Вечная воля. Том 4 (fb2)


Настройки текста:



Вечная воля

Реквизиты переводчиков

Перевод команды AWE translation

Перевод с английского: wuxia15

Редактура: redcrayon, dear friend


AWE translation на штаны для энтузиазма

Яндекс-деньги:

410011055726121



Версия от 16.02.2019


Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено

379. Секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей

За границей средних пределов начиналась настоящая восточная река Достигающая Небес, её земли были обширными и грандиозными, такими огромными, что им не было ни конца ни края. С такими огромными просторами средние пределы не могли даже близко сравниться. Если двигаться вдоль реки достаточно долго, то можно добраться до места, где она берёт своё начало из моря. В этом месте расположен настолько огромный и безграничный водопад, что его практически невозможно описать. Он высок, словно гигантская гора, и настолько широк, что с одного конца не видно другого. Морская вода течёт вниз, где образует исток реки Достигающей Небес. А на вершине этого водопада располагается море Достигающее Небес. Духовная энергия в этой области настолько сильна, что это тоже буквально невозможно описать. Куда там до неё духовной энергии средних пределов. Именно в этом месте и располагалась секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Поразительно, но она поднималась прямо из необъятного тумана у нижней части водопада. Высоко над водопадом располагалось семь радуг, которые разделялись на три уровня. Сверху на первом уровне находилась всего одна радуга. На втором уровне было две радуги — левая и правая. А под ними располагались четыре радуги в ряд, составляющие третий уровень. Учитывая, насколько огромным являлся водопад, для радуг было вполне естественно оказаться ещё более величественными, чем он. Поразительно, но эти семь радуг являлись частью секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Уже издалека можно было с трудом разглядеть бесчисленные фигуры учеников, летающих туда-сюда по воздуху, что делало только ещё очевиднее, насколько огромна секта. Более того, эти радуги составляли только часть секты. Ещё выше, на самой вершине водопада, располагался огромный древний боевой корабль. Он был угольно-чёрным и источал очень древнюю ауру. Было в нём нечто жуткое, внутри даже можно было заметить призрачные фигуры, которые, возможно, являлись частью сил резерва секты.


Вдобавок к этому на берегах реки Достигающей Небес было построено четыре города — по два на каждом берегу. Каждый из этих городов сам по себе был больше, чем любая из великих сект средних пределов, и, очевидно, мог вместить миллионы и миллионы людей. Один вид на секту мог ошеломить любого.


Такова была секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей! Четыре огромных города у начала реки. Семь радуг, поднимающихся над самим водопадом. И вверху за водопадом — море Достигающее Небес.


И вот мгновение назад прямо из воздуха на некотором отдалении от секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей появился огромный гигант. Бай Сяочунь сидел на голове гиганта и, увидев секту, невольно ахнул. У него закружилась голова уже от одних только её размеров. Когда они оказались ближе, он почувствовал, как духовная энергия становится сильнее, достигая такой интенсивности, что это уже доставляло дискомфорт. И не только у Бай Сяочуня была такая реакция. Все поражённо вздыхали. На лице мастера Божественных Предсказаний виднелось выражение неверия.


— Как они это сделали? Радуги по своей природе нематериальны, но секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей смогла частично расположиться на них.


— Ты прав, — сказала Чень Маньяо приглушённым голосом. — Радуги нематериальны. Однако эксперты царства полубогов могут из нематериального сотворить вечное. Более того, семь радуг чётко разделяются по рангу. Снизу вверх их ранги таковы: Звёздный, Небесный, Дао, Полярностей, Смертный, Земной, Вышний. Видишь самую верхнюю радугу? Это уровень Небес — Вышняя радуга. Сразу под ней второй уровень со Смертной и Земной радугой. А четыре радуги, которые находятся на нижнем уровне, являются Звёздной, Небесной, Дао и Полярной радугами. Мы из секты Противостояния Реке, поэтому технически мы занимаем место Двора Небесной Реки. Более того, наше место назначение — это вторая радуга на третьем уровне.


Бай Сяочунь внимательно слушал, как Чень Маньяо рассказывала то, что знала о секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


— Эти четыре города на берегах реки являют собой не что иное, как внешнюю секту. Видишь ли, ранговая система секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей отличается от той, к которой мы привыкли.


Даже Гунсунь Вань’эр, казалось, удивлялась тому, насколько много знает Чень Маньяо, и внимательно слушала её. Мальчик-дэв открыл глаза и взглянул на них.


— Кажется, ты достаточно много знаешь, малышка.


Чень Маньяо помрачнела. Боясь разозлить эксцентрика стадии царства дэвов, она взволновано соединила руки и сказала:


— Прошу, не обижайтесь, уважаемый.


— Даже и не думал, — холодно ответил мальчик. — Чем больше ты объяснишь, тем меньше слов придётся тратить на объяснения мне. Послушайте все. Как и сказала девушка, система рангов в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей отличается от большинства остальных сект, и это сделано намерено. В большинстве сект есть внешняя, внутренняя секты, конклав, эшелон наследия или некоторые вариации этого. Но не в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Мы организованы по цветам. Красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий и фиолетовый. Именно по ним распределены все ученики секты. Неважно, кто вы, — пока вы не достигли зарождения души, вам придётся следовать этой системе различий. Все в секте начинали с ученика в красных одеждах, а потом поднимались в рангах, но основываясь не на уровне основы культивации, а том, сколько баллов заслуг смогли накопить. Чем больше у вас баллов заслуг, тем выше ваш ранг. Новички даже не имеют права ступить на радуги. Только когда вы заслужите жёлтые одежды, то сможете получить возможность перебраться с земли на радуги.


Пока мальчик говорил, гигант шёл вперёд, унося всех на себе и приближаясь ко второму городу на левом берегу реки Достигающей Небес у нижней части водопада.


— Ну что ж, вот в этом городе вы и начнёте жизнь в нашей секте. Ну, а докуда вы сможете добраться, в итоге зависит только от вашей личной удачи.


Он поднялся на ноги, взмахнул рукавом и отправил по воздуху Бай Сяочуню нефритовую табличку.


— Возьми эту нефритовую табличку. Когда придёте в город, для вас сделают всё, что необходимо.


После этого он ещё раз взмахнул рукавом, и волна силы подхватила Бай Сяочуня и остальных, сметая их с головы гиганта. Гигант взревел, разорвал небеса перед собой и исчез в дыре. Что касается мальчика, то он тоже исчез, чтобы потом снова появиться вне их поля зрения на радуге второго уровня. После того как мальчик ушёл, Бай Сяочунь облегчённо вздохнул. Потом он посмотрел на огромный город, переполненный бесчисленными людьми. Сразу за ним виднелся огромный водопад с радугами. Это место было гигантским и полностью незнакомым Бай Сяочуню, что заставило его почувствовать себя как никогда одиноко, чужаком в незнакомых краях.


— У этих четырёх городов простые названия, — негромко произнесла Чень Маньяо. — Звёздный город, Небесный город, город Дао и город Противоположностей. Когда окажетесь в городе, то не совершите ошибки, недооценив кого-то. Там могут быть люди с очень мощной основой культивации, но с недостаточным количеством баллов заслуг, чтобы достичь уровня ученика в оранжевых одеждах. Помните, в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей любой член до стадии зарождения души считается учеником и цвет их одежды обозначает их ранг, а никак не уровень основы культивации. Поэтому в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей культиваторов часто зовут семицветные ученики.


После того как Чень Маньяо кое-что им объяснила, Бай Сяочунь и остальные уже не чувствовали себя окончательно растерявшимися, будучи новичками в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Всё потихоньку стало для них проясняться.


— Что нужно сделать, чтобы достичь радуг первого и второго уровня? — вдруг спросила Гунсунь Вань’эр.


Чень Маньяо уже давно очень опасалась Гунсунь Вань’эр, поэтому даже не попыталась ничего от неё скрывать.


— Радуга первого уровня называется Небесной, её занимает один единственный патриарх-полубог секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Под ней расположены Земная радуга слева и Смертная радуга справа. Земную радугу занимают дэвы, а Смертная отведена для главы секты. Ещё на ней расположено множество зон для испытаний огнём и для специальной культивации. Самое ужасающее место — это древний боевой корабль на вершине водопада, который на самом деле находится прямо на поверхности самого моря Достигающего Небес. У всех четырёх сект истоков рек есть подобный боевой корабль, все они невероятно загадочные и бесконечно могущественные.


После этого она посмотрела на Бай Сяочуня, очевидно закончив свои объяснения и даже не думая упоминать про Дикие земли. Только она и Бай Сяочунь здесь знали, что она связана с Дикими землями, поэтому он тоже не планировал раскрывать этот секрет. Что касается Гунсунь Вань’эр, то она просто улыбнулась и больше ничего не спросила.


— Ну что ж, пойдём, — вздохнув, сказал Бай Сяочунь. — Теперь, когда мы здесь, нужно найти место, где обосноваться.


С этими словами он отправился в сторону города, и все последовали за ним. Когда они приблизились к городу, то почувствовали, как их охватывают невидимые колебания. Бай Сяочунь вынул нефритовую табличку, которую дал ему дэв, и она ярко засияла, испуская свет телепортации. Прежде чем кто-то из них успел опомниться, все они уже исчезли. Когда они появились вновь, то обнаружили себя в главном зале в центре города. В момент их появления, даже до того как у них прояснилось зрение, раздался ледяной голос:


— Заложник Бай Сяочунь. Заложница Гунсунь Вань’эр. Внутри этих бездонных сумок находятся идентификационные медальоны и красные даосские шэньи для вас и ваших защитников Дао. С этого дня все вы становитесь культиваторами секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Прямо из воздуха возникли две бездонных сумки и подлетели к Бай Сяочуню и Гунсунь Вань’эр. Прежде чем у них появилась возможность открыть их, потоки силы объяли всю группу и выбросили их из главного зала. Через мгновение они уже оказались на улице. Никто даже не обратил на них внимания, все давно привыкли к тому, что люди появляются подобным образом.


Бай Сяочунь с недоумением огляделся. Сюй Баоцай и Большой толстяк Чжан немного побледнели после телепортации. Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний, казалось, перенесли её лучше, а Чень Маньяо будто и вовсе не затронули побочные эффекты. Однако к подобному холодному приёму, как в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, никто из них не привык. Недовольный подобным обращением, Бай Сяочунь глубоко вздохнул, оглянулся на главный зал и прокричал:


— Эй, я важный политический заложник!

380. Хочу кушать

На крик Бай Сяочуня из зала не последовало никакой реакции. Мастер Божественных Предсказаний и остальные обменялись неловкими взглядами. Что касается Бай Сяочуня, то он был крайне недоволен. В конце концов, он же был важным политическим заложником, а с таким статусом, по его мнению, он заслуживал определённой доли уважения.


— Верно, ребята? — сказал он, рассерженно взирая на Большого толстяка Чжана и остальных. — В чём дело, я же важный политический заложник!


Большой толстяк Чжан прочистил горло, посмотрел по сторонам, но ничего не ответил.


— Ну ладно, бог с ним. Я думаю, что этому заложнику просто придётся пережить это. Ну что, народ, пойдём потихоньку? — вздохнув, он посмотрел на мастера Божественных Предсказаний.


— Эм, — осторожно начал мастер Божественных Предсказаний, — может, сначала надо немного всё разузнать, прежде чем что-либо решать.


Сюй Баоцай и Большой толстяк Чжан, казалось, согласны с ним. Чень Маньяо ничего не сказала, а Гунсунь Вань’эр просто стояла с лёгкой улыбкой на лице. Что касается Сун Цюэ, то он выглядел как всегда мрачно, казалось, что ему неинтересно даже смотреть в сторону Бай Сяочуня. Бай Сяочунь посмотрел на всех и почувствовал, как подступает головная боль. Он уже начинал сожалеть, что взял всех этих людей с собой. Однако теперь уже ничего нельзя было изменить. Поэтому он решил поступить по совету мастера Божественных Предсказаний и пошёл прочь от главного зала.


Идя по улице, он стал медленно забывать о недавнем плохом обращении. Вскоре он начал поражённо ахать, глядя по сторонам. И не только он реагировал подобным образом. Остальные тоже глазели на всё широко распахнутыми глазами. В конце концов, они попали к истоку всей восточной реки Достигающей Небес, а в городе жило несметное число людей. Большинство из них были учениками секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, но ещё там жили различные влиятельные семьи и кланы, которые существовали в городе уже многие поколения.


Самым странным было то, что в городе совсем не было толстых или просто упитанных людей. Все казались стройными на грани истощения. Некоторые даже казались совсем исхудавшими, словно обтянутые кожей скелеты. Более того, все постоянно очень спешили куда-то, будто бы у них не было ни одной свободной минуты. Ещё одна странность состояла в том, что никто из горожан не давал проявиться и намёку на колебания своей основы культивации. Из-за того что Бай Сяочунь находился на стадии золотого ядра, он всё равно мог различать силы основ культивации по некоторым признакам. Однако для большинства остальных культиваторов окружающие люди по ощущениям ничем не отличались от смертных.


Подавив своё любопытство, Бай Сяочунь сосредоточился на том, что продавали в городе. Можно было купить практически всё что угодно, начиная от духовного сокровища и заканчивая магическими предметами и древними книгами. Также продавались множество различных лекарственных пилюль. Можно было купить и духовную еду. Некоторые блюда были приготовлены из драгоценных ингредиентов неба и земли. Другой духовной едой являлось мясо различных видов диких духовных животных. Цены на духовную еду были заоблачными, но, что ещё больше поразило Бай Сяочуня и его спутников, люди всё равно покупали её, хотя и не очень охотно.


Бай Сяочунь и его спутники ещё никогда не видели такого оживлённого города. Поэтому они достаточно долго бродили по городу, медленно впитывая новые впечатления. Постепенно они убедились только в одном: цены в этом городе просто невероятные. Хорошо, что в секте Противостояния Реке Бай Сяочуню выдали приличную сумму в духовных камнях, но даже с ними, по его подсчётам, у него не хватало ни на одну из вещей, которые ему приглянулись.


После нескольких часов хождения по городу вся группа неожиданно осознала, что они очень проголодались. От подобной неожиданности у них широко распахнулись глаза. В конце концов, после достижения возведения основания культиватору обычно больше не требовалась физическая еда. Вместо этого они могли жить за счёт одной только духовной энергии. Но сейчас у всех в группе появилось чувство нестерпимого голода.


— Что происходит?.. Я… Я хочу кушать! — Бай Сяочунь потёр живот, а потом растерянно посмотрел на Чень Маньяо.


Чень Маньяо тоже, казалось, застигнута голодом врасплох. Немного подумав, она достала нефритовую табличку и отправила кому-то сообщение. Через мгновение на её лице появилось странное выражение. Оглянувшись на своих спутников, она немного помедлила, а потом произнесла:


— Кто-нибудь заметил, что ваша основа культивации уже улучшилась?


Все сразу проверили свою основу культивации, убедившись, что Чень Маньяо права. Конечно, это были не огромные скачки вперёд, но достаточно заметный прогресс. Они были настолько увлечены тем, что видели в городе, что не заметили, как это произошло. Чень Маньяо продолжила объяснения:


— Учитывая, насколько близко мы находимся к морю Достигающему Небес, ясно, что духовная энергия здесь очень сильная, а когда она проникает в тело, то вносит хаос в наши пять органов инь. Хотя по этой причине культивация быстро прогрессирует, но ещё это истощает тело… Именно поэтому нам так хочется есть. На самом деле… тело расходует так много энергии, что мы не сможем продолжать культивацию, не поглощая нормальную пищу.


Пока Чень Маньяо объясняла, в чём дело, желудок Бай Сяочуня громко заурчал. А когда она закончила, он помрачнел. Кроме смерти больше всего на свете он боялся голода. Когда он начал практиковать технику Неумирающей Вечной Жизни на Вершине Душистых Облаков, он чуть не умер от голода. После того как он достиг возведения основания, он больше ни разу не чувствовал голод, но теперь он ощутил его вновь. Чень Маньяо горько улыбнулась и сказала:


— Более того, я только что узнала от… одного моего друга, что каждому человеку ежедневно нужно просто огромное количество еды. А ещё это обязательно должна быть духовная еда.


Большой толстяк Чжан тоже уже забеспокоился. Так же как и Бай Сяочунь он боялся голода, словно тот был смертной тенью.


— Значит… Значит, нам придётся постоянно есть?


— Когда ученик получает жёлтую одежду, то перебирается на радугу, и аура того места помогает в поглощении духовной энергии, таким образом эта проблема естественным образом исчезает.


Чень Маньяо тоже нахмурилась от голода. Гунсунь Вань’эр погладила свой живот, облизнулась, а потом усмехнулась.


— Что ж тогда, думаю, пойду раздобуду себе еды. Увидимся как-нибудь.


После этого она помахала им рукой и растворилась в толпе.


— Младший патриарх, что нам делать?.. — спросил мастер Божественных Предсказаний, уставившись на Бай Сяочуня. — Я тоже хочу кушать…


У Сюй Баоцая была подобная же реакция, даже угрюмый Сун Цюэ наконец повернулся и выжидающе посмотрел на Бай Сяочуня. Потеребив свою бездонную сумку, Бай Сяочунь стиснул зубы и сказал:


— Давайте пока потерпим. Сначала нам нужно найти, где жить, потом уже займёмся поиском еды.


Остальные согласились, что это правильная мысль. Все достали лекарственные пилюли, чтобы на время заглушить голод, а потом занялись поиском жилья. Вскоре им удалось найти место, где ученики секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей могли получить пещеру бессмертного, и там они узнали, что пещеры можно только снять, но не купить. Посмотрев на цены на ренту пещер, Бай Сяочунь невольно ахнул.


— Это слишком дорого!


Сдачей жилья заведовал ученик в оранжевых одеждах. Он только холодно посмотрел на Бай Сяочуня и ничего не ответил. Вскоре по невероятным ценам стало очевидно, что пещеру бессмертного могли себе позволить снимать только очень богатые люди. Остальным приходилось довольствоваться духовным пристанищем. Конечно, и на них цены были высокими. Вариантов оказалось не так много, поэтому Бай Сяочунь и его спутники согласились снять самое дешёвое духовное пристанище, которое смогли найти. После того как в их распоряжении оказалась нефритовая табличка, служившая его ключом, и они нашли, где находится их новое жильё, стало темнеть.


Их жильё располагалось в восточной части города и было простым и убогим. Оно напоминало Бай Сяочуню дом, в котором он жил в детстве в деревне. Более того, плата за полгода стоила половины денег, выделенных ему сектой Противостояния Реке. Они бродили целый день, и все очень сильно проголодались. К этому моменту у всех громко урчали животы. Вздохнув, Бай Сяочунь кинул мастеру Божественных Предсказаний сумку с духовными камнями и попросил найти какой-нибудь еды. Мастер Божественных Предсказаний обрадовано поймал сумку и выбежал наружу, после чего вскоре вернулся с целым набором духовной еды, которую поделил поровну. Получив еду, все, погрузившись в свои мысли, стали молча её поглощать. Что касается Бай Сяочуня, то он постоянно думал о том, как он скучает по секте Противостояния Реке.


Ночь прошла в тишине. На утро следующего дня Бай Сяочуня разбудило урчание его собственного живота. Оглядев всех вокруг, он заметил, что они уже успели немного похудеть. «Проклятье! Что за напасть? Как мы должны с этим справиться?!» Ситуация ужасала, он был настолько голоден, что с трудом сидел. Достав ещё духовных камней, он снова отправил мастера Божественных Предсказаний за едой.


И так прошёл их первый день. Потом прошли второй, третий, четвёртый… За это время все успели сходить и исследовать город, но потом, возвращаясь, садились со скрещёнными ногами и хмурились, переставая двигаться, чтобы не тратить энергию. Даже экономя энергию где можно и нельзя, все они, включая Бай Сяочуня, сильно похудели. Особенно это касалось Сюй Баоцая, который уже начинал походить на кожу да кости. Однако не это пугало их больше всего. Самым страшным казалось то, что у них кончались духовные камни, и, скорее всего, через два дня… Даже личная бездонная сумка Бай Сяочуня с духовными камнями уже опустела на девяносто процентов.


— Нам нужно придумать план, — воодушевлённо сказал он, оглядывая всех с очень серьёзным лицом. — Дальше так продолжаться не может. Вы, народ, мои защитники Дао. Идите и заработайте денег!


Как только он произнёс эти слова, Сун Цюэ поднялся на ноги и в его взгляде появилась решимость, а также немного одержимости. Бай Сяочунь с любопытством смотрел на него, уже собираясь спросить, что тот намерен делать, когда Сун Цюэ выпалил:


— С меня довольно! Довольно, слышишь, Бай Сяочунь? Защитник Дао? Забудь, я ухожу! Сун Цюэ может сам о себе позаботиться. Теперь действуй без меня. Всё упирается в баллы заслуг, верно? Может быть, я не мог сравниться с тобой в секте Кровавого Потока или в секте Противостояния Реке, но здесь, в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, я собираюсь стать учеников с жёлтыми одеждами, опираясь на свои собственные заслуги, чтобы попасть на радугу.


Глаза Бай Сяочуня широко распахнулись от гнева, он уже хотел что-то сказать в ответ, когда внезапно поднялся и мастер Божественных Предсказаний…

381. Безвыходная ситуация

Мастер Божественных Предсказаний на мгновение стиснул зубы в нерешительности, а потом продолжил:


— Младший патриарх… Младший патриарх, я тоже ухожу. Если мы будем тут все торчать, то проблему голода не решим никогда. Послушай, почему бы тебе…


Внезапная мысль, что все, очевидно, собирались пойти своей дорогой, заставила Бай Сяочуня вскочить на ноги.


— Народ, не уходите. Вы же мои защитники Дао. Я привёз вас сюда с собой. Что же я буду делать здесь без вас?..


Особенно ужасающим было осознание того, что выданные сектой духовные камни уже почти закончились. То, что все уходили, подождав, пока это произойдёт, было самым болезненным.


— Я привёз вас сюда с собой, чтобы вы помогали мне…


Несмотря на его протесты, Сун Цюэ лишь холодно хмыкнул, а затем ушёл. Он планировал отправиться на задания, чтобы заработать всё необходимое для себя.


— Цюэрчик… — позвал за его спиной Бай Сяочунь. Но Сун Цюэ даже не оглянулся через плечо. Мастер Божественных Предсказаний тоже хотел уйти, но Бай Сяочунь схватил его за локоть. — Мастер Божественных Предсказаний, — сказал он жалостливо, — я больше не буду звать тебя мастер Хрюкохмык, хорошо? Не уходи…


— Младший патриарх, у меня нет другого выбора. Прежде чем приехать сюда, никто из нас не знал, что даже просто остаться в живых в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей будет настолько сложно. Думаю начать делать предсказания, чтобы заработать на еду…


Хотя он и аккуратно подбирал слова, но про себя злился и в то же время не мог перестать думать о том, насколько он скучает по секте Противостояния Реке. Стряхнув с себя руку Бай Сяочуня, он в мгновение ока покинул духовное пристанище.


— Народ, не могу поверить в то, что вы творите, — разозлено воскликнул Бай Сяочунь.


По его мнению, Сун Цюэ и мастер Божественных Предсказаний поступили так совершенно без оснований. Если бы они ушли раньше, то это ещё можно было стерпеть, но ведь они дождались, когда духовные камни начнут подходить к концу, и только тогда бросили его. Пока Бай Сяочунь стоял и злился, Чень Маньяо вздохнула и тоже поднялась на ноги. Посмотрев на Бай Сяочуня, она сказала:


— Это моя вина, у меня была неполная информация. Младший патриарх, я отправляюсь на поиски своих друзей. Если судьбе будет угодно, то встретимся вновь на радуге.


Не дав Бай Сяочуню даже возможности ответить, она вылетела из духовного пристанища. Внезапный уход Чень Маньяо ещё сильнее разъярил Бай Сяочуня. В конце концов, она сама пришла к нему и напросилась с ними, а теперь просто бросила на произвол судьбы. Благо Сюй Баоцай и Большой толстяк Чжан по-прежнему оставались с ним.


— Хм! Ну и хорошо, если они так хотят, пусть проваливают. В конце концов, у старшего брата и Маленького Сокровища есть представление о том, что такое преданность, — посмотрев на них, он ударил себя в грудь и сказал: — Вы не волнуйтесь, я…


Однако в этот момент Сюй Баоцай неловко поднялся на ноги:


— Младший патриарх, я…


— Эй, что ты делаешь? Сядь обратно!


С быстро бьющимся сердцем Бай Сяочунь уже готовился закрыть собой путь к выходу, но тут он заметил, что в глазах Сюй Баоцая не только твёрдая решимость, но ещё и слёзы.


— Младший патриарх, — взмолился он, — прошу, отпусти меня. Я не хочу умереть от голода! Посмотри на меня! Я самый слабый из всех и уже похож на кожу да кости. Если так продолжится и дальше, то я умру первым. Будь милостивым, умоляю тебя! Отпусти меня! Прошу, младший патриарх…


Он стал тянуть Бай Сяочуня за рукав. Злость испарилась с лица Бай Сяочуня, и он вздохнул.


— Ну хорошо, у всех есть право идти своей дорогой. Если хочешь, можешь уходить.


— Большое спасибо, младший патриарх!


С благодарным взглядом Сюй Баоцай покинул духовное пристанище. Вскоре он уже был на улице и вдалеке увидел мастера Божественных Предсказаний. Они обменялись взглядами, а потом вместе, посмеиваясь, пошли дальше. С гордым видом мастер Божественных Предсказаний вынул кусок духовного мяса из своей бездонной сумки, начал его жевать и сказал:


— У Сун Цюэ много амбиций, и он не умеет подстраиваться под ситуацию. Спорю, он правда считал, что находится в затруднительном положении. Ну, а мы — другие. Наконец мы вырвались из оков зла.


Сюй Баоцай немного помедлил, а потом тоже достал кусок духовного мяса. Откусив от него, он спросил:


— А ты уверен, что это хорошая идея? Всё-таки мы всё равно числимся защитниками Дао.


Очевидно, что у этих двоих скопилось довольно много запасов. В конце концов последние несколько дней они ели только ту еду, которую покупали на деньги Бай Сяочуня.


Мастер Божественных Предсказаний немного помедлил. Подумав, он ответил:


— Ну, с этим ничего не поделаешь. Если бы мы не ушли, то всё равно бы рано или поздно остались голодными. Почему младший патриарх не предпринял ничего дельного… Не беспокойся, давай сначала позаботимся о себе, потом мы сможем встретиться с ним снова на радуге.


Ещё немного обсудив планы, оба отправились искать себе новое жильё.


В это время в духовном пристанище остались только Бай Сяочунь и Большой толстяк Чжан. Большой толстяк Чжан посмотрел на то, насколько разозлён Бай Сяочунь, потом закрыл глаза и погрузился в медитацию. Несмотря на ярость, Бай Сяочунь ничего не мог поделать в данной ситуации. В конце концов у него оставался Большой толстяк Чжан. Однако на следующий день не выдержал даже он. Когда наступил вечер, он подошёл к Бай Сяочуню и сказал:


— Девятый толстяк…


Бай Сяочунь тут же занервничал.


— Самый старший брат, и ты…


— Девятый толстяк, не то что бы я не заботился о тебе. Но если так пойдёт и дальше, то я умру. Я собираюсь начать духовно улучшать вещи, чтобы заработать на еду. Не волнуйся, девятый толстяк, когда я накоплю немного денег, то я вернусь и позабочусь о тебе.


Большой толстяк Чжан очевидно тоже уже всё для себя решил, поэтому Бай Сяочунь не стал пытаться отговаривать его. Большой толстяк Чжан похлопал Бай Сяочуня по плечу, потом глубоко вздохнул, его глаза заблестели, словно он возложил на себя священную миссию. После этого он покинул духовное пристанище…


Так Бай Сяочунь остался совсем один. Солнце медленно опускалось за горизонт, и он вышел на улицу, выглядя как никогда одиноко. Наконец он испустил длинный вздох.


«Ушли. Они все ушли…» Он подавленно вернулся в духовное пристанище и сел со скрещёнными ногами, ощущая, как голод становится всё сильнее.


«И что же мне делать? Я так голоден!» Учитывая, что уже наступила ночь, он наконец вышел из жилища и потратил какую-то часть оставшихся духовных камней на духовную еду. Потом он посмотрел по сторонам, где ученики в красных одеждах сновали туда-сюда, выполняя различные задания. Хотя некоторые задания были очень опасными, учитывая уровень культивации Бай Сяочуня и его золотое ядро, они не были такими уж опасными для него. Однако награда за такие задания была небольшой.


Всё подсчитав, он выяснил, что для выживания ему пришлось бы выполнять подобные задания практически каждый день. В основном из-за того, что у него был высокий уровень культивации, пищи ему требовалось тоже больше. И конечно, чем больше платили за задание, тем опаснее оно было.


Потратив на раздумья какое-то время, он так ничего и не придумал. Вздохнув, он вернулся в духовное пристанище. Уже внутри он заметил, что черепашка наконец проснулся и высунул голову из бездонной сумки. Он с подозрением посмотрел на Бай Сяочуня, очевидно пытаясь понять, почему спал так долго. Однако Бай Сяочуню сейчас было совсем не до него. Заметив, что его игнорируют, черепашка перестал что-либо подозревать и снова скрылся в бездонной сумке.


Прошло ещё несколько дней. Бай Сяочунь несколько раз покидал город в поисках вдохновения о том, как заработать. Он полностью подавил свою основу культивации, убедившись в том, что от него не исходит никаких колебаний, так как это уменьшало расход энергии.


Однако что бы не приходило ему в голову, оказывалось, что другие люди в городе уже используют подобные методы для зарабатывания баллов заслуг. И соревноваться с ними не имело смысла. Он даже пытался найти какие-нибудь уникальные задания в пункте выдачи заданий, которые подошли бы лично для него, но там было слишком много желающих.


К этому моменту он уже точно знал, почему все люди в городе такие худые и постоянно куда-то спешат, а ещё скрывают основу культивации. Давление, которое они испытывали на себе каждый день, создавало у них подобие инстинкта. По причине мощной духовной энергии в этом месте, нельзя было определить, кто сильный, а кто слабый.


— Только не говорите мне, что величественный культиватор золотого ядра вынужден будет умереть от голода! — пожаловался Бай Сяочунь. Он уже приближался к той черте, когда голод больше невозможно терпеть. Его запасы духовных камней полностью истощились и еды тоже почти не осталось. Вскоре ему пришлось бы питаться духовными растениями. Конечно, у него их было довольно много, потому что он всегда запасался всевозможными ингредиентами для перегонки лекарств. Однако, если он продаст их, то вырученные баллы заслуг быстро закончатся точно так же, как его духовные камни.


«Больше так продолжаться не может, иначе я просто умру! Эта секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей слишком подлая. Не могу поверить, что она так плохо относится к своим ученикам. Я эксперт золотого ядра! Я важный политический заложник! Неужели им наплевать, что я умираю с голоду?!»


Погружённый в уныние, Бай Сяочунь даже подумывал начать воровать. Однако наказание за кражу в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей было таким суровым, что он быстро отказался от этой идеи.


«Ладно, выбора нет. Придётся воспользоваться моим лучшим навыком, чтобы решить эту проблему. Я… я перегоню лекарство!»

382. Облегчающая Голод Суперпилюля

«Если случится какая-нибудь катастрофа из-за моей перегонки, мне наплевать. Все и так уже очень плохо. Чего мне ещё бояться? Я перегоню какое-нибудь лекарство, которое надолго избавляет от голода. Я даже уже придумал для него название — Облегчающая Голод Суперпилюля!»


С налившимися кровью глазами он хлопнул по бездонной сумке и достал алхимическую печь и немного огненных камней. Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, он посвятил все свои мысли Облегчающей Голод Суперпилюле, которую хотел изготовить.


Некоторые люди плодотворнее всего работают под давлением и Бай Сяочунь был одним из них. И даже среди таких людей он являлся исключительным случаем. По правде говоря, выжить в этом городе было не так сложно, как он себе воображал, особенно для культиватора золотого ядра. На самом деле, это было достаточно просто. Всё, что ему нужно было делать — это время от времени выполнять несколько относительно опасных заданий или брать задания поменьше и попроще, но каждый день. Используя любой из этих методов, ему бы потребовался только год или два, чтобы накопить достаточно баллов заслуг на получение жёлтых одежд и переезд на радугу. Конечно, ему бы пришлось экономить, но в этом не было ничего невыполнимого.


Но Бай Сяочунь не любил опасность и не желал выполнять задания. Только когда он уже оголодал настолько, что у него глаза собирались в кучку, ситуация оказалась достаточно серьёзной, чтобы давление вынудило его изобрести нечто новое и невероятное. В течение последующих четырёх дней он не спал и не отдыхал. Он съел то немногое, что у него оставалось, и даже пожевал немного лекарственные растения, пока наконец в его голове не появилась законченная версия Облегчающей Голод Суперпилюли.


«Моя Облегчающая Голод Суперпилюля станет концентрированной квинтэссенцией небес и земли! Если принять её, то человек не только временно почувствуют насыщение, но также и облегчение давления, которое вызывает такую большую потерю жизненной энергии. При этом он почувствует, что приходящая в тело извне энергия стала мягче и с ней легче работать».


Бай Сяочунь дрожал от восхищения, хотя он уже был достаточно худым, но его глаза ярко сияли. Закончив формулу Облегчающей Голод Суперпилюли, он тут же приступил к перегонке. Через шесть часов появилась на свет первая партия, и хотя она содержала всего три пилюли, но даже их аромат заставил голод Бай Сяочуня притупиться.


«Ха-ха-ха! Я и правда гений. Сработало! Моя Облегчающая Голод Суперпилюля работает!»


Охваченный восторгом, он достал три пилюли из алхимической печи и уже хотел принять их, но потом засомневался и подумал про все те странные вещи, которые случались раньше, когда он изготавливал лекарства.


«Может быть лучше сначала на ком-то проверить их».


Стиснув зубы, он покинул духовное пристанище, продал немного лекарственных растений, чтобы получить баллы заслуг, а потом купил на них духовную курицу. Вернувшись в духовное пристанище, он дал одну Облегчающую Голод Суперпилюлю духовной курице, потом осторожно начал наблюдать, что произойдёт. Прошёл целый день, он убедился, что ничего плохого не случилось и духовная курица в порядке. В это мгновение в его глазах промелькнул восторг.


«Похоже, что у меня действительно всё получилось!» Он запрокинул голову и раскатисто захохотал, потом принялся за изготовление следующей партии. Вскоре у него было уже несколько десятков Облегчающих Голод Суперпилюль.


«Если подумать, то принимать эти пилюли самому — это слишком расточительно. Мне гораздо больше нравится духовная еда, чем лекарственные пилюли».


Немного подумав, он решил попробовать продать несколько пилюль. Преисполнившись нетерпением, он снова покинул духовное пристанище. Вместо того, чтобы продать пилюли в один из магазинов, он отправился на самую людную площадь в восточной части города, потратил какое-то время, чтобы найти подходящее место, и установил там торговую палатку. Поставив на прилавок три бутылочки, в каждой из которых было по одной пилюле, он использовал немного силы основы культивации, отправив её в нефритовую табличку, которая начала проецировать разноцветный свет в воздух над ним. Тут же там стали видны ярко светящиеся слова: Облегчающая Голод Суперпилюля. После этого он устроился поудобнее и начал ожидать покупателей. На это не потребовалось много времени. В конце концов название «Облегчающая Голод Суперпилюля» очень привлекало внимание. Вскоре вокруг начали собираться люди.


— Облегчающая Голод Суперпилюля? Никогда раньше о такой не слышал.


— Учитывая, как всё устроено в Небесном городе, я с трудом верю, что этот парень посмел продавать подобную пилюлю. Он либо жулик, либо сумасшедший.


— Хм. Облегчающие голод пилюли тут не помогут.


Всё больше людей собирались и начинали обсуждать происходящее, но никто не желал покупать пилюлю. Особенно, учитывая, что Бай Сяочунь заявил цену в сто баллов заслуг.


Вскоре Бай Сяочунь занервничал и даже стал подумывать скинуть цену. Однако как раз в это время один культиватор вышел из толпы. Сейчас он был очень худым, но учитывая его рост, становилось очевидно, что раньше он был очень мускулистым. Более того, в его глазах показался холодный блеск и все могли ощутить исходящую от него убийственную ауру. И он был не один. Вместе с ним вышел подросток с будто бы восковым лицом и глазами без всякого выражения.


Как только появился высокий культиватор, собравшиеся тут же притихли, многие из них немного отошли назад. Очевидно, что они узнали его и не хотели случайно оскорбить.


— Облегчающая Голод Суперпилюля? За сто баллов заслуг, да?..


Высокий культиватор прищурился, смотря на бутылочки с пилюлями, а потом на Бай Сяочуня. Из-за того, что все в городе скрывали свою основу культивации, высокий культиватор не мог определить её у Бай Сяочуня. Однако, благодаря своему опыту, он решил, что она не ниже возведения основания. Холодно блеснув глазами, он сказал:


— Если она работает, то определённо стоит ста баллов заслуг. Но если нет, тогда ты заплатишь мне в десять раз больше или я преподам тебе урок, который ты ещё долго не забудешь.


Прежде чем Бай Сяочунь смог ответить, культиватор уже успел схватить одну бутылочку с пилюлей, а потом кинул пилюлю ребёнку. Мальчик мрачно открыл рот и проглотил пилюлю. Конечно, все пристально наблюдали, что с ним произойдёт. Бай Сяочунь даже глазом не моргнул, но внутри он переживал всё больше, хотя и вовсе не из-за высокого культиватора. Он смог определить, что тот был всего на великой завершённости возведения основания, и Бай Сяочунь знал, что в случае нападения разделается с ним на раз-два, несмотря на некоторое истощение. Его волновало другое — он не был уверен, насколько эффективна пилюля…


Тут все увидели, что выражение лица мальчика внезапно изменилось. Он распахнул глаза и заметно затрясся. Окружающие повытягивали шеи, чтобы лучше увидеть, что происходит. Постепенно глаза людей начали округляться, а затем послышались неверящие возгласы:


— Ч-ч-что… что происходит?


— Небеса! Не могу поверить, что Облегчающая Голод Суперпилюля действительно работает!


— Как такое вообще возможно?


Пока все восклицали, худенький подросток внезапно стал на глазах поправляться. Через несколько мгновений он уже выглядел, словно образец пышущего здоровьем мальчика. Он даже казался немного пухленьким.


Отовсюду послышались изумлённые возгласы и вздохи. Что касается культиватора, который взял пилюлю, то он затрясся и в его глазах показался поражённый блеск.


— Бессмертное лекарство! Это бессмертное лекарство!


Культиватор быстро потянулся, чтобы схватить две оставшиеся бутылочки, но прежде чем он успел это сделать, Бай Сяочунь холодно и предупреждающе посмотрел на него. Разум культиватора наполнился грохотом и его рука замерла на полпути. В это мгновение он ощутил смертельную опасность. Что-то ему говорило, что если он попытается сейчас украсть бутылочки с пилюлями, то живым ему не уйти.


— Я потратил много трудов и неумирающую пшеницу, чтобы изготовить эти пилюли, — невозмутимо сказал Бай Сяочунь. — Она очень дорогая. Я продавал их по сто баллов заслуг только потому, что знал, что никто о них не слышал и не поверит, что они работают. Но теперь цена изменилась — каждая пилюля стоит триста баллов заслуг.


Высокий культиватор глубоко вздохнул и сказал:


— Хорошо, девятьсот баллов заслуг за все три пилюли, включая первую.


Он тут же вынул нефритовую табличку и перевёл девятьсот баллов заслуг Бай Сяочуню. Затем он схватил пилюли и поспешил прочь.


Хотя все в толпе тоже желали заполучить пилюли, никто ничего не мог поделать. И тогда Бай Сяочунь прочистил горло и вынул ещё три бутылочки с пилюлями из бездонной сумки. За время горения палочки благовоний он успел продать тридцать Облегчающих Голод Суперпилюль. Только когда все пилюли расхватали, он убрал свою торговую палатку, а потом гордо, с соединёнными за спиной руками, зашагал прочь.


«Пффф. Мастер Божественных Предсказаний прибегнул к хитрости, чтобы уйти от меня, но он и подумать не мог, что я так запросто смогу заполучить девять тысяч баллов заслуг практически без усилий». Вид такого большого числа баллов заслуг на своём удостоверяющем медальоне наполнил его сердце удовлетворением.


«Сейчас я ученик с красными одеждами, что значит мне нужно будет потратить сто тысяч баллов заслуг для того, чтобы получить оранжевые одежды. Однако, чтобы получить жёлтые и отправиться на радугу, нужно накопить миллион баллов заслуг. Ну это не так уж и много…»


Чувствуя гордость за себя, он потёр живот и поспешил в ближайший ресторан духовной еды. Купив еды на пятерых, он начал объедаться, одновременно раздумывая, насколько жизнь прекрасна. Наевшись до отвала, он вернулся в духовное пристанище и начал перегонять ещё лекарства.

383. Привлекая внимание

К концу ночи Бай Сяочунь полностью погрузился в изготовление пилюль, но в этот раз у него был другой мотив. К утру он успел изготовить пятьдесят Облегчающих Голод Суперпилюль, а потом покинул духовное пристанище и поспешил на площадь.


В этот раз стоило ему только установить торговую палатку и выставить на прилавок бутылочки с пилюлями, как набежала целая толпа культиваторов, распихивающих друг друга, только чтобы суметь купить пилюль.


Вскоре все пятьдесят Облегчающих Голод Суперпилюль разобрали. Даже Бай Сяочунь не ожидал такого ажиотажа. Однако, немного поразмыслив, он понял, почему пилюля пользовалась таким спросом.


По сравнению с дорогущей духовной едой в городе, пилюли были намного дешевле. Более того, они оказались настолько эффективными, что никто не остался равнодушным. Немного подумав, Бай Сяочунь решил не поднимать цену. По его мнению, обитатели города и без того жили в тяжёлых условиях, кроме того, у него и так выходила хорошая прибыль.


Однако, когда на следующий день он проходил мимо какого-то магазина, то к своему удивлению увидел, что там продают Облегчающую Голод Суперпилюлю за три тысячи баллов заслуг.


Придя на площадь, он не успел даже сесть, когда восемь культиваторов примчались к его месту и начали драться за то, чтобы первым купить у него пилюли. Более того, каждый из них желал приобрести все пилюли, что были в наличии. Но теперь Бай Сяочунь был настороже и, немного присмотревшись, понял, что все эти культиваторы работали в различных магазинах в восточной части города. Очевидно, что они хотели приобрести пилюли по низкой цене только для того, чтобы перепродать их и получить прибыль.


Бай Сяочуню это не особо понравилось, поэтому он сразу же установил новое правило. Каждый покупатель мог приобрести только одну пилюлю по стандартной цене. Вторая пилюля стоила уже в два раза дороже. Третья снова в два раза дороже, чем вторая. Но это новое правило не очень помогало. В конце концов, культиваторы в Небесном городе были невероятно бессовестными…


Бай Сяочунь просто игнорировал происходящее и продолжал продавать пилюли на протяжении семи дней. К тому моменту он уже накопил почти сто тысяч баллов заслуг.


А тем временем возникновение Облегчающей Голод Суперпилюли наделало в восточной части города достаточно много шума. Многие люди слышали про неё, включая определённые могущественные организации города. Таких организаций в Небесном городе было предостаточно, по сути они представляли собой банды культиваторов. Самая большая и влиятельная среди них носила название Общество Божественного Неба и контролировала почти восемьдесят процентов магазинов. При такой монополии и при том, что эту организацию поддерживал клан дэва, никто не смел провоцировать их.


Что касается восточной части города, то ей заведовали три человека из Общества Божественного Неба, все они носили оранжевые одежды. Сейчас они встретились в секретном месте и с серьёзными выражениями на лицах изучали… Облегчающую Голод Суперпилюлю.


Они по очереди подержали её в руках, поворачивая и рассматривая со всех сторон. Никто из них не проронил ни слова, через какое-то время за порогом секретной комнаты послышались приветствия.


У входа в комнату стоял старик с седыми волосами. Его окружал сильный лекарственный аромат, а как только он вошёл, три культиватора в оранжевых одеждах поднялись на ноги и с уважением поприветствовали его. Старик не стал тратить слова понапрасну. Указав на Облегчающую Голод Суперпилюлю, он произнёс:


— Эта пилюля оказывает сто двадцать три разных вида лекарственных воздействий. Комбинация стольких видов воздействий может привести к бесконечному числу вариаций… Никогда в жизни не видел ничего подобного. В плане ингредиентов она содержит девятнадцать различных лекарственных растений, которые переплавлены таким образом, что вызывают эти сто двадцать три лекарственных воздействия. Если мои предположения верны, то для того чтобы изготовить эту пилюлю применялся уникальный метод перегонки. Кто бы не сделал это, его навыки в Дао медицины не уступают моим, но если говорить о технике взаимного усиления и подавления, то в этом он определённо превосходит меня.


Старик потратил несколько дней на то, чтобы изучить пилюлю, и оказался полностью потрясён тем, что обнаружил. Один из трёх культиваторов в оранжевых одеждах не смог удержаться и спросил:


— Есть ли способ воспроизвести формулу и технику изготовления, чтобы мы сами смогли изготавливать эту пилюлю?


— Очевидно, что вы не поняли моих слов. Давайте я объясню по-другому: я не только никогда раньше не слышал про Облегчающую Голод Суперпилюлю, но когда исследовал её, понял, что никогда раньше даже не сталкивался с подобной формулой. В ней есть недостатки, но употребление этого лекарства не вызывает никакого значительного вреда. В самом худшем случае она может временно повредить жизненную энергию. Однако жизненная энергия быстро восстановится. Более того, приняв такую пилюлю, культиватор сможет примерно на полмесяца избавиться от истощающего воздействия внешней среды на его энергию. Всё проанализировав, могу с уверенностью сказать, что кто-то изобрёл формулу этой пилюли совсем недавно. Вы правда думаете, что я могу, просто проанализировав, воспроизвести подобную невероятную недавно изобретённую лекарственную формулу? Мне не хватит для этого навыков!


С ярко блестящими глазами старик продолжил:


— Однако я могу взять готовую пилюлю и, разделив, сделать из неё несколько пилюль. К сожалению, это ухудшит качество и усилит побочные эффекты.


Три культиватора в оранжевых одеждах ничего не ответили. Они все хорошо понимали, что если пилюлю продолжат изготавливать и продавать, то это нанесёт серьёзный урон продажам духовной еды в Небесном городе. На самом деле продажи пилюли положат конец всей этой индустрии. Очевидно, что Общество Божественного Неба вовсе не хотело подобных перемен. Если бы они только могли заполучить формулу пилюли, тогда они смогли бы разобраться с этой ситуацией, даже возможно сделать так, что пилюлю больше бы не производили. Три культиватора в оранжевом обменялись взглядами, а потом двое из них повернулись к третьему.


— Убивать людей — против правил секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, — сказал одних из этих двух, — поэтому по возможности постараемся избежать этого. Даже если руководство одобрит.


Остальные культиваторы уважительно сложили руки.


— Поэтому, собрат даос Чжоу, сможешь ли ты нанести визит продающему пилюли культиватору и каким-нибудь образом заполучить у него формулу пилюли? Если нет, что ж… хммм, думаю придётся вынудить его пойти на сотрудничество.


Тем временем в последние семь дней Бай Сяочунь вовсю наслаждался жизнью. Он одновременно очень радовался и поражался тому, как быстро росли баллы заслуг на его счету, постоянно балуя себя самой дорогой духовной едой. Он даже сходил в павильон сокровищ, чтобы прикупить множество магических предметов и защитных сокровищ.


Больше всего в Небесном городе его впечатлили магазины, в которых можно было купить себе верховых зверей. Самые дорогие стоили миллионы баллов заслуг, а на самых дешёвых цены были не ниже ста тысяч баллов заслуг. Бай Сяочунь тут же загорелся обзавестись верховым зверем. В конце концов все культиваторы, которых он видел разъезжающими по городу верхом, были незаурядными людьми. Это желание не давало ему покоя, но, к сожалению, он беспокоился, что не сможет себе позволить подобное. Поэтому он продержался несколько дней, а потом не вытерпел и потратил более ста тысяч баллов заслуг на боевого верхового зверя.


Для большинства культиваторов города подобный зверь оказался бы роскошью. Он был девяносто метров в длину и походил внешне на свирепого крокодила. У него было три глаза, а поверхность тела защищала бронебойная чешуя, в то время как основа культивации зверя примерно равнялась раннему возведению основания. Когда Бай Сяочунь взгромоздился на спину крокодилу, то ощутил себя невероятно величественным и представительным. Крокодил громогласно рыкнул, что сразу привлекло к Бай Сяочуню множество завистливых взглядов, которые провожали его на всём пути до духовного пристанища.


«Через несколько дней поищу новое жильё, — подумал он. — Это духовное пристанище больше не соответствует моему достатку. Мне нужна пещера бессмертного. И самая лучшая!»


В его глазах искрилась гордость, но тут он заметил, что у входа в его духовное пристанище его ожидает культиватор в оранжевых одеждах с заложенными за спину руками. Рядом с ним находилось около десятка учеников в красном. Все они были очень энергичными и, похоже, готовыми к драке. На самом деле они даже не подавляли свою основу культивации, из-за чего достаточно сильное давление опустилось на местность рядом с духовным пристанищем. Однако даже культиватор в оранжевом был только на великой завершённости возведения основания. Что касается остальных культиваторов возведения основания, то Бай Сяочунь сразу понял, что для него они не представляют совсем никакой опасности и перестал обращать на них внимание.


Они посмотрели на него, он ответил им равнодушным взглядом. Что касается культиватора в оранжевом, то как только он увидел Бай Сяочуня, сразу принял очень серьёзный вид. Все в городе обычно до предела подавляли свою основу культивации. Однако этот культиватор в оранжевом при внимательном осмотре мог определить, является ли человек перед ним сильнее или слабее его самого. И только для тех, кто уже достиг великой завершённости возведения основания или выше, он не мог ничего сказать. И сейчас он совсем не смог ничего определить относительно Бай Сяочуня… Однако при этом он даже не подумал, что Бай Сяочунь может оказаться культиватором формирования ядра. Всё потому, что несмотря на большую плотность населения в Небесном городе, обычно там было очень мало культиваторов формирования ядра. В конце концов, с такой основой культивации было достаточно просто выполнить дорогостоящие миссии и набрать нужное количество баллов заслуг для продвижения на радугу.


«Что ж, тут возможны проблемы…» — подумал культиватор в оранжевых одеждах, хмурясь.


Несмотря на то что он проверял подноготную Бай Сяочуня, ему не удалось накопать никакой информации, кроме его фамилии. Через мгновение он решил, что учитывая уровень основы культивации Бай Сяочуня, лучше не ходить вокруг да около. Облегчающая Голод Суперпилюля была слишком важной, поэтому лучше всего в этой ситуации будет договориться о сотрудничестве с её создателем. Его угрюмость сменила улыбка.


Когда Бай Сяочунь подъехал, культиватор в оранжевом сложил руки и поклонился.


— Брат Бай, я полагаю? Я ваш покорный слуга Чжоу Тао, в некотором смысле один из руководителей Общества Божественного Неба. Я надеялся обсудить с вами Облегчающую Голод Суперпилюлю. Если мы договоримся о сотрудничестве, то это окажется обоюдно выгодно для всех нас.

384. Интриги и уловки

— Что ты имеешь в виду под сотрудничеством? — спросил Бай Сяочунь, сидя на крокодиле и смотря на Чжоу Тао сверху вниз.


Чжоу Тао не понравилось, что Бай Сяочунь не слез с крокодила, но это ничуть не отразилось в его голосе, когда он продолжил:


— Ваш покорный слуга желает приобрести драгоценную формулу Облегчающей Голод Суперпилюли. Не желаете ли продать её за сто тысяч баллов заслуг, брат Бай?


— Она не продаётся, — сказал Бай Сяочунь, закатив глаза. После этих слов он слетел с крокодила, потом взмахнул рукавом, после чего зверь уменьшился и скрылся в его сумке для зверей. Он уже хотел зайти в духовное пристанище, когда Чжоу Тао преградил ему путь.


— Брат Бай, если вы не хотите продавать формулу, то ничего страшного. Но, может, вы согласитесь, чтобы Общество Божественного Неба стало эксклюзивным дилером вашей пилюли?


— Эксклюзивным дилером? — Бай Сяочунь какое-то время смотрел на Чжоу Тао. По правде говоря, продавать пилюли самому последние несколько дней было немного затруднительно. Если Чжоу Тао сможет организовать продажу за него, то это определённо облегчит ему жизнь.


— Общество Божественного Неба практически заправляет всем в Небесном городе, — сказал Чжоу Тао с улыбкой. — Поэтому я абсолютно уверен, что через несколько месяцев ваша Облегчающая Голод Суперпилюля окажется на каждом углу города. К этому времени вы сможете получить огромную прибыль, ничего при этом не делая для организации сбыта.


Бай Сяочунь немного подумал, а потом начал обсуждать с Чжоу Тао детали договора. Через два часа они наконец договорились, что Общество Божественного Неба будет покупать у него пилюли по триста баллов заслуг за штуку, потом перепродавать их по более высоким ценам, а полученную прибыль делить пополам. Бай Сяочунь почти ощущал, что использует их в своих целях, но Чжоу Тао, казалось, очень доволен. Улыбнувшись, они принесли Дао-клятву, записали всё на нефритовую табличку, которую отправили в Бюро Правосудия секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, чтобы скрепить сделку официально. Прежде чем уйти, Чжоу Тао улыбнулся и спросил:


— Брат Бай, могу я узнать, под каким именем вы известны повсеместно? Раз теперь мы партнёры, я бы хотел знать о вас немного больше.


Бай Сяочунь выпятил подбородок, взмахнул рукавом и величественно сказал:


— Можешь звать меня Аптекарь Бай.


Немного помедлив, Чжоу Тао снова улыбнулся и ушёл. В последующие дни Бай Сяочунь перегонял пилюли, словно безумный. Более того, он увеличил количество производимых пилюль с пятидесяти до ста. Но это был его предел. Каждый раз, когда Чжоу Тао приходил, чтобы забрать пилюли, он просто отдавал тридцать тысяч баллов заслуг. Что касается половины прибыли, то её обещали выплатить позже, когда все продажи пройдут учёт.


Быстро промелькнуло ещё семь дней. В это время Общество Божественного Неба не жалело усилий, чтобы Облегчающая Голод Суперпилюля наделала много шуму в восточной части города. Многие культиваторы стали буквально одержимы ей. Хотя цены были достаточно высокими, но многие культиваторы покупали её, а продажи духовной еды стали заметно снижаться. Вскоре практически все культиваторы восточной части города уже говорили об Облегчающей Голод Суперпилюле. Более того, Общество Божественного Неба особо подчёркивало, что её создал Аптекарь Бай. В результате практически все в восточной части города знали, что Облегчающую Голод Суперпилюлю изготавливает Аптекарь Бай, а Общество Божественного Неба просто продаёт её от его лица.


Бай Сяочуню это показалось несколько странным, но он не стал делать ничего, чтобы предотвратить рост своей известности. Наконец Чжоу Тао пришёл, чтобы принести его долю прибыли, которая составила десятки тысяч. Когда Чжоу Тао заявил, что подобная прибыль будет только расти, Бай Сяочунь обрадовался как никогда. Конечно, Бай Сяочуню было невдомёк, что, когда Общество Божественного Неба забирало пилюли, их аптекари использовали все свои силы и возможности, чтобы сделать из ста пилюль три тысячи. Из-за этого вредные побочные эффекты невероятно усиливались.


За последние неделю Бай Сяочунь отдал им семьсот пилюль, из которых они получили более двадцати тысяч пилюль для продажи. Более того, они продавали их не только в восточной части города, но и во всех остальных частях. Что касается Бай Сяочуня, то за такое короткое время у него не было возможности узнать о происходящем. Впервые у Бай Сяочуня оказалось более двухсот тысяч баллов заслуг на счету. Обрадовавшись, он наконец решил потратить сто тысяч из них для получения оранжевых одежд.


Новая одежда оказалась очень удобной. Он разъезжал в ней на своём верховом звере и ощущал себя очень значимым. С Облегчающей Голод Суперпилюлей он мог с лёгкостью доминировать над целым миром. Однако пока он ехал по улице, свысока взирая на всё сущее, неожиданно он услышал крики. Потрясённый, он встал на ноги на спине у верхового зверя и вытянул шею, чтобы увидеть, как вдалеке культиватор упал на землю и забился в судорогах, пока его плоть быстро ссыхалась. Прежде чем он успел что-то сделать, ещё больше людей начало падать с криками на землю, а их тела при этом быстро ссыхались. Бай Сяочунь тут же занервничал.


«Что происходит? На город напали?» Он тут же отправил верхового зверя бегом к его духовному пристанищу. По дороге он с удивлением видел, как на землю падают и ссыхаются десятки людей. На деле он даже заметил, что одним их них был культиватор, который в прошлом покупал у него пилюли. Теперь он всё больше ощущал, что происходит что-то странное.


К сожалению, всё только начиналось. На следующий день ещё больше людей в восточной части города неожиданно почувствовали страшный голод. Более ста человек оказались поражены им, а новость об этом тут же распространилась, как пожар. Хотя пока что никто не умер, у всех жертв была повреждена жизненная энергия. Некоторым удалось восстановиться после небольшого отдыха, но у других повреждения оказались более серьёзными.


Конечно, культиваторы пришли в ярость и, проанализировав ситуацию, быстро обнаружили, что внезапному похудению и голоду оказались подвержены только те культиваторы, которые принимали Облегчающие Голод Суперпилюли. Никому не было дело до того, насколько серьёзными были повреждения жизненной энергии. По общему мнению, это не имело значения. Более того, благодаря науськиванию определённых людей, все сразу же стали обвинять в произошедшем Бай Сяочуня.


— Эти Облегчающие Голод Суперпилюли — просто развод.


— Аптекарь Бай — мошенник!


— Проклятье! Тут и так жизнь тяжела, не могу поверить, что кто-то скатился до таких способов обмана людей. Если бы не строгие правила секты, я бы собственноручно прикончил Аптекаря Бая!


Всё больше и больше людей начинали испытывать побочные эффекты. Все друзья и семьи жертв, а также другие культиваторы, которые сами не пострадали, начинали возмущаться и приходить в ярость. Конечно, эти настроения искусственно усиливались и подогревались в попытке спровоцировать общественный гнев в восточной части города. Гнев людей быстро начал преобразовываться в намерение убивать, и, несмотря на то что Бай Сяочунь был культиватором золотого ядра, сейчас он находился совсем не в секте Противостояния Реке. В секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей он был чужаком. Более того, его никто не защищал.


Растущий гнев, направленный на него, наполнил его ощущением смертельной опасности. Вскоре его опасения достигли уровня, когда он уже сходил с ума от страха. Хорошо, что он уже не раз оказывался в подобной ситуации в сектах Духовного и Кровавого Потока, поэтому, прежде чем что-то успело произойти, он быстро собрал вещички и сбежал в ночи. Теперь, когда он отошёл от опьянения обилием баллов заслуг, то неожиданно начал понимать, что Общество Божественного Неба просто обвело его вокруг пальца.


«Проклятое Общество Божественного Неба! Я же ничего плохого ему не сделал!» Стиснув зубы, он спешил вперёд под покровом ночи, жалея себя и в то же время чувствуя чрезвычайное раздражение.


Стать жертвой такой уловки, когда его так умело провели, казалось огромной потерей лица, от ярости его глаза вскоре начали ярко светиться. Конечно, он не мог просто убежать без того, чтобы во всём до конца не разобраться. Не смея вступить в открытый конфликт с кем-то из Общества Божественного Неба, он нашёл некоторых людей, страдающих от побочных эффектов, и провёл своё собственное расследование. Вскоре он понял, в чём дело.


«Облегчающая Голод Суперпилюля, которую они принимали, была изменена. Это были совсем не те пилюли, которые я отдал Обществу Божественного Неба! В моих пилюлях, возможно, и было немного примесей, но побочные действия ограничивались только лёгким повреждением жизненной энергии. Ничего такого, что нельзя было бы исправить, немного отдохнув! С чем-то настолько незначительным можно было бы вполне смириться в обмен на полмесяца свободы от голода и истощения энергии! Но Общество Божественного Неба изменило моё духовное лекарство и сделало его более вредным. Они уменьшили и его эффективность. Зачем они поступили подобным образом?» Стиснув зубы, он использовал силу основы культивации, чтобы покинуть восточную часть города и перебраться в северную. Однако, прибыв туда, он, к своему ужасу, обнаружил, что и там были люди, пострадавшие от побочных действий Облегчающей Голод Суперпилюли. И этот миг его вдруг озарило:


«А, я понял. Общество Божественного Неба — самая могущественная организация в городе, конечно, они контролируют большинство магазинов и лавок. Самая большая прибыль в городе идёт с продажи духовной еды, а Облегчающая Голод Суперпилюля наверняка нанесла мощный удар по её продажам. Они пришли ко мне, не для того чтобы вместе работать и продавать пилюли, а чтобы полностью уничтожить репутацию Облегчающей Голод Суперпилюли!» Чем больше он понимал, что случилось, тем сильнее он злился.


«Что ж, разве это не любопытно. Они не использовали магию, чтобы убить меня, вместо этого они прибегли к уловке, чтобы победить! Хорошо, Бай Сяочунь тоже умеет играть в эту игру. Погоди у меня, Общество Божественного Неба. Просто подожди немного!» Стиснув зубы, он нашёл себе пристанище в северной части города.

385. Случайная встреча с мастером Божественных Предсказаний

После того как Бай Сяочунь добрался до северной части города, он снова арендовал духовное пристанище. Ещё он потратил сколько-то баллов заслуг на еду, а потом несколько дней занимался культивацией, пока волнения в городе не затихли. Теперь, когда он находился у самого истока реки Достигающей Небес, он мог непрерывно работать над Заклятием Развития Воли Ледяной Школы, если, конечно, у него при этом будет достаточно еды, чтобы компенсировать потерю энергии.


Энергии небес и земли в этой местности были до крайности величественными, что позволяло его культивации прогрессировать семимильными шагами. Хотя он ещё не завершил уровень ледяного аколита, он определённо продвинулся достаточно далеко. Теперь он мог испускать поразительные импульсы ледяной ци из своей ладони, формируя при этом что-то вроде проекции человека. Эта проекция была характерным признаком уровня ледяного аколита — ледяной тенью. Ещё он упорно занимался культивацией Неумирающих сухожилий, посвящая этому какое-то время каждый день. Теперь он полностью закончил работу над вторым пальцем и уже перешёл к третьему.


«Патриархи были правы, — подумал он, вздыхая. — Моя культивация в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей продвигается гораздо быстрее».


Время шло. Пролетели три месяца, и отголоски происшествия с Облегчающей Голод Суперпилюлей по большей части затихли. Почти все в Небесном городе слышали, что всё это было аферой, поэтому очень настороженно относились к любым видам облегчающих голод средств. По этой причине продавать Облегчающие Голод Суперпилюли было практически невозможно. Даже если бы кому-то удалось создать новый вид подобного лекарства, то никто бы не поверил в его пользу и очень мало кто отважился бы принять его. Общество Божественного Неба добилось своей цели, приложив минимум усилий. Они даже смогли заработать в процессе. Им удалось не только раз и навсегда разделаться с Облегчающей Голод Суперпилюлей и ей подобными, но они также смогли переложить всю вину на ныне скрывающегося Аптекаря Бая.


Конечно, Общество Божественного Неба извинилось перед всеми, кто пострадал из-за пилюль, и использовало различные методы, чтобы возместить ущерб. В итоге для них вся история не имела практически никаких негативных последствий. Они жалели только об одном: им не удалось достаточно подогреть гнев толпы, чтобы люди разделались с Бай Сяочунем, убив его. Однако, по их мнению, он был просто талантливым аптекарем и никем более, поэтому о нём не стоило беспокоиться.


Это была война без использования магии, и Бай Сяочунь… оказался полностью побеждён. И этот факт очень досаждал Бай Сяочуню. Если бы он проиграл в магическом сражении, то ему бы было всё равно. Однако способ, которым его победили, злил его до безумия. Никогда прежде его ещё никто не унижал подобным образом, он даже думал о том, чтобы разобраться с Обществом Божественного Неба с помощью силы своей основы культивации. Но потом он понял, что, учитывая, насколько велика сама организация, даже с его основой культивации золотого ядра… ему, скорее всего, не удастся так легко с ней справиться.


— Полагаться на основу культивации — это не настоящая демонстрация превосходства, — сказал он сквозь стиснутые зубы. — Где бы Бай Сяочунь ни потерпел неудачу, там же он сможет добиться и успеха! Я тоже могу прибегнуть к хитрости, так ведь?!


После этого он пригубил духовное вино Сто Цветов, а затем съел ложку духовного риса Драгоценный Нефрит. Два этих сорта духовной еды были достаточно дорогими и стали его излюбленными ещё при жизни в восточной части города. Хорошо, что, после того как он попал в северную часть, у него оставалось сколько-то из того, что он покупал ранее. К сожалению, последние три месяца ему пришлось наблюдать, как его запасы еды скудеют, а баллы заслуг на идентификационном медальоне медленно тают. Теперь у него почти ничего не осталось.


«Наверное, я жил слишком уж роскошно до этого…» — подумал он. Он уже начинал сожалеть, что потратил сто тысяч баллов заслуг на то, чтобы стать учеником в оранжевых одеждах, а также понял, насколько импульсивной была покупка верхового крокодила.


«Что же теперь мне делать? — подумал он, чуть не плача. — Я больше не могу продавать Облегчающую Голод Суперпилюлю. Только не говорите мне, что мне придётся снова начать экономить и принимать свои же Облегчающие Голод Суперпилюли, чтобы выжить?..» При этом он положил в рот ещё ложку духовного риса, и его злость по отношению к Обществу Божественного Неба продолжила расти.


Прошло ещё полмесяца, теперь у него почти совсем не осталось ни еды, ни баллов заслуг. К сожалению, ему так и не удалось придумать ещё что-то для зарабатывания баллов заслуг. Наконец, когда он убедился, что волнения по поводу Облегчающей Голод Суперпилюли полностью утихли, он вздохнул, искупался в духовной воде, потом замаскировался на скорую руку, чтобы люди его не узнали. Затем он покинул духовное пристанище.


«Похоже, что у меня нет другого выбора, кроме как продать моего верхового крокодила и некоторые из магических предметов, что я приобрёл ранее. Наверное, драгоценности тоже придётся продать». Хотя ему очень не хотелось прибегать к подобному, но выбора у него действительно не осталось. Запрыгнув на спину крокодилу, он подумал о том, насколько грандиозно, должно быть, смотрится верхом в своих оранжевых одеждах. К сожалению, его бездонная сумка практически совсем опустела…


Хорошо, что крокодилы являлись одними из самых распространённых верховых зверей в Небесном городе, поэтому никто не связал Бай Сяочуня с тем Аптекарем Баем из восточной части города. Пока он ехал по улицам северной части города, достаточно много людей оборачивалось на него с выражением зависти и уважения на лицах. Среди прохожих были даже ученики в оранжевых одеждах, которые тоже смотрели на него именно с таким выражением. В конце концов, только очень немногие люди с большим достатком и властью могли позволить себе разъезжать на верховом звере. Это и блеск магических сокровищ, которыми он увешал себя, заставляли его выглядеть очень впечатляюще. Однако от подобных взглядов Бай Сяочунь только ещё больше расстраивался.


«Завтра, — подумал он опечалено, — уже никто не посмотрит на меня так». Вздохнув, он решил ещё немного покататься в таком виде по городу.


В большой задумчивости он ездил по северной части города практически до самого вечера. Только тогда он стиснул зубы и решил отправиться в павильон духовных зверей. По дороге он проезжал мимо какой-то аллеи, где случайно заметил знакомого культиватора. Тот стоял там с флагом в руках, на котором было написано три слова: «Мастер Божественных Предсказаний».


Очевидно, что сейчас он был намного худее, чем когда покинул Бай Сяочуня. Его лицо стало похожим на восковое, щёки впали, а глаза потеряли живость. Казалось, что он в очень плохом состоянии. Немногие люди обращали на него внимание, проходя мимо. Даже когда он начал зазывать клиентов, рекламируя свои услуги, все по-прежнему игнорировали его. Учитывая, насколько обречённое у него было выражение лица и каким пустым был взгляд, казалось, что душа вот-вот покинет его тело.


Бай Сяочунь поразился его виду и тут же пожалел его. Похлопав крокодила по боку, он отправился в сторону мастера Божественных Предсказаний. Ещё до того как он подошёл совсем близко, крокодил отбросил огромную тень на мастера Божественных Предсказаний, который задрожал и повернулся в сторону Бай Сяочуня. Его глазам предстал свирепый девяностометровый крокодил, возвышающийся рядом с ним. Его бронебойные чешуйки блестели в вечернем свете, а дыхания, вырывающегося из его ноздрей, хватило бы, чтобы у любого человека голова пошла кругом. Сверху на крокодиле с величественным видом сидел Бай Сяочунь в оранжевых одеждах, окружённый блеском магических сокровищ.


Мастер Божественных Предсказаний оказался ошеломлён, а его глаза засияли неимоверно ярким светом. Его опыт в последние несколько месяцев многому научил его относительно подобных людей. Они были сродни избранным в Небесном городе, где в их расположении были десятки тысяч баллов заслуг, многие из них уже приближались к тому, чтобы стать учениками в жёлтых одеждах. Эти люди были по-настоящему могущественными в этом городе, и мастер Божественных Предсказаний последние месяцы начал очень сильно завидовать им. При мысли, что у него сейчас появится такой клиент, он тут же оживился. С блестящими глазами он поправил одежды, сомкнул руки и поклонился.


— Брат, пожалуйста, задержитесь ненадолго. Я, ваш покорный слуга мастер Божественных Предсказаний, если можно, хотел бы с вами поговорить.


Бай Сяочунь несколько раз моргнул, а потом вспомнил, что замаскировался до этого. Поэтому он на минуту притворился, что задумался, а потом согласился. Мастер Божественных Предсказаний так обрадовался, что весь задрожал. По правде говоря, у него не было подготовлено речи для подобной ситуации. Но уже то, что кто-то согласился его выслушать, заставило слёзы показаться на его сияющих глазах. Набравшись мужества, он сказал себе: «Мастер Божественных Предсказаний, эй, мастер Божественных Предсказаний. Тебе непременно нужно угодить этому человеку. Посмотри, насколько он впечатляющий. Если ты сможешь порадовать его, то баллы заслуг потекут к тебе рекой. Более того, возможно, тебе даже удастся убедить его сделать тебя своим постоянным предсказателем!»


Он тут же изобразил очень серьёзное лицо, выполнил жест заклятия двумя руками, а потом пронзительно уставился на Бай Сяочуня, словно вглядываясь в его будущее. Вскоре от него начали исходить мощные колебания, делая его довольно внушительным. Однако через мгновение его глаза округлились, и он задрожал.


— Нет, нет, этого не может быть. Тут какая-то ошибка. Почему моё предсказание показывает мне его? Подождите, дайте мне начать заново…


К этому моменту он уже тяжело дышал, и на его лицо было выражение полного неверия. Он быстро выполнил ещё один жест заклятия двумя руками, после чего его глаза стали ещё шире. Казалось, будто он увидел привидение.


— Ты… Ты…


На лице Бай Сяочуня показалось странное выражение, пока он разглядывал мастера Божественных Предсказаний, сидя на своём крокодиле. Очевидно, что мастер Божественных Предсказаний уже разгадал его настоящую личность, что было неудивительно, учитывая его определённый талант в предсказаниях. В конце концов, он мог делать предсказания о Бай Сяочуне ещё тогда, в секте Кровавого Потока, и они всегда были достаточно точными…


— Как ты докатился до такого, мастер Хрюкохмык? — спросил Бай Сяочунь. — Я имею в виду, я думал, что у меня всё плохо, но очевидно, что у тебя всё гораздо хуже, чем у меня.


— Бай Сяочунь! — мастер Божественных Предсказаний ощутил, словно в него попала молния. Дрожа и качаясь, он сделал несколько шагов назад. Когда он только что выполнял предсказания, то не мог поверить в то, что видел при этом. А теперь он узнал голос Бай Сяочуня, и у него голова шла кругом от шока. Бай Сяочуню очень понравилось, как отреагировал на него мастер Божественных Предсказаний. Однако он прочистил горло и сказал:


— Ты, давай, потише…

386. Почему ты не встал на колени и не поклонился мне?

— Ты… Я…


Мастер Божественных Предсказаний уставился на Бай Сяочуня, его голова шла кругом, он с трудом верил в то, что происходило. Однако несмотря на огромное нежелание, он всё же мог в это поверить. Он был близок к тому, чтобы лишиться чувств, а в голове всплывали все те большие надежды, которыми он был полон, покидая духовное пристанище Бай Сяочуня несколько месяцев назад, а ещё как Бай Сяочунь окликнул его, когда он уходил. Тогда он был полностью уверен, что поступает правильно. А теперь ему казалось, что судьба сыграла с ним злую шутку. Особенно резко он ощутил это, услышав, как Бай Сяочунь сказал: «У тебя всё гораздо хуже, чем у меня». После этих слов в глазах мастера Божественных Предсказаний сразу же показались слёзы.


Бай Сяочунь в это время сидел на спине огромного крокодила, окружённый светом магических сокровищ и с сияющим здоровьем и ухоженностью лицом. Казалось, что он и вовсе не испытывал никаких затруднений, что заставило сердце мастера Божественных Предсказаний переполниться острым чувством несправедливости. Последние несколько месяцев выдались для него очень тяжёлыми. Мало кто верил в предсказания, которые он делал, ему даже несколько раз приходилось ссориться с клиентами. Сначала он об этом не особо переживал, но, когда всё больше и больше людей стали злиться на него, ему пришлось в ужасе бежать из восточной части города. В итоге он обосновался в северной части, где ему удалось в какой-то степени снова встать на ноги. К сожалению, доход был очень скудным и он каждый день испытывал голод. Что ещё хуже, ему приходилось платить за «крышу» одной из местных банд, которая позволяла ему стоять на определённом месте на улице и делать свои предсказания. Подумав обо всём этом, мастер Божественных Предсказаний горько улыбнулся. Понимая, что необходимо смириться с реальностью, он вздохнул и сказал:


— Ты правда думаешь, что у тебя всё плохо? Мне кажется, что ты даже поправился с тех пор, как мы виделись в последний раз.


Бай Сяочунь соскочил с крокодила, которого затем поместил в сумку для зверей. Когда он подошёл в своих оранжевых одеждах, окружённый сиянием магических сокровищ, мастер Божественных Предсказаний невольно ахнул про себя. Он знал, что для получения оранжевых одежд нужно заплатить сто тысяч баллов заслуг. Плюс верховой крокодил как у Бай Сяочуня должен стоить примерно столько же. В конце концов, мастер Божественных Предсказаний раньше бывал в павильоне духовных зверей и успел с завистью рассмотреть многих из них.


— У меня всё плохо, это точно, — грустно сказал Бай Сяочунь, — давай расскажу. Эх. Уже прошло время двух приёмов пищи с тех пор, как я последний раз ел духовный рис Драгоценный Нефрит, и целый день с тех пор, как у меня закончилось вино Сто Цветов. Потом я уже полдня не купался в духовной воде. Посмотри, я даже немного начинаю пахнуть потом. Поверить не могу, что настолько обеднел.


Всё, что он только что сказал, было правдой. В конце концов, в восточной части города он жил в роскоши и богатстве. Теперь, когда он оказался в северной части города, всё было по-другому, он невольно ощущал раздражение по этому поводу. Мастер Божественных Предсказаний внимательно осмотрел его. При одном названии «духовный рис Драгоценный Нефрит» у него дрогнуло сердце. Он лишь слышал про подобный духовный рис, но ему не приходилось даже нюхать его, не то чтобы пробовать. Он стоил невероятно дорого, когда-то он мечтал его попробовать. И вот Бай Сяочунь заявляет, что уже всего два приёма пищи, как не ел его…


Что уж говорить про духовное вино Сто Цветов. Это ещё больше заставило мастера Божественных Предсказаний почувствовать отчаяние и зависть. Это было самое дорогое вино в городе, если кто-то из круга его теперешних знакомых смог бы выпить всего глоток такого, то все остальные начали бы ему нестерпимо завидовать. Но вот Бай Сяочунь говорит, что не пил его всего лишь день. А это означало, что обычно он пил его ежедневно… Что уж говорить про ванны из духовной воды…


По лицу мастера Божественных Предсказаний заструились слёзы. С одного взгляда на Бай Сяочуня было заметно, насколько его кожа ухожена и сияет духовной энергией. Это свечение исходило не от его основы культивации, а из-за особых свойств духовной воды в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Такая вода создавала на поверхности кожи слой естественной защиты, который, мягко говоря, был загадочным и необычным. Однако подобная защита, несомненно, являлась роскошью. Если не мыться в духовной воде на протяжении пяти дней, то она сама собой пропадала. Мастер Божественных Предсказаний уставился на Бай Сяочуня, жалобно поблёскивая глазами.


— Младший патриарх…


— Ну, без разницы, — сказал Бай Сяочунь, снисходительно махнув рукой. — Я привёз тебя сюда с собой, ведь так? Поэтому я отвечаю за тебя. Возможно, ты и бессовестно бросил меня ранее, но я великодушный человек. Теперь держись рядом со мной, понял?


Мастер Божественных Предсказаний тут же задрожал. По правде говоря, он бы не отстал от Бай Сяочуня, даже если бы тот попытался его прогнать. Он уже принял решение поклясться следовать везде за Бай Сяочунем, даже если это означает последовать за ним на смерть.


— Большое спасибо, младший патриарх!


По тому, как обрадованно он убрал свой флаг и столик, сразу было понятно, что к этому месту он не испытывал никакой привязанности. Поспешив за Бай Сяочунем, он спросил:


— Младший патриарх, а куда мы идём?


Бай Сяочунь немного помедлил, но потом решил сказать правду.


— Давай пойдём в павильон духовных зве…


Но прежде чем он успел договорить, к ним подлетело три луча света. Очевидно, что три человека в этих лучах заметили, что мастер Божественных Предсказаний собирается уйти, и теперь пытались перехватить его. Культиваторы приземлились напротив мастера Божественных Предсказаний. Одним из них был мужчина средних лет с основой культивации на великой завершённости возведения основания.


— Что, мастер Божественных Предсказаний, рано сегодня уходишь, потому что заполучил нового клиента? — спросил он. — Что ж, тогда сначала заплати за день за торговое место.


В глазах у мужчины промелькнула молния. Хотя он не был толстым, но и худым его нельзя было назвать. На нём, так же как и на Бай Сяочуне, были оранжевые одежды. Очевидно, что ему весьма неплохо жилось в Небесном городе. Глянув на Бай Сяочуня, он снова перевёл взгляд на мастера Божественных Предсказаний, и на его лице расползлась фальшивая улыбка.


Мастер Божественных Предсказаний помрачнел. Он хорошо знал этих троих. Они принадлежали группе, которая контролировала этот район. Они и ещё несколько десятков других культиваторов составляли банду, которая заставляла всех уличных торговцев платить деньги за защиту и право вести бизнес на улице. Очевидно, что мастер Божественных Предсказаний стеснялся происходящего и совсем не хотел, чтобы Бай Сяочунь видел его в подобной ситуации. Понизив голос, он ответил:


— Сегодня у меня не было клиентов. Может быть, завтра я…


Один из учеников в красных одеждах из пришедшей тройки перебил мастера Божественных Предсказаний и сказал:


— Нам всё равно, были ли у тебя клиенты. Плата — десять баллов заслуг за день. Так мы договаривались, так что плати.


Мастер Божественных Предсказаний помрачнел ещё сильнее. Он знал, что, учитывая уровень основы культивации Бай Сяочуня, он даже не посмотрит на этих троих. Но мастер Божественных Предсказаний не хотел терять лицо перед Бай Сяочунем. В конце концов, именно он бросил его тогда, и если в этой ситуации теперь ему понадобится помощь Бай Сяочуня, то это будет просто позор. Стиснув зубы, он выдавил улыбку и уже хотел достать удостоверяющий медальон. Но тут мужчина в оранжевых одеждах сказал:


— Теперь, мастер Божественных Предсказаний, когда у тебя такой богатый клиент, боюсь, что десять баллов заслуг будет маловато. Давай, заплати нам за месяц вперёд!


Тут же в глазах мастера Божественных Предсказаний показался гнев.


— Да вы…


— Что, давай-ка, не бузи! Если у тебя не хватает, то я уверен, что твой новый клиент не откажется заплатить вперёд за твои услуги.


Культиватор в оранжевом посмотрел на Бай Сяочуня и фальшиво улыбнулся. Его взгляд остановился на множестве сияющих магических сокровищ. Несмотря на свою жадность, он не посмел слишком уж наглеть. Он понимал, что у Бай Сяочуня, скорее всего, очень знатное происхождение. Однако стрясти с него несколько сотен баллов заслуг было, с его точки зрения, вполне безобидно.


— Младший патриарх… — начал неуверенно мастер Божественных Предсказаний. Однако Бай Сяочунь оборвал его взмахом руки. Ярко сияющими глазами он посмотрел на культиватора в оранжевом.


— Что ж, разве это не любопытно. Не могу поверить, что я сам не додумался до этого раньше.


Взгляд Бай Сяочуня заставил культиватора в оранжевых одеждах забеспокоиться, а у двух остальных из группы на лицах показались очень серьёзные выражения.


— Вы посмели вымогать у меня деньги, находясь на возведении основания? — сказал Бай Сяочунь. — Боюсь, что всё работает несколько иначе.


Потом он запрокинул голову и громко рассмеялся. Три культиватора тут же поняли, что что-то не так, и уже приготовились напасть на Бай Сяочуня, когда он неожиданно взмахнул рукой и призвал ураганный ветер. Послышалось громыхание, а из ртов трёх культиваторов брызнула кровь, и они кувырком отлетели на тридцать метров назад.


— Формирование ядра!


Прежде чем они успели остановиться, Бай Сяочунь проделал хватательное движение и превратил ветер в оковы, которые обернулись вокруг них и притянули к нему.


— У меня такое чувство, что вам нужен хороший глава. Что скажете? Присоединяйтесь ко мне, и мы станем самыми влиятельными под небесами! — Бай Сяочунь говорил от чистого сердца, в его представлении подобные слова должны были заставить этих троих тут же пасть на колени и поклониться ему. Три культиватора дрожали, чуть ли не плача. Даже мастер Божественных Предсказаний оказался немного захвачен врасплох. — Не волнуйтесь. Пока я рядом, с вами ничего не случится. Пойдёмте. Ведите меня в свой штаб, чтобы я мог встретиться со всеми остальными собратьями даосами из вашей группы.


К этому моменту он уже отказался от мысли продать своего верхового крокодила. Эти три культиватора, не ведая того, подсказали ему путь, про существование которого он и не подозревал до этого. Неожиданно он практически воочию узрел, как его буквально ожидают баллы заслуг…

387. Пилюля Грёз

Восточная часть Небесного города была известна своей роскошью и экстравагантным стилем жизни её обитателей. Северная часть была беднее и не так густо населена. Большинство культиваторов здесь являлись обычными людьми без завидного происхождения. Общество Лазурного Дракона изначально было малоизвестно в северной части города. Учитывая, какое внушительное имя они выбрали для организации, можно представить, насколько героическими были амбиции её основателей. Но желания не всегда совпадают с возможностями. Прошло уже сто лет с момента основания, но им так и не удалось расширить свой круг влияния с небольшой территории на самой окраине северной части города, где они начинали.


Им ещё повезло, что их штаб располагался в пещере бессмертного, а не в духовном пристанище. У них даже был двор с фонтаном. К сожалению, двор зарос сорняками, а фонтан давно пересох, но это место вполне подходило для такой маленькой организации, как Общество Лазурного Дракона. В Обществе Лазурного Дракона состояло только около тридцати членов, которые зарабатывали себе на жизнь тем, что собирали плату за защиту и продавали духовное лекарство, которое не поощрялось, но и не запрещалось сектой Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Хотя их нельзя было назвать богатыми, их достаток был выше среднего.


За сто лет существования организации восемь человек из её числа стали учениками с жёлтыми одеждами. Самым успешным оказался один из её основателей, который сейчас жил на радуге, достигнув ранней стадии золотого ядра. По старой памяти, чтобы организация продолжала функционировать, он иногда навещал город, чтобы поддержать её и оказать содействие. Однако для обитателей радуги было не так-то просто спуститься в город, и подобные визиты являлись редкостью.


Поэтому, как только Бай Сяочунь вошёл в двери Общества Лазурного Дракона со своей основой культивации золотого ядра, он тут же стал их новым главой. После того, как Бай Сяочунь и мастер Божественных Предсказаний вошли в пещеру бессмертного, раздались звуки ударов. А потом всё затихло. Через мгновение люди уже начали приветствовать их.


— Добро пожаловать, босс.


Бай Сяочунь гордо восседал на почётном месте, а мастер Божественных Предсказаний с мрачным видом стоял рядом с ним. Остальные люди в помещении были побиты и помяты, со страхом в глазах они встали на колени и поклонились. Все в комнате, за исключением Бай Сяочуня, находились на стадии возведения основания. Во взглядах двух учеников в оранжевых одеждах, включая того, которого Бай Сяочунь встретил на улице, читалась горечь. Хлопнув рукой по подлокотнику кресла, Бай Сяочунь громко воскликнул:


— Все мы тут братья! Не волнуйтесь. Теперь, когда я стал вашим главой, мы завладеем Небесным городом!


Тридцать членов Общества Лазурного Дракона обменялись неловкими взглядами, но никто из них не посмел проронить ни слова. К радости Бай Сяочуня, они просто склонили головы. После этого он обошёл все помещения пещеры бессмертного и выбрал для себя самую большую комнату, где уселся, чтобы заняться медитацией.


Шло время, он начал осознавать, что привыкает к мощной духовной энергии и потери жизненной энергии в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, от этого скорость его культивации только возросла. К примеру, работа над Неумирающими сухожильями сильно продвинулась.


Что касается мастера Божественных Предсказаний, то у него было нейтральное отношение к Обществу Лазурного Дракона, он не испытывал ни негатива, ни уважения по отношению к ним. Однако он уже ощущал себя на приближённом к главе месте, поэтому, пока Бай Сяочунь находился в уединённой медитации, он взял на себя обязанность проверить бухгалтерские книги Общества Лазурного Дракона. Ещё он собрал и упорядочил все неучтённые баллы заслуг. Культиваторам Общества Лазурного Дракона это не особо понравилось, но они не посмели ему противоречить. И поделать ничего они по этому поводу тоже не могли. Бай Сяочунь являлся культиватором золотого ядра, для них он казался огромной горой, с которой было невозможно соперничать. Им оставалось только принять ситуацию. На самом деле некоторые из них даже надеялись, что раз их босс культиватор золотого ядра, то и у них жизнь вскоре наладится и улучшится.


Однако с течением времени их мечты и надежды постепенно растаяли. Пролетело полмесяца, и за всё это время Бай Сяочунь ни разу не показался из своей комнаты и ничего не предпринял. Однако, учитывая доход Общества Лазурного Дракона, с добавлением двух новых членов им пришлось стать экономнее, и нельзя сказать, что это не вызвало проблем. К сожалению, у Бай Сяочуня оказался очень большой аппетит, а ещё он требовал только самую лучшую еду. Ещё он каждый день купался в духовной воде. По этой причине в сердцах членов общества начала скапливаться злость.


Через месяц даже терпение мастера Божественных Предсказаний закончилось. Из-за того что сейчас он отвечал за счета, он своими глазами видел, как баллы заслуг Общества Лазурного Дракона быстро иссякают. Наконец мастер Божественных Предсказаний привёл всех культиваторов к Бай Сяочуню, который в это время как раз ел духовную курицу. Тут все как один начали плакать и жаловаться на горести своей жизни.


— Босс, просим, сжальтесь над нами. Нашего жалкого дохода не хватает, чтобы удовлетворить ваши аппетиты, господин…


— Босс, дальше так нельзя. С такими расходами в ближайшие несколько дней нам придётся продать эту пещеру бессмертного, — расстроенно добавил мастер Божественных Предсказаний.


Бай Сяочунь тут же почувствовал раскаяние. Его стиль жизни в восточной части города был настолько экстравагантным, что его текущее положение вещей казалось ему большим ухудшением. Однако другим казалось, что он живёт в роскоши. Что ещё хуже, он добился существенного прогресса в культивации Неумирающих сухожилий, поэтому потери жизненной энергии у него сильно увеличились. Он попытался использовать Облегчающие Голод Суперпилюли, но они помогали лишь незначительно. По правде говоря, он и не осознавал, что ест намного больше, чем обычно. Учитывая, насколько маленьким было Общество Лазурного Дракона, он уже опустошил их закрома. Культиватор в оранжевых одеждах, которого Бай Сяочунь когда-то встретил на улице, посмотрел на него со слезами на глазах и взмолился:


— Прошу, босс, пожалейте нас. Мы уже урезали свои пайки в прошлом месяце. Мы увеличили плату за защиту и цену на пилюли Грёз, но даже так у нас не хватает денег на еду…


Бай Сяочунь прочистил горло, смутившись. Находясь этот месяц в уединённой медитации, он совсем забыл про грандиозные обещания, которые он произнёс перед людьми в первый день.


— Стоп, — сказал он, — а что там за пилюли Грёз, про которые ты только что сказал?


— А? Это… Ну, пилюли Грёз — это духовное лекарство, которое стало очень популярным за последние несколько лет. Они ни на что не влияют, а только вызывают галлюцинации. Конечно, тот, кто принял такую пилюлю, до какой-то степени может изменять видения так, чтобы грезить о том, о чём желает… Возможности практически безграничны…


Бай Сяочунь тут же попросил пилюлю, чтобы посмотреть на неё. Культиватор в оранжевых одеждах достал маленькую деревянную коробочку из бездонной сумки и протянул ему. Бай Сяочунь взял её в руки и открыл. Внутри оказалась чёрная пилюля размером с ноготь, которая не источала никакого лекарственного аромата. Бай Сяочунь с любопытством взял её в руки, чтобы рассмотреть поближе. Мастер Божественных Предсказаний тоже наклонился, чтобы глянуть, что там. Конечно, он уже слышал об этих пилюлях раньше, но видел такую впервые.


Заинтригованный Бай Сяочунь расковырял оболочку кончиком ногтя, чтобы посмотреть, что внутри. Один вид того, как Бай Сяочунь небрежно испортил пилюлю Грёз, отозвался болью в сердцах остальных членов Общества Лазурного Дракона. Когда Бай Сяочунь добрался до внутренностей, его выражение лица из любопытного стало изумлённым. Потом его глаза округлились. Когда он проткнул чёрную оболочку, то изнутри заструился серый дым. Увидев его, Бай Сяочунь ахнул, а мастер Божественных Предсказаний воскликнул:


— Младший патриарх, разве это не ваш галлюциногенный дым?!


У культиваторов Общества Лазурного Дракона отвисли челюсти, хотя они и не поняли, о чём толкует мастер Божественных Предсказаний. Бай Сяочунь нахмурился и схватил струйку серого дыма. Внимательно её изучив, он стал абсолютно уверен, что эта так называемая пилюля Грёз изготовлена из того же галлюциногенного дыма, который он случайно создал, перегоняя пилюлю в секте Кровавого Потока. Во время великой войны четырёх сект нижнего предела, он изменил формулу, применив силы притяжения и отталкивания, а потом использовал дым для создания оружия своим товарищам. Он и подумать не мог, что однажды обнаружит этот дым в пилюле в далёкой секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Очевидно, что кто-то заполучил одну из его галлюциногенных сфер и изменил формулу так, чтобы уменьшить эффект галлюцинаций и ещё позволить до некоторой степени управлять видениями тому, кто принимал пилюлю.


Учитывая, что Бай Сяочунь являлся экспертом в Дао медицины, ему потребовалась только минута, чтобы понять всё, что произошло. Однако изменения в лекарственной пилюле были сделаны слишком грубо и неумело, поэтому, как Бай Сяочунь мог видеть, это могло привести к тяжёлым побочным воздействиям. В итоге то, что кто-то украл его галлюциногенный газ и использовал его для этой пилюли, сильно разозлило Бай Сяочуня.


— Использовать чужую идею, не спросив, — это воровство, — сказал он сквозь стиснутые зубы. В его глазах промелькнул гнев, и он посмотрел на своих подчинённых. — Откуда вы берёте эти пилюли Грёз?


Два культиватора в оранжевых одеждах тут же поняли, что что-то не так. Выражения лиц Бай Сяочуня и мастера Божественных Предсказаний говорили сами за себя, поэтому они могли догадаться, что произошло нечто из ряда вон. Однако они не посмели ничего скрывать.


— Их поставляет Общество Божественного Неба!


— Да, Общество Божественного Неба — самая большая организация в городе. У них связи во всех областях бизнеса, они полностью контролируют теневую сторону жизни города. Именно они производят пилюли Грёз. А такие небольшие организации, как мы, только перепродают их за небольшую прибыль…

388. Рассвет Общества Лазурного Дракона

— Снова Общество Божественного Неба?!


В глазах Бай Сяочуня сверкнул холодный свет. Стиснув руку в кулак вокруг чёрной лекарственной пыли, что осталась от дыма, он посмотрел на культиваторов Общества Лазурного Дракона и спросил:


— А насколько хорошо продаются пилюли Грёз?


Два культиватора в оранжевых одеждах тяжело задышали, и их глаза ярко заблестели. Один из них быстро ответил:


— Они просто замечательно продаются! Обычно мы сбываем около нескольких сотен в месяц, и это только мы. Если посчитать все продажи в северной части города, то, скорее всего, это будет несколько десятков тысяч в месяц. Что касается всего Небесного города, то, наверное, наберётся около двухсот тысяч или даже больше. Одна пилюля Грёз стоит пятьдесят баллов заслуг, поэтому общий доход с них достигает примерно десять миллионов баллов заслуг в месяц.


Когда Бай Сяочунь услышал это, то от жадности у него чуть не позеленели глаза, и он начал тяжело дышать.


— Если Общество Божественного Неба использовало мой галлюциногенный дым и зарабатывает на этом, то смогу и я! Все вы, подождите меня здесь. Я сейчас перегоню высококачественные пилюли Грёз на продажу!


После этого он поспешил в свою комнату и захлопнул дверь. Члены Общества Лазурного Дракона посмотрели на мастера Божественных Предсказаний, их сердца наполнились любопытством, что из этого выйдет.


— Мастер Божественных Предсказаний, это правда, что это наш босс на самом деле изобрёл пилюлю Грёз?


— Наш босс действительно аптекарь? Он правда может… может изготовить пилюли Грёз? Небеса! Если это правда, то, определённо, грядут хорошие времена!


Мастер Божественных Предсказаний обрадовался ещё больше, чем остальные, но не показывал виду. Оглядев всех, он слегка улыбнулся, а потом уверенно кивнул.


— Не волнуйтесь, — сказал он. — Ничего не могу сказать про босса, когда это касается других вещей, но в изготовлении лекарств младший патриарх, определённо, лучший.


Когда культиваторы Общества Лазурного Дракона услышали это, то их нетерпение ещё больше возросло, казалось, что они уже подсчитывают грядущую прибыль. Как только Бай Сяочунь вошёл в комнату, то взмахнул рукой, призывая несколько десятков алхимических печей из своей бездонной сумки. Эти алхимические печи он взял с собой из секты Противостояния Реке, все они разнились по размеру и форме. Учитывая, насколько хорошо он умел перегонять галлюциногенный дым, он не планировал изготавливать по одной партии пилюль Грёз за раз. Он собирался приготовить сразу много партий одновременно.


Самым важным он считал сохранение уровня качества. В конце концов, эти пилюли не предназначались для войны, поэтому нужно было дать возможность контролировать видения, которые они вызывали. Это означало, что ему нужно было следить за силой пилюль. Конечно, Бай Сяочунь изначально сам изобрёл галлюциногенный дым, поэтому его возможности манипулирования им сильно превосходили умения аптекарей Общества Божественного Неба. Он был полностью уверен, что сможет приготовить такие пилюли Грёз, которые окажутся на полностью другом уровне по сравнению с тем мусором, что поставляет Общество Божественного Неба. Что касается капсулы для дыма, то чёрная оболочка пилюли Грёз Общества Божественного Неба подарила ему вдохновение. Изучив её, он усовершенствовал её так, что смог вплавить дым в оболочку.


Время шло, все культиваторы Общества Лазурного Дракона нетерпеливо ждали результатов. Прошло три дня, и Бай Сяочунь наконец вышел из комнаты с сияющими и налившимися кровью глазами. Взмахнув рукавом, он заставил множество пурпурных лекарственных пилюль вылететь из бездонной сумки. Когда они оказались на полу, то сформировали небольшую горку из более чем тысячи пилюль. Члены Общества Лазурного Дракона затряслись от восторга. Потом один из культиваторов сомкнул руки и, поклонившись Бай Сяочуню, наклонился и аккуратно взял в руки одну пилюлю. Он положил её на язык и прикрыл глаза. Через мгновение на его лице отобразилось опьянение от удовольствия. Запрокинув голову, он взвыл от восторга, полностью погрузившись в иллюзию. Очевидно, что он не испытывал никаких побочных воздействий. Остальные культиваторы понимали, насколько важные испытания сейчас проходит пилюля, и очень внимательно наблюдали. После времени горения палочки благовоний культиватор всё ещё не очнулся от грёз, поэтому все взволновались.


— Пилюля Грёз Общества Божественного Неба действует только время горения палочки благовоний, но эффект от пилюли босса длится дольше!


— Похоже, что при этом нет никаких вредных побочных действий!


Пока культиваторы радостно обсуждали увиденное, прошло ещё одно время горения палочки благовоний. Только тогда культиватор, принявший пилюлю, открыл глаза. Хотя он всё ещё не до конца оклемался, но, очевидно, был невероятно впечатлён испытанным. Ещё через мгновение он окончательно пришёл в себя. Дрожа, он сказал:


— Иллюзии намного реалистичнее, чем от пилюли Грёз Общества Божественного Неба. И ими легче управлять! На самом деле в какой-то момент я даже забыл, что нахожусь в грёзах. Мне совсем не нужно было контролировать галлюцинацию, она сама делала всё то, что я хотел. Какая чистота! Какая естественность! Вот такой… такой и должна быть настоящая пилюля Грёз!


Услышав это, остальные культиваторы Общества Лазурного Дракона тут же воодушевились ещё больше. Тяжело дыша, культиваторы уставились на гору пилюль Грёз и осознали, что это была практически огромная гора баллов заслуг. Один культиватор в оранжевых одеждах восторженно сказал:


— Босс, если вы позволите нам продать эти пилюли Грёз, мы распродадим всё максимум за два месяца!


В этот миг Бай Сяочунь казался этим культиваторам настоящим благородным, величественным человеком, который существовал совсем на другом уровне по сравнению с ними. Бай Сяочунь устал, но выглядел обрадованным: он, очевидно, остался довольным качеством пилюль Грёз, которые сам перегнал. Посмотрев на мастера Божественных Предсказаний, он сказал:


— Пока что держитесь подальше от Общества Божественного Неба. Когда придёт время, мы столкнёмся с ними лбами. Я не хочу, чтобы это была просто маленькая стычка…


Мастер Божественных Предсказаний увидел, как блеснули глаза Бай Сяочуня, и, немного подумав, кивнул. Недавно он навёл справки и услышал истории про Аптекаря Бая из восточной части города, а также про методы, которые использовало Общество Божественного Неба, для того чтобы разобраться с Облегчающей Голод Суперпилюлей. Эти данные позволили ему с девяносто процентной уверенностью считать, что Бай Сяочунь и Аптекарь Бай — это одно и то же лицо. Теперь он и вовсе уверился в этом, а ещё понял, почему Бай Сяочунь замаскировался. На самом деле он до сих пор не сказал своё имя Обществу Лазурного Дракона.


«Общество Божественного Неба…» — подумал мастер Божественных Предсказаний, прищуриваясь. Почти сразу бессчётное количество коварных планов возникло у него в голове, и он начал объяснять детали культиваторам Общества Лазурного Дракона.


Полностью довольный инициативой мастера Божественных Предсказаний Бай Сяочунь ни во что не вмешивался. Теперь, когда мастер Божественных Предсказаний был рядом, он больше не чувствовал себя одиноким волком. В этот момент он неожиданно подумал о Сюй Баоцае и остальных. «Если бы только эти безжалостные предатели могли раскаяться. Не могу поверить, что они просто бросили меня…» Расстроившись, он вернулся в свою комнату и занялся культивацией.


После того как мастер Божественных Предсказаний разъяснил свои планы, Общество Лазурного Дракона принялось за дело. Они даже вовлекли в продажу пилюль Грёз своих друзей и семьи. Учитывая, что Общество Лазурного Дракона возникло уже очень давно, у них имелись хорошие связи со многими небольшими организациями в северной части города. Поэтому продажи пилюли Грёз стартовали мощным залпом. Большинство заработанных баллов заслуг шло на пополнение рядов Общества Лазурного Дракона. Жизнь в Небесном городе была несладкой, поэтому как только предлагалось достаточно баллов заслуг, недостатка в желающих присоединиться не было.


Бай Сяочуню приходилось постоянно трудиться. Чтобы угнаться за спросом, ему приходилось производить всё больше и больше пилюль Грёз, пока он не стал делать их по пятьдесят штук в партии. Используя доход от пилюль Грёз, Общество Лазурного Дракона смогло хорошо применить накопившиеся за сто лет связи и проявить себя. При помощи хитрых планов мастера Божественных Предсказаний число членов группировки чрезвычайно быстро возросло. Территория влияния начала увеличиваться, и поток новичков не прекращался. Продажи пилюли Грёз взлетели до небес, пока вся северная часть города не оказалась потрясена. Из-за того как зам босса, мастер Божественных Предсказаний, всё устроил, Общество Божественного Неба до сих пор ни о чём не подозревало. Хотя прошло всего полмесяца, Общество Лазурного Дракона испытало сотрясающие небеса и переворачивающие землю перемены.


Наконец Общество Божественного Неба обратило внимание на происходящее. Через десять дней уже прошёл бы месяц с того времени, как Общество Лазурного Дракона начало расширяться. Весь свой доход они вложили в план роста, а Бай Сяочунь даже продал своего верхового крокодила, чтобы помочь. К этому моменту в Обществе Лазурного Дракона насчитывалось уже более тысячи членов.


В Небесном городе такое число членов организации не являлось чем-то необычным, но этого было уже достаточно, чтобы Общество Божественного Неба забеспокоилось. К сожалению для них, Общество Лазурного Дракона оказалось достаточно большим и решить вопрос силовым методом оказалось уже невозможно. Если бы разразилась драка, то вероятность нарушений правил секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей оказалась бы слишком большой. Даже Общество Божественного Неба не смело заходить так далеко, когда дело касалось официальных правил секты.


Навыки Бай Сяочуня по перегонке пилюль Грёз становились всё лучше и лучше. Иногда он даже запускал процесс и оставлял мастера Божественных Предсказаний наблюдать за ним, пока приготовление пилюль не завершалось. Когда у Бай Сяочуня появилось больше свободного времени, он смог уделить более пристальное внимание занятиям культивацией. В то же время он вернулся к прежнему экстравагантному образу жизни. Однако он больше не ел духовный рис Драгоценный Нефрит. Вместо этого он предпочитал духовный рис Достигающий Небес, который готовили специальным образом с использованием воды из реки Достигающей Небес. То же касалось и спиртного. Он пил только самое лучшее вино. У него появился новый верховой зверь — голубоглазый кирин-ящер. Каждый раз, когда он выезжал на этом звере, сопровождаемый сотней последователей, это выглядело очень впечатляюще.


Шло время. Прошло ещё два месяца, Общество Лазурного Дракона не только продолжало расти, но и расширяло зону своего влияния на три другие части города, создавая условия для увеличения объёмов продаж своих пилюлей Грёз. В то же время спрос на пилюли Грёз Общества Божественного Неба сильно упал. В конце концов, две версии этой пилюли были на совершенно разных уровнях. Жизнь Бай Сяочуня становилась всё лучше и лучше.

389. Живут же люди...

— Тут слишком дорого! — так бы сказал Бай Сяочунь год назад, когда только прибыл в Небесный город.


— Эй, а вот эта вещь неплоха. Немножко дороговато… Но чёрт с ним, просто улыбнусь и соглашусь на это! — так бы сказал Бай Сяочунь в дни получения прибыли за счёт продажи Облегчающей Голод Суперпилюли.


— Какая прелесть! Беру! — так бы сказал Бай Сяочунь, когда Общество Лазурного Дракона только начинало набирать обороты в северной части города. А теперь…


Сейчас Бай Сяочунь находился в магическом павильоне и смотрел на около сотни предметов на витрине. Очень довольный собой, он начал показывать на некоторые из предметов:


— Это. Это. И, пожалуй, вот это. Эти три мне не нравятся. А всё остальные я беру.


Продавцы покрылись потом, и их сердца быстро застучали от присутствия такого важного клиента. Бай Сяочунь невольно жил на широкую ногу. Он неизменно признавал только самую лучшую еду, одежду и всё остальное. Если сложить стоимость всего того, что сейчас было на нём, то вышло бы где-то около семисот-восьмисот тысяч баллов заслуг. На самом деле, если бы он только захотел перебраться жить на радугу, то это оказалось бы для него проще некуда. Но Бай Сяочунь не желал покидать Небесный город: он был убеждён, что жизнь на радуге, определённо, не будет настолько приятной. Он даже специально наводил справки, и полученная информация подтвердила его предположения: никто на радуге не жил так роскошно, как он сейчас. Поэтому он принял решение провести всё оставшееся время, пока он заложник, в Небесном городе.


«Только идиот захочет отправиться на радугу!» — думал он, напевая песенку и вышагивая в толпе. Когда люди в северной части города видели его, то в их глазах начинали отражаться зависть и уважение одновременно. Это его несказанно радовало, и он не переставал думать, насколько же он выдающийся. Каждый раз, когда он выходил на улицу, то непременно оказывался в центре внимания.


По правде говоря, он не так уж и заботился о богатстве, он даже не обращал внимания, сколько баллов заслуг на счету у Общества Лазурного Дракона. Пока там было достаточно баллов заслуг для поддержания существования Общества Лазурного Дракона, он был спокоен. Однако существовало несколько моментов в текущей ситуации, которые его несколько расстраивали. Из-за того что Общество Лазурного Дракона расширялось слишком быстро, сейчас в его рядах кого только не было. Другие организации Небесного города отправили множество шпионов в их ряды, особенно Общество Божественного Неба.


Более того, когда Общество Лазурного Дракона появилось и в четырёх остальных частях города, начали распространяться определённые слухи. В некоторых из них утверждалось, что Бай Сяочунь есть не кто иной, как Аптекарь Бай из восточной части города. Другие фокусировались на том, насколько злым и агрессивным было Общество Лазурного Дракона. И третий тип широко распространившихся слухов говорил о том, что пилюля Грёз якобы вредна и вызывает привыкание. В конце концов, почти все слухи в городе стали упоминать Общество Лазурного Дракона и Бай Сяочуня, словно над ними натягивали широкую сеть.


Мастер Божественных Предсказаний быстро почуял неладное. В лицо его знали только те, кто изначально был членом Общества Лазурного Дракона и ещё несколько человек. Он являлся доверенным советником Бай Сяочуня и скрывался в тени, никогда не показываясь на публике. Когда Бай Сяочунь услышал отчёт мастера Божественных Предсказаний о слухах, то он воспринял это очень серьёзно. Он хорошо знал, насколько подлые методы использует Общество Божественного Неба, поэтому легко мог воспринять отсутствие активности в последние несколько месяцев с их стороны за выжидание удачного момента для нанесения смертельного удара. Учитывая, насколько серьёзно Бай Сяочунь воспринял ситуацию, мастер Божественных Предсказаний тоже начал рассматривать её так же. Он быстро мобилизовал всё Общество Лазурного Дракона, чтобы противостоять слухам. К сожалению, что бы они ни делали для их искоренения, слухи продолжали множиться и ситуация даже ухудшилась.


Однажды вечером Бай Сяочунь наслаждался своим ужинов из экзотических деликатесов, которые горами лежали на столе… Две прекрасные женщины подавали ему пищу. Мастер Божественных Предсказаний тоже сидел за столом, как обычно докладывая дневной отчёт о делах Общества Лазурного Дракона. И вот тогда-то и пришла новость…


— Босс, несколько дней назад мы начали расследование и поиск главных источников слухов. Мы поймали одного из виновников, теперь нужно, чтобы вы решили, что с ним делать, босс!


Бай Сяочунь крякнул в знак согласия и продолжил жевать ножку цыплёнка, которую только что отломил. Мастер Божественных Предсказаний ударил рукой по столу и холодно хмыкнул.


— Веди его сюда! Давайте посмотрим, у кого хватило наглости создавать нам проблемы!


Вскоре послышались крики ужаса, которые звучали всё ближе и ближе к комнате, где ужинали Бай Сяочунь и мастер Божественных Предсказаний.


— Собратья даосы Общества Лазурного Дракона, пощадите меня! Простите меня… мне правда очень жаль…


Крики звучали всё сильнее, и наконец два мускулистых культиватора втащили в комнату молодого мужчину с растрёпанными волосами. Молодой человек ничуть не сопротивлялся, когда культиваторы заставили его опуститься на колени. Не смея посмотреть вверх, он продолжал всхлипывать и просить о снисхождении.


— Пощадите меня, босс Лазурный Дракон. Мне правда очень жаль, господин, я больше так никогда не буду… Я был дураком, что согласился работать на Общество Божественного Неба. Прошу, простите меня, босс Лазурный Дракон.


Вой молодого мужчины и правда вызывал жалость. Однако пока тот причитал, Бай Сяочунь перестал жевать ножку цыплёнка и пригляделся к нему. У мастера Божественных Предсказаний рядом с ним округлились глаза. Потом они переглянулись. Оба одновременно осознали, что неожиданно молодым человеком, молящим о пощаде, оказался… Сюй Баоцай. Он был побит, его нос распух, а волосы торчали в разные стороны. Голос охрип, и он до сих пор не смел поднять головы. На лице Бай Сяочуня появилось странное выражение. Прочистив горло, он доел куриную ножку и потом неожиданно заорал:


— Сюй Баоцай!


Сюй Баоцай стоял на коленях со склонённой головой. В ответ на крик Бай Сяочуня он тоже закричал и уже собирался продолжить умолять о пощаде. Однако голос, который он только что услышал, показался ему знакомым, поэтому невольно он поднял взгляд и… увидел незнакомое лицо человека, сидящего за столом, ломящимся от деликатесов. Но лицо ещё одного человека за столом оказалось знакомым. Поражённо он осознал, что вторым человеком был мастер Божественных Предсказаний. У Сюй Баоцая отвисла челюсть, а в глазах появилось потерянное выражение. Через мгновение незнакомое лицо первого человека внезапно расплылось и затем… стало до боли знакомым. Голова Сюй Баоцая пошла кругом, а во взгляде показалось полное неверие.


— Бай… — вскричал он. Однако до того как он успел завершить фразу, в воздухе просвистела ножка цыплёнка и угодила прямо ему в рот. Сухо покашляв, Бай Сяочунь улыбнулся и сказал:


— И как же тебя угораздило докатиться до такого, Сюй Баоцай? Я имею в виду, я думал, что у меня всё плохо, но очевидно, что у тебя всё гораздо хуже, чем у меня.


Увидев реакцию Бай Сяочуня, два культиватора, что держали Сюй Баоцая, отпустили его. Понимая, что кое-что не предназначено для их ушей, они быстро покинули комнату. Глаза Сюй Баоцая полностью покраснели от слёз. Он посмотрел на Бай Сяочуня, окружённого блеском магических сокровищ, с сияющим здоровьем лицом, сидящего за столом, ломящимся от духовной еды, и тяжело задышал. Общая стоимость того, что находилось перед его глазами, возможно, не дотягивала до цены за жёлтые одежды, но была довольно близка к этому. В то же время, если взять его доход за торговлю информацией, то ему не видать радуги ещё лет шестьдесят как минимум. Более того, то, что Бай Сяочунь теперь стал боссом Лазурным Драконом, полностью поразило его до такой степени, что даже слёзы полились из глаз.


Вдобавок ко всему за столом за Бай Сяочунем ухаживали две девушки, которые на самом деле не являлись людьми, но были неимоверно искусно сделанными марионетками. Сюй Баоцай задрожал. Настолько похожие на живых людей марионетки стоили астрономических денег. Сюй Баоцай также невольно заметил блеск магических сокровищ, которые носил мастер Божественных Предсказаний. Колебания основы культивации последнего сейчас были на гораздо более высоком уровне, чем когда они виделись в последний раз. К большой досаде Сюй Баоцая, мастер Божественных Предсказаний, очевидно, очень близко подобрался к формированию ядра.


Теперь Сюй Баоцай так сильно сожалел, что когда-то решил покинуть Бай Сяочуня. Он припомнил трудные и горькие времена, которые ему пришлось пережить, собирая и продавая информацию, и с трудом верил, что когда-то был настолько самоуверенным. Более того, он не понимал, почему тот факт, что Бай Сяочунь является боссом Общества Лазурного Дракона, до сих пор не был ему известен. Одна мысль о том, что уход от Бай Сяочуня заставил его потерять столько невероятных возможностей, причинил ему боль.


— Младший патриарх, я… правда очень ошибался… — сказал он, жалобно смотря на Бай Сяочуня. В это мгновение в своём сердце он принял решение, что будет держаться рядом с Бай Сяочунем, что бы ни случилось, даже если тот попробует его прогнать.


— Ну, без разницы, — сказал Бай Сяочунь, снисходительно махнув рукой. — Я привёз тебя сюда с собой, ведь так? Поэтому я отвечаю за тебя. Возможно, ты и бессовестно бросил меня ранее, но я великодушный человек. Теперь держись рядом со мной, понял?


По щекам Сюй Баоцая тут же полились благодарные слёзы. Что касается мастера Божественных Предсказаний, то он неловко прочистил горло. В конце концов, эти слова Бай Сяочуня звучали очень знакомо…


— Уже поздно, — сказал Бай Сяочунь, — почему бы тебе не отдохнуть? А завтра мы можем вспомнить о былых временах.


Закончив трапезу, Бай Сяочунь взмахнул рукой, и одна из девушек подошла, чтобы вытереть его рот платочком. Вздохнув, он выпятил подбородок, посмотрел на девушку, а потом сказал:


— Пойдём. Отнесите меня в мою лабораторию по производству пилюль.


Две девушки-марионетки подхватили Бай Сяочуня и уплыли из комнаты. Ему даже не нужно было ходить своими ногами… Мастер Божественных Предсказаний быстро поднялся из-за стола, сложил руки и поклонился. Потом явно привычным голосом сказал:


— Доброй ночи, мой господин…


Эта сцена повергла Сюй Баоцая в ступор. Ему и в голову не приходило, что кто-то может жить подобным образом…

390. Похищение Бай Сяочуня

«Я тоже хочу так жить!» — взвыл про себя Сюй Баоцай, наблюдая, как Бай Сяочунь покидает комнату. Затем мастер Божественных Предсказаний разогнулся после поклона, прочистил горло и сказал:


— Брат Сюй, прошло всего несколько месяцев. Как ты дошёл до такой жизни?


Тут же Сюй Баоцай ощутил гнев. В конце концов, это именно мастер Божественных Предсказаний убедил его бросить Бай Сяочуня. Однако он знал, что сейчас не время упрекать его в этом. Он просто горько поморщился и про себя осыпал мастера Божественных Предсказаний проклятьями. Мастер Божественных Предсказаний на самом деле чувствовал себя немного виноватым. Вздохнув, он сказал:


— Не вини меня за произошедшее. Я тоже не думал, что младший патриарх сможет подняться до таких высот… В Небесном городе не всё зависит от уровня основы культивации, знаешь ли.


После этого мастер Божественных Предсказаний организовал для Сюй Баоцая место для ночлега и дал ему сколько-то баллов заслуг на расходы на первое время. Когда мастер Божественных Предсказаний вёл Сюй Баоцая в его новую комнату, Сюй Баоцай понял, что тот тоже занимает высокое положение в Обществе Лазурного Дракона, так как все встречные культиваторы неизменно смотрели на него с выражением глубокого уважения. Сюй Баоцай начал ощущать всё большее воодушевление.


В тут ночь ему не спалось. На следующее утро, не выспавшийся, он вышел из своей комнаты и тихо поклялся себе:


— Я должен стать таким же важным для младшего патриарха, как и мастер Божественных Предсказаний.


После возвращения Сюй Баоцая изначальная группа защитников Дао продолжила постепенно воссоединяться. Сюй Баоцай тут же принялся с большим энтузиазмом и отдачей работать над сбором информации и распространением слухов. Под его руководством Обществу Лазурного Дракона не только удалось избавиться от некоторых негативных слухов о них, но эффективно оказывать сопротивление на фронте формирования общественного мнения. Сюй Баоцай прикладывал все силы, используя все возможные уловки, чтобы достичь результатов.


У Бай Сяочуня же оказалось много свободного времени. Мастер Божественных Предсказаний заботился о повседневных делах общества, а Сюй Баоцай отвечал за разведку. У них в подчинении было несколько десятков управляющих — учеников в оранжевых одеждах, которым они отдавали поручения. Общество Лазурного Дракона становилось всё более и более стабильным. Его расширение ничуть не замедлилось, напротив, оно по-прежнему росло. В результате бизнес по производству и распространению пилюль Грёз развивался с невероятной скоростью.


Общество Божественного Неба пыталось провернуть множество уловок, но ни одна из них не принесла успеха. Они могли легко разобраться с одним конкретным человеком, но когда речь шла о другой крупной организации в городе, то им не хватало возможностей. Общество Лазурного Дракона разрослось быстро и неожиданно, по этой причине Общество Божественного Неба никак не могло с ним справиться. Слухи были частью их изначального плана, и, хотя начиналось всё хорошо, в итоге дело зашло в тупик. Их задумка не удалась, и теперь ярость Общества Божественного Неба только ещё больше усилилась. К тому же они хотели провернуть всё так, чтобы внешне казалось, что они ни при чём.


В то же время они исследовали вопрос с новой пилюлей Грёз и обнаружили, что боссом Общества Лазурного Дракона является не кто иной, как Аптекарь Бай, который создал Облегчающую Голод Суперпилюлю. К сожалению, как бы они ни старались разузнать о прошлом Бай Сяочуня, ничего обнаружить не удалось. Даже их агенты в самом Обществе Лазурного Дракона не смогли сообщить ничего полезного. Очевидно, что очень немногие знали даже просто его уровень основы культивации. Благодаря предусмотрительности мастера Божественных Предсказаний, все изначальные члены общества, которые немного знали о Бай Сяочуне, никогда ничего про него не рассказывали.


Хотя Общество Божественного Неба немного опасалось того, что Бай Сяочунь возник, казалось, просто из ниоткуда, но это был не первый случай, когда люди в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей хранили своё прошлое в секрете. Что же касается происхождения их версии пилюли Грёз, то они совершенно случайно когда-то наткнулись на неё и сами не имели понятия, кто и каким образом её создал. Более того, восточный мир культиваторов был огромным, а всё происходящее в нижних пределах не представляло для людей у истока реки никакого интереса.


Дни шли за днями, и Общество Божественного Неба продолжало наблюдать за ростом Общества Лазурного Дракона. В итоге объёмы продаж новой пилюли Грёз превзошли продажи старой, это и послужило последней каплей, что переполнила чашу терпения Общества Божественного Неба. В его штабе в центральной части города сейчас проходило собрание, на котором решалось, что же делать с Обществом Лазурного Дракона. Некоторые склонялись к тому, что нужно продолжить попытки использовать хитрость, чтобы развалить Общество Лазурного Дракона. Однако для реализации подобных планов требовалось время. В какой-то момент во время собрания раздалось холодное хмыканье.


— Больше ждать нельзя. Не то чтобы Общество Божественного Неба не могло использовать силу для решения проблемы, просто мы не должны нарушать правила. Люди из Общества Лазурного Дракона слишком упрямые. Послушайте, какой смысл постоянно это обсуждать? Вы не забыли, насколько Общество Божественного Неба могущественно? Давайте просто похитим Аптекаря Бая!


— Но мы же не знаем уровень его основы культивации! — возразил кто-то. — Без этой информации подобная попытка может…


— На свете есть много всего такого, чего мы не знаем. Что теперь, сидеть и ничего не делать? Какое бы впечатляющее происхождение у него не было, может ли оно сравниться с Обществом Божественного Неба? Мы берём начало от клана дэва! Что касается его основы культивации, то совершенно точно, что она ниже зарождения души. Также вероятность того, что он на формировании ядра, тоже невелика. Если бы это было так, то он бы уже давно получил жёлтые одежды. Зачем терять время здесь, перегоняя лекарства?!


Человек, который приводил эти аргументы, занимал довольно высокое положение в организации, поэтому никто не желал спорить с ним. Хотя большинство и считали это не очень хорошей идеей, они просто переглянулись между собой и промолчали. Вскоре Общество Божественного Неба пришло в движение. Среди них не было культиваторов формирования ядра, только люди на великой завершённости возведения основания, а также несколько экспертов псевдо-ядра. В конце концов, в их рядах числились только ученики в красных и оранжевых одеждах. Те люди, что получили жёлтые одежды, уже перебрались на радугу, и их не так-то просто было вызвать.


Чтобы разобраться с Бай Сяочунем, собралось десять культиваторов псевдо-ядра, а также несколько десятков людей на великой завершённости возведения основания и ещё больше тех, кто находился на позднем возведении основания. Когда пришла ночь, они отправились прямо в северную часть города, к пещере бессмертного, в которой располагался штаб Общества Лазурного Дракона. Сил собранной группы хватило бы, чтобы справиться с любой организацией во всём городе. Они двигались очень быстро. В конце концов, нападение планировалось неожиданное, и успех их плана зависел от того, смогут ли они победить одним махом. Хотя их основной целью являлось похищение Бай Сяочуня, если придётся, то они были готовы убить его, а потом уже разобраться с последствиями.


Ночь была темна и ветрена, Бай Сяочунь уже готовился усесться и начать культивировать Заклятие Развития Воли Ледяной Школы. В последнее время его уровень стал приближаться к пику ледяного аколита. Ледяная ци, которая кружилась вокруг него, могла бы поразить любого, кто бы её увидел, от неё на стенах комнаты образовывались слои ледяной корки. Хорошо, что его культивация в основном была сосредоточена внутри, потому что такой сильный холод был способен заморозить культиваторов возведения основания до смерти.


Он только успел успокоить ци и очистить разум, когда неожиданно его глаза расширились. Он повернул голову, и на его лице отразилось странное выражение. Но потом он просто прочистил горло и закрыл глаза, погружаясь в медитацию. Тем временем множество тёмных фигур приближалось к пещере бессмертного. Переглянувшись, они ринулись вперёд, попадая в зону действия активизировавшейся защитной формации Общества Лазурного Дракона. Сразу же начал раздаваться жуткий грохот, когда культиваторы Общества Божественного Неба прибегли к своим самым мощным атакам, чтобы разрушить защитную формацию. Общество Лазурного Дракона среагировало молниеносно: культиваторы начали громко кричать и палить магическими техниками во все стороны.


— Прочь! — но потом в сражение вступили десять культиваторов псевдо-ядра, и, как бы хорошо ни были подготовлены культиваторы общества Лазурного Дракона, они не могли сопротивляться подобному натиску. Они тут же перешли в оборону. К этому моменту руководящие обороной культиваторы осознали, с кем имеют дело:


— Стадия псевдо-ядра!


Со всех сторон послышались поражённые вздохи, пока культиваторы псевдо-ядра сметали всё на своём пути, словно сухую траву. Почти в тот же мгновение проявили себя шпионы в рядах Общества Лазурного Дракона.


— Босс Лазурный Дракон вон в той комнате.


С самоуверенным выражением лиц культиваторы псевдо-ядра устремились к комнате Бай Сяочуня. Шесть из них оказались быстрее остальных, преисполнившись презрением, они выломали дверь в его комнату. Четверо остались у входа, не давая никому войти.


— После сегодняшнего вечера у Общества Лазурного Дракона больше не будет босса, — высокомерно заявил один из культиваторов псевдо-ядра.


Культиваторы Общества Лазурного Дракона забеспокоились, ну, а люди из Общества Божественного Неба начали холодно посмеиваться, убеждённые в том, что их миссия удалась и, как только из комнаты раздастся взрыв, они смогут быстро уйти. Однако вместо взрыва они услышали только тишину. После того как шесть культиваторов псевдо-ядра залетели в комнату, оттуда не раздалось ни звука. Было так тихо, что можно было услышать своё дыхание. На лицах в толпе начали появляться удивлённые выражения, за исключением лиц мастера Божественных Предсказаний и Сюй Баоцая, которые смотрели на всё с презрением.


— Что случилось?.. — кто-то прошептал. Что-то явно было не так, как все они ожидали. Вход в комнату походил на чёрную пасть, готовую заглотить любого, кто осмелится туда войти. Многие присутствующие почувствовали, как по спине поползли мурашки.


Четверо культиваторов псевдо-ядра обменялись взглядами, потом стиснули зубы и принялись за дело. Они не могли уйти, не зная, что доложить начальству. Объединив силы, они пошли по направлению ко входу в комнату. Однако ещё до того, как они достигли её, из комнаты вырвался залп ледяной ци, который заполнил всё вокруг. Когда ледяная ци наполнила их, то им показалось, что их заморозило прямо на ходу. Их глаза широко распахнулись от удивления. Один из культиваторов псевдо-ядра вдруг начал источать красный свет, сжигая защитный бумажный талисман. При помощи силы огня ему удалось с посеревшим лицом, качаясь, сделать несколько шагов назад. С переполненным ужасом взглядом он воскликнул:


— Формирование ядра!

391. Ты собрат даос Чжан Дахай?

Как только эти слова вырвались у культиватора, он тут же ощутил, как ещё больше ледяной ци окутывает его и не даёт пошевелиться. Остальные культиваторы за пределами пещеры бессмертного оказались полностью потрясены.


— Что?


— Формирование ядра? Небеса! Босс Общества Лазурного Дракона на самом деле на стадии формирования ядра?


— Во всём городе всего несколько экспертов формирования ядра! Разве он не должен быть уже на радуге?


— Проклятье! Никогда не видел настолько скучающего культиватора формирования ядра, который предпочёл выполнению миссий и зарабатыванию баллов заслуг получение прибыли и занятия бизнесом!


Культиваторы возведения основания Общества Божественного Неба с полностью ошеломлённым видом начали убегать. Даже если бы их было больше, чем сейчас, они всё равно не смогли бы справиться с экспертом формирования ядра. Единственное, что им оставалось, — это как можно быстрее унести ноги. Но разве мог Бай Сяочунь просто дать им уйти? Словно раскат грома, из его комнаты послышалось холодное хмыканье, которое оглушило всех культиваторов Общества Божественного Неба, находящихся поблизости.


Послышались истошные вопли, культиваторы задрожали, а их основы культивации дестабилизировались. Они потеряли способность двигаться и попадали на землю, где их тут же скрутили обрадованные культиваторы Общества Лазурного Дракона. Тот факт, что группу таких сильных культиваторов смогло обезвредить всего лишь одно хмыканье, был просто ошеломляющим. Конечно, культиваторы возведения основания, которых только что поймали, и раньше сталкивались с экспертами формирования ядра. Но уже сейчас они могли сказать, что Бай Сяочунь куда более ужасающий, чем любой из тех, кого они встречали до этого. Он даже не вышел из комнаты. Он просто выкинул культиваторов псевдо-ядра наружу. Однако это действие произвело глубокое впечатление на культиваторов Общества Лазурного Дракона. Для них босс стал ещё более загадочным и непредсказуемым, чем раньше, просто до сотрясающей небеса и переворачивающей землю степени. Что касается людей из Общества Божественного Неба, то их сердца переполнялись невероятным удивлением и ужасом.


Бай Сяочунь остался более чем доволен всем. Ему вовсе не казалось, что он, как эксперт золотого ядра, обижает культиваторов возведения основания. На самом деле в его представлении всё было наоборот. «Я вовсе не желал создавать им проблемы, — подумал он. — Они сами напросились на них, придя ко мне».


Конечно, он понимал, что произошедшее невозможно сохранить в тайне, и вскоре новость о том, что он эксперт формирования ядра расползётся по Небесному городу.


«Что ж, ну и хорошо, — подумал он. — Я всё равно собирался в скором времени рассказать всем о себе. Но этот случай, несомненно, только поможет дальнейшему расширению Общества Лазурного Дракона». Восхищаясь своими способностями в стратегии, а также впечатляющей демонстрацией своей силы, он снисходительно усмехнулся, а потом закрыл глаза и продолжил медитацию.


Конечно, мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай позаботились обо всём остальном снаружи. После того как культиваторов Общества Божественного Неба взяли в плен, эти двое быстро стали планировать следующий шаг. На завтра во всех частях городах пошли слухи о случившемся. Более того, истории, которые передавали из уст в уста, были настолько красочными, что по ним картинка, словно живая, сразу же вставала перед глазами.


— Вы слышали? Прошлой ночью Общество Божественного Неба отправило десять культиваторов псевдо-ядра, десятки людей великой завершённости возведения основания и большое количество культиваторов позднего возведения основания для нападения на Общество Лазурного Дракона. Однако для них всё закончилось очень плачевно. Общество Лазурного Дракона взяло их в плен.


— Как такое вообще возможно?


— А как же иначе? Знаете что? Босс Общества Лазурного Дракона на самом деле на стадии формирования ядра!


Вскоре об этом говорил уже весь город. В конце концов, культиваторы формирования ядра являлись своего рода редкостью в Небесном городе. Обычно все они просто выполняли задания, чтобы заработать баллы заслуг, не участвуя в теневой жизни города. Четыре города у подножья водопада по большей части были подобием внешней секты для секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Поэтому все желали как можно быстрее перебраться из них на радуги.


Пока слухи множились, репутация Общества Лазурного Дракона становилась всё более и более раздутой. В то же время Общество Божественного Неба оказалось потрясено до основания. Что касается глав в штабах общества, то они были разъярены до предела. Прошло несколько дней, и они отправили посланника в Общество Лазурного Дракона, чтобы заплатить круглую сумму в баллах заслуг за вызволение своих культиваторов.


После этого Общество Божественного Неба несколько притихло, и так закончилась первая фаза их конфликта. Не то чтобы Бай Сяочунь не думал о том, чтобы полностью с ними разделаться и закрыть вопрос навсегда. В конце концов, в Обществе Божественного Неба не было ни одного культиватора формирования ядра. Однако он уже давно жил в Небесном городе и знал о происхождении Общества Божественного Неба.


По правде говоря, в нём состояло не так уж и много людей. Он действительно мог бы разделаться с ним в одиночку, если бы захотел. Однако главы организации являлись слугами в клане дэва, того самого мальчика-дэва, который привёз Бай Сяочуня в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Узнав об этом, Бай Сяочунь отказался от планов уничтожить их силой.


Пока Общество Божественного Неба варилось в собственном соку, Общество Лазурного Дракона продолжало расширяться и становилось всё более знаменитым. Пилюля Грёз Бай Сяочуня продолжала становиться всё более популярной во всех пяти частях города. В конце концов Общество Лазурного Дракона достигло ужасающего уровня влиятельности. Их запасы баллов заслуг тоже продолжали расти, и всё больше культиваторов желало обрести безопасную жизнь, присоединившись к их рядам. Даже небольшие кланы культиваторов и организации поменьше изъявляли желание стать частью Общества Лазурного Дракона. Ведь у него был такой невероятный доход и босс на стадии формирования ядра. По этой причине всего за год из маленькой банды они превратились во вторую по величине организацию в Небесном городе. К этому времени они уже давно перенесли свой штаб из пещеры бессмертного в самый лучший район северной части города. Если бы не тот факт, что жители города не могли владеть недвижимостью в Небесном городе, то, скорее всего, они бы уже скупили всё в этом районе и сдавали бы в аренду.


К тому же Бай Сяочунь теперь был совсем не занят. Он нанял большую толпу аптекарей, которые изготавливали для него пилюли. Конечно, он хранил формулу в секрете. В отличие от него мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай были очень заняты управлением дел в организации. В конце концов Бай Сяочунь подумал об остальных своих защитниках Дао, и ему стало интересно, слышали ли они о его последних достижениях…


«Сун Цюэ наверняка выполняет задания за пределами секты, поэтому, скорее всего, ничего не знает. Но самый старший брат должен был уже прознать обо всём. Почему он не пришёл ко мне?»


Пока он думал об этом, заявилась Чень Маньяо. Она просто пришла ко входу в их штаб и заявила, что она мадам Бай, даосская спутница босса Общества Лазурного Дракона. Учитывая, что босс Общества Лазурного Дракона походил на яркое полуденное солнце, Чень Маньяо тоже приняли как очень важную персону. Никто не хотел попасть к ней в немилость, поэтому её быстро отвели к Бай Сяочуню. Послушав её объяснения, почему она ушла тогда и вернулась сейчас, Бай Сяочунь ощутил, что головной боли не миновать. Осознав, что не может выгнать её, он вздохнул и разрешил ей остаться.


Из-за того что она продолжала утверждать, что является даосской спутницей Бай Сяочуня, все в Обществе Лазурного Дракона относились к ней с крайним уважением. Бай Сяочунь оставил всё на самотёк и озаботился Большим толстяком Чжаном. Он начал волноваться, что тот попал в неприятности, поэтому распорядился, чтобы все в Обществе Лазурного Дракона начали его поиски. Конечно, в приказе он упомянул его не как Большого толстяка Чжана, а как своего друга по имени Чжан Дахай.


Общество Лазурного Дракона в то время было уже огромной, могущественной группировкой, поэтому найти следы одного конкретного человека для неё было не так уж и сложно. Особенно учитывая, что приказ пришёл от самого босса. На самом деле многие культиваторы рассматривали это как возможность получить продвижение, заработав известность в организации, поэтому вскоре все начали усиленно искать Большого толстяка Чжана. Общество Божественного Неба тоже прослышало про это и организовало свои поиски Большого толстяка Чжана. С этим нельзя было ничего поделать, Бай Сяочунь понимал это, поэтому отправил своих людей следить за действиями Общества Божественного Неба.


Пока поиски вовсю продолжались… В одном небольшом клане в западной части города жил глава клана, который недавно присоединился к Обществу Лазурного Дракона и быстро поднялся до уровня одного из мелких управляющих в организации. Ему только что принесли указание искать Большого толстяка Чжана, и как только он увидел его портрет, на его лбу тут же выступил пот. По какой-то причине человек, которого искал босс, был очень похож на духовного улучшателя, который случайно уничтожил один из его магических предметов около полугода назад в ходе неудачной попытки духовного улучшения. Тот молодой духовный улучшатель говорил, что его фамилия Чжан. В гневе управляющий заточил его в тюрьму клана и заставил духовно улучшать для него предметы день и ночь, чтобы компенсировать потери.


В этом случае никто не умер, поэтому секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей не было до подобных действий управляющего никакого дела. В конце концов управляющий совсем позабыл про одинокого духовного улучшателя, но теперь он вдруг всплыл в памяти, и управляющий задрожал. Он вспомнил, что когда заточил у себя духовного улучшателя, решил использовать его для духовного улучшения в будущем, сохраняя при этом жизнь, чтобы не нажить проблемы за нарушения правил секты. Сожаления и тревога объяли его, когда он понял, что за это время юноша мог уже умереть. Не медля ни минуты, он поспешил к месту в клане, отведённому для духовного улучшения. Ещё издалека он увидел тощего и дрожащего Большого толстяка Чжана, с поблёкшими глазами держащего летающий меч в ослабевших руках. Рядом с ним стоял один из слуг клана и громко орал на него, отчитывая.


— Давай быстрее! Если ты уничтожишь ещё один летающий меч, то я…


Прежде чем слуга успел договорить, он увидел, что к нему бежит глава клана, и тут же нацепил заискивающее выражение лица. Как раз когда он уже собирался сложить руки и поклониться, глава клана со всего маху залепил ему пощёчину, отчего тот отлетел кувырком в сторону на тридцать метров.


— Проклятье! Не могу поверить, что ты так грубо обращается с моим уважаемым гостем!


Когда Большой толстяк Чжан увидел, что происходит, то он задрожал ещё сильнее и встревоженно посмотрел на главу клана. Однако глава клана переживал ещё сильнее, чем он. Он быстро помог Большому толстяку Чжану встать на ноги и осторожно спросил:


— Ты собрат даос Чжан Дахай?

392. Воссоединение защитников Дао

В представлении Большого толстяка Чжана глава клана олицетворял огромную власть, он никогда ещё не говорил с ним так и не вёл себя подобным образом. В этой части города он был тем, кто мог обрушить поток неприятностей на любого, смеющего побеспокоить его. Ведь он не только носил оранжевые одежды, но ещё и являлся главой целого клана культиваторов. Предположительно, один из культиваторов этого клана достиг стадии зарождения души, и хотя он уже давно умер, но в этой части города впечатление о его достижениях ещё сохранились в памяти жителей.


Когда Большой толстяк Чжан начинал, то был абсолютно уверен, что сможет зарабатывать на жизнь при помощи духовного улучшения, но после того, как он испортил несколько предметов подряд, включая один очень важный магический предмет, принадлежавший главе клана, всё кончилось тем, что он попал в плен к клану. Через полгода Большой толстяк Чжан уже был близок к настоящему безумию. Целыми днями он только и занимался что духовным улучшением, и у него никогда не было достаточно еды, чтобы наесться досыта. Если бы не несгибаемая решимость продолжать жить, то он, скорее всего, уже бы давно погиб от голода и истощения. Он уже и так инстинктивно боялся главу клана, а тут, услышав, как тот назвал его настоящее имя, он и вовсе затрясся. Однако глубоко внутри он также ощущал ярость, которая просачивалась в его взгляде. Если бы взгляд мог убивать, то главу клана сейчас бы уже разорвало на мелкие кусочки.


— Эм… собрат даос, прошу, скажи мне. Ты Чжан Дахай?


Беспокойство главы клана начало усиливаться, но он даже не смел думать о том, чтобы просто убить молодого духовного улучшателя, чтобы навсегда заставить его замолчать. Общество Лазурного Дракона было слишком большим и могущественным, и рано или поздно они об этом бы всё равно узнали. А если босс узнает, что он держал Чжан Дахая в заточении только для того, чтобы потом убить, то всему клану не жить.


— Да, всё верно! — заорал Большой толстяк Чжан. — Я Чжан Дахай!


Голова главы клана чуть ли не разорвалась. Он затрясся, а его зрачки превратились в крохотные точки. Когда Большой толстяк Чжан увидел подобную реакцию, то у него появилось плохое предчувствие. Внезапно почувствовав слабость в коленях, он выругался про себя и уже хотел что-то сказать вслух, когда глава клана неожиданно повернулся к слуге, которого только что ударил по лицу.


— Ты тупица! — заорал он. — Разве ты не помнишь, как я сказал тебе, что этот молодой человек мой почётный гость?! Ты должен уважать гостей! Тебе нужно было заботиться о нём, а вместо этого ты воспользовался им и подставил меня!


Тут он поднял руку и снова вмазал слуге, заставив его опять отлететь кубарем в сторону. Изо рта слуги брызнула кровь, и он горько закричал. Совершенно не понимая, что нашло на хозяина, он уже хотел молить о прощении, когда глава клана закричал:


— Стража, уберите этого слугу прочь с моих глаз! Разрушьте его основу культивации и бросьте его в темницу!


После этого он подошёл к Большому толстяку Чжану и помог ему подняться на ноги. Вежливо ему улыбаясь, он начал пламенно извиняться за всё произошедшее:


— Брат Чжан, всё это большая ошибка. Если ты хочешь, чтобы я казнил того слугу, только скажи! Да, тебе наверное было тяжело все эти дни, брат Чжан.


Отряхивая пыль с плеч ничего не понимающего Большого толстяка Чжана, глава клана повёл его в главный зал, поддерживая под руку. Громким голосом он приказал:


— Приготовьте лучшей духовной еды и самого дорогого алкоголя в качестве моего извинения брату Чжану.


Через мгновение весь клан уже погрузился в активную деятельность. Хотя все никак не могли понять, в чём же дело, но никто не посмел спросить, что случилось. Тут же накрыли целый стол духовной еды, а глава клана собственной персоной ухаживал за Большим толстяком Чжаном за столом. Он даже позвал красивых девушек, состоящих в клане, чтобы они посидели с ним. Большой толстяк Чжан больше всех остальных оказался застигнут врасплох. Ещё никогда глава клана не вёл себя настолько вежливо, и он не мог понять, почему тот ведёт себя таким образом. Однако, увидев обильную еду на столе, он решил подумать об этом позже и тут же принялся уплетать за обе щёки.


Глава клана стоял неподалёку и внутренне дрожал, однако внешне он был сама любезность и постоянно подавал новые блюда. Более того, прекрасные девушки продолжали многозначительно посматривать на Большого толстяка Чжана. Хотя они сами не очень понимали, зачем их попросили так себя вести, но старательно выполняли приказ, и одна из них даже начала массировать ему плечи. Остальные продолжали подливать ему вина и даже ласково болтали с ним. Хотя Большой толстяк Чжан и нервничал по поводу происходящего, но он просто стиснул зубы, забыл об осторожности и решил насладиться процессом. Через два часа он наелся и напился от пуза. Наконец он хлопнул ладонью по столу и строго посмотрел на главу клана.


— Ну ладно, что тут происходит?!


Глава клана не смог скрыть горечи в голосе и ответил:


— Брат Чжан, всё произошедшее ранее действительно большая ошибка с моей стороны. Пожалуйста, не таи на нас обиды, — соединив руки, он посмотрел на девушек, стиснул зубы и продолжил: — Брат Чжан, если ты не слишком их презираешь, то почему бы тебе не сделать одну из этих дочерей нашего клана своей?


Девушки ахнули и уже открыли рот, чтобы возразить, но суровый взгляд главы клана заставил их промолчать. Большой толстяк Чжан испугался и разнервничался так, что не мог вымолвить ни слова. Он просто не мог решить, что делать. Прошла минута, прежде чем он спросил:


— Почему ты делаешь всё это?..


Учитывая, как Большой толстяк Чжан настаивал, глава клана не посмел скрывать правду. Глубоко вздохнув, он сказал:


— Брат Чжан, босс Общества Лазурного Дракона прочёсывает весь город в поисках тебя…


— Общество Лазурного Дракона? — Большой толстяк Чжан выглядел удивлённо. Он попал в заточение ещё до того, как Общество Лазурного Дракона стало известным. В то время очень многие ничего не знали о нём, включая Большого толстяка Чжана. Учитывая выражение лица Большого толстяка Чжана, глава клана быстро объяснил, что за несколько последних месяцев Общество Лазурного Дракона достигло невиданных высот. Большой толстяк Чжан затрясся ещё сильнее.


— Кто-то настолько важный ищет меня?


Он схватил крупный кувшин с алкоголем и отхлебнул из него несколько больших глотков. Вскоре уже настал вечер. Осыпая Большого толстяка Чжана непрекращающимися извинениями, глава клана повёл его в северную часть города на встречу со знаменитым боссом Лазурным Драконом. По дороге Большой толстяк Чжан слышал, как многие люди говорили об Обществе Лазурного Дракона, поэтому стал нервничать только ещё сильнее.


Вскоре над их головами засияла луна, и они подошли к огромной пещере бессмертного в северной части города. Снаружи на страже стояли восемнадцать големов вместе с большим количеством культиваторов. Внутри можно было уловить тени нескольких рядов культиваторов-охранников. Вокруг пещеры бессмертного мерцала магическая формация, а высоко в небе сияла магическая проекция лазурного дракона. Он был чрезвычайно реалистичным, один взгляд на него сразу же наполнял сердце смотрящего изумлением.


— Это… Это Общество Лазурного Дракона? — нерешительно спросил Большой Толстяк Чжан. Глава клана кивнул. Конечно, он пришёл сюда далеко не в первый раз, но всё равно очень нервничал.


Большой толстяк Чжан уже даже дышал с трудом, он и правда не мог вообразить, зачем такому важному человеку, как босс Общества Лазурного Дракона, разыскивать его. Однако у него не было никакого выбора, кроме как последовать за главой клана к главным воротам и заявить о себе. Ещё до того как он закончил представляться, изнутри территории Общества Лазурного Дракона показались три луча света. Человек впереди носил оранжевые одежды, а на голове у него красовалось украшение с вышитым лазурным драконом. И это бы не кто иной, как Бай Сяочунь!


Он был обвешан различными защитными нефритовыми украшениями, и от него исходил ослепительный блеск магических сокровищ. У него даже нимб был над головой, и в целом он выглядел таким внушительным, что дальше некуда. По бокам Бай Сяочуня летели Сюй Баоцай и мастер Божественных Предсказаний. К этому моменту Сюй Баоцай уже выглядел совсем не так, как когда только вернулся к Бай Сяочуню. На его лице появился здоровый лоск, и он тоже с головы до ног был увешан блестящими сокровищами. Он смотрелся как эталон богатого и уважаемого человека. Как только появился Бай Сяочунь, то сразу же на территории Общества Лазурного Дракона началось движение. Культиваторы и служанки высыпали из пещеры бессмертного, а те, что и так уже были снаружи, задрожали и упали на колени, чтобы поклониться.


— Приветствуем, босс.


— Приветствуем, босс.


Их возгласы громом разнеслись в разные стороны. В этот момент Большой толстяк Чжан осознал, что и глава клана, что привёл его сюда, тоже бухнулся на колени и кланяется. Только Большой толстяк Чжан остался стоять на ногах. Широко распахнутыми глазами он смотрел на приближающихся мастера Божественных Предсказаний, Сюй Баоцая и Бай Сяочуня.


— Девятый толстяк?! — сказал Большой толстяк Чжан, полностью растерявшись.


— Самый старший брат! — воскликнул Бай Сяочунь. Громко засмеявшись, он приблизился и обнял Большого толстяка Чжана. Тот с радостью обнял его в ответ, словно воссоединился с потерянной семьёй.


Когда глава клана, что привёл его, увидел это, то он задрожал, испугавшись, что Большой толстяк Чжан захочет отомстить ему, и сразу же натянул на лицо выражение крайнего раскаяния. Большой толстяк Чжан так обрадовался, что даже не заметил, как глава клана смотрит на него. Его смех смешался со смехом Бай Сяочуня, и они направились в сторону пещеры бессмертного.

393. Жалоба

Из пяти защитников Дао, которых Бай Сяочунь привёз с собой, не хватало только Сун Цюэ. Остальные четверо уже вернулись к нему. Даже Чень Маньяо примерно вела себя. Бай Сяочуню очень нравилось, что люди полагаются на него не только потому, что у него мощная основа культивации. Он часто думал об этом во время своих медитаций. Теперь, когда вернулся Большой толстяк Чжан, Бай Сяочунь почувствовал себя гораздо спокойнее. Большой толстяк Чжан отличался от мастера Божественных Предсказаний и Сюй Баоцая. Их дружба началась в тот день, когда Бай Сяочунь впервые попал в мир культиваторов.


На самом деле, как только Большой толстяк Чжан присоединился к Обществу Лазурного Дракона, он стал вторым по значимости человеком в нём, заняв положение даже выше, чем у мастера Божественных Предсказаний и Сюй Баоцая. Конечно, мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай нормально к этому отнеслись, так как хорошо знали, насколько Бай Сяочунь и Большой толстяк Чжан близкие друзья.


По мере расширения Общество Лазурного Дракона становилось всё более могущественным и теснило Общество Божественного Неба не только на рынке пилюль Грёз, но и в других областях. Однако подобные попытки соперничества не могли быстро увенчаться успехом и требовали больших капиталовложений. Пилюля Грёз по-прежнему оставалась основным источником доходов Общества Лазурного Дракона. Бай Сяочунь на самом деле не занимался этими вопросами, а передал полномочия в руки Большого толстяка Чжана и остальных. В общем и целом, Бай Сяочунь был полностью доволен тем, насколько он великолепен. Ему не нравилось только одно: он не мог приобрести в собственность свою пещеру бессмертного, так как в Небесном городе всю недвижимость сдавала в аренду секта.


Наведя справки, он выяснил, что легче найти перо феникса или рог кирина, чем кого-то в Небесном городе, кто бы владел недвижимостью. Единственным способом добиться чего-то подобного было заручиться поддержкой кого-то очень могущественного. К сожалению, за спиной Бай Сяочуня никто не стоял, поэтому у него не оставалось выбора, кроме как отказаться от этой идеи. Вместо этого он сфокусировался на культивации: используя доходы Общества Лазурного Дракона, он закупился духовными лекарствами и духовной едой, способствующими ускорению прогресса. Только после того как он потратил около миллиона баллов заслуг, он наконец смог успешно завершить культивацию Неумирающих сухожилий от пальцев левой ноги и до лодыжки. Когда эта часть ноги пульсировала силой, он мог испускать ей невообразимые колебания, которые потрясали небо и землю своей мощью. Сила его левой ноги многократно превосходила силу правой и сейчас была источником самой невероятной мощи физического тела из всего, находящегося в его распоряжении.


Проведя испытания, Бай Сяочунь понял, что он нарастил не только силу, но ещё и скорость. Сейчас его левая нога могла двигаться в два раза быстрее, чем правая. Конечно, он и раньше был одним из самых быстрых людей на своём уровне культивации, всё благодаря Телу Неумирающего Небесного Короля и золотому ядру небесного Дао. Более того, если бы кто-то увидел, насколько он быстр, то тут же ахнул бы от удивления. На самом деле благодаря увеличению быстроты Бай Сяочунь начал ощущать, что все остальные части его тела, кроме левой ноги, слишком медленные.


«Однажды завершу культивацию Неумирающих сухожилий и смогу разогнаться до невероятных скоростей…» Когда Бай Сяочуню в голову пришла эта мысль, то в его глазах зажглось нетерпение.


В средних пределах в секте Противостояния Реке ему бы понадобилось очень много времени, чтобы добиться подобного даже при помощи Кровавого Предка. Но здесь, у истока реки, в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, невероятно сильная духовная энергия, лекарства более высокого уровня и самая лучшая духовная еда — всё это делало ситуацию совсем иной. Единственная проблема состояла только в том, что для всех этих ресурсов требовались баллы заслуг и очень много. Благо, именно в них у Бай Сяочуня недостатка не было.


Вдобавок к значительному прогрессу с Неумирающими сухожилиями огромное количество баллов заслуг в его распоряжении помогло ему сделать большой шаг вперёд с культивацией Заклятия Развития Воли Ледяной Школы. Вода реки Достигающей Небес у истока сильно отличалась от того, какой она была в нижних пределах. Она оказалась настолько мощнее и чище, что это нельзя было даже сравнивать. В какой-то момент он даже потратил десятки тысяч баллов заслуг, чтобы купить целую миску воды.


В конечном итоге он достиг пика уровня ледяного аколита. Теперь одним мановением руки он мог заставить замёрзнуть площадь в триста метров радиусом, внутри которой появлялась одна расплывчатая ледяная тень. Бай Сяочунь мог по своему желанию поменяться местами с тенью. Если эту возможность правильно использовать в битве, то подобный трюк мог помочь ему неожиданно победить или даже обратить поражение от сильного противника в победу.


Бай Сяочунь очень радовался подобной возможности, он даже нашёл себе место для тренировки. После того как он запечатал тренировочную территорию, оставшись в полном одиночестве, он провёл необходимые испытания. Призвав ледяную тень внутри замороженной территории радиусом в триста метров, он мог сделать шаг вперёд и тут же поменяться с тенью местами. Это походило на телепортацию. Немножко привыкнув к этому способу перемещения, он остался настолько доволен, что это сложно описать словами.


После достижения пика уровня ледяного аколита его техники улучшились, а основа культивации тоже стала мощнее. Из-за того что в его золотом ядре небесного Дао накопилась ледяная ци, он достиг пика ранней стадии золотого ядра! Остался ещё один шаг, и он мог достичь прорыва на среднюю стадию золотого ядра. Бай Сяочунь уже понял, в каком направлении нужно двигаться для этого. Ему просто необходимо было достичь уровня ледяного адепта!


«Как только я вступлю на уровень ледяного адепта, я тут же поднимусь до стадии среднего формирования ядра. И этот день уже не за горами!»


Он запрокинул голову и раскатисто рассмеялся, думая о том, что приезд в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей — действительно правильный выбор. На самом деле, если бы он знал, насколько хорошо он сможет устроиться в Небесном городе, то побежал бы сюда вприпрыжку.


Пока Бай Сяочунь радовался жизни, вражда между Обществом Божественного Неба и Обществом Лазурного Дракона усиливалась. В Обществе Божественного Неба проходило множество собраний, на которых пытались решить, что же делать с Бай Сяочунем и Обществом Божественного Неба. К сожалению, Бай Сяочунь был культиватором формирования ядра, что для них оказалось совершенно неожиданно и привело к потере инициативы в конфликте. Их неудавшаяся попытка похитить его нанесла серьёзный вред их впечатляющей репутации. Ещё более важно, что из-за одних только размеров Общества Лазурного Дракона все их планы и ухищрения становились практически бесполезными. Кроме этого, если говорить о возможности применения силы, то хотя у них и было громкое происхождение, но в их организации не имелось ни одного культиватора формирования ядра. Несмотря на то что все говорили об их связи с кланом патриарха-дэва, по правде говоря, ученики в оранжевых одеждах из Общества Божественного Неба являлись всего лишь слугами в этом клане. Поэтому хотя клан дэва звучал впечатляюще, но никто в этом клане особо не заботился о них.


Выбора не оставалось, и они пожаловались на происходящее своим хозяевам, надеясь, что кто-то придёт им на помощь. Однако, несмотря на несколько подобных просьб в последние несколько месяцев, никто не обратил на них никакого внимания. Всё, что касалось культиваторов возведения основания, не очень волновало клан, поэтому они определённо не собирались мобилизовать силы клана, чтобы выручить их. Обществу Божественного Неба необходимо было самому решать эту проблему. Подождав какое-то время и так и не получив ответа, люди в Обществе Божественного Неба поняли, что происходит, но по-прежнему не желали сдаваться.


— Мы не можем и дальше оставлять всё как есть.


— Верно. Это проклятое Общество Лазурного Дракона слишком быстро и агрессивно разрослось. Если мы не предпримем что-то в самое ближайшее время, то нам придётся играть на вторых ролях до скончания времён.


— Но клан не обращает на нас внимания. Эх.


— Не могу поверить, что мы так и не смогли ничего накопать о прошлом босса Лазурного Дракона. Говорю вам, здесь явно что-то нечисто. Такое впечатление, что кто-то уничтожил все записи о нём.


Пока обсуждения шли полным ходом, в стороне сидела тёмная фигура, этот человек, казалось, был окружён мерцающей тьмой. Неожиданно он заговорил зловещим голосом.


— Раз клан не обращает на нас внимания, а босс Лазурный Дракон — слишком загадочная фигура, тогда давайте просто уничтожим пилюли Грёз. Это сразу же оставит Общество Лазурного Дракона без главного источника дохода и будет выходом из этого тупика, после чего станет ясно, каким образом их добить. Что же касается способа уничтожения пилюль Грёз, то это просто. Вы ещё никогда не думали об этом как следует. Просто напишите жалобу в секту на эти пилюли Грёз! В конце концов, они не являются разрешёнными лекарственными средствами!


После его слов все замолчали, но глаза у всех глав Общества Божественного Неба начали ярко сиять. Говоривший только что был не кто иной, как главный босс Общества Божественного Неба. После того как они полностью формализовали это решение, Общество Божественного Неба принялось за работу. Они составили список предполагаемых побочных и вредных воздействий пилюли Грёз и сообщили о них в секту. Более того, они сопроводили эту жалобу большими взятками и потянули за все ниточки, которые имелись в их распоряжении.


Через три дня с радуги Неба пришёл приказ, о котором объявили повсеместно в Небесном городе. Глава горы радуги Неба запретил всем ученикам покупать пилюли Грёз. И это было ещё не всё. К штабу Общества Лазурного Дракона прилетел яркий луч света, в котором находилась нефритовая табличка. Она пронзила защитные магические формации, словно горячий нож масло, и остановилась прямо перед Бай Сяочунем. Потом она ослепительно засияла, и из неё раздался глубокий древний голос.


— Заложник Бай Сяочунь из секты Противостояния Реке, немедленно явитесь к главе горы радуги Неба.

394. Радуга Неба

Бай Сяочунь занимался дыхательными упражнениями, когда неожиданное появление нефритовой таблички заставило его глаза широко распахнуться. Задрожав, он сказал:


— Глава горы радуги Неба? Он хочет меня видеть? Что ему нужно? Я же его даже не знаю.


По тону голоса, раздавшемуся из нефритовой таблички, было ясно, что говоривший не особо доволен.


— Что происходит?!


Бай Сяочунь начинал всё больше нервничать, и тут с серьёзными лицами пришли мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай. Большой толстяк Чжан, казалось, очень сердит, а остальные главы выглядели очень взволновано. Сюй Баоцай стиснул зубы и сказал:


— Младший патриарх, секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей издала приказ, запрещающий распространение пилюли Грёз. Определённо, это работа Общества Божественного Неба. Они пытаются лишить нас главного источника дохода!


Последнее время Сюй Баоцай вёл очень комфортную жизнь, он был в восторге от постоянного притока баллов заслуг. Но теперь, казалось, всему этому настал конец — конечно, он очень переживал.


— Что будем делать, босс?


— Без пилюли Грёз Общество Лазурного Дракона в большой опасности.


— Всё верно. Мы слишком быстро росли в последнее время, а новости о запрете на пилюлю Грёз, несомненно, распространятся по городу словно лесной пожар.


Не только Сюй Баоцай очень переживал. Остальные культиваторы Общества Лазурного Дракона думали примерно так же. В конце концов, пилюля Грёз являлась их основным источником доходов. Без этих пилюль огромные размеры Общества Лазурного Дракона быстро станут большой обузой. В конце концов, чтобы поддерживать подобные размеры, нужно постоянно тратить значительную сумму баллов заслуг просто на выплату зарплаты. Вскоре им придётся урезать расходы на определённые области, и этим тут же воспользуется Общество Божественного Неба, чтобы занять нишу. Они наверняка пожелают довести дело до конца и уничтожить все достижения Общества Лазурного Дракона за последнее время.


После окончательного анализа ситуации стало понятно, что основной проблемой Общества Лазурного Дракона являлось отсутствие накоплений ресурсов. По сравнению с Обществом Божественного Неба они представляли собой подобие огромного пустого здания, которое оказалось неустойчивым и могло разрушиться в любую минуту. К сожалению, за исключением защитников Дао Бай Сяочуня, почти все культиваторы Общества Лазурного Дракона, присутствующие здесь, начали задумываться, как им лично поступить в сложившейся ситуации. Если так обстояло дело в рядах руководства, то что уж говорить о простых культиваторах, которые составляли остальную часть организации.


Бай Сяочунь понимал, что если он не сможет разобраться с ситуацией, то всё Общество Лазурного Дракона может развалиться. Однако прямо сейчас ему было не до этого. Блестящая нефритовая табличка по-прежнему висела в воздухе перед ним, а примчавшиеся к нему люди продолжали осыпать его вопросами. Его глаза сверкнули, он прочистил горло:


— Чего вы все так переполошились?


Все тут же примолкли. Бай Сяочунь являлся боссом Общества Лазурного Дракона и культиватором золотого ядра. Что ещё более важно, он являлся создателем пилюли Грёз. Хотя он и не принимал особого участия в повседневных делах организации, но Общество Лазурного Дракона принадлежало ему, он являлся самой большой стабилизирующей силой для него.


— Я знаю, что у Общества Божественного Неба есть мощная поддержка, но неужели вы думаете, что у меня такой нет?! — с этими словами он поднялся на ноги, выпятил подбородок и указал на нефритовую табличку. — Все вы, посмотрите на это. Что это по-вашему?


Все удивлённо уставились на нефритовую табличку, пока до них не стало доходить, что это предмет с радуги.


— Это же командный медальон главы горы радуги Неба!


— Так и знал, что видел луч света с радуги Неба! Значит, он прилетел сюда. Оказалось, что это послание для досточтимого босса!


Культиваторы Общества Лазурного Дракона невольно вздохнули, посмотрев на Бай Сяочуня сияющими глазами.


— Только не говорите, что у босса на самом деле есть связи на самой радуге Неба!


Пока все поражённо смотрели на Бай Сяочуня, Сюй Баоцай, мастер Божественных Предсказаний и Большой толстяк Чжан совсем не понимали, что же могло связывать Бай Сяочуня с главой горы радуги Неба.


— Ну, раз вы всё сами понимаете… — сказал спокойно Бай Сяочунь. — Что ж, теперь мне нужно нанести формальный визит главе горы радуги Неба. Решим, что делать дальше, когда я вернусь.


После этого он взмахнул рукавом, схватил нефритовую табличку и вышел из комнаты. Сразу же все культиваторы Общества Лазурного Дракона соединили руки и поклонились в его сторону. Хотя они по-прежнему переживали, но уже не так сильно, как раньше. А такое настроение должно было оказать большое влияние на культиваторов в их подчинении и, по крайней мере, позволить избежать паники в рядах Общества Лазурного Дракона в связи с ограничениями на продажу пилюль Грёз, ну, хотя бы на первое время.


Бай Сяочунь прекрасно разыграл спектакль. Даже Большой толстяк Чжан купился и смотрел на Бай Сяочуня одновременно с уверенностью и предвкушением. Однако как только Бай Сяочунь вышел из пещеры бессмертного Общества Лазурного Дракона, то тут же чуть не разрыдался. Мгновение назад он стоял с гордо поднятой головой, а сейчас уже был объят тревогой. В то же время его гнев по отношению к Обществу Божественного Неба вспыхнул с новой силой. Однако сейчас было не время предаваться гневу.


«Что же глава горы радуги Неба хочет от меня?..» — обеспокоенно подумал он и отправился в сторону определённого места в центральной части Небесного города, из которого можно было попасть на радугу.


Именно здесь ученики, получившие жёлтые одежды, отправлялись жить на радугу. Что же касается учеников в красных и оранжевых одеждах, то они могли попасть туда только по специальному приглашению или приказу. Добравшись до портала телепортации, он вынул нефритовую табличку и глубоко вздохнул. Приняв мрачный и трагический вид, словно ставил на карту всё, он шагнул в портал. Послышался грохот, и вспыхнул яркий свет телепортации, который объял его на мгновение, а потом растаял вместе с ним. Когда он появился вновь, то уже оказался в нижнем ряду радуг на второй из них.


Как только он материализовался, то тут же огляделся и обнаружил, что везде вокруг богато украшенные здания, соединённые между собой тропинками из зелёного нефрита. Везде цвели бессмертные деревья и клубилась духовная энергия, которая делала всё вокруг похожим на райские кущи. Там были пруды и пещеры бессмертного, а также приручённые духовные создания виднелись среди деревьев и в воде. Мягкий семицветный свет наполнял всё вокруг, создавая невероятно прекрасное зрелище. Ученики в жёлтых одеждах ходили тут и там, а также сидели и медитировали. Всё было тихо и спокойно, что так разительно отличалось от шумной суеты в Небесном городе. Много людей летали по воздуху, но все они выглядели холодно и отстранённо. Все казались высокими и стройными, окружёнными загадочным светом, который заставлял их выглядеть словно не от мира сего.


Очевидно, что радугу защищала какая-то мощная магическая формация, которая делала сильную духовную энергию мягче и нежнее, из-за чего она впитывалась, не вызывая истощения. Бай Сяочунь тут же растерялся. Он впервые видел, как выглядит радуга изнутри, поэтому невольно потёр глаза, чтобы убедиться, что ему не мерещится. Конечно, ничего из того, что он видел, от этого не исчезло. Ещё он заметил, что хотя радуга была очень большая, но на самом деле занимала только около половины площади Небесного города. Пока Бай Сяочунь с изумлением оглядывался, воздух перед ним исказился и там появилась ученица в жёлтых одеждах. У неё были длинные струящиеся волосы и прекрасные черты лица, хотя выражение на нём было несколько холодноватым. Оглядев Бай Сяочуня с головы до ног, она спросила:


— Это ты Бай Сяочунь?


В глазах Бай Сяочуня появилось серьёзное выражение. Эта молодая женщина точно так же, как и он, находилась на пике ранней стадии формирования ядра, но тот способ, который она выбрала, чтобы появиться перед ним, впечатлял. Бай Сяочунь впервые встретил в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей кого-то, кто бы был на одном с ним уровне культивации, а также впервые видел подобные божественные способности и магические техники, о которых ранее ему приходилось только слышать. Если бы её основа культивации была выше, чем у него, то, возможно, он бы отреагировал по-другому. Но учитывая, что они находились на одном уровне, он решил, что не может выглядеть слабаком, и гордо заявил:


— Да, я Бай Сяочунь. А ты кто?


— Пойдём со мной. Мой учитель хочет тебя видеть. Кстати, веди себя здесь поосторожнее. Культиватор формирования ядра может с лёгкостью умереть, если потеряется.


После этого она развернулась и пошла прочь. Её слова заставили Бай Сяочуня занервничать ещё сильнее, и он поспешил за ней. Они превратились в два луча света и улетели в небо. По дороге Бай Сяочунь, с любопытством рассматривая виды внизу, быстро понял, как организована радуга Неба. Пять её районов располагались в виде концентрических кругов, и чем ближе к центру, тем сильнее там было давление и холодность.


Наконец девушка провела его к центральному кольцу, где возвышалась огромная гора. Её окружал ослепительный семицветный свет, и вокруг не росло ни одного растения. На самой горе виднелся только огромный храм серого цвета, окружённый невероятной энергией. Просто смотря на него, Бай Сяочунь ощутил, что это скорее не храм, а огромный древний дикий зверь. Доведя Бай Сяочуня до подножия горы, девушка остановилась. Потом она отошла на несколько шагов, ничего при этом не говоря. Пока Бай Сяочунь раздумывал, что бы это значило, из храма на горе вдруг послышался древний голос:


— Покайся в своих преступлениях, Бай Сяочунь!

395. Ещё одно появление Ду Линфэй

После этих слов нервозность Бай Сяочуня тут же как рукой сняло, и он вздохнул про себя. В то же время в душе он поблагодарил культиваторов старшего поколения в сектах Духовного и Кровавого Потоков, которые часто пугали его на чём свет стоит, произнося подобные фразы. Как только он услышал эти слова, то тут же понял, что, скорее всего, никаких проблем не ожидается. Каждый раз, когда старшие говорили подобное, то они словно демонстрировали дубинку только для того, чтобы затем вознаградить.


Осознав это, Бай Сяочунь тут же понял, как следует себя вести. Вздохнув, он натянул такое выражение на лицо, в котором смешались сразу горечь, отрицание и злость. В то же время он постарался всем своим видом продемонстрировать уважение к секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, надежду продвинуться в её рядах и одновременно тоску по секте Противостояния Реке. Когда все эти эмоции смешались на его лице, он смог заставить отразиться сложную гамму чувств, характерную для заложника. Он молча стоял, соединив руки и низко поклонившись, словно ему хотелось так много всего сказать, но он сдерживался. На самом деле он просто ждал, что будет дальше. Хотя он молчал, но выражение на его лице говорило само за себя. Бай Сяочунь освоил тактику праведного возмущения в ответ на обвинения ещё в секте Кровавого Потока, и она всегда казалась ему особенно эффективной. Что же касается девушки с холодным взглядом, то когда она увидела его выражение лица, то у неё отвисла челюсть. Какое-то время голос с горы не раздавался, а потом зазвучал вновь:


— Отлично, забудем об этом. В конце концов, ты же заложник из секты Противостояния Реке, а это важная связь для радуги Неба. Отдай мне формулу пилюли Грёз. Она запрещена к продаже, но в то же время может пригодиться в некоторых случаях.


Бай Сяочунь засомневался, как поступить, и позволил паузе растянуться. Потом древний голос снова заговорил из семицветного света, сияющего из храма.


— Я не принуждаю тебя отдать её задаром. Я заплачу тебе миллион баллов заслуг и сразу же сделаю тебя учеником в жёлтых одеждах. Поэтому тебе не придётся больше жить в Небесном городе.


Когда молодая женщина услышала это, то у неё округлились глаза и она ошеломлённо посмотрела в сторону храма. Бай Сяочунь очень обрадовался, но не показал вида. На самом деле сейчас он ощущал немного презрения. Ведь у него и так было очень много баллов заслуг и он совсем не стремился попасть жить на радугу, он уже давно мог сделать это при желании. Он часто тратил десятки тысяч баллов заслуг на одно блюдо, не говоря уже о служанках-марионетках, которые служили ему. Потом ему нужно было заботиться обо всех своих подчинённых. Если посчитать, то его ежемесячные расходы, скорее всего, превышали миллион баллов заслуг.


«Только полный идиот захотел бы переселиться сюда, — подумал он. — Жизнь так прекрасна в Небесном городе! Я самый сильный, моя культивация быстро продвигается, никто не создаёт мне проблем».


Бай Сяочунь уже давно решил, что он не хочет жить на радуге, и этот визит на неё только укрепил его в этом решении. У всех здесь было очень холодное выражение лица, казалось, что здесь совсем не весело жить. Услышав предложение главы горы, Бай Сяочунь глубоко вздохнул, сложил руки и низко поклонился с мрачным лицом. Словно эталон праведности, он громко ответил:


— Глава горы, конечно, ученик с радостью отдаст вам формулу пилюли. Но что касается баллов заслуг, то мне они не нужны. У меня нет никакого желания становиться учеником в жёлтых одеждах таким образом. Подобное не в моих правилах. Бай Сяочунь станет учеником в жёлтых одеждах, когда собственноручно заработает на это достаточное количество баллов заслуг.


Ученица с холодным взглядом снова посмотрела на Бай Сяочуня. Ещё минуту назад предложение её учителя полностью ошеломило её. За всё время её ученичества она первый раз видела, чтобы он был настолько щедрым. Но, к ещё большему её удивлению, Бай Сяочунь отказался от предложения. Она невольно ахнула. Она ещё никогда не видела, чтобы кто-то отвергал подобную возможность. Миллион баллов заслуг — огромная сумма для любого культиватора. Такие сбережения у большинства людей накапливались, как правило, только за шестидесятилетний цикл.


Что касается главы горы, то если бы он уже не знал про все причуды Бай Сяочуня в Небесном городе, то тоже бы сильно удивился. В конце концов, за все годы службы главой горы, он ещё ни разу не видел культиватора, который бы отказался стать учеником в жёлтых одеждах. Он сидел в своём храме со странным выражением на лице и смотрел в сторону смутного образа молодой женщины в белых одеждах. Когда она смотрела на Бай Сяочуня, то в её глазах читалась грусть и смешанные эмоции. Казалось, что она не до конца иллюзорна, но и не до конца реальна, её сложно было чётко рассмотреть. Однако по тому, как воздух вокруг неё искажался и изобиловал разрывами в пространстве, можно было сказать, что у неё либо поразительная основа культивации, либо невообразимо мощное драгоценное сокровище.


Когда молодая женщина не отреагировала на заявление Бай Сяочуня, глава горы радуги Неба почувствовал ещё большее раздражение. По правде говоря, ему совсем не нужна была формула пилюли, и он не хотел её получать. Однако кое-кто, кому он не смел противоречить, дал ему задание позаботиться о Бай Сяочуне, поэтому ему нужно было придумать предлог, чтобы передать тому большую сумму баллов заслуг. Ведь без хорошей причины он не мог снизойти до того, чтобы просто помочь какому-то культиватору формирования ядра. В конце концов, он был главой горы радуги Неба, и хотя ещё не стал дэвом, но уже находился на полпути к этому, а заложник явно не являлся кем-то, о ком ему было положено заботиться. Но вот, Бай Сяочунь внезапно взял и отверг его предложение. Глава горы начинал уже очень сильно раздражаться. В конце концов, тот человек, что потребовал, чтобы он помог Бай Сяочуню, сейчас стоял рядом с ним. Это была не кто иная, как молодая женщина в белом.


— Давай без этого! — сказал он. — Учитывая мой статус, думаешь, что я просто буду обирать тебя? Просто скажи мне, что тебе нужно, и если это в моей власти, то я помогу тебе.


Бай Сяочунь оказался не единственным, кто разинул рот от удивления, услышав эти слова. Ученица с холодным взглядом тоже ахнула. С этого момента её представления об учителе изменились. Очевидно, что он не пытался обменять что-то на формулу, а просто хотел одарить Бай Сяочуня…


«Что за могущественная поддержка у Бай Сяочуня?» — подумала она, смотря на него широко распахнутыми глазами и с громко бьющимся сердцем.


Поражённый Бай Сяочунь посмотрел на сияющий храм на вершине горы и внезапно занервничал. Что-то во всей этой ситуации было странное, словно глава горы не собирался его отпускать, пока не заставит принять что-нибудь в качестве дара. На самом деле казалось, что если он попытается отказаться, то это сильно разозлит главу горы. Пока он раздумывал, глава горы снова потребовал что-то попросить и поскорее. Бай Сяочунь стиснул зубы. С сияющими глазами он посмотрел на храм и сказал:


— Глава горы, ученик очень благодарен за вашу доброту. Если вы правда хотите мне что-то подарить, господин, то… в Небесном городе можно только снимать жильё. И я не могу по-настоящему ощутить себя как дома. После того как я прибыл сюда один, то я всегда очень хотел владеть участком земли, который принадлежал бы только мне. Что скажете? Найдя правильное место, я бы построил там небольшое имение…


После этого он с нетерпением устремил взгляд на гору. Хотя он немного сомневался, стоит ли просить о подобном, но, к его удивлению, тут же появился семицветный луч света, который вылетел из храма и остановился прямо перед ним в форме семицветного флажка.


— Ты не можешь выбрать землю в восточной, южной и центральной частях города. Но любой открытый участок в западной или северной части можно занимать. Просто воткни этот флаг в землю, и всё в радиусе пяти километров от него станет твоей собственностью.


После этого глава горы радуги Неба вздохнул с облегчением и при помощи луча семицветного света отправил Бай Сяочуня и свою ученицу прочь. Ученица просто не могла поверить в то, что произошло, и невольно уставилась на семицветный флажок в руке Бай Сяочуня. Даже будучи личной ученицей главы горы, она никогда не удостаивалась подобного обращения, поэтому невольно её глаза ярко засветились. Могла ли она когда-либо подумать, что учитель подарит Бай Сяочуню личную собственность? В Небесном городе участок радиусом в пять километров был невероятно дорогим, его цену просто невозможно было вообразить, но учитель отдал его без колебаний. Судя по этому, у Бай Сяочуня была невероятно могущественная поддержка.


«Он правда дал это мне?» — подумал Бай Сяочунь, неверяще вздыхая и сжимая в руке семицветный флажок, пока его уносило на триста метров прочь от горы. Он оглянулся через плечо, и ему показалось, что через дверь семицветного храма он смог разглядеть смутный образ молодой женщины в белых одеждах. Сложно было сказать, как она выглядела, но в тот момент, когда он заметил её, она сразу же исчезла. После этого он посмотрел вперёд и ушёл прочь, унося с собой свои подозрения. Через мгновение молодая женщина, что только что исчезла, снова материализовалась, и на её лице была вуаль.


— Давно не виделись, Сяочунь… — пробормотала она. Лёгкий ветерок приподнял вуаль, открывая взору невероятно прекрасное лицо. Если бы Бай Сяочунь был поблизости, то сразу же узнал бы эту молодую женщину. Она как две капли воды походила на Ду Линфэй. Медленно на её лице расцвела улыбка, которая появляется на лицах у тех, кто вновь встретился с важным для себя человеком после долгой разлуки. Эта улыбка была наполнена теплом и предвкушением.

396. Возвращение

Всю дорогу с радуги в город на лице Бай Сяочуня отражались недоумение и озадаченность. Ученица, которая показывала ему путь, внезапно стала относиться к нему гораздо теплее, она даже несколько раз скосила на него взор, чтобы приглядеться получше. Когда они добрались до портала телепортации, она улыбнулась и вежливо поклонилась.


— Брат Бай, извини, что была так неприветлива с тобой. И меня зовут Цин Сюань.


Затем между ними взметнулся вверх свет телепортации. У Бай Сяочуня всё поплыло перед глазами и эхо слов девушки сменилось какофонией шума Небесного города. Бай Сяочунь ощутил, словно произошедшее на радуге было просто сном. Но затем он достал семицветный флаг из бездонной сумки и посмотрел на него. Сразу же его глаза восторженно засияли.


«Не могу поверить, что он действительно дал его мне!» Мысль о том, чтобы владеть участком земли радиусом в пять километров в Небесном городе, была просто невероятной. Однако он по-прежнему продолжал подозревать, что за этим что-то скрывается. Посмотрев в сторону радуги Неба, он пробормотал себе под нос:


— Кто-то втайне помогает мне… Очевидно, что глава горы радуги Неба был вынужден вручить мне подарок. Иначе почему он так и не взял у меня формулу пилюли?


Погружённый в раздумья, он направлялся в сторону северной части города. Однако его задумчивость длилась недолго. Вскоре он осознал, что все вокруг говорят об Обществе Лазурного Дракона.


— Вы слышали? Если принимать пилюлю Грёз, то она наносит непоправимый вред мозгу. Вот это издевательство!


— Она не только вредит мозгу. Если принять достаточно много, то скрытый талант ухудшается, а сам человек сходит с ума. Я слышал, что некоторые люди даже умерли от них!


— Есть кое-что похуже! Эти пилюли вызывают привыкание. После того, как начал их принимать, попытка бросить приводит к помешательству. Я должен был сразу догадаться, что Общество Лазурного Дракона произведёт издевательскую пилюлю типа этой.


— Её изобрёл сам босс Общества Лазурного Дракона. А помните Облегчающую Голод Суперпилюлю? Это он же изобрёл и её. Что за исчадие ада!


Бай Сяочуню эти разговоры не очень понравились. Хотя его пилюля Грёз и не была идеальной, она определённо не могла нанести непоправимого вреда, а положительные стороны пилюли с лихвой восполняли любые незначительные побочные эффекты. Более того, никто никогда не умирал от неё.


Однако эти слухи были слишком искусно сфабрикованы, и когда Бай Сяочунь добрался до северной части города, они уже распространились повсюду. Учитывая, какое недовольство испытывала общественность по отношению к Обществу Лазурного Дракона и его боссу, Бай Сяочунь не мог даже представить, что бы случилось, если бы кто-нибудь его узнал. Хватило бы только одного человека, который выкрикнул бы его имя и указал на него, как все окружающие тут же бы набросились на него. Дрожа от страха, он шёл сквозь толпу и, чтобы обезопаситься, как можно громче ругал Общество Лазурного Дракона. Через какое-то время он добрался до штаба Общества Лазурного Дракона.


Когда он вернулся, его поприветствовали, но было очевидно, что все очень нервничают. Сюй Баоцай сказал чуть не плача:


— Младший патриарх, это бессовестное Общество Божественного Неба распространило повсюду слухи с клеветой на Общество Лазурного Дракона. Очень много людей уже покинуло наши ряды.


— Всё полностью вышло из-под контроля… — сказал Мастер Божественных Предсказаний с горькой улыбкой на лице.


Несмотря на то, что они были настороже и готовились дать отпор, Общество Божественного Неба оказалось слишком крупной организацией с множеством связей в городе, которые уходили намного глубже, чем у Общества Лазурного Дракона. Большой толстяк Чжан и Чень Маньяо очень переживали, а остальные культиваторы Общества Лазурного Дракона просто стояли молча. Очевидно, все ждали, что расскажет Бай Сяочунь после визита на радугу, вышло ли из этого что-то хорошее. Если результат обнадёживает, то они останутся в Обществе Лазурного Дракона, чтобы посмотреть, как ситуация станет развиваться дальше. Если нет, то они начнут думать, как выжить после того, как нанесли обиду Обществу Божественного Неба.


Бай Сяочунь очень злился. В конце концов, именно Общество Божественного Неба изначально продавало пилюли Грёз, и их версия получилась из украденной идеи галлюциногенного дыма. А теперь они ухитрились перевести стрелки на Бай Сяочуня, обвинив его во всех грехах. Такое унижение заставило его просто кипеть от злости. Потом он вспомнил, как его подставили в ситуации с Облегчающей Голод Суперпилюлей, и тут его ярость достигла таких масштабов, что он с большим трудом сдерживал её.


В глазах Большого толстяка Чжан зажглись свирепые огоньки, и он сказал:


— Девятый толстяк, Общество Божественного Неба слишком далеко зашло. Пойдём и разберёмся с ними раз и навсегда!


Очевидно, что после недавнего заточения его характер стал более жёстким.


— Младший патриарх, — сказал Сюй Баоцай, — я думаю, что нам действительно нужно вступить с ними в открытый конфликт. Но как это сделать, учитывая правила секты?..


— Мы ничего не можем поделать! — встрял мастер Божественных Предсказаний. — Без продаж пилюли Грёз мы не сможем обеспечивать себя. Что же теперь делать?..


Все остальные культиваторы просто стояли в стороне и наблюдали за обсуждением. Наконец один ученик в оранжевых одеждах сделал шаг вперёд, соединил руки и поклонился Бай Сяочуню.


— Босс, есть ли хорошие новости после вашего визита на радугу?


Как только у него вырвались эти слова, все вокруг притихли и посмотрели на Бай Сяочуня. Тот глубоко вздохнул, подавил гнев и затем ответил:


— Конечно, есть хорошие новости. Но пилюлю Грёз мы всё равно продавать не сможем.


После этих слов все мрачно замолчали. Посмотрев на собравшихся, Бай Сяочунь попросил принести ему карту Небесного города, потом развернулся и ушёл к себе в комнату.


Шло время. На следующий день ещё больше культиваторов покинули Общество Лазурного Дракона. Через день — даже ещё больше. Эта тенденция сохранялась с наступлением каждого нового дня. К концу недели под продолжающимся давлением Общества Божественного Неба около девяноста процентов членов Общества Лазурного Дракона уже покинуло его ряды. Общество Лазурного Дракона поднялось с невероятной скоростью, и хотя многие люди с радостью присоединились к нему в дни его славы, никто из них не желал оставаться в нём во времена его заката. Подразделения общества в остальных частях города распались, мелкие кланы и банды, которые когда-то пришли в Общество Лазурного Дракона, теперь разорвали с ним все связи. По городу гуляли всяческие слухи, а Общество Божественного Неба использовало ситуацию и приняло к себе столько бывших членов Общества Лазурного Дракона, сколько смогло. Вскоре штаб Общества Лазурного Дракона почти полностью опустел. В организации осталось меньше тысячи культиваторов, а ещё через два дня и того меньше. К концу девятого дня оставалось уже меньше двухсот человек.


Великолепное Общество Лазурного Дракона почти полностью распалось всего за девять дней. Этот случай потряс весь Небесный город и ещё больше усилил репутацию Общества Божественного Неба как могущественной организации с глубокими ресурсами. С какой-то стороны в этом не было ничего неожиданного. Всё Общество Лазурного Дракона держалось на невероятных доходах в баллах заслуг. Им не хватило времени, чтобы как следует обосноваться в городе. Организация напоминала колосса на глиняных ногах, который мог разрушиться от незначительного внешнего воздействия. В результате осталось только немногим более сотни культиваторов, они либо изначально состояли в Обществе Лазурного Дракона, либо были необычно сентиментальными и преданными. В этот раз защитники Дао Бай Сяочуня никуда не ушли, даже Чень Маньяо. Они сидели в пещере бессмертного и ждали, когда Бай Сяочунь выйдет из комнаты.


Эти девять дней Бай Сяочунь ни минуты не отдыхал. Вместо этого он очень внимательно изучал карту Небесного города, вглядываясь в каждую улицу и аллею, пытаясь вникнуть во все мельчайшие детали. Вечером на девятый день он наконец показался из своей комнаты. Его глаза налились кровью, но он казался воодушевлённым. Он немного удивился, что в организации осталось так мало людей, но немного подумав, запрокинул голову и рассмеялся. Когда оставшиеся члены Общества Лазурного Дракона увидели, что он смеётся, то в их сердцах забрезжила надежда. С сияющими загадочным светом глазами он глубоко вздохнул и затем сказал:


— Итак, братья даосы. Собирайтесь. Мы переезжаем! Общество Лазурного Дракона пало, но я придумал новый план, с которым мы добьёмся новых высот!


Взмахнув рукавом, он больше ничего не сказал. Однако настроение остальных культиваторов моментально улучшилось. Мастер Божественных Предсказаний первым начал паковать сумки, и вскоре группа из немногим более ста культиваторов вышла из пещеры бессмертного. Из северной части города они направились в западную.


Немало культиваторов обратили на них внимание, пока они шли по улицам, и когда люди понимали, что это Общество Лазурного Дракона, то с любопытством начинали следовать за ними. Всем было интересно, куда решили податься жалкие остатки знаменитой организации. Среди наблюдателей были и те, кого подослало Общество Божественного Неба.


Бай Сяочунь не обращал на них никакого внимания. Ни на что не отвлекаясь и не останавливаясь, он проследовал к самой окраине западной части города. В этой местности находилась обширная пустыня.


Когда люди осознали, куда он направляется, то поразевали рты от удивления. В конце концов в этой пустыне находились руины города, куда культиваторы Небесного города часто ходили на важные задания.

397. Таверна Вечная Жизнь

Недалеко от самой пустыни располагались развалины храма, который служил входом в катакомбы под поверхностью города. Катакомбы занимали огромную площадь почти в половину Небесного города. Там можно было найти множество редких зверей, бессмертных трав и духовных растений. Они служили источником изобилия ресурсов для культиваторов.


Катакомбы являлись единственным местом, в которое ученики могли отправиться на задание внутри самого Небесного города. На самом деле многие задания секты подразумевали посещение катакомб. Это место считалось более безопасным, чем все аналогичные места за пределами секты. Хотя на самом деле катакомбы являлись руинами древнего склепа, но секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей специально выделила это место для тренировки учеников.


С некоторыми зверями в катакомбах ученикам было бы сложно справиться в одиночку, но таких было совсем немного. Более того, Небесный город считался территорией секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, поэтому многие ученики стремились попасть именно сюда для выполнения задания. В итоге в месте вокруг руин храма всегда находилось много народа.


Сама земля здесь была исключительно ценной и никто, кроме Общества Божественного Неба, не располагал достаточным влиянием, чтобы построить здесь торговую лавку. В общем и целом они разрешали всем проходить внутрь, но когда люди возвращались, то с них взималось тридцать процентов с прибыли, которую они получили внутри. Либо так, либо можно было купить дорогостоящий командный медальон Общества Божественного Неба, который позволял им проходить и внутрь, и обратно без каких-либо пошлин.


Только Общество Божественного Неба, обладающее поддержкой клана дэва, могло позволить себе устроить подобное. Многие люди тоже хотели повторить их схему получения прибыли, но Общество Божественного Неба никому не позволило это проделать. В конце концов Общество Божественного Неба заплатило огромную цену за право контролировать это место, а прибыль отсюда составляла около половины всего дохода организации. Учитывая, какие суммы были на кону, Общество Божественного Неба определённо рассматривало это место как чрезвычайно важное для себя.


Когда Бай Сяочунь и его группа из сотни культиваторов подошли к пустыне, то все оказались очень удивлены, включая культиваторов из Общества Божественного Неба.


— Что не так с этим Обществом Лазурного Дракона? Зачем они припёрлись сюда?


— Только не говорите мне, что они собираются пойти в катакомбы на задание?


— Не похоже на это…


Снаружи руин храма находился пропускной пункт, на котором дежурило большое число культиваторов Общества Божественного Неба и вскоре они увидели Бай Сяочуня и его последователей, идущих в их сторону. На лицах охраны тут же появились серьёзные выражения и они поднялись на ноги. Рядом находилось немало культиваторов, собирающихся зайти в катакомбы для выполнения заданий. Когда они увидели, как подходит группа Бай Сяочуня, то на их лицах появилось любопытство. Все молчали. Что касается культиваторов Общества Лазурного Дракона, которых привёл с собой Бай Сяочунь, то никто из них, включая Большого толстяка Чжана и остальных защитников Дао, на самом деле не понимал, что происходит.


Наконец Сюй Баоцай не удержался и спросил:


— Младший патриарх, зачем мы пришли сюда?


— Мы сюда переезжаем! — громко ответил Бай Сяочунь, даже не оглянувшись. Вместо этого он просто смотрел вперёд перед собой и продолжал идти, не обращая внимания на культиваторов Общества Божественного Неба.


Эти культиваторы не посмели преградить ему дорогу. Он не только был культиватором золотого ядра, но ещё и по правилам Общества Божественного Неба любой мог войти на территорию руин. И только когда культиваторы покидали руины, они должны были оставить часть своей добычи в виде пошлины.


Бай Сяочунь прошёл мимо культиваторов Общества Божественного Неба, затем остановился где-то за три километра от руин храма и входа в катакомбы. Оглядевшись по сторонам, он казался полностью удовлетворённым увиденным.


— Отлично, — сказал он, — здесь будет наш новый дом!


Мастер Божественных Предсказаний моргнул несколько раз и затем огляделся. На лицах Сюй Баоцая и Большого толстяка Чжана были растерянные выражения и они молча таращились на Бай Сяочуня. Даже у Чень Маньяо отвисла челюсть.


Если у них оказалась такая реакция, то что уж говорить об остальных культиваторах Общества Лазурного Дракона. Они просто неловко и непонимающе переглядывались между собой. Когда культиваторы Общества Божественного Неба услышали слова Бай Сяочуня, то они тут же громко рассмеялись.


— Очень забавно. Они думают, что будут где-то здесь жить или что? Вся эта территория принадлежит секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, а не кому-то одному.


— Совсем сдурели наверное…


И не только они рассмеялись. Удержаться от смеха оказалось очень сложно для многих других культиваторов. Толпа наблюдателей и те, кто собрались войти в руины, просто покатывались со смеху.


— Я знаю, что Общество Лазурного Дракона недавно все осуждали, но не говорите мне, что они на самом деле безумны. Они думают устроиться здесь и жить?


— Босс Лазурный Дракон — культиватор формирования ядра, но он не смог бы захватить эту территорию даже на пике рассвета организации. Это место жизненно важно для Общества Божественного Неба, а их поддерживает клан дэва. Если Общество Лазурного Дракона попробует обосноваться здесь, то этот клан определённо поставит их на место.


Среди издевательского смеха мастер Божественных Предсказаний покраснел, а Сюй Баоцай начал смущаться. Более того, культиваторы Общества Лазурного Дракона, казалось, не знали куда деваться и готовы были провалиться на месте. Большой толстяк Чжан и Чень Маньяо сухо покашляли, но ещё не решили, что сказать…


— Сяочунь…


Но в этот миг Бай Сяочунь выпятил подбородок и взмахнул рукавом, выпрямляя руку и демонстрируя всем, что в ней скрывался семицветный флажок, излучающий ослепительный свет. Тут же на всю округу распространилось мощное давление и смех затих. С очень довольным видом Бай Сяочунь воткнул флажок прямо в землю.


— Активировать! — взревел он. Как только флажок оказался в земле, словно небесный гром, послышался сотрясающий небеса и переворачивающий землю звук.


Грохот!


Всё затряслось, спиралью от флажка поднялся ураганный ветер, постепенно распространяясь на окрестности и усиливая давление. Лица защитников Дао стали серьёзными, и они с удивлёнными вздохами отступили на несколько шагов. Культиваторы Общества Божественного Неба и все наблюдатели начали пятиться назад.


Давление, которое обрушилось на них, казалось, подобно небесной мощи, и источником его был тот флажок, что Бай Сяочунь воткнул в землю. Пока ветер свистел, а земля дрожала и волосы Бай Сяочуня развевались, от флажка начал распространяться семицветный свет, который заполнил всё в радиусе трёхсот метров от него.


Однако процесс ещё не закончился. Свет продолжал распространяться и скоро заполнил уже всё на полтора километра вокруг. Потом на два с половиной километра. И наконец на пять километров! Семицветные волны затопили всё это пространство и полностью заменили весь песок пустыни в радиусе пяти километров от флажка. Всё начало мерцать ослепительным светом. Повисло молчание, прерываемое только удивлёнными вздохами культиваторов.


Прежде чем все могли отреагировать, земля снова задрожала, и с ещё большим грохотом семицветные волны медленно слились с землёй. Когда они растворились, то на земле осталась огромная печать. Эту печать нельзя было никак убрать. Затем над печатью появилась мощная изгоняющая сила, которой никто не мог сопротивляться, она подхватила культиваторов, не принадлежащих Обществу Лазурного Дракона, и выдворила за периметр печати. Все оказались полностью потрясены.


— Это же… изгоняющая сила, которую использует магическая формация секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей для создания личной собственности!


— Невозможно! Это не может быть та самая изгоняющая сила! Небеса! Только те люди, что получили одобрение главной магической формации секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей на владение личной собственностью могут воспользоваться подобной магической формацией.


— В Небесном городе не наберётся и десяти мест, которые находились бы в частных владениях.


— Не могу поверить, что босс Лазурный Дракон смог заполучить личную собственность!


Окружающие культиваторы почувствовали, словно на их разум обрушились молнии, вызывая возгласы удивления и неверия. Даже люди из Общества Лазурного Дракона и защитники Дао онемели от изумления. Но самым невероятным и поразительным оказалось то, что вход в катакомбы оказался внутри отмеченной печатью области.


Пока народ вскрикивал от изумления, Бай Сяочунь стоял с гордо выпяченной челюстью и руками за спиной. Очень довольный собой, он произнёс:


— Хм. Здесь мы построим небольшую таверну, я даже уже придумал для неё имя. Она будет называться таверна Вечная Жизнь. Как и раньше любой желающий сможет войти в катакомбы. Однако так как это место теперь приходится мне домом, прежде чем войти, я прошу вас испить чашечку духовного чая. Как только вы это сделаете, вы станете считаться другом.


Потом он прочистил горло, широко улыбнулся и продолжил:


— Не волнуйтесь, чашка духовного чая будет очень недорогой. Более того, на выходе из катакомб я буду брать меньше, чем Общество Божественного Неба. Только десять процентов!


Люди из Общества Божественного Неба почувствовали, как их сердца переполнились шоком. Только что у них из рук зверски вырвали контроль над входом и выходом из катакомб! Что касается остальных культиваторов, то их глаза радостно засияли. Общество Божественного Неба брало с них тридцать процентов, поэтому очевидно, что Общество Лазурного Дракона хотело задобрить массы.

398. Стадия среднего формирования ядра

Как только Бай Сяочунь воткнул флажок, выданный ему главой горы радуги Неба, то земли пустыни в радиусе пяти километров от флажка стали его личной собственностью. Это происшествие сразу же наделало много шума во всём Небесном городе. Новость распространялась, словно пожар, пока весь город ошеломлённо не начал говорить об этом. Люди с трудом верили в происходящее.


— Личная собственность? Как… такое вообще возможно?


— Во всём Небесном городе не найдётся и десяти мест, которые находятся в личной собственности. Предоставление подобной награды означает, что человек выполнил невероятно значимую службу для радуги Неба. У Общества Лазурного Дракона очевидно есть очень влиятельные покровители!


— А про что я говорил! Всем было интересно, как Общество Лазурного Дракона посмело бросить вызов Обществу Божественного Неба, и теперь всё прояснилось! Босс Лазурный Дракон невероятно загадочный и непредсказуемый. Я не удивлюсь, если ему помогает дэв.


Пока подобные разговоры звучали на каждом углу города, эту новость сообщили руководителям Общества Божественного Неба, которых это немало озадачило. Они потратили столько усилий, чтобы разобраться с Обществом Лазурного Дракона. И теперь Бай Сяочунь нанёс смертельный ответный удар. В тот момент, когда казалось, что Общество Лазурного Дракона окончательно побеждено, он обратил поражение в победу. Общество Божественного Неба просто не могло с этим смириться.


— Личная собственность?


Множество поражённых возгласов раздалось на собрании, а сердца многих людей наполнились горечью и неуверенностью. В одно мгновение общественное мнение об Обществе Лазурного Дракона полностью изменилось. В конце концов, теперь они контролировали вход в катакомбы. Что касается всех тех, кто недавно покинул Общество Лазурного Дракона, то они были готовы кусать локти из-за того, что так поспешили, но теперь уже ничего нельзя было изменить. Общество Лазурного Дракона больше не набирало людей в свои ряды, отказывая всем, кто пытался вступить в него.


Вскоре в пустыне в западной части города, прямо рядом с входом в катакомбы, немногим более сотни членов Общества Лазурного Дракона построили таверну. Это было огромное здание, состоящее из множества различных строений, у них даже было множество павильонов с навесами, где можно было посидеть на открытом воздухе. Более сотни человек из Общества Лазурного Дракона начали работать официантами в таверне, специализирующейся на продаже духовного чая. Теперь владельцы командных медальонов Общества Божественного Неба уже не могли беспрепятственно входить и выходить из катакомб. А перед входом им надо было обязательно выпить кружечку чая.


Таверну построили всего за несколько дней, и она быстро начала функционировать. Конечно, Небесный город подчинялся радуге Неба и никто в нём не стал возмущаться по поводу происходящего. Очевидно, никого на радуге это тоже не волновало, что уже само по себе о многом говорило. Это подлило масла и в без того бурные обсуждения таинственного происхождения босса Лазурного Дракона.


Время шло, и Обществу Божественного Неба пришлось просто самим разбираться с ситуацией. Вскоре число приходящих в катакомбы снова вернулось на прежний уровень, а пошлина в десять процентов, установленная Обществом Лазурного Дракона, сподвигла ещё большее число культиваторов отправляться на задания в катакомбы. В результате каждый день туда приходило более ста тысяч учеников. Учитывая такой поток клиентов, не удивительно, что Общество Лазурного Дракона постоянно было очень занято. Вскоре павильоны на открытом воздухе уже не могли вмещать всех желающих и пришлось достроить ещё.


Когда Бай Сяочунь проверил, какой доход они получают, то ахнул. Они зарабатывали настолько больше, чем от продажи пилюли Грёз, что это было просто ужасающе.


— Общество Божественного Неба должно быть просто непристойно богато! — сказал он, сглатывая с трудом. Рядом с ним в отчёты по баллам заслуг смотрел Большой толстяк Чжан, и его глаза засияли, когда он точно так же отозвался об Обществе Божественного Неба.


Никто не хранил доходы на личном счету. Они собирали их на командном медальоне, принадлежащем организации в целом. Таким образом миллионы баллов заслуг не могли вызвать срабатывания магической формации и принудительного вручения жёлтых одежд вместе с выдворением на радугу. На самом деле Бай Сяочунь беспокоился, что однажды с ним может произойти нечто подобное и он случайно станет учеником в жёлтых одеждах. Если такое случится, то он, скорее всего, будет очень горько рыдать и умрёт с горя. Поэтому он очень пристально следил за тем, чтобы на его личном счету никогда не было больше нескольких сотен тысяч баллов заслуг. Практически все баллы заслуг хранились на общем командном медальоне Общества Лазурного Дракона.


Прошло ещё несколько дней, таверна продолжала становиться всё популярнее. Что касается Общества Божественного Неба, то их доходы сильно снизились. Они потеряли пилюлю Грёз и контроль над входом в катакомбы. Всё обсудив, они отправили людей, чтобы договориться с Обществом Лазурного Дракона. Проводили переговоры Бай Сяочунь, мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай. Конечно же, Общество Лазурного Дракона не пошло ни на какие компромиссы и в итоге просто выгнало культиваторов Общества Божественного Неба.


Бай Сяочунь был невероятно доволен собой. Теперь он по-настоящему ощущал себя в Небесном городе как дома, а его доля дохода в баллах заслуг была очень немалой.


— Ах, вот это жизнь, — подумал он, стоя на балконе таверны, оглядывая суету внизу.


Ещё больше Бай Сяочунь радовался недавнему прогрессу в культивации, где скоро у него намечался прорыв. По его оценке ещё через несколько дней он доберётся до стадии среднего формирования ядра. Поэтому он отложил все остальные вопросы и отправился в уединённую медитацию в секретной комнате в таверне, надеясь достичь прорыва как можно скорее. Эта сессия уединённой медитации продлилась целый месяц.


Когда глаза Бай Сяочуня наконец распахнулись, то в их глубине мерцал яркий синий свет. В то же время вокруг него распространились мощные потоки ледяной ци. Ледяная ци заполнила помещение, из-за чего в нём стало очень холодно. Послышался треск, когда на полу, стенах, потолке и крыше начала образовываться корка изо льда.


«Ледяной аколит может формировать ледяные тени и использовать магию ледяной стужи. Ну, а ледяной адепт может заморозить площадь в три километра радиусом». С этими словами он взмахнул рукой. Его рука мгновенно превратилась в ледяной кристалл, внутри которого можно было увидеть течение крови по венам под его кожей. Очевидно, что холод помещения ни капли не вредил ему.


— Время делать прорыв, — сказал он. Поднявшись на ноги, он выбрался из тайной комнаты и прежде чем кто-либо мог заметить это, уже покинул таверну. В луче света он улетел далеко в пустыню. Он выбрал удалённое место без каких-либо признаков жизни и, определённо, без культиваторов из Небесного города. Только несколько людей забирались настолько далеко в пустыню. Здесь стояла нестерпимая жара. Хотя река Достигающая Небес и море Достигающее Небес были поблизости, температура в пустыне была настолько высокой, что в воздухе стояло марево и очертания всего вокруг расплывались.


Пока Бай Сяочунь стоял там, синий свет в его глазах начал сиять ещё сильнее. Убедившись, что поблизости никого нет, он вдруг закрыл глаза и из него вырвался поток мощной ледяной ци, который распространился на триста метров вокруг. В тот же миг нестерпимый жар пустыни отступил и земля покрылась льдом. Из-за внезапного столкновения холода и жара в воздухе начало раздаваться громыхание. Однако всё ещё не закончилось. Бай Сяочунь начал вращать основу культивации, и когда мощь его Заклятия Развития Воли Ледяной Школы активировалась, он выполнил жест заклятия двумя руками, после чего область в триста метров стала быстро расширяться.


Грохот! Шестьсот метров. Девятьсот метров. Полтора километра!


И процесс ещё не завершился. Волосы Бай Сяочуня развевались в разные стороны вокруг него, и хотя его глаза были закрыты, синий свет проникал сквозь его веки и распространялся во все стороны. Обе его руки стали прозрачными, словно кристаллы, так что создавалось впечатление, будто они образованы изо льда. Ледяная ци скоро охватила площадь радиусом две тысячи сто метров, треск продолжал раздаваться, по мере того как жар пустыни отступал. Ледяная ци двигалась всё дальше, две тысячи семьсот метров. Две тысячи семьсот шестьдесят. Две тысячи восемьсот пятьдесят. Две тысячи девятьсот сорок метров. За время нескольких вдохов ледяная ци покрыла область в две тысячи девятьсот девяносто семь метров. Оставалось всего три метра. Три метра и Бай Сяочунь станет ледяным адептом.


— Ледяной адепт! — взревел он, и его глаза распахнулись.


Послышался мощный грохот со стороны его основы культивации, и ледяная ци его золотого ядра небесного Дао продолжила расширяться. В это мгновение площадь покрытия ледяной ци достигла радиуса в три километра! Мощный холод внутри этой территории был настолько сильным, что земля полностью заледенела, превратив всё вокруг в обледеневший мир. И тут золотое ядро небесного Дао Бай Сяочуня совершило прорыв с ранней на среднюю стадию формирования ядра. Одновременно с этим во все стороны распространилась аура небесного Дао. За пределами трёхкилометровой зоны в пустыне было жарко, как и всегда. Однако из-за холода на границе зоны воздух начал крошиться. Подобное зрелище оставляло неизгладимое впечатление.


Глаза Бай Сяочуня переполнились восторгом, потом он моргнул, и внутри ледяной зоны возникло множество иллюзорных проекций, каждая из которых ничем не отличалась от Бай Сяочуня. Они являлись его ледяными тенями. Неожиданно он поменялся местами с одной из них. Для этого не требовалось разгоняться, скорее это походило на телепортацию. Если бы кто-то увидел так много Бай Сяочуней одновременно, то поразился бы до крайности. Через мгновение все ледяные тени собрались воедино и проявился истинный Бай Сяочунь. Взмахнув рукавом, он рассеял область холода, позволяя жару пустыни снова вернуться на своё место. Получившийся вихрь воздуха заставил его волосы развеваться в порывах ветра, а сам он запрокинул голову и от души рассмеялся.

399. Мечта Сун Цюэ...

Если бы кто-то находился неподалёку и видел, что тут произошло, то остался бы под глубоким впечатлением. Совершить подобное было не под силу обычному культиватору среднего формирования ядра или даже лучшим избранным этого поколения. И это в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей у истока реки, где избранные во многом превосходили лучших представителей поколения в нижних и средних пределах. Всё, проделанное только что Бай Сяочунем, повергло бы всех избранных в шок. А мощь Заклятия Развития Воли Ледяной Школы только начала проявлять свой потенциал.


«Это… Это только уровень ледяного адепта. Когда я достигну уровня ледяного мастера…» Глаза Бай Сяочуня засветились нетерпением при воспоминании об описании техники.


«Ледяной мастер может создавать ледяную область в тридцать километров с самыми настоящими клонами! Сейчас у меня выходят только ледяные тени, а не настоящие клоны». В этот момент он невольно подумал про уровень ледяного парагона. «Ледяной парагон может заморозить даже часть реки Достигающей Небес!» Бай Сяочунь стиснул руки в кулаки, нетерпение в его глазах засияло ещё ярче. Однако его сессия культивации ещё не завершилась, его прорыв не ограничивался Заклятием Развития Воли Ледяной Школы. Пришло время для Неумирающих сухожилий!


Он посмотрел на свою левую ногу, все сухожилия которой теперь были полностью готовы, делая всю левую ногу самой сильной и выносливой частью его тела. С блестящими глазами он поднял левую ногу и затем топнул по земле, используя всю мощь Неумирающих сухожилий. Ещё до того как нога опустилась на землю, та затряслась, и тонны песка начали разлетаться в разные стороны. Но Бай Сяочуню этого было мало. Когда его нога коснулась земли, он сверкнул глазами и произнёс:


— Неумирающая печать!


Множество трещин расползлось в разные стороны, создавая что-то вроде естественного ограничивающего заклятия. В тот же миг вся область оказалась запечатана, а затем уничтожена. Земля вокруг Бай Сяочуня начала проваливаться, а остаточная пыль стала разлетаться в разные стороны, поднимаясь в воздух. Звук приглушённых раскатов грома начал распространяться во все стороны, добравшись до жителей Небесного города. Бай Сяочунь взвизгнул и провалился в разлетающуюся пыль и песок. Затем пыль улеглась, и он увидел, что находится на дне огромного кратера в триста метров шириной. Кратер покрывало бессчётное множество золотых нитей, которые являлись проявлениями его божественной способности, полученной вслед за Горлодробительной Хваткой и Сокрушающим Горы ударом — Неумирающей печати. Она могла запечатывать вся и всё!


На дне кратера покрытый пылью Бай Сяочунь с трудом поднялся на ноги, не зная, то ли смеяться, то ли плакать. Он забыл, что находится в пустыне, а под его ногами только сыпучий песок и грязь. Внезапно свалиться и оказаться облепленным грязью прямо в минуту своего триумфа — это, несомненно, можно было считать потерей лица. Когда он выбрался из кратера и убедился, что вокруг никого нет, то вздохнул с облегчением. Потом он привёл себя в порядок и, превратившись в луч света, улетел обратно в сторону таверны. Через мгновение после его ухода на это место прибыли культиваторы из Небесного города, чтобы посмотреть, откуда раздавался грохот. Когда они увидели кратер в триста метров шириной, то поражённо ахнули.


— Эту пустыню создала здесь секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей, не так ли?


— Обычная сила не смогла бы нанести такой урон. Я не могу поверить, что кому-то действительно удалось создать такой огромный кратер. Может быть, это один из знаменитых избранных — суперзвезда секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей — приходил сюда для тренировок?


— Даже культиватор формирования ядра не смог бы проделать подобное. Скорее всего, это кто-то из лучшей тысячи суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей!


Когда разговор коснулся суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, то у всех присутствующих культиваторов на лицах отразилась зависть. Суперзвёзды секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей считались очень важными людьми в секте, это была элитная группа культиваторов, ещё не достигших зарождения души, у каждого из которых в соответствии с силой и способностями было своё место в общем рейтинге. Любой в этом рейтинге мог бы в одиночку потрясти весь восточный мир культиваторов.


Пока все обсуждали произошедшее, вдалеке появился луч света, внутри которого находился симпатичный молодой человек. Казалось, что он утомлён и измотан дорогой, но его глаза ярко сияли. Поразительно, но его основа культивации превосходила великую завершённость возведения основания: он находился на стадии псевдо-ядра. По одному взгляду на него можно было определить, что всего лишь завершив кристаллизацию своих духовных морей, он сможет попасть на стадию формирования ядра. Хотя, конечно, всегда была возможность того, что прорыв не удастся, но учитывая, какие от него распространялись колебания, в его случае это было маловероятно. Вокруг него также витала убийственная аура, которая наряду со шрамами на его лице заставляла его казаться неприступным. Это был не кто иной, как Сун Цюэ.


После того как он ушёл от Бай Сяочуня, он тут же начал брать задания для выполнения вне секты. Много заданий. Прошёл почти год, ему пришлось столкнуться с большим количеством смертельно опасных ситуаций. Однако он приложил все усилия, чтобы завершить большинство заданий. Ему осталось выполнить совсем мало, и все эти задания предполагали спуск в катакомбы. После выполнения заданий он смог скопить десятки тысяч баллов заслуг. Проходя неподалёку, он заметил кратер и невольно остановился, чтобы рассмотреть его поближе.


«Кто бы ни оставил здесь подобный след, он, несомненно, незаурядный… Однажды и я стану точно таким же невероятным!»


Остальные культиваторы предупреждающе глянули на него. Но опасный блеск в его глазах, убийственная аура и в общем и целом зловещий вид делали его человеком, которого никто не посмел бы провоцировать. Он казался тем, кто жил, окружённый смертью. Когда Сун Цюэ заметил страх в их глазах, то в тайне почувствовал удовлетворение и гордость. Ему казалось, что за последний год он кардинально изменился и стал намного сильнее. По его оценкам, ему оставалось совсем немного до того, чтобы стать учеником в жёлтых одеждах.


«Я не удивлюсь, если к этому времени остальные неудачники уже померли от голода. Хм!» В своей заносчивости он невольно думал, насколько мастер Божественных Предсказаний, Сюй Баоцай и Большой толстяк Чжан полностью бесполезны. Только у Чень Маньяо был небольшой потенциал.


Конечно, одна мысль про Бай Сяочуня заставила Сун Цюэ стиснуть зубы. Бай Сяочунь впервые сокрушил его в Бездне Упавшего Меча, украв его шанс заполучить небесное Дао возведения основания, и это стало источником постоянных мучений, которые, похоже, не прекратятся до конца его дней. А потом всё то, что случилось в секте Кровавого Потока, чуть не свело его с ума. Даже события в секте Противостояния Реке, казалось, почти невыносимы.


— Бай Сяочунь, ты оставил меня в дураках в Бездне Упавшего Меча, потом ещё раз, но в два раза хуже, в секте Кровавого Потока, а потом в три раза хуже в секте Противостояния Реке. Ты никогда не затыкался: «Цюэрчик то, Цюэрчик сё». Только подожди пока я стану учеником в жёлтых одеждах, тогда я оставлю тебя в дураках в десять раз хуже, чем ты проделывал это со мной!


Пока он говорил, его глаза начали сиять ещё ослепительнее, чем прежде. Он был полностью уверен, что сможет сделать всё так, как запланировал.


«Секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей стала местом, полным для меня невероятных возможностей и удачи. Прежде чем прийти сюда, патриарх клана сказал мне, что полностью уверен, что здесь я смогу стать культиватором зарождения души». Посмотрев вниз, он хлопнул по своей бездонной сумке и вынул синий командный медальон. Он был небольшим, но очень важным. Когда он находился за пределами секты на задании, то встретил культиватора из Небесного города, который продал этот медальон ему за кругленькую сумму. Это был тот самый командный медальон, который выдавало Общество Божественного Неба для беспрепятственного входа и выхода из катакомб.


«Смогу ли я накопить достаточно баллов заслуг на жёлтые одежды, зависит от того, насколько хорошо у меня пойдут дела в этих катакомбах. Надеюсь, что в итоге у меня хватит на то, чтобы обеспечить себе переезд на радугу». При мысли об этом его глаза заполыхали огнём и нетерпением. «Сначала нужно немного осмотреться в катакомбах. Затем я схожу туда, чтобы всё подготовить для завершения заданий». Улыбаясь, он полетел в сторону входа в катакомбы.


Приближаясь к месту, он увидел довольно большую таверну, которую построили вокруг разрушенного храма с входом в катакомбы. Ещё он увидел крытые павильоны, чтобы можно было попить чаю на воздухе, а также культиваторов в белых одеждах, которые походили на официантов. Множество обычных учеников заходило и выходило из катакомб.


«Что ж, они и впрямь заслуживают звания самой могущественной организации в Небесном городе. Только Общество Божественного Неба, обладающее поддержкой клана дэва, могло позволить себе устроить подобную таверну». Он вздохнул, начиная завидовать тому доходу, что, должно быть, получало здесь Общество Божественного Неба. К сожалению, он ничего не мог изменить. «Наверняка за день они зарабатывают больше, чем я накопил за год…»


Он провёл весь прошлый год за пределами секты, выполняя задания, поэтому не знал, что произошло в городе за это время. Завистливо вздыхая, он достал медальон Общества Божественного Неба и пошёл к таверне.

400. Цюэрчик, это ты!

Руины храма сильно отличались от остальной территории пустыни. Прямо посередине развалин виднелась огромная дверь, которая вела в катакомбы. Рядом с развалинами и дверью находилась таверна Общества Лазурного Дракона, а шумные павильоны были переполнены бесчисленными культиваторами. Многие из них подсчитывали свои доходы от похода в катакомбы, другие заканчивали пить свою чашечку чая, прежде чем идти туда. Правила сейчас отличались от тех, что устанавливало Общество Божественного Неба, когда заправляло на этой территории. Хотя Общество Лазурного Дракона собирало только десятипроцентную пошлину, они ещё требовали, чтобы каждый желающий войти в катакомбы покупал чашечку духовного чая за десять баллов заслуг, прежде чем пойти туда.


Новые правила оставляли в руках культиваторов Небесного города больше прибыли, чем при старых порядках Общества Божественного Неба, и культиваторы казались этим очень довольны. Конечно, они никогда не забывали, что находятся на личной собственности, и это всегда вселяло опасения. Более того, по городу ходило множество пугающих слухов про босса Лазурного Дракона — никто не смел сделать ничего, что могло бы его обидеть.


Шум и гам продолжался в павильонах, в то время как Сун Цюэ приближался к таверне с холодным выражением на лице и убийственной аурой, распространяющейся вокруг. Именно так он привык держаться за пределами секты. Обычно всё решалось намного легче, когда он выглядел угрожающе. У Сун Цюэ не было планов заходить в один из павильонов, он просто пошёл к руинам, чтобы сразу же разведать в катакомбах, что там к чему. Однако один молодой культиватор Общества Лазурного Дракона заметил, что он не собирается заходить в павильон и быстро поспешил на перехват. Сложив руки и вежливо улыбнувшись, он сказал:


— Приветствую, собрат даос, хочу пригласить тебя выпить чашечку духовного чая.


Любезность и обходительность в обращении с посетителями были результатами правил, установленных Чень Маньяо. В конце концов, их пребывание здесь являлось предметом бесконечной зависти, и, несмотря на уменьшение пошлины, им всё равно приходилось вежливо обходиться со всеми посетителями. В то же время, если кто-то не хотел отвечать им вежливостью, то Общество Лазурного Дракона всегда могло донести до посетителей, что возмутителей спокойствия сюда не пускают.


— Духовный чай? — удивлённо сказал Сун Цюэ. — Я не желаю покупать никакого духовного чая!


Хотя ему это не понравилось, но когда он подумал о том, насколько могущественно Общество Божественного Неба в этом городе, то он подавил своё раздражение и показал командный медальон.


— Вот, видишь? У меня есть командный медальон!


Он говорил на повышенных тонах, и это тут же привлекло внимание других культиваторов поблизости, которые посмотрели на него со странными выражениями на лицах. Молодой человек из Общества Лазурного Дракона, казалось, совсем не обиделся, и улыбка не покинула его лица ни на мгновение. После того как они обустроились на этом месте, Общество Лазурного Дракона не раз сталкивалось с теми, кто ничего не знал об изменении правил. Снова соединив руки, молодой человек вежливо пояснил:


— Мне очень жаль, собрат даос, но твой командный медальон принадлежит Обществу Божественного Неба, а они больше не распоряжаются на этой территории. Сейчас хозяином является Общество Лазурного Дракона, и правила под его управлением несколько изменились.


После этого молодой человек терпеливо объяснил новые правила, и, пока он говорил, выражение лица Сун Цюэ многократно изменилось. Он так много отдал за этот медальон только для того, чтобы не платить тридцать процентов с прибыли Обществу Божественного Неба. А теперь ему говорят, что его командный медальон бесполезен. Сун Цюэ оказался пойманным врасплох.


— Как такое вообще возможно? — сказал он. — Общество Божественного Неба такое могущественное, а вы…


Сун Цюэ уже начал переживать. Если его командный медальон и правда был бесполезным, то это окажется большим ударом по его планам получить жёлтые одежды в самое ближайшее время. К этому моменту убийственная аура Сун Цюэ начала опасно пульсировать, он уже и так терял терпение, но, учитывая, как он разволновался, его слова начинали звучать слишком резко.


— Вы не можете так поступать! Этот командный медальон очень дорогой!


Культиваторы вокруг начали потихоньку отходить подальше. Они с интересом наблюдали за разыгрывающимся представлением. Среди толпы находились также культиваторы, которые тайно работали на Общество Божественного Неба, и они с радостью начали раздувать пламя конфликта.


— Общество Лазурного Дракона должно ответить за это!


— Да, точно. Я тоже купил подобный медальон за большие деньги! Только не говорите мне теперь, что он бесполезен!


Выражение лица молодого человека из Общества Лазурного Дракона внезапно стало очень мрачным. Холодно хмыкнув, он сказал:


— А ну пошли все отсюда! Если вы пришли сюда создавать проблемы, то не вините потом Общество Лазурного Дракона, что оно невежливо с вами обошлось!


После целого года опаснейших для жизни ситуаций намерение убивать Сун Цюэ вспыхивало при малейшей провокации. Его глаза холодно сверкнули, и он активизировал силу основы культивации псевдо-ядра, заставив мощный ветер распространиться во все стороны, когда он сделал шаг вперёд. Молодой человек из Общества Лазурного Дракона оказался поражён, и вокруг послышались удивлённые возгласы. Судя по всему, сейчас должна была начаться большая заваруха. Однако в этот момент кто-то озадаченно произнёс:


— Сун Цюэ?


Мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай как раз проходили мимо, и когда они оглянулись и увидели Сун Цюэ, то у них отвисли челюсти. Сун Цюэ как раз ощетинился, источая убийственную ауру, но тут заметил мастера Божественных Предсказаний и Сюй Баоцая, после чего у него на лице отразилось изумление. Особенно его поразил здоровый лоск их кожи и то, как все культиваторы Общества Лазурного Дракона смотрели на них с выражением крайнего почитания.


— Вы двое…


Сун Цюэ показалось, что что-то тут не так, но, прежде чем он успел ещё что-то предпринять, Бай Сяочунь, который услышал шум и уже успел поправить одежды, собираясь выйти, просканировал местность божественным сознанием. Увидев Сун Цюэ, он несколько раз моргнул, а потом широко улыбнулся и выбежал из таверны. Когда он появился снаружи, то множество культиваторов Общества Лазурного Дракона обратило на него благоговейные взгляды, и все они опустились на колени, чтобы поклониться.


— Здравствуйте, босс.


Такая реакция культиваторов Общества Лазурного Дракона вызвала движение в толпе. Люди стремились посмотреть на Бай Сяочуня, потом ахали и поспешно соединяли руки и склоняли головы.


— Приветствуем, босс Лазурный Дракон.


Прошло несколько мгновений, и к приветствию присоединились все находящиеся в павильоне культиваторы. Что касается Сун Цюэ, то посмотрев на Бай Сяочуня, он оказался полностью застигнут врасплох, его голова пошла кругом, а разум опустел.


— Цюэрчик! — воскликнул Бай Сяочунь, на его лице отобразились забота и любовь, и он поспешил вперёд. — Наконец-то и ты вернулся! Как ты дошёл до подобной жизни? Я имею в виду, я думал, что у меня всё плохо, но очевидно, что у тебя всё гораздо хуже, чем у меня.


Когда люди услышали слова Бай Сяочуня, то послышалось ещё больше аханий, затем они посмотрели на Сун Цюэ с завистью. Учитывая, что сам босс Общества Лазурного Дракона обращался к нему «Цюэрчик», очевидно, что у них были родственные или близкие дружеские отношения. Понятно, что Цюэрчик был на поколение моложе босса Лазурного Дракона, если говорить о рангах в семье.


Сун Цюэ побледнел, как простыня, на его разум обрушилось неожиданное цунами. Ему казалось, словно весь мир перевернулся с ног на голову. Перед ним стоял Бай Сяочунь, сияя светом магических сокровищ и множеством нефритовых подвесок, навешанных на него со всех сторон. С первого взгляда можно было сказать, что общая стоимость украшений на нём превышает миллион баллов заслуг. Более того, вокруг него толпилось более десятка марионеток-служанок, каждая из которых держала на поводке духовного зверя. Их общая стоимость исчислялась миллионами баллов заслуг. Сун Цюэ целый год кровью и потом зарабатывал на жизнь, порой недоедая, рискуя жизнью, и всё ради того, чтобы накопить на жёлтые одежды. Но теперь он ощущал, как его разум распадается на куски.


— Ты… Ты — босс Лазурный Дракон? — спросил он, запинаясь. Перед его глазами всё поплыло, словно бы невероятность подобной ситуации оказалась для него невыносимой.


В это время подошли Большой толстяк Чжан и Чень Маньяо. Сун Цюэ перевёл взгляд с Бай Сяочуня на них, и когда он увидел, как хорошо они одеты и какие на них украшения, то у него появилось очень нехорошее чувство.


— Ребята, вы…


Сюй Баоцай прочистил горло и с сочувствием посмотрел на Сун Цюэ.


— Сун Цюэ, это место принадлежит нам. Младший патриарх превратил Общество Лазурного Дракона в то, чем оно сейчас является, а эта таверна построена нами. Вся эта территория находится в личной собственности у младшего патриарха. Твой командный медальон действительно бесполезен здесь. Но, учитывая, что ты племянник младшего патриарха, мы же с тобой одна команда, верно? Кому какое дело до командных медальонов! Просто выброси его в мусорку. Ты можешь зайти в катакомбы в любой момент, когда пожелаешь. Правильно, младший патриарх?


Бай Сяочунь с очень серьёзным выражением потрепал Сун Цюэ по плечу. С видом представителя старшего поколения он важно кивнул.


— Цюэрчик, твоя тётя доверила мне твою безопасность. Так как я прихожусь для тебя старшим, то на мне лежит ответственность за тебя. Несмотря на то что ты наглым образом бросил меня, когда мы только попали сюда, ты — мой племянник, поэтому я сделаю для тебя поблажку. Послушай. Эти катакомбы опасны, а как твой дядя я не могу смотреть на то, как ты подвергаешься такой опасности. Сколько баллов заслуг тебе нужно? Я добавлю до нужной суммы, и ты сейчас же станешь учеником в жёлтых одеждах. Для этого будет достаточно одного моего слова.


В ответ на это со всех сторон послышались аханья, многие с завистью уставились на Сун Цюэ. Большинство людей здесь могли только мечтать, чтобы когда-нибудь стать учениками в жёлтых одеждах, но они всё лично слышали, как Бай Сяочунь обещал оказать такую честь Сун Цюэ, сделав ему подобный подарок. Зависть окружающих читалась слишком явно. Однако Сун Цюэ был очень гордым человеком, поэтому когда он услышал про «дядю» и «Цюэрчика», то его ярость достигла небес. Из его рта брызнула кровь, потом он не удержался и грохнулся в обморок, завалившись лицом прямо в землю.

401. Невероятно нахален!

Позже ночью Сун Цюэ открыл глаза и обнаружил, что лежит в одной из комнат таверны. Растерянно оглядевшись, он понял, что произошедшее ранее днём вовсе не игра воображения. С одной стороны, он готов был расплакаться, но с другой неимоверно рассердился. «Как такое могло произойти?.. Я… Я целый год работал на износ. Я экономил на еде и одежде. Я рисковал жизнью… А Бай Сяочунь… Почему? Почему?! Ну почему?!»


Сун Цюэ чуть не плакал. Он оглянулся на всю свою жизнь и понял, что её можно было разделить на два больших периода. В первом он был неимоверно успешным. Он являлся избранным в секте Кровавого Потока с неограниченными возможностями в будущем. Однако этот период в его жизни завершился, когда он встретился с Бай Сяочунем, и вот тогда начался второй период, состоящий из унижения и страданий.


«Я не был равным ему ни в Бездне Упавшего Меча, ни в секте Кровавого Потока, ни в секте Противостояния Реке. Теперь то же самое снова происходит здесь, в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Я… Я просто не ровня ему ни в одном аспекте!» Разгневанный Сун Цюэ решил, что он слишком опозорен, чтобы дольше оставаться в этом месте. Стиснув зубы, он вышел из комнаты и поднялся в воздух, чтобы улететь.


Но потом неожиданно со стороны радуги Неба к нему устремился луч света. Поражённый, он быстро проверил свои баллы заслуг, и его глаза широко распахнулись. На его счету оказалось более двух миллионов, что сильно превосходило необходимую для получения жёлтых одежд сумму. На самом деле там было достаточно для того, чтобы ему не нужно было самому идти и платить их. Магическая формация секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей автоматически отправляла таких учеников на радугу. Таковы были правила в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Когда свет сошёл вниз, то культиваторы Небесного города увидели его, и от этого их глаза засветились завистью и надеждой. Что касается Сун Цюэ, то на его лице отразились смешанные эмоции, и он посмотрел на таверну внизу. Даже он не знал наверняка, как к этому относиться. Он был первым в группе из секты Противостояния Реке, кто получил жёлтые одежды и попал на радугу. Однако в итоге он оказался самым большим неудачником. Пока он думал обо всём этом, из таверны показался Бай Сяочунь и посмотрел на него. Прочистив горло, он помахал ему ручкой на прощание.


— Сосредоточься на культивации, когда попадёшь на радугу. Смотри, не опозорь меня и свою тётю! Если у тебя возникнут трудности или кто-то будет тебя обижать, обязательно скажи мне. Я ведь твой дядя, твоя семья! Давай, не теряйся…


Сун Цюэ и без того испытывал сложные эмоции, а эти слова только подлили масла в огонь. Злобно глянув на Бай Сяочуня, он вздохнул, и луч света объял его, унося в направлении радуги Неба. После того как он улетел, в воздухе осталось только семицветное сияние, которое заставило сердца всех наблюдателей наполниться желанием тоже испытать подобное на себе. Проводив Сун Цюэ, Бай Сяочунь вернулся в свою комнату исключительно довольный собой и своими добрыми делами. Он легко мог представить выражение лица Сун Цзюньвань, когда он, вернувшись, расскажет ей о том, как заботился о её племяннике.


«Цюэрчику повезло, что у него такой дядя, как я!» Ощущая себя великодушным представителем старшего поколения, он уселся медитировать и работать над заклятием Развития Воли Ледяной Школы.


Теперь, когда он достиг уровня ледяного адепта, скорость его культивации увеличилась, что привело к ещё более сильной потере жизненной энергии. По этой причине он каждый день поглощал просто невероятное количество духовной пищи. Так как еды в его распоряжении было предостаточно, он решил, что в работе над Неумирающими сухожилиями пора переходить к голове. Бай Сяочунь считал, что кулак — это слишком очевидное оружие в бою, и сейчас скорости и силы его левой ноги уже было достаточно для использования в схватке. По его мнению, меньше всего противник ожидает удара головой, поэтому она и показалась ему лучшим выбором. При мысли о том, как он долбанёт кого-то головой в бою, он почувствовал оживление, поэтому с большим энтузиазмом приступил к работе над сухожилиями головы.


Бизнес в таверне устаканился, и происшествия случались всё реже. Доходы Общества Лазурного Дракона выровнялись, и теперь они даже начали откладывать. К этому времени они превратились в уникальную организацию в Небесном городе. Они были очень знамениты и могущественны, оказавшись по сути на одном уровне с Обществом Божественного Неба. Они уже намного превзошли старую версию Общества Лазурного Дракона. Однако когда стало ясно, что таверна Вечная Жизнь просуществует в Небесном городе ещё долго, руководство Общества Божественного Неба почувствовало отчаяние. Печально, но таверна была построена на земле, находящейся в личных владениях, поэтому ни один из их планов разобраться с противником не подходил. Даже если бы они решились применить силу против Бай Сяочуня, они бы проиграли и к тому же нарушили бы законы секты. Единственное, что им оставалось делать, — это обратиться к своим хозяевам в клан дэва.


Уже прошёл целый год с тех пор, как доходы Общества Божественного Неба начали падать, и наконец старейшина клана, который занимался внешними делами, обратил на это внимание. Прочитав последний отчёт от Общества Божественного Неба, он холодно хмыкнул и произнёс:


— Какой-то жалкий ученик в оранжевых одеждах! И просто невероятно нахален! Можешь задирать людей, если тебе так нравится, но как ты смеешь воровать то, что принадлежит нашему клану!


Этот старейшина был культиватором зарождения души, и, хотя он не считался особо важным человеком в клане, его слова всё же имели некоторый вес. Немного подумав, он решил, что лучше не предпринимать ничего необдуманного, поэтому вынул нефритовую табличку и начал наводить справки, по какой причине Бай Сяочуню дали возможность владеть участком земли в Небесном городе.


«Глава горы радуги Неба обменял её на формулу пилюли Грёз. Что ж, даже если у Бай Сяочуня есть связи с главой горы радуги Неба, мне наплевать, я всё равно проучу его!» Взмахнув рукавом, он уже собирался издать указ избить Бай Сяочуня и отобрать у него землю, когда неожиданно за пределами его комнаты раздался пронзительный свист.


Через мгновение в комнату через защитную магическую формацию прилетела пурпурная нефритовая табличка, остановившись прямо напротив него. Лицо старейшины зарождения души помрачнело, когда он посмотрел на нефритовую табличку и увидел надпись «Вышний» на ней. Задрожав, он уважительно принял табличку двумя руками и просканировал её божественным сознанием. Затем его глаза широко распахнулись.


«Какая же поддержка у Бай Сяочуня?..»


Пурпурный свет угас, и табличка растворилась в воздухе. Когда она исчезла, старейшина зарождения души немного оклемался после произошедшего, но в его глазах всё ещё виднелся страх. Он тут же отказался от мысли издать приказ относительно Бай Сяочуня, и в то же время он почувствовал, как в нём закипает гнев, что он только что чуть не навредил всему клану. Холодно хмыкнув, он тут же отправил людей, чтобы к нему на аудиенцию привели босса Общества Божественного Неба.


Боссом Общества Божественного Неба являлся мужчина средних лет. Когда ему сообщили, что его на радугу вызывается старейшина зарождения души клана дэва, то он тут же поспешил к порталу телепортации. Сначала он подумал, что ему сейчас прикажут избить Бай Сяочуня и отобрать вход в катакомбы. Однако оказалось, что старейшина зарождения души позвал его, чтобы отчитать.


— Не могу поверить, что ты посмел докучать мне такими пустяковыми проблемами. Почему ты сам не разберёшься с этим?!


Старейшина зарождения души буквально орал на него, заставляя босса Общества Божественного Неба содрогаться от страха. После того как многократно со всем согласился и извинился, он поспешил уйти почти в слезах. Каждый раз, когда ему приходилось иметь дело с Бай Сяочунем, у него создавалось такое впечатление, будто он бьётся головой о стену.


— И что он хотел этим сказать «пустяковые проблемы»?.. У босса Лазурного Дракона одобренная сектой личная собственность! А я просто культиватор возведения основания. Как может член внешнего клана, такой, как я, разобраться с чем-то подобным?


Постоянно вздыхая о несправедливости всего произошедшего, он шёл через двор имения клана, размышляя о том, что раз клану, похоже, всё равно, то ему самому лучше не провоцировать Бай Сяочуня.


— А, не важно. Если клан хочет, чтобы всё было как есть, тогда ладно.


Когда он уже собирался телепортироваться обратно в Небесный город, то увидел молодого человека в изысканного вида жёлтых одеждах, идущего с группой других культиваторов. Этот юноша занимал высокий пост в клане, и высокомерное выражение на его лице идеально ему подходило. Босс Общества Божественного Неба тут же узнал в нём избранного клана Ли Юаньшэна, который достиг формирования ядра за меньше, чем сто лет. Несколько лет назад, когда он всё ещё находился на стадии возведения основания, он приходил в Небесный город, чтобы получить баллы заслуг Общества Божественного Неба, поэтому босс его хорошо помнил. Босс тут же соединил руки и поздоровался, когда вся группа проходила мимо. Ли Юаньшэн остановился и посмотрел на него. Вспомнив об их последней встрече, он сказал:


— Что привело тебя сюда?


Босс Общества Божественного Неба почувствовал, как его сердце радостно забилось. Он тут же начал в красках рассказывать об очень расстраивающем его деле босса Лазурного Дракона. Друзья Ли Юаньшэна сразу же начали подначивать того.


— Брат Ли, твой клан правда позволяет другим просто так присваивать свой бизнес?!


— Как забавно, босс Общества Лазурного Дракона — обычный культиватор формирования ядра, но он посмел красть у тигра из пасти?


Босс Общества Божественного Неба соединил руки и низко поклонился, а затем сказал:


— Молодой господин, прошу вас, можете ли вы взять ситуацию в свои руки?!


Глаза Ли Юаньшэна сверкнули во многом из-за слов других культиваторов в его компании. Холодно хмыкнув, он сказал:


— Что ж, сегодня мне скучно, поэтому могу сходить и проверить, что там к чему. Не могу поверить, что этот парень так невероятно нахален!

402. Угроза дому

Босс Общества Божественного Неба был вне себя от радости и тут же повёл всех, показывая дорогу. Что касается остальных культиваторов с Ли Юаньшэнем, то они все были золотой молодёжью из различных кланов радуги. Из-за того, сколько ресурсов на них тратили кланы, их основы культивации, хотя и на стадии формирования ядра, были очень высокими. Обычно им было особо нечем заняться, поэтому поняв, что намечается что-то интересное, тут же последовали за Ли Юаньшэнем, смеясь и болтая всю дорогу. Один за другим все вошли в портал для телепортации и оказались в Небесном городе.


Босс Общества Божественного Неба очень обрадовался, но знал, что, когда имеешь дело с золотой молодёжью, необходимо постоянно подогревать их интерес, иначе они потеряют его так же быстро, как и начали проявлять. Поэтому он, не теряя времени, поспешил в сторону западной части города.


— Босс Общества Лазурного Дракона — отъявленный мерзавец! — сказал он. — Он создал Облегчающую Голод Суперпилюлю, которая навредила многим ученикам! Ещё это именно он изобрёл пилюли Грёз, которые были настолько вредными, что их запретили. Учитывая размах его злодеяний, невозможно даже представить, насколько население Небесного города ненавидит его. Молодой господин, вы не только действуете на благо клана, но и уничтожаете зло, угрожающее всей секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей!


По дороге босс Общества Божественного Неба продолжал рассказывать всяческие небылицы Ли Юаньшэну и его приятелям. Всем это казалось очень забавным, хотя они не слишком верили в то, что им говорили.


— Ну, я не могу буквально уничтожить его, — спокойно сказал Ли Юаньшэн. — Если ему дали личную собственность, то у него наверняка есть могущественные покровители. Но учитывая, что он нанёс оскорбление клану дэва, это ему не поможет, — хотя Ли Юаньшэн жил в роскоши, ещё он являлся избранным из клана дэва, поэтому, несмотря на свою высокомерность, он не терял голову от лести и красивых слов в свой адрес. — Конечно, когда я всё улажу, я уверен, что ты знаешь, как отблагодарить меня.


После этого он многозначительно посмотрел на босса Общества Божественного Неба, который тут же понял, на что ему намекали. Ли Юаньшэн хотел получить компенсацию в баллах заслуг за свою помощь. Босс Общества Божественного Неба быстро кивнул головой, показывая, что всё понял. Ли Юаньшэн в ответ слегка улыбнулся. С его точки зрения, в том, чтобы побить босса Общества Лазурного Дракона, не было ничего сложного, поэтому он просто продолжил смеяться и болтать с друзьями, пока они шли в сторону западной части города.


По дороге многие культиваторы Небесного города обращали на них внимание и сильно изумлялись. За исключением босса Общества Божественного Неба, все в группе носили жёлтые одежды. Вид такого большого числа учеников в жёлтых одеждах заставлял других дрожать от удивления и зависти. Очевидно, что эта группа пришла с радуги. Вскоре многие люди поняли, что они идут в сторону западной части города. Люди начали строить предположения, куда и зачем идёт эта компания, и с любопытством последовали за ними. Вскоре набралась толпа из нескольких сотен наблюдателей. Ли Юаньшэн не обращал на них особого внимания: будучи избранным из клана дэва и учеником в жёлтых одеждах, он встречал подобный приём практически везде, куда бы ни шёл в восточном мире культиваторов. Компания не спешила. Наконец они добрались до пустыни, где сразу увидели руины храма и огромную таверну рядом с ними. Несмотря на то что уже был вечер, народу в ней оказалось предостаточно. Однако как только культиваторы заметили Ли Юаньшэна и других учеников в жёлтых одеждах, то очень удивились.


— Ученики в жёлтых одеждах!


— Посмотрите, сколько их много! А вон тот человек с ними. Разве это не босс Общества Божественного Неба?!


— Ничего удивительного. За спиной у Общества Божественного Неба стоит клан дэва, и теперь они наконец-то пришли разобраться с Обществом Лазурного Дракона!


Под изумлёнными взглядами всех присутствующих Ли Юаньшэн и его друзья полетели к таверне, активизируя основы культивации. Тут же послышался грохот, который наполнил небо и землю, и поднялся ураганный ветер. На всю область обрушилось неимоверное давление, заставив всех культиваторов задрожать. Казалось, что множество слоёв давления один за другим спускалось с небес, словно множество гор придавило к земле всех культиваторов. Что касается людей из Общества Лазурного Дракона в таверне, то они помрачнели и начали встревоженно вскрикивать.


Мастер Божественных Предсказаний выскочил наружу, в его глазах сиял странный свет. Благодаря огромному доходу в баллах заслуг, он недавно смог прорваться с уровня великой завершённости возведения основания на стадию псевдо-ядра. Большой толстяк Чжан тоже вышел. Из всех защитников Дао у него прогресс в культивации оказался самым быстрым. Возможно, у него была предрасположенность к усваиванию духовной энергии у источника реки Достигающей Небес или это происходило из-за его мастерства в духовном улучшении, но всё это вместе с достаточным количеством баллов заслуг помогло ему достичь великой завершённости возведения основания. Поэтому он смотрелся довольно внушительно, когда поспешил посмотреть, что происходит. Сюй Баоцай и Чень Маньяо тоже появились, на их лицах отразилась неуверенность. Когда они увидели группу из десяти культиваторов в жёлтых одеждах, источающих давление формирования ядра, в воздухе рядом с таверной, то полностью растерялись. Вне себя от предвкушения, Босс Общества Божественного Неба завопил:


— Скажите боссу Лазурному Дракону убираться отсюда сию минуту!


Очевидно, что он до мозга костей ненавидел Общество Лазурного Дракона, поэтому возможность произнести подобные слова принесла ему большое удовлетворение. Все в группе из нескольких сотен наблюдателей невольно широко распахнули глаза.


— С Обществом Лазурного Дракона покончено…


— Общество Божественного Неба такое могущественное! Их поддерживает клан дэва… Даже одна команда клана дэва может заставить бесчисленное множество культиваторов сходить с ума, чтобы угодить ему.


— Я раньше видел этого парня. Это Ли Юаньшэн. Небеса! Он избранный, который находится где-то в девятой сотне в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Этот возглас прозвучал громко и чётко. Только самые настоящие суперзвёзды в рядах избранных могли попасть в лучшую тысячу в рейтинге суперзвёзд секты. В конце концов, секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей была настолько огромной, что любому чужаку было бы очень сложно подсчитать число её членов.


Толпа шумела, босс Общества Божественного Неба выкрикнул свой вызов, и в это время Бай Сяочунь чуть приоткрыл окно, чтобы посмотреть, что происходит снаружи. Когда он увидел около десятка культиваторов в жёлтых одеждах, парящих в воздухе, то просто закатил глаза. В конец концов, он находился на своей личной собственности, поэтому ему было не о чем беспокоиться. Прочистив горло, он важно вышел наружу.


— Кто тут шумит? — сказал он, стоя на балконе и с презрением хмурясь. — Проваливайте все!


После этого он взмахнул рукавом и активировал магическую формацию семицветного флага. В то же мгновение пурпурный ветер поднялся над землёй и устремился к непрошенным гостям. Однако в этот момент Ли Юаньшэн неожиданно усмехнулся и, вынув нефритовую табличку, нажал на неё пальцем.


— Развеять формацию!


Как только он произнёс это, сила магической формации исчезла, словно её и не было. У Бай Сяочуня отвисла челюсть, а Ли Юаньшэн устремился вперёд; объятый белым пламенем, он походил на метеор. Когда он приблизился, то его основа культивации среднего формирования ядра начала источать неимоверное давление. Издалека казалось, словно огонь небес появился прямо напротив Бай Сяочуня.


— Не заставляй меня повторять, — холодно произнёс Ли Юаньшэн, на его лице отразилось презрение и неприязнь. — Убирайся отсюда!


Вид подобного пламени заставил зрачки Бай Сяочуня сузиться. У этого человека была такая же основа культивации, как и у него самого: среднее формирование ядра. А ещё он атаковал с невероятной мощью. На самом деле казалось, что он ничуть не сдерживался, что означало, что он не только собирался серьёзно травмировать Бай Сяочуня, но ещё и разрушить таверну. Мастер Божественных Предсказаний и остальные защитники Дао тревожно закричали, в то время как Бай Сяочунь сильно рассердился. Это был его дом, а кто-то пришёл, словно бандит, и попытался отобрать его, что сразу же вызвало ярость.


— Это ты убирайся отсюда! — сказал он, его правая рука мелькнула в жесте заклятия. Тут же активизировалось Заклятие Развития Воли Ледяной Школы, от которого из его ладони по спирали начала распространяться ледяная ци, замораживая всё в радиусе трёх километров.


Небесный огонь Ли Юаньшэна врезался в правую ладонь Бай Сяочуня и был отражён, тут же охватывая окружающее пространство. Однако он не только не смог повредить замороженное здание и павильоны таверны, но и сами языки пламени вдруг превратились в холодные лепестки цветов. Ли Юаньшэн помрачнел, и ледяная стужа охватила его. Странно, но эта ледяная ци не рассеивалась, вместо этого казалось, что бесчисленное число льдинок вонзилось в него, отчего кровь тут же показалась в уголках его рта и сразу замёрзла. Однако это не повлияло на его дыхание, поэтому он гаркнул:


— Нападайте на него все вместе и…


Но прежде чем он успел договорить, Бай Сяочунь посмотрел на него. Ледяная ци вилась вокруг Бай Сяочуня, полностью уничтожая пламя, и тут он устремился к Ли Юаньшэну. Учитывая его невероятную скорость, через мгновение он уже оказался рядом, где быстро произвёл жест заклятия. В ответ ледяная ци со всех сторон ринулась к Ли Юаньшэну, чьё лицо снова помрачнело, и он опять попытался атаковать. Через мгновение послышался большой бум, когда все его друзья напали одновременно, заставляя пространство исказиться и сформироваться огромную пасть, которая попыталась поглотить Бай Сяочуня.


— Сяочунь! — закричал Большой толстяк Чжан. Он хотел помочь, но, к сожалению, не мог ничего сделать.


Неожиданно в тот миг, когда огромная пасть уже почти сомкнулась над Бай Сяочунем, тот исчез. Когда он появился снова, то оказался за спинами десятка культиваторов формирования ядра. Его выражение лица было очень мрачным, а его убийственная аура начала бушевать точно так же, как это бывало во времена, когда он был Черногробом. Через мгновение культиваторы формирования ядра повернулись к нему, на их лицах показалось выражение полного неверия, и они встревоженно закричали:


— Малая телепортация? Это невозможно!

403. Как ты смеешь поднимать на меня руку!

Поражённо начали вскрикивать не только десяток культиваторов формирования ядра. Остальные культиваторы вокруг тоже не могли поверить своим глазам:


— Не может быть, чтобы это была малая телепортация!


— Культиваторы формирования ядра не могут телепортироваться.


— У него скорее всего есть какое-то драгоценное сокровище! Либо так, либо он освоил какую-то специальную технику…


Неудивительно, что все зашумели. Только даосские мастера зарождения души могли выполнять малую телепортацию, которая считалась божественной способностью, происходящей от начала слияния сознания с небесами и землёй. Люди, не достигшие стадии зарождения души, просто не могли делать подобное, если, конечно, в их распоряжении не оказывался какой-то необычный способ, позволяющий проделать это. С подобным человеком старались не связываться. Такого человека невозможно окружить в бою, и инициатива почти всегда будет на его стороне. При помощи одной мысли такие люди могут отступить или начать атаку в любое мгновение.


Зрачки Ли Юаньшэна и его друзей сузились, а сердца бешено забились в груди. После того как Бай Сяочунь избежал совместного удара десятка культиваторов формирования ядра, слой льда, который покрывал таверну, исчез, и сразу стало ясно, что она ни капли не пострадала. Когда культиваторы Общества Лазурного Дракона увидели, что Бай Сяочунь при помощи божественной способности смог заморозить площадь в три километра радиусом, а потом легко рассеять эффект, то очень обрадовались. Толпа наблюдателей лишь поражённо ахнула.


Ли Юаньшэн и его друзья оказались ошеломлены, и их лица стали очень серьёзными. Несмотря на то что они были золотой молодёжью, все они являлись учениками секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, поэтому многое знали и испытали. Сначала они ни во что не ставили Бай Сяочуня, но теперь, увидев его в деле, они поменяли своё отношение. Более того, убийственная аура, что окружала его, говорила о том, что он не обычный культиватор. Очевидно, что ему приходилось участвовать во многих битвах, даже больше чем тем культиваторам, которые ходили выполнять миссии за пределами секты.


В сердце Ли Юаньшэна появился гнев, он разъярённо глянул на босса Общества Божественного Неба. К этому времени он уже пожалел, что покинул радугу, но ещё больше он жалел, что взял с собой друзей. Если они все вместе не смогут справиться всего с одним противником, тогда вскоре все они станут посмешищем для всей секты. Босс Общества Божественного Неба непрерывно дрожал. Он знал, что босс Лазурный Дракон является культиватором формирования ядра, но никогда не думал, что он настолько превосходит обычных культиваторов своего уровня. Он не только смог дать отпор целой группе из десяти человек на том же уровне, что и он, но даже получил над ними преимущество. А ещё он оказался невероятным культиватором, способным телепортироваться.


— Эм…


Пока босс Общества Божественного Неба тяжело дышал от страха, взгляд Ли Юаньшэна стал ледяным, и он сорвался с места. В мгновение ока он превратился в огромный огненный шар, который полетел в Бай Сяочуня. В то же время его друзья тоже применили божественные способности, отчего небо наполнилось многоцветным светом, а десяток культиваторов формирования ядра снова объединили силы, чтобы напасть на Бай Сяочуня.


— Вы слишком далеко заходите! — сказал Бай Сяочунь, продолжая сердиться всё сильнее. Он сделал шаг вперёд, ледяная ци устремилась во все стороны, и он превратился в вихрь в центре бури, которая почти сразу врезалась в противников. Послышался грохот, и Бай Сяочунь снова исчез, а потом появился через мгновение за спиной одного из оппонентов. Культиватор помрачнел, а Бай Сяочунь сжал правую руку в кулак и нанёс сокрушительный удар.


Снова послышался грохот, и одежда культиватора внезапно начала развеваться на ветру, защищая его от удара. Задрожав, мужчина отлетел кувырком назад, из его рта брызнула кровь, а ледяная ци проникла в его тело. В то же мгновение брызнувшая кровь начала застывать. «Вот как, — хмурясь, подумал Бай Сяочунь, — его одежда может защитить его от удара значительной силы…» В то же время раненый культиватор, надеясь предупредить друзей, отчаянно закричал:


— У него невероятная сила физическо…


Однако прежде чем он успел закончить, за спиной Бай Сяочуня появились крылья, которые помогли ему почти мгновенно снова оказаться перед кричащим культиватором. В этот раз он с молниеносной скоростью схватил противника. Потом прозвучал бум, крик, и культиватор формирования ядра уже оказался на земле. Множество костей в его теле были раздроблены, а сам он лежал на дне кратера и смотрел на Бай Сяочуня с ужасом в глазах.


Затем Бай Сяочунь использовал ещё одну телепортацию, чтобы появиться рядом со вторым культиватором. В этот раз он не стал махать кулаком, а с разворота быстро нанёс удар левой ногой. Раздался большой сверхзвуковой бум, и пространство исказилось. В то же время второй культиватор помрачнел и использовал все свои силы, чтобы защититься. Однако сила и скорость левой ноги Бай Сяочуня опиралась на Неумирающие сухожилия, и до того, как противник успел что-то сделать, нога уже вдарила ему по пояснице. Послышался хлопок, словно лопнул надутый бумажный пакет. Глаза второго культиватора расширились, и, прежде чем он успел открыть рот, чтобы что-то сказать, из него брызнула кровь, а тело культиватора отбросило в сторону на сотни метров. Поразительно, но несколько его поясничных позвонков прорвали кожу и одежду и торчали наружу. Он пронзительно заорал от боли. Но это был ещё не конец. Вокруг него засияли золотые нити, образующие запечатывающее заклинание, наложенное на его основу культивации, что сделало его похожим на смертного. Все, кто видел, что произошло, поражённо вздохнули.


— Босс Лазурный Дракон совершенно безжалостный. Он даже может запечатывать основу культивации противника своим ударом.


Но битва ещё не завершилась. Бай Сяочунь развернулся на месте, используя всю силу своей техники Неумирающей Вечной Жизни, чтобы защититься от магий, которые применили два культиватора за его спиной. Затем на его лице появилось свирепое выражение, и он снова с разворота мощно ударил левой ногой. Сразу же обоих культиваторов, которые пытались напасть со спины, смело и отправило в полёт, в то время как вокруг их тел появились золотые нити запечатывающего заклятия. В результате они получили множественные переломы, а у одного была настолько сильно повреждена нога, что очень сильно кровоточила.


Затем появились несколько огромных пурпурных котлов, которые начали опускаться на противников Бай Сяочуня. И снова он телепортировался, появляясь рядом с пятым культиватором. Однако в этот раз тот был готов и тут же атаковал с убийственной мощью. Бай Сяочунь холодно хмыкнул и использовал Сокрушающий Горы удар, чтобы устремиться вперёд и врезаться в этого культиватора. Тот сразу закашлялся кровью и отлетел назад с продавленной грудной клеткой. Потом Бай Сяочунь развернулся и выполнил жест заклятия правой рукой, указывая на трёх приближающихся врагов.


«Стужа!» — произнёс он про себя. И тут же из него вырвалась ледяная ци, раздался треск, и воздух перед ним замёрз. В то же время три культиватора остановились на месте. Из-за того что они потеряли скорость, Бай Сяочунь смог разогнаться и снова нанести удар левой ногой.


Бум. Бум. Бум! Все трое отлетели назад, а из их ртов брызнула кровь.


С того момента, когда Бай Сяочунь только сделал первое нападающее движение, и до этой секунды прошло время всего нескольких вдохов. Он вынес уже несколько противников одного за другим, и теперь остались только Ли Юаньшэн и ещё трое его друзей. Эти трое дрожали в шоке. Посмотрев на своих поверженных товарищей, они быстро начали отступать, не испытывая больше никакого желания принимать участие в делах Ли Юаньшэна. Жалкое состояние их товарищей послужило им хорошим предупреждением. В то же время после оханий и аханий среди наблюдателей воцарилось странное молчание. Очевидно, что они были так поражены действиями Бай Сяочуня, что не могли проронить ни звука.


Ли Юаньшэн заметно дрожал. В течение нескольких вдохов он только и мог, что смотреть на своих друзей, которые либо лежали без сознания, либо уносили ноги. Через несколько мгновений в воздухе остался парить только один он. Способность телепортироваться и ужасающая боевая мощь Бай Сяочуня делали его просто монстром для людей на том же уровне культивации, что и он. С таким было практически невозможно сражаться. На лбу у Ли Юаньшэна выступили капли пота, пока он смотрел на Бай Сяочуня налившимися кровью глазами. Неожиданно Ли Юаньшэн похолодел и начал отступать.


— Почему бы тебе тоже не спуститься оттуда? — спросил Бай Сяочунь, в его глазах сверкнул ледяной свет.


Из-за ледяных теней вокруг и своей невероятной скорости он смог мгновенно появиться прямо напротив Ли Юаньшэна, который уже хотел сбежать. Потом он протянул правую руку и, использовав силу Тела Небесного Короля, попытаться схватить Ли Юаньшэна. Появилась сила притяжения, а ледяная ци вокруг превратилась во множество ледяных игл, которые тут же полетели к Ли Юаньшэну со всех сторон. Ли Юаньшэн помрачнел и закричал:


— Как ты смеешь поднимать на меня руку! Я — Ли Юаньшэн из клана дэва! Мне всё равно, кто твой покровитель. Я сделаю так, что тебя изгонят из секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей в течение трёх дней!

404. Я - заложник

Хотя эти слова Ли Юаньшэн произнёс в приступе паники, они всё равно являлись серьёзной угрозой. По его мнению, для большинства культиваторов, попавших в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей, подобное оказалось бы хуже смерти. Секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей находилась у истока восточной реки Достигающей Небес и заправляла всем восточным миром культиваторов. Любого, изгнанного из неё, уже не стали бы привечать ни в одной другой секте во всём этом регионе — ни в нижних пределах, ни в средних. У такого человека не останется выбора, кроме как стать культиватором-одиночкой.


В мире Достигающем Небес культиваторы-одиночки занимали очень низкое положение. Им не разрешалось заниматься культивацией рядом с рекой Достигающей Небес, а если кто-то втайне пытался сделать подобное и попадался, то его тут же прогоняла секта, которая контролировала данную территорию. Культиваторы-одиночки, умудрившиеся достичь зарождения души, жили немного лучше, но все ниже этой стадии вели чрезвычайно жалкое существование.


Поэтому Ли Юаньшэн не стал колебаться и прибегнул к подобной угрозе. В конце концов, учитывая правила секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, из-за того что босс Лазурный Дракон являлся учеником секты, даже если бы Ли Юаньшэн захотел его смерти, то устроить это оказалось бы очень и очень сложно или даже практически невозможно. Однако, учитывая положение его клана, изгнать Бай Сяочуня из секты было бы очень легко. А потом, когда он окажется за пределами секты, без её защиты, убить его не составит труда. Хотя он не знал, кто именно защищал Бай Сяочуня, ему было на это наплевать, точно так же как и на то, что Бай Сяочунь владел этой территорией. В конце концов, на радуге Неба глава каждой из десяти гильдий мог давать право на владение частной собственностью в Небесном городе. Хотя многие в Небесном городе рассматривали личную собственность как нечто ошеломляющее, Ли Юаньшэн не был ей ни капли впечатлён, учитывая, что сам происходил из клана дэва.


Как только Ли Юаньшэн произнёс свою угрозу, по телу Бай Сяочуня пробежала дрожь, а его глаза широко распахнулись. Ничуть не медля, он отдёрнул свою руку, в то же время бесчисленные ледяные иглы, летящие в Ли Юаньшэна, исчезли.


— Что ты сказал? — спросил он немного нервно, уставившись на Ли Юаньшэна.


Такая реакция заставила всех учеников в жёлтых одеждах в шоке распахнуть глаза. Наблюдающие тоже оказались поражены. После той битвы, свидетелями которой они только что стали, подобное поведение Бай Сяочуня было крайне неожиданным. Никто не мог понять, как такое возможно. Ещё минуту назад никто и ничто, казалось, было не способно его остановить, но сейчас одной угрозы со стороны Ли Юаньшэна хватило, чтобы у него словно бы подкосились коленки. Даже Ли Юаньшэн оказался захвачен врасплох, у него до сих пор от страха быстро билось сердце. Он произнёс угрозу от испуга: это было единственное, что пришло ему в голову в тот момент. И неожиданно это сработало, его сердце сразу же наполнилось радостью, а свирепость в его глазах стала ещё ощутимей.


— Хм. Значит, ты знаешь, что такое страх, не так ли? Что ж, уже слишком поздно. Мне наплевать, кто твой покровитель, через три дня или даже раньше, ты перестанешь был членом секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, и тебе придётся убраться с цивилизованных земель.


Ли Юаньшэн сложил руки за спиной, позволяя своим словам разнестись по округе, а энергии — воспарить. В итоге он выглядел довольно могущественным и впечатляющим. Он уже мог представить себе, как в один миг этот босс Лазурный Дракон затрясётся в панике: либо он начнёт бесноваться, либо горько склонит голову и покорно примет свою судьбу. Ли Юаньшэну очень хотелось знать, какой из этих вариантов выберет босс Лазурный Дракон.


«Это и есть разница между нашими статусами в секте, — подумал он. — Хм! Давай-ка посмотрим, хватит ли у этого парня сил, чтобы подчиниться судьбе». На лице Ли Юаньшэна появилась холодная и зловещая ухмылка, а остальные его друзья переглянулись. Поворот событий оказался очень неожиданным, что-то было странное в том, чтобы настолько свирепый человек неожиданно занервничал. То, что случилось дальше, предугадать не смог бы никто. Как только Бай Сяочунь услышал слова Ли Юаньшэна, то на его лице появилась радость, даже восторг.


— Ты серьёзно?! Ха-ха-ха! Отлично! Замечательно! Ты брат Ли, верно? Ух ты, я не могу поверить, что только что обидел тебя. Ну, в общем, это я не нарочно. Почему же ты раньше не сказал, что можешь сделать так, что я смогу покинуть секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей в течение трёх дней? Если бы ты сразу сказал об этом, я бы даже пальцем не пошевелил против тебя и твоих друзей.


В это время, казалось, он до сих пор немного обеспокоен ситуацией. Немного помедлив, он продолжил:


— Брат Ли, давай-ка проверим, правильно ли я тебя понял. Нужно сейчас выяснить всё до конца. Ты сказал, что сможешь выгнать меня из секты в течение трёх дней, верно?


Товарищи Ли Юаньшэна, как и он сам, казалось, совсем не понимали, к чему клонит Бай Сяочунь. Люди в толпе обменивались неловкими взглядами, тоже не понимая, что происходит и почему Бай Сяочунь так обрадовался.


— Ты… — Ли Юаньшэн внезапно растерялся и начал сомневаться, точно ли они с боссом Лазурным Драконом говорят об одном и том же. Наконец он не смог удержаться и выпалил: — Ты что, не слышал моих слов? Я пообещал, что через три дня или даже раньше я сделаю так, что тебя выгонят из секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Вытурят из секты, ты понял? Это значит, что ты больше не будешь учеником этой секты! Тебя выпроводят. Исключат.


Бай Сяочунь с энтузиазмом закивал, чувствуя себя довольным как никогда.


— Да, если ты уверен, что сможешь это сделать, я согласен, брат Ли. Ух ты, да ты окажешь мне невероятную услугу!


После этого он повернулся к Сюй Баоцаю и остальным защитникам Дао.


— Сюй Баоцай, — закричал он. — Самый старший брат! Мастер Хрюкохмык! Быстрее поблагодарите собрата даоса Ли. Он может помочь нам уйти из секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Мне не придётся больше быть заложником! Мы все сможем вернуться домой!


Мастер Божественных Предсказаний, Сюй Баоцай и Большой толстяк Чжан с сочувствием посмотрели на Ли Юаньшэна. Выражение лица последнего резко изменилось, когда он услышал слово «заложник». Его глаза расширились, словно он только что увидел привидение. Указав дрожащим пальцем на Бай Сяочуня, он сказал:


— Ты заложник?!


— Да! — громко сказал Бай Сяочунь и взмахнул рукавом. — Я важный политический заложник!


Большинство других заложников оказались бы очень смущены и разгневаны, если об их статусе стало бы публично известно, и в итоге они обычно ходили везде, поджав хвост. Бай Сяочунь, напротив, объявил об этом с апломбом. Чаще всего тот факт, что он является заложником, его сильно печалил. Но в этот миг выражение лица Ли Юаньшэна того стоило, Бай Сяочунь даже начал подумывать о том, что быть заложником не так уж и плохо. Когда толпа услышала слова Бай Сяочуня, то тут же зашумела. Босс Общества Божественного Неба выглядел так, словно его ударила молния и у него отвисла челюсть. Наконец-то он понял, почему ему не удавалось накопать информацию о прошлом босса Лазурного Дракона…


«Проклятье! Не могу поверить, что он заложник! И ещё более невероятно, насколько он нахально этим бравирует! Заложники должны ходить с опущенной от горя и возмущения головой!» Слёз, что наполнили глаза босса Общества Божественного Неба, хватило бы на новую реку Достигающую Небес…


— Ты… Ты…


У Ли Юаньшэна голова шла кругом, он даже говорить не мог. У него была власть выгнать любого обычного ученика из секты, какое бы происхождение у него ни было. Однако, даже если бы он был более могущественным, чем сейчас, он всё равно не смог бы ничего сделать с заложником, который служил важным связующим звеном между двумя сектами. Даже культиваторы зарождения души не могли помочь в данном случае. Только эксперт стадии царства дэвов обладал полномочиями решать подобные вопросы, а глава клана наверняка не станет заниматься подобным по такому пустячному поводу. Очевидно, что его недавняя угроза оказалась просто бредом, который швырнули ему обратно в лицо, словно пощёчину. У него в сердце вспыхнула ярость, лицо стало пунцовым, и он закашлялся кровью. Взвыв от ярости, он развернулся и помчался к порталу телепортации обратно на радугу, не задерживаясь нигде ни на секунду. Помахав ручкой, Бай Сяочунь крикнул вдогонку:


— Эй, ты зачем уходишь?! Брат Ли! Не уходи! Ты пообещал мне, что сможешь выгнать меня из секты в течение трёх дней!


Когда Ли Юаньшэн услышал его слова, то снова закашлялся кровью и затем взвыл:


— Невыносимый задира!


В то же время он помчался вперёд ещё быстрее. И не только он поступил подобным образом. Остальные его друзья посмотрели со страхом на Бай Сяочуня в благоговении перед его изощрёнными методами. Склонив головы, они быстро сбежали, поддерживая раненых под руки. Бай Сяочунь прочистил горло, наблюдая за тем, как они уходят. Затем он гордо взмахнул рукавом и разочарованно вздохнул.


— Я правда ненавижу, когда люди выдают себя за могущественных и влиятельных, а потом оказывается, что это всё трёп. Если ты не способен изгнать меня из секты, то зачем притворяться, что можешь! Нет ничего смешного в подобных шуточках!


Вздохнув, он посмотрел вниз на таверну и на своих защитников Дао, которые, казалось, не знали, плакать им или смеяться. Наконец, он отправился в комнату, чтобы продолжить занятия культивацией. Вскоре новость о том, что Бай Сяочунь является заложником, распространилась по всему Небесному городу. Этот внезапный поворот избавил людей от большого количества различных подозрений, которые у них до этого были. Потом эта новость распространилась и в остальных трёх городах секты, где порядком удивила очень многих. Особенно это касалось других заложников из Двора Звёздной Реки, Двора Реки Противоположностей и Двора Реки Дао. Все они оказались поражены.


— Я никогда не думал, что заложник может оказаться настолько доминирующим…


— Нужно бы навестить этого Бай Сяочуня!


Почти все они решили встретиться с Бай Сяочунем и поболтать о прелестях жизни заложников, а возможно, даже получить совет о том, как улучшить своё пребывание в секте. Что касается Общества Божественного Неба, то очередная неудача заставила их склонить головы. Они знали, что ничего не могут сделать, чтобы напрямую победить Бай Сяочуня. После череды собраний, босс Общества Божественного Неба наконец стиснул зубы и заявил:


— Если нам нельзя его провоцировать, то давайте просто выдворим его из Небесного города.

405. Повышение...

По правилам, установленным в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, получить повышение до ученика в жёлтых одеждах можно было двумя способами. Ученик мог по своей воле заплатить миллион баллов заслуг или, если он накопил достаточно баллов заслуг на личном счету, главная магическая формация секты могла это отследить и автоматически выдать ему повышение. Этот метод внедрили, чтобы не позволять отдельным людям накапливать слишком много баллов заслуг, а ещё чтобы контролировать инфляцию в секте. Более того, ученики не могли на это повлиять, магическая формация отслеживала баланс на удостоверяющих медальонах всех учеников, не давая им обойти ограничения.


Конечно, автоматическое повышение случалось редко, так как для этого требовалась огромная сумма на счету. Когда баллы заслуг человека превышали этот лимит, то он начинал тут же привлекать внимание магической формации, словно маяк в ночи. Бай Сяочунь использовал этот метод для Сун Цюэ. После того как большая сумма баллов заслуг перекочевала из Общества Лазурного Дракона на удостоверяющий медальон Сун Цюэ, магическая формации тут же обратила на это внимание и забрала его на радугу. А сейчас руководство Общества Божественного Неба настолько боялось Бай Сяочуня, что они решили просто отправить его на радугу.


— У нас будет только один шанс. Если мы не сможем перевести достаточно баллов заслуг на его командный медальон, то эта стратегия не сработает и после этого босс Лазурный Дракон уже будет готов к подобному. Если мы попытаемся сделать это вновь, то это окажется очень сложно.


— Давайте вложим всё в первую попытку. Общество Божественного Неба готово заплатить, сколько потребуется, лишь бы вытурить его из города. Если мы сможем достигнуть нашей цели, то все эти баллы заслуг будут потрачены не напрасно!


Приняв такое решение, они выждали ещё несколько дней, пока колебания главной магической формации секты не достигли определённого уровня интенсивности. В ту ночь полная луна сияла в небе, и земля купалась в лунном свете. Хотя всё при этом казалось мягче и словно подёрнулось дымкой, жизнь в Небесном городе бурлила не менее активно, чем днём. В пустыне на окраине западного района таверна Общества Лазурного Дракона работала как и всегда. Культиваторы приходили и уходили, не желая прерывать свои дела только потому, что на улице стемнело. Бай Сяочунь сидел за столом в таверне, и с обеих его сторон стояли служанки, которые обмахивали его большими опахалами. Если бы кто-то за пределами таверны увидел эти опахала, то тут же бы начался переполох. Если говорить о стоимости в баллах заслуг, то даже одного из них хватило бы, чтобы купить мощное магическое сокровище. Однако Бай Сяочуню не было до этого дела, для него это могли бы быть и простые опахала.


Его стол был сделан из тысячелетнего красного дерева. Если бы его использовали для создания летающего меча, то получилось бы необычайное оружие, но в этом случае из него просто сделали стол… На столе грудами лежали различные деликатесы, которые в городе продавали по астрономическим ценам. Даже миски и палочки для еды обладали магическими свойствами. Комната была изысканно украшена, даже культиватор зарождения души, попав в неё, очень бы впечатлился. Сюй Баоцай, мастер Божественных Предсказаний и Большой толстяк Чжан сидели за столом, ели и выпивали в своё удовольствие. Пока они смеялись и болтали, Чень Маньяо чинно сидела рядом с Бай Сяочунем, обмахиваясь своим собственным веером и время от времени присоединяясь к разговору. Все были одеты в изысканные и очень дорогие одежды, ровно такие, что носят все нувориши…


— Итак, — сказал Бай Сяочунь, — получается, что словам этого Ли Юаньшэна доверять нельзя. Прошло три дня, а никто не пришёл и не сказал, что пора уходить.


Почесав живот, он сыто рыгнул. Сюй Баоцай усмехнулся и сказал:


— Знаешь, младший патриарх, а нам и тут неплохо в общем-то. Ха-ха-ха! Мы едим и пьём всё самое лучшее, да и всё остальное у нас тоже лучшего качества. Жизнь не была такой замечательной даже в секте Противостояния Реке. Хотя сейчас мне и правда очень любопытно, как живут на радуге.


— Посмотрите-ка! — внезапно воскликнул Бай Сяочунь, указывая на Сюй Баоцая, а потом вскочил, подбежал к Большому толстяку Чжану и обнял его за плечо. — Только посмотрите на этого парня! Вы это видите? Это амбиции. Так держать, Сюй Баоцай, так держать, — после этого он громко рассмеялся. — Хорошо, что мы тогда не позволили ему присоединиться к Кухням. Да ладно, Сюй Баоцай, у нас тут гораздо лучше, чем на радуге! Только идиот захочет, чтобы его повысили. Я собираюсь остаться здесь до конца жизни!


Он сделал ударение на последнем слове и выразительно взмахнул рукой с крайне довольным выражением на лице. Мастер Божественных Предсказаний и Большой толстяк Чжан рассмеялись, а Сюй Баоцай немного смутился. Когда он уже хотел что-то сказать в свою защиту, Бай Сяочунь махнул рукой, показывая, что хочет сменить тему, и сказал:


— Послушайте, народ…


Когда он уже хотел начать хвастать о своём визите на радугу и рассказать, какие там все сдержанные и холодные, его лицо внезапно помрачнело и он понял, что его удостоверяющий медальон в бездонной сумке завибрировал. Хлопнув по сумке, он вынул его и просканировал божественным сознанием. Поражённо он осознал, что количество баллов заслуг на его счету стремительно растёт.


— Что происходит? — озадаченно сказал он. Потом его глаза широко распахнулись: в мгновение ока баланс достиг миллиона. А вскоре и двух миллионов. Потом трёх. А затем четырёх миллионов баллов заслуг!


В ужасе закричав, не имея времени на объяснения, он тут же начал переводить баллы заслуг на другие счета. Однако, как бы быстро он это ни делал, это всё равно получалось слишком медленно. В мгновение ока на его счету уже было более пяти миллионов баллов заслуг. Главная магическая формация секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей была особо чувствительной во время полнолуния, и так совпало, что сейчас в небе ярко, словно сигнальный огонь, сияла полная луна. Всего за мгновение магическая формация почувствовала, что происходит, и активизировалась, посылая силу в таверну, в комнату, где находился Бай Сяочунь.


— Нет! — завопил он. К удивлению его защитников Дао, и прежде чем кто-то из них успел среагировать, поток света оказался в комнате и обернулся вокруг Бай Сяочуня. Даже когда свет поймал его, количество баллов заслуг на его счету продолжало увеличиваться. Неожиданно оно достигло уже семи миллионов.


Такой огромный баланс, казалось, рассердил магическую формацию, которая совсем не нежно схватила Бай Сяочуня и выдернула его из комнаты в небо. Крики Бай Сяочуня разносились во все стороны, а его потрясённые друзья выбежали наружу, но не могли ничего поделать.


— Я не хочу уходить! Я хочу остаться здесь! Я не хочу становиться учеником в жёлтых одеждах! Мне гораздо больше подходят оранжевые одежды…


Теперь стало очевидно, что он оказался жертвой хитрого плана Общества Божественного Неба. Более того, учитывая, сколько они потратили баллов заслуг, было сразу понятно, насколько твёрдо руководство Общества Божественного Неба было намерено избавиться от него. Луч света, который забрал Бай Сяочуня, был гораздо больше и ярче, чем обычно. Поэтому он осветил ночное небо, заполнив весь Небесный город и привлекая большое количество взглядов. Многие люди наблюдали за всем с восхищением. Что касается всех культиваторов, которые пострадали от побочных воздействий пилюли Грёз и Облегчающей Голод Суперпилюли, то они радовались больше всех. Некоторые из них начали стучать в барабаны и гонги и восторженно ликовать.


— Старый Дьявол Бай наконец-то уходит!


— Небеса всё видят! Босс Лазурный Дракон повышен!


— Ха-ха-ха! Этот демон — самый первый злодей в Небесном городе! Теперь, когда он ушёл, словно гора спала с наших плеч.


Ликования и вопли Бай Сяочуня смешались и огласили ночь. Его защитники Дао с поражённым видом смотрели на мощный луч света, который тащил Бай Сяочуня по ночному нёбу в сторону радуги Неба. А на этой радуге его встречали ученики, которым надлежало официально приветствовать всех только что повышенных учеников. На их лицах появилось выражение неверия, когда они посмотрели на ликующий Ночной город. Если даже они слышали отзвуки ликования с такого большого расстояния, то можно вообразить, как разошлась толпа в городе… Ученики неловко переглянулись. Раньше они никогда не видели подобных волнений в Небесном городе, а также первый раз на их памяти луч света, несущий нового ученика на радугу, был настолько большим и ярким. Вскоре перед ними появился Бай Сяочунь. Как только он почувствовал их холодные взоры, то тут же заголосил:


— Я не хочу быть учеником в жёлтых одеждах!


На его глазах даже выступили слёзы, пока он ругал себя за свою прошлую легкомысленность и неосторожность. Ведь он мог бы принять заранее меры против подобной тактики со стороны Общества Божественного Неба. Он так искренне горевал, и у него был такой опечаленный голос, что любой, кто слышал его, не мог остаться равнодушным и не почувствовать печаль. У встречающих учеников отвисла челюсть. Обычно все, кто попадает жить на радугу, были вне себя от радости. Впервые они увидели, чтобы кто-то настолько расстроился.


Бай Сяочунь непрерывно вздыхал, и, когда он покидал платформу для встречи новых учеников, казалось, что он вот-вот расплачется. Вокруг царила красота и изобильная мягкая духовная энергия, везде виднелись пруды, и озёра, и даже бессмертные горы. Однако учитывая, насколько здесь все были равнодушными, Бай Сяочунь по-прежнему считал, что его таверна намного лучше. Хмурясь, он осознал, что ему придётся смириться с ситуацией. Вздохнув, он пробормотал себе под нос:


— Просто я слишком выдающийся… Эх. Никогда не думал, что Бай Сяочунь, который старается не высовываться, таким варварским способом будет выдернут из обычного мира и переправлен на радугу.

406. Радуга Неба

Бай Сяочуня сопровождали два ученика в жёлтых одеждах, они уже несколько раз внимательно осмотрели его с ног до головы, пока шли. Очевидно, они не знали, что и думать про него. В конце концов, его прибытие ознаменовалось большим шумом в городе. Обычно эти два ученика очень сурово обращались с новичками, но по какой-то причине с Бай Сяочунем они держались очень учтиво.


— На радуге Неба есть десять гильдий, — пояснил один из них, — каждый ученик, получив жёлтые одежды, присоединяется в итоге к какой-то из них. Распределение происходит не каждый раз при появлении нового ученика, а раз в год сразу для целой группы.


— Однако ты очень везучий, собрат даос Бай, — сказал второй. — До очередного распределения по гильдиям осталось только четыре месяца.


Эти двое не только пояснили ему порядки на радуге Неба, но ещё и рассказали о его обязанностях.


— Одна из причин, по которой радуга Неба разделена на пять колец, кроется в десяти гильдиях. Во внутреннем кольце живёт глава горы, никто не может войти туда без приглашения. Что касается остальной территории, то она принадлежит десяти гильдиям.


Последний раз, когда Бай Сяочунь здесь был, он просто прошёл мимо всего, но в этот раз, благодаря рассказу двух учеников, он начал лучше понимать устройство радуги Неба. Хотя она и называлась радугой, на самом деле земля там была плоской, как и в любой другой местности. Над головой находилось семицветное небо, и даже почва под ногами была семицветной, хотя её почти не было видно: по большей части землю покрывал зелёный нефрит. Единственным местом, где хорошо была видна семицветная поверхность земли, были бессмертные горы, которые располагались тут и там на радуге. Больше всего Бай Сяочуня поразило, насколько насыщенной и мягкой здесь была духовная энергия. Он сразу почувствовал, как легко её поглощать, и это, в отличие от Небесного города, не приводило даже к малейшей потере энергии.


С такой большой высоты, на которой находилась радуга, в стороне Бай Сяочунь мог хорошо рассмотреть покрытые зелёной густой растительностью холмы и горы, по которым были разбросаны водоёмы и реки. Это были земли Достигающие Небес. Канал с золотой водой тянулся так далеко, насколько хватало глаз, — это была река Достигающей Небес. С другой стороны располагалось бесконечное море. Когда Бай Сяочунь был здесь в прошлый раз, то навещал только внутреннее кольцо и поэтому очень многого не видел. А сейчас он находился во внешнем кольце, поэтому мог увидеть грандиозные золотые воды моря. Одно только великолепие этого вида заставило его поражённо вздохнуть. Более того, мощь духовной энергии моря казалась за пределами воображения. По поверхности моря прокатывались огромные волны, шум от которых долетал до радуги и до ушей Бай Сяочуня.


— Это море Достигающее Небес? — потрясённо прошептал он.


Два сопровождающих не смогли утаить гордости, которая отразилась на их лицах. В конце концов, ученик в жёлтых одеждах в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей — действительно почётная позиция. Один из них улыбнулся.


— Всё верно. Только те ученики, которые достигли уровня жёлтых одежд, могут жить здесь и наслаждаться великолепным видом моря Достигающего Небес.


Море являлось центром земель Достигающих Небес, а также источником духовной энергии для них. Это море никогда не пересохнет и будет пребывать вечно. Пока Бай Сяочунь смотрел на море Достигающее Небес, он неожиданно почувствовал острое желание полететь и исследовать, что там. Через мгновение он глубоко вздохнул и перевёл взгляд на древний боевой корабль, который находился на вершине водопада. С радуги его можно было хорошо рассмотреть. Он был угольно-чёрным, и казалось, что он уже очень сильно потрёпан и готов развалиться, особенно паруса. Внутри корабля тут и там мелькали ужасающие тени. От одного этого вида у Бай Сяочуня на голове волосы встали дыбом. После чего он тут же отвернулся.


Пока они шли, Бай Сяочунь видел других культиваторов, живущих на радуге Неба. Все они носили жёлтые одежды. Ему не повстречалось ни одного человека в зелёных или голубых одеждах. Бай Сяочунь понял, что такие ученики или очень редки, или живут отдельно. Как и в его памяти, культиваторы вели себя очень отстраненно и холодно. Никто из них не разговаривал с другими, и только иногда они обменивались взглядами. По этой причине на радуге Неба было очень тихо. Бай Сяочунь не привык к тишине, но с этим ничего нельзя было поделать.


Сопровождающие наконец отвели его туда, где новички должны были отметиться. Он протянул свой удостоверяющий медальон для проверки, а потом ему выдали жёлтые одежды и нефритовую табличку, являющуюся ключом к его пещере бессмертного. Обменявшись парой слов, два сопровождавших его ученика попрощались. Бай Сяочунь огляделся, ощущая себя очень чужим и одиноким. Нахмурившись, он воспользовался картой из нефритовой таблички и нашёл свою пещеру бессмертного на самом краю пятого кольца.


Пещера оказалась самой обычной, и единственным её достоинством было то, что если встать к окну, то вдалеке можно было разглядеть краешек моря. Такие довольно маленькие и простые пещеры приводили в большой восторг почти всех новичков, так как они сильно превосходили по уровню обычные условия жизни в Небесном городе. Но для Бай Сяочуня это показалось халупой по сравнению с его хоромами в таверне. Вздохнув, он растерянно смотрел по сторонам какое-то время, потом снова вздохнул и, смирившись со своей судьбой, приступил к уборке. Немного позже он уже сидел со скрещёнными ногами и занимался культивацией.


По мере погружения в практику он становился всё спокойнее и спокойнее. Конечно, культивация здесь происходила легче и быстрее, чем в Небесном городе, и к тому же не вызывала потери жизненной энергии. Он снова почувствовал, что больше не нуждается в пище. С каждым новым вдохом безграничная духовная энергия продолжала вливаться в него, наполняя его тело до краёв. Постепенно Бай Сяочунь полностью погрузился в культивацию.


В течение следующих десяти дней он провёл большую часть времени культивируя, но ещё успел погулять по окрестностям, чтобы посмотреть, что тут к чему. Каждый раз, когда он кого-то встречал, к нему относились очень холодно. Даже если он начинал здороваться, ему никто не отвечал и его просто игнорировали. Однако вскоре он хорошо ощутил настоящую мощь секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. За эти десять дней он понял, что почти каждый встреченный им на радуге ученик находится на стадии формирования ядра. А те, что были ещё на возведении основания, уже достигли стадии псевдо-ядра. Каждый здесь обладал невероятной боевой мощью, что достаточно сильно поразило Бай Сяочуня. Ещё он спросил, где можно культивировать Заклятие Живой Горы, но, к его разочарованию, оказалось, что это место находится за пределами радуги Неба. Для этого нужно было идти на второй уровень радуг, туда, где жил глава секты. Посмотрев на радуги над ним, он прошептал:


 — На втором уровне всего две радуги, на левой живут дэвы, а на правой — глава секты, а также там расположены различные тренировочные земли и испытания огнём…


Он был новичком, и, из-за того что все держались холодно и равнодушно, ему оказалось не так легко добывать информацию. После того как он стал учеником в жёлтых одеждах, на него стали распространяться определённые ограничения на посещение Небесного города. Подобные ограничения не касались таких людей, как Ли Юаньшэн и его друзья, но для Бай Сяочуня посещение города стало бы очень сложным делом. Однако он мог использовать нефритовую табличку для связи с друзьями, и скоро получил весточку от мастера Божественных Предсказаний и остальных защитников Дао.


После того как Бай Сяочунь ушёл, Общество Лазурного Дракона перестало быть чем-то примечательным. Однако несколько изменив схему распределения доходов, они оказались вполне способными существовать и дальше. Хотя Общество Божественного Неба начало вызывать больше проблем, но они до сих пор боялись Бай Сяочуня, поэтому не предпринимали ничего особо агрессивного. Защитники Дао сказали ему, что планируют закончить в городе важные дела, связанные с таверной, а потом сделать всё возможное, чтобы тоже получить повышение и оказаться на радуге. Услышав это, Бай Сяочунь очень обрадовался. Без всех своих друзей ему было очень скучно, оставалось только культивировать технику Неумирающей Вечной Жизни и Заклятие Развития Воли Ледяной Школы.


Так всё продолжалось где-то с месяц, пока однажды во время сессии культивации он неожиданно не нахмурился. Взмахнув рукой, он заставил дверь в пещеру бессмертного распахнуться. За ней показался человек, окутанный утренним солнечным светом. Когда этот человек увидел, что дверь открыта, то остановился на мгновение, словно раздумывая, заходить или нет. Вскоре его красивое мрачное лицо стало отчётливо видно. Это был не кто иной, как Сун Цюэ.


— Цюэрчик! — счастливо воскликнул Бай Сяочунь и вскочил на ноги. Когда он уже хотел подбежать к нему и втащить в пещеру, Сун Цюэ холодно хмыкнул и сделал несколько шагов назад, отказываясь входить.


— Бай Сяочунь, — сказал он мрачным голосом, — то, как я получил жёлтые одежды, не так важно. Но в результате я остался тебе должен. Из-за того что ты тут новенький, ты, скорее всего, ещё многого не знаешь, и никто не расскажет тебе об этом. Поэтому слушай. Во-первых, через три месяца и тебе, и мне нужно будет принять участие в собрании по распределению новичков по гильдиям. Из-за того что я попал сюда раньше тебя, я уже успел кое-что об этом узнать. Есть гильдии, в которые хотят попасть очень многие люди, в основном потому, что там безопаснее и много блестящих возможностей. Например, это гильдия Магических Техник, гильдия Защитников и гильдия Духовного Улучшения. Однако есть другие гильдии, которые считаются опасными, так как в них высокая смертность учеников. Самые опасные из них — это гильдия Тайных Операций и гильдия Истребителей Дьяволов. Будь осторожен, когда наступит время распределения. Во-вторых, за этот месяц, пока ты тут, пошли слухи, что кто-то точит на тебя зуб. Ты должен подумать, кого ты успел обидеть и принять меры предосторожности.


Последний раз бросив взгляд на Бай Сяочуня, Сун Цюэ развернулся и ушёл. Очевидно, что он приходил только за тем, чтобы попытаться отплатить за те баллы заслуг, что получил ранее.

407. Гильдия... Истребителей Дьяволов?

Когда Сун Цюэ ушёл, на лице Бай Сяочуня осталось задумчивое выражение. Вскоре, однако, на нём появилась лёгкая улыбка. К этому времени Бай Сяочунь не рассматривал Сун Цюэ как своего соперника. Он думал, что у того довольно непростая жизнь. Ведь ему приходилось всё время выглядеть сурово, окружая себя убийственной аурой, и постоянно сражаться. Бай Сяочунь не забудет, как сегодня Сун Цюэ пришёл его предупредить. Немного подумав над его словами, Бай Сяочунь пришёл к выводу, что, скорее всего, это Ли Юаньшэн ищет возможность усложнить ему жизнь из-за случая с Обществом Божественного Неба.


К сожалению, то, что Бай Сяочунь вычислил своего недоброжелателя, мало ему помогало. В конце концов, невозможно было защититься от всех возможных способов, к которым мог прибегнуть Ли Юаньшэн в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Ему оставалось только быть как можно более осторожным.


«Если бы мы были в секте Противостояния Реке, то я бы показал ему, где раки зимуют!» Бай Сяочунь хмыкнул и продолжил размышлять, как бы он поступил на месте Ли Юаньшэна. Через мгновение его глаза внезапно сверкнули.


«Собрание по распределению новичков по гильдиям!» — подумал он, и дрожь пробежала по его телу. Чем больше он об этом думал, тем мрачнее выглядел и всё больше убеждался, что именно на собрании по распределению новичков по гильдиям Ли Юаньшэн и сделает свой ход против него. Однако Бай Сяочунь не мог ничего придумать, чтобы противопоставить этому. В какой-то момент он решил попробовать встретиться с главой горы радуги Неба.


К сожалению, чтобы попасть во внутреннее кольцо, было необходимо приглашение самого главы горы. Даже обычный визит для выражения почтения должен был получить одобрение главы горы. После нескольких попыток Бай Сяочуню так и не позволили войти, поэтому ему, расстроенному, пришлось вернуться к себе в пещеру бессмертного. В данный момент он больше ничего не мог предпринять, поэтому решил подождать, пока на радугу прибудут его защитники Дао.


Вскоре Мастер Божественных Предсказаний, Большой толстяк Чжан и Чень Маньяо заплатили нужную сумму баллов заслуг и получили продвижение. В Небесном городе остался только Сюй Баоцай. В конце концов, кто-то должен был управлять бизнесом в таверне. Именно благодаря таверне все они смогли попасть на радугу, поэтому хотя бы ещё на какое-то время кто-то должен был остаться там, чтобы заботиться о делах. После того как их встретили на платформе радуги, защитники Дао получили свою одежду и удостоверяющие медальоны, а затем сразу пошли искать Бай Сяочуня. Все были очень рады снова увидеться, даже Чень Маньяо. После того как она какое-то время довольно близко проработала с Бай Сяочунем и всеми остальными, она обрела одобрение Бай Сяочуня, и теперь все её считали своей. Когда волнения от встречи улеглись, они уселись в пещере бессмертного Бай Сяочуня. Сначала защитники Дао рассказали, как шли дела в таверне после ухода Бай Сяочуня, а затем он рассказал им про всё, что случилось с ним на радуге. Закончив, он сказал:


— Поэтому мне нужна ваша помощь, чтобы придумать, как подготовиться к собранию по распределению новичков по гильдиям.


Мастер Божественных Предсказаний и Большой толстяк Чжан нахмурились, задумавшись, но, к сожалению, ничего путного придумать не могли. Наконец они посмотрели на Чень Маньяо. Бай Сяочунь сделал то же самое. Чень Маньяо пришла с диких земель, она знала других агентов в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, поэтому очевидно, что возможностей у неё было больше любого из собравшихся. Чень Маньяо улыбнулась.


— Не волнуйся, Сяочунь. Я смогу об этом позаботиться. Просто скажи мне, в какую гильдию ты хочешь попасть.


Бай Сяочунь так обрадовался, что с трудом удержался о того, чтобы не вскочить и не обнять её. От души рассмеявшись, он сказал:


— Ты просто замечательная, Яо’эр. Отлично. Я хочу попасть в гильдию Защитников!


Немного покраснев, Чень Маньяо сурово взглянула на Бай Сяочуня, а потом достала нефритовую табличку, чтобы связаться со своими товарищами в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Через мгновение она кивнула Бай Сяочуню, подтверждая, что всё устроила, отчего он ещё больше обрадовался. Большой толстяк Чжан сказал, что он хотел бы присоединиться к гильдии Духовного Улучшения, а мастер Божественных Предсказаний — к гильдии Магических Техник. Позже защитники Дао ушли. Наконец-то Бай Сяочунь больше не чувствовал себя одиноким. Даже его скорость культивации, казалось, увеличилась, и не успел он оглянуться, как прошло ещё три месяца. Включая первый месяц, это означало, что прошло уже четыре месяца его пребывания на радуге и пришло время ежегодного собрания по распределению новичков по гильдиям.


Утром на рассвете он услышал, как звон колоколов наполнил радугу Неба, а все новички последнего года с торжественным и тревожным видом начали выходить из своих пещер бессмертного. Все они знали, что их будущая судьба зависит от того, что произойдёт в этот день. То, как они будут жить ещё многие годы, напрямую определяется той гильдией, в которую они сегодня попадут. Это также очень сильно влияло на то, как долго им удастся оставаться в живых. По этой причине они все жутко нервничали.


Конечно, правила в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей были очень строгими. Это десять гильдии определяли кто присоединиться к ним, а не наоборот. Из-за того что новички не имели права голоса, они могли только с тревогой ожидать объявления решения. Бай Сяочунь уже давно поправил одежду, готовясь к этому событию. Как только начал раздаваться звон колоколов, он, полный предвкушения, вышел из пещеры бессмертного, уже представляя, как ему будет хорошо в гильдии Защитников. В последние несколько месяцев он потратил какое-то количество баллов заслуг на то, чтобы раздобыть подробную информацию о различных гильдиях, и знал, что гильдию Защитников можно было описать только как превосходную. В их задачу входила защита радуги Неба. Однако учитывая, что радуга Неба находилась посреди секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, то вероятность нападения на неё практически равнялась нулю. По этой причине культиваторы в гильдии Защитников в основном занимались тем, что следили за выполнением правил на самой радуге. Они были очень уважаемы и влиятельны, напоминая Зал Правосудия в секте Духовного Потока. Бай Сяочунь очень радовался этой перспективе и был уверен, что, будучи в гильдии Защитников, непременно прославится на радуге Неба.


Вскоре более двухсот новичков уже спешили к внутреннему кольцу. Для большинства из них собрание по распределению новичков по гильдиям являлось единственной возможностью попасть туда. Там, на вершине семицветной горы, располагалась огромная площадь. Конечно, Бай Сяочунь пришёл сюда уже во второй раз, поэтому был уже несколько знаком с этим местом. Когда он попал на площадь, то тут же увидел Большого толстяка Чжана, мастера Божественных Предсказаний, Чень Маньяо и даже Сун Цюэ. Хотя он мог переглянуться с ними, но их разделяло большое расстояние, и они не могли обменяться даже парой слов. Вся площадь была наполнена торжественной и мрачной атмосферой. Вскоре звон колоколов смолк, на мгновение над площадью повисла тишина, а потом из ниоткуда появилось десять лучей света и устремилось к земле.


Тут же начало распространяться мощное давление, заставляя Бай Сяочунь и остальных нахмуриться, им показалось, что их тела просто впечатывает в землю. В то же время появились десять культиваторов. Среди них были мужчины и женщины, молодые и старые, но все они были культиваторами зарождения души. Трое из них были очень красивыми женщинами, но при этом очень суровыми. По какой-то причине эта суровость делала их только ещё более привлекательными. Что касается остальных мужчин и женщин, то лица некоторых покрывали морщины, в то время как лица других выглядели очень молодыми. Некоторые казались добрыми и приятными на вид, тогда как другие были окружены убийственной аурой и выглядели очень свирепыми.


— Приветствуем вас, главы гильдий!


Сложно сказать, кто произнёс это первым, но вскоре все собравшиеся ученики склонили головы и поприветствовали культиваторов зарождения души, которые являлись главами гильдии радуги Неба. Бай Сяочунь поступил так же, краешком глаз пытаясь рассмотреть культиваторов зарождения души и угадать, который из них является главой гильдии Защитников. В то же время он невольно поражался мощи секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Даже у одной радуги Неба было достаточно сил, чтобы справиться с любой сектой средних пределов, если, конечно, у этой секты нет дэва.


«И у них ещё три радуги, как эта, — потрясённо подумал он. — Ещё есть радуга Звёзд, радуга Противоположностей и радуга Дао». В этот момент один из трёх культиваторов зарождения души произнёс:


— А теперь подходите и вставайте рядом с тем главой гильдии, который назовёт ваше имя.


— Чень Бяо.


— Сюй Кэ.


— Чжоу Сунли.


Как только назывались имена, их обладатели чинно вылетали вперёд и вставали рядом с тем культиватором зарождения души, который назвал их.


— Сун Цюэ, — сказал один сурово выглядящий культиватор зарождения души. Сун Цюэ глубоко вдохнул и поднялся в воздух.


В какой-то момент имя Чень Маньяо назвала одна из красавиц, и по какой-то счастливой случайности имя Большого толстяка Чжана назвала тоже одна из красавиц. Мастеру Божественных Предсказаний повезло меньше: его назвал молодой человек с ледяным лицом. Толпа становилась всё меньше, и Бай Сяочунь начинал всё сильнее нервничать. Он продолжал поглядывать в сторону культиваторов зарождения души, надеясь напомнить им о своём присутствии. К сожалению, у даосских мастеров зарождения души лица были совершенно как каменные, и никто из них даже не глянул в его сторону. Более того, Бай Сяочунь внезапно осознал, что один человек среди глав гильдии ещё не назвал ни одного имени. Это был старичок с добрым лицом, смотрящий на редеющую группу культиваторов с широкой улыбкой, за которой нельзя было ничего прочитать.


Вскоре из более чем двухсот учеников не выбранными остались менее десяти. Бай Сяочунь тоже стоял среди них, моргая и пытаясь понять, что же происходит. Когда он посмотрел на Чень Маньяо, то увидел, что у неё на лице крайнее удивление, и тогда понял, что всё пошло не по плану. К этому моменту все даосские мастера зарождения души замолчали, повернувшись к старичку с добрым лицом. Красавица, которая выбрала Большого толстяка Чжана, улыбнулась и сказала:


— Брат Фэн, мы сделали свой выбор.


Старик от души засмеялся, а потом махнул рукавом.


— Ну ладно. Если оставшиеся вам не нужны, то я заберу их, — он взмахнул пальцем, и семицветный свет образовался под ногами Бай Сяочуня и остальных, а затем перенёс их к старику. — Что ж, — сказал он, улыбаясь. — Тогда я ухожу.


Остальные культиваторы зарождения души попрощались с ним, и он унёс Бай Сяочуня и остальных учеников за собой. Сердце Бай Сяочуня громко колотилось, он оглядел остальных культиваторов и нервно спросил:


— Уважаемый, к какой гильдии мы теперь принадлежим?


Старик обернулся и глянул на него, но на его лице не виднелось и намёка на доброту. Его улыбка была зловещей, неожиданно оказалось, что у него очень мощная убийственная аура, которая заставила Бай Сяочуня поражённо вздохнуть.


— Поздравляю, вас выбрали в гильдию Истребителей Дьяволов!


— Гильдия… Истребителей Дьяволов? — глаза Бай Сяочуня широко распахнулись от ужаса. После того, как он прибег к помощи Чень Маньяо, он и подумать не мог, что попадёт в гильдию Истребителей Дьяволов. Тут же он почувствовал, как внутри всё закипело от ярости. У остальных учеников вокруг него на лицах были разнообразные выражения, но никто из них не обрадовался.


— Во все времена на радуге Неба самой опасной гильдией являлась гильдия Истребителей Дьяволов. У них самая высокая смертность среди учеников.


— Небеса! Я слышал, что несколько десятилетий назад гильдия Истребителей Дьяволов выполняла задание за пределами секты, и тысячи учеников умерли за одно мгновение…


— Я слышал, что учеников в гильдии Истребителей Дьяволов отправляют на задания убивать врагов, но часто враги не даются так просто, и ученики погибают сами.


— Не-е-е-т!

408. Не та площадь

Вся группа начала тревожно восклицать. Никто из них и не думал, что их изберут в гильдию Истребителей Дьяволов, и, пока они тряслись от ужаса, глава гильдии оглянулся и сказал:


— А ну замолкли все!


Его голос тут же заставил всех замолчать. Ни Бай Сяочунь, ни остальные не могли узнать старика с добрым лицом в этом суровом человеке с его пронзительным взглядом.


— В гильдии Истребителей Дьяволов мы усмиряем демонов и изгоняем дьяволов. Мы следуем Дао истребления наших врагов. Неужели вы правда хотите отказаться от подобной чести и славы? Послушайте. Я сейчас использую только десять процентов моей силы, поэтому не отставайте. Последний, кто доберётся вместе со мной до основной площади главного храма гильдии Истребителей Дьяволов, тут же будет отправлен на «важное» задание. Конечно, я такой человек, который любит раздавать не только наказания, но вдобавок и поощрения. Если кто-то из вас сможет добраться до площади раньше меня, то я позволю ему не ходить на задания в течение следующих трёх лет! — холодно хмыкнув, он ещё сильнее разогнался.


Все ахнули. По тону голоса главы гильдии сразу было понятно, что «важное» задание, очевидно, особо опасно. Без промедления все они помчались вперёд на предельной скорости. Бай Сяочунь чуть ли не плакал, но в то же время злился, что его так подставили. Злость и страх перед гильдией Истребителей Дьяволов заставили его устремиться за главой гильдии на всех парах, при этом в его голове начали всплывать все слухи, которые он слышал не так давно. Особенно ужасающими были слова, только что дрожащим голосом произнесённые его соучениками.


«Скорее всего, Чень Маньяо тут не виновата. У неё не было причины подставлять меня. Думаю, у неё просто не хватило влияния, чтобы защитить меня. Могу поспорить, что во всём виноват Ли Юаньшэн и его клан дэва. Он делает всё, чтобы добиться моей смерти!» Стиснув зубы, он оглянулся, прикидывая, насколько быстр первый из его соучеников, после чего в его глазах сверкнула решимость и он ускорился. При этом в его ушах засвистел ветер, а за спиной показалась череда остаточных образов. В мгновение ока он уже догнал лидирующего ученика и пронёсся мимо него, словно за ним гнались и хотели его убить.


Он не только не хотел прийти последним, но ещё и продолжал думать о возможной награде, если он сможет обогнать главу гильдии и первым попасть на площадь. Одна мысль о том, чтобы три года не ходить на задания, придавала ему ускорение, словно ракетное топливо. Его глаза полностью налились кровью, он стиснул зубы и уставился на старого культиватора зарождения души впереди. Хотя глава гильдии двигался быстро, но очевидно, что при желании он мог делать это намного быстрее. На самом деле он просто расслабленно шагал по воздуху, покрывая за каждый шаг расстояние в несколько километров.


По мнению главы гильдии, если кто-то из учеников сможет не отстать от него, то это уже будет впечатляющим достижением. Более того, поставить их всех на место тоже было одной из его задач. В конце концов, жизнь в гильдии Истребителей Дьяволов была горькой, и он всегда пытался немного осадить новых учеников. Вздохнув, он пошёл дальше, когда неожиданно услышал за спиной свист, от которого на его лице отобразилось удивление. Он использовал божественное сознание и увидел, что сзади почти на запредельной скорости несётся Бай Сяочунь, обгоняя всех соучеников и уже догоняя его самого. На самом деле ему оставалось буквально несколько мгновений для того, чтобы сделать это.


— Э-э-э? — удивлённо пробормотал глава гильдии. За все годы, когда он набирал учеников в гильдию, ему ещё никогда не попадался никто настолько быстрый. За неимением другого выбора он немного ускорился, тут же делая шаг на несколько километров вперёд.


Бай Сяочунь тяжело дышал, когда уже почти догнал главу гильдии, но тут увидел, что тот внезапно ускорился и снова заставил разрыв между ними увеличиться до нескольких километров. Тревога Бай Сяочуня усилилась, и за спиной появились крылья, которые помогли ему ещё быстрее устремиться вперёд. Пока он гнался за главой гильдии, то понял, что на самом деле движется быстрее того. Используя крылья, силу физического тела, золотое ядро небесного Дао, он смог сократить расстояние, пока между ними не осталось всего несколько десятков метров.


Глаза главы гильдии расширились, и он снова ускорился. Теперь он уже практически достиг предела скорости для десяти процентов сил. За всё время выбора новых учеников он ещё не встречал никого, кто бы мог заставить его начать двигаться, используя больше десяти процентов своей силы. Однако, к своему удивлению, он обнаружил, что Бай Сяочунь отличался от остальных учеников. На самом деле глава гильдии осознал, что если будет пользоваться только десятью процентами силы, то в какой-то момент Бай Сяочунь обгонит его.


Сейчас он уже видел впереди гильдию Истребителей Дьяволов, и именно в это мгновение Бай Сяочунь поравнялся с ним. Он пыхтел на всю округу, а на лбу выступили синие вены. Судя по его взгляду, на кону стояла как минимум его жизнь. По мнению Бай Сяочуня, его жизнь действительно зависела от исхода этого соревнования. Гильдия Истребителей Дьяволов впереди располагалась на огромной горе, окружённой облаками и застроенной множеством павильонов, храмов и других зданий. Культиваторы роились тут и там, но самым примечательным были огромные символы, вырезанные на поверхности горы: «Гильдия Истребителей Дьяволов». Каждый символ достигал в длину триста метров и был красным, словно кровь. Они не только казались поразительными на вид, но ещё и источали ужасающую убийственную ауру. Зрачки Бай Сяочуня сузились, когда он понял, что определённо обгонит главу гильдии и тогда сможет три года не ходить на задания.


«Да что позволяет себе этот мелкий? — подумал глава гильдии, гневно глянув на него. — Он пытается меня опозорить?!» Он был даосским мастером зарождения души с глубокой и мощной основой культивации. Хотя он и ограничил себя десятью процентами силы, но если его обгонит кто-то из молодого поколения, то что ни говори, а он потеряет лицо. Нахмурившись, он посмотрел на гильдию Истребителей Дьяволов впереди, а потом задумался, что предпринять в подобной ситуации…


Бай Сяочуня отделяло от цели только три километра. Неожиданно он ещё больше ускорился, используя Сокрушающий Горы удар, отчего вокруг разнеслось грохочущее эхо, и обогнал главу гильдии. До площади ему оставалось всего несколько мгновений. Гневный взгляд главы гильдии усилился, а про себя он клял Бай Сяочуня на чём свет стоит. Сделав шаг вперёд, он наконец прибегнул к малой телепортации. Однако в этот момент Бай Сяочунь использовал ледяную ци, создав три километра ледяной пустыни вокруг себя. Внезапно он тоже проделал то, что напоминало малую телепортацию, и в следующее мгновение уже стоял на площади перед храмом. Когда глава гильдии завершил телепортацию, то у него отвисла челюсть, словно он увидел призрака.


— Я первый! — воскликнул Бай Сяочунь, пытаясь отдышаться. — Ха-ха-ха-ха-ха!


Оглядевшись, он остался абсолютно уверен, что оказался первым достигшим этого места. Однако в это мгновение издалека раздался древний голос:


— Неплохо. Ты действительно добрался до туда первым. Однако что ты там делаешь? Та площадь, о которой я говорил, находится здесь.


Бай Сяочунь развернулся, и у него отвисла челюсть, когда он понял, что глава гильдии стоит на другой площади на некотором удалении от него и широко ему улыбается. Бай Сяочунь огляделся, чтобы убедиться, что стоит на площади перед главным храмом, а глава гильдии на площади перед одним из боковых храмов. Тут же Бай Сяочунь помрачнел и почувствовал уныние.


— Вы… — сказал он, чуть не плача. Несмотря на бесстыдство главы гильдии, Бай Сяочунь ничего не мог с этим поделать, поэтому просто грустно вздохнул и поспешил к нему на другую площадь. Сомкнув руки, он низко поклонился и сказал: — Ученик Бай Сяочунь приветствует главу гильдии!


Тот улыбнулся и снова приобрёл вид доброго старичка, как и раньше. Однако про себя он холодно усмехнулся, решив припомнить Бай Сяочуню однажды, как тот зашёл так далеко и обогнал его. После прибытия главы гильдии на площадь стали подходить другие члены гильдии Истребителей Дьяволов. Первым появился культиватор средних лет с бородкой, находящийся на позднем формировании ядра. Он с уважением соединил руки и поприветствовал главу гильдии, потом начал открыто льстить, не заботясь, что Бай Сяочунь всё это слышит. Глава гильдии улыбнулся и покивал в ответ. После этого мужчина средних лет отошёл в сторону, где посмотрел на Бай Сяочуня с искоркой интереса в глазах.


Вскоре начали прилетать остальные новички, а последним появился дрожащий культиватор псевдо-ядра. Глава гильдии холодно посмотрел на него, а затем отвернулся. Однако человек с бородкой, казалось, отметил для себя, кто прибыл последним.


— Я Фэн Юдэ, глава гильдии Истребителей Дьяволов. С этих пор вы являетесь членами гильдии, поэтому должны соблюдать все наши правила и обычаи. Мастер Облако Дао, оставляю их в ваших руках.


После этого глава гильдии улетел по направлению к вершине горы, оставив всех новичков стоять с растерянным выражением на лицах. Мужчина с бородкой, которого глава горы назвал мастером Облако Дао, холодно улыбнувшись Бай Сяочуню и остальным, сказал:


— Ученики и ученицы, не нужно бояться. Я ваш покорный слуга мастер Облако Дао, почётный страж гильдии Истребителей Дьяволов. С этого дня мы все одна команда. Однако вашим первым заданием станет миссия, которую нужно совершить в одиночку, и сейчас я выдам каждому его задание.


По какой-то причине в его глазах, казалось, что-то промелькнуло, когда он посмотрел на Бай Сяочуня.

409. Бай Сяочунь отправляется на задание...

— Чжао Кэ, ты отправишься на континент Девяти Теней и убьёшь дьявольского культиватора Чжоу У. В прошлом месяце он совершил убийство и даже дошёл до того, что создал оружие чёрной магии. Его нужно уничтожить.


Лю Пэн, твоя задача — убить Чень Фаня из клана Юньчень. У него основа культивации раннего формирования ядра, но согласно последним разведданным недавно его тяжело ранили, поэтому он не сможет оказать серьёзного сопротивления. Принеси сюда его голову.


Хань Пин, ты отправишься на континент Святого Покровителя, где будешь сопровождать представителя клана Люминь, доставляющего подать за этот год в секту.


Пока мастер Облако Дао раздавал задания, было понятно, что некоторые из них более опасны, но по большей части все они находились на примерно одном и том же уровне сложности. В конце концов, новички только что присоединились к гильдии Истребителей Дьяволов, а мастер Облако Дао не пытался специально усложнить им жизнь. Что касается баллов заслуг за эти задания, то самой маленькой была сумма в двадцать тысяч, а самая большая в несколько раз превосходила её. Задание для того культиватора, что прибыл на площадь самым последним, вовсе не казалось сложнее, чем у остальных. Ему нужно было доставить послание в место, называемое горами Великого Леса. Большинство культиваторов, казалось, немного успокоились, услышав своё задание. Бай Сяочунь тревожно ожидал, когда мастер Облако Дао доберётся до него.


— Бай Сяочунь, ты отправишься на Утёс Белой Рукавицы на континенте Вечных Перемен, чтобы уничтожить пресловутого развратника Цзо Хэнфэна, культиватора позднего возведения основания. Если всё пройдёт успешно, то твоя награда составит тридцать тысяч баллов заслуг.


После этого он перебросил нефритовую табличку Бай Сяочуню и продолжил раздавать другие задания. Вскоре все получили задания, после чего мастер Облако Дао оглядел группу и улыбнулся.


— Собратья даосы, это ваше первое задание, и оно не должно быть слишком сложным. Очень надеюсь, что всё пройдёт гладко. Однако если кто-то из вас посмеет пренебречь распоряжениями гильдии Истребителей Дьяволов и не пойдёт на выданное задание, то наказание за это будет очень суровым. Ну что ж, у вас есть два часа на подготовку к отправлению.


Мастер Облако Дао махнул рукавом и ушёл. В это время другие ученики гильдии Истребителей Дьяволов, ожидающие всё это время в сторонке, подошли к новичкам и выдали им форму и удостоверяющие медальоны членов гильдии. Все тревожно переглянулись, а затем, будучи не в настроении для разговоров, поспешили готовиться к своим заданиям. Бай Сяочунь поступил точно так же и как можно быстрее полетел к своей пещере бессмертного. По дороге он не мог перестать думать, насколько не хочет идти на задание. К сожалению, это была не секта Противостояния Реке, и у него не было оснований для отказа.


«Убить пресловутого развратника Цзо Хэнфэна? Он правда на позднем возведении основания? Если всё так, то это должно быть совсем не сложное задание». Однако в этом было что-то подозрительное. Чень Маньяо пыталась всё устроить, но он всё равно попал в гильдию Истребителей Дьяволов. Хотя он не знал, каким образом Ли Юаньшэн добился этого, но у него было нехорошее предчувствие о том, что его первое задание окажется очень опасным.


Когда он добрался до своей пещеры бессмертного, он уселся там и стал нервно ожидать, пока все не соберутся у него. Первым пришёл Большой толстяк Чжан, потом мастер Божественных Предсказаний и, наконец, Чень Маньяо, которая тут же начала извиняться и объясняться:


— Младший патриарх, я действительно сделала всё, что было в моих силах. Я только что навела справки и узнала, что это действительно именно Ли Юаньшэн разрушил все мои планы.


Большой толстяк Чжан и мастер Божественных Предсказаний очень разозлились. Хотя они попали именно в те гильдии, в которые хотели, но то, что Бай Сяочунь оказался в самом опасном месте из всех, привело их в бешенство. Бай Сяочунь вздохнул. К этому времени его больше не волновало, как именно он попал в гильдию Истребителей Дьяволов, его больше беспокоило, насколько на самом деле окажется опасным задание, на которое его отправили. Хмурясь и чуть не плача, он сказал:


— Послушайте, давайте забудем об этом. Лучше поспешите и разузнайте про это задание для меня. Что может быть в нём опасного? Мне нужно отправляться меньше чем через час.


После этого он рассказал всё, что знал про задание. Его защитники Дао покивали с серьёзным видом и, вместо того чтобы сидеть и трепаться по этому поводу, сразу же поспешили на сборы информации. Однако времени было слишком мало. Бай Сяочунь быстро взял всё, что ему могло пригодиться на задании, потом сел и просто наблюдал на нефритовой табличке за тем, как времени до отправления остаётся всё меньше и меньше. Когда оставалось всего лишь время горения палочки благовония, он вышел из пещеры бессмертного с поникшей головой. Большой толстяк Чжан и Чень Маньяо до сих пор пытались разузнать информацию для него. В то время как мастер Божественных Предсказаний воспользовался своей силой предсказателя на полную.


— Не волнуйся, младший патриарх, — торжественно объявил он. — Мои предсказания всегда точны. Хотя тебе придётся столкнуться с серьёзной опасностью, а также невезением, но в конце человек высокого ранга придёт к тебе на выручку!


На самом деле даже сам мастер Божественных Предсказаний не был до конца уверен, говорит ли он настоящее предсказание или просто пытается утешить Бай Сяочуня. Бай Сяочунь испустил долгий вздох и уже хотел что-то ответить, когда его нефритовая табличка задания ярко засветилась, указывая, что пора покинуть секту и отправиться на задание. Он стиснул зубы, по его глазам можно было заключить, что он готов поставить всё на карту. Затем он поспешил к порталу телепортации, откуда его перенесло на континент Вечных Перемен.


Континент Вечных Перемен являлся одним из девяносто семи континентов, расположенных на территории, подконтрольной секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Хотя он и не считался слишком удалённым, но всё же находился на приличном расстоянии от секты. На него можно было телепортироваться без особого труда, однако сам портал телепортации располагался в удалённой части континента на большом расстоянии от Утёса Белой Рукавицы.


Стояло лето, и в джунглях было очень жарко и влажно. Земля была изрезана горными массивами, но вокруг не было никаких признаков присутствия людей, даже рядом с порталом, который располагался в горной долине и был окружён защитной магической формацией и другими средствами защиты, так что никто, кроме культиваторов секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, не мог им воспользоваться. После того как сияние телепортации померкло, показался Бай Сяочунь с вытянутым лицом и явно не в духе.


— Очень надеюсь, что всё пройдёт гладко… — пробормотал он себе под нос. Потом он вспомнил задание в горах Лочень и то, как всё гладко шло в начале. Всё казалось очень спокойным, пока не начались большие проблемы.


«Нет, я не должен об этом думать. Я просто сделаю всё, что в моих силах, и постараюсь не потерять мою бедную-несчастную жизнь. Если я не смогу справиться с этим заданием, то я просто брошу его». Стиснув зубы, он ещё раз проверил все свои магические предметы, убедившись, что его рог Дракона-отступника лежит наготове, как и Пейзаж Девяти Провинций, и чешуйка Древнего Дьявола. Пока у него были эти три сокровища, он чувствовал себя достаточно уверенно.


«Просто подожди, пока я не вернусь, Ли Юаньшэн. Я ещё разберусь с тобой!» Стиснув зубы, он вздохнул и подумал о том, как прекрасна была жизнь в Небесном городе, а переезд на радугу стал подобен схождению в бездну ада.


Внутри нефритовой таблички задания находилась карта. Определив своё местоположение, он на большой скорости отправился к Утёсу Белой Рукавицы. Внизу всё было покрыто густыми джунглями с огромными деревьями. Пока он летел, в джунглях никого не было видно. Землю устилал толстый покров листьев, которые гнили уже бог знает сколько лет. Во многих местах листья истлели и превратились в месиво. Небо затянуло облаками, но дождя не было, хотя приглушённые раскаты грома доносились откуда-то издалека. Вся местность, казалось, полностью лишена человеческого присутствия, и Бай Сяочуню было очень и очень одиноко. Он невольно постоянно вздыхал.


«Лучше всего будет найти кого-то из местных культиваторов и разузнать про Утёс Белой Рукавицы и этого Цзо Хэнфэна». Через мгновение он сменил свои жёлтые одежды на более неприметную одежду, после чего продолжил пытаться обнаружить кого-то из местных.


Однако, казалось, он правда находится в какой-то покинутой местности. После десяти дней поиска, он не смог найти ни одного культиватора в джунглях. Время от времени он видел только диких животных. Однажды ему повстречалась трехсотметровая анаконда, а в другой раз он заметил стаю птиц с человеческими головами и убийственной аурой. Почти в тот же момент, когда он увидел птиц, внезапно одно из деревьев раскрыло пасть и заглотило птичку. От этого вида у Бай Сяочуня занемел затылок, он даже поднялся ещё повыше в воздух, пока летел.


«Что-то здесь и правда не так. Только не говорите мне, что континент Вечных Перемен полностью необитаем?..» Чем глубже он залетал на территорию джунглей, тем больше видел внизу диких зверей. Некоторые из них могли по силе сравниться с культиватором формирования ядра. Тут Бай Сяочунь остановился.


«Как могут культиваторы позднего возведения основания постоянно жить в подобном месте?!» Пока он думал об этом, увидел, как огромная ящерица выпрыгнула из джунглей в направлении облаков. Она поднималась всё выше и выше, увеличиваясь при этом в размерах и, к удивлению Бай Сяочуня, в итоге превратилась в водяного дракона! Когда тот начал летать в небе, излучая невероятное давление, Бай Сяочунь встревоженно вздохнул и начал отступать.


«Нет, я не могу выполнить это задание! Это просто невозможно. Неужели секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей хочет меня убить?!» С налившимися кровью глазами он стиснул зубы и направился обратно в сторону портала телепортации.

410. Сюрприз для Фэн Юдэ

С тех пор как Бай покинул секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей и отправился на задание гильдии Истребителей Дьяволов, прошло десять дней. Все защитники Дао Бай Сяочуня очень переживали. Хотя никто так толком и не узнал о его задании, после того как было потрачено приличное количество баллов заслуг, им удалось раскопать информацию о том культиваторе возведения основания, которого нужно было выследить и убить. Оказалось, что у него была очень мощная поддержка. Они тут же попытались сообщить обо всём Бай Сяочуню, но обнаружили, что по какой-то таинственной причине с ним невозможно связаться. Возможно, это было вызвано удалённостью континента Вечных Перемен, а может быть, какой-то другой причиной. В любом случае сейчас не было никакого способа передать ему сообщение.


Пока они переживали, Фэн Юдэ — даосский мастер зарождения души и глава гильдии Истребителей Дьяволов — сидел и медитировал в своём дворце. К этому моменту он уже давно выбросил из головы всё, что произошло во время набора новых учеников. Ему даже не было никакого дела до того, смогут ли они вернуться живыми с первого задания. За все эти годы в гильдии Истребителей Дьяволов погибло столько учеников, что их уже перестали считать. Обычно первое задание для новичков не вызывало особых проблем и большинство возвращалось с него живыми. Несколько дней назад он задал мастеру Облако Дао несколько общих вопросов о тех заданиях, что он поручил новичкам, а потом снова занялся культивацией.


Сидя в храме, он внезапно понял, что в его бездонной сумке что-то ярко сияет. Нахмурившись, он открыл глаза и явно оказался недоволен тем, что кто-то посмел прервать его медитацию. Взглянув вниз, он использовал божественное сознание, чтобы просканировать нефритовую табличку в своей сумке, после чего выражение его лица изменилось, а глаза округлились. Он поражённо вздохнул, явно невероятно озадаченный: «Посланник Достигающий Небес вызывает меня на аудиенцию?!»


Он очень мало знал о посланнике Достигающем Небес, который был очень загадочной фигурой. Поговаривали, что он пересёк море Достигающее Небес, чтобы временно остаться в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Даже патриарх царства полубогов обращался с посланником с уважением. Такую могущественную и значимую персону глава гильдии мог обычно только увидеть с большого расстояния, но вдруг его лично призвали на аудиенцию. Обыкновенно доброе лицо Фэн Юдэ перекосило от волнения. Не смея мешкать, он тут же поднялся на ноги, превратился в луч света и полетел мимо второго уровня радуг прямо на самую верхнюю Вышнюю радугу.


Вся эта область была опечатана защитной магической формацией, которая просканировала Фэн Юдэ и пропустила его. По какой-то причине из-за этого он только разнервничался ещё сильнее. Радугу первого уровня секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей занимал патриарх царства полубогов и с некоторых времён ещё и загадочный посланник Достигающий Небес. После того как Фэн Юдэ пропустил защитный барьер, он не посмел ступить на саму радугу, а лишь остался ждать со сложенными руками и низко склонившись в поклоне.


— Фэн Юдэ, глава гильдии Истребителей Дьяволов на радуге Неба, пришёл для аудиенции с посланником Достигающим Небес.


Почти сразу же из воздуха появилась нечёткая фигура, окинула Фэн Юдэ взглядом с головы до ног, а потом повела его на радугу. Беспокойство Фэн Юдэ продолжало нарастать, пока нечёткая фигура вела его по долине, заполненной сильной духовной энергией, где пели птицы и благоухали цветы, а в пруду лениво плавали семицветные рыбки. Если присмотреться, то становилось очевидно, что рыбки на самом деле были новорождёнными дракончиками. Рядом с прудом находился бревенчатый домик, в котором кто-то сидел и играл на цитре. Музыка цитры была прекрасна, но в то же время в ней проглядывал скрытый намёк на намерение убивать. Каким-то образом она влияла на долину, заставляя нечёткие образы потрясающих диких зверей появляться на ней. Фэн Юдэ глубоко вдохнул, потом подошёл на расстояние примерно в триста метров к бревенчатому домику. К этому моменту давление, обрушившееся на него, было настолько мощным, что он не посмел подойти ближе. Соединив руки, он низко поклонился и сказал:


— Я, Фэн Юдэ, приветствую посланника Достигающего Небес.


Его выражение лица было до предела уважительным. Этого посланника почитал даже патриарх-полубог, поэтому Фэн Юдэ понимал, что во всех аспектах любой намёк на неуважение просто не допустим. После большой паузы из домика послышался голос молодой женщины:


— Фэн Юдэ…


Уже одно то, что она произнесла его имя, заставило выражение лица Фэн Юдэ сделаться ещё более торжественным и мрачным. Но он снова низко поклонился.


— Не нужно так переживать, — продолжила молодая женщина. — Я позвала тебя сегодня только потому, что у меня для тебя есть задание…


— Что угодно, посланник! Что бы вы ни попросили, я, Фэн Юдэ, сделаю всё, что от меня зависит, чтобы выполнить это!


Решимость в его голосе могла сгибать гвозди и разрубать железо, любой, кто бы ни услышал его, сразу бы поверил, что он пойдёт на всё, чтобы сдержать своё обещание. Наступила ещё одна пауза, затем молодая женщина снова заговорила.


— У тебя в гильдии Истребителей Дьяволов есть ученик по имени Бай Сяочунь. Сделай так, чтобы во время его пребывания на радуге Неба с ним не случилось ничего плохого. Если ты сможешь проследить за тем, чтобы он в целости и сохранности достиг уровня зарождения души и присоединился к парламенту старейшин, то я передам тебе дар, который позволит тебе достичь царства дэвов.


Фэн Юдэ эти слова застали врасплох. Он был культиватором зарождения души и главой гильдии Истребителей Дьяволов. Будучи хитрым лисом, он понимал, что в некоторых ситуациях для своей же безопасности лучше знать как можно меньше. Особенно это касалось всего, связанного с могущественными людьми, такими как посланник Достигающий Небес. Чем меньше он понимал в этой ситуации, тем лучше. Более того, когда он услышал о даре, способном помочь ему стать дэвом, его глаза сразу же ярко засияли. Если бы кто-то другой предложил ему подобное, то он бы не поверил в это, но обещание сделал сам посланник Достигающий Небес. Поэтому он сразу же полностью поверил словам молодой женщины.


— Царства дэвов… — прошептал он с ярко блестящими от радости глазами. Конечно, он очень сильно желал достичь царства дэвов, но, учитывая текущую ситуацию с его основой культивации, подобная возможность с каждым днём становилась всё призрачнее. Поэтому слова посланника Достигающего Небес звучали как нельзя соблазнительно для его ушей. Соединив руки, он ещё ниже поклонился. — Не беспокойтесь, посланник. Я без малейших сомнений сделаю всё, как вы попросили.


Переполнившись радостью, он развернулся и ушёл, улетая обратно на радугу Неба в луче радужного света. По дороге он не мог перестать восхищённо думать о том даре, что ему обещали, и как это может оказаться необычайной удачей для него. Он постарался подавить свою радость, но в то же время оказалось практически невозможно заглушить яркий блеск в глазах.


«Не могу поверить, что этот Бай Сяочунь смог заинтересовать кого-то настолько могущественного, чтобы насчёт него отдавали личный приказ!» По какой-то причине имя Бай Сяочуня показалось ему знакомым, но в это мгновение он не мог вспомнить лицо этого ученика. Кто бы это ни был, Фэн Юдэ уже вознамерился как следует о нём позаботиться в течение всего времени его пребывания в гильдии Истребителей Дьяволов. Он собирался не подпускать его ни к чему опасному и холить и лелеять его до самой стадии зарождения души.


«Ха-ха-ха! Кажется, у меня наконец появилась реальная возможность стать дэвом!» Тут он ускорился и быстро добрался до гильдии Истребителей Дьяволов на радуге Неба.


— Сейчас же позовите ко мне мастера Облако Дао! — сказал он по прибытии. В гильдии Истребителей Дьяволов состояло слишком много учеников, чтобы помнить всех по именам, поэтому он предпочитал поручать все дела с ними мастеру Облако Дао. В конце концов, именно он отвечал за все записи и отчёты по заданиям учеников. Будучи самым доверенным помощником Фэн Юдэ, он отлично справлялся со своими обязанностями все эти годы.


Когда Фэн Юдэ уселся в своём храме, прибыл мастер Облако Дао. Боясь заставлять Фэн Юдэ ждать, он даже использовал секретную магию, чтобы попасть в храм как можно быстрее, поэтому за дверью послышался звук от его сверхзвукового ускорения. После того как он приземлился рядом с храмом, он быстро расправил одежду, нацепил уважительную улыбку и поспешил внутрь. Когда он зашёл, то застал Фэн Юдэ с добрым лицом не на своём кресле на почётном месте, где он имел обыкновение сидеть, а нарезающим круги по залу с намёком радости на лице, который заметил бы не каждый. Однако после стольких лет совместной работы мастер Облако Дао невольно его прочёл.


— Приветствую, глава гильдий! — сказал мастер Облако Дао. С видом заправского подхалима он продолжил: — Примите мои искренние поздравления! По здоровому сиянию на вашем лице ученик может заключить, что случилось нечто великолепное!


Как только Фэн Юдэ услышал эти слова, он рассмеялся.


— О, ты! — сказал он, улыбаясь и грозя ему пальцем. — Если бы ты меньше времени тратил на то, чтобы читать по лицам, а больше на культивацию, то уже бы достиг зарождения души!


Мастер Облако Дао усмехнулся, понимая, что правильно оценил ситуацию.


— Ученик…


Однако когда он уже собирался продолжить свои льстивые речи, Фэн Юдэ взмахнул рукавом и перебил его:


— Ладно, достаточно сладких речей. У нас в гильдии Истребителей Дьяволов есть ученик по имени Бай Сяочунь, верно?


У мастера Облако Дао отвисла челюсть.


— А? Бай Сяочунь?

411. Ты... говоришь обо мне?

Увидев реакцию мастера Облако Дао, Фэн Юдэ нахмурился и, повысив голос, переспросил:


— Ну так что, есть такой?


Не понимая, с какой целью Фэн Юдэ интересуется Бай Сяочунем, мастер Облако Дао тут же занервничал. Кивнув, он ответил:


— Есть… Он один из новичков…


Фэн Юдэ громко рассмеялся, внезапно вспомнив Бай Сяочуня и как его ускорение оказалось немного раздражающим. Однако теперь отношение к нему у Фэн Юдэ было уже совсем другое. Кто-то очень важный заботился о Бай Сяочуне, а это означало, что этот ученик был не обычным…


— А, теперь я его вспомнил. Ну что ж, пойди, позови его. Нет, погоди, пригласи его ко мне. И запомни, будь очень вежливым!


— А? — произнёс мастер Облако Дао, его глаза округлились, а голова пошла кругом. На лбу появились капли пота, когда он понял, что что-то здесь определённо не так. Фэн Юдэ использовал слово «пригласить» и это уже само по себе очень многое значило, от этого нервозность мастера Облако Дао только ещё больше возросла.


Когда Фэн Юдэ понял, что от упоминания имени Бай Сяочуня мастер Облако Дао вспотел, он тут же заподозрил, что дело не чисто. Его взгляд стал пронзительным, и он строго спросил:


— Ну? Чего же ты стоишь?


Приготовившись к худшему, мастер Облако Дао ответил:


— Глава гильдии… Бай Сяочунь… он… он всё ещё на задании.


Про себя он проклинал Ли Юаньшэна. Мастер Облако Дао сразу же узнал Бай Сяочуня с первого взгляда только потому, что сам приложил массу усилий, устраивая всё так, чтобы тот оказался в гильдии Истребителей Дьяволов. Согласно их договору с Ли Юаньшэном, если мастер Облако Дао сможет организовать смерть Бай Сяочуня, то получит значительное вознаграждение. Мастер Облако Дао уже не первый раз улаживал подобные дела. По его мнению, один ученик в глобальном масштабе не мог быть таким уж важным, даже если он заложник. Если он хотел, чтобы кто-то в гильдии Истребителей Дьяволов умер, то этот человек непременно умирал. Внезапно сердце мастера Облако Дао быстро застучало.


— На своём первом задании? — Фэн Юдэ выглядел немного удивлённо. Потом его взгляд стал острым, словно кинжалы. Будучи главой гильдии, он не слишком много внимания уделял её повседневным делам. Однако он знал о существовании коррупции. Очевидно, что Бай Сяочунь успел обидеть кого-то, иначе мастер Облако Дао не стал бы так реагировать. — И какое у него задание? — спросил Фэн Юдэ, немного недовольно.


Сделав горькую мину, мастер Облако Дао ответил:


— Он… он отправлен убить пресловутого развратника Цзо Хэнфэна…


Левое веко Фэн Юдэ дёрнулось и он сурово глянул на мастера Облако Дао, а затем ледяным голосом спросил:


— И где же именно проходит это задание? Скажи мне правду!


К этому моменту мастер Облако Дао уже совсем растерялся и порядком рассердился на Ли Юаньшэна. Более того, если глава гильдии каким-то образом был связан с Бай Сяочунем, то почему он молчал раньше?!


— В пещере бессмертного эксцентрика Подлая Земля. Он недавно принял Цзо… Цзо Хэнфэна в свои ученики…


— Что? — воскликнул Фэн Юдэ, его глаза распахнулись от ярости. Взмахнув рукавом, он вызвал порыв ветра в храме, который сразу же превратил различные предметы, лежащие тут и там, в прах. Мастер Облако Дао заметно затрясся. В ярости Фэн Юдэ заорал: — Ты отправил Бай Сяочуня в пещеру бессмертного эксцентрика Подлая Земля, культиватора зарождения души, чтобы убить его ученика?! Верни его сейчас же! Ему нельзя ходить на задания!


Он подкрепил свои слова силой основы культивации зарождения души, заставляя раскаты громоподобного грохота прокатиться по всей гильдии Истребителей Дьяволов. Испугавшись такого проявления гнева, мастер Облако Дао тут же упал на колени и начал кланяться. Чуть ли не плача, он сказал:


— Уже… слишком поздно. Он отправился на задание десять дней назад. А ещё… я дал ему неисправную нефритовую табличку, которая не работает за пределами секты…


— Ты… ты… — Фэн Юдэ почувствовал, как у него внутри всё похолодело. Он ощутил, словно его поразило молнией среди ясного неба, и его одежды тут же пропитались потом.


Эксцентрик Подлая Земля находился на позднем зарождении души и собрал вокруг себя крупную банду из культиваторов-одиночек. Более того, у него имелись некоторые склонности, при мысли о которых Фэн Юдэ затрясся от тревоги. Если бы посланница Достигающая Небес не высказала особую просьбу, то в происходящем не было бы ничего ужасного, но после её слов Фэн Юдэ знал — умри Бай Сяочунь за пределами секты, и у этого возникнут очень суровые последствия, всей глубины которых он не мог даже вообразить. Потом он подумал о том, насколько сильно уважает посланницу патриарх-полубог, и затрясся ещё сильнее. Его глаза полностью налились кровью и он взревел:


— Что же ты наделал?!


Послышался смачный удар пощёчины, которую Фэн Юдэ залепил мастеру Облако Дао, отправляя его лететь кувырком прочь из храма. Затем Фэн Юдэ поднялся в воздух и гаркнул голосом, разнёсшимся над всей гильдией Истребителей Дьяволов:


— У всех культиваторов гильдии Истребителей Дьяволов есть десять вдохов времени, чтобы собраться на главной площади! Загружаемся на боевые корабли Истребляющих Дьяволов! Активировать портал телепортации на континент Вечных Перемен. Наполнить его энергией на полную мощность! Немедленно!


Все, кто слышал остервенелый вопль Фэн Юдэ, были так потрясены, что не посмели задержаться ни на секунду. На полной скорости они полетели к площади, в мгновение ока в воздухе над ней собрались более десяти тысяч культиваторов и поклонились Фэн Юдэ. В то же время появилось десять поразительных и ужасающих на вид боевых кораблей чёрного цвета. Но это был ещё не конец. Портал телепортации, ведущий на континент Вечных Перемен, активизировался и из него во все стороны послышался мощный грохот.


Внезапная активность в гильдии Истребителей Дьяволов привлекла внимание остальных гильдий, её даже заметил глава горы радуги Неба со своей семицветной горы. Однако прежде чем кто-то из руководства успел узнать, что же происходит, Фэн Юдэ и более десяти тысяч культиваторов погрузились на боевые корабли. Потом вспыхнул свет телепортации, и их уже и след простыл. Конечно, чтобы телепортировать столько людей и так быстро, пришлось заплатить немалую цену. Когда начал раздаваться грохот телепортации, культиваторы с остальных трёх радуг начали обращать внимание на происходящее.


— Что происходит на радуге Неба?


— Это… это была гильдия Истребителей Дьяволов радуги Неба? Учитывая размеры телепортации, они, должно быть, отправились уничтожить целую секту!


Культиваторы на радуге Неба поразились ещё сильнее, включая и Ли Юаньшэна, у которого внезапно появилось очень нехорошее предчувствие.


Тем временем, пока мобилизированная целиком гильдия Истребителей Дьяволов телепортировалась на континент Вечных Перемен, Бай Сяочунь осторожно пробирался по этому самому континенту. Он решил отказаться от выполнения задания и двигался в направлении портала телепортации. Учитывая, какую скорость он при этом поддерживал, ему оставалось ещё три дня до намеченной цели. Про себя он вздыхал и невольно размышлял о том, каким образом его накажут за невыполненное задание.


«Что ж, — подбадривал он себя, — ни одно из наказаний не может сравниться с тем, что я потеряю здесь свою бедную-несчастную жизнь».


Пока он продвигался вперёд, он неожиданно заметил, что издалека в его сторону направляются три луча света. В этих лучах находилось три человека, одним из которых был юноша с красивым лицом, держащий в руке веер. На нём были ярко-красные одежды, и он выглядел довольно потрясающе. Однако его глаза немного впали, словно он слишком много выпивал и развратничал. По обе стороны от него летели старики на ранней стадии формирования ядра, которые оглядывали окрестности холодными взглядами, сопровождая юношу.


Эта небольшая группа заметила его почти в тот же самый момент, что он увидел её. Все очень удивились. Не каждый день можно было случайно наткнуться на культиваторов в таком безлюдном месте, как это. Бай Сяочунь тут же насторожился, а когда смог как следует рассмотреть лицо юноши, то его сердце быстро забилось. Этот юноша выглядел точь-в-точь как на изображении Цзо Хэнфэна на его нефритовой табличке с заданием.


«Наконец-то проявил себя последний элемент этого задания! — подумал Бай Сяочунь. — Хотя этот парень на возведении основания, но его сопровождают два эксперта формирования ядра! Проклятье! Даже у меня, младшего патриарха секты Противостояния Реке, не было такого сопровождения!» Несколько раз моргнув, он сделал вид, что не заметил эту группу из трёх человек, и решил просто продолжить свой путь.


Когда он повернулся, чтобы уйти, его рассмотрел Цзо Хэнфэн, и его глаза загорелись. Хлопнув веером, раскрывая его, он начал обмахиваться, в то время как на его лице показалась плотоядная улыбка.


— Давненько я не видел такого милашку. Ух ты, белоснежная кожа, стройный… Этого уже достаточно, что бы любой начал вздыхать, одобряя. В нём есть что-то свежее и чистое! Если одеть его в женские одежды, то он определённо станет одной из непревзойдённых красавиц!


Он от души рассмеялся, и в его глазах запылал страстный огонь. Сначала Бай Сяочунь не ответил на слова Цзо Хэнфэна, но когда до него дошло их значение, у него неожиданно появилось очень плохое предчувствие. Оглянувшись, он заметил пламенную страсть в глазах Цзо Хэнфэна, и от этого вида у Бай Сяочуня закололо в затылке. Этот взгляд буквально раздевал его. Ощущения при этом возникали, мягко сказать, очень странные.


— Что… что ты сказал?


Облизав губы, Цзо Хэнфэн снова рассмеялся, а потом указал на Бай Сяочуня своим веером.


— Взять его! Он будет идеальным подарком для моего учителя!


Два культиватора формирования ядра немного нахмурились. Они приблизительно ощущали уровень основы культивации Бай Сяочуня и в обычных обстоятельствах не стали бы связываться с кем-то подобным. Однако из-за того, что Цзо Хэнфэн захотел поймать его и превратить в подарок, они внимательно пригляделись к Бай Сяочуню и были вынуждены признать, что он идеально соответствовал вкусам эксцентрика Подлая Земля. В их глазах сверкнул холодный свет, и они начали двигаться в сторону Бай Сяочуня.


С блестящими от возбуждения глазами и слегка покрасневшим лицом Цзо Хэнфэн произнёс:


— Не волнуйся, малыш, нам ещё представится шанс пошептать друг другу на ушко милую чепуху.


Задыхаясь от возмущения, Бай Сяочунь выпучил глаза и заорал:


— Эй, я — мужчина!


Цзо Хэнфэн плотоядно усмехнулся и сказал:


— О, конечно, я знаю. Не переживай, мальчик, я всему тебя обучу. Такие красавцы, как ты, очень редко встречаются в этой дикой местности!


Пока он говорил, два эксперта формирования ядра с огромной скоростью приближались к Бай Сяочуню.

412. Возмущение Сяочуня

Эти два культиватора формирования ядра обладали глубокой основой культивации, кроме того давно привыкли работать в паре, сражаясь с врагами. Вместо того чтобы атаковать поодиночке, они разделились и стали приближаться к Бай Сяочуню с разных сторон. Старик слева выполнил жест заклятия, и из его руки вырвался чёрный дым, который образовал злобного чёрного дракона. Несмотря на то что дракон состоял из дыма, он пульсировал аурой гниения, а воздух вокруг него, казалось, тут же начинал гнить. В то же время от него исходили едкие испарения, которые заставляли листья джунглей внизу засыхать и обращаться в прах. У Бай Сяочуня от одного этого вида сузились зрачки.


Старик справа оказался не менее свирепым. При каждом его шаге по небу под его ногами расцветали лотосы, и, хотя они были иллюзорными, они, очевидно, являлись частью магической формации, которая плотно запечатывала всю область. Пока формировалась магическая формация, в глазах старика неожиданно замерцали причудливые магические символы, заставившие на всё вокруг обрушиться невероятное давление.


«Один из них использует ауру смерти, чтобы всё вокруг истлевало, — подумал Бай Сяочунь, — а второй создаёт магическую формацию при каждом шаге…» Он помрачнел. Ведь он изначально не хотел выполнять это задание и даже пытался сбежать. Он только случайно наткнулся на того, кого предписывалось убить. Даже тогда он притворился, что не узнал Цзо Хэнфэна. Но несмотря на всё это, Цзо Хэнфэн проявил свои злые намерения.


Уже одно это раздражало Бай Сяочуня, но ещё хуже были слова, вслух произнесённые Цзо Хэнфэном. Они не только заставили Бай Сяочуня почувствовать отвращение, но ещё разожгли ярость в его сердце. Чем больше он думал о том, что может с ним произойти, если его поймают, тем больше холодок бежал по позвоночнику. Он издал разъярённый вопль, в его глазах промелькнул холодный свет, и он начал источать убийственную ауру. Когда два культиватора формирования ядра приблизились, то он даже не подумал отступать, а наоборот, сделал шаг вперёд. В этот момент он использовал Заклятие Развития Воли Ледяной Школы, которое быстро заморозило всё вокруг. Аура ледяного адепта распространилась на сотни метров во все стороны, словно наступила лютая зима. В воздухе появились снежинки, окружая троих остальных культиваторов жутким холодом. Цзо Хэнфэн тут же помрачнел.


— Техника Дао ледяной стужи!


Зрачки двух экспертов формирования ядра сузились, когда ледяная ци окружила их. Среди культиваторов формирования ядра редко встречались такие, которые, как Бай Сяочунь, сумели культивировать ледяную ци до уровня, где преобразования проявлялись на небе и земле. За исключением Бай Сяочуня всё вокруг, казалось, быстро обледеневало. Пока ледяная ци бушевала вокруг, Бай Сяочунь сделал шаг вперёд, а гниющий чёрный дракон в этот момент оказался всего за три метра от него. Но ближе чёрный дракон подлететь уже не смог. Ледяная ци вокруг заставила его замёрзнуть и превратиться в сосульку. Не обращая на это никакого внимания, Бай Сяочунь сделал ещё один шаг, а затем исчез и вновь возник прямо перед стариком справа. Без промедления он сжал руку в кулак и ударил противника. На лице старика отобразилось неверие, он, качаясь, отступил назад, и из его рта брызнула кровь. Потом он закричал:


— Малая телепортация?!


И не только он оказался поражён. Второй старик тоже удивлённо втянул воздух ртом. Пока старик справа произносил это, Бай Сяочунь, словно молния, ринулся к старику слева и использовал Горлодробительную Хватку. Одновременно на второго старика начала влиять мощная сила притяжения, позволившая Бай Сяочуню дотянуться до него в мгновение ока. Старик слева ощутил смертельную опасность и тяжело задышал. У него не хватало времени на раздумья, поэтому он быстро произвёл жест заклятия и призвал ещё больше чёрного дыма, который образовал огромный скелет. Когда Бай Сяочунь приблизился, старик использовал полную силу своей основы культивации и смог отразить смертельную атаку.


Старик справа тоже начал сильно нервничать. К этому моменту он осознал, что они спровоцировали совершенно ужасающего человека, и понимал, что стоит его партнёру умереть, как его собственные шансы выжить сильно сократятся. С полностью налившимися кровью глазами он резко закричал, заставляя магические символы в своих глазах ослепительно засиять. По поверхности его кожи тоже начали распространяться магические символы, и он нырнул сквозь ледяную ци в сторону Бай Сяочуня.


Бай Сяочунь сверкнул глазами и холодно усмехнулся. Он не только не замедлился, а ещё и призвал крылья и использовал Сокрушающий Горы удар для ускорения. Раздался оглушительный грохот сверхзвуковой скорости, он просвистел мимо старика справа, пытающегося преградить ему путь, и врезался прямо в чёрный дым, который призвал первый старик. Прежде чем чёрный дым мог хоть как-то на него повлиять, Бай Сяочунь проник сквозь него рукой и вцепился в горло противника.


— Ты… — глаза старика расширились от неверия, но, прежде чем тот успел хоть что-то произнести, Бай Сяочунь сжал руку. Старик попытался закричать и отпрянуть назад. Хватка Бай Сяочуня вырвала кусок плоти из его горла, из которого сразу брызнула кровь, но у культиватора формирования ядра был мощный запас жизненных сил, поэтому это не убило его.


Он быстро отступил, в его глазах отразился ужас, но, прежде чем он успел далеко убежать, Бай Сяочунь взмахнул пальцем в его сторону. Тут же из его бездонной сумки вылетел рог Дракона-отступника, пронзив воздух в ослепительной вспышке, и ударил старика в лоб, пробивая голову насквозь. Глаза старика широко распахнулись, и он отлетел назад, словно воздушный змей с обрезанной верёвкой, упав на землю внизу. Даже за мгновение до смерти в его глазах всё ещё было неверие: он не мог понять, как получилось, что он оказался так просто повержен. В ту минуту, когда началось сражение, его противник воспользовался телепортацией, чтобы завладеть инициативой, потом он полностью доминировал в схватке, убив его за считанное количество вдохов.


Когда первый старик умер, его партнёр с магическими символами и формацией поражённо вздохнул. Его сердце быстро забилось, а магические символы начали отделяться от его тела и слетаться к Бай Сяочуню. Однако, не успев долететь не него, они рассыпались. Послышался невероятный грохот, когда мощная сила вдарила по старику и заставила его кувырком отлететь назад. В его глазах засиял ужас, и он сумел затормозить рядом с Цзо Хэнфэном. Ничуть не медля, он вытянул правую руку и схватил Цзо Хэнфэна. Послышался хлопок, и Цзо Хэнфэн закашлялся кровью. Страсть в его глазах уже успела смениться ужасом, заставив его замереть на месте. Однако это не помешало старику схватить его и устремиться прочь, подальше от Бай Сяочуня. Всё случилось неестественно быстро.


— Думаете, можете уйти просто так?! — сказал Бай Сяочунь. И тут открылся его третий глаз, и из него начал распространяться пурпурный свет. Как только он обернулся вокруг старика, тот запнулся, и что-то потащило его назад. В его глазах показалось отчаяние, и он, стиснув зубы, закричал:


— Спасайтесь, молодой господин! Этот парень… не обычный культиватор формирования ядра!


После этого он изо всех сил толкнул Цзо Хэнфэна вперёд перед собой. Кровь начала сочиться из уголков губ Цзо Хэнфэна, и он превратился в луч света, на полной скорости удирая и спасая свою жизнь. К этому моменту он уже дрожал от страха, в его сердце царило сожаление. Он не мог даже представить себе, что культиватор, на свободу которого он покусился, окажется настолько могущественным.


— Проклятье, проклятье… — пробормотал он, дрожа. Он даже потратил часть своей продолжительности жизни, используя искусство кровавого побега, вредя себе, в попытке развить дополнительную скорость для того, чтобы оторваться.


Пока он ускорялся, он услышал крик агонии за спиной, который потом внезапно оборвался. Это заставил Цзо Хэнфэна ещё сильнее затрястись. Только что Бай Сяочунь использовал Дхармический Глаз Достигающий Небес, чтобы поймать второго культиватора формирования ядра. Затем мановением руки Бай Сяочунь отправил достаточно большое количество ледяной ци прямо во врага, почти мгновенно превращая его в ледяную статую, которая потом упала на землю и разбилась на бесконечное число осколков. Наблюдая, как Цзо Хэнфэн убегает, Бай Сяочунь взревел:


— Ты! Ты вынудил меня на это!


Вспоминая о сладострастной улыбочке Цзо Хэнфэна и ощущая, как по спине ползёт холодок, Бай Сяочунь опёрся ногой в землю, а затем оттолкнулся. Под ногой тут же начал образовываться большой кратер, в то время как он использовал ускорение, чтобы устремиться вперёд, добавляя силу своих крыльев и Сокрушающего Горы удара. Даже искусство кровавого побега Цзо Хэнфэна не могло помочь тому спастись. Бай Сяочунь приблизился, посылая вперёд кровавую ци, и Цзо Хэнфэна сильно затрясло. Через мгновение ледяная ци начала замораживать его ноги, и ему пришлось замедлиться. Затем Бай Сяочунь взмахнул пальцем, и из ледяной ци сформировалось множество ледяных лезвий, которые тут же устремились к Цзо Хэнфэну.


— Как ты смеешь пытаться убить меня! — закричал тот. — Мой учитель…


Однако в этот момент ледяные лезвия врезались в него, тут же уничтожая и тело, и душу.

413. Эта секта действительно заботится обо мне

Бай Сяочуню была глубоко противна вся эта ситуация. Сжав зубы, он сказал:


— Хм! Да кому какое дело до твоего учителя? Если бы я тебя не убил, мерзавец, ты бы стал сильнее и пришёл отомстить. И что тогда? Даже если бы я оказался тебе не по зубам, что, если бы ты решил напасть на моих друзей?!


В этот момент черепашка высунул голову из бездонной сумки Бай Сяочуня.


— Ты знаешь, у Лорда Черепахи есть в этом некоторый опыт. Если судить по тому, что этот парень кричал до того, как умер, думаю, что у него очень могущественный учитель, который может объявиться в любой момент и…


— Замолкни! — сказал Бай Сяочунь и нервно огляделся по сторонам. По какой-то причине он почувствовал себя очень неспокойно, и, как раз когда он уже собирался отправиться в сторону портала телепортации на максимальной скорости, послышался громоподобный яростный вой, который прорезал воздух.


— Кто убил моего возлюбленного ученика?! — эти слова были произнесены с такой громкостью, что порыв мощного ветра пронёсся по земле, небо потускнело и многие огромные деревья внизу закачались туда-сюда. Бай Сяочунь помрачнел.


— Это всё твоя вина, черепашка! Ну почему тебе понадобилось обязательно встрять и сказать всё это вслух!


Учитывая, каким образом прозвучали эти слова, Бай Сяочунь тут же понял, что их произнёс не культиватор формирования ядра, а скорее даосский мастер зарождения души. Одна мысль о культиваторе зарождения души заставила его волосы встать дыбом. Закричав, он использовал все силы, чтобы помчаться к порталу телепортации.


— Как ты смеешь не уважать эксцентрика Подлая Земля! Как ты посмел убить моего возлюбленного ученика прямо около моей собственной пещеры бессмертного! Ищешь смерти?!


Судя по громкости голоса, Бай Сяочунь мог определить, что его хозяин уже намного ближе к нему. Посмотрев нервно через плечо, он увидел чёрное облако в три километра шириной, явно содержащее в себе силу, способную переворачивать горы и осушать моря. В нём роилось бесчисленное множество мстительных душ, которые кричали и раздирали друг друга зубами. Выглядело это очень жутко. Сверху на облаке стоял старик в чёрных одеждах, который, очевидно, и был учителем Цзо Хэнфэна, эксцентриком Подлая Земля. Он сложил руки за спиной, а взглядом метал молнии. Его мрачное выражение лица не скрывало ярость, и, несмотря на то что он находился более чем на три километра позади, как только их взгляды встретились, у Бай Сяочуня голова пошла кругом, а основа культивации дестабилизировалась.


«Он в самом деле эксперт зарождения души!» На глазах у Бай Сяочуня выступили слёзы, но в то же время, он невольно почувствовал, что его несправедливо обвиняют. «Я же хотел уйти! — подумал он. — А он попытался похитить меня… Почему вообще секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей дала мне такое задание?! С виду это выглядело так, будто мне нужно просто убить культиватора возведения основания, но на самом деле учителем этого невообразимого мерзавца оказался эксперт зарождения души». Почувствовав себя несправедливо обвиняемым, он использовал технику Неумирающей Вечной Жизни и даже ледяную ци, чтобы воспользоваться подобием малой телепортации. Однако ничего из этого не смогло помешать чёрному облаку догнать его.


— Время прощаться с жизнью!


Как только эти слова прозвучали, чёрное облако начало окружать Бай Сяочуня. В то же время огромная рука в триста метров шириной протянулась в его сторону. Один вид её ужасал, а давление, которое она оказывала на окружающее пространство, было неимоверным и достаточным, чтобы заставить всё замереть на месте. Земля затряслась, растения и растительная жизнь склонились к земле и высохли. Бай Сяочунь также почувствовал, что жизненная сила внутри его тела зашевелилась, словно её собираются вытянуть из него.


Рука приблизилась, и в этот критический момент Бай Сяочунь закричал, раскрывая Пейзаж Девяти Провинций, что позволило ему использовать силу, схожую с телепортацией. В тот миг, когда рука практически прихлопнула его, он исчез, чтобы снова появиться на несколько десятков километров впереди с полностью посеревшим лицом. Не пытаясь оглянуться, Бай Сяочунь сразу же помчался вперёд на максимальной скорости. За его спиной эксцентрик Подлая Земля топнул ногой по чёрному облаку, заставляя его устремиться за Бай Сяочунем.


— Тебе не уйти! — закричал он. — Как только я тебя поймаю, то сдеру с тебя заживо шкуру и превращу тебя в светильник!


Приближаясь, эксцентрик Подлая Земля произвёл жест заклятия, а потом взмахнул пальцем в сторону земли. Тут же растения и растительная жизнь под Бай Сяочунем высохли и превратились в чёрный дым, поднявшийся в воздух. В мгновение ока он образовал огромный круг, напоминающий печать, которая преградила Бай Сяочуню путь за пределы круга. Бай Сяочунь помрачнел, когда ещё одна огромная чёрная рука потянулась к нему. Закричав, он снова использовал Пейзаж Девяти Провинций. И снова исчез, а потом появился, но не на три километра впереди. Вместо этого он по-прежнему остался внутри периметра чёрного круга. Как только он проявился, огромная чёрная рука продолжила движение к нему, заставляя отчаянию показаться на его лице. Учитывая, что его преследовал культиватор зарождения души, он не мог убежать.


— Неужели ты действительно посмеешь убить меня?! — закричал он. — Меня защищают очень влиятельные люди! Если ты посмеешь причинить мне вред, то тебя точно убьют!


В ответ эксцентрик Подлая Земля только ещё холоднее хмыкнул и заставил чёрную руку двигаться ещё быстрее в сторону Бай Сяочуня.


«Тут не поможет даже моя черепашья сковорода…» — подумал Бай Сяочунь, из его глаз текли слёзы при одной мысли о том, насколько это всё было несправедливо. Когда Цзо Хэнфэн угрожал ему своим учителем, то тот сразу же объявился. Но когда Бай Сяочунь сделал то же самое, ничего не произошло… В этот критический момент глаза Бай Сяочуня полностью налились кровью, он уже приготовился отбросить осторожность и сделать свой заключительный ход. Но тут…


— Как ты посмел, эксцентрик Подлая Земля! — издалека послышался голос, обладатель которого настолько распереживался, что готов был спятить.


В тот же миг чёрная рука затормозила, а эксцентрик Подлая Земля повернулся, не веря своим глазам. Он даже ахнул. Бай Сяочунь был поражён не меньше, он смотрел в сторону горизонта, где появилась огромная армия. Засвистели ветра, затряслась земля, и там показались десять огромных боевых кораблей, на полной скорости несущихся над джунглями в их сторону. На кораблях находилось более десяти тысяч культиваторов, которые активизировали свои основы культивации. Во все стороны пошла рябь, искажающая пространство, словно небо и землю поглотили огромные волны.


Поразительно, но на носах кораблей внезапно зажёгся ослепительный свет. На глазах у Бай Сяочуня этот свет преобразовался в залпы энергии, которые помчалась в сторону эксцентрика Подлая Земля. Послышался оглушительный грохот, и всё под небом неистово затряслось, в то время как залпы энергии приближались со скоростью молний. В мгновение ока они появились перед эксцентриком Подлая Земля. Он помрачнел и взмахнул рукавом. Перестав обращать внимание на Бай Сяочуня, он попытался отступить на полной скорости.


Пока он убегал, послышался грохот, и чёрную руку раздробило силой залпов энергии. Чёрное облако разнесло в пух и прах. Что касается эксцентрика Подлая Земля, то он смог защититься, но его отбросило на три километра назад, где он врезался в землю, образовав огромный кратер. Всё вокруг неистово затряслось, из-за чего Бай Сяочунь поражённо ахнул. Потом из одного из боевых кораблей показалась фигура, одновременно выкрикивая:


— Эксцентрик Подлая Земля, как ты посмел покуситься на жизнь одного из учеников гильдии Истребителей Дьяволов!


Голос принадлежал не кому иному, как добролицему Фэн Юдэ, главе гильдии Истребителей Дьяволов, который внезапно появился прямо перед эксцентриком Подлая Земля и тут же зарядил в его сторону мощным ударом ладони.


— Ты спятил, Фэн Юдэ?! — взревел эксцентрик Подлая Земля, снова отступая, на его лице отобразился ужас и замешательство. По его мнению, что бы он ни сделал, чтобы спровоцировать гильдию Истребителей Дьяволов радуги Неба, это не могло повлечь за собой таких крупномасштабных ответных действий.


Однако, как только эти слова вырвались у него, десять боевых кораблей снова выстрелили лучами света в его сторону. Прозвучал грохот, и изо рта эксцентрика Подлая Земля брызнула кровь, заставляя его снова в тревоге отступить. К этому моменту его волосы уже полностью растрепались: он явно сильно пострадал. Одну его руку оторвало, а на лице отражались ярость и возмущение.


— Десять боевых кораблей Истребителей Дьяволов? Да ты… Ты совсем спятил! Сколько ресурсов тебе пришлось потратить, чтобы воспользоваться ими?! И это всё только для того, чтобы убить меня? Оно того действительно стоит?


Дрожа от страха, эксцентрик Подлая Земля прибегнул к секретной магии, пытаясь убежать, но его сердце уже наполнилось отчаянием. Судя по всему, сегодня ему придётся расстаться с жизнью. Никогда, даже в своих самых диких фантазиях, он не мог предположить, что секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей пойдёт на такие затраты только чтобы убить его.


— Должен признать, что умереть под обстрелом десяти боевых кораблей Истребителей Дьяволов — это… — и тут, в минуту крайнего отчаяния, когда он уже хотел начать молить о пощаде, он понял, что что-то тут не так. Оглянувшись, он заметил, что Фэн Юдэ не преследует его. Обрадовавшись до чёртиков, с сильно бьющимся от остаточного страха сердцем, он умчался вдаль. Бай Сяочунь смотрел в полной прострации на десять боевых кораблей и на главу гильдии Истребителей Дьяволов. Эта невероятная картина заставила его растрогаться до глубины души.


— Эта секта действительно заботится обо мне… — подумал он с покрасневшими от переизбытка эмоций глазами. Ранее у него начали возникать некоторые подозрения о намерениях секты относительно него, но сейчас, обрадовавшись, он повернулся к главе гильдии, соединил руки и поклонился.


— Ученик…


Прежде чем он успел закончить предложение, Фэн Юдэ обеспокоенно поспешил к нему и спросил:


— Бай Сяочунь, ты не пострадал?!

414. Сяочунь, гильдия Истребителей Дьяволов - твой дом

Бай Сяочунь на самом деле был очень тронут тем, как секта относилась к нему. Особенно учитывая, что глава гильдии Истребителей Дьяволов лично возглавил более десяти тысяч людей и использовал десять необычайных боевых кораблей, чтобы прийти к нему на помощь. Глава гильдии даже помнил его имя. Хотя в то же время более десяти тысяч культиваторов, которые прибыли на место, теперь смотрели на всё с удивлением и подозрением, это не помешало ему воскликнуть:


— Ученик Бай Сяочунь жив и здоров!


На лице Фэн Юдэ появилась улыбка, и он очень добродушно сказал:


— Тебя нигде не ранили?


После этого он оглядел Бай Сяочуня с головы до ног, чтобы проверить, действительно ли на нём нет ран. Он даже вынул несколько лекарственных пилюль и протянул их ему.


— Прими их, когда мы вернёмся, на тот случай, если у тебя есть внутренние повреждения, которые пока не дали о себе знать. Гильдия Истребителей Дьяволов не может позволить таким ученикам, как ты, проливать ни слёзы, ни кровь, — со светящимися одобрением глазами он похлопал Бай Сяочуня по плечу. — Бай Сяочунь, будучи культиватором формирования ядра, ты смог длительное время выстоять в сражении с даосским мастером зарождения души. Ты выполнил великую службу для гильдии Истребителей Дьяволов!


После этого он от души рассмеялся, в то время как окружающие более десяти тысяч культиваторов неловко переглянулись. Хотя никто из них не понял, какую именно службу сослужил Бай Сяочунь, у них были свои подозрения насчёт того, что же произошло. Фэн Юдэ, казалось, на самом деле относится к Бай Сяочуню лучше, чем обязан. Некоторые ученики провели в гильдии Истребителей Дьяволов достаточно долгое время и хорошо знали Фэн Юдэ. Когда они увидели, как он себя ведёт, то их глаза широко распахнулись от удивления. Никогда раньше он не относился подобным образом ни к одному ученику. Все знали, что, несмотря на его доброе лицо, он был узколобый и мелочный, и если кто-то начинал ему хоть немного надоедать, то он становился крайне холодным по отношению к таким людям. На самом деле, многие ученики в гильдии Истребителей Дьяволов тайно прозвали Фэн Юдэ Адским Псом Фэном. Однако в эту минуту Адский Пёс Фэн обращался с Бай Сяочунем так же бережно и деликатно, словно весенний ветерок, что привело всех наблюдающих подобную картину в полное изумление. Потом все они подумали, как Адский Пёс Фэн срочно устроил общий сбор, загрузил всех на боевые корабли, и только для того чтобы спасти Бай Сяочуня.


— Кто этот Бай Сяочунь? Что у него за происхождение?


— Как Бай Сяочунь связан с главой гильдии?


Все присутствующие начали мучиться догадками, в то время как мастер Облако Дао, стоящий среди толпы, дрожал с головы до пят. Страх и горе наполнили его сердце, а ещё ненависть к Ли Юаньшэну и его заговору против Бай Сяочуня засела в глубине души. «Проклятый Ли Юаньшэн! Ты что ли решил подставить меня, чтобы меня убили, да?!»


Бай Сяочунь немного удивился, когда услышал от Фэн Юдэ, что сослужил великую службу для секты. Очевидно, что он сделал что-то, не понимая, что это за собой влечёт. Он выставил вперёд грудь и постарался принять вид человека, которому не страшна даже смерть.


— Эти раны — ничто, — громко сказал он. — Кроме того, я всего лишь убил двадцать культиваторов золотого ядра и около сотни экспертов возведения основания. Потом мне пришлось немного повозиться с этим эксцентриком зарождения души, всего-то… Я, Бай Сяочунь, поклялся защищать гильдию Истребителей Дьяволов, не щадя своей жизни, и пожертвовать всем, если станет необходимо. Это просто моя обязанность! Что по сравнению с этим жалкие баллы заслуг?!


Окружающим культиваторам пришлось постараться, чтобы удержаться от смеха, у многих на лицах появились очень странные выражения. Фэн Юдэ прочистил горло. Его слова только что были произнесены, чтобы создать предлог и выдать по возвращению Бай Сяочуню большую сумму баллов заслуг. Поэтому слова Бай Сяочуня поставили Фэн Юдэ в несколько затруднительное положение. Видя, что Бай Сяочунь уже собирается продолжить свою грандиозную речь, он быстро перебил его:


— Что же, отлично, возвращаемся в секту!


После этого он взмахнул рукавом, отправляя всех в лучах ослепительного света обратно к порталу телепортации. Они торжественно вернулись на радугу Неба с большой помпой, и эта неожиданная вылазка за пределы секты тут же сделала имя Бай Сяочуня знаменитым на всю гильдию Истребителей Дьяволов. Более того, из-за особого отношения к нему Фэн Юдэ все теперь взирали на него с выражением глубокого почитания и уважения. Культиваторы проводили сияющими глазами Фэн Юдэ, Бай Сяочуня и мастера Облако Дао, когда те вошли в главный храм гильдии Истребителей Дьяволов. На самом деле Бай Сяочунь даже шёл впереди, ведя всех за собой под одобрительным взглядом добролицего Фэн Юдэ.


Что касается мастера Облако Дао, то он практически никогда ещё не сталкивался с этой версией Фэн Юдэ, что оставило его полностью потрясённым и даже заставило ужаснуться. Он хорошо понимал, что именно он был виноват во всём случившемся. Улыбаясь искреннее, чем обычно, Фэн Юдэ посмотрел на Бай Сяочуня и сказал:


— Сяочунь, ты сегодня отлично постарался, выполнил невероятно значимую службу для секты. Поэтому я беру на себя ответственность за следующее решение: с этих пор тебе больше не придётся ходить на задания гильдии Истребителей Дьяволов! Теперь просто сосредоточься на своей культивации!


Бай Сяочунь молчал всё это время, необычайно тронутый подобным обращением. Но слова Фэн Юдэ потрясли его ещё больше.


— Глава гильдии, — восхищённо сказал он, — вы слишком добры ко мне.


Мастер Облако Дао стоял в стороне и наблюдал, как Фэн Юдэ и Бай Сяочунь беседуют, он невольно горько пробормотал себе под нос:


— Слишком добр? Больше похоже на неправдоподобно добр…


Фэн Юдэ громко рассмеялся, а потом сказал очень приветливым голосом:


— Я просто делаю, что должен. С этих пор гильдия Истребителей Дьяволов — твой дом! Тебе не придётся здесь сталкиваться ни с какими опасностями, просто отдыхай и занимайся культивацией. Приложи все усилия в этих занятиях и очень скоро сможешь достичь стадии зарождения души!


Бай Сяочунь глубоко вздохнул. По какой-то причине он ощущал, что ему действительно очень везёт. Однако это везение случилось очень внезапно, и, как бы он ни думал об этом, он не мог понять, что же за великую службу он на самом деле сослужил.


— Если у тебе встретятся препятствия в культивации, то только скажи мне, и я тебе помогу. Что касается баллов заслуг, то, учитывая твою великую службу секте, ты можешь использовать любые ресурсы для культивации, находящиеся в распоряжении гильдии Истребителей Дьяволов!


— Глава гильдии… — проговорил Бай Сяочунь, немного задрожав.


— Ха-ха-ха! Не нужно смотреть на меня с таким детским выражением, Сяочунь. Гильдия Истребителей Дьяволов — твой дом, и как глава этого дома я должен хорошо к тебе относиться. На самом деле я уже даже приобрёл некоторые лекарственные пилюли, идеально подходящие для культиваторов формирования ядра. Вот, возьми их и не забывай: лучшим способом отплатить мне за доброту будет твой скорый прорыв на стадию зарождения души, — с широкой улыбкой он протянул Бай Сяочуню бездонную сумку.


Бай Сяочунь снова задрожал. Приняв бездонную сумку, он сложил руки, наклонился и сказал:


— Глава гильдии…


Однако Фэн Юдэ снова перебил его и, опять немного подбодрив, отправил восвояси. После того как Бай Сяочунь ушёл, улыбка исчезла с лица Фэн Юдэ, он мрачно развернулся и грозно глянул на мастера Облако Дао.


— Как ты мог сделать подобное, мастер Облако Дао?!


Мастер Облако Дао тут же с серым лицом бухнулся на землю, кланяясь.


— Глава гильдии, прошу, простите меня…


— Хорошо, что Бай Сяочунь не пострадал, иначе бы ты поставил меня в кошмарное положение! — холодно хмыкнув, Фэн Юдэ взмахнул рукавом, после чего вихрь ветра обернулся вокруг Мастера Облако Дао, и его жестоко вышвырнуло из зала так, что кровь брызнула изо рта. — Если бы не все эти годы верной службы, — продолжил Фэн Юдэ, — я бы освежевал тебя заживо! С этих пор, если хоть что-нибудь нехорошее случится с Бай Сяочунем в гильдии Истребителей Дьяволов, я приду за тобой и сведу счёты!


Мастер Облако Дао, шатаясь, остановился снаружи зала, соединил руки, поклонился и ответил:


— Не беспокойтесь, мастер Облако Дао, я выполню это задание, чего бы это мне ни стоило.


Прошло какое-то время, но ответа из зала не последовало. Мастер Облако Дао вытер кровь со рта, затем повернулся и посмотрел в определённую сторону, его взгляд сочился ядом, который был направлен не на Бай Сяочуня, а на Ли Юаньшэна.


— Ли Юаньшэн! — сказал он сквозь стиснутые зубы. Потом он поднялся в воздух, покинул гильдию Истребителей Дьяволов и направился в сторону пещеры бессмертного, которую занимал Ли Юаньшэн, когда жил вне своего клана. Когда он прибыл, то начал долбиться кулаком в главную дверь с такой силой, что вся пещера бессмертного ходила ходуном. Ли Юаньшэн в это время занимался медитацией, но теперь распахнул глаза и поспешил наружу, где обнаружил разъярённого мастера Облако Дао.


— Брат Облако Дао, ты…


Прежде чем он успел договорить, мастер Облако Дао выполнил жест заклятия, и в воздухе появились разрывы в пространстве, которые ринулись в сторону Ли Юаньшэна.


— Я думал, что с тобой стоит водить дружбу, Ли Юаньшэн! Как ты мог так жестоко поступить со мной?!


У Ли Юаньшэн отвисла челюсть, и он отскочил в сторону, чтобы избежать атаки божественной способностью мастера Облако Дао.


— Жестоко? — рассержено переспросил он. — Когда это я поступил с тобой жестоко?


— Ты попросил меня избавиться от Бай Сяочуня, но это была подстава, чтобы убить меня! Ты знаешь, кто такой Бай Сяочунь? Ну, знаешь, Ли Юаньшэн? Что я тебе такого сделал, что ты так обиделся на меня?!


Прежде чем Ли Юаньшэн успел ответить, Мастер Облако Дао ринулся вперёд и нанёс ему удар ладонью прямо в грудь. Ли Юаньшэн закачался и отступил, из краешков его рта показалась кровь, а глаза наполнились недоумением.


— Это невозможно! Он никто, просто заложник из секты средних пределов! Он просто…


— Этот парень может быть кем угодно, но только не обычным культиватором. Ты бы видел, какой был вид у главы гильдии Фэна, когда он услышал, что тот в беде. Он собрал десять тысяч учеников и десять боевых кораблей Истребителей Дьяволов и отправился к нему на выручку.


Когда Ли Юаньшэн услышал это, то у него округлились глаза, и он поражённо воскликнул:


— Как такое вообще возможно?..


— А мне откуда знать? — продолжал рвать и метать мастер Облако Дао. — Ты бы видел, как сильно досталось эксцентрику Подлая Земля.


В этот момент он ненавидел Ли Юаньшэна до мозга костей. Однако он знал, что Ли Юаньшэн принадлежал клану дэва, поэтому, немного спустив пар, просто взмахнул рукавом и ушёл.

415. Кто смеет покушаться на жизнь Бай Сяочуня?

Когда мастер Облако Дао ушёл, Ли Юаньшэн вернулся в свою пещеру бессмертного, и его серое лицо позеленело от гнева. На его губах всё ещё виднелась кровь, когда он стиснул кулаки и прорычал:


— Бай Сяочунь никто, он просто заложник из секты средних пределов. Положение секты Противостояния Реке до сих пор неустойчиво, у них даже нет культиватора царства дэвов. Их могут уничтожить в любой момент. Как у подобного заложника может быть влиятельный покровитель?


Ли Юаньшэн заскрипел зубами и уже думал бросить это дело. Однако это казалось слишком унизительно, особенного когда он думал о том, что ему пришлось пережить в Небесном городе. Уже через мгновение он полностью потерял самообладание. В его глазах зажёгся холодный огонёк, и он подумал: «Должно быть, это просто совпадение. У главы гильдии Фэна, скорее всего, старые счёты с эксцентриком Подлая Земля. Не может быть, что о Бай Сяочуне заботится кто-то настолько могущественный. Раз мастер Облако Дао не станет помогать мне, думаю, пришло время взять дело в свои руки. В этот раз я сделаю так, что Бай Сяочунь узнает, насколько высоки небеса и широка земля».


Ли Юаньшэн вынул нефритовую табличку, подумал минутку, а потом решил, что он воспользуется возможностями своего клана… Через несколько дней Ли Юаньшэн вышел из своей пещеры бессмертного с очень мрачным лицом и направился прямо к порталу телепортации в Небесный город. Он собирался посетить пустыню и таверну Бай Сяочуня.


**


Теперь, когда Большой толстяк Чжан и остальные защитники Дао ушли на радугу, руководить Обществом Лазурного Дракона остался один Сюй Баоцай. По большей части он просто наблюдал, как на счетах накапливаются баллы заслуг, и наслаждался прелестями роскошной жизни. «Ах, вот это жизнь. Я могу заполучить что угодно по одному щелчку пальцев. Даже младший патриарх и все остальные на радуге, должно быть, завидуют мне».


В настоящее время он лежал на пузе, наслаждаясь массажем всего тела, который делали восемь служанок. Ощущение их тёплых ловких рук заставляло его расплываться в широченной улыбке. Он даже обнял за талию одну из прекрасных служанок и потянул её поближе к себе.


— Сегодня ты согреешь меня ночью, — сказал он, улыбаясь так широко, что его глаза превратились в щёлочки.


Служанка покраснела и ответила:


— Лорд Баоцай, вы…


Сюй Баоцай от души рассмеялся. В его сердце разгорелась страсть, он уже хотел перевернуться на спину, когда неожиданно послышался сотрясающий небеса и переворачивающий землю шум. В мгновение ока всё неистово затряслось, крыша таверны заходила ходуном, словно её вот-вот снесёт. Сразу послышалось множество криков боли, а вся таверна начала осыпаться, превращаясь в руины. Закричав, Сюй Баоцай убежал в безопасное место, его сердце бешено застучало от ярости. Когда он уже хотел отдать приказы, то посмотрел в небо и заметил Ли Юаньшэна в жёлтых одеждах, парящего в воздухе.


— У тебя есть время горения палочки благовоний, чтобы связаться с Бай Сяочунем и заставить его немедленно явиться сюда. Если он не покажется за это время, то я вырву флаг предоставления собственности из земли.


После этого Ли Юаньшэн взмахнул правой рукой и отправил поток огня, чтобы спалить остатки таверны. Когда она загорелась, показался маленький флаг, который был тем самым, что Бай Сяочунь получил из рук главы горы радуги Неба. Сюй Баоцай оглядел налившимися кровью глазами руины вокруг себя и воющих культиваторов Общества Лазурного Дракона. Очевидно, что Ли Юаньшэн пытался выманить Бай Сяочуня, но сейчас Сюй Баоцай не мог ничего придумать, кроме как действительно связаться с ним. Не медля больше, он вынул нефритовую табличку и отправил сообщение.


Между тем Бай Сяочунь находился в своей пещере бессмертного на радуге Неба и поглощал лекарственные пилюли, подаренные Фэн Юдэ, наслаждаясь при этом процессом роста основы культивации. Выполнив дыхательные упражнения, он выдохнул немного нечистой жизненной энергии ртом и уже подготовился продолжить занятия культивацией. Он несколько раз успел подробно обдумать всё, что произошло на континенте Вечных Перемен, но до сих пор не мог разобраться что к чему. Сколько бы вариантов объяснений он ни придумывал, все они казались не очень убедительными.


«Сначала произошёл тот случай с главой горы радуги Неба, потом Фэн Юдэ внезапно изменил своё отношение ко мне. В чём тут дело? Может быть, мне нужно самому попытаться разузнать что к чему?» Пока он в задумчивости тёр подбородок, его выражение лица изменилось, и он вынул нефритовую табличку из бездонной сумки. Как только он послал в неё частичку божественного сознания, услышал вой Сюй Баоцая:


— Младший патриарх, спаси нас… Тут Ли Юаньшэн, он сжёг таверну дотла. Многие братья из Общества Лазурного Дракона ранены… Он сказал, что у тебя есть время горения палочки благовоний, чтобы объявиться, иначе он заберёт флаг, дающий право на личную собственность. Что нам делать, младший патриарх?..


Как только Бай Сяочунь услышал это, он поражённо вздохнул и начал злиться. «Ты покушаешься на мой флаг? Это моя личная собственность! Ты сжёг мою таверну дотла? Ли Юаньшэн, эх, Ли Юаньшэн. Я до сих пор не свёл с тобой счёты за прошлый раз, когда ты втайне устроил козни против меня, а сейчас ты вызываешь меня на открытый бой?!» Бай Сяочунь был невероятно зол. Сюй Баоцая задирают, таверну сожгли, и его флаг права на личную собственность под угрозой. У Бай Сяочуня не было другого выбора, кроме как подняться на ноги.


— Хочешь, чтобы я пришёл в Небесный город, да? Боишься выступить против меня на радуге Неба? Ну я хотел как раз того же! — он повесил удостоверяющий медальон гильдии Истребителей Дьяволов на шею, чтобы у него не возникло проблем с пропуском в город, и вылетел из пещеры бессмертного.


«Посмотрим, посмеет ли Ли Юаньшэн напасть на меня, если я пойду как представитель гильдии Истребителей Дьяволов! Посмеет ли он выказать неуважение к гильдии?!» Пыша яростью, он поспешил к порталу телепортации. Прежде чем телепортироваться в город, он помедлил на мгновение и отправил сообщение главе гильдии Фэн Юдэ. После этого он почувствовал себя намного спокойнее и отправился навестить западную часть города и пустыню.


Ещё издалека он увидел большую толпу культиваторов, которая собралась и наблюдала за чёрным дымом, что поднимался в воздух от развалин, когда-то бывших таверной. Потом он увидел Сюй Баоцая и других культиваторов Общества Лазурного Дракона, стоящих в стороне с серыми лицами и в крови, в то время как Ли Юаньшэн парил в небе в окружении моря огня прямо над флагом собственности Бай Сяочуня.


— Ли Юаньшэн, — взревел Бай Сяочунь, — да как ты посмел угрожать моему флагу!


После этого он взмыл в воздух и устремился к Ли Юаньшэну, одновременно испуская ледяную ци, чтобы затушить огонь, всё ещё горевший на останках таверны. Как только Ли Юаньшэн увидел Бай Сяочуня, его лицо исказила холодная ухмылка, и он взмахнул пальцем. В тот же миг воздух вокруг Бай Сяочуня исказился и искривился, начала просачиваться невероятная пульсирующая энергия. В то же время прямо из воздуха проявились четыре фигуры.


Бай Сяочунь помрачнел и остановился, из-за чего ледяная ци вокруг него усилилась. Он посмотрел на четверых незнакомцев. Все они были молодыми людьми с основой культивации на среднем формировании ядра. Очевидно, что эти люди не были богатенькими друзьями Ли Юаньшэна, которых он приводил сюда в прошлый раз. На лицах этой четвёрки были очень мрачные выражения, и их окружала мощная убийственная аура. Они являлись истинными избранными, которые были искусными убийцами. Более того, правильные черты лица каждого из четвёрки походили на остальных, и на всех них были одинаковые зелёные одежды. Большинство культиваторов в толпе не узнали их, но те некоторые, кто смог это сделать, тут же в удивлении начали восклицать:


— Четвёрка Молниеносного Пламени!


— Это определённо Четвёрка Молниеносного Пламени! Они находятся среди трёхсот первых культиваторов в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей!


В ответ на поражённые восклицания, Бай Сяочунь нахмурился и посмотрел на группу. Все четверо учеников в зелёных одеждах источали давление схожее с давлением от двух культиваторов формирования ядра эскорта Цзо Хэнфэна. Ли Юаньшэн запрокинул голову и захохотал. Соединив руки, он поклонился Четвёрке Молниеносного Пламени и затем посмотрел на Бай Сяочуня пронзительным взглядом.


— Бай Сяочунь, мне не важно, что сегодня произойдёт, но я заберу твой флаг личной собственности и положу конец существованию твоей таверны.


После этого он снова захохотал. Он был полностью уверен в мастерстве Четвёрки Молниеносного Пламени, особенно учитывая, что все они были на том же уровне, что и Бай Сяочунь, — среднем формировании ядра. По его мнению, им не составит труда победить его в схватке.


— На самом деле я собираюсь не только забрать твой флаг. Я хочу убедиться, что ты осознаешь, что есть такие люди в этом мире, которых тебе не позволено обижать! — Ли Юаньшэн ещё сильнее засмеялся и взмахнул рукой, снова отправляя волну огня спалить те немногие останки, что ещё виднелись от таверны. — Атакуйте! — закричал он.


В тот же миг на лицах Четвёрки Молниеносного Пламени появилось презрение, и они пошли вперёд. Пока они шли, вокруг них начало бесноваться ужасающее пламя, из-за которого казалось, будто и сами они сделаны из огня. Очевидно, что они не пытались убить Бай Сяочуня, но определённо собирались серьёзно его ранить. Сверкнув глазами, Бай Сяочунь выполнил жест заклятия правой рукой и выставил её перед собой, заставляя поток ледяной ци вырваться из ладони. Когда ледяная ци начала скапливаться вокруг, он отошёл на несколько шагов, потом запрокинул голову и взревел:


— Вы кучка невозможных задир! Вы переходите все границы! Четверо нападают на одного меня? К тому же вы хотите украсть мой флаг и уничтожить мой бизнес! Что же дальше, попытаетесь отнять мою бедную-несчастную жизнь?! Глава гильдии, поспешите, они пытаются убить меня! — Бай Сяочунь произнёс эти слова, подкрепляя их всей силой, что у него была, из-за чего они раздались словно гром и прокатились по всей окрестности. Прежде чем Четвёрка Молниеносного Пламени и Ли Юаньшэн смогли что-то сделать, в небе послышался грохот и поднялся жуткий ветер. Неизмеримые колебания силы начали распространяться на всё живое, когда поток энергии сошёл с небес.


Неожиданно в воздухе появился старик с мрачным выражением лица и ледяным взглядом. Когда он приблизился, давление вокруг ещё больше усилилось, заставляя землю затрястись, а людей задрожать. Этот старик был не кто иной, как глава гильдии Истребителей Дьяволов Фэн Юдэ.


— Кто смеет покушаться на жизнь Бай Сяочуня? — вскричал он, его ярость заставила небеса и землю неистово задрожать.

416. Суперзвёзды секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей

Раздавшийся на всю округу голос нёс мощь основы культивации зарождения души, из-за чего лица Четвёрки Молниеносного Пламени помрачнели, а тела затряслись. Если бы голос принадлежал обычному культиватору зарождения души, то их реакция не была бы такой ощутимой. В конце концов, все четверо обладали незаурядным скрытым талантом, а также значились на достаточно высоких позициях в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Таких людей не смогли бы напугать обычные культиваторы зарождения души. Но основа культивации Фэн Юдэ превосходила её у большинства таких экспертов, поэтому сердца Четвёрки Молниеносного Пламени наполнились страхом.


Конечно, самым ужасающим была не основа культивации Фэн Юдэ, а его статус в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Людей, способных подняться до позиции главы гильдии, на любой из радуг было очень не много. А ещё более значимым являлось то, какую именно гильдию он возглавлял. Хотя на каждой из четырёх радуг была своя гильдия Истребителей Дьяволов, культиваторы в любой из них всегда были свирепыми и ужасающими. Очень немногие люди смели провоцировать подобных эксцентриков зарождения души, и то, что он показался здесь, пылая гневом, заставило Четвёрку Молниеносного Пламени затрястись от страха.


Если так отреагировали эти четверо, то что уж говорить о Ли Юаньшэне. Конечно, он происходил из клана дэва и подобный клан не страшил один глава гильдии на стадии зарождения души, но Ли Юаньшэн пришёл сюда не от имени клана. Он пришёл по своей инициативе. И его клан, каким бы могущественным он ни был, не стал бы вступать в конфликт с главой гильдии из-за одного своего члена, даже того, кто мог бы однажды достичь стадии царства дэвов. Ли Юаньшэн осознал всё это в одно мгновение, поэтому не на шутку испугался. Про себя он выл от горя и невольно вспоминал о том, что ему сказал мастер Облако Дао.


«Как Бай Сяочуня может защищать кто-то настолько могущественный?!» — подумал он. Впервые Ли Юаньшэн пожалел обо всём, что сделал, особенно когда увидел, как дрожащая Четвёрка Молниеносного Пламени смотрит на него с ядовитой ненавистью во взгляде. Собрав волю в кулак, он сложил руки и заговорил:


— Уважаемый Фэн, прошу вас, я…


В это время Бай Сяочунь ошеломлённо уставился на Фэн Юдэ. Несмотря на то что он отправил сообщение с просьбой о помощи, он до сих пор был глубоко потрясён тем, что Фэн Юдэ в самом деле пришёл лично. В конце концов, это не касалось дел секты, поэтому готовность Фэн Юдэ помочь выходила далеко за рамки того, что мог себе вообразить Бай Сяочунь. Когда он понял, какая позиция в данной ситуации у Фэн Юдэ, то сразу же указал на Четвёрку Молниеносного Пламени и перебил Ли Юаньшэна, сказав:


— Глава гильдии, вот те, кто покушался на мою бедную-несчастную жизнь. А тот парень пытался заставить меня отдать ему мой флаг собственности. Как только его вынули бы из земли, то мне бы точно сразу пришёл конец!


Пока Четвёрка Молниеносного Пламени пытались открыть рот и объясниться, Фэн Юдэ парил в воздухе и невольно чувствовал некую удручённость. Когда он получил сообщение от Бай Сяочуня, то не сразу решил, что предпринять. В конце концов, учитывая его статус, выступать в роли телохранителя Бай Сяочуня для него было совершенно неприемлемо. Но подумав о том обещании, что сделала ему посланница Достигающая Небес, он стиснул зубы и решил вмешаться. Когда он прибыл на место, то увидел, как Четвёрка Молниеносного Пламени нападает на Бай Сяочуня, после чего принял окончательное решение. Он выручит Бай Сяочуня в этой ситуации и сделает это таким образом, чтобы остальным ученикам было неповадно больше к нему цепляться. В этом случае в будущем подобных инцидентов не повторится.


— Н-н-нет, глава гильдии, всё было совсем не так! — заикаясь начал Ли Юаньшэн. — Уважаемый Фэн, прошу, послушайте…


Фэн Юдэ хмыкнул, холодно взирая на всех внизу и оборвал Ли Юаньшэна, одновременно взмахнув рукавом. В тот же миг магическая сила сошла с облаков, превращаясь в мощную атаку. К удивлению Бай Сяочуня и всех собравшихся, эта атака ударила по Четвёрке Молниеносного Пламени. У каждого из них изо рта брызнула кровь, и их всех жёстко отбросило на триста метров прочь.


— Убирайтесь туда, откуда вылезли, — холодно заявил Фэн Юдэ, — и сосредоточьтесь на культивации. С этих пор больше не участвуйте в подобных вещах.


Видя, как всё обернулось, Бай Сяочунь тоже закричал:


— Да, валите туда, откуда пришли, займитесь культивацией. С этих пор больше не участвуйте в подобных вещах!


Четвёрка Молниеносного Пламени поднялись на ноги, изо ртов у них сочилась кровь. Больше не смея произнести ни слова, он соединили руки и, гневно глянув на Ли Юаньшэна, развернулись, и ушли. Ли Юаньшэн, дрожа, начал неосознанно отступать, но, прежде чем он успел далеко уйти, Фэн Юдэ холодно посмотрел на него. Потом Фэн Юдэ взмахнул рукавом, отправив мощный ветер в сторону Ли Юаньшэна. Тот закричал и закашлялся кровью, в то время как порыв ветра отбросил его на большое расстояние.


— Мне наплевать, как давно у тебя обида на Бай Сяочуня. Но если ты продолжишь вызывать проблемы, то я издам приказ, чтобы тебя перевели в гильдию Истребителей Дьяволов для закалки духа в жёстких тренировках.


В ответ на лице Ли Юаньшэна отразился полный ужас, он задрожал ещё сильнее, чем прежде. У него не только не было никакого желания присоединяться к гильдии Истребителей Дьяволов, но ещё он очень жалел и негодовал, что кто-то настолько влиятельный присматривает за Бай Сяочунем. Склонив голову, он развернулся и пошёл прочь, поклявшись больше никогда не трогать Бай Сяочуня. Бай Сяочунь заметил, насколько угроза напугала Ли Юаньшэна, поэтому не удержался и радостно прокричал:


— Вот именно, Ли Юаньшэн! Если ты снова тронешь меня, то можешь присоединиться ко мне в гильдии Истребителей Дьяволов! Эй, куда это ты? Погоди-ка, ты уничтожил таверну. Ты мне должен!


С обливающимся кровью сердцем Ли Юаньшэн стиснул зубы и, не оглядываясь, швырнул ему бездонную сумку, прежде чем скрыться вдали. Обрадовавшись, что всё разрешилось, Бай Сяочунь посмотрел на Фэн Юдэ, затем соединил руки и поклонился.


— Большое спасибо, глава гильдии!


Фэн Юдэ посмотрел на Бай Сяочуня, прочистил горло и немного подбодрил его. Затем он развернулся и ушёл. Ощущение, что он только что приходил по чьему-то вызову, было очень неприятным. Когда Фэн Юдэ ушёл, Сюй Баоцай и остальные культиваторы Общества Лазурного Дракона уставились на Бай Сяочуня, словно он какой-то бог. Они и представить не могли, что такую смертельно опасную ситуацию можно разрешить подобным образом. По одному мановению руки Бай Сяочунь вызвал культиватора зарождения души, что основательно потрясло всех, включая культиваторов, которые собрались понаблюдать за зрелищем.


Под сияющими взглядами всех присутствующих Бай Сяочунь важно подошёл к Сюй Баоцаю и остальным. Выпятив грудь, он протянул большую сумму в баллах заслуг. Потом с блестящими глазами гордо удалился на радугу Неба и вернулся в свою пещеру бессмертного.


«Не могу поверить, что я настолько важен для него, — подумал Бай Сяочунь. — Он пришёл, когда я вызвал его, и по его лицу было заметно, что он сделал это вопреки своему желанию. На самом деле на лице главы горы радуги Неба тоже было подобное выражение, когда он вручил мне подарок… Неужели кто-то вынудил их присматривать за мной? Но кто?»


Шло время. Пролетел целый месяц. За это время Ли Юаньшэн не создал Бай Сяочуню никаких проблем, а гильдия Истребителей Дьяволов не выдала ему никаких заданий. Каждый раз, когда он приходил в гильдию Истребителей Дьяволов, если ему что-то нравилось, то он брал это себе в кредит. Единственным исключением являлись очень редкие и ценные предметы, которые предоставлялись только суперзвёздам секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Бай Сяочунь не особо обращал на это внимания. Жизнь была хороша, а его основа культивации медленно прогрессировала.


Наконец он понял, что если решит культивировать Заклятие Живой Горы на втором уровне радуг, то ему всего лишь нужно купить определённый командный медальон в гильдии Истребителей Дьяволов, который служил одноразовым пропуском. Учитывая, что медальон был недорогим, он приобрёл сразу несколько.


На левой радуге второго уровня жили патриархи царства дэвов, а на правой — глава секты. Правая радуга также была известна как радуга Мириад Звёзд. На радуге Мириад Звёзд располагались различные тренировочные земли и испытания огнём, куда могли попасть только ученики, у которых был соответствующий командный медальон. Своё название радуга Мириад Звёзд получила неслучайно: смотря на неё, все могли увидеть рейтинг суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Такие культиваторы, как суперзвёзды, могли потрясти весь восточный мир культивации.


Рейтинг суперзвёзд выглядел невероятным образом и занимал примерно тридцать процентов радуги Мириад Звёзд, на которой все могли увидеть россыпь сияющих звёзд. Звёзды неравномерно распределялись по семицветной радуге, больше всего их находилось на красном сегменте, там плотность звёзд была так высока, что их оказывалось невозможно посчитать. Следом на оранжевом сегменте виднелось около десяти тысяч звёзд, на жёлтом — несколько тысяч, на зелёном — около одной тысячи, на голубом — только около четыреста-пятисот, на синем — немногим больше сотни. Меньше всего звёзд виднелось на фиолетовой части, там находилось всего восемь звёзд.


Каждый из этих цветов обозначал различное испытание огнём, а каждая звезда — избранного. Только те, чья звезда зажглась на этой радуге, считался одним из суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Конечно, очень много культиваторов не смогли попасть в их число, поэтому любому, попавшему туда, начинали завидовать, и он становился довольно хорошо известным. Более того, чтобы усилить это веяние, у главной магической формации было такое свойство: если кто-то внимательно смотрел на какую-то из звёзд на радуге, то в его голове неожиданно всплывало имя избранного, которому принадлежит эта звезда. Из-за этого многие ученики в секте твёрдо вознамерились попасть на звёздную радугу и стать одним из суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Ведь как только их имя появлялось на радуге, оно становилось таким грозным, что могло полностью потрясти небеса и землю. Конечно, только культиваторы ниже стадии зарождения души могли участвовать в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

417. Плато Бесконечных Гор

Бай Сяочунь стоял в очереди к порталу телепортации, который вёл на радугу Мириад Звёзд. Пока ждал, он рассматривал три радуги над головой. Недавно он потратил немного времени, чтобы разобраться в том, кто такие суперзвёзды секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Культиваторы, у которых была своя звезда на радуге, являлись истинными избранными, к которым секта относилась по-особому, позволяя пользоваться недоступными обычным ученикам ресурсами. Существовали особые предметы, которые можно было купить только на радуге Мириад Звёзд и только тем, кто был в рейтинге. Бай Сяочунь недавно узнал, что все испытания огнём для семи цветов радуги были невероятно опасными, в этом году даже кто-то умер во время их прохождения.


«Эти испытания огнём такие жуткие, — подумал Бай Сяочунь. — Не понимаю, почему так много людей желает участвовать во всех этих сражениях и тому подобном». Но, несмотря на опасность, в желающих принять участия в испытании огнём никогда не было недостатка. Одной из причин были те награды, которые получали все попавшие в рейтинг. Конечно, даже при получении персональной звезды на радуге уже полагался приз в баллах заслуг и других редких предметах.


Бай Сяочунь смотрел на разные цвета радуги, и в какой-то момент его взгляд остановился на фиолетовом сегменте, где виднелось всего восемь звёзд. Эти звёзды располагались выше всех остальных, а когда Бай Сяочунь понял, что все глазеют именно на них, то почувствовал сомнения в том, что они действительно заслуживают такого внимания.


«Посмотрим-ка, кто на первом месте…» Он вгляделся в самую высокую звезду в фиолетовой части радуги, а через мгновение в его голове появилось имя. «Чжао Тяньцзяо!» Бай Сяочунь вытаращил глаза. Он ещё никогда не встречал никого с подобным именем, которое буквально означало «избранный». Это явно предполагало, что его владелец будет доминировать по жизни, но Бай Сяочунь не удержался и раздражённо пробормотал себе под нос:


— Моё имя всё равно лучше…


Затем он посмотрел на вторую звезду сверху и узнал новое имя. Это, очевидно, было даосским именем. «Еретик!» Бай Сяочунь поражённо вздохнул, но при этом почувствовал небольшое раздражение. «Что за идиотское имя такое? Еретик-херетик…» После этого он перешёл к третьему имени. «Чень Юэшань…» Очевидно, что оно принадлежало женщине.


Когда Бай Сяочунь уже собирался посмотреть следующее имя, сзади его начали толкать вперёд. Рядом с порталом телепортации на радугу Мириад Звёзд всегда было много народу, поэтому никому не понравилось, что кто-то встал посреди дороги, перегородив путь. Оторвав взгляд от радуги, Бай Сяочунь пошёл вперёд, пока не дошёл до портала телепортации. Исчезнув, он через мгновение уже появился на радуге Мириад Звёзд. Он пришёл сюда впервые, но при этом хорошо подготовился. В гильдии Истребителей Дьяволов он получил карту этого места и, определив по ней своё место нахождения, поднялся в воздух. Повсюду сновали культиваторы, но основная часть из них пришла с радуг третьего уровня, чтобы практиковать культивацию или чтобы попробовать стать суперзвездой секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


«Как тут многолюдно!» — удивлённо подумал Бай Сяочунь. Здесь было намного больше шума, чем на радуге Неба. Бай Сяочунь даже заметил торговые палатки, где ученики продавали различные предметы. Эти палатки пользовались большой популярностью.


Почти во все специальные тренировочные территории стояла очередь из учеников. В некоторых очередях стояло несколько сотен человек, что Бай Сяочуню показалось очень непривычным. В конце концов он дошёл до места, где располагался вход на тренировочную территорию для культивации Заклятия Живой Горы. Тут совсем никого не было, местность заросла травой, а рядом с входом лежал чёрный валун, обросший мхом. На нём сидел худой культиватор средних лет с подбородком как у гориллы. Он был настолько смуглым, что казался почти чёрным, а издалека складывалось впечатление, что это обезьяна, напялившая на себя человеческую одежду.


Бай Сяочунь несколько раз моргнул, но не мог избавиться от странного ощущения, когда смотрел на него. Очевидно, что он был на стадии формирования ядра, но в то же время в нём было что-то, что заставляло его казаться очень мощным, но что именно это было, Бай Сяочунь до конца понять не мог. Словно внутри него присутствовала какая-то ужасающая энергия, которую нельзя было выпустить наружу. При этом у Бай Сяочуня было чёткое ощущение, что если этот человек на кого-то нападёт, то эта сила проявиться, и когда это случится, то её, возможно, даже хватит, чтобы сразиться с культиватором зарождения души.


«Секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей — такое ужасающее место… — подумал он. — Даже от простого охранника здесь мурашки по спине». К этому моменту Бай Сяочунь огляделся и понял, насколько здесь холодно и безлюдно. Никто не толпился, чтобы войти, он даже заподозрил, что успел потеряться и пришёл не туда. Однако, сверившись с картой, он убедился, что пришёл в нужно место. Пока он там стоял, мужчина на камне внезапно открыл глаза и заговорил скрипучим и пронзительным голосом:


— Долина Плавающих Цветов — направо. Вершина Зелёных Скал — налево. Озеро Изумрудных Вод сразу за мной. А впереди Утёс Боевых Печатей.


— Эм, спасибо, старший брат, — ответил Бай Сяочунь, — но мне нужно на Плато Бесконечных Гор.


— Неужели? — удивлённо переспросил культиватор. Он оглядел Бай Сяочуня с головы до ног, а потом вдруг его глаза зажглись. — Ты культивируешь Заклятие Живой Горы?


Бай Сяочунь тут же кивнул. Мужчина улыбнулся, и его взгляд смягчился. После этого он выполнил жест заклятия правой рукой и взмахнул пальцем в сторону плато рядом. Тут же плато задрожало, и по пространству рядом пошла рябь. Внезапно из долины высунулась огромная каменная рука более тридцати метров шириной. Очевидно, что рука ожидала, пока Бай Сяочунь не ступит на неё. Мужчина посмотрел на Бай Сяочуня и сказал:


— Давненько уже никто не культивировал Заклятие Живой Горы. Это не техника, а скорее божественная способность превращаться в человека-гору и таким образом получать возможность использовать безграничную силу. Она подразделяется на четыре уровня: можно стать смертной горой, земной горой, небесной горой, и, наконец, самый высший уровень — это бессмертная гора. Ключом к успеху тут является успешная культивация слияния с горой. В конце концов, у гор есть дух, и на этом плато ты увидишь огромное количество гор. Найди ту, с которой ты связан судьбой, а затем обрети просветление при помощи духа этой горы. Если у тебя получится, то ты сможешь использовать силу Живой Горы.


Культиватор взмахнул пальцем, уши Бай Сяочуня оглушил рёв, а дополнительная информация о Заклятии Живой Горы начала наполнять сознание. С торжественным и серьёзным лицом Бай Сяочунь соединил руки и низко поклонился стражу.


— Большое спасибо за помощь, старший брат. Могу ли я узнать ваше досточтимое имя?


— Можешь звать меня Каменная Скала.


Каменная Скала слегка улыбнулся и прикрыл глаза, возвращаясь к медитации, снова начиная сильно напоминать каменную обезьяну. Бай Сяочунь ещё раз поклонился, потом глубоко вздохнул и запрыгнул на огромную каменную руку, которая появилась с территории плато. Как только он оказался на ней, рука сомкнулась в кулак вокруг него и втащила его на плато. Через мгновение она начала исчезать, а за ней в воздухе исчезла и рябь, а плато предстало таким же безлюдным, как и до этого.


У Бай Сяочуня немного всё поплыло перед глазами, и он услышал отзвуки грохота. Однако вскоре всё это прошло, а когда он наконец пришёл в себя, то осознал, что находится в полностью незнакомом мире. Небо было синевато-зелёным, а внизу клубилось бескрайнее море облаков, и несчётные горные вершины торчали среди них. Вид такого количества горных вершин, заполнивших всё до самого горизонта, на самом деле поражал.


«Плато Бесконечных Гор…» — потрясённо подумал он. Немного полетав, он решил по совету Каменной Скалы отправиться на поиски горы, связанной с ним самой судьбой.


— Интересно, и как же мне узнать, что мы связаны судьбой? — пробормотал он себе под нос, чувствуя некоторую растерянность. — Мне просто надо найти гору, которая мне понравится?


Пока он летел над морем из облаков, он внимательно смотрел во все стороны, разыскивая особо бросающуюся в глаза вершину.


Пока Бай Сяочунь летал над плато Бесконечных Гор, Сун Цюэ на радуге Неба сидел и медитировал в своей пещере бессмертного. В какой-то момент его глаза заблестели.


— Наконец-то… Наконец-то я подобрался к формированию ядра!


Сейчас вокруг него работало множество магических формаций, он уже поставил в известие гильдию о своих планах. Ещё он приобрёл специальные лекарственные пилюли, предназначенные для достижения формирования ядра. Закинув одну из них в рот, он закрыл глаза и приготовился сделать прорыв.


Через полмесяца после Сун Цюэ Чень Маньяо тоже начала процесс прорыва к формированию ядра. А через два дня после неё мастер Божественных Предсказаний… тоже приступил к прорыву. Кроме Большого толстяка Чжана и Сюй Баоцая, все защитники Дао, которых Бай Сяочунь взял с собой в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей, уже пытались пробиться на стадию формирования ядра. И эти трое как следует всё для этого подготовили. Учитывая, что сейчас они находились в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей — у истока реки, — духовная энергия здесь была так изобильна, что попытка прорыва должна была пройти глаже. Что касается Чень Маньяо и мастера Божественных Предсказаний, то с тем огромным запасом баллов заслуг, что у них были благодаря Обществу Лазурного Дракона, они могли позволить себе всё самое лучшее.


Если говорить о Большом толстяке Чжане, то он не мог так же хорошо подготовиться, как и остальные, но Бай Сяочунь приберёг для него большую сумму баллов заслуг для этих целей. Культивация Большого Толстяка Чжана уже достигла великой завершённости возведения основания. Это значило, что до формирования ядра оставалось рукой подать.

418. У каждой горы есть дух

Пока защитники Дао Бай Сяочуня погрузились в уединённую медитацию, пытаясь пробиться на стадию формирования ядра, Бай Сяочунь летал над плато Бесконечных Гор в поисках нужной горы.


«Какая же из этих гор связана со мной судьбой?» — расстроенно думал он. В этом мире, полном облаков, находилось так много гор, многие из них выглядели очень впечатляюще, но ни одна не вызывала ощущения родства. Бай Сяочунь не знал, что делать, и просто летел без цели. Он даже не помнил, сколько уже прошло времени. Наконец он просто решил выбрать первую попавшуюся гору. Тут он заметил в море облаков очень необычную скалу вдали, и по его телу пробежала дрожь.


Эта гора не столько походила на скалу, сколько на статую. Она отображала гиганта, стоявшего на одном колене и протягивавшего руку, чтобы ухватить небеса. Черты его лица уже стёрлись, и их невозможно было разобрать, но что-то в этой статуе поразило Бай Сяочуня до глубины души. Он практически услышал сотрясающий небеса и переворачивающий землю рёв в ушах и словно увидел, как огромный гигант пытается разорвать небеса.


«Он чем-то похож на Кровавого Предка!» — подумал он. Подлетев поближе, он ощутил дрожь и понял, насколько мощное от горы исходит давление. Тут же его глаза ярко вспыхнули.


— Может ли быть такое, что это и есть та гора, что связана со мной судьбой? Если это не так, тогда почему я ощущаю такое давление, когда смотрю на неё? Это ведь доказывает, что мы связаны судьбой, верно?!


Обрадовавшись, он начал подлетать ещё ближе к статуе. В это мгновение из бездонной сумки показалась голова черепашки, а потом послышалось презрительное бухтение:


— Судьбой? Ну да, как же… Эта статуя находится прямо посередине этого измерения. Любой, кто долетит досюда, почувствует давление, если, конечно, он не труп. Не давай своему воображению слишком разыграться, малыш Бай.


— Захлопнись! — разозлено рявкнул Бай Сяочунь. Проигнорировав слова черепашки, он продолжал приближаться к статуе, пока не поравнялся с её раскрытой ладонью. В этот момент он ещё сильнее ощутил, насколько статуя похожа на Кровавого Предка, поэтому он быстро уселся со скрещёнными ногами, чтобы помедитировать.


«Эта статуя определённо связана со мной судьбой. Определённо!» После этого он продолжил культивировать Заклятие Живой Горы, преисполнившись твёрдой уверенности.


На следующий день он открыл глаза и расстроенно понял, что сколько бы он ни пытался слиться с горой, никакой реакции при этом не следовало. «У каждой горы есть дух…» — подумал он, покачав головой. После этого он снова закрыл глаза и потратил ещё три дня, пытаясь разгадать эту загадку. Однако в результате только ещё больше расстроился.


«У неё правда есть дух? — подумал он. — Я ничего не чувствую…» Он ещё поразмышлял над этим, пытаясь придумать хоть что-то, после чего снова закрыл глаза.


Шло время. В какой-то момент он потерял счёт тому, сколько попыток уже проделал, но, несмотря на все его усилия, за ними не последовало ровно никакой реакции от статуи. Однако благодаря своей непоколебимой настойчивости он начал замечать некоторые особенности, и вскоре в его голове появились слои различных колебаний. Хотя это не помогло полностью решить проблему, Бай Сяочунь стиснул зубы и продолжил прикладывать усилия.


Через два месяца Сун Цюэ вышел из уединённой медитации на радуге Неба под звуки громоподобного грохота. В то же время от него во все стороны начала распространяться аура формирования ядра, заставляя облака заклубиться вокруг и притягивая внимание многих людей поблизости. Сун Цюэ поднялся в небо, подняв ураганный ветер, его глаза блестели, как звёзды, а тело сияло, как драгоценный камень. Сила основы культивации волнами исходила от него, а давления формирования ядра было достаточно, чтобы разорвать небо и землю. Восемь кристаллизованных духовных морей находились у него внутри и формировали земное ядро. Земное ядро с восемью морями давало ему силу, делавшую его одним из наиболее могущественных культиваторов на стадии формирования ядра.


«Как долго я ждал этого дня! Наконец-то. Формирование ядра!» Сун Цюэ запрокинул голову и раскатисто рассмеялся.


— Бай Сяочунь, — восторженно заявил он, — ты не успеешь опомниться, как я уже обгоню тебя! — в его глазах сияло нетерпение, и он полетел обратно в свою пещеру бессмертного, чтобы стабилизировать свою основу культивации.


Вскоре после того как Сун Цюэ достиг формирования ядра, Чень Маньяо и мастер Божественных Предсказаний тоже добились успеха. Если бы это случилось в секте Противостояния Реке, то стало бы большим событием, но в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей культиваторы формирования ядра были достаточно обычным явлением. Конечно, учитывая, насколько огромной была сама секта и как она контролировала весь восточный мир культиваторов, в этом был смысл.


В этой секте были собраны множество могущественных экспертов, и обычные культиваторы формирования ядра не привлекали всеобщего внимания. Только достигая зарождения души, эксперт становился достаточно сильным, чтобы доминировать над любой территорией в восточном мире культиваторов. Несмотря на то что достижение формирования ядра не считалось событием в секте, мастер Божественных Предсказаний и Чень Маньяо очень сильно радовались этому.


Тем временем на Плато Бесконечных Гор Бай Сяочунь упорно пытался снова и снова слиться в своём сознании с огромной статуей. «Почему это не работает?»


Прошёл ещё месяц, Бай Сяочунь уже готов был взвыть. До сих пор все его попытки оставались тщетными, он добился только того, что смог ощутить дух горы в её глубинах. «С такой скоростью у меня уйдёт ещё сотня лет, чтобы добиться успеха!» Бай Сяочунь уже начал сходить с ума. После того как он попал в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей, он навёл справки и узнал, что Заклятие Живой Горы является одной из трёхсот секретных магий секты. Более того, оно находилось в десятке самых мощных из них. Начиная с древних времён и до сих пор, только несколько человек смогло его успешно культивировать, откуда становилось ясно, насколько это сложно. Хотя некоторым удавалось добиться успеха почти сразу, другие не могли освоить его и за всю жизнь.


«А, чёрт с ним. Это слишком сложно». Подавленный, он поднялся на ноги, посмотрел на гору, подобную статуе, и потом тихонько хмыкнул. «Что ж, если я не могу использовать Заклятие Живой Горы, то ничего не поделаешь. У меня по-прежнему есть Озёрное Царство и сила притяжения и отталкивания!»


Когда дело касалось магии притяжения и отталкивания, то его обширные изыскания позволили ему создавать небольшие сферы, содержащие силы притяжения и отталкивания. Судя по всему, время, когда он сможет до конца овладеть этой магией, было не за горами. Ну, а Озёрное Царство являлось его козырем, который он использовал только в безвыходных ситуациях.


По-прежнему немного расстроенный, он сошёл с горы и оказался в воздухе. Бросив последний взгляд на статую, он вздохнул и полетел в сторону выхода. Вскоре он уже покинул Плато Бесконечных Гор. Как только огромная рука поставила его на землю перед входом, он посмотрел на культиватора Каменная Скала, который сидел на камне, выглядя словно статуя обезьяны, в той же самой позе, что у него была, когда Бай Сяочунь вошёл на Плато Бесконечных Гор несколько месяцев ранее. Но тут Каменная Скала приоткрыл один глаз и посмотрел на Бай Сяочуня.


— Никому никогда не удавалось слиться с горой с первой же попытки. Даже люди с невероятным скрытым талантом пытались как минимум десять раз. Чтобы слиться с горой, нужно забыть себя, а потом забыть гору. Позже, когда ты пробудишься, то ты станешь горой, а гора станет тобой…


Бай Сяочунь остановился на мгновение, подумал о том, что только что сказал Каменная Скала, а потом кивнул. Соединив руки, он поклонился и ушёл. Вернувшись в свою пещеру бессмертного, он сел со скрещёнными ногами, а потом какое-то время размышлял над тем, что ему сказали. Вскоре его глаза распахнулись и ярко сверкнули. «Формирование ядра?!» Вскоре луч света пронзил небо на пути в его сторону, а потом превратился в необычайно красивую молодую женщину в жёлтых одеждах, которые выгодно подчёркивали её фигуру.


— Здравствуй, старший брат Бай.


Это была не кто иная, как Чень Маньяо. Очаровательно улыбнувшись, она приземлилась около пещеры бессмертного Бай Сяочуня и уже хотела ещё что-то сказать, когда дверь отворилась и он вышел наружу. Цокнув языком, он обошёл вокруг неё и оглядел с головы до ног. Она покраснела, игриво надула губки и сказала:


— Что это ты делаешь, старший брат Бай?!


Он отвернулся и сказал с налётом лёгкого флирта:


— Прошло несколько месяцев с тех пор, когда мы виделись последний раз, жёнушка. Поздравляю с достижением формирования ядра!


Ещё в Небесном городе Чень Маньяо начала звать себя женой Бай Сяочуня — в то время она желала владеть его баллами заслуг. Однако когда она услышала, как он теперь использовал это слово, она ещё сильнее покраснела. Соблазнительно сверкнув глазами, она сделала шаг, приближаясь к нему вплотную.


— Старший брат Бай, — нежно сказала она, её дыхание коснулось его щеки, — если только ты пообещаешь мне одну вещь, то сможешь делать со мной всё, что только пожелаешь.


— И что же это за одна вещь? — Бай Сяочунь сухо покашлял и воззрился на округлости Чень Маньяо.


— Это просто. Присоединяйся к…


— Можешь не продолжать! — перебил он её, покачав головой. Чень Маньяо уже не первый раз затрагивала эту тему. Ещё в Небесном городе она раз за разом намекала Бай Сяочуню, что ему стоит присоединиться к людям диких земель, но он всегда отказывался. «Секты на реке Достигающей Небес ортодоксальные, — гордо говорил он, — а культиваторы диких земель — отступники. Я, Бай Сяочунь, из самой знаменитой ортодоксальной секты, и меня поддерживают такие могущественные люди, что я даже не знаю, кто они. Как я могу присоединиться к кучке предателей?»


Конечно, он знал про них только по словам самой Чень Маньяо. Однако, всё как следует обдумав, он решил, что присоединяться к отступникам, скорее всего, будет опасно для его бедной-несчастной жизни.


— Может быть, когда-нибудь ты изменишь своё мнение, — сказала Чень Маньяо с лёгкой улыбкой, словно она вовсе не возражала против того, что он отказывал ей. После этого она сменила тему. — Ах да. Старший брат Бай, я пришла сегодня сюда потому, что у меня есть некоторые зацепки о Ду Линфэй…

419. Уважай старшинство

Бай Сяочунь внезапно заглянул в блестящие глаза Чень Маньяо. Она прикрыла рот ладошкой и звонко рассмеялась, сверкая глазами. Видя, насколько Бай Сяочуня заинтересовала эта новость, она не стала ходить вокруг да около.


— Основываясь на моих изысканиях, я уверена, что, несмотря на то что непонятно, где же именно находится Ду Линфэй, она, несомненно, где-то в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей!


Хотя Бай Сяочунь ничего не ответил, но его глаза продолжали ярко сиять.


— Всё, что я обещала тебе сделать, я выполню, — сказала Чень Маньяо. — Я продолжу поиски, а когда узнаю что-то более конкретное, то тут же скажу тебе. Просто ты должен понимать, что Ду Линфэй, скорее всего, знает о твоём присутствии в секте, — последний раз глянув на Бай Сяочуня, она развернулась и ушла.


Бай Сяочунь ещё какое-то время после её ухода стоял у входа в пещеру бессмертного, созерцая закатное солнце над горизонтом, как сгущаются вечерние тени и великолепное золотое море, простирающееся так далеко, насколько хватает глаз. В то же время он оказался погружён в воспоминания о прошлом. Через два часа он глубоко вздохнул, успокоил сердце и вернулся к себе в пещеру бессмертного медитировать. Сейчас он уже не так рвался узнать правду о Ду Линфэй, как несколько лет тому назад. Через пару дней, однако, он по-прежнему чувствовал некое беспокойство. Не только вопросы про Ду Линфэй до сих пор волновали его, но и проблемы с культивацией Заклятия Живой Горы, он не мог перестать думать о словах Каменной Скалы.


«Забыть себя, забыть гору. Когда я пробужусь, то стану горой, а гора станет мной…» Бай Сяочунь нахмурился. Он понимал все эти слова в общем и целом, и очевидно, что «забыть» являлось тут ключевым словом. Конечно, было легко говорить о том, чтобы забыть что-то, но на самом деле это проделать было не так-то просто. Сейчас Бай Сяочунь понятия не имел, что с этим делать.


— Как же мне забыть?.. — обеспокоенно пробормотал он. — Погрузиться в транс? Но в мнемонике ничего не говорится про транс… Хотелось бы мне знать такой способ, чтобы можно было забыть по одному своему слову. Это было бы идеально.


Как только он произнёс это, он тут же замер на месте, его глаза засияли странным светом. «Забыть по одному слову…» Он облизал губы, думая о своей собственной пилюле Грёз, после употребления которой человек сразу попадал в фантазию, забывая о реальности.


— Точно! — он восторженно хлопнул себя по ляжкам, а потом вскочил на ноги и стал ходить туда-сюда по пещере бессмертного. Обдумав всё как следует, он достал пилюлю Грёз и внимательно её рассмотрел. Через мгновение он нахмурился при мысли о том очень странном выражении, которое появлялось на лицах принимающих её культиваторов. Его обеспокоило, что он станет похожим на них, если примет её.


«Нет, так дело не пойдёт. Раз я сам собираюсь принять её, то мне нужно быть намного более осторожным. Нужно подогнать формулу специально под себя». Обдумав всё ещё раз, он поспешил из своей пещеры бессмертного в гильдию Истребителей Дьяволов, чтобы достать там все необходимые ингредиенты.


Когда ученик, отвечающий за выдачу ресурсов, увидел Бай Сяочуня, то он уважительно улыбнулся и поклонился. Бай Сяочунь достаточно часто приходил сюда за тем, что было ему необходимо, покупая всё в кредит. Подобных договорённостей в гильдии Истребителей Дьяволов до него никогда не существовало, поэтому он стал довольно знаменит среди культиваторов гильдии.


«Мне нужно повторно перегнать эту пилюлю. Она предназначается для меня, поэтому мне нужно что-то совершенно безопасное. Забыть себя по одному слову и прийти в себя так же легко. Вот такая пилюля мне нужна!» Чем больше он об этом думал, тем правильнее это казалось ему. Поэтому он приобрёл в кредит на немалую сумму все лекарственные травы, что были ему необходимы. Все они являлись очень редкими. Просматривая, что есть в наличии, внезапно он наткнулся на определённое духовное растение без цветка, но с семицветными листьями. Каждый листик был своего цвета. Почти сразу глаза Бай Сяочуня зажглись, и он ахнул.


— Семицветная трава туманного моря! — он читал про такую, ещё когда находился в секте Духовного Потока. Эта трава могла источать галлюциногенный туман, который можно было использовать для психоделических лекарственных пилюль. Она не только являлась чрезвычайно эффективной, но ещё у неё не было никаких побочных действий. — Дайте мне немного этого! — восхищённо воскликнул он, указывая на семицветную траву туманного моря.


— Старший брат Бай, секта ограничивает продажу этого вида лекарственных растений. Только люди в первой тысяче рейтинга суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей могут приобрести её.


— А? — у Бай Сяочуня отвисла челюсть. Он помедлил немного, с трудом пытаясь взять себя в руки и успокоить восторг от находки, а потом тут же полетел к главному храму гильдии Истребителей Дьяволов.


По дороге множество учеников гильдии Истребителей Дьяволов оборачивались на него и с уважением провожали взглядом. Обычно, когда он приходил сюда, то начинал рисоваться и важно расхаживать там и сям, но сейчас он был слишком взволнован, поэтому устремился прямиком в храм.


— Глава гильдии, — воскликнул он ещё до того, как вошёл, — это я, Бай Сяочунь. Можно мне войти?


У входа на страже стоял мастер Облако Дао, но когда он увидел, что идёт Бай Сяочунь, то улыбнулся и не стал преграждать ему путь, позволяя свободно войти прямо в храм. Фэн Юдэ сидел в дальней части храма и медитировал. Однако как только появился Бай Сяочунь, он открыл глаза. Через силу улыбнувшись, он сказал:


— Чем я могу тебе помочь, Сяочунь?..


Пока Бай Сяочунь находился на Плато Бесконечных Гор, в гильдии Истребителей Дьяволов было гораздо спокойнее. А до этого он то и дело приходил к Фэн Юдэ то с одним, то с другим вопросом.


— Глава гильдии, — нетерпеливо сказал Бай Сяочунь, — мне очень нужно немного семицветной травы туманного моря. Может быть, у вас есть такая? Не выделите мне несколько травинок?


Фэн Юдэ достал нефритовую табличку и проверил, сколько семицветной травы туманного моря имелось в распоряжении гильдии Истребителей Дьяволов. Через мгновение его лицо перекосило. Хотя семицветная трава туманного моря и не была слишком редким растением, в их распоряжении её было не так уж и много. В гильдии Истребителей Дьяволов хранилось только три травинки. Более того, учитывая её галлюциногенные свойства, безопасно с ней могли обращаться только культиваторы с достаточно высокой основой культивации. Поэтому секта наложила ограничения на то, каким образом эта трава распределялась. Фэн Юдэ вздохнул и сказал:


— Ну, это не такая большая проблема. Просто найди кого-то из лучшей тысячи суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей и попроси его купить эту траву для тебя.


К этому времени он уже ощущал себя так, словно на самом деле стал защитником Дао Бай Сяочуня. Подавив недовольство, которое при этом возникало в его сердце, он произнёс громким голосом:


— Мастер Облако Дао, может быть, вы сможете всё организовать?


Мастер Облако Дао согласно кивнул головой и поспешил на выход. Бай Сяочунь оказался очень тронут. Целью его визита было добиться того, чтобы Фэн Юдэ помог ему договориться с кем-то из лучшей тысячи купить растения для него. Приобняв мастера Облако Дао за плечо, Бай Сяочунь быстро вывел его из зала.


— Младший брат Бай, — быстро начал Мастер Облако Дао, — в гильдии Истребителей Дьяволов есть только несколько десятков учеников из лучшей тысячи. Все они избранные, поэтому очевидно, что очень горды и высокомерны. Понятное дело, что кто бы ни согласился в итоге тебе помочь, он будет ожидать от тебя компенсации за услугу.


Мастер Облако Дао не пытался скрыть от Бай Сяочуня правду в этом вопросе. Как почётный страж гильдии Истребителей Дьяволов он не только не желал обидеть Бай Сяочуня, но также не хотел провоцировать никого из лучшей тысячи.


— Без проблем, — ответил Бай Сяочунь и взмахнул рукавом. Если у него и было что-то в изобилии, так это баллы заслуг. Полный энтузиазма, он поспешил за мастером Облако Дао к дальней пещере бессмертного. Когда они прошли какое-то расстояние, мастер Облако Дао остановился и пояснил:


— Это пещера бессмертного младшего брата Чжоу. На самом деле он на позднем формировании ядра, хотя ему ещё нет и ста лет. Он достиг зелёного сегмента на радуге, заслужив семьсот семьдесят седьмое место в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Младший брат Чжоу настоящий избранный и очень известен в гильдии Истребителей Дьяволов. Ещё у него очень много последователей из младших учеников. Пойдём, навестим его. Помни, что нужно быть очень учтивым и ни в коем случае не обижать его, — Мастер Облако Дао ещё добавил несколько назидательных фраз в том же духе, а Бай Сяочунь всё это время согласно кивал. Он знал, что, когда просишь о помощи, нужно вести себя очень вежливо.


Прежде чем они успели приблизиться к двери, к ним ринулись три культиватора и преградили им путь. Эти трое обладали мощной основой культивации, но когда они увидели, что один из подошедших — мастер Облако Дао, то отошли в сторону. Однако, когда они добрались до двери, как бы мастер Облако Дао ни стучал и ни звал, никакой реакции не последовало.


— Наверное, младшего брата Чжоу нет дома… — сказал немного неловко мастер Облако Дао.


Бай Сяочунь нахмурился и совсем чуть-чуть приоткрыл третий глаз. Тут же он увидел внутренности пещеры бессмертного. На диване развалился молодой человек, вокруг которого суетилось несколько служанок. На его лице виднелось презрение, и он просто открыто игнорировал Бай Сяочуня и мастера Облако Дао.


— Не беспокойся, младший брат Бай, давай попытаем удачу в другом месте. Следующая пещера бессмертного принадлежит младшему брату Ченю. Он мой друг, должно быть, он поможет нам в таком пустяковом деле.


Бай Сяочунь уже начал расстраиваться, но пошёл за мастером Облако Дао ко второй пещере бессмертного. Очевидно, мастер Облако Дао действительно был другом младшего брата Ченя, потому что он сразу же открыл дверь и позволил им войти. Однако несмотря на то, что он и не вёл себя надменно, тепла в его обращении тоже не было. После того как мастер Облако Дао всё объяснил, младший брат равнодушно глянул на Бай Сяочуня и сказал:


— Я разберусь с этим, как только закончу свою очередную сессию медитации.


— Большое спасибо, старший брат Чень! — быстро сказал Бай Сяочунь. — А кстати, когда…


— Самое скорое — года через два. А возможно, даже через пять.


С немного нетерпеливым видом, он указал им на дверь.

420. Ты смотришь на меня свысока

Бай Сяочунь гневно прищурился: если бы мастер Облако Дао не пытался утащить его прочь, то он обязательно бы начал ругаться с Ченем, который холодно наблюдал за их уходом. Затем послышался громкий хлопок, и за ними закрылась дверь. Через мгновение из пещеры раздался голос:


— Не можешь подождать? Тогда иди и сам пройди испытания огнём!


— А вот и пройду! — разозлено рявкнул Бай Сяочунь в ответ. — Что такого особенного в том, чтобы входить в первую тысячу рейтинга? Если не хочешь помогать, ну и ладно, но зачем так отвратительно себя вести.


Мастер Облако Дао горько улыбнулся и быстро постарался успокоить Бай Сяочуня.


— Не обращай внимания, младший брат Бай, — он покачал головой. — Послушай, все культиваторы в лучшей тысяче — элита. Это не те люди, которым можно указывать, что делать. Секта считает, что в будущем они станут заметными фигурами в её жизни, особенно те, что находятся в первых нескольких сотнях рейтинга. К примеру, я слышал, что не так давно Сыма Фэйжу занял целый район культивации и не давал никому туда зайти. Это причинило массу беспокойства многим культиваторам, но в итоге не повлекло за собой никаких последствий. Никто не хочет рисковать его обидеть.


Бай Сяочунь уже слышал раньше про этого Сыма Фэйжу и знал, что он находится где-то в девяностых местах рейтинга. Этот человек был ярким и доминирующим избранным, который состоял не в гильдии Истребителей Дьяволов, а в гильдии Святилища Секты. Затем мастер Облако Дао повёл разочарованного Бай Сяочуня в третье место, а потом в четвёртое…


Среди нескольких десятков культиваторов гильдии Истребителей Дьяволов, состоящих в первой тысяче, большинство находилось в уединённой медитации, а других не было дома. Прошёл целый день, а ни один избранный так и не снизошёл до того, чтобы согласиться помочь Бай Сяочуню и мастеру Облако Дао. Их либо игнорировали, либо просто отказывали. Хотя способ отказа у всех был свой, но никто из них не скрывал высокомерия, которое прямо так и сочилось в их словах и поведении. Бай Сяочуня это очень бесило.


— Они похожи на надутых индюков и духовных хвостатых кур!


К этому времени уже начало смеркаться, Бай Сяочунь злился и чувствовал себя униженным в результате этого, казалось бы, пустякового дела. На самом деле он уже был готов просто сам пойти и пробиться в ряды этих суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


— Младший брат Бай, послушай, есть ещё один человек. Он более адекватный, чем остальные, нам наверняка удастся договориться с ним. Не сердись. Просто таковы уж все избранные. Они пробили себе путь через толпу из десятков тысяч и теперь гордятся этим. Только подумай, насколько опасно было прохождение испытаний огнём. Вполне естественно, что теперь они немного заносчивы и высокомерны… — Мастер Облако Дао целый день пытался успокоить Бай Сяочуня подобным образом. Хотя он оказался немного смущён тем, как всё прошло в этот день, но и сам он чувствовал некое презрение к Бай Сяочуню за то, что тот всегда полагался на Фэн Юдэ, чтобы чего-то сделать. Если бы у него хватало способностей, то он мог бы просто взять и пройти испытание огнём сам, вместо того чтобы выпрашивать помощь.


Бай Сяочунь глубоко вздохнул, подавил разочарование и пошёл за мастером Облако Дао к последней пещере бессмертного. Оказалось, что и правда культиватор в ней более сговорчивый. Он выслушал просьбу и тут же улыбнулся.


— Ах, это такой пустяк. Я и раньше уже делал подобное. Однако я возьму плату за услуги посредника. Младший брат Бай, я многое о тебе слышал, поэтому всего за миллион баллов заслуг я достану для тебя эти лекарственные растения.


Бай Сяочунь вытаращил глаза. Хотя он мог позволить себе заплатить миллион, но семицветная трава туманного моря, которую он хотел приобрести, стоила всего несколько десятков тысяч баллов заслуг. И этот парень хотел получить с него миллион за услуги? Увидев реакцию Бай Сяочуня, культиватор улыбнулся с презрением и уверенностью в себе одновременно.


— Думаешь, это дорого? Не хочешь платить? Нет проблем. Если бы ты сам был достаточно хорош, то смог бы самостоятельно попасть в суперзвёзды секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Если сможешь оказаться в лучшей тысяче, то тебе не понадобится моя помощь.


Стараясь дышать как можно спокойнее, Бай Сяочунь развернулся и, ничего не ответив, ушёл. Мастер Облако Дао последовал за ним, вздыхая. Он беспокоился, что Бай Сяочунь сейчас разбушуется, и уже подготовился его утешать. Однако, пройдя сколько-то, Бай Сяочунь остановился и повернулся к нему.


— Большое спасибо за твою помощь, мастер Облако Дао.


Немного помедлив, мастер Облако Дао сказал:


— Эм… Младший брат Бай, послушай, мы всё равно можем выйти из положения. Давай поговорим с главой гильдии. Он может издать дхармический указ и принудить их помочь тебе, даже если они не хотят.


Бай Сяочунь, очевидно, заметил скрытое презрение, которое мастер Облако Дао пытался не показывать целый день. Сжав зубы, он сказал:


— Мне это не понадобится!


У мастера Облако Дао округлились глаза.


— Ты имеешь в виду…


— Это ведь всего лишь лучшая тысяча, верно? Я просто сделаю это.


Взмахнув рукавом, он превратился в луч света и полетел в сторону своей пещеры бессмертного. Мастер Облако Дао стоял и смотрел ему вслед. Потом он тихо засмеялся. «Если у тебя и правда хватит на такое способностей, тогда зачем ты ходил и упрашивал всех помочь тебе? Могу поспорить, что через несколько дней ты снова появишься у главы гильдии и будешь просить помощи».


Вернувшись в свою пещеру бессмертного, Бай Сяочунь немного отдохнул, потом отправил сообщение своим защитникам Дао, прося их собрать как можно больше информации о суперзвёздах секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. За последующий месяц они многое узнали. Прошло ещё полмесяца. Наконец Бай Сяочунь почувствовал, что он достаточно подготовлен. Стиснув зубы, он сказал:


— Это ведь всего лишь лучшая тысяча, верно? Что тут такого необычного? Когда я вернусь, я наверняка буду в лучшей тысяче.


Сверкнув глазами, он взял с собой всё необходимое и отправился к порталу телепортации, ведущему на радугу Мириад Звёзд к испытаниям огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Испытания огнём занимали почти тридцать процентов радуги Мириад Звёзд, в любое время дня и ночи у входа туда толпилось очень много народа. Люди заходили внутрь постоянно, и, если кому-то удавалось подняться в рейтинге, это тут же все замечали и начинали завидовать. Вход на территорию испытания огнём представлял собой чёрную дверь с зелёным отливом высотой в три километра и с множеством вырезанных на её поверхности магических символов, источающих странный свет и неимоверное давление. По обе стороны от двери стояли две статуи, изображавшие не культиваторов, а скорее двух похожих на львов зверей, с виду очень свирепых и диких. Дверь была открыта совсем немного, издалека щель казалась очень маленькой, но на самом деле она была несколько десятков метров в ширину, чего вполне хватало, чтобы впускать и выпускать культиваторов. Когда Бай Сяочунь пришёл на место, то увидел, как красивый мужчина в зелёных даосских одеждах летит ко входу на облаке. Как только люди у входа увидели его, то начали восклицать:


— Это Чжао Идун с радуги Звёзд! Старший брат Чжао!


— В этот раз старший брат Чжао наверняка попадёт в лучшую тысячу!


— Да, я тоже так думаю. Старший брат Чжао является избранным с радуги Звёзд и состоит в гильдии Морских Стражей. Когда он проходил испытания в первый раз, то попал в лучшие пять тысяч. Второй — в лучшие три тысячи. В третий раз он смог достичь тысяча пятисотых мест. Это его четвёртый раз, у меня такое чувство, что на этот раз он точно попадёт в лучшую тысячу.


Пока они громко обсуждали это между собой, звезда старшего брата Чжао на зелёном сегменте радуги загорелась ярче, чтобы ещё больше людей обратило на неё внимание. Пока все сосредоточились на Чжао Идуне, Бай Сяочунь глубоко вздохнул и тоже пошёл к воротам. Практически никто не обратил на него никакого внимания. Всем хотелось узнать, сможет ли Чжао Идун достичь лучшей тысячи.


Основными достижениями в испытании огнём считались преодоление десятитысячного места, затем тысячного, пятисотого и сотого. Более того, если кому-то удавалось подняться ещё выше, то и награду он получал намного больше. Подняться в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей означало сделать себе имя. Оказаться в числе лучших десяти тысяч уже было предметом особой гордости, но добраться до лучшей тысячи означало стать настоящим избранным в своей гильдии. Любой, поднявшийся выше пятисотого места, становился избранным своей радуги. После новый шаг — это достижение лучшей сотни. Любой, кто добивался этого, считался истинной суперзвездой всей секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


«Я тоже смогу!» — думал Бай Сяочунь, и в его глазах горела решимость. Из-за того, что ему пришлось пережить, пока он обращался с просьбой о помощи к другим суперзвёздам лучшей тысячи в гильдии Истребителей Дьяволов, и из-за оживлённой атмосферы, окружающей его, Бай Сяочунь почувствовал прилив энтузиазма. Неожиданно он словно бы вернулся в дни, когда находился на стадии конденсации ци и соревновался в знаниях растений и растительной жизни.


С этим настроем он полетел вперёд к двери и в мгновение ока попал внутрь. Послышался грохот, у него всё поплыло перед глазами, словно перед ними промелькнуло множество образов. Всё слилось в сплошное пятно, словно весь мир перевернулся. Сразу за дверью началась телепортация, сопровождаемая невероятным давлением, и он ощутил, словно огромная рука схватила его и втянула в другое измерение. Всё его тело охватила дрожь, а с его лица ушли все краски. Впервые он переживал настолько жёсткую телепортацию. Если бы не его мощная основа культивации, он, возможно, сейчас бы уже потерял сознание.


На самом деле каждый, попадающий на испытание огнём, переживал подобное. По правде говоря, те, кто не мог выдержать давления, сразу же отправлялись обратно за дверь. Сама телепортация уже была началом испытания огнём. Как только всё вокруг прояснилось, ему в лицо ударил мощный поток жаркого воздуха. По появившемуся характерному запаху он даже заподозрил, что у него сгорела какая-то часть волос. Он быстро отступил на несколько шагов и обнаружил, что находится в мире, чьей границей служил алый утёс. За обрывом находилось море лавы, которое уходило так далеко, насколько хватало взгляда. Пламя полыхало, расплавленные камни двигались в лаве, издавая мощный грохот. В то же время множество диких зверей вылетали снизу утёса, пытаясь перебраться на ту сторону моря лавы. Однако многие из них погибали в огне и превращались в пепел, который тут же поглощало море огня.

421. Как тепло!

Некоторые рычащие, сражающиеся со стихией звери были сильнее других и могли продвинуться достаточно далеко, достигая похожего на зеркало объекта, в котором они исчезали. Бай Сяочунь внимательно присмотрелся к происходящему. Потом припомнил всё то, что ему удалось узнать за последние дни.


«Рейтинг суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей делится на семь различных цветов. Испытание огнём на первом уровне соответствует красному сегменту и является самым простым. Нужно просто переправиться через море огня. После преодоления тридцати процентов на небосклоне в красном сегменте появится новая звезда. Однако место в рейтинге будет определяться тем, насколько далеко удастся зайти. Через какое-то время срабатывает автоматическая телепортация на следующий уровень. Число тех, кто смог достичь самого конца красного уровня, прежде чем сработала телепортация, очень мало…» Тихо вздохнув, он посмотрел на бесчисленное множество зверей, устремляющихся в море огня и издающих жалобные крики, умирая в нём. В этот миг он почувствовал больше уважения к суперзвёздам секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


«Неудивительно, что люди так много внимания уделяют рейтингу. Никогда в жизни не видел ничего подобного. Значит, чтобы пройти первый уровень, нужно использовать одного из этих зверей». Тут он хлопнул по бездонной сумке и достал семицветную нефритовую подвеску, которую купил до этого за несколько баллов заслуг. Она была сделана специально для испытаний огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей; раздавив её, владелец мог в мгновение ока безопасно телепортироваться за пределы испытания огнём. Ещё она помогала сохранить информацию о том, чего добился культиватор и как далеко смог зайти на испытании огнём. Конечно, за все эти годы находились и такие люди, которые не успевали вовремя раздавить нефритовую подвеску и в итоге погибали.


Бай Сяочунь подошёл поближе к краю обрыва. Он ощущал, что летать в этом месте было запрещено, поэтому оставалось только спрыгнуть на спину одному из зверей, которые начинали переправляться через лаву у основания утёса. Какое-то время он наблюдал с обрыва за происходящим, а потом сиганул вниз в направлении к алой анаконде, которая только что появилась над лавой. Когда Бай Сяочунь приземлился на огненную анаконду, то она начала извиваться в попытках сбросить его со спины. Однако он топнул правой ногой и послал в неё импульс силы, который тут же подчинил её. С безумными глазами она продолжила мчаться вперёд по поверхности лавы. Все звери в этом месте знали, что, как только им удастся добраться до нужного места, они окажутся свободными. Для них это испытание огнём было побегом из заточения!


— Ну ладно, будь хорошей змейкой и прибавь немного скорости…


Бай Сяочунь в тревоге продолжал стоять на огненной анаконде, пока она мчалась вперёд уже на протяжении времени горения половины палочки благовония. Пока двигался вперёд, он заметил, что не один пересекает море лавы, которое волновалось всё сильнее. Он увидел семь или восемь культиваторов, некоторые из которых пытались сменить своего зверя прямо на ходу, чтобы добраться как можно дальше. Двое из них даже с интересом поглядывали на зверя Бай Сяочуня. В конце концов, ему достался зверь огненного типа, который мог переносить такое пекло лучше и дольше других зверей.


— Это огненная анаконда!


— Огненные звери попадаются не так уж часто…


Оба культиватора быстро направили своих зверей в сторону Бай Сяочуня, явно надеясь перехватить его зверя.


— Что это вы, люди, делаете? — разозленно завопил Бай Сяочунь.


Оба культиватора находились на среднем возведении основания. Никто из них не сказал ничего, но, оценив его взглядом, они оба атаковали море огня перед собой, заставив волны лавы направиться в сторону Бай Сяочуня, которому некогда было злиться. Жар устремился к нему, и он внезапно осознал, что ещё немного, и его, скорее всего, спалит заживо. Закричав, он отскочил в сторону, но на него всё равно попали брызги. Через какое-то время он неожиданно притих и с удивлением посмотрел на свою руку. Хотя на его одежде виднелись дыры, но кожа ничуть не пострадала.


«Э-э-э?» Бай Сяочунь несколько раз моргнул, и как раз в это время ещё одна волна лавы отправила брызги в его сторону. Вместо того чтобы стараться уклониться, он позволил им попасть на себя и прожечь одежду до кожи. Однако всё, что он почувствовал, — это просто слабое тепло от них, а не жуткую боль от ожогов, которую ожидал. В это мгновение его глаза засияли. Не так далеко на него с неверием смотрели два культиватора, которые приближались к нему с недобрыми намерениями.


— Ему… Ему не больно?


— У него что, есть какой-то магический предмет для защиты? Погодите-ка, но это невозможно. На этом испытании огнём запрещено пользоваться магическими предметами.


Пока они поражённо смотрели на него, Бай Сяочунь опустил правую руку в лаву и даже побултыхал ей там немного.


— Как тепло и приятно… — обрадованно сказал он.


Когда два других культиватора увидели это, то у них чуть глаза из орбит не повыскакивали.


— Не может быть!


— Небеса! Он на самом деле засунул руку в лаву!


— Что за…


Что касается Бай Сяочуня, то он был вне себя от восторга, он тут же запрокинул голову и раскатисто рассмеялся.


— Что же это за море лавы такое? Я думал, что оно должно быть опасным!


Очень довольный собой, Бай Сяочунь сошёл с пламенной анаконды и бухнулся прямо в лаву. Почти мгновенно вся его одежда сгорела, и показалось совершенно не пострадавшее от огня тело. Казалось, что ему даже очень приятно.


— Неплохо. Вот это хорошо пошло…


Затем он посмотрел на тех двоих, что собирались напасть на него, а теперь смотрели с побелевшими от ошеломления лицами. Прежде чем Бай Сяочунь успел что-то против них предпринять, они достали семицветные нефритовые подвески и, разломав их, телепортировались с испытания огнём. Очевидно, они испугались, что Бай Сяочунь попытается напасть на них в отместку и использует какую-нибудь смертельную магию.


— Трусы! — самодовольно прокричал он. — А ну вернитесь! Идите-ка, повеселитесь тут в лаве вместе со мной… — после этого он развернулся и поплыл вперёд через море лавы. Вскоре другие культиваторы на испытании огнём заметили его и тут же начали ошеломлённо восклицать:


— Что… Что это?..


— Это… человек?!


— Небеса! Кто-то на самом деле плывёт по лаве! Эта лава настолько горячая, что может плавить магические жаропрочные металлы!


— Может быть, это зверь в человеческом обличии?!


Пока вокруг раздавались подобные возгласы, Бай Сяочунь, очень гордый собой, расслабленно плыл вперёд. Он даже махал рукой культиваторам, призывая их к себе:


— Почему бы вам не присоединиться ко мне? Тут очень тепло и приятно…


Вскоре он уже проплыл тридцать процентов моря по лаве, что было минимальным требованием для вхождения в рейтинг. И в этот момент на небосклоне радуги Мириад Звёзд в красном сегменте зажглась новая звезда. Конечно, красная часть радуги была и без того переполнена множеством звёзд, поэтому появление ещё одной не обязательно означало нечто невероятное. Однако каждый раз, когда звезда только появлялась, она светила ярче остальных, чтобы привлечь внимание и зависть тех, кто смотрел на небо.


— Эй, смотри, новая звезда! Кто-то достиг успеха!


— Давай посмотрим, кто это. Хм. Бай Сяочунь? Никогда о нём раньше не слышал.


Обычно в таком случае новую звезду обсуждали дольше, но, учитывая, что Чжао Идун ожидаемо должен был достичь высоких результатов, большинство людей наблюдали именно за его звездой. На самом деле некоторые люди использовали свои командные медальоны, чтобы наблюдать, как участники проходят испытание огнём. Однако каждая секунда такого просмотра стоила большого количества баллов заслуг, поэтому никто не стал бы наблюдать за культиватором, не входящим в лучшую тысячу.


Из-за того что никто даже не думал использовать этот способ, чтобы посмотреть на Бай Сяочуня, снаружи никто не знал, что он плывёт по морю из лавы. Однако внутри самого испытания это многие видели, и поражённые возгласы не смолкали. Более того, Бай Сяочуню удалось развить приличную скорость в этом заплыве, и он смог обогнать многих продвигающихся вперёд по лаве зверей. Он даже начал напевать что-то весёлое, всё больше ускоряясь. Каждый раз, когда он ощущал, что его подпекает, он высвобождал немного ледяной ци. Из-за этого ему всё время было очень комфортно, пока он продолжал плыть к противоположному берегу моря.


«Это испытание огнём какое-то слишком простое», — подумал он. Прочистив горло, он пожалел, что немногие знают о его грандиозном заплыве по морю лавы. «Когда я закончу испытание огнём, я расскажу другим о том, как я плыл, и они наверняка решат, что я просто потрясающий». Обрадовавшись, он продолжал наращивать скорость, пока другой берег моря не оказался совсем близко.


В это время снаружи несколько наблюдателей обратили внимание, что одна звезда на красном сегменте радуги необычайно быстро продвигается вверх по рейтингу. На самом деле она уже приближалась к границе красного сегмента с оранжевым.


— Так быстро! Кто это? Бай Сяочунь? Это тот же самый парень, чья звезда только что появилась на небе!


— Что происходит? Его звезда только появилась, а он уже почти достиг границы красного сегмента?!


Один из учеников решил воспользоваться командным медальоном, чтобы узнать, на каком звере Бай Сяочунь переправляется через море… Через несколько мгновений его глаза полезли на лоб, челюсть отвисла, и он воскликнул:


— Как… Как такое может быть?!

422. Он плывёт?

Культиватор увидел, как Бай Сяочунь с очень самодовольным видом, весело напевая песенку, плыл в своё удовольствие по просторам величественного моря лавы… Изумлённый крик культиватора заставил многих учеников вокруг оглянуться, чтобы посмотреть, в чём дело. Они увидели, как культиватор смотрел на медальон и трясся, на его лице сменялось множество эмоций, а глаза были настолько округлившимися, что чуть ли не выскакивали из орбит. Потом он поднял дрожащую руку и указал на звезду Бай Сяочуня. Дрожащим от ошеломления голосом он воскликнул:


— Он… Он плывёт!


Ещё больше людей стали оборачиваться на него, но мало кто понимал, про что речь. Один из заинтересовавшихся учеников даже спросил:


— Что ты имеешь в виду? Кто?


— Бай Сяочунь! Тот парень, чья звезда только начала подниматься в рейтинге. Он… Он на самом деле плывёт по морю лавы!


В этот раз после возгласа культиватора воцарилась полная тишина. Его слова, казалось, не имели смысла, в ответ на них многие посмотрели на звезду Бай Сяочуня. Некоторые из зрителей не смогли удержаться и достали свои медальоны, чтобы посмотреть самим, что происходит. Когда они наконец увидели своими глазами, что Бай Сяочунь плывёт по морю из лавы, то тоже начали поражённо восклицать:


— Это правда! Он… Он действительно плывёт!


— Небеса! Как такое возможно! Я ещё никогда не видел, чтобы кто-то плыл по морю из лавы!


— Как такое может быть?.. Он человек или зверь?!


После этих возгласов ещё больше людей стали обращать на происходящее внимание. Неожиданный поворот поразил всех собравшихся, и вскоре ещё больше любопытных учеников решались потратить баллы заслуг, чтобы своими глазами посмотреть на это на своих командных медальонах. Тут же всё больше людей начало поражённо вскрикивать, вскоре вся толпа, находящаяся рядом с входом в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей, оживлённо забурлила.


— Кто такой этот Бай Сяочунь?


Под звуки восклицаний поражённых зрителей многие культиваторы стали отправлять сообщения друзьям, а некоторые особо щедрые проецировали изображение со своего командного медальона, чтобы и другие могли посмотреть. Ещё больше людей стали присоединяться к толпе, и волнения только возрастали. То же самое творилось и в гильдии Истребителей Дьяволов на радуге Неба. Мастера Облако Дао уже известили о происходящем. Достав свой собственный командный медальон, он с раскрытым ртом наблюдал, как Бай Сяочунь плывёт по лаве.


— Бай Сяочунь!


Новость быстро распространилась, но Бай Сяочунь и понятия не имел, что стал центром такого внимания. Он сосредоточился на том, чтобы плыть вперёд, а ещё он думал о том, как замечательно будет потом всем хвастать о своём заплыве… В конце концов он забрался на противоположный берег. Попрыгав немного, он стряхнул с себя остатки лавы, посмотрел на себя, а затем гордо облачился в другую одежду.


— Давненько я уже не принимал ванну, — сказал он. — Какое замечательное ощущение!


Конечно, он и понятия не имел, что сейчас за каждым его движением наблюдает большое количество людей из секты… Среди них были и ученицы, многие из которых покраснели, но ни одна ни на секунду не оторвала глаз от картинки… Большой толстяк Чжан находился в гильдии Духовного Улучшения, когда вдруг услышал, как начали раздаваться поражённые возгласы. Он с любопытством поинтересовался, что происходит, и увидел на картинке командного медальона, как Бай Сяочунь выпрыгивает из лавы…


— Сяочунь… — сказал он, раскрыв рот от удивления.


В это время на испытании огнём Бай Сяочунь оглянулся на огромное море из лавы за своей спиной, потом выставил подбородок и взмахнул рукавом.


— Одним щелчком пальцев я, Бай Сяочунь, преодолел это пустяковое испытание огнём.


Вздохнув, он принял позу одинокого героя и гордо зашагал прочь от моря. В это мгновение у него всё поплыло перед глазами, и он покинул красное испытание огнём. Когда он появился снова, то оказался на следующем испытании, оранжевом. Эти слова и поведение Бай Сяочуня только добавили масла в огонь общего оживления. У многих на лицах появилось странное выражение, хотя никто не произнёс вслух то, о чём подумал.


— Тёмная лошадка! Он определённо тёмная лошадка!


— Как думаете, насколько далеко сможет пройти Бай Сяочунь?


Пока в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей бушевали обсуждения, Бай Сяочунь появился на оранжевом испытании огнём. Почти сразу же он услышал грохот, и вокруг него всё затряслось. Практически в тот же момент, что он появился на оранжевом испытании огнём, оказалось, что к нему на огромной скорости подлетает похожий на скалу валун. Издав вопль, он отскочил назад, как раз успев увернуться от валуна, который приземлился ровно на то место, где он только что стоял, заставляя землю затрястись. При этом трещины появились на поверхности земли и расползлись во все стороны. С громко стучащим сердцем Бай Сяочунь оглянулся, и то, что он увидел, заставило его ахнуть.


Этот мир был полностью серым, включая землю и небо. Однако не это было поразительным. Оказалось, что в этом мире присутствовало два невозможно огромных каменных голема. Они оба достигали в высоту десятков километров, а каждое их движение вызывало сотрясающий небеса и переворачивающий землю грохот. Их тела состояли из множества камней, соединённых вместе, делая их похожими то ли на статуи, то ли на марионетки. Но самым ужасающим было то, что они сражались друг с другом. Пока шёл бой, они оба издавали вой и рёв, похожий на раскаты грома. При каждом ударе, который они обрушивали друг на друга, с них во все стороны слетало большое количество камней, падающих на землю вокруг и оставляющих огромные кратеры. Ещё большие кратеры оставались в земле, когда каменные големы делали шаг. Вдобавок к дрожанию земли дерущиеся гиганты вызывали мощные порывы ветра, разлетающиеся во все стороны. Они также использовали божественные способности для создания каменных драконов и каменных пик, которые тоже сеяли хаос вокруг них.


Бай Сяочунь помрачнел и почувствовал мощное ощущение смертельной опасности. В тревоге уворачиваясь от летящих в его сторону опасных камней, он заметил, что на этом уровне были и другие культиваторы. Они бегали вокруг, словно муравьи, и уклонялись от падающих камней, порывов ветра и божественных способностей, отчаянно пытаясь пробраться через местность, в которой сражались два голема. Однако это было далеко не так просто… Ученики попадали под перекрёстный огонь, словно рыба под обломки горящей крепостной стены, которая осыпается в ров. Сражающиеся гигантские каменные големы подвергали культиваторов вокруг большой опасности.


Бай Сяочунь мог видеть, что, судя по всему, они находились выше уровня культиваторов зарождения души, и больше походили на мальчика-дэва, который забрал его из секты Противостояния Реке. Пока он поражённо оглядывался, он вспоминал то, что удалось узнать про испытания огнём до их начала. Весь мир вокруг являлся подобием тюрьмы, в которую были заключены эти два голема. В качестве наказания они вынуждены непрерывно сражаться друг с другом. Им было запрещено намеренно убивать учеников секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, которые, однако, могли вполне погибнуть случайно под градом камней. По этой причине это испытание огнём оказалось гораздо сложнее, чем предыдущее.


«Неудивительно, что на оранжевом сегменте радуги находятся только десятки тысяч звёзд, — подумал Бай Сяочунь, — что гораздо меньше, чем на красной части. Более того, только несколько тысяч оказались настолько хороши, что смогли преодолеть это испытание огнём и перейти на жёлтый сегмент радуги». Потом он тоже начал осторожно пробираться вперёд, опираясь на свою невероятную скорость и ловкость, чтобы не попасть под случайный камень. Хотя он неплохо справлялся, но многие из тех людей, которые продолжали наблюдать за ним снаружи и оплачивать баллами заслуг каждую секунду просмотра, оказались недовольными тем, что видели.


— Что? Он проплыл по морю из лавы! Почему он проходит оранжевое испытание огнём таким обычным образом?


— Да, я тоже так думаю. Я не собираюсь тратить больше баллы заслуг на наблюдение за ним. На этом всё.


Пока люди ворчали снаружи, Бай Сяочунь увеличивал скорость. Неожиданно его застиг порыв ветра, который принёс в себе половину каменного дракона. Когда Бай Сяочунь понял, что ему не хватит времени, чтобы увернуться, его выражение лица изменилось. В его глазах зажёгся холодный огонёк, и он неожиданно взмахнул левой ногой, направляя удар в сторону дракона. Послышался большой бум, и дракон взорвался, рассыпаясь в пыль, а порыв ветра тут же затих. Стиснув зубы, Бай Сяочунь полетел вперёд, становясь всё ближе и ближе к выходу. Однако в какое-то мгновение он неожиданно замер на месте и посмотрел на то, как сражаются два огромных каменных големов, и тут его глаза загорелись. Раньше каменные големы ничего для него не значили, но когда он подобрался поближе и смог рассмотреть их получше, то неожиданно они показались ему очень знакомыми.


«Если эти два голема встанут на одно колено и замрут, то они будут выглядеть точь-в-точь как статуя, что я видел на Плато Бесконечных Гор!» Поражённо вздохнув, он понял, что чем больше смотрит на големов, тем больше они напоминают ему статую. Вскоре он полностью убедился, что они являются точно такими же созданиями, как и тот гигант на Плато Бесконечных Гор.


«Если ты хочешь культивировать Заклятие Живой Горы, то ты должен слиться с горой и понять её изнутри. Нужно обрести просветление о её духе и забыть о себе. Ты должен стать человеком-скалой. Когда ты пробудишься… то завершишь полный круг. Божественная способность окажется в твоём распоряжении, а ты добьёшься успеха в том, чтобы стать живой горой!» Тяжело дыша, он уставился на сражающихся каменных големов, внезапно всё стало проясняться. Все его предыдущие сомнения мгновенно развеялись. С блестящими от оживления глазами он пробормотал:


— Нет лучшего места, чем это… для того чтобы обрести просветление о Заклятии Живой Горы.

423. Не останавливаясь

Бай Сяочуню оставалось всего три километра до выхода с оранжевого испытания огнём. Учитывая, какую скорость он мог развивать, ему понадобилось бы совсем немного усилий, чтобы попасть на жёлтый уровень. На самом деле в это время многие другие на этом испытании огнём прикладывали все силы, но не могли добраться сквозь ветер и град из камней до того места, где он сейчас стоял.


Большинство из них очень удивились, увидев, что он смог дойти до туда так быстро, но при этом у всех были свои заботы, чтобы придавать этому большое значение. Малейшая потеря концентрации грозила смертью от случайного валуна. Из-за повышенной опасности этой территории все остальные ученики по большому счёту сильно рисковали жизнью. В отличие от других Бай Сяочунь просто стоял и смотрел на сражение каменных големов, поэтому разница между ним и остальными участниками была настолько очевидна, что некоторые культиваторы, наблюдающие за ним снаружи, оказались захвачены врасплох.


— Что не так с этим Бай Сяочунем? Он ничего особенного на этом испытании не делал, но у него была очень приличная скорость. Почему теперь он не движется к выходу?!


— Этот парень действительно невероятный. Он уже в лучших десяти тысячах, а когда перейдёт в жёлтый сегмент радуги, то попадёт в лучшие пять тысяч! Чего же он там встал?


Пока культиваторы снаружи гадали, в чём дело, Бай Сяочунь пытался понять, как лучше поступить. Пока он стоял, в его голове начали проясняться многие аспекты Заклятия Живой Горы, и с каждой новой секундой становилось всё более очевидно, что подобную возможность нельзя упустить. К сожалению, особые условия испытания огнём не позволяли пользоваться божественным сознанием на больших расстояниях. Оно распространялось только на несколько сотен метров вокруг. А смотреть на гигантов обычным зрением было сродни наблюдению за ними через вуаль.


«Если бы я мог подойти поближе и использовать божественное сознание, то уверен, что моё понимание этих каменных големов стало бы намного полнее». С налившимися кровью глазами он какое-то время взвешивал все за и против, а потом стиснул зубы. «Если что-то пойдёт не так, я просто использую семицветный медальон и телепортируюсь отсюда».


После этого он сорвался с места и устремился вперёд, но не к входу, а в противоположном направлении. Все наблюдатели тут же удивились, но, прежде чем у них появилась возможность как-то отреагировать, Бай Сяочунь превратился в луч света и помчался через всю территорию испытания огнём. Все остальные культиваторы на испытании смотрели на происходящее широко распахнутыми глазами.


— Что он делает?..


В это время Бай Сяочунь летел прямо к каменным големам, а затем, сохраняя невероятную скорость, он начал подниматься по ноге ближайшего из них. Издалека Бай Сяочунь выглядел словно крохотный жук по сравнению с огромным каменным големом. Но в то же время он был очень подвижным и очень быстро добрался до спины гиганта. Наконец он взгромоздился на подобие выступа на ней, где, несмотря на качку от движений гиганта, смог сесть со скрещёнными ногами и направить своё божественное сознание, чтобы наблюдать голема изнутри. К этому моменту все уже смотрели на него с открытым ртом. Это касалось и культиваторов внутри испытания огнём, и тех, кто наблюдал за всем снаружи.


— Он… Он запрыгнул на гиганта?


— Этот Бай Сяочунь совсем спятил?!


— Подождите-ка, он что, собирается заняться культивацией? Небеса! О чём он только думает? Большинство людей стараются как можно скорее убраться из этого места. Но он вернулся и теперь намеревается заниматься культивацией. Это же испытание огнём, тут не место культивировать!


Действия Бай Сяочуня сильно поразили людей как внутри, так и снаружи испытания огнём. Тем временем звезда Чжао Идуна перестала быть центром всеобщего внимания. Действия Бай Сяочуня, несмотря на то что он был только на оранжевом уровне, оказались намного более увлекательными для зрителей.


Время шло, всё больше культиваторов в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей узнавали, что происходит что-то странное, и начинали тоже наблюдать за ситуацией. Что касается Сун Цюэ, то он в это время занимался медитацией, и вдруг в его бездонной сумке что-то завибрировало. Он открыл глаза, вынул нефритовую табличку и прочитал короткое сообщение от друзей. После этого его глаза широко распахнулись, и он вскочил на ноги.


— Бай Сяочунь?!


Не медля ни секунды, он выбежал из пещеры бессмертного и посмотрел на оранжевый сегмент радуги Мириад Звёзд. Найдя одну определённую звезду, он сконцентрировался на ней, и через мгновение в его сознании появилось имя Бай Сяочуня. Пока во внешнем мире шумиха всё нарастала, Бай Сяочунь находился внутри и изо всех сил старался не сорваться со спины гиганта. Постоянно борясь с мощным ветром, он использовал божественное сознание, чтобы рассмотреть внутреннюю структуру каменного голема. Бай Сяочунь занимал самое лучшее место для подобного изучения.


— Чтобы слиться с горой, — пробормотал он, — нужно сначала понять её!


После этого он поднялся на ноги и начал взбираться ещё выше по щелям и трещинам на спине каменного голема. Всё это время тот неустанно яростно дрался с противником, раскачиваясь туда-сюда посреди жуткого грохота. Несколько раз Бай Сяочунь чуть не срывался с поверхности тела голема, особенно когда другой голем наносил удар, отчего вся земля неистово тряслась. Один раз голем-противник ударил кулаком и применил божественную способность, после чего Бай Сяочунь закашлялся кровью. Несмотря на то что он был достаточно хорошо спрятан среди расщелин на спине гиганта, он ощущал, что его внутренние органы вибрируют так, что ещё чуть-чуть, и ему придёт конец.


Но в его глазах продолжала отображаться твёрдая решимость. Ещё сильнее впиваясь руками в каменистую поверхность, он снова послал божественное сознание внутрь голема, чтобы ещё лучше понять его. Все наблюдатели поражённо вздыхали, и даже оба голема заметили его. Однако у них при этом лишь появился странный огонёк в глазах, а больше они никак не прореагировали, продолжая сражаться.


А тем временем в другом месте на радуге Мириад Звёзд рядом с входом на Плато Бесконечных Гор со скрещёнными ногами на поросшем мхом валуне сидел Каменная Скала. Он медленно открыл глаза, посмотрел в сторону испытаний огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, и его взор сосредоточился на звезде Бай Сяочуня на оранжевой части радуги. Постепенно в его глазах зажёгся странный свет, а на лице появилась улыбка.


— Да, это умно, — тихо произнёс он.


А внутри оранжевого испытания огнём Бай Сяочунь глубоко вздохнул и полез ещё выше по гиганту. Теперь он довольно хорошо понимал, как голем устроен внутри, но про голову не знал ничего. Конечно, это была самая опасная часть тела. Но Бай Сяочунь сейчас так увлёкся Заклятием Живой Горы, что произошло примерно то же, что бывало, когда он погружался в изготовление лекарств и забывал обо всём остальном. Он летел всё выше, словно ему незнакомо чувство страха, пока два голема продолжали беспрерывно сражаться.


За его спиной появились крылья, и он развил ещё большую скорость, он даже использовал Сокрушающий Горы удар и Неумирающие сухожилия на левой ноге. Послышался грохот от сверхзвуковой скорости, а за его спиной появилась череда остаточных образов, и в итоге он наконец забрался на голову голема. Ветра пытались смести его прочь, не давая стоять спокойно, но он схватился за один из каменных волосков на голове гиганта и бесстрашно отправил внутрь головы своё божественное сознание.


Очевидно, что каменному голему не понравилось, что кто-то лезет ему в голову. Поэтому он начал мотать головой туда-сюда, вызывая шквальный ветер на всей территории испытания огнём. Тут другие культиваторы закричали от боли, сразу же разламывая свои семицветные нефритовые подвески и телепортируясь прочь.


Наконец Бай Сяочунь больше не мог удерживаться, и гигант стряхнул его со своей головы. В то же время каменный голем замахнулся своей подобной горе рукой в сторону Бай Сяочуня, почти так же как если бы человек попытался поймать муху на лету. Пока Бай Сяочунь созерцал огромную руку, быстро заслоняющую всё вокруг, в его глазах блеснуло просветление.


— Слияние с духом! — проревел Бай Сяочунь и выполнил жест заклятия двумя руками, используя технику слияния с духом горы, описанную в Заклятии Живой Горы. Он пытался проделать это множество раз на Плато Бесконечных Гор, но у него ни разу не получилось. В этот раз он неожиданно ощутил, как в его сознании начало проявляться некое подобие связи с этим огромным каменным големом.


Связь казалась невероятной и особенной, словно он смог ощутить все чувства гиганта. Он почувствовал, насколько тот древний, а также всю боль и отчаяние, которое тот переживал. Голем ненавидел весь мир, а особенно секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей. По телу Бай Сяочуня пробежала дрожь, и то же самое случилось с каменным големом. Он посмотрел на Бай Сяочуня, и в его глазах засиял яркий свет, потом внезапно, вместо того чтобы схватить Бай Сяочуня, он шлёпнул по нему, придавая ускорения.


В тот же миг Бай Сяочунь с головокружительной скоростью просвистел кувырком в сторону выхода из оранжевого испытания огнём. Ему даже не хватило времени, чтобы отдышаться, как он уже оказался в зоне телепортации на выходе с уровня и его утащило на следующее, жёлтое испытание огнём. За мгновение до того, как исчезнуть, он оглянулся и увидел, что оба голема стоят и не сводят с него глаз. Потом снова послышался грохот битвы. Очевидно, что они продолжат сражаться до скончания времён. И не будет им покоя до тех пор, пока они не разрушатся и не умрут.

424. Испытание мастерства

Тот же самый ветер, что отнёс Бай Сяочуня к выходу, породил на территории испытания огнём сильную бурю, заставив всех, кто там ещё оставался, срочно телепортироваться прочь. Когда они появились за пределами испытаний огнём, то на их лицах не было заметно и следа злости. Вместо этого они были крайне ошеломлены.


— Что за технику культивирует Бай Сяочунь? Этот каменный голем по собственной воле помог ему добраться до выхода!


— Как такое вообще возможно?..


— На красном испытании огнём он проплыл сквозь лаву. На оранжевом — каменный голем помог ему. Откуда взялся этот парень?!


Зрители шумели, а звезда Бай Сяочуня перебралась из оранжевого сегмента в жёлтый, присоединяясь к нескольким тысячам других звёзд там. Это означало, что Бай Сяочунь оказался в лучших пяти тысячах в рейтинге. Учитывая развитие событий, всё больше и больше людей решалось потратить свои баллы заслуг, чтобы своими глазам посмотреть, как Бай Сяочунь проходит через испытания огнём.


А тем временем, как только Бай Сяочунь появился на жёлтом этапе, он почувствовал мощную ледяную стужу где-то поблизости, а также ощутил, что земля дрожит под ногами. Он ещё до сих пор был под впечатлением от тех событий, что произошли на оранжевом испытании огнём, и старался успокоиться. Но его сердце всё ещё наполнял остаточный страх. К тому же ощущение, которое он пережил, когда каменный голем хотел его схватить, было очень свежо в его памяти. Из-за этого, ошеломлённый, он дышал с трудом.


«В секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей слишком много секретов. Эти каменные големы, очевидно, представители какой-то расы, и их заперли внутри испытания огнём. Почему эти испытания огнём суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей так похожи на тюрьмы?!» Его трясло от страха и избытка эмоций. В конце концов, он смог основательно продвинуться в культивации Заклятия Живой Горы, и прогресс далеко превосходил все его предыдущие достижения с этой техникой.


«Мне нужно всего лишь попасть в лучшую тысячу, тогда я заполучу семицветную траву туманного моря. Затем я смогу изготовить лекарственную пилюлю, чтобы полностью культивировать Заклятие Живой Горы». С этой мыслью он оживлённо оглядел жёлтое испытание огнём. Несмотря на всё, что он уже пережил на красном и оранжевом уровнях, окружающее поразило его до глубины души и оставило под глубоким впечатлением от методов секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Всё измерение, в котором он сейчас находился, представляло собой комнату. Посередине неё стоял мускулистый мужчина с красной верёвкой, повязанной вокруг головы. Он держал в руках стальные клещи, в которых был зажат раскалённый меч. А ниже, под раскалённым мечом, находился канал с чёрной жидкостью, которая не поддавалась описанию и излучала ледяную ауру. Крепкий мужчина держал в другой руке железный молот, которым он со всей силы ударял по мечу на наковальне. В результате раздавался оглушительный звук.


Очевидно, что этот мужчина был кузнецом, а комната — кузней. Более того, Бай Сяочунь, по всей видимости, очень сильно уменьшился в размерах и сейчас стоял на железных клещах! А возможно, что это не он уменьшился, а просто всё в этом месте было огромных размеров, и кузнец был гигантом. Учитывая пропорции, если это было так, тогда кузнец не уступал в размерах каменным големам с предыдущего уровня. Каждый раз, когда молот падал на наковальню, всё измерение сотрясалось.


Лицо Бай Сяочуня полностью посерело, его голова шла кругом от жутких сценариев, которые разыгрывались в его воображении. Задрожав, он поднял взгляд на огромного кузнеца и его молот, затем посмотрел на раскалённый меч в клещах и на канал внизу. С его точки зрения, вода в канале больше напоминала море. Простояв какое-то время в нерешительности, Бай Сяочунь наконец стиснул зубы и побежал вперёд, спрыгивая на раскалённый меч. Почти сразу почувствовав, как по его ногам стал подниматься жар, он начал вращать основу культивации, чтобы справиться с этим воздействием. Пока он бежал сломя голову, его глаза наполнились слезами. Здесь было просто слишком жарко, он невольно начал взвизгивать от боли и подпрыгивать в воздух. Он бы полетел, но полёты здесь были воспрещены. Ему приходилось сражаться не только с жаром, но и с ударами огромного молота. Казалось, будто огромный метеорит падает на меч, и Бай понимал, что, если не поостеречься, даже его мощное физическое тело не сможет спасти его от того, чтобы превратиться в лепёшку.


— Сейчас меня убьёт! Убьёт! А-а-а! — кричал он. — Лорд Бай погибнет из-за жара!


Этот жар сильно превосходил по температуре море лавы на красном испытании огнём, и в этот момент Бай Сяочунь не был уверен, что он сможет придумать что-то необычное, чтобы преодолеть этот этап. Однако он помнил, что над жёлтым сегментом радуги находился зелёный, где сияло только около тысячи звёзд. А это означало, что во всей секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей нашлось только около тысячи культиваторов, которые сумели преодолеть это испытание. Для такой огромной секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей тысяча представляла собой очень небольшую группу людей, что давало понять, насколько сложным было это испытание огнём.


Но Бай Сяочунь казался невозможно быстрым, к тому же он культивировал Заклятие Развития Воли Ледяной Школы. Сосредоточив ледяную ци на стопах и ногах, он смог до какой-то степени противостоять жару. Хотя он по-прежнему ощущал боль, но был в состоянии бежать дальше. Так он сумел пробежать уже почти треть меча.


«Нужно бежать быстрее…» — подумал он, испугавшись, что не выдержит. Он походил на муравья, бегущего по раскалённому котлу. Когда это увидели люди снаружи, то у них глаза полезли на лоб. Они и раньше видели, как другие пытаются преодолеть это испытание, а многие пробовали и сами сделать это. Все они знали, что это очень сложно и обычно делается с превеликой осторожностью. На самом деле большинство людей проводили очень много времени внутри испытания огнём, созерцая, что там к чему.


В конце концов, дело было не в том, чтобы уметь противостоять жару и быстро бегать, а в том, чтобы понять суть вибраций. Каждый раз, когда молот ударял по мечу, тот вибрировал, в то же время жар частично рассеивался, а культиватор мог использовать дрожь меча для ускорения. Точно и чётко выбирая время, можно было продвигаться вперёд, не страдая от жара. Такое испытание предназначалось для тренировки божественного сознания культиваторов. При условии невероятного контроля возможно было многократно уменьшить опасность. Никогда раньше никто не пытался пройти испытание тем способом, который использовал Бай Сяочунь, — просто пробежав по мечу сломя голову.


— Этот Бай Сяочунь, он… Он…


— Он точно очень странный, всё у него не так, как у людей…


Снаружи испытания люди неловко переглядывались, пока Бай Сяочунь орал и мчался, словно кролик с горящим хвостом. Всё ещё больше ухудшилось, когда ученики услышали, как Бай Сяочунь бормочет на бегу:


— Что за дурацкое испытание огнём? Что оно проверяет, как хорошо люди горят в огне? А-а-а, я помру от этого жара! Как все остальные проходят это испытание? Могу поспорить, им далеко до меня. Они, наверное, плачут всю дорогу или даже ползут, — Бай Сяочунь и сам уже готов был расплакаться, постоянно ускоряясь. После времени горения палочки благовония он уже пробежал больше двух третей меча…


«Пффф! Бай Сяочунь как обычно великолепен!» Видя, что он близок к концу, он воспарял духом, и хотя продолжал время от времени вскрикивать от боли, но при этом уже обрадовался. «Что ж, если подумать, то этот жар довольно приятен моим ногам». Все наблюдали за ним в полной тишине, поражённые бесшабашным методом Бай Сяочуня. Казалось, что он уже близок к успеху.


— Не может быть, чтобы он смог преодолеть это испытание таким образом! — немало людей говорили нечто подобное, с завистью наблюдая за ним.


— Проклятье! Как он может так быстро пройти третье испытание?! Разве на нём не нужно высчитывать удачные моменты, связанные с вибрацией?..


Всё больше и больше людей говорили нечто подобное, в то время как Бай Сяочунь уже приближался к концу меча. Бай Сяочунь оказался очень доволен собой, потом внезапно он осознал, что что-то не так. «Почему меч движется?» Пока он удивлённо оглядывался по сторонам, на лицах людей, наблюдающих за всем снаружи, появилась радость. Очевидно, что гигант, оказался доволен результатами ковки. Подняв меч клещами, он начал подносить его к чёрной жидкости в канале внизу.


— Ха-ха-ха! Он закаляет железо!


— Бай Сяочуню точно не повезло. Не могу поверить, что он собирается закалять железо!


— Это случается только в одном случае из десяти. Бай Сяочуню повезло увидеть подобное!


Пока все находились под впечатлением от невезения Бай Сяочуня, он стоял на раскалённом мече и орал от боли. Он уже понял, что происходит, но, прежде чем смог среагировать, гигант уже опустил меч и Бай Сяочуня вместе с ним в чёрный океан ледяной ци. Бай Сяочунь тут же побежал назад, но ничего не успел, у него даже не было возможности достать и раздавить семицветную нефритовую подвеску, как чёрная жидкость уже устремилась к нему со всех сторон.


— Нет, я не хочу…

425. Разозлённый страж

Когда Большой толстяк Чжан увидел, что происходит, то он тут же взволнованно воскликнул:


— Сяочунь!


Чень Маньяо тоже, казалось, застигнута врасплох. Мастер Божественных Предсказаний, не задумываясь, тут же начал совершать жест заклятия, надеясь предсказать, сможет ли Бай Сяочунь спастись. Даже Сун Цюэ был потрясён. Что касается остальных, то они смотрели с удивлением, но в то же время немного обрадовались. Однако в следующую минуту выражения на их лицах сильно изменилось.


— Почему… Почему он не телепортируется наружу?


— Только не говорите мне, что ему не хватило на это времени…


— Может он не взял с собой телепортирующую подвеску?


— Не может быть! Неужели он просто так вот умрёт?


Неожиданный поворот событий оставил всех в растерянности, никто не знал, как на такое реагировать. По их мнению, Бай Сяочунь должен был телепортироваться сразу как только понял, что попал в беду. Однако когда никто не появился снаружи, они поняли, что он даже не вынимал медальон телепортации, и это породило множество возгласов:


— Он ведь не умер в самом деле, да ведь?..


— Ну, это же вечноледяная вода. Я видел, как несколько других людей попадали в неё раньше, все они мгновенно умирали…


— Это…


Никто не знал, что сказать. Ситуация и правда казалась очень странной. Однако в этот момент неожиданно глаза одного из наблюдающих за Бай Сяочунем культиваторов распахнулись так широко, что чуть не выскочили из орбит. Указав на звёзды, он закричал:


— Плывёт… Он… Он снова плывёт!


Задрожав, все посмотрели на звезду, движущуюся вверх по небосклону, и тут начали раздаваться поражённые вздохи. За мгновение до этого на жёлтом испытании огнём в чёрном, похожем на море канале с водой Бай Сяочунь вынырнул из воды. Глубоко вдохнув, он задрожал и огляделся с немного посиневшим лицом.


«Куда это, чёрт возьми, меня занесло? — подумал он, дрожа и чуть не плача. — Мне кажется, я сейчас замёрзну до смерти». К этому моменту он уже был убеждён, что эти испытания огнём вовсе не забавные. На них приходилось либо жариться в пекле, либо замерзать до смерти, словно это были пытки.


«Если бы не то лекарственное растение, ни за что бы не полез в это место. Что это за дурацкое испытание огнём?» Сейчас у него почти не было вариантов. Летать здесь было запрещено, а меча нигде не было видно. Поэтому он решил, что ему остаётся только плыть по этой неимоверно холодной воде…


«Только не говорите мне, что эти испытания огнём на самом деле тест на умение хорошо плавать». Вздохнув и беспрерывно дрожа, он поплыл вперёд. Это повергло толпу наблюдателей в полный хаос. Конечно, Бай Сяочунь об этом знать не мог. Он просто плыл, а холод заставлял его лицо всё сильнее синеть. Даже его конечности начали коченеть. И тут он осознал, что ледяная ци, заполняющая всё вокруг, проникает через его поры и стекается к золотому ядру небесного Дао.


— Э-э-э? Что? Неужели эта ледяная ци может помочь моей культивации?


Не медля ни мгновения, он начал использовать Заклятие Развития Воли Ледяной Школы, отправив ледяную ци в пространство вокруг себя. В мгновение ока она заполнила всё вокруг. Но в итоге ледяная ци воды внезапно устремилась к нему. Раздался треск, и море начало замерзать, в то время как ци стекалась к Бай Сяочуню. У него голова пошла кругом, а его золотое ядро небесного Дао завращалось с бешеной скоростью, постоянно впитывая ледяную ци и увеличивая её запасы внутри него.


Обрадовавшись, Бай Сяочунь ещё больше усилил действие Заклятия Развития Воли Ледяной Школы, наблюдая, как впитываемая ледяная ци заставляет золотое ядро небесного Дао медленно увеличиваться в размерах. В то же время его основа культивации начала прогрессировать. Раньше он находился на среднем формировании ядра, но теперь быстро приближался к поздней стадии золотого ядра. Более того, он всё больше отдалялся от уровня ледяного адепта, стремясь к уровню ледяного мастера. Такая неожиданная удача привела Бай Сяочуня в полный экстаз, он даже невольно воскликнул в голос:


— Вот счастье привалило! Я-ху! Это испытание огнём потрясающее. Не могу поверить, что оно принесло мне столько везения! Ха-ха-ха!


Он с радостью продолжил ещё быстрее поглощать ледяную ци. Когда практически вся ледяная ци моря ринулась в его сторону, постепенно вокруг него начала образовываться воронка. Дошло до того, что вода начала терять чёрный цвет и всё больше становилась прозрачной. Понятное дело, что как только вода начала светлеть, она перестала быть нестерпимо ледяной. У наблюдающих извне отвисли челюсти, они оказались полностью поражены подобному божественному способу, который использовал Бай Сяочунь для прохождения испытаний огнём.


— Неужели все испытания огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей словно предназначены для этого парня?


— Он проплыл по морю из лавы на красном уровне, обрёл просветление на оранжевом. А теперь на жёлтом он сумел заняться культивацией?!


— Что происходит?!


Тут и там раздавались голоса, большинство из которых были наполнены завистью. Большой толстяк Чжан и остальные защитники Дао облегчённо вздохнули, кроме Сун Цюэ, у которого задёргался глаз. Он стиснул руки в кулаки и вспомнил о Мире Упавшего Меча…


— Куда бы ни отправился Бай Сяочунь, там начинает твориться не пойми что! — прорычал он сквозь сжатые зубы.


Многие люди на радугах секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей в это время наблюдали за Бай Сяочунем и слышали его радостные возгласы об улучшении основы культивации. К этому времени от выхода с уровня его отделяло около десяти километров, но он уже перестал плыть и просто лежал на поверхности воды, наслаждаясь ощущением того, как становится всё сильнее.


— Ха-ха-ха! Это место и правда похоже на священную землю для меня! — Бай Сяочунь оживлённо наблюдал за тем, как его основа культивации стремительно прогрессирует. Когда он подумал, что прорыв на позднее возведение основания в этом месте вполне реален, у него появилось острое ощущение, что за ним наблюдают. Посмотрев вверх, он увидел огромного кузнеца, который уставился прямо на него… Бай Сяочунь задрожал от ещё одного острого ощущения, на этот раз — смертельной опасности. Он сразу же перестал впитывать ледяную ци. — Ну что ж, мне, наверное, пора… — прежде чем он успел ещё что-то сказать, кузнец взвыл и замахнулся своим огромным молотом в сторону Бай Сяочуня.


Завопив, Бай Сяочунь поплыл со страшной скоростью. Пока молот летел вниз, на воде появились мощные волны, вызванные силой приближающегося удара. Изо рта Бай Сяочуня брызнула кровь, и волны захлестнули его. Затем он использовал ледяную ци, выпустив её из своего тела, но уже не на три километра, а на целых девять, превращая всё в лёд. Хотя летать было нельзя, но Бай Сяочунь мог использовать ледяных клонов, чтобы меняться с ними местами, производя нечто на подобии телепортации, и таким образом ему удалось подобраться к выходу.


Как только он исчез, на то место, где он только что находился, опустился молот, разбивая лёд на кусочки и заставляя огромную ударную волну прокатиться во все стороны. Изо рта Бай Сяочуня брызнула кровь, но при этом он всё равно смог ещё больше ускориться. Теперь он находился очень близко к выходу, но в этот момент кузнец начал наносить второй удар молотом. Завизжав, Бай Сяочунь промчался к выходу из жёлтого испытания огнём и телепортировался на следующий уровень.


Увидев, что Бай Сяочунь исчез, огромный кузнец холодно хмыкнул, а потом, хмурясь, посмотрел на чёрную воду. Сейчас он бил молотом в полсилы, если бы он применил свою силу на полную, то Бай Сяочуню ни за что бы не удалось сбежать. Кузнец отличался от каменных големов: он находился в хороших отношениях с сектой Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Поэтому, когда это насекомое пришло и начало в наглую воровать его ледяную ци, он решил просто прогнать его. Все, кто видел, что произошло, поражённо вздохнули. На самом деле к этому моменту, наблюдая за Бай Сяочунем, они успели удивлённо вздохнуть столько раз, сколько обычно не делали этого и за год.


— Ему действительно удалось рассердить стража…


— Он пришёл не преодолеть испытания огнём, а залез туда, чтобы наворовать нужных для себя вещей.


Послышались гневные неверящие возгласы отовсюду. Почти никто снаружи испытаний огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей не знал, смеяться ему или плакать.


— В любом случае этот Бай Сяочунь определённо один из самых лучших избранных. Несмотря на его методы, он успешно прошёл три испытания огнём и приблизился к лучшей тысяче!


— Да, давайте посмотрим, как он пройдёт следующее испытание. Оно невероятно сложное. Если он сможет его преодолеть, то сразу окажется в числе пятисот лучших в рейтинге!


Хотя Чжао Идун уже находился на четвёртом испытании, никто больше не обращал на него особого внимания. Все пристально смотрели на звезду Бай Сяочуня и думали, чего же он учудит на четвёртом уровне — зелёном испытании огнём.

426. Шаловливый мост

«Какой этот кузнец жмот…» — подумал Бай Сяочунь, на полной скорости влетая в выход. Он только телепортировался на следующий уровень, а уже тосковал по морю с ледяной ци. За то короткое время, что он провёл в нём, его основа культивации сумела достичь пика среднего формирования ядра. До того как он пришёл сюда, он и подумал не смел о подобной удаче.


«Если бы только я смог побыть там ещё, я бы точно прорвался на позднее формирование ядра!» Нехотя покинув третье испытание огнём, он появился на четвёртом. Четвёртый уровень соответствовал зелёному сегменту радуги. Бай Сяочунь быстро оставил всякие сожаления о третьем уровне и сосредоточился на том, что предстало перед ним. Через мгновение его бдительное созерцание превратилось в удивление. Небо здесь было синим с белыми облачками. Нежный ветерок обласкал его лицо — всё казалось мирным и безопасным.


«Хм. Что-то тут не так», — подумал он. Согласно тому, что ему удалось узнать до этого, четвёртое испытание огнём имело отношение к грому и молниям. Уже одно то, что он достиг этого уровня, помещало его очень близко к лучшей тысяче. «Это моя цель — лучшая тысяча…»


Он с сомнением огляделся ещё раз, но потом подумал о том, насколько простым показался третий уровень, выпятил грудь и пошёл вперёд. Однако как только он сделал шаг, солнечное небо внезапно заполнилось множеством чёрных молний, которые полетели в его сторону. Помрачнев, Бай Сяочунь отступил, и молнии ударили прямо перед ним, раздирая пространство и образуя разрыв, в который мог пройти человек. Внутри разрыва Бай Сяочунь увидел другое измерение. Оно было наполнено молниями, подобно тем чёрным, что ударили только что, но внутри они были нестерпимо яркими. Там находилось столько молний, что их количество невозможно было подсчитать. Более того, ещё там виднелся огромный мост, сделанный из молний, который пересекал всё измерение.


Невозможно было угадать, каким образом этот мост построили, но создавалось ощущение, что именно слившиеся воедино молнии формировали всю его поверхность. Поразительно, но где-то на середине моста находился человек, с большим трудом продвигавшийся вперёд. Это бы не кто иной, как Чжао Идун! С каждым его шагом на него обрушивался град молний, которые не давали ему двигаться вперёд и даже пытались снести его с моста. Вид происходящего заставил Бай Сяочуня ахнуть, но в то же время он понял, что этот мост из молний будет не так то просто пересечь.


«Сначала огонь, потом камни, затем раскалённый металл. Не могу поверить, что в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей есть самый настоящий мост из молний. Вот это выпендрежники». Ощущая небольшое раздражение, он решил, что по возвращение в секту Противостояния Реке он тоже договорится с патриархами, чтобы создать нечто подобное у себя в секте. Посозерцав какое-то время мост, он стиснул зубы и произнёс:


— Я должен попасть в лучшую тысячу!


С таким видом, будто смотрит в глаза самой смерти, он ринулся в разрыв и попал в мир молний. Почти сразу же молнии образовали большую сеть, которая начала обрушиваться на него. Это произошло так быстро, что он не успел ничего сделать, чтобы уклониться, и молнии ударили по нему, заставив вскрикнуть от боли. Чжао Идун на мосту услышал этот крик и, обернувшись, с презрением покачал головой.


— Ещё один идиот, переоценивший свои силы, — сказал он, стиснул зубы и снова пошёл вперёд.


Когда Чжао Идун отвернулся, остатки молний рассеялись вокруг Бай Сяочуня. Его одежда была порвана, а волосы стояли дыбом. Он даже немного дрожал. После того как его ударило так много молний, он ощутил, что внутри всё завибрировало, но при этом он ничуть не пострадал. Через мгновение он испустил длинный вздох, и его глаза ярко засияли. На его лице появилось выражение экстаза, он не смог удержаться и негромко застонал от удовольствия.


— Вот это кайф…


При этом он осознал, что после удара молниями множество нечистот, которые накапливались в его теле от потребления различных лекарственных пилюль многие годы, начали измельчаться и выходить через поры. Это было словно процесс очистки при перегонке, а по ощущению будто множество маленьких ручек одновременно массировали всё его тело. Покалывания оказались очень приятными, подобных ощущений ему не приходилось испытывать за все годы практики культивации. Когда люди снаружи заметили, какое у него выражение лица, то они онемели. Хотя у большинства из них были свои догадки о том, каким образом Бай Сяочунь преодолеет это испытание огнём, никто из них не мог представить, что всё обернётся подобным образом.


— Он вообще… человек?


— До чего же прочная у него кожа, он не почувствовал боль от удара молний, но получил от этого удовольствие?


— Там есть ограничение силы молний, каждая обладает мощью, сравнимой со средним формированием ядра. А среди тех, которые возникают на мосту, есть и сравнимые с поздним формированием ядра.


Пока все снаружи поражённо обсуждали увиденное, у Бай Сяочуня в измерении молний заблестели глаза, когда он понял, насколько ему комфортно. Он ощутил, как духовная энергия загудела в его теле, и те каналы ци, которые обычно было сложно обнаружить, теперь стали отлично заметны. Из-за очищения молнией его основа культивации тоже немного возросла. Обрадовавшись, он двинулся в сторону моста, из-за чего на него обрушилась новая лавина молний. Но это вызвало у него лишь новые стоны удовольствия.


— Что за потрясающее место! — сказал он, дотрагиваясь до своей кожи и проверяя, что она действительно в порядке. По его мнению, эти испытания огнём на деле оказались слишком простыми. Потом он начал делать несколько шагов вперёд и снова отступать. Каждый раз, когда молнии ударяли в него, он снова и снова стонал от удовольствия. У Чжао Идуна глаза полезли на лоб от удивления.


— Он правда пришёл, чтобы преодолеть это испытание? — поражённо вздохнув, он посмотрел на Бай Сяочуня, потом на себя и продолжил движение вперёд.


Наконец Бай Сяочуню стало казаться, что эти молнии уже слабоваты для него, и он зашёл на мост. Чжао Идун оглянулся, и его рот скривился в холодной улыбке…


— Закончил выпендриваться? Кому какое дело, что ты легко переносишь молнии? Молнии на мосту сильно отличаются от тех, что были у тебя на подступах к нему. Если у тебя с ними всё хорошо получалось, это ещё не значит, что на мосту тоже всё пройдёт глад… — однако прежде чем Чжао Идун смог договорить, с губ Бай Сяочуня сорвался громкий стон. Ещё больше нечистот были изгнаны из его тела, после чего он глубоко вздохнул и оглядел мост сияющими глазами.


— Этот мост такой шаловливый, просто ужас. Невозможно шаловливый!


После этого он сделал ещё один шаг вперёд, задрожал и застонал снова. Он стонал на каждом шагу, и этот звук был немного слышен тем, кто наблюдал за ним извне. Вскоре на лицах наблюдателей появились смущённые выражения, и они начали неловко переглядываться. Особенно это касалось учениц: все они покраснели.


— Совершенно бесстыжий!


— Очевидно, что этот мост должен испытывать пределы крепости физического тела. Но с появлением этого парня всё изменилось!


— Проклятье! Он просто хвастается прочностью своей кожи. Вот выпендрежник!


В это время Большой толстяк Чжан, мастер Божественных Предсказаний, Чень Маньяо и Сун Цюэ, несмотря на то что хорошо знали Бай Сяочуня, не могли сдержать улыбки. Что касается мастера Облако Дао, то он находился в гильдии Истребителей Дьяволов и в этот момент раскрыл рот от удивления.


Бай Сяочунь не знал, что именно происходит. Каждый раз, когда он пытался пройти уровень, случалось что-то особенное, из-за чего его имя за короткий срок разлетелось по всей секте. А в это время он наслаждался оргазмическими ощущениями и с радостью наблюдал, как из его тела уходят нечистоты, понимая, что снова приближается к прорыву. Счастливо шагая по мосту, он наконец догнал Чжао Идуна, и, когда их глаза встретились, выражение глаз у того было таким мрачным, что дальше некуда. Оттого что его обходят играючи, он почувствовал ярость и стиснул кулаки. Оживлённо помахав рукой, Бай Сяочунь произнёс:


— Приветствую тебя, старший бра…


Однако Чжао Идун просто холодно хмыкнул и отвернулся. Стиснув зубы, он сделал ещё один шаг вперёд, дрожа всем телом, когда очередная молния ударила в него. Бай Сяочунь поспешил его догнать и опустил руку ему на плечо.


— Ты делаешь это трудным способом! Посмотри, я тебе покажу. Нужно выдыхать с вот таким звуком! Тогда всё пойдёт гораздо проще.


— Проваливай! — закричал Чжао Идун.


Бай Сяочунь тут же рассердился и гневно глянул на Чжао Идуна. Он хотел помочь из лучших побуждений, а с ним так грубо обошлись. Холодно хмыкнув в свою очередь, он пошёл вперёд, продолжая стонать всю дорогу до конца моста. Затем он развернулся и, гневно глянув на Чжао Идуна последний раз, выпрыгнул в выход. Чжао Идун только стиснул зубы от досады на ту лёгкость, с которой Бай Сяочунь преодолел это испытание огнём. Он сделал ещё несколько шагов и понял, что достиг своего предела и пришло время сдаться. Но потом он вспомнил слова Бай Сяочуня и засомневался. Наконец он решился на то, чтобы попробовать последовать его совету. Он открыл рот и резко выдохнул, одновременно делая шаг вперёд…


Он не понял, показалось ему или это действительно произошло, но на этот раз давление словно бы уменьшилось. Более того, в том воздухе, что он выдохнул, из тела ушла нечистая жизненная энергия. Поражённый, он стиснул зубы и решил повторить за Бай Сяочунем. Пока он шёл вперёд, в него снова ударяли молнии, но ему удалось продвинуться ещё метров на тридцать, прежде чем он больше не вытерпел и вынужден был телепортироваться. За мгновение до того, как он покинул испытание огнём, в его глазах зажглась радость, когда он понял, что теперь знает ключ к прохождению моста.


«В следующий раз я непременно дойду до конца!»

427. Задиры!

За пределами испытания огнём ученики наблюдали за происходящим с широко распахнутыми глазами. Вскоре на их лицах появилась зависть, задумчивость, неловкость и замешательство. Использованный Бай Сяочунем метод был возмутительным, но при этом он позволил ему пройти зелёное испытание огнём, которое считалось невероятно сложным. Довольно долго они не могли отойти от удивления, после чего поднялась шумиха, которая могла потрясти небеса и землю.


— Неужели в этом весь фокус?


— Не может быть! Это действительно можно сделать таким образом?!


— Не могу поверить, что можно использовать такой извращенский метод, чтобы пройти это испытание! К тому же Чжао Идун очевидно успел достичь своего предела, но потом попробовал этот метод и смог пройти ещё тридцать метров!


Подобные обсуждения шли не только на радуге Мириад Звёзд, но и на всех нижних радугах. Все оказались поражены неслыханным методом, использованным Бай Сяочунем для прохождения зелёного испытания огнём, а многие люди сильно обрадовались.


Некоторые избранные какое-то время никак не могли преодолеть зелёное испытание огнём. Когда они осознали, что теперь у них появился шанс зайти гораздо дальше, чем обычно, у них ярко засияли глаза. Даже если при этом придётся немного неприлично постонать, они могли такое пережить. В конце концов на зелёном сегменте находилось более тысячи звёзд, и если преодолеть его, то можно было попасть в лучшие пятьсот суперзвёзд. Разница между лучшей тысячей и пятистами первых избранных была неимоверной. Первые являлись избранными гильдий, а вторые — целых радуг.


— Теперь я понял. Ключ к прохождению не скорость и крепость физического тела. Это испытание огнём можно использовать для улучшения культивации!


— Это не просто обычные стоны. Они произносятся в определённое время с придыханием. Если всё сделать правильно, то можно использовать силу молний для очищения организма от нечистот. На самом деле это позволяет укрепить физическое тело и даже делает каналы ци прочнее.


— Знаете, возможно даже не обязательно издавать стон. Скорее всего достаточно будет просто правильно дышать. Может быть сначала это сложно понять, но когда вы осознаете в чём секрет, то сможете легко пройти испытание огнём!


Множество избранных, которые давно застряли на зелёном уровне, внезапно оживились и поспешили в сторону порталов телепортации на радугу Мириад Звёзд. Вскоре немало людей со всех четырёх радуг начало слетаться к испытаниям огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Конечно, не то чтобы до этого никто в секте не знал этого секрета. Однако патриарх-полубог секты издал указ, запрещающий тем, кто знал этот секрет, объяснять его другим. Более того, все остальные сотни учеников, которые прошли это испытание, уже были ограничены этим запретом. И только сейчас, благодаря Бай Сяочуню, секрет зелёного испытания огнём начал распространяться. Очевидно, что в скором времени количество людей, сумевших успешно пройти зелёный уровень, сильно возрастёт.


— Наверняка всё дело в этом. Я помню, как наблюдал за другими людьми, проходящими этот уровень, и все они очень странно дышали!


Избранные стекались к испытаниям огнём, чтобы ещё раз попробовать пройти зелёный уровень, одним из них был молодой человек, который раскатисто рассмеялся и устремился к двери. Как только он вошёл, подоспели ещё десятки избранных, готовых применить метод Бай Сяочуня для того, чтобы пройти испытание огнём!


Конечно, Бай Сяочунь ничего об этом не знал. После того, как он исчез с зелёного уровня, он появился на следующем, голубом испытании огнём. Испытания огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей соответствовали цветам радуги. Существовало всего семь испытаний, и до голубого смогли добраться всего около пятисот человек. Это означало, что Бай Сяочунь уже попал в лучшую тысячу!


— Ну что ж, это было не сложно, — сказал Бай Сяочунь, прочистив горло и взмахнув рукавом.


Хотя он не знал точно, на каком он сейчас месте в рейтинге, когда он подумал о том, как много звёзд виднелось на зелёном сегменте радуги, то выставил подбородок и огляделся вокруг на измерение, в котором находилось голубое испытание огнём. «Изначально я просто хотел попасть в лучшую тысячу. Кто мог подумать, что я случайно доберусь до лучших пятисот? Сплошная головная боль…»


Всё вокруг было серым, включая небо и землю. Стояла тишина, и нечто зловещее витало в воздухе. В земле торчали могильные плиты, ряды которых уходили так далеко, насколько хватало глаз. В этом измерении присутствовал специфический холод, который Бай Сяочунь сразу узнал. Это была аура смерти. Она была настолько сильна, что вдалеке воздух искажался и искривлялся. Он огляделся, ощущая, как в сердце начинает накапливаться страх. В конце концов, тишина была ужасающей.


«Почему секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей понадобилось создавать такие жуткие места, как это? Аура смерти тут слишком сильная. Наверняка здесь есть привидения!»


Бай Сяочунь ощутил, как у него на загривке волосы встали дыбом. Он с трудом сглотнул и оглянулся. Он вспомнил про нечисть, о которой упоминали патриархи секты Противостояния Реке, его лицо начало сереть и он снова сглотнул. Больше не медля, он вынул бумажные талисманы для отпугивания злых духов и начал налепливать их на себя.


«Проклятая секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей. И как я должен пройти это испытание?» В то время как его страх всё увеличивался, издалека кто-то нацелил на него зловещий взгляд. При этом он ощутил, словно лезвие коснулось его макушки и замерло там.


В то же время послышался пронзительный крик, напоминающий звук скрежета металла по металлу, и тут мстительная душа поднялась из одной из могил. У неё изо рта торчал длинный жуткий язык, а в глазах, казалось, горело презрение, пока она таращилась на Бай Сяочуня. А затем душа помчалась в его сторону. Скорость у неё была невероятная и через мгновение она уже оказалась рядом. Бай Сяочунь ахнул и взмахнул рукой, чтобы использовать Заклятие Развития Воли Ледяной Школы. Тут же из его пальца распространилась ледяная ци, ударив в мстительную душу, которая издала жалкий вопль и начала разваливаться на кусочки. Однако она не погибла, а просто стала отступать.


«Э-э-э? А она не настолько мощная, как я думал».


Воодушевившись, Бай Сяочунь погнался за душой, но у той в глазах вдруг появилась ненависть и, до того как распасться, она издала сотрясающий небеса и переворачивающий землю скрежет. Скрежет наполнил мир, вызывая грохот, заполнивший всё между небом и землёй, заставив неистово затрястись. И тогда из могил, что находились в зоне видимости, начали подниматься новые мстительные души. Они заполонили всё вокруг. На вид они казались очень свирепыми и ужасающими, а их присутствие заставляло ауру смерти в измерении намного усилиться. Бай Сяочунь замер на месте, его глаза широко распахнулись, а затылок закололо от страха.


«Так… так много!»


Когда он понял, что все мстительные души смотрят на него, то издал вопль и начал отступать. В это время послышался грохот, похожий на раскаты грома, и огромный образ призрака появился вдали. Он оказался тёмной душой с императорской короной на голове, словно являлся повелителем всех мстительных душ. Он был настолько огромным, что мог бы держать небеса на своих плечах. В его глазах мерцало зелёное пламя, на лице отражалась холодная улыбка, а в руке он держал огромный трезубец. Его тело состояло из огромного количества мстительных душ, чьи лица искривились от смеси смеха и слёз.


— Раз ты уже здесь, то не уходи…


Голос, который только что прозвучал, казалось, состоял из множества других голосов, одни из которых смеялись, а другие плакали. Огромный император душ взмахнул трезубцем и указал им на Бай Сяочуня, после чего мощная энергия вырвалась из него, а все остальные мстительные души при этом начали пронзительно кричать. Затем послышался грохот и всё полчище мстительных душ устремилось на Бай Сяочуня. Мало того, ещё больше мстительных душ слеталось из-за горизонта. Бай Сяочунь невольно заорал, ведь это было самое большое скопление привидений, которое ему приходилось видеть за всю свою жизнь… В ужасе он стиснул зубы и взвыл:


— Простите, но Лорду Баю сейчас не до вас!


С точки зрения Бай Сяочуня, он уже достиг своей цели. Если бы он ещё не попал в лучшую тысячу, то всё могло обернуться по-другому, но учитывая уровень опасности здесь, и то, что у него изначально не было желания проходить испытания огнём, он не задумываясь вынул семицветную нефритовую подвеску. Когда он уже хотел раздавить её, огромный император душ посмотрел с презрением на него издалека.


— Ты будешь сражаться со мной или нет? — спросил он зловещим громогласным голосом.


Бай Сяочунь помрачнел. Теперь, когда ему напрямую бросили вызов, просто уйти было бы в каком-то смысле потерей лица.


— Я…


Однако прежде чем он успел хоть что-то сказать, мстительные души вокруг закричали ещё пронзительнее, очевидно по повелению императора душ. Этот звук вызвал в голове Бай Сяочуня острую боль, отчего он охнул. Если бы нужно было сразиться только с одним императором душ, он бы возможно решился на это, но учитывая море остальных мстительных душ вокруг, он невольно ощутил, что эти призраки задирают его.


— Дождитесь меня, ладно? Сейчас я слишком устал. Я пойду немного отдохну, а потом вернусь и задам вам всем по первое число!


С этими словами он разломил нефритовую подвеску и телепортировался прочь.

428. Не пытайся убедить меня!

К тому моменту, когда Бай Сяочунь добрался до голубого уровня, уже целая толпа тратила баллы заслуг для того, чтобы посмотреть на его прохождение испытаний огнём. Когда они увидели, как он вопит при появлении бессчётного множества душ, на их лицах появилось странное выражение. Это испытание огнём немного отличалось от остальных. На нём проверялось, насколько хорошо и как долго культиватор может противостоять нападению мстительных душ. Все предполагали, что учитывая невероятное прохождение Бай Сяочунем предыдущих уровней, он обязательно сможет пройти и это испытание огнём каким-нибудь непредсказуемым образом. Когда они увидели, как он сбегает в страхе, то сначала очень удивились, а потом разочарованно вздохнули.


— Что ж, не удивительно, что Бай Сяочунь затормозил на этом уровне. В конце концов это испытание огнём связано с дикими землями, оно предназначено для подготовки учеников к тому, что живёт там. Даже у самого старшего брата Чжао Тяньцзяо возникли сложности, когда он проходил этот уровень впервые. И только позже он смог добиться первого места.


— Именно. Знаете, я тут слышал, что все души голубого испытания огнём были взяты из диких земель…


— Уже одно то, что Бай Сяочунь смог с первого раза попасть в лучшие пятьсот суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, просто невероятно. Похоже, что он занял место чуть выше четыреста девяностого. Теперь, когда он уже в лучших пятистах, он стал избранным радуги Неба! Это уже совсем другой статус!


Пока шло обсуждение, Бай Сяочунь появился в белой колонне света рядом с огромной дверью к испытаниям огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Как только он материализовался, на него уставилось множество учеников и их взгляды были полны зависти и других смешанных чувств. Увидев, что так много людей смотрят на него, не скрывая зависти, Бай Сяочунь сначала несколько раз моргнул, а потом начал успокаиваться после ужаса с привидениями, который только что пережил.


«Они все смотрят на меня?» — подумал он, радостно оживляясь. Глянув на рейтинг в небе, он увидел, что его звезда находится в зелёном секторе в числе лучших пятиста избранных.


«Ничего удивительного, что все смотрят на меня…» — подумал он, прочищая горло и думая о том, насколько он неимоверный. Выпятив грудь вперёд, он постарался как можно больше походить на избранного.


«Они все смотрят на меня. Я на самом деле просто слишком выдающийся. Ах. Мне нужно было не высовываться и не привлекать внимания. Ведь в конце концов я тут заложник». Ощущая себя великолепно, будучи в центре такого пристального внимания, он полностью забыл про панику последних моментов на голубом уровне, выставил вперёд подбородок, взмахнул рукавом и важно пошагал прочь.


Пока он шёл, все с большим уважением смотрели ему вслед. Он мог бы просто улететь, но учитывая свой новый статус одного из лучших пятисот суперзвёзд в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, понял, что ему не стоит вести себя излишне высокомерно. Вместо этого он решил дать возможность как можно большему числу учеников лично поприветствовать его вблизи.


«И снова я забочусь о картине в целом», — гордо подумал он. Все быстро уступали ему путь, заставляя Бай Сяочуня почувствовать себя прекрасно, как никогда. На самом деле он даже помахал рукой ученикам, которые оказались недалеко от него.


— Всем привет!


Бай Сяочуню казалось, что он на самой вершине бытия, и единственное, что его печалило, это то, что вокруг находилось только несколько сотен человек.


«Если бы только здесь было побольше народа», — подумал он. Вздохнув, он зашагал вперёд через толпу. Среди людей стояла молодая женщина, проводившая Бай Сяочуня долгим взглядом. На ней были длинные зелёные одежды, а сама она относилась к числу холодных личностей, с которыми никто не хочет сближаться. Вокруг неё даже ощущалась некая мрачная, ледяная аура, заставляющая окружающих ощутить себя дискомфортно и неспокойно. Она внимательно наблюдала за Бай Сяочунем всё это время, а когда он начал играть на публику, захихикала, прикрыв рот ладошкой. Сейчас же в её глазах зажёгся очень странный огонёк.


Посмотрев на вход на испытания огнём для суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, она тихо произнесла:


— Кажется, там действительно очень интересно.


Этой молодой женщиной была не кто иная, как Гунсунь Вань’эр. Она ушла от группы Бай Сяочуня почти сразу же, как только они попали в секту Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Она давно попала на радугу и теперь уже носила зелёные одежды. А сейчас её глаза многозначительно сверкнули. Очевидно, что её очень заинтересовали испытания огнём для суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Бай Сяочунь медленно шёл по радуге Мириад Звёзд. Прочищая горло, он привлекал внимание всех групп учеников, которые попадались ему по дороге. Когда он вернулся на радугу Неба, то даже пока он материализовывался в портале телепортации, уже послышались возгласы:


— Это Бай Сяочунь!


— Его место в рейтинге суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей чуть выше четыреста девяностого. Бай Сяочунь!


После того, как телепортация наконец завершилась, он увидел большую толпу людей, собравшихся вокруг. В их глазах сияли обожание и энтузиазм. Их возгласы ещё больше обрадовали Бай Сяочуня. Сейчас он ощущал себя настоящим избранным так, как никогда прежде. Слегка улыбнувшись, он вышел из портала и помахал толпе.


— Привет всем! Продолжайте упорно трудиться. Славу и честь заслужил не я, собратья даосы, это честь и слава радуги Неба!


С каждым взмахом ладони отовсюду слышались новые охи и ахи. Однако культиваторам начало казаться странным, что Бай Сяочунь просто стоял на месте. Вскоре на их лицах появились странные выражения.


— Почему Бай Сяочунь не уходит?


— Что-то не так с его выражением лица. Почему мне кажется, что оно сильно отличается от того, что я видел у всех остальных избранных?..


Когда Бай Сяочунь увидел странные лица, то понял, что происходит, после чего он помахал рукой в последний раз и удалился.


Всю дорогу к пещере бессмертного он шёл очень медленно, кивая и улыбаясь каждому встречному культиватору. Немало людей знали про его достижение, но секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей была громадной, поэтому многие ничего про это не слышали. Такие люди непонимающе таращились на него, когда он улыбаясь кивал им. Бай Сяочуню это не очень нравилось, он начал думать, что тут нужен тот, кто сможет всем рассказать про него. В конечном счёте, учитывая насколько он невероятен и уважаем, будет неуместно, если он начнёт восхвалять себя сам.


«Так не пойдёт! В секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей новости расходятся слишком медленно. Мне нужно придумать способ, как это исправить». Вернувшись в свою пещеру бессмертного, он принялся думать, как сделать так, чтобы как можно больше людей узнали о его достижениях.


«Я привёл с собой Сюй Баоцая не только для того, чтобы он собирал информацию, но и чтобы распространял её. Оставлять его в Небесном городе слишком расточительно». Решив так, он тут же отправил Сюй Баоцаю сообщение, прося как можно быстрее завершить все дела, связанные с таверной, потом заплатить за повышение и начать помогать Бай Сяочуню на радуге.


Сюй Баоцай очень обрадовался, поняв, что его таланты наконец полностью востребованы. Обдумав всё, он решил, что нужно убедить Бай Сяочуня в своей значимости, поэтому быстро написал в ответ:


«Младший патриарх, у меня идея. Ты же знаешь, что я в этом деле хорошо разбираюсь, и я считаю, что вскоре к тебе начнут приходить люди, чтобы формально поприветствовать и поздравить. Помни, когда они появятся, ты должен притвориться, что недоволен своим результатом, и подчеркнуть, что собираешься снова попытаться пройти испытания. Чем больше ты будешь так себя вести, тем больше людей будут считать, что у тебя большой будущий потенциал. И помни, что не нужно пытаться хвастаться перед теми, кто придёт к тебе с визитом».


Получив сообщение Сюй Баоцая, Бай Сяочунь посчитал, что совет очень хорош. Поэтому, немного подумав, он открыл дверь в пещеру бессмертного и встал рядом с входом, ожидая, что кто-нибудь придёт к нему.


«Ах, сплошная головная боль. По словам Сюй Баоцая, скорее всего ко мне скоро придёт куча народа». Вздыхая, он достал магическое зеркало из бездонной сумки и посмотрел на себя. Потом он соединил руки за спиной и сделал мрачное и задумчивое выражение. Он даже уставился на небо, словно желая обрести просветление.


Вскоре вдалеке появилось два луча света, в которых летели мастер Божественных Предсказаний и Большой толстяк Чжан. За то короткое время, что они провели на радуге, Большой толстяк Чжан уже достиг великой завершённости возведения основания и был окружён едва заметным, казалось бы, иллюзорным туманом, который очень впечатлял. Что касается мастера Божественных Предсказаний, то он был на ранней стадии формирования ядра и тоже выглядел очень внушительно.


Они оба оказались под большим впечатлением от прохождения Бай Сяочунем испытаний огнём, ну и, конечно, от его незабвенного образа, который предстал перед ними сейчас. Он выглядел до невозможности величественно, особенно когда ветер шевелил его одежду и длинные чёрные волосы. Учитывая глубокомысленный взгляд в его глазах, он, казалось, окружён аурой неземного существа, не принадлежащего миру смертных.


— Младший патриарх…


— Сяочунь…


Прежде чем Большой толстяк Чжан и мастер Божественных Предсказаний успели сделать что-то помимо как поздороваться, Бай Сяочунь взмахнул рукавом и в его выражении появились решимость и разочарование. Скосив на них взгляд, он сказал:


— Не пытайтесь убедить меня!


Тут же глаза Большого толстяка Чжана и мастера Божественных Предсказаний округлились.

429. Слияние с горой

— Проклятое голубое испытание огнём! Я просто не знал, что происходит, иначе как мог я, Бай Сяочунь, оказаться только чуть выше четыреста девяностого места? Я определённо добьюсь того, чтобы моя звезда поднялась выше. Я перемещусь из голубого сегмента в синий! На самом деле я дойду до фиолетового испытания огнём! Просто подождите следующего раза и вы увидите, как я сделаю это!


Решимость в его голосе могла гнуть гвозди и разрубать железо, от него просто исходила аура доблести. Большой толстяк Чжан и мастер Божественных Предсказаний тут же оказались под впечатлением и какое-то время неловко таращились на него.


— Не переживай, Сяочунь, — наконец сказал Большой толстяк Чжан. — Я слышал, что когда преодолеваешь синий уровень, то после тебя на уровне остаётся твоя статуя, с которой потом придётся сражаться всем последующим претендентам, чтобы пройти этот уровень. Конечно, это также означает, что тебе придётся сразиться со статуей прошлого победителя на синем испытании огнём. Но у тебя, конечно, не возникнет в следующий раз с этим никаких проблем. Ты определённо оставишь свою статую после себя.


— Точно, младший патриарх. Секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей огромна. То, что ты попал в лучшие пятьсот избранных, уже невероятное достижение. Я уверен, что в следующий раз тебе удастся ещё больше всех впечатлить.


Пока они пытались его убедить, его взгляд начал смягчаться. Однако, когда он опустил свой взгляд, перестав созерцать небо, на его лице всё ещё читалось сожаление и нежелание смиряться с тем, что произошло. Мастер Божественных Предсказаний и Большой толстяк Чжан не знали, что и думать об этом, поэтому продолжили его подбадривать и утешать. Как бы они не старались, Бай Сяочунь, казалось, так и остался не в духе. Наконец они соединили руки, прощаясь, и улетели.


Как только они ушли, с лица Бай Сяочуня сошло напряжение и он стал выглядеть крайне самодовольно.


— Ха-ха-ха! Как я здорово всё отыграл. Сюй Баоцай не зря ест свой хлеб!


Вспоминая, какие выражения лиц были у Большого толстяка Чжана и мастера Божественных Предсказаний, он начал ещё больше радоваться.


Однако примерно в то же время появился ещё один луч света, летящий в его сторону. В нём находилась Чень Маньяо. Когда она приблизилась, Бай Сяочунь снова уставился в небо, соединил руки за спиной и изобразил выражение лица человека, не желающего смиряться с положением вещей. Глубокомысленное сияние снова появилось в его взгляде, и не успела она хоть что-то сказать, как он произнёс:


— Даже не пытайся меня убедить! Проклятое голубое испытание огнём…


К удивлению Чень Маньяо, он повторил ей всё то, что до этого говорил мастеру Божественных Предсказаний и Большому толстяку Чжану. Чень Маньяо оказалась пойманной врасплох, ей даже почудилось, что она не знакома с той версией Бай Сяочуня, которую видела перед собой сейчас.


— Сяочунь, тебе не нужно так переживать…


В течение последующих нескольких дней, каждый раз когда кто-то приходил с визитом, они неизменно сталкивались с этой версией Бай Сяочуня и слышали одни и те же слова. В результате восхищение и уважение людей по отношению к нему только возросло.


Через три дня Сюй Баоцай завершил свои дела в таверне Вечная Жизнь и получил повышение на радугу. Первым делом он сразу же наведался к Бай Сяочуню, и у них состоялся долгий разговор. После этого Сюй Баоцай попросил внушительную сумму баллов заслуг на расходы и затем ушёл, лопаясь от самодовольства и гордости.


У Сюй Баоцая и правда были свои уникальные методы добычи информации и распространения сплетен. В этой ситуации он воспользовался своими талантами на полную катушку. Пока он распространял истории об избранном Бай Сяочуне, среди учеников появилось несколько различных версий баек о нём. В одних историях его превозносили, а в других уменьшали его заслуги, причём в некоторых аспектах эти истории противоречили друг другу. Однако это только привело к тому, что люди стали ещё больше их обсуждать.


Вскоре имя Бай Сяочуня стало хорошо известно по всей радуге Неба. Конечно, Бай Сяочуню тоже была отведена своя роль. Он каждый день посещал людные места и красовался там с непокорным задумчивым видом и соединёнными за спиной руками. Культиваторы радуги Неба не были знакомы с Бай Сяочунем, и по тому, что они видели, он казался им идеальным гордым избранным, полным решимости и уверенности. По этой причине многие культиваторы стали с нетерпением ожидать, когда Бай Сяочунь снова решит бросить вызов испытаниям огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


Бай Сяочунь очень радовался тому, что каждый день находился в центре подобного внимания. Конечно, он уже давно купил семицветную траву туманного моря, которая и была изначальной причиной его участия в испытаниях огнём. Присоединив её к уже имеющимся ингредиентам, он ушёл на несколько дней в уединённую медитацию и перегнал лекарственную пилюлю, которую можно было использовать для того, чтобы забыть себя. Получившаяся пилюля сияла семицветным светом, который отражался в полных гордости глазах Бай Сяочуня.


«В этот раз я точно добьюсь просветления с Заклятием Живой Горы!» В приподнятом расположении духа он подумал о каменных големах, виденных им на испытании огнём, и ощутил себя как никогда уверенным в успехе. С лекарственной пилюлей в руке он вылетел из пещеры бессмертного и отправился к радуге Мириад Звёзд и Плато Бесконечных Гор.


У входа на плато он снова увидел Каменную Скалу, который сидел на валуне и очень напоминал своим видом обезьяну. Как и в прошлый раз Бай Сяочунь не смог определить его основу культивации. Более того, у Каменной Скалы была аура, схожая с аурой каменных големов. После того, как Бай Сяочунь какое-то время пристально вглядывался в него, он наконец сложил руки и поклонился.


— Бай Сяочунь приветствует старшего брата Каменную Скалу.


Каменная Скала открыл глаза и глянул на Бай Сяочуня, одарив его редкой улыбкой и кивнув. Не произнеся ни слова, он взмахнул рукой. Тут же земля задрожала и появилась знакомая каменная ладонь. Бай Сяочунь запрыгнул на неё, потом у него всё поплыло перед глазами и он телепортировался. Когда зрение прояснилось, он снова оказался в странном мире, наполненном горами, протянувшимися во все стороны.


Он повторил свой маршрут с прошлого раза и нашёл гору, которая так напоминала каменных големов. Всю дорогу в его глазах сияла уверенность. Как только он добрался до нужной горы, он тут же уселся на неё со скрещёнными ногами. Затем он достал лекарственную пилюлю, которую перегнал, немного помедлил и стиснул зубы.


«Мне удалось получить Заклятие Живой Горы, когда я собрал все печати в зоне наследия. Если я не завершу её культивацию, то это определённо будет большое расточительство. На этот раз у меня должно всё получиться!» Глубоко вздохнув, он посмотрел на пилюлю, которую создал для того, чтобы забыть себя.


— Чтобы стать единым с горой, — пробормотал он, — сначала забудь себя, потом забудь гору. Потом, когда ты пробудишься, то ты станешь горой, а гора станет тобой…


Следуя описанному в Заклятии Живой Горы методу, он начал пытаться обрести просветление о структуре горы, а потом стать единым с ней. Он попытался сделать это несколько десятков раз, пока это усилие не превратилось в подобие рефлекса. Только тогда он поместил пилюлю в рот и проглотил. Как только пилюля оказалась внутри и растаяла, по его телу пошли тёплые потоки энергии, которые стекались к голове. Затем его тело заполнил громоподобный грохот. В то же время его разум погрузился в хаос и наконец полностью опустел. Хотя его голова и оказалась опустевшей, он остался в той же самой позе, и усилие по обретению просветления о структуре горы и объединению с ней продолжило работать.


Шло время. Через три дня Бай Сяочунь так и не пошевелился и сидел в прежней позе. Он забыл себя, его разум полностью опустел. Он забыл о горе, подобной голему, на которой сидел. В его голове не осталось ни единой мысли. Наконец на седьмой день в ней появились какие-то самые простые образы. Прошло ещё несколько дней и образы, казалось, начали медленно собираться и превращаться в очертания каменного голема. Это очертание было очень похоже на гору под ним, а ещё на тех големов внутри испытания огнём.


Прошло ещё полмесяца, а Бай Сяочунь до сих пор не очнулся. Образ каменного голема в его голове тем временем становился всё более законченным и проработанным, всё меньше отличаясь от оригиналов.


**


Тем временем в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей случилось то, что потрясло всю секту. Даже глава секты оказался под впечатлением.


Гунсунь Вань’эр… бросила вызов испытаниям огнём для суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Сначала люди не обратили на неё внимания. Однако, когда её звезда начала подниматься, культиваторы заметили те уникальные методы, что она использовала для прохождения испытаний и всё больше людей начали внимательно наблюдать за ней.


На красном испытании огнём она стала богом смерти в море лавы, убивая зверей направо и налево и создав из их трупов себе дорогу через лаву на противоположный берег. Остальные ученики на испытании огнём оказались в шоке от её моста из трупов. На оранжевом уровне, где дрались каменные големы, остальные ученики продвигались в страхе, а она просто спокойно прошла к выходу. На жёлтом уровне она снова, как ни в чём не бывало, спокойно прошла по раскалённому железу. На зелёном уровне с молниями она поглотила большое количество молний через рот и прошла по мосту.


Самым поразительным оказался голубой уровень, где от одного её появления мстительные души задрожали и попрятались. Только император душ показался, чтобы сразиться с ней, и в итоге бой кончился ничьей. Вся секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей оказалась под сильным впечатлением. В конце концов сила императора душ была примерно равна силе раннего зарождения души.

430. Я тоже так могу!

В то время как Гунсунь Вань’эр перешла от голубого испытания огнём к синему, Бай Сяочунь медленно открыл глаза на Плато Бесконечных Гор. У него был бессмысленный взгляд, а в каждом зрачке ещё виднелся мерцающий образ каменного голема. Постепенно он начал приходить в себя. Прошло время горения половины палочки благовоний, он глубоко вздохнул и полностью очнулся. Он чувствовал себя так, словно проснулся после долгого сна, а его мысли были заторможены.


«Это сработало?» Потерев лоб, он медленно поднялся и проверил свою основу культивации. Однако он до сих пор не был уверен, удалось ему задуманное или нет. Он не помнил ничего из того, что происходило с ним, пока он был в забытье. «Это…» Немного помедлив, он использовал технику Заклятия Живой Горы и выполнил жест заклятия. Сразу же по его телу пробежала дрожь, глаза широко распахнулись, и взрывная мощь начала накапливаться внутри тела.


Почти в то же мгновение образы двух каменных големов чётко проявились в его глазах. Мощь внутри него продолжала накапливаться, и он неожиданно осознал, что её ограничивает и не даёт ей вырваться его собственное тело. Даже не задумываясь, он открыл рот. Сразу же грохот, напоминающий рёв, вырвался из его горла. После этого иллюзорный образ гигантского каменного голема примерно в тридцать метров высотой появился над ним.


Издавая рёв, он подпрыгнул в воздух, а в его глазах загорелся безумный огонёк. Мощь внутри него достигла такой интенсивности, что он ощутил острую необходимость высвободить её. Он сжал руку в кулак, а потом нанёс удар в сторону соседней горы. Грохот наполнил небеса и землю, когда невероятная мощь впечаталась в горную вершину, заставив ту неистово затрястись и разлететься на кусочки. Море облаков вокруг заклубилось, а издалека это даже выглядело так, будто Бай Сяочунь стал центром огромной воронки. Мощь, которую он только что высвободил, не уступала по силе ранней стадии зарождения души, но была лишь силой физического тела. Возможно, правильнее было бы сказать, что это магия, присущая физическому телу. На самом деле это была секретная магия, такая же, как и Горлодробительная Хватка, Сокрушающий Горы удар и Неумирающая печать. После того как Бай Сяочунь нанёс удар, по его телу пробежала дрожь. Потом иллюзорный образ каменного голема растаял. Лицо Бай Сяочуня немного побледнело, но в то же время в его глазах сияло удивление и восторг.


«Это полностью отличается от техники Неумирающей Вечной Жизни. Хотя я не смогу пользоваться этим столько же раз подряд, как Горлодробительной Хваткой или Сокрушающим Горы ударом, но Заклятие Живой Горы самая мощная техника в моём распоряжении. Она намного разрушительнее, чем Горлодробительная Хватка». Быстро проверив себя, он понял, что использование подобного удара собрало все типы энергии в его теле и после его применения все его силы были на исходе. Даже так, возможность использовать подобный удар, способный заставить небо и землю содрогнуться, того стоила.


— Ха-ха-ха! Наконец-то у меня получилось. Теперь Заклятие Живой Горы станет одним из моих козырей. Хм! Теперь Бай Сяочунь неуязвим для всех ниже зарождения души.


Восхищаясь, какой он теперь невероятный, в прекрасном расположении духа он полетел в сторону выхода с Плато Бесконечных Гор. Когда он телепортировался наружу, то сразу огляделся в поисках Каменной Скалы, чтобы поделиться с ним новостью о своих достижениях. В конце концов, даже если он не мог увидеть, какая основа культивации у Каменной Скалы, он мог ощутить по его ауре, что тот тоже культивировал Заклятие Живой Горы. Однако он быстро понял, что Каменная Скала внимательно смотрит в сторону испытаний огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


— Старший брат Каменная Скала, — воскликнул радостно Бай Сяочунь, — у меня получилось!


— М-м-м, — у Каменной Скалы на лице было очень серьёзное выражение, и он продолжал смотреть в сторону испытаний огнём.


Удивившись такой реакции, Бай Сяочунь повторил свои слова:


— Старший брат Каменная Скала, говорю, я смог успешно культивировать Заклятие Живой Горы!


Каменная Скала даже не посмотрел на него, казалось, его выражение лица становилось всё серьёзнее с каждой минутой.


— А… Поздравляю.


Бай Сяочунь немного расстроился, что не с кем было поделиться радостью обретения нового козыря. Однако он невольно посмотрел в сторону испытаний огнём, чтобы понять, чего там такого интересного увидел Каменная Скала. Почти сразу он понял, что на синем сегменте радуги есть звезда, которая светит ярче остальных до такой степени, что это сразу бросается в глаза. Он сосредоточился на звезде, и в его голове всплыло имя Гунсунь Вань’эр.


— Что? — поражённо сказал он. Он быстро вынул командный медальон и потратил какое-то количество баллов заслуг, чтобы посмотреть, что происходит внутри испытаний огнём.


К своему удивлению, он увидел, как на синем испытании огнём Гунсунь Вань’эр сражается с каким-то неизвестным ему молодым человеком. Его основа культивации была на великой завершённости формирования ядра, и он носил голубые одежды. Его лицо ничего не выражало, и вокруг него блестело бессчётное множество молний. Атакуя Гунсунь Вань’эр, он использовал божественные способности, которые явно превосходили возможности его основы культивации. Несмотря на это, неожиданно Гунсунь Вань’эр взмахнула пальцем, и молодой человек тут же затрясся и взорвался, разлетаясь на множество кусочков.


Бай Сяочунь ахнул; что касается других культиваторов секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, наблюдающих за происходящим, то они оказались полностью потрясены. В конце концов, статую на синем уровне оставил после себя последний преодолевший уровень участник испытания огнём. Другими словами, Гунсунь Вань’эр только что победила статую, обладающую силой избранного, занимающего восьмое место в рейтинге!


Любой, кто хотел пройти испытание синего уровня, должен был сразиться со статуей предыдущего успешно закончившего уровень участника. Это был единственный способ, который позволял звезде претендента попасть на фиолетовый сегмент радуги. И когда Гунсунь Вань’эр добилась победы, тут же на синем испытании огнём сформировалась новая статуя, изображающая её. Это означало, что любой следующий претендент должен будет сразиться и победить эту статую. Тут же Гунсунь Вань’эр исчезла и появилась вновь на фиолетовом испытании огнём. А её звезда перешла из синего сегмента на фиолетовый, став там девятой.


Послышались потрясённые и удивлённые возгласы. В конце концов, уже очень долго в текущем поколении суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей на фиолетовом сегменте светило всего восемь звёзд. Но теперь их стало девять. Согласно правилам любой, кто добирался до фиолетового сегмента, мог попросить о чём-то секту, и его желание исполнялось, если оно не было чрезмерным.


Ещё кое-что случилось, когда Гунсунь Вань’эр попала на фиолетовое испытание огнём. Больше никто извне не мог наблюдать за ней. По правилам испытаний огнём для суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей можно было смотреть за тем, как претенденты проходят шесть первых испытаний огнём, но не последнее. Только те, кто сам добирался до туда, знали, что происходит внутри. Таких людей было очень мало.


Через несколько мгновений Гунсунь Вань’эр уже появилась за пределами испытания огнём, а её имя осталось на девятом месте. Тут же по секте начали бродить слухи о том, что бы это могло означать. Даже так, Гунсунь Вань’эр смогла прославиться, заняв девятое место. Это было невероятное достижение, которое потрясло всю секту. Ещё более поразительным был дхармический указ, который издал глава секты через несколько минут.


— Гунсунь Вань’эр, твоя просьба удовлетворена. С этих пор ты больше не заложница, но становишься одним из учеников основы секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей!


Все были ошеломлены этим объявлением. Только сейчас большинство людей осознали, что Гунсунь Вань’эр была заложницей. Что касается Бай Сяочуня, то у него от удивления округлились глаза. Он внезапно осознал, насколько Гунсунь Вань’эр невероятна. Однако он ощущал лёгкое раздражение. Когда он вспомнил обо всём, что случалось с Гунсунь Вань’эр, он тут же насторожился.


«Что такого удивительного в этом?..» — пробормотал он и ушёл прочь, оставляя вход на Плато Бесконечных Гор за спиной. Пока он шёл, никто особо не обращал на него внимания, все говорили только о Гунсунь Вань’эр. Раздражаясь всё сильнее, он вернулся на радугу Неба, где обнаружил, что и там все говорили о Гунсунь Вань’эр. Погрузившись в депрессию, он добрёл до своей пещеры бессмертного и уселся там. Стиснув зубы, он произнёс:


— Я тоже так могу. Я дошёл до голубого уровня в прошлый раз. Просто там было слишком много привидений. Нужно придумать способ, как засунуть их всех куда-нибудь и запереть. Тогда я смогу пройти дальше.


Нахмурившись, он призадумался над этой проблемой. Через несколько дней в его налившихся кровью глазах заблестел яркий свет.

431. Хозяин, пощадите меня!

«Это же просто какие-то несчастные привидения, так ведь? Лорд Бай всего лишь немного подумал и уже придумал, как превратить их в кучку пепла!»


Бай Сяочунь несколько дней бился над проблемой. Сначала он хотел использовать талисманы, отпугивающие зло, но учитывая большое количество мстительных душ на голубом испытании огнём, он решил, что такой метод не слишком надёжный. Кроме того, когда он впервые столкнулся с мстительными душами, он был облеплен подобными талисманами, но от них не было никакого толку.


«Отпугивающие зло талисманы не сработают. В таком случае я изготовлю лекарственную пилюлю. Только тогда я буду достаточно уверен в успехе…»


И тут его глаза заблестели в предвкушении. Немного поразмыслив, он придумал новую идею для лекарственной формулы, которая точно должна была сработать. Для неё не требовалось большое количество ингредиентов из лекарственных растений, по большей части пилюля должна была служить средством для использования сил притяжения и отталкивания, которые он начал исследовать ещё в секте Духовного Потока.


«Мне нужно перегнать пилюлю, которая будет собирать мстительные души в одном месте…» Он хотел сделать что-то такое, что при своём появлении заставит все окружающие мстительные души слететься с большой скоростью и спрессоваться в очень маленьком пространстве. Сама идея приготовить подобную пилюлю заставила его сгорать от нетерпения. Его брови то и дело взлетали вверх, пока он ходил туда-сюда по пещере бессмертного и продолжал анализировать новую формулу для пилюли. Наконец он хлопнул себя по ляжкам.


— Это точно сработает. Сияющие сферы, которые я делал из сил притягивания и отталкивания, могли срывать одежду и даже сдерживали галлюциногенный дым. Я определённо могу использовать их для того, чтобы собирать внутрь мстительные души!


Додумавшись до такого, Бай Сяочунь принял решение. Он выбежал из пещеры бессмертного и отправился в гильдию Истребителей Дьяволов, где набрал большое количество лекарственных трав, а потом ушёл в уединённую медитацию.


Через три дня его пещеру бессмертного наполнил грохот. Налившимися кровью глазами Бай Сяочунь смотрел на белую лекарственную пилюлю, которую только что изготовил. Глубоко вздохнув, он призвал силы притяжения и отталкивания и начал вплавлять их в пилюлю. Притяжение и отталкивание было сложно культивировать, но Бай Сяочунь потратил десятки лет на их изучение, поэтому мог до некоторой степени использовать их. Потребовалось несколько часов, но он смог вплавить силы притяжения и отталкивания в пилюлю, после чего с энтузиазмом достал медное зеркало.


— Лже-Черногроб, иди-ка сюда!


Душа лже-Черногроба задрожала. У него не было никакого желания показываться из зеркала, но он не посмел отказаться. Пытаясь не заплакать, он вылетел наружу.


— Хозяин, вы…


Прежде чем он успел закончить говорить, Бай Сяочунь закричал:


— Получай!


Затем он раскрошил лекарственную пилюлю. Раздался бум, и одежду Бай Сяочуня тут же разорвало в клочья, оставив его в чём мать родила. Что касается лже-Черногроба, то тот закричал, но через какое-то время его крик сменился удивлённым восклицанием:


— А? Я в порядке! Ха-ха-ха! Всё обошлось! — на лже-Черногроба пилюля не произвела совсем никакого эффекта. Он обрадованно посмотрел на Бай Сяочуня, который в ответ с дёргающимся веком уставился на него. Лже-Черногроб задрожал, потом съёжился, будучи убеждённым, что Бай Сяочунь сейчас в очень опасном настроении.


Тяжело дыша, Бай Сяочунь посмотрел на раскрошенные остатки лекарственной пилюли. Потом, полностью игнорируя лже-Черногроба, он надел на себя новые одежды и принялся за перегонку ещё одной пилюли. Прошло ещё три дня.


— Получай! — закричал Бай Сяочунь и раскрошил пилюлю.


Раздался бум, и в этот раз его одежда осталась полностью целой. Однако сила отталкивания впечатала Бай Сяочуня в стену пещеры бессмертного с такой силой, что по стене во все стороны начали расползаться трещины. Только после того как прошло достаточно много времени, Бай Сяочунь свалился на землю, открывая вид на оставшийся от его тела отпечаток в стене. С серым лицом, но полный решимости, он стиснул зубы и снова принялся за работу. Увидев, что произошло, Черногроб невольно ахнул.


«Что… Что за пилюлю он пытается изготовить?»


Прошло четыре дня, и в руках у Бай Сяочуня появилась ещё одна пилюля. Его глаза так сильно налились кровью, что казалось, они полностью красные. Он попятился назад, пока не упёрся спиной в стену. Будучи уверенным, что на этот раз всё получится, он раздавил пилюлю и закричал:


— На, получи!


В этот раз его одежда осталась на месте, но, вместо того чтобы толкать его назад, его начало со страшной силой тащить вперёд, пока он не впечатался в противоположную стену. Раздался хлопок, потом трещины расползлись по стене во все стороны. В это время лже-Черногроб смотрел на Бай Сяочуня и неистово дрожал.


«Да он не лекарства изготавливает, а пытается убить себя!» Лже-Черногроб дрожал от страха и тревоги, но не потому, что Бай Сяочунь мог погибнуть, а потому что он тестировал эти пилюли на лже-Черногробе. Он даже представить себе не мог, какая судьба должна постигнуть его, когда Бай Сяочуню наконец удастся то, что он задумал.


К этому моменту Бай Сяочунь был в ярости. С трудом выбравшись из вмятины в стене, он снова принялся за перегонку. Прошло ещё несколько дней, и у него получилась новая версия духовного лекарства. В этот раз он забрался в одно из углублений, которые до этого пробил в стене в надежде, что это убережёт его от неприятностей. После этого он стиснул зубы и приготовился раскрошить пилюлю. Не выдержав, лже-Черногроб взвыл:


— Хозяин, пощадите меня!


Бай Сяочунь вздохнул и сказал:


— Поверь, в этот раз всё сработает!


После этого он раскрошил пилюлю. В тот же миг раздался бум, а силы притяжения и отталкивания вырвались наружу. В этот раз пилюля просто взорвалась, а Бай Сяочуню, несмотря на то что он прятался в стене, всё равно хорошенько досталось от взрыва. Вся пещера бессмертного заходила ходуном. Бай Сяочунь с трудом извлёк себя из стены и хлопнулся на землю, где он довольно долго пролежал, прежде чем с трудом принял сидячее положение. А потом он снова начал перегонять лекарства, будто от этого зависела его жизнь.


Лже-Черногроб дрожал на грани потери сознания, он со страхом думал о том, что уготовлено ему в будущем. Это была настоящая пытка. Каждый раз, когда он видел, какие бедствия несли за собой испытания пилюли, его ужас всё возрастал. Прошло ещё несколько дней, и Бай Сяочунь начал готовится к новому тесту. Взвыв, лже-Черногроб взмолился:


— Хозяин, прошу, пощадите меня!


Он на самом деле очень хотел спастись. Он чувствовал себя как приговорённый к смерти, голову которого положили на плаху, замахнулись топором, а потом промахнулись и ударили рядом с головой. И так снова и снова раз за разом. Это порождало истинную агонию.


— Поверь мне, в этот раз точно сработает! — взвыв, Бай Сяочунь раскрошил лекарственную пилюлю, после чего раздался ещё один бум…


Шло время. Пролетело целых два месяца. В течение этого времени пещера бессмертного Бай Сяочуня раз в несколько дней регулярно ходила ходуном. Что касается самого Бай Сяочуня, если бы не его невероятно мощное физическое тело, он бы уже не раз серьёзно пострадал. Наконец в тот день, когда лже-Черногроб уже полностью отчаялся, раздался бум и начала действовать мощная сила притяжения. Лже-Черногроба тут же потащило и почти мгновенно втянуло в сферу, возникшую на ладони у Бай Сяочуня.


— Ха-ха-ха! Наконец получилось! — воскликнул Бай Сяочунь, стоя посреди разнесённой пещеры бессмертного. Его волосы торчали в разные стороны, но на лице было выражение полного восторга. Очевидно, что не только лже-Черногроб страдал все эти два месяца. Теперь у Бай Сяочуня была пилюля, если раздробить которую, начинали действовать силы притяжения и отталкивания и затягивать все души, находящиеся без тела, в место, где была раздавлена пилюля.


«Назову её пилюля Собирающая Души!» После этого он запрокинул голову назад и раскатисто рассмеялся. Хотя он чертовски устал, он чуть не свихнулся от радости и уже хотел немного отдохнуть, а потом снова пойти проходить испытания огнём секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей.


«В этот раз я точно задам этим ничтожным призракам по первое число!» Ощущая неимоверную гордость собой, он перегнал ещё пилюль Собирающих Души, а потом уселся со скрещёнными ногами и занялся дыхательными упражнениями для восстановления сил.


В течение следующего месяца Бай Сяочунь как безумный перегонял пилюли Собирающие Души. Каждый раз, когда он уставал, он делал дыхательные упражнения, а потом снова принимался за дело. Со временем у него не только накопилось огромное число таких пилюль, но ещё из-за постоянных изматывающих нагрузок и восстановления его основа культивации начала медленно приближаться к стадии позднего золотого ядра!


В один из дней, когда он завершил изготовление пилюль и уже приступил к дыхательным упражнениям, его внимание привлекло нечто за пределами пещеры бессмертного, а на лице отразилось удивление. Вскоре в небе появилось три луча света, летящих в его сторону. Это были не кто иные, как мастер Божественных Предсказаний, Чень Маньяо и Сюй Баоцай. Все они казались очень обеспокоенными. Учитывая, что Бай Сяочунь находился на пике среднего формирования ядра, он мог определить даже с такого расстояния, что они расстроены — очевидно, что-то произошло. Ещё до того как они достигли его пещеры бессмертного, они начали кричать изо всех сил.


— Младший патриарх, Большой толстяк Чжан в беде!


— Сяочунь, поспеши и спаси Большого толстяка Чжана!


Услышав это, Бай Сяочунь помрачнел. Взмахнув рукавом, он с хлопком распахнул дверь и выскочил наружу в порыве ветра. Схватив мастера Божественных Предсказаний за плечо, он закричал:


— Что случилось с самым старшим братом?

432. Охваченный тревогой

Мастер Божественных Предсказаний видел, насколько обеспокоен Бай Сяочунь, он знал, как Большой толстяк Чжан важен для него. Задрожав, он ответил:


— Большой толстяк Чжан пытается достичь формирования ядра и сейчас переживает смертельно опасный кризис.


Не менее взволнованный Сюй Баоцай продолжил объяснения:


— В прошлом месяце старший брат Чжан понял, что находится на пороге достижения формирования ядра, и ушёл в уединённую медитацию. Мастер Божественных Предсказаний и я вызвались стать его дхармическими защитниками и остались у его пещеры бессмертного. Сначала всё было в порядке, мы решили, что ему понадобится только пара месяцев, чтобы завершить процесс. Но по какой-то причине на третий день его аура начала слабеть. А сейчас от неё остались лишь крохи!


— Я тоже пришла туда, — встревоженно сказала Чень Маньяо, — но его пещера бессмертного наглухо запечатана, поэтому мы не смогли войти. Мы не можем взорвать дверь, потому что это может ещё больше навредить старшему брату Чжану, — уже долго находясь вместе с ними, она считала себя частью их группы и так же, как и они, переживала за Большого толстяка Чжана.


Выслушав их объяснения, Бай Сяочунь не стал медлить ни минуты. Превратившись в луч радужного света, он на большой скорости полетел в сторону пещеры бессмертного Большого толстяка Чжана. Мастер Божественных Предсказаний, Сюй Баоцай и Чень Маньяо последовали за ним так быстро, как могли. Прошло время горения палочки благовония, и пещера бессмертного Большого толстяка Чжана показалась впереди. Сердце Бай Сяочуня быстро билось от переживаний. Большой толстяк Чжан был его самым старшим братом и самым близким другом. В конце концов, они подружились ещё тогда, когда Бай Сяочунь только попал в секту Духовного Потока.


У Бай Сяочуня все мысли вылетели из головы, он приземлился у пещеры бессмертного, дверь в которую была плотно запечатана. Он быстро отправил божественное сознание, подкреплённое силой среднего формирования ядра, внутрь. Почти сразу же он почувствовал ауру Большого толстяка Чжана и насколько она слаба. Очевидно, что пламя его жизненной силы было на грани полного затухания. Казалось, словно он совершил множество попыток добиться формирования ядра, но каждый раз у него ничего не выходило, из-за чего его жизненная сила всё больше истощалась.


— Как такое может быть?! — сказал Бай Сяочунь. С налившимися кровью глазами он стиснул руки в кулаки и использовал взрывчатую силу Неумирающей печати, а также ледяную ци практически уровня ледяного мастера. Почти сразу дверь в пещеру бессмертного покрылась сетью очень мелких трещин, а потом разлетелась в крошку.


Бай Сяочунь ворвался внутрь и увидел сидящего там Большого толстяка Чжана, бледного как смерть и похудевшего до такой степени, что он больше напоминал скелет, обтянутый кожей. Его окружал едва заметный туман, который время от времени стекался в его тело, а потом снова просачивался наружу. При этом аура Большого толстяка Чжана постепенно затухала, а аура смерти всё больше усиливалась. Судя по всему, ему оставалось жить совсем не долго.


— Самый старший брат, — пробормотал Бай Сяочунь. Он ощутил словно его сердце ранили острейшим из клинков. Ни капли не медля, он положил свою правую руку на макушку Большого толстяка Чжана, а затем влил в него жизненную силу, надеясь поддержать еле теплящийся огонёк его жизни.


Через мгновение Бай Сяочунь осознал, что внутри Большого толстяка Чжана находится какая-то странная сила, которая отвергает любую чужую жизненную энергию. Эта сила походила на абсолютную и несокрушимую решимость. Более того, в области даньтяня Большого толстяка Чжана находилось плотное облако тумана, напоминающее сферу. Время от времени туман собирался в форме ядра, но затем снова распадался. Очевидно, что туман, что окружал Большого толстяка Чжана, тоже был создан этой самой силой.


— Что происходит?! — сказал поражённый Бай Сяочунь. Из-за силы неприятия чужого воздействия внутри Большого толстяка Чжана вся жизненная сила, которую он пытался ему передать, практически полностью рассеялась. В лучшем случае ему удалось лишь немного замедлить скорость угасания жизненных сил Большого толстяка Чжана. При текущей скорости жить Большому толстяку Чжану оставалось не больше двух часов. В это время прибыли мастер Божественных Предсказаний и Чень Маньяо. Когда они увидели, как выглядит теперь Большой толстяк Чжан, то ужаснулись.


— Как такое вообще возможно? — сказал поражённый мастер Божественных Предсказаний. — Большой толстяк Чжан находился в уединённой медитации всего месяц! Как он мог дойти до такого состояния? Выглядит так, будто он успел сделать десять неудачных попыток добиться формирования ядра!


Чень Маньяо внимательно посмотрела на туман вокруг него и сказала:


— Этот туман… Большой толстяк Чжан ведь духовный улучшатель. Возможно ли, что он пытается сформировать ядро воли?


— Ядро воли? — Бай Сяочунь пронзительно посмотрел на Чень Маньяо, но не из-за того что она его рассердила, а потому что он практически сходил с ума от беспокойства за Большого толстяка Чжана. Чень Маньяо тут же рассказала всё, что знала про ядра воли.


— В древние времена духовные улучшатели часто пытались сформировать ядро воли. Однако это изначально очень опасно, поэтому в наши дни практически никто даже не пробует. Только тот, кто полностью и абсолютно уверен в своих способностях духовного улучшателя может добиться при этом успеха. Это практически то же самое, что создавать что-то из ничего! Если духовный улучшатель успешно сформирует ядро воли, то у него будет неимоверно большие возможности в дальнейшем. Но если у него не выйдет, то, без всякого сомнения, он погибнет!


Когда Бай Сяочунь услышал это объяснение, по его телу пробежала дрожь. Он внезапно ощутил некую форму абсолютной уверенности внутри тумана вокруг Большого толстяка Чжана. И тут на лице у Бай Сяочуня появилось сожаление.


— Ядро воли…


Он невольно вспомнил, как в секте Духовного Потока он обманул Большого толстяка Чжана, заставив поверить, что у него замечательно получается духовное улучшение, только для того чтобы не ранить его чувства. С тех пор путь Большого толстяка Чжана к достижению мастерства в духовном улучшении полностью изменился. Теперь Бай Сяочунь понял, что путь Большого толстяка Чжана как духовного улучшателя очень сильно опирался на его уверенность, которую в своё время помог сформировать сам Бай Сяочунь.


— Вы пока постарайтесь как можете поддерживать его жизненные силы. А я приведу даосского мастера зарождения души! — ещё раз глянув на затухающую ауру Большого толстяка Чжана, Бай Сяочунь выбежал из пещеры бессмертного и направился в сторону гильдии Истребителей Дьяволов. Мастер Божественных Предсказаний и Чень Маньяо тут же начали вливать жизненную энергию в Большого толстяка Чжана. К ним присоединился и только что прибывший Сюй Баоцай.


Глаза Бай Сяочуня налились кровью, он стремительно летел вперёд, в его голове осталась только одна мысль — не дать Большому толстяку Чжану умереть. Он со свистом, который разносился по всей радуге Неба, мчался на полной скорости к гильдии Истребителей Дьяволов. Она находилась довольно далеко от пещеры бессмертного Большого толстяка Чжана, и Бай Сяочунь страшно переживал. Поэтому он развил максимальную скорость, используя Сокрушающий Горы удар и силу Неумирающих сухожилий на левой ноге. Вскоре он уже приближался к гильдии Истребителей Дьяволов. Однако в этот момент впереди показались пять культиваторов, которых не пропускали дальше. Перекрыли им путь трое в зелёных одеждах, на их лицах виднелось очень холодное выражение. Когда они увидели спешащего в их сторону Бай Сяочуня, один из них узнал его и, немного помедлив, крикнул:


— Эй, ты там, тормози! Эта зона в пятьсот километров оцеплена для персонального использования молодым господином!


— Точно. Наш молодой господин — Сыма Фэйжу!


Очевидно, они считали, что само имя Сыма Фэйжу уже должно всех распугать. В конце концов, они говорили это всем, кто пытался тут пройти. Многие жители радуги Неба знали Сыма Фэйжу. Он находился на девяносто седьмом месте в рейтинге суперзвёзд. Все те, кто был в лучшей сотне, неизменно пользовались большой популярностью. В любое другое время, когда Бай Сяочунь был в обычном расположении духа, он бы никогда не стал спорить с этими людьми. Но сейчас в его сердце бушевал пожар из-за беды с Большим толстяком Чжаном, и у него не было ни капли терпения. Ему также не было никакого дела до того, что Сыма Фэйжу оцепил территорию. На самом деле даже если бы это сделал кто-то ещё более могущественный и известный, он бы всё равно не пошёл бы в обход. Сейчас каждый миг был на счету. Полностью проигнорировав троих учеников в зелёных одеждах, он подлетал к ним всё ближе, даже не притормозив. Три ученика помрачнели, один из них начал:


— Да как ты смеешь…


Однако прежде чем он успел договорить, Бай Сяочунь проревел:


— Прочь!


Тут же поднялся мощный порыв ветра, и в ушах трёх учеников раздался оглушительный грохот. Невероятная сила раскидала их в стороны, освобождая Бай Сяочуню путь в оцепленную зону Сыма Фэйжу. Почти тут же из глубокого резервуара внутри пятисоткилометровой оцепленной зоны начала распространяться мощная аура.


— Кто посмел помешать моей культивации?! — вместе с раздавшимся голосом над резервуаром появилось огромное лицо. Оно принадлежало молодому человеку и было перекошено от гнева. Это было лицо не кого иного, как Сыма Фэйжу.

433. Двенадцать часов

Вместе со словами Сыма Фэйжу из резервуара начала распространяться мощная волна силы основы культивации позднего формирования ядра. В то же время в воздухе появилось десять человек, вылетевших с разных сторон. Это были последователи Сыма Фэйжу. На их лицах виднелись холодные улыбки. Очевидно, они были уверены, что любого, посмевшего потревожить молодого господина, пока он занят культивацией, ждала печальная участь. Сыма Фэйжу уже не первый раз оцеплял территорию для культивации, и не в первый раз кто-то пытался нарушить её границы. Однако ещё ни у кого не получалось прогнать его, всем приходилось отступать самим. Что касается Бай Сяочуня, то он был так обеспокоен и так спешил, что в его глазах тут же сверкнул холодный свет, он произвёл жест заклятия правой рукой и направил указательный палец на резервуар.


— Замолкни! — закричал он, используя Заклятие Развития Воли Ледяной Школы. В то же мгновение ледяная ци почти что ледяного мастера устремилась из его пальца вниз.


Сыма Фэйжу уже хотел вылететь из резервуара, но ледяная ци, словно луч света, обрушилась на воду. В тот же момент раздался треск, и вода в резервуаре превратилась в большой кусок льда. Не только резервуар заледенел, но и гигантское лицо в небе тоже, не говоря уже о Сыма Фэйжу в позе наизготовку, чтобы вылететь. Сыма Фэйжу помрачнел, не успел он начать выбираться, как ледяная ци успела проникнуть в него, и он превратился в статую изо льда. Его рот остался открытым, а в широко распахнутых глазах читалось выражение крайнего неверия. Что касается его последователей вокруг, то они удивлённо вздохнули и выпучили глаза.


— Как… такое вообще возможно?


— Это Бай Сяочунь? Небеса! Он ведь только где-то чуть выше четыреста девяностого места в рейтинге, верно? Я не могу поверить, что он запечатал Сыма Фэйжу одним мановением пальца!


Пока последователи Сыма Фэйжу удивлялись, Бай Сяочунь промчался мимо них. Учитывая его скорость, ему не потребовалось много времени, чтобы добраться до гильдии Истребителей Дьяволов, куда он влетел, ничуть не притормозив. Вне гильдии Бай Сяочунь не был очень уж знаменит, но внутри все относились к нему с огромным уважением. Причина была в особом отношении к нему Фэн Юдэ, из-за чего Бай Сяочунь мог делать практически всё, что пожелает. Никто не смел преграждать ему путь, и вскоре он был уже у главного храма. Войдя внутрь, он тут же увидел Фэн Юдэ, который сидел в дальнем конце зала. Бай Сяочунь поспешил вперёд, сложил руки и низко поклонился.


— Бай Сяочунь приветствует вас, мастер. Умоляю, мастер, спасите жизнь человека!


— Что случилось на этот раз? — спросил Фэн Юдэ немного недовольно.


Бай Сяочунь быстро объяснил ему ситуацию с Большим толстяком Чжаном и продолжал умолять о помощи, беспрерывно низко кланяясь. Вскоре выраже