Паутина миров (fb2)


Настройки текста:



Михаил Атаманов Паутина миров

Введение. Точка невозврата

Москва, командный центр «Онега-3»

Министерство Обороны РФ

Малый зал совещаний

Иван Лозовский сильно нервничал, хотя и старался не показывать вида. Впервые за недолгий пока что срок руководства фракцией Human-3 его вызвали «на ковёр» кураторы проекта «Купол». И хотя особых причин для недовольства начальства молодой дипломат не видел, всё равно мало приятного в том, что тебя срочно выдёргивают из игры прямо с важных переговоров с союзной немецкой фракцией и специально вызванным военным вертолётом отправляют в Москву. Интересно, что могло такого случиться?

Дела во фракции в последнее время шли достаточно успешно, благо долгое перемирие с опасными северными соседями позволило выделить ресурсы именно на развитие, а не на военные нужды. Численность населения уверенно росла и перевалила за две тысячи, новые ноды осваивались. Более того, имелись определённые предпосылки в ближайшие дни получить от кентавров ещё две ноды южнее «Жёлтых Гор». Все договорённости с Филирой оставались в силе, и полосатая кобылица вполне возможно уже на этой неделе могла стать единоличной правительницей многотысячного табуна кентавров.

Да, имелись кое-какие «косяки» и неудачи, куда же без них в столь серьёзном и масштабном проекте. Чего только стоила ненужная и бессмысленная война с наядами, в которую неосторожно ввязались из-за союзнических обязательств. Да и почти тройной перерасход материалов при строительстве базы в «Карелии» из-за постоянных нападений опасных НПС тоже наверняка не прошёл незамеченным для кураторов. Но серьёзных промахов и неудач, а тем более громких провалов, подобных бегству директора Тюленева к противнику или труднообъяснимому появлению диверсионной группы «Тёмной Фракции» прямо на месте посадки миелонских контрабандистов, стоивших кресла его предшественнику Радугину, всё же не случилось. Так в чём же тогда причина сегодняшнего столь срочного вызова?

Иван Лозовский собрался с мыслями и прошёл в хорошо знакомый небольшой зал, рассчитанный всего человек на тридцать. Никаких окон, во всю стену большая интерактивная доска с картой территории фракции Human-3 и соседних нод, на двери предупреждение о работающей системе подавления беспроводной связи. Именно тут пять месяцев назад его, тогда ещё совсем зелёного новичка в игре, искажающей реальность, кураторы инструктировали перед космическим полётом на родину гэкхо, планету Шихарса. На ту дипломатическую миссию к сюзеренам руководство возлагало очень большие надежды. Предполагалось даже, что могущественные гэкхо поделятся со своими новыми вассалами накопленными знаниями и технологиями, после чего для человечества распахнутся двери в космос, и межзвёздные перелёты станут такой же обыденностью, как сейчас поездки на метро.

Мда… наивные мечты. И хотя для членов фракции официально была озвучена версия, что дипломатическая миссия завершилась блестящим успехом, и гэкхо поделились со своими новыми вассалами технологией антигравитации, на деле же всё происходило совсем по-другому. Не было никакой личной встречи с высоким и могущественным правителем кронг Давэеш-Пиром. Вообще не понадобилась заготовленная приветственная речь, которую Иван Лозовский много дней репетировал и отшлифовывал перед дипломатом гэкхо Коста Дыхшем. В составе большой группы из трёхсот, если не более, представителей новых вассалов, колоний и поселений, единственного землянина ввели в огромный круглый зал Дворца Владык, где из-за спин впередистоящих высоченных гэкхо он даже толком и не разглядел инопланетного правителя.

Подарок великому кронг Давэеш-Пиру вручить лично также не удалось. А между тем дипломат с Земли привёз точную копию золотого диска космического «Вояджера» со всеми рисунками и схемами. Того самого послания, в двадцатом веке отправленного человечеством к далёким звёздам в надежде на встречу с внеземными цивилизациями. Передавать же через третьи руки столь необычный подарок без самого главного – объяснения глубинного смысла этой вещи – никакого резона не было.

Перед возвращением домой дипломат обменял золотой диск просто по цене куска драгоценного металла на старый чиненый-перечиненный антиграв. Уже по прибытию домой выяснилось, что всученная старьёвщиком техника к тому же миелонского производства и несовместима с теми деталями и программным обеспечением, которые можно было достать в космопорте гэкхо. Тем не менее, привезённый антиграв вызвал колоссальный интерес учёных и позволил понять некоторые принципы и физические законы антигравитации. Вот, собственно, и вся подноготная «подаренной сюзеренами технологии».

– Итак, все в сборе, можем начинать, – усиленный микрофоном голос сидящего в зале немолодого военного с погонами генерал-майора вернул ударившегося было в воспоминания Ивана Лозовского к реальности.

Дипломат осмотрелся. Пустых мест в зале действительно уже не осталось. Впрочем, как и всегда на таких собраниях, присутствовать на которых ему доводилось ранее в роли заместителя Радугина. Три десятка людей, большинство из которых носили военную форму, были предельно сосредоточены и серьёзны, ожидая отчётного доклада главы фракции.

Дипломат достал рабочий планшет, на который перед отбытием в Москву успел скопировать всю подробную статистическую информацию о состоянии дел в вверенной ему фракции. Запасы ресурсов, сроки окончания строительства важных объектов, карта дорог и поиск узких мест в логистике. Распределение игроков фракции по классам и уровням, а также попытка расчёта некой усреднённой «боевой силы» – именно такую задачу поставили кураторы его предшественнику Радугину на прошлом собрании. Жаль, конечно, что важная информация хранилась лишь в виде формул, таблиц и сухих цифр, что делало её трудно воспринимаемой на глаз. Но отчитываться прямо сегодня Лозовский не предполагал, а делать красочную презентацию просто не было времени.

Глава фракции наклонился и поискал разъёмы и шнуры для подключения своего компьютера, но его остановил голос всё того же ведущего сегодняшнее собрание генерал-майора:

– Не нужно, Иван. Очередной отчёт у вас по графику запланирован только через две недели, сейчас же мы хотели получить ответы на некоторые возникшие вопросы. Прежде всего хочется обсудить возникшую проблему насчёт персонажа Василия Андреевича Филиппова. Что вы как глава фракции намерены предпринять в данной неожиданной ситуации?

Да, о возникшей даже не столько проблеме, сколько курьёзе, главе фракции сообщили сразу же, едва он вылез из вирткапсулы. Опытнейший военный специалист, направленный кураторами под Купол на роль Стратега в качестве противодействия появлению у «Тёмной Фракции» грозного генерала Уй-Така, при создании персонажа получил весьма неожиданный выбор класса: Рыбак или Бард. Так и не сделав никакого выбора, Василий Андреевич Филиппов вышел в реальный мир и доложил о возникшей проблеме. Тем не менее, нового участника игра уже «посчитала», и заменить во фракции игрока под номером «2018» кем-либо другим было уже невозможно.

Сам Василий Андреевич, заметно смущаясь, сегодня оправдывался перед главой фракции тем, что действительно всю жизнь обожает рыбалку, туристические походы и песни у костра. Что он неплохо играет на гитаре и даже в кругу друзей не раз исполнял песни собственного сочинения. Вот только и помыслить не мог, что эти увлечения настолько окажутся ему близки, что помешают работать по основной профессии в игре, искажающей реальность.

Что же предпринять в сложившейся ситуации? Использовать игрока не по специальности, сильно теряя в эффективности персонажа? Или навсегда лишиться одного из членов фракции? Как глава фракции H3 Иван Лозовский однозначно выбирал первый вариант – людей катастрофически не хватало, и работающий в половину максимальных возможностей стратег всё же лучше, чем никого. Обсуждать сейчас с кураторами вариант работы Василию Филиппову действительно Рыбаком или Бардом глава фракции посчитал неуместным, хотя держал в голове и такой вариант. Теперь нужно было аккуратно донести эту мысль до собравшихся:

– Наслышан о Василии Андреевиче Филиппове как об опытном специалисте своего дела. Насколько знаю, сложнейшая операция по освобождению сирийского города Алеппо от террористов разрабатывалась при его участии. Такой человек во фракции нам однозначно нужен, и свои таланты сможет применить в любом случае. Оружие держать в руках, в случае чего, игрок также сумеет. А уж как он будет прокачивать новые уровни, рыбалкой или игрой на гитаре, это уже вопрос чисто технический и обсуждаемый. Хотя лично я предпочёл бы всё же Барда из-за бонусов к морали и характеристикам других игроков. Тем более, что никаких озёр и крупных рек у нас на территории фракции нет, а доступ к морю в данный момент под вопросом из-за войны с наядами.

Возникла пауза. Зал погрузился в полутьму, лишь небольшая область пространства вокруг трибуны оставалась ярко освещена. Насколько Иван Лозовский знал, сейчас проходило обсуждение перед голосованием, и участники обменивались мнениями. Наконец раздался голос спикера:

– Решение принято большинством голосов. Василий Филиппов остаётся во фракции Human-3, игровой класс «Бард». Директорам предписано разработать план ускоренной прокачки данного персонажа с уклоном в боевые навыки и раздачу бойцам положительных бонусов. На навыки стратега внимания не обращать – чуть позже во фракцию будет направлен другой игрок конкретно с целью закрыть эту вакансию.

Что же, вполне логичное и разумное решение. В душе Дипломат был даже рад, что вскоре получит нормального Стратега, а не этого «ни рыба, ни мясо». Оставалось только непонятным, что теперь делать с новым Бардом – оставлять в директорах и своих заместителях? Или переводить в разряд обычных игроков? Но решение этого вопроса вполне могло подождать, тем более что пришёл следующий вопрос от спикера:

– Срок перемирия с «Тёмной Фракцией» истёк, как истёк и срок предъявленного нам генералом Уй-Така ультиматума. Новый глава «Тёмной Фракции» произвёл на всех впечатление человека серьёзного и не привыкшего впустую разбрасываться словами. Насколько фракция H3 готова к обострению конфликта и переходу вялотекущей войны в острую фазу?

Иван Лозовский сразу воодушевился, поскольку на вопрос подготовки к возможному возобновлению военных действий отвечать мог долго и обстоятельно, так как проделано во фракции было действительно многое. Восстановлена и усилена вся цепочка укреплений на границе с «Тёмной Фракцией». Решена проблема недостаточного снабжения и изолированности дальних гарнизонов «Восточного Болота», построены новые дороги, созданы достаточные запасы боеприпасов, горючего и продовольствия. На наиболее опасных участках выстроены многоуровневые эшелонированные линии обороны и даже настоящие крепости с мощными гарнизонами и достаточными запасами на подземных складах всего необходимого, позволяющими долгое время держаться даже в условиях полного окружения.

Союзники тоже приведены в состояние повышенной готовности. Еще вчера шестьсот лучших бойцов немецкой фракции Н6 были переброшены по новой уже практически построенной вдоль побережья моря дороге и размещены в столичной ноде, а также на «Восточном Болоте». Филира сообщила о готовности предоставить две тысячи сильных кентавров, хотя этих выносливых и быстрых НПС предполагалось использовать всё же не в бою, а для доставки грузов. Даже с гарпиями удалось договориться о патрулировании и воздушной разведке, хотя особо надеяться на этих ненадёжных крылатых союзников не приходилось, и их намерения менялись по пять раз на дню. Но в любом случае по всей линии соприкосновения с противником от «Карелии» до «Восточного болота» оборона фракции H3 была крепка как никогда. Недавние учения показали, что на полное развёртывание войск требуется всего восемнадцать минут, а на самых критически опасных направлениях пограничные гарнизоны получают достаточное для отражения атаки подкрепление всего за четыре минуты.

Такой ответ кураторов вполне удовлетворил, хотя из зала и раздалась одиночная реплика, что войны не выигрывают в глухой обороне. На это вполне закономерное замечания Иван Лозовский ответил, что планы атаки неоднократно предлагались и рассматривались. Вот только каждый раз военные эксперты приходили к выводу, что при текущем соотношении сил с «Тёмной Фракцией», оцениваемом в лучшем случае как две тысячи игроков против пяти-шести тысяч, вести агрессивную атакующую игру смерти подобно.

При этом Дипломат заверил собравшихся, что ситуация вскоре должна измениться в лучшую сторону, поскольку активно осваиваются и застраиваются сразу три южные ноды: «Плато Кентавров», «Сельва» и «Тропики». Уже через неделю, если хватит ресурсов, все три южные территории смогут развиться до второго уровня, что позволит фракции H3 ввести в игру ещё пятьсот двадцать два человека. Главную же надежду фракция возлагала на ожидаемый через десять дней рост до третьего уровня нод «Джунгли» и «Жёлтые Горы», что давало ещё тысячу игроков. Если же, кроме того, продолжится мирная экспансия на территорию кентавров, то вполне возможно, появятся две новые ноды. Таким образом, через десять-одиннадцать дней население фракции «Human-3» вырастет практически вдвое.

– «Тёмная Фракция» не может этого не понимать, – тут же последовал комментарий спикера. – И если только противник не развивается быстрее нас, то атака неминуемо последует в самые ближайшие дни.

– Если так рассуждать, то однозначно да. Вот только есть другие неучтённые факторы… – Дипломат тщательно подбирал слова, поскольку поднимаемая тема была достаточно скользкой, и он не хотел особо вдаваться в детали, стараясь ограничиться лишь общими словами. – Я уже докладывал о наших контактах с «Группой освобождения от магической тирании». Кем бы на самом деле ни были эти «борцы с магами», свою задачу они выполнили, устроив кровавый теракт на похоронах соправителя Тумор-Анху Ла-Фина и убив или искалечив большое количество участников траурной церемонии. В том числе погибло немало чародеев, составлявших ближайшее окружение бывшего правителя Первой Директории и пришедших проститься со своим хозяином. Многие из них присутствовали в списке сильнейших игроков «Тёмной Фракции», а некоторые даже входили в состав её руководства.

Опытный докладчик сделал паузу, давая возможность кураторам обдумать сказанное, после чего продолжил:

– Давно известно, что большинство игроков «Тёмной Фракции» родом из Первой Директории – исторической вотчины династии магов-соправителей Ла-Фин. Нет ничего удивительного в том, что многие погибшие и пострадавшие маги были подданными семьи Ла-Фин и состояли во фракции, созданной великим магом Тумор-Анху Ла-Фином. А потому существует высокая вероятность того, что «Тёмная Фракция» в настоящий момент парализована, а то и вовсе обезглавлена: погибли или серьёзно ранены многие сильнейшие волшебники, а законы параллельного мира позволяют занимать руководящие посты только людям со способностями к чародейству.

– Но новый глава «Тёмной Фракции» не маг! – справедливо возразили из зала, и докладчик с готовностью подтвердил:

– Генерал Уй-Така – исключение из правил, единственный не-маг среди правителей за последние восемьсот лет. Но и у нового лидера «Тёмной Фракции» из-за устроенного теракта возникла масса проблем. Мало того, что пострадали его советники и помощники в игре, искажающей реальность. Так ещё его самого обвинили в произошедшем на траурной церемонии взрыве, и сразу четыре сильных директории объявили войну его государству. А потому…

Иван Лозовский довольно усмехнулся и выразил предположение, что Стратегу «Тёмной Фракции» в ближайшее время придётся активно демонстрировать таланты полководца в своём реальном мире, а на виртуальную игру у генерала просто-напросто не будет хватать времени.

После таких слов в зале раздались одобрительные возгласы и даже аплодисменты, новость о возникших проблемах у грозного врага была воспринята очень позитивно. Кто-то из присутствующих даже высказался в духе того, что «Тёмная Фракция» теперь просто-напросто развалится, поскольку граждане Первой Директории и так недостаточно лояльны правителю совершенно другого государства, да ещё и к тому же видеть его будут весьма редко. Впрочем, остальные собравшиеся подобного оптимизма не разделяли.

– Иван, что же тогда получается? – задал свой вопрос один из ранее молчавших кураторов. – Вы сами только что сказали, что править в том мире могут только маги. Но последний из династии магов Ла-Фин скончался, не оставив наследников с магическими талантами. Кто же тогда станет новым главой Первой Директории и, фактически, властителем игроков «Тёмной Фракции» не в игре, но в реальном мире?

В зале шум и разговоры сразу же стихли, все внимательно слушали ответ Ивана Лозовского. В наступившей тишине слова Дипломата прозвучали достаточно резко:

– Новый правитель Первой Директории – это наш Комар! Внучка соправителя Тумор-Анху Ла-Фина принцесса Минн-О Ла-Фин стала младшей женой игрока нашей фракции, несомненно обладающего магическими способностями. По законам магократического мира этого вполне достаточно, чтобы именно Кирилл Комаров считался новым соправителем параллельного мира!

В помещении опять стало шумно – собравшиеся кураторы активно обсуждали эту новость. Впрочем, разговоры сразу же стихли, когда двери зала тихо приоткрылись, и к спикеру быстрым шагом подошёл, а скорее даже подбежал взволнованный молодой офицер, протягивая трубку телефона и указывая рукой в сторону коридора, где связь не глушилась. Генерал-майор извинился перед собравшимися и поспешил на выход.

Явно случилось нечто неординарное, раз секретное совещание было прервано. В притихшем зале собравшиеся шёпотом высказывали разные предположения, но чаще всё звучало слово «война». И действительно, вошедший через три минуты с помертвевшим лицом спикер объявил:

– Война!!! В пять утра по времени игрового мира наша нода «Сельва» была атакована «Тёмной Фракцией». В условиях сильного тумана на пятнадцати десантно-штурмовых антигравах «Сио-Ми-Дори» противник скрытно пришёл со стороны леса и высадился прямо на тридцать четвёртой заставе. И хотя застать врасплох наших бойцов не удалось, бой был недолгим. Тридцать четвёртая застава потеряна, а вместе с ней и вся «Сельва». Нода «Тропики» и её гарнизон отрезаны от основной нашей территории. И это ещё не все плохие новости…

Генерал-майор вытер со лба проступившую испарину и продолжил, в его голосе проскальзывали плохо скрываемые панические нотки:

– Одновременно с этим с прибывшего в столичную немецкую ноду парома гэкхо высадилось не менее трёхсот бойцов «Тёмной Фракции», большинство из которых были экипированы в экзоскелетную броню и несли тяжёлое вооружение. Противнику удалось застать врасплох наших союзников – никто не ожидал нападения на окружённый со всех сторон водой остров, к тому же практически все способные держать оружие игроки фракции H6 находились в этот момент на нашей территории! Остров захвачен, штурмовики «Тёмной Фракции» сразу без всяких разговоров расстреливают тех немцев, кто пытается войти в игру или возродиться. А это всё значит… – поскольку спикер замолчал, Иван Лозовский продолжил за него:

– Это значит, что никаких шестисот союзных бойцов у нас больше нет. Фракция H6 сильно упала в численности и больше не способна выставить такое количество людей. Их максимум теперь триста сорок восемь человек, да и те наверняка будут заняты обороной оставшихся у фракции H6 двух береговых нод первого и второго уровня.

Чёрт, чёрт, чёрт! Иван Лозовский злился на себя и всех остальных. Сейчас, когда атака уже свершилась, он не понимал, как они могли быть так слепы? Почему выстроили крепкую оборону на границе и на этом успокоились? Ведь знали же прекрасно, что генерал Уй-Така считается в своём мире непревзойдённым тактиком. Он и не стал ломиться через все эти минные поля и глубокую эшелонированную оборону, а высадил десант глубоко в тылу, перерезав единственную дорогу на юг и фактически вычеркнув из дальнейшей борьбы немецкую фракцию. Всего один ход, и ситуация сразу стала аховой!

Без поддержки падёт отрезанная от основной территории нода «Тропики», в которой сейчас находится менее полусотни игроков фракции H3, причём преимущественно строители. Да и немцы не смогут удержать оставшиеся гексагоны и очень быстро падут. Выслать же на юг подкрепление значило отзывать людей и ослаблять северную границу с «Тёмной Фракцией», чего противник наверняка только и ждал. Фактически, говоря шахматным языком, фракции H3 был поставлен шах, за которым вполне мог последовать и мат. По крайней мере, руководитель фракции хороших ходов не видел – любое действие или бездействие приводило лишь к дальнейшему ухудшению ситуации.

– Но как они могли приплыть на пароме? – со всех слышались удивлённые и возмущённые голоса кураторов. – Гэкхо же не вмешиваются в разборки своих вассалов-людей!

– Они и не вмешиваются, – ответил генерал-майор на все эти возмущения. – Дипломат гэкхо Коста Дыхш уже подтвердил нейтралитет. По его словам, гэкхо просто перевезли тех, кто заплатил им за перевозку. Причём Дипломат напомнил, что наша фракция тоже ранее не единожды пользовалась паромом и перевозила своих людей и грузы, в том числе военные. Вот только, подозреваю, перевозка сразу трёхсот десантников вместе с тяжёлым вооружением и другим снаряжением должна была влететь нашему врагу в копеечку!  Это же как минимум полмиллиона драгоценных кристаллов! Откуда у «Тёмной Фракции» такие деньжищи?!

Иван Лозовский промолчал и лишь угрюмо опустил голову. Он-то прекрасно понимал, откуда у врага появились эти полмиллиона кристаллов, поскольку сам в присутствии герд Тамары и других надёжных игроков фракции передал эти кристаллы представителю «Тёмной Фракции» в качестве обещанной платы за совершённый теракт!

Глава первая. Разговор с экипажем

Ровное гудение двигателей не замечаешь уже через полчаса полёта. Наоборот, любое изменение в их привычной тональности сразу же вызывает тревогу, а когда всё работает исправно, звук даже успокаивает. Мой фрегат «Толили-Ух X» благополучно покинул док пиратской станции «Меду-Ро IV» и, набрав скорость, ушёл в гиперпространственный прыжок к миелонскому торговому хабу Касти-Утш III. Никто на выходе со станции нас не встречал и не преследовал, что безусловно радовало. Я всё рассчитал верно, и ремонт моего звездолёта закончился раньше, чем успел подойти флот рассерженного прайда Косматого Убийцы.

Лишь после того, как опасность миновала, моя компаньонка Улине Тар сняла скафандр и ушла в свою каюту, попросив её не беспокоить. Я знал, что тревожило мою мохнатую подругу. Денег фактически не осталось ни у неё, ни у меня. Все попытки поискать попутные грузы до миелонской станции заканчивались тем, что торговцы шарахались от нас, словно от прокажённых. Вот оно, прямое следствие пиратской славы Комара! Законопослушные капитаны не хотели иметь никаких дел со мной и моим кораблём. Улине Тар, представительницу древнего рода космических торговцев с твёрдой наработанной поколениями репутацией, такое отношение безусловно раздражало. Как можно заниматься торговлей, когда все приличные купцы тебя сторонятся?!

А тут ещё назревающая война между туземными вассальными фракциями на отшибе Вселенной, в которую собирался втянуть её компаньон-человек. Война – это всегда большие расходы. А Улине своими глазами видела ту планету и её нищих аборигенов. У которых просто-напросто не было ничего ценного, что могло бы заинтересовать Торговку гэкхо, и чем туземцы расплатились бы за её потерянное время. А потому у моей мохнатой подруги действительно имелись основания для дурного настроения, тревог и расстройства.

Но ничего тут не поделаешь, мне действительно пришлось отправляться на Касти-Утш III без груза и со слабым пониманием того, на какие средства собираюсь приобретать артефакты древней расы реликтов, пересланные туда скупщиком краденного с пиратской станции. Миелонский торговый хаб – территория закона, где не получится просто отобрать приглянувшиеся артефакты, пусть даже они когда-то принадлежали членам моей команды и были у них отобраны силой. Вещи с тех пор успели сменить как минимум троих владельцев, а потому доказать свои права на них было уже невозможно. Но ладно, посмотрю уже на месте, может какие мысли и появятся.

Пока же нам предстояло четыре умми полёта, это примерно двадцать три часа в более привычном для человека с Земли исчислении времени. Торчать столько времени на мостике никакого смысла не было, потому я оставил Пилота звездолёта Дмитрия Желтова за главного, сам же направился в просторный холл на второй палубе, который мы переделали под кают-компанию.

С мебелью тут пока что было туговато – лишь в самом центре комнаты парил зафиксированный гироскопами летающий столик на антигравитационной подставке, да вокруг него разбросана дюжина больших мягких пуфиков. Сегодня по случаю окончания ремонта фрегата я официально объявил праздник. В ресторане станции были заказаны разные деликатесы, как было заверено поваром, пригодные для употребления в пищу представителями большинства рас, соки и лёгкий алкоголь. Но экипаж, насколько я увидел, что-то стеснялся открывать сложенные на летающем столике коробки с угощениями и напитками. Да и вместо коллективного времяпровождения моя команда почему-то разбилась на отдельные не общающиеся между собой группки.

Братья Баша и Ваша Тушихх, как и обычно в любое свободное время, увлечённо резались в «На-Тих-У», переставляя фишки звездолётов по трёхмерному сияющему полю и не приглашая никого в свою узкую компанию. Эдуард Бойко и Имран сменили свои боевые доспехи на спортивные костюмы и, приняв возле стены упор лёжа, то ли соревновались в выносливости, то ли рисовались перед загадочной девушкой Валери. Нет, в зале из представительниц прекрасного пола присутствовала ещё и моя вайедда Минн-О Ла-Фин, вот только полагаю члены команды самоубийцами всё же не были и флиртовать с женой капитана не стали бы. Валери-Урла же со своим спутником Денни Марко о чём-то шепталась в углу в стороне от всех. Причём мне даже не требовалось прибегать к псионическим способностям, чтобы понять, насколько же им обоим неуютно тут в чужом незнакомом «пиратском» коллективе.

Миелонцы же скучковались отдельной группой и были заняты чем-то странным. Айни, Тини и Орун Ва-Март, поджав под себя лапы и хвосты, сидели прямо на голом металлокерамическом полу и едва слышно не то пели, не то подвывали. При этом все трое закрыли глаза и держали друг друга за лапы. Что это было за таинство или обряд, я понятия не имел, но всё же боялся помешать этой возможно важной для представителей миелонской расы церемонии.

В другой стороне большого помещения Аван Той вальяжно развалился на пуфике, едва видном из-за тучного тела моего Суперкарго, и вёл беседу с Навигатором Аюхом о ситуации на фронтах большой космической войны. Да, хорошее Восприятие позволило мне расслышать слова даже с большого расстояния. Поднятая офицерами гэкхо тема меня заинтересовала, а потому я подошёл и без спроса плюхнулся рядом с гэкхо, сразу же с благодарностью приняв от разносящего напитки ремонтного бота Кирсана бокал с лёгким алкогольным коктейлем. Только после этого двое гэкхо обратили внимание на разносящего напитки ремонтного бота механоидов и тоже взяли по бокалу в свои громадные лапы.

– Что, есть новости по поводу войны? – поинтересовался я, отхлёбывая освежающий напиток, и оба гэкхо с готовностью подтвердили:

– Капитан, военная база гэкхо на комете Ун-Теш пала, об этом очень скупо без подробностей прошло в новостях. Захвачена она или уничтожена – непонятно. Также пока остаётся неизвестной судьба находившихся там гэкхо.

– Аюх, ты не хуже моего знаешь, что мелеефаты пленных не берут никогда – не в их это традициях! – упрекнул недостаточно откровенного Навигатора тучный Суперкарго. – Даже когда на кону стоит жизнь их сородичей, мелеефаты всё равно не идут на обмен пленными и убивают всех захваченных врагов.

Надо же, не знал. Приму к сведению, что сдаваться в плен к этим разумным паукообразным существам вообще нет никакого смысла – в любом случае сдавшихся ждёт смерть. И как же нам всё-таки повезло, что буквально в последнюю минуту мы успели убраться с кометы Ун-Теш!

– Получается, великие космические расы обменялись территориями, – продолжил размышления вслух Аван Той. – Гэкхо захватили базу мелеефатов на планетоиде Урса-II-II, противник ответил нам тем же с базой в Ун-Теш. Подумать только! Столько звездолётов уничтожено, столько погибло бойцов, в том числе и без возможности воскрешения, а политическая ситуация практически и не изменилась. Вот спрашивается, зачем тогда вообще воевали? Кому была нужна эта война?

– Не скажи! Миелонцы, например, в выигрыше, – Аюх указал своей широкой когтистой лапой на троих наших пушистых членов экипажа, по-прежнему сидящих на полу с закрытыми глазами и поющих. – Их обожаемая флотом командующая лэнг Кисси-Мяу дождалась, пока гэкхо и мелеефаты покрепче сцепятся в войне, и фактически без боя захватила две принадлежавшие мелеефатам звёздные системы.

– Вы гэкхо со счетов рано списываете! – это уже я постарался сыграть на патриотических чувствах моих собеседников и поддержать затухающий разговор о звёздной политике. – Неужели Второму Ударному флоту кунг Вайд Шишиша из центральных систем не пришлют подкрепление? Флот же тут всего один, да и тот сильно потрёпан после сражения.

– Ну… – Аван Той понизил голос до шёпота, – действительно ходят такие слухи. Мол, командующий флотом кунг Вайд Шишиш несколько умерил свою спесь и обратился в столицу за подкреплением.

К нам стали подходить другие члены экипажа. Ваша и Баша закончили свою игру и, притащив пуфики, плюхнулись рядом с нами и не отказались от предложенных Кирсаном напитков. В разговор более старших и мудрых братья-грузчики не лезли, зато показали всем пример, вскрыв одну из коробок с угощениями и предложив остальным. Мне досталась шпажка с какими-то истекающими сладким соком синими шариками. Не экзотические фрукты или ягоды, как можно было бы предположить по внешнему виду, а… вот что это, я так и не понял. Не понял даже, растительного оно или животного происхождения. Тем не менее, было вкусно, так что я потянулся за добавкой.

Подошли наши «спортсмены», активно обсуждая протеиновые диеты. Алкоголь ни Эдуард, ни Имран не употребляли, но вот от соков и еды не отказались. Подошла и Минн-О Ла-Фин. Моя супруга осмотрелась, не нашла поблизости свободных пуфиков и села на мой, совершенно без стеснения потеснив меня. Я не спорил и подвинулся. Принцесса постепенно оживала от перенесённых физических и психологических травм в реальном мире, что меня сильно радовало. Наконец-то я узнавал ту самую Минн-О, какой я её впервые увидел – гордую, уверенную в себе и привыкшую к своей особой привилегированной роли в любом коллективе.

Успешная проверка на Восприятие!

– Так, стой! Это не тебе! – полминуты назад я успел зафиксировать взглядом, как с летающего столика вдруг испарилась одна из шпажек с деликатесом. Сейчас же буквально в последнее мгновение отдёрнул свою шпажку с недоеденным угощением от тянущейся к ней невидимой наглой морды, и зубастые челюсти Теневой Пантеры лязгнули вхолостую. Я безошибочно точно хлопнул ладонью по невидимому носу, чем явно сконфузил Сестрёнку, полагавшую себя необнаруженной. Зверь обиделся, проявился во всей своей красе и, недовольно подёргивая хвостом, ушёл жаловаться хозяйке Валери на жадного и грубого капитана. Я посмотрел вслед опасной хищнице. Огромная пантера с роскошной серебристо-белой шерстью, в этом звере было килограммов сто восемьдесят живого веса. При этом быстрая, смертоносная и способная становиться невидимой. Сестрёнка могла с лёгкостью убить человека одним ударом когтистой лапы, вот только я не ощущал от неё никакой опасности. Для неё мы были членами одной стаи, а потому неприкосновенны. Насколько же шикарная и умная зверюга!

Между тем разговор о войне гэкхо и мелеефатов постепенно перетёк на союзников воюющих сторон. Клоопы, эститы, люди, джарги… Я знал лишь половину называемых мудрым Аюхом космических рас, которых он указывал в числе союзников гэкхо. Когда же речь зашла о своре мелеефатов, я и вовсе потерялся. Какие-то кристаллиды, псио, дарки, анты, дендры, люди-тайликанцы… Стоп! Тайликанцы? Так Тайлакс, выходит, союзник мелеффатов? Но у нас же на борту представительница Тайлакса!

Словно почувствовав, что я думаю сейчас о ней, Валери-Урла прервала беседу с Денни и подняла на меня свои огромные глаза, скорее подходящие ночному существу, чем человеку. Я попросил девушку подойти. Подошла не только Валери, но и её спутник Денни Марко, в профиле которого стояла фракция «Синдикат Гильвара». Что же, тем лучше. Я протянул хозяйке пантеры целую коробку так понравившихся её питомице синих сочных шариков и попросил обоих новых членов команды рассказать о себе.

– Зачем ты это нужно хотеть, Комар? – Денни, как всегда, был неприветлив и ворчлив, а его знания языка гэкхо не улучшились. – Мы в твой команда есть, выполняешь твой приказы, это больше чем достаточно хватать.

Я лишь неопределённо пожал плечами. Действительно, как объяснить представителям других человеческих фракций свой интерес?

– У меня на фрегате всего-то пятнадцать членов экипажа, включая меня самого. Это совсем немного. И мне как капитану хочется, чтобы этот маленький коллектив стал одной командой. Чтобы мы понимали, доверяли и помогали друг другу. Чтобы нас связывали не только формальные рабочие отношения. «Одна семья» прозвучит возможно слишком пафосно, но всё же чтобы мы были не чужими друг другу.

Навык Псионика повышен до семьдесят третьего уровня!

Без использования магии всё же не обошлось, слишком уж упёртыми были некоторые члены экипажа. Но получилось, и это главное.

– Собственно, почему бы и нет поговоришь вы? – Денни прекратил своё дурацкое труднообъяснимое упрямство и, сходив за пуфиками для себя и своей прекрасной спутницы, принялся рассказывать. Перед этим, очень надеясь, что не задену этим Денни, я попросил Кирсана дать рассказчику универсальный переводчик. Речь Телохранителя сразу стала гладкой и понятной:

– Денни Марко. Родился на Фарунжи, это самая крупная планета Синдиката Гильвара. Там же окончил военное училище. Участвовал в Девятой войне Синдиката, комиссован из-за ранения. Затем долгое время работал в Карантинной Службе. Задачей было ограждать первобытную планету ζ-Жнеца от проникновения контрабандистов, работорговцев и охотников за людьми. Именно там моё внимание, да и всей Карантинной Службы, привлекла девочка Валери, – рассказчик указал на свою спутницу. – Одного-единственного взгляда на неё было достаточно, чтобы понять тайликанское происхождение, а Тайлакс находится от Зетты Жнеца в сотне парсеков. К тому же Валери творила странные вещи – безбоязненно находилась среди смертельно опасных животных, лечила чудовищ, ездила и летала на них. Но главное носила при себе бластер. И это на первобытной планете, где верхом технологий считается бронзовый нож!

Валери весело рассмеялась, и её звонкий смех был похож на перезвон серебряных колокольчиков:

– Вот уж не подозревала, что за мной следят с орбиты, и я кажусь кому-то странной! Я просто жила, охотилась, выживала как могла. Была похищена работорговцами, но сбежала, прихватив оружие летающих людей. А потом с неба спустился катер, и меня с сестрой забрали для изучения. Но кажется, я разочаровала этих наблюдателей.

– Да, это так, – подтвердил Денни. – Всем странностям нашлись вполне обычные объяснения. Мать Валери – тайликанка, прибывшая на дикую планету в составе группы миссионеров-проповедников. Отец – похитивший её абориген, давно погибший к тому моменту, когда мы нашли Валери. Бластер мы изъяли. База контрабандистов-работорговцев оказалась уже покинутой. У девочки обнаружились псионические способности, но не более того. В общем, для Карантинной Службы ни Валери, ни её родственники интереса не представляли. Матери и младшей сестре мы помогли вернуться на Тайлакс, а Валери-Урла пожелала остаться на родной планете. Наблюдение за маленькой охотницей было снято. Но через полтора года случайно узнаю, что девушка Валери-Урла обвиняется в убийстве и будет вскоре казнена. Я вмешался, и авторитета сотрудника Карантинной Службы хватило, чтобы преступницу передали тайликанскому правосудию.

– «Урла» в моём имени означает «охотница», – пояснила ровным голосом девушка, словно речь шла вовсе и не о ней. – Охотники не имеют право убивать людей, это карается смертью. Я нарушила закон, натравив Сестрёнку на одного давно преследовавшего меня и угрожавшего изнасилованием мерзкого типа. Денни спас меня от виселицы. Меня доставили звездолётом на Тайлакс и уже там приговорили к трём тонгам пребывания в игре, искажающей реальность. Вместе со мной в вирткапсулу по моей просьбе положили Сестрёнку, которая не отходила от меня ни на шаг. А Денни встретил меня уже в проекции планеты Тайлакс в игровом мире. С тех пор мы путешествуем вместе.

Игра как способ наказания преступников? Хотя чему я удивляюсь, сам был направлен под Купол в качестве альтернативы тюрьме. В общем, всё это было весьма интересно, но меня больше интересовали сами Тайлакс и Синдикат Гильвара. Я задал вопрос по поводу этих фракций в игре, искажающей реальность. Ответил Денни, хотя сразу признался, что он простой человек и знает мало:

– Синдикат Гильвара – сообщество восьми густонаселённых и развитых человеческих планет. В игре все они вассалы расы мелеефатов. Про Тайлакс знаю меньше – это весьма закрытое общество как в игре, так и в реальном мире.

– Высокоразвитое общество, у власти религиозные лидеры, – продолжила тему Валери-Урла. – Также входит в свору мелеефатов, но на правах почти что независимого участника, чья политика не всегда обязана совпадать с сюзеренами. Тайлакс среди человеческих государств считается лидером в области микроэлектроники и применения псионики. Попасть на Тайлакс трудно, чужих они не привечают. Зато и своих не отпускают. В теле каждого гражданина Тайлакса установлено столько всевозможных хитро спрятанных жучков, что найти их все не представляется возможным. Через них спецслужбы Тайлакса всегда могут контролировать своих граждан, где бы они ни находились. В игре через эти устройства мои надзиратели собирают информацию о мире, а иногда болезненными разрядами и командами в голове корректируют моё поведение, если им что-то не нравится. Обычно им без разницы, где я и чем занимаюсь. Но недавно мне было приказано попасть на фрегат Слышащего Комара. Чем-то твоя игра, капитан, тайликанцев заинтересовала.

– Тебя направили шпионить за нами, и ты так спокойно об этом говоришь?! – возмутился Эдуард Бойко.

Несмотря на гневный осуждающий тон Космодесантника, Валери сохраняла абсолютное спокойствие:

– Мы в гиперпрыжке, тут связи нет. И лучше я сама расскажу, чем герд Комар прочтёт в моих мыслях.

Я активировал сканирование. Приблизил получившуюся картинку, рассмотрел и аж присвистнул от увиденного. Да, точно, Валери сказала правду. В теле Мастера Зверей я обнаружил, как минимум, восемь миниатюрных инородных предметов. Два в голове, причём один очень глубоко внутри мозга. Сразу три в шее. Один в левой лопатке. Один в правом лёгком. Один прямо внутри сердца – миллиметрового размера капсула закрепилась к стенке правого предсердия и в любую секунду была способна остановить работу сердца девушки. Видимо, это была контролируемая тюремщиками бомба, гарантия управляемости и лояльности заключённого. Скорее всего, ниже в теле девушки были и ещё инородные включения, но я уже не стал дальше смотреть, так как увидел вполне достаточно. Кстати…

 – Валери, получается, что через тебя можно оперативно передать сообщение на Тайлакс? Это же очень важно! Имран, выйди из игры и передай эту информацию нашим директорам. Они давно искали возможности связаться с другими разбросанными в космосе человеческими фракциями. Кажется, мы нашли такой способ!

Дагестанский атлет даже не стал уходить в свою каюту, просто тут же в кают-компании сел на пол и замер, когда сознание покинуло игровое тело. Мы же продолжили общение. В свою очередь я достаточно кратко рассказал новым членам команды о себе и представил остальных членов экипажа. Подошли закончившие свой ритуал миелонцы, тут же с яростью накинувшись на угощения и алкоголь. Вышла из каюты соскучившаяся по обществу Улине-Тар. Встал с пола и вернувшийся в игру Имран, вид у него был какой-то пришибленный.

– Ну что, сообщил Лозовскому о Валери? – поинтересовался я, но дагестанский Гладиатор похоже пропустил мои слова мимо ушей.

Тяжело вздохнув и набрав побольше воздуха в лёгкие, Имран выпалил:

– Под Куполом ревёт сирена, и ни одного игрока. Периодически повторяется сообщение Александра Антипова, что на нас напала Тёмная Фракция, и объявлен режим КТА («К оружию!!!»). ВОЙНА!

Глава вторая. Навязчивое гостеприимство

Естественно, в таких условиях ни о какой длительной стоянке на Касти-Утш III речи и быть не могло. Расчёт координат нового гиперпространственного прыжка, уже до самой Земли, при необходимости подзарядка энергией и вперёд, помогать фракции Human-3! Иначе в игре очень скоро не будет ни капитана Комара, ни трети команды. Да и с управлением фрегатом возникнут сложности, поскольку никто из оставшихся членов экипажа не имеет навыков пилотирования, да и многие системы напрямую завязаны на капитане.

Возражений ни у кого из членов команды не возникло. Даже если моя компаньонка Улине Тар и имела своё собственное отличающееся от капитанского мнение, то предпочла его не высказывать. Минн-О тоже сразу же огласила свою позицию, что после замужества и смерти деда со старой фракцией её уже больше ничего не связывает. Более того, наличие мужа-мага для принцессы оставалось единственным шансом уцелеть во в целом враждебном магократическом мире. Не станет Комара – и Минн-О Ла-Фин очень быстро «случайно» погибнет, так как мешает слишком многим опасным хищникам, с вожделением посматривающим на богатства семьи Ла-Фин. В словах младшей супруги читалась неприкрытая тревога, и я заверил свою вайедду, что рано меня списывать со счетов, и уничтожения фракции H3 я не допущу. Заставлять принцессу воевать против её подданных я не собирался, но хотя бы уже то, что Минн-О не будет нам мешать и сообщать врагу о наших планах, уже было хорошо.

И хотя до начала активных действий оставалось ещё более суток, окончание праздника всё равно вышло скомканным, так как торжественного настроения ни у кого не осталось. Желающие быстро допили свои коктейли, доели деликатесы из вскрытых коробок, после чего разбрелись кто по каютам, кто на вахту, миелонцы так и вовсе вышли в реальный мир.

Я подозвал белого Кирсана, которого считал старшим из трёх Механиков, и наконец-то отдал ремонтному боту свой Аннигилятор – раньше всё то запчастей не хватало, то времени не было модифицировать моё оружие. Добавлять огневую мощь Аннигилятору, и без того прошибающему любые преграды и выгрызающему из врагов огромные куски плоти, смысла не было никакого. Но вот увеличение прицельной дальности стрельбы напрашивалось, поскольку сейчас дальше семи-восьми метров из этого оружия было уже не попасть. Да и увеличение ёмкости батареи или даже специальный режим стрельбы с более экономным расходом заряда тоже не помешали бы. Сейчас полного заряда ядерной батареи хватало всего на тридцать выстрелов, а если учитывать, что зарядил я последнюю, ситуация вырисовывалась и вовсе безрадостная. Купить запасную батарею было реальной проблемой – таких позиций на рынке имелось крайне мало, и продавались подобные батареи к оружию и артефактам реликтов далеко не на каждой космической станции. К тому же стоили они изрядно, а я вовсе не царь Крез и не граф Монте-Кристо использовать оружие, каждый выстрел которого обходился более чем в двести драгоценных кристаллов.

– А ещё лучше возможность использования не одноразовой ядерной батареи, а многократно заряжаемого от корабельной сети аккумулятора, – продолжал мечтать я, и Кирсан внимательно смотрел на меня своими фасеточными глазами. При этом ремонтный бот активно шевелил бесчисленными лапками, не то называя сроки работы, не то пытаясь донести мысль: «а губозакатывательную машинку тебе не нужно, капитан?».

Огромная металлическая многоножка выслушала мои пожелания, спрятала бесценное оружие в нагрудный карман и проворно уползла в сторону склада запчастей. Я раньше и не подозревал, что у ремонтных ботов грудные пластины подвижны и способны разъезжаться, открывая небольшую полость для хранения предметов. Почему-то сразу пришла мысль, что три электромагнитные бомбы вполне помещаются в такую полость, а плоская гибкая многоножка способна проникать даже в самые труднодоступные места звездолёта, в том числе и технические помещения за гиперпространственным двигателем фрегата. У белого Кирсана нагрудный карман был пуст до того, как он поместил туда Аннигилятор. Но проведённое мною сканирование показало, что у остальных двух многоножек в этих кармашках что-то лежит – какие-то металлические детали или платы, я не смог разобрать конкретнее – так что надо будет при случае проверить, что скрывают в этих секретных «сейфах» мои Механики.

Заодно через систему видеонаблюдения я посмотрел, чем заняты остальные два ремонтных бота. Один из них, разложив на полу пустующей каюты детали разбитого в хлам боевого дрона реликтов, задумчиво ползал среди обломков и, одну за другой поднимая детали, внимательно их рассматривал своими многочисленными механическими глазками. Судя по всему, работа по восстановлению Малого охранного дрона реликтов предстояла крайне сложная, и отвлекать Кирсана не стоило.

Последняя из металлических многоножек что-то быстро крутила в суставчатых лапках, переворачивая и вращая этот предмет в разных плоскостях, словно собирая Кубик Рубика. С некоторым удивлением я опознал в этом предмете Транслятор связи с Пирамидой, хотя формой Транслятор меньше всего напоминал сейчас диск. В данный момент это была некая развёрнутая фрактальная конструкция, напоминающая скорее трёхмерную несимметричную снежинку. Да, точно, я же отдал древний артефакт своим Механикам, чтобы они сняли с нужного мне предмета ограничение «только для представителей расы реликтов». Видимо, ремонтный бот механоидов сумел понять, как внешне цельный Транслятор разбирается, и сейчас занимался выполнением моего приказа.

Я сменил Дмитрия Желтова на мостике и отправил Пилота Звездолёта отдыхать. Звёздный фрегат шёл в гиперпространственном прыжке на автопилоте, так что особо работы на мостике и не было. Если не случится ничего экстраординарного, предстояло долгое скучное дежурство в полтора умми, после которого меня должен был сменить Аюх. Нет, я вовсе не собирался бездельничать эти восемь часов, как кто-то мог подумать. Наоборот, я планировал использовать это время с максимальной пользой, устроив самую активную прокачку навыков Комара, прежде всего связанных с псионикой и управлением механизмами. Ведь когда ещё, как не в спокойное время отдыха всего остального экипажа, выпадет столь удобная возможность опробовать прямое управление различными системами фрегата?! Да и Космолингвистику тоже не мешало бы подтянуть – хоть язык реликтов я понимал всё лучше и лучше, но всё равно некоторые сообщения своего Энергетического доспеха Слышащего так и не мог расшифровать.

Итак, что там у Комара с навыками? Что нужно подтягивать в самую первую очередь? Я открыл справку по персонажу:

Герд Комар. Человек. Фракция H3

Слышащий 74-го уровня

Характеристики персонажа:

Сила 14

Ловкость 18

Интеллект 23+5

Восприятие 27+2

Телосложение 16

Модификатор удачи +3

Параметры персонажа:

Очков здоровья 1612 из 1612

Очков выносливости 1008 из 1209

Очков магии 759 из 899

Переносимый груз 28 кг

Известность 66

Навыки персонажа:

Электроника 61

Сканирование 35

Картография 57

Космолингвистика 83

Ружья 51

Минералогия 50

Средняя броня 54

Зоркий глаз 70

Меткость 34

Целеуказание 23

Ощущение опасности 48

Псионика 73

Ментальная сила 54

Мистицизм 24

Управление механизмами 66

Заметно «провисали» боевые навыки, связанные с использованием стрелкового оружия. На семьдесят четвёртом уровне персонажа иметь навык Ружья всего 51, а Меткость 34 даже не смешно. Насколько я слышал, в «Первом Легионе» нормой считалось, когда основные боевые навыки в полтора раза превышают уровень бойца. Ещё сильнее у меня «провисало» Целеуказание, хотя с высоким Восприятием именно обнаружение и подсветка целей для других стрелков представлялось единственным эффективным использованием Комара на дальней дистанции боя.

Да, тут можно было оправдываться, что произошла смена игрового класса, а Слышащий – скорее завязанный на управление механизмами маг, чем классический стрелок или указывающий цели разведчик. Но это вовсе не перечёркивало того тревожного факта, что на стрельбище Комар действительно давно не был и сильно запустил это направление развития. С псионическими навыками дела обстояли чуть лучше, но тоже далеко не «в полтора раза выше уровня персонажа», так что в этом направлении тоже предстояло ещё работать и работать.

Но начал я всё же со Сканирования. По моему ментальному приказу активировались корабельные сканеры, и я запросил полную картину происходящего за бортом фрегата. Непонятно что можно было получить при сканировании в гиперпрыжке, да и вообще работали ли сканеры в таких условиях, но ментальная команда прошла. Обрабатывающий компьютер надолго завис, пытаясь как-то интерпретировать полученные явно непривычные отклики, после чего вывел на экран длинные параллельные полосы и нечто странное – светлое быстро удаляющееся пятно. Через секунду на мониторе отобразилась надпись на языке гэкхо:

Гравитационная аномалия. Класс SA-113/FF

Одновременно с этим у меня болезненно сжалось сердце, предостерегая о возможности наступления какого-то потенциально очень опасного события. Кольнуло, словно воткнув на всю длину иглу, несколько секунд болезненно сжимало в тисках, после чего постепенно отпустило, оставив меня сидеть в пилотском кресле и расширенными от испуга глазами читать пробегающие надписи о возникших неполадках в оборудовании:

ВНИМАНИЕ!!! Гравитационный сканер вышел из строя!

ВНИМАНИЕ!!! Коротковолновый радар вышел из строя!

ВНИМАНИЕ!!! Нейтринный сканер вышел из строя!

Параллельно с этим перед глазами пробегали многочисленные строчки об изменении характеристик моего Комара:

Навык Сканирование повышен до тридцать шестого уровня!

Навык Сканирование повышен до тридцать седьмого уровня!

Навык Электроника повышен до шестьдесят второго уровня!

Навык Ощущение Опасности повышен до сорок девятого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до шестьдесят седьмого уровня!

Получен семьдесят пятый уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков

Находись я на рыбалке, наиболее близким аналогом произошедшего стало бы то, что клюнувшая особо крупная рыбина сорвала с подставок, сломала и утащила удочку. Что это вообще было??? Помедлив секунду, я всё же не стал включать сигнал общей тревоги, ограничившись вызовом к себе лишь Аюха и Дмитрия Желтова. Но первой на мостик вбежала моя встревоженная вайедда Минн-О:

– Комар, что произошло? Меня вырвало из сна, словно облив ведром холодной воды! Навык Ощущение Опасности подскочил сразу на два пункта!

Оттеснив стоящую прямо в дверях девушку, в рубку управления быстрым шагом вошёл растрёпанный Навигатор Аюх, тоже видимо разбуженный посреди сна. За ним Пилот Звездолёта, а ещё почему-то Улине Тар. Я указал членам команды на экран со строками возникших неполадок и вкратце объяснил причину их появления.

Мохнатый седой Навигатор задумчиво почесал нос когтистой лапой:

– Не пойму, герд Комар, зачем тебе вообще потребовалось проводить сканирование в гиперпрыжке? Тут же в гипере все объекты мелькают настолько быстро, что отклики с них не успевают за идущим со сверхсветовой скоростью звездолётом! Это даже ребёнок знает!

Похоже, мои капитанские качества только что сильно упали в глазах Навигатора. В ответ я лишь неопределённо пожал плечами, затем продублировал этот жест по-гэкхски, выпятив нижнюю губу и закатив глаза. Что я мог сказать в своё оправдание? Что не знал о том, что в полёте сканирование не делают из-за бессмысленности? Но так сработало же!

Поворчав ещё с полминуты, Навигатор сел в своё рабочее кресло и открыл классификатор космических объектов. Аюха, как и всех остальных собравшихся, интересовал раздел «Аномалии». Обнаруженный объект нашёлся в категории «Редкие, неподтверждённые»:

Аномалия класса SA-113/FF: перемещающийся в гиперпространственном слое со сверхсветовой скоростью объект с очень высокой собственной массой, соответствующей планетарным лунам класса 3B и выше. Предсказан гипотетически, расчётный отклик зафиксирован лишь однажды двести одиннадцать тонгов назад в звёздной системе 5С-678/PP исследовательским зондом мелеефатов. Предположительно, соответствует кораблю класса «Суперкэриер» или «Титан». Но поскольку звездолёты сверхтяжёлых классов великие космические расы не строят уже более трёхсот тонгов, а немногие существующие давно стационарны, полученная метка может быть объяснена лишь звёздным кораблём неизвестной расы. ВНИМАНИЕ! Объект крайне негативно отреагировал на обнаружение, уничтожив исследовательский зонд

Ого! Так нам, оказывается, ещё повезло, что контакт с обидчивым пришельцем ограничился лишь выведением из строя нескольких корабельных сканирующих систем. Заменить сгоревшие платы было вполне возможно, насколько я видел в своём капитанском планшете, все нужные запчасти имелись у меня на складе. Каких-то шесть-семь часов работы ремонтных ботов, и все негативные последствия встречи со звёздным странником будут устранены. Вот только меня не оставляло чувство, что эта встреча не случайна, и нужно пытаться узнать больше про загадочный объект, несмотря на его очевидную опасность и нежелание общаться.

Ещё бы! Подобную штуку в последний раз видели более семисот лет назад. Если я смогу обнаружить, что это за загадочный корабль и где базируется, то даже просто координаты базы неизвестной расы смогу продать заинтересованным сторонам очень дорого, сразу решив свои финансовые проблемы. А если удастся самому первому побывать в том месте и набрать уникальных артефактов… Я мысленно одёрнул себя, что негоже делить шкуру неубитого медведя.

– Аюх, есть ли возможность понять, откуда и куда двигался этот объект?

Опытный Навигатор надолго погрузился в расчёты, после чего повернул в мою сторону донельзя удивлённую мохнатую морду:

– Как ни странно, да, капитан! Мы достаточно долго шли рядом близким курсом, насколько вообще можно говорить о направлениях и расстояниях в искривлённом гиперпространстве. Так что у нас есть несколько меток с локаторов, по которым возможно выстроить траекторию. Двигался этот объект к звёздной системе В7­670/МP, это вообще другой рукав галактики, при нашем уровне технологий жизни не хватит туда добраться. А вот стартовал он гораздо ближе, хотя тоже лететь и лететь: два тонга как минимум, не считая времени остановок и зарядки энергией. Скопление Айсар. Гмм. Чем-то та система примечательна, раз даже имеет не номер, а собственное имя.

– Скопление Айсар? Это вообще где? – заинтересовался я, и Аюх услужливо открутил масштаб звёздной карты, указав на точку далеко за территорией мелеефатов вне зоны исследованной части галактики.

Признаться, я ничего не понял. Откуда тогда взялось имя собственное, если звезда находится во многих сотнях парсеков от изученной великими космическими расами территории? По моей просьбе Навигатор открыл подробную справку и зачитал информацию:

Скопление Айсар. Тройная звезда. Оранжевый карлик 3B и два сателлита типа 7D, 11F. Шесть необитаемых планет. Звёздная система получила известность после произошедшего в ней 2,3 тонга назад одного из крупнейших космических сражений* в истории Вселенной. Текущий суверенитет: Рой

*Примечание: информация получена из косвенных источников и требует уточнения

Рой? Что ещё за Рой? И кто с кем сражался в той удалённой звёздной системе? К сожалению, более подробной информации в базе данных не содержалось. Старый Аюх, хоть и всю жизнь проработал Навигатором и прекрасно разбирался в звёздных картах и космических расах, тоже этой информацией не владел.

Получалось, что ничего полезного для себя мы не узнали – точка старта, а тем более конечная точка маршрута загадочного космического странника находились настолько далеко от доступных нам территорий, что воспользоваться полученной информацией и достигнуть тех мест мы не могли. Тем не менее, я попросил Навигатора и всех присутствующих сохранить эти сведения в тайне.

Позаниматься в спокойной обстановке мне так и не дали. Аюх засел за навигаторским пультом, по просьбе Улине Тар высчитывая варианты рискованных, но потенциально весьма прибыльных торговых маршрутов – моя компаньонка всё тешила себя надеждами вернуть нам всем нормальную репутацию и смыть пятно пиратства с нашего корабля. По замыслу Торговки, сразу после завершения войны на Земле нужно будет совершить несколько рейсов, перевозя востребованные грузы в удалённые и оттого не слишком щепетильные по части посетивших их торговцев колонии. Несколько успешных рейсов, и настороженность клиентов сойдёт на нет, а вместе с ней отмоется и дурная слава. Я не вмешивался в беседу уважаемых членов команды и тем более не спорил, хотя что-то мне подсказывало, что с моим непоседливым характером и умением влипать в неприятности отмыться от пятна пиратства будет ой как непросто!


– Выходим из прыжка через девяносто секунд! – сообщил Пилот Звездолёта, в эту минуту сосредоточенный и важный донельзя.

– Подтверждаю, что энергии в накопителях хватает для гиперпрыжка к Земле, – из динамика раздался голос нашего Инженера миелонца Орун Ва-Марта, находящегося сейчас в машинном отделении.

– Что же, Дмитррр тогда и нет смысла стыковаться. Проси сразу у диспетчеров свободную полосу для разгона! Вектор 114:37:22, дальность 4,3 единицы, у меня до сих пор в наладоннике записано, – старый Навигатор ещё с командой грузопассажирского челнока «Шиамиру» не раз летал к Земле с Касти-Утш III и потому ему не было необходимости воспроизводить заново все расчёты.

Это хорошо, что энергии хватало, и можно было сразу отправляться на помощь своим. А то регулярно мотающиеся то под Купол, то снова в игру Имран и Эдуард приносили всё более дурные вести. Нода «Сельва» пала. Более того, Тёмная Фракция сумела основательно закрепиться на этой территории, высадив на антигравах «Сио-Ми-Дори» уже три волны десантников общим числом под полторы тысячи бойцов. Морем на пароме гэкхо в «Сельву» противником была доставлена тяжёлая бронетехника и реактивная артиллерия. Таким образом, Тёмная Фракция сформировала ударный кулак, угрожающий с незащищённого юга всем нашим территориям. Ситуация была критической – я не представлял, где наши директора возьмут достаточно бойцов воевать сразу на два фронта.

Но это были ещё не все плохие новости. Подтвердилась казавшаяся невозможной информация о падении немецкой столичной ноды. Противник захватил остров и уже оттуда антигравами перебрасывал штурмовые группы по всему нашему побережью. Без боя была сдана самая южная нода «Тропики» – полсотни игроков мирных профессий не имели никаких шансов противостоять многократно превосходящим силам противника и по приказу Лозовского отошли на территорию союзной немецкой фракции. При этом все прекрасно понимали, что три сотни игроков фракции H6, пусть даже усиленные кентаврами и нашей полусотней строителей, не имели никаких шансов выстоять в случае серьёзной атаки. Судьба фракции H6 висела буквально на волоске.

Вся надежда оставалась на как можно скорейшее прибытие моего звездолёта. По-хорошему путём предложенных самим генералом Уй-Така переговоров или по-плохому беспощадной орбитальной бомбардировкой, но я намеревался остановить эту кровопролитную войну. Полёт от Касти-Утш III до Земли занимал девять часов. Столько времени моя фракция однозначно продержится, пусть даже возможно ценой потери каких-то территорий. Но вот в способности сильно потрёпанных союзников продержаться девять часов я был вовсе не уверен.

Но вот, наконец, выход из гиперпространства! Местная станция представляла из себя не исполинских размеров веретено, а фактически плоскую металлическую тарелку диаметром километров восемь. Причём у неё имелся не один вход в док, как на пиратской станции Меду-Ро IV, а сразу много по всему периметру, что было весьма удобно. И как же тут оживлённо! Тысячи и тысячи звездолётов, причём все как один миелонского производства.

Я не сразу понял, отчего вдруг напряжённо замолчали Аюх и пришедшая на мостик обычно весьма разговорчивая Улине Тар. Отчего переводчица Айни, приглашённая на случай употребления местными диспетчерами сложных непонятных терминов, сползла с кресла и постаралась по-тихому удалиться. Да и наш Пилот Дмитрий Желтов что-то посерел лицом и неуверенно обернулся на меня в надежде получить объяснения, а возможно и дальнейшие распоряжения. Что не так? А потом до меня дошло: тут среди тысяч кораблей не было ни одного мирного звездолёта! Только боевые фрегаты, линкоры, кэриеры и десантные корабли! Мы случайно нашли миелонский флот!

Посреди этой миелонской армады наш маленький фрегат мелеефатской сборки смотрелся явно попавшим «не в свой район» чужаком. Не один я так рассуждал – приборы показали, что нас действительно активно сканируют и изучают. Ну и пусть, я свободный нейтральный капитан, ничего плохого миелонцам не делал, так что имею полное право находиться тут возле популярной торговой станции. Наконец, монитор просветлел, молодая пушистая миелонка-диспетчер поинтересовалась:

– Свободный капитан герд Комар, какова цель вашего прибытия на Касти-Утш III?

Цель прибытия? Я честно сообщил симпатичной миелонке, что не собираюсь тут задерживаться и даже входить в док. Касти-Утш III – лишь промежуточная точка моего маршрута, и сейчас мне нужен свободный коридор для разгона перед очередным гиперпрыжком.

– Боюсь, этого невозможно, герд Комар, – кошечка на экране хищно оскалилась и прижала ушки, сразу потеряв свою миловидность. – На станции и окрестных территориях временно введён режим боевой операции. Ни один звездолёт не имеет права пользоваться дальней связью и покидать станцию в течение следующих пяти стандартных суток – таков приказ командующей лэнг Кисси-Мяу. Так что добро пожаловать на Касти-Утш III, герд Комар!

Глава третья. Касти-Утш III

Пять суток??? Но это же конец всему! С досады я сорвал с головы пластиково-керамические наушники и с силой швырнул их в стену, вдребезги разнося хрупкую вещь. Однако выбора не было, пришлось подчиняться требованиям диспетчеров и направлять корабль в док. Тем более что нездоровая активность миелонских перехватчиков, на малых радиусах накручивающих виражи вокруг моего фрегата, показывала, что уйти нам бы всё равно не позволили.

Моя помощь в переводе не требовалось – диспетчеры прекрасно говорили на языке гэкхо, и наш Пилот Звездолёта способен был напрямую понимать их команды. Приказав Дмитрию Желтову самостоятельно заниматься всеми маневровыми операциями, я направился в свою каюту. Находился я на взводе, и видимо это чувствовалось, так как при моём движении по коридорам члены команды испуганно вжимались в стены и опускали глаза.

– Тини! – вызвал я своего воспитанника, и через несколько секунд миелонский воришка уже стоял у меня в каюте. – Срочно выходи в реал, связывайся со своей знакомой Великой Проповедницей лэнг Амиру У-Маяу и объясняй ей ситуацию. Мы не можем торчать тут пять суток, нас ждут неотложные дела!

«Котёнок» понятливо кивнул и поспешил выполнять приказ. Но не успела за миелонцем закрыться дверь, как в проёме показалась Валери-Урла. Видимо, случилось что-то важное, раз обычно замкнутая и стеснительная тайликанская девушка сама пришла о чём-то поговорить с капитаном.

Я приглашающим жестом предложил Валери заходить внутрь и занимать большое удобное кресло. Громадное рассчитанное на гэкхо летающее кресло наряду с другой мебелью в свою каюту я заказал на Меду-Ро IV взамен имевшимся мелеефатским верёвочным конструкциям, к которым так и не смог привыкнуть. Мастер Зверей войти согласилась, вот только настояла, чтобы я сперва запер двери, так как разговор предстоял достаточно деликатный.

– Капитан, Денни собирается сбежать с фрегата! – выпалила тайликанка, едва я выполнил её просьбу и запер двери. – И меня агитирует сделать тоже самое! Предлагает вместе выйти на станцию, перенести точки возрождения куда-нибудь в зелёную зону, а затем выйти из игры дней на пять, чтобы вы все успели улететь защищать свою родную планету.

– Но… почему? – новость действительно меня шокировала. Неприятно узнавать, что из твоей команды хотят сбежать. К тому же Денни Марко был единственным в экипаже способным управлять корабельными лазерными турелями. Без него звёздный фрегат терял всю свою смертоносность и мог использоваться в войне против Тёмной Фракции разве в качестве корректировщика огня. – Да и какой смысл в побеге, когда вы подписали контракт на пять полётов?! Вас же ни один капитан не возьмёт к себе, это противозаконно!

Вопрос «почему» Валери проигнорировала, зато на второй ответила очень обстоятельно:

– Денни всё предусмотрел и даже выходил в реальный мир консультироваться с друзьями, специалистами по космическому праву. Он хочет апеллировать трудовой комиссии, что при подписании не знал всех условий контракта. Мол, рассчитывал получить работу Телохранителем по игровой профессии, как обычно. Вместо этого корабль оказался пиратским, а его самого собирались использовать в качестве Бортового Стрелка для геноцида и уничтожения из космоса представителей его человеческой расы. В подобных случаях трудовая комиссия обычно аннулирует контракт, тем более что аванс за будущие вылеты заранее не был выплачен.

Понятно… Вот только мне-то что делать в данной ситуации? Можно, конечно, запретить потенциальному беглецу покидать корабль и у шлюза поставить охранников. Можно даже запереть Денни в каюте на несколько дней без права выхода. Вот только потом в реальном сражении на орбите Земли обиженный стрелок будет всё время «почему-то не попадать», вымещая таким образом злость на деспота-капитана. Да и зачем мне боец, которого нужно заставлять сражаться? Нет, одними лишь давлением и угрозами тут было не справиться. К тому же, прежде чем предпринимать какие-то меры, я хотел выяснить позицию спутницы Денни:

– Твои тюремщики тоже наверняка требуют от тебя остаться на станции? Всё-таки Тайлакс – член своры мелеефатов, и им интересно контролировать вражеский флот.

Валери-Урла смутилась, явно поднятая тема шпионажа ей была не слишком приятна, но потом девушка всё же ответила:

– Как ни странно, нет. Я сама удивилась, но приказ не менялся, и от меня по-прежнему требуют находиться рядом со Слышащим. В этом-то и проблема: Денни не хочет отпускать меня и настойчиво требует сойти с фрегата вместе с ним. Мы вместе уже много лет, и я привыкла к такому напарнику. Он временами бывает груб и даже невыносим, иногда излишне ревнив, но в целом он надёжный и правильный. Мне бы не хотелось оставлять его одного тут на станции.

О как! Я наконец-то определился с линией поведения. Раз Валери желает лететь со мной, то уговорить её спутника будет не так уж сложно:

– Передай Денни, что он серьёзно ошибается. Возможно, на станции гэкхо или мелеефатов его план побега мог бы и сработать, но только не здесь у миелонцев. Видишь ли, я лично знаком с Великой Проповедницей миелонской расы и даже оказал ей кое-какую услугу. Да что я тебе рассказываю?! Ты же присутствовала на Меду-Ро IV, когда меня сперва арестовали по обвинению в убийстве лэнг Амиру У-Маяу, а затем признали невиновным и отпустили! Кроме того я хорошо знаю лидеров нескольких влиятельных прайдов, показал себя надёжным партнёром и заслужил их доверие. И потому среди миелонцев я обладаю достаточной Известностью и Авторитетом. Члены трудовой комиссии засомневаются в рассказанной Денни версии об обмане с моей стороны. Будет назначена проверка Ищущими Правду, а это крайне неприятная процедура. Ложь вскроется, Денни будет арестован. К тому же тебя тоже проверят, и неизбежно всплывёт факт шпионажа в пользу противника. А оно тебе надо, Валери?

Навык Псионика повышен до семьдесят четвёртого уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до пятьдесят шестого уровня!

Выскочившие сообщения подтвердили, что мне удалось быть убедительным, и доводы подействовали. Вот только моя собеседница вдруг напряглась, прислонила пальцы левой руки ко лбу и недовольно нахмурилась:

 – Герд Комар, мог бы и без использования магии всё это сказать. Не люблю, когда мной пытаются манипулировать! У тебя не получается копаться в мозгах незаметно, к тому же в псионике я гораздо опытнее и сильнее! С твоей стороны атаковать меня было слишком самонадеянным поступком!

Под конец этой фразы Мастер Зверей настолько распалилась, что фактически перешла на крик. Тайликанская девушка явно обиделась. Сейчас она просто не стала бы слушать мои оправдания, что всё произошло непроизвольно. Валери сжала правой рукой висящий у неё на шее зелёный каменный кулон, глубоко вздохнула и решительно посмотрела прямо мне в глаза. Похоже, мне был брошен вызов.

Я не стал отворачивать голову, и наши взгляды встретились. Я видел в огромных карих глазах тайликанки отражение синего сияния собственных глаз. Возникло напряжение, словно я с трудом продавливался сквозь упругую резину, мысли стали тягучими и несформированными в какие-то осмысленными образы. И вдруг у меня в голове послышались чёткие хорошо читаемые слова:

«Почему так трудно? Я же превосхожу Комара на двадцать три уровня, у меня больше и маны, и очков выносливости, да и опыта в ментальных поединках. Неужели Комар носит какой-то блокирующий мысли артефакт? Нет, я бы почувствовала. Нужно просто продолжать давить и не разрывать зрительный контакт. Но какие же у него красивые глаза! Синий сверкающий лёд. Никогда таких не встречала. В них погружаешься, как в горное озеро. Хочется плыть и плыть в этой синеве, позабыв обо всём на свете. Это просто блаженство! Интересно, Минн-О единственная жена Комара? Слышала из разговоров команды, что она «младшая». Значит, где-то есть и «старшая»? Наверняка есть. Жаль, если так. Интересный он парень. В игре совсем недавно, а уже герд с собственным звездолётом, да ещё и знаком с могущественными миелонцами. К тому же говорят, что Комар единственный игрок класса Слышащий. Понятно, почему Денни так психует и злится, так хочет поскорее сбежать со звездолёта. Ревнует. Понимает, что на фоне блистательного герд Комара сам он смотрится очень блекло. Так, что происходит? Мана кончается! Но как?! Почему?! Нужно срочно отводить взгляд!!! Иначе я открою Комару свои мысли! Что такое??? Он меня не отпускает!»

На меня накатила волна самой настоящей паники – не знаю уж как, но я не позволял Валери разорвать ментальный контакт. Девушка в отчаянии предпринимала попытки отвернуться или закрыть веки, но у неё это не получалось. Наконец, в голове сформировалась чёткая мысль:

«Комар, знаю ты меня слышишь. Признаю, что проиграла в поединке. Отпусти меня, пожалуйста!»

С огромным трудом я отвернул голову, разрывая зрительный контакт. Руки дрожали, с носа капала кровь, мне даже пришлось облокотиться о стену, чтобы не упасть. Мана ушла в ноль, последние мгновения ментального поединка вместо Очков Магии я тратил Очки Выносливости. Тем не менее, я победил!!! А вот и строки заслуженной награды:

Навык Псионика повышен до семьдесят пятого уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до пятьдесят седьмого уровня!

Авторитет повышен до 51!

Валери-Урла, красная словно варёный рак, сидела в летающем кресле, от смущения закрыв лицо руками:

– Герд Комар… Прости. О Боги, как мне стыдно! С какого хоть момента ты смог меня читать?

– Что-то нечёткое вроде «Денни ревнует», затем «смотрится блекло» и дальше уже хорошо читающиеся мысли про кончающуюся ману, – соврал я, не собираясь ещё сильнее смущать девушку и выдавать своих истинных сил.

Мастер Зверей вздохнула заметно свободнее и даже вымученно улыбнулась:

– Что же, будет мне уроком на будущее. Хорошо, герд капитан, я поговорю с Денни Марко. Обещаю, он никуда не сбежит и останется на фрегате до конца контракта. Как и я сама.

Темноволосая гибкая девушка с роскошными угольно-чёрными волосами, заплетёнными в косу до пояса, спрыгнула с кресла и направилась на выход. Тем более что снаружи в дверь уже достаточно давно скреблась Сестрёнка, прося впустить её. Уже в дверях Мастер Зверей остановилась и обернулась:

– Капитан, я обязательно потребую реванша. Когда наберусь сил и посчитаю себя готовой. Для меня это важно. Ведь я – гордая Великая Охотница, – Валери указала на три вытатуированные волнистые линии у себя на щеке, – и по традициям моего народа меня нельзя ни украсть, ни купить, ни взять силой. Я не подчиняюсь никому: ни вождям, ни шаманам, ни мудрецам, ни богачам. Кроме того единственного, кого посчитаю достойным. Может, это ты, капитан?

И наоборот, едва за девушкой закрылась дверь, как ко мне в каюту влетел вернувшийся в игру «котёнок» Тини:

– Мастер, мне не удалось выполнить ваше поручение. Живое воплощение Великой Первой Самки лэнг Амиру У-Маяу отказалась отменять приказ равной ей по могуществу и власти командующей лэнг Кисси-Мяу. Она сказала: «Моя подруга Кисси где-то на станции, с ней и разбирайтесь».

Миелонский подросток был сильно подавлен тем, что провалил столь важное задание. Я подошёл к Тини и, желая успокоить воспитанника, ласково потрепал его по взъерошенному загривку и прижатым к голове ушкам:

– Не переживай. Почему-то я заранее был уверен, что без посещения станции не обойтись. Что ж, придётся действительно искать вашу великую командующую на этой огромной станции, кишащей миелонскими военными. Собери экипаж в холле. Я поговорю с членами команды и отберу тех, кто пойдёт со мной.


Четырнадцатый шлюз, стояночное место 567, едва не в самом центре громадной дискообразной станции. Целый час до невозможности медленным черепашьим темпом гравитационные захваты тащили звездолёт по кажущемуся бесконечному четырёхкилометровому коридору, прежде чем неторопливо развернули и буквально по сантиметру осторожно стали вводить в крохотный ангар, похоже предназначенный для звездолётов несколько меньшего класса. Настолько всё было «на грани», что я даже переживал, как бы моему модульному фрегату «Толили-Ух X» не поцарапали обшивку или даже не сломали короткие стреловидные крылья. Даже интересовался у мудрого Аюха, кто будет оплачивать ремонт в таком случае.

Обошлось. Вот только когда я вышел из корабля оценить результаты парковки, то всё же не удержался от бранного слова – заострённый носовой обтекатель фрегата от шершавой стены отделял хорошо если один сантиметр. Да и по бокам зазоры от кончиков крыльев-стабилизаторов до стен ангара составляли всего сантиметров пятнадцать-двадцать. Миллиметровщики, блин…

Тем не менее нужно признать, что нам очень повезло в том, что диспетчеры станции Касти-Утш III вообще нашли для нашего фрегата свободный ангар при том страшном дефиците мест из-за прибывшего к станции огромного миелонского флота. Иначе пришлось бы нам пять дней неподвижно болтаться в космосе без права включать двигатели и пользоваться системами связи. Подозреваю, что несколько другие пропорции миелонских кораблей – более узких и вытянутых в сравнении с треугольными мелеефатскими – не позволили поместить никого из них в этот небольшой ангар, и место осталось за нами.

Я вошел в кают-компанию, где уже собрался весь «отряд Комара». На меня смотрели напряжённые лица и морды, все в экипаже понимали серьёзность ситуации. Мы действительно не скрывали от представителей других рас, что война на Земле складывается крайне неблагоприятно для нашей фракции. Вернувшийся только что из-под Купола Имран принёс тревожную весть о падении оставленной защитниками ноды «Тропики». Тёмная Фракция развивала наступление на юг, подминая всё новые территории, форсировала без задержек заболоченный лес двух прибрежных нод и уже вышла на границу с немецкой фракцией Human-6. Хотя это наступление было вполне ожидаемым и даже неизбежным, ни у моей фракции, ни у фракции H6, не хватало сил предотвратить его и как-либо повлиять на ситуацию.

Нельзя сказать, что фракция H3 сидела сложа руки и ждала конца. Нет, попытки контратак предпринимались регулярно, вот только успеха пока что не имели. Захлебнулась в крови имевшаяся попытка контратаки из Столичной ноды в сторону «Кладбища» с целью прощупать оборону врага и не дать ему свободно распоряжаться резервами. Противник как будто заранее знал об этой атаке, бойцы «Первого Легиона» попали под плотный перекрёстный огонь и фактически в полном составе отправились на перерождение.

Имран также сообщил о тяжёлых боях на стыке нод «Плато Кентавров» и «Сельва», вот только из его слов я не понял, кто там атаковал – мои союзники или Тёмная Фракция. Хотя Имран рассказывал о переброске и успешном применении на том участке фронта реактивных систем залпового огня, так что скорее всего в прорыв шли именно бойцы моей фракции. Мой дагестанский друг сообщил, что там же на южном участке фронта был сбит один из вражеских антигравов «Сио-Ми-Дори». Прошла также странная информация, что глава нашей фракции герд Иван Лозовский, едва успев вернуться из Москвы и войти в игру, передал руководство обороной своим заместителям, сам же на одном «Пересвете» с группой доверенных бойцов «Первого Легиона» отбыл на пароме гэкхо куда-то в неизвестном направлении.

В общем, война разгоралась всё активнее. Моя фракция сопротивлялась изо всех сил, вот только на все участки обороны этих сил не хватало.

– Капитан, я поговорила с другими членами команды, и вот что хочу предложить… – Улине Тар вышла вперёд, привлекая моё внимание. – Пока ещё остаётся время тебе, Имррру, Дмитррру и Эдуаррру сменить фракцию. Обратитесь здесь на станции Касти-Утш III к посредникам, предоставляющим такие услуги. Да, обойдётся дорого, где-то тысяч по пять крипто выйдет с каждого, но такие деньги у вас имеются. Если же денег не хватит, я одолжу свои. И через пять дней просто выйдете из вирткапсулы в реальном мире на миелонской станции.

– Да, капитан. Зачем вам рисковать своими жизнями? – поддержал мою компаньонку Ваша Тушихх.

Видя недовольство на моём лице, вперёд вышел Аван Той.

– Не серчай, капитан, это была моя идея. Никто не говорит о бегстве, а тем более измене и предательстве. Через пять дней, как военное положение тут на Касти-Утш III будет снято, ты отправишься на войну и поможешь своей фрации. И даже сможешь обратно вернуться к своим друзьям, если лэнг фракции даст на это согласие. Мы же предлагаем просто страховку на тот случай, если всё сложится неудачно.

Вроде всё в предложении моих друзей подстраховаться и временно сменить фракцию звучало логично. Вот только это было… как-то неправильно, что ли… и моя душа категорически не принимала такого выбора.

– Друзья, спасибо за заботу обо мне, но вынужден всё же отказаться. И не только потому, что формально принадлежащий миелонской фракции фрегат могут потом не пропустить на исключительную территорию гэкхо. Дело в другом. Я ведь не просто ваш капитан, но ещё и известный статусный игрок своей фракции. Мои союзники по фракции героически бьются сейчас с сильным и коварным противником. Да, они отступают, но цепляются за каждый камень, за каждый метр территории. Они ждут поддержки из космоса, надеются на меня. А если вместо долгожданной помощи пройдёт информация, что герд Комар и члены его команды сбежали из фракции… – я с сомнением покачал головой. – Какими бы благими помыслами ни был вызван такой шаг, он будет воспринят слишком негативно и станет серьёзным ударом по морали бойцов. Поэтому я остаюсь до конца со своими союзниками по фракции и готов разделить с ними одну судьбу!

Авторитет повышен до 52!

Сейчас, когда я ответил команде, нужно было возвращаться к основной задаче: как-то отыскать на этой огромной станции командующую миелонским флотом и добиться аудиенции с ней. Вроде лэнг Кисси-Мяу не иголка в стоге сена, чтобы её было трудно найти, но вот как раз иголку я бы легко обнаружил с моими-то способностями к Сканированию! Тут же на станции Касти-Утш III два технических яруса, доки и два жилых этажа. Двести пятьдесят квадратных километров коридоров и помещений! Это территория по площади в два раза больше Парижа! Причём сейчас на станции тысячи и тысячи миелонских солдат, что создавало свои особые трудности. Айни уже предупредила меня, что дурное пристрастие к поединкам, которое среди миелонцев я впервые увидел на пиратской станции Меду-Ро IV, особенно распространено в среде военных.

Значит, делаем несколько парадоксальный вывод: хочешь пройти через заполонивших станцию миелонских военных, не бери с собой никого из бойцов. С собой нужно брать только тех, сражаться с кем миелонские задиристые «коты» посчитают неинтересным или неправильным. Хотя бы, как пример, Аюха или Аван Тоя. А что, неплохая мысль! Старый Навигатор и тучный Суперкарго не раз бывали на этой станции, знали её устройство и могли помочь своими советами. К тому же оба гэкхо не должны были вызывать никакого интереса у молодых бойцов, ищущих острых ощущений, славы и почётных трофеев в сражениях с сильными противниками.

Кто у меня ещё в экипаже из небоевых персонажей? Торговка Улине Тар просила её не трогать – моя компаньонка нашла попутный груз до Земли и вела непростые переговоры по поводу доставки. Герд Айни по понятной причине тоже отпадала – фанатично настроенные миелонцы убивали мою Переводчицу и безо всякого формального повода просто из-за личной неприязни, а уж тут на кишащей вспыльчивыми вояками станции Касти-Утш III сохранить миелонскую девушку живой было весьма непростой задачей. Тини? Да, он маленький, и на поединок «котёнка» никто не вызовет, к тому же мой воспитанник немного знаком с командующей лэнг Кисси-Мяу, что могло помочь.

Ну и ещё… – я пробежался взглядом по остальным членам экипажа, выбирая между Орун Ва-Мартом, Валери и Минн-О Ла-Фин. Инженеру всегда есть чем заняться на корабле, так что пусть Орун Ва-Март работает. Валери Урла? Я бы взял Мастера Зверей с собой, вот только помнил недавний разговор по поводу Денни и предпочёл оставить девушку на фрегате, чтобы она могла объясниться со своим спутником. Решено, пойдёт моя «походная супруга». Хотя Минн-О и придётся переодеть в цивильное платье – иначе, боюсь, высокую и ловкую девушку-картографа, весьма эффектно и грозно смотрящуюся в бронескафандре, задиристые миелонцы посчитают достаточно достойным противником для вызова на поединок.

О том, что сам Комар представляет из себя интересный и весьма ценный трофей, я предпочёл сейчас не думать. В конце концов, волков бояться в лес не ходить! А если страшишься всевозможных неприятностей, то в космос лучше вообще не соваться.

Глава четвёртая. Нестабильный аналитик

Контроль прошли без малейших затруднений. Документы у меня и моих спутников были в порядке, модульный фрегат «Толили-Ух X» в конфигурации «дальний рейдер» уже числился в галактической базе звездолётов и был зарегистрирован за Свободным Капитаном герд Комаром. Мой пиратский статус второго уровня никаких вопросов и сложностей не вызвал, так что сидевший за стойкой регистрации миелонец пожелал нам счастливого пребывания на Касти-Утш III и открыл прозрачные ворота, пропуская внутрь станции. Короткий коридор, все стены, потолок и даже пол которого были оклеены рекламой самых причудливых оказываемых на станции услуг, всевозможных гостиниц, магазинов, ресторанов и…

Навык Картография повышен до пятьдесят восьмого уровня!

Навык Сканирование повышен до тридцать восьмого уровня!

Вот чего мне так не хватало! Новые территории, новые отрисовывающиеся за счёт собственных навыков карты и отметки от применения сканирования. При таком обилии существ, предметов, коридоров и помещений станция Касти-Утш III была просто раем для Картографов, Разведчиков, Изыскателей. Минн-О с довольной улыбкой посмотрела на меня – мол, заметил ли супруг получение ею очередного, семьдесят первого уровня? Да, заметил.

Я вообще много что заметил в том потоке информации, что обрушился на меня после проведённого сканирования. Радиус сканирования при моих текущих навыках составлял всего метров сорок, но сколько всего уместилось в этом шаре! Группа воров-карманников в ближайшей полутёмной нише стены. Скрытая система наблюдения по всему огромному коридору. Какая-то закусочная или кафе этажом выше. Стоящий в доке грузовик-контейнеровоз типа «Онури-Но V» за ближайшей стеной. Некто странный, бесшумно крадущийся за нами шагах в тридцати позади и моментально шмыгнувший за угол, едва Тини повернул голову в его сторону. Единственный Слышащий в этой игре едва не утонул в том океане информации, который хлынул на него на Касти-Утш III. Кое-как вычленив из всего потока самое ценное и важное, я остановился и отдал распоряжения спутникам:

– Тини, поговори с ребятами твоей профессии, что прячутся вон в той дыре, – я указал котёнку на затемнённую нишу. – Скажи им, что герд Комар очень не любит, когда у него или его спутников что-то крадут. Скажи, капитан обычно предпочитает стрелять на опережение и потом откупаться от стражей, чем разыскивать по огромной станции сбежавших с вещами воришек. Ты же, Минн-О, тихо пройди назад и вытащи на свет того джарга, что крадётся за нами. Он пятьдесят второго уровня, ты справишься.

– Джарг? – одновременно встрепенулись Аюх и Аван-Той. – Осторожнее, человек, не испугай его! У джаргов способность в случае опасности взрываться, разлетаясь на сотни покрытых нейротоксином острых чешуек и оставляя вместо себя облако ядовитого газа. Из-за этой особенности джаргам запрещён вход на большинство космических станций.

О как! Я впервые слышал о таком странном свойстве живых существ и попросил всезнающих гэкхо рассказать подробнее об этой удивительной расе. Минн-О тоже остановилась, слушая и не спеша пока что выполнять данное ей поручение. Аюх с готовностью поделился всем, что слышал о джаргах:

– Мирная раса, которую гэкхо самой первой обнаружили в космосе ещё тонгов четыреста назад, джарги затем стали первыми вассалами гэкхо в игре, искажающей реальность. Их цивилизация в момент обнаружения находилась на докосмической стадии развития, такой она остаётся и по сей день. Джарги не рвутся в космос, хотя всеми необходимыми для этого технологиями обладают. Не стремятся к экспансии, вместо этого кропотливо занимаются терраформированием своей родной болотистой планеты. В истории джаргов не было войн, нет у них в игре и бойцов в привычном смысле: Гранатомётчиков, Стрелков, Штурмовиков и прочих. В случае опасности врага пытаются уничтожить волной смертников, причём взрываться способны все джарги от мала до велика. Какова численность их народа, никто в галактике точно не знает. Не знаем даже мы гэкхо, их сюзерены. Может, несколько миллионов, может миллиард, а возможно и целый триллион скрывается в бесчисленных подводных городах.

– Как так? – не поверил я собственным ушам. – Неужели гэкхо даже приблизительно не знают, что происходит на подконтрольной им территории?!

– Свою родную планету джарги закрыли энергетическим экраном, а также активно препятствуют любому сканированию. Никого из пришлых к себе не пускают, а потому трудно понять, что на самом деле у них происходит. Лишь одному-единственному дипломату гэкхо разрешено находиться на планете, да и тому запрещено покидать территорию подводного посольства.

– А вот сами джарги активно путешествуют по всей галактике и нанимаются к разным великим и не очень расам, – дополнил Суперкарго рассказ Навигатора. – Считается, что джарги приносят удачу, поэтому их охотно берут на корабли, хоть и стараются держать отдельно от остальной команды. Их раса славится отличными Стратегами, Философами, Физиками, Инженерами, Конструкторами. Услуги таких специалистов стоят дорого, но даже мелеефаты нанимают представителей этой расы, несмотря на всю свою подозрительность и недоверчивость, а это говорит о многом.

Всё в рассказе гэкхо было интересным, хотя и не объясняло, с какой целью за нами крадётся представитель расы джаргов. Я посмотрел на Минн-О, уже доставшую лазерный пистолет и сейчас регулирующую энергию выстрела, скептически покачал головой и решил пойти вместе со своей вайедда. И хотя тоже вооружился, взяв в руку Парализатор, что-то мне подсказывало, что удастся обойтись без стрельбы.

Уии-Оее-Аыы-Ыяё. Джарг. Аналитик 52-го уровня

Странное существо, аналога которому так слёту было и не подобрать, сидело в вентиляционной нише и таращилось на нас сразу десятком мутных белёсых глаз без зрачков. Был джарг мне по пояс и напоминал не то покрытую треугольной чешуёй лягушку с двумя парами задних лап и двумя парами передних с присосками вместо пальцев, не то грушеобразного сидящего вертикально броненосца с лишними конечностями и странной бесформенной многоглазой головой. Меня и Минн-О Ла-Фин Аналитик совершенно не испугался и сразу же вылез навстречу, словно специально ждал нашего появления. Вот только в издаваемом им странном бульканье я не вычленил ни одного знакомого слова.

– Извини, не понимаю. Ты говоришь по-миелонски?

Поскольку существо не ответило, я поинтересовался знанием им языка гэкхо. Снова молчание. Хотел было звать на помощь Аюха, чтобы выучивший полсотни слов на языке мелеефатов Навигатор попытался применить эти скромные знания, но не потребовалось – многоглазый Аналитик верхней парой конечностей достал из своего инвентаря универсальный переводчик, повесил себе на грудь и снова забулькал:

– Хороший. Рад видеть. Ты. И ты. Предлагай сделка.

Мы с Минн-О переглянулись, и оба одновременно убрали оружие в кобуру. А ещё в этот момент я обратил внимание, что камера видеонаблюдения в этом месте была разбита. Явно случайностью это не являлось.

– Сделка? Что за сделка? – поинтересовалась моя спутница у джарга, вот только инопланетянин проигнорировал слова девушки и продолжил сидеть, молча надувая свои щёки. Пришлось мне повторить вопрос.

Успешная проверка на Известность

– Говорить ты. Старший человек. Один. Картограф уходить. Ты знать. Не ты не знать.

Нетрудно было понять, что джарг предлагает поговорить наедине и сообщает, что слышал о человеке по имени Комар. Вот только подобное недоверие обидело бы мою младшую супругу, а я сейчас из кожи вон лез, стараясь поскорее вернуть Минн-О к нормальной жизни после всех случившихся с девушкой потрясений. А потому я решил заступиться за Минн-О Ла-Фин:

– Она моя супруга, я доверяю ей. Говори, что за сделку ты предлагаешь?

Джарг долго молчал. С минуту где-то, если не больше. Наконец, перед глазами прошло сообщение об успешной проверке на Авторитет, после чего странное существо высказало суть своего предложения:

– Я думать. Ты искать Кисси. Сложно. Не находить. Площадь много. Секрет. Я подсказать где. Ты брать посылка. Передать Кисси. Я сам нельзя. Джарг не пускать. Хвостатая военщина.

Эээ… Насколько я понял, этот Аналитик с совершенно невыговариваемым именем каким-то образом прознал или догадался, что я разыскиваю прославленную командующую миелонским флотом. Джарг меня уверял, что без его помощи лэнг Кисси-Мяу на огромной станции Касти-Утш III не отыскать, поскольку местонахождение командующей является большим секретом, и никто из миелонцев мне не станет помогать. Но он каким-то образом знает, где найти Кисси, и подскажет, если я соглашусь отнести для командующей флотом некую посылку. Посылку, которую сам он доставить не может, потому как джаргов на станцию не пускают. К тому же тут сейчас «хвостатая военщина». Видимо, подразумевалось большое число находящихся на станции миелонских военных, которые ни за что не подпустили бы опасного взрывающегося джарга к своей прославленной воительнице.

Что ответить на такое предложение? Не находись я в жутком цейтноте, послал бы джарга куда подальше – истории с Великой Проповедницей миелонской расы мне вполне хватило, чтобы научиться осторожности и не лезть в непонятные политические игры. В том же, что затевается нечто тайное и возможно с громкими последствиями, я нисколько не сомневался – иначе какой смысл джаргу так осторожничать и придумывать странные схемы доставки, если можно просто отправить посылку обычной почтовой службой? Нет, ему нужно, чтобы отправление было передано из рук в руки, причём игроком, которого лэнг Кисси Мяу знает и подпустит к себе. От всего этого за версту разило неприятностями. Вон, даже строки пробежавшего перед глазами сообщения это подтверждали:

Навык Ощущение Опасности повышен до пятидесятого уровня!

 Вот только, к сожалению, джарг всё просчитал верно – мне действительно критически важно было как можно скорее встретиться с лэнг Кисси Мяу и получить у неё разрешение на вылет к Земле. Другого же способа сделать это быстро, кроме как принять предложение этого странного шипастого броненосца, я придумать не мог. В общем, тяжело вздохнув, я дал своё согласие. Собеседник сразу воодушевился и забулькал:

– Контракт. Доверие. Второй этаж. Сектор 8-13. Бар «Сияние Сверхновой». Через четверть умми. Вот посылка.

С этими словами джарг протянул мне тяжёлый, судя по всему, и отполированный до блеска чёрный камень очень правильной дискообразной формы. Вручив булыжник, Аналитик принялся пятиться задом, с трудом втискивая своё тело в достаточно узкую вентиляционную шахту. Полминуты, и моего собеседника уже не было видно. А ещё секунд через двадцать глубоко внутри трубы что-то громко и глухо бухнуло, сообщив этим, что посыльный самоликвидировался. Мда… Не привык я к таким фокусам.

Во все глаза я принялся рассматривать странную посылку. Большой и гладкий чёрный камень, килограммов пяти массой, на нём были видны более светлые прожилки, а местами даже прозрачные микроскопические вкрапления. Предмет даже определялся именно как камень, а не что-то другое:

Обработанный камень. Эгирин с включениями авгита

Навык Минералогия повышен до пятьдесят первого уровня!

Навык Минералогия повышен до пятьдесят второго уровня!

Весьма распространённый на Земле минерал, по химическому составу самый обычный силикат железа и натрия. В зависимости от пропорций этих металлов, а также других включений, цвет эгирина мог варьироваться от чёрного до тёмно-зелёного или бурого. Единственным интересным свойством эгирина, насколько я помнил университетский курс минералогии, было образование красивых вытянутых кристаллов. А так, ни эгирин, ни авгит не относились даже к полудрагоценным камням и вообще редко использовались для изготовления каких-либо поделок. Подозреваю, что и в остальной галактике редкостью этот минерал не являлся. Значит, ценность была вовсе не в материале.

Может, важен цвет? Или эти прожилки на обработанном камне образуют какой-то осмысленный рисунок, который знающий миелонец сможет разобрать? Как раз подошёл общавшийся с ворами Тини, и я поинтересовался у своего воспитанника, нет ли у его расы каких-либо связанных с чёрными камнями поверий? Может, вручение такого подарка смертельно обидит командующую миелонским флотом? Или совсем наоборот даст знак, что посланнику можно доверять?

«Котёнок» задумался, смешно почесал нос и честно ответил, что ни о чём таком не слышал. Зато он похвалился другим подарком – специальной машинкой для нанесения цветных татуировок прямо по шерсти без необходимости предварительно выбривать участок кожи.

– Местные воры подарили мне в знак уважения! А ещё было обещано, что ни один вор на Касти-Утш III не тронет ни самого капитана герд Комара, ни других членов его команды.

Авторитет повышен до 53!

Я поблагодарил воспитанника за хорошо проделанную работу, хотя авторитет среди местных воров интересовал меня сейчас в последнюю очередь. Гораздо важнее было разобраться в сути вручённого мне камня. Едва дождавшись перезагрузки навыка Сканирование, когда пиктограмма в виде расходящихся колец сменила цвет с серого на зелёный, я сразу же активировал её.

Навык Сканирование повышен до тридцать девятого уровня!

Навык Электроника повышен до шестьдесят третьего уровня!

Вот оно что! Как я и подозревал, отполированный камень являлся лишь футляром, а всё самое интересное находилось внутри. Какие-то микроскопические электронные платы, источник питания, расположенные по всей внутренней поверхности корпуса тензометры – детекторы деформации и напряжения, большой гранёный кристалл едва не в половину объёма всего камня. Всё же остальное пространство было заполнено… взрывчаткой! По сути, я держал в руках мощную бомбу, которая неминуемо взорвётся при неаккуратной попытке вскрытия. Нет, я совершенно точно не собирался приносить ЭТО к лэнг Кисси Мяу!

Вытерев со лба проступивший пот, а также попросив своих спутников помолчать и не мешать своими комментариями, я задумался. Скорее всего, интерес в посылке представлял сам кристалл, такие обычно используют в качестве носителей информации. Но лучше я рискну и сам вскрою футляр, вытащу носитель и доставлю только его командующей, чем стану виновником гибели прославленного адмирала миелонской расы в случае подрыва этой мощной бомбы. Такого Комару миелонцы ни за что не простят!

Тем более, что я вполне видел, как открывается посылка – на мини-карте на увеличенном изображении отчётливо просматривался шов с резьбой, косо идущий внутри камня. Его невозможно было увидеть на гладкой поверхности камня, но на сканированном снимке шов был различим. По сути, две половинки футляра возможно было раскрутить и разъединить, вот только делать это требовалось крайне осторожно, чтобы давление на камень проявлялось только в нужном направлении, и не сработал ни один из детекторов напряжения. Альтернативный способ – отключить все датчики с помощью умения Управление Механизмами – я даже не стал рассматривать всерьёз, так как этих датчиков было слишком много.

 Пока решимость не прошла, я сменил кольца на Интеллект кольцами на +1 к Восприятию и отстегнул бронированные перчатки Энергетической брони Слышащего, чтобы голыми пальцами лучше ощущать камень. Затем попросил своих спутников отойти за угол коридора, чтобы их не зацепило вполне возможным взрывом. Послушались все, за исключением Минн-О – моя вайедда демонстративно уселась на пол, скрестив по-турецки ноги, и отказалась куда-либо уходить:

– Ты мой муж, и я как походная супруга имею право разделить с тобой одну судьбу!

Спорить я не стал, совершенно не до того было. Раз супруга хочет остаться – пускай остаётся, заодно пусть фонарик подержит для лучшего освещения. Несколько раз сверив отсканированную картинку с реальным камнем и буквально по миллиметру корректируя положение пальцев, я предупредил Минн-О:

– Недостаточно чётко вижу резьбу на снимке, шаг у неё мелкий, легко ошибиться. Так что шанс пятьдесят процентов, что взлетим сейчас на воздух. Давай решай – по часовой стрелке будем открывать или против?

– Что? Комар, извини, я не поняла вопроса!

Я запоздало сообразил, что привычных нам механических часов в магократическом мире моей супруги вполне возможно никогда и не существовало, а потому такие термины как «по часовой» или «против часовой» Минн-О незнакомы. Неважно. Я уже принял решение и повернул против часовой.

Навык Электроника повышен до шестьдесят четвёртого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до шестьдесят восьмого уровня!

Получен семьдесят шестой уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков (суммарно накоплено шесть очков)

Повезло! Отметив между делом, что с учётом шести свободных очков навык Электроника уже вполне достаточен для использования кольцеообразного Транслятора связи с Пирамидой, я осторожно принялся раскручивать половинки камня. Первый оборот, второй. Так, ещё чуть-чуть. Открыл! Я не удержался от разочарованного возгласа, когда обнаружил, что нужный мне кристалл-накопитель настолько густо оплетён сетью тонких проводков, что вынуть его, не порвав идущие к взрывчатке контакты, не представлялось возможным. Что же делать?

– Аюх! – я подозвал осторожно выглянувшего из-за угла Навигатора. – Посмотри, возможно ли скопировать информацию с этого кристалла? Только осторожно, не взорви тут всё!

Мохнатый гэкхо, потянувший было свои громадные лапы к опасной посылке, тут же резко отдёрнул конечности и принялся рассматривать вещь издалека. Затем повернул ко мне удивлённую морду:

– Капитан, никогда вживую не видел настолько огромных накопителей, только читал об их существовании. Считать-то с кристалла можно, вон контактная грань как раз свободна. Вот только не уверен, что даже собрав все находящиеся на нашем фрегате накопители, нам хватит их объёма для копирования содержимого этого кристалла. Тут же на йоттабайт информации как минимум! Разве что в главный компьютер корабля временно загнать этот массив, пока мы найдём другой сменный носитель…

– Да, Аюх, именно так и поступим! Я сам донесу до звездолёта эту опасную вещь и подключу, ты подскажешь куда и как. А Улине поищет на местном рынке аналог такому накопителю, только уже без взрывчатки и проводов. Возвращаемся на корабль!

Время поджимало, и сомнения в нашей ситуации были излишней роскошью. Я не стал тащить эту взрывоопасную вещь в руках и сразу убрал в инвентарь – насколько понимал игровые правила, теперь колебания и тряска при ходьбе не должны были инициировать взрыв. По крайней мере, я очень на это надеялся.


– Уже возвращаетесь? Неужели военные стали приставать к гостям станции и вызывать их на поединок? – дежуривший на посту сотрудник регистрационной службы встретил наше появление ехидным замечанием.

Чувствуя откровенную насмешку в голосе миелонца, я хотел было сперва обидеться и начать горячо опровергать предположение дежурного, но резко передумал. Собственно, почему бы и нет? Пусть так считает! Отличное объяснение нашему поспешному возвращению!

– Решили получше подготовиться и хотя бы взять с собой оружие, – добавил я к быстро сочинённой истории про встреченных задиристых вояк, а затем сменил тему. – Когда мы уже возвращались обратно, в коридоре справа за стеной что-то очень громко не то взорвалось, не то упало. Хотел сообщить об этом инциденте и заодно узнать, всё ли у вас на станции в порядке?

Навык Псионика повышен до семьдесят шестого уровня!

Навык Мистицизм повышен до двадцать пятого уровня!

Эх, не хотел я использовать магию, само по себе вышло. Диспетчер наморщил усатый нос, прижал к голове ушки и на пару секунд закрыл глаза, что у его расы означало смущение и неуверенность. Наконец, миелонец всё же признался:

– Да тут один джарг всё никак не угомонится… Лезет и лезет на станцию, хотя это запрещено. Каждый раз погибает при попытках преодолеть автоматические охранные системы, но всё равно пытается пробраться. Узнаю, на каком корабле он числится, оштрафую капитана и всю команду так, что мало не покажется!

Про джарга я уже был в курсе, хотя и не стал рассказывать дежурному про эту встречу. Мы всей группой вернулись на фрегат, благо стояночный ангар находился всего метрах в двухстах от службы регистрационного контроля. После чего я лично, не доверяя никому эту ответственную и опасную операцию, подключил заминированный кристалл-накопитель к корабельному компьютеру. Навигатор Аюх сообщил, что данные читаются:

– Капитан, тут огромный файл, судя по формату, звёздная карта. Очень кстати, можно будет добавить данные к уже имеющейся у нас карте. А ещё тут какие-то зашифрованные папки, без пароля не понять.

– Копируй всё! – приказал я, и Навигатор быстро пробежался когтями по сенсорным клавишам на приборной панели, выполняя приказ.

Прошла минута, вторая. Я всё более нетерпеливо посматривал на часы и наконец не выдержал, поинтересовавшись, долго ли ещё? Ответ старого Навигатора меня просто сразил наповал:

– Ещё где-то полтора умми. Может, два.

– Сколько-сколько???

Вот об этом я не подумал. Копирование такого большого объёма данных занимало десять часов, а то и больше. Но у меня не было столько времени! Уже через сорок минут я должен находиться в баре «Сияние Сверхновой» с посылкой для лэнг Кисси Мяу!

– Но герд Комар, что ты хотел? Тут только один файл звёздной карты занимает два йоттабайта, а ещё втрое больше информации хранится в зашифрованных папках! Погоди, капитан… – выражение морды моего собеседника вдруг приобрело удивлённый и даже испуганный вид, и когда Аюх повернулся ко мне, я уже вполне догадывался, что произошло нечто непредвиденное. – Только что все папки с данными безвозвратно удалились! Похоже, сработала какая-то программная защита. Остался только файл звёздной карты, который сейчас копируется на наш корабельный компьютер. Половина умми, и процесс копирования завершится.

Чёрт… Похоже, мы только что «пролюбили» шесть йоттабайт данных. Причём скорее всего весьма ценных и секретных, раз для их передачи миелонскому военному командованию джарги прибегли к таким сложностям с упаковкой и доставкой.

Глава пятая. Хвостатая военщина

Даже половина умми, а это примерно два часа сорок минут по-нашему, было слишком долго. Так что уходить на встречу с миелонской командующей пришлось, не дожидаясь окончания копирования.  Навигатора я оставил на фрегате контролировать процесс закачки и установки звёздной карты, а заодно следить, чтобы никто из членов команды случайно не дотронулся до взрывоопасного опутанного проводками кристалла. Также я исключил из состава идущей со мной группы Минн-О Ла-Фин – болезненное состояние принцессы всё ещё сказывалось, и на вторые сутки непрерывной игры моя вайедда уже откровенно зевала.

Чтобы моя спутница не вздумала обижаться, я завуалировал приказ на выход из игры и отдых распоряжением связаться в реальном мире с генералом Уй-Така – после возобновления военного конфликта с «Тёмной Фракцией» мне нужно было понять, остаётся ли в силе предложение вражеского Стратега встретиться со мной на нейтральной территории. Скорее всего, эта встреча отменялась, так как лучший полководец параллельного мира наверняка пришёл к мысли, что успеет полностью покончить с фракцией Human-3 за ранее озвученный срок в десять дней, а значит и нет никакого смысла в проведении переговоров. Задачей Минн-О было выяснить это и заодно озвучить нашему противнику новый срок ожидаемого прибытия звёздного фрегата: шесть дней. Не Бог весть какая разница, но я посчитал не лишним напомнить противнику, что его неминуемо ждёт жестокая орбитальная бомбардировка, стирающая все его ноды с поверхности виртуальной Земли. О том, что звёздный фрегат «Толили-Ух X» теоретически может появиться на орбите Земли гораздо быстрее, я предпочёл противнику не сообщать.

Ещё одним важным событием стало возвращение мне ремонтным ботом Кирсаном древнего кольцеобразного артефакта, с которого удалось снять ограничение по расе:

Транслятор связи с Пирамидой (дополнительное оборудование для бронекостюма Слышащего)

+3% ёмкость защитного поля бронекостюма за каждый уровень Слышащего

+15% радиус Сканирования

+70% объём передаваемых в Пирамиду данных

Требования к характеристикам: Интеллект 26, Восприятие 26

Требование к навыкам персонажа: Электроника 70-го уровня, Управление Механизмами 50-го уровня

Внимание! У вашего персонажа недостаточен навык Электроника. Минимальный уровень навыка для использования данного предмета: Электроника 70

Наконец-то! Вложив шесть имеющихся свободных очков в Электронику, я поднял этот навык до необходимого семидесятого уровня и смог вставить бронзовое покрытое древними символами кольцо в специальное углубление на грудной пластине своего доспеха. Предварительно правда пришлось менять кольца, так как без них собственного Интеллекта не хватало. Ожидал каких-нибудь восторженных сообщений от своего энергетического костюма по этому поводу, но всё прошло буднично и незаметно, как само собой разумеющееся. По-видимому, у реликтов замена элементов доспехов или добавление нового оборудования были весьма регулярной процедурой, не требующей отдельных сообщений.

Так или иначе, в параметрах ёмкости защитного поля произошло кардинальное изменение: мой энергетический щит вырос с 3500 единиц сразу до 11480 единиц. Это уже позволяло моему Комару пережить одно прямое попадание из убойной снайперской винтовки, а при определённом везении даже два таких попадания. Или десяток попаданий по мне из лёгкого бластера или лазерного пистолета. Перед выходом на станцию Касти-Утш III, где вполне возможны были стычки с миелонскими военными, эти изменения были очень нужными и своевременными. Жаль лишь, что Аннигилятор всё ещё находился в ремонте, и из всего оружия при мне оставался лишь нелетальный Парализатор. Но как стрелок Комар и раньше-то был не силён, а сейчас с изменением игрового класса и вовсе стал специализироваться на псионике.

После этого я снова вернул комплект колец на Восприятие, так как захотел проверить соединение кристалла-накопителя к источнику питания – возможно, бомбу можно было обезвредить другим способом, не размыкая бесчисленные проводки? Но нет, исследование раскрытого чёрного камня показало, что источник питания так просто не отсоединить, он был накрепко вплавлен в застывшую взрывчатку. Возможно, его удастся вынуть, если взрывчатку как-то нагреть и снова сделать жидкой? Вот только навык Химия у меня полностью отсутствовал, так что я даже близко не знал состав и не понимал, не полыхнёт ли вся эта взрывоопасная конструкция от нагрева. В любом случае времени экспериментировать не было, и я оставил всё как есть.

И уже подходил к наружному шлюзу, когда меня окликнул охранявший выход с фрегата Эдуард Бойко:

– Капитан, на пару минут. Есть важный разговор.

Космодесантник бронированной рукой своего экзоскелетного доспеха предложил пройти к ожидающим погрузки на наш корабль большим контейнерам – тому самому попутному грузу, который нам удалось взять до Земли. Я отправил Тини и Аван Тоя на выход из ангара, обещав вскоре их догнать, сам же прошёл за Эдуардом. Возле контейнеров нас уже поджидал Имран, совсем недавно выходивший из игры под Купол и видимо желавший поделиться свежими новостями.

Но я ошибся, речь зашла вовсе не о новостях фракции. Дагестанский атлет, предварительно убедившись, что других членов экипажа поблизости нет, и нас никто не подслушивает, указал на три полупрозрачных пластиковых ящика, в которых угадывались очертания какого-то объёмного оборудования:

– Герд Комар, я знаю, что это такое. Видел такое раньше на месте крушения антиграва «Тёмной Фракции». Это – антигравитационные двигатели для «Сио-Ми-Дори» наших противников. Как раз три штуки, сколько и нужно для этого тяжёлого бронированного штурмовика. Наши недавно сбили один такой антиграв над «Плато Кентавров», вот противник и закупился двигателями, чтобы собрать новый и восполнить потери.

– Имран, как ты вообще смог тут что-либо разглядеть? – удивился и засомневался я, обходя большие пластиковые ящики, эдакие кубы со сторонами порядка двух с половиной метров. – Тут же ни черта не разглядеть! Да и надписей на упаковке нет, только какие-то непонятные коды. Эдуард, обойди контейнер и посвети с той стороны фонарём, чтобы хоть что-то на просвет было видно.

Пластик упаковки трёх больших контейнеров был частично прозрачным и позволял видеть очертания находящегося внутри внушительного объёмного груза, вот только более детально рассмотреть содержимое мне никак не удавалось. Пришлось надевать шлем и опускать на лицо ИК-Визор для получения бонуса +2 к Восприятию, прижиматься буквально носом и всматриваться вглубь.

Антигравитационный двигатель GG-880Е производства компании «Гэкхо Космик»

Навык Зоркий Глаз повышен до семьдесят первого уровня

Похоже, Имран не ошибся, и внутри действительно находился антигравитационный двигатель: эдакая громадная серебристая металлическая капля со жгутами силовых кабелей и плоскостями для крепления к крыльям или фюзеляжу летательного аппарата. О чём я и сообщил своим друзьям. Имран добродушно усмехнулся:

– Комар, я не обучен штучкам Изыскателя или Слышащего, не умею сквозь предметы смотреть. Просто тут отодвигается одна грань коробки, – мой дагестанский друг указал на открывающуюся сторону куба и даже сдвинул пластиковую панель, показывая содержимое большого ящика.

Снова у меня вышло «удаление воспалившихся гланд не через рот, а через альтернативные отверстия организма»? Пусть так, вот только я не стал по этому поводу переживать и комплексовать – пусть необычным способом, но задача понять содержимое контейнеров была выполнена, и это главное.

– Мы можем отказаться от доставки груза нашим врагам? – Эдуард Бойко, как и я, подошёл и рассматривал мощный агрегат, закреплённый внутри контейнера в противоударном каркасе.

– К сожалению, это невозможно, – я много общался со своей компаньонкой Улине Тар и потому представлял, какие жёсткие санкции обрушиваются на перевозчика за срыв подписанного контракта. О какой-либо положительной репутации после этого можно будет сразу забыть, никто больше не доверит доставку такому ненадёжному исполнителю. Именно это я и попытался объяснить своим друзьям.

– А может, захватим вражеское оборудование как трофей? Идёт война, а это наша добыча, которая принесёт пользу фракции H3! – Имран, похоже, не понимал, что великим космическим расам нет никакого дела до локальных разборок аборигенов на далёкой планете, и просто присвоить себе чужой груз никто нам не позволит.

– У меня есть идея получше! – вперёд шагнул Эдуард, и по его возбуждённому раскрасневшемуся лицу я сразу понял, что услышу сейчас нечто радикально-шокирующее. – Нужно эти ящики взорвать к чертям собачьим ещё до того, как их погрузим! Нет груза – нет проблем! А на все вопросы покупателей и поставщиков будем делать морду кирпичом и утверждать, что знать не знаем из-за чего вдруг груз сдетонировал!

Идея была, конечно, дурацкой. Особенно тут на миелонской станции, где любые непонятные вопросы разбирали Ищущие Правду, утаивание истины от которых было совершенно безнадёжным занятием. Да и «Тёмная Фракция» не понесёт никаких убытков от подобных наших действий, лишь получит заказанный груз чуть позже. Но и бездействовать в данной ситуации тоже было совершенно неправильным – мои друзья бы меня не поняли. Нет, тут действовать нужно было несколько по-другому…

Я глубоко вздохнул, словно перед прыжком в омут. Возможно, это был самый безрассудный поступок в моей жизни, но я достал из инвентаря три Электромагнитные Мины и протянул их Эдуарду с Имраном:

– Предупреждаю: если кто узнает, нам всем влетит так, что не расплатимся, даже продав свои почки и последние трусы. Никому, даже членам нашей фракции ни слова! Смотрите, вот эти панели на двигателях откручиваются. Внутри, насколько вижу, имеются полости. Я сейчас на всех трёх бомбах выставлю таймер на один умми после активации двигателя, чтобы взрывы произошли синхронно и достаточно поздно, уже после всех проверок работоспособности двигателей после установки их на «Сио-Ми-Дори». Всё, установил. Ваша задача просто закрепить мины внутри двигателей и собрать всё в прежнем виде.

– Эээ, а… – попытался было возразить Имран, указывая рукой на фрегат. Я понял, о чём он хочет спросить и опередил вопрос:

– Наши грузчики Баша и Ваша вышли из игры в реальный мир. Суперкарго Аван Той уйдёт со мной на станцию. Так что грузом как минимум час никто заниматься не будет, у вас будет достаточно времени закрепить бомбы и закрыть панели обратно. Любых пытающихся подойти к контейнерам членов команды отгоняйте – мол, таков приказ капитана. Всё ясно?

Авторитет повышен до 54!

«Начинающие бомбисты» синхронно кивнули. Эдуард осторожно переложил мины к себе в инвентарь и прошептал с хищным оскалом на лице:

– Пусть только «Тёмная Фракция» попробует использовать новый антиграв для атаки наших войск!

Я ответил, специально нагоняя побольше страха на своих собеседников:

– Лучше оба пожелайте, чтобы это действительно был груз для «Тёмной Фракции», а не для, скажем, учёных гэкхо с какой-нибудь их секретной базы. Боюсь, нашим сюзеренам крайне не понравится, если у них грузовик с ценным оборудованием развалится над океаном! Они такого точно не простят и будут упорно искать концы этой истории. И ведь найдут рано или поздно. За меньшее, помнится, игроков «Тёмной Фракции» казнили в реальном мире, только чтобы сюзерены человечества не обрушили свой гнев на саму фракцию…

Мои спутники сразу посерьёзнели и стали неуверенно между собой переглядываться. Кажется, и Имран, и Эдуард уже и сами не рады были, что завязали всю эту возню с грузом. Но отказываться от планов перехвата груза «Тёмной Фракции» никто из них всё же не пожелал. Оба лишь заверили меня, что осознают всю ответственность и опасность, а потому будут немы как могилы.

Отлично! Я направился догонять далеко уже ушедших Тини и Аван Тоя, но лишь после выхода из ангара позволив весёлой улыбке появиться на моём лице. В глазах Имрана и Эдуарда их командир герд Комар стал выглядеть ещё более крутым. Кроме того, появилась тайна, которую оба будут хранить даже от директоров фракции Human-3 и остальных её членов. Вроде мелочь, но мне удалось разделить понятия «лояльность фракции» и «лояльность капитану» и сдвинуть направление ко второму. С какой целью? Просто не всегда мои поступки одобрялись фракцией, да и не обо всём я хотел сообщать директорам. А ведь от Дмитрия, Имрана и Эдуарда, от их личного восприятия происходящего напрямую зависело, какая информация и в какой интерпретации будет передаваться под Купол.

Что же касательно мин, то никакой опасности не было вовсе. Я поставил на всех взрывных устройствах вовсе не таймер, как говорил своим друзьям, а одинаковый достаточно сложный код активации. Если получателями груза выступят гэкхо или фракции моего мира, установленные мины никак себя не проявят, и об их наличии никто никогда не догадается. Если же получателем груза станет «Тёмная Фракция», все три двигателя будут уничтожены вместе с летательным аппаратом. Как это возможно осуществить? Очень просто! Достаточно через пару дней после возвращения на Землю запустить с территории фракции Human-3 слабый радиосигнал с кодом активации, затухающий через две-три ноды. Территорию нашего противника этот сигнал накроет, остальные же ноды огромной планеты нет.


Нас, идущих на встречу с лэнг Кисси-Мяу, осталось только трое. Причём одним из этих троих был несовершеннолетний «котёнок», а тучного кладовщика назвать боевым персонажем возможно было разве что в шутку. Как ни странно, но именно такая показная безобидность и «неинтересность» в качестве противников позволила нам без проблем пройти к центральным лифтам космической станции, минуя бесчисленных миелонских военных. Нет, пару-тройку раз меня пытались вызвать на ритуальный поединок стандартной фразой: «А-санти мае-уу-у резш шашаш-у!», но ответного посыла в пешее эротическое путешествие на незнакомом миелонцам языке, сопровождаемого вежливой улыбкой и лёгким ментальным воздействием, вполне хватало, чтобы задира терял интерес к проходящему Комару.

Нужно отметить, что опасения Аналитика джаргов по поводу «хвостатой военщины» оказались вовсе не напрасными. Миелонских бойцов на станции было много. Очень много. Пилоты и Бортовые Стрелки, Гладиаторы и Медики, Штурмовики и Космодесантники, Снайперы и Сапёры. Многие из них находились в перевозбуждённом и даже агрессивном состоянии из-за принятого алкоголя или разнообразных легальных и не очень стимуляторов. То там, то здесь возникали стычки и драки между представителями разных отрядов, зачастую даже с летальным исходом. А в одном месте мы стали свидетелем разграбления сувенирной лавки. Шерстистые бойцы, как самцы, так и самки, выходили из небольшого магазинчика, едва передвигая лапы от перегруза инвентаря и увешанные блестящей бижутерией, словно новогодние ёлки гирляндами.

Судя по лежащему у входа расчленённому на «трофеи» паукообразному телу, хозяином данной лавки был мелеефат-торговец, неосторожно открывший своё заведение в дни пребывания на станции Касти-Утш III «хвостатой военщины». Своего воспитанника Тини, метнувшегося было в оставшуюся без присмотра лавку, я резко одёрнул и сказал с нажимом в голосе, что мы возможно и пираты по статусу, но никак не мародёры.

Навык Сканирование повышен до сорокового уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до шестьдесят девятого уровня!

Навык Мистицизм повышен до двадцать шестого уровня!

Да, это я воспользовался своими навыками, чтобы включить неактивную почему-то сигнализацию магазинчика. Вот только если включившаяся сирена и удивила хвостатых мародёров, то никак их не напугала и уж точно не заставила прекратить своё криминальное занятие. Более того, появившиеся почти моментально стражи порядка даже не попытались остановить творящееся безобразие, лишь отключили сигнал тревоги и поспешили удалиться.

Если до этого эпизода я ещё питал какие-то иллюзии по поводу возможности посещения лавки торговца древними артефактами, чьи координаты подсказал мне скупщик краденного на пиратской станции Меду-Ро IV, то теперь окончательно понял, что никого по указанному адресу в ближайшие дни не найду. Большинство торговцев космической станции вовсе не были рады такому наплыву военных и во избежание эксцессов предпочли временно закрыть свои магазинчики. Но меня и моих спутников, как я уже говорил, разгорячённые военные долго не трогали. Вот только всё хорошее когда-то кончается. Случилось это, когда мы уже вошли в нужный нам сектор 8-13, и я уж было посчитал, что всё обошлось…

– А-санти мае-уу-у резш шашаш-у! – едва стоящий вертикально от употреблённого алкоголя и наркоты миелонский Пулемётчик 92-го уровня преградил дорогу мне и моим спутникам.

Был он в тяжёлой композитной броне и со скорострельным оружием в руках, ствол которого водило из стороны в сторону в трясущихся лапах. В расширенных глазах миелонца читалось полное отсутствие не только страха, но и вообще какой-либо способности здраво мыслить в этот момент.

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят первого уровня!

Да, была очень большая разница между этим случаем и всеми предыдущими. Во-первых, Пулемётчик находился «под кайфом» и не воспринимал обращённые к нему слова. Единственным его желанием сейчас было подраться, и он намеревался осуществить это в любом случае, даже если я откажу ему в праве на поединок. Во-вторых, за спиной Пулемётчика стоял десяток других миелонских солдат, и они готовы были наброситься на меня, если я попытаюсь проигнорировать брошенный мне вызов на бой. Я обернулся. Коридор, по которому мы только что прошли, также уже перегорожен был плотной стеной вооружённых миелонцев, не скрывающих своих агрессивных намерений.

– Герд Комар, тебе не сбежать от нас! – раздался голос одного из растрёпанных «котов», причём голос радостный, самодовольный и абсолютно трезвый. – Мы узнали тебя и ведём от самых лифтов! Прайд «Косматой Тьмы» назначил хорошую награду за твою голову! К тому же гарантирован рост Известности победителю единственного Слышащего в игре, да и твои конечности – редкие трофеи, которые украсят любого бойца!

Всё стало предельно понятным: уйти мне всё равно не позволили бы, и брошенный нетрезвым Пулемётчиком вызов был лишь формальным поводом остановить меня. Нападающие таким образом пытались придать хоть какую-то видимость законности своих действий, хотя, по сути, это было вооружённое нападение с целью ограбления и убийства. Впрочем, я и сам был заинтересован в версии с вызовом на бой и дуэли по всем правилам, чтобы опасная ситуация не переросла в неконтролируемую атаку на мою группу сразу трёх десятков опасных бойцов. Я активировал пиктограмму сканирования и определил, что за миелонские бойцы находятся вокруг меня, кто самые опасные из них, и кто их командир.

– Так-так, сто сорок шестая десантная бригада… – я немного усилил магией свой голос, чтобы слова и суть сказанного доходили до всех собравшихся. – Что-то не вижу ни у кого из вас трофеев с этой большой войны с мелеефатами. Ни одного убитого врага на весь отряд, на шлемах только хвосты таких же неудачников и убитых гражданских. Что, сопляки, не удалось поучаствовать в настоящем сражении, вас посчитали слишком слабыми и не пустили на передовую?

Раздавшийся со всех сторон скрежет зубов был настолько отчётливым, что услышал его даже Суперкарго, хоть и не понимавший по-миелонски, но вполне осознававший, что происходит нечто необычное. Тини так и вовсе испуганно прижал ушки и тихо спросил, зачем я провоцирую военных? Его вопрос услышали многие, а потому я ответил нарочито громко:

– Да чтобы твои сородичи вспомнили, что являются гордыми военными, а не бандой грабителей! Чтобы командующей лэнг Кисси-Мяу в разговоре со мной не пришлось закрывать глаза лапами от стыда за своих подчинённых. Чтобы стоящие за моей спиной гэкхо продолжали видеть в миелонцах могучих и верных союзников, а не шайку обкурившихся наркоманов!

Навык Псионика повышен до семьдесят седьмого уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до пятьдесят восьмого уровня!

Навык Мистицизм повышен до двадцать седьмого уровня!

Даже без проплывших перед глазами системных сообщений я чувствовал, что мои слова подействовали на собравшуюся толпу. На мини-карте отметки вокруг меня массово меняли цвет с красных, означавших агрессивно настроенных противников, до нейтрально-жёлтых. Появилось даже несколько зелёных. Миелонцы опускали морды и поджимали хвосты, но главное расступались, освобождая дорогу. Вперёд, растолкав спины своих подчинённых, вышел командир отряда – небольшой даже для миелонца тощий рыжий котяра:

Герд Мауу-Ла Мя-Сса. Миелонец. Прайд Серебряного Хвоста. Медик 96-го уровня

– Резкие слова. И падение моего Авторитета сразу на три пункта. Соглашусь, герд Комар, я это заслужил, излишне распустив своих бойцов. Вот только, раз уж ты заговорил о чести и гордости, я просто обязан вызвать тебя на поединок, так как ты оскорбил не просто моих подчинённых и меня самого, но всю сто сорок шестую десантную бригаду! А-санти мае-уу-у резш шашаш-у!

– Как скажешь, хвостатый. Мне приятно слышать, что миелонцы не забыли такое понятие как «честь». Вот только и для меня слово «честь» вовсе не пустой звук. И потому должен предупредить, что в поединке один-на-один у тебя шансов нет, поскольку я даже голыми руками справлюсь с Медиком. Поэтому предлагаю бой три-на-три. Возьми себе в команду двух любых бойцов своего отряда, я же возьму малыша и толстяка, – указал я рукой на Тини и прислушивающегося к эмоциональному разговору на непонятном языке Аван Тоя.

– Но там ребёнок! – хотел было сперва возмутиться мой противник, но передумал и принял такие условия. И сразу заверил, что в случае победы никто из его бойцов не станет чинить мне никаких препятствий.

Скажете, я сошёл с ума? Вовсе нет. Просто мне хотелось решить вопрос с остановившими меня военными раз и навсегда, а не растягивать на бесконечную череду поединков. Которые неминуемо возникнут, так как хвостатые бойцы, посчитавшие задетой честь отряда, встанут в очередь сразиться со мной вслед за своим рыжим командиром. Среди миелонцев имелись весьма высокоуровневые и очень опасные, хотя далеко не все из них находились сейчас в трезвом виде.

Пока рыжий Медик выбирал себе напарников, я отвёл в сторону своих друзей:

– Ратных подвигов от вас не жду. Просто не дайте убить меня в самые первые мгновения поединка, а дальше я всё сделаю сам. Вижу, у них будет Гладиатор. Тогда, Тини, прикроешь мне спину – скорее всего, он попытается совершить быстрый рывок и всадить мне свои клинки промеж лопаток. Аван Той, стреляй с лазерного пистолета, не жалея заряда, не давай их Медику сосредоточиться и лечить напарников. А затем, когда я скажу, будь готов придавить своей тушей того, кого я обездвижу. Так, третьим у них Телохранитель. Как банально! Его оставим на десерт, слишком много у него хитпоинтов. Всё, нас уже ждут на арене. Удачи!

Глава шестая. Без пяти минут кунг

Я немного схитрил, ещё до начала боя поставив метки на всех троих противников и раздав цели своим спутникам. С другой стороны, наличие среди окруживших арену миелонцев Жреца и сразу двух Бардов, а особенно активное взаимодействие участников предстоящего боя с ними, говорило о том, что наши соперники находятся под бонусами от своих сотоварищей и не скрывают этого. А ещё рыжий Медик и два его партнёра уровня 100+, прежде чем войти в круг, горстями принялись глотать какие-то разноцветные пилюли.

– Это бустеры Ловкости и Силы, ненадолго на несколько единиц повышают выбранные характеристики персонажа, – ответил Тини на мой вопрос. – В официальных турнирах такие стимуляторы запрещены, но в реальных боевых действиях повсеместно применяются наряду с бустерами к Телосложению, скорости действий, ускорения регенерации, а также дающими иммунитет к боли и страху препаратами.

– Вот только и наркотическая зависимость от боевых бустеров наступает очень быстро, – вставил свой комментарий тучный Суперкарго, флегматично и неторопливо переставляя настройки сервоприводов своего боевого доспеха в боевой режим, надевая шлем, а также включая энергетический щит.

Боевые бустеры? Значит, противники нас опасались, раз относились к предстоящей схватке со всей серьёзностью, как к реальному бою. Между тем трое миелонцев закончили наконец-то принимать препараты и согласовывать тактику на этот бой, вошли в образованный бойцами их подразделения большой круг и остановились. А затем синхронно расплылись в хищном оскале, демонстрируя острые клыки. Тини и Аван Той ответили тем же. Поскольку шлем Энергетического доспеха Слышащего с внешней стороны был сильно затемнённым и не позволял видеть мои гримасы, я ограничился показанным противнику оттопыренным средним пальцем.

– Начали! – отмашу дал герд Мауу-Ла Мя-Сса.

И в ту же секунду я сделал прыжок с кувырком вперёд, уходя от ожидаемого удара миелонского Гладиатора парными клинками мне в спину. Угадал! Вот она польза тренировки с морфом Фокси, на которой мы отрабатывали этот момент. Да и Имран, помнится, именно на предсказуемости данного действия поймал на Меду-Ро IV своего противника. Проявившегося у меня за спиной промахнувшегося Гладиатора очень ловко надел на свои клинки Тини, серьёзно ранив самого опасного из противников. Вот только и мой «котёнок» сам попался, моментально убитый точными выпадами вражеских Телохранителя и Медика. В самую первую секунду боя все трое противников совершили быстрый рывок мне за спину, стремясь разом покончить с Комаром! Это было неожиданно. На такой расклад, признаться, я не рассчитывал, а потому отдал неправильный приказ Тини, и мы потеряли одного из членов команды в самом начале сражения.

Да ещё… какого чёрта?! Рыжий Медик оказался невосприимчив к моим ментальным атакам! Да и от выстрела из Парализатора очень ловко увернулся, сделав эффектное сальто назад и пропустив ядовитый шарик под своим телом! Демонстрация навыка Ощущение Опасности? Очень похоже на то. Но как тогда тебе понравится это? Я попытался отрешиться от происходящего и не думать о проворном миелонце как о противнике. Это просто такая игра, как в тире. Никто ведь не пылает ненавистью к мишеням и не желает им зла. Я попытался предугадать движение живой мишени и опустошил по ней всю обойму Парализатора.

Навык Меткость повышен до тридцать пятого уровня!

Навык Меткость повышен до тридцать шестого уровня!

Навык Ружья повышен до пятьдесят второго уровня!

Пара зрителей из числа стоявших в первых рядах получили шариками по лбу и рухнули на пол, парализованные на несколько минут. А рыжему Медику всё было нипочём! Хорошо, что Аван Той не промахнулся, одновременно с моей безрезультатной стрельбой дав серию разрядов из лазерного пистолета и разок зацепив шустрого миелонца по пальцам левой ноги. Рана была неопасной, но главного мой Суперкарго добился, не позволив хвостатому Медику остановиться, чтобы подлечить тяжело раненого Гладиатора.

Навык Целеуказание повышен до двадцать четвёртого уровня!

Убрав разряженный Парализатор, я попытался сконцентрироваться для новой псионической атаки, а заодно оценил картину боя. Вражеский Телохранитель, выставив клинки и грозно щерясь, не подпускал меня и Аван Тоя к тяжелораненому опустившемуся на колени Гладиатору. Медик, сделав полный круг, попытался было подбежать с другой стороны и подлечить своего товарища, но снова был отогнан выстрелами моего напарника. Я снова ментально атаковал чересчур шустрого Медика, и снова безуспешно. Да что за чёрт?! Такой же у него Интеллект, если я его не пробиваю своими атаками?!

Пора было что-то менять в этой скатывающейся к патовой ситуации. Бросив удивительно шустрого и непробиваемого герд Мауу-Ла, я выбрал другую цель для следующей псионической атаки. И на этот раз уверенно взял под контроль Телохранителя. Есть! Попался! Полосатый лохматый миелонец, от души размахнувшись, снёс башку своему раненому товарищу, стоявшему на коленях и пытавшемуся вытащить из своего бока вошедший по самую гарду клинок Тини.

Навык Ментальная Сила повышен до пятьдесят восьмого уровня!

– Аван Той, разберись с этим! – указал я на застывшего с растерянным выражением лица Телохранителя, при этом с заметным усилием удерживая его под контролем. Я даже сам удивился, насколько же трудно давался мне контроль разума этого крепкого и сильного бойца. В этом бою вообще любые мои ментальные действия давались почему-то с большим трудом.

Суперкарго прекратил выстрелами из пистолета гонять по арене вёрткого хвостатого Медика, убрал своё бесполезное оружие и, словно борец-рестлер, разбежался и высоко прыгнул, широко расставив лапы. Четырёхсоткилограммовая туша обрушилась сверху на миелонского Телохранителя, вминая его в пол. Хруст ломающихся костей вышел настолько отчётливым, что болезненно поморщился не только я, но и все наблюдавшие за схваткой военные. Довольный произведённым эффектом, Аван Той громко зарычал, напрягся и голыми лапами оторвал хвост у поверженного врага.

– Мой трофей! – проорал он, высоко подняв над головой и демонстрируя окровавленную добычу. И хотя рычал Аван Той на языке гэкхо, думаю, смысл поняли все собравшиеся.

А я между тем сообразил, почему вдруг у меня возникли такие сложности с использованием псионических навыков. Как говорится, сам баран – вместо обычно носимых мною колец, суммарно добавляющих +5 к Интеллекту, на мне до сих пор были надеты кольца на +1 к Восприятию! Я быстро исправил эту досадную оплошность и, внутренне собравшись, невозмутимо пошёл на Медика, даже не пытаясь уклоняться от выстрелов из пистолета миелонца.

Навык Средняя Броня повышен до пятьдесят пятого уровня!

Герд Мауу-Ла прекрасно понимал, что бой уже проигран его командой, вот только признавать поражение не спешил. Он попал по мне то ли пять, то ли шесть раз, снизив защитное поле на две трети, а затем попытался отбежать на безопасное расстояние. Мне даже показалось, что последний из противников и вовсе намеревался выйти из круга, спрятавшись за спинами десятков военных. Ну уж нет! Я резко вытянул руку вперёд, и хвостатый Медик замер в позе, готовый к прыжку. Наконец-то! Заставил ты меня понервничать!

Неторопливо подойдя к герд Мауу-Ла, я вынул лазерный пистолет из его окоченевших пальцев и рассмотрел оружие. Типовой лазерный пистолет миелонских офицеров, отличающийся увеличенной ёмкостью батареи, точностью и убойностью. Неплохое оружие. В принципе, ничто не запрещало мне забрать его себе в качестве компенсации за перенесённые переживания и потраченное время. Но я не стал этого делать, вложив пистолет в крепящуюся на поясе Мауу-Ла кобуру. Да, он был трудным противником, и я высоко оценил его боевые качества, не став отбирать оружие.

Я поднял глаза на герд Мауу-Ла, намереваясь сказать ему слова одобрения и даже восхищения, но… утонул в его мыслях.

«Говорят, у людей нет шерсти на теле. Лишь голая кожа, словно все волосы выпали от болезни. Мерзость какая, даже представить такое неприятно. А что это сверкает глубоко внутри шлема? Синева какая-то странная. Это человек на меня так смотрит? Жуть. Угораздило же меня связаться с псиоником! Хотя мог бы догадаться по тому, как уверенно Комар держался с моими раздолбаями-подчинёнными, как осадил их буквально парой фраз. И ведь он прав, тут собрались лишь неудачники, кому не светит попасть в десант первой волны. И даже второй волны. Глубокий резерв. Как бы я хотел никогда больше не видеть эти опостылевшие вечно пьяные морды! И почему меня, лучшего выпускника медицинской академии Звёздного Города, направили командовать теми, кто совершенно не ценит знаний и интеллекта своего командира?! Да, я не военный по духу, и тем более не командир. Я Медик! Космобиолог по образованию! Ловкость и Интеллект – вот мои сильные стороны. А приходится использовать свои способности на управление отрядом балбесов и все эти дурацкие пляски с кривыми клинками в руках. Но почему Комар медлит? Он же уже победил, осталась лишь последняя формальность…»

Услышал я достаточно, чтобы определиться с отношением к противнику и своими дальнейшими действиями. Нарочито громко, чтобы услышали все вокруг, я обратился к беспомощному пленнику:

– Очень не хочется отрезать тебе хвост, рыжий. Но вовсе не потому, что ты недостойный противник, как раз наоборот. Ты сделал в бою гораздо больше, чем я ожидал. Ты сумел удивить меня как боевыми способностями, так и высоким сопротивлением к магии. Поэтому, считаю, что ты не проиграл. Ты выиграл право сохранить оружие, хвост и жизнь! Ты свободен!

Известность повышена до 67

Авторитет повышен до 54!

Собравшиеся военные весьма позитивно отреагировали на мои слова. Судя по всему, конфликт со сто сорок шестой десантной бригадой можно было считать полностью исчерпанным, ничто не мешало мне продолжить путь. Но самое главное, параллельно со сказанными вслух словами ментально я передал герд Мауу-Ла следующее сообщение:

«Ты никогда не добьёшься понимания и уважения среди этих головорезов. Тебе не место здесь, ты для них чужой. А между тем мне на фрегат как раз нужен способный Медик. И тебе, как космобиологу по образованию, будет интересно увидеть новые миры и их необычных существ. Подумай над этим. И сделай свой выбор. Если надумаешь, четырнадцатый шлюз, стояночное место 567.»

Навык Псионика повышен до семьдесят восьмого уровня!

Рыжий Медик, встряхнувшись после оцепенения и распушив свою шерсть, из-за чего сразу же стал выглядеть вдвое крупнее, поблагодарил меня за проявленное благородство и милосердие. А затем проговорил, явно специально подбирая слова, чтобы и его подчинённые, и я услышали то, что им положено было услышать:

– Эх, завидую я вам, Свободным Капитанам! Далёкие космические перелёты, новые миры, новые встречи, столько всего интересного! Всегда мечтал о такой жизни и когда-нибудь обязательно наймусь на какой-нибудь звездолёт. Но сейчас война, я военнообязанный и, более того, командир отряда. А потому я остаюсь здесь исполнять свой долг перед Союзом Миелонских Прайдов до тех пор, пока кто-нибудь из высоких командиров не решит иначе.


– Сюда нельзя! Частная вечеринка! – группа из восьми неприметно одетых охранников при входе в бар «Сияние Сверхновой» попыталась остановить меня и моего спутника гэкхо.

Ни у кого из секьюрити не было возможности прочесть имя, игровой класс и уровень, но чувствовалась у всех внутренняя уверенность, сила и мощь. Но главное от каждого из членов этой восьмёрки веяло опасностью. Непохожи они были на скучающих заштатных вышибал при обычном баре-ресторане, да и зачем при входе сразу восемь охранников?

В том, что вижу перед собой бойцов миелонской армии, я нисколько не сомневался. Причём скорее всего не рядовых бойцов, а самую настоящую элиту. Проверим! Я активировал пиктограмму сканирования:

Пола Уст-Кисси. Миелонка. Первый Прайд. Ассасин 207-го уровня

Герд Деяр Ан-Кисси. Миелонец. Первый Прайд. Стрелок 211-го уровня

[данные скрыты, недостаточен навык для определения]

Мап Мо-Кисси. Миелонец. Первый Прайд. Гладиатор 200-го уровня

Я так и думал! Не просто элита, а «Первый Прайд»: лучшие из лучших, охрана самых важных лиц (или скорее морд) Союза Миелонских Прайдов. Причём, судя по характерным именам, передо мною была личная охрана лэнг Кисси Мяу.

– Непривычно видеть «Первый Прайд» без их знаменитых белых доспехов, – с усмешкой проговорил я и тут же добавил, пока встрепенувшиеся охранники удивлённо переглядывались между собой: – Я к лэнг Кисси Мяу, она меня знает.

За оружие охрана не хваталась и агрессии не проявляла, но четверо миелонцев как бы случайно пришли в движение, медленно и по возможности незаметно смещаясь за спину мне и Аван Тою. Тощий чёрный «кот» – единственный, чьё имя я не смог считать сканированием, шагнул вперёд и проговорил:

– Великая сегодня никого не принимает. Командующая отдыхает и отмечает блестящую победу своего флота в Туманности Спай с самыми прославленными капитанами. Просители смогут подойти послезавтра.

– Я что, похож на просителя??? – в эту короткую фразу мне удалось вложить насмешку и неподдельное удивление. – Обычно наоборот, сильные мира сего просят меня о необычных услугах: добыть что-то уникальное, сотворить чудо, выиграть неудачно складывающееся сражение. И, кстати, я тоже прославленный капитан! Со своей группой на этой войне я убил мелеефатов больше, чем ты видел в своей жизни!

– Откуда ты можешь знать, герд Комар, сколько я видел мелеефатов? – фыркнул возмущённо чёрный «кот», тем не менее, его отношение ко мне ощутимо поменялось в лучшую сторону.

Успешная проверка на Известность

Успешная проверка на Авторитет

– Я слышал о тебе, герд Комар. Великая упоминала твоё имя. Ты можешь войти, вот только без оружия и один. Твоего спутника я не знаю, и потому он не войдёт внутрь.

Оставлять Аван Тоя одного на станции очень не хотелось. Вот только ситуация была не из тех, когда можно спорить и качать права. Меня и так в виде большого исключения пропустили на приватную миелонскую вечеринку «для своих», что уже само по себе было удивительным. Я повернулся к своему Суперкарго и объяснил, о чём только что говорил с охранниками. Тучный гэкхо понятливо оскалился и зарычал, что у его расы означало добродушный смех:

– За меня не переживай, капитан! Или нормально дойду обратным путём, или воскресну в доке возле фрегата. Так или иначе вернусь на корабль. А с меня хватит приключений на сегодня, и так уже Известность на две единицы поднял, более чем достаточно для одного игрового дня.

Я ободрительно похлопал Суперкарго по плечу и передал ему свой Парализатор. Вот только просканировавший меня через похожий на толстый моноколь прибор охранник потребовал убрать ещё и нож. Нож? Мне самому ни разу не доводилось использовать в игре клинки, да и навыков у Комара к холодному оружию не было. Однако спорить я не стал. Своими глазами видел, как внешне безобидная «лисичка» Фокси обычным ножом или даже просто когтями потрошила миелонцев и гэкхо, так что опасения телохранителей были вовсе не беспочвенными. Отдав нож Аван Тою, я попрощался с Суперкарго и через непрозрачное с внешней стороны силовое поле прошёл в бар «Сияние Сверхновой».

На меня тут же обрушились запахи приторно-удушливых благовоний и дурного курева, в глазах зарябило от мерцания цветных ламп, по ушам резануло громкой миелонской музыкой – слишком многослойной и непривычно сложной для человеческого уха, не приспособленного разбирать сразу несколько наложенных друг на друга мелодий и ритмов. Быстро придя в себя и сориентировавшись, я осмотрелся.

Огромный зал, рассчитанный примерно на полтысячи посетителей одновременно, заполнен сейчас был примерно на две трети. Вот только я не увидел в этом баре никаких столиков – миелонцы сидели на толстых матрацах и подушках, скрестив по-турецки лапы, а многие даже просто вальяжно развалились на мягких подстилках с бокалами в когтистых лапах. Бесчисленные летающие роботы-разносчики носились по залу, разливая напитки в опустевшие бокалы посетителей. В самом же дальнем от входа углу помещения возвышалась целая гора пуфиков и подушек, у подножия которой с гордыми мордами восседали наиболее приближенные фавориты, а на вершине возлежала Великая:

Лэнг Кисси Мяу. Миелонка. Прайд Острого Когтя. Стратег 257-го уровня

Ого! Двести пятьдесят седьмой уровень! Солидная и опасная «киса», как выясняется. Командующая оказалась крупной миелонкой с очень пушистой, словно у персидской кошки, белоснежной шерстью по всему телу, за исключением «маски» чёрных волос на мордочке и нескольких небольших пятен на ушках и шее. Смотрелось такое контрастное сочетание цветов очень эффектно. Мне уже доводилось слышать от Тини, что Кисси Мяу считалась не только блестящим флотоводцем, но и эталоном красоты миелонской расы. Что же, теперь я вполне понимал восторги своего воспитанника на её счёт. Да и с точки зрения представителя человеческой расы инопланетная «кошечка» выглядела очень симпатично и мило.

Только как к ней подойти? Нас разделял целый зал с сотнями отмечающих военную победу миелонцев. К тому же я отчётливо понимал, насколько несвоевременной и беспардонной в данной обстановке будет выглядеть моя просьба к Великой отвлечься от праздника и заняться подписанием документов, разрешающих вылет с космической станции моего корабля. Да Кисси просто прикажет своим подчинённым вышвырнуть меня из зала, чтобы не портил ей праздник. Нет, тут нужно было действовать по-другому!

Под удивлёнными взглядами сотен глаз я решительно направился к барной стойке.

– Мне того же, что пьёт сегодня Великая! Сразу два бокала! – заявил я хвостатому бармену и потянулся было за кошельком, чтобы оплатить заказ, но получил ответ, что сегодня в честь большого праздника все напитки за счёт заведения.

Что же, тем лучше. Пила сегодня лэнг Кисси Мяу, оказывается, многослойный пахнущий валерианой и мятой крепкий коктейль. Взяв в руки два высоких узких бокала, скорее напоминающих бюретки из химической лаборатории, я решительно направился через весь зал, перешагивая через лежащих миелонцев и не обращая внимания на их недовольное ворчание. Такая наглость позволила мне беспрепятственно подойти к самому подножию горы подушек, где меня остановил вскочивший с подушек один из фаворитов прекрасной командующей:

Герд Лекку. Миелонец. Прайд Острого Когтя. Бретёр 190-го уровня

– Ни шагу дальше, человек! Отвечай быстро, зачем ты идёшь сюда?

В зале стихли все разговоры, сотни миелонцев отставили свои бокалы, привстали со своих мест и сквозь грохочущую музыку пытались расслышать мой ответ. Даже командующая прервала свой разговор с одним из своих приближённых фаворитов и обернулась в мою сторону. Я как можно более естественно и миролюбиво указал на напитки в своих руках и проговорил достаточно громко, чтобы меня услышали, при этом используя свои псионические способности и щедро вливая Очки Магии:

– О, Великая! У представителей моего народа существует давняя традиция отмечать важные события, праздники и успех в компании самых красивых девушек. Я осмотрелся в этом зале. Тут много прекрасных миелонок, но нет никого краше тебя, лэнг Кисси Мяу. Ты вправе наказать меня за дерзость и отдать приказ своим миньонам разорвать человека, но с моей стороны было бы неискренним подойти вместо самой красивой к кому-либо другому. Не откажи в любезности, составь сегодня компанию Свободному Капитану герд Комару! – с этими словами я приподнял один из двух бокалов, предлагая его командующей миелонским флотом.

Сказать, что собравшиеся, мягко говоря, «прифигели» от моих слов значило не сказать ничего. Все слышавшие меня находились в шоке. Секунды три ничего не происходило, затем загалдели все разом. Сидящие же поблизости фавориты, словно по команде, одновременно вскочили со своих мест, демонстрируя недовольство и даже агрессию. Бретёр так и вовсе вытащил из-за пазухи сверкающий клинок (интересно, как представители «Первого Прайда» пропустили его с оружием?) и приставил его к моему горлу:

– Человек, как ты только посмел первым обратиться к лэнг Кисси Мяу?! Да ещё произнести при ней столь дерзкие слова! Наша прославленная госпожа без нескольких мгновений кунг и одна из самых реальных претенденток на вакантное место кронга миелонской расы! А ты имел наглость подойти к Великой со столь нелепым и дерзким предложением!

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят второго уровня!

Известность повышена до 68

Авторитет понижен до 53!

Авторитет понижен до 52!

Похоже, я всё же ошибся с линией поведения. Хоть и смог пройти к Кисси и привлечь её внимание, вот только не на шутку разозлил её подчинённых, и предстоит мне сейчас отправиться на перерождение…

– Оставь его, Лекку! – густой и сильный голос раздался сверху, и настолько он не походил на тонкие звонкие голоса Айни и других миелонок, которых мне доводилось слышать, что я даже не сразу сообразил, что голос женский и принадлежит лэнг Кисси Мяу. – Разве можно ставить в упрёк моему гостю то, что ему хватило мужества сказать вслух правду? – Бретёр моментально убрал клинок и отступил от меня на шаг. – Вот только какие такие свои успехи и достижения ты зовёшь меня отмечать, герд Комар?

В голосе командующей в самом конце её фразы слышалась плохо скрываемая насмешка – мол разве может человек достичь чего-то такого, что Великая посчитает возможным лично отметить с ним этот успех? Я слегка улыбнулся и принялся перечислять, причём говорил я негромко, чтобы остальные миелонцы на фоне громкой музыки не могли расслышать моих слов:

– О, Великая, не буду утомлять тебя перечислением всех своих достижений, упомяну лишь самые последние. Я обнаружил форпост реликтов и в числе первых проник на него. Руководимая мною группа сняла защиту с планетоида Урса II-II, что позволило гэкхо захватить базу мелеефатов. В качестве признания моих заслуг командующий Вторым Ударным флотом гэкхо кунг Вайд Шишиш даже подарил мне трофейный фрегат. Я сам без чьей-либо помощи сумел раздобыть и финансы, и вооружение, и всё остальное оборудование для ремонта и модификации этого корабля и стал Свободным Капитаном. Я сумел несколько раз уцелеть в стычках с космическими пиратами и нанёс им тяжёлые потери. Я сумел выжить и спасти звездолёт при встрече в космосе с кораблём сверхтяжелого класса неизвестной расы и даже определил маршрут этого опасного корабля. Ну и, кроме всего перечисленного, я единственный игрок, сумевший получить класс «Слышащий», и один из очень немногих, сумевших выучить язык древней расы реликтов. Ну и много чего ещё по мелочи, перечислять которое и тратить драгоценное время Великой не стану.

– Впечатляет! – произнесла миелонка, когда я закончил свою речь. – И даже очень. Что же, герд Комар, я принимаю твое предложение. И заодно приглашаю тебя разделить со мной мой праздник!

Белая грациозная «кошечка», чья одежда состояла лишь из миниатюрных шортиков, спустилась с громадного вороха подушек и, небрежным жестом когтистой лапки отправив фаворитов обратно на их места у подножия «трона», приняла из моих рук длинный прозрачный бокал с коктейлем.

Глава седьмая. После бала

Как же мне было хреново… Я не понимал, который час, где нахожусь, даже в игре ли я сейчас или в реальном мире. Знал лишь одно: мне очень плохо! Болело всё тело, каждый сустав, каждая клеточка тела отсылала в мозг болевые сигналы. Казалось, что даже волосы на голове и то нестерпимо болели. Голова ужасно раскалывалась, мысли путались, думать приходилось через силу. Даже приоткрыть глаза и то было невероятно трудно, так как свет причинял острую боль…

Успешная проверка на Восприятие

Между тем рядом со мной кто-то находился – я ощущал чужое дыхание, настолько болезненно-чувствительной стала сейчас моя кожа. Не с первой попытки, но мне удалось разлепить веки. Рядом находилось что-то большое, живое и мохнатое. И оно шевелилось! С огромным трудом сфокусировав взгляд, я опознал существо. Это была Улине Тар.

Навык Зоркий Глаз повышен до семьдесят второго уровня!

Раз перед глазами мелькают системные надписи, значит я нахожусь в игре! Эта мысль сперва показалась мне верхом проявления Интеллекта. Затем до меня дошло, что раз рядом сидит женщина инопланетной расы гэкхо, значит я по-любому нахожусь в игре, и можно было это понять и без всяких системных надписей. И лишь спустя ещё какое-то время я обратил внимание на мини-карту, просевшую в красную область полоску здоровья и совершенно ушедшие в ноль шкалы выносливости и маны. Вот же я туплю! Свидетельства нахождения в игре всё время находились перед глазами, но я настолько к ним привык, что считал совершенно естественными. Чёрт! На самом деле это страшно, когда ты начинаешь воспринимать виртуальную игру как свой основной мир, поскольку тут уже совсем недолго и до «психушки»…

Собрав волю в кулак, я открыл глаза пошире и попытался осмотреться. Где я? Место показалась знакомым. Ах да, это же моя собственная капитанская каюта! Только почему я здесь, причём лишь в одном нижнем белье? Где мой доспех Слышащего??? Сердце едва не выпрыгнуло из груди от волнения, но я быстро обнаружил свои вещи в инвентаре. Когда успел снять? Не помню… Последнее, что подсовывала мне сбоящая память: я находился на шумном празднике, где вокруг развлекалось множество миелонцев, и мне было весело. Я там пил, причём много всякого разного и без закуски. Вроде даже танцевал, хотя этот момент вспоминался уже смутно. Даже что-то курил, какую-то подсунутую мне дрянь, хотя в реальном мире даже самые лёгкие электронные сигареты не употреблял…

– Как… я здесь очутился? – горло пересохло, говорить получалось с трудом, но компаньонка меня расслышала и наклонилась ниже.

– Герд Комар, тебя принесли ремонтные боты. Все три Кирсана вдруг сорвались и умчались куда-то на станцию, а затем притащили твоё бесчувственное тело. Один из них, тот что белый, объяснил через универсальный переводчик, что капитан их вызвал и сказал, откуда его нужно забрать.

– Пожалуйста, Улине, говори потише! Голова гудит просто невозможно…

Торговка вняла моей просьбе и стала говорить, по её мнению, шёпотом, хотя всё равно слова огромной мохнатой женщины отзывались набатом в моей голове:

– Я тебя раздела и уложила спать, так как ты сам был не в состоянии справиться с доспехом и жаловался на бегущие перед глазами надписи, которые ты не успеваешь читать.

– Спасибо, Улине, – прошептал я и прикрыл веки, так как свет по-прежнему болезненно резал глаза.

– Да не за что… – отозвалась моя огромная мохнатая подруга и, присев на выдвижной столик, грустно усмехнулась: – У народа гэкхо есть выражение «пил с миелонцами», означающее слабое и разбитое состояние. Обычно эту фразу употребляют в фигуральном смысле, вот только в твоём случае, Комар, её можно применять в буквальном. Разве ты не знал, человек, что у миелонцев другой метаболизм, алкоголь на них действует слабее и надолго не берёт? Чтобы пить с миелонцами, параметр Телосложение требуется как минимум двадцать пять, а то и тридцать!

Я пропустил мимо ушей эту подначку и попытался подумать. Значит, меня притащили на корабль ремонтные боты. Скорее всего, я сам их и вызвал, хотя сейчас даже приблизительно не понимал, как смог это проделать, тем более с такого большого расстояния. Приказ металлические Механики восприняли, тем более что с точки зрения Кирсанов моему телу действительно требовался ремонт, так как оно совершенно не функционировало. Я попытался представить картину, как три металлические многоножки через всю космическую станцию тащат пьяного в дупель Слышащего, и мне стало дурно. Тысячи миелонцев это видели. Позор-то какой! Кажется, я произнёс это вслух, так как женщина гэкхо дополнила:

– Да, видели многие, даже по местным новостям прошло. И чтобы никто не обидел вашу группу по дороге, вас сопровождало четверо бойцов элитного «Первого Прайда», – Улине, похоже, решила добить меня дурными новостями.

Меня охранял «Первый Прайд»? Отдать такой приказ личной охране могла только командующая флотом. Выходит, лэнг Кисси Мяу видела, в каком невменяемом состоянии я нахожусь. Так, стоп! Кисси Мяу. Разрешение на вылет. Меня снова охватил ужас. Я хоть сумел попросить у Великой то, за чем, собственно, и шёл на встречу с этой влиятельной миелонкой? С замиранием сердца я задал этот вопрос компаньонке.

– Да, герд Комар, разрешение покинуть станцию получено. Фрегат в полной готовности к полёту, Дмитррр в пилотском кресле ждёт команды на старт. Ожидаем только какого-то курьера, который должен забрать специальную посылку для лэнг Кисси.

– Что за посылку? – я соображал пока что с трудом и не понял очевидной вещи.

– Тот самый кристалл, что ты притащил на корабль, и который охраняет сейчас Аюх. Наш Навигатор, кстати, успешно скопировал данные на бортовой компьютер и сейчас, тяжело дыша от восторга, погрузился в изучение карты. По его словам, настолько полная и подробная карта изученной части галактики – это настоящее сокровище!

Улине замолчала и долго внимательно меня разглядывала. А потом участливо поинтересовалась:

– Комар, выглядишь ты совсем неважно. Может, Медика к тебе вызвать?

– Какого Медика? – от удивления я даже разлепил один глаз.

– Да сидит тут один на сумках возле самого корабля, тощий такой миелонец. Сама-то я не понимаю по-миелонски, так что с ним общалась Переводчица Айни. Медик утверждал ей, что ты сам его пригласил. Но Эдуаррр его не пускает на звездолёт, пока не получит подтверждение от тебя самого. А ещё там джарг сидит возле трапа, тоже тебя ждёт. С ним тоже герд Айни общалась, она и язык джаргов знает, как выяснилось.

Джарг? В своей жизни я встречал только одного джарга: Аналитика 52-го уровня с каким-то совершенно невыговариваемым именем. Видимо, речь шла о нём. Нет, джарга я пока что видеть не хотел. Совершенно не было желания, да и физической возможности, оправдываться перед ним и объяснять, почему столь ценная посылка до сих пор не дошла до адресата и, более того, вскрыта и испорчена. А вот Медика я действительно попросил привести ко мне.

Герд Мауу-Ла Мя-Сса появился в моей каюте через пару минут, толкая перед собой огромный левитирующий чемодан, размерами и формой очень напоминающий гроб. Надеюсь, он всё же ошибся, и моё состояние было не настолько уж безнадёжным. А между тем рыжий медик зафиксировал летающий «гроб» в моей каюте и, откинув одну из граней, вытащил целый пучок закрученных в спирали проводов, заканчивающихся клеммами с присосками. Не говоря ни слова, миелонец ловко приклеил у меня на висках, лбу и шее несколько контактов, после чего взял в лапы пульт и быстро набрал на нём какую-то команду.

В голове раздалось лёгкое жужжание. Было немного неприятно, но в сравнении с жутким похмельем почти неощутимо. Секунды через четыре Медик объявил диагноз:

– Серьёзная алкогольная интоксикация на фоне общей усталости и аллергии сразу на несколько компонентов употреблённых недавно психотропных препаратов растительного происхождения.

Герд Мауу-Ла Мя-Сса прикрепил к моему запястью браслет, видимо желая измерить давление и пульс, при этом строго выговаривая мне:

– Герд Комар, вы не в курсе, что фиолетовые и зелёные стики, которые вы курили, смертельно ядовиты для представителей одиннадцати космических рас? Для человека, как выясняется, не смертельны, однако чрезвычайно ядовиты. Подозреваю, что ближайшие несколько дней неизбежен серьёзный дебаф к количеству Очков Здоровья и Выносливости. Конкретные значения можно увидеть в справке о состоянии персонажа. Я смогу ослабить этот негативный эффект, но не снять полностью.

Я не сразу сообразил, про что он сейчас говорит, какую вкладку игрового меню открывать и что конкретно смотреть. Но, к сожалению, герд Мауу-Ла Мя-Сса оказался прав:

Наркотическое отравление!!! Максимальное количество Очков Жизни снижено на 63%. Максимальное количество Очков Выносливости снижено на 70%. Максимальное количество Очков Магии увеличено на 240%. Скорость восстановления Очков Жизни и Очков Выносливости снижена на 90%. Скорость восстановления Очков Магии увеличена на 67%. Параметр Телосложение снижен на 4 единицы. Параметр Ловкость снижен на 3 единицы. Длительность эффекта: 76 часов 11 минут 18 секунд

Ох… Ожидают меня трое суток слабости… Новость была крайне неприятной, особенно если учитывать, что уже часов через девять-десять мне предстояло вступить в бой и с орбиты корректировать огонь по противникам моей фракции. Может, проще убить себя и возродиться через пятнадцать минут полностью здоровым? Вот только шкала прогресса до следующего семьдесят седьмого уровня была заполнена более чем на девяносто процентов, и терять при смерти накопленный прогресс не хотелось.

Между тем Медик сверился с данными из своего наладонника, видимо читая информацию об анатомии людей, открыл свой летающий «гроб» и достал пневматический шприц. Профессионально и безболезненно тремя выстрелами вколол мне в вену левой руки, артерию на шее и правое плечо какие-то препараты. Уже через несколько секунд головная боль прошла, шкала здоровья медленно поползла вверх, а я почувствовал, что жизнь налаживается, и убивать себя вовсе не требуется! Тем не менее герд Мауу-Ла велел мне пока что лежать и не вставать:

– Возможна лёгкая дезориентация, к тому же резкие движения будут причинять дискомфорт. Но всего четверть умми, и состояние станет достаточно сносным, – пообещал миелонец, при этом убирая инструменты в левитирующий чемодан, а затем спросил, где находится его каюта?

Я подозвал издалека из коридора наблюдавшую за всеми медицинскими манипуляциями Улине Тар и велел зачислить Медика в экипаж. Только после этого решился и поинтересовался у Медика, неужели он дезертировал из армии? Ведь ещё полтора умми назад был военнослужащим! Рыжий миелонец совершенно искренне возмутился и, распушив свою шерсть, снял с шеи висящую на серебряной цепочке пластиковую карточку:

– Вот мои документы, можете проверить! Приказом командования переведён из действующего космофлота в резерв, текущий статус «гражданский».

Извинившись за подобное недоверие, я отправил нового Медика вслед за помощницей капитана Улине официально оформляться и обустраиваться на моём фрегате. Заодно вызвал им в помощь герд Айни, чтобы Переводчица смогла снять языковое непонимание.

Когда Улине ушла, я надел свой Энергетический доспех Слышащего, благо чувствовал себя уже гораздо лучше, да и облачиться в броню в игре возможно было за пару секунд, просто перекинув предметы в нужные слоты экипировки и даже не вставая с постели.

Нет, я не собирался нарушать предписанный постельный режим, просто меня заинтересовали слова Улине про то, что у меня возникли сложности с доспехом реликтов, и я не успевал читать возникающие сообщения. Что за сообщения? И почему вдруг их было так много? Мой доспех действительно отображал на внутренней поверхности шлема всякие надписи и сообщения, обычно касающиеся изменений характеристик персонажа, но происходило это достаточно редко, и уж точно бронескафандр никогда не «спамил» без причины.

Так, нужно открутить назад все полученные сообщения, благо все записи сохранялись. Где-то полтора умми назад. Да, вот отсюда, сразу после боя с тремя миелонцами. Что там дальше было то?

Несколько подряд падений Авторитета. Это понятно: я начал общение с Кисси, что не понравилось её подчинённым. Опять падение Авторитета, зато рост Известности. И снова падение Авторитета, причём сразу на три единицы. Да что такое?! В чём причина на этот-то раз? Хотя… смутно припоминаю, что резкое снижение произошло, когда я схватил Великую за запястье и потянул на танцплощадку, где уже кружилось немало миелонских пар. Лэнг Кисси тогда явно растерялась и даже, как мне показалось, сперва хотела вырваться. Но потом вдруг решилась, довольно оскалилась и пошла со мной. Рост Известности сразу на две единицы! Однако! Повышение навыков Псионика и Мистицизм по единичке, а Ментальной силы сразу на три. Видимо, активно пользовался магией или ментально общался. Рост Авторитета, ну наконец-то! Повысилась и Космолингвистика, видимо узнал много новых фраз и бранных выражений. Похоже, это Великая узнала, что посылка вскрыта и испорчена…

В памяти неожиданно всплыл этот момент. Я держал партнёршу по танцу в своих объятиях и был предельно сосредоточен, стараясь улавливать ритм и подсматривать движения у других танцующих пар. Без лишней скромности скажу, получалось очень даже неплохо. Кисси же, всецело отдавшись музыке и танцу, явно получала наслаждение от момента. Но при этом Великая, нисколько не скрывая того факта, что является сильным псиоником и Ищущей Правду, мысленно высказывала мне:

«…Нет, звёздная карта тоже важна, но она – лишь малая часть ценной информации. Самое главное содержалось в других разделах и файлах. Чертежи мелеефатских кораблей и нового секретного оружия, схемы логистики, военные планы, списки командиров и соотнесение их с личностями в реальном мире, запасы стратегического сырья и объёмы добычи… Много что ещё. Скажу по секрету, вся эта война и была начата лишь затем, чтоб появилась возможность получить эти бесценные данные от нашего глубоко внедрённого агента! Кто же мог подумать, что всё так случится при передаче? Ты хоть понимаешь, герд Комар, что произошёл крупнейший провал миелонской разведки за… я даже затрудняюсь сказать сколько тонгов! Возможно, подобного случая вообще и не было в истории моей расы!»

Помнится, я находился в шоке от услышанного и пытался нелепо оправдываться, на что моя партнёрша по танцу принялась меня успокаивать:

«Нет, нет, герд Комар, ты-то как раз меньше всего виновен в случившемся. Тебя и выбрали именно потому, что ты бы однозначно вскрыл упаковку. Посредник неспроста избрал именно такой способ передачи и такого курьера, он явно желал потери данных. Увидишь этого джарга – убей его! Это мой приказ! А вообще…» – тут лэнг Кисси резко сменила тему и плотнее прижалась ко мне, даже положила свою ушастую голову мне на плечо, после чего как раз и прошла волна сообщений о снижении моего Авторитета, – «я очень рада, что ты меня вытащил на танец!»

Я не совсем понимал причину такой радости миелонки, но лэнг Кисси Мяу легко прочла этот вопрос в моих мыслях и ответила на него:

«Ты даже не представляешь, человек, как злятся сейчас мои фавориты! Они готовы живьём тебя сожрать, но не смеют и когтем тронуть без моего позволения. Будет им уроком! Давно нужно было расшевелить их унылое общество. Представь только, у меня двенадцать ухажёров первого круга и где-то с полсотни второго. Всё своё время они проводят в интрижках и борьбе с другими претендентами, пытаясь добиться пусть даже не моей благосклонности, до этого всем им далеко, но хотя бы обратить на себя моё внимание. И тут приходит человек со стороны и сразу получает такой уровень близости, о котором они не могли даже мечтать! Я благодарна тебе! Ты заслуживаешь награду за свою смелость. Дай угадаю… Хи-хи-хи. Не настолько откровенно думай, хотя приятно, что я тебе нравлюсь. Все твои тревоги о далёкой родине. Да не переживай ты так! Конечно, я разрешу твоему кораблю улететь сразу после того, как кто-нибудь из моих фаворитов заберёт звёздную карту. Всё, я поняла, чего ты действительно хочешь! Через полтонга, когда с твоей родной планеты спадёт неприкосновенность, люди могут не опасаться вторжения миелонского флота! Это я тебе обещаю, как командующая этим самым флотом!»

Вот это награда так награда! О таком я не мог и мечтать! В этот момент я находился на седьмом небе от счастья! Человечеству в моём лице удалось заручиться гарантией неприкосновенности Земли от одной из самых влиятельных и могучих космических рас этой части галактики! Тут танец кончился, и я вслед на Кисси пошёл за новыми коктейлями. И, что называется, не рассчитал свои силы. «Несчастный случай на производстве», как говорилось в одном очень известном фильме…

Дальше шло множество сообщений о проваленных проверках на Телосложение, что неудивительно, в общем-то. Успешная проверка на Восприятие и рост навыка Управление Механизмами. Видимо, я на какой-то краткий миг сумел прийти в себя и вызвал «такси до дома». И опять рост Известности – это уже похоже меня тащили по коридорам станции. Это всё было понятно, но вот дальнейшие записи… тут я резко встрепенулся, так как пошло много неожиданного текста:

Слышащий! За последний период твоя доля отправленной в Пирамиду информации составила 42,17%. Невероятный результат! Иерархи реликтов гордятся тобой! Отныне и навсегда для твоего Энергетического доспеха доступны модификации 2-го уровня. Разблокирован задний слот под дополнительное оборудование и доступен ещё один управляемый дрон

Идёт поиск вариантов…

Идёт поиск вариантов…

Идёт поиск вариантов…

Сообщение повторялось раз триста, я даже несколько «задолбалася» проматывать экраны однотипного текста, попутно пытаясь понять, откуда Пирамида получила остальные 57,83% информации. В игре остались ещё реликты? Не Слышащие, раз уж было сообщение о моей уникальности, но возможно другие классы? Или информация поступает от давным-давно запущенных спутников и прочих автономных дронов? Или, возможно, последний «отчётный период» длился не одну тысячу лет, и те другие давно умерли? У меня не было ответов. Но вот итоговое сообщение, когда я всё же прокрутил портянки однотипного текста, меня просто убило:

Слышащий! Сожалеем, но в ближайшей области галактики подходящие варианты дронов не найдены. Рекомендуется обходиться уже имеющимися или сделать заказ в Пирамиду на высылку новых

Эх, жаль, что мы с Улине и братьями гэкхо уничтожили всех Малых охранных дронов на форпосте реликтов, сейчас бы один из них мог мне достаться. Но кто же тогда знал, что они такие редкие?! В любом случае я не сильно расстроился этой неудаче с поиском вариантов. Наоборот, всё было очень круто! Я теперь смогу улучшить свой доспех! Вот только не успел я обрадоваться, как прочёл следующее сообщение, и радость мою как ветром сдуло:

Идёт диагностика оборудования…

Внимание! Обнаружены несанкционированные модификации доспеха. Информация о серьёзном нарушении передана в Пирамиду. Слышащий, иерархи мудры и справедливы, они определят твою меру наказания

У меня замер дух. «Несанкционированные модификации» это видимо отрезанный у скафандра чехол для хвоста (или брюшка, кто же поймёт этих реликтов) и убранные лишние пары верхних конечностей. Ой, что сейчас будет… Неужели Энергетический доспех – предмет моей заслуженной гордости, надёжную броню и отличный скафандр для работы в вакууме и агрессивных средах – как-то ограничат в функционале или даже полностью отключат?

Ошибка при попытке установки соединения

Ошибка при попытке установки соединения

Ошибка при попытке установки соединения

Сообщение повторялось даже не знаю сколько раз. Несколько сотен раз как минимум, а возможно и несколько тысяч. Я не стал просматривать всё и сразу перескочил в конец записи.

Ошибка при попытке установки соединения

Слышащий, в случае военных действий предусматривается блокирование всех открытых каналов связи. Исходя из этого, наиболее вероятная причина невозможности связи с Пирамидой – ВОЙНА! Ввиду экстраординарности ситуации для связи с Пирамидой рекомендуется воспользоваться системой экстренной связи. (Да/Нет)

Время, отведённое на выбор, истекло

Сеанс связи с Пирамидой закрыт. Отправка сообщения отменена

И это всё? Неужели пронесло, и сообщение о самовольной переделке Энергетического доспеха Слышащего не было никуда отправлено? Я пробежался по всевозможным настройкам своего чрезмерно самостоятельного скафандра. Доспех работал в обычном режиме, никаких ограничений или отключенных элементов я не обнаружил. Наоборот, появилась новая вкладка: «добавление модуля», и спинной ранец с кислородными баллонами стал съёмным – видимо, его можно было модернизировать или чем-то заменить.

Навык Электроника повышен до семьдесят первого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до семьдесят первого уровня!

Нет, отсоединять ранец я пока что не стал, не до того было сейчас. Пока что мне вполне хватало того, что всё обошлось благополучно, и доспех у меня никто не отнимет. Дальнейшие мои эксперименты с древним артефактом прервало появление на пороге каюты Переводчицы герд Айни:

– Герд Комар, в наш стояночный ангар пришёл посланник командующей. Требует его принять, и он хочет видеть капитана. Впустить его на корабль?

– Да, Айни, проводи его в кают-кампанию, я сейчас принесу туда посылку.

Меня слегка покачивало, и слабость действительно ещё ощущалась, тем не менее я смог добраться до мостика, где Аюх вручил мне раскрытый опутанный проводами чёрный камень. Навигатор аж светился от желания поделиться со мной радостью по поводу скачанной карты, всё порывался продемонстрировать мне новые возможности и интересные находки, но я попросил с этим повременить.

Не слишком уверенно переставляя непослушные ноги, я вошёл в самое просторное помещение фрегата, служившее местом отдыха экипажа. Сейчас тут было людно. Братья Ваша и Баша, как и всегда в свободное время, резались в трёхмерную азартную игру «На-Тих-У». Тучный Аван-Той, развалившись рядом на пуфиках, наблюдал за игрой близнецов и заодно с гордостью демонстрировал всем собравшимся закреплённый на его шлеме трофей. «Котёнок» Тини о чём-то беседовал с Имраном, Орун Ва-Март участвовал в их разговоре, хотя я не понимал, на каком общем языке они общались. В другом углу Минн-О Ла-Фин о чём-то шепталась с Валери, причём при моём появлении обе девушки прыснули от смеха – видимо как раз перемывали мне кости.

Впрочем, принцесса «Тёмной Фракции» быстро посерьёзнела, подошла ко мне и сообщила, что генерал Уй-Така отказался общаться с ней лично. Лишь прислал на коммуникатор сообщение, что: «Предложение уже неактуально. Через десять дней твой муж будет вести переговоры лишь о том, на какую должность в моей фракции сможет обменять свой звёздный фрегат». Понятно, примерно такого ответа я и ожидал, так что совершенно не расстроился и успокоил свою супругу, что всё нормально, всё так и должно быть.

Хотя тут имелся серьёзный повод задуматься. Минн-О я сообщал другой срок готовности фрегата: шесть дней. Срок же в десять дней я огласил лишь один раз: на собрании директоров и статусных игроков под Куполом. Круг подозреваемых в шпионаже на «Тёмную Фракцию» серьёзно сужался.

Тут я вынужден был прервать свои размышления, поскольку Айни ввела нашу в кают-компанию опасного гостя: вооружённого до зубов и надевшего боевую броню Бретёра 190-го уровня.

Да, этого Посланника я знал – именно герд Лекку во время праздника угрожал мне оружием, приставив клинок к горлу. Впрочем, я не держал на него зла, так как прекрасно понимал, что он просто рисовался перед своей госпожой. Вручив посланнику ценную посылку, я рекомендовал обращался с ней максимально осторожно, так как имеющейся внутри взрывчатки хватит разрушить многоэтажный дом. Герд Лекку убрал опасный груз к себе в инвентарь, после чего вдруг обнажил свои искрящиеся от переполняющих их энергии клинки:

– Герд Комар, ты оскорбил мою госпожу, великолепную лэнг Кисси Мяу! Тем, что заговорил с ней без спроса. Тем, что дотронулся до Великой. Тем, что дерзнул станцевать с ней Танец Проснувшейся Любви. Этот ритуальный танец влюблённые пары исполняют лишь раз в жизни! Двенадцать прославленных воинов миелонской расы долгое время ждали этой чести и гадали, на ком из них Великая остановит свой выбор. А ты всё испортил! Нет тебе прощения! Я вызываю тебя на поединок! А-санти мае-уу-у резш шашаш-у!

Глава восьмая. Домой!!!

Поединок? Это было даже не смешно. Специализирующийся на дуэлях боевой персонаж 190-го уровня против едва стоящего на ногах из-за слабости игрока 76-го уровня с трясущимися руками. Поединок между нами? По такому надуманному поводу? Да пошёл этот Бретёр! Стараясь говорить ровно, не повышая тона, и очень надеясь на незнание опасным гостем языка гэкхо, я произнёс:

– Ваша, Баша, возьмите-ка этого дебошира под лапы! Да покрепче его держите! Если при этом стукнете его головой об стол пару раз, чтоб не вырывался, хуже не будет. Всё, всё, достаточно! Хватит! Не нужно делать из него персидского кота с плоской мордой. Имран, забери у миелонца клинки, чтобы наш гость случайно не порезался!

Герд Лекку истошно вопил, пытался вырываться и кричал, что так не принято! Дескать, он вызвал меня на поединок, и я должен вести себя подобающим образом. Вот только я на его вопли никакого внимания не обращал, да и могучие братья-близнецы надёжно удерживали бьющегося в истерике миелонца и не думали его отпускать, тем более что не понимали его криков. А вот миелонка герд Айни наблюдала за этой сценой с расширенными от ужаса глазами, да и Тини с Орун Ва-Мартом тоже испуганно прижимали уши – видимо, я действительно поступал не по правилам. Но меня это уже не останавливало:

– Тини, дай-ка мне свою машинку для нанесения татуировок!

Котёнок поспешно вручил мне небольшой станок и даже показал, как он включается, как задаётся трафарет из множества готовых шаблонов, и как меняется цвет краски. Я поигрался с настройками и нашёл среди готовых вариантов портрет лэнг Кисси Мяу. По идее, можно было наносить рисунок прямо через шерсть, вот только меня такой вариант не устроил:

– Имран! Знаю, у тебя есть бритва. Тини её ещё периодически ворует и потом обратно кладёт, чтобы свои воровские навыки тренировать. Дай мне её, пожалуйста!

Дагестанец молча сходил в свою каюту и вскоре вернулся, протягивая мне электрическую бритву на аккумуляторах. Я сам своими руками выбрил большой участок шерсти на правом бедре миелонца. Потом скептически посмотрел на свои трясущиеся руки и подозвал свою походную супругу:

– Минн-О, ты же принцесса, так ведь? Не знаю, как у вас, но в моём мире всех принцесс с детства учат красиво рисовать, хотят они этого ли нет. Или тебя тоже заставляли?

– Муж мой, ты не ошибся. В этом наши миры действительно схожи, и уроки рисования – одно из самых неприятных воспоминаний детства. Впрочем, наставникам в итоге удалось меня кое-чему научить… – Минн-О Ла-Фин подошла и взяла в свои руки татуировальную машинку.

Плененный герд, когда до него наконец дошло, что я собираюсь с ним сделать, завыл дурным голосом и снова принялся вырываться.

– Не дёргайся! Кисси никогда тебе не простит, если её портрет выйдет кривым!

Подействовало! Герд Лекку неподвижно замер, замолчал и стоически терпел, пока Минн-О быстро и профессионально, словно всю жизнь этим занималась, наносила на кожу миелонца сложный разноцветный рисунок. Я же в это время стоял рядом и успокаивал пленника, объясняя ему очевидные вещи:

– Эх, Лекку, не понимаешь ты своего счастья! Пойми, вас двенадцать морд в первом кругу фаворитов, а ещё пятьдесят во втором. Для Кисси вы все одинаково безупречные и скучные, даже выбирать не из кого, она сама мне в этом призналась во время танца. Я же даю тебе возможность выделиться из всей остальной унылой компании. Да, именно так! Я тебе гарантирую, что тебя Кисси уж точно запомнит! Герд Лекку, ты мне ещё «спасибо» скажешь! Всё готово, принимай работу. Смотри сам, красота-то какая! Не знаю, будет ли татуировка держаться после смерти и возрождения, но на твоём месте я бы её возобновлял. Всё, отпустите его! Имран, верни нашему гостю оружие!

Момент на самом деле был весьма напряжённым. Имелось серьёзное опасение, что после освобождения герд Лекку начнёт буйствовать и даже пустит в ход клинки, так что на всякий случай я был готов ментально его оглушить. Собственной маны у меня сейчас имелось крайне мало, не восстановилась ещё после отравления, но на мой ментальный призыв Валери-Урла ответила, что поддержит меня. Тайликанская девушка действительно встала с пуфиков и обеими руками схватилась за висящий у неё на шее каменный кулон, похоже придающей Валери сил и уверенности.

Вот только реакция миелонца была неожиданной. Он действительно взял в правую лапу клинок, крутанул им несколько светящихся восьмёрок и… резким взмахом отсёк свой пышный тёмно-серый хвост!

– Герд Комар, ты совершенно зря меня опасался – никогда в жизни я не атаковал бы ослабленного болезнью противника, так как в такой победе нет чести. Я хотел просто напугать тебя, выразив таким образом свою ревность из-за того, что ты обошёл меня и других фаворитов Великой. Но… всё пошло совсем не так, как я задумывал. Такого обращения я точно не ожидал! Сперва хотел разнести тут всё на корабле, но потом подумал и решил, что ты прав! Прошу, носи мой хвост как заслуженный трофей! Пусть все видят, что ты победил меня и посчитал достойным противником. Слух об этом быстро дойдёт до Великой, она пожелает меня самого расспросить, после чего увидит, как я с гордостью ношу её лик на своём теле. Ты совершенно прав, герд Комар, Кисси не из кого выбирать, так как все её фавориты – идеальные не знающие поражений бойцы, своими характерами, навыками и даже внешностью схожие между собой. Но теперь, чем бы вся эта история ни закончилось, я буду отличаться от остальных, и Великая меня запомнит! Спасибо тебе!

Я поклонился опасному высокоуровневому игроку и протянул ему ладонь для рукопожатия в знак примирения. Миелонец удивлённо замер, его расе такой жест был не знаком. Но наблюдавшая за нами Переводчица Айни объяснила своему сородичу смысл моих действий, и герд Лекку осторожно дотронулся когтями до моей ладони.

Авторитет повышен до 49!

Наверняка кровоточащая рана причиняла миелонцу страдание, но он ни словом, ни жестом не выдал своих чувств и даже отказался от помощи Медика. Едва Бретёр с высоко поднятой головой покинул фрегат, как по коридорам звездолёта прокатился возбуждённый голос нашего пилота Дмитрия Желтова:

– Энергетический щит со стояночного ангара снят, получено разрешение на выход со станции! Летим скорее домой!!!

– Погоди, мне нужно ещё несколько минут! – я помнил про терпеливо дожидающегося встречи со мной джарга и хотел перед вылетом закончить с этим делом, тем более что получил от лэнг Кисси недвусмысленный совет или даже скорее приказ убить коварного посланника. – Минн-О, дай мне ненадолго свой лазерный пистолет! Нет, нет, помощь не нужна, я сам справлюсь!

По лестнице я спустился на первую палубу и поспешил к главному шлюзу. У выхода с корабля дежурил Эдуард Бойко, и он шёпотом заверил меня, что поручение насчёт груза выполнено. Отлично! Велев Космодесантнику отправляться в свою каюту и готовиться к старту, я сбежал с трапа и, посмотрев по сторонам, обнаружил терпеливо сидящего у стены многоглазого восьмилапого «броненосца» и направился в его сторону. Оружие в руках я не держал, но Аналитик 54-го уровня каким-то образом догадался о моих намерениях и, повесив на шею универсальный переводчик, быстро забулькал:

– Хороший. Сделка готово. Кисси получить. Велеть убить джарг.

Что же, раз он сам догадывался о данном мне миелонской командующей поручении, тем лучше. Уже не скрываясь, я достал лазерный пистолет и, выставив мощность выстрела на максимум, приставил оружие к голове джарга. Внеземной Аналитик не пытался убегать или защищаться. Вот только прозвучавший вопрос джарга поставил меня в тупик:

– Говорить с Кисси. Сколько раз нужно убивать джарг?

Сколько раз? Что за странный вопрос? Всего один раз, о чём я честно сообщил громадной бронированной «лягухе». Джарг сразу воодушевился и снова забулькал:

– Один быстро. Не выстрел. Сам я взрываться. Человек ждать недолго. Не улетать. Затем брать джарг. Космос. Полёт. Команда.

Что??? Нет, начало фразы было вполне понятным: инопланетный Аналитик уверял, что стрелять вовсе не требуется, так как он и так взорвётся, чтобы унять недовольство Великой. Такой вариант меня самого тоже устраивал, поскольку крайне не хотелось становиться палачом и убивать безоружного. Но вот дальше джарг предлагал мне не улетать и терпеливо дожидаться его возрождения, а затем взять его с собой на звездолёт в качестве полноценного члена экипажа. Он вообще в своём уме? Зачем он мне на фрегате?

– Назови хоть одну причину ждать тебя, а тем более брать с собой, – потребовал я, абсолютно не представляя, что может предложить собеседник такого, чтобы я передумал и согласился взять этого скользкого типа с собой.

В качестве ответа джарг достал из инвентаря и продемонстрировал в своих четырёх верхних лапах с присосками чёрный отполированный камень – абсолютную копию того, что я уже ранее держал в руках. Вот это да! Быстро проведённое мною сканирование показало, что в лапах джарга вовсе не муляж, и начинка в этом футляре совершенно такая же, что и в предыдущем камне: большой кристалл-накопитель, опутанный проводами и вплавленный во взрывчатку.

Навык Сканирование повышен до сорок первого уровня!

– Теперь знать ты. Истинная ценность. Информация. Сделка. Передать гэкхо. Большой командир. Вайд Шишиш. Помощь гэкхо звёздная война. Мой награда. Джарг член экипаж. Аналитик. Много рассчитать. Польза.

Я опустил пистолет. Кажется, до меня стало доходить, что происходит. Глубоко внедрённый агент миелонцев, возможно действительно джарг по расе, хотя вовсе не обязательно, добыл важнейшие сведения о своре мелеефатов. Настолько критически важные сведения, что ради получения этой информации миелонцы даже развязали большую космическую войну, дабы в возникшем хаосе у их агента появился шанс переслать посылку с кристаллом-накопителем. Вот только посредник-джарг, через которого на каком-то этапе передавалась посылка, всё испортил и решил инсценировать «случайную» потерю информации при неаккуратном вскрытии футляра человеком по имени Комар. Да, Аналитик всё верно рассчитал, учтя мой характер и способности, и добился своего. Вот только, как сейчас выясняется, у него имелся дубликат ценного груза, и направить вторую посылку джарг планировал гэкхо.

– Но почему гэкхо? Почему не миелонцам? – я задал этот вопрос вслух.

– Нет звездолёты. У джарги. У люди всего один. Сюзерены защищают. Усиление гэкхо. Очень нужно. Цели совпадают. Иначе разгром. От мелеефаты. Или миелонцы. Разницы нет.

– Да, ты прав. Наши цели совпадают, и именно усиление гэкхо как покровителей и защитников нужно обеим нашим расам. Вот только ты понимаешь, как будет злиться лэнг Кисси Мяу, когда узнает, что ценный груз уцелел и ускользнул от её цепких лап?

– Кисси не знает. Джарг молчит. Комар не самоубийца. Миелонцы экипаж не болтать.

Я нервно засмеялся. Вот именно что не самоубийца пытаться скрывать от могущественной Ищущей Правду столь нужную ей информацию. И верно, у меня на корабле немало миелонцев, которые тут же донесут своей прославленной командующей, если узнают про посылку. Впрочем, посмотрим. Сейчас, как верно сказал джарг, наши цели совпадали. Я убрал пистолет в инвентарь.

– Хорошо, будь по-твоему. Вот только времени совершенно нет ждать твоего самоубийства и воскрешения. Меня и мой фрегат очень ждут союзники по фракции, каждый миг промедления слишком дорого обходится моим друзьям. Может, взорвёшься уже в одной из пустых кают звездолёта? И уже на корабле воскреснешь?

– Точка возрождения на звездолёт. Опасно. Нужно думать.

Ах да, я сам как-то забыл про это. Глупое предложение. Устанавливать точку воскрешения на звездолёте смертельно опасно, так как крушение корабля в открытом космосе грозит окончательной смертью и персонажу, и игроку в реальном мире. Но не успел я сказать джаргу о том, что передумал и отзываю своё требование, как пришло сообщение об успешной проверке на Авторитет. После этого джарг снова забулькал, раздувая горловые мешки:

– Соглашение. Отдать камень после. Экипаж. Приземление. Зелёная зона.

После чего, убрав чёрный камень и универсальный переводчик, многоглазый «броненосец» опустился на все восемь своих конечностей и, совершая короткие быстрые прыжки, рванул к трапу на фрегат. Вот это да! Мой странный собеседник согласился рискнуть и перенести точку возрождения на корабль! Видимо, ему самому не терпелось поскорее убраться со столь негостеприимно встретившей его станции, и другого способа он не видел.

Джарг обещал отдать мне бесценный груз только после того, как я включу его в состав своей команды и доставлю до безопасной зоны, где он сможет сменить точку привязки. Что же, разумная мера предосторожности с его стороны, я вполне понимал джарга и был согласен на такие условия. Вроде ничто больше не удерживало меня на Касти-Утш III, и я хотел было уже подниматься на звёздный фрегат, но резко остановился. Последний штрих. Я открыл вкладку управления дронами и вызвал Малый охранный дрон реликтов. Дал ему команду лететь ко мне и получил привычное предупреждение о высокой вероятности ошибки этого приказа. Да, да, знаю. Я вовсе не собирался реально отправлять дрона в долгий самоубийственный полёт, меня интересовала конкретная строка:

Ожидаемое время полёта 344 тысячи 802 года 87 дней 6 часов 58 минут

Гораздо дольше, чем с предыдущих двух точек. Значит, я удалился от секретной базы древней расы. Записав новое значение, я поспешил вернуться на корабль и успел погасить вспыхнувший конфликт – это Имран не пропускал «лягуха» и грозил взрывоопасному существу, направив на джарга острые клинки.

– Пропусти, Имран, это свой! Будет в нашей команде! Улине Тар, оформи Аналитика… ух ты, уже 57-го уровня… к нам в экипаж и выдай джаргу положенные документы. А потом подойди ко мне в личную каюту. Хочу побеседовать с тобой наедине о том, как поправить наши финансы.


Давненько же я не выходил из игры! В последний раз более двух суток назад, когда появился на собрании статусных игроков фракции, а до этого… тут я даже не сразу вспомнил, настолько давно это случилось, и столько с тех пор произошло разных событий. Откинув крышку вирткапсулы, я какое-то время просто лежал, привыкая к полузабытым ощущениям реального тела. Отсутствие перед глазами мини-карты, а также показателей жизни, голода и усталости сперва пугало. Впрочем, я быстро пришёл в себя и присел, дожидаясь появления Имрана. Мой дагестанский друг настоял на том, что должен сопровождать меня «на всякий случай».

Я не спорил, поскольку до сих пор какая-то часть союзников по фракции Human-3 относилась ко мне настороженно и даже негативно, а неприятные эксцессы случались ранее и в мирное время. А уж сейчас, когда шла война, вывод из строя ключевого игрока фракции был на руку «Тёмной Фракции», и противник мог отдать такой приказ своим агентам. Встав, я подошёл к стеклу и осмотрел Купол с высоты четырнадцатого этажа.

– Полдень, а почти не видно людей, – обратил я внимание появившегося в дверях Имрана на неестественную тишину и пустоту под Куполом.

– Так война же. Все способные держать оружие находятся в игре. Тут под Куполом только ожидающие возрождения и отправленные командирами на отдых после двух с половиной суток жестоких кровопролитных боёв.

Мы спустились по винтовой лестнице и по пустынным дорожкам парка направились прямиком к зданию администрации. Меня интересовал сейчас Александр Антипов – нужно было сообщить директору по безопасности информацию, что «Тёмной Фракции» известны сроки, да и, по-видимому, всё остальное, что обсуждалось недавно на собрании ключевых игроков.

К счастью, «безопасника» удалось застать в его рабочем кабинете. Вот только находился он там сейчас не один, с ним беседовал руководитель фракции Иван Лозовский. Неожиданно! Насколько я слышал от Имрана, последние двое суток члены фракции терялись в догадках, куда запропастился их самый главный начальник. Выходит, нашёлся-таки. По крайней мере, в реальном мире. Оба собеседника синхронно повернули на вошедшего крайне недовольные лица – видимо, сейчас обсуждались какие-то секретные вещи, и посторонним тут было не место. Я остановился на пороге.

– Комар? – похоже, «безопасник» реально удивился. – Какой редкий гость в моём кабинете! Да и вообще ты в последнее время редко появляешься под Куполом. Заходи, не стесняйся. Что-то хочешь сообщить?

Оставив своего сопровождающего в коридоре, я прошёл внутрь и закрыл за собой дверь. Сразу обратил внимание, что вид у обоих директоров был хмурым и сильно уставшим. Похоже, последние трое суток оба спали лишь урывками.

– Мне нужен список приоритетных целей для уничтожения их с орбиты! Желательно с координатами, если это стационарные объекты! – выпалил я, не став сейчас в присутствии одного из подозреваемых обсуждать тему шпиона в наших рядах.

Оба директора переглянулись, затем Иван Лозовский поинтересовался, к какому сроку нужна запрошенная информация.

– Фрегат «Толили-Ух X» выйдет к Земле через восемь часов. Ещё примерно полчаса-час нам нужен, чтобы согласовать с гэкхо все формальности и встать на геостационарную орбиту над нашими территориями.

– Хорошие новости настолько редки в последнее время, что получать их вдвойне приятно! – обрадовался руководитель фракции. – Да, Кирилл, получишь всю информацию в срок. Только очень прошу обойтись в данном случае без самодеятельности, поскольку она может очень плохо закончиться для всех нас. Напомню, что между «Тёмной Фракцией» и нами до сих пор действует договор о запрете бомбардировок основных фортов, на которых держится клайм нод. Даже вспыхнувшая война не отменила этот договор, о чём дипломат гэкхо Коста Дыхш недвусмысленно нам напомнил.

– Да уж… Влетело нам «на орехи», как только гаубицы с «Жёлтых Гор» дали залп по цитадели вражеского «Кладбища»! – с грустной усмешкой дополнил «безопасник» слова начальника. – Большого ущерба только-только восстановленной противником крепости первого уровня мы не нанесли, зато в казне теперь пусто, а список товаров, которые мы должны бесплатно поставить сюзеренам для оплаты штрафа за нарушение, занимает несколько листов мелким шрифтом…

– И ведь придётся собирать и отдавать все материалы по списку. Иначе гэкхо, как гаранты соблюдения договора, объявят нашей фракции войну, со всеми вытекающими для нас последствиями…

Видно было, что Иван Лозовский серьёзно расстроен случившимся. Я же с большим трудом удержался от едкого вопроса, как Дипломат фракции, задачей которого как раз и было помнить о подобных вещах, допустил нарушение обязательств перед сюзеренами?! Но всё же я промолчал. Несвоевременно было сейчас в условиях тяжёлой войны устраивать разборки с начальством и обвинять главного полководца в некомпетентности. Тем более я видел по чёрным от усталости лицам собеседников, что им и так пришлось несладко последние дни.

Однако, несмотря на тревоги и усталость, хозяин кабинета не забыл о нормах гостеприимства и предложил мне кофе или что покрепче. От алкоголя я категорически отказался – не отошёл ещё в игре от последствий миелонского праздника, а потому и в реальном мире даже сама мысль о спиртном вызывала резкое отторжение. А вот кофе был бы весьма кстати, о чём я и сообщил. Александр Антипов нажал на кнопку селектора и заказал некой Анюте три кофе в свой кабинет.

– Два кофе, мне не нужно, – быстро поправил Лозовский «безопасника» и уточнил: – Время возрождения подходит, нужно вскоре возвращаться в игру. Без меня, боюсь, китайцы не поймут, что им дальше делать.

– Китайцы? – удивился я, на что Александр Антипов с усмешкой прокомментировал:

– Да, наш директор всех удивил! Умотал неизвестно куда, никому ни слова не сказав, а через два дня «Тёмную Фракцию» с тыла атаковал полутысячный отряд бойцов фракции Human-1. Китайцы перебили немногочисленных пограничников, порушили врагу пару новых самых северных нод, но главное оттянули на себя внимание противника. Наши бойцы хоть смогли вздохнуть посвободнее и перегруппироваться. А на южном фронте так и вовсе перешли в контрнаступление! «Второй Легион» окончательно выдавил врага с «Сельвы» и сейчас преследует бегущих «тёмных» по болотам «Тропиков». Да что такое?! Спит Анюта, что ли…

«Безопасник» снова нажал кнопку селектора и повторил свой заказ кофе. Так и не дождавшись ответа от секретарши, с досады стукнул себя ладонью по лбу:

– Совсем забыл! Сейчас же режим КТА, и Анюта в игре. Хорошо, сам сделаю кофе, – «безопасник» тяжело с кряхтением встал из-за стола и направился на выход.

– Анюта весьма неплохой наводчик, кстати, – крикнул ему вслед Иван Лозовский, пока хозяин кабинета далеко не ушёл. – Во многом благодаря ей и другим корректировщикам наши 152-мм гаубицы с «Жёлтых Гор» разнесли в пыль высадившийся десант противника на побережье «Античного Пляжа». Да и то, что враг отступил из «Сельвы», так и не сумев там закрепиться, тоже во-многом результат хорошей корректировки огня.

– Так нода «Сельва» освобождена? – уточнил я, так как новость была весьма неожиданной и приятной.

– Нода по-прежнему нейтральная, – строго поправил меня руководитель фракции. – Наш клайм противник сбил в первые же минуты атаки, вот только закрепиться врагу мы не дали, несмотря на все их попытки построить в «Сельве» базу. «Тёмная Фракция» потеряла там один свой антиграв-штурмовик, и ещё два танка мы им подбили, противник вывез их морем на ремонт. Но самое главное: противник нёс тяжёлые потери в живой силе, особенно когда наши артиллеристы пристрелялись и стали каждые пятнадцать минут накрывать их базу термобарическими боеприпасами, прямо по точкам возрождения «тёмников». В итоге враг дрогнул и отступил дальше на юг, куда наша артиллерия уже не достаёт.

Иван Лозовский замолчал и обернулся. Убедился, что хозяин кабинета вышел, наклонился ко мне и, понизив голос до шёпота, сообщил:

– У нас тут ЧП совершенно другого плана. Что называется, пришла беда, откуда не ждали. Наша общая знакомая Медик Ирина сбежала из-под Купола!

– Как сбежала? – я даже не поверил своим ушам, настолько шокирующей была новость.

– Да вот так. Четыре дня назад я сам помог ей оформить пропуск на выход наружу. У её родного брата была свадьба и, конечно, по такому поводу мы отпустили сотрудницу в увольнительную на один день. Тем более, что Ирина была на хорошем счету, её всё устраивало, и не виделось никаких даже малейших предпосылок к побегу. А вчера, уже в моё отсутствие, она подошла к охране с подписанным пропуском. Вон, на столе лежит, можешь взглянуть! – руководитель фракции указал на небольшой цветной картонный прямоугольник.

Я взял в руки плотный картонный квиток. Номер, дата, вычурная подпись. Также стоял штамп, и шариковой ручкой было вписано время выхода.

 – Бланк настоящий, их можно взять на посту охраны. Дата проставлена вчерашняя, вот только подпись не моя! Очень искусно подделана, возможно самой Ириной. Сотрудники охраны хоть и удивились: режим КТА как никак, все игроки фракции на боевых постах, но пропустили девушку. А ещё через пару часов к внешним кураторам нашего проекта поступили фото, пересланные в Министерство Обороны из другого российского силового ведомства. И на этих фотографиях чётко видно, как Ирина в сопровождении иностранных дипломатов входит на территорию канадского посольства!

 – Канадского? – выбор моей бывшей любовницы был не совсем понятным. Обычно, так сказать исторически, перебежчики и всякие недовольные в нашей стране выбирали британское или американское посольство.

– Да, канадское. Уже постфактум, когда стали копать, выяснилась связь некоторых гостей на свадьбе с фирмами, работающими в области виртуальной реальности на секретном объекте в канадской провинции Нью-Брансуик. Наша военная разведка давно знает, что именно там расположен один из трёх североамериканских центров, занимающихся исследованием игры, искажающей реальность.

– У Канады сразу три фракции в игре?! – сегодняшний день продолжал меня удивлять. – Так получается Канада – самая продвинутая из всех земных стран участник принесённой к нам гэкхо «большой игры»?!

Иван Лозовский посмотрел на часы, недовольно покачал головой и сказал, что ему уже пора бежать, но на мой вопрос он всё же ответил:

– Кирилл, я сказал «североамериканского», а не «канадского». Разница имеется. Дело в том, что на начальном этапе официальные власти в Америке к информации о новой игре отнеслись достаточно скептически. И потому игрой, искажающей реальность, первые недели занимался коллектив энтузиастов-добровольцев и сотрудники пары небольших частных компаний, занимающихся компьютерными играми. Среди сотрудников были граждане США, Канады, а также выходцы из нескольких азиатских стран. Они в шутку называли свой коллектив «Дети Кукурузы», совсем как в романе Стивена Кинга. Но как только была доказана работоспособность принесённых из игры технологий, тут же власти добровольцев отодвинули, и за дело взялись военные. Все вирткапсулы перенесли на охраняемый военный объект в провинции Нью-Брансуик, где был введён режим секретности. Но первый коллектив остался – куда его ещё девать? И первая станция сохранила статус межгосударственной, хотя США и Канада быстро построили у себя на территории свои собственные «кукурузы». Всё, Кирилл, рад был бы с тобой пообщаться, узнать новости из далёкого космоса, но действительно нет времени! Удачи! И будь готов к неприятным вопросам по поводу Ирины!

Иван Лозовский поспешил на выход и в дверях столкнулся с собиравшимся входить Александром Антиповым, тот даже выронил один стакан и расплескал кофе.

– Вот чёрт… Ладно, потом себе сделаю. Держи, Кирилл. Осторожно, горячий. И у меня к тебе будут вопросы по поводу твоих друзей.

Глава девятая. Новая напасть

Иван Лозовский не ошибся, и следующие полчаса мне пришлось во всех подробностях расписывать директору по безопасности своё знакомство и дальнейшее общение с «Иришкой из Первого Меда». Начиная с сетевого турнира, на котором мы с ней остались последними из выживших, и вплоть до того момента, как я обнаружил свою подругу ночью без одежды в комнате руководителя фракции. Подозреваю, что большая часть сказанного Александру Антипову и так уже была известна из других источников, но он всё равно задавал вопросы и требовал деталей. Ничего предосудительного и тем более криминального за мной не было, да и последнюю неделю мы с Ириной практически не общались, так что «безопасник» в конце концов от меня отстал.

Я же, наоборот, чем больше думал над всей этой ситуацией, тем больше у меня в голове роилось вопросов. Какой вообще смысл был в побеге? Ирина не имела доступа к важным секретам. Да, она максимально приблизилась к руководителю фракции, ближе уже просто невозможно, но я совершенно не верил в нелепую версию, что опытный и скрытный Дипломат Лозовский в постели вдруг начинал откровенничать и делиться с любовницей военными и технологическими секретами. Так что максимум, который Ирина могла сообщить своим новым хозяевам, это координаты нод фракции Human-3 и приблизительное количество игроков в ней. Едва ли эти сведения стоили того, чтобы срочно эвакуировать девушку из-под Купола и прятать её на территории посольства. Да и куда делся её персонаж? Просто так взял и ушёл за границу, несмотря на войну с «Тёмной Фракцией» и усиленную охрану периметра? Я высказал эти мысли вслух.

– Насчёт персонажа сказать трудно. В последний раз её Медик была задействована в ноде «Античный Пляж» в ходе первой, неудачной, контратаки на «Сельву». Честно говоря, там творился полнейший хаос, и за всей круговертью смертей и воскрешений Ирину как-то потеряли из вида. Четырнадцать наших игроков попали в тот день в плен к «Тёмной Фракции» и, нужно честно признать, это мы ещё «легко отделались». Могло быть гораздо хуже, если бы не подоспевший авангард «Первого Легиона». Наши бойцы не в первый раз столкнулись с «Тёмной Фракцией», у многих игроков десятки боёв за плечами, но даже ветераны отмечали, что это был словно более трудный уровень сложности. Такое впечатление, что противник заранее знал все наши ходы и готовил наиболее эффективные меры противодействия!

«Безопасник» замолчал, поморщился и помассировал пальцами виски – видимо, голова у него сильно болела. А ещё я отмечал красные от усталости и недосыпа глаза собеседника. Было видно, что человек не просто устал, но ещё и сильно перенервничал, столкнувшись с совершенно необъяснимым уровнем информированности противника о всех действиях нашей фракции.

– Похоже, заболеваю… Горло першит, голова раскалывается, никакой аспирин не помогает, – прокомментировал Александр Антипов своё состояние, тем не менее, продолжив беседу: – Насчёт невысокой информированности Ирины ты, в общем-то прав. Вот только Ирина знает о звездолёте у нашей фракции и близко знакома с его капитаном. Это уже немало. Также она знает имена наших статусных игроков и даже может описать их внешность. Этих данных вполне достаточно для вычисления людей в реальном мире, а также определения их родственников и круга знакомых.

– А смысл? Нужный иностранным разведчикам человек всё равно остаётся под Куполом, и наладить с ним связь крайне проблематично. Тем более что наверняка за всеми статусными и более-менее значимыми игроками и раньше вёлся круглосуточный контроль, а теперь-то уж и подавно.

– Вот тут ты не прав, Кирилл! Воздействовать на нужного человека не напрямую, а опосредованно через близких ему людей, излюбленный метод разведслужб всего мира. Но соглашусь, что как-то слишком топорно всё выглядит. Непохоже на работу профессионалов, какими, вне всякого сомнения, являются канадские и американские разведслужбы. Ирина в качестве шпиона, приближенного к самому руководителю фракции «Human-3», в долгосрочной перспективе представляла для них куда больший интерес. Чего-то мы не замечаем, какой-то детали, а оттого не понимаем всей картины…

Мы какое-то время молчали, обдумывая странности этого происшествия. Затем я поинтересовался у гораздо более информированного директора:

– Может, причина тут вовсе не в реальном мире, а как раз в этой самой североамериканской фракции? Что вообще про неё известно?

Александр Антипов разблокировал компьютер и развернул монитор, чтобы и мне было видно:

– На самом деле сведений весьма немного. Знаем её номер: «Human-8», знаем реальные координаты их центра. Можешь ознакомиться, твой уровень доступа вполне позволяет. Тут снимки со спутников за последние полгода, военная база в провинции Нью-Брансуик. Такие же «кукурузины», как у нас, только по сто пятьдесят вирткапсул на каждом стержне. Как видишь, три «кукурузины» построены давно и активно функционируют, четвёртую начали строить, но вот уже полгода она в незавершённом состоянии. Очень похоже на то, что страны-участники проекта решили сделать акцент на собственные центры изучения игры, искажающей реальность, а не делиться ценной информацией с соседями. Этот же «общий» игровой центр хоть и поддерживается, но активно не развивается.

– Вовсе не обязательно! Возможно, фракция «Human-8» столкнулась с серьёзными сложностями в игре, – привёл я другое объяснение отсутствию прогресса. – Судя по количеству вирткапсул, у них одна нода второго уровня и две первого. Вот они и не могут выставить более четырёхсот тридцати пяти человек, и четвёртая «кукуруза» им пока что не требуется.

Мой собеседник неопределённо пожал плечами и принялся щёлкать мышкой, перелистывая многочисленные кадры космических снимков военной базы зимой и в летний период. Но неожиданно снимки из космоса закончились, и пошла видеозапись: Ирина на огороженной высоким забором территории выходит из большой чёрной машины с дипломатическими номерами и, охраняемая эскортом сразу из пяти спортивно сложенных мужчин в одинаковых костюмах, проходит внутрь здания. Глаза просто резануло одно несоответствие, я даже сперва не поверил:

– Стоп! Секунд пять назад отмотать запись. Лицо крупным планом. Да не лицо Ирины! Вот этого смуглого секьюрити в тёмных очках. Кто он?

Директор по безопасности обвёл мышкой контуры лица, ввёл в строку какую-то команду, и почти сразу на экране появилось краткое досье, выдержки из которого Александр Антипов зачитал:

– Ахсануддин Хуссейн Рахман. Гражданин Канады. Семья эмигрировала из Бангладеш. Так… образование, карьера… Всё обычно. В настоящее время сотрудник канадского посольства в Москве. Что с ним не так, Кирилл?

– Что не так? Да хотя бы то, что этот самый Хусейн Рахман однозначно не с нашей Земли, а из параллельного нам магократического мира!

Директор по безопасности отшатнулся и смотрел на меня, хлопая покрасневшими глазами и приоткрыв от удивления рот:

– Не может быть! Ты уверен, Кирилл?!

– Абсолютно уверен. Я видел много людей «Тёмной Фракции», причём некоторых с очень близкого расстояния. Да и жена у меня из того мира, так что характерные особенности их расы узнаю сразу! Наложенный грим, скрывающий пепельно-серый цвет кожи этого «выходца из Бангладеш», нисколько не помешал мне опознать представителя магократического мира! А тёмные очки у него, подозреваю, для той же цели, что и у меня, – я снял и положил на стол перед «безопасником» затемнённые очки, которые обычно носил под Куполом, чтобы не нервировать народ, – скрывать светящиеся глаза мага!

Похоже, ситуация складывалась гораздо более сложной, чем представлялась поначалу. «Тёмная Фракция» не только знала удивительно много о наших планах, но заручилась поддержкой как минимум одной из фракций нашей версии Земли и даже перебросила своих агентов в наш мир.

Мой взволнованный собеседник, попросив в ближайший час-полтора никуда пока из-под Купола не исчезать, собрался бежать в «защищённый пункт связи с Москвой» сообщить кураторам новую информацию о «Тёмной Фракции». Пользуясь удобным моментом, я попросил директора заодно передать важным московским шишкам информацию, ради которой, собственно, и шёл сюда: «Тёмной Фракции» известно всё, о чём говорилось на недавнем собрании ключевых игроков нашей фракции.

– Информация верная, получена через принцессу Минн-О Ла-Фин от самого лидера наших противников генерала Уй-Така, который при ней оговорился и озвучил сроки, которые не мог знать. Это означает, что кто-то из самой верхушки нашей фракции работает на врага, и круг подозреваемых чётко очерчен теми, кто присутствовал на собрании!

Мне казалось, что Александр Антипов ухватится за новую информацию словно клещ и начнёт выпытывать детали. Вот только реакция моего собеседника оказалась совершенно не такой, на какую я рассчитывал. «Безопасник» принялся буравить меня своим взглядом, при этом недовольным тоном высказывая:

– Кирилл, должен же ты понимать, насколько мне всё это не нравится! Через свою супругу ты ведёшь какие-то закулисные переговоры с врагом в обход официального Дипломата нашей фракции. И этот канал связи никак не контролируется, никто не знает, какая информация передаётся на ту сторону! Более того, всего через одно звено ты знаком с явным врагом – лидером наших противников! И ты присутствовал на недавнем собрании. Всё это делает именно тебя, Кирилл, главным подозреваемым!

Если Александр Антипов думал меня смутить или испугать своими грозными словами и обвинениями, то сильно просчитался. Тем более что я читал в его мыслях полнейшую растерянность, а главное «безопасник» сам не верил в мою виновность и лишь хотел просто постращать «на всякий случай». Более того, я обнаружил со стороны директора по безопасности неожиданно хорошее отношение ко мне – Александр Антипов считал мою работу очень важной и полезной для фракции. Поэтому в ответ на озвученные нелепые обвинения я лишь рассмеялся:

– С лидером гэкхо кунг Вайд Шишишем я знаком не «через одно звено», а вообще напрямую. Но разве это делает меня агентом гэкхо? Кстати, через свою компаньонку Улине Тар я запросил у кунга личные переговоры без свидетелей – у меня есть, что предложить командующему Вторым Ударным флотом гэкхо, и я очень рассчитываю на благодарность с его стороны. Не хочу загадывать, но возможно удастся повторить «чудо» вроде того трюка с нодой «Кладбище». Или по крайней мере снять наложенный на нашу фракцию штраф.

Пока мой собеседник, молча хлопая глазами, переваривал услышанное, я продолжил:

– А ещё я лично знаком с Великой Проповедницей миелонской расы лэнг Амиру У-Маяу, а также командующей миелонским флотом в этой части галактики лэнг Кисси Мяу. Из вашей логики получается, что я – агент миелонцев? И да, просто для информации, я получил от великой командующей миелонцев заверение, что флот Союза Миелонских Прайдов не будет угрожать Земле после истечения отпущенного игрой срока защиты планеты. И хотя сообщила Кисси мне это мысленно, цена обещанию столь известной персоны столь же высока, как и официально подписанному скреплённому печатями и подписями договору!

– Отлично проделанная работа! – наконец-то Александр Антипов озвучил свою собственную позицию по отношению ко мне. – Думаю, Иван Лозовский также по достоинству оценит этот дипломатический успех и выпишет тебе премию! – заверил меня заместитель руководителя, но я лишь отмахнулся, поскольку премия в данном случае интересовала меня в последнюю очередь.

Я вообще с некоторым удивлением вдруг понял, что совершенно ничего не жду от фракции. Точнее, даже не так. Фракция не могла дать мне ничего такого, чего я бы уже не имел или мог получить в игре, искажающей реальность. Реальность становилась лишь скучной блеклой тенью другого, яркого и интересного виртуального мира. Это было страшно. Я вовсе не хотел становиться законченным игроманом, дни и ночи напролёт просиживающим в компьютерной игре в ущерб реальной жизни.

Словно прочтя мои мысли, собеседник сообщил, что психолог Ирина Чусовкина очень просила меня подойти к ней, и у неё для меня имеется «очень заманчивое предложение». Также, по словам директора по безопасности, меня очень хотела видеть лидер «Второго Легиона» герд Тамара и не раз просила передать мне, что готова встретиться в любое удобное время. Ещё раз повторив свою просьбу сразу не возвращаться в игру, поскольку через час список целей для атаки из космоса будет готов, Александр Антипов объявил об окончании встречи.

«Безопаснику» явно не терпелось доложить в Москву информацию о просачивании агентов «Тёмной Фракции» в наш мир, но я всё же отнял у него ещё несколько минут, попросив рассказать о ситуации с союзной фракцией «Human-6». Ни Лозовский, ни Антипов во время сегодняшней беседы ни словом не обмолвились о немецкой фракции, и я всерьёз опасался, что случился самый худший вариант. К счастью, я ошибся:

– Немцы по-прежнему удерживают обе прибрежные ноды. Мы усилили их оборону кентаврами и своими бойцами, но «Тёмная Фракция» пока что не атаковала, так как их высадившаяся южная группировка была связана боями в «Сельве» и «Тропиках». Сейчас наш «Второй Легион», словно бультерьер, вцепился в противника и оттягивает на себя внимание, выгадывая нужное фракции «Human-6» время на переселение.

– Время… на что? Какое переселение? – не понял я этих слов собеседника.

Директор по безопасности с готовностью объяснил:

– Мы предоставили союзникам на выбор две ноды для заселения, чтобы избежать угрозы полного уничтожения немецкой фракции. Одну юго-восточнее «Жёлтых Гор»: её нам вчера подарила кентавриха Фелира, выполняя более ранние договорённости. Или ноду на другом берегу залива… Не знаю, слышал ли ты о проекте «Исход», которым занимался предыдущий руководитель фракции Радугин? Слышал? Странно, это вообще-то строго секретный проект. Но тогда тебя не удивит, что на дальнем берегу залива, южнее космопорта гэкхо, уже практически закончена постройка цитадели первого уровня. Нода практически готова к заселению, и немцы выбрали этот вариант, подальше от всей этой войны и «Тёмной Фракции».


Герд Тамару и вообще никого из бойцов «Второго Легиона» под Куполом я не обнаружил. Ничего удивительного: контратака нашей фракции на южном фронте, бои в заболоченных лесах ноды «Тропики», всё это требовало присутствия лидера «Второго Легиона» в игре. А вот психолог меня сама нашла, когда я в сопровождении Имрана направлялся в сторону столовой. Ещё издали я услышал шуршание посыпанной гравием дорожки и, обернувшись, увидел догоняющую нас немолодую темноволосую женщину в спортивном костюме:

– Кирилл, какая редкая удача застать тебя под Куполом! Найдётся несколько минут? Только хотелось бы поговорить наедине, без твоего охранника, – указала она на моего дагестанского друга.

Помедлив, я попросил Имрана идти в столовую одному, пообещав вскоре его догнать. Ирина Чусовкина предложила мне сесть на ближайшую лавочку, но я отказался. Я не ощущал никакого дискомфорта после стольких проведённых в вирткапсуле часов, но всё же предполагал, что реальному телу нужно побольше движения, чтобы размять мышцы. Поэтому предложил психологу фракции, раз уж мы оба с ней в спортивной одежде и обуви, совершить пробежку по дорожкам парка, заодно и поговорить.

– Как скажешь, Кирилл, – легко согласилась моя собеседница и задала темп бега. Не теряя времени, она сразу же перешла к делу: – Прошло достаточно времени с момента нашего последнего разговора. Смотрю, ты не воспользовался моим советом и не стал налаживать отношения с игроками нашей фракции. Наоборот, ты ещё больше отстранился от коллектива и с головой ушёл в игру. За последние пять суток ты провёл в реальном мире хорошо если три часа.

– Я слышал от гэкхо, что без негативных последствий в игре, искажающей реальность, можно находиться до пяти дней. Так что я вполне придерживаюсь этих рекомендаций опытных и мудрых сюзеренов.

– Тем не менее, ты не до конца в этом уверен и потому решил заняться физкультурой, хотя раньше за тобой такого никогда не замечалось, – психолог с лёгкостью раскусила меня. – Три часа за пять суток – это критически мало, чтобы понимать проблемы коллектива. Кирилл, тебе хоть передали, что у нас тут идёт война?

На этот ехидный и провокационный вопрос я не стал отвечать, чтобы не сорваться. Понимал, что опытный психолог специально пытается вывести меня из себя, желая применить какие-то свои наработки и хитрые приёмчики. Не дождётся! Минуту мы оба молчали, просто неспешно труся рядом, прежде чем Ирина поняла свою ошибку и зашла с другой стороны:

– Ладно, извини, не хотела тебя задеть. Я понимаю, что твоя миссия в дальнем космосе важна для всего человечества. Догадываюсь, как сильно ты переживаешь из-за невозможности помочь друзьям и коллегам в идущей войне. Стой… Не могу больше… дыхания совсем нет… – Ирина перешла на шаг, и я вынужден был последовать её примеру, хотя совсем не устал.

Моя спутница направилась к ближайшей лавочке и опустилась на неё, низко склонив голову и тяжело дыша. Я садиться не стал, продолжив стоять рядом с пытающейся отдышаться Ириной Чусовкиной.

– Что-то совсем расклеилась я… Нужно чаще спортом заниматься. А то дыхалка ни к чёрту, а ещё давление видимо поднялось – голова просто раскалывается! Не дуйся, Кирилл! – психолог вымученно улыбнулась. – Хочешь, открою маленький секрет? После вашей группы студентов-игроманов кураторы проекта, посчитав эксперимент удачным, ввели под Купол ещё две похожие группы. Киберспортсмены, профессиональные игроки, победители множества международных турниров и чемпионатов по всевозможным сетевым играм. Одна известнейшая российско-украинская команда киберспортсменов вообще в полном составе прибыла сюда под Купол.

– Да? И каков результат? – заинтересовался я словами Ирины. – Рекорд фракции по скорости набора уровней уже обновлён?

– Если бы… – сокрушённо выдохнула моя собеседница. – Нет должного результата. Прогресс у них не отличается от среднего по фракции, всё в пределах статистической погрешности. И потому снова и снова меня возвращают к вопросу исследования причины твоей уникальности. Ты – яркая звезда нашей фракции, вне всякого сомнения. Затмеваешь своим сиянием остальных наших статусных игроков. А потому я должна спросить, ты подумал над моими словами насчёт фракции и твоего выбора?

Чёрт, снова этот трудный разговор… Пять дней я с дрожью думал о том, что придётся когда-то возвращаться к этой поднятой психологом теме и давать ей ответ. Как бы мне хотелось, подобно засунувшему голову в песок страусу, отрешиться от всех внешних проблем и просто жить своей жизнью! Но, к огромному сожалению, это было невозможно.

– Ирина, пять дней я размышлял над этим. И не понимаю, почему меня так настойчиво выдавливают из фракции. Чтобы Иван Лозовский мог стать лэнгом? Это его инициатива? Но разве новые возможности лидера компенсируют потерю фракцией единственного Слышащего вместе со звездолётом и всем «Отрядом Комара»?

Я думал, что столь прямо поставленный вопрос смутит мою собеседницу. Однако ошибся. Ирина, наоборот, заметно обрадовалась, что я наконец-то решился обсуждать столь острый вопрос.

– Кирилл, а кто тебе сказал, что в России только один Купол? Да, этот старейший и самый крупный по количеству игроков. Но имеются и другие. И игроки «Первого Легиона» даже ездили в командировки, обучали соседей азам игры, искажающей реальность. По большому счёту разницы нет, в какой из российских фракций ты будешь числиться со своим звездолётом и «Отрядом Комара», так как в конечном итоге все новые технологии, все принесённые из космоса новинки будут попадать по одному и тому же адресу. И пусть в новой фракции будет всего тридцать игроков и одна нода первого уровня, зато минимум управленческой рутины, а ты со своей Известностью и Авторитетом моментально станешь лэнгом!

Вот оно что… Я сразу сообразил, что данное предложение пришло «сверху», и вовсе не Иван Лозовский был его инициатором. Кураторы хотели «развести» меня и карьериста-дипломата, а заодно и других статусных игроков, так как мы мешали друг другу развиваться. Вот только мне менять шило на мыло… Я подбирал слова для деликатного отказа, но ничего говорить не пришлось. Ирина вдруг со стоном откинулась на спинку скамейки и обхватила голову руками:

– Комар… Кирилл… Что-то мне совсем плохо. В глазах потемнело… Помоги мне дойти до медблока. Или вызови сюда врача.

Я растерялся и заозирался, пытаясь сообразить, в какой стороне здание медицинского блока. И обнаружил бегущего по аллейке в мою сторону Имрана. Еще не успев приблизиться, дагестанский атлет издалека закричал:

– Что-то неладное творится, Комар! В столовой сразу у двух поваров припадок – упали на пол, корчатся, жалуются на плохое самочувствие и сильную головную боль! Народ в панике, все кричат, что еду похоже отравили! И некоторые тоже жалуются на плохое самочувствие.

Я указал своему другу на тихо подвывающую от боли и прижимающую ладони к вискам Ирину Чусовкину:

– Уже сам вижу. И «безопасник» Александр Антипов тоже жаловался на сильную головную боль! Возьми Ирину на руки и скорее неси к медикам! Пусть врачи определят причину отравления, или что тут происходит. Быстрее! Каждая секунда может быть дорога!

Имран спорить не стал, подхватил на руки женщину и вслед за мной побежал прямо через кусты напрямик к медблоку. Уже в дверях медицинского корпуса мы столкнулись с выходящими от врачей недовольным Александром Антиповым:

– Нет у них более сильных обезболивающих, да в жизни не поверю! – начал он непонятно зачем жаловаться мне на чёрствость медперсонала. – Меня после информации о просачивании «тёмных» в наш мир кураторы экстренно вызывают на совещание в Москву, а голова раскалывается, терпеть просто сил нет. Как я буду им что-то докладывать, когда даже говорить от боли могу с большим трудом?!

– Александр, это очень важно, вы были сегодня в столовой? – строгим тоном спросил я директора.

– Нет, времени завтракать и обедать сегодня не было из-за обилия дел. Держался на кофе и бутербродах. А в чём дело?

Я посмотрел на потерявшую сознание и обмякшую на руках дагестанского атлета Ирину, на стоящего передо мной недовольно корчащегося от головной боли директора по безопасности, и решительно заявил:

– Никто ни в какую Москву не летит!!! У нас тут в лучшем случае массовое отравление, но скорее всего эпидемия неизвестной сильно заразной болезни! Нужно отдать приказ изолировать Купол от внешнего мира и категорически запретить сотрудникам выходить наружу!!!

Александр Антипов несколько секунд напряжённо смотрел на меня, потом кивнул, достал с пояса рацию и передал «на пост один» приказ никого не выпускать из Купола, несмотря на любые пропуска и подписи самых высоких начальников на них. Затем «безопасник» озвучил мысль, которая вертелась и у меня самого на языке:

– Кажется, становится понятным, почему Ирина так поспешно покинула вчера Купол! И зачем вообще возвращалась сюда на секретный объект после свадьбы брата, хотя вполне могла сбежать двумя днями ранее.

– Да, очень похоже на то, что к нам прилетела «ответка» от «Тёмной Фракции», – с тяжёлым вздохом согласился я. – Месть за подрыв большого количества магов на похоронах Тумор-Анху Ла-Фина и перенесение боевых действий из виртуальной игры в реальный мир. Причём это именно показательная демонстрация силы, а не её применение. Ведь большинству находящихся тут под Куполом сотрудников никакие болезни не страшны – игра всё вылечит. В опасности только обслуживающий персонал и единицы тех, кто связан с игрой, но не имеет своего персонажа.

– Да, вроде меня или психолога фракции, – задумчиво согласился Александр Антипов.

– Именно. Ставка на военную победу не сработала, наша фракция выстояла, несмотря на внезапность и тяжесть удара «тёмных». И потому «тёмные» меняют тактику. Случившееся здесь под Куполом – демонстрация «Тёмной Фракции» своих возможностей, улучшение позиций перед скорыми мирными переговорами. В противном случае они применили бы биологическое оружие вовсе не здесь, а в соседней многомиллионной Москве!

Глава десятая. Огонь с небес

Я сидел на мостике перед рабочим пультом, ожидая ответа от диспетчеров космопорта и просто закипая от гнева. Эдуард, выходивший после нас с Имраном в реальный мир, подтвердил предположение о применении под Куполом биологического оружия. Шесть человек из числа гражданского персонала Купола умерли. Ещё двадцать семь находились в медблоке на карантине, большинство в тяжёлом состоянии, и медики затруднялись давать какие-то прогнозы. Самыми первыми заболели и погибли обе девушки-дежурных корпуса для статусных игроков, что давало основания предполагать, что распространение заразы началось именно оттуда. Затем водитель поливальной машины, старший повар, медсестра. Также не удалось спасти психолога фракции Ирину Чусовкину.

Никогда не видел Имрана в настолько подавленном состоянии. Мой дагестанский друг вот уже умми молча сидел в своей каюте и, не выпуская смертоносных клинков из рук и глядя в одну точку, то включал, то выключал энергетическую заточку мелкозазубренных лезвий. Единственная фраза, которую за всё это время произнёс Имран, была обращена ко мне:

– Жаль, что ближнего боя не будет, а стрельба будет вестись с орбиты. Комар, сожги их всех!!!

Не только Имран, но я тоже страшно переживал. Ирина Чусовкина – стильно выглядевшая для своих лет женщина, с которой ещё сегодня я общался, так и не пришла в себя и умерла в реанимационном отделении всего через полчаса после того, как мы донесли её до медблока. Скорость, с которой заразившиеся неизвестной болезнью люди умирали, шокировала. Поэтому, едва ознакомившись с принесённым герд Тарасовым списком приоритетных целей, я приказал Имрану вместе поскорее уходить в игру, так как мы близко контактировали с умершей и тоже наверняка уже были заражены смертельной болезнью. Тем более, что голова у меня и в самом деле начала болеть – не то от переживаний, не то из-за заражения, у меня совершенно не было желания это выяснять.

 «Всех» в словах Имрана подразумевало «Тёмную Фракцию» – именно наш главный противник, вне всякого сомнения, стоял за этой бесчеловечной атакой. Тем более что Минн-О, когда я по возвращению на звездолёт спросил свою младшую супругу о характерных симптомах быстро распространяющейся болезни, припомнила две страшных эпидемии, прокатившихся по её миру семьсот и сто восемьдесят лет назад. В обоих случаях болезнь вызывали одноклеточные водоросли, способные быстро размножаться внутри человеческого организма, и продукты жизнедеятельности которых вызывали острую аллергическую реакцию, в большинстве случаев приводящую к смерти. Мы немедленно передали эту информацию под Купол.

К этому моменту я уже знал, что ввиду чрезвычайности ситуации руководство Купола приняло экстренное решение заполнить все зарезервированные под новых игроков вирткапсулы, а таких оставалось восемь, находящимися в самом тяжёлом состоянии заболевшими людьми. Исключение хотели сделать лишь для директора по безопасности – ценного специалиста, обладающего огромным багажом секретной информации, нужно было сохранить в любом случае. Но Александр Антипов, сославшись на честь офицера и свою долю вины в случившемся, отказался спасаться ценой жизни более нуждающихся. Через час после этого состояние директора по безопасности ухудшилось настолько, что врачи ввели его в состояние искусственной комы.

Вызванные под Купол военные специалисты в герметичных костюмах химзащиты повсеместно проводили сборы проб. Именно они среди густой травы парка обнаружили пустой тонкостенный пузырёк, внутри которого оставались следы каких-то спор. Отпечатки пальцев на стекле были чёткими, их быстро удалось идентифицировать. Принадлежали они, как нетрудно догадаться, «Иришке из Первого Меда». Опасный образец со всеми возможными мерами предосторожности забрали на исследование в развёрнутую прямо под Куполом лабораторию.

Всем членам фракции «Human-3» рекомендовано было максимально долго находиться в вирткапсулах, возвращаясь в реальный мир лишь в случае смерти персонажа в игре, искажающей реальность. Хотя ни одного случая заболевания игроков пока что зафиксировано не было – игра, как и предполагалось, вылечивала все болезни. Едва ли спланировавший смертоносную атаку не знал этого. Но тогда получалось, что целью данной атаки были вовсе не жизни игроков. Но тогда что? Создание паники в рядах фракции, падение духа бойцов? Если враг рассчитывал добиться этого, то сильно просчитался – бойцы фракции H3 были полны решимости, как никогда!

Или цель была совсем иной, гораздо более масштабной? Например, стравить в реальном мире разные государства? Ведь если бы я, чисто случайно, не вычислил агента магократического мира, основными подозреваемыми в применении оружия массового поражения в России стали бы канадские спецслужбы. Со всеми вытекающими последствиями, прописанными в оборонной доктрине российского государства, обладающего термоядерным оружием и средствами его доставки на другой континент…

Экран передо мной просветлел, на нём проявилась мохнатая морда диспетчера-гэкхо:

– Все документы в порядке! Свободный капитан герд Комар, вашему фрегату разрешено пребывание в звёздной системе и посадка в местном космопорте.

Известность повышена до 71

Авторитет повышен до 50!

Сразу после этого наконец-то перестал накручивать витки вокруг моего фрегата и ушёл вниз в атмосферу планеты истребитель-перехватчик «Синдирову», фактически моментально появившийся у моего звездолёта, едва мы вышли из гиперпрыжка. Все формальности были соблюдены, и гэкхо больше не должны были нам мешать. Я набрал побольше воздуха и, стараясь выглядеть эталоном решимости для всего экипажа, скомандовал:

– Дмитрий, выходи на позицию для атаки. Высота сто восемьдесят километров над центральной нодой «Тёмной Фракции», её координаты 55:476.

Фрегат пришёл в движение, плавно уйдя в левый разворот и начав снижение на дистанцию прицельной стрельбы из лазерных орудий. В этой части планеты уже стемнело, что для нас, конечно, было не самым удобным раскладом. Намного эффективнее было бы атаковать днём, когда все цели гораздо проще обнаружить. Зато ночью имелся неплохой шанс застать все вражеские штурмовики «Сио-Ми-Дори» на их базе, а именно штурмовые антигравы «Тёмной Фракции» были нашей приоритетной целью.

Как сообщал в своей записке герд Тарасов, четырнадцать тяжёлых десантно-штурмовых антигравов, способных неожиданно появиться в любой точке и высадить четыреста бойцов десанта, при этом поддержав их плотным огнём орудий, ломали всю систему нашей обороны. Необходимо было лишить «Тёмную Фракцию» этой мобильной ударной силы, после чего уже заниматься разрушением вражеской инфраструктуры – электростанций, заводов, нефтедобычи, складов оборудования и боеприпасов, мостов и вышек связи, ремонтных мастерских и автопарков. На укрепления и живую силу мне было рекомендовано не отвлекаться, сосредоточившись на уничтожении промышленности и снижении мобильности вражеских войск. Ведь сколько бы ни было бойцов у «Тёмной Фракции», без возможности ремонта своей техники и пополнения боеприпасов, без тяжёлого вооружения и быстрого перемещения по планете они становились лёгкой добычей для наших игроков.

С погодой повезло – лёгкая облачность нисколько не мешала видеть поверхность. Тёмное море, извилистая береговая линия. Меня заинтересовала яркая точка внизу, и я мысленно сопоставил изображение на мониторе с известной мне картой. Космопорт гэкхо? Да, точно! Сколько же там огней!

Навык Картография повышен до пятьдесят девятого уровня!

Но тогда вот этот далеко выдающийся в море полуостров – обильно поросшие лесом холмистые территории южнее космопорта, одну из нод которых фракция «Human-6» выбрала себе новым домом. А вот этот остров – бывшая немецкая столичная нода, сейчас захваченная «Тёмной Фракцией». Я внимательно рассматривал с большой высоты оккупированный врагом остров. Никаких огней или построек с двухсоткилометровой высоты разглядеть было невозможно. Хотя… что тогда это? Я явственно увидел пять стартовавших с острова и перемещающихся над морем точек.

Навык Картография повышен до шестидесятого уровня!

Навык Зоркий Глаз повышен до семьдесят третьего уровня!

Несмотря на высветившиеся сообщения о «Зорком Глазе», слишком большая дальность не позволила идентифицировать летящие объекты, и я применил корабельный лидар, а заодно сразу просканировал интересующий меня участок водной поверхности другими системами звездолёта. Результат меня, в общем-то, не удивил, как раз это я и предполагал увидеть:

«Сио-Ми-Дори». Десантно-штурмовой антиграв Тёмной Фракции

Сразу пять таких летательных аппаратов держали курс на восток от захваченного «Тёмной Фракцией» острова. Не знаю, имели ли они задачу стереть с лица планеты оставшиеся на восточном берегу залива ноды фракции H6, или у противника были иные планы. Неважно. В любом случае я видел перед собой сразу пять мишеней, которые мне было предписано уничтожать в приоритетном порядке.

– Дмитрий! Выровнять звездолёт, направление на вражеские антигравы! Денни Марко! Подсвечиваю цели!!! Стрелять без команды!!! Они не должны уйти!!!

Спутник Валери отбросил недоеденный бутерброд и, обтирая ладони от крошек прямо о скафандр, со всех ног кинулся к креслу бортового стрелка. Через полминуты скачок напряжения сообщил о синхронном выстреле сразу трёх турелей. Первый из вражеских «Сио-Ми-Дори» развалился прямо в воздухе, осыпавшись в ночное море россыпью пылающих обломков.

Навык Целеуказание повышен до двадцать пятого уровня!

Получен семьдесят седьмой уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков

– Отлично, Денни! Давай, пока они не опомнились!

Навык Целеуказание повышен до двадцать шестого уровня!

Навык Целеуказание повышен до двадцать седьмого уровня!

Получен семьдесят восьмой уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков (суммарно накоплено шесть очков)

– Капьитань! Всё пьять леталька готов. Но одын летаттельни аппарьят выкидьивай вода спасатьельни плот! – встревоженный и растерянный голос стрелка в наушниках говорил о сильном смятении Денни.

Я и сам это видел. Большой, рассчитанный на пятнадцать человек ярко-оранжевый надувной плот посреди штормящего моря. Увеличение картинки показало, что со всех сторон к нему плывут люди, многие из которых отстегнули тянущую ко дну тяжёлую броню. Я не испытывал к этим людям ненависти и уж тем более не собирался отдавать приказ на уничтожение их единственного спасательного средства. Мой интерес был скорее каким-то отстранённым, с каким энтомолог рассматривает редкую бабочку: неужели навык Плавание входит в число обязательных для десантников «Тёмной Фракции»? Ведь без выбранного навыка они бы сразу утонули, таковы правила игры!

Но основное моё недоумение было вызвано совсем другим. Ради собственного спасения бойцы избавлялись от тяжёлых доспехов, наверняка дорогостоящих и трудных в производстве. А ведь это всего лишь игра, где смерть грозила лишь пятнадцатиминутной паузой перед воскрешением! Неужели настолько силён инстинкт самосохранения? Или промышленность «Тёмной Фракции» наладила выпуск доспехов в большом количестве, и для бойцов они уже расходный материал? Или причина совсем в другом, например, непривычном нам менталитете? Мол, пока для настоящего воина остаётся хотя бы малейшая возможность для продолжения выполнения задания, нужно её использовать?

– Неужели мы их отпустим? – недовольный голос пилота выдернул меня из размышлений. – Капитан, они враги! Они должны быть уничтожены, пока есть такая возможность!

– Нет, Дмитрий. Сбитых пилотов и членов команд тонущих кораблей расстреливали только фашисты и исламские террористы. Мы не будем уподобляться им. К тому же, пока они доплывут куда-нибудь, пройдёт не один час, и всё это время полтора десятка бойцов противника будут выключены из активной игры. Курс на остров! Продолжаем выполнять основную задачу!

Авторитет понижен до 49!

Авторитет повышен до 50!

Необычно. Мой резкий ответ Пилоту Звездолёта слышали многие, и мнения членов команды по поводу правильности принятого капитаном решения разделились. Подозреваю, что Дмитрий Желтов был в числе тех, кто не одобрил мою мягкотелость по отношению к противнику. Тем не менее, пилот не посмел ослушаться приказа и направил фрегат к тёмному скалистому острову.

Я же вызвал результаты недавнего сканирования – меня интересовали отметки на радаре от летящих над морем антигравов. Так, вот их характерные сигнатуры. Возможно, не все находящиеся на острове антигравы принимали участие в ночной операции? Поиск схожих объектов на острове! Есть! Полное совпадение сигнатуры, хотя и чем-то объект экранирован, сигнал более слабый. А, всё ясно! Десантно-штурмовой «Сио-Ми-Дори» обнаружился внутри большого крытого эллинга – видимо, штурмовик был повреждён в ходе недавних боёв и находился на ремонте. Я при помощи хорошей корабельной оптики и сканирующих систем изучил соседние постройки, накрытые маскировочные сетками. Какие-то склады и мастерские. Кстати, а вот два тяжёлых танка, которые «Тёмная Фракция» увезла на ремонт на остров! Какая удача!

Навык Картография повышен до шестьдесят первого уровня!

Навык Электроника повышен до семьдесят второго уровня!

Навык Сканирование повышен до сорок второго уровня!

– Денни, новые цели! – я отметил маркером и находящийся на земле антиграв, и соседние постройки, и два танка «Сио-Ку-Тати». – Огонь!!!

Полыхнуло-то как знатно! Яркую вспышку и без всякой оптики увидели все находящиеся на мостике члены команды. Кажется, это был склад боеприпасов. Я приказал Денни повторно отстреляться по уже пылающей технике и стройным рядам военных грузовиков, хорошо заметных в свете пожаров.

Навык Целеуказание повышен до двадцать восьмого уровня!

Навык Целеуказание повышен до двадцать девятого уровня!

– Всё, достаточно! Возвращаемся к основной задаче, курс на главную ноду «Тёмной Фракции»! Хотя… стоп! – моё внимание привлекли многочисленные огоньки и вспышки на «нашем» берегу залива. Похоже, там шёл жаркий бой! И мы только что уничтожили подкрепление, которое враг спешно бросил в то сражение! – Курс на ноду «Тропики»! Её координаты 60:470. Поможем своим!

Эх, понять бы ещё, что тут происходит… Внизу в двухстах километрах под нами в ночном заболоченном тропическом лесу шёл яростный ближний бой, на каких-то участках бойцы похоже даже сошлись врукопашную. Россыпь мерцающих вспышек – вот всё, что я мог видеть. С минуту я пытался определить, где тут свои, а где враги, и вынужден был признать своё бессилие.

– Дмитрий, мне нужен общий канал связи нашей фракции! Двадцать пятый, который для экстренных сообщений!

– Комар, он уже давно не двадцать пятый, а семнадцатый… – начал было несвоевременно поучать меня Пилот Звездолёта, но столкнулся с моим хмурым взглядом и резко оборвал свою речь. –  Капитан, всё готово. Выставил настройки, включил шифрование.

Я кивнул, надел наушники и сразу поморщился от резанувшего уши крика:

«…орой Легион просит помощи! Мы окружены у Гнилого Брода! У нас остался только один «Пересвет». Все грузовики уничтожены, не можем эвакуировать орудия! Снаряды кончились, гранаты на исходе. Нас осталось менее сорока человек! Много раненых! Нам нужна помощь!!!»

Я узнал голос Романа Павловича, правой руки лидера «Второго Легиона» герд Тамары. Знал я и описанное высокоуровневым Гранатомётчиком место. Собственно, название «Гнилой Брод» для неверной тропы среди заболоченного тропического леса предложил именно я, когда впервые двигался на юг на встречу с потенциальными союзниками из немецкой фракции. Дурное место, где передвигаться приходилось по пояс в болотной жиже. Возможно, кентавры с тех пор и построили там некое подобие дороги, но в любом случае сойти в сторону с тропы было невозможно – вокруг на многие километры простирались топкие болота. Идеальное место для засады…

«Говорит Филиппов. Не можем выслать подкрепление. Прорыв «Тёмной Фракции» со стороны «Карелии», все резервы брошены туда. Взрывайте технику и прорывайтесь к ноде «Сельва», где вас сможет поддержать артиллерия.»

«Второй Легион» погибал в плотном окружении, а значит и ситуация в целом на южном фронте складывалась вовсе не такой радужной, как несколько часов назад расписывали мне директора. Отряд герд Тамары являлся основной силой, сдерживающей противника с южного направления. Его уничтожение грозило самыми катастрофическими последствиями всему югу. Причём помочь погибающим бойцам штаб ничем не мог, что являлось ещё более тревожным сигналом – значит, резервов на этом направлении не было никаких. Более того, уход «Второго Легиона» из «Карелии» ослабил оборону на том участке северного фронта, чем тут же воспользовались «тёмные».

Ответа от «Второго Легиона» не последовало. Да и что тут можно было сказать? Нисколько не сомневаюсь, что и сам Василий Андреевич Филиппов понимал абсолютную неосуществимость и бессмысленность своего приказа. Не для того «Тёмная Фракция» заманила наших элитных бойцов в западню, чтобы потом дать им отойти. Я крутанулся на кресле и повернулся к Пилоту Звездолёта, также слышавшему переговоры:

– Дмитрий, ты сможешь посадить фрегат в неподготовленном месте?

Мой друг секунды три размышлял, после чего ответил, сокрушённо помотав головой:

– Трудно для такого крупного звездолёта. Это всё-таки не челнок и не лёгкий перехватчик. Но даже если получится плюхнуться в болото, не разломав фюзеляж, обратно взлететь с трясины мы не сможем. К тому же там идёт сражение, и существует опасность уничтожения или даже захвата звездолёта «Тёмной Фракцией».

– Но в целом, отбросив всю словесную шелуху, «скорее да»? – потребовал я от пилота чёткого ответа.

– Да, капитан. Сесть мы сможем. Но чтобы потом иметь возможность подняться в воздух, нам нужна твёрдая и желательно более-менее ровная площадка.

– Такая имеется, – я растянул на мониторе карту ноды и указал на точку на экране. – Посреди Гнилого Брода есть заросший кустарником холм, единственное более-менее сухое место. Вот он. Судя по всему, наши бойцы заняли как раз эту единственную высоту и держат там оборону. Приготовься к посадке туда!

– Но, капитан… – было видно, что Пилот Звездолёта не уверен, что стоит нарушать правила игры и оспаривать приказ статусного игрока, тем не менее он решился: – Комар, можно начистоту? К чему такой риск? Мы можем потерять звездолёт – единственный козырь в войне против «Тёмной Фракции». Ради чего? Эти сорок игроков в случае смерти возродятся в безопасном месте, как наверняка уже сделали остальные бойцы «Второго Легиона». Техника? Но стоит ли последний «Пересвет» и несколько пушек такого риска?

Я глубоко вздохнул и начал разжёвывать своему подчинённому вроде бы очевидную вещь:

– Хорошо, ты хотел начистоту. А ты не задумывался над тем, что причина, по которой наши бойцы зубами вцепились в этот холм и не могут отступить, совсем иная? Просто эту причину нельзя было озвучивать в эфире, чтобы не информировать вполне возможно сумевшего разобраться с нашим шифрованием противника о своей слабости. Посмотри ещё раз на карту. Десятки километров болот. И каждый погибший боец, будь точка респа у него далеко на севере в безопасных зонах, вынужден следующие сутки, а то и двое суток, по пояс в грязи догонять далеко ушедших своих, преследующих отступающего противника. И единственный сухой островок, служащий опорной точкой для дальнейшего продвижения на юг…

– У «Второго Легиона» там точки респауна!!! – перебив меня, выпалил Пилот Звездолёта, глаза его были расширены от ужаса. – Они просто не могут уйти!!!

– Именно! И поэтому мы им поможем, несмотря на большой риск. Готовься к посадке!

Дмитрий Желтов с сильно озадаченным выражением лица вернулся в своё пилотское кресло и, с закрытыми глазами откинувшись на спинку, принялся разминать пальцы и что-то беззвучно шептать – не то проговаривал последовательность действий при посадке, не то молился. Я же включил микрофон, настроившись на семнадцатый канал:

«– Говорит герд Комар, номер четырнадцать семьдесят. «Второму Легиону»! Нахожусь на орбите прямо над вами. Укажите сигнальными ракетами цели для уничтожения! Удерживайте холм и расчистите от кустов площадку размерами тридцать на пятнадцать. Сложите всё ценное оборудование на уцелевший «Пересвет» и будьте готовы к эвакуации.»

Авторитет повышен до 51!

Авторитет повышен до 52!

«– Комар!!! Ты даже не представляешь, как мы рады тебя слышать!!!» – не знаю, чей это был голос, но восторг этого юноши был совершенно искренним. А вот затем…

– Ро’ти парт герд Комар Ла-Фин, проло’ун ми вайедде Минно-О. Авари рико инти ун вае гэкхо.

Сильный уверенный голос принадлежал мужчине средних лет. Вообще-то, принцесса Минн-О начала обучать меня языку своего народа, даже провела уже три урока, вот только мои знания по-прежнему были крайне далёкими от совершенства. Всё, что я понял – меня официально поприветствовали, назвав уважаемым членом рода Ла-Фин и супругом Минн-О. А затем… вот тут я, признаться, не понял. Что-то связанное с гэкхо, только вот что? Я прикрыл микрофон рукой и шепнул Дмитрию Желтову как можно скорее привести сюда на мостик мою походную супругу Минн-О Ла-Фин, чтобы она помогла в переводе.

Пока пилот бегал за Минн-О, в полнейшей тишине общего канала, вообще-то считавшегося секретным и защищённым, я попытался обратиться к неожиданному собеседнику:

– Ро’ти парт герд Уй-Така. Ену по тим (я не ошибся)?

Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят четвёртого уровня!

В ответ раздался довольный смех, затем собеседник подтвердил, что я не ошибся в своём предположении. Далее последовала очень длинная фраза, или скорее даже монолог, который я не разобрал. К счастью, подоспевшая Минн-О Ла-Фин перевела его для меня:

– Герд Уй-Така признаёт, что у тебя получилось его удивить, а это удавалось очень и очень немногим. Что же, расклад сил с твоим появлением изменился, сейчас обе стороны конфликта стали способны нанести очень серьёзные и даже невосполнимые потери друг другу, что в целом ослабляет Землю перед внешней угрозой. А потому генерал Уй-Така предлагает вернуться к более раннему предложению встретиться на нейтральной территории. Например, в космопорте гэкхо через три часа. Быстрее не получится, так как генералу требуется время, чтобы добраться до космопорта. Если герд Комар согласен на переговоры, «Тёмная Фракция» позволит беспрепятственно уйти из ловушки бойцам «Второго Легиона» и даже вывезти повреждённую технику. А также остановит наступление в «Карелии», хотя нода уже фактически захвачена. И с этой самой минуты ровно на двадцать четыре часа объявляется перемирие, гарантами соблюдения которого генерал Уй-Така предлагает призвать гэкхо.

Наверное, такие важные решения нужно было согласовывать с руководителем фракции. С другой стороны, я такой же герд, как и Иван Лозовский, да и на переговоры приглашали именно меня, а не моего коллегу по фракции. И потому я ответил лидеру «Тёмной Фракции», что согласен встретиться с ним, только уточнил условия:

– В зале на втором этаже космопорта гэкхо через три часа. Без оружия, и с каждой стороны не более трёх представителей. Также в качестве наблюдателя будет присутствовать дипломат гэкхо Коста Дыхш.

Глава одиннадцатая. Аварийная посадка

Сообщение о начале перемирия было воспринято неоднозначно. Нет, чудом выжившие в окружении без внешней поддержки и с закончившимися боеприпасами бойцы «Второго Легиона» совершенно искренне ликовали, их восторженные возгласы долго ещё раздавались в канале. А вот Имран, Эдуард Бойко и Дмитрий Желтов совершенно не поняли моих действий. Пилот Звездолёта, со всей возможной почтительностью обращаясь к статусному игроку, задал вполне логичный вопрос:

– Капитан, почему бы сперва не посбивать все вражеские антигравы и не уничтожить всё, что только возможно уничтожить, а только после этого соглашаться на мирные переговоры?

Примерно тот же самый вопрос задал мне и лидер фракции герд Иван Лозовский, вот только он даже не пытался сдерживаться и в весьма резких выражениях высказал своё недовольство моим своеволием и излишней самостоятельностью. Была у Дипломата фракции ещё одна причина для недовольства: он никак не успевал за три часа добраться до космопорта, а потому важнейшие переговоры с «Тёмной Фракцией» должны были пройти без его участия.

И членам своей команды, и директору я ответил примерно одно и то же. Как это ни прискорбно, но выяснилась недостаточная эффективность фрегата для орбитальной бомбардировки. Противнику совершенно незачем об этом знать, но у меня вовсе не линкор и не тяжёлый крейсер с их мощными орудиями. На моём звездолёте всего три лазерные турели, причём их мощности недостаточно для уничтожения чего-либо крепче легкобронированного летательного аппарата. Даже танки «Сио-Ку-Тати» пришлось долбить несколько раз, прежде чем техника взорвалась, а уж уничтожение каждого ДОТа и железобетонного укрепления и вовсе заняло бы целый час. За это время «Второй Легион» был бы уничтожен, как и лояльные нам помогавшие держать оборону кентавры и дриады.

К тому же легко сказать «уничтожить вражеские антигравы», на практике же с этим возникла серьёзная проблема. С помощью сканирующих систем я достаточно быстро нашёл три «Сио-Ми-Дори» из восьми оставшихся у «Тёмной Фракции», вот только стояли они… в космопорте гэкхо! Очевидно, сюзерены не позволили бы атаку своей ноды. И при всём старании я не смог отыскать оставшиеся пять антигравов – их не оказалось ни в центральной ноде «Тёмной Фракции», ни на аэродроме в гексагоне «Золотая Равнина», ни в других соседних нодах. То ли на ночь летающие штурмовики укрыли где-то в глубоких подземных ангарах, благо скал и узких расщелин на территории «Тёмной Фракции» хватало в избытке. То ли враг успел учесть негативный опыт уничтоженных над морем пяти летательных аппаратов и срочно отвёл быструю технику как можно дальше от места конфликта.

Третью причину принятого решения я не стал озвучивать в эфире, хотя она была даже более важной, чем две предыдущие. Через вышедшего из игры Эдуарда Бойко я передал директорам фракции, что у «Тёмной Фракции» имеются рычаги влияния не только в виртуальном мире, и чрезвычайная ситуация под Куполом служит хорошим тому примером. Следующая склянка с опасной болезнью может быть вскрыта где угодно, в том числе в любом из земных городов-мегаполисов, и если мирные переговоры воспрепятствуют этому, такой возможностью нужно пользоваться. Как передал вернувшийся на звездолёт Космодесантник, руководитель фракции хоть и скрипел зубами с досады, но всё же подтвердил мои полномочия вести переговоры с противником.

Ещё одну причину я не решился озвучить даже самым близким друзьям. Принцесса Минн-О сообщала, что генерал Уй-Така хотел на этих переговорах передать мне управление «Тёмной Фракцией». И если переговоры пройдут успешно… зачем мне тогда уничтожать моё собственное имущество?!

Получив с земли подтверждение, что осада болотного острова снята, и на помощь «Второму Легиону» с «Античного Пляжа» направлены ремонтные бригады и созданные на базе «Пересветов» мощные тягачи-вездеходы, я отменил ранее данный пилоту приказ садиться в болото.

– И слава Богу! – с явным облегчением выдохнул Дмитрий Желтов. – Я ни разу пока что не сажал столь крупный звездолёт на массивную планету с плотной атмосферой. Тут много сложностей и специфических моментов, предвидеть которые заранее без практического опыта подобной посадки не получится. Одно дело в космопорте с корректировкой диспетчеров приземляться, и то могут возникнуть трудности, а уж на неподготовленную площадку… – выпускник Военно-Космической Академии имени Можайского с сомнением покачал головой. – Комар, когда мы в Академии отрабатывали на симуляторах посадку, в первый раз не разбиться получалось в лучшем случае у одного из четырёх курсантов. И это при том, что каждый перед тренажёром зубрил наизусть подробнейшую инструкцию, что и когда делать, и как ведут себя двигатели и системы управления в разных условиях.

– Всё так, – согласился я со словами пилота. – А ещё учти, что маги-псионики могли воздействовать на тебя при посадке, а по приземлившемуся кораблю вёлся бы интенсивный обстрел из всех видов оружия… Нет, нам решительно повезло, что «Тёмная Фракция» согласилась на переговоры!

Наше с Дмитрием общение прервал Навигатор. Старый Аюх снял огромные наушники, обернулся и доложил, что получено сообщение с космодрома. Свободного Капитана герд Комара ждут на верхнем этаже диспетчерской вышки, где уже готовится защищённая от прослушивания комната для ведения переговоров с дальним космосом.

Известность повышена до 72

– Капитан, ты что-нибудь знаешь об этом? – мохнатый Навигатор выпятил нижнюю челюсть и прищурил глаза, демонстрируя удивление.

– Да, Аюх, знаю. Я так понимаю, что со мной хочет поговорить командующий Вторым Ударным флотом гэкхо кунг Вайд Шишиш. Похоже, его заинтересовало наше с Улине предложение. Э… что тебе, джарг?

Мой вопрос относился к появившемуся прямо на мостике взрывоопасному Аналитику 59-го уровня. В ответ восьмилапый броненосец, надев на толстую короткую шею Универсальный Переводчик, быстро-быстро забулькал, раздувая горловой мешок:

– Нельзя отдых. Тревожный. Рассчитай. Пираты знать дом человек. Знать Комар хотеть возвращаешься. Пираты нельзя терпишь обида. Позор. Вероятность высокий плохо. Месть сбивай звездолёт. Шанс атака крайне высокий. Припрыгай сообщать.

Собственно, тут даже разжёвывать ничего не требовалось, всё и так было понятно. Инопланетный Аналитик, чьё невыговариваемое имя я даже не пытался произносить, пришёл предупредить меня об опасности, которую он определил в своих расчётах. Жаждущие мести миелонские пираты прайда «Косматой Тьмы» прекрасно знали, откуда их обидчик герд Комар родом. Собственно, один их капитан уже летал на Землю за контрабандным грузом платины и знал координаты. Узнав от миелонцев с Касти-Утш III, или возможно из других источников, что я стремлюсь как можно скорее вернуться на Землю, пираты могли задумать недоброе. Например, направить свои скоростные звездолёты, чтобы перехватить мой фрегат на орбите и уничтожить его. По словам Аналитика, вероятность такого события была «крайне высокой».

Я не понимал, откуда новый член экипажа знаком с малоизвестными фактами из моей биографии, на основании которых он проводил все эти расчёты. Но в любом случае глупо было пренебрегать полученным предупреждением от Аналитика, ранее уже демонстрировавшего удивительную способность на основании собранных фактов строить далеко идущие выводы. А потому я нисколько не колебался:

– Дмитрий, срочный разгон, уходим с этой точки! И начинай снижение в атмосферу, не дожидаясь разрешения от диспетчеров космопорта!

Минн-О, по-прежнему находящаяся на мостике рядом со мной, вдруг пошатнулась и болезненно вцепилась своими пальцами мне в запястье. Мои уши заложило от крика принцессы:

– Не успеваем! Срочно вниз! В плотную атмосферу!

Я давно уже подметил, что навык Ощущение Опасности у моей вайедда развит куда сильнее, чем у меня самого. Лишь спустя две или три секунды на меня тоже накатило – сердце заныло от предчувствия какой-то страшной беды, причём с каждым биением всё сильнее и сильнее. В глазах потемнело. Я хотел повторить слова Минн-О о необходимости срочно убираться, но заметил, что пилот и так уже активировал двигатели и начал манёвр уклонения. Поэтому я отдал совершенно другой приказ:

– Денни Марко, к орудиям!!! Разворачивай турели! Опасность со стороны задней полусферы! Всему экипажу! Готовиться к экстренной посадке!

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят третьего уровня!

Ой! Слишком был занят отдачей команд другим и не позаботился о себе самом. Даже гравикомпенсаторы не помогли мне устоять на ногах, когда фрегат необычайно резко дёрнулся, быстро набирая скорость и устремляясь к поверхности планеты. Я покатился по полу и закончил череду болезненных кувырков в углу помещения в обнимку с сорвавшимся креслом и колючим склизким джаргом.

Навык Средняя Броня повышен до пятьдесят шестого уровня!

Ох… Синяков и ушибов похоже понаставил по всему телу, несмотря на свой доспех, даже шкала Очков Жизни сократилась процентов на пятнадцать. А вот инопланетный Аналитик не пострадал и наоборот был доволен:

– Человек мягкий. Особенно Картограф.

Оказывается, в нашей куче переплетённых с мебелью тел была и Минн-О, тоже не удержавшаяся на ногах, несмотря на высокую Ловкость. И если меня «мягким» можно было назвать лишь условно, так как от ударов джарга спасло вязкое защитное поле Энергетического доспеха Слышащего, то вот принцесса в домашней одежде действительно была «мягкой». Хотя уже нет – секунды моей вайедда хватило, чтобы облачиться в бронированный скафандр и даже вооружиться.

Сквозь болезненный звон в ушах я расслышал слова Пилота Звездолёта о том, что он ввёл двигатели в нештатный аварийный режим, и сразу два из четырёх гравикомпенсаторов не выдержали подобной нагрузки.

– Вот они! – синхронный крик Денни и Аюха заставил меня, превозмогая боль, привстать и, цепляясь за прочные элементы, поползти к своему рабочему месту.

Мне удалось усесться в кресло и надёжно пристегнуться. Что происходит? Прежде всего, меня интересовало изображение с внешней камеры. Ого! На том месте, где ещё пару-тройку секунд назад находился наш фрегат, расцвёл яркий цветок мощного взрыва, после чего камера погасла. Фрегат опять мотнуло и закрутило, но на сей раз я был уже зафиксирован и не пострадал.

– Гравитационная торпеда, – невозмутимо прокомментировал Аюх случившееся. – В самом эпицентре взрыва жуткие перегрузки, словно внутри нейтронной звезды. Прочный металл сминает, словно тонкую ткань. Но мощность падает с квадратом расстояния, так что нас почти не задело.

– Как это «не задело»?! – Дмитрий Желтов был категорически не согласен со своим мохнатым напарником. – У нас оторван левый стабилизатор, и пришёл песец третьему гравикомпенсатору. Как садиться в таких условиях?!

Я быстро сверился с данными капитанского планшета. Пилот Звездолёта несколько преувеличивал – левый стабилизатор фрегата был повреждён и расщеплён на несколько плоскостей, но всё же не оторван полностью.

Но посадка с повреждённым крылом была пока что не основной нашей проблемой. Корабли пиратов не собирались отпускать подраненную добычу. Фрегат затрясся от серии попаданий, а Инженер Орун Ва-Март сообщил о снижении защитного экрана на треть. Я же, отчаявшись настроить визуальное изображение с похоже уничтоженных внешних камер, провёл комплексное сканирование ближайшего космоса и вывел на монитор перед собой результаты. Три небольших и очень шустрых летательных аппарата синхронно удалялись и уходили в разворот, собираясь на второй заход. При этом центральный звездолёт был втрое крупнее своих ведомых:

Дальний перехватчик миелонцев «Тиопео-Мыхх II»

«Большой Аби». Фрегат дальней разведки миелонцев «Тикон-Мра V»

Дальний перехватчик миелонцев «Тиопео-Мыхх III»

Большой Аби? Надо же, сам глава прайда «Косматой Тьмы» герд Аби Пан-Мяй соизволил прилететь сюда к Земле! Помнится, этот вызывающий ужас кровавый пират в разговоре со мной бахвалился, что менее чем за двести тысяч крипто даже не станет отрывать свою задницу от стула. Выходит, нанесённую прайду «Косматой Тьмы» обиду он оценивал в большую сумму, раз не только лично припёрся, но и прихватил двух капитанов-помощников.

– Денни, получай новые цели! – подсветил я для своего стрелка все три корабля, уже закончившие разворот и заходящие для новой атаки.

Денни очень старался, пытался предугадать траектории вёртких целей и выпустил длинные очереди из всех орудий, однако все импульсы прошли мимо. С другой стороны, и пираты, не ожидавшие отпора от повреждённого фактически падающего звездолёта, большую часть выстрелов промазали. Хотя возможно основной причиной столь неточной стрельбе противника был целый каскад поворотов и кручений, в который ввёл корабль наш пилот, на огромных перегрузках выполняя манёвры уклонения и рискуя угробить последний гравикомпенсатор.

– Продажный женщина! Они быть шустрый, как паразит прыгучий насекомые! – раздался в наушниках недовольный эмоциональный голос Денни Марко. – Я один три пушка не успевай. Герд Комар, по хороший, нужен ещё стрелок и электроника мастер.

– Второго стрелка тебе не найду, справляйся сам. Но вот системами боевой электроники займусь лично! Подсветка целей уже есть, а если они опять пройдут настолько близко, попытаюсь стазисной сеткой одного из врагов зацепить.

– Защитный экран сорок семь процентов… – в свою очередь прокомментировал Инженер состояние нашего фрегата. – Можем не пережить следующую атаку.

Да, ситуация была весьма тревожной. Хотя, с другой стороны, могло быть гораздо хуже. Если бы наш Инженер не настоял тогда на Меду-Ро IV покупать только самое хорошее оборудование для фрегата, не скупясь и не идя на компромиссы, нас бы уже сбили. Что же делать? Мой мозг лихорадочно искал выхода из сложившейся ситуации. Просить помощи у космопорта? Странно ведь, что они не поддерживают нас в противостоянии с пиратами огнём наземных батарей. Снижаться ещё быстрее, рискуя развалить и без того повреждённый фрегат?

Ответ отчасти подсказал наш пилот, лучше разбирающийся в классах звездолётов. Пока корабли противника удалились, Дмитрий Желтов, спешно перещёлкивая тумблеры и меняя конфигурацию оперения звездолёта для большей устойчивости в плотной атмосфере, не то просто брюзжал, не то объяснял непонятно кому:

– Напали на подранка, шакалы… Будь у нас исправный корабль и полный экипаж, погоняли бы мы этих пиратов! Против нашего фрегата у них лишь два слабеньких перехватчика и корабль-невидимка, который не прочнее этой юркой мелочи…

Точно! А ведь точно! Я же видел расчёты Инженера, когда мы подбирали конфигурацию для моего модульного фрегата! Система невидимости, кстати плохо работающая в плотной атмосфере, требовала прорву энергии для искажения пространства. Совместить невидимость и крепкий энергетический щит было невозможно. А тут ещё, судя по всему, пиратский лидер герд Аби Пан-Мяй пошёл по пути максимального облегчения, скорости и манёвренности своего фрегата, раз уж его более крупный корабль нисколько не уступал перехватчикам ни в стремительности, ни в юркости.

– Денни, не обращай внимания на перехватчики! Весь огонь концентрируй на более крупном фрегате! У него слабый щит!!!

В этот момент меня посетила мысль, в первую секунду показавшаяся полной ересью: а что, если и вовсе отключить энергетический щит вражеского звездолёта и сделать его уязвимым? Нет, в самом деле, есть же несколько способов! Например, мой навык Управление Механизмами. Ладно, соглашусь, глупая идея – противник сейчас далеко, и я не достану сканированием, а потом во время атаки времени не будет разбираться, какие отметки я увижу при Сканировании. Но можно ведь по-другому, отдав ментально нужный приказ их пилоту!

Собственно, почему бы и нет? Это ведь не бой в открытом космосе, где огромные расстояния, бешеные скорости кораблей и быстро меняющаяся ситуация делают ментальную атаку неэффективной. Тут в атмосфере и скорости поменьше, и расстояние измеряется вовсе не в тысячах километров. С какого расстояния я на Касти-Утш III в пьяном виде вызвал ремонтных ботов? Километра три было примерно. Во время каждой атаки пиратские звездолёты подлетали на такое и даже меньшее расстояние. К тому же я лично знал того, кто управлял пиратским фрегатом, и это могло помочь.

Вопрос сейчас был именно в силе ментальной атаки и её внезапности. Может, подкачать Псионику за счёт имеющихся свободных очков? Хотя нет, за силу и главное дальность псионических действий отвечает другой навык: Ментальная Сила. Тогда все шесть имеющихся свободных очков навыков в Ментальную Силу! Поднимаем навык до шестьдесят шестого уровня!

Но один я всё равно мог не справиться. Требовалась поддержка Мастера Зверей с её сильными псионическими способностями. Я мысленно обратился к девушке:

«Валери, я попробую оглушить вражеского пилота. Поддержи меня!»

Ментальный ответ от загадочной девушки с огромными глазами пришёл мгновенно:

«Да, Комар, я помогу.»

Занятый своими и чужими мыслями я едва не упустил из вида, что пиратские корабли давно уже завершили разворот и снова зашли в атаку! Подсветка целей, чтобы стрелку было проще! Стазисная сетка на фрегат, уменьшить ему скорость! Но главное… Я отвернулся от монитора и сосредоточился. Мне нужен был лидер прайда «Косматой Тьмы», он был где-то совсем рядом… Вот он! Где-то на самой грани восприятия я почувствовал присутствие чужого сознания. Ну, раз удалось подключиться, получай!

«Защитное поле отжирает слишком много энергии и не даёт победить этого ненавистного Комара! Всё равно жертва уже почти уничтожена и не сопротивляется, а сейчас очень важна энергия как для орудий, так и чтоб в любое мгновение включить невидимость. Да, давно нужно это сделать!»

Я очень живо представил, как взъерошенный миелонец герд Аби Пан-Мяй, раздосадованный затянувшимся сражением вблизи опасного космопорта, решительно бьёт когтистой лапой по пульту, отключая защитный экран своего звездолёта.

Навык Электроника повышен до семьдесят третьего уровня!

Навык Целеуказание повышен до тридцатого уровня!

Навык Псионика повышен до восьмидесятого уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до шестьдесят седьмого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до семьдесят второго уровня!

– Есть! Я попадаль!!! Попадаль!!! Вы видьели, как он развалиться прямо в воздух?! – раздавшийся в наушниках истошный крик Денни Марко нарушил мою концентрацию и выдернул из состояния полной сосредоточенности.

Получен семьдесят девятый уровень!

Получено три свободных очка навыков!

ВНИМАНИЕ!!! Рейтинг опасности капитана корабля герд Аби Пан-Мяй снижен до 8-го уровня

Герд Комар, вам переведена награда, положенная за уничтожение корабля опасного пирата!

Одновременно с прочтением этого сообщения я почувствовал вибрирование кошелька. Заинтересовавшись, пальцем разблокировал экран, и мои губы сами собой растянулись в довольной улыбке: три миллиона сто восемнадцать тысяч кристаллов!!! Вот это да! Оказывается, сбивать пиратских главарей – очень даже прибыльный бизнес!

– От нашего энергетического щита осталось лишь восемь процентов… – сухой комментарий Инженера вернул меня к суровой реальности.

Ему ответил наш Пилот Звездолёта, причём в его голосе я слышал непривычные для обычно по-военному чёткого и строгого Дмитрия Желтова браваду и жаргонные выражения:

– Не ссы, котяра, прорвёмся! Уже облака, сейчас перехватчики отстанут. Или развалятся в воздухе. Только вот… Чёрт! Скорость не успеваю погасить! Посадка будет жёсткой! Держи-и-сь!!!

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят четвёртого уровня!

Я почему-то в эти мгновения вспомнил «Шиамиру» и полёты с капитаном Ураз Тухшем. После чего был сильнейший удар, треск ломающегося оборудования и переборок, и в глазах у меня потемнело…

Глава двенадцатая. Медицина и наглость

Пришёл в себя я от резкой боли. И даже взвыл, не сумев её вытерпеть, хотя доносящийся словно из-за стены глухой голос и просил меня потерпеть, так как сейчас будет вколото обезболивающее. Действительно полегчало. Тёмные круги перед глазами поблекли и исчезли, я сумел осмотреться.

Находился я на капитанском мостике, вот только узнать помещение из-за груд мусора и обломков оборудования было непросто. Надо мной склонился Медик герд Мауу-Ла Мя-Сса, проводя какие-то манипуляции с моим левым плечом. Рядом левитировал уже знакомый «гроб», от которого к моему телу тянулись шланги и провода. Скосив глаза, я увидел у себя на груди и предплечии обильно пропитавшиеся ярко-алой кровью пористые синтетические тампоны. Медик, совершенно беспардонно повернув мою голову обратно и внимательно изучив зрачки, пояснил происходящее:

– Сломана ключица, открытый перелом, повреждены крупные сосуды. Но я уже вправил обломки кости и зафиксировал их медицинским клеем, потерю крови компенсировал перфтораном. Рану заканчиваю обрабатывать, сейчас зашью и прикрою заживляющим саморассасывающимся пластырем. Надорваны связки, имелся вывих левого плечевого сустава, но я уже всё поставил на место. Капитан, пару дней вам придётся походить в фиксирующей повязке. К тому времени уже полностью пройдёт негативный эффект от наркотического отравления, параметр вашего Телосложения восстановится, и заживление пойдёт ускоренными темпами.

Всего два дня походить в повязке? Для человека, на огромной скорости сверзнувшегося с небес и едва не отдавшего концы при ударе о грешную землю, звучало очень даже ободряюще. Пока что я слабо представлял, получится ли носить Энергетический доспех Слышащего поверх зафиксированного медицинскими повязками плеча, но в любом случае можно сказать, что повезло – после крушения звездолёта можно было ожидать куда худших последствий. Я поинтересовался состоянием остальных членов экипажа. Все живы?

– Да, капитан, живы все. Ваша Тушихх сломал правую ногу, его брат-близнец Баша Тушихх левую. Основную работу с ними я закончил, передвигаться с осторожностью уже могут, а дня за три восстановятся без последствий. У других членов команды имеются ссадины и ушибы, но ничего серьёзного. Больше всего пострадали именно вы, капитан. Всё, я закончил. Постарайтесь не напрягать плечо хотя бы ближайшие сутки.

Тощий миелонец аккуратно свернул в летающий «гроб» все шланги и жгуты проводов, собираясь уходить, но я остановил его, придержав за плечо:

– Хочу сказать «спасибо». Ты менее стандартных суток у меня на звездолёте, но уже не представляю, как мы могли обходиться без настолько умелого и опытного Медика.

Миелонец растянул зубастую пасть в подобии улыбки. Явно данный жест был подсмотрен у людей, поскольку у его расы ничего подобного я не видел, там демонстрация зубов означала именно оскал и угрозу.

– Для меня это интересный опыт и быстрая прокачка навыков. А если, герд Комар, вы с такой же частотой будете и дальше попадать в разные передряги, то вскоре я смогу написать целую монографию о лечении людей.

Наверное, это была всё же шутка, хотя Медик сохранял серьёзное выражение мохнатой морды. Я осторожно попробовал пошевелить плечом и левой рукой, и безмерно удивился, так как рука работала, а неприятные ощущения были минимальными.

– Ты просто волшебник, Мауу-Ла! Если тебе требуется что-либо из медикаментов или оборудования, поговори с Улине Тар. Скажи ей, капитан заранее одобрил закупку.

Рыжий тощий миелонец совсем по-человечески поклонился и вышел в коридор, толкая перед собой левитирующий контейнер. Не успел Медик удалиться, как его место рядом со мной моментально заняли Пилот Звездолёта и чешуйчатый Аналитик.

– Герд Комар, моя вина… – начал полным раскаяния голосом оправдываться Дмитрий Желтов. – В горячке боя за всеми этими манёврами не уследил за высотой и скоростью. Уже в самом конце как мог пытался увести траекторию от вертикальной и снизить угол падения. Сели «на брюхо» – скорость была слишком большой, все посадочные опоры сразу же подломились. Пропахали метров триста, обдирая обшивку… Сейчас хозяйка звездолёта Улине Тар вместе с Аван Тоем и Аюхом оценивают ущерб.

– И где мы в итоге сели? – полюбопытствовал я, протягивая здоровую руку своему другу, чтобы он помог мне встать.

– На космодроме гэкхо… ну, почти… Не вписались в посадочную площадку, проломили заграждение, на две трети фюзеляж торчит снаружи. Но разрушения в космопорте минимальные. Поправить пару секций забора и световую мачту заново поставить, не думаю, что дорого обойдётся. Готов из своих денег компенсировать гэкхо ущерб!

Я лишь отмахнулся от этого нелепого предложения. На мой взгляд, Пилот Звездолёта и так сделал больше, чем мог, стараясь сохранить фрегат, а нам всем жизни. Он заслуживал награды, а вовсе не взыскания. Основная же вина в разрушениях лежала на властях космопорта, не сумевших обеспечить безопасность на вверенной им территории. Именно это я и ответил членам команды.

– Да. С гэкхо говорить. Нужно. Рекомендовать быть строгость. И наглый.

Интересное предложение поступило от колючего Аналитика, кстати уже достигшего 63-го уровня. Быть наглым в разговоре с гэкхо? Быть наглым… Что же, можно попробовать. Нет, я вовсе не забыл слова Дипломата моей фракции Ивана Лозовского, рекомендовавшего быть предельно вежливыми с сюзеренами человечества. Но, похоже, сейчас был именно тот случай, когда этой рекомендацией можно было пренебречь.

– Хороший. Договор выполнен. Джарг соблюдает.

С этими словами Аналитик протянул мне обещанный чёрный отполированный камень, который я тут же для надёжности спрятал в Инвентарь.

– А что с кораблями пиратов? – встрепенулся я, припомнив конец воздушного боя. – Один мы сбили… Куда он, кстати, упал?

Ответил мне Дмитрий Желтов, как непосредственно участвовавший в небесной круговерти и наиболее осведомлённый:

– Перехватчики не стали спускаться в плотные слои атмосферы и после смерти лидера пиратов сразу же вышли из боя. А вот фрегат-невидимка рухнул куда-то в залив… У Аюха можно будет узнать точное место падения, Навигатор отслеживал всё происходящее. Неужели думаешь, что там могло что-либо ценное сохраниться? Падал он всё-таки совершенно неуправляемо, скорее всего развалился при ударе о воду.

Я попытался неопределённо пожать плечами, но поморщился от неприятных ощущений – травма всё-таки сказывалась. Так, ладно, с упавшим кораблём потом разберёмся, сейчас имелись более первоочередные дела. Прежде всего, это разговор со вспыльчивым и не любящим промедлений хозяином Земли кунг Вайд Шишишем. Вот только перед этим важнейшим разговором мне нужно было всё же прийти в себя. Я попытался оценить своё состояние.

Так, стоять на своих ногах я мог. И ходить, судя по всему, тоже. Не слишком уверенный в результате, попробовал переложить элементы своего Энергетического доспеха Слышащего в соответствующие слоты экипировки. Получилось, хотя итог вышел забавный – бронированная металлическая рука пластиковыми ремнями в полусогнутом виде оказалась плотно примотана к чёрному матовому туловищу. Никакой возможности использовать левую руку не было. Ладно, временно сойдёт и так…

В помещение вошла Минн-О Ла-Фин с громадной шишкой на лбу. Эту шишку на пепельно-серой коже принцессы было бы не так заметно, если бы не ярко-синяя противоотёчная мазь, густым слоем покрывавшая лоб девушки. Супруга кинулась было ко мне, желая горячо обнять, но увидела травмированную руку и резко остановилась, ограничившись лишь приветливой улыбкой. Что-то с Минн-О было не так, и к шишке на лбу это никакого отношения не имело. Я долго смотрел на супругу и не мог понять, что меня смущает. А потом до меня вдруг дошло:

Герд Минн-О Ла-Фин. Человек. Тёмная Фракция. Картограф 72-го уровня

– Ты стала гердом?!

– Да!!! – моя вайедда была просто в восторге. – Дед Тумор-Анху обещал, что это случится ещё к пятидесятому уровню. Тогда Известность у меня очень быстро росла, и всё к тому шло. Но на сцене появился ты, у меня началась затяжная полоса неудач, из которой я долго не могла выкарабкаться. Но постепенно вернула уверенность и лёгкость, Известность опять стала расти. И вот четверть часа назад выхожу я из звездолёта, а там груз с нашего фрегата получают мои подданные из Первой Директории. Увидели меня, узнали, растерялись, некоторые даже ниц пали. И у меня наконец-то произошло получение статуса!

Я искренне поздравил свою супругу и посоветовал очень рассудительно обойтись с полученными очками характеристик, так как подобного подспорья в усилении персонажа может ещё долго не быть. Что для Картографа наиболее важно? Ловкость и Восприятие? Лично я бы усилил какие-то и без того прокачанные на 20+ характеристики, чтобы с каждых двух вложенных очков получать ещё одно дополнительное.

Затем мои мысли перетекли на совершенно другую тему. Выходит, Имран не ошибся, и три огромных антигравитационных двигателя действительно были заказаны «Тёмной Фракцией». Скорее всего, три «Сио-Ми-Дори» прибыли в космопорт гэкхо как раз за этим тяжёлым и громоздким грузом. Следовательно, если переговоры с генералом Уй-Така пройдут неудачно, нужно будет активировать мины и взорвать к чертям все эти три двигателя!

Следом за Минн-О, немного прихрамывая, на мостик пришла моя компаньонка Улине Тар с электронным планшетом в руках. Торговка была явно расстроена и, убедившись в моём нормальном состоянии и должном внимании к её докладу, принялась отчитываться о понесённых из-за аварии убытках:

– Герд Комар, все четыре гравикомпенсатора нужно менять, это самая крупная статья расходов: они по шестьдесят тысяч кристаллов каждый. Одиннадцать пластин фюзеляжа то ли выправлять и ремонтировать, то ли тоже менять. Инженер рекомендует сменить, так как после ремонта прочность всё равно будет уже не та. Плюс стойки опор, переборки, компьютеры, приборные панели, экраны… В целом на триста семнадцать тысяч кристаллов ремонт нам обойдётся. И сразу хочу напомнить, что таких денег у нас нет. Но хотя бы груз, к счастью, не пострадал, и его уже забрали покупатели. Оплата за доставку поступила, и что-то из перечисленного отремонтировать сможем. Но этого, к сожалению, недостаточно…

Триста семнадцать тысяч кристаллов… Да, существенная по всем меркам сумма, но вполне подъёмная. Скрывать от своей компаньонки факт получения крупной награды за голову опасного пирата я не собирался, вот только момент был уж больно неподходящим – не хотелось при посторонних обсуждать наши приватные и весьма деликатные финансовые взаимоотношения. Поэтому я лишь ограничился словами, что справедливым было бы переложить оплату, частично или даже полностью, на администрацию космопорта, раз уж всё произошло по причине их халатного отношения к своим обязанностям. Улине сперва задумалась, а потом сильно воодушевилась:

– Ты совершенно прав, герд Комар! Немедленно иди к начальству космопорта и требуй компенсации, ты в своём праве! Хотя даже не так. Возьми меня с собой! Уж я-то найду достаточно стимулирующих слов для этих бездельников!


Уже знакомая вышка диспетчеров, вот только впервые я поднялся не по винтовой лестнице, а на нормальном скоростном лифте. К сожалению, выше ресторана лифт не ходил (или возможно у меня не хватало прав), так что дальше всё равно предлагалось по старинке подниматься по лестнице на своих двоих. Для сопровождавших меня Имрана и Эдуарда, впервые посетивших космопорт, всё было в диковинку. Мои спутники во все глаза рассматривали стоящие на посадочном поле звездолёты (преимущественно грузовые челноки), и членов других экипажей, и хорошо заметную с вышки длинную полосу сожжённой травы – след нашей аварийной посадки.

На ресторанном этаже состоялась неожиданная встреча – я столкнулся с Дипломатом гэкхо Коста Дыхшем, о чём-то оживлённо беседующим со своими мохнатыми сородичами в одинаковых лёгких скафандрах – видимо, экипажем одного из звездолётов. Я вежливо поздоровался и собирался было пройти мимо, чтобы не отвлекать Дипломата от важной беседы, но он сам попросил меня подойти:

– Герд Комар, твой визави герд Уй-Така просил передать, что может немного не успеть к началу переговоров, хотя очень постарается. Я видел его на рыжем спасательном плоту в бушующем море и даже предлагал перелезть ко мне на антиграв, но он отказался бросать своих соратников. Мотор у них исправно работает, так что через четверть умми должны добраться. Если, конечно, наяды их не сожрут.

У меня словно глаза открылись. Так вот почему виденные мною бойцы «Тёмной Фракции» предпочли расстаться с своими доспехами, но добраться до плота – там находился их лидер, которого они обязаны были защищать любой ценой! Тогда получается, что очень хорошо, что мы не уничтожили спасательный плот, иначе переговоры о мире не состоялись бы.

Пользуясь удобным моментом, я попросил Коста Дыхша прокомментировать эпизод с нарушением моей фракцией подписанных договорённостей, а заодно озвучить сумму наложенного штрафа.

– Пойми, герд Комар, я давно знаю Ивана Лозовского и считаю его своим другом, но закон есть закон! Восемьдесят две тысячи четыреста кристаллов осталось выплатить твоим союзникам по фракции.

Я спорить не стал и предложил Дипломату вместе со мной и моими спутниками подняться этажом выше, где я смог бы в торговом автомате обналичить имеющуюся у меня в электронном виде сумму. Через три минуты долг фракции перед сюзеренами был полностью погашен.

– Отправил сообщение об этом в вашу столичную ноду, чтобы не собирали больше на пристани древесину и руду в счёт уплаты штрафа. Твой руководитель в бешенстве, – по секрету поведал мне Коста Дыхш. – Иван и так сегодня уже получил снижение Авторитета, когда переговоры с «Тёмной Фракцией» решили проводить без его участия. А сейчас будет новая порция снижения Авторитета, когда члены фракции узнают, что игрок Комар между делом самостоятельно решил все проблемы, с которыми не могли справиться все ваши директора. Ох, чую, предстоит тебе серьёзный разговор с Иваном Лозовским по поводу лидерства!

Коста Дыхш оставил нас и поспешил вернуться к своим знакомым, мы же всей группой пошли выше. На самом верхнем этаже башни, предназначенном для различных служб космопорта, моя мохнатая компаньонка быстро сориентировалась и уверенно потащила всех в самый конец спиралевидного коридора.

– Сюда! – Торговка без колебаний распахнула пластиковые двери с надписью: «Руководитель космопорта» и ворвалась внутрь.

Я оставил Имрана и Эдуарда сторожить двери, сам же прошёл следом за Улине. Момент, похоже, вышел не самым подходящим – у четверых вальяжно развалившихся на диванчиках гэкхо в одинаковой белой униформе происходил то ли поздний ужин, то ли ранний завтрак, хотя основным «блюдом» на столе были многочисленные бутылки с водкой, как раз той самой «сделанной по исконным технологиям», которую экспортировала моя фракция. Я бегло считал информацию обо всех четверых, пытаясь определить главного из собутыльников, но не преуспел в решении этой загадки. Уровни игроков были примерно одинаковыми: 142 – 149, а игровые классы «Суперкарго», «Финансист», «Инженер» и «Стрелок» нисколько не помогли в определении начальника космопорта.

Тем не менее, Улине Тар по каким-то только ей понятным признакам быстро сориентировалась и уверенно направилась к одному из гэкхо. Ухватив лапой за его густую бороду, Торговка резко дёрнула вниз, болезненно и звучно приложив своего сородича головой об стол:

– Мерзавец! Лентяй! Тунеядец! Трус! Клан Тар-Лайне постарается прикрыть твою частную лавочку, раз уж ты не справляешься со своими обязанностями!

Инженер 147-го уровня по имени Вано-Убиш, а именно его начала мутузить моя спутница, поначалу действительно растерялся. Вот только, прислушиваясь к его эмоциям, я очень отчётливо понял, что Улине серьёзно ошиблась с линией поведения. Возможно, в других районах галактики влиятельный и богатый клан космических торговцев Тар-Лайне действительно мог доставить серьёзные неприятности, введя эмбарго на поставку товаров и разорив местных торговцев, но тут на отшибе Вселенной местное начальство его совершенно не опасалось. И пока Вано-Убиш не опомнился и не пустил в ход пудовые кулачищи, наваляв напавшей на него взбесившейся самке, нужно было срочно вмешиваться.

Навык Псионика повышен до восемьдесят первого уровня!

– Улине, хватит! – я с силой оттащил свою мохнатую подругу от уже пришедшего в себя и привстающего огромного гэкхо. – Я безмерно уважаю твой могущественный и богатый клан Тар-Лайне, но он тут совершенно не при чём! Дело касается лишь кунг Вайд Шишиша, которому мы везём бесценную посылку. И именно кунг спросил бы со всех присутствующих, если бы пираты отобрали этот груз. Боюсь, не отличающийся мирным нравом грозный флотоводец сделал бы из моего черепа чашу для вина, а из шкур сотрудников космопорта коврики под свою задницу. Причём я сейчас говорю вовсе не про игру, а про реальный мир!

Навык Ментальная Сила повышен до шестьдесят восьмого уровня!

Навык Мистицизм повышен до двадцать девятого уровня!

Вот сейчас подействовало, да ещё как! При одном лишь упоминании имени вспыльчивого хозяина Земли со всех четырёх сотрудников космопорта моментально слетел хмель. Подозреваю, что все четверо очень живо во всех деталях представили сказанное мною, так как я впервые увидел затрясшихся от страха представителей расы гэкхо. Нужно было развивать успех:

– У меня сейчас состоится разговор по дальней связи с кунг Вайд Шишишем, и тема безопасности наверняка всплывёт. Что мне ему говорить? Правду, что мелеефатские добытчики ценных минералов вольготно себя чувствуют в звёздной системе, обчищая принадлежащие гэкхо астероиды? Что миелонские контрабандисты, словно к себе домой, свободно садятся на планету всего в четырёх нодах от космопорта? Что пираты так и вовсе внаглую атакуют садящиеся звездолёты прямо над космопортом гэкхо?

Авторитет повышен до 53!

Я вбивал в сознания испуганных гэкхо эти резкие слова, словно раскалённые гвозди, и сотрудники космопорта понуро опускали головы всё ниже и ниже. Мой шипастый Аналитик не ошибся, именно наглость и напор были в такой момент лучшей тактикой, и проштрафившиеся космопортовые чиновники слушали меня, словно присланного высоким начальством ревизора. Наконец, Вано-Убиш не выдержал:

– Герд Комар, всё так, виноваты. Но за безопасность отвечает другой наш сотрудник! Уверяю, он будет самым строжайшим образом наказан! Я сам лично трижды его расстреляю! – пообещал мне начальник космопорта блеющим голосом. – Что же до случившегося… у меня есть выделенные из центра фонды на строительство сооружений космопорта и неотложный ремонт. Мне кажется справедливым направить эти кристаллы на ремонт вашего звездолёта, отважно вступившего в неравный бой с пиратами…

– Да, мне тоже это кажется справедливым, – поддержал я правильную идею местной администрации. – Но сейчас, уважаемые, мне нужно идти на переговоры. Кто-нибудь мне покажет, где находится узел связи с дальним космосом?

Вскочили сразу трое гэкхо, но руководитель космодрома Вано-Убиш жестом осадил своих подчинённых и заверил, что сам лично проводит меня до переговорной. Едва мы вышли в коридор, как взлохмаченный Инженер, совершенно не стесняясь сопровождающих меня бойцов, тут же попытался всунуть мне мешочек, в котором соблазнительно позвякивали драгоценные кристаллы, наверняка немалого номинала.

– Герд Комар, не нужно тревожить занятого кунга столь несущественными мелочами на далёкой планете… – робко блеял он, впихивая мне в руки деньги.

Затем его взгляд за что-то зацепился, и Вано-Убиш съежился, даже став выглядеть меньше ростом. Я проследил за его взглядом и увидел витиеватую надпись на бронескафандре Имрана, сообщавшую, что данный доспех является личным подарком кунг Вайд Шишиша. Не знаю, что щёлкнуло в голове руководителя космопорта, внезапно обнаружившего, насколько непростые у меня телохранители, но я получил сдвоенное сообщение о росте Известности и Авторитета.

От взятки я отказался, заверив, что уже обещанных кристаллов из фондов строительства вполне достаточно.

– Только Улине Тар проследит, чтобы этих фондов хватило на ремонт моего фрегата, – сразу уточнил я, дабы у начальника космопорта не возникало желания хитрить и экономить. – И ещё. Через четверть умми нужен накрытый стол в ресторанном зале на втором этаже, для шести человек и одного гэкхо, Дипломата вашего народа Коста Дыхша. Хороший, богатый стол, за которым будет решаться будущее этой планеты.

Авторитет повышен до 55!

Внимание!!! Ваш персонаж достиг уровня Известности и Авторитета, соответствующего рангу «Лэнг». Получено восемь свободных очков характеристик персонажа

Внимание!!! Ваш персонаж получил возможность возглавить фракцию. Выберете один из предложенных вариантов: «Human-3», «Human-6», «Human-23», «Human-25», «Ла-Фин», «Космодром» или создайте свою собственную фракцию

– Всё будет в самом лучшем виде! – пообещал Вано-Убиш, при этом своим ключом-кристаллом отпирая массивную бронированную дверь. – Вот зал для переговоров с дальним космосом. Герд Комар… Ой! Лэнг Комар! Поздравляю с повышением! И прошу передать великому кунгу мои пожелания здоровья и сил в борьбе с врагами!

Глава тринадцатая. Переговоры, переговоры…

Повышение статуса произошло настолько неожиданно, что я даже растерялся. Я – лэнг? Вроде так давно этого хотел и ждал, но всё равно случившееся выбило меня из колеи. Особенно прозвучавшие слова Имрана, что для него на мини-карте я стал отображаться не как союзник, а как нейтральный игрок. Я тут же проверил информацию о своём персонаже:

Лэнг Комар. Человек. Фракция [не определено]. Слышащий 79-го уровня

Это что же получается? Я больше не состою во фракции «Human-3»? А где я выйду из вирткапсулы в реальный мир? Особенно если выберу один из предложенных игровой системой вариантов, скажем «Космодром» или «Ла-Фин»? Ведь у гэкхо вирткапсулы явно не на Земле. Как бы мне ненароком не оказаться на одной из планет гэкхо, из-за высокой гравитации не всегда пригодных для жизни людей. Или в магократическом мире, где по словам моей вайедда, наследник громадного состояния династии Ла-Фин не проживёт и часа из-за огромного количества недоброжелателей. Нет, с подобными рискованными экспериментами по смене фракции спешить точно не стоило! Да и восемь свободных очков характеристик нужно раскидывать на холодную голову, после тщательного расчёта всех последствий.

Оставив своих спутников, я вошёл в комнату для переговоров. Подобный круглый зал с зеркальными стенами я уже видел однажды в глубинах кометы Ун-Теш на военной базе гэкхо, но всё равно застыл – слишком уж удивительным было смотреть на свои бесчисленные отражения в разных ракурсах. Свет погас, и надо мной в воздухе загорелась голограмма огромного величественного гэкхо, в роскошном парадном доспехе восседающего на троне. Мои уши заложило от грохочущего недовольного голоса кунг Вайд Шишиша:

– Наконец-то! Что-то не спешил ты на назначенную встречу, я уже устал тебя ждать, герд Комар… Или уже лэнг? И когда ты только успел? – недовольный тон, явно показной и фальшивый, сменился искренним уже не наигранным удивлением.

Демонстрируя могущественному владыке Земли покорность и уважение, я опустился на одно колено:

– Мой кунг, я поспешил в пункт связи сразу же, как только получил помощь Медика после неудачной посадки, – я не стал вдаваться в детали и рассказывать прославленному полководцу о творящемся бардаке с безопасностью на периферийной планете.

– Да, вижу твои раны. Ладно, неважно. Груз у тебя? Это именно то, о чём сообщала Торговка?

– Да, мой кунг, – я вынул из инвентаря и показал в здоровой руке тяжёлый отполированный чёрный камень. – Максимально подробная карта всей известной мелеефатам области галактики со всей схемой логистики их своры. Все космические верфи как в игре, так и в реальном мире. Чертежи звездолётов и оружия. Координаты военных баз, секретных научных центров, заводов и шахт стратегически важных ресурсов. Координаты в реальном мире дата-центров с вирткапсулами их игроков, а также полная схема соответствия между персонажами в игре, искажающей реальность, и реальными игроками-мелеефатами. Плюс много что ещё как по мелеефатам, так и другим расам, пусть специалисты разбираются.

Я видел, как засверкали глаза грозного флотоводца, как от волнения стали раздуваться его ноздри. Не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтоб догадаться, насколько огромную ценность для кунга представляла вся эта информация.

– Чего ты хочешь за носитель, человек?

Вроде обычный вопрос, и задан был нормальным тоном, вот только…

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят пятого уровня!

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят шестого уровня!

В остром приступе озарения я отчётливо понял, что живым отсюда из переговорной гэкхо меня не выпустят, если не сумею договориться с их командующим. И будут убивать снова и снова, так как точка возрождения Комара находится на территории космопорта, и гэкхо это прекрасно знают – после посадки я не уходил с подконтрольной им территории. К счастью, я и без этих предупреждений не собирался испытывать кунг Вайд Шишиша на долготерпение и щедрость:

– Это мой подарок великому кунгу! Усиление гэкхо выгодно моей расе, и потому я делаю всё, чтобы помочь сюзеренам в их непростой войне с мелеефатами!

– «Непростой» это точно… – командующий Вторым Ударным флотом тяжело вздохнул и задумался, после чего заметно оживился: – Лэнг Комар, так не пойдёт! Столь ценный подарок требует и достойной благодарности с моей стороны. Назови свою цену!

– Ну раз мой кунг настаивает… – я сделал вид, что задумался, хотя ответ давно крутился у меня на языке, – прошу, чтобы столь ценная информация была продублирована командующей миелонским флотом лэнг Кисси Мяу!

– Не понял. Зачем мне усиливать конкурентов? – снова посуровел и даже сузил глаза от гнева грозный флотоводец.

Пришлось спешно пояснять свою просьбу, пока мой собеседник не вспылил и не отказал:

– Мой кунг, дело в том, что эта информация и была добыта именно миелонцами, точнее их внедрённым агентом. Чтобы запутать следы, носитель с информацией пересылался по длинной цепочке посредников самых разных рас, и на каком-то этапе этим посредником выпало стать мне. Вот только я, поняв истинную ценность груза, решил передать его не командующей миелонцев, а моему кунгу. И теперь всерьёз опасаюсь последствий, поскольку Ищущая Правду лэнг Кисси Мяу – вовсе не тот игрок, которого возможно безнаказанно обмануть. К тому же миелонцы и гэкхо союзники в этой космической войне, и усиление союзников выгодно гэкхо. Именно поэтому я прошу скопировать ценную информацию для лэнг Кисси Мяу и указать, что получена она от Комара. Этого мне вполне достаточно в качестве награды.

– То есть ты уверен, что миелонцы заплатят тебе настолько щедро, что награда от моей расы даже не требуется?! – я едва не оглох, когда кунг повысил голос.

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят седьмого уровня!

Признаться, я не понял, что на сей раз вывело грозного собеседника из себя. То ли гордость и самолюбие кунг Вайд Шишиша ущемил тот факт, что кто-то не связан финансовыми проблемами и может заплатить больше него. То ли собеседнику в принципе не нравилась моя игра «на двух покупателей». Скорее всё же второе, хотя я специально дал ответ как бы на первый вариант:

– Мой кунг, у меня и в мыслях не было задевать гордость великой расы гэкхо! Просто я сам владелец звездолёта и прекрасно понимаю, насколько дорого обходится ремонт. И потому мне даже страшно представить, насколько колоссальная сумма требуется на восстановление Второго Ударного флота после тяжёлых боёв с мелеефатами. А значит, с моей стороны совершенно неправильно просить у кунга драгоценные кристаллы за переданную информацию. Миелонцы же в этой войне пока что особо не тратились, так что пусть и оплачивают ремонт моего пострадавшего при посадке фрегата!

Вот тут я задел правильные струнки в душе собеседника, это я сразу же почувствовал. Огромные проблемы с ремонтом сильно потрёпанного флота тревожили командующего, как и отсутствие достаточного финансирования. Грозный покрытый густой тёмной шерстью командующий перестал скалиться и наконец-то сменил гнев на милость:

– Хорошо, будь по-твоему, лэнг Комар! Тем более, что за мной должок: благодаря твоему своевременному предупреждению удалось вытащить с базы Уй-Теш половину гарнизона и две трети кораблей. Так что я продублирую информацию для Кисси и сообщу, что сделано это по твоей просьбе. Кстати, Великая, как называют её миелонцы, совсем недавно стала кунгом, как и я. Говорят, у неё даже неплохие шансы и вовсе возглавить Союз Прайдов. Твоя же награда… – кунг Вайд Шишиш замолчал на полуслове, с усмешкой наблюдая за моей тревогой, – раз уж ты лэнг, у тебя появится своя фракция. Так вот, великая раса гэкхо гарантирует неприкосновенность любой ноде, которую ты укажешь. Даже трём нодам! Любой враг, покусившийся на эти ноды, станет врагом гэкхо и будет незамедлительно уничтожен!!! Я всё сказал. Ценную посылку вручи Дипломату моей расы, не помню его имени, но молодой такой и толковый. Скажи, пусть найдёт способ передать её мне максимально срочно. И передай ему, что как только он справится с этой задачей, я назначу его своим наместником всей планеты. Всё равно из-за этой космической войны у меня самого совершенно нет времени заниматься периферией.


– Ну, как я выгляжу? – Минн-О Ла-Фин почему-то очень волновал этот вопрос.

Моя вайедда, чья шишка уже бесследно прошла, сменила скафандр на сиренево-чёрное платье необычного, я бы даже сказал старомодного покроя: бесчисленные юбки, кружевные рукава, высокий неудобный воротник. Причём, насколько я понял, за этим платьем специально посылали «Сио-Ми-Дори»: один из тяжёлых штурмовых антигравов «Тёмной Фракции» вскоре вернулся на космодром, и девушка-пилот с пепельно-серой кожей, низко в пояс поклонившись моей супруге, передала ей большой свёрток с одеждой.

Прежде чем ответить, я просканировал платье своей спутницы на предмет выявления микрофонов и прочих шпионских устройств, а также капсул с ядом или взрывчаткой – помнится, ранее «Тёмная Фракция» в таком была уличена. Однако на этот раз всё было чисто.

– Дурацкий покрой, платье скрывает великолепное молодое тело и совершенно тебе не идёт, – я предпочёл ответить правду, а не льстить своей супруге. – Ты бы сама никогда такое не одела без крайней нужды. Видимо, это какая-то регалия, подчёркивающая статус?

Принцесса «Тёмной Фракции» не стала обижаться на мои слова и наоборот усмехнулась:

– Именно так, муж мой! Древний, сотни лет назад утверждённый стиль и подбор цветов, соответствующий замужней женщине правящего магического рода. Формой воротника подчёркивается именно статус высшей аристократии, а сиренево-чёрный – это геральдические цвета династии Ла-Фин.

– О как! Буду знать. Что же, в предстоящих переговорах нелишним будет подчеркнуть твой высокий статус. Только очень надеюсь, что вашими законами мне не предписывается тоже переодеваться во что-нибудь столь же напыщенное и неудобное?

– Предписывается, – улыбнулась моя спутница, – вот только ты всё равно отказался бы надевать все эти цветные панталоны, блузки с жабо и длинные мантии, так что я даже не стала предлагать. К тому же в своём чёрном космическом доспехе ты смотришься очень солидно даже со сломанной рукой.

Я чмокнул свою спутницу в щёку и посмотрел на часы. До начала переговоров с «Тёмной Фракцией» о мире оставалось четыре минуты. С собой я брал герд Мин-О Ла-Фин и свою компаньонку Улине Тар. Первую – как специалиста по обычаям магократического мира, принцессу правящего рода Первой Директории и просто как переводчицу с языка своего народа. Улине же мне была нужна как «хозяйка звездолёта», представительница расы гэкхо, к тому же член торговой династии Тар-Лайне, чтобы подчеркнуть мою значимость у сюзеренов человечества. Встретиться мы договорились на третьем этаже вышки диспетчеров, чтобы потом все вместе спуститься в зал ресторана.

– Что-то Улине запаздывает… – нервничала моя супруга, тоже видимо считая оставшиеся минуты.

– Наша мохнатая знакомая подкрашивает узоры на шерсти, – шепнул я Минн-О, – для женщины гэкхо это вроде нанесения макияжа. Но при этом процесс нанесения узоров считается почти что интимным, разве что самым близким подругам разрешается присутствовать и помогать. Поэтому я вообще удивлён, что Улине Тар доверила эту роль миелонке герд Айни. А вот, кстати, и Улине!

Действительно, помощница капитана вышла из лифта и, увидев меня с Минн-О, быстрым шагом направилась в нашу сторону.

– Фух, еле успела! Кстати, со мной в лифте ехало трое людей с таким же, как у Минн-О, цветом кожи. Один из них фактически голый, самый крупный и мускулистый из троих. Видимо это как раз те, с кем мы будем вести переговоры.

Фактически голый? Странно. Хотя слова Улине полностью подтвердились, когда мы спустились на этаж ниже: огромный более чем двухметрового роста гигант с гривой чёрных волос и внушительными мышцами бодибилдера был одет лишь в кожаные шорты с широким поясом, на котором крепились пустые ножны и кобура. Да, оружие на этой встрече было запрещено.

Герд Уй-Така. Человек. Фракция Ла-Фин. Стратег 63-го уровня

Видимо, спасательный плот генерала Уй-Така только-только доплыл до берега, раз у моего визави даже не нашлось времени переодеться. Хотя не исключено, что Уй-Така специально выбрал такой вид, чтобы подчеркнуть мощь и необузданную силу. Действительно впечатляло, чего уж говорить…

Навык Ментальная Сила повышен до шестьдесят девятого уровня!

Что такое? Меня пытаются атаковать ментально?

– Э, а ну без магии! – мой гневный окрик относился к спутникам генерала, двум магам в одинаковых чёрных балахонах:

Герд Авир-Син Ла-Пирез. Человек. Фракция Ла-Фин. Маг-Псионик 109-го уровня

Герд Мак-Пеу Ун-Рой. Человек. Фракция Ла-Фин. Маг-Прорицатель 96-го уровня

Серьёзные и опасные ребята! Особенно первый из них: морщинистый старик с пылающими синими глазами, я просто кожей чувствовал исходящую от него смертельную ненависть. Вторым был молодой юноша, также со светящимися магическими глазами, но он рассматривал меня не с враждебностью, а скорее изучающе, как будто редкую забавную зверушку. Кстати, фракция оппонентов отображалась для меня теперь как «Ла-Фин», а не «Тёмная Фракция». Это потому, что я стал лэнгом и нахожусь пока «вне системы», не выбрав себе новый коллектив?

– Дедушка Авир-Син, магия – такое же оружие и запрещена на переговорах! – напомнила принцесса старику, и тот глубоко надвинул капюшон, скрывая лицо и перестав буравить меня сжигающим взглядом.

Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят пятого уровня!

Дедушка?! Выходит, этот жуткий старикан – родной дед моей супруги по отцовской линии?! Минн-О рассказывала о трагической смерти родителей во время теракта, и фамилия её отца была как раз Ла-Пирез. Мда, оба деда моей супруги, что Тумор-Анху, что этот Авир-Син, словно сошли с экрана фильма ужасов. Кто знает, на какие магические пакости способен этот старик? Поэтому я быстро закинул все три свободных очка в навык Ментальная Сила, поднимая его до семьдесят второго уровня – при общении с псиоником дополнительная ментальная защита лишней не бывает!

– Да, никакой магии! – обернулся герд Уй-Така к своим спутникам. – Просто поговорим. Куда нам идти, герд… лэнг Комар???

Я указал на дальний столик в стороне от всех остальных, за ним уже восседал Дипломат гэкхо Коста Дыхш. Мы все подошли ближе. Вау!!! Даже меня впечатлило, хотя меня достаточно трудно удивить роскошью и изобилием. Мало того, что стол ломился от всевозможных угощений, так ещё все тарелки, блюда и даже стаканы были выполнены из скреплённых между собой красных драгоценных кристаллов разной формы и достоинства. Я и не подозревал, что из валюты гэкхо, словно из конструктора LEGO, можно вот так собирать предметы.

– Лэнг Комар, признавайся, твоя работа? – указывая на свою пустую пока что тарелку стоимостью под три тысячи кристаллов, строго поинтересовался Дипломат.

Вместо меня ответила Улине Тар, взяв большую красную салатницу и с интересом изучая её на просвет, рассматривая десятки искусно склеенных между собой кристаллов:

– Нет, мы тут ни при чём. Это администрация местного космопорта неуклюже пытается загладить свою вину за то, что не обеспечила безопасность при посадке.

– Да, наблюдали вашу… так сказать посадку, – хмыкнул молодой маг, демонстрируя блестящее знание языка гэкхо.

Он повторил эту фразу на родном языке, и двое его спутников также рассмеялись. Генерал, щедрой рукой плеснув себе в кубок вина, проговорил длинную фразу, которую я не совсем понял, так что Минн-О пришлось помогать мне с переводом:

– Герд Уй-Така предполагает, что звездолёт теперь надолго выбыл из строя, поскольку средств на его восстановление у нас нет. И вся эта кричащая роскошь, демонстрируемая сейчас за столом, не сильно поможет в восстановлении фрегата, даже если мы унесём с собой и разберём на кристаллы все тарелки и стаканы.

Вот тут, когда я перевёл сказанное для Улине Тар, настала уже наша очередь смеяться. Для начала Торговка продемонстрировала сперва Дипломату, затем всем собравшимся экран своего планшета, на котором отображался заключённый с администрацией космопорта официальный договор о ремонте фрегата, где был прописан источник финансирования и чёткий срок: пять суток.

– Надеюсь, будущий наместник, – Улине указала на своего мохнатого сородича, – гарантирует качество работы своих подопечных.

– Безусловно, это уже вопрос чести, – подтвердил Коста Дыхш. – Лэнг Комар может быть уверен, что его корабль будет готов в срок.

Авторитет повышен до 56!

– Кроме того, – Улине убрала планшет и достала из своего инвентаря предмет, который продемонстрировала на своей раскрытой ладони, – вы плохо знаете моего компаньона-человека. Комар найдёт деньги везде, хоть на пиратской станции, хоть в открытом космосе. Только за этот рейс он мне принёс… как ты его назвал, лэнг Комар? Апьэлисин?

– Красный апельсин, – поправил я свою подругу, так как драгоценный кристалл миллионного номинала, доля Улине с награды за уничтоженный пиратский фрегат, действительно размерами и формой напоминал этот красный цитрус.

– Так что глубоко ошибочно утверждать про отсутствие у нас денег. Но самое главное, – Улине снова обратилась к своему сородичу Коста Дыхшу, увлечённо чуть ли не со звериным рычанием расправляющемуся с тушёным мясом, – будущий наместник, расскажите этим аборигенам-людям, чем известен мой клан Тар-Лайне.

Дипломат засмущался и отодвинул тарелку, прожевал находящийся во рту кусок и ответил, демонстрируя явное уважение к моей подруге:

– Клан звёздных торговцев Тар-Лайне контролирует значительную часть торговых маршрутов в изученной части галактики, обладает более чем полутысячей звездолётов и считается одной и самых богатых семей гэкхо. Их финансовые резервы фактически безграничны. Кстати, Улине, для меня будет большой честью поговорить с вами отдельно после завершения этих переговоров.

– Бесконечные финансовые резервы… – генерал Уй-Така насупился, нервно побарабанил по столу кончиками пальцев и бросил на мага-прорицателя крайне недовольный взгляд, отчего молодой волшебник даже испуганно сжался. – Допустим. Большой роли это не играет. За целых пять дней я успею стереть с лица планеты и фракцию «Human-3», и «Human-6», и даже далёкую «Human-1». Прорицатель, подтверди!

Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят шестого уровня!

Надо же, я полностью понял всю эту длинную фразу! Герд Мак-Пеу Ун-Рой застыл неподвижно, лишь его зрачки быстро-быстро колебались в широко открытых синих глазницах. Прошло секунд десять-пятнадцать, прежде чем молодой маг резко выдохнул и, стараясь не смотреть на генерала, проговорил не слишком уверенно:

– Что-то изменилось в линиях будущего… Ещё три часа назад я оценивал шанс полной победы над коалицией противников в девяносто три процента. Причём это с находящимся на орбите звездолётом у Комара. Сейчас же даже при неисправном фрегате я не вижу никаких шансов на окончательную военную победу. Ноль процентов. Нет, мы по-прежнему сильнее и способны доминировать на всех фронтах, но окончательной победы я не вижу ни в одном из вариантов будущего.

Разобрал я не всё, но моя супруга перевела для меня непонятные фрагменты. Стратег же после выслушивания этой информации принялся нервно сжимать и разжимать свои кулачищи. Мне казалось, что он мысленно ломает шею молодому магу, так подставившему его ранее с неточным прогнозом. Тем не менее, когда герд Уй-Така заговорил (Минн-О переводила), высказываемые им мысли были вполне здравыми:

– Бесконечная изматывающая война без возможности окончательной победы – вовсе не то, что все мы хотели бы получить. И вот тут очень кстати, что на переговорах все трое представителей фракции «Human-3» напрямую в ней не состоят и могут смотреть на ситуацию незамутнёнными глазами без совершенно ненужного фанатизма. Изложу факты, как я их вижу. Фактически, возглавляемая мною сторона победила…

Тут я было возразил, но Дипломат гэкхо Коста Дыхш предложил мне сперва позволить оппоненту договорить речь до конца, и лишь затем спорить.

– Вражеская коалиция распалась. Фракция «Human-6» лишилась столицы и фактически разбита. Я умышленно не отдавал приказа на уничтожение их прибрежных гексагонов, поскольку как вассалы живые игроки интереснее и перспективнее, чем заселившие бы опустевшие территории НПС. Фракция «Human-1»… Да, её появление стало неожиданностью и отсрочило мою победу, но она тоже крепко получила по зубам и даже прислала Дипломата согласовать условия вызволения своих многочисленных пленных. И наконец, основной враг…

Генерал снова плеснул себе молодого розового вина и, смакуя неплохой букет и явно получая удовольствие от всего происходящего, продолжил:

– Оборона фракции «Human-3» разорвана как на южном, так и на северном фронте. Два южных гексагона уже потеряны, а скалистый гексагон на севере уцелел лишь потому, что я по доброй воле объявил о начале переговоров и перемирии. Также я позволил выйти из смертельной западни разбитому в пух и прах «Второму Легиону». Цените моё великодушие к побеждённым! Но думаю, ни у кого не должно оставаться сомнений, что война выиграна моей армией, и условия мира должен диктовать я!

Убедившись, что мой оппонент наконец-то закончил, я попросил у присутствующего наблюдателя от гэкхо внимательно слушать мой ответ, поскольку может потребоваться подтверждение некоторых моментов со стороны гэкхо. Коста Дыхш отставил недопитый бокал вина и подтвердил, что очень внимательно меня слушает. Что же, я тоже был готов к ответной речи. Трудность состояла лишь в том, чтобы случайно не использовать магию – очень не хотелось, чтобы меня обвинили в нарушении правил.

– Итак, неверные изначальные данные привели генерала Уй-Така к поспешным и глубоко ошибочным выводам. Начну с факта невозможности военной победы, который так удивил опытного мага-прорицателя, – я указал на герд Мак-Пеу Ун-Роя, внимательнейшим образом прислушивающегося к моим словам. – Да, военная победа вашей стороны действительно невозможна! Я обладаю правом, данным самим хозяином Земли кунг Вайд Шишишем, защитить избранные ноды от любой агрессии, призвав гэкхо на войну в качестве своих союзников.

– Не может быть! Гэкхо не вмешиваются в разборки своих вассалов, это закон! – горячо возразил мне Маг-Псионик Авир-Син, на что я просто предложил Дипломату гэкхо сказать своё веское слово.

– Да, лэнг Комар говорит правду! Три ноды, на которые укажет Комар, защищены нашим протекторатом, и гэкхо действительно объявят войну любому агрессору, – подтвердил Дипломат сюзеренов, чем вызвал в рядах моих оппонентов сильнейшее смятение.

Авторитет повышен до 57!

– Кроме того, мой звездолёт рано или поздно будет восстановлен. И вот тут начнётся самое интересное… Нет, я вовсе не собираюсь нарушать подписанный договор и разрушать цитадели фракции «Ла-Фин». Вместо этого атакую из космоса ноды фракций «Ла-Варрез» и «Ла-Шин» – других соправителей человечества! А также ноды всех остальных магов, которые только найду! И поставлю всех этих влиятельных магов перед выбором: или их государства объявляют войну Второй Директории, или их фракции ждёт полное уничтожение в игре, искажающей реальность! Окончательная смерть в игре равнозначна смерти в реальном мире, так что маги-правители меня послушают – у них просто не будет другого выбора.

По тому, как не сдержал эмоций и витиевато ругнулся прославленный генерал («салом с задницы кобеля» тут далеко не ограничилось), данный ход для него стал неожиданным. Я, уже не скрывая довольной усмешки, усилил эффект от сказанного:

– Ах да, я же не сказал самого главного! Перед этим я выступлю с обращением к жителям магократического мира и, как глава Первой Директории и законный наследник семьи Ла-Фин, официально обвиню правителя Второй Директории генерала Уй-Така в кровавом теракте на похоронах великого мага Тумор-Анху Ла-Фина и попытке убийства моей супруги Минн-О Ла-Фин! Сколько сейчас государств воюет со Второй Директорией? Четыре, вроде бы, из трёх десятков имеющихся. Что же, вскоре врагов у генерала Уй-Така станет намного, НАМНОГО больше!!!

Глава четырнадцатая. Подтверждение притязаний

Я ожидал от генерала Уй-Така самой резкой реакции на высказанные прямо в глаза обвинения: отрицания, ответной угрозы, возможно даже физического нападения на меня. Но огромный мускулистый гигант, не сводя с меня своих чёрных пронзительных глаз, откинулся на спинку кресла, скрестил могучие руки на широкой груди и… громко рассмеялся! Причём, я это сразу почувствовал, смех был вовсе не злорадным или ехидным, а самым что ни есть добродушным:

– Да, постращали мы с тобой друг друга! Приятно общаться с человеком, которого не напугать угрозами, и который отвечает ударом на удар! Люблю таких!

Стратег «Тёмной Фракции» отхлебнул ещё немного вина и проговорил, обращаясь к своим спутникам:

– И ведь лэнг Комар прекрасно понимает, что к случившемуся на похоронах я никакого отношения не имею. Но он видит болевые точки противника и очень чувствительно бьёт по ним, как и положено истинному бойцу. Невольно вызывает уважение и трепет. В этом он очень напомнил мне другого лэнга, тоже из династии Ла-Фин…

– Да, я тоже в момент произнесения Комаром своей речи представлял соправителя Тумор-Анху Ла-Фина. Ноги сами собой подгибались в непроизвольном желании пасть ниц перед столь грозной силой, – нервно усмехнулся молодой Маг-Прорицатель, заливая вином свои страхи. – У династии Ла-Фин появился новый достойный глава!

– Вы что, совсем ослепли?! Этому выскочке Комару до великого и (непонятно) Тумор-Анху очень и очень далеко! – категорически не согласился со своими коллегами старый Маг-Псионик Авир-Син Ла-Пирез. – Мой покойный друг своей несокрушимой магической силой вызывал у всех уважение и страх, Комар же своими жалкими потугами вызывает лишь брезгливость! Он недостоин быть лидером фракции Ла-Фин, и тем более ему не место в нашем мире!

Что такое? Трое переговорщиков от «Тёмной Фракции», совершенно не стесняясь чужих ушей, вслух обсуждали меня, как будто рядом с ними никого не было! Более того, принцесса Мин-О Ла-Фин тоже неожиданно включилась в их беседу:

– Дед, ты не прав! Да, у моего мужа пока что маловато опыта в магическом искусстве, но способности безусловно есть! Кроме того, его знают и уважают могущественные правители гэкхо и миелонцев! Комар достоин быть главой династии Ла-Фин и всей Первой Директории!

Дряхлый маг, брызжа слюной от ярости, ответил моей вайедда непозволительно резко:

– Глупая девчонка! Одного уважения тут совершенно недостаточно! Главой магического рода может быть только маг! А главой могущественной династии Ла-Фин с её древней и славной историей может быть только очень сильный (непонятно, наверное синоним слова «маг») – любого иного моментально порвут бесчисленные враги и конкуренты! Комар совершенно не соответствует этой роли! Вот только ты слепа из-за своей глупости и влюблённости, а потому не понимаешь того, что видят остальные!

– Стоп, стоп! – вмешался я в этот разговор совершенно не по теме, к тому же на повышенных тонах. – Я никому не позволю оскорблять мою законную супругу, пусть даже и её ближайшему родственнику! К тому же мы собрались тут в космопорте гэкхо обсуждать условия мира между фракциями Ла-Фин и Human-3, а вовсе не мои магические способности или отношение к династии Ла-Фин!

– Так первое неотделимо от второго и третьего, – усмехнулся герд Уй-Така. – Я – всего лишь управляющий, нанятый великим, вне всякого сомнения, (опять то же слово, и снова в контексте «маг, чародей») Тумор-Анху Ла-Фином для выполнения чётко оговорённой задачи: прорвать оборону противника, обеспечить военное преимущество и подготовить все условия для заключения мира на выгодных для фракции «Ла-Фин» условиях. Несмотря на смерть моего нанимателя, я не привык бросать дело на полпути, как и предавать доверившихся и пошедших за мной людей. Но теперь я выполнил свою задачу, а мои подчинённые уже увидели того, кто пришёл на смену их предыдущему лидеру. Дело за малым… Э, что такое? Нарушение условий переговоров?!

Последние слова генерала Уй-Така относились к неожиданно появившемуся в ресторанном зале Эдуарду Бойко в полном экзоскелетном костюме. Случилось нечто очень серьёзное, раз мой друг, как и вся остальная команда получивший чёткую инструкцию не мешать важным переговорам, нарушил запрет и припёрся на встречу, да ещё в броне и с оружием. Я извинился перед остальными, встал и поспешил на встречу Космодесантнику, пока Дипломат гэкхо Коста Дыхш не обвинил нашу сторону в нарушении оговорённых ограничений и не наложил очередной тяжкий штраф.

Эдуард, нервно косясь на представителей «Тёмной Фракции», сразу же объяснил причину своего появления:

– Комар, пришло сообщение из нашего штаба. Среди возродившихся бойцов «Второго Легиона» не хватает одного. Точнее одной. Их лидера, Паладина герд Тамары. Под Купол в реальный мир она тоже не выходила. Ребята самым тщательным образом прочесали болота вдоль дороги – думали, раненая где лежит или без сознания. Но девушки нигде нет. Наиболее вероятное объяснение, которое дают в штабе: попала в плен к «Тёмной Фракции» и оглушена или находится под наркозом, чтобы не приходила в себя и не могла сообщить о своём местонахождении. Командир, ты же знаешь, как много значит герд Тамара для наших ребят. Поэтому тебя просят выяснить этот вопрос у представителей противника и, если в штабе не ошиблись, принять все меры к возвращению герд Тамары. А заодно узнать насчёт Медика Ирины.


Я вернулся за стол переговоров и, не став юлить, прямо «в лоб» озвучил требование немедленно рассказать о судьбе лидера «Второго Легиона» герд Тамары. Трое переговорщиков от «Тёмной Фракции» переглянулись между собой, и ответил мне старый Маг-Псионик герд Авир-Син:

– У тебя нет права ничего требовать с нас. «Требовалка» не отросла!

 Жуткий маг с откровенной издёвкой смотрел мне прямо в глаза – мол, смогу ли я ответить на его резкие слова? Или может рискну бросить ему вызов в ментальном поединке?

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят восьмого уровня!

И без выскочившего системного сообщения я понимал, что это не тот случай, когда стоит переть напролом и принимать вызов в состязании, в котором у меня изначально нет никаких шансов. Противник был опытным магом, превосходящим меня аж на тридцать уровней, к тому же собаку съевшим в мастерстве псионического воздействия. У него и соответствующие навыки намного лучше прокачаны, и количество Очков Магии больше, да и в опыте реальных ментальных поединков Авир-Син Ла-Пирез превосходил меня как минимум на порядок.

Однако и молчать, делая вид, будто ничего экстраординарного не происходит, тоже было неправильным – это грозило мне серьёзным снижением Авторитета. Что же делать?

Нет, я не стал скрещивать взгляды с жутким стариком и наоборот отвернулся к широкому панорамному окну, за которым открывался вид на космодром. Там очень кстати неподалёку стояли три штурмовых антиграва «Сио-Ми-Дори», давно уже закончившие погрузку и дожидающиеся окончания переговоров, чтобы забрать лидеров «Тёмной Фракции».

– Ну что же, раз по-хорошему меня не понимают… Придётся действовать по-плохому и демонстрировать отросшую «требовалку»!

Один за другим с интервалом в секунду все три десантно-штурмовых антиграва скрылись в пламени ярких взрывов. Грохот был слышен даже тут в зале ресторана, а один из крупных обломков долетел до башни диспетчеров и оставил след на армированном стекле третьего этажа.

Навык Управление Механизмами повышен до семьдесят третьего уровня!

Навык Электроника повышен до семьдесят четвёртого уровня!

Получен восьмидесятый уровень персонажа!

Получено три свободных очка навыков

Не зря мы всё-таки заложили мины! Получилось очень неожиданно для моих оппонентов и главное эффектно! Дипломат гэкхо Коста Дыхш тоже нервно дёрнулся, посмотрел на паутинообразную сеть трещин на прочном стекле ресторанного зала, но ограничился лишь непонятно к кому обращёнными словами: «потом после переговоров людям нужно убрать обломки». Видимо распоряжение относилось ко всем людям, без учёта разделения на фракции. Я же продолжил, пока у моих оппонентов не прошёл шок от увиденного:

– Итак, насколько понимаю, осталось пять «Сио-Ми-Дори»… Мне их найти и тоже уничтожить? Или вы всё-таки скажете, где находится герд Тамара?

– Бесполезно давить, лэнг Комар, у нас вашей командирши точно нет! Клянусь честью! – громко и безапелляционно сообщил генерал Уй-Така, словно припечатал.

А потому в наступившей тишине слова молодого Мага-Прорицателя прозвучали подобно грому с ясного неба:

– Девушку-паладина отделили от остальных пленных и сразу же направили в подземные казематы под цитаделью центрального гексагона!

Несмотря на гневный окрик более старого мага и требование заткнуться, герд Мак-Пеу Ун-Рой продолжил:

– Был приказ держать факт пленения в строжайшем секрете от всех, даже от главы фракции герд Уй-Така. Насколько слышал, герд Тамару хотят продать нашим союзникам.

Что??? Герд Тамара действительно попала в плен! Причём среди переговорщиков от «Тёмной Фракции» явное расхождение показаний на этот счёт. Да ещё какие-то таинственные «союзники», которым нашу девушку собираются продать!

– Кто отдал этот приказ? И что за союзники?

Маг-Прорицатель не успел ничего ответить на мой вопрос. Лишь посерел лицом от испуга, когда старый Маг-Псионик привстал и резко вытянул в его сторону руку:

 – Умри!!!

Всё произошло мгновенно. Герд Мак-Пеу схватился рукой за сердце и рухнул прямо на стол, опрокидывая салатницы и бокалы. А между тем жуткий старик, демонстрируя угрозу и решимость, встал, указал крючковатым пальцем на меня и громким голосом заявил внимательно наблюдающему за происходящим представителю сюзеренов:

– Дипломат Коста Дыхш, прошу зафиксировать, что лэнг Комар нарушил перемирие! Он атаковал летательные аппараты нашей фракции и убил наших людей. И меня тоже собирается убить! Переговоры отменяются!

– Вовсе нет! – я тоже привстал, и мой голос прозвучал не менее громко и решительно. – Условием перемирия и этих переговоров было, что «Второму Легиону» позволяют беспрепятственно уйти! Теперь же выяснилось, что это условие нарушено!!! Дипломат Коста Дыхш, прошу зафиксировать факт нарушения обговорённых условий!

Растерявшийся Коста Дыхш ничего не сказал, потому как старый Маг-Псионик вдруг захрипел, на его губах появилась пена, а глаза странно вытаращились. Старик разевал рот, пытаясь что-то сказать, затем ноги его подкосились, и маг замертво рухнул на пол. Все почему-то посмотрели на меня, но я лишь развёл руками:

– Нет, не моя работа! Заметьте, уровень у меня не изменился! Если бы я его убил, полученного опыта хватило бы как минимум на пару уровней!

Да, железный аргумент, подтверждающий мою невиновность. Однажды именно так я уже доказывал свою непричастность к убийству Великой Проповедницы миелонской расы, так что сейчас моментально сориентировался и поспешил пресечь любые возможные инсинуации на свой счёт.

– Дед сам себя убил! – решительно заявила Минн-О. – У каждого мага в мантию вшита ампула с контактным ядом, активирующаяся по ключевому слову или даже ментально. Именно поэтому магов невозможно пленить, они убивают себя и возрождаются уже в надёжном месте.

– Мда… Весело проходят переговоры у людей, – долго молчавшая Улине Тар не сдержалась и съязвила, сбрасывая нервное напряжение. – Это всегда так, Комар?

Вопрос был риторическим и не требовал ответа. В отличие от следующего, заданного дипломатом гэкхо, явно растерявшимся и не понимающим, что происходит:

– Я могу понять, зачем герд Авир-Син убил своего союзника по фракции: чтобы тот не болтал лишнего. Но зачем он убил себя?

На этот вопрос я вполне мог ответить:

– Во-первых, он торопился выйти из вирткапсулы, чтобы встретиться с молодым магом-прорицателем уже в реальном мире. Ему нужно было убедить того молчать или хотя бы договориться о единой, непротиворечивой трактовке событий. Во-вторых, такая театральная смерть выставляла меня в неприглядном свете, особенно после слов старикана, что якобы я угрожаю его жизни. В-третьих, он сорвал важные переговоры. По каким-то причинам мир с моей фракцией в планы герд Авир-Син Ла-Пиреза не входит.

Выслушав перевод от Минн-О (ввиду гибели собственного переводчика с языка гэкхо Стратег был вынужден пользоваться услугами моей супруги) генерал Уй-Така дополнил мою речь:

– И, в-четвёртых, это самый быстрый способ переместиться в столичный гексагон, где у герд Авир-Син Ла-Пиреза находится точка возрождения. Большинство игроков, особенно статусных, предпочитают не рисковать и устанавливают точку респауна в глубоких карстовых пещерах под цитаделью, где ваша фракция не сможет достать никаким оружием. Даже ядерным.

Я не стал информировать противника о том, что ядерного оружия у моей фракции нет, или по крайней мере мне о нём неизвестно – информация о наличии такого оружия, как и его отсутствии являлась военной тайной. Вместо этого я заметил, что где-то там же в катакомбах, по словам отправившегося на перерождение герд Мак-Пеу Ун-Роя, содержалась пленная девушка-паладин герд Тамара. И потому экстренное перемещение туда старого мага могло быть не случайным.

– Да, ты совершенно прав, лэнг Комар… – огромный мускулистый собеседник привстал, рассматривая в окне, как суетящиеся техники «Тёмной Фракции» вместе с работниками космопорта тушат горящие антигравы. – Дурацкая ситуация… Я всегда держал в голове, что маги фракции «Ла-Фин» однажды могут обратиться против меня, и потому всегда старался быть начеку. Но вот такого расклада, что они поубивают друг друга, мне даже в голову не приходило. Что же, раз переговоры всё равно сорваны, отправляйся вызволять вашу прославленную командиршу, пока её действительно не перепродали в другие магические фракции. Вон в космопорте приземляется малый антиграв фракции «Ла-Фин». Комар, поговори с пилотом и убеди отвезти тебя к первой цитадели.

 Что??? Предложение было настолько нелепым, что я даже растерялся. Отправиться в одиночку в самое логово смертельно опасного и коварного врага, даже ещё прямо в подземную тюрьму! Он вообще нормальный, этот Уй-Така, предлагать такое? Меня же там сразу убьют! Это в лучшем случае. В худшем в той же самой тюрьме закроют на веки вечные!

– И что такое, неужели боязно? – то ли действительно не понимал, то ли просто насмехался надо мною оппонент. – Лэнг Комар, ты же сам сегодня заявлял, что являешься официальным правителем Первой Директории и, соответственно, вождём всей фракции «Ла-Фин». Неужели ты настолько не уверен в своих силах, что боишься собственных подданных? Возьми тогда с собой вайедда – принцесса Минн-О в таком платье правительницы сквозь любые заслоны пройдёт. Сам же я, извини, с тобой не полечу – места в антиграве крайне мало, а сажать тебя на колени не стану. К тому же мне очень интересно посмотреть, справишься ли ты. Если помнишь, сам я пришёл в вашу столичную крепость один и без оружия. И ваши воины склонились передо мной, хотя я был им явным врагом! Ты же вовсе не враг, а законный лидер этих людей. Докажи, что старый маг Авир-Син ошибается, и ты достоин быть правителем!


Я уже видел этот скоростной антиграв – именно на нём лидер «Тёмной Фракции» великий и ужасный Тумор-Анху Ла-Фин прилетал вызволять из плена свою внучку. Пилот и Техник – вот и весь экипаж небольшой летающей машины. Оба игрока вопросов не задавали и отнеслись ко мне с подчёркнуто демонстрируемым почтением. Хотя возможно не ко мне, а к моей спутнице – ведь Минн-О Ла-Фин, как ни крути, была их принцессой и повелительницей. Техник – невысокая плотная девушка с бритой наголо головой – выдвинула складную лестницу и помогла мне со спутницей подняться на борт.

Внутри было очень тесно, ноги приходилось держать согнутыми, а голову пригибать и чуть ли не просовывать меж коленей. Ясно почему громадный генерал Уй-Така предпочитал пользоваться другими средствами передвижения: он тут просто-напросто не помещался. Мне пришлось убирать Энергетический доспех Слышащего в инвентарь и сажать Минн-О к себе на колени, а затем нам обоим изображать индийских йогов в попытке как-нибудь разместиться в очень ограниченном пространстве совершенно непродуманного насчёт эргономики и комфорта летательного аппарата.

Да и по большому счёту выглядевший со стороны весьма солидно и даже роскошно, изнутри антиграв «Тёмной Фракции» очень напоминал тот самый старенький «Звездолёт», на котором когда-то рассекал Дмитрий Желтов. Такой же каркас из сваренных облегчённых труб. Похожие антигравитационные блины, разве что чуть покрупнее и помощнее. Всего три кресла вместо четырёх, но зато снаружи для большей обтекаемости машина была обшита миллиметровой толщины жестью.

Главным отличием от того «Звездолёта» было то, что машина действительно могла летать, а не скользить над самой поверхностью. Мы быстро набрали высоту и стремительно понеслись над пустыней в сторону видимых на горизонте снежных гор, самые высокие пики которых уже подкрашивало алым встающее солнце. Сквозь прозрачный колпак можно было видеть тёмные пески, редкие сухие кусты и даже стада встревоженно поднявших уши и провожающих нас взглядами то ли сайгаков, то ли газелей.

Навык Картография повышен до шестьдесят второго уровня!

Навык Зоркий Глаз повышен до семьдесят четвёртого уровня!

Всё это конечно замечательно, и такой способ ускоренной прокачки навыков был для меня интересным, но я сверился с картой и спросил у Пилота:

– Почему делаем такой крюк вокруг залива? Почему не летим прямо?

Сан-Дун Таки-Бу. Человек. Фракция Ла-Фин. Пилот 89-го уровня

Небольшого роста Пилот в мягком словно у танкиста шлеме и толстой стеганой куртке повернулся в мою сторону:

– Предыдущий лэнг, соправитель Тумор-Анху (непонятно) не рисковать. Техника (непонятно) капризная, бывало какой-нибудь из антигравитационных дисков терял в мощности или вообще (нецензурно) выходил из строя, и требовалась аварийная посадка. Поэтому над морем (непонятно) стараемся не летать.

Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят седьмого уровня!

Странно. В космопорте я почти нормально понимал переговорщиков от «Тёмной Фракции», когда они разговаривали на своём родном языке, тут же в короткой фразе не разобрал так много слов. Диалект другой? Или может акцент необычный. Тем не менее я заверил встрепенувшуюся и попытавшуюся было разогнуться из неудобной позы супругу, что перевод не требуется, и сам ответил Пилоту:

– Сейчас каждая секунда дорога! Поэтому летим кратчайшим маршрутом. И постарайся выжать из своей колымаги максимум скорости, а то плетёмся словно сонные черепахи!

Авторитет повышен до 58!

О! Совсем другое дело! Меня вдавило в спинку сиденья. Пилот, сам воодушевившись и явно соскучившись по скоростям и перегрузкам, выжимал из антиграва всё возможное, лишь периодически отдавая Технику короткие команды насчёт изменения настроек блинов и регулировки напряжения.

Наверное, я сошёл с ума, раз решился на такое. Не только в смысле рискованного полёта над заливом на высокой скорости, а вообще со всей этой авантюрой с посещением вражеской столицы. Случившееся на переговорах вполне могло быть искусной игрой вражеских лидеров, продемонстрировавших якобы имеющиеся в руководстве «Тёмной Фракции» разногласия, но на самом деле действующих сообща с целью поимки статусного игрока противника. Например, Маг-Прорицатель мог увидеть в линиях будущего, что своим сообщением о якобы находящейся в тюрьме герд Тамаре сможет завлечь меня в ловушку. Затем ментально объяснил двум своим спутникам, что им нужно говорить и делать. Ведь разве такое возможно, чтобы лидер фракции был не в курсе происходящего в его собственных владениях?

Чем больше я обо всём этом думал, тем тревожнее у меня становилось на душе. В какой-то момент даже так себя «накрутил» страшилками, что чуть было не отдал приказ разворачивать антиграв обратно к космопорту. Чтобы отвлечься от тягостных переживаний, поинтересовался у Сан-Дуна:

– Скажи, чем класс Пилот отличается от Пилота Звездолёта?

– Так навыки совершенно разные, лэнг Комар Ла-Фин, – не оборачиваясь и внимательно следя за показаниями приборов, ответил мне Сан-Дун. – У Пилота имеются умения по части пилотирования в условиях (непонятно, скорее всего «недостаточной» или «ограниченной») видимости и при плохой погоде. Есть навыки высшего пилотажа и воздушного боя в атмосфере, да и Пилот может пользоваться какими-то видами бортового оружия. Пилот Звездолёта – там совсем другое. Мне предлагала игра такой класс, но я по (непонятно, скорее всего «настоянию» или «рекомендации») руководства фракции выбрал просто Пилот.

Минн-О, из-за своего высоченного роста вынужденная скрючиться в три погибели и особенно остро чувствующая все неудобства крохотного пространства антиграва, с ходу поняла мою мысль:

– Мой супруг не просто так интересуется. Ему на звёздный фрегат требуется второй пилот, вот он и присматривает кандидатов.

– Сочту за честь служить вам, мой лорд! Вот только сперва вам нужно как-то закончить всю эту (нецензурно) войну и разногласия между фракциями, чтобы на меня не смотрели косо. Кстати, мы почти прилетели – вон уже из-за скалы показалась центральная цитадель и основной вход в подземные казематы.

Действительно, за острыми горными пиками показалось прилепившееся прямо к крутому склону приземистое сооружение – толстые стены, бетонный купол, повсюду вращающиеся локаторы и охранные башни лазерных батарей.

– Получено разрешение на посадку! – впервые с начала полёта подала голос молчаливая девушка-техник. – Начальник гарнизона герд Тыо-Пан приветствует нас и сообщает, что сам лично выйдет встречать нового лэнга.

– Откуда они знают, кто находится на борту? – удивился и ещё сильнее встревожился я.

– Ещё из космопорта и мы, и наверняка другие группы тоже передали сообщения, какой необычный пассажир летит в центральный гексагон.

Бритоголовая девушка обернулась в мою сторону и, набравшись смелости, добавила уже от себя:

– Лэнг Комар Ла-Фин, все во фракции смертельно устали от бесконечной муштры, показательных расстрелов за мельчайшие провинности и ежедневной ментальной промывки мозгов. Все очень надеются, что новый лорд из другого мира наконец-то закончит эту дурацкую войну!

Глава пятнадцатая. Подземная тюрьма

Вот это да! Бойцы «Тёмной Фракции» в основной своей массе не желают с нами воевать? Новость была крайне поразительной, поскольку рушила сложившуюся в моём мозгу картину этого мира. С самого первого дня появления в игре руководители расписывали мне «Тёмную Фракцию» как агрессивного, непримиримого и смертельно опасного противника. К тому же крайне жестокого. Мне доводилось слышать истории о попавших в плен игроках нашей фракции. Для получения информации или в попытках вербовки заплечных дел мастера «Тёмной Фракции» не останавливались ни перед чем. В ход шли самые жестокие и извращённые пытки, ломающие пленника как физически, так и морально, наркотики и медикаменты, а также в большом количестве псионическая магия. Именно эти страшилки я и вспоминал во время полёта над ночным заливом.

И вот сейчас при личном общении с игроками «Тёмной Фракции» я узнаю, что они вовсе не желают воевать, и их насильно заставляют маги-правители? Очень интересно! Непонятно только, выражала ли девушка-техник общее настроение или свои собственные взгляды. И досадно, что я не смог побольше пообщаться с этой девушкой, разузнать о проблемах и чаяниях рядовых членов фракции «Ла-Фин», поскольку наш антиграв уже заходил на посадку.

Нас встречала группа бойцов в тяжёлой броне. Не в роботизированных экзоскелетных доспехах, как у герд Тамары или Эдуарда Бойко, но в бронированных с ног до головы толстенных панцирях. Мне даже страшно было представить, какой параметр Силы нужен для постоянного ношения этих прочных, но безумно тяжёлых доспехов. Мой Комар скорее всего даже не смог бы пошевелиться в таком самоваре. А ведь кроме собственно доспехов, игрокам нужно было таскать ещё и оружие – у каждого из встречающих в руках имелась тяжёлая плазменная винтовка производства гэкхо. Я заказывал подобные для своей фракции, а потому прекрасно знал, что весит такая навылет пробивающая полуметровую железобетонную стену винтовка порядка восемнадцати килограммов. В общем, меня встречали титаны, а не люди!

Проверив их имена и уровни, я безошибочно определил начальника группы:

Герд Тыо-Пан Ын-У. Человек. Фракция Ла-Фин. Штурмовик 104-го уровня

Сто четвёртый уровень! Офигенно крутой дядька. Тыо-Пан явно не просиживал штаны тут в цитадели, а самым активным образом участвовал в боевых действиях, раз сумел так сильно прокачаться. Я отогнал подальше мысль, услужливо подсказывающую, на игроках какой фракции набирал опыт этот Штурмовик. Да, он был врагом для моих союзников, очень сильным врагом. Но сейчас это было неважно.

Герд Тыо-Пан неуклюже попытался поклониться, что достаточно непросто проделать в негнущемся доспехе, а затем протянул руку, помогая принцессе и мне спуститься по трапу.

– Мой лорд, какие будут распоряжения?

Обращался он ко мне со всем уважением, принимая новый политический расклад. Только после этого я немного успокоился – раз уж даже такие игроки «Тёмной Фракции» принимают Комара новым лидером, значит мои претензии на власть не беспочвенны, и поддержку среди игроков я найду. Собственно, почему бы и нет? Один маг-правитель династии Ла-Фин ушёл, на его место пришёл другой маг из той же семьи Ла-Фин. С точки зрения жителя магократического мира всё нормально, всё так и должно быть.

Я поинтересовался у руководителя гарнизона, знает ли он что-либо про пленённую девушку-паладина из фракции Human-3. По лицу собеседника пробежала тень сомнения, вежливая улыбка медленно сползла с губ.

Успешная проверка на Авторитет!

Штурмовик задумался, но после непродолжительной паузы я всё же получил ответ:

– Лэнг Комар, был чёткий приказ от магов, приближенных к предыдущему лэнгу, под страхом смерти всей семьи в реальном мире не рассказывать никому про эту пленницу. Могу сказать лишь то, что за ней уже вылетел конвертоплан фракции «Ла-Варрез», который прибудет с минуты на минуту. Приказано передать пленницу им.

Очень ценная информация! За лидером «Второго Легиона» вот-вот прилетят вражеские маги с целью увезти герд Тамару в недосягаемое место. Значит, мне нужно торопиться! До этой минуты я хотел попросить командующего гарнизоном проводить меня к пленённой герд Тамаре, но сейчас мои планы поменялись:

– Где содержится герд Тамара? Нет, не говори это вслух! Не будем ставить твою семью под удар. Просто посмотри мне в глаза!

Я даже поднял стекло шлема, чтобы зрительный контакт был более полным. Есть! Меня захлестнул поток мыслей громадного уверенного в себе бойца:

«Да, так правильно, так приказ не нарушен. Новый маг-правитель действует деликатно. Что же, посмотрим, насколько он хорош в своём ремесле. Это ведь тот самый Комар, которым нас пугали, и за чью голову назначали большую награду. Кстати, не помню, чтобы её отменили. Нужно будет охранять лэнга, а то мало ли что. Ребята тут в цитадели собрались разные. Некоторые родную мать зарежут ради денег. К тому же лэнг ранен, вон рука на перевязи. Хотя он маг, ему ни к чему махать руками. Но что-то он слишком долго на меня смотрит. Соправитель Тумор-Анху уже раз пять успел бы считать всё, что ему нужно. Опыта явно маловато у Комара. Очень плохо. Если маги-правители это поймут, Комар не жилец.»

Насколько же «громкие» мысли были у этого бойца, они отвлекали и не давали мне сосредоточиться на главном – поиске информации о девушке-паладине. Но я всё-таки справился! В голове сперва нечётко, но с каждой секундой всё более детально возникла трёхмерная карта цитадели со схемой лифтов и запутанных коридоров. А вот и нужное мне место! Девятнадцатый подземный ярус, уже в естественных карстовых пещерах. Я разорвал ментальный контакт, стараясь при этом не показывать, насколько же тяжело он мне дался.

Навык Картография повышен до шестьдесят третьего уровня!

Навык Псионика повышен до восемьдесят второго уровня!

Навык Мистицизм повышен до тридцатого уровня!

Вот это да! На моей мини-карте отобразились все внутренние помещения и коридоры огромной крепости «Тёмной Фракции», хотя я там ещё ни разу не был! Подозреваю, что именно сочетание неплохо прокачанных навыков Картография и Псионика позволило мне получить нужную информацию в таком виде. Теперь я точно знал куда идти. Вот только, прежде чем отправляться за попавшей в беду девушкой, нужно было кое-что сделать:

– Герд Тыо-Пан, ты совершенно прав! У меня действительно маловато пока что опыта в чародействе, и потому встреча с магами от фракции «Ла-Варрез» в мои планы не входит. Их нужно задержать! Нет, не в смысле «атаковать» или «арестовать» – война с фракцией «Ла-Варрез» нам совершенно ни к чему. Нужно мягко потянуть время. Скажи тем, кто прибудет в конвертоплане, что их полёт не был согласован с руководством фракции, а потому требуется время на проверку. Пригласи их в комнату отдыха – ту, что вон в той южной пристройке – угости как самых дорогих гостей, обеспечь всем необходимым для комфортного отдыха после долгого перелёта. Мне от тебя нужно четверть часа форы.

Момент был скользким: чью сторону выберет начальник гарнизона? Нового едва знакомого лэнга, который хоть и является супругом принцессы Минн-О, но даже не состоит во фракции «Ла-Фин»? Или сильных магов-правителей из окружения предыдущего руководителя фракции лэнг Тумор-Анху Ла-Фина?

Успешная проверка на Авторитет!

Успешная проверка на Известность!

Сильный воин выпрямился во весь свой немалый рост, поднял согнутую в локте правую руку и аж до хруста сжал пальцы в кулак – жест военного приветствия магократического мира.

– Сделаю, лэнг Комар Ла-Фин! Задержу незваных «дорогих гостей».


Лишь вдвоём со своей вайедда, никого из бойцов гарнизона не взяв в сопровождение, мы шли бесконечными коридорами огромной цитадели. Игроков на пути нам встретилось совсем немного – сказывался и ночной час, и формально незавершённая война с фракцией Human-3, из-за которой большинство способных держать оружие находились на фронте. У меня даже мелькнула мысль, что внезапный воздушный десант из сотни наиболее прокачанных бойцов «Первого» и «Второго» легионов смог бы с лёгкостью захватить эту крепость. А поскольку это основная цитадель, на которой держится клайм в ноде четвёртого уровня, удар был бы жесточайшим: минус две тысячи триста сорок девять игроков у «Тёмной Фракции», потерянные огромные запасы материалов, и месяцы упорного труда коту под хвост.

Но всё вышеописанное могло случиться только в том случае, если бы я рассказал фракции Human-3 о такой возможности, предоставил свой звёздный фрегат для переброски десанта и поделился картами всех этих запутанных коридоров и схем оборонительных сооружений подземной цитадели. Вот только я не собирался этого делать. Да, мне пока что с трудом удавалось считать себя причастным к фракции «Ла-Фин», но и предавать этих доверившихся мне людей я не собирался.

– Вот этот лифт! Теперь нам нужен минус девятнадцатый этаж.

Минн-О Ла-Фин удивлённо остановилась и с сомнением посмотрела на меня:

– Муж мой, не думаю, что шахта идёт так глубоко. Да и на панели нет кнопки «минус девятнадцать», самое нижнее «минус три». Я была на том этаже. Там защищённые помещения, в которых игроки фракции «Ла-Фин» устанавливают точки возрождения. Моя тоже долгое время находилась там.

– Тем не менее, у меня на карте шахта идёт ниже. Да и этот охранник явно не зря тут приставлен, – указал я на удивлённо прислушивающегося к нашей беседе и не понимающего ни слова на языке гэкхо юношу, после чего произнёс специально для него: – Боец, нам нужен минус девятнадцатый.

Успешная проверка на Известность!

– Да, мой лорд! – охранник трясущимися от волнения руками выхватил из кармашка карточку и торопливо вставил в узкую едва заметную щель ниже обычной сенсорной панели. Моментально на панели загорелись дополнительные клавиши, и охранник услужливо выбрал: «-19».

Через минуту мы с Минн-О уже находились на самом нижнем этаже крепости и рассматривали уходящий в бесконечную даль коридор. Судя по моей карте, там вдали был выход на самое дно узкого горного ущелья и вырубленные в скале хорошо укрытые от обнаружения ангары для антигравов «Сио-Ми-Дори». Так вот, оказывается, где спрятаны оставшиеся у «Тёмной Фракции» пять штурмовиков! Но сами антигравы меня сейчас волновали мало, я пришёл вовсе не за ними. Я указал спутнице на бронированную дверь в стене коридора:

– Нам сюда!

Навык Сканирование повышен до сорок третьего уровня!

Единственным отличием этой двери от сотни виденных нами раньше были автоматические скорострельные турели, скрытые в плитах потолка и нишах стены. Я обнаружил их совершенно случайно, когда активировал пиктограмму сканирования, желая выяснить, что ждёт нас внутри. Причём турели были как в коридоре, так и в самой комнате! Интересно, от кого планировали обороняться, разместив турели внутри запертой комнаты? От освободившихся каким-то образом опасных пленников? Или это вовсе не элемент защиты, а способ устранения ненужных свидетелей? Или даже гарантированный вариант собственной отправки на возрождение, если что-то пойдёт не так? Как бы то ни было, я нашёл ту, которую искал: среди трёх отметок игроков за закрытыми дверями была и такая:

Человек. Паладин 102-го уровня

Паладин вообще редкий класс, а тут уж ошибки быть точно не могло. Кроме герд Тамары внутри запертой комнаты находились «Палач 89-го уровня» и «Маг-Пиромант 84-го уровня». Вот только у меня возникла проблема: бронированная дверь оказалась заперта! Эх, будь со мной верный Аннигилятор, мелочь вроде запертой двери меня бы не могла остановить – отстрелить замки и петли, и проход открыт. Вот только, к сожалению, древнее оружие до сих пор находилось у ремонтного бота Кирсана – модификация артефакта реликтов требовала длительного времени.

Пришлось действовать альтернативным путём. Так, для начала посмотрим, как эта дверь управляется?

Механизм управления подвижными дверьми. Шанс вывести из строя 37%. Шанс перехвата управления 12%

Нет, ломать и «клинить» бронированные двери я не собирался. Как и выжигать электронику, используя геологический анализатор. Да и пытаться брать под контроль разум одного из двух игроков «Тёмной Фракции» тоже не рискнул – с настолько высокоуровневым магом бы не получилось, по крайней мере вот так вслепую без визуального контакта. С Палачом может и прокатило бы, хотя я совершенно ничего не знал про этот игровой класс, но вот его напарник вряд ли бы просто стоял и безучастно наблюдал за тем, как игрок вдруг ни с того ни с сего пошёл открывать двери.

Поэтому мне нужно было именно перехватить управление и заставить дверь открыться. Вероятность такого события всего двенадцать процентов, негусто… Я перекинул три имеющихся свободных очка навыков в Управление Механизмами, подняв навык до семидесяти шести, но шанс успеха вырос лишь на один процент – до тринадцати. Я попробовал пару раз, но кроме траты Очков Магии (причём очень существенной) ничего не добился. Похоже, настала пора тратить свободные очки характеристик персонажа. Вообще-то этим я хотел заниматься в свободное время и на холодную голову, тщательно всё взвешивая и просчитывая последствия, но время поджимало, а по-другому открыть непослушную дверь у меня не получалось.

Итак, сразу два очка в Интеллект, поднимем этот показатель с двадцати трёх до… правильно, двадцати шести с учётом дополнительного очка за каждые два вложенные в характеристику выше 20+. С учётом двух надетых колец на Интеллект так и вовсе выходило тридцать один! Неужели не хватит для открытия двери?

Механизм управления подвижными дверьми. Шанс вывести из строя 72%. Шанс перехвата управления 32%

Тридцать два процента. Уже получше, хотя тоже далеко не гарантированно. Я решил попробовать пару-тройку раз, и только если не получится, дальше вкладывать очки в Интеллект. Но повезло! Удалось с первого раза!

Навык Электроника повышен до семьдесят четвёртого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до семьдесят седьмого уровня!

Навык Мистицизм повышен до тридцать первого уровня!

Толстая бронированная дверь бесшумно открылась, и я тут же прошёл внутрь. Небольшая комнатка, почти всё пространство которой занимала прямоугольная металлическая рама. Внутри прочной рамы, растянутая металлическими тросами за прикреплённые к запястьям и лодыжкам оковы, находилась обнажённая герд Тамара. Полоска её жизни скатилась в красную область и балансировала на уровне два-три процента. Девушка находилась без сознания. И как же сильно ей досталось! На теле лидера «Второго Легиона» просто живого места не осталось от бесчисленных синяков и кровавых росчерков хлыста, а также ожогов и следов электрических разрядов.

Хлыст как раз обнаружился в руках Палача – невысокой, но очень мускулистой лысой женщины средних лет, единственной одеждой которой был забрызганный кровью кожаный фартук, надетый прямо на голое тело. Её напарником был высоченный и худющий как скелет, просто в контраст Палачу, молодой мужчина в красной тунике. Синие сверкающие глаза выдавали в нём волшебника, а магический жезл со сверкающими разрядами в навершии объяснял наличие на теле пленницы характерных следов поражения электрическим током. Особенно много подобных отметин было внизу живота.

С огромным трудом я поборол желание немедленно на месте убить обоих садистов. Удержало меня то, что эти двое даже не поняли бы причину моей злости. В параллельном мире не существовало норм гуманного отношения к пленным, и профессия Палача была востребованной и уважаемой.

– Так-так… И кто дал право её пытать?

Оба тюремщика обернулись на голос и уставились на меня, удивлённо хлопая глазами. Первой пришла в себя Палач, склонившись в низком поклоне:

– Мой господин! Моя принцесса! Приказ сломить пленницу и подготовить к допросу был получен от герд Авир-Сина.

– И времени на всё дали совсем мало, – вступил в разговор Маг-Пиромант. – Нам сказали торопиться, так как Паладина вскоре заберут, поэтому мы действовали прямолинейно и не всегда деликатно. Но угрозы для жизни не было – мы всё контролировали.

– К тому же у герд Тамары отменная регенерация, – снова взяла голос Палач. – Полоска здоровья быстро растёт, порезы прямо на глазах затягиваются! Её можно пытать хоть целый день подряд, не боясь ненароком убить! Просто идеальная жертва для прокачки моих навыков!

Я вовсе не разделял восторга женщины-палача. Да, я давно был в курсе этой особенности необычной девушки, Тамара сама мне об этом рассказывала. Вот только, как выясняется, в высоком Телосложении бывают не только плюсы…

– Я пришёл забрать пленницу. Освободите её!

Проверка на Авторитет провалена!

Тюремщики неуверенно переглянулись, никто из них не стал выполнять мой приказ. Более того, Палач убрала хлыст, явно собираясь заменить его на какое-то более серьёзное оружие.

Навык Ощущение Опасности повышен до пятьдесят девятого уровня!

Я не стал выяснять, что именно приготовила для меня эта опасная бритоголовая женщина. Резко вытянув здоровую руку в её сторону, я чётко скомандовал:

– Умри!!!

Да, совсем недавно в космопорте гэкхо опытный учитель наглядно продемонстрировал мне, как это делается. Мускулистая женщина с пепельно-серой кожей охнула, схватилась рукой за сердце и уже безжизненной куклой рухнула на пол. Одновременно со всеми этими событиями герд Минн-О двумя точными выстрелами из лазерного пистолета отправила на перерождение Мага-Пироманта.

Навык Псионика повышен до восемьдесят третьего уровня!

Получен восемьдесят первый уровень!

Получено три свободных очка навыков

Что мы наделали? Зачем убили сразу обоих тюремщиков? Как теперь снять оковы с пленной девушки? В тишине подземелья голос моей вайедда прозвучал слишком громко и резко:

– Муж мой, можно я пристрелю герд Тамару? Давно мечтала это сделать. И мне будет приятно, и она возродится в безопасном месте.

– В безопасном ли? – засомневался и остановил я принцессу, уже направившую было оружие прямо в лоб распятой девушке. – Скорее всего, точка возрождения у герд Тамары в ноде «Тропики», которая контролируется сейчас фракцией «Ла-Фин». То-то твои союзники обрадуются, когда ненавистная лидер «Второго Легиона» возникнет прямо посреди их лагеря полностью голая и беспомощная. Кроме того, – я указал на валяющиеся на полу многочисленные пустые шприцы, – Тамара находится под какими-то психотропными препаратами. Не исключено, что ей внушили перенести точку возрождения прямо сюда в камеру. Нет, её нельзя убивать!

Минн-О опустила пистолет и один за другим проверила трупы на предмет выпавшего лута. Она искала ключ от оков, но его не было.

– Помнишь тот день, когда ты меня впервые увидел? – неожиданно спросила моя супруга, обходя кругом металлической рамы с пленницей. – Ну там, в горном лагере на вашей территории, когда я лежала на земле нагая и распластанная, а герд Тамара стояла рядом. Если бы ты только знал, как я в тот момент кипела от ненависти и желала, чтобы всё было наоборот! И вот моё желание сбылось. Только что-то сама не понимаю, почему мне совсем не радостно от этого. Кстати, тебе будет интересно взглянуть! Или ты уже видел этот милый рисунок?

Я обошёл пленницу кругом и посмотрел, куда указывала Минн-О Ла-Фин. На пояснице миниатюрной темноволосой девушки имелась небольшая цветная татуировка, едва различимая из-за многочисленных на этом месте отметин от электрического жезла. Мультяшная татуировка в виде летящего комара, несущего в лапках яркий фонарик и острую саблю. И хотя персонаж был взят из известного советского мультфильма «Муха-Цокотуха», но явно выбран со смыслом. Мда… Не ожидал от суровой девушки-паладинши такого.

– Минн-О, мы зря теряем время, нужно что-то делать! – попытался было я неуклюже сменить тему, но супруга в ответ лишь рассмеялась:

– А ты ей нравишься, сразу видно! О, покраснел-то как! Ладно, ладно, молчу. Могу попробовать перевести пистолет в режим непрерывного луча и перерезать все тросы. Но это займёт какое-то время.

– У меня есть идея получше! Замки тут электромагнитные. Минн-О, внимание! Сейчас погаснет свет!

Я достал Сканер Изыскателя и геологический анализатор к нему. Неудобно было действовать одной рукой, так что пришлось садиться на пол и класть Сканер к себе на колени. Возможно, получилось бы обойтись и без самого прибора, только лишь «расходником», но не уверен. Похоже, выплеск энергии происходил лишь после того, как тренога синхронизировалась со сканером. Зажав геологический анализатора меж коленей, я здоровой рукой развёл «усики». Раздался резкий щелчок, и комната погрузилась во тьму, единственным источником освещения остался приглушённый свет от экрана моего «ноутбука». Вся эта ситуация до боли напомнила мне первый полёт на «Шиамиру», не хватало разве что гневного крика капитана Ураз-Тухша: «Комар-р-р!!!».

За спиной послышался шум опавшего на пол тела. Получилось!

Навык Сканирование повышен до сорок четвёртого уровня!

Вот только не успел я даже обрадоваться, как со стороны тёмного коридора послышались недовольные голоса, и буквально через секунду запрыгали лучи ярких фонарей. В дверном проёме показалось несколько фигур, которые из-за яркого направленного мне в глаза света невозможно было разглядеть. А вот меня сразу узнали.

– Какой приятный сюрприз, господа маги! – я аж вздрогнул, когда узнал старческий голос жуткого герд Авир-Син Ла-Пиреза. – Тут не один нужный нам пленник, а сразу все три!

Глава шестнадцатая. Момент истины

Я даже не понял, как они это проделали. Не было ни зрительного контакта, ни произнесённых слов заклинаний или жестов, но ещё пару секунд назад я нормально стоял, а вот уже скорчившись сидел на полу, не в силах пошевелить руками или хотя бы приподнять голову. Очки Магии и Очки Выносливости полностью ушли в ноль.

Дезориентация! Длительность эффекта 1 минута 25 секунд

Оглушение! Длительность эффекта 7 минут 04 секунды

Парализация! Длительность эффекта 11 секунд

Рядом лежала на полу и выла от бессильной злобы принцесса Минн-О Ла-Фин, чьё сознание было захвачено вражескими магами.

– Комар, ты даже ущербнее в магии, чем я предполагал! – раздался над головой издевательский смех подошедшего ближе старого Мага-Псионика. – Какой из тебя глава магического рода, если ты настолько слаб? К твоему сведению, соправитель Тумор-Анху с лёгкостью отбился бы от такой совместной атаки троих магов.

– Да никто из находящихся в здравом уме даже не попытался бы атаковать столь грозного волшебника, как Тумор-Анху Ла-Фин, – раздался со стороны коридора незнакомый женский голос. – Глава рода Ла-Фин подобных шуток не терпел и наглецов убивал сразу.

Навык Ментальная Сила повышен до семьдесят третьего уровня!

Сработала защита? Проплывшее перед глазами сообщение можно было воспринять разве что как издёвку. Какая на фиг успешная защита, если вражеские маги так легко меня «пробили»? Вся моя антимагическая защита оказалась порвана в клочья одним ударом. Это было всё равно что пытаться защищаться вырванным из тетради листком бумаги от выстрела из дробовика. Безнадёжно. Тем не менее, я воспринял системное сообщение как своего рода подсказку и вложил все три свободных очка в Ментальную Силу, повышая этот критически нужный навык до семьдесят шестого уровня.

– Сопротивляется! – ещё один вошедший следом за герд Авир-Сином маг произнёс это с явной радостью: мои попытки защищаться его забавляли.

– Жалкие, обречённые на неудачу потуги, – старый Маг-Псионик был как всегда категоричен. – Без магии и возможности использовать свои способности он никто. Убить себя тоже не сможет. Сейчас потеряет сознание, и можно будет грузить.

Навык Мистицизм повышен до тридцать второго уровня!

О чём это он? Какая потеря сознания? У меня даже парализация уже прошла, я мог при желании шевелиться. Да, я по-прежнему оставался оглушён и ещё плохо воспринимал окружающую реальность, но разум работал на полную мощность, ища пути выхода из сложившейся ситуации, и ничего не говорило о возможной потере сознания.

Не смогу убить себя? Очень спорное утверждение! У меня в инвентаре лежали четыре мощные осколочные гранаты. Их хватит отправить себя на перерождение, как и всех находящихся в этой крохотной комнатушке. Для верности правда нужно будет сперва убрать в инвентарь Энергетический доспех Слышащего, щит которого погасит 12000 единиц урона. А может, наоборот, не снимать доспех? Тогда, скорее всего, я останусь единственным выжившим из всех.

– Дед, что ты творишь?! – Минн-О немного оклемалась и набросилась с упрёками на своего предка. – Немедленно отпусти меня и моего мужа!

Звонкая оплеуха заставила девушку замолчать, принцесса обиженно засопела.

– Глупая курица! Уж ты бы не встревала в серьёзные игры и уж тем более не повышала голос на того, от кого зависит твоя жизнь! Тебе, Минн-О, самое время вести себя тише воды ниже травы! Как ты думаешь, внучка, что я делал после того, как убил себя в космопорте гэкхо? Не знаешь? И совершенно зря! Я вышел в реальный мир и приказал уничтожить твою вирткапсулу!!! Её хрупкий пластик при мне проткнули дюжиной металлических стержней – если и не сломали механизм полностью, то попытка возродиться в такой капсуле приведёт к мгновенной смерти!

– Но… за что? – в голосе моей вайедда послышался неприкрытый ужас.

– Да потому, – жуткий старик внезапно перешёл на крик, – что ты вообще не должна была выжить на похоронах соправителя Тумор-Анху Ла-Фина!!! Всё было продумано до мелочей! Взрыв, строго рассчитанной мощности и в правильном месте. Разом устранялись все конкуренты. Ответственными за совершённый против магов теракт признавались люди параллельного мира. Имущество семьи Ла-Фин переходило ко мне как к ближайшему родственнику, и я уже даже договорился с могущественной династией Ла-Варрез о защите моих притязаний в обмен на часть наследства. Но ты выросла такой дылдой, что тебе лишь оторвало ноги в ситуации, когда все остальные вокруг тебя погибли!!!

Навык Мистицизм повышен до тридцать третьего уровня!

Я отвлёкся от истеричных криков старика, провожая взглядом проплывающее сообщение. Навык, отвечающий за скорость восстановления маны, очень быстро прокачивался. Возможно, при почти пустой шкале маны дополнительно сказывался и эффект от наркотического отравления – ведь кроме штрафов к Телосложению, Ловкости и особенно сильного к количеству Очков Выносливости, у меня сейчас имелся огромный 240% бонус к максимальному объёму маны и 67% бонус к скорости её восстановления. Так или иначе, не знаю. В любом случае не всё было для меня потеряно – противники ошибочно посчитали, что я совсем «пустой» и не представляю опасности, а магия между тем постепенно восполнялась.

Тем временем жуткий старик продолжал делиться своими планами:

– Раз уж ты выжила тогда во время взрыва, мы решили это использовать и всё переиграть по-другому. Вот только мне крайне не понравилось твоё своеволие и мерзкий характер, а потому я разрушил твою вирткапсулу, чтобы ты снова стала послушной и шёлковой. Сейчас ты пойдёшь с магами рода Ла-Варрез и будешь делать всё, что они скажут! Они включат тебя в состав своей фракции, и ты сможешь выйти из игры в другом месте. Вот только перед этим ты запишешь обращение, в котором откажешься от участи младшей жены нелепого недоучки Комара. Взамен этого неудачника тебе подберут нормального мужа из династии Ла-Варрез с хорошими магическими способностями.

Вот же подлые твари! Я слушал слова старика и просто закипал от гнева. Применять осколочные гранаты в текущей ситуации резко передумал, чтобы не убить свою супругу, но зато на ум приходили другие варианты действий. Эффект дезориентации уже прошёл, и я сумел осмотреться. Освещение в комнате по-прежнему отсутствовало, темноту разгоняли лишь фонари в руках магов. Кстати, кто конкретно мои противники? Старого Мага-Псионика я уже знал, сейчас же считал информацию о двух других чародеях:

Герд Полл-Итра Ла-Варрез. Человек. Маг-Псионик 111-го уровня

Рота-Ули Ла-Варрез. Человек. Маг-Телекинетик 98-го уровня

Ещё один Маг-Псионик, и даже более опытный, чем Авир-Син? Нехорошо. К тому же я не знал, в чём особенности и сильные стороны игрового класса Телекинетик, но именно эта немолодая женщина с короткими рыжими волосами высасывала из меня Очки Выносливости наряду с Очками Магии, периодически направляя в мою сторону магический жезл. По-видимому, выжигание моей магии и запаса энергии самой ей давалось непросто и требовало расхода сил, поскольку совершала свои действия волшебница всё реже и реже, а в последние пару раз даже не смогла полностью выжечь у меня ману.

Мне стоило больших усилий не улыбнуться. После пьянки с миелонцами на моём Слышащем до сих пор висели серьёзные дебафы на физические характеристики, но при этом по части количества Очков Магии и скорости их восстановления Комар сейчас был силён как никогда! Едва ли противники вообще предполагали такой расклад, иначе придумали бы что-то более эффективное, чем пытаться лишить Комара маны в такой неподходящий для себя момент.

Навык Ментальная Сила повышен до семьдесят седьмого уровня!

Да, это Маг-Псионик герд Полл-Итра упорно сверлил меня взглядом и не прекращал попыток завладеть моим сознанием. Пока что у него это не получалось. И если поначалу моё сопротивление Мага-Псионика забавляло, то сейчас он всё больше и больше злился. И похоже с запасом маны у него тоже было не всё в порядке, так как в какой-то момент опасный волшебник отвернулся и выпил два подряд эликсира. Я тоже мог бы воспользоваться имеющимися запасами: ещё с космической станции Меду-Ро IV у меня в инвентаре хранилось два термоса с восстанавливающими энергию и ману миелонскими коктейлями. Но не спешил этого делать. Выпить напитки незаметно я бы не смог и сразу показал бы, что контроль над моим телом и сознанием вовсе не такой полный, как полагали противники.

Да и на что я потрачу появившуюся ману? Прямой ментальный поединок с более сильными и опытными противниками? Даже не смешно – в прошлый раз они меня скрутили всего за две секунды. Нет, точно не вариант. Управление турелями? Красивый ход. Вот только электричество на этаже по-прежнему отсутствовало, и все четыре турели оставались неактивными с нулевым шансом на перехват управления.

Однако в этой комнате имелось нечто другое, контроль над чем был для меня гораздо более интересным. У каждого мага в мантию была вшита капсула, активирующаяся по определённому сигналу и убивающая владельца в случае опасности пленения. Сейчас я эти капсулы не видел, но они наверняка имелись. Чтобы заметить их, мне нужно было активировать пиктограмму Сканирование. И потому я лежал на полу, изображая оглушённого и парализованного, и терпеливо ждал истечения времени перезарядки умения.

Навык Мистицизм повышен до тридцать четвёртого уровня!

Тут я не смог скрыть лезущую на лицо улыбку, поскольку за моей спиной герд Полл-Итра Ла-Варрез уже ругался в голос, взбешённый моим упорным сопротивлением. Что, не знал, что Слышащий – это тоже маг, и приоритетной характеристикой у Комара является Интеллект? Подозреваю, что по части Интеллекта я нисколько не уступал этому самонадеянному Магу-Псионику, и потому шанс проломить меня один-на-один был совсем небольшим. Кстати, пока навык Сканирование перезаряжается, усложню-ка я противнику задачу! Я вложил сразу четыре очка себе в Интеллект, за счёт двух дополнительных бонусных очков поднимая этот показатель на шесть единиц до тридцати двух. С учётом двух колец на Интеллект так и вовсе получалось тридцать семь. Как тебе это понравится, герд «пол-литра»?

Навык Ментальная Сила повышен до семьдесят восьмого уровня!

Навык Космолингвистика повышен до восемьдесят восьмого уровня!

Мой словарь бранных слов и ругательств магократического мира заметно обогатился, я и не подозревал о существовании таких многоэтажных выражений. «Засушенный пенис синего кита, засунутый в (нецензурно) хохлатому павиану» было ещё не самой длинной произнесённой магом фразой.

Иконка Сканирование наконец-то приобрела цвет – умение перезагрузилось. Очков Магии вполне хватало, и я мешкать не стал, пока рыжая колдунья не направила на меня выжигающий ману жезл. Итак, что мы видим? Мини-карту пришлось растянуть, чтобы получше рассмотреть небольшие предметы. Ага, вот то, что я искал:

Радиоуправляемый взрыватель ампулы с ядом. Шанс вывести из строя 77%. Шанс перехвата управления 59%

Подобные устройства, как выяснилось, носили не только маги фракции «Ла-Фин». Кстати, старик Авир-Син как раз такого устройства при себе не имел – видимо, не заменил после космопорта.

Ну что, пора начинать? Я мысленно прокрутил в голове последовательность действий. Резко выпить два термоса алкогольного коктейля. Не свалиться при этом от количества принятого спиртного (что не так уж просто при пониженном Телосложении и фактически отсутствующих Очках Выносливости). Затем выждать несколько секунд, пока мана наберётся для применения навыка Управление Механизмами, и пробовать подорвать двух магов. И надеяться при этом, что все три противника будут всё это время безучастно наблюдать за моими действиями…

Мда, звучало всё это на редкость глупо. Начать хотя бы с того, что два литровых термоса достаточно крепкого алкоголя за короткое время я просто физически не смогу выпить. А тем временем внимание старого коварного деда переключилось с Минн-О на меня:

– Почему Комар до сих пор не отрубился?

Ответила Авир-Сину рыжая колдунья, снова направив на меня свой жезл и высосав почти все Очки Выносливости и большую часть маны:

– Сама не пойму. По идее он давно уже должен быть без энергии и потерять сознание! Видимо, защита от магии у Комара прокачана несколько лучше, чем мы полагали. Займёт больше времени.

– Тогда не болтай и продолжай интенсивнее! Не хватало ещё, чтобы он оклемался, выхватил свой жуткий Аннигилятор и перебил нас всех одного за другим!

Смешно. Да будь при мне Аннигилятор, я бы вас всех уже давно отправил на перерождение! Но тут я увидел то, что было даже лучше смертельного оружия реликтов – забытая всеми герд Тамара вдруг открыла глаза! Наши взгляды встретились, и я не пожалел немногочисленных Очков Магии, чтобы считать мысли очнувшейся девушки:

«Держись, Комар! Я уже подлечиваю суставы. Мне бы только доползти до вон того оброненного кем-то лазерного пистолета.»

Избитая до полусмерти девушка, чьи бесчисленные раны наверняка доставляли жуткие страдания, не ныла или жаловалась на судьбу, а успокаивала меня – физически совершенно здорового человека?! Невероятно!

«У меня есть план получше. Просто наложи на меня защиту от магических атак, и я всё сделаю сам!»

Тамара подчеркнуто медленно закрыла и открыла глаза, показывая тем самым, что поняла меня. Прошло секунды три… и на меня сияющей тёплой волной накатило ощущение абсолютной гармонии, счастья и полной уверенности в собственной безопасности. Словами трудно передать эти восхитительные чувства. Мне казалось, что я снова стал младенцем и находился на руках бесконечно любящей меня матери.

Получено благословение!

Иммунитет к страху. Иммунитет к очарованию. Иммунитет к псионическому контролю

Регенерация Очков Магии ускорена на 713%!

Регенерация Очков Жизни ускорена на 540%!

Регенерация Очков Выносливости ускорена на 830%!

Защита от физического урона повышена на 13%

Защита от магического воздействия повышена на 77%

Длительность эффекта 1 минута 24 секунды

Вот это да! Я и не подозревал, что девушка-паладин на такое способна! Выждав для надёжности секунд пять, чтобы немного накопились Очки Выносливости, я медленно встал под удивлёнными взглядами трёх противников и, демонстративно никуда не спеша, достал термос с миелонским коктейлем.

– Не люблю убивать людей на трезвую голову, – сообщил я опешившим врагам, делая пару больших глотков алкоголя.

– Рота-Ули, не спи! Высуши его! – крикнул герд Авир-Син.

Маг-Телекинетик очнулась и резко вытянула в мою сторону волшебный жезл, вот только эффект на этот раз получился совсем никакой – мана и запас энергии у меня восстанавливались быстрее, чем высасывала эта магичка своим жезлом. А секунд через пять обессилевшая женщина и вовсе опустила руку и даже вынуждена была опуститься на одно колено, сама уйдя в ноль по Очкам Магии и Очкам Выносливости. Я сделал шаг, протянул руку и без проблем вырвал интересный магический жезл из обессилевших пальцев колдуньи.

«Ночной кошмар волшебника». Лёгкий магический жезл (модифицированный)

Сжигает Очки Магии и Очки Выносливости цели за счёт собственных заклинателя. Коэффициент эффективности 3,4 к 1 по Очкам Выносливости и 7,4 к 1 по Очкам Магии

Внимание! На оружии установлены следующие модификации:

+20% количество Очков Магии +1 Интеллект, + 1 Телосложение +140% эффективность и Оглушение цели при критических попаданиях

Внимание! У оружия имеется собственное имя: «Ночной кошмар волшебника», данное ему первым владельцем. Удалить или сменить название невозможно

Требования к характеристикам: Интеллект 23, Телосложение 23

Требования к навыкам: Псионика 80, Телекинетика 80

Внимание! У вашего персонажа отсутствует навык Телекинетика

Внимание! У вашего персонажа недостаточный параметр Телосложение. Необходимый минимум для возможности использования жезла 23

Интересная вещь и в магических поединках зачастую даже незаменимая, вот только не для меня, к сожалению. Если навык Телекинетика я теоретически ещё могу себе взять на 100-ом уровне персонажа и долго-упорно качать его до 80-го уровня, то вот поднять Телосложение моего Комара сразу на семь единиц… Вряд ли. Разве что сейчас два свободных очка характеристик потратить в Телосложение и искать сильную «магическую» бижутерию, повышающую Телосложение на +2 и +3… Нет, не стоит оно того.

– Не доросла ещё до такой опасной игрушки! – с усмешкой сообщил я рыжей магичке, пряча жезл к себе в инвентарь. – Прежде чем выжигать ману у волшебника, сперва убедись, что у тебя самой её достаточно.

Навык Ментальная Сила повышен до семьдесят девятого уровня!

Навык Ментальная Сила повышен до восьмидесятого уровня!

Я подчёркнуто неторопливо повернулся к двум Магам-Псионикам, изо всех сил пытающимся взять мой разум под контроль или хоть как-то навредить мне ментально.

– Ай-ай-яй, как не стыдно атаковать вдвоём одного, да ещё со спины! И совсем уж глупо с вашей стороны забыть основное правило Псионики: если Интеллект цели превышает твой на десять и более единиц, шанс на успех ментальной атаки совершенно точно нулевой. У меня сейчас сорок четыре (тут сильно приврал, конечно, но ввести врага в ступор всегда полезно). Вы точно хотите со мной связываться?

Авторитет повышен до 59!

– Комар, сзади! – крикнула Минн-О, но я не успел среагировать на предупреждающий окрик.

Навык Средняя Броня повышен до пятьдесят седьмого уровня!

Что-то засверкало, и щит моего Энергетического доспеха Слышащего просел процента на три, затем ещё на два процента. Я обернулся даже не встревоженно, а скорее удивлённо. Маг-Телекинетик, которую я ошибочно посчитал выбывшей из игры, по-прежнему стоя на одном колене, стреляла в меня из лазерного пистолета «Тёмной Фракции». Я позволил ей выстрелить несколько раз, с интересом наблюдая за фактически отсутствующим результатом, затем укоризненно покачал головой:

– Дура! Ты магичка, а не стрелок! С настолько жалким навыком стрельбы из пистолета ты и мышь не сможешь убить, не то, что бронированную цель! Нет, ты меня совсем не слышишь… Неужели у меня настолько непонятный акцент? Всё, ты мне надоела! Умри!

Навык Псионика повышен до восемьдесят четвёртого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до семьдесят восьмого уровня!

Получен восемьдесят второй уровень!

Получено три свободных очка навыка!

Получилось подорвать капсулу с ядом, внешне замаскировав свои действия под ментальную атаку! Покончив с Магом-Телекинетиком, я обернулся к оставшимся врагам. Причём в тот самый момент, когда безжизненное тело герд Полл-Итра Ла-Варреза опадало на холодный пол. Что это с ним? Я бросил быстрый взгляд на Тамару и Минн-О. Нет, они тут были ни при чём. Девушка-паладин, чьи ноги похоже были сломаны в нескольких местах, только-только начала ползти к лежащему метрах в трёх от неё лазерному пистолету. Минн-О же до этой самой секунды и вовсе не могла шевелиться – именно герд Полл-Итра контролировал её сознание. Похоже опытный маг почувствовал, что запахло жареным, и поспешил убить себя, пока его не схватили в плен.

– Твой последний союзник позорно бежал! – обратился я к жуткому старику. – А вот с тобой нужно будет очень плотно побеседовать, слишком много у меня как главы рода Ла-Фин накопилось к тебе вопросов. И по поводу теракта на похоронах, и по поводу работы на конкурирующую магическую династию. Как раз пыточная рама освободилась!

Я вытянул руку и попробовал захватить сознание старика, но не вышло. Глухо. Просто непробиваемая стена. Впрочем, у моего оппонента тоже ничего не получилось, судя по проплывшему у меня перед глазами сообщению о повышении навыка Ментальная Сила до восемьдесят первого уровня. И что теперь? Мне атаковать его в рукопашную и пытаться скрутить старика? Ага, с дебафом к Ловкости и Телосложению, с 90% штрафом на количество Очков Выносливости? Да я упаду после первых двух ударов. Или всё же воспользоваться Парализатором?

Видимо, примерно такие же мысли занимали герд Авир-Сина. Вот только Маг-Псионик оказался гораздо лучше подготовлен – вместо убранного в инвентарь фонарика в руках древнего мага внезапно появился резной двухметровый посох из чёрного дерева, с человеческим черепом в навершии. Какой знакомый посох! Именно этот большой магический жезл с именем собственным «Гнев» я когда-то подобрал на месте гибели лэнг Тумор-Анху Ла-Фина в «Скалах Гарпий»! Интересно, откуда эта вещь, с которой предыдущий глава «Тёмной Фракции» никогда не расставался, у герд Авир-Сина?! Череп в навершии посоха засветился кроваво-красным, и сорвавшаяся с него ослепительно-белая молния ударила мне прямо в грудь!

Я пошатнулся и едва удержался на ногах, когда здоровье просело сразу процентов на шестьдесят. При этом щит моего бронированного доспеха остался практически полным! Урон прошёл сквозь броню, полностью её проигнорировав?! И это меня так приложило с одного попадания, несмотря на действующую 77% защиту от магии?! Пришлось срочно отхлёбывать ещё глоток алкогольного коктейля, чтобы ускорить регенерацию и иметь возможность пережить второй такой же удар. Хотя… нет, уже не переживу: краткосрочное благословение только что прошло, а вместе с ним пропала и магическая защита.

Герд Авир-Син, сам похоже весьма удивлённый моей поразительной живучестью, тем не менее злорадно рассмеялся:

– Дерзкий щенок! Тебе предстоит ещё много узнать о Псионике и о том, что бывает при прокачке навыков до 150-го уровня!

Впрочем, его смех прекратился сразу же, как только герд Тамара восстановила мои хитпоинты:

Наложен эффект исцеления

Ваши раны затянулись

И тут со стороны коридора засверкали лучи фонарей, послышались приближающиеся голоса. Ещё враги прибыли? Или друзья? Похоже, этот же вопрос занимал и моего оппонента. Сделав шаг и пнув ногой валяющийся пистолет, отшвырнув его в другой конец комнаты (протянутые пальцы упорно ползшей к оружию герд Тамары сомкнулись уже впустую), герд Авир-Син произнёс недовольно:

– Нам не дадут завершить этот разговор. Но в любом случае… – навершие посоха жуткого мага зажглось снова, – ты не получишь принадлежащее мне наследство династии Ла-Фин!

Старик двумя руками поднял посох, и я заранее зажмурился, готовясь к боли и смерти. Но… сверкнула молния, и за моей спиной упала сражённая наповал принцесса Минн-О Ла-Фин. Жуткий колдун убрал страшный посох к себе в инвентарь, достал какой-то фиал, с чпоканьем откупорил и залпом выпил его содержимое. После чего через секунду рухнул на пол рядом с убитой внучкой.

Глава семнадцатая. Возвращение под Купол

Я взревел словно раненый носорог и бросился к телу сражённой заклинанием супруги. Дыхание у Минн-О отсутствовало, сердце не билось, шкала здоровья полностью опустела. Попытался провести непрямой массаж сердца и даже разжал супруге челюсти и влил лечебный эликсир. Никакого эффекта. Появившиеся со стороны коридора бойцы гарнизона во главе со Штурмовиком герд Тыо-Паном сгрудились в дверях, издалека рассматривая тела погибших магов-правителей, мёртвую принцессу, а также сидящую на холодном полу нагую девушку с лазерным пистолетом в руках. И не решались заходить.

Авторитет повышен до 60!

Навык Мистицизм повышен до тридцать четвёртого уровня!

Да при чём здесь Авторитет и повышение навыка?! У меня только что погибла красавица-жена, лишь это было сейчас важным! У Минн-О не было вирткапсулы, в которую можно было выйти из игры, и потому её смерть скорее всего была окончательной. Я не сдавался и попробовал искусственное дыхание рот-в-рот, но мои руки и губы вдруг стали проходить сквозь лежащее тело – игра посчитала, что отпущенное на лутание трупа и другие манипуляции с телом время уже прошло. Всё…

Я тяжело встал и обернулся на сгрудившихся в дверях игроков фракции «Ла-Фин». Наверное, было в моём взгляде нечто такое, отчего высокоуровневые бойцы испуганно отшатнулись, многие попадали ниц.

– Начальник гарнизона! Ответь мне, почему маги чужой фракции «Ла-Варрез» прошли сюда?

Голоса я не повышал, однако громадный Штурмовик рухнул на колени и даже дышать начал через раз, я явственно ощущал его страх.

– Мой лорд, я не смог их остановить! Маги-правители даже слушать не стали о комнате отдыха и необходимости подождать. Они лишь отмахнулись от меня, словно от назойливой мухи, и сразу направились в цитадель. Не мог же я поднять руку на магов?!

Какое-то время я прожигал гневным взглядом провалившего данное ему поручение подчинённого, потом махнул рукой:

 – Ладно, неважно. Я сумел с ними справиться…

Снова вернувшись к телу погибшей супруги, я опустился рядом на колени.

– Я чего-то не понимаю? – раздался за моей спиной удивлённый голос герд Тамары. – Герд… Ой, уже лэнг Комар, поздравляю! Что, у Минн-О Ла-Фин далеко находится точка возрождения? К чему такая показная скорбь?

Запоздало я сообразил, что герд Тамара находилась в отключке и пропустила большую часть событий. К тому же она не знала языка «Тёмной Фракции» и потому не поняла, о чём мы тут с магами переговаривались. Я объяснил лидеру «Второго Легиона», что сейчас произошло. Герд Тамара убрала пистолет в инвентарь, что смотрелось довольно странно при её нынешнем отсутствии какой-то либо одежды и сумок – оружие просто исчезло, и задумчиво потрогала пальцами свой разбитый покрытый коркой засохшей крови нос.

– Ну… пока тело не исчезло, я могу попробовать её воскресить. Хотя сразу предупреждаю, игроков никогда ранее не оживляла! Только НПС вроде дриад и кентавров. Поэтому не уверена, что получится.

Минн-О можно воскресить? Искра надежды загорелась в моём разбитом помертвевшем сердце. Я поднял голову.

– Да, пробуй немедленно!!! – потребовал я от Паладина.

– Хорошо, попробую, не ори на меня. Только сперва восстановлю запас сил, так как воскрешение любого существа требует огромного расхода энергии.

Нужна энергия? Я передал девушке-паладину оба термоса с восстанавливающими коктейлями, сам же встал и направился к по-прежнему застывшим в дверях бойцам «Тёмной Фракции».

– Герд Тыо-Пан! – снова обратился я к коленопреклонённому начальнику гарнизона цитадели. – Тут же в крепости, насколько видел, ведётся видеонаблюдение. Скажи мне, есть ли камеры в защищённых помещениях, где игроки устанавливают точки возрождения?

– Да, мой лорд. Камеры просматривают все помещения цитадели вплоть до минус третьего этажа, – подтвердил огромный Штурмовик мои предположения.

– Отлично! Тогда немедленно отправь бригаду строителей к точке респа герд Авир-Сина! И проследи, чтоб уже через десять минут на том месте плотно-плотно торчали высокие и острые металлические штыри! Прутья арматуры, колья, водопроводные трубы… совершенно неважно, что они воткнут! Главное, чтобы этот подлый предатель не смог больше никогда войти в игру! И отдай приказ подготовить к полёту «Сио-Ми-Дори» – я увожу пленницу!

Успешная проверка на Авторитет!

Огромный Штурмовик встал и поклонился, затем потянул руку к рации на поясе и транслировал подчинённым мои распоряжения. Герд Тыо-Пан хотел было и сам уйти, чтобы лично проверить правильность выполнения приказов, но я остановил его:

– Это ещё не всё! Нужно передать в реальный мир моё сообщение для жителей Первой Директории! Объяви, что с этой самой минуты Авир-Син Ла-Пирез лишается всех титулов и объявляется преступником, ответственным за совершение кровавого теракта на похоронах соправителя Тумор-Анху Ла-Фина! Он также обвиняется в убийстве…

Я замолчал и обернулся, так как краем глаза заметил какое-то движение, и удивлённо посмотрел на попытавшуюся было встать на ноги, но с болезненным криком рухнувшую девушку-паладина. Хотел было ей помочь, но Тамара жестом показала, что всё нормально, и моя помощь не требуется. Я снова повернулся к Штурмовику.

– Нет, поправка. Обвиняется не в убийстве, а попытке убийства принцессы Минн-О Ла-Фин и попытке моего убийства! А потому своей властью я, законный правитель Первой Директории, объявляю щедрую награду за голову предателя! Любой человек, убивший этого коварного старика и предоставивший его голову в качестве доказательства, получит в награду всё имущество династии Ла-Пирез! Замки, предприятия, банковские счета, абсолютно всё! Вплоть до последнего ржавого гвоздя и нижнего белья всех вайедда этого рода!

Штурмовик не сдержался и удивлённо присвистнул, после чего эмоционально прокомментировал:

– Это небывало щедрая награда за одного человека, мой лорд! За такую цену бывшего правителя Авир-Сина убьёт даже его собственное отражение в зеркале. Но вероятнее всего других убийц опередит кто-нибудь из наследников старика – никто из них ведь не захочет терять всё имущество из-за самодурства главы рода.

Я подумал над словами опытного ветерана и согласно кивнул:

– Хорошо, дадим наследникам такую возможность. У членов династии Ла-Пирез имеется двадцать четыре часа на то, чтобы предоставить голову предателя и сохранить тем самым имущество своего рода. Если не успеют, в большую охоту вступят все остальные. А если счастливчиком в итоге окажется человек, не обладающий магическими способностями, моим указом он официально будет поднят в правах до мага со всеми вытекающими последствиями.

Навык Ощущение Опасности повышен до шестидесятого уровня!

Авторитет понижен до 59!

Видимо, я сказал какую-то ересь, так как бойцы «Тёмной Фракции» испуганно отшатнулись и стали переглядываться между собой. Один из них рискнул озвучить причину всеобщего замешательства:

– Это крамольные и опасные слова, мой лорд. Простой человек не может даже помыслить о том, чтобы достичь в правах уровня магов – за это наказывают самым суровым образом! Если бы такие слова прозвучали не из уст мага-правителя, мы бы уже расстреляли сеющего смуту безумца!

О как! Всё настолько серьёзно? Признаться, я был несколько обескуражен и озадачен такой резко негативной реакцией подчинённых на мои слова. Неужели столетия жесточайшего террора настолько искоренили в людях без магического таланта стремление к изменению сложившегося положения вещей? Или просто они боятся даже подумать о больших правах и свободах в присутствии мага? Всё это требовало самого серьёзного обдумывания, вот только момент сейчас был явно неподходящим.

Настаивать в данной ситуации было неправильным и даже опасным, а потому я вынужден был отменить своё последнее распоряжение насчёт повышения прав для не-мага.

– Возможно я недостаточно ещё знаю о вашем мире и потому сморозил глупость. Герд Тыо-Пан, найди мне советника, который будет поправлять меня в случае необходимости, это позволит избежать подобных казусов в будущем. И сам тоже поправляй меня, даю тебе такое право!

– Да, лэнг Комар Ла-Фин! – огромный Штурмовик снова попытался поклониться в своём тяжёлом доспехе. – И раз мой лорд дал такое право, позволю сразу дать первый совет. Поскольку тяжкое преступление совершил сам глава династии Ла-Пирез, истреблению должны подлежать все без исключения представители этого рода от мала до велика.  Именно такой приказ отдал бы соправитель Тумор-Анху, и точно так же поступили бы все остальные великие маги. Поскольку только страхом можно держать вассалов в подчинении!

Перебить весь род от младенцев до глубоких старцев? Жестоко… Я невольно припомнил сурового старого лэнга Тумор-Анху. От этого мага всегда веяло смертью и ужасом, он без колебаний казнил бы всех причастных к покушению на себя и членов своей семьи. Припомнил я и рассказ Минн-О о том, что её дед для ослабления голода в Девятой Директории приказал казнить шесть миллионов жителей. Нет, меня по-другому воспитали, я бы никогда так не поступил. Выходит, я недостаточно жёсткий, по мнению моих подчинённых?

– И второй совет, лэнг Комар. Оденьте вашу прославленную командиршу, а то своим видом она смущает моих людей. У нас как-то не принято, чтобы девушки разгуливали голыми…

Что я вижу?! Огромный суровый Штурмовик при этих словах покраснел и старательно отводил взгляд от герд Тамары. Вот это неожиданно! При всей жестокости магократического мира моральные устои там были более крепкими. В моём родном мире нудистами и изображениями обнажённых людей уже никого нельзя было шокировать и смутить. Тем не менее, я подошёл к герд Тамаре и отдал девушке свой спортивный костюм – да, размер великоват, но всё же лучше, чем ничего. Уже через секунду Паладин оделась и смущённо улыбнулась:

– Да, так гораздо лучше! Я почти готова, лэнг Комар, энергия полная. Помоги мне встать – мне нужно находиться в вертикальном положении. И снова напоминаю, что игроков я никогда не воскрешала, так что не суди строго в случае неудачи. Договорились?

Я молча кивнул и, поддерживая миниатюрную девушку здоровой рукой, приподнял с пола. Герд Тамара глубоко вздохнула и простёрла обе руки вверх, словно благословляя кого-то перед собой. Тело принцессы Минн-О Ла-Фин засверкало золотистыми искорками, моя вайедда дёрнулась, с криком резко присела, затем вскочила с пола и повернула в мою сторону напуганные широко раскрытые глаза:

– Муж мой! Что это было?! Я могла лишь просматривать статистику последней игровой сессии, причём экран перед глазами медленно тускнел. Это и есть смерть?

Однако ответить супруге я не успел, так как мне пришлось перехватывать опадающее тело потерявшей сознание герд Тамары, что было крайне неудобно делать одной рукой.

– Да что такое!? – справедливо возмутился я. – Сговорились вы что ли? Вы можете обе одновременно находиться в игре? Или теперь только поочерёдно играете?

К счастью, на помощь подоспел герд Тыо-Пан, перехватив тело девушки и взяв его на руки.

– Сильный враг! А такая хрупкая с виду… – с каким-то непонятным восторгом и даже умилением смотрел он на герд Тамару. – Никто в вашей фракции не бесил магов-правителей так, как она! А сколько раз я встречался с ней на поле боя, просто не сосчитать! Восемь раз её убивал. И она меня тоже раз пятнадцать… а может и все двадцать, уже сбился со счёта. Мой лорд, для меня будет честью донести столь прославленную девушку к антиграву!

– Да, неси! Минн-О, пошли за ним! – я направился было на выход из комнаты пыток, однако остановился, поскольку принцесса так и осталась стоять на месте, какая-то растерянная и ошарашенная. Похоже, вайедда даже не расслышала моих слов. Пришлось повторить погромче. Минн-О Ла-Фин вздрогнула и обернулась. Ого! Глаза супруги после смерти и перерождения сменили цвет, вместо тёмно-карих став светящимися синими.

– Муж мой… – Минн-О пребывала в откровенной растерянности. – У меня появилась полоска магии! А игровой класс сменился с Картограф на Аристократ!


Осторожный стук в дверь отвлёк меня от задумчивого созерцания бокала коньяка в руке. И кому это не спится в такую рань? Взглянул на часы. Была половина девятого утра. Ну тогда ладно, уже вроде как утро, можно беспокоить. Сам я совершенно не спал этой ночью, но усталость как-то отошла на второй план, задвинутая далеко на задворки сознания мощнейшим выбросом адреналина от всего произошедшего. Да и слишком многое случилось за последнее время, что требовало самого серьёзного обдумывания. И хотя я знал, что позже усталость обязательно накатит с удвоенной силой, пока что сна не было ни в одном глазу. Встав с кресла, пошёл открывать.

На пороге, смущаясь и переминаясь с ноги на ногу, стоял заместитель руководителя Александр Антипов. О как! Неожиданно. Последнее, что я слышал о нём – наш «безопасник» находился в коме из-за действия рассыпанных под Куполом смертельно опасных спор. Я отошёл в сторону, позволяя неожиданному гостю войти в номер, и указал на соседнее с моим кресло.

– Даже не знаю, что и сказать, Кирилл! С одной стороны, тебя вроде как полагается немедленно арестовать из-за очевидной связи с врагами из «Тёмной Фракции». С другой же… – он недоговорил и лишь устало махнул рукой.

Вместо ответа я плеснул гостю коньяка. Александр Антипов механически выпил, похоже даже не заметив вкуса благородного напитка. Посмотрел на меня и криво усмехнулся:

– Больше никогда так не делай! Не в смысле пьянствовать с утра – тут я тебе не отец, чтобы воспитывать, а сам знаешь. Охранники столичной ноды чуть в штаны не наложили, когда во дворе нашей главной крепости сел вражеский десантный антиграв!

– А пусть не спят на дежурстве! – справедливо возмутился я. – Мы ещё при приближении к границе сообщили в канале для экстренной связи, кто на борту и куда идём. У бойцов было как минимум полторы минуты, и потому очень странно, что наше появление над центральной цитаделью вызвало такой переполох! А если бы это действительно было вторжение «Тёмной Фракции»?!

– Да, выводы обязательно будут сделаны, и волшебные «пендели» полетят щедро, – пообещал мне «безопасник». – Хотя и наших игроков тоже можно понять: никто не знает, что делать в сложившейся ситуации. Вроде как перемирие формально закончилось, но никто огонь не открывает, чтобы не спровоцировать новую вспышку конфликта. Сколько продлится такое неопределённое состояние? Кураторы проекта «Купол» трясут Лозовского, а наш Дипломат самоустранился – мол, переговоры с «Тёмной Фракцией» ведёт не он, и вообще есть более статусный игрок, а потому отстаньте! Обиделся на всех, видите ли… Тоже мне кисейная барышня! Разве так должен вести себя настоящий лидер?!

Александр Антипов похоже ждал, что я поддержу его нападки на излишне инертного главу фракции, но я предпочёл замять эту тему и заговорить о другом:

– Войны пока не будет. Как сегодня ночью высказался Стратег «Тёмной Фракции» генерал Уй-Така: «Война без возможности окончательной победы – вовсе не то, что все мы хотим получить». И потому все ждут второго раунда переговоров, который обязательно состоится.

Я плеснул явно стремящемуся сбросить накопившееся напряжение и выговориться гостю ещё коньяка, да и себе тоже долил до краёв. Мне сегодня это требовалось, так как вымотался эмоционально и физически я просто до предела.

– Да, герд Уй-Така суровый дядька! Полностью подтвердил свою репутацию. А вообще моё личное мнение… – Александр Антипов неожиданно усмехнулся и, переложив бокал в левую руку, протянул мне ладонь правой для рукопожатия. – Спасибо тебе, Кирилл! Прежде всего за это перемирие, позволившее достроить ноду «Плато Кентавров» и активировать новые вирткапсулы. Это спасло всех, кто находился в медицинском центре, даже самых тяжёлых. В общем, теперь я Инквизитор 3-го уровня.

– Инквизитор? – я не смог скрыть своего удивления.

Инквизитор… надо же! Это же, прежде всего, священник, пусть и с «дополнительными» для служителя культа функциями дознавателя и палача. Игра не стала бы предлагать Александру Антипову такой вариант профессии, не будь у человека высокого уровня набожности. Вот, честно не ожидал от сурового «безопасника».

– Что за игровой класс, никто точно не знает, – мой собеседник то ли действительно не знал, то ли почему-то стеснялся своего выбора. – Игра предлагала ещё класс «Палач». Но у нас таких у нас во фракции уже двое, этого более чем достаточно. К тому же казни и пытки категорически не переношу, так что пошёл непроторенным путём.

За приступом кашля я скрыл невольно проступивший смех.

– Допросы и пытки всевозможных отступников – это прямая работа инквизитора, от этого никуда не деться. Кстати, встречал в игре Палача из «Тёмной Фракции»… или «палачку»? Как правильно сказать, если Палач женского пола? Могу познакомить наших Палачей с ней, да и новоявленного Инквизитора тоже. Так сказать, для обмена опытом.

– Я всё равно не пойму, что она будет говорить. Сам разберусь. Собственно, я пришёл сообщить, что заявка твоей вайедда Минн-О получена, теперь глава фракции должен её утвердить. И вот теперь главный вопрос: кто будет этим заниматься? Ты или Иван Лозовский?

Как-то слишком резко мой собеседник сменил тему разговора. Видимо, обсуждение его профессии и навыков было ему действительно неприятно. Что же до заданного вопроса, то ответ на него я давно уже для себя обдумал, а потому не медлил ни секунды:

– Этим займётся Иван Лозовский!

– То есть, Кирилл, ты покидаешь нашу фракцию Human-3? – мой собеседник тут же сделал правильные выводы. – И куда уходишь? Новые российские фракции, где у лидера меньше административной работы?

– Нет, руководство фракциями Human-23 или Human-25 меня не прельщает. Как и немецкой Human-6, хотя игра предлагает мне и такой вариант. Возможно, возглавлю космодром гэкхо. Или займусь фракцией «Ла-Фин» – это будет гарантией мира. Но скорее всего соберу команду друзей и создам отдельную фракцию, возможно даже не привязанную к игровым нодам нашей планеты. Но в любом случае, говорить обо всём этом можно будет лишь после окончания переговоров с «Тёмной Фракцией».

Директор по безопасности отставил пустой бокал и жестом показал, что ему пока доливать не нужно.

– Наши огорчатся… Возможно даже будут палки в колёса вставлять. Хотя лично я считаю, что ты заслужил право идти своим путём. Столько всего сделал для нашей фракции! Кстати, забыл сразу сказать, тебе Валентин Устинов от лица всех наших учёных передаёт «огромное спасибо» за доставленные образцы космического оборудования. Насколько я понял, работы им теперь на многие недели хватит. Но когда разберутся… Это же прямая дорога в космос для человечества! И не только Марс, Венера и планеты Солнечной Системы, но и далёкие звёзды!!!

– Надеюсь, это не последняя им посылка от меня. Как только утрясу все дела тут на планете и починю разбитый звездолёт, отправлюсь снова в космос. Нужно налаживать новые контакты с космическими расами, находить союзников и деловых партнёров, изучать новые технологии. Это вовсе не блажь, не банальное любопытство и не чудаковатая прихоть, а жизненная необходимость для нашего человечества. Ведь как бы мы ни воевали тут в своей песочнице, как ни перекраивали принадлежность игровых нод на планете, Земля в целом сильнее от этого не станет. И по истечению отпущенного игрой тонга безопасности останется такой-же беззащитной от внешнего вторжения, как и сейчас. Именно эту ситуацию я и хочу исправить.

– Я верю, что у тебя всё получится. И можешь рассчитывать на любую возможную помощь от нашей фракции, – Александр Антипов решил поудобнее умоститься на диване и, вдруг заинтересовавшись, вытащил из-под сдвинувшейся диванной подушки чёрный кружевной бюстгальтер. Вот он где оказывается был. А Тамара его так искала утром…

– Ого! – собеседник взял в руки и рассмотрел «трофей». – Я похоже пришёл не вовремя?

– Нет, всё нормально, моя гостья уже ушла отсыпаться.

– Отрываешься напоследок, пока младшая супруга не переместилась сюда под Купол и не разогнала всех твоих поклонниц? – рассмеялся мой собеседник.

– Минн-О Ла-Фин в курсе этого визита, – удивил я директора. – И хотя Минн-О и Тамара взаимно друг друга люто ненавидят, сегодня в антиграве вайедда шепнула мне, что романтическая встреча с Тамарой обязательно состоится, и я не должен противиться судьбе. И дело тут не в покладистости Минн-О и даже не в благодарности девушке-паладину за воскрешение. Просто у них в параллельном мире тоже существуют сказки про похищенных красавиц и спасших их отважных рыцарей, точнее смелых молодых магов. И принцесса прекрасно знает, чем заканчиваются все эти истории.

Александр Антипов сперва заржал как конь, но вдруг резко посерьёзнел и проговорил задумчиво:

– Слышал, досталось Тамаре в тюрьме сильно. Это плохо. У психологов и раньше волосы дыбом вставали, когда они общались с лидером «Второго Легиона». А сейчас и вовсе результаты тестов будут… – мой собеседник печально вздохнул, – с намного меньшими отклонениями на принудительное лечение забирают. У девушки сильные суицидальные наклонности. А также панический страх стать ненужной и всеми заброшенной. Вот герд Тамара и лезет в самое пекло боя, чтобы доказать всем свою значимость. Наша Паладин столько раз ходила по самому лезвию ножа, спасаясь от плена в самый последний момент. Нет ничего удивительного в том, что в конце концов всё-таки попалась. Хорошо, что ты её вытащил. Но хочу напомнить, что до сих пор четырнадцать наших игроков находится в плену у «Тёмной Фракции». Подозреваю, что жизнь у них сейчас не сахар.

– Обязательно подниму этот вопрос на переговорах с генералом Уй-Така, – пообещал я директору по безопасности. – И кстати, раз уж мы заговорили на эту тему. Возможно, я чего-то не понимаю, но меня давно интересовал вопрос: какой вообще смысл пытать пленных? Не в смысле гуманности, а чисто технически по игровой механике. Ведь если станет совсем невмоготу, пленник просто выйдет из игры! Раз уж ты Инквизитор в игре, объясни мне, в чём тут подвох?

– Лэнг Комар, гроза пиратов и ночной кошмар «Тёмной Фракции» не знает такой ерунды?! – похоже новоявленный Инквизитор посчитал, что я его разыгрываю или проверяю. – Не прикалываешься, действительно не знаешь? Странно. Я думал, это известно вообще всем. У игровых классов Инквизитор и Палач существует одно подленькое умение, которое называется «Неотвратимость». Когда оно активировано, у жертвы на какое-то время не работает игровой интерфейс. С экрана убираются игровые элементы вроде полосок здоровья или прогресса до следующего уровня. Невозможно активировать пиктограммы умений, использовать инвентарь и просматривать вкладки с характеристиками. Но самое коварное: не работает выход из игры! На первом уровне навыка «Неотвратимость» подобный эффект длится всего несколько секунд, однако продолжительность растёт по мере прокачки. Затем следует крайне долгое почти шестичасовое время перезарядки умения. В это время, чтобы не дать жертве сбежать из игры, в ход идут наркотики и медицинские препараты. Они не дают человеку сосредоточиться и выйти в реальный мир. Или жертву просто оглушают.

О как! Действительно не знал. Счастье оказывается в неведении. Получи я эту информацию до сегодняшней ночи, у меня могло и не хватить мужества отправиться за пленённой герд Тамарой в самое логово врага.

– Я обязательно поговорю с противником о судьбе пленных, – повторил я своё уже данное ранее обещание. – Как и постараюсь прояснить сложные взаимоотношения между различными подвидами «Тёмной Фракции». И судьбу сбежавшей Ирины я тоже постараюсь выяснить. Это очень нужно для…

Я замолчал на полуслове, поскольку входная дверь беззвучно открылась, и в мой номер вошла Тамара в длинной не по размеру, аж до самых коленей миниатюрной девушки, чёрной футболке с эмблемой «Второго Легиона». Сегодня утром я выдал своей соседке по этажу дубликат ключа от моей двери, дав разрешение приходить в любой момент, так что запертый замок девушку не остановил. Александр Антипов проявил необычайную для себя деликатность и сообщил неуверенно остановившейся в коридоре девушке, что все вопросы уже решил и удаляется. Заместитель руководителя фракции действительно пулей вылетел в коридор, и мы остались наедине с Тамарой.

– Что-то совсем не спится… – пожаловалась мне девушка, совершенно без стеснения стягивая футболку через голову и демонстрируя полное отсутствие нижнего белья. – Давай не спать вместе!

Глава восемнадцатая. Второй раунд

Идущий по песку дагестанец Имран был раздет по пояс, его мускулистое тело атлета аж лоснилось от пота. Да, время близилось к полудню, а тут на пристани «Античного Пляжа» было как всегда жарко.

– Готово, Комар! Два ведра замаринованной баранины выгрузили из «Пересвета» и поставили в тени. Туда же перенесли джарга – наш шипастый Аналитик в машине едва не окочурился от жары, сейчас его миелонский Медик приводит в чувство. Вина и водки захватили аж три ящика. Уголь, тенты, складные столы, всё взяли. Вот только… – было заметно, что мой друг робеет задать вопрос. – Ты опытный игрок, конечно, но точно уверен, что это самый лучший способ подготовиться к переговорам с врагами из «Тёмной Фракции»?

Я, сменивший сегодня привычный чёрный бронескафандр на шорты и лёгкую безрукавку, с весёлой улыбкой поинтересовался у своего друга:

– А ты, подозреваю, хотел отправиться на захваченный противником остров, обвешавшись гранатами и оружием, словно Шварценеггер в фильме «Коммандо»?

– Ну… примерно так, – дагестанец явно смутился.

– Пойми, Имран, там шестьсот опытных бойцов. Нас же всего пятнадцать человек… то есть не «человек», а в сумме представителей четырёх рас. При этом Журналистка, которую нам навязали в группу, вообще небоевой персонаж. Да и от Барда 18-го уровня тоже немного пользы в бою, но Василий Филиппов хотя бы с автоматом умеет обращаться и бонусы может раздавать. Мы в любом случае не смогли бы победить в силовом конфликте. Так что лучше не будем бряцать оружием, а вместо автоматов и гранат возьмём бутылки и шампуры.

Я немного кривил душой, говоря о полной «беззубости» нашей группы. Да, оружие в явном виде мы действительно на переговоры брать не стали. Но, во-первых, у нас было сразу три мага: я, Валери-Урла и Минн-О Ла-Фин. Не ахти что против шести сотен стволов, да и у моей супруги никакого опыта в магическом ремесле пока что не было, но всё же. Во-вторых, с нами отправлялась Сестрёнка: смертельно опасная невидимая теневая пантера почти сотого уровня, пет Валери. Но главным козырем был Малый охранный дрон реликтов – металлический шар размером с баскетбольный мяч, левитирующий сейчас у меня над правым плечом.

Да, ремонт древнего дрона, обломки которого Эдуард принёс из пиратского хранилища на Меду-Ро IV, наконец-то закончился, и мне без труда удалось наладить с ним контакт. Управлялся дрон и ментально, и с помощью капитанского планшета, и имел очень обширный спектр применения: от воздушной разведки и транспортировки небольших грузов, до транслятора-усилителя раций и уничтожения всего живого в указанном районе. Совершенно невзрачный с виду и на первый взгляд медлительный, летающий металлический шар абсолютно не вызывал у непосвящённых страха, скорее обычное любопытство. Я слышал, что некоторые маги «Тёмной Фракции» используют внешне похожих на моего летающих роботов-ассистентов, а потому надеялся, что вопросов по поводу моего маленького дрона не возникнет. Из всех моих отправляющихся на переговоры спутников об истинных боевых возможностях дрона реликтов знали только Ваша и Баша. Но братья-гэкхо были проинструктированы мной и обещали молчать.

Об этой тайне знала ещё Улине Тар, но моя компаньонка осталась сегодня на космодроме. Присматривать за ремонтом фрегата и, как она сказала, «налаживать деловые связи». Вообще-то на мою мохнатую подругу это было совсем непохоже, так как молодая женщина-гэкхо всегда охотно принимала участие в любых совместных активностях экипажа. Но судя по тому, что Торговка полдня провела в своей каюте, перекрашивая шерсть то в рыжий цвет, то в фиолетовый, и перемеривая бесчисленные наряды и украшения, «деловые связи» имели для неё очень большое значение.

Насколько я слышал, Дипломат гэкхо Коста Дыхш тоже вторые сутки был сам не свой. Он уже два дня не ночевал в своей хижине, проводя всё время на космодроме. Да и возможность не лететь сегодня на переговоры аборигенов в качестве наблюдателя от гэкхо воспринял с откровенным облегчением. Явно между необычным поведением этих двух гэкхо имелась связь, о чём в моём экипаже не шептались разве что ремонтные боты.

– Летят! Вон над морем! – мой «котёнок» Тини указал когтистой лапой на едва заметную точку на горизонте.

Навык Зоркий Глаз повышен до семьдесят пятого уровня!

Вкинутое сегодня утром очко характеристик в Восприятие, с учётом дополнительного «бонусного» очка увеличившее этот показатель до двадцати девяти, позволило мне рассмотреть детали далёкого летательного аппарата. Последнее же из восьми свободных очков, полученных при росте ранга персонажа, я после долгих размышлений вложил в Телосложение. Да, вы не ослышались. Не в первоочерёдный для мага Интеллект и даже не в необходимое для многих моих навыков Восприятие. Именно Телосложение. Почему такой странный выбор? Да потому что надоело получать травмы в ситуациях, когда без этого вполне возможно обойтись, и единственному из всех членов фрегата страдать от перегрузок на старте и посадке. Показатель Телосложения 17 тоже был не ахти какой высокий, но всё же получше чем 16.

– Да, это высланный за нами «Сио-Ми-Дори», – подтвердил я специально для Тини.

– Причём, насколько вижу, с антиграва сняли всё оружие, – Минн-О Ла-Фин тоже обладала отменным Восприятием и могла разглядеть такие детали на огромном удалении.

Принцесса в лёгкой короткой тунике смотрелась непривычно, но такой стиль моей супруге определённо шёл, подчёркивая стройность ног и красоту женского тела.

– Это я попросил генерала Уй-Така, – объяснил я своей вайедда. – А то в прошлый раз, когда мы на десантно-штурмовом «Сио-Ми-Дори» сели в Столичной ноде, в реальном мире аж тревожную сирену включили, собирая игроков на КТА (Call to arms, К оружию!!!). Попросил на этот раз не подвергать испытанию нервы игроков фракции Human-3 и снять с летательного аппарата все пушки.

– Он такой маленький с виду. А мы точно все уместимся? – Журналистка фракции Лидия Вертячих была в курсе того, что я не хотел брать её на важные переговоры, и сильно переживала, что именно ей места в антиграве как раз не хватит.

Я промолчал, чтобы лишний раз не демонстрировать своё недовольство и раздражение. Да, это было навязанное Иваном Лозовским решение. Руководитель фракции, долгое время пребывавший в расстройстве после получения мною ранга лэнг, откровенно воодушевился после информации, что я не собираюсь его смещать. И сейчас, словно компенсируя свою пассивность в предыдущие сутки, при подготовке ко второму раунду переговоров с «Тёмной Фракцией» проявил необычайно бурную активность.

В переданном генералом Уй-Така сообщении говорилось, что лидер «Тёмной Фракции» предлагает провести встречу в неофициальной максимально раскрепощённой обстановке, можно даже без дипломата сюзеренов. Стратег также предлагал расширить состав участников. Со своей стороны, генерал обещал привести статусных игроков фракции «Ла-Фин», заявивших уже о своей лояльности новому лидеру лэнг Комару Ла-Фину. Мне же предлагал привести своих друзей и членов экипажа звездолёта для создания максимально комфортной для меня обстановки.

Иван Лозовский настоял, чтобы в состав этих «друзей» я включил Василия Филиппова и Лидию Вертячих. Первого для того, чтобы опытнейший военный специалист сам своими глазами оценил построенные «Тёмной Фракцией» на острове укрепления, «чисто на всякий случай». А Журналистку для того, чтобы Лидия, как независимое лицо, составила для всей фракции подробнейший репортаж о том, как протекали важные переговоры. И если по поводу участия Барда я особо возражений не имел, то вот присутствие Журналистки посчитал неоправданным – всю нужную информацию о ходе переговоров лидер фракции мог получить и от Имрана, и от Дмитрия Желтова, и от Эдуарда Бойко. Да и от меня самого – скрывать что-либо, а тем более обманывать свою фракцию я не собирался.

Однако всех названных игроков Иван Лозовский посчитал «недостаточно нейтральными», к тому же «давно отсутствовавшими и плохо понимающими насущные проблемы фракции». Пришлось уступить – совершенно не хотелось конфликта с недолюбливающим меня Дипломатом в тот самый момент, когда судьба супруги зависела от согласия Ивана Лозовского принять её во фракцию. Тем более конфликта по такому не столь уж значительному поводу.

Вот кого я действительно хотел взять на переговоры, так это герд Тамару. Представители «Тёмной Фракции» прекрасно её знали и побаивались, к тому же присутствие Паладина было гарантией того, что на меня и моих друзей не смогут влиять ментально. Не говоря уже о том, что Тамаре нужно было как-то сменить обстановку и развеяться, а не всё время проводить в четырёх стенах под Куполом. Да, это странно, но после освобождения из плена лидер «Второго Легиона» вообще ни разу не покинула жилой корпус для статусных игроков, внутренние помещения которого прошли усиленную санитарную обработку и специалистами РХБЗ признаны безопасными.

В основном, Тамара запиралась в своей комнате, не желая видеть никого, кроме разве что своего заместителя Романа Павловича. Огромный хмурый ветеран приносил своей названной дочке еду, передавал послания и пожелания скорейшего выздоровления от игроков её Легиона, он же сообщал все новости. Иногда без каких-либо предупреждений Тамара приходила ко мне, сразу же без всяких прелюдий направляясь в спальню и раздеваясь прямо на ходу. В сексе она была просто ненасытной и при этом не единожды утверждала мне, что только эти эмоции и физическая близость её сейчас подпитывают.

Выглядела девушка совершенно опустошённой, плен и жестокие пытки крайне тяжело на ней отразились. Нет, физически Тамара была совершенно здоровой, и в реальном мире тело не пострадало, но вот психологически что-то в моей подруге сломалось… Тамара и раньше была странной, совершенно непохожей на остальных девушек, сейчас же эти странности стали просматриваться намного более отчётливо.

Чтобы помочь ей поскорее забыть тяжёлые моменты недавних дней, да и вообще сменить обстановку, я предложил Тамаре лететь на остров в составе группы наших игроков. Думал, подобное предложение девушку заинтересует. Вот только суровая Паладин была категорична:

– Нет, Кирилл! И даже не пробуй уговаривать, это бесполезно! Для меня «Тёмная Фракция», как и любые её игроки – однозначно враги, никаких исключений тут нет и быть не может! И твоя вайедда Минн-О тоже была и останется врагом, в какую бы фракцию она ни вступила. И даже ты, Кирилл, хоть я испытываю к тебе самые тёплые чувства, станешь моим врагом, если вступишь в «Тёмную Фракцию»!

– Но почему такая категоричность? – признаться, эти признания девушки-паладина меня напугали своей резкостью и бескомпромиссностью.

– Потому что эта, как ты выразился «категоричность», придаёт мне сил и уверенности! Не бывает полуправды, в мире есть только правда и ложь. Белое и чёрное, серого не бывает – это обман! Всё, что не белое, уже чёрное. Я живу лишь потому, что верю в непогрешимость подобных базовых истин. Мир магии враждебен нашему привычному, это такая же базовая истина. Конечная цель проживающих в том мире магов – уничтожить наш мир, и ради этой цели враги готовы идти на любые хитрости. Например, подослать тебе красавицу-жену из своего мира, чтобы твоя непоколебимость дала трещину. Или громко объявить о готовности перемирия. Но всё это делается лишь для того, чтобы в конечном итоге уничтожить наш мир!

Мда… Убеждённость Тамары в своей непогрешимой правоте и несгибаемая воля этой необычной девушки подавляли любых собеседников. С ней просто невозможно было спорить. Это было не магическое псионическое воздействие, а нечто совсем иной природы, но столь же сокрушительное. Мне стоило огромного труда не прогнуться под таким напором и сохранить своё собственное отличающееся мнение. Не знаю, насколько права была моя подруга в своей фанатичной убеждённости, но брать Паладина на переговоры с «Тёмной Фракцией» значило полностью сорвать эти самые переговоры.

Но не только сегодняшняя беседа с герд Тамарой меня смутила и напугала. Мне не давали покоя совсем другие слова девушки, произнесённые в тот момент, когда мы лежали на постели в моём номере, отдыхая после самой первой, очень бурно прошедшей близости.

– Кирилл, должна признаться, я – чудовище!

Странные слова для красивой девушки, чьё обнажённое тело я в тот момент с нежностью поглаживал. О чём это она? Я попробовал свести всё к шутке, но Тамара была предельно серьёзна:

– Я не создана для любви. Мой удел – воевать с магами, только для этого судьба дала мне вторую жизнь после стольких лет паралича и темноты. И только для противостояния магам я нужна людям. Не будет войны с магами, и я сразу же стану никому не нужна! Я и есть ВОЙНА, и мирная жизнь меня убивает. Даже бойцы собственного Легиона, сейчас меня боготворящие, убьют меня, как только наступит мир с магами. Им станет невыносимо стыдно и больно от того, что они – взрослые сильные мужики, слепо подчинялись маленькой девочке. Припомнят старые обиды, мою резкость и бескомпромиссность. И убьют. Я это знаю!

Именно за напряжёнными размышлениями насчёт этих слов застал меня тогда Александр Антипов. И именно эти слова Тамары я держал сейчас в голове, наблюдая за тем, как лихо заходит на посадку антиграв «Тёмной Фракции». Заключение мира убьёт мою подругу, почему-то в этом я нисколько не сомневался. Как же трудно отправляться на переговоры о мире, когда в мозгу засела такая заноза!


– Выгружаемся! – несмотря на предостережение суетящегося миелонского Медика, я сам показал пример остальным членам нашей группы, вынеся из летательного аппарата большую и тяжёлую сумку с вещами для пикника.

После этого никто, даже благородная принцесса, не посмел отлынивать, и мы разгрузились в полминуты. Я осмотрелся. Небольшая заросшая густой травой ровная площадка. С южной стороны обнаружился крутой спуск к неспокойному морю, шумными валами разбивающемуся о камни метрах в пятнадцати под нами. С остальных сторон площадку ограждал густой кустарник, переходящий в тропический лес с пальмами и лианами. В ближайшем лесу находились люди, я обнаружил их сканированием. Много людей. Они плотным оцеплением стояли метрах в пятидесяти от нашей поляны и видимо должны были охранять место переговоров от проникновения посторонних и вообще всяческих неожиданностей.

За лесом же виднелись скалистые горы, я даже разглядел там вдали какие-то постройки. Большой локатор. Батареи ПВО. Какие-то ангары… Я сверился со своей картой. Похоже, что именно тот район мы испепеляли с орбиты двое суток назад.

Навык Картография повышен до шестьдесят четвёртого уровня!

Да, не ошибся. А вот, кстати, и встречающая нас делегация: со стороны леса заходил на посадку другой антиграв «Сио-Ми-Дори». Его пилот виртуозно поставил летающую машину рядом с нашей, и первым из распахнувшегося люка на траву спрыгнул огромный мужчина в необычном матово-чёрном доспехе, представлявшим из себя нечто среднее между высокотехнологичным космическим скафандром и бронёй античных времён. Особенно меня впечатлили золотые нашивки на чёрных бронированных рукавах и роскошный золотой гребень шлема, совсем как у воинов времён древней Спарты. Смотрелось хоть и несколько странно, но вне всякого сомнения эффектно.

Великан осмотрелся, скользнул равнодушным взглядом по летающему дрону, затем увидел меня и рассмеялся гулким из-за шлема смехом:

– Опять я не угадал с формой одежды! В прошлый раз, лэнг Комар, ты был в шикарном доспехе. Я всех Инженеров и Механиков фракции на уши поставил, чтобы в этот раз в грязь лицом не ударить. А у нас, оказывается, сегодня пляжная форма. Ну хорошо…

Один миг, и грозный герд Уй-Така вместо своей роскошной брони переоблачился в кожаные шорты и сандалии. Я пожал протянутую мне огромную мозолистую руку великана.

– Для начала должен перед тобой извиниться, лэнг Комар Ла-Фин. Когда отправлял тебя в цитадель за пленной девушкой, то понятия не имел, что туда же прибудут маги из другой фракции. Неудобно получилось. Но зато у меня для тебя подарок! – генерал махнул рукой, призывая кого-то невидимого из антиграва.

Из летающего штурмовика вышел и с низким поклоном приветствовал всех собравшихся темноволосый молодой мужчина в традиционной мантии волшебника правящего рода. Был этот мужчина очень высокого роста, далеко за два метра, худой как спичка и с сильно оттопыренными ушами. И хотя глаза его были синего «магического» цвета, но совсем не светились. Не маг? Или очень слабый по силе?

Марк-Фес Ла-Пирез. Человек. Фракция Ла-Фин. Маг-Псионик 67-го уровня

Однако вовсе не его анатомические особенности, и даже не принадлежность к династии Ла-Пирез привлекли всеобщее внимание, а та жуткая ноша, которую молодой маг нёс в своей руке. Это была отрезанная голова седовласого старика:

Голова герд Авир-Син Ла-Пиреза, Мага-Псионика 109-го уровня (трофей)

– Мой лорд! Я выполнил ваше поручение и собственноручно убил предателя! Дед пытался уйти в игру, но попался на колья, где моими помощниками и был добыт этот трофей, – с этими словами новый глава рода Ла-Пирез положил к моим ногам голову своего коварного предка. – После чего уже в реальном мире я встретил преступника возле его вирткапсулы и победил в честном поединке один-на-один!

Честный поединок один-на-один? Этот сопляк смог справиться с очень сильным псиоником, который даже мне оказался не по зубам? Что-то верилось слабо. То ли я сильно недооценивал магический талант Марка-Феса, то ли мне вешали лапшу на уши.

– Посмотри мне в глаза! – потребовал я, снимая солнцезащитные очки.

Мужчина безбоязненно встретился со мной взглядом, и я утонул в его мыслях и чувствах.

Робость. Но страха не было. Вины за собой Марк точно не видел. Скорее чувствовал облегчение, что успел-таки в отпущенный новым правителем Первой Директории срок. А также огромную гордость от того, что сумел опередить пятерых своих братьев, гораздо более способных по части магии. Но вот я докопался и до самого момента охоты на преступника:

«Сало с задницы кобеля!!! Чуть-чуть не успел! Старик откуда-то знал уже о назначенной за его голову награде и успел захлопнуть крышку вирткапсулы. Сбежал в игру! Ничего, если сестра Малио-Ан не врёт, там Авир-Син пробудет совсем недолго. Сейчас самое главное не забыть выставить переключатель штурмовой винтовки на непрерывный луч. Одиночный лазерный импульс может и не прикончить старика сразу, и тогда всё пропало – дед с лёгкостью меня убьёт, с его-то жуткими магическими способностями! Он самого архимага Тумор-Анху Ла-Фина годами водил за нос. Соправитель до самой последней секунды жизни так и не понял, что вовсе не другу доверил свою жизнь и жизнь своей внучки, а злейшему врагу. Что? Показалось, или крышка вирткапсулы чуть сдвинулась? Да, точно! Огонь!!! Резать лучом тонкий пластик! Да! Крик умирающего предателя – это музыка для ушей! Я – новый глава династии Ла-Пирез!!!»

Как я и подозревал, магического поединка не было. Наследник расстрелял своего деда из штурмовой винтовки, не дав старику даже выйти из вирткапсулы. Однако поставленные мною условия вполне это допускали, так что всё произошло в рамках правил. Так подлому предателю и надо! Я узнал всё что хотел и разорвал ментальный контакт.

Навык Ментальная Сила повышен до восемьдесят второго уровня!

Навык Псионика повышен до восемьдесят пятого уровня!

– Марк-Фес, своей властью я, глава Первой Директории, утверждаю тебя новым главой древней династии Ла-Пирез! Поздравляю! И от себя лично выражу надежду, что новый глава династии проявит больше благоразумия и не пойдёт на закулисные сделки с чужими соправителями за спиной правящей династии Ла-Фин.

– Да, мой лорд! Можете не сомневаться в моей преданности! – высоченный маг бухнулся на колени и поцеловал мою руку.

Всё это звучало и выглядело излишне пафосно, но видимо я делал всё правильно, поскольку получил системное сообщение о росте Авторитета:

Авторитет повышен до 60!

Подошедшая Минн-О Ла-Фин тепло поздоровалась с троюродным братом, а затем с брезгливой миной на лице перевернула ногой лежащую на земле голову. Я рассказал супруге о смерти её деда не только в игре, но и в реальном мире. Опасался, что принцесса расстроится или даже закатит истерику, но Минн-О отреагировала совершенно иначе:

– Дед дважды пытался убить меня! И даже однажды действительно убил. Нисколько не жалею о его кончине! И ты правильно поступил, муж мой: предателей непременно нужно казнить! Подозреваю, что Авир-Син лишь первый в длинном ряду тех врагов, кто покушался на богатства династии Ла-Фин и должен понести за это справедливое наказание!

Глава девятнадцатая. Планы на будущее

Уже знакомый мне громадный Штурмовик 104-го уровня герд Тыо-Пан. Пулемётчик 102-го уровня герд Ланг-Ю – совсем ещё молодой лопоухий парень с открытым честным лицом, при этом командир самого успешного десантного отряда «Тёмной Фракции». Именно его бойцы брали ноду «Сельва» и, загнав в ловушку на болотах, фактически уничтожили «Второй Легион». Герд Алекс-Бобл, Конструктор 92-го уровня, создатель всей бронетехники «Тёмной Фракции», включая антигравы «Сио-Ми-Дори» и тяжёлые танки «Сио-Ку-Тати». Немолодая женщина Анни-Ир, Аграрий 96-го уровня, чьей задачей было обеспечение многотысячной фракции разнообразным продовольствием. Фактически ещё девчонка герд Михоя-У, легендарная среди бойцов «Тёмной Фракции» Разведчица 104-го уровня, чей небольшой отряд за многие месяцы так и остался необнаруженным, за это время излазив территорию фракции Human-3 вдоль и поперёк, собирая данные о передвижении войск, координатах артиллерийских батарей и стратегически важных объектов.

Вся эта группа прославленных игроков, благодаря которым «Тёмная Фракция» и добилась такого потрясающего успеха в развитии, поддержала меня как нового лидера династии Ла-Фин. Это было хорошо. Смущало только полное отсутствие среди них магов. А ведь я прекрасно знал, что у предыдущего лэнга «Тёмной Фракции» Тумор-Анху Ла-Фина имелась большая группа магов самых различных специализаций, многие из которых имели статус герд и уровни 100+. Одного из них, Мага-Псионика герд Авир-Син Ла-Пиреза, я недавно казнил. Но где все остальные?

При всех задавать этот вопрос я не решился. Поэтому дождался удобного момента, когда представившиеся мне статусные игроки отойдут помогать ставить тенты и накрывать на столы, и задал вопрос генералу.

– Один маг скоро здесь появится. Герд Мак-Пеу Ун-Рой уже плывёт сюда из космопорта на пароме гэкхо. У него возникли кое-какие проблемы в реальном мире, да и имелись технические сложности с вирткапсулой… – громадный Стратег глубоко вздохнул, а потом решил всё же выложить начистоту: – После того случая на переговорах в космопорте, когда молодой маг вышел из подчинения, старик Авир-Син приказал охране цифрового комплекса найти и немедленно убить Мага-Прорицателя. Вот только Мак-Пеу Ун-Рой не зря считается одним из лучших предсказателей будущего. Он заранее увидел опасность и успел улизнуть с хорошо охраняемого объекта, переждав смутное время где-то в надёжном убежище. Затем, когда уже самого Авир-Сина объявили преступником, молодой маг объявился. Но его вирткапсулу пришлось менять – в предыдущую по приказу Авир-Сина понавтыкали кучу штырей, испортив весь сложный механизм.

О как! Это действительно многое объясняло. Подозреваю, что после всего случившегося талантливый Маг-Прорицатель не испытывал к казнённому Авир-Сину и его сторонникам тёплых чувств, и я мог рассчитывать на лояльность этого волшебника.

Успешная проверка на Восприятие

– Пошла отсюда! Это не еда! – я безошибочно точно хлопнул по носу невидимую Теневую Пантеру, с интересом обнюхивающую лежащую на земле голову Авир-Сина. Выдало зверя шумное дыхание и приминаемая трава.

Сестрёнка проявилась и, обиженно подёргивая хвостом, ушла жаловаться хозяйке. По тому, как при появлении зверя испуганно отшатнулся огромный Стратег, в руках которого моментально появился лазерный пистолет, стало понятно, что мой собеседник сильно нервничает, хоть и старается не показывать вида. А ещё я с удивлением обнаружил, что этот мускулистый гигант почему-то меня побаивается! Очень странно. Я успокоил собеседника, объяснив появление пантеры и указав на её владелицу инопланетную девушку Валери. Которая с нежностью гладила шикарную грозную хищницу и при этом, глядя на меня своими огромными глазами, недовольно покачивала головой:

«Не надо её обижать, Комар! Сестрёнка ещё маленькая и любопытная. Она просто хотела посмотреть на необычный предмет, а вовсе не съесть его. И к тебе Сестрёнка подкрадывается, чтобы познакомиться поближе, но ты её постоянно прогоняешь!»

Навык Псионика повышен до восемьдесят шестого уровня!

В том, что смертельно опасный хищник подкрадывается ко мне со спины «чтобы познакомиться поближе», я ничего хорошего не видел. Хотела бы пантера подружиться – подошла бы в открытую, а не проверяла меня на способность её обнаружить. Тем не менее, не стал ментально отвечать Валери и вернулся к разговору с генералом, задав весьма интересующий меня вопрос:

– С Мак-Пеу Ун-Роем понятно, скоро прибудет. А что насчёт остальных «статусных» магов из окружения Тумор-Анху Ла-Фина? Да и вообще какая ситуация во фракции сейчас по магам?

Ещё до того, как герд Уй-Така начал отвечать, по его резко погрустневшей физиономии я сразу сообразил, что ответ генерала меня расстроит. И не ошибся:

– Ещё недавно во фракции «Ла-Фин» имелось девять «статусных» магов, включая самого лэнг Тумор-Анху Ла-Фина. После всех недавних событий их осталось семь. Боюсь, лэнг Комар, что из них на твоей стороне только один: Маг-Прорицатель герд Мак-Пеу Ун-Рой. Остальные шесть магов-правителей убыли с подконтрольной территории и, сильно подозреваю, что через несколько дней объявятся в составе фракций «Ла-Варрез», «Ла-Шин» или более мелких. Примерно такая же картина и по остальным игрокам с магическими способностями. Из ста семидесяти двух имевшихся магов сорок три погибли во время теракта на похоронах соправителя Тумор-Анху, а большая часть выживших переметнулась к твоим конкурентам. Лэнг Комар Ла-Фин, на твоей стороне осталось всего восемнадцать волшебников.

– На моей стороне ещё Минн-О Ла-Фин, она «статусный» маг, хотя и почти без опыта, – я пытался подбодрить себя, хотя ситуация вырисовывалась действительно невесёлая. Крысы вовсю бежали с корабля, совершенно не веря в мою способность удержать ситуацию под контролем. Но в словах генерала меня заинтересовал один мельком проскользнувший момент:

– Погоди, это что же получается? При жутком взрыве, устроенном в толпе близких к Тумор-Анху Ла-Фину волшебников, не пострадали самые сильные маги из его свиты?

Генерал лишь неопределённо пожал плечами:

– Возможно, у сильных магов лучше развита интуиция и удача. Хотя соглашусь, что статистика странная. Как будто их действительно заранее предупредили и вывели из-под удара.

Скорее всего, так оно и было. Но я не стал сейчас обсуждать с лидером противников этот непонятный и скользкий момент, решив сменить тему. Я заговорил о пленных фракции Human-3, до сих пор томящихся в темницах. Четырнадцать бойцов. Что хочет генерал за их освобождение?

– Выкуп? – мой собеседник, кажется, даже удивился подобному вопросу. – Да просто так забирай! Это такая мелочь, что даже время на её обсуждение жалко тратить. Мы собрались решать действительно серьёзные вопросы. Во-первых, мирный договор и его условия. Думаю, проблем с этим не возникнет, быстро договоримся. Во-вторых, планы на будущее. Вот это действительно важно, и именно для обсуждения второго вопроса я прибыл сюда лично.

Я посмотрел на гиганта, удивлённо приподняв брови. Вообще-то предполагал, что мы собрались тут только для заключения мирного договора, и до «проблем не возникнет», «договоримся» было ещё очень далеко. Стратег весело рассмеялся и ответил на демонстрируемое мною удивление:

– Лэнг Комар, ты новый глава династии Ла-Фин и руководитель Первой Директории. Именно тебе подчиняются игроки фракции «Ла-Фин». При этом ты основной переговорщик от фракции Human-3. Фактически, на переговорах ты представляешь обе стороны конфликта и сам с собою, думаю, договориться сумеешь. Я лишь временный управляющий, задача которого проследить, чтобы фракцию «Ла-Фин» и мой мир в целом не обделили при заключении мира. Какие условия ты предлагаешь, лэнг Комар?

Неожиданно! Вот честно, никогда не думал, что однажды на мои плечи ляжет ответственность решать за оба мира. Это словно игра в шахматы сам с собою. Какими же, если подумать, я вижу справедливые условия? Я не спешил, постепенно выдавая фразу за фразой:

– Фракция «Ла-Фин» получает гарантии гэкхо для своего столичного гексагона и оставляет за собой захваченную ноду «Тропики». Там она может построить удалённый форпост и морской порт, но при условии, что не будет препятствовать перемещению товаров между фракциями H3 и H6 по дороге вдоль залива, а дальнейшую экспансию ограничит ничейной нодой на юге. Из «Карелии» фракция «Ла-Фин» войска выводит и на эту ноду больше не претендует, как и на ноды на противоположном берегу залива. С другой стороны, фракция Human-3 получает гарантии гэкхо на Столичную ноду и не претендует больше на «Скалы Гарпий». Опять же при условии, что дорога для торговли с космопортом гэкхо будет открыта.

Я замолчал, ожидая от собеседника каких-либо комментариев или споров, но генерал Уй-Така молчал, внимательно слушая меня и позволяя продолжить:

– Фракцией H3 будет и дальше руководить Иван Лозовский. Руководство фракцией Ла-Фин я передаю своей законной супруге принцессе Минн-О Ла-Фин. Я ещё не говорил с ней об этом, но она – маг и представительница древней династии Ла-Фин, так что со стороны подданных никакого отторжения быть не должно. Что же касательно острова, на котором мы сейчас находимся… – я набрал побольше воздуха, так как следующее требование было большой наглостью с моей стороны, – остров я оставляю лично себе! Здесь будет располагаться моя собственная фракция, состоящая из добровольцев, набранных из обоих параллельных миров, а также представителей других космических рас. Неприкосновенность острова будет также гарантирована сюзеренами человечества гэкхо!

Я высказался и с замиранием сердца ждал ответной реакции собеседника. Предполагал от генерала Уй-Така серьёзных возражений – всё-таки «Тёмная Фракция» на момент окончания боевых действий имела серьёзное преимущество и могла претендовать на большее. Но огромный мускулистый Стратег неожиданно согласился:

– Принято, лэнг Комар! Я же говорил, что сам с собой ты договоришься! Участники конфликта разведены, дальнейшая война до полного уничтожения одной из сторон стала невозможной. А себя ты похоже двигаешь на роль будущего кунга человечества. Что же, интересный расклад получается. Теперь нужно будет донести сказанное для всех остальных. А потом, когда с формальностями будет покончено, поговорим о действительно серьёзных вещах!


– И что, вот так сразу взяли и договорились? – Журналистка фракции не могла поверить, что важнейшие переговоры о мире уже завершились, едва успев начаться.

– Да, сразу договорились. Нет, для наших игроков ты можешь написать, конечно, что мы тут спорили до хрипоты с представителями противника и едва не поубивали друг друга, выторговывая лучшие условия. Но реальность такова, что «Тёмной Фракции» война на истощение абсолютно так же не нужна, как и фракции Human-3.

Я посчитал объяснение вполне достаточным и, опустив на глаза солнцезащитные очки, блаженно развалился в раскладном кресле, собираясь насладиться жарким солнцем и приятным морским бризом. Вот только Лидия Вертячих вовсе не считала разговор оконченным и даже почему-то обиженно надулась:

– Комар, не могу понять, чем я тебя обидела? Вроде никогда не давала повода так ко мне относиться. Но ты и на переговоры брать меня не хотел, а сейчас отмахиваешься, словно от назойливой мухи. Ты ко всем журналистам так относишься? Или только ко мне?

Коварная постановка вопроса. Любой короткий ответ – что «да», что «нет» – ставил меня в неловкую позицию. Пришлось отвечать развёрнуто:

– Лидия, я совершенно нормально отношусь и к журналистам в целом, и к тебе в частности. Более того, даже в какой-то мере признателен тебе за проявленную деликатность по отношению к герд Тамаре. Опасался, что ты по примеру слетающихся на любую беду репортёров начнёшь приставать к лидеру «Второго Легиона» с расспросами на тему потерянного дорогущего бронекостюма, тюрьмы и перенесённых пыток. Рад, что ошибся.

– Но тогда в чём проблема твоего поведения? – не унималась Журналистка.

Нет, при ней совершенно невозможно было расслабиться и просто позагорать, наслаждаясь редким моментом отдыха. Я убрал очки в инвентарь и, встав с кресла, широким жестом руки указал Лидии на беззаботно отдыхающих и веселящихся игроков:

– Посмотри на них. Знаешь, в чём отличие тебя от всех остальных на этой мирной зелёной полянке?

Лидия лишь пожала плечами, не зная ответа на мой вопрос.

– Хорошо, давай объясню, раз ты сама этого не замечаешь. Все эти игроки, к какой бы расе ни относились, члены моего экипажа или верноподданные моей семьи. Гэкхо и миелонцы, джарг и даже представители «Тёмной Фракции» выполнят любой мой приказ и пойдут за мной в огонь и воду. Кроме разве что генерала Уй-Така, он мне не подчиняется. Но и генерал из кожи вон лезет, стараясь наладить добрые отношения между мной и созданной Второй Директорией новой фракцией «Ла-Така». В которую Стратег, выполнив все ранее взятые на себя обязательства, в настоящее время переходит из фракции «Ла-Фин». И вот на фоне этой команды единомышленников находишься ты – посланная по приказу Ивана Лозовского шпионить за нами и по возможности накопать какой-нибудь компромат. Да, да, не отпирайся. Я прочёл это в твоих мыслях. Причём не только я смог это сделать.

– Да, ты быть слишком шумно думать, – к нам подошла улыбающаяся Минн-О Ла-Фин с бокалом яблочного сока в руке, без стеснения демонстрируя, что прислушивалась к нашему разговору. – Журналистка много переживать нет плохой материал для директор Иван. И раз разговор мы есть, скажи тогда свой начальник я есть передумывать! Больше нет хотеть фракция H3. Теперь я – глава фракция «Ла-Фин», мой дом. А вирткапсула скоро обещать починить!

Принцесса Минн-О находилась в исключительно прекрасном настроении. Пожалуй, я никогда ранее не видел свою супругу настолько счастливой. Предложение возглавить в игре фракцию «Ла-Фин» моя вайедда восприняла с огромнейшим энтузиазмом и восторгом. Для Минн-О – представительницы древней династии магов-правителей, многие годы считавшей себя ущербной из-за отсутствия магических способностей, с появлением Очков Магии словно началась новая жизнь – яркая, насыщенная и правильная. При этом главой рода Ла-Фин и правителем Первой Директории по-прежнему оставался я, этот момент игроки «Тёмной Фракции» мне подтвердили. Супруга-магичка лишь усиливала авторитет мага-правителя, но не затмевала главу династии.

– Я есть счастливый сегодня! Хотеть танцевать! – слова принцессы подтвердили моё собственное наблюдение.

– А почему тогда сок в руке, а не вино? – усмехнулся я, и на лице супруги пробежала какая-то странная тень непонятных мною эмоций. Испуг? Желание что-то скрыть?

– Просто хочется в такой день сохранить ясность ума.

Быстро чмокнув меня в щёку, Минн-О развернулась и поспешила к накрытым столам, возле которых продолжалось шумное празднование мирного договора. Где миелонцы и гэкхо наравне с людьми принимали участие в веселье, хотя сильно подозреваю, что большинство из членов моего экипажа понятия не имело, кто вообще воевал на этой планете, и мир между какими группировками мы тут отмечаем.

Как-то странно. Поведение Минн-О меня удивило. Совершенно непроизвольно я попытался считать мысли и чувства своей вайедда – каюсь, вошло в привычку, я неоднократно ранее это проделывал, чтобы получше понимать супругу. Вот только на этот раз не прокатило. Более того, в мозгу возник голос принцессы:

«Муж мой, не надо так делать! У женщины должны оставаться какие-то свои секреты, иначе она не будет женщиной.»

Я не стал повторно пытаться «прочитать» супругу и повернулся к стоящей рядом Журналистке.

– Тяжело жить, когда каждый второй читает твои мысли словно раскрытую книгу… – заметила Лидия, подразумевая свой случай, но совершенно случайно угадав то, что происходило между мной и Минн-О.

Впрочем, если Журналистка и смутилась по поводу своих прочтённых сокровенных мыслей, то совсем ненадолго. И даже попыталась перейти в наступление и поставить под сомнение сказанные мной слова:

– Кирилл, когда ты говорил, что тут на поляне собрались только твои подданные, ты явно лукавил. Как минимум Василий Филиппов не принадлежит к твоей команде.

Авторитет понижен до 59!

Я раздражённо заскрипел зубами. Да как она смеет ставить под сомнение слова лэнга?! С каждым днём я всё лучше понимал статусных игроков, которые за снижение своего Авторитета убивали сразу же. Действительно, тут стараешься изо всех сил, поднимаешь этот непростой в прокачке показатель, а какой-то рядовой игрок возразит или поспорит с тобой, и труд нескольких дней идёт коту под хвост! Пристрелить Журналистку что ли? Чтоб получше выучила игровые правила? Мне самому это когда-то помогло, хотя ценность тех полученных от герд Тамары уроков я далеко не сразу понял.

Малый охранный дрон реликтов, почувствовав моё настроение, опустился ниже и уставился на Лидию Вертячих, изучая подозрительный вызвавший недовольство хозяина объект бесчисленными датчиками, локаторами и подвижными видеокамерами.

– Нет, убивать не нужно! – остановил я своего механического охранника. – Она просто обычная дура, это не лечится.

Дрон потерял к Лидии всякий интерес и, послушно вспорхнув вверх, заинтересовался пролетающей чайкой и последовал за ней к далёким скалам.

– И почему это я вдруг дура? – не поняла Журналистка, тоже провожая взглядом удаляющегося дрона.

– Да потому что споришь с лэнгом, что противоречит механике игры, искажающей реальность, и за это положено убивать. Да, да, первый и последний раз прощаю. А ещё потому, что новости узнаёшь самой последней, что вообще странно для Журналистки. А между тем во время полёта в антиграве Василий Филиппов попросился в экипаж моего фрегата «Толили-Ух X» и уже даже зачислен на роль помощника аналитика-джарга. Это поняли все на борту, кроме тебя.

– Но откуда я могла это знать?! Вы ведь говорили на непонятном языке!

Я весело рассмеялся, настолько нелепым показалось мне оправдание собеседницы:

– Лидия, он Бард всего лишь 18-го уровня, в игре без года неделя, однако нашёл время обучиться языку сюзеренов. Да, словарный запас пока что скудный, построение фраз вызывает улыбку, а акцент вообще выдаёт жителя Рязани, а не планеты Шихарса. Но Василий Филиппов по крайней мере старается! Ты же Журналистка 53-го, некогда рекордсменка по скорости набора уровней, почти столько же дней в игре, сколько я сам. Но давно остановилась в развитии! И с кем ты вообще собиралась общаться тут на переговорах, если не знаешь ни языка «Тёмной Фракции», ни миелонского, ни языка гэкхо?

Опять же смятение Журналистки длилось лишь краткий миг, после которого она уже нашла выход:

– Например, с тобой, что я и делаю. Или с новым членом твоей команды. Кстати, где он? Что-то не вижу нашего Барда на полянке.

Я обернулся и тоже задумчиво наморщил лоб. Василия Филиппова действительно не было на этой небольшой, хорошо просматриваемой поляне. Кстати… кого-то ещё не хватало. Я изучил состав отдыхающих. Точно! Не хватало Мастера Зверей Валери. Они вместе ушли в лес? Странно, конечно, хотя всё возможно. Но лучше бы проверить.

Навык Сканирование повышен до сорок пятого уровня!

Вот они! Действительно две отметки пропавших игроков находились вместе, вот только совсем не в лесу. И Валери-Урла, и Василий Филиппов стояли на камнях у самой кромки морского прибоя. А рядом… у меня даже сердце замерло от тревоги, поскольку рядом с моими друзьями на мини-карте находилось как минимум полсотни красных отметок, отмечающих врагов. Наяды!!!

Но не только на это я обратил внимание. Возле Минн-О… а если быть более точным, то внутри неё находилось ещё одно существо, отобразившееся на моей мини-карте как:

Человек. Маг-Псионик 0-го уровня

Глава двадцатая. Море, море…

Я просто замер от такой шокирующей новости. Моя супруга ждёт ребёнка! Вот это да!!! Причём Минн-О уже была беременной в тот момент, когда её убили и воскресили! Словно муравьи в разворошенном муравейнике, тысячи мыслей одновременно забегали в моей голове. И самая важная из них: как вывести ребёнка из виртуальной игры в реальный мир? Минн-О когда-то говорила, что это возможно – по крайней мере, соправитель Тумор-Анху Ла-Фин знал способ.

– Что, Кирилл, не можешь уследить за своими подчинёнными? – ехидный голос Журналистки раздался за моей спиной, выдёргивая из раздумий.

Авторитет понижен до 58!

Нет, она решительно необучаема! Я даже не стал оборачиваться, и так прекрасно зная, что безжизненное тело девушки с остановившимся сердцем оседает сейчас за моей спиной. Надеюсь, при следующей нашей встрече Лидия проявит к лэнгу больше уважения!

Навык Псионика повышен до восемьдесят седьмого уровня!

Навык Мистицизм повышен до тридцать четвёртого уровня!

Послышались испуганные крики – смерть Лидии Вертячих сразу же заметили. Впрочем, меня никто не останавливал, не расспрашивал и тем более не порицал. Вот оно преимущество статусного игрока: если герд, а тем более лэнг, что-то сделал, значит имел на это полное право!

Я подошёл к краю обрыва, ожидая увидеть всё, что угодно: из последних сил отбивающихся от наяд Мастера Зверей и Барда, или даже их разорванные тела. Но открывшаяся передо мной картина была просто идиллической: Василий Андреевич Филиппов увлечённо рыбачил на спиннинг с берега, причём весьма успешно – на закреплённом к поясу рыбака кукане я заметил уже четырёх среднего размера лососей. Валери-Урла же, подобно русалке из старой сказки, свесив ноги сидела на огромном камне, иногда с головой накрываемая брызгами морского прибоя.

А где же наяды? Я сверился с мини-картой. Красные отметки враждебно настроенных НПС никуда не делись и находились совсем рядом, но под водой. Рискуя сломать ноги на обсыпающемся крутом склоне, я начал спускаться к воде и заодно сразу же призвал своего дрона – его боевая мощь могла вскоре понадобиться. Услышав шум скатывающихся камней, ко мне обернулась Валери-Урла:

– Комар, только осторожно, не вспугни их!

В голосе Мастера Зверей не было и тени испуга, скорее раздражение от того, что я ей мешаю. А «их» подразумевало морских жителей, это я сразу понял. Так выходит, моя спутница прекрасно знала об исходящей из-под воды опасности? Я спросил это вслух.

– Капитан, ты не прав! Наяды абсолютно не опасны, если их не задеть первыми. Они сами мне это сказали. Но у них весьма своеобразное мышление, я с таким впервые сталкиваюсь. Есть только две категории для классификации посторонних, не относящихся к их подводному виду: «еда» и «не связываться». И абсолютная память, единая на всю стаю. Они помнят всех, кто когда-либо причинял боль представителям их народа. Все такие чужаки отнесены к классу «еда», и это уже никак не исправить.

К этому моменту я уже спустился к воде и встал на камень за спиной инопланетной девушки. Внезапно все красные отметки на моей мини-карте перекрасились в нейтральный жёлтый цвет.

– Они стали нейтральными. Твоя работа? – поинтересовался я у своей спутницы.

– Нет. Я ничего им про тебя не говорила. Просто наяды увидели нового человека и пришли к выводу, что никогда ранее с ним не встречались.

Интересно, даже очень. Но почему тогда Ивана Лозовского находящаяся в клетке наяда убила сразу же, даже не дав возможности Дипломату наладить контакт? Мастер Зверей Валери-Урла и на этот вопрос сразу же дала вполне правдоподобный ответ:

– Просто твой бывший начальник показал наяде связь с теми, кто причинял ей боль и страдание. Возможно, тепло приветствовал пленивших морского жителя игроков, общался с ними, смеялся. При этом сидящая в клетке наяда страдала от иссушения, а её боль лишь забавляла жителей суши. Поэтому при первой же возможности пленник убил своего мучителя. А после этого все остальные попытки установить контакт уже были обречены на неудачу – как для сидящего взаперти пленника, так и для всей его расы Дипломат людей стал просто «едой», а с едой не разговаривают!

Я молчал, обдумывая складывающуюся ситуацию в прибрежных водах моего острова. Миелонцы и гэкхо для наяд были нейтральны, джарг тоже. Не уверен насчёт представителей «Тёмной Фракции», но вот из собравшихся тут людей фракции Human-3 с подводными жителями воевала только Лидия Вертячих. Журналистка вела репортажи с той войны с наядами и даже сама держала в руках оружие. Хорошо, что я отправил её на перерождение!

– Наяды могут стать не просто нейтральными, а дружелюбными? – поинтересовался я у Мастера Зверей как самого квалифицированного в этом вопросе эксперта.

Девушка с огромными глазами повернулась и с улыбкой посмотрела на меня:

– Очень правильный вопрос, лэнг Комар. Ты мыслишь совершенно так же, как и я. Но нет, эти не могут. Они просто рядовые НПС, весьма ограниченные в полномочиях принимать важные решения. За них дипломатические переговоры ведут лидеры. За одним таким уже послали.

– Чёрт! Вы видели?! Такая рыбина сорвалась!!! До самого берега дотянул, а она дёрнулась и блесну мне оторвала! – находящийся в пяти шагах от нас Бард очень эмоционально отреагировал на неудачу.

Кстати, уровень у Василия Андреевича Филиппова подрос уже до 22-го! Неслабо Бард прокачался тут за неполный час рыбалки! Я слышал, что альтернативным классом игра предлагала профессиональному военному профессию «Рыбак», и видимо эта предрасположенность сказывалась.

– Это я попросила Василия тут порыбачить, – вдруг сообщила мне Валери-Урла. – Нужно было как-то заинтересовать наяд, чтобы они подплыли ближе к берегу.

– Ох, ё моё! – присевший было на корточки привязывать новую блесну Бард испуганно отшатнулся и даже упал на задницу, когда из-под воды в метре от него вынырнуло по пояс крупное чешуйчатое существо с рыбьими неподвижными глазами.

Перепончатыми лапами наяда молча сняла с трезубца и положила перед Василием Филипповым метровую рыбину, в зубастой пасти которой виднелась яркая жёлто-синяя блесна с куском оборванного поводка. Также молча, как появился, подводный житель ушёл под воду и растворился в морской глубине. Мастер Зверей прокомментировала этот забавный эпизод:

– Вот и ответ на твой вопрос о дружелюбности наяд. Они хотят дружить с людьми и делают всё для этого возможное. Кстати, я собираюсь искупаться. Ты со мной, капитан?

Загорелая до бронзового состояния космическая девушка спрыгнула с мокрого зализанного волнами валуна, вскарабкалась по берегу чуть выше, подальше от линии прибоя, и без стеснения разделась, аккуратно сложив вещи на камне. Я смущённо опустил глаза, хотя фигурка у нагой инопланетной красавицы была очень даже привлекательной для мужского взгляда. Непонятно только почему Валери-Урла не убрала одежду в инвентарь – то ли лишний вес мешал плыть, то ли просто не могла избавиться от привычек реального мира. Или возможно она нарочно дразнила меня?

Вытянув руки и без малейшего всплеска головой вниз войдя в воду, девушка вынырнула уже метрах в пятнадцати от берега. Поправив лезущие в глаза волосы, Валери-Урла весело засмеялась:

– Хорошо-то как! Так ты со мной, лэнг Комар? Жарко ведь, а вода такая освежающая!

Одновременно с этими произнесёнными вслух словами в моей голове зазвучали переданные ментально лишь для меня слова Валери:

«Не разочаруй меня, капитан! Подтверди свою репутацию бесстрашного авантюриста, подвиги которого обсуждает вся Вселенная! Или ты боишься кружащих под водой наяд? А может меня боишься?»

Чёрт! Чёрт! Насколько же неудобная ситуация! Я может и рад был бы освежиться, вот только чётко помнил игровые правила: нет навыка Плавание – значит, камнем идёшь ко дну и тонешь. А этого навыка у моего Комара не было, Слышащий всё-таки специализирующийся в управлении механизмами маг, а не десантник и не ныряльщик! Похоже, меня ждало очередное, третье подряд снижение Авторитета…

– Я бы с удовольствием поплавал с этой красивой девушкой! – непонятно когда спустившийся к воде огромный мускулистый гигант герд Уй-Така с явным интересом посматривал на резвящуюся в воде красотку. – Если, конечно, лэнг позволит.

Слова бывшего лидера «Тёмной Фракции» меня неожиданно сильно задели. Я обернулся. На высоком берегу собралось уже множество зрителей – как из моего экипажа, так и из фракции «Ла-Фин». Нельзя было показывать при них мою робость! Эта мысль и стала последней каплей, определившей итоговое решение:

– Нет, генерал, не позволю! Я сам нырну за девушкой в море!

Что я делаю?! Неужели с ума сошёл? Ради мнения о себе загадочной красавицы с далёкой планеты Тайлакс готов потерять девяносто два процента прогресса до следующего восемьдесят третьего уровня? Но это было единственно правильным решением, я это знал. Если не прыгну, то Валери-Урла разочаруется и уйдёт из экипажа, причём вместе со своим спутником Денни Марко – единственным стрелком из орудий звездолёта. Да и Авторитет лэнга пошатнётся в глазах подчинённых.

Но даже не этот меркантильный интерес сейчас был главным. Я набрался смелости и хотя бы сам себе честно признался, что Валери-Урла мне нравится как женщина. Хотя космическая охотница уже имела спутника, причём их отношения с Денни были очень длительными, многолетними. Да и у меня самого имелась супруга – прекрасная и верная принцесса Минн-О Ла-Фин, будущая мать моего ребёнка. Но я всё равно не готов был потерять Валери!

Не желая уподобляться загорелой охотнице в устроении стриптиза, я просто убрал одежду в инвентарь, оставив на себе лишь плавки. Перенёс сюда на каменистый берег точку воскрешения – она мне очень скоро понадобится. Три имеющихся свободных очка навыков вложил в Сканирование, повысив этот навык до сорок восьмого уровня. Если бы этого не сделал, очки бы попросту сгорели, поскольку с момента их получения прошло уже более суток.

Глубоко вздохнул: эх, прощай почти заполненная шкала прогресса до следующего уровня! И, зажмурив глаза, решительно сиганул головой вниз в глубокую синюю воду!

Известность повышена до 74

Авторитет повышен до 59!

Я даже не успел как следует испугаться, как чьи-то многочисленные перепончатые лапы ухватили меня и с силой вытолкали на поверхность. Я с жадностью вдохнул воздуха. Вау!!! Я жив!!!

Сильные лапы подводных жителей удерживали мою голову над поверхностью, а затем достаточно неаккуратно подпихивая под зад, вытолкали меня на что-то большое, чёрное и округлое. Я даже не сразу понял, что это – панцирь плывущей по волнам огромной морской черепахи. Валери-Урла уже находилась тут, по-хозяйски восседая на неторопливом животном и весело смеясь:

– Это было забавно! Ты шёл, словно на казнь! Успокойся, капитан, никакой опасности не было. Я заранее попросила морских жителей подхватить тебя, если ты отважишься на этот самоубийственный прыжок. Это было просто небольшое испытание. Признаюсь, я оценила. И не только я… – Валери-Урла замолчала на полуслове, словно прислушиваясь к чему-то в своей голове, – меня тут просят передать, что прелаты планеты Тайлакс желают установить с тобой и твоим народом контакт, лэнг Комар.


Это были самые странные переговоры, в которых мне пока что доводилось принимать участие. Бескрайнее синее море, лишь на востоке на самом горизонте виднелся покинутый нами скалистый остров. Жаркое, нестерпимо шпарящее солнце над головой. Под нами огромная морская черепаха, флегматично перебирающая ластами. Целый эскорт охраняющих нас наяд нескольких подвидов, а также морские чудовища, некоторые из которых словно сошли с экрана фильма ужасов. И в довершение сюрреалистичной картины сидящая рядом нагая загорелая девушка с огромными «анимешными» глазами. Симпатичная, но напичканная вживлённой в тело сложной шпионской электроникой, передающей ей команды далёких тюремщиков и транслирующей им мои ответы.

Я узнал очень многое. Прежде всего, что именно происходит после истечения гарантированного игрой тонга безопасности, и как выглядит космическое вторжение. Тайлакс пережил это около трёхсот лет назад. Безнадёжность – вот самое подходящее слово для описания творившихся на планете паники и отчаяния, когда армада уничтожающих всё живое звездолётов своры мелеефатов появилась одновременно и в игре, искажающей реальность, и в настоящем мире.

Собственно, «тонг безопасности» и был тем самым сроком, необходимым для достаточной синхронизации виртуального и реального мира. Преждевременная до истечения обратного отсчёта атака лишь в игре была фактически бессмысленной, поскольку не приводила к захвату планеты в реальности. А переброска эскадры лишь в реальном мире была чрезмерно сложной и, что более важно, крайне длительной операцией, поскольку для преодоления расстояний между звёздами в реальном мире зачастую требовались тысячелетия, а то и миллионы лет. И это притом, что в игре те же самые звёзды были гораздо более доступными, и путь мог занимать всего несколько суток, а то и часов.

Сюзеренами людей-тайликанцев были сианы – немногочисленная раса аморфных, похожих на большие пузыри существ, представителя которых я однажды видел на Меду-Ро IV проходящим паспортный контроль. По идее сианы должны были защищать своих вассалов, и именно необходимостью строительства планетарного щита и других оборонительных сооружений сюзерены объясняли занятие некоторых территорий Тайлакса, неожиданно ставших недоступными для коренных жителей планеты.

В реальности же планетарный щит так и не был построен в срок. А через открытые самими же сианами порталы хлынул нескончаемый поток космодесантников своры мелеефатов. Сопротивление защитников планеты было подавлено в первые же двое суток вторжения, слишком уж неравными были силы, и слишком убийственно-точным огонь с орбиты. Всех деятелей прежней власти истребили поголовно. Назначенная оккупантами новая власть, состоящая из представителей расы мелеефатов и сиалов, объявила законы, по которым отныне должен был жить Тайлакс: семидесятипроцентный налог в пользу своры мелеефатов на все добываемые ресурсы, использование местных орбитальных верфей для строительства звездолётов хозяевам, ежегодный набор рекрутов для участия в дальнейшей космической экспансии своры. И уничтожение всех жителей планеты поголовно, если последует хоть малейшее неповиновение оккупационной власти.

Тяжёлое ярмо на долгие десятилетия легло на плечи людей. Нормы выработки всё увеличивались, на экспансию своры требовалось всё больше ресурсов и звездолётов. Ежегодно миллионы молодых парней и девушек призывались в армию своры мелеефатов и улетали в неизвестном направлении, никто из них так и не вернулся домой. Мысль же о восстании выжигалась калёным железом, причём самими же людьми – на смену старым уничтоженным династиям правителей пришла теократия, власть служителей церкви Выживания. Столетия угнетения и изоляции сделали Тайлакс очень закрытым обществом, в котором служба безопасности церкви следила за каждым жителем посредством вживлённых в тело человека следящих устройств.

Некоторое облегчение наступило лишь спустя два века, и причиной поблажек стало истощение ресурсов Тайлакса – планета потеряла свою привлекательность для своры мелеефатов. Людям Тайлакса разрешили включать в состав правителей прелатов церкви Выживания. Разрешили иметь свой собственный космический флот, правда исключительно из небоевых звездолётов. Но главное – сняли запрет на дальнейшее исследование космоса, прерванное почти на два столетия из-за оккупации планеты. И хотя на космические полёты в реальном мире сохранились достаточно жёсткие ограничения, запреты не распространялись на игру, искажающую реальность, и именно виртуальная игра стала для Тайлакса основным источником информации. В создании вживлённых в тела людей миниатюрных устройств, собирающих и передающих целый спектр информации, Тайлакс превзошёл даже великие космические расы.

– Но главное послабление наступило совсем недавно, десяти лет не прошло, – Валери-Урла, лежа на животе и подставив солнцу спину, отстранённо комментировала те слова, что передавали ей тюремщики. – Планете Тайлакс дали право вести свою собственную политику, пусть и не противоречащую общему вектору своры мелеефатов. Вообще-то, чтобы лэнг Комар понимал, произошло выходящее далеко за рамки обычного событие: никогда мелеефаты не давали таких поблажек покорённым расам.

– Да? – я действительно заинтересовался столь странным исключением из правил. – И с чего вдруг такое неожиданное исключение для Тайлакса?

Для своих хозяев Валери перевела вопрос на тайликанский – далеко не все они понимали язык гэкхо. Она же транслировала мне ответ:

– Прелаты церкви Выживания предполагают, что столь неожиданное послабление связано с тем, что свора мелеефатов в процессе своей экспансии столкнулась с ранее неизвестным, но очень серьёзным противником. Хоть руководство своры и замалчивает трудности, но расширение по вектору 8-9-17 давно застопорилось, а потом и вовсе остановилось. Более того, именно в том районе галактики два тонга назад прошли жестокие космические сражения, сопровождавшиеся колоссальными потерями звездолётов своры.

– Известно, что за противник остановил свору мелеефатов? – я задал вопрос, особенно не рассчитывая на утвердительный ответ, и тем удивительнее было этот ответ получить:

– Да, известно. Это люди.

Вот как?! Меньше всего я ожидал такого ответа. Люди? Ещё одна ветвь рассеянного по всей Вселенной человечества? Не Земля, не Тайлакс, не Синдикат Гильвара. Кто-то совсем иной!

– Информация засекречена, мелеефаты не делятся со своими вассалами подробностями случившейся катастрофы. Нам лишь известно, что разгром флота своры случился в звёздной системе «Скопление Айсар». Подробностей нет. Но что бы там ни случилось, мелеефаты испугались. Причём испугались настолько сильно, что с тех пор стараются не провоцировать соседа по галактике и закрыли для космических полётов направление 8-9-17. И даже дали послабления для своих вассалов-людей!

Скопление Айсар… Очень знакомое название звёздной системы, где-то я его уже слышал… Ах да! В памяти всплыл недавний эпизод со встречей в гиперпространстве с таинственным звездолётом, чрезмерно бурно отреагировавшим на обычное сканирование и оставившим мой фрегат без локаторов и сканирующей электроники. Но Скопление Айсар – это же чёрт знает где! Два тонга полёта, если мне память не изменяет. Неужели владения мелеефатов простираются настолько далеко?

– Владения своры мелеефатов огромны и простираются на много парсеков. Но и они не бесконечны. Дальше лишь неисследованный космос со своими загадками и тайнами.

– Сюзерены человечества Земли не сианы, а гэкхо – более многочисленная и сильная космическая раса. Они способны защитить Землю?

 Я замер, внимательно слушая ответ, у меня даже сердце замерло от волнения. К сожалению, ответ меня не порадовал:

– Гэкхо сильны, спору нет. Вот только их основные территории находятся вовсе не у твоей родной планеты, лэнг Комар. В том секторе галактики позиции гэкхо весьма призрачны: одна-единственная военная база и сильно потрёпанный флот. Этого не хватит для обороны твоей планеты. И ты это сам знаешь, лэнг Комар.

Я опустил голову, поскольку действительно знал эту горькую правду. Флот кунг Вайд Шишиша – единственная надежда Земли, но он находится далеко. И даже если бы прибыл в Солнечную Систему, то не смог бы находиться на орбите Земли вечно, так как внимания гэкхо требовало множество других колоний и вассалов. Точнее даже не так. Постоянная защита была возможна, я в этом уверен, вот только потребовала бы от Земли таких неподъёмных регулярных выплат капитанам флота гэкхо, что вовсе не факт, что у человечества нашлись бы на это возможности и ресурсы.

– Хороших ходов тут нет, лэнг Комар, – транслировала Валери слова прелатов Тайлакса. – Земля обречена. Как только срок безопасности выйдет, на пригодную к жизни планету обязательно выстроятся желающие. Миелонцы или триллы, мелеефаты или кто-нибудь из членов их своры… без разницы. Да и самих гэкхо тоже не стоит сбрасывать со счетов – за защиту планеты они могут потребовать саму планету. В любом случае хищники найдутся.

Навык Ментальная Сила повышен до восемьдесят третьего уровня!

Ещё до высвечивания сообщения, предупреждающего о попытке воздействия на меня, я уже видел изъяны в логике моих визави. Миелонцы? Да, об этом представители Тайлакса не знали, но самой командующей миелонского флота кунг Кисси-Мяу было обещано, что на Землю её раса претендовать не станет. Триллы? Да, это древняя и широко расселившаяся по галактике раса, вот только в этом секторе не имеющая собственных колоний и космических станций. Триллы не смогут удержать удалённую планету от других хищников, а потому не станут и пытаться. То же самое можно сказать и про гэкхо, хотя тайное строительство сюзеренами на Земле каких-то объектов и появление недоступных для землян территорий меня настораживало.

В качестве потенциального агрессора оставалась лишь свора мелеефатов. И как раз один из её представителей, Тайлакс, вёл сейчас со мной переговоры, осторожно подготавливая меня к какому-то предложению, которое вот-вот последует. Интересно, что мне хотят предложить?

Долго ждать не пришлось:

– Лэнг Комар, ты – один из самых известных людей Земли, и очень уважаемый. У тебя есть рычаги влияния на разные фракции. Поэтому именно тебе мы хотим предложить способ, и даже несколько способов, как минимизировать для твоего народа ущерб после окончания тонга безопасности.

Навык Ментальная Сила повышен до восемьдесят четвёртого уровня!

Получен восемьдесят третий уровень!

Получено три свободных очка навыков

– Я весь внимание, – тут я не покривил душой, действительно максимально сконцентрировавшись.

Три полученных свободных очка тут же, не мешкая, перекинул в Ментальную Силу, поднимая навык до 87-го уровня. На меня пытались давить, возможно даже откровенно обмануть, я это чувствовал, а потому усиление защиты было совсем не лишним.

– Лэнг Комар, у тебя имеется быстрый звездолёт, причём мелеефатский. Направление мы тебе подсказали. Да, полёт предстоит долгий. Очень долгий. Но ты сможешь найти ту силу, которую так боятся мелеефаты. И уговоришь этих могущественных людей вмешаться и спасти от оккупации другие очаги человеческой расы.

Что? Они это серьёзно? Это же десять-двенадцать лет полёта в одну сторону и крайне призрачный шанс того, что меня вообще поймут, выслушают и согласятся помочь. Даже не говоря о провизии на долгих двенадцать лет, об энергии для двигателей, что нужный район закрыт для космических полётов, что экипаж не согласится на такой безумно долгий полёт… особенно гэкхо и миелонцы. Главное тут было даже не всё вышеописанное, а то что мой фрегат в любом случае опоздает, и от кровавого вторжения и оккупации эта отчаянная миссия Землю всё равно не спасёт. Нет, это точно не вариант.

Мои визави спорить и уговаривать не стали. Похоже, они и так заранее знали, что я откажусь, а потому перешли ко второму предложению:

– Хорошо, есть более реальный способ. Мы дадим человечеству Земли технологии, которые гэкхо никогда бы вам не подарили и не продали, и до которых ваши учёные не додумаются ещё много веков. Технологии дальней космической связи. Технологии субатомной энергии. Наноэлектроника, работающая на энергии распада лейкоцитов. Технологии гиперпространственных порталов. Холодный термоядерный синтез. Планетарный щит.

Звучало очень привлекательно. Будь на моём месте глава учёных герд Устинов, его бы точно хватил удар от таких заманчивых перспектив. Вот только чем за все эти богатства придётся расплачиваться?

– В удалённых гексагонах виртуальной планеты втайне от гэкхо вы построите несколько портальных врат, позволяющих открывать стабильные гиперпространственные туннели. Мы поможем и с комплектующими, и со специалистами по установке. Активируете врата в тот самый день, когда с планеты Земля спадёт неуязвимость, и впустите к себе защитников. Естественно, я говорю про армию своры мелеефатов – в основном, в неё войдут представители Тайлакса. Земля мирно без кровавой бойни войдёт в свору и в большинстве политических вопросов сохранит независимость. А ты, Комар, станешь прелатом всей Земли и одним из лидеров своры мелеефатов – древней и несокрушимой силы, от поступи которой содрогается Вселенная!

Глава двадцать первая. Вулканический остров

Давненько меня вот так в открытую не пытались завербовать! Последний раз, помнится, это пробовала проделать Минн-О Ла-Фин на пароме гэкхо. Сейчас вайедда гораздо лучше узнала меня и, уверен, лишь посмеялась бы над собой того времени. Но тогда ведь Минн-О реально верила, что меня возможно запугать и купить, рассказав о мощи «Тёмной Фракции» и предложив тридцать сребреников. Вот и мои нынешние собеседники, всю жизнь проведшие в условиях жесточайшего тотального контроля, совершенно искренно полагали, что свободного человека можно заинтересовать, предложив ему ошейник помягче и цепь подлиннее. Нет, это была вовсе не глупость, просто совершенно другое для нас мировоззрение жителей порабощённой планеты, в котором это предложение наверняка выглядело очень даже приемлемым и выгодным.

Более того, у меня не было совершенно никакой уверенности в существовании далёких могущественных людей, сумевших остановить свору мелеефатов – всё это могла быть просто сказка, рассказанная для отвлечения внимания. На самом деле прелаты ведь прекрасно понимали, что в сверхдалёкое путешествие я всё равно не отправлюсь и проверить эту историю не смогу. Это было просто прелюдией перед основным предложением: предать гэкхо и добровольно на блюдечке с голубой каёмочкой вручить Землю новым хозяевам с Тайлакса.

Согласиться что ли для вида? Высокие технологии – самое дорогое и ценное, что может получить человечество, они продвинут прогресс на десятилетия вперёд. Вот только и прелаты вовсе не дураки, чтобы заплатить без получения каких-то твёрдых гарантий. Наверняка потребуют вживления в тело шпионских устройств, как у Валери, и каких-то ещё дополнительных условий лояльности. Нет, тут нужно было играть тоньше…

– Одну из описанных технологий сразу как подтверждение серьёзности намерений и повод вообще продолжать эту беседу. Только не планетарный щит, он уже известен нашим учёным. Остальное после подтверждения того, что Тайлакс вообще представляет, что делать с раздвоенной планетой в условиях бифуркации пространства. Поскольку терять один из населённых миллиардами людей миров только лишь из-за некомпетентности «защитников» никто не станет.

Навык Космолингвистика повышен до девяностого уровня!

Валери-Урла, переведя мой ответ своим тюремщикам, надолго замолчала. Настолько надолго, что девушка даже заскучала и успела окунуться в синем море, сделав пару кругов вокруг огромной черепахи. Наконец, космическая охотница вылезла обратно на панцирь и продолжила выполнять роль переводчицы. Для начала Валери-Урла сообщила, что прелаты усомнились в моих словах насчёт обладания человечеством Земли технологией планетарного щита. Сюзерены не стали бы делиться с новыми вассалами столь жизненно необходимой технологией. По крайней мере, не стали бы до того момента, как подтвердится контроль над планетой после истечения тонга безопасности.

– Не гэкхо. Джарги, давнишние вассалы гэкхо. Они заинтересованы в усилении военного альянса гэкхо и потому передали мне на Касти-Утш III кристалл-накопитель. В нём кое-какие чертежи военной техники, но главное расчёты мощности и конструкция башен, поддерживающих энергетический экран планеты. По словам наших учёных, не всё в этих расчётах понятно, но вкупе с чертежами аналогичных башен, которые я доставил с планетоида Урса-II-II, вполне достаточно для начала строительства. Тем более, что в помощь земным учёным был направлен специалист расы джаргов, я привёз его на своём фрегате. Впрочем, если Тайлакс также поможет учёным Земли разобраться, это однозначно будет воспринято как жест дружбы между разными ветвями человечества. Но на полноценную технологию, извините, не потянет.

Врал и блефовал я уверенно, перемешивая легко проверяемые факты с откровенной ложью, и специально занижая ценность самой необходимой для человечества из предложенных переговорщиками технологий. И добился того, что мне поверили!!!

Авторитет повышен до 60!

– Да, своре мелеефатов известно о роли экипажа «Шиамиру» и лично Комара в штурме планетоида Урса-II-II. Известна НАСТОЯЩАЯ история произошедшего, – Валери-Урла сделала акцент на слове «настоящая», выделив его голосом. – Своре известны и другие дела, ставящие под серьёзное сомнение нейтралитет Свободного Капитана. Скажем больше, если бы не проявленная готовность к сотрудничеству, Свободный Капитан лэнг Комар был бы включён в список врагов своры мелеефатов, после чего любые перемещения в космосе его звездолёта стали бы, мягко говоря, затруднительными.

Надо же, мне снова стали угрожать! Тут я впервые заподозрил, что со мной говорят не прелаты Тайлакса. Точнее, не только прелаты порабощённой планеты, но и стоящие за их спинами реальные хозяева – уж слишком многое они знали, да и могли давать комментарии и обещания от лица всей своры мелеефатов. И если я не ошибся в этом своём подозрении, то предложение лететь искать ту силу, которой страшатся мелеефаты, действительно было лишь обманкой.

– Слушай внимательно, лэнг Комар. В качестве задатка людям Земли будет дана технология дальней связи плюс вся подробная документация по планетарному щиту. В ближайшем космопорте скачаешь информацию по данным вопросам, приготовь только накопитель должного объёма. Код активации посылки в торговом автомате сообщит Валери-Урла. Все тонкости действий при бифуркации пространства Тайлакс выяснит, после чего прелаты церкви Выживания снова свяжутся с тобой. На этом переговоры завершаем. И да, Валери-Урла, мы довольны тобой! Твой срок тюремного заключения только что сократился наполовину.

Девушка замолчала и какое-то время ещё прислушивалась к своим ощущениям. Но потом заметно расслабилась и даже впервые с начала переговоров заулыбалась:

– Всё, связь прервалась. В космопорт? – предположила моя спутница, похоже предлагая отправиться туда прямо сейчас же на черепахе, причём отсутствие одежды её нисколько не смущало.

Но я отказался от такой неоправданной поспешности. Во-первых, не хотелось обижать Имрана – мой дагестанский друг весь вчерашний день потратил на изготовление с Механиками фракции «правильных» шампуров и мангала. Он также, взяв в помощники миелонского «котёнка» Тини, до глубокой ночи специальным образом нарезал и мариновал мясо, желая сегодня показать людям и представителям иных рас, что настоящий шашлык могут готовить только на Кавказе. Во-вторых, – я указал на по-прежнему сопровождающих нас наяд, – вроде мы ждали появления кого-то из лидеров подводного народа. Неужели этот лидер до сих пор не прибыл?

Валери-Урла обхватила ладонью висящий у неё промеж грудей кулон, глаза Мастера Зверей на секунду затуманились.

– Лидер наяд давно прибыл. Точнее, прибыла – это самка, очень древняя и уважаемая. Сейчас она всплывёт.

За сегодняшний день я уже насмотрелся всевозможных наяд – чёрных и серебристых, полутораметровых обычных и трёхметровых гигантов – и потому наивно полагал, что меня не удивить. Я ошибался. Когда возле меня из воды появилась зубастая голова размером с легковой автомобиль, я отшатнулся и едва не взвизгнул от испуга. В этом гигантском хищнике было метров семь длины и пару тонн веса.

Лэнг Вея. Океанида. Фракция Океан. Матриарх 174-го уровня

Что тут можно сказать? При большой фантазии… при ОЧЕНЬ большой фантазии некое сходство с русалкой-переростком найти было возможно, рыбьи глаза-тарелки и акулий зубастый рот вписывались в получаемую картину. Огромную голову Веи венчала перламутровая корона, выточенная из громадной шипастой раковины. Встав на ноги и уважительно поклонившись морской властительнице, я попытался было ментально поговорить с океанидой, но встретил абсолютное непонимание. Просто глухая стена, лишь на самом краю восприятия колыхались отголоски каких-то сложных эмоций Веи, но я не смог до них достучаться и понять – слишком уж разными были наши сознания. Это напомнило мне безуспешные попытки ментально общаться с Сестрёнкой – Теневая Пантера вообще меня не понимала и не принимала, хотя её хозяйка Валери-Урла без проблем общалась со своей питомицей. Пришлось и в этом случае обращаться к Мастеру Зверей за помощью.

– Валери, переведи мои слова для морской властительницы. Скажи, что я – новый хозяин вон того острова, выгнавший оттуда тех людей, что воевали с её подданными. Я хочу предложить мирное соседство и гарантирую, что мои подчинённые не будут конфликтовать с её наядами. Нам есть, что предложить морским жителям. Во-первых, это торговля. Мы готовы покупать рыбу и продукты моря, оплачивая поставки лекарствами от множества самых разных болезней, металлом и готовым оружием из него. Во-вторых, мы готовы нанять наяд для самых различных работ. Это и охрана скалистого острова, и прокладка подводных кабелей, и дальняя разведка. Но для начала нам нужна помощь морских жителей в подъёме затонувшего тут в заливе звездолёта. Мы готовы хорошо оплатить труд её подданных, так что в обиде наяды не останутся.

Известность повышена до 75

Валери-Урла ничего не произносила вслух, но судя по напряжённому лицу девушки, передача такого объёмного сообщения подводной НПС потребовала от Мастера Зверей серьёзных усилий. Наконец, космическая девушка закончила свою работу и транслировала мне ответ:

– Морская правительница лэнг Вея приветствует тебя, правитель суши лэнг Комар. Морским жителям известно место, где в полной темноте на очень большой глубине лежит серебристая летающая машина. Она раскололась на три части. Наяды с помощью морских чудовищ поднимут все куски и передадут правителю скалистого острова. Цена работы: восемь острых ножей из нержавеющего в морской воде металла и яркий свет, которым люди пользовались под водой. Торговля тоже одобрена. Рыбой наяды людей обеспечат в любых количествах. А ещё Вея говорит, что до войны люди меняли хмельную воду и земные фрукты на жемчуг. Она предлагает возобновить ту торговлю. Корзина фруктов за горсть жемчуга.

Совсем недорого. Конечно же, я дал согласие, после чего огромная океанида заулыбалась, продемонстрировав пасть, полную острых зубов в три ряда, и тихо ушла под воду. Валери прокомментировала успешное окончание переговоров:

– Получилось, капитан! Хотя признаюсь, было трудно. Временами даже боялась, что не справлюсь. Некоторые слова было крайне трудно объяснить. Особенно большие проблемы возникли с «подводным кабелем». Вот как доступно объяснить НПС-океаниде, что это вообще такое? На ум пришло лишь: «очень длинный и несъедобный червь, который люди хотят положить на дно». Зачем это вообще людям нужно, Вея так и не поняла, посчитав тебя очень странным и даже немного сумасшедшим, но своё согласие всё же дала.

– Отлично! Спасибо тебе, Валери. Без тебя все эти договорённости были бы невозможными. Назови оплату, которую хочешь получить за свою работу.

Космическая девушка ещё сильнее заулыбалась, почему-то засмущалась, но в итоге всё же отказалась:

– Лэнг Комар, я с самого первого дня знала, что ты берёшь меня в экипаж не просто так. Мастеру Зверей на звездолёте совершенно нечего делать. Но ты несколько раз спрашивал меня про умение общаться с подводными жителями, поэтому я давно догадывалась, какая работа мне предстоит. Никакой отдельной платы не нужно – это было именно то задание, для выполнения которого ты меня и нанимал. Вот только не пытайся теперь оставить меня на планете! Тут, конечно, очень хорошо, и Мастеру Зверей настоящее раздолье в применении навыков, но суровые хозяева велят мне следовать за тобой.

Одновременно с этими сказанными вслух словами в мозгу раздалось послание только для меня:

«С этого дня все мои разговоры тщательно записываются, камеры и микрофоны фиксируют всё, что я вижу и слышу. Мне приказано находиться поблизости и следить за тобой, капитан. Более того, в местном космопорте я должна получить посылку с набором миниатюрной шпионской техники, которую приказано разместить на твоём фрегате. Имей это ввиду, капитан. Очень прошу не мешать мне сделать это, иначе мои хозяева поймут, что я тебя предупредила. И очень рекомендую несколько раз наедине поговорить со мной о Тайлаксе, своре мелеефатов, вторжении и прочей политике. Это придаст достоверности и повысит мою ценность в глазах хозяев. После этого, возможно, мне разрешат сменить фракцию и забрать физическое тело из тюрьмы Тайлакса. А придумаешь способ избавить меня от всей этой вживлённой мерзкой аппаратуры – буду вечно тебе признательна!»


За остаток дня я успел и отпраздновать заключение мира, и ознакомиться с постройками на доставшейся мне территории, и переговорить с каждым из статусных игроков фракции «Ла-Фин». Но главное даже не это. Я наконец-то определился с выбором, предлагаемым игрой с того самого момента, как стал лэнгом, и основал свою собственную фракцию «Реликт».

Почему «Реликт»? Объяснение очень простое. Когда выбрал пункт меню: «Основать собственную фракцию», то сразу же выяснил, что игра не позволяет создать для нового объединения произвольное название, лишь предлагает на выбор множество готовых вариантов. Среди них «Комар», «Human-33», «Ла-Фин 2», «Тар-Лайне дубль», «Независимый Остров-1476» и куча других столь же предсказуемых и скучных названий. Я почти уже согласился на «Комар», хотя называть фракцию своим именем считал неправильным и кричаще-хвастливым, но тут в длинном списке вариантов увидел «Реликт», и меня словно током ударило!

Я сразу же решил, что именно это название искал, поскольку оно очень точно отражало направленность моей игры: изучение загадочной цивилизации реликтов, их языка и древних артефактов. К тому же у моего персонажа имелся уникальный класс Слышащий этой древней расы, мой Энергетический доспех время от времени связывался с загадочной Пирамидой реликтов, и у меня даже основное оружие было взято на форпосте реликтов. Да и влиятельных игроков расы гэкхо и миелонцев Комар едва ли интересовал просто как человек – людей в игре, искажающей реальность, и без меня хватало. Но вот как единственный Слышащий и один из немногих игроков, понимающих язык реликтов, очень даже интересовал. Так что название фракции «Реликт» очень подходило и подчёркивало мою уникальность. Кроме того… логически я не смог бы это объяснить, но знал, что это – правильный путь! Своей интуиции я привык доверять, а потому…

Фракция «Реликт». Текущая численность игроков: 1 из максимально возможных 87

ВНИМАНИЕ!!! Название «Реликт» имеет давнюю историю, и такое название фракции может способствовать как появлению неожиданных союзников, так и неожиданных врагов. Вы уверены в выборе (ДА/НЕТ)?

Вот тут я серьёзно задумался. «Неожиданные союзники» это конечно хорошо. Но вот «неожиданные враги»… На ум сразу же приходил симбионт, он же сателлит – загадочный энергетический сгусток, несколько раз во время космических перелётов приближавшийся к моему фрегату. Ремонтный бот Кирсан, сохранившийся со времён древней расы механоидов, назвал сателлита «древним врагом». Подаренный мне игрой дрон реликтов, с которым я несколько раз удалённо общался, также опасался встречи в космосе с «охранными системами предтеч», возможно, именно симбионта и имея в виду. Не станет ли сателлит агрессивным при следующей нашей встрече? Да, случаев нападений с их стороны пока что зафиксировано не было (так уверял меня Навигатор Аюх), но ведь никто раньше и не представал перед симбионтом как «реликт»! Тем не менее, я выбрал «ДА», подтверждая создание фракции именно с таким названием.

Известность повышена до 76

Известность повышена до 77

Известность повышена до 78

Сразу тройной рост известности? Это скорее пугало, чем радовало. По игре распространилась информация о возвращении реликтов, пробуждая от многовековой спячки могущественные силы. Но ничего уже не поделаешь – выбор сделан.

Пока что в моей фракции состоял один-единственный игрок: я сам. Не было у фракции своего «Купола» и собственных «кукурузин» – все члены фракции выходили пока что в реальный мир по своим старым местам. Но я не видел в этом большой проблемы и надеялся, что когда-нибудь ситуация изменится. Островная нода первого уровня давала мне возможность включить в состав фракции восемьдесят семь игроков. Прямо тут же на пикнике заявки на вступление во фракцию «Реликт» подали члены моего экипажа: люди Дмитрий Желтов, Имран, Эдуард Бойко и Василий Филиппов; миелонцы Тини, герд Айни и герд Мауу-Ла; гэкхо Ваша и Баша Тушихх, Аван Той и Аюх. Все они должны были появиться в списке членов фракции примерно через трое суток.

Позицию Валери я также уже слышал и знал, что Мастер Зверей в целом согласна перейти во фракцию «Реликт», но перед этим девушке нужно получить разрешение от тюремщиков. Денни Марко, как я сразу же выяснил в разговоре с ним, за свою текущую фракцию не держался и согласен был вступить куда угодно, лишь бы оставаться вместе со своей подругой Валери.

Весьма неожиданным для меня стало стремление джарга вступить в созданную новую фракцию. Шипастый броненосец, в одиночку умявший едва ли не половину всего приготовленного Имраном шашлыка и несколько кусков в прямом смысле вырвавший из пасти пантеры, использовал универсальный переводчик и разродился бурной тирадой, косноязычными рубленными фразами сообщая мне и всем окружающим о своей готовности вступить во фракцию «РЕЛИКТ». Конечно же, отказывать показавшему свою полезность Аналитику я не стал.

Кстати, имя джарга Уии-Оее-Аыы-Ыяё совершенно нормально воспринималось и использовалось миелонцами, но вот для представителей других космических рас оказалось просто зубодробительным. Ни люди, ни гэкхо не могли его запомнить и выговорить без ошибок. На сокращённые варианты вроде «Уии» джарг категорически не соглашался и даже демонстративно обижался, опасно надуваясь и показывая готовность взорваться, поэтому за шипастым Аналитиком закрепилось просто «джарг», и он вполне нормально на это реагировал. 

Итогом же моих переговоров с ведущими игроками фракции «Ла-Фин» стало то, что сразу двое из них согласились перейти в только что созданную фракцию «Реликт». Первым был начальник гарнизона герд Тыо-Пан. И хотя я ещё не решил – брать ли его с собой в космос или поручить организовать оборону острова, позволив выбрать из бойцов фракций «Human-3» и «Ла-Фин» три-четыре десятка самых толковых – но в любом случае могучий Штурмовик 105-го уровня стал очень ценным приобретением для фракции.

Вторым перешедшим на мою сторону «статусным» игроком стал Маг-Прорицатель герд Мак-Пеу Ун-Рой. Именно этого талантливого молодого мага я выбрал себе в советники и, более того, планировал оставить его за главного на острове в своё отсутствие. Наверное, можно было переманить к себе и больше народа, но принцесса Минн-О Ла-Фин в своей обычной полушутливой-полусерьёзной манере заявила, что пора мне и совесть иметь, и ей как главе фракции «Ла-Фин» тоже нужны статусные игроки. Тем более, что фракция «Ла-Фин» сейчас сильно обескровлена после бегства ведущих магов-правителей к конкурирующим группировкам магократического мира, а потому каждый «статусный» игрок представляет огромную ценность. Это было истинной правдой, и я прекратил дальнейшую вербовку, просто наслаждаясь хорошим вечером, пикником на свежем воздухе, приятной компанией и на удивление неплохим исполнением песен Бардом Василием Филипповым.

После заката я, желая осмотреть свою территорию, забрался на самую высокую вершину острова, причём многие игроки тоже составили мне компанию. Можно было, конечно, не играть в альпинистов, а для доставки на вершину воспользоваться штурмовым антигравом «Сио-Ми-Дори» – единственным из пяти, который я взял себе, оставив четыре остальных у фракции «Ла-Фин». Но на вершину шла достаточно натоптанная удобная тропа, которой ежедневно пользовались дозорные, а мне хотелось пройтись и развеять гуляющий в голове хмель.

Но не только спонтанным желанием прогуляться объяснялась столь поздняя прогулка. Это была отличная возможность сдвинуть с мёртвой точки давно застывший на одном уровне навык Минералогия, и я не хотел упускать столь прекрасный шанс исправить ситуацию. Проблема с «застывшими» навыками была на самом деле даже более глубокой. Не только Минералогия, но и Ружья, Меткость, Целеуказание и в какой-то мере Средняя Броня меня тоже беспокоили. Они фактически не прокачивались, так как не было должных условий для активного использования этих навыков. Да и в целом скорость набора новых уровней персонажа сильно упала. Давно прошли времена, когда Комар набирал по десять-четырнадцать уровней за сутки. Восемьдесят третий уровень я получал три дня, и такая ситуация меня категорически не устраивала. А потому – в горы!

Ночная прогулка меж огромных глыб – что может быть полезней для геолога! В свете моего фонаря и фонарей спутников камни сверкали и переливались разноцветными огоньками. Скалы имели явно вулканическое происхождение – по пути к вершине я уверенно определил базальт, андезит и габбро, а также множество других вулканических пород, подняв навык Минералогия до 56-го уровня, Зоркий Глаз до 76-го и Среднюю Броню до 58-го! Только за этот ночной горный поход полоска прогресса до следующего 84-го уровня заполнилась на четверть!

Но вот наконец я на вершине, несколько запыхавшийся, но счастливый! Непроглядно-чёрное море со всех сторон, ещё более тёмный изрезанный скалистый остров под ногами и далёкий берег на востоке – территория фракции Human-3. Нода «Сельва», если быть более точным. Я остановился у обрыва и, дыша полной грудью свежим морским воздухом, подозвал своего советника герд Мак-Пеу Ун-Роя:

– Красота какая! И абсолютная свобода! Безопасность острова гарантирована гэкхо, и любые внешние конфликты не должны затронуть эту территорию. Поэтому именно тут на острове будет располагаться один из генераторов планетарного щита Земли. Поговори с Конструктором фракции «Ла-Фин» герд Алекс Боблом, пусть отберёт для этой задачи лучших из своих сотрудников. Чертежи генераторов планетарного щита я им предоставлю, также постараюсь привлечь к этому масштабному проекту коллектив Инженера герд Устинова из фракции Human-3. Но для начала нужно найти подходящую площадку для строительства. Вокруг скалы, так что с поиском места могут возникнуть проблемы. Но мы должны справиться, это важно для всей Земли!

– Да, мой лорд! – молодой маг поклонился, механически и не выражая никаких эмоций. Однако я чувствовал, что он меня почему-то побаивается. Неудивительно для первого дня работы моим помощником, и я надеялся, что со временем эта опасливая настороженность пройдёт.

– Мак Пеу, после консультаций с Инженерами и Конструкторами предоставишь мне список необходимых к закупке комплектующих и материалов, а ещё мне потребуется список игроков нужных профессий. Строительство нужно начать в самые ближайшие дни и закончить до истечения срока безопасности планеты. Вот только для питания щита потребуется энергия, очень много энергии. Мак-Пеу, используй свои магические способности, посмотри варианты будущего и дай мне ответ, что перспективнее: строить тут на ограниченном пространстве ещё и мощную электростанцию или тянуть энергокабель по дну моря вон с той территории, – я указал на далёкий тёмный горизонт.

– Да, мой лорд, сделаю! – Маг-Прорицатель снова механически поклонился, но потом на его каменном лице всё же появились человеческие эмоции. – Лэнг Комар Ла-Фин, признаюсь, я восхищён! Всех магов-правителей, с которыми я как прорицатель ранее имел дело, интересовала только война и поиск способов уничтожения конкурентов. Вы же совсем другой. Объединяете фракции, а не уничтожаете. И впервые за много-много лет с меня потребовали сделать что-то для созидания!

Глава двадцать вторая. Компаньонка

В космопорт я прибыл глубоко за полночь. Первым делом, конечно же, проведал свой фрегат. Смотрелся он пока жутковато – многометровые дыры в фюзеляже из-за снятых термоплит, левый стабилизатор вообще отсоединён и закреплён для ремонта на специальном стапеле. Но работы по восстановлению звездолёта шли полным ходом даже ночью, недостатка не было ни в комплектующих, ни в выделенных руководителем космопорта Вано-Убишем рабочих лапах. Миелонский Инженер Орун Ва-Март, кстати сразу же согласившийся перейти в новую фракцию «Реликт», заверил меня, что через трое суток фрегат «Толили-Ух X» будет полностью готов к полёту. Всё было замечательно, вот только… что вон то? В соседнем ангаре, метрах в двухстах от нашего, шла сборка другого звездолёта!

Куримиру. Грузовой челнок гэкхо

Самое удивительное, там суетились исключительно люди!!! Причём все до одного они были из фракции «Ла-Шин»! Десятка три игроков небоевых профессий, облепив звездолёт словно муравьи, тоже восстанавливали вмятины на фюзеляже, меняли повреждённые плиты обшивки и что-то там разрезали и приваривали. Ещё большее количество игроков стояло в оцеплении, полсотни бойцов как минимум. Соседи словно опасались, что кто-то может воспрепятствовать строительству. И поскольку наибольшая густота цепи охранников была в сторону нашего ангара, предполагаю, опасались именно меня и мою команду.

– Хлам редкостный! – заметив мой интерес, прокомментировал соседнюю стройку Орун Ва-Март. – Гэкхо сняли с производства «Куримиру» пятьдесят тонгов назад, и уже тогда он был сильно устаревшим. Сейчас разве что на помойке можно отыскать такой фюзеляж. А гиперпространственный движок, я сегодня даже специально сходил рассмотрел поближе, вообще от старинного фрегата сианов. И кому только потребовалось это музейное старьё?

– Тому, кому не хватило кристаллов на более современную модель звездолёта, – в отличие от миелонского Инженера я-то как раз прекрасно понимал, что тут происходит, и увиденное мне категорически не нравилось.

Одна из самых сильных фракций магократического мира, причём не дружественно настроенная «Ла-Фин», а враждебная привычному мне человечеству фракция «Ла-Шин», набрала-таки минимально необходимую сумму кристаллов для приобретения собственного звездолёта. И тут ни в коем случае нельзя было успокаиваться, глядя на древность модели. Если «Тёмная Фракция» выйдет в космос, прорвав фактически существующую технико-экономическую блокаду сюзеренов, это будет означать колоссальный рывок в развитии противника. Продажа товаров по более-менее справедливой цене, без драконовских пошлин гэкхо. Приток космовалюты. Новое оружие. Новые технологии. Всё это грозило серьёзным перекосом в сложившемся балансе сил и новой войной с «Тёмной Фракцией».

Однозначно прорыву противника в космос нужно было воспрепятствовать! Вот только прекратить стройку вражеского звездолёта я не мог. По крайней мере тут, в космопорте, где безопасность обеспечивали гэкхо. Но вот в космосе…

– Орун Ва-Март, мы должны закончить ремонт и выйти на орбиту раньше этого корыта! – дал я указания Инженеру, указывая на древний челнок. – Ускорь работы, концентрируй ремонтников на самом необходимом. Что-то второстепенное можем починить и потом, после взлёта. А ещё организуй постоянное наблюдение за нашими соседями и немедленно дай знать, если посчитаешь, что они затевают нападение или опережают нас в прогрессе строительства! И поговори с Улине Тар, пусть выбьет дополнительную охрану для нашего «Толили-Ух X»! Впрочем, стоп! Со своей компаньонкой я поговорю сам.

Улине на фрегате не было – я сразу же обнаружил это сканированием. В общем-то неудивительно – ночь на дворе и, скорее всего, моя огромная мохнатая подруга вышла из игры в реальный мир. Так что я направился в диспетчерскую башню. Там в торговом автомате на третьем этаже получил посылку от тайликанских прелатов и сразу же переписал бесценные данные на купленный тут же кристалл-накопитель.

Пока я этим занимался, Валери-Урла сообщила мне ментально, что свою посылку также получила и готова приступить к размещению шпионских жучков на моём фрегате. Подробный список – что и куда она установит – девушка обещала мне предоставить, да я и сам мог проверить это сканированием. Несмотря на необычность ситуации я дал тайликанской девушке добро на установку шпионского оборудования.

«Спасибо, капитан! Пусть мои тюремщики считают, что полностью контролируют ситуацию. Это на данном этапе выгодно и мне, и тебе.»

Разговор прервался. Я спустился по винтовой лестнице этажом ниже… и неожиданно встретил свою компаньонку Улине Тар. Торговка в глубокой задумчивости, теребя в когтистых лапах опустевший бокал, сидела в пустом зале ресторана. Я подошёл и сел напротив.

– Как прошло свидание с Коста Дыхшем? – вопрос мог показаться бестактным, но я хорошо знал свою подругу и потому был уверен, что она не обидится, и прямой вопрос лучше долгих хождений вокруг да около.

– Да так… – Улине Тар оскалила клыки (жест, у гэкхо означающий сильные эмоции, вовсе не обязательно враждебные) и замолчала на полуслове, не сумев закончить мысль.

– Он тебя чем-то обидел? – я тоже оскалил зубы, показывая, что принимаю близко к сердцу переживания моей подруги.

При этом я, не пытаясь глубоко читать мысли, всё же оценил эмоциональный фон мохнатой женщины-гэкхо. Меланхолия. Влюблённость. Грусть. Задумчивость. Обиды и раздражения на Дипломата гэкхо не было. Наоборот, Коста Дыхш занимал в мыслях Улине Тар центральное место и вызывал у моей компаньонки интерес и сугубо положительные эмоции.

– Нет, лэнг Комар, что ты! – Торговка даже возмутилась на предположение, что её могли обидеть. – Наместник Коста Дыхш был очень галантен и вежлив. Половину умми назад он и вовсе сделал мне официальное предложение стать его законной супругой…

Законной супругой? Стоп! Наместник?! Значит, накопитель с ценной информацией дошёл уже до командующего флотом кунг Вайд Шишиша. Но я постарался отодвинуть пока эти мысли, поскольку видел, что мою мохнатую компаньонку что-то гложет, она сильно переживает, даже страдает. И почему-то не может или стесняется сказать всю правду. Никогда не работал психологом у влюблённых самок инопланетной расы, но когда-то нужно начинать. И, похоже, без ментального воздействия тут было не обойтись.

– И что ты ответила наместнику, Улине?

Мохнатая Торговка старательно отводила взгляд, зная о моих псионических способностях и не желая делиться сокровенными мыслями. Но на вопрос всё же ответила, причём достаточно обстоятельно:

– Ну что я могла ответить? Он такой красивый и обаятельный, этот молодой Коста Дыхш! Редко встретишь настолько образованного и тактичного гэкхо. Но за ним стоит какая-то непонятная сила, так как без протекции влиятельных покровителей неизвестного юношу не назначили бы Дипломатом на перспективную обитаемую планету. Кто мог это сделать? Его клан Вайде-Дыхш? Комар, мне это название ничего не говорит. Я поискала информацию об этом клане, но её крайне мало. Это странно. Или они искусные манипуляторы, старающиеся делать всё чужими руками, не привлекая к себе внимания, или дело вовсе не в клане. Я не могла дать Коста Дыхшу своё согласие, не поняв сперва, кто стоит за спиной моего жениха. Но главное даже не это…

Громадная мохнатая женщина решительно подняла голову, встретилась со мной взглядом, и я утонул в её бездонных лимонно-жёлтых глазах:

«Комар, пойми, я не могу согласиться на предложение Коста Дыхша! Я – представительница влиятельного и богатого клана космических торговцев Тар-Лайне, а не какая-то бродяжка без рода-племени. У моей семьи сотни звездолётов, огромные капиталы, и у невесты такого рода просто обязано быть богатое приданное, иначе и быть не может. К тому же я неосторожно бахвалилась перед будущим женихом, рассказывая об успешности нашего с тобой предприятия и демонстрируя кристаллы миллионного достоинства. И после всего этого сообщить Коста Дыхшу, что приданного у меня нет… это станет несмываемым позором как для меня самой, так и для всей моей семьи. Да, Коста Дыхш мне нравится, и жених он достойный – наместник планеты. Я ничего ему пока не ответила, но буду вынуждена отказаться!»

Навык Псионика повышен до восемьдесят восьмого уровня!

Навык Мистицизм повышен до тридцать пятого уровня!

Улине Тар отвернула голову и разорвала зрительный контакт. Затем глубоко вздохнула, словно собираясь нырнуть в воду, и выпалила вслух:

– Лэнг Комар, мне очень нужны деньги для проворачивания одной важной сделки! Как минимум пять миллионов кристаллов. Но лучше больше. Ни у кого другого, кроме тебя, я не могу попросить их в долг. Семья и клан Тар-Лайне не дадут. Я уже говорила тебе, что родственники недовольны моим поведением – прежде всего, размолвкой с героем гэкхо капитаном Ураз Тухшем. Поэтому просить у них бесполезно. Но для меня эта сделка очень важна. Чтобы собрать нужную сумму, я даже готова продать свою долю в звездолёте, если на неё найдётся покупатель…

Почему Улине Тар опасается говорить вслух о приданном? Почему просьбу денег на свадьбу пытается завуалировать под торговую сделку? Скорее всего, Торговка что-то знала – например, о размещённых тут в зале ресторана микрофонах. Я проверил это предположение.

Навык Сканирование повышен до сорок девятого уровня!

Точно! В каждом ресторанном столике было встроено немало скрытого оборудования, причём далеко не всегда безобидного вроде гироскопа и антигравитационного диска, обеспечивающих левитацию стола и его надёжную фиксацию на одном месте.

Скрытый микрофон, модель OP-341. Шанс вывести из строя 97%. Шанс перехвата управления 52%

Взломщик кодов. Шанс вывести из строя 99%. Шанс перехвата управления 84%

Скрытая видеокамера, модель W-67. Шанс вывести из строя 97%. Шанс перехвата управления 52%

Сканер содержимого инвентаря игрока. Шанс вывести из строя 100%. Шанс перехвата управления 88%

Считыватель электронных карт, электронных кошельков. Шанс вывести из строя 99%. Шанс перехвата управления 82%

Считыватель информации с переносных носителей. Шанс вывести из строя 94%. Шанс перехвата управления 76%

Ну ни фига себе! Столько «сюрпризов» заготовлено для гостей космопорта! А потом торгующие с Землёй капитаны и члены экипажей звездолётов будут ломать головы, каким образом у них списались деньги с кошельков, а торговые секреты вдруг стали доступны конкурентам. У меня сразу же появились очень серьёзные вопросы к службам космопорта, поскольку крайне трудно представить, чтобы всё это оборудование размещалось без их ведома. И раз всё это устанавливалось незаконно, можно смело ломать, никто не выступит с претензиями. Да и доказать связь между лэнг Комаром и внезапным выходом из строя электроники фактически невозможно.

Навык Управление Механизмами повышен до семьдесят девятого уровня!

Навык Управление Механизмами повышен до восьмидесятого уровня!

Отлично! Для меня это стало неплохой тренировкой перед отключением шпионской аппаратуры, вживлённой в тело тайликанки Валери.

– Улине, можем говорить открыто – я только что сжёг всю шпионскую электронику в этом зале.

– Так шпионская аппаратура всё-таки была? – женщина гэкхо прищурила глаза и недовольно зарычала. – Комар, я стала подозревать это после того, как в разговоре со мной наместник Коста Дыхш коснулся тем, которые я, сидя тут в зале ресторана, искала в информационной сети: его клан, рискованные но самые потенциально прибыльные торговые маршруты, оставшийся срок безопасности этой планеты… Откуда-то он безошибочно точно знал, что меня интересовало.

Что? В установке шпионской аппаратуры как-то замешан новоиспечённый наместник планеты Коста Дыхш? Верилось признаться с трудом. Хотя… если подумать, то почему бы и нет? Корыстолюбие Дипломата гэкхо я и раньше подмечал, вот только не знал, что в своём стремлении обогащения Коста Дыхш не всегда соблюдает закон. Кажется, у меня появилась новая большая тема для разговоров с новоиспечённым наместником, не только условия мира между аборигенами и попытка моей вербовки тайликанскими прелатами.

– Улине, по поводу приданного к свадьбе могу заверить, что сделаю всё возможное. Да, прямо сейчас у меня таких денег нет. Есть полтора миллиона, но этого недостаточно, насколько понимаю, – видя печально опустившуюся голову собеседницы я поспешил продолжить. – Но завтра, в крайнем случае послезавтра, подводные жители этого мира поднимут упавший в море фрегат-невидимку лидера миелонских пиратов. Звездолёт раскололся от удара, но в любом случае есть неплохие шансы поживиться: лазерные орудия, система наведения, генераторы щита, бортовые компьютеры, двигатели и система невидимости… Что-то из этого может подлежать восстановлению, а стоит каждый такой элемент как минимум сотни тысяч кристаллов, а скорее миллионы. Всё это я дарю тебе – это будет моим подарком тебе на свадьбу!

Успешная проверка на Телосложение!

Навык Средняя Броня повышен до пятьдесят девятого уровня!

Ох, нужно было заранее подумать о том, что громадная и сильная женщина гэкхо настолько эмоционально отреагирует на мои слова и едва не задушит в объятиях. Даже броня не полностью спасала от настолько бурного проявления чувств. С трудом я прохрипел отпустить меня, и Улине тут же разжала свою медвежью хватку.

– Комар, ты настоящее чудо Вселенной! – сообщила мне счастливая донельзя Улине.

– Я знаю, – усмехнулся я, очень польщённый такой реакцией своей подруги. – Но у меня будет одно маленькое условие. Прежде чем ты что-то пообещаешь наместнику и, тем более, передашь ему деньги, мне самому нужно поговорить с ним. Хочу убедиться, что он тебя не обманет, и намерения Коста Дыхша действительно чисты. Как лидер клана «Реликт», выделивший деньги на организацию свадьбы прекрасной представительницы этого клана, я имею на это полное право!

Только сейчас Улине Тар заметила, что в описании моего персонажа сменилось название фракции. Секундное замешательство сменилось довольным выражением морды Торговки:

– Отлично! Давно уже пора начать свою собственную игру и не зависеть от мнения родственников и начальства! Включай и меня в состав своей фракции, лэнг Комар!


Дипломата гэкхо в космопорте я уже не застал, хотя очень искал встречи с Коста Дыхшем – необходимо было в кратчайший срок уведомить представителя сюзеренов о попытке моей вербовки врагами гэкхо. Не сделай я этого, мне и всем связанным со мной земным фракциям могли грозить самые серьёзнейшие последствия. Улине Тар сообщила, что я опоздал, и Коста Дыхш примерно четверть умми назад улетел в своё жилище. Но Торговка заверила меня, что наместник в игре – она с ним периодически обменивается сообщениями на коммуникаторы.

Я не стал ждать утра и отправился в Столичную ноду, взяв с собой супругу герд Минн-О Ла-Фин и своего советника Мага-Прорицателя герд Мак-Пеу Ун-Роя. О цели и маршруте полёта мы заранее ещё из космопорта известили фракцию Human-3, так что никакой паники и хаоса при появлении антиграва «Тёмной Фракции» у столичной цитадели на этот раз не было. «Сио-Ми-Дори» аккуратно приземлился в центре площадки, обозначенной яркими посадочными огнями, и я первым спустился с трапа.

Два десятка встречающих летательный аппарат элитных бойцов «Первого Легиона» застыли по стойке «смирно», вперёд же вышел высоченный лидер фракции Human-3 герд Иван Лозовский. За его спиной, стараясь не отставать, быстрым шагом передвигалась незнакомая мне темноволосая полноватая женщина в строгом деловом костюме:

Герд Ева-Мария Фишер. Человек. Фракция Human-6. Инженер 73-го уровня

Представительница фракции Human-6? Непонятно, что она тут делает, хотя… почему бы и нет? Условия мира с «Тёмной Фракцией» и будущее Земли напрямую касались и немецкой фракции, так что интерес союзников был вполне объясним. Иван Лозовский, поздоровавшись с принцессой Минн-О и несколько нервно косясь на стоящего за моей спиной Мага-Прорицателя, приветливо протянул мне ладонь для рукопожатия:

– Имран и Эдуард уже сообщили, что мир успешно заключён. Причём мир не только с «Тёмной Фракцией», но ещё и с наядами. Отличная работа, Кирилл! Теперь Ева-Мария интересуется сроками, когда её фракция получит обратно свой остров.

Ну ни фига себе заявление! Я даже замер от удивления. Как бы максимально деликатно сообщить союзникам, что остров теперь принадлежит мне, и отдавать его никому я не собираюсь? Впрочем… к чёрту деликатность! Момент был весьма удобным, чтобы продемонстрировать всем присутствующим изменившийся политический расклад:

– Иван, Ева-Мария, возможно мои спутники не совсем понятно истолковали вам условия мирного договора, раз возникают подобные вопросы, поэтому мой советник герд Мак-Пеу Ун-Рой объяснит максимально подробно. Ева-Мария понимает язык гэкхо?

Женщина молча кивнула, и вперёд вышел молодой маг Мак-Пеу. Уверенно и чётко, словно выступая с трибуны перед залом с давно заготовленной речью, волшебник начал объяснять:

– По условиям мирного договора фракция «Ла-Фин» – вы больше знаете её под названием «Тёмная Фракция», хотя она лишь одна из трёх основных сил магократического мира – не стала уничтожать гексагоны фракции Human-6 как на восточном, так и на западном берегах залива, и остановила наступление. Фракция «Ла-Фин» согласилась никогда больше не претендовать на территорию фракций Human-3 и Human-6, за исключением давно захваченных и уже переведённых под свой клайм гексагонов: «Тропики» и «Скалистый Остров». При этом транспортировка любых грузов через территорию фракции «Ла-Фин» разрешена без каких-либо ограничений. Распоряжение освободить пленников фракций Human-1, Human-3 и Human-6 отправлено ещё вчера днём, так что все они по моим расчётам уже должны были вернуться.

Иван Лозовский подтверждающе кивнул, то же самое с секундной задержкой проделала и представительница немецкой фракции. Впрочем, герд Ева-Мария Фишер тут же сделала уточнение, что на острове игроки её фракции по-прежнему не могут зайти в игру, поскольку охрана из «Тёмной Фракции» их тут же моментально расстреливает. Советник бросил на меня вопросительный взгляд, поскольку не знал моих планов на данный счёт, и дальше я уже продолжил сам:

– Вывод застрявших игроков с острова будет проводиться организованно, партиями по пятнадцать человек. Антиграв «Сио-Ми-Дори», – я обернулся и указал на стоящий за моей спиной летательный аппарат, – вывезет всех на восточный берег, расписание рейсов мой советник составит. Впрочем, добровольцы могут остаться на острове и войти во фракцию «Реликт» – это межфракционное образование, задачей которого является оборона нашей с вами планеты Земля после истечения тонга безопасности. Я – лидер этой новой силы и собираю на острове умелых Строителей, Инженеров, Механиков и представителей смежных профессий. По полученным мной чертежам на «Скалистом Острове» будет построен генератор планетарного щита Земли. Если человечество, а я говорю сейчас об обоих мирах, до окончания срока безопасности успеет построить как минимум четыре, а лучше шесть таких генераторов, это позволит избежать бомбардировок нашей планеты из космоса как в виртуальной игре, так и в реальном мире.

Авторитет повышен до 61!

После того, как я закончил, наступило долгое молчание. По-видимому, мой бывший начальник с огромным трудом принимал для себя новые условия, в которых его бывший подчинённый Комар стал полностью независимой от фракции фигурой и, более того, рассуждал о таких масштабных проектах и технологиях, с которыми фракция пока что никогда не сталкивалась. А представительница немецкой фракции и вовсе нервно покусывала губы – полагаю, она до последнего надеялась на возвращение «Скалистого Острова».

«Нет пророка в своём отечестве», именно эта фраза пришла мне на ум. Ведь будь на моём месте любой незнакомый статусный гэкхо или, скажем, грозный генерал «Тёмной Фракции» Уй-Така, мои союзники гораздо легче переварили бы информацию о появлении новой силы. Молчание действительно неприлично долго затянулось. Но тут очень вовремя вперёд выступила моя супруга Минн-О:

– Я – лидер фракции «Ла-Фин». И меня немного напрягает, что до сих пор не прозвучало самое главное. Лидеры мира с истощённой магией не подтвердили, что принимают условия мира. Мне важно услышать это в явном виде, прежде чем отдать приказ возвращать бойцов со всех фронтов и направить ресурсы на мирное развитие, а не на войну!

Слова моей вайедда стали тем катализатором, после которого обсуждение пошло гораздо быстрее.

– Принцесса Минн-О Ла-Фин, – Иван Лозовский уважительно склонился в глубоком поклоне, – я полагал эти слова лишними, ведь ваш супруг лэнг Комар перед переговорами получил все полномочия и мог заключать договоры от лица фракции Human-3. Но чтоб развеять остатки сомнений я, глава фракции H3, официально подтверждаю, что все условия мира приняты и пересмотру не подлежат. Тем более что наши сюзерены гэкхо проявили удивительную вовлечённость в дела своих вассалов и гарантировали неприкосновенность некоторых территорий и границ.

– Фракция Human-6 также не оспаривает условия мира, – подтвердила немецкая Инженер и, подумав, добавила: – Сейчас мы понимаем, что изолированный остров – не самая удачная в плане дальнейшего развития и логистики территория. Но в любом случае потеряна нода третьего уровня, у нас во фракции сильный избыток игроков, лимит максимально возможного количества превышен фактически втрое. Игроки работают в три смены, циклически сменяя друг друга, но это плохо сказывается на эффективности работы. К тому же заблокированные на «Скалистом Острове» игроки, а таких около трёхсот, находятся вне игры уже шестой день. Мы вызнали у гэкхо, что если игрок не появляется в игре более семи-восьми дней, его персонаж теряет сперва прогресс до следующего уровня, затем через несколько суток начинает терять уровни и навыки, после чего характеристики и очки здоровья. Поэтому мы заинтересованы в скорейшем вывозе игроков с острова и переводе, временном или постоянном, двух-трёх сотен наших игроков во фракцию «Реликт».

– Думаю, мы легко договоримся, – ответил вместо меня Маг-Прорицатель, внимательно поглядывая на мою реакцию. – Материалы для развития гексагона «Скалистого Острова» до второго уровня в наличии, и повышение уровня произойдёт в ближайшие пару дней. Мы сможем принять две с половиной сотни игроков.

– Да, я тоже уверен, что мы договоримся, – подтвердил я слова своего советника. – Хотя на острове смогут остаться только те из игроков, кто лично не участвовал в войне с наядами. В любом случае поговорим об этом утром – сейчас у меня важная встреча с наместником Земли Коста Дыхшем. И очень советую фракциям Human-3 и Human-6 подготовить по кристаллу-накопителю – я хочу поделиться технологиями и чертежами, которые будут весьма интересны вам и всему человечеству.

Глава двадцать третья. В паутине миров

Улине Тар не ошиблась – наместник находился в игре. Более того, Коста Дыхш похоже был извещён о моём появлении, так как ждал возле входа в свой металлический шатёр.

– Кенто духо лэнг Комар, – на моё витиеватое и тёплое приветствие огромный мохнатый гэкхо ответил стандартной фразой вежливости, официальной и холодной. – Извини, не приглашаю войти – у меня там полный бедлам, даже присесть негде. Складываю и упаковываю вещи. Завтра утром переезжаю в более подобающее наместнику планеты жилище. Хотя немного жаль, мне тут нравилось. Я всегда любил одиночество. Тишина, никто не лезет лишний раз с вопросами. Лишь из Лабиринта иногда выпадали новички – испуганные, растерянные. Меня это зрелище всегда забавляло…

Коста Дыхш замолчал и недовольно зарычал, так как из-за прикрытой двери утопленного в землю металлического шатра раздался звон чего-то упавшего и разбившегося. Судя по всему, наместник в столь поздний час был не один. У него ночной гость? Или гостья?

– Рухнула неаккуратно поставленная коробка, – неуклюже попытался оправдаться Коста Дыхш. – Я же говорил, складываю вещи.

Излишнее любопытство – не моя черта, я уважаю чужие тайны и стараюсь не лезть не в своё дело. Но тут уж слишком пикантной складывалась ситуация: жених Улине Тар, ожидающий от моей подруги многомиллионное приданное, ночью принимал кого-то неизвестного в своём скрытом в лесу жилище. И я не удержался.

Навык Сканирование повышен до пятидесятого уровня!

Я ожидал на мини-карте отметку от чего угодно и кого угодно, но всё же не такой отклик на сканирование:

Женщина. Человек. Медик 62-го уровня

Эээ… Человек, медик, женщина… Причём похоже скрывающаяся, поскольку Дипломат очень не хотел афишировать её присутствие у себя дома.

– Я так понимаю, там Ирина? – задал я прямой вопрос.

Вместо ответа Коста Дыхш предложил мне прогуляться – мол, лэнг Комар, поговорим во время ночной прогулки. Что? Ночь, опасный лес рядом, в котором неизвестная так и не идентифицированная тварь регулярно поедала лесорубов. Предложение выйти за кольцо ярких фонарей и охранных систем вокруг жилища и уйти в опасную темноту было настолько нелогичным и нелепым… что я согласился. Лишь призвал Малого дрона реликтов спуститься ниже и охранять. Мы отошли шагов на двести от жилища Дипломата гэкхо, прежде чем Коста Дыхш ответил на заданный вопрос:

– Да это твоя знакомая Ирина, сейчас она беглянка из фракции Human-8.

Видя на моём лице непонимание и готовность задавать множество вопросов, наместник продолжил:

– Человеческая женщина пришла ко мне двое суток назад. Напуганная и растерянная, она попросила убежища. Ирина считает себя околдованной и подло использованной против своей воли. Она не желает общаться ни с одной из человеческих фракций. Знаю, что в твоём мире её обвиняют в чудовищных преступлениях, но тут в игре Ирина находится под защитой гэкхо. Завтра я заберу её с собой в космопорт. Пристрою на какой-нибудь звездолёт или в одну из научных лабораторий гэкхо тут на планете. Ей помогут со сменой фракции и переносом физического тела в безопасное место.

Множество вопросов сразу же зародилось в моей голове. Но главный из них: как Ирина вошла в игру? В последний раз её видели в канадском посольстве в Москве. Где она нашла вирткапсулу? Судя по срокам, Ирина вполне могла уже перейти в североамериканскую фракцию. Но тогда почему её персонаж находится тут, в столичной ноде? Однако я понял, что расспрашивать и спорить тут бесполезно. Гэкхо обычно не вмешиваются в конфликты своих вассалов, но гарантия защиты от великой космической расы – для ноды ли или конкретного человека – вовсе не пустой звук.

Поэтому я сменил тему беседы и во всех подробностях рассказал о мирном договоре и своём общении с прелатами Тайлакса. При этом не стал сглаживать острые углы и транслировал слова представителей своры мелеефатов о том, что в прошлом после истечения тонга безопасности гэкхо не всегда оберегали своих вассалов, а иногда и вовсе присваивали понравившуюся планету себе. Передал и опасения того, что удалённая от основных территорий гэкхо планета, какой является Земля, едва ли может быть надёжно защищена.

– Что же, лэнг Комар, раз пошли настолько серьёзные и прямые вопросы, давай поговорим начистоту. Примеры из прошлого комментировать не стану – что было, то было, с тех пор много поколений сменилось. Но сейчас ситуация для Земли тревожная. От изначального срока безопасности планеты осталась половина. При этом внешняя обстановка пугающая: идёт галактическая война между великими космическими расами, а военные позиции гэкхо в этом секторе космоса достаточно скромные. На наше счастье свора мелеефатов вынуждена была переключить своё внимание на миелонцев, что дало возможность гэкхо оправиться от потерь и получить подкрепление.

Интересно, интересно. Запрошенное кунг Вайд Шишишем подкрепление прибыло, да и полученная подробная карта позиций мелеефатов должна помочь руководителю Второго Ударного флота. Дела у флотоводца гэкхо постепенно налаживались, что было на руку и нашей Земле. Но я не упустил возможности уточнить:

– То есть основные сражения идут между миелонцами и мелеефатами? И кто побеждает?

Дипломат недовольно зарычал – мои слова его почему-то задели:

– Сражения идут повсюду. У гэкхо множество флотов, и Второй Ударный кунг Вайд Шишиша, который ты видел, – далеко не единственный. Где-то ситуация на фронтах более благоприятная, где-то менее, но никто не может сказать, что гэкхо отлынивают от большой войны! Свора мелеефатов в сражениях с гэкхо потеряла втрое больше звездолётов, чем в войне со всеми остальными противниками вместе взятыми!

Пришлось извиняться и говорить, что я не так выразился. Огромный гэкхо сразу же остыл и ответил на второй мой вопрос:

– Пока что война гэкхо и мелеефатов идёт на равных: количество потерянных колоний и станций примерно одинаковое, по уничтоженным звездолётам тоже более-менее равенство. Ты прав в другом – основные выигравшие от этой войны миелонцы. Союз Миелонских Прайдов отбил у своры уже свыше семидесяти звёздных систем, из них шесть в относительной близости от Земли. Твоя миелонская невеста кунг Кисси-Мяу просто купается в славе!

– Невеста? – зацепился я за прозвучавшее слово. – Почему это вдруг командующая моя невеста?

Дипломат громко зарычал, оскалив клыки, что означало у его расы весёлый смех.

– Твой с ней ритуальный Танец Проснувшейся Любви транслировали по всем информационным каналам галактики! Понятно, что это было твоё спонтанное поведение, вызванное незнанием миелонских традиций, но будь вы с Кисси одной расы, вас бы уже считали супругами! А так все просто сочли момент забавным.

– Я просто увидел удобную возможность поговорить с Кисси без лишних ушей. Именно в том танце Великая пообещала, что миелонцы не будут претендовать на Землю.

Наместник сразу же перестал скалиться и посерьёзнел:

– Да, мне сообщил об этом герд Иван Лозовский, сам узнавший эту новость от другого игрока. Хорошо если так. Но, видишь ли, Комар, для гарантии нужно что-то более весомое, чем переданное через третьи руки ничем не подтверждённое сообщение. Так, стоп, – мой высоченный спутник остановился и принялся пристально всматриваться в темноту леса слева от нас. – Какое-то шевеление было вон там меж кустов. Давай уже поворачивать обратно к шатру.

Я ничего подозрительного не увидел, хотя Восприятие, уверен, у моего Комара было более высоким. Опустил на глаза ИК-Визор и обнаружил чётко заметную в инфракрасном свете скрывающуюся в подозрительных кустах Лисицу 21-го уровня. Лисица опасности не представляла, других же крупных зверей поблизости не было, что я и сообщил Коста Дыхшу. Тем не менее, наместник всё равно решил возвращаться:

– Три дня назад меня вон там в перелеске какая-то тварь загрызла. Успел лишь заметить смазанное движение и почувствовать острые зубы на своём горле. Но тебя ведь, лэнг Комар, интересует совсем другое. Станут ли гэкхо всерьёз защищать твою родную планету, когда неуязвимость с неё спадёт? Не просто бахвалиться и ссылаться на величие расы гэкхо, а реально организовать оборону и привести достаточно сил для отражения атаки?

Да, я подтвердил, что ответ именно на этот вопрос интересует меня больше всего. Высоченный и грузный гэкхо шумно выдохнул:

– Ответа на этот вопрос я и сам пока что не знаю. Хотя, скажу откровенно, ещё совсем недавно ответил бы: «нет, не станут». Сам понимаешь, что бы там гэкхо ни говорили, серьёзных сил у моей расы тут нет, кроме одного потрёпанного флота. Случись полноценное вторжение, и биться за далёкую планету никто не стал бы. Так, поворчали бы для вида, стрясли с захватчиков какую-то компенсацию, и на этом успокоились. Но что-то неуловимо меняется. В космопорт в последнее время прибывают многочисленные группы молчаливых Инженеров и Изыскателей, которые затем рассеиваются по виртуальной планете. Что-то ищут, что-то строят. У планеты назначен официальный наместник – как минимум это означает, что судьба Земли правителям гэкхо небезразлична.

Какие-то слабые доводы, если честно. В словах собеседника я не услышал никаких гарантий для человечества, лишь туманные рассуждения о «меняющейся ситуации». Похоже, прелаты Тайлакса говорили правду: гэкхо готовы «слить» человечество, если получат какую-то компенсацию за обитаемую планету. Именно этим скорее всего и объяснялось отношение гэкхо к обитателям планеты, более всего похожее на отношение алчных конкистадоров к индейцам Америки. Сами посудите: грабительские закупочные цены на добываемые природные ресурсы, любой же космический импорт только на космодроме и втридорога, транспортная изоляция и полная информационная блокада о происходящем в далёком космосе. Ну непохожа была проводимая гэкхо политика на серьёзное долгосрочное развитие планеты! Скорее на попытку торопливо выкачать с Земли как можно больше ресурсов, пока ещё остаётся такая возможность. Фактически узаконенные Коста Дыхшем серые схемы с контрабандой ценных металлов и установка шпионского оборудования в ресторане космопорта также вписывались в общую концепцию «греби драгоценные кристаллы любыми способами уже сегодня, завтра лавочка может закрыться». Но может, сложившуюся ситуацию возможно изменить?

Что могли бы предпринять люди для защиты своей родины? И поддержали бы сюзерены эти действия? Я задал эти вопросы Коста Дыхшу. Мохнатый собеседник надолго задумался, прежде чем начать отвечать, и я сразу почувствовал, как тщательно наместник подбирает слова:

– Про переданные тебе сворой мелеефатов технологии и чертежи ты уже говорил. Да, планетарный щит мог бы существенно помочь, снизив ущерб от орбитальных бомбардировок. Но неужели ты полагаешь, что я и другие гэкхо не думали об этом? Не просто думали, но многократно обсуждали, спорили и даже вели экономические расчёты! Проблема в том, что планетарный щит весьма непросто построить. Нужно безумно огромное количество материалов, дорогостоящего оборудования и времени. Каждый из генераторов щита по самой минимальной оценке стоит семьдесят-восемьдесят миллионов кристаллов. А таких для устойчивой работы нужно двенадцать! Ну или как минимум шесть-восемь, чтобы даже под огнём нескольких Разрушителей продержать энергетический барьер достаточно долго до прихода подмоги.

Я невольно вздрогнул, припомнив Разрушитель мелеефатов – исполинский корабль, медленно и неумолимо двигавшийся к комете Ун-Теш под охраной двух тысяч других звездолётов. Именно такие Разрушители с их колоссальной огневой мощью и специализировались на снятии защитных экранов с планет, комет и других небесных тел. И всего через половину тонга эти жуткие исполины появятся над Землёй!

– Наместник, средства найдутся! Человеческие фракции выложатся по максимуму, вкладываясь в оборону родной планеты…

– Ты сам-то в это веришь, лэнг Комар? – достаточно бесцеремонно перебил меня собеседник. – Ваши государства разобщены, а лидеры до сих пор скрывают от народа правду об игре, искажающей реальность. Подавляющее большинство людей даже не догадывается о том, какая угроза нависла над вашей планетой. Я сотню раз говорил об этом с Иваном Лозовским и другими дипломатами вашего мира. Спрашивал про причину такого безответственного поведения ваших правителей. Ответы получал самые разные, но никогда обещания исправить ситуацию. И тогда понял, что никто всерьёз не пошевелится, пока боевые корабли миелонцев или своры мелеефатов не появятся в небе! А раз сами люди не желают спасать свой мир, почему это должны делать за вас другие?

Под конец этой длинной фразы Дипломат уже просто рычал в голос, выражая своё возмущение сложившимся положением дел. Подождав, пока Коста Дыхш немного успокоится, я ответил на его вполне оправданное возмущение, что ситуация с информированием населения в магократическом мире намного лучше. Там никого не удивило, что новый глава династии Ла-Фин – выходец из параллельного мира и познакомился с принцессой Минн-О в игре, искажающей реальность.

– Да, так и есть, – уже вполне нормальным тоном согласился мой мохнатый собеседник. – Тот мир лучше готов к слиянию с виртуальным. А вообще интересная ситуация. Нечасто встретишь случай бифуркации пространства – это представляет большой интерес с научной точки зрения. Что произойдёт, когда виртуальный и реальный мир синхронизируются? Останется только одна планета, фракции которой контролируют большее количество игровых нод? Или в реальном мире проявятся обе планеты? А если проявятся, то в каком положении относительно друг друга? Не произойдёт ли масштабного космического катаклизма?

Ух ты. Получается, что не только прелаты Тайлакса не знали, но и сами сюзерены Земли гэкхо тоже не могли пока что дать точного ответа, что случится дальше. И впервые от лица сюзеренов я услышал перечисленные варианты для Земли. Либо останется только один из параллельных миров, достигший наибольшего прогресса в игре, либо уцелеют оба. А возможно не уцелеет ни один, если две планеты столкнутся. Не хотелось бы… Интересно, а какая из версий нашей планеты побеждает на текущий момент?

– Так учёные гэкхо именно это изучают на недоступных для людей территориях? – закинул я удочку и откровенно не попал.

Навык Ощущение Опасности повышен до шестьдесят первого уровня!

Коста Дыхш резко остановился, в огромной мохнатой лапе наместника вдруг возник пистолет. Не обычный лазерный, нечто более мощное и убойное. Ого! Не ожидал, что простой с вида вопрос настолько разозлит моего собеседника. Я мгновенно опустил лицевой щиток шлема, вокруг Энергетического доспеха Слышащего засверкало силовое поле. Оружия я не доставал, но Малый охранный дрон реликтов опустился ниже и завис в полуметре от моего левого плеча. Коста Дыхш смерил взглядом дрона, посмотрел на мой древний матово-чёрный доспех и убрал оружие.

– Лэнг Комар, мой тебе совет: никогда больше не задавай этот вопрос! Не суй свой нос в чужие дела! Человечеству не положено знать, чем занимается великая раса гэкхо на вашей планете! Всё, разговор окончен!

Огромный гэкхо развернулся и направился к своему металлическому шатру, хорошо видимому в лучах многочисленных фонарей. Я же стоял совершенно потерянный и шокированный. Интересно, что так взбесило наместника? Почему человечество не должно знать, чем занимаются гэкхо на нашей земле? К тому же… чёрт! Я ведь так и не поговорил с Коста Дыхшем по поводу Улине Тар и её приданного! Догнать что ли Дипломата? Хотя я понимал, что это очень плохая идея. Представитель сюзеренов чётко дал понять, что не желает со мной разговаривать, и упёртая настойчивость в этом вопросе могла дорого, в прямом и переносном смыслах, обойтись мне и моей новой фракции.

Ладно, чёрт с ним, с этим вспыльчивым Дипломатом. Я посмотрел на часы, было начало четвёртого утра. Возвращаться к столичной цитадели фракции Human-3? Оттуда можно будет вызвать антиграв, который отвезёт меня на «Скалистый Остров» или в космопорт. Или (я вспомнил свой самый первый день в игре) сходить на расположенное совсем неподалёку Стрельбище? Давно хотел получше прокачать связанные с оружием навыки. Не думаю, что фракция Human-3 откажет мне в такой малости, как пользование их стендами для стрельбы и патронами. В конце концов, я могу и заплатить за эту услугу, если попросят. Хотя… там наверняка закрыто ночью, а взлом замков на складе оружия представителем другой фракции будет смотреться не очень красиво. Непривычно было считать фракцию Human-3 чужой, приходилось постоянно мысленно поправлять себя.

Выходить из игры не хотелось. Так чем заняться? Поискать что ли ту тварь, что схарчила уже несколько десятков людей в ближайшем лесу, да и Дипломата гэкхо сожрала на закуску? То, что этого монстра никто пока что не смог обнаружить, меня совершенно не смущало – у Комара было высокое Восприятие, имелся ИК-Визор для поиска теплокровных существ, да и навык Сканирование вкупе со специализированным оборудованием Изыскателя, с помощью которого найти возможно всё что угодно.

К тому же, в отличие от искавших опасную тварь других игроков, я догадывался, кого именно нужно искать. Я ведь сам привёз это существо на Землю в том тяжёлом двухсоткилограммовом контейнере, который притащила на пиратский перехватчик метаморф Фокси!

Дойдя до того места, где Коста Дыхш сообщил о подозрительном движении в кустах и остановился, я внимательно осмотрелся. Ночной лес, ничего необычного, даже лисица успела убежать. Тем не менее, у меня начало подозрительно покалывать сердце, предупреждая о какой-то пока что смутной непонятой угрозе. Навык Сканирование ничего не показал – на семьдесят шагов вокруг всё тот же холодный сырой лес. Деревья, кусты, мелкие зверьки, мошкара… В общем, ничего необычного.

Чтобы не ждать несколько минут до перезарядки навыка Сканирование, я направил Малого охранного дрона вперёд на разведку, сам же уселся на кочку и достал Сканнер Изыскателя. Повозился с настройками, убирая поиск металлов, пустот, минералов и прочего в данный момент ненужного, а максимальную интенсивность выставляя на обнаружение органики, белковых и небелковых форм жизни. Смущали лишь деревья – вокруг их были многие тысячи, они подпадали под заданные параметры и забили бы весь сигнал.

Держа заготовленный к применению Геологический Анализатор в руках, я как раз обдумывал, возможно ли как-то убрать или хотя бы уменьшить помеху от деревьев, как вдруг заметил быстрое смазанное движение шагах в пятнадцати справа от меня.

Навык Зоркий Глаз повышен до семьдесят седьмого уровня!

Навык Ощущение Опасности повышен до шестьдесят второго уровня!

Я резко повернул голову вправо. Не уверен, но кажется, что вон того огромного дерева тут раньше не стояло. И тут меня аж придавило от предчувствия необратимости беды. Уже понимая, что жить мне осталось от силы пару секунд, я резко развёл штыри металлической треноги и поставил активированный анализатор на землю. Крикнуть сдвинувшемуся и меняющему форму морфу, что я ему не враг, уже не успел…

Мир потемнел, исчезла мини-карта и все показатели здоровья, голода и прочих игровых индикаторов. Затем перед глазами на чёрном фоне появилась до боли знакомая ярко-красная надпись:

Ваш персонаж погиб. Возрождение будет доступно через 15 минут

Желаете ознакомиться со статистикой этой игровой сессии?

Чёрт! Сам виноват – ведь знал же, что это опасно! Сейчас уже охота на незнакомого морфа в ночном лесу вовсе не казалась мне здравым поступком. Давно не умирал, переоценил свои силы, за что и поплатился… Я невесело усмехнулся – ну хоть не нужно теперь вызывать антиграв для доставки на «Скалистый Остров», так как точка воскрешения у меня по-прежнему была установлена там, где купалась Валери-Урла. Всего десять минут пешком от островной крепости.

Я отказался от просмотра статистики, и крышка вирткапсулы беззвучно сдвинулась. Встал и подошёл к стеклу, ограждающему комнатку с вирткапсулой. Под Куполом стоял полумрак, работало ночное освещение, горели лишь немногочисленные фонари вдоль дорожек парка. Непривычно было видеть отсюда с высоты пустые участки без деревьев и травы, но это было неизбежным последствием обеззараживания территории.

Вообще-то сперва я думал переждать пятнадцать минут и после возрождения снова заходить в игру, но почувствовал, что сильно устал и откровенно зеваю. Нужно поспать. Я успел спуститься по лестнице, но возле самого выхода с неё меня перехватил директор по безопасности Александр Антипов:

– Какая удача, Кирилл, что ты вышел из игры! Как раз работа по твоей части! Идём со мной! Это очень важно!

«Безопасник» был настойчив и тянул меня за руку, но вовсе не в сторону здания администрации, а куда-то к корпусам охраны, при этом не переставая повторять, что «удачно сложилось» и «как раз ты можешь помочь». Признаться, на обычное поведение Александра Антипова это было совсем непохоже. Я успел надумать себе невесть чего, чуть ли не попытку собственного убийства или похищения, но увидел солидную вооружённую охрану из «внешних специалистов» у одного из корпусов, руководителя фракции Ивана Лозовского, руководителя «Первого Легиона» Тарасова и ещё нескольких знакомых людей. Что-то действительно случилось.

– Сюда! – открыл передо мной двери Александр Антипов. – Времени мало, но может ты сумеешь его разговорить. – Пропустите! Вот тот самый человек, про которого вам говорили.

Последние реплики были обращены к группе вооружённых людей в коридоре, и они разошлись в стороны пропуская нас.

Я же вообще перестал что-либо понимать. Разговорить? Что вообще происходит? Впрочем, вскоре я и сам увидел. В кабинете без окон, куда меня фактически втолкнули, сидел прикованный наручниками к стулу смуглый темноволосый человек в порванном, но явно дорогом костюме. При моём появлении он поднял голову и ехидно ухмыльнулся разбитыми в кровь губами. Я поскорее отвернулся, чтобы не встретиться взглядом с его сверкающе-синими глазами, и обратился к своим застывшим в коридоре провожатым:

– Вы вообще в своём уме?! По документам он же сотрудник канадского посольства!

Гл