться.

Рон посмотрел на свою спутницу, и просто потерял дар речи, и это учитывая, что он и раньше не излагал свои мысли красиво. Алексия была одета в черное платье до колена, на ее шее красовался кулон летучей мыши, знак ее факультета. Платье так же было кружевное поверх основной ткани. Волосы девушка закрутила в крупные локоны, и так же на ней было минимум косметики.

Увидев, как подействовала на парня, Алекс подошла к нему и положила руку на плечо.

— Ну, что пошли, — предложила девушка, мило улыбаясь.

— Еще Джини не спустилась, — еле нашелся Поттер.

— Я уже тут, — произнесла Джини, спускаясь по лестнице.

Девушка была одета в персиковое платье с четвертным рукавом, оно выгодно подчеркивало фигуру девушки, но в тоже время не выглядело вульгарно.

Ребята потихоньку двинулись к Слизнорту. Алекс взяла Рона под руку, так же как и Джини с Гарри, они шли и смеялись, что бы хоть, как-то скрасить напряжение, которое повисло между Поттером и Гермионой. Эти двое бросали друг на друга странные взгляды, и тут же отводили глаза. Возле входа в кабинет профессора зельеварения стоял, и нервно перебирал стебель полевой ромашки Аарон. Как только рейвенкловец увидел компанию гриффиндорцев, сразу просиял.

— Гермиона ты превосходно выглядишь, — словно очарованный промолвил парень, протягивая девушке цветок.

— Спасибо, — лицо девушки покрылось легким румянцем, и она протянула руку своему кавалеру.

В это время челюсть Поттера начала ходить, ему не нравилось, что это парень смог вызвать смущение у его Гермионы. Три пары зашли внутрь, где уже вовсю шел прием. Сразу же при входе их встретил профессор.

— А вот и мои любимые ученики, — улыбнулся Слизнорт, посмотрев на Алекс немного скривился, но тут же заулыбался снова. — Проходите, веселитесь, я скоро к вам присоединюсь.

Гермиона с Аароном сразу же отошли к его друзьям с рейвенкло, Алекс с Роном пошли поздороваться с Андреем. Гарри же с Джини мило общались, но на самом деле первый наблюдал за своей подругой, и только временами поддакивал рыжей.

Вечер набирал обороты, все веселились. Сестры Грейнджер танцевали со своими спутниками, а за ними наблюдали два злых парня, которые их явно ревновали. Когда танец закончился, они, еле дыша, подошли к Гарри, Джини, Луне и профессору Слизнорту.

— Хорошая вечеринка, — похвалила Алекс преподавателя.

— Рад, что вам нравиться. Я слышал, что вы солистка в известной музыкальной группе.

— Бывшая солистка, мне пришлось уйти, — пожала плечами девушка.

— Не могли бы вы уважить пожилого мужчину и спеть. Уж больно мне хочется услышать ваш голос.

— Да, Алекс спой нам, — поддержал Слизнорта Рон.

— Я ее пытаюсь уговорить мне, что-то спеть уже почти четыре месяца и бесполезно, — улыбнулась Гермиона.

— Это почему? — поинтересовалась Джини.

— Она дала, что-то вроде обещание больше не петь, — закатила глаза гриффиндорка.

Алекс в этот момент не слушала их, и смотрела в другую сторону, где стоял Малфой с его спутницей Асторией Гринграсс. Как только парень заметил, что за ним наблюдает гриффиндорка, решил ей отомстить, ехидно улыбнулся, и поцеловал свою спутницу. На что Алексия только закатила глаза.

— Я отлучусь на минутку, — сказала она. — Вернусь и обязательно спою вам.

— Ловлю на слове мисс Грейнджер.

Алекс подошла к Петрову, который стоял поодаль от всех.

— Чего не веселишься?

— Это не по мне, — отмахнулся парень. — Хочу домой, соскучился по своей школе.

— Еще полгода и все закончиться, — пожала его плечо в знак поддержки.

— Одновременно и хочется и не хочется, что бы этот год заканчивался, — как-то грустно начал парень.

Алекс заметила в нише за шторой Малфоя, и тут же перебила друга, что бы тот не взболтнул лишнего.

— Я поняла. Знаешь, что лучше пока пойди поразвлекайся, вон смотри, — она обвела рукой гостей, — сколько красивых девушек. А еще я тебе спою, только не грусти.

— Неужели я дождался, и ты все же споешь, — Андрей тут же стал веселее. — Ну, тогда ладно, пойду веселиться.

Как только Петров отошел, Малфой затащил девушку к себе в нишу. Парень прижал Алекс к стене и жадно впился в ее губы. Гриффиндорка отвечала ему не с меньшим пылом.

— Я не могу смотреть, как ты веселишься с этим рыжим, — тяжело дыша, сказал Драко, отрываясь от девушки.

— Ты же не хочешь, что бы кто-то заподозрил тебя в связи со мной, — ехидно улыбнулась девушка.

— Не хочу, но ты моя. Что бы я ни видел больше тебя рядом с Уизли.

— Только после того, как ты отлипнешь от Гринграсс, — все тем же ехидным голосом ответила девушка.

Парень ничего не ответил, лишь еще раз поцеловал Алекс еще раз, после чего она выскользнула обратно к гостям. Слизеринец прислонил голову к стене и тяжело вздохнул. Он не знал, что ему делать. Эта девушка одновременно злила его и успокаивала, и из-за этого он ненавидел ее. Думая об этом, он услышал какие-то голоса доходившие с соседней ниши. Прислушавшись, он узнал голос Поттера и Гермионы. Малфою захотелось было выдать свое место нахождения и постегать их, но любопытство перевесило.

— Гарри, да что с тобой, ты ведешь себя ужасно, — обеспокоено говорила Гермиона.

— Мне не нравиться этот твой дружок Аарон, — огрызнулся тот.

— Он не мой дружок. А даже если бы и был то, что тут такого. Разве сложно, как любой друг порадоваться за меня?

— Ты мне не друг, — крикнул Гарри, но тут же снизил тон. — Никогда не была просто другом.

На мгновение девушка потеряла дар речи, она просто смотрела на парня, пытаясь найти, что-то в его глазах.

— Скажи это.

Гарри понял, о чем она говорит. Он и сам понимал, что должен сказать ей это. Но по какой-то причине он не смог ничего сказать, просто стоял, смотрел ей в глаза и молчал. Поттер знал, что если он будет продолжать молчать, это может разрушить их отношения с Гермионой, но не мог ничего с собой поделать.

— Я так и думала, — девушка отвернула голову в сторону зала, с которого послышался голос ее сестры. — Запомни, я не твоя собственность. Я вправе делать все, что хочу.

После чего девушка быстро выбежала с ниши. Она была зла, и в тоже время ей было больно. Хотелось плакать. Но тут она услышала голос сестры, и тепло улыбнулась. Она почти забыла, какой у нее красивый голос. В общем, она могла понять, почему она отказывалась петь так долго, ведь это приносит ей боль. Но на сцене она выглядела счастливо, будто она была рада своей боли, которую приносят воспоминания.

Алексия пела на украинском аргументов это тем, что хочет отдать дань своей подруге. Но одной петь она не хотела, поэтому уговорила парня с пуффендуя, которому помогала написать песню любимой, спеть с ней.

Шаленію, божеволію, розум втрачаю

Від людей тебе сховаю, сховаю, сховаю

Знаю і але усе одно про тебе мрію

Шаленію, шаленію я, шаленію

Под ее мелодичный голос люди расслаблялись, и просто танцевали парами. Гермиона же внимательно высматривала одну девушку в толпе, которую никак не могла найти. Она искала Камиллу, у них с сестрой был план, как узнать, что на уме у этой странной девчонки. Только вот он провалился, потому что она ушла, побыв не больше часа.

Парень продолжил:

Дивлюся і не можу надивитись,

Цілую і не встигаю насолодитись,

Молюся і боюсь забути важливе,

Але пам*ятаю що ти є диво,

Сказати "Ти красива", це промовчати.

Хочу тобою і пишатись і ховати тебе,

Для себе, від всіх так я знаю це гріх

І хай твоїх ніг ще торкнуться сотні доріг

Просто хочу іти поруч з тобою,

І хочу бути твоєю стіною

Хочу змагатися з самим собою

Та завдяки тобі не боятись бою

Бути безстрашним маючи намір

Допомогти тобі всьому радіти

Перемагаючи весь зовнішній гамір

Тихо собі шаленіти

К Гермионе подошел ее спутник на этом балу и предложил потанцевать. Он был настолько взволнован и даже не заметил, что девушка, кого-то выискивала в толпе. Когда они танцевали, парень сбивчиво говорил что-то, но девушка была на своей волне, которая перебывала еще с Поттером в той нише.

— Прости, что ты сказал? — переспросила девушка.

— Ты… ты будешь встречаться со мной?

Девушка подняла взгляд на парня. В его взгляде была одна искренность. Было видно, что он был по уши влюблен в Гермиону. Гриффиндорка не смогла сопротивляться его искренности, а еще она хотела отомстить Гарри за то, что он сделал ей больно.

— Да.

Песня окончилась, и Гермиона сославшись на плохое самочувствие, пошла к себе в комнату. Ей очень хотелось сейчас побыть одной, возможно поплакать в подушку. Исчезновение девушки заметили ее друзья и сестра, но они решили не трогать ее сейчас. Они знали, если она захочет то сама все расскажет, потом.

Бал у Слизнорта закончился, ребята вернулись в свою гостиную, немного поболтав, разошлись в свои комнаты.

— Ну почему у нас не может все быть, как у нормальных людей? — задала вопрос Гермиона, как только Алекс зашла в комнату.

— Может, потому что мы не нормальные люди, — предположила ее сестра, снимая босоножки и ложась на кровать.

— Ничего не хочешь рассказать?

— Точно не сегодня, — устало ответила, Алекс сестра, и умостилась засыпать.

— Ну, хорошо.

Девушка взяла халат и полотенце и пошла, принять душ. Когда она уже возвращалась, то столкнулась в коридоре с Джини.

— О, как раз ты мне и нужна, — радостно сказала ты. — Можем поговорить?

— Конечно.

Девушки прошли чуть дальше, что бы их никто не мог услышать.

— У меня есть для тебя предложение, от которого ты не сможешь отказаться.

— Какое?

Глава 11

Через пару дней должны были начаться зимние каникулы. Все предметы были уже сданы, и студенты беззаботно бродили по замку в предвкушение праздников. Только гриффиндорцы были немного взволнованы, ведь сегодня первая их игра в новом составе. Играть они должны были с пуффендуем, которые выиграли прошлую игру у рейвенко. Хотя у самого капитана команды не было мыслей, что они могут проиграть. Он видел, на что способна его команда и как мог, подбадривал их. До начала игры остался час, и вся команд направилась в раздевалку, что бы приготовиться к игре.

— И так ребята, — начал Поттер, перед выходом. — Сегодня наша первая игра, и мы победим, ведь мы лучшие. Не смейте сомневаться в этом, это мой приказ, как капитана. За победу.

— За победу, — повторили все остальные.

Ребята разошлись. Джини решила подойти к Гарри.

— Что с тобой? Ты какой-то грустный, — заботливо спросила девушка.

— Тебе показалось, все хорошо, — Гарри улыбнулся ей своей обольстительной улыбкой, но она не повелась на нее.

— Это из-за Гермионы, да?

Поттер поднял на девушку взгляд, неужели это так очевидно, или Алекс проболталась? Он не знал, что ей ответить, поэтому молчал. У него и для себя не было оправдания.

— Все образуется, вот увидишь, вы еще помиритесь, — она обняла его в знак поддержки, как иногда делала с братьями.

Тут в раздевалку вошла Гермиона, увидев эту картину, она развернулась и хотела уйти, но ее заметила Джини.

— Гермиона, — Уизли тут же отпустила Гарри. — Ты что-то хотела?

Девушка нехотя обернулась к ребятам и выдавила из себя улыбку.

— Хотела пожелать вам удачи, но вижу немного не вовремя.

— Да, что ты такое говоришь Герм, ты всегда вовремя, — улыбнулся Рон, который пытался справиться с волнением. — Кстати, не знаешь, где Алекс? Она обещала прийти подбодрить меня.

— Она не успевает заскочить к тебе, — виновато сказала Гермиона. — Но она просила передать, — девушка подошла к парню, поднялась на носочки и поцеловала его в щеку.

— Не буду ничего передавать через тебя, — улыбнулся рыжий, заливаясь краской. — При встрече лично передам.

— Не переживай все будет хорошо, — она пожала его плечо. Потом она добавила уже громче: — Желаю всем удачи. Мы победим.

Гермиона направилась к выходу, но тут Гарри схватил ее за руку и развернул к себе. За ними наблюдала все сборная гриффиндора, всех интересовали отношения этих двоих. Поттер и Грейнджер посмотрели на ребят, и те сделали вид, что очень заняты. Потом они посмотрели друг другу в глаза, и несколько секунд просто молчали.

— А меня наудачу не хочешь поцеловать? — игриво спросил Гарри.

— Думаю, удача тебе не понадобиться, ты хороший ловец, — криво улыбнулась Гермиона в ответ.

Поттеру ничего не оставалось, как отпустить ее, поскольку за ними наблюдали. Гриффиндорка еще раз всем улыбнулась, и вышла с раздевалки. Посплетничать о том, что они увидели, игроки команды не смогли, поскольку объявили выход.

Мадам Хуч, как обычно для начала объявила правила, капитаны пожали друг другу руки, и игра началась. Квофл сразу же оказался к руках пуффендуйцев, и направился в ворота гриффиндорской сборной, но благодаря ловкости Рона Уизли удар был отбит. Трибуны взорвались аплодисментами. Гриффиндорские нападающие перехватили мяч и направились во вражеские ворота. Игра была захватывающая и, наблюдая за ней Гарри, чуть не пропустил снитч. Когда он заметил, золотой мячик летал возле гриффиндорских трибун, буквально над головой сестер Грейнджер. Долго не раздумывая он полетел за ним, но тот быстро переместился ближе к земле. Что бы словить мячик, ему пришлось стать на метлу, как в своем первом матче, но на этот раз он не проглотил снитч, и не упал с метлы.

— Гарри Поттер поймал снитч, — закричал комментатор. — Гриффиндор победил.

Спустившись на землю, гриффиндорцы подняли на руки Поттера и Рона Уизли, и начали скандировать речь о победе. Они понесли их в замок, где их уже ждала вечеринка. Ее приготовили, если победят то в честь победы, а если проиграю то, как утешение. Как говориться, нужно уметь проигрывать красиво. Но на самом деле никто не сомневался в победе львиного факультета.

Ближе к вечеру, когда уже все были слегка выпившие, и уже не стесняясь, танцевали на столах, Гарри заметил, как Алекс тихо покидает гостиную, и тут же пошел за ней. Он давно хотел с ней поговорить. Долго девушку искать не пришлось. Алексия сидела на лестнице, возле в хода в гостиную. Парень сел возле Грейнджер, и увидел, как по ее щекам катились слезы.

— Ал, что случилось? — обеспокоено спросил он.

Девушка долго не отвечала, а потом подняла свои заплаканные глаза, вытерла слезы, и произнесла:

— Ничего.

— Алексия Грейнджер, — с нажимом произнес Гарри.

— Его больше нет, он обещал быть всегда рядом, но его нет, — произнесла гриффиндорка, опять начиная плакать.

— Кого больше нет? О чем ты говоришь?

— Отец…он мертв, — девушка задыхалась, ей не хватало воздуха, у нее начиналась истерика. — Моего папы больше нет. Его…его убили пожиратели во вчерашнем налете на магловский Лондон.

Гарри не знал, что сказать или сделать. Да и он понимал, что ничего не сможет изменить того факта, что его подруги потеряли отца. Ни одни слова в мире не смогут выразить, как ему жаль. Он даже отчасти начал винить себя, ведь он обрадовался, что его шрам не болел уже четыре месяца, и это его даже не настораживало. Если бы он поддерживал связь с Темным Лордом, он мог бы предотвратить это.

— Не вини себя, — произнесла девушка, в который раз вытирая слезы. — Ты не мог знать о нападение, тем более, если он закрыл от тебя свой разум.

Парень обнял девушку за плечи, и притянул к себе.

— Мне…

— Я знаю. Лучше пойди, найди Гермиону, ей сейчас нужнее твоя поддержка.

— А как ты?

— Я справлюсь, не переживай. Как говорил отец: «Силен тот, кто в горе не плачет». Он не любил, когда мы плакали.

— Алекс…

— Иди к ней я сказала, — крикнула девушка. — Это твой последний шанс все исправить. И не дай Мерлин ты этого не сделаешь. Ты должен ей признаться.

Сзади открылся портрет и из него вышел слегка пошатывающийся Рон с Лавандой, они наверняка не просто прогуляться вышли. Увидев заплаканную подругу и опечаленного друга, Рон тут же перестал хихикать.

— А что это вы тут сидите одни? — пьяно хихикая, спросила Лаванда. — Я думала, ты с Гермионой мутишь.

— Заткнись, — рявкнула Алекс. — Если хочешь на рождественские каникулы прыгать на своих двоих копытах, сейчас же исчезнешь с поля моего зрения.

Все трое посмотрели с удивлением на девушку. Браун решила все таки не испытывать свою судьбу и все таки вернулась обратно в гостиную. Гарри еще раз обнял девушку и еще сильнее сжал. Он хотел бы забрать всю ее боль себе.

— Ты чего кусаешься? — спросил Рон.

Алекс открыла рот, что бы ответить, но ни звука не слетело с ее уст. Она развернулась к Поттеру и уткнулась ему в плечо.

— Что с ней? — смятенно спросил рыжий.

— Иди Поттер, я сама расскажу, — она пнула Гарри в направление лестницы, что вела в низ.

Он некоторое время поколебался, но тут перед его глазами стала картина, как Гермиона стояла на вершине астрономической башни и горько плакала. Не особо понимая, парень тут же бросился к астрономической башне.

Алекс села обратно на ступеньку, и положила голову на колени.

— Лекси, что случилось? — теплые руки парня легли на спину девушке, и поглаживали, от чего она еще больше содрогалась от рыданий.

— Мой папа умер, — на этот раз она говорила это более спокойно, скорее даже отсутствующе.

Больше ей не пришлось ничего говорить, Рон прижал ее к себе, и начал целовать ее в затылок, щеку, шею. Он пытался хоть, как-то облегчить ее боль, ведь он понимал, что забрать ее полностью у него не удастся.

— Я хочу домой, обратно домой, — говорила девушка, но уже холодным голосом.

— Это твой дом.

— Нет, это не так. Даже если у меня появились здесь друзья, это не мой дом. Я хочу в Трансильванию, там все намного проще.

— Ал…

— Мы больше никогда не соберемся всей семьей. Хотя кого я обманываю, мы уже давно не были семьей. После того, как мы пошли в магические школы наша семья рассыпалась. Мы видим друг друга только летом, и то один месяц, ведь Гермиона уезжает к вам в гости, а это лето и вовсе дома не была. Но не подумай, я не виню вас, просто…мне не хватает ее, не хватает семьи. Магия медленно отбирает у меня все, людей, который я люблю, семью. Теперь я понимаю, слова своего преподавателя по ЗОТИ. Он говорил всегда, что магия требует жертв.

Уизли не нашлось, что ответить подруге, он просто был рядом, и этого было достаточно.

Поттер же мчался, что было силы в астрономическую башню, он боялся, что Гермиона сможет наделать глупостей. Хотя эта девушка и была невероятно сильной, смерть родителей всегда особенно трудно переживать. Ему делалось безумно больно, как только он думал о том, какого его подруге сейчас. Как только он поднялся наверх башни, и увидел свою подругу на краю, ее тело содрогалось от слез, у него внутри будто оборвалось, что-то.

— Гермиона, — едва прошептал парень, от того, что в горле у него пересохло.

В этой абсолютной тишине его слова прозвучали громко. Девушка медленно обернулась, у нее в глазах было удивление, она не думала, что он заметит ее исчезновение. Гермиона не плакала, ее взгляд был ясным, но глаза были красными, что свидетельствовало, что она все-таки плакала.

— Гермиона, — еще раз повторил парень, не зная, что сказать.

— Ты знаешь, — горько улыбнулась девушка, делая заключение. — У тебя случайно нет с собой, какого-то пледа, а-то я замерзла, — говорила в манере Луны, что очень насторожило Гарри.

Парень быстро сократил между ними расстояние, и как только он оказался в зоне ее досягаемости, девушка быстро и сильно обняла парня. И только оказавшись в сильный руках парня, Гермиона заплакала. Только рядом с Гарри она могла быть слабой. Нередко говорили, в том числе профессор Трелони, что Гермиона лишена чувств, но Поттер, знал, что на самом деле его подруга очень ранима и чувствительно, хоть и не хочет этого показывать.

Спустя некоторое время Грейнджер успокоилась немного, и подняла заплаканные глаза на парня. Гарри хотел сказать, что любит ее, что он рядом, но их внимание отвлекло сияние, которое охватило ночное небо.

— Как красиво, — зачаровано проговорила гриффиндорка. — Такое чувство, что вселенная издевается. Мой мир рушиться, а вокруг ничего не поменялось, а даже наоборот появилось еще больше прекрасного.

— Может, он не издевается, а пытается утешить тебя.

— Если это так, то это не подействовало.

Девушка снова выпустила иголки, отвернулась, от друга.

— Миа, пошли в гостиную, ты уже совсем зазябла.

— Я не хочу туда возвращаться, — резко ответила та.

— Ну, хорошо, не хочешь в гостиную, тогда пошли в выручай комнату, тут холодно, — парень нежно положил руки ей на плечи, от чего Гермиона немного расслабилась.

Девушка обернулась к гриффиндорцу, тот взял ее за руку и они пошли. По дороге они ни о чем не говорили, да и этим двоим, это не нужно было, они и так понимали друг друга. Подойдя к нужной стене, Гарри еще не успел ничего загадать, как появилось двери. Когда пара зашла туда, то увидели просторную комнату с дерева, но мебели было не много, только большая кровать, рабочий стол, комод и шкаф. В комнате так же был вход в ванную, она была словно частью комнаты, а не отдельной комнатой. На стенах висели картины, и фотографии.

— Прости, я этого не загадывал, — сказал Поттер, смотря на просторную кровать.

— Я это загадала, — Гермиона по-хозяйски прошлась по комнате, и села на кровать. — Это моя комната.

Гриффиндорец присмотрелся к фотографиям, и увидел на них Гермиону с сестрой, ее родителей. Одно фото привлекло его внимание больше остальных, на нем его подруга была с каким-то парнем. Ему это не понравилось.

— Кто это? — спросил Гарри, указывая на фото. Потом он заметил, что с эти парнем было еще пару фотографий.

— Оскар, — отмахнулась подруга.

— Оскар, — повторил тот.

— Именно, — девушка дала понять, что они закрыли эту тему.

Гермиона легла на кровать и смотрела на потолок. Гарри заметил это, и прилег рядом, так же уставившись в потолок. Он буквально телом ощущал, как его подруге сейчас плохо. Поттер решил еще раз попытаться сказать о своих чувствах.

— Гермиона.

— Что?

— Ялюблютебя, — быстро сказал парень.

— Прости, что? — девушка тут же поднялась и посмотрела на Поттера.

— Я люблю тебя Миа, очень люблю.

Она долго смотрела на своего друга, на ее лице очень быстро менялись эмоции. Девушка очень хотела верить в его слова, но она хорошо помнила их разговор две недели назад.

— Гарри, — все же заговорила Грейнджер, — если это из-за…

— Ты слишком много говоришь, — Гарри принял это, за согласие, и наклонился к подруге.

Он немного задержался, когда их губи, разделяло призрачное расстояние. Гермионины губы невольно открылись, он сначала едва касался их, это было для нее настоящей пыткой, но потом постепенно Гарри начал углублять поцелуй, с напором, и привычной грубостью проникать языком в ее рот. При этом он не касался кожи подруги, это было одновременно очень мучительно и очень возбуждающе. Он был, как хищник, выжидал, дразнил, испытывал. С каждой секундой сердце Грейнджер стучало все сильнее, она растворялась в этом поцелуе, все казалось таким иллюзорным и нереальным, даже ее страх. С ней творилось что-то совершенно ей не подвластное: тело горело, нуждаясь в его прикосновениях, как в воздухе, губы пылали огнем, девушке не хватало воздуха, но отстранятся от парня, она даже не думала.

Гарри заставил себя разорвать наш поцелуй. Они соприкоснулись лбами, тяжело дыша, восстанавливая сбившееся дыхание. Сексуальное напряжение повисло в воздухе.

Не выдержав, Гермиона набросилась на него с новым поцелуем, на этот раз Гарри уже не церемонился, его руки властно и даже немного жестоко блуждали по телу любимой, вызывая приятную волну дрожи. Оторвавшись от губ, он начал жадно целовать ее шею, на что ее тело лишь выгибалось ему на встречу, а с ее губ срывались тихие стоны. Девушка и не заметила, как он уложил ее на кровать, ее ноги обвили его талию, желая, чтобы он был еще ближе, гриффиндорке катастрофически не хватало его. Грейнджер начала стягивать с него футболку, и Поттер на секунду перестал целовать ее шею, и после того как его футболка была отброшена в неизвестном направление, он жадно впился в мои губы. Этот поцелуй причинял почти физическую боль, он был будто изголодавшимся хищником, который боялся, что у него отнимут его источник пищи. Когда провел рукой по внутренней части ноги подруги, та резко отстранилась от парня, и широко открыла рот ловля им воздух, который в этот момент куда-то пропал. Гарри посмотрел ее в глаза, и прошептал странно осипшим голосом:

— Я хочу тебя. Но если это только из-за…

Она знала, что если бы сейчас захотела пойти на попятную, он бы ей не позволил. Но девушка и не думала об этом. Гермиона хотела его…она нуждалась в нем.

— И кто сейчас много говорит? — легко улыбнулась гриффиндорка. — Я боюсь, — та сделала небольшую паузу, — я раньше никогда…

— Я знаю, милая, знаю, — он подарил мне поцелуй полон нежности. — Обещаю, я буду нежным с тобой. Ты мне веришь?

— Да, — твердо, и без раздумий ответила Миона, — больше чем кому-либо.

Поттер поцеловал подругу с неприсущей ему нежностью, от чего та просто растаяла, все отошло на второй план. Все что гриффиндорка сейчас хотела — принадлежать ему. Она осматривала Гарри, он был идеален, почему она раньше не замечала, какой он красивый, и дело было не в его торсе, или его манящих зеленых глазах. Все крылось в мелочах, в его родинке под левым соском, незаметным шрамом на руке, все это очень притягивало Гермиону.

Поттер провел вверх вдоль ноги, и медленно начал стягивать с Грейнджер платье. Девушка хотела ему помочь, но Гарри пресек ее попытки, и она позволила ему самому сделать это. Было заметно, что для него это так же мучительно, как и для нее, но он старался сдержать свое обещание. Когда он все же снял ее платье, он с животной страстью посмотрел на Гермиону, изучая изгибы ее тела.

— Ты прекрасна.

— Мне нужно было раздеться, что бы ты это заметил, — девушка, как-то выдавила шутку.

Он опасно улыбнулся, и поцеловал Гермиону в губы, затем в шею, проводя языком по ямке на ключице, потом он добрался до груди. Быстро избавившись от мешающей ему части гардероба, он начал медленно поглаживать, а потом поцеловал. Староста резво выгнулась ему на встречу, это было для нее новое чувство, и оно ей очень нравилось то что она чувствовала. В то время руки Гарри блуждали у нее на животе, ей казалось, что на месте его прикосновений оставались ожоги. Хотя его кожа была приятно прохладна. Уже не имея возможности больше терпеть, Гермиона потянулась к его ремню. Поттер позволил ей сделать это самостоятельно, но из-за того, что руки Гермионы немного тряслись, ей удалось сделать это раза с четвертого.

Когда они были полностью раздеты, и гриффиндорец уже был готов сделать это. Девушка сильно зажмурила глаза, предвкушая, что будет очень больно, ее всю трясло из-за страха и желания уже, наконец, почувствовать его внутри себя, но он не спешил. Поттер мягко провел рукой по щеке возлюбленной. Гермиона еще никогда не видела его таким, никогда не думала, что он способен на такое. Он открывался ей с новой стороны.

— Открой глаза, — требовательно, но ласково произнес Мальчик-который-выжил.

Она могла, не подчинится его словам. Открыв глаза, Грейнджер встретилась взглядом с парой зеленых глаз. В них было, что-то такое незнакомое, она не могла понять, что он испытывает. Подруга Поттера невольно расплылась в глупой улыбке от созерцания такого незнакомого, как оказалось парня.

— Поцелуй меня.

И в этот раз она подчинилась ему, и в этот момент он вошел в нее. Девушка не чувствовала боли, лишь необычайное счастье, она не хотела, чтобы это чувство когда-либо кончалось. Гарри начал двигаться, от чего Гермиона начала дышать все чаще, задыхаясь, ловля ртом воздух. Парень же целовал ее в шею, что придавало остроты ощущениям. В порыве страсти она прижимала его ближе к себе, царапала его спину, впивалась в него сладким упоительным поцелуем. В этот вечер Гермиона Грейнджер вступила во взрослую жизнь, и она определенно ей нравилась. Все было как в тумане, тумане наслаждения, страсти, блаженства. Все их действия сопровождались стонами, произношение имен друг друга. И что было самое удивительное, гриффиндорка не чувствовала дискомфорта, боли, и всего того что испытывает девушка при своем первом сексуальном опыте.

Прежде чем все закончилось, девушка слышала, как он произнес с болью в голосе:

— Я люблю тебя, моя Миа.


Наутро Поттер не хотел просыпаться, ему казалось, что все, что происходило ночью, было сном, который он не хотел покидать. Но глаза ему пришлось все же открыть. Когда он перевернулся на кровати, таким образом, что будь он в своей постели, то точно бы упал. Оглядевшись, парень понял, что его сон был вовсе не сном, и тут же расплылся в довольной улыбке. Он повернулся, что бы поцеловать Гермиону, но ее не оказалось рядом. Гарри еще раз осмотрел комнату, ее нигде не было.

— Она ушла, — парень опять грохнулся на кровать. — Вот черт.

Собравшись с силами, он оделся и вышел с комнаты. Парень медленно брел по коридорам, думая, почему же Гермиона ушла, ничего ему не сказав. Он был намерен найти ее и поговорить с ней, нужно только взять карту Мародеров. Поттер видел, что подруга любит его, он чувствовал это ночью. Но почему же она тогда сбежала? Этому должно было быть разумное объяснение.

Тут в него врезалась Камилла Уилкинсон.

— Прости, — виновато улыбнулась она.

— Ничего страшного, — он не обратил на нее внимания и пошел дальше.

— Гарри, — окликнула она его, тот обернулся. — Тебя искал директор, просил, что бы ты срочно зашел к нему.

— Хорошо, спасибо.

Поиски Гермионы пришлось отложить. Гарри направился к директору, он знал, что это было что-то важное, ведь профессор Дамблдор две недели не появлялся в школе. Когда он поднялся в кабинет к директору, тот принял его радостно.

— Здравствуй Гарри, проходи.

— Здравствуйте профессор, вы хотели со мной поговорить о чем-то.

— Да, точнее попросить.

— О чем профессор.

Старик ничего, не объяснив дал парню в руки какой-то камень на веревочке. Гарри в недоумение начал рассматривать его.

— Что это?

— Узнаешь, когда придет время, — загадочно улыбнулся тот. — А сейчас ступай.

— Это все? — удивленно спросил избранный. — А как же наши занятия?

— Точно, я совсем забыл. У нас будет еще одно занятие по твоем приезде в штаб-квартиру ордена.

— Но…

— Все потом. Ступай, тебе еще нужно собрать вещи.

Глава 12

Люди, это вообще кому-то нравиться?


Поттер сидел в купе поезда, который вез учеников в Лондон. Он облокотился на окно и закинул ноги на сидение. На другой стороне сидел Рон, голова которого мирно покоилась на коленях Алекс. Пока парни, что-то обсуждали, девушка читала книгу.

— Не знаешь, где Гермиона? — как бы невзначай спросил Гарри у подруги, когда та закрыла книгу.

— Не имею ни малейшего понятия. Я ее вообще сегодня не видела, и ночью она не ночевала в спальне. А еще мне не нравиться этот ее рейвенкловец.

— По-моему, кто-то завидует, здоровой личной жизни, — ехидно подал голос Уизли, тем самым отвлек внимание девушки от друга, и они не заметили, как изменилось его лицо.

— Как я могу завидовать, когда у меня есть ты солнышко, — в тон парню произнесла девушка, наклонилась и чмокнула его в губы, отчего оба засмеялись.

— Есть то, что мне нужно знать? — в замешательстве спросил Поттер, но в тоже время в его голосе была насмешка.

— Да, мы поженились, — еще громче засмеялся Рон, и, вставая на колени перед девушкой, положил руки на ее живот. — Она сделает меня самым счастливым на свете.

В этот неудачный момент к ним в купе заходила Лаванда, главная сплетница школы. Увидев эту картину, она тут же вылетела, и побежала рассказывать, что только что узнала. Ребята переглянулись и еще раз засмеялись.

— Ты опорочил мою честь, как порядочный парень ты должен на мне жениться, — сказала Алекс, как только она сумела перестать смеяться.

— Я подумаю милая, — рыжий, что-то вспомнил и ударил себя по лбу. — Блин, мне же нужно патрулировать вагоны вместе с остальными старостами. Прости женушка, должен покинуть тебя.

— О, как я это переживу, — театрально закрыв глаза, произнесла Грейнджер.

Когда Уизли вышел, оставив своих друзей одних, те долго молчали, занимаясь каждый своими делами. Гарри просто уставился в одну точку, и пытался понять, почему Гермиона ушла утром, ничего ему не сказав. Может она считала это ошибкой? Но парень решил не принимать поспешных решений. Вместо этого он стал прокручивать события этой ночи у себя в голове.

— Не может быть, — подняла округлившие глаза на Поттера гриффиндорка.

Парень перевел испуганный взгляд на девушку. Он пытался сообразить, откуда та узнала об этом. Но тут же вспомнил об особенной способности подруги, и его лицо стало беспристрастным, он спросил ровным голосом:

— И давно ты роешься у меня в голове?

— Нет, — она отводила глаза. — Я это вообще никогда не делаю, но сейчас мне было скучно, а ты не реагировал на меня. Вот я и решила послушать студентов, кто ж виноват, что ты громко думаешь.

По тому, как блондинка смущалась было видно, что она говорит правду. Да, и Поттер на нее не злился, не мог, он бы сам ей во всем признался, просто потому что ему нужна поддержка, которую по какой-то не понятной причине может оказать только эта девушка.

— Можешь не оправдываться.

— Но это же личное, — парень бросил на нее взгляд, который говорил, что бы та прекращала. — Ладно, не буду больше, но, что бы было справедливо можешь задать мне личный вопрос.

Гарри улыбнулся, его забавляло то, как это говорила подруга, будто она ребенок и речь идет о рождественских подарках.

— Как ты?

Алекс сразу же поникла, она сразу поняла, о чем он спрашивает. На мгновение она забыла о своей боли. Она просто молчала, не зная, что сказать. Ей хотелось быть сильной, но у нее не получалось.

— Пуста, я пуста. Я столько потеряла. А главное я не могу сдержать слово данное отцу. Он всегда говорил, что силен тот человек, кто в горе не плачет, и я пообещала, что буду сильной. Я всегда хотела быть сильной для него.

— Прости.

— Ничего, это справедливо, за то, что я влезла в твою личную жизнь. Это ты из-за этого сам не свой?

— Да, но я не хочу об этом говорить.

— Если нужна будет помощь, только скажи.

В коридоре быстро прошла черная фигура, в которой оба гриффиндорца узнали Драко Малфоя. Девушка понимала, что она должна встретиться с ним, так сказать, последний выход перед каникулами. Она не хотела этого делать, она не хотела его больше видеть. Потому что чем дальше все заходило, тем больше она запутывалась. Все стало еще сложнее после того разговора с Гермионой, когда та сказала о сходстве Малфоя с ее бывшим возлюбленным.

— Если хочешь, мы прекратим это, — Поттер понял, о чем я думала и без оклюменции.

— Я должна закончить это. Теперь это дело принципа, он сделал мне больно, я хочу ответить тем же.

Он смотрел на Алексию Грейнджер и не узнавал ее. Он помнил ее жизнерадостной девушкой, которая не умела обижаться по долгу. А сейчас ее взгляд жесток, и она серьезно настроена, отомстить слизиринцу. Хоть Гарри и не питал симпатии к парню, он не понимал почему Алекс хочет сделать ему больно, ведь лично ей он ничего не сделал. За этим всем стояло, что большее.

— Ал давай закончим с этим, он все равно ничего не знает о планах Темного Лорда, или он тебе понравился?

— Нет, — спокойно отрезала девушка. — А вот на счет того, что не знает, ты ошибаешься.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — быстро произнес парень пока Рон не зашел в купе.

— О чем болтаете? Скорее всего, это не интересней того, что про нас уже весь поезд гудит. Вот это я повеселился от души.

— Тебя даже не волнует, что по этому поводу скажет Уилкинсон? — уже весело спросил Поттер, пока Алекс по-тихому выскочила с купе.

— А знаешь, она не единственная девушка на планете, — ответил рыжий, смотря на ягодицы, удаляющейся в коридоре Грейнджер.

— Только не говори, что на Ал запал, — скривился Гарри.

— А почему бы и нет, она ничего так, — подмигнул тот. — А если честно…мы друзья, — он на мгновение погрустнел, но тут же бодро добавил. — Кстати я видел Гермиону, она извинилась, что не смогла ехать с нами в одном купе. Она с рейвенкловцами зависла, и я согласен с Алекс, мне не нравиться этот парень, я даже забыл, как его зовут.

Избранному пришлось очень сильно постараться, что бы сдержать свои эмоции при себе. Он просто не мог поверить, что после того, что между ними произошло, она вернулась к своему парню. Гриффидорец резко подорвался, и пошел к выходу.

— Ты куда? — спросил Рон.

— Покурить.

— Ты ж не куришь, — возразил тот.

Поттер ничего не ответил и вышел в коридор, и пошел прямо, желая оказаться, как можно дальше ото всех. По пути он встретил компанию семикурссников и одолжил у них сигарету. Сейчас он стоял у открытого окна, холодный ветер бил ему в лицо. Сделав первую затяжку, парень закашлялся.

— Это плохая привычка, — послышался рядом знакомый голос.

Он проигнорировал слова Гермионы, девушка очень удивилась. Она не понимала, почему друг не хочет с ней говорить. Она попыталась посмотреть ему в глаза, но он отвернулся, тогда она попыталась развернуть его к себе. Через секунду она была прижата к стенке, а руки Гарри сильно сдавливали ее талию.

— Гарри, что ты делаешь? — в глазах девушки был не прикрытый страх. Гермиона потеряла отца, и ей кажется, что она теряет и друга, от чего ей было еще больнее.

— Зачем ты это делаешь? — спросил он холодным тоном.

— Делаю что? — Грейнджер не понимала о чем он.

— Почему ты ушла сегодня, ничего не сказав мне? Ты считаешь это ошибкой?

— Гарри я не понимаю о чем ты. Отпусти меня, мне больно, — молила девушка.

Парень, увидев слезы на глазах любимой, пришел в себя, и тут же убрал руки. Он думал, что она сейчас даст ему звонкую пощечину, и убежит, но она ничего такого не сделала. Гермиона наоборот нежно провела рукой по его щеке, всматриваясь в его изумрудные глаза.

— Что с тобой происходит в последнее время? — почти шепотом говорила гриффиндорка.

Поттер убрал руку подруги.

— Почему ты вернулась к Аарону? — игнорируя ее вопрос, спросил он.

Его подруга долго смотрела на него молча, она никак не могла понять, о чем тот говорит.

— Я не расставалась с ним, — как-то не уверенно ответила Гермиона.

— Тогда, зачем все это было вчера? Решила утешиться, или это было помутнение рассудка? — Гарри не контролировал себя, злость нарастала.

Девушка опять ничего не поняла. Она пристально рассматривала лицо своего лучшего друга, будто на нем был написан ответ. Он вел себя крайне странно, и она начинала бояться за него, вдруг им завладел Том Ридл.

— Гарри мы с тобой не общались около двух недель, с того случая у Слизнорта, — пыталась успокоить его Гермиона.

— Да ты издеваешься, — почти простонал Поттер. — Хорошо, хочешь забыть, пожалуйста, но я не смогу забыть.

— Гарри о чем ты? — недоумевая, спрашивает подруга.

— Ну, все с меня довольно, — он отстранился еще дальше от подруги, бросил на нее последний взгляд, и со словами, ушел: — Я не думал, что ты такая Миа.

Ее так раньше никто не называл, но когда ее так назвал Гарри, у нее что-то сжалось в низу живота, но она это списала на страх. Как только гриффиндорец скрылся у Гермионы на глазах появились слезы, но она заставила себя взять в руки. Девушка решила вернуться в купе к своему, хотя она теперь не уверенна, парню. Она проходила мимо купе для персонала услышала там какой-то шум, но не обратила внимания и пошла дальше. А в это время в этом купе ее сестра так же начинала бояться своего собеседника.

— Тут ходят слухи о тебе и Уизли, — начал Малфой.

— С чего бы это тебя волновало?

— Ты моя, — кратко отрезал парень, он был не в настроение на долгие разглагольствования.

Это звучало крайне унизительно для девушки, и тут она поняла, что заигралась, и возможно Гарри был прав, говоря, что это нужно прекращать.

— Я не вещь милый, — ядовито произнесла Алекс. — И к тому же у тебя есть Астория, или как ее там.

— А ты ревнуешь? — он провел указательными пальцем по скуле девушки.

— С чего бы это?

— Ну, например с того, что ты подослала мелкую Уизли, что бы та держала Асторию подальше от меня, зная ее пристрастия к рыжим.

Алекс улыбнулась через силу, она не понимала, почему в ней зарождался страх. Она сделала шаг назад, слизеринец сделал шаг на встречу к ней.

— Что такое солнышко? — хищно улыбнулся блондин.

Грейнджер не успела ничего ответить, парень накрыл ее губы своими. Он был очень груб, каждый поцелуй отдавал физическою болью. Он усадил ее на стол, она пыталась вырваться, но Драко был сильнее нее. Они конечно встречались, и не раз целовались, но парень никогда не был таким. Он никогда не требовал от нее большего. Алекс пришла в голову мысль воспользоваться палочкой, но тут же вспомнила, что она оставила ее в купе. Она так же не могла воспользоваться своими боевыми навыками, поскольку, тот больно сжимал ее руки за спиной. Когда он отстранился от девушки что бы отдышаться, она увидела в его глазах животных гнев. Малфой начал расстегивать ширинку ее джинсов, гриффиндорка в панике оттолкнула его, и попыталась выбежать. Но у нее не вышло, парень схватил ее за руку и притянул к себе. Он опять поцеловал ее, и вдруг девушка почувствовала солоноватый привкус у себя во рту, от чего захотелось блевать.

От изнасилования девушку спас поезд, который резко остановился и послышался взрыв.

— Вот черт, — выругался парень, и отстранился от девушки.

Глава 13

Как только Малфой покинул помещение для персонала, Алексия тоже выбежала. Она слышала взрыв, и в ее голове было только одна мысль, найти свою сестру. Девушка побежала в сторону рейвенклоуских купе, как поезд содрогнулся от еще одного взрыва, и девушка не удержалась и упала, ударившись при этом головой об окно купе. Быстро поднявшись на ноги, она побежала дальше. Сестры столкнулись, почти у самого перехода в другой вагон.

— Слава Мерлину с тобой все хорошо, — порывисто обняла сестру Алекс.

— У тебя кровь, — взволновано сказала Гермиона, указывая на рану на голове.

— Пустяк, просто ударилась.

— Хорошо. Тогда нужно найти Гарри и Рона, я должна убедиться, что с ними все хорошо, — сказала Гермиона, отстраняясь от своей сестры.

Они побежали к купе, где должны были быть ребята, но их там не оказалось. Сестры начали впадать в истерику, но вовремя взяли себя в руки, когда послышался крики неподалеку. Как оказалось, купе, в котором было около 8 первокурсников, оказалось заблокированным, они не могли выбраться. Гермиона не колеблясь, произнесла нужно заклинание, и дети оказались на свободе. Староста так же быстро заставила их слушаться ее, что бы безопасно выбраться отсюда. Ребята начали идти к выходу, уже было понятно, что поезд перевернется, а так, как их часть вагона была еще на мосту, они умрут.

Выход так же был заблокирован, и не поддавался, когда Алекс хотела, было открыть его с помощью заклинания, ее остановил Невилл.

— Не делай этого. В поезд попали выхлопные газы, и если ты так сделаешь, мы умрем.

— Твою ж мать, — выругалась Алекс, на нее уставились первокурсники. — Не повторяйте этого.

— Но, что нам тогда делать? — спросила Джини.

— Думаю…, - начал Невилл, но его перебили.

— Не знаешь где Рон и Гарри? — спросила Гермиона.

— Нет, я их не видела с начала поездки, и это меня очень тревожит.

— Какая удача, Поттеровская грязнокровка, и рыжая оборванка, — послышался ехидный возглас Беллатрисы.

Все медленно обернулись на голос, и в их глазах появился страх. Самая опасная пожирательница смерти стояла прямо перед ними в сопровождении парочки таких же неприятных личностей.

— Ребята, бери детей, и ведите их дальше, в соседнем вагоне должен быть выход на крышу, — тихо зашептала Гермиона.

— Мы никуда не пойдем, — одновременно произнесли Невилл, Джини, Луна, и Дин и Симус.

— Слушайте сейчас не время показывать свой характер, — холодно заметила Алекс, с опаской наблюдая за пожирателями, которые не сильно спешили нападать. Видимо хотели растянуть удовольствие.

— Гарри нас убьет за то, что мы оставили вас здесь одних, — сказал Невилл.

— Его здесь нет, но есть дети, которых нужно спасти, — сказала Гермиона тоном, который не терпит споров. — Идите.

— Им от нас все равно не убежать, — крикнула Лестранж, оскаливая свои гнилые зубы в улыбке.

Дети начали плакать, и гриффиндорцам не оставалось ничего, как подчинится Грейнджерам. Как только Алекс и Гермиона остались один на один с пожирателями, те громко засмеялись.

— Защищать слабых, это так по гриффиндорски. Было у нас дело с такими защитниками, правда они были куда умнее вас, и с ними было приятно иметь дело, — говорила Беллатриса.

— Вы с нами поговорить пришли? — с сарказмом спросила Гермиона. — Ну, так бы и сказали, мы бы чай заварили, печеньки испекли.

— А ты осмелела, это на тебя так повлияла смерть моего дорого кузена? Но это даже не смелость, а глупость, а ка известно глупость имеет только один эффект и он побочный.

Тут девушки не выдержали и пустили заклинаниями. Их счастье, что выхлопных газов было еще не так много и они не взлетели на воздух. Гриффиндорки храбро отбивали заклинания пожирателей. Правда Алекс одно пропустила и ей попало в живот режущее заклинание, но та чудом осталась стоять на ногах. Вдруг трое пожирателей упало на пол, девушки в недоумение переглянулись, и в другом конце вагона увидели пятерых слизеринцев во главе с Петровым. Последний быстро подлетел с девушкам.

— С вами все хорошо? — спросил он.

— Насколько в этой ситуации это возможно, — сказала Гермиона.

— Лучше не бывает, — ответила Алекс и пошатнулась, но ее быстро словил Андрей.

— Ты ранена, тебе нельзя идти, — взволновано начал слизиринец.

— Но если мы не пойдем, то и так умрем. Не переживай, я могу идти.

Вагоном зтрусило еще раз, и послышался противный звук, вагон начинал падать. Петров снял себя кофту и прижал к ране девушки.

— Ладно, убедила. Держи, — приказал он, и взял девушку на руки, пошел.

Это был довольно необычный союз слизиринцов и гриффиндорцев, но сейчас это не имело значения, они хотели выжить. Добравшись к Невилл, они заметили, что людей стало больше. Они принялись выбираться через крышу. Самые большие трудности возникли с транспортировкой Алекс. Но в итоге все были на улице, в каком-то туннеле. Там их уже ждала еще одна группа студентов, в основной части это были третий и четвертый курсы разных факультетов. Каждый начал искать в этой толпе своих друзей. Гермиона была не исключением. Когда она заметила Поттера в толпе, бросилась к нему со всех сил. Девушка даже не заметила, как к ней хотел подойти Аарон. Гермиона так быстро бежала, что не успела, затормозит и врезалась в Гарри, и если бы не его ловкость, то она бы упала.

— С тобой все хорошо, — облегченно вздохнула гриффиндорка, обнимая друга.

Гарри забыл, что был очень зол на нее и зарылся в ее волосы. В ее объятьях он был готов забыть обо всем, но нужно было возвращаться к реальности. Краем глаза заметив Алекс облокотившуюся на камень, а возле нее был Андрей, который пытался не дать ей закрыть глаза.

— Что с ней? — спросил он у любимой.

— Беллатриса напала, она не успела отразить заклинание.

Они вместе пошли к ней. На ее лице была улыбка, девушка пыталась шутить, будто ее вовсе не волновало, что она истекает кровью. Больше всех бушевал Рон, когда узнал, что единственной кто пострадала, была его подруга.

— Солнышко не истери, — попросила Алекс. — Давайте лучше думать, как нам выбраться отсюда, потому что пожиратели уже близко. И, кстати, где остальные ученики?

— Мы разделились, другая группа пошла другим путем, с ними во главе Майлс семекурскик из рейвенкло, — ответил Поттер.

— Отлично, ему можно доверять, — произнесла Алекс и поморщилась от боли.

— Что болит? — заботливо спросил Рон.

— У меня сейчас голова болит, — девушка резко замолчала. — Поздно, они уже рядом, и будут тут приблизительно через 5 минут.

— Сколько их? — спросила Гермиона.

— Около двадцати.

— Нас больше, но тех, кто сможет бороться не так много, — заметил Андрей.

— Мы с вами, — произнес слизеринец, который был с Андреем, все на него удивленно уставились. — Что? Не все слизиринцы служат Темному Лорду, и не все они хотят умереть. А единственный способ остаться в живых, это сотрудничать.

— Он прав, — с непоколебимой спокойностью произнесла девушка, в которой многие узнали Асторию Гринграсс. — Сейчас главное выжить, и спасти жизнь им, — она указала на первокурсников, которые тряслись от страха. — Повраждовать сможем и потом, если останемся в живых.

Наступило не долгое молчание. Ребята боролись с недоверием к этим ребятам и желанием выжить. В итоге инстинкт самосохранение выиграл.

— Хорошо, какая у нас стратегия, — первым заговорил Невилл.

Послышались крики и шаги пожирателей.

— Никакой стратегии нет, становимся в круг, медленно отступаем, и пытаемся не дать убить детей, — сказал Гарри. — Рон организуй ребят, а мы тут с Алекс разберемся.

Рон быстро пошел к остальным и начал раздавать команды. Не смотря на то, что все были в панике, организовать их удалось буквально за пару минут. И как только Алекс, опираясь на Андрея, встали в строй, начался бой. Он был безжалостным, пожиратели пытались любим способом убить всех, кто попадался им на пути. Студенты в основном шестой и пятый курс, задание третьего было присматривать за младшими и ставить щиты, если это понадобиться. Непонятно, каким чудом школьники выстаивали перед опытными волшебниками, но факт оставался фактом. Во время боя они смогли отойти чуть вглубь туннеля, и спрятаться за остатками вагона который взорвался. Тут и произошел переломный момент этой бойни.

Гермиона пытаясь защитить мальчика из слизирина, не успела отбить заклинание, которое летело в нее. Тело девушки упало на землю тяжелым грузом. В этот момент разум Гарри помутился, он вспомнил момент из бойни в Министерстве, когда он думал, что потерял ее. К девушке подлетели сразу Рон, Гарри и Джини. Уизли младшая быстро проверила ее пульс.

— Она жива, — облегченно сказала она.

— Хорошо, пойду, постараюсь, что бы и ее сестра осталась живой, — произнес Рон, похлопывая по плечу Гарри. — Держись.

Не вовремя обернувшись во время обстрела, Алекс заметила тело своей сестры на земле. Взгляд тут же стал жестоким, появилось желание убивать. Она, кое-как добравшись до Андрея, произнесла.

— Мы должны это сделать, иначе нам не выбраться отсюда.

Парень сразу же понял, о чем говорит ему девушка. А вот Рон с Невиллом, которые пришли им помочь видимо нет.

— Что сделать? — спросил рыжий.

— Вам лучше уйти, и забирайте с собой всех, — произнес Андрей.

— Мы никуда не пойдем, — запротестовал Лонгботом.

— Вам придется, ибо вы не сможете делать тоже, — холодно отрезала девушка.

— И что же вы собрались делать? — зло спросил Рон, испепеляя взглядом Алекс, в то время, как вокруг летали заклинания.

— Мы собираемся использовать запрещений заклинания, — вместо девушки ответил Петров.

— Убирайтесь, — все что сказала Алекс.

Рон сделал то, что меньше всего ожидала девушка, да и он сам. Он развернул Грейнджер к себе и поцеловал. В этом поцелуе было что-то волшебное, по-настоящему волшебное. Рана девушки начала затягиваться, правда не до конца, но она больше не кровоточила.

— Нет, я не позволю тебе стать одной из них.

В это время Поттер в одиночку разбросал около десяти опытных пожирателей, и произнес заклинание от чего туннель начал рушиться. Ученики быстро отступали. Этот маневр Гарри дал возможность им уйти, и не позволить Алекс и Андрею стать убийцами. Они спешно выбрались на свет, их окружал только лес, за которым находилась платформа, но до нее нужно было еще добраться. Астория решила сделать привал, что бы обследовать учеников, и по возможности залечить раны. Никто не возражал, ведь они были измотаны, и напуганы.

Когда Астория дошла до Алекс, то немного напряглась. У нее неплохо получилось залечить ее рану, и ее уже почти не было видно, только маленькая полоска.

— Спасибо.

— Не за что, но не думай, что это меняет тот факт, что ты встречаешься с моим женихом.

— Оу, это типа мне должно быть стыдно сейчас? — с сарказмом спросила Грейнджер.

— У тебя травматический шок.

С этими словами она пошла к следующему пациенту. Алекс подошла к сестре, ее голова была на коленях Поттера, и тот не переставая гладил ее волосы.

— С ней все будет хорошо.

— Я знаю.

У Гарри в голове билась только одна мысль, спасти Гермиону, неважно каким способом. Он просто не мог потерять ее, она была его якорем, который не давал сорваться в бездну, не поддаться, какой-то непонятной темноте, что живет в нем. Поттер бы простил ей все, лишь бы она вернулась, был бы рад быть просто рядом не требуя ничего взамен.

Неожиданно возле него приземлился сокол, что немного озадачило парня. У него на лапе была прикреплена записка. Прочитав ее, парень переменился в лице, бережно положив Гермиону на свою мантию, призвал к себе старших учеников.

— Дела плохи, в нашем направлении движется еще одна группа пожирателей, в открытой местности нам их не одолеть, — сказал Поттер.

— Предлагаю разделиться, сделать обманный маневр, — предложил Андрей.

— Это может сработать, — задумчиво сказал Деймон, ученик слизирина.

— Хорошо, Андрей бери пару ловких студентов, и иди на север, я с Невиллом, Симусом и Дином поедем восток.

— А я? — одновременно спросили оба Уизли и Алекс.

— А вы выведете детей. Возражений не принимаю. Только вам я могу доверить Гермиону.

Послышался взрыв, пожиратели вырвались из завалин.

— Похоже, придется менять план, — сказала Алекс.

Петров в это время взял слизиринцев и направился на север, прямо навстречу пожирателям.

— Люблю этого парня за то, что он меньше говорит и больше действует, — улыбнулась Алекс. — Вы сейчас бежите к платформе по рейсам так вы не заблудитесь, а я их задержу немного.

— Нет, ни в коем случае, — отрезал Гарри.

— Ты сам сказал, что нам не выстоять в этом бою.

— У тебя одной еще меньше шансов, — сказал Рон.

— Вы забываете, где я училась, меня обучали вести неравные бои.

— Тогда я останусь с тобой, — сказал Рон.

— Нет, вы должны сделать все чтобы спасти Гермиону.

— Мы тебя не оставим.

— Гарри, — девушка взяла его лицо в руки. — Я готова умереть, а ты готов потерять ее?

Парень молчал, он больше всего боялся этого выбора. Он не хотел ничего говорить, это был удар ниже пояса.

— Обещай, что сделаешь все чтобы выжить, — потребовал Гарри.

— Обещаю.

Рон не мог поверить, что его друг готов оставить тут Алекс. Он был готов взорваться от негодования. Грейнджер это видела и быстро оказалась рядом и поцеловала Уизли. Этот поцелуй был сладостным возможно, потому что девушка так прощалась в ним, и пыталась убедить его уйти.

— Верь мне, все будет хорошо.

Рон не хотел уходить, но ему пришлось, он верил Алекс. Группа студентов бежала безустанно. По всему маршруту они не встретили ни одного пожирателя. Послышался взрыв, звук исходил оттуда где они оставили Алекс. Пришлось приложить немало усилий, что бы отговорить Гарри и Рона вернуться за подругой. А когда они почти оказались на платформе, друг почувствовался холод, и отчаяние.

— Дементоры, — в ужасе закричал кто-то.

Все тут же остановились и направили свои палочки в небо. Многие призвали патронус, но этого было не достаточно, боль и отчаяние все еще отчетливо ощущались. Тогда Поттер заботливо положил Гермиону на землю, и призвал Патронулса. Он был невероятной мощи, все Дементоры тут же исчезли. Это заклинание отобрало у парня много сил, и он упал без сознания возле Гермионы.

Пришел в себя он уже в штаб квартире Ордена. Сознание к нему возвращалось медленно и крайне болезненно. У него разрывалась голова, и болела каждая кость в теле. Он сделал попытку подняться, но тут же упал обратно на кровать.

— Ты очнулся, — облегченно сказал Рон.

— Где мы?

— Мы на Гриммо. Когда ты отключился, появился авроват, и члены ордена.

— Гермиона, как она?

— С ней все хорошо дружище, ее подлечили, и теперь она спит.

— А Алекс, она вернулась? — этот вопрос его очень волновал, поскольку это он лишил ее там умирать.

— Ее так и не нашли, — убитым голосом сообщил Рон.

Тут возле них оказалась медсестра, и попросила Уизли убраться подальше, потому что ей нужно обследовать Поттера. Силы быстро возвращались к нему, и уже через час он ускользнул от этой чересчур заботливой женщиной.

Гарри спустился вниз, где увидел, как члены ордена что-то обсуждали. Рядом сидели Джини, Рон, Невилл, Луна. Они были целы за исключением пары царапин. Ему было стыдно смотреть им в глаза. Он думал, что его будут осуждать за решение оставить Алекс одну. Ребята понимали, что он чувствовал, поэтому и не цеплялись с расспросами. За это он был им благодарен. Пока никто не видел, Поттер проскользнул в комнату Гермионы. Она спала, и казалась Гарри самой прекрасной девушкой в мире. Вот только он не знал, как смотреть ей теперь в глаза.

— Гарри, — медленно произнесла Гермиона проснувшись.

— Герми, — радостно сказал парень, но так и остался стоять на месте.

— Где мы?

— В безопасности, теперь все хорошо.

— Я хочу кушать.

Девушка произнесла это немного капризным голосом, от чего парень улыбнулся. Он помог ей спуститься на кухню. Гарри приготовил ей легкий перекус, и пока девушка поглощала пищу, к ним присоединились друзья. На кухне была напряженная тишина. Все опасались момента, когда гриффиндорка спросит о сестре, и этот момент настал.

— А где Лекси?


НУ КАК? ТОЛЬКО СИЛЬНО ТАПКАМИ НЕ БРОСАЙТЕСЬ.

Глава 14

Дом пронзил душераздирающий крик. Обитатели дома сжались под одеялом. Они привыкли каждую ночь слышать крики, исходящие из комнаты Гермионы Грейнджер. Поначалу все прибегали к ней, но после того, как она пару раз их выгоняла, перестали. Все понимали, как ей сейчас тяжело, девушка потеряла отца, и через несколько дней и сестру. Хотя надежда что Алекс все еще жива были, поскольку тело ее так и не было обнаружено, но это не успокаивало ее и ее мать. Последнею сразу взяли под охрану члены ордена. Женщина поначалу упиралась, но потом согласилась, когда ее привезли в штаб, Гермиона отказалась сообщать матери о том, что она не знает, что с ее дочерью, и где она. Эту ношу на себя решила взять миссис Уизли, никто не знает, о чем две женщины говорили за закрытыми дверьми около двух часов. Но когда они вышли обе казались, довольно, спокойны, точнее они это старательно изображали. Миссис Уизли после этого разговора, как-то странно начала себя вести, но на фоне событий, что разворачивались, никто не предал этому значения. Гарри с Роном даже боялись посмотреть на свою подругу, они видели, что она винит их в том, что случилось с ее сестрой. Они пару раз переборов свой страх подходили к ней, но она не отвечала им. Гермиона вообще никому не отвечала, она замкнулась в себе, постоянно что-то писала, сидела в библиотеке Блеков часами. Иногда она могла поговорить с Луной, которую привезли в штаб так же в целях безопасности. Все остальные сопереживали подруге на расстояние. В те редкие дни, когда Грейнджер спускалась к ужину, он проходил молчаливо. Каждый боялся сказать что-то не то. В отличие от своей дочери, миссис Грейнджер держалась хорошо, и пыталась хоть чем-то помочь жителям дома.

Уже прошла неделя с того злосчастного дня, а крики подруги все так же заставляют содрогаться Рона и Гарри.

— Мерлин, когда же это закончиться, — перевернувшись на спину, сказал Рон. Парень все это время держался хорошо, стараясь не показывать, как ему на самом деле больно, и страшно за Алекс. Он перестал шутить, и иногда он будто находился не здесь. Уизли все время думал, что нужно было не поддаваться на провокацию Алекс, что нужно было закинуть ее на спину и убежать.

— Не вини себя Рон, — тихим голосом ответил Поттер. — Если кто и виноват так это я, пожиратели пришли за мной, а я не смог защитить тех, кто дорог мне.

Повисло молчание. Рон знал, что его друг винит себя, но это его порядком достало. Гарри никак не мог понять, что он не может быть в ответе за решения, которые принимают они. Этому парню приходилось очень тяжело, ведь в список людей, которые пострадали из-за него, по его мнению, пополнился еще одним именем.

— Слушай, Гарри, — Рон уже не выдержал, он решил вправить мозги этому парню, как бы сделала Гермиона будь она в порядке. — Перестать винить себя за наши решения. Ведь это было решение Алекс спасти свою сестру, и еще кучу студентов, и я просто уверен, будь у нее еще выбор, она бы все равно выбрала это. Она выбрала это, она взрослый человек, и отдавала отчет, чем это закончиться. Ты в этом не виноват, не только ты хочешь защитить людей, которых любишь.

— Тогда почему винишь себя ты? — спросил Поттер.

Прозвучал еще один отчаянный крик, Гермионе опять сниться кошмар.

— Лучше, чем добиваться от меня ответа, которого я тебе не дам, сходи к ней, — уклончиво ответил Рон.

— Что бы она меня еще раз выгнала?

— Мне кажется, не выгонит.

Поттер очень долго боролся сам с собой, но все-таки пошел. Он просто не мог смотреть, как его любимая страдает. Гарри аккуратно открыл дверь в комнату Гермионы. Девушка металась во сне по кровати, и кричала. От этой картины у парня защемило в сердце. И Рон говорит не винить себя, да если Алекс мертва, Гермиона больше никогда не заговорит с ним. Он потеряет ее навсегда.

Быстро оказавшись возле подруги, он разбудил ее. Как только девушка открыла глаза, вцепилась в парня мертвой хваткой, Гарри обнял ее в ответ. Гриффиндорец шептал ей какие-то успокаивающие слова, пока она не перестала трястись.

— Это всего лишь сон Миона, все хорошо, — погладил он ее волосы.

Это была их первая близость после той ночи, и это сводило его с ума. Поттер понимал, что это сейчас глупо, он мог контролировать тело, но не мысли, за что ему было стыдно.

— Я так боюсь, Гарри, что больше никогда не увижу ее, — голос Гермионы был хриплым.

— Ты обязательно увидишь ее, — заверил ее парень. — Ты мне веришь?

Он боялся услышать ответ на этот вопрос, но он был уже задан. Молчание резало его подобно лезвию ножа.

— Да, я верю тебе, Гарри. И я не виню тебя ни в чем, я знаю свою сестру, ее нельзя было переубедить, благодаря ей мы выжили, выжили те дети. Это не справедливо и нестерпимо больно, но это того стоило. Будь я на ее месте, я бы сделала так же.

Гарри не знал, что ответить ей, ведь даже если она не держит на него зла, это не значит, что он может простить себе. Парень убедился, что с Гермионой все хорошо, насколько это возможно, и уже намеревался уходить, как девушка схватила его за руку.

— Останься со мной, — смущенно попросила Грейнджер.

Поттер ничего не ответил, просто лег возле подруги, а она удобно умостилась у него на груди. У гриффиндорки возникло такое знакомое чувство, будто они уже так лежали. Но девушка могла поклясться, что такого не было.

— Как же у меня болит голова, — устало произнесла девушка.


«Как же у меня болит голова», — это была первая мысль Алекс, когда она пришла в себя. Девушка думала, что все это ей приснилось. Она попыталась встать, но у нее не вышло, сил не хватало, и она обратно легла на сырой пол.

— Почему я все еще жива? — спросила девушка у пустоты, осматривая подвал в котором находилась.

Все тело ее ломило, и она не помнила, что случилось после того, как Поттер с Уизли ушли. Она не знала где она, и как долго она пробыла без сознания. Долго девушке не пришлось, через несколько минут, после того, как она пришла в себя, к ней в камеру зашел мужчина, внешность у него отвратна, он был похож на крысу. Алекс сразу начала искать свою палочку, но ее нигде не было, и вот тогда у девушки начиналась паника. Мужчина схватил ее за руку и поволок наверх. В любом другом случае, Алекс смогла бы дать отпор ему, но сейчас она была истощенна, и еле шла. Он привел ее в большой зал, он был мрачным и напоминал по освещению подвал, с которого ее забрали. По центре комнаты стоял большой стол, во главе которого сидел сам Темный Лорд. Глаза девушки округлились от ужаса, она не могла поверить, что находиться в руках пожирателей. Если это так, то она проиграла, оставалось надеяться, что с ее сестрой все хорошо. Пожиратель смерти толкнул ее вперед к своему господину, от чего девушка чуть не упала на колени. Но выстояв, Алекс гордо подняла голову, и посмотрела прямо в глаза Волдеморту. Хоть гриффиндорка до чертиков боялась, она старалась не показать этого. В школе ее учили, что не нужно показывать страх перед кем бы то ни было, это лишь придает ему сил.

— На колени, мерзкая грязнокровка, — завопила Беллатриса.

Но Алекс даже не шевельнулась.

— Не нужно так грубо, Белла, — спокойно укротил ее нрав Волдеморт. — Я слышал, ты храбро дралась с моими людьми. Одна против десятерых, как по мне это ваша гриффиндорская храбрость, а глупость. У глупости, как известно только один эффект и он побочный. Но я бы хотел узнать твое имя, как тебя зовут?

— Алексия Грейнджер, — послышался за моей спиной голос Драко Малфоя.

— Грейнджер? Это и есть та самая подруга Поттера, что ж могу сказать, что у него хороший вкус, впрочем, как и у его отца. Вот только жаль выбирают маглорожденных девушек.

— Но ту грязнокровку зовут Гермиона, — вставил мужчина похожий на крысу.

— Тогда кто же ты? — Волдеморт пристально рассматривал девушку, будто искал что-то.

— Я сестра Гермионы.

— Даже так, — улыбнулся Темный Лорд. — Удивительно, как в магловской семье могло родиться две таких сильный и умных ведьмы. Что же мне с тобой делать Алексия Грейнджер? — он насколько секунд замолчал раздумывая. — Возможно, ты станешь мне полезной.

Алекс поняла, к чему он клонил. Волдеморт хотел, что бы она предала друзей в замен на свою жизнь.

— Лучше убейте меня прямо сейчас, ибо я не стану предавать друзей. Можете сделать со мной все что захотите, но я и слова вам не скажу.

Темный Лорд встал и подошел к девушке. Гриффиндорка неестественно выпрямила спину, и напряглась, когда он подошел к ней.

— Я бы убил тебя прямо сейчас, если бы ты ответила согласием, — холодно ответил он. Алекс с удивлением уставилась на Волдеморта. — Преданность — это то, что помогает выстоять при любых ударах судьбы. Так же преданность получает человек, который сам на нее способен. Я высоко ценю это качество, пусть даже в своих врагах. Увидите ее, — приказал мужчина, отворачиваясь от школьницы.

— Но милорд…, - попыталась возразить миссис Лестранж.

— Ты хочешь, оспорить мое решение Белла? — голос Темного Лорда был спокоен, даже немного уставший.

Это не вязалось с тем представлением, что было в голове у Алекс.

— Нет, — женщина опустила голову.

Это еще больше поразило Грейнджер, она и не могла подумать, что эта сумасшедшая, безжалостная женщина такая покорная. К ней уже подошел мужчина, который похож на крысу, и собирался уводить, как его опередил Драко.

— Я сам отведу ее в камеру Петтигрю.

Тот посмотрел на своего хозяина, который кивнул в знак согласия. Малфой младший взял девушку за локоть и поволок обратно в подвал. Как только они оказались возле камеры, он резко развернул Грейнджер к себе, от чего у девушки разболелась рана, которую не до конца залечила Астория.

— Где же подевался твой гонор и бесстрашие? — с некой насмешкой спросил парень, прижимая ее к дверям камеры.

— Я бесстрашна, а не глупа, — улыбнулась девушка, Драко дал ей возможность на секунду забыться о страхе, и принять его игру. — Я пообещала, что вернусь живой к сестре, и намерена сдержать свое слово. Так что у меня нет такой роскоши, как говорит, что хочу.

— Ты и вернешься, я обещаю, — сказал Малфой, еще ближе наклонившись к девушке.

— А тебе то что? Разве ты не ненавидишь меня.

— Возможно, но ты моя игрушка, забыла? А я не люблю, когда моими игрушками играют другие.

Парень не дал возможности что-то ответить девушке, поскольку поцеловал ее. Поцелуй не был похож на предыдущие, в нем было что-то запретное, от чего он становился еще слаще. Поначалу Алекс пыталась оттолкнуть от себя Малфоя младшего, но ничего не получилось. Она не знала, как отреагирует Волдеморт на это, а неприятности ей сейчас не нужны. Но после нескольких неудачных попыток оттолкнуть парня, уже сама прижималась к нему, и отвечала на поцелуй со всей страстью. От чего она перепугалась, она не могла так поступать после того, что он чуть не изнасиловал ее.


Наутро на площе Гриммо была довольно таки спокойная атмосфера. Когда на завтрак спустились Гарри с Гермионой при этом, держась за руки, все удивились, но это было приятное удивление. Миссис Грейнджер одобрительно улыбнулась молодым людям. Во время завтрака Гермиона сидела возле Гарри, и постоянно смотрела на него, ища поддержки. Девушка так же пару раз даже бросила фразы, в ответ на шутки близнецов Уизли. Постепенно все началось налаживаться, хотя никто и не забыл о поисках Алекс, и утратах, что понесли все в том нападение.

Целый день Гарри и Гермиона не отходили друг от друга. Так им был проще переживать горе, и почему они раньше держались порознь? Рон все еще не осмеливался подойти к подруге, и она опередила его. Выловив его возле их с Поттером комнате, девушка без лишних слов обняла его.

— Не вини себя, — прошептала она, все еще не отпуская с объятий. — Я знаю, как тебе сложно, но все будет хорошо.

Уизли тяжело сглотнул, он хотел верить в слова подруги.

— Может, ты отпустишь меня, а-то еще увидит Гарри, тогда мне точно не сносить головы, — выдавив улыбку, сказал Рон.

Грейнджер засмеялась и отпустила его. После чего золотое трио сидело в гостиной, как в старые временна. Парни, что-то тихо обсуждали, пока Гермиона, как всегда что-то конспектировала в тетрадь.

— Они уже идут за тобой, — сказала Луна, что сидела напротив гриффиндорки.

— Что, о чем ты говоришь? — не отрываясь от книги, спросила Гермиона.

— Ты не такая как все, тебе здесь не место, ты другая, чужая, беги. Ты слишком вынослива и опасна по их меркам, они хотят, чтобы таких не осталось. Они уже близко. В твоем сердце зверь и он идет с тобой. Аккуратней они тебя выслеживают, их не устраивает, что ты жива. Они ненавидят тебя. У тебя только один шанс.

— Ты, — девушка запнулась, — о чем говоришь?

— Что? Я ничего не говорила, — улыбнулась девушка, будто ничего и не было.

— Да, точно, мне, наверное, послышалось.

Девушка не могла больше сидеть в гостиной, она чувствовала ужасную усталость, голова у нее все еще болела. Когда она встала и прошла мимо парней, Гарри схватил ее за руку.

— Ты куда?

— К себе, у меня ужасно болит голова, — ответила Грейнджер.

— Я тебя провожу, — сказал парень голосом, который не терпел возражений.

— Да, спасибо.

Ребята быстро дошли до комнаты. Гарри уложил любимую в постель, и собирался уходить.

— Останься, — сказала Гермиона. — Пожалуйста. Когда ты рядом, мне не сняться кошмары.

Как он мог отказать Гермионе Грейнджер?


Алекс проснулась от грохота. Открыв глаза, она увидела вместо привычного каменного процветшего потолка, балдахин кровати. Оглядевшись, девушка увидела, шикарную большую комнату, оформленную в стиле XVII века. Все так и указывало на состоятельность его владельца. В комнату вошел домовой эльф.

— Госпожа уже проснулась, — с глупой улыбкой произнес он. То что эльф назвал девушку госпожой показалось ей удивительным, потому что эльфы очень преданы хозяинам и так же как и оны называют людей. — Риччи просили принести госпоже платье.

— А где я нахожусь? — поинтересовалась Алекс, ей было как-то все равно, зачем ей платье.

— В покоях моего благородного хозяина мистера Малфоя.

Девушка не успела еще уточнить какого из Малфоев, в комнату вошел лучезарно улыбающийся Драко.

— Вижу, ты уже проснулась солнышко. Иди прими душ и переодевайся нас уже ждут.

— Что вообще происходит? — Грейнджер была в замешательстве.

— Мы обручены. Нет времени объяснять, иди в душ, или ты хочешь, что бы мы сходили вдвоем? — ехидно улыбнулся слизеринец.

— Я никуда не пойду, пока ты мне не объяснишь, что происходит, и о какой помолвке ты говоришь, — заупрямилась девушка.

— Ты ведешь себя, как ребенок, — закатил глаза парень, и присел возле нее на кровати. — Помнишь, я говорил, что с тобой все будет все хорошо, и ты вернешься к сестре. Так вот это плата за твою свободу.

— А конкретней.

— Я предложил Темному Лорду выгодную идею. Он не убивает тебя, и одобряет нашу помолвку, тем самым показывая, что он не ненавидит маглорожденных, дальше подробности, и в конце он получает власть абсолютно законно.

— И ты пошел на такие жертвы ради девушки, которую любишь. Ради моей сестры. Ты серьезно думаешь, что этим сможешь заполучить ее сердце. О, постой, ты не сможешь быть с ней, ты обручен со мной.

— Грейнджер…

— Не стоит, я и так знаю, что ты меня ненавидишь, — Алекс встала с кровати, и направилась в ванную комнату, что примыкала к комнате. — Вот только зачем мне принесли это платье Шотландской королевы?

— Темный Лорд хочет, что бы мы играли влюбленных, чтобы его не уличили в обмане и манипулирование. Он хочет убедиться, что мы сыграем хорошо, иначе…

— Можешь не продолжать, я поняла, — девушка громко закрыла дверь за собой.

Драко устало откинулся на кровать. Он не знал, зачем так рисковал из-за какой-то девчонки, которая его так ненавидела. Возможно, Алекс была права говоря, что он это сделал из-за ее сестры. Малфой правда был влюблен в Гермиону, но сейчас он все меньше думает о ней. Но он никогда не рассчитывал на ее благосклонность, и прекрасно понимал, что спасение ее сестры ничего не изменит.

— Почему мне не живется спокойно? — мыслил вслух парень.

— Постоянно задаюсь этим вопросом, — ответила девушка, выходя из ванной замотанная в полотенце. — Не смотри на меня так, у тебя не было халата.

Алекс взяла платье и вернулась обратно в ванную комнату. Через несколько минут с неохотой позвала Малфоя. Девушка не могла зашнуровать корсет. Парень неспешно подошел к своей невесте, и прижал ее спиной к себе. Девушка тяжело вздохнула. Слизиринец наклонился к ее уху, его дыхание опаляло ее кожу.

— Никогда не смей думать, что бы знаешь, о чем я думаю.

После чего легко поцеловал ее за ухом. Шнуровал корсет он так же не медленно, растягивая удовольствие, не упуская по возможности прикоснуться в обнаженной спине Алекс. Все это время гриффиндорка будто не дышала.

— Буду ждать тебя внизу, не заставляй себя ждать.

Лицо девушки исказилось от злости, она не хотела выходить замуж тем более за него, но у нее нет выбора. Жизнь близких для нее людей теперь зависит от того на сколько убедительно она будет играть влюбленность в Драко. Она чувствовала, что предает свою сестру и друзей. Набравшись сил, и поправив прическу, она спустилась вниз. В зале сидела все свита Темного Лорда, и он сам. Все рассматривали девушку с неприкрытой ненавистью. Будь их воля, Алексия была бы уже мертва, но никто из них не осмеливается перечить своему хозяину. В оном из пожирателей Грейнджер узнала своего преподавателя ЗОТИ. Профессор Снейп, как-то странно смотрел на девушку, он был удивлен видеть ее, как и большинство присутствующих. Видимо они не знали о планах своего господина.

— А вот и наша виновница торжества, — сказал Волдеморт, и все уставились на него, ожидая объяснений. — Мисс Грейнджер принесет нам долгожданную победу.

— Простите милорд, но каким образом? — спросил мистер Малфой.

— А таким Люциус, что твой сын, Драко, и юная мисс обручены. Они рассказали мне о свое любви, и я просто не смог разрушить такие сильные чувства, а их свадьба станет прекрасным поводом к миру.

Все начали шуметь, обсуждая слова Темного Лорда. Ничего не было ясно, их голоса звучали, как в улику. Но одно было ясно, они недовольны, особенно родители Драко, а его тетя испепеляющим взглядом смотрела на Алекс, словно желая убить ее этим.

— Тишина, — чуть громче сказал Волдеморт. — Мои действия не обсуждаются, и вы должны делать все возможное, что бы мисс Грейнджер понравилось перебивание здесь до конца каникул.

После его слов начался ужин, за которым никто не проронил ни слова, кроме Алекс и Волдеморта, который все время расспрашивал девушку о чем-то. Так же весь вечер они разыгрывали влюбленных, и, кажется, все поверили.


Северус Снейп завалился в штаб квартиру Ордена Феникса рано утром. Жители дома, сразу спустились на шум. Все сонные и в замешательстве смотрели на профессора, который, кажется, не замечал их и смотрел только на Гермиону, отчего той стало неловко, и она спряталась за спинами друзей.

— Северус, ты почему устроил такой переполох? — спросил Кингсли. — Что-то случилось?

— Да. Алексия Грейнджер, — он замолчал, будто думая говорить или нет.

— Что Алекс? — крикнула Гермиона.

— Она жива, — у всех вырвался облегченный вздох. — Она находиться у Волдеморта, и обручена с Малфоем младшим.

Все застыли в шоке. Они не знали, что сказать, то и дело отрицательно махали головой.

— Как может быть моя дочь обручена без моего согласия?

Глаза Снейпа округлились, как только он увидели женщину, спустившуюся по лестнице.

— Сара?

Глава 15

— Сара, — позвал девушку Северус Снейп, стоя возле Хогвартс-экспресса.

Девушка не сразу заметила парня, но когда увидела тот тут же подбежала к нему и обняла. Сара как всегда улыбалась, ее жизнерадостность всегда удивляли слизеринца.

— Северус, рада видеть, — весело щебетала рейвенкловка. — Как провел каникулы?

— Нормально, — отмахнулся парень. — Ты лучше скажи, почему ты в таком виде?

Девушка была одета в короткие шорты, длинная кофта поверх майки, и босоножки на высоком каблуке. Она не выглядела на волшебницу, наследницу двух уважаемых магических родов.

— Что не нравиться? Это я только с вечеринки магловской и сразу на поезд.

— Стала маглолюбкой, отец не одобрит, — послышался голос Люциуса Малфоя.

— Мне ли не все равно, — отмахнулась Сара, и поспешила обнять Нарциссу и Брайтона.

— О нет, Рейвенкло нам изменяет, — закричал Джеймс, только пройдя через проход платформы.

— Мерлин, — закатила глаза Белатриса.

— Не прикидывайся, все знают, что тебе нравиться Поттер, — подколол Люциус.

Сара же не обращала на их слова внимания, поскольку уже бежала навстречу своим друзьям. Девушка выскочила Поттеру на руки, тот закружил ее. Послышались щелчки фотокамер, вероятно, это фото будет на первой полосе уже в сегодняшнем номере. Ребята уже привыкли, что вокруг них всегда много слухов и вымыслов.

— Как же скучала Сохатый, — чуть ли не пищала от радости девушка, когда спустилась на землю.

— Как и я.

— А то есть нам можно идти обниматься со столбом, — ехидно заметил Сириус.

— Ты сам напросился, — сузив глаза, произнесла мародерка.

Девушка буквально повисла на шее у Блэка. Парни начали смеяться, и девушка отпустила его, потом поцеловала легко в губы.

— И за тобой я безумно скучала Бродяга, — улыбнулась Сара.

— Знаю, лисенок, — погладил девушку по щеке Сириус. — Как за мной можно не скучать, я же такой обаятельный, привлекательный…

— И уже затыкаешься, — закончила девушка вместо него. — Лунатик, а ты чего такой поникший? Иди сюда.

Девушка протянула парня за руку и заключила в крепкие объятья. Ремус уткнулся в копну девичьих волос, и вдохнул их аромат, они всегда пахли для него яблоками. Парень заметно расслабился от ее прикосновений, и девушка это заметила, но решила повременить с расспросами. Они уже подошли к компании слизеринцев, сейчас, как всегда, будут, обменивается колкостями.

— Белла, сестренка, а я вижу, ты похудела, неужто влюбилась, — начал Сириус, как бы невзначай косясь на своего друга.

— А я вижу, тебе челюсть жмет, — в тон ему ответила мисс Блэк.

— Мерлин, опять, вы ничего нового придумать не можете? — простонала Сара, которой надоело каждый раз слушать одно и тоже.

— Да ладно лисенок, — толкнул локтем в бок Сириус.

Тут все засмеялись, и начали весело обсуждать свои каникулы. Хоть они и были с враждующих факультетов, общались они нормально. Время от времени они любили посоревноваться, утереть друг другу нос, а любимое занятие состояло в том, что бы подпортить жизнь другому. Так и жили. Компании считались врагами, но немного специфичными.

Все замолчали, когда возле них прошла Лили Эванс. Снейп и Поттер, начали сверлить друг друга ненавистным взглядом. Оба они были влюблены в эту девушку, но оба были ненавистны ей. Первый по собственной глупости испортил ее отношения к нему, а второго она ненавидела, просто потому что он Поттер.

— Попробуй сказать хоть слово, я тебе язык вырву и зад запихну так глубоко, что ты им подавишься, — предупредил Поттер Малфоя, который уже был готов сказать какую-то гадость в след девушке.

— Да уж, любовь отстойная штука, — сказал Люциус. — Из нормальных парней делает тряпок.

— Тогда отрой нам свой секрет Люциус, кто эта несчастная, — как бы серьезно спросил Люпин.

Он уже было хотел полезть в драку, но поезд издал гудок, который означал, что он уже отправляется. Ребята поспешили зайти в него и начали искать свободное купе. Это было нелегким занятием, поскольку они зашли самые последние, и все купе были заняты. Наконец Мародеры наткнулись на купе, в котором одиноко сидела Эванс.

— Привет, Лилс, — как обычно жизнерадостно поздоровалась Рейвенкло. — Ты же не против если мы составим тебе компанию, а то все купе уже занято.

Гриффиндорка сначала посмотрела на Джеймса, который прятал глаза, стараясь смотреть куда угодно, но не на девушку.

— Конечно, я не против компании.

Сара перового толкнула Сириуса, который сел напротив Лили возле окна. Сама же рейвенкловка села возле него, а последнее место с этой стороны занял Ремус. Джеймс посмотрел на друзей, как на предателей и сел возле Эванс, которая тут же выпрямилась. Ребята со всех сил сдерживали свой смех, ибо сейчас эти двое очень забавно себя вели.

— Что мы молчим, будто на дне рождение моей двоюродной бабушки Розмари, — весело начал Бродяга. — Рассказывай, как провела лето, Эванс?

— Если честно, то не очень хорошо, — ответила девушка.

— Почему? — тут же спросил Джеймс.

— Все время мы с сестрой жили одни, а она меня не сильно любит, вот и портила мне лето, — девушка сама удивлялась, почему так откровенна с ними. Мародеры всегда ей нравились, с Сарой она даже дружила, но она никогда не признает этого.

— Сочувствую тебе, — сказал Люпин. — Не понимаю, чего она тебя так ненавидит.

— Ой, да ладно, этот ты еще в моей семейке не была, Эванс, — улыбнулся Сириус. — Вот там люди, которые знают, как испортить жизнь, а твоя сестра это так детский сад.

— Я и не рвусь познакомиться с твоей семьей, — фыркнула девушка.

— И правильно, я сам с ними не сильно рвусь общаться.

— Так, все хватит, — скала Сара. — Вы мне тут еще настроение испортьте, давайте лучше о хорошем поговорим.

— Ты же знаешь, мы с Джимом не любим о себе говорить, — сказал Сириус.

— А как же я? — засмеялся Ремус.

— Ты у нас лучший, — подмигнул Бродяга другу.

— Лучше расскажи, как твои каникулы прошли? — игнорируя парней, спросила Лили у Сары.

— Если не считать смерти родителей Джима, его переезда ко мне, а потом побега с этими балбесами черт знает куда, то отлично, — тут девушка поняла, что ляпнула что-то не то. — Упс, пойду поищу что-то перекусить.

Девушка вышла, виновато смотря на друга. Как только Рейвенкло покинула купе, повисло неловкое молчание. Лили смотрена на Джеймса с жалостью, она даже ничего не знала об этом. Ей стало стыдно, что она так грубо ответила ему на единственно письмо за все лето.

— Джеймс, мне очень…

— Пожалуйста, не нужно, — попросил Поттер. — Мне не нужна твоя жалость. Я смог пережить это так, как учили меня родители. Со мной все хорошо.

Лили посмотрела на Сириуса и Ремуса в поисках поддержки. И Блэк оказал ее, ему стало жаль девушку, тем более он видел, что ей стыдно.

— А я не рассказывал, как офигенно выглядел на берегах Черного моря.

— Мерлин всемогущий помоги, теперь он не заткнется до самого приезда в Хогвартс, — тут же улыбнулся Джеймс.

— А что я могу поделать, я же не виноват, что все меня любят, — самодовольно улыбнулся Бродяга.

— Вообще-то не все, — вмешалась Лили.

— Эванс, ты не в счет, ты уже давно занятая девушка, а меня интересуют свободные, и незамужние, — продолжал Бродяга.

— И кем же я занята, позволь полюбопытствовать?

— Мной, он давно думает, что у нас не просто дружба, — озорно улыбнулась только что вернувшаяся Сара. — Держите, — она протянула друзьям кексы, — знала, что вы будете ныть мне, что голодны.

— Спасибо, — хором пропели те.

— Кстати, пока не забыла, Кэролайн говорила, что тебе пора на патрулирование, — сказала блондинка, падая возле Сириуса и Ремуса.

— Спасибо, я совсем забыла об этом, — девушка облегченно вздохнула, что может уйти и перестать чувствовать дискомфорт. — Увидимся любимая, — засмеялась рыжая Саре, когда выходила.

— Лилс, можешь прикрыть моего любимого друга немного, — рейвенкловка обняла за плечи Лунатика. — Обещаю, он приступит к своим обязанностям через полчаса.

— Хорошо, без проблем.

— Мы определенно плохо на нее влияем, — сказал Ремус.

— А мне такой она нравиться больше, — сказал Сириус, и перевел взгляд на Джеймса. — Друг, что с тобой, не пытался пригласить на свидания, ни единого комплимента.

— Все, я с этим завязал, больше не буду бегать за ней, — твердо произнес Поттер.

— Ну да, а как же, знаем мы твое «завязал», — улыбнулся Люпин.

— Ребятки, давайте потом обсудим личную жизнь нашего друга. Я хотела с вами поговорить.

Серьезный голос подруги перепугал друзей.

— Сара, что-то случилось? — озабочено спросил Джеймс.

— Да. После того, как ты поехал с Сириусом и Ремусом плескаться в соленой водичке, за мной пришли люди, и забрали.

— Кто это был? Они тебя обидели? — кажется, впервые в голосе Блэка был слышен испуг.

— Это были жрецы.

— Стоп, — сказал Ремус. — Те самые жрецы, что проводят обряд принятие титула и наследия древних родов.

— Именно, — девушка поджала под себя ноги. — В Великобританию я вернулась только вчера. Эти две недели меня испытывали, — девушка замолчала. — Теперь я титулованная особа.

— Мне кажется, ты чего-то не договариваешь, — сказал Поттер.

— Джим, твои родители умерли, и ты единственный наследник рода Поттеров. Скоро к тебе тоже придут жрецы. Будь сильным Джеймс, они будут испытывать твой разум, твою силу, твою любовь, преданность, и, в конце концов, веру. Но не верь всему что увидишь, это лишь уловка.

— Что ты увидела, Сара? Что тебя так пугает, — спросил Сохатый.

— Я монстр, и все мы это знаем.

— Хватит, — немного по животному прорычал Ремус, иногда, когда он выходил из себя у него такое случалось. — Прости. Сколько можно твердить, что ты не монстр.

— Что ты видела? — более мягче спросил Сириус, беря девушку за руку.

— Я видела, как убиваю вас, — быстро выпалила девушка. — Что я перешла на сторону отца, стала такой же, как и он.

— Это никогда не случиться, — уверенно заявил Ремус.

— Я бы не была так уверенна, — девушка спустила кофту с майкой оголяя плечо, на котором красовалась маленькая татуировка в виде анха на рукоятке которого красовался ворон, а круг был сделан со змии.

— Что это? — спросил Джеймс, наклоняясь, что бы лучше рассмотреть рисунок.

— Это знак тьмы, — тихо сказал Лунатик.

— Да, это знак тьмы, — подтвердила Сара. — Еще одно правило принятия титула, ты выбираешь сторону, точнее не так, сторона выбирает тебя. Теперь я темная.

— Но это ничего не значит, — сказал Сириус.

— Это значит, что я монстр.

Тут дверь купе резко открылась и вошла Кейсиди Дримвуд, она училась вместе с Мародерами на одном факультете, только была на курс младше, в общем, не плохая девчонка.

— Здравствуйте Мародеры. Тут было тихо, и я подумала, что купе свободно. На вас совсем не похоже, обычно вас половина поезда слышит.

— Решили дать возможность отдохнуть от нас, — сказал Джемс, подвигаясь, что бы девушка села.

— Я пойду на патрулирование, думаю уже полчаса прошло, — сказал Ремус и ушел.

Сириус, как-то с интересом смотрел на девушку напротив, что Сара наклонилась к его уху и прошептала, чтобы никто не слышал:

— Ты же не думаешь заполучить самую недоступную девушку школы после Эванс? — ехидно говорила та.

— О чем шепчетесь голубки? — спросил Джеймс, заметив взгляд Кейсиди на своих друзей.

— Да вот говорю нашему другу, чтобы он не думал западать на Кейс, — ответила рейвенкловка.

— Вообще-то у меня есть парень, — вставила девушка.

— Серьезно? — будто не веря спросила Сара. — Интересно, кому он душу продал?

— Я пожалуй пойду, — сказала девушка и поспешила выйти.

— Эй, ну ты куда? — в след кричала ей Сара. — Она что обиделась?

— Знаешь, иногда ты и правда, монстр, — ухмыльнулся Блэк. — И чего ты к ней пристала?

— Я же не хотела ее обидеть, просто интересно, как какому-то парню удалось заполучить мисс Недотрогу.

Мародеры начали дурачиться, и вспоминать веселые моменты лета. Например, как Блэк с Поттером выбросили Сару в бассейн, когда она спала, или как девушка потом их прокляла, что они ходили с ослиными ушами. Через несколько минут вернулась Лили, и Сара демонстративно игнорировала ее, смотря на Сириуса, а все что бы не забирать ноги с прохода, чтобы рыжая села ближе к ее другу. Когда она этого добилась, то увидела, как парочка смотрит друг на друга, то решила оставить ненадолго их наедине.

— Бродяга, пошли пройдемся, а-то у меня уже зад болит сидеть, — встала Рейвенкло и тянула за руку друга.

— Но я никуда не хочу идти, — протестовал Блэк.

Девушка недолго думая наклонилась и поцеловала Сириуса, не разрывая поцелуй начала пятиться к выходу. Такой не хитрой уловкой она выманила гриффиндорца на коридор.

— Зачем ты это сделала?

— Тебе не нравиться? — игриво спросила блондинка. — Тогда попроси меня, и я больше никогда не поцелую тебя.

— Тогда зачем мне такая девушка? — улыбнулся Сириус и прижал ее к стенке, медленно наклонился и поцеловал.

Глава 16

— Сара? — он стоял, как вкопанный, и все смотрели на него, как на сумасшедшего.

Женщина испугалась от вида профессора, поскольку думала, что слова, которые она услышала, были шуткой, кого-то из близнецов. Когда Снейп пришел в себя, он сделал пару шагов к миссис Грейнджер, та же сделала пару шагов назад.

— Снейп, с вами точно все хорошо? — спросила Тонкс.

Он никак не реагировал, пристально осматривая женщину. Гермиона, которая вышла из-за спин друзей, стала между матерью и профессором, но тот словно не замечал ее.

— Профессор Снейп, — неуверенно позвала гриффиндорка.

— Сара, — еще раз повторил зельевар. — Этого просто не может быть.

— Я не Сара, — спокойно говорила миссис Грейнджер, беря дочь за плечи. — Меня зовут Джейн, Джейн Грейнджер, мать Гермионы и Алекс.

Все в замешательстве наблюдали за картиной, что развернулась перед их глазами. Никто не понимал, о ком говорил Северус, но они поняли, что эта девушка была важна для него. На лице профессора эмоции менялись одна за другой, с такой скоростью, что было не понять, что он чувствует.

— Простите, просто вы мне напомнили кое-кого, — извиняющимся тоном сказал Снейп, было видно, что он уже пришел в себя.

— Ну, что вы не стоит извиняться, — улыбнулась мама Гермионы.

— Сара — это подруга моего отца? — спросил Гари.

— Она была не только его подругой, — возразил профессор ЗОТИ.

— Это вы о Рейвенко, — дошло до Грюма. — Так она же умерла 15 лет назад, я сам выезжал на место преступления. Тебе нужно проверить чердак Снейп, видимо он уже сдает.

— Что вы все стоите, как зеваки, — спохватилась миссис Уизли, когда дети начали улыбаться от предчувствия грядущей ссоры. — А ну марш по своим комнатам, вам скоро возвращаться в школу, нужно сделать домашнее задание.

— Но не нам, — весело произнесли в унисон близнецы.

— Вам тоже лучше исчезнуть, иначе я отправлю вас в закрытую Ирландскую школу.

Ее слова произвели нужный эффект, уже через несколько минут в комнате остались только взрослые члены Ордена Феникса, и то некоторые тоже решили, что их присутствие будет лишним, и ушли. Миссис Уизли принялась хозяйничать по дому, и Джейн принялась ей помогать. Северус остался в гостиной один, обронив голову на руки, стал вспоминать свою подругу, и пытался понять, почему уже третья Грейнджер напоминает ему Сару. В голову начали закрадываться сумасшедшие мысли о том, что она могла и не погибнуть в ту ночь. Но ведь он лично видел пять трупов: Сары, ее троих детей и мужа. Он отчетливо помнил ту ночь, как и ночь, что была через неделю, когда он потерял двух девушек, первая была для него словно сестра, а другую он безумно любил. Все это случилось из-за, чертового, Поттера, все это было из-за него. Темный Лорд был ослеплен своей ненавистью ко всем, кто носил фамилию Поттер, правда, никто не знает причины этой ненависти. И если бы не Джеймс Сара и Лили были бы живы. Первая так слепо любила своего друга, она когда-то сказала Северусу, что готова умереть за него, так и случилось, она умерла из-за Поттера. На ее похоронах они чуть не подрались, после этого он не разговаривал с Лили из-за обиды. Но через неделю, он узнал, что Темный Лорд хочет напасть на чету Поттеров, и вся обида прошла, была только мысль о том, чтобы она осталась жива. Он не мог лишиться ее, но опоздал. В порыве чувств профессор Хогвартса перевернул журнальный столик, что находился возле дивана.

— Никогда не замечала за тобой такой эмоциональности, — послышался насмешливый голос, который был таким знакомым.

Снейп медленно поднял голову, и увидел перед собой призрака юной девушки лет 22. Она была прекрасной в белом одеяние, кудри ее разлетались, будто от легкого ветра.

— Сара.

— На этот раз это уже я, — улыбнулась, улыбкой Мародера, девушка.

Сара Рейвенкло была точно такой же, какой он помнил перед ее смертью.

— Я скучаю по тебе, — воспитанник слизерина встал и хотел подойти ближе к ней. — И ты как всегда разрушила все мои мечты. Что ты тут делаешь?

— За тобой больно наблюдать. В последнее время ты слишком много думал обо мне, это и держит меня возле тебя. Ты выдернул меня с покоя.

— Рейвенкло, — надавил Северус. — Я может, тебя знаю, не так хорошо, как твои Мародеры, но я все равно вижу, когда ты что-то не договариваешь.

Девушка улыбнулась и закатила глаза, она даже не надеялась, что сможет провести его.

— Я тут из-за отца, меня начинает волновать его возращение. Он по непонятным причинам, как и ты, увидел в Алексии Грейнджер меня, и благосклонен к ней. Тот план, который он разработал, весьма хорош, и может выгореть. Этого нельзя допустить. К тому же девчушку жалко.

Как он не сразу понял, что дело заключалось в ее отце — Волдеморте. Это было то, чем девушка никогда не гордилась, и старалась это скрывать, как можно тщательней, поэтому Сара часто путешествовала по миру, где не знали ее и ее семьи.

— Его нужно убить, — продолжала призрак. — У меня есть план. Мы используем мою энергию для уничтожение так званого Лорда.

— Сара, так нельзя, — чуть ли не кричал Снейп. — Я не пойду на это и тебе не позволю. Я не потеряю тебя еще раз, я не позволю, кому бы то ни было убить тебя еще раз.

— Я умерла, Северус, 15 лет назад, — она взяла его лицо в руки, но он не чувствовал прикосновения. — Хватит меня держать, ты должен меня отпустить, а не искать мои черты в невинной девушке, и отыгрываться, за мои грехи.

— Я не хочу тебя отпускать.

— Хорошо, — сдалась девушка. — Тогда я должна кое-что тебе рассказать. Пророчество, которое хранилось, в Министерстве Магии было фальшивым. Когда мы с Джеймсом узнали настоящее, то уничтожили его, заменив на другое, но немного неудачно. Кто же знал, что Лили родит 31 июля.

— Ты была готова, позволить умереть невинному ребенку, лишь бы защитить Поттера, — профессор был шокирован.

— Да, я была готова позволить умирать людям, лишь бы те, кого я люблю, остались живы. Ты же знаешь, что я настолько эгоистична. Я любила Джеймса, я любила Сириуса, но их уже нет в живых, и в этом только моя вина. Я хотела попросить, присмотреть за Ремусом, он единственный живой Мародер.

— А как же Петигрю?

Сара фыркнула, она никогда не любила Питера, и всегда щемила его, несмотря на недовольство Джеймса.

— Его убила, маглорожденная девушка, но не об этом. Я не хочу говорить, что любила Ремуса, не хочу говорить о нем в прошедшем времени. Он был лучшим из нас, он и остался им. Пообещай, что сделаешь все, чтобы он выжил.

— С чего мне это тебе обещать? — зло фыркнул Снейп, он никогда не любил Мародеров, и не собирался их спасать.

— А я того, что я всегда была рядом с тобой, я была рядом, когда все отвернулись от тебя. Я выгораживала тебя перед Дамблдором, я продолжала общаться с тобой, хотя это ставило под угрозу мою дружбу с Джеймсом, я общалась с тобой, когда ты поссорился с Лили. Всегда была только я, а ты сейчас говоришь, с чего бы тебе оказать мне малую услугу? — кричала девушка.

Мужчина долго всматривался в разъяренное лицо подруги, и понимал, что она права. После всего, что она сделала для него, он просто не мог отказать ей.

— Хорошо. Я клянусь тебе, что сделаю, все, что будет от меня зависеть, что бы Ремус остался жив.

— Спасибо, — тепло улыбнулась Сара. — И еще прошу, защити Гарри, пророчество, которое мы слышали, касалось его. Должен родиться ребенок, который будет сильнее самого Мерлина.

Призрак девушки уже был готов исчезнуть, и, поняв это Северус, быстро спохватился, и задал вопрос, который волновал его уже более 19 лет.

— Твой сын был от Блэка?

— Я любила своего мужа, — все, что сказала Рейвенкло.

Она растворилась в воздухе, будто плохой сон. Он упал обратно на диван, разговор с покойной подругой вымотал его. Почему он постоянно всем что-то обещает? Почему все лезут к нему с просьбой о помощи? Это выводило его из себя, но ничего уже не поделаешь, он был обязан выполнить данное обещание. К тому же все не так плохо, живим, мог оказаться Блэк, или того хуже Поттер. С фамилией последнего в его голове всплыли слова о пророчестве, и о том, что должен родиться ребенок, который будет сильнее самого Мерлина. Как же ему не хотелось верить, что это младший Поттер, ну не был он похож для него на самого могущественного волшебника всех времен.

— Я слышала какой-то шум. У вас все хорошо? — неуверенно выглядывая из дверного проема миссис Грейнджер, с чашкой кофе в руках.

— Все хорошо, не стоит беспокоиться миссис Грейнджер, — стараясь, как можно приветливей улыбнуться, сказал Снейп.

— Можно просто Джейн, — она села возле профессора ЗОТИ. — Я сожалею по поводу вашей подруги. Я и правда, на нее так похожа?

— Я бы так не сказал, хотя бы из-за того, что у вас разница в возрасте. Сара умерла молодой, но я представлял ее именно такой, — он бросил быстрый взгляд на женщину. — У нее всегда были длинные белые, как снег волосы, поэтому зима у меня всегда ассоциируется ней, глаза ее были цвета кофе. Когда я смотрел в них, всегда ощущал такой уют.

— Вы любили ее?

— Нет. Сара была для меня словно сестра, любил я всегда другую. По иронии судьбы мне приходилось делить их обоих с одним парнем. Как же я был глуп тогда.

— Все мы совершаем глупости, такова жизни. Это вовсе не значит, что мы становимся от этого плохими, главное вовремя осознать, что сделал глупость.

Они еще долгое время сидели и общались. Раны каждого из них понемногу затягивались от общения, они понимали друг друга, и это было, что так нужно было обоим, чтобы их поняли.

Пока эти двое восстанавливали свой мир, на втором этаже в комнате Поттера и Уизли собрались члены Отряда Дамблдора, которым было откровенно скучно. Гермиона лежала на кровати Гарри, спустив голову вниз, рассматривая потолок. Казалось, что она должна переживать за сестру, но в место этого перед ее глазами проходили картинки, как она целует Гарри, как он говорит, что будет нежен, они находились в ее комнате. Девушка перевернулась на живот, тряхнув головой, этого не может быть, Гарри никогда не был у нее в гостях. Остальные ребята сидели на полу в разных позах, и каждый выказывал свою скуку.

— Ребята, а может, сыграем в карты на раздевания? — с энтузиазмом предложил Джордж.

— Да, ребятки, а почему бы и нет, — подхватил его Фред.

— А давайте уж на прямоту — вам интересно увидеть или похвастаться? — спросила Гермиона.

— Вау, не думал, что наша правильная девочка, может быть пошлой, — одобрительно улыбался Фред.

— Ну, не все же Рону шутить, а кстати, где он? — спохватилась Гермиона.

— Не знаю, я его не видел после того, как Снейп сообщил об Алекс, — сказал Гарри.

— Я видела, как он шел в библиотеку, — отрешенно сказал Луна, и все дружно засмеялись.

— Мы же о Роне говорим, он и библиотека это понятия не совместимы, — смеялась Джини. — Ладно, пойду, поищу его.

Когда девушка ушла, близнецы все же убедили оставшихся сыграть в карты на раздевание, при чем они почти всегда и проигрывали. К всеобщему удивлению ни разу не проиграл только Невилл.

Неделя пролетела быстро. На следующее утро Гермиона заставила своих друзей делать домашнее задание на каникулы, и все обреченно застонали возращение прежней Гермиона Грейнджер. За эту неделю в штабе почти никто не появлялся, а все вопросы по этому поводу пресекались. Так же они ни разу за каникулы не увидели директора школы, который обещал, что поговорит с Гарри. Все это вызывало беспокойство у Поттера, в дополнения к тому, что его шрам постоянно болел. Волдеморт, явно что-то замышлял, вот только Гарри не мог понять, что ведь тот постоянно блокировал свое создание. Хотя Поттеру было не до этого, он больше беспокоился о Роне, который почти не с кем не говорил, и избегал их с Гермионой. Он не знал причины такой резкой перемены в Роне, он знал, что рыжий не испытывает теплых чувств к Алекс, кроме дружеских. Или все же испытывает? Как бы там ни было ночью, когда ему снились кошмары, он выкрикивал имя Камиллы Уилкинсон. Жизнь стала еще запутанней, чем была прежде, и казалось, что это только начало.

На платформе 9¾ появилось Золотое трио в сопровождение членов ордена Феникса. Гарри и Гермиона держались за руки, из-за того, что девушка жутко нервничала, сегодня они возвращались в школу, а это значит, она сможет увидеть свою сестру. Возле парочки шли двое Уизли, парень был очень расстроенным. Рон вообще после того, как узнал, что Алекс женят на Малфое, его будто подменили, он не ел, не шутил, только все время что-то читал, что еще больше настораживало друзей. Джини сжала плечо брата, оказывая ему поддержку, но это не работало.

— Рон, все будет хорошо, вот увидишь, — сказала Гермиона, когда они стояли возле поезда. — У нас у всех все будет хорошо.

— Да, а время лучше не уточнять, — хмыкнул Рон.

Тут в поле зрения грифиндорки пали двое молодых людей, с другой стороны платформы, это была ее сестра с Драко Малфоем. Они стояли возле родителей слизеринца, и те будто, что-то радостно говорили им. От этой картины ее передернуло, но вместе с тем пришло облегчение, ее сестра жива, здорова. Ребята проследили за ее взглядом, и тут же напряглись. Все стало еще хуже, когда те поцеловались, Гарри с трудом удалось удержать Уизли, который уже собирался набить слизиринца. Алекс вежливо улыбнулась семейству Малфоев и направилась к ребятам. Девушка еще ничего не успела сказать, как оказалась в цепких объятьях сестры, и почувствовала, что, наконец, в безопасности.

— Как же я рада видеть тебя, Миона, — облегченно вздохнула Алекс.

— С тобой все хорошо, это главное, — улыбнулась Гермиона.

Она освободилась из объятий и обернулась к друзьям. Как только она обняла Джини, зависла перед парнями, немного смутившись.

— Понимаете, Малфою, не нравиться, что я…

— Общаешься с Поттером, — насмешливо сказал Гарри.

— Вообще-то нет, — она неуверенно посмотрела на Рона. — Он запретил мне общаться с Роном, — девушка выдержала пауза, закусывая губу, чтобы не засмеяться. — Но когда я кого-то слушала, тем более хорька.

Девушка почти накинулась на друга, сдавливая его в объятьях. Было видно, как эти двое скучали друг за другом. Рон так же заметно расслабился, когда вдохнул знакомый аромат подруги. Они все дружно зашли в поезд, и быстро нашли пустое купе. Джини с Роном почти сразу налетели на нее с расспросами. Хоть девушке было и неприятно говорить об этом, она рассказывала все, что они хотели знать, правда, некоторые вещи она утаивала. Гермиона с Гарри видели это, но оба решили оставить этот разговор на потом. Когда пришло время старост грффиндора патрулировать поезд, Гермиона с Роном ушли, а за ними и Джини пошла, искать своих друзей. Алекс с Поттером остались одни, некоторое время в купе царило молчание.

— Ничего не хочешь рассказать? — спросил первым Гарри.

— Например?

— Правду.

Девушка тяжело вздохнула, и пересела к Поттеру, садясь так, чтобы видеть его лицо.

— Я же обещала вернуться. Я выполнила свое обещание. Все что я говорила, было правдой, со мной хорошо обращались, но…

— Что но?

— Я убила Питера Петигрю, чтобы завоевать их доверие, — на глазах у девушки стояли слезы.

Гарри тут же прижал к себе девушку. Вот то тревожное чувство, Темный Лорд, сломал эту девушку, заставив делать ужасные вещи. Как же ему сейчас хотелось заставить его пожалеть об этом. Алекс начала рыдать еще громче, гриффиндорец буквально чувствовал ее боль.

— Тшш, моя хорошая, все уже позади, я больше не дам тебя в обиду. Мы придумаем, как разорвать вашу помолвку с Малфоем, — покачивая девушку, говорил Гарри.

— Нет, — резко крикнула Алекс, отстраняясь от парня. — Не нужно разрывать помолвку. Она может сыграть нам на руку, ведь Волдеморт верит мне, не знаю, почему, но я ему нравлюсь.

— Да ты рехнулась, — сказал Поттер.

— Возможно, но ведь ты знаешь, что я права.

Мальчик-который-выжил уже был готов взорваться в гневной тираде, но тут в купе пожаловал Андрей. Болгарин выглядел беззаботно, и уже готовил пошлые шуточки по поводу того, что увидел.

— А вот и моя любимая англичанка, — парень плюхнулся на сидение. — Ты что плакала? Поттер, не дай Мерлин, это из-за тебя. Убью.

— Нет, я никогда не плачу, — улыбнулась девушка, вытирая глаза. — Просто соринка попала.

— А имя ей случайно не Драко Малфой? Не смотри на меня так, новость о вашей помолвке облетела уже всю Европу. Оскар, кстати, недоволен.

— Я думала, он будет рад поскорее меня замуж спихнуть, — хмыкнула Алекс.

— Как и все остальные, но не за пожирателя смерти. Тебе хоть самой метку не поставили?

— К счастью, такая честь меня обошла, — она показала абсолютно чистые руки, кроме татуировки на правой руке в виде ворона.

— Не знал, что у тебя есть татуировки, — удивился Гарри.

— У нее она не одна, как и у Гермионы, — ответил слизиринец. — Правда, они отказываться их показывать. Жадины.

Эти трое общались не о чем до тех пор, пока они не приехали. До Хогвартса они добирались по отдельности. Алекс пришлось ехать с Драко и Андреем, который уже успел объяснить белобрысому, что с ним будет, если он тронет ее. Рон фыркнув, демонстративно подсел к Камилле, и когда заметил сверлящий взгляд Алекс, довольно улыбнулся и отвернулся от нее. Зал замирал в полном молчание, когда входили Гарри с Гермионой, Алекс с Малфоем, и Рон с Уилкинсон. Все взгляды были прикованы к этим трем парам, как оказалось, они были самыми обсуждаемыми новостями в школе, а вторая пара и за ее пределами. Пир начинался без привычной речи директора, которого не было на своем месте. Гриффиндорская четверка недолго были за праздничным столом, поскольку им было неудобно, что за каждым их шагом наблюдали зеваки. Когда они собирались уходить, их догнал Малфой, который жаждал поговорить со своей невестой. Алекс сказала, что бы они не переживали, она скоро вернется. Когда Золотое трио пришло в гриффиндорскую гостиную, Рон тут же ушел в спальню, не сильно горя желанием общаться. Гарри с Гермионой были одни, поскольку все студенты все еще были в большом зале. Между ними повисло неловкое молчание, которое сопровождало их уже неделю, с того самого момента, как в голову к Гермионе лезли разные образы. Она постоянно видела себя и Гарри в ее комнате, чувствовала его сладостные поцелуи на ее теле, с каждым разом эти картинки были все четче. Из-за этого девушке было стыдно смотреть другу в глаза. Однажды ей в голову пришла мысль, а что если это и правда происходило, но тут же отогнала от себя эту мысль. Она же всего лишь подруга для Гарри, он любит ее, как сестру. Но сегодня утром, после очередного такого сна, она окончательно запуталась, особенно после того, как увидела у друга на спине след от ногтей, такой же, какой она оставляла ему в ее снах.

— Гарри, я бы хотела поговорить о том случае в поезде, — неуверенно начала девушка. — Что ты тогда говорил о том, что ты не сможешь забыть?

Парень, выпрямился и посмотрел на подругу. Они не говорили о том, что произошло той ночью, и о случае в поезде. До этого момента он не чувствовал свое разбитое сердце, которое она разбила убежав от него. Было трудно говорить, да и он не видел в этом смысла. Он не хотел чувствовать вновь ту боль.

— Гермиона, я не думаю…

— Гарри, — она схватила его за руку. — Пожалуйста.

Гриффиндорец смотрел в глаза своей подруги и видел в них страх. Девушка боялась услышать его слова, вот только он не понимал почему.

— Хорошо, но перед этим я хочу кое-что проверить.

После этих слов Гарри наклонился и поцеловал подругу. Девушка не сразу осознала, что отвечает ему, более того, ее тело тянется к нему, вспоминая прошлые прикосновения. Гриффиндорец заметив это, еще сильнее притянул к себе Гермиону, он только сейчас понял, что мог лишиться ее навсегда из-за этого поступка, но отступать было поздно. Если это и правда будет конец, он хотел продлить этот момент, как можно дольше. Молодым людям стало не хватать воздуха, и как бы Гарри этого не хотелось, ему пришлось отстраниться от любимой. Не зная, откуда у него, взялось сил посмотреть ей в глаза. У нее был взгляд, будто только что, познала страшную тайну. Руки Грейнджер все еще обвивали шею парня.

— Это все правда, — ошеломленно повторяла она, затем повернулась к другу. — Ты любишь меня.

Поттер просто молча наблюдал за подругой не состояние сказать, хоть слово.

— Ты, правда, был моим первым, — уже радостно говорила Гермиона. — Я не свихнулась, это и правда было.

— Прости Миа, но я ничего не понимаю, — выдавил из себя Гарри.

— Я вспомнила, — она в порыве чувств обняла любимого. — Меня заставили забыть о той ночи, теперь я вспомнила.

— Кто заставил? — отодвигая от себя Грейнджер, спросил Гарри.

— Он не представлялся, лишь говорил, что он мне друг. Но давай не будем об этом, главное, что я вспомнила. Гарри, я люблю тебя.

После этого Поттеру было все неважно. Он притянул к себе девушку и страстно поцеловал ее. Впервые за всю жизнь, он чувствовал себя счастливым.

С этого вечера прошла неделя, в которой не были ничего и никого кроме их двоих. В скорее новость о том, что вторая Грейнджер захомутала другого, самого главного красавчика Хогвартса облетела школу мгновенно. Но даже это не омрачняло счастья этой пары. Все было спокойно, они жили, как нормальные влюбленные школьники. Пока однажды за ужином, в двери большого зала не вошел довольно молодой парень, которому не было 30, и объявил, что он новый директор.

— Миа, что такое? — спросил Гарри, видя, как напряглась его девушка.

— Это он стер мне память.

— И тут он постарался, — зло рычала Алекс, которая выронило бокал с соком.

— Я его сейчас убью, — пытался контролировать себя Поттер.

— Становись в очередь, — сказала Алекс.

— Ты что его знаешь? — спросил Рон.

— Еще как. Он пытался убить меня, когда я училась в Трансильвании. Николаус Таргариан — мой учитель ЗОТИ.

Заметив, что новоиспеченный директор уже уходит, девушка подорвалась, прежде чем ее успели остановить и вылетела вслед за ним. Как только она вышла с большого зала, врезалась в Николауса, который ожидал ее.

— Здравствуй, Лекси, — улыбнулся мужчина. — Скучала?

Вместо ответа девушка ударила его кулаком по лицу.

— Вижу, что очень, — сказал директор, водя скулами.

— Зачем ты здесь? — старалась не кричать девушка. — Опять будешь отравлять мою жизнь?

— Не забывайся, не все крутиться вокруг тебя. И я здесь, чтобы помочь, а не навредить.

— Последний раз, как ты хотел помочь, я чуть не лишилась парня, — фыркнула Алекс.

— Мой чай крепче был, чем ваша любовь, — он получил еще один удар.

— Не смей. Зачем ты тут? И что случилось с тем стариком?

— Будешь много знать — расстроишься.

С зала начали выходить ученики, и Николаус воспользовался этим и исчез. Оказавшись в своем новом кабинете, он поспешил связаться со старейшиной ордена.

— Я уже на месте.

— Николаус, ты должен разделить сестер Грейнджер, — перешел сразу к делу пожилой мужчина. — Когда они вместе к ним невозможно подобраться. Теперь, когда ты новый директор Хогвартса, ты сможешь отослать Алексию обратно в Румынию.

— Зачем вам это нужно?

— От Гермионы Грейнджер и Гарри Поттера зависит будущее магии, поскольку убить их не вышло, мы должны контролировать это будущее.

— Причем тут девчонка? — непонимающе спросил Николаус.

— Она большая любовь нашего избранного, прям как Гвеневра для Артура, правда она-то его не предаст, как королева.

Глава 17. Часть 1

Январь в Хогвартсе прошел спокойно. Все шло обычным чередом, даже не взирая на нового диктора. Гарри очень не нравился этот мужчина, и каждый раз при его виде ему приходилось сдерживать себя, чтобы не наброситься на него. Он до сих пор не получал ни единого известья от Дамблдора или кого-то их ордена. Это очень беспокоило парня, потому что у него начал болеть шрам. Единственное, что успокаивало его, и заставляло боль и отчаяние уйти, это Гермиона, которая все время была рядом, клала голову избранного на колени, и перебирала его волосы. В такие минуты все отходило на второй план, была только она. И вот сейчас, Поттер проснулся от очередного кошмара, и крепче прижал к себе Грейнджер. Девушка все чаще начала ночевать с ним, по началу парни судачили по этому поводу, но в скорее привыкли. Просыпаться с девушкой стало настолько привычным для Гарри, что когда она не могла прийти к нему, он чувствовал себя неуютно. За это время их отношения не выходили за рамки поцелуев, хоть они уже и занимались любовью, Гермиона попросила его подождать, и дать ей время привыкнуть к этому.

— Мм… — девушка медленно выходила из сна. — Уже пора вставать?

Гарри улыбнулся, созерцая картину, как его девушка, прячется под одеялом, а потом потягивается.

— К сожалению, да, — виновато улыбнулся парень Грейнджер, а затем легко поцеловал ее в нос, от чего на лице девушки появилась улыбка. — Как бы я хотел провести в постели с тобой всю оставшуюся жизнь.

— Твоя жизнь будет очень короткой, если ты сейчас не заткнешься, — буркнул Рон, которого разбудил их разговор. — Я полночи провел в библиотеке, что уже само по себе звучит ужасно, а вторую с Камиллой.

— Да ты шутишь? — тут же проснулась Гермиона, резко сев на кровати. — Только не говори, что ты опять связался с ней. Она пыталась отравить Алекс.

Рыжий понимая, что спать ему уже не дадут, со страдальческим видом, повернулся к паре лицом.

— Почему ты тогда не осуждаешь свою сестру, за то, что она замуж выходит за этого хорька? — его голос был спокойным, но в нем слышались нотки неприкрытого отвращения, от этой мысли. — Или тебе уже стало все равно?

Сказать, что Гермионе было все равно, это соврать. Гриффиндорка очень переживала за сестру. Ее преданность семье в этот раз подверг ее суровой судьбе. Естественно, Гермиона пыталась поговорить на эту тему с сестрой, хотела помочь избавиться от этого, но Алекс всегда уходила от разговора. Девушка говорила, что любит его, и делает это по собственной воли. Врать Алексия Грейнджер, как и ее сестра не умела.

— Ты же знаешь, что я перелопатила все книги, но так и не нашла способа расторгнуть помолвку, которая была выполнена по всем магическим канонам.

— И никто не осуждает тебя, друг, — сказал Гарри. — Просто мы немного переживаем за тебя. После возращения Ал, ты какой-то странный стал. Я имею ввиду, еще более странный, чем раньше.

И это было правдой, он полностью ушел в учебу, за две недели подняв свою успеваемость, постоянно торчал в библиотеке. Стал шляться, по-другому не скажешь. Постоянно провоцировал Малфоя, хорошо, что постоянно Алекс была где-то рядом, и до драки не доходило. В отношение к последней он тоже поменялся, не в лучшую сторону, нужно сказать. Между ними будто повисло напряжение, которое отдавало сексуальными нотками. Иногда казалось, что вот он ее сейчас поцелует, но он только уходил.

— Нам уже пора на завтрак собираться, — все это никак не повлияло на его аппетит. — Гермиона не могла бы ты уйти, нам нужно переодеться.

Девушка покачала головой, и закатила глаза, но все же ушла к себе в комнату. Парни еще несколько минут повалялись в постелях, а потом начали собираться на завтрак. Сегодня у них был относительно легкий день, ведь у них не было общих предметов со слизерином, и пуффендуем.

На завтраке не оказалось Алекс и еще пару их однокурсников, что не насторожило ребят, как это бывало всегда. А вот Драко похоже бесился, что его возлюбленная делает что-то без его ведома. Созерцание этого только улучшило настроение троице. Они вообще, если не брать в расчет то, что они ненавидели Малфоя, люблю наблюдать за их отношениями с Грейнджер, как та постоянно заставляла блондина приходить в ярость. Хотя на людях, они разыгрывали безумно влюбленную пару.

Во всей этой жестокой и беспощадной игре, которую задумали Поттер и Алексия, парню больше всего было жаль — Асторию. Девушка после известия, что парень, который был обещан ей, теперь помолвлен с другой, причем по всем правилам, ходила сама не своя. Гарри никак не мог понять, она действительно любила его, или тут был какой-то другой мотив ее поведению.

К великому удивлению всех, Астория поступила, как истинная леди, не став мстить или сквернословить на девушку, отобравшею у нее жениха. Она на оборот, защищала, и пресекала любые попытки своих однокурсников называть ее грязнокровкой.

— Тебя, почему не было на завтраке? — спросил Гарри, когда встретил Алекс у входа в кабинет трансфигурации.

— Я уснула в ванной, — ответила гриффиндорка, потирая глаза.

— В ванной? — удивленно переспросила Гермиона.

— Да, потому что я всю ночь дежурила, поскольку наша любимая староста забыла о своих обязанностях и полностью утонула в нашем избранной. Не я не жалуюсь ребятки, я же сама хотела видеть вашу свадьбу, но не в ущерб же моему здоровью.

— Черт, — тихо выругалась Гермиона. — Я совсем забыла про дежурства.

— Как и Уизли, — ехидно улыбнулась Алекс, переводя взгляд на рыжего друга. — Теперь ты точно от меня так просто не избавишься. У меня есть на тебя компромат, и если ты со мной не поговоришь, я знаю, одну хорошую журналистку, которую заинтересуют ваши ночные похождения с мисс Уилкинсон.

— Это шантаж, — недовольно выпалил Рон.

— Да, с волками жить, по-волчьи выть, — улыбнулась девушка, наклоняясь к уху парня. — Еще раз тебя с ней увижу, оторву тебе все, что к телу хорошо не прикреплено.

Шепот девушки опаливал парню кожу, от чего он резко вжал ее в стену, около которой они стояли. Хорошо, что этого никто не заметил, потому что все спешили зайти в класс. Уизли поднял тяжелый взгляд на подругу, у него в горле пересохло, от того, что ему так хотелось поцеловать ее, но он не мог. Просто не хотел причинять ей боль. Спустя пару секунд он плавно отстранился от Грейнджер, и как ни в чем не бывало, вошел в класс, заняв свое привычно место возле Невилла.

— Сегодня вместо обычного урока, вы будете делать самостоятельную работу, — по классу пробежался неудовлетворенный гул, во время слов Макгонагалл, но она даже не обратила на это внимания. — Внеплановая самостоятельная поможет мне оценить уровень ваших знаний.

Профессор была несколько взвинчена, она даже не обратила внимание на опоздавших Алекс и Симуса. Женщина говорила все на автомате, а ее мысли витали далеко отсюда.

Задание, которое она дала, состояло в том, чтобы они трансфигурировали один и тот же предмет в разные живые и не живые предметы, а потом написали формулы, которые они при этом использовали.

Целый урок прошел в недовольных бурканьях студентов, и звуков взрывов от неудачного заклинания. На все это профессор не обращала никакого внимания, но стоило Гарри, сказать что-то Гермионе, Макгонагалл тут же делала замечание.

Раздался звонок, и все поспешили сдать свои роботы и побыстрее убраться с этого кабинета.

— Мистер Поттер, останьтесь, — сказала преподавательница, когда он был уже готов выйти.

— Идите, я догоню, — сказал он друзьям.

— Ты уверен? — почему-то испуганно спросила Гермиона.

— Миа, брось, это всего лишь Макгонагалл, — улыбнулся и провел рукой по щеке девушки.

Ребята ушли, а Поттер неуверенным шагом подошел к профессору, перебирая в голове моменты, которые о которых могла узнать декан факультета.

— Я что-то сделал? — спросил парень, когда понял, что Макгонагалл опять ушла в свои мысли. Это было так не похоже на нее, что даже пугало.

— Что? — очнулась она. — Нет, Поттер я вас не поэтому попросила остаться. Я хотела спросить…, - она замялась, это становиться все страннее. — Вы не получали известья от профессора Дамблдора или кого-то из членов ордена? — последнее слово она произнесла почти шепотом.

— Нет. Так погодите вы, что не знаете, где профессор Дамблдор? Он что пропал.

— Не забывайтесь Поттер, — тут же строго сказала Макгонагалл.

— Простите.

— Не забывайте, что профессор Домблдор могущественный волшебник, он сможет за себя постоять. А теперь идите, и пожалуйста, не вляпайтесь в какую нибуть неприятность.

Макгонагалл откинулась на стуле, устало закрывая глаза. Поттер поспешил покинуть кабинет трансфигурации. Его не покидала мысль, что Дамблдор попал в неприятности. Но быстро переключился с этой мысли, когда увидел, что в коридоре собрались много студентов. Подойдя ближе, он увидел лужу крови. Неужели опять кого-то убили, — подумал Гарри. Но не успел он посмотреть на жертву, как тут же появился новый директор, и разогнал студентов. Нехотя, Поттер, начал отходить, и кинул взгляд на Таргариана, который тоже посмотрел на него холодным взглядом.

Гриффиндорцу не нравилось все, что происходило вокруг, у него было ощущение, что дальше будет только хуже. Вдруг его окутал необъяснимый страх, и он быстро достал карту Мародеров, чтобы найти друзей и удостовериться, что с ними все хорошо.

Его друзья были в гостиной. Когда он попал туда, быстро обнял Гермиону и начал вдыхать аромат ее волос. Ребята странно на него покосились. Казалось, что у Поттера поехала крыша.

— Дружище, с тобой все хорошо? — неуверенно спросил Рон.

— Да, со мной все в порядке, — он отстранился от своей девушки. — Просто, я только, что увидел, еще одну мертвую жертву.

— ЧТО!?!? — одновременно спросили ребята.

— Кто это был? — спросила Гермиона.

— Я не знаю, не видел, — парень устало плюхнулся на диван.

— Эта сучка, опять начала убивать. Ты что не смог удовлетворить ее ночью? — ехидно спросила Алекс у Рона.

Тот бросил на нее убийственный взгляд, он все еще не верил, что это была Уилкинсон. Громко фыркнув, ушел. Гарри с Гермионой посмотрели на нее укоризненно.

— Что? — недоумевала девушка. — Что я такого сказала? Ладно, я пойду, на древнюю историю, не думаю, что ее отменят. Зная, Николауса, он не захочет это разглашать, и поднимать шумихи.

Девушка, ушла, заставив переглянуться парочку. С того времени, как они приехали, она иногда вела себя ужасно. Гермиона не могла понять, что же поменялось, а Поттер боялся ей рассказать правду, к тому же он обещал ее сестре, что не расскажет никому.

— Прошли, прогуляемся, — предложил избранный, пока они не начали говорить о смертях, странном поведение друзей.

Гуляя под снегом, пара держалась за руки, мило улыбались и шутили. Гарри шел лицом к Гермионы, и поэтому поскользнулся и упал, потянув за собой девушку. Они упали на снег, и засмеялись, начали целоваться. Их идиллию, перервало, чье-то покашливание.

— Знаю, что отвлекать, Грейнджер от чего-то, очень опасно, но не уверен, что смогу дождаться конца, — прозвучал мужской голос.

Гриффиндорка, тут же подскочила на ноги, и не верящим взглядом уставилась на парня. Эмоции на ее лице менялись очень быстро, так что их невозможно было идентифицировать. Девушка улыбалась не смелой улыбкой.

— Виктор, — радостно выдохнула она, все еще не веря своим глазам.

— Я тоже рад тебя видеть, — улыбнулся болгарин. — Что даже не обнимешь?

Гермиона тут же бросилась обнимать его. Гарри наблюдая за этой картиной, прожигал Крама ревнивым взглядом. Это было сильнее, чем с Аароном. У него появлялось желание, ударить парня, стереть с его лица улыбку.

— Привет, Гарри, — он явно улучшил свой английский, сказал Виктор, выпуская девушку Поттера из объятий.

— Привет, — он старался держать себя в руках, и у него пока что это получалось. — Что забыл в столь отдаленных местах?

— Я за Андреем и Лекси приехал. Они вам разве не говорили? — удивленно спросил Крам.

— Не сказали, что? — требовательно спросила Гермиона, начиная нервничать.

В это самое время Петров и Грейнджер стояли в кабинете новоиспеченного директора, в присутствие двух чиновников Министерства Магии. Ребята не понимали, что происходит, и зачем их вызвали, но понимали, что новость им явно не понравится.

— Давайте не будем делать лирические вступления, и перейдем сразу к теме, — начал директор.

— Нас в чем-то обвиняют? — спросил Андрей.

— Нет, с чего вы взяли?

— Это бы объяснило нахождение здесь двух людей из Министерства.

— Они тут по другому делу, можете не переживать, — Таргариан бросил на девушку взгляд, и та сразу потерла виски, потому что у нее начала болеть голова. — Мистер Петров, мисс Грейнджер, термин вашего пребывания в нашей школе истек, еще месяц назад. Вы возвращаетесь домой.

Девушка даже не удивилась, чего-то такого она и ожидала. Посмотрев краем глаза на друга, тот тоже был спокоен. Вздохнув, она собрала силы, чтобы улыбнутся.

— Мы можем идти, собирать вещи? — спросила она.

— Конечно, и да, мисс Алекс, верните, пожалуйста, книгу, что взяли в запретной секции, по разрешению вашей сестры.

Грейнджер тут же потянулась к сумке, достав небольшую книжку, она подошла к столу Николауса, посмотрев ему в глаза, положила книгу на стол.

— Надеюсь, она показалась для вас не слишком привлекательной, ведь столь юной особе негоже читать такие книги.

— Ну, от чего же, мне она показалась занимательной. Особенно фраза: «Крылья расправит в огне рожденный дракон. В бой поспешит Олень, Волк растерзает Льва».

После этих слов двое студентов покинули кабинет директора Хогвартса.


ПРОШУ ПРОЩЕНИЕ У ВСЕХ ТЕХ, КТО ЕЩЕ ЧИТАЕТ МОЙ ФИК, ЗА ЗАДЕРЖКУ.

ГЛАВА ВЫШЛА МАЛЕНЬКОЙ, ПОТОМУ ЧТО ВРЕМЕНИ НЕ ХВАТАЕТ, ПОСКОЛЬКУ НАЧАЛАСЬ УЧЕБА, ТАК ЧТО Я РЕШИЛА РАЗДЕЛИТЬ ГЛАВУ НА ДВЕ ЧАСТИ.

ЗА ОШИБКИ ОТДЕЛЬНО ИЗВИНЯЮСЬ, У МЕНЯ ПОЯВИЛАСЬ БЕТА, НО ОНА НАЧАЛА РЕДАКТИРОВАТЬ С НАЧАЛА, ТАК ЧТО ДО ЭТОЙ ГЛАВЫ ТОЖЕ СКОРО ДОБЕРЕТСЯ.

А ТАК ОСТАВЛЯЙТЕ ОТЗЫВЫ, ЧТОБЫ Я ЗНАЛА, ЧТО ЭТО КТО-ТО ЧИТАЕТ, И Я НЕ ЗРЯ ПИШУ.

Глава 17. Часть 2

Пока Гарри и Гермиона в недоумение уставились на болгарина, явно не понимая о чем тот говорит, возле них прошла Алекс и Андрей. Первая при этом кинула в болгарина сумкой, и сказала:

— Помоги леди, раз приехал, — ее голос был полон ехидности. Так девушка пыталась скрыть настоящие эмоции, под маской напускного безразличия.

— Привет, — поздоровался Андрей с Виктором.

— Что, черт возьми, тут происходит? — не выдержала Гермиона, поочередно смотря на своих друзей.

— А дело в том, что нас, сестренка, с Андреем отправляют домой, — улыбнулась Алекс.

— И когда вы собирались нам об этом сказать? — спросил Поттер.

Пертов и Крам сделали шаг вперед, закрывая тем самым девушку. В школе их учили распознавать опасность, и сейчас она исходила от Поттера. Никто не мог понять, что это, но рисковать не стали.

— Мы сами узнали только полчаса назад, — осторожно начал Андрей. — Так что твои обвинения глупы.

Гарри ничего не ответил, тяжело дыша, юноша развернулся и ушел. Обстановка и так была накалена, так что никто не обратил внимание, на его странное поведение.

— Прости сестренка, не выйдет нам с тобой повеселиться, — с грустью в голосе улыбнулась Алекс. — Надеюсь, встретимся летом. Если я доживу, конечно, — пожав плечами, закатила девушка глаза. — И берегись Николауса, это очень скользкий тип.

Гермиона смотрела на сестру, и слезы наворачивались на ее глаза. И это было странным, поскольку они с сестрой могли не видеться месяцами, но все равно никогда не грустили по поводу разлуки. В этот раз все было по-другому. Гриффиндорке казалось, что это последний раз, когда они видит Алекс. Внутри все сжималось от этой мысли, и она старалась отогнать это чувство, но не могла поскольку, когда она последний раз видела отца, было тоже чувство.

— Знаю, — все, что смогла сказать Грейнджер, все иные слова застряли комом в горле.

— Ладно, — сказал Виктор, тем самым пытаясь избежать неловкое молчание, которое непременно бы повисло в воздухе. — Думаю, нам пора выдвигаться, я должен доставить их в школы еще до полуночи.

— Не прощаюсь, — озорно улыбнулся Петров, и сгреб девушку в охапку, нелепо обнимая ее. — Летом встретимся. Если Уизли все-таки будет с Камиллой, то жду свои денег.

— Не бывать этому, — сладко пропела Алекс. — Прощай сестренка, не скучай тут без нас. Хотя, тут же Поттер и Рон, скучать не придется.

Сестры обнялись, и двое студентов пошли к Черному озеру, на корабль, который должен отвезти их домой.

— Ей, ты чего? — спросил болгарин, поднимая лицо Гермионы за подбородок. — Никогда не замечал за тобой такой эмоциональности. Это просто очередной учебный семестр.

Гриффиндорка улыбнулась, но слезы были готовы потечь по ее щекам. Девушка не контролируя свои эмоции, крепко обняла Крама, и вдохнула такой знакомый ей запах.

— Скажи Оскару, чтобы сделал все для того, чтобы я увидела ее летом живой.

Парень провел по волосам девушки, пытаясь ее успокоить, а с далека за этим наблюдал Гарри, и все переворачивалось у него внутри. Он не знал, что происходит, ведь он доверяет своей девушке, но все равно боится, что болгарин сможет украсть ее у него. Еще раз. Парень решил уйти, дабы сохранить остатки здравого смысла, что еще остались при нем. Он чувствовал, как зверь, живущий глубоко в нем начинает шевелиться. Гарри думал, что это ощущения, принадлежащие Темному Лорду, который просто в очередной раз пытается посеять семя сомнений в его мыслях.

Но он был не прав, и очень скоро Гарри Поттер узнает, что это на самом деле. Это окажется куда страшнее, чем человек жаждущий власти.

— Я сделаю все, что потребуется, чтобы Лекси осталась жива, и постараюсь найти способ избавить ее от помолвки с Малфоем.

— Ты знаешь? — удивленно подняла взгляд на парня Гермиона.

— Я кобра, знать все это моя робота, — Виктор сделал паузу, засмотревшись в ее глаза. — Гермиона…

Девушка сразу поняла, о чем тот хотел ей сказать, это было ясно по его смягчившемуся голосу, и взгляду. Она не хотела говорить об этом. Не хотела вновь видеть боль в его глазах. Пусть они расстались, Гермиона все равно заботилась о нем. Крам был для нее словно старшим братом. Она больше не злилась на него.

— Не нужно Виктор, — молила гриффиндорка, пытаясь вырваться с его объятий.

— Просто дай мне сказать, — настоял болгарин, не выпуская ее, но ослабив хватку. — Не смотря на то, что между нами было, и как мы с тобой расстались, я все еще люблю тебя. Это уже не та любовь, что была раньше, но она не менее сильна. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Не потеряй Поттера, особенно, когда только обрела по-настоящему. Борись за него, даже если это значить бороться с ним.

Грейнджер не понимала, о чем говорит парень, просто стояла не в состояние пошевелиться, и пыталась осмыслить услышанное. Только, когда Виктор начал наклонятся к ней, она очнулась, и первое желание было ударить его, но прежде чем она это сделала, тот поцеловал ее в лоб. После того, как парень ушел, Гермиона долгое время стояла и смотрела на озеро, которое виднелось ей. Ей было невыносимо смотреть, как корабль погружается под воду, забирая ее сестру у нее.

— Где Алекс? — спросил Малфой, что подбежал к ней, тяжело дыша. — Блейз сказал, что Петров уезжает обратно в Болгарию, потому что закончился срок их пребывания в Хогвартсе.

Гермиона бросила на слизеринца безразличный взгляд, и отвернулась обратно к озеру.

— Грейнджер отвечай.

— Она уехала, — улыбнулась Гермиона. — Какая жалость, что твоя невеста сбежала.

— Ей нельзя было уезжать, нельзя, — взявшись за голову, повторял Драко.

— Что не будет над кем издеваться? — ехидно спросила девушка, и хотела было уйти, но блондин схватил ее за руку, развернув к себе.

Студенты, что походили рядом, останавливались, чтобы посмотреть на происходящее. О помолвке Малфоя с Грейнджер уже знали все, и то, что Драко, сейчас находиться очень близко к девушке Поттера, и сестре своей невесты было, несомненно, интересным для окружающих. Ученикам нужно было больше хлеба и зрелищ, и даже если в этом жесте слизиринца ничего такого не было, сплетники придумают сами.

— Отпусти, — спокойно произнесла Грейнджер, и тот подчинился, оглядываясь на толпу зевак, что уже собрались возле них.

— Нужно поговорить. Сегодня во время ночного патрулирования.

— С чего ты взял, что я буду с тобой говорить? — фыркнула девушка.

— Это касается твоей семьи.

Больше слизиринец не успел сказать, к ним подлетел Уизли, а за ним бежала его сестра, которая звала его по имени, и призывала к спокойствию.

— Это правда? — крикнул рыжий на свою подругу. — Почему она не попрощалась со мной? Маленькая стерва, я думал мы друзья.

Джини наконец-то нагнала брата, и теперь тяжело дышала, и пыталась восстановить дыхание.

— Рон успокойся, — пыталась вразумить брата младшая Уизли.

Гриффиндорец продолжать поносить всех, на чем мир стоит, пока не заметил взгляда подруги. Только он сумел остудить его пыл.

— Прости, — пробубнил он, глядя на свои ботинки.

В это время, пока Уизли и Грейнджер болтали на улице, в замке Гарри нашел приключения на свою голову. Парень плелся пустыми коридорами, проводя глубокий анализ своей жизни. Это являлось для парня обычным явлением. Он проходил возле заброшенного класса, как вдруг услышал от туда голоса. Поттер не был бы Поттером, если бы не захотел узнать, что там происходит. Стараясь, как можно менее тихо, прокрался к двери, и немного приоткрыл ее. Это не сильно помогло, поскольку он все еще не видел, кто находился в классе, зато мог лучше слышать.

— Ты плохо справляешься со своей работой, — говорил мужской голос, можно было сказать даже старческий, он ему напоминал чем-то голос Дамблдора. Но от этой мысли тот сразу отказался, поскольку директор пропал.

— Но…

— Никаких но, — резко оборвал незнакомец. — Мне нужно ее сердце, — голос звучал безумно. — Сара Рейвенкло была умной женщиной, и просто так она не отдаст пророчество даже будучи мертвой.

— Не понимаю, зачем я в этой школе торчу? Она бы вряд ли стала прятать такое ценное пророчество в школе.

После этих слов последовал звук пощечины. Поттер не знал, что делать, кто эти люди, и о каком пророчестве они говорят, но то, что он услышал в дальнейшем, просто убило его. Почти в буквальном смысле.

— Ты сам видел эту девку Поттера, как ее там Гермиону. У нее метка, такая метка была только у одного человека Артемиды, дочери Сары, появилась она в связи ее помолвки с сыном Джеймса Поттера. Если это и правда она, живая наследница Слизирина и Рейвенкло, то она угроза для всех нас. Нельзя допустить, чтобы они с Поттером слились, и чтобы Том узнал об этом, иначе он развяжет войну за свою наследницу.

— Я все равно не понимаю, что я делаю в этой школе уже полгода. Призраки знают, кто я, и не рады мне.

Гарри сильнее прижался к двери, чтобы рассмотреть, человека, который уже полгода шпионить за ними, под его весом дверь скрипнула и открылась. Парень оказался в глупой ситуации, проклиная свою собственную глупость. Старая, но сильная, рука затащила его в класс, и тут же прижала к стене, сдавливая ее горло. Становилось трудно дышать, перед глазами все плыло, но он изо всех сил старался не отключится.

— Гарри Поттер, мальчишка, который не может не всунуть свой нос не в свое дело, — на этот раз старик хрипел, а его пустые, фиолетовые глаза изучали его.

— Это как раз таки мое дело. Вы же говорили обо мне и моей подруге, — еле выговаривал парень, и пытался достать палочку с внутреннего кармана мантии.

— Тебе повезло, что ты нам еще пригодишься, — незнакомец убрал руку с горла Поттера, и тот упал на пол.

Поднявшись, обнаружил перед собой студента рейвенко, которого так ненавидел в прошлом семестре — Аарон. Он был тем самым шпионом, который должен был принести ему ее сердце.

— Ты забудешь все, что только что видел и слышал, — парень говорил, смотря в глаза Гарри, ему хотелось засмеяться, но потом вспомнил про внушение, о котором говорил Петров. — Ты просто расстроен отъездом друзей, и пришел сюда, чтобы побыть одному.

Он моргнул, и остался один в аудитории. Гарри не стал разбираться, почему внушение не подействовало, у него были куда важнее теми для размышлений. Гриффиндорец облокотился о стену, и стукнулся головой пару раз, пытаясь прийти в себя. Гермиона не могла быть наследницей Волдеморта, это не реально. Они с ней помолвлены? Да, что за бред? Поттер влюбился во внучку человека, который убил его родителей. Он злился на это. За это чувство дал себе мысленный подзатыльник. Его Гермиона, хорошая, милая, а главное любимая, не может, быть Артемидой. А даже если она Артемида, то это уж точно не меняет его чувств к ней. Гарри решил, что должен оградить любимую от всего этого. Никто не должен узнать ее секрета. Он никому не позволит забрать ее у него.


ПРОСТИТЕ ЗА ЗАДЕРЖКУ, ВРЕМЕНИ НЕ БЫЛО, К ТОМУ ЖЕ Я ХОЧУ НАКОНЕЦ-ТО ЗАКОНЧИТЬ РОБОТУ НАД ФФ ПО ГОЛОДНЫМ ИГРАМ(ОСТАЛОСЬ ТАМ 2 ГЛАВЫ), ЧТОБЫ ПОЛНОСТЬЮ ОТДАТЬСЯ ЭТОЙ РАБОТЕ И "А ЕСЛИ БЕЗ МАГИИ". НАДЕЮСЬ ЭТО ЕЩЕ КТО-ТО ЧИТАЕТ. ПРОШУ ПРОЩЕНИЕ ЗА МАЛЕНЬКИЙ ОБЪЕМ ГЛАВЫ, К ТОМУ ЖЕ ОНА НЕМНОГО БРЕДОВАЯ, ТАК ЧТО Я ПОЙМУ ЕСЛИ НЕ ПОНРАВИТЬСЯ.

Глава 18

Гермиона шла по пустынным коридорам школы, выполняя свой долг старосты. Было трудно вырваться, Гарри то и дела рвался пойти с ней. Он вообще странно себя вел с ней вторую половину дня. Девушка никак не могла понять, что с ним произошло, и почему он так странно смотрит на нее. В его взгляде было некое безумие, такое она видела, только когда он был чем-то сильно увлечен, или обеспокоен. На все вопросы он отвечал уклончиво, и тут же переводил тему. Гриффиндорке чудом удалось пойти на дежурство без сопровождения Поттера, хотя не было гарантий, что он не шел за ней под мантией невидимкой. Если это так, то если при встрече с Малфоем что-то пойдет не так, он очень пригодиться. Девушка не доверяла слизеринцу, и держала наготове палочку. Было сложно ответить на вопрос, чего она вообще идет на эту встречу. Скорее всего, это было любопытство, оно всегда двигало большинством поступками Грейнджер.

Она уже обошла пол школы, и скоро должна была идти обратно в гостиную. Девушка была не удивлена, видимо слизиринец решил разыграть ее. Будто это смешно. Когда Гермиона проходила на третьем этаже мимо ворчащих картин, кто-то похлопал ее по плечу. Гриффиндорка быстро среагировала и нацелила палочку на незнакомца, которым оказался Малфой.

— Успокойся Грейнджер это всего лишь я, а не ночной призрак Хогвартса — с легкой улыбкой произнес блондин.

— Я знаю, — девушка не опустила палочку. — Так о чем ты хотел поговорить?

— Не думаю, что палочка нацеленная на меня поспособствует нашему разговору, — он обернулся и зашагал к одному из кабинетов. — К тому же нам лучше присесть. И я не собираюсь тебя трогать, — добавил он, когда заметил, каким взглядом смерила его Гермиона.

Легким движение парень открыл дверь в пустой класс, и галантно предложил гриффиндорке пройти первой. Девушка закатила глаза на его спектакль, но увидев на его пальце обручальное кольцо, которое видела у сестры, все же зашла. Она села за парту, и выразительно посмотрела на Малфоя.

— Буду краток.

— Уж будь любезен, — ехидно сказала Гермиона. — У меня в планах еще был сон.

— Не думаю, что ты сможешь спать после того, что я тебе сообщу.

— Говори, не тяни.

Слизиринец ходил туда-сюда, чем невероятно злил девушку, но она старалась вести себя сдержанно, напоминая себе, что злость удел слабых, и не воспитанных. Драко не знал с чего начать, и чтобы это вообще звучало убедительно. Но он был уверен на все сто процентов, и был удивлен, как другие не заметили этого.

— Ты же наверняка, как примерная ученица, знаешь, что когда обручаются два мага по всем правилам, их кровь смешиваю. Так вот, Мордред и Моргана, как же тебе это сообщить. Моя кровь смешана с кровью наследницей Рейвенкло и Слизерина.

Грейнджер не понимала, что он говорит. Ее мозг отталкивал возможность, что это и есть ее сестра, поэтому она подумала, что он уже был помолвлен ранее, а это значило, что ее сестра может быть свободна от него. Малфой, посмотрел на нее, как на чокнутую, когда увидел ее улыбку.

— Это значит, ваша помолвка с Алекс недействительна, — довольно выговорила девушка.

— Моргана тебя подери, это и есть твоя сестра. Я помолвлен только с Алексией Грейнджер, только с ее кровью я связан, — повысил голос Драко.

Грейнджер тут же стала серьезной, глаза зловеще сузились. Сейчас она напоминала хищное животное, которое готовилось к прыжку. Ей не нравились слова слизиринца. Она была уверена, что он решил поглумиться над ней, и Гермиона уже жалела, что согласилась на встречу. Гриффиндорка поднялась из-за парты, и была готова выйти, если бы Малфой не запер дверь магией.

— Выпусти меня Малфой, — ее голос был словно лед. — Меня не интересуют твои глупые шуточки. Давай, просто сделав вид, что ничего этого не было, и будем дальше тихо ненавидеть друг друга.

— Это не шутка, — слизиринец осторожно подошел к ней ближе, но в паре метров остановился, почувствовав опасность. — Думаешь, мне не хочется, чтобы это оказалось шуткой. У меня в планах не было ввязываться в ваши войны. Но это так. Вы наследницы основателей. И если об этом узнал я, то скоро это дойдет и до Темного Лорда, если уже не дошли.

Девушка нервно сцепила руки в замок и преподнесла к губам. Это ведь абсурд. Они были маглорождеными и не могли быть наследницами Темного Лорда. Это однозначно был розыгрыш, или же сон. Вот она сейчас проснется и рядом будет Гарри, который заботливо будет обнимать ее.

— Давай сделаем вид, что это, правда, — хотя по виду Гермионы было понятно, что она считает все это бредом. — Зачем тебе говорить мне об этом?

— Не знаю, — пожал он плечами. — В последнее время я делаю необдуманные вещи. Такие, как спасение твоей сестры. Скажем так, мне не все равно, что с вами будет.

Тут гриффиндорка не смогла сдержать смеха.

— Ладно, ты мне не веришь, но я могу доказать. Я много времени и сил потратил на то, чтобы раздобыть информацию о дочери Темного Лорда. Ну, скажем, что ее полное имя ее было Сара Джейн Мелинда Рейвенкло-Редл, то, что она была лучшей подругой Мародеров, ты должно быть знаешь. Она так же встречалась с моим отцом, но к счастью не срослось. Давай к самому интересному перейдем. У нее было трое детей: Арес Оскар Браян, фамилия, к сожалению не известна, мало кто знает, за кого она вышла замуж. Так же были две дочери: Артемида Гермиона Джейн Сара Мелинда и Диметра Алексия Гестия Сара Мелинда. Как на меня, слишком длинные имена.

Гермиона пришла в ступор, это ведь были полные имена ее и ее сестры с братом, их не знал никто, кроме самих родителей. У нее и правда, первое имя было не Гермиона, но, как им сказали, что не хотели, чтобы над ними смеялись в школах из-за имен греческих богов, поменяли имена местами. Это просто не укладывалось в голове. Может, это Алекс ему рассказала? Нет, это исключено, она больше всех не любила свое полное имя.

— Все еще не веришь? — Драко подошел почти вплотную к гриффиндорке, и пользуясь тем, что она была в замешательстве, убрал ее волосы на правый бок. — У тебя на шее должно быть что-то вроде родимого пятна, в виде букв: «А.Г», они могут быть не четкими. Это появилось вследствие того, что Сара обручила свою дочь на сыне своего лучшего друга, Джеймса Поттера.

Мир Гермионы Грейнджер рухнул. У нее было родимое пятно на шее, которое отдаленно напоминало буквы А и Г, но она никогда не придавала этому значения. Первая ее мысль после того, как она осознала, кем является, и кто ее семья, были о том, как теперь смотреть в глаза Гарри. Девушка боялась, что когда он узнает об этом, то больше никогда не захочет говорить с ней, что он откажется от нее. Она не сможет осуждать его за это, ведь ее дед убил его родителей, и еще кучу людей.

На глазах Грейнджер появились слезы, которые она изо всех сил сдерживала. Драко увидев, что у девушки сейчас начнется истерика, решил обнять ее. Это оказалось глупым решением, ведь чувства, что он испытывал к ней дали о себе знать. Гермиона же быстро оттолкнула его и выбежала в коридор. Она просто бежала, не смотря на дорогу. В ее голове билась отчаянная мысль, лишь бы Гарри простил ее.

Девушка не знала, что Поттер узнал об этом первый, и решил во, чтобы то ни стало защитить ее от Волдеморта. После того, как его девушка пошла на патрулирование коридоров, пошел в библиотеку, ему нужно было, как можно больше узнать о том, что такого может случиться в разе их с Гермионой слития, и что это вообще значит. Так же его заинтересовало пророчество, что оберегает Сара. Он знал, что она жива, и он может лично спросить у нее, вот только он не был уверен в ее ответе. Гарри злился на подругу отца, за то, что она так поступила со своими друзьями, что объявила себя мертвой, что отобрала нормальную жизнь у Гермионы. Возможно, если бы его девушка росла в этом мире, то все случилось по-другому, он бы не боялся за нее. На самом деле, самым большим страхом гриффиндорца было потерять Гермиону, от одной этой мысли его бросало в дрожь.

Так ничего и не найдя в библиотеке он вернулся в спальню. Он вернулся почти под утро, но его друга не было в кровати. Гарри решил, что Рон решил встать на утренею пробежку. Уизли часто бегал по утрам с Алекс.

Как только лохматая голова Поттера коснулась подушки, уже нужно было подыматься на завтрак. Кушать он не хотел, но вызывать подозрения Грейнджер ему не хотелось. Кстати, последняя на завтрак спустилась почти самая последняя, а рыжего и вовсе не было, как и Камиллы в обще-то.

— Миа, с тобой все хорошо? — с заботой спросил Гарри, заметив, что глаза его подруги красные.

— Да, все хорошо, — немного запоздало ответила девушка, уже пару минут разглядывая кусок бекона на вилке. Заметив, что Поттер не клюнул на ее слова, быстро поцеловала его, от чего зал загудел громче. — Все правда хорошо, я просто не выспалась.

— Я больше не пущу тебя на эти дежурства, — парень тут же развеселился, понимая, что все хорошо, и он зря себя накручивает. — Сегодня мы идем на прогулку, тебе нужно больше свежего воздуха.

— Тебе повезло, что у тебя такой заботливый парень, — сказала Джини, которая не отрывалась от письма, что принесла ей сова.

— Иногда, не знаю, за какие грехи, он мне такой достался, — Гермиона пыталась шутить, как можно непринуждённее. — От кого письмо?

Джини быстро спрятала его, и сделала вид, что не расслышала.

— О, мне уже пора на урок, — в спешке говорила она.

— У нее завелся парень, — сказал Гарри, когда девушка ушла.

— Ага, — согласилась Гермиона.

Ребята отправились на урок трансфигурации. Рона на уроке не оказалось, и вот теперь друзья начали волноваться. На карте он тоже не отображался, это могло значить либо, что его нет на территории школы, либо что он в выручай комнате. Камиллы так же не было обнаружено, и друзья подумали, что они просто развлекаются. Рыжему явно нужно было остудить пыль, а то в последнее время он очень нервный был. С отъездом Алекс станет наверняка еще хуже, так уже лучше пусть мучает пуффендуйку, нежели срывается на невинных студентах.

Время пролетело незаметно. И вот Поттер и Грейнджер уже гуляют по вечернему Хогвартсу. Они были похожи на обычную влюбленную парочку, которые целовались, и болтали обо всем. Никто бы и не мог заподозрить, что каждый из них строит планы по уничтожению великого зла, чтобы защитить любимого.

— Гарри, я хочу тебе кое-что сказать, — Миона все же набралась смелости, и решила сознаться ему, поскольку это было невыносимо иметь от него какие-то секреты. — Я…

— Мистер Поттер, мисс Грейнджер, — послышался неприветливый голос Снейпа. — Вы должны быть в своей гостиной, и то немедленно.

Ребята переглянулись, и Гермиона посмотрела на часы. Было, около, восьми часов вечера, студентам позволялось в такое время гулять по окрестностям школы.

— Но сэр…, - хотела, была возразить гриффиндорка.

— Минус 20 балов, еще есть какие-то возражения? — преподаватель был очень взволнован, и зол.

Студенты решили, что лучше уйти не подставлять свой факультет. Когда они уходили, Снейп сунув в карман мантии Гарри записку, которую тот обнаружит только вечером.

— Миа, — позвал ее Поттер, пока они шли за руки до гостиной.

— Что? — девушка недоумевала, ведь парень начал говорить с излишней серьезностью.

Гриффиндорец резко прижал ее к каменой стене, и заглянул в глаза. Девушке пришлось приложить немало усилий, чтобы не отвести взгляд, потому что он смотрел на нее с такой любовью, а она боялась, что узнав, кто она, любовь смениться ненавистью. Ее страхи вновь нагнали девушку.

— Ты же знаешь, что я люблю тебя? — серьезно спросил тот.

— Конечно, я тебя тоже люблю…

— Выходи за меня, — перебил ее Гарри, и на его губах заиграла озорная улыбка.

Эти слова ошарашили не только Гермиону, но и самого Гарри. Когда он произносил ее имя, он не знал, что собирался сказать. Вместо ответа гриффиндорка со всей страстью поцеловала его, будто это был их последний поцелуй. Кажется, этого было достаточно, чтобы осчастливить парня. Он понимал, что сказал глупость, поскольку они были детьми, но был рад, что она не засмеялась, и не сказала, что он глуп.

С этого случая прошло около месяца. Гарри все это время пытался разузнать о том, как можно убить Волдеморта. В записке, что ему подкинул Снейп, было написано: «Начни с врага своего». В Дамблдора решил поиграть, а вразумительней не мог написать? Поттер долго ломал голову, о чем там была речь, но вскоре забросил. Парень много проводил времени за книгами, но не заметно для своей девушки, ведь его увлечение темной магией не вызвало бы восторга у Гермионы. Сама же девушка буквально съедала себя изнутри убийственными мыслями, и страхом. Она все чаще начала проводить время с Луной, с ней она ощущала какое-то необъяснимое спокойствие.

— Ты опять грустишь? — поцеловав подругу в щеку, и приземлился возле нее Рон, который был, как никогда весел.

— Зато ты у нас словно метамфетамина объелся, — засмеялась девушка, и вернулась к домашней роботе.

— Мет, чего? — недоумевая, переспросил рыжий.

— Забудь, — отмахнулась девушка, и отложила перо, обернулась к Уизли. — Тебе писала Алекс?

Рон нахмурился, и улыбка исчезла с его лица. Он все это время старательно пытался не думать о Грейнджер с голубыми глазами. Она чем-то задела его, он испытывал к ней странные чувства, это определенно не были романтические, но он хотел видеть ее рядом.

— Нет.

— Это странно, мне она тоже не пишет.

Пока ребята сидели на улице и общались, Поттер уверенным шагом шел в подземелье. Он, наконец, понял смысл слов Снейпа. У него на слизирине завелось пару друзей с того случая в поезде. Его впустили в гостиную, и показали где искать Асторию. Он выбрал именно ее, потому что, она была идеальным союзником. Ее семья была могущественна и влиятельно, одна из немногих чистокровных которые еще не примкнули к Темному Лорду, но он знал, что это не за горами.

— Привет, — он присел возле девушки, девушка не выказала никаких эмоций.

— И что же тебе нужно Поттер?

— Почему сразу нужно? — поинтересовался гриффиндорец.

— Ну не поболтать же о погоде ты пришел, — спокойно ответила девушка. — Но можешь не утруждать себя, я и так знаю, зачем ты пришел.

Он не стал спрашивать, откуда, ведь это он навеял ей сон, в котором и было то, что он от нее хотел.

— И какой твой ответ?

— Зачем мне это делать? Не из-за моей же благородности, или твоего спасибо, — вот теперь он узнал истинную слизиринку, а-то он стал сомневаться, за что ее сюда отправила шляпа.

— Я дам тебе то, что у тебя отобрали, — Гарри загадочно улыбнулся. — Драко Малфоя.

— Поттер, ты ли это? — осведомилась девушка с довольной улыбкой. — Тебе бы были рады среди змей.

— Как и тебе среди львов, — ответил гриффиндорец, вспоминая, как она помогала раненым студентам.

Подростки обменялись заговорщицкими улыбками, и вместе покинули гостиную слизирина. Этот спектаклю был разыгран для тех, кто мог донести это Темному Лорду. На самом деле обо всем было договорено раньше, а сейчас был начальный этап плана.

По дороге в большой зал на ужин, они встретили нового директора и декана Рейвенло, который жаловался, что не может найти одного студента. Ребята решили не привлекать к себе внимания, и быстро прошли мимо них, не успев больше ничего услышать. Гарри буквально чувствовал, как Николаус прожигает его взглядом.

— Ты к этому руку приложил? — спросила Астория, когда они отошли на приличное расстояние от директора.

— С чего ты это взяла? — недоумевая, спросил гриффиндорец.

— О, да брось, все знают, что ты ненавидел того рейвенкловца за то, что он встречался с Грейнджер, — засмеялась девушка. — А насколько я поняла, ты не из тех, кто так просто прощает.

Поттер засмеялся, и закатил глаза.

— Мы договорились о сотрудничестве, а не о доверительных отношениях. Мы не друзья.

— Ох, какая жалость, а я в мечтах окрестила твоих лохматых детей, — съязвила слизиринка. — Передавай привет рыжей.

Они разошлись в большем зале, каждый к своему столу. Вся школа с открытыми ртами наблюдали, как эти двое вошли. Гермиона бросила на него убийственный взгляд, на что Поттер ответил поцелуем.

— Ты такая привлекательная, когда ревнуешь, — прошептал он своей девушке на ухо, на что она покраснела, и вся ее злость улетучилась.

— Так не честно, ты же знаешь, что я не могу злиться, когда ты вот так говоришь, — наигранно обиженно сказала Гермиона, и поцеловала его.

В зал вошел Таргариен, и с порога начал говорить:

— Попрошу тишины. У меня для вас есть объявление. Хорошее оно или плохое решать вам, — он прошел к своему месту за учительским столом. — С сегодняшнего дня с нами будет учиться новая студента. К новеньким вам не привыкать, к тому же знаю, к ним вы относитесь положительно. Эта девушка перевелась к нам из домашнего обучения, так что попрошу относиться к ней снисходительно.

Дверь большого зала отворились, и в дверном проеме появилась миниатюрная девичья фигура. По залу пошел гул, когда они перед собой увидели ту, которую месяц назад проводили обратно в Румынию. Больше всех был удивлен Рон и Драко, которые жадно рассматривали Алекс. Только Гермиона испепеляла девушку взглядом, по которому было понятно, что у нее большие неприятности.

— Это не Ал, — сказала Грейнджер и вернулась к своей тарелке.

— Ты откуда знаешь? — спросил Невилл, который первым пришел в себя.

— Ну, может потому что она моя сестра, а эта девушка явно не она.

Девушка прошла и села на стул, который ей наколдовал Таргариен. Когда он поднес шляпу над ее головой, внешность девушки поменялась. Девушка имела округлое лицо, черные средней длины волосы, и имела большие не красивые, как на взгляд Гермионы, губы.

— Сантана Обливерати, и на определена на Рейвенкло, — произнес вместо шляпы директор.

Все это время девушка не сводила взгляда с Поттера, от чего тому было неуютно, и по его спине пробежал холодок.

«Нам будет весело», — прозвучал голос в его голове, и Гарри увидел, как девушка подмигнула ему.

Глава 19

Джейн Грейнджер сидела в гостиной своего дома, и придавалась воспоминаниям. Ей было тревожно, большой пустой дом, как никогда нагонял на нее страх. Она потеряла мужа, и после этого этот дом стал ей отвратителен. Здесь все напоминало ей о Брайане.

Теперь у нее было дурное предчувствие, которое никак не покидало ее. За все годы, что ее дети учатся в магических школах, она не разу не переживала о том, кто-то сможет узнать ее секрет. Маленький секрет, который она хранила долгих шестнадцать лет. Это было словно камень, что был прикован к ее шее. Каждую ночь, она возвещалась в ту ночь, когда решила умереть, и к чему это привело. Муж был единственным, кто мог оградить ее от само терзания, но он умер. Она осталась одна. Из-за нее погибли ее друзья, те которые обещали защищать ее, те, кого она любила даже больше собственного мужа. Она была готова отдать жизнь за них, но вышло все совсем на оборот. Миссис Грейнджер сделала не правильное решение, за что отплатила сполна. Чувство вины всегда было с ней рядом, как тень, от которой было невозможно избавиться.

Женщина встряхнула головой, вновь услышав тиканье часов. Она обычно спокойно относилась к старинной вещи, но сейчас это невероятно разозлило ее. Недолго думая она подлетела к высоким баштанным часам, и опрокинула их. На звук битого стекла прибежала служанка. Она никогда не хотела прислуги, у нее в прошлой жизни не было и домовых эльфов, но муж настоял, сказав, что она сама не справиться в таком большом доме. Грейнджеры держали большую частную поликлинику, а сама Джейн была дантистом. Так что они могли себе это позволить.

— Миссис Грейнджер, — охнула пожилая женщина, и подбежала к женщине, которая упала на колени возле любимых часов покойного мужа. — Встаньте немедленно, вы же можете пораниться.

Служанка, заставила подняться Джейн, и оглядела ее руки, чтобы убедиться, что она не порезалась. На глазах матери Гермионы, были слезы, они катились по щекам, опаляя кожу. Но само лицо женщины было безразличным, будто она отключила чувства.

— Никогда не любила эти часы, — пробормотала она, садясь обратно в уютное кресло. — Наоми, не нужно, не убирай. Иди лучше домой, я сама тут разберусь.

Пожилая женщина попыталась возразить, но встретившись с взглядом хозяйки, уступила, и ушла. Джейн смотрела на разбитые часы, и ассоциировала их со своей жизнью. Она давно разбита, и это уже ничего не сможет изменить. Но она может попытаться исправить свои ошибки, пока есть такой шанс. Ей больше нечего терять. Дети сами могут о себе позаботиться, к тому же у девочек есть те, кто защитит их.

— Пора вспомнить, кто я на самом деле, — сказала она в пустоту. — Я Сара Рейвенко, и я отомщу за друзей, и своего мужа.

Она подошла к журнальному столику, и разрезала свою руку ножом для бумаги. Поскольку она избавилась от своей палочки, она не могла полноценно колдовать, точнее могла, и именно для этого она проделывала ритуал. Сара позволила своей крови капать на стол, пока там не образовалась лужица, а она не почувствовала слабость. Слова она хорошо помнила еще с молодости, когда была слишком самоуверенная думая, что сможет контролировать силу рода. Сейчас же ею двигало другое чувство, чувство мести. Она долго вынашивала это в себе, но всегда ее останавливали ее дети, которых она хотела отгородить от своего отца, и магии в целом. Но сейчас она была уверенна, что они знают о своей родословной. Алексия так точно, ведь она соединяла свою кровь с кровью Малфоя младшего. Жрец должен был это определить сразу, и будет за счастье, если он не сообщил Темному Лорду.

— Израненная плоть. Изгнана из рая. Бессмертных нет — века могут хранить лишь имя! Змеи будут говорящими, ночь моя околдована ядом старого идола. Потерянный рай — прощай край прелести, лай свор стай церберов. Наполнит окрестности! Прошлому, предаваясь два духа. Призывая к честности друг друга. Раз не ждали — беда — станет делом неизвестности. Если бы избежать этой местности в виде естественном сбежать — хвосты и клыки накрыли меня.

Кров женщины начала двигаться, и превратилась в знак тьмы, что был выбит на ее плече. Плечо у нее заболело, и она едва устояла на ногах. Начались электрические перебои, и огонь в камине вспыхнул большим языком пламени и тут же погас. Сара почувствовала, как магия вновь расходиться по ее венам, это было лучшее из того, что она чувствовала в последнее время. Вместе с тем пришел груз, того, что она должна постоянно сдерживать себя, чтобы не потерять контроль и не перейти на темную сторону, на которой она являлась по праву крови.

Женщина взмахнула рукой, и огонь вновь появился в камине, еще один взмах и часы вновь были целые. Как жаль, что я так же быстро не смогу восстановиться, как они, — подумала Джейн. — Во мне уже не хватит осколков: Джеймса, Сириуса, Лили, Браяна. Я почти пуста, ведь меня всегда наполняли люди, которых больше нет. Остался только мой бедный волчонок. Женщина представляла, каково сейчас ее другу. Он был самым впечатлительным из Мародеров, всегда принимал близко к сердцу. И прежде чем осуществить свою месть, она должна наведать его, попросить прощение. Она прекрасно понимала, что ни одни извинения не помогут загладить ее вину, но это было ей нужно. К тому же даже с ее силой ей нужна была помощь, Сара не дура, полагать, что сможет в одиночку побороть Тома.

Первым делом она направилась в дом Блэков, в котором она была на зимних каникулах, но когда она вошла, это было словно впервые за это долгое время. Рейвенкло чувствовала почти физическую боль, ступая по дому, в котором вырос ее друг. Она сначала направилась в комнату Бродяги, Сара не сильно понимала, зачем это делает, или что хочет там увидеть. Комната, была такой же, как она ее помнила: цвета гриффиндора, которым он гордился, разбросанные вещи, и колдофотографии, которые были на стенах в хаотическом порядке. На них была ее другая жизнь, в ней все было хорошо. Она была беззаботным подростком, которая связалась с самыми непослушными парнями школы. Все о чем она могла переживать, это, чтобы их не выгнали из школы за проделки. Чувствуя, что больше не может находиться в этой комнате, она спустилась вниз, и там без труда отыскала Ремуса. Оборотень находился в компании Тонкс и Грозного глаза. Последний одарил ее пристальным взглядом, когда та вошла в столовую, где они ужинали.

— Миссис Грейнджер? — недоверчиво спросил мракоборец.

Люпин обернулся осмотреть гостью, о которой он много слышал, но встретиться ему с ней еще не приходилось. Женщина сразу же показалась ему знакомой, только он не мог понять, где он ее видел.

— Как вы сюда попали? — осведомилась девушка, вспоминая, что в дом можно попасть только с помощью магии.

Присутствующие напряглись, и потянулись к палочкам, для перестраховки.

— Ну, вообще-то не совсем, — улыбнувшись мародерской улыбкой, сказала Сара, закрутив головой, и ее волосы приняли серебристо-белый цвет, который она поменяла, после инсценирования смерти.

Это произвело нужный эффект. Грюм, и Ремус уставились на нее, открыв рот. Они не могли поверить своим глазам. Серебристые волосы крупными локонами спадали почти до ягодиц, ее глаза сияли теплым шоколадом, как у Джеймса. Некоторые говорили, что если бы не цвет волос девушки, люди бы считали их братом и сестрой.

Люпин тут же подлетел к ней, приставляя палочку к горлу женщины, и издавая животное рычание.

— Кто бы ты ни была, это был твой последний поступок, — от злости рычал мародер.

— Люпин, успокойся, — спокойно произнес Грюм. — Возможно, она будет нам полезна. Она может что-то знать.

— Единственное, что я знаю. Что эта тварь, умрет прямо сейчас.

Миссис Грейнджер испугалась Лунатика, действительно испугалась. Были моменты в прошлом, когда он заставлял ее вздрагивать, но никогда прежде она не испытывала ужаса смотря на друга. Она поняла, что нужно что-то предпринимать, пока он не убил ее.

— Лунатик, это я. Сара, лисенок, — она пыталась говорить успокаивающим голосом. — Взгляни на меня.

Но оборотень не слушал ее. Он потерял самообладание, увидев свою умершую подругу. Ремус все еще остро чувствовал горесть утраты Рейвенкло. Он хотел разодрать, того, кто посмел так осквернить ее память.

Когда Сара поняла, что сейчас Ремус набросится на нее, то отбросила его с помощью магии, как только он сделал взмах палочкой. Тут же на нее были направлены палочки Грозного глаза и Тонкс. Она тяжело вздохнула, прикрыв глаза, затем заговорила. Только драки ей не хватало.

— Давайте не будем придаваться эмоциям. Я здесь совершенно для другого. Я, правда, Сара, и мне нужна ваша помощь.

— С чего бы нам верить тебе? — в привычной для Грюма спросил он.

— Ладно, — женщина отодвинула кофту, показывая знак тьмы, что красовался на ее плече. — Так же у меня есть шрам на внутренней стороне бедра, который я заработала, убегая от вас Грюм, на тренировках в лагере мракоборце после четвертого курса. Первый мой поцелуй был с девушкой, и это было в тринадцать лет. Карту Мародеров мы создали по твоему предложению, Ремус. А еще перед самой свадьбой я переспала с Бродягой, а затем пришла к тебе все в слезах, и тебе пришлось утешать меня не смотря на то, что это было за пару дней до полнолуния, а тебе и без того было плохо.

Лунатик с расширенными глазами уставился на свою подругу. Это было не возможно, он видел ее тело. Он похоронил ее шестнадцать лет назад. Когда он осознал, что перед ним стоит Сара Рейвенкло, бросился ей в объятья.

— Это просто невозможно, — бормотал он, сильно сжимая девушку. — Сара, я думал, ты умерла.

За этим последовал долгий рассказ Рейвенкло почему она так поступила, и как вообще ей это удалось. Говорила она не охотно и поверхностно, Люпин заметил это, но решил поговорить по душам, когда они будут одни. Он все еще думал, что это сон, и он вот вот проснется. Дойдя до самого главного, причины своего возвращения, Сара, попросила помощи, чтобы приблизиться к отцу. Грюм незамедлительно дал оценку возможностям ордена, и согласился ей помочь. Мракоборец, знал потенциал этой женщины, и понимал, что люди ей нужны лишь для отвлечения внимания. Он все еще хорошо помнил, как она с Джеймсом Поттером расправились с группой восставших последователей Гриндевальта. Это было захватывающе и устрашающе, смотреть, как работают наследники основателей Хогвартса.

— Я знаю, что не заслуживаю твоего прощения, но оно мне нужно, — тихим голосом, сказала Сара, когда они с Ремусом остались одни.

Мародер посмотрел на нее, и не знал, что чувствует. Безусловно, он был рад, что она жива, но в тоже время был зол, что она скрывала это столько лет, заставляя его, да и не только его, терзать себя, корить зато, что не смог уберечь свою девочку. Но заглянув в ее полные стыда, и раскаянья глаза, он был готов простить ей все. Люпин догадывался, что с ее характером, она истерзала себя за это намного хуже, чем он.

— Я никогда не смогу злиться на тебя, — с доброй улыбкой произнес он. — Я люблю тебя, и сейчас, когда ты рядом, ко мне вновь возвращается надежда.

— Я искуплю свою вину, — будто поклялась женщина.

— Ты не должна…

— Нет, должна.

После чего вернулся Грозный глаз с небольшим отрядом, и они двинулись в Мелфой-мэнор. Сара не сильно удивилась, узнав, где пребывает Темный Лорд. Она помнила, как Люциус фанатически относился к идеям ее отца, как увлеченно говорил о чистоте крови, сам до конца не понимая, чем это будет им чревато. Это и стало причиной их разрыва, хотя на эти отношения ее отец ставил большие ставки. Рейвенкло, теперь уже Грейнджер пыталась настроить себя на предстоящую встречу. Но выходило это у нее не очень, ведь она летела на метле, на которую не садилась еще со школьной скамьи, и могла думать только о том, чтобы не сорваться вниз.

Ворота дома были запечатаны множествами заклинаний, и они не могли войти. Сара несколько раз взмахивала руками, но они не поддавались, лишь немного пошатываясь, стояли на месте. Вскоре к ним вышла Лестранж, смех которой был слышен еще с дома.

— Зачем же достопримечательные маракоборцы пожаловали к моей сестре в дом? — она разыгрывала дурочку, хотя она давно ее уже не разыгрывала. Увидев, кто стоял во главе мракоборцев, тут же замолчала, и тень страха пробежала на ее безумном лице.

— Здравствуй, Белла, — первой нарушила тишину Сара. — Не впустишь меня, хочу повидаться с отцом.

Она, как и все не поверила своим глазам, но все же молча впустила ее на территорию мэнора, даже в сопровождение ордена. Если же это окажется подставой, она сможет поразвлечься, убивая и пытая их. На ее лице вновь появилась безумная улыбка, она уже предвкушала это.

— Если это такая шутка, то она не удалась, — как-то спокойно отреагировал Волдеморт, увидев свою покойную дочь. — Я слышал, что мародеры любители хороших шуток, но я не думал, что ты сможешь так поглумиться над ней.

— Это не шутка, — ответила Сара. — Не скажу, что рада тебя видеть, или что там должна говорить примерная дочь?

Темный Лорд проник в сознание женщины, и убедился, что это его дочь. Его изумлению не было конца. У него в голове крутилось множество вопросов, и слов, которых он хотел ей сказать. Вместо этого решил промолчать. Значит, он не сошел с ума, считая, Алекс Грейнджер призраком своей дочери, все было намного прозаичней, это была его внучка. В один миг его род вновь возродился из пепла.

— С воскрешением, ты доказала, что истинная дочь своего отца, — ухмыляясь, говорил он. — Но полагаю, ты пришла не за семейными объятьями.

— О, твоя смышленость не перестает меня удивлять, — съязвила та в ответ.

— Не таким я представлял наше воссоединение. Я искал способ вернуть тебя. Я любил свою маленькую девочку. Когда же мы перестали быть семьей? — казалось, он задавал безумные вопросы, ведь они никогда не были семьей.

— Даже сегодня я точно не знаю, когда все закончилось. Именно твоя любовь и погубила сначала мать, а затем и меня. Все, что ты делал якобы для меня, на самом деле оборачивались против тебя самого. Все время я винила тебя в том, что произошло с моей жизнью. Но я забыла самое главное. Это была я все это время. Никто не заставлял меня делать вещи, что я делала. Хоть ты и не виноват, что я превратила свою жизнь в дерьмо, ты виноват в смерти моих друзей. Ты помнишь, как я говорила, что сделаю, все, чтобы ты не попросил, лишь бы они были живы. Это было, правдой, я была готова служить тебе. Но ты сделал неправильный выбор.

— Я это сделал для тебя, они бы все время тянули тебя назад. Они забирали тебя у меня, — кричал Волдеморт. — Мы с тобой одинаковые, мы одиноки, и мы ненавидим это. Ты моей крови.

— Я никогда не была одинока, я была счастлива с Джеймсом, Сириусом, а ты просто не мог спокойно смотреть на это. И не смей мне напоминать о крови. Ты же знаешь, что со мной сделала это кровь.

Они кричали друг на друга. И с последим словом Сара не выдержала, выставила руку и сжала ее. Темный Лорд упал, и начал тяжело дышать, пытаясь поддавить крик. Пожиратели сразу же среагировали и направили палочки на женщину, а орден направил на них. Атмосфера была наряженной, и накалялась еще больше с каждой секундой.

— Ну же, убей меня, — еле выговорил Волдеморт. — И ты никогда не узнаешь, что случилось с твоей грязнокровой подружкой.

Сара нахмурилась, не понимая, о чем он говорит.

— Лили Поттер. Даже для меня было слишком убивать беременную женщину.

* * *

Гарри сидел и сверлил гневным взглядом Слизнорта зато, что он поставил его в пару с новенькой. Сантана успела нажить тут славу спокойной и занудной девушки, у которой было немного друзей. Но только Поттер знал, какой она была на самом деле. Девушка постоянно проникала в его сознание, и рисовала в нем похотливые образы, в котором присутствовала она. Он не понимал, почему она это делает. Гермионе он не решался рассказать об этом, он и так видел, как она ее ненавидит, еще не хватало, чтобы она ее убила. Парень знал только одно, что эти двое были знакомы, вот только подробности Грейнджер умалчивала, по непонятным причинам.

Девушка начала водить пальцем по плечу гриффиндорца. У Гарри тут же случилась вспышка гнева, которого он едва мог контролировать. Он заметил, что на них смотрит его девушка, и увидев эту картину, чуть было не отрезала Рону палец вместо корня полыни.

— Руки убери, — с улыбкой, но со злостью в голосе сказал Гарри.

Девушка фыркнула, но все же убрала руку. Вместо этого продолжала рассматривать его, что бесило не меньше.

— Что ты от меня хочешь? — не выдержал гриффиндорец.

— Ничего. Всего лишь тебя, — она говорила это с такой легкостью будто, это было вполне нормальное желание, как покупка платья. — Она, — она покосилась на Грейнджер, которую пытался отвлечь Уизли, — не подходит тебе. Эта сучка воспользуется тобой, а потом выбросит, как ненужную игрушку. Она всегда так делает, как и ее сестрица. Редкие стервы эти Грейнджер.

Гарри схватил девушку за запястье, и с болью сжал его. Он наклонился к девушке, и зашептал так, чтобы только она слышала.

— Не знаю, что там между вами произошло в прошлом, да, мне и все равно если честно. Скажешь еще хоть одно подобное слово о Гермионе или Алекс, и я не посмотрю, что ты девушка. Тебе лучше не знать, что тебя тогда ждет.

Парень говорил вполне серьезно. Он был готов убить ее за одно плохое слово в сторону его девушки.

— Мерлин, ты такой горячий, когда злишься, — ее только раззадорили его слова, и она провела пальчиком по его груди.

Он холодно оттолкнул ее руку, и тут, как по заказу прозвенел звонок. Первой с класса вылетела Грейнджер, а за ней Поттер, который хотел догнать свою девушку. Она, наверное, в очередной раз приревновала его к Сантане. Эта девушка училась только неделю, а уже успела принести кучу неприятностей. Ходили слухи, что она не дает жизни и Малфою, но Астория все время где-то неподалеку, на случай если тому понадобиться помощь. Видимо, сестры Грейнджер хорошо насолили этой девушке, что та пытается соблазнить их парней. Или тут какой-то другой смысл. Поттер не был уверен.

— Миона, стой, — он едва догнал ее возле лестницы, и развернул к себе. — Ты чего?

— Ничего, — отрезала девушка, зло, смотря на парня. — Ладно, я не могу смотреть, на то, как она с тобой флиртует.

Гриффиндорец засмеялся и взял ее лицо в свои руки, подушечками больших пальцев проводя по щеке.

— Чего ты смеешься? — девушка не понимала, что такого смешного сказала.

— Глупая ты моя, ты же знаешь, мне плевать, что она там делает, — он попытался поцеловать ее.

— А не должно быть плевать, — она увернулась от поцелуя. — Ты должен реагировать как-то, давать ей отпор.

— Мне, что бить ее? — в шутку спросил Гарри, Грейнджер не оценила шутки.

— Я ведь серьезно говорила, — она развернулась и ушла.

— Ну, отлично, — сам себе сказал Поттер, смотря в удаляющуюся фигуру подруги.

В следующий раз они встретились только за ужином, поскольку общих уроков у них больше не было, затем последовала тренировка по квидичу. Весь день Поттер ходил сам не свой даже Рон не мог развеселить его рассказами о близнецах. Его не покидало чувство, что что-то не хорошее случиться. Шрам странным образом горел, но не причинял дискомфорта.

С Гермионой они встретились возле большого зала, она стояла и мило общалась с Аароном. Гарри совсем забыл об этом вампире, который так жестоко использовал ее. Злость вновь завладела ним, и Поттер решил подойти к ним. Как только он это сделал, рейвенкловец ушел.

— Что он хотел? — требовательно спросил Гарри.

— Только не говори, что ты ревнуешь, — вздохнула Гермиона. — Он не пытается изнасиловать меня на глазах у всего курса. Аарон просто предупредил, что в школе вновь было совершенно убийство, и чтобы я была осторожней. Вот и все.

Поттер понял, что пора заканчивать с этим парнем, пока он не успел навредить Гермионе. Наверняка, это он стирал ей память, и не известно, что он делал при этом еще. Парню и не хотелось думать об этом. Его кулаки крепко сжались, да так сильно что костяшки побелели, взгляд был отсутствующим. Гриффиндорка приняла это на свой счет, и решила сделать, то, что целый день хотела, но никак не могла решиться, переступить через свою гордость.

— Прости меня, — она поднялась на цыпочки и поцеловала его, от чего все злость парня улетучилась, и он привлек девушку к себе, забывая обо всем, кроме ее податливых губ. — Я глупо вела себя сегодня утром.

— Как и я сейчас, — решив сгладить ситуацию ответил Поттер, а сам строил план устранения рейвенкловца.

— Нашли место, у меня сейчас аппетит пропадет, — отозвался Рон, что проходил возле них.

За ужином Гарри будто отсутствовал, размышляя над своим планом. Когда все студенты начали расходиться, перестрел Асторию.

— Поттер, чего тебе? — лениво спросила девушка, потягиваясь.

— Мне нужна одна маленькая услуга, — как бы невзначай сказал он. — Можешь выманить Аарона из рейвенкло.

— Ты, что решил его убить? — пошутила девушка, но увидев, как Поттер еле заметно качнул голов, ее глаза расширились от удивления. — Серьезно? Ты что с ума сошел.

— Это значит, что ты не поможешь?

Девушка согласилась, и сказала ждать ему на астрономической башне. Она вообще не понимала, зачем это делает, ведь она могла отказаться. Возможно, из-за того, что верила, что парень знает, что делает. Хотя слизеринка, все чаще думала, что любовь сделала из него другого человека. В его глазах больше не было испуга, он знал, чего хочет, и как ему этого достичь. Наконец, до него дошло, что мир не четко разделен на белое и черное.

Астория привела парня наверх астрономической башни, вытянув его под предлогом, что ей одиноко, как бы намекая на что-то большее.

— Я сделала, как ты просил, — сказала девушка, как только увидела Поттера. — Теперь умываю руки. Прощай, красавчик, — попрощалась она с Аароном.

Глава 20. Часть 1

— Прощай, красавчик, — слизеринка ушла, и улыбка исчезла с ее лица, как только она обернулась спиной к парням. Асторие не нравилось то, что происходило. На ее мнение, Поттер ходил на тонкой грани: геройства и безумия.

Как только за девушкой закрылась дверь, Аарон, перевел насмешливый взгляд на Гарри. Он был слишком самоуверен, чтобы думать, что какой-то подросток сможет причинить ему вред. Приходилось держать себя в руках, чтобы не выдать себя, ведь нужно было быть осторожным, во второй раз ему может не хватить сил, что-то внушить.

— Как это понимать, Поттер? — возмутился рейвенкловец.

— А так, что перед тем, как отпускать человека нужно убедиться, что действительно стер ему память, — невозмутимо произнес Гарри.

Ему действительно удалось, привести в смятение парня, который моментально напрягся. Аарон думал, что ему удалось, изменит память парня, как оказалось, нет. Чувствует, он, что у него из-за этого будут проблем с предводителем. Это такой, человек, что не терпит осечек. Вот только вся загвоздка была в том, что Аарену не разрешено было убивать Поттера. Он был чем-то важен братству, но никто не знал чем.

— Что решил поиграть в героя, и узнать все мои коварные планы? — спокойно, даже немного с насмешкой спросил парень, у гриффиндорца. — Конечно, ты же у нас положительный персонаж, по-другому нельзя.

— Вообще-то, нет, — Поттеру было не до насмешек. — Мне совершенно не интересно, что ты там задумал со своим стариком.

— Какой же ты все-таки глупый, — это было последними словами вампира.

Гарри проколол его сердце своей палочкой, как только тот вздумал приблизиться к нему. Все произошло слишком быстро, и Поттер ничего не сумел понять. Одно он знал точно, что ему просто повезло, ведь не было гарантий, что вампир будет двигаться именно так. Сделай он другой ход, и гриффиндорец был бы мертв.

Парень стоял и смотрел, как тело рейвенкловца покрывалось прожилками, и бледнело. Он только что убил человека, и казалось, должен был чувствовать себя отвратительно, но вместо этого чувствовал удовлетворение. Одним движением ноги он скинул тело с астрономической башни, чтобы наверняка. К тому же так сложнее будет определить причину смерти, по крайней мере, он на это надеялся.

Поттер делал все это ради Гермионы. Не мог, позволит, чтобы ей угрожала опасность. Он все еще помнил, какой страх испытал, когда узнал, что им нужно ее сердце, и что она наследница Темного Лорда. Гарри, как никогда в жизни боялся потерять ее. Эта девушка была его опорой, подругой, и любимой, если ее отнимут у него, парень станет неконтролируемым. Возможно даже новый Темным Лордом, ведь чувствовал, что внутри его что-то происходит, и он боялся этого. Поэтому он не мог допустить подобного.

Гриффиндарец думал, что уберег Гермиону от опасностей, но ошибся. Спустя несколько дней после происшествий на астрономической башни, девушка не проснулась. Ее однокурсницы думали, что она просто проспала, но когда Грейнджер не явилась на уроки, все встревожились. Гарри был очень взволнован, и первым делом взглянул на карту мародеров. Девушка была в своей комнате, и это принесло некое облегчение парню, но вместе с тем новые переживания. Он попросил Лаванду проверить, как там его девушка, ведь сам он не мог подняться в спальню девочек.

Когда из их спальни послышался крик Браун, Поттер попытался подняться к ним, но лестница превратилась в горку, и он скатился обратно. Магия не пропускала его, как бы он не пытался. Студенты, что были в это время в гостиной побежали за Макгонагалл. Когда декан поднялась в девичью спальню, то увидела Гермиону Грейнджер, что лежала в своей постели. Девушка была бледна, как смерть, и тело ее не двигалось, и пульс не прослушивался. На мгновение профессору показалось, что та и правда умерла, и на ее глаза навернулись слезы. Затем она взяла себя в руки, и проверила девочку. Ничего не было. Гриффиндорка была мертва. Минерва не могла в это поверить, поэтому транспортировала лучшую ученицу в больничное крыло.

Когда она левитировала тело девушки через гостиную, многие ахали, некоторые начинали плакать.

— Что с ней, профессор?!? Она не может…, - Гарри кричал, он не мог договорить. В его мозгу отчаянно билась мысль, что она не могла умереть. Он ведь убрал угрозу.

— Я не знаю, Поттер, — тяжелым голосом ответила декан.

Рону и Симусу пришлось сдержать парня, чтобы он не набросился на Гермиону с криками очнуться. Уизли сам едва сдерживал слезы, что наворачивались на его глаза, но он знал, что эту девчонку не так просто убить. Гермиона так просто не оставить Гарри одного, уж слишком она любила его.

— Гарри, успокойся, — пытался успокоиться его Рон. — Гарри…

— Как тут успокоишься?!? Ты с ума сошел!? Гермиона мертва, а ты говоришь успокойся, — у парня началась истерика. Никто еще раньше не видел его в таком состояние.

Вдруг в комнате взорвалась тумбочка, и в камине вспыхнуло пламя. Гомон в комнату вдруг притих. Казалось, сам Поттер испугался. Рон силой усадил его в ближайшее кресло.

— Она не умерла, это же Грейнджер, такие как она, так просто не умирают, — заговорил Рон, пытаясь убедить в этом не только друга, но и себя. — Все будет хорошо, вот увидишь.

Гарри, казалось, не слышит его слова. Он перебывал в своих раздумьях, пытаясь понять, что же он упустил, где оплошал. Скорее всего, Аарон работал не один, поэтому после его исчезновение, сообщник решил зачистить концы. За несколько дней никто так и не нашел тело рейвенкловца, все просто думали, что он где-то загулял. Поттер пытался найти его тело внизу, возле астрономической башни, но его там не оказалось. Вампир не мог воскреснуть, он это знал точно, кто-то убрал его тело. Все подозрения падали на нового директора Хогвартса, ведь это был тот самый человек, что преследовал Гермиону, и стирал ей память. Но на этот раз парень будет умнее, и не побежит с глупыми угрозами к Таргариену.

— Мне нужно к Гермионе, — тихим, холодным голосом сказал Поттер, и ни кто не смог сказать и слова. — Я должен узнать, что с ней. Убедиться, что она жива.

— Я с тобой, — только и сказал младший Уизли.

Гарри не стал отговаривать его, понимая, что Грейнджер приходилась подругой не только ему. Рон так же переживает за нее, и хочет, чтобы все образовалось.

Они молча добрались к больничному крылу. Над девушкой кружила Мадам Помфи, и еще несколько ее помощниц. Так же присутствовали профессор Макгонагалл, и Снейп, который казался очень обеспокоенным.

— Что с ней? — негромкий голос Поттера услышали сразу. Парень не нашел в себе сил подойти ближе, поэтому Снейп подошел к нему. Во взгляде профессора не было привычного призрения, лишь грусть, и жалось. Северус понимал, какого сейчас студенту, и видел, как тот едва сдерживает себя, чтобы не сорваться.

— Мисс Грейнджер жива, — после этих слов парни облегченно вздохнули, и Снейп продолжил. — Ее отравили очень редким и опасным ядом. Я сейчас пытаюсь понять, какие именно ингредиенты входили в него, чтобы создать противоядие. Мадам Помфи позаботиться о ней. Можете идти, вам сообщат, если будут какие-то изменения.

— Я останусь, — парень это проговори тоном не терпящего отказа.

Никто не посмел его отговорить. Парень сел на кушетку прямо напротив девушки. Он не замечал ничего кроме ее бледного лица. Гарри настолько ушел в себя, что не заметил, как приблизилась ночь, а за ней и утро. Он ни разу не сомкнул глаз, постоянно смотря на свою любимую. С каждым мучительным часом, он понимал, что если она не очнется, то не сможет сдержать то, что сейчас раздирает его внутри.

— Что с ней? — громко спросил Малфой, когда ворвался в больничное крыло утром, совершенно не заботясь, что некоторые пациенты все еще спали. — Она жива?

— Чего ты сюда приперся? — почти рычал от злости Уизли, что все это время так же сидел возле подруги. — Поглумиться решил? Только дай мне повод, и будешь лежать на одной из свободный коек.

Гарри никак не реагировал на их перепалку, ему не было до этого никакого дела.

— Уизли попридержи свой язык, — спокойно ответил слизеринец. — Я не за этим сюда явился.

— А зачем позволь же мне узнать? Чего тебя так беспокоит состояние Гермионы? Мне казалось, ты должен был быть доволен, ведь ты так ненавидишь таких как она.

Рон был действительно зол, и вот его злоба нашла место, выливаясь на Драко. Поэтому он даже не заметил, тяжелый взгляд парня, которым он осматривал Грейнджер.

— Ты действительно такой тупой, или претворяешься? Если последнее, то у тебя здорово получается, — говорил блондин, своим привычным насмешливым голосом. — Разве ты не понимаешь, что если покушение была не Гермиону, то и Алекс тоже в опасности?

— Еще раз спрошу, чего тебя это так беспокоит? — тяжело дышал от злости Рон.

— Ты все-таки идиот. Ал моя невеста, мы с ней связаны, если с ней в ближайший год что-то случиться, у меня будут некие проблемы. Так, что да мне есть дело к этим грязнокровкам. Так что если хотите их защитить, вам нужна моя помощь.

— Твою помощь мы примем в самую остатнюю очередь. Мы вполне можем справиться сами, правда, Гарри?

— Малфой, прав, — сказал Поттер, приходя в себя, оборачиваясь к парням.

— Прости, что? — возмутился рыжий.

— Малфой прав, — повторил тот, уже громче. — Мы пытаемся защитить одних и тех же людей, неважно какие у нас мотивы.

— Никогда не думал, что скажу такое, но Поттер дело говорит, — Драко победно развел руками и ухмыльнулся.

— Но это не значит, что я не разобью тебе лицо, если ты еще раз назовешь ее грязнокровкой, — холодно подметил гриффиндорец.

— Справедливо, — согласился Драко. — А теперь мы можем поговорить наедине?

Гарри посмотрел на своего друга, тот только кивнул, сказав, что побудет еще с Гермионой. Двое парней ушли в неизвестном направление. Рон пересел же на кровать подруги и погладил ее руку. Ему очень хотелось, чтобы она очнулась, ведь она только могла убедить в чем-то Поттера. Уизли знал, что нельзя доверять слизеринцу, и не понимал, почему друг решился сотрудничать с ним. От этой змеи можно было ожидать что угодно.

— Ты так нужна нам, Герми, — с грустью говорил рыжий, поглаживая ее холодную руку. Она так холодна, словно лед, а кожа ее была подобно луне. — Луна, точно, — вдруг вскрикнул он.

Парень вспомнил, что вчера после завтрака был с Лавгуд в библиотеке, и так говорила что-то об опасности, что нависла над волчьей стаей. Перед тем, как броситься искать рейвенкловку, он поцеловал подругу в лоб, и вышел с больничного крыла.

Девушку отыскать было сложнее, как казалось на первый взгляд. Он потратил около двух часов, чтобы найти Луну. А в итоге нашел ее на окраине Запретного леса.

— Привет, наконец, я тебя нашел, — запыхавшись, сказал парень.

Девушка кинула очередной кусок мяса фестралам, и только затем обернулась к Рону. Луна, как всегда выглядела причудливой, и отсутствующий взгляд. Его не редко пугала эта девушка.

— Ты кажешься взволнованным. Что-то случилось?

— Да, Гермиона сейчас при смерти, — начал он, медленно подходя к девушке. — Мне нужно знать, о чем ты вчера говорила. О какой волчьей стае? Ты что-то знаешь о покушение на ее жизнь?

Девушка выглядела озадаченной, и явно не понимала, о чем он говорил. На лице Луны так же отразилась печаль по поводу Грейнджер, у нее даже слезы пошли. Хоть девушки и не особо раньше ладили, все изменилось, когда они пребывали на зимних каникулах на Гриммо.

— Мне очень жаль Гермиону, нужно будет изготовить защитный амулет, — говорила блондинка. — Но я не знаю, о чем ты говоришь. Я вчера готовила тебя к трансфигурации, и мы точно не говорили о волках.

У рыжего сдали нервы, что последние сутки были натянуты, как струна. Он схватил девушку за плечи и сильно тряхнул ею.

— Мне нужно знать, о чем ты толковала, — крикнул тот, и тут же отпустил ее, поняв, что наделал, и сожалением смотрел ей в глаза.

Луна беззвучно заплакала, с ее глаз лилась вода, но она сама не издавала и звука, стеклянным взором смотря на Рона.

— Она и, правда, ничего не знает, — странно хриплым голосом произнесла рейвенкловка, когда Уизли опустил взгляд.

— Что…

— Эта девушка ничего не знает, — еще раз сказала она. — Она обладает редким даром. Луна вроде портала с миром мертвых. Ее устами говорят мертвые, как я сейчас. Из-за этого она немого не в себе. Но она, правда, ничего не знает, ведь не способна контролировать это.

— Ничего не понимаю, — ошарашено произнес парень.

— Тебе и не обязано. Лишь пообещай, что защитишь ее. Она намного важнее, чем Олень или Волчицы, и даже возрожденный Дракон.

— Можешь объяснить, кого ты под этим имеешь ввиду?

— Времени у меня мало. Найди кристалл Бейлора, он поможет защитить ее.

Луна пошатнулась, и вновь смотрела на него заплаканные глаза. Рон прижал ее к себе, и попросил прощения. Затем он проводил ее к башне рейвенкло. По пути в больничное крыло, в которое он шел, чтобы поговорить с Поттером, он встретил его и Малфоя, которые похожи сами искали его.

— Ты должен поехать в Трансильванию и вернуть Лекси обратно, — сразу сказал Поттер, прежде, чем Рон успел открыть рот.

Глава 20. Часть 2

После того, как Уизли согласился выполнить просьбу друга, Поттер и Малфой шли в больничное крыло. Парни поговорив, решили, что нужно будет прекратить вражду, пока ситуация не стабилизируется. Это конечно было странным, змей и лев, которые сражаются на одной стороне. Сейчас бы Дамблдор сказал, что все это большая сила любви, или же просто сестры Грейнджер, что смогли примерить враждующие факультеты.

Оба парня знали, чьи наследницы их девушки, и понимали, что этот факт сильно усложняет их защиту. Даже если сейчас у них все получиться, их всю жизнь будет преследовать тень Темного Лорда, каждый будет рассматривать их с опаской. Из-за этого они решили во, чтобы то ни стало сохранить это в секрете. Но они не знали, что в этом мире никогда не бывает так, как хочется.

Гермиона оставалась без изменений. Мадам Помфи, разрешила им побыть немного с девушкой, понимая, что запреты все равно не сработают.

— Нам нужна будет помощь, если мы хотим разобраться с угрозой, которую мы не знаем, откуда исходит, — заговори Гарри спустя некоторое время. — Нужно будет собрать Отряд.

— Это случайно не та кучка идиотов, что мы ловили в прошлом году? — неодобрительно изогнув бровь, спросил слизиринец. — Только не говори, что это твой план, это не сработает.

— Эти идиоты, все же смогли долгое время водить Амбридж за нос, и надрать задницу твоему отцу в Министерстве, — спокойно ответил на колкость Малфоя, гриффиндорец. — Они будут полезны, к тому же я думаю, есть некоторые люди с твоего факультета, что так же не будут против составить нам компанию в этом развлечение.

Драко подавил желание врезать парню за упоминание об его отце. Он понимал, что Люциус был глуп, хоть и был его отцом, что фанатично следовал мнимой идеи, о том, что он из вышей расы магов. Это же было чистой воды развод. Малфой-младший хоть и призирал магглорожденых, но он не считал, что это делает его выше. Это скорее гразнокровки были выше магглов, и не столь равны с чистокровными волшебниками.

— Я в этом бреде не учавствую, — фыркнул блондин.

— Да, Алекс говорила, что ты не любишь играть в командные игры. Но тебе придется, если ты хочешь спасти свою жизнь. Угроза находиться внутри замка, и нам нужно, как можно больше союзников.

— А как ты можешь быть уверенным, что им можно доверять?

— Нет, но они станут предупреждением для нашего гостя, — холодно подмечал Гарри, на что слизиринец странно покосился на парня, будто не верил, что это он. — О, не смотри на меня так. Мне объявили войну, посмев тронуть девушку, что я люблю. Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы увидеть, как он отвечает за содеянное. Он испытает все, что испытывает Миа.

— Я сейчас скажу самые странные слова в своей жизни: Поттер, ты начинаешь, мне нравится.

— Собери своих, встретимся через пол часа в выручай комнате.

— Откуда мне знать, кого ты имеешь в виду?

— Спроси у Астории, она знает.

Драко смерил удивленным взглядом своего собеседника. Он не мог поверить, что девушка, с которой он был обручен, связалась с Поттером. Хотя если подумать, это было логично ведь ее семья, как могла, сопротивлялась Темному Лорду. Раньше бы он сказал, что девушка сделала неправильную ставку, но теперь был другого мнения. Слизиринец увидел в гриффиндорце ярость, силу и уверенность, что могут принести ему победу.

Парни разошлись, чтобы собрать всех. Гарри решил воспользоваться для этого монетой, что придумала Грейнджер в прошлом году. Правда, ее пришлось долго искать в сундуке парня. Собрались все члены Отряда Дамблдора, кроме Невилла и Рона, которые уже ускользнули из школы, чтобы вернуть Алексис, на их лицах было недоумение. Никто не мог понять, чего это их собрали. Удивлению не было конца, когда в выручай комнату вошли слизеринцы во главе с Драко Малфоем.

Пришлось долго успокаивать возмущенных студентов. После того случая с поездом, когда они все работали сообща, было много эпизодов, когда они друг друга подставляли. Похоже, вражды между слизирином и всеми другими факультетами была в крови.

Спустя час Поттеру это надоело, и он наложил на всех заклинание, и они замолчали.

— Неплохо, — сказал Малфой, единственный, не считая Гарри, кто не учувствовал в этом каламбуре.

— Я собрал вас не для того, чтобы слушать ваши ссоры, — говорил Избранный. — Мне нужна ваша помощь.

Ребята успокоились, и гриффиндорец заметил, что Теодор Блайз, открывает рот, пытаясь что-то сказать.

— А с чего ты взял, что нас волнует, что случилось с твоей грязнокровкой? — поинтересовался тот, когда Поттер снял заклинание, позволяя ему высказаться.

— Я бы не советовал тебе так говорить, — как-то слишком для самого себя, сказал Симус.

— А то что? — ехидно осведомился Теодор.

— Заткнитесь оба, — чуть крикнул Поттер, а затем продолжил спокойным голосом. — Дело не в том, что они напали на Гермиону. Кто бы это не сделал, он бросил вызов всем нам, убивая студентов из всех факультетов. Даже девушка со слизерина умерла. Разве вы не хотите отомстить? Они проникли в наш дом, стали убивать наших друзей. Мы не можем это так оставить.

На несколько минут настала тишина, каждый обдумывал сказанные слова. Они не разделяли энтузиазма оратора, но понимали, что он прав. Члены ордена были готовы к тому, чтобы противостоять врагу, что затаился в школе. А вот слизеринцы относились к этому осторожно, хоть и испытывали желание отомстить за однокурсницу. Подлило масла в огонь, еще и то, что погибшая была сестрой Талисы Стретмар, а эта девушка имела некое влияние у себя на факультете.

— И почему же ты решил обратиться к студентам, половина из которых безнадежна в ЗОТИ, а не к директору Таргариену? — спросил Забини, который перебывал в сомнениях.

— Я не доверяю ему, более того, мне кажется, он причастен к этому, — Гарри спокойно, даже немного холодно отвечал, из-за чего вызывал симпатию змей.

— А ты думаешь нам можно доверять? Мы тут все по разные стороны баррикад, — сказал один семикурсник, подымая рукав, показывая черную метку. — Забыл?

Малфой разочаровано закатил глаза, ударив себя по лбу. Ситуация набирала опасный оборот, и парень понимал, что не сможет встать на сторону Поттера. Это было бы, конечно, не из-за симпатии к Избранному, а лишь потому, что не хотел потом видеть страдания Гермионы. Оставалось надеяться, что у Поттера вместе с яростью, появились и слизеринские повадки.

— Это не имеет к делу никакого отношения. Вы можете рассказать об этом Волдеморту. Уверен, он поддержит меня, ведь мы собираемся прекратить проливание чистой крови. У нас есть общий враг, разве не проще действовать сообща, а потом уже разбираться друг с другом?

— Он прав, — неожиданно послышался голос Сантаны, которую до этого момента не замечали. Гарри Поттер смотрел на нее с легким презрением и удивлением, задаваясь вопросом, как она сюда попала. — К чему нам наша сила, если мы не можем защитить тех, кого любим? Неужели мы не можем объединиться, чтобы спасти дорогих нам людей? Будь у тебя чистая кровь, или нет, мы все в опасности.

— Как ты сюда попала? — перебил ее монолог Гарри, которому совершенно не нравилось, что она тут находится.

— Я ее привел, — сказал Кевин из пуффендуя. — А что не нужно было?

Гриффиндорец решил промолчать. Ему нельзя было показывать эмоций. Он не мог не отдать должное этой девушке. Слова Сантаны стали последним, что убедило присутствующих согласиться на план, что предлагал Поттер.

Когда они расходились, к нему подошел Малфой, и тихо сказал:

— Эта девушка, конечно, горяча, но я ей не доверяю. Убери ее как-то из нашего расклада или это сделаю я.

Он бы с удовольствие это сделал, вот только не знал, как это можно сделать. Эта девушка была не их тех, кого легко обмануть.

Возвращаясь в общую гостиную гриффиндора, к парню пришла мысль попросить помощи человека, которого ненавидел — Северуса Снейпа. Ну, раз он заручился поддержкой пожирателей, почему бы не попросить еще одного. К тому же, профессор мог принести много полезного. Гарри был уверен, что он не откажет, ведь не известно по какой причине он видел в Грейнджер его мать, Лили Эванс.

Снейп оказался в кабинете не один, с ним была женщина, лица которой он не видел, ведь она стояла спиной. И только волосы напоминали ему о подруге мародеров, что он видел во сне. Так же в кабинете был Люпина, что настораживало. Только что-то важное могло собрать Ремуса и Северуса вместе, без членов ордена.

— Мистер Поттер, — профессор ЗОТИ буквально выплюнул его имя. — Вас разве не учили стучать? Минус 5 баллов с гриффиндора за невоспитанность.

— Северус, успокойся, — мелодичный голос женщины был ему знаком. — Он пришел, как раз вовремя, мне бы хотелось поговорить и с ним тоже.

Женщина обернулась, и Гарри понял, почему голос был таким знакомым. Перед ним стояла мать Гермионы.

— Гарри, — сказал Ремус. — Знакомься, это Сара Джейн Грейнджер из дома Рейвенкло.

Парень не был удивлен, увидев ее живой, похожие мысли посещали его после того, как он узнал, что девочки были наследницами Волдеморта.

— Вижу, ты уже в курсе моего маленького секрета, что ж, так даже лучше, — улыбнулась женщина, указывая парню на стул. — Присаживайся, разговор будет не простым.

— Это из-за Гермионы? — спросил Гарри.

— Нет, а что с ней? — тут же встревожилась миссис Грейнджер переводя взгляд на своего школьного друга из слизерина.

Снейп еще не успел известить подругу о том, что ее дочь находиться при смерти.

— Ее пытались убить, и сейчас она в больничном крыле, без сознания, — тяжело ответил Гарри.

— Обещаю, что я сделаю все, чтобы она очнулась, — поспешил заверить ее профессор.

— Они нашли меня, — прошептала мародер, и ее услышал только Лунатик, но решил поговорить об этом потом. — Разберемся с этим, а сейчас у меня для вас есть новость, — она сделала затяжную паузу.

— Сара, не тяни, — с нетерпением сказал Снейп.

— Лили жива, — она старалась изучить реакцию присутствующих. Ремус уже знал об этом, так как пребывал рядом, когда Темный Лорд сообщил эту новость. — Том не смог ее убить тогда. Не хотел вызывать древнее проклятие, что последовало бы после этого. Она сейчас живет в Шотландии, в провинциальном городке, без магии. Он заставил ее забыть о ней, и с помощью заклинания заблокировал выход магии Лили.

Поттер больше не ничего не слышал. У него в голове билась только одна мысль: «Моя мама жива?!».

Примечание к части

Прошу прощения за ошибки, очень прошу.

Глава 21

Флеш-бэк.


Джеймс уже был мертв. Из груди его жены вырвался пронзительный крик, как только она увидела тело мужа лежащее на лестничной клетке. Женщина понимала, что если с Темным Лордом не справился наследник основателей Хогвартса, то ей магллорожденой точно ничего не светит. Бросая разные заклинания в нежданного гостя, что только приходили Лили в голову, она бежала к спальне своего сына. Она должна была защитить его, пусть даже ценной собственной жизни.


Волдеморт еще там, внизу, давал ей возможность убежать, апарировать, сказав, что не станет преследовать, если она отдаст ему свое дитя. Лили явно дала ему понять, что не собирается сдаваться без боя. Это была верная смерть, и она осознавала это.


— Гарри, будь сильным, мальчик мой, — шептала женщина младенцу, что проснулся от шума, и слезы текли по ее щекам. — Помни, мама любит тебя, папа любит тебя.


Тут послышался взрыв, и миссис Поттер инстинктивно закрыла собой дитя. Взглянув последний раз на Гарри, она медленно обернулась к Темному Лорду. Лили уже сталкивалась с этим человеком, и знала, что он не умолим, но она была готова сделать все что угодно. Сара однажды говорила ей, что больше всего ее отец ценит ум и преданность, а уже потом смотрит какая кровь у человека. Она была готова стать пожирателем, готова была убивать других, лишь бы ее сыночек выжил.


— Умоляю вас, убейте меня, но не трогайте Гарри, — голос ее звучал куда более жалко, нежели она рассчитывала. — Пожалуйста, не трогайте его, он всего лишь ребенок.


Как и ожидалось, наследник Слизирина только рассмеялся на эти слова. Его смех был настолько противным, что Лили поежилась, прикрывая свой живот руками. Это был неосознанное движение, но он все же привлекло внимание гостя.


— Я же давал тебе шанс уйти, — говорил Ридл, спокойным голосом, напоминая тем самым Дамблдора. — Почему же ты осталась? Могла бы нарожать себе еще отпрысков. Но ты осталась, даже не смотря на то, что носишь под сердцем дитя. Почему?


Лили подозревала, что вновь беременна, но не была уверенна до конца. Она знала, что сильные волшебники, а Волдеморт без спорно был одним из таких, могли видеть такие вещи. Но даже узнав наверняка, женщина не собиралась бежать. Как она будет после такого жить? Зная, что бросила своего сына умирать, зная, что муж умер, защищая их, а она трусливо сбежала. Бывшая Эванс, обернулась и еще раз взглянула на Гарри.


— Нет ничего сильнее любви матери к первенцу, — сказала она, переставая плакать, принимая свою судьбу.


Прежде, чем умереть она все же попытается бороться. Это, то чему ее научил Гриффиндор, чему она научилась у Сары. Как же ей в этот момент не хватало подруги. Та умела усмирить нрав Темного Лорда, не хуже своей матери. Рейвенкло умерла от рук последователей своего отца, когда отказалась присоединиться к нему. Умерли все, у нее больше никого не осталось.


— Глупая ты маггла, — улыбнулся Волдеморт, наблюдая, как миссис Поттер наставляет на него палочку. — Ты все же решила умереть вместе с ним, что ж твой выбор. Жаль, конечно, будет убивать такую талантливую ведьму. Возможно, если бы не пагубное влияние Поттера, все сложилось по-другому. Эти Поттеры всегда все портят, они забрали моих любимых девочек.


— Не они виноваты, что Сара с матерью не хотели видеть вас, — гриффиндорка больше не боялась, хотя бы, потому что уже не было смысла. — Вы были так увлечены делами семьи, что даже не заметили, как она развалилась. Саре не нужно было наследие, ей не нужно было поклонение. Ваша дочь не пылала ненавистью к магглорожденным. Ей нужен был просто отец, а не Темный Лорд. Поэтому вы навсегда останетесь одни.


Эти слова невероятно разозлили мужчину. Он уже произнес половину заклинания, как вдруг понял, что не может убить беременную женщину. Проклятие древней магии даже он не сможет избежать.


Он отразил несколько заклинаний, что успела запустить Лили, прежде чем он ее обезвредил. Волдеморт не знал, что ему делать. Никогда прежде он не миловал людей, так что это было для него в новинку.


Он призвал своего друга, единственного человека которому он доверял.


— Крейк, спрячь ее так хорошо, как только сможешь. Сотри ей память и заблокируй магию. Пусть живет обычной жизнью.


Друг, не задавая лишних вопросов, кивнул головой, показывая, что все будет сделано. Том в последний раз посмотрел на женщину, прежде чем они с Крейком исчезли.


— Надеюсь, ты довольна доченька, я проявил милосердие, как ты и просила, — сказал он в никуда, трансформируя обломок двери в мертвое тело Лили Поттер.



Казалось бы, Гарри должен был сиять и прыгать от радости, от такой новости, а вместо этого у него от злости ходила челюсть. Люпин и Снейп не могли понять такой реакции парня. Сам же профессор ЗОТИ был готов расцеловать подругу за такую новость, ведь у него появился шанс все исправить. Он уже не надеялся на благосклонность Лили, но она была жива, и это было только важным.

Миссис Грейнджер знала причину такой реакции подростка, но ничего говорить не стала, только неодобрительно покачала головой, давая понять Гарри, что это была очень глупая затея.

— Думаю, после такой новости тебе нужно отдохнуть, — мягко говорила женщина. — Том обещал мне вернуть Лили в течение несколько дней, и я ему верю.

— Но…, - хотел было возразить гриффиндорец.

— Ты и впрямь, как отец, и это не комплимент, — немного грубее сказала Сара. — Я сказала, тебе нужен отдых, — голосом, что не терпит возражений, произнесла она. — А я сейчас наведаю дочь.

Поттер понял, что спорить будет глупым решением, поэтому повиновался женщине. Вот только, как покинул кабинет Снейпа, он пошел совершенно в противоположную сторону. Ему сейчас нужно было срочно найти Асторию. Нужно было остановить тот план, что они начали, если он хочет увидеть мать.

Слизеринки нигде не было, словно она провалилась сквозь землю. Даже карта Мародеров не помогала, а потом он вспомнил, что выручай комната, не отображается на карте.

Гарри быстро направился туда, и начал кричать, что его могло услышать ползамка. Реакция Астории не заставила себя долго ждать, и перед ним появилась дверь. Парень вошел, и увидел немного шокирующею для него картину. На кровати, что была чуть ли не в половину размера комнаты, лежала Джини Узли и слизеринка. Не то, чтобы он не знал об их отношениях, к которым их подтолкнула Алексия Грейнджер, но увидеть это собственными глазами было странно.

Девушки даже не смутились появления парня, но все же прикрылись одеялом. На мгновение Поттер вовсе забыл, зачем явился. Глупые подростковые мысли полезли ему в голову, но парень героически от них избавился одним воспоминанием о своей любимой, которая обязательно скоро очнется.

— Ну и чего ты так орал? — мелодичным голосом спросила Астория. — У нас, что пожар? Если нет, то это могло подождать до утра.

— Я хочу отменить наш план, — не заботясь о приличии, сказал парень.

Гринграс тут же села на кровати, будто ее ужалили. Девушка смотрела на Поттера укоризненным взглядом. Она так долго выбивала у родителей поддержки, а тут вдруг нужно все отменять. Казалось, что она сейчас раздерет его.

— Я же говорила, Гарри, — ее голос в отличие от внешнего вида был спокоен, вот, что значит истинная змея. — Если мы это начнем, обратного пути не будет. Прости, я не могу отозвать паука.

Гриффиндорец тяжело вздохнул, и крепко сжал кулаки. Он не хотел потерять возможность увидеть мать, из-за смерти Темного Лорда, но Сара сказала, что все будет хорошо, и он почему-то верил ей. В глазах женщины была искрение раскаяние, которого тот не понимал.

— А что случилось? — спросила Уизли, которая не понимала о чем ребята говорят.

— Ничего, — отмахнулся Поттер. — Простите, что потревожил вас.

Когда он стал направляться к выходу, Астория не удержалась от колкости:

— Может, все-таки останешься с нами?

— Заманчиво, но вы не в моем вкусе, — изобразил парень наигранное разочарование.

— Конечно, твой тип не высокий, тощий с каштановой гривой, — знаем-знаем, — засмеялась Гринграс.

Гарри оставил девушек, и все же решил направиться в башню гриффиндора, ему нужно было отдохнуть, и переварить все то, что он узнал.

Рейвенкло возвращаясь с больничного крыла, где вылечила свою дочь, от яда, что был так хорошо знаком ей с молодости, она встретила сына своего друга. Она не стала его отчитывать за то, что он не послушал ее, лишь улыбнулась его сходству с Джеймсом. Сара очень скучала по нему, чувствуя вину. То, что они натворили, было ужасным, вот только расплачиваться приходиться ей одной.

— Иногда я думаю о том, что мы наделали, — призналась женщина, когда вернулась в кабинет Северуса, и наколдовала себе бокал вина, чувствуя острую надобность выпить. — Но тогда мы не думали о последствиях. Я намного хуже отца, он хотя бы не скрывает своего естества. Мы просто не могли потерять друг друга с Джимом…

— Я же тебе говорил, что этот чертов Поттер…, - мужчина не смог договорить, поскольку получил тяжелую пощечину.

— Еще одно скверное слово о Джеймсе, и клянусь Мерлином, я вырву твой язык и скормлю Нагайне, — ее голос звучал невероятно жестоко. В данный момент она пугала профессора куда больше, чем Волдеморт, когда либо. — Просто помолчи, и послушай. Я не знаю, переживу ли я эту неделю, и мне нужно рассказать настоящее пророчество кому-то. Тебе я доверяю, Северус.

— О чем ты говоришь? В смысле не переживешь? — напрягся профессор, он не мог потерять свою единственную подругу еще раз.

— Мы обнаружили это пророчество с Джимом, когда дежурили в отделе тайн, — словно не замечая вопросов Снейпа, говорила Сара. — В нем говорилось, что сын огня сольется с дочерью льда, и станут они самым большим проклятием всадников, обрушая на их свою мощь. Их союз либо погубит магический мир, либо спасет. На первый взгляд ничего такого, если не брать в счет, что тут говорилось о наших с Поттером детях. Если бы об этом узнали всадники, одни из самых древних существ, что ходят по земле, они бы убили меня и Джимми. Мы не могли потерять друг друга. Мы были эгоистами, что отправили на смерть столько людей, развязали войну, что сейчас идет. А все для того, чтобы не потерять друг друга, наших супругов.

На глазах у женщины появились слезы. Она словно вновь погрузилась в дни минувшие. Сара не смогла сдержать слова, не смогла защитить своих друзей.

Северус хотел обнять ее, утешить, но у него не нашлось сил, чтобы сдвинуться с места. Он знал, что Рейвенкло и Поттер не святые, это доказывают их игры со слизирином, когда они учились. Но чтобы это двое развязали войну, чтобы спасти, друг друга и своих еще на тот момент нерождённых детей, казалось нереальным. Некая ревность закралась в груди мужчины. Джеймсу всегда все доставалось так легко и просто, а он старался, и у него ничего не получалось. Декан змеиного факультета просто не понимал, чем тот заслужил такую преданность со стороны Сары. Он ненавидел его за то, что Поттер, заносчивый придурок, украл у него любовь и дружбу.

Только благодаря умению профессора скрывать свои эмоции, он не высказал всего этого подруге в лицо.

— Ничего не скажешь? — придя в себя, и смахнув слезу, спросила миссис Грейнджер. — Что ж, пожалуй, так будет лучше, не хотелось бы ссориться напоследок…

— Что значили твои слова о том, что ты можешь не пережить эту неделю? — перебил ее Северус. Как бы он не злился на нее, он любил ее, как сестру. Он был готов ради не на то же на, что она была готова ради Мародеров.

— Мне нужно будет престать перед всадниками, и их орденом, — говорила Сара. — Я должна буду ответить за все содеянное, так как я темная, это будет суд поединком. Мерлин, как же я завидую Джеймсу, он мертв, а мертвые не чувствуют ничего. Все эти годы я убивала себя каждый день, а на утро все начиналось по новой. Раз за разом я переживала все события того месяца, теряла всех по очереди. Все бросили меня, а ведь обещали быть рядом.

Остаток ночи профессор Снейп пытался убедить ее, чтобы она не делала опрометчивых поступков, но та была не преклонная. На прощание она попросила лишь присмотреть за ее детьми, единственном, что у нее осталось дорого в жизни. Прежде чем встретиться с всадниками, что так долго искали с ней встречи. Искали ее смерти, и смерти всех наследников Мерлина, что являлся по одной из легенд дедушкой Салазара, Годрика, Хельги и Ровены.

Наступало утро, а вместе с ним приходили новые проблемы. В школе стоял запах смерти, который могли учуять лишь немногие из волшебников. То, что грело, было куда более опасным, чем все чем сталкивался магический мир до этого.

Всадники были недовольны, что у них не вышло убить девушку, что в этот момент мчалась по коридорам Хогвартса навстречу своей любви. Поскольку было ранее утро, и все студенты за исключением единиц, спали, Гермиона Грейнджер направилась в спальню для мальчишек в гриффиндорской башни. После того, как она очнулась, это была первая мысль, что ее посетила.

Как только она увидела своего парня, что был таким умиротворенным, когда спал, не смогла сдержать улыбки, а затем подошла к нему и поцеловала. Поначалу Гарри был немного сбит с толку, но потом учуял родной ему запах, и привлек ее к себе.

— Мерлин, скажи, что это не сон, и с тобой все хорошо, — молил Поттер, когда оторвался от девушки, проводя нежно по ее щеке рукой — Как же я переживал за тебя.

— Я тоже, — Гермиона тут же стала серьезной, и высвободилась с его объятий и села рядом. — Скажи, что ты не наделал глупостей. Пожалуйста.

— Как я мог, — улыбнулся тот. — Ты же знаешь, я сама осторожность.

— Гарри, это не смешно, — гриффиндорка легонько ударила его в плечо. — Я же знаю тебя, и то, как ты любишь влезать в неприятности.

Парню было приятно, что она о нем печется, но сейчас это было лишним. Гермиона была рядом, цела и невредима, он скоро увидит мать, — кажется, жизнь налаживается. Осталось только победить Темного Лорда.

— У меня для тебя есть новость, но вот только место для нее не подходящее, — легко поцеловав в губы девушку, сказал Поттер, оглядываясь на спящих однокурсников. — И к тому же я ужасно хочу есть.

— Буду ждать тебя в гостиной, — все же улыбнулась Гермиона, отметая плохие мысли.

Все были рады видеть свою старосту в хорошем здравие. Почти каждый гриффиндорец подошел к ней и выказал свою радость ее возращению. Такое внимание смущало Грейнджер, теперь она понимала, о чем говорила ее сестра. Это, правда, утомляло очень.

Даже слизеринцы увидев, как парочка вошла в большой зал одобрительно улыбнулась, и начала аплодировать. Это все начал Малфой, из-за чего и получил злобный взгляд Грейнджер, что только вызвало еще более широкую улыбку.

— Гарри, а где Уизли? — спохватилась гриффиндорка, когда не обнаружила возле себя чавкающего друга, и его сестру. Не было такого дня, чтобы рыжий пропускал завтраки. Он может пропустить урок, но не завтрак.

Поттер заметил, что на них пристально смотрит новый директор Хогвартса, поэтому решил соврать в целях безопасности.

— Джинни, наверное, еще не вернулась со сведания, — это было правдой, — а, вот где ее братец понятия не имею. Возможно, в попытках забыть твою сестру, нашел себе новую пассию.

Гермиона поверила его словам. Девушка была рада, что ее друг начал понемногу отходить от отъезда Алекс. Эти двое сильно сблизились за это время, Гермионе иногда казалось, что Рон даже влюбился в ее сестру, но его похождения с Камиллой опровергали это. И вот сейчас Уилкинсон сидит за столом своего факультета, что-то обсуждая с подругами, а это значит, что Уизли нашел себе другую девушку, что не могло не радовать ее. Возможно, на этот раз это будет достойная его девушка. Ведь даже не смотря на то, что Алексия была ее сестрой, Грейнджер знала, что та не принесет другу ничего кроме боли. К сожалению, она лишилась способности любить из-за глупого случая в школе, когда ее однокурсник перепутал что-то на зельях. В больнице Св. Мунго говорят, что этот процесс необратим.

— О, наша принцесса вернулась, — ехидно произнесла Сантана, когда студенты шли на зельеварение.

Гарри тут же было хотел поставить нахалку на место, но Гермиона обернувшись к девушке, жестом остановила гриффиндорца, давая понять, что сама разберется.

— И я тебя рада видеть, Сантана, — как всегда спокойно говорила Грейнджер. — Прости, что разочаровала. Но на следующий раз запомни, чтобы меня убить, яда мало.

Студентка рейвенкло рассмеялась.

— Это было не моих рук дело. Ты же знаешь, яд не мой стиль.

Все, кто стали свидетелями этого разговора недоумевая смотрели то на одну то на другую. Обе зарекомендовали себя среди общих масс, как тихие, спокойные девушки, что интересовались только учебой. Для Гарри их разговор тоже был в некотором смысле открытием его возлюбленной с новой стороны, которую он еще не знал.

— Знаю, к моему сожалению, — Гермиона, казалось бы, забыла, где они находиться. — Твой стиль это элегантно втаптывать в грязь, и причинять боль. Ты действительно надеешься вернуть Оскара?

— Вот только не нужно осуждать меня, сама не святая. Или ты забыла, из-за кого мы расстались? — не скрывая своей ненависти, говорила рейвенкловка.

— Ты пыталась убить моего брата, — обвинительно кинула сестра Оскара. — Нам что с Лекс, нужно было тебе грамоту выписать? Конечно, мы сделали все, чтобы он больше о тебе никогда не слышал.

* * *

Рону не нравилось в Румынии, для него тут все было чужим и не понятным. Люди говорили на странном языке, ходили в странной одежде. Поначалу они с Невиллом подумали, что это просто магглы, но когда все же добрались к Трансильвании, поняли, что и маги тут ничем не отличались от магглов. Не смотря, на славу, что ходила об этой школе, что тут строгие правила и свои законы, ученики тут ходили без формы, и каких либо понятных Уизли и Лонгботому знаком отличия. Еще и этот знойный климат.

— Мне тут нравится, — сказал Невилл, как только увидел девушек, что были одеты в шорты и топы.

— Не забывай для чего мы тут, — напомнил Рон, но не смог удержаться и провел взглядом группу девушек.

Студенты косились на незнакомцев и едва сдерживали смешки. Ученики Хогвартса не сразу поняли причину их смеха. А все было из-за того, что они все еще были одеты в школьную форму, и дорожную мантию.

Парни долго блуждали замком, что навевал ужас от одного лицезрения его стен. Они так же стали свидетелями некоторых боевых тренировок старшекурсников, и поняли, что слухи об этой школе были правдивы.

— Десмодес, — сказал Рон, поймав какую-то маленькую девочку при выходе на задний двор. — Алексис Грейнджер.

Девочка, хоть и посмотрела на него, как умалишенного, но все же указала в сторону, от которой доносился непонятный шум.

Когда они пришли туда, то увидели, как их подруга безжалостно и без правил бьется с каким-то здоровым парнем. По размерам он напоминал Виктора Крама, но это явно был не болгарин. У парней отвисла челюсть, когда они увидели, как их подруга летит в их сторону, и щурит глаза от боли, по приземлению.

— Рон? Невилл? — удивленно говорит Алекс, когда открывает глаза и видит их лица. — Что вы здесь делаете? Что-то случилось?

Уизли помог подняться девушке на ноги, и она порывисто обняла их.

— Гермиону отравили…

— Как отравили? Она жива? — перебила девушка, не дав договорить Рону.

— Жива, за ней сейчас присматривает Снейп, — ответил Невилл.

— Гарри попросил вернуть тебя в Хогвартс, — добавил Уизли.

Грейнджер напряглась, в этот момент подошел парень, с которым она дралась, и положил свои руки ей на талию.

— Что-то не так, Лекси? — поинтересовался тот. — Кто это?

— Рон, Невилл, знакомьтесь это мой лучший друг Дин де Мопассан, — представила она парней друг другу. — Дин, это мои друзья из Хогвартса Рон Уизли и Невилл Лонгботом.

— Приятно познакомиться, — улыбнулся Дин.

— Вы…? — рыжий с намеком посмотрел на руки воспитанника десмодеста на талии своей подруги.

— Нет, — слишком быстро ответила Лекси.

— Больше нет, — добавил парень. — Мы просто друзья.

— Я не вернусь в Англию, — неожиданно категорично заявила девушка.

— Алекс? — удивленно произнесли оба гриффиндорца одновременно.

— Что? Я не вернусь в Англию, и не нужно на меня так смотреть. Хогвартс не мой дом, и никогда им уже не станет. Мое место тут, тут мои друзья и семья. Мне неуютно там, меня все время что-то сковывает. Не поймите меня не правильно. О Гермионе есть, кому позаботиться, и я уверенна с ней будет все хорошо, а от моего возвращения все будет только хуже.

Примечание к части

Простите за задержку и ошибки.

Конец истории близко, еще две главы, и они будут очень большими, по сравнению со всеми, что писались ранее.

Глава 22. Часть 1

— Ремус ты мог бы так не нервничать, мы идем подругу спасать, а не с Миеринским Змеем бороться, — ухмыльнулась Сара, пытаясь разрядить обстановку.

Члены ордена были все напряжены, они не часто прикидывались маглами, и гуляли среди них. Все эти причудливые костюмы казались им странными, и причиняли некий дискомфорт, но каждый старался не подавать виду. Женщина уже сомневалась в правильности своего решения взять их с собой, ведь они своей нервозностью привлекали слишком много внимания. Но миссис Грейнджер не знала, насколько хорошо ее отец охранял Лили. На мгновение перед ней появилась картинка из новой жизни женщины, у нее были дети, любящий муж, и рушить все это было бы слишком эгоистично. Но она имела право знать правду, она должна знать, что у нее есть сын, что ее муж любил больше жизни. Она имела право знать все это.

Они шли по оживленной улице Глазго. Никогда бы не пришло голову искать ее здесь. Улица вмиг затихла, и из-за нервного трепа члены ордена не сразу это заметили.

— Я же говорила, он не оставит ее без защиты, — только и успела сказать Сара, и в нее тут же полетело заклинание. Женщина не успела его отразить, поэтому и упала в паре метров от самого эпицентра боевых действий, а после неудачной попытки подняться она потеряла сознание.

* * *
* * *
* * *

Гермиона сидела, читала газету, в большом зале пока ее друзья жадно поедали пищу. Она слышала, что ее сестра отказалась возвращаться, и если быть честной она ее понимала. Иногда ей самой хотелось убраться с этой школы как можно дальше, но потом вспоминала, что если бы не эта школа, то она бы никогда не встретила бы таких прекрасных друзей, и любимого. Гарри она боялась потерять больше всего. И то, что случилось в следующею секунду просто заставило ее мозг отключится. Всему виной стала кричащая статья на первой странице «Ежедневного пророка», что оповещала о том, что потомство Темного лорда живо. Рита Скитер в своей фирменной манере сообщила о том, что дружба Гарри и Гермиона была лишь частью плана. Газета в руках девушки загорелась, что привлекло к ней много внимания.

— Гермиона, — в голос произнесли Поттер и Уизли, явно не понимая, что произошло с гриффиндоркой.

— Вот же черт, — тихо выругалась девушка. Она не знала, как Скитер могла пронюхать об этом маленьком секрете, но была уверена, что заставит ее заплатить за это.

— Я всегда говорила, что в вашей семейке есть что-то порочное, — послышался голос Сантаны, которая просто не смогла упустить момент поиздеваться над Грейнджер. — Но чтобы вы были наследниками Темного лорда, даже я не могла предполагать.

Глаза Гарри тут же расширились, он тут же хотел заткнуть ей рот, но потом увидел газету в ее руках, и тут ему стало дурно. Он пытался защитить свою подругу от этого, но так и не сумел. В попытках понять, что чувствует его любимая он даже не заметил, как вокруг них собралась толпа, и рассматривали Гермиону словно впервые увидели ее.

— Так быстро разошлись, вам тут не зоопарк, — послышался голос Малфоя, а для пущей достоверности несколько старшекурсников со слизерина достали палочки.

— Защищаете свою принцессу, — ехидно вставила Камилла, и тут же пожалела, увидев пронзительный и полный ненависти взгляд Рона.

Грейнджер ничего не ответила, только вылетела пулей с зала. Гарри и Рон последовали за ней, а слизиринцы остались, и успокаивать разбушевавшуюся толпу.

— Вы такие жалкие, — прозвучал голос Алекс чуть громче гула толпы. — Если еще раз подойдете к моей сестре, то вы сильно об этом пожалеете. И да, я вернулась сучки.

Все ученики просто потеряли дар речи. Никто не ожидал, что эта девушка вернется, а после того как узнали, кем она является, начали бояться.

Толпа начала потихоньку расходиться, и Драко подошел к своей невесте, явно рад ее видеть. Но он не мог не заметить изменения, что произошли в ней.

— Я рад тебя видеть, — парень обнял Грейнджер, и прошептал ей это на ухо.

— О, да ладно, нас никто не видит, не обязательно строить из себя влюбленного парнишку.

Студентка дестмодест вырвалась из объятий и зашагала к выходу, оставив парня в смятение. Ему казалось, он влюбился в эту девушку и ничего не мог с этим поделать. Парню видимо по жизни не везло в выборе любимых. Его оставалось только пожалеть, ведь придется еще натерпеться от сестер Грейнджер.

Алекс старалась не терять времени и сразу выяснить, правдивы ли ее подозрения. Она догнала Камиллу, уже у самого входа в башню рейвенко. Уилкинсон испугалась выражения лица, что появилось на лице девушки, но к ее несчастью, та смогла проникнуть к ним в гостиную. Студентов не было, все поразбегались на занятия, от чего рейвенкловке стало еще страшнее, что-то подсказывало, что добра не жди от этой встречи.

Грейнджер вальяжно прошлась по комнате и села в кресло, все это время, не отрывая взгляда от Кам. Та же в свою очередь решила постоять.

— Ну, о чем ты хотела поговорить, — голос бывшей девушки Рона Уизли звучал уверенно, и она не казалась испуганной. — Не будем притворяться, что нравимся друг другу

— А ты у нас вижу смелая, — улыбнулась Алексия. — Что ж, давай сразу к делу. Это ты стоишь за всеми проделками в Хогвартсе?

— Я не понимаю о чем ты, — быстро ответила та. — Это же вы у нас имеете темное наследие. Может это все ты с сестрой, а сейчас ищите на кого свалить свои деяния.

Грейнджер не смогла сдержать смех, и он был немного похож злой смех. В гостиную спустилась маленькая девочка, что была совсем не виновата ни в чем, просто оказалась не в то время не в том месте. Алексис быстро подскочила с кресла, в котором сидела, и схватила девочку за шею, подымая в воздух.

— Мне это уже надоедает, либо ты мне говоришь правду, либо я ее убью, — холодно сказала она.

Уилкинсон от удивления открыла рот, она не думала, что девушка способна на такое, и до последнего не верила в это, поэтому она и молчала. Увидев это бывшая гриффиндорка сильнее сжала горло незнакомой девочки, чем заставила ее еще больше скулить от боли.

— Ты этого не сделаешь, — только и сказала рейвенкловка.

— Серьезно? — издала смешок наследница двух основателей этой школы. — Ты забыла кто я?

Девушки смотрели друг на друга, в ожидание кто же первый сдастся. Но этого не происходило, а воздух в легких девочки заканчивался. Первой не выдержала Камилла, ее учили защищать людей, а не убивать.

— Хорошо, — сказала она, а затем добавила громче. — Хорошо, только отпусти ее.

Грейнджер с довольной улыбкой отпустила девочку, направляя на нее палочкой и произнося заклинание, чтобы та все забыла. Затем вернулась в кресло, и приготовилась слушать.

— Я вся во внимание.

— Да, почти за всем в этой школе стояла я, — созналась Камилла. — Я со стою в очень древнем ордене всадников, это случилось после смерти отц…

— Ближе к сути.

— Они приказали мне убрать вас, поначалу я не понимала, почему вы, но теперь понимаю, вы чистое зло, — девушка не раскаивалась в содеянном.

— Правда? Ты годами жила в одном замке с моей сестрой, она похожа на чистое зло? Мы всего лишь подростки, и не виноваты в действиях нашего деда, — Ал поднялась с кресла. — А они из тебя сделали убийцу, и что самое главное это они убили твоего отца, за то, что тот отказался им подчиняться. Всадники убивают каждого, кто представляет для них угрозу, а не для общества.

На глазах в бывшей девушки Уизли появились слезы, она не хотела верить словам этой девушки, которая чуть на ее глазах не убила невинную студентку.

— Я не…, - она замотала головой.

— Можешь не верить мне, — в голосе наследницы не было больше злобы или призрение, ей было, правда, жаль Камиллу. — Почитай тогда это, — она кинула ей папку, что недавно ей передал Петров, вместо утраченной. — Какого это быть преданным теми, кому доверяла?

Ответа не последовало, и Грейнджер решила уйти, ей нужно было найти свою сестру, и поддержать в этой ситуации. Она знала, насколько Гермиона переживает, что может потерять Поттера, а известие, что она наследница Темного Лорда может этому поспособствовать. Хотя Алекс не сомневалась в любви Гарри к ее сестре.

— И да, еще одно, не смей больше приближаться к Рону, — у самого выхода произнесла невеста Малфоя. — Иначе ты узнаешь, что такое настоящая ярость наследника Темного Лорда.

Примечание к части

Простите, что так мало, и так долго, но если захотите и не забросаете меня тапками, то я допишу этот фф до конца недели.

Глава 22. Часть 2

— Гермиона, — залетая в гриффиндорскую гостиную, кричал Поттер. Он не хотел оставлять ее одну в такой ситуации. Если бы в его силах было защитить свою любимую от прошлого ее семьи.

Девушка сидела на диване возле камина. Было такое ощущение, что она отстранилась от всего мира. Глаза гриффиндорки были сухие, слез не было.

Гарри тут же затих, увидев подругу, и медленно подошел к ней. Парень даже не знал, как вести себя в этой ситуации. Уместно будет ли ее обнять, или какие-то слова.

— Мне очень жаль, Гарри, — первой начала Грейнджер. — Я не хотела, чтобы ты узнал об этом…вот так. Это ужасно, и ты имеешь полное право меня ненавидеть. Просто…

— Я никогда не смогу тебя ненавидеть, — гриффиндорец присел возле любимой. — Ты же знаешь. Мне не важно, что там говорят или пишут в газете. Мы с тобой столько прошли, я верю тебе больше, чем кому бы то ни было.

Девушка развернулась к нему, ей было сложно смотреть в его глаза, но она все же это сделала. Гермиона видела любовь парня к ней, и от этого становилось ей только хуже. Впервые она скрывала от Поттера что-то, думая, что делает лучше. Но, как и все благородные побуждения, это привела к плачевным последствиям. Теперь пресса не отстанет от них, будет придумывать нелепые истории, о том, что я Грейнджер специально втерлась в доверие Гарри, чтобы отомстить за дедушку. От этого девушке хотелось выть. У ее любимого только началась, относительно, спокойная жизнь, и тут теперь эта история.

— Но ведь это правда, — вздохнула Миона, желая, чтобы это оказался дурной сон. — Я, Алекс и наш брат, действительно являемся наследниками Темного Лорда. Мне нужно было сказать тебе об этом раньше, но я боялась, что ты бросишь меня…

— Откуда ты об этом узнала? — неожиданно перебил ее Гарри. Он ведь так старательно старался оградить ее от этого. Поттер хотел, чтобы его девочка не знала этого, чтобы защитить ее и Алекс, ведь у Волдеморта много врагов, что не могут добраться к нему, и попытаются это сделать через его семью. Пусть даже та не желает знать его.

Гриффиндорке не хотелось сознаваться в том, кто ей предоставил эту информацию. Это бы означала еще одно предательство, по ее мнению, она ведь не знала, что парни старались защитить сестер Грейнджер, поэтому ненадолго решили забыть о своей вражде.

— Малфой, — как-то тихо выговорила девушка. — Мне сказал Малфой. Он сказал, что во время ритуала, что проводился, чтобы помолвить его и Алекс, его кровь была соединена с кровью наследницы Тома Риддла. Он посчитал нужным сообщить мне это, не знаю зачем, может просто захотел разрушить мою жизнь.

Гарри сильно сжал руки в кулак. Ему так и хотелось врезать этому белобрысому, прежде чем сообщать такие новости его девушке, тот должен был хотя бы о последствиях подумать.

— И он знает? — оба поняли, о ком шла речь.

— Если до этого дня он не знал, то сегодня уж точно узнал, — спокойно ответила Гермиона, а саму трясло внутри от того, что теперь ее безумный «дедуля» захочет воссоединиться с семьей. — Не думаю, что пожиратели настолько недалекие, что даже Пророка не читают.

Наступила неловкая тишина, каждый в этот думал о своем, но эти мысли сходились к одному, чтобы защитить друг друга. Гермиона была готова даже пожертвовать своей душой, и перейти на сторону Темного Лорда, если тот не тронет Гарри. Парень в свою очередь был готов пожертвовать своей и убить этого злобного старика, чтобы он не причинил вреда его любимой. Вот какой оказалась их любовь: всепоглощающей, и ядовитой, ибо она как искусный яд завладевала каждой частичкой их тела и души, не давая возможность к отступлению. Но у судьбы были свои планы, и к счастью, а может и несчастью им не придется приносить такие жертвы.

— Мы справимся, — произнес Поттер, и накрыл губы девушки поцелуем. Им он хотел стереть с памяти Грейнджер плохие мысли, и показать, что она в безопасности, и ни что плохого с ней не произойдет. И у него это получилось.

Парочка настолько увлеклась, друг другом, что даже не заметили, как в гостиной появились студенты. В отличие от других факультетов, студенты гриффиндора ни в чем не подозревали свою старосту, и не обвиняли, ведь знали какая она на самом деле. Плохие люди не могут прикидываться хорошими, не настолько хорошо.

— О, а вот и наша принцесса, — веселым голосом произнес Уизли, как только нашел друзей. — А я тебя везде ищу, чтобы сказать, что я с тобой, Гермиона. Так сказать утешить хотел, но я так понимаю, тебе эти услуги больше не понадобятся.

Рыжий пытался хоть как-то разрядить обстановку после того что произошло в большом зале.

— Рон, дружище, ты так не вовремя, — улыбнулся Гарри, как только парочка отстранилась друг от друга.

— Ну, конечно, — закатил глаза Рон. — Вы мне должны спасибо сказать, что остановил вас от акта любви перед всей гостиной. Мой совет, — найдите место поукромней, — в него тут же полетела подушка запущенная Гермионой. — И не забывайте о предохранение, я, конечно, хочу быть крестным вашим лохматым детям, но не так рано.

Тут в него полетело еще несколько подушек, и парень, пытаясь, увернулся на последок произнес:

— Ладно, пойду, поищу Алекс, — засмеялся Уизли. — Дико соскучился.


Сара очнулась от сильной головной боли, когда попыталась приподняться, то не выдержала и упала обратно на подушки. Женщина резко открыла глаза, как только осознала, что больше не находится на улице. Какая-то девушка прикладывала к ее голове мокрый компресс, от него вмиг стало легче.

— Вам нельзя вставать, — слышался голос незнакомки.

Миссис Грейнджер попыталась сконцентрироваться на лице этой девушки, и в нем было столько знакомых черт, что та была уверена, что когда-то видела ее. Темно рыжие волосы, и карие глаза, словно смотрели на нее из прошлого.

— Где я? — едва выговорила женщина.

— Я нашла вас на улице и у вас с головы шла кровь, поэтому я принесла вас к себе домой, поскольку вы были как раз у моего порога, — объяснила девочка. — Я думаю, нужно вызвать полицию.

— Стефани, для начала нужно, чтобы она отдохнула, — произнесла ее мать, когда зашла в комнату с подносом с медицинскими препаратами и иголкой, чтобы зашить рану на голове.

— Лили? — Сара буквально забыла, как дышать. Она не думала, что увидев подругу, испытает такие эмоции.

— Мы знакомы? — удивилась женщина.

— Да, — Рейвенкло пришлось быстро соображать, чтобы придумать ответ, ведь Эванс не помнит своего прошлого. — Я когда-то была у вас на приеме, — женщина надеялась, что страсть подруги к лечению не прошла с утратой магии.

— Я, к сожалению вас, не помню, — пожала плечами Лили, и принялась обрабатывать рану. — Может, стоит позвонить вашему мужу, чтобы он вас завез в больницу, я думаю у вас сотрясение.

— Мой муж умер недавно, — сообщила дочь Темного Лорда, смотря на свое кольцо из-за которого миссис Поттер и подумала, что та замужем. — А дети учатся в закрытых школах, не хочется их беспокоить. А у тебя есть муж? То, что замечательная дочка, то я уже убедилась, — осторожно затронула интересующую ее тему Сара.

— Мой муж умер много лет назад с моим старшим сынов в автокатастрофе, с тех пор я больше не могла смотреть на мужчин. Я очень любила Джеймса…

Грейнджер больше не могла терпеть, быстро встав, направила палочку на подругу:

— Прости, будет очень больно.


— Алекс? — Драко был явно удивлен, увидев свою невесту на пороге его спальне в слизиринском подземелье.

— Позволишь пройти? — убитым голосом спросила девушка.

С того момента, как об их родстве с Волдемортом стало известно каждом магу на планете, Алексия играла плохую девочку, чтобы хоть как-то защитить сестру и заставить этих стервятников боятся. Но она больше не могла прикидываться тем, кем никогда не являлась. Грейнджер не могла показать свой страх сестре, ведь та сама едва находила в себе силы держаться.

Малфой впустил ее комнату, он не знал, как себя вести с ней. Они редко оставались один на один после помолвки. До этого как-то было проще быть вместе, целовать ее, владеть ею, но сейчас все напоминает первое свидание, полное неловкости.

— Драко, я не могу так больше, — девушка почти плакала. — Я не хочу становиться такой, он уже однажды заставил меня убить, я боюсь, чтобы это не повторилось снова.

— Я защищу тебя, — уверенно заявил слизиринец, уже не боясь обнять ранимую девушку.

— Я знаю, — через силу улыбнулась гриффиндорка. — Поэтому и пришла к тебе, скоро мы станем единым целым, ты должен будешь это сделать.

— Дело не в ритуале.

Примечание к части

Вот мы и на финише, еще одна глава, которая будет достаточно большой, и мы будем прощаться с этой работой, только если мне что-то не стукнет в голову и я не напишу вторую часть, но не думаю, что это будет кому-то интересным.

Глава 23

— Астория, это чистое самоубийство, — сказал один из слизеринцев.

— Согласен, — произнес Рон. — Мы не сможем убить Волондеморта.

Ребята сидели в выручай комнате, и обсуждали уже который час план, который предлагала слизеринка. После нескольких часов, и некоторых доводов девушки, некоторые студенты начинали сомневаться.

— Скоро буде затмение, лучшего момента нам просто не сыскать, — продолжала настаивать Гринграс. — Как известно магия в этот момент слабнет. Темный Лорд будет уязвим, и мы сможем одолеть его.

— Но мы все будем ослаблены магически, — впервые за все время подала голос Гермиона, что прижималась к Поттеру. Где-то глубоко в душе она не хотела убивать человека, что по крови приходился ей дедом, она как всегда надеялась спасти чью-то душу. Но Грейнджер понимала, что не всех можно спасти, и не все этого хотят.

— Мы да, но не вы, — уверенность слизиринки местами даже пугала ребят. — Наследники основателей сильнее обычного мага, ваши силы не значительно угаснут. Ты с сестрой и Поттером сможете одолеть. Лишив нас этой проблемы раз и навсегда.

Настало молчание. Теперь почти все были за этот «самоубийственный» план, кроме троих которым предстояло его исполнить. Никто из них не планировал никогда становиться убийцей. Сестры переглянулись с Гарри.

— А как же Темный Лорд? — нарушил тишину Невилл. — Он же тоже наследник.

Тут первым спохватился Драко, парню решительно не нравилось то, что его невесте придется кого-то убивать, но в целом план он считал хорошим.

— Он расчленил свою душу на семь частей, — говорил холодно тот. — Одну Поттер уже убил на втором курсе, из второй он воскрес, того осталось пять, и все находятся у Ордена. Так говорят у нас.

Алекс только начала сверлить злым взглядом Малфоя, что тот только подумал поддержать этот бред, как заговорила Луна, как всегда своим отрешенным голосом, чем и напугала многих:

— Темный Лорд не самая большая проблема сейчас, — взор девушки был пустым, Рон уже видел подобное, когда ею владели духи, но сейчас это была она. — Всадники уже близко. Они уже идут за вами, за вами всеми.

Даже слизернцев пробежали мурашки от ее слов. Все начали перешептываться, называя ее чокнутой, ведь Всадники это всего лишь легенда, что была выдумала Мерлином, чтобы держать в повиновение тех, кто не хотел слушаться. Сара Рейвенкло с ними бы не согласилась, но ее сейчас не было, чтобы вразумить этих детей. Может это будет и к лучшему.

— Предлагаю не слушать эту сумасшедшую, — энергично сказала Сантана, которая вообще непонятно как оказалась тут.

— Эй, следи за языком, сучка, — гневно сказал Рон. Алекс одобрительно улыбнулась другу, что в свою очередь вызвало ревность у Малфоя. Аристократ вообще в последнее время старался максимально сократить время провождение этих двоих. И ему это хорошо удавалось, ведь в скорее после того прихода Алекс к нему, они стали жить вместе, используя школьное правило, что женатым или помолвленным парам должна предоставляться отдельная спальная. Девушка так было легче перенести эти адские дни, что наступили после статьи в газете.

— Я поддерживаю, что нужно убить этого сукина сына, — не обращая внимания на высказывания рыжего. — И если наши «святоши» не готовы этого сделать, то сделаю я.

— Да, что ты говоришь, — засмеялась Алекс.

— Сантана, мы тебя слишком хорошо знаем, чтобы поверить, что ты будешь рисковать собой ради общего блага, — поддержала сестру Гермиона.

Девушки метали в друг друга молнии взглядами. Они ненавидели друг друга, а всему виной стал один единственный человек, — Оскар Грейнджер. Похоже, сейчас он станет тем, кто их объединит.

— Мне плевать на общее благо, и я не собираюсь этого скрывать, — говорила девушка. — Я всего лишь хочу отомстить за Оскара. Он убил его, и вы это знаете. Чтобы там ни было между нами, я любила его. Все еще люблю. А вот вы, похоже, хотите забыть из-за кого потеряли отца и брата.

— То есть, хочешь сказать нам плевать? — обстановка накалялась, и терпению Алексис приходил конец.

— Видимо так, — спокойно говорила девушка. — Оскар многое отдал в этой войне ради вас, а вы?

Все молчали, наблюдали за перепалкой. Слизеринцы в утайке надеялись, что будет драка, какая бы ситуация сейчас не была, а их натура змей брала верх. В разговор хотел было вступить Гарри, и велеть Сантане покинуть их, чтобы еще больше не разжигать ссоры. Но его девушка его опередила, заговорив почти стальным голосом, что напомнив всем присутствующим какой крови она является.

— Наш брат, а тем более отец не хотели бы, чтобы мы становились убийцами, — гриффиндорка поднялась на ноги, а следом за ней и девушка затеявшая эту ссору. — Мы найдем другой путь, чтобы остановить его.

— Другого пути нет, — опять неожиданно заговорила Лавгуд. — Дети обреченных должны пролить кровь. Это будет нелегко, но это будет сделано.

На этот раз рейвенкловкой управлял какой-то дух, но Грейнджер этого не знала, и просто закатив глаза ушла.

Мало кто знал, что именно Гермиона из двух близнецов была более вынослива и хладнокровна, но сейчас она не могла больше находиться среди тех людей, которые хотят заставить ее убить. Пусть Волондеморт и заслуживает смерти, она точно не тот, кто сможет вынести приговор. Она не такая, — она чистый и светлый человек, не смотря на то, что иногда и делала вещи, которыми не гордилась.

— Миа, — Гарри едва догнал гриффиндорку. — Подожди. Не уходи, поговори со мной.

Неожиданно для себя Гермиона осознала, что плачет, по ее щекам градом лились слезы. Сантана задела за живое, вспомнив об Оскаре и отце. Грейнджер едва не сошла с ума, когда узнала об их смертях, а ей говорят, что ей плевать на это. Да если бы убийство Темного Лорда смогло вернуть ее родных, или хотя бы утихомирить боль, скорее всего девушка это сделала не задумываясь. Но ведь это не поможет. Они мертвы, и ничего не изменит этого.

— Она не права, — обернулась к Поттеру девушка. — Мне не все равно. Мне больно, настолько больно, что кричать хочется. Но я не хочу уподобляться ему, не хочу становиться, как он. Я не могу убить кого-то, даже такого плохого, не смотря на все, что он сделал твоей семье и моей. Не могу.

Гриффиндорец ничего не говоря, просто обнял свою маленькую девочку. Постепенно в его объятьях она перестала плакать и содрогаться. Не известно, сколько они так простояли в пустом коридоре Хогвартса. Зато Грейнджер почувствовала, как боль в прямом смысле покидает ее тело, и это было неописуемым облегчением для нее.

— Тихо, моя принцесса, — говорил Гарри, обхватив ее лицо руками, нежно вытирая остатки слез. — Никто не заставит тебя делать то, чего ты не хочешь. Я обещаю.

Девушка улыбнулась ему искренней измученной улыбкой. Она верила, что будет в безопасности пока ее герой рядом.

— Тебе нужно отдохнуть, — заботливо продолжал Избранный. — Пошли, я тебя провожу.

— Ты побудешь со мной?

— Все, что пожелаешь.

Парочка шла по пустым коридорам в гостиную гриффиндора, и им было все равно, что уже давно за десять и комендантский час уже настал. Нового директора они не боялись, а все остальные, даже некоторые учителя старались обходить Грейнджер стороной.

Вдруг на пути им встретилась какая-то женщина, на которую гриффиндорцы даже не обратили внимания, пройдя мимо. Но Поттера, что-то тянуло к незнакомке, и он обернулся, женщина сделала так же. И только когда они встретились глазами в тусклом освещение факелом, смог понять почему.

— Мама.

Примечание к части

И так все секреты раскрыты, а значит и фф под названием Маленький СЕКРЕТ тоже.

Но я еще вернусь с продолжение(если это кому-то нужно)


Оглавление

  • JuliaofAragon Маленький секрет
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17. Часть 1
  •   Глава 17. Часть 2
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20. Часть 1
  •   Глава 20. Часть 2
  •   Глава 21
  •   Глава 22. Часть 1
  •   Глава 22. Часть 2
  •   Глава 23



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке