КулЛиб электронная библиотека 

За пределами законности [Иван Арцибасов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Арцибасов Иван Никифорович «ЗА ПЕРЕДЕЛАМИ ЗАКОННОСТИ» (Империализм: события, факты, документы)




Введение

Сегодня как никогда прежде над миром нависла страшная угроза ядерной войны. Почти непрерывной чередой вспыхивают военные конфликты в Центральной Америке и Южной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, в Юго-Западной Азии… Льется кровь, разрушаются жилища мирных жителей, гибнут посевы, луга, сады, уничтожаются произведения мировой культуры и искусства.

Закономерен вопрос: кто же создал такую обстановку? Кто поставил человечество перед альтернативой — быть или не быть? Ответ на поставленные вопросы однозначен — империализм, и прежде всего американский, который стал цитаделью международной реакции. Именно от него прежде всего исходит угроза войны. Проводимая США политика диктата, навязывания неравноправных отношений с другими государствами, поддержки репрессивных антинародных режимов, дискриминация неугодных США стран дезорганизует межгосударственные отношения, препятствует их нормальному развитию. Руководители США делают имперские заявки на «зоны жизненно важных интересов», на «право» вмешиваться во внутренние дела других государств, «поощрять» или «наказывать» суверенные страны и народы в зависимости от прихоти Вашингтона1.

Под эту античеловеческую политику реакционные силы империализма пытаются подвести «идеологическую основу», они открыто заявляют о намерении ликвидировать социализм как общественную систему. Вашингтон призывает к новому «крестовому походу» против социализма и коммунизма. Касаясь такой опасной для дела мира политики, апрельский (1985 г.) Пленум ЦК КПСС отметил, что империализм в последние годы усилил подрывную работу и координирует свои действия против социалистических государств. Он пытается осуществить социальный реванш по самому широкому фронту: и в отношении социалистического содружества, и против стран, освободившихся от колониального гнета, национально-освободительных движений и трудящихся капиталистических государств2.

Как свидетельствует история, усиление идеологической агрессивности империализма всегда связывается с реакцией наших классовых врагов на рост влияния в мире марксистско-ленинской идеологии. Особенность нынешней «вспышки» идеологической борьбы на мировой арене состоит в том, что империализм пытается решить исторический спор между социализмом и капитализмом путем военного столкновения. Но такая попытка «была бы гибельной для человечества»3.

Коренной вопрос современности — это вопрос войны и мира. Именно сюда и направляется острие идеологических диверсий империализма. Идеал социализма — мир. Однако нынешняя администрация США, придя к власти, поспешила изложить свое кредо по данному вопросу иначе. «Есть вещи поважнее, чем мир»! Пропаганда ядерной войны стала духовным средством ее подготовки и развязывания. Делается это под надуманным лозунгом о «советской военной угрозе». Лозунг — не нов, но никогда он не использовался в США столь цинично и лицемерно, как ныне.

Наша эпоха — это эпоха социальных перемен, эпоха перехода от капитализма к социализму и коммунизму. Остановить, повернуть вспять такой ход истории задались целью нынешние идеологи и политики буржуазии. Но как это сделать? И вот развязывается кампания «борьбы с международным терроризмом», против всех тех, кто не согласен с политикой Вашингтона.

С приходом к власти нынешней администрации агрессивно-милитаристские тенденции стали определяющими в политике США. Ее претензии на «руководство миром» настолько навязчивы, что вызывают раздражение даже у некоторых союзников Соединенных Штатов. Государственный секретарь США Шульц заявляет, например, что его страна «является силой для блага во всем мире…», «руководящая роль в мире выпала на долю США…», «в случае необходимости мы употребим силу». Для чего? Ответ дает президент США: «Для того, чтобы будущие поколения могли чтить американскую нацию и ее великие идеалы».

Недавно в Праге вышла книга «Новое международное гуманитарное право». Ее автор, Г. Менсера, пишет:

«Почти тринадцать тысяч дней прошло со времени принятия Устава ООН, и только шестьдесят (подчеркнуто мною. — И. А.) из них были мирными, без выстрелов». Известно, что за этот период США более 100 раз применяли силу либо непосредственно, либо провоцировали ее применение. В более чем 30 случаях они были на грани применения ядерного оружия. Преступность таких конфликтов заключается в том, что в них гибнет в основном мирное население, разрушаются гражданские объекты, наносится огромный ущерб окружающей человека среде, испытываются (совершенствуются) новые средства массового истребления людей.

Конечно, в наше время, когда во всем мире развернулось мощное антивоенное движение, без фраз о мире не обойтись. Софизмы о мире всегда использовались империалистами для усыпления бдительности народов, оправдания и прикрытия подготовки к войне. Еще в октябре 1922 года в интервью английскому корреспонденту Фарбману В. И. Ленин говорил, что пацифистских фраз, разговоров и заверений, иногда даже клятв против войны раздается во всем свете необыкновенно много, а «готовности сделать действительные шаги, даже самые простые, для обеспеченности мира мы встречаем в большинстве государств, и особенно современных цивилизованных государств, необыкновенно мало. А мы хотели бы и в этом и в подобных вопросах видеть как можно меньше общих заявлений, торжественных обещаний, пышных формул и как можно больше самых простых, самых ясных решений и мер, которые бы действительно вели к миру, если уже не говорить о полном устранении опасностей войны»4. Как актуальны эти слова сейчас! В сентябре 1984 года президент США Р. Рейган, выступая в Организации Объединенных Наций, заявил о своем намерении содействовать «созданию мира, в котором процветание будет общим, конфликт будет отклонением, а достоинство и свобода человека — образом жизни». И это говорится тогда, когда американский империализм на деле, презрев нормы международного права, попирает суверенитет одних стран, вмешивается во внутренние дела других, рвется в космос, чтобы создать угрозу жизни всего человечества. Именно США постоянно создают очаги конфликтов и военной опасности, накаляя обстановку то в одном, то в другом районе мира, именно США открыто претендуют на «право» вмешательства везде и всюду, игнорируют, а нередко и прямо попирают интересы других стран, действующие договоры и соглашения.

Зловещую угрозу существованию человечества представляют преступные планы администрации США перенести гонку вооружений в космос. Если миролюбивым силам не удастся сорвать эти планы, «то гонка вооружений перейдет в качественно новую фазу — в области вооружений возникнут неконтролируемые процессы и резко увеличится риск возникновения ядерной войны»5. На встрече Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева и президента США Р. Рейгана была подтверждена необходимость искать пути предотвращения гонки вооружений в космосе и ее прекращения на Земле. Было также подчеркнуто, что ядерная война никогда не должна быть развязана. Однако нежелание руководства США отказаться от программы «звездных войн» не позволило прийти в Женеве к конкретным договоренностям по реальному разоружению и, прежде всего, по центральной проблеме ядерных и космических вооружений.

В данной книге разоблачаются преступления империализма, связанные с нарушением им международного правопорядка. Самые тяжкие преступления, которые совершал и совершает империализм — это преступления против мира.

Другую группу международных преступлений — военных — составляют противоправные действия империалистических государств, совершаемые в ходе развязанных ими войн и вооруженных конфликтов. Это — использование таких средств и методов ведения вооруженной борьбы, которые запрещены международным правом.

Наконец, отдельную, самостоятельную группу преступлений — против человечности — образуют такие противоправные действия империалистических государств во время войн и вооруженных конфликтов, как уничтожение мирного населения, окружающей человека среды, культурных ценностей.

Все эти виды международных преступлений сформулированы в международно-правовых актах, и поэтому все страны должны строго соблюдать их положения.



1. Захватчики всегда жестоко подавляли сопротивление населения на оккупированных ими территориях: будь то германские фашисты с бредовой идеен установления «нового порядка», будь то сионисты в многострадальном Ливане.



2. Американские агрессоры на Гренаде.



3. Ежегодно на свет появляются 80 млн. новых жителей Земли. Но уже в первый год своей жизни десятки тысяч из них ежедневно умирают от голода. Особенно трагичны судьбы детей в Африке.



4. Бесславно закончилась миссия многонациональных сил, созданных западными странами для урегулирования конфликта в Ливане. На снимке — английские солдаты из контингента многонациональных сил в Бейруте.



5. Приказ экипажу «Нью-Джерси» лаконичен: действовать быстро и решительно.



6Жертва сионистского разбоя. Обожженный напалмом мальчик после налета израильских самолетов.



7Самая страшная страница в истории вооруженных конфликтов, развязываемых империалистическими державами, — это трагедия детей. Родных этой палестинской девочки сионисты убили в лагере Сабра



8Жертвы кровавой расправы сионистов в палестинских лагерях Сабра и Шатала.



9. Смерть и разрушения принесли израильские сионисты ливанскому народу (развалины в ливанском порту Сидон).



10. Демократическая Республика Афганистан. Сотни миллионов долларов тратит администрация США на вооружение врагов афганского народа. На снимке — участники пресс-конференции осматривают оружие, захваченное у бандитов.



11. Американские оккупанты хозяйничают на Гренаде.



12. «Миротворцы» на ливанской земле. Американские морские пехотинцы в Бейруте.



13. Во время налета вооруженные бандиты из так называемого «Мозамбикского национального сопротивления согнали жителей в хижины и подожгли. Этот мальчик чудом остался жив.



14. Сальвадорский каратель на страже «демократии».



15Ливан. Горит земля под ногами «миротворцев». Под обстрелом солдаты морской пехоты США.



16. Американскому солдату, обыскивающему гренадского юношу, внушали, что на Гренаде сосредоточены «горы советского и кубинского оружия». «Мы ничего не нашли», — скажут потом многие американские солдаты, не обнаружившие ни угрозы национальным интересам США, ни «гор оружия» (Шпигель, 1983, № 45, с. 162).



17. Только в 1985 году военная хунта Сальвадора получила от США оружия более чем на 30 миллионов долларов.



18. Американские солдаты в Ливане довольны своей «работой»: более 70 тыс. убитых, сотни тысяч оставшихся без крова, разрушенные города и села.



19. Гренада. 1983 год. Убийства, насилие, грабеж, мародерство — таков почерк оккупантов.



20Сотни американских инструкторов учат солдат палача Дуарте убивать своих соотечественников. За годы войны в Сальвадоре уже погибли более 50 тыс. человек.



21. Американский солдат Джимм Рокби принимал непосредственное участие в распылении «желтого агента». Теперь он в 35 лет сам стал инвалидом.



22Американский летчик, бесславно погибший при оккупации Гренады.



23. «Зачем мы здесь?» Этот вопрос в 193:) году задавали себе многие солдаты США, по приказу Белого дома уничтожившие суверенитет и независимость Гренады.



24. «Вкус свободы». Такую подпись под этой фотографией поставил корреспондент из журнала «Шпигель». Гробы с телами американских солдат, погибших в Ливане и на Гренаде.



25. Гватемала. Вооруженные полицейские патрулируют в г. Чичикастенанго.



26. Звериный оскал апартеида.



27По предварительным подсчетам, ущерб, нанесенный Израилем Ливану, составляет около 15 млрд. долларов. Жилые дома в Бейруте, разрушенные агрессором.



28Будни оккупации.

Война — преступление



14 513 — столько было войн за всю историю существования человечества; в них погибло 3 млрд. 640 млн. человек. Материальные ценности, уничтоженные в этих войнах, эквивалентны золотой ленте шириной в 8 км и толщиной в 10 м, опоясывающей земной шар по экватору.

С небольшими оговорками можно сказать: сколько времени существует человечество — столько времени велись войны. И сколько существует человечество, прогрессивная его часть всегда задумывалась над тем, как предотвратить войну, каким образом создать условия для «вечного мира» на земле. Но всегда ли считали люди, что война — это преступление? Всегда ли война была преступлением с точки зрения международного права? И всякая ли война преступна?

Войны — продукт политики эксплуататорских классов. Они велись и до империалистической стадии развития капитализма, принося огромные разрушения и страдания народам. По данным Норвежской академии наук, за период с 3600 г. до н. э. по сегодняшний день насчитывалось лишь 292 мирных года. Развитие капитализма сопровождалось жестокими войнами. Они — его постоянные спутники. «Война — не случайность, не «грех»… а неизбежная ступень капитализма, столь же законная форма капиталистической жизни, как и мир»6, — писал В. И. Ленин. Капитализм показал свое подлинное лицо во время колониальных войн, а также во время войн против народов, поднявшихся на борьбу за свое освобождение.

В конце XIX — начале XX века капитализм окончательно перерос в свою высшую стадию развития — империализм, который, по словам В. И. Ленина, и во внешней политике, и во внутренней одинаково «стремится к нарушениям демократии, к реакции»7.

Свое рождение империализм отмечал залпами артиллерийской канонады, ружейных выстрелов, металлическим звоном сабель; свое шествие по планете он начал с передела огнем и мечом уже поделенного мира, с подчинения чужих территорий, народов. Войны становятся и его постоянным спутником. Они приняли массовый характер, стали вестись более жестокими, более варварскими способами.

В. И. Ленин писал, что «империализм, как высшая стадия капитализма Америки и Европы, а затем и Азии, сложился вполне к 1898–1914 гг. Войны испано-американская (1898), англо-бурская (1899–1902), русско-японская (1904–1905) и экономический кризис в Европе 1900 года — вот главные исторические вехи новой эпохи мировой истории»8. Именно в этот период происходит территориальный раздел мира между крупными империалистическими державами и образование колониальных империй. Известно, например, что во второй половине XIX века США завершили «освоение» (точнее аннексию) Северной Америки. В результате США увеличили свою территорию в семь раз по сравнению с той, которую они имели в год провозглашения независимости (1776 год). В конце XIX — начале XX века молодой империалистический хищник устремил свои взоры вовне. Об американском империализме В. И. Ленин писал, что это «самый реакционный, самый бешеный, душащий все мелкие и слабые народы, восстанавливающий реакцию во всем мире»9.

В 1893 году у берегов Гавайских островов появились военные корабли США с морским десантом на борту. Десантники, которых возглавлял не кто иной, как посол США на Гавайях, низвергли королеву, сформировали правительство, которое незамедлительно обратилось к США с «просьбой» о присоединении Гавайских островов к США10. За Гавайскими островами последовала Пуэрто-Рико, аннексированная США в 1898 году.

От США не отставали и другие империалистические государства, тоже расширявшие свои владения путем аннексии чужих территорий. Германия захватила Эльзас и Лотарингию (1870 г.); Англия — Бурскую Республику (1900 г.); Австро-Венгрия — Боснию и Герцеговину (1908 г.); Япония — Корею (1910 г.); Италия — Киренаику и Триполитанию (1911 г.).

Аннексия широко применялась империалистами и в последующие годы. Так, Италия аннексировала Эфиопию (1936 г.) и Албанию (1939 г.); гитлеровская Германия — Австрию (1938 г.), Чехию и другие районы Чехословакии (1939 г.); ЮАР — Намибию (1968 г.). Путем аннексий на Ближнем Востоке, начиная с 1967 года, значительно увеличил свою территорию Израиль. Таким образом, аннексия — это один из методов внешней политики империалистических государств, грубо и откровенно проявляющийся в форме территориальных захватов.

Согласно нормам современного международного права, аннексия чужих территорий противоправна и незаконна. Устав ООН запрещает всякую угрозу силой или ее применение против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства (ст. 2). 14 декабря 1974 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла специальный акт — «Определение агрессии», в котором агрессией признается любая аннексия территории или части одного государства с применением силы против другого государства (ст. 3, п. «а»). В ст. 5, п. 2, говорится, что «агрессивная война является преступлением против международного мира». Следовательно, аннексия территории другого государства — это международное преступление.

Другое тяжкое преступление, которое совершал империализм в первый период своего развития, — это войны с целью захвата колоний. Колониальная система империализма, система политического подчинения, экономической эксплуатации и подавления слаборазвитых стран Азии, Африки и Латинской Америки является чудовищной системой насилия, угнетения огромной части человечества. В. И. Ленин указывал, что империализм создал «всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью «передовых» стран гигантского большинства населения земли»11. Именно в тот период Англия захватила Египет (1882 г.); Франция — Тунис (1881 г.); Бельгия — Конго (1879–1884 гг.); Германия — Юго-Западную Африку (1884 г.). С 1876 по 1914 год Англия захватила территорию в 292 млн. кв. км с населением в 376,7 млн. человек, Франция — 10,5 млн. кв. км с 53,4 млн. человек, Германия — 2,4 млн. кв. км с 12,3 млн. человек.

Гром артиллерийских орудий военных кораблей под звездно-полосатым флагом, уничтожавших ни в чем не повинных мирных граждан других стран, оповестил мир о рождении американского империализма. История США — это история непрерывных колониальных войн и территориальных захватов. В 1898 году США развязали войну против колониальных владений Испании в Америке и захватили Кубу. Одновременно они начали захват Филиппин, также бывшей колонии Испании. Если битва за Кубу продолжалась три месяца, то бои за Филиппины шли более трех лет и сопровождались неслыханным варварством. Путем подкупа и обмана американцам удалось покорить Филиппины, но филиппинский народ не смирился и взялся за оружие.

Подавляя выступления народа, США совершали тягчайшие военные преступления. В свое время президент США Мак-Кинли потребовал от своих генералов «усмирить филиппинских инсургентов, даже если бы пришлось истребить их всех до единого»12.

Великий американский писатель Марк Твен, объявленный американской реакцией изменником родины, в очерке «В защиту генерала Фанстона» описал зверства американской армии на основе показаний американских офицеров. Американская армия получила приказ: «Жгите и убивайте, теперь не время брать в плен. Чем больше вы убьете и сожжете, тем лучше. Убивайте всех, кто старше десятилетнего возраста. Превратите Самар в голую пустыню»13. И американская военщина с рвением выполняла такие приказы. Безжалостно расправляясь с мирным населением, американские солдаты распинали «бунтовщиков» на деревьях, используя их в качестве мишеней, применяли так называемое «водолечение» и другие зверства. Шествие американской армии по Филиппинам очевидцы сравнивали с самым опустошительным ураганом.

Английский империализм свое «рождение» отмечал в Африке, ведя жестокую войну против буров (1899–1902 гг.), уничтожая раненых, военнопленных, истребляя мирное население. Английская армия создала в Южной Африке систему концентрационных лагерей (которую в годы второй мировой войны так широко использовал германский фашизм), где содержались в основном женщины и дети. Британские солдаты подвергали мирное население нещадному грабежу: продукты питания отбирались, картины, мебель, домашняя утварь уничтожались, а дома сжигались; людям не позволяли брать с собой ни продукты питания, ни одежду; разрушались и уничтожались учреждения Красного Креста. По свидетельству очевидцев, там, где проходила английская армия, оставалась пустыня.

И, наконец, еще одно преступление совершил империализм уже в первоначальный период своего становления, это — ведение войн с целью подавления национально-освободительных движений. Так, в 1900 году американские, немецкие, английские, французские империалисты, объединившись, зверски подавили ихэтуаньское (известное как боксерское) восстание в Китае. Здесь особо «отличились» американские солдаты, о которых главнокомандующий, немецкий фельдмаршал Вальдерзее, писал, что в войсках США «имеются в громадном количестве авантюристические элементы, занимающиеся бандитизмом». Кайзер Германии Вильгельм II, обращаясь к отправляющимся в Китай войскам, публично призывал их учинить там самую свирепую расправу. «Пощады не давать, пленных не брать, — приказывал он. — Пусть китайцы столь же твердо запомнят германское имя, как в свое время народы Европы запечатлели в памяти гуннов и их вождя Атиллу!»14. В. И. Ленин так описывал вторжение империалистов в Китай: «Они принялись обкрадывать Китай, как крадут с мертвеца, а когда этот мнимый мертвец попробовал оказать сопротивление, — они бросились на него, как дикие звери, выжигая целые деревни, топя в Амуре, расстреливая и поднимая на штыки безоружных жителей, их жен и детей»15. В работе «Война и революция» В. И. Ленин писал, что колонизаторы осуществляли господство над сотнями миллионов жителей колоний «постоянными, непрерывными, никогда не прекращавшимися войнами, которых мы, европейцы, не считаем войнами, потому что они слишком часто похожи были не на войны, а на самое зверское избиение, истребление безоружных народов»16.

С переходом капитализма в его высшую стадию — империализм формируется взамен феодального буржуазное международное право. Каковы же были его сущность, цели и задачи?

Прежде всего буржуазное международное право призвано было юридически оправдать и закрепить захват чужих территорий. Первой международной конференцией, на которой империалистические державы объединили свои усилия для совместного раздела Африки, была Берлинская конференция (15 ноября 1884 — 26 февраля 1385 гг.). В ее работе участвовало 14 государств, принявших «Генеральный акт», который закрепил «законность» захватов колоний. На конференции были заключены соглашения об установлении границ между колониальными владениями в Африке. Интересы африканских народов при этом не учитывались. Международное право служило интересам только «цивилизованных» государств, т. е. крупных империалистических держав. Народы колоний рассматривались империалистическими государствами лишь как объекты международных отношений. Так, в учебнике по международному праву немецких авторов того времени Г. Бонфилса и П. Фуше говорилось: «Человечество состоит из трех концентрированных правовых групп: мыслящее человечество, варварское человечество и дикое человечество… и в зависимости от такого деления международное право действовало между ними в полном объеме, частично или не действовало вообще».

В первоначальный период буржуазное международное право регулировало отношения между государствами в основном в период войны. Так, Петербургская декларация 1868 года, а затем Брюссельская конвенция 1874 года закрепили некоторые правила ведения войны. В 1899 и 1907 годах были проведены две Гаагские конференции по кодификации законов и обычаев войны. Результаты этих конференций весьма показательны. Из 13 принятых на них конвенций и деклараций 11 касались отношений между государствами в период войны и только две регулировали отношения между государствами в мирное время. Следовательно, речь не шла о том, чтобы поставить войну вне закона. Наоборот, Конвенция «Об — открытии военных действий» признавала войну, объявленную соответствующим образом, законной, правомерной.

Конечно, империалистические государства не могли совсем не учитывать мнения народных масс, выступающих против ужасов войны. Поэтому в международных соглашениях формулировались и некоторые прогрессивные нормы, например запрещалось употреблять на войне разрывные пули, применять яд и отравленное оружие, закреплялись нормы о защите раненых, больных, военнопленных.

Но соблюдали ли эти нормы империалистические государства? Каково вообще было их отношение к международному праву? Соединенные Штаты Америки, например, сначала вообще отказывались участвовать в разработке международных конвенций. На ноту русского правительства с предложением принять участие в Петербургской конференции 1868 года они своевременно не ответили, а затем официально отвергли это предложение.

США и Англия не приняли участия и в первой международной конференции по правилам ведения войны — Брюссельской конференции 1874 года. Англия, например, заявила, что она «твердо решила не вступать ни в какие рассуждения о правилах международного права, управляющих отношениями между воюющими, и не заключать никаких новых обязательств, никаких новых договоров какого бы то ни было рода насчет общих принципов»17.

Русский профессор международного права Ф. Мартенс писал об этой позиции Англии: «История международных отношений вполне подтверждает, что никогда Англия не только не содействовала, но, напротив, всегда противодействовала всем попыткам ограничить бедствия войны посредством выяснения прав и обязанностей воюющих сторон в отношении нейтральных государств. Всегда Англия была защитницею своего неограниченного произвола»18.

Хотя в Гаагской конференции 1899 года и участвовали ведущие империалистические государства — США, Англия, Франция, Германия, а их представители подписывали согласованные на ней конвенции, армии этих стран продолжали жестоко расправляться с народами Африки, Азии и Латинской Америки: США подавляли народы Кубы и Филиппин, Англия — восстание махдистов в Судане, Германия истребляла племена герреро в Африке.

Все это свидетельствует о том, что уже первые шаги империализма ознаменовались попранием элементарных норм международного права, господством силы в международных отношениях. Как отмечал Ф. Энгельс в 1887 году в работе «Роль насилия в истории», «английский, французский, американский купец мог за границей позволить себе даже больше, чем дома. За него вступалось его посольство, а в случае необходимости и несколько военных кораблей»19. Подписывая конвенции о правилах ведения войны, империалисты не думали их выполнять. В войне против колониальных народов продолжали царить беззаконие и произвол.

Таким образом, на вопрос, какова же была сущность международного права в период становления империализма, можно ответить: оно закрепляло право империалистических государств на порабощение (в том числе и путем войны) других народов, охраняло и защищало интересы буржуазии, ее собственность.

Буржуазное международное право не считало войну преступлением. Более того, оно призвано было регулировать вооруженную борьбу между государствами. По образному выражению Иммануила Канта, это право было «правом на войну, правом во время войны и правом после войны»20.

Такое назначение буржуазного международного права признается почти всеми авторами, в том числе и буржуазными. Так, в курсе «Международное право» Ф. Листа, изданном в 1917 году, говорится: «Самым крайним средством для осуществления действительного или воображаемого права… для решения международных споров остается и в современном международном праве война»21. Известный английский юрист-международник Л. Оппенгейм писал в своем курсе «Международное право», что с точки зрения права «война представлялась естественной функцией государства и прерогативой его неограниченного суверенитета»22.

Стоит только задуматься над этими словами: право на войну, т. е. право на грабеж, на убийство, на поджоги, на опустошение, иными словами, право на преступление.

Великая Октябрьская социалистическая революция в России, свергнувшая в 1917 году буржуазию, обеспечила переход всей власти в руки пролетариата. В первом же декрете рабоче-крестьянского правительства — Декрете о мире — захватническая война объявлялась «величайшим преступлением против человечества». Последующая внешнеполитическая деятельность Советского государства была направлена на то, чтобы это положение стало нормой поведения между всеми государствами мира, нормой международного права.

Такая позиция первого социалистического государства не могла не отразиться на содержании международно-правовых актов того времени. В принятом после первой мировой войны Уставе Лиги Наций государства — ее члены брали на себя обязательство «не прибегать к войне». В ст. 2 Устава говорилось, что «всякая война или угроза войны, затрагивает она прямо или нет кого-либо из членов Лиги, интересует Лигу в целом и последняя должна принять меры, способные действительным образом оградить мир «Наций». Конечно, Устав не запрещал категорически государствам прибегать к войне. Он предусматривал лишь некоторые ограничения и отсрочку войны.

Гораздо больший интерес в плане запрещения государствам обращаться к войне представляют некоторые акты, принятые в рамках Лиги Наций, а также международные соглашения, заключенные государствами в период до второй мировой войны. 24 сентября 1927 г. была подписана Декларация об агрессивных войнах, п. 1 которой гласил: «Всякая агрессивная война является и остается запрещенной».

27 августа 1928 г. представители Франции, США, Великобритании, Германии, Италии, Японии, Бельгии, Канады, Австралии и других государств подписали в Париже так называемый пакт Бриана — Келлога, в котором осудили обращение к войне как средству урегулирования международных споров и отказались от ее использования во взаимных отношениях в качестве орудия своей национальной политики.

Попытка империалистических государств придать пакту антисоветскую направленность, изолировать Советский Союз и не допустить его участия в нем провалилась.

Под влиянием роста авторитета первого в мире социалистического государства на международной арене империалисты вынуждены были пригласить СССР присоединиться к пакту. Советский Союз дал согласие. Желая ускорить введение пакта в действие, Советское правительство обратилось к соседним государствам с предложением считать пакт Бриана-Келлога вступившим в силу в их взаимных отношениях еще до того, как другие государства его ратифицируют23. 9 февраля 1929 г. в Москве представители СССР, Эстонии, Латвии, Польши и Румынии подписали протокол о немедленном введении в действие пакта Бриана — Келлога. Позже к нему присоединились Турция, Иран и Литва.

Значение инициативы Советского Союза выходит за рамки формально-юридического запрещения агрессивной войны. В ноте народного комиссариата иностранных дел СССР послу Франции в СССР от 21 августа 1928 г. подчеркивалось, что сама формулировка воспрещения войны в пакте Бриана — Келлога недостаточно определенна, что, по мнению Советского правительства, «должны быть запрещены не только войны… но и такие военные действия, как, например, интервенция, блокада, военная оккупация чужой территории»24. Иными словами, Советское правительство предлагало запретить любое применение силы в международных отношениях.

Парижский договор накануне второй мировой войны был подписан 63 странами мира. Норма о преступности агрессивной войны стала общепризнанной. Именно из этого исходил Международный военный трибунал в Нюрнберге, когда он в своем приговоре записал, что торжественный отказ от войны, провозглашенный в пакте Бриана — Келлога «с необходимостью предполагает, что такая война является беззаконной в соответствии с международным правом и что те, кто планирует такую войну с ее неизбежными и ужасными последствиями, действуя таким образом, совершают преступление»25.

Правительство США признало подобную оценку войны. Бывший государственный секретарь США Генри Л. Стимсон, касаясь немецких военных преступников, говорил тогда, что «стороны, подписавшие пакт Бриана — Келлога, отказались от войны между государствами. Это значит, что она стала практически почти во всем мире… беззаконным действием. С этого времени государства, вступившие в вооруженный конфликт… должны были быть названы нарушителями этого закона, установленного общим договором. Мы объявляем их нарушителями закона»26.

Таким образом, накануне второй мировой войны международное право недвусмысленно запрещало государствам обращаться к войне с целью решения возникших между ними разногласий. Но соблюдали ли империалистические державы эту норму международного права? Отнюдь нет. Для многих из них важнейшие международно-правовые акты были лишь «клочком бумаги», они использовали эти акты для маскировки своих преступных планов. Эфиопия, Албания, Югославия, Греция, Маньчжурия, Австрия, Чехословакия, Польша, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Дания — вот далеко не полный перечень жертв агрессии империалистических государств. Грубейшие нарушения международных договоров явились одной из причин, приведших к новой мировой войне.

Надо сказать, что отношение империалистических держав к международным соглашениям, к нормам и принципам международного права всегда носило и носит лицемерный характер. Так, ведя истребительную войну против филиппинского народа, о которой В. И. Ленин писал, что американский империализм «…в угоду богатой сволочи в 1898 году душил Филиппины, под предлогом «освобождения» их…»27, США в то же время в Гааге подписывали международные конвенции о законах и обычаях сухопутной войны, а руководитель погромов в Филиппинах генерал Макартур бесстыдно заявлял: «Вряд ли какая-нибудь война на земном шаре… велась с такой гуманностью… как американские операции на Филиппинах»28. Хотя по признанию самих американских генералов в этой войне было истреблено 600 тыс. филиппинцев.

В период общего кризиса капитализма правящие круги империалистических государств отбрасывают прочь элементарные, признанные всеми государствами нормы международного права. Правда, они часто ссылаются на них, стремясь обмануть народные массы, прикрыть произвол и беззаконие на международной арене. Примеров тому много. Так, империалисты Англии, Франции и Италии, подписывая вместе с Гитлером соглашение о захвате Чехословакии (1938 г.), ссылались на принцип международного права — принцип самоопределения (речь шла о выделении Судетской области и установлении над ней протектората Германии). Они не испытывали угрызений совести, решал этот вопрос без самой Чехословакии.

Особенно бесцеремонно обращаются с нормами и принципами международного права правящие круги в странах с фашистским режимом. Показательны в этом отношении слова ц дела руководителей гитлеровской Германии. Планируя захват рейнской демилитаризованной зоны, Гитлер, например, громогласно заявлял, что он «не имеет каких-либо территориальных притязаний к Европе». За год до аншлюса Австрии Гитлер говорил, что у него нет «ни намерения, ни желания аннексировать или присоединять Австрию». В самом начале второй мировой войны фашистская Германия объявила, что в соответствии с нормами международного права она намерена применять свою авиацию только против военных объектов. В действительности же гитлеровская армия, как говорится в обвинительном заключении Международного военного трибунала в Нюрнберге, использовалась для разрушения городов, поселков и деревень, для опустошения оккупированных территорий, которое не вызывалось военной необходимостью29.

23 августа 1939 г. СССР и Германия заключили пакт о ненападении. В соответствии со ст. I оба государства брали на себя обязательство «воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами». Но ровно через три месяца (23 ноября) Гитлер заявил: «У нас есть договор с Россией. Договоры соблюдаются до тех пор, пока это представляется целесообразным»30. 18 декабря 1940 г. Гитлер подписал «план Барбаросса» — директиву о подготовке войны против СССР, а 22 июня 1941 г. без объявления войны гитлеровская Германия напала на СССР. Вот так империалистические державы относятся к старейшему принципу международного права — принципу pacta sunt servanda («договоры должны выполняться»).

В наши дни ситуация повторяется. Администрация США с циничной откровенностью отказывается выполнять важнейшие международные договоры. Назначенный на пост государственного секретаря генерал А. Хейг, став первым дипломатом США, с солдафонской бравадой заявил: «Нас не очень волнуют договоренности 1972 года, хотя они были согласованы обеими сторонами»31.

Как отмечается в Заявлении ТАСС от 21 октября 1984 г., уже в течение многих лет США ведут подкоп под бессрочный Договор 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны. Согласно этому Договору, «каждая из сторон обязуется не развертывать системы ПРО территории всей страны и не создавать основу такой обороны» (ст. I, п. 2). США же, как отмечается в памятной записке посольства СССР, врученной государственному департаменту США, «развертывают на атлантическом и тихоокеанском побережье, а также на южном направлении новые крупные радиолокационные станции ПРО… которые могут служить основой для радиолокационного обеспечения ПРО территории США»32. Статья V, п. 1, Договора гласит: «Каждая из Сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования». Следовательно, Соединенные Штаты Америки, взяв на себя такое обязательство по международному договору, должны неукоснительно его выполнять. Однако 19 сентября 1984 г. представители Пентагона объявили о программе разработки системы ПРО с элементами космического базирования, на осуществление которой в ближайшее пятилетие планируется израсходовать 27 миллиардов долларов.

Примеров таких можно приводить много. Очевидно одно, что действия США, направленные на срыв международных договоренностей, несовместимы с заявлениями нынешней администрации о стремлении к миру, о готовности к достижению договоренностей по вопросам ограничения и сокращения вооружений; они несовместимы с нормами международного права. Бывший представитель США при ООН Дж. Киркпатрик без обиняков заявила, что США, не раздумывая, применят свои вооруженные силы, если «мы придем к непреложному выводу, что наши жизненно важные национальные интересы непосредственно поставлены под угрозу». Цинично откровенен и сотрудник Центра стратегических и международных исследований Джорджтаунского университета М. Ледин. Он поучает: «В некоторых случаях попытка уничтожить суверенное государство не противоречит морали».

Необходимо указать еще и на то, что действия США, ведущие к нарушению международных договоров, противоречат положениям и их собственной конституции, согласно которой «все договоры, которые заключены Соединенными Штатами, являются высшими законами страны» (ст. VI Конституции США).

Империализм породил такое тяжкое международное преступление перед человечеством, каким являются мировые войны. В Итоговом документе международного Совещания коммунистических и рабочих партий (Москва, июнь 1969 г.) говорится: «Совесть человечества, его разум не могут мириться с преступлениями империализма. Империализм — виновник двух мировых войн, унесших десятки миллионов жизней»33. Обе они принесли человечеству больше смертей и разрушений, чем оно пережило за всю свою предшествующую историю. В пучину первой мировой войны было втянуто 36 государств (из 59 существовавших к тому времени) с населением свыше одного миллиарда человек.

По количеству людей, погибавших в среднем ежедневно, первая мировая война превзошла русско-японскую 1904–1905 гг. в 23 раза, русско-турецкую 1877–1878 гг. в 30 раз, Крымскую войну 1853–1856 гг. в 45 раз. Под ружье было поставлено 70 млн. человек, из них около 10 млн. было убито, 20 млн. остались калеками, погибли миллионы гражданских лиц. Кроме того, голод и другие бедствия, вызванные войной, привели к росту смертности и снижению рождаемости.

Характеризуя первую мировую войну, В. И. Ленин отмечал, что «это — самая реакционная война, война современных рабовладельцев за сохранение и укрепление капиталистического рабства»34.

Первая мировая война разразилась спустя семь лет после принятия Гаагских конвенций (1907 г.) о законах и обычаях войны, и она явилась суровым испытанием для государств, признавших правила ведения войны. Сразу же оговоримся, что это испытание империалистические державы не выдержали. Да, они подписали Гаагские конвенции, ратифицировали их, но следовать им они, как показала жизнь, не намеревались. В самом начале войны кайзер Германии Вильгельм II писал своему союзнику, австрийскому императору Францу Иосифу: «Все должно быть утоплено в огне и в крови. Необходимо убивать мужчин и женщин, детей и стариков. Нельзя оставить ни одного дома, ни одного дерева. Этими террористическими методами — единственными, которые способны устрашить такой выродившийся народ, как французы, война будет окончена менее чем в два месяца, в то время как, если я приму во внимание гуманные соображения, война продлится несколько лет»35.

Невозможно описать все преступления, совершенные германским империализмом в годы первой мировой войны. В. И. Ленин в «Письме к американским рабочим» писал, что «германские разбойники побили рекорд по зверству своих военных расправ»36.

Но особенно звериное лицо империализма обнаружилось в войнах с Советским государством. Империалисты сразу же послали против молодой Советской России свои войска, в авангарде которых маршировали американские солдаты. В. И. Ленин писал: «Именно теперь американские миллиардеры, эти современные рабовладельцы, открыли особенно трагическую страницу в кровавой истории кровавого империализма».

В июне 1918 года в Мурманске вероломно, без объявления войны, высадилась американская морская пехота; в том же году американские интервенты высадились на Дальнем Востоке; «Американский Легион» появился в Литве. А ведь прошло чуть более десяти лет с тех пор, как в Гааге была принята (в 1907 г.) Конвенция «Об открытии военных действий», согласно которой государства (в том числе и США) брали на себя обязательство не начинать военные действия без формального объявления войны или предъявления ультиматума.

Интервенция США, Англии, Франции, Японии против молодой Советской республики — это сплошная цепь чудовищных преступлений против независимого суверенного государства. Руки интервентов обагрены кровью многих тысяч советских людей. По циничному признанию генерала Гревса, американские солдаты «рыскали по стране, как звери, грабя и убивая мирных жителей». Американский полковник Морроу заявлял, что американские солдаты «не могли заснуть, не убив кого-нибудь в этот день». Американские, английские, японские оккупанты до основания разрушили порты во Владивостоке и Хабаровске, полностью уничтожили порт в Николаевске-на-Амуре, захватили и увели с собой большую часть военных кораблей и судов торгового флота Советской России.

Ответственность за подготовку, развязывание и преступное ведение второй мировой войны также несут империалистические государства. Это была одна из самых разрушительных, самых жестоких войн, которые когда-либо переживало человечество. Длившаяся шесть лет и втянувшая в свой кровавый водоворот 61 государство с населением 1 млрд. 700 млн. человек, она принесла человечеству неисчислимые страдания. На территории 40 государств велись военные действия. В вооруженные силы было призвано 110 млн. человек. Общие потери составили свыше 50 млн. человек. Военные расходы и военные убытки составили четыре триллиона долларов. Материальные затраты достигли 60–70 % национального дохода воевавших государств38.

После второй мировой войны обстановка в мире коренным образом изменилась. Победа над фашизмом, решающую роль в которой сыграл Советский Союз, оказала глубочайшее воздействие на весь ход мирового развития. Образовалась мировая система социализма, углубился общий кризис капитализма, ускорилось развитие мирового революционного процесса. Национально-освободительное движение в бывших колониальных и зависимых странах ослабило «тылы» империалистического лагеря. Империализм лишился возможности безнаказанно распоряжаться судьбами других народов.

Значительные изменения претерпело и международное право. Среди многих новых норм и принципов, сформировавшихся после второй мировой войны (принцип разоружения, уважения прав человека и др.), особое место занял принцип запрещения применения силы и угрозы силой против других государств. В принятом в 1945 году Уставе ООН — основном международно-правовом акте современности, положениями которого должны руководствоваться все государства мира, — неправомерное применение вооруженной силы против другого государства рассматривается как агрессия. Все государства согласились с тем, что агрессия, агрессивная война — это международное преступление.

Однако среди буржуазных юристов Запада и сейчас немало еще таких, которые считают, что война — вполне нормальное явление в отношениях между государствами и что она, следовательно, не является преступлением. Юрист из Великобритании Смит прямо заявлял во время суда над немецкими военными преступниками в Люнебурге, что агрессия — не преступление, так как обратное еще никто не доказал. Другой известный английский юрист Г. Шварценбергер в своей книге «Основы международного права» писал, что «право в международном общении подчинено господству силы, и во всяком случае, согласно нормам международного обычного права, государства всегда способны прибегать к войне друг против друга». Еще более категоричен английский юрист Дж. Брайерли, который безапеляционно заявляет: «Международному праву следует откровенно признать, что все войны являются одинаково законными». Один из ведущих американских юристов-международников Г. Кельсен утверждает, что по современному международному праву государство может прибегнуть к войне или к вооруженным репрессалиям против другого государства в случае любого нарушения этим последним его прав. «Если репрессалии и войну, — пишет он, — типичные меры самопомощи не рассматривать в качестве санкций, то специальный порядок, который мы называем общим международным правом, не может считаться правом в подлинном смысле этого слова». И такие заявления делаются, несмотря на то, что современное международное право обязывает государства «воздерживаться в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения» (Устав ООН, ст. 2, п. 4). Существующие международно-правовые акты запрещают ведение агрессивной войны, рассматривая ее как международное преступление. Устав ООН обязывает государства принимать «эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии» (ст. 1 п. 1). В ст. ст. 41 и 42 Устава предусматриваются меры борьбы с государством, которое в нарушение положений Устава ООН развяжет агрессивную войну. Согласно Уставу ООН, преступными теперь являются не только агрессивные войны, но и «угроза силой или ее применение против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства» (ст. 2 п. 4).

Эта норма международного права была затем закреплена во многих международных многосторонних и двусторонних договорах. Так, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества государств в соответствии с Уставом ООН, от 24 октября 1970 г. говорится, что «агрессивная война является преступлением против мира». Государствам запрещается применять силу с целью нарушения границ другого государства или для решения территориальных споров и вопросов, связанных с государственной границей. Равным образом запрещается использовать силу с целью нарушения демаркационных линий, а также линий, установленных соглашениями о перемириях; нельзя использовать силу в качестве репрессалий против других государств.

Агрессия одного государства против другого порождает правовые отношения не только непосредственно между агрессором и жертвой агрессии, но и между агрессором и всеми субъектами международного права, включая и международные организации. Поэтому агрессия — это угроза международному миру.

Исходя из такого понимания агрессии, Международный военный трибунал в Нюрнберге в своем приговоре записал: «Война по самому своему существу — зло. Ее последствия не ограничены одними только воюющими странами, но затрагивают весь мир»40. Представляя собой покушение на самую основу международного правопорядка, агрессия является международным преступлением, и притом тягчайшим.

Конечно, юридическое запрещение агрессивных войн путем заключения международных договоров еще не означает их ликвидации. Известно, что право само по себе не устраняет преступления, оно является лишь одним из важнейших средств борьбы против них. Именно такое значение права вложено в современные международно-правовые нормы, запрещающие агрессию. Термином «агрессия» обозначается широкое понятие, включающее в себя различные противоправные действия, квалифицируемые как преступление.

Впервые развернутое определение агрессии было дано в Лондонских конвенциях, заключенных Советским Союзом с 10 соседними государствами в 1933 году. Закрепленное в них определение агрессии было предельно ясным. Агрессором признавалось любое государство, которое первым совершит одно из следующих действий: объявит войну другому государству, вооруженные силы которого вторгнутся на территорию другого государства; объявит морскую блокаду берегов другого государства; будет оказывать поддержку вооруженным бандам, вторгающимся на территорию другого государства. Однако ведущие империалистические государства не присоединились к этим конвенциям, и понятие агрессии тогда не стало общепризнанным.

Вторая мировая война, унесшая десятки миллионов жизней, еще раз подтвердила необходимость объявить агрессию вне закона и разработать общеприемлемые юридические критерии понятия агрессии. Во главе сил, выступающих за это, как и прежде, стоял Советский Союз. По его инициативе 29-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла 14 декабря 1974 г. следующее определение агрессии: «Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН, как это установлено в настоящем определении».

Данное определение содержит как общее понятие вооруженной агрессии, так и указание на конкретные действия, составляющие акт агрессии. Например, в качестве явного акта агрессии в определении указывается на вторжение или нападение, оккупацию или аннексию. Только после второй мировой войны империалисты развязали более 100 агрессивных войн и вооруженных конфликтов, в которых принимало участие свыше 12 млн. солдат и офицеров империалистических армий. Многие из этих войн продолжались по 5, 7, 10 и более лет, а общее число жертв только в 36 из этих войн и вооруженных конфликтах составило почти 20 млн. человек41.

В чем же причина усиления агрессивности современного империализма?

Во-первых, после второй мировой войны соотношение сил в мире изменилось в пользу социализма. Империализму трудно смириться с потерей своих позиций. Он любыми средствами и способами пытается восстановить свое прежнее положение, изменить соотношение сил в свою пользу.

Во-вторых, после второй мировой войны началось крушение созданной в свое время империализмом колониальной системы. Народы колоний, зависимых и полузависимых стран, осознавших во время войны свою силу, свою значимость в международных делах, не хотели больше жить под ярмом империалистических держав, они решительно выступили за его ликвидацию. Но империалистические державы не хотели сдавать своих позиций. И они принялись самыми жестокими, самыми варварскими способами подавлять национально-освободительные движения. Сейчас, пожалуй, нет таких преступлений, на которые не шли бы империалисты, пытаясь сохранить или восстановить свое господство над народами бывших колоний или других стран, вырывающихся из тисков капиталистической эксплуатации.

В-третьих, углубление общего кризиса капитализма, обострение его противоречий усиливают авантюризм империализма, его опасность для народов, для дела мира и социального прогресса. Империализм все чаще пытается искать выход в военных провокациях и различного рода заговорах и прямых военных интервенциях.

Основную ставку в борьбе за восстановление утраченных позиций империализм делает на вооруженное насилие, обращение к которому запрещено современным международным правом. Инициаторами применения вооруженной силы в послевоенный период стали страны НАТО, прежде всего США, Англия, Франция. Основным объектом своей агрессивной политики они избрали социалистические государства и страны социалистической ориентации.

США, Англия, Франция и другие капиталистические страны начали войну с целью ликвидации социалистических завоеваний в КНДР (июнь 1950 — июль 1953 гг.); с августа 1964 по ноябрь 1968 года, а затем с апреля 1972 по январь 1973 года США развязали войну против Демократической Республики Вьетнам с целью нанесения максимального урона экономическому и культурному развитию страны, полного подрыва ее политического и общественного строя; в апреле 1961 года США вторглись на территорию Кубы.

С сентября 1945 года по февраль 1949 года США направили гоминдановскому правительству в Китае для борьбы против народно-демократической революции 113 тыс. своих солдат, 600 самолетов, 157 военных кораблей. Огромную помощь оказал тогда китайскому народу Советский Союз, разгромивший в сентябре 1945 года Квантунскую армию и освободивший северную часть Китая. Сразу же после образования КНР между нашими странами был заключен Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, который надежно защитил молодое государство от интервенции империалистических государств.

Другим объектом агрессивных действий империалистических государств после второй мировой войны стали бывшие колониальные и зависимые страны и народы. Франция подавила в мае 1945 года национально-освободительное восстание в Алжире. С декабря 1946 года по июль 1954 года 250-тысячная французская армия, вооруженная 500 самолетами и 150 военными кораблями, «усмиряла» народы Лаоса и Камбоджи. 1Т сентября 1945 г. была провозглашена независимая Индонезийская республика, и в том же месяце империалисты Англии и Нидерландов направили 80-тысячную армию для ликвидации этого молодого государства.

Так империализм открыл счет своим преступлениям, против национально-освободительных движений после второй мировой войны. Этих преступлений не счесть! Позже Франция подавляла национально-освободительные движения на Мадагаскаре (март 1947 — декабрь 1948 гг.), в Тунисе и Марокко (1952–1956 гг.), в Алжире (ноябрь 1954 — март 1962 гг.), в Камеруне (1955–1962 гг.), в Республике Чад (1968, 1978, 1983–1984 гг.), Англия посылала войска для подавления народов Малайи (1948–1960 гг.), Египта (1951–1952 гг.), Кении (1952–1956 гг.), Кипра (1955–1959 гг.), Омана (1955–1959, 1965 гг.), Йемена (1956–1958 гг.), Иордании (1958 г.), Кувейта (1961 г.). В 1983 году Англия направила армаду своих военных кораблей на Фолклендские (Мальвинские) острова с целью воспрепятствовать народу этих островов воссоединиться со своей родиной — Аргентиной. Соединенные Штаты Америки расправлялись с народами Филиппин (1948–1953 гг.), Пуэрто-Рико (1950 г.), Гватемалы (1954 г.), Ливана (1958 г.), Панамы (1964 г.). Позором Америки стало вторжение ее вооруженных сил в 1983 году на крошечный остров Гренада с целью подавить стремление народа этого независимого государства развиваться самостоятельным путем.

Характерная особенность послевоенного периода заключается в том, что для подавления народов, поднявшихся на борьбу за свое освобождение, империалисты стали объединять свои усилия. Например, для ликвидации социалистического строя в КНДР объединилось 16 государств (во главе с США и Англией), для ликвидации прогрессивного режима в Египте (октябрь 1956 — март 1957 гг.) объединились Англия, Франция и Израиль, в войне против народов Вьетнама (1962–1973 гг.) участвовали США, Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея, Таиланд. Осенью 1964 года США, Англия и Бельгия вторглись в Конго; в 1965–1966 гг. в подавлении национально-освободительного движения и свержении законного правительства в Доминиканской Республике участвовали США, Бразилия, Гондурас, Парагвай. Для подавления национально-освободительных сил в Заире в 1978 году объединились империалистические силы агрессивного блока НАТО, под непосредственным руководством которого и проводилась эта акция.

Но объективный ход истории остановить нельзя. Достаточно привести некоторые факты, чтобы наглядно представить себе, какие колоссальные изменения произошли после второй мировой войны. Накануне ее империалистические державы господствовали над 59,9 % территории и 63,6 % населения земного шара. Так, колонии Англии превосходили ее территорию в 73 раза, Франции — в 20 раз; колониальные владения имели также США, Бельгия, Япония, Германия. Кроме того, многие государства находились в положении полуколоний, т. е. «…зависимых стран, политически, формально самостоятельных, на деле же опутанных сетями финансовой и дипломатической зависимости»42. В настоящее время колониальные владения империализма составляют менее одного процента территории и проживают на них немногим более 10 млн. человек.

В октябре 1945 года Устав ООН подписало 51 государство; ныне членами Организации Объединенных Наций являются 159 государств. Свыше 100 государств получили независимость в результате национально-освободительной борьбы. Если на первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1945 году Африку представляли 9 государств, то ныне членами ООН являются 51 независимое, суверенное африканское государство.

На стороне народов, борющихся против империализма, — мировое содружество социалистических стран во главе с Советским Союзом, миролюбивые государства Азии, Африки и Латинской Америки, занимающие антиимпериалистические позиции, международное коммунистическое и рабочее движение, массовые выступления народов за мир.

Таким образом, попытки империалистических держав предотвратить распад колониальной системы, остановить национально-освободительные движения потерпели полный провал. Сегодня колониальную систему империализма в целом в ее классических формах можно считать уже ликвидированной.

Но означает ли это, что прекратились преступления империалистических держав в отношении бывших колониальных и полуколониальных народов? Конечно, нет! Проводя политику неоколониализма, империализм стремится выхолостить завоеванный молодыми государствами суверенитет, сохранить и даже усилить контроль над ними. Он старается вовлечь их в милитаристскую орбиту, использовать в качестве плацдармов своей агрессивной глобальной стратегии. Добиваясь этих целей, империалисты используют методы военного давления и экономического диктата, поддерживают внутреннюю реакцию. Даже страны, давно завоевавшие государственную независимость, как, например, государства Латинской Америки, вынуждены вести напряженную борьбу против засилья монополий США и других империалистических держав.

Какие же противоправные деяния совершают империалистические державы против бывших зависимых, а ныне освободившихся от колониальной зависимости народов? Отвечая на этот вопрос, следует иметь в виду главное: с точки зрения международного права колониализм — это международное преступление, влекущее за собой международно-правовую ответственность тех государств, которые его проводят или поощряют. Преступность колониализма заключается в том, что он представляет собой угрозу международному миру и безопасности народов.

14 декабря 1960 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию «О предоставлении независимости колониальным странам и народам», в которой торжественно провозгласила: «…незамедлительно и безоговорочно положить конец колониализму во всех его формах и проявлениях». Декларация прямо указывает, что благосостояние народов, мирные и дружественные отношения между ними зависят от «всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех без различия расы, пола, языка и религии». Колониализм задерживает социальное, культурное и экономическое развитие зависимых народов, что «идет вразрез с идеалом ООН, заключающимся во всеобщем мире», — говорится в Декларации.

13 декабря 1966 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 2189 (XXI), в которой заявила, что колониализм — это преступление против человечества, и признала, что существование колониализма в любой форме является угрозой миру и безопасности народов. 17 декабря 1976 г. Генеральная Ассамблея ООН в своей резолюции 143 подтвердила, что продолжение колониализма во всех его формах и проявлениях, включая расизм, апартеид, эксплуатацию экономических и людских ресурсов иностранными и иными кругами, а также ведение колониальных войн для подавления национально-освободительных движений «несовместимо с международным правом».

Именно в этом проявляется противоправность колониализма как явления, во-первых, препятствующего развитию международного сотрудничества государств и народов в условиях мира и безопасности, и, во-вторых, отрицающего основные права и свободы человека, целых народов и наций. В «Обвинительном акте против империализма», опубликованном по поручению Комиссии по подготовке международного Совещания коммунистических и рабочих партий (июнь 1969 года), подчеркивалось, что колониализм совершает такие преступления, как «захват чужих территорий и попрание права народов на самоопределение; колониальные войны, которые ведутся самыми незаконными методами и запрещенными международным правом видами оружия, включая химическое и бактериологическое; массовые убийства и истребление населения в Азии, Африке и Латинской Америке; колониализм обрекает местное население на голодное существование, подрывает здоровье целых народов, сохраняет неграмотность и религиозные предрассудки, препятствует развитию образования»43.

Из преступности и противоправности колониализма вытекает, что любые формы борьбы против колониализма, в том числе и вооруженная борьба, признаются справедливыми и законными, и наоборот, действия империалистических держав с целью любыми способами сохранить колониализм, помешать народу осуществить свое право на самоопределение являются преступными. Сохранение колониализма — это длящаяся агрессия (исходя из определения агрессии), следовательно, войны, развязанные империалистическими державами против бывших колоний и колониальных народов, агрессивны, противоправны, преступны.

Декларация об укреплении международной безопасности от 16 декабря 1970 г., принятая на 25-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, требует от государств воздерживаться от любых насильственных или иных действий, лишающих народы, в особенности «народы, все еще находящиеся под колониальным господством или любой другой формой иностранного господства, их неотъемлемого права на самоопределение, свободу и независимость» (п. 18). Из этого положения со всей определенностью вытекает противоправность соответствующих действий империалистических держав. С учетом международно-правовой квалификации колониализма как международного преступления такие действия являются преступными.

Преступность войн, развязанных империалистами против народов, ведущих борьбу против колониализма (и неоколониализма), расизма и иностранного господства, состоит в том, что такие войны являются посягательством на мир и международную безопасность; они могут ввергнуть человечество в бедствие мировой ядерной войны, что несовместимо с Уставом ООН.

Как же эти положения международного права соблюдаются империалистическими державами? Оккупация Соединенными Штатами независимой Гренады, захват Англией Мальвинских (Фолклендских) островов, вмешательство США и Израиля во внутренние дела Ливана, провокации расистов ЮАР против соседних стран, засылка банд в Афганистана Никарагуа, вмешательство США в дела Сальвадора и других стран. Вот далеко не полный перечень преступных действий империалистических держав, совершенных в самое последнее время.

Гренада на долгие годы станет несмываемым пятном позора для Америки. Против страны, занимающей площадь в 30 тысяч раз меньше территории США, практически не имевшей ни армии, ни флота, ни авиации, была брошена мощная армада самых современных военных кораблей, более семи тысяч солдат и офицеров самой мощной страны капиталистического мира. А потом — угар шовинизма. Парады и шествия победы! Да, президенту, идущему на очередные выборы, нужна была победа. Хотя бы над крошечной Гренадой!

Об оккупации Гренады писалось много. Взглянем на это событие с точки зрения международного права, которое со всей категоричностью запрещает применение силы против территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства. Данное положение закреплено в Уставе ООН (ст. 2, п. 4). После принятия Устава ООН в 1945 году этот принцип многократно уточнялся, развивался, закреплялся во многих международно-правовых актах. 36-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла Декларацию о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств, в которой торжественно заявляется, что «ни одно государство или группа государств не имеет права осуществлять интервенцию или вмешательство в любой форме или по какой бы то ни было причине во внутренние и внешние дела других государств» (резолюция 103 от 9 декабря 1981 г.).

Действия США против Гренады — это агрессия. Согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 от 14 декабря 1974 г., актами агрессии являются: а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила (ст. 3, п. «а»); б) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства (ст. 3, п. «б»). «Никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или любого иного характера, не могут служить оправданием агрессии (ст. 5, п. 1); агрессивная война является преступлением против международного мира (ст. 5, п. 2). Таким образом, из сказанного выше вывод может быть только один — агрессия США против Гренады — международное преступление. Именно из этого понимания действий США исходила 38-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН, осудившая 108 голосами агрессора (резолюция 7 от 3 ноября 1983 г.).

Преступным, с точки зрения международного права, является засылка одним государством или от имени государства вооруженных банд или групп наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства (резолюция 3314 от 14 декабря 1974 г., ст. 3, п. «д»). Такова норма международного права. А как выполняют ее Соединенные Штаты Америки? Возьмем Никарагуа. Только за четыре месяца 1984 года против этой страны было совершено 390 нарушений воздушного пространства, из них более 40 раз военными самолетами США, 158 раз на никарагуанскую территорию были осуществлены нападения гондурасских военных подразделений и наемников, 180 нападений наемников из Коста-Рики. Территориальные воды Никарагуа нарушались военными кораблями США 83 раза44.

В отношении Никарагуа США совершают еще одно противоправное деяние. Так, согласно уже упоминавшейся резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314, актом агрессии является «блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства» (ст. 3, п. «с»). В нарушение этой нормы международного права весной 1984 года ЦРУ США с помощью наемников начали минирование никарагуанских портов с целью блокировать побережье этой страны. В результате более десятка торговых судов из нескольких стран мира подорвались на минах и получили значительные повреждения (в том числе советский танкер «Луганск»).

Попытка установить блокаду побережья Никарагуа — это часть необъявленной войны против никарагуанского народа, попрание общепризнанного принципа международного морского права — свободы судоходства. Против такой политики Вашингтона выступила не только мировая общественность, но и многие конгрессмены США. Так, один из них, М. Барнес, заявил, что президент США «подвергает опасности суда дружественных и нейтральных государств и тем самым попирает принцип свободы судоходства, открытых морей».

Преступные действия США против Никарагуа осуждены влиятельнейшей международной организацией современности — Организацией Объединенных Наций. Так, за проект резолюции Совета Безопасности, осуждающий эти бандитские действия, проголосовало 13 из 15 членов. Только вето самих США помешало принятию данной резолюции. Главный судебный орган ООН — Международный Суд — 10 мая 1984 г. единодушно (все 15 членов суда голосовали «за») осудил США за минирование никарагуанских портов, т. е. однозначно признал администрацию США виновной в противоправных действиях. Решение Международного Суда — серьезный удар по имперской политике США в Центральной Америке.

Грубым нарушением норм международного права, и в частности принципа невмешательства во внутренние дела других народов, является инспирирование военных переворотов в странах с прогрессивными правительствами. На совести империалистических держав — многие государственные и антиправительственные заговоры, физические расправы над славными сынами свободной Африки, такими, как Патрис Лумумба, Мариан Нгуаби, Эдуард Мондлане, Амилкар Кабрал и др.

О политике канонерок, крейсеров или линкоров большинство ныне живущих людей знает только из книг. Попытка империалистических держав вновь вернуться к ней вряд ли найдет поддержку у народов. Кроме того, ведь современное международное право категорически запрещает вмешательство (тем более вооруженное) во внутренние дела других государств. Согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2131, принятой на 20-й ее сессии, вооруженное вмешательство является синонимом агрессии. Все международные споры, разногласия между государствами должны решаться на принципах неприменения силы, уважения независимости и суверенитета других государств.

Вооруженная борьба будет законной, если она направлена на удовлетворение права народов на самоопределение, если колониальные державы отказываются удовлетворить это право зависимых от них народов. Такая вооруженная борьба является ответом на агрессию (удержание чужих народов в зависимости). Законность этой борьбы неоднократно признавалась ООН и сейчас является общепризнанной. Например, в феврале 1972 года Совет Безопасности ООН признал законность борьбы, которую ведет население Южной Африки за свои права. Генеральная Ассамблея неоднократно подтверждала правомерность борьбы народов, находящихся под колониальным господством, за осуществление своего права на самоопределение и независимость всеми необходимыми средствами, имеющимися в их распоряжении (см., например, резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 54 от 21 февраля 1984 г.).

Послевоенный период показывает, что национально-освободительные войны отличаются глубоко справедливым характером, возникают в ответ на несправедливую, преступную политику империалистических держав, опирающихся, как правило, на насилие. Они свидетельствуют также о том, что народы берутся за оружие лишь тогда, когда они до конца исчерпали возможности мирных средств. Таким образом, само по себе обращение колониальных, зависимых народов к вооруженной борьбе в странах, где господствуют колониальные, расистские или другие реакционные диктаторские режимы с присущими им реакционными методами правления, вполне правомерно. Это вытекает из того, что одним из основополагающих принципов международного права является принцип самоопределения народов и наций. Если какое-то государство препятствует осуществлению такого права мирным путем, то, во-первых, народ вправе взяться за оружие для осуществления своего права; во-вторых, государство, отказывающее предоставить это право, совершает преступление. Справедливость такой войны объясняется и тем, что в ходе ее народ ведет борьбу против совершенной ранее агрессии со стороны империалистических держав.

СССР и другие социалистические страны всегда стояли на стороне народов, ведущих справедливую войну, оказывая помощь национально-освободительным движениям. Поддержка борьбы народов за национальное освобождение и социальный прогресс является одним из принципов внешней политики нашего государства, закрепленным в Конституции СССР (ст. 28).

Помощь угнетенным народам и нациям, поднявшимся на борьбу против колониализма, расизма, национального угнетения, иностранных поработителей, которую оказывают Советский Союз, другие социалистические страны, все прогрессивные силы, не противоречит нормам международного права, является правомерной.

Так, в Уставе ООН и во многих других международных договорах закрепляется принцип самоопределения народов и наций, который ныне признается в качестве обязательного для всех без исключения государств мира. Современное международное право требует от других государств помогать нациям и народам, реализующим это право. Например, 38-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН настоятельно призвала все государства расширить свою поддержку и солидарность с этими народами и их национально-освободительными движениями и принять срочные и эффективные меры для окончательной ликвидации колониализма, расизма и апартеида (резолюция 190 от 30 января 1984 г.).

В 1966 году были приняты Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах, в которых вновь подтверждается обязанность государств (особенно ратифицировавших эти пакты) «поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право» (ст. 1 обоих пактов). Такое же положение закреплено и в Декларации о принципах международного права, в соответствии с которой «каждое государство обязано содействовать с помощью совместных и самостоятельных действий осуществлению принципа равноправия и самоопределения народов». В Декларации об углублении и упрочении разрядки международной напряженности, принятой на 32-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, выражена решимость всех членов ООН «обеспечить свободное осуществление права народов, находящихся под колониальным и чужеземным господством, на самоопределение».

В заключение нельзя не сказать о тех буржуазных политологах, юристах, которые пытаются скомпрометировать национально-освободительные движения, «доказать» их неправомерность. Известно, что администрация США попыталась изобразить освободительную борьбу народных масс как проявление «терроризма»45.

В Заявлении ТАСС от 3 февраля 1981 г. отмечается, что «лишь по невежеству или по злому умыслу можно проводить параллель между этими двумя совершенно разными явлениями»46. Скорее всего в таких действиях США содержится и невежество, и злой умысел. Ведь с точки зрения международного права национально-освободительная борьба есть борьба двух равноправных, самостоятельных субъектов международного права. Это положение однозначно сформулировано во многих международно-правовых актах. Например, 28-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН 12 декабря 1973 г. вновь подтвердила, что борьба народов, находящихся под колониальным и иностранным господством и игом расистских режимов, за осуществление своего права на самоопределение и независимость является законной и полностью соответствует принципам международного права. Эта резолюция сформулировала норму, согласно которой «вооруженные конфликты, связанные с борьбой народов против колониального и иностранного господства и расистских режимов, являются международными вооруженными конфликтами». Данная норма была затем подтверждена в 1977 году в таком важном международном соглашении, как Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям 1949 года. Наконец, в августе 1984 года Комитет ООН по деколонизации решительно осудил администрацию США за клевету на национально-освободительные движения, за попытку представить их борьбу за независимость как «террористическую деятельность». Таким образом, национально-освободительные движения действуют в строгом соответствии с нормами международного права.

Кампания клеветы в адрес национально-освободительных движений, развязанная Белым домом, — это психологическая подготовка общественного мнения в США (да и не только в США) к новым террористическим актам. Именно в этом плане и следует рассматривать пресловутую директиву Совета национальной безопасности США № 138, подписанную Рейганом 3 апреля 1984 г. Согласно этой директиве, США могут наносить «упреждающие удары» по тем, кого Вашингтон сочтет нужным отнести к категории «террористов», т. е. администрация США открыто, официально возводит международный терроризм в ранг государственной политики.

Расизм вне закона



Грядет XXI век, Однако такое позорное явление человечества, как расизм, продолжает существовать. Живительную почву для него создает империализм.

Возьмем юг Африки. Отсюда вот уже в течение продолжительного времени поступают сообщения, напоминающие боевые сводки военных лет: сухопутные войска ЮАР совершают рейды б глубь территорий соседних стран, разрушают промышленные предприятия и железные дороги, населенные пункты и лагеря беженцев, грабят мирное население, убивают женщин, стариков и детей. ВВС расистского режима бомбят гражданские объекты, больницы, школы, сбрасывают напалм. Только за последние годы расисты совершили многочисленные бандитские налеты на территории Анголы, Мозамбика, Замбии и других соседних стран, убив и ранив при этом тысячи ни в чем не повинных людей. Таков почерк расизма, являющегося международным преступлением с точки зрения современного международного права.

21 декабря 1965 г. Организация Объединенных Наций приняла Конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации, согласно которой всякая теория превосходства, основанного на расовом различии, в научном отношении — ложна, в моральном — предосудительна, в социальном — несправедлива и опасна. В Конвенции далее говорится, что не может быть оправдания для расовой дискриминации где бы то ни было, ни в теории, ни в практике.

15 ноября 1972 г. Генеральная Ассамблея ООН объявила период с 1974 по 1984 гг. десятилетием максимально эффективной борьбы с расизмом. Конечной целью этой борьбы, как подчеркивается в документах ООН, является «выявление, изоляция и разоблачение ошибочных и мифических убеждений политики и практики, которые содействуют расизму и расовой дискриминации, и ликвидация расистских режимов». Однако расизм и ныне продолжает творить свое тлетворное, черное дело. Как отмечается в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 16 от 5 декабря 1984 г. «несмотря на усилия международного сообщества, первое десятилетие действий по борьбе против расизма и расовой дискриминации не достигло своих основных целей и миллионы людей до сих пор подвергаются тем или иным формам расизма, расовой дискриминации и апартеида». 22 ноября 1983 г. 38-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в резолюции 14 провозгласила десятилетний период, начинающийся 10 декабря 1983 г., вторым десятилетием действий по борьбе против расизма и расовой дискриминации.

В чем же причины «живучести» расизма? В чем его преступность с точки зрения международного права?

Преступность расизма имеет две стороны. Во-первых, внутри своей страны расистский режим подавляет всякие свободы лиц, относящихся к другой расе, отрицает за такими лицами основные права человека, даже такое право, как «право на жизнь». Во-вторых, на международной арене расистские режимы совершают международные преступления против соседних стран, подвергая тем самым угрозе международный мир и безопасность.

Современный расизм многолик. Подчас он не проявляет себя в кричащих формах. Мартин Лютер Кинг писал о расизме в США: «Америка, к ее стыду, научилась жить с системой сегрегации в ее броском и крикливом виде на Юге и в коварных и неуловимых формах на Севере»47. В современной Америке от расовой дискриминации страдают 30 миллионов чернокожих американцев, миллионы других людей: индейцев, мексиканцев и т. д. Особенно вольготно почувствовали себя расисты при нынешней администрации, проявившей нескрываемые симпатии к ним.

Наиболее уродливые формы расизм принял в современном мире в виде сионизма в Израиле и апартеида в ЮАР.

Согласно Международной Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 30 ноября 1973 г., апартеид48 означает «бесчеловечные акты, совершаемые в целях установления или сохранения господства одной расовой группы людей над любой другой группой и ее систематического подавления». Другими словами, апартеид — это отказ членам иной (не белой) расы в праве на жизнь и свободу личности; это умышленное навязывание одной или нескольким группам людей таких условий жизни, которые ведут к их физическому истреблению. Апартеид включает в себя и меры законодательного характера, рассчитанные на то, чтобы не допустить членов такой группы или расы к участию в политической, социальной, экономической и культурной жизни страны. Режим апартеида сопровождается нарушением элементарных прав цветного населения: права на труд, на образование, на свободу передвижения по стране и выбора места жительства, на медицинское обслуживание и др. Цветному населению запрещается проводить забастовки. Все это свидетельствует об особо опасном характере режима апартеида, который так же, как и расизм в целом, совершает преступления против коренного населения внутри страны и против народов соседних стран, создавая тем самым угрозу международному миру. Таким образом, преступность апартеида, образно говоря, имеет внутренний и внешний (международный) аспекты.

Расправа с африканским населением в Шарпевиле в марте 1960 года, когда от рук палачей пало несколько сот африканских шахтеров, и в Соуэто (июнь 1976 года), когда 176 человек было убито и около полутора тысяч ранено, в октябре 1984 года, когда для подавления выступлений африканцев против «конституционных реформ» расисты бросили сухопутные войска, потрясли весь мир своей жестокостью. Эти и другие факты свидетельствуют о том, что цветное население в ЮАР практически лишено основного права — права на жизнь. Так, в Южно-Африканской Республике в год приговаривается к смертной казни более сотни человек (1961–1962 — 175 человек, 1962–1063—150, 1963–1964—158, 1965–1966—139, в 1978—132 человека, за период с 1976 года по 1984 г. расистами казнено более 1000 человек; белые же среди них составляют: 1961–1962 — 2 человека, 1962–1963 — 7, 1963–1964 — 4, 1965–1966 — 5 человек и т. д., хотя они совершают убийства и насилуют цветных женщин в четыре раза больше, чем это делают цветные. В 1983 году расисты казнили членов Африканского национального конгресса (АНК) Южной Африки — Т. Могоеране, Дж. Мосололи и М. Мотаунга только за то, что они выступали против режима апартеида. Расисты проигнорировали требования мировой общественности, Совета Безопасности, Организации Африканского Единства не приводить в исполнение этот приговор. По данным ООН, на долю лишь одной ЮАР приходится свыше 40 % всех смертных приговоров, приведенных в исполнение во всем мире. В 1984 году только в тюрьме Претории казнено 97 человек. И это происходит в стране, представитель которой на международной конференции по созданию ООН говорил: «Мы воевали за справедливость и уважение к человеческой личности, за основные свободы и права человека, которые служат основанием прогресса и мира».

Соблюдение прав человека и основных свобод для всех без различия расы, пола, языка и религии в каждой отдельной стране непосредственно связано с сохранением международного мира (ст. 55 Устава ООН). А это значит, что если в какой-то стране создается ситуация, угрожающая международному миру или препятствующая претворению в жизнь положений Устава ООН, то такие действия отдельного государства перестают быть его внутренним делом. Попрание прав человека в одной стране — это нарушение предусмотренных Уставом ООН обязательств, взятых на себя данной страной, а также обязательств, вытекающих для нее из международных соглашений, деклараций, конвенций. Так, ст. 2 Всеобщей Декларации прав человека 1948 года устанавливает, что «каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами… без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения». Многие резолюции Генеральной Ассамблеи ООН также связывают обеспечение прав человека в отдельной стране с «высшими интересами человечества» (резолюция 103 от 19 ноября 1946 г.).

Почти сорок лет спустя, 6 декабря 1984 г., Генеральная Ассамблея ООН в резолюции 19 подтвердила, что апартеид представляет собой полное отрицание целей и принципов Устава ООН и является грубым нарушением прав человека и преступлением против человечества, серьезно угрожающим международному миру и безопасности.

О том, что апартеид угрожает международному миру и безопасности, говорится и в Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него (ст. 1).

Действия Южно-Африканской Республики отношении коренного населения — это осознанное грубое нарушение Устава ООН и других документов, принятых под эгидой ООН, членом которой эта страна является. Попирая права своего собственного населения, ЮАР создает взрывоопасную ситуацию на африканском континенте.

Стратегическая цель режима апартеида — сохранить империалистическое, расистское господство над южноафриканским обществом путем «раздельного существования и развития» расовых и национальных групп, путем выделения для каждой из них отдельной территории. Вся ЮАР разделена на «белые» и «небелые» районы. «Небелые» районы или «национальные отечества» для цветных называются бантустанами.

Из общей земельной площади страны под бантустаны (а их предполагается создать 10) отводится только 13 %, в них должно проживать 70 % африканского населения, остальная площадь, т. е. 87 % отводится для белых, составляющих всего 30 % от общего числа населения ЮАР; на долю бантустанов приходится всего лишь 14 млн. га земельных угодий, в то время как десятки тысяч белых фермеров удерживают в своих руках почти 92 млн. га плодородных земель. Земли же, выделяемые под бантустаны, трудно обрабатываемые, а в большинстве случаев вообще непригодны для ведения сельского хозяйства. Приведем один пример. Средняя плотность в бантустанах составляет 119 чел. на 1 кв. км, а в некоторых — до 500 человек, в то время как в «белых» районах ЮАР она меньше в 37 рад; средняя плотность населения по всей территории ЮАР составляет не более 35 человек.

В 1976 году правительство ЮАР объявило о предоставлении «независимости» бантустану Транскей, в 1977 — Бопутатсвана, в 1979 году — Венда, в 1981 году — Сискей, в декабре 1984 года — Квандебеле. Эту практику оно намеревается распространить и на другие бантустаны. Создание бантустанов расисты рекламируют как претворение в жизнь принципа самоопределения народов и наций отдельными племенами ЮАР. Это грубейшее извращение основополагающего принципа международного права. Во-первых, значительная часть населения бантустанов не связана жизненными интересами с данной территорией; это африканцы, которых режим Претории произвольно приписывает к тому или иному бантустану и вопреки их воле поселяет здесь. Во-вторых, африканцам не была обеспечена свобода волеизъявления для установления своего правового статуса. Определением границ бантустанов, распределением в них населения, установлением их политического статуса занимались исключительно белое меньшинство и его парламент. В-третьих, режим Претории насильственно навязывает африканцам гражданство бантустанов. Следовательно, лица, проживающие в бантустанах, рассматриваются Преторией как иностранцы. В ходе бантустанизации уже восемь миллионов человек были лишены гражданства ЮАР и почти 3,5 млн. африканцев были изгнаны из районов прежнего проживания49. О каком же «праве на самоопределение» здесь можно говорить?

В бантустанах создаются невыносимые условия, в конечном итоге они ведут к вымиранию коренного населения. Как писал парижский журнал «Монд дипломатика (апрель 1983 года), только в 1981 году от различных болезней умерли 80 тыс. человек. В 1982 году от холеры погибло 13 127 человек.

Правительство ЮАР официально принимает меры к ограничению рождаемости цветного населения; в то же время поощряются меры, направленные на увеличение рождаемости среди белого населения, а также его иммиграция в страну. Нищета бантустанов трудновообразима. В них производится всего 3 % внутреннего валового продукта ЮАР50.

О какой жизнеспособности можно говорить, скажем, «независимого» Сискея, где из 450 тыс. жителей в возрасте от 17 до 65 лет половина не имеет работы51.

Новое «независимое государство» Квандебеле — убогий, грязный сельский район к северу от Претории, где проживает африканская беднота. Здесь всего одна мощеная дорога; ни одного участкового врача; ощущается резкая нехватка воды; рабочие места рассчитаны лишь на 2 % населения52.

Положение в Южно-Африканской Республике в свое время хорошо выразил бывший председатель Специального комитета ООН против апартеида Л. Гарриман 20 ноября 1978 г. в интервью газете «Санди Нейшн», выходящей в Найроби. «Если не брать в расчет средневековое рабство и массовое истребление евреев в нацистской Германии, — сказал он, — то нынешняя расовая дискриминация в Южной Африке является наиболее ужасной формой человеческой деградации в истории мира».

Генеральная Ассамблея ООН в резолюции 6, принятой на 31-й сессии 26 октября 1976 г., решительно осудила создание бантустанов, направленное «на укрепление бесчеловечной политики апартеида, уничтожение целостности страны, увековечение господства белого меньшинства и лишение африканского народа Южной Африки его неотъемлемых прав».

Создание бантустанов в ЮАР — свидетельство ужесточения режима апартеида. Этому же способствовали «конституционные реформы» и создание так называемого трехпалатного парламента.

Все началось с 1980 года, когда рухнул расистский режим в Южной Родезии. Именно тогда южноафриканский расист № 1 «президент» ЮАР П. Бота заявил своим сообщникам: «Мы должны приспособиться или умереть»53. Было решено начать с изменения конституции. В сентябре 1984 года в ЮАР был создан трехпалатиый парламент. В него входят ассамблея (178 белых депутатов), палата представителей (85 цветных) и палата делегатов (45 индийцев). Простое сопоставление количества мандатов с численностью населения ясно показывает, что белое меньшинство будет и впредь вершить все дела в стране. В «парламенте» на одного депутата-индийца и на двух депутатов-метисов приходится четыре белых депутата. Любой законопроект, выдвинутый какой-либо одной из палат, должен получить одобрение двух других палат и станет законом, если будет подписан президентом. А ведь самозванный «президент» выдает эту конституционную реформу за некое «изменение устоев» апартеида!

22 и 28 августа 1984 г. были проведены «выборы» в так называемый парламент. Однако 80 % избирателей ЮАР бойкотировали их. На некоторые избирательные участки явилось всего около 7 % избирателей, многие участки вообще бездействовали, поскольку к их урнам не пришел ни один избиратель. Результаты голосования — смертный приговор режиму апартеида. Но это не волнует расистов! Самозванный «президент» заявил; «Неважно, каковы итоги голосования, правительство все равно учредит трехпалатный парламент», и далее: «…не может быть и речи о введении принципа «один человек — один голос»54. Вот это и есть демократия… по-расистски! С помощью подобного фарса фашистская доктрина апартеида осталась ничуть не поколебленной в своих основах. Американский журнал «Тайм» писал 24 сентября 1984 г.: «Новый парламент — это вполне подходящее олицетворение апартеида, поскольку три его палаты разделены по расовому признаку и имеют неравное представительство». Однако журнал полон оптимизма… «Существующий сейчас в парламенте обеденный зал, — говорится в нем, — будет предназначен, как и раньше, только для белых, куда разве что министры правительства и руководитель оппозиции смогут приглашать небелых гостей. Но в скором времени будет построен обеденный зал для всех депутатов парламента». Так что ждать конца апартеида осталось совсем немного. Вот построят в Претории столовую, посадят за один стол белых и небелых депутатов и апартеид исчезнет. «Конституционную реформу» и так называемые выборы в трехпалатный парламент осудили движение неприсоединения и Организация африканских государств.

28 сентября 1984 г. 39-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН отвергла «новую конституцию» ЮАР и квалифицировала ее как не имеющую никакой силы. Генеральная Ассамблея заявила, что нынешняя волна насилия и убийств беззащитных демонстрантов и бастующих трудящихся является прямым последствием навязывания южноафриканским расистским режимом этой «конституции». Совет Безопасности ООН также заявил, что «новая конституция и выборы в ЮАР являются недействительными». Таким образом, вся затея расистов с конституционными изменениями преследует одну цель — лишить коренное африканское население всех основных прав (в том числе и права на гражданство) и превратить ЮАР в страну «только для белых» в соответствии с провозглашенной политикой апартеида. «Разрекламированные Преторией так называемые «конституционные реформы» не привели и не могли привести к облегчению участи подавляющего большинства населения этой страны. Сущность системы апартеида остается неизменной, противоречащей коренным интересам народных масс»55, — говорится в Заявлении ТАСС.

Жизнь вскоре подтвердила правильность выводов этого Заявления. В июле 1985 года коренное население ЮАР восстало против режима апартеида. Это выступление, свидетельствующее о глубоком кризисе преступной системы расизма, было настолько мощным, что власти вынуждены были ввести в стране чрезвычайное положение, при котором полицейским и военным властям предоставлялось право ничем не ограниченного произвола в отношении черного большинства. Разгул расизма в ЮАР всколыхнул мировое сообщество. На срочно созванном заседании Совета Безопасности была принята резолюция, требующая от всех государств приостановить новые капиталовложения в Южную Африку. Перед лицом мощного движения в мире против произвола расистов даже США и Англия не посмели голосовать против этой резолюции, а Франция даже отозвала своего посла из Претории. Однако из-за обструкционистской позиции западных стран в Совете Безопасности не удалось принять более суровых мер против режима апартеида.

Тяжкие преступления расисты ЮАР совершают не только в отношении своего коренного населения. Международные преступления они совершают и в отношении оккупированного ими народа Намибии, которая, по словам швейцарского «Журналь де Женев», «превратилась в привилегированный перекресток разбойников всех мастей: торговцев оружием и слоновой костью, международных финансовых авантюристов, коммерсантов без стыда и совести, которые подбирают все подчистую».

Еще 27 октября 1966 г. Генеральная Ассамблея ООН (резолюция 2145) лишила ЮАР мандата на Намибию и возложила прямую ответственность на ООН за управление этой территорией. В 1967 году Генеральная Ассамблея ООН создала Совет по Намибии, поручив ему исполнять функции директивного органа ООН и законного органа, осуществляющего управление страной до получения ею независимости (резолюция 2248). Свое заключение о незаконности оккупации Намибии вынес и Международный Суд ООН, однозначно заявивший, что «сохраняющееся присутствие Южной Африки в этой стране является незаконным и что она обязана немедленно уйти из Намибии».

Какова же была реакция на решения главных органов ООН Южно-Африканской Республики — члена ООН? В 1969 году расистский режим принял закон о Юго-Западной Африке, предусматривающий полную административную и экономическую интеграцию Намибии; по сей день расисты оккупируют территорию, превышающую по площади Англию и Францию вместе взятые, с населением около миллиона человек. Недаром Намибию уже давно называют «украденной» страной. 14 февраля 1984 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 36, в которой вновь решительно осудила расистов ЮАР за «продолжающуюся незаконную и колониальную оккупацию Намибии в нарушение многочисленных резолюций Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, представляющую собой акт агрессии против народа Намибии и вызов авторитету ООН».

Наглость расистов ЮАР в отношении Намибии возросла с приходом к власти в США нынешней администрации, объявившей ЮАР своим «историческим союзником». Почувствовав твердую поддержку Белого дома, главари расистского бастиона в Африке отбросили всякие попытки маскировать свою преступную политику. Начали они с того, что демонстративно разогнали сколоченное ими же самими марионеточное «правительство» Намибии и взяли на себя непосредственное управление ею, передав власть генеральному администратору Юго-Западной Африки. 14 февраля 1984 г. Генеральная Ассамблея решительно заявила, что «все так называемые законы и постановления, изданные незаконным оккупационным режимом в Намибии, являются незаконными и не имеют юридической силы» (резолюция 36, п. 21).

Вызовом мировому сообществу явилось подписание «президентом» ЮАР П. Ботой 17 июня 1985 г. декларации о создании «временного правительства» Намибии, полностью зависимого от ЮАР. «Создание марионеточной администрации в Намибии, — говорится в Заявлении ТАСС от 25 июня 1985 г., — является еще одним маневром властей с целью протащить неоколониалистское решение намибийской проблемы в обход решений Совета Безопасности. Советский Союз решительно осуждает действия расистского режима ЮАР в отношении Намибии и считает, что этот режим вместе с теми, кто продолжает потворствовать его преступной политике, берут на себя всю ответственность за последствия, которыми чревата дальнейшая задержка справедливого намибийского урегулирования». Совет Безопасности, охарактеризовав создание марионеточной администрации как «прямое оскорбление Совета Безопасности и откровенное пренебрежение его резолюциями», объявил ее «полностью недействительной».

В принятом Советом ООН по Намибии декрете № 1 «О защите природных ресурсов Намибии» отмечается, что разработка природных ресурсов иностранными экономическими кругами под охраной репрессивной расистской администрации Южной Африки в нарушение принципов Устава ООН, решений и резолюций Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи является «незаконной». 38 сессия Генеральной Ассамблеи ООН вновь подтвердила это положение, заявив, что «ресурсы Намибии являются неотъемлемым достоянием намибийского народа, а их эксплуатация иностранными экономическими кругами — незаконной и способствует сохранению незаконного оккупационного режима» (резолюция 36 от 14 февраля 1984 г.).

Начиная с 1946 года Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности ООН приняли десятки резолюций и решений, требующих от ЮАР безоговорочно вывести все свои военные и полицейские силы из Намибии56, а также свою администрацию, с тем чтобы предоставить народу этой страны возможность реализовать свое право на независимость. Всякое воспрепятствование реализации такого права является международным преступлением.

Вместе с тем Генеральная Ассамблея ООН потребовала от всех государств и международных организаций прекратить предоставление правительству Южной Африки всякой финансовой, экономической, технической и военной помощи.

Генеральная Ассамблея ООН призвала также все государства принять законодательные, административные или иные меры, запрещающие деятельность своих предприятий на оккупированных территориях Намибии, не вкладывать никакие капиталовложения.

14 декабря 1977 г. Генеральная Ассамблея ООН объявила, что любое сотрудничество с организациями расистского режима и апартеида представляет собой враждебный акт, противоречащий целям и принципам ООН.

72-я конференция авторитетной международной организации — Межпарламентского союза — в октябре 1984 года осудила расовую дискриминацию, жестокий полицейский произвол в ЮАР и Намибии, агрессивную политику Претории в отношении соседних стран, военно-стратегические соглашения с режимом апартеида и помощь ему со стороны ряда западных стран. Парламентарии почти 100 стран мира потребовали от Совета Безопасности разработать широкую программу санкций в отношении ЮАР и добиваться выполнения этих санкций всеми государствами.

Таковы требования, сформулированные в международно-правовых документах. Таково же и общественное мнение, которое сегодня не является абстрактной категорией: оно выражает убеждение основных политических сил современности, действующих на международной арене. Именно так охарактеризовал роль общественного мнения Совет Безопасности в резолюции 181 от 7 августа 1963 г.

В приветствии Совета Министров СССР участникам конференции ООН по вопросу об активизации международных действий в поддержку независимости Намибии подчеркивается, что освобождение Намибии является одной из первоочередных задач борьбы за скорейшее, полное и окончательное искоренение остатков колониализма. Преступные действия расистов ЮАР представляют собой серьезную угрозу международному миру и безопасности, являются прямым вызывом Организации Объединенных Наций.

Откуда же расисты черпают свою «силу»? В этом же приветствии говорится: «Причина сохранения очага колониализма в Намибии хорошо известна; Расистский режим ЮАР, опираясь на поддержку США и их ближайших союзников, цинично попирает принципы Устава ООН, пытается с помощью различных маневров протащить неоколониалистическое решение намибийской проблемы, использует территорию Намибии в качестве плацдарма для актов государственного терроризма в отношении африканских государств».

Ныне Африка — это 51 самостоятельное, суверенное независимое государство. Империалистическим державам трудно примириться с таким положением. Они изыскивают различные способы, чтобы удержаться на африканском континенте. Именно ЮАР является надежным плацдармом для их экономической, политической и военной экспансии на континенте. США, к примеру, вывозят из ЮАР 88 % кобальта, 80 % платины, 91 % хрома, 36 % ванадия, 55 % урана, 100 % технических алмазов; Англия вывозит 46 % хрома, 35 % магния, 51 % ванадия и 84 % золота; ФРГ вывозит из ЮАР сурьму, хром, золото, кобальт, медь, 100 % урана и многие другие минералы. Эти богатства идут в основном из Намибии, которая занимает одно из первых мест среди африканских стран по производству очищенного свинца, второе место по добыче кадмия, третье — по добыче цинка; в ней 10 % мировых запасов урана. Намибия — самый крупный в мире центр добычи драгоценных камней. Все это и побуждает империалистические круги цепко держаться за ее богатства, что, в свою очередь, мешает скорейшему решению проблемы Намибии. Как заявил президент СВАПО С. Нуйома: «Закулисная деятельность империалистических держав во главе с США, их преступное сотрудничество с расистским режимом в экономической, политической и военной областях остаются главным препятствием на пути достижения Намибией независимости»57.

Среди компаний, грабящих Намибию, одно из первых мест занимают американские — «Юнион карбид»,

«Вестингауз», «Дженерал электрик», «Юнайтед стейтс стил корпорейшн», «Галф» и др. Депутат нидерландского парламента Жак Валлас, выступая на семинаре по проблемам Намибии, сказал: «Мы подчеркнули необходимость судебного преследования тех компаний и фирм, которые нарушают решения Генеральной Ассамблеи ООН о сохранении природных ресурсов Намибии, принятые еще десять лет назад»58.

Ни для кого не секрет, что империалистические государства вопреки объявленному ООН эмбарго поддерживают тесные экономические связи с расистским режимом ЮАР. Так, товарооборот между США и ЮАР составляет 6 млрд. долларов. Миллиарды долларов США, Англии, ФРГ и др. стран ежегодно вкладываются в экономику ЮАР. Так, британские инвестиции в ЮАР составляют 8 % всех зарубежных вкладов Англии и равняются 13 млрд. фунтов стерлингов. Займы и кредиты США только за период с 1980 года увеличились на два млрд. долларов и составляют в настоящее время 15 млрд. долларов. Причем нетрудно провести разницу между государственным и частным кредитованием. Или возьмем поставки нефти. Сколько уже раз ООН призывала все государства мира не продавать расистам ЮАР нефть! А результат? Только за последние полтора года 200 нефтеналивных танкеров, принадлежащих «Мобил», «Шелл», «Тексако», «Бритиш петролеум» или арендованных ими, разгрузились в портах ЮАР. Ежегодно расистский режим расходует 4 млрд. долларов на оплату таких незаконных сделок.

Несмотря на категорическое запрещение ООН торговли с расистским режимом ЮАР, несмотря на лицемерные заявления империалистических держав о том, что они будут строго соблюдать эмбарго, расисты ЮАР спокойны. Тесные торговые, финансовые и экономические связи с ЮАР поддерживает более 1000 английских, свыше 500 американских, примерно 450 западногерманских и др. фирм. В итоге иностранные капиталовложения в ЮАР достигли огромной суммы — 30 млрд. долларов59.

Кандидат в президенты США на выборах 1984 года Дж. Джексон, выступая на Конференции стран Северной Америки против апартеида, сказал, что в настоящее время американские корпорации вложили огромные капиталы в различные отрасли экономики ЮАР. Среди этих корпораций «Дженерал моторе», «Форд», «Крайслер», ИБМ, «Экссон», «Контрол дейта корпорейшн» и др.

Подобная политика западных держав дорого обходится африканским народам, она оплачивается кровью, сотнями и тысячами человеческих жизней, беженцев, неисчислимыми страданиями. Генеральная Ассамблея ООН на своей 39 сессии вновь осудила всякое сотрудничество с расистским режимом в ЮАР как враждебный акт по отношению к угнетенным народам Южной Африки, оскорбительный вызов ООН и международному сообществу.

Империалистические державы используют ЮАР и как плацдарм для организации вооруженных нападений, засылки вооруженных банд на территории независимых государств Африки с тем, чтобы подорвать национально-освободительное движение народов. И в этом также заключается преступление, совершаемое империалистическими державами. Разве посмела бы ЮАР проводить регулярные бандитские рейды в соседние страны, не получая экономической и военной помощи от своих покровителей?

Преступность апартеида состоит в том союзе, в который вступили империалистические государства с расистскими правителями ЮАР и который противоречит нормам и принципам современного международного права. Этот союз зловещ, в его основе — связи с сионистами Израиля, фашистами Чили, Парагвая и т. д.

Особую опасность для международного мира представляет агрессивная внешняя политика режима апартеида в ЮАР. С одной стороны, расисты ЮАР и морально, и материально поддерживают «братьев по духу» во всем мире, с другой — они совершают агрессивные акты против соседних стран.

Получая оружие от империалистических государств, ЮАР постоянно нарушает территориальную целостность и неприкосновенность соседних стран. Расисты вооружают и засылают всевозможные банды, совершают разбойные рейды, обстреливают мирные города и села, бомбят школы, больницы, железнодорожные станции, плотины. В настоящее время на юге Африки сосредоточен самый большой военный потенциал всего континента, с помощью которого империалисты намереваются сохранять противоречащий международному праву режим.

ЮАР систематически нарушает воздушное пространство соседних стран, особенно Анголы, поддерживает банды головорезов, снабжая их оружием, боеприпасами. Фактически со дня своего рождения Ангола находится на осадном фронтовом положении.

Благодаря помощи прежде всего США, Англии, Израиля юаровская военщина оснащена ныне современными бомбардировщиками и истребителями, боевыми вертолетами, танками и бронемашинами. В бензобаки военной техники, используемой для налетов на соседние африканские страны, а также для карательных экспедиций против народа Намибии, заливается горючее, получаемое от западных стран. Как подчеркивается в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 181 от 20 января 1984 г., «ЮАР не только продолжает, но фактически активизирует свои вооруженные нападения и другие акты агрессии и подрывные действия против независимых государств (Лесото, Ангола, Мозамбик)». Генеральная Ассамблея решительно осудила военную оккупацию южноафриканскими войсками части территории Анголы и потребовала немедленного и безусловного вывода войск ЮАР с территории этого независимого государства.

Провокационные вылазки против свободной Анголы расисты называют «превентивными мерами», которые якобы применяются ими для «нейтрализации» вооруженных сил Народной организации Юго-Западной Африки (СВАПО), для борьбы с «террористами». Нынешний «президент» ЮАР цинично заявляет: «Мы готовы вмешаться повсюду, где террористы найдут убежище». Вот и вся философия расиста. Во время опустошительных набегов наносится огромный материальный ущерб, имеется много убитых и раненых, среди которых в основном женщины, старики и дети. Как сообщается в письме председателя Специального комитета ООН против апартеида Дж. Н. Гарба на имя Генерального секретаря ООН, «один лишь экономический ущерб, причиненный Анголе и Мозамбику, превышает 14 миллиардов американских долларов»60. Но можно ли измерить долларами гибель тысяч и тысяч мирных жителей, их страдания.

Ничего в этом плане в принципе не меняют и соглашения, заключенные ЮАР с Анголой и Мозамбиком. Подписывая одной рукой международные договоры о прекращении враждебных действий, расисты другой рукой продолжают сеять смерть и разрушения в соседних странах, пытаются их шантажировать. Так, ЮАР взяла на себя обязательство вывести все свои войска с территории Мозамбика до 31 марта 1984 г. Но кончился 1984 год, а расисты до сих пор не прекращают оказывать помощь бандам так называемого «мозамбикского национального сопротивления», с которым правительственные войска Мозамбика ведут настоящие сражения и по сей день.

Заключая соглашение с Анголой, ЮАР и США одновременно усилили помощь ангольской контрреволюционной группировке УНИТА, тайно встречаются с главарем этой банды Л. Савимби. Не прекращаются диверсии против этой многострадальной страны. Вот только одно из многих сообщений, поступивших из Анголы в конце 1984 года: «Четвертый день столица Анголы живет без электричества. Во многих квартирах нарушено водоснабжение. Прервана работа на предприятиях и в учреждениях. Прекращены занятия в вечерних школах». Что же случилось? Оказывается, группа бандитов из УНИТА, получивших помощь от ЮАР и США, совершила диверсию на линии высоковольтной передачи, по которой ангольская столица получает ток с гидроэлектростанции Камбамбе61. До сих пор войска ЮАР продолжают оккупировать южные районы Анголы, создавая тем самым тыловое обеспечение для контрреволюционных банд УНИТА. Как отмечалось на советско-анголокубинских консультациях, «режим Претории, вопреки достигнутым в Лусаке договоренностям, сохраняет свои войска на ангольской территории и не определяет сроки начала выполнения резолюции 435 Совета Безопасности ООН»62.

Видимо, расисты считают, что общепризнанные нормы международного права, закрепляющего принцип уважения государственного суверенитета, неприкосновенности государственной территории, невмешательства во внутренние дела других государств не для них. Если это так, то они глубоко заблуждаются. Декларация о принципах международного права 1970 года со всей категоричностью устанавливает, что каждое государство обязано воздерживаться от организации, подстрекательства, оказания помощи или участия в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве, или от потворствования организационной деятельности в пределах собственной территории, направленной на совершение таких актов, в том числе когда такие акты связаны с угрозой силон или ее применением. Определение понятия агрессии, принятое ООН в 1974 году, квалифицирует такие действия как акт агрессии.

Таким образом, империализм несет главную ответственность за сохранение в мире расизма. Но расизм — это не только угнетение и дискриминация представителей другой расы. Расистская идеология лежит в основе многих агрессивных войн и вооруженных конфликтов, развязанных на земном шаре. Это особенно характерно для сионизма.

Разновидностью расизма является сионизм63. В ноябре 1975 года Генеральная Ассамблея ООН в резолюции 3379 (XXX) квалифицировала его как форму расизма и расовой дискриминации.

Сионизм как орудие агрессивных империалистических кругов возник в эпоху перерастания капитализма в его высшую стадию — империализм. Современный сионизм — это крайний национализм, шовинизм и расовая нетерпимость, оправдание территориальных захватов и аннексий, вооруженный авантюризм, культ политической вседозволенности и безнаказанности, демагогия и идеологические диверсии. Являясь составной частью империалистического фронта борьбы против международного мира, сионизм ныне стал официальной государственной идеологией и официальной политикой государства Израиль.

Реакционная сущность идеологии и практики сионизма со всей очевидностью обнаруживается в наши дни. Она находит свое проявление в политике массовых репрессий и подавления элементарных прав и свобод как населения оккупированных арабских территорий, так и арабов, проживающих в самом Израиле, в махровой антисоветской, антикоммунистической деятельности. Сионизм сегодня — это штурмовой отряд международной реакции, это факельщик почти беспрерывных военных авантюр против соседних стран. По степени опасности сионизм можно сравнить только с фашизмом.

Какие же действия сионистов являются с точки зрения современного международного права преступлениями? Прежде всего это агрессивные войны. С момента своего возникновения сионизм поставил перед собой задачу создания «великого и могущественного еврейского государства» путем захвата территорий других государств. Так, бывший премьер-министр Израиля М. Бегин философствовал: «Обратив свой взор на север, мы видим плодородные низменности Сирии и Ливана… На востоке раскинулись богатые долины Евфрата, на западе — страна египтян. У нас не будет возможностей для развития, пока мы не решим наши территориальные проблемы с позиции силы, принудив арабов к полному послушанию».

Всего около 40 лет существует Израиль. За это время он развязал уже пять агрессивных войн против арабских стран, создав тем самым большую угрозу международному миру. Хотя Устав ООН прямо требует от государств «не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость» (ст. 2, п. 3).

Международные преступления Израиль начал совершать сразу же после своего рождения. Как известно, 29 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 181, согласно которой на территории Палестины, бывшей английской колонии, образовывалось два самостоятельных государства: арабское и еврейское. Еврейское государство должно было располагаться на площади 14,1 тыс. кв. км (56,47 % территории Палестины). Эта же резолюция установила, что никакие территориальные изменения «не могут делаться без согласия Генеральной Ассамблеи ООН».

Однако Израиль грубо нарушил эту резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН, что привело к первой израильско-арабской войне (1948–1949 гг.). В результате этих агрессивных действий Израиль захватил 6,7 тыс. кв. км территории, отведенной по решению ООН для арабского государства, в том числе западную, большую часть Иерусалима.

В октябре 1956 года Израиль вместе с другими империалистическими государствами (Англией и Францией) развязал агрессивную войну против Египта с целью свержения прогрессивного режима Г. А. Насера. Англия и Франция, кроме того, ставили перед собой задачу возвращения национализированного Египтом Суэцкого канала и сохранения своих экономических, политических и военно-стратегических позиций на Ближнем Востоке.

В июне 1967 года при поддержке империалистических держав Израиль вновь совершает вооруженное нападение на Египет, Сирию и Иорданию. В сентябре 1973 года он начал войну против Египта в районе Синайского полуострова. Только решительные действия Советского Союза в ООН положили конец этой расширяющейся агрессии. 22 октября 1973 г. Совет Безопасности принял резолюцию 338, в которой потребовал прекращения военных действий и отвода израильских войск на позиции, которые они занимали до совершения акта агрессии. В результате этих войн Израиль оккупировал территорию, равную 68,5 тыс. кв. км. Однако аппетиты правящих кругов Израиля далеки от удовлетворения. Сионисты не отказались от стремления создать «еврейскую сверхдержаву». «Великий Израиль», включающий земли «от горы Хеврон до Суэца» — мечта сионистов.

Беспрецедентным актом вандализма явилась агрессия Израиля против Ливана в июне 1982 года. Стотысячная армия агрессора напала на соседнее суверенное государство, оккупировала почти половину его территории, разрушила десятки городов и сел, в том числе и столицу страны город Бейрут, убила и ранила десятки тысяч мирных граждан.

Последняя агрессия Израиля наиболее вызывающая. Агрессор задолго до нее не скрывал своих намерений. Но, как и подобает «классическому агрессору», искал предлог. И он вскоре был найден. В Лондоне было совершено покушение на израильского посла. Объявив, что это дело рук «террористов», Тель-Авив решил расправиться с палестинским движением сопротивления. Официально ставится задача уничтожить народ Палестины. Народ, за которым ООН сохранила право создать самостоятельное независимое государство. Израиль пытается силой ликвидировать это право.

Война, развязанная Израилем против Ливана летом 1982 года, была самой кровопролитной. Мир содрогнулся от зверств агрессора. Ущерб, нанесенный тогда Ливану, оценивается по самым скромным подсчетам в 15 млрд. долларов64. Было убито 70 тысяч ливанцев и палестинцев. Сами израильтяне потеряли в Ливане 636 убитыми и 3740 ранеными (из них около двух тысяч останутся калеками на всю жизнь), т. е. столько же, сколько во время «шестидневной войны» 1967 года, в ходе которой Израиль захватил территорию почти в семь раз превышающую территорию Ливана65. Не обошлась бесследно эта авантюра и для США. Вполне резонно газета «Нью-Йорк Таймс» поставила вопрос: «Во что нам это обошлось?» и сама же ответила: «264 морских пехотинца погибли, 137 получили ранения, истрачено приблизительно 60 миллионов долларов, не говоря уже о явном падении престижа рейгановской администрации на всем Ближнем Востоке».

Развязывая агрессивные войны против соседних стран, Израиль бросает вызов всему мировому сообществу. Тем самым он нарушает общепризнанные принципы международного права, и прежде всего принцип неприменения силы, уважения государственного суверенитета и территориальной целостности других государств.

Израиль бросает вызов мировому сообществу и тем, что отказывается «подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их», как того требует ст. 25 Устава ООН. Ирония судьбы состоит в том, что государство, которое игнорирует резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, является порождением, детищем именно Организации Объединенных Наций.

Поразительным является и другое. Нарушая основополагающие нормы и принципы современного международного права, Израиль ссылается на… международное право. Известно, что Устав ООН в ст. 51 предоставляет каждому государству — члену ООН неотъемлемое право на индивидуальную и коллективную самооборону. Израильские ястребы пытаются убедить мировую общественность в том, что арабские страны хотят ликвидировать Израиль, а он, дескать, только обороняется, сражается за свое существование. Все это — ложь! Уже десятки раз на различных международных форумах заявлялось, что арабские и другие страны готовы гарантировать мирное развитие и существование Израиля в его законных границах. Кроме того, ведь не арабские страны, а Израиль выступал и выступает сейчас инициатором войн, вооруженных конфликтов и провокаций.

Далее в ст. 51 Устава ООН говорится, что правом на самооборону государство пользуется в случае, если на него произойдет вооруженное нападение. Но кто же совершал на Израиль такое нападение? Никто. Более того, Генеральная Ассамблея ООН в резолюции 226 от 17 декабря 1981 г. квалифицировала действия Израиля против арабских народов как агрессию. О какой же самообороне идет речь?

Из преступности агрессивной войны вытекает и преступность любых территориальных захватов, осуществленных в этих войнах. Декларация о принципах международного права устанавливает, что территория государства не должна быть объектом военной оккупации, совершенной в нарушение Устава ООН; она не может быть объектом приобретения другим государством в результате противоправного применения силы. «Никакие территориальные приобретения, — говорится в Декларации, — являющиеся результатом угрозы силой или ее применения, не должны признаваться законными». Эти же положения содержатся в ст. 5, п. 3, определения агрессии, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 г.

Как известно, одним из основных принципов современного международного права является принцип самоопределения народов и наций. Согласно этому принципу, каждый народ или нация имеет право на образование самостоятельного государства, на свою территорию, на определение своего экономического, политического, социального строя. Другие государства обязаны воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы их права на самоопределение, свободу и независимость. Согласно Декларации «О предоставлении независимости колониальным странам и народам» от 14 декабря 1960 г. любые военные действия или репрессивные меры против народов, борющихся за осуществление своего права на самоопределение, считаются тягчайшим международным преступлением. Таково юридическое содержание этого общепризнанного принципа. Однако правящие круги Израиля, исходя из противоправных (с точки зрения международного права) постулатов сионизма, отказываются признать законные и справедливые права палестинского народа на реализацию принципа самоопределения.

Отказ в предоставлении палестинскому народу права на самоопределение таит в себе угрозу возникновения опасной ситуации на Ближнем Востоке, что является угрозой международному миру.

Подлинно реалистическую программу решения ближневосточной проблемы предлагает Советский Союз. Суть ее заключается в следующем. Во-первых, в отношениях между государствами региона исключить всякий захват чужих территорий, что соответствует принципу современного международного права о неприменении силы (ст. 2 Устава ООН). Из анализа этого принципа и его конкретного применения к ситуации на Ближнем Востоке вытекает, что Израиль должен вернуть все оккупированные им территории. Конкретно речь идет о сирийских Голанских высотах, Западном береге реки Иордан, секторе Газа, Восточном Иерусалиме и, наконец, о ливанской территории, захваченной летом 1982 года. Границы между Израилем и его арабскими соседями должны быть признаны нерушимыми.

Во-вторых, необходимо обеспечить неотъемлемое право арабского народа Палестины на самоуправление, на создание собственного независимого государства на палестинских землях. О каких же землях идет речь? Известно, что в 1947 году Генеральная Ассамблея ООН приняла решение, предусматривающее создание на бывшей подмандатной территории Палестины двух суверенных государств — арабского и еврейского. Однако Израиль силой захватил территории, отведенные ООН для палестинского государства. Следовательно, независимое палестинское государство должно быть создано на тех землях, о которых говорится в резолюции Генеральной Ассамблеи.

В связи с созданием независимого палестинского государства возникает вопрос и о правовой основе существования самого Израиля. Еще раз подчеркнем, что ООН в 1947 году приняла решение о создании двух (подчеркнуто мною. — И. А.) независимых суверенных государств. Никто этого решения не отменял и отменить не вправе. Те силы, которые выступают против создания самостоятельного палестинского государства, хотят они того или нет, ставят тем самым под вопрос и правовую основу существования самого Израиля.

В-третьих, возвратить арабам восточную часть Иерусалима. Оккупированная Израилем в 1967 году, она должна стать неотъемлемой частью палестинского государства. Должны быть выполнены все решения ООН, которые она принимала по Иерусалиму. Известно, что в нем расположена одна из главных мусульманских святынь. Во всем Иерусалиме должна быть обеспечена свобода доступа верующих к почитаемым местам трех религий.

В-четвертых, должно быть прекращено состояние войны и установлен мир между арабскими государствами и Израилем. В соответствии с нормами международного права прекращение состояния войны должно быть зафиксировано в соответствующем международном договоре, согласно которому стороны возьмут на себя обязательства взаимно уважать суверенитет, независимость и территориальную целостность друг друга, решать возникающие между ними споры мирным путем, путем переговоров.

В-пятых, обеспечение всем государствам региона права на безопасное и независимое существование и развитие.

В-шестых, выработка и принятие международных гарантий урегулирования. Роль гаранта могли бы взять на себя либо постоянные члены Совета Безопасности, либо Совет Безопасности в целом.

Предлагая такое решение, Советский Союз исходит из того, что ближневосточную проблему можно решить только путем коллективных усилий всех заинтересованных государств, в том числе конечно же и Организации освобождения Палестины — единственного законного представителя арабского народа Палестины.

Иную позицию занимает Израиль. Ни для кого не является тайной, что без помощи и поддержки США Израиль не мог бы вершить свои преступные деяния, творить произвол и беззаконие. Представитель Алжира в Совете Безопасности охарактеризовал Израиль как «избалованное дитя империализма». Известно, что в Совете Безопасности США несколько раз применяли вето против проектов резолюций, осуждающих Израиль и требующих применения против него жестких санкций. Специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН по палестинскому вопросу также приняла резолюцию, сурово осуждающую агрессора. 127 государств голосовали за эту резолюцию и только два — против. Это были Израиль и США.

Всему миру известны слова бывшего президента США Дж. Картера: «Я лучше совершу политическое самоубийство, чем поступлюсь безопасностью Израиля». При нынешней администрации США отношения между США и Израилем вступили в качественно новый этап, характеризующийся установлением «стратегического сотрудничества» между ними. Такой помощи и поддержки, которую оказывает Израилю нынешняя администрация США, сионисты, вероятно, и сами не ожидали. Выступая перед членами сионистской организации «Бнай Брит», президент обрушился на ООН, назвав ее «форумом для клеветы на Израиль», и заявил, что «если когда-нибудь ООН проголосует за исключение Израиля из ООН, США вместе с ним покинут зал заседаний». Верность такой политике вновь была продемонстрирована на съезде республиканской партии в Далласе в августе 1984 года. Как клятва звучат слова резолюции съезда: «Мы обещаем помочь сохранить качественное военное преимущество Израиля над его противниками». Это ли не поощрение агрессора! Это ли не соучастие в преступлении!

Сегодня, заявляет президент, отношения между США и Израилем «теснее, а дружба крепче, чем когда-либо в истории наших двух государств… Израиль может рассчитывать на нас…». В этих словах президента выражена политика США в отношении сионистов. И слова не расходятся с делами. Только в 1986 году американские ассигнования Тель-Авиву составят 4 млрд. долларов, причем 1,8 млрд. долларов предоставлены безвозмездно66. Это самая крупная помощь, когда-либо предоставлявшаяся Израилю. Всего же за время своего существования Израиль получил от США только по государственной линии — 26 млрд. долларов67. «Таких выгод не получает никакая другая страна в мире», — говорил бывший вице-президент США У. Мондейл. Касаясь политики США в отношении Израиля, премьер-министр Ливана Р. Караме сказал: «Те, кто мог бы защитить права человека, международные законы и хартии, применили право вето, чтобы прикрыть преступников, их фашистскую, бесчеловечную практику в Ливане»68.

Таким образом, сионизм, блокируясь с империализмом, выступает его верным подручным в борьбе против национально-освободительного движения, мира и прогресса.



Призыв убивать

Сотни тысяч радиостанций, более миллиарда радиоприемников, сотни миллионов телевизоров, десятки тысяч газет и журналов, свыше сотни телеграфных агентств и др. — таков сегодня арсенал средств, с помощью которых человечество получает массовую информацию. И от того, какая информация будет распространяться через них, будет ли она служить благородным целям укрепления мира, взаимопонимания и сотрудничества между народами или, напротив, будет сеять между ними семена раздора и вражды, прославлять культ насилия в немалой степени зависит международный климат, возможность предотвращения термоядерной войны, решение глобальных проблем, стоящих перед человечеством, а также степень взаимного доверия (или недоверия) между народами.

Современное международное право относит к международным преступлениям не только развязывание и ведение агрессивной войны, но и любую ее пропаганду как одну из форм подрыва международного мира.

История международных отношений показывает, что агрессивной войне, как правило, предшествует усиление враждебной пропаганды против будущего противника. Ярким примером тому служит пропаганда нацистской Германии. Советский судья Никитченко И. Т. в особом мнении по приговору Нюрнбергского международного трибунала отметил, что «распространение провокационных измышлений и систематический обман общественного мнения были необходимы гитлеровскому режиму для осуществления его замыслов в такой же степени, как производство вооружения и разработка военных планов. Без пропаганды… германский фашизм не смог бы претворить в жизнь планы агрессии»69. Служба пропаганды вообще и в особенности служба радиопропаганды расценивалась Гитлером и его ближайшими сподвижниками как один из важнейших и основных факторов ведения агрессивной войны.

Пропаганду в целях подготовки агрессии использовали и японские милитаристы. В обвинительном заключении по делу японских главных военных преступников в Токио указывалось, что «подсудимыми была проведена психологическая подготовка масс и общественного мнения Японии к агрессивной войне».

Особенно усилили пропаганду войны империалистические государства в послевоенный период, используя такие средства воздействия на человека, как печать, радио, телевидение. На Западе даже появился термин «психологическая война», под ней понимается система мероприятий для идеологического воздействия на сознание, чувства, убеждения народных масс, для подрыва морально-политического и психологического состояния народа, для вмешательства во внутренние дела других государств, разжигания недоверия и вражды между странами и народами. Особым объектом «психологической войны» являются страны социалистического содружества. Одна из ее центральных задач — идеологическая подготовка войны.

«Психологическая война» — уродливое дитя современного империализма, плод его классовой ненависти в отношении стран социалистического содружества; она имеет своей целью посеять рознь между народами и государствами, вмешиваться во внутренние дела Советского Союза и других социалистических стран.

«Психологическая война» противоречит Уставу ООН, который требует от государств «развивать дружественные отношения между нациями» (ст. 1, п. 2), закрепляет обязательство всех членов ООН «не вмешиваться во внутренние дела друг друга» (ст. 2, п. 7).

Запрещение пропаганды войны — широкая проблема. Она включает как международно-правовые, так и государственно-правовые аспекты. Международно-правовые аспекты запрещения пропаганды войны могут включать: заключение международных договоров, принятие решений в рамках международных организаций.

Норма о том, что пропаганда войны является противоправной с точки зрения международного права, закреплена в ряде международных договоров и соглашений. Так, уже 5 июня 1922 г. между РСФСР и Чехословакией, а 6 июня 1922 г. между УССР и Чехословакией были заключены договоры, в которых стороны брали на себя обязательства воздерживаться от всякой пропаганды, направленной против правительства, государственных и иных общественных учреждений или социально-политической системы другого государства. Международная конференция по унификации уголовного права, состоявшаяся в том же году, приняла резолюцию, в которой провозглашалось: «Кто ведет пропаганду с целью публичного призыва к агрессивной войне, подлежит наказанию». В феврале 1924 года произошел обмен нотами между правительствами СССР и Англии об установлении дипломатических отношений. В них также подчеркивалось, что подлинно дружественные отношения не могут считаться окончательно установленными, пока одна сторона имеет основание подозревать другую сторону в ведении пропаганды, направленной против ее интересов и к ниспровержению ее учреждений. Лига Наций в 1933 году разработала проект конвенции об агрессии, в котором указывалось на недопустимость таких действий, как приписывание другому государству недобрососедских действий, явно неточных фактов и возбуждения таким образом против него общественной ненависти и презрения.

В 1938 году вступила в силу международная Конвенция об использовании радиовещания в интересах мира. Согласно ей государства брали на себя обязательство запрещать вести со своей территории радиопередачи, подстрекающие население одной страны к действиям против другой страны. Конвенция обязывала государства следить за тем, чтобы радиопередачи не призывали к войне или к действиям, которые могут привести к ней. Однако империалистические державы, особенно государства с фашистскими режимами, грубо попирали эти нормы международного права.

После второй мировой войны основным международным актом, закрепившим норму о преступности пропаганды войны, стал Устав Международного военного трибунала. В ст. 6 Устава со всей определенностью говорится, что любая подготовка к войне, в том числе, естественно, и пропаганда в пользу войны, является преступлением. 11 ноября 1946 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой подтвердила, что положения Устава и Приговора Международного военного трибунала в Нюрнберге являются принципами международного права, т. е. была признана их обязательность для всех государств. В резолюции, во-первых, содержится требование к государствам установить в национальных законах уголовную ответственность за пропаганду войны; во-вторых, в ней повторяется и подтверждается норма о преступности пропаганды войны, сформулированная и закрепленная в приговорах Нюрнбергского и Токийского трибуналов.

Запрещение пропаганды войны содержится также в резолюции Генеральной Ассамблеи 381 (V) и во многих других документах ООН. 3 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию — «Меры, которые должны быть приняты против пропаганды и поджигателей новой войны». В ней она решительно осудила «любую форму ведущейся в любой стране пропаганды, имеющей целью или способную создать или усилить угрозу миру, нарушение мира или акт агрессии».

В международном пакте о гражданских и политических правах, принятом Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 году, провозглашается: «Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом». Декларация о принципах международного права 1970 года также обязывает государства «воздерживаться от пропаганды агрессивных войн». В ноябре 1978 года 20-я сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО (специализированного учреждения ООН) приняла Декларацию об основных принципах, касающихся вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне. Подписавшие эту Декларацию государства взяли на себя обязательство использовать средства массовой информации исключительно в целях сближения народов во имя мира и прогресса.

За прекращение пропаганды войны решительно выступает широкая международная общественность. Еще в 1950 году Всемирный конгресс сторонников мира призвал все страны принять «Закон об охране мира, предусматривающий уголовную ответственность за пропаганду новой войны, в какой бы форме эта пропаганда ни велась».

Советский Союз, другие социалистические страны приняли специальные законы об ответственности за пропаганду войны. Так, Верховный Совет СССР принял 12 марта 1951 г. Закон о защите мира, в котором пропаганда войны объявляется тягчайшим преступлением против человечества, подрывающим дело мира, создающим угрозу новой войны; лица, виновные в пропаганде войны, предаются суду как тяжкие уголовные преступники. Согласно ст. 71 УК РСФСР, пропаганда войны, в какой бы форме она ни велась, наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет и со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки. Естественно, что издание таких законов всеми государствами мира имело бы исключительно важное значение для предотвращения этого тяжкого международного преступления.

В некоторых социалистических странах запрещение пропаганды войны является конституционной нормой. Например, ст. 28 Конституции СССР гласит: «В СССР пропаганда войны запрещается». Это — последовательная, принципиальная позиция Советского государства. В. И. Ленин еще в 1920 году на VIII Всероссийском съезде Советов говорил, что «вся наша политика и пропаганда направлена отнюдь не к тому, чтобы втравливать народы в войну, а чтобы положить конец войне»70.

В буржуазном законодательстве нет норм об ответственности за пропаганду войны. Империалистические государства занимают здесь совсем иную позицию. Она ярко проявилась, в частности, при обсуждении в ООН резолюции Генеральной Ассамблеи об определении понятия агрессии. Представители США, Англии, Италии много говорили о вреде пропаганды войны. Однако именно они же, и прежде всего представители США и Англии, категорически выступили против универсального ее запрещения. Представитель Англии заявил, что делегация его страны «всегда возражала против принятия предложений о всеобщем запрещении пропаганды войны, применимом как к государственным органам, так и к частным лицам, вследствие невозможности совместить такого рода запрещения с основными правами человека, такими, как свобода слова и свободное выражение своих убеждений».

Аналогичное заявление сделал и представитель США, подчеркнув, что запрещение пропаганды войны будет распространяться только на деятельность правительственных учреждений США. Что же касается частных учреждений (газеты, радио, телевидение, кино), то правительство не может запретить им свободно выражать свои мысли. Американская газета «Нью-Йорк Таймс» (1978, ноябрь) поставила, как говорится, точки над i. Она писала: «Не может быть свободы слова… если тем, кто выступает за расизм, апартеид, а также и за войну, тоже не будет предоставлена свобода слова». В декабрьском (1984 г.) номере американского журнала «Эсквайр» была напечатана статья «Почему мужчины любят войну?». Автор живописует в ней картины разрушений, убийств, насилия. Оказывается, только здесь может проявиться настоящий мужчина.

Специальный политический комитет Генеральной Ассамблеи ООН на 39-й сессии (декабрь 1984 года) принял резолюцию, в которой отмечается, что империалистические державы, «разглагольствуя о «свободе печати», ведут разнузданную психологическую войну против социалистических и развивающихся стран, распространяют тенденциозные и клеветнические сообщения, в искаженном свете представляющие положение в тех или иных государствах, пытаются навязать свои идеологические стереотипы, разжигают в мире вражду и ненависть».

Но, если в национальном законодательстве отсутствует норма о преступности пропаганды войны, можно ли возлагать ответственность за ее ведение на соответствующее государство? Бесспорно — да! Такая ответственность вытекает из обязательной силы международных договоров. Государство, подписавшее международный договор, обязано его выполнять, оно вправе требовать от всех государственных и негосударственных органов, а также от своих граждан строго соблюдать его положения.

Пропаганда войны как международное преступление всегда содержит в себе прямой умысел. Она ведется колоссальными средствами информации, т. е. является массовой, что придает данному преступлению особую общественную опасность. Именно благодаря этому она воздействует на десятки и сотни миллионов и не только в своих странах; осуществляемая внутри одного государства пропаганда может при соответствующей направленности влиять на международные отношения.

Пропаганда войны — это соучастие в подготовке агрессии, что является преступлением с точки зрения международного права. Так, резолюция 95 (I) Генеральной Ассамблеи ООН, в которой подтверждены принципы международного права, признанные Статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в его решении, закрепила положение, согласно которому «соучастие в совершении преступления против мира, военного преступления или преступления против человечности… есть международно-правовое преступление». Колумбийский юрист Л. Перес считает, что «эта пропаганда сама уже является агрессией, ибо предполагает, что тот, кто ведет указанную пропаганду, предварительно наметил объект агрессии… и поэтому пропаганда является безусловно наказуемой сама по себе».

Особую опасность в наше время представляет пропаганда ядерной войны. Отягчающим при этом обстоятельством является тот факт, что усиленно пропагандируется тезис о ее «приемлемости». Так, американская пропаганда всерьез обсуждает вопрос о «приемлемом уровне жертв», об экономических и политических условиях, которые возникнут после гибели крупнейших городов страны. В США, например, вполне серьезно доказывается, что радиоактивные осадки после атомной войны принесут меньше вреда, чем автомобильные катастрофы и курение сигарет.

Апологеты ядерной войны получили в США название «лоббисты» катастрофы. Они уверяют, будто им ядерная война нипочем. Один из них, Ричард Пайпс, заявляет: «Ядерная война — ампутация болезненная, но не фатальная». Американская пропаганда тщится внушить рядовому американцу, что «использование ядерного оружия можно считать одним из разумных средств ведения войны». Вице-президент США Буш, отвечая на вопрос, как можно победить при обмене ядерными ударами, сказал: «Вы сохраняете командование, сохраняете промышленный потенциал, сохраняете определенный процент граждан, и у вас есть способность причинить больший урон другой стороне, чем она может нанести вам». На вопрос о том, какой процент населения выживет, Буш ответил: «Более пяти процентов»71.

Позиция Советского Союза в этом вопросе четкая, последовательная. Он предложил исключить в отношениях между ядерными державами пропаганду ядерной войны в любом ее варианте — глобальном или ограниченном. По инициативе СССР 38-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН (декабрь 1983 года) приняла Декларацию об осуждении ядерной войны, в которой, в частности, осуждаются «распространение и пропаганда политических и военных доктрин и концепций, призванных обосновать «правомерность» применения ядерного оружия первыми, как и вообще «допустимость» развязывания ядерной войны».

Стоит ли писать о том, чем грозит человечеству развязывание ядерной войны? Президент США как-то заявил: «Америка отличается удивительной способностью вершить великие и бескорыстные деяния, и бог вручил ей исстрадавшееся человечество». Что же намереваются делать с этим «исстрадавшимся человечеством» нынешние политики США? Судя по всему — бросить его в горнило ядерной войны, превратить в пепел. Но хочет ли этого само «исстрадавшееся человечество»? Вряд ли! Что заявил бог, известно, вероятно, одному ему. А вот что завещали отцы — основатели США, знают многие. Они признавали, что «президент — не король, а Соединенные Штаты не его королевство, с которым он может поступать как ему заблагорассудится, подвергая его любой угрозе»72. Вот это не мешало бы помнить нынешнему президенту США, прежде чем браться за решение судьбы всего человечества.

Особое место в своей пропагандистской «деятельности» империалистические государства отводят радиопропаганде. Для иллюстрации этого положения приведем несколько высказываний. Английская газета «Гардиан» писала: «Мощный радиопередатчик стоит атомной подводной лодки». Г. Киссинджеру приписывают такие слова: «Один радиопередатчик может оказать более эффективное воздействие, чем эскадрилья стратегических бомбардировщиков». Газета «Крисчен сайенс монитор» писала: «Администрация Рейгана пришла к власти, полная решимости увеличить роль радиовещания как инструмента внешней политики США и использовать, в частности, «Голос Америки» как наступательное оружие в войне идей против Советского Союза».

В последние годы, отмечалось на мартовском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС, «противник пустился на сущий разбой в эфире. Мы имеем дело с попытками организовать против нас настоящую информационно-пропагандистскую интервенцию, превратить радио- и телевизионные каналы в орудие вмешательства во внутренние дела государств и проведения подрывных акций»73.

Особое место в организации «психологической войны» против Советского Союза занимает информационное агентство США (ЮСИА). Как заявил его директор Ч. Уик, главная задача агентства состоит в том, чтобы вести «войну идей» против СССР. На «войну идей» денег не жалеют. Если бюджет ЮСИА в 1984 году составлял 665,2 млн. долларов, то в 1985 году — 849 млн. долларов74.

На страны социалистического содружества направлены антенны более 50 ведущих радиостанций империалистических государств. Вот лишь краткие сведения об основных из них.

Радиостанция «Голос Америки» — ведомство американского правительства, начала вещать на русском языке в канун «холодной войны» и много сделала для того, чтобы раздуть ее. Передатчики этой радиостанции ежедневно изрыгают в эфир потоки злобной клеветы на СССР и другие социалистические страны.

В конце 1984 года в Вашингтоне проведен ряд мероприятий по укреплению этой радиостанции. Новым директором назначен один из самых махровых реакционеров, антисоветчик и милитарист Ю. Пелла, который одновременно будет помощником главы информационного агентства США (ЮСИА). На него возложена задача модернизировать радиостанцию, приспособить ее к нынешнему этапу идеологической борьбы. Намечается техническое переоснащение существующих студий «Голоса Америки» в США и за рубежом, строительство новых передающих и ретрансляционных станций в Марокко, Шри-Ланке, Коста-Рике, Белизе и Таиланде с тем, чтобы значительно расширить вещание на СССР, страны Южной и Юго-Западной Азии, в первую очередь Индию и Афганистан, на африканские страны социалистической ориентации. На все эти мероприятия ассигнуется 1,5 млрд. долларов.

С 1981 года бюджет «Голоса Америки» увеличился на 70 % и составлял тогда 151 млн. долларов. В 1985 финансовом году он увеличился еще на 28 %. Эти реформы отражают стремление администрации Белого дома придать пропагандистскому аппарату США все большую агрессивную антисоветскую направленность в духе объявленного «крестового похода» против коммунизма и дальнейшего разжигания «психологической войны» против сил мира и прогресса.

«Голос Америки» и ЮСИА в целом находятся сегодня в лучшей форме, чем когда-либо раньше», — заявил недавно президент США. Действительно, никогда еще ассигнования этим диверсионно подрывным центрам вашингтонской пропаганды не росли такими темпами, как сейчас, а их грязная деятельность не была столь разнузданной.

«Би-би-си» вещает на Советский Союз десятки часов в неделю; все иновещание финансируется непосредственно английским правительством; имущество корпорации принадлежит правительству. «Зависимый председатель независимой корпорации» — так с нескрываемой иронией именуют председателя правления директоров «Би-би-си» его соотечественники, имея в виду не только то, что эта должность утверждается главой государства, но и те десятки миллионов фунтов стерлингов, которые ежегодно выделяются из бюджета МИД Англии только одной зарубежной службе.

«Немецкая волна» вышла в эфир в 1953 году, уже на волне «холодной войны». В 1960 году бундестаг ФРГ принял Закон «О создании правительственного радиовещания», согласно которому «Немецкая волна» превращалась в официальный рупор Бонна, финансируемый федеральным правительством. На многих языках мутные волны от этой радиостанции разносятся по всему миру. Особый «интерес» она проявляет к СССР, ГДР, Польше, Чехословакии и Венгрии. С 1962 года ежедневно «Немецкая волна» ведет передачи на русском языке. В период известных событий 1968 года в Чехословакии «Немецкая волна» увеличила число программ, передаваемых на чешском и словацком языках, в четыре раза. Большой «вклад» эта радиостанция внесла в разжигание страстей вокруг событий в Польше.

«Свободная Европа» специализируется на радиопередачах, направленных против пяти восточноевропейских социалистических стран.

«Свобода» вещает преимущественно на Советский Союз (на языках народов СССР). Сразу же необходимо оговориться, что обе эти радиостанции ничего общего не имеют с Европой и уж тем более со свободой. Эти радиостанции находятся целиком и полностью на содержании США. А, как известно, кто платит деньги, тот и заказывает музыку. «Свободная Европа» и «Свобода» служат основополагающим национальным интересам нашей страны» — признался как-то бывший президент Никсон. И он знал, что говорил. «Деятельность радиостанций РС/РСЕ направлена на то, чтобы создавать реальные шансы на реформу всей (социалистической. — И. А.) системы»75. А эти слова принадлежат ярому антисоветчику, нынешнему директору РС/РСЕ Дж. Бакли. Не менее откровенно заявляет нынешний госсекретарь Д. Шульц: «Мы считаем своей обязанностью способствовать постепенной эволюции советского строя в направлении более плюралистической политической и экономической системы»76. Газета «Нью-Йорк дейли ньюс» без зазрения совести прямо ставит задачу этим «свободным» радиостанциям: «Теперь РС/РСЕ — это не просто канал для обращения к народам соцстран с соответствующими призывами. Деятельность станций по своему значению можно приравнять к военным мероприятиям в отношении с Советским Союзом и другими странами социалистического содружества. У нас еще, к сожалению, не многие сознают, сколь большую роль играют РС/РСЕ. Ведя разговоры о дорогостоящих бомбардировщиках В-1 или ракетах MX, мы часто забываем о преимуществах сравнительно дешевых радиопередач, сеющих семена недовольства в умах жителей Восточной Европы»77.

В настоящее время, после некоторой реорганизации радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа», цель которой формально изъять их из ведома ЦРУ, создан орган руководства ими — Совет международного радиовещания (СМР). Но тройка борзых «ЦРУ — PC — РСЕ» не распалась. Радиостанции продолжают оставаться составной частью планов, направленных на обострение международной обстановки, раздувание военного психоза.

Эти радиостанции не только финансируются правительством США, теперь, после реорганизации и создания СМР, члены его назначаются лично президентом США. Так, 20 августа 1983 г. Рейган утвердил нынешний состав СМР. В настоящее время намечено строительство новых мощных передатчиков в Испании и Португалии, усиливаются мощности уже действующих в ФРГ и нацеленных на европейскую часть СССР. Ведется строительство ретрансляторов РС/РСЕ в ряде стран Ближнего Востока и Азии. Теперь радиостанции уже вещают на Эфиопию, Кампучию, Анголу, Никарагуа, Сальвадор. Не так давно на территории Пакистана было создано «радиобюро» — филиал РС/РСЕ с задачей «способствовать созданию благоприятной для свержения правительства ДРА обстановки». Сегодня злобную антиафганскую кампанию ведут почти десятки западных радиостанций77.

В последнее время в хоре всех этих злобных «голосов» прослушивается и «Голос Израиля», на многих европейских языках исторгающий в эфир ложь и клевету, злобу и ненависть к народам, осуждающим сионизм.

Итак, все названные радиостанции финансируются правительствами империалистических государств, штаты их сотрудников также утверждаются правительственными органами, а это значит, что они не являются частными корпорациями, как их хотят представить на Западе. Аппарат всех служб, ведущих «идеологическую войну» против социализма, насчитывает в настоящее время несколько сот тысяч человек, а их общие расходы оцениваются приблизительно в 7 млрд. долларов78.

Согласуется ли деятельность указанных радиостанций с нормами современного международного права? Как заявляет президент США, наиболее важные аудитории их вещания на заграницу находятся в Советском Союзе и в Восточной Европе. Направленность данных радиопередач — воздействие на внутренние общественные и политические условия в этих странах с целью изменения существующего строя. Ярый ненавистник Советского Союза сенатор Маккарен (автор пресловутого антикоммунистического закона Маккарена-Вуда. — И. А.) с циничной откровенностью говорил: «Наша пропаганда и словом и делом должна преследовать смелую цель — свергнуть советскую диктатуру с помощью всех имеющихся в нашем распоряжении средств»79. В «Вильямсбергской декларации», своеобразном уставе «Свободной Европы», ставится та же самая цель: «бороться за свержение коммунистического строя в странах Восточной Европы, чтобы установить там политический режим по типу правления в Соединенных Штатах»80.

Но ведь такая «деятельность» средств массовой информации противоречит ст. 2 Устава ООН, запрещающей вмешиваться во внутренние дела других государств. Согласно Декларации принципов международного права 1970 года, «практика вмешательства в какой бы то ни было форме не только представляет нарушение духа и буквы Устава, но и также ведет к созданию ситуаций, которые ставят под угрозу международные мир и безопасность… Ни одно государство не должно организовывать, финансировать, поощрять и допускать деятельность, направленную на изменение строя другого государства». Вряд ли не знают этого положения международного права конгрессмены США, выделяющие десятки миллионов долларов на содержание «Свободной Европы» и «Свободы». Знают они также о том, какую пропаганду ведут такие радиостанции.

В 1975 году 33 европейских государства, США и Канада подписали хельсинкский Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, в котором обязались «уважать право друг друга свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы». Это как раз то, против чего выступают указанные радиостанции, особенно «Свобода» и «Свободная Европа».

В Заключительном акте его участники выразили надежду на дальнейшее расширение радиопередач в интересах взаимопонимания между народами и в соответствии с целями, определенными настоящим Совещанием. Государства обязались содействовать всеми средствами, которые каждое из них сочтет подходящими, «созданию атмосферы доверия и уважения между народами, отвечающей их обязанности воздерживаться от пропаганды агрессивных войн или любого (противоправного) применения силы или угрозы силой». Может быть в Мюнхене, читая Заключительный акт, просмотрели эти строки? Иначе трудно понять, как радиопередачи «Свободы» и «Свободной Европы» отвечают интересам взаимопонимания между народами.

Деятельность указанных выше радиостанций противоречит нормам, которые закреплены в двусторонних международных соглашениях. Так, в «Основах взаимоотношений между СССР и США» стороны договорились приложить все усилия для «создания условий, способствующих разрядке напряженности в мире, укреплению всеобщей безопасности и международному сотрудничеству». 3 июля 1974 г. СССР и США в подписанном коммюнике согласились развивать взаимовыгодное сотрудничество «на основе принципов суверенитета, равноправия и невмешательства во внутренние дела, имея в виду содействовать росту взаимопонимания и доверия между народами обеих стран». Однако, ассигнуя миллионы долларов на содержание этих радиостанций, конгресс США вряд ли способствует претворению в жизнь данного положения. Только на наращивание технической базы радиостанции «Голос Америки» в предстоящие пять лет будет затрачено около одного миллиарда долларов.

Итак, использование империалистическими державами различного рода радиостанций для пропаганды войны противоречит нормам международного права, влечет за собой угрозу международному миру и безопасности народов. Уже само их существование отравляет международную атмосферу, является прямым вызовом и духу и букве договоренностей, достигнутых в Хельсинки.

Средства массовой информации империалистических держав рисуют такую картину мира, которая очень далека от реальной. Особое место при этом занимают вымыслы о «советской военной угрозе». В сознание масс буржуазного общества вдалбливается ложный тезис о том, что причиной гонки вооружений, вооруженных конфликтов в современном мире является существование социалистического содружества и «угроза», исходящая от социалистических стран, прежде всего от Советского Сок>за и что США дескать вынуждены содержать военную машину, вооруженные силы и базы за границей для того, чтобы сдержать «экспансионизм мирового коммунизма».

В Белой книге английского правительства по вопросам обороны говорится о потенциальной военной угрозе, исходящей якобы от вооруженных сил Советского Союза и его союзников по Варшавскому пакту. Рядовой гражданин ФРГ недоумевает: зачем на военные расходы в его стране только в 1985 году ассигновано 73 млрд. марок да еще десятки млрд. на переоснащение бундесвера новым оружием? И западногерманскому немцу буржуазная пресса отвечает: мы должны пойти на жертвы, так как «окружены врагами» и прежде всего на Востоке.

Раздувая миф об «угрозе с Востока», буржуазные средства массовой информации игнорируют неоднократные заявления СССР о том, что СССР не имеет никаких территориальных притязаний к каким-либо странам; игнорируется и тот факт, что только после второй мировой войны Советский Союз внес более 100 предложений, касающихся вопросов разоружения.

Именно вмешательство империалистических государств во внутренние дела африканских и азиатских народов, а также народов стран Латинской Америки и Ближнего Востока создает угрозу международному миру и безопасности. Причем очень часто такое вмешательство осуществлялось и осуществляется под истошные крики о «советской угрозе». На самом деле никакой советской угрозы для Запада не существует. Все эта чудовищная ложь. Не верят в эту ложь и миллионы людей на Западе.

Ложь была и остается сегодня на вооружении империалистических идеологов, политиков, дипломатов и военных, которые руководствуются известным изречением Макиавелли: «Обманывающий всегда найдет того, кто даст себя одурачить». Уже в первые годы существования Советского государства империалисты США, Англии, Франции, Японии и других стран подняли шумиху вокруг русского большевика, угрожающего якобы «цивилизованному миру». Под предлогом «спасения цивилизации» и устранения «советской угрозы» они вторглись в нашу страну. Действуя по принципу «на воре шапка горит», империалисты кричали об угрозе с Востока, а сами высаживали свои армии на Советском Севере и Дальнем Востоке, посылали свои войска на юг нашей страны.

Под треск речей о «красной опасности» империалисты создали антикоминтерновский пакт, давший старт к развязыванию второй мировой войны. Как известно, руководители Франции, Англии, Италии и Германии (Даладье, Чемберлен, Муссолини и Гитлер) 29 сентября 1938 г. подписали Мюнхенское соглашение о разделе Чехословакии. Не обошлось и здесь без разглагольствования о «советской угрозе». Криками о ней прикрывались и нацисты, совершая разбойничье нападение на СССР. Миф об «угрозе с Востока» гитлеровская пропаганда широко использовала для того, чтобы освободиться от пут Версальского договора, восстановить и вооружить свою армию и взять реванш за поражение в первой мировой войне. В беседе с министром иностранных дел Англии Дж. Саймоном (24–26 марта 1935 г.) Гитлер говорил, что только национал-социализм сможет сохранить Германию, а также всю Европу от большевизма. Но это станет возможным, пояснял он, если Германия будет вооружена. 7 марта 1936 г. Гитлер, выступая в рейхстаге, заявил об «угрозе Центральной Европе со стороны большевизма», о «мобилизации гигантских сил Востока против Центральной Европы», которые «разрушат существующее европейское равновесие».

Основные империалистические государства — США, Англия, Франция, Италия, Япония — «клюнули» на эту приманку фашистской пропаганды. Питая патологическую ненависть к первому социалистическому государству, они включились в антисоветскую деятельность Гитлера, делали ему одну уступку за другой. В конце концов империалисты этих стран отбросили прочь все международно-правовые акты, которые в какой-то мере сдерживали алчные аппетиты немецкого фашизма.

Уже в феврале 1935 года они выразили готовность отменить путем соглашения часть V (военные статьи) Версальского договора. Не встречая возражений со стороны западных держав, Гитлер в марте 1935 года опубликовал Закон «О воссоздании сил национальной обороны», который устанавливал: «§ 1. Служба в вооруженных силах происходит на основе всеобщей воинской повинности. § 2. Немецкая армия мирного времени (включая военную полицию) состоит из 12 корпусов и 36 дивизий». Никакого протеста со стороны западных держав на эти действия Гитлера не последовало, что придало ему уверенность. И вот результат. Если в 1935 году в Германии имелась 31 дивизия, то к осени 1939 года их насчитывалось уже 102, а общая численность вермахта за семь предвоенных лет возросла со 105 тыс. до 3755 тыс., т. е. увеличилась более чем в 35 раз. Если в 1934 году в Германии было произведено 840 самолетов, то в 1936 году их было построено уже 4733. В целом же военное производство с 1934 года увеличилось в 22 раза. Расходы на вооружение, составляющие в 1935/36 году 5 млрд. долларов, достигли 16 млрд. долларов в 1938/39 году.

Так надуманная империалистами «угроза с Востока» объединила в один лагерь открытых фашистов и страны так называемой «западной демократии».

После второй мировой войны кампания вокруг «советской угрозы» приобрела новые масштабы и качественно новые черты; она сделалась составным элементом политической жизни, государственной политики некоторых империалистических государств на международной арене. Миф о «советской угрозе» используется ими для взвинчивания гонки вооружений, для наращивания военных сил, для насыщения международной атмосферы ядовитыми парами страха, подозрений и враждебности.

В условиях существования двух общественно-экономических формаций, антагонизма между ними, иногда принимающего острый характер, любая форма деятельности государства, которая имеет своей целью вызвать недоверие в отношениях между государствами, разрушить с таким трудом достигнутую и закрепленную во многих международных соглашениях разрядку напряженности, подрывает мир и безопасность народов. Опасность раздуваемой империалистическими кругами несуществующей «советской угрозы» в том, что под ее завесой форсируется материальная подготовка войны, т. е. совершается преступление. Раздувая этот миф, империалисты увеличивают военные расходы. Но где же взять все новые и новые миллиарды?

И каких только ужасов и небылиц не придумывают. Возьмем США. Осень 1984 года. Предстоит утверждение бюджета в конгрессе. Стремление побить рекорд своих предшественников не дает покоя нынешней администрации. Для увеличения бюджета придумывается простое и удобное объяснение: «виноваты русские». Так появляется на свет доклад о «нарушениях» Советским Союзом обязательств в области контроля над вооружениями. Очень дорого обошлась эта фальшивка для американского налогоплательщика — 300 млрд. долларов! Таков военный бюджет США, утвержденный на 1985 финансовый год81.

Газета «Крисчен сайенс монитор» указывает, что за время пребывания в Белом доме новая администрация провела, в жизнь крупнейшую программу создания различных видов вооружений. За эти годы темпы роста военных бюджетов в условиях мирного времени доведены администрацией США до невиданных размеров — 12–14 % в год. Только за три последних года Пентагон получил более 640 млрд. долларов, а на осуществление программы на 1985–1989 гг. предусматривается ассигновать сумму, которую США израсходовали на военные цели за 35 послевоенных лет. Совсем недавно лидер большинства в палате представителей Дж. Райт заявил: «Мы тратим больше средств на вооружение и на военную мощь в этом году, чем тратили в любой год во время войны во Вьетнаме, в любой год во время войны в Корее и, разумеется, в любой год во время второй мировой войны»82.

Подобные действия США — демонстративный вызов мировому сообществу. Ведь ООН, по инициативе СССР, неоднократно обращалась к великим державам сократить их военные расходы. Так, 38-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН призвала государства достичь договоренности о замораживании, сокращении или каком-либо другом ограничении военных расходов и отметила, что постепенное сокращение военных расходов будет способствовать обузданию гонки вооружений (резолюция 184 от 19 января 1984 г.).

Какими прозорливыми оказались слова В. И. Ленина, сказанные им в апреле 1919 года: «Есть глупые люди, которые кричат о красном милитаризме; это — политические мошенники, которые делают вид, будто бы они в эту глупость верят, и кидают подобные обвинения направо и налево, пользуясь для этого своим адвокатским умением сочинять фальшивые доводы и засорять массам глаза песком»83. Еще раз возвращаясь к той же мысли, В. И. Ленин говорил: «Повторяю — либо это глупцы, не поддающиеся никакой политической оценке, либо это политические мошенники»84.

Одурачивая своих соотечественников «красным милитаризмом», бывший начальник управления национальной обороны Японии Син Канэмару, например, говорил: «Мы можем противостоять военному нападению Советского Союза лишь одну или две недели. Воевать нам против русских — значит воевать бамбуковым копьем против пулемета». И японский народ расплачивается за эту хитро задуманную ложь. Только в 1985 году военный бюджет Японии составил 3,14 триллиона иен, что на 7 % больше, чем в 1984 году; на 1983–1987 гг. планируется израсходовать 16,4 триллиона иен (почти 70 млрд. долларов)85. Ныне расходы на военные цели Японии превышают государственные бюджеты многих стран Юго-Восточной Азии.

Используя ложь об «угрозе с Севера», милитаристские круги и реваншистские силы Японии развернули бешеную кампанию за отмену ст. 9 Конституции Японии, запрещающей создавать «сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны». Однако уже сейчас в Японии под ружьем находится более 300 тыс. солдат. На вооружении «сил самообороны» (так в Японии скромно называют вооруженные силы страны. — И. А.) находится 1000 танков, 600 бронетранспортеров, 900 артиллерийских орудий, 800 самоходных установок, свыше 250 вертолетов, 500 самолетов, 170 кораблей основных классов86. С 1983 года осуществляется очередная пятилетняя программа наращивания вооруженных сил Японии, в соответствии с которой так называемые «силы самообороны» получат десятки и сотни новых самолетов, танков, вертолетов, военных кораблей. Сегодня в Японии все громче раздаются голоса тех, кто призывает к обзаведению собственным ядерным оружием, к отказу от провозглашенных Японией трех неядерных принципов — не производить, не иметь, не ввозить ядерное оружие на территорию Японии.

В 1981 году управление национальной обороны Японии опубликовало «Белую книгу по вопросам обороны». Известный японский публицист Т. Ивасита писал, что цель этой книги «доказать необходимость превращения Японии в военную державу, так как ей угрожает… Советский Союз»87. Преднамеренно раздувая миф о «советской военной угрозе», империалистические круги попирают не только нормы международного права, но и свои конституционные принципы.

Приходится только поражаться синхронности действий империалистических государств. Из года в год, как только парламенты США, Англии, Японии и других стран приступают к обсуждению бюджета, тут же раздувается кампания о «советской военной угрозе». Так, военный бюджет Франции на 1985 год составил 150,2 млрд. франков, что на 5,7 % больше, чем в 1984 году. Надуманный миф о советской военной угрозе втянул в свою орбиту и такие страны, как Норвегия, которая за время пребывания в НАТО увеличила свой военный бюджет в 52 раза. Только на закупку вооружений Норвегия затратит до конца столетия более 60 млрд. крон. Миф о «советской угрозе» не обошел и нейтральную Швецию, военный бюджет которой составляет 21 млрд. крон. Для «борьбы» с мифическими подводными лодками, «то и дело проникающими» в территориальные воды этой страны, шведские генералы требуют создать «эффективную систему противолодочной защиты», которая обойдется шведским налогоплательщикам в 900 млн. крон.

В декабре 1979 года в Брюсселе состоялась сессия Совета НАТО, на которой было принято исключительно опасное для международного мира решение о размещении на территории некоторых западноевропейских стран — членов НАТО около 600 ракет «Першинг» и крылатых ракет среднего радиуса действия с ядерными боеголовками. Это решение НАТО рекламировалось и рекламируется сейчас как вклад в дело сохранения мира в Европе. Но кто же угрожает миру в Европе? «Советский Союз», — говорится в коммюнике группы ядерного планирования НАТО.

И эта ложь о «советской угрозе» муссируется в то время, когда Советский Союз взял на себя обязательство не применять первым ядерное оружие, ввел односторонний мораторий на вывод первыми в космос противоспутникового оружия, предлагает договориться о радикальном сокращении ядерных средств и вести дело вообще к полной ликвидации ядерного оружия. 30 июля 1985 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев заявил о том, что Советский Союз принял решение прекратить в одностороннем порядке любые ядерные взрывы, начиная с 6 августа 1985 года. Мораторий был объявлен до 1 января 1986 г. «Он будет, однако, действовать и дальше, — говорится в Заявлении, — если США со своей стороны будут воздерживаться от проведения ядерных взрывов».

Западноевропейские страны НАТО, сторонники размещения американских ракет среднего радиуса действия на своей территории, совсем забыли о собственной безопасности. Элементарная логика подсказывает, что Пентагон превращает Западную Европу в заложника военно-стратегической доктрины США; в случае термоядерного конфликта именно она превращается в основную его мишень. У. Черчилль еще в 1951 году, когда на территории Англии появились первые американские ядерные базы, говорил: «Англия обрекла себя на положение мишени, а точнее, на положение центра мишени»88.

Новым «изобретением» врагов мира стала так называемая программа «звездных войн». Ее авторы изо всех сил тщатся доказать, что она носит оборонительный характер. Каких только привлекательных для несведущих людей упаковок при этом не предлагается! Планы ведения войн из космоса называют «оборонной инициативой», «ставкой на прогресс науки и техники», «способом избавления людей от ядерной угрозы». Договариваются до того, что намерение погубить человечество выдается За «столбовую дорогу в новый, золотой век человечества». Убедительная критика этой лжи дается в брошюре «Звездные войны». Иллюзии и опасности».

Разговоры об «оборонном» характере «стратегической оборонной инициативы» — не более чем фасад. На самом деле это — начало нового витка гонки вооружений, опасность которого заключается в том, что теперь ее планируют перенести в космос. Не целями «обороны» руководствуются ее авторы, а все тем же пресловутым мифом достижения военного превосходства над странами социалистического содружества. Одну за другой принимали они на вооружение системы оружия. Но ни одна из них не укрепила их собственной безопасности. Наоборот, из-за близорукости стратегов Пентагона безопасности США наносится серьезный ущерб, так как на их действия СССР дает соразмерный ответ.

Попытки изменить равновесие сторон в области вооружений находятся в явном противоречии со сложившимся в отношениях между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки принципом равной безопасности, закрепленным в международных соглашениях. Так, 21 июня 1973 г. СССР и США сформулировали «Основные принципы переговоров о дальнейшем ограничении стратегических наступательных вооружений», где взяли на себя взаимные обязательства «руководствоваться признанием интересов равной безопасности друг друга и признанием того, что попытки получения односторонних преимуществ, прямо или косвенно, были бы несовместимы с укреплением отношений между СССР и США»89. В договоре между СССР и США «Об ограничении стратегических наступательных вооружений» (ОСВ-2), подписанном в Вене 18 июня 1979 г. подчеркивается, что обе стороны руководствуются «принципом равенства и одинаковой безопасности». В совместном советско-американском коммюнике об итогах венской встречи прямо говорится, что каждая сторона «не стремится и не будет впредь стремиться к военному превосходству». Соблюдение этого принципа — гарантия мирных отношений между государствами. Попытки его нарушения со стороны империалистических государств могут привести к опасным последствиям.

Что касается СССР, то его позиция по этому вопросу очень четкая. Как отмечалось на встрече высших партийных и государственных деятелей стран — участниц Варшавского Договора, «Советский Союз, страны Варшавского Договора не ищут превосходства ни на Земле, ни в космосе. Мы не стремимся соревноваться в том, кто сделает ядерный забор повыше. Но не допустим и того, чтобы военно-стратегический паритет был нарушен»90.

Таким образом, усиленно распространяемая империалистическими державами ложь об «угрозе с Востока», ставшая ложью столетия, имеет совершенно конкретную социальную направленность. В зависимости от намерений господствующих в империалистических странах сил эта ложь преподносится то как тезис о военном превосходстве СССР, то как миф о «советских гегемонистских устремлениях». Но социальный заказ истошных криков о «советской угрозе» остается всегда без изменений — отравить международную обстановку, разжечь военную истерию. И в этом ее опасность и преступность. Известный американский политик Джорж Кеннан правильно отметил: «Мы должны положить конец ставшим систематическими шельмованиями народа и правительства другой великой державы — шельмованиям, которые в конечном итоге могут сделать войну неизбежной»91.

Миф о «советской военной угрозе» распространяется империалистическими государствами еще и для того, чтобы подорвать притягательную силу социализма, идей марксизма-ленинизма, затормозить рост самосознания трудящихся империалистических стран, отвлечь их внимание от острых социальных проблем — безработицы, инфляции и т. д.



Сколько стоит «Трайдент»?

Пропаганда войны и гонка вооружений — эти два процесса происходят одновременно. Они являются сторонами одной медали — агрессивной сущности империализма.

Термин «милитаризм», выражающий систему идеологических, политических, экономических средств, используемых империалистическими государствами для наращивания военной мощи, появился на заре зарождения империализма, во второй половине XIX века. «Современный милитаризм, — писал В. И. Ленин, — есть результат капитализма. В обеих своих формах он — «жизненное проявление» капитализма: как военная сила, употребляемая капиталистическими государствами при их внешних столкновениях… и как оружие, служащее в руках господствующих классов для подавления всякого рода (экономических и политических) движении пролетариата…».

Милитаризм с его идеологией насилий и разрушений — одно из отвратительнейших порождений монополистического капитала. Ныне это — детище военно-промышленного комплекса империалистических держав, орудие для защиты их экономических и политических интересов. Колоссальный запас вооружений в руках империалистических стран таит в себе огромную опасность для международного мира и будущего человечества. Гонка вооружений, развернутая по вине империалистов в послевоенный период, приняла невиданный размах. Она происходит теперь не только в предвоенный или в военный период, но и в мирное время, оказывает отрицательное влияние и на международные отношения, и на развитие отдельных государств или их групп, а также на каждого человека Земли.

Советское государство со дня своего образования возглавило борьбу прогрессивных сил за мир. Составная часть этой борьбы — разоружение, которое, по словам В. И. Ленина, является «идеалом социализма»93. В послевоенный период в международном праве сформировался принцип разоружения как одно из основополагающих правил поведения государств. Этот принцип закреплен в Уставе ООН (ст. ст. 11, 26, 47), а также во многих международных договорах и соглашениях, в резолюциях Генеральной Ассамблеи, решениях Совета Безопасности ООН. Юридическим содержанием принципа разоружения являются двоякого рода обязательства: во-первых, заключение международных договоров о частичном разоружении, а на последнем этапе — договора о всеобщем и полном разоружении; во-вторых, строгое и неуклонное соблюдение норм о частичном разоружении, закрепленных ныне в соответствующих международных договорах. Претворение данного принципа в жизнь является эффективной гарантией международного мира.

На XXVI съезде КПСС подчеркивалось, что «стержневым направлением внешнеполитической деятельности партии и государства была и остается борьба за ослабление угрозы войны, обуздание гонки вооружений»94. Партия рассматривает всеобщее и полное разоружение под строгим всеобъемлющим международным контролем в качестве исторической задачи. КПСС ставит перед собой задачу добиваться: ограничения и сужения сферы военных приготовлений, особенно связанных с оружием массового уничтожения, полного устранения ядерных вооружений; прекращения производства и ликвидации других видов оружия массового уничтожения; сокращения вооруженных сил государств; замораживания и сокращение войск и вооружений в наиболее взрывоопасных районах планеты и др. Лишь за последние годы по инициативе СССР было заключено около 30 действующих ныне многосторонних и двусторонних договоров и соглашений в области разоружения95.

К сожалению, из-за позиции империалистических держав проблема разоружения еще далека от своего решения. Как отметил А. А. Громыко, «к разоружению физическому, ликвидации материальных средств ведения войны, по сути дела, еще не приступили»96. На пути решения этой проблемы стоят военные монополии, военно-промышленный комплекс в целом, получающие колоссальные прибыли на производстве орудий смерти.

Чем больше в мире вооруженных конфликтов, тем богаче становятся монополисты — производители оружия. Вот почему военная истерия, развернутая в США нынешней администрацией с удовлетворением была встречена военными монополиями. 23 января 1984 г. западногерманский журнал «Шпигель» писал: «Американские производители вооружений наслаждаются в лучах рейгановского бума: со времен вьетнамской войны им никогда не было так хорошо, как сейчас». И действительно! Например, компания «Рокуэлл Интернэшнл» за 1981–1983 гг. «заработала» 1,567 млрд. долларов, «Боинг» — 1,53 млрд. долларов, «Юнайтед текнолоджиз» — 1,481 млрд. долларов, «Локхид» — 1,086 млрд. долларов, «Дженерал дайнэмикс» — 931 млн. долларов.

В США уже стало традицией — в канун нового года «вознаграждать» пентагоновских подрядчиков. Так, в конце декабря 1984 года свыше 20 компаний получили военные заказы на сотни миллионов долларов каждая. Компании все те же! «Боинг», «Макдоннел-Дуглас», «Рокуэл интернэшнл», «Дженерал дайнэмикс», «Дженерал электрик» и другие.

Тяжкое преступление перед человечеством совершают и те реакционные и милитаристские круги империалистических государств, которые выступают инициаторами и подстрекателями гонки вооружений. Это понимают и признают известные в мире политические деятели. Бывший посол США в СССР Дж. Кеннан, которого уж никак нельзя заподозрить в просоветских настроениях, говорил: «Давайте не вводить себя в заблуждение, возлагая всю вину на СССР. Именно мы, американцы, на каждом шагу шли первыми в разработке оружия, именно мы первыми произвели и испытали ядерное оружие, именно мы первыми подняли его разрушительную силу на новый уровень, создав водородную бомбу, именно мы отвергаем любое предложение об отказе от применения первыми ядерного оружия и именно мы, наконец, применили это оружие против десятков тысяч мирных жителей»97.

И после этого на Западе находятся люди, которые пытаются возложить «равную ответственность» за гонку вооружений на СССР и США. Давайте, читатель, сравним всем нам известные факты:

— август 1945 года. США применили ядерное оружие как средство ведения войны, уничтожив Хиросиму и Нагасаки. Советский Союз создал ядерное оружие только в конце 40-х годов;

— в начале 50-х годов США создали целую флотилию стратегических бомбардировщиков и разместили их в Западной Европе. В ответ на это Советский Союз создал такой вид авиации только в конце 50-х годов;

— в середине 50-х годов США построили первую атомную подводную лодку «Наутилус». До конца 50-х годов СССР не имел таких подводных лодок;

— 16 октября 1983 г. газета «Вашингтон пост» сообщила: «Соединенные Штаты Америки создали противоспутниковую систему первыми». С 1963 по 1967 год американская армия испытывала в качестве противоспутникового оружия некоторые из своих ракет ПРО «Ника-Зевс». Советский Союз в августе 1983 года в одностороннем порядке взял на себя обязательство не выводить в космическое пространство противоспутниковое оружие, т. е. ввел односторонний мораторий на такие запуски на все время, пока другие государства, в том числе США, будут воздерживаться от вывода в космос противоспутникового оружия любого вида98;

— в декабре 1983 года США начали размещать крылатые ракеты в некоторых странах Западной Европы. Советский Союз только летом 1984 года провел испытание крылатых ракет большой дальности наземного базирования;

— СССР не имеет авианосцев. В США же их полтора десятка с сотнями самолетов-носителей и тысячами ядерных боезарядов на борту100.

Мы привели только несколько примеров. К этому можно добавить еще и конкретные наши предложения о запрещении разработки и производства новых видов оружия массового уничтожения, об ограничении конкретных видов оружия, о сокращении вооруженных сил и вооружений, которые США и страны НАТО с ходу отвергали. Следовательно, тезис о «равной ответственности» СССР и США за гонку вооружений рассчитан на простачков, на неосведомленных людей.

Как представляется, вполне уместно и правомерно говорить о равной ответственности СССР и США… за сохранение мира, за предотвращение новой мировой войны. Ведь СССР и США являются постоянными членами Совета Безопасности и именно на них Устав ООН возложил «главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности» (ст. 24, п. 1). Сознавая такую ответственность перед человечеством, Советский Союз заявил об одностороннем отказе от применения первым ядерного оружия.

Противоправность гонки вооружений, развернутой империалистическими государствами, заключается также в том, что она направлена против основных положений Устава ООН. Гонка вооружений вызывает взаимное недоверие отдельных народов и государств, что прямо противоречит Уставу ООН, требующему от них «жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи» (преамбула). Уместно здесь вспомнить слова тридцатого президента США Кальвина Кулиджа, сказавшего в свое время, что «вооружения составляют один из самых опасных источников недоверия и раздоров в отношениях между государствами и в конечном счете ведут к войне».

Гонка вооружений, подчеркивал Генеральный секретарь ООН, фактически подрывает национальную, региональную и международную безопасность, создает постоянную угрозу войны с участием крупнейших держав, в том числе ядерной войны. Стокгольмский международный институт по изучению проблем мира пришел к выводу, что несмотря на громадные капиталовложения, нет никаких признаков того, что большинство стран чувствует себя в большей безопасности; в действительности чувство неуверенности является наиболее широко распространенным.

Организация Объединенных Наций в своих документах неоднократно отмечала взаимосвязь гонки вооружений с угрозой международному миру. Так, в резолюции 71, принятой на 38-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 15 декабря 1983 г., международное сообщество выразило обеспокоенность накоплением вооружений и ростом военных расходов, связанным с ними растрачиванием людских и экономических ресурсов и их опасными последствиями для международного мира и безопасности».

В Заключительном документе второй специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, посвященной разоружению, указывается, что гонка вооружений «имеет в себе растущую угрозу международному миру и безопасности и даже самому существованию человечества».

Гонка вооружений подрывает международно-правовую основу мира и безопасности. Разве могут служить взаимоотношению между народами, как того требует Устав ООН, те колоссальные, невиданные еще во всей истории человечества запасы средств истребления людей? Только в одних Соединенных Штатах Америки в 1984 г. на вооружении находилось 2315 носителей ядерного оружия. Силы общего назначения имели: сухопутные войска — 31 500 танков и бронетранспортеров, 9100 самолетов и вертолетов; тактическая авиация — свыше 8700 самолетов различных типов; ВМС — 856 кораблей и судов, свыше 5000 самолетов и вертолетов101

Эти ракеты и самолеты, корабли и танки изготовляются в США не для того, чтобы их показывать публике на парадах. Они — орудия агрессии. От обладания такой мощью до искушения пустить ее в дело не так уж и далеко. Сам президент США признает: «Военная сила и ее использование прямым и тайным способом должны оставаться неотъемлемой частью американской внешней политики»102. И используют! По данным американского еженедельника «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт», США «по меньшей мере 262 раза после окончания второй мировой войны использовали вооруженные силы для достижения целей американской внешней политики». И такие преступные с точки зрения международного права действия США пытаются оправдать той ведущей ролью в мире, которая якобы предопределена Соединенным Штатам. Президент США так и заявляет: «Наша страна — страна с глобальными обязанностями. В других районах мира мы защищаем не чьи-то чужие интересы, а свои собственные»103. Следовательно, внешняя политика США сознательно ориентируется не на соблюдение норм и принципов международного права, в частности принципа государственного суверенитета, а на свой огромный военный потенциал.

Материальная подготовка к войне предполагает непрерывный рост военных расходов. «Чтобы вести войну, нужны три вещи, — говорил советник французского короля Людовика XII (1462–1515), — деньги, деньги и еще раз деньги». Почти пять веков, минувшие с тех пор, внесли единственное уточнение: денег требуется все больше и больше. Как подсчитал один американский отставной адмирал, два тысячелетия назад римскому полководцу Юлию Цезарю каждый убитый неприятель обходился в 75 центов. Наполеону он стоил уже 3 тыс. долларов. В первой мировой войне Соединенные Штаты расходовали на ту же цель 21 тыс., а во второй — примерно 200 тыс. долларов. Известный аргентинский общественный деятель и юрист Альберди писал в прошлом веке: «Деньги — нерв армии, деньги — волшебная палочка, создающая армии и эскадры в такой же отрезок времени, какой необходим волшебницам для создания сказочных дворцов»104.

Если государство расходует огромные средства на вооружения, увеличивает эти ассигнования из года в год, то невольно возникает вопрос: какие цели преследует оно? Одно дело, когда государство тратит средства на вооружения для того, чтобы напасть на другое государство, захватить его территорию. В этом случае совершается противоправное с точки зрения международного права деяние, так как развязывание агрессивной войны, захват чужих территорий с применением силы — международное преступление. Другое дело, когда государство ограничивает военные ассигнования потребностями своей необходимой обороны. Пример тому — страны социализма.

А империалистические государства? Только в послевоенный период молох войны поглотил астрономическую цифру долларов, фунтов стерлингов, марок, иен и т. д. Если в 1981 году мировые военные расходы составляли 400 млрд. дол., то уже в 1984 — 700 млрд. дол. К 2000 году они могут, по расчетам ученых составить более 800 млрд. долларов в год105. Место лидера в этой гонке бессменно сохраняют за собой Соединенные Штаты Америки. На протяжении десятков лет они из года в год устанавливают как национальный, так и мировой рекорд по выделению средств на вооружение.

В 1940 году военные расходы США составляли 1,5 млрд. долларов, в первые послевоенные годы — 12 млрд., военный же бюджет на 1985 год составляет 300 млрд. долларов. Приведем еще одну цифру. За пять лет второй мировой войны США израсходовали на военные цели 281,4 млрд. долларов. Сейчас же, в мирное время, только за один год тратится больше, чем за все военные годы. Если с 1977 по 1981 финансовые годы военные расходы росли на 2,6 % в год, то за период с 1981 по 1983 годы они росли на 7,3 % в год106. Но и этого мало!

13 мая 1984 г. «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью под заголовком «Вооруженные силы требуют увеличения ассигнований». Дух статьи — панический: из-за «недостаточных» ассигнований вооруженные силы США стали совсем небоеспособными. Газета писала о том, как Р. Рейган, ознакомившись с состоянием вооруженных сил в 1981 году, «пришел в ужас». Оказывается, в первый год его президентства «американские самолеты не могли летать, а американские корабли не могли плавать из-за нехватки запчастей и плохо обученного персонала, не хватало горючего и боеприпасов для жизненно важной боевой подготовки». А тут еще рядом «красная» Гренада! Надо было срочно принимать меры. И приняли. В 1984 году министр обороны США Каспар Уайнбергер, представляя конгрессу годовой отчет, заявил: «Сегодня, три года спустя, стало на 39 % больше ведущих подразделений вооруженных сил, которые числятся полностью или в основном готовыми к боевым действиям». Мало того, они получили и солидную боевую подготовку, выиграв войну в… Гренаде. Но слова К. Уайнбергера не успокоили милитаристов. В докладе комитета начальников штабов конгрессу говорится: «Невзирая на успехи, достигнутые вооруженными силами, невыполнение норм по численности личного состава, нехватка запасных частей и боеприпасов, фондов для военного обучения продолжают ограничивать готовность»107. Особую тревогу бьют начальники штабов по поводу нехватки боеприпасов. «Нехватка боеприпасов — это важный фактор, ограничивающий боевой потенциал их сил», — таков лейтмотив доклада. Вывод — перед «советской угрозой» денег не следует жалеть. И хотя их уже давно не жалеют для Пентагона, оказывается и этого мало.

Аналогичная картина разыгрывалась и в Бонне. Впечатление такое, что сценарий был написан одним и тем же лицом. В августе 1984 года «Шпигель» опубликовал статью генерального инспектора бундесвера В. Альтенбурга. Эта статья заслуживает того, чтоб о ней рассказать подробнее. Смысл ее — доказать, что боеспособность бундесвера «ниже всякой критики» хотя он и оснащен новейшими самолетами «Торнадо» и танками «Леопард», а также современными системами ПРО. Генеральный инспектор паникует: несмотря на сотни миллиардов марок, израсходованных на бундесвер в последние годы, у него отсутствуют современные системы электронной разведки и управления, нет комплекта боеприпасов, плохо с противовоздушной обороной, связью, медицинским обеспечением. Все — плохо! Вывод однозначен — если не принять срочных мер, то русские танки за 48 часов промаршируют через всю ФРГ. Результат мы уже знаем: в 1985 году бундестаг ФРГ утвердил расходы на бундесвер, равные 73 млрд. марок.

В гонку вооружений втягиваются и другие капиталистические страны. Так, в Англии за период с 1978/79 финансового года по настоящее время военный бюджет возрос на 19 %; в 1983/84 финансовом году он составил 15,7 млрд. ф. ст., на 1984/85 год выделено 17,3 млрд. ф. ст., а на 1985/86 год — 18 млрд. фунтов стерлингов108. Сейчас Англия тратит на военные цели более значительную часть валового национального продукта, чем любая из западноевропейских стран НАТО.

За 30 лет своего существования члены НАТО израсходовали на вооружение три триллиона долларов. Если военные расходы этого агрессивного блока в 1949/50 финансовом году составили 18 млрд., в 1978 — 1,78 млрд. долларов, то к 1990 году страны НАТО будут тратить на военные приготовления 254 млрд. долларов в год. Первый триллион долларов странами — членами НАТО был потрачен на вооружение почти за 20 лет (1949–1968 гг.), второй — за 10 лет (1968–1978 гг.), третий триллион страны НАТО израсходовали всего за пять лет (1978–1983 гг.). Налицо, таким образом, явная тенденция к увеличению темпов и расширению масштабов агрессивных приготовлений империализма. В странах НАТО и самые высокие в мире военные расходы на душу населения. Так, в США в 1982 году они составили 718 долларов, в ФРГ — 471, во Франции — 437, в Англии — 467, в Норвегии — 401 доллар109 и т. д.

Гонка вооружений, раздуваемая империалистическими государствами особенно пагубно отражается на социально-экономическом развитии стран и народов, освободившихся от колониальной зависимости. Известно, что в результате ликвидации колониальной системы империализма около 100 стран приобрели политическую независимость. Однако колониализм оставил в наследство многим из них слаборазвитую экономику, все еще связанную с бывшими их «хозяевами». Еще немало таких государств продолжают быть объектами эксплуатации империалистических держав. Последние пытаются удержать их в сфере своего влияния, укрепить здесь свои позиции, расширить доступ к источникам сырья. Для этого используется целый арсенал средств, в том числе и экспорт оружия в такие страны. Именно империализм навязал им непомерные для их экономики военные расходы. Так, доля освободившихся от колониальной зависимости стран в мировых военных расходах с 1957 года увеличилась с 5 до 15,6 % в 1982 году. Если в 1972 году они равнялись 33 млрд., то в 1982 году они выросли до 100 млрд. долларов в год110. Если среднегодовой прирост военных расходов в мире в последние годы был равен приблизительно 3 %, то в странах третьего мира он равен 10 %, а в странах Ближнего Востока он достигает 35 % в год111. Что практически означает для них такая непроизводительная трата ресурсов? В настоящее время они выделяют на вооружение и другие военные цели 6 % всего валового продукта и только 1 % на здравоохранение, 2,8 % — на образование. В этих странах, взятых вместе, один солдат приходится на каждые 250 жителей, а один врач — на каждые 3700 жителей112.

Возьмем, например, Африку. За последнюю четверть века военные расходы стран этого континента возросли в 20 раз и составляют ныне около 12 млрд. долларов в год (без ЮАР). В то же время здесь, как сообщает Международная организация труда (МОТ), находятся 20 из 31 беднейших стран мира и 80 % населения живет по существу в нищете113. Генеральная Ассамблея ООН на 39-й сессии отметила, что за «последние два десятилетия продовольственное положение в Африке резко ухудшилось» (резолюция 159 от 2 февраля 1984 г.).

Страны Латинской Америки тратят ныне на военные цели на 72,5 % больше средств, чем десять лет назад.

Только за десять лет (1973–1982 гг.) военные бюджеты стран данного региона возросли почти вдвое: с 8,8 млрд. долларов до 15 млрд. долларов, а такой страны, как Гондурас, — в три с лишним раза (с 30,2 до 99,8 млн. долл.).

Особенно трагично в этой группе стран положение детей. По данным детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), из 120 млн. детей, родившихся в 1978 году, 17 млн. — почти все из них в развивающихся странах, — имеют минимум шансов дожить до одного года. «За армией покойников, — комментирует эту цифру журнал «Эспрессо» (1977, апр.), — идут нескончаемые шеренги живых скелетов, покрытых язвами, которым удается выжить лишь для того, чтобы вести жизнь, характеризующуюся вечной усталостью, хроническими болезнями, полным отсутствием трудоспособности. А ведь для того, чтобы накормить этих 17 млн. детей достаточно средств, расходуемых в мире на вооружения только в течение одного дня».

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), «третья» часть детей всей Африки умирает в возрасте до пяти лет. Голод стал ежедневным спутником почти каждого африканца. Возьмем Сахельскую зону. По данным специалистов ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН. — И. А.), потенциальные возможности по производству продовольствия здесь громадны. Однако 34 млн. жителей восьми африканских стран находятся на грани голодной смерти. Продолжительность жизни — 43 года, грамотность — 10–15 %, доход на семью — самый низкий в мире. 25 стран из 43 к югу от Сахары полностью зависят от экспорта продуктов сельского хозяйства. В странах Латинской Америки 44 % смертности приходится на долю детей в возрасте до пяти лет, здесь каждые 30 секунд от голода умирает один ребенок. Всего в капиталистических и развивающихся странах, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), страдает от голода около 15 млн. детей. Ежедневно около 40 тыс. детей в развивающихся странах умирают от истощения и инфекционных болезней. Сегодня на нашей планете свыше одного миллиарда человек страдают от голода.

Таковы пагубные последствия господства империализма. Многие из этих проблем могли бы быть успешно решены народами освободившихся стран, если бы не гонка вооружений, навязанная им империалистическими государствами. По некоторым подсчетам для удовлетворения наиболее острых нужд развивающихся стран в таких областях, как образование, здравоохранение, продовольствие и жилищное строительство, необходимы дополнительные ежегодные расходы в размере 12 млрд. долл. Где найти эти средства? Советский Союз неоднократно предлагал принять решение о сокращении военных расходов. Так, в марте 1984 года государства — участники Варшавского Договора предложили государствам — членам НАТО договориться по вопросу о неувеличении и сокращении военных расходов. Эти договоренности могли бы включать: а) одноразовое сокращение военных бюджетов с последующим замораживанием этих бюджетов (примерно на 3 года); б) единовременное сокращение, в качестве первого шага, на заранее согласованную общую сумму; в) сокращение военных бюджетов в связи с осуществлением конкретных мер разоружения; г) взаимно согласованное установление максимальных потолков военных бюджетов, ниже существующих уровней.

Высвобождаемые средства были бы использованы для нужд экономического и социального развития, в том числе развивающихся стран115.

На 39-й сессии (1984 г.) Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой рекомендовала всем государствам сократить свои военные бюджеты, а выделяемые средства использовать на оказание помощи развивающимся странам с целью решения там неотложных задач в экономической и социальной областях.

Империалистические государства расходуют на вооружения сотни миллиардов долларов в год. Сколько можно было бы построить на них школ и больниц, жилых зданий и культурных учреждений, скольким обездоленным людям можно было бы улучшить условия жизни, сколько людей можно было бы избавить от голодной смерти! По образному выражению К. Маркса, военные расходы «в непосредственно экономическом отношении — то же самое, как если бы нация кинула в воду часть своего капитала»116. По подсчетам Стокгольмского Международного института мировые расходы на вооружение равны совокупному национальному продукту 65 стран Латинской Америки и Африки.

Наиболее уродливое явление в буржуазном мире сегодня — милитаризация экономики. Национальные богатства, создаваемые людьми, все больше идут не на улучшение их жизни, а на производство орудий смерти. Несмотря на то, что уже накоплены целые горы оружия, гонка вооружений продолжается небывалыми темпами, поглощая огромную часть национального дохода буржуазных государств.

Может быть гонка вооружений не затрагивает интересы народов в тех странах империализма, где она всемерно развертывается? Ничего подобного! «Каждая пушка, которая производится, каждый военный корабль, который спускается на воду, каждое ракетное устройство в конце концов является кражей у тех, кто голодает, у тех, кто мерзнет, у тех, кто раздет и разут». Справедливые слова! И принадлежат они самому президенту США. Правда бывшему. Это сказал Д. Эйзенхауэр еще четверть века тому назад, когда военные расходы были в несколько раз ниже. Почти то же самое заявил и бывший государственный секретарь США С. Вэнс: «Гонка вооружений ложится тяжелым бременем на страну, отвлекая ограниченные ресурсы и энергию, необходимые для решения социальных и экономических проблем».

В конгрессе США отдельные его представители считают безумными огромные военные расходы США. Так, члены палаты представителей, объединившиеся в «Организацию граждан за разумный мир», считают, что самая важная задача для США не усиление военного потенциала, а удовлетворение внутренних нужд, создание рабочих мест, строительство жилья для бедноты, оказание помощи фермерам.

Но это все слова. А дела? В 1976 году вступил в силу Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, который обязывает все государства признать «право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, на непрерывное улучшение жизни» (ст. 11). Государства признали «основное право каждого человека на свободу от голода». Этот Международный пакт требует от государств осуществлять международное сотрудничество для достижения целей пакта. Какова же позиция основных капиталистических держав? США до сих пор этот пакт еще не ратифицировали. Не потому ли, как сообщает «Политикл Афферс», что 80 миллионов человек живут на доходы, которые, по оценкам министерства труда, находятся ниже приемлемого уровня. Как заявил Генеральный секретарь Коммунистической партии США Гэс Холл, до 80 % негритянских подростков — целое поколение молодежи — «вступает в самостоятельную жизнь, не имея возможности зарабатывать себе на существование»117.

По свидетельству ЮНЕСКО, сегодня в мире насчитывается 889 млн. человек, или 27,7 % всего населения земли, неграмотных. Наибольший процент неграмотных приходится на страны Африки — 54 %, Азии — 35 %, Латинской Америки — 17 %. Не лучше обстоят дела и в самих США. Так, в июле 1984 года по американскому телевидению был показан репортаж о проблеме неграмотности в стране. Вот слова ведущего эту передачу: «Сейчас 23 миллиона граждан США не умеют читать, писать, делать простейшие арифметические действия, то есть не способны самостоятельно ориентироваться в современном обществе»118. Среди 270 млн. граждан стран «Общего рынка» около 21 млн. неграмотных: во Франции более 2 млн., в Англии — 2 млн., в ФРГ — 3 млн. человек. В Гарвардском университете плата за обучение составляет 9800 долларов в год. Стоимость, обучения в высшем учебном заведении Японии обходится в среднем в 4–5 млн. иен (около 15 тыс. рублей).

В то же время стоимости одной подводной лодки «Трайдент» было бы достаточно, чтобы построить 416 школ или в течение одного года обучать 16 млн. человек. Только одна подводная лодка! А США рассчитывают к 2000 году иметь в боевом составе не менее 20 таких единиц119. Отказавшись лишь от одной межконтинентальной ракеты «МХ», можно было бы построить 500 классных помещений. Немудрено, что США, по данным ООН, занимает лишь 49-е место в мире по уровню грамотности населения. Одна ракетная установка «Ланцер» (ФРГ) равноценна годичному содержанию 37 тысяч студентов (напомним — в ФРГ 3 млн. неграмотных).

В современном мире на обучение ребенка науке созидания тратится в среднем почти в 60 раз меньше, чем на обучение солдата азбуке истребления. Если ежегодные военные расходы в мире на одного солдата составляют 12 330 долларов, то расходы на образование — 219 долларов на одного школьника. И это соотношение ежегодно меняется не в пользу школьника.

Противоправность гонки вооружений, раздуваемой империалистическими государствами, заключается в том, что она противоречит международно-правовым актам, направленным на разрядку международной напряженности и на сохранение мира.

Именно рост милитаризма на Западе породил после второй мировой войны «холодную войну#, целью которой была борьба с «мировым коммунизмом во главе с Советской Россией». В этот период империалистические государства форсировали гонку вооружений, создали агрессивные военные блоки, использовали вооруженную силу или угрозу силой как средства воздействия на политику других стран, усилили подрывную деятельность против социалистических стран. Все эти действия противоречили положениям Устава ООН, требующего мирных отношений между государствами.

Лишь благодаря усилиям Советского Союза и других социалистических стран тогда удалось приостановить «холодную войну». К настоящему времени уже заключены десятки двусторонних и многосторонних международных договоров. В них и прежде всего в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в концентрированном виде закрепляется международная разрядка, а в Декларации принципов, которыми государства-участники должны руководствоваться во взаимоотношениях, закреплены правовые средства ее материализации. В этих актах государства выразили готовность содействовать решению проблемы всеобщего и полного разоружения.

А что же происходит на самом деле? Начатые в октябре 1973 года в Вене переговоры о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе по вине империалистических государств не сдвинулись ни на шаг. Ведущие империалистические державы — Англия, ФРГ, Канада и другие отказываются идти на какие-либо сокращения своих вооруженных сил и вооружений, увеличивают свои военные бюджеты. Такая позиция противоречит обязательствам содействовать разоружению, взятым ими на себя по Заключительному акту.

Развернувшаяся на Западе гонка вооружений подрывает и те международно-правовые акты, в которых закрепляются усилия государств по частичному разоружению. Отметив, что нашей конечной целью было и остается всеобщее и полное разоружение, XXVI съезд КПСС подчеркнул, что Советский Союз «активно добивался запрещения и всех других видов оружия массового уничтожения»120.

Осуществленные в последние годы меры предусматривают: а) ограничение дальнейшего совершенствования ядерного оружия; б) запрещение размещения оружия массового уничтожения в специфических природных средах и географических районах и нераспространение ядерного оружия; в) полное запрещение и уничтожение отдельных видов оружия; г) количественные ограничения систем доставки ядерного оружия и тем самым сужение самой материальной основы гонки ракетно-ядерного оружия; д) запрещение дальнейшей разработки новейших образцов оружия массового поражения.

Нормы международного права, закрепляющие ограничение дальнейшего совершенствования ядерного оружия, содержатся в Договоре о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой от 3 августа 1963 г. В нем государства взяли на себя обязательства запретить, предотвращать и не производить любые испытательные и другие взрывы ядерного оружия в атмосфере, под водой, включая территориальные воды и открытое море. Кроме того, запрещаются ядерные взрывы в любой другой среде, если они вызывают выпадение осадков за пределами территориальных границ соответствующего государства. Правда, запретительные нормы пока не распространяются на подземные испытания, однако Советский Союз настойчиво добивается такого запрещения. Позиция Советского Союза по данному вопросу вновь была выражена в меморандуме по вопросам прекращения гонки вооружений и по разоружению, внесенному на 31-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 28 сентября 1976 г. В нем говорится, что конечной целью ядерного разоружения является «полная ликвидация всех видов ядерного оружия, стратегических и тактических, наступательных и оборонительных».

Запрещение размещения оружия массового уничтожения в специфических природных средах и географических районах содержится в Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, от 27 января 1967 г. Государства обязались не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать в космическом пространстве каким-либо иным образом.

11 апреля 1971 г. был подписан Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового поражения. Согласно ему, нельзя располагать на дне морей и океанов и в его недрах (за пределами 12-мильной прибрежной полосы) любые объекты с ядерным оружием, а также сооружения, пусковые установки и другие устройства, предназначенные для хранения, испытания или применения такого оружия. Договор запрещает размещать на морском дне также другие виды оружия массового уничтожения, включая и те, которые могут быть изобретены в будущем.

Важным является и подписанный в 1968 году Договор о нераспространении ядерного оружия. Однако некоторые империалистические державы, ставя свои коммерческие интересы выше общих интересов сохранения мира и безопасности, оказывают помощь в развитии атомной промышленности странам, не присоединившимся к Договору о нераспространении. Так, США экспортирует в них 70 % ядерной технологии. 12 из 29 стран, которым США продает ее, отказываются ратифицировать Договор о нераспространении.

Полное запрещение и уничтожение определенных видов оружия закреплено в Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении от 10 апреля 1972 г. В соответствии с ней страны-участницы взяли на себя обязательство уничтожить имевшееся у них на вооружении бактериологическое и токсинное оружие. На XXV съезде КПСС подчеркивалось, что «это — фактически первая в истории международных отношений мера реального разоружения. Речь идет об изъятии из военных арсеналов государств целой категории опаснейшего оружия массового уничтожения»121. Женевский протокол 1925 года предусмотрел запрещение употребления на войне удушливых газов. В настоящее время государства обсуждают проект конвенции о запрещении всех видов химического оружия.

Количественные ограничения систем доставки ядерного оружия и тем самым сужение самой материальной основы гонки ракетно-ядерного оружия содержатся в соглашениях, заключенных между СССР и США. Так, 26 мая 1972 г. был подписан Договор об ограничении систем противоракетной обороны, а 3 июля 1974 г. Протокол к данному Договору. В соответствии с этими соглашениями стороны брали на себя обязательство не развертывать на своей территории более одной системы противоракетной обороны. Особое значение имеет Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2), подписанный в Вене 18 июня 1979 г. Он представляет собой важный вклад в борьбу за обуздание гонки вооружений, за ослабление, а в конечном итоге и за устранение ядерной войны. В соответствии с этим Договором СССР и США взяли на себя обязательство ограничить предел пусковых установок (межконтинентальных, баллистических ракет наземного базирования, баллистических ракет подводных лодок, тяжелых бомбардировщиков, а также баллистических ракет класса «воздух — земля» с дальностью полета свыше 600 км) не более 2400 единицами, а затем сократить их до 2250.

Следовательно, Договор обязывает обе стороны не только ограничить наращивание стратегических вооружений, но и сократить их. Ценность его состоит в том, что он открывает путь к дальнейшему взаимному ограничению и сокращению вооружений, как этого требует Устав ООН и многие другие международно-правовые акты. Его вступление в силу способствовало бы углублению процесса международной разрядки, укреплению доверия между народами.

Таким образом, в последние годы благодаря огромным усилиям Советского государства и других стран социалистического содружества удалось заключить немало международных соглашений, в которых в определенной мере ограничиваются гонка ядерных вооружений, сфера их распространения и совершенствования. Советский Союз готов идти на самые далеко идущие меры по разоружению вплоть до всеобщего и полного, под строгим международным контролем. Программа мира на 80-е годы, выдвинутая на XXVI съезде КПСС, остается актуальной и по сей день. В ней, в частности, предлагалось продолжить переговоры с США об ограничении стратегических вооружений. В марте 1985 года в Женеве начались новые советско-американские переговоры по ядерным и космическим вооружениям. Были согласованы предмет и цели переговоров, которые можно определить так: не начинать гонки вооружений в космосе, прекратить ее на Земле, приступить к радикальному сокращению ядерных вооружений, имея своей конечной целью их полную ликвидацию. Лишь взятые в комплексе, эти меры смогли бы обеспечить подлинное укрепление стратегической стабильности, открыли бы дорогу для ликвидации в последующем ядерного оружия — полностью и повсюду. Советский Союз придерживается радикального подхода к решению вопросов на женевских переговорах. Он выступает за то, чтобы запретить весь класс ударных космических вооружений, пресечь их зарождение — будь то деятельность по созданию соответствующих средств, включая научно-исследовательские работы, или их испытания. Имеющиеся подобные средства должны быть уничтожены.

Однако для успеха переговоров нужна добрая воля не одной, а двух сторон. По центральному же вопросу — о предотвращении гонки вооружений в космосе — США ведут себя так, словно вопрос о космических вооружениях вообще не стоит. Здесь уместно вспомнить слова президента: «Можно спорить, если такой спор вообще возникает, лишь о том, какое оружие нам нужно, а какое нет, а вовсе не о том, должны ли мы отказаться от оружия ради договоров и соглашений»122. Подобная позиция — это саботаж решения вопроса о предотвращении гонки вооружений в космосе, попытка любой ценой протащить и легализовать так называемую «стратегическую оборонную инициативу».



Торговцы смертью

С древнейших времен торговля сближала людей, служила взаимопониманию между народами разных стран. Но никогда не служила этим целям торговля оружием. Оружие — товар уникальный. Приобретение его одним государством, как правило, вызывает «ответную реакцию» другого государства. Кроме того, подобно любому товару, оружие морально устаревает, и тогда его стараются заменить новым, современным, более совершенным. Так раскручивается механизм гонки вооружений. Торговля оружием — одна из характерных черт милитаризма на современном этапе. Она, как уже отмечалось, является материальной подготовкой агрессивной войны, т. е. противоправна с точки зрения международного права. Сегодня империалистические державы сделали торговлю оружием одной из основных статей своего дохода. Директор Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира Ф. Барнаби пишет, что «если бы не было торговли оружием, круг участников гонки вооружений был бы ограничен полудюжиной индустриальных стран. Но, к сожалению, сейчас в гонке вооружений участвует большинство стран мира. Так, свыше ста государств (в том числе 75 из так называемого третьего мира) закупают то или иное оружие».

Торговля — внутреннее дело государства, последнее само определяет принципы торговли, выбирает страны, с которыми оно желает поддерживать торговые отношения. Однако в руках империалистических держав торговля оружием превратилась в орудие вмешательства во внутренние дела других государств. Послевоенный период характеризуется милитаризацией внешнеэкономических связей империалистических стран, которая осуществляется в основном в двух формах: оказание военной помощи и собственно торговля оружием.

Ведущее место в торговле оружием занимают Соединенные Штаты Америки. Как отмечал сенатор Эдвард Кеннеди, «это трагедия, что мы стали мировыми торговцами оружием». С ним соглашается сенатор Ф. Черч, заявивший, что «оружие становится нашей ведущей статьей экспорта». Если с июня 1949 по июнь 1961 года было продано американского оружия в общей сложности на 5 млрд. долларов, то в начале 80-х годов — на 15 млрд. долларов в один год.

Доля США в мировых поставках оружия и военной техники составляет 50 %. Более чем в 120 стран мира идет смертоносный товар с клеймом «Made in USA». Только за одно десятилетие (1970–1980 гг.) США поставили другим странам боевую технику на сумму 123 млрд. долларов.

С приходом новой администрации США торговля оружием провозглашается в качестве одного из основных инструментов внешней политики США. Результаты такой политики не замедлили сказаться. Уже в 1982 году США поставили за рубеж оружия и военной техники на 21,5 млрд. долларов123.

Администрация США часто заявляет, что она запрещает поставки оружия в те страны, где нарушаются «права человека». Как же это выглядит на самом деле?

Основной поток американского оружия идет на Ближний и Средний Восток. Львиную его долю получает Израиль. Так, во время агрессии в Ливан 1982 года применялся широкий арсенал новейшей боевой техники США: шариковые, кассетные, вакуумные бомбы и т. д. Тысячи и тысячи ливанцев и палестинцев были лишены права на жизнь американским оружием. Или возьмем Пакистан, где происходят мощные выступления народа против военной диктатуры Зия-уль-Хака; на территории этой страны свили себе ядовитые гнезда враги афганского народа. Наконец, Пакистан не перестает угрожать соседним странам, в частности уже не раз совершал нападения на Индию. В Пакистане не только жестоко подавляются права и свободы граждан, но пакистанские войска используются для подавления демократического движения в Омане, они принимали участие в расправе над патриотами в Иордании. Не ясно ли, что Вашингтон намеревается превратить его в блюстителя «американских интересов» В регионе. И вот этому режиму нынешняя администрация осуществляет массированные, поставки военной техники на 3,2 млрд. долларов. Характерно, что все покупаемое Пакистаном оружие носит наступательный характер, а истребители-бомбардировщики «F-16», закупаемые в США, способны нести ядерное оружие.

Может быть» права человека соблюдаются в Южной Корее, куда мощным потоком идут американские военные корабли и танки, вертолеты и самолеты, артиллерийские орудия и другая боевая техника. За период с 1982 по 1986 год Южная Корея получит от США вооружений на сумму девять миллиардов долларов. Выступая осенью 1983 года в Сеуле, президент США объявил Южную Корею районом «жизненно важных интересов» США, выразив готовность «применить вооруженные силы» США для его «защиты». Стремясь сохранить этот плацдарм агрессии в Азии, США сосредоточили здесь свыше 40 тыс. своих солдат, расположенных на более чем 40 военных базах и на вооружении которых находится около тысячи ядерных боеприпасов, обеспеченных различными средствами доставки124. Интересно отметить такой факт — первым, кого принял Рейган, став президентом, был именно южнокорейский диктатор Чон Ду Хван.

Или возьмем Сальвадор. Как писала швейцарская газета «Матэн» 17 июня 1984 г., «с 1979 года жертвами систематических операций, проводимых армией и полицией, стало не менее 400 тыс. человек из гражданского населения». Только за 1983 год здесь было убито, похищено или просто исчезло в общей сложности более 5 тыс. человек125. ЦРУ, американские военные советники помогают создавать, финансируют специальные подразделения сальвадорской армии и разведки, которые занимаются карательной деятельностью. Теперь уже не секрет, что «эскадроны смерти» содержатся на подачки Вашингтона. И вот этому режиму только с 1980 года, т. е. после прихода новой администрации, США предоставили «помощь» в размере 1,7 млрд. долларов, из которых 75 % ушло на военные цели126.

38-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН 24 февраля 1984 г. приняла резолюцию 100, в которой отметила, что в Гватемале продолжаются массовые нарушения прав человека, в частности, широкомасштабные репрессии, убийства и массовые перемещения сельского и коренного населения (п. 1). Генеральная Ассамблея ООН призвала все государства воздерживаться от поставки оружия и оказания другой военной помощи до тех пор, пока будут поступать сообщения о серьезных нарушениях прав человека в данной стране. Такова позиция ООН в отношении Гватемалы. Несмотря на это, нынешняя администрация поставляет туда крупные партии оружия, хотя его поставки противоречат постановлению конгресса США 1977 года, вводившему запрет «на военную помощь гватемальской армии, на инструктаж и обучение ее контингента». Чем же руководствуется администрация США? Тем, что в Гватемале якобы наступило «явное улучшение» состояния дел в области прав человека. Доказательства? Администрация Белого дома их не приводит. Но доказательств другого рода — о вопиющем нарушении прав человека в Гватемале — очень много. Американский журнал «Пиплз уорлд» писал, что за период с марта 1982 по начало 1983 года жертвами диктатуры Рисса Монтта стали около 9 тыс. человек. Всего же, за 30 лет господства военных в Гватемале, от рук головорезов из «эскадронов смерти» погибли около 100 тыс. человек, а 38 тыс. числятся без вести пропавшими. С 1 июля 1982 г. в стране введено осадное положение: отменены гражданские свободы, введена цензура, созданы военные трибуналы, которые могут приговаривать к публичной смертной казни.

По сообщениям журнала «Африк-Ази», выходящего в Париже, «с тех пор как администрация Рейгана пришла к власти, она за три года поставила правым режимам Центральной Америки больше оружия, чем Вашингтон передал этим правительствам за три предшествующих десятилетия».

В экспорт смертоносного оружия включились и другие империалистические государства. Так, согласно данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира (СИПРИ), одним из крупнейших поставщиков оружия остается Франция. По данным швейцарской газеты «Нойе цюрхер цайтунг» от 15 октября 1983 г., одна треть продукции военной промышленности Франции идет на экспорт. В 1982 году Франция продала оружия на 41,6 млрд. французских франков против 33,8 млрд. французских франков в 1981 году. Удельный вес Франции среди торговцев смертью составляет более 10 %. Французское оружие идет в 56 стран мира.

Третье место по торговле оружием занимает Англия. В год она реализует его более чем на один миллиард фунтов стерлингов. Англия — одна из империалистических стран, где так широко, так помпезно проводятся «ярмарки смерти» (как сами британцы называют ярмарки оружия). Скупщики оружия многих стран хорошо знают английское судно «Линесс» и военный корабль «Р. Ф. А. Тарбантнесс». Эти «коробейники» с берегов Альбиона заходили в десятки портов, демонстрируя сотни и тысячи изделий военных монополий. Например, на борту «Тарбантнесса» рекламировалась продукция более 50 английских военных компаний. Тут и танки «Скорпион», и радарные установки, и ракеты, и пушки, и гранаты… Как говорится, товар лицом.

И хочется вспомнить великого английского драматурга Бернарда Шоу, создавшего персонаж пушечного фабриканта и вложившего в его уста «истинное кредо оружейника»: «Продавать оружие всякому, кто предложит за него настоящую цену, невзирая на лица и убеждения: аристократу и республиканцу… протестанту и католику, громиле и полисмену, черному, белому и желтому…»

В последние годы для западного мира стало особенно модным выставлять на всеобщее обозрение средства убийства людей. Что только не увидишь на «ярмарках смерти»?

Интересный эпизод произошел однажды на выставке в Олдершоте. Один из журналистов не без умысла спросил представителя английской фирмы, не из этой ли авиационной пушки фашистские мятежники расстреливали президентский дворец «Ла Монеда» в Чили в 1973 году. Тот с гордостью ответил: «Да, сэр! Из нее! Но сейчас она усовершенствована до предела и может…» — сообразив, что в своих откровениях он зашел слишком далеко, умолк. Но молчание его было недолгим. — «Ла Монеду» действительно расстреливали самолеты «Хантер» английского производства, но англичане тут ни причем! Мы только продаем…»

Второй случай произошел на «ярмарке смерти», организованной весной 1984 года в столице Чили Сантьяго. Ее организатор — фашистский режим Пиночета. Выставка как выставка: смертоносный товар в самом широком ассортименте. Но бросается в глаза реклама. Вот одна из них. Предлагает свои орудия смерти юаровская корпорация АРМСКОР. «Покупая наши ракеты или скорострельные пушки, вы можете не сомневаться в их качестве. Все это прошло проверку в боевых условиях — на полях сражений против войск СВАПО и Анголы». В такой рекламе четко выражены «право» агрессора, мораль убийцы!

Продажа орудий смерти в империалистических державах поставлена на солидную основу; ею занимаются специальные государственные органы; управление по сбыту вооружений и военной техники (Англия), отдел военной помощи и продажи оружия за границу (США). Английская газета «Файнаншл тайме» писала: «Популярная теория о таинственных торговцах оружием, которые совершают свои сделки в темных закоулках, относится скорее к области выдумок. Хотя некоторые сделки действительно могут совершаться подобным образом, большинство контрактов заключается на официальном правительственном уровне и подписывается министрами».

Крупнейшим экспортером оружия стала ФРГ. В 1982 году ее правительство приняло «политические основы для экспорта оружия и военного снаряжения», в соответствии с которыми были сняты ограничения на поставки оружия в так называемые «зоны напряженности». Теперь военные концерны могут вывозить свой смертоносный товар за пределы стран блока НАТО, если это диктуется «особыми политическими соображениями» или же «внешнеполитическими интересами и интересами безопасности ФРГ с учетом интересов НАТО»127. Такие каучуковые формулировки позволяют торговать оружием практически без каких-либо ограничений, а это представляет угрозу международному миру.

Торговля оружием стала выгодным бизнесом и для Италии. Западно-германский еженедельник «Виртшафтсвохе» писал, что товарооборот итальянских военных заводов увеличился с 900 млрд. лир в 1972 году до 6 трлн. 300 млрд. лир в 1982 году. И не менее 60 % этой суммы дала в 1982 году торговля оружием с третьим миром128. Что же продает Италия? Журнал отвечает: «Автомобили, летательные аппараты, корабли, легкое и тяжелое оружие и, не в последнюю очередь, новейшую игрушку генералов — электронику». По словам журнала, военная техника Италии «представляет большой интерес для бедных стран». «Рынок оружия не знает кризисов», — с удовлетворением констатирует римская газета «Темпо». Именно в Италии особенно процветает незаконная продажа оружия. Как утверждает судья из Тренто К. Палермо, «едва ли найдется другая страна на Западе, где было бы так легко заключать нечистые сделки о военной технике».

В ряды крупнейших торговцев оружием встал и Израиль. Он входит в семерку ведущих капиталистических экспортеров оружия. Руководствуясь, вероятно, циничной фразой бывшего премьер-министра М. Бегина «выгоднее торговать ракетами, чем апельсинами!», сионисты подсчитали, что продажа за границу одной эскадрильи реактивных истребителей «Кфир» принесет столько же иностранной валюты, сколько весь сезонный урожай цитрусовых.

Размеры экспорта смертоносного товара возрастают поистине гигантскими темпами. За последние 12–15 лет Израиль увеличил продажу оружия в 60 раз. Если в 1966 году он продавал его на 10 млн. долларов, в 1970 году — на 38 млн., то в 1983 году — уже на один миллиард долларов129. Израиль продает оружие более чем 30 странам, расположенным на всех континентах. Основными получателями израильского оружия являются ЮАР, Тайвань, Чили, Иран и некоторые другие государства.

В Израиле на полную мощность действуют предприятия таких ведущих американских монополий, как «Рокуэлл», «Локхид эйркрафт», «Вестингауз», «Аэроджет дженерал» и другие. От этих производителей оружия не отстают и монополии других империалистических государств: французская компания «Тюрбомека» построила здесь завод по производству авиационных реактивных двигателей; в финансировании военного производства в Израиле принимает участие крупнейший банк ФРГ— «Дойче банк».

Какие же противоправные деяния совершают империалистические державы, торгуя оружием? Прежде чем ответить на этот вопрос, надо иметь в виду, что в действующих нормах современного международного права проводится четкое различие между агрессором и жертвой агрессии. Как говорилось на специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по разоружению, «нельзя, чтобы на одну доску ставились агрессор и жертва агрессии, чтобы ущемлялись права народов, ведущих законную борьбу за освобождение от колониально-расистского угнетения».

Ранее уже отмечалось, что мировое сообщество государств в лице ООН признало агрессивную войну, колониализм, расизм и апартеид международными преступлениями. Согласно международному праву, вооруженная борьба в целях самообороны или отражения агрессии, всякая борьба (в том числе и вооруженная) против колониализма, расизма, иностранного гнета является законной, отвечающей духу и букве Устава ООН. Следовательно, оказание помощи, в том числе и военной, странам и народам, отражающим агрессию, борющимся против колониализма, расового или иностранного гнета, не противоречит нормам современного международного права, является правомерной.

Но куда и кому идет оружие империалистических государств? Пути эти проследить нетрудно. Рынки сбыта — любые диктаторские расистские или профашистские режимы. Современный Израиль, например, — один из главных поставщиков оружия наиболее реакционным режимам, осуществляющим террор и репрессии против своего народа и соседних стран. Это Чили, ЮАР, Сальвадорская хунта, Гондурас, Гватемала. Именно Израиль на 98 % покрывал потребности в военной технике никарагуанского диктатора Сомосы. Сейчас 80 % оружия и военной техники сальвадорскому режиму поставляет также Израиль.

Противоправность торговли оружием империалистическими державами заключается в том, что это оружие поступает странам, находящимся в состоянии конфронтации, а также тем государствам, которые имеют агрессивные устремления или территориальные притязания к соседним странам. Так, известно, каким взрывоопасным районом является африканский континент. И несмотря на это империалистические государства продают сюда огромные массы оружия.

Особую опасность для международного мира и безопасности африканских народов представляет продажа оружия реакционному, расистскому режиму апартеида в Южно-Африканской Республике, которая не скрывает агрессивных целей в отношении своих соседей. Учитывая эту опасность, ООН решительно осудила те империалистические государства, которые продают оружие ЮАР. 7 августа 1963 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 181, в которой заявил, что положение в Южной Африке серьезно подрывает международный мир и безопасность, и решительно потребовал от всех государств прекратить впредь продажу и поставку в Южную Африку оружия и снаряжения всех видов. 4 декабря того же года Совет Безопасности вновь обсуждал этот вопрос и единогласно принял резолюцию 182, в которой призвал все государства «немедленно прекратить продажу оружия и поставку оборудования и материалов для производства и содержания в Южной Африке».

Говоря об этих резолюциях, следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 24 Устава ООН Совет Безопасности несет главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Согласно ст. 25 Устава, члены ООН обязуются «подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их».

Решительно осудил поставки оружия в ЮАР и другой главный орган ООН — Генеральная Ассамблея. В принятой в 1963 году резолюции она призвала не продавать оружия режиму апартеида в ЮАР. Любые нарушения, отступления от эмбарго — есть поддержка режима апартеида, т. е. соучастие в международном преступлении. В 1978 году ООН вновь обязала все государства не поставлять оружие режиму апартеида.

Как же выполняются эти решения главных органов ООН? Известно, что империалистические государства ведут бойкую торговлю оружием с расистами ЮАР. Уже после того, как в 1963 году Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея ООН приняли решение об эмбарго на продажу оружия в ЮАР, она не без помощи империалистических держав резко увеличила военные расходы: с 44 млн. рандов в 1960/61 до 3 млрд.

ЮАР продлила срок службы в армии с 12 до 24 месяцев; развернула широкую военную пропаганду по радио и телевидению. В 1978 году парламент ЮАР одобрил закон, согласно которому каждый молодой иностранец, который не принял южноафриканского гражданства в течение двух лет с момента получения на это права, автоматически натурализуется и, таким образом, подлежит призыву в армию.

Введение эмбарго на продажу оружия в ЮАР не обескуражило бывшего премьер-министра ЮАР Форстера. «Сейчас мы можем обойтись собственными ресурсами», — заявил он, а бывший министр обороны ЮАР Фуше добавил: «Мы могли бы даже продавать оружие, которое мы производим, в страны, где у нас есть друзья». И продают.

Особую опасность для международного мира представляет «нечистивый союз южноафриканского расизма, сионизма и израильского империализма», — так говорится в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3151 «С» от 14 декабря 1973 г. Израиль же считает, что эмбарго на продажу оружия ЮАР, объявленное ООН, является несправедливым.

С начала 70-х годов, когда резко проявилась изоляция режимов сионизма и апартеида на международной арене, масштабы военного сотрудничества ЮАР с Израилем возросли. Израиль поставляет в ЮАР ракетные системы «Габриэль», ракетные катера «Решер» и «Двора», ракетоносцы «Алия», истребители-бомбардировщики «Кфир». На международной конференции против военно-политического союза Израиля и ЮАР (Вена, июль 1983 года) отмечалось, что на ЮАР приходится около 70 % экспорта израильской боевой техники.

В последнее десятилетие вопрос о преступных действиях ЮАР на международной арене не сходит с повестки дня как Генеральной Ассамблеи, так и Совета Безопасности ООН. Учитывая постоянные нарушения решений ООН, Совет Безопасности 4 ноября 1977 г. принял резолюцию (418), в которой потребовал от всех государств — членов ООН «немедленно прекратить всякие поставки оружия и военных материалов в Южную Африку». Предусматривалось также прекращение действия всех контрактов и лицензий в этой области с ЮАР. Совет Безопасности обязал государства воздерживаться от любого сотрудничества с расистами в производстве и развитии ядерного оружия. ООН призвала своих членов «прекратить дипломатические, консульские и другие официальные отношения с южноафриканским расистским режимом»; закрыть все свои порты для судов, плавающих под флагом ЮАР; запретить своим судам входить в порты ЮАР и, в частности, вести с ней любую торговлю; не допускать прилет и посадку на своей территории самолетов, летающих под флагом ЮАР.

Генеральная Ассамблея ООН в резолюции 7, принятой на XXXI сессии 5 ноября 1976 г., решительно осудила военное сотрудничество между расистами Южной Африки и такими странами, как Израиль, ФРГ, Англия, США, а в резолюции 6 (пункт «д») от 9 ноября 1976 г. выразила сожаление, что эти постоянные члены Совета Безопасности — Франция, Англия, США — до настоящего времени препятствовали осуществлению эмбарго на продажу оружия в ЮАР и тем самым содействовали милитаризации Южной Африки.

И опять империалистические державы грубо попирают эти решения ООН. 14 декабря 1977 г. — всего через несколько недель после того как Совет Безопасности одобрил (4 ноября 1977 г.) новое эмбарго — государственный департамент США санкционировал продажу ЮАР шести самолетов «Сессна», оцениваемых примерно в 500 тыс. долларов. Американские фирмы «Кольт Индастриз Инкорпорейтид» и «Винчестер Труп оф Олин Корпорейшн» с молчаливого согласия госдепартамента также поставляют оружие в ЮАР. Хотя правительство США опубликовало 17 февраля 1977 г. новые правила о продаже оружия ЮАР, однако они не запрещают, например, продажу гражданских самолетов частным лицам, а расисты как раз и используют такие лазейки.

Взяв курс на «конструктивное сближение» с расистами Претории, США отменили запрет на продажу так называемых «невоенных товаров» южноафриканской армии и полиции. Такое решение администрация США принимает в начале 1982 года — года, объявленного ООН «годом международной мобилизации в поддержку санкций против ЮАР». Выступая в конгрессе, член палаты представителей Дж. Крокер прямо сказал, что эта мера противоречит духу эмбарго ООН на поставки оружия расистской ЮАР и вносит дополнительный элемент напряженности в положение на юге Африки.

Особое рвение в вооружении расистов проявляет Англия. По сообщениям зарубежной печати, в оснащении вооруженных сил Претории участвуют около 40 английских промышленных монополий и фирм.

Правительство консерваторов в Англии часто заявляет о своей верности резолюции Совета Безопасности № 418. Лондонская «Дейли мейл» недавно писала: «Британское правительство серьезно озабочено любыми нарушениями резолюции Совета Безопасности № 418». Но так ли искренна эта забота?133. В августе 1981 года весь мир облетело сообщение о том, как британские бомбардировщики с опознавательными знаками ЮАР буквально до основания разрушили ангольские города Чипемба и Кахама. Британская компания «Хаукер-Сиддли» действительно проявляет заботу о том, чтобы поступающие в ЮАР из Англии самолеты не испытывали недостатка в запасных частях. Но ведь «Хаукер — Сиддли» является филиалом «Бритиш аэроспейс», которая контролируется правительством тори. Что же касается расистов ЮАР, то они не в пример консерваторам Англии не любят играть в кошки-мышки. Недавно они обратились к «Бритиш аэроспейс» с просьбой закупить у нее разведывательные самолеты «Коустгардер» с новейшим фотооборудованием и оружием против подводных лодок134.

В течение ряда лет монополии ФРГ, других западных стран помогают ЮАР осваивать и производить ракеты. Западногерманские фирмы «БМВ», «БОШ», «Сименс» непосредственно участвовали в создании ракет типа «воздух — воздух». Французская фирма «Энжин Матра» помогала ЮАР создавать ракеты «Кактус» класса «земля — воздух», по французским лицензиям осуществляется производство сверхзвуковых истребителей «Мираж Е — I» и «Мираж 3».

Нарушения решений Организации Объединенных Наций привели к тому, что армия ЮАР оснащена ныне самым современным оружием. Она насчитывает 625 самолетов, 215 вертолетов, 525 танков, 2400 бронетранспортеров и броневиков, 294 самоходные артиллерийские установки135. Военный потенциал ЮАР в настоящее время намного превосходит вооруженные силы всех независимых африканских государств, расположенных к югу от Сахары.

Получив оружие от империалистических государств, ЮАР грубейшим образом попирает элементарные нормы международного права, совершает разбойные нападения на соседние страны. Подобные действия расистов ЮАР создают угрозу международному миру и безопасности.

Особое внимание привлекают зловещие планы ЮАР — иметь свое собственное ядерное оружие. Опасность таких амбиций заключается в том, что ЮАР до сего времени не подписала Договор о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 г., который запрещает государствам, обладающим ядерным оружием, передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, помогать, поощрять или побуждать какое-либо государство к производству или приобретению ядерного оружия. Государства, не обладающие ядерным оружием, согласно Договору, обязуются не принимать от кого бы то ни было ядерного оружия не производить его, не проводить каких-либо исследований с целью производства такого оружия.

Учитывая важность Договора в деле предотвращения ядерной войны, самую опасность такой войны, а также тот факт, что этот Договор подписали уже более 100 стран мира. ЮАР не может не принимать его во внимание. Со вступлением Договора в силу обязательства об отказе от распространения ядерного оружия становятся одной из важнейших, обычных норм международного права. И те государства, которые не являются участниками договора, не могут не считаться с этой международно-правовой нормой.

Однако эта юридическая норма грубо нарушается как Южно-Африканской Республикой, так и основными империалистическими государствами. По сообщениям иностранной печати, ЮАР усиленно занимается исследованиями в области производства атомной бомбы.

Подобные исследования идут на строго засекреченном уранообогатительном заводе, находящемся к западу от столицы ЮАР — Претории. Бывший правитель ЮАР Форстер цинично заявлял: «Мы теперь умеем обогащать уран и в то же время мы не подписали Договор о нераспространении ядерного оружия», а проправительственная газета ЮАР «Фадерланд» без всяких оговорок пишет: «превращение ЮАР в ядерную державу может дать реальное средство сдерживания в руки правительства Боты».

На опасность ядерных амбиций ЮАР Советский Союз указывал неоднократно. В заявлении ТАСС от 9 августа 1977 г. подчеркивалось, что появление ядерного оружия в руках расистского режима Претории создало бы самую непосредственную угрозу безопасности африканских государств привело бы к резкой эскалации нестабильности и напряженности на юге Африки, усилило бы ядерную угрозу для всего человечества.

32-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в резолюции 81 от 12 декабря 1977 г. решительно осудила любые попытки Южной Африки внедрить ядерное оружие на африканском континенте и потребовала от властей ЮАР немедленно отказаться от проведения любых ядерных взрывов где бы то ни было.

Генеральная Ассамблея ООН обратилась ко всем государствам воздерживаться от какого-либо сотрудничества с ЮАР в ядерной области и убедить корпорации, учреждения и отдельных лиц в пределах их юрисдикции отказаться от любого такого сотрудничества. Но и этот призыв ООН остался пустым звуком для империалистических государств. Наоборот, они создают условия для того, чтобы расистский режим стал обладателем атомного оружия. Так, западные державы и прежде всего США подготовили для ЮАР 120 южноафриканских ученых-атомщиков. Уж не за это ли 60 % урана, необходимого для нужд Пентагона, поступает из Намибии (резолюция Совета Безопасности 435). США поставили ЮАР ядерный реактор «Сафари-1», а затем и «Сафари-2», построили национальный атомный исследовательский центр в Пелиндабе и взяли на себя обязательство снабжать его обогащенным ураном до 2007 года. С 1981 по 1983 год ЮАР занимала третье место в списке получателей американской ядерной технологии.

Наиболее активное участие в создании атомных объектов в ЮАР принимают западногерманские фирмы «Сименс», «Лейбольд», «Лурги гезелыпафтен» и американские — «Фоксборд», «Федерал продактс». Итак, тайные связи ЮАР с фирмами США, ФРГ, Израиля давно уже стали секретом Полишинеля. Хотя этим западным странам наверняка хорошо известно, что ЮАР отказывается поставить свои реакторы и атомные установки под контроль Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Все это вселяет в расистов ложное чувство вседозволенности. Военные специалисты Претории заявляют, что в случае возникновения «чрезвычайных обстоятельств» наряду с обычными видами вооружения против соседних независимых стран Африки будет использовано и ядерное оружие.

Особую опасность для мира вызывает атомный альянс между ЮАР и Израилем. Он имеет зловещий характер, если учесть, что обе эти страны отказались подписать Договор о нераспространении ядерного оружия; их объединяет также всеобщее осуждение сионизма в Израиле и апартеида в ЮАР, а также прозападная и антикоммунистическая направленность их политики.

Наконец, ЮАР грубо попирает решения ООН и Организации африканского единства об объявлении Африки безъядерной зоной. Известно, что ОАБ еще на первой сессии в июле 1964 года приняла торжественную декларацию о превращении Африки в безъядерную зону. 3 декабря 1965 г. аналогичную Декларацию приняла 105 голосами при двух воздержавшихся и Генеральная Ассамблея ООН. В ней она призвала все страны воздержаться от производства или размещения ядерного оружия на африканском континенте и потребовала от государств, обладающих ядерным оружием, не передавать прямо или косвенно в любой форме под национальный контроль какого-либо государства ядерное оружие, научные данные или техническую помощь, которые могут быть использованы для оказания этим государствам содействия в производстве или применении ядерного оружия в Африке.

Итак, противоправность действий империалистических государств заключается в том, что в обход решений ООН об эмбарго они вооружили расистский режим ЮАР, который, нарушая элементарные нормы отношений между государствами, совершает акты агрессии против соседних стран, создавая тем самым взрывоопасную ситуацию в этом регионе. Несоблюдение западными странами эмбарго на поставки оружия в ЮАР — это преступление против человечества, нарушение решений ООН и международного права.

На протяжении всего послевоенного периода другим взрывоопасным районом является Ближний Восток. Однако основные империалистические государства поставляют сюда огромное количество оружия. Если в 50-е годы на долю стран Ближнего Востока приходилось 34 % тяжелого военного снаряжения, ввозимого всеми странами «третьего мира», то в 70-е годы эта цифра достигла уже 51 %. По данным Стокгольмского института по исследованию проблем мира, «в настоящее время на Ближнем Востоке сосредоточено столько боевых самолетов и танков, сколько имеется на вооружении сил НАТО». И насыщение этого района оружием продолжается. Основным его поставщиком здесь выступают США. На весь ближневосточный регион приходится не менее 80 % американского экспорта оружия.

Вместо взаимоприемлемых поисков решения ближневосточного вопроса, как этого требуют резолюции ООН, правительство США насыщает данный регион средствами уничтожения, регион — где только по вине Израиля уже произошли пять кровопролитных вспышек огня. США стали главным поставщиком оружия обеим воюющим сторонам на Ближнем Востоке — арабам и израильтянам.

Огромное количество оружия получает Саудовская Аравия. За десятилетие (с 1974 по 1984 год) только одни Соединенные Штаты Америки поставили ей оружия на 10 млрд. долларов.

Продажа оружия тем странам, которые совершают агрессию или угрожают другим странам применением силы, противоречит решениям ООН, призывающим все государства добиваться решения ближневосточного вопроса мирными средствами. Так, 32-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла 25 ноября 1977 г. резолюцию 20, в которой подтвердила необходимость установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке, и призвала как участников конфликта, так и все другие государства «стремиться к достижению всеобъемлющего урегулирования» в этом районе.

Продажа оружия реакционным, проимпериалистическим странам Ближнего Востока противоречит и другим нормам международного права. Согласно этим нормам, государства должны воздерживаться от поставок оружия странам, находящимся в состоянии войны друг с другом, кроме тех стран, против которых совершена агрессия. Известно, что Израиль десятки лет находится в состоянии войны с некоторыми арабскими странами, и все эти годы Вашингтон продает Тель-Авиву самое современное оружие. Так, в настоящее время 90 % артиллерии, 85 % самолетов, половина бронетанковой техники, находящихся на вооружении израильской армии, — американского производства.

Большую опасность для стран Ближнего Востока, для дела мира во всем мире таит в себе израильско-египетский так называемый мирный договор, заключенный под нажимом США в марте 1979 года.

Как известно, международное право содержит немало оправдавших себя способов прекращения состояния войны между государствами. Наиболее действенный из них — заключение мирных договоров. После первой мировой войны был подписан Версальский мирный договор, после второй мировой войны государства, находившиеся в состоянии войны с Италией, Финляндией, Румынией, Венгрией и Болгарией подписали с ними мирные договоры. Международное право выработало и определенную форму этих договоров. На первом месте в них, как правило, стоят вопросы разоружения, ограничения вооружений в соответствующем регионе и т. д.

Египетско-израильский «мирный договор» — открытое издевательство над международным правом. Он заключен без заинтересованных арабских стран и, следовательно, не может ни к чему обязывать те государства, которые не являются его участниками. В нем фактически закрепляется аннексия территорий суверенных независимых арабских государств. Аннексия же чужой территории с применением силы, как уже отмечалось, есть международное преступление. Кроме того, основным пунктом мирных договоров всегда было прекращение состояния войны между воевавшими сторонами. Ничего подобного нет в данном «мирном договоре». Не без оснований итальянский журнал «Эспрессо» спрашивал: «Сколько же ядовитых жал таит в себе этот мир?» Нет, не принес он ни добра, ни мира на Ближний Восток. Известно, что уже после его подписания США взяли на себя обязательство поставить как Египту, так и Израилю оружия на 10 млрд. долларов. Не принесет он мира еще и потому, что уже после его подписания тогдашний премьер-министр Израиля Бегин заявил: «Израиль никогда не вернется к границам, существовавшим до июня 1967 года, Израиль никогда не позволит создать палестинское государство на западном берегу. Иерусалим — единый и объединенный — навсегда останется столицей Израиля». В этих до предела откровенных, грубых и циничных словах перечеркнуты все решения ООН, отброшены прочь элементарные нормы международного права, которыми руководствуются государства между собой в подобных случаях. В октябре 1981 года был убит президент Садат. Нынешнее руководство Египта, касаясь данного договора, заявляет: «Наши обязательства по мирному договору предметом обсуждения не являются»136.

Противоправность торговли оружием заключается и в том, что империалистические государства нарушают основополагающий принцип международного права — невмешательства во внутренние дела государств.

Наконец, следует указать на противоправность поставок империалистическими державами средств подавления выступлений народных масс, ибо поставки такого оружия преследуют одну цель — укрепить прогнившие, антинародные режимы. Американский политолог Майкл Клэр правильно писал: «Вместо программы в области образования и развития на первый план выдвигается использование современной техники для увеличения военного превосходства правительства над повстанцами»137. Несмотря на то, что конгресс США еще в 1974 году проголосовал за запрещение какой-либо помощи силам внутренней безопасности иностранных государств, торговля полицейским оружием из года в год увеличивается. Как писал американский журнал «Нейшн» (1977, № 13), его поставки «оказывают гораздо больше влияния на повседневную жизнь граждан — особенно тех, которые живут в странах с репрессивными режимами, где полиция играет ведущую роль в усмирении недовольных».

Особенно много оружия для этих целей направлялось в свое время в Южный Вьетнам, а сейчас оно идет в такие страны, как Южная Корея, Индонезия, Бразилия, Уругвай, Гватемала и др. Поставки средств подавления осуществляются под аккомпанемент речей о защите прав человека, которые любят произносить представители американской администрации. Казалось, было бы логичным прекратить такие поставки, если есть хоть малейшее желание способствовать обеспечению этих прав.

США поставляют оружие антинародному режиму в Чили. Журнал «Африк-Ази» писал, что через полтора года после того, как конгресс США ввел эмбарго на продажу вооружения в эту страну, она продолжала бесперебойно получать его от США.

Поставки оружия реакционным, антинародным режимам препятствуют осуществлению общепризнанных в международном праве принципов невмешательства во внутренние дела других государств, самоопределения народов и наций, уважения прав и свобод человека.

На это обстоятельство указывают и американские ученые. Так, профессор Н. А. Гребнер (Иллинойский университет) писал, что США часто поддерживают такие государства, которые сохраняют контроль в своих странах только благодаря использованию вооружения, получаемого от своих союзников. «В некоторых государствах военная помощь имела результатом усиление позиций диктаторов и их власти над собственным народом»138, — к такому выводу пришла комиссия по ассигнованиям конгресса США. Американский журнал «Прогрессив» констатировал, что горы оружия, проданного Соединенными Штатами во всем мире, помогли укрепить реакционные режимы в Чили, Парагвае и некоторых других странах, а американский сенатор У. Проксмайер по этому поводу заметил: «Американское оружие используется покупателями для репрессий внутри своих стран, для государственных переворотов и агрессий против соседних стран»139.

И, наконец, следует указать еще и на тот факт, что империалистические державы снабжают оружием всевозможные банды, группы, пытающиеся свергнуть законные правительства. Так, с помощью Пакистана (а часто и непосредственно) американское оружие поставляется бандам, вторгающимся на территорию Демократической Республики Афганистан. Подобные действия прямо противоречат определению понятия агрессии, принятому ООН 14 декабря 1974 г., согласно которому преступлением является «засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства». «Империализм развязал настоящую необъявленную войну против афганской революции»140, — отмечалось на XXVI съезде КПСС.

Вмешательство США во внутренние дела Демократической Республики Афганистан заметно усилилось с приходом к власти нынешней администрации, которая узаконила международный разбой, возвела терроризм в ранг официальной государственной политики. Если в период с 1980 по 1984 гг. власти США предоставили контрреволюционерам 300 млн. долл., то только в одном 1985 году конгресс США выделил 250 млн. долл. Но это лишь видимая часть айсберга. Основные поступления идут по тайным каналам ЦРУ и Пентагона. ЦРУ направляет бандитам оружия на 75 млн. долл. в год, сообщает американский журнал «Тайм»141. Вмешательство США во внутренние дела ДРА осуществляется и другими путями. Так, правительство США поощряет, финансирует «деятельность» обосновавшихся в Соединенных Штатах антиафганских групп, комитетов, которые открыто проводят всевозможные мероприятия — пресс-конференции, форумы, дни Афганистана и на которых раздаются призывы к свержению законного правительства ДРА.

Не какими-то платоническими чувствами к афганским «борцам за свободу» руководствуется официальный Вашингтон. Он преследует совершенно определенные цели — осуществить антисоветские военно-стратегические замыслы, очернить советско-афганский Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве 1978 года, задушить афганскую революцию. Что же касается «помощи» США афганским мятежникам, то ее результаты говорят сами за себя. Согласно официальным данным, опубликованным в Кабуле, за семь лет необъявленной войны в стране разрушено 1814 школ, 31 больница, 111 медицинских центров, сожжено 800 большегрузных автомобилей (14 % грузового транспорта страны), уничтожено 14 тыс. км линии связи, 906 крестьянских кооперативов. Общий ущерб, нанесенный стране, составляет 35 миллиардов афганей142. Ответственность за эти преступления несут прежде всего США.



Как ведутся войны?

Социальная роль современного международного права состоит в обеспечении мира, мирного сосуществования государств с различным общественным строем. Для выполнения этой роли международное право выработало целую систему норм и принципов, в совокупности своей призванных предотвратить войну и любые вооруженные конфликты.

Важным средством предотвращения войны и сохранения мира является создание систем коллективной безопасности. Такие системы могут быть как общими (универсальными), так и местными (региональными). Ныне универсальной системой коллективной безопасности призвана быть Организация Объединенных Наций, которая исходит из признания того факта, что мир неделим, что агрессия против одного какого-либо государства может привести к всеобщей войне. Система коллективных мероприятий, предусмотренных Уставом ООН, охватывает меры, направленные на запрещение применения силы в отношениях между государствами, на сокращение вооруженных сил и разоружение. Все возникающие споры государства должны решать мирным путем (гл. VI Устава ООН).

Региональные системы коллективной безопасности ставят перед собой задачу сохранения мира в соответствующем регионе. Социалистические страны Европы, например, создали такую региональную систему в рамках Организации Варшавского Договора.

Однако с помощью указанных и других средств пока не удалось устранить войну из жизни человеческого общества. В связи с этим возникает вопрос: существуют ли юридические нормы, которыми должны руководствоваться государства в случае вооруженного конфликта между ними, и возможно ли их соблюдение в период войны?

Ответы всегда были самыми различными: от скептических до оптимистических. Так, голландский юрист Г. Гроций еще в 1625 году писал: «Не только простой народ держится того мнения, что война совершенно несовместима с правом, но даже у мужей ученых и у благоразумных нередко вырываются такие изречения». Г. Гроций резюмирует свои рассуждения: «Ничто столь часто не противополагается одно другому, как право и война». Далее он цитирует Помпея, заявившего: «Могу ли я помышлять о законе, когда я вооружен?».

Подобные высказывания сплошь и рядом встречаются и сейчас. Так, нынешний шеф Пентагона К. Уайнбергер цинично заявил: «Когда вы вступаете в войну, возможность, что вы используете любое находящееся у вас оружие, должна быть оставлена открытой». Подобного мнения придерживаются и некоторые буржуазные юристы.

Такие высказывания несостоятельны. Многие юристы мира признают существование специфической отрасли международного права — права вооруженных конфликтов, т. е. системы юридических норм и принципов, закрепляющих правила ведения вооруженной борьбы. Несоблюдение этих веками установленных правил ведения войны является международным преступлением. Такие преступления объединяются общим понятием «военные преступления», сформулированные в ст. 6 Устава Международного военного трибунала.

Какие же это конкретно нормы и принципы, нарушение которых подпадает под понятие «военные преступления»? Так, до 1907 года, согласно обычаю, военные действия не должны были начинаться без объявления войны. В 1907 году на конференции в Гааге была принята специальная конвенция, в соответствии с которой стороны взяли на себя обязательство не начинать военные действия «без предварительного и недвусмысленного извещения, которое может быть выражено в форме либо мотивированного объявления войны, либо ультиматума с условным объявлением войны».

Этот многовековой обычай и долголетняя норма международного права грубейшим образом нарушалась империалистическими государствами, особенно в войнах против социалистических стран. Так, империалисты развязали войну против молодой Советской России, развязали тайно, скрывая это от своих народов, от мировой общественности и вели ее «самыми зверскими средствами, без малейшей тени законности». В. И. Ленин писал, что народы требовали «предать суду главы государств за то, что они нарушили конституцию, за то, что ведут войну с Россией без объявления войны»143.

Конституции многих буржуазных стран закрепляют положение об обязательности объявления войны, однако империалисты не выполняют и своих собственных конституционных положений. Так, согласно конституции США, объявлять войну может только Конгресс США (ст. 1, разд. 8). Но подавляющее большинство из более чем 200 войн, развязанных США за историю своего существования, начиналось без их объявления. Позором для Америки явилась необъявленная война против вьетнамского народа, против суверенной Гренады. Наиболее вероломным и преступным было нападение гитлеровской Германии без объявления войны на Советский Союз. В послевоенные годы не только США, но и Англия, Франция, Израиль, другие империалистические державы также начинали военные действия без их объявления.

Освобождается ли государство от соблюдения правил ведения войны, если сама война не объявлена? Международное право устанавливает, что воюющие стороны обязаны соблюдать законы и обычаи войны, даже если одна из воюющих сторон формально ее не объявила (ст. 2 Женевских конвенций 1949 года).

Империалистические государства, стремясь оправдать свои преступные действия перед мировым общественным мнением, прибегают к изысканию «поводов» и «юридических оснований» для развязывания войны против других государств. Причем, как свидетельствует исторический опыт, эти «поводы» всегда планируются. Вот лишь некоторые из них.

В начале 1898 года на рейде кубинской столицы появился американский броненосец «Мэйн». Официально сообщалось, что он прибыл сюда «для защиты американских интересов». В течение месяца мощная громада с наведенными на Гавану пушками наводила ужас на ее жителей. И вдруг 15 февраля 1898 г. броненосец «Мэйн»… взлетел на воздух. Почти вся команда (260 человек) погибла. До сего времени тайна гибели корабля и команды остается нераскрытой. Однако многие не без оснований полагают, что корабль и его экипаж были принесены в жёртву, чтобы спровоцировать конфликт. Воспользовавшись этим, 21 апреля 1898 г. вооруженные силы США открыли боевые действия. Так началась первая война эпохи империализма, война за передел колоний.

28 июня 1914 г. наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд прибыл в город Сараево (Босния) для наблюдения за военными маневрами австро-венгерской армии. Члены конспиративной группы «Молодая Босния» Гаврила Принцип и Данила Илич совершили на эрцгерцога покушение, в результате которого он был убит. Австро-Венгрия и Германия использовали это убийство как повод к военному нападению на Сербию. Так началась первая мировая война.

Вечером 31 августа 1939 г. эсесовцы, возглавляемые штурмбаннфюрером Альфредом Науэксом, ворвались в здание радиостанции небольшого городка Глейвиц, находившегося на границе с Польшей. Они сделали несколько выстрелов у микрофона и зачитали составленный заранее на польском языке текст заявления, в котором громогласно объявлялось, что настало время рассчитаться с Германией. В тот же день берлинское радио объявило, что польские солдаты нарушили границы Германии, вторглись на ее территорию и захватили радиостанцию в Глейвице. В ответ на «дерзкую провокацию поляков» Гитлер приказал вторгнуться на территорию Польши. Это было на следующий день — 1 сентября 1939 г. Так началась вторая мировая война.

Правда о событиях, развернувшихся вечером 31 августа 1939 г. в Глейвице, стала известна позже. А тогда, чтобы убедить немецкую (да и не только немецкую) общественность в правдивости этого события, эсесовцы привезли с собой группу немецких уголовников, ждавших исполнения смертных приговоров в концлагере Дахау, переодели их в форму польских военнослужащих и Тут же расстреляли.

Планируя захват Чехословакии, Гитлер готовил убийство германского посла в Праге с тем, чтобы затем использовать его в качестве предлога для объявления войны.

4 августа 1964 г. на локаторах американского эсминца «Меддокс», находившегося в Тонкинском заливе, появились непонятные блики. Операторы дали заключение — «катера ДРВ»! «Меддокс» открыл огонь из орудий всех калибров, а спустя несколько часов в Вашингтоне на заседании Совета национальной безопасности президент Джонсон проинформировал членов Совета о том, что несколько часов назад американские корабли 7-го флота США якобы подверглись в Тонкинском заливе преднамеренному нападению со стороны «торпедных катеров ДРВ». Президент тут же отдал приказ принять «ответные меры». Через три дня, 7 августа 1964 г., собрался Конгресс США. Заслушав президента, он принял так называемую «тонкинскую резолюцию», которая уполномочила президента США «принять все необходимые меры для отражения любого вооруженного нападения на силы США». Так империалисты США спровоцировали еще одну из самых жестоких войн.

О том, что это была ложь, чистая провокация, буржуазная печать писала много. Французская газета «Монд» (1964, авг.) признавала, что относительно нападения северовьетнамских катеров «нет никакой достоверной информации», вместо доказательств имеется лишь «великая пустота» и «поражающая брешь».

Очень эмоционально эту ложь разоблачила западногерманская газета «Франкфуртер рундшау» (1971, июнь). Она писала: «Навязанную им вьетнамскую войну США, оказывается, сами сфабриковали. Правительство Л. Б. Джонсона обмануло не только собственный народ, но и всех союзников, выдавая себя в ходе избирательной кампании 1964 г. за партию мира. Оно лгало, когда в августе 1964 г. после нападения на эсминец «Меддокс» потребовало для себя полномочий, ибо нападение это спровоцировало оно само, а вовсе не Ханой. Оно лгало, когда излагало причины, побудившие его к этому».

И наконец, совесть заговорила у самого капитана эсминца «Меддокс» Герберта Огайера, который заявил, что «в августе 1964 года эсминцы военно-морских сил США не подвергались нападению в Тонкинском заливе» и что он, капитан Огайер, «ошибочно принял шум винтов своего судна за шум торпедных катеров».

Такая преднамеренная фальсификация предлогов, используемая империалистическими державами для развязывания агрессивных войн, с точки зрения современного международного права рассматривается как международное преступление, ибо эти действия включены в состав преступлений против мира, сформулированных в ст. 6 Устава Международного военного трибунала.

Право вооруженных конфликтов содержит немало норм, запрещающих воюющим сторонам использовать определенные виды оружия; иными словами, воюющие ограничены в выборе средств нанесения вреда неприятелю. Таков основополагающий принцип этой отрасли международного права. Например, запрещается применять в вооруженных конфликтах химическое и бактериологическое оружие.

Химическое оружие известно человечеству с древнейших времен. В период династии Сун в Китае использовались ядовитые дымы против противника; с этой целью сжигались измельченные в порошок клубни аконита. Химическое оружие известно было в Древней Греции. Древние римляне говорили, что войны должны вестись оружием, а не ядом (armis bella non venenis geri).

В средневековых войнах солдаты отравляли противнику колодцы. Известны также и отдельные попытки уже тогда юридически запретить химическое оружие. Так, в 1675 году Франция и Германия подписали соглашение, в котором говорилось, что использование яда любым путем, будь то отравленные снаряды, пища или оружие, полностью исключается из современного ведения войны.

Применение химического и бактериологического оружия всегда подвергалось широкому осуждению, вызывало гнев и возмущение народа. Однако империализм, будучи самым агрессивным общественным строем, превратил этот вид оружия в грозное средство массового истребления вооруженных сил, гражданского населения и окружающей человека среды. Как отмечалось в докладе Генерального секретаря ООН, применение его может привести к потерям в масштабах, превышающих все, относящееся к войне с применением обычных видов оружия. Без преувеличения можно сказать, что под угрозу будет поставлено будущее человечества.

Химическое и бактериологическое оружие, или, как его иногда называют, «бесшумное оружие», — это оружие слепого уничтожения. Оно стирает всякое различие между вооруженными силами и гражданским населением; несет смерть всему живому: людям, животным, растительному миру. Опасность такого оружия состоит еще и в том, что его производство не требует больших финансовых и научных ресурсов (как, например» при производстве ядерного оружия), оно может производиться быстро и тайно, в небольших лабораториях.

Впервые газ как средство ведения войны применила Англия в войне против буров. Она использовала артиллерийские снаряды, начиненные большим количеством лиддита, который оказывал отравляющее действие на людей, находящихся поблизости от места взрыва. В первой мировой войне газы применялись в широком масштабе Германией. Только за один день — 22 апреля 1915 г. — от них погибло 5 тыс. человек. Всего в этой войне было использовано 125 тыс. т химических веществ, жертвами которых стали 1 млн. 300 тыс. человек, из которых 100 тыс. погибли. Богатейший арсенал химического оружия имели Соединенные Штаты Америки. М. Сейере и А. Кан пишут в своей книге «Тайная война против Советской России» (М. 1947), что американские войска «применяли против большевиков химические снаряды».

Но ведь международное право уже тогда содержало норму, запрещающую применять химическое оружие на войне. Ее закрепила Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны от 29 июля 1899 г., согласно которой государствам не разрешалось «употреблять яд или отравленное оружие» (ст. 23 Приложения к Конвенции). Эту же норму повторила Гаагская конвенция 1907 года. Кроме того, 29 июля 1899 г. была принята специальная Декларация, в которой государства брали на себя обязательство «не употреблять снаряды, имеющие единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы». Против данной Декларации голосовали только два государства: США и Англия.

После первой мировой войны, показавшей человечеству ужасы применения химического оружия, государства предприняли усилия к заключению новых международных соглашений, запрещающих применение химического оружия. Так, мирные договоры не разрешали побежденным государствам производить и разрабатывать химическое оружие. Например, ст. 171 Версальского мирного договора запрещала как пользование удушливыми, ядовитыми и тому подобными газами, а также всякими аналогичными жидкостями, веществами или способами, так и ввоз их в Германию. Аналогичные статьи содержали Сен-Жерменский (ст. 135), Нейльский (ст. 82), Трианонский (ст. 119) и Севрский (ст. 176) мирные договоры. Но эти статьи мирных договоров запрещали иметь химическое оружие только побежденным державам. Победители сохраняли свой химический потенциал. Воспользовавшись этим, они интенсивно развернули исследования в данной области. Производство и накопление «бесшумного оружия» основными империалистическими державами приняло невиданные ранее размеры.

Против этого варварского средства ведения войны со всей решительностью выступила прогрессивная часть человечества. Под влиянием общественного мнения империалистические державы не могли не менять свои позиции в данном вопросе. Например, 6 февраля 1922 г. США, Англия, Франция, Италия и Япония подписали Конвенцию об ограничении вооружений, в ст. 5 которой говорилось, что применение на войне удушающих газов и ядов или аналогичных веществ, а также аналогичных жидкостей, материалов или процессов «противоречит принципам гуманности и международному праву». Государства брали на себя обязательства «не применять эти вещества во время войны»144. Маскируя свои действия, они даже стали выдавать себя за «рьяных сторонников» запрещения химического оружия. Так, на Вашингтонской конференции 1922 года государственный секретарь США заявил: «Применение на войне газов… в наше время встречает почти всеобщее осуждение, — и добавил: — Газовая война угрожает стать настолько эффективной, что может поставить под угрозу само существование цивилизации»; американский представитель предложил «запретить газовую войну в любой форме и против любого объекта»145.

17 июня 1925 г. в Женеве был подписан Протокол «О запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств», который исходил из того, что химическое оружие уже в основном запрещено и квалифицировано как незаконное. Важным положением Протокола было то, что он распространял это запрещение на применение другого оружия массового уничтожения — бактериологическое оружие. Принятие Женевского протокола имело исключительно важное значение, так как в момент его подписания химические и бактериологические средства ведения войны были наиболее разрушительными. В настоящее время под Протоколом стоят подписи более 90 государств мира.

Подавляющее большинство юристов считают, что Женевский протокол установил всеобъемлющее запрещение химического и бактериологического оружия в сухопутной, воздушной и морской войнах и что применение газов в любой форме противоречит нормам международного права. В упомянутом выше докладе Генеральный секретарь ООН подчеркнул, что Женевский протокол закрепил «обычай, и тем самым норму международного права», запрещающую государствам применять химическое оружие как средство ведения войны.

Таким образом, запрещение применять химическое оружие является нормой не только договорного, но и обычного международного права. Следовательно, оно распространяется на все государства, в том числе и на не участвующие в соответствующих международных соглашениях. 16 декабря 1969 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 2603 А (XXIV), в которой объявила противоречащим общепризнанным нормам международного права, изложенным в Женевском протоколе, «применение в международных вооруженных конфликтах любых химических и биологических средств ведения войны».

Итак, Женевский протокол 1925 года, а также решения и резолюции органов ООН запрещают применять на войне химическое оружие. Нарушение этой нормы есть международное преступление. Как же данная норма соблюдается империалистическими державами?

Они грубо попирают ее. В 1936 году итальянские фашисты применили против беззащитного населения Абиссинии боевые отравляющие вещества (горчичный газ), нанеся огромные потери войскам и гражданскому населению. Милитаристская Япония применяла ядовитые вещества против китайского народа.

Но особо тяжкое преступление совершили империалистические круги Соединенных Штатов Америки, которые встали на путь, на который не решились стать даже немецкие фашисты. В развязанной США войне в Индокитае широко применялось химическое оружие. Каково же отношение официального Вашингтона к этому чудовищному средству уничтожения людей?

9 июня 1943 г. президент США Рузвельт, касаясь сообщений о намерении гитлеровской армии применить ядовитые газы, заявил: «Я испытываю отвращение при мысли, что какая-либо страна, даже наши нынешние враги, могли бы… применить против человечества такое ужасное бесчеловечное оружие… Применение его объявлено вне закона общим мнением цивилизованного человечества… Мы ни при каких обстоятельствах не будем прибегать к применению такого оружия, если только наши враги не используют его первыми». Американская газета «Нью-Йорк Таймс» (1964, ноябрь) писала: «Политика США такова — вооруженные силы США никогда не применят химическое и бактериологическое оружие первыми, они прибегнут к нему только в ответ на химическое или бактериологическое нападение со стороны врага».

А что же было в действительности? Напомним, что США отказались подписать Женевский протокол, а президент Трумэн даже изъял его из числа международных соглашений, подлежащих ратификации. В предписаниях, которые были даны армии США, говорилось, что «Соединенные Штаты не являются стороной каких-либб действующих в настоящее время договоров, запрещающих или ограничивающих применение в ходе военных действий отравляющих или неотравляющих газов… или бактериологических методов ведения войны» и что Женевский протокол не является обязательным для Соединенных Штатов.

Есть в США и те, кто оправдывает применение химического оружия. Так, профессор Стоуэлл в «Американском журнале международного права» еще в 1945 году писал, что «при современных условиях ведения войны старинные правила, запрещающие применение ядовитых газов, и конвенции, осуждающие их применение, стали неразумными». А вот слова другого «доктора наук», некоего Нэнса: «Я не думаю, что война должна ограничиться армиями или что должны быть какие-либо ограничения методов или оружия уничтожения. Я одобрил бы бактериологическую войну, применение газов, атомных и водородных бомб и межконтинентальных ракет. Я не стал бы просить о милосердном отношении к больницам, церквям, учебным заведениям или каким-либо группам населения»146. В унисон этим мракобесам в человеческом обличье вторила западногерманская пресса. Газета «Ди Вельт» (1965, март) писала: «Всеобщий крик возмущения по поводу применения газов во Вьетнаме является самым странным примером того, как эмоции подавляют разум, ибо газ принадлежит к самому гуманному оружию, какое когда-либо применялось в войне».

Оправдывая применение химического оружия, представитель США в первом Комитете ООН утверждал, что «отравляющие вещества для полицейских действий не охватываются Женевским протоколом», и далее: «поскольку химические гербициды, не известные во время переговоров по Женевскому протоколу, не были запрещены этим документом, то было бы неоправданным… распространять действие Женевского протокола на химические гербициды». Давая юридическую оценку Женевскому протоколу, американский представитель заявил, что Протокол является скорее соглашением о неприменении первым химического и биологического оружия, чем соглашением о неприменении этих видов оружия вообще.

Не будем вдаваться в полемику. Большинство делегаций в ООН согласились с представителем Швеции, который сказал, что государства не сомневались во всеобъемлющем характере запрета. Да и никто против армии США первым химическое оружие не применял. Именно США явились инициатором самого широкого использования его против народов Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. Тем самым они совершили тяжкое международное преступление перед всем человечеством. Американская военщина получала один безрассудный приказ за другим: уничтожать крестьянские посевы и урожай, сжигать напалмом и белым фосфором растительный покров и леса, засыпать ядохимикатами реки и озера. Известно, что так называемые «войска специального назначения» США подготовлены для проведения взрывов и тайных поджогов, для отравления колодцев и водоемов.

Только в Южном Вьетнаме американская военщина использовала 57 млн. кг «оранжевого реактива», которыми были отравлены более 3,5 млн. га лесов, плантаций, фруктовых садов, рисовых полей. По самым скромным подсчетам в 57 млн. кг отравляющих веществ содержалось 170 кг диоксина. А по мнению доктора Бэрри Коммонера, директора Центра биологии природных систем Вашингтонского университета, достаточно было бы влить 85 граммов диоксина в водопроводную сеть Нью-Йорка, чтобы убить все население этого города147.

Преступность американской военщины усугубляется тем, что применяемые ею отравляющие вещества были направлены прежде всего против гражданского населения. Таким образом, был нарушен древнейший принцип международного права, согласно которому война ведется против вооруженных сил противника, а не против гражданского населения. Ряд военных экспертов полагает, что в случае конфликта с применением химического оружия соотношение числа погибших военнослужащих и гражданского населения может составить 1:20148.

Представители правительства США и Пентагона доказывали, что армия США применяет в Индокитае гербициды и дефолианты исключительно в военных целях, т. е. для обнаружения вьетнамских патриотов, для наблюдения за перемещением войск, ведения разведки и т. д. и что применение этих веществ не представляет угрозы для человека. Но так ли это на самом деле? Применение гербицидов и дефолиантов в больших дозах приводило к отравлению людей и животных. Если в 1963 году пострадало 9 тыс. человек (из них 80 человек со смертельным исходом), то в 1969 году — 28,5 тыс. человек (причем 500 из них умерли). На каждого жителя Южного Вьетнама пришлось 3 кг отравляющих веществ. Как показали исследования вьетнамских биологов, у людей, подвергшихся прямой интоксикации в период с 1961 по 1970 год, обнаружены серьезные хронические отклонения в структуре и числе хромосом.

Исключительно большой ущерб был нанесен почве и растительному миру. Действия американской военщины, направленные на прямое уничтожение сельскохозяйственных культур, сжигание напалмом посевов на полях и уничтожение запасов продовольствия, привели к резкому сокращению в стране сельскохозяйственного производства. Если в 1959 году Южный Вьетнам экспортировал 246 тыс. т риса, то через десять лет (в 1968 году) он уже импортировал 850 тыс. т. Вследствие применения гербицидов общий объем сельскохозяйственной продукции Южного Вьетнама снизился к 1971 году на 40 %, добыча каучука упала на 45 %. В результате распыления гербицидов в 1969 году над Камбоджей была повреждена одна треть всех каучуковых плантаций страны.

От дефолиации пострадали и другие культуры: ананасы, сахарный тростник, маниока, томаты, кокосовые пальмы, сладкий картофель, манго. Массированные бомбардировки с воздуха превратили рисовые поля и леса Южного Вьетнама, по словам американцев, в «пустыню, напоминающую лунный пейзаж». В структуре почв этой страны произошли необратимые изменения.

Известно, что американская военщина осуществляла во Вьетнаме тактику «выжженной земли». Специальные тракторы с плугами уничтожили здесь 350 тыс. га лесов, тысячи гектаров полей. Касаясь этой чудовищной программы, ученые США писали: «Мы ведем войну против целых народов, против земли, на которой они живут»149. О том, какой ущерб нанесен почве Вьетнама, свидетельствует и такой факт: воронки от взрывов снарядов и бомб здесь занимали общую площадь в 148 тыс. га, а их объем составил 2 трл. куб. м. Использование американцами химических веществ во Вьетнаме, помимо прямого ущерба людям, животным и растительному миру, привело к необратимым изменениям экологической среды. Примененные здесь ядохимикаты не распадаются в почве и на протяжении долгого времени будут уничтожать растительность и почвенные микроорганизмы. Помощник начальника исследовательского отдела защиты растений министерства сельского хозяйства США Федр Чидли признавал, что «вдоль реки Онгдок тянется линия голых манговых деревьев. Лес просматривается насквозь — деревья не просто лишены лиственного покрова, они убиты. Потребуется, вероятно, не менее 20 лет, прежде чем он вернется в свое первоначальное состояние»150. А ведь манговые леса являются важными для поддержания экологического равновесия в дельте реки Меконг.

Все это свидетельствует о том, что американская военщина, игнорируя нормы морали и международного права, совершила во Вьетнаме преступление геноцида, т. е. она не только физически уничтожала вьетнамскую нацию, но и создавала такие условия, которые длительное время будут оказывать отрицательное влияние на жизнь целого народа.

Кроме того, применение химических веществ в Индокитае имело своим последствием сокращение населения. Оно вело к ограничению деторождения или к рождению детей с физическими недостатками либо рождению мертвых детей. Эти действия американских империалистов также подпадают под понятие «геноцид».

Но только ли население Вьетнама пострадало от применения «оранжевого реактива»? От него пострадали и десятки тысяч бывших вояк Пентагона, оказавшихся на полях Вьетнама «подопытными свинками» военно-промышленного комплекса США. В последние годы 20 тысяч бывших американских военнослужащих обратились в суд с просьбой возбудить иск против химических корпораций, производивших «оранжевый реактив» и потребовали денежной компенсации за тяжелые болезни и грозящую им преждевременную смерть. Австралийские солдаты, воевавшие во Вьетнаме и подвергшиеся воздействию химических веществ, также возбудили судебные иски против компании «Доу кемикл» и правительства США.

Да только ли военщина США применяла химическое оружие? Летом 1982 года сионисты Израиля использовали его против палестинского и ливанского народов. Военные наблюдатели в Бейруте отмечали, что каждый десятый снаряд, упавший на ливанскую столицу, относился к разряду химического оружия. Оно было применено также против защитников крепости Бофор, города Алей и других населенных пунктов.

Отравление источников питьевой воды испокон веков считается тяжелейшим преступлением, но израильская военщина совершала и его. Сирийская газета «Ас-Саура» писала, что оккупанты отравили колодцы с питьевой водой во многих населенных пунктах, а также в системах водоснабжения учебных заведений ряда городов. И эти действия сионисты совершают в то время, когда уже вступил в силу Дополнительный протокол 1 1977 года, который прямо предусматривает запрещение подвергать нападению, уничтожать или приводить в негодность «сооружения для снабжения питьевой водой и запасы последней» (ст. 54, п. 2).

Химическое оружие применяют расисты ЮАР во время своих бандитских набегов на срседние страны. Так, в мае 1978 года близ ангольского городка Кассинге нервно-паралитическим газом было уничтожено более 600 мирных жителей. В ноябре 1981 года ядовитый газ был применен расистами во время нападения на ангольскую деревню Течиша. В марте 1983 года, в ходе карательной экспедиции против патриотов Намибии, расисты использовали «оранжевый реактив», напалм и фосфорные бомбы.

Выше отмечалось, что, согласно нормам современного международного права (ст. 6 Устава Международного военного трибунала), материальная подготовка к агрессивной войне — это международное преступление. 50 лет спустя, в 1975 году, США ратифицировали Женевский протокол 1925 года. Но означает ли это, что США отказались от материальной подготовки к ведению химической войны? Нет, конечно! По сообщениям печати, в настоящее время США располагают 55 тыс. тонн высокотоксичных отравляющих веществ и 150 тыс. тонн (свыше трех миллионов единиц) разнообразных химических боеприпасов. Такого запаса химического оружия достаточно для того, чтобы 50 (пятьдесят!) раз уничтожить все население планеты. Но для человеконенавистников и этого мало! В 1983 году США начали осуществлять широкомасштабную программу «химического переоснащения» всех видов американских вооруженных сил, приступили к коренной модернизации военно-химического арсенала. Эта программа рассчитана на пять дет. Она предусматривает ассигнования в 10 млрд. долларов151 и накопление количества химических боеприпасов до 5 млн. единиц.

Помимо материальной подготовки к ведению химической войны, военщина США интенсивно обрабатывает личный состав своих вооруженных сил, пытается сделать из них послушных исполнителей и убийц, которые не задумываясь смогут применить химическое оружие.

Положение с химическим оружием в США усугубляется двумя факторами: во-первых, администрация США блокирует все переговоры, касающиеся запрещения применения или уничтожения химического оружия; в ООН США постоянно голосуют против всех резолюций, призывающих государства запретить химическое оружие. Во-вторых, вооруженные силы США интенсивно готовятся к применению химического оружия. Так, в Уставе корпуса морской пехоты США записано, что «токсичные химические снаряды являются идеальным средством для использования в операциях против партизан», поскольку «маловероятно, чтобы партизаны смогли заполучить средства химической и биологической защиты». Директива министра обороны США К. Уайнбергера на 1985–1989 гг. ставит перед вооруженными силами США задачу «быть готовыми к быстрому применению химического оружия», а ВВС и ВМС США предлагается к 1990 году «завершить разработку новых систем доставки бинарного химического оружия к целям».

И, наконец, готовясь к химической войне, империалисты совершают еще одно преступление — испытание такого оружия на людях. Приведем два примера. В октябре 1984 года весь мир облетела страшная весть — в бассейне реки Амазонки США провели испытание новых видов высокотоксичных отравляющих веществ. Результат — более семи тысяч человек погибло, полностью уничтожены два индейских племени, под угрозой исчезновения оказались 25 тысяч уникальных видов растений и животных, которые встречаются лишь в бассейне Амазонки. Другой пример — трагедия индийского города Бхопал, где в результате утечки газа с химического предприятия США погибло более 2,5 тыс. человек, а десятки тысяч были отравлены. Цинизм отравителей заключался в том, что когда весь мир пришел на помощь индийскому народу, то США прислали группу своих «врачей», в которую включили специалистов, занимающихся исследованием действия газа на организм человека.

До какой степени морального падения доходят империалисты, свидетельствует применение ими в развязанных вооруженных конфликтах бактериологического оружия. Действие этого оружия массового уничтожения основано на использовании болезнетворных свойств микроорганизмов, способных вызывать массовые заболевания людей, животных и растительного мира. Бактериологическое оружие так же, как и химическое и ядерное, является средством агрессивной войны; оно является исключительно жестоким и бесчеловечным, поскольку направлено прежде всего против мирного населения — женщин, детей, стариков.

Какую угрозу для человечества представляет бактериологическое оружие, можно познать лишь в сравнении. В VI веке в Восточно-Римской империи возникла так называемая «юстиниановая чума», охватившая много стран. За 50 лет погибло около 100 млн. человек. Вторая эпидемия («черная смерть») началась в XIV веке. За два года (1348–1350) погиб каждый четвертый житель Европы. В конце XIX века возникла третья эпидемия, что привело к возникновению эпидемий в более чем 100 портах многих стран. Эпидемия гриппа в 1919–1920 гг., охватившая 500 млн. человек, унесла жизни 20 млн. человек. Каждый четвертый солдат США, участвовавший в первой мировой войне в Европе, умер от гриппа, а не от пуль.

Эпидемии, имевшие место в древние и средние века, породили идею использовать болезни в военных целях. Так, еще в XVII веке английские войска в целях подавления сопротивления индейцев в Северной Америке заражали их оспой.

Все ужасы бактериологической войны трудно представить в наши дни, когда открыто большое число новых бактериологических агентов, достигнуты большие успехи в области микробиологии.

Однако катастрофические последствия возможного применения бактериологического оружия не останавливают империалистов. Известно, что и гитлеровская Германия, и милитаристская Япония, и США использовали это запрещенное международным правом оружие массового уничтожения.

В первую мировую войну его применяла Германия, тайные агенты которой заражали лошадей противника возбудителем сапа. Накануне второй мировой войны Япония и Германия тайно готовились к войне с применением бактериологического оружия.

После оккупации Манчьжурии японские милитаристы создали на территории этой страны две лаборатории, предназначенные для подготовки и ведения бактериологической войны. В 1939 году самураи были разбиты советскими и монгольскими войсками на реке Халхин-Гол. Отступая, они заразили ее воды бактериями острокишечных заболеваний.

В 1941 году, после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, эти лаборатории были зашифрованы. Так появились «отряд № 731» и «отряд № 100». Об объеме подготовки к ведению бактериологической войны свидетельствует, например, тот факт, что только в отряде № 731 насчитывалось около 3000 специалистов-бактериологов, научных и технических сотрудников. Это был целый военный городок с многочисленными лабораториями, своей авиационной частью, специальным полигоном. Отряд № 731, по признанию главнокомандующего японской Квантунской армии Ямада, был организован в целях подготовки бактериологической войны главным образом против Советского Союза, а также против МНР и Китая152. Он мог ежемесячно изготовлять до 300 кг бактерий чумы, холеры, брюшного тифа. Другой отряд, № 100, предназначался, главным образом, для производства бактериологического оружия и проведения диверсионных мероприятий — заражения эпидемическими бактериями пастбищ и водоемов. Созданный позже «отряд 1855» занимался окончательным доведением «опытов» и разработкой на их основе оперативных боевых планов. Так, детально был разработан план заражения чумой населения филиппинского острова Лейте. Для этого выращивалось 15 тонн зачумленных блох, которые должны были быть сброшены с самолетов.

После нападения Германии на Советский Союз «отряды» активизировали свою «деятельность». Час, когда против человечества должны были быть брошены страшные силы неисчислимых миллиардов болезнетворных микробов, был совсем близок.

Готовилась к бактериологической войне и фашистская Германия. В лабораториях Познаньского бактериологического института гитлеровские бактериологи культивировали бактерии чумы с целью применения их против миллионов мирных людей. Только сокрушительный удар советских войск спас человечество от ужасов бактериологической войны.

В послевоенный период роль лидера в гонке бактериологического оружия захватили Соединенные Штаты Америки. Западногерманский журнал «Шпигель» (1977, № 21) писал, что уже в период второй мировой войны США изготовили восемь видов бактериологического оружия, в том числе вирусы и бактерии, вызывающие чуму, желтую лихорадку, сибирскую язву и сыпной тиф. Их они испытывали сотни раз на живых людях — заключенных государственной тюрьмы в штате Огайо и уклонявшихся от военной службы членах религиозных сект.

Этот вид оружия американская военщина широко использовала в агрессивной войне против корейского народа. 8 мая 1951 г. правительство КНДР направило в Совет Безопасности ООН протест, в котором указывало, что американские войска при своем отступлении с территории КНДР распространили инфекцию оспы среди мирного населения. А уже в начале 1952 года американская авиация начала систематически сбрасывать зараженных мух, жуков, блох, вшей, клещей, комаров, мышей, птиц над территорией КНДР. Их сбрасывали в коробочках, футлярах, в специальных контейнерах, в особых бактериологических бомбах. Эти насекомые, птицы были заражены бактериями чумы, холеры, тифа и других инфекционных болезней153.

Массовое применение бактериологического оружия в Корее было убедительно доказано многими авторитетными комиссиями, учеными, международными организациями. Так, комиссия Международной ассоциации юристов-демократов посетила в марте 1952 года Корею и затем опубликовала доклад «О преступлениях США в Корее». Расследуя факт ведения бактериологической войны американской военщиной, члены комиссии обнаружили зараженных насекомых во многих районах Кореи. Было также установлено, что с января по март 1952 года американская военщина 804 раза сбросила зараженных насекомых, животных и предметы в 70 уездах и городах Кореи.

Бактериологическую войну США в Корее осудило Бюро Всемирного Совета Мира. В его призыве говорится: «Бактериологическая война — это не только гнусное преступление, которое должно быть пресечено: это угроза всему человечеству». Бюро потребовало, чтобы «лица, виновные в применении самого подлого и самого чудовищного оружия, были привлечены к судебной ответственности в качестве военных преступников».

Применение бактериологического оружия — тягчайшее международное преступление. Его использование недвусмысленно было запрещено в ст. 23 Приложения к 4-й Гаагской конвенции 1907 года. Более категоричное запрещение применять бактериологическое оружие содержится в Женевском протоколе 1925 года, согласно которому не разрешается применять на войне удушливые, ядовитые или другие подобные газы. Подписавшие протокол государства взяли на себя обязательство распространить запрещение химического оружия на бактериологические средства ведения войны и договорились «считать себя связанными по отношению друг к другу условиями данного протокола».

Противоправность применения бактериологического оружия заключается в том, что его действие не ограничивается ни театром военных действий, ни вооруженными силами противника. Сама природа этого оружия такова, что оно направлено прежде всего против мирного населения, а не против вооруженных сил, где гораздо легче организовать защиту, лечение от действий этого оружия массового уничтожения. Как писал профессор биологии Гарвардского университета М. Мезельсон, «химическое и биологическое оружие по самой своей природе предназначено для нападения на обширные территории, их естественной целью являются люди, а не военное оборудование. Военный персонал может быть снабжен защитными устройствами и обучен их применению намного проще, чем гражданское население. По всем этим причинам гражданские лица — наиболее естественные и наиболее уязвимые цели для химико-бактериологического нападения»154.

Исключительно важное значение имеет Конвенция «О запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении». Она была принята по инициативе Советского Союза и других социалистических стран в 1972 году. Согласно Конвенции, государства взяли на себя обязательство никогда и ни при каких обстоятельствах не разрабатывать, не накапливать, не приобретать каким-либо образом и не сохранять биологические агенты или токсины таких видов и в таких количествах, которые не имеют назначения для профилактических, защитных или других мирных целей. Одновременно запрещается разработка, производство и накопление оружия, оборудования или средств доставки, предназначенных для использования таких агентов или токсинов в вооруженных конфликтах. Государства обязывались уничтожить, изъять из своих арсеналов это чудовищное оружие.

Конвенция содержит положения, гарантирующие ее выполнение. Причем предусматриваются меры и национального, и международного характера. Каждый участник Конвенции должен принять законодательные и административные меры по запрещению разработки, производства и накопления в своей стране оружия, оборудования и средств доставки бактериологического оружия, а также по их уничтожению. Если государство — участник Конвенции установит, что другое государство — тоже ее участник — нарушает положения Конвенции, то оно может подать жалобу в Совет Безопасности.

Значение данной Конвенции исключительно велико, ибо речь идет об изъятии из военных арсеналов государств целой категории опаснейшего оружия массового уничтожения. В этом состоит ее отличие от всех ранее принятых соглашений в области ограничения гонки вооружений — договоров о нераспространении ядерного оружия, о запрещении размещения на дне морей и океанов оружия массового уничтожения, о запрещении ядерных испытаний в трех средах и т. д.

Таким образом, в современном международном праве существует договорная норма, запрещающая применять бактериологическое, токсинное оружие и отравляющие газы. А как известно, если норма международного права признается большинством государств, а также длительное время соблюдается подавляющим числом государств мира, то она одновременно становится обычной нормой международного права для тех государств, которые не стали участниками соглашения, сформулировавшего данную норму155. Следовательно, норма, запрещающая применять биологическое оружие в случае войны и требующая от государств его уничтожения, является обязательной для всех государств. Однако миролюбивые силы не должны терять бдительности. В милитаристских кругах империалистических держав еще не мало воинствующих генералов, которые не прочь вернуть это чудовищное оружие. В последние годы стали известны факты, когда США применяли биологическое оружие против Кубы. Как заявил Фидель Кастро, «ЦРУ прибегло даже к «бактериологической войне» с использованием болезнетворных микробов и ядов для уничтожения сахарного тростника, других культур, срыва производства продовольствия. За последние годы Куба стала жертвой пяти опустошительных эпидемий, затронувших большие площади сельскохозяйственных культур, вызвавших смерть людей и падеж скота. Это были эпидемии африканской свиной чумы, тропической лихорадки денге. Возбудители этих болезней выращивались на секретных базах США и агентами ЦРУ завозились в специальных контейнерах на территорию Кубы»156.

Опасное преступление перед человечеством совершают империалистические державы, форсируя разработку и применение новых видов и систем оружия массового уничтожения людей.

Империализм использует технический прогресс преимущественно в военных целях, обращает достижения человеческого разума против самого человечества. В. И. Ленин еще в июне 1918 года указывал, что уже первая мировая война создала угрозу подрыва «самих условий существования человеческого общества. Потому что первый раз в истории самые могучие завоевания техники применяются в таком масштабе, так разрушительно и с такой энергией к массовому истреблению миллионов человеческих жизней»157.

Новым варварским изобретением империализма является использование окружающей среды и климата в качестве средств ведения войны. Научиться управлять погодой — давняя мечта человека. Дождь, ураган, землетрясение… Каких только бед они не приносят человечеству! От того, насколько мудро человек будет использовать то, что ему дает природа, во многом зависит дальнейшая жизнь и благополучие на планете Земля. Человек делает пока что только первые шаги в направлении обуздания пагубных последствий стихии. Так, в нашей стране искусственное вызывание осадков используется для тушения пожаров, для сохранения уровня воды в озере Севан; в Крыму и на Кавказе ведется успешная борьба с градом: антиградовые артиллерийские орудия сберегают сотни тысяч гектаров виноградников.

Если бы средства воздействия на природную среду использовались только в мирных целях, то это могло бы привести к улучшению взаимодействия человека с природой, способствовало бы сохранению и улучшению природной среды на благо как нынешнего, так и будущих поколений. Сохранение природы требует усилий всех людей, населяющих земной шар. Рана, нанесенная природе на одном континенте, не может пройти бесследно на другом, тем более, если эта рана нанесена сознательно, со злым умыслом, во вред людям.

Нетрудно представить себе, насколько разрушительными были бы последствия использования процессов природы в военных целях. В Декларации конференции ООН по окружающей среде, принятой 16 июня 1972 г. в Стокгольме, говорится, что, если способность человека управлять процессами природы «будет использована неправильно или необдуманно, она может нанести неизмеримый ущерб людям и окружающей человека среде».

Именно империалистические державы впервые стали использовать природную среду и климат в качестве средства уничтожения людей. Так, в докладе бывшего Генерального секретаря ООН Курта Вальдхайма отмечается, что в США больше, чем где-либо уделяется внимание изменению погоды в качестве возможного средства ведения войны — путем искусственного вызывания дождя, создания тумана, изменения направления ураганов и т. д. Этот вопрос увязывается с более широкой проблемой изменения окружающей среды в качестве средства ведения войны. На Западе даже появился термин «экологическая война».

Первые опыты по изменению климата в США начали проводиться еще в 1946 году. После того, как опыты дали положительные результаты, дальнейшие эксперименты в данной области взял на себя Пентагон. В середине 60-х годов это оружие уже было применено американской авиацией в Лаосе. Французский журнал «Нувель обсерватер» (1972, июнь) так описывал последствия варварских экспериментов: «Несколько лаосских деревень вместе со всеми их жителями были буквально сметены с лица земли искусственно вызванным ливнем необыкновенной силы». Позже во Вьетнаме подобные ливни использовались с целью разрушения дорог, вызывания оползней, размывания дамб и переправ, затопления низменных участков.

Против этого чудовищного средства ведения войны выступила вся мировая общественность. Даже в самих Соединенных Штатах нашлось немало влиятельных лиц, совесть которых заговорила. Так, группа сенаторов США (во главе с сенатором К. Пелла, штат Род-Айленд) внесла в сенат резолюцию с требованием запретить какое бы то ни было воздействие на окружающую среду или геофизическое воздействие в военных целях. К. Пелла тогда заявил: «Если мы не ограничим военное использование существующих методов воздействия на окружающую среду, то мы окажемся перед угрозой разработки куда более опасных методов, последствия применения которых могут оказаться непредвиденными или нанести непоправимый ущерб окружающей среде на нашей планете».

Действия США в Индокитае подвергли резкой критике и ученые США. Они писали, что искусственное изменение погоды как оружие войны обладает потенциальной опасностью создания серьезных и, может быть, не поддающихся контролю и не предсказуемых разрушений. Кроме того, подобные разрушения возможно будут иметь гораздо более тяжелые последствия для мирного населения, чем для воюющих армий.

Однако на Западе, особенно в США, появились и другие публикации, в которых авторы оправдывали действие США во Вьетнаме, ссылаясь на то, что данный вид оружия не запрещен международным правом. Американский юрист Дэвис, например, утверждал, что вызывание дождя с целью скрыть военные действия сходно с использованием дымовой завесы и вследствие этого не относится к незаконным действиям.

Но ведь отсутствие международного соглашения, запрещающего конкретный вид оружия, не отменяет общепризнанных, веками устоявшихся правил ведения войны. Так, все государства признают, что в случаях, не предусмотренных принятыми ими постановлениями, население и воюющие остаются под охраной и действием начал международного права, поскольку они вытекают из установившихся между народами обычаев, из законов человечности и требований общественного сознания. Это положение, известное в международном праве как «Декларация Мартенса», вновь отражено в Дополнительном протоколе I, принятом в 1977 году на дипломатической конференции по подтверждению и развитию международного гуманитарного права, применяемого в период вооруженных конфликтов.

Использование окружающей среды в качестве средства ведения войны противоречит общепризнанным нормам международного права. Так, ст. 22 Гаагской конвенции 1907 года устанавливает, что «воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю» (данная норма подтверждена многими резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН, в частности резолюцией 2444 от 19 декабря

1968 г.). Статья 24 Гаагской конвенции 1907 года не разрешает «атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения». Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2444 запрещает «совершать нападение на гражданское население как таковое». Она же требует от государств во всех случаях «проводить различие между лицами, участвующими в военных действиях, и гражданским населением, с тем чтобы последнее щадилось насколько возможно». Такие запреты содержатся и в других международных соглашениях.

Учитывая, что международное право не содержало тогда конкретной нормы, запрещающей использовать окружающую среду и климат в военных и иных целях, не совместимых с интересами обеспечения международной безопасности, благосостояния и здоровья людей, Советский Союз 7 августа 1974 г. предложил обсудить этот вопрос в ООН. В принятой по данному вопросу резолюции Генеральная Ассамблея ООН отметила, что принятие соответствующей конвенции способствовало бы сохранению и улучшению природной среды на благо нынешнего и будущих поколений, содействовало бы укреплению мира и предотвращению угрозы войны.

3 июля 1977 г. СССР и США подписали совместное заявление, в котором отметили, что они желают «ограничить потенциальную опасность для человечества возможных новых средств ведения войны». СССР и США признали, что воздействие на природную среду в военных целях могло бы иметь широкие, долгосрочные и серьезные последствия, наносящие ущерб благосостоянию людей, и выступили в пользу наиболее эффективных возможных мер, направленных на устранение опасностей использования средств воздействия на природную среду в военных целях.

После того как Комитет по разоружению выработал проект Конвенции, а 31-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН утвердила его, 18 мая 1977 г. в Женеве состоялось официальное подписание Конвенции «О запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду». В ней государства еще раз указали на тесную связь научно-технического прогресса с возможностями использования его для воздействия на природную среду и взяли на себя обязательство не прибегать к военному или любому иному враждебному использованию этих средств, имеющих широкие, долгосрочные или серьезные последствия в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда другому государству.

Какие же «средства воздействия на природную среду» предусматривает Конвенция? Речь идет в первую очередь о преднамеренном управлении природными процессами для изменения динамики, состава и структуры земли, включая биосферу» литосферу, гидросферу, атмосферу и космическое пространство. К таким действиям могут относиться: внесение в облачные системы химических реагентов с целью осаждения влаги; изменение элементов погоды, климата и гидрологического режима вод и суши; воздействие на электрические процессы в атмосфере; нарушение элементов энергетического и водного баланса метеорологических объектов, физических и химических параметров вод, дна и побережья морей и океанов. Сюда же входят: прямое или косвенное возбуждение любыми методами и средствами сейсмических волн, приводящее к землетрясению, а также к созданию в океане разрушительных морских волн; воздействие на поверхность акваторий, приводящее к нарушению термического и газового обмена; создание искусственных устойчивых электромагнитных и акустических полей в океане и морях и т. д.

«Экологическая война» — это не фантастика. Это реальность наших дней. Такую войну на протяжении нескольких лет ведет Израиль против арабских народов. «Экологическая война» здесь осуществляется в форме «водной агрессии». Известно, какую роль играет вода в жизни народов Ближнего Востока. Общественные отношения здесь издавна складывались на основе владения источниками воды, а не как поземельные. Вот почему всякую агрессию на Ближнем Востоке Израиль начинал с отчуждения водных источников: с их захвата или разрушения. Так, в 1956–1964 гг. Израиль построил 50-мильный водовод, отводящий воду из реки Иордан. В результате агрессии 1967 года Израиль оккупировал бассейн реки Баниясь, принадлежащей Сирии, а также правобережье реки Иордан. Все источники воды Палестины оказались в руках оккупантов. В нарушение норм международного права Израиль распространил на эти территории свои законы о контроле над артезианскими колодцами. Таким образом, произошло полное отчуждение арабов-палестинцев от воды — основного природного фактора производительного труда в этом районе. Ныне Израиль используют воду более хищнически, чем в свое время нефть на Синае. И вот результат такой политики: ныне палестинцы, обрабатывающие 20 % сельскохозяйственной площади в Израиле и на оккупированных им территориях и составляющие 32 % всего экономически активного населения, получают лишь 2 % воды158. Эти действия Израиля являются грубейшим нарушением норм международного права. Так, согласно Дополнительному протоколу I 1977 года, запрещается уничтожать или приводить в негодность сооружения для снабжения водой и запасы последней, а также ирригационные сооружения специально с целью недопустить их использования гражданским населением.

Большую опасность представляют попытки империалистических держав разрабатывать и внедрять в производство новые виды и системы оружия массового уничтожения, оснащать ими свои армии. 12 декабря 1977 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла специальную резолюцию «О запрещении разработки и производства новых видов оружия массового уничтожения и новых систем такого оружия». В ней отмечается, что уровень современной науки и техники создает опасность создания новых, еще более разрушительных видов оружия массового уничтожения и новых систем такого оружия, «разработка и производство их чреваты самыми серьезными последствиями для мира и безопасности народов». Генеральная Ассамблея ООН призвала все государства «воздерживаться от разработки новых видов оружия массового уничтожения, основанных на новых научных принципах».

Данная резолюция была принята по инициативе СССР. Еще на 30-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1975 году Советский Союз внес проект соглашения «О запрещении разработки и производства новых видов оружия массового уничтожения и новых систем такого оружия». В Меморандуме по вопросам прекращения гонки вооружений и разоружения, внесенном на обсуждение 31-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1976 году, СССР предложил отнести к новым видам оружия массового уничтожения любые его виды, которые основаны на качественно новых принципах действия — по способу применения и по объектам поражения или характеру воздействия. Речь идет, например, об оружии лучевого поражения, способном воздействовать на кровь и внутриклеточную плазму; об инфразвуковом оружии, оказывающем вредное воздействие на внутренние органы и поведение людей; о генетическом оружии, применение которого нарушило бы механизм наследственности.

Однако империалистические державы, прежде всегс США, пытаются обойти эти решения ООН. Они продолжают создавать оружие, основанное на принципиально новых физических свойствах, форсируют качественное совершенствование существующего оружия, которое окажется еще более смертоносным, более разрушительным.

Современной науке известно свыше 30 различных видов ионизирующего излучения, из которых наибольшей вредностью обладает нейтронное, возникающее при ядерном взрыве. Нейтрон способен распространяться при взрыве на многие километры от места его возникновения.

Зловещим прообразом такого оружия была атомная бомба, сброшенная американским летчиком 6 августа 1945 г. на Хиросиму. Теперь установлено, что эта бомба (урановая) при взрыве дала в 4–5 раз больше нейтронов, чем бомба, взорванная в Нагасаки (плутониевая). И как результат — в Хиросиме погибло почти в 3 раза больше людей, чем в Нагасаки, хотя мощность бомбы, сброшенной на Хиросиму, была в два раза меньше. Это должны знать люди всей планеты, чтобы осознать ужасы нейтронного оружия.

Советские ученые отмечают, что нейтронная бомба в 10–30 раз более античеловечна, чем атомное оружие вообще.

После первых атомных бомбардировок империалисты США стали направлять мысль ученых на изобретение такого оружия, которое убивает мирное население, не разрушая фабрики и заводы. Уже в 1946 году в США вышел сборник статей «В атомный век», в котором один из авторов писал: «Наибольшее преимущество, которое радиоактивная пыль создает для использующей ее науки, состоит в том, что в таком населенном пункте, как город, она убьет все живые существа, не причинив вреда собственности». Английский профессор Олифант в этом же сборнике писал, что «можно произвести такую радиоактивную пыль, которая будет в состоянии убивать все живые существа на территории тысячи квадратных миль».

Нейтронное оружие — это типичное порождение империалистического общества, для которого важны вещи, а не люди. Лондонская газета «Таймс» писала: «Некоторые называют его капиталистическим сверхоружием, так как оно ставит материальные объекты выше людей». Президент Международного института мира в Вене Георг Фукс говорил: «Этот новый вид оружия в моих глазах предстает особенно кощунственным: щадя материальные ценности, он уничтожает людей. Спрашивается: разве можно еще циничнее унизить дух человечности и разума»159. «Быть может, человечество сходит с ума?», — задает вопрос Э. Бар, видный западногерманский политик, социал-демократ. Сенатор Д. Хайнц назвал нейтронную бомбу отвратительным, в буквальном смысле античеловечным оружием. Датский поэт Карл Шарнберг в стихотворении «Нейтронная бомба» так выразил принцип действия этого оружия:

Ни разрушений,
        ни воронок,
Стоять останутся дома,
И лишь одних людей
        мгновенно
Сметет нейтронная чума.
Известно, что в настоящее время нет международного договора, запрещающего применять ядерное оружие, но ведь существуют двусторонние соглашения, например между СССР и США «О предотвращении ядерной войны» от 22 июня 1973 г., резолюции ООН, призывающие государства не применять ядерное оружие в случае вооруженного конфликта.

Действительно, в настоящее время по вине именно тех кругов, которые извлекают для себя огромные прибыли от производства орудий смерти, нет нормы права. Но поставим вопрос по иному: «А что же, нормами морали современное человечество уже не руководствуется?» Как тут не повторить недоуменный вопрос Э. Бара: «Быть может, человечество сходит с ума?»

В чем же коварство планов империалистических держав, ратующих за производство этого бесчеловечного оружия? Пентагон и правительство США пытаются представить нейтронное оружие как тактическое, обычное оружие. Этим самым они хотят стереть принципиальное различие между обычным и ядерным оружием, приучить людей к мысли, что ядерное оружие не опаснее винтовок и, стало быть, его можно также легко и просто применять. Империалистические державы стремятся убедить мировую общественность, что это оружие не несет с собой угрозы мировой ядерной войны. Журнал агрессивного блока НАТО «НАТОс фифтин нейшнс» писал, что атомные минибоеголовки могут применяться в ходе военных действий «без разрешения высшего командования, без слишком большого риска развязать ядерную войну большого масштаба».

Но так ли это на самом деле? Конечно, нет! Нейтронное оружие — это разновидность ядерного оружия, новый его вид, применение которого одной стороной может вызвать ответный удар другой стороны. Так, применение нейтронного оружия может втянуть человечество в истребительную мировую ядерную войну.

Попытки США оснастить армии стран НАТО ней тронным оружием противоречат нормам современного международного права. Упоминавшаяся резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 1977 г. призывает государства воздерживаться от разработки новых видов оружия массового уничтожения. Принятие на вооружение нейтронного оружия положило бы начало новой фазе гонки вооружений, которая, как уже говорилось, представляет собой материальную подготовку к войне.

Оснащение армий стран НАТО нейтронным оружием подорвет установленный международным договором режим нераспространения ядерного оружия. Именно миниатюризация нейтронного оружия способствует такому распространению.

Незадолго до своей смерти американский ученый, профессор Эрнст Блох заявил, что нейтронное оружие направлено против человека вообще, пораженные им люди будут погибать в муках в течение недель, а может быть, и месяцев. Но ведь известно, что современное международное право запрещает применять оружие, которое «увеличивает страдания людей, выведенных из строя, или делает смерть их неизбежною» (Декларация от 29 ноября 1868 г.).

Кроме того, следует иметь в виду, что нейтронное оружие стоит в одном ряду с такими жестокими, варварскими способами ведения войны, как применение бактериологического или химического оружия, которые запрещены современным международным правом. Но эти запреты не для империалистов США. Только один пример. 6 августа 1945 г. США применили ядерное оружие против Хиросимы. Теперь ежегодно в этот день все человечество склоняет голову перед памятью жертв атомной бомбардировки. В 1981 году его «отметил» и президент США, которой подписал именно в этот день директиву о полномасштабном производстве нейтронного оружия160. В настоящее время США располагают нейтронными боеголовками повышенной радиации W-70-3 и нейтронными снарядами W-79. Запасы их уже внушительны. США игнорируют резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 183 от 19 января 1984 г., признавшую «антигуманный характер этого оружия, особенно для гражданского населения». Резолюция потребовала от Конференции ООН по разоружению «безотлагательно начать переговоры с целью заключения Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления, развертывания и применения ядерного нейтронного оружия».

Империалистам-гегемонистам тесно на Земле. Свои противоправные действия они пытаются распространить и на космическое пространство. Уже в конце 50-х — начале 60-х годов в США широко пропагандировалась война из космоса. Американская военщина рекламировала космическое оружие как средство реализации своих агрессивных планов, как средство установления мирового господства. Так, в 1962 году бывший в то время командующий стратегической авиацией США генерал Томас Пауэр говорил: «Тот, кто первым утвердит свое место в космическом пространстве, будет его хозяином. И мы просто не можем позволить себе проиграть соревнование за господство в космическом пространстве». В декабре 1984 года заместитель министра ВВС США Эдвард Олдридж заявил: «До недавнего времени мы в своих усилиях — вероятно, ошибочно — исходили из того, что космос представляет собой некое безопасное убежище. Не требуется особого воображения, чтобы понять, что страна, контролирующая космос, будет господствовать и во всем мире».

Эти две цитаты, относящиеся к различным периодам, приведены здесь не случайно. В 1962 году, когда генерал Пауэр мечтал о завоевании космоса, человечество только предпринимало робкие шаги в его освоении. Советские космонавты Ю. Гагарин и Г. Титов совершили кратковременные полеты вокруг Земли. Какого-то международно-правового акта, запрещающего использовать космическое пространство в военных целях, еще не было. Но делать подобные заявления в 1984 году — это значит бросать вызов уже всему человечеству.

27 января 1967 г. государства подписали международный договор «О принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела», в котором согласились на частичную демилитаризацию космического пространства и полную демилитаризацию небесных тел. В соответствии с договором исследование и использование космического пространства, Луны и других небесных тел должно осуществляться на благо и в интересах всего человечества (ст. I). Государства взяли на себя обязательство не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать его в космическом пространстве каким-либо иным образом (ст. IV). Запрещается также создавать на небесных телах военные базы, сооружения и укрепления, проводить испытания любых типов оружия и военные маневры.

Казалось бы, положения договора о космосе пре~ дельно ясны. В их развитие Советский Союз выступил на 39-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН с инициативой заключить международное соглашение, ставящее прочную преграду на пути опасности из космоса. 12 декабря 1984 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла по инициативе СССР резолюцию «Об использовании космического пространства исключительно в мирных целях, на благо человечества», в которой настоятельно призвала СССР и США «немедленно и в конструктивном духе начать переговоры, направленные на предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве».

Однако США не прислушиваются к подобным решениям ООН. В июне 1982 года в США было создано космическое командование ВВС, преобразованное в ноябре 1984 года в Объединенное космическое командование вооруженных сил США под началом К. Уайнбергера. 23 марта 1983 г. президент США объявил о грандиозных планах подготовки к войне в космосе и из космоса в отношении Земли, известных теперь под названием программы «звездных войн», а 6 января 1984 г. — подписал директиву № 119 («Инициатива президента в области стратегической обороны») о начале научно-исследовательских работ по созданию целого ряда систем космического оружия. Только на «начало» этих работ выделено 26 млрд. долларов.

После объявления США программы «звездных войн» в Нью-Йорке появилась брошюра «Деньги с неба», в которой живоописуется восторг военных монополий. Американское телевидение уже без всяких обиняков вещает: «Для Пентагона космос уже стал новым театром военных действий». И это не открытие ведущего телекомментатора. Еще 4 июля 1977 г. американский журнал «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт» поместил большую статью под названием «Поле боя 1990-х годов», в которой изображает возможности использования космоса в военных целях. Автор пишет о космическом корабле, вооруженном «лучом смерти», гигантском глазе, состоящем из тысяч кремниевых датчиков, о применении «резинового зеркала» и т. д., и т. п. Журнал не скрывает, что с тех пор, как «земной шар облетел первый спутник, военные постоянно мечтают о возможности использовать те преимущества, которые им обещает освоение космического пространства».

А как же быть с международными договорами, устанавливающими поведение государств в космосе? Оказывается, журнал хорошо о них знает, поэтому он и пишет: «Чтобы использовать космос в военных целях, придется аннулировать или пересмотреть эти договоры». Можно было бы и не обращать внимания на слова журналиста, наверное, не ведающего о принципе «pacta sunt servanda». Но, оказывается, так думает и так говорит президент США. В мае 1981 года, выступая в Уэст-Пойнте, он, ссылаясь на книгу Лоренса Бейленс «Западня договоров», поучал аудиторию: «Ни одна нация, которая верила в пергамент или в бумагу и в то же время пренебрегала средствами обороны, не существовала достаточно долго, чтобы оставить хотя бы письменный след в истории».

Возьмем программу «звездных войн», в соответствии с которой предусматривается развертывание противоспутникового оружия в космосе для уничтожения советских спутников с целью «ослепить» другую сторону, захватить ее врасплох, ослабить ее возможности к возмездию в случае ядерного нападения. С учетом уязвимости систем предупреждения о ракетном нападении развертывание антиспутникового оружия означало бы серьезное дестабилизирующее воздействие на стратегическую систему. Даже единичное нападение на спутник могло бы привести к самым серьезным последствиям. Замысел США совершенно очевиден — сломать принцип равенства и одинаковой безопасности и, воспользовавшись превосходством, нанести первыми ядерный удар. Американская «стратегическая оборона» так же далека от целей обороны, как космос от Земли, и означает не что иное, как перенесение гонки вооружений в космос со всеми вытекающими отсюда катастрофическими последствиями.

Милитаристов из Вашингтона нисколько не смущает тот факт, что их действия грубейшим образом попирают заключенный 14 лет тому назад бессрочный Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 г., ратифицированный обеими сторонами. Договор обязывает стороны «не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического (подчеркнуто мною. — И. А.) или мобильно-наземного базирования» (ст. V, п. 1). Конкретность данного обязательства не требует комментариев. Следовательно, создание США ударного космического оружия подрывает как этот Договор, так и достигнутую между СССР и США (январь 1985 года) договоренность о предмете и целях переговоров в Женеве. Вопросы ядерных и космических вооружений связаны между собой органически, и именно в комплексе они должны рассматриваться и решаться на этих переговорах. Замахиваться на Договор 1972 года — значит «открывать шлюзы для безудержной гонки вооружений, вести дело к подрыву существующих и отказу от заключения будущих договоров», а без сохранения Договора 1972 года, без запрещения милитаризации космоса «переговоры по проблеме ядерных вооружений лишились бы смысла и перспективы»161.



Геноцид — убийство рода, племени

9 июня 1942 г. из Берлина в Прагу, оккупированную немецкими войсками, было передано особое распоряжение Гитлера. Оно касалось чехословацкого населенного пункта Лидице. Распоряжение гласило:

«1. Всех взрослых мужчин расстрелять;

2. Всех женщин отправить в концентрационный лагерь;

3. Детей собрать. Тех, кто еще способен подвергнуться германизации, отправить в рейх и отдать в эсэсовские семьи. Остальные будут определены для иного воспитания;

4. Поселок сжечь и сравнять с землей».

Такое указание последовало после того, как 27 мая 1942 г. был смертельно ранен шеф рейхспротектората Чехии и Моравии Р. Гейдрих. Оккупанты обвинили жителей поселка Лидице в причастности к убийству. В ночь на 10 июня Лидице было окружено оккупантами; всех мужчин старше 15 лет расстреляли, имущество жителей разграбили, поселок сожгли, а место, где он находился, распахали. Женщин отправили в концлагерь Равенсбрюк под Берлином. Из 88 детей «расовые специалисты» отобрали семерых как способных к германизации, остальным — 81 ребенку в возрасте от одного года до 15 лет — было определено «иное воспитание». Их вывезли в Польшу, погрузили в кузова особых автомобилей, где задушили отработанным газом. Тела этих детей были похоронены в братской могиле вблизи города Хелмно.

22 марта 1943 г. батальон карателей окружил белорусскую деревню Хатынь. Согнав всех ее жителей — стариков, женщин и детей — в большой сарай, палачи подожгли его. Пытавшихся бежать расстреливали. Погибло 149 человек, из них 75 детей162.

10 июня 1944 г. подразделение полка «Фюрер» дивизии СС «Рейх» целиком уничтожило французский поселок Орадур-сюр-Глан. Все мужское население было расстреляно, женщины и дети были собраны в церковь, которую взорвали, оставшихся в живых убили. Всего погибло около 1000 человек. Каратели разграбили поселок, а затем сожгли его.

9 апреля 1948 г. банда сионистов во главе с Менахемом Бегиным (ставшим затем премьер-министром Израиля) устроила кровавую бойню в арабском селе Дейр-Ясин: в ход пошли штыки, ножи, автоматы. Кололи, резали, убивали женщин, детей, стариков; пытали арабских юношей; взрывали дома вместе с людьми. Все население Дейр-Ясин — 254 человека — было уничтожено.

16 марта 1968 г. подразделение американских войск под командованием лейтенанта Колли ворвалось в деревню Сонгми (Вьетнам) и уничтожило около 500 мирных вьетнамских жителей, а также домашний скот и посевы; все постройки были сожжены.

Лидице и Орадур-сюр-Глан, Хатынь, Сонгми и Дейр-Ясин, Герника и Ковентри, тысячи и тысячи других сел, деревень, городов стали символами бесчеловечной жестокости империализма, живым напоминанием о его преступности. В развязанных им войнах империализм попирает не только нормы права, но и нормы человеческой морали.

В современный период агрессивные войны характеризуются применением все более и более варварских разрушительных средств, объектом которых становится главным образом мирное население.

В доимпериалистическую эпоху войны имели сравнительно узкую экономическую базу и велись, как правило, немногочисленными профессиональными армиями. Страна, подвергшаяся нападению, как бы делилась на две части: на фронт, несший основные тяготы и лишения борьбы с врагом, и на тыл, снабжавший фронт, но более или менее пассивно наблюдавший за ходом военных действий.

Развитие капитализма, перерастание его в стадию империализма, совершенствование военной техники привели к стиранию и этой довольно условной границы. Уже в 1905 году в работе «Падение Порт-Артура» В. И. Ленин писал, что «безвозвратно канули в вечность те времена, когда войны велись наемниками или представителями полуоторванной от народа касты. Войны ведутся теперь народами…»163. В. И. Ленин подчеркивал, что неисчислимые бедствия, жертвы и тяготы, приносимые войной, ложатся в первую очередь на трудовые классы, на рабочих и крестьян. Первая мировая война, в которой участвовало 70 млн. человек, опровергла всякие «теории» об активном фронте и пассивном тыле.

Войны при империализме, с одной стороны, втягивают в свою орбиту сотни миллионов гражданского населения, а с другой стороны, они, как правило, обращаются своим острием именно против широких народных масс. Мирное гражданское население становится непосредственным и преднамеренным объектом современных разрушительных средств, применяемых империалистическими армиями в вооруженных конфликтах.

Такие изменения в военной доктрине и практике ведения войн, естественно, нашли соответствующее отражение в нормах международного права. Уже в первых международных конвенциях, регулирующих поведение воюющих сторон (Брюссельская конвенция 1874 года, Гаагские конвенции 1899 года), закрепляется принцип, согласно которому военные действия должны вестись против вооруженных сил и военных объектов противника, а не против мирного населения.

Современное международное право содержит совершенно четкие нормы, в которых закреплены права мирного населения в случае вооруженного конфликта. Эти нормы содержатся в Женевской конвенции 1949 года «О защите гражданского населения во время войны» и в Гаагской конвенции 1954 года «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта». В 1977 году Дипломатическая конференция, в которой участвовали представители около 150 государств и национально-освободительных движений, приняли два Дополнительных протокола к Женевским конвенциям 1949 года о защите жертв войны. Кроме того, Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея ООН приняли значительное число решений, резолюций, в которых уточнялись те или иные нормы международного права. В них также содержались требования ко всем государствам строго соблюдать нормы международного права, касающиеся защиты мирного населения в случае вооруженного конфликта. Например, в связи со зверствами израильской армии против арабского населения на оккупированных территориях Совет Безопасности принял 14 июля

1969 г. резолюцию, в которой специально подчеркивал, что «основные и неотъемлемые права человека должны уважаться даже во время превратностей войны». 9 декабря 1970 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла специальную резолюцию 2675 (XXV), в которой сформулировала основные принципы защиты мирного населения в период вооруженных конфликтов. В Дополнительных протоколах 1977 года эти принципы получили конвенционное закрепление.

Каковы же эти принципы?

Основной принцип заключается в том, что воюющие государства должны всегда проводить различие между комбатантами, т. е. сражающимися, и мирным населением, между гражданскими и военными объектами и направлять свои военные действия только против военных объектов и вооруженных сил (ст. 48 Дополнительного протокола I). Гражданское население, а также отдельные гражданские лица не должны являться объектом нападения; запрещаются акты насилия или угрозы насилием, имеющие основной целью терроризировать гражданское население (ст. 51, п. 2, Дополнительного протокола I). Запрещается атаковать, обстреливать и бомбардировать незащищенные города и населенные пункты, применять средства ведения боя, которые без разбора поражают как военные объекты, так и гражданское население. Присутствие или передвижение гражданского населения не должно использоваться в военных целях, в частности в попытках укрыть военные объекты от нападения или прикрыть военные операции, способствовать или препятствовать их проведению (ст. 51, пп. 4–7, Дополнительного протокола I).

Казалось бы, что нормы международного права, направленные на защиту мирного населения в случае войны, достаточно конкретны и предельно ясны. Они содержат также обязательство воюющих сторон их выполнять. Об этих нормах международного права говорил английский обвинитель на процессе в Нюрнберге: «Главным военным преступлением как по размаху, так и по масштабу, в котором мы обвиняем этих людей, является нарушение наиболее твердо установленных и наименее противоречивых правил ведения войны, а именно правил о том, что мирное население не должно являться непосредственным объектом военных действий»164.

По свидетельству даже буржуазной прессы, войны, развязанные империалистическими державами, превращаются, как правило, в уничтожение мирного населения. Стокгольмский международный институт по изучению проблем мира подсчитал, что если среди убитых в первую мировую войну гражданские лица составляли 5 %, а во второй мировой войне — 48 % от общего числа погибших в результате военных действий, то среди убитых в результате американской агрессии в Индокитае и израильской агрессии на Ближнем Востоке — свыше 90 % были мирные жители.

Всему миру известны зверские расправы гитлеровской армии над мирным населением временно оккупированных территорий СССР и других стран. Как отмечалось в ноте НКИД СССР от 6 января 1942 г., эта армия ведет войну «прежде всего с мирным и безоружным населением, с женщинами, детьми, стариками, выявляя тем самым свою подлую, разбойничью сущность». В Польше, например, из 6 миллионов поляков, погибших во время второй мировой войны, только 11 % были убиты на полях сражений, а остальные уничтожены в результате грубейшего нарушения гитлеровской армией правил ведения войны. Поистине нет предела изощренному варварству империалистических держав, изобретающих средства уничтожения мирных жителей, оказавшихся в театре военных действий.

Преступность империалистических государств усугубляется еще и тем, что их действия по истреблению мирного населения, как правило, заранее планируются. Для этих чудовищных целей мобилизуется мощный государственный аппарат с тысячами чиновников. Например такие империалистические государства, как гитлеровская Германия, милитаристская Япония, США, Израиль, превращали развязанные ими войны в систему организованного государственного бандитизма и массового истребления людей. Так, в директиве главного германского командования от 16 декабря 1941 г. прямо предписывалось, что «войска имеют право и обязаны применять… любые средства без ограничения также против женщин и детей, если это только способствует успеху». Главнокомандующий гитлеровскими войсками Кейтель подписал секретный приказ своим войскам, в котором говорилось: «Быть или не быть — вот какой вопрос решается теперь. С военным рыцарством и требованиями Женевской конвенции эта борьба больше ничего общего не имеет». А ведь именно в обязанность Кейтеля входило наблюдение за соблюдением норм международного права в период войны.

Современное международного право запрещает совершать нападения или бомбардировать «каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения» (ст. 25 Гаагской конвенции 1907 года «О законах и обычаях сухопутной войны»). Запрещаются также «нападения неизбирательного характера» (ст. 51 Дополнительного протокола I). Это означает, что нельзя совершать нападения, которые не направлены на конкретные военные объекты. Нельзя применять методы и средства ведения военных действий для поражения как военных, так и гражданских объектов без различия.

Издевательством над этими нормами международного права является практика объявления во время войны различных «зон». Например, в Индокитае американская военщина объявляла «зоны свободного огня», в которых летчикам разрешалось обстреливать любой движущийся объект. В такие «зоны» было включено более чем две трети территории южной части Вьетнама и Лаоса, в том числе и деревня Сонгми. Уже само установление подобных зон является военным преступлением с точки зрения международного права. Американцы использовали во Вьетнаме также метод «ковровой» бомбардировки, когда систематически, квадрат за квадратом сносились с лица земли населенные пункты и целые города (например, город Намдинь). Авиация США сбросила в Индокитае 8 млн. т бомб, т. е. в три раза больше, чем она сбросила на всех фронтах за все годы второй мировой войны. Всего же на Индокитай интервенты обрушили 14 млн. т бомб, снарядов, мин и других боеприпасов, что эквивалентно 700 атомным бомбам или по 500 кг взрывчатки на каждого жителя. «Рекорд» же американская военщина установила в Лаосе, где на головы трех миллионов лаосцев было сброшено более трех миллионов тонн бомб. Тонна на одного человека!

Игнорирование норм права, регулирующих защиту гражданского населения в период войны, характерно для всех войн, развязанных империалистическими государствами. Однако, когда затрагиваются их интересы, они тут же апеллируют к нормам международного права. Уместно вспомнить решительный протест правительства США правительству Японии 22 сентября 1937 г, после того, как ее вооруженные силы подвергли сплошной бомбардировке китайские города, в которых находились американские представительства, а также промышленные и торговые фирмы. В нем говорилось: «Всякая общая бомбардировка обширного района, в котором проживает значительное население, занятое мирным трудом, является недопустимой и противоречит принципам права и человечности». Прошло всего 8 лет и американское правительство распорядилось сбросить атомные бомбы на японские мирные города. А во время войны в Индокитае практически вся территория Вьетнама была превращена в объект бомбардировки. Даже Антони Иден, который в течение всей своей политической карьеры ни разу не высказался против Соединенных Штатов Америки, признал, что обширные бомбардировки во Вьетнаме заставляют содрагаться сердца даже тех людей, которые хотели бы поддержать США.

Кощунством над нормами международного права явилось применение американской военщиной новейших средств уничтожения именно мирных людей. Во Вьетнаме, в частности, она испытала новый тип бомб. Во-первых, применялась 7-тонная авиабомба, которая делала воронку величиной с футбольное поле, глубиной 10 и более метров; во-вторых, над деревнями из бамбука сбрасывались так называемые «вакуумные бомбы», занимающие промежуточное положение между атомными и обычными боеприпасами; в-третьих, так называемые шариковые бомбы. Каждая из них весила 400–800 г и содержала в своей оболочке до 300 металлических шариков. В одном контейнере заключалось до 600 таких бомб. Взрываясь над землей, они рассеивали вокруг более 150 тыс. мелких шариков и осколков. При бомбардировках ими плотность достигала 760 тыс. шариков на 1 кв. км. Каждый шарик-осколок, несмотря на мелкие размеры, мог убить, раздробить кость, парализовать конечности. Величиной со спичечную головку он пробивал в человеческом черепе отверстие диаметром в два пальца. Удалить такой осколок из человеческого тела можно было после определения его местонахождения с помощью рентгена. Однако американский «технический гений» и здесь оказался «на высоте»; военщина США стала применять вместо металлических пластмассовые шарики: по своей убойной силе они не уступали металлическим, но обнаружить их рентген уже не мог.

По стопам своего «учителя» идет Израиль. Израильские стервятники сбрасывали на густонаселенные районы ливанских городов и лагеря палестинских беженцев 900-килограммовые бомбы американского производства, широко использовали шариковые и кассетные авиабомбы. «Это была бойня, — говорит палестинский врач Ахмед Хасан Саид. — Израильтяне выжигали все живое фосфорными бомбами, и мы не знали, как бороться со страшными ожогами. К нам приносили людей, изрешеченных осколками шариковых бомб. Их приходилось буквально сшивать по кускам… Для сионистов мы — люди второго сорта, «нечеловекй». Нас убивали как животных».

Действия Израиля — это прямой вызов Совету Безопасности, который 18 июня 1982 г. принял резолюцию, призывающую «уважать права гражданского населения, воздерживаться от любых актов насилия в отношении этого населения и принять все меры, необходимые для облегчения страданий».

Действия Израиля — это вызов мировому сообществу. Ведь только в 1981 году В штаб-квартире ООН в Нью-Йорке была подписана Конвенция «О запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие»166, запрещающая применять осколочные бомбы против гражданского населения.

Ливанский конфликт, отмечал корреспондент телевидения Эй-би-си при Пентагоне, стал своего рода испытательной лабораторией новейших американских видов вооружения, которые прежде не проверялись в боевых условиях. «Результаты оказались впечатляющими», — с поразительным цинизмом констатировалось в этом сообщении.

Анализ боевых действий израильтян свидетельствует о том, что для них не существует норм права, регулирующих поведение сторон в случае вооруженного конфликта между ними. Древние города Тир, Сайда, Набатия превращены в руины. С варварской безжалостностью уничтожались бесценные памятники мировой культуры. Обстрелу и уничтожению подвергались самые густонаселенные пункты, места сосредоточения гражданского населения, больницы. Обнаглевшая военщина разрушила несколько зданий комплекса ЮНЕСКО в Бейруте, обстреляла территории французского и советского посольств.

Во Вьетнаме американская военщина использовала автоматическую винтовку А-15 («Армалит»), огонь из которой велся не пулями, а небольшими металлическими стрелами (длиною около 2,5 см). Попадая в тело человека, такая стрела вызывает тяжелейшие рваные раны, более опасные, чем повреждения от разрывных пуль. Даже при ранении в руку или в ногу человек погибал от кровотечения или болевого шока.

Если для уничтожения женщин и детей в газовых камерях немецкие фашисты разработали специальный, активный яд — «Циклон В», то американцы во Вьетнаме применяли «Напалм В» в соединении с фосфором, а также пирогеновые бомбы, развивающие температуру до 2 тыс. градусов.

Самое чудовищное в этой войне — даже не только ее жестокость, а та хладнокровная методичность, с какой наука и техника были поставлены на службу истребления людей. Преступления американской военщины во Вьетнаме, израильтян в Ливане воскрешают в памяти злодеяния фашистских извергов.

Дополнительный протокол I запрещает подвергать нападению или уничтожать объекты, специально предназначенные для выживания гражданского населения. В частности, не разрешается уничтожать сооружения для снабжения питьевой водой, а также ирригационные сооружения (ст. 45); статья 55 запрещает совершать нападения на дамбы и плотины. И это вполне объяснимо. Легко представить себе те катастрофические последствия для мирного населения, которые могут быть вызваны разрушением таких сооружений.

В 1945 году Международный военный трибунал в Нюрнберге приговорил германского верховного комиссара в Голландии Зейс-Инкварта к смертной казни. Этот военный преступник разрушил дамбы в стране в конце 1944 года и затопил примерно 500 тыс. акров земли. Он был повешен несмотря на то, что после предупреждения верховного командования союзников прекратил затопление и согласился оказать помощь пострадавшим.

Видно коротка память у некоторых военных (да и гражданских) лиц в Вашингтоне, ибо американская военщина во Вьетнаме широко прибегла к такому же чудовищному средству уничтожения людей.

Противоправность разрушения дамб и плотин признают многие юристы Запада. Так, американский юрист Ч. Хайд пишет: «Нельзя допустить, чтобы опустошение представляло собой преднамеренную попытку погубить жизненные ресурсы страны».

Известно, что система плотин и дамб защищает поля и населенные пункты от наводнений. Разрушение их может привести к уничтожению урожая, к голоду, который, как отмечал английский профессор Стивен Роуз, «является оружием войны и по своей природе подвергает самым суровым испытаниям слабых, малолетних, престарелых или больных в большей степени, чем сражающихся солдат»168. Но ведь современное международное право со всей категоричностью запрещает использовать голод среди гражданского населения в качестве метода ведения войны (ст. 54, п. 1, Дополнительного протокола I).

Чудовищные преступления совершают империалисты против детей. В современном капиталистическом мире дети подвергаются жестоким лишениям: сотни миллионов детей недоедают; десятки миллионов подвергаются безжалостной эксплуатации. И это в мирное время. Какие же бесчеловечные лишения выпадают на долю детей во время войн, развязываемых империалистическими державами! Обвинители на Нюрнбергском процессе отмечали, что среди самых отвратительных злодеяний нацистов, пожалуй, наиболее чудовищными были преступления против беззащитных людей, в особенности против детей.

Американская военщина не уступала зверствам гитлеровцев. Во Вьетнаме она использовала новые, специальные виды оружия для уничтожения прежде всего детей. Наиболее изуверским оружием была целая серия взрывчатых веществ большой взрывной силы, искусно закомуфлированных под плоды фруктовых деревьев, «бомбы-бабочки», «бомбы-деревья», «бомбы-ананасы», «бомбы-апельсины», «бомбы-бананы», а также под игрушки, праздничные хлопушки, бутылки с лимонадом и т. д. Только за период с 1961 по 1966 годы во Вьетнаме было убито или ранено примерно 1 млн. детей. Американская военщина применяла «одетые мины», которые не представляли опасности для солдатского сапога, но взрывались от босых или обутых в легкие сандалии ног вьетнамских детишек.

Вопиющим нарушением норм международного права была так называемая эвакуация южновьетнамских сирот в США в апреле 1975 года. Как известно, ст. 50 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны запрещает изменение гражданского состояния детей в оккупированных районах; согласно ст. 24 этой же конвенции, воспитание детей моложе 15 лет, осиротевших или оторванных от своих семей вследствие войны, должно быть поручено лицам «тех же культурных традиций», на которых были воспитаны и их родители. Цель данной нормы ясна — исключить всякую религиозную или политическую пропаганду, направленную на то, чтобы оторвать детей от их естественной среды» ибо это причинило бы дополнительные страдания детям, для которых потеря родителей была и без того уже сильным ударом.

Такие бесчеловечные действия американская сторона совершила всего лишь через пять месяцев после того, как Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов (14 декабря 1974 г.). Декларация прямо закрепляет положение, что насильственное изгнание с места жительства женщин и детей считается преступным (ст. 5). Запрещение эвакуировать детей содержится и в Дополнительном протоколе I. Так, ст. 76 Протокола гласит: «Ни одна сторона, находящаяся в конфликте, не принимает мер по эвакуации детей, кроме как своих собственных граждан, в иностранное государство».

Израильская солдатня не уступала американским воякам. Например, в деревне Бейт-Джала израильский майор, заперев арабских детей в классной комнате школы и надев противогаз, через замочную скважину наблюдал, как действует на них слезоточивый газ и дымовые шашки. Дети стали выбрасываться из окон, что привело садиста в военной форме в восторг.

Как американцы во Вьетнаме, так и сионисты в Ливане применяли против детей мины-ловушки. Одна арабская женщина поведала такую страшную историю: «Мои дети нашли на земле колокольчики, разбрасываемые с израильских самолетов. Это целая гирлянда сверкающих бубенцов. Подделки под детские игрушки были начинены взрывчаткой. Дочь Джамаль подняла с земли блестящий колокольчик, только звона его услышать не успела169. И это все происходило в то время, когда в Организации Объединенных Наций уже была подписана упоминавшаяся ранее Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия. В протоколе этой Конвенции сформулирована конкретная норма: «Запрещается при любых обстоятельствах применять:… б) мины-ловушки, которые каким-либо образом ассоциируются с детскими игрушками…» (ст. 6).

Современное международное право подробно регулирует правовое положение оккупированных территорий и гражданского населения, проживающего на них.

Согласно нормам современного международного права, оккупированная территория продолжает оставаться государственной территорией того государства, которому она принадлежала до оккупации. Один факт оккупации территории другого государства еще не означает, что оккупант получает суверенные права над этой территорией. Суверенитет государства на территорию, временно захваченную оккупантом, не переходит к оккупанту.

В Декларации о принципах международного права от 24 октября 1970 г. устанавливается, что территория государства не должна быть объектом военной оккупации, явившейся результатом применения силы в нарушение положений Устава, и что никакие территориальные приобретения в результате применения силы не должны признаваться законными.

Генеральная Ассамблея ООН в своих резолюциях неоднократно объявляла незаконными все меры, предпринятые Израилем с целью изменения статуса оккупированных территорий, и требовала от него отказаться от проведения политики, преследующей аннексию земель некоторых арабских государств. В частности, незаконными являются действия Израиля, направленные на изменение международного статуса Иерусалима, на его «иудаизацию». Как известно, 27 июня 1967 г. кнессет Израиля одобрил проект закона об объединении израильской и арабской частей Иерусалима и создал единую административную единицу. 25 сентября 1971 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в которой призвал власти Израиля отменить все меры и шаги, направленные на изменение статуса Иерусалима как действий, посягающих на права жителей оккупированной части города. Вместо того, чтобы выполнить решение Совета Безопасности, Израиль в июле 1980 года объявил Иерусалим своей «единой и неделимой» столицей. Совет Безопасности ООН в резолюции № 478 признал провозглашение Иерусалима столицей Израиля незаконным актом. Как же реагировал Израиль на эту резолюцию? Шамир — лидер блока «Ликуд» — цинично заявил:

«Место иностранных посольств не в Тель-Авиве, а в Иерусалиме, который был и будет столицей Израиля». В унисон Шамиру откликается сенатор США Мойнихен: «Столицей Израиля является Иерусалим, и нечего делать вид, будто это не так».

Согласно нормам современного международного права, гражданское население, оказавшееся на оккупированной территории, пользуется защитой без каких-либо ограничений, основанных на признаках расы, цвета кожи, пола, языка, религии или вероисповедания, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения. Запрещаются такие действия, как насилие над жизнью, здоровьем, физическим или психическим состоянием, убийства, пытки всех видов, телесные наказания и увечья, надругательство над человеческим достоинством, взятие заложников, коллективные наказания.

Из общего положения о том, что оккупация носит временный характер и не влечет за собой перехода суверенитета к оккупанту, явствует, что распространение законов и судебной системы оккупанта на оккупированные им территории является грубым нарушением норм международного права. Так, ст. 64 Женевской конвенции устанавливает, что уголовное законодательство оккупированной территории остается в силе. Оккупант имеет право издавать временные административные акты, если это необходимо для восстановления и обеспечения общественного порядка. Судебные органы оккупированной территории должны продолжать исполнение своих функций в отношении правонарушений, предусмотренных этим законодательством.

Однако, например, израильские оккупанты полностью игнорируют эту международно-правовую норму. Так, 27 июня 1967 г. кнессет Израиля принял закон, согласно которому правительство Израиля получало право применять израильскую юрисдикцию «в любом районе Палестины». На следующий день правительство Тель-Авива опубликовало постановление, в нем все израильские законы распространялись на весь город Иерусалим. В настоящее время на оккупированных территориях сионисты используют в своих интересах три свода законов — израильский, иорданский, законы времен британского мандата, а также более 1000 «временных распоряжений». Например, распоряжение № 418 приостановило строительство всех общественных зданий, больниц для арабов; распоряжением № 854 введена строжайшая цензура в арабских учебных заведениях, а их преподаватели должны давать письменные объяснения о том, что они не поддерживают Организацию Освобождения Палестины. «Временные распоряжения» лишают арабов права на их недвижимое имущество. Им не разрешается копать новые колодцы, строить новые дома, сажать новые деревья.

Согласно ст. 51, п. 6, Дополнительного протокола I, запрещаются нападения на гражданское население в порядке репрессалий. Однако эта норма международного права грубо нарушалась и нарушается империалистическими государствами. Преступность репрессалий заключается в том, что от них страдают лица, сами не совершающие то или иное деяние. Гитлеровцы в порядке репрессалий (например, за действия партизан) расстреливали ни в чем не повинных мирных жителей. Американские воинские части в Индокитае получили приказ уничтожать населенные пункты, из которых будет произведен по ним хотя бы один выстрел.

Империалисты изобретают самые чудовищные способы и методы уничтожения людей, оказавшихся на оккупированных ими территориях. Так, гитлеровцы изобрели «душегубки», главным назначением которых было уничтожение женщин, стариков и детей. Изобретением империалистов являются и концентрационные лагеря. Впервые их построили англичане во время войны против буров, однако гитлеровцы намного превзошли англичан. Освенцим, Бухенвальд, Маутхаузен, Дахау и сотни им подобных «фабрик смерти», разбросанных по странам Европы, стали символами варварства империализма.

В послевоенный период «эстафетную палочку» приняли израильские сионисты. Сейчас каждый человек Земли знает страшные слова Ансар, Сабра, Шатила. Порядки, установленные сионистами в концлагерях, сходны с теми, которые устанавливали нацисты. Сионисты копируют нацистов даже в мелочах. Если гестаповцы требовали, чтобы все евреи в концлагерях носили рубашки с нашитой на спине сионистской звездой, то теперь сионисты требуют от палестинцев, чтобы они носили рубашки с белым крестом на спине. Бывший канцлер Австрии Б. Крайский сравнил политику сионистов на оккупированных территориях с фашизмом. Он сказал: «Только полуфашистский режим может обращаться с населением оккупированных территорий так, как обращается с ним Израиль»170. Касаясь отказа Израиля решить проблему палестинского народа мирным путем, Б. Крайский заявил, что отказ израильтян «сесть за стол переговоров, это фашистская политика. Я, не колеблясь, употребляю это выражение. Это настоящий фашизм»171. Чудовищность таких преступлений заключается в том, что все они заранее тщательно готовятся и планируются. Целые отрасли промышленности империалистического государства работают на «фабрики смерти». Так, в гитлеровской Германии специальные заводы в Берлине конструировали и поставляли фашистским войскам «душегубки»; по единой конструкции и по единому плану изготовляли оборудование для печей крематориев в концентрационных лагерях. Для массового истребления людей была привлечена огромная армия инженеров, врачей, химиков и других специалистов.

Современное международное право запрещает угон мирного населения из оккупированных территорий на территорию оккупирующего или какого-либо другого государства. Это положение нашло отражение в IV Гаагской конвенции 1907 года. Еще более четко оно было подтверждено в ст. 49 IV Женевской конвенции 1949 года. Однако гитлеровская Германия насильственно вывезла миллионы людей с оккупированных ею территорий Советского Союза и других стран. Ни один миллион арабов был изгнан со своих исконных земель сионистами Израиля. Сколько их в наши дни — палестинцев, ливанцев, сирийцев — живущих вдали от своих родных очагов. Растет целое поколение палестинцев, которые не видели своей Родины.

Та же статья Женевской конвенции 1949 года запрещает оккупирующему государству перемещать часть своего гражданского населения на оккупированную им территорию. И это положение грубо нарушается империалистическими державами. В последнее время такая практика характерна для израильской военщины. Речь идет о так называемых военизированных поселениях.

К настоящему времени 70 % земли, в основном плодородной, уже незаконно отняты у арабов на западном берегу реки Иордан, в секторе Газа, на сирийских Голанских высотах. На захваченных землях построено более 220 израильских военизированных поселений, где проживает 30 тыс. израильских колонистов. Из них 155 военизированных поселений — на западном берегу реки Иордан, 30 — в секторе Газа и 34 — на Голанах. К концу 1985 года сионисты планировали создать на Западном берегу еще 79 форпостов, а число поселенцев довести до 100 тыс. С ростом числа поселений усиливается и разгул сионистского террора. Американская газета «Виллидж войс» писала: «Израильские поселения расположены на стратегических позициях словно крепости, откуда совершаются набеги на близлежащие арабские населенные пункты». Сионистские фанатики из числа поселенцев не задумываясь пускают в ход оружие против арабов, грабят их магазины, склады, разрушают дома.

О таких поселениях на Голанских высотах бывший премьер-министр Израиля Рабин заявлял: «Израиль построил поселения на Голанских высотах не для того, чтобы освобождать их или создавать обстановку, в результате которой они не будут частью еврейского государства». А бывший министр жилищного строительства Офер откровенно говорил: «Эти поселения являются важными для нас как для определения границ государства, так и для укрепления своей безопасности». Тем самым правительство Израиля совершает акт аннексии арабских территорий, что является вопиющим нарушением норм международного права. Организация Объединенных Наций неоднократно заявляла о недопустимости аннексии оккупированных территорий. «Аннексия, — писал В. И. Ленин, — есть нарушение самоопределения нации, есть установление границ государства вопреки воле населения»172.

Создание военизированных поселений противоречит ст. 53 Женевской конвенции, ибо это — не что иное, как способ лишения местных жителей их собственности, метод осуществления дискриминации, насаждение апартеида. На землях, отнятых у арабов и предназначенных для поселенцев, позволено проживать только евреям. Организация Объединенных Наций уже не раз осуждала Израиль за такие противоправные действия. Так, 21 мая 1968 г. Совет Безопасности признал действия Израиля юридически недействительными (резолюция 252). 1 марта 1980 года он потребовал от Израиля ликвидировать военизированные поселения на оккупированных территориях и не создавать новых (резолюция 465). 38-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН (1983 г.) объявила незаконной практику аннексии Израилем арабских территорий, расценила это как нарушение международного права и призвала всех членов ООН немедленно приостановить экономическую, финансовую, техническую и особенно военную помощь, а также воздерживаться от поставок Израилю оружия любого рода.

Генеральная Ассамблея подчеркнула, что стратегический союз между США и Израилем ставит под угрозу безопасность на Ближнем Востоке и поощряет Израиль на проведение агрессивной и экспансионистской политики. Касаясь данной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, бывший постоянный представитель США при ООН Дж. Киркпатрик негодовала: «Это было возмутительное голосование. Это была возмутительная резолюция».

Урегулирован международным правом и вопрос об отношении оккупационных властей к собственности населения. Статья 53 Женевской конвенции гласит: «Всякое уничтожение оккупирующей державой движимого или недвижимого имущества, являющегося индивидуальной или коллективной собственностью частных лиц или государства, общин либо общественных или кооперативных организаций, которое не является абсолютно необходимым для военных операций, воспрещается».

Согласно действующим международно-правовым актам, оккупационные власти лишь пользуются и управляют принадлежащими неприятельскому государству общественными зданиями, недвижимым имуществом, лесами и сельскохозяйственными угодьями, сохраняя их основную ценность, но оккупационные власти не приобретают в отношении их права собственности. Преднамеренный захват, истребление или повреждение такой собственности запрещается и подлежит преследованию.

Эти положения международного права грубо нарушаются империалистическими державами. Всему миру известны факты разрушения и уничтожения гитлеровской армией собственности на оккупированных территориях. Так, на территории СССР фашисты разрушили 1710 городов и поселков городского типа, более 70 тыс. деревень и населенных пунктов, уничтожили 32 тыс. промышленных предприятий, разгромили 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов и 2890 МТС; около 25 млн. человек остались без крова. Только прямой урон, нанесенный Советскому государству и населению страны (в ценах 1941 г.), составил 679 млрд. рублей. Нещадному разграблению были подвергнуты и другие страны, временно оккупированные Германией.

Чудовищным нарушением норм международного права является практика заложничества, к которой часто прибегают империалистические державы. Уже во время франко-прусской войны Германия задерживала известных в то время во Франции лиц с целью оградить свои войска от возможных враждебных действий со стороны населения оккупированной территории. Англичане брали заложников в англо-бурской войне. Исключительно широко применялось заложничество во второй мировой войне гитлеровским командованием. Известная директива Кейтеля «О коммунистическом движении в оккупированных областях» требовала от войск широко практиковать его. Так, при оккупации Киева, когда был поврежден узел связи вермахта, а виновника не нашли, фашисты расстреляли 400 заложников. Немецкие войска получили приказ: «Если преступника не нашли, то следует взять заложников из населения. Этих заложников следует повесить, если виновники или их помощники в течение 24 часов не будут доставлены. В последующие сутки на этом же месте следует повесить удвоенное число заложников». Огромное число заложников было повешено в Советском Союзе, Польше, Чехословакии, Франции.

Гнусную систему заложничества применяли израильские оккупанты. После взрыва на мине израильского «джипа» с солдатами в городе Рафа они расстреляли 150 юношей и объявили, что впредь за каждого убитого израильтянина будет уничтожаться 2 тыс. арабов173,

Отдельные юристы Запада оправдывают практику заложничества. Так, английский юрист-международник Л. Оппенгейм утверждает, что оно якобы должно осуществляться ради безопасности войск и коммуникаций оккупирующей стороны.

Западногерманский ученый Э. Барт в своей книге «Солдат в правовом государстве. Современное военное право» пишет: «Можно ли требовать от командира гарнизона, чтобы он отказался от испытанного способа взятия заложников и их расстрела в случае, если гражданские группы саботажников взорвали склад с боеприпасами и при этом погибло несколько десятков солдат?»

Однако практика заложничества противоречит нормам международного права. Женевская конвенция 1949 года со всей категоричностью закрепила положение, согласно которому ни одно лицо «не может быть наказано за правонарушение, не совершенное им лично» (ст. 33); «взятие заложников запрещается» (ст. 34). Практику заложничества решительно осудили Международный военный трибунал в Нюрнберге и национальные суды многих стран. Так, английский суд в приговоре по делу фельдмаршала Манштейна указал, что «расстрел заложников… является нарушением законов и обычаев войны и должен рассматриваться как уголовное убийство».

Израильские оккупанты широко применяют практику заложничества. Они очень часто арестовывают членов семей разыскиваемых лиц, требуя в ответ на их освобождение явки самих разыскиваемых. Так, 26 марта 1984 г. оккупанты ворвались в деревню Ад лун, чтобы арестовать одного юношу, но не обнаружив его, увезли с собой в качестве заложника его шестилетнюю сестру. В марте 1984 года оккупанты попытались арестовать имама деревни Ансар. Не обнаружив его, они захватили в качестве заложников двух его сыновей.

В развязанных войнах империалисты совершают и такое преступление, как геноцид. Геноцид (от греческого слова «генос» — род, племя и латинского «цедеро» — убиваю) органически связан с насилием, агрессией, с расизмом и проповедью расовой и национальной ненависти, с господством так называемых «высших рас» над «низшими». 11 декабря 1946 г. Генеральная Ассамблея ООН признала геноцид преступлением, которое осуждается цивилизованным миром и за совершение которого виновники и соучастники подлежат наказанию. 9 декабря 1948 г. она же одобрила Конвенцию «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него».

Что же такое геноцид?

Это такие действия, которые совершаются с целью уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу путем убийства ее членов, нанесения им телесных повреждений или доведения до психического расстройства, предумышленного создания жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение таких групп; принятие мер, предотвращающих деторождение в их среде; насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Истории известны многочисленные примеры геноцида. Он был свойствен завоевательной политике татаро-монголов, турецких султанов, китайских императоров и т. д. При завоевании в XVIII веке Китаем Джунгарии (феодальное государство, существовавшее на территории современной провинции Синьцзян в северо-западном Китае) был уничтожен один миллион местных жителей. Политику геноцида осуществляли американцы в отношении индейцев. 28 ноября 1864 г. американские войска под командованием полковника Джона М. Чивингтона ворвались в лагерь индейцев в районе Сэнд-Крик. Чивингтон так инструктировал своих солдат: «Убивать и скальпировать всех — больших и малых. Гниды станут вшами!» Женщин, моливших о пощаде, расстреливали в упор. Всего лишь три женщины и четверо детей были взяты в плен и потом их демонстрировали в Денвере, как животных в клетках. Много времени прошло с тех пор, но что изменилось в США? По отношению к индейцам в сущности ничего. Свидетельством тому — попытки физически расправиться с Леонардом Пелтиером, индейцем, вождем одного из американских племен. Геноцид, следовательно, может совершаться не только во время войны, но и в мирное время.

Широкое распространение получил геноцид в колониальной политике США, Великобритании, Франции, Бельгии и других империалистических стран. Так, Испания, покорив в начале XVI века Мексику, создала такие условия для индейцев, что к началу XVII века их осталось всего около одного миллиона человек (из 25 миллионов). Или возьмем США. До появления белых колонистов на нынешней территории США проживало 14 миллионов индейцев. В результате политики геноцида число индейцев в настоящее время составляет около одного миллиона человек. Для индейцев созданы такие условия, что продолжительность жизни у них составляет 44 года (против 75 у белых американцев); безработица среди индейцев достигает 80 %. За 50 лет колониального господства Франции на Мадагаскаре коренное население острова сократилось с 10 до 4,6 миллионов человек. В 1930 году в Парагвае насчитывалось около пяти тысяч индейцев, сейчас их не более 300 человек.

Чудовищный геноцид совершила в наши дни клика Пол Пота — Иенг-Сари против кхмеров. Особенность данного преступления состоит в том, что впервые в истории человечества геноцид совершался против собственного народа. За три с половиной года эта клика уничтожила 3 314 768 кампучийцев. Из 640 врачей в живых остались 69; из 725 преподавателей вузов — 2; из более чем 300 журналистов — 5; было уничтожено более тысячи актеров, режиссеров, музыкантов. И вот у этих бандитов, которых язык не поворачивается назвать людьми, в наши дни находятся защитники. Только благодаря «заботам» Вашингтона эти убийцы до сих пор занимают место в Организации Объединенных Наций!

Однако геноцид, совершаемый империалистическими державами в развязанных ими войнах, не идет ни в какое сравнение с практикой геноцида прошлых времен. Уничтожение людей империализм поставил на «индустриальную основу». Ныне геноцид становится государственной политикой отдельных стран.

Особенно жестоко геноцид применялся нацистами против мирных советских граждан. Еще в 1940 году гитлеровская верхушка разработала генеральный план «Ост», целью которого было уничтожение и закабаление народов Восточной Европы. План предусматривал физическое уничтожение до 30 млн. человек; большую часть населения предполагалось выселить, а на их место поселить до 10 млн. немцев. Оставшееся здесь население предполагалось обратить в рабов германских колонизаторов и постепенно «онемечить». Политику геноцида, проводимую фашистской Германией в отношении славянских народов, можно проиллюстрировать следующими цифрами: из одной тысячи жителей гитлеровцы уничтожили в Польше 220, в Советском Союзе — 130, Югославии — 108 человек. В то же время в Англии такие потери составили 8 человек, во Франции — 15.

С особой звериной ненавистью политику геноцида проводили фашисты в отношении еврейского населения. 18 декабря 1942 г. правительства Бельгии, Англии, Греции, Голландии, Люксембурга, Норвегии, Польши, СССР, Чехословакии, Франции и Югославии опубликовали «Совместную декларацию о проводимом гитлеровскими войсками истреблении еврейского населения Европы», в которой отмечалось, что из всех оккупированных стран евреи перевозятся в Восточную Европу и о них «никто уже больше ничего не слышит».

Политику геноцида осуществляли американские империалисты в отношении корейского народа в войне 1950–1953 гг. Так, в заявлении правительства КНДР от 7 декабря 1950 г. подчеркивалось: «С методичностью «цивилизованных» варваров американские вооруженные силы, бомбардируя с воздуха, с моря и другими способами, уничтожили в Корее все крупные промышленные предприятия, стерли с лица земли все крупные города, уничтожили деревни, а ныне, когда приближается зима, они приступили к систематическому уничтожению оставшихся населенных пунктов».

О том, что американцы осуществляли в Корее политику геноцида, свидетельствовали результаты расследования многих международных комиссий. Так, в мае 1951 года Международная женская комиссия по установлению злодеяний американских войск в Корее в своем докладе отмечала, что американские войска систематически уничтожают продукты питания, склады с запасами продуктов; созревший урожай хлебов сжигается зажигательными бомбами; систематически разрушаются город за городом, деревня за деревней, причем многие из них даже при богатом воображении нельзя было отнести к военным объектам; преднамеренно разрушаются жилые дома, больницы, школы; против мирного населения применяются зажигательные, бензиновые, напалмовые бомбы; физически уничтожаются женщины, старики и дети с военных самолетов.

В докладе комиссии Международной Ассоциации юристов-демократов о расследовании преступлений американских агрессоров в Корее говорилось, что «применение бактериологического и химического оружия в обширных районах страны представляет собой попытку истребить весь народ или часть его». Комиссия пришла к выводу, что американские вооруженные силы виновны в преступном геноциде.

Практика геноцида широко применялась американской военщиной и во Вьетнаме. Уничтожение жителей деревни Сонгми в марте 1968 года — далеко не единичный случай. Американские агрессоры бесжалостно уничтожали города и села, школы и больницы, мосты и дамбы, сжигали посевы, т. е. создавали условия, ведущие к вымиранию вьетнамского народа. В Индокитае было использовано значительно больше боеприпасов, чем за все годы второй мировой войны.

Такие действия американской военщины полностью подпадают под положение Устава Международного военного трибунала, согласно которому «убийства, истребление, порабощение и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения», являются преступлением против человечности (ст. 6, п. «с»).

Классический геноцид совершали сионисты Израиля летом 1982 года в отношении народов Палестины и Ливана. Израильские руководители не скрывали, что главная цель их действий — уничтожение Организации Освобождения Палестины и палестинского народа как исторической и этнической общности. В соответствии с политикой геноцида агрессор вел и военные действия: террор в отношении гражданского населения, создание концлагерей для беженцев и мирных жителей, жестокое обращение с военнопленными, применение пыток и нанесение увечий, уничтожение учреждений науки и культуры.

А как можно квалифицировать действия израильской армии, которая блокировала Западный Бейрут, лишив его население продовольствия и питьевой воды? А ведь Дополнительный протокол I 1977 года прямо формулирует норму: «Запрещается использовать голод среди гражданского населения в качестве метода ведения войны» (ст. 54, п. 1).



Под прицелом — памятники культуры

Известный немецкий писатель Бертольд Брехт в своем произведении «Осуждение Лукулла» описывает сцену суда над этим римским полководцем. В свое оправдание Лукулл говорит, что он подчинил Риму 53 города, наполнил его сокровищами, золотом и серебром, художественными ценностями, отобранными у побежденных. Однако Страшный суд вынес ему, «одержавшему много побед и захватившему многочисленные трофеи», обвинительный приговор, так как он «своими войнами причинил людям столько страданий, лишений и бедствий и унес столько человеческих жизней».

Действительно, Древний Рим был в свое время центром накопления произведений искусства, награбленных в чужих странах. Грабеж во время захватнических войн Рима являлся «стимулом» для солдат. Военачальники «для поднятия духа» своих солдат давали им обещания поживиться имуществом побежденных.

Испанские завоеватели уничтожили в Мексике памятники культуры ацтеков, инков, майя, грабили и похищали культурные ценности. Все это было характерно и для войн последующих столетий. Например, во время своих завоевательских походов Наполеон награбил много произведений искусства, которые приказал отправить во Францию. Из Бельгии по его приказу было вывезено 1,5 тыс. ценных рукописей, из Италии — скульптуры Лаокоона, Аполлона Бельведерского и др. После крушения наполеоновской империи участники Венского конгресса 1815 года намеревались разделить награбленные Наполеоном произведения искусства между собой. Но выступления народов против этого раздела ценностей оказались настолько мощными, что было принято решение вернуть их законным владельцам.

Во время Крымской войны (1853–1856 гг.) английские и французские войска варварски уничтожали художественные ценности в Керченском музее и в окрестностях Керчи.

Ни с чем не сравнимый ущерб цивилизации был причинен и причиняется в настоящее время в агрессивных войнах, развязанных империалистическими державами. Между тем существуют специальные международные соглашения о защите памятников культуры и искусства. Так, ст. 27 Гаагской конвенции 1907 года обязывает воюющие стороны при осадах и бомбардировках принимать все необходимые меры для того, чтобы «щадить, насколько это возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники». Статья 56 той же Конвенции в категорической форме запрещает всякий захват, истребление или повреждение произведений искусства и исторических памятников и обязывает государства преследовать лиц, совершивших такие действия.

15 апреля 1935 г. 20 латиноамериканских стран и США подписали международное соглашение «О защите учреждений, служащих целям науки и искусства, а также исторических памятников», в котором содержится обязательство государств по защите культурных ценностей независимо от их государственной принадлежности. При подписании соглашения выступил президент США Франклин Рузвельт, который заявил: «Предлагая этот Пакт для подписания всеми странами мира, мы стремимся к тому, чтобы его всемирное признание сделалось насущным принципом для сохранения современной цивилизации»174. Насущным принципом! Знали ли американские солдаты и офицеры эти слова своего президента, когда они так варварски уничтожали всемирно известные памятники культуры в странах Индокитая?

14 мая 1954 г. государства подписали Гаагскую конвенцию «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта», в которой закреплено обязательство государств защищать и охранять культурные ценности в случае всякого вооруженного конфликта.

14 ноября 1970 г. государства заключили Конвенцию «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности». И, наконец, защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта подтверждается в Дополнительном протоколе I.

Следовательно, в современном международном праве содержится общепризнанная норма, согласно которой культурные ценности подлежат защите со стороны воюющих. Данная норма признается и некоторыми буржуазными учеными. Так, даже Л. Оппенгейм, который признавал возможность обращения к войне как средству решения споров между государствами, писал, что «произведения науки и искусства и исторические памятники ни при каких условиях и обстоятельствах не должны быть превращены неприятелем в свою собственность или использованы для военных операций»175. Л. Оппенгейм образно подтверждает свою категоричность: «Хотя металл, из которого отлита какая-нибудь статуя, быть может, и чрезвычайно нужен для литья пушек, статуя не может быть использована для этой цели».

Как же соблюдаются эти положения международного права империалистическими державами?

В первой мировой войне войска кайзеровской Германии разрушили знаменитую Почаевско-Успенскую лавру, всемирно известный реймский собор, архитектурные памятники Франции, Бельгии и другие культурные ценности. Многие из них были вывезены в Германию.

Колоссальный ущерб культурным ценностям человечества был нанесен в годы второй мировой войны. Как отмечалось в материалах ЮНЕСКО, грабеж культурных ценностей был ее характерной чертой. Руководители гитлеровской Германии с присущей им педантичностью заранее готовились к этой позорной акции. Центральное руководство ею возлагалось на специальный оперативный штаб, подчиненный Розенбергу. Деятельность штаба находила полную поддержку у военного командования фашистской Германии. Уже в первые дни после нападения гитлеровской Германии на Польшу фашисты создали «музей фюрера» в Линце, в котором предполагалось собрать шедевры мировой культуры, в конце 1939 — начале 1940 гг. эта идея начала осуществляться за счет разграбления польских музеев.

16 декабря 1939 г. генерал-губернатор Польши Франк издал приказ о реквизиции всех предметов искусства в Польше, а через некоторое время этот «меценат» уже докладывал Гитлеру о выполнении своего приказа. Не забыл Франк и о себе. Для своих резиденций (например, замки Вавель и Крещовцы) он украл из музеев Варшавы и Кракова ценные картины, фарфор, ковры и гобелены, посуду и др.

Невозможно назвать точные данные, характеризующие разграбление культурных ценностей в СССР и Чехословакии, Польше и Франции, Голландии и Бельгии, в Балканских странах, Венгрии. Ибо, как убедительно было показано на Нюрнбергском процессе, грабежом занимались Геринг, Риббентроп, Борман; не отставали от них и военные — Кейтель, Дениц, Редер, Иодль. Главный обвинитель от Советского Союза Р. А. Руденко говорил: «Грабил Геринг, грабили рейхсминистры и рейхскомиссары оккупированных областей, грабили представители военного командования, начиная от генерала и кончая рядовым солдатом»176. Добавим к этому, что грабили многочисленные организации, конкурировавшие друг с другом.

Еще до нападения на Советский Союз планировалась акция по вывозу культурных ценностей нашей страны. В частности, была создана специальная группа под руководством фашистского чиновника Утикаля. Уже весной 1941 года при некоторых армиях вермахта действовали специальные штабы Утикаля, в задачу которых входило похищение, учет и переправка в Германию предметов искусства из музеев и галерей, научных трудов из библиотек, архивов. В директиве главного командования фашистской Германии от 5 апреля 1941 г. предписывалось оказывать уполномоченным Утикаля «любое возможное содействие для осуществления скорейшего и четкого выполнения его задачи»177.

Свою зондеркоманду (зондеркоманда фон Кюнсберга) сформировал и шеф иностранного ведомства Риббентроп. Перед ней он поставил задачу основательно

«прочесать» все научные учреждения, институты, библиотеки и дворцы, просмотреть все архивы и конфисковать все важное и ценное.

Гитлеровское военное командование воспитывало у немецких солдат ненависть к славянской культуре. Так, в приказе командующего 6-й армией генерал-фельдмаршала Рейхенау от 10 октября 1941 г. «О поведении войск на восточном пространстве» говорилось: «…никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения»178.

Свидетельством вандализма является приказ военно-морского штаба гитлеровской Германии № 1-А 160/41 от 29 сентября 1941 г., в котором говорилось: «Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. Предположено тесно блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей».

Всему миру известно, какие огромные культурные ценности находятся в этом городе. Знали об этом и гитлеровцы. Знали и тщательно готовились к завладению ими. Уже летом 1941 года особоуполномоченный Гитлера Ганс Поссе начал подготовку к ограблению ленинградских сокровищниц и вывозу их богатств в Германию для пополнения «музея фюрера» в Линце. В начале августа в район Ленинграда послал своего уполномоченного статс-секретаря Кая Мюльманна и рейхсмаршал Геринг. Кай Мюльманн «отличился» ранее в Польше, где он был уполномоченным по конфискации художественных ценностей. Геринг уже потирал руки от предвкушения удовольствия иметь в своей личной коллекции ценнейшие сокровища Ленинграда. Однако «Наци № 2» не удалось пополнить свою коллекцию шедеврами русской культуры. Ленинград выстоял! Но в пригородах Ленинграда, где побывали фашистские захватчики, урон, нанесенный культурным ценностям, был огромный. Варварскому разрушению подверглись великие памятники истории и культуры — ансамбли Петродворца, Пушкина (Царское село), Павловска. В Петродворце фашистские бандиты разграбили дворцы Большой, Марли, Монплезир, Коттедж и вывезли в Германию десятки тысяч предметов, музейных экспонатов. Они подожгли Большой дворец — гениальное творение зодчего Варфоломея Растрелли; с помощью мин замедленного действия разрушили дворец Марли; разрушили знаменитую фонтанную систему петродворцовых парков.

Пройдут многие и многие годы, но человечество никогда не забудет, как вандалы XX века уничтожали памятники мировой культуры — Дом-музей Льва Толстого в Ясной Поляне, Дом-музей великого русского композитора П. И. Чайковского в Клину, Дом-музей А. П. Чехова в Таганроге, Дом-музей А. С. Пушкина, Дом-музей К. Э. Циолковского в Калуге. В г. Истра (Московская область) был взорван Новоиерусалимский монастырь, основанный в 1656 году и реставрированный в XVIII веке знаменитыми архитекторами Растрелли и Казаковым.

Чрезвычайная Государственная комиссия по выявлению и расследованию преступлений немецко-фашистских оккупантов на временно оккупированной советской территории установила, что всего было уничтожено 427 музеев, 167 театров, 334 высших учебных заведения и т. д. Очень многие произведения искусства, шедевры мировой культуры исчезли бесследно. Например, до сего времени не удалось обнаружить следы Янтарной комнаты, украденной оккупантами из Екатериненского дворца в Царском Селе.

Такого национально-культурного геноцида еще не знала история. Ведь уничтожение национальных памятников культуры не было вызвано военной необходимостью. Как отмечал советский обвинитель на Нюрнбергском процессе, «осквернение и уничтожение исторических и культурных памятников на захваченных советских территориях, а также разрушение созданных советской властью многочисленных культурных учреждений является частью чудовищно нелепого плана, задуманного и проводимого гитлеровским правительством и имеющего целью ликвидацию русской национальной культуры и национальных культур народов Советского Союза». Обвинитель от США Старк расценил грабеж гитлеровской верхушкой культурных ценностей как «организованные насильственные, систематические и планомерные действия по ликвидации культуры почти всех народов Европы».

И после этого в ФРГ находятся «исследователи», которые пишут, что фашисты буквально «оберегали» культурные ценности на оккупированных ими территориях, что больше всего пострадали культурные ценности Германии. Так, К.-Г. Бузе в своей книге «Защита культурных ценностей в войне» трогательно описывает, как уполномоченные по культурным ценностям при частях и соединениях вермахта даже подавали в отставку, если их советы не выполнялись и эти ценности вывозились в Германию. Далее автор рассказывает, какие шедевры искусства переправлялись в Германию, из Италии и Франции, Польши и Советского Союза. И делает сногсшибательное открытие. Оказывается, все эти ценности вывозились только с одной единственной целью… их спасения.

Какое кощунство! Называть спасением хищение по меньшей мере 200 тыс. предметов искусства и культурных ценностей! Только из Советского Союза было вывезено около 34 тыс. таких предметов179.

Грабили культурные ценности американцы и англичане. Главком группой советских войск в Германии Г. К. Жуков докладывал И. В. Сталину о том, что союзники вывезли из рудника Кайзероде золото германского банка (более 100 тонн); бумажной валюты около 4-х вагонов; все картины и другие ценности берлинских музеев180.

Израильская агрессия против арабских государств поставила под угрозу величайшие ценности человеческой цивилизации на Ближнем Востоке. В 1954 году правительство Израиля ратифицировало Гаагскую конвенцию «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта». В докладе Генеральному директору ЮНЕСКО о мероприятиях, проведенных Израилем для выполнения конвенции, указывалось, что в 1962 году был создан межминистерский совет, который обязан давать консультации правительству; в связи с применением конвенции был назначен генеральный комиссар по культурным ценностям; создан специальный персонал в армии, который должен был следить за соблюдением конвенции в случае вооруженного конфликта и т. д.

Однако все это оказалось блефом после того, как израильские войска оккупировали территорию нескольких арабских государств. Можно привести много примеров, когда Израиль нарушал взятые на себя обязательства по защите культурных ценностей. Вопиющим преступлением, совершенным при попустительстве израильских властей, явился поджог 21 августа 1969 г. мечети Аль-Акс в Иерусалиме, которая считается третьей по значению святыней мусульман (после святынь в Мекке и Медине). По заявлению представителя Алжира в Совете Безопасности Аззута день 21 августа 1969 г. является одним из самых тяжелых дней для мусульман всего мира, а действия израильской военщины — отвратительным преступлением против человеческой цивилизации, ее достоинств и духовных ценностей. 15 сентября 1969 г. Совет Безопасности принял резолюцию, в которой признал, что любой акт разрушения или осквернения святых мест, религиозных зданий или всякое потворство или содействие таким актам может создать серьезную угрозу международному миру и безопасности.

Без преувеличения можно сказать, где бы не появились израильские солдаты, они вели себя как вандалы и варвары. Так, при эвакуации из зоны Суэцкого канала в 1973 году они полностью разрушили знаменитый институт морских исследований в Суэце, разграбили лаборатории специальных исследований, растащили дорогостоящие приборы. Были уничтожены многие произведения искусства, осквернены памятники культуры, вывезены наиболее ценные сокровища.

Израильтяне снесли целую группу домов Абу Сауд (группа домов Мамелюка) около Стены плача в Иерусалиме. Эти дома являются архитектурным ансамблем древнего периода, а также частью одного из наиболее известных памятников мира. Покидая сирийский город Эль-Кунейтра (в соответствии с соглашением о разъединении сирийских и израильских войск), агрессоры разрушили больницы, храмы. Они захватили с собой мраморные плиты, мебель, ценные иконы XIV века, статуи и др. Оккупанты вывезли несколько ценнейших кумранских свитков из Палестинского музея в Иерусалиме.

Вторгшись в 1982 году в Ливан, сионисты приступили к планомерному уничтожению и разграблению культурного наследия палестинского и ливанского народов. Израильская солдатня уничтожила сотни живописных полотен, хранившихся в Бейрутском музее изобразительных искусств; в столице Ливана были разграблены многие учебные и культурные учреждения, палестинский центр научных исследований; были похищены рукописи, редкие книги. Захватчики разворовали все движимое имущество бейрутского аэропорта. Убытки составили около 3 млн. ливанских фунтов. И это были не отдельные эксцессы! Грабеж и мародерство — характерные черты израильской армии. Запада ногерманский журнал «Stern» писал, что во время войны 1973 года тогдашний министр обороны М. Даян образовал даже свой «подпольный частный синдикат» по поставке в зарубежные антикварные магазины предметов старины из разграбленных памятников культуры181.

Преступления империалистических государств в отношении культурных ценностей являются следствием противоправной оккупации чужих территорий, а также нарушения общепризнанных норм международного права, устанавливающих режим оккупации. Следовательно, их нельзя рассматривать изолированно, ибо они создают ситуации, ставящие под угрозу мир и международную безопасность.

Так, преступно нарушается Гаагская конвенция 1954 года (ст. 4, п. 3), которая содержит обязательство государств «запрещать, предупреждать, пресекать любые акты кражи, грабежа или незаконного присвоения культурных ценностей в какой бы то ни было форме, а также любые акты вандализма в отношении указанных ценностей». Конвенция от 14 ноября 1970 г. содержит также норму, запрещающую «принудительные вывоз и передачу права собственности на культурные ценности, являющиеся прямым или косвенным результатом оккупации страны иностранной державой» (ст. 11). Из этой нормы вытекает общее положение — незаконно вывезенное с оккупированной территории имущество, в том числе и культурные ценности, должны быть возвращены их законному владельцу. Именно данным положением руководствуется Международный Суд ООН в своей практической деятельности. Так, 15 июля 1962 г. Суд принял решение по делу о принадлежности храма Преах Вихеар («Камбоджа против Таиланда»), в котором указал, что Таиланд обязан возвратить все, что им было вывезено из храма или его района с момента оккупации в 1954 году.

К разграблению, уничтожению культурных ценностей ведут также раскопки, осуществляемые захватчиками на оккупированных территориях. Так, профессор Б. Мазар из еврейского института в Иерусалиме проводил археологические раскопки, которые привели (помимо всего прочего) к сносу ансамбля Медресе Завуях аль Кахриа. Вопрос об археологических раскопках Гаагская конвенция 1954 года не регламентирует. Однако проведение их противоречит п. 32 Международных рекомендаций, принятых Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1956 году. XV сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО в резолюции 3343 потребовала от Израиля «воздерживаться от любых раскопок, перемещения ценностей и изменения их характерного вида или культурного и исторического характера».

Огромный ущерб мировой культуре нанесла агрессия США против стран Индокитая. В дни войны во Вьетнаме пропагандистский аппарат США прилагал немало усилий для того, чтобы представить американские войска «поборниками и защитниками азиатской культуры». Да, Конвенция 1954 года предусматривает необходимость «воспитывать еще в мирное время личный состав своих вооруженных сил в духе уважения культуры и культурных ценностей всех народов» (ст. 7, п. 1). Может быть, солдаты США действительно прониклись уважением к ним? Нет, наоборот. Они выступили разрушителями местной культуры. Особенно это относится к действиям американской авиации, которая не щадила ни памятников старины, ни церквей, ни пагод, ни святилищ. Только за четыре года войны на территории ДРВ было подвергнуто бомбардировкам 457 церквей и 326 пагод. Без преувеличения можно сказать, что американская военщина совершала в Индокитае культурный геноцид.

Примером соблюдения норм международного права, касающихся защиты культурных ценностей во время войны, являются действия Советской Армии. Как известно, в феврале 1945 года американская авиация подвергла бессмысленной бомбардировке город Дрезден. В течение двух суток 1400 бомбардировщиков сбросили на город 3749 тонн бомб. Свыше 135 тыс. человек было убито, разрушено 35 470 зданий, среди них всемирно известные музеи. Среди развалин и хаоса, часто рискуя своей жизнью, советские солдаты спасали картины классической живописи из собраний Дрезденской галереи, насчитывающей 750 картин немецких, голландских, фламандских, итальянских, испанских и французских художников.



Нюрнберг, Токио, Луанда…

Беспрецедентные преступления, совершаемые империалистическими державами, побудили прогрессивные силы мира принять меры для их пресечения… Установление международно-правовой ответственности государств и отдельных лиц было направлено особенно на борьбу против таких международных преступлений, как агрессия, колониализм, расизм. В современных условиях эта ответственность служит также претворению в жизнь принципа мирного сосуществования государств с различным социальным строем.

Ответственность государства может выражаться в основном в двух формах: политической и материальной. Политическая форма ответственности осуществляется в виде коллективных или индивидуальных мер воздействия одних государств против государства-нарушителя. В Уставе ООН содержится положение, согласно которому государство, систематически нарушающее нормы и принципы международного права, закрепленные в Уставе, может быть исключено из ООН решением Генеральной Ассамблеи ООН по рекомендации Совета Безопасности (ст. 6). В отношении государства-нарушителя может быть приостановлено осуществление прав и привилегий, принадлежащих ему как члену ООН (ст. 5). Если государство совершит международное преступление, то по решению Совета Безопасности к нему могут быть применены такие меры воздействия, как полный или частичный разрыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, вплоть до разрыва дипломатических отношений.

Если же такие действия окажутся неэффективными, то против государства-нарушителя могут быть применены действия с использованием вооруженных сил ООН, создаваемых по решению Совета Безопасности.

Материальная форма ответственности государства предусматривает возмещение ущерба, возникшего по вине государства-нарушителя. Возмещение может осуществляться в форме репараций, реституций. Так, после второй мировой войны на Германию, развязавшую войну, были наложены репарации в размере 20 млрд. долларов.

Международно-правовые нормы, предусматривающие ответственность отдельных лиц, впервые были закреплены в Гаагской конвенции 1907 года. Однако они так и остались на бумаге. И это понятно. Ведь сама война тогда не являлась преступлением с точки зрения международного права.

После первой мировой войны государства, воевавшие с Германией, предприняли попытку привлечь к уголовной ответственности за военные преступления отдельных лиц германской армии. Они даже намеревались устроить суд над кайзером Германии Вильгельмом II. Но суд над ним не состоялся, так как он бежал в Голландию, которая отказалась его выдать. Судебные же процессы над другими лицами, совершившими военные преступления, превратились в фарс. Так, по первому списку, который союзные армии предъявили Германии, перед судом должно было предстать 896 человек; Германия из этого списка признала виновными только 45 человек. Верховный трибунал в Лейпциге судил 12 человек, приговорив всего 6 из них к незначительным срокам наказания.

Лишь после второй мировой войны при активном участии Советского государства нормы об уголовной ответственности за международные преступления были не только четко сформулированы и закреплены в международных договорах, но и реализованы. Уже в решениях Крымской конференции от 11 февраля 1945 г. государства — ее участники взяли на себя обязательство «подвергнуть всех преступников войны справедливому и быстрому наказанию…». В решениях Потсдамской конференции от 2 августа 1945 г. содержалось обязательство ее участников арестовать и предать суду военных преступников.

Для практического выполнения положений, закрепленных в международных соглашениях, учреждались международные военные трибуналы. Они действовали на основании своих уставов. В них была предусмотрена уголовная ответственность лиц за: а) преступления против мира (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны); б) военные преступления (убийство, истязание военнопленных, заложников, разграбление общественной или частной собственности, разрушение городов, сел и т. д.); в) преступления против человечности (истребление, убийства, порабощение гражданского населения; преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам).

Созданные после второй мировой войны Международные военные трибуналы провели два процесса. На Нюрнбергском процессе, состоявшемся в ноябре 1945 — октябре 1946 гг., были рассмотрены преступления 24 главных нацистских военных преступников. Вина обвиняемых была полностью доказана, и они получили суровое наказание (12 из них были приговорены к смертной казни).

С мая 1946 по ноябрь 1948 года в Токио проходил процесс над главными японскими военными преступниками. Суду было предано 28 государственных и военных руководителей милитаристской Японии. Все они также были признаны виновными в совершении тяжких международных преступлений и наказаны (семь из них были приговорены к смертной казни). «На головы зачинщиков агрессии опустился меч правосудия»182.

Значение Нюрнбергского и Токийского процессов велико. Важен уже сам факт преследования и наказания военных преступников. Он свидетельствовал о том, что в международном праве сформировался и получил признание принцип уголовной ответственности конкретных лиц, совершивших международные преступления. Процессы над немецкими и японскими военными преступниками — это грозное предупреждение всем тем империалистическим и реакционным силам, которые решение международных проблем ищут на полях военных сражений.

Позже Генеральная Ассамблея ООН неоднократно подтверждала принцип уголовной ответственности отдельных лиц за международные преступления. Так, в резолюции 2712, принятой 15 декабря 1970 г., была установлена уголовная ответственность конкретных лиц за проведение политики и практики расизма, апартеида и колониализма. Генеральная Ассамблея ООН подтвердила, что наказание лиц, совершивших военные преступления, имеет единое значение для предупреждения военных преступлений как в настоящее время, так и в будущем, для защиты прав человека и основных свобод, укрепления доверия, развития сотрудничества между народами, обеспечения международного мира и безопасности.

Наконец, 30 лет спустя, в 1976 году в Луанде, столице Народной Республики Анголы, состоялся процесс над наемниками, над наемничеством.

Наемничество всегда использовалось эксплуататорскими классами для ведения захватнических, грабительских войн и обогащения. В настоящее время империалистические государства, колониальные и расистские режимы пользуются услугами наемников в своих преступных целях против национально-освободительных движений, для поддержки марионеточных режимов и правительств. Огромные страдания наемники принесли народам Вьетнама и Лаоса, Алжира и Конго, Нигерии и Анголы, Мозамбика и Бенина, Йемена и Омана. Они и сейчас продолжают убивать и грабить население Намибии, Никарагуа и других стран.

Использование империалистическими государствами наемников противоречит таким основополагающим принципам международного права, как неприменение силы или угрозы силой, равноправие и самоопределение народов, суверенное равенство государств. Международное право рассматривает наемника как уголовного преступника (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3103 от 12 декабря 1973 г., Дополнительный протокол I 1977 года к Женевским конвенциям 1949 года, ст. 47). Наемник несет уголовную ответственность в соответствии с национальными законами того государства, на территории которого он совершил преступление.

Опираясь на международно-правовые акты и законодательство своей страны, Народный революционный трибунал Анголы осудил в июне 1976 года 13 наемников — граждан США, Англии, ФРГ. Несколько человек были приговорены к расстрелу, остальные — к тюремному заключению на срок от 16 до 30 лет.

В настоящее время Специальный комитет ООН разрабатывает международную конвенцию о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников.

Нюрнбергский и Токийский процессы, а также суд над наемниками в Луанде — яркое свидетельство того, что империализм уже не может безнаказанно творить свои преступные действия на международной арене. В период, когда война не рассматривалась как преступление, считалось, что за ее развязывание нельзя было кого-либо привлечь к ответственности. Этим, кстати, и пользовались защитники немецких военных преступников в Нюрнберге. Они пытались доказать, что ответственность должно нести только государство как таковое, а не конкретные лица, какие бы посты они ни занимали в государстве. Суд решительно отверг подобные «доводы» защитников и в своем приговоре записал: «Преступления против международного мира совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права».

Лица, в отношении которых существуют серьезные основания полагать, что они совершили преступления против мира, военные преступления или преступления против человечности, лишаются права пользоваться убежищем. Эта норма современного международного права закреплена в Декларации о территориальном убежище от 14 декабря 1967 г. Однако она часто нарушается империалистическими державами. Известно, что многие военные преступники второй мировой войны нашли убежище в США, Англии, Канаде, ФРГ и правительства этих стран отказываются выдавать их тем странам, на территории которых они совершили свои преступления.

На лиц, совершивших военные преступления, не распространяется и срок давности. Так, ст. 1 Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества устанавливает, что никакие сроки давности не применяются к преступлениям, определенным в Уставе Международного военного трибунала. Попытки реакционных сил в ФРГ отменить сроки давности и впредь не привлекать к ответственности бывших нацистских военных преступников встречают решительное сопротивление со стороны народов всех стран.

Положения об ответственности, закрепленные в международно-правовых актах, общеизвестны, признаются всеми. Но применяются ли они сегодня империалистическими государствами? Один из наиболее авторитетных юристов-международников Запада Телфорд Тэйлор (он был главным американским обвинителем на ряде судебных процессов над гитлеровскими военными преступниками) заявил, что в случае применения законов, сформулированных Нюрнбергским трибуналом, к войне во Вьетнаме генерал Уэстморленд, бывший командующий американскими вооруженными силами в Южном Вьетнаме, должен быть привлечен к суду и наказан как военный преступник. При этом Т. Тэйлор сослался на имевший место судебный прецедент — дело японского генерала Томоюки Ямасита, которого судил американский военный трибунал и приговорил его к виселице. Ямасита командовал японскими войсками, действовавшими в Юго-Восточной Азии. Генерала казнили за преступления, совершенные воинскими частями, находившимися в его ведении. Трибунал исходил из того, что Ямасита нес прямую ответственность за их злодеяния, за то, что не положил им конец. Верховный суд США оставил в силе приговор трибунала, который впоследствии был приведен в исполнение.

Современное международное право категорично закрепляет положение о том, что к ответственности должны привлекаться не только непосредственные исполнители, но и лица, стоящие у руля государственной власти, издающие приказы, преступные с точки зрения международного права. Касаясь этого положения, Т. Тэйлор сказал, что если бы к государственному секретарю Раску и министру обороны Макнамаре были применены нормы, закрепленные в приговоре Нюрнбергского трибунала, то они были бы судимы и признаны виновными. Под эту категорию, по словам Т. Тэйлора, подпадал и президент США Л. Джонсон, который хотя и являлся гражданским лицом, но выполнял функции верховного главнокомандующего американскими вооруженными силами.

В начале 1971 года в США состоялось все-таки несколько судебных процессов над офицерами, сержантами и солдатами, совершившими кровавое преступление в Сонгми. Возглавляющий эту «операцию» лейтенант Колли был признан виновным в нарушении законов и обычаев ведения войны и приговорен к пожизненному тюремному заключению. Однако Колли только постращали. Через короткое время по распоряжению президента США он был освобожден.

Так, американский суд перед лицом возмущенной мировой общественности признал, что американская армия в развязанных американским империализмом войнах воюет с мирным населением, что она попирает общепризнанные нормы международного права, элементарные нормы морали и гуманизма. Суд же «над солдатами и сержантами» был призван отвести подлинную ответственность от тех, на кого она непосредственно ложится.

В связи с агрессией Израиля против арабских государств возникает вопрос об ответственности руководителей Израиля, а также солдат и офицеров израильской армии. Они в соответствии с Уставом Нюрнбергского военного трибунала, положения которого были подтверждены Организацией Объединенных Наций и стали, таким образом, действующим международным правом, должны нести индивидуальную уголовную ответственность за преступления, совершенные ими против народов арабских стран. Ссылка офицеров или солдат на «приказ свыше» не может освободить их от ответственности.

Наказание военных преступников — это не внутригосударственная, а международная проблема, так как военные преступники совершают преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности, ответственность за которые предусмотрены ст. 6 Устава Международного военного трибунала. Ни одно государство не может национальным актом изменить (или тем более отменить) международно-правовую норму.

Как же это положение выполняется империалистическими странами? Сразу же отметим — оно грубо ими нарушается. Примеров тому много. Так, по сообщениям лондонского журнала «Обсервер» из 70 тыс. нацистских военных преступников, которые были занесены в списки союзных держав в 1945 году, около 50 тыс. избежали какого бы то ни было наказания. Пользуясь покровительством определенных кругов, подавляющая часть этих нацистов нашла убежище в странах Латинской Америки и США. Лишь на террит тории США укрылись от возмездия около 10 тыс. преступников и только 12 из них были лишены американского гражданства. Государственный департамент и военная разведка США завербовали в качестве своих агентов сотни бывших нацистов, которых социалистические страны намеревались предать суду. Страны с фашистскими режимами видят в нацистских военных преступниках своих братьев по крови. Так, палач Чили отказывается выдать Вальтера Рауфа, «изобретателя» известных всему миру «душегубок». Более того, Пиночет арестовывает тех, кто требует выдачи Рауфа.

Не понесли никакого наказания и многие японские преступники. Оккупационные власти США, грубо нарушив нормы международного права, в мае 1951 года поручили самому японскому правительству заняться судьбой военных преступников. Результат: к началу 1952 года из 210 228 лиц, подлежащих наказанию за совершенные преступления, 201 574 человека были полностью реабилитированы. Более того, в Японии ныне создается ореол славы вокруг японских военных преступников. Как известно, в декабре 1948 года по приговору Международного военного трибунала были повешены семь военных преступников. В 1959 году на их могиле появились иероглифы, написанные первым послевоенным премьер-министром Японии С. Иосида: «Памятник семи патриотам». В 1979 году останки этих преступников были перенесены в храм Ясукуни и теперь им поклоняются главы японского правительства, члены кабинета; здесь проходят шабаши реваншистов и милитаристов, требующих возрождения самураизма.

Не жажда мести руководит теми, кто требует исполнения норм международного права о наказании военных преступников, а чувство ответственности за будущее человечества, за предотвращение новой мировой войны.

Заключение

Резкое обострение международной обстановки на рубеже 80-х годов — общеизвестный и неоспоримый факт. По вине империализма и прежде всего американского над человечеством нависла опасность ядерной войны. Сегодня, как никогда ранее, четко просматриваются цели внешней политики США — военным путем повернуть ход истории вспять.

В послевоенный период политическая карта мира изменилась радикальным образом. Поражение во второй мировой войне германского фашизма и японского милитаризма, образование мировой системы социализма значительно сузили сферу господства империализма. Уменьшились его возможности маневрировать, безнаказанно диктовать свою волю суверенным государствам и народам. Находясь в своей последней стадии развития, переживая состояние общего кризиса, империализм, однако, не хочет сдавать своих позиций. Характеризуя обстановку в мире, сложившуюся по вине империалистических держав, Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев подчеркивает, что она сейчас сложная, напряженная и даже взрывоопасная. К тому же она имеет тенденцию еще более ухудшаться183. Безудержная гонка вооружений попытки распространить ее на космос, военные авантюры, использование международного терроризма в качестве официальной государственной политики — вот далеко не полный перечень действий империализма, свидетельствующих об усилении его агрессивности.

Целям изменить поступательный ход истории служит и резко возросшая в последнее время идеологическая активность империалистических сил, пытающихся опорочить социализм как общественную систему. По своей интенсивности, содержанию и методам развязанная империализмом «психологическая война» представляет собой особую разновидность агрессии, попирающей суверенитет других стран и народов.

Но потуги империализма задержать, а тем более повернуть вспять ход истории, тщетны. Изменилось соотношение сил на мировой арене. Ныне социализм, ставший решающей общественной силой мирового развития, создает реальную возможность защитить мир и жизнь на Земле, не допустить осуществления агрессивных, человеконенавистнических планов империализма. И в этом — надежда всего человечества.

Примечания

1 См.: Горбачев М. С. Бессмертный подвиг советского народа. Доклад на торжественном собрании в Кремлевском Дворце съездов, посвященном 40-летию победы советского народа в Великой Отечественной войне. М., 1985, с. 28.

2 См.: Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 23 апреля 1985 года. М., 1985, с. 24.

3 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 14–15 июня 1983 года. М., 1983, с. 20.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 240–241.

5 «Звездные войны». Иллюзии и опасности. М., 1985.

6 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 41.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 93.

8 Там же, с. 164.

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 193.

10 18 марта 1959 г. США объявили о превращении Гавайских островов в 50-й штат США.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 305.

12 Губер А. А. Филиппинская республика 1898 года и американский империализм. М., 1961, с. 298.

13 Марк Твен. Собр. соч., т. 11, с. 517.

14 История дипломатии. Т.П. М., 19ЬЗ, с. 516.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 380.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 32, с. 80.

17 Цит. по кн.: Ромашкин П. С. Военные преступления империализма. М., 1953, с. 30.

18 Мартенс Ф. Восточная война и Брюссельская конференция, 1874–1878 гг. Спб., 1879, с. 125–126.

19 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 21, с. 424.

20 Кант И. Соч., т. 4, ч. II. М., 1965, с. 269.

21 Лист Ф. Международное право в систематическом изложении. Юрьев, 1919, с. 381–382.

22 Оппенгейм Л. Международное право. T. II, п/т I. М., 1948, с. 201.

23 По условиям пакта он вступал в силу лишь после его ратификации всеми без исключения государствами, подписавшими пакт.

24 Документы внешней политики СССР. М., 1966, т. XI, с. 496.

25 Нюрнбергский процесс над главными военными немецкими преступниками. Сборник материалов в 7 томах. Т. 7. М., Юриздат, 1961, с. 365 (в дальнейшем — Нюрнбергский процесс…).

26 Нюрнбергский процесс… Т. 7, с. 365.

27 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 49.

28 Губер А. А. Филиппинская республика 1898 года и американский империализм. М., 1961, с. 403.

29 См.: Нюрнбергский процесс… Т. 1, с. 136.

30 Цит. по кн.: Норден А. Как делаются войны. О закулисной стороне и технике агрессии. М., 1972, с. 124.

31 Речь идет о таких наиважнейших международных договорах, как Основы взаимоотношений между СССР и США; Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны; Соглашение между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях и др.

32 Правда, 1984, 30 янв.

33 Документы международного Совещания коммунистических и рабочих партий. Москва, 5—17 июня 1969 г. М., 1969, с. 17

34 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 1.

35 Белая книга о возрождении германского империализма. М., 1952, с. 7–8.

36 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 50.

37 Там же, с. 48.

38 См.: Советская военная энциклопедия. Т. 2. М., 1976, с. 409,

39 См.: Международная жизнь, 1978, № 3, с. 7.

40 Нюрнбергский процесс… Т. 7, с. 327.

41 См.: Советская военная энциклопедия. Т. I. М., 1976, с. 109.

42 Ленин В. И.. Полн. собр. соч., т. 27, с. 383.

43 Проблемы мира и социализма, 1969, № 7, с. 31.

44 См.: Правда, 1984, 18 мая.

45 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 21.

46 Правда, 1981, 3 февр.

47 См.: Правда, 1982, 20 марта.

48 «Апартеид» — отделение, отдельное развитие. Этот термин был выдвинут националистической партией Южной Африки в избирательной кампании 1948 года и с тех пор приобрел вполне конкретное значение — отдельное развитие различных рас в зонах, географически отграниченных друг от друга (на практике — отграничение белых от цветного населения). Однако зарождение апартеида относится ко времени колонизации Южной Африки английским империализмом, создания им Южно-Африканского Союза (ЮАС) в 1909 году. Уже в 1913 году правительство ЮАС издало Земельный закон, установивший черту оседлости банту, запретивший африканцам владеть землей вне резерватов. Теоретически апартеид означает, что каждая группа населения — 24 млн. африканцев, около 4,5 млн. белых, 2,5 млн. цветных и 750 тыс. азиатов — следуют своим собственным путем развития под общим «милостивым руководством» правительства ЮАР. На практике же апартеид ведет к лишению элементарных человеческих прав всего цветного населения.

49 А/39/423, S/16709 от 27 авг. 1984 г., с. 3.

5 °Cм.: Л. А. Демина, И. В. Черкасова. Режим ЮАР — преступление против человечества. М., 1981, с. 17.

51 См.: Известия, 1984, 9 янв.

52 Time, USA, 1984, 24 September.

53 См.: Новое время, 1984, № 24, с. 15.

54 См.: Известия, 1984, 1 сент.

55 Правда, 1985, 1 апр.

56 Численность оккупационных войск ЮАР в Намибии составляет в настоящее время более 100 тыс. человек.

57 Правда, 1983, 25 апр.

58 Известия, 1984, 6 окт.

59 См.: Вышинский М. А. Юг Африки: документы обвиняют. М., 1983, с. 46.

60 А/39/423, S/16709 от 27 авг. 1984 г.

61 См.: Правда, 1984, 13 окт.

62 Правда, 1985, 8 марта.

63 Слово «сионизм» происходит от названия горы Сион (Палестина), а идейно-политическое течение «сионизм», являясь реакционной шовинистической идеологией и политикой еврейской буржуазии, выражает стремление к образованию еврейского государства у горы Сион.

64 См.: Соловьев В. А. Ближневосточный жандарм. М., 1983, с. 32.

65 См.: Financial Times, 1984, 6 June; Литературная газета, 1985, 20 марта.

66 См.: Красная Звезда, 1985, 31 марта.

67 См.: Красная Звезда, 1984, 5 сент.

68 См.: Известия, 1984, 12 сент.

69 Нюрнбергский процесс… Т. 7, с. 526.

70 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 99.

71 Цит. по: Проблемы мира и социализма, 1984, № 6, с. 7.

72 Цит. по: Foreign policy. USA, 1984, 7 September.

73 Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 14–15 июня 1983 года, с. 52.

74 См.: Известия, 1984, 21 мая.

75 См.: Известия, 1984, 9 июля.

76 См.: Неделя, 1983, № 4, с. 7.

77 См.: там же.

78 См.: Замятин Л. М. Идеологическая борьба и вопросы мира, с. 20.

79 Цит. по кн.: В. Л. Артемов. Психологическая война в системе империализма. М., 1983, с. 28.

8 °Cм.: Известия, 1984, 22 нояб.

81 3амятин Л. М. Идеологическая борьба и вопросы мира, с. 39.

82 См.: Красная Звезда, 1985, 4 апр.

83 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 50.

84 Там же, с. 51.

85 См.: Правда, 1983, 3 июля.

86 Военный энциклопедический словарь. М., 1983, с. 846; Красная Звезда, 1985, 22 янв.

87 См.: Международная жизнь, 1984, № 12, с. 134.

88 См.: Красная Звезда, 1985, 11 янв.

89 Ведомости Верховного Совета СССР, 1973, № 27, ст. 345.

90 Правда, 1985, 27 апр.

91 См.: Правда, 1983, 16 апр.

92 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 187.

93 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 152.

94 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 26.

95 Подробнее об этом см.: Разоружение: кто против? М., 1983.

96 Громыко А. А. Во имя торжества ленинской внешней политики. Избранные речи и статьи. М., 1978, с. 512.

97 См.: Правда, 1984, 1 окт.

98 См.: Коммунист, 1984, № 9, с. 13.

99 См.: Известия, 1984, 26 авг.

10 °Cм.: Откуда исходит угроза миру. 3-е изд. М., 1984, с. 9—10.

101 См.: Военный энциклопедический словарь, с. 689; Откуда исходит угроза миру. М., 1984, с. 17, 21.

102 См.: Новое время, 1984, № 33, с. 19.

103 Washington Post, 1984, 26 February.

104 Альберди X. Б. Преступление войны. М., 1960, с. 75.

105 См.: Литературная газета, 1985, 13 февр., с. 14.

106 См.: New-York Times, 1984, 20 August.

107 New-York Times, 1984, 13 May.

108 Cm.: Financial Times, 1984, 19 October.

109 Cm.: New-York Times, 1984, 9 August.

11 °Cм.: Проблемы мира и социализма, 1984, № 11, с. 93.

111 См.: Financial Times, 1984, 10 October.

112 См.: Подольский Н. В. Внешнеполитические итоги 1984 года. М., 1985, с. 24.

113 См.: Известия, 1984, 19 мая.

114 См.: World Armaments and Disarmament. SIPRI Yearbook 1983. London, 1983, p. 165–166.

115 См.: Правда, 1984, 6 марта.

116 Архив К. Маркса и Ф. Энгельса. T. IV. М., 1935, с. 29.

117 См.: Правда, 1978, 5 февр.

1,8 См.: Известия, 1984, 2 авг.

119 См.: Откуда исходит угроза миру, с. 33.

120 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 27.

121 Материалы XXV съезда КПСС, с. 23.

122 Цит. по кн.: «Звездные войны». Иллюзии и опасности, с. 16.

123 См.: Милитаризм и разоружение, с. 27.

124 См.: Красная Звезда, 1985, 1 февр.

125 См.: Christian science monitor, 1984, 8 May.

126 См.: Правда, 1985, 30 марта.

127 См.: Spiegel, 1983, № 42.

128 См.: Wirtschaftswoche, 1984, 13 July.

129 См.: Yeune Afrique. Paris, 1984, 27 June.

130 Громыко А. А. Во имя торжества ленинской внешней политики. Избранные речи и статьи, с. 541.

131 См.: Вышинский М. П. Юг Африки: документы обвиняют. М., 1984, с. 25.

132 Апартеид. Правда о расизме в Южной Африке. М., 1975, с. 133.

133 Для видимости и усыпления бдительности мировой общественности в апреле 1984 года в городском суде г. Ковентри состоялся фарс суда над четырьмя гражданами ЮАР и одним англичанином, которые обвинялись в нелегальном экспорте оружия из Англии в ЮАР (Советская Россия, 1984, 3 апр.).

134 Во время визита нынешнего «президента» ЮАР П. Бота в июне 1984 года в Лондон было достигнуто соглашение о продаже таких самолетов расистам (Известия, 1984, 7 июля).

135 См.: Советская военная энциклопедия. Т. 8. М., 1980, с. 633.

136 См.: Проблемы мира и социализма, 1984, № 3, с. 61.

137 См.: Правда, 1982, 3 сент.

138 Современные проблемы разоружения. М., 1970, с. 82.

139 Новое время, 1978, № 7, с. 28.

140 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 13.

141 См.: Новое время, 1984, № 31, с. 16.

142 См.: Правда, 1985, 14 февр.

143 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 392.

144 Вашингтонская конференция по ограничению вооружений и тихоокеанским и дальневосточным вопросам (1921–1922 гг.). М., 1924.

146 Хайд Ч. Ч. Международное право, его понимание и применение Соединенными Штатами Америки. Т. 5. М., 1953, с. 212.

146 Цит. по кн.: Коровин Е. А. Чудовищные злодеяния американских агрессоров в Корее. М., 1952, с. 14.

147 См.: Espresso. Italia, 1984, 8 April.

148 См.: Красная Звезда, 1985, 9 янв.

149 См.: Правда, 1971, 15 дек.

16 °Cм.: За рубежом, 1972, № 3, с. 21.

151 См.: Замятин Л. М. Идеологическая борьба и вопросы мира, с. 46.

152 Материалы судебного процесса по делу бывших военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении бактериологического оружия. М., 1950, с. 9.

153 См.: Коровин Е. А. Чудовищные злодеяния американских агрессоров в Корее, с. 15.

154 См.: Международная жизнь, 1972, № 2, с. 13.

155 При этом надо иметь в виду решение Международного военного трибунала в Нюрнберге о том, что нормы (законы и обычаи ведения войны, установленные на Гаагских конференциях 1899 и 1907 гг.), составляют часть обычного международного права.

156 См.: Известия, 1984, 4 окт.

157 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 396.

158 См.: Новое время, 1985, № 6, с. 27–28.

159 См.: Правда, 1977, 21 авг.

160 Подробнее об этом см.: Кузнецов В. Операция «N». М., 1984.

161 «Звездные войны». Иллюзии и опасности, с. 54.

162 См.: Белевич А. Хатынь: боль и гнев. М., 1975.

163 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 154.

164 Нюрнбергский процесс… Т. 7, с. 91.

165 Цит. по кн.: Соловьев В. А. Ближневосточный жандарм. М., 1983, с. 32.

166 Текст Конвенции см.: Ведомости Верховного Совета СССР, 1984, № 3, ст. 50.

167 Xайд Ч. Указ. соч., т. 5, с. 195.

168 См.: Международная жизнь, 1971, с. 154.

169 См.: Соловьев В. А. Ближневосточный жандарм, с. 58–59.

17 °Cм.: За рубежом, 1982, № 26, с. 7.

171 См.: Красная Звезда, 1982, 22 сент.

172 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 26.

173 См.: Боженко А. М. Черная книга преступлений империализма, с. 222.

174 Цит. по кн.: Богуславский М. М. Международная охрана культурных ценностей. М., 1979, с. 90.

175 См.: Оппенгейм Л. Международное право. Т. II, п/т. I, с. 383.

176 Нюрнбергский процесс… Т. 7, с. 209.

177 Мюллер Н. Вермахт и оккупация. М., 1974, с. 84.

178 Там же, с. 139, 154.

179 См.: Зейдевиц Р., Зейдевиц М. Дама с горностаем. М., 1966.

18 °Cм.: Красная Звезда, 1983, 19 нояб.

181 См.: Соловьев В. А. Ближневосточный жандарм, с. 60–61.

182 Громыко А. А. Во имя торжества ленинской внешней политики. Избранные речи и статьи, с. 565.

183 Правда, 1985, 24 окт.

* * *

Рецензенты:

В. П. Серегин, канд. юрид. наук,

В. К. Собакин, доктор юрид. наук


Редактор А. И. Филатова

Художник Е. И. Карташов

Художественный редактор Ю. П. Трегубов

Технический редактор М. В. Берлина

Корректор Т. В. Шпякина

Операторы Н. Г. Пономарева, Т. В. Сергеева

* * *

ИБ № 1683

Сдано в набор 20.05.85. Подписано в печать 06.12.85. А-09096. Формат 84X1081/32. Бумага офсетная № 2. Гарнитура школьная. Печать офсетная. Объем: усл. печ. л. 12,60; усл. кр. — отт. 25, 52; учет. — изд. л. 12,83. Тираж 80 000 экз. Заказ № 595. Цена 50 коп.

Издание подготовлено к печати на ЭВМ и фотонаборном оборудовании в ордена «Знак Почета» издательстве «Юридическая литература» 121069, Москва, Г-69, ул. Качалова, д. 14.

Ярославский полиграфический комбинат Союзполиграфпрома при Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 150014 Ярославль, ул. Свободы, 97.




Оглавление

  • Введение
  • Война — преступление
  • Расизм вне закона
  • Призыв убивать
  • Сколько стоит «Трайдент»?
  • Торговцы смертью
  • Как ведутся войны?
  • Геноцид — убийство рода, племени
  • Под прицелом — памятники культуры
  • Нюрнберг, Токио, Луанда…
  • Заключение
  • Примечания