КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Голоден по тебе (fb2)


Настройки текста:



Линси Сэндс Голоден по тебе

Информация о переводе:

Переводчик: Lfif


Редактор: дарьяна


Дизайн: Poison_Princess

Переведено для http://ness-oksana.ucoz.ru

Глава 1

Кайл только успел поднять руку, чтобы постучать в дверь, когда она распахнулась. Высокий парень с короткими темными волосами и прижатым к уху телефоном смотрел на него.

— Кайл Валенс?

— Да, — ответил Кайл, зная, что охранники у ворот сделали предупредительный звонок в дом о его прибытии.

— Проходи. — Парень отступил назад, освобождая место, нажав кнопку закончить вызов, прежде чем протянуть руку Кайлу. — Джастин Брикер. Большинство людей называют меня Брикером.

Кайл принял руку, вежливо ее пожав, и затопал ногами по коврику пару раз, чтобы стряхнуть снег на сапогах. Затем он шагнул внутрь.

— Мне сказали, что я должен поговорить с Гарретом Мортимером.

— Да, я знаю. Мальчики у ворот позвонили в дом и сказали это тоже, но Мортимер в гараже с Сэм. — Брикер закрыл дверь и повернулся к нему лицом, махнув неопределенно телефоном. — Я только что звонил ему туда, чтобы сказать, что ты здесь, но он не ответил. Надеюсь, это означает, что они на пути к дому.

— Надеюсь? — Кайл снял коричневое кожаное зимние пальто.

— Да, ну, они, возможно, очень заняты в одной из клеток, — объяснил искаженно Брикер, взяв пальто и быстро повесив его в шкаф рядом с дверью. — Они супруги только восемь или девять месяцев, и до сих пор любят друг друга. — Он закрыл дверь шкафа, повернулся к Кайлу, а затем направился по коридору в заднюю часть дома. — Пойдем. Я дам тебе кровь, пока мы ждем.

Кайл последовал за ним, вспоминая то, что его дядя Люциан говорил об этих людях. Мортимер и Брикер были партнерами, охотниками-силовиками на вампиров-отступников, но теперь они управляли домом силовиков вместе. Брикер был молодым бессмертным и поддержкой Мортимера, который в настоящее время отвечает за всех силовиков.

— Один пакет или два? — спросил Брикер, приведя его в большую кухню с встроенными шкафами и с кухонным островом в середине.

— Одного достаточно, — пробормотал Кайл.

Младший бессмертный сразу же открыл холодильник, открывая вид на большое количество крови в мешках, сложенных вместе с различными продуктами питания.

Зрелище было немного пугающем. Кайл не ел земной пищи более чем тысячелетие и в своем собственном холодильнике хранил только кровь. Мысль, которая пришла ему в голову была: было ли гигиенично, хранить сырое мясо и овощи так близко к крови.

— Резус положительный подойдет? — спросил Брикер, перебирать мешки в холодильнике.

— Ладно. — Гигиенично или нет, он был голоден.

— Вот.

Кайл принял мешок, который Брикер протянул ему, пробормотав — спасибо, подождал несколько секунд, которые потребовались, чтобы его клыки выдвинулись, а потом быстро нанизал прозрачный пакет с темно-красной жидкостью на клыки.

— Садись, — пригласил Брикер, используя ногу, чтобы подцепить один из деревянных барных стульев, задвинутых под кухонный остров, и подтащив его к себе. Он насадил мешок крови на собственные зубы, садясь на табурет.

Кайл вытащил второй стул, но только устроился на высоком сиденье, как мягкий шуршащий звук открытия и закрытия раздвижных стеклянных дверей прозвучал из соседней комнаты. Он проследил за ожидающим взглядом Брикера, когда дверь напротив них открылась. Она, очевидно, вела в столовую. Было видно конец темного дубового стола, кончик стула, но дверь и тот, кто собирался входить исчезли из виду. Однако, их голоса легко достигли их, и Кайл оказался случайно подслушивающим то, что как он скоро понял, был частный разговор.

— Ты уверена, что готова, любимая? — спросил мужчина серьезным тоном.

— Да, конечно, я уверена, — ответила женщина, хотя она звучала не такой уж уверенной по мнению Кайла. Он задался вопросом, кем она была, и к чему, как она утверждала, была готова.

Видимо, мужчина тоже отметил неуверенность.

— Действительно, Сэм? Прошло восемь месяцев и ты…

— Я знаю, — перебила его женщина. — И мне жаль, что я так долго тянула волынку. Это не потому, что я не люблю тебя, Мортимер. Я люблю, но…

— Но ты не хочешь оставлять своих сестер, — сказал мужчина, явно понимая.

Кайл почувствовал, как его брови поднялись, когда он узнал имена. Мортимер был тем, с кем ему здесь нужно было увидеться, так же как и Сэм. Она, видимо, была сестрой девушки по имени Алекс, и у тети Маргарет было «чувство»,что эта Алекс может быть женщиной, которую он ждал всю свою жизнь. Кайл не питал особой надежды по поводу того, что Маргарет может быть права. Он был так стар, что почти оставил надежду найти когда-либо пожизненную пару. Он уже почти смирился с вечным одиночеством. Но он также не хотел обижать женщину, поэтому согласился прийти, чтобы встретиться с этой Алекс.

В любопытстве теперь посмотреть на пару, которая говорила, Кайл слегка сдвинул свой табурет, наклонившись в сторону, но это было бесполезно. Они, должно быть, остановились у двери, через которую только что вошли. Они, очевидно, думали, что у них частный разговор, и он взглянул на Брикера, ожидая что тот как-то зашумит, чтобы предупредить их о том, что они не одни, но младший бессмертный, казалось, затаил дыхание, ожидая продолжение их разговора.

Кайл нахмурился с мешком крови во рту и собирался отодвинуть свой стул обратно, чтобы предупредить пару, но следующие слова женщины заставили его остановиться.

— Это не из-за Джо и Алекс.

Кайл замер от любопытства, надеясь услышать больше об этой Алекс.

— Это был просто предлог, Мортимер. Я даже сама себя наполовину убедила в этом, — призналась с виноватым вздохом женщина. — Но Джо кое-что сказала мне после того, как она встретила Николаса, что заставило меня понять, это не настоящая причина.

— Что она сказала? — спросил тихо Мортимер.

— Она указала на то, что после того как ты бы изменил меня, у меня было бы еще десять лет, чтобы попытаться найти им пары. Она сказала, что я просто боюсь, и я думаю…нет, я знаю, что сейчас она была права.

— Боишься чего, Сэм? — спросил Мортимер с нежной заботой. — Боль во время изменения?

— Нет… хотя это страшно само по себе, — призналась она со смешком. Ее голос был более чем серьезным, когда она добавила, — Но я боялась, что ты проснешься однажды и осознать… ну, что я, это я, — закончила она беспомощно.

— Я не понимаю. Я знаю, кто ты, Сэм. Что…?

— Я знаю, но…это глупо, но, в то время как я умная, и трудолюбивая, и в принципе милая, я не… — голос Сэм был немного смущенным, когда она призналась: — Ну, я просто не сексуальная, не великолепная типа Вапм-Герл, которая может держать внимание такого парня, как ты, вечность.

— Дорогая, ты прекрасна. Я…

— Я похожа на Олив Ойл, Мортимер. — Слова вылетели на воздух на раздраженном дыхание, как будто она думала, что это должно быть очевидным.

Кейл оторвал теперь уже пустой мешок ото рта и посмотрел на Брикера с непониманием, его голос был тише шепота, когда он спросил:

— Олив Ойл?

Брикер снял собственный мешок и объяснил приглушенным тоном:

— Подружка Папая. — Когда Кайл продолжал смотреть на него непонимающе, он закатил глаза. — Она мультипликационный персонаж; темные волосы, огромные глаза, и худющая, как палка. Сэм…

— Дорогая, у меня есть глаза. Я знаю, что ты похожа на Олив Ойл.

Брикер остановил свое объяснение с низким проклятьем и закрытыми ненадолго глазами. Затем он повернул голову обратно к двери, бормоча с отвращением:

— Вы старики такие чертовски глупые. Честно.

Кайл хотел было поспорить, но на самом деле, даже он… который не беспокоился по поводу женщин… знал, что слова Мортимера были неправильными. Очевидно, Мортимер тоже понял это, потому что он начал лепетать:

— Я имею в виду, ты прекрасна для меня. Я люблю твою улыбку и твои искрящиеся глаза, когда тебе весело или ты дразнишься…

— Но я по-прежнему выгляжу как Олив Ойл, — сказала Сэм таким тоном, что стало очевидно: она не была впечатлена усилиями спасти ситуацию.

— Едва ли. — Было явное отсутствие убежденности в голосе Мортимера, но он стал сильнее, когда он добавил: — Послушай, дорогая, суть в том, что я не вижу тебя сквозь розовые очки. Моя любовь не основана на какой-то мелкой фантазии, и я не собираюсь вдруг проснуться в один прекрасный день и заметить, что у тебя шишковатые колени.

— Шишковатые колени? — закричала она.

— Я…Нет, — заверил он ее быстро, сейчас звуча немного панически. — Нет, конечно, они не шишковатые. Просто я точно знаю, как ты выглядишь. Я вижу тебя, и ты — то, чего я хочу, не какие-то глупые фантазии, как например про Джессику Реббит.

— Джессика Реббит? — повторила с недоверием Сэм. — Ты мечтал о Джессике Реббит? Мультипликационном кролике?

Брови Кайла поднялись в вопросе на это заявление. Он жил уже долгое время и мечтал о многих вещах, но никогда не о мультипликационном кролике.

— Ну не как о кролике, — пробормотал Мортимер, звуча немного раздосадованным. — И не как о персонаже из мультфильма. Я не очень… я имею в виду, я не хочу переспать с ней или что-нибудь подобное. Она была просто представлением того типа женщины, с которой, я думал, я могу остаться.

— Чувственная и сексуальная, — предложила Сэм.

— Точно, — сказал Мортимер с облегчением.

Кайлу не нужен был стон Брикера, чтобы понять, что это, возможно, самое глупое, что мужчина мог сказать. Темные волосы, огромные глаза и тощая фигурка не могут выглядеть чувственной и сексуальной.

— Мортимер, — сказала Сэм, ее голос был твердым, — Я не чувственная, не сексуальная. Если ты этого хочешь, почему тратишь вечность со мной?

— Милая, ты очень сексуальная. Ты умная, а мозги действительно сексуальны, как ад.

— Точно, — огрызнулась Сэм, очевидно, не купившись на это.

— Идиот! — рявкнул Брикер.

Когда младший бессмертный вскочил со своего стула и поспешил к двери столовой, Кайл последовал за ним. Он вошел в комнату за другим мужчиной, его глаза с интересом рассматривали пару, смотрящую на них с удивлением.

Описание Брикера — темные волосы, большие глаза и худющая, как палка, фигура — подходило для Сэм, решил Кайл. Вероятно, это был также не самый непривлекательный способ описания. У женщины были темные волосы, но только для понимания, что она не блондинка. У нее были оттенки светло-коричневого и даже красного в волосах, которые делали их привлекательными, почти рыжими. Как и ее глаза, Кайл всегда находил большие глаза привлекательными, но эти, доминировали на тонком женском лице. Он подозревал, что они были бы прекрасными, если бы у нее было бы немного больше мяса на ее щеках. На самом деле, ей не помешает немного больше округлений везде. Ее тело было на грани истощения. Ему стало интересно, не было ли у нее какой-то болезни щитовидной железы или что-то подобное.

Он перевел взгляд на Гаррета Мортимера, но едва ли получил впечатление от светлых волос и мускулистого тела перед тем, как Брикер остановился перед парой, и рявкнул:

— Да ради Христа, вы двое! Что вы делаете? Сэм, ты любишь Мортимера, и он любит тебя, и это он пытается сказать тебе, он просто слишком глуп, чтобы сделать это правильно. Но он любит и хочет тебя такой, какая ты есть. — Он покачал головой с отвращением. — Ты не должна беспокоиться об этом, ради Бога. Вы оба вели себя, как пара кроликов в течение нескольких месяцев, без каких-либо признаков усталости.

— Брикер! — завопила Сэм, вспыхнув ярко-розовым, когда она посмотрела, указывая взглядом, на Кайла, он подозревал, что этого взгляда не было бы, будь он не чужой.

— Ах, да, — пробормотал Брикер, оглянувшись назад на него со вздохом, который говорил, что он ненадолго забыл о присутствии Кайла. — Сэм, Мортимер, — это Кайл Валенс. Кайл, это Гаррет Мортимер и Сэм Виллан.

— Кайл, — повторил медленно Мортимер, протягивая руку, а потом понимание осветило его лицо. — Сын Мартины Аржено.

— Да. — Кайл вежливо пожал протянутую руку и снова посмотрел на Сэм. К его удивлению, смущение, которое минуту назад окрашивало ее лицо, казалось, исчезло, сменившись интересом, который был острым и сосредоточенным.

— Вы одиноки, мистер Валенс? — спросила Сэм, когда поддалась вперед, чтобы тоже пожать ему руку.

Кайл поднял бровь на такой прямой вопрос, но взглянул на Брикера, когда у того вырвался короткий и резкий смешок.

— Я вижу, твое согласие на превращение не ослабило решимость найти Алекс в пару бессмертного, Сэм, — с развлечением прокомментировал ситуацию Брикер, потом предупредил Кайла, — Берегись. Она проведет вечеринку и познакомит вас друг с другом до конца недели.

— Ну, почему бы и нет? — Сэм звучала оборонительно. — Как знать. Они могут подойти друг другу.

— Дорогая, — сказал Мортимер со вздохом, — Шансы Алекс найти себе спутника жизни из бессмертного довольно низкие. Удивительно, что Джо оказалась спутницей жизни Николаса. Большая редкость найти трем смертным сестрам…

— Шансы шимансы, — решительно прервала Сэм. — Кроме того, нет никакого вреда в представлении их друг другу и возможности посмотреть подошли ли они друг другу. Алекс будет хорошей бессмертной. Она умная, успешная и уже работает по ночам. Я позвоню ей и узнаю, сможет ли она прийти на ужин. — Сэм начала отворачиваться, но Мортимер схватил ее за руку.

— Почему бы нам, в первую очередь, не узнать, почему Кайл приехал сюда, и посмотреть, может у него даже не будет времени остаться на ужин? — спокойно предложил он.

Сэм замялась, но потом взглянула на Кайла.

— Ты останешься на ужин?

Когда он кивнул, она улыбнулась и снова помчалась назад.

— Спасибо, что пошел у нее на поводу, — сказал Мортимер со вздохом, когда они посмотрели, как она пересекает комнату.

Кайл пожал плечами.

— Я не шел ей на поводу, так как Маргарет просила тоже самое.

— Маргарет? — Сэм резко остановилась на пороге кухни и обернулась, ее и без того большие глаза стали еще большее на ее встревоженным лице.

Кайл поднял брови. Женщину почти трясло от эмоций, которых он не мог понять. Он собирался уже прочитать ее мысли, когда Мортимер привлек его внимание, повторив ее возглас, но более глубоким, хотя и не менее испуганным голосом.

— Маргарет?

Кайл взглянул на мужчину, а потом на Брикера, теперь они оба глядели на него с повышенным интересом. Поморщившись, он признался:

— К Маргарет, кажется, села пчела на шляпку по поводу моего знакомства с сестрой Сэм, Алекс.

— Правда? — вздохнула Сэм, вернувшись на несколько шагов по направлению к ним.

Кайл неловко переминался с ноги на ногу, когда признался:

— Да. Она думает, что мы подойдем друг другу… я надеюсь, что она ошибается, но, я думаю, не повредит ублажить ее и встретиться с твоей сестрой, чтобы выполнить ее пожелание.

— Я скажу Алекс сразу же приехать! — Сэм снова побежала назад, на этот раз она вышла из комнаты, прежде чем кто-либо заговорил.

Фырканье со смешком привлекло взгляд Кайла к Брикеру, когда младший бессмертный спросил:

— Ты шутишь, так?

— О чем? — спросил, хмурясь, Кайл. Он не любил насмешек, а молодой человек наверняка насмехался. Он также смотрел на него с комбинацией жалости и, как ни странно, с завистью.

— О, в не ожидании того, что Маргарет будет права, — объяснил Брикер, а потом хлопнул его по спине. — Дружище, если у Маргарет возникает это ее «предчувствие», что ты и Алекс подойдете, считай ты уже в паре. Это то, что Маргарет делает. Она находит пожизненных пар для всех и каждого, кого она знает. Она соединила каждую пару, которые нашли друг друга в последние несколько лет.

— Каждую пару Аржено, — твердо поправил Мортимер. — Она не несет ответственность за Сэм и меня.

— Да, ну я бы не был так уверен в этом, — сухо сказал Брикер. — Она, наверное, предложила Люциану отправить нас на работу в коттедж в надежде, что один из нас подойдет хотя бы одной из сестер.

Мортимер закатил глаза при мысли об этом

— Она не могла знать о Сэм и ее сестрах. Я не думаю, что она даже была в доме Деккера.

— Ох, он не сказал тебе? — с развлечением спросил Брикер.

— Сказал мне что? — спросил Мортимер вдруг насторожено.

— Маргарет помогла ему найти место. Поскольку он всегда был так занят на работе, она изучила доступные дома и предложила один, самый красивый, рядом с домом Сэм и ее сестрами.

— Христос, — пробормотал Мортимер.

Брикер рассмеялся, а Кайл просто переводил взгляд с одного мужчины на другого с любопытством.

— Она действительно хороша в поиске пар для бессмертных?

— О, Да, — заверил его Брикер. — Если Маргарет думает, что Алекс та, кто тебе нужен, то дело в шляпе. Похоже, твоя холостяцкая жизнь кончилась, мой друг. Держу пари, что ты не можешь этого дождаться.

Кайл нахмурился и сказал немного натянуто:

— Не все мы — одиночки нуждаемся в пожизненной паре. Некоторые из нас умудряются жить относительно счастливой, насыщенной жизнью без таковой.

— Ага, конечно, — сказал Брикер, с недоверием.

Кайл не стал спорить дальше. Зачем? Это, так или иначе, была не совсем правда.

***

— Ты должно быть шутишь. — Алекс Виллан уставилась на человека, стоящего по другую сторону ее стола. Питер Каннингем, или Пьер, как он предпочитал называться, был ее шеф-поваром. Он был также маленького роста, бородатый, и с маленькими глазками. Она всегда думала, что он напоминал ей скользкого типа, но не так сильно, как в этот момент. — Ты не можешь уйти просто так. Новый ресторан открывается через две недели.

— Да, я знаю. — Он печально на нее посмотрел. — Но на самом деле, Александра, он выкупает меня…

— Конечно, он выкупает. Он пытается сломить меня, — отрезала она.

Питер пожал плечами.

— Ну, если ты хочешь перебить их предложение…

Глаза Алекс сузились. Она не могла не заметить, что он сказал «перебить», а не «заплатить столько же» или даже «приблизиться». Маленький уродец действительно был ласков без верности во всем… но он ей был нужен.

— Сколько? — спросила она резко и едва могла вздохнуть от размера суммы, которую он пробормотал. Господи, это было в три раза больше, что она ему платит и в два, что она может себе позволить…что он, конечно. знал.

Это была смешная сумма. Никакой шеф-повар не зарабатывал столько, и он этого не стоит. Питер был хорош, но не настолько. Это не имело никакого смысла, что Жак Турнье, владелец Chez Joie, предложил ему столько. Но тут Алекс вдруг поняла, в чем был план. Жак переманил человека в преднамеренной попытке оставить ее одну. Он продержал бы его две или три недели, достаточно долго, чтобы доставить ей множество проблем, но потом он уволит его под тем или иным предлогом.

Алекс открыла рот, готовая предупредить Пьера, но самодовольное выражение его лица остановило ее. Питер всегда был эгоистичным ублюдком. Было уже плохо, когда он был всего лишь су-шефом, но не так давно, после тогокак она его повысила до шеф-повара, его эго возросло в десяти раз. Нет, подумала она со вздохом, он ей не поверит. Он подумает, что это просто " притворная помощь (Пословица: ближе локоть, да не укусишь, близок локоть, да не укусишь, добрыми намерениями ад вымощен. Прим. пер.)».

— Я знаю, что ты не можешь себе этого позволить, — сказал жалостливо Питер. Потом с чем-то меньшим, чем сочувствие, он добавил: — Просто признай, что это так, я перестану тратить мое время и уберусь отсюда.

Рот Алекс захлопнулся.

— Ну, если ты это знал, почему даже побеспокоился, предложить мне это?

— Я не хотел, чтобы ты думала, что я совершенно не могу быть верен, — признался он, пожимая плечами. — Если бы ты перебила их предложение, я бы остался.

— Спасибо, — сказала она сухо.

— Derien (Фр. не за что), — сказал он и повернулся к двери.

Алекс почти позволила ему уйти, но ее совесть взяла верх над ней. Поверит ли он ей или нет, она должна была хотя бы попытаться предупредить его, что он подставляет себя. Как только Жак уволит его… а она не сомневалась ни на минуту, что так и будет… Питер попадет в список. Все рестораны будут знать, что он оставил ее из-за них, а потом потерял работу. Даже если люди не будут знать правду, что на самом деле произошло, и он замаскирует свою гнилистую преданность, они подумают, что он был уволен за что-то.

Алекс едва начала говорить свои мысли, однако, Питер покачал головой. Она объясняла ему, предупреждая, как ей подсказывала совесть. Когда она замолчала, он смеялся над ней с издевательством.

— Я знал, что ты расстроишься, Александра, но придумывать такую нелепую историю, чтобы заставить меня остаться — это просто грустно. Правда, я продавал себя дешево некоторое время назад, ноне теперь. Я создал себе репутацию в качестве удивительного шеф-повара за эти последние несколько недель во время приготовления пищи в твоем захудалом месте…

— Две недели, — поправила нетерпеливо Алекс. — Прошло всего две недели с тех пор, как я тебя повысила до шеф-повара. И ты готовишь мои рецепты, ты сам не внес ни одну блестящую идею. Конечно, ты понимаешь, насколько смешно то, что кто-то будет платить тебе такие деньги за…

— Нет, я не вижу, как это смешно. Я великолепен. Жак видит мой потенциал и что мне должны платить такие деньги. Но ты, очевидно, нет. Ты пыталась держать меня под контролем. Сейчас мне будут платить, что я заслуживаю, и я буду наслаждаться частью прибыли, которую принесут мои навыки. — Сжав рот, он добавил: — И ты не заставишь меня остаться здесь какими-то глупыми историями.

С тихим брезгливым сопением Питер повернулся на каблуках и выплыл из ее офиса, убежденный в своей правоте, которая заставила ее закрыть рот.

Алекс закрыла глаза. На данный момент, она не хотела ничего, кроме как орать трехэтажным матом после того, как мужчина ушел, и подозревала, что она будет наслаждаться его падением, когда он вернется. К сожалению, ее собственное падение придет первым.

Выругавшись, она потянула свою картотеку к себе и начала перебирать визитки. Возможно, один из ее старых друзей из кулинарной школы может помочь в течение вечера или двух. Христос, она разориться, если не найдет кого-то и быстро.

Спустя час, Алекс бесперспективно перебрала все визитки, когда зазвонил телефон. Раздраженная, что ее перервали, когда она в кризисе, Алекс резко его взяла. Она рявкнула «алло», пальцы ее свободной рукой, все еще перебирали визитки одну за другой в быстрой последовательности.

— У меня есть кто-то, с кем я хочу тебя познакомить.

Алекс нахмурилась на странное приветствие, медленно узнав голос своей сестры. Как только она это сделала, глубокий вздох сорвался с ее губ, и она устало покачала головой. Ей действительно сейчас этого не нужно. Ее тошнило от парада мужчин, с которыми Сэм пыталась ее познакомить на протяжении последних восьми месяцев.

Было достаточно плохо, когда она и их младшая сестра, Джо, обе были одиноки и свободны, но теперь, когда Джо встречается с Николасом, Сэм полностью сосредоточила все свое внимание на поиске мужчины для Алекс. Она подумала, что это не было бы так плохо, если бы хоть один из мужчин, с которыми Сэм ее знакомила, проявили хотя бы слабый интерес к ней, но это было едва ли больше мгновения, а иногда всего лишь несколько секунд, а потом они просто игнорировали ее, или в некоторых случаях, даже уходили.

Это развивало у нее комплекс. Она даже начала сидеть на диете, что поклялась никогда не будет делать, и заниматься на тренажёрах, что терпеть не могла делать, а также начала пробовать различные виды макияжа и выбор одежды в попытке повысить падающее эго.

Это действительно было последнее, что ей сейчас нужно, но Алекс знала, что в сердце Сэм, хотела, как лучше, и заставила себя, набраться терпения и даже сумела сохранить свой тон лишь слегка раздраженным.

— Сэм, сладкая, мой шеф-повар только что ушел, и у меня есть один час, чтобы заменить его перед ужином, на который люди начинают прибывать. Прямо сейчас у меня нет времени для знакомств.

— Но, Алекс, я уверена, что это он, — возмутилась она.

— Правда, ну, возможно это и он, но если он не шеф-повар мирового класса, я не заинтересована, — мрачно сказала Алекс. — Я вешаю трубку.

— Он шеф-повар!

Алекс замерла с телефоном на полпути на базу и вернула его обратно к уху.

— Что? Он что?

— Шеф-повар? — Сказала Сэм, но это звучало как вопрос, а не объявление. Этого оказалось достаточно, чтобы глаза Алекс сузились.

— Правда? — спросила она подозрительно.

— Да. — Сэм звучала более уверено на этот раз.

— Где он работал? — спросила она осторожно.

— Я…я не уверена, — замялась Сэм. — Он из Европы.

— Из Европы? — спросила Алекс, ее интерес рос. В Европе были хорошие кулинарные школы. Она посещала одну из них.

— Да, — заверила ее Сэм. — На самом деле, поэтому я была уверена, что он тот самый. Он готовит и понимает толк в изысканной кухни, как ты.

Алекс задумчиво побарабанила пальцами по столу. Казалось, это походило на большую удачу, что ее сестра хотела познакомить ее с поваром в тот же день, как она оказалось в отчаянье, из-за срочной потребности в нем. С другой стороны, она пережила достаточно невезений в последние несколько месяцев, немного удачи, конечно, это хорошо. Наконец, она спросила:

— Как его зовут?

— Валенс.

— Я никогда не слышала о нем, — пробормотала Алекс, а потом поняла, как глупо это было сказано. Она не знала каждого шеф-повара в Европе. На самом деле, она знала только несколько по ее дням в кулинарной школе… и имена эти были известны, конечно.

— Посмотри на это так, он шеф-повар, и он тебе нужен. Что мешает встретиться с ним? — спросила Сэм. — Клянусь, ты не пожалеешь. Я действительно думаю, что все получится. Маргарет никогда не ошибается. Ты должна встретиться с ним.

— Маргарет? — спросила в недоумении Алекс, узнав имя. Она была тетей одного из товарищей по группе Мортимера, Деккера Аржено. Алекс никогда не встречалась с ней, но Сэм упоминала о ней много раз. Однако, она не имела понятия, какое женщина имела отношение ко всему этому.

— Просто встреться с ним, — попросила Сэм.

Алекс вздохнула, ее пальцы отбили быстрый ритм. Она чувствовала, что Сэм о чем-то лгала в ее намерениях заставить ее встретиться с человеком, и, действительно, у нее не было времени на данный момент, чтобы тратить его впустую. С другой стороны, Сэм не колеблясь сказала, что он может готовить, и даже сказала, почему она подумала, что они поладят, так что Алекс подозревала, что это часть была, по крайней мере, правдой. По крайней мере, она надеялась, что это так. Дело в том, что она была в отчаянии. И, честно говоря, беднякам не приходится выбирать. Если мужчина может готовить даже наполовину прилично, она определенно была заинтересована в нем, хотя не так, как Сэм, очевидно, надеясь, она будет.

— Присылай его, — рявкнула она, а потом захлопнула телефон и положила его обратно в гнездо, прежде чем она передумает.

* * *

Кайл рассказывал Брикеру и Мортимеру о свадьбе для нескольких членов его семьи и их спутниц жизни, на которой он присутствовал в Нью-Йорке, когда Сэм поспешила обратно в комнату.

— Все готово, — заявила она возбужденно. — Ты должен поехать к ней ресторан прямо сейчас.

Кайл нахмурился.

— Ты сказала, что позовешь ее сюда.

— Да, ну, планы изменились. У Алекс небольшой кризис в ресторане, и она не может уйти, — объявила Сэм, поймав его руку и таща его к двери на кухню. — Вообще-то это кое-что мне напомнило. Ты умеешь готовить?

Кайл остановился, вынудив ее остановиться, и объявил сухо:

— Я не ем.

— Я не спрашивала тебя, ешь ли ты, — отметила она. — Ты умеешь готовить?

— Зачем мне готовить, если я не ем? — спросил он сухо.

— Не выполнение одного не исключает умение другого, — сказала Сэм с нетерпением, а потом что-то пробухтела с раздражением и попыталась потянуть его продолжать идти вперед, указав, — Мужские дизайнеры не носят женскую одежду, но они конструируют ее.

— Откуда ты знаешь, что они не носят ее? — легко спросил Брикер, привлекая внимание Кайла к тому факту, что он и Мортимер следовали, а теперь стояли, за ними.

Мортимер хмыкнул на эти слова, но Сэм, похоже, не поняла юмора. Поскребя зубами, она снова потянула Кайла за руку.

— Давай. Вам нужно добраться до ресторана, пока она не передумала и не улетела на новое место.

Кайл освободил свою руку.

— Я не готовлю еду, и у меня нет желания посещать место, наполненное ее смрадом. Ты просто должна организовать встречу на другой день. У меня нет желания идти к ней на работу.

Глава 2

— Я не могу поверить, что Сэм сказала своей сестре, что я шеф-повар, — пробормотал Кайл, наверное, в шестой раз с момента, как очутился на пассажирском сиденье его прокатного автомобиля, и выехал из дома силовиков с Джастином Брикером за рулем.

— Верю, — сухо сказал Брикер. — Сэм отчаянно хочет видеть свою сестру в паре с бессмертным. Она и ее сестры очень близки. Она сделает все, чтобы гарантировать, что Алекс не останется позади их жизней в какой-то момент в будущем.

— Хмм. — Кайл мог это понять. Он часто думал, что это, должно быть, трудно для людей, отказаться от своих семей и друзей, чтобы быть с бессмертными, которых они любили. Они, конечно получают много взамен: вечная молодость и любовь, и страсть, о которой большинство смертных может только мечтать. Все-таки семья была важна для его клана, и, по его мнению, это говорило только в пользу Сэм и ее сестер, что они считают семью важным.

— Но… шеф-повар? Просто от вида еды мой желудок переворачивается, а запах… — он поморщился и вздрогнул, его затошнило только бы этой мысли. Его реакция на продукты питания была одной из причин, почему Кайл не общался со смертными. Сама их жизнь, казалось, вращалась вокруг еды или напитков. Они делали дела за чашкой кофе или напитками и накрывали банкеты, чтобы отпраздновать любое событие. Именно по этой причине, Кайл вел свои дела только в кругу бессмертных или по интернету. Конечно, некоторые из них ели, те, кто был еще молод, или был в паре. Но с этой проблемой сталкиваешься гораздо реже, когда имеешь дело с бессмертными, чем со смертными.

— Я первый раз слышу о бессмертном с такой реакцией на еду, — прокомментировал Брикер, а потом бросил на него любопытный взгляд, и спросил: — Сколько тебе лет?

Кайл нахмурился. Чем старше он становился, тем больше он терпеть не мог отвечать на этот вопрос и предположил, что он начал ощущать свой возраст. Не физически, конечно, а морально. Правда, в последнее время, Кайлу было скучно до слез. Вот почему он согласился на долгий визит в Канаду. У него в действительности ничего интересного не происходило в его жизни в течение очень долгого времени. Из-за управления компанией, которая обслуживала потребности бессмертных и включала в себя бессмертных сотрудников, он не должен был изменять свое имя или работу в течение некоторого времени. Он также жил в загородном поместье недалеко от Парижа, где не было соседей, которые заметили бы, что он не старел. Это позволило ему избежать переездов.

Кайл знал, что при том, что это было удобно, это также застаивало его жизнь. В последнее время он думал о крупных изменениях в своей жизни. Он планировал уйти из его компании, оставив ее в руках одного из самых умелых старших сотрудников, и взять себе другую работу, ноне решался на это. Он рассматривал несколько возможностей, но большинство из них требовало поступления в университет, чтобы получить необходимые навыки, что означало быть рядом со смертными и их вездесущей любовью к еде.

Другим вариантом он рассматривал сдавать себя в качестве наемника. Кайл наслаждался сражением в своей юности, и хотя он не мог стать полноценным солдатом, потому что не мог рисковать выходить днем, он понял, что они все-таки нанимали наемников на войну в страны третьего мира. Он знал, что идея вернуться к кровавым битвам говорила о том, как низко его настроение упало.

— Если ты сын Мартин и Дариуса, ты должно быть родился до Рождества Христова, — задумчиво сказал Брикер. — Твой отец умер в 300 г. до н. э. или около того, не так ли?

— В 230 до н. э, — сказал натянуто Кайл. Это было не то время, о котором он любил вспоминать. Он потерял не только отца, но и несколько братьев в том году, все в том же бою.

На самом деле «побоище» было самое верное слово, поскольку они были заманены в ловушку бессмертным, который претендовал на те же контракты наемника, что и они, и решил устранить конкуренцию. Отец Кайла, Дариус, был великим воином и воспитал своих сыновей с теми же навыками, а потом зарабатывал на жизнь, сдавая внаем себя и своих сыновей на поле боя.

В том числе и Кайла, его мать родила одиннадцати детей с отцом, всех сыновей. В 1180 г. до н. э., когда отцу было двести лет, а матери триста, пара встретилась и стала пожизненной парой. Хотя каждый век они соблюдали правило одного ребенка, у них также было два набора близнецов, и… до сих пор… Совет не наказывал родителей за близнецов, заставляя их ждать еще один век, чтобы иметь другого ребенка. Из тех одиннадцати сыновей только трое все еще были живы. Остальные погибли вместе с их отцом на кровавом поле боя в 230 г. до н. э. Кайл по-прежнему горевал при воспоминаниях о гигантской потери.

— Ну, тогда, может быть, твоя реакция на еду такая, только потому, что ты так стар, — С беспокойством пробормотал Брикер. Видимо, идея такого чрезвычайного отвращения к еде была непонятна младшему бессмертному. Пожав плечами, он сказал уже веселее, — но, если Маргарет права… а она всегда права…как только ты встретишь Алекс, ты почувствуешь тягу к пище. — Когда Кайл просто посмотрел на него с сомнением, он усмехнулся и добавил: — Поверь мне. К вечеру ты будешь набивать свой желудок, как смертный, после недельного поста.

Кайл нахмурился, не довольный предложением. В действительности, он больше не был рад оказаться в ловушке в машине с младшим бессмертным.

Еда всегда воняла. Обычно этот запах не беспокоил его так, но обычно он не был пойман в ловушку в душном автомобиле с едой. Морща нос, он вздохнул и спросил:

— Напомни мне, почему ты везешь меня туда?

— Потому что ты не знаешь дорог вокруг Торонто, и Сэм не хотела рисковать, чтобы ты потерялся, — напомнил ему с удовольствием Брикер. — Она также беспокоилась, что ты можешь разбить свой автомобиль на ледяных дорогах, и не хотела рисковать этим тоже. Поскольку Мортимер хотел обсудить ее изменение и не позволил бы ей отвезти тебя самой, она неохотно решила, что я должен доставить тебя к Алекс. Я должен отчитаться перед нею за каждое слово, которое вы скажете друг другу, — весело объяснил он.

— Точно, — пробормотал Кайл, начиная удивляться, во что он влез. Пожалуй, это действительно не стоило того, чтобы не расстраивать Маргарет в конце концов. Нет, если это значит идти в ресторан, где он будет окружен зловонием смертной пищи…, и эта Алекс, женщина думала, что он шеф-повар ради Бога! О чем, черт возьми, Сэм думала, утверждая, что он может готовить? Он не знал даже самого элементарного о такой чертовой вещи, как приготовлении пищи, и не хотел знать. С другой стороны, если окажется, что Маргарет была права, и эта женщина была его пожизненной парой… он предположил, что это может стоить того… и он действительно может начать любить еду снова.

— Вот. — Брикер вслепую пошарил по заднему сиденью, чтобы вытащить оттуда книгу. Он предложил ее Кайлу, сказав: — Сэм подумала, что это может помочь, если ты быстро пролистаешь ее по дороге.

— Кулинария для чайников? — прочел Кайл с чем-то похожем на ужас, когда его взгляд прошелся с отвращением по картинке мертвого, без головы и перьев и скрутившегося жареного цыпленка на тарелке рядом с кучей одинаково жареных овощей.

— Ну, это не повредит, — сказал Брикер забавляясь. — Алекс ожидает шеф-повара мирового класса.

Кайл с отвращением бросил книгу обратно на сиденье позади него.

— У меня нет желания готовить. Я просто пойду туда, познакомлюсь с женщиной, посмотрю, смогу ли я ее прочитать, и уйду, когда смогу.

— Или, — протянул Брикер: — Ты войдешь туда, обнаружишь, что Маргарет снова права, что ты не сможешь прочитать Алекс, и ты будешь отчаянно искать предлог, чтобы остаться рядом с ней, пока пытаешься претендовать на нее как на пожизненную пару.

Кайл фыркнул.

— Если я не сумею прочитать ее, и она моя пожизненная пара, мне не понадобятся оправдания, чтобы оставаться рядом с ней. Она захочет, чтобы я был там.

— О, мужик, тебе многое нужно узнать о смертных женщинах, — сказал Брикер сухим голосом.

Кайл резко посмотрел на него.

— Конечно, если она моя пожизненная пара, она…

— Что? Упадет тебе в руки как спелая слива? — Брикер оторвал взгляд от дороги, чтобы поглядеть на него с очевидным развлечением. Когда Кайл просто нахмурился, он покачал головой и возвратил свое внимание на дорогу. — Ты не обратил внимание там в доме, не так ли? Разве ты не понял, что Мортимер и Сэм — пожизненная пара, вместе в течение восьми месяцев, и все же она только сейчас согласилась на изменение? У смертных женщин есть свобода воли, знаешь ли.

Глаза Кайла расширились, когда он понял, что это правда.

— И вопреки тому, что утверждает фильм, Земные девушки не легко доступны. (Земные девушки легко доступны (1988) комедия (прим. пер.))

— Что? — спросил Кайл, совершенно недоумевая, о чем он.

— Неважно, — пробормотал Брикер. — Главное: пока мы росли с осознанием того, что когда-нибудь мы встретим кого-то, кого не сможет прочитать, и кто не сможет прочитать нас, и он будет нашим идеальным партнером по жизни, у смертных женщин все не так. Они растут с осознанием того, что мужчины обманывают, что они лживые гады, и верят, что им придется перецеловать много жаб, прежде чем они найдет тот, кто будет их принцем. А потом их учат быть осторожными, потому что некоторые принцы на самом деле волки в королевской одежде.

Кайл посмотрел на младшего бессмертного с тревогой.

— Ты серьезно?

— Ты ведь не смотришь телевизор? — спросил сухо Брикер, а затем предложил: — Тебе нужна подсказка, посмотри фильм или два сегодня вечером. Это введет тебя в курс дела о состоянии войны полов.

— Война?

— Да, война, — торжественно сказал Брикер. — Женщины-это не милые маленькие послушные девочки, которые только рады, когда им уделяют много внимания. Если в их жизни есть мужчина, то это потому, что они хотят, чтобы он был там, а не потому, что они нуждаются в нем, чтобы заботиться о них. Сегодняшние женщины могут позаботиться о себе сами. По крайней мере, многие из них могут. И как успешная бизнесвумен, Алекс одна из тех, кто может. На самом деле, оторвать ее внимание от ее бизнеса, скорее всего, будет намного тяжелее, чем что-либо. Особенно сейчас, — добавил он.

— Почему особенно сейчас? — спросил Кайл.

— Она открывает второй ресторан, — сообщил ему Брикер. — Она начала с этого маленького кафе. Очень необычное, — добавил он, на случай, если Кайл получил неправильное впечатление. — Но маленькое. Только она чертовски хороший повар, и кафе имело огромный успех. Вы должны были забронировать столик на месяцы вперед. Поэтому она решила, что ей нужно место побольше, только из того, что сказала Сэм, у нее одна проблема за другой, и Алекс совсем загнала себя, пытаясь собрать все воедино до ночи открытия.

— Когда? — спросил Кайл.

— Через две недели, — сказал Брикер сухим голосом. — Поверь мне, она будет бегать, как курица с отрезанной головой и… пожизненная пара или не пожизненная пара… тебе повезет, если она бросит на тебя хоть мимолетный взгляд, если она узнает, что ты не шеф-повар.

Кайл мгновение молчал, а затем отстегнул ремень безопасности и передвинулся так, чтобы протянуть руку к поваренной книге. Ему казалось, что лучше быть вооруженным, чем сожалеть.

***

— Нет абсолютно никого, кого можно вспомнить, хоть полу-достойного повара и в настоящее время безработного? — спросила несчастливо Алекс, а затем выслушала голос по телефону, когда Джина, хорошая подруга, которая была также шеф-поваром, сказала ей нет. Алекс поморщилась и пробормотала: — Ну, спасибо, что попыталась, в любом случае.

Алекс положила телефон обратно на базу с усталым вздохом. Она потратила последние сорок пять минут с тех пор, как разговаривала с Сэм, делая звонки, но похоже, никакого шеф-повара в поисках должности сейчас не было… который хотя бы мог элементарно умел готовить, но это все ее удача в последнее время.

Заворчав от разочарования, Алекс потерла свое лицо руками, а затем откинулась на спинку рабочего стула со стоном. Она продолжала звонить на случай, если шеф-повар, которого прислала Сэм, будет совершенно непригоден, но казалось, что он был ее единственной надеждой на данный момент. Если он не подойдет, ей придется готовить здесь самой сегодня вечером, что означало, что она не сможет сделать, что ей нужно сделать, чтобы вовремя открыть большой ресторан в новом месте.

Почему она ввязалась в этот ад? Алекс прискорбно задалась вопросом. Это казалось таким простым и легким планом в то время. Этот ресторан шел на ура, всегда полный, деньги текли рекой. Она была толстой, счастливой кошкой, наслаждающейся сливками своего успеха… а потом какой-то маленький дьявол прошептал ей в ухо, что она должна расшириться и, как идиотка, она стремительно устремилась вперед с этой идеей.

Первоначально Алекс надеялась приобрести магазин по соседству и просто срубить стену между ними и сделать этот ресторан больше. Но потом она поняла, что это означало отмену нескольких заказов, чтобы сделать эту работу, а затем кто-то предложил просто открыть другой ресторан на другом конце города. Это сможет привлечь новую клиентуру.

С видениями сеть ресторанов Ла Бон Ви танцующих в ее голове, Алекс намеревалась найти идеальное здание в идеальном месте.

Затем она устроилась украшать и готовить открытие второго Ла Бон Ви. Сначала все шло гладко, а потом неудача начала ее изводить. Идеальное место было старым викторианским домом на краю оживленного торгового района. Оно было недавно отремонтировано, очаровательное и совершенное… пока электрический пожар не вспыхнул поздно ночью вскоре после того, как она начала украшать его.

К счастью, Алекс уже поставила сигнализацию, и пожарные добрались туда быстро. К сожалению, в то время как сам пожар не распространился далеко, всему зданию был нанесен урон от дыма. Неожиданно, вместо того, чтобы сделать легкий ремонт, Алекс столкнулась с необходимостью выпотрошить интерьер и полностью восстановить его.

Ее удача не стала лучше. Последние несколько месяцев были потрачены на тушение пожаров другого рода: погоня за задержанными или просто исчезнувшими грузами, рабочие, которые вдруг бросили или просто не появились, заказы, которые каким-то образом запутались, поступившие неправильные продукты. В нескольких случаях рабочие начали устанавливать неправильные детали до того, как она туда попадала, и компании отказались возместить ей «использованную» продукцию.

Вскоре деньги закончились, и ей пришлось копаться в личных сбережениях. Именно тогда Алекс начала паниковать. С уже установленной датой открытия, она уволила руководителя проекта, который курировал косметический ремонт и повысила Питера от су-шефа до шеф-повара в первом Ла Бон Ви так, чтобы она могла быть в новом здании все время, чтобы убедиться, что нет больше путаниц… который, по-видимому, был убежден, что он был шеф-поваром мирового класса, достойный очень большого количества денег.

— Жопа, — пробормотала она себе под нос, и взгляд ее скользил к часам на стене. Заказы на ужин начинались с пяти, и это было почти что сейчас. Если шеф Сэм не появится, ей придется начать готовить самой. Не то чтобы она возражала. Кулинария была ее первой любовью, все, что она когда-либо хотела делать. Это был ужасно тяжело для нее, когда она должна была передать главенствования шеф-повара Питеру, так чтобы она могла наблюдать за ремонтными работами в новом ресторане. Но у нее не было выбора.

Предполагалось, что Алекс даже не будет здесь сегодня, когда Питер приехал со своим объявлением. Она только заскочила в ресторан, чтобы проверить вещи и взять кое-какие документы, которые она надеялась проверить позже сегодня вечером. Ее намерением было вернуться в новый ресторан вовремя до доставки краски, которой художники должны были покрасить стены, прежде чем столы и стулья прибудут завтра. По крайней мере, таков был план, прежде чем Питер появился с его объявлением, что ему предложили эту нелепую сумму денег, чтобы пойти работать на Чез Джои.

Алекс презирала саму мысль о неприятной уловке, используемой ее крупнейшим конкурентом Жаком Турнье. Они всегда были конкурентами, их рестораны соперничали за одну и ту же высококлассную клиентуру, но это зашло слишком далеко. Он не только мог разрушить ее, но и определенно собирался нанести Петру и его карьере некоторый ущерб. Но Жак всегда был придурком.

Она взглянула на часы, чтобы обнаружить, что, пока она сидела и жалела себя, время продолжало ползти вперед. Алекс больше не мог откладывать, ей придется выйти туда и приступить к работе. Первые гости уже приехали, и их заказы, несомненно, уже появились на кухне. Она просто позвонит художникам в другой ресторан и…

В дверь постучали, когда Алекс потянулась за телефоном. Позволяя кого бы то ни было войти, она начала набивать номер нового ресторана, но остановилась, когда дверь открылась, и появился Джастин Брикер, его обычная веселая улыбка была на месте, когда он вошел в ее кабинет.

— Привет, Алекс. Как дела? — приветствовал он ее легко.

Алекс посмотрела на него с замешательством, а потом застонала.

— Дорогой Боже, неужели ты шеф-повар, о котором говорила Сэм?

— Нет, — сказал он со смехом и жестом указал за собой большим пальцем. — Кайл (Cale) здесь.

— Кэйл? — повторила Алекс, ее глаза скользнули к еще полузакрытой двери. Она не видела никаких признаков второго человека. Хмурясь, она положила телефон обратно и наклонилась в сторону, пытаясь увидеть до самой кухни, бормотав: — Кэйл (Kale переводится как капуста (прим. пер.)) овощ.

— Не капуста. Кайл… через си, — объяснил Брикер, а потом оглянулся и нахмурился, увидев, что второй мужчина не вошел. Нахмуренный Брикер ненадолго вышел из комнаты, и она услышала его бормотание. — Что ты делаешь, мужик? Иди сюда и попробуй прочитать ее.

Брови Алекс поднялись на эти слова, и она коротко задалась вопросом, что они означают, но затем Брикер снова появился, таща мужчину в костюме цвета угля в комнату, пока парень говорил:

— Я искал что-то, чтобы прикрыть мой нос и рот. Господи, как можно работать вокруг всей этой еды. Вонь невыносимая. Я…

Алекс выгнула одну бровь, когда мужчина заметил ее и резко остановился сразу за дверью. Она открыла рот, чтобы резко сказать, что ее кухня не воняет, но слова не смогли слететь с ее губ. Она просто пялилась на мужчину. Он был… интересным. Не красавцем в классическом смысле, но однозначно интересным, решила она и достойный GQ ((Gentlemen’s Quarterly) — ежемесячный журнал. Издание о моде и стиле: бизнес, спорт, истории успеха, мода, здоровье, путешествия, женщины, эротика, автомобили и технические новинки. По оценке Лента. ру «старейший мужской журнал в мире».) в этом костюме. Ее взгляд быстро скользнул по его высокой, мышечной фигуре, одетой в то, что она была уверена, было дизайнерским оригиналом. Затем ее глаза остановились на его лице, чтобы рассмотреть сильные, жесткие черты лица, серебристо-синие глаза и здоровый цвет лица.

Что было со всеми этими друзьями Мортимера? — задалась она вопросом, нахмурившись. У каждого из них была идеальная кожа и глаза.

— Ну? Ты можешь ее прочитать? — с нетерпением спросил Брикер.

— Что? — Кайл посмотрел на него с растерянностью, которая, казалось, быстро прояснилась. — О, верно.

Его взгляд переместился к ней, и Алекс вздохнула, когда он сосредоточился на ней с концентрацией, которую она узнала от каждого мужчины, с которым Сэм знакомила ее с тех пор, как связалась с Мортимером. Это был взгляд, который обычно смотрел на нее мужчина, а затем полностью игнорировал ее или даже уходил, взгляд, который вызывал у нее комплекс.

— Замечательно! Еще один из твоих и Мортимера странных друзей, — пробормотала она с отвращением и посмотрела сердитым взглядом на Брикера, спросив, — Все ли они наркоманы, или слушание твоей музыки слишком громко, сделало их всех психически слабоумными?

— Я знаю, что они не наркоманы, так что, должно быть, это музыка, — сказал Брикер, забавляясь.

Алекс закатила глаза.

— У меня нет на это времени, Джастин. Он может готовить или нет?

Брикер взглянул на Кайла.

— Ты можешь ее прочитать?

— Прочитать что? — раздраженно спросила Алекс, ее взгляд перешел обратно к Кайлу, чтобы увидеть, что его выражение стало еще более концентрированным, сосредоточившись на месте в центре ее лба.

— Ты не можешь, не так ли? — сказал Брикер с ликованием.

— Нет. — Выдохнул он слово, и глубокая концентрация на его лице исчезла, заменившись на слегка ошеломленным выражением лица.

Алекс нахмурилась. Кайл не уходил, как все остальные мужчины после этого взгляда. Вместо этого он пялился на нее, как на какое-то редкое и экзотическое существо. Она предпочла бы, чтобы он ушел, решила Алекс, когда дискомфорт начал заполнять ее. Становясь нетерпеливой, она снова взглянула на Брикера.

— Что…?

— Он умеет готовить, — весело перебил Брикер.

Алекс сузила глаза, уверенная, что здесь что-то произошло, но совершенно не представляла, что это может быть.

— Мисс Виллам?

Алекс посмотрела на дверь. Бев, которую она пригласила в су-шефом, чтобы заменить Питера, когда она повысила его до главного шеф-повара, стояла в дверях, тревожно глядя на ее лицо.

— Да?

— Заказы поступают, а Питера… я имею в виду Пьера, — поправилась она, поморщившись, — нет на месте, он ушел. Мне…?

— Питер, — Алекс подчеркнула имя, — … не вернется. Он появился сегодня только, чтобы уйти, — резко добавила она, вспомнив о своих нынешних проблемах.

— Начинай делать заказы. Я приду через минуту.

Выпучив глаза, Бев кивнула и выбежала из кабинета, оставив Алекса глядеть на двух мужчин. Кайл по-прежнему не сводил с нее взгляда, как будто она была драгоценной короной, но Брикер лыбился как идиот, она начала подозревать, что он таким и был.

Раздраженно вздохнув, она переключила свое полное внимание на Кайла.

— Где вы обучались?

— Он из Парижа, — объявил Брикер.

— Правда? — спросила она с удивлением. Сэм сказала, что в Европе, но акцент Кайла был не совсем французским. На самом деле, она не могла вообще услышать даже намек на французский, а только кое-какие английские интонациями и даже германские. Понимая, что акцент, который у него был, на самом деле не актуален, она отметила: — Я не спрашивала, откуда он, а где он обучался. Это был Ла Белль Эколь, Ле Кордон Блю, или…

— Кордон Блю, — перебил Брикер, и Алекс сузила на него глаза. Когда он просто улыбнулся ей, она взглянула на Кайла, чтобы заметить, что он все еще пялился на нее. По какой-то причине этот взгляд начал надоедать ей, заставляя ее чувствовать себя так, будто у нее из носа висит сопля или мазок на лице или что-то такое… это просто раздражало ее.

Отказываясь поддаваться искушению провести руками по лицу и носу, чтобы проверить, она стиснула зубы вместе и резко сказала:

— Хорошо. Он обучался Ле Кордон Блю. Где он работал с тех пор?

Когда Брикер заколебался, Кайл сказал:

— Я работаю на себя.

Глаза Алекс слегка расширились, не на его слова как таковых, а на то как звучит его голос. Она не заметила сексуальный, своего рода ласковый тон его голоса в первый раз, когда он заговорил, но, возможно, она была слишком расстроена предположением, что ее кухня воняла, чтобы обратить внимание на это тогда. Раздраженная тем, что заметила это сейчас, она нахмурилась и спросила:

— Если у тебя есть свой ресторан, зачем тебе здесь работать?

— Он не собирается в действительности здесь работать, — сказал Брикер, когда Кайл замешкался. — Он здесь, в Канаде, на некоторое время, но предложил помочь, пока ты не найдешь замену шеф-повару.

— Oui. Как он и сказал. — Кайл кивнул с удовлетворением и улыбнулся ей, заставив Алекс тяжело задышать.

Она думала, что он был просто интересен, а не красив? Что с ней случилось, спросила она себя, а потом нахмурилась, заметив, как жарко было в ее офисе. Она должна будет проверить термостат, прежде чем она уйдет или выключит его, решила Алекс, поборов желания оттянуть свитер от груди и охладить себя. Затем она нахмурилась при этой мысли. Перед отъездом? Она подумала, что уже решила нанять этого человека. Это было неправильно. В то время как она оценила, что он был готов помочь, пока здесь в отпуске, все что она знала, что он якобы может готовить.

Заставляя себя собраться с мыслями, она прочистила горло, и спросила:

— Ты хорош? Твой ресторан успешный?

— Алекс, — сухо сказал Брикер. — Мужчина одет в дизайнерский костюм. Его часы инкрустированы бриллиантами. Он очень хорошо справляется с тем, что делает.

Алекс моргнула и поглядела на костюм… который действительно очень хорошо выглядел на нем… на часы, которые он теперь, казалось, пытался скрыть, стягивая рукав вниз. Несмотря на дискомфорт, вызванный словами Брикера, указывающими на его внешние признаки успеха, она мельком увидела сверкающий циферблат и признала, что у мужчины были деньги, которые говорили о каком-то уровне успеха в том, что он делал.

Проклятие и звук разбитого стекла с кухни прервал размышление Алекс. Она проверит его, и если он может готовить, она примет его помощь. Это, по крайней мере, даст ей больше времени, чтобы найти замену Питеру, и позволит ей убедиться, что ремонт в новом ресторане не убежит снова с курса.

— Он может приготовить что-нибудь, чтобы успокоить тебя, если хочешь, — вдруг объявил Брикер.

Алекс сразу же кивнула, а потом удивленно подняла брови, заметив ужас на лице Кайла и резкий взгляд на другого мужчину.

— Ты можешь, — настойчиво сказал Брикер, тонном, который что-то подразумевал, но что она не понимала, он добавил, — Поверь мне.

Глава 3

— Хорошо, это будет твоя станция.

Кайл остановился позади Алекс и еле успел перевести глаза с ее попы на ее лицо, когда она повернулась, чтобы посмотреть на него. Моя пожизненная пара. Слова вертелись у него в голове с большим изумлением. Маргарет была права. Он не мог читать Алекс Виллан. Она была его пожизненной парой. Осознание этого продолжало вертеться в его мозгу, но Кайлу было трудно сосредоточится на нем. Наконец-то он познакомился со своей пожизненной парой. После всех этих столетий у него была пожизненная пара. Ему больше не нужно быть одному. Он соединиться.

Нет, подумал Кайл со вздохом, как бы он ни представлял это себе, его мозг, казалось, онемел и был не в состоянии принять это.

— Или, я полагаю, ты привык к французскому термину misen place, — добавила Алекс, привлекая его внимание еще раз.

Кайл медленно кивнул.

— На самом деле, как шеф-повар, ты, несомненно, будешь по всей кухне, — продолжала Алекс, жестко отвернувшись от него, чтобы махнуть рукой в область, куда она вела его. — Но это, то где ты будешь в основном работать, когда не будешь контролировать других.

Кайл умудрился еще раз резко кивнуть, когда она оглянулась на него, и пытался выглядеть так, как будто он знал, о чем она говорит, но его взгляд слепо скользнул по блестящим металлическим службам перед ним, его разум все еще думал только об одной мысли, проносящейся в его голове. Спутница жизни. Спутница жизни. Спутница жизни.

— Это достаточно маленькая станция, поэтому шеф-повар выполняет тройную работу, выступая в качестве шеф-соуса и рыбного шеф-повара, — объяснила Алекс почти извиняясь. — Это то, что вы называете шеф-поваром соте и пуассонье во Франции.

Кайл скривил губы и кивнул снова, ее слова не совсем дошли до него, его мысли о вечности с ней мешали им.

— Как я уже говорила, Бев су-шеф, твоя правая рука. Обращайся к ней, если у тебя есть какие-либо вопросы. Но она тоже делает тройную работу и берет на себя работу шеф-повара по жарке и шеф-повара гриль или то, что французы называют rôtisseur (податель жареного мясо) и grillardin (повар, зажаривающий мясо на гриле).

— Грилардин, — отозвался Кайл, кивнув привлекательной рыжей Бев, когда она с любопытством посмотрела на него и улыбнулась.

— А Бобби овощной шеф-повар и раундсмен, антреметье и тоурнент, — добавила Алекс, очевидно, переводя на французский язык из-за беспокойства, что он, возможно, не знает английских терминов. Ей не нужно было волноваться… он и французских не знал.

Кайл, конечно же, знал, что означают сами слова, он не был уверен, что это означает в кухне, что парень точно делал, так это пытался выглядеть знающим, когда кивнул молодому, блондинистому мужчине смертному.

— Ребекка вон там, — указала Алекс на женщину, выходящую из маленькой комнаты в задней части кухни. Она была низкой и немного круглой, с румяными щеками и темными волосами, убранными назад в хвост. — Она кладовой шеф-повара и шеф-кондитер, делает запасы и pâtissier (фр. кондитер). Она мечта сладкоежек, — заверила Алекс с улыбкой.

— Ах, сладости, — сказал Кайл с еще одним кивком поддельного понимания.

— Точно. — Алекс улыбнулась ему ярко и махнула на стену, где было записано несколько листов бумаги с печатью на них. — Рецепты, мы используем здесь все мои. Когда я повысила Питера до главного шеф-повара… или шеф-повара де-кухни, мне пришлось оставить здесь рецепты, чтобы он мог их использовать… что избавляет меня от необходимости делать это сейчас.

Алекс снова улыбнулась ему, и Кайл подумал, что у нее действительно очень приятная улыбка. Он одновременно мог видеть сходство с Сэм, ноу Алекс была полная фигура, ее большие глаза дополняли ее красивое лицо, а не доминировали на нем, и ее волосы были короче, блестящий коричневый Боб, который спадал ниже ее ушей и колыхался вокруг ее лица, когда ее голова двигалась. Ему стало интересно, эти темные пряди были такими же мягкими, как они выглядели, и он засунул руки в карман, чтобы устоять перед желанием узнать это.

— Итак, ты хочешь просто взять один из заказов в ожидании… — она прожестикулировала на несколько небольших листков бумаги, прикрепленных к металлической полке рядом с его станцией, — …и начать, я останусь на столько, чтобы просто убедиться, что у тебя есть все под рукой, а затем уйду с твоего пути.

Кайл молча смотрел на нее, уверенный, что он что-то пропустил, пока пялился на нее. Она думала, что он на самом деле готовит? Конечно, думала. Именно по этому он должен был быть здесь, напомнил он себе, и посмотрел на посторонние предметы, окружающие его. Он даже не знал, с чего начать.

— Возможно, он должен снять пиджак. У тебя есть фартук, который он может надеть, верно? — спросил Брикер, шагнув к ним.

— Да, конечно. — Алекс покачал головой. — Мне жаль. Все так шиворот-навыворот сейчас я не подумала. Дай мне свой костюм. Я повешу его в своем кабинете и достану фартук и колпак.

Кайл пробормотал «спасибо», помогая, когда она начала стаскивать с него пиджак, затем молча смотрел, как она поспешила через кухню к себе в кабинет. Как только она исчезла, он резко повернулся к Брикеру и схватил его за футболку.

— Что ты наделал? Я не могу этого сделать. Я не знаю, самого элементарного о приготовлении пищи.

— Эй, дружище, я этого не делал. Сэм та, кто сказал ей, что ты готовишь, — напомнил он ему.

— Нет, — резко сказал он, поворачиваясь к своей станции. — Посмотри на это. Что это такое? Эти ручки… — он покрутил одну из них, вызывая тихое шипение, затем схватил блестящий серебряный стержень с одним плоским концом, — … и эта… штука.

— Боже, что ты пытаешься сделать, взорвать нас?

Пробормотал Брикер, протянувшись мимо него, чтобы вернуть ручку, которую он крутил, на свое место. Кайл отметил, что шипение сразу же прекратилось. Затем Брикер выхватил серебряную вещь из его руки.

— Это лопатка. Ты используешь его, чтобы… ну, sauté (фр. жарить в масле) я полагаю, — пробормотал он, а затем посмотрел на выражение лица Кайла и вздохнул. — Смотри как управлять грилем. Эти ручки включают газ, но ты должен повернуть их полностью чтобы зажечь.

Он крутанул ручку, и шипение, которое Кайл заметил ранее, снова начиналось. За ним последовал щелчок, а затем свист, когда кольцо пламени, внезапно появилось.

Брикер повернул ручку немного назад, и пламя уменьшилось, затем он схватил одну из нескольких кастрюль на полке рядом с грилем и поставил ее на плиту.

— Видите, ты sauté в сковороде над огнем и помешиваешь или переворачиваешь лопаткой. — Брикер взял лопатку, чтобы подражать тому, что он описывал. — Это не так сложно, как тебе кажется. Просто прочитай рецепты и следуй им. Ты отлично справишься. Доверься мне.

Кайл недовольно нахмурился, но быстро наклеил улыбку, когда Алекс вернулась с белым фартуком и колпаком в руке.

— Вот. — Она вручила ему нелепую, большую белую шляпу, а потом быстро набросила верхушку фартука ему на голову. Алекс схватила веревки и протянула свои руки, намереваясь связать их за ним, но затем одумалась и отступила, когда поняла, в какую позицию она себя поставила. Избегая его взгляда, она пробормотала что-то шепотом и поспешила обойти вокруг него, чтобы завязать фартук сзади. Кайлу больше понравилось, когда она делала это спереди.

— Вот. Весь набор. Думаю, тебе лучше начать. Заказы ждут.

Когда Кайл молча посмотрел на нее, Брикер схватил один из заказов и сунул ему в лицо.

— Вот первый. Форель Амандин. Ммм.

Кайл выхватил у него листок бумаги и раздраженно посмотрел что там написано.

— Мисс Виллан?

Все они замерли и посмотрели на девушку, которая вдруг поспешила на кухню. Одетая в черные брюки и рубашку цвета вина, женщина, очевидно, не была кухонным персоналом. Она также была расстроена чем-то, хмурый вид портил ее лицо.

— В чем дело, Сью? — спросила Алекс, отойдя немного, чтобы поговорить с ней.

— Что мне делать? — резко спросил Кайл Брикера, как только она была вне предела слышимости.

— Форель, — сухо сказал Брикер.

— Как? — прорычал Кайл. — А как выглядит форель?

Брикер оглянулся.

— О. Точно. Подожди, я найду ее.

Кайл с отвращением покачал головой, когда Брикер поспешил уйти, а затем повернулся, чтобы взглянуть на Алекс, ловя часть разговора. Одна из официанток не явилась на работу, и у них не хватало в зале персонала. Алекс выглядела напряженной от этой новости.

— Вот, я уже покрыл обе стороны мукой, — объявил Брикер, снова появившись около него, привлекая его внимание, и Кайл повернулся, найти его, держащем тарелку с двумя ломтиками посыпанной на них мукой рыбы.

— Что мне с ней делать? — спросил он, беря тарелку.

Когда Брикер взглянул на листы бумаги, Кайл последовал за ним взглядом, но все рецепты были для соусов, и там казалось не было рецепта Форели Амандин. Он предположил, что повар должен знать, как ее готовить.

— Подожди, я снова заберусь в мозг Бев, — вздохнул Брикер.

— Снова? — спросил Кайл, когда тот начал уходить.

— Как, по-твоему, я узнал, где взять рыбу и покрыть ее мукой? — пробормотал он, прежде чем поспешить в сторону рыжеволосой Бев. Это не заняло много времени, прежде чем он снова был рядом с Кайлом. — Вот. Форель жарить до коричневого цвета с тремя столовыми ложками и одной чайной ложкой масла в течение четырех минут, а затем повернуть и до коричневого цвета жарить еще две минуты. Затем полить ее лимонным соком и готовить еще минуту или две, в это время пожарить миндаль в другой кастрюле, без масла, а затем высыпать миндаль и петрушку на форель и отослать ее.

Пока он говорил, Брикер положил масло в маленькую сковородку и поставил ее на гриль. Он включил пламя под ней, затем потянулся за тарелкой с форелью. Кайл сразу же забрал ее у него.

— Я должен это делать, — мрачно напомнил он.

— Точно. Давай ты, — сказал Брикер, сразу же отпуская тарелку.

Проворчав что-то с удовлетворением, Кайл взял тарелку и перевернул ее на сковородку так, чтобы рыба упала сверху на кусок сливочного масла. Брикер сразу же выдохнул сквозь зубы.

— Что ты делаешь? Ты должен был подождать, пока масло не растает, прежде чем положить в него рыбу, — сказал он с тревогой.

— Ты не сказал этого, — огрызнулся Кайл и протянул руку, чтобы вытащить рыбу, но Брикер поймал его руку.

— Неважно. Просто оставь все как есть.

— Проблемы? — спросила Алекс, посмотрев в их сторону с тревогой.

— Нет, — сказали Кайл и Брикер одновременно, оба пододвигались так, чтобы скрыть рыбу от ее взгляда.

Алекс слегка нахмурилась, но потом неохотно повернулась к Сью, которая, как предполагал Кайл, отвечала за официанток.

— Вот.

Кайл повернулась, чтобы увидеть, что Брикер где-то нашел вилку и скользнул ею под рыбу, пытаясь размять сливочное масло в пюре, предположительно, чтобы оно плавилось быстрее. Действие счистило большую часть муки с рыбы, и судя по проклятиям Брикера, это не хорошо. Нахмуренный, Кайл оглянулся вокруг, заметив тарелку с порошкообразным белым веществом на нем, это то, что Брикер использовал, чтобы покрыть рыбу, подумал он и взял горстку. Возвращаясь к сковороде, он бросил ее на рыбу, вызвав этим вскрик у Брикера.

— Что ты делаешь? — закричал он с тревогой.

— Готовлю, — сказал с раздражением Кайл.

— Это не…

— Что-то не так? — спросила Алекс, и Кайл оглянулся, чтобы увидеть, что она идет к ним.

— Нет, — быстро сказал он.

— Все в порядке, — заверил Брикер напряженным тоном. — Ты продолжай разбираться… с чем разбираешься.

Алекс заколебалась, но затем ее выражение ненадолго стало пустым, прежде чем она кивнула и пошла обратно к Сью.

Глаза Кайла сузились, когда он взглянул на Брикера, совсем не удивившись, увидев, что его выражение лица было сосредоточенным. Он мысленно подталкивал Алекс, чтобы она вернулась к ее разговору. Младший бессмертный контролировал его женщину.

— Хватит на меня так глядеть, — пробормотал Брикер, обратив свое внимание на сковороду и начав соскабливать большую часть муки, которую Кайл только что бросил на рыбу.

— Хватит контролировать мою женщину, — возразил Кайл.

— Я просто пытаюсь помочь, — мрачно сказал Брикер, а потом выругался.

— Что случилось? — спросил Кайл, тревожно глядя на сковороду. Масло растаяло. Он также стало коричневым и злобно шипело вокруг рыбы.

— Я поставил огонь слишком высоким, — признался на вздохе Брикер.

Кейл поджал губы. Он подозревал, что было что-то неправильно, что жар был слишком высоким. Масло стало густым, наполненным мукой супом. Он не думал, что должно быть так. И даже он не будучи поваром, был уверен, что рыба горит. Прочищая горло, он предложил:

— Возможно, мне стоит сейчас перевернуть рыбу.

— Да, — согласился Брикер, кривя рот в неудовлетворенности. — Вперед.

Кайл взял лопатку, которую ему передал Брикер, быстро скользнул ею под полосками рыбы, и перевернул их. Они Брикер, оба несчастливо вздохнули от результата.

Рыба была покрыта местами почерневшей мукой и лысой в других местах, половина муки осталась и прилипла к сковороде.

— Может, нам стоит начать готовить миндаль, — вздохнул Брикер.

— Хм, — пробормотал Кайл.

— Я найду его.

Он сразу же ушел, и Кайл снова немедленно взглянул на Алекс, только ее уже не было там, где была в последний раз, когда он смотрел. Сью ушла, а Алекс вернулась в свой офис. Он видел ее через открытую дверь, разговаривающую по телефону. Несомненно, пытаясь найти замену пропавшей официантке, подумал он.

— Готово.

Кайл оглянулся вокруг, когда Брикер вернулся и сбросил горстку нарезанного миндаля в чистую кастрюлю.

— Просто поджарь его на этом пламени, — проинструктировал он, крутя ручку, чтобы получить пламя. — А я выжму лимон на рыбу.

— Ага, — пробормотал Кайл, думая, что это звучит достаточно легко. Мгновение спустя, глядя на сковородку полную наполовину сожженного и наполовину сырого миндаля, он пересмотрел свое мнение.

— Вся эта готовка не так проста, как кажется, — прокомментировал с разочарованием Брикер, когда они позже смотрели на обугленную форель с пестрой петрушкой и чернеными кусочками миндаля, лежащую на тарелке. — Есть легче.

— Хм, — сказал Кайл, качая головой с отвращением.

— Как дела?

Оба мужчины резко выпрямились и сместились так, чтобы скрыть свои усилия, когда Алекс вдруг появился рядом с ними.

— Хорошо, хорошо, — быстро заверил Брикер. — Первое блюдо почти готово.

— Только один? — спросила Алекс, ее глаза расширились в тревоге. Ее взгляд выстрелил на полку рядом с ними и тревога стремительно выросла, заставив Кайла тоже повернуться и посмотреть что на нем. Он нахмурился, когда заметил, что количество заказов на полке увеличилось более чем вдвое. Он смутно помнил людей, движущихся мимо них, но не понял, что он приносили больше заказов. Он слишком отвлекся, пытаясь готовить и слушать Алекс и Сью.

— Все в порядке. Здесь все под контролем. Ты должна просто пойти и заняться тем, чем должна, — сказал твердо Брикер.

Кайл не был удивлен, увидев сосредоточенность на лице другого бессмертного, когда он взглянул на него. Он снова контролировал Алекс, Кайл знал это, но на этот раз был за это благодарен. У женщины и так было достаточно проблем без добавления его к ним. Ему никогда не завоевать ее таким способом.

— Очевидно, у вас здесь есть все под контролем. Я должна идти и заняться тем, чем нужно, — согласилась Алекс деревянным голосом и отвернулась, чтобы уйти, но резко остановилась, когда Сью вдруг ворвалась через кухонные двери.

— Ты кого-нибудь нашла? — спросила с надеждой другая женщина, поспешив к ним, добав еще больше заказов на полку.

— Нет, — призналась Алекс, ее плечи поникли с поражением.

— Что мы будем делать? — с тревогой спросила Сью. — Мы отстаем от выполнения заказов. Все столы заняты, Алекс. Сегодня у нас только две девушки, включая меня.

Алекс провела рукой через ее волосы, с волнением, которое заставило Кайла нахмуриться.

— Мы просто должны…

— Брикер может обслуживать столики, — перебил Кайл.

— Что? — выдавил Брикер.

Он посмотрел на младшего бессмертного, с мрачным выражением лица.

— Ты будешь обслуживать столы.

— Черт побери, — сразу же сказал Брикер.

— Брикер, — прорычал Кайл, а потом схватил его за руку и потащил его вдоль ряда стеллажей и столешниц, пока они не вышли из зоны слышимости. — Я не могу готовить.

— Я заметил, — сухо сказал он.

— Ну, это не станет лучше, — заверил он мрачно. — А клиенты Алекс будут не довольны моей стряпней… если кто-то не поможет им думать, что они довольны, — добавил он.

Брикер поднял брови.

— Ты хочешь, чтобы я контролировал клиентов?

— Ты втянул меня в это, — раздраженно указал Кайл.

— О, эй, нет. — Брикер поднял руки, ладонями вверх. — Это был не я. Сэм сказала ей, что ты шеф-повар.

— Сэм сказала это, чтобы она встретила меня; она не была той, кто в кабинете Алекс сказал ей, что я из Парижа и у меня собственный ресторан, — поспорил он, а затем нахмурился, когда он заметил, что Бев слушает широко открытыми глазами. Насупившись, ему понадобилось меньше минуты, чтобы быстро стереть из ее памяти то, что она подслушала, и чтобы убедиться, что она не продолжит подслушивать.

— Я не говорил, что это ресторан, — быстро защитился Брикер. — Она только это предположила…

— Семантика, — резко отрезал Кайл. — Ты это сделаешь. Я не увижу, как Алекс погибает из-за твоей «помощи».

Брикер заколебался, но потом вытащил телефон.

— Кому ты звонишь? — подозрительно спросил Кайл.

— Мортимеру — тихо ответил Брикер. — Знаешь, у меня есть работа. Я не могу просто исчезнуть на ночь, без согласовывания этого сначала с ним.

Кайл немного расслабился с облегчением от того, что мужчина, по крайней мере, согласился. Это было одним большим чертовым фиаско, он даже не был уверен, как докатился до такого, но был уверен, что вдвоем они смогут справиться с этим. Он будет делать все возможное, чтобы приготовить, а Брикер следить за тем, чтобы клиенты считали себя счастливыми. Затем, в ту минуту, когда он сможет быть далеко отсюда, он начнет звонить, чтобы найти кого-то другого, чтобы занять его место, или еще лучше, найти кого-то, чтобы занять место шеф-повара на постоянке. Алекс посчитала бы его героем, и Кайл смог бы добиться ее… и объяснить позже, что он на самом деле не шеф-повар и не был владельцем ресторана.

Он расслаблялся, думая, что его проблемы в основном решаются, если он сможет просто пережить эту ночь, не отравив никого, у него перехватило дыхание, когда Алекс обратила на него внимание. Она подошла к его «станции», чтобы посмотреть на его форель Амандин и у нее на лице появился ужас от его и Брикера усилий. Кайл инстинктивно попытался проскользнуть в ее разум, чтобы контролировать ее, но, конечно, он не смог. Он в панике повернулся к Брикеру. К счастью, мужчина уже заметил это. Он пробормотал что-то в телефон, а затем опустил его ненадолго и проник в мысли Алекс, чтобы отвлечь ее от блюда. Он оставил ее стоять с пустым лицом в центре кухни, пока он снова вернулся к своему звонку.

Кайл вздохнул, а затем решив воспользоваться паузой, чтобы посмотреть на других на кухне. Никто из них, казалось, ничего не замечал. Другие повара все шумели вокруг, собирая свои блюда вместе под орлиным взглядом Бев. Он подозревал, что он тот, кто должен был следить за другими поварами, но су-шеф-повар взяла на себя работу, гарантировав, что остальная кухня будет работать гладко. Женщина определенно, казалось, знала, свою работу. Возможно, ему стоит предложить Алексу продвинуть Бев до шеф-повара, а затем нанять другого су-шефа. Наверняка, найти их было проще, чем шеф-повара.

— Вот. — Брикер закрыл телефон и вернул внимание Кайла к Алекс. — Мортимер говорит, что я могу остаться на сегодня, но мы отказываемся разбираться с твоими проблемами еще и завтра.

Кайл просто кивнул. Он в любом случае не имел намерения или желания делать это две ночи подряд. Он найдет замену шеф-повара для Алекс, даже если ему придется позвонить в каждому, кто ему должен, подумал он мрачно, а затем обратил свое внимание на Алекс, когда Брикер сказал, — Все в порядке здесь, Алекс. Я помогу и по обслуживаю столики сегодня, а Кайл отличный шеф-повар. Все будет хорошо. Ты должна уйти и позаботиться о своих делах и оставив все остальное нам, не беспокоясь.

Кайл не страшно удивился, когда Алекс деревянным голосом согласилась и пошла в свой кабинет. Вздыхая с облегчением, он повернулся к своей станции, к ожидающим его заказам.

— Итак, какой следующий заказ?

Брикер фыркнул на вопрос.

— Это твоя проблема, приятель. Я обслуживаю столики, помнишь?

Кайл с тревогой посмотрел на него.

— Но…

— Просто следуй рецептам. Если это что-то вроде форели Амандин, и ты не знаешь, что делать, проскользни в голову Бев и узнай, — предложил он, направляясь к двери в зал.

Кайл снова открыл рот, чтобы поспорить, но они оба с Брикером замолчали, когда Алекс вдруг вышла из своего кабинета, переложив сумку и стопку бумаг из рук в руки, пока одевала зимнее пальто.

— Куда ты идешь? — спросил с удивлением Кайл.

— В новый ресторан, — поспешно объяснила она, направляясь к двери в задней части кухни. — У вас с Брикером все под контролем, и беспокоиться не о чем, поэтому мне нужно вернуться в новый ресторан. Они ждали поставку краски, когда я уходила, и я должна быть уверенна, что прибыл правильный цвет. Я проверю все здесь к моменту закрытия. Увидимся.

Кайл наблюдал, как она толкнула заднюю дверь. Порыв ветра ворвался в комнату, а потом дверь закрылась, и она исчезла. Он молча смотрел на дверь, а потом резко повернулся к Брикеру.

— Хм, — сказал молодой человек хмурым голосом. — Это довольно поразительное развитие событий.

— Поразительное? — С яростью выпалил Кайл. — Единственная причина, по которой я позволил тебе убедить меня попробовать готовить, это быть рядом с ней, и ее здесь даже не будет.

— Ага. Это как-то иронично, да? — сказал Брикер, покачав головой. Кайл только собирался вырвать продолжение у бессмертного, когда Брикер прокомментировал: — Светлая сторона, ты не выглядишь таким же зеленым, как выглядел, когда мы только приехали сюда. Я так понимаю, запах еды тебя больше не беспокоит?

Кайл напрягся и проверил себя. Не было больше тошноты, не было больше неприятных запахов, витающих в воздухе вокруг него. Он сделал глубокий вдох, чтобы быть уверенным, но нет, казалось, запах пищи больше не отталкивал его. На самом деле, некоторые запахи в комнате, казались, даже немного приятными, понял он с удивлением.

— Я же говорил, — сказал Брикер самодовольно. Он усмехнулся и повернулся к двери в зал, добавив: — Добро пожаловать в страну живых. А теперь готовь.

***

Алекс чувствовала себя невероятно расслабленной впервые за несколько недель, когда ехала из одного ресторана в другой. У нее был настоящий и очень неплохой французский шеф-повар, подающий ее рецепты, Брикер занял место пропавшей официантки, и все было в порядке с ее миром. Она продолжала чувствовать себя счастливой и беззаботной вплоть до того, как приехала в новый ресторан и нашла маляров, усердно красивших обеденный зал.

Документы, которые несла Алекс, выскользнули из ее пальцев, и проклятие скользнуло с ее губ, когда она в ужасе глядела на три, уже сделанных лимонно-зеленых стены.

В то время как проклятие, которое она использовало заставило бы ее мать вздрогнуть, маляры не реагировали на это вообще и продолжали работать.

— Стоп, — сказала она, наконец. — Остановитесь, черт побери!

Один из маляров спустился с лестнице, чтобы окунуть ролик в большой поддон краски, и только тогда Алекс заметила в ушах наушники. Ее взгляд скользнул к двум другим маляром, у них тоже были наушники. Все трое слушали iPod или какой-то другой небольшой MP3-плеер и не слышали ее.

Снова красочно выругавшись, Алекс бросилась вперед, чтобы схватить штанину ближайшего мужчины. Вздрогнув, он чуть не упал с лестницы, но спохватился в последний момент. Сорвав наушники с ушей, он яростно нахмурился на нее. Его звали Билл, и он был большим парнем, устрашающим как черт… или он был бы, если бы она не была так зла.

— Какого черта ты пытаешься сделать? Убить меня? — рявкнул он.

— Нет, но ты меня убиваешь, — резко сказала Алекс и махнула на окрашенные стены. — Что это?

— Это краска, леди, — прорычал он, глядя на нее. — Ты наняла нас красить, и мы красим.

— Я сказала тебе подождать, пока я не вернусь, — напомнила она ему мрачно и молча отругала себя за то, что не сделала тот телефонный звонок, который собиралась, когда прибыли Джастин и Кайл. Она могла спросить их, какой цвет краски привезли или настоять, чтобы они подождали, пока она не вернется. Вместо этого, она положила трубку и забыла об этом до сих пор. Конечно, вероятно, моляры не слышали бы звонок со своими iPod в любом случае.

— Мы ждали, — рявкнул Билл. — Тебя не было больше четырех часов. Мы, наконец, решили, что лучше начать, или мы будем здесь всю ночь.

Алекс стиснула зубы. Она намеревалась уйти максимум на час, но со всем, что произошло, время улетело.

— Когда полтора часа прошли, и ты даже не позвонила, мы начали красить, — рявкнул сердито Билл.

— Не тот цвет, — закричала она. — Это похоже на Белый песок?

— Нет, это похоже на стены, — прорычал он.

— Я имею в виду цвет, — яростно сказала она. — Краска должна быть успокаивающе-белой называется Белый песок, а не зеленый лайм.

Он нахмурился на нее, а затем оглядел комнату, прежде чем покачать головой.

— Это краска, которую они доставили, поэтому это краска, которую мы использовали.

— Это не та краска, — сказала она зло.

— Ну, это не моя проблема, — жестко сказал он. — Позвони в магазин, где ты ее купила и пожалуйся на них.

— Ты чертовски прав. — Алекс зло повернулась, скинув сумку с плеча, чтобы выкопать из нее свой мобильный телефон, она начала вышагивать по комнате. Когда она поняла, что двое других мужчин в наушниках, не обращая внимания на то, что происходит, все еще красили, она рявкнула, — Заставь их остановиться.

Ворча от недовольства, Билл спустился с лестницы и подошел к ближайшему мужчине. Алекс вернула свое внимание на свой телефон, но остановилась, так как поняла, что не знает номер. Она подумала, что ей нужна телефонная книга, или счет, и бросилась через зал на кухню, чтобы добраться до офиса.

Алекс нашла копию счета-фактуры на поставку, лежавшую на относительно пустом рабочем столе. Она схватила ее, отметив, что да, квитанция действительно говорила, что краска Белый песок, и что номер магазина был наверху.

Алекс кинула свою сумку на счет-фактуру и набрала номер магазина краски, ее гнев утихал, но она сумела сохранить прохладный тон, пока объясняла свою проблему женщине, которая ответила. Она даже сумела сдержать свой характер под контролем, когда женщина сказала, что она переведет разговор на менеджера, и поставила ее на удержание. Однако после пятнадцати минут ожидания она практически брызгала слюной. Когда менеджер наконец-то взял трубку, Алекс прорвало гнев по поводу путаницы, по поводу долгого ожидания. Менеджер начал пытаться успокоить ее, объясняя, что он так долго не брал трубку, потому что они должны были получить документы на доставку от водителя.

К сожалению, Алекс не была в настроении успокаиваться. Она рявкнула, что кто-то должен был дать ей знать, а не оставить ее висеть на линии, и была достаточно зла, что испугалась, что она, возможно, бросила несколько оскорбительных фраз о женщине, которая ответила на телефон и не подумала об этом. В любом случае, после этого менеджер перестал успокаивать. Он холодно объявил, что в соответствии с документами доставили шесть банок краски Белый Песок, которые были заказаны, и у него есть подпись на бумагах, указывающих, что все доставлено и все в порядке.

Алекс сразу же резко ответила, что это, конечно, не Белый песок на ее стенах. К сожалению, она добавила еще одно или два оскорбление. Она, конечно, была не очень дипломатична. Действительно, это были очень напряженные пару месяцев, и она чувствовала себя немного на краю в тот момент.

Ее отношение вызвало холодное молчание, после которого менеджер холодно объявил, что он будет более чем счастлив заменить любые неоткрытые банки краски, оставшиеся. Тем не менее, ей придется обратиться к маляром за возмещением ей за краску, уже используемую, так как они подписали документы… и спасибо за покупку у них.

Прозвучал после этого длинный гудок, когда он повесил трубку, что вырвало Алекс из ее истерии. Она тупо слушала гудок, весь ее гнев иссяк, как воздух из воздушного шара. Она сидела на столе, пялившись на непокрашенные стены своего кабинета, а затем медленно повесила трубку. Алекс знала, что она плохо отреагировала на эту последнюю проблему, но, черт возьми, не было и дня, который прошел без той или иной проблемы, появляющейся в течение нескольких месяцев, пока ресторан готовился. Она начала думать, что проклята.

Сделав глубокий вдох, Алекс ненадолго задержала дыхание, а затем медленно выдохнула и попыталась сосредоточиться на том, что нужно сделать, а не на том, что произошло.

Столы и стулья прибудут завтра, поэтому зал должен быть покрашен сегодня вечером. У нее были маляры, она нуждалась только в краске… и быстро, так как она сомневалась, что маляры будут рады сидеть ничего не делая долго.

Ладно, подумала Алекс, она поспешит в ближайший магазин краски, купит правильную краску, а также грунтовку, так как зеленый лайм был достаточно ярким, она сомневалась, что Белый песок покроет его, привезет ее обратно и вернет мужчин обратно к работе.

Чувствуя себя несколько спокойнее, она направилась из своего кабинета. Маляры были в столовой, где она оставила их, но лестниц не было, как и остальной красящей атрибутики и сами моляры уходили, неся свернутые тряпки.

— Подожди-ка, — закричала она, спеша за ними. — Куда вы идете?

— Выпить пива, — объявил Билл, идя к фургону, припаркованному перед рестораном, и бросив тряпки в открытую заднюю дверь.

— А как же ресторан? — спросила Алекс с новой паникой. — Вы должны закончить красить.

Мужчина захлопнул заднюю дверь грузовика и повернулся к ней с раздражением.

— Ты сказала, что краска неправильная, и мы должны прекратить красить.

— Ну, да, но я собираюсь пойти купить правильную краску и…

— Нет. — Билл развернулся, чтобы обойти к двери водителя.

— Нет? — повторила Алекс, а потом поспешила за ним. — Что значит, нет? Мне нужно, чтобы ресторан был покрашен сегодня вечером. Столы прибудут завтра.

— Леди, сегодня пятница. Мы не будем сидеть и ждать, пока ты купишь краску, а потом работать до полуночи, чтобы сделать эту работу.

— Но столы прибудут завтра, — повторила она жалобно.

— Тогда я думаю, что тебе лучше найти маляров, потому что мы не будем красить. — Он открыл дверь и залез за руль. Затем он попытался закрыть дверь, но Алекс встала на пути. Остановившись, он хмуро посмотрел на нее. — Эта работа была как заноза в заднице с самого начала. Мы почти закончили здесь и готовы были уйти, когда ты вошла и остановила нас.

— Это была неправильная краска, — с неверием отметила она.

Он проигнорировал это и продолжал:

— Вдобавок к этому, мы должны были сделать эту работу на прошлой неделе, но ты переиграла, и мы чуть не убили себя, заканчивая другие работы за последние пару дней, чтобы успеть приехать сюда сегодня.

— Был установлен не тот ковер, я должна была его переделать, и единственный день, когда монтажники были доступны был день, когда вы, ребята, должны были прийти, — быстро объяснила она, глядя мимо него, как два других мужчины забрались в фургон. Ни один из них не встретился с ней взглядом. Казалось, они не хотели застрять здесь.

— И теперь ты утверждаешь, что пришла не та краска, — продолжал сухо Билл. — Мне кажется, что либо ты делаешь ошибки, либо Большой парень наверху пытается тебе что-то сказать.

— Но мне нужно покрасить ресторан, — сказала она, чуть ли не умоляя.

— Тогда я думаю, что тебе лучше найти маляров, потому что мы настроились на пиво. А теперь убирайся с дороги, или я закрою перед тобой дверь.

Алекс уставилась на него на мгновение, но знала по его жесткому выражению лица, что она не убедит его закончить работу. Вздохнув, она ушла с дороги.

Он запер дверь, хрюкнув, а затем завел двигатель, чтобы выехать, но опустил окно, чтобы взглянуть на нее.

— Сожалею о твоих проблемах, — сказал он почти грубо, а затем добавил: — Мы пошлем тебе счет за покраску, которую сделали сегодня.

Глава 4

— Если вы закончили уборку, я вас выпущу и запру.

Кайл взглянул на су-шеф-повара Бев, которая стояла в дверях кабинета Алекс. Женщина оглядела всех неловко. Ему не нужно было читать ее мысли, чтобы понять, что это было потому, что они были в офисе Алекс, когда самой Алекс не было. Однако, они были истощенны после закрытия, а на кухне не было места, так что они прошли в офис, чтобы дать ногам отдохнуть несколько минут.

Игнорируя недовольный взгляд су-шеф-повара, он сказал:

— Алекс сказала, что она вернется в конце ночи. Мы ждем ее.

Бев сразу же покачала головой.

— Она звонила ранее. В новом ресторане неприятности, и она будет там всю ночь. Она попросила меня закрыть и запереть. Если вы не возражаете, я выпущу вас через заднюю дверь. У меня нет ключей от парадного входа, и я запру его изнутри.

Кайл нахмурился, но потом взглянул на тетю Маргарет, когда она сместилась на диване, копаясь в сумочке, чтобы достать свой сотовый телефон. Маргарет и Ли, новая невеста его дяди Люциана, плюхнулись на него с облегчением после последнего заказа, и после того как шеф-станции кухни были убраны. Он нахмурился на усталое выражение на обоих их лицах, чувствуя себя виноватым за то, что виновен в их истощении.

Кайл продержался чуть больше пятнадцати минут после того, как Алекс ушла, прежде чем позвонить Маргарет в панике, умоляя ее прийти и помочь ему. Это было после того, как удалось приготовить два сгоревших рыбных блюда и один соус, который запузырился, загорелся, и устроил адский беспорядок на гриле. Он не знал, что делать. Кормить клиентов неприятной, сожженной едой и позволять Брикеру подкручивать их умы, чтобы они думали, что у них самое лучшее блюдо, было уже достаточно плохо, но сжигать ресторан Алекс — перебор.

Он звонил Маргарет. Как оказалось, она и Ли были в городе на ужине и фильме, и были всего в десяти минутах ходьбы. Две женщины направились к нему еще до того, как он закончил объяснять ситуацию.

Однако, это не Маргарет спасла его от погибели, а Ли. Он узнал на свадьбе, что она владеет рестораном, но не понял, что она может также готовить. А она могла. Она заняла его место на станции шеф-повара и профессионально взялась за дело. Кайл и Маргарет поочередно поддерживали ее, когда это было необходимо, когда она наверстывала упущенное, и всю оставшуюся часть времени контролировали умы поваров на кухне, а также официантов и официанток, которые постоянно заходили на кухню с заказами. Они не давали им замечать происходящего и не звонить Алекс. Однако, в то время как они мешали кому-либо позвонить Алекс, та позвонила сама. К счастью, он быстро прочитал мысли Бев, что сказало ему, что она ничего не сказала о помощи, которая у него здесь была сегодня вечером.

— Хорошо тогда, — прошептала Маргарет, закрыв телефон, и встала на ноги, когда Ли встала. — Я думаю, мы можем отправиться домой.

Кайл сразу же встали обнял женщин с благодарностью.

— Спасибо за помощь.

— Пожалуйста, — пробормотала Маргарет, отступая. Затем она улыбнулась и добавила: — Я посмотрю, смогу ли я найти кого-нибудь, кто займет твое место завтра вечером.

Кайл еще раз поблагодарил ее. Затем он заколебался, его взгляд перешел к Брикеру, когда молодой бессмертный встал.

— Вы не могли бы…

— Конечно, — перебила Маргарета. — Дом Силовиков по дороге. Мы забросим Брикера.

— Я возьму наши пальто, — предложил Брикер.

Кайл пробормотал свою благодарность и посмотрел, как мужчина вышел из комнаты.

— Кайл. — Он посмотрел обратно на Маргарет, чтобы увидеть тревожный взгляд на ее лице. После вздоха она сказала: — Я думаю, что будет лучше, если ты расскажешь Алекс правду о своем недостатке кулинарных способностей, как только сможешь. Возможно, пока она не узнает тебя немного лучше, но не затягивай слишком надолго. Отношения, начатые на лжи, имеют шаткую основу.

Кайл торжественно кивнул, зная, что она права. Как у бессмертных, у них было достаточно секретов, которые нужно было преодолеть, чтобы насладиться отношениями. Ненужная ложь, только добавит к этому бремени.

— Хорошо.

— Я готов, — объявил Брикер, появляясь у двери офиса. Он был одет в зимнее пальто и протягивал пальто Кейлу. — Так ты едешь в гостиницу или куда-то еще?

— Или куда-то еще. — Кайл принял пальто, а затем осмотрелся вокруг, чтобы найти, куда Алекс положила свой пиджак ранее. Подметив его на вешалке в углу, он сначала схватил его, а потом повесил обратно, а затем повесил и свое зимнее пальто, прежде чем развернуться, чтобы сопроводить Брикера и женщин из кабинета.

— Тебе нужен адрес? — спросил Брикер, останавливаясь в дверном проеме и заставляя Кайла также остановиться.

— Какой адрес? — спросил он осторожно.

— Нового ресторана Ла Бонн Ви, — сухо сказал Брикер и покачал головой. — Не трудись, пытаясь сохранить свои секреты некоторое время. Твой ум — открытая книга на данный момент. Алекс, безусловно та самая.

— Я думаю, он понимает это, Брикер, — сказала сухо Маргарет, взяв его за руку, чтобы убрать его с дороги, чтобы Кайл мог выйти из комнаты. — И я уже дала ему адрес.

— Правда? — спросил Кайл, его удивление, отвлекло его от раздражающих слова Брикера.

Маргарет кивнула, продолжая тащить Брикер через кухню к черному ходу.

— Проверь свой телефон. Я прислала сообщение.

Вспомнив о том, что она писала кому-то ранее, Кайл вытащил из кармана свой телефон и быстро проверил его на текстовые сообщения. Конечно, вот оно от Маргарет с адресом в нем. Кайл усмехнулся, а затем поспешил вслед за трио.

— Спасибо, Маргарет, — прошептал он, останавливаясь, чтобы легко поцеловать ее в щеку, прежде чем открыть заднюю дверь для троих. Ли устало улыбнулась ему, когда выходила с двумя другими, а затем Кайл взглянул на Бев. Прочитав беспокойство в ее голове о том, что нужно запереть и пройти парковку к ее машине в темноте в одиночку, Кайл придержал дверь для нее, и пробормотал: — Я подожду пока вы не сядете в свою машину, прежде чем уйду.

— Спасибо, — сказала она с явным облегчением. Она быстро заперла дверь, а затем чуть ли не побежала к маленькой Тойоте, припаркованной у мусорного контейнера. — Твоя машина далеко? Хочешь подвезу? Сегодня холодно.

Кайл слабо улыбнулся, но покачал головой.

— Моя машина недалеко. Я в порядке. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи. — Она закрыла дверь машины, запустив двигатель, когда он отвернулся.

Кайл сразу же направился в сторону ресторана. Маргарет, Ли и Брикер уже поворачивали из поля его зрения к передней части здания, направляясь к тому автомобилю, на котором приехали женщины. Кайл тоже поторопился, стремясь добраться до ресторана и увидеть Алекс снова.

Он поможет ей с какой бы то ни было проблемой, с которой она столкнулась, и получит небольшой шанс добиться ее. Ну, он не сильно поможет, будь это кулинария, подумал Кайл криво. Пока он узнавал одну или две вещи, наблюдая за Ли сегодня вечером, Кайл не думал, что он когда-либо снова предложит себя в качестве шеф-повара… или позволит кому-либо еще это сделать.

Морщась про себя, он поспешил к своей машине и сел, засунул ключ в зажигание даже прежде, чем закрыл дверь. Бессмертные могли лучше переносить экстремальные температуры, но сегодня было чертовски холодно. Достаточно холодно, чтобы Кайл чувствовал это и не мог поехать, не прогрев двигатель. Оставив машину прогреваться, он обратил свое внимание на GPS-систему арендованного автомобиля и нашел там адрес, который Маргарет написала ему в смс. К тому времени, как у него был отображен маршрут, окна машины разморозились. Он включил первую передачу и отправился, пытаясь придумать оправдание для ее поиска там.

***

Алекс напевала мелодию, которая играла у нее в ушах, и немного пританцовывала под ритм, когда подтащила лестницу вправо, а затем забралась обратно, чтобы возобновить покраску. Она решила, что моляры хорошо придумали, и принесла наушники, чтобы слушать музыку на своем iPhone, пока она работала. Она всегда находила музыку успокаивающей. Это часто также помогала ей творить. Она придумала некоторые из своих лучших рецептов, в то время как рок-музыка играла в ее ушах. Тем не менее, она была удивлена, что ей удалось выкарабкаться из адского настроения, в котором она прибывала после того, как Билл и мальчики уехали.

Она в тот момент была достаточно подавлена, Алекс почти сдалась и просто пошла домой спать, послав всю оставшуюся жизнь. Однако, она всегда была войном, и настроение у нее не длилось долго. После того, как она позволила себе несколько минут попредаваться жалости к себе, она сумела взять себя в руки, схватила сумочку и отправилась в магазин красок. Как сказал Билл, если она хочет, чтобы все было покрашено сегодня, ей придется сделать это самой. Конечно, не было возможности найти другую команду маляров в пятницу вечером. Только она.

После посещения магазина краски и грунтовки и атрибутики для покраски, Алекс метнулась в хозяйственный магазин за лестницей, прежде чем вернуться и начать все делать самой. Как ни странно, она испытала скорее успокоение. Было что-то в этом расслабляющее для ума, просто течь по течению, пока тело работало… это сотворило чудеса для ее уровня напряженности. К сожалению, после того, как напряженность ушла, другие ощущения начали пробираться на поверхность… как голод… и жажда. К сожалению, еда была единственной вещью, которую она не подумала купить во время своей поездки по магазинам.

Нахмурившись от ее голодных мук, Алекс повернулась, чтобы пройтись роликом через лоток, только чтобы найти, что она использовала последнюю краску в нем. Приостановившись, она взглянула на землю, краска ждала там, а потом обратно на стену. Она не была профессионалом, но подумала, что до сих пор сделала довольно хорошую работу. Она загрунтовала и теперь работала над первым слоем Белого песка, сделав две стены полностью и часть третьей. Несмотря на грунтовку, она собиралась сделать два слоя, чтобы должным образом закончить стены, и она надеялась сделать по крайней мере первый слой перед тем, как выйти в поисках пищи.

Однако ее желудок ощущался так, будто его разъедало кислотой, и, честно говоря, она ощущала нехватку энергии. Ее ноги начинались трястись пару раз, пока она работала над третьей стеной. Шаткие ноги и лестница просто не показались ей хорошей комбинацией. Было бы разумнее сделать перерыв сейчас и закончить после того, как она перекусит фаст-фудом или еще чем-нибудь.

Как шеф-повар, Алекс никогда не признается никому, что она всегда наслаждается каким-нибудь таким перекусом, как гамбургеры с воссозданными обработанным луком, полу-восковым сыром на них, но в такие моменты, эти чизбургеры были быстрым удовольствием, которые приходились по вкусу.

Улыбнувшись этой мысли, Алекс положила ролик в лоток, взяла его в одну руку и осторожно опустилась с лестницы. Она купила несколько роликов, чтобы не беспокоится о мытье. Вместо этого она оставила его сохнуть, закрыла краску и направилась к задней части ресторана. После того как она вымыла руку, она заскочила к себе в офис, чтобы взять сумочку и пальто. Через минуту она вышла из задней двери, а потом чуть не выскочила из своей кожи, когда что-то погладило ей руку.

Алекс развернулась, чтобы увидеть, что это было, взвизгнув, когда она увидела темную фигуру, нависшую над ней. Держа в руках сумочку, словно оружие, она инстинктивно начала лупить нападавшего, ударив по голове одной рукой, она другой ударила в живот, и по всему остальному до чего смогла дотянуться.

К счастью, ее затычки для ушей были выдернуты из ушей ее действиями, и она осознала, что ее «атакующий» кричал ее имя между усилиями блокировать удары. Останавливая нападения, она осторожно отступила, присматриваясь к темной фигуры. Ее голос был шатким, когда она спросила:

— Кто ты?

— Кайл Валенс, — ответил он вздохом, выпрямившись от слегка сгорбленного положения, которое он принял, когда она начала бить его.

— Кайл? — Ее глаза расширились, не веря своим глазам, она спросила: — Мой шеф-повар, Кайл?

— Вроде как, — пробормотал он.

Алекс начала копаться в сумочке в поисках ключей и молча ругала себя за то, что не включила внешнее освещение и не проверила небольшую парковку за рестораном, прежде чем выйти. Она нашла ключи и вытащила их, затем быстро щелкнула прикрепленный крошечный фонарик, чтобы включить его. Это был определенно Кайл, ее шеф-повар, отметила она, и нахмурилась, его глаза, казалось, светились в темноте. Игра света, сказала она себе, и неуверенно огляделась. Парковка была пустой, кроме ее машины.

— Где твоя машина? — спросила она.

— На стоянке. Я первоначально подъехал к входной двери, но не смог привлечь твое внимание. Когда я увидел, как ты направилась к задней части ресторана, я тоже обошел здания, надеясь, что ты выходишь, — тихо объяснил он, а затем отодвинул ее руку, держащую фонарик, чтобы он больше не светил ему в лицо. — Не возражаешь? Он очень яркий.

— Прости, — пробормотала она, выключая фонарик. Алекс перешла с одной ноги на другую, ее взгляд скользнул к ее машине, куда она направлялась, пока обдумывала, какую еду закажет, но потом она вздохнула и спросила: — Что ты здесь делаешь?

— Бев упомянула, что ты столкнулась с проблемой, и я подумал, что могу помочь, — тихо сказал он.

— Почему? — спросила она с удивлением, что вызвало у него короткий смешок.

— Разве канадцы не верят в помощь другим, когда они нуждаются? — спросил он, а не ответил на ее вопрос.

— Ну, да, но ты меня даже не знаешь, — сухо отметила она.

— Я хотел бы, — ответил он, и Алекс выглядела сильно удивленной. Она стала такой привыкшей к мужчинам, просто уходящим или игнорирующим ее в последнее время, что его слова выбили почву у нее из под ног. Это был немного ошеломляюще… и…если она была честна с собой … привлекательно. Кайл был красивым мужчиной, и в другое время она, возможно, была рада позволить ему узнать себя, но сейчас не было времени. У Алекса был ресторан, который нужно поднять и открыть, и другой, который нужно удержать на плаву. Флирт с коллегой или… еще хуже… с сотрудником просто не был разумен.

Качая головой, она тихо сказала:

— Я боюсь, что в моей жизни сейчас на узнать кого-нибудь нет времени. Извини.

Алекс повернулась, чтобы пересечь небольшое расстояние до своей машины, но на полпути к ней, Кайл снова был рядом.

— Куда ты едешь? — спросил он, сопоставляя свой шаг с ее, когда она обошла вокруг своей машины.

— Домой, — солгала она, надеясь, что это поможет ей избавится от него, но вместо этого она уловила уголком глаз, что он качает головой.

— Я так не думаю. Ты оставила свет в ресторане, и ты еще не закончила красить, — прокомментировал Кайл.

Алекс остановилась у боковой двери водителя и резко поглядела на него.

— Ты подсматривал в окна?

— Я уже давно здесь. Я постучал несколько раз, но ты видимо меня не слышала в наушниках, — сказал он иронично. — Кроме того, это ресторан, а не частный дом. Ты не должна говорить так, будто я Подглядывающий Пол.

— Подглядывающий Том (прим. пер. идиома: Чрезмерно любопытный человек), — рассеянно поправила она, задаваясь вопросом, как долго он наблюдал за ней. Решив, что это не имело значения, она нажала кнопку, чтобы разблокировать автомобиль, и открыла дверь водителя. — Хорошо, я не собираюсь домой, я собираюсь что-нибудь поесть. Но у меня и так много проблем, и у меня нет времени на мужчин прямо сейчас, так что спокойной ночи.

Затем Алекс быстро скользнула в свою машину и закрыла дверь, прежде чем он мог сказать что-нибудь еще, чтобы соблазнить ее. К счастью, он не напирал, а сделал пару шагов от автомобиля. Выдохнув с облегчением, Алекс засунула свой ключ в зажигание и быстро повернула его вперед, только чтобы замереть, так как все, что она получила, это щелчок.

— О, ты должно быть шутишь, — пробормотала она, снова проворачивая ключ с тем же результатом. Она не была механиком, ее отец был, и, хотя он пытался научить ее основам автомобиле строения, когда она была моложе, она не обращала на это особого внимания. Тем не менее, она знала, что этот звук не может быть хорошим знаком. Алекс попробовала в третий раз с таким же результатом, а потом застонала и позволила своей голове упасть на руль в отчаянии. Это было концом жизни. Она просто не могла справиться со всеми этими проблемами, навалившейся на нее ее одну за другой. Что, черт возьми, она когда-либо сделала, чтобы заслужить эти нелепые неудачи? Она была хорошим человеком, как правило, непредвзятым и приятным для всех, кого она встречала. Она та кже жертвовала на благотворительность. Что, черт возьми, она сделала, чтобы заслужить это?

Стук в ее окно заставил ее поднять голову, чтобы взглянуть на Кайла. Надо отдать ему должное, он выглядел обеспокоенным, а не самодовольным из-за ее последней проблемы, которая оказалась своевременной, так как она только что сказала ему отправиться своей дорогой очень вежливым способом. Алекс вздохнула и выпрямилась на своем месте. Забыв о том, что двигатель не запустился, она нажала кнопку, чтобы опустить окно, поняв свою ошибку, когда ничего не произошло, она открыла дверь.

— Могу я помочь? — предложил он спокойно.

Алекс почувствовала, как ее губы сжались, и спросила:

— Ты знаешь что-нибудь о машинах?

— Нет. Это не в моей компетенции, — признался он виновато. — Но у меня есть прокатный автомобиль здесь и, может быть, я смогу подвезти тебя, куда ты захочешь.

Алекс молча смотрела на него, обдумывая этот вопрос. Она подозревала, что большинство мужчин потратили бы свое время, трахаясь под капотом, а затем просто сказали бы ей какую-то ерунду о том, что у них нет инструментов, чтобы исправить это, а не признались бы, что они не знают как. Она оценила его честность, но она только что сказала ему, что у нее нет времени на мужчин, и у нее его нет. Будет ли правильно принять его помощь теперь, не будет ли это использованием его? Он ожидает от нее чего-нибудь взамен? Ее это волнует? Честно говоря, Алекс была так голодна, что начала бы есть остатки краски, если бы не нашла еды.

— Никаких обязательств, — торжественно добавил Кайл, и этого было достаточно для нее.

— Какого черта, — пробормотала она, хватая сумочку и быстро вылезая из машины.

Они оба молчали, пока обходили вокруг здания. Со своей стороны, Алекс была слишком уставшей, чтобы придумать что-нибудь, чтобы сказать. Она даже не думала, о том что будет делать со своей машиной. Она просто сосредоточилась на том, чтобы ставить одну ногу перед другой и не упасть на задницу на ледяной бетон. Что касается Кайла, она понятия не имела, почему он молчал.

Она наполовину ожидала, что он удвоит свои усилия, чтобы убедить ее позволить ему " познакомиться с ней». Однако, он не сделал этого и тихо повел ее к Лексусу, припаркованному на улице перед ее ресторанном.

Алекс прошептала «спасибо», когда он открыл дверь и взял ее локоть, чтобы помочь ей. Затем он закрыл дверь для нее, прежде чем поспешил к стороне водителя, и Алекс задумалась, являются ли хорошие манеры европейской модой. Ей никогда не помогали сесть в машину канадские мужчины, как будто она была стеклянной.

Она быстро застегнула ремень безопасности, а затем взглянула на Кайла, когда открылась боковая дверь водителя. Он сел в машину запустив холодный ветер, несущий сочетание цитрусовых и древесного ароматов, который она не могла определить. Воздух Торонто никогда не пах так хорошо. Алекс была уверенна, что запах был его, какой-то дизайнерский одеколон после бритья, догадалась она, и обнаружила, что глубоко вдыхает его с жадностью.

— Куда бы ты хотела поехать? — Спросил Кайл, запустив двигатель, прежде чем пристигнуть свой собственный ремень безопасности.

Алекс открыла рот, а затем заколебалась, признав, что она планировала попасть в закусочную. Он был парижским шеф-поваром, ради всего святого, и, несомненно, будет насмехаться над мыслью о фаст-фуде. С другой стороны, она не была заинтересована в нем и не должна волноваться о том, что он подумает, напомнила себе Алекс и выложила название с вызовом.

— И где это? — Спросил Кайл, даже не выгнув надменно бровь из-за ее выбора.

Алекс расслабилась и показала направление. Это было недалеко, и она не думала, что уже за полночь, поэтому с облегчением увидела, что ресторан открыт двадцать четыре часа.

Быстро стало очевидным, что Кайл никогда не пользовался автозаказом раньше. Алекс обнаружила, что кусает губу от веселья, когда он опустил окно вниз и высунулся половину из него, чтобы говорить непосредственно в динамик. Ее брови с удивлением поднялись, однако, когда он, повторив ее заказ, заколебался, а потом сказал:

— Удваивайте все, пожалуйста, это на двоих.

Алекс теперь заподозрила, что у нее будет компания во время еды. Она надеялась, что он просто отвезет ее обратно и оставит с ее едой, позволяя ей заниматься своими делами. Но если бы он попросил присоединиться к ней, чтобы поесть, было бы очень грубо отказать после того, как он отвез ее в ресторан и обратно… и даже заплатил за еду, добавила она с тихим раздражением, когда он отмахнулся от денег, которые она предложила, чтобы заплатить за обе порции еды.

Алекс провела поездку обратно к ресторану, игнорируя запахи, исходящие из сумки на коленях, и концентрируясь на выяснении лучшего способа избавиться от Кайла, как только они закончат есть. Вежливое, «ну, я должна сейчас вернуться к работе, так что спасибо за все», казалось, лучшим вариантом. По крайней мере, это было лучшее, что она придумала к тому времени, когда они снова добрались до ее ресторана.

Вместо того, чтобы рисковать штрафом за парковку на улице, Алекс поручила ему припарковаться сзади и вышла из машины почти в тот же момент, когда он остановился. Она шла к задней двери ресторана с пактом с едой в одной руке и искала в кармане ключи другой, когда Кайл позвал ее по имени. С нетерпением останавливаясь, она оглянулась назад, увидев, как он выходит из машины с одним из дух напитков в руке.

Он почти мучительно улыбнулся, когда подошел, а затем сказал:

— Я удвоил заказ, намереваясь тоже поесть.

— Да, я поняла это, — заверила его Алекс, и, когда он заколебался, она осознала значение у него одного напитка из двух и поняла, что он не собирался присоединяться к ней, как она боялась. — О, прости, — сказала она, вспыхнув, — я думала, ты хотел поесть здесь со мной.

Она начала перекладывать сумку в другую руку, намереваясь забрать свою половину еды, но он сказал:

— Ну, я не собирался, потому что ты сказала, что занята, но раз ты приглашаешь, я буду рад присоединиться к тебе.

— О, Я… — Алекс начала уже говорить ему, что это на самом деле не было приглашением, но он уже поспешил вокруг своей машины, чтобы заглушить все еще работающий двигатель и принести другой напиток.

Вздохнув, она покачала головой на собственную непонятную склонность попасть в эти нелепые ситуации, а затем повернулась и продолжила идти к задней двери ресторана. К тому времени, как она ее отперла, он был позади нее, и Алекс открыла дверь, а затем придержала ее, чтобы он смог войти с напитками. Она последовала за ним внутрь, но Кайл остановился после всего нескольких шагов, чтобы осмотреться.

Низкий свист слетел с его губ, когда он все осматривал.

— Она огромная.

— В три раза больше оригинального Ла-Бон Ви, — призналась Алекс с гордостью, когда она остановилась рядом с ним, сама обводя взглядом кухню. Она была довольна тем, что сделала здесь. Она сама спроектировала макет и думала, что он идеален. Здесь было много места, чтобы люди не натыкались друг об друга, и не так уж далеко, что им пришлось бы надрывать свои голоса, чтобы их услышали.

— Ты, очевидно, планируешь больше персонала для кухни, — сказал он, глядя на различные станции.

— Вдвое больше, чем сотрудников в оригинальном ресторане, — призналась она, — Они уже наняты и обучены, и готовы к работе.

Он с любопытством взглянул на нее.

— Я удивлен, что ты просто не взяла одного из них на место Петра сегодня вечером.

Алекс покачала головой.

— Я обучала их с моим персоналом в другом ресторане в течение последнего месяца, но отпустила их вчера на последующие две недели, чтобы они могли отдохнуть и привести себя и свои дела в порядок, прежде чем этот ресторан откроется. Большинство из них отправились в отпуск или направились домой, чтобы переселить свои семьи сюда на этой неделе. — Когда Кайл поднял брови, она объяснила: — Некоторые из них из другого города, и у нас была договоренность о найме на постоянную основу после обучения. Это на случай, если мы не сработаемся, — объяснила она, пожав плечами.

В то время как Алекс осторожно относилась к тем, кого нанимала, люди представили другую сторону во время интервью, чем на рабочем месте. Питер был таким примером. Он был очарователен и одержим готовкой, когда она нанимала его, но стал эгоистом на кухне. Она хотела избежать повторения этой ошибки, поэтому включила временный пункт в соглашение, чтобы попытаться обезопасить то, что она делала. К счастью, все они, казалось, работали очень хорошо… до сих пор.

— Шеф-повар, которого я наняла, из Британской Колумбии, и улетел домой сегодня утром, чтобы помочь своей жене переехать сюда. В противном случае, я бы попросила его занять место в оригинальном ресторане, пока не найду замену.

— Ты не собираешься быть шеф-поваром здесь? — спросил с удивлением Кайл.

Алекс почувствовала, как ее рот недовольно исказился, пока она шла в обеденный зал.

— Это был первоначальный план. Я бы наняла бизнес-менеджера, который бы заботился о деловом конце обоих ресторанов, а сама бы была шеф-поваром здесь.

— Но? — подтолкнул Кайл, следуя за ней в центр зала, где она поставила мешок с едой и сумочку, а затем пожала плечами скидывая пальто. Опустив его тоже на пол, она плюхнулась вниз, усаживаясь на ткани, и начала открывать пакет с едой.

— Но я столкнулась с несколькими препятствиями, и деньги начали заканчиваться, — сказала она сухо, когда вытащила картошку фри. Взглянув на него, когда он положил свое пальто и взял у нее еду, она добавила: — Бизнес-менеджеры дорогие.

— А шеф-повара нет? — спросил он с удивлением.

— Действительно хорошие шеф-повара могут быть дорогими, если они амбициозны и хотят использовать свои собственные рецепты, они в конечном итоге открывают свои собственные рестораны. Но человек, которого я наняла, спокойный, совсем не амбициозный. Он более чем счастлив просто готовить мои рецепты в моем ресторане и не стремится быть следующим Гордоном Рамси. — Она начала разворачивать гамбургер. — Он также родом из этого конца страны и хочет вернуться, поэтому он готов работать относительно дешево… по крайней мере, пока, — добавила она. — Я согласилась увеличить его зарплату после первых шести месяцев. К тому времени, я надеюсь, ресторан окупит себя.

— Но ты предпочла бы быть самой шеф-поваром, — сказал он медленно, наблюдая почти с любопытством, как она укусила в свой бургер.

Алекс прожевала и сглотнула, умудряясь не застонать от удовольствия, когда первый укус упал в ее пустой желудок. Затем она потянулась к фри и кивнула.

— Конечно. Кулинария всегда была моей первой любовью. Я лучше приготовлю, чем сделаю что-либо в мире. И, действительно, если бы я знала, что открытие этого второго ресторана будет такой болью в заднице и заставит меня отказаться от приготовления пищи, я бы никогда не начала это.

— Понятно. — Кайл осторожно развернул свой бургер.

Алекс откусила еще один кусочек и внимательно осмотрела недоделанный обеденный зал. У нее были такие большие надежды на это расширение, фантазии о укомплектованной кухни, создании удивительных новых рецептов, обслуживании блюд мирового класса, и, возможно, даже зарабатывание желанной Звезды Мишлен, если Мишлен когда-либо решит приехать в Канаду. Она слышала слухи, что они рассматривают или даже продюссируют такой маршрут, и это было бы изюминкой ее карьеры, заработать звезду Мишлен или две, или три.

Но это были просто фантазии. Мрачная реальность заключалась в том, что, благодаря всем проблемам, с которыми она столкнулась при открытии этого ресторана, она прошла через все свои сбережения и должна была взять кредит, заложить дом, чтобы закончить ремонт. Алекс теперь была бы счастлива просто закончить ресторан и работать, и поддерживать себя на плаву. Надежда, что все будет достаточно хорошо, что она сможет погасить все свои долги и нанять бизнес-менеджера и вернуться к кулинарии, была просто надеждой. И начинало все выглядеть так, как будто этого не произойдет, только когда-то в очень далеком будущем… если вообще произойдет. Алекс теперь искренне хотела никогда не начинать этот проект. Она была счастлива в своей маленькой кухне в оригинальном Ла-Бон Ви в маленьком уютном гнездышке. Почему она просто не довольствовалась этим?

— Это вкусно.

Удивленный возглас Кайла отвлек внимание Алекс от ее мыслей. Она с любопытством взглянула на него, он поднимал верхнюю булочку со своего гамбургера, чтобы взглянуть на то, что было внизу, пока с энтузиазмом пережевывал ее. Слегка улыбаясь, она сказала:

— Это просто чизбургер. Ты никогда их не ел прежде?

Кайл покачал головой, слишком занятый, кусая бургер снова, чтобы ответить словами.

Алекс тихо хихикнула и еще раз укусила от своего собственного бургера, наблюдая с весельем, как Кайл снова открыл свой гамбургер, чтобы посмотреть из чего он состоит.

— Бургер-это говядина, да? — спросил он, всматриваясь внутрь.

— Да, — рассмеялась она.

— А эти маленькие белые штуки? — спросил он, тыкая в то что лежала сверху.

— Восстановленный лук, — ответила она.

— Восстановленный?

— Они сушат его и отправляют в ресторан, где его вымачивают в воде, чтобы оживить его, прежде чем положить его обратно на гамбургер.

— Зачем? — спросил он с удивлением.

Алекс пожала плечами.

— Возможно, они чувствуют, что свежий лук будет слишком чувствоваться в маленьких гамбургерах. Они используют настоящий, свежий лук в больших гамбургерах.

— Хм. — Кайл откусил еще один кусочек, видимо, не беспокоясь, что этот лук был сушенным, а затем вымоченным перед тем как его положили на его гамбургер.

Алекс наблюдала мгновение за ним, удивленная тем, как он, казалось, наслаждался простой едой. Она подумала, что он ел как голодный человек, а потом покачала головой и обратила свое внимание на свою собственную еду.

— Итак, — пробормотал Кайл, проглотив последний кусочек своего бургера, и обратив внимание на маленькую пачку картофеля фри. Он взял одну бледную палочку и с любопытством посмотрел на нее, а затем продолжил: — Если бы ты нашла кого-то, кто будет управлять обоими предприятиями с низкой зарплатой, ты могла бы вернуться к кулинарии?

— В моих снах, — пробормотала Алекс и засунула в рот маленький кусочек своей картошки фри. Хороший бизнес-менеджер для надзора за обоими ресторанами обойдется по крайней мере в два раза дороже, чем она платила любому из своих шеф-поваров, которые называли себя шеф-поварами, на самом деле они работали в качестве су шеф-поваров или даже шеф-поваров станции. Она сама все еще принимала все решения, создавала меню, управляла персоналом, регулировала планирование и начисление заработной платы и делала все другие вещи, с которыми обычно имел дело шеф-повар. Она просто больше не готовила.

— Это сделает тебя счастливой, да? — Спросил Кайл, и его акцент стал заметнее, чем обычно.

Алекс подняла взгляд, он серьезно смотрел на нее, пока ждал ее ответа. Это, а также тот факт, что его акцент стал сильнее, заставило ее подозревать, что ее ответ был очень важен для него.

— Конечно, сделало бы, — честно ответила она. — Я ненавижу деловые вопросы. Я по своей природе не организованный человек. Я более творческая, привыкшая к хаосу.

— Хаосу?

Алекс кивнула.

— Мука и другие ингредиенты везде, склад кастрюль и сковородок, лязг посуды, запах итальянских приправ или пряных трав основных блюд, конкурирующих с ванилью и лимоном из десертной области. — Она пожала плечами. — Это обычный контролируемый хаос на кухнях каждую ночь, и я люблю его. Сидение в безвоздушном маленьком офисе, пытаясь сделать баланс дебетовых и кредитных колонок похоже на какую-то пытку для меня. — Она вздохнула. — Кроме того, в то время как я всегда думала о себе как о спокойном, дипломатическом человеке, я обнаружила, что я действительно не очень хороша в кризисе. — Алекс сгримасничала, и сказала ему: — Боюсь, я дошла до крика пару раз на прошлой неделе, когда все пошло не так. Думаю, стресс добивает меня.

— Хм… — Кайл прочистил горло и сказал, — Тогда я думаю, что смогу помочь тебе вернуться к готовке, Алекс.

— Как? — с удивлением спросила она.

— Я на самом деле не шеф-повар.

Глава 5

— Что? Что ты только что сказал?

Кайл изучил выражение лица Алекс и сказал медленнее:

— Я не шеф-повар. Я бизнесмен.

— Но ты… я наняла тебя… Боже мой! — Теперь на ее лице была паника, Алекс встала и начала рыскать в карманах.

Когда она вытащила телефон и начала набирать номер, Кайл нахмурился и встал.

— Кому ты звонишь?

— Бев, — огрызнулась она. — Я должна узнать, разорил ли ты меня или нет.

— Я не разорил тебя, — быстро заверил он. — Пожалуйста, Алекс, убери его и выслушай меня.

— Нет. Я… — она остановилась и пристально посматривала на него. — Ты приготовил Амандин из форели. Он был прекрасен.

— Э… да… ну… — Кайл нахмурился, пытаясь решить, как лучше с этим справиться. Очевидно, он должен был подумать об этом, прежде чем открыть свой проклятый рот. Его единственной мыслью было то, что она любила готовить, а он наслаждался бизнесом, так почему бы не поменяться и не позволить ему помочь с управлением, а не с приготовлением пищи? Кайл думал, что она будет рада вернуться к кулинарии и оставить деловые вопросы ему. И он подозревал, что она будет рада, но начинать с «я не повар», наверное, не самый умный ход. Алекс не была готова к речи» я не шеф-повар, а вампир», и он не мог объяснить, что он не шеф-повар, не объяснив, как ему тогда удалось не разрушить ее репутацию и ее ресторана сегодня вечером.

Иисус, я явно сегодня вечером не в ударе, признал Кайл и подозревал, что это проблемы пожизненных пар, в которых был виноват он. Несмотря на «чувство» Маргарет и волнение Сэм, и даже насмешки Брикера, он действительно не был готов войти туда и обнаружить, что Алекс действительно его спутница жизни… и он не справится с ситуацией с его обычной самоуверенностью. Он должен был изменить это и быстро, или, как он подозревал, она выбросит его за ухо в любой момент.

Прежде чем Кайлсмог решить, как спасти ситуацию, Алекс перестала кричать на него, чтобы сосредоточиться на телефоне, очевидно, на другом конце ответили.

— Мне жаль, что я разбудила тебя, Бев, — сказала Алекс мрачно. — Но мне нужно знать, что случилось в ресторане сегодня вечером.

Кайлу не нужно было слышать голос женщины, чтобы знать, что она скажет. Они убедились, что ни она, ни другой персонал не знали о присутствии Маргарет и Ли на кухне. Тем не менее, он вздохнул с облегчением, слушая, как Бев уверяет Алекс, что все работало как часовой механизм и у Кайла был большой успех. Все бредили его едой, женщина сказала ей, что один из самых уважаемых ресторанных критиков города был в ресторане за одним из столов и был так счастлив, что раскрыл себя, и пообещал бесплатный обзор в субботней газете в разделе ресторанов.

Алекс выглядела все более смущенной, пока женщина говорила, и когда она закончила разговор, то посмотрела смущенным взглядом на Кайла. Однако ее выражение опять стало мрачным, когда она возвращала телефон в карман.

— Это была твоя шутка? Бев сказала, что сегодня все прошло хорошо. Лучше, чем хорошо. Что…?

— Просто присядь, Алекс, — тихо прервал Кайл. — Я все объясню.

Она заколебалась, но потом вернулась туда, где была. Кайл сразу же сел напротив нее, задаваясь вопросом, как, черт возьми, он собирался объяснить это… и тогда вдохновение ударило.

— Я боюсь, что мой английский не так хорош, как я хотел бы, и я иногда неправильно говорю, пытаясь объяснить кое-что.

Он только поздравлял себя с тем, что придумал это, когда она сомнительно сказала:

— Это звучало довольно ясно для меня. Я не шеф-повар, довольно просто.

Кайл поморщился.

— Да, ну, я хотел сказать, что я не такой шеф-повар, как ты. Ты сказала, что готовка-твоя первая любовь, а бизнес-нет. Я наоборот, я люблю управление бизнесом и не люблю готовить. — Когда ее глаза сузились, он добавил, — В отличие от тебя, я не следовал за своей мечтой, когда начал готовить.

Но на самом деле он следовал за мечтой, когда он согласился быть шеф-поваром, в котором Алекс нуждалась сегодня вечером, понял он. Мечта о его спутнице жизни рядом. Это была мечта всей его жизни. Каждый бессмертный имел такую мечту.

— Я начал готовить из-за семейного давления, — сказал он. Это была не совсем ложь. Сэм втянула его в это, а она была семьей Алекс. Если ему повезет, она будет и его семьей.

— Ах, — пробормотала Алекс, торжественно кивнув. — Поняла. Семейный ресторан… давление со стороны людей, чтобы обучаться в качестве шеф-повара и взять на себя бизнес, — она снова кивнула, по-видимому, уверенная, что все выяснила. — Готовка не в твоей душе, а в твоей крови.

— Кровь, безусловно, имеет много общего с моей ситуацией, — пробормотал Кайл.

— Что? — спросила Алекс.

— Ничего, — быстро сказал он. — Я действительно не люблю готовить. Я предпочитаю простую логику бизнеса и предпочел бы закончить для тебя все дела, и оставить готовку на тебя.

Алекс слегка наклонила голову, неуверенность была на ее лице.

— Я действительно не ожидала, что ты проведешь весь свой отпуск, помогая в ресторане. Я думала… ну, надеялась на самом деле… что ты будешь готовить всего пару ночей, пока я не смогу найти кого-то, кто заменит Питера.

— Я рад помогать столько, сколько потребуется, — заверил он ее. — И как бизнес-менеджер, я был бы рад позаботиться о вопросе замены Питеру, если это необходимо.

— Если это необходимо? — спросила она с удивлением.

Кайл заколебался, но потом решил, что это, может быть, его шанс, сказать ей, что он надеялся на гораздо более постоянное времяпровождение с ней. Кроме того, если ему удастся убедить ее стать его парой, он не знал, что это может значить для обеих их жизней. Он чувствовал потребность в переменах и был бы рад оставить свои компании в Европе в руках своих менеджеров, просто наблюдать за ними из Канады, пока бы он помогал управлять с ней ее ресторанами, но Алекс может передумать о направлении ее жизни. Это было не редкость для новых пожизненных пар, делать так.

Пожав плечами, он просто сказал:

— Я просмотрю доступных людей на эту позицию и оставлю окончательное решение для тебя.

Она расслабилась и медленно кивнула. Ее выражение лица стало вдумчивым, и он был уверен, что она собирается согласиться, но Алекс была бизнесменом и, по-видимому, знала некоторую осторожность, когда дело касалось таких решений. Казалось, что, как бы заманчиво не звучала идея возвращения к приготовлению пищи, она не собиралась хвататься за эту возможность, потому что она сказала:

— Мне нужно подумать об этом.

— Конечно, — пробормотал он.

— И у меня нет на это времени прямо сейчас, — добавила она, взглянув в сторону ожидающих стен. Небольшой вздох слетел с ее губ, и она двинулась к подносу и ролику, который она оставила ранее. — Я ценю это предложение, но я не позволю первому красивому лицу убедить меня передать ему мой бизнес.

— Ты находишь меня красивым? — спросил с ухмылкой Кайл, стоя на коленях, чтобы открыть банку краски для нее.

Алекс покраснела, но закатила глаза и проигнорировала вопрос, просто взяла теперь уже открытую банку у него, чтобы вылить густую жидкость в лоток, продолжая:

— Мне нужно знать твою квалификацию и какой у тебя опыт. Я не хочу просить резюме, но это действительно бы помогло мне с решением.

— Я дам его тебе устно, пока помогаю красить, — торжественно сказал он, и Алекс поставила банку и посмотрела на него хмуро.

— В этом нет необходимости. Я не ожидаю, что ты поможешь мне с этим. Это не входит в должностную инструкцию ни шеф-повара, ни бизнес-менеджера. Кроме того, ты не совсем соответствующе одет, — отметила она.

Кайл взглянул на свой дизайнерский костюм, а затем пожал плечами и начал снимать пиджак.

— У меня есть несколько таких, и этот все равно старый. Кроме того, по моему опыту, хороший бизнес-менеджер делает все, что нужно. Что ты и сделаешь.

Алекс скривилась.

— У меня не было выбора, когда маляры ушли.

— Всегда есть выбор, — серьезно сказал он. — Не всегда хороший, но выбор есть, и здесь ты стала ответственной.

— Это я, ответственная Алекс, — сказала она с небольшим самовысмеиванием и повернулась, чтобы начать подниматься по лестнице с подносом. Она положила его на держатель в верхней части лестницы, а затем взглянула на него. — Можешь передать мне ролик, пожалуйста?

— Конечно. — Он взял его и передал ей, посмотрев ненадолго, как она начала пробегать им по подносу и по стене, а затем оглянулся. — Есть еще один поднос и валик?

Алекс остановилась и взглянула на него.

— Ты действительно не должен…

— Я хочу, — твердо перебил он.

Она уставилась на него, но потом пожала плечами и указала на угол возле передней части комнаты.

— Там есть еще один лоток и валик. У меня нет другой лестницы, поэтому тебе придется красить нижнюю половину, пока я крашу верх.

— Ты босс, — сказал легко Кайл и пошел искать дополнительный лоток и валик. Он налил себе краски и начал нижнюю половину стены рядом с ней, когда она задала свой первый вопрос.

— Итак, я полагаю, ты управляешь делами семейного ресторана в Париже, а также готовишь там по случаю? Или тебе удалось уйти от приготовления пищи вообще?

Кайл нахмурился у стены, которую он красил, зная, что ему придется быть осторожным. Он подозревал, что Маргарет была права, и отношения, основанные на лжи, не были хорошей вещью, поэтому он действительно не хотел лгать больше, чем нужно. Наконец, он сказал:

— До сегодняшнего вечера я не готовил очень долгое время.

Это было достаточно правдиво, он готовил раньше. Он несколько раз обжаривал мясо на открытом огне в молодости. Это было не совсем приготовление Кордон Блю, но тем не менее готовка.

— Так ты теперь просто управляешь рестораном? — с любопытством спросила Алекс в тишине своего ролика, бегущего вверх и вниз по стене.

Кайл поморщился, его рука автоматически двигалась с роликом по стене, пока он думал. Он вообще не управлял рестораном, но не думал, что это будет слишком умно сказать об этом, поэтому вместо этого он сказал:

— Я управляю несколькими компаниями в Европе, большинство из которых связано с туристической индустрией и перевозкой товаров.

— Путешествия и транспорт? Как ты перешел от ресторана к путешествию и транспорту? — с удивлением спросила она.

— Они не такие уж и разные, — сказал он и подумал, что это правда. Аргентис Инк и Аржено Энтерпрайзе держали власть в Канаде и США, а также в Великобритании, но Кайл имел свою собственную версию компании во Франции, Италии и Испании под названием Валенс Индустрии.

Он управлял банками крови и плазмы, распределял кровь, питая массы… по крайней мере, бессмертные массы. Он также удовлетворял потребности бессмертных другими способами. Одна компания была исключительно для путешествий с полетами, которые начинались и заканчивались по вечерам, поэтому бессмертным не нужно было путешествовать со смертными, если они не хотели. Он также помогал найти и забронировать места для их пребывания в пункте назначения, транспорт во время их пребывания, снабжал кровью во время их пребывания и обеспечил их брошюрами местных гостиниц, обслуживающих их вид.

У Кайла также была другая организация, которая помогала с ID и другими вещами, необходимыми бессмертным, когда они изменяли имена и переезжали.

Он не мог рассказать это Алекс, поэтому сказал так:

— Я имею дело с особой потребностью клиентов, которые не хотят использовать обычный транспорт и путешествовать с массами.

— Ах, богатые люди, которые хотят особого внимания, — сухо сказала Алекс. — У нас тоже много таких в моем ресторане.

— Да, я уверен, что у тебя их много, — пробормотал Кайл и подумал, что она будет удивлена, узнав, что многие из них были бессмертными. По словам Ли и Маргарет, некоторые члены семьи, которые нашли свои пожизненные пары и снова ели, часто посещали Ла Бонн Ви и обожали еду там.

Ли была в восторге от получения доступа к рецептам соусов, которые она создавала в нем прошлой ночью. Хотя она быстро заверила его, что это не помешает ей и Люциану посещать ресторан и впредь, утверждая, что еда всегда вкуснее, когда кто-то другой ее приготовил.

— Какие товары вы перевозите? — спросила она, отрывая его от мыслей.

Кайл вздохнул. Не лгать действительно может быть довольно утомительным делом. Воспользовавшись моментом для обдумывания, он продолжил неопределенно:

— Это специальные клиенты, которые часто имеют потребности, желания хотеть то, что не является обычными предметами, которые можно купить в продуктовом магазине.

— Пожалуйста, не говорите мне, что ты говоришь о проститутках, — сказала Алекс, склонив голову, чтобы посмотреть на него с беспокойством.

— Нет. Просто экзотические напитки или необычные вещи, — заверил он ее со смехом. Что может быть более экзотичным, чем кровь в качестве напитка, или случайный гроб, чтобы спать в нем для старожил, которые не хотели отказываться от старых привычек. По крайней мере, эти вещи были экзотическими и необычными для смертных.

— Экзотические напитки, — пробормотала она, покачивая головой. Затем Алекс сморщила нос и спросила: — А ты действительно любишь все эти деловые вопросы?

Кайл засмеялся над ее выражением лица.

— Это все не так нудно, как тебе кажется. Существует проблема решения проблем, волнение новых проектов…

— Да, да, я поверю тебе на слово, — с отвращением прервала она. — Честно говоря, решение проблем не является одной из моих сильных сторон… если это не проблема, как снижение содержания кислоты в томатном соусе, или как получить суфле идеальным. Я лучше с едой, чем с людьми. Люди обычно меня бесят.

Он с удивлением посмотрел на нее.

— Но у тебя ресторан. Ты должна иметь дело с людьми день за днем.

Алекс отмахнулась от этого предположения.

— Я имею дело с моим персоналом кухни, которые умны и хороши в том, что они делают. Мне не нужно иметь дело с плаксивыми клиентами, которые заказывают что-то, о чем они никогда не слышали, как гаспачо, а затем жалуются, что оно холодное, не зная, что именно так оно подается. — Она проворчала с раздражением. — И я, конечно, не привыкла иметь дело с неумелостью продавцов, которые записывают неправильные номера и получаются совершенно неуместные и нежелательные товары, посланные мне, как липовый зеленый ковер и краска, и кричащая оранжевая плитка для ванной.

— Это происходило? — С удивлением спросил Кайл.

Алекс вздохнула и окунула свой валик в поднос, а затем распрямила спину и кивнула.

— Почему, по-твоему, я крашу? Я наняла мужчин, чтобы сделать это, но к тому времени, когда я вернулась из старого ресторана сегодня вечером, неправильная краска была доставлена, и маляры почти закончили красить стены, — с отвращением объяснила она и покачала головой. — Стены выглядели так, как будто кто-то блевал зеленой слизью.

Кайл взглянул на не покрашенную часть стены и отметил зеленый оттенок под белой грунтовкой, которой они покрывали стены. Он снова опустил свой валик в краску в подносе и продолжил красить, пока спрашивал:

— А зеленый ковер?

— То же самое. Тогда у меня был менеджер проекта, и я работала в другом ресторане, обучала новую команду. Я остановилась здесь, чтобы проверить все после закрытия и нашла пол, покрытый ковром цвета зеленого гороха, а не цвета, который я выбрала. У меня чуть не случился сердечный приступ, и было уже слишком поздно, чтобы сделать что-то. Я провела большую часть следующего утра, делая звонки, пытаясь исправить это.

— Очевидно, что ты это исправила, — прокомментировал Кайл, взглянув на темный ковер, видимый через покрытие против краски.

Алекс фыркнула.

— Да. Но это стоило мне денег. Менеджер проекта подписал счет на ковер, и его нельзя было вернуть, потому что он уже был уложен. В итоге, мне пришлось покупать новый и укладывать его заново.

— Это тогда ты уволила менеджера проекта? — спросил Кайл, переместив свой лоток вправо, чтобы продолжать покраску.

— Нет, — сказала Алекс на вздохе. — Он сказал, что забыл, какой цвет я выбрала, и я ему его не показала. Я думала, что это всего лишь одна ошибка. Так что я прикусила губу, но то же самое произошло и с плиткой для ванны и кухни.

— Кричащая оранжевая? — он спросил, вспомнив ее более ранние слова.

— Да, — с неудовольствием сказала она. — И в тот раз я напомнила ему, какого цвета плитка должна быть доставлена в то утро. Я даже позвонила в магазин в ночь перед доставкой и заставила продавца магазина прочитать номера, чтобы убедиться, что они совпадают с теми, что на моей квитанции.

— Они совпадали? — спросил он.

— О да, поэтому я пошла на работу в старый ресторан, уверенная, что все будет хорошо, только чтобы приехать той ночью в кухню и увидеть ванные комнаты, покрытые оранжевой плиткой.

— Менеджер проекта разрешил их установку? — Спросил Кайл нахмурившись.

Алекс фыркнула с отвращением.

— Оказывается, мой менеджер проекта был бушующим алкоголиком и, по-видимому, был за пределами ремонта ресторана больше чем должен был. В тот день он приехал с похмелья, впустил монтажников, затем оставил их расписаться за плитку и пошел спать в мой офис. — Она покачала головой со вздохом. — Но на этот раз я не собиралась молчать. Плитки, которые я заказала, были смехотворно дорогим итальянским импортом. Они стоят столько же, сколько все остальное вместе взятое.

— Что случилось? — спросил Кайл.

Рот Алекс горько искривился.

— Парень, который устанавливал плитку был умнее, чем установщики ковров. Он подумал, что Оранжевая плитка может быть неправильной, и попытался разбудить менеджера проекта, но он его послал. Таким образом, он дважды проверил номера плиток на квитанции с номерами на ящиках, прежде чем принять их, и номера были одинаковыми, поэтому он просто решил, что у меня плохой вкус, и принял ее. — Она взглянула вниз и улыбнулась, когда увидела удивленное выражение лица Кайла. — Я сама проверила номера, и они действительно были одинаковыми. Похоже, продавец ошибочно поменял два номера, записывая их, и оранжевая плитка была тем, что была в заказе… и я подписала проклятую вещь без двойной проверки. Я получила именно то, что подписала.

Кайл поморщился и догадался:

— Поставщик не заменил ее?

Алекс фыркнула и вернулась к работе.

— Оранжевая уже была установлена. Они должны быть снять ее и не повредить… и, как я уже сказала, они были супердорогими. Он не смог позволить себе таких убытков, если мог отвертеться. К сожалению, моя подпись заказа с неправильными номерами сняла его с крючка. По закону, это была моя вина. Покупатель будь внимателен и все такое.

— А теперь краска, — пробормотал Кайл, хмурясь, продолжая красить.

— Да, ну, после плитки, я уволила менеджера проекта. — Она нахмурилась на стену и призналась, — Все же уже было слишком поздно. Замена плитки, даже на менее дорогую, в значительной степени, уничтожило меня финансово, и я не могла позволить себе нанять другого менеджера. Но мне нужен был кто-то здесь, чтобы убедиться, что больше не произойдет таких ошибок. Я, конечно, не могла позволить себе еще одну ошибку, поэтому я повысила Питера до главного шеф-повара две недели назад, чтобы я могла быть здесь все время и перепроверять все.

— Но? — подсказал Кайл, зная, что что-то пошло не так, или в противном случае они не перекрашивали бы стены.

— Сегодня я побежала в старый ресторан, чтобы забрать бумаги, а краска появилась немного раньше. Кроме того, я была там намного дольше, чем хотела благодаря увольнению Питера и тому, что мне пришлось найти ему замену. Когда я оставила тебя в ресторане и вернулась сюда, прошло более четырех часов. — Она несчастливо пожала плечами. — Тем временем пришла неправильная краска, и мужчины начали красить.

— Ах, — вздохнул Кайл. Он работал молча в течение минуты, а затем спросил: — Ты должна взять на себя расходы на эту путаницу?

Алекс опять несчастливо пожала плечами.

— Наверное. Люди подписали документы на краску. И она была использована, или большая ее часть. Менеджер магазина сказал, что можно вернуть любую краску, которая не была открыта, — сухо добавила она.

— Полагаю, ты проверила квитанцию, чтобы убедиться, что заказала правильный на этот раз цвет? — осторожно спросил он.

Алекс кивнула.

— И платежную квитанцию, и счет-фактуру доставки, во всем говорится белый песок.

— А банки? — Спросил Кайл.

Алекс перестала рисовать и с удивлением посмотрела на него. Очевидно, она не думала проверять банки. Положив свой валик в лоток, она поспешила с лестницы и двинулась к использованным и закрытым банкам с краской, которые она поставила в углу. Кайл тут же положил собственный валик и пошел за ней.

Остановившись рядом, он быстро осмотрел банки. Крышки используемых лежали рядом и грязные стекали на пол, но закрытые были с крышками.

— На этой говорится Белый песок, — отметил он, махнув на закрытую банку. Его взгляд скользнул к используемой половине. Крышка была запачкана и пятно зеленой краски покрывало этикетку. Кайл встал на колени и начал возвращать другие крышки в свои банки. У некоторых также была запачкана этикетка, но две были читаемыми и говорили: — Белый песок.

Кайл перешел и взял нераспечатанную банку в руку. Заметав открывалку, он схватил ее, поддел ее под крышку и сорвал ее с банки. Они уставились на густую зеленую жидкость.

— Похоже, что кто-то неправильно их смешал, — тихо сказал Кайл. — Магазин должен будет возместить тебе это.

— И потраченное время маляров, — сказала она, сияя, как будто он показал ей небольшое состояние в золотых дублонах в банке. Кайл понятия не имел, сколько стоят маляры, но был уверен, что он не сохранил ей много денег. Он подозревал, что она была просто счастлива иметь хотя бы одно возмещение ущерба, один случай, когда ей не придется молчать и сглатывать расходы. Она доказала его правоту, сказав: — Возможно, это признак того, что моя удача меняется. Ты можешь быть моей удачей, Кайл. Спасибо тебе.

— Я рад, — заверил ее Кайл, положив крышку обратно на банку. Выпрямившись, он сказал, — Я могу позаботится об этом утром, если хочешь?

Алекс криво улыбнулась.

— Стоит нанять тебя, чтобы просто не иметь дело с менеджерами магазинов.

— Тогда найми меня, — сказал он. Когда она замешкалась, добавил: — Ты могла бы вернуться к кулинарии и перестать беспокоиться обо всем этом.

— Ты как дьявол, шепчущий мне на ухо искушение, — сказала она с весело.

— Хорошо. Найми меня, — твердо повторил он.

Алекс заколебалась. Наконец, она нахмурилась и покачала головой.

— Ты из Франции.

Брови Кайла взлетели вверх.

— Это проблема?

— Ну, только для правительства, — сухо сказала она. — У тебя нет НСС (прим. пер. SIN (sin- грех) Social Insurance Number).

— Греха? — спросил он с растерянностью.

— Номер Социального Страхования, — объяснила она. — Они называют так номер социального страхования в США. Я не уверена, как это называют во Франции, но ты не можешь работать в Канаде без канадской карты НСС… или, по крайней мере, рабочей визы или чего-то еще.

— У меня есть Номер Социального Страхования, — солгал он. Организация таких вещей для бессмертных, которые хотели переехать в Канаду, была одним из тем, чем занимались его компании.

— Как ты можешь иметь Номер Социального Страхования? Ты из Франции, — сказала она в замешательстве.

— У меня двойное гражданство, — мягко сказал Кайл, думая, что ему придется позвонить в свой офис и попросить своего помощника организовать ему отправку его карты НСС.

Понимая, что она смотрела на него широко раскрытыми глазами, он добавил:

— Большая часть моей семьи живет здесь. Поэтому я и приехал.

Она наклонила голову:

— Семья Мортимера?

— Нет. Он работает на моего дядю, — сказал Кайл, и это, похоже, еще больше смутило ее.

— Как он может работать на твоего дядю? Мортимер, Брикер и Деккер в музыкальной группе.

Кайл застыл. Никто не сказал ему, что Алекс думала, что мужчины в группе. Улыбнувшись немного натянуто, он сказал:

— Работа, возможно, неправильный термин, но мой дядя записывает их… э… концерты и выступления. Они играют там, куда он их посылает.

— О, ты имеешь в виду, что он их агент или менеджер, или что-то еще, — сказала Алекс кивая.

— Да, вот именно. Он их менеджер, — пробормотал Кайл, ведя ее обратно через комнату. Он взял в руки валик, а затем заметил, что она закончила красить место, куда лестница позволила ей добраться, ему понадобилась минута, чтобы передвинуть лестницу для нее.

— Спасибо, — сказала Алекс, начав подниматься обратно вверх.

— Derien (Не за что. Фр.), — пробормотал Кайл, задаваясь вопросом, как Люциан отнесется к своей новой должности.

— Итак, ты здесь навещаешь семью, — прокомментировала Алекс, возвращаясь к работе, а затем легко рассмеялась. — Я рада это слышать. Я подумала уже, что ты не слишком умный, отдыхать здесь в самый холодный сезон.

Кайл слегка улыбнулся, но сказал:

— Я уверен, что зимой здесь есть чем заняться.

— О да, — согласилась она с развлечением. — Кататься на лыжах, снегоходах или ютиться у теплого огня, пока не пройдет холод. Я предпочитаю последнее.

— Тебе не нравится кататься на лыжах? — спросил он, задаваясь вопросом, что она делает для удовольствия, или есть ли у нее время, чтобы сделать что-нибудь весело. Он подозревал, что Алекс была трудоголиком. Успешные люди обычно ими были.

— Я никогда не пробовала, — призналась Алекс, пожимая плечами. — Я всегда хотела попробовать, но никогда не было возможности или времени… снегоходы тоже звучат весело, но я никогда не пробовала. — Кайл подумал, что, возможно, он должен организовать для нее прогулку, чтобы попробовать оба мероприятия, когда она вдруг сказала: — Мне жаль, что ты сегодня работал, когда ты здесь, чтобы навестить семью.

— Не стоит, — сказал он сразу. — В любом случае, я просто сидел бы сегодня вечером в своем отеле. — Конечно, это было неправдой. Кайл, вероятно, был бы с Маргарет и Люцианом, и, скорее всего, Сэм и Мортимер пытались выяснить другой способ приблизить его к Алекс. На самом деле, ее неудача была его удачей… даже если он не мог готовить.

— Я сомневаюсь, что ты сидел бы в отеле, — сразу же сказала Алекс. — Твоя семья, вероятно, хочет увидеть тебя и… — она остановилась и перестала красить, хмурившись на него. — Работа на меня помешает тебе увидеть их.

— У всех есть работа, — быстро сказал он. — Работа заполнит мое время, пока они будут заняты.

— О, да, я не подумала об этом, — сказала она, но ее рука замедлилась, и она мельком взглянула на него и спросила: — Ты остановился в отеле, а не у своих родственников?

Кайл посмеялся над вопросом.

— У меня было несколько предложений остаться с родственниками, но поскольку большинство из них только что поженились, я подумал, что они могут не оценить мое присутствие.

— Большинство из них только что поженились? — Алекс резко взглянула на него. — Ты не родственник той семьи, о которой Сэм всегда говорит, не так ли? Аржено? У них в прошлые выходные была большая многослойная свадьба в Нью-Йорке.

Кайл кивнул.

— Я прилетел в Нью-Йорк на свадьбу, пробыл в городе несколько дней, чтобы поработать и посмотреть Бродвейское шоу, а потом прилетел сюда.

— Когда ты летишь домой? — спросила она.

Кайл замер. На самом деле он не назначил дату. Он оставил свою дату возвращения открытой, потому что не был уверен, как надолго захочет остаться. Он хотел посмотреть на деловые возможности здесь во время посещения. Заметьте, он не ожидал, что будет работать так быстро, но был рад согласиться с тем, что судьба в настоящее время ему предлагала, если это даст ему шанс выиграть Алекс. Вопрос был в том, сколько времени это займет?

Нахмурившись, он рассеянно потер живот, пытаясь понять это. Он знал, что смертные ожидают ухаживания. Но сколько времени это занимает? Неделю? Две недели? Месяцы?

— Два месяца, — ответил он, выбирая самое безопасное время.

— Ты можешь отсутствовать на работе столько времени? — спросила с удивлением Алекс.

— Хорошие начальники понимают, что работа до изнеможения никому не приносит пользы, — осмысленно сказал он, поглядывая на часы. Когда Алекс скривилась на мягкий выговор, он добавил: — У меня есть хорошие сотрудники, работающие на меня, те, которым я доверяю, они справится с ежедневными проблемами. Они позвонят, если что-то важное случится, но в противном случае, вероятно, даже не заметят моего отсутствия.

— Хм, — пробормотала Алекс. — Это должно быть мило.

— На тебя тоже работают хорошие люди, — тихо сказал Кайл. — Я подозреваю, что Питер не был хорошим, но Бев-драгоценный камень, и Бобби, и Ребекка кажутся вполне компетентными.

— Да, — согласилась она. — Бев была сюрпризом. Она раньше занимала должность Бобби, и я всегда знала, что она хороша, но она скользнула в должность сушефа так же гладко, как если бы она всегда это делала. Я вообще-то думала о том, чтобы пригласить ее на должность шеф-повара и найти ей замену.

— Почему ты этого не сделала? — Спросил Кайл.

Алекс заколебалась, а затем призналась,

— Потому что я надеюсь в конце концов вернуться на должность шеф-повара и буду чувствовать себя ужасно, когда ее понижу.

— Ах, — с пониманием сказал Кайл.

Потирая живот, он остановился, чтобы посмотреть на их работу. Он закончил с нижней частью стены до самого конца и готов начать следующую стену. Алекс была немного позади, но это было хорошо. Он может начать работу на следующей стене и не будет мешать лестнице, когда она доберется туда. Он переложил лоток, начиная.

— Итак, что привело тебя к готовке? — спросил Кайл, вернувшись к работе.

Алекс легко улыбнулась и призналась:

— Веришь или нет, это был мой дедушка.

— Правда? — спросил он с интересом и оглянулся, чтобы увидеть ее кивок.

— Он был поваром в армии, когда был молод, а затем пошел работать поваром, когда вернулся. Он любил готовить и заразил меня этим. — Она остановилась, чтобы опустить ролик в краску, а затем сказала: — Он был моим лучшим другом.

Кайл поднял бровь.

— Твой дед?

— Ага. — Алекс рассмеялась над его выражением лица, а потом пожала плечами. — Моя семья переезжала каждый год, пока мне не исполнилось десять. Это затруднило создание и сохранение друзей.

— Почему твоя семья так много переезжала?

Алекс вздохнула, но ответила:

— Мой отец был механиком, который хотел свой собственный магазин, и, чтобы он также был возле дома, а моя мама была секретарем с хорошим глазом дизайна интерьера, которая поддерживала его мечту. В тот год, когда я родилась, они купили старый дом возле своих работ, провели год, ремонтируя его, а затем продали его и купили другой. Они делали это каждый год, пока мне не исполнилось десять, когда у них наконец-то было достаточно денег они открыли гараж для папы. Вот тогда дедушка, отец моей матери, переехал к нам. Мама и папа работали долгие часы, чтобы поставить гараж на ноги, а дедушка только что вышел на пенсию. Его здоровье было не очень хорошим, поэтому он переехал, чтобы помочь с нами, с детьми. У меня две младшие сестры, — она сделала паузу, чтобы объяснить. — Сэм, которую ты встречал, и самая младшая в семье Джо, которая путешествует по Европе прямо сейчас со своим парнем. В любом случае, годы, которые дедушки жил с нами, были лучшими, — сказала она с нежной улыбкой. — Каждый день после школы мы приходили домой, чтобы найти его свистящим, пока он вытаскивал печенье или другое лакомство из печи. Он говорил: «Сделайте домашнюю работу, девочки, и я вам дам одно… но только одно. Мы не хотим испортить вам аппетит к ужину». — Она усмехнулась. — Мы делали домашнее задание в рекордные сроки, а потом он приносил угощения и садился с нами за стол, и мы все съедали по одному лакомству со стаканом молока, пока рассказывали ему о нашем дне. Он обычно посылал нас смотреть телевизор, пока готовил ужин, но я оставляла Джо и Сэм смотреть мультфильмы и заходила на кухню, чтобы побеспокоить дедушку. Я спрашивала, что он делает, и почему он кладет то или иное, и он терпеливо объяснял и давал мне небольшие задания. К тому времени, как я начала ходить в среднюю школу, он давал мне делать большие задания и даже позволял мне готовить, в то время как он помогал мне. С тех пор мне нравилось готовить, и когда я закончила среднюю школу, я решила учиться на шеф-повара.

— Твой дедушка, должно быть, гордился тобой, — сказал Кайл и нахмурился, когда увидел, что печаль появилась на ее лице.

— Боюсь, он никогда не узнал. Он умер от сердечного приступа в конце моего последнего года в средней школе.

— Я сожалею, — тихо сказал Кайл, рассеянно потерев рукой живот.

— Как и я. — ее тон был серьезным. — Он был замечательным человеком.

— Что насчет других твоих бабушек и дедушек? — Спросил Кайл.

— О. — Алекс вздохнула. — Родители моего отца умерли до моего рождения, а мать моей матери, жена дедушки, умерла от рака мозга, когда я была маленькой. Я даже не помню ее. Дедушка был единственным.

— Ну, я уверен, что он был бы горд узнать, что ты пошла учиться на шеф-повара.

— Его бы распирало от этого, — сказала она со смехом. — Тем более, что я обучалась в Париже. Он всегда раньше говорил мне, что Париж выпускает лучших шеф-поваров в мире. Он был бы впечатлен, что я поехала туда.

— Ты обучалась в Париже? — Кайл перестал красить от новости, что она была так близко географически к нему еще много лет назад. Если бы не судьба, он мог бы с ней встретиться.

— Ничего, кроме Парижа, — заверила она его со странным смехом. — Я твердо решила стать лучшим поваром в мире.

— Тебе понравился Париж? — спросил он, интересно понравился ли ей его дом.

— Я влюбилась в него, — заверила Алекс. — Запахи, достопримечательности, люди… это единственное место, которое я знаю, где абсолютно все, кажется, бродят с багетами в руках. — Она ухмыльнулась и призналась: — Мне было почти жаль возвращаться домой, когда я закончила обучение.

— Но ты вернулась, — подсказал он, когда она замолчала.

— Ох, да. Мне удалось устроиться на работу поваром в хороший ресторан, потом я поднялась до су-шефа, но моя работа мечты была быть шеф-поваром. Вероятно, потребовалось бы еще четыре или пять лет, чтобы найти такую позицию где угодно, если бы я не открыла Ла Бонн Ви.

— Ты заработала деньги на него так же, как и твои родители? Ремонтом домов?

— Нет. Я не такая практичная, как мой отец, и у меня нет меткого глаза, как у моей мамы, — сказала она. — Я начала Ла Бонн Ви с моей доли наследства, когда мои родители погибли в автомобильной аварии.

— Мне жаль, но я уверен, что они были бы довольны твоим успехом. Он так хорош, что ты открываешь второй ресторан, — похвалил Кайл.

— Ага, если я не обанкрочусь до премьеры, — сухо сказала Алекс. Она мельком взглянула на него и вдруг спросила: — Ты в порядке?

Вопрос и ее волнующий тон голоса заставили Кайла посмотреть вверх, чтобы увидеть, как она спускается вниз по лестнице.

— Господи, ты выглядишь ужасно, — прошептала она, остановившись рядом с ним. — Ты периодически тер живот в последнее время, и я подумала, что что-то может быть не так, но ты бледен как смерть, Кайл.

Он взглянул вниз, чтобы увидеть, что он действительно потирает живот. Он вдруг осознал, что его гложет чувство беспокойства. Ему нужно питаться, несчастливо понял Кайл. Он не питался с тех пор… ну, вообще-то, у него был только один пакет за последние сорок восемь часов.

Кайл неожиданно устроил вечеринку для пары двоюродных братьев в своем отеле в Нью-Йорке на прошлой неделе и израсходовал больше, чем планировал во время своего пребывания.

Его запасы закончились вчера, но он решил, что вместо того, чтобы посылать за большем количеством, он сможет продержаться, пока не доберется до отеля в Торонто, где его должен ждать кулер с кровью.

К сожалению, Кайл еще не добрался до отеля. Он получил сообщение от Маргарет с просьбой приехать прямо к ней домой, как только он приземлится и арендует машину. Как оказалось, это было что-то вроде засады. Он прибыл, чтобы найти Маргарет, ее мужа, Джулиуса, и Люциана, и Ли ждущих его.

Кайл даже не успел войти в дверь, как Маргарет рассказала ему о своей уверенности, что Алекс была его пожизненной парой. Он выслушал ее, смотря на торжественное лицо Люциана, и скрестил руки на груди, в то время как инстинктивно знал, что Люциан был там, чтобы поддержать Маргарет, и просто пристал к нему, пока он не согласился встретиться с женщиной. При первой же возможности он вставил свое слово, и Кайлу пришлось согласится поехать в дом силовиков и договориться о встрече с женщиной. Он подозревал, что удивил всех, согласившись так легко, но в тот момент, когда он согласился, Маргарет настояла, чтобы он сразу же отправился. Люциан тогда быстро кратко рассказал ему все о людях там. Затем он дал ему адрес, прежде чем отправить его в дом силовиков, где ему удалось выпить один пакет крови, прежде чем его сбыли в ресторан.

Этого пакета было недостаточно, признался он, когда Алекс подняла руку, чтобы попробовать его лоб. Грызущие ощущения в животе Кайла сразу же усилилось в ответ на ее запах. Он определенно должен покормиться, подумал он, и не понял, что сказал это вслух, пока Алекс не нахмурилась и не сказала:

— Мы недавно ели.

— Это был очень маленький гамбургер, — пробормотал он и отошел, якобы, чтобы окунуть свой валик, но на самом деле, чтобы уйти от Алекс и крови, которая, он чувствовал, пульсировала под ее кожей.

— Да, — сказала она почти извиняясь. — Я всегда беру маленькие чизбургеры, а не настоящие бургеры. Этот восстановленный лук. Он мне очень нравится. Тем не менее…

— И это единственное, что я ел за весь день, — прервал он, выпрямляясь.

У нее поднялись брови, и она вдруг переступила с ноги на ногу.

— Окей. Время уходить.

— Тебе не обязательно идти со мной, — с тревогой сказал Кайл, когда она схватила сумочку и пальто.

Алекс пожала плечами.

— Как давно ты прибыл в Торонто?

— Сегодня, — признался он с растерянностью.

— Я так и думала. Ты не знаешь, где находится ближайший круглосуточный продуктовый магазин. Я знаю.

— Да, но я смогу найти дорогу обратно в тот ресторан, который мы посетили ранее, — заверил Кайл, думая, что он быстро съездит в отель, сдаст чемодан, возьмет пакет или два крови и снова быстро вернется обратно. Он наслаждался едой, которую они пробовали раньше, и не возражал бы поесть ее еще.

— Ни за что, — твердо сказала Алекс. — Там нет абсолютно никакой пищевой ценности, а ты не ел весь день. Мы пойдем в продуктовый магазин и купим продукты для хорошего здорового пикника.

— Но я думал заехать и зарегистрироваться в свое мотеле на обратном пути, и оставить свой багаж, — отчаянно сказал он.

Алекс повернулась, чтобы посмотреть на него широко раскрытыми глазами.

— Ты еще даже не зарегистрировался в своем отеле?

— Нет. Боюсь, что нет. Я направился прямо к своей тете из аэропорта, затем к… ну… к дому Мортимера, а затем оказался в твоем ресторане, а теперь здесь, — закончил он.

— О-о, тогда мы должны сразу же отправиться в отель, и мы должны поехать сейчас же. Они могут отдать твой номер, — сказала она встревожено, выбегая из комнаты.

— Верно, — невольно пробормотал Кайл, забирая свой пиджак. Это осложняло все.

Глава 6

— Здесь мило. Я никогда не была в этом отеле, но номера прекрасные.

Кайл посмотрел вокруг и пошел за Алекс по гостиничному номеру. Прошло двадцать лет с тех пор, как он останавливался в этом отеле. Он принадлежал бессмертному, который гарантировал, что у окон были плотные шторы, а в шкафах были розетки для специальных туристических холодильников. Подумав об этом, Кайл остановился, чтобы открыть раздвижную зеркальную дверь, чтобы посмотреть, была ли его кровь доставлена. Шкаф был пуст.

— Что случилось? — спросила Алекс, подходя к нему.

Кайл заставил себя перестать хмуриться.

— Ничего. Я просто думал переодеться или нет.

Она посмотрела на него с вверху вниз.

— Ну, я думаю, что это зависит от того, планируешь ли ты помочь мне закончить покраску или нет… я имею в виду, ты не обязан, если ты…

— Я помогу, — перебил он, когда она начала тараторить.

— Спасибо, — тихо сказала Алекс, а потом прочистила горло. — Тогда тебе, вероятно, следует переодеться. Ты, кажется, сумел избежать попадания краски на твой костюм, но я не хочу искушать судьбу. — Она посмотрела вокруг, а затем сказала: — Мне нужно пойти в туалет. Ты можешь переодеться здесь, пока я… — она вдруг замолчала и нахмурилась. — Или ты хочешь принять душ или еще что?

— Зачем? Я что, воняю? — спросил Кайл с развлечением, и она покраснела.

— Нет, конечно, нет. Я просто подумала, что мне всегда хочется принять душ после перелета, а ты провел все эти часы над горячим грилем и…

— Я в порядке. Душ просто задержит прием пищи. Я приму душ, когда мы закончим красить. Давай иди в туалет, а я переоденусь.

Алекс кивнула и двинулся к двери ванной.

— Я не буду торопиться.

Кайл положил свой чемодан на кровать, открыл его, и высыпал содержимое в поисках повседневной рубашки и джинсов. Затем он быстро снял свою одежду и начал одеваться. Он натянул джинсы и взял темно-бордовую рубашку с длинными рукавами, как только он ее взял в дверь прозвучали. С рубашкой в руках он пересек комнату, чтобы открыть, и облегченно выдохнул, когда увидел человека с другой стороны, держащего большой кулер в руке.

— Входите, — сказал он и поглядел на закрытую дверь ванной, когда он освободил дорогу для человека, чтобы тот вошел.

— Куда это поставить? — спросил доставщик, заходя в комнату.

— Сюда. — Кайл открыл дверь шкафа.

— Хорошее место, — сказал человек, остановившись рядом с Кайлом, и заглянул в необычно глубокий шкаф с розеткой на задней стене. Он установил холодильник и подключил его, объяснив: — Это самая новая модель. Портативный. Вы можете подключить его в Ваш автомобиль, если нужно будет взять его в дорогу.

— Огромное спасибо. — поблагодарил Кайл и проводил его. Затем он сразу же вернулся в ожидающему его кулеру. Присев у двери шкафа, он открыл крышку. Одного проблеска мешков с темно-красной кровью внутри хватило, чтобы зубы начали опускаться, и Кайл сразу же схватил пакет и проткнул его острыми клыками. Затем он просто остался на корточках, пока жидкость всасывалась в его зубы и тело.

Кайл заколебался после первого пакета, задаваясь вопросом, было ли у него достаточно времени для другого, но тот факт, что его судороги в животе едва уменьшились, заставил его решить рискнуть. Пакет был только наполовину пуст, когда дверь в ванную стала открываться.

— Тук-тук. Я выхожу. Ты прилично одет? — Тон голоса Алекс был дразнящим, и Кайл отреагировал со всем апломбом, которого вы ожидали от человека его значительного возраста: он наполовину споткнулся и наполовину упал в шкаф, с паникой потянув за собой дверь, которая за ним закрылась.

— Кайл? — он слышал, как Алекс неуверенно позвала из комнаты. — Где ты?

Тихо выругавшись, Кайл встал в шкафу и выругался в голос, когда его голова врезалась в вешалки для одежды.

— Кайл? — голос Алекс был неуверенным, но он также приближался. Она услышала, как он ударился, и собиралась проверить, понял он с тревогой, и сразу же сорвал полупустой пакет с зубов. Большая ошибка, сразу же понял он, когда холодная кровь брызнула ему на лицо и на грудь. Снова выругавшись, он уронил пакет с пролитой кровью обратно в холодильник, захлопнул крышку, а затем быстро очистил лицо своей темно-бордовой рубашкой.

Он только начал чистить грудь, когда дверь шкафа начала открываться. Кайл инстинктивно дернул свою рубашку перед его торсом, чтобы скрыть любую оставшуюся кровь, когда свет осветил его.

— Что ты делаешь в шкафу?

— Я еще не одет, — произнес Кайл.

— Ох, — сказала Алекс в замешательстве, ее взгляд скользнул по рубашке, которую он держал перед собой, а затем по его одетым в джинсы ногам. Она, очевидно, немного недоумевала, почему он вел себя как Викторианская девственница, когда ему только не хватало рубашки, но отступила. — Ну, тогда я дам тебе еще минуту.

Кайл вздохнул, когда она ушла из поля зрения. Он быстро вытер оставшуюся кровь с груди, не выходя из шкафа, пока не услышал, как дверь в ванную снова закрылась.

Кайл воспользовался моментом, чтобы осмотреть себя в зеркале раздвижной двери шкафа, с облегчением увидев, что он убрал всю кровь. Затем он бросил рубашку в шкаф поверх кулера и бросился к своему чемодану, чтобы вытащить свежую, на этот раз зеленую футболку. Когда он натянул ее через голову, он позвал:

— Ты сейчас можешь выйти.

— Ты уверен? — сказала Алекс через дверь. — Я бы не хотела мельком взглянуть на твою голую грудь. Возможно, я не смогу сдержать себя.

— Я бы хотел этого, — пробормотал Кайл, огорчаясь ее очевидным развлечением. Он еще не впечатлил эту женщину. Покачав головой, он подошел и открыл дверь в ванную, а затем отошел в сторону и вытянул руку в жесте, чтобы она вышла. — Я готов идти, если ты готова.

Алекс ухмыльнулась и прошла мимо него, бормоча:

— Я аплодирую тебе за твое мужество.

— Мужество? — спросил он с растерянностью.

— Хм. — Она направилась к двери в коридор, размахивая своей сумочкой, пока шла. — Многим мужчинам трудно выйти из шкафа.

Кайл был уверен, что она подшучивала на его счет, но не понял шутки. Покачав головой, он схватил пальто с кровати и вышел за ней из комнаты.

Продуктовый магазин был невероятно интересным опытом для Кайла. Питание, конечно, изменилось, теперь за едой не надо бегать. Вместо того, чтобы выследить, убить, очистить и приготовить самому, теперь вы можете купить его уже выпотрошенного или даже приготовленного для вас и готового к употреблению. Он знал это, конечно… он не был полностью невежественным в мире, в котором он жил, но у него никогда не было причины быть в продуктовом магазине, и он никогда не видел этой причины. Это сделало все намного интереснее, и он обнаружил, что нависает над счетчиками, прогуливается в проходах и берет почти все, что видит. И абсолютно все выглядело хорошо.

— Боже милостивый, — с раздражением сказала Алекс, схватив его руку, чтобы оттолкнуть ее от секции хлебобулочных изделий. — Можно подумать, что ты никогда не ходил по магазинам.

— Нет, — пробормотал он, не задумываясь. Когда она резко повернулась к нему, он быстро добавил: — Не в североамериканском продуктовом магазине.

— О, да, — сказала она, расслабляясь. — Я полагаю, что все здесь отличается от того, к чему ты привык, другие бренды, другие упаковки и т. д.

— Да, — пробормотал Кайл, смотря на прилавок, когда она тащила его мимо него. От него исходили чудесные запахи.

— Я думаю, что это все, — пробормотала Алекс, выбирая несколько упаковок нарезанного мяса и сыра и кладя их в корзину. — Давай выбираться отсюда.

Кивнув, Кайл покатил тележку за ней, когда она повела его к передней части магазина. Он думал о проблеме, как заставить ее согласиться на то, чтобы он был ее менеджером, а не ее шеф-поваром. Помимо того, что это сделает ее намного счастливее, не готовить, а управлять, определенно будет лучше для него, и все же она, казалось, сопротивлялась этой идее. По крайней мере, она еще не согласилась.

Звонок его сотового телефона отвлек его, когда они дошли до кассы, и Кайл вытащил его нахмурившись. Узнав номер Люциана, он заколебался, его взгляд метался между телефоном и прилавком, на который Алекс в настоящее время выгружала их продукты.

— Вперед, я могу справиться с этим, — тихо сказала Алекс. — В этот час это должно быть кто-то из Франции, кто звонит с проблемами бизнеса.

Кайл не исправил ее, но кивнул и нажал кнопку, чтобы принять вызов, отойдя от кассового аппарата, когда Люциан прорычал:

— Брикер сказал, что ты на правился в ресторан, чтобы увидеть Алекс. Что происходит?

Кайл криво улыбнулся приветствию. Люциан не был известен тем кто приветствует «Алло? Как дела?».

— Мы в продуктовом магазине, покупаем закуски. — Он остановился вне пределов слышимости и посмотрел назад, на Алекс.

Люциан фыркнул на эту новость.

— Маргарет пытается найти шеф-повара, который заменит тебя, но ей пока не повезло. Я так понимаю, Ли и Маргарет отказались от своей ночи кино, чтобы помочь тебе. Этого больше не повторится. Я не позволю этого, так что если ты знаешь шеф-повара, который может помочь, говори сейчас, или ты пройдешь ускоренный курс в приготовлении пищи завтра вечером.

Кайл вздохнул, теперь понимая причину звонка. Люциан разозлился из-за помощи Ли. Он не винил его. Ли была беременна, и с тех пор, как она потеряла последнего ребенка, которого она носила, Люциан очень оберегал ее. Бессмертный мог только потерять ребенка, если был генетический недостаток, что-то, что было очень редким, и он знал, что это расстраивало их обоих.

— Мне, возможно, не нужен шеф-повар, — сказал Кайл, а затем быстро объяснил свою надежду взять на себя дела бизнеса и оставить Алекс готовку.

— Тогда в чем проблема? — спросил резко Люциан. — Она должна прыгать от счастья на это предложение. Ты чертовски хороший бизнесмен.

Кайл отодвинул телефон от уха, чтобы снова взглянуть на номер, чтобы убедиться, что это был его дядя. Он никогда не думал, что мужчина может делать комплименты.

Ли определенно оказывает благотворное влияние на мужчину. Приложив телефон к уху, он сказал:

— Она сопротивляется. Полагаю, после всех неприятностей с менеджером проекта она боится доверять кому-то другому.

Люциан фыркнул, замолчал в течение секунды, а потом объявил:

— Я попрошу Брикера встретиться с вами в новом ресторане и помочь тебе убедить ее.

Кайл вздохнул от этого предложения, зная, что Люциан имел ввиду, что он будет использовать контроль над умом Алекс. Идея была заманчивой. Это, конечно, облегчило бы все, но ему не понравилась идея заставить ее принять решение таким образом.

— Я не уверен, что это хорошая идея. Это ее бизнес, дядя. Она…

— Она не знает обо всех фактах, — прервал Люциан. — И ей нельзя их говорить. Она не может принять правильное решение только зная половину фактов, поэтому я сделаю это за нее.

— Но…

— Она твоя пожизненная пара, — мрачно сказал Люциан. — Твоя победа над ней и убеждение ее взять на себя эту роль сделает тебя счастливым, ее счастливой, и Сэм, и Джо будут счастливы, что в свою очередь сделает моих силовиков счастливыми. Я посылаю Брикера.

За объявлением последовал щелчок, а затем мертвая тишина. Люциан повесил трубку.

Бормоча под нос, Кайл убрал телефон и повернулся, чтобы вернуться на кассу как раз вовремя, чтобы остановить Алекс от оплаты за продукты.

— Я тот, кто голоден, — твердо напомнил он, когда она собиралась протестовать, чтобы он заплатил по счету. Алекс замешкалась, но потом торжественно кивнула и не стала спорить дальше.

— С тобой все в порядке? — спросила она несколько минут спустя, когда они возвращались в ресторан. — Ты кажешься немного тихим.

Кайл заставил себя улыбнуться.

— Просто голоден, — заверил он ее, но правда заключалась в том, что он переживал по поводу встречи с Брикером в ресторане, который собирался использовать контроль разума над Алекс. Часть его была раздражена тактикой его дяди. Мужчина действительно не имел права вмешиваться в их отношения. Не то, чтобы что-то настолько незначительное, как это не было его делом, когда-то останавливало Люциана. Однако другая, гораздо большая часть Кайла была довольна этой идеей. Это, безусловно, упростит ситуацию. Таким образом, Алекс будет счастлива, и он может остаться рядом и добиться ее.

— Это Джастин? — спросила Алекс, когда они въехали на парковку.

— Да, — пробормотал Кайл, замечая Брикера, сидящего в своем внедорожнике.

— Интересно, что он здесь делает, — сказала Алекс, нахмурившись. — Надеюсь с Сэм все в порядке.

— Он здесь, чтобы помочь с покраской, — сказал Кайл, чтобы она излишне не волновалась. Затем он решил, что подкупит мужчину, чтобы он помог, убедить что то, что он только что сказал, не ложь.

***

Громкий и быстрый стук вытащил Алекс из сна. Зевая, она открыла глаза, уселась в постели и посмотрела вокруг с растерянностью, медленно постигая то, что разбудило ее. Когда стук снова повторился, она отбросила простыни и покрывала в сторону и поспешно встала на ноги, почти споткнувшись о свои собственные ноги, когда побрела к двери своей спальни. Ей удалось спуститься и добраться до входной двери, не сломав шею и резкооткрыла дверь, как только начался третий раунд стуков.

Молодой человек на ее крыльце, застигнутый в середине стука, неуверенно улыбнулся, осмотрев ее фланелевую пижаму с пандами и сказал:

— Мисс Виллан? Александра Виллан?

Алекс кивнула и затем скрестила ноги, дрожа от холода.

— Вот Ваши ключи, — сказал парень, поднимая руку, чтобы подвесить их перед ней.

— Мой ключ? — повторила Алекс с растерянностью.

— Да, мэм. Ваша машина в порядке. Оказалось, что соединение с аккумулятором как-то разошлось. Теперь она в порядке. Вы можете подписать здесь, что получили машину?

— О, да, конечно. — Алекс взяла ручку и клипборд, который он предложил, и подписал там, где он указал. Когда она передала клипборд обратно, ее взгляд скользнул к ее автомобилю, припаркованному у ее короткой подъездной дорожке. Все выглядело так, как будто было почищено, а также исправлено. Солевые пятна, которые были на ней, исчезли. Алекс слегка покачала головой. Она оставила ключи у Кайла прошлой ночью. Он обещал, что кто-нибудь посмотрит на ее машину. Очевидно, он сделал то, что обещал.

— Хорошего вам дня.

Алекс повернулась назад к молодому человеку, чтобы увидеть, что он спускается с ее крыльца. Нахмурившись, она переставила ноги, чтобы согреть ту, которая была впереди, и спросила:

— Что насчет счета?

— О, мистер Аржено сказал отправить счет в ресторан. Вы должны получить его через несколько дней, — сказал он через плечо, когда поспешил к грузовику, ждущему на обочине.

— Спасибо! — крикнула Алекс, когда он вскочил в машину. Он снова кивнул и закрыл дверь.

Алекс сразу же закрыла дверь, очень радуясь возможности сделать это. Как и следовало ожидать в конце февраля, было холодно, но было также ветрено, что делало погоду еще холоднее.

Дрожа, она поднялась наверх, думая, что ей следует принять душ, одеться и отправиться проверить новый ресторан. Каким-то образом прошлой ночью она поняла, что соглашается на то, что бы Кайл стал бизнес-менеджером, оставляя ей готовку. Алекс все равно склонялась к такому решению, сгибаясь под тяжестью искушения, но она не помнила, чтобы на самом деле решила это наверняка.

Она просто внезапно объявила, что он нанят, когда они делились своим пикником с Брикером. Затем она позволила убедить себя дать ему ключи от нового ресторана, а также от своей машины, и обнаружила, что ее везут домой и она оставляет остальную покраску двум мужчинам.

Алекс не совсем поняла, как это произошло.

— Я, должно быть, была серьезно истощена, — пробормотала она, встряхнув головой, пересекая свою спальню к прилегающей ванной. Это единственное объяснение, которое она могла придумать. Алекс не из тех, кто уклоняется от работы и идет домой спать, оставляя других делать работу за нее.

Холодный воздух, когда она открывала дверь, разбудил ее окончательно; теперь душ согрел ее, но Алекс знала, что она не взбодриться полностью, пока не выпьет кофе. Тем не менее, она не хотела тратить время в пустую. Она возьмет пару кофе у Тима Хортонса по дороге в ресторан, решила она, пока мыла и промывала волосы: один для нее и один для Кайла, который каким-то образом убедил ее, что должен остаться работать сегодня и быть в ресторане, чтобы принять доставку мебели.

Она никогда не должна была соглашаться на это, подумала раздраженно Алекс, когда вышла из душа. Мужчина собирался сжечь себя до конца недели такими темпами. Возможность этого немного тревожила, и Алекс решила, что она возьмет ему сэндвич на завтрак по пути, чтобы помочь ему сохранить свои силы.

Или нормальные бутерброды, решила она, когда вернулась в свою комнату и увидела время. Было уже поздний вечер. Черт, Кайл, вероятно, получил столы и стулья и уехал в свой отель. Тем не менее, она хотела поесть, иона удвоит заказ на случай, если он все еще будет там.

Как оказалось, Кайл все еще был там, когда Алекс приехала. По крайней мере, его машина была, отметила она. Не желая, чтобы еда остыла, она припарковалась как можно ближе к двери, а затем протиснула, чтобы попасть внутрь. Она определенно была бы рада концу зимы, подумала Алекс, когда поставила кофе и еду, чтобы снять пальто. Бросая длинный зимний предмет через ближайший прилавок в своей прекрасной новой кухне, Алекс оставила кофе и еду, где они были, и поспешила в обеденный зал.

Легкий вздох соскользнул с ее губ, когда она вошла в комнату. Покраска была закончена, стены теплого, беловатого оттенка с бордовой отделкой вдоль верха.

Она легко улыбнулась, когда вспомнила, как пыталась объяснить, как она планировала все сделать, и ее разочарование, потому что она знала, что не описывала все должным образом. Однако Брикер настаивал на том, что он понимает, и она расслабилась и поверила ему. Он был прав. В то время как Кайл выглядел растерянно, Брикер, по-видимому, понял, чего она хочет. Все было именно так, как она задумывала.

Ее взгляд скользнул к столам и стульям, и небольшая дрожь удовольствия прошла через нее. Они были правильными и абсолютно идеальными. К ней действительно повернулась удача, решила Алекс по мере того, как она продвигалась вперед, слегка проводя пальцы по одному из столов, и после этого по другому. Выглядело хорошо. И шло пока все хорошо.

— Все подходит.

Алекс повернулась, чтобы увидеть Кайла, стоящего в дверном проеме между кухней и обеденным залом. Она засияла ему, улыбаясь так широко, что почти было больно.

— Спасибо тебе, — сказала она, а потом бросилась мимо него, чтобы попасть на кухню.

— Не могу поверить, что ты все еще здесь, — сказала она, идя к кофе и пакету с едой. — Но на всякий случай я принесла тебе извинения.

— Извинения? — спросил он, и она услышала веселье в его голосе.

— Да. — Она повернулась с кофе в руке. — Мне так жаль, что ты остался здесь красить и принять доставку мебели. Я не должна была соглашаться на это.

— Я предложил это, — тихо напомнил он ей, двигаясь вперед, когда она протянула кофе.

— Да, хорошо, я должна была сказать «нет», — объявила Алекс, когда он взял кофе. Она повернулась, чтобы взять один из двух сэндвичей с беконом, салатом и помидорами, а затем предложила ему его, сказав: — Ты должно быть истощен.

— На самом деле я в порядке, — сказал он, беря сэндвич. — Это должно быть часовой пояс. Мои внутренние часы, наверное, испортились.

— Хм, — сомнительно сказала Алекс, трудно поверить, что он не был полностью истощен.

— Может, посидим в обеденном зале? — предложил он.

Улыбаясь от самой этой мысли, Алекс взяла свой кофе и сэндвич и последовала за ним, чтобы обосноваться за одним из столов возле кухонной двери.

— Я так понимаю, твою машину починили? — спросил Кайл, когда развернул свой сэндвич.

— Да. Спасибо тебе. Ты, должно быть, первым делом позвонил им.

— Да, — признался он. — Что с ней было?

— Ничего серьезного в конце концов, — заверила Алекс. — Я думаю, он сказал, что соединение с аккумулятором отсоединилось или что-то наподобие. — Она пожала плечами.

— И все? Отсоединенный провод? — спросил он.

Алекс кивнула, не в состоянии ответить устно, так как ее рот был полон теплого сэндвича. Они оба молчали несколько минут сосредоточившись на своей еде.

— Я должна была взять нам по два кофе каждому, — сказала она со вздохом, когда она свернула свою обертку от сэндвича и пихнула ее в свою теперь уже пустую кофейную чашку.

— В офисе есть свежий кофе, — объявил Кайл, пока она закрывала крышкой свою чашку, и когда она с удивлением взглянула на него, он объяснил, — Брикер пристрастился к нему. Он настоял на том, чтобы остановиться, купить кофейник, чашки, и… как он выразился… все прибамбасы на обратном пути сюда.

— Где вы нашли магазин, который продавал кофейники в тот час? — спросила с удивлением Алекс.

— Продуктовый магазин, где мы купили все для пикника, — ответил он, собирая свою собственную пустую обертку и чашку кофе, вставая на ноги. — В нем есть целая стенка мелкой бытовой техники, а также книги и прочее.

— О, да, я забыла об этом, — призналась она, следовав за ним обратно через кухню в свой офис. — Я привыкла к продуктовому магазину у себя дома. В нем только продукты.

Кайл кивнул, взяв у нее чашку, и двинулся к маленькому мусорному ведру за ее столом. Он махнул рукой через плечо, когда шел к мусорке.

— Я поставил его в угол. Так как стола пока нет, я поставил на пол.

Алекс сразу же подошла к кофейнику, чашки и всякая мелочь выстроились в угол, и встала на колени, чтобы сделать им две чашки кофе.

— Ммм, свежий, — пробормотала она, сделав глоток, а затем выпрямилась, чтобы отнести кофе к столу.

— Я только что его выключил, когда услышал открывающуюся заднюю дверь, — заверил ее Кайл, приняв от нее чашку. Он сделал глоток, вздохнул с удовольствием, после чего подошел к столу.

— У тебя есть стул, — с удивлением сказала она, заметив стул за столом. Ее стул, поняла она, узнав темную коричневую кожаную модель, которую она заказала и привоз, которой был отложен… на 6 недели.

— Я случайно нашел счет, когда организовывал твои документы. Когда я увидел, что привоз был отложен, я позвонил и договорился, чтобы привезли другую модель пока твоей нету. Это облегчает работу, чем сидеть на полу.

— Они согласились на это? — с удивлением спросила она.

— Да. Когда я указал на то, что согласно квитанции, модель должна была быть доставлена на прошлой неделе, и что задержка и разочарования, подобные этому, было плохо для бизнеса и это может плохо отразиться на рекламе, — добавил он с дьявольской ухмылкой. — Когда я предложил, чтобы они привезли замену для тебя, менеджер достаточно легко согласился.

— Плохая реклама? — она спросила весело.

Кайл пожал плечами.

— Я устал сидеть на полу. Кроме того, я мог бы легко это устроить, если обращу на это свое внимание.

— Хм, — пробормотала она, поглядывая на стул с небольшим вздохом удовольствия. Он выглядел так хорошо, как она и думала, а ее собственная модель будет выглядеть еще лучше, так как на ней не будет несколько потертостей и царапин, которые были у этого.

— Я также позаботился о краске, — объявил Кайл, передвигаясь по столу, чтобы сортировать документы на нем. Она узнала счет за краску, когда он вытащил его из кучи. — После того, как стол и стулья прибыли, я взял банки с краской в магазин и показал им, что банки говорили белый песок, но, очевидно, не были белым песком. Менеджер согласился, что они были неправильно смешаны. Он собирается возместить тебе краску, а также стоимость маляров, и попросил меня принести тебе свои извинения.

— Вау, — пробормотала Алекс, глядя на счет, который он ей вручил. На нем было куча непонятных пометок и то, что казалось подписью. Вероятно, менеджера, догадалась она, а затем взглянула на Кайла, когда он снова начал сортировать бумаги.

— К сожалению, я ничего не смог сделать с ковром. Твой менеджер проекта подписал счет, несмотря на то, что был неправильный цвет. Тем не менее, я остановился в магазине, где ты купила плитку. Я указал, что виноват продавец, и что нельзя ожидать, что ты перепроверишь номера. Я также отметил, что, хотя цифры были неправильными, цвет, написанный рядом с числами, был правильным, и это было то, что ты проверила. Я предположил, что судья, вероятно, согласится с этим. — Он остановился, чтобы улыбнуться ей, а затем протянул ей счет и сказал, — Он согласился возместить тебе стоимость плитки.

— Он согласился? — выдохнула Алекс, когда угроза банкротства отступила в ее голове. Дорогой Бог, с возвращением денег от этих проклятых дорогих итальянских плиток, у нее снова были бы деньги в ее сбережениях. Немного, но кое-что.

— Да. Он согласился… с небольшим убеждением и несколькими угрозами, — сухо добавил Кайл, а затем предупредил: — Тебе все еще нужно оплатить стоимость обеих установок. Он бы не разорился от этого, но так как он принял большой удар по тому, что по существу было ошибкой его продавцов, я также не стал оговаривать….

Слова Кайла умерли в «Ох» от удивления, когда Алекс вдруг кинулась на него с визгом. Она крепко обняла его, схватила его лицо в обе руки, поцеловала в обе щеки и провозгласила:

— Ты-Бог!

Кайл усмехнулся от ее волнения и скользнул руками по ее талии.

— Ну, я рад, что вы довольны моей работой, мэм.

— Довольна? — спросила она со смехом. — Я никогда в жизни не была так довольна. Получение возмещения за плитку лучше, чем… ну, лучше, чем даже секс.

— Тогда ты занималась сексом с не теми людьми, — торжественно заверил он ее, и Алекс внезапно осознала несколько вещей. Что она была его боссом, а он ее работником, что они были в ее офисе, и что она была у него в объятьях… а не должна там быть. Боже, он может обвинить ее в сексуальных домогательствах.

Внезапно растерявшись, она отстранилась от него, осознавая, что ее лицо стало ярко-красным. Он нахмурился, но отпустил ее без протеста. Алекс сразу же повернулась к двери, сказав, по возможности деловым тоном:

— Я думаю, что мне лучше поехать в старый ресторан, чтобы подготовиться до начала ужина. А ты должен пойти домой… хорошо в отель и поспать. Ты должно быть истощен. — Она остановилась и с беспокойством обернулась назад. — Сегодня суббота. Тебе ведь не пришлось отказываться от планов навестить семью сегодня, чтобы остаться здесь, не так ли?

— Нет, — спокойно заверил ее Кайл, когда подошел к кофейнику, чтобы выключить его. Когда он выпрямился, то добавил: — На самом деле, у меня был свободный день с единственными планами на поздний ужин с моим кузеном Томасом и его женой Инез.

Алекс печально вздохнула от этой новости.

— И благодаря мне ты не спал всю ночь и день, и, вероятно, будешь слишком усталым, чтобы насладиться гостями.

— Я успею вздремнуть, прежде чем встречусь с ними, — заверил он ее, когда снял свое пальто со спинки рабочего стула. — Это будет очень поздний ужин, а потом я отвезу их в аэропорт. Они приезжали на свадьбу, — объяснил он — Но Инез нужно вернуться к работе, поэтому они сегодня летят в Европу.

— В Европу? — с удивлением спросила она.

— Англия, — пояснил он. — Хотя это всего лишь два с половиной часа пути туда из Парижа, и это не кажется далеко канадцу, для нас это считается ночной поездкой, поэтому мы не видим друг друга, несмотря на то, что он живет в Европе.

— Ах. — Алекс кивнула со слабой улыбкой, немного расслабившись. — Я помню это, когда находилась там. У вас, ребята, другой взгляд на путешествия, чем у нас.

Кайл кивнул.

— В любом случае, я увижу их сегодня вечером, но я забегу в твой другой ресторан в момент закрытия и посмотрю, все ли хорошо.

Алекс поцокала и покачала головой.

— Не будь глупым. Ты не должен работать дни и ночи на пролет. Это напомнило мне, в какие дни ты хочешь работать? — Когда он заколебался, она указывала. — Сейчас суббота, и я не думаю, что ты будешь работать по субботам, потому что банки и большинство предприятий закрыты по выходным. Ты, вероятно, захочешь работать с понедельника по пятницу. Да?

Кайл кивнул.

— Звучит не плохо.

— Но ты также должен получить полный уик-энд, поэтому, если хочешь в этот понедельник… — начала она.

— Нет-нет. Я буду работать в понедельник, — заверил он ее. — Я был в отпуске на прошлой неделе, помнишь.

Алекс замешкалась, но потом кивнула.

— Окей. Увидимся на следующей неделе.

Кайл нахмурился и замешкался, но потом сказал:

— Я полагаю, ты завтра тоже будешь готовить?

— Да. — Алекс кивнула. — Мы открыты со среды по воскресенье, по понедельникам и вторникам нет. Удивительно, но многие люди заказывают столики на ужин воскресенье, но по понедельникам и вторникам народу мало, поэтому, казалось, лучше сделать их выходными.

Его хмурый взгляд стал сильнее.

— Тогда я свободен по субботам и воскресеньям, а ты по понедельникам и вторникам?

— Да. — Она ухмыльнулась. — Поэтому не удивляйся, если я загляну сюда, чтобы посмотреть, как все происходит здесь время от времени в эти дни.

Кайл немного расслабился и кивнул.

— С нетерпением буду ждать.

Алекс фыркнула.

— Да, верно, потому что все наслаждаются, когда их боссы виснут на их плечах.

Он слабо улыбнулся.

— Ты можешь висеть на моем плече в любое время.

— Я напомню тебе об этом, когда ты пожалуешься, что я не знаю, как делегировать и бываю слишком нахальна, — сказала она с вынужденным смехом, а затем взяла пальто. — Теперь, давай, ты должен пойти вздремнуть, прежде чем встретить своего кузена. Я чувствую вину от того, что ты не спал. Кроме того, мне нужно добраться до Ла Бонн Ви, другого Ла Бонн Ви, — добавила она и, нахмурившись, пробормотала, — Я должна была дать ему другое название. Это сбивает столку в разговоре.

Кайл переложил свое пальто в другую руку и предложил:

— Называй их Бонн Ви Один и Бонн Ви два.

— Хорошая идея. — Алекс повернулась, чтобы выйти из офиса. Но она замерла у двери и повернулась, чтобы улыбнуться ему. — Спасибо, Кайл. За все. Для парня, названного в честь еды, ты великолепен.

Он резко остановился, изумление появилась на его лице.

— Что?

Она сгримасничала:

— Просто дразнюсь… ну, в основном. Я думаю о овощах каждый раз, когда говорю твое имя.

— Про овощи? — он спросил подавленным голосом.

— Да. Капуста-Калетип листовых овощей, тип капусты, насколько я помню, — пробормотала она, поворачиваясь чтобы уйти.

— Зови меня Кэл, — сказал он мрачно, идя за ней.

Алекс слабо улыбнулась, но пыталась придумать что-то другое, чтобы сказать. По какой-то причине у нее было ужасное желание сейчас обвиться вокруг мужчины, и она знала, что это было из-за дискомфорта по поводу того, что произошло в офисе. Наконец, она произнесла:

— Кайл никак не сокращается?

— Нет.

— Это шотландский, не так ли? — спросила она, пока пересекла кухню к задней двери и распахнула ее.

Кайл заколебался, а потом признался:

— Моя мама любила поэзию, а Каллиопа была музой красноречия и эпической поэзии. Она надеялась, что, если она назовет меня музой, я вырасту поэтом, а не воином, как остальные мои братья. Она думала, что Кайл будет хорошей мужской версией этого имени.

— Воин? — спросила Алекс, глядя на него с удивлением, когда обернулась, чтобы посмотреть, как он закрывает дверь.

— Мой английский, — извинился он, звуча странно мрачно. — Я имел в виду солдат. Все мои братья выросли солдатами.

— О, твои братья старше тебя? — Когда он повернулся от запирания двери, она добавила, — Я уверена, что тебе должно быть восемнадцать, чтобы стать солдатом. Если они были солдатами, когда она тебя назвала, то им должно было быть по крайней мере восемнадцать или около того, когда ты родился.

— Я намного моложе своих братьев, да. — Он взял ее за руку, чтобы проводить ее через парковку. Было всего четыре часа, но небо уже начинало темнеть с угрозой наступления темноты. Это была одна вещь, которую Алекс ненавидел зимой. Она не возражала против холода, но не против коротких дней.

— Ну, приятного ужина, — сказала она с принудительно хорошим настроением, отпирая и открывая водительскую дверь.

— Да, и тебе насладиться готовкой. — Он придержал дверь, когда она скользнула за руль.

— О, поверь мне, я это сделаю. — уверила она его, а потом сказала: — Увидимся в понедельник, — и закрыла дверь.

Алекс завела двигатель, махнула Кайлу и тронулась, радостно улыбаясь себе.

Кайл Валенс был потрясающим. Она не могла поверить в свою удачу. Он сделал больше за один день, чем она вообще могла когда-либо сделать. Получить возмещение за плитку это была бомба! Алекс могла снова дышать. Она чувствовала, что тонет уже несколько недель, но в эту минуту она чувствовала себя на вершине мира, и все это было благодаря Кайлу.

Боже, он был хорош. И ей снова придется готовить. Она действительно должна позвонить Сэм и поблагодарить ее за то, что отправила сюда мужчину. Он был ответом на ее молитвы. Он дал ей надежду, что наличие двух ресторанов все-таки сработает. Теперь все, что ей нужно было сделать, это держать руки подальше от мужчины и избежать иска о сексуальном домогательстве.

Глава 7

Алекс приступила к работе, готовясь к ночи готовки с довольным вздохом, разложив кастрюли и посуду, в которой она, скорее всего, будет нуждаться, а затем выстраивая ингредиенты, которые она будет использовать. Была пятница, прошла неделя с момента приезда Кайл в ее жизнь, и это была потрясающая неделя. Этот человек был благословением, сделав за это время больше, чем она могла сделать.

Кайл сумел привести все документы в порядок, контролировал бесчисленные поставки без сучка и задоринки… или, по крайней мере, если были заминки, он позаботился о них и держал все подальше от ухудшения. Новый ресторан был теперь меблирован, включая ее офис, который также был покрашен. После фиаско с плитками Алекс намеревалась оставить свой офис незаконченным, пока она не сможет позволить себе что-то лучшее; но как только Кайл организовал возмещение за плитки, она решила махнуть рукой на экономию и купила краску. Она купила ее в понедельник утром и покрасила офис в понедельник вечером… к большому огорчению Кайла. Он был расстроен тем, что она не сказала ему и не позволила помочь, но он достаточно много работал в течение дня, и она не хотела беспокоить его в свободное время.

Кроме того, Алекс подумала, что лучше не проводить слишком много времени наедине с этим мужчиной. Он был слишком привлекателен для ее душевного спокойствия. Кроме того, он работал на нее, что может быть только временным, но это была еще одна проблема. Ей не нужно влюбляться в парня, который уезжает через месяц или два. Она боялась, что в него легко влюбиться.

До открытия нового ресторана оставалась всего одна неделя, и Алекс обнаружила, что она действительно с нетерпением ждала этого, и не паниковала каждый раз, когда думала об этом. Старый Ла Бонн Ви, будет закрыт в ту ночь, чтобы она и ее сотрудники могли присутствовать на открытии. Они также будут под рукой, чтобы помочь, если это будет необходимо, и это может быть необходимо, так как Алекс ожидала довольно много народу на открытии. Она тоже с нетерпением ждала этого.

— Что мне напомнило, — пробормотала Алекс себе под нос и посмотрела через плечо на Бев. Женщина проверяла жареную утку, которую она недавно поставила в духовку.

— Бев, Марк сможет выйти в пятницу вечером на открытие? — спросила Алекс, когда женщина опустила дверь духовки, которая закрылась, и выпрямилась. Парень женщины, Марк, работал в Чейз Джой. Вечер пятницы был напряженным вечером для большинства ресторанов, и он не был уверен, что сможет взять выходной… особенно учитывая, для чего он был.

Бев взглянула на нее и широко улыбнулась.

— Да, к моему большому удивлению, Жак даже не усложнил ему жизнь по этому поводу.

Алекс подняла брови, удивленная такой порядочностью Жака, или Джека, как она всегда его знала, прежде чем он открыл Чейз Джой и изменил свое имя на Жака. Что это было с мужчинами, им нужно важничать, — подумала она. Она не знала никаких женщин-поваров, которые брали бы поддельные французские имена, чтобы заставить себя чувствовать или звучать более важно. Но его имя Джек было на самом деле законно изменено на французский… претенциозный кретин, подумала она, а затем подумала, что он и Питер/Пьер могли бы спокойно создать банду. Оба были эгоцентричными пронырами.

Вот почему она была удивлена, что он не осложнил Марку жизнь за посещение открытия нового ресторана конкурента.

— Это напомнило мне, — внезапно сказала Бев. — Марк сказал мне сегодня утром, что Жак уволил Питера прошлой ночью. — Молодая женщина сморщила нос. — Думаю, Питер не очень хорошо воспринял это. Он… — она внезапно остановилась, ее лицо побледнело, когда она посмотрела на дверь.

Ожидая, что кто-то войдет, Алекс повернулась, но там никого не было. Она не понимала, что вызвало такую реакцию Бев, пока не заглянула через окно в ресторан и не заметила, как Питер быстро шел через столы к кухне.

— Помяни черта, — пробормотала Алекс. Не нужно быть гением, чтобы понять, почему этот человек здесь. Он был уволен и надеялся получить обратно свою старую работу, догадалась она, и вздохнула несчастливо, сегодня вечером ей это вообще не нужно. Пятницы всегда были заняты, и она не хотела начинать ночь в плохом настроении… хотя, честно говоря, она не хотела начинать любую ночь в плохом настроении и была бы счастлива обойти предстоящий разговор вообще.

Морщась, она оглянулась и посмотрела на Бев, отметив покорный взгляд на лице другой женщины, как будто она уже готовилась вернуться обратно к своей работе. Не нужно быть гением, чтобы понять, что ее беспокоит. Бев боялась, что Алекс возьмет Питера обратно, что означало, что Бев будет понижена в должности.

Прежде чем Алекс успела успокоить женщину, Питер толкнул дверь в кухню и направился прямо к ней.

Он ненадолго замешкался, а потом… скромным тоном, который она совсем не привыкла слышать от него… сказал:

— Алекс, можно с тобой поговорить, пожалуйста?

Она обдумывала просто сказать нет и избежать того, что она знала произойдет, но потом побоялась, что он просто скажет это здесь, и решила, что, возможно, офис лучший вариант для разговора.

Вздохнув, она повела его через кухню, сказав:

— У меня есть только минута, Питер. Сегодня вечер пятницы.

У двери своего кабинета Алекс остановилась и жестом пригласила его войти, затем последовала за ним, оставив дверь открытой. Она не хотела, чтобы он закрыл дверь и запер ее в комнате с ним, она не была глупой. У Питера был вспыльчивый характер, и она хотела, чтобы кто-то знал, вдруг он попытается ее задушить.

— Садись, — тихо сказала она, обходя свой стол. Алекс устроилась на своем стуле, а затем нетерпеливо ждала, пока Питер рассматривал свои руки и сглотнул несколько раз. Теперь она просто хотела покончить с неприятностями и продолжить свою жизнь. Она так этого жаждала, что чуть было не проговорилась, что он не может вернуться на работу, прежде чем он попросит ее об этом, но он начал говорить, только она открыла рот.

— Ты была права, — мрачно объявил он. — Жак уволил меня прошлой ночью. — Он поднял голову с яростным выражением и сказал: — Он просто пытался тебя разорить, наняв меня у тебя.

— Я пыталась предупредить тебя, — пробормотала Алекс, не утруждая себя притворным удивлением.

— Он был в ярости от этого пятизвездочного обзора в газете на прошлой неделе, когда у тебя был этот французский парень, — продолжал Питер, его тон был взбешенным. — И он попытался нанять твоего нового главного менеджера, когда услышал, что ты его наняла. Когда это не сработало, он просто обезумел.

Глаза Алекс сузились. Кайл ничего не упоминал о приближении к нему Жака.

— Он позвал меня в свой кабинет и наорал на меня, как будто это была моя вина, — продолжал Питер с возмущением. — Он сказал, что нанимать меня было бессмысленно, а потом уволил.

— Понятно, — пробормотала Алекс.

— Ты знаешь, что он даже не уволил своего предыдущего шеф-повара? — спросил Питер с отвращением. — Парень был только в отпуске.

Она не была ужасно удивлена этой новостью. Алекс также не была удивлена, что Жак нанял шеф-повара, а не готовил сам. Он был ужасным поваром. Единственный способ, которым ему удалось добраться до кулинарной школы, которую они оба посещали, — это обман. Он был выброшен, когда его поймали и исчез на некоторое время, только чтобы появиться в Торонто и открыть Чейз Джой вскоре после того, как она открыла Ла Бонн Ви.

— Поэтому я пришел, чтобы попросить вернуть мою позицию, — жестко объявил Питер, привлекая ее внимание, потом он быстро поспешил добавить. — Я понимаю, что ты снова шеф-повар, поэтому мне придется снова занять должность су-шефа, но я готов принять это унижение в качестве наказания за то, что не прислушался к твоим предупреждениям и…

— Питер, — спокойно перебила Алекс.

— Пьер, — исправил он со вспышкой старого высокомерия, которое, как она подозревала, кипело под фасадом смирения, которое он ей представил.

Алекс просто покачала головой и сказала:

— Мне жаль, что ты потерял работу в Чейз Джой. И да, я предупреждала тебя, однако…

— Да, я знаю, но…

— Однако, — твердо повторила Алекс. Когда он получил сообщение и замолчал, она продолжила: — Я не хочу понижать Бев и увольнять Бобби. Я не буду перестраивать все, чтобы удовлетворить тебя, когда ты просто сделаешь это снова при первой же возможности, которую получишь, и снова оставишь меня в беде.

— Я больше не стану. Клянусь, — сказал он страстно.

— Я тебе не верю, — спокойно сказала она. Он снова начал что-то говорить, но она подняла руку и добавила: — И я не готова рисковать.

— Но у меня сейчас нет работы, — сказал он, как будто она этого не понимала, и осознание этого должно заставить ее передумать.

— Это не моя вина или проблема, Питер, — спокойно отметила она. — Я попросила тебя остаться на время. Я объяснила, что, по-моему, задумал Жак, а ты решил все равно уйти. Боюсь, тебе придется смириться с этим решением.

Питер смотрел на нее безучастно, очевидно, будучи уверенным, что она будет рада принять его обратно. Тот факт, что она не прощала и не приветствовала его, не было тем, что он хотел услышать, и она почувствовала, как напрягается, когда гнев начал заменять его удивление.

— Высокомерная сука, — холодно прошипел он. — Полагаю, ты рада видеть меня здесь униженным?

В ночь, когда он ушел, Алекс думала, что ей понравится его падение, но теперь, когда он был здесь, она поняла, что ей это совсем не нравится. Даже немного. Вместо этого, она на самом деле чувствовала жалость.

— Нет, вообще-то, мне жаль тебя.

— Жалко? — Ярость накрыла его лицо, и он вскочил на ноги. — Не смей жалеть меня. Я-Пьер. Я великолепный шеф-повар. Слишком хорош для этой маленькой забегаловки. Ты единственная, кто пожалеет! — Повернувшись на пятке, он выбежал, едва не сбив Бев по дороге.

— Придурок, — пробормотала Алекс, когда он вылетел из кухни.

— Ты не наняла его обратно.

Алекс взглянула на дверь, где стояла Бев, уставившись на нее широко раскрытыми глазами. Нахмурившись, она сказала:

— Конечно, нет. С чего бы мне это делать? С ним было трудно работать в лучшие времена, и ты лучший су-шеф, чем он когда-либо был. И когда-нибудь ты станешь лучшим шеф-поваром, чем он мог мечтать.

Бев покраснело от комплимента.

— Спасибо.

— Не благодари меня, это правда, — торжественно сказала Алекс, а затем взглянула на телефон на своем столе, когда он начал звонить. Узнав номер Сэм, она взглянула на часы, нахмурившись, когда увидела, который час. Входные двери будут открыты через пару минут, и первые гости прибудут. Ей нельзя было долго говорить, и Сэм это знала. Чтобы она звонила в это время дня, должно быть это что-то важное.

— Мне лучше вернуться к подготовке, — пробормотала Бев.

Алекс кивнула.

— Я подойду через минуту. Можешь закрыть для меня дверь?

— Конечно. — Бев закрыла дверь, когда Алекс потянулась за телефоном.

— Как Кайл? — Сэм спросила в момент, когда Алекс поздоровалась.

Она подняла брови на нетрадиционное приветствие, но потом обнаружила, что улыбается и говорит:

— Он великолепен. Потрясающий. Спасибо, что послала его ко мне.

— Я так рада этому. — Сэм звучала по-настоящему радостно, но потом спросила: — Насколько потрясающий?

Алекс села на свое место, ее брови поднимались.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду… ну, насколько он удивительный?

Алекс обдумывала этот вопрос, а затем просто сказала:

— Он ответ на мои мечты, Сэм. Или, может быть, даже на мои молитвы.

— Он рассказывал тебе о своей семье? — сразу же спросила Сэм.

— Не много, — призналась она. — Я так понимаю, у него есть братья-солдаты. И он научился готовить из-за семейного ресторана, но предпочитает деловые вопросы. И это действительно так.

— И все? — спросила Сэм, и Алекс услышала разочарование в ее голосе.

— Да, все, — со смехом сказала Алекс. — Почему он должен говорить мне больше, чем это? Я его босс, а не его девушка.

Низкий стон прозвучал на линии.

— Алекс, разве ты не… я имею в виду, что ты думаешь о нем как о мужчине?

— Он что, мужчина? — подразнила она и выглянула в окно над ее диваном на шумную деятельность на кухне.

— Александра! — с нетерпением рявкнула Сэм.

Она вздохнула. Что она думала о нем как о мужчине? В ее сознании поднялся Кайл, Кайл улыбается, Кайл хмурится, Кайл рисует, Кайл сидит за своим столом. Наконец, она призналась:

— Я думаю, что он великолепный, умный, забавный, пахнет божественно, и у него, вероятно, самый сексуальный акцент, который я когда-либо слышала.

— И? — подсказала Сэм.

— И что?

— Что ты собираешься с этим делать? — спросила нетерпеливо Сэм.

Алекс поерзала на своем месте, ее голос был твердым, когда она сказала:

— Абсолютно ничего.

— Что? — ее сестра ахнула, как будто она сказала что-то ужасное. — Но…

— Сэм, милая, — мягко перебила она. — Я знаю, что ты безумно счастлива с Мортимером и хочешь того же для меня, но Кайл-лучший бизнес-менеджер, которого я мог бы нанять. Я не испорчу это отношениями. — Она позволила этому повиснуть, а затем добавила: — Кроме того, я не такая, как ты. Мне не нужен мужчина, чтобы сделать меня счастливой. Кулинария и мой ресторан делают меня счастливой.

— Но это не согреет тебя ночью, — сразу же сказала Сэм.

— Вот для чего нужны электрические одеяла.

— Ты не можешь поговорить с электрическим одеялом.

— Это то, для чего нужны друзья, — сразу же ответила Алекс.

— Друзья не могут дать тебе секса, — наконец-то огрызнулась она.

— Друзья с привилегиями могут, — сказала Алекс с усмешкой, фактически наслаждаясь разочарованием своей сестры.

Сэм была удивленна, когда спросила:

— У тебя есть друг с привилегиями?

— Нет, — призналась Алекс, ее улыбка угасла. Воистину, ее личная жизнь была бесплодной пустошью в данный момент и была такой уже некоторое время. Очень грустно даже думать об этом. Заставляя свои плечи выпрямиться, она добавила, — Но Боб хорошо выполняет свою работу, пока у меня такого нет.

— Кто такой Боб? — спросила Сэм с замешательством.

— Некто, что, — сухо объяснила Алекс. — Бойфренд на батарейках.

— Что? — Сэм звучала сейчас совершенно растерянной.

— Вибратор, Сэм, — сухо сказала она. — Боже. Ты же слышала о таких, не так ли?

Раздался длинный вздох, и Сэм сказала:

— Алекс, пожалуйста… просто дай Кайлу шанс. Если ты этого не сделаешь, ты можешь потерять величайшее счастье в своей жизни.

Алекс молчала мгновение, задаваясь вопросом, не отказывалась ли она от чего-то хорошего с Кайлом. Но потом она напомнила себе, что он был здесь ненадолго и в конце концов вернется домой.

— Как Кайл воспринимает твою… сдержанность, — спросила Сэм, снова привлекая ее внимание.

Алекс почувствовала, как ее брови поднимаются, и медленно сказала:

— Он сказал, что хотел бы узнать меня получше, но я ясно дала понять, что у меня нет времени для мужчин прямо сейчас, и он уважает это.

— Какой идиот, — пробормотала Сэм, заставляя Алекс улыбаться с любовью. Ее сестра любила ее и считала бы этого человека идиотом только за то, что он одержимо не преследовал ее.

Это было мило, подумала Алекс, но ее улыбка исчезла, когда она взглянула на кухню и увидела, как Сью размещает заказы на ее полке.

— Дорогая, мне надо идти, — извиняясь, сказала она. — Заказы уже начали поступать.

Сэм вздохнула, но сказала:

— Все в порядке, мне все равно нужно позвонить Маргарет.

— Маргерит Аржено? — спросила с удивлением Алекс. Это была единственная Маргарет, которую Сэм когда-либо упоминала.

— Да, — пробормотала Сэм, звуча мрачно, и Алекс почувствовала свое любопытство. Она не думала, что эти две женщины так хорошо знают друг друга. Сэм всегда говорила о женщине, как будто она какая-то богиня или кто-то выше их социального положения, но теперь казалось, что она подружилась с ней.

Сью примчалась на кухню с большим количеством заказов в руках, и Алекс поморщилась.

— Хорошо, тогда позвони Маргарет, но сначала я хочу сказать тебе… спасибо, спасибо, что послала мне Кайла. Он творит чудеса и удерживает меня от банкротства. Ты спасла мне жизнь. Ялюблютебя, Сэм.

Алекс едва успела дождаться пока Сэм пробормочет «я тоже люблю тебя», прежде чем повесить трубку и убежать на свою станцию.

***

Кайл только позвонил в дверь большого дома Маргарет, когда дверь открылась. Женщина, очевидно, следила за ним.

— Кайл, — радостно сказала она и шагнула вперед, чтобы обнять его. — Точно во время. Теперь мы все здесь.

— Кто мы? — спросил Кайл нахмурившись, когда обнял ее в ответ. Теперь, когда он помогал в ресторане, он перешел на часы смертных. Это означало потребление немного больше крови, чем обычно, чтобы компенсировать ущерб, который могло причинить солнце; но он минимизировал этот ущерб, как можно больше, меньше бывая на солнце, а также на холоде, и работая в основном из офиса Алекс в новом ресторане, где не было окон.

К сожалению, это означало, что его часы расходились с часами его родственников, и он играл в телефонный передатчик с большинством из них на прошлой неделе. Маргарет звонила несколько раз в пятницу, Последнее сообщение звучало так срочно, что Кайл поставил будильник, чтобы сделать ранний звонок сегодня утром, чтобы он мог поговорить с ней, прежде чем она и Джулиус уйдут спать на рассвете. Кайл был более чем немного удивлен, когда все, что она хотела, это пригласить его на ужин этой же ночью. Так как была суббота, и Алекс все равно будет работать, он согласился.

— Я пригласила еще нескольких человек, — уклончиво сказала Маргарет, убеждая его войти внутрь.

— Кого? — спросил Кайл, когда она приступила к работе, помогая ему снять зимнюю одежду, как если бы он был ребенком.

— О, Джулиус, конечно, здесь, — прошептала она, повесив пальто.

— Конечно, — сказал Кайл с небольшой улыбкой. Он видел Маргарет без Джулиуса только тогда, когда она помогала ему в ресторане. В Нью-Йорке, а затем и здесь, мужчина, казалось, был привязан к ней, как сиамский близнец. — Кто еще?

— Иди и посмотри, — сказала она весело и взяла его за руку, чтобы уговорить его войти в гостиную.

Кайл остановился в тот момент, когда вошел в дверь и увидел людей, сидящих внутри. Джулиус был там, пересекая комнату, чтобы присоединиться к Маргарет, как будто несколько минут друг от друга были невыносимыми. Мужчина скользнул рукой вокруг талии Маргарет и поцеловал ее в лоб, прижимая к своему боку, но внимание Кайла обратилось к другим в комнате. Люциан, Ли, Мортимер, Сэм и Брикер все смотрели на него, и у него было отчетливое чувство дежавю. Это напомнило ему о дне, когда он приехал сюда по велению Маргарет, чтобы найти Люциана и Ли, ожидающих его с Маргарет и Джулиусом. Тогда он почувствовал себя в засаде, а теперь снова попал в нее же.

— О нет, дорогой. Это не засада, — сразу же сказала Маргарет, и он резко взглянул на нее, понимая, что она прочитала его мысли. Он не почувствовал себя лучше, когда она сказала: — На самом деле я не сколько читаю их, сколько ты кричишь их. Это обыденно для новых спутников жизни. Тебе трудно охранять свои мысли и даже, кажется, ты их усиливаешь. Мы все прошли через это, — сочувственно добавила она и призвала его сесть напротив дивана, где сидели Люциан, Ли и Брикер. Мортимер и Сэм сидели справа от него на любовном сиденье, а Маргарет и Джулиус теперь расположились слева от него тоже на любовном сиденье (маленький диванчик для двоих), оставляя ему ощущение, что он был окружен и под допросом.

Кайл неловко поерзал на своем месте, смотря на людей, уставившихся на него, а затем устало пробежал одной рукой по своим волосам.

— Так если это не засада, то что это?

Прошла минута молчания, пока все обменивались взглядами, а затем Маргарет сказала:

— Мы просто хотим помочь с Алекс.

— Мне не нужна помощь, — твердо сказал Кайл.

— О? И как тогда дела? — нежно спросила она.

Кайл почувствовал, что его рот сжался, он не сказал бы что все хорошо. Он почти не видел эту женщину. Он работал в новом ресторане, она в старом. У нее были выходные по понедельникам и вторникам, а у него по субботам и воскресеньям, и хотя он несколько раз заходил в старый ресторан, и она также заходила в новый ресторан, чтобы проверить дела, она вела разговор строго о бизнесе. Кайл несколько раз пытался направить разговор на более личный, но Алекс всегда твердо возвращала его к делу. Это было невероятно неприятно, и он понятия не имел, что с этим делать; но он не хотел этого признавать.

Забыв, что они могут читать его мысли и знают все это, он жестко сказал:

— Все идет очень хорошо.

— Ты уже переспал с ней? — резко спросил Люциан.

— Люк, — отсчитала его Ли, хлопнув по плечу. — Ты смущаешь Кайла.

— Милая, — мягко сказал Люциан, — Кайлу больше двух тысяч лет. Ничто уже не должно смущать его.

— Ты настолько стар? — спросила с удивлением Сэм.

— Он родился в 280 году до н. э., - сообщил ей Люциан, и Сэм побледнела. Кайл получил отчетливое впечатление, что она переоценивала его как партнера для своей сестры теперь, когда она знала, сколько ему лет.

— Ты не ответил на мой вопрос, — отметил Люциан, привлекая внимание Кайла.

— Нет, — сказал он наконец. — Я с ней еще не переспал.

— И ты этого не сделаешь, — твердо объявил он.

Кайл нахмурился на его уверенность.

— Что заставляет тебя думать…?

— Она не спит с сотрудниками.

Кайл нахмурился на титул сотрудника. Он был владельцем собственного бизнеса во Франции. На самом деле, у него была своя мини империя. Мысль, что она думает о нем, как о простом работнике, а не о равном кто помогал ей, была немного печальна для него.

— Я-коллега по работе. Не работник. И все равно это временно. Я просто…

— Ладно. Она также не спит с коллегами, — сухо прервал Люциан и добавил, — Она сказала это Сэм в пятницу вечером. Сэм немедленно позвонила Маргарет, ища совет, и Маргарет позвала нас всех сюда, чтобы помочь тебе.

Кайл откинулся на спинку стула с поражением. Он знал, что это была засада.

— Ладно. Что вы предлагаете?

Опять наступила минута молчания, а потом Маргарет сказала:

— Я бы хотела, чтобы Люцерн был здесь. У его Кейт были проблемы с мыслью связаться с одним из ее писателей, но им удалось преодолеть это. Он мог бы рассказать нам, как.

— Сексуальные сны, — резко сказал Люциан, обращая на себя взгляды всех.

— Сексуальные сны? — сказал неуверенно Кайл.

Люциан кивнул.

— Трудно избежать искушения, когда вы разделяете влажные сны.

— Это да, — взволнованно согласилась Сэм, а затем покраснела, когда все взглянули на нее. — Ну, так оно и есть. У меня была хорошая карьера, и я не искала отношений, когда появился Мортимер, но эти сны… — она покачала головой, кровь бросалась на ее шею и лицо, когда она вспоминала их. — Они сделали все это довольно трудным для меня, противостоять Мортимеру. Каждый раз, когда я смотрела на него, я вспоминала эти проклятые сны.

— Слава Богу, — прошептал Мортимер, обнимая ее.

Сэм улыбнулась и прислонилась к нему.

— Ты еще не изменилась, — прокомментировал Кайл, и когда Сэм и Мортимер с удивлением посмотрели на него, он объяснил: — Извините, но Брикер и я подслушали ваш разговор, когда я пришел в дом силовиков на прошлой неделе. Ты согласилась на изменение. Но ты еще не изменилась?

— Мортимер немного не укомплектован в данный момент, все уехали на медовый месяц, — смущенно сказала Сэм. — Мы планируем сделать это на этой неделе.

— Ты согласилась? — спросила Маргарет, ярко улыбнувшись женщине. — Как мило. В какой день ты собираешься это сделать? Я помогу Мортимеру следить за этим, если хочешь.

— Я тоже могу, — предложила Ли.

— Нет не можешь, — сразу же сказал Люциан. — Я не хочу, чтобы она пнула тебя и, возможно, навредила ребенку.

— Я бы никогда не пнула Ли, — сказала с удивлением Сэм.

— Ты бы не специально, — сказал Люциан. — Но в такой боли ты не будешь знать, что делаешь.

Сэм побледнела.

— Я знаю, что Джо прошла через много боли, когда изменялась, но я думала, что это было потому, что она была ранена. Разве мне не будет легче?

— Я думал, что мы здесь, чтобы обсудить Кайла и Алекс, — сказал Мортимер, без сомнения, беспокоясь, что если Сэм узнает, что ей будет больно, она может еще раз задуматься об изменение.

— Да, — сказал сразу же Брикер, поддерживая своего друга. — Мы говорили о влажных снах.

— Верно, влажные сны, — сухо сказал Кайл. Он поморщился на их группу. — Просто как я могу заставить Алекс видеть влажные сны обо мне, когда я не могу попасть ее в разум? — Когда Брикер открыл рот, чтобы ответить, он резко добавил: — И, пожалуйста, не предлагайте никто из вас помочь с этим. Я ни за что не позволю этого сделать.

Люциан фыркнул и покачал головой.

— Разве твоя мать не объясняла тебе факты бессмертной жизни?

— Конечно объясняла, — нетерпеливо сказал он, нахмурившись.

— Тогда почему ты не знаешь об общих влажных снах? — спросил он.

Когда Кайл впился в него взглядом, Маргарет быстро сказала:

— Это не то, что кто-то может ей дать, дорогой… кроме, может быть, тебя. Спутники жизни, которые спят под одной крышей, как правило, делят общие сны… эротические сны друг о друге.

— Мы с Сэм даже не были под одной крышей, — объявил Мортимер. — Мы были в соседних коттеджах, и у нас они были.

Сэм покраснела, но молча кивнула.

— Тогда нам нужно сблизить вас, — задумчиво прошептала Маргарет. — Под одной крышей было бы лучше, но где-то рядом могло бы сработать.

Кайл нахмурился на это предложение и сказал:

— Я не понимаю, почему вы думаете, что общие сны убедят ее обойти ее правило, не встречаться с коллегами и начать встречаться со мной.

— У него их никогда не было, — указал Мортимер Люциану, когда старший бессмертный начал раздражаться.

— Тогда он должен доверять нам, мы знаем, о чем мы говорим, — зарычал Люциан.

Маргарет была той, кто мягко сказал:

— Кайл, дорогой, прямо сейчас Алекс просто видит в тебе ответ на ее деловые вопросы. Она заметила, что ты красивый и привлекателен, но это как видеть прекрасный десерт, который ты никогда не пробовала раньше, когда ты на диете. Это может выглядеть вкусно, но потому, что ты не знаешь наверняка, как это вкусно, это легче игнорировать. В то время как, если бы это был прекрасный кусок чизкейка, который ты пробовал и знаешь, что будет вкусно, было бы труднее сопротивляться.

— Понятно, — пробормотал он. — Тогда почему я не могу просто поцеловать ее? Она испытала бы наше влечение и…

— Поцелуи хороши, но она может уйти, прежде чем ты сможешь зайти далеко, — отметила Сэм. — Алекс довольно упряма, когда она что-то задумывает. Общие сны действительно были бы лучшим вариантом, чтобы она могла испытать всю страсть. Поцелуй был бы как просто пробовать первое блюдо, а мы хотим, чтобы она насладилась всей едой, чтобы она знала, что она могла бы иметь.

Кайл устало провел рукой через волосы.

— Хорошо.

— Как давно ты занимался сексом? — спросил Люциан, получая еще один взгляд-выговор от Ли. Вздохнув, он похлопал ее по руке и объяснил: — Если прошло какое-то время, ему может понадобиться курс переподготовки. Или одна из тех книг, что я купил.

— Ты сказал, что не читал эти книги, — сказала Ли с удивлением.

— Ну, нет, но я всегда был исключительным во всем, что делаю, и сумел обойтись без них. Однако Кайл — не я.

Кайл закатил глаза.

— Я забыл, каким высокомерным ты можешь быть, дядя.

Люциан пожал плечами. — Это тоже навык, и, как я и говорю, я исключителен во всем.

Ли рассмеялась и поцеловала мужчину в щеку, как будто она думала, что он шутит. Кайл подозревал, что это не так.

— Хорошо, я думаю, что мы договорились, что лучший способ справиться с этим-каким-то образом заставить Алекс и Кайла оказаться под одной крышей или, по крайней мере, ближе друг к другу, чтобы они могли испытать общие сны, — твердо сказала Маргарета, а затем оглядела комнату. — У кого-нибудь есть идеи?

— Я мог бы отвезти его к ней домой в фургоне, припарковаться на дороге и заставить его спать сзади, — предложил Брикер. — Это, может быть, достаточно близко, чтобы их умы встретились.

— Ни за что, черт возьми, — рявкнул Кайл, смущаясь на само предложение. Лежать в задней части фургона, имея эротические сны об Алекс, в то время как Брикер сидел бы на переднем сиденье, способном прочитать то, что он испытывал, было просто не то, что он был готов даже рассмотреть. Дорогой Бог!

— Я думала, ты сказал, что после стольких лет ничто не должно смущать его? — Сказала Ли с нежным весельем.

Люциан хмыкнул.

— Думаю, он более чувствительный, чем я думал.

— Я не чувствительный, — огрызнулся Кайл, раздраженный самим этим предложением.

— Это, вероятно, вина его матери, — сказал Люциан, игнорируя его. — Мартина назвала его в честь Каллиопы, музы поэзии. С этим и с тем, что его отец умер, когда ему было всего пятьдесят, он, вероятно, пострадал под влиянием уси-пуси Мартини.

Когда у Кайла начало зарождаться рычание глубоко в горле, Маргарет быстро заговорила, чтобы сохранить мир.

— Возможно, нам стоит перейти в столовую. Ужин, вероятно, уже готов, и мы можем подумать о решении, пока едим, а затем поговорить об этом еще немного.

— Еда — это всегда хорошая идея, Маргарет, — заявил Люциан.

— Отлично, — пробормотал Кайл, когда все встали с шумным согласием. Казалось, у него будет перерыв, прежде чем они продолжат эту пытку, которую они назвали помощью.

Глава 8

— Тебе нужна помощь?

Алекс взглянула на гриль, который она чистила, и улыбнулась Бев, — Нет, я почти закончила. Иди с другими.

Бев с благодарностью кивнула и поспешила забрать свое пальто и сумочку и последовать за остальными через заднюю дверь. Алекс воспользовалась моментом, чтобы насладиться холодным бризом, который вошел в комнату, когда дверь открылась и закрылась. На кухне всегда было жарко к концу ночи, часы приготовления пищи, как правило, поднимали температуру на несколько градусов, несмотря на самую популярную систему вентиляции, которую она установила. Ветерок был приятен.

Вздохнув, она повернулась, чтобы закончить уборку своей станции. Как владелец, она могла заставить кого-то другого выполнить эту работу, но Алекс была собственником по отношению к своей станции. Это был ад для нее, видеть, как Питер работает, переключает все вокруг и касается ее инструментов. Она была рада, что это все снова ее.

Улыбаясь себе, когда она закончила, Алекс убрала свое чистящее средство, а затем сняла поварской колпак и фартук, направляясь в свой офис. Это был субботний вечер, а они закрывались по субботам позже. Тем не менее, обычно она садилась и работала над кое-какой документацией, прежде чем отправиться домой; но теперь, когда Кайл занимался документами, ей нечего было делать, и она была рада этому. Она не знала, было ли это потому, что она вышла из рутины в течение тех нескольких недель, пока она наблюдала за новым рестораном, или боролась с очередной ошибкой, но она была невероятно уставшей сегодня вечером и жаждала отправиться домой.

Алекс повесила свой фартук на деревянную вешалку в углу ее офиса, сняла с плечиков пальто, а затем остановилась, чтобы прикрыть зевок, который заставил в ее глазах потемнеть.

Вытерев глаза, она схватила ключи и кошелек и направилась к задней двери, надеясь, что холодный воздух, который ждал ее снаружи, взбодрит ее для поездки домой.

Как бы она этого не ожидала, холодный ветер, который ударил по ней, когда она вышла наружу, заставил ее задохнуться. Прищурив глаза, она быстро заперла дверь, а затем задохнулась от удивления, когда ее внезапно схватили сзади. Она успела наполовину крикнуть, прежде чем рука обхватила ее шею, отрезав звук, тогда как другая рука обхватила ее талию. Когда ее подняли и понесли, ее удивление переросло в панику.

Она уронила ключи и вцепилась в руку на шее, она начала пинать, царапать мужчину позади нее.

Когда ни одно из действий не имело никакого эффекта, Алекс потянулась за свою голову и ткнула пальцем в первую же плоть, которую нашла. Крики и проклятие были ее наградой, а затем рука вокруг ее горла оторвалась от нее, и теперь была над ней. Что-то врезалось ей в лицо, и она стиснула зубы до боли. Нападавший пытался схватить ее за руки, удерживая за талию. Но у нее было две свободных руки против его одной, и он, наконец, отказался от этого и ударил ее по голове кулаком.

Алекс застонала, когда звезды взорвались перед глазами, а затем рука вокруг ее талии внезапно исчезла. Ее ноги упали на землю с резким ударом, и сразу же выскользнули из-под нее. Она упала назад на ледяной асфальт, и случился второй взрыв боли, на этот раз, который, казалось, начинался с задней части ее черепа и вибрировал через весь мозг.

На мгновение все, что Алекс знала, была боль, и затем она поняла, что ее тянут по ледяной земле за одну руку. Она пыталась собраться, чтобы снова бороться, когда яркий свет внезапно распространился по ней. Она слышала скольжение автомобильных шин и затем громкий гудок, раздался прямо перед тем как ее руку отпустили, и она шлепнулась свободная на землю. Издав стон, Алекс свернулась в клубочек на замороженной земле и схватилась за затылок, пытаясь остановить разрывающую голову боль.

Ревущий гудок резко замолчал и сопровождался слабым звуком открывающейся двери и быстрого приближения шагов. — Алекс? Ты в порядке?

Она заставила глаза открыться, Бев сидела на корточках около нее, смотря с беспокойством, когда она пробормотала, — Слава Богу, что я забыла свои очки и вернулась. Тот парень нападал на тебя.

— Да, — согласилась Алекс, хотя она не могла сказать, с чем соглашается, что хорошо, что Бев забыла свои очки и вернулась, или что, да, действительно, этот человек нападал на нее.

— Ты можешь встать? — спросила Бев, глядя нервно вокруг.

Понимая, что девушка беспокоилась, что нападавший может вернуться, и что это было вполне возможно, Алекс заставила себя распрямиться и сесть. Бев немедленно двинулась, чтобы помочь ей, перебросив ее руку через плечо и сжимая ее за талию, так чтобы она встала вертикально. Работая вместе, им удалось поднять Алекс в вертикальное положение и встать на ноги, как только вторая машина въехала на парковку.

Алекс взглянула на нее, нахмурившись, когда узнала Кайла, выходящего из машины и спешившего к ним.

— Что случилось? Ты упала на льду? — с беспокойством спросил он, перебегая на другую ее сторону.

— Я в порядке, — сказала Алекс, без объяснений.

Но Бев проговорилась: — Кто-то напал на нее.

Алекс поморщился, а затем махнула рукой, когда Кайл резко повернулся к ней. Она повторила: — Я в порядке. Бев забыла свои очки, вернулась и спугнула его.

Кайл огляделся, как будто готовясь погнаться за нападавшим, но, видимо, никого не увидя, повернулся назад, затем остановился, чтобы нагнуться, и она услышала звон ключей. Он нашел ее ключи, поняла она, когда он выпрямился с ними. Держа их в одной руке, он использовал свою другую, чтобы поймать ее подбородок и наклонить ее лицо к себе. — У тебя кровь.

Алекс не знала, как он мог в такой темноте, окружающей их, сказать что у нее кровь, а затем нахмурилась, когда поняла, насколько темно. Она взглянула на фонарь над дверью, который обычно освещал половину парковки.

— Что не так со светом? — спросила Бев, теперь сама посмотрев в ту сторону.

— Я не знаю. Я уверена, что включала его, — пробормотала Алекс, а затем начала трясти головой, но прижала руку ко лбу от боли, которую вызвала.

— Нам лучше зайти и взять твои очки, Бев, чтобы ты могла вернуться домой.

Не дожидаясь согласия, Алекс начала приближаться к двери, благодарная Кайлу за поддерживающую руку. Ее ноги были немного шаткими. У двери он использовал ее ключи, отпер и открыл ее, а затем завел ее внутрь.

— Где выключатель? — спросил Кайл, остановившись внутри.

— Тут, — сказала Бев, и уличные фанари внезапно вспыхнули, заставив Алекс вздрогнуть, когда яркий свет ударил прямо в ее глаза и голову. Она слышала, как Бев несколько раз включила и выключила другой переключатель. — Внешний свет был включен, Алекс, но он не работал. Когда я уходила, он работал, — добавила она, нахмурившись. — Может быть, лампочка перегорела.

— Я посмотрю на него, прежде чем мы уйдем, — мрачно сказал Кайл, призывая Алекс двигаться вперед. Она шла достаточно охотно, но была благодарна, когда он остановил ее на кухне и не заставил пройти весь путь до ее офиса. Движение, казалось, только усиливало боль, исходящую из затылка, и она не смогла сдержать стон, когда Кайл внезапно поймал ее за талию и поднял, чтобы посадить на стойку.

Конечно, он не пропустил этот звук, и она отметила беспокойство, которое переполняло его лицо, когда он смотрел на нее. Когда он начал двигать руками по ее волосам, Алекс догадалась, что он ищет шишку, и сказала: — Сзади.

Кайл сразу же двинулся к затылку и начал аккуратно его ощупывать. Он сразу же остановился, когда Алекс резко вдохнула сквозь зубы, когда его пальцы нашли шишку.

— Похоже, кровь не идет, — пробормотал он.

— Твоя щека кровоточит, — сказала Бев, беспокойно (взволнованно) смотря на нее.

— Я думаю, что это были его часы или кольцо, — сказала Алекс, вспоминая резкую боль, когда его рука ударила ее по лицу во время борьбы.

— Тебе нужно в больницу, — решил Кайл.

— Настолько плох порез? — спросила она, инстинктивно потянувшись к щеке, беспокоясь, что он может быть какой-нибудь ужасной изуродованной раной, которая оставит шрам.

— Нет, но шишка на затылке огромная и все еще растет, — сказал он мрачно, а затем взглянул на Бев. — Не могла бы ты взять немного льда и положить его в полотенце или полиэтиленовый пакет или в еще что-нибудь?»

— Конечно, — пробормотала Бев и сразу же ушла.

— Мне не нужно в больницу, — тихо сказала Алекс. — Я не теряла сознание и ничего такого. Это всего лишь удар.

— У тебя может быть сотрясение мозга, — твердо сказал Кайл. — Лучше проверить, чтобы убедиться, что все в порядке.

— Он прав, — согласилась Бев, возвращаясь со льдом в мешочке. — Лучше подстраховаться, чем сожалеть.

Алекс закатила глаза, когда Кайл взял мешочек, но затем поморщилась, когда он прижал его к ее затылку, снова посылая боль по всему телу через череп. Она прикусила губу, пока боль немного не утихла, а затем выдохнула. — Ладно. Я остановлюсь в больнице и проверюсь по дороге домой.

— Я отвезу тебя, а затем доставлю домой, если в больнице скажут, что все в порядке, — твердо сказал Кайл и добавил: — Мы можем позвонить оттуда в полицию по поводу нападения.

— Зачем? — сухо спросила Алекс. — Парень давно ушел, и я не видела, кто это был. Я также не особенно хочу заполнять стопку заявлений о каком-то грабителе, которого они никогда не поймают.

— Он тебя ограбил? — сомнительно спросила Бев. — Было похоже, что он пытался оттащить тебя за мусорный бак. Я думала, это был насильник, когда подъехала.

Кайл резко взглянул на нее. — Ты видела его лицо?

— Нет, — извиняясь, призналась женщина. — Было темно и все произошло так быстро. — Она пожала плечами, а потом добавила, — Но это мог быть Питер.

— Питер? — резко спросил Кайл.

— Шеф-повар, который ушел, — сказала Алекс вздохнув. — Я не думаю, что он бы сделал это.

— Не знаю, — нахмурилась Бев. — Он был очень расстроен на днях, когда ты отказалась нанять его обратно. И он сказал, что ты пожалеешь.

Алекс нахмурилась на эти слова.

— Пойдем. — Кайл снова схватил ее за талию и опустил со столешницы на ноги. — Я хочу, чтобы тебя проверили (осмотрели).

— Я тоже поеду, — сказала Бев, спеша на свою станцию, чтобы захватить очки. Пар на кухне, как правило, запотевал их на ней, и она всегда снимала их и клала на полку над своей станцией перед готовкой.

— Тебе не нужно ехать с нами, Бев, — сказала Алекс, когда Кайл начал подталкивать ее к задней двери. — Я уверена, что все в порядке. Иди домой и отдохни.

Когда Бев замешкалась, Кайл добавил: — Я позвоню после того, как мы увидимся с доктором, чтобы ты знала, все ли в порядке или нет.

— Хорошо, — неохотно сказала Бев и прошла мимо них, чтобы открыть и поддержать дверь, чтобы они вышли. Она подождала, пока Кайл использует ключи Алекс, чтобы запереть обе двери, а затем прошла с ними через парковку, где все еще стояла машина Бев с работающим двигателем, светом и открытой дверью со стороны водителя. Ей повезло, что кто-то не уехал на ней, — подумала Алекс.

— По крайней мере, будет тепло, — пробормотала Бев, когда они остановились у открытой двери. Затем она сказала: — Пожалуйста, не забудьте позвонить мне. Я буду всю ночь волноваться, если вы этого не сделаете.

— Не забуду, — торжественно заверил ее Кайл. — Давай. Мы подождем, пока ты не уедешь.

Когда Бев взглянула на Алекс, та схватила ее руку и сжала ее. — Спасибо тебе.

Бев слабо улыбнулась. — А обычно тебя раздражает, когда я забываю свои очки и возвращаюсь.

— Никогда больше, — заверила ее Алекс.

— Ага, как же, но это нормально, — сказала Бев с хихиканьем и быстро обняла ее, а затем повернулась и скользнула в свою машину. Они подождали, пока она не уедет, а затем Кайл проводил Алекс к своей арендованной машине. Она не стала спорить, что может сама поехать в больницу. Честно говоря, ее голова так сильно болела, что мысль щуриться от огней встречного ночного движения была неприятной. Она была благодарна, что машину будет везти Кайл.

***

Кайл вышагивал по коридору возле спальни Алекс в четыреста пятьдесят третий раз, а затем остановился перед дверью и прислушался. На этот раз вместо жалких вздохов или беспокойного шороха он услышал устойчивое, глубокое дыхание, указывающее на сон. Он сразу же потянулся к дверной ручке и приоткрыл дверь, чтобы посмотреть на нее. Она определенно спала. Она лежала свернувшись на боку, ее волосы в беспорядке лежали вокруг лица и ее рот был приоткрыт, тонкая линия слюни вытекала изо рта.

Кайл слабо улыбнулся, облегченно увидев, что линии боли больше не омрачали лицо. После того как они приехали домой к Алекс, она дважды заверила его, что чувствует себя хорошо, и ему не нужно оставаться, но эти болевые линии сказали ему, что она страдает. Он снова прикрыл дверь, а затем спустился вниз, вытащив свой телефон из заднего кармана.

К тому времени, как он вошел в кухню на первом этаже, он набрал номер Брикера. Кайл позвонил Бев, прежде чем они покинули больницу, чтобы сообщить ей, что Алекс в порядке, и он отвезет ее домой. Алекс стояла рядом с ним, когда он делал тот звонок; но этот звонок был сложнее, и он хотел быть уверенным, что она спит и не услышит, что он собирался сказать.

— Эй, Кайл, — поздоровался Брикер, отвечая на втором гудке. — Чем я обязан такому удовольствию? Не говори мне, что ты решил поддержать мою идею спать в фургоне перед домом Алекс? Если так, скажи, и я уже еду, приятель.

— Нет, я не изменил своего мнения по этому поводу, — мрачно сказал Кайл. — И, пожалуйста, скажи мне, что сегодня не было никакого гениального плана, чтобы мы с Алекс оказались под одной крышей.

— Сегодня? — Спросил Брикер, звуча неуверенно. — Нет, я так не думаю. А что? Что случилось?

— Ты не заставил одного из своих приятелей напасть на Алекс, чтобы покалечить ее, и чтобы мне пришлось остаться здесь на ночь, чтобы присмотреть за ней? — спросил Кайл, не думая, что Брикер на такое способен, но желая быть уверенным. У Брикера, казалось, были какие-то дикие идеи. Он был достаточно молод, чтобы забыть, насколько хрупкими были смертные. И хотя эта мысль была просто мимолетной, мысль о возможных виновниках нападения, но как только она скользнула в его голову, он не смог ее стряхнуть. Однако вздох ужаса Брикера и настоящий шок было трудно изобразить, тем более по телефону.

— Нет! Конечно, я не просил нападать на Алекс, просто чтобы ты мог остаться поблизости. Христос! За какого мужчину ты меня принимаешь? Она же сестра Сэм! Не говоря уже о том что она лучший проклятый повар! Иисус! Она… она в порядке? — прервал он себя, спрашивая.

— У нее легкое сотрясение мозга. С ней все будет хорошо. Она должна отдыхать пару дней.

Брикер что-то проворчал, а затем вернулся к своей тираде. — Не могу поверить, что ты подумал, что я ответственен за нападение на нее. Сидеть в фургоне, валять дурака, пока ты передергиваешь… это одно, но нападать на нее? Ни в коем случае.

— Передергиваю? — спросил неуверенно Кайл.

— Получишь стояк, — объяснил Брикер, а затем добавил, — Или эрекцию для тех, кто чертовски старый, чтобы знать современный жаргон… не говоря уже о том, чтобы лучше судить о характере. Ты провел слишком много времени в одиночестве, если думал, что я…

— Я в действительности так не думал, — быстро сказал Кайл, надеясь довести свою речь до конца. — Просто, все это случилось именно тогда, когда все хотели, чтобы это случилось, мне пришло в голову, что это не может быть случайностью.

— Ну, конечно, это не несчастный случай, — резко сказал Брикер, все еще, по-видимому, обиженный. — Ты не случайно нападаешь на кого-то, но я могу обещать, что не стоял за этим. И я знаю, что Мортимер тоже не сделал бы ничего подобного. Что касается Джулиуса, я не знаю его так хорошо, но я не думаю, что он… а вот Люциан может, — добавил он сухо. — Эта старая твердая задница сделает все, чтобы достичь желаемого. Он бы не думая ударил девушку по голове и затащил ее бы к себе в пещеру.

— Как ты узнал, что ее тащили? — спросил Кайл подозрительно, вызвав еще одну вспышку гнева и еще одно проклятие от Брикера.

— Я говорил метафорически, — выплюнул Брикер. — Боже, ты действительно думаешь, что я на такое способен. За какого парня ты меня принимаешь?

— За такого парня, который предлагает сжечь ее дом, чтобы она могла остаться в моем отеле, — сухо сказал Кайл. Это было одно из многих очень плохих идей Брикера, предложенных ранее тем вечером.

— Это была шутка! Я пошутил. Старик, тебе, и таким же старикашкам как ты, не хватает чувства юмора, как и навыков ухаживания, — огрызнулся он.

Наступила небольшая тишина. Когда Брикер снова заговорил, Кайл услышал серьезность и понял, что он что-то придумал.

— Я так понимаю, Ты не видел, кто это был? — спросил он.

— Нет, — признался Кайл.

— Но это был бессмертный?

Кайл заколебался. — Я не уверен в этом. Я не видел его, и Алекс не сказала ничего, что могло бы указать на того, кто это был. Какие у тебя мысли?

Брикер молчал так долго, что Кайл подумал, что он не ответит, но затем он неохотно сказал: — У нас были некоторые проблемы с конкретным отступником. Ноуфангером, — добавил он мрачно.

Кайл застыл. Его кузен, Деккер, упомянул об этом на свадебном приеме в Нью-Йорке. Ноуфангер по имени Леониус похитил и превратил пару Деккера, Дани, а также ее сестру-подростка Стефани, и, казалось, хотел их вернуть.

— Я знаю о Леониусе от Деккера, — сказал Кайл. — Но что заставило тебя думать, что он хотел причинить вред Алекс?

— Ну, один из его сыновей напал на младшую сестру Алекс и Сэм, Джо, планируя забрать ее к отцу. Он считал, что Леониус использует ее для мести нам. — он позволил этому повиснуть, а затем добавил: — Возможно, это то же самое. Вряд ли, — добавил он быстро, — Но возможно.

Кайл нахмурился. — Я не знаю. В последнее время у нее была ужасная полоса неудач, и я задавался вопросом, связано ли это все.

— Да, — согласился Брикер, а затем сказал, — Но я не думаю, что Леониус или его сыновья будут беспокоиться о маленьких проблемах, которые у нее были.

— Эти маленькие проблемы, блин, почти разорили ее, — пробормотал Кайл, думая обо всех неправильных поставках и дезертирующих сотрудниках.

— Может быть, но Леониус не такой парень, который ищет мести, губя людей. Его тип мести … изнасилование и пытки.

— Бев сказала, что нападавший на Алекс пытался затащить ее за мусорный бак.

— Пытался? — Задумчиво сказал Брикер. — Тогда вряд ли это бессмертный. Любой из нас может взять ее одной рукой и забрать туда, куда мы захотим. Черт, нам даже не нужно брать ее, мы могли бы просто заставить ее пойти туда, куда мы хотим, контролем разума… ну, все остальные могли бы. Не ты, конечно же.

— Хм, — пробормотал Кайл, но дело мести все еще стояло у него поперек горла. Теперь, когда он думал об этом, вся эта ситуация напомнила ему много событий, приведших к смерти его отца и братьев. Они также пострадали от многих несчастных случаев до засады: дефектное оружие, внезапно дикие лошади сбрасывали своих всадников и пожары. Позже они поняли, что все эти «несчастные случаи " были вызваны конкурентом его отца, который пытался все устроить до засады, которая убила отца Кайла и так много его братьев.

— Я поговорю с Мортимером и посмотрю, что он думает, а завтра вернусь к тебе. А пока, ты должен действительно заснуть и получить эти общие сны.

Кайл поморщился от этого предложения и напомнил ему, — У нее ужасная головная боль, Брикер.

— Я думал, что это жалоба замужней женщины? — быстро ответил Брикер, а затем засмеялся над собственной шуткой, когда повесил трубку.

Кайл покачал головой и со вздохом закрыл телефон. Джастин Брикер был надоедливым маленьким панком. И Кайлу он начинал нравиться.

Запустив руку в волосы, он осмотрел кухню. Алекс сказала чувствовать себя как дома. Это было хорошо, так как он был голоден… и чем-то большем, чем еда. К сожалению, у Алекс не было пары пинт первой положительной. Хотя у нее была еда. Кайл решил, что на данный момент и это подойдет. Он не был уверен судороги в его животе были из-за нехватки еды или ему нужна была кровь. Если еда поможет, он продержится до утра. Если нет, он должен будет позвонить и посмотреть, можно ли будет сделать специальную доставку.

Кайл подошел к шкафам и начал их открывать. Было много еды, но вся она, казалось, была в коробках или банках для дальнейшего ее приготовления. Он не был в настроении снова пробовать готовить, поэтому попробовал поискать еду в холодильнике рядом. Он нашел сокровище. Внутри было несколько готовых блюд, они просто нуждались в минуте или около того в микроволновке. Кайл видел, как Алекс несколько раз пользовалась микроволновой печью в новом ресторане. Она приносила ему обед каждый день на прошлой неделе, перед ее сменой, чтобы посмотреть, как идут дела, и он смотрел, как она ставила их в микроволновую печь и нажимала кнопки, чтобы та работала. Он мог это сделать.

Кайл выбрал тарелку с лазаньей, поставил ее в микроволновку, а затем стал изучать панель. Это заняло у него пару попыток, но затем он понял, что ему нужно нажать на кнопку «готовить», выставить время, а затем кнопку «Старт», чтобы машина заработала. Вздохнув с удовлетворением, когда микроволновая печь начала гудеть, Кайл отступил, а затем потянулся к своему телефону, когда он зазвонил.

— Да, — сказал Брикер, как только Кайл поздоровался. — Итак Люциан случайно вошел, когда я рассказывал Мортимеру о нападении на Алекс, а затем Сэм подслушала часть разговора, и теперь они оба хотят…Эй!

Был шорох, а затем Люциан рявкнул, — Я посылаю Брикера, чтобы он прочитал мысли Алекс и посмотрел, поймала ли она проблеск своего нападавшего. Если это бессмертный, я хочу знать.

— Она сказала, что не видела его, — спокойно сказал Кайл.

— Она смертная с раной на голове, — сухо сказал Люциан. — Она не знает того, что знает.

— Верно, — вздохнул Кайл, а потом подумал и спросил, — Если Брикер приедет, пусть привезет немного крови.

Люциан проворчал что-то, что могло быть соглашением, а затем, по-видимому, передал телефон Сэм, потому что ее голос был следующим, кто заговорил.

— Брикер сказал, что с Алекс все в порядке. Она в порядке, не так ли? — с тревогой спросила она.

— Она в порядке, — успокаивающе сказал Кайл, взглянув на микроволновую печь, когда внутри раздался небольшой звук. Пленка, накрывающая блюдо, надулась, как воздушный шар, и теперь томатный соус плескался внутри, как будто соус кипел и пузырился, хотя, казалось, не должен был.

— Брикер сказал, что у нее сотрясение мозга, — сказала Сэм, привлекая его внимание.

— Легкое сотрясение, да, — признался он. — Но она не теряла сознание, поэтому врачи сказали, что она может вернуться домой, только ей нужен покой в течение следующих нескольких дней, и здесь должен быть кто-то, кто присмотрит за ней, что я и делаю, — заверил он ее. — Я уже несколько раз проверял ее и намерен продолжать проверять всю ночь. Я также останусь на завтра и буду присматривать за ней.

— Хорошо, — вздохнула Сэм, а затем с тревогой спросила, — Она должна отдыхать в ближайшие пару дней? Что насчет ресторана?

— Я думаю, что мне придется найти кого-то, кто будет готовить за нее завтра вечером, — сказал Кайл со вздохом, задаваясь вопросом, кого, черт возьми, он найдет для этого.

— Удачи тебе, — сухо сказала Сэм, а потом предупредила, — Даже если ты найдешь кого-то, кто заменит ее в ресторане, я не завидую тебе, пытающемуся заставить ее отдыхать. Она не очень хороший пациент. Она будет волноваться, оставаясь завтра дома.

— Ну, доктор сказал, что она должна отдыхать, поэтому ей просто нужно будет отдыхать, — мрачно сказал Кайл. — Мы можем посмотреть фильмы или что-то еще.

— Да, я рекомендую тебе начать с этого, но если она станет упрямиться, предложи ей сходить в антикварный магазин, — сказала ему Сэм.

— Антикварный? — спросил он с удивлением.

— Да. Просто оглянись вокруг. Алекс любит антиквариат, и это не очень сложно. Она будет медленно ходить по магазинам, чтобы посмотреть на все, и ты сможешь устраивать перерывы на кофе и обед между каждым магазином.

Кайлу не нужно было оглядываться. Он заметил несколько предметов антиквариата, когда провожал Алекс. Он никогда раньше не слышал об антикварных магазинах, но догадывался, что те скупают старые вещи и продают их, это он может взять на заметку чтобы Алекс не делала ничего слишком напряженного.

— Брикер готов выезжать, и он хочет вернуть свой телефон, но ты не мог бы позвонить мне завтра, чтобы сообщить мне, как она? Или чтобы она позвонила? — Сэм спросила.

— Да, конечно, — сказал Кайл, замирая, когда гораздо более громкий хлопок прозвучал изнутри микроволновой печи. Обернувшись, он увидел, что пластик лопнул, и помидоры теперь были разбрызганы по стеклянному окну двери. Он направился к микроволновке, но остановился, когда по телефону раздался голос Брикера.

— Я буду у вас так быстро, как только смогу, но это, вероятно, займет сорок пять минут или около того, чтобы пересечь город, — объявил он.

Кайл что-то проворчал в ответ и продолжил идти в микроволновке, вглядываясь с беспокойством в то, что должно было быть его едой.

— Ты хочешь, чтобы я взял что-нибудь с собой или купил по дороге? — Спросил Брикер.

Кайл посмотрел на беспорядок внутри микроволновки, но покачал головой и сказал: — Нет, спасибо. Здесь полно еды и кофе.

— Ок. Скоро увидимся, — сказал Брикер.

Кайл кивнул и повесил трубку, прежде чем он понял, что его кивок не был виден. Пожав плечами, он сунул телефон в карман и посмотрел на панель микроволновки, ища кнопку, чтобы отключить ее. Он проверит свою лазанью, почистит все внутреннюю и поставит ее еще на десять минут, если она не буде готова. Он поставит на нее какую-нибудь защиту. К сожалению, в то время как он наблюдал за тем, какие кнопки она жмет, он не уделял много внимания тому, что Алекс использовала для разогрева в микроволновой печи, но казалось очевидным, что ему нужно что-то более тяжелое, чем эта пластиковая упаковка. Может быть, пластиковая крышка была бы лучше, подумал он, когда заметил кнопку с надписью clear / stop и нажал ее

Глава 9

Кайл только что снова включил микроволновку в шестой раз, когда услышал стук в дверь. Зная, что это Брикер, он с облегчением поспешил выйти из кухни, дальше по коридору, чтобы открыть входную дверь.

— Привет, — весело поздоровался Брикер. — Я принес… — он резко остановился, когда Кайл открыл крышку небольшого кулера, который Брикер приподнял, и схватил мешок крови, чтобы впиться в него зубами.

— Проголодался, я думаю, — сказал Брикер, следуя за ним в дом, когда Кайл повернулся и пошел обратно на кухню. — Я принес только четыре пакета. Я думаю, ты все равно не можешь хранить их здесь в холодильнике, и я могу принести больше завтра, если ты не сможешь уйти, чтобы забрать свои.

Кайл хрюкнул в согласие с мешком во рту, когда прошел через кухонную дверь, затем невнятно выругался и бросился к микроволновой печи, когда заметил искры, летящие от кастрюли внутри.

— Какого черта ты делаешь? — с ужасом спросил Брикер, поставив кулер на кухонный стол и бросившись в его сторону к микроволновкой печи.

В ту же минуту Кайл нажал на кнопку clear/stop, Брикер дернул дверь, а затем оглянулся, ища полотенце. — Блин, никогда не ставь металл в микроволновку.

— Ну, пластик продолжал плавиться, — пробормотал Кайл, снимая теперь уже пустой мешок с зубов, когда младший бессмертный кинул кастрюлю в раковину.

— Иисус, ты также не кладешь пластик внутрь, если он не предназначен специально для микроволновой печи, — сказал он с отвращением, затем замолчал и медленно повернулся, его рот открылся, когда Брикер посмотрел на различные тарелки, расставленные по комнате. Он подошел к ближайшей и спросил: — Что это?

— Лазанья взорвалась, — вздохнул Кайл.

— Взорвалась? — спросил Брикер, выгибая бровь.

— Пластиковая пленка лопнула, и лазанья взорвалась внутри микроволновки. — Он поморщился с отвращением. — Был адский беспорядок.

— Ах, — пробормотал Брикер и жестом показал на следующее блюдо. — А это?

— Расплавленный мясной хлеб, — признался Кайл, двигаясь, чтобы взять второй мешок крови из кулера.

— Расплавленный? Выглядит нормально, — Брикер ткнул в него пальцем. — Хотя, сыр ощущается немного странно.

— Это не сыр, это пластиковая крышка, которая расплавилась, когда я его разогрел, — объяснил он несчастливо. Когда Брикер поднял бровь, он, защищаясь, добавил. — Я планирую купить завтра новый контейнер.

— Хм. — Брикер перешел к следующему блюду. — А это?

— Очень твердые пене (маленькие пирожки). Поскольку пластиковая обертка взорвалась, а контейнер расплавился, я попробовал готовить без них. Я думал, что, может быть, вообще не нужно накрывать еду, но они вышли все сморщенные и твердые, как камень, — отметил он мрачно. — Вот почему я попробовал кастрюлю следующей. Я подумал, что должен накрыть еду чем-то более твердым, чем пластик.

— Как долго ты их готовил? — Спросил Брикер.

— Всего десять минут.

— О боже, — засмеялся он. — Тебе повезло, что ничего не загорелось. Нужно только минуту или две, для того чтобы еда в тарелке разогрелась, когда ты готовишь на максимуме.

— Ну, это объясняет все это, — сказал Кайл и вонзился зубами во второй пакет.

Покачав головой, Брикер двинулся к холодильнику и открыл дверь. — Здесь еще есть какое-то блюдо из макарон. Похоже на Альфредо. Я разогрею его для тебя, если хочешь.

Не имея возможности говорить с новым пакетом во рту, Кайл кивнул.

— Пока не забыл, Люциан нашел повара, который заменит Алекс завтра вечером, — объявил Брикер, вытащив Альфредо из холодильника. — Она спит?

Кайл снова кивнул и смотрел, как Брикер убрал пластиковую пленку с одного угла тарелки, а затем поставил ее в микроволновую печь.

— Ты использовал пленку для микроволновой печи, и я уверен, что это то что нужно, — объяснил Брикер, когда начал нажимать кнопки. — Но ты должен был оставить отверстие для пара.

Кайл проворчал, что понял с мешком крови во рту, а затем снял его с зубов, когда тот опустел. — Кого Люциан нашел, чтобы заменить ее?

— На самом деле, это Люцерн нашел парня. Люциан призвал всех на помощь и Люцерн перезвонил и сказал… ты не поверишь… повар Эмиль согласился занять место Алекс.

— Он хорош? — спросил Кайл, кинув два пустых пакета из под крови обратно в кулер.

— Ты ведь шутишь, верно? — спросил с удивлением Брикер. — Он известный шеф-повар, Кайл. У него свое шоу и все такое. Кухня Эмили. Он не только хорош, но и заставит СМИ поспешить в Ла Бонн Ви для интервью и тому подобное. Это будет хорошая пресса для Алекс, вероятно, также открытия нового ресторана получит освещение, так как Люцерн пригласил его также на открытие.

Кайл сузил глаза. — Он согласился? Или был убежден?

— Согласился, — заверил его Брикер, двигаясь к микроволновой печи, когда та зазвенела. — Люцерн и Кейт в Торонто на пару недель, а Эмиль в Нью-Йорке. Ты не можешь контролировать разум смертного по телефону. Кроме того, я полагаю, что он и Люцерн приятели. Эмиль написал кулинарную книгу для издательства Кейт. Так они познакомились. Они часто общаются в интернете, — он пожал плечами и вынул Альфредо. — Поэтому, когда Люциан позвонил ему, Люцерн позвонил Эмилю, и нам повезло. Он, по-видимому, только что закончил снимать шоу в этом сезоне и у него есть пару недель отпуска. Люцерн попросил его поготовить для Алекс и остаться с ним и Кейт на неделю или около того, может быть, посетить открытие ресторана и отдохнуть… и он согласился.

— Хм, я должен буду поблагодарить Люцерна, — пробормотал Кайл. Он посмотрел на Брикера, который теперь помешивал Альфредо. — Это уже готово?

— Нет. Ты ставишь его на полторы минуты, затем перемешиваешь его и ставишь еще на сорок пять секунд, — объяснил Брикер, заменив пластиковую пленку.

Кайл кивнул и повернулся к двери. — Я собираюсь снова проверить Алекс, пока готовится.

— Я пойду с тобой. — Брикер поставил блюдо обратно в микроволновую печь и нажал на кнопки, чтобы включить снова. Когда он повернулся, Кайл стоял и смотрел на него, Брикер напомнил: — Люциан хочет, чтобы я прочитал ее.

— Верно, — пробормотал Кайл и повернулся, чтобы выйти и подняться по лестнице.

Кайл остановился за дверью, прислушиваясь, чтобы убедиться, что ее дыхание было медленным и устойчивым, а затем приоткрыл дверь, чтобы увидеть, что она действительно спит. Он повернулся к Брикеру, прошептав: — У двери я не хочу, чтобы она проснулась и нашла тебя в своей комнате.

— Я бы взял ее под контроль, если бы это произошло, — заверил его Брикер, а затем быстро добавил: — У двери вполне подойдет.

Кивнув, Кайл отошел назад и стал ждать, когда Брикер заглянет и сосредоточит свой взгляд на Алекс. Ему не потребовалось много времени, чтобы прочитать ее. Через мгновение он покачал головой и закрыл дверь.

— Он схватил ее сзади, чтобы она ничего не увидела, — сказал Брикер, спускаясь вниз. — Это не было похоже на атаку бессмертного.

— Почему? — спросил Кайл, когда они вернулись на кухню.

— Он не контролировал ее, даже когда она вцепилась в его глаза ногтями, и у него не было нашей силы.

— Понятно, — пробормотал Кайл, двигаясь к микроволновке, чтобы достать теперь уже готовый Альфредо. Он поставил его на столешницу, чтобы охладить, а затем двинулся к кулеру с кровью, чтобы прикончить последние два пакета, пока ждет. Прежде чем насадить первый пакет на зубы, он спросил, — Так ты не думаешь, что это может быть связано с Леониусом?

— Сомнительно, — решил Брикер. — Просто нет ощущения бессмертного. Хотя я предполагаю, что Леониус мог породить смертное дитя или два. Сын, который пришел за Джо, был бессмертным, а не ноуфангер, и хотя смертному редко удается быть выращенным бессмертным или ноуфангером, это не неслыханно. Я думаю, что у него может быть смертный сын, пытающийся завоевать его одобрение, приведя к нему кого-то, связанного с семьей.

Кайл размышлял над этим, ожидая, пока его пакет опустеет. Он только успел выпустить пакет изо рта, когда Брикер снова заговорил.

— Может быть, это был просто смертный грабитель или насильник, — предположил он.

— Бев предположила, что это может быть Питер, парень, который ушел от Алекс в день моего прибытия, — признался Кайл, кинув пустой пакет в холодильник к двум другим.

Затем он начал искать в ящике вилку и положил ее на стол рядом с остывающей тарелкой пасты.

— Я думал, его зовут Пьер, — удивленно сказал Брикер.

— Аффект, — сухо сказал Кайл. — Его настоящее имя-Питер. И я думаю, что он появлялся недавно, чтобы восстановиться на работе, и не был счастлив, когда Алекс сказал ему нет. — Он прицепил к зубам последний пакет с кровью. Лучше было использовать их все и отдать пустые пакеты Брикеру, чем рисковать, что Алекс найдет их в своем мусоре и задаст вопросы.

— Ха, — сказал Брикер. — Я встречался с ним пару раз, когда приходил в ресторан на ужин с Мортимером и Сэм. Мы всегда приходили к Алекс перед отъездом, и этот парень был заносчивым придурком. Ты случайно не наткнулся на его адрес, пока разбирал бумаги Алекс, а?

Кайл нахмурился вокруг пакета во рту, заставляя ждать, пока тот не опустеет, прежде чем он смог спросить: — Зачем?

— Я хочу остановиться у него по дороге домой и прочитать его, посмотрим, был ли это он или нет, — сказал Брикер, наблюдая, как Кайл кинул последний пустой пакет в кулер к другим, а затем сел за стол.

— Я не помню его адреса, но я видел его последний чек и знаю его фамилию. Мы, вероятно, можем посмотреть его в телефонной книге, если он там указан, — сказал он и положил немного Альфредо в рот, затем замер и просто держал его там, когда вкус взорвался на его языке.

— Хорошо, да? — С завистью сказал Брикер.

Кайл кивнул и сглотнул. — Алекс приносила мне ланчи на работу, и я знал, что она хороший повар, но это — манна с небес.

— Да. — вздохнул Брикер. — Она чертовски хорошо готовит. — Он повернулся и пошел туда, где стоял телефон на кухонном столе и открыл ящик под ним, затем улыбнулся и поднял телефонную книгу, сказав: — Бинго. Так какая фамилия у Питера?

— Каннингем, — ответил Кайл и продолжил есть, пока Брикер листал книгу. Это заняло несколько мгновений, но затем он издал триумфальный звук. Кайл взглянул на него вопросительно. — Нашел его?

— Да, несколько, теперь я просто должен выяснить, кто из них он, — сухо сказал Брикер, когда закрыл книгу. Убрая ее, он сказал: — Я видел в памяти Алекс, что свет не работал над дверью, когда она уходила, но раньше вечером свет был. Хочешь я также взгляну на это?

— Кто-то разбил лампочку, — спокойно сказал Кайл.

— Алекс этого не знала. Почему ты ей ничего не сказал?

— Потому что они не могли этого увидеть и задавались бы вопросом, как я смог, — сухо указал Кайл.

— Ах, — Брикер кивнул в понимании. — Было так темно?

Кайл кивнул, — тот, кто напал на нее, вероятно, сделал это, чтобы она не узнала его, если взглянет.

— Что говорит о том, что Пьер / Питер-наш парень, — мрачно сказал Брикер, глядя на еду Кайла. — Я пойду, проведаю его голову. Думаю, по пути я заскочу в кафе быстрого питания. От этого запаха я проголодался.

— Спасибо, что принес кровь… и за помощь с разогревом ужина, — сказал Кайл, встав, чтобы проводить его, когда Брикер взял кулер и направился к двери.

— Не проблема. Крикни мне, если тебе еще что-нибудь понадобится. Если я не смогу прийти, я всегда смогу прислать кого-нибудь из парней.

— Спасибо, — повторил Кайл, когда младший бессмертный открыл входную дверь.

Брикер кивнул и остановился, чтобы оглянуться назад. — Удачи со снами. Надеюсь, ее головная боль сейчас уже прошла, и у вас будут эти общие сны.

— Я не рассчитываю на это. Она сильно ударилась. Даже если у нее не болит голова, она может не справиться с чем-то подобным.

— Ты также не рассчитывал на то, что она будет твоей спутницей жизни, — сказал Брикер с усмешкой, выходя за дверь. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи. — Кайл смотрел, как он идет к внедорожнику, припаркованному на подъездной дорожке, садится в него и запускает двигатель. Он закрыл входную дверь и запер ее, когда внедорожник начал отъезжать.

Кайл вернулся к своей еде, наслаждаясь каждым кусочком вкусного блюда. Как только он закончил, то выбросил все блюда, которые испортил своими усилиями в готовке в микроволновой печи, и помыл посуду, прежде чем снова проверить Алекс. Найдя ее мирно спящей, он спустился вниз в гостиную, а затем просто постоял там минуту, не зная, что делать. Они провели много времени в больнице, и теперь было больше трех утра. Кайл держался нормального распорядка дня и должен был устать, но чувствовал себя бодрым.

Его взгляд обратился к телевизору, и он пожал плечами и схватил пульт с журнального столика, затем устроился на диване и включил телевизор.

У Кайла не было телевизора дома, но он прислушался к совету Брикера и смотрел телевизор в отеле, прежде чем заснуть и знал, как работает пульт, что было бонусом. Он пролистывал каналы, пока не нашел что-то интересное, а затем устроился поудобнее, чтобы смотреть.


***

Алекс проснулась от жажды. Сонно моргая, она села и смотрелась в комнате в тусклом свете, ее взгляд перешел к частично закрытой двери ванной комнаты. Кайл оставил свет включенным и дверь слегка открытой на случай, если она проснется ночью, и теперь она оценила его предусмотрительность, когда соскользнула с кровати. Она обдумывала надеть свой халат для того чтобы спуститься на кухню в поисках воды, но затем решила, что ее большая фланелевая пижама была более чем приличной.

Свет был включен в гостиной, когда она спустилась по лестнице. Алекс с любопытством посмотрела в ту сторону, но направилась на кухню за водой. Выпив два стакана, она налила третий, а затем направилась в гостиную, чтобы посмотреть, что делает Кайл.

Она нашла его спящим на диване, сидящим вертикально, подбородок на груди. Алекс поморщилась при мысли о растяжении мышц, которые точно будут в шее после такого сна, поэтому приблизилась к дивану. Она думала разбудить его, но он выглядел таким умиротворенным, поэтому Алекс взяла одну из декоративных подушек с конца дивана, а затем встала перед ним. После колебаний она шагнула между его ног, двигаясь вперед, пока коленки не прижались к кушетке. Затем она наклонилась вперед, чтобы положить подушку на диван позади него и попытаться положить его голову на нее.

Алекс как раз собиралась выпрямиться и направиться к своей комнате, когда его глаза внезапно открылись. Она сразу замерла, как будто была поймала за чем-то, что делать не должна была, а затем искаженно улыбнулась своей собственной реакции и объяснила: — Я боялась, что ты растянешь мышцы в шеи от сна…

Ее объяснение умерло от небольшого вздоха удивления, когда он внезапно потянул ее и поймал ее за затылок. Прежде чем она могла сделать больше, чем моргнуть, он повернул ее голову на себя и прижал ее губы к своим. Это было так неожиданно, что Алекс не отреагировала так, как должна была. К тому времени, когда она вспомнила, что пыталась избежать общения с ним и что она не должна этого допускать, было слишком поздно. Его язык скользнул между ее слегка открытых губ в рот, возбуждая немедленный водоворот ответов внутри нее. Вместо того, чтобы оттолкнуть его, Алекс открыла рот шире для него и положила руки на спинку дивана по обе стороны от его головы.

Кайл тут же углубил поцелуй, подняв руки, чтобы погладить ее вдоль рук. Дрожь желания проскользнула через нее при этих простых ласках, а затем она застонала, когда его руки обхватили ее грудь через фланель ее пижамной рубашки. Алекс наклонилась на эти ласки, опускаясь на него частью своего веса, тогда он поцеловал ее наиболее глубоко. Когда Кайл начал убеждать ее встать в вертикальное положение, она выполнила его просьбу с некоторым замешательством, а затем с удивлением взглянула вниз, когда почувствовала прохладный воздух на ее груди. Ее глаза расширились, когда Алекс увидела, что пуговицы ее фланелевого верха теперь были расстегнуты, демонстрируя ее грудь.

Женщина сглотнула, когда Кайл сел прями на диване и потянулся, чтобы поласкать открытую щедрость. Ее взгляд скользнул к его лицу, и она смотрела на его выражение через опущенные веки, когда он сжимал и разминал ее округлости. Кайл поймал ее соски между пальцами и слегка ущипнул их, она застонала и накрыла его руки своими, ее глаза ненадолго закрылись, когда удовольствие прокатилось через нее.

— Открой глаза, — прошептал он, и Алекс заставила их открыться вовремя, чтобы увидеть, как он передвигается вперед на край дивана и смыкает рот на одном теперь уже твердом соске. Она с восхищением наблюдала, как он попеременно сосал, пощипывал и лизал твердый кончик языком, даже тогда он продолжал ласкать ее другую грудь одной рукой. Ее тело жужжало от ощущения, и она едва знала о том, что его другая рука двигается, пока она не скользнула между ее ног, потирая ткань об нее там.

Алекс ахнула и вцепилась в его плечи, чтобы помочь себе оставаться в вертикальном положении, пока он ласкал ее, посылая удовольствие, волну за волной, скользящей через нее. Однако она не могла долго терпеть такой натиск, и вскоре схватила его волосы на затылке и оттащила его от своей груди, чтобы согнуться и снова его поцеловать. Кайл ответил на молчаливую просьбу, его рот впился в ее и его язык окунуться в ее рот, но он продолжал двигать рукой между ног, действие теперь было уже быстрее и настойчивее.

Алекс застонала в его рот, а потом стала сосать его язык, ее пальцы карябали его голову. Она снова застонала, на этот раз в знак протеста, когда его рука выскользнула из ее промежности. Но он быстро вернулся, проскользнув между поясом ее пижамы и ее горячей кожи, чтобы снова коснуться ее, на этот раз без ткани между ними. Взрыв потребности в ней был настолько всепоглощающим, что она едва понимала то, что он дергал ее пижамные штаны вниз, чтобы те упали лужицей вокруг ее коленей. Как только она осознала, что уже без них, он снова перестал ласкать ее, чтобы поймать ее за талию, стащить с нее штаны, а затем снова посадить ее на свои колени.

Грубый материал его джинсов терся о ее голые бедра, когда Алекс устроилась поудобнее на нем, а затем он стащил топ с ее плеч, чтобы он с мог присоединиться к остальному на телу. Кайл разорвал их поцелуй и слегка откинулся назад, глядя на нее сонными глазами, и Алекс обнаружила, что смотрит на них с очарованием. Теперь они казались больше серебряными, чем серыми, серебро расплавилось и вспыхнуло в его глазах, когда его рука снова скользнула между ее ног. Она прикусила губу и впилась ногтями в его плечи, когда его пальцы слегка прошлись по ее плоти, затем Алекс застонала и откинула голову назад, закрыв глаза, когда его пальцы опустились ниже, найдя ее ядро.

— Посмотри на меня, — тихо приказал он, и она заставила себя поднять голову. Его глаза, казалось, почти горели, и она смотрела в них, пока он работал над ее плотью, ее дыхание стало рваным, когда он усерднее стал двигаться, ее возбуждение поднималось. Кайл скользнул одним пальцем в нее, все еще лаская, она не могла удержаться, глаза Алекс закрылись, ее рот открылся, выдохнув «Ох», которое превратилось в стон, когда его палец вышел, только чтобы снова вернуться в нее.

Алекс была уверена, что оргазм сейчас обрушится на нее, когда он внезапно остановился. Открыв глаза, она смущенно моргнула на него, а затем удивленно ахнула, когда он снова схватил ее за талию и снял с себя. Она повернулась, чтобы посмотреть на него, а затем увидела, что он встал, чтобы снять с себя одежду. Она сразу же встала, чтобы помочь, но отвлеклась на его грудь, когда он снял рубашку через голову. Алекс не могла удержаться, погладив руками широкую грудь, но затем позволила им опуститься на кнопку и молнию его джинсов, быстро расстегивая их.

Несмотря на то, что он был твердым, его джинсы упали, как масло, соскальзывающее с жареной индейки, и его эрекция выскочила, толстая и желающая. Алекс инстинктивно потянулась к ней, но Кайл поймал ее и развернул ее от него так, чтобы ее спиной была прижата к его груди. Затем он обернул руки вокруг нее сзади, его рот прижался к ее шее, пока одна из его рук начала ласкать ее грудь, а другая снова скользнула между ее ног. На этот раз он обхватил ее между ног, используя захват, чтобы прижать ее к своей эрекции, чтобы ее задница терлась об него, когда он продолжил свои предыдущие ласки.

— Кайл, пожалуйста, — застонала Алекс, толкаясь в него почти грубо. Она была уверена, что не могла выносить больше этого и хотела почувствовать его внутри себя, хотела, чтобы он наполнил ее и довел ее до вершины, к которой они оба стремились. К ее большому облегчению, он прислушался к ее мольбе. Но Кайл не опустил ее вниз, чтобы она снова оседлать его на диване, как она ожидала. Вместо этого он призвал ее встать на колени на диване и наклониться вперед, чтобы она могла опереться на спинку дивана.

Алекс закричала, когда он вонзился в нее, ее ногти отчаянно впились в спинку дивана, пока ноги дрожали. Кайл остановился и поцеловал ее в шею, затем слегка отвернулся и снова поцеловал ее шею. Она почувствовала, как его зубы слегка поцарапали нежную плоть ее горла, и Алекс повернула голову, чтобы поцеловать его со всей страстью, которую он пробудил в ней; но это заставило его остановиться, поэтому она впилась зубами в спинку дивана, когда он начал всерьез в нее входить. Он протянул руку, чтобы снова поласкать ее, она не могла больше терпеть это и закричала, когда ее удовольствие взорвалось вокруг него.

Алекс, должно быть, уснула после этого. Когда же открыла глаза, она лежала на груди Кайла на диване. Не зная, проснулся он или нет, она медленно подняла голову, чтобы посмотреть на него, и улыбнулась, когда увидела, что его глаза открыты, и он смотрел вниз.

— Привет, — застенчиво прошептала она.

— Привет, — торжественно сказал он.

Алекс уставилась на него на мгновение, но затем ее застенчивость возросла, и она начала подниматься, но замерла, когда почувствовала его эрекцию под ней. Ее глаза устремились на его лицо от шока. — Разве ты не…?

— Да, — заверил он ее с усмешкой. — Но, кажется, я снова тебя хочу.

Алекс опустила взгляд на его грудь и замешкалась, не зная, что ей делать. Она уже совершила большую ошибку, переспав с ним. Будет ли хуже, если она сделает это снова?

Решив, что если она и должна спросить себя об этом, ей, вероятно, лучше встать, опустив правую ногу на пол, она намерилась слезть с него, но когда сдвинулась, то потерлась о его растущую эрекцию. Снова накатило возбуждение, которое послало мурашки по ее телу, она замерла.

— Я не думаю, что когда-нибудь насыщусь тобой, — прошептал Кайл, сдвинув бедра, чтобы снова потереться об нее.

Алекс посмотрела на его торжественное лицо и пробормотала: — О, какого черта! — Она потянулась между ними, чтобы обхватить его эрекцию, а затем направила ее обратно внутрь себя, пока не оседлала его. Как и она, Кайл сексуально улыбнулся ей.

— С возвращением, — пробормотал он и потянулся к ее грудям.

Алекс закрыла глаза с небольшим вздохом, когда его руки начали ласкать ее, и он снова начал толкаться вверх, но рингтон телефона заставил ее моргнуть, глаза открылись и посмотрели вокруг с замешательством.

Нахмурившись, она резко села, когда поняла, что она в своей постели, полностью одетая в свою фланель, и совершенно одна. Какого черта?

Телефон снова зазвонил, и Алекс протянула руку, чтобы схватить его и заставить замолчать. Она поднесла его к уху и рявкнула: — Алло?

— Поздравляю! Вы выиграли бесплатную поездку в Лас-Вегас. Все, что вам нужно сделать, чтобы получить на свой приз…

— Заплатить тысячи долларов, — пробормотала Алекс с отвращением и поставила телефон обратно в его держатель. Ее взгляд скользнул к прикроватному будильнику, как она и думала, и вздохнула, когда увидела, что было восемь тридцать утра. — Проклятые телемаркетеры, — пробормотала она, падая обратно на постель.

Должен быть список, в который вы могли бы вписать свое имя, чтобы избежать таких звонков. Она должна была узнать как попасть на него, подумала Алекс, а затем снова оглядела комнату. Она действительно была все еще одета и в постели. Весь этот эпизод с Кайлом был сном? Должно быть, поняла она и пробормотала: — Я знала, что эти джинсы слишком легко снялись.


***

Кайл смотрел в потолк, задаваясь вопросом, кто звонил. Он хотел бы нарезать их и жарить медленно за то, что прервали его и Алекс.

Черт, эти общие влажные сны были чем-то. Они также были определенно влажными, он понял это по прохладному влажному ощущению в паху, привлекающее его внимание к более темному пятну над эрекцией, все еще жаждущей. Он, очевидно, кончил на себя, а затем снова «настроился», как назвал это Брикер.

Слава Богу, он не согласился на идею «спать в фургоне».

— Кто-то мог бы меня предупредить, — пробормотал он с отвращением. Он бы взял с собой сменную одежду, но все, что у него было, это то, что было на нем. Кайл упал на спинку дивана со вздохом, а затем застыл, услышав движение над головой. Алекс встала. Отлично, теперь она собиралась спуститься сюда и…

Чертыхаясь, он поднялся с дивана и поспешил на кухню, только чтобы остановиться в центре, не зная, что делать. Стук легких шагов, спускающихся по лестнице, тем не менее, подтолкнул его к действию. Бросившись к холодильнику, он распахнул дверь, выхватил наполовину полную коробку апельсинового сока с верхней полки и быстро поднес ее ко рту.

— Доброе утро, Я….

Спиной к ней Кайл дернулся, как будто испуганный и позволил апельсиновому соку вылиться по подбородку, груди, а затем по джинсам. Он почти опустошил всю половину коробки, чтобы убедиться, что она добралась до его джинсов, прежде чем резко убрать ее ото рта и повернуться к Алекс с притворным удивлением.

— О, боже, прости, я не хотела тебя напугать, — Алекс помчалась вперед. Она схватила кухонное полотенце, которое он оставил сушиться рядом с раковиной, и поспешила к нему, чтобы начать вытирать проливший сок с его лица и груди. — Телефонный звонок разбудил меня, я попыталась снова потом уснуть, но захотела пить, поэтому я спустилась, чтобы выпить воды, и я…

Кайл прикусил губу. Она вытирала ему лицо, а затем грудь, пока лепетала, а затем автоматически встала на колени, чтобы продолжить с его джинсами, но, по-видимому, поняла, что делает, и остановилась. К счастью, его паника остудила страсть, и его эрекция ушла, однако наблюдая как она его обтирает, ее волосы растрепаны, как и во сне она была одета в очаровательную пижаму из фланели, он так наслаждался снимая ее с ней в своем сне… ну, он не мог остановить себя от снова полутвердой эрекции, поскольку ее вид снова напомнил ему о сне.

— Ох, — выдохнула она, уставившись на выпуклость в его джинсах. — Я… может быть, тебе стоит… — Алекс подняла голову и руку, протянув ткань, и он неуверенно посмотрел туда, где она преклонила колени перед ним. Что принесло целый ряд новых образов в его голове, они не пробовали это во сне. Глаза Кайла расширились в ужасе, когда он полностью «стал готов», его эрекция уперлась в его джинсы и создала очень заметную выпуклость.

— Да, да, конечно, — сказал он, взяв полотенце в одну руку, а ее руку в другую, чтобы быстро поднять ее на ноги, когда она снова начала опускать свой взгляд на его растущую выпуклость. Как только он поставил ее на ноги, Кайл отвернулся и двинулся к раковине, используя мытье рук в качестве оправдания, чтобы встать спиной к ней, пока он ждал, когда его эрекция отступит.

— Мне действительно очень жаль, — пробормотала Алекс, двигаясь к шкафу, чтобы взять стакан. — Я думаю, я должна была сделать какой-то шум или что-то, чтобы ты знал, что я иду.

— Это была не твоя вина. Телефонный звонок вырвал меня из сна, но я не полностью проснулся. Я просто испугался, — тихо сказал он, задаваясь вопросом, как долго ему придется мыть руку. Эта конкретная эрекция казалась довольно стойкой. — Как твоя голова?

— Довольно хорошо, — Алекс подошла в водному кулеру в углу и налила холодную воду в свой стакан. — Немного болит, но я думаю, что еще немного сна вылечит ее. Было довольно поздно, когда мы вернулись из больницы.

— Да, — согласился Кайл, неохотно выключая кран и оставляя руки над раковиной, чтобы встряхнуть с них воду, пока он попытался придумать то, как ему остаться к ней спиной. Не придумав ничего, он сказал немного резко: — Ты должна вернуться в постель.

— Я вернусь после того, как что-нибудь съем, — Она появилась рядом с ним со свежим кухонным полотенцем, и Кайл пробормотал «спасибо», когда взял его, но остался лицом к раковине, пока вытирал руки.

— Боже, куда делась вся еда? У тебя была вечеринка прошлой ночью?

Кайл оглянулся, чтобы увидеть ее стоящей у открытой двери холодильника, нахмурившись смотря теперь на уже пустые полки. — О, Я… Э… — вздохнув, он положил полотенце и двинулся к двери в холл. — Мне все равно нужно переодеться в отеле. Я возьму что-нибудь на обратном пути.

— Кайл.

Он услышал, как ее ноги идут за ним, и немного быстрее двинулся к шкафу у входной двери, сумев взять свое пальто, прежде чем она его догнала.

— Ключи, — Алекс предложила свои ключи, когда он повернулся, держа пальто перед его пахом. — Чтобы ты мог вернуться.

— Точно, — он улыбнулся и взял ключи, затем подошел к двери, пальто все еще было у его талии. — Я не задержусь надолго. Есть особые пожелания, когда дело касается еды?

— Я оставлю это на тебе.

— Хорошо. — Он отвернулся, распахнул дверь и с облегчением вышел наружу.

— Надень пальто, — сказала она со смехом, ловя дверь, когда он попытался ее закрыть. — Там очень холодно, а ты мокрый. Ты получишь обморожение.

Кайл быстро пожал плечами, спустился по ступенькам и бросился к машине.

Глава 10

Дом был тих, когда Кайл вернулся почти два часа спустя. Он был настолько быстр, насколько мог, хватая мешки крови из холодильника, как только он вошел в свой гостиничный номер, а затем питался ими, пока фактически мылся в душе. Это был самый быстрый душ в истории, он был уверен. Сумка на его зубах даже не успела опустеть к тому времени, как он вышел, и он высушил себя одной рукой, а затем начал одеваться в свежую одежду, когда она закончилась.

После этого Кайлу понадобилось несколько секунд, чтобы бросить более чистую одежду в сумку, чтобы забрать с собой, прежде чем он бросился к своей машине. И остановка в отеле, а затем заезд в автокафе Тима Хортонса, к которому он заехал на обратном пути, вероятно, заняло у него меньше двадцати минут. Тем не менее, дом Алекс был в сорока минутах езды от его отеля, что заняло большую часть времени.

Теперь он закрыл входную дверь, щелкнул замок и занес еду и кофе на кухню, прежде чем снять верхнюю одежду. Он быстро убрал пальто в шкаф в холле, а затем тихо поднялся наверх. Кайл услышал ее медленное, глубокое дыхание, прежде чем добраться до двери, но все равно приоткрыл ее, чтобы быть уверенным. Парень широко улыбнулся, когда увидел Алекс свернувшейся на боку спиной к нему, мирно спящей.

Кайл прикрыл дверь, повернулся на пятке и помчался вниз. Она спала! Мысли бешено проносились в его голове. Они могли бы разделить еще один сон! Мысль заставила его почти остановиться на полпути, прежде чем он даже добрался до гостиной и ожидающего его дивана. Кинувшись на него, он откинулся на спинку и закрыл глаза, жаждя уснуть, чтобы опять окунуться в сон, как это было раньше.

— Эй?

Глаза Кайла открылись, и он с хмурым взглядом сел и посмотрел в сторону пустого проема двери. Это не было сном. Он едва закрыл глаза, прежде чем Алекс позвала его по имени. Должно быть, он разбудил ее, закрыв дверь. Вздохнув, он позвал, — Да?

— Мне показалось, что я услышала, как ты вошел, — позвала она с вершины лестницы. — Я просто собиралась принять душ. Я сейчас спущусь.

Плечи Кайла упали. Это означало никаких общих снов. Черт! Он с нетерпением ждал этого. Вздохнув, он встал и двинулся обратно на кухню. Еда и кофе все еще ждали на столе. Кайл собрал тарелки и столовое серебро на двоих. Он налил их кофе в чашки и развернул и положил еду на тарелки к тому времени, как Алекс вошла в кухню. Ее волосы были влажными, но расчесанными, она была одета в джинсы и синий свитер, и она пахла апельсинами и пряностями, когда присоединилась к нему за столом.

— Ух ты, все еще теплый, — сказала она с удовольствием, прижимая палец к вершине своего сэндвича.

— Oui. Я купил их в кофейне прямо за углом. — Кайл устроился на сиденье напротив нее. — И ты быстро приняла душ.

Кивнув, она села. Они оба были необычно тихи, пока поели. Кайлу не нужно было сильно напрягать мысли, чтобы понять почему. Каждый раз, когда он глядел на нее, их общий сон всплывал в его голове, крадя любую способность говорить. Судя по тому, как Алекс вспыхивала каждый раз, когда кидала на него взгляд, Кайл подозревал, что она страдала от той же самой проблемы. Это было почти облегчение, когда они оба закончили.

Они работали вместе в той же тишине, пока убирали свои чашки и тарелки, а затем Алекс взглянула на него, покраснела, отвела взгляд и пробормотала: — Я думаю, мне нужно отправиться в ресторан и проверить этот свет над задней дверью, заменить лампочку. Если я этого не сделаю, я забуду и в конечном итоге снова выйду в темноту.

— Доктор сказал, что ты должна сегодня отдыхать, — тихо сказал Кайл.

— Я знаю, но я должна готовить сегодня вечером и…

— Нет, не должна, — прервал Кайл. — Мой кузен договорился, чтобы Эмиль прилетел и занял твое место сегодня вечером.

Алекс посмотрела на него впервые с тех пор, как он спустился вниз. Она определенно не думала об их сне на этот раз. Ее глаза были широко раскрыты и в них было непонимание. — Извини? Твой кузен договорился, что кто-то займет мое место?

— Эмиль, — сказал Кайл, улыбнувшись ее ошеломленному выражению лица. Очевидно, она узнала имя там, где он не узнал. — Я понимаю, что с чисто деловой точки зрения это очень хороший шанс. Мало того, что он должно быть хороший шеф-повар, но они также ожидают, что пресса будет в твоем ресторане, как только они услышат… и если я знаю свою семью, уже было сделано несколько звонков в разные редакции города. Это должна быть очень хорошая реклама для ресторана, а также для открытие на следующей неделе.

— Черт, — выдохнула Алекс, прислонившись от слабости к стойке. — И здесь я боялась, что нападение было признаком того, что моя полоса невезения не закончилась, как я начала думать.

Кайл недоверчиво улыбнулся. — Теперь ты думаешь, что нападение на тебя — это удача?

Она посмотрела на него, как будто он задал глупый вопрос. — Если это заставит Эмиля готовить на моей кухне и собрать много прессы, ты чертовски прав, это удача. Черт, любая пресса, которую это принесет, стоит сломанных костей и швов, может быть, даже короткой комы. Небольшая шишка на голове-ничто.

Кайл усмехнулся от неверия.

— О боже, — сказала Алекс, внезапно выпрямившись. — Мне нужно помыть ресторан.

— Я думал, ты убираешь его каждую ночь после закрытия. — Кайл последовал за ней, когда она вышла из кухни.

— Да, но это Эмиль, — сказала она через плечо, произнося имя, как будто оно было синонимично королю или Богу. — Он (ресторан) должен быть безупречным.

— Пройдет ли он медпидистанцию? — спросил Кайл, уже зная ответ. Он заметил это в ночь, когда он работал в ресторане, а затем снова несколько раз, когда приезжал во время закрытия, что Алекс был очень добросовестна в аспекте своего бизнеса и обучила своих людей быть такими же.

— Конечно. Я держу кухню в чистоте, — сказала она почти возмущенно, останавливаясь у шкафа и распахивая его дверь.

— Тогда этого вполне достаточно для Эмиля, — сказал он разумно.

— Это совсем другое. Я хочу убедиться, что даже пылинки не найдут. Он…

— Алекс, — тихо сказал Кайл, отбирая у нее пальто, когда та стащила его с вешалки.

Нахмурившись, девушкаа повернулась к нему. — Кайл, дай мне его. Мне нужно добраться до ресторана и начать уборку. Я хочу вычистить его сверху донизу, использовать отбеливатель и зубную щетку в каждой трещине, — Алекс нахмурилась и добавила: — Может, мне стоит купить ему новый фартук.

Она пыталась схватить пальто, пока говорила, но Кайл просто продолжал переносить его вне ее досягаемости. Теперь он схватил ее за руку, заставляя остановиться.

— Очистка кухни сегодня не отдых. На самом деле, это больше «не отдых», чем если бы ты готовила сегодня вечером.

— Да, но это Эмиль, — с разочарованием подчеркнула она. — Мне нужно убедиться, что все идеально.

Кайл молча уставился на нее, а затем вздохнул и опустил пальто. — Очень хорошо, если ты настаиваешь, что присутствие Эмиля означает уборку весь день, тогда я позвоню своему кузену и скажу ему связаться с Эмилем и отменить его замену тебя.

Алекс выхватил у него ее пальто в тот момент, когда он его опустил и сразу же начала натягивать его на плечи, но замерла и посмотрела на него шокированными глазами.

— Что?

— Ну, — сказал он разумно, — человек приходит сюда только, чтобы помочь, потому что ты была ранена и должна отдыхать. Как ты думаешь, он почувствует себя, если бы он пошел на все эти неприятности, а затем прибыл, чтобы найти, что женщина, которая, как предполагалась, должна была отдыхать, работала сама, как собака, убирая для его прибытия… убирая кухню, которая, кстати, была совершенно безупречной, когда я видел ее прошлой ночью, — добавил он мрачно.

— Он не узнает, — возразила Алекс.

— Он почувствует, что его использовали из-за его репутации, — продолжал Кайл твердо, а затем добавил, — И даже если он не узнает, я буду знать и не буду чувствовать себя спокойно. Если ты настаиваешь на этом, я бы предпочел отменить его замену и позволить тебе готовить, что, безусловно, менее напряженно, чем чистить пол на коленях. Доктор сказал, что ты должна отдыхать.

— Но… — она посмотрела на него с разочарованием, но, по-видимому, не сумев найти обоснованного аргумента, смирилась с поражением. Алекс вздохнула, и ее голос был обиженным, когда она пробормотала: — Я думаю, ты прав. Он, наверное, разозлится, узнав, что я убиралась, когда должна была быть слишком больна, чтобы готовить.

— Ты слишком больна, чтобы готовить, — твердо сказал Кайл. Когда она поморщилась на его тон, он мягко добавил: — Алекс, я знаю, что ты чувствуешь себя хорошо прямо сейчас, но твой мозг перенес травму прошлой ночью. По словам доктора, ты сильно ударилась, повредив череп, когда ты упала. Могут быть ушибы или повреждения, которых пока не видно. Пожалуйста, сделай, как он сказал, и просто отдыхай? Только один день?

— Прекрасно, — пробормотала она, снимая пальто и бросая его на пол в шкафу, прежде чем захлопнуть дверь и отправиться на кухню.

Кайл смотрел ей в след с удивлением, задаваясь вопросом, действительно ли с ней все в порядке. Алекс вела себя как избалованный ребенок, который не добился своего. Очарованный ее этой стороной, которую он никогда раньше не видел, Кайл последовал за ней в кухню, чтобы найти ее, прислонившуюся к раковине, глядя в окно над ней. Когда она почувствовала его приход, она вздохнула и обернулась, пробормотав: — Извини.

— Я понимаю, — тихо сказал Кайл.

— Итак… — она заставила себя улыбнуться, — …я думаю, что просто буду здесь и отдыхать. Ты можешь уйти, если хочешь, хотя я ценю, что ты был здесь вчера вечером. Это было очень мило.

Кайл сузил глаза, в нем поднялось подозрение. Его голос был спокойным, когда он сказал: — Я уйду, если хочешь. Мне все равно нужно забрать твои ключи у Люциана.

— Мои ключи? — осторожно спросила она, ее улыбка угасла.

— Он собирался отвезти Эмиля в ресторан. Возможно, немного раньше, чем это действительно необходимо, но у человека должна быть возможность ознакомиться с установкой, — солгал Кайл. Никто не упоминал о планах, кто должен впустить шеф-повара в Ла Бонн Ви, и он решил, что этим утром он сделает это сам. Но он хотел, чтобы Алекс знала, что она не избавится от него и ей не удастся улизнуть в ресторан, как он подозревал, она планировала. — И, конечно, мне нужно взять ключи от твоей машины, а также организовать ее перегон сюда. Мы были в моей машине прошлой ночью, и ты будешь без машины, пока я не перееду сюда, но так как ты планируешь остаться в любом случае …

— Черт, — пробормотала Алекс, ее улыбка определенно исчезла. Казалось очевидным, что она планировала улизнуть в ресторан.

— Или… — начал он, но остановился, чтобы обдумать план, который только что пришел ему в голову. Кайл теперь беспокоился, что Алекс была достаточно раздраженна им, чтобы отправить его домой из-за раздражения. Но если он сможет соблазнить ее поездкой в антиквариатный магазин… если он уедет, она будет здесь без машины, но искушение все равно будет, а с ним он может проследить, чтобы она отдыхала.

— Или что? — спросила Алекс нахмурившись.

— Или мы с тобой могли бы сегодня проехаться по антиквариатным магазинам, — предложил он, а затем предупредил, — Мы будем отдыхать. Никакого быстрого бега.

— Быстрого бега? — спросила она сухо.

— Частые перерывы на кофе или еду, и не слишком долго на ногах, — твердо сказал он.

Алекс долго смотрела на него, но потом вздохнула и снова оттолкнулась от прилавка. Ее тон был мрачным, когда она сказала: — Я думаю, что это лучше, чем торчать здесь весь день.

— Ты действительно очень плохой пациент, не так ли? — весело сказал Кайл, когда он последовал за ней из кухни.

— Кто сказал, что я плохой пациент? — спросила Алекс, оглядываясь через плечо.

— Сэм.

— Как будто она лучше, — фыркнула Алекс, когда открыла дверь шкафа и наклонилась, чтобы поднять брошенное ею пальто. Затем она стащила его пальто с вешалки и повернулась, чтобы вручить его ему.

— Спасибо, — пробормотал Кайл.

Алекс кивнула и натянула свое пальто, прежде чем добавить, — Кроме того, я не плохой пациент.

— Нет? — сухо спросил Кайл, надевая шарф, шляпу и перчатки.

— Нет, — заверила она его, а затем добавила с легким огорчением, — Мне просто нравится действовать по своему.

Кайл напрямую смеялся над этим признанием. Он не был удивлен. Алекс владела собственным домом, управляла собственным бизнесом, и в значительной степени привыкла к тому, что она жила так как хотела. Но и он тоже, и Кайл подозревал, что если ему когда-нибудь удастся уговорить ее согласиться стать его спутницей жизни, первый год будет каким-то фейерверком, или так, или они изо всех сил будут пытаться научиться жить как пара. Но секс определенно будет жарким.

— Тебе тепло? — спросила с весельем Алекс, когда она посмотрела на то, как он укутался. Шляпа была натянута низко на лоб, и он обернул шарф вокруг шеи и лица так, что единственная часть кожи, которую коснется солнце, была вокруг его глаз.

— Я Европеец, — сказал он через шарф. — Не привык к этому холоду.

— Хм. — Алекс повернулась, чтобы открыть входную дверь. — Это от того же человек, который даже не надел пальто, прежде чем выбежать к своей машине этим утром.

Кайл не стал комментировать, но последовал за ней из дома, запер дверь и забрал ключи. Он планировал оставить их у себя, по крайне мере на сегодняшний вечер.

Он не даст ей возможности бросить его и уехать в ресторан, чтобы убрать. Сумасшедшая женщина, подумал он со вздохом. Алекс, очевидно, не знала, насколько хрупкой была, как смертная. Он должен заботиться о ней, пока она не согласится на превращение, решил Кайл, и надеялся, что это не займет слишком много времени, тем более они уже разделили сон. Он не знал, как Мортимер справляется все эти месяцы с тем, что Сэм не изменяется. Парень, должно быть, вне себя от волнения.

Кайл почувствовал, как его сердце упало в пятки прошлой ночью, когда он добрался до ресторана и увидел, как Бев помогает истекающей кровью Алекс встать на ноги. Он не смог добраться до нее достаточно быстро. Ему нужно вынести на первый план его игру с ухаживанием и заставить ее согласиться на изменение.


— Это должно добавить немного цвета в офис, — сказала Алекс с довольной улыбкой, когда рассматривала обрамленную восьмидюймовую картину на коленях. Она называлась Food Prep (Приготовление Еды), и показывала шеф-повара в яркой кухне в итальянском стиле, нарезающего пастернак. Несмотря на то, что она нашла ее сегодня в антикварном магазине, Алекс была уверена, что это не антиквариат. По крайней мере, она вспомнила, что видела эту картину и три других, продающихся в наборе в одном из каталогов ресторанов, которые у нее были. Она выглядела намного лучше, чем на крошечной картинке в каталоге, и Алекс подумала, что сможет заказать три других картины, которые шли с ней, когда ресторан получит прибыль.

— Она очаровательна. — Кайл быстро взглянул на картину, а затем быстро перевел взгляд обратно на дорогу, предложив — Хочешь заехать в ресторан и повесить ее, прежде чем мы отправимся в старый Ла Бонн Ви на ужин? Мы так или иначе немного рано.

— Да, пожалуйста, — радостно сказала Алекс. Они направились к северу от города, чтобы попасть в антикварные магазины в небольших городах и проедут мимо поворота, ведущего в ту часть города, где был новый ресторан. На самом деле, они уже приближались к этому повороту, отметила Алекс, когда Кайл включил поворотник, чтобы повернуть. Она наблюдала, как он совершает маневр, а затем с любопытством спросила: — Как эта машина справляется?

Когда Кайл вопросительно взглянул на нее, она объяснила, — Моя машина вроде как на последнем издыхании, и мне нужно будет заменить ее в ближайшие от шести месяцев до года… если я могу себе это позволить, — добавила она, а затем продолжила: — Я рассматривала Pontiac Solstice, но это, похоже, хорошо едет.

— Она хорошо справляется, — заверил он ее и предложил, — Ты можешь попробовать ее поводить, когда мы выйдем из ресторана, если хочешь.

— Оооох, это редкое и экзотическое животное, мужчина, готовый позволить женщине водить его машину, — поддразнила она. Ее настроение значительно улучшилось, когда они были в антикварных магазинах. Алекс все еще жалела, что он не позволил ей быстренько проверить кухню ресторана один раз, но понимала, почему он этого не сделал. Она повеселилась сегодня днем, наслаждаясь блужданием по различным антикварным магазинам с ним и рассматривая то то, то это.

— Просто она арендованная, — напомнил он ей, а затем добавил, — Хотя я был бы рад позволить тебе поводить свой собственный автомобиль. Конечно, ты должна будешь приехать во Францию, чтобы сделать это.

— Обязательно, — сказала она со смехом.

— Я искренне на это надеюсь, — торжественно сказал он.

Алекс резко взглянула на него, ее глаза проследили контуры его профиля. Это был первый раз, когда было сказано, что он надеется продолжить их дружбу после двух месяцев, которые он пробудет здесь. Если бы это была дружба. Она не знала, как классифицировать их отношения. Кайл работал на нее в данный момент, заявил о желании узнать ее получше, но не пытался поцеловать ее или что-то еще. Ну разве что в диком сне, который был у нее прошлой ночью, но это было у нее на уме, мучающее ее тем, что она не могла иметь. Она не могла вылить все это на него.

Не то, чтобы она хотела, чтобы он поцеловал ее, твердо сказала себе Алекс, когда она поняла направление своих собственных мыслей. Она даже не позволила их разговорам перевестись в личную зону с той ночи, когда они вместе красили обеденный зал. Она не хотела вмешивать личную жизнь, твердо напомнила себе Алекс и повернулась лицом вперед, когда Кайл повернул на парковку позади нового ресторана. Ее брови поднялись, когда она увидела внедорожник, припаркованный там, где она обычно припарковала свою собственную машину. — Это Джастин Брикер?

— Хм. — Кайл кивнул, его выражение лица сейчас было серьезным.

— Интересно, что он здесь делает.

— Мне тоже, — сухо сказал Кайл, припарковав машину.

Как только машина остановилась, Брикер подошел к пассажирской двери и открыл ее для Алекс. Улыбаясь ярко, он приветствовал: — Привет, красавица. Вижу, тебе удалось не убить Кайла во время вынужденного отдыха.

Алекс криво улыбнулась, когда он взял картину у нее одной рукой и протянул другую руку, чтобы помочь ей выйти из машины. — Я была близка к этому, когда он не разрешал мне пойти помыть ресторан, но мне удалось контролировать себя.

Брикер усмехнулся, когда закрыл за ней дверь. Затем его взгляд переключился на картину, которую он держал. — Для нового ресторана?

— Офис, — ответила она, снова посмотрев на него.

— Мило, — решил Брикер. — Мне нравятся цвета, и она идеально подходит для ресторана.

— Это то, что я подумала, — сказала она со смехом, забирая картину.

— Итак, чем мы обязаны этому визиту? — спросил Кайл, обойдя машину, присоединиться к ним.

— Я пришел в поисках ключей от ресторана для Люциана. Он и Люцерн забирают Эмиля пораньше, чтобы он смог ознакомиться с рестораном.

— О, точно, я забыл про ключи. Кайл начал обыскивать карманы.

— Я удивлена, что ты не позвонил, — сказала Алекс Брикеру.

Брикер пожал плечами. — Я был по соседству, так что просто заскочил. Когда я понял, что вас здесь нет, я собирался позвонить на номер Кайла, чтобы узнать, где вы двое, но потом ты вмешалась и спасла меня от проблем.

— Вот. — Кайл вручил ключи Брикеру. — Мы придем на ужин, как только ресторан откроют.

— Я дам вашему метрдотелю, Сью, знать, чтобы она зарезервировала вам стол, — пообещал Брикер.

— Если будет слишком много народу, просто скажите ей, что мы поедим в моем офисе, — сказала Алекс, не желая оказывать давление на женщину. Столики почти всегда были забронированы до отказа, но если разнеслась весть о том, что сегодня вечером готовить будет Эмиль, то она была уверена, что будет сумасшедший дом со зарезервированными столами, первоначально заказанными для двух внезапно станет для четырех или более, когда люди позвонят друзьям и пригласят их. Несколько таких эпизодов происходило каждую ночь, и они обычно пытались приспособиться к этому, но она подозревала, что сегодня будет хуже, чем обычно.

— Хорошо, — заверил ее Брикер.

— Алекс, почему бы тебе не зайти внутрь и не решить, где ты хочешь повесить свою картину? Я повешу ее после того, как поговорю с Брикером, — спокойно сказал Кайл.

Алекс с любопытством подняла брови, задаваясь вопросом, о чем он хотел поговорить, что он не мог сказать при ней, но кивнула и повернулась к задней двери.

— Ты навестил Питера прошлой ночью? — спросил Кайл, когда Алекс исчезла в ресторане.

Младший бессмертный кивнул, поморщившись. — Да. Он неприятный маленький придурок, но не нападавший. Он был зол на Алекс за то, что он не наняла его обратно.

— Он был зол? — спросил Кайл, одна его бровь поднялась.

— Я удалил эти чувства у нему, — сухо сказал Брикер. — Он был действительно в бешенстве, и он мстительный. Я подумал, что это лучше, чем оставить его в покое и решать проблемы с ним позже.

Кайл кивнул, — хорошая мысль. Спасибо.

— Итак? — теперь Брикер поднял бровь. — Прошлой ночью тебе снились сладкие сны?

Кайл нахмурился. — Это не твое дело.

Брикер усмехнулся, совсем не обиженный его резким тоном. Отвернувшись, он направился к внедорожнику, сказав: — Это да. Я дам знать Сэм об этом. Она действительно беспокоится о вас двоих.

Он думал, что ему начинает нравиться этот парень? Кайл с раздражением спросил себя, наблюдая, как младший бессмертный садится в внедорожник и запускает его. Если да, то он определенно пересмотрел свое мнение. Покачав головой, когда Брикер весело ему улыбнулся, отъезжая, Кайл повернулся и направился внутрь.

Звук стука достиг его в тот момент, когда он вошел в заднюю дверь, и Кайл сразу же понял, что вместо того, чтобы ждать его, Алекс решила сама повесить картину. Женщина была слишком независимой. Она, казалось, решила доказать, что он ей не нужен ни для чего, кроме работы, на которую он согласился. По крайней мере, так ему казалось. Она всегда старалась платить за себя, когда они ели вместе, всегда избегала помощи даже в самых маленьких задач. Алекс просто не знала, как принять помощь. Временами он чувствовал себя бесполезным.

Вздохнув, Кайл позволил двери закрыться позади него и направился в офис, его глаза расширялись от ужаса, когда он увидел, что она вытворяла. Вместо того, чтобы взять лестницу, которую они использовали во время покраски, она вытянула стул из-за стола и теперь стояла одной ногой на сиденье, а другой на подлокотнике стула, пока она стучала по гвоздю картинного крюка, забивая его в стену. Алекс выглядела так, словно совершенно не обращала внимания на то, как кресло шаталось с каждым ударом, не говоря уже о том, что проклятая вещь была на колесиках и могла выкатиться из-под нее в любой момент.

Кайл поспешил через комнату, когда…. она как раз закончила стучать…. она уронила молоток на сиденье стула и взяла картину, чтобы повесить ее. Она только что отпустила картину, когда он подошел к стулу, и резко сказал: — Иисус, Алекс. Ты сломаешь себе…

Разразившись проклятием, Кайл протянул руку, чтобы поймать ее, когда женщина начала подать, поскользнувшись, а затем потеряв равновесие, когда стул под ней сдвинулся. Он прижал ее к груди, на краткий миг закрыв глаза от облегчения, что он был там, чтобы поймать, а затем распахнул их, когда она сказала с раздражением: — Ради бога, Кайл. Я чуть не сломала себе шею. Не стоит так пугать людей.

Кайл с недоверием смотрел на ее хмурое лицо. — Ты…Я…

Алекс подняла брови, когда Кайл, казалось, пытался что-то сказать, не зависимо от того что, но он замолчал и просто смотрел на нее с разочарованием. Она понятия не имела, что его так расстроило. Это он чуть не напугал ее до смерти. И он все еще держал ее крепко прижатой к груди, что было немного неудобно для нее. У нее было самое нелепое желание обхватить руками его плечи и прижаться еще ближе, но ей удалось сопротивляться. Вместо этого она заставила себя посмотреть ему в лицо и ждала, пока он ее отпустит.

Ладно, не совсем на его лице был сосредоточен ее взгляд. По какой-то причине она сосредоточила свой взгляд на его губах и, похоже, не могла оторвать свое внимание от них, поскольку ее ум воспроизводил сцены из ее сна накануне вечером. Введение этих губ, двигающихся по ее коже и захватывающих ее сосок, вспыхнули в ее голове, и она только подумала, что в ее офисе внезапно стало ужасно жарко, когда поняла, что те сладкие губы, на которые она смотрела, приближаются.

Он собирался поцеловать ее, какая-то часть ее ума кричала в предупреждении, и Алекс знала, что она должна отвернуть голову или пнуть ноги, чтобы ее отпустили, но обнаружила, что она не хочет ни того, ни другого. Она хотела, чтобы он поцеловал ее, хотела знать, будет ли это так же замечательно, как это было в ее сне.

Конечно, ничего не могло быть так хорошо, подумала слабо Алекс, а затем его рот мягко прошелся по ее, поглаживая его так легко, будто это крылья бабочки, один раз, а затем второй, прежде чем впиться в него, чтобы его язык мог выскользнуть, чтобы заставить ее губы разжаться. Алекс не понимала как дать ее мозгу приказ сделать это, но ее рот достаточно охотно открылся, позволив его языку ворваться, и ей пришлось пересмотреть свою веру в то, что никакой настоящий поцелуй не может сравниться с тем, что было в ее сне. Это было определенно так же хорошо или лучше, решила она, когда его язык переплелся с ее.

Кайл на вкус был как лимонный пирог безе и кофе, еда, которую они ели во время последнего перерыва, на котором он настаивал, пока они были в антикварном магазине. Но он сочетался с другим вкусом, полностью его собственным, и Алекс обнаружила, что стонет и слегка передвигается в его руках, чтобы ее руки смогли обвиться вокруг его шеи. Кайл сразу же углубил поцелуй, его рот стал более требовательным, и она обнаружила, что на самом деле она держит его и поворачивает верхнюю часть своего тела так, чтобы она смогла еще ближе прижаться.

Она не знала о его перемещение, пока он не посадил ее. Алекс смутно поняла, что под ее попой внезапно оказался ее рабочий стол, но это было все внимание, которое она могла растратить. Ее внимание было сосредоточено на руках, которые теперь скользили по ее телу, а затем начали играть с ее грудью через свитер.

Алекс застонала и выгнулась в прикосновении, а затем ахнула, когда он разорвал их поцелуй, чтобы пройтись губами к ее уху. Она сразу же повернула голову на эту ласку со вздохом, ее тело содрогнулось, когда он ущипнул мочку ее ушка губами. Она открыла глаза от смущения, когда Кайл откинулся назад, а затем она взглянула вниз, чтобы увидеть, как он трудится над сниманием с нее свитера и уже поднял его к груди, открывая ее бюстгальтер. Алекс инстинктивно подняла руки, чтобы помочь ему, испуская небольшой вздох, когда он потянул его за голову, а затем вздрогнула, когда его руки сразу же переместились, чтобы накрыть шелковые чашечки на ее грудях. Затем он снова начал целовать ее, засунув язык ей в рот, пока он разминал ее груди через лифчик. Она почувствовала, как прохладный воздух коснулся сосков, которые он ласкал, и она взглянула вниз, когда он снова разорвал поцелуй, чтобы увидеть, как Кайл потянул чашки вниз, оставив грудь открытой. Не надолго. Она едва поняла, что он сделал, когда одна рука накрыла обнаженную грудь, а его рот наклонился к другой.

Алекс задохнулась и положила руки на рабочий стол, опираясь на них, чтобы выгнуть спину. Кайл сразу же поймал ее за бедра и притянул ближе к краю стола, пока ее ноги не обвились вокруг его бедер, центр ее прижимался к его паху. Она застонала, когда он несколько раз потерся об нее, продолжая сосать и покусывать сначала одну грудь, а затем другую. Алекс никогда не испытывала ничего подобного, такой страсти, которую он вызывал в ней. Она волнами накатывала на ее тело, одна за другой, первая словно соединялась со второй, а потом с третьей, соединяясь до невыносимого уровня.

Она обхватила его ногами и крепко прижала к себе, пытаясь остановить его толчки. Затем Алекс переместила свой вес на одну руку и запустила другую в его волосы, оторвав голову от ее груди и поцеловала. Она никогда не испытывала таких глубоких ощущений, которые он вызывал, и это пугало ее, но это не сильно помогало. На самом деле, это только ухудшило ситуацию; теперь он соблазнял ее своим ртом, пока одна рука пытала ее груди, а другая скользнула между ними, чтобы поласкать ее через джинсы.

— О Боже, — застонала Алекс, отрывая свой рот от его и поворачивая голову. Ей нужно было немного передохнуть, подышать свежим воздухом. Она была уверена, что упадет в обморок от копившегося удовольствия внутри нее. Но Кайл просто продолжил выцеловывать путь от ее лица к уху и она издала совершенно новый крик, когда он начал усердно покусывать мочку ее уха.

Когда его руки перестали ласкать ее, Алекс почувствовала облегчение, которое превратилось в замешательство, когда он схватил ее за бедра и поднял со стола, чтобы поставить ее на собственные ноги. На мгновение она испугалась, что он собирается остановиться, и это оставило ее разбитой. В то время как эти ощущения переполняли ее, она не хотела, чтобы они заканчивались… но остановка не была в его повестке дня. К тому времени, как она поняла, что его руки переключились на пуговицу и молнию ее джинсов, они уже были расстегнуты, и его рука скользнула внутрь.

Алекс схватилась за его плечи и поднялась на цыпочках со вздохом, когда он стал ласкать ее через трусики без тяжелой ткани джинсов на пути.

— Кайл, — вздохнула она, услышав отчаяние в своем голосе, а затем повернула голову, чтобы снова поймать его рот, всосать его язык, когда он скользнул мимо ее губ. Поняв, что он дергает ее джинсы свободной рукой, она слепо потянулась, чтобы помочь, стаскивая их с бедер и слегка виляя попой, чтобы стянуть их вниз по ногам, затем застонала, когда это поставило ее в более удобное положение для его ласк.

Теперь ее голова кружилась, и Алекс начала бояться, что в конце концов у нее были некоторые повреждения от травмы головы. Ни один мужчина никогда так на нее не влиял. Это не могло быть просто из-за страсти, подумала она ошеломленно, сжав его рубашку, когда он сорвал с нее трусики. В следующий момент его пальцы скользнули по ее влажной плоти, и Алекс решила, что ей все равно. Страх угасал под жгучей потребностью, которую он приносил в бушующую жизнь внутри нее, и она слепо потянулась к передней части его джинсов, чтобы расстегнуть пуговицу и молнию, но нашла работу уже выполненной, и его эрекция наполовину выглядывала, когда он стянул свои джинсы вниз по бедрам.

Она едва успела полностью освободить его от ткани и обхватить рукой, прежде чем Кайл освободился от джинсов и поднял ее на стол. Алекс задохнулась при контакте, когда ее горячая плоть встретила холодное дерево, а затем она закричала ему в рот, когда он поймал ее за бедра и вошел в нее, все еще полностью одетый.

Кайл остановился, и его тело наполнилось заполнило ее. Алекс не была уверена, почему, пока он не разорвал их поцелуй, чтобы посмотреть на нее. Увидев неуверенность и вопрос в его глазах, она наклонилась, прижавшись поцелуем к его губам, затем обхватила его за спину и впилась ногтями, призывая его двигаться.

Они оба застонали, когда он медленно вышел, затем застонали снова, когда он скользнул назад, после его рот снова накрыл ее, а его бедра начали ритм векового танца… это был очень короткий танец. Она уже была на краю оргазма, когда он вошел в нее, Алекс продержалась, возможно, еще четыре толчка, прежде чем ее мир взорвался. Она смутно осознавала его сопровождающий крик, а затем тьма ворвалась в ее мозг, сметая все остальное.

Глава 11

Алекс проснулась, найдя себя лежащей на груди Кайла на диване. Он, должно быть, переместил их после того, как она потеряла сознание, поняла женщина, а затем нахмурилась на тот факт, что она, по-видимому, даже не пошевелилась, пока он перемещал ее.

Закусив губу, Алекс несколько минут лежала неподвижно, пытаясь понять, что только что произошло и что это значит. Не то, чтобы она не знала, что у нее только что был умопомрачительный секс на столе в офисе ее нового ресторана со своим бизнес-менеджером, этого нельзя было отрицать. Чего она не понимала, так это насколько все это было серьезным и подавляющим.

Это были последствия травмы головы? Секс обычно не был для нее всепоглощающим, и она никогда раньше не отключалась, как алкоголик после трехдневного запоя. Однако более важным для нее, чем все это, был вопрос о том, как теперь должна вести себя при встречи с ним сейчас.

— Я проснулся. Ты не должна лежать спокойно, боясь разбудить меня.

Шепот Кайла сопровождался его рукой, поглаживающей ее спину, и Алекс напряглась. Он совершенно неправильно истолковал ее неподвижность… и это, вероятно, было хорошо, решила она. Она должна быть взрослой современной женщиной, а не какой-то увядающей фиалкой, боящейся признать то, что она сделала. Заставляя себя двигаться, Алекс поставила обе руки по сторонам от него, сдвинув колени по обе стороны от его бедер, и начала поднимать себя. Но она замерла на полпути, когда эти действия заставили ее оседлать его и скользнуть по его эрекции, которая, по-видимому, была прижата между их телами.

— Я не спал некоторое время, — сказал он искаженно, когда ее глаза удивленно посмотрели на него.

Алекс моргнула, когда вспомнила очень похожую сцену из своего сна. Во сне этого было достаточно, чтобы она решилась на еще один раунд и взяла его в себя. На самом деле, она не думала, что это будет недостаточно умно. Она уже сделала одну огромную ошибку, переспав с сотрудником, она не собиралась…

Ее мысли рассеялись, когда Кайл внезапно поднял голову, чтобы поймать сосок одной из ее грудей, которые она непреднамеренно оставила у его лица. Ее глаза устремились на него, Алекс просто опустилась на колени, не в состоянии заставить себя покинуть его, как она намеревалась, а не тогда, когда это небольшое действие пробудило всю ее прежнюю страсть. Боже, как он это делал? — ошеломленно задумалась она, а затем его бедра переместились под ней, потирая эрекцию о ее ядро, и ее глаза распахнулись.

— Оседлай меня, — прошептал Кайл, позволяя ее соску выскользнуть из его губ. Затем его руки переместились к ее бедрам, и Алекс обнаружила, что делает, как он просил, смещаясь назад и вниз, чтобы принять его внутрь. Затем она передвинула руки на его грудь, чтобы собраться и начать двигаться, все еще не понимая, как страсть полностью ожила, но больше не заботясь об этом.


***

Далекий звук стука пробудил Кайла. Он нахмурился, задаваясь вопросом, кто это может быть, но потом вспомнил, что он позвонил Брикеру после пробуждения от первого раунда занятий любовью с Алекс и попросил его принести ему кровь. Тогда это казалось хорошей идеей. Он опустошил только одну сумку тем утром и обнаружил, что борется, чтобы не укусить ее, когда его губы играли с ее сладкой кожей. Но он не хотел вставать и ехать за ним сам, опасаясь, что Алекс проснется и убежит в свой дом или ресторан, а затем сделает все возможное, чтобы не остаться с ним наедине.

На самом деле, их первый раз вместе был настолько быстрым и почти насильственно подавляющим, что он боялся, что это испугает ее, и Алекс сделает все возможное, чтобы больше его не видеть. Принесенная ему кровь была единственным способом, который он мог придумать, чтобы избежать возможности ее побега и ее укуса.

Брикер согласился, но предупредил, что ему может потребоваться некоторое время, чтобы добраться туда, поэтому Кайл отнес Алекс на диван и улегся там с ней, в ожидании, не сильно удивившись, когда она проснулась до приезда Брикера, и ему снова пришлось сдерживать себя, чтобы не укусить ее.

К счастью, эта сессия была еще короче первой, в основном из-за того, что Кайл лежал там в течение очень долгого времени, держа Алекс в объятьях, вдыхая ее запах и думая обо всех вещах, которые он хотел с ней сделать. К тому времени, когда он почувствовал, что она проснулась, Кайл был так возбужден, как будто он провел все время, делая то, что он себе представлял, и эта страсть быстро поглотила ее.

Еще один стук призвал его к действию, и он осторожно снял Алекс с груди, а затем встал, чтобы ответить на стук. Он вышел из офиса и был на полпути через кухню, когда вспомнил, что он голый. Его шаги замедлились, но, испугался, что Брикер снова постучит и разбудит Алекс, пока он будет возвращаться за одеждой и поспешил к двери.

— Наконец, — пробормотал Брикер, когда Кайл открыл. — Я уже начал думать… — он резко замолчал и заметил, что Кайл голый, а затем усмехнулся. — Думаю, это ответ на один вопрос. Вы двое наконец-то, а?

Кайл нахмурился и выхватил у него холодильник. Он начал закрывать дверь, когда Брикер сказал, — Ты действительно хочешь держать его там? Алекс может…

Кайл выругался и открыл дверь. — Войди. Мне нужен пакет или два, а потом ты все заберешь.

— На самом деле, я принес несколько пакетов на этот раз. Я подумал, что ты мог бы поставить холодильник в багажник своей машины, — сказал Брикер, заходя с холода. — На всякий случай, если это превратится в трехдневный марафон или что-то еще, и тебе нужно будет больше.

— Хорошая идея, — решил Кайл, снова вытолкнув его за дверь.

— Держи. — Брикер засмеялся. — Боже, если бы я был чувствительным, мне было бы больно от твоего желания избавиться от меня и просто ушел бы. Тогда ты никогда бы не увидел других подарков, которые я тебе принес.

— Что за подарки? — подозрительно спросил он.

Брикер поднял сумки, которые Кайл не заметил, которые он держал в другой руке. — Еда и питье. Эмиль сделал ее специально для вас двоих. А также достаточно продуктов, чтобы продержаться день или два.

Кайл перестал пытаться вытолкнуть его за дверь и вздохнул. — Спасибо тебе. Это очень заботливо.

— Я парень, который обо всем помнит, — легко сказал Брикер и понес сумки к прилавку. — Я принес вам вино, фрукты, сэндвичи и чипсы. — Он остановился, выгружая еду, чтобы усмехнуться и сказать: — Я не взял десерта, но я взял взбитые сливки, если вы захотите сделать десерт из Алекс… или наоборот.

— Как только ты снова начал мне нравиться, ты выдаешь что-то такое, — сухо сказал Кайл, ставя холодильник на прилавок.

— О, Кайл, ты заставишь меня краснеть от такого разговора о Бродружбе, — насмехался Брикер, продолжая распаковывать вещи.

— Бродружба? — Спросил Кайл с отвращением. — Что за черт?

Брикер открыл рот, чтобы ответить, но потом покачал головой и вернулся к разгрузке продуктов. — Я думаю, что позволю тебе беспокоиться об этом, пока ты не найдешь это в интернете.

— Боже, иногда ты задница, — пробормотал Кайл, потянувшись к ланчу, намереваясь положить его в холодильник. У него не было шанса; Брикер хлопнул его по руке, отдернув от пакета.

— Что ты делаешь? — рявкнул младший бессмертный. — Держись подальше от еды. Боже, ты голый, как младенец, и я знаю, где были твои руки. Подойди к раковине и вымойся. Я уберу это подальше.

— Ты хуже моей матери, пробормотал Кайл, но вместо того, чтобы направиться к раковине, он вернулся в офис. Алекс все еще крепко спала на диване, когда он зашел в смежную ванную комнату. Она объяснила ему в ночь, когда они красили обеденный зал, что ее офис раньше был главной спальней с прилегающей ванной комнатой. Алекс думала о том, чтобы убрать ее и сделать офис больше, но потом решила, что она может пригодиться и оставила ее, полагая, что всегда может убрать ее позже, если ванная ей не пригодится.

Кайл решил, что к ней просто нужно привыкнуть. Душ, который он принял, был очень быстрым, а Брикер только убирал последнюю еду, когда Кайл вернулся на кухню, с влажными волосами и полотенцем, обернутым вокруг его талии. Одевание казалось пустой тратой времени, так как он намеревался разбудить Алекс поцелуями и ласками, как только он избавился от Брикера.

— Это все, кроме еды, которую приготовил Эмиль. Она в отдельных пакетах, потому что должна быть теплой немного дольше, — прокомментировал Брикер, отойдя от холодильника. — Теперь, почему бы тебе не прикончить пару мешков крови, тогда я заберу кулер и положу его в багажник, прежде чем уйду.

— Езжай, — сказал Кайл. — Я отнесу холодильник в машину, когда закончу.

— Хочешь обморожение члена, да? — спросил Брикер, многозначительно посмотрев на его раздетое состояние.

Кайл поморщился и пошел к холодильнику за пакетом крови. Он только насадил пакет на зубы, когда услышал движение из офиса.

Его глаза расширились, и он начал инстинктивно снимать пакет, но Брикер внезапно оказался перед ним, остановив его руку.

— Не паникуйте, — прошипел он, удерживая Кайла от срывания пакета и создавания адского беспорядка. — Возможно, ты не можешь контролировать Алекс, но я могу.

Когда Кайл уставился на него поверх пакета, разъяренный мыслью, что он будет контролировать ее, Брикер вздохнул.

— Я просто вложу в ее разум, что нужно принять душ, как ты принял. Это даст тебе время закончить кормление, прежде чем она придет искать тебя, — успокаивающе сказал он, а затем, когда Кайл расслабился, он пробормотал: — Вы, ребята, все так обидчивы когда дело касается чтения или контролирования ваших женщин. Что, по-твоему, я собирался делать? Заставить ее сделать Колесо голой из офиса на кухню?

Когда Кайл яростно на него посмотрел только от одной этой мысли, Брикер засмеялся и повернул голову к двери офиса.

Кайл не мог видеть офис с того места, где он стоял, но Брикер был в лучшем положении, и он знал, что младший бессмертный должен был увидеть Алекс, потому что они должны были видеть смертных, чтобы читать их мысли и контролировать их. Этот факт заставил его снова потянуться к пакету у его зубов. Он не мог допустить, чтобы Брикер глядел на голую Алекс.

— Успокойся, хосс, — пробормотал Брикер, протягивая руку, чтобы снова остановить его. — Я смотрю на ее лицо и не на что больше.

Кайл неохотно заставил себя расслабиться и стал ждать.

— Мужик, Алекс одна из самых запутавшихся цыпочек на данный момент, — пробормотал Брикер, видимо, читая ее мысли. — Кстати, Сэм сказала предупредить тебя, что какой-то парень действительно попортил голову Алекс, с которым она там встречалась в кулинарной школе, но с тех пор у нее не было серьезных отношений.

Кайл нахмурился от этой новости. Алекс не упоминала ничего подобного, но, кроме ночи, когда они красили столовую, она была очень сдержанной, решив сохранить их отношения чисто профессиональными.

— Да, вся эта чушь про чисто профессиональные отношения, что она говорила себе, — сказал Брикер, очевидно, читая его мысли, а также мысли Алекс. — Правда в том, что она боится снова пострадать, и она почувствовала с самого начала, что ты первый человек, которого она встретила за долгое время, кто мог это сделать.

Глаза Кайла расширились. Это была хорошая новость… вроде.

— Я просто отправлю ее в душ, а затем немного заштрихую ее страхи, чтобы она не кричала об этой ночи, прежде чем ты сможешь ее завоевать.

Кайл снова нахмурился, совсем не уверенный, что хочет, чтобы Брикер заштриховал ее страхи. Это казалось несправедливым.

— Да, но ты действительно этого хочешь, потому что отчаянно хочешь, чтобы она была твоей спутницей жизни, — объявил Брикер.

Кайл виновато признался себе, что Брикер был прав. Он этого хотел, но это не значит, что он должен ему позволить это сделать.

— Слишком поздно, — расслабленно объявил Брикер. Он взглянул на Кайла. — Она в душе, а твоя сумка пуста. Возьми еще одну. Потом дай мне ключи от машины.

Кайл сорвал пустой пакет с зубов и подошел к холодильнику, чтобы взять другой. Затем он впился в него зубами, пока шел через кухню, в офис. Мало того, что Кайл хотел действовать по-своему, как Алекс, он также не любил советы, даже если эти советы были разумными.


***

Алекс вышла из душа, высушила себя, а затем вернулась в офис голой. Оказавшись там, она подняла рубашку Кайла и натянула ее, задаваясь вопросом, даже когда она это сделала, почему она не оденет свою одежду. Это было ее первым намерением…проснувшись одной в своем кабинете. На этот раз Кайла не было там, чтобы соблазнить ее своей пульсирующей эрекцией, и ее первым инстинктом было встать с дивана и одеться в свою одежду, а затем поспешно отступить, чтобы выяснить, что, черт возьми, она сделала.

Тем не менее, Алекс едва закончила натягивать свой свитер, когда вдруг обнаружила, что снимает его обратно и направляется в душ. Теперь часть ее мозга снова убеждала ее одеться и убежать, но это был не крик, а скорее предложение. Она просто застегнула пуговицы на передней части рубашки и направилась на кухню.

Кайл был у задней двери, когда она вошла в комнату. Одетый только в полотенце, которое едва было обернуто вокруг его талии, он что-то говорил кому-то снаружи. Сгорая от любопытства, Алекс начала подходить к нему, но он закончил разговор и закрыл дверь, прежде чем она достигла его.

— Кто это был? — спросила она.

Кайл виновато отвернулся от двери, но тут же взбодрился и улыбнулся, идя ей навстречу. Его руки скользнули вокруг нее, приближая, когда его голова опустилась, и, несмотря на путаницу в ее голове, Алекс обнаружила, что поднимает лицо для его поцелуя, а затем закрывает глаза, когда его рот накрывает ее рот. Небольшой вздох слетел с ее губ, когда все закончилось, и он отодвинулся, чтобы ответить на ее вопрос.

— Брикер. Он принес еду, которую Эмиль для нас приготовил.

— Правда? — спросила Алекс, удивленно моргая. Когда он кивнул, Алекс выскользнула из его объятьях и, заметив сумку на прилавке, бросилась посмотреть, что внутри. Все что там можно было увидеть, изотермический пакет. Два изолированных пакета, поняла она, когда вытащила верхний.

— Я так понимаю, ты голодна? — спросил Кайл с развлечением, следуя за ней.

Алекс удивленно посмотрела на него. — А ты нет? Уже давно пора обедать, — указала она, распаковывая пакет. Затем она смущенно пробормотала: — Мы, должно быть, немного подремали.

— Совсем немного, — мягко сказал он.

Алекс почувствовала, как в ней вспыхнул жар и попыталась проигнорировать это, сняв изотермический пакет и увидев там закрытый контейнер. Она не смогла сдержать свое «мммм» удовольствие, когда самый невероятный запах поддразнил ее нос.

— Вкусно пахнет. — Кайл наклонился поближе, его манил запах. — Что это?

— Я не знаю, — призналась она, смеясь, когда подняла закрытый контейнер. — Но это пахнет так, за что можно умереть.

— Да, это так, — согласился Кайл.

Алекс поставила первое блюдо на прилавок, а затем стала доставать второй изотермический пакет из сумки. Этот испускал другой аромат, когда она раскрыла его и достала блюдо.

— Они разные, — прокомментировал Кайл, смотря то на один, то на другой.

Алекс пожала плечами, когда поставила второй контейнер. — Он, вероятно, послал два разных вида блюд в случае, если одному из нас не понравится одно из них.

Кайл кивнул и начал открывать первый контейнер, когда она сняла крышку со второго. Им понадобилась минута, чтобы изучить каждое блюдо.

— Это coqauvin и какой-то салат, — объявила Алекс, указывая на свое блюдо.

— Цыпленок в вине? — пробормотал Кайл, потом взглянул на свою тарелку и спросил: — А это?

— Гратен Дофинуа и Баскский цыпленок, — сказала она через мгновение, а затем объяснила, — в основном картофель с сыром и курица, приготовленная с ветчиной, перцем, помидорами и чесноком.

— Не припоминаю, чтобы они были в твоем меню, — нахмурился Кайл.

— Нет, — она слегка улыбнулась. — Но ингредиенты для этого всего есть на кухне. Вероятно, он хотел сделать что-то отличное от того, что все заказывали.

Кайл кивнул и приподнял бровь. — Так что ты хочешь?

— И то, и другое, — со смехом призналась она. — Давай поделимся.

— Звучит хорошо, — решил он и отошел, чтобы найти столовое серебро, спрашивая, — в обеденном зале?

— Конечно. — Алекс взяла оба блюда и направилась к двери в обеденный зал, но остановилась, когда Кайл внезапно промчался мимо нее.

— Позволь мне закрыть жалюзи.

— О. — Алекс остановилась в дверях, думая, что это хорошо, что жалюзи прибыли и были повешены на прошлой неделе. В тот момент, когда последние жалюзи были закрыты, она подошла к ближнему к кухонной двери столу и поставила тарелки.

— Хороший выбор, — похвалил Кайл и присоединился к ней. — Таким образом, нам не придется беспокоиться о свете.

— В точности мои мысли, — пробормотала Алекс, озираясь вокруг. Свет, пробивающийся через кухонную дверь и длинное отверстие над прилавком, через которое будут проходить заказы, давало достаточно света, чтобы они могли поесть, не включая накладные расходы. На самом деле это была милая, хорошая атмосфера.

Стон Кайла привлек ее взгляд, и она улыбнулась, когда увидела, что он жует. Он начал есть без нее.

— Это очень хорошо, — объявил он после того как проглотил.

— Ну, Эмиль бы не прославился, готовя плохую еду, — сказала она со вздохом.

— Хочешь быть такой же знаменитой, как он? — спросил с любопытством Кайл, наблюдая, как она подносит ко рту кусочек Баскской курицы.

Алекс остановилась, чтобы обдумать вопрос, и призналась, — Наверное, каждый повар хочет быть следующим Эмилем, но …

— Но? — подсказал он.

— Но я не думаю, что хочу такую известность, какую он переносит, — призналась она. Когда Кайл поднял брови, Алекс пожала плечами. — Человек живет в аквариуме. Папарацци следуют за ним, как будто он актер, все они просто надеются и молятся, чтобы поймать его в одной из его знаменитых истерик. Эмиль вечно попадает в новости из-за того или иного. Она отрицательно покачала головой. — Мне бы этого не хотелось.

— Хм. Нет, наверное нет.

Алекс чувствовала, что он наблюдает за ней, пока она ела, и внезапно стала невероятно застенчивой.

— Ну как? — Спросил Кайл.

Алекс увидела, как он голодным взглядом смотрит, как она собирает еще больше еды на свою вилку, и чуть не засмеялась вслух. Казалось, ее чувство неловкости было напрасным. О еде, он мечтал сейчас, а не о ней.

— Вот, — сказала она с улыбкой и протянула ему полную вилку еды.

Кайл накрыл ее руку своей и помог направить пищу к нему в рот, действие заставило ее подняться немного с места. Он смотрел на нее, пока это делал, и маленькое серебряное пламя, казалось, танцевало в его зрачках, когда его губы сомкнулись над едой, а затем медленно отпустил свою руку, чтобы убрать чистую вилку.

Ее рука все еще была в его, Алекс обнаружил, что с восхищением наблюдает, как он жует и глотает. Потом его язык скользнул по губам, и он улыбнулся. — Вкусно. Единственное, что могло бы сделать его лучше, это если бы я ел его с твоего тела.

Глаза Алекса округлились на изображения, которые пришли в ее голову. Когда он отпустил ее руку, она откинулась на спинку стула с небольшим ударом, ее взгляд все еще был сосредоточен на нем.

— Тебе следует поесть, — серьезно сказал он. — Тебе понадобится твоя энергия.

Алекс открыла рот, снова закрыла его, а затем почти с отчаяньем бросила взгляд на свою тарелку. Она пыталась восстановить самообладание, когда он сказал: — Попробуйте это.

Она неохотно подняла голову, обнаружив, что он протягивает ей полную вилку курицы в вине. Сглотнув, Алекс помедлила, а затем наклонилась вперед и открыла рот, чтобы принять подношение. Кайл скользнул в него, и ее рот автоматически закрылся, но она с ужасом осознавала, что его глаза смотрят на нее, как смотрела она. Когда он начал медленно, неторопливо забирать вилку, ее разум канул в канаву, думая о том, как его тело удаляется из нее во время секса.

— Здесь действительно жарко? — слабо спросила Алекс, сглотнув. Ей удалось с некоторым усилием оторвать от него взгляд и вернуть его в свою тарелку.

— Oui. Немного, — пробормотал он, а потом предложил: — Если тебе неудобно, почему бы тебе не снять рубашку?

Она снова кинула на него взгляд. Кайл сказал это так спокойно, как будто это была самая разумная вещь в мире. И, учитывая, что у нее был дважды секс с ним, Алекс предположила, что она не должна быть так шокирована перспективой снова быть голой. На самом деле, она действительно не была. Ее шокировало то, что она захотела это сделать. Она хотела подняться, встать перед ним и медленно расстегнуть все пуговицы на его рубашке, сбросить ее, а затем прыгнуть к нему на колени и оседлать его, как наездница.

Крайне профессионально, подумала она криво, а затем призналась, что профессионализм вылетел в окно несколько часов назад.

— Иди сюда.

Алекс подняла голову, он откинулся на спинку сиденья и протянул руку. Она замешкалась, но потом взяла предложенную им руку и встала, позволив ему осторожно потянуть ее обогнуть стол, тогда он повернулся на своем месте, чтобы сесть боком. Как только он привел ее туда, куда хотел, Кайл отпустил руку и потянулся к передней части рубашки, быстро расстегивая пуговицу за пуговицей. Затем он отпустил оба края рубашки, мягкий материал погладил внезапно напрягшиеся и очень чувствительные соски.

— Мммм, — пробормотал он, проводя рукой по коже ее живота, чтобы обхватить одну полную грудь. — Даже Эмиль не может конкурировать с шеф-поваром Алекс.

Небольшой нервный смешок соскользнул с ее губ при его поддразнивании, но он оборвался вздохом, когда он наклонился вперед, чтобы поцеловать ее живот.

Сглотнув, она сплела пальцы в его волосах и обхватила его голову, поскольку его руки скользнули вверх по ее ногам, чтобы погладить ее бедра. Его губы двигались по ее животу от одной стороны к другой, покусывая и щекоча так, что ее мышцы сжимались, а пальцы ног поджимались.

— Красиво, — прошептал Кайл напротив ее плоти, затем скользнул одной рукой вокруг нее, обхватывая сзади, и притянул ее ближе, когда его губы двинулись вниз, чтобы пройтись по тазобедренной кости. Другая рука, однако, заскользила вверх по ее внутреннему бедру, и Алекс прикусила губу и закрыла глаза, пока наслаждения перекатывалась под ее кожей. Однако это не приводило ни к чему большему. Вместо этого он схватил ее бедро и поднял его, скользнув со стула, чтобы встать на колени на полу.

Алекс моргнула, слегка отчаянно хватаясь за его голову, когда он перекинул ее одну ногу через свое плечо и наклонился. Когда его язык прошелся по ее нежной плоти, она застонала и яростно задрожала, нога, на которой она стояла, начала безумно дрожать.

У него был очень талантливый рот. Она считала его опытным в поцелуях, но это было ничто по сравнению с тем, что он делал сейчас. Это было, как если бы он точно знал, где прикоснуться к лучшему ее удовольствию, когда оказывать давление, а когда нет, когда двигаться быстро и когда замедляться. В течение нескольких секунд Алекс превратилась в дрожащую массу и была уверена, что не смогла бы даже стоять, если бы не его руки, крепко держащие ее бедра. Боясь, что она упадет на беднягу, она дернула его за волосы, чтобы он остановился.

Кайл откинулся назад, чтобы посмотреть на нее, заколебавшись, а затем начал вставать. С облегчением Алекс потянулась к нему и начала опускаться на колени, намереваясь заработать себе перерыв, ублажая его. Но ее колени едва коснулись пола, а рот только что обернулся вокруг него, как он схватил ее за руки и поднял на ноги. Алекс позволила ему это, так как была очень сильно шокирована. Столь короткий контакт ее рта и его эрекции, послал шок удовольствия через нее, как будто она испытала эту ласку сама.

— Я… — начала Алекс, но ее попытка рассказать ему об этой странности закончилась вздохом, когда Кайл поднял ее на стол рядом с ними. Он встал между ее ног и скользнул в нее, прежде чем ее вздох закончился. К тому времени, когда они оба закричали, а затем отключились через несколько минут, Алекс уже забыла о странном инциденте.

Глава 12

Алекс сонно переместилась, а затем ахнула от неожиданной боли, когда ее колено сильно ударилось обо что-то. Моргнув, открывая глаза, огляделась, вздох слетел с ее губ, когда она обвела взглядом свою кухню с места, с которого она никогда не думала, что будет возможность смотреть. Она была на холодной керамической плитке, которая покрывала пол, где-то между одним из грилей и одним из столов для приготовления пищи. Она ударилась коленом о стол.

Алекс потерла место, чтобы облегчить болезненность, а затем взглянула на мужчину, рухнувшего на нее наполовину. Кайл Валенс, потрясающий шеф-повар, невероятный бизнес-менеджер и необыкновенный любовник. Человек казался исключительным во всем, что он делал. Она может поручиться за это. Она также не могла насытиться им. Все, что ему нужно было сделать, это прикоснуться к ней, и Алекс таяла, как теплый шоколад.

О последнем…она даже не знала, сколько часов…. они занимались любовью в ее кабинете, столовой, снова в кабинете на диване, и, наконец, на кухне. В прошлый раз все было спланировано не лучше остальных. Они пришли сюда в поисках еды, но их желание друг к другу сорвало их попытку насладиться едой, которую принес им Брикер. Именно так она очнулась на холодном кухонном полу, наполовину покрытая Кайлом и окруженная остатками их попыточного пикника.

Ее взгляд скользнул по наполовину съеденным фруктам, разбросанным по полу вокруг них, и почти пустой банке взбитых сливок. Зная, что ее соски снова стали твердыми, когда она вспомнила, как эта банка опустела, Алекс решила, что пришло время уходить. Хотя заниматься любовью почти в каждой комнате ее ресторана было весело, здесь было достаточно твердых поверхностей. Хорошая мягкая кровать с теплыми одеялами и чистыми простынями будет ее первым выбором с этого момента.

Алекс слегка вздохнула от этой мысли, пытаясь выбраться из-под Кайла. Она перестала думать, что они могут вернуться к более профессиональным отношениям. Вообще-то, Алекс этого больше не хотела. Мысль отказаться от удовольствия, которое они разделили сегодня вечером, больше не была той, которую она даже хотела рассмотреть. Мужчина залез к ней под кожу… и в ее кожу. И она хотела его снова, и снова, и снова, как можно дольше.

Алекс подозревала, что это разобьет ей сердце, когда он уйдет, но она ничего не могла с этим поделать. Она уже влюбилась в этого парня, и единственное, что она могла сделать, это создать как много больше воспоминаний с ним, прежде чем он уйдет.

Кайл сонно вздохнул и повернулся на бок, а Алекс ненадолго замерла, полувстав; но когда его дыхание вернулось к медленному, устойчивому ритму, она окончательно поднялась, а затем пробралась на цыпочках через комнату к себе в офис и через него в ванную. Девушка наклонилась в душевой кабинке и включила краны, решив, что она быстро примет душ, чтобы удалить липкую пленку, которую оставили взбитые сливки. Затем она оденется до того, как Кайл проснется и разбудит его, чтобы предложить им отправиться к ней.

Алекс отрегулировала краны, пока вода не стала приятной и горячей, не ошпаривала, а затем нажала кнопку, чтобы отправить воду через душ, а не краны. Она вошла в ванну, закрывая за собой дверь, прежде чем слишком много воды могло выльеться. Когда она повернулась под теплыми струями, Алекс должна была признать, что оставить ванную, а не сделать ее офис больше, было блестящей идеей. Это, безусловно, пригодилось сегодня вечером. Ей только хотелось, чтобы она подумала купить больше, чем жидкое мыло для рук, которое они были вынуждены использовать сегодня. Она нажала на дозатор, чтобы впрыснуть немного ванильного мыла в руку и начала работать руками, чтобы взбить пену.

Шампунь и нормальное мыло, или даже скраб для тела было бы лучше, — думала она, распределяя пену по своему телу, смывая липкие взбитые сливки. Положить сюда надлежащее банные полотенца тоже будет хорошо. Огромные полотенца для рук, которые она купила для ванной, все еще были слишком маленькими, чтобы ими можно было надлежаще воспользоваться, они едва закрывали бедра Кайла. Вспоминая, как скудный предмет был на нем, Алекс почувствовала поток тепла через нее и сразу же кинулась под душ, чтобы смыть пену.

— Ммм. Теплая и влажная Алекс, мое любимое блюдо.

Алекс посмотрела через плечо. Ее глаза расширились от тревоги, когда она увидела, что Кайл открыл дверь и вошел, чтобы присоединиться к ней.

— О, нет, — сказала она, отступая в угол, чтобы избежать его прикосновения, когда он потянулся к ней. По своему опыту она знала, что если он хотя бы коснется ее, она упадет к нему в объятия. Если это случится, она очнется наверху, или под ним, на дне ванны. Если она вообще очнется, мрачно подумала Алекс. С ее удачей, она упадет в обморок на спину на дно ванны и утонет от брызг воды в рот.

Понимая, что Кайл замерз и теперь неуверенно смотрел на нее, она криво улыбнулась и объяснила: — Я надеялась, что в следующий раз мы могли бы попробовать кровать. Может, поедем ко мне домой?

Кайл расслабился и кивнул, его голос был торжественным, когда он сказал: — Да. Мне бы этого хотелось.

Алекс облегченно вздохнула, но поняла, что она все еще не в безопасности. Теперь, когда он расслабился, их страсть друг к другу была достаточно неустойчивой, поэтому они все еще могли оказаться в луже на дне ванны, если даже случайно коснутся друг друга. Она взглянула на себя и увидела, что вода смыла мыло.

— Тогда я выйду и оденусь. Я все равно закончила, — сказала она, аккуратно двигаясь к раздвижной панели в конце ванны.

— Ты уверена? Я могу выйти и подождать, если ты…

— Нет, нет, я уверена. — Она распахнула дверь и вышла. — Заканчивай.

Алекс быстро закрыла дверь, оставив его внутри в одиночестве, и только потом облегченно вздохнула. Она схватила одно из полотенец и начала вытираться, когда Кайл заговорил из ванны.

— Может быть, мы должны забрать твою машину по дороге, чтобы ты не оказалась в ловушке в доме после того, как я уеду на работу.

Алекс остановилась и схватила свои наручные часы со стойки раковины, где она оставила их перед своим первым душем тем вечером. Она нахмурилась, когда увидела время. — Уже почти два часа ночи, Кайл. Конечно, ты не планируешь работать сегодня, когда ты так мало спал?

— Не прямо сейчас, нет. Но я сплю не так много, как большинство людей. Я могу вернуться позже днем, пока ты будешь отдыхать, и хотя бы пару часов заняться бумажной работой. Я не хотел бы уклоняться от своей работы и разочаровывать своего босса, — добавил он со смешком.

— Поверь мне, я не думаю, что ты можешь разочаровать своего босса, — сухо сказала Алекс и улыбнулась, когда он снова рассмеялся. Качая головой, она добавила, — И твой босс думает, что, после проведенного субботнего вечера и воскресенья, нянчась с ней после травмы головы, ты заслуживаешь выходной день.

— Ну, в какой-то момент мне, возможно, придется побежать в отель за свежей одеждой, и тебе понадобится машина. Мы могли бы также остановиться и забрать ее по дороге.

Старый ресторан Ла Бонн Ви был не совсем по пути. На самом деле, это было совсем не по пути. Однако в этот час движение на шоссе будет свободным, что, вероятно, сократит время, необходимое для того, чтобы добраться туда вдвое быстрее, поняла она.

— Хорошо, мы остановимся и заберем мою машину, — наконец сказала Алекс, а затем застыла, когда звук льющейся воды внезапно прекратился. Когда раздвижная дверь начала открываться, она уронила полотенце, которое использовала, и выбежала из ванной, чтобы забрать свою одежду, где она все еще лежала на полу офиса. Алекс надела трусики, джинсы и лифчик и только начала натягивать свитер на голову, когда Кайл вышел из ванной. Она взглянула на его гордое обнаженное тело, когда натянула свитер на место и сразу же направилась к двери, бормоча: — Я принесу твою рубашку.

Алекс нашла его рубашку в столовой, забыто лежащую на полу между двумя столами, один из которых они использовали, чтобы поесть. Затем она сморщила нос и собрала их забытую от Эмиля еду, складывая контейнеры один поверх другого, чтобы отнести их на кухню.

— Ах, ты нашла ее, — сказал Кайл, идя через кухню. Он двинулся к ней, его взгляд скользнул по контейнерам, которые она держала, и гримаса отвращения исказила его черты. — Еда Эмиля не выглядит такой вкусной, когда холодная.

— Нет, — согласилась она, протягивая ему рубашку, осторожно, чтобы ее рука не коснулась его. Затем Алекс пошла к мусору и выбросила пластиковые контейнеры с едой туда, пока он заканчивал одеваться.

— Я принесу наши пальто, — сказал Кайл, заправляя рубашку, повернувшись, чтобы вернуться в офис.

Алекс пошла за ним, намереваясь забрать свою сумочку, но затем вспомнила о еде на полу с их последнего сеанса и вместо этого обошла вокруг прилавка. Однако, никакой еды на полу не было, когда она туда попала. Кайл, должно быть, собрал и выбросил все, прежде чем последовать за ней в душ, поняла она с удивлением и подумала, что мужчина слишком хорош, чтобы быть правдой. Просто должен был быть какой-то ужасный недостаток, о котором она еще не знала. Никто, мужчина или женщина, не был таким совершенным.

— Я принес твою сумочку, — объявил Кайл, возвращаясь на кухню в расстегнутом пальто, но с шарфом на шее. — Было ли что-нибудь еще, что я должен был захватить?

— Спасибо. Нет, это все, что у меня было, — прошептала она, принимая пальто и сумочку, заметив, что он тоже был осторожен, что их руки не касались друг друга.

— Ты сказала, что хочешь попробовать мою машину, хочешь поехать на ней в Первый Ла Бонн Ви? — спросил Кайл, застегнув пальто, а затем достал из кармана шапку и перчатки, чтобы надеть их.

— Окей, — Алекс улыбнулась предложению, удивленная, что он вспомнил. Однако ее улыбка исчезла, когда она направилась к задней двери, и ей пришла в голову мысль, что он действительно слишком совершенен.

— Вот, — Кайл протянул ей ключи, когда она отвернулась, закрыв черный ход ресторана несколько мгновений спустя, и Алекс протянула руку, чтобы он бросил их в нее. Затем они быстро подошли к его машине, оба спешили уйти с холода. Было достаточно холодно в течение дня, но в тот час было невыносимо холодно. По крайней мере, сегодня не было ветра, чтобы сделать погоду еще хуже, подумала Алекс, когда уселась на сторону водителя.

Она в первую очередь запустила двигатель, а затем отрегулировала сиденье, прежде чем взглянуть на Кайла с удивлением, когда он открыл заднюю дверь, а не переднюю.

— Включи обогреватель, — сказал он, извлекая скребок с заднего сиденья, затем дверь закрылась, и он начал чистить окна.

Алекс сделала, как он сказал, а затем оглядела заднее сиденье, чтобы посмотреть, есть ли еще один скребок. Не найдя ничего, она подняла сумочку и быстро достала карту Air-miles. Потратив немного времени, чтобы поднять температуру, она выскользнула и начала очищать боковое окно водителя.

— Откуда у тебя скребок? — спросил Кайл с удивлением.

Алекс поднял свою карту воздушных миль и засмеялась над его удивленным выражением лица. — Мы, сердечные северяне, учимся импровизировать с довольно юного возраста.

— Думаю, да, — сказал он, развлекаясь.

— Кредитные карты тоже работают, — сообщила она ему, когда закончила с боковым окном и переместилась на заднее. — Но это может быть проблематично, если ты их повредишь, поэтому я предпочитаю использовать свою карту Air-miles.

— Я буду иметь это в виду.

Алекс слегка улыбнулась и двинулся к заднему окну. Так быстро, как только можно работать вдвоем, они закончили и могли вернуться в машину, тем более, что там было намного теплее, чем когда они сели в нее впервые.

— Не хочешь выпить кофе в закусочной по дороге? — спросила Алекс, когда выезжала на арендованной машине со стоянки.

— Звучит неплохо, — сказал он и вдруг спросил: — У тебя нет перчаток?

Алекс услышала недовольство в голосе и посмотрела на Кайла, чтобы увидеть беспокойство на его лице, когда он смотрел, как она держала руль. В то время как внутри автомобиль был теплым, рулевое колесо все еще ощущалось как глыба льда, и она держала его так, чтобы было как можно меньше контакта. Прикусив губу, она как следует обхватила его пальцами и сказала: — У меня есть перчатки… где-то. Но, кажется, я все время забываю их взять. Впрочем, это не имеет значения. Я в порядке.

— Вот. — Его перчатки внезапно появились в ее периферийном зрении, когда она остановилась на светофоре.

Алекс заколебалась, но рулевое колесо действительно было холодным. Вздохнув, она приняла перчатки и натянула их, пробормотав «спасибо».

— Я куплю тебе перчатки на Рождество, — решил он, а затем поддразнил, — такие, с соединительной нитью между ними, чтобы они всегда были в твоем пальто, свешиваясь с твоих рукавов, ожидая тебя… и я настаиваю, чтобы ты их носила.

— Эта угроза меня не пугает, — усмехнулась она. — Рождество только через десять месяцев, а ты уезжаешь меньше чем через два.

— Может быть, — пробормотал он.

Его голос был настолько тихим, что она почти пропустила слова, и Алекс резко взглянула на него. — Что это значит?

— Это значит, что мне здесь нравится, и я могу быть готовым сделать это своим постоянным домом. Это просто зависит.

Алекс сглотнула и вернула глаза к дороге, прежде чем спросить: — Зависит от чего?

— От тебя.

Алекс остановилась на другом светофоре и повернулась, чтобы посмотреть на него с чем-то вроде изумления. Мужчина говорил о будущем с ней. По крайней мере, она так думала. Не так ли?

Они оба молчали минуту, просто уставившись друг на друга, а затем Кайл повернулся, чтобы посмотреть в лобовое окно и сказал: — Свет изменился.

Алекс посмотрела на светофор, чтобы увидеть, что он зеленый, и ослабила ногу с тормоза.

Никто из них не говорил ни слова до конца поездки. Она не знала, о чем думает Кайл, но ее собственный разум был настолько занят беготней по кругу, что она едва ли могла уделять вождению должное внимание. Алекс даже забыла остановиться на кофе, который предложила, когда они выехали, пока размышляла о возможности настоящих, постоянных отношений с ним. Кайл был мужчиной, которого искала каждая женщина: умным, сексуальным, внимательным и невероятным любовником. Тот факт, что она находила его привлекательным, был просто глазурью на торте, потому что, честно говоря, даже не очень привлекательный мужчина выглядел бы супермоделью, если бы у него были все эти черты. И он мог быть ее, подумала она, ее голова закружилась… и тогда более циничная ее сторона заговорила, сказав, что у мужчины должен быть какой-то огромный недостаток, и он наверняка был выкопан какой-то другой женщиной много лет назад. Вероятно, Кайл любил наряжаться в женскую одежду по выходным и цеплять мужчин, думала она… или, может быть, он был серийным убийцей.

— Ты езжай вперед на этой машине, — сказал Кайл, когда она подъехала к своей собственной, все еще ожидавшей ее на стоянке Ла Бонн Ви. — Твоя машина будет холодной.

Он вышел из арендованной машины, прежде чем она смогла ответить, но Алекс быстро последовала за ним.

— Возвращайся в машину, — Кайл нахмурился на нее через капот арендованной машины. — Нет необходимости нам обоим мерзнуть.

— Я могу помочь. Два скребка лучше, чем один, — легко сказала она и начала срывать перчатки. Когда он обошел машину, протестуя, Алекс взяла одну и передала ему другую перчатку, скользнув голой рукой в карман. — Мне нужна только одна рука, чтобы очистить машину.

Кайл заколебался, но затем криво улыбнулся и принял перчатку, комментируя, — Компромисс-это хорошо.

— Да, так и есть, — мягко согласилась девушка и повернулась к машине, чтобы взять свой скребок.

— Вот.

Алекс выпрямилась, чтобы увидеть, как он протягивает ключи.

— Заводи мотор, пока я начинаю чистить.

Кивнув, она взяла ключи и скользнула за руль, быстро запуская двигатель. Как и в его машине, Алекс включила антиобледенитель и подняла температуру, но ей так же понадобилась секунда, чтобы отрегулировать спинку сиденья, чтобы разместить его длинные ноги, прежде чем схватила свой скребок и вышла.

Когда они оба работали, их окна были очищены в мгновение ока. Затем Кайл открыл для нее дверь своей арендованной машины.

— Вот возьми свою перчатку назад, это рулевое колесо теперь теплое, а мое не будет. — Алекс сняла и передала ему вторую перчатку, когда скользнула на сиденье водительского сиденья арендованной машины. Когда Кайл взял ее, она добавила, — Ты, вероятно, должен ехать впереди по дороге в мой дом. Сначала ты должен съехать на проезжую дорожку, иначе моя машина будет блокировать твою.

— Хорошая мысль. — Кайл закрыл ее дверь, а затем быстро запрыгнул в ее машину. Через мгновение они оба были пристегнуты, и она следовала за своей собственной машиной со стоянки.

Кайл приостановился на углу и посмотрел в зеркало заднего вида, когда Алекс отстала от него. Маленькая улыбка застыла на его губах, когда он вспомнил, как она отреагировала на его слова: останется он или нет, зависит от нее. Она не выглядела испуганной или испуганной этим предложением, и он чувствовал себя хорошо насчет того, как идут дела, надеясь на будущее.

Теперь, когда он вложил мысль постоянства в ее голову, Кайл намеревался провести с ней все свое свободное время и еще и еще, пока она не привыкнет к этой идее, и не захочет его так же, как он ее. Сегодня и завтра у Алекс были выходные, и Кайл решил провести их с пользой. Он будет заниматься с ней любовью, пока она не может стоять, он будет работать, пока она будет спать, а потом возвращался и занимался с ней любовью снова. Это означало потреблять намного больше крови. Он мог долго не спать, пока увеличивал потребление крови и …

Кайл отпустил мысль и нахмурился, заметив темный пикап, выруливающий из переулка позади него. Алекс отстала примерно на длину двух автомобилей, и автомобиль воспользовался этим и скользнул между ними. Не то, чтобы в этот час было так много машин, но они были.

Кайл нахмурился в зеркало заднего вида, подумывая взять под контроль разум водителя и заставить его перестроиться на другую полосу или что-то еще, чтобы Алекс снова был позади него, но затем решил не беспокоиться. Без сомнения, пикап скоро уедет. Кроме того, Алекс знала дорогу к своему собственному дому.

Обратив свое внимание на дорогу, Кайл подумал, не стоит ли ему заехать в кофейню и взять кофе, о котором Алекс упоминала. Он подозревал, что его комментарий о пребывании в Канаде вытолкнул этот план из ее головы, но он не возражал бы против хорошего горячего кофе… и, возможно, сэндвича. Они съели не так много еды, которую принес им Брикер, они съели всего лишь кусочек или два блюд Эмиля.

И, наверное, половину банки взбитых сливок, подумал он, улыбка изогнула его губы. Алекс была тем, кто обнаружил топпинг десерта. Она ела клубнику, когда они рылись в том, что Брикер принес им, когда она заметила взбитые сливки. Она схватила их с «Оооо» удовольствием и брызнула немного на клубнику в руке. Затем Алекс предложил ему банку и клубнику. Кайл взял взбитые сливки, но, вспомнив комментарий Брикера, что Алекс десерт, обошел фрукт стороной. Несколько мгновений спустя, они катались по холодному керамическому полу, покрытые взбитыми сливками.

Улыбка Кайла исчезла, когда он вспомнил об инциденте или двух, когда она попыталась лизнуть с него взбитые сливки и испытала его удовольствие вместе с ним. К счастью, он понял, что происходит довольно быстро, и усилил свое внимание к ее телу, сумев отвлечь ее от того, что она только что испытала. Не было никакого способа объяснить, как они могли чувствовать удовольствие друг друга, не раскрывая, кем он был, и Кайл не думал, что Алекс была готова к этому разговору. Именно поэтому он остановил ее в столовой, когда она поразила его, опустившись на колени, чтобы взять его в рот.

Он знал, что это будет постоянной проблемой. Но с ней (с этой проблемой) ему придется иметь дело, пока она не узнает, кто он. До тех пор, пока он будет единственным, кто будет ласкать, она просто будет думать, что их совместное удовольствие будет только ее. Но если бы он позволил ей доставлять ему удовольствие, как она хотела, она определенно бы что-то заподозрила, подумал Кайл, когда повернул на рампу на шоссе, чтобы пересечь город.

Он слышал бесчисленное множество историй о слитом разуме и совместном удовольствии, которое было между пожизненными парами, но это все еще захватывало дух, испытывать его. Это сделало все его другие сексуальные опыты, как со смертными, так и с бессмертными, бледными по сравнению с этим. Они были похожи на мерцание зажженной спички рядом с ревущим адом. Это было захватывающе. Даже сейчас его тело взывало к ней, часть его ума задавалась вопросом, как быстро он сможет вытащить ее из зимнего пальто и одежды и погрузиться в ее тело, когда они приедут в дом.

Кайл вздохнул, когда эта мысль вызвала полу-эрекцию, которая настойчиво прижалась к молнии его джинсов. В этот момент он был всего лишь ходячей, говорящей эрекцией, и из того, что он слышал, он мог ожидать, что так будет в течение хорошего года.

Поморщившись, Кайл наклонился и попытался приспособиться к более удобному положению, затем взглянул в зеркало заднего вида, чтобы увидеть, что, хотя пикап последовал за ним на шоссе, теперь он был в соседней полосе, позволяя Алекс вести арендованную машину прямо за ним. Несмотря на его ночное видение, все, что он мог разглядеть ее силуэт в темном салоне автомобиля, и он знал, что, как смертная, она даже не может видеть его.

Эта мысль едва прошла через его ум, когда его вдруг повело вправо. Кайл схватился за руль и посмотрел в сторону, чтобы увидеть, что пикап на внешней полосе внезапно свернул и врезался в него. Думая, что водитель потерял контроль по той или иной причине, Кайл попытался сосредоточиться на нем или на ней, намереваясь взять под контроль и безопасно отогнать автомобиль с шоссе; но он едва коснулся ума водителя, когда Алекс начала сигналить.

Кайл инстинктивно взглянул в зеркало заднего вида, чтобы увидеть, что она уже не прямо позади него, а сбоку. Кайл повернулся, чтобы снова посмотреть в переднее окно, но у него перехватило дыхание, когда он увидел, что пикап вынудил его покинуть свою полосу. Он ехал по правой полосе и съехал с рампы… и направлялся прямо к бетонной изгороди.

Ругаясь, он нажал на тормоза и попытался свернуть с дороги, но его автомобиль, по-видимому, зацепился за что-то на пикапе. Снова выругавшись, Кайл ударил по газам вместо этого, морщась от скрежета металла об металл, когда он подъехал к пикапу. К его облегчению, то, что удерживало транспортные средства вместе, внезапно освободилось, и он повернул внедорожник, соскабливаясь вдоль бетонного ограждения, прежде чем сумел выпрямить машину. Он был свободен, но у Кайла появилась другая проблема. Он ехал слишком быстро для поворота.

Глава 13

— О Боже, О Боже, о Боже, — Алекс наполовину молилась и наполовину скандировала, когда заглушила арендованную машину Кайла на парковке около съезда. Ее собственный автомобиль был скомканной массой впереди, изуродованной на разделительной полосе. Не было никаких признаков пикапа, который ее сбил. Когда Кайл потерпел крушение, он надавил на газ и уехал. Вероятно, пьяный идиот, убегающий с места происшествия, прежде чем полицейские смогли бы появиться, мрачно подумала Алекс, когда распахнула дверь водителя и спотыкаясь об снег помчалась к своей машине.

Она не могла поверить своим глазам, когда пикап внезапно свернул в Кайла и начал заставлять его съехать с дороги. Алекс инстинктивно начала замедляться, держась подальше, но в тот момент, когда она поняла, что удар направил маленькую машину к бетонному разделителю, и что Кайл, глядя на пикап, еще не понял этого, она нажала на сигнал арендованной машины, чтобы попытаться предупредить его. К ее облегчению, он дернул головой, видимо, заметив проблему и сумел оторваться от пикапа. Но она сразу поняла, что он едет слишком быстро. Ее уши все еще звенели от ужасной аварии, когда машина врезалась в бетон, но в ушах также был выброс адреналина, который накачал ее, помогая пробираться сквозь снег, чтобы добраться до Кайла.

У Алекс было ужасное чувство, что она доберется туда, только чтобы найти его мертвым. Ей просто не повезло бы, найти такой подарок, как он, и сохранить его. У нее забрали родителей, бабушек и дедушек, почему она хотя бы на минуту подумала, что может быть с ним?

Слезы затуманили ее глаза, и Алекс нетерпеливо вытирала их, когда достигла боковой двери водителя. Передняя часть ее машины выглядела как сжатая коробка, а сторона водителя взяла на себя худшее повреждение. Окна были выбиты, и она порезалась об осколки битого стекла, все еще встроенные в раму двери, когда схватилась за холодный металл, чтобы наклониться. Все, что Алекс смогла разобрать, это неподвижная фигура Кайла, лежащая на сиденьях, его голова была на пассажирском сиденье. Он не двигался.

Отчаянье проскользнуло сквозь нее, Алекс выпустила оконную раму и сразу же начала спотыкаясь, пробираться сквозь снег, чтобы добраться до пассажирской двери. Эта сторона имела намного меньше повреждений, и к ее облегчению дверь все еще работала. Она смогла открыть ее, чтобы наклониться к машине и осмотреть Кайла. Алекс взглянула на его темную форму, затем открыла бардачок и потянулась к аварийному фонарику, который она там держала.

Она включила его пальцем, теперь твердым от холода, а затем посветила им на Кайла, небольшое рыдание скользнуло с ее губ, когда она увидела его раны.

Его глаза были закрыты, и он был бледен, как смерть, его грудь и лицо были залиты кровью. Алекс переместила световой луч вниз к ногам и ненадолго закрыла глаза от вида металла, раздавившего их о сиденье ниже колен. Если все было так плохо, как казалось, им понадобятся Челюсти Жизни (Jaws of Life), чтобы вытащить его, подумала она с отчаянием и потянулась в карман пальто за телефоном, но его там не было. Алекс поняла, что она не подумала схватить его, прежде чем уехала. Он все еще был на зарядном устройстве у нее дома, где она оставила его после возвращения из больницы.

Ругаясь, она взглянула на Кайла, а затем выключила фонарик и положила его на пол, чтобы наклониться и обыскать его карманы в поисках телефона. Девушка только начала поиск в первом кармане, когда Кайл внезапно дернулся немного вверх с громким, глубоким вздохом, как будто она только что ударила его дефибриллятором.

— Кайл? — сказала она с недоверием, ее руки двинулись к его лицу, когда он раслабился на сиденье. — Ты можешь меня услышать?

Когда он застонал и повернулся лицом к ее руке, Алекс вздохнула с облегчением. Слезы начали течь по ее щекам не на шутку, и она поцеловала его в лоб, шепча: — Слава Богу.

— Кровь, — простонал он.

— Да, я знаю, детка, ты потерял много крови. Мне нужно вызвать скорую. — Она начала отрывать руки от его лица, но он слабо схватил ее руку и вернул ее к своему лицу.

— Никаких… звонков, — застонал Кайл, прижимая к ее руке. Ей показалась, что она почувствовала, как его теплый язык скользнул по ее холодной ладони, но больше беспокоилась о том, что он сказал.

— У тебя тоже нет телефона? Но я думала, ты звонил Брикеру… ты, должно быть, звонил из ресторана. Я не думала, что он уже подключен. — Нахмурившись, она повернула голову, чтобы посмотреть в окно, задаваясь вопросом, как далеко они до здания или дома, где она могла использовать телефон или, по крайней мере, заставить кого-то вызвать скорую помощь.

Боль пронзила ее руку, и Алекс инстинктивно отдернула ее от Кайла, — Ой!

— Прости, — Кайл звучал так несчастно, так слабо, и она вздохнула и снова поцеловала его в лоб.

— Все хорошо. Я порезала ее о разбитое окно, когда подошла. Она немного болит. — Алекс выпрямилась, чтобы снова оглянуться, надеясь, что кто-нибудь свернет на рампу и остановится, чтобы помочь. Она никого не увидела. Движение не полностью отсутствовало на шоссе, но, по-видимому, это рампа не была популярной.

Ей придется обратиться за помощью.

— Кайл. — Она повернулась к нему спиной и нахмурилась на шорох, который он издал. Взяв фонарик, она включила его и закусила губу, когда увидела, как он крутится на сиденьях. Очевидно, ему было очень больно.

— О, Боже, Кайл, — прошептала она, а затем снова протянула руку, чтобы коснуться его щеки свободной рукой, и сказала более сильным тонам: — Дорогой, я должна пойти за помощью. Я буду так быстро, как смогу, но…

Кайл застонал и снова повернул лицо к ее руке, и на этот раз она увидела, как его язык выскользнул, чтобы лизнуть ее кровавую ладонь. Несмотря на ситуацию, ласки послали дрожь возбуждения через нее, и это подняло водоворот стыда внутри нее. Мужчина был в бреду и наполовину мертв, а она стояла и возбуждалась. Ее внимание переключилось обратно на Кайла, когда он внезапно оттолкнул ее руку.

— Багажник, — выдохнул он.

— Багажник? — неуверенно спросила она.

— Арендованная машина. Кулер, — выдавил хрипло Кайл.

Алекс решила, что он определенно бредил. — Дорогой, сейчас не время для пива. Тебе нужна помощь.

— Кулер, — настаивал он, звуча отчаянно, а затем рвущийся звук привлек ее внимание к его ногам, и она переместила луч фонарика туда, чтобы увидеть, что он пытается вытащить ноги из скрученного металла, как если бы хотел выйти и получить кулер сам. Прозвучал еще один разрыв, но на этот раз она заподозрила, что это не ткань. Человек причинял себе вред в отчаянии.

— Ладно, я принесу кулер, — быстро сказала она, пытаясь его успокоить. — Просто перестань двигаться. Ты только вредишь себе.

К ее облегчению, он осел и замер, только бормоча: — Нужно.

— Окей. Я достану его. Просто не двигайся, — умоляла она, а затем вышла из машины и выпрямилась, чтобы поспешить обратно в прокатную машину. Снег вдоль пандуса был в добрых два фута глубиной. Уже зная, как трудно пробираться сквозь него, Алекс рискнула пройти через сам пандус, но обнаружила, что это не намного быстрее. Дорога была ледяной, и она не могла двигаться слишком быстро из-за страха поскользнуться и пораниться при падении, что помешало бы ей достать Кайлу помощь, в которой он так отчаянно нуждался.

Алекс снова замедлилась, когда она наконец добралась до машины. Она оставила ключи в замке зажигания, а двигатель работающим в ее спешке, чтобы добраться до Кайла, и теперь ей пришлось пробираться через снег, чтобы добраться до стороны водителя и ключей. Она задыхалась от напряжения, когда подошла к открытой двери.

Алекс потянулась и нажала на черный брелок от ключа в зажигании. Затем она нажала его снова, пока не услышала, что все двери открылись.

Выпрямившись, она поспешила к багажнику и открыла его, чтобы увидеть небольшой кулер там внутри. Алекс схватила его за ручку и вытащила, затем захлопнула багажник и поспешила обратно к своей машине и Кайлу.

— Вот, я принесла кулер, — успокаивающе сказала Алекс, наклонившись над пассажирской стороной. Она поставила холодильник на пол переднего пассажирского сиденья, а затем посветила фонариком на Кайла, почти стонав, когда увидела, что он продолжал пытаться освободиться, пока ее не было. Ему это немного удалось. Его ноги были наполовину раздавлены о сиденье, и это было не очень приятно. Передняя часть его голени напоминала гамбургер, и ей показалось, что она видит кость в одном или двух местах.

— О, Боже, Кайл, я должна найти тебе помощь, — простонала она, задаваясь вопросом, сможет ли он снова ходить.

— В кулере… кровь, — прорычал Кайл, и она переместила глаза и луч фонарика к его лицу. Он выглядел еще бледнее, чем в первый раз, когда она его увидела. Он был почти серый от недостатка крови, но все еще пытался вытащить себя через сиденье, его глаза теперь горели серебром и сосредоточились на кулере, который она принесла. — Открой его.

Слова были почти рычанием, и Алекс автоматически сдвинула ручку в сторону и открыла кулер. Ее глаза расширились, когда она увидела мешки крови внутри. Она в замешательстве уставилась на них, а потом взяла один, чтобы посмотреть повнимательнее. — Что…?

Он внезапно выхватил у нее мешок, и ее глаза расширились от ужаса, когда она увидела, как клыки внезапно выскользнули из его рта. Когда он впился ими в мешок, она в панике шагнула назад, врезавшись в дверь машины, потеряла равновесие и приземлилась на задницу в холодный снег. Но луч фонарика и ее глаза не отрывались от Кайла. Он закрыл глаза, то ли от света, светящего в него, то ли от облегчения, то ли от удовольствия, о котором она не знала, но она видела, что мешок опустошается, пластик сморщивается сам по себе, когда его содержимое исчезало.

— Другой, — выдохнул он, оторвав первый пакет, как только тот опустел.

Алекс даже не взглянула на кулер, а просто смотрела на него.

— Алекс, — прорычал Кайл. — Пожалуйста.

— Кто ты? — спросила она дрожащим голосом.

Кайл закрыл глаза. — Я не хотел, чтобы ты узнала об этом вот так.

— Узнала что? Что ты вампир? — она услышала истерическую ноту в голосе и захлопнула рот и глаза, думая, что это и был недостаток. Он был идеален… за исключением того, что был кровососущим демоном. Господи, она может выбрать кого-то нормального или как?

Шорох и звук разрывов открыли ей глаза, и она увидела, что Кайл потащился немного дальше по сиденью, причинив себе еще больше вреда. Но у него не было выбора, предположила она. Если он был вампиром, он не мог позволить, чтобы скорая и пожарные видели его таким.

— Пожалуйста, — повторил Кайл, тяжело дыша.

Алекс заколебалась, но когда он подтянулся еще на полдюйма ближе, она быстро схватила еще один мешок крови и кинула его на него, держась от него в страхе. Он взял пакет с кровью, но не впился в него клыками, которые она могла видеть так ясно.

— Алекс, все в порядке, — сказал он.

Небольшой треск неверующего смеха выскользнул с ее губ, и она с тревогой прикрыла рот от истерических звуков.

Кайл вздохнул, звук полный отчаяния, и, наконец, поднес мешок, чтобы вонзить в него зубы.

Алекс смотрела и вдруг ей пришло в голову, не укусил ли он ее. Она не видела никаких следов, но на ее теле были места, которые она не могла видеть без зеркала или согнувшись, как крендель… а он уделял много внимания одному конкретному месту. Боже милостивый, может быть, поэтому она отключилась, подумала она вдруг. Он не просто лизал и покусывал, но кусал и сосал. Вероятно, ей не хватало пары Кварт крови. Господи Иисусе!

От боли. Черт, она думала, что удовольствие, которое он ей доставил, она никогда не испытывала. Теперь она знала, почему, он должно быть заставил ее думать, что ей это нравится… что означало, что он мог как-то контролировать ее разум, поняла Алекс. Это объяснило, почему она внезапно решив одеться, перешла к беспечному походу в душ, когда проснулась одна в офисе.

Увидев, что мешок у его зубов почти опустел, Алекс выхватила еще один из кулера, но затем замешкалась. Может, ей не стоит давать ему кровь. Теперь он был слаб и страдал, но что, если кровь исцелит его? Теперь она знала, кем он был. Кайл не пытался контролировать ее в данный момент, но это может быть просто потому, что он был слишком слаб от потери крови, чтобы сделать это. Если она продолжит давать ему кровь, и он станет сильнее… тогда что? Заставит ли он ее забыть, кем был? Что еще он мог с ней сделать? Будет ли он держать ее в качестве домашнего животного, ходячего кровоснабжения и секс-рабыни, пока он не устанет от нее? И снова, что потом? Ее тело найдут на обочине дороги, обескровленным? Он откуда-то взял пакеты с кровью в холодильнике. Он находил жертв, сливал их кровь, упаковывал и хранил ее для будущего использования, пока не находил другую жертву?

— Господи, — выдохнула она.

— Алекс? — Кайл отстранил пакет и с беспокойством посмотрел на нее. — О чем ты думаешь?

Она взглянула на него, и другая мысль вдруг поразила ее. — Ты друг Мортимера. Он не… похож на тебя? — выдавила она.

Кайл не ответил, но она видела ответ в его глазах. Мортимер тоже был вампиром.

— О боже, — снова выдохнула Алекс, думая, что это объяснило, почему Сэм внезапно бросила карьеру, над которой она работала всю свою жизнь, чтобы просто сыграть домохозяйку для Мортимера и его друзей. Мортимер контролировал Сэм, вероятно, используя ее как ходячую сумку с кровью и секс-рабыню. Она должна предупредить ее.

— Алекс?

Кайл наблюдал за ней с таким вниманием, что ей казалось, что он пытается контролировать ее, но был слишком слаб. Она не могла позволить себе, чтобы он стал достаточно сильным, чтобы сделать это. Алекс уронила пакет с кровью, который держала в холодильник, захлопнула его и встала на ноги, вытащив кулер из машины.

— Подождите! Алекс. Нет! — Она снова услышала шорох и разрывы и поняла, что он изо всех сил пытается освободиться и пойти за ней. Не зная, на что он способен, и испугавшись, что он преуспеет, она помчалась обратно по дороге к его арендованной машине. Она была всего в нескольких футах, когда ее ноги выскользнули из-под нее. Алекс уронила кулер, подскользнувшись, и пыталась оставаться в вертикальном положении, когда ледяная корка внезапно закончилась. Ее правая нога резко остановилась, когда ударилась об грубый асфальт, и девушка внезапно упала вперед. Она вытянула руки, пытаясь подготовиться к падению, но ее голова качнулась вперед, когда она опустилась, ее лоб ударился об землю.

Застонав, Алекс зажмурила глаза, закрываясь от боли, но затем встала на руки и колени и оглянулась назад, в том положении в котором была. Кайл вытащил себя из машины, чтобы прийти за ней. Вскарабкавшись на ноги, она обошла машину к стороне водителя и быстро запрыгнула внутрь, почти закрыв дверь на лодыжке в отчаянии, чтобы быстрее закрыть ее и запереть.

Благодарная за то, что она оставила машину заведенной, Алекс переключилась на драйв, а затем взглянул на Кайла вовремя, чтобы увидеть, как его ноги подкашиваются под ним, слишком поврежденные, чтобы держать его вес. Ее сердце вырывалось из-за его рева боли, когда он падал, и она заколебалась, но затем заметила кулер, который она уронила. Он открылся, когда упал, и несколько мешков крови выпало и блестели темно-малиновыми лучами от фар машины.

Скрепя зубами, она крутанула руль и нажала на газ, развернувшись назад, чтобы вернуться вниз по рампе в неправильном направлении. Она даже не собиралась рисковать, проезжая мимо Кайла. Она просто не знала, на что он способен. К счастью, никто не появился на дороге впереди, двигаясь в ее сторону, и путь был свободен, когда она добралась до шоссе. Алекс выехала на него, шины вращались и снова начали скользить, прежде чем она получила контроль и поехала вверх по дороге. Теперь ее разум был сосредоточен только на одном: она должна была добраться до Сэм и предупредить ее.


***

Стоя на коленях и тяжело дыша, Кайл наблюдал, как его арендованная машина ускорилась, а затем рухнул на спину и заревел от боли и отчаяния. Он чуть не оторвал себе ногу, пытаясь выбраться из машины. Боль была невыносимой. Но все его тело испытывало ужасную боль, с тех пор, как он проснулся после аварии. Без ремня безопасности, чтобы удерживать его, он влетел в приборную панель и услышал хруст костей при ударе. Он подозревал, что у него треснут череп, сломана скула, сломан нос, сломана ключица, несколько сломанных ребер, и он даже не хотел спекулировать на внутреннем повреждении. Потом были его ноги и ступни. Он поднял голову и посмотрел на них, поморщившись на их состояние.

Два пакета, которые ему удалось выпить, начали исцеление, но ему нужно было гораздо больше, чтобы полностью исцелиться. А потом он должен был найти Алекс, успокоить ее и попытаться спасти ситуацию. Он не мог потерять ее сейчас, подумал он и проклял того идиота, который его ударил.

Сморщившись, когда шок боли пробежал через него, Кайл зарылся в карман, чтобы найти мобильный телефон, который Алекс искала ранее. К счастью, ей удалось попробовать только один карман и ошиблась, когда в своей попытке сказать ей, что он не хотел, чтобы она звала на помощь, он сказал, что у него нет телефона. Теперь он болезненно его вытащил и начал набирать номер Брикера, но остановился, когда понял, что ничего не происходит. Он перевернул его и увидел большую трещину сзади. Эта чертова штука была уничтожена при аварии.

Ругаясь, он выбросил его, услышав, как он упал в снег. Затем он перевернулся на живот со стоном, чтобы посмотреть на кулер, лежащий на дороге. Он не мог позвать на помощь и не мог ходить, но он доберется до этого проклятого кулера, мрачно подумал он и начал ползти по снегу, используя свои руки, чтобы тащить себя вперед, его бесполезные ноги оставляли кровавый след позади него.


***

Алекс повернула к воротам дома Мортимера, только потом вспоминая, какого смешного уровня безопасности он. Вероятно, чтобы удержать кого-то от кражи и слежки за одним из них, подумала она, когда нажала кнопку, чтобы открыть окно. Обычно они узнавали ее машину и впускали, не останавливая ее у первых ворот, но сегодня вечером она была в арендованной машине Кайла. Тем не менее, они, по-видимому, узнали ее, и прежде, чем она могла высунуться, чтобы нажать кнопку и сказать, что она просто заглянула в гости, первые ворота начали открываться.

Вздохнув, она откинулась на спинку сиденья и нажала кнопку, чтобы закрыть окно, но затем начала ерзать, когда она поняла, что они остановят ее между двумя воротами, чтобы заглянуть под машину и узнать, почему она тут. Алекс понятия не имела, на что они способны, но подозревала, что она не должна думать о настоящей причине своего визита. Если они могли контролировать людей, как она подозревала, то они также могли читать ее мысли. Она была уверена, что в книгах и фильмах вампиры могут читать мысли.

С ее стороны было глупо приезжать сюда. Она должна была позвонить Сэм и встретиться с ней в кафе или еще где-нибудь. Алекс едва подумала об этом, когда внедорожник подъехал позади нее. Понимая, что у нее нет выбора, кроме как ехать вперед, она выругалась себе под нос и убрала ногу с тормоза, позволяя арендованному автомобилю заскользить вперед в область между двумя высокими воротами, охраняющими вход в дом. Взгляд в зеркало показал, что внедорожник, следующий за ней внутри, встал рядом с ней, когда первые ворота начали закрываться.

Алекс наблюдала за ним с несчастным видом, задаваясь вопросом, оставит ли она когда-нибудь это место … живой.

Стук в ее окно привлек внимание, и Алекс посмотрела по сторонам, чтобы увидеть, как Рассел улыбается ей. Ее взгляд скользнул от светлых волос и золотых глаз Рассела к темноволосому мужчине, который двигался мимо него к задней части ее машины, чтобы посмотреть вниз. Фрэнсис, так звали второго мужчину, и хотя никто не говорил об этом, она подозревала, что двое мужчин были не только партнерами по работе в Службе безопасности, но и партнерами по жизни. Они были единственными, кого Сэм не представила ей и Джо. Кроме того, было что-то в том, как они смотрели и относились друг к другу, что заставляло ее думать, что между ними было больше, чем дружба.

Алекс перевела взгляд обратно на Рассела и нажала кнопку, чтобы снова открыть окно, быстро пытаясь очистить свой разум, на всякий случай, если они могли читать ее мысли.

— Привет, Алекс. Что случилось? — поприветствовал ее Рассел.

Что-то в его позиции или то, как он говорил, заставило ее испугаться, что уже слишком поздно скрывать свои мысли, но она улыбнулась и попыталась казаться спокойной, когда сказала: — Ничего. Я просто заскочила повидать Сэм.

— Поздновато, не так ли? — спросил он, сузив глаза.

— Немного, — согласилась Алекс, понимая, что уже почти рассвет. Ее взгляд скользнул к внедорожнику, чтобы увидеть, как двое мужчин выходят, чтобы поговорить с Фрэнсисом, который закончил в задней части автомобиля. Она вспомнила их из других посещений. Они обычно дежурили днем. Она приехала в пересменку, как она и предполагала.

— Я позвоню домой и попрошу кого-нибудь встретить тебя у двери.

Алекс резко повернулась к Расселу. Выражение его лица было закрыто, а в глубине его глаз была озабоченность. Она была уверена, что он смог прочитать ее мысли и подумала о том, чтобы перевести машину в задний ход и попытаться прорваться обратно через первые ворота.

Рассел отклонил эту идею, сказав: — На твоем месте я бы не стал. Ты можешь получить травму.

Алекс сглотнула. Слова были произнесены мягко, но в тот момент они звучали как угроза для нее. Хуже того, теперь нельзя было отрицать, что он мог читать ее мысли.

— Езжай вперед.

Алекс посмотрела вперед, чтобы увидеть, что Фрэнсис открыл для нее вторые ворота и теперь стоял, ожидая, когда она проедет.

— Все не так плохо, как ты думаешь, — тихо сказал Рассел, когда она заколебалась. Когда она снова взглянула на него, он добавил. — Езжай в дом и пусть кто-нибудь объяснит тебе. Все будет в порядке.

Сглотнув, Алекс нажала на кнопку, чтобы закрыть окно и проехала через ворота, крепко сжимая руками руль. Эта поездка, хоть и короткая, была худшей в ее жизни… потому что она подозревала, что сама себя обрекла на погибель.


***

Кайл мог рыдать с облегчением, когда наконец добрался до холодильника. Это облегчение только усилилось, когда он увидел, что тот уже открыт, его содержимое высыпалось на снег, как драгоценные рубины. Схватив ближайшую сумку, он поднес ее ко рту и впился зубами в нее, с нетерпением ожидая, когда та опустеет, его мысли были об Алекс и о том, куда она могла пойти.

Он должен был все объяснить, прежде чем показывать зубы, ругал себя Кайл. Должно быть, это было что-то вроде шока, когда его клыки внезапно появились. Тем не менее, у него была такая потребность (нужда), а она истекала кровью, запах и вкус крови на ее порезанных ладонях дразнили его… это был случай наименьшего зла — сосать мешок крови или поддаться его отчаянию и укусить Алекс. Любой из них раскрыл бы, кем он был; но он был не в состоянии ухаживать и ласкать ее, чтобы она стала достаточно возбуждена, чтобы открыть свой разум и почувствовать его удовольствие, а не свою собственную боль. Его укус в ином случае причинил бы ей боль, и, хотя он никогда бы намеренно не причинил вреда Алекс, с голодом в нем, как сейчас, он не доверял себе. Заставить ее принести ему кулер крови казалось единственным выходом.

Если бы он был в немного лучшей форме, Кайл мог бы уговорить ее оставить кулер и пойти за помощью, и он смог бы попитаться, не видя ее, но как только он увидел кулер, он не мог думать ни о чем, кроме сладкого облегчения, которое даст ему кровь.

Кайл сорвал пустой мешок с зубов и взял другой, чтобы заменить этот. Он выпил четыре таких мешка, прежде чем забеспокоиться о чем-то еще… например, о том, что он сейчас лежит на обочине дороги, где его может найти кто угодно. И что через несколько секунд кровь ударит по его системе, она начнет исцелять его, и он будет испытывать такую боль, что не сможет контролировать себя. Если добрый самаритянин проедет в этот момент, он, вероятно, разорвет ему горло, даже не зная о том, что он делает.

Вздохнув, он оглянулся. Там не было ничего, кроме металлической железной дороги и треугольника снега между шоссе и съездом с этой стороны, но с другой стороны была небольшая роща деревьев, начинающаяся примерно в пятидесяти футах от дороги. В тот момент казалось, что это далеко, но Кайл не чувствовал, что у него есть выбор. Или так, или рискнуть навредить кому-то. Ему уже невероятно повезло, что никто еще не проехал мимо, он не мог рисковать…

Мысли Кайла умерли, когда огни брызнули на него. Подняв голову, он увидел, что кто-то повернул на съезд и замедлился, приближаясь.

Глава 14

Если Алекс думала, что подъехать к дому было плохо, заставить себя выйти из машины и дойти до дома было еще хуже, но она заставила себя это сделать. Во-первых, Сэм была там, совершенно не обращая внимания на то, что человек, которого она любила, был хищным вампиром, который просто заставлял ее думать, что она любит его, чтобы он мог питаться ею, как паразит. Она должна была войти и предупредить ее, и… если она сможет… вытащить ее. Хотя Алекс начала думать, что это маловероятно.

Остановившись у двери, она попыталась успокоиться и, наконец, подняла руку, чтобы постучать. Это было не совсем громкое постукивание, это было скорее робкое тук-тук, но потом она испугалась своего же остроумия в этот момент… и ей действительно нужно было пописать, поняла несчастливо она, задаваясь вопросом, почему такие вещи всегда, казалось, происходили в самый неподходящий момент. Одного хорошего «БУ» было бы достаточно, чтобы она помочилась в этот момент, и поскольку она входила в логово вампира, Алекс подозревала, что она испытает больше, чем «БУ»… что означало, что она, вероятно, испытает унижение поверх ужаса сегодня вечером, поняла Алекс, и внезапно разозлилась. Раздражение росло с каждой минутой, и никто не отвечал на ее стук. Боже, если она собиралась быть принесенной в жертву на Алтаре крови кучки сосунков, меньшее, что они могли сделать, это не заставлять ее ждать.

Эта последняя мысль Алекс, вероятно, говорит о том, что она теряет контроль над здравомыслием. Просто не казалось разумным злиться на то, что ее потенциальным убийцам не хватало оперативности. Вздохнув, она покачала головой и постучала еще раз, но все равно не очень громко. Она просто не могла заставить себя заколотить, как будто она действительно хотела, чтобы кто-то пришел и убил ее. Когда еще одно мгновение прошло без открывания двери, она заколебалась, а затем потянулась к дверной ручке и повернула ее. К большому ее удивлению, дверь не была заперта.

Она открыла ее, чувствуя, что она какая-то викторианская героиня входит в дом с привидениями… или логово вампира, сухо подумала Алекс, а затем пробормотала: — Я могу умереть, но, по крайней мере, я не потеряла чувство юмора.

Поморщившись от того, как громко звучал ее голос, она скользнула внутрь, а затем остановилась, когда какофония звуков ударила в ее уши: крики и крики, и настойчивый звон телефона. Она предположила, что звонил Рассел, пытаясь предупредить о ее прибытии. Похоже, никто не удосужился ответить на его звонок. Она свела это к тому факту, что они, вероятно, не могли услышать его из-за крика, идущего сверху. Это было громко и мучительно… и это была ее сестра с ужасом поняла Алекс, когда узнала голос Сэм в мучительном звуке.

Алекс инстинктивно направилась к лестнице, но резко остановилась, услышав крики других людей, пытавшихся перекричать крики Сэм.

— Черт побери! Почему не работает?! — Это походило на Мортимера, и он на самом деле звучал немного безумно, отметила Алекс нахмурившись.

— Я не знаю. Мы дали ей предписанную дозу! — Крикнул кто-то в ответ.

— Дайте ей больше! — ревел Мортимер.

Алекс прикусила губу и огляделась, ища оружие. Крест, святая вода или чеснок были бы хороши, но, конечно, вокруг не было ничего подобного. Увидев свет на кухне, она поспешила в коридор и направилась прямо к деревянному блоку, полному ножей. Она вытащила два самых больших и повернулась к двери, но затем остановилась, когда поняла, что они вряд ли принесут ей много пользы. Кайл получил кучу повреждений в автокатастрофе и все еще передвигался. Ей нужна была базука (Базука (англ. Bazooka) — американское название динамореактивного (без отдачи при выстреле) ручного противотанкового гранатомёта)… или кол.

Алекс переступила с ноги на ногу, пытаясь подумать, что делать, а затем начала открывать кухонные ящики, отчаянно что-то ища, пока она не наткнулась на длинную деревянную ложку. Вытащив ее, она мгновение заточила конец одним из ножей. Это была очень плохая работа, в действительности, ей только удалось сделать наконечник слегка заостренным, но придется сделать так, решила Алекс, Так как крики Сэм стали больше. Ей просто придется ударить им с большой силой.

Засовывая самодельный кол в задний карман, она снова направилась к двери, но затем остановилась, вспомнив, что вампиры могут читать мысли.

Ей нужен был план, или они просто возьмут ее под контроль и заставят ее передать свое оружие, с тревогой поняла Алекс. Лучше атаковать украдкой… или каким-то образом не дать им проникнуть ей в голову.

Медленно повернувшись, она осмотрела кухню, а затем вернулась к ящикам. Во втором или третьем ящике, который она открывала, она была уверена, что видела коробку…

— Ах-ха! — ахнула она, когда обнаружила пищевую фольгу в первом ящике, который она попробовала. Алекс схватила алюминиевую фольгу, оторвала огромный лист и быстро замотала им голову. Она сжала концы под подбородком так, чтобы он хорошо держался, а затем потянула переднюю часть вперед, пока весь ее лоб не стал покрыт. Однако это оставило затылок голым, и она быстро сорвала второй лист и прикрепила его к первому, сжимая края вместе, так чтобы вся ее голова, ее лицо снизу, были защищены.

Алекс почувствовала себя полной идиоткой в этом, и даже понятия не имела, сработает ли это, но она попробует, единственное что у нее есть в этот момент. Кроме того, это делали всегда эти ученые-гики в фильмах, чтобы предотвратить проникновение космических лучей или чего-то еще в их умы. За этим должна стоять наука.

Возможно, это убережет ее.

— Я сошла с ума, — пробормотала Алекс, снова хватая ножи и топая обратно из кухни. — Сегодня утром я проснулась скучным маленьким шеф-поваром на планете Земля и каким-то образом оказалась в Сумеречной зоне в качестве третьесортного заместителя для Баффи-истребительницы вампиров.

Она поспешила по коридору к лестнице, добавив: — И где ее носит, когда она так нужна? Мне бы сейчас не помешала Баффи.

Алекс знала, что, вероятно, неразумно разговаривать с самой собой, когда она пыталась подкрасться к вампирам, но это заставило ее чувствовать себя лучше и придало ей смелости. Кроме того, это не было похоже на то, что они услышат ее из-за пронзительных криков Сэм, подумала она и нахмурилась на себя из-за того, что может произойти с ее сестрой.

Вероятно, там была какая-то странная кровавая оргия, двенадцать ублюдков толпились вокруг и кусали плоть ее бедной обнаженной сестры. Она должна была побежать прямо наверх, когда впервые услышала их, ругала себя Алекс, когда она достигла вершины лестницы, но поняла, что это вряд ли чему-либо помогло. Было достаточно рискованно сейчас, когда она была вооружена.

Ее взгляд скользнул по дверям вдоль коридора, остановившись на той, которая как она знала из предыдущих посещений, была ванной. Алекс все еще нужно было пописать. На самом деле, чем больше она боялась, тем больше ей хотелось, но она не могла сделать пи-пи-стоп, когда Сэм кричала так, как она кричала. Остановка для вооружения — это одно, но об остановке, чтобы пописать не могло быть и речи.

Тем не менее, она определенно собиралась надрать вампирскую задницу, даже если она описается, решила Алекс, последовав за криком Сэм к двери спальни, которую она знала, ее сестра делила с Мортимером. Другие голоса все еще кричали внутри, но теперь было труднее различить, что они говорили, когда она была так близко. Ее уши были полны звуков агонии Сэм, она не могла сосредоточиться на других голосах.

Глубоко вздохнув, Алекс переместила ножи в одну руку и медленно повернула дверную ручку, открывая дверь со всем рвением ребенка, входящего в кабинет стоматолога.

В тот момент, когда Алекс смогла видеть что внутри, она просканировала комнату. Внутри было четыре человека с Сэм, а не двенадцать: Мортимер, Брикер и еще один мужчина, а также женщина. Никто из них, казалось, не кусал Сэм, хотя все они держали ее на кровати.

Больные ублюдки, — подумала Алекс с отвращением, прежде чем обратить взгляд на Сэм. В тот момент, когда она рассмотрела ее, беспокойство Алекс поднялось еще на одну ступень.

Помимо того, что ее физически удерживали, у Сэм были веревки на запястьях и лодыжках, привязавшие ее к кровати, хотя казалось, что одна из них была порвана. Она также была полностью одета, что было хорошо, они еще не добрались до оргии. И они также не кусали ее, по крайней мере, не было следов укусов на коже ее горла или там где было видно на ее запястьях и лодыжках.

Тем не менее, Сэм была невероятно бледна, белая, как простыня, как будто вся кровь уже была высосана из нее. Но она не вела себя как кто-то слабый от потери крови. Четыре человека держали ее, вампиры, которые, как предполагали фильмы, были сильнее, чем простые смертные, и все же у них были проблемы с удержанием Сэм на кровати, когда она брыкалась и кричала, как будто в агонии.

Открыв дверь шире, Алекс свободно вошла в комнату, благодарная, что четыре вампира отвлеклись на ее сестру. Возможно, она действительно сможет подкрасться и заколоть одного или двух, прежде чем другие поймут, что происходит.

Брикер был ближайшим. Он и другой мужчина стояли на каждом углу кровати, держали за ноги Сэм, а Мортимер и женщина держали ее за руки. Алекс не узнала темноволосого мужчину слева и почти пожалела, что он не держал другую лодыжку Сэм, что сделало бы его близкой целью. Она была уверена, что легче было заколоть незнакомца. Когда она подошла, она испытывала долю сожаления по отношению к Брикеру. Ей всегда нравился этот парень.

Но он был вампиром, и она должна спасти Сэм, и он, вероятно, убил бы ее, если бы у него появился шанс, сейчас, когда она знала, что его дружелюбная маска прятала кровосущего злодея, напомнила себе Алекс и переложила нож из правой руки в задний карман, чтобы она могла взять свой импровизированный кол. Закрыв глаза на спину Брикера, она высоко подняла кол, а затем опустила его вниз, целясь в общую область его сердца.

Это не совсем та реакция, которую она ожидала. Брикер только раздраженно нахмурился и оглянулся, а потом удивленно моргнул, когда заметил ее.

— Алекс. Что ты здесь делаешь? — сказал он, или, по крайней мере, она так подумала. Ей в основном приходилось читать по его губам, так как она ничего не слышала из-за Сэм в данный момент.

Смущенная, Алекс посмотрела на свой кол и с тревогой увидела, что проклятая вещь была перевернутая. Она пыталась воткнуть в него ложку. Алекс начала ругать себя за то, что не проверила, чтобы убедиться, что у нее все готово, прежде чем ударить его, а затем поняла, что Брикер опять повернулся к Сэм, когда она продолжила вопить. Алекс быстро перевернула ложку в пальцах, выругавшись, когда почти уронила проклятую вещь.

Боже. Я такая плохая Баффи, подумала Алекс, когда снова отчаянно пыталась погрузить ложку в Брикер, на этот раз с правильным концом. К сожалению, он взглянул через плечо и инстинктивно протянул руку и поймал ее опускающуюся руку одной рукой.

— Брикер, перестань играть с Алекс и держи Сэм, — так громко проревел Мортимер, что она действительно услышала его, а затем он добавил: — И Алекс, иди в угол и веди себя хорошо.

Алекс повернулась на каблуках и пошла к углу, затем повернулась и просто стояла. Это было не по собственному выбору. Ее тело просто сделало то, что Мортимер приказал ей, как будто… ну, как будто ублюдок контролировал ее, поняла она с тревогой, и, похоже, не было такой проклятой вещи, которую она могла бы сделать. Ее мышцы и конечности просто не принимали приказы, которые она посылала, чтобы попытаться заставить их двигаться.

— Вторая доза работает, — сказала женщина поверх кровати, едва повысив голос, когда крики Сэм спали до стонов.

Разочарованная, что не может двигаться, Алекс заглянула на Сэм, чтобы увидеть, что она тоже меньше бьется. Задаваясь вопросом, что работает, она перевела взгляд на женщину, которая говорила, на ее длинные темные волосы и идеальную кожу. Она никогда не видела никого с такими блестящими и здоровыми волосами или с такой чистой кожей, как у этой женщины. Фарфоровые куклы плакали бы от собственной дефектности, видя это. Женщина излучала здоровье и довольство.

Определенно Королева Проклятых, решила Алекс.

— Слава Богу, — сказал Мортимер, и Алекс перевела на него свой взгляд, немного удивленная, увидев расстройство и любовь на его лице, когда смотрел на ее сестру. И немного удивленная, что он осмелился использовать имя Господа. Разве его язык не должен загореться или выпасть?

Мягкий смешок от женщины привлек внимание Алекс, чтобы увидеть, как она рассматривает ее с нежным развлечением.

— Что смешного, дорогая? — спросил мужчина, сидевший у ног Сэм с Брикером.

— Она просто подумала… — она замолчала и покачала головой. — Ничего. Я не хочу смущать бедную девушку.

Алекс нахмурилась над словами, когда поняла, что все теперь повернулись, чтобы посмотреть на нее. Мортимер нахмурился от досады, явно недовольный ее присутствием. Брикер. как обычно улыбался ей, но мужчина, которого она не знала, бросил на нее любопытный взгляд, а потом взглянул на Мортимера и сказал: — Ты нас не познакомишь?

Мортимер просто перевел взгляд на Сэм, а заговорил Брикер.

— Это сестра Сэм, Алекс, — объявил он, выпрямляясь и двигаясь к ней. Остановившись перед ней, он добавил: — Алекс, это Маргарит Аржено Нотт и ее муж Джулиус Нотт.

Признание проскользнуло через Алекс, и ее глаза снова переместились на женщину. Она замечала, что Сэм всегда говорила о ней с некоторым трепетом. Теперь она знала, почему… Королева Проклятых.

— Что это за… э… шляпа? — спросил Брикер, привлекая ее внимание к нему.

Алекс открыла рот, но быстро закрыла его снова, не желая признавать, что она надеялась, что это удержит их от возможности контролировать ее.

— Да, это не так хорошо сработало, — усмехнулся Брикер. — Но это выглядит мило, как маленькая старушка с забавным платком из фольги.

Алекс нахмурилась.

— Итак? — спросил он с развлечением. — Что ты здесь делаешь? Я имею в виду, кроме попыток зачерпать меня до смерти?

— Брикер, — сделала выговор ему женщина, покидая кровать, чтобы присоединиться к ним. — Перестань дразнить ее. Бедная девочка напугана.

Брикер замолчал, но и Маргарит тоже, поняла Алекс и посмотрела с одного на другого, нахмурившись, когда она увидела сосредоточенные выражения на их лицах. Она медленно осознала странное трепетание в своих мыслей, что-то вроде щекотки, как будто мотылек или бабочка порхали вокруг ее черепа, а затем она отвлеклась, когда муж Маргарит, Джулиус, присоединился к паре, чтобы посмотреть на нее.

Прошла еще минута молчания, и она начала злиться, а затем Маргарит вдруг сказала: — Брикер, тебе лучше пойти найти Кайла.

— Уже, — заверил он ее, выходя.

— Что случилось? — спросил Мортимер у кровати. Алекс не могла его видеть, Маргарит мешала, но голос его звучал взволнованно.

— Ничто, о чем нужно было бы беспокоиться, Мортимер, — успокаивающе сказала Маргарит. — Я сама с этим разберусь. Ты просто присматривай за Сэм. Мы будем в соседней комнате. Кричи, если понадоблюсь.

— Хочешь, чтобы я пошел с тобой? — спросил Джулиус.

— Нет, все будет хорошо, — заверила его Маргарит и наклонилась, чтобы поцеловать его, прежде чем оглянуться на Алекс. — Пойдем со мной, дорогая. Я вижу, нам есть о чем поговорить.

Маргарит едва закончила говорить, когда Алекс обнаружила, что ее ноги поворачиваются и двигают (несут\ведут) ее к двери, из которой Брикер только что вышел. Опять, это было не по ее выбору. Не желая оставлять Сэм, Алекс пыталась остановиться, но ее тело не слушало.

— Сэм будет в порядке, — тихо заверила ее Маргарит, когда они вышли из комнаты и пошли по коридору. — Мортимер любит ее и никогда бы не причинит ей боли. Обещаю.

Алекс задалась вопросом, Чего хорошего в обещание вампира. Неужели они могут лгать так же легко, как смертные?

— Конечно, мы можем, но я не лгу, — сказала Маргарит, когда ноги Алекс привели ее в следующую комнату. Она услышала, как за ней захлопнулась дверь. — Не хочешь сходить в ванную комнату?

Если бы она могла повернуть голову, Алекс бы оглянулась с удивлением, хотя она предположила, что не должна удивляться, что женщина знала, что ей нужно туда. В конце концов, она читала ее мысли, и это одна из ее проблем. Умереть-это одно, но она хотела бы умереть с достоинством.

— Ты не умрешь, — раздраженно сказала Маргарит. — И ты можешь говорить. Я не взяла тебя под полный контроль.

— Вы можете обманывать меня, — пробормотала Алекс.

Смех Маргарит был звоном колокольчиков в ее ухе, а затем Алекс почувствовала, что ее ноги двигают ее ко второй двери в комнате. — Иди и воспользуйся удобствами. Но, пожалуйста, не пытайтесь убежать. Ты не сможешь далеко уйти.

Алекс поморщилась, думая, что это было бы довольно очевидным, а затем она достигла двери и внезапно почувствовала, что сила, заставляющая ее ноги двигаться, исчезла.

— Я думаю, ты справишься сама, — спокойно сказала Маргарит. — Я буду ждать тебя здесь.

Алекс оглянулась на женщину, счастливая, что она смогла это сделать. Когда Маргарит ободряюще улыбнулась, она повернулась назад и открыла дверь.

Оказавшись в безопасности, она закрыла дверь и слегка прислонилась к ней. Она была заперта в логове Льва и довольно большого. Казалось очевидным, что она не сбежит от этих людей, когда они могут ее контролировать. Кроме того, даже если она сбежит из ванной и дома, она знала о безопасности здесь, высоких электрифицированных заборах, камерах с датчиками движения и вооруженных людях. Она никуда не уйдет. Она бы даже не попыталась без Сэм.


***

Крик пробудил Кайла из ада, в котором он страдал, и на мгновение он испугался, что его найдут другие смертные. Это было бы не очень хорошо. Он был слаб, и в агонии и просто не очень общительный в данный момент. Кроме того, он был без крови, нуждался в большем, и не думал, что сможет контролировать себя, как в первый раз.

Его первым инстинктом, когда он увидел машину, подъезжающую к нему, заключался в том, чтобы проскользнуть в сознание водителя и заставить их продолжать движение, но затем он взглянул на рощу деревьев, заметил расстояние и передумал. Он бы никогда не смог перетащить себя на такое расстояние, поэтому он взял под контроль водителя и заставил его остановиться, что он и подозревал, тот все равно делал, а затем он заставил двух пассажиров выйти и подойти к нему. К большому облегчению Кайла, это была пара мужчин чуть за двадцать, здоровых и сильных.

Как только мужчины подошли и остановились перед ним, Кайл взял последние две сумки из холодильника, спрятал их в пальто, а затем заставил их отнести его к роще деревьев. По снегу и неровной земле идти было неудобно для них, поэтому это заняло больше времени, чем он надеялся, и к тому времени, когда они положили его под покровом деревьев, исцеление началось с удвоенной силой. У Кайла оставалась только тонкая нить контроля над собой. Единственное, что удерживало его от нападения на одного или обоих мужчин, было знание, что у него были два мешка с кровью, спрятанные в его пальто. Он разорвал сумки в тот момент, когда они положили его, даже отправив их обратно в свою машину с мыслью забыть о искалеченной машине и о нем. Они добрались до своей машины и уехали, как только он закончил с последним мешком крови и начал биться в конвульсиях на лесной земле.

— Кайл!

Не смертные, подумал он, вздохнув, узнав голос Брикера. Он попытался крикнуть «здесь», но вышло сухое кваканье. Это не имело никакого значения. Он, видимо, был услышан, потому что Брикер внезапно появился рядом с ним, высокий силуэт окружал рассветный свет через безлистные деревья.

— Господи, ты в плохом состоянии, — угрюмо сказал мужчина, преклонив колени, чтобы посмотреть на него. Когда его взгляд переместился на ноги Кайла, он выругался. — Авария сделала это?

Кайл хмыкнул, а другой мужчина повернулся, чтобы посмотреть ему в лицо.

— Я видел следы на дороге. Ты оставил адский кровавый след.

Это объяснило, почему он не продвинулся дальше в своем исцелении, мрачно подумал он. Он терял кровь так быстро, как употреблял ее. Вероятно, в его ногах было так много лопнувших вен, что нано не смогли закрыть их достаточно быстро, чтобы предотвратить это. Это означало, что ему понадобится намного больше крови. Лучше всего было бы замочить его в ванне.

— Рассел и Фрэнсис избавляются от следов и позаботятся о машине, — сообщил ему Брикер. — Они только закончили свою смену, когда я уходил, поэтому я взял их себе в помощь.

Кайл снова хмыкнул.

— Там было два набора следов. Кого ты заставил нести тебя сюда?

— Смертные, — удалось выдавить Кайлу.

— Где тела? — сухо спросил Брикер, наклонясь, чтобы просунуть руки под него.

Кайл просто застонал в агонии, когда Брикер поднял его с земли.

— Не волнуйся, дружище, — сочувственно сказал Брикер. — Во внедорожнике есть кровь, и я вмиг верну тебя в дом.

— Алекс, — удалось сказать Кайлу, когда они вышли из-за деревьев.

— Она в доме. Она в порядке. Немного сумасшедшая, может быть, — добавил он с насмешкой. — Но в порядке.

Кайл хотел было спросить, что это значит, но просто у него не было сил на это. Его глаза закрылись, и он с благодарностью потерял сознание.

Глава 15

Алекс посмотрела в зеркало, пока мыла руки и остановилась, когда увидела свое отражение. Она выглядела совершенно нелепо с фольгой на голове… и это даже не сработало. Она сорвала серебряную кепку. Между этим и ее попыткой «зачерпать» его до смерти, было удивительно, что Брикер не умер от смеха, подумала она с отвращением, бросив фольгу в мусор. Она определенно была плохой Баффи.

Вздохнув, Алекс вытерла руки и заставила себя вернуться в спальню. Она действительно хотела бы спрятаться в маленькой комнате навсегда, но этим не многого добьется.

Маргарит сидела на одном из двух стульев в противоположном конце комнаты. Она улыбнулась, когда Алекс появилась, а затем похлопала рукой по стулу рядом с собой. — Давай, присаживайся.

Алекс не двинулась. — Я не очень хочу.

— О, ну давай же, — подтолкнула она. — Я не кусаюсь.

Алекс фыркнула. — Ты вампир.

— Нет, это не так, — серьезно заверила Маргарит. — Я бессмертная.

Она неуверенно посмотрела на нее. — Что это такое?

— Тебе придется подойти сюда, чтобы узнать, — твердо сказала она. — Я не хочу кричать через всю комнату.

Алекс колебалась еще мгновение, прежде чем неохотно подойти к стулу. Усевшись на самый его конец, как можно дальше от Маргарит, она настороженно посмотрела на нее и стала ждать.

— Во-первых, тебе нечего бояться, — тихо заверила Маргарит. — Никто здесь не навредит тебе. Мы не питаемся и на самом деле не имеем права питаться смертными. Мы потребляем кровь в пакетах.

Алекс почувствовала некоторое напряжение, просачивающееся из нее, но затем снова напряглась и сказала: — Сэм…

— Мы не причиняли ей вреда, — твердо заверила Маргарит. — Ты, должно быть, заметила, как она билась и дергалась в конвульсиях на кровати. Мы пытались удержать ее неподвижной, чтобы она не причинила себе вред, — женщина склонила голову и добавила: — Неужели ты не видела любовь и беспокойство на лице Мортимера? Он никогда не позволит причинить ей вред.

Алекс нахмурилась. Она заметила, и это тогда смутило ее. — Что с ней?

Маргарит на мгновение заколебалась, а затем сказала: — Я думаю, прежде чем я объясню это, ты должна понять, кто и что мы.

— Я знаю, кто вы, — сухо сказала Алекс. — Вы вампиры.

— Мы не вампиры, — твердо сказала Маргарит. — Мы бессмертные.

— У вас есть клыки, — сухо сказала Алекс, а затем нахмурилась и добавила. — По крайней мере, у Кайла.

— У всех бессмертных есть клыки, — спокойно сказала Маргарит.

— Конечно, — сказала Алекс с хмурым видом. — У вас у всех есть клыки и вы потребляете кровь, чтобы выжить, но вы не вампиры?

Маргарит нетерпеливо поцокала языком. — Да, я знаю, что есть сходство. Мифологические вампиры имеют клыки и питаются живыми. Тем не менее, они также были проклятыми, бездушными ожившими мертвецами. И уверяю тебя, я не проклята и не бездушна. Я также определенно не мертва.

— Тогда что…?

— Я все объясню. Но тебе может быть трудно принять это объяснение, — предупредила она.

— Труднее, чем реально существующие вампиры? — сухо спросила Алекс. — Давайте. Я думаю, я смогу справиться с этим прямо сейчас.

— Я хочу, чтобы ты перестала называть нас этим неприятным словом. Это действительно очень печально, — несчастливо сказала Маргарит, но продолжила: — Ты слышала об Атлантиде?

Алекс подняла брови. — Да. Древняя, мифическая земля, которая якобы была более развитой, чем остальной мир или что-то такое.

— Да… ну, это был не просто миф. Это была страна на краю континента, окруженная с трех сторон океаном и отрезанная от своих соседей горным хребтом, что затрудняло путешествие. Она была изолирована и была гораздо более продвинута в научном отношении, чем остальной мир, до такой степени, что ученые начали работать с тем, что теперь называется нанотехнологиями. Кажется, один из этих ученых думал, что они смогут помочь медицине и создал нанотехнологии, специально запрограммированные для восстановления травм и борьбы с болезнями в человеческом теле.

— Его идея заключалась в том, что эти нанороботы должны быть помещены прямо в кровоток, который будет разносить их по всему телу и доставлять их туда, куда им нужно. По этой причине он спроектировал их так, чтобы они использовали кровь, чтобы двигаться, а также регенерироваться, чтобы они могли выполнить даже самую большую задачу, такую как борьба с раком в теле, в которое их помещали.

Алекс подняла брови и недоверчиво спросила: — И когда это было?

— Задолго до прихода Христа, дорогая, — торжественно сказала Маргарит.

— Хорошо, это немного дико, — призналась Алекс. — Но какое это имеет отношение к вампирам…бессмертным, — поправила она себя в последний момент.

Маргарит улыбнулась ей за приложение усилий. — Ну, эти нанороботы должны были раствориться (распаться) и покинуть тело, когда закончат свою работу. Тем не менее, есть бесчисленное множество болезней и травм, от которых может страдать тело, и программирование отдельных групп нанотехнологий для каждой такой болезни было бы невозможным, поэтому они были общего назначения, — она прервала себя, чтобы пояснить, — потому что, в то время как один человек начал работу, другие ее закончили.

— Но так или иначе, чтобы избежать этой проблемы, нанороботы были запрограммированы на устранение повреждений, борьбу с болезнями и поддержание тела носителя в наилучшем состоянии. К сожалению, телу всегда нужен ремонт. Солнце, окружающая среда, даже течение времени убивает клетки и наносит ущерб, который нанотехнологии видят как нечто, что должно быть восстановлено.

— Они никогда не распадаются и не уходят, — поняла Алекс.

Маргарит кивнула. — И они используют кровь для питания и регенерации, а также для ремонта. Больше крови, чем может создать смертное тело.

— Нужно много крови, — прошептала она.

Она снова кивнула. — В Атлантиде они боролись с проблемой, делая переливания тем, кто получил наночастицы до того, как были обнаружены недостатки. Однако, когда Атлантида пала…

— Как погибла Атлантида? — спросила с любопытством Алекс.

— Я думаю, это было землетрясение. Как бы то ни было, Атлантида погрузилась в океан.

— Как говорят, что Калифорния сделает тоже самое, — пробормотала Алекс.

— Да, — сказала Маргарит. — И когда это произошло, почти единственными выжившими были те, у кого были наночастицы. Они перелезли через горы, чтобы воссоединиться с остальным миром, и оказались в гораздо менее развитом обществе. Больше не было ни врачей, ни переливаний.

Алекс поморщилась. — Это, должно быть, немного шокировало.

Маргарит кивнула. — Для большинства из них это было очень тяжелое время. Они все еще нуждались в большем количестве крови, чем могли произвести, но не имели возможности получить ее. Некоторые просто умирали, но в других нанороботы заставили их эволюционировать, чтобы приспособиться к этой новой среде обитания. Внезапно у них выросли втягивающиеся клыки, которые помогали получить необходимую кровь.

Сузив глаза, Алекс огрызнулась: — Я думала, ты сказала, что не кусаешься и не можешь питаться смертными.

— Да, ну, я должна была сказать, что мы больше не кусаемся. Но мы не можем питаться смертными теперь, когда есть упакованная кровь, это против наших законов. Бессмертный, нарушивший этот закон, может быть казнен.

— Может быть? Или есть? — сухо спросила Алекс.

— Исключения делаются в экстренных случаях, когда Бессмертный находится в ужасной нужде без доступной крови в мешках, — объяснила Маргарит. — Но в противном случае, если они просто питаются смертными, потому что хотят, они будут названы отступниками и схвачены.

Алекс подумала о Кейле. Он определенно был в ужасной нужде… и она забрала холодильник с упакованной кровью. Если он не сможет добраться до него, и прохожий остановится, будет ли он прощен за то, что питался от человека?

— Скорее всего, он возьмет под контроль человека и заставит принести ему холодильник, — тихо сказала Маргарит.

— Я думаю, что он слишком слаб, чтобы сделать это; иначе он просто заставил бы меня вернуть его, — сказала Алекс и нахмурилась, когда она поняла, что он действительно контролировал ее на прошлой неделе, как она и боялась.

— Бессмертный никогда не бывает слишком слабым, чтобы контролировать смертного, — заверила ее Маргарит. — Кайл не контролировал тебя, потому что не мог. Он не может ни контролировать, ни читать тебя, Алекс. Вот что делает тебя особенной.

— Ты можешь контролировать меня, — сказала она, не веря ей.

— Да, как и любой Бессмертный, который пожелает, — Маргарит пожала плечами. — Но это потому, что ты не являешься спутницей жизни ни для кого из нас. Неспособность Кайла читать или контролировать тебя делает тебя возможной спутницей жизни для него.

— Что такое спутница жизни? — сразу же спросила Алекс.

Маргарит заколебалась. — Я думаю, что оставлю это объяснения для Кайла.

— Почему?

Маргарит пожала плечами. — Это его право. По правде говоря, для него было бы лучше объяснить все это тебе, но я не думала, что ты захочешь его выслушать.

Алекс нахмурилась от недовольства в голосе и посмотрела на другую женщину, а затем вздохнула и сказала: — Итак, нанороботы дали вам клыки и способность контролировать и читать мысли, чтобы помочь вам питаться после падения. Что еще…

— Не мне. Я родилась только в 1265 году, — тихо перебила Маргарит. — И я родилась смертной, а позже получила нанороботы.

Алекс пожала плечами. — Что еще вы можете делать?

— Делать? — неуверенно спросила она.

— Вы превращаетесь в летучих мышей и летаете или… — Алекс замолчала. Женщина тихо рассмеялась.

— Нет, — весело заверила Маргарит. — Хотя я думаю, что было бы прекрасно уметь летать, но я не думаю, что я хотела бы быть летучей мышью, — покачав головой, она объяснила. — Нанотехнологии только увеличили природные способности всех людей. Они были запрограммированы держать своих хозяев на пике и нуждались в крови, чтобы делать это, поэтому они сделали своих хозяев лучше, чтобы достичь этого. Они сделали своих хозяев сильнее, быстрее и усилили обоняние и зрение. Бессмертные также получили невероятное ночное зрение, чтобы они могли охотиться ночью и избегать разрушительных лучей солнца в дневное время.

— Они стали ночными хищниками, — медленно сказала Алекс.

— По сути, да, — согласилась Маргарита, — хотя это было не по их выбору. Они пришли из культурного общества, а не стали вдруг хищными животными. Они охотились и кормились, но большинство старалось не навредить соседям и друзьям, от которых они были вынуждены кормиться.

— И контролировать и…?

— Еще больше способностей, которые дали нанороботы, — пожала плечами Маргарит. — Это облегчает охоту и жизнь без постоянной угрозы обнаружения, если выбранный донор не сражается или даже не помнит, что его укусили. Понятно, что люди не любят быть добычей.

— Нет, я полагаю, не любят, — сухо сказала Алекс, а затем наклонила голову и вернулась к более раннему вопросу. — Вы сказали, что родились смертной.

— Да. Я была подростком, — тихо сказала Маргарит.

— В 1265 году не было шприцев или врачей, способных вселить в вас нанотехнологии, — отметила Алекс.

— Нет, ничего такого не было. Мой сир изменил меня, прокусив запястье и прижав его ко рту, чтобы я выпила его кровь и нанороботов. Именно так обращаются большинство смертных, даже сегодня.

Алекс с отвращением сморщила нос при этой мысли. — Почему? Я имею в виду, я понимаю, что вы должны были тогда так делать, но в настоящее время есть шприцы, и нет необходимости в такой варварской ерунде.

Маргарит слегка улыбнулась. — Но это стало традицией.

— Болезненной, — сухо вставила Алекс.

— Да, но само изменение болезненней, и я думаю, твоя сестра согласится, что боль, которую сегодня испытал Мортимер, была слишком мала по сравнению с тем, что она сейчас испытывает. Кроме того, есть некоторые подозрения, что совместное использование одних и тех же нанотехнологий дает дополнительную связь, хотя никто еще этого не доказал.

Алекс просто смотрела на нее, едва слыша последнюю часть. Ее разум остановился на части «я думаю, твоя сестра согласится, что боль, которую сегодня испытал Мортимер, была слишком мала по сравнению с тем, что она сейчас испытывает ". Слова эхом отозвались в ее голове, когда она вспомнила мучительные крики Сэм и то, как она брыкалась на кровати. Подняв на Маргарит глаза, она дрожащим голосом спросила: — Сэм не…?

— Да, дорогая. Сэм изменяется, — серьезно сказала Маргарит.

Алекс начала резко подниматься на ноги, но так же быстро обнаружила, что она снова садится. Не по ее собственной воле.

Маргарит ласково похлопала ее по руке. — Сэм решила измениться, Александра. Это не было навязано ей. Она любит Мортимера. Они являются истинными спутниками жизни, и она хочет разделить свою жизнь с ним.

Алекс тупо смотрела на нее, ее разум воспринимал только то, что Сэм теперь тоже вампир, или будет, когда изменение закончится.

— Она все равно останется Сэм, — заверила Маргарит. — Она просто не заболеет и не состарится. Она также, вероятно, немного потолстеет.

Алекс моргнула. — Потолстеет?

— Ну, она нездорово худая, — заметила Маргарит. — Я подозреваю какие-то неполадки с щитовидной железой.

— Мама всегда таскала ее по врачам, но они ничего не нашли, — тихо сказала Алекс.

— Есть много врачей, которые еще не все знают, но нанороботы запрограммированы на то, чтобы привести своих хозяев в пиковое состояние и держать их там, — напомнила она ей. — Я не думаю, что Сэм когда-либо была на пике. Она скоро будет там.

Алекс просто сидела, слишком ошеломленная новостью о том, что ее сестра скоро станет вампиром, чтобы сказать или даже подумать о чем-нибудь, но затем спросила: — Когда она решила обратиться?

— На самом деле ты хочешь знать, как долго она знала о нас и не сказала тебе, — тихо сказала Маргарит.

Алекс не прокомментировала, но знала, что это действительно то, что она хотела знать. Она чувствовала себя немного преданной в данный момент. Сэм должна была сказать ей.

— Она не могла, если хотела остаться с Мортимером, и Сэм не позволили бы сохранить память, если бы она решила не оставаться с ним, — твердо сказала Маргарит, а затем добавила. — И она знала это с прошлого лета, но только недавно согласилась на обращение.

Когда она замолчала, Алекс с любопытством посмотрела на нее, чтобы увидеть краткую борьбу, происходящую на лице женщины, а затем Маргарит поморщилась и просто сказала: — Однако ты не должна допустить, чтобы тот факт, что Сэм теперь одна из нас, повлиял на твое решение.

— Какое решение? — спросила она, вздрогнув.

— Готова ли ты принять Кайла в качестве своего спутника жизни и тоже обратиться.

Она побледнела от этого предложения. — Стать вампиром?

— Нет, Бессмертной, — раздраженно ответила Маргарит. — И, пожалуйста, не говори глупостей о том, что это одно и то же. Я знаю, что теперь, когда я все объяснила, ты так не думаешь.

Алекс успокоилась.

— Ты меня больше не боишься, Алекс. И ты не боишься теперь Кайла, когда понимаешь, что мы собой представляем.

— Боюсь, — быстро сказала Алекс, но в ее голосе даже для нее самой было слышно мало убежденности.

— Нет, дорогая, это не так, — твердо сказала Маргарит. — Я могу читать твои мысли, и я знаю, что ты нас больше не боишься… по крайней мере, физически. Страх вернулся только после того, как упоминулся Кайл и возможность быть его пожизненной парой.

— Так и что же? Боюсь я или нет? — спросила сухо Алекс и ей очень хотелось знать, что думает женщина. В данный момент она сама была в замешательстве и не знала, что чувствует. Маргарит была права, она начала расслабляться и перестала бояться их всех, так как все поняла. Но в тот момент, когда Маргарит упомянула, что она спутница жизни Кайла, ее охватил ужас.

— Я считаю, что ты боишься, но только Кайла, и не того, что он причинит тебе физическую боль, а того, что он может эмоционально сделать тебе больно. Ты полюбила его, дорогая, — мягко сказала Маргарит. Я могу читать и чувствовать это в твоих воспоминаниях и мыслях. Ты с самого начала поняла, что он особенный, что ты можешь о нем заботиться. Ты использовала необходимость держать профессиональную основу между вами в качестве оправдания, чтобы защитить себя, но не могла заставить себя держаться подальше, ты чувствовала, что должна была найти оправдания, чтобы видеть его каждый день. Но ты не можешь поверить, что он может любить тебя, — грустно сказала Маргарит.

— Несмотря на то, что ты привлекательная, умная и успешная женщина… по какой-то причине ты не считаешь себя достойной любви.

Алекс сглотнула внезапный комок в горле и быстро моргнула, чувствуя, как они наполняются слезами. Слова Маргарит, несомненно, задели за живое.

— Я думаю, тебе стоит остановиться и спросить себя, почему, — серьезно сказала она. — Кто заставил тебя думать, что ты недостойна любви? Кто тебе сказал такое?

Алекс не нужно было много думать, ее ум сразу же вернулся в кулинарную школу и к ее первому опыту взрослой любви. Конечно, крушение поезда, подумала она со вздохом. Но, конечно, это не могло влиять на нее до сих пор?

— Я думаю, что это усугубило то, что уже росло внутри тебя, иррациональный страх, я думаю, но это не делает его менее страшным. Тебе придется поискать его поглубже, и я оставлю тебя. Тебе нужно многое подумать. Ты должна знать, что сделало тебя такой, какая ты есть сегодня, прежде чем ты сможешь пойти дальше и принять все, что Кайл может предложить тебе. Он любит тебя, Александра. Я тебе это обещаю. И он не может читать или контролировать тебя. Вы двое могли бы разделить замечательную жизнь вместе, если бы только ты смогла принять эту любовь. Но для этого тебе придется разобраться и противостоять своему прошлому.

Алекс молча наблюдала, как другая женщина встала и двинулась через комнату, но резко встала сама, когда Маргарит открыла дверь, чтобы показать Брикера, несущего бессознательного Кайла. Она поспешила к двери, но при виде его резко остановилась. При свете дня его раны выглядели еще хуже, чем на той темной дороге… и она просто оставила его там, подумала она со стыдом. Это был человек, который дарил ей только внимание и любовь, и она оставила его на произвол судьбы в таком состоянии.

— Ты считала его чудовищем, — тихо сказала Маргарит. — Это было прискорбно, но понятно в сложившихся обстоятельствах. Он не будет держать за это на тебя обиду.

Алекс начала двигаться, чтобы последовать за Кайлом, но ее ноги остановились почти сразу же и повернули ее обратно в комнату, неся ее к стулу, который она только что покинула. Маргарит снова взяла ее под контроль.

— Я помогу Брикеру с Кайлом. Лучшее, что ты можешь сделать для него прямо сейчас, это разобраться в себе, чтобы ты смогла любить его так, как он того заслуживает, — сказала Маргарит от двери, когда Алекс села. — Я должна предупредить тебя, что ты должна быть уверена в своем решении. Это необратимо. Если ты решишь не быть спутницей жизни Кайла, все воспоминания о нем будут удалены из твоего разума, и ты никогда не увидишь его снова, чтобы его вид не заставил эти воспоминания вернуться.

Дверь закрылась на этой ноте, и Алекс внезапно снова смогла двигаться. Она сразу же встала, но потом просто села обратно. Они просто возьмут ее под контроль и отправят обратно. Кроме того, ей нужно было многое обдумать.

Глава 16

Кайл открыл глаза и посмотрел на потолок над головой, ожидая, когда боль вернется и поглотит его, как это было каждый раз, когда он просыпался в этой комнате в течение последних нескольких часов. Ничего не произошло. Боль исчезла. На мгновение он почувствовал облегчение, но потом подумал, что лучше быть уверенным, прежде чем слишком обрадоваться. Он попытался пошевелить различными конечностями и пальцами, чтобы проверить боль, но замер и посмотрел в сторону, когда шорох достиг его ушей.

— Ты проснулся, — Алекс ровнее села в кресле рядом с кроватью.

Он с удивлением воспринял ее робкую улыбку, а затем с трудом сел, забыв о своем беспокойстве, что боль может вернуться. — Ты здесь.

— Да, — она поколебалась, а потом спросила: — Ты хочешь, чтобы я ушла? Я пойму, если ты расстроился из-за того, что я тебя бросила…

Кайл поймал ее руку, когда она встала. — Нет. Останься.

Он держал ее, пока она не села обратно, а затем похлопал по руке и заверил ее: — Я не сержусь на это. Должно быть, тебе было страшно, когда ты увидела мои клыки. Я плохо со всем справился. Я должен был отослать тебя прежде…

— Ты только что попал в ужасную аварию, Кайл, — перебила она. — Ты плохо соображал. Я должна была остаться, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке, и позволить тебе объяснить.

— Я так понимаю, кто-то объяснил тебе все, пока я выздоравливал? — спросил он.

Алекс кивнула. — Маргарит.

Кайл молча поблагодарил женщину. Какое облегчение, что Алекс больше не смотрит на него, как на монстра. Он подозревал, что пройдет много времени, прежде чем он забудет ужас, который побледнел на ее лице, когда он позволил своим клыкам выскользнуть и ворваться в мешок с кровью. Это был один из немногих случаев в его жизни, когда он чувствовал себя дьяволом, каким его вид был провозглашен.

Он оглянулся и увидел, что она смотрит на свои руки, нервно скручивая их на коленях. Зрелище заставило его нахмуриться. В то время как Маргарит объяснила все, и, казалось, Алекс явно приняла это, ее еще что-то беспокоило.

— В чем дело? — тихо спросил он.

Алекс облизнула губы и выпалила: — Маргарит сказала, что ты любишь меня.

— Да, полагаю, что люблю, — признался он. Хотя прошло чуть больше недели, сколько времени на самом деле требовалось времени, чтобы узнать, что ты любишь кого-то? Он подозревал, что иногда она (любовь) медленно растет, как благоухающий цветок, который распускается и распускается, но иногда она может быть быстрой. Кроме того, благодаря нанотехнологиям у бессмертных было преимущество. Они знали с уверенностью, что если человек был его спутником жизни, они могли расслабиться и наслаждаться человеком без всех вопросов о том, подойдут ли они и так далее. И это было то, что Кайл делал на протяжение прошлой недели, наслаждался ее независимостью, ее решимостью, ее амбициями, ее творчеством, ее страстью к приключениям. Она была эффектной женщиной и идеально подходила ему в некоторых отношениях и дополняла его в других. В то время как он был организован, она была хаотичной, творчески мыслящей. Они уравновешивали друг друга и одновременно учили друг друга разным вещам.

— Она сказала, что я тоже тебя люблю, — тихо сказала Алекс, все еще не отрывая взгляда от ее рук.

— Она права? — спросил он, а затем затаил дыхание, молясь об ответе, который он хотел.

— Да… нет… — она поморщилась и наконец встретилась с ним взглядом. — Я была потрясена, когда увидела твои клыки. Я сразу же подумала, что я влюбилась в монстра, и единственное, о чем я могла думать в тот момент, было то, что ты хотел меня только в качестве донора крови и секс-игрушки.

— Нет, Алекс, я… — начал Кайл, но она продолжала.

— Маргарит сказала, что я использую это как предлог, чтобы не вступать в отношения и не рисковать пострадать, и она была права. Я много думала, пока ты выздоравливал, и, в основном, я пришла к выводу, что я довольно запуталась, — призналась она с сухим смехом.

Кайл нахмурился от беспокойства. — Мне казалось, нам было хорошо и что мы вместе.

— О, — Алекс отмахнулась от этого. — Конечно, мне тоже казалось, что мы вместе, но… — она вздохнула и сказала: — Помнишь, я говорила тебе, что мы переезжали каждый год, пока мне не исполнилось десять, и из-за этого было трудно заводить друзей?

Он кивнул.

— Ну, дело в том, что я заводила друзей, но потом мы переезжали, я заводила новых друзей, а потом мы снова переезжали. Это происходило снова и снова, и когда дедушка переехал к нам, чтобы остаться насовсем, это было проще, чтобы он был моим лучшим другом и доверенным лицом. Потом он умер и тоже оставил меня. — Она поморщилась. — Мне стало казаться, что у меня никого не должно быть. Они все либо умерли, либо бросали меня.

— Понимаю, — пробормотал Кайл, и он действительно понимал, как это могло казаться ребенку. — У тебя не было друзей в старшей школе?

Алекс отрицательно покачала головой. — К тому времени я достигла неловких подростковых лет и была застенчивой… и это не помогло, также и в старшей, Я должна была заботиться о Джо и Сэм после смерти дедушки. Это означало, что я никогда не могла принимать приглашения сходить куда-нибудь после школы или по выходным. Мне было довольно одиноко. Она поморщилась и добавила: — Но потом я пошла в кулинарную школу, и для меня словно весь мир открылся. Я была в чужой стране, встретила много новых и интересных людей, подружилась и …

— И что? — подсказал он.

— И еще там был Джек, — Алекс поморщилась. — Я познакомилась с ним в первую неделю учебы. Он тоже был из Канады, маленького городка в Южном Онтарио. Он говорил по-французски, был красивым, веселым, обаятельным, и я ему нравилась. Весь первый год я была на небесах. Все было замечательно. Мы с Джеком всегда были вместе и даже много вместе учились. Он сказал, что любит меня.

Кайл почувствовал, как напрягся его рот. Отчасти из-за ревности, хотя он не имел на это права, а отчасти из-за того, что слова прозвучали жалобно, намекая на очень старую, очень глубокую боль, которая вызывала у него желания выследить этого Джека и сломать шею за то, что он сделал.

— Затем наступило время последнего проекта, — продолжила она. — Мы должны были показать наше личное творчество, придумав собственный рецепт, что-то новое и необычное. Спасибо дедушке, для меня это был легкий ветерок. Он всегда поощрял мои эксперименты. Я привыкла к этому и быстро решила, что я буду делать и заранее экспериментировала с рецептом в моей квартире, чтобы получить его совершенным. Я сделала Джека тестером вкуса. Кажется, это была большая ошибка, — сухо сказала она. — На следующий день после урока, когда мне пришлось создавать блюдо, меня вызвали в школу. Кажется, мой рецепт был точной копией рецепта другого студента, который представил то же самое ранее в тот же день.

— Джек.

Алекс серьезно кивнула. — Я сказала, что, должно быть, произошла какая-то ошибка, что Джек никогда не украдет мой рецепт, и они стали спрашивать меня, как я придумала рецепт и почему я добавила то или это. — Она грустно улыбнулась. — Каким-то образом я оказалась на теме дедушки и рассказала им, как он заставлял меня готовить и экспериментировать с рецептами и так далее. Потом они попросили меня подождать в приемной. Когда я вышла, Джек только что пришел, и его сразу же приняли.

Алекс сжала губы. — Я все еще думала, что это какая-то ошибка. В конце концов, Джек любил меня. Но дверь кабинета была очень тонкой, и я слышала каждое слово. Он обвинил меня в краже рецепта. Это потрясло меня, и я едва заметила, что он не мог ответить на вопросы о том, как он придумал рецепт или почему он добавил то или это. Когда они позвали меня присоединиться к ним, я испугалась, что они поверят, что я действительно украла его.

— Конечно, они не поверили, — твердо сказал Кайл.

— Нет, не поверили, — согласилась она. — Они сказали, что очевидно, что Джек украл его. Что он был, в лучшем случае, посредственным поваром, в то время как я с самого начала показала задатки первоклассного повара. Его выгнали из школы с позором, и они извинились за то, что заставили меня отвечать на их вопросы, и отпустили нас.

— Как Джек это воспринял? — спросил Кайл, подозревая, что знает ответ.

— О, он совсем не обрадовался, — сказала она с гримасой. — Я подождала, пока мы выйдем, а потом спросила, почему он сделал то, что сделал, когда сказал, что любит меня. Он просто взорвался, крича: Люблю тебя? Как кто-то может любить тебя? Ты глупая уродливая корова. Я обратил на тебя внимание только потому, что ты хорошо готовишь, а я хотел закончить кулинарную школу. — Она сморщила нос. — Было еще много чего, но ты понял основную мысль. Джек был довольно неприятен.

— И он подтвердил то, что ты чувствовала внутри себя, что ты не должна никого любить, — сказал Кайл с пониманием.

Алекс торжественно кивнула. — Это была новая версия старой кнопки. Все, кого я любила, бросали меня, умирали или вообще не любили и предавали …

Она отвела взгляд, а затем призналась: — И хотя я знаю, что это иррационально, что Бог не забрал дедушку, потому что он любил меня, а я любила его, и что Джек был большим придурком… — она беспомощно пожала плечами. — Это не делает меня менее напуганной, что если я позволю себе любить и доверять тебе, ты не будешь …

Кайл поймал ее руку своей и подождал, пока она посмотрит на него, прежде чем сказал: — Тогда не доверяй мне. Доверься нанотехнологиям.

Она в замешательстве моргнула. — Я не понимаю.

— Разве Маргарит не объяснила тебе, что такое пожизненная пара, когда объясняла все остальное? — спросил он нахмурившись.

Алекс покачала головой. — Она сказала, что оставит это тебе.

Кайл кивнул, а затем взял минутку, чтобы построить свои мысли, прежде чем сказал: — Пожизненная пара-это тот человек, с которым Бессмертный может прожить свою очень долгую жизнь счастливо. Ни один из них никогда не отойдет от другого, никогда не предаст другого, никогда не перестанет любить друг друга. Бессмертный скорее вырвет свое сердце и съест его, чем причинит вред своей половинке… а ты моя половинка.

Алекс нахмурилась. — Откуда ты знаешь, что это Я? Возможно…

— Маргарит объяснила тебе наши способности? Что мы можем читать и контролировать смертных? — спросил он.

Алекс кивнула. — Но она сказала, что ты не можешь читать и контролировать меня.

— Да. Правильно. Это — то, как я узнал, что ты моя пожизненная пара, — сказал он твердо.

— И все? — спросила она, нахмурившись.

— Это гораздо важнее, чем тебе кажется, — сказал он с усмешкой. — Видишь ли, мы можем не только читать и контролировать смертных, но и читать мысли других бессмертных, если они их не охраняют. Это означает, что большинство бессмертных проводят свое время, охраняя свои мысли в компании других. Мы никогда не расслабляемся, мы всегда должны быть начеку. Но со спутником жизни мы можем расслабиться и не охранять свои мысли.

— И ты не можешь читать или контролировать меня? — спросила она медленно.

— Нет, не могу, — заверил он ее.

Подозрение немедленно наполнило ее глаза. — Маргарит тоже так сказала, но я думала об этом, и мне кажется, что вчера вечером кто-то контролировал меня в ресторане. Я проснулась на диване в первый раз и начала натягивать свою одежду, готовясь к быстрому побегу, но затем внезапно я сняла одежду и пошла в душ.

— Это был Брикер, — виновато признался Кайл. — Я кормился на кухне, а он послал тебя принять душ, чтобы ты не увидела.

Ее глаза сузились, но она просто сказала — А той ночью, когда ты помог мне в ресторане? Я не была уверенна, что оставлю тебя, а потом вдруг я…

— Снова Брикер. Я действительно не могу читать или контролировать тебя, Алекс. Я бы не стал врать об этом. Это не принесет нам никакой пользы, — заверил он ее. — Но ты не должна верить мне на слово. Есть и другие признаки пожизненных пар.

— Как что? — быстро спросила она.

— Они обычно идеально подходят друг другу, подходят или дополняют друг друга по темпераменту и вкусу. Кажется, нанороботы распознают души и сопоставляют их. И мы дополняем друг друга, Алекс. Ты более творческая по сравнению с моим более логичным умом, мы работали вместе очень хорошо с тех пор, как я приехал.

Она неохотно кивнула. — Это действительно так. Ты справился с деловой стороной так, как мечтать нельзя было.

— А ты готовишь, как во сне, — заверил он ее.

Она слабо улыбнулась, но сказала: — Как еще можно узнать, что ты пожизненная пара?

— Появление пожизненной пары имеет тенденцию омолаживать Бессмертного. Мы вдруг начинаем наслаждаться больше вещами.

— Какого рода вещами? — сразу спросила она.

— Едой, — ответил он, выбирая более легкий предмет. — Я не выношу ни вкуса, ни даже запаха еды уже больше тысячелетия, но после встречи с тобой я обнаружил, что мой аппетит вернулся. Кажется, я только и делал, что ел с тех пор, как встретил тебя.

— Сначала это было правдой, но мы мало ели в воскресенье вечером перед аварией, — сухо указала она.

— Да, ну, секс — это другой аппетит, который вернулся, — признался он с легкой улыбкой, а затем спросил: — Неужели ты не заметила, что это было довольно… взрывоопасно?

Алекс покраснела. — Да, но…

— Это из-за совместного удовольствия, что испытывают только пожизненные пары.

Алекс неуверенно посмотрела на него. — Совместное удовольствие?

Кайл похлопал по кровати рядом с собой. — Иди сюда.

— Зачем? — осторожно спросила она.

— Легче показать, чем сказать, — сказал он спокойно, и когда она все еще колебалась, добавил: — Я обещаю показать тебе настолько, чтобы ты поняла яснее, и тогда мы закончим наш разговор.

Вздохнув, Алекс встала и подошла к кровати, а затем осторожно села на край.

— Прикоснись ко мне, — сказал Кайл.

Она подняла бровь, а затем посмотрела на его широкую грудь. Они сняли с него одежду, когда привели его в дом. Под простыней, прикрывавшей его ниже пояса, он был совершенно голый. Алекс посмотрела на доступную плоть, а затем осторожно потянулась, чтобы слегка провести пальцами по его руке.

Кайл невольно напрягся, когда медленное покалывание пробежало по его коже вслед за ее прикосновением, но Алекс просто взглянула на него. — Что я должна почувствовать?

Глаза Кайл расширились, и он понял проблему. Она тоже должна быть взволнована, чтобы испытать то, что он описал. Цокнув языком, он запустил руку ей в волосы, обхватив ее голову. Он начал притягивать ее ближе, но она положила руку ему на грудь, останавливая.

— Подожди. Что…?

— Доверься мне, — тихо настаивал он, а затем поморщился и добавил: — Доверься нанотехнологиям.

Алекс прикусила губу, но кивнула и позволила ему притянуть ее ближе. Кайл сначала слегка поцеловал ее, соблазняя, только коснувшись ее губами, нежно дразня ее, пока ее губы не раскрылись, приглашая сделать более глубокий поцелуй. Он дал ей то, что они оба хотели, и на короткое время углубил поцелуй, лаская ее язык своим. Однако, кроме его руки на ее голове, он не прикасался к ней, и он прервал поцелуй при ее первом стоне.

Они оба дышали тяжелее, чем обычно, когда он отступил. Его голос был грубым, когда он сказал: — Теперь прикоснись ко мне.

Алекс медленно открыла глаза и встретила его взгляд. Затем она опустила глаза и снова неуверенно протянула руку. На этот раз она коснулась его груди, ее пальцы начали с ключицы и скользнули вниз, пока они не коснулись его соска, она с удивлением отдернула руку.

— Я почувствовала это, — сказала она в замешательстве, и ее пальцы потянулись к ее груди, как будто она хотела стереть покалывание, которое она вызвала у него легким прикосновением.

— Да. Пожизненная пара испытывают удовольствие друг друга, — сказал он хрипло. — Вот почему я никогда раньше не позволял тебе прикасаться ко мне. Ты почувствовала бы это и у тебя возникли бы вопросы, на которые я просто не мог дать объяснения, поэтому я… — он замолчал, у него перехватило дыхание, когда Алекс внезапно провела рукой по его паху через одеяла. Она определенно изучала это, решил он мрачно, когда увидел, что с ее губ тоже слетел вздох.

— Верно, — сказал он, затаив дыхание. — Мы должны вернуться к…

— Через минуту, — пробормотала Алекс. На мгновение он почувствовал облегчение, когда она убрала от него руку, но потом она просто стянула одеяла до его коленей. В тот момент, когда одеяло было отброшено в сторону, она обвила пальцами вокруг его эрекции, и Кайл закрыл глаза от удовольствия, когда ее теплая мягкая рука скользнула вниз к основанию, мягко сжимая его. В следующее мгновение он вскрикнул и в шоке открыл глаза, почувствовав, как что-то теплое и влажное сомкнулось на кончике. Она наклонилась, чтобы взять его в рот.

Это была действительно плохая идея, решил Кайл, когда Алекс обвила языком вокруг головки и сильно всосала. Черт, подумал он ошеломленно, они никогда не закончат этот разговор, если она…

Алекс резко остановилась и села, чтобы уставиться на него широко раскрытыми глазами. — Я это почувствовала.

— Да, — кивнул он, наполовину благодарный, что она остановилась, наполовину желая, чтобы она продолжила.

— Я серьезно это чувствовала. Не то, чтобы у меня был пенис или что-то еще, но каждое прикосновение и лизание посылали ударные волны удовольствия через меня тоже.

— Oui. Я знаю, — сказал он с гримасой, обратно накрываясь простынёй. Лучше бы они заканчивали этот разговор. — Вот почему это называется общим удовольствием. Только пожизненные пары испытывают это.

— Таким образом, ты чувствовал это каждый раз, когда целовал и ласкал меня? — спросила она с удивлением.

Он кивнул.

— Черт побери, — выдохнула она, а потом вдруг протянула руку и ущипнула его за сосок… сильно.

Кайл рявкнул от боли и удивленно посмотрел на нее. — Зачем ты это сделала?

— Прости, — пробормотала она, с хмурым взглядом похлопывая его по руке. — Я просто хотела посмотреть, почувствую ли я также твою боль.

— Нет, так это не работает, — сухо сказал он, потирая место.

— Хм. Интересно, почему нет.

Покачав головой, Кайл натянул одеяла до самых подмышек на случай, если у нее возникнет соблазн попробовать другие эксперименты, и сказал: — Дело в том, что мы определенно пожизненная пара. Только пожизненная пара испытывают общее удовольствие. — Протянув руку, он поймал ее руку и торжественно добавил: — Я люблю тебя, Алекс, но я понимаю, если все это кажется внезапным, и у тебя есть некоторые сомнения в моих чувствах к тебе. Все нормально. Ты не должна доверять только мне, Алекс. Доверяй нанотехнологиям, пока не научишься доверять мне.

Алекс молча смотрела на Кайла, ее разум работал во всю. Все происходило так быстро, и она хотела, чтобы это замедлилось. На кону была вся ее оставшаяся жизнь, и она хотела бы больше времени подумать, но знала, что у нее нет такой роскоши. Маргарит объяснила, что ей нужно принять решение в ближайшее время, что они не могут позволить ей уйти со знаниями, что у нее есть, пока она не примет решения. Женщина сказала, что Алекс не должна соглашаться на изменение сразу, но она должна решить, прежде чем ее выпустят из дома. Это было для защиты их людей. Они не сохранили бы свой секрет до этого времени, если бы давали знание о себе кому попало.

Алекс знала, что Кайл ждет ответа, но это было так трудно. Она думала, что любит Кайла, или она определенно была в этом направлении. Мужчина был великолепен в ее глазах, и внимателен, и умен, и сексуален, и за секс с ним можно было умереть… и он был прав, они хорошо работали вместе и уравновешивали друг друга. Но она думала, что Джек тоже ее любил. Она бы тогда поставила свою жизнь на то, что он любил. И теперь ужасно боялась, что совершит еще одну ошибку, если скажет «да».

У нее в голове происходил спор. Другой вариант — никогда больше не видеть Кайла. Никогда. Больше никаких поцелуев, никакого смеха с ним, никакого удивительного секса, никаких больше его раздражающих попыток помочь ей, когда она была полна решимости доказать свою независимость.

Алекс балансировала между да и нет, когда раздался стук в дверь. Она практически спрыгнула с кровати, сказав: — Я открою.

Она услышала, как Кайл вздохнул позади нее, и знала, что он был разочарован, когда их прервали, но она была рада, что у нее есть повод отложить решение. Она открыла дверь с небольшой улыбкой, которая превратилась в «о» от шока, когда она увидела Сэм, стоящую в коридоре. Они не позволяли ей видеться с сестрой с момента ее прибытия почти двадцать четыре часа назад, настаивая, что было лучше подождать, пока она не закончит свою трансформацию и не почувствует себя готовой к этому. Теперь Алекс смотрела на женщину перед ней с разинутым ртом. Сэм поправилась. Она больше не была Олив Ойл, а имела кое-какие изгибы, и ее глаза больше не доминировали над ее лицом, но подчеркивали его. Они даже счастливо переливались серебром, теперь окрашивающим их. Кроме того, ее волосы были здоровыми и блестящими, а кожа, казалось, сияла здоровьем и счастьем. Она была идеальной Сэм, почти сногсшибательной.

— Ну? — Спросила Сэм с усмешкой. — Что ты думаешь?

— О Боже мой! — Алекс завизжала и обняла ее. — Ты выглядишь великолепно.

— Я чувствую себя великолепно. — Сэм усмехнулась и обняла ее в ответ, а затем добавила: — И эта проклятая ушная инфекция, наконец, ушла.

— Правда? — Спросила Алекс, отстраняясь, чтобы посмотреть на нее. Сэм довольно долго страдала от повторяющейся ушной инфекции. Это было очень тревожно для Алекс и Джо, которые были обеспокоены, что это может быть симптомом основной и более зловещей проблемы.

— Правда, — со счастливым вздохом сказала Сэм, затем посмотрела мимо нее на Кайла и нахмурилась. — Я пришла не в то время, не так ли? Они сказали, что ты в раздумьях с тех пор, как пришла сюда, и собираешься сказать Кайлу свое решение, когда он проснется, но ты еще не сделала этого, не так ли?

— Ты читаешь мои мысли? — спросила Алекс нахмурившись.

Сэм засмеялась. — Нет. Я пока не могу этого делать. Но Кайл не выглядит счастливым, и я могу сказать…

— С ним все будет в порядке. — Алекс оглянулась на Кайла и сказала: — Я сейчас вернусь, — когда она оттолкнула Сэм от двери и вышла, чтобы присоединиться к ней. Она закрыла дверь и повернулась к сестре. — Что мне делать?

— Насчет чего? — неуверенно спросила Сэм.

— Согласиться мне быть пожизненной парой Кайла или нет? — сказала нетерпеливо Алекс, и ее сестра нахмурилась.

— Маргарит сказала, что ты любишь Кайла, — наконец сказала она в замешательстве.

— Она сказала мне тоже самое, — призналась Алекс со вздохом. — И я почти уверена, что люблю.

— Тогда скажи «да», — сразу же сказала Сэм с облегчением.

— А что, если он меня не любит? — сказала с тревогой Алекс. — Он говорит, что любит, но и Джек тоже…

— О, сладкая, — прервала Сэм вздохом. — Джек был задницей. Кайл никогда бы не поступил с тобой так, как Джек.

— Ты не можешь знать наверняка, — запротестовала Алекс.

— Могу. Он бессмертный. С ними все по-другому. Мне потребовалось много времени, чтобы увидеть это, но это так, — она с отвращением покачала головой и пробормотала: — Клянусь, если бы мама с папой были здесь, я бы сказала им пару слов.

Алекс удивленно подняла брови. — Мама и папа тут не причем.

— Тогда почему мы так облажались?» — спросила она сухо. — Их не было рядом большую часть времени, Алекс. И когда они были, они были довольно критичными и требовательными, а не любящими и поддерживающими, — её рот горько скривился. — Ты знаешь, что я заставила Мортимера ждать, оставила в висячем положении на восемь месяцев, прежде чем согласилась на поворот? Почему? Потому что я не чувствовала, что смогу удержать его внимание, что это какая-то ошибка, что он не может любить меня. Я боялась, что он вдруг заметит, что я недостаточно хороша и идеальна, как мама с папой всегда настаивали на том, какими мы должны быть. Не только мой бывший заставлял меня чувствовать себя так. Потому что мама и папа, похоже, любили этот чертов бизнес больше, чем нас.

Алекс смотрела на нее широко раскрытыми глазами, узнавая каждое чувство, которое она только что описала. Было немного шокирующе осознавать, что Сэм чувствовала себя так же. — Думаешь, Джо так же себя чувствует?

— Я так не думаю, — вздохнула Сэм. — Она была моложе, и мы обе заботились о ней и давали ей любовь и поддержку, которых не давали нам мама и папа.

Они помолчали в течение минуты, а потом Сэм сказала: — Я знаю, ты боишься совершить ошибку, и я знаю, что это страшно. Но если ты любишь Кайла, скажи да, Алекс. Альтернатива — потерять его навсегда, а также…

Алекс подняла бровь. — А также что?

Сэм поколебалась, но потом покачала головой. — Ничего. Просто рискни и скажи «да». Я знаю, что Джек причинил тебе боль, но ты бы предпочла не наслаждаться годом, который у тебя был до того, как он предал тебя? Ты действительно хочешь отказаться от многовекового счастья с Кайлом на всякий случай, если что-то пойдет не так в будущем? Он прожил более двух тысяч лет и никогда не встречал пожизненную пару до этого. Поверь мне, он будет лелеять тебя.

— Две тысячи лет? — ахнула Алекс.

— О. — Сэм поморщилась. — Я думала ты знаешь.

— Две тысячи? — спросила Алекс.

— Да, он родился в 280 году до нашей эры. Он довольно старый, да?

— Это преуменьшение, тебе не кажется? — сухо спросила Алекс. — Он чертовски древний.

— Да. — Сэм кивнула. — Но он все равно хорошо выглядит.

Алекс фыркнула от смеха, а затем вздохнула и устало провела рукой по волосам.

— Ты выглядишь измученной, — сочувственно сказала Сэм.

— Я не спала с тех пор, как приехала сюда, — призналась Алекс.

У Сэм поднялись брови. — Почему?

— Я тут думала… Пыталась решить, что делать.

— Алекс, ты никогда не была хороша в принятии решений, когда была истощена. Поспи немного. Это прояснит твою голову, и тогда ты сможешь принять решение.

— Ты права, — Алекс поморщилась. Она всегда была немного как в тумане, когда была истощена, и была сильнее всего истощена в этот момент, чем когда-либо в своей жизни, как духом, так и телом. Между нападением, переходом ее отношений с Кайлом на следующий уровень, а затем и всей этой вампирской историей, многое произошло за очень короткое время. Было достаточно трудно принять решение после хорошего ночного сна, но без него это казалось невозможным.

Сон определенно казался хорошей идеей, но Кайл ждал.

— Я скажу ему, что ты ушла отдыхать, — тихо сказала Сэм, когда Алекс неохотно посмотрела на дверь спальни, перед которой они стояли.

— Спасибо, — с облегчением сказала Алекс и повернулась к комнате, куда Маргарит привела ее, когда они разговаривали.

— Алекс.

Она остановилась у двери и вопросительно оглянулась.

— Я люблю тебя, — тихо сказала Сэм. — Независимо от твоего решения, я хочу, чтобы ты знала, что я люблю тебя. Я не хочу, чтобы ты это забывала.

Алекс вопросительно улыбнулся. — Я тоже тебя люблю, Сэм.

Сэм грустно улыбнулась и повернулась, чтобы войти в комнату Кайла, а Алекс повернулась к двери, желая, чтобы у нее была карта или буклет с инструкциями к жизни. Она просто хотела, чтобы кто-то другой сказал ей, что делать, какое решение было правильным. Должна ли она порывисто прыгать за любовью или будет умнее стоять на берегу и смотреть, как уплывает лодка любви?

— Лодка любви, — с отвращением пробормотала она, входя в комнату. А теперь она стала совсем слабой. Ей определенно нужно поспать.

Глава 17

Алекс проснулась с легким вздохом удовольствия и потянулась в постели. Она чувствовала себя потрясающе, абсолютно потрясающе. Она заснула, как только легла на кровать, а потом ей снились довольно эротические сны, и все они были с участием Кайла. Черт, он был так же хорош в ее снах, как и в реальной жизни. И он говорил удивительные вещи в ее снах, лелея ее своим телом. Он рассказал ей все, что любил в ней, от носа до упрямой решимости доказать, что она может сделать все, что захочет. Кайл также сказал, что будет любить ее вечно.

Возможно, это был просто сон, но Алекс собиралась принять его как предзнаменование и сказать «да». Даже одна ночь с ним стоила любой боли, которая могла бы быть впереди. Кроме того, не в ее характере было воздерживаться от чего-то из страха; в противном случае Алекс никогда бы не рискнула и не открыла бы первый Ла Бонн Ви… или второй, если уж на то пошло. Должно быть, она была невероятно истощена после всего, что пережила, в противном случае Алекс была бы уверена, и не была бы так смущена и неуверена к тому времени, когда Кайл проснулся от исцеления.

Стук в дверь привлек ее внимание, и она села на кровати, посмотрев на дверь. — Да?

— Доброе утро, — весело сказал Кайл, открыв дверь и войдя. — Или добрый вечер, наверное. Уже конец дня.

— Привет, — Алекс улыбнулась, она с любопытством перевела взгляд на поднос, который он нес, и на сумку, висящую на его руке.

— Я принес тебе перекусить, и одежду, чтобы потом переодеться, — объявил он, ставя поднос на изножье кровати и бросая большую сумку рядом с ней.

— Спасибо, — удивленно сказала Алекс, глядя на поднос. На нем стояла тарелка с каким-то сэндвичем и чашка дымящегося кофе, а потом она перевела взгляд на Кайла, который направлялся к двери так же быстро, как и вошел.

— Не торопись, встретимся внизу, — сказал он и выскользнул из комнаты, закрыв за собой дверь.

Алекс посмотрела на поднос, затем откинула одеяла и подползла к краю кровати, чтобы взять кофе. Он уже был приготовлен со сливками и сахаром так, как ей нравилось. Женщина улыбнулась и сделала глоток, подумав о том, что Кайл быстро узнал ее симпатии и антипатии. Кофе был восхитительным, так же как и сэндвич с поджаренным беконом, салатом и с помидорами, и она быстро съела все, прежде чем потянуться за сумкой с одеждой. Она была очень большой, и вскоре Алекс поняла почему. В ней были кроме чистых джинсов, свитера, трусиков и лифчика, также лыжный костюм, теплые носки, шапка, перчатки и ботинки. Казалось, они куда-то едут.

Алекс быстро приняла душ, перед тем как одеться. Когда она спустилась по лестнице в тяжелых ботинках, то обнаружила, что Кайл так же снаряжен и ждет у входной двери, и надеялась, что он ждал там недолго.

— Так что же происходит? — с любопытством спросила она, когда дошла до подножия лестницы. — И где все остальные?

— Брикер и Мортимер в гараже на заднем дворе, а Сэм на кухне, — ответил Кайл, поворачиваясь, чтобы открыть входную дверь.

— Пойдем.

— Куда? — Алекс взглянула на ночное небо, а затем вышла и остановилась с удивлением, когда она увидела ожидающий снегоход. — Что…?

— Ты сказала, что всегда хотела покататься на снегоходах, но у тебя не было времени, поэтому я попросил ребят взять напрокат один для меня, — объявил Кайл, ведя ее к машине. Он снял с сиденья снегохода два шлема и протянул ей один, после чего надел свой.

Алекс просто держала шлем и молча смотрела на него, вспоминая разговор, о котором он говорил. Она была поражена, что Кайл вспомнил, и еще больше удивлена, что он взял на себя труд арендовать один для нее.

— Рассел показал мне, как им управлять. Я поведу первым, а затем покажу, как управлять им, чтобы ты смогла меня покатать, — объявил он, а затем запустил двигатель. Разговор был невозможен из-за громкого рева двигателя. Когда Кейл повернулся, жестом показывая ей садиться, Алекс надела шлем и двинулась вперед, молча качая головой на то, что он пошел на это. Это было действительно очень мило, и не в первый раз он был такой заботливый. Она довольно быстро поняла, что этот человек никогда в жизни не занимался антиквариатом в тот день, когда они пошли по магазинам, и подозревала, что он предложил это исключительно для того, чтобы угодить ей и сохранить ее счастливой во время вынужденного отдыха после травмы головы.

Алекс не знала, как он узнал, что она любит антиквариат, но подозревала, что Сэм предложила это. А потом он взял на себя бизнес, чтобы она могла готовить. Она знала, что он предпочитал это готовке, но на самом деле ему не нужно было этого делать. Кайл был здесь в отпуске, но отказался от своего времени, чтобы помочь ей. Он был очень щедрым и дающим человеком.

Кайл оседлал машину, а затем махнул ее сесть позади него. Как только она это сделала, он потянулся назад, чтобы поймать ее руки и обвить их вокруг своей груди, а затем рев двигателя снегохода внезапно стал громче. Алекс крепче схватилась за него, когда они подпрыгнули вперед и полетели через передний двор, но она завизжала и нырнула головой за спину, когда Кайл повернулся, чтобы отправить их в полет над небольшой кучей снега, которая появилась после чистки дорожки.

Они приземлились с грохотом, а затем он помчался вокруг дома на задний двор. Сначала Алекс была слишком занята, пытаясь удержаться, чтобы действительно обратить внимание на что-то еще, но когда он направился к деревьям, она оглянулась и затаила дыхание. Ветви густых вечнозеленых деревьев были покрыты новым снегом, который искрился в свете фар снегохода; но действительно сияли дубы и клены, их ветви были покрыты льдом от предыдущих снегопадов, которые растаяли, и они блестели, как алмазы, когда свет попал на них. Это было прекрасно.

Она была удивлена, когда Кайл внезапно остановил машину и просто сидел и смотрел вперед. Затем он сказал именно то, о чем она подумала. — Красиво, не правда ли?

Алекс улыбнулась и крепче обняла его, шепча: — Я люблю тебя.

Кайл замер, а затем резко повернулся на сиденье, приподняв щиток шлема, чтобы лучше видеть ее. — Что?

Алекс тоже подняла щиток и твердо сказала: — Я люблю тебя, и я готова измениться.

Вместо того чтобы казаться быть довольным, он нахмурился. — Ты уверена? Я имею в виду, сегодня утром в моей комнате ты казалась смущенной и напуганной и…

— Сегодня утром я была измучена, — твердо перебила Алекс, а затем указала, — Последние пару дней были тяжелыми, много чего произошло и мало сна. Я была в полном беспорядке этим утром.

— А теперь? — спросил он неуверенно.

— Теперь я немного поспала, — мягко сказала она. — И я все еще боюсь, что мне будет больно, я люблю тебя, и мне кажется, что это стоит риска.

— Я бы хотел, чтобы ты не боялась, — пробормотал Кайл, поднимая руку в перчатке, чтобы провести пальцем по ее щеке. — Хотел бы я убедить тебя, что люблю тебя и не причиню тебе боли.

— Время покажет, — тихо сказала она.

Кайл крепко обнял ее и вздохнул. — Надеюсь, я никогда не столкнусь с этим Джеком. Будет тяжело не свернуть ему шею за то, что он сделал тебе больно.

Алекс рассмеялась. — Дело не только в Джеке. Он был просто глазурью на торте, которая сделала меня такой. Кроме того, ты уже встречался с ним. Или, по крайней мере, говорил с ним, — добавила она.

— Что? Я не встречался с Джеком.

— Жак Турнер, — сухо сказала она. — Питер сказал, что Жак пытался нанять тебя, забрав у меня. Не так ли?

— Да, это так. Он звонил. Но он представился Жаком, а теперь ты говоришь, что он твой Джек? — спросил он, нахмурившись.

— Он не мой, — сказала Алекс с гримасой, а затем объяснила: — Он был Джеком, когда я знала его в кулинарной школе. Он изменил свое имя юридически на Жак Турнье перед открытием Чез Джой. Думаю, он решил, что вместо диплома французской кулинарной школы подойдет французское имя. Он всегда был ослом, — сухо добавила она.

— Он твой самый большой конкурент? — Спросил Кайл мрачным голосом.

Алекс кивнула. — В значительной степени. Он… — она замолчала от удивления, когда он внезапно повернулся и снова завел двигатель. Она нахмурилась, не в силах спросить, что происходит. Он не услышит ее из-за двигателя. Все, что она могла сделать, это крепко держаться, когда он внезапно послал снегоход вперед.

Алекс не сильно удивилась, когда Кайл направился прямо к дому, но она была заинтригована.

— Что случилось? — спросила она, как только они оказались перед домом, и он снова выключил двигатель.

— Ничего, — пробормотал он, слезая с машины и шагая к дому. — Мне просто нужно с кем-нибудь поговорить.

Алекс сузила глаза и поспешила за ним. — Ты не пойдешь за Джеком.

Кайл не ответил, но вошел в дом и крикнул: — Сэм?

— Да? — она высунула голову из-за двери на кухню, вопросительно подняв брови.

— Можешь позвонить Мортимеру и Брикеру в гараж и попросить их прийти сюда? — спросил он, снимая сапоги. — Мне нужно с ними поговорить. Это важно, — добавил он, закончив с сапогами и поднявшись наверх в полном снаряжении для снегохода.

Выругавшись, Алекс сбросила с себя ботинки и поспешила за ним. — Кайл, скажи мне, что происходит.

— Ничего, о чем тебе стоит беспокоиться, — заверил он ее, когда добрался до коридора наверху лестницы. — Мне просто нужно кое-что проверить.

— Это чушь собачья, — отрезала она, следуя за ним в его комнату. — Ты идешь за Джеком, и это глупо. Он был просто детским увлечением. Он ничего не значит.

— Он все еще влияет на тебя, а это значит, что ты все еще можешь влиять на него, — рассеянно сказал Кайл, когда начал снимать свою защитную амуницию.

Алекс остановилась и тупо посмотрела на него. — О чем ты говоришь? То есть, я знаю, что сказала, что это повлияло на меня, но это была только одна вещь из многих, а не была именно той и покончим с этим. И это, конечно, ни как не затрагивает его. Он никогда меня не любил.

— Алекс, его отношения с тобой и то что он попался на краже твоего рецепта… вот что заставило его бросить кулинарную школу с позором, — терпеливо сказал Кайл, бросив шлем и перчатки на кровать и начал расстегивать куртку своего снегоходного костюма. — Конечно, это все еще влияет на него. Он, наверное, винит тебя за это. Такие люди, как он, всегда все держат в памяти, обвиняют кого-то другого в собственных недостатках.

— Но…

— Он открыл Чез Джой до или после того, как ты открыла Ла Бонн Ви? — Спросил Кайл, бросая куртку на кровать и начиная снимать штаны (полукомбинезон \ низ костюма).

— Примерно через полгода, — сказала она, не зная, какое это имеет отношение к делу.

— Насколько близко от твоего ресторана?

Алекс нахмурилась, наблюдая, как он выходит из штанов (полукомбинезон \ низ костюма), оставаясь в джинсах и свитере. — Я не знаю. Неподалеку. Ты можешь в хорошую погоду дойти до него пешком.

— И ты действительно думаешь, что это совпадение, что он открыл ресторан французской кухни, такой же, как и твой, здесь, в Торонто, так близко к твоему, и всего через несколько месяцев после открытия твоего собственного ресторана? — он спросил, кладя руки на бедра.

Она моргнула от удивления на вопрос, а затем призналась: — Ну, я никогда не думала об этом.

— И он изменил свое имя на Жак Турнье, чтобы придать себе больше доверия, потому что у него нет знака одобрения кулинарной школы, как у тебя, — добавил он сухо, а затем нахмурился. — Тебе следовало сказать мне об этом раньше.

— Я не сказала тебе, потому что это не было важно, — сказала Алекс оборонительно. — И все еще не важно.

— Что случилось? — Спросил Брикер, входя с Мортимером в комнату.

— Жак Турнье, владелец Чез Джой, самый большой конкурент Алекс, также Джек Тернер, придурок, который заморочил ей голову в кулинарной школе и был выгнан из нее с позором за кражу ее рецепта, — объявил Кайл, как будто они поймут то, что она не поняла, и, к ее удивлению, они, казалось, поняли.

— Интересно, — медленно сказал Брикер.

— Более чем интересно, — сухо сказал Мортимер. — Чертовски удачное совпадение.

Глаза Алекс расширились, и она с тревогой повернулась к Кайлу. — Ты рассказал им о Джеке?

— Это был не Кайл. Сэм рассказала нам, что какой-то парень в кулинарной школе разбил твое сердце и украл твой проект на конец года, — рассеянно сказал Брикер, его выражение лица было задумчивым, когда он, по-видимому, обдумывал слова Кайла.

— Может быть, нам лучше наведаться в Чез Джой, — тихо сказал Мортимер.

Алекс повернулась к нему с удивлением. — Зачем? Это глупо. Что…? — Она резко остановилась, почувствовав, как что-то шевелится в ее голове, и яростно повернулась к Брикеру и Мортимеру. — Прекратите это. Если хотите что-то узнать, спросите меня. Не читайте мои мысли.

Брикер поднял брови. — Она более чувствительна, чем большинство. Она почувствовала, как я залез в ее голову.

Алекс просто нахмурилась. — Что ты пытался найти?

— Все в порядке, я нашел, — сказал он, пожав плечами, а затем взглянул на Кайла, и объявил: — Она не связала ни одно из событий.

— Какие события? — Спросила Алекс сквозь стиснутые зубы.

Кайл подошел к ней, чтобы взять ее за руки: — Сладкая, у тебя было много неудач и проблем в последнее время.

— Да, я заметила, — сухо ответила она. — Одна неудача за другой в течение нескольких месяцев.

— Ну, я не думаю, что это просто невезение, — тихо сказал он.

Алекс успокоилась. — Что вы имеете в виду?

Он заколебался, а затем сказал: — Когда я впервые узнал обо всех твоих бедах, это обеспокоило меня. Это напомнило мне мою семью.

— Твою семью? — спросила она с удивлением, а затем покачала головой. — Как?

— Помнишь, я говорил тебе, что все мои братья солдаты?

— Вообще-то, ты сказал «воины», а потом сказал, что это твой английский, и ты имел в виду солдат, — сказала она, вспоминая разговор… а потом вспомнила, сколько Сэм сказала ему лет, подняла на него глаза и сказала: — Ты действительно имел в виду воинов, не так ли?

Кайл кивнул. — Мой отец был наемником. Поскольку у моих родителей были сыновья, он учил каждого из нас сражаться, и мы присоединились к нему, пока у нас не появилась своя небольшая армия. Нас считали лучшими в своем деле. Но у нас был конкурент, еще один бессмертный, Нигер Мелумус (Malumus). У него была своя небольшая армия сыновей, и они боролись за те же контракты. Ничего грандиозного, пока обе группы были маленькими. Часто заканчивалось тем, что нас нанимали сражаться вместе, и это происходило на протяжении веков. Но по мере того, как семьи росли, нанималась та или иная, а не обе, и они начинали конкурировать за контракты. Сначала это было дружеское соревнование, но потом оно стало менее дружеским… а потом у нас настала волна невезения, — мрачно сказал он. — Внезапные аварий, лошади сходили с ума и сбрасывали с себя всадников, оружие с дефектами, небольшие пожары в конюшне.

Кайл вздохнул и устало провел рукой по волосам. — В то время мы этого не понимали, но один из наших людей был предателем, которому заплатили за то, чтобы эти несчастные случаи происходили. Но эти несчастные случаи были просто закуской. Нигер работал над тем, чтобы убрать нас из конкурентов на постоянной основе.

— Что случилось? — тихо спросила Алекс, когда он замолчал.

Кайл покачал головой. — В этом-то все и дело. Мы не знаем наверняка. Однажды пришел посыльный с предполагаемым предложением работы. Мой отец и восемь из одиннадцати братьев уехали.

— Почему только восемь? — спросила Алекс.

— Меня сбросило с лошади тем утром. Один из тех несчастных случаев, которые постоянно случались, — с горечью сказал он. — Я сломал спину при падении с моей обычно верной лошади, которая внезапно взбесилась и сбросила меня на дерево. Я все еще выздоравливал. Что касается двух моих все еще живущих братьев, старший, Дарий, жил немного в стороне со своей спутницей жизни, а моего брата Калеба послали, чтобы забрать его и догнать моего отца и других по дороге.

Он замолчал, сглотнул и закрыл глаза. — Калеб и Дарий догнали их раньше, чем ожидалось, всего в часе езды от нашей крепости. Они попали в какую-то ловушку и все до последнего человека были убиты. Все обезглавлены и их оставили гнить на обочине дороги, как кучу мусора.

— Мне жаль, — вздохнула Алекс, сжимая его руки. Она даже представить себе этого не могла. Восемь братьев и отец, потерянные в одну ночь, убиты ради нескольких рабочих мест. — Что случилось с Нигером Мелумусом и его сыновьями? Их поймали?

Кайл сделал глубокий, ровный вдох. — В конце концов о них позаботились, — тихо сказал он. — Но это не вернуло моих отца и братьев.

Она взглянула на их переплетенные руки и покачала головой. — Прости, Кайл, я не могу представить себе такую огромную и трагическую потерю, но я действительно не понимаю, как это касается Жака.

— Не понимаешь? — тихо спросил он. — Я вижу ту же картину. Конкуренция, неудачи, случайные поставки неправильных поставок …

— У меня был очень плохой менеджер проекта. Поэтому я его и уволила, — нетерпеливо заметила она.

— И пожар сразу после того, как ты купила дом? — спросил Брикер.

— Проводка загорелась, — сразу сказала Алекс. — Это был старый дом, старая проводка.

— А как насчет нападения у твоего ресторана? — напомнил ей Мортимер.

— Попытка ограбления, — твердо сказала она.

— А потом пикап, который столкнул меня с дороги, — мрачно сказал Кайл.

Алекс удивленно моргнула. — Я уверенна, что это был просто пьяный водитель.

— Алекс, — сухо сказал он.

— Я знаю, что в последнее время было много проблем. Поверьте, я знаю, — мрачно добавила она. — Но это просто невезение. Не думаю, что за этим кто-то стоит. Ни у кого нет причин делать мне больно, особенно у Жака. Ради бога, если у кого-то есть право на вражду между ним и мной, так это у меня. А я этого не делала.

— Ну, кто-то делает, — сухо сказал Брикер.

— Почему ты так говоришь? — спросила она с удивлением.

Мортимер взглянул на Кайла. — Ты ей ничего не сказал?

— Сказал мне что? — Спросила Алекс, нахмурившись, повернулась к Кайлу.

Он выглядел мрачным. — Когда меня вынуждали съехать с дороги, я начал пытаться взять под контроль другого водителя, чтобы вернуть его в его полосу. Я подумал, что он был пьян или у него сердечный приступ.

— Вероятно, он был пьян, — сразу же сказала Алекс. — Ты не смог взять его под контроль?

— У меня не было возможности. Ты нажала на гудок, отвлекая меня, и я оглянулся, чтобы увидеть, как я направляюсь к бетонному разделению. Я перестал беспокоиться о другом водителе и сосредоточился на попытке избежать аварии. Хоть у меня и не получилось прочитать мысли водителя, я уловил аромат его мыслей, прежде чем ты просигналила.

— Аромат его мыслей? — спросила она в замешательстве.

— Умы людей… — он нахмурился. — Думай об этом, как о блюде. Ты чувствуешь его запах, прежде чем попробовать, и это дает тебе намек на то, что ты собираешься попробовать.

— Наши мозги воняют? — спросила с удивлением Алекс.

— Нет. — Он мягко хихикнул. — Но у них есть общее настроение, которое ты можешь почувствовать, прежде чем проникнешь и коснешься мыслей. Например, ты почувствуешь общее чувство замешательства и безразличия, прежде чем проникнуть в мозг пьяницы, или ты можешь получить чувство паники и боли, прежде чем коснуться кого-то с сердечным приступом. — Он подождал, пока она кивнет, и продолжил: — У водителя не было ни того, ни другого.

Алекс почувствовала, как ее сердце начало опускаться. — Что у него было?

— Это было тяжелое чувство. Единственный способ описать это — это злоба, — тихо сказал он. — Я почти уверен, что он точно знал, что делает. Он намеренно сбил меня с дороги.

Алекс нахмурилась. — Кто мог так поступить с тобой?

— Не думаю, что он знал, что это я. Это была твоя машина, — спокойно указал он.

Алекс уставилась на него широко раскрытыми глазами, пораженная возможностью того, что кто-то желал ей зла, но затем снова покачала головой. Этого просто не могло быть. Это было смешно. Зачем кому-то специально пытаться сбить ее с дороги?

— Брикер сделал несколько звонков, пока я исцелялся, — тихо сказал Кайл. — Никто не сообщил об аварии в полицию, и никто не появился ни в одном из многочисленных автомобильных сервисах в городе с таким ущербом, который, должен был остаться, на то время когда я выяснял это. Ты знаешь, на каком автомобиле ездит Жак?

Алекс покачала головой, нахмурившись, а затем резко повернулась и вышла из комнаты.

— Алекс? Куда ты идешь? — Спросил Кайл, следуя за ней мимо Мортимера и Брикера. Она не оглянулась, чтобы посмотреть, следуют ли они за ней, но услышала их шаги, когда трио шло за ней вниз по лестнице.

— Алекс, — нетерпеливо сказал Кайл, схватив ее за руку внизу лестницы.

— Я собираюсь выяснить, что водит Жак, — пробормотала она, освобождая из захвата его руки и торопясь на кухню.

Сэм была там и с удивлением обернулась, когда Алекс вошла вместе с тремя мужчинами. — Что происходит?

Алекс проигнорировала вопрос, немного обиженная на сестру за то, что она проболталась о ее отношениях с Джеком Брикеру и Мортимеру. Она подошла к телефону на стойке, но услышала бормотание Мортимера и поняла, что он что-то объясняет.

Был вторник семь часов. Ла Бонн Ви был закрыт, но Чез Джой оставался открытым семь дней в неделю, и Марк будет работать, поэтому он не сможет быть рядом с Бев. Алекс позвонила ей домой, с облегчением, когда та ответила после пары гудков. Это облегчение сменилось беспокойством, когда она услышала слабый голос девушки и хлюпанье.

— Бев? Ты в порядке? — спросила она, беспокоясь, что девочка заболела.

— Алекс? — Спросила Бев ошеломленным голосом.

— Да, с тобой все в порядке? — повторила она.

— Со мной? — девушка практически завизжала. — Боже мой, я так за тебя беспокоилась. Я была так расстроена…

— Я в порядке, — перебила Алекс, покачав головой. Она стояла рядом с Кайлом, когда он звонил Бев из больницы после нападения.

Он сказал ей, что с ней все в порядке, ради всего святого. — Это была просто шишка на голове. Тот парень, который напал на меня, не смог причинить мне сильную боль благодаря тебе.

— Этот ублюдок, — вдруг прорычала Бев.

Алекс подняла брови, но сказала только: — Слушай, я звоню, потому что мне интересно, знаешь ли ты, на какой машине ездит босс Марка?

— Жак? — Бев произнесла это имя с отвращением. — Нет, не знаю, и знать не хочу. Придурок. Ты знаешь, что он рассказал Марку какую-то дурацкую историю о том, как увидел в новостях, что ты попала в ужасную аварию? Он сказал, что твоя машина свернулась гармошкой, и все выглядело фатально. Он спросил Марка, слышала ли я что-нибудь или знала ли, что случится с рестораном. Конечно, Марк сразу же позвонил мне, и с тех пор я в ужасе. Я звонила тебе домой, и когда ты не ответила, начала искать номера твоих сестер, чтобы позвонить им. Я даже звонила в больницы и полицию, чтобы найти информацию о тебе. Я должна была догадаться, когда они не смогли мне ничего сказать, что мешок с грязью лжет.

Телефон все еще прижимался к ее уху, Алекс медленно повернулась к Кайлу, Мортимеру и Брикеру. Один взгляд на их мрачные лица сказал ей, что они все слышали. Жак хотел ее убить, поняла она с тревогой. Она уже знала, что Брикер и другие мужчины очистили место крушения и убрали ее машину так, чтобы никто не пришел к ней и не стал задавать вопросы. Никто, кроме людей в этом доме, не знал о крушении… кроме водителя черного пикапа. Новостей не было. Жак искал информацию и выдумал ее, когда не получил.

— Бев, я у Сэм. Запиши ее номер с твоего дисплея вызова и позвони мне, если я тебе понадоблюсь, — сказала Алекс и нажала кнопку, чтобы завершить вызов.

— Эмм, номер не отобразится на дисплее вызова. Он не зарегистрирован и заблокирован, — объяснил Брикер, когда она вернула трубку в гнездо.

Алекс отмахнулась, не особенно заботясь об этом, и посмотрела на Кайла. Только одно слово вырвалось у нее изо рта. — Почему?

Кайл тотчас же вышел вперед, обняв ее. Обнимая ее, он успокаивающе потер ее спину. — Не знаю, сладкая. Но мы обязательно это выясним.

— Да, мы выясним, — мрачно сказала она, отстранившись и пристально глядя на него. — Я пойду с тобой.

Кайл открыл рот, как она подозревала, в знак протеста, но Мортимер опередил его. — Боюсь, я не могу этого допустить.

Алекс вырвалась из рук Кайла и обошла его, чтобы посмотреть на парня своей сестры. — Не могу этого допустить? — резко спросила она. — Кем, черт возьми, ты себя возомнил? Ты не сможешь остановить меня, если я захочу уйти.

— Ну, вообще-то, Алекс, он может, — мягко сказала Сэм. — Это его работа.

Алекс сузила на нее глаза, а затем провернулась к Мортимеру. — Я так понимаю, ты не в музыкальной группе?

Мортимер поморщился, что заставило Брикера рассмеяться, прежде чем он сказал: — Он ненавидел это прикрытие.

Алекс вздохнула. Она должна была догадаться. Она была в доме несколько раз и никогда не видела здесь даже одного музыкального инструмента. Почему раньше ей это не приходило в голову? Наверное, потому, что они не позволяли, ответила она себе. Иисус. Они были похожи на маленьких полубогов, контролирующих людей и устраивающих все так, как им нравится. С отвращением покачав головой, она спросила: — Так кто вы?

— Вампирские копы, — сказал Брикер, заставляя и Мортимера, и Кайла вздрогнуть. Он, казалось, был не удивлен их болезненной реакцией и сказал ей: — Старым не нравится термин «вампир».

— И тебе тоже не должен. Вампиры…

— Гораздо сексуальнее бессмертных, — твердо перебил Брикер. — Черт возьми, они сегодня в моде. У нас было бы намного больше поклонниц, если бы мы вышли в мир и назвали бы себя вампирами.

— Верно, потому что так много людей-некрофилов, любящих нежить, — сказала Сэм со смехом. — Я так не думаю, Брикер.

— Вернемся к делу, — мрачно сказал Мортимер, переводя взгляд на Алекс. — Боюсь, ты не можешь уйти отсюда, пока не решишь, быть ли спутницей жизни Кайла или нет.

— Я уже решила. Я сказала ему снаружи, что буду его спутницей жизни, — сразу же сказала Алекс.

— О, слава Богу! — Сэм бросилась через всю комнату, чтобы с облегчением обнять ее. Более сильно, чем она понимала, подумала Алекс, когда начала задыхаться.

— Сэм, сладкая, ты немного сильнее, чем думаешь, — мягко сказал Мортимер. — Тебе лучше отпустить Алекс, пока ты ее не задушила.

— О, прости! — Сэм отпустила ее и виновато похлопала по руке. — Прости, я просто так счастлива, — она снова обняла ее, на этот раз уже не так крепко, и пробормотала: — Я так волновалась, что ты скажешь «нет», а потом они сотрут тебе память, и мы больше никогда тебя не увидим.

Алекс нахмурилась. — Ты хочешь сказать, что Кайл больше не сможет меня увидеть?

— Нет. Мы с Джо тоже не смогли бы, ведь мы тоже бессмертные. Это могло бы вызвать воспоминания, а они этого не позволили бы. Ты была бы потерянна для нас навсегда.

Алекс тупо смотрела на нее, чувствуя, что ее только что ударили в живот. Затем она закричала: — Джо тоже бессмертная?

Сэм поморщилась, а затем извиняющимся тоном произнесла: — Николас обратил ее через несколько дней после их встречи.

— Почему ты мне не сказала? — Яростно спросила Алекс. — Было достаточно плохо, когда ты не рассказала мне о Мортимере, но я могу это понять. Но Джо? Наша младшая сестра? Ты должна была сказать мне!

— Они мне не позволили, — сразу же сказала Сэм. — Они боялись, что это повлияет на твое решение — принять Кайла в качестве спутника жизни и измениться или нет. Вот почему они не позволили мне сказать тебе, что если ты откажешься, то потеряешь и нас.

Алекс повернулась, чтобы посмотреть на трех мужчин, но их уже не было. Они воспользовались возможностью, что она отвлеклась, и выскользнули из дома.

Глава 18

Звук открывшейся входной двери выдернул Алекс из легкой дремоты, в которую она погрузилась на кушетке, и она напряженно посмотрела в сторону коридора, когда услышала, как мужчины заходят внутрь. Сэм сразу же встала и вышла, чтобы поприветствовать их, но Алекс осталась на месте, почти не желая знать, что произошло. Она не хотела верить, что кто-то стоит за ее неудачами, но телефонный звонок Бев убедил ее, что Жак, должно быть, был тем, кто столкнул ее машину с дороги… что сделало возможным понять, что он имел какое-то отношение к другим проблемам, которые у нее были в последнее время. Для нее это было просто глупо. Алекс была единственной, кто был обижен в их отношениях. Какого черта он решил сделать ее жизнь такой несчастной?

Кайл появился в дверях, а затем пересек комнату, чтобы присоединиться к ней, и Алекс увидела, как Сэм ведет Мортимера и Брикера на кухню. Они давали им время побыть наедине. Это не казалось хорошей новостью, решила она, когда Кайл остановился перед ней.

— Ничего, если я присяду? — спросил он, настороженно глядя на нее, и она обнаружила, что криво улыбается. Он не был уверен в ее гостеприимстве. По крайней мере, знал, что то, что они улизнули, было нечестной игрой.

— Да, конечно, — пробормотала Алекс и подождала, пока он сядет рядом с ней, прежде чем повернуться к нему, скрестив ноги. — И? — спросила она.

— Что случилось? Он это сделал?

Кайл выдохнул, а затем признался: — Его не было в ресторане, когда мы туда приехали. Кажется, как только ты повесила трубку, Бев позвонила Марку, чтобы спросить, какой автомобиль водит Жак, чтобы она могла передать тебе информацию. Затем она набросилась на него за то, какой он придурок за то, что сказал, что ты попала в ужасную аварию, когда ты была в полном порядке. Марк рассказал Жаку о звонке и тот тотчас же ушел. — Он поморщился. — Мы полагаем, что он испугался, потому что ты спросила, на какой машине он ездит… кстати, на черном пикапе. По воспоминаниям Марка, он был за рулем на нем до понедельника, но потом появился в ресторане на арендованной машине, утверждая, что его пикап был в автомастерской.

Алекс провела руками по волосам с небольшим вздохом, признавая, что ситуация была довольно ужасной. Похоже, Жак пытался столкнуть ее с дороги в понедельник утром. Ей просто повезло, что Кайл был за рулем. Не то чтобы она была счастлива, что он пострадал, но она бы просто не выжила бы. — Полагаю, после этого вы проверили его дом?

Когда Кайл удивился, она пожала плечами. — Мортимер и Брикер — вампирские копы, копы проверят дом следующим.

Он кивнул. — Его ящики были открыты и наполовину пусты, и в шкафу было место между большим чемоданом и маленьким, где поместился бы чемодан среднего размера. Мы думаем, он собрал вещи в спешке и свалил. Они сделали так, чтобы прямо сейчас кого-то проверил его банковские записи, чтобы попытаться выследить его, и Мортимер послал несколько человек на охоту. В конце концов, они найдут его и выяснят, сколько твоих недавних проблем было вызвано им и как.

— А что потом? — тихо спросила она. — И пожалуйста, не говорите мне, что они передадут его властям. Я знаю, что машину уже отправили на разборку, так что нет никаких доказательств, что он что-то сделал. Что они с ним сделают?

— Не знаю, — тихо признался Кайл. — Люциан, вероятно, решит, что делать. Он принимает все такие решения.

— Люциан, — Алекс пробормотала это имя с неприязнью. Сэм много рассказывала ей о бессмертных, пока они ждали возвращения мужчин. Она объяснила, что то, что она решила измениться, не означает, что теперь она может жить своей жизнью. Если она сразу не изменится, то ей придется быть «опрошенной» Люцианом Аржено. Он решит, безопасно ли ее отпускать с информацией о том, кто и что они. Это чтобы сохранить их тайну и их людей в безопасности.

Алекс понимала, но, судя по описанию Сэм, предпочла бы избежать этого разговора. Сэм описала это как изнасилование мозга. Она также не особенно хотела неделями волноваться об изменение. Для нее это выглядела чертовски больно, когда она увидела, как переносит изменение Сэм.

Она приняла решение и, как всегда, просто хотела сделать это.

Решив сейчас не беспокоиться о Жаке и его будущем, Алекс сказала: — Итак… если ты обратишь меня сегодня вечером, смогу ли я выздороветь до завтра?

Кайл выглядел потрясенным вопросом. — Сегодня? Сегодня утром ты не знала, что делать.

— А потом я вздремнула и решила, что хочу быть с тобой и измениться, — твердо сказала она. — Я не хочу терять времени.

— Да, но это важное решение. Если ты хочешь больше времени…

— Боже, — пробормотала Алекс и поднялась, чтобы забраться к нему на колени. Сначала она чувствовала себя немного неловко. Все это было еще ново для нее, но она устроилась у него на коленях и свободно обняла его за шею. Глядя ему в глаза, она торжественно сказала: — Похоже, ты передумал.

— Никогда, — заверил он, обнимая ее за талию. — Я просто не хочу, чтобы ты спрыгнула вниз головой, пока не будешь уверена.

— Боюсь, это моя натура, — призналась она, прижимаясь лбом к его лбу. — Я суетливая, а потом когда я решаю, я прыгаю вниз головой с тем решением, какое я приняла. Это часть моего очарования, — добавила она с усмешкой.

— Да, это так, — пробормотал Кайл. — А я все продумываю, просчитываю плюсы и минусы, а потом, когда подходит подходящее время, решаю, осуществимо ли это или нет.

Алекс фыркнула. — Из того, что сказала мне Сэм, ты решил, что я твоя спутница жизни в первую ночь, когда мы встретились.

— Это совсем другое дело. Нанороботы выбрали тебя. Тут не было никакого решения.

— Тогда зачем тянуть время и ждать? — просто сказала она и поцеловала его.

Кайл немедленно ответил, открыв рот, лаская ее языком. Алекс вздохнула, когда он вторгся в ее рот, ее руки опустились, чтобы погладить его по груди, посылая маленькие волны удовольствия через них обоих, когда она нашла его соски и начала играть с ними через его рубашку.

— Я никогда не думала, что мужчинам тоже нравится, когда их сосков касаются, — задыхалась она, когда он проследовал губами к ее уху.

— А может не всем, — пробормотал он.

— Тебе нравится, — почти простонала она, когда он начал покусывать мочку ее уха.

— И тебе тоже, — выдохнул он, теперь его руки нашли ее грудь через свитер и слегка массировали их.

Алекс застонала, когда удовольствие удвоилось, а затем возросло еще, но удивленно ахнула, когда Кайл внезапно встал, взяв ее с собой. Его руки обхватили ее зад, удерживая, и она инстинктивно обхватила ногами его бедра. Алекс зацепила лодыжки друг за друга, когда он пошел к двери, но обеспокоенно спросил: — У нас есть время? Я должна быть достаточно здорова, чтобы завтра в четыре быть в ресторане.

— Мы поторопимся, — заверил он, вынося ее в коридор.

Она усмехнулась над обещанием. — Мы всегда торопимся. Но если мы будем спать слишком долго после этого …

В ответ Кайл крикнул: — Мортимер, проверь нас через час и убедись, что мы проснулись!

Он даже не стал дожидаться заверений Мортимера, а начал подниматься по лестнице, его глаза переместились на ее лицо, когда их тела потерлись друг о друга, посылая волны удовольствия через них обоих.

Алекс потерлась об него с небольшим стоном, потерлась о твердость, растущую там, где их тела встретились, и сказала с придыханием: — Я думаю, тебе лучше поторопиться.

— Да, — заверил он ее, и она поняла, что он прибавил шагу и теперь практически бежал по лестнице. Кайл просто прижимал ее тело к себе крепче, потирая их друг о друга с каждым шагом. К тому времени, как он добрался до вершины, они оба задыхались, и это имело мало общего с тем, что он поднимался по лестнице.

Вместо того, чтобы внести ее в его комнату, Кайл застонал и откинул ее назад. Он прижал ее к стене, позволив ей принять вес Алекс, когда он взял ее губы и убрал одну руку с ее спины, чтобы положить ее ей на грудь. Алекс завелась сильнее. Она сразу же начала дергать его за свитер, поднимая его вверх, чтобы обнажить грудь, а затем подталкивая его руки вверх, чтобы снять его. Кайл немедленно отпустил ее, прижав бедрами к стене и прервав их поцелуй, чтобы он мог выполнить ее молчаливые приказания и поднять руки.

— Это безумие, — пробормотал он, когда она натянула свитер ему на лицо.

— Угу, — согласилась Алекс, бросив свитер в тот момент, когда его сняла. Она мельком увидела, как он медленно скользит вниз по перилам, а затем ее внимание переместилось на обнаженную грудь Кайла. Она, не думая, наклонила голову, чтобы лизнуть обнаженную кожу верхней части его груди, ее нижняя часть тела извивалась между ним и стеной, когда она прихватила зубами ключицу, посылая водоворот удовольствия. «Кто знал, что ключица может быть такой чувствительной?» — подумала она ошеломленно, так как его удовольствие смешалось с ее.

Алекс почувствовала, как он дергает ее за свитер, и откинулась назад, чтобы позволить ему снять его, а затем вздрогнула, когда он бросил его через плечо.

Она увидела, как свитер перелетел через перила, а затем закрыла глаза на другую дрожь, когда его руки, все еще прохладные от пребывания на улице, скользнули по ее разгоряченной плоти. Ее глаза снова открылись, когда бюстгальтер внезапно ослабел вокруг нее, а затем Кайл снял его и отправил в полет, чтобы он мог обхватить ее груди, освобожденные от шелковой ткани.

— Боже, какая ты красивая, — почти выдохнул он, когда поднял ее выше, чтобы взять в рот один теперь уже голый сосок.

— Эй! Сэм, Мортимер! Вы должны это увидеть. Этот дождь из одежды. — Слова Брикера прозвучали смехом, и Алекс услышала, как Кайл зарычал глубоко в горле, а затем его руки скользнули вниз, чтобы снова обнять ее. Он поднял ее от стены, чтобы продолжить идти по коридору, все еще посасывая ее, и Алекс обняла его голову, ее тело выгибалось и извивалось напротив его головы.

— Дверь? — бормотал он что-то ей, не поднимая головы.

Алекс вздрогнула, когда вибрация его речи прошла сквозь нее, а затем рассмеялась над абсурдностью этого, но огляделась вокруг.

— Еще пара шагов, — выдохнула она, проводя руками вниз по его спине и снова вверх царапая ногтями.

Когда он прижал ее к двери, она потянулась назад, чтобы открыть ее, чувствуя тихий ропот голосов внизу, но не в состоянии понять, что говорили. Не то чтобы ее волновало, что они говорят или думают внизу. В тот момент у нее не было такой возможности; все, о чем она могла думать, было ощущение, ревущее через ее тело. У нее едва хватило мозгов повернуть дверную ручку, но ей это удалось, и дверь распахнулась.

Кайл немедленно отнес ее внутрь. Он повернулся, чтобы закрыть дверь, прижав ее спиной к ней, а его губы позволили ее соску выскользнуть, только чтобы прикусить ее другую грудь и заявить на нее права. Он держал ее высоко, ее ноги были вокруг его талии, а не бедра, и Алекс стонала от разочарования, извиваясь. Она начала тянуть его за волосы, просто желая, чтобы он опустил ее достаточно низко, чтобы позволить ей снова потереться об него, и чтобы он сделал это, он должен прекратить то, что он делал, и Алекс тоже нашла это разочаровывающим.

Она поймала его лицо в свои руки и подняла его, утверждая его рот своим, а затем разорвала поцелуй, оглядываясь с удивлением, когда он отвернул ее от двери.

— В постель, — выдохнул он, объясняя. — Мягкая поверхность.

Алекс посмотрела на него с удивлением, удивленная, что он вспомнил эту просьбу в ресторане, когда она едва могла вспомнить свое имя. Она была бы счастлива, если бы он сорвал с нее штаны и занялся с ней любовью прямо там, у двери… по крайней мере, пока они не проснутся в куче на полу, призналась она, а затем он склонился над кроватью. Кайл осторожно опустил ее на пол, а затем сразу же снова поцеловал. Она ответила на поцелуй со всей страстью, которую только он мог в ней воспламенить, но схватила его за руки, когда он потянулся к талии ее джинсов.

Кайл остановился и прервал поцелуй, чтобы посмотреть на нее, и Алекс немедленно сжала его лицо в руках.

— Ты мне нравишься, — сказала она, затаив дыхание.

Кайл в замешательстве моргнул. — Ты мне тоже нравишься.

— Нет, я серьезно, — сказала она более твердо. — Ты мне нравишься. Я любила людей, с которыми не могла жить, например, сестер, — добавила она сухо. — Соперничество братьев и сестер было адом… но ты мне нравишься, Кайл. Ты веселый, умный, внимательный и чертовски сексуальный, и ты мне очень нравишься.

Он мягко улыбнулся, затем повернул голову, чтобы поцеловать сначала одну ее ладонь, а затем другую, прежде чем встретиться с ней взглядом. — Ты мне тоже нравишься. Ты милая, умная, амбициозная и потрясающей повар… теперь давай разденем тебя, потому что так ты мне нравишься больше всего.

Алекс рассмеялась и помогла ему расстегнуть штаны, затем схватилась за кровать, чтобы не упасть, когда он их стащил. Ее трусики улетели вместе с ними, и оба предмета полетели через его плечо, после чего Кайл быстро скинул свои джинсы.

— Ммм, мягкий, — пробормотал он, забираясь к ней на кровать.

— Ты или матрац? — поддразнила она.

— Матрац, — сухо сказал он. — Не думаю, что когда-нибудь буду с тобой мягким.

— Это хорошо знать, — выдохнула Алекс, когда он скользнул в нее, теплый и твердый, и определенно не мягкий.

— Заткнись и поцелуй меня, женщина, — прорычал он, отстраняясь.

Алекс засмеялась и сделала это, накрыв его рот и позволив своим губам раздвинуться, чтобы его язык вошел, в то же время когда он вошел в нее.


***

— Думаю, это можно назвать успехом.

Алекс взглянула на Кайла, когда он остановился рядом с ней. Это казалось самым естественным в мире прижаться к нему, когда его рука скользнула по ее талии, и его губы коснулись ее лба.

Наконец-то наступила ночь открытия. Она боялась, что этот вечер никогда не наступит, но вот он настал. Ресторан был закончен, все на своих местах, новые повара на кухне работали, а обеденный зал и бар были полны людей, пьющих и вкушающих ее еду и напитки. Алекс устроила большую вечеринку в ресторане. Были приглашены постоянные посетители первого Ла Бонн Ви, а также друзья и семьи, нескольких местных знаменитостей, Эмиль, конечно, и местная пресса, которая, благодаря Эмилю, появилась в массовом порядке. Это определенно был успех.

— Ты выглядишь бледной, — пробормотал Кайл, с беспокойством глядя на нее. — Может быть, тебе стоит проскользнуть в кабинет и освежиться? Это займет всего минуту, и я прослежу за всем здесь, — добавил он, когда она нахмурилась.

— Хорошо, — проворчала Алекс со всей непосредственностью ребенка, соглашающегося неохотно съесть печень трески. Не то чтобы у крови был плохой вкус. Она даже не почувствует ее вкус так, как ее учили кормиться, но сама идея употреблять кровь не вдохновляла. Она еще не привыкла к этому и почувствовала, что содрогается от отвращения, даже когда ее клыки рванули наружу, чтобы поесть. Что за фигня?

Посмеиваясь, Кайл крепко обнял ее и наклонился, чтобы быстро поцеловать в губы. — Бедняжка. Ты скоро привыкнешь.

— Ты все время это говоришь, — пробормотала она, играя с его галстуком. — Но это пока ни как не происходит.

— Прошло всего пару дней, дорогая, — упрекнул он. — Дай этому время.

— Хм, — она слегка улыбнулась. — Кажется, теперь у меня его много.

— Да. Так и есть, — торжественно сказал он. — Ты ведь не жалеешь об этом, правда?

— Ты ведь шутишь, правда? — спросила она с удивлением. Последние два дня, с тех пор как она проснулась, были потрясающими. Теперь, когда она перестала пытаться держать его на расстоянии с ее профессиональной ерундой и согласилась быть его спутницей жизни, ее жизнь стала почти блаженной. Они занимались любовью при каждом удобном случае, что, конечно, было удивительно. Алекс была уверена, что нет ничего лучше Бессмертного секса. Но кроме тех случаев, когда они с Кайлом были вместе и не могли заниматься любовью, чего было ужасно много в последние два дня, потому что ей приходилось готовить в старом Ла Бонн Ви, и он отказался оставлять ее одну, пока не нашли Жака. В то время как между ними было желание и потребность, вспыхивающее мгновенно, также были остроумные дискуссии и нежные подразнивание и легкие ласки, которыми она наслаждалась, пока он сидел у прилавка и смотрел, как она готовит.

Ей действительно нравился этот человек, и, конечно, она определенно хотела его, но она также любила его, и хотя Алекс сказала это ему, когда согласилась на изменение, теперь она подумала, что, возможно, это было не так, потому что то, что она чувствовала к нему, казалось, становилось сильнее с каждым днем, а иногда и на самом деле становилось больно. Она могла смотреть на него и чувствовать настоящую боль в груди. Или, возможно, такова была настоящая любовь. Возможно, со временем это только усилится, подумала она и заверила его: — Я очень довольна своим решением.

— Хорошо, — Кайл улыбнулся и поцеловал ее в нос, прежде чем отпустить. — Пойдем. В твоем офисе тоже ждет сюрприз.

— О? — спросила она с интересом. — Какой сюрприз?

— Иди и посмотри сама, — настаивал он, слегка подтолкнув ее.

Улыбаясь, Алекс быстро прошла сквозь толпу, благодарив людей за то, что они поздравляли ее с новым рестораном, едой, напитками, обслуживанием. Она уже начала думать, что никогда не доберется до своего офиса, как вдруг появилась Сэм, схватила ее за руку и потащила.

— Ух! Спасибо. — Алекс рассмеялась, когда они забежали в кухню, и дверь за ними закрылась. — Я уже начала думать, что никогда оттуда не выберусь.

— Да, ты выглядела как девица в беде, пока все твои поклонники подлизывались к тебе, — подразнила Сэм.

— Да, конечно. Кроме того, я и была девицей в беде. Мне нужно было чтобы «меня забрали», и Кайл сказал, что в моем офисе также меня ждет сюрприз, который я хочу увидеть, — сказала Алекс, отходя от двери.

— Неужели? — Невинно спросила Сэм.

Алекс замедлилась и пристально посмотрела на нее. — Ты знаешь, ЧТО это.

— Кто я? — Она захлопала ресницами и призвала Алекс продолжать двигаться.

Алекс фыркнула. — Ты такая… — слова замерли у нее в горле, когда она вошла в кабинет и увидела Джо, сидящую на стуле, положив ноги на стол.

— Наконец-то! — Джо опустила ноги на пол и обошла стол. — Ты вечно вела ее сюда.

— Джо! — ахнула Алекс, бросаясь вперед, чтобы обнять младшую сестру. Она так же быстро отстранилась, чтобы посмотреть на нее, отметив, что, хотя изменение добавило Сэм немного веса и убрало у нее пару фунтов, это, похоже, не изменило Джо вообще, за исключением того, что теперь у нее было здоровое свечение. Они все это сделали, отметила она и спросила: — Что ты здесь делаешь? Ты должна путешествовать по Европе с Николасом. Я думала, ты не сможешь приехать.

— И пропустить твой знаменательный день? — Джо фыркнула. — Это уж вряд ли. Конечно, мы прилетели на вечеринку.

— О, — Алекс отступила назад, чтобы хорошенько рассмотреть ее, а затем повернулась, чтобы обнять и Сэм и Джо одновременно. — Это все довольно удивительно, не так ли?

— Все очень круто, — заверила ее Сэм.

— Это начало цепи, моя дорогая, — объявила Джо. — Я предсказываю, что в течение следующих десяти лет рестораны Ла Бонн Ви появятся по всему миру.

— Не это, — сказала Алекс со смехом. — И уверяю тебя, у меня нет желания открывать новые рестораны. Я имел в виду нас. Здесь. Мы втроем с мужчинами, которые нас любят и которых мы любим.

— Бессмертные, которые любят нас и которых мы любим, — торжественно произнесла Сэм.

— У нас должна быть совместная (общая) свадьба, — внезапно объявила Джо.

— О, Боже, не начинай уже говорить о свадьбе, — сказала Алекс с отвращением. — Мы с Кайлом только что познакомились. И я ненавижу свадьбы.

— Именно поэтому у нас должна быть одна большая, — сразу же сказала Джо. — Меньше работы для каждого из нас. Кроме того, не обязательно сейчас, может быть, в следующем году. Мы можем… — Она замолчала и с любопытством взглянула на Сэм, которая сотрясалась от безмолвного смеха. — Что?

— Я просто думала, как это все замечательно, — призналась она с усмешкой, а потом разразилась смехом, — А они все время говорили мне, что этого не случится, что три сестры не найдут себе спутников жизни. Ха! Ха говорю я им!

— Подожди, подожди, — Джо отстранилась и бросилась к маленькому холодильнику в углу. — Нам нужно выпить за это.

— Единственное, что ты там найдешь, — это кровь, — сухо сказала Алекс.

Джо поморщилась, когда открыла дверь и заглянула внутрь, чтобы убедиться, что это правда. Она немного поколебалась, а затем пожала плечами. — Ах, какого черта.

— Лучше я закрою жалюзи, — пробормотала Сэм и бросилась к жалюзям, когда Джо достала три мешка крови.

Алекс быстро закрыла дверь, а затем повернулась, чтобы принять пакет с кровью, который протянула Джо.

— Ладно, — объявила Джо, тоже передавая пакет Сэм. — Мы говорим: «Ха! Ха говорю!» вместе, а потом хлопаем пакетами на наши клыки. Теперь это может быть нашим собственным тостом, — она остановилась, с беспокойством переводя взгляд с Сэм на Алекс. — Вы обе можете выпустить свои клыки без Кайла и Мортимера, которые в первую очередь научили вас этому, верно?

Алекс подняла брови. — Мне кажется, что мне всегда нужна кровь, и просто видя ее, это их активирует. Кайлу не нужно меня заводить, чтобы вытащить их, — сказала она и поморщилась от того, как клыки исказили ее слова. Они появились в тот момент, когда она видела кровь.

— Мне тоже, — сказала Сэм, два коротких слова вышли «Ме сосе».

— Хм, — Джо нахмурилась. — Должно быть, это только я, — пожав плечами, она подняла пакет. — Окей. Теперь вместе.

Алекс покачала головой на глупость этого, но они всегда глупели вместе, и она тоже сказала: — Ха! Ха говорю! — как и ее сестры, а потом она хлопнула мешок на зубы. Затем они стояли там, ухмыляясь, как трио идиоток, вокруг своих мешков, ожидая, пока те опустеют.

— Мы должны были выпить за нас, — вздохнула Джо и через мгновение сорвала свой пустой мешок.

— Мы сделаем это с шампанским позже, — решила Алекс, сорвав свой мешок. — Сестры Виллан достойны искрящегося тоста.

— А шампанское есть? — Спросила Джо с интересом.

— Оно охлаждается. Он должно охладиться к тому моменту, когда остальные уйдут. Но есть все виды других вкусностей, если вы хотите выпить или перекусить.

— Я умираю с голоду, — призналась Джо. — Мы приехали прямо из аэропорта.

Алекс выгнула брови, когда ее взгляд скользнул по обтягивающему длинному черному платью Джо. — Ты прилетела сюда в этом?

— Ты что, шутишь? Большую часть времени я летела почти голой, — весело сказала она, и когда брови обеих сестер взлетели вверх, объяснила: — Это был самолет компании. Бастьен послал его за нами, а мы с Николасом были одни в пассажирском отсеке. Я теперь член клуба любителей высоты, законно аж несколько раз. Этот мужчина не может держать свои руки при себе.

Алекс рассмеялась. — И я полагаю, что ты не хотела иметь с ним ничего общего и пыталась отбиться от него?

— О, господи, нет! — Джо усмехнулась. — Возможно, я даже начала раздеваться первой. Однако, это он затеял это щекотливо-шаловливое дело. До тех пор я старалась вести себя прилично.

— Я этого не слышала, я этого не слышала, — сказала Сэм, выбрасывая свой пакет. — Ты моя младшая сестра. Ты не занимаешься сексом. Ты все еще девственница, и, насколько мне известно, будешь девственницей, пока я не умру.

— А что насчет Алекс? — с удовольствием спросила Джо.

— И она тоже, — заверила ее Сэм. — Ни одна из вас не занимается сексом, вот и все. Когда родятся дети, я с изумлением воскликну, что снова произошло непорочное зачатие.

Алекс и Джо рассмеялись над этим.

— Ладно, Алекс, мы уже достаточно долго тебя держим. Мы должны позволить тебе вернуться к открытию, — сказала Сэм более серьезно. — Мы можем встретиться позже дома. Устроить одну из наших девчачьих ночей.

— Вы остановились в доме? — Джо повернулась к Алекс и спросила со счастливым удивлением.

Алекс поморщилась. — Да. Мортимер и Кайл настаивают, пока Жака не найдут.

— Жак Турне? — Спросила Джо нахмурившись. — Зачем…?

— Я объясню, — твердо перебила ее Сэм. — Алекс, тебе действительно нужно вернуться. Какой-нибудь из репортеров может тосковать по интервью.

Алекс кивнула, но сказала: — Сначала мне нужно в ванную. Вы двое идите вперед.

— Хорошо, мы будем держать оборону в твое отсутствие, — сказала Сэм, проводя Джо к двери.

Алекс наблюдала, как они уходят, улыбаясь самой себе, а затем повернулась, чтобы открыть дверь в ванную. Она включила свет и вошла внутрь, но остановилась, увидев мужчину внутри, сидящего на унитазе.

— О, простите, — начала она с удивлением. — Я не поняла… — она резко замолчала, когда мужчина встал, и поняла, что он одет, просто сидел на закрытой крышке туалета. Именно тогда она посмотрела на него. Как только она поняла, что кто-то был в туалете, она сразу же отвела глаза, но теперь она смотрела на его лицо и ее глаза расширились, когда она узнала человека с трехдневной щетиной на лице. — Джек.

— Жак, — мрачно поправил он, начиная двигаться вперед. Пистолет, который она теперь заметила в его руке, дернулся, чтобы отвести ее от двери, когда он шел, и она быстро переместилась в сторону, двигаясь вокруг него и поменявшись с ним местами, когда он закрыл дверь.

Настороженно посмотрев на него, Алекс остановился возле туалета и посмотрел на него. — Теперь что?

Это казалось самым разумным вопросом. У него был пистолет, и хотя она не думала, что он может убить ее им, теперь, когда она была обращена, он, безусловно, мог причинить ей боль. Никто не любил, когда ему причиняли боль. Однако ее вопрос, казалось, разозлил его. Или, может быть, это из-за отсутствия слез и воплей от ужаса, поняла она, когда он зашипел от разочарования.

— Ты ничего не делаешь так, как должна, — выплюнул он от разочарования. — Во Франции ты должна была любить меня так сильно, чтобы не утверждать, что я украл твой рецепт, но так ли это? Нет. Ты позволила им поверить, что я украл твой.

— Ты и украл, — сказала она тотчас же.

— Но если бы ты любила меня так, как говорила, то должна была взять вину на себя. Но ты этого не сделала. Ты позволила им выгнать меня с позором, — огрызнулся он. — Отец так и не простил меня за это.

— Ну, вряд ли это моя вина, — нетерпеливо сказала она. — И я действительно любила тебя. Или мне так казалось. Достаточно того, что если бы ты попросил меня о помощи, я бы помогла тебе, но вместо этого ты украл.

— А потом я беру на себя все хлопоты и трачу деньги, открывая ресторан рядом с твоим, и ты замечаешь это? Едва ли. Просто пожелала мне удачи и вела себя так, как будто ты не против.

— Так я не против, — сухо сказала она. — В Торонто много людей, Джек, достаточно, чтобы выдержать два французских ресторана.

— Жак, — рявкнул он. — И я знаю, что ты смеялась надо мной, думая, что я не настоящий конкурент, потому что я не окончил великую кулинарную школу, — с горечью сказал он.

— Я не смея….

— Ты даже не разорилась и решаешь открыть второй ресторан, чтобы разоблачить меня, — добавил он, разговаривая с ней. — А что случилось, когда я доставлял тебе неприятности?

— Мы подозревали, что за моими проблемами стоишь ты, — сказала она, слегка вздохнув.

— Ты чертовски права. Я потратил чертовски много денег, чтобы убедиться, что электрик подключил все, чтобы это место сгорело. Но ты живешь под счастливой звездой или типа того. Он не сгорел дотла, как должен был. Ресторан просто пострадал от дыма. Это даже не сильно тебя замедлило. Ты просто приступила к работе, чтобы починить его и переделать. — Джек покачал головой.

— Я даже не думала, что ты имеешь какое-то отношение к моим проблемам. — мрачно сказала она. — Неправильный ковер, плитка…

— Это стоило мне небольшого состояния, — сказал он с горечью. — Я платил твоему менеджеру проекта, чтобы он все испортил, и подкупал всех, от продавца плитки до монтажников ковров, чтобы они все испортили. Но опять же, ты просто продолжала работать. Даже переняв Питера у тебя, ты не замедлилась. Ты только привела другого парня.

Алекс смотрела на него с удивлением, находя непонятным, что он потратил так много времени и денег, чтобы попытаться причинить ей боль. Как он прокрутил свой коварный план в уме, чтобы каким-то образом сделать это ее ошибкой? Что с ним?

— Нападение у старого Ла Бонн Ви? — спросила она.

Он мрачно кивнул, глаза его горели ненавистью. — Кажется, ничто другое не затрагивало тебя. Я понял, что единственный способ преподать тебе урок — это просто сделать тебе больно. Я даже хотел избить тебя до потери сознания, но тут появилась Бев и все испортила.

Алекс сузила глаза. Ее больше не волновало, почему он все это сделал, она разозлилась. — И столкнул мою машину с шоссе?

Этот вопрос заставил его замолчать, а по лицу скользнуло смятение. — Как, черт возьми, ты это пережила? Я только хотел причинить тебе боль, но я был уверен, что убил тебя. Но на тебе даже нет царапины, но я видел, как машина врезалась в заграждение.

— В машине была не я, — мрачно призналась она, и, вспомнив травмы Кайла, почувствовала, как ее гнев поднялся еще на одну ступень. Человек мог убить ее.

Это убило бы ее, если бы она вела машину, но он ужасно ранил Кайла, и все потому, что он украл ее рецепт, когда они были просто детьми?

— Это была не ты? — удивленно повторил Джек и покачал головой. — Ты самая счастливая сука, которую я когда-либо встречал.

— Да, — угрюмо заверила она его. — Так что, может быть, тебе стоит пересмотреть какой-то глупый план, который у тебя уже есть внутри этой штуки, которую ты называешь мозгом, и просто убраться отсюда.

Он фыркнул при этом предложении. — Ты шутишь, не так ли? Ты полностью разрушила меня. Теперь за мной гоняются копы. Они знают, что я столкнул твою машину. Они были в ресторане, допрашивали моих людей.

Алекс ни на минуту не сомневалась, что люди, которых он принял за полицейских, на самом деле были Кайлом, Мортимером и Брикером; но она согласилась, что это полицейские, полицейские-вампиры, но полицейские все равно, поэтому не потрудилась его поправить. Она сомневалась, что он все равно услышит ее. Кроме того, ее внимание скользнуло к двери позади Джека. Она медленно открывалась внутрь.

— Ты погубила меня, — повторил Джек, снова привлекая ее внимание к себе, прежде чем она смогла увидеть, кто это был. — У меня нет денег, я не могу подойти домой или в ресторан, чтобы взять больше, за мной гонятся копы, и мне некуда идти. Я сейчас никто.

Она нахмурилась, услышав его тон. Его гнев, казалось, иссяк, и он просто казался грустным. Тем не менее, она не была готова к его следующим словам.

— Я любил тебя, — сказал он жалобно. — Я представлял, что мы вместе откроем ресторан, заведем детей и… Но я должен был получить высшее образование, чтобы сделать это с тобой, и я был в отчаянии и скопировал рецепт. Я не знал, что они приведут всех профессоров на экзамен, и что они все увидят наши рецепты. Я думал, что твой профессор увидит твой, а мои оценит мои, и никто никогда не узнает.

Алекс смотрела на него с удивлением. Все это время она думала, что ему все равно, а он был жалким слабым идиотом. — Но ты говорил все эти ужасные вещи.

— Я был смущен и зол, — устало признался он. — И ты не любила меня так, как должна была. Любовь означает никогда не говорить, что ты сожалеешь.

Алекс нетерпеливо дернулась. — Что за бессмыслица! Если ты любишь кого-то, ты говоришь, что сожалеешь, потому что тебе не все равно. И ты не крадешь их чертовы рецепты, — отрезала она.

— Вот! — зарычал он. — Ты опять делаешь не то, что должна делать.

— И что же это? — спросила она сухо.

— Я думаю, он надеялся, что ты скажешь, что любишь его и простишь ему все, чтобы он был свободен, — сухо сказал Кайл, проскользнув через частично открытую дверь, чтобы присоединиться к ним.

Джек дернулся, подняв пистолет, но Кайл просто вырвал его из его руки, так быстро, что Алекс почти не видела этого.

— К несчастью для тебя, — продолжал Кайл, свирепо глядя на мужчину. — Я полагаю, что теперь ты поймешь, что Алекс любит меня. Значит, тебе не повезло.

— Кто…? — Джек проглотил вопрос, когда Кайл толкнул дверь, показав Николаса, Мортимера и Брикера, стоявших в кабинете, почти с пустыми мешками крови на зубах.

Когда Алекс недоверчиво посмотрела на них, Брикер сорвал свой теперь пустой мешок со рта и объяснил: — Он так много говорил, что нам захотелось пить. Кроме того, всегда больше наслаждаешься шоу с закусками.

Алекс с отвращением покачала головой. — Я рада, что кошмар моей жизни кажется вам таким интересным.

— Я бы сказал, что это была скорее комедия, чем кошмар, — заверил ее Брикер. — Этот парень — настоящий неудачник. Я рад, что твой вкус к мужчинам улучшился.

Алекс сузила глаза на Силовика, задаваясь вопросом, сможет ли она избить его теперь, когда она тоже бессмертна, но Мортимер внезапно сорвал свой мешок с зубов и дал Брикеру толчок к двери, приказав: — Иди за Люцианом. Он захочет решить, что делать с этим парнем.

— Как только он начинает тебе нравиться, — пробормотал Кайл, наблюдая, как уходит молодой Бессмертный. Он покачал головой, затем взглянул на Алекс и протянул ей руку. Когда она сделала несколько шагов вокруг Джека, Кайл притянул ее к своей груди и нахмурился. — С тобой все в порядке?

— Да, — она вздохнула, а затем взглянула на Джека, заметив, что он стоял с пустым лицом и неподвижно, по-видимому, под чьим-то контролем. — А что насчет него?

— Мы позаботимся о нем, — тихо заверил ее Мортимер, забирая у Кайла пистолет Джека. — Вы двое возвращайтесь на вечеринку, пока девочки не начали вас искать. Мы не хотим привлекать слишком много внимания к этой комнате. Это означало бы много работы, стирающей память и заменяющей воспоминания.

Кайл кивнул и направил Алекс из кабинета, а затем к двери.

— Что они с ним сделают? — тихо спросила она, когда они вошли в кухню.

— Возможно, сотрут ему помять, отправят в психиатрическую лечебницу и проследят, чтобы он там и остался, — пожал плечами он.

— Разве мы не должны просто передать его полиции? — спросила она, нахмурившись.

— За что? — сухо спросил он, а затем сказал: — К сожалению, у нас нет доказательств, что он что-то сделал. Я уверен, что он платил взятки наличными, и затем у нас нет никакого способа доказать, что это он напал на тебя на парковке. Что касается инцидента с машиной, то мы никому не сообщали об этом и не сможем сейчас это сделать. Машина была очищена от следов аварии той же ночью. Даже если бы это было не так, как бы мы объяснили, что сейчас на мне нет даже синяка? — он позволил ей переварить это, а затем покачал головой. — Нет. Будет лучше, если мы разберемся с этим сами.

— Да, но поместить его в психиатрическую клинику кажется… — Алекс печально прикусила губу и покачала головой.

Кайл остановился и обнял ее. — Не переживай за него, милая. Если бы ты была в машине, а не я, ты была бы уже мертва, — при этой мысли его руки на мгновение сжались, а затем он мрачно добавил: — Если бы он был бессмертным, его бы поджарили на солнце и жарили бы весь день, а потом бы обезглавили. Кроме того, он не в своем уме, Алекс. Я знаю, что ты еще не умеешь читать мысли, но я читаю его, и он чокнутый, поверь мне… — он остановился и вздохнул, прежде чем добавить, — или, знаешь, вместо того, чтобы доверять мне, ты можешь попросить одну из своих сестер прочитать его и…

Алекс отстранилась и быстро провела пальцами по его губам. — Мне не нужно. Я доверяю тебе.

Напряжение сразу же покинуло его лицо. — Правда?

Она торжественно кивнула. — Мою жизнь, мое тело и мое сердце. Я действительно люблю тебя, Кайл.

— Слава Богу, — прошептал он, снова притягивая ее к себе. — Я тоже тебя люблю.

— Блин, вы двое, только не на кухне. Это не гигиенично. Идите найди где-нибудь комнату. Честно.

Алекс и Кайл отошли друг от друга, увидев Брикера ведущего Люциана Аржено в офис.

— Когда-нибудь кто-нибудь убьет этого мальчика, — пробормотал Кайл, когда двое мужчин исчезли в кабинете.

— Да, — со вздохом согласилась Алекс. — Но это может сделать кто-то другой. У меня есть для тебя дела поважнее.

— О? — спросил он, с интересом поворачиваясь к ней.

— Хмммм, — пробормотала она. — Я покажу тебе сегодня вечером в доме.

— Звучит хорошо, — пробормотал он, поворачивая ее к двери в обеденный зал. — Не могу дождаться.

— Боюсь, тебе придется, — сказала она извиняющимся тоном. — Сэм, Джо и я сначала проведем немного времени: только девочки.

Кайл снова замолчал, нахмурившись. — Только девочки?

Она закусила губу и кивнула.

Кайл вздохнул. — Хорошо. Думаю, они могут забрать тебя на время только девочки… пока я буду с тобой после этого.

— Ты получишь меня навсегда, — тихо уверила она его.

Кайл усмехнулся. — Хм. Я люблю компромиссы.

— Хорошо работает, не правда ли? — согласилась она со смехом, когда они вошли в дверь, чтобы присоединиться к вечеринке.


КОНЕЦ.


Оглавление

  • Информация о переводе:
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики