Мальтийская богиня (fb2)


Настройки текста:



Лин Гамильтон «Мальтийская богиня»

Пролог

Посвящается моей сестре

Я — в начале мироздания, я и вершу его. Я — священный круг, я — плетельщица паутины времени и пространства. Я — космическое «и»: жизнь и смерть, порядок и хаос, соединение вечного и бренного. Я — Земля со всеми ее составляющими.

Долгое время, которое вы называете тысячелетиями, мы жили в мире и согласии — вы и я. Я даровала плодородие землям и щедрость морям, чтобы пропитать вас, и научила вас пользоваться ими. Я одарила вас художественным воплощением, дабы через скульптуру, живопись и ткачество вы могли чтить меня, а через меня — и себя. И я научила вас письменам, дабы вы могли помнить меня.

Как же случилось, что вы исказили неделимое? Почему вы переделали «и» в «или»? Плоть или дух, тело или душа, мысли или чувства. Потому что, когда вы устранили меня вместе с вашими деспотичными небожителями, правящими из ниоткуда, то подчинили меня, завоевали, как впоследствии считали, что были вынуждены завоевывать и друг друга.

И какой бы я ни была — отверженной, обесцененной, оскорбленной и языческой, — я остаюсь. Я жду вас в своих святилищах. Я живу в ваших снах. Намму, Изида, Афродита, Инанна, Астарта, Анат. Называйте меня любым именем. Я — Великая Богиня, и я буду отомщена.

Часть первая Адонис

Глава первая

Не приятно считать себя добропорядочной, но если я медленно и внятно растолковываю клиентам, почему им выгоднее иметь дело с другим антикваром, но при этом все равно настаиваю на приобретении досужих вещиц в моей лавке, я с радостью, как и любой другой, окажись он на моем месте, принимаю их деньги.

По крайней мере, я так думала, пока Мартин Галеа — самый модный архитектор в Торонто — не вошел в мой магазин под вывеской «Гринхальг и Макклинток» в сопровождении своей робкой жены и платиновой кредитной карточки и не начал тратить суммы, поражающие воображение.

Мы — мой деловой партнер Сара Гринхальг и я переживали не самые лучшие времена, а наш магазин находился в состоянии экономического спада, приобретшего хронический, затяжной характер. Поэтому покупка Галеа показалась нам слишком невероятной, чтобы быть правдой. Если бы я обладала даром предвидения, никакие бы деньги не соблазнили меня принять его условие.

Впрочем, все начиналось совершенно безобидно. В Торонто занимался еще один ясный зимний день, и если в мироздании и появились какие-нибудь знамения, которые предупреждали меня о неизбежном, я их тогда не заметила. Увы!

Дизель, или сокращенно Диз, признанный официальным котом магазина, находился на своем излюбленном месте перед окном, свернувшись калачиком и нежась в солнечных лучах. Он был убежден, что суета — удел простых смертных.

Даже визит Галеа прошел своим чередом. До этого он уже бывал в нашем магазинчике и сейчас действовал по отработанной схеме. Его «ягуар» останавливался перед входом, всегда против движения, занимая при этом добрую половину проезжей части, а иной раз прихватывал и пешеходную дорожку. Галеа лениво выползал наружу, а затем преодолевал несколько ступеней и возникал в наших дверях. Миссис Галеа всегда оставалась в машине и встречала с тихим смирением враждебные взгляды пешеходов и грубые жесты водителей, недовольных подобной парковкой.

Галеа никогда не входил в магазин, как другие посетители. Его появление всегда было очень театральным, как выход на сцену. Чтобы не быть голословной, я расскажу, как он добивался подобного эффекта.

Но прежде надо признать, что этот господин был необычайно привлекателен. Не особенно высокий, но хорошо сложенный, он, очевидно, являлся таким человеком, который без устали работал над собой, создавая свой стиль.

B этот раз по случаю посещения антикварного магазина архитектор надел что-то вроде битловки, шелковой, я думаю, черные красивого кроя брюки и такого же цвета пальто, уверена, кашемировое, которое он небрежно бросил на прилавок. Вся его одежда чудесным образом гармонировала с загаром и темными волосами, достаточно длинными для модельной стрижки, но не настолько, чтобы своим видом отпугивать состоятельных добропорядочных клиентов. Он имел безукоризненные черты лица за исключением, может быть, некоторой мягкости, которую ревнивые мужчины любят называть женоподобной, а женщины находят очень милой.

Во всяком случае, мы все — Сара и я, мой сосед и наша правая рука Алекс Стюарт, и единственная посетительница, молодая женщина в самой коротенькой черной юбчонке, какую я когда-либо видела, вообще не собиравшаяся, как подсказывала мне интуиция, ничего покупать, — посмотрели в его сторону, как только он вошел в магазин, держа в одной руке перчатки, а в другой — солнцезащитные очки. Сара — ас по части бизнеса, — находившая общение с трудными клиентами довольно хлопотным занятием, в мгновение ока исчезла за дверью маленькой конторки, а Алекс тут же счел за благо помочь советом нашей посетительнице.

— Мисс Макклинток. — Галеа улыбнулся мне, озираясь по сторонам. — Очень рад, что застал вас. Я высоко ценю ваш совет и участие в моем последнем проекте. — Галеа умел убедить собеседника в том, что очень ценит его мнение, однако мой опыт общения с ним показывал, что единственное мнение, которое он принимал в расчет, было его собственным.

— Строю, видите ли, дом на Мальте. Вы же знаете, на этом острове я родился. В некотором роде возвращаюсь в родные пенаты. Милый маленький приют с видом на море. Для внесения последнего штриха мне потребуется кое-какая мебель. Давайте посмотрим, что у вас есть, — сказал он и, взяв меня под локоть, повел в дальнюю часть торгового зала. Галеа источал такой божественный аромат, отметила я про себя, какого-то экзотического лосьона, который я, как ни старалась, распознать не смогла. — Хотелось бы что-нибудь в духе Средиземноморья. Нечто расслабляющее, что-то вроде моего дома на Карибах, если вы припоминаете. — При этом Галеа выразительно посмотрел на меня.

Я кивнула. Конечно же, я помнила этот дом. Прошлый раз мы поставляли Галеа кое-что из мебели в этот роскошный особняк, возведенный на частном острове в Карибском море. Проект дома был удостоен награды одного очень престижного архитектурного журнала. Галеа тогда снизошел настолько, что выписал фирме «Гринхальг и Макклинток» солидный кредит для приобретения обстановки.

Благодаря репутации мистера Галеа мы, так сказать, перешли в совершенно иную лигу антикварного бизнеса и обрели немало элитных заказчиков. Суть в том, что мне не нужно напоминать по нескольку раз о благодеяниях, я их не забываю. Но намек Галеа на то, что я обязана ему, пусть это истинная правда, раздражал меня донельзя, поскольку шестое чувство подсказывало, что час расплаты близок.

— А что у вас здесь? Очень мило. Работа индонезийских краснодеревщиков, полагаю, — сказал он, замедлив шаг перед баснословно дорогим шкафом, сработанным из тикового дерева. Покусывая в раздумье дужку солнцезащитных очков, он предположил: — Думаю, что он прекрасно подойдет, не правда ли? А что ты думаешь об этом, Лара? — спросил он меня, легко переместившись к первоклассному столовому гарнитуру. Ткнув пальцем в громоздкий тисовый обеденный стол и окинув взглядом восемь филенчатых стульев, Галеа вкрадчиво спросил, приблизившись ко мне настолько, что я почувствовала некоторое неудобство: — Что вы думаете?

— Я, конечно же… думаю, что гарнитур великолепен, — ответила я, чуть подавшись в сторону. — Но должна заметить, что цена включает расходы по перевозке из Джакарты в Торонто, а вам придется оплатить транспортные расходы отсюда до Мальты. Если мне не изменяет память, Мальта совсем рядом с Италией — страной, чья мебельная промышленность считается одной из лучших в мире. Вам было бы выгоднее обзавестись всем необходимым там. — Я старалась выражать свои мысли четко и профессионально.

Очевидно, Галеа ждал другого ответа и, повернувшись всем корпусом к единственной посетительнице салона, спросил:

— А что вы думаете, мисс…

— Перес, — вспыхнула она от неожиданного вопроса. — Моника Перес. Я считаю, что это… — Голос ее дрогнул, как будто бы она действительно имела мнение на этот счет.

На самом деле, мне кажется, думала она только о том, как придать при разговоре более привлекательную форму своим губкам.

— Это восхитительно, — заключила она.

— А это подошло бы мне для внутреннего дворика? — спросил он Монику, указывая на набор мебели из кованого железа.

Я поймала себя на мысли, что ему прекрасно удается совмещать покупку мебели с обольщением. Он тяготел к эффектным женщинам, и поговаривали, что на некоторых архитектурных заказах настаивали жены его клиентов, с которыми он заводил мимолетные интрижки. Я поздравила себя с тем, что сразу не растаяла под его чарами, которые сродни беспрестанному выпячиванию первого лица единственного числа, а самолюбование кавалера способно оттолкнуть даже самую страстно влюбленную женщину. Вероятно, Галеа был неисправимым сластолюбцем.

Дальнейший разговор между Галеа и мисс Перес я слышать не могла: к тому времени, склонясь друг к другу, они перешли на шепот.

Результаты его посещения превзошли все мои ожидания: шкаф, старинный кабинет индонезийской работы, тисовый стол и стулья, два резных зеркала, набор для дворика из кованого железа и стекла, две тумбочки и крупный с затейливой резьбой кофейный столик благополучно перешли в собственность Галеа. Список товаров, к моему удовлетворению, обозначился пятизначной цифрой, и даже Диз, стряхнув с себя остатки сна, потянулся и удивленно осмотрелся вокруг.

На протяжении этого шоу не замечаемая своим мужем и почти забытая всеми нами жалась к стене миссис Галеа. Ни разу в течение осмотра Галеа не обратился к своей супруге, хотя, как мне казалось, она тоже имела право голоса. Ее мнение относительно приобретения мебели, оказывается, ровным счетом ничего не значило, по крайней мере, в данный момент.

Ходили слухи, что она значительно старше своего мужа, да и по ее виду это было заметно. Если смотреть на нее с высокого полета прославленного мужа-архитектора, то, конечно, она мало что из себя представляла. Эту простую женщину с заостренными чертами лица, мягко говоря, нельзя было назвать привлекательной. Ее сильно искромсанные волосы — отнюдь не фигурная стрижка — только подчеркивали резко выдающиеся черты лица и лошадиную челюсть. Одежду ее, состоявшую из несомненно дорогого трикотажного верха бледно-голубого цвета и низа в тон ему — старомодной длинной юбки в складку, иначе как скучной назвать было нельзя. Честно говоря, вязаные костюмы — одежда совсем не стильная, но не поэтому миссис Галеа производила впечатление бесцветного существа, склонного сливаться с окружающими предметами. Видимо, такой стиль жизни отражал ее внутренний мир. Единственным, что вызывало интерес к ее наружности, были глаза — умные и пытливые. Если из этой семейной пары муж выступал в амплуа сердцееда, то его жена родилась наблюдателем.

* * *

Моника Перес, чье мнение, видно, имело значение, стояла пунцовая от смущения напротив миссис Галеа. На мой взгляд, в ней превалировало больше блеска, чем сути. Я замыкала этот женский треугольник, еще не полностью выработав иммунитет к чарам Галеа, но решительным образом собиравшаяся дать отпор любым его проискам. На какое-то мгновение я мысленно представила нас троих в виде маленьких планет, вращающихся вокруг солнца и удерживаемых силой притяжения и неординарностью личности Галеа.

Выбрав мебель, Галеа уже успел заскучать с мисс Перес, поэтому переключил свое внимание на меня.

С самой очаровательной улыбкой, обнажающей превосходные зубы, и обезоруживающим наклоном головы в мою сторону он снова подхватил меня под локоть и подвел к столу. Я знала, что мне предстояло испытать из-за потраченных им в моем магазине денег. Пристрастие Галеа выставлять моральный счет за свое благодеяние. Так происходит почти всегда, когда кто-то выпускает из рук большие суммы, и я изо всех сил стараюсь проявить должное хладнокровие перед лицом последующих просьб об одолжении.

Галеа снова неприлично близко подошел ко мне и, не стесняясь, уставился на меня.

— Хочу попросить вас об одной услуге, — начал он.

Я мысленно приказала себе сказать «нет», но вслух произнесла:

— Если я могу помочь, то…

— Я собираюсь пригласить важных персон в свой дом на Мальте, думаю, дней через десять, и хотелось бы обустроить жилище по своему вкусу, который, как вы знаете, довольно взыскателен. К сожалению, я не имею возможности отбыть на родину прямо сейчас — у меня презентация в одном из банков, — поэтому и не могу проследить за работой лично. Мне нужно отправить морем всю купленную мебель вместе с той, что в доме, по этому адресу, — сказал он, вручая мне клочок бумаги с аккуратно выведенным на нем адресом.

Но самое главное, — продолжил он, — мне нужно, чтобы вы сопровождали груз на Мальту, во избежание всяких неприятностей. Расходы возьму на себя и компенсирую потраченное вами время.

— Не уверена, что смогу отлучиться из магазина, — робко произнесла я, — более того… — Мой голос предательски стих, пока я подыскивала приемлемые в данном случае отговорки, чтобы никуда не ехать. — Это вам дорого будет стоить, мистер Галеа, — сказала я, чувствуя, что сдаюсь. — Прежде всего, надо поменять транспорт: море на воздух. И почему бы не нанять на месте человека, который проследит за размещением мебели?

— Я не могу поручить это человеку, не знакомому с моими требованиями. Только совсем немногим людям, — он выразительно посмотрел мне в глаза, — я доверяю. А этот прием очень важен для меня.

Конечно же, я клюнула. Я молча слушала его увещевания, не желая показать, что сражена его обаянием, он же, видя мою безмолвную капитуляцию, вкрадчиво продолжал:

— Вот чек на две тысячи пятьсот долларов — аванс на текущие расходы. Издержки по перевозке и страховке занесите на мой счет. Вы согласны?

Я кивнула. В ходе беседы не возникло ни одного вопроса, по которому бы мы не сошлись. Я еще раз посмотрела на чек. Плясавшие перед глазами нешуточные цифры действовали на меня просто развращающе. Я позвала Сару оформить документы и, снедаемая чувством легкой вины, обратилась к неприметной миссис Галеа. В тот момент она разглядывала трех- или четырехдюймовую резную фигурку, лежавшую в корзине у прилавка.

— Я — Лара Макклинток, миссис Галеа. Не думаю, что мы официально представлены, — сжалилась я над бедной женщиной. — Вы смотрите на индонезийского идола по имени Угомон. Если внимательно приглядеться, то сзади можно увидеть небольшой горб, назначение которого — забирать тревоги и заботы у человека, потершего об него руки или другие части тела.

Она попыталась улыбнуться.

— Значит, вы владеете всем этим, — заключила она, обводя зал рукой.

— Частично, — ответила я. — Сара Гринхальг — та женщина, что беседует сейчас с вашим мужем, — моя компаньонка.

— У вас прелестные вещи, — заметила она без лести, смущенно улыбаясь.

В этот самый момент, выполнив все формальности, ее муж повернулся ко мне и сказал таким тоном, будто он один распоряжался моим временем:

— Жду вас у себя в десять утра. Хочу показать вам мебель на вывоз и набросать план действий.

— Вас тоже устроит десять часов, миссис Галеа? — поинтересовалась я.

Если этот франт не счел нужным спросить об этом жену, то это сделала я. Она кивнула, покраснев от неожиданного внимания к своей персоне.

Полностью игнорируя свою спутницу, Галеа пошел к выходу, преодолевая ступени крутой лестницы. Она покорно последовала за ним, а я настигла ее уже у двери и вручила Угомона. Если он кому и нужен был, так только ей.

— С наилучшими пожеланиями, миссис Галеа, — подбодрила я ее на прощание.

Весьма удивленная, миссис Галеа поблагодарила и представилась:

— Мэрилин. Называйте меня просто Мэрилин.

На этом мы и расстались. Послышался визг тормозов. Это другие машины уворачивались от «ягуара» Галеа, поскольку тот, выруливая со стоянки, не удосужился оглядеться по сторонам. Мы все, особенно Моника Перес, с замиранием сердца следили за происходящим.

* * *

— Мерзавец! — чуть не задохнулась от злости Сара, когда Моника Перес тоже покинула нас и мы снова остались одни. — Вообрази, иметь такого мужа, который на глазах у тебя крутит с другой женщиной. Бедняжка!

— Он, наверное, считает себя даром Божьим для нас, грешных, — согласилась я.

— Но мне нравятся его работы, — сказал Алекс.

Действительно, несмотря на полный набор неджентльментских качеств, Галеа обладал огромным талантом сродни своему эго.

— Стоит признать, Сара, что он умеет убеждать. Вот, например, Моника Перес, у которой все происходило на глазах, была в таком экстазе, что купила примерно такое же зеркало, что и Галеа, — поделилась я своими наблюдениями.

— Тогда почему, ответь мне, такой мужчина женился на такой женщине?

— Из-за денег, — ответил Алекс. — Из-за денег семейства Маклин, — уточнил он, назвав широко известную в Торонто фамилию. — Он женился, будучи студентом, и получил хороший старт в жизни: деньги и связи.

— Ты думаешь, Мэрилин когда-нибудь доводилось высказывать свое мнение до встречи с ним? — не унималась Сара.

— Мы этого никогда не узнаем, — подытожила я. — Лучше нам сейчас привести всю мебель в идеальный порядок. Время не терпит. Сара, ты уверена, что не хочешь побывать на Мальте? Тебе не придется часто иметь дело с Галеа, как ты этого боишься, зато насладишься экзотикой на всю катушку.

Сара выкупила у меня торговлю антиквариатом, но попросила войти в долю, когда поняла, что не приемлет необходимые для бизнеса поездки, на которые уходила масса времени и денег. Она терпеть не могла торговаться с поставщиками, ненавидела проигрышные, а иной раз просто грабительские сделки по импорту и экспорту с чиновниками разных стран. К тому же не могла она заглушить в дальних странствиях тоску по дому и чувство одиночества.

Я же, в свою очередь, просто обожала всю эту круговерть. Именно это и подтолкнуло меня начать свой бизнес. Но чувство вины за то, что я всю жизнь колешу по миру, а она присматривает за магазином, преследовало меня.

— О! Для меня в сто раз экзотичнее научиться общаться с подростками, что я и хочу сделать в ближайшее время, — отшутилась Сара. У нее недавно появился новый красавчик средних лет с нагрузкой — двумя сыновьями-подростками. — В конце концов, надо кому-то присматривать за торговлей в твое отсутствие, а Алекса мы попросим взять на себя переговоры с нашими грузчиками. На этом поприще он творит чудеса.

Надо признать, что такой поворот событий несказанно обрадовал меня. Мой новый приятель Лукас Мей, мексиканский археолог, согласился возглавить раскопки в Белизе. В течение нескольких недель он пребывал в изоляции от внешнего мира — даже сотовая связь была бессильна, — и мы отложили нашу совместную жизнь до лучших дней.

В отличие от Галеа, Лукас не кичился своими регалиями, будучи светилом в археологии, и не разыгрывал из себя плейбоя, хотя его внешние данные и на йоту не уступали обаянию Галеа. Страстный поборник традиций коренного населения Мексики, он держался спокойно и с достоинством, чем и вызывал у всех глубокое уважение. Поскольку мы оба начали тяготиться нашим продолжительным романом, я решила, что разлука поможет нам разобраться в наших чувствах. Его археологические изыскания и мои несколько дней на Мальте вдали от тревог и повседневности помогли бы навести на резкость некоторые моменты в наших отношениях.

Я вызвала нашего постоянного перевозчика, Дейва Томсона, и изложила ему суть дела, чем привела парня в сильное смятение.

— Оплата по соглашению, Дейв, — объяснила я. — Ты же знаешь, какой Галеа. Просто скажи мне, как ты планируешь это сделать. Я сделаю обмер всего перевозимого имущества завтра утром и специально промаркирую для тебя.

— Это что-то новенькое. Не могу похвастаться, что когда-либо отправлял груз на Мальту, — признался Дейв. — Как ты думаешь, соколы там еще водятся? — неуклюже пошутил он. — Но надо проверить схемы движения и цены. Между прочим, мой любимый старый фильм — «Мальтийский сокол». Хэмфри Богарт там просто великолепен. Во всяком случае, я сделаю несколько звонков, выберу лучший маршрут и способ доставки. Это, видимо, дорого обойдется, не меньше трех тысяч. Но раз этому парню деньги девать некуда… так тому и быть.

После обсуждения страховки, таможенных формальностей и тому подобных нюансов Дейв отчалил, и я расслабилась на время, осознавая, что если все это в пределах осуществимого, то только он способен со всем этим справиться. С самого начала нашего сотрудничества этот человек не единожды творил чудеса.

Как-то раз он нашел затерявшуюся мебель из Сингапура и доставил ее в Торонто на престижное дизайн-шоу буквально за несколько часов до открытия. В то время я работала поставщиком у молодого, но подающего надежды дизайнера, который попросил декорировать помещение выставочного зала для благотворительных целей. Это событие предопределило его восхождение на Олимп карьеры и начало моего антикварного бизнеса. Художника звали Клайв Свейн. После этого шоу он стал моим первым наемным работником, а впоследствии мужем. И поскольку то шоу полностью легло на плечи Дейва и он блестяще справился с заданием, с тех пор я сознательно выбирала услуги перевозчика Дейва Томсона.

Едва я вышла из офиса, как Алекс уже принялся задвигать в подсобку последние приобретения Галеа, а на их место выставлять образцы из наших запасников. Затем мы все вместе осмотрели торговые залы магазина, которые теперь представляли жалкое зрелище. Галеа, без сомнения, основательно прошелся по нашим запасам.

— Я, пожалуй, напомню Дейву о той партии, которую Лукас выслал нам из Мексики до поездки в Белиз, — предложил свои услуги Алекс.

Лукас был не только моим любовником, но и агентом нашей фирмы «Гринхальг и Макклинток» в Мексике.

— Мы заполним некоторые пустоты мексиканской керамикой и кожаными стульями из последних поступлений, — подытожил Алекс.

* * *

На следующее утро я подрулила к резиденции Галеа. Она располагалась в той части города, которую некогда считали элитной. Но ныне старые более изысканные по архитектуре дома смешались, что называется, с бетонными монстрами, чье архитектурное вероломство вытеснило эстетику и хороший вкус.

При таком соседстве дом Галеа стал для меня приятной неожиданностью. В нем царил дух старого Торонто, в котором больше ощущалось присутствие Мэрилин, урожденной Маклин, чем присутствие знаменитого современного архитектора. Фасад здания был выполнен в георгианском стиле и подкупал простотой и отсутствием архитектурных излишеств. Незатейливая подъездная дорожка, вымощенная брусчаткой, вела сквозь железные ворота к европейскому дворику, где я и притормозила перед широкой добротной дверью, увитой плющом.

Дверь открыла приятной наружности молодая женщина в серой униформе. Не успели мы обменяться и парой слов, как мне навстречу вышла сама Мэрилин Галеа, одетая примерно в то же самое, что и вчера, только песочного цвета.

* * *

Я шагнула в элегантный восьмиугольный холл, выложенный кремовым мрамором. Пышный букет лилий в хрустальной вазе на столе в середине холла гармонировал с окружающим интерьером по всем законам эстетики. Коридор с несколькими произведениями современной живописи, органично соединявшийся с тыльной частью дома, больше походил на картинную галерею. Падающий сверху свет выгодно высвечивал несколько полотен современных художников, на двух из которых стояла подпись самого Галеа. Галерею сменил открытый просторный внутренний двор, явившийся для меня просто откровением.

У меня вырвался возглас удивления, о котором я немедленно пожалела, поскольку подобное нечленораздельное выражение эмоций абсолютно не вязалось с тем внешним лоском, который я обычно наводила на себя перед визитом к клиенту номер один.

Надо сказать, что увиденное дальше поразило меня еще больше.

Все дома на этой стороне улицы стояли в одной из живописных ложбин, которые пересекают весь Торонто, но владельцы близлежащих домов не использовали природный ландшафт настолько функционально, как чета Галеа. Внутреннюю часть дома застеклили в два, а может быть, в два с половиной этажа. Казалось, дом выплывает из углубления без видимых средств поддержки. На самом его верху сквозь деревья я увидела осветительный маяк в форме всевидящего ока, которое, будучи подвижным, устремлялось ввысь к небоскребам, что в деловой части города.

Не могу сказать точно, сколько я простояла там в экзальтации от удивительного зрелища. Когда же я оглянулась, то увидела наблюдающего за мной Галеа, в глазах которого вспыхивали искорки удовольствия.

— Ну как, нравится? — поинтересовался он.

— Великолепно! — не смогла я скрыть своего восторга.

— Вам надо посмотреть на это чудо вечером, — сказал он. — С этого места, где мы стоим, видны все лампочки на потолке гостиной, а их триста шестьдесят. Они загораются, как маленькие звезды, и, отражаясь в стекле, заливают светом все вокруг, как мачты городского освещения. — Казалось, Галеа испытывал ребячье удовольствие от собственной работы, которая, в свою очередь, вызывала у меня неподдельное восхищение. — Пойдемте, рассмотрим получше.

Мы спустились по ступеням в гостиную к элегантной софе белого цвета с двумя креслами, обитыми кремовой барселонской кожей. С одной стороны комнаты к потолку устремлялся мрамор камина, а с другой — взору открывалась внутренняя сторона стены старого дома с кирпичной кладкой, побеленной, чтобы гармонировать с новым окружением из стекла и стали. Большая часть обстановки была светлых оттенков. И вообще, несмотря на размеры гостиной, возникало ощущение спокойствия и умиротворенности.

— Может быть, вас провести по дому, прежде чем мы приступим к работе? — спросил Галеа.

— С удовольствием, — ответила я.

С эстетической точки зрения все остальное было выполнено также безупречно. Основные жилые площади радовали глаз палитрой медового, кремового и бледно-бежевого оттенков. Деревянные полы цвета пожухлой соломы в некоторых местах были застелены старинными коврами золотистых тонов.

Столовая повторяла рельеф ложбины. Черный полированный стол держался особняком от цветовой гаммы остального дома, отражая мириады огней грандиозной хрустальной люстры, сделанной по дизайну Галеа. Пойманный в ловушку из стеклянных подвесок свет разлетался на стены, стол и потолок яркой лучистой россыпью.

Лестница, ведущая наверх, в холл, являла собой крупномасштабный эквивалент зала Славы. Ее украшали помещенные в рамки изображения зданий, благодаря которым Галеа прославился и получил звание лауреата. Фотографии некоторых архитектурных детищ Галеа были мне знакомы. Я узнала муниципалитет — колоссальных размеров здание в Эр-Рияде, проект которого победил на конкурсе в Милане, — и концертный зал в Австралии. Все это казалось весомым и масштабным вкладом в современное градостроительство. Далее следовали фотографии Галеа с разнообразными призами и застольями в кругу знаменитостей — политиканов, кинозвезд и прочее, — лишний раз подчеркивая нездоровое честолюбие и неимоверное тщеславие этого человека.

Когда экскурсия закончилась и я выразила свое искреннее восхищение, Галеа приступил к делу и показал мне рисунки дома на Мальте. На них он запечатлел и приобретенную ранее мебель.

— Одна партия мебели уже в пути, включая несколько восточных ковров, которые я выбрал, работая в Турции. Мэрилин в курсе того, что груз должен прибыть не сегодня-завтра. У нее есть список. А я в цейтноте и прибуду на остров примерно через неделю, в пятницу или в субботу.

— Я все сделаю так, как вы просите, мистер Галеа. Я высоко ценю наши деловые отношения, — заверила я его.

— Хорошо, — сказал он. — А теперь мне надо бежать. Встреча, видите ли, с советом директоров нефтяной компании. Скоро я раздвину городские пределы Торонто, — улыбнулся он.

Мы с Мэрилин Галеа проводили гения до дверей. Всем своим видом он показывал, что торопится, но не настолько, чтобы не улучить минуту-другую на флирт.

— Я еще не говорил, как чудесно вы выглядите сегодня? — Он улыбнулся, взяв меня за руку. — Теперь я себя чувствую гораздо спокойнее за коллекцию и дом. — И он повернулся к выходу.

— Мартин, — тихо обратилась Мэрилин.

Он оглянулся. Она держала в руках его кейс и очки. Галеа усмехнулся.

— Что бы я без тебя делал, любовь моя? — Он слегка обхватил ее за талию и чмокнул в щеку. — Ты мой ангел-хранитель! Я бы без нее пропал, — добавил он, повернувшись ко мне.

Мальчишеская ухмылка, взмах руки — и он исчез. Лицо Мэрилин смягчилось, когда она смотрела ему вслед.

Эта сцена могла бы меня растрогать, если бы Галеа не допускал вольностей в присутствии жены. Всегда поучительно побывать в окружении великих мира сего, но, к несчастью, некоторые из них оказываются настоящими поганцами.

Я бросила испытующий взгляд на Мэрилин. Думаю, если она и заметила легкий флирт, то не придала ему значения.

— У вас невероятно красивый дом, миссис Галеа. Вы, должно быть, очень гордитесь им.

— Мой муж — исключительный специалист. А эти цвета я люблю больше всего, — пояснила она, — потому что они напоминают мне об Италии, о Флоренции. Этот город — мое самое любимое место на всем белом свете. Там я научилась любить и ценить архитектуру, и это стало основой для совместной жизни с Мартином. Он признался, что выбрал эти тона специально для меня. — Мэрилин почему-то разоткровенничалась и, видимо, не жалела об этом.

* * *

Когда я приступила к делу, она усердно помогала мне, записывая данные замера всех предметов, стоявших в списке. Здесь были и пять предметов, начиная с громоздкого буфета красного дерева до вместительного шкафа, доставленных накануне из моего магазина. Большую часть изделий складировали перед домом, недалеко от двери. Измерив габариты каждого, я вычислила их вес, чтобы облегчить Дейву вывоз, а затем приклеила желтые маркировочные полоски со своими инициалами на все вывозимое имущество во избежание путаницы во время погрузки. Прочувствовав легшую на меня ответственность, я решила отправиться на Мальту как можно раньше.

Познакомив меня с установленным порядком в семье, Мэрилин подчеркнула, что прислуга работает в их доме всю неделю, кроме среды — своего выходного дня, поэтому они с Мартином, не боясь за него, спокойно отсутствуют в течение дня.

— Поскольку в доме все организовано, я каждый день провожу в женском клубе. Мне там нравится. Вы знаете, где это? В центре. Называется «Долина роз», — похвасталась Мэрилин. Это было модное заведение, членом которого я была еще пару лет назад, до периода вынужденного безделья после развода.

На мой взгляд, времяпрепровождение в женской компании — идея неплохая. Однако обсуждение моей нестандартной фигуры и серого спортивного костюма этими самыми доброжелательницами, чьи бедра и содержимое голов соответствовали их гимнастическому трико, чья главная тема беседы сводилась к новейшему лаку для ногтей, мне было бы не по душе, и я вернулась к утренним пробежкам. Меня поразило, что такая, без сомнения, умная, хоть и застенчивая, женщина, как Мэрилин Галеа, могла стать членом клуба злопыхательниц. Но тут я взглянула на проблему с другой стороны и подумала, что, может быть, в компании других людей она ведет себя раскованнее и свободнее, потому что родилась зависимой, а я — нет.

— Расскажите побольше о вашем муже, — попросила я Мэрилин. — Он упомянул, что строит дом, чтобы вернуться к своим корням. А откуда он в действительности родом?

— Видите ли… Галеа — очень распространенная мальтийская фамилия. Он родился в городе Меллиха, что на большом острове. Его отец не был зажиточным, он владел всего лишь маленьким магазинчиком в городе. Но Мартин, я думаю, родился честолюбивым. Он и еще один из его друзей поступили в международную школу на Мальте. Директор, видя его талант, помог получить стипендию на архитектурном факультете в университете Торонто. Канада и Мальта поддерживают отношения благодаря членству в старом добром Содружестве наций.

— А его родители живут там же?

— Нет. Они умерли за несколько лет до нашего с ним знакомства.

— А вы видели новый дом? — спросила я.

— Нет еще, — ответила она с какой-то грустью. — Я никогда не была на Мальте. Вы знаете, я стремлюсь всей душой увидеть ту деревушку, в которой он родился и вырос. Он не очень много рассказывает об этом.

— Значит, мы с вами там увидимся? — обрадовалась я.

— Нет. Для Мартина это деловая поездка: он собирается в Рим на пару дней, чтобы взглянуть на участок под проект, над которым трудится вот уже несколько месяцев, а затем приедет на Мальту. Вы же знаете Мартина. — Она улыбнулась. — Всегда в поиске крупного заказа. Он возобновил отношения с другом детства, который много сделал хорошего для него, и тот пообещал связать его со всеми нужными людьми на родине. Мартин устраивает в их честь прием. Не могу точно сказать, кто там будет. — Она вздохнула и предложила: — Может быть, желаете эспрессо или капуччино?

— Пожалуй, — согласилась я.

Во время обхода дома я заметила, что кухню оборудовали с размахом, установив даже кофеварочную машину промышленного типа. Вообще, кухня не могла не впечатлить меня: мраморные полы, уголки и шкафчики из полированной нержавейки и при таком соседстве — здоровенный встроенный холодильник и шестиконфорочная профессиональная плита.

— Вам нравится готовить, Мэрилин? — спросила я. — Вы могли бы держать небольшой ресторан при такой-то кухне.

— Если честно, то не очень, — улыбнулась она. — В основном готовит Корали, — и указала на молодую женщину, встретившую меня в дверях, которая сейчас шинковала овощи в дальнем углу кухни. — Кулинария и домашнее хозяйство никогда не были моим коньком.

Попросив Корали приготовить нам капуччино, Мэрилин провела меня в небольшую комнату. Небольшую по меркам семьи Галеа, но примерно размером с мою гостиную. Я обратила внимание, что мебель обита не характерным для отделки дома Галеа розовым, слегка блеклым ситцем, а индонезийский Угомон, подаренный мной вчера, уже обживал полку на письменном столе.

— Это мой кабинет, — сказала Мэрилин, заметив, как мой взгляд скользит по комнате.

Офисные папки, видимо с финансовыми отчетами, намекали, что только она единственная занималась экономической стороной деятельности Галеа. Я поймала себя на мысли, что Мэрилин Галеа вполне могла бы самостоятельно справиться с подготовкой дома на Мальте, которая была поручена мне. Мысленно перебирая всевозможные причины отстранения Мэрилин от проекта, я так и не остановилась ни на одной.

— Изначально кабинет принадлежал моей матери, — продолжала Мэрилин. — Она умерла, когда я была еще очень юной, но я помню ее. Мартин разрешил мне оставить здесь все как есть. Вы же знаете, каковы архитекторы! — с выражением добавила она. — Даже такая мелочь, как кусок мыла в ванной, — это часть дизайна и, следовательно, не должна нарушать архитектурное единство. Так что с его стороны — это большая уступка.

— Значит, этот дом принадлежал вашей семье, да?

— Да. Мы переехали сюда лет десять назад после смерти отца. Он перевернулся бы в гробу, если бы увидел, что Мартин сотворил с домом. — Она рассмеялась. — Но тогда это казалось делом само собой разумеющимся. Ведь Мартин только вставал на ноги, и о строительстве нового дома не могло быть и речи. Теперь, я думаю, нам обоим мил этот дом.

Во время беседы Мэрилин беспрестанно вертела в руках жемчужную нить, которую, очевидно, носила постоянно, и я догадалась, что жемчуг достался ей от матери и поэтому значил для нее очень многое.

Корали принесла нам кофе, и мы пустились в приятную болтовню. В жизни случается так, что мы, отыскав в толпе родственного незнакомца, выкладываем ему, а он вам всю подноготную. Едва познакомившись с Мэрилин, я чувствовала себя в ее обществе уютно и по-домашнему. Она живо интересовалась моей жизнью и засыпала вопросами. Я рассказала ей все о магазине, ей понравилось мое смелое решение пойти в бизнес и осуществить давнишние замыслы.

Я поведала Мэрилин о знакомстве с Алексом Стюартом после переезда в маленький домик в районе Кэббиджтаун и о том, как он опекал меня и как сейчас, будучи на пенсии, приходит в магазин помогать нам просто так, от чистого сердца. Я всегда поражалась, как в свои семьдесят он кружит по сайтам Интернета, выуживая ту или иную ценную информацию, и, возможно, сейчас, пока мы с ней делились прожитым, он доставал мне авиабилет до Мальты.

Я рассказала ей о своих родителях, об отце, отставном дипломате, о двухлетней связи с Лукасом, который, на мой взгляд, был милейшим человеком на планете. Короче, я выложила все. Ну не совсем, конечно, все. Я не стала ворошить последние дни своей семейной жизни, когда осознала, что пристрастие Клайва к очень молоденьким женщинам и отвращение к честной работе были не временным его заблуждением, а жизненным принципом.

В своем рассказе я подошла головокружительно близко к обсуждению обаяния Мартина Галеа, явившегося одной из причин моего согласия отбыть на Мальту. Но здравый смысл и такт возобладали во мне, когда я, смутившись, почувствовала, что ступаю за грань дозволенного. Мне стыдно было думать, что эта приземленная женщина, в чьей кухне я сидела, догадывалась обо всем.

Слабость женщин к Галеа была для него одним из способов достижения поставленной цели. Более того, он, зная нелицеприятные подробности из прошлого людей, от которых зависел, всегда мог воспользоваться этими сведениями. Уверяю, нет ничего более омерзительного, чем шантаж, когда сопоставляется число прошлых грехов с составленным кем-то списком нынешних моральных обязательств.

В разгаре нашей беседы зазвонил мой сотовый. Это был Алекс.

— Как смотришь на то, чтобы вылететь сегодня? — спросил он.

Я что-то буркнула в ответ.

— До Мальты можно долететь через Лондон, Париж или Рим. Лондон забит до отказа. В Риме — забастовка. Есть место на рейс компании «Эйр Кэнада» до Парижа. Самолет прибывает туда перед вылетом на Мальту рейса авиалиний «Эйр Молта» прямо в Луку.

— Куда? — не поняла я.

— Лука — мальтийский аэропорт. Я, пожалуй, достану тебе кое-какой материалец о стране. Так полетишь сегодня или нет?

— Обязательно. Мчусь домой упаковывать вещи. И выясни, какая там погода, ладно?

— Понятно, зима же. Пусть там значительно теплее, чем здесь, все равно не забудь дождевик и куртку. Синоптики предполагают наступление арктического циклона в ближайшие дни. Ночью — минус пятнадцать или около этого.

— В таком случае я уже еду, — сказала я, не подозревая, на какие муки себя обрекаю.

Я поблагодарила Мэрилин за кофе и помощь в обмере мебели. Мне пришлось напомнить ей, что Томсон заберет партию груза завтра или послезавтра, а Алекс и Сара сообщат ей точное время. Она, в свою очередь, вручила мне имена и телефоны семейной пары, отвечающей за собственность Галеа на Мальте, убедилась, что он снабдил меня чертежами, и аккуратно записала адрес Дейва Томсона и его номер телефона рядом с данными Сары и Алекса.

Затем я покинула ее. Выруливая на дорогу, я все еще видела ее силуэт в дверном проеме. Высокая, простого вида женщина, болезненно робкая, даже красивая, замужем за маленьким мальчиком, пусть и талантливым, но все равно ребенком.

Глава вторая

Порожденные плейстоценом существа, теснимые огромной стеной льда, которая подспудно вторгается на их пастбища, продвигаются глубже и глубже на юг по узкой полоске земли — мосту, перекинутому через море. Но вдруг раздается грохот растрескавшейся земли, и вода закипает в расщелинах. Мост земли становится цепью маленьких островов, а затем — очень немногих. На этом крошечном архипелаге нет пути вперед, но нельзя повернуть и назад. Загнанные на эти скалистые берега, в борьбе за выживание они, по прошествии веков, мельчают. Чахлые гиппопотамы, слоны не крупнее собаки. Потом наступает тишина, царство тьмы, вымирание.

Но что это? Кто это там копошится во мраке пещер? Троглодит.

Пожалуйте на свет Божий!

Я прибыла на Мальту в полубессознательном состоянии. События предыдущего дня расплывались у меня в памяти. Сначала я едва успела на рейс до Парижа, затем с большим опозданием села на самолет компании «Эйр Молта» до Валлетты. В аэропорту меня встречал парнишка в джинсах и футболке с надписью «Хард-рок кафе», в руках у которого был плакат с криво нацарапанной и исковерканной фамилией «миссас Маклинтак». Поэтому я не сразу заметила его, хотя существовала и другая причина моей невнимательности. Дело в том, что у меня в глазах стоял пассажир, прилетевший со мной одним рейсом. Свою одежду в стиле сафари он, по-видимому, выбрал, считая Мальту тем самым местом, которому нужно как-то соответствовать, хотя, возможно, просто был склонен к вычурности. В любом случае его ковбойские сапоги, штаны цвета хаки в тон рубашке с короткими рукавами, с изобилием карманов, и широкополая шляпа на манер рейнджера в пустыне ассоциировались у меня с австралийскими бушами или заповедником Серенгети. Этот экстремал щеголял в ремне из леопардовой шкуры и клевал всю дорогу от изрядно выпитого ранее. Его испещренное оспинами лицо и носяра с красными прожилками взывали к умеренности, которой никогда не придерживался их владелец.

Этот господин, которого я назвала для потехи ВБО — Великий Белый Охотник, — начал свое представление намного раньше приземления самолета в Валлетте. В то время, когда все стремились поудобнее устроиться в своих креслах перед взлетом, он, наоборот, встал с места и, размахивая банкнотами разного достоинства, стал требовать от стюардесс бутылку шампанского «Дом», которую захватил с собой на борт и оставил в холодильнике. Желая произвести впечатление на соседку, он поведал ей сценическим шепотом о своих личных качествах, ставших известными всем остальным пассажирам.

Вышколенные члены экипажа тактично объяснили ему, что употребление горячительных напитков на борту воздушного транспорта строго запрещено, но ВБО, видимо, не понял, что это правило относится и к нему тоже. В конце концов, старший стюард, осознавая, что этот болван, если не унять его, станет настоящим возмутителем спокойствия других пассажиров, согласился откупорить бутылку.

Соседка ВБО, эффектная дама средних лет, волновалась не меньше других, видимо, горько сожалея о том, что случай свел ее с таким смутьяном. И три часа полета станут самым тяжелым испытанием в ее жизни.

Лайнер был достаточно вместителен, но при всем при том не было ни одного свободного места. Несмотря на соблазны диспетчерских служб подождать следующего рейса с выплатой наличных за размещение, ни один пассажир не решился на подобный шаг. Меня саму сначала соблазняла мысль остаться в Париже на несколько часов и вздремнуть после ночного рейса, но чувство долга позвало в дорогу.

Так или иначе, со своего места, расположенного на один ряд дальше от прекрасной дамы и ВБО, я наблюдала, как в течение получаса отчаяние женщины постепенно увеличивалось, приобретая все более драматический характер, и в тот самый момент, когда я хотела сделать широкий жест христианского милосердия и повлиять на ВБО, сидевший рядом со мной священник в черной робе и с крестом на длинной цепи сказал стюардессам, что готов поменяться с женщиной местами. Предложение было принято с искренней благодарностью, и священник занял место рядом с ВБО.

Но мое мнение о пастыре Божьем резко изменилось, как только я лучше разглядела его со стороны. Он не носил пробора, поэтому волосы липли к его голове так, что небольшая лысина на макушке скорее походила на ледяную шапку вокруг полюса маленькой планеты. Несмотря на усталость от ночного полета, все равно потратила несколько минут на чтение парижских газет, осознав, что приняла верное решение энергично продолжить путешествие на Мальту. Газеты сообщали о возможных забастовках и беспорядках в аэропорту, об угрозе взрывов в метро и так далее. Я заснула и не просыпалась, пока не объявили привести кресла в исходное положение, так как самолет шел на посадку. Мой взор случайно остановился на господине, который, сидя у окна, с интересом обозревал остров. Судя по словам Алекса, Мальта имеет очертания рыбы, что действительно оказалось похожим на правду. Все же Алекс знает массу удивительных вещей. И если принять голову рыбы за север, то дом Галеа, куда я направлялась, располагался прямо под ее жабрами. Мне бы, конечно, хотелось увидеть с борта самолета не скалистый и безлюдный остров, а полную жизни приятную местность, которую рекламируют мальтийские государственные организации по туризму, но шел дождь — как и предсказывал Алекс.

* * *

Я не видела, как Великий Белый Охотник и священник покидали авиалайнер, но вскоре они примкнули к остальным пассажирам у багажной карусели. Святой отец не обременял себя крупной кладью — у него была лишь спортивная сумка. Зато ВБО увешался тремя объемистыми чемоданами, в довесок его поклажа утяжелялась сумкой для гольфа, набитой клюшками. Порядок выхода из аэропорта один для всех: либо по красному коридору, либо по зеленому в зависимости от необходимости декларировать деньги и ценности. Я двинулась по зеленому коридору на приличной дистанции от ВБО и священника.

Под безбожным гнетом груза ВБО выглядел неважнецки, его брюки съехали с пуза, и он путался в них при ходьбе, наступая на штанины. Парня слегка заносило, и он раза два споткнулся. Священник, который к этому времени заслужил многочисленные симпатии пассажиров, пришел ему на помощь. Их обоих остановили в таможенном пункте зеленого коридора, но, обменявшись шутками со священником, видимо, по поводу ВБО, таможенники пропустили его. ВБО тоже проскочил, не заплатив ни гроша. Выйдя из аэропорта, я задалась вопросом, засек ли металлоискатель таможенников его клюшки. В раздумье я потеряла обоих из вида.

Мне потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что «миссас Маклинтак» — это я, хотя меньше всего ожидала, что меня встретят в аэропорту. Я приблизилась к молодому человеку и представилась:

— Я — Лара Макклинток, — сказала я. — Вы меня ищете?

— Да, мэм, — радушно отозвался приятный парень. — Меня зовут Энтони Фарруджиа. Мои родители присматривают за домом мистера Галеа. Мама подумала, что было бы неплохо встретить вас.

— Очень мило с вашей стороны. — Я приняла его слова как должное. — Куда?

Он подхватил багаж и провел на парковочную зону к очень старой машине. Кислотно-желтый автомобиль, британский «форд» какой-то разновидности, подумала я, которому было лет двадцать, а может быть и все тридцать. Однако смотрелся он как новенький, и гордость Энтони за свое авто была очевидной.

— Красивая машина, — сказала я, и он засиял от радости.

Энтони погрузил вещи в багажник, и мы сели в машину. Алекс предупредил меня, что на Мальте левостороннее движение, так что я была готова к этому, но не ожидала того, что случилось в следующий момент. Энтони включил зажигание и дождался, пока нутро «старушки» не заныло. Как только в салон проник запах паленой резины и машинного масла, мой водитель нажал на сцепление, отпустил, снова нажал и вдруг включил третью скорость.

— Нет второй скорости, — виновато усмехнулся он. — Приходится бомбой взрываться на первой, а затем переходить сразу на третью.

— Понимаю. — Что еще я могла ответить?

Мы с ревом обогнули здание аэропорта, и я услышала, как мой чемодан бьется о стенки багажника.

— Снижать скорость нельзя, — объяснил Энтони, — машина встанет.

— Понимаю, — снова вошла я в его положение. Затем мы на головокружительной скорости завернули за угол, и оконное стекло с глухим уханьем провалилось внутрь дверной рамы. Я попыталась выкрутить стекло, но дверная ручка беспомощно проворачивалась.

— Я сделаю это вручную, — успокоил меня Энтони. — Только подъеду к обочине.

— Все нормально, — торопилась я. — Я люблю свежий воздух.

— Я тоже. — Парнишка улыбнулся. — Мистер Галеа дал мне денег на новую машину, но я на эту угрохал столько… — нашел он подходящую тему для беседы.

— И правильно сделал, — из вежливости похвалила я его выбор.

— Пока вы здесь, можете ездить на ней, — предложил Энтони.

— Вряд ли я с ней справлюсь, — сразу отмела я подобную перспективу: скорее сяду на осла, чем поеду на этой развалине.

Мы неслись по шоссе, а влажный воздух обдувал наши лица.

— Если не секрет, сколько тебе лет, Энтони?

— Почти семнадцать, — ответил он и после небольшой паузы добавил: — Но я вожу машину с двенадцати лет. — Он искоса посмотрел на меня, желая узнать по выражению лица, почему я это спросила.

— Ты помогаешь матери с отцом присматривать за домом Галеа?

— Конечно. Но только после школы. Я стараюсь учиться хорошо, чтобы поступить в университет. Я хочу стать архитектором, как мистер Галеа. Кассары — прирожденные архитекторы.

— Я думала, твоя фамилия Фарруджиа. Кто такие Кассары?

— Вы ничего не слышали о Джероламо Кассаре? — недоверчиво спросил юноша. — Он был величайшим мальтийским зодчим, проектировал Валлетту и самые прекрасные здания на Мальте. Моя мать ведет свою родословную от этой фамилии.

— Видишь ли, Энтони, это мой первый приезд на Мальту, но я пробуду здесь неделю и постараюсь многое узнать, — пообещала я.

Какое-то время он взвешивал мои слова.

— Я думаю, стоит показать вам все окрестности, — предложил он себя в качестве гида, — только после школы. Идет?

— Твоя затея мне по душе, — одобрила я парнишку. — Но сейчас не лучшее время для экскурсий, верно?

— Да, туман ложится, — посетовал мой кормчий.

Как только мы выехали из аэропорта, туман сгустился до такой степени, что ничего нельзя было разглядеть в нескольких шагах от машины. Из-за этой пелены я не имела ни малейшего понятия, куда мы едем и как я смогу запомнить маршрут. У меня складывалось впечатление, что земля в здешних краях скалистая, бесплодная, со скудной растительностью. Не знаю, к лучшему или к худшему, но все мне казалось серым и каким-то жухло-желтым.

Спустя минут двадцать или около этого мы резко свернули с шоссе на подъездную дорожку, усаженную кустарником, за которым низкой каменной кладкой ползла стена, имевшая при ближайшем рассмотрении приятный сливочно-желтый оттенок. Преодолев полпути, мы перешли на первый скоростной режим, близкий к торможению, и подкатили к гаражу.

Там была припаркована еще более древняя машина.

Звук шуршащих шин выманил нам навстречу крошечную женщину с небесными чертами лица и красивой улыбкой.

— Моя мама, — представил Энтони, хотя она в этом не нуждалась. Их улыбки, способные освещать целые залы, были похожи.

— Я — Марисса, миссас, — сказала она с акцентом и распорядилась: — Отнеси чемодан миссас наверх, Энтони. Да не забудь отдать миссас ключи от машины.

Я хотела было оставить машину на попечении Энтони, но по выражению глаз его матери поняла, насколько неодобрительно она к этому отнесется, и промолчала.

Мы вошли в дом. У меня появился шанс взглянуть на работу Галеа, и я совершенно не удивилась, когда довольно невзрачный фасад органично перешел в фантастическое лоно дома. Во многих деталях узнавалась рука мастера. Полы были выложены терракотовой плиткой, а стены — бледно-желтым камнем, тем, который я увидела при въезде во владение Галеа.

Едва я вошла в помещение, шестое чувство подсказало мне, что мебель, купленная в моем магазине, подойдет как нельзя лучше. Это было доброе предзнаменование.

Все в этом доме, за исключением лестницы на второй этаж, отделявшей кухню от остального пространства, говорило о грандиозности дизайнерского замысла. Исполинский камин в центре зала не мог не привлечь моего внимания. У очага возились трое: один руководил, а двое рабочих, нанеся последние мазки штукатурки, выкрикивали что-то одобрительное на непонятном языке. Из краткого курса географии, преподнесенного мне Алексом, я усвоила, что все мальтийцы, и стар и млад, свободно говорят по-английски — это результат почти двухвекового британского правления и влияния, закончившегося в 1964 году. Английский язык является одним из двух официально признанных языков на Мальте, тем не менее, родной язык островитян — мальтийский — выжил, несмотря на активные попытки его выхолащивания. Именно на нем и разговаривали мужчины.

Я приблизилась к человеку, который был чуть постарше остальных. Он снял кепку:

— Здравствуйте, миссас. — Это был Иосиф, отец Энтони и заодно сторож дома. Он имел приятное открытое лицо, крупные руки рабочего человека и выглядел намного старше своей жены, хотя, возможно, годы изнурительного труда сделали свое дело.

В дальнем углу просторной комнаты стояла упакованная мебель. Рядом лежали завернутые в полиэтиленовую пленку ковры. Галеа предупредил меня, что хочет ради пущей живописности застелить коврами некоторые жилые помещения, поэтому передал мне тщательно составленный список всех ковров и план их размещения. Я искренне надеялась, что память не подведет меня при распознавании отличительных особенностей табризских и бахтиарских ковров.

Вся тыльная часть дома блистала стеклом. Отсутствие штор меня не смутило. И поскольку из-за тумана я ничего не могла разглядеть на расстоянии более чем двадцать-тридцать футов, то предположила, что подобная обнаженность пространства означает отсутствие посторонних глаз. От средиземноморского пекла окна защищала терраса с греческими колоннами и кирпичным полом со стоком для дождевой воды. Здесь же стояли необъятные терракотовые амфоры с цветами.

— Я покажу вам комнаты наверху, — сказала Марисса.

Я последовала за ней по лестнице. Галеа отдал второй этаж под три спальни. Все они были значительных размеров с выходом на балкон, который органично переходил в террасу. Только одна из спален была доведена до логического завершения: Марисса позаботилась, чтобы ее приготовили к моему приезду. Двуспальная кровать и ванная со всеми прибамбасами произвели на меня благоприятное впечатление, но, тем не менее, я хотела знать, где Галеа собирается поселить меня, когда сам появится в родных пенатах.

— Вы, наверное, устали с дороги, — сказала Марисса. — Я оставила вам кое-что на завтрак. Финики, хлеб и вино в холодильнике. Надеюсь, это придется по вкусу.

— Чудесно. Спасибо, Марисса. И прошу вас, называйте меня Лара. Мы все эти дни будем работать вместе и, надеюсь, подружимся.

Она смутилась.

— Я работаю на Галеа так же, как и вы, — внесла я ясность.

Мое объяснение вполне удовлетворило ее.

— Завтра у нас выходной. Мы с Иосифом, как правило, не работаем по субботам: ходим к мессе, хотя я знаю, что дел до приезда мистера Галеа невпроворот.

— Вот и замечательно. Вы возьмите выходной, а я поработаю над планом более удобной расстановки мебели. Увидимся в понедельник.

— Вы очень любезны, Лара, — оживилась Марисса.

— Ваш сын предложил мне осмотреть столицу и ее окрестности после занятий в школе. Вы не против?

— Конечно же, нет. Только прошу вас, пресекайте его занудство. Когда он видит нового человека, становится каким-то… прилипчивым, что ли.

— Что вы! Он очень милый молодой человек, — попыталась я разубедить Мариссу. — Вы, должно быть, очень гордитесь им?

— Да. Я горжусь, то есть мы гордимся. И это благодаря мистеру Галеа. Видите ли, у Энтони всегда были проблемы с учебой. Мы с Иосифом не знали, что и делать. Потом мистер Галеа приехал строить новый дом и убедил Энтони стать архитектором. Теперь сын с удовольствием учится и завел себе очень милую подружку.

— Чудесно! — удивилась я, размышляя о Мартине Галеа, открывшемся мне с неожиданно положительной стороны.

Мы спустились вниз, где Марисса усадила меня за обед. Все имело аппетитный вид — мясная похлебка с луком и томатами и большая буханка хлеба с хрустящей корочкой.

Затем она показала мне, где стоит телефон, положив рядом с ним листок со своим номером.

— Иногда он работает, а иногда нет, — протрубил нам в уши Энтони, возникший непонятно откуда. — Мама, позволь мне показать Валлетту миссис Макклинток завтра после школы.

— Если она захочет поехать, то почему бы и нет, — ответила Марисса, глядя мне в глаза.

— Это будет просто замечательно, Энтони, — обрадовалась я. — В какое время тебя ждать? Кстати, который теперь час? Я подвела часы еще в Торонто.

— Четыре тридцать, — выпалил Энтони. — Завтра ровно в час я за вами заеду.

— Идет, — согласилась я.

* * *

Прощаясь, Иосиф сказал:

— После нашего ухода, миссас, заприте дверь и не ходите на задний двор, там очень резкий обрыв. Мы бы не хотели потерять вас до завтрашней экскурсии. — Он по-дружески похлопал по плечу своего сына и улыбнулся мне.

Без лишних хлопот эти люди завоевали мое расположение.

Я проводила до машины семью Фарруджиа и двух рабочих и помахала им вслед. Но не успели они раствориться в тумане, как я услышала звук возвращающейся машины. Из нее выскочил Энтони и с добродушной улыбкой передал мне ключи от допотопного авто и помахал на прощание. Затем мальтийцы отбыли во второй раз.

Глядя на ключи с легкой неприязнью, я испытывала некоторую неуверенность. С их отъездом дом больше не казался мне гостеприимным. Из-за отсутствия мебели и голых полов мои шаги глухо отдавались в разных его уголках. Свет горел не везде. Электричество провели только на кухню, зато в самой большой комнате кругом торчали провода, и единственным источником света являлась настольная лампа, подсоединенная к розетке. Поскольку стола, естественно, не было, лампа стояла на полу. Меня тут же одолела грусть от перспективы долгого вечера в одиночестве.

В Торонто сейчас, должно быть, время близится к полудню. Я обещала своим сообщить, как доехала. Набрав номер, я обрадовалась, когда услышала голос Сары.

— Я на Мальте, — сообщила я. — На первый взгляд, место довольно тихое. Как у тебя дела?

— У меня сегодня особый день, — ответила компаньонка. — Хорошо, что ты вчера уехала, а то бы не обрадовалась тому, что здесь творится. Представляешь, еще вчера шел дождь, к вечеру температура понизилась, а сегодня гололедица. Вчера помыла машину, а к утру двери примерзли наглухо. К счастью, я застала дома Алекса, и он, добрая душа, приехал пораньше и открыл магазин. — Сара глухо вздохнула в трубку. — Только не говори мне, пожалуйста, что на Мальте двадцать семь градусов в тени, я этого не вынесу.

— Погода в здешних краях тоже не фонтан. Всего восемнадцать градусов, льет дождь, а туман такой, что в двадцати футах за окном уже ничего не видно. Дом пустой и неустроенный. Света практически нет. Ну да ладно! Лучше скажи мне, как ты себя чувствуешь?

— Гораздо лучше. — Она засмеялась. — Вот что значит поделиться печалью. Ну а ты-то сама как?

— Брось за меня переживать. Просто с непривычки немного страшновато, вот и все. Есть что-нибудь от Дейва?

— Его поджимает время, надо быстро отправить груз. Вчера сообщили о забастовке в Италии. Он говорит, что все это вполне нормально. А во Франции профсоюзы призывают к забастовке на двадцать четыре часа, а это может закрыть страну на целые сутки. Дейв просит не волноваться, говорит, пока не о чем.

— Это радует. Ты уж выясни, а потом скажи мне, когда начать беспокоиться? — сострила я.

Сара засмеялась.

— Алекс передает тебе привет и говорит, что проверил твой дом сегодня утром из-за резкого понижения температуры. Батареи в полном порядке.

— Поблагодари его от меня. Прошу тебя, держи меня в курсе дел, пока я здесь не закончу работу.

После разговора с Сарой я почувствовала себя уверенней и поняла, что проголодалась. Следуя инструкции Мариссы, я подогрела жаркое. Блюдо из кроличьего мяса оказалось на редкость вкусным и сытным. Здешний хлеб — нечто исключительное по вкусу, похож на сухарь, а мякиш почти тает во рту. Я с трудом заставила себя оторваться от практически съеденной буханки. Довольно приятное местное вино прекрасно освежало полость рта. Вскоре я захмелела.

Обед занял у меня минут тридцать. Что делать дальше, я не представляла. Удивительно, как медленно тянется время в незнакомом месте, тем более когда так сильно хочется спать. Я твердо убеждена, что для преодоления разницы поясного времени нужно перестроить свою деятельность сообразно местному распорядку дня сразу же по прибытии, даже если не сомкнула глаз всю предыдущую ночь. Я мысленно приказала себе не ложиться спать раньше десяти, ну, в крайнем случае, полдесятого. А сейчас было только шесть тридцать.

Я поднялась наверх и распаковала чемодан. В шкафу я обнаружила плечики, на которые повесила свой нехитрый гардероб. Ванная комната очаровала меня стилем и цветом подобранных аксессуаров: все вплоть до белого банного халата имело свое определенное место. Прямо как в фешенебельном отеле. Я ополоснулась в душевой кабине, облицованной белой плиткой, а затем, навертев из полотенца тюрбан на голове, накинула махровый халат на мокрое тело. Постель, заваленная подушками, так и манила меня в свои мягкие недра. Я пыталась бороться со сном как могла, но противостоять такому искушению оказалось невозможно.

Спустя некоторое время меня разбудил непонятный шум. В доме стояла кромешная тьма, и мне потребовалось несколько минут, чтобы вспомнить, где я нахожусь. Трудно было понять, что за шум разбудил меня, но он больше походил на порывы ветра. Когда глаза немного привыкли к темноте, я поднялась и прошлепала к окну, потом зажгла свет над кроватью. Дом в полумраке казался мне аквариумом для золотой рыбки, поскольку здесь не было ни штор, ни ставней, — и я почувствовала себя выставленной напоказ.

Постояв у окна, я нащупала дверь, ведущую на балкон, которая почему-то была открыта. Этот неприятный факт заставил меня поежиться от страха, но, поколебавшись с минуту, я ступила на балкон. Было немного прохладно, но туман уже рассеивался.

Всмотревшись в темноту, я вдруг увидела или мне померещилась в глубине двора фигура мужчины. Неподвижно стоявший человек был облачен в темные одежды, а голову, казалось, покрывал остроконечный клобук. Я отпрянула от перил с сильно забившимся сердцем и как можно быстрее вернулась в дом, заперев за собой дверь. Не на шутку испугавшись, я ходила из комнаты в комнату и проверяла прочность балконных дверей. Все, кроме моей, были заперты. В полной темноте я спустилась по лестнице в холл и подергала входную дверь. Она тоже была закрыта. Я снова вгляделась в темень двора, но ничего не увидела. На небе появилась луна, слабо освещавшая скалистую местность.

— Это твое воображение, Лара! — приструнила я себя. — Это все из-за разницы часовых поясов. — Мой голос зазвенел в пустой комнате. — Ложись в постель! — приказала я себе.

Вернувшись в спальню, я моментально заснула. Мне приснился мужчина в темном облачении, манящий меня к краю бездны.

Глава третья

Храмы из камня, исполинские и грубые. Мегалиты — крупная, почти циклопическая кладка, выполненная вручную или самыми примитивными орудиями труда.

Какое рвение, какая богобоязнъ двигала вами, строители храмов! Это я. Жизнь, смерть, возрождение заложены в моем образе сначала под землей, затем над раскинувшимся морем. Подношение, жертвоприношение животных, едкий запах жженых трав. Потом вдруг снова тишина. Куда вы удалились, благоговеющие передо мной?

— Почему он так сидит? — распирало меня любопытство.

— Кто? — не поняла София.

— Водитель автобуса. Почему он сидит как бы слева на краю сиденья и тянется вправо к рулю?

— Потому что, боже ты мой, он ведет автобус! — с легким раздражением объяснила девица.

Алекс прочитал мне лекцию перед отъездом, не раз подчеркнув, что Мальта — страна истовых католиков, но я не думала, что до такой степени. Одной моей половине, довольно циничной, хотелось расхохотаться, а другую сторону моего «я» защемило от искренности религиозных чувств.

Я буквально просочилась между Энтони и Софией — его хорошенькой подружкой — на двухместное сиденье автобуса, направлявшегося в Валлетту.

* * *

Несмотря на тревожный сон, я проснулась очень рано и после минутного колебания вышла на балкон. Место, казавшееся ночью зловещим, сейчас преобразилось. Я стояла лицом к скалам, выглядевшим еще вчера такими застывшими, а сейчас восходящее солнце вдохнуло в них жизнь, пропитав цветом меда. Море с ревом набегало на край скалы, откуда простиралась величественная даль Средиземного моря, переливаясь мгновениями то черным, то желтым и, наконец, голубым цветом, почти кобальтовым. Мое ночное видение теперь казалось мне полной нелепицей.

До приезда Энтони оставалось несколько часов, которые я посвятила осмотру вещей и составлению плана работы. Марисса оставила мне завтрак — кофе, бекон, яйца. Хлеб, который я с удовольствием ела вчера, за ночь стал черствее камня. Невольно я сравнила особенности мальтийского хлеба с изобилием пищевых добавок в нашем. Здешний хлеб готовят с таким расчетом, чтобы съесть в день выпечки.

* * *

Не устояв перед искушением проверить задворки дома, я наконец с легкой нервной дрожью в коленях вышла осмотреть обрыв. Как и предупреждал меня Иосиф, спуск к морю оказался очень крутым. Одержимая мыслью найти следы вчерашнего якобы гостя, я принялась прочесывать каждую пядь каменистого грунта. Даже если он и побывал вчера здесь, то не оставил ни единого следа.

Вернувшись в дом, я сбросила чехлы с мебели, теснившейся в углу гостиной, и проверила каждый предмет по описи, составленной Галеа. Все, казалось, было в порядке, и я нашла место для каждой вещи согласно точному плану хозяина. Развернув пару ковров, я отметила их наличие в списке. Я даже обозначила размеры мебели, ожидаемой из дома четы Галеа и моего магазина. Вооружившись этой информацией, я начала разрабатывать график подготовки дома к приезду его владельца.

Я взяла на заметку все строительные недоделки: отсутствие верхнего света в гостиной, старая штукатурка в некоторых местах. Невообразимой величины гобелен надлежало водрузить на стену прямо над софой, поэтому я решила повесить эту махину в самую последнюю очередь, когда стены оштукатурят, а мебель расставят по местам. Спустя два часа «мышиной возни» я нашла способ ускорить трудоемкий процесс «тяни-толкай». Но задача состояла в том, чтобы в течение трех дней поэтапно выполнить все операции до прибытия следующей партии груза.

* * *

Рыжий автобус, который давно пора было сдавать в утиль, катил по шоссе, затем притормозил, выпустив на волю Энтони и его пухленькую, но премилую спутницу.

Увидев меня, он помахал рукой в знак приветствия.

— Это София Дзаммит, моя подруга, — запыхавшись после небольшой пробежки, сказал он. — Она поедет с нами, если вы не возражаете.

— О чем речь! Приятно познакомиться. София. — Я сунула в руку Энтони ключи от машины. — Может быть, ты и поведешь машину?

— А вы не против? — спросил он, сгорая от желания сесть за руль.

— Нисколечко.

Но машина никак не заводилась. После нескольких попыток и в том же расчудесном настроении Энтони нехотя вышел из развалюхи и припустил на шоссе, неистово размахивая руками. Вскоре на дороге появился еще один автобус, дряхлее первого, и мы бросились догонять его.

* * *

Мальтийский общественный транспорт не является безликим. Судя по любопытному внутреннему убранству, водитель являлся владельцем автобуса. Едва мы приблизились к этой рухляди, я заметила, что лобовое стекло разрисовано красными цветами и какими-то орнаментами. Флажки разных стран торчали из раструбов, припаянных к радиатору. У автобуса даже было имя. Затейливо накарябанные буквы вдоль салона сообщали, что этот рыдван «Старый, но сексуальный». А почему бы и нет, подумала я, невольно сравнивая с ним себя, плавно въезжающую в этот самый средний возраст. Если бы такой титул присвоили мне, это было бы лучшее, на что я могла претендовать.

Личность водителя в полной мере отразилась на оформлении салона автобуса. Над водительским местом горела неоновая вывеска, время от времени вспыхивающая словами «Аве Мария». Над лобовым стеклом мерно покачивалась при движении пластиковая статуэтка Пресвятой Девы с младенцем, окруженная сухими цветами и заключенная в пластиковый колокольчик, ближе к водителю — фото цветущего вида моложавой женщины, явно не Девы Марии. Мальта и все ее жители начали открываться мне с весьма неожиданной стороны.

Не знаю, что я могла увидеть на Мальте в ретроспективе, если в головокружительном по времени проекте Мартина Галеа я нашла лишь час-другой на ознакомление со страной. Алекс снабдил меня необходимыми сведениями относительно этой группы островов в середине Средиземного моря, расположенных в шестидесяти милях от Сицилии и в двухстах милях от Ливии. Население составляет более трехсот пятидесяти тысяч человек. Мальта, как ни крути, самый крупный из островов: семнадцать миль в длину и девять в ширину. Гоцо — соседний малозаселенный остров — составляет треть площади Мальты. Комино — остров-невеличка — туристический рай и предмет гордости страны, где обитает только горстка коренных жителей.

Алекс также рассказал мне, что одна из главных отраслей экономики Мальты — туризм, поэтому я ожидала увидеть средиземноморского двойника Карибских островов, где много солнца, песка и моря.

В любом случае я полностью не была готова к тому, что увидела. Сельская местность естественного желтого цвета скал, являющихся ее фундаментом, производит впечатление картинки, нарисованной пастелью. Низкие стены, пересекая ландшафт, удерживают почву от размытия и влагу в ней после дождя и создают значительные по размерам газоны с очень красивыми цветами. Хотя я так и не увидела ни одной реки и вокруг не было взмывающих ввысь деревьев, суровая красота этих мест не оставила меня равнодушной.

Мы миновали поселки, построенные сплошь из желтого камня, и ехали по дороге, которая уходила за линию горизонта, то и дело встречая на пути купола многочисленных церквушек. Гужевой транспорт делил дорогу с автобусами, такими, как наш, и автомобилями всех возрастов и марок. Одним словом, остров, как и автобус, в котором мы путешествовали, производил более сильное впечатление древности и современности.

Спустя некоторое время автобус благополучно доехал до пункта назначения, и я впервые окинула взглядом Валлетту. Полностью обнесенный крепостной стеной, сложенной из желтого местного камня, город, точнее его центр, казался выше, чем его окрестности. Мы прошли пешком по мосту, перекинутому через ров, более похожий на канаву, и, миновав ворота, остановились на городской площади, окруженной магазинами, рекламными щитами и непрерывной цепью лотков, торгующих гамбургерами. Здесь Энтони стал знакомить нас с шедеврами своего знаменитого предка.

— Джероламо Кассар был величайшим архитектором Мальты, знаменитым зодчим мальтийских рыцарей, — торжественно начал он свою экскурсию и выразительно посмотрел на меня, чтобы я прониклась старинным духом, витавшим над Валлеттой.

Я тщетно пыталась настроиться на серьезный лад. Рыцари Мальты были, если мне не изменяет память, рыцарями святого Иоанна, госпитальерами, изгнанными из священной земли в XV веке и в конце концов осевшими на Мальте. На этом мои познания исчерпывались, и я, как нерадивый ученик, опасаясь контрольной проверки, кивнула и сделала умное лицо. Энтони, видимо, удовлетворенный моим притворством, продолжил:

— Кассар построил этот город. С самого начала он помогал Франциско Лапарелли — итальянцу, который работал с Микеланджело. Лапарелли был личным зодчим папы римского и семейства Медичи в Италии. Папа послал его сюда в 1566 году помочь рыцарям строить новую столицу, сильно разрушенную во время осады острова турками. Лапарелли приказали сделать генеральный план города всего за три дня. Через два года он уехал, а работа по возведению города и проектированию самых важных зданий легла на плечи Кассара. Сначала он разровнял горный кряж, на котором мы сейчас стоим, чтобы подготовить место для фундамента, а затем возглавил строительство фортификационных сооружений, то есть крепостных стен. — Энтони, как заправский экскурсовод, обвел рукой городские укрепления. — Он построил церковь напротив — церковь Святой Катарины Италийской.

После столь пространного вступления Энтони повернул направо, а мы — за ним, и бодро зашагали к величественной ратуше, прикрытой с флангов двумя пушками, у зеленых дверей которой стояли гвардейцы. Резной орнамент придавал фасаду нарядность. Вдоль него рядами тянулись внушительных размеров окна на расстоянии друг от друга, рассчитанном с математической точностью, а угловые камни замыкали лицевую часть здания.

— Это официальное представительство премьер-министра Мальты — одно из детищ архитектурного гения Кассара, но впоследствии реконструированное другим мальтийским архитектором Андре Белли. Кассар считал, что в городе-крепости здания должны строиться без особых прикрас, таких как колонны или мраморный орнамент. Белли добавил больше нарядности, барочных деталей. Мистер Галеа сказал, что Белли нашпиговал это здание всякой всячиной, хотя проектировал его Кассар.

Как бы все это познавательно ни было, я поймала себя на том, что изо всех сил стараюсь подавить улыбку, Энтони рассказывал так, будто приготовил хорошо отрепетированную речь, что-то вроде школьного доклада, где для вящего эффекта подобрано и выучено каждое слово. Его мать упомянула, что Галеа сильно повлиял на Энтони, и я почти физически ощущала это влияние, слегка затушеванное помпезностью речи мальчика. Я уверена на все сто, что Галеа водил его по Валлетте, и представила их вдвоем — Энтони, внимавшего каждому слову наставника с затаенным дыханием, и нежившегося в ребячьем восторге Галеа. Я искренне надеялась ради Софии, что любовь к архитектуре и слишком театральная речь были единственными чертами Галеа, которые Энтони выбрал для подражания.

Между тем юноша пристально смотрел на меня в надежде услышать какие-либо комментарии. Чтобы не разочаровывать его, я на полном серьезе, стоившем напряжения всех моих душевных сил, сказала, что это здание — настоящий шедевр, неважно, напичкано ли оно украшениями или нет, и он остался доволен. Предоставив мне несколько минут прочувствовать глубину архитектурного замысла, Энтони поднялся по ступеням правительственной резиденции.

— Энтони, давай покажем Сады, — умоляюще посмотрела на него София. — Они великолепны.

Наш гид, видимо, не желал отклоняться от намеченного маршрута.

— Позже, — ответил он.

Но София упорствовала. От меня не ускользнуло ее упрямство, скрытое за детской робостью. Но самое главное, что она оказалась права. Сады — или, точнее, Аппер Барракка Гарденс — сами по себе являлись отрадным зрелищем: здесь в изобилии росли деревья, кустарники, цветы, а украшением служила парковая скульптура. Изюминкой этого сада, объяснила мне София, считался ретроспективный вид на знаменитую Большую Гавань, окруженную стенами, сторожившими в XVII веке вход в крепость Рикасоли, а в дальнейшем крепость Святого Анджело. Выигрышное расположение Садов давало возможность оценить красоту города, окруженного с трех сторон водой.

Следуя маршруту, мы вернулись на улицу, которая шла параллельно центральной. Здесь Энтони показал еще одно здание — Центральный почтамт, построенный, конечно же, по проекту Кассара. Подавшись немного назад, чтобы полюбоваться особой прелестью сооружения, я неумышленно наступила кому-то на ногу. Я обернулась, чтобы «молить о пощаде», как вдруг лицом к лицу столкнулась с тем странным типом, прилетевшим со мной одним рейсом. Это был он — Великий Белый Охотник — в своем бутафорском одеянии цвета хаки. Казалось, он не признал меня, что было мне на руку, и после соответствующих слов сожаления с моей стороны и прощения с его мы мирно расстались, а Кассар-Фарруджиа продолжил свою пешую экскурсию.

От почтамта мы вернулись на центральную улицу, пройдя по маленькому переулку, называемому улица Мелита. Мы свернули вправо от городских ворот на улицу Республика, являвшуюся главной торговой улицей города, и обнаружили великое множество маленьких магазинчиков, разместившихся в нижней части некоторых очень старинных домов.

Через квартал или чуть дальше Энтони остановился и представил моему вниманию государственный археологический музей.

— Построен Кассаром, — уточнил он, млея от счастья. Затем, чуть насупившись, с детской обидой сказал: — Сейчас здесь одни горшки и жирные тетки.

София зло фыркнула на него, а он, обвив ее талию рукой, с нежностью прижал к себе.

— Софи серьезно изучает античную историю, а не архитектуру Кассара, — с сожалением заметил он. — Из-за своего пристрастия она торчит здесь все дни напролет. А жирные тетки — это статуи, которые нашли при раскопках древних городов на острове.

— Я тоже увлекаюсь археологией, София, — заметила я, — и ты должна поделиться со мной своими изысканиями, но только позже. — Девушка зарделась от удовольствия.

Постояв немного у подножия музея, мы прошли несколько ярдов по улице, и я снова увидела Великого Белого Охотника. Думаю, что он тоже заметил меня, но вида не подал и довольно проворно юркнул в какой-то магазинчик.

Вскоре нашему взору предстал собор во всей своей исполинской мощи. Подобно всем другим проектам зодчего, он имел величественный, но суровый вид, хотя одновременно с этим от него веяло определенной торжественностью, которую я сразу оценила. Перед собором ютился маленький рынок, и у нас с Софией сразу возникло желание пройтись по рядам, но Энтони пресек наши поползновения и настоял на ознакомлении с памятником архитектуры.

— Этот собор Святого Иоанна — одно из величайших творений Кассара — не единственная церковь в городе, но самая крупная и значительная. Он называется двуединый кафедральный собор, — произнес юноша с некоторой надменностью, — поскольку Мальта, в отличие от других стран, имеет два официальных собора. К сожалению, внутренняя часть полностью переделана в стиле барокко, естественно, не Кассаром, — со значительной суровостью закончил он.

— Можно заглянуть внутрь? — спросила я.

Покоренная нескрываемым энтузиазмом Энтони в восхвалении его ненаглядного пращура, я захотела познакомиться со столицей поближе и рискнула произнести:

— Уверена, что сравнение внешнего вида и внутренней отделки поможет мне лучше понять творчество Кассара.

Парень бросил на меня испытующий взгляд.

— Хорошо, давайте войдем, — пожал он плечами.

София одарила меня радужной улыбкой, указывающей на то, что она раскусила мою уловку, но вполне согласна мне подыграть.

Интерьер собора не имел ничего общего с внешним аскетизмом. Фактически вся поверхность, каждый дюйм церкви были орнаментированы резными арабесками и покрыты позолотой. Алтарь, отделанный серебром и лазуритом, возносился, расписанный фресками, под своды. Мраморные надгробные плиты, вмурованные в пол, являлись его неотъемлемой частью. С обеих сторон к собору примыкали узкими маленькими коридорами капеллы. Я насчитала восемь или девять.

Обозревая лоно церкви, перед одной из самых прелестных капелл, сообщающейся с серебряными вратами, я заметила ВБО. Увлекшись рассматриванием внутренней отделки капеллы, этот тип не слышал моего приближения.

Не имея ни малейшего желания вступать с ним в беседу, я попыталась проскользнуть мимо, но мысок моей туфли задел за выступ каменного пола и я споткнулась. Он быстро оглянулся и увидел меня. Я предположила, что он счел меня набитой дурой, памятуя о первом топтании на его ноге, поэтому выдавила вымученную улыбку. Он отпрянул с напускным безразличием, которое я нашла забавным, и мы оба продолжили осмотр достопримечательностей, как будто ничего не произошло.

Бегло обозрев церковь, Энтони и София присели на церковную скамью, и, несмотря на то что мне хотелось еще побродить по ее капеллам, общим голосованием было решено покинуть Божий храм.

Пройдя до конца центральной улицы, мы оказались на городской площади, где был установлен в полной рост памятник королеве Виктории, вокруг которого кружились в пестром хороводе зонтики, укрывавшие утомленных полуденной жарой туристов за столиками уличных кафе.

С другой стороны площади крепким монолитом сливалось с каменной подошвой еще одно заметное здание города, в сдержанном стиле которого я узнала основателя Валлетты — Кассара.

— Кассар? — спросила я.

— Вы узнали! — едва не прослезился от счастья будущий архитектор. — Это — Палата представителей.

От меня не ускользнуло, с каким вожделением София посматривает на поднос с пирожными, выставленный в одном из кафе.

— Могу я угостить вас кофе с пирожными? — предложила я. — В знак благодарности за потрясающую экскурсию.

— Мы сюда еще вернемся, — строго сказал Энтони. — Здесь есть еще один шедевр, стоящий вашего внимания: Средиземноморский конференц-центр.

В данный момент я не особенно слушала Энтони, частично из-за болезненного привыкания к местному времени, но больше из-за того, что меня загипнотизировала знакомая шляпа хаки, торчавшая из воскресной толпы, удаляющейся в указанном Энтони направлении. Затем я вновь переключилась на молодую пару, и София, почувствовав мое утомление, слегка толкнула локтем своего спутника.

— А что? — сказал он с напускной оживленностью. — Кофе — это великолепно!

Этот тайм-аут дал мне возможность посмотреть туда, где последний раз мелькнула шляпа ВБО, но она уже исчезла из моего поля зрения.

Поскольку мы выбрали столик на площади за Палатой представителей, я была счастлива наконец-то присесть и оглядеться вокруг. Увидев Валлетту глазами Энтони как прекрасный город дворцов, площадей и церквей, я напрочь забыла о магазинах для туристов и многочисленных рекламных щитах, развешанных вдоль улиц. От меня не скрылось, что генеральный план застройки и архитектурный стиль героя Энтони — великого Джероламо Кассара — были тесно взаимосвязаны. Действительно, зодчий задал городу характерный стиль, определив его структуру на столетия вперед. Город поистине являлся передовым достижением мировой архитектуры, и я была признательна Энтони за его экскурсию.

Мы заказали кофе, а я, почувствовав, что проголодалась, купила пару маленьких пирожков, называемых «пастицы», начиненных сыром, горохом и луком. Энтони и София попросили сладкое. Я, будучи туристкой и приглашающей стороной, попробовала все и была вынуждена признать своих новых друзей большими сладкоежками.

Пока мы подкреплялись, я упомянула, что хотела бы приобрести путеводитель по островам, чтобы увидеть как можно больше, если представится случай.

Покончив с лакомством, Энтони поднялся с места и сказал, что точно знает, где продается такой путеводитель, и достанет мне экземпляр немедленно. Несмотря на его протесты, я настояла на оплате всех расходов.

Нежась в солнечном тепле, мы с Софией говорили мало. Она была застенчива и молчалива.

— Наверное, в путеводителе есть исчерпывающая информация о Джероламо Кассаре, — завела я разговор, заговорщицки подмигнув девчонке.

Она захихикала.

— Думаю, вы правы. О-о-чень длинный раздел, — пропела она.

— Энтони — милый парень, — сказала я, выступив в данный момент в роли обожающей тетки или в каком-то другом родственном амплуа.

— Вы находите? — расцвела София. — Даже если он без конца говорит о Джероламо Кассаре?

— Трудно, знаешь ли, стать признанным архитектором, — произнесла я сакраментальную фразу подобающим голосом. — Годы уходят на учебу и накопление опыта. Многие люди так никогда и не оценят чьих-то творений. А потом, видишь ли, тяжело бороться за заказы, начать… одним словом. Должно быть, еще труднее заниматься проектированием, а затем выставлять свои работы на суд зрителей.

— Думаю, нужно, чтобы тебе доверяли как профессионалу.

Она кивнула в знак согласия:

— Я считаю, у него получится!

— Вы замужем? — через минуту спросила София, взглянув на мои руки.

— Больше нет, — искренне поделилась я.

— А бой-френд есть?

Мне захотелось объяснить ей, что в ее возрасте такое понятие, как бой-френд — органичное дополнение к пока еще свободной девичьей жизни, а в моем дело обстоит несколько иначе, но быстро погасила свой порыв назидательности.

— Да. Моего бой-френда зовут Лукас. Он — археолог, — заговорила я на их языке.

— Ой! — воскликнула она от радости. — Тогда, значит, вы тоже увлекаетесь археологией?

София оживилась еще больше.

— Я изучаю историю. Нам в школе не очень много рассказывают о нашей истории, все больше о чужой, — высказала она свою точку зрения, холодно поглядывая на статую королевы Виктории. — Нам сейчас преподает новая учительница. Она приехала из Англии на год, но знает об истории Мальты больше, чем те специалисты, которых я раньше встречала. Она рассказывает нам о древних археологических раскопках и говорит, что среди самых старых они самые важные в Средиземноморье. С раннего детства я собиралась поехать посмотреть на них, ведь у меня нет ни малейшего представления о раскопках. Я с трудом верю тому, что она рассказывает. Мы даже ставим пьесу о прошлом Мальты, начиная с древнейших времен. — София робко улыбнулась.

— Так это же замечательно!

— Вы так считаете? Только честно! — Софии не терпелось знать мое мнение.

— Да, — не кривя душой, ответила я.

— Во вторник вечером она читает лекцию в университете. Я хочу пойти, но родители не разрешают мне идти одной и сами не хотят. Они считают ее рассказы о древних богах и богинях сущей ересью. Не знаю, согласится ли Энтони, ведь ему приходится заниматься каждый вечер, чтобы поступить на следующий год в академию. Не думаю, что…

— Я с удовольствием составлю тебе компанию, — напросилась я. А почему бы и нет? Я рассудила, что к тому времени проведут электричество, закончат покраску, да и мебель будет на подходе. Пара часов вне стен чужого дома никак не отразится на ходе дел. — Только скажи мне, когда и где, — с готовностью произнесла я.

Как только Энтони вернулся с обещанной брошюркой, тут же показал раздел о Кассаре.

София с хитрецкой усмешкой поглядела на него. Энтони, узнав, что я собираюсь пойти с ней на лекцию, решил к нам присоединиться. Мы договорились встретиться на месте, и он, развернув карту, вклеенную в путеводитель, показал кратчайший путь. Энтони не преминул показать и другие достопримечательности, к которым прикасалась рука маэстро, включая дворец Вердала, находившийся недалеко от дома Галеа.

Затем мы удобно уселись рядком, чтобы полюбоваться, как дневное светило превращает желтые камни строений в золото. Эффектное зрелище!

И пока наша компания отдыхала, я кожей почувствовала, что за нами, случайно собравшимися вместе людьми, неотрывно следят чьи-то глаза. Не знаю, откуда возникло это ощущение, возможно, остаточное явление третьего глаза, унаследованного от наших ранних предков, живших в более опасные времена. Но я считаю, что человек никогда не ошибается, когда у него возникает подобное ощущение. Я пробежалась взглядом по толпе и в тени колонны под аркадой, раскинувшейся с другой стороны площади, заметила знакомую фигуру.

— Да, этот остров слишком мал, чтобы здесь разминуться, — сорвалось у меня с языка. Стараясь скрыть свою неловкость, я показала собеседникам своего незадачливого попутчика.

— Ну и наряд! — аж присвистнул Энтони.

Не успели мы перевести взгляд на Великого Белого Охотника, как он с ловкостью змеи отпрянул назад и растворился в толпе туристов.

— Ах, какой пугливый! — съязвил мой экскурсовод.

— Гадкий! — возразила София.

Я не могла не согласиться с ней. Мне казалось, что наблюдавший за нами тип делал это не из добрых побуждений. Тем не менее, попытавшись стряхнуть нехорошие предчувствия, я с ребятами еще раз обошла залитую солнцем площадь, порадовалась ее красоте и самобытности. Но настало время возвращаться домой.

Никаких изменений в доме Галеа я не обнаружила, кроме дохлой кошки, висевшей на ветке небольшого дерева на заднем дворе.

Глава четвёртая

Из Тира и Сидона пришли они, мореплаватели, дети Мелгарта — могущественного защитника финикийских моряков. Не карта и не компас указывают им направление к дальним землям…

Мои храмы, давно заброшенные, выманивали вас из благодати североафриканских берегов. Торговцы, ремесленники, хранители пурпурного цвета, оставьте нас в покое, но отдайте свой язык, свою письменность, когда покинете нас.

Я превозмогла свой страх и мужественно провела ночь в пустом доме. Уже на следующее утро я убедила себя, что случай с дохлой кошкой есть не что иное, как детская шалость, пусть и жестокая, но все же шалость.

Прижавшись друг к другу, мы с Софией смотрели, как Энтони перерезал веревку. Затем мы нашли укромное местечко в глубине двора и закопали мертвое животное.

Ребята побыли со мной еще какое-то время, потом София заторопилась домой, и после их ухода я осталась в полном одиночестве. Вечер я потратила на проверку окон и дверей, то и дело вглядываясь в темноту, но больше всего вспоминая своего любимого кота Дизеля, который поистине был надменной маленькой бестией. В конце концов, я заснула.

* * *

На следующий день меня ждал другой сюрприз. Энтони, очевидно, рассказал Мариссе и Иосифу о неполадках с машиной, потому что в понедельник утром они приехали с двумя рабочими, которые не мешкая принялись осматривать дряхлое авто. Несмотря на мои протесты — ведь машиной можно и не пользоваться, — они решили, что до начала работ в доме «старушку» починят. После долгой и эмоциональной жестикуляции один из рабочих по имени Эдди с головой нырнул в машину Иосифа.

— Нашли неисправность? — спросила я, надеясь на утвердительный ответ и диагноз, который, на мой взгляд, грамотный специалист поставил бы в два счета.

— Возможно, не хватает одной детали, — ответил Иосиф. — Эдди, может быть, достанет ее — за деньги, разумеется.

Я перевела взгляд с Иосифа на Мариссу:

— Я не понимаю.

Марисса улыбнулась мне:

— У нас здесь старых машин хватает. Люди прирастают к ним сердцем. Детали — большой дефицит, потому что для машин старых марок их больше не производят. Вот их и крадут друг у друга. В любом случае надо проявлять осторожность. Мы думали, что это место довольно отдаленное от трассы и проблем не будет. Но, боюсь, мы ошиблись.

— Повсюду столько магазинов автозапчастей, что Эдди без труда найдет нужную. Все знают, кто этим промышляет. Эдди наведается в пару лавчонок и достанет эту проклятую деталь. Может статься, что он нападет на ту самую, что выкрали из нашей машины. — Иосиф сухо улыбнулся.

— Это что же: воровство или вымогательство? — возмутилась я.

— Мы тут такие проделки называем «как идут дела». Иосиф очистит гараж от стройматериалов, а вы запирайте там машину на ночь, — посоветовала Марисса.

— Видите ли, в мою первую ночь здесь мне показалось… — Тут я почему-то осеклась, но потом решила все-таки высказать свои опасения. — Я видела кого-то на краю скалы — кого-то в капюшоне. Наверное, это и был наш вор.

— Да, — согласился Иосиф, — странные дела здесь творятся время от времени.

Обычно солнечная улыбка Мариссы погасла.

Спустя полчаса вернулся Эдди с механиком и еще двумя парнями, желающими заработать. Сначала Эдди болтал без умолку, желая как можно быстрее рассказать о том, что искомую деталь купить ему не удалось, поскольку кто-то опередил его. Но вдруг Эдди с механиком замолчали, затем пошептались о чем-то с Иосифом, а он в свою очередь передал новость Мариссе, отчего та сразу расстроилась. Иосиф, протерев свои инструменты, приступил к выносу стройматериалов из гаража, а Эдди укатил и тут же вернулся, на сей раз с огромным амбарным замком, который мужчины установили на ворота.

Все это они проделали с молчаливым сопением. Сначала я начала нервничать, а потом разозлилась.

— Нам нужно поговорить, Марисса, — наконец-то не выдержала я. — Что здесь происходит?

— Позвольте я спрошу у Иосифа, — сказала она и, пошептавшись с мужем, вернулась ко мне: — То, что случилось с машиной, гораздо серьезнее, чем мы думали.

— Серьезнее, чем украденная деталь?

— Дело не в пропавшей детали. Механик сказал, что все на месте. Просто какие-то неполадки с карбюратором, — невнятно объясняла напуганная женщина, — трос обломился или что-то в этом духе.

Я внимательно смотрела на нее.

— Трос, который подсоединен к тормозам. Вы… вам повезло, что машина не завелась, — со вздохом облегчения добавила она. — Я уверена, это из-за того, что машина очень старая, но механик считает, что трос не сломался — его перерезали.

Я опешила и тупо смотрела на Мариссу, не в силах что-либо произнести.

— Мужчины все починили, не волнуйтесь, — сказала она и расплакалась.

Я твердо знала, что любой другой на моем месте, пережив столько непонятных событий, сию же минуту съехал бы из этого дома, но я решила остаться. Наверное, из-за моей способности к самообману, оказавшемуся сильнее страха за собственную жизнь. К тому же я убедила себя, что эти события не имеют ко мне никакого отношения. Мне необходимо выполнить порученную работу, и любая отговорка, вроде инцидента с тормозами, с дохлой кошкой или с моими видениями, не может служить для Галеа оправданием того, что я не сумела закончить оформление интерьера.

К тому же работа по нанесению последних штрихов в дизайне дома требовала от меня все больше и больше времени и сил. Я предполагала, что к вечеру вторника, до посещения лекции в университете вместе с Софией, я приведу дом Галеа в полный порядок.

Но эти два дня я провела в страшном негодовании и раздражении, поскольку наша работа по дому не только не спорилась, как ей надлежало бы, принимая во внимание вполне достаточное количество рабочих рук, но, как мне казалось, просто еле продвигалась.

Электрик, к примеру, обещал прийти в понедельник утром. Однако он и большая часть других мастеровых заявились только на исходе дня.

То, что казалось простым делом, например высверливание стропилы в потолке, вылилось в грандиозную возню с проводами, требовавшими дополнительных углублений в потолке и стенах.

Затем мы принялись подбирать по цвету штукатурку. Хороший специалист по интерьерам, например мой бывший муж, даже когда он охвачен жаждой деятельности, подберет цвет за минуту или две. Иосиф, Марисса и я долго думали и советовались. В конце концов мы пришли к выводу, что нужно переделать целую стену.

Едва решив этот вопрос, я столкнулась с еще большей головной болью относительно ожидаемой партии мебели из Канады. Мой оптимизм начал потихоньку спадать.

Стремительное наступление зимы сковало льдом половину Великих озер. После резкого понижения температуры по региону пронесся буран, и теперь он двигался к восточной границе США и Канады. Снежный покров в районах, прилегающих к Торонто, достигал чуть ли не двадцати дюймов, а сильный мороз лег свинцовым грузом на плечи служащих, включая работников всех видов транспорта. Узнав о прекращении рейсов из Канады, я возненавидела весь белый свет.

— Мы в полном нокауте, — сказал мне по телефону Алекс.

С ним и с Дэйвом Томсоном я постоянно поддерживала связь.

— В субботу днем Дейв погрузил мебель из магазина и дома Галеа, затем отправил машину в аэропорт. Он нашел грузовой рейс Канадских авиалиний до Хитроу на сегодняшний вечер, но на шоссе у грузовика спустила шина. Парень попытался найти другую машину, но — увы! — не смог… Уж как они добрались, не знаю. Только рейс прошляпили. Сейчас вроде бы буран стих. Администрация аэропорта обещает, что работа всех служб к сегодняшнему вечеру нормализуется и они отправят груз другим рейсом. Дейв говорит, что нечего зря паниковать.

— Зря он так говорит! — вспылила я, но ничего поделать не могла.

Ближе к полуночи, после всего услышанного, я оценила ситуацию как безнадежную. Может быть, аэропорт и открыли, но вылеты-то отменены. И кто знает, сколько Дейв потратит времени на поиски свободного места для уймы нашей мебели.

— Возможно, сегодня ночью «дрова» прилетят в Париж, — сказал Дейв, дозвонившись до меня. — Но мне сообщили, что там начинается всеобщая забастовка транспортников, которая продлится несколько дней. Я не хочу рисковать грузом, чтобы потом его еще и выковыривать у французов.

Я знала, что он говорил сущую правду. Прочитав парижские газеты от корки до корки на борту самолета, я знала об этих событиях не понаслышке.

— Поэтому продолжаю работать в направлении Италии. Из Рима есть несколько рейсов на Мальту. Не горюй, Лара. Я пробьюсь туда во что бы то ни стало, как только узнаю, на какие рейсы мы можем рассчитывать. Всю мебель погружу в контейнер и отправлю самолетом. Я уже связался с брокером таможни в мальтийском аэропорту. Он проследит, чтобы его пропустили первым делом и доставили до места назначения. Будь готова к быстрой смене декораций, — пошутил Дейв, желая вселить в меня бодрость. — Миссис Галеа, между прочим, проявляет ангельское терпение. — Вздохнув, он добавил: — Но я еще не беседовал с самим… с великим и не могу сказать, что обуреваем желанием пообщаться с ним.

* * *

Во вторник я не была готова к какой бы то ни было встрече с Галеа. С другой стороны, мне не хотелось разочаровывать Софию своим неожиданным отказом, поэтому я все же решила пойти на лекцию и попробовать забыть поражение последних двух дней, по крайней мере, на некоторое время.

Марисса дала мне довольно путаный маршрут с двумя автобусными пересадками. Вообще, создавалось впечатление, что движение автотранспорта на Мальте начинается от терминала в центре Валлетты и расходится в разные концы острова. Это означало, что доехать от дома Галеа до университета не представлялось возможным. Последний рейс автобуса, по словам Мариссы, должен быть около десяти часов вечера, что делало мое возвращение обратно более чем проблематичным. К тому же в университет необходимо было попасть вовремя. И я решила сесть за руль. С момента починки машина стояла в гараже, но я, проявляя осторожность, прежде всего убедилась в том, что висячий замок не был тронут.

Из подробнейшего описания местности, данного моей дорогой хозяйкой, я уяснила себе, что университет стоит на пересечении региональной дороги, ведущей на Меллиху и Бальзан. Согласно карте, которую я тщательным образом изучила, его расположение было почти на севере от дома. В ширину остров не выходил за пределы восьми или девяти миль, и я похвалила себя за хорошую ориентацию на местности и за способность вести машину по незнакомой дороге. Я объездила весь земной шар и попадала в чертовски глухие места и, что самое интересное, никогда не боялась садиться за руль. А что? Может, махнуть в Рим? Я ведь привыкла к любому виду транспорта. Некогда я даже верхом на осле покорила вершину склона, чтобы добраться до деревеньки, где было налажено превосходное ручное ткачество.

Как гласит пословица, гордыня до добра не доведет. Я, уверовав в свою непогрешимость, разбила маршрут на населенные пункты под названием Сиджеви, затем Зеббуг, Аттард, Бальзан, а потом и университет, но, быстро лишившись былой лихости, застряла в местечке Рабат.

Машины с ревом проносились мимо меня, обдавая с обеих сторон горячим воздухом. Я лавировала среди повозок, запряженных ослами, и выбоин в асфальте величиной с лунные кратеры. Я проезжала города, напоминавшие мне картинки из детской книжки с библейскими историями, рассекала безжизненные местные окрестности, пока окончательно и бесповоротно не заблудилась.

Наконец, я попала на относительно хорошую дорогу, которая, к сожалению, вела к вышеупомянутому Рабату и населенному пункту Палаццо Вердала, который, насколько я помню из лекции Энтони, был возведен его идолом Джероламо Кассаром. Это, по крайней мере означало, что мой путь лежит на запад, хотя я не могла быть твердо уверена в этом, так как мое пресловутое чутье давало очевидные сбои. Двигаясь по шоссе, я уповала на то, что дорога приведет меня если и не на север, то хотя бы к местечку, название которого мне знакомо.

Приободрившись, я обогнала машину. Довольно далеко впереди на небольшой скорости ехал грузовик. Решив догнать и его, я миновала еще одну машину. Поравнявшись с ней, я пронеслась мимо, затем подсекла другой автомобиль и юркнула в соседний ряд. Если быть честной, сделала я это грубовато, если не дерзко.

Совершая обгон, я виновато посмотрела на водителя. За рулем сидел не кто иной, как Великий Белый Охотник, и видеть ему меня было, судя по его выражению лица, не очень приятно.

При других обстоятельствах я сочла бы это забавным совпадением, но после испытания с неисправными тормозами, от которого веяло немалой угрозой, мне пришлось призадуматься о том, что же произойдет дальше. Едва грузовик обошел нас, мой ненавистник сбавил скорость и впритирку подсек меня так, что пришлось дать по тормозам, которые, слава богу, работали. Машину тем не менее начало заносить, и в течение нескольких секунд сумасшедшей езды я уже было отчаялась взять контроль над ситуацией. Не знаю как, но мне все-таки удалось съехать на обочину, где я смогла отдышаться. Великий Белый Охотник растворился в клубах пыли.

Некоторое время ушло на то, чтобы унять дрожь в коленях, сердце отчаянно билось. Я неустанно твердила, что поделом мне за лихачество. Но чтобы силой быть вытесненной с дороги? Я с трудом могла поверить в случившееся.

Пока я приходила в чувство, со мной поравнялся мужчина на видавшем виды велосипеде. Недолго думая, я тормознула его. Велосипедист оказался на редкость милым человеком и указал дорогу, кратко объяснив особенности вождения автомобиля на острове: надо просто придерживаться известного маршрута, другой просто едет по выбранному направлению, игнорируя указатели городов и прочие знаки на своем пути.

Воспользовавшись хорошим советом, я благополучно добралась до университета и нашла место для парковки. Выйдя из машины, я вернула западавшее внутрь двери окно в исходное положение, затем осмотрелась. Я искренне надеялась, что за время моего отсутствия автомобиль не утратит нескольких жизненно важных деталей. Сновавший рядом мальчишка предложил мне посторожить машину — такую красивую, сказал он, — за небольшое вознаграждение. Я тут же расплатилась с ним, ворвалась в зал и рухнула на место, которое София и Энтони приберегли для меня, как раз в тот момент, когда лекторша взошла на трибуну.

— Кто выступит от имени Богини? — начала лекцию высокая, широкая в кости дама с седеющими волосами, в очках с круглыми линзами. Она была одета в старомодное платье из набивной ткани и, как бы сказала моя мама, в скромные туфли, которые, несмотря на всю скромность, уморили бы ее своим видом.

Свет в зале стал меркнуть, единственным источником освещения оставалась настольная лампа на кафедре, отбрасывавшая жуткие тени на стену.


— Кто выступит от имени Богини? Рискните сейчас, если можете, отбросив в сторону современность, представьте себя в мире, существовавшем шесть тысяч лет назад. Чтобы сделать это, вы должны забыть все чудеса техники, принимаемые вами как должное: электричество, автомобили, водопровод, телефон, телевидение, компьютеры. Вы также должны забыть все, что знаете о явлениях природы — дожде, молнии, завывании ветра, ярком шаре, поднимающемся на небе, а затем исчезающем в темноте, о растениях и о самом интимном, о том, что вызывает рождение детей и смерть человека.

Представьте себя рыбаком, а может быть моряком, покинувшим свое прибежище в пещере или глинобитной хижине на острове, который мы теперь называем Сицилия, чтобы закинуть свой невод в море или заняться ремеслом на побережье.

Вы плывете на утлом кораблике, и у вас перехватывает дыхание от изумления или, может быть, от страха при виде грандиозных сооружений, нависающих с утесов, и вы с трудом верите, что это сделали человеческие руки.

Вы задаетесь вопросом, кто построил их, каким образом их сооружали. Но вы твердо знаете, с какой целью их воздвигли и кому они посвящены, потому что вы и ваши предки, до того как стали пытаться объяснить необъяснимое, обращались к высшим силам за помощью, за вдохновением или объяснением тайн природы, обращались к Богу женского пола. Она — Великая Богиня, дарительница жизни, повелительница смерти, — внимала существованию человека на протяжении более двадцати пяти тысяч лет.


Анна Стенхоуп — доктор Стенхоуп, как сказали мне София и Энтони, — директор элитной английской школы для девочек, взяла годичный отпуск для изучения неолита на Мальте. Пребывание на острове вынудило Стенхоуп взяться за просвещение мальтийских студентов и преподавать в школе, которую посещала София.

Во время лекции я, сидя в устрашающей темноте, пыталась сконцентрироваться на словах лектора.

Однако трудно было выбросить из головы беспокойную поездку. Как бы я ни старалась, я не могла не думать об инциденте с ВБО — человеком, которого я приняла при первой встрече за буффона. Теперь его выходки приобретали зловещий характер и не сулили ничего хорошего. Знает ли он, где я остановилась? Не мог ли он убить кошку и вывести из строя тормоза? Мои догадки казались мне смехотворными, вряд ли он способен на подобные вещи.

С другой стороны, чем больше я думала об этом, тем сложнее было допустить, что все случившееся — чистой воды совпадение, как и то, что наши дорожки так часто пересекаются. Встречала ли я еще кого-нибудь из пассажиров того рейса спустя столь короткое время? Изначально с ВБО соседствовала «прекрасная дама», затем священник. Был и еще один человек, который в разговоре упомянул, что является руководителем чего-то там в компании «Рено». Нет, никто из них больше не попадался мне на глаза, кроме Великого Белого Охотника. Почему?


— Двадцать пять тысяч лет! С конца большого последнего ледникового периода. Ни одна из современных великих религий не может заявить о себе такое. От степей России до пещер Франции, на всей территории, которую мы теперь называем Европой, человечество поклонялось Богине. Но откуда нам это известно? Наряду с фаллическими символами древних и их идолами, изображавшими мужское начало, мы находим во время раскопок в превеликом множестве женские символы плодородия — треугольники и каменные бабы. В античности люди погребали умерших с крошечными статуэтками Богини, красили кости охрой — цветом крови, символом жизни и Великой Богини. Здесь, на Мальте, ее культ достиг пика художественного выражения. Здесь Богиня стала главным божеством в каждом аспекте жизни. Но крайней мере сорок храмов — старейших из открытых сооружений в мире, старше великой пирамиды в Египте, старше Стоунхенджа, — были возведены в ее честь. Хаджар-Им, Гигантийа, Тарксен — названия, хорошо известные вам.

Найдены орудия, с помощью которых возведены эти массивные культовые сооружения. Раскопаны останки хижин и жилища строителей и верующих. Однако археологи не нашли подтверждения тому, что в те далекие времена люди изготавливали оружие. Что же это значит? Люди на том этапе жили в гармонии и согласии с себе подобными, с природой и Вселенной. Они знали о своей принадлежности к священному кругу рождения, смерти и возрождения и осознавали взаимосвязь всех трех главных событий в жизни. Древние люди принимали жизнь и все ее проявления как череду замыкающихся в круг событий, а не как сплошную линию.

Достигнув расцвета только на Мальте, культ Богини повсеместно же оказался под угрозой.


Может быть, он следил за мной. Может быть, прямо в эту минуту он следит за мной или моей машиной, думала я. Или вернулся к дому Галеа и замышляет еще что-нибудь более гнусное, чем прежде. Я снова приказала взять себя в руки. Слишком разыгралось воображение. Надо подключить логику.

Я старалась рассуждать трезво. Даже если и существовало какое-либо рациональное объяснение совпадений, которое расставило бы все на свои места, все равно я была уверена, что сегодняшняя встреча с ВБО — не последняя.


— Что случилось с Богиней? Куда она подевалась? Примерно в пятом тысячелетии до Рождества Христова на территорию нынешней Европы двинулась новая группа людей. Эти племена некоторые историки назвали курганными, привнесли отличную от существующей систему верования — другую религию. Они поклонялись не земным богам, к которым относилась Богиня, а воинственным небожителям мужского пола, которые управляли сознанием человечества извне.

Постепенно эти люди, воинственные, как и их боги, начали укреплять свои позиции. В некоторых случаях они мирно сосуществовали с почитателями Богини, но ко времени господства Древней Греции и даже раньше предпринимались активные попытки искоренить ее культ, и эти попытки увенчались успехом. Здесь, на Мальте, всемогущая Богиня безраздельно господствовала еще долгое время, даже когда ей перестали поклоняться повсюду. Но неожиданно около двух с половиной тысяч лет до Рождества Христова история Мальты резко и таинственно оборвалась.


Может быть, подумала я, следует больше разузнать о тех местах, где я его видела, и обо всем, что воздвиг Джероламо Кассар. У меня теперь был путеводитель, к изучению которого я уже приступила. Во-первых, я не желала выглядеть в глазах своего гида полнейшим неучем, а во-вторых, этот крошечный островок произвел на меня неизгладимое впечатление.

Если я изучу те места, по которым водил меня Энтони, я смогу найти какие-нибудь зацепки. По крайней мере, мне следует во что бы то ни стало освободить свой воспаленный мозг от неотвязных мыслей о ВБО и его якобы преступных намерениях по отношению ко мне. Пора покончить с этим.


— Пока мы не знаем точно, что случилось с Богиней на Мальте, но можем найти упоминание о случившемся из дошедших до нас легенд и мифов, произведений эпических поэтов того времени. Многие утверждают, что мифы порождены фантазией, но я считаю, они зачастую имеют под собой историческую основу, а внимательное чтение дает нам ключи к пониманию политических и религиозных событий того времени.

Многое говорит о предательстве и покорении Великой Богини и о тех вероломных людях, кто надругался над верой в нее. К тому времени, когда человечество достигло эпохи классического эллинизма, оно предприняло активную попытку переписать историю о Богине, чтобы укрепить новую религию и очернить предшествовавшую. В письменах того исторического этапа ученые нашли много примеров завоевания культовых сооружений. Мы читаем это в легендах о Зевсе и целом пантеоне вздорных богов Олимпа.

Насилие Зевса над Европой, например, намекает нам, вероятно, на вторжение на остров Крит, где Богиню почитали веками. А легенда об Ариадне, чье имя означает «святая» или «священная», видимо, отождествляется с земной Богиней. Она помогла Тезею сразить ужасного Минотавра за обещание помочь ей бежать. Он совершил подвиг, но бросил Ариадну на острове Нексос. Существует великое множество других мифов — обезглавливание медузы Горгоны Персеем, соблазнение Дафны Аполлоном, например, — представляющих вероломство людей и поглощение ореолов поклонения Богине. Богиня была укрощена, но не пропала бесследно, разумеется. Она покорена, но не предана забвению. Если поискать, то можно найти ее в несколько извращенном виде. В греческой мифологии, сместив Богиню с высокого пьедестала, приписали ей демонический дух отмщения. Она — Харибда, бездонная пучина, которая топит моряков. Она — Сцилла, шестиглавая гидра с чудовищными пастями, пожирающая все живое. На Гоцо она — Калипсо, гипнозом удерживавшая Одиссея в своих владениях в течение семи лет. В Ветхом Завете она — Левиафан, а в садах Эдема — змей-искуситель. Позднее она — дракон, поверженный святым Георгием. В современном мире мы находим весьма отдаленные признаки Богини в Деве Марии.

Что же мы утратили, когда лишились Богини? Мы лишились своего места в природе, ощущения священного круга, существования космического единства. Мы извратили ниспосланные Богиней образцовые представления о жизни и начали воспринимать Вселенную биполярной, то есть в противоположностях. И мы, грешные, считали, что один полюс лучше другого. Добро или зло, мужское или женское, белое или черное — вот круг, в который мы отошли от веры во взаимосвязь между всеми частями мироздания и прибегли к вере, заставившей нас пойти наперекор природе, подобно нашим богам, в чье существование мы уверовали.

На смену этому пришло всеобъемлющее желание хозяйничать в храме Природы, а за ним и вера, что мы способны на это деяние. Хозяйничать? Возможно, завоевание — лучшее слово для этого. Но если уж природу можно покорить, значит, можно покорить и людей.

Такая философия привела нас к трагедии в Хиросиме.


Окончание лекции доктора Стенхоуп сопровождалось гробовым молчанием. Затем она, спустившись с кафедры, сошла со сцены, и в зале воцарился хаос. Я взглянула на своих молодых подопечных. Глаза Софии светились от восторга. Энтони слегка приуныл, его обычно задорный взгляд сменила непонятная мне озадаченность.

Слушатели галдели и улюлюкали. Некоторые из приверженцев данной теории громко зааплодировали, другие же, обиженные, тихо пробивались к выходу, а третьи возмущенно кричали. Не обращая никакого внимания на эксцентричные выпады противников, Стенхоуп достойно покинула зал университета. Поведение людей говорило само за себя — все были под впечатлением от лекции.

Протиснувшись сквозь крикливую толпу, мы втроем направились к автомобилю. Местный мальчишка все еще торчал на стоянке, охраняя мою машину. Завидев меня, он улыбнулся во весь рот и жестом показал, что все в порядке.

— По дороге сюда я заблудилась, — призналась я Энтони.

— Неудивительно, — посочувствовал он. — Между прочим, наши дороги — это сущее наказание для всех приезжих.

— Можешь показать мне обратный путь? — с надеждой спросила я.

— Конечно, — как всегда любезно отозвался он. — Только сначала подбросим домой Софию, а потом отправимся ко мне. Ведь дом Галеа недалеко от моего, да и маршрут простой.

— Спасибо. Ты бы не хотел сесть за руль? — решила я поощрить его.

— Спрашиваете, — усмехнулся мой автолюбитель.

* * *

Мы так и сделали. До дома я добралась без приключений. По дороге никто из нас особо не разговаривал, погруженный каждый в собственные мысли.

София на прощание крепко обняла меня. В окне дома я увидела силуэт мужчины, вероятно, ее отца. Подъехав к своему дому, Энтони подробно объяснил мне дорогу к поместью Галеа и ушел, ободряюще помахав рукой.

Как только я внимательнейшим образом проверила, закрыты ли двери и окна в доме, я подумала, как дружелюбны и приветливы мальтийцы, с которыми я успела познакомиться. Исключением из общего числа мог бы стать лишь хозяин этого дома, когда бы обнаружил, что я не выполнила его поручение. Но эту неприятную мысль я быстро отогнала прочь.

И вспомнила об иностранцах, с которыми, образно говоря, я завела знакомство. Среди них была доктор Анна Стенхоуп, которая, наверное, за каких-то пару часов возмутила половину населения Мальты своими намеками на то, что современная религия несет ответственность за все зло в мире, включая атомную бомбу, не говоря уже о ее радикальном мнении о благословенной Деве Марии.

А Великий Белый Охотник, очевидно, он невзлюбил меня и решил покончить со мной. Но я никак не могла понять, по какой причине этот тип желал мне зла. Уж конечно же не из-за того, что я наступила ему на ногу. Вероятно, на то, чтобы пасть жертвой Охотника, существуют свои причины.

Единственная надежда, что Богиня следит за мной и не даст меня в обиду.

Глава пятая

Как ты думаешь, кто я? Всего лишь орудие в битве за контроль моря, называемого Средиземным? Разве я похож на Ганнибала, чтобы восторгаться дерзостью брошенного Риму вызова? Слоны в Альпах? Разве вы не слышите тяжелые удары, весел римских галер, бряцание оружия римского легиона? Они приближаются. Вскоре те среди вас, кто правил здесь, кто совершал набеги на мой крохотный остров, кто пленил мой народ, узнают, что значит быть рабом. Ступайте домой! Ваши города объяты пламенем. Delenda est Carthago — Карфаген должен быть разрушен.

И только я подумала, что ничего плохого уже больше произойти не может, как Иосиф ушел в самоволку. Ну не точно в самоволку — жена, возможно, знала, где он, но не говорила. Ее бледное усталое лицо и влажные от слез глаза предотвратили какие-либо вопросы с моей стороны по поводу отсутствия ее мужа на работе. Зато Иосиф, надо отдать ему должное, предусмотрел возможные трудности и прислал мне помощников. Когорта его кузенов сновала туда-сюда в ожидании контейнера с мебелью. Я скучала по безмолвному Иосифу, по его солидной манере держаться и невозмутимому виду. Я даже скучала по его упорному обращению ко мне не иначе как миссас, тогда как его жена с легкостью называла меня Ларой. Даже Энтони вполне освоился и так же величал меня, хотя, думаю, его родители не одобрили такой фамильярности, окажись они поблизости. Досадуя на отсутствие Иосифа, казалось бы, в самый ответственный момент доставки и разгрузки мебели, я надеялась, что все мои несчастья являются лишь следствием неблагоприятного расположения небесных светил: И хотя я отнесла исчезновение Иосифа к череде довольно досадных недоразумений, работа шла своим чередом.

Однако каждый день приносил особое злоключение на бытовом уровне. Незадачей вчерашнего дня, среды, например, стала вода или, пожалуй, ее нехватка во время утреннего душа. Водопроводчик Николас принялся устранять неполадку. Меня не переставало удивлять британское происхождение имен местных жителей, как, например, Энтони, хотя на самом-то деле удивляться было нечему, ведь последние британские казармы исчезли здесь только в 1979 году.

Николас, седовласый мужчина с солидным брюшком и почти полным отсутствием зубов, преисполненный ответственности, носился по дому с беспокойным видом в поисках источника проблемы. Он угрохал битых два часа на четыре дырки в стене.

— Краска для отделки стен сохнет моментально, не успеваешь разводить, — пожаловалась подошедшая ко мне Марисса. — Почему бы вам не прогуляться? — попыталась она оградить меня от повергавшей в уныние рутины. — Мы все сделаем сами, обещаю.

Слова Мариссы дали мне понять тщетность моего переполоха. После вечерней вылазки во вторник дни, как назло, начинались с одного и того же. Каждое утро я, обуреваемая желанием свернуть горы, обнаруживала очередную напасть. Вызывали рабочих, и я проводила остаток дня, плавно переходящий в вечер, наблюдая за малярными работами и прокручивая для тонуса единственную приличную запись, которую мне удалось найти на допотопном магнитофоне — сборник итальянских арий в исполнении мальтийской сопрано Мириам Гаучи. К счастью, эта пленка была в отличном состоянии.

* * *

После лекции доктора Стенхоуп, гонимая страхом еще одной встречи с ВБО, я приступила к научным исследованиям этого странного человека. Примостившись на край кровати, я пыталась вычислить с путеводителем и выверенной картой в руках, действительно ли сталкивалась с ним случайно.

Зато я постепенно изучала поразительную историю Мальты. Большинство ученых считают, что существовал определенный путь на Мальту, послуживший сохранению жизни на Земле. Если говорить точнее, то всё и все стекались сюда. Даже животные в незапамятные времена спасались на Мальте от сползающего ледника, перебираясь через перешеек, соединявший Мальту с Европой и, возможно, с Африкой.

Хотя версия случайных совпадений казалась мне бредовой, отыскать хоть какую-то связь между моими перемещениями в пространстве и ВБО, даже если предположить, что он, подобно Энтони, являлся фанатом Джероламо Кассара, я не могла.

Анна Стенхоуп наверняка бы сказала, что самый важный период для Мальты — период возведения храмов. Если взять в расчет их долговечность, то, пожалуй, она права. Древние зодчие обосновались на Мальте по меньшей мере веков на шесть, а затем ушли, когда весь средиземноморский люд стал наведываться на остров с той или иной целью. Финикийцы и карфагеняне использовали его как плацдарм. Гамилькар, отец Ганнибала, говорят, сдался на Мальте римлянам. И даже святой Павел потерпел кораблекрушение у ее берегов.

Но самое сильное влияние, оказанное на остров с точки зрения ландшафта, обычаев и ритуалов, бесспорно, исходило от рыцарских орденов. И именно в этом я потихоньку начала усматривать неизбежность моих встреч с ВБО.

История возникновения рыцарства уходит корнями в дремучий XI век, когда группа монахов, известных под названием госпитальеров, пустилась в странствие на поиски страждущих христиан, совершавших паломничество в Святую Землю. Вскоре стало очевидно, что пилигримы больше нуждались в защите от так называемых неверных, другими словами последователей ислама, чем в предлагаемом им госпитальерами врачевании. Таким образом, рыцари образовали в Иерусалиме орден Святого Иоанна для того, чтобы опекать нуждающихся и дать приют занедужившим христианам, а если потребуется, то и сразиться с врагами.

Постепенно турки-османы начали завоевывать Священную Землю. Когда египетский султан Салах ад-Дин захватил Иерусалим, то иоанниты были вынуждены осесть на Кипре, где в течение двадцати лет жили и проповедовали. Они сумели создать не только сильное государство, но и мощный флот. Рыцари церкви, не желая делить Кипр с его обитателями, облюбовали другой остров в Эгейском море — Родос, где целых два столетия заявляли о себе как о «непобедимом братстве», пока жажда безраздельного владычества не позвала Сулеймана Великого на боевые подвиги. Оставив Родос, лишенная тыла рыцарская братия семь лет провела в скитаниях и лишениях. Карл V — испанский король — снизошел до монашеско-рыцарского ордена и предложил им острова Мальту, Гоцо и Комино. Поначалу рыцари не проявили должного интереса к худородной земле, но, как известно, нищие не выбирают: либо Мальта, либо Триполи, что еще сквернее. Поклявшись продолжить борьбу против мусульман, рыцарское братство также смиренно обязалось выплачивать ежегодную ренту — настоящий мальтийский сокол для короля, — что вызвало вздох облегчения в большей части христианского мира. А затем началось строительство крепостного города, что было насущной потребностью в те тяжелые лихие времена.

Этот исторический экскурс наводил меня на определенные размышления. Пока Энтони возносил до небес архитектуру своего земляка и показывал мне красоты достопримечательностей города, я несколько раз столкнулась с ВБО то у таверны, то у гостиницы, некогда принимавшей на постой иоаннитов, то у собора, то у больницы, служившей странноприимным домом для богомольцев. Но ВБО, будучи туристом, вполне мог осматривать общедоступные памятники старины, а если он изучает историю, то тем более.

* * *

От устранения ежедневных форс-мажоров и погружения в долгие раздумья по вечерам я решила отвлекать себя телефонными звонками в Торонто. Чтобы контролировать отправку мебели, я неизменно связывалась с Дейвом Томсоном, который оказался прав, говоря о грянувшей забастовке во Франции. Всеобщая забастовка транспортников перекрыла въезд и выезд из страны. Авиакомпания «Торонто Интернешнл» все еще откладывала вылеты из-за ненастья, и это вызывало у меня сильное беспокойство.

— Энтони рассказал мне о лекции, которую вы слушали вчера вечером. Это было интересно? — сказала нерешительно Марисса после особенно длительного приступа уныния. Она, видимо, решила отвлечь меня от проблем с водопроводом.

— Действительно, очень познавательная, — ответила я, слегка приободрившись. — А вы согласны с точкой зрения доктора Стенхоуп? Лично я и понятия не имела, что такой маленький остров имеет такое богатое и удивительное наследие.

— Да, так оно и есть, — улыбнулась милая Марисса. — Один из древних храмовых комплексов, о которых рассказывала эта Стенхоуп, совсем недалеко от дома. На машине рукой подать.

— Еще бы! — я вспомнила свое вчерашнее полное дорожных передряг путешествие.

— Совершенно верно! — услужливо захихикав, подтвердила Марисса.

Я догадалась, что Энтони рассказал матери, как я умудрилась заблудиться по дороге в университет. Попытки туристов найти свой способ колесить по острову являлись неистощимым источником веселья у местных жителей.

— А это далеко отсюда? — спросила я.

— Если быть точной, миля… или что-то около этого, — ответила Марисса расплывчато, хотя мне была явно необходима большая ясность. — При желании можно прогуляться.

Я решила, что пешая экскурсия не потребует предельного напряжения, в отличие от автомобильного кошмара, поэтому без страха тронулась в путь, зажав в руке развернутую карту Мальты.

* * *

Марисса меня не обманула. Дорога была относительно легкой, если придерживаться моря с правой стороны.

Пеший туризм — удивительный способ познакомиться с новой страной, и я просто упивалась видом, звуками и запахами незнакомой местности. И пусть на родине лютовала зима, суровая и долгая, зато здесь весна. Теплый воздух, напоенный ароматами маковых полей, яркие вспышки бриллиантовой зелени разнотравья на пастельных проплешинах земли не могли не волновать меня.

По нескольку раз я останавливалась полюбоваться розовато-лиловыми и белыми цветами, отважно борющимися за существование на сухих и бесплодных почвах. Я следовала указанному стрелкой на карте маршруту неопределенное время, взяв за ориентир скалистую возвышенность, затем повернула в глубь острова по пешеходной дорожке, которая, изгибаясь, вела в северную его часть, а затем под углом возвращалась к побережью, пересекая храмовый комплекс.

Громадные валуны формировали стены храмов эпохи мегалита. Отбеленные солнечными лучами грани переливались на солнце. Возведенные из гигантских блоков известняка весом в несколько тонн каждый, мальтийские храмы имели сферическую форму. Некоторые камни были выщерблены временем и выветрены горячими порывами сирокко, дующим из Северной Африки. Сложенные в геометрические фигуры древними умельцами, по своему размаху храмы напомнили мне Стоунхендж, хотя по виду сложнее и старше. На ступенчатом цоколе одна сферическая стена расходилась в три или пять таких же внутренних камер храма, образовывая трилистник или пятилистник, которые замыкались в центре.

Из лекции доктора Стенхоуп явствовало, что в этих старейших каменных сооружениях возвышались исполинские статуи Богини, которые, возможно, были первыми статуями на планете.

Я вспомнила, что эти комплексы воздвигались за тысячи лет до Рождества Христова людьми, не знавшими ни меди, ни бронзы и использовавшими только топоры, выточенные из местного камня или кремния, выкопанного в Рантеллери за сто двадцать пять миль отсюда. Когда думаешь об этом, аж дух захватывает! Стенхоуп также сказала, что храмы были спроектированы по телесному подобию Богини, хотя я не совсем понимала, что это значит.

Пока я бродила по территории комплекса, вознося до небес человеческий гений и наслаждаясь тенью массивных глыб, пожилая женщина, тоже приютившаяся в тени, улыбнулась мне и указала на тропинку, спускавшуюся к морю. Я последовала ее жесту и пошла вниз по вымощенной камнем дорожке ко второму архитектурному сооружению, гнездившемуся на уютном мысе крутой скалы добрых сто ярдов над уровнем моря. Это и был храм Мнайдра.

Проходя портал, укрепленный с боков очень крупными каменными блоками, я вдруг осознала, что нахожусь в священном месте. Время от времени мы все наведываемся в места, излучающие особую энергетику, где любой человек каждой своей клеткой ощущает эту силу, участвуя в некоем тайном обряде. И это чувство сильнее всего пробуждают, как правило, древние останки исчезнувших цивилизаций.

Храм Мнайдра был именно таким местом. Я думала о людях, сотворивших это чудо, о тех упомянутых доктором Стенхоуп одиннадцати тысячах, возводивших его. Кто их надоумил выбрать именно это место? Возможно, оно так же действовало на них, как и на меня. Как органично они дополнили своим творением эти скалистые берега, находясь в поиске запредельного физического существования через конкретное самовыражение своих духовных чаяний в высекании и укладке каждого из этих камней!

И тут я поняла, что доктор Стенхоуп, говоря о проникновении в лоно Богини, имела в виду вхождение в храм. Обозревая с вершины культовое капище, я увидела, что сфера поменьше могла изображать голову Богини, закругленное пространство в середине — ее сложенные руки, а самая большая площадка — вход в большое лоно и бедра. Тело Великой Богини Мальты было крупным, подобно ее палеолитическим предкам, символизирующим плодородие, которых Энтони банально назвал «жирными тетками».

Чуть поодаль я нашла продуваемое ветром место, с которого было удобно смотреть я на море, и на древние сооружения. Присев на выступ, я предалась своим мыслям и прежде всего подумала о Лукасе. Он специализировался на племени Майя, но и исследования других организаций вызывали у него восторг. Ему бы здесь понравилось. Он бы узнал не понаслышке, как возводили храмы, какого типа крыша покрывала их, он бы обязательно выдвинул теорию о каждом компоненте храма и о каждом найденном предмете. В храме Хаджар-Им я приметила выщербленный каменный постамент — должно быть, алтарь, на котором был высечен, возможно, позвоночник, похожий на выходящий из горшка стебель растения. Лукас рассказывал мне о культах друидов или о чем-то похожем на увиденное здесь, только находящемся в другой части земного шара. Я почти видела его стоящим рядом со мной на вершине, против солнечного света, высокого, худощавого, с длинными темными с проседью волосами, одетого, как всегда, в черные джинсы и футболку. Я представляла, как он смотрит на меня, как говорит, форму его рук, когда он указывает на детали ландшафта.

Тут на меня напала такая тоска, что перехватило горло, а в глазах померкло. Единственное, на что я смела надеяться в эту самую минуту, так это на его теплое чувство и на то, что он вспоминает меня, несмотря на разлуку.

* * *

Эту череду размышлений оборвали звуки, хотя и слабые по сравнению с морским прибоем, но доносившиеся до меня откуда-то снизу. Хихикающие школьницы, в числе которых я увидела Софию, вскоре поднялись по мощеной тропинке. Во главе группы шествовала грозная доктор Анна Стенхоуп в легком приталенном платье и соломенной шляпе. Увидев меня, София бросилась обниматься, а затем представила подружкам и доктору Стенхоуп.

После всех расшаркиваний и вежливых, ничего не значащих слов предводительница отпустила девочек в храм, напомнив им о том, на что следовало обратить внимание, а сама присела рядом со мной на камень.

— Красивое местечко вы отыскали, — вымолвила она, задыхаясь. Вытерев лоб носовым платком, который потом деликатно заложила за лиф своего платья, подобно старой викторианской деве, Стенхоуп добавила: — Ну и жара…

— Да, пожалуй, вы правы, — согласилась я. — Восхитительное место! Хочу поблагодарить вас за то, что привели меня сюда.

Она удивленно вскинула бровь.

— Вчера вечером я была на вашей лекции в университете, — объяснила я.

— Неужели? Ну и как она вам? Некоторых, смею заметить, уложила на обе лопатки, — засмеялась Стенхоуп.

Я не могла сдержать улыбку.

— Считайте, что так оно и есть, — согласилась я снова.

— Я — ярая феминистка, знаете ли, с плакатами и транспарантами бывала на митингах, где в знак протеста сжигают женское белье и все такое прочее. Боюсь только, что пришла к этому поздновато, но, как говорят, лучше поздно, чем никогда. — Она снова рассмеялась.

Приглядевшись к ней внимательнее, я поняла, что она на самом деле не так уж стара. На вид ей можно было дать не больше пятидесяти пяти.

— Мои убеждения, я имею в виду феминизм, многое объясняют. Почему я не получила академическое звание, которого так добивалась. Почему мне пришлось кровью и потом пробивать в печать свои научные работы, в то время как мои коллеги мужского пола, большая часть которых — недоумки, парили в академических кругах, не прикладывая ни малейших усилий. Единственное, чего я могла добиться, — стать директором частной школы для девочек. Но я поклялась отомстить. Я насаждаю феминистские взгляды сотням маленьких британских девчушек. — Последовал раскат гомерического хохота.

— Что привело вас на Мальту? — поинтересовалась я, меняя тему разговора. Ведь я тоже считала себя феминисткой, но существовала черта, которую я не хотела переступать.

— Годичный отпуск, — ответила Анна. — В молодости я практически не брала отпуска, не могла никуда вырваться. Жила с мамой. Я была — какое ужасное выражение — основным кормильцем в семье. Она умерла в прошлом году. Конечно, мне было не по себе, ведь мы были так близки по духу. Но видите, какая метаморфоза, я первый раз в жизни почувствовала себя свободной. Отец, пока был жив, много рассказывал мне о Мальте. Пятнадцать лет назад он умер, и мы остались с матерью одни. Во время Второй мировой войны он был на Мальте. Местное население пережило невыносимо тяжелые годы, почти умирая с голода, пока британцы не прорвали блокаду. Как бы там ни было, мой предмет — история. Меня влечет сюда, потому что этот край — богатейшее прошлое человечества. А вы? Из Канады, полагаю. Акцент вас выдает.

— Да, — с легкостью я продолжила беседу с Анной.

Я рассказала ей о порученном мне деле и о том, как я жду не дождусь его завершения через несколько дней, и что совершенно не против погостить здесь еще, чтобы насытиться теплом и солнцем и окунуться в историческое прошлое страны. И пока мы вели этот разговор, дневной зной немного разморил нас, и мы какое-то время заговорщицки тихо сидели, вдыхая соленый морской воздух.

В это время на тропе возник незнакомый мужчина. Его появление показалось мне неуместным после всех наших разговоров о феминизме. Этот человек имел внешность, какой Господь награждает кинозвезд, ловко подогнанный стильный костюм украшал его фигуру, выгодно подчеркивая темный цвет лица и волос. Зеркальные солнцезащитные очки завершали образ. Он чем-то напомнил мне Мартина Галеа. Он внимательно осматривал древний комплекс, и только на мгновение его взгляд задержался на нас. Потом мужчина снял очки и тщательно протер их. Обойдя храм по периметру, он медленно скрылся из виду.

— Ну, что, пора идти? — сказала доктор Стенхоуп, тяжело отрываясь от камня. — Девчата, пошли! — позвала она зычно своих учениц. В ее устах это прозвучало как «галчата» для моего североамериканского уха. Счастливые школьницы окружили ее в один миг.

Я смешалась с маленькой стайкой щебетавших девушек и пошла по тропе вместе с Софией. У выхода Анна Стенхоуп обратилась ко мне на прощание:

— Не согласились бы вы помочь мне в одном маленьком проекте? Видите ли, мы ставим небольшую пьесу для сановников, которые прибудут через несколько дней. Один из моих режиссеров-постановщиков — глупец — сломал ногу, катаясь на водных лыжах. Вы протянете нам руку помощи?

— Скажите «да», — попросила София.

— Да, — сдалась я. — С удовольствием!

София одарила всех безмятежной улыбкой.

— Вот и замечательно. Следующая репетиция в субботу днем в три часа в университете в той же аудитории, где проходила лекция.

— Я приду, — пообещала я.

* * *

Покидая святилище Богини, я еще раз бросила произвольный взгляд. Солнце катилось к закату. И вдруг я обнаружила, что стою на вершине правильного треугольника, где по левую руку от меня находится доктор Стенхоуп, а справа довершает картину таинственный незнакомец.

В течение нескольких секунд мы скованы симметрией, но затем я продолжаю свой путь, и треугольник распадается. Я вижу, как «киноидол» приближается к Стенхоуп.

Я чувствую, как активируется моя память. Что-то промелькнуло в его глазах, когда он снял на мгновение очки. Или, может быть, дело в его походке. Может статься, что я знавала его очень-очень давно.

В мозг послана команда установить временной отрезок. Миллиарды нейтронов приведены в действие; мгновенные электрические импульсы прорвались из нервных центров и завертелись вокруг гипокампуса. Дендрические зубцы вытянуты, словно крохотные руки, чтобы, столкнуться друг с другом. Синапс хаотично лопается. Глубокая древность закодировала команду. Я не вспомню ее сейчас.

* * *

На следующее утро задолго до рассвета зазвонил телефон. Я нащупала в темноте трубку и услышала позывные — гоготанье канадского гуся. Оказалось, по сотовому мне звонил сильно простуженный Дейв Томсон, речь которого сопровождалась шумами, будто он находился в конце главной взлетно-посадочной полосы в аэропорту авиакомпании «Торонто Интернешнл».

— Мы сделали это! — прохрипел он. — Груз отправлен четыре часа назад. В мастерской — полнейший разгром, поэтому мы погрузили мебель из магазина в один грузовик, а из дома — в другой. Упаковали прямо на бетонной площадке перед ангаром. Собачий холод, смею вам доложить, мэм. Жена говорит, что еще немного, и я схвачу воспаление легких. Весь груз на борту грузового авиалайнера, который приземлится в Риме через семь часов. Всю операцию по отправке мы провернули за час. Контейнер с мебелью прибудет на Мальту в два часа ночи. Пусть Аццопарди даст мне знать, хорошо? — упомянул Дейв своего мальтийского брокера. Номер груза 7139Q.

— Дейв, ты самый лучший, — я засмеялась. — Я тебе по гроб жизни обязана.

— Ну вот и еще один довольный клиент, — закашлялся он от смеха. — Все. Я собираюсь домой, побыстрее залечь в постель.

Я знала, что не засну, поэтому поставила на плиту кофейник и стала встречать рассвет. Большинство мест на земле наделены в это время суток волшебной силой, но не больше, чем на Мальте, где ранние утренние часы просто завораживают своей сказочной красотой. Я начала привыкать к этому месту, к его природным особенностям и многому другому.

Позже, ожидая прибытия рабочих с Иосифом, я заранее оставила сообщение для мистера Аццопарди на автоответчике и провела полную инспекцию дома. Прежде всего, я проверила краны — полилась и холодная и горячая вода. Я включила свет и порадовалась всем горящим лампочкам. В стенах не осталось ни единой дырки, свежевыкрашенная поверхность полностью соответствовала остальным. Портьеры в гостиной, повешенные на полуавтоматические карнизы, выглядели по-королевски. Я тщательным образом осмотрела кухонные шкафчики, в которых были выставлены в ряд: стеклянная посуда, столовые приборы, тарелки, готовые служить хозяину в любую минуту. Но главное — сюда везли мебель.

— Все в идеальном порядке, — с удовлетворением заметила я, обследуя пустые комнаты, и разноголосое эхо, повторившее с не меньшим удовольствием мои слова.

* * *

Без четверти пять я стояла в ожидании колонны небольших грузовиков, держа в руках планшет и ручку. Руководить перевозкой груза должен был мистер Аццопарди. Появление на шоссе грузовиков вызвало у кузенов Иосифа непреодолимый приступ энтузиазма. Сгрудившись у входа, они были готовы в любой момент начать разгрузку.

— Два резных зеркала наверх в прихожую, — приняла я командование на себя. — Тиковый обеденный стол и шесть… семь… восемь стульев в столовую налево. А вот кованый столик из стекла и четыре стула несите на веранду. Старинная этажерка — второй этаж, дальнее крыло.

И так далее, пока не появился огромный дубовый сундук. Кузены, сопя и кряхтя, примерились к его весу.

— Что это? — в недоумении я снова начала проверять список.

Я осмотрела сундук со всех сторон. Пометка желтого цвета с моими инициалами четко виднелась на его задней стенке.

— Они прислали совсем не то! — воскликнула я в отчаянии. — Что я буду с этим сундуком делать? — уже запаниковала я.

Мне хотелось наподдать ногой по деревянному здоровяку, сколько бы он ни стоил. Но вместо этого я повернула ключ в одной из его створок, и дверца распахнулась…

* * *

Кто-то кричит и кричит. Этот голос я, кажется, знаю. Рациональная часть мозга посылает приказ искать звуковое соответствие и находит его. Это мой голос.

Мартин Галеа мертв. Мертвее не бывает. Его тело неуклюже запихнули в сундук. На груди безукоризненно чистой шелковой рубашки расплылось коричневое пятно. Остекленевшие глаза смотрят в вечность.

За какие-то секунды я потерялась в глубинах времени.

Часть вторая Ариадна

Глава шестая

Roma locuta est — Рим высказался. Благословен Pax Romana — мир под властью Рима. Но есть и еще один незваный гость империи на моих берегах. Ты пьешь мое вино, ешь мой мед. Твои дома, бани, укрепления возвышаются над моими землями. Causa finita est, говоришь ты? Дело закрыто? Нет, не совсем. Ты тоже покинешь нас. Варвары скоро появятся у твоих ворот. «Римского мира» больше не существует. Европа вздохнет свободно. Я — Мальма, и мой остров будет спать спокойно, пока я слежу за ним.

— Не могли бы мы еще раз осмотреть дом, миссис Макклинток? — спросил солидный господин. Это был Детектив Винсент Табоне из мальтийской полиции.

Ошеломленная несчастьем, я молча кивнула.

— Вы приехали сюда, чтобы привести дом покойного в порядок перед очень важным для него мероприятием, я правильно понял? На прием должны были прийти, как вы заявили… простите, вы уже говорили, что покойный относился к рангу важных персон. Значит, вы не знаете, кто эти люди, не знаете также ни день, ни час назначенного торжества?

— Все верно, — подтвердила я.

— Вы знали, что покойный намеревался в скором времени проверить вашу работу, но точно не знали, когда он приедет.

Я кивнула.

— Это означает «да»? — спросил он, отрываясь от своего блокнота.

Я снова кивнула.

— Вам было поручено проследить за перевозкой и установкой мебели, так? И в одном из предметов, — если быть точным, в сундуке — вы нашли тело покойного, так? К сундуку была приклеена желтая полоска бумаги с вашими инициалами, написанными вашим почерком, но вы понятия не имеете, кто это сделал. — Тут он прожег меня своим взглядом.

— Все верно, — промычала я невнятно.

— Вы находились в доме… как долго? Шесть дней? В первую ночь вам привиделась мужская фигура в конце двора, но вы не знаете этого человека и вообще не уверены, был ли он там. Вы также нашли дохлую кошку, и кто-то испортил тормоза в машине, но опять же у вас нет никаких догадок, кто и почему это сделал, так?

— Да, — сказала я.

Я могла бы еще рассказать ему, что есть один чудак, одетый в костюм ля сафари, который попытался столкнуть мою машину с дороги, потому что я наступила ему на ногу. Ну и что бы это изменило?

Детектив посмотрел на меня долгим изучающим взглядом и громко вздохнул.

— Еще один прекрасный день. Сплошь приключения и успех на поприще охраны порядка в Мальтийском государстве.

— Простите? — Я не поняла, к чему он клонит.

— Разве вы не употребляете подобные выражения в дни, когда все складывается на редкость неудачно?

— Конечно. В магазине мы говорим: «Еще один день в раю!» Это вы имеете в виду?

— Так точно, — согласился Винсент Табоне. И улыбнулся мне.

Несмотря на мое состояние, я тоже попыталась улыбнуться, но у меня это получилось не столь естественно.

Это был первый дружеский жест в мою сторону с тех пор, как я прибыла в полицейский участок города с весьма милым названием Флориана. Если копы проявляли терпимость к законному праву Мартина Галеа как коренного мальтийца умереть на родной земле, то никак не хотели примириться с тем, что какая-то иностранка так некстати обнаружила вдруг его тело.

Впервые с момента прихода в участок я немного расслабилась и смогла разглядеть собеседника. Он был сухощав, по мальтийским меркам высок, с проседью и с усами, приковывающими внимание к его лицу, несколько утомленному от хронической усталости и постоянного наблюдения за неблаговидными сторонами жизни.

— У нас пока собрано не много материала по этому делу. Вне всякого сомнения, люди время от времени убивают друг друга. Обычно это случается на бытовой почве. Попробуй, найди преступника сразу. А людям еще нравится бросать бомбы в дверные проемы то там, то здесь. Временами кровь — просто рекой. В большинстве таких случаев основа преступления — политика. Но людям бывает недостаточно классического взрыва. Нас, собственно говоря, больше тревожат взлетающие на воздух пиротехнические заводы. Подобное случается ныне сплошь и рядом.

Он вертел в руках ручку и блокнот.

— Я полагаю, что это его жена, — в заключение сказал он. — Так обычно и бывает. Шерше ля фам, знаете ли.

— Мэрилин Галеа? Я с трудом могу в это поверить. Такая тихая, робкая даже.

— А в тихом омуте… — С минуту или две мы оба думали о тех, кто водится в тихом омуте, пока он не продолжил: — А вы знаете, что говорят о женщинах на Мальте? Когда святой Павел потерпел здесь кораблекрушение, он избавил остров от ядовитых змей, перенеся яд на женские языки.

— Нет, я этого не знала, — сказала я как можно язвительнее. Следовало бы познакомить детектива с Анной Стенхоуп и понаблюдать, как она расчехвостит этого голубчика.

Я испытала острое желание вернуться домой и поэтому сказала:

— Она приедет опознать тело и все подготовить к… ну, вы знаете?

— Полагаю, что могла бы, если бы мы могли сообщить ей. Но, кажется, она пропала. Ее не видели со вчерашнего дня. Шерше ля фам, как я и говорил. В любом случае, мы еще раз позвоним ей днем. Сейчас почти полночь, и мы практически не в состоянии ничего сделать, пока не получим отчет медэксперта. Если он подготовит его раньше, мы быстрее наметим план действия. — Он снова громко вздохнул. — Вы же не собираетесь уехать с Мальты завтра или послезавтра, правда? — Он заглянул мне глаза. — Я попрошу кого-нибудь отвезти вас домой. Думаю, вам целесообразнее побыть дома для вашей же безопасности, — сделал он ударение на последнем слове. — Кто знает, может быть, вскоре объявятся таинственные гости, а один из них будет стоять с плакатом в руке, дескать, я — убийца. Или же кто-то чистосердечно раскается. Мол, я убил Галеа за то, что покойный не счел нужным пригласить меня на званый вечер. Никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. — Табоне смотрел на меня и, видимо, считал свои шутки вполне уместными. — На ночь вокруг дома мы можем выставить охрану. Так вам будет спокойнее, — предложил он, и я согласилась без оговорок.

* * *

Еженощный ритуал начался, как всегда, с осмотра оконных и дверных запоров в доме ныне покойного мэтра архитектуры, то и дело вглядываясь во двор, боясь обнаружить человека в капюшоне. Я сидела в темноте гостиной дома Мартина Галеа и подумала о прошедшем дне. Если бы не тот факт, что результатом всего этого явилось убийство, произошедшее могло сойти за забавный случай в духе Монти Питона. После душераздирающих воплей мой северный темперамент возобладал над первобытным страхом и я кое-как взяла себя в руки, чего нельзя было сказать о других. Я никогда в жизни не слышала такого оглушительного шума. Все орали и выли. Марисса особенно тяжело переживала случившееся, сраженная несколькими серьезными приступами истерии, закончившимися полным изнеможением. Кузены Иосифа и водители грузовиков плакали и размахивали руками.

Я рванулась к телефону. Не имея ни малейшего понятия, как позвонить в полицию, я попыталась соединиться с телефонисткой.

Кое-как набрав номер трясущимися руками, я попыталась связно объяснить, что мне нужно. Мне, вероятно, ответили по-мальтийски, что все линии заняты, но попросили не вешать трубку. Через секунду заиграла громкая музыка в стиле диско, кажется, всеми любимая на Мальте. Учитывая сложившиеся обстоятельства, я, мягко говоря, испытала замешательство, близкое к помешательству, да простят меня за каламбур.

Наконец, после вечного, как мне показалось, ожидания мужской голос громко спросил что-то по-мальтийски.

— Случилось ужасное несчастье, — сказала я, едва переводя дух.

Оператор перешел на мой родной язык и снова загремел басом:

— Что вы хотите?

— Полицию! — крикнула я.

— Куда? — гаркнул он.

— Куда что? — оторопела я.

— Мальта или Гоцо? — снова прогромыхал он.

— Мальта.

Еще один раунд рок-музыки.

Я сначала подумала, что оператор отключил меня, но в конце концов меня соединили с полицией, и я рассказала как можно понятнее, что мы нашли тело в сундуке, прибывшем из Торонто. Можете себе представить, как это восприняли на другом конце провода? Меня спросили, как к нам доехать, но я не могла этого объяснить.

— Подождите минуту! — взвизгнула я.

— А кричать необязательно, — сказал полицейский брюзга.

Я позвала самого невозмутимого, или, вернее, менее истеричного, из кузенов и заставила его говорить с полицией. И вот они приехали. Мариссе вызвали врача, меня препроводили в полицейский участок Флориана для дачи свидетельских показаний, пока, наконец, со мной не вступил в разговор Винсент Табоне. Вся эта процедура, включая дознание самого Табоне, вылилась в многочасовую нервотрепку, и едва я вернулась домой, мне стало себя ужасно жалко.

* * *

Ночь уже вступила в свои права, и я сочла неприличным звонить кому бы то ни было в начале второго. Но потом, вспомнив о разнице во времени, я с радостью представила, что сейчас в Канаде — перерыв на обед. Встал вопрос, кому звонить. Это был один из тех обнажающих моментов жизни, когда человек перебирает в памяти тех, кому из десятка друзей и знакомых можно позвонить и внезапно огорошить сообщением о найденном в сундуке трупе.

Звонок Лукасу отпадал сразу. Как бы я ни нуждалась в нем сию секунду, он был вне пределов досягаемости — сидел, наверное, в палатке и поедал свою пиццу, подобно астронавту, из пластиковых тюбиков, не ведая о моих передрягах.

Я могла бы позвонить Клайву, своему бывшему мужу. Даже разговор с его новой женой Селестой, крайне глупой, но чудовищно богатой особой, мог бы утешить меня.

Не долго думая, я набрала номер своего соседа Алекса. Впервые я встретилась с ним, когда переехала в новый район после расставания и весьма скандального развода. Он приютил меня так же, как предоставлял кров и пищу самым разным породам кошек и собак. Я обязана ему заботой и дружбой в самые тяжелые времена своей жизни. В свою очередь, я отразила не одну атаку его дражайших соседей, которые пытались доказать, что его ветхий дом и заросший сад никак не вяжутся с имиджем этой части города. Безусловно, они были правы. Но пусть его дом вроде как бельмо в глазу, но кому какое дело? Алекс — большой оригинал, и я не знаю, что бы делала, не будь его в моей жизни, и как бы мы с Сарой управлялись в магазине без его помощи.

Когда я ему все рассказала, он стал успокаивать меня.

— У нас ничего не слышно об этой трагедии, хотя уверен, нахлебаемся мы еще. Что ж, стану ждать повестку в полицию. Скажи-ка мне вот что… эта миссис Галеа — Мэрилин — пропала, верно? И является главной подозреваемой?

— Да. Вспомни, не упоминал ли Дейв, что она была дома, когда его люди приехали забрать мебель? — Я начала нервничать, поскольку эта деталь показалось мне существенной.

— Нет. Я ждал его бригаду вчера вечером, но лично с ним не разговаривал. Ребята приехали около восьми или полдевятого, я бы так сказал. Все равно мы работали вчера допоздна, а они примчались прямо перед закрытием. Дейв оставил сообщение на автоответчике в магазине. Сказал, что мебель уже на пути к тебе, и поскольку было поздно, он собирался пораньше лечь. Наверное, подхватил сильную простуду или грипп, как он сказал. Мы не беспокоили его сегодня весь день. Посчитали, что если возникнут проблемы, то сами справимся.

— Не сомневаюсь, что его очень сильно встряхнут, если уже не встряхнули.

— Я тоже. Может быть, следует позвонить ему и предупредить, чтобы он ждал звонка из участка? — предложил Алекс.

— Знаешь что? Я думаю, мне стоит самой ему позвонить. С этим грузом все вышло наперекосяк, и, может быть, Дейв прольет свет на некоторые подробности.

— О'кей. Береги себя. Оставь сыскную работу полиции, ладно, девочка моя? — взмолился Алекс, зная мое пристрастие ко всяким тайнам.

— Обещаю! И спасибо, что ты есть! — с благодарностью закончила я.

Потом я позвонила Дейву домой. Ответила его жена.

— Привет, Сэнди. Это Лара. Как там Дейв? Он может подойти к телефону? — Я была сама сдержанность.

— Привет, Лара. Как Мальта? Теплее, чем на родине, надеюсь. Мебель доставили в срок? — радушно затараторила она.

— Все доставили в лучшем виде, — мне не хотелось расстраивать ее раньше времени.

— Дейв заболел, причем как следует… Пока таскался с этими ящиками, подхватил простуду. Ты ведь знаешь, мужики как дети, они начинают кукситься при малейших признаках болезни. Он просил меня отвечать на все звонки, — зачастила она, — но ты — единственный человек, с кем он хотел бы поговорить. Подожди минутку, я схожу за ним.

Хриплый голос Дейва прорезался на линии, и я кратко рассказала о трагических событиях, не забыв предупредить, чтобы был осторожен, если его вызовут в полицию.

— Боже мой! — воскликнул он.

— Дейв, можешь ли ты мне что-нибудь рассказать об этом чертовом грузе? Ты заметил изменение в описи? Сундук не показался подозрительно тяжелым? Кто был в доме, когда грузчики прибыли на место? Что-нибудь тебе показалось странным, ну хоть что-нибудь? — Вопросы сыпались из меня, как из рога изобилия.

— Мы работали в жуткой спешке, Лара. Я не знаю, мне надо расспросить своих ребят. Я действительно заметил, что один предмет не был занесен в список, хотя это не соответствовало присущей тебе педантичности. Я проверил все по списку. Желтая метка с твоими инициалами везде красовалась на задней стороне каждого предмета. Но наименования — шкаф ли, буфет ли — не помню. Может быть, Галеа изменил решение или не знал, какую вещь отослать, хотя мне пришло на ум, что, вероятно, ты попала в его любовные силки и забыла обо всем на свете. Ты не первая женщина, с которой такое случается. — Его смех захлестнула волна кашля.

— Очень смешно, Дейв. Человек мертв. Заколот ударом в грудь, — обиделась я.

— Ты права. Извини. Это не смешно. Мне следовало бы догадаться, что здесь что-то нечисто, — мрачно подытожил он. — Время поджимало, знаешь ли, — добавил он, как бы в свое оправдание.

— Ты не виноват, Дейв. Вероятнее всего, убийца подменил мебель. Полиция считает, что это Мэрилин Галеа.

— Эта маленькая мышка? С ума сошла от его донжуанства, не иначе, — ответил скорый на суд Дейв.

— Все же я бы не стала ее обвинять за это, а ты? Думаешь, развод, который займет больше времени, чем сама жизнь, стал бы лучшей альтернативой? Большая часть денег принадлежит ей, насколько я знаю. Разве это справедливо — выбивать крупные заказы через жен ревнивых мужей или коллег?

— Пойду подумаю над этим. Затем перезвоню двум ребятам якобы с жалобой, что кое-какая мебель набита кирпичами или еще чем-то. Но насколько я помню, вся мебель была очень тяжелой, и мы ничего не открывали. Я просто внес изменения в путевой лист. Мы рвали жилы, чтобы успеть на рейс. Я… подожди-ка секунду, Лара, мне машет Сэнди.

Он приложил руку к трубке.

— Полиция у двери, как ты и предсказала. Спасибо за предупреждение. Поговорим позже.

— Еще один вопрос, Дейв. Мебель стояла на виду все время с того момента, когда ее начали выгружать из дома Галеа? Я имею в виду, могли ли его убить вне дома?

— Сомневаюсь. Парни забрали всю мебель из дома и погрузили на грузовик. Они приехали прямо в аэропорт, даже не было времени хлебнуть кофейку, не говоря уже про другое. Они сказали мне, что ехали без остановок. Каждый находился на виду у другого. Во всяком случае, зачем кому-то тратить время на поездку в аэропорт, чтобы вонзить нож в грудь жертвы? И что мог делать Галеа в ангаре?

Действительно, что? Все сходится с предположением Табоне. Галеа был убит у себя дома. Да, вот еще… не могу представить Мэрилин Галеа, вонзающую нож в кого-нибудь, тем более в своего мужа. Она показалась мне очень милой женщиной. Но права ли я? Может, просто почувствовала вину, потому что однажды рассчитывала завести интрижку с ее мужем? Пресвитерианское воспитание среднего класса остается с тобой навсегда.

* * *

Только на следующий день я поняла, по какому поводу были все эти громкие вздохи, когда Табоне заговорил о вскрытии. Утром я снова была во Флориане, готовая пройти ту же самую процедуру дознания еще раз. Марисса, очень бледная и печальная, вымученно улыбнулась, когда мы столкнулись с ней в коридоре. Я увидела Энтони и Софию в комнате ожидания. Парнишка был подавлен смертью своего идола и ментора, его подруга являла собой образец выдержки. Мне пришло в голову, что Энтони — единственный ребенок в семье и очень любимый — увидел жизнь, как она есть, впервые в жизни. София же, наоборот, обладала не свойственной юности выдержкой.

Во время чтения протокола, который я уже готовилась подписать, зазвонил телефон.

— Ну что у вас? — проворчал Табоне вместо ответа.

Наступила пауза.

— Вот как? — недоверчиво спросил он. Через несколько секунд он бросил трубку и сказал в пустоту, как если бы меня не было рядом: — Оказывается, Мартин Галеа был заколот чем-то острым. Просто блестяще, вы не находите? Но, видимо, вы сами это поняли по его виду, — детектив обратил взгляд в мою сторону.

Я ничего не ответила.

— Ну а что вы ожидали от временщика?

— Временщика? — переспросила я нерешительно.

— Видите ли, наш бывший медэксперт, доктор Каруана, ушел на пенсию. Он царь и бог в своем ремесле. Мы не теряем надежды заполучить другого анатома из местных, но в данный момент у нас временно работает француз. Он всю дорогу ноет насчет допотопного оборудования, с которым ему приходится здесь работать. Ну, конечно же, он прав. Из-за отдаленности от материка мы не можем сделать все необходимые анализы, так как они не под силу нашим лабораториям. И с медициной дело обстоит точно так же. Когда Роза, моя старшенькая, попала в аварию, мы с женой повезли ее на лечение в Италию. Спустили все до последнего гроша. Более того, мы одолжили денег у нескольких родственников и будем теперь возвращать по гроб жизни. Но это стоило того, смею заверить.

Каруану ничуть не беспокоили условия работы. Он вскрывал трупы старым проверенным способом и никогда не ошибался. А этот французский недоумок полагается только на хорошее оборудование, а сам как патологоанатом решительно ничего из себя не представляет. Жалуется по любому поводу, особенно на здешнюю пищу. Меня трясет всякий раз, когда я с ним общаюсь, но что поделаешь! Мы с ног сбились, чтобы достать постоянного эксперта. Но чего ждать? Они, как и полицейские, — слуги народа, причем очень плохо оплачиваемые. Вы получаете то, за что платите, за исключением меня, потому что мой вклад намного превышает ту ничтожную сумму, которую мне выдает государство. Вы согласны?

— Абсолютно, — подтвердила я.

Табоне улыбнулся и извинился за разговор на отвлеченную тему.

— Полностью запутал вас, да?

Табоне мне нравился. Он обладал чувством юмора, хотя, возможно, как говорят, «черным», и, кажется, не принимал меня серьезно в качестве подозреваемой, несмотря на плотное касательство к этому делу. И еще он не разделял недоверие и неприязнь своих коллег к иностранцам.

— И это все, что он сказал? Коронер, я имею в виду. Что Галеа закололи чем-то острым?

— Да, примерно. Но есть еще одна деталь. Он установил время смерти. С расхождением в час или два смерть наступила вчера в полдень или чуть позже. Он основывается на том, что трупное окоченение еще не наступило, а оно наступает обычно в течение 5–6 часов. Есть и еще один факт, что последняя еда в желудке Галеа, простите за подробность, был завтрак — яйца с беконом. Бедняга даже не успел пообедать, прежде чем испустил дух.

Возможно, Галеа убили в Риме, когда он по непонятной причине шатался среди контейнеров, затем его тело запихнули в нечто вместительное из его же контейнера и отправили на Мальту по месту назначения. Или же его убили на борту самолета во время полета через Атлантику. Может статься, что его убил летчик в приступе ярости, обнаружив на борту безбилетника. Я хочу связаться с итальянскими властями и авиакомпаниями, чтобы узнать, вылетал ли Галеа из Рима. К сожалению, я не располагаю сейчас большим количеством сотрудников. Большинство их них находятся на охране государственных объектов.

— Почему? — поинтересовалась я.

— На следующей неделе премьер-министр встречает представителей из ряда Средиземноморских государств. Он хочет, чтобы Мальта вступила в Европейский Союз. Безусловно, это тяжелая задача. Оппозиционная партия против вступления. Она считает, что Европейский Союз проглотит нашу маленькую страну в один присест, при этом наша экономика потерпит крах. В чем-то она, несомненно, права. Но кто знает наверняка? Премьер-министр надеется получить поддержку Италии и Греции, чтобы они пропихнули нас в Союз, а поэтому будет поить и кормить их. А мы посмотрим, что из этого получится.

— А эти люди облечены достаточной властью, чтобы быть приглашенными, предположим, в новый дом Галеа? — поинтересовалась я.

Табоне многозначительно посмотрел на меня:

— Хороший вопрос, моя дорогая миссис Макклинток. Действительно очень хороший.

* * *

Весь оставшийся день прошел довольно тихо, если не считать одного странного инцидента. После встречи с Винсентом Табоне я с большой неохотой вернулась в поместье, побродив перед этим по Валлетте.

Мне нужно было получить по кредитке мальтийские лиры, но я решила, что сначала зайду в собор Святого Иоанна. Предлогом посещения были картины, которые я не смогла увидеть в прошлый раз в музее при соборе, в частности работы Караваджо. Подсознательно же я надеялась, что визит в столь сильное по духовной энергетике место поможет мне избавиться от ужаса предыдущего дня.

Солнце уже было высоко и жаркими лучами расплавляло все вокруг, тем более приятно было окунуться в прохладу храма. Я снова восхищалась каждым дюймом его внутреннего убранства. В маленькой капелле слева от главного алтаря находилась лестница, ведущая в кафедральный склеп. В путеводителе указывалось, что посещение склепа возможно только по предварительному письменному разрешению, чего у меня не было. В прошлое посещение ворота у входа в склеп были закрыты, а сейчас я увидела, что замок снят. До сих пор не могу понять, какая сила меня туда поманила: то ли желание увидеть нечто запретное и скрытое от людских глаз, то ли меня преследовало какое-то наваждение, — но, воровато оглядевшись, я быстро прошла за ограду и бесшумно спустилась по ступеням.

В этой усыпальнице чувствовалось что-то такое, что требовало тишины, прохлады и сырости, то есть нечто сродни самой смерти. Подгоняемая любопытством, я пробиралась вглубь почти бесшумно, стараясь не тревожить обитателей, некоторые из которых, как я успела заметить, являлись великими магистрами рыцарей святого Иоанна. Какое-то время я думала, что нахожусь здесь одна, пока не натолкнулась на… Великого Белого Охотника, который, скрючившись, очень внимательно обследовал одну из могил. Не знаю, почему меня это удивило, ведь ВБО был там, где всегда, — около рыцарей. Мой возглас изумления спугнул его. Очевидно, этот «искатель неведомо чего» настолько сосредоточился на чем-то своем, что не услышал моих шагов.

Оглянувшись, он посмотрел на меня, будто загнанный в угол зверь.

— Я дам вам тридцать процентов, — без всякого вступления произнес он.

— Тридцать процентов чего? — Я была ошеломлена.

— Хорошо, сорок, — предложил он, но я молчала.

— Фифти-фифти. Я распилю то, что мы достанем. Больше предложить не могу: слишком велики издержки. — Он говорил хриплым с придыханием голосом.

— О чем вы говорите? — воскликнула я.

— Значит, это не вы, — заключил он.

В полном смущении я принялась, однако, разубеждать его:

— Конечно же, это я. Кто же еще?

Он бросился к выходу, грубо толкнув меня на каменную плиту, и забарабанил башмаками по ступеням. Его шаги отдавались во мне, пока я стояла в полном оцепенении, прислушиваясь к точившим сырые камни каплям воды и растирая ушибленное о плиту плечо.

Только спустя какое-то время я поняла смысл этого происшествия.

Глава седьмая

Но что здесь такое? Обломки кораблекрушения, прибитые к моим берегам. Павел, так люди зовут тебя, Савл из Тарса, последователь Назаретянина. Я вижу соборы, вздымающиеся из моей каменистой земли. Моя сила слабеет перед этим, мольба звоном раздается на протяжении веков. Возлюби ближнего своего. Подавленной, молчаливой, но несокрушимой остаюсь я. Люди снова будут поклоняться мне.

И только на следующий день я наконец-то полностью осознала масштаб случившегося несчастья. Я и думать не могла, что первое увиденное в жизни жестокое убийство сломит меня. За что я себя хвалю, так это за то, что наперекор всем трагическим событиям я держалась молодцом, стараясь быть невозмутимой, даже когда обнаружила труп.

Я знала, что неблагоприятное расположение планет готовит мне что-то вроде сюрприза, но изменить, как это бывает, ход событий не могла. В самом деле, все свои эмоции я растратила на погибшего Галеа, поэтому уже в примерно нормальном состоянии я повстречала озадачившего меня знакомца — ВБО.

* * *

В то утро, однако, надо мной сгустились черные тучи. Тоскливо моросящий дождь отражал муторность моего душевного состояния. Туман, нависший над садом, каким-то образом проник в мое тело. Я чувствовала себя так, будто мои глаза, уши и все мои внутренности забиты ватой, и не смогла заставить себя подняться с постели.

Марисса и Иосиф появлялись всегда так же неожиданно, как и пропадали. Уже ближе к полудню я услышала, как они вошли и позвали меня, но, сильно занедужив, я не смогла им даже ответить.

Они принялись искать меня, и вскоре их головы показались в дверях моей спальни. Я помахала им, с трудом оторвав руку от натянутого до носа пухового одеяла всего лишь на несколько дюймов. Очевидно, мое состояние совсем им не понравилось.

Я услышала, но не разобрала их шепот в холле, а затем они спустились вниз. Вскоре меня вывели из дремы шаги на лестнице, и Марисса вплыла в комнату с подносом.

— Сядьте, пожалуйста, — сказала она тоном, который, видимо, производил впечатление на Энтони в моменты непослушания. Я безропотно выполнила ее приказ. Марисса была моложе меня, но ее обращение, очевидно, действовало как на детей, так и на людей всех возрастов, находящихся в шоковом состоянии.

— Выпейте это, — снова приказала она. — Я с отвращением покачала головой. — Я вызову врача, если вы не выпьете это и не съедите чего-нибудь.

Я решила, что нахожусь не в том настроении, чтобы принимать мальтийского врача, каким бы он милым и компетентным ни был, поэтому послушно выпила питье Мариссы. Это был чай, причем очень горячий, с лимоном и с таким количеством сахара, которое можно разве что сравнить с дневным запасом на кондитерской фабрике. Я ощутила, как он похрустывает у меня на зубах. Но это возымело свое действие, и мне почти сразу стало лучше. Затем я в охотку погрызла тост с джемом и маленьким кусочком сыра.

— Вот и хорошо! — обрадовался мой «домашний доктор». Затем она заботливо укрыла меня одеялом и сказала: — Теперь вы можете немного отдохнуть, пока не наступит время вставать. Энтони и София заберут вас около двух.

— Заберут меня, но куда? — с трудом вымолвила я.

— Не говорите мне, что забыли. Вы обещали помочь доктору Стенхоуп с ее пьесой. София рассчитывает на вас, — сказала она сурово.

Действительно, я напрочь забыла о своем обещании, если быть честной, мне совсем не хотелось вылезать из пухового кокона моей кровати. Где-то в глубине души я чувствовала, что любая деятельность будет лучшим лекарством, но нисколько не хотелось делать лишние телодвижения. Рассуждая, я пришла к выводу, что сильно привязалась к Софии, а посему не могу, даже не имею права подвести ее. Я также понимала, что суета вокруг моей персоны — хорошая терапия для Мариссы, которая выглядела изможденной. Ее горящие красные от слез глаза взывали ко мне с мольбой, поэтому мы заключили с ней что-то вроде негласной сделки, и я дала согласие ехать.

* * *

День выдался влажный, поэтому, конечно, машина не заводилась. Энтони на этот раз не отпугнули капризы техники, и они с отцом толкали наш драндулет вдоль шоссе по наклонной.

Я отказалась вести машину, сославшись на недомогание.

Мы — Энтони, София и я — направились к университету. Я старалась запомнить маршрут, но с трудом могла концентрировать внимание на чем бы то ни было. Энтони, следуя наказам матери, высадил нас прямо у входа и сказал, что заедет около шести.

Когда мы вошли, многие из участниц спектакля уже были в сборе. София тут же растворилась в толпе. Я пошла поискать доктора Анну Стенхоуп и предложила свою помощь.

— Вот и славно, — повеселела она. — Нас хотят увидеть на брифинге. Пьеса, которую мы ставим, рассказывает об истории Мальты со времен палеолита до наших дней. Она состоит из серии маленьких новелл. Полагаю, вы бывали на спектаклях «звук и свет»?

— Конечно, — ответила я. — Форум в Риме, Афины, пирамиды Гизи, Карнак на Ниле. Я коллекционирую их. Эти спектакли проводят после наступления темноты и используют музыку и речитатив вместе с ярким светом, чтобы поведать историю местности, а для наглядности высвечивают наиболее значимые фрагменты памятников, скульптур и так далее, чтобы подчеркнуть важность события, о котором идет речь.

— Все правильно. Что ж… пойдемте. То, что мы репетируем, напоминает сказанное вами, за исключением того, что мы подсвечиваем выступающих девочек. Они представляют людей из разных эпох, разных наций, пришедших на Мальту, и комментируют исторические события. Для детально разработанной постановки не хватает средств, и мы вынуждены довольствоваться малым. К тому же в классе всего пятнадцать девчонок на требующийся тысячный состав актеров.

Анна подвела меня к раме с развешанными костюмами.

— Девочки сами придумали и смастерили себе одежду, чтобы проиллюстрировать прошлое страны, и даже привлекли мальчишек для сооружения декораций. Дети смастерили орудия труда, которыми пользовались строители древних храмов, нарисовали сцены из значимых исторических событий на огромных полотнах бумаги. На первом полотне изображен Хаджар-Им, на втором — вал Валлетты, на третьем — Большая Гавань. Ну, надеюсь, вы разберетесь. — Анна Стенхоуп обвела рукой рабочую площадку. Один из ассистентов подошел и ловко стал менять декорации.

— Молодцы ребята — заметила я.

— Да, в некотором роде они — творцы. Трудились не покладая рук. Честно говоря, меня поначалу коробило невежество девочек относительно истории своей страны. Я заставила их провести научные исследования и написать рефераты. Изначально у меня возникла идея предоставить им возможность обыграть это с точки зрения представительниц каждой эпохи, но моя затея оказалась слишком сложной для них. Видите ли, без мужских ролей в этом случае не обойтись — уж сколько здесь лиц мужского пола под могильными плитами отдыхает! — Последние слова доктор Стенхоуп произнесла с явным презрением. — Потом мне пришла в голову мысль рассказать об исторических вехах от лица Великой Богини, будто бы говорит дух Мальты, и, надо заметить, получилось просто здорово.

Ваша юная подруга София, между прочим, имеет задатки, чтобы стать хорошей писательницей. Представляете, написала свою роль и несколько других! Месяц назад мы озвучили ее опусы в аудитории. Грандиозный успех! Девочки были потрясены.

— Поэтому вы решили раздвинуть рамки спектакля?

— Раздвинуть… Ах, да, вы имеете в виду шоу-бизнес. — Доктор Стенхоуп тяжело вздохнула и опустила глаза. — Нет, мы даем на публике только одно представление. Однажды после репетиции мистер Камильери, если не ошибаюсь, он именовал себя так, назначил мне встречу. Судя по визитке он служит помощником премьер-министра по связям с общественностью. Мне сказали, что премьер-министр делает культурную программу для каких-то зарубежных гостей и решил включить в нее и нашу пьесу. Но, должна признать, это всего лишь чистой воды лесть, хотя у учащихся от одной только мысли, что они будут выступать перед высокими чинами, просто снесло крышу, выражаясь их языком.

Я не перебивала Анну Стенхоуп, так как общение с ней мне нравилось и отвлекало от хандры.

— У Камильери, безусловно, родилось несколько идей, чтобы оживить это действо. Вы же знаете этих типов из пиара. Тут на днях его осенило, мол, постановку нужно делать прямо на месте, то есть на развалинах. Вот почему мы с вами там и встретились. Я собрала девочек, и мы провели так называемую рекогносцировку на местности, а потом решили, что Мнайдра — самое оно. Мы расставили стулья — будет человек двадцать пять — там, где с вами отдыхали, помните, лицом к входу в храм. Руины мы используем в качестве задника, а некоторые части высветим прожекторами, чтобы было нагляднее.

Я заметила, что Анне Стенхоуп было свойственно увлекаться милыми ее сердцу проектами, поэтому она так носилась со своей пьесой.

— Наше отступление на случай дождя — аудитория университета. Мы будем держать весь состав наготове. Лара, а вы не находите, что в общем и целом идея проведения спектакля на исторической сцене весьма увлекательна?

— Мне она кажется потрясающей. Но что должна буду делать я?

— Нам требуется кто-то вроде режиссера. Ну… знаете, расставить всех участников по своим местам в нужное время, в соответствующих костюмах. У нашего бывшего были именно такие обязанности, но он, как я уже рассказывала, сломал ногу, катаясь на водных лыжах. Это выше моего понимания. Он, видите ли, тренировался перед соревнованиями по прыжкам. И это в его-то возрасте! Я всегда считала, что у него мозги на месте. Ан нет. Мужское племя! Адреналин в крови играет…

Подсветка будет хорошим решением. Но здесь есть проблемы. Был тут один хмырь, школьный сторож, который что-то соображал в электричестве, хотя я не уверена. Теперь лежит в больнице. Упал, видите ли, в школе с лестницы в четверг вечером, когда все уже ушли. Заявляет, что не помнит, как это произошло, но мы-то знаем, в чем дело. Он нажрался в бойлерной до бесчувствия! — Анна Стенхоуп в сердцах сплюнула. — Я уже думала дать отбой, но Богиня следит за нами. Послала нам спасителя прямо в одно из своих священных мест — в храм Мнайдра. Очень милый джентльмен, вызвался нам помочь. Все знает об этом шурум-буруме. О! А вот и он.

— Синьор Дева, миссис Макклинток, — церемонно представила нас Анна Стенхоуп.

— Синьор, — старалась быть любезной.

— Пожалуйста, синьора, называйте меня Виктор. Я к вашим услугам, дамы. Если позволите, я оставлю вас ненадолго, мне нужно посмотреть, как обстоят дела со световым и звуковым оформлением.

— Разве он не душка? — с умилением спросила меня доктор Стенхоуп.

— Славный господин, — согласилась я. — Вы подрядили его в Мнайдре?

— Нет. В действительности же мы просто поболтали несколько минут. Он заинтересовался историей этого храма и много расспрашивал о культе Богини. Я сказала, что мы собираемся поставить пьесу. А вчера вечером я узнала, что старик Мифсуд свалился с лестницы…

— Мифсуд? — переспросила я.

— Ну да. Сторож. Это какое-то наказание. Шишка на голове, сломанные ребра и вывихнутая лодыжка. Я не знала, что и делать. Я пошла перекусить в свое любимое кафе, и туда вошел… Виктор… синьор Дева. Мы снова разговорились. Я поделилась своими проблемами. Он был так благожелательно настроен и проявил такой такт… Я попросила его помочь, когда узнала о его способностях, и он согласился с радостью, хотя не осмелился предложить свои услуги без моей просьбы. Какой джентльмен!

— В самом деле! — пробормотала я.

* * *

Остаток дня прошел быстро, и я забыла о своих неприятностях, частично потому, что была просто огорошена криками и шумом. Я стала осознавать, что на Мальте крик — нормальная форма общения даже при обычной беседе. Вскоре я тоже перешла на повышенные тона. Чтобы достать костюмы, развесить их по порядку, сделать письменные комментарии, мне пришлось использовать все свои организационные навыки. Синьор Дева — Виктор, — несмотря на всю елейность, казалось, знал свое дело, говоря словами Анны Стенхоуп, и он порекомендовал купить некоторые вещи.

— Сегодня утром свободное посещение храма, моя дорогая доктор Стенхоуп. По этому поводу у меня возникли некоторые идеи, которые я хотел бы с вами обсудить, конечно, с вашего разрешения, — так велеречиво вел разговор этот почитатель старины.

Я подумала, что этот Дева по приторности мог бы сравниться даже с чаем Мариссы, но, к моему удивлению, Анна Стенхоуп вся затрепетала.

Я отправилась за покупками. Признаюсь, я поняла, почему она была сражена наповал: внешняя привлекательность этого человека сразу бросалась в глаза. В свои примерно сорок пять он подкупал вкрадчивостью и изысканными манерами, да и красивый итальянский костюм сидел на нем безукоризненно.

На репетиции весь день вертелась парочка, как я поняла, функционеров. Мистер Камильери для наблюдения за подготовкой спектакля приставил женщину по имени Эстер, отнюдь не дурнушку, которая не слишком утруждала себя, зато составила схему распределения обязанностей в день представления. С ней в тандеме работал молодой человек, Алонзо, — брат одной из участниц пьесы. Когда бы ни понадобилась грубая мужская сила, Алонзо вызывался первым. Он двигал мебель, таскал вешалки с костюмами и даже приносил всем освежающие напитки.

В конце дня Энтони и София подбросили меня домой. На шоссе у дома увидели одиноко стоящую полицейскую машину, которая не вызвала у меня никаких эмоций. Видимо, опять приехал Винсент Табоне. Увидев меня, Марисса и Иосиф приложили пальцы к губам в знак молчания и провели меня наверх в одну из пустовавших комнат, которая, как оказалась, уже стала жилой. В ее углу стояла койка, а на ней громко храпел высокий мужчина. Я говорю высокий, потому что его ступни высовывались за прутья кровати. Мы тихо спустились вниз.

— Роберт Лучка — сержант Королевской канадской конной полиции, — отрапортовал Табоне, произнеся фамилию Лучка с ударением на первом слоге. — Он приехал оказать содействие в расследовании убийства Мартина Галеа, поскольку покойный является канадским подданным отныне и вовеки, — неуклюже сострил детектив. — Тем более мы до сих пор не установили место смерти. Где его убили? В Канаде? В Риме?

Я обреченно закатила глаза.

— Сержант прибыл сегодня. Его суточные просто ничтожно малы. Видимо, урезали бюджет. Поэтому я подумал привезти его сюда, чтобы, во-первых, сэкономить деньги, во-вторых, обеспечить вас охраной. Хорошая идея, правда? — Довольный собой, Табоне расплылся в улыбке.

— Великолепная! — сфальшивила я. Что я еще могла ответить?

— Конник! — воскликнул Табоне. — Настоящий конный полицейский! Никогда не думал, что сподоблюсь работать с королевским конником.

Вот уж действительно. А уж как я рада… Никогда не думала, что мне придется соседствовать с подобным типом.

* * *

На следующее утро меня разбудил запах кофе и бекона. Он раздражал меня по причинам, которые мне трудно объяснить. Наверное, я начала считать этот дом в некотором роде своим, не буквально, конечно. Мой бизнес не принесет мне таких баснословных денег, чтобы я когда-нибудь стала владелицей такого прекрасного особняка. Но в нем стояла моя мебель, а это уже немало. Ведь когда я выбираю что-то для своего магазина, то приобретаю только те вещи, которые мне нравятся. Я собственноручно подбирала все, что ныне принадлежит теперь уж не знаю кому и находится в этом доме. Я также работала, как проклятая, и старалась уложиться в срок. Но больше всего меня печалило, что дом осиротел: Мартин Галеа мертв, Мэрилин Галеа пропала. Детей нет. Мэрилин вообще была единственным ребенком в семье, и если Мартин имел где-нибудь родственников, то никогда не упоминал о них. Я себя не раз спрашивала, что будет с домом.

Видимо, поэтому я и считала канадского конника незваным гостем.

Я не спеша спустилась по лестнице, особо не жаждав первого контакта с этим человеком. Признаюсь, я заранее сильно невзлюбила его. Едва я сошла вниз, он сразу же поднялся с места, налил мне кофе и, аккуратно поставив чашку на край стола, протянул мне руку. Как я и предполагала, он оказался высоким мужчиной, с голубыми глазами и каштановыми волосами, увенчанными тонзурой.

— Роб Лучка, — отрекомендовался он. — Произносится Лу-у-чка, а пишется Лузска. Я — украинец. А вы та самая Лара? Приятно познакомиться.

— И мне тоже, — процедила я сквозь зубы.

И как это можно быть таким жизнерадостным рахитом?

— Позвольте предложить вам завтрак. Марисса оставила нам немного съестных припасов. Как вы предпочитаете есть яйцо? — осведомился мой новый поселенец.

— Вкрутую, — ответила я. — Спасибо, я выпью кофе и съем тост.

— Вам следует как следует подкрепиться на весь день. Я зажарю вам бекон. Хотя нет. Как насчет омлета? Это хорошая мысль, соглашайтесь, — сказал он, отвечая на мой немой вопрос.

Боже мой, подумала я. Пока все это закончится, здесь будет еще одна жертва убийства. Я пришибу его, это точно. Я сидела насупленная и не произносила ни слова. Он состряпал для меня вполне сносный омлет, и, отведав его блюдо и глотнув кофе, я почувствовала, что могу вступить с ним в беседу, не теряя самообладания.

— Так вас сюда направили помочь в расследовании убийства? — начала я.

— Да, убийства на бытовой почве, я бы сказал. Большая часть подозрений ложится на жену Галеа. Как ее зовут?

— Мэрилин, — с неудовольствием произнесла я. Постоянное упоминание ее имени в этом деле сильно возмущало меня. — Но я не думаю, что она виновна. Вы видели отчет о вскрытии? Там сказано, что он умер в аэропорту.

— Я ознакомился с отчетом. Табоне показывал мне его. Что-то не вяжется, упущено главное, скажем так. Я не имею ни малейшего желания критиковать работу коллег, но…

— Табоне тоже не в восторге, — призналась я.

— Дело в том, что в Канаде сейчас лютый холод. Намного ниже нуля. Я считаю, что Галеа убили гораздо раньше, чем думает коронер. Нам уже известно, что мебель грузили на улице. Столбик термометра упал до пятнадцати градусов ниже нуля на тот момент. Мы проверили температуру в грузовых отсеках и изумились: работникам стыдно было сказать, как там было холодно. Поэтому к своему «приезду» сюда Галеа оттаял. Это я укажу в рапорте.

— Но вы же сейчас на Мальте, — настаивала я. — Вас не откомандировали бы сюда, если все было так просто. Значит, ваше начальство в чем-то усомнилось.

— Не совсем. Нам прислали копию отчета о вскрытии тела Галеа, и мы решили копнуть поглубже.

— И когда же мы начнем? — осведомилась я.

— Начнем что? И если начнем, то кто это мы? Я — полицейский, а вы — владелец антикварного магазина, того самого, в грузе которого оказался труп.

— Отлично. Ну и идите и расследуйте сами. Уверяю вас, вы тут же заблудитесь, едва выехав на шоссе. И где вы, интересно, возьмете машину?

— Если вы думаете, что украинец из Саскатчевана не в состоянии найти дорогу на таком малюсеньком острове, который и в микроскоп не разглядишь, то вы очень заблуждаетесь. Я — конный полицейский, запомните это. Я вылавливаю преступников в метель, мороз и пургу, прямо как показывают по ТВ, — усмехнулся самодовольно он.

— Ну, конечно же, как я могла не принять это в расчет. Вот вам и ключики от машины.

Глава восьмая

Норманны, вестготы, анжуйцы, арагонцы, кастильцы — расплывчатость законов или отсутствие таковых. Мой крохотный остров переходит из рук в руки как трофеи войны. В более мирные времена по условиям брачного контракта или иным образом. Неужели никогда не придет свобода?

— У меня две новости, которые, я думаю, будут вам интересны, — объявил Винсент Табоне, вглядываясь в наши лица, когда мы с Лучкой появились в его кабинете. Мой долгожданный триумф по поводу поездки Лучки на «роскошном автомобиле» был отложен, когда Табоне сообщил по телефону, что послал за нами патрульную машину. Но удивляло то обстоятельство, что я тоже была приглашена прокатиться до полицейского участка.

— Я узнал от итальянских властей, — продолжал Табоне, — что Мартин Галеа должен был лететь в Рим рейсом 6040 авиакомпании «Кэнэдиан Эйрлайнс». Его машина, «ягуар», найдена на долгосрочной парковке в международном аэропорту Торонто. Итальянцы с некоторых пор не требуют в аэропорту Фьюмичино посадочные талоны. Ошибка, скажете вы. Если бы они это делали, мы могли бы сравнить подпись на талоне с подписью на купчей земли, где Галеа построил дом, чтобы убедиться, что он был на борту самолета. Но мы знаем, что до Рима он добрался. На его имя было забронировано место 15В. Рейс выполнял «Боинг-747» — более четырехсот пассажиров, свободных мест в самолете не было. Никогда не летал на нем, это выше моих сил. Мы постараемся связаться с человеком, возможно занимавшим место 15В, и посмотрим, сможем ли получить от него нужную информацию.

— И что это значит? — задумчиво задал вопрос Лучка. — Может быть, жена убила его еще в Италии? Как ее зовут?

— Мэрилин, — выпалила я. — Мэ-ри-лин. Она очень простая и очень-очень застенчивая женщина. У нее столько денег, что вам захочется презирать ее. Но я познакомилась с ней и полюбила. И она заслуживает лучшей участи, чем эти… ваши… презумпции невиновности. — Я шипела, как змея. Оба полицейских сконфуженно сникли. — А что, если с ней тоже случилось что-то ужасное?

Табоне откашлялся:

— Следует добавить, что я выяснил по поводу миссис Галеа, то есть Мэрилин Галеа: никаких признаков того, что она летела в Рим вместе с мужем, нет. Не было билета на ее имя, и она также не поднималась на борт самолета.

— Вы сказали, что у вас две интересные новости, — сменила я тему. — Какая вторая?

— Вторая не менее интересная, чем первая, — сказал Табоне. — И она касается завещания Галеа. Все недвижимое имущество, как и следовало ожидать, достается его жене, но есть и еще пикантная подробность. Галеа оставил сумму в сто тысяч долларов мальчишке Фарруджиа — Энтони.

— Это классно! — воскликнула я. — Этого хватит ему на обучение. Он мечтает стать архитектором. Кто бы мог подумать, что Галеа такой щедрый?

— Действительно, очень щедрый! — согласился Табоне. — Но я думаю, любой бы на моем месте задал вопрос: а на самом ли деле эти деньги на обучение мальчика? Галеа было сколько — тридцать семь? Наверное, он полагал прожить гораздо дольше. И если у него возникло желание заплатить за обучение парня в университете, почему он сразу это не сделал? Значит, вопрос остается открытым, а ответ на него не получен. Где и когда Галеа убили? Если его убили в Риме, то Мэрилин Галеа здесь ни при чем. Если его убили в Канаде, то чета Фарруджиа — вне подозрения.

— Лучше подумайте, как можно установить это «когда», — заметил Лучка. — Видит Бог, я не патологоанатом. Я ничего не смыслю в том, что сейчас творят с исследованиями ДНК, но если я и помню что-нибудь, то из начального курса судебной медицины, а не только из детективов, где всегда умудряются определить время смерти с точностью в час или два. Я знаю, что ваш патологоанатом толкует о трупном окоченении. Обычно оно наступает через пять-семь часов после смерти, а окончательно — через двенадцать, а затем спадает. Однако температура оказывает влияние на ускорение процесса. После смерти происходит разложение ткани. Но существует большая разница между пятью и двенадцатью часами, а это, возможно, возвращает Галеа опять в Торонто. Ведь автолиз происходит медленнее, когда тело находится на холоде.

Допустим, что Галеа убили в Торонто. Тогда его тело должно было замерзнуть целиком: ведь там стояла сильная стужа. Мне кажется, относительно легко выяснить, находилось ли тело при минусовой температуре, Вине, — панибратски обратился Лучка к Табоне.

— Если я правильно помню, клетки отмирают, когда тело замерзает — это что-то наподобие обморожения. Не надо быть всезнайкой, чтобы, просто взглянув на труп, сказать да или нет. К тому же потрескавшаяся кожа хорошо видна под микроскопом, если медэксперт в курсе того, что мы ищем. Даже если тело не находилось при минусовой температуре до полного замерзания, достаточно взглянуть на конечности, на пальцы рук и ног, поскольку они замерзают первыми.

— А это доказывает, как вы деликатно заметили, что кто-то, кто знает, что надо искать, найдет это без труда. Сейчас мы не располагаем этими данными, — ответил Табоне, — но я принимаю вашу версию и распоряжусь, чтобы медэксперт послал образцы тканей в итальянскую лабораторию: посмотрим, что они скажут. Теперь насчет содержимого желудка: бекон и яйца — это завтрак. И мы знаем, что его обычно предлагают в ночном трансатлантическом перелете.

— Вам может показаться это странным, Винс, но мы, северные американцы, завтракаем в любое время дня и ночи. Так что не думаю, что это хоть что-то доказывает. — Табоне кивнул, а Лучка продолжил: — Если это еще не сделано, то надо провести осмотр сундука, в котором оказался труп… Убийца хорошо сработал, поэтому шансы найти его отпечатки маловероятны, но у меня имеется копия пальчиков Галеа. Они были взяты, когда он обращался за визой в Канадское консульство. А теперь, если позволите, Вине, я хотел бы немного оглядеться. Проведу небольшое дознание. Разузнаю, откуда родом Галеа, кто его знал и все такое прочее.

— Я знаю, откуда он, — вклинилась я в разговор. — Мэрилин рассказывала мне об этом, пока я обмеряла мебель. Помню, это слово заставило меня подумать о меде — греческое слово «мели».

— Меллиха? — спросил Табоне.

— Думаю, что да, — ответила я.

— Может быть, вы и правы. В его деле так и записано. — Табоне усмехнулся.

Я прожгла его взглядом:

— А что еще там написано?

— Родители умерли. Ближайших родственников нет. Эмигрировал в Канаду примерно восемнадцать лет назад. Вот и все.

— Пожалуйста, подбросьте нас до дома, чтобы мы могли взять свою машину, — попросила я. — И еще покажите направление на Меллиху.

— Конечно. Позвоните мне, когда вернетесь, чтобы поделиться новостями. Прошу вас, не забывайте об осторожности на дорогах Мальты. У нас очень много дорожных происшествий. Помните, что говорят о мальтийских водителях. Мы не ездим слева, мы не ездим справа — мы ездим в полумраке. И, кстати, не заблудитесь, — напутствовал нас на прощание Табоне.

* * *

Итак, мы с конником отправились выполнять работу детективов. Он хотел сесть за руль, но машина упорно капризничала и не заводилась. Я взяла управление на себя, а Лучка толкал ее сзади. Дожидаясь, пока он сядет, я разогрела мотор. Заметив, что он слегка прихрамывает, я, будучи в сильном раздражении, не поинтересовалась о его самочувствии.

Лучка уселся и начал искать ремень безопасности.

— Здесь его нет, — сказала я, приведя его в недоумение.

Он вспылил:

— Но какие-то правила должны же регулировать все это безобразие!

— Да, только для машин, произведенных с 1990 года и позже. А эта модель, как вы видите, чуть старше.

— Как минимум лет на двадцать! — сказал он раздраженно.

Я нажала на сцепление и газанула. Мы оторвались от земли, мотор ревел, как раненый зверь, пока мне не удалось переключиться на третью скорость.

— «Классная тачка», — похвалил он на сленге подростков. Я скосила на него глаза, но не поняла по его виду, была ли ирония в этих словах. Мы стали отсчитывать километры. Поскольку на дороге не намечалось автоконкурентов, я, не сбрасывая скорости, мчалась вперед. Вдруг окно с его стороны резко упало внутрь двери.

— Очень хорошая машина, — добавил Лучка, безуспешно прокручивая дверную ручку.

Перед отъездом я с пристрастием изучила карту и мысленно проложила маршрут через Рабат, благо дорогу туда я уже знала. Поскольку родной город Галеа располагался на северо-западе острова, мы проехали мимо указателя на Вердала Пэлас как раз в том самом месте, где Великий Белый Охотник спихнул меня на обочину. Тут у меня в голове пронеслась вереница не дававших мне покоя вопросов, где же этот деятель может сейчас быть, о какой такой сделке он пытался со мной договориться? Пятьдесят процентов мало-мальски логичных ответов оставались за пределами моего сознания.

Поскольку я приобрела кое-какой опыт при своей первой поездке, то проигнорировала указательные знаки и стала придерживаться общего направления на Меллиху. Я получила огромное удовольствие от озадаченного вида Лучки, склонившегося над картой Мальты, но тем не менее умело скрывавшего свое состояние. Он вздрогнул от неожиданности, когда какой-то юнец подсек нашу машину, чуть не спихнув ее на обочину, и потом, когда кто-то рванул мимо нас в гору.

Некогда часть доисторической земли соединялась с современной Италией, а также с Африкой. Мальта по форме напоминает овальное блюдо с гористой северо-западной частью, переходящей на юге и востоке в равнину. Ее восточный край исчерчен параллельными горными кряжами и долинами, простирающимися вдоль острова. Наш маршрут начинался в юго-восточной равнине. Затем дорога поднималась на северо-запад. Как только мы пересекли вершину первого хребта, я увидела вдали изгиб большой бухты на дальнем конце острова. Серебристая лента моря окаймляла темные очертания береговой линии. Если мои подсчеты были верны, это должна была быть бухта Святого Павла, где апостол потерпел кораблекрушение и впоследствии обратил жителей острова в христиан.

* * *

Наконец мы добрались до большой бухты, вторгавшейся в пределы одной из самых крупных долин, которая выглядела словно после землетрясения или извержения вулкана, случившегося миллионы лет тому назад.

Пришвартованные к берегу разноцветные рыболовецкие суда и лодки слегка покачивались на волнах. Их яркая окраска сильно контрастировала с блекло-желтым цветом каменных построек, цеплявшихся друг за друга вдоль берега. Отсюда дорога поворачивала к краю бухты и устремлялась вверх к еще одному высоченному хребту.

На поездку в родной город Галеа у нас ушло не так уж много времени. Резкий поворот направо вывел нас на центральную улицу к большой церкви.

— Вот и Меллиха, — сказала я. Нас окружал уютный маленький город.

— Я доверяю вам, но понятия не имею, как вы меня сюда довезли, — вздохнул Лучка.

— А вы расскажите мне снова о преступниках, переходящих через горные перевалы, — подколола я сержанта. Пусть не задается.

— Должно быть, потому, что снега нет, — усмехнулся он. Вывести из себя этого полицейского было нелегко.

Мы остановились в центре улицы и, выйдя из машины, уловили чудесный запах хлеба.

— Неужели уже ленч? — спросил, видимо, изрядно проголодавшийся Лучка.

Мы подошли к небольшой пекарне. Вереница мальтиек, кто в джинсах, кто в черных юбках с белыми блузками и черных кардиганах, несли подносы, накрытые салфетками. Лучка спросил женщин о содержимом их подносов.

— Тимпана, — ответила одна из них, приподнимая салфетку, чтобы показать фасоль, завернутую в тесто. — Воскресный обед, — объяснила она.

— Мы приносим его сюда в воскресенье, когда пекарня заканчивает работу, — вступила в разговор другая. Она показала нам свое блюдо — традиционный ростбиф, уже готовый к жарке.

Пока мы беседовали, часть женщин разошлась, унося с собой в сетчатых сумках несколько круглых с хрустящими корочками мальтийских буханок хлеба.

— У всех теперь в домах свои печи, — сказала девушка. — Но это до сих пор остается хорошей традицией: что-то вроде светского визита, пока готовится пища.

— Значит, здесь и поесть негде? — разочарованно спросил Лучка.

— Можете зайти ко мне домой на обед, — кокетливо пригласила одна из девушек.

Ее подружки захихикали и пропустили нас вперед в полумрак пекарни. Слева находилась стойка, а в дальней части помещения кряжилась громадная кирпичная печь. Выстроенные в ряд подносы с порционной пиццей, залитой густым темным соусом, возбуждали аппетит. Мы заказали себе по одной и проглотили прямо на месте. Посыпанная свежей зеленью пицца была щедро сдобрена чесноком, оливками, мелко рубленными анчоусами — как я догадалась — и источала божественный аромат. Лучка сразу заказал вторую. Одна из женщин улыбнулась и похлопала его по плечу.

— Думаю, кто-нибудь из вас помнит Мартина Галеа? — спросила я напрямик.

— Того, что убили? — уточнила одна из молодок.

— Да, того самого.

Женщины подозрительно прищурились.

— Я познакомилась с ним в Канаде, — заторопилась я. — Очень известный архитектор. Мы знаем, что у него была семья в здешних краях, и хотели выразить свое соболезнование, — солгала я, видимо правдоподобно.

Последняя фраза развеяла их подозрение, но я кожей ощутила, как глаза Лучки сверлят взглядом мою спину.

— Здесь вокруг народу с такой фамилией полным-полно, но что-то не припомню никого по имени Мартин, — вступила в разговор еще одна землячка покойного. Она перебросилась на родном языке парой фраз с другой женщиной и задала какой-то вопрос. Все покачали головами. Одна вымолвила что-то, а все остальные кивнули.

— Вам нужно навестить Канфуда… Как это по-английски… Ёжик, — посоветовала мальтийка.

Мы с Лучкой переглянулись.

— А где же найти этого… Ёжика? — взял инициативу в свои руки сержант.

Женщина показала на старика, сидевшего у подножия холма на стуле, перед небольшим магазинчиком.

— Купите ему пива. Его любимое — легкое «Киек». Он заговорит вас так, что уши отпадут сами собой, — охарактеризовала старика одна из женщин, и все грохнули от смеха.

— Немного чокнутый, зато не вредный, — добавила другая.

— А как нам к нему обращаться, ведь не Ёжик нее? — спросила я.

— Грацио.

* * *

Мы с глубокой признательностью расплатились за вкусное угощение и спустились с холма.

— И почему нужно называть кого-то Ёжиком? — спросил Лучка.

— Разрази меня гром, не знаю, но пиво — это хорошая мысль, — ответила я.

— Вы за рулем, — сурово буркнул Лучка. — Хотя не уверен, как вы отличите на дороге пьяных водителей от любых других. У меня, у полицейского, аж дух захватывает при виде здешних гонок на выживание.

Мы остановились и купили несколько бутылок холодного пива упомянутой марки, а затем не спеша подошли к старику. Ёжик сидел в шезлонге в футе от каменных ступеней, ведущих в верхнюю часть города. На нем были изрядно поношенная клетчатая рубашка, протертая до дыр куртка и мятые бежевые брюки. Его босые ноги покоились в старых сандалиях. Лицо старика обрамляли седые волосы, а очки с толстыми линзами в темной оправе придавали ему вид педантичного учителя.

— Здравствуйте, — сказала я дружелюбным голосом. — Вас зовут Грацио?

— Кто спрашивает? — переспросил старик.

— Меня зовут Лара, а это — Роб. Мы ищем семью человека, с которым познакомились в Канаде. Женщины в пекарне посоветовали обратиться к вам, — попыталась я расположить его к себе.

— Сомневаюсь, что они назвали меня Грацио, — возразил дед.

— Верно, — призналась я. — Хотите пива?

Его глаза сразу загорелись.

— Присядь, дорогая, — сказал он, жестом указывая на каменный выступ, — и отряхни тяжесть с ног своих, а потом расскажи толком, кого ты ищешь.

— А почему вас называют Ёжиком? — осмелился подать голос Лучка, когда мы уселись рядом со стариком на ступени.

— Skond ghamilek laqmek, — ответил он на родном языке. — Это значит, что прозвище отражает поведение или повадки человека, — растолковал он.

Мы оба сделали глубокомысленный вид, что это все объясняет, и кивнули.

— Мы ищем друзей или родственников Мартина Галеа, — сказала я нарочито громко, произнеся фамилию как Га-ле-а с ударением на втором слоге.

— Что же это за имя такое? — усмехнулся он. — Здесь мы говорим Галеа. — Он произнес фамилию убитого Га-ле-а, переставив ударение. — А Мартин, — это что-то от британцев, — сказал он, замахал руками, будто хотел отмахнуться от подобного предположения. — Я предан Минтоффу и не люблю британцев.

Мы с Робом переглянулись и снова посмотрели на собеседника.

— Галеа уехал отсюда по крайней мере лет пятнадцать назад, — стала я наводить его на мысль. — Он уехал в Канаду и стал известным архитектором.

— А сейчас кем он стал? Мертвым Галеа? — спросил Ёжик. — Тем самым, который оказался в ящике?

— Да, — ответила я.

— Сэкономил на гробе, полагаю, — прошамкал беззубый старик. — Так что вы хотите узнать о нем?

Я выдала ему стандартный ответ о соболезновании семье покойного.

— Я не знаю Мартина, — стал размышлять он, очевидно удовлетворенный моим объяснением. — Хотя Галеа тут пруд пруди, например, Паула та… Хамфуза, что значит жучиха. Есть и Марио иль Кавалл, что значит макрель. А давным-давно жил тут у нас один парень по имени Марк та… Джелуха — молодой бык. Il-mara bhall-lumija targhsarha u tarmiha.

— Что это значит? — спросил Лучка.

— Для него женщина была что лимон. Выжал и выбросил, — объяснил старик.

— Он самый! — определила я.

— Его мать умерла при родах, но ребенок был настолько милым, что все женщины в деревне нянчили его. К тому же он был большой хитрец. Делал все, чтобы пробиться в люди. Знал слабости каждого и играл на них, если это могло продвинуть его вперед. Все углы обойдет в поисках заветного, — сказал Ёжик, хлебнув пива. — Но его нельзя осуждать за это. Отец его умер рано, и Марку самому пришлось заботиться о себе. На какое-то время он связался с дурной компанией.

— Я слышала, то есть его жена рассказывала мне, что его отец владел магазином.

— Владел? Не думаю. Работал в одном, пожалуй. Марк любил приврать.

— А других родственников нет? — поинтересовалась я.

— Нет. Кто же сейчас в этом признается? Он и его приятель Джованни, иль Гурдьен, крыса значит, — были как два сапога пара. Но его дружок тоже уехал. Так вы говорите, что он знаменит? Архитектор? Ничто бы меня не удивило в Марке Галеа. Джованни тоже многого достиг. Хотя как он мог такое сделать! Меня с души воротит, как подумаю об этом. — Ёжик оказался на редкость чувствительной натурой.

Мы с Лучкой опять переглянулись. Беседа принимала новый оборот с увеличением количества выпитого пива.

— Что же он сделал? — осмелился спросить Роб.

— Совсем недавно примкнул к республиканской партии. В качестве награды получил должность члена кабинета министров. Типичный случай продажности! Министр иностранных дел, понимаете ли, — ни больше ни меньше. Перевертыш! Это лучшее, что я могу о нем сказать. Я не желаю о нем говорить. — Ёжик посмотрел так ревниво на бутылку с пивом, словно опасаясь пролить хоть каплю «елея».

— Признаюсь, я всегда любил Марка, этого молодого бугая. Он конечно же оказался лучшим из всей компании. Был среди них и еще один, Франко Ксивьекс — Франко-бедокур из Ксемксийи. Этот был рожден гангстером. — После следующего глотка старик добавил: — О Марке здешние жители тоже не слишком высокого мнения.

Старик замолчал, и мы все на время погрузились каждый в свои мысли, обдумывая сказанное.

Роб открыл другую бутылку пива и протянул старику, небрежно спросив:

— И за что же люди не любили его? Ёжик залпом осушил бутылку.

— Обрюхатил девку Кассара и сбежал! Вот что все думают о нем. Его следовало бы прозвать та'Тонту — пустобрех, если его еще так не прозвали, — захихикал он.

— Итак, Мартин — Марк Галеа бросил дочь Кассара? А не Марисса ли ее звали?

— Так точно! Разразился бы скандал, если бы Йое Саккафи не вызвался спасти положение бедняжки и не женился на ней. Они переехали в другую часть острова сразу же после свадьбы, но мы слыхали о мальчике, родившемся почти сразу после свадьбы. Она была без преувеличения самой хорошенькой девушкой в нашей местности, знаете ли. Мог бы и сам помочь ей, если бы знал, — фыркнул обиженно старик. — А еще пивка не найдется, душечка?

— Допивай! — сказал Роб. — Ну, нам пора. Спасибо за помощь.

— Вы уверены, что вам уже пора? — спросил старик. — Я мог бы вам много чего порассказать о других людях.

— Боюсь, что нам надо ехать. У нас встреча в Валлетте, — соврал Роб. — Но все же спасибо, побалуйтесь пивом от души!

* * *

Мы оставили счастливого Ёжика, нежно обнимавшего свою бутылку, и вернулись к машине. Я была просто сражена услышанным: получалось, что чуть ли не каждый человек на родине Галеа имел мотив для его убийства. На обратном пути я не проронила ни слова.

Лучка сделал пару попыток заговорить со мной.

— Эти рыбаки получили все лучшие базы британского флота, — сказал он, когда мы возвращались назад мимо бухты Святого Павла, расцвеченной нарядными судами.

— Назвали, понимаешь ли, свои скорлупки в честь святых, а сами нарисовали на их носах глаза Гора — египетского бога. Если один бог не защитит, то обязательно защитит другой. Ну и философия! — засмеялся он.

Помолчав немного, Лучка перешел к другой теме.

— Если следовать фактам, то эта страна очень религиозная, ведь так? Если то, что мы сегодня узнали — правда, то для порядочной католички беременность от сбежавшего повесы — задевающий ее женскую честь проступок. Получается, что Галеа и есть отец Энтони, если я правильно понял. К сожалению, я с трудом понимаю этих людей, хотя они говорят по-английски. Итак, Мариссу Кассар облапошил Марк Галеа, который является другом министра иностранных дел Мальты — факт, относящийся к делу, а может быть, нет. Йое, Иосиф-кровельщик, спас Мариссу от позора и женился на ней. Они поселились в противоположном конце острова и у них родился сын Энтони. Я помню, Марисса говорила мне и Табоне не далее как сегодня утром, что Галеа эмигрировал в Канаду около восемнадцати лет назад. Мы не уверены, что речь идет об одних и тех же людях. Или все-таки уверены? Иосиф Фарруджиа — торговец, а не обязательно кровельщик. Но это объясняет, откуда в завещании сумма в сто тысяч для Энтони. Согласны?

Мысли сержанта совпадали с моими, но все же я не могла заставить себя поддерживать беседу. Когда мы приехали домой, я предалась бесцельному шатанию вдоль отвесного берега. У меня болело сердце. С какой бы стороны я ни смотрела на это дело, выходило, что в этом ужасном преступлении мог быть виновен любой из знакомых мне людей.

* * *

Вернувшись, я застала Лучку за стряпней. Не сказав ему ни слова, я поднялась наверх. Он остановил меня на полдороге:

— Я приготовил для нас чудесный ужин.

— Извините, — сказала я, — но меня выворачивает от всей этой грязи. Такое ощущение, что копалась в прошлом Мариссы. Лучше бы мне этого не знать, а то я уже всех записала в список убийц.

— Я знаю, каково вам сейчас. Знаю и то, что мое присутствие еще больше усугубляет ваше состояние, за что прошу прощения. Но ничто не сделает Мариссу убийцей, что бы мы там ни разнюхали.

Добрый и мягкий тембр его голоса успокоил меня.

— Пойдемте поедим.

Я могла бы продолжить свое восхождение на второй этаж, если бы не взглянула на него. На Лучке колыхался легкомысленного вида передник, к тому же он настолько комично помахивал деревянной лопаточкой, что я не могла не улыбнуться.

Он налил мне стакан вина, а затем подал на стол порядочную порцию спагетти в соусе, приготовленном из пикантных сосисок, и салат из свежей зелени. Он даже нарезал апельсины на десерт.

— Вы, должно быть, ходили за покупками, пока я гуляла, — заметила я.

— Да уж пришлось. Вот нашел чудесный овощной магазинчик, но, к сожалению, чуть не заблудился: понятия не имел, где нахожусь и как отыскать дорогу назад.

После обеда Роб позвонил домой. У него была шестнадцатилетняя дочь Дженифер. Я старалась не прислушиваться к чужому разговору, но не могла не заметить, что тон его голоса отнюдь не радостный. Настроение Роба безнадежно испортилось.

— Ах, эти дети! — пробормотал Лучка. Затем он сел, и несколько минут мы провели в молчании.

— У вас есть дети? — наконец спросил он.

— Не-а.

— Моя подруга Барбара переехала к нам всего за неделю до моего отъезда. У нее весьма напряженные отношения с Дженифер, которая ничего не хочет делать по ее просьбе. Пока меня нет, дочь там устраивает настоящий кавардак.

Это потому, думала я, что ты, поганец, бросил ее мать из-за какой-то фифы, которая чуть старше твоей дочери. Однако вслух я сказала:

— Наверное, Дженифер следовало бы остаться со своей матерью на время.

— Это невозможно, — ответил он. — Мать умерла, когда Джен было семь лет. Рак. Я вырастил дочку сам. Ей нужна была мать, я знаю, но… я… Она сейчас в таком возрасте, и, может быть, — он вздохнул, — я испортил ее окончательно.

Я устыдилась своих премерзких мыслей. Видно, никогда не перестану осуждать всех мужчин из-за своего бывшего муженька.

— Насколько я себя помню в эти годы, хотя это было давным-давно, быть шестнадцатилетней девчонкой — это не фонтан.

Он взглянул на меня:

— Спасибо, что поддержали в тяжелую минуту… А как насчет ликера? Я купил его у зеленщика.

Мы сидели в гостиной, обставленной моей мебелью, и болтали просто так, ни о чем. Я рассказала сержанту о своем магазине, о том, как Галеа послал меня на Мальту, и о приеме, на который уже никто не придет. Моя новая знакомая Анна Стенхоуп показалась Лучке большой оригиналкой, а ее пьеса и мое участие в ее подготовке — интересным времяпрепровождением. Я рассказала ему, как выбивалась из сил, чтобы привести дом в божеский вид, и обо всех странных происшествиях последней недели.

Я поведала ему о Николасе, водопроводчике, электрике, малярах, о том, как в самую последнюю минуту куда-то запропастился Иосиф.

— Интересно, куда он исчезал? — спросила я, особо не ожидая ответа.

— По-моему, я знаю ответ на ваш вопрос, — растягивая слова, сказал Лучка.

Я удивленно посмотрела на своего собеседника.

— Иосиф уехал в Рим.

Глава девятая

Рыцари грубо изгнаны из своего самого священного храма — Иерусалима. Гонимые волной неверных, пересекли они Средиземное море. Родос стал временным прибежищем только для того, чтобы снова быть изгнанными. Но куда? Неужели никто не даст им приюта? Здесь — мой крохотный остров, убежище одного сокола. Наконец, рыцари принадлежат мне, а не тверди небесной. Вы еще не спасены.

Какие бы проступки ни совершал Мартин Галеа при жизни, в смерти он мог сравниться разве что с Имхотепом — архитектором ступенчатой пирамиды фараона Джосера, которого народ склонен был обожествлять. В превознесении Галеа как одного из величайших сынов Мальты и причислении его к выдающимся архитекторам мира англоязычные средства массовой информации Мальты, казалось, не могли обойтись без того, чтобы не сравнить его с Френком Ллойдом Райтом или Майсом Ван дер Рохом. Годы юности на острове, преодоление бедности и превратностей судьбы, его отъезд в Америку и особенное раздувание «триумфального возвращения» блудного сына достигли почти мистического размаха.

Из разговоров с Сарой и Алексом я узнала примерно о таком же единодушии общественного мнения в Канаде: телевидение и газеты говорили о том, как скорбит общественность от безвременной утраты такого достославного деятеля, затушевывая его недостатки и доводя его творческие достижения, его Богом отпущенные таланты до гипертрофированных размеров.

Какими же ханжескими должны были казаться эти дифирамбы тем, кто видел его в неприглядные моменты жизни: коллегам и конкурентам, испытавшим, мягко говоря, его бестактное поведение и вынужденным терпеть уничижительную критику их работ, мужьям-рогоносцам, дававшим ему заказы, стоимость которых включала и их жен, брошенным любовницам, сломленным проигрышем в большой игре. Но, возможно, никто из них не пострадал от Галеа больше, чем молодая женщина, покинутая, как Ариадна, своим бессердечным возлюбленным.

* * *

На следующее утро у нас с Мариссой состоялся доверительный разговор на кухне. Я договорилась встретиться с ней пораньше, сославшись на необходимость привести в порядок счета по платежам. Ведь никто из нас и понятия не имел, что делать дальше, поскольку собственник, временно приютивший нас в своих хоромах, был мертв, а его жена без вести пропала. Встал вопрос об оплате счетов за воду и свет. По совету Роба я решила связаться с адвокатами Галеа относительно вопросов, связанных с недвижимостью и семьи Фарруджиа. Счета Дейва Томсона за переправку мебели не могли быть оплачены до оглашения завещания Галеа.

Затем мы с Мариссой проверили все квитанции и обсудили мои дальнейшие планы. Продвигаясь к самому главному в своей беседе, я как можно деликатнее рассказала ей о том, что мы с Робом узнали вчера в Меллихе. Долгое время женщина смотрела в окно, не произнося ни звука, но, когда заговорила, слова полились из нее нескончаемым потоком.

— Я ждала его очень долго, — начала Марисса. — Даже после замужества, даже после рождения Энтони. Я, знаете ли, считала, что мы прекрасная пара. Мы были вместе около трех лет. Я помогала ему с учебой — он никогда не садился за учебники один, и думала, что он приедет за мной, как обещал, и заберет в свою новую восхитительную жизнь в Америке. Но, конечно же, он не вернулся. Сначала он просил меня уехать с ним тайно. Я помню, с каким восторгом он живописал наше будущее. Он сказал, что как только мы доберемся до Канады, напишем моим родителям о нашей женитьбе, а когда накопим денег, возьмем их к себе. У Марка были грандиозные планы. Но я боялась, что это убьет моего отца. Я была единственным ребенком, обожаемым и немного избалованным, как Энтони. Я не могла уехать. И хотела, чтобы у нас была свадьба, настоящая свадьба. Поэтому Марк уехал один. Он сказал, что напишет, пришлет мне свой адрес, как только устроится, но письма я так и не получила.

Мне больно было смотреть на Мариссу. Бледное лицо женщины говорило о пережитом.

— Какое-то время я заблуждалась, думая, что с ним произошло что-то неладное, но сердце подсказывало мне, что это не так. Он ничего не знал об Энтони. Я и сама не знала, что беременна, а затем он уехал. — Марисса, перекрестившись, продолжила: — Иосиф спас мою честь. Он очень добрый, вы же знаете. К тому же мой муж честен и надежен. Со временем я стала высоко ценить эти качества в людях.

Я не прерывала ее монолог, дав ей возможность выговориться.

— Иосиф был вдовцом. Его жена и грудная дочь умерли одна за другой от гриппа. Вот такая страшная трагедия! Несколько лет после этого бедный Иосиф жил в одиночестве. Он был другом моего дяди, младшего брата отца, и я думаю, он узнал от него о моей беде. Услышав о беременности, мой отец не выходил из своей комнаты два дня. После таких новостей он стал сам не свой. — Марисса печально покачала головой. — Когда Иосиф предложил жениться на мне, я сначала отказалась. Я все еще ждала письма от Марка и думала, что весть о ребенке примчит его ко мне на крыльях. Мой отец в страшном гневе наотмашь ударил меня по лицу, едва я произнесла, что хочу дождаться Марка. Это был первый и последний раз, когда он поднял на меня руку. В ту ночь я оставила родной дом и больше никогда туда не возвращалась. Спустя полгода отец скончался, а вскоре за ним — и мать.

Я вышла замуж за Иосифа, и мы приехали сюда, в Сиджеви. Вскоре родился Энтони. Переезд в другой город оказался для меня настоящим испытанием. Я знаю, что по американским меркам это совсем недалеко, но мне казалось, что это другой край земли. Нам потребовалось время, чтобы обосноваться, а Иосифу — чтобы найти работу. Ведь у него была стабильная работа в Меллихе, где его хорошо знали. В чужом же краю пришлось все начинать заново. Здесь люди имеют дело с теми, кого знают — родственниками и друзьями. Но мы справились. Я делала, что могла: продавала свою вышивку, а в свободные часы работала в магазине. — Глотнув воды, Марисса продолжила: — Мы были несказанно счастливы, когда Иосиф получил в этом доме постоянную работу. Однажды он пришел домой и сказал мне, что владелец ищет семейную пару для охраны и присмотра за его недвижимостью, что-то вроде сторожей. Он предложил представиться хозяину всем вместе и обратиться к нему с просьбой о трудоустройстве.

Я сидела не шевелясь.

— Я знаю, вы думаете, что все выглядит довольно странно, как это я сразу не догадалась, что хозяин и есть Галеа? Но ведь Иосиф никогда и не упоминал имя Марк… а называл его Мартин. Вы, наверное, удивитесь и тому, что Иосиф не знал, кто отец Энтони. Но дело в том, что мы никогда не разговаривали о подобных вещах. Иосиф всегда говорил, что наши жизни до свадьбы надо считать закрытой книгой, которую не стоит перечитывать. Он сказал, что мы оба любили других людей, но сейчас мы — одна семья, поэтому я никогда не спрашивала о его первой жене, а он никогда не пытался узнать что-либо о Марке. Иосиф всегда терпеть не мог сплетен. Надеюсь, этот наш разговор останется между нами.

Она выразительно посмотрела на меня, дав понять, что я должна все сохранить в тайне.

— Я вам расскажу, что произошло в тот день. Энтони, Иосиф и я — все в своей лучшей воскресной одежде — подъехали к дому встретиться с хозяином в надежде, что нас возьмут в сторожа. Как мы, должно быть, нелепо выглядели, все вчетвером собравшись на маленькой лужайке перед домом! Как судьба смеялась над нами, когда каждый из нас почти осознал, что эта встреча навсегда изменит ход нашей жизни. Я это поняла по взгляду, который бросил Марк на нас с сыном. Иосиф тоже обо всем догадался.

Марисса перевела дух и продолжила:

— Марк предложил нам работу. Иосиф сказал, что нам нужно подумать. Ну и понервничали мы в ту ночь! Иосиф твердил, что нам нужно отказаться от работы. Я настаивала на этой работе, потому что хотела приличной жизни для себя и своего сына. В конце концов он согласился. А разве у нас был выбор? Видит Бог, нам нужны были деньги! А Марк так ни разу до меня и не дотронулся. Он даже руку мне ни разу не пожал. Он поступил гораздо хуже, чем прежде: не меня он хотел, а Энтони. Он хотел быть отцом. Энтони непросто было растить. Он унаследовал от отца неугомонность и потребность в ласке и похвале, черствость к окружающим и нездоровое честолюбие. Но я думаю, в душе он хороший мальчик.

Когда бы Марк ни появлялся на Мальте, он всегда проводил время с Энтони. Он катал его по острову, рассказывая об архитектуре, водил в дорогие рестораны, покупал красивую одежду — все то, что мы с Иосифом не могли ему дать. Постепенно он начал вбивать клин между Энтони и его отцом… Иосифом, я имею в виду. Я не виню Энтони. Как я могу? Я тоже была ослеплена Марком в его возрасте. Энтони беспрестанно говорил о Марке и, наконец, объявил, что хочет стать архитектором. Я никогда не задумывалась над тем, как хорошо рисует мой сын. Правда, я очень гордилась теми картинами, которые он сделал для меня, и его набросками пастелью, выполненными на улицах города. Они просто великолепны. Беда в том, что я не увидела в этом талант, а Марк увидел.

Идея послать Энтони, изучать архитектуру казалась просто смехотворной — это было выше наших финансовых возможностей. Но как-то в один из своих приездов на родину он предложил нам заплатить за образование сына. Он сказал, что поговорит с деканом Высшей школы архитектуры в Риме, где читает лекции, и постарается определить Энтони туда. Затем он предложил другой вариант — университет в Торонто, который заканчивал сам и где входил в совет директоров. Марк сказал, что во время учебы Энтони мог бы жить с ним и его женой. По глазам Энтони я читала, насколько он захвачен идеей поехать в Америку. Но при этом свет угасал в глазах Иосифа. Я смотрела на Марка, стоящего неподалеку с небрежной ухмылкой. Боже мой! Его очки от солнца, должно быть, стоили больше ежемесячной зарплаты Иосифа. И я возненавидела этого человека. Честно говоря, он знал, что мы не сможем отказать — ведь не станем же мы рисковать будущим своего сына.

Она сидела, поглаживая свои руки, и некоторое время не могла произнести ни слова.

— Но вы могли сказать нет, — тихо произнесла я.

— И что хорошего из этого бы вышло? — вспылила она. — Энтони — второй Марк. Он бы сбежал. Марк купил бы ему билет, и мы бы потеряли его навсегда.

— А Энтони знает, что Мартин Галеа — его отец? Вы сказали ему?

— Нет! — отрешенно затрясла она головой. — Никогда не скажу! — Вдруг она резко повернулась ко мне и, сильно сжав мои руки, возбужденно произнесла: — Пожалуйста, обещайте мне, что не скажете ему. Обещайте!

— Обещаю, Марисса, — успокоила я ее. — Но вы же знаете, что, в конце концов, вам придется ему рассказать.

Она посмотрела на меня взглядом затравленного зверька.

— Мы знаем, Марисса, что Иосиф уехал в Рим в четверг. Возможно, он мог бы кое-что объяснить.

— Иосиф не убивал Марка. Он даже не знал, что тот должен прилететь из Рима.

— Тогда что он делал в Риме, Марисса? — спросила я.

— Мне нечего сказать, — с горечью ответила несчастная женщина. — Абсолютно нечего. Но я точно знаю, что Иосиф не мог убить Галеа.

Она не изменила своего решения. Ни тогда, ни потом. Я оставила ее безмолвную и оцепеневшую под грузом тягостных воспоминаний. Мне бы очень хотелось присесть рядом с ней и постараться убедить, что рассказать о цели поездки Иосифа лучше, чем ничего не говорить, но у меня были другие обязательства перед этой женщиной, ведь я дала слово.

* * *

Я обещала доктору Стенхоуп, а главное Софии, что буду вовремя. Подойдя к университету — Роб подвез меня по дороге в полицейский участок Флориана, — я увидела небольшую толпу у входа. Группа людей кричала и показывала руками в сторону, кого бы вы думали, Анны Стенхоуп. Я сначала не могла понять из-за чего весь этот сыр-бор, но вскоре прояснилось, что кучка родителей протестовала против участия их дочерей в весьма сомнительного содержания спектакле, откуда веяло сильным феминистским духом. Ясно было одно: они не желали, чтобы их кровиночки участвовали в представлении. Оппозиция Анне Стенхоуп превосходила по численности ее сторонников. Виктор Дева пытался погасить эмоции толпы. Марио Камильери, пиарщик из кабинета премьер-министра, тоже тщетно старался утихомирить возмущенных родителей. Опасаясь за возможные эксцессы, он увел Анну и Виктора в здание университета.

Я заметила в толпе Софию с мужчиной, видимо отцом, хотя я только раз видела вскользь его профиль в окне, когда мы вечером возвращались из города. Он держал ее руку мертвой хваткой, и девочка от подобного произвола скривила рот, хотя от меня не ускользнуло, что она колеблется. Парочка ее подружек, тоже артисток, начала отступать под сердитые окрики своих родителей.

Все шло к тому, что представление «звук и свет» никто никогда не увидит. Но вдруг толпу неожиданно начал теснить серебристо-серый лимузин, подъезжавший к ступеням университета. Я услышала, как кто-то громко зачастил на мальтийском языке. Не поняв ни слова, я нашла этот голос просто неотразимым. Сочные нотки оратора полностью изменили настроение этих людей. Отец Софии выпустил руку дочери, и она с трудом стала просачиваться сквозь толпу мне навстречу.

— Кто это и что он сказал? — шепнула я.

— Это Джованни Галициа, министр иностранных дел Мальты. Он сказал им, что тот, кто не может себе представить Мальту страной, играющей выдающуюся роль среди Средиземноморских государств и занимающей достойное место на мировой арене, не достоин называться гражданином Мальты. Возможно, что среди собравшихся есть люди, довольные отведенной Мальте ролью — быть просто заложницей в европейской политике, — но он верит, что после этого представления весь мир узнает о нашей стране. И пусть те политики, которые не ценят славную историю Мальты, выучат ее во время спектакля. — София посмотрела на меня и состроила гримасу.

Нельзя было сказать, что все родители счастливо улыбались после бурной встряски, но толпа начала потихоньку редеть.

Марио Камильери бросил взгляд на отъезжавшую машину.

— Кто же это те, у кого нет воображения? Или это политическая риторика? — спросила я у Софии.

— Он имел в виду премьер-министра Чарльза Абела. — София решила посвятить меня в политические коллизии. — Они не ладят друг с другом. Абела сейчас болен — недавно ему сделали операцию. Галициа назначен исполняющим обязанности премьер-министра, но ведет себя так, будто уже управляет страной. Он, возможно, надеется, что Абела уйдет в отставку, но, похоже, тот скоро поправится и опять займет свой пост. — Уверенная в своей правоте, София закончила: — Скорее всего, Марио Камильери на стороне премьер-министра и его команды.

— А как ты думаешь, что послужило причиной сегодняшнего выступления? — поинтересовалась я. — Что заставило родителей так разбушеваться? Наверняка не из-за того, что девочки рассказывают дома о пьесе.

— Ну, как бы вам сказать? Вопрос не в том, что родители выступают против учения доктора Стенхоуп. Видимо, речь идет о подстрекательстве. Многие думают, что Алонзо, брат Марии, шпионит за нами и все докладывает нашим родителям, — подытожила София. — Но нам нужна его помощь, потому что мы одни не в состоянии выполнять мужскую работу. Лично я сомневаюсь, что он шпионит. Алонзо — большой плюшевый медведь.

* * *

Чуть погодя из университета вышла бледная и сконфуженная Анна Стенхоуп. Она выглядела несколько напуганной, но вскоре стало очевидно, что не этот отвратительный выпад родителей девочек вывел ее из равновесия, а присутствие Виктора Дева, преисполненного своего обычного обаяния. Внешне Анна Стенхоуп тоже изменилась. Вместо невыразительного платья и скромных туфель она надела юбку и розовую блузку, открывавшую добрую половину ее пышного бюста, и стильные босоножки. Волосы старой девы казались всклокоченнее обычного, зато она, видимо, потратила немало времени, чтобы нанести неумелой рукой макияж.

Я решила, что Дева абсолютно вскружил ей голову, порхая вокруг нее, осыпая комплиментами и предлагая помощь всякий раз, когда она пыталась что-то сделать. Мне в голову закралось подозрение насчет поведения этого человека, жаждущего, очевидно, выманить деньги у Анны Стенхоуп, но суть заключалась в том, что я не была уверена, есть ли у нее вообще какие-либо деньги. Подозрение о коварстве Виктора Дева отпало само собой, когда я вспомнила, что он купил много, пусть и дешевого, светового оборудования на свои деньги. Прикинув и так и сяк, я пришла к выводу, что о вкусах не спорят.

Дева и Алонзо — мальчик на побегушках и потенциальный шпион — играючи подхватили три тяжеленных ящика с осветительными приборами и два короба с костюмами и занесли их в автобус, где их уже ждали все остальные участники спектакля.

Пока мы ехали, девочки весело щебетали и заливисто хохотали в предвкушении счастья. Мы с Анной Стенхоуп сели вместе, а Виктор Дева и Алонзо — напротив нас. Время от времени Анна и Виктор обменивались многозначительными взглядами.

— Ну и сцена получилась с этими родителями, — посетовала я.

— Ничтожные людишки, — высказала свое «фэ» доктор Стенхоуп. — Динозавры, безмозглые рабы религии, если вы хотите знать мое мнение. Как им только не стыдно! И вы знаете, они добились-таки моего увольнения из школы. А теперь пытаются отменить спектакль. Они протестуют против моего учения о Великой Богине и считают, что это забивает им головы чепухой и делает высокомерными. Но ведь это же сущая правда. Мальта — действительно главный центр культа Богини на протяжении многих веков. Я знаю, есть археологи, оспаривающие этот факт, и большинство из них — мужчины, конечно же. Но почему, спрашиваю я вас, в таком случае при раскопках находят десятки, даже сотни женских фигур и детородных женских символов — треугольников — и только горстку фаллосов? А люди считают, что их Бог — мужчина!

Анну Стенхоуп никогда не покидал феминистский настрой, даже в научных изысканиях.

— Здешние храмы необычны, и в них насчитывается не менее тридцати фигур Богини, некоторые из них достигают в высоту десяти футов. Вы можете возразить, что некоторые цивилизации миновали эти края, выстроив храмы в других местах, но мальтийские храмовые комплексы относятся к еще более древним цивилизациям и временным отрезкам. Эти сооружения просто уникальны. Я считаю, что мальтийцы должны гордиться своей историей. Хотят они этого или нет, но существует очень давняя традиция поклонения Великой Праматери всех живых существ по всему Средиземноморью, которая, как известно, корнями уходит к самым первым письменным источникам, особенно ко временам Римской империи. Ее называли разными именами, ритуалы, почитания и прославления тоже варьировались, но модель ее культов поразительно схожа.

— Какая же? — спросила я. Все это было для меня внове, так же как и для недоверчивых родителей.

— Великая Богиня, олицетворяющая силу природы, обычно ассоциируется с ребенком, который и сам по себе имеет божественный статус, но менее значительный. Ее дитя никогда не достигнет настоящей зрелости — оно навсегда останется в юношестве. Зачастую юноша становится супругом Богини. Но юный бог умирает, исчезает с лица земли. Богиня в страшной скорби ищет его по белу свету и иногда даже в царстве мертвых. И пока она его ищет, все на земле идет вкривь и вкось, потому что она — сила земли, несобранный урожай, не родившиеся люди и животные. В конце концов, пророчество сбывается. Юноша, так называемый умирающий бог, воссоединяется со своей матерью-супругой только на полгода, а остальное время он проводит в подземном мире. У нас есть примеры таких божественных пар: Великая Богиня и умирающий бог в истории античного мира. Инанна в шумерской мифологии — богиня плодородия, плотской любви — и ее Думузи, Астарта в западносемитской мифологии, олицетворяющая планету Венера, со своим Таммузом, Анат — дева-воительница, в западносемитской мифологии богиня охоты и битвы — и бог бури, грома и молний, дождя и плодородия Баал, Изида и Осирис в Египте, Афродита и Адонис в Греции, Кибела — богиня посевов, жатвы — и юный Аттис в Риме. Их священные браки, смерть бога и возвращение на землю олицетворяют круги природы и обеспечивают основу для земного царствования на многие века. Земные властители облекали себя властью через священный брак Богини. Они, в сущности, стали воплощением гибнущего бога. Власть Богини со временем, безусловно, ослабла, и постепенно боги-мужчины взяли верх, но эта смена нисколько не умаляет распространявшуюся тысячелетиями силу влияния Великой Богини. Если люди считают, что знакомство с этой традицией произойдет через спектакль, в котором участвуют их дочери, так тому и быть. Я думаю, это хорошее противоядие от всех Адамов и вообще от мужского племени! Неандертальцы!

— Раз вы теперь ничего не преподаете, значит, больше времени уделите репетициям? — спросила я.

— Наш спектакль состоится в любом случае, разве девочки вам не сказали? Я особенно не стремлюсь преподавать. Находясь в годичном отпуске, могу прожить без лишних денег. Но пьеса важна, и так же думают девочки. Как вы видели, они пришли на репетицию, несмотря на родительский запрет. Это согревает мое сердце, скажу я вам.

Анна Стенхоуп говорила о своих воспитанницах с такой теплотой, что я чуть не прослезилась.

— А что случилось со строителями древних храмов? — вспомнила я об эпизоде, который красной нитью проходит через всю пьесу.

— Вы хотите знать, не положила ли тогда группа каких-нибудь родителей конец возведению храмов? — заухала моя собеседница. — Если серьезно, то никто ничего не знает. Строительство было вдруг прекращено. Может быть, голод явился причиной, может быть, засуха, чума, в конце концов. Это одна из великих загадок истории.

* * *

Достигнув Мнайдры, мы нашли храмовый комплекс закрытым для осмотра, но наша группа и рабочие, которые натягивали тент, призванный защищать гостей на случай непогоды во время представления, были пропущены на территорию. Несколько полицейских зорко следили за происходящим. Многочисленные секьюрити плотным кольцом оцепили близлежащую местность. Охранник встретил автобус и проверил личность каждого, а затем он открыл и осмотрел весь наш багаж вместе с гардеробом актеров и все электрические навороты Виктора.

Приступив к работе, мы прогнали в быстром темпе одну из последних сцен, в которой две участницы изображали женщин, пытающихся добыть пищу для своих семей во время блокады острова во Вторую мировую войну. Я знала героическую историю Мальты. В тот день, когда Муссолини подписал с Гитлером союзническую «Ось», начались бомбардировки Мальты. Стратегическое значение Средиземного моря было так велико, что за два месяца на Мальту сбросили в два раза больше бомб, чем на Лондон.

Продовольственные карточки были введены уже в 1941 году, так как остров был полностью отрезан от мира нацистской блокадой. В августе 1942-го, за две недели до капитуляции Мальты, пять из 14 союзнических судов прорвались в Большую Гавань с гуманитарной помощью. За героизм островитян Мальту наградили Георгиевским крестом — единственное государство, которое было когда-либо так высоко отмечено.

Я знала, что жители острова стоически перенесли невзгоды войны, буквально погибая от голода и прячась от круглосуточных бомбежек люфтваффе. Но я никогда не слышала историю, рассказанную с такой болью воспитанницами Анны Стенхоуп, и снова была тронута до слез, несмотря на то, что уже видела эту сцену на прошлой репетиции. Как раз эту часть сценария написала София.

— Ты знаешь, эта сцена бесподобна, — с восхищением сказала я девушке. — У тебя редкий талант. Может, стоит подумать о писательской карьере?

София зарделась от похвалы.

— Спасибо. Доктор Стенхоуп такого же мнения. Мне действительно по душе это дело, но отец считает, что мне надо быстрее выйти замуж и воспитывать детей. Хотя он не в восторге от Энтони и не разрешает мне ходить вместе с ним в школу. Сплошные проблемы. — В голосе девушки послышались грустные нотки.

Но вот вам! Слушая Софию, я не могла не почувствовать, что мир не сильно изменился с тех пор, как Марисса Кассар решила выполнить волю отца и не прислушивалась к велению своего сердца. Значит, подумала я, знания, собранные Анной Стенхоуп, все-таки нужны Софии и ее подругам.

Я оставила девушку и поспешила на помощь возившемуся с лампочками Виктору. Он действительно хорошо разбирался в электрике. Я помогла ему распутать провода, пока Анна Стенхоуп устраивала прогон всех сцен, а он старался точно разместить штативы.

Камильери и его помощница Эстер, или как там ее, тоже оказались полезными. Они обустроили предварительно очищенный газон для импровизированного зрительного зала, выставив в оцепление пожарных, начиная от ресторана до входа в храм и далее до вершины холма. Большую часть времени они посвятили подготовке к приему гостей. Камильери дал команду установить два обогревателя под тентом, поскольку вечер обещал быть прохладным. Прохаживаясь с видом делового человека по основной арене будущего театрального действа, он не мог не похвалить себя за предусмотрительность.

— Внутри мы оборудуем бар, — с воодушевлением сказал Камильери. — Шампанское, икра, словом, все лучшее. Самое главное — обрушить на делегацию все, что имеем от щедрот Господних.

— Конечно, вы просто маг и волшебник, мистер Камильери. — Я не стала разубеждать его.

— После представления во дворце состоится банкет на высшем уровне. Мы обязаны убедить этих людей, что можем играть в Совете Европы, так сказать, не последнюю роль.

За храмом устроили временный склад, где оставили костюмы и большую часть экипировки.

После репетиции мы все погрузились в автобус и отправились в Валлетту.

* * *

Я планировала вернуться домой пешком, но Анна предложила мне проводить их компанию.

— Виктору не совсем по душе музыка, которую мы используем на открытии нашего представления, — сказала она. — У него возникла идея сделать попурри из произведений современных итальянских композиторов. Такой культурный человек! — произнесла она с томным видом. — В любом случае, если вы еще не бывали на рынке, вам обязательно надо пройтись по рядам. Это что-то вроде аттракциона. Если поторопиться, то можно добраться туда до закрытия. Почему бы вам ни пойти с нами?

Весь день я старалась не думать о нашем разговоре с Мариссой и о ее возможной причастности к убийству Мартина Галеа. Предложение Анны, решила я, может быть, как-то скрасит мой досуг и развеет тревожные мысли. И я, как овца на заклание, побрела со всей группой.

Рынок под открытым небом был расположен вдоль узкой наклонной улицы с удачным названием Мерчант-стрит, что значит Торговая улица. Почти каждое утро это оживленное место перекрывалось для проезда любого вида транспорта, продавцы устанавливали временные лотки прямо посередине и бойко торговали всем от кассет до футболок и полотенец.

В тот день улица как никогда была запружена, и хотя мы все вместе начали свое шествие по ней, тем не менее, вскоре я потеряла из виду Виктора, Анну, Софию и остальных девочек. Правда, время от времени наши пути снова пересекались, стоило нам оторвать взгляды от предлагаемых товаров. Вдруг в толпе я увидела Мариссу и Иосифа, но они не заметили меня.

Шаг за шагом я пробиралась вперед, прижимаясь к краю улицы, как вдруг чья-то сильная рука, показавшаяся из двери соседнего дома, утащила меня в темноту. Это был Великий Белый Охотник.

— Нам нужно поговорить! — прошипел он. — Есть нечто, что вам следует знать, и это «нечто» не слишком хорошее. Вы и все остальные — в смертельной опасности!

От этого небритого человека разило алкоголем и потом. При пристальном рассмотрении я заметила, что его некогда стильная шляпа теперь имела грязный и затасканный вид, так же как и его рубашка. Меня замутило, я вывернулась и побежала. Я была убеждена, что он станет меня преследовать, и рванула сквозь толпу к центру рынка в поисках хотя бы одного знакомого лица.

Наконец я остановилась и оглянулась посмотреть, не бежит ли он за мной. Когда страх исчез, ему на смену пришел гнев.

— Ну хватит! — сказала я себе, а затем, вместо того чтобы спасаться бегством, преисполненная решимости, отправилась за ним. Я была твердо намерена высказать ему все, что о нем думаю.

Он долго не попадался мне на глаза, но потом далеко в толпе мелькнула его шляпа. Я как можно быстрее последовала в том направлении. Мне удалось держать его на прицеле, и я видела, как он свернул на соседнюю улицу. Добежав до угла, я заметила, как ВБО входил в собор Святого Иоанна — место, где мы провели озадачившую нас обоих беседу в склепе.

Когда я подошла к церкви, туристическая группа неспешно заполонила весь проход, оттеснив меня в сторону. Я вошла, наконец, внутрь, но Охотника и след простыл. Быстрым шагом я прочесала все капеллы, начиная от алтаря, но его нигде не было.

Ворота в склеп на сей раз были замотаны цепью, на которой висел амбарный замок. Пытаясь не спускать глаз с главного входа, я сначала заглянула в ризницу, а затем пошла по правой стороне церкви. Его не было и там. Может быть, он вышел из собора, пока я ходила по капеллам, но решила проверить еще одно место — музей при кафедральном соборе.

Я заплатила за вход и быстро прошла первый зал, где во всем великолепии красовалось полотно Караваджо. Затем я прошмыгнула по коридору наверх в зал с грандиозными гобеленами на стенах. Едва я миновала его, передо мной встал выбор — налево или направо. Я прислушалась, но было тихо: ни посетителей, ни служителей музея. Я выбрала правый проход, поскольку левый вел к выходу, и прошла узким коридором с окнами, выходящими на улицу. Минуту-другую я колебалась — выглянуть или нет, — но я не сдержала любопытства. Лавочники начали понемногу собирать свои товары, что вызвало еще более хаотичное движение на улице. Прямо под окнами я увидела Анну, а чуть дальше — Мариссу с каким-то человеком, возможно, что с Иосифом, хотя я не разглядела его лица.

Отойдя от окна, я повернула направо и дошла до конца коридора. Этот зал был последним. Еще одна экспозиция гобеленов, несколько стеклянных витрин с манускриптами, и ни души. Я быстро обошла зал, чтобы убедиться, что ВБО не спрятался за одной из витрин, даже ощупала гобелены, за которыми тоже можно было укрыться, но тщетно. Возвращаясь, я снова выглянула из окна. Анна и Виктор изучали кассеты у одного из лотков, а София и Энтони мило болтали на дальней стороне улицы. Мариссу я не увидела. Пересекая зал с гобеленами, я хотела было направиться к выходу, но какая-то сила заставила меня завернуть в рыцарский зал. Я не сразу его заметила, потому что зал освещался тускло, видимо, чтобы защитить экспонаты от пагубного воздействия света.

ВБО стоял в дальнем конце зала и смотрел на одну из стеклянных витрин, изучая доспехи. Я чуть ли не трусцой подбежала к нему, чтобы напугать его так же, как он меня. Но ВБО, или кто бы он там ни был на самом деле, спасся от встречи со мной навсегда.

Он был убит выстрелом в голову, хотя еще держался на ногах, попав в крепкие объятия рыцарских доспехов и напоровшись на длинный меч.

Часть третья Ахриман

Глава десятая

Он подходит. Оттоманский флот. Тридцать тысяч сильных воинов. На берегу пылает сигнальный огонь. Мои люди спешат в укрытие, но тщетно. Повсюду отвратительный запах смерти. Рвы заполнены гниющими трупами, безглавые тела, обагренные кровью, плавают на крестах в бухте. Но ослепленные верой рыцари все еще сопротивляются, продолжая бой.

Возможно ли это? Этот флаг? Рыцарский крест? Битва закончилась победой? Когда же наступит мир?

— Не желаете поделиться впечатлениями? — как бы между прочим спросил Лучка, передавая мне большой поварской нож и пучок петрушки и жестом приглашая меня к шинкованию зелени. Это было на следующий день после обнаружения тела в музее.

Безусловно, меня снова вызвали в участок Флорианы. На этот раз у Табоне был выходной, и я силилась выдержать допрос, проводимый другим полицейским, который, очевидно, решил, что вера Табоне в мою невиновность пошатнулась. Это легко объяснялось наличием двух трупов, найденных именно мною — иностранкой, прибывшей на мальтийские берега с весьма нелепой миссией. Я ничего не рассказала о неприятном для меня эпизоде на рынке, не упомянула ни разу о предыдущих своих встречах с убитым, потому как решила дождаться Табоне, даже если это грозило мне ночью за решеткой. Я хорошо поняла одну вещь, пока дожидалась детектива Табоне: у полиции не было против меня никаких улик.

Табоне смогли дозвониться только на рассвете, а меня до этого часа оставили под охраной канадца. Роб взял машину, отвез меня домой и, надо отдать ему должное, повел себя очень тактично. По дороге домой он поинтересовался моим самочувствием после всех перенесенных потрясений и, получив односложный ответ, больше не беспокоил меня никакими расспросами. По приезде я сразу же легла в постель и проспала как убитая до вечера.

* * *

Когда я спустилась вниз, Роб уже хлопотал на кухне. Облачившись в поварские доспехи, я имею в виду фартук и серповидные очки для чтения, он пялился на клочок бумаги — рецепт, разложенный на углу стола. Должна признать, я повела себя подкупающе любезно.

— Что вы готовите? — опередила я его.

— Что-то под названием говядина с оливками, если я правильно разобрал надпись, — ответил он. На картинке говядина, нарезанная тонкими ломтиками, была завернута в рулет и нашпигована свининой, рублеными яйцами, томатами и сдобрена сухими пряностями. — Все должно готовиться под соусом из красного вина, лука и томатов. Я решил приготовить местное блюдо. Очень милая женщина в бакалее дала мне подробную инструкцию, — добавил он, ткнув указательным пальцем в мятый клочок бумаги.

— Я смотрю, вы хорошо ладите с торговками, — сказала я, вспомнив дам из пекарни в Меллихе.

— Разве? — с ухмылкой ответил он. — Я нашел тот самый бакалейный магазинчик, о котором рассказывал, помните? Мы теперь с хозяйкой на короткой ноге. Но сначала я долго кружил по окрестностям. Вы, например, не обращаете внимания на дорожные знаки, потому что уверены, что дорога приведет вас в Сиджеви. Но это вовсе не означает, что вы следуете к указанному населенному пункту. Вы просто двигаетесь в общем направлении. Это нечто вроде обходного пути на автостраде, понимаете?

Я кивнула.

— И еще о местных дорожных правилах. Теоретически я знал, что мне следует принять вправо. Я говорю теоретически, потому что ни для кого здесь не существует никаких правил. Раз уж вы купились на все это, принимайте автомобильную поездку как нечто la joie de vivre — «радость жизни», скажем так. Если вас не пугают вмятины на капоте, тогда все это становится нормой. Я уже попривык к этой машине, и мне не дает покоя вопрос, зачем «Форд» и «Дженерал моторс» придумали вторую скорость. Теперь, после приятного отступления, нам нужно вернуться к главной теме, — сказал он, сверля меня взглядом поверх очков.

— К какой же? — Я старалась сложить веточки теперь уже укропа в аккуратные рядки, чтобы затем их мелко порубить.

— Да к тому самому — к трупу в костюме сафари, конечно же, — уточнил коп.

— Почему вы считаете, что я могу еще что-то добавить к сказанному в участке? — спросила я с застывшим в руке ножом.

Он внимательно посмотрел на меня:

— Мне подсказывает это интуиция и двадцатипятилетний стаж сыскной работы. Но на самом деле я не люблю, когда меня водят за нос с такой наглостью. И, как бы вам сказать поделикатнее… у вас вошло в дурную привычку находить убитыми тех, кого вы так или иначе знали еще до приезда на Мальту.

Полагаю, что, помимо Мартина Галеа и этого парня в костюме сафари, вы имеете непосредственное отношение к инциденту, случившемуся в Мексике два года назад.

— Да. Так вы справлялись обо мне? — Мое удивление граничило с негодованием.

— Это моя работа, — сказал он мягко.

Следующую фразу я произнесла с театральной интонацией:

— И каковы же ваши заключения?

Он взглянул на меня:

— Я просто вручил вам самый острый нож, какой есть на этой кухне. Вы могли бы, если бы захотели, использовать его как солидный аргумент.

Я и впрямь не знала, что и подумать об этом человеке, но заставила себя несколько расслабиться.

— Мне действительно нечего сказать. Сначала я увидела этого человека в костюме сафари на борту самолета, летевшего из Парижа. Он устроил небольшую сцену, чем и привлек мое внимание. Этот парень хотел, чтобы ему принесли купленную им бутылку шампанского. Позднее я увидела его на таможне и заметила одну вещь — вместе с клюшками для гольфа в его сумке лежал металлоискатель. Потом он растворился в толпе. В тот час в аэропорту было не слишком много народа.

— Также не много людей можно встретить с клюшками для гольфа, — сказал Лучка. — Я выяснил, что на острове есть только одна площадка для игры в гольф. Но продолжайте.

— На следующий день я столкнулась с ним… точнее, буквально наступила ему на ногу в Валлетте. Энтони знакомил меня с памятниками старины, и мы закончили осмотр на том же месте, что и этот парень — в археологическом музее и соборе Святого Иоанна.

— Думаю, эти места осматривают все туристы?

— Наверное. Энтони показывал их мне потому, что все они были возведены по проектам архитектора Джероламо Кассара, который, судя по всему, его предок.

— Неужели? — искренне удивился Лучка.

— Да нет, конечно же. Но вот еще одна деталь. На днях я поехала в университет на лекцию Анны Стенхоуп и заблудилась рядом с местечком под названием Вердала Пэлас… и знаете, его машина… я обогнала ее очень быстро, а он попытался столкнуть меня с дороги.

— Столкнуть? Зачем?

— Я подумала в тот момент, что из-за моего небрежного вождения. Но в действительности понятия не имею. После этого случая я не видела его несколько дней, а затем черт понес меня в собор, где я обнаружила открытые ворота в склеп…

Лучка изумленно поднял брови и скептически оглядел меня.

— Я не знаю, зачем я спустилась туда. Возможно, на меня так повлияла смерть Галеа. И надо же такому случиться, что он оказался там, и между нами состоялся абсолютно дурацкий разговор. Едва заметив меня, он страшно смутился, я бы даже сказала, испугался, — и предложил мне тридцать процентов.

— Тридцать процентов? — переспросил Роб.

— О! Я знаю, о чем вы думаете. Уж что он там имел в виду, не знаю, но мы сошлись на половине каждому.

— Вы торговались с незнакомым человеком, понятия не имея о чем? Как же это может быть? Вы что, психи?

— Вовсе нет, просто я была очень усталой, можно сказать, плохо соображала, поэтому я стояла, пораженная этой встречей. В конце концов, он догадался, что я ни сном ни духом не ведаю о его делах, поэтому закончил разговор одной фразой: «Значит, это не вы!» А потом он оттолкнул меня и выскочил из склепа. Последний раз я видела его вчера.

— В музее? — уточнил Лучка.

— Не совсем. На рынке. Он грубо схватил меня и затащил в дом, где сообщил, что я и все остальные — в большой опасности.

— И что же это за опасность такая?

— Не знаю. Я убежала. Но затем, проклиная себя за малодушие, я разозлилась и последовала за ним в собор, а потом в музей. Остальное вы знаете. — Я передохнула и спросила сержанта: — Полиция установила его личность?

— Нет еще. У него не было с собой ни удостоверения личности, ни бумажника, ни паспорта, ни денег. Вы хоть знаете, как его зовут?

Я поколебалась:

— Не припомню, обращались ли бортпроводницы к нему по имени. Думаю, что да, но не уверена.

— Акцент у него был?

— Американский. Вероятно, калифорнийский.

— Итак, что мы имеем? Американец в странном наряде летит сюда из Парижа. У него металлодетектор, поэтому он, вероятно, ищет что-то металлическое. А может быть, он фанат Джероламо Кассара, может, просто турист. Несмотря на то что он сыграл в самолете, скажем, небольшую, но эмоциональную, даже пародийную роль, и его зовут… — Он посмотрел на меня в упор, и имя сорвалось у меня с языка:

— Грэм. Они обращались к нему мистер Грэм.

— Отлично! — Роб улыбнулся нечаянной удаче. — Я позвоню Табоне. Вот вам лопатка, помешивайте время от времени, ладно? — И он подвел меня к сотейнику.

* * *

Он вернулся спустя несколько минут и проверил мою работу. Надо признать, что блюдо источало восхитительный аромат, и Лучка, судя по его виду, остался доволен.

— Табоне благодарит вас за имя убитого. Он пошлет запрос относительно мистера Грэма. Что же касается убийцы, я здесь, чтобы найти его. Я также рассказал ему о нашем визите в Меллиху. Теперь жду, когда он задаст несколько вопросов Иосифу. Табоне удалось убедить медэксперта, доктора Каруану, вернуться на службу и помочь нам во всем разобраться. Уже к завтрашнему утру или через день, надеюсь, мы получим ответы. — И тут он улыбнулся во весь рот: — С вашей подачи Иосиф теперь у нас на крючке.

— Полагаю, с Мэрилин будут сняты подозрения? Она объявилась? — задавала я вопрос за вопросом.

— He-a. Ни слуху ни духу. Я тут поговорил со своим шефом из Канады. Наши сотрудники прочесали с собаками-ищейками каждый дюйм оврага за домом, сам дом, машину Галеа в гараже аэропорта. В машине не обнаружено ни крови, ничего другого, только отпечатки его пальцев на руле и приборах. В доме отпечатки его, прислуги и очень много — его жены. Мы имеем его отпечатки на визе, и Табоне послал копию в Канаду. Во всяком случае, самый короткий ответ на ваш вопрос — никаких следов миссис Галеа нет.

Лучка подал говядину с салатом из зелени и полил очень душистым местным каберне. За обедом мы обменивались впечатлениями о красотах острова, и нам показалось на короткое время, что между нами установилось взаимопонимание.

Как и следовало ожидать, беседа сама собой вернулась в криминальное русло — к двум убийствам.

— Вообще довольно странно, что всего за несколько дней два иностранца оказались мертвыми — убитыми — на этом крохотном островке, — произнесла я.

— Табоне сказал то же самое. Он приказал обыскать все с собаками и опросить всех, кто был в поле зрения. Двое иностранцев убиты, и двое священников подверглись нападению. Думаете, остальные священники находятся в полной безопасности? Во всех этих церквях? — возмутился он, а потом задумался: — А если здесь есть какая-то связь?

— Не знаю почему, но не могу избавиться от ощущения, что эти события выстроены в какой-то последовательности. Как бы мы их ни складывали, все сходится в одной точке.

— Я приехал сюда, чтобы расследовать убийство Галеа, и не собираюсь заниматься эмпирикой. Я работаю с фактами. По-моему, расследование убийства Грэма — пустая трата времени и сил. — Сержант Лучка был настроен решительным образом. — Я имею в виду, что если вы ищете связь между Галеа и Грэмом, то единственным таким звеном являетесь вы. Вы знали Галеа, вы летели одним рейсом с Грэмом, и только вас угораздило сталкиваться с ним. Я не намерен оставаться здесь в бессрочной командировке и распутывать каждое преступление на острове.

Я почувствовала надвигающуюся волну раздражения.

— Вы зачем сюда приехали? — спросила я осуждающим тоном. — Неужели всякий раз, чтобы расследовать убийство, посылают за границу сержанта конной полиции Канады? Что это? Награда за хорошее поведение или внеочередной отпуск? Собрали кое-какие сведения для начальства — ив кусты? — Во мне все закипало от негодования.

Он посмотрел на меня снисходительно:

— Эта поездка больше смахивает на утешительный приз. Я здесь на излечении. Попал в автокатастрофу. Думал, что покончу с крупными торговцами наркотиками, но оказалось, что они решили покончить со мной.

Я осеклась, так как не ожидала такого оборота. Испытывая чувство вины, я украдкой взглянула на него, а он после легкой паузы продолжил:

— Между нами произошла небольшая стычка на дороге. Беда в том, что я вел патрульную машину, а они ехали на грузовике. Я не помню ничего, кроме света фар в лицо. Очнулся я через несколько дней в больнице. Меня еле собрали. Уйма времени ушла на восстановление физических и моральных сил. Теперь, когда вернусь на службу, сяду только за бумажную работу. Надеюсь, привыкну, — сказал Лучка, поморщившись. — Но на ваш прямой вопрос отвечу так: мальтийские власти попросили содействия в расследовании этого дела. Никого подходящего не нашлось, но думаю, что я вполне готов нарушить спокойствие этого острова в шестнадцать миль длиной.

— Извините, — мое сердце екнуло. Я заметила, что он пару раз прихрамывал при ходьбе, но мне и в голову не могло прийти такое. Меня раздосадовала размолвка, произошедшая между нами. Я всегда думала о нем хуже, чем он был на самом деле. — Ну и свинья же я!

— Забудьте! — бросил он снисходительно. — Я и сам немного поросенок! Чтобы проявить заслуженное уважение к вашим химерам, давайте предположим, что существует какая-то связь между ними. Что же Грэм такого натворил, что его порешили?

— Я не перестаю задавать себе вопрос, действительно ли все места, где я его видела, имеют что-то общее, я имею в виду, что именно, помимо творений Джероламо Кассара? Я тут провела маленькое расследование и кое-что обнаружила, хотя и не уверена, имеет ли это значение.

— Продолжайте, — загорелся Роб.

— Ну, — начала я, набрав в легкие воздуха, — Энтони чересчур превозносил архитектуру Валлетты ввиду сильного обожания предмета. Он показал мне много шедевров Джероламо Кассара, упомянув как-то, что Кассар учился у Лапарелли, по-моему, так он назвал его учителя. Ну, так вот… Этот самый Лапарелли являлся личным архитектором папы римского. Но Кассар стал зодчим мальтийских рыцарей или, если быть более точным, духовно-рыцарского ордена Святого Иоанна, основанного в Иерусалиме. До своего появления на Мальте их называли госпитальерами, иоаннитами и родосскими рыцарями. Император Карл V отдал им остров Мальту для охраны Средиземного моря от турок и африканских пиратов. Так вот, Мальта была их родным домом около двухсот пятидесяти лет. Рыцари организовали так называемые langues, что в переводе с французского означает «языки». Изначально их было восемь. Языки возглавляли приоры. Они расселяли рыцарей на своих постоялых дворах. Каждый «язык» составлял великое приорство какого-либо государства и от него получал содержание. Великое приорство подразделялось на несколько приорств, а те — на командорства, состоявшие из имений. Владельцы имений носили титул командоров. Главой ордена являлся великий магистр.

— Ну и что? — Роб пытался понять смысл моей исторической справки.

— А то, что все здания, которые показал мне Энтони, первоначально принадлежали ордену. Резиденция премьер-министра сначала являлась постоялым двором Кастилии и Лиона. Центральный почтамт принадлежал Италии, археологический музей — Провансу. Палата представителей была дворцом великого магистра. Вердала Пэлас — это там, где меня пытались скинуть с дороги, — некогда был загородным домом великого магистра. А замыкающим звеном, — сказала я, — является собор Святого Иоанна. Это церковь рыцарей, в склепе которой захоронены великие магистры.

— И ваша версия? — подвел Роб меня к самому главному.

— Я не совсем уверена. Но каждый из исторических памятников, в которых я встречала Грэма, непосредственным образом был связан с рыцарями. Существует много историй как о рыцарях-иоаннитах, так и о рыцарях-тамплиерах, в чьи обязанности входила защита храмов в Иерусалиме. Сколько слухов было о несметных сокровищах, спрятанных рыцарями, как, например, Чаша Грааля, и сколько существует теорий о том, что некоторые рыцари ушли в подполье, фигурально говоря, и оказывают влияние на современный мир.

Сказав это, я поняла, что у этого пекущегося о законах офицера полиции мое мнение не вызывает доверия.

Он окинул меня презрительным взглядом:

— Я уже читал о них. Как этого чокнутого итальянского профессора зовут-то? Эко, так ведь? Он написал об этом книгу.

— «Маятник Фуко»?

— Верно. Классная книжка, я бы сказал. Великое художественное произведение. Надеюсь, вы говорите не о тайных обществах, которые правят миром без нашего ведома. Значит, Грэма, если его и впрямь так зовут, убили, чтобы скрыть преступный заговор или что-то в этом духе? Поэтому его буквально нанизали на меч, чтобы не совался куда не надо.

В устах Роба все это прозвучало довольно неубедительно.

— Не совсем так, — сказала я, запинаясь.

* * *

Почти сразу после моих слов зазвонил телефон, чтобы усугубить мое замешательство. Это был Алекс, желающий разузнать о том, как идет следствие. Я рассказала ему о ходе расследования и услышала сочувствие в его голосе.

— Надеюсь, Лара, ты еще не ушла с головой в дела следствия, а? Предоставь это полиции, — жестко сказал он.

— Я знаю. Между прочим, рядом со мной сейчас находится полицейский. Так что не волнуйся, Алекс. — Я было хотела попрощаться, но передумала. — Если сможешь, узнай, что за человек Минтоффа. Оно не дает мне покоя, с тех пор как я услышала о нем.

— Нечего и узнавать. Я и так все знаю, — с легкостью выдал мне Алекс. — Раньше я плавал на торговом судне и несколько раз заходил на Мальту. В старые добрые времена путь пролегал из Саутгемптона до Мальты, затем на Кипр, а пунктом назначения был Бейрут. Большая Гавань являлась самым географически удобным портом, куда заходили корабли. Роскошное место, хотя, конечно же, моряки все время отирались в Гате.

— Ради бога, скажи, что это за Гат?

— Сначала дай мне ответить на твой первый вопрос. — Он рассмеялся. — Минтофф — Дом Минтофф — лидер лейбористской партии, в течение многих лет остававшийся на посту премьер-министра. В середине пятидесятых он руководил Мальтой, насколько я помню. Человек Минтоффа, как я предполагаю, — это его единомышленник. Минтофф, как поговаривали некоторые, был политиком-романтиком. Сегодня он считал, что ты его друг, а завтра — что злейший враг. После войны Минтофф сразу же хотел присоединить Мальту к Великобритании, чтобы иметь представителей в Палате общин со всеми вытекающими последствиями. Он провел по этому вопросу референдум, и большинство мальтийцев тогда проголосовали за присоединение, но британцы отнеслись весьма прохладно к этой идее. Тогда Минтофф отдалился от британцев и стал выдвигать идею независимости. Мальта обрела самостоятельность в 1964 году, если не ошибаюсь. Если тебе доведется вступить с кем-нибудь в политическую дискуссию, хотя и не советую это делать, ты обнаружишь, что политика на Мальте — это очень животрепещущая тема.

— Это объясняет, почему Ёжик счел Джованни предателем, когда тот изменил свою политическую ориентацию.

— Я понятия не имею, кто такой Джованни, и никогда ничего не слышал, что там тебе наговорил какой-то Ёжик, но суть проблемы верна. Политика на Мальте поделила целые сообщества, и время от времени там случаются всплески насилия. Но ладно, я и так тебе все уши прожужжал. Пора освободить линию.

— Не торопись, Алекс! Что такое Гат?

— Видишь ли, Гат — это глухая улица в Валлетте, единственное место, где рыцарям дозволялось устраивать дуэли. Ты заметила, что некоторые улицы в городе с крупными подъемами выложены ступенчато? Только так рыцари в полном вооружении взбирались по крутому склону. Ступени как раз рассчитаны на шаг рыцаря в доспехах. Позднее улица стала местом таверн и кабаков. Ты можешь там навлечь на себя множество бед, если не позаботишься о своей безопасности. Представляю, как там сейчас все привели в порядок с момента моего последнего захода на Мальту. — Алекс шумно выдохнул в трубку и замолк.

— Алекс! Ты открылся мне с совершенно новой стороны, о которой я даже не догадывалась, — рассмеялась я.

— Дорогая, умоляю, держись подальше от не касающихся тебя тревог и забот. Будь умницей! — сказал он и закончил разговор.

* * *

Я передала Робу суть своего разговора с Алексом, сделав акцент на политических распрях. Роб притих, пока я говорила, видимо, потому, что рассказ о своих ранениях каким-то образом расстроил его. Я приняла его молчание как должное и приступила к обдумыванию наших последующих действий.

— Наверное, нам необходимо переговорить с парнем по имени Джованни — закадычным другом Мартина Галеа. Может статься, что убийство носит политический характер. Уверена, что будет не очень сложно добиться встречи с членом кабинета министров. Возможно, он тоже входил в список приглашенных гостей на предстоящем рауте в доме Галеа. Может быть, даже помог ему устроить все это.

— Сомневаюсь, что Галициа имеет какое-либо отношение ко всему этому. Думаю, легче будет попросить аудиенцию в кабинете министров, чем вступить с ним в контакт, — ответил Роб.

Я почувствовала покровительственные нотки в его ответе, и это раздразнило меня. Мысль провести свое маленькое расследование без его ведома не давала мне покоя.

Свои следующие слова он произнес безо всякого высокомерия, но мне показалось, что он прочитал мои мысли.

— Полезно вспомнить слова Джорджа Бернарда Шоу из «Человека и сверхчеловека» о том, что ад полон дилетантов. Надеюсь, вы уловили смысл высказывания?

«Боже мой! — подумала я. — Ну и зануда этот коп! Сначала Умберто Эко, затем Бернард Шоу. Может быть, он и способен участвовать в цивилизованной беседе, но только не сегодня». Не в состоянии снести его пренебрежения я сказала достаточно громко:

— И вам тоже не мешало бы запомнить китайскую пословицу о том, что мужчина не должен злить женщину, поскольку во время сна ему придется закрыть глаза.

— Во время сна? Это вы спите на огромной кровати под пуховым одеялом! А я корчусь на этой мерзкой койке, которая старше, старше… Как вы называете эти храмы, вокруг которых все время ходите? Неолитические? Нет, они даже старше… относятся к раннему неолиту. Вот и моя койка такая же! — выпалил Роб.

— Эти храмы относятся к палеолиту, — слащаво улыбнулась я. — Тупица!

Резко развернувшись, я поднялась к себе в комнату и хлопнула дверью, стараясь убедить себя при этом, что не грохнула ею, а просто плотно закрыла. Все свои мысли я обратила к Лукасу: милый, добрый и тактичный! Конечно же, он не лишен недостатков, как любой из нас. После нашей двухлетней связи Лукас стал спокойнее и немного загадочней. Какая-то часть его «я» держалась в тени. Например, его политические убеждения в тот достопамятный вечер стали для меня настоящим откровением. Я знала, что Лукас разделяет взгляды какой-то радикальной оппозиционной группировки, борющейся за права коренных жителей Мексики, но насколько она радикальная и как сильно он вовлечен в борьбу, я не догадывалась. Я и не спрашивала только потому, что была уверена, что он ничего не расскажет. Но по сравнению с Лучкой Лукас был просто принцем.

* * *

В ту ночь мне приснилось, что мы с канадским копом танцуем вальс. Мы находились в толпе людей, среди которых я заметила Мартина Галеа, Анну Стенхоуп и ее Виктора, Софию, семейство Фарруджиа, Винсента Табоне. Даже Ёжик затесался в толпу. Мы танцевали в большом кругу перед храмом Мнайдра. Стояла глубокая ночь, но нас освещал прожектор.

Время от времени движения танца приводили нас в центр круга, мы смеялись и кружились до изнеможения. В общем, настоящая идиллия. Но потом музыка вдруг изменилась, движения танцующих пар стали стремительнее и резче, и нас разлучили. Где-то в глубине сердца я почувствовала таящуюся в этом угрозу.

Ужасная тьма поглотила камни и объяла ноги танцующих людей, постепенно проникая и в наши души. Во сне мне было знамение, что это Ахриман — древний персидский бог подземного мира, воплощение настоящего дьявола.

Я не могла остановить танец.

Глава одиннадцатая

Разве ты забыл, что такое быть рыцарем? Что стало с клятвами, которые вы давали, с жертвоприношениями, которые вы обещали, с доблестью, которую вы должны были проявлять? Взгляните на себя, сквернословящие драчуны, похотливые дуэлянты! Вы внушаете омерзение! Скоро вас, опорочивших себя, разжалуют и изгонят с моих берегов! Вы этого заслуживаете!

За ночь разворотили временный склад со всей экипировкой для представления, а наутро на место происшествия вызвали Анну Стенхоуп, Виктора и меня. Марио Камильери и его помощница Эстер встретили нас вместе с довольно мрачным полицейским, который, как выяснилось, не обладал ни чувством юмора, ни тактом Табоне.

Навес, сконструированный из временных алюминиевых конструкций, чуть больший по габаритам обычной садовой беседки, был испоганен из спреев краской мерзкого зеленого цвета. На алюминиевой поверхности присутствовал наспех написанный текст весьма гадкого содержания.

— Бранные выражения, — ответил на мой вопрос страж порядка, но перевода не последовало.

Злоумышленники сорвали и разбили висячий замок. Мы робко проникли внутрь и обнаружили небывалый хаос. Повсюду валялась одежда, а ящики со свето- и звукооборудованием были опрокинуты.

— Вандалы! — выпалила Анна Стенхоуп, задыхаясь от ярости.

Мы дружно приступили к работе. Я помогла Анне собрать и повесить на вешалки оставшиеся целыми костюмы. Большая часть из них была просто испачкана, и только один костюм изорвали почти в клочья. Я с горьким сожалением заметила, что он принадлежал Софии. Искромсанная в нескольких местах ткань сначала вызвала у меня серьезные опасения, что восстановлению он уже не подлежит, но тут мне на ум пришли слова Мариссы, которая как-то в разговоре упомянула, что продавала свою вышивку. Эта милая женщина показалась мне логически подходящим в данной ситуации кандидатом для реставрации костюма, тем более я видела, с какой нежностью она относится к подруге своего сына. К тому же мне показалось, что это занятие должно немного отвлечь ее. Я заверила Анну, что починку костюма возьму на себя.

Виктор суетился вокруг ящиков и вместе с Марио собрал все, что еще годилось для спектакля. По счастливому стечению обстоятельств, замки на ящиках не взломали, и Виктор открыл их без труда. Он сообщил, что все же две мощные лампы разбиты, и пообещал немедленно заменить их.

— Чистой воды вандализм! — в сердцах повторила Анна. — Если бы этим варварам потребовалось что-нибудь ценное, тогда я понимаю… они бы взломали ящики со звуковым оборудованием. Если уж они взломали входную дверь, то эти маленькие замочки, думаю, не стали бы для них большим препятствием, — заключила она.

Действительно, все указывало на хулиганскую выходку невежественных людей, хотя, должна сказать, у меня складывалось впечатление, что на таком маленьком острове уж больно странные творятся дела.

* * *

Мы приводили в порядок склад до седьмого пота, даже подключили к этому делу довольно замкнутую Эстер.

— Эстер, не уверена, что мы представлены друг другу, — сказала я, когда для осмотра мы вынесли наружу костюмы.

— Эстер Аквилина, — улыбнулась девушка. — Надеюсь, вам нравится на Мальте, — добавила она недвусмысленно, указав пальцем на палатку, — за исключением вот этого и конечно же убийств. — Она закусила губу, решив, что сказала лишнее.

— Вообще-то да, если не принимать во внимание последние события. Но Мальта, как я и ожидала, действительно прекрасное место.

Эстер просветлела.

— У вас, должно быть, очень интересная работа в администрации премьер-министра, Эстер, — начала я издалека.

Она кивнула.

— Это Марио работает на премьер-министра, — уточнила Эстер, — а я — по части протокола в министерстве иностранных дел. Меня обычно привлекают на время визитов иностранных сановников, деятелей искусства и культуры и прочее и прочее. На самом-то деле я занимаюсь мелкой и рутинной работой до приезда зарубежных гостей, зато потом наступает период треволнений.

— Тогда вы, должно быть, знакомы с министром, — сказала я, придав своему голосу небрежный тон. — Как его зовут-то?

— Джованни Галициа, — ответила она. — Да, работаю на него. Но, безусловно, любой человек моего уровня в администрации не часто имеет дело с министром. Он очень милый, очень славный, пока все идет благополучно, — вздохнула Эстер. — Надеюсь, он не услышит об этом, — добавила она, помрачнев.

— Но зато вы встречаетесь с очень интересными людьми и посещаете все светские рауты, — констатировала я с должным в данной ситуации почтением. Вспомнив данную Ёжиком характеристику Джованни, я пришла к выводу, что он никак не мог являться закадычным другом Мартина Галеа. Возможно, служение людям — не такое уж высокое призвание, каким оно было некогда.

— Я еще новичок в этой работе, — ответила Эстер, — поэтому не так часто встречаюсь с высокопоставленными людьми. Наш министр — ближайший советник главы государства, — с гордостью заявила она. — Его кабинет находится рядом с кабинетом премьер-министра.

— А где это? — продолжала я выуживать факты.

— Палаццо Паризио, прямо за углом, на Мерчант-стрит. Там останавливался Наполеон. Он почивал прямо в комнате, где ныне находится кабинет премьер-министра. Направляясь в Египет, он сначала из стратегических соображений захватил Мальту.

То, что поведала Эстер, восполнило пробелы в моих знаниях об истории Западной Европы и Ближнего Востока. До своего приезда, и особенно до привлечения в историческую постановку Анны Стенхоуп, я и понятия не имела, что Мальта играла столь важную роль в истории Средиземноморья. И вновь я была признательна Галеа: благодаря этой командировке я получила полное представление о его родном крае. Было что-то в рассказе Эстер образное и живое. Она преподносила все так, будто сама являлась очевидцем всех событий. Недавней выпускницей колледжа по международным отношениям, подумала я, двигало сильное желание угодить иностранцам любого ранга. Когда она закончила свой небольшой экскурс, я почему-то обрадовалась. Теперь у меня было то, чего я добивалась в ходе беседы, — адрес человека, с которым я хотела встретиться. Из всего сказанного ею я выяснила еще кое-что. Оказывается, ее босс — Джованни Галициа — живет в Мдине, где обитают богатые и уважаемые граждане Мальты.

* * *

Вскоре Виктор, Марио и Анна присоединились к нам, и мы стали думать, как ликвидировать последствия погрома.

— Нам надо все покрасить заново, — заметил Виктор, бросив строгий взгляд на времянку. — У меня есть друг, точнее кузен, который поможет нам.

И, отвесив легкий поклон, он направился к выходу.

— Мы позовем на помощь мальчишек, — крикнула ему вдогонку Анна. — Может быть, подключим друга Софии… Энтони, кажется. — Доктор Стенхоуп повернулась ко мне. Я кивнула в знак одобрения.

— Какой славный человек! — сказала Анна, посмотрев вслед удалявшемуся Виктору Дева.

— Неплохой, — согласилась я.

— Видите ли, у меня не очень большой опыт общения с мужчинами, — сказала она грудным голосом. — Вы же знаете, что я — на любителя. Никогда не пользовалась популярностью у мужчин. Слишком я крупная и громогласная…

— Зато какая умница! — сказала я без лести.

Анна улыбнулась.

— Я в «науке страсти нежной» новичок, ни разу не завоевавший любовного приза. И это в моем-то возрасте! Как раз сейчас я нащупываю путь к мужскому сердцу. И чувствую себя не в своей тарелке! — Она помолчала немного, а затем добавила: — Я знаю, что вы думаете. Что я — старая дура.

— Вовсе нет, — отмела я ее утверждение. — Я считаю его действительно привлекательным мужчиной, и совершенно естественно, что он очаровал вас.

Анна просияла.

— Спасибо вам большое, — сказала она, крепко сжав мою руку. — Ну а теперь мы снова примемся за работу. Нам нужно многое успеть до сегодняшней репетиции. Вы думаете, есть надежда восстановить порванные костюмы?

— Я абсолютно уверена в этом. Эстер внимательно осмотрела каждый костюм и считает, что большинство из них нужно просто простирнуть. Только костюм Софии требует серьезной починки, и я попрошу Мариссу, мать Энтони, зашить его, если она не откажет, конечно. Ну а теперь я пойду. Увидимся около шести.

Перед уходом Анна задержала меня на мгновение.

— Мне следует вам сказать, что девочки очень довольны теми новшествами, которые вы добавили к костюмам, и вашими режиссерскими находками, а также музыкой и светомонтажом Виктора, — сказала она застенчиво. — С профессиональной точки зрения только вы довели до совершенства наш «продукт», если так можно выразиться. Я хочу, чтобы вы знали, насколько высоко я ценю ваш вклад, да и девочки тоже.

Я была глубоко признательна Анне за ее добрые слова. Ввиду потока всевозможных несчастий, свалившихся на мою бедную голову, сердечное отношение любого человека почти пронимало меня до слез, поэтому я распрощалась с Анной как можно скорее, пока совсем не рассупонилась.

* * *

В сильной спешке я наконец добралась до дома. На ликвидацию погрома в Мнайдре ушел практически весь день, поэтому я с нетерпением стала ждать звонка Алекса, которому предварительно оставила сообщение на автоответчике в нашем антикварном магазине, памятуя о том, что мой милый сосед всегда проверяет его спозаранку, едва ступит на порог.

Мне удалось заполучить от Лучки долгожданные крохи информации, касающиеся Великого Белого Охотника. После длинного предисловия, притворившись, что наших вчерашних разногласий как будто и не бывало, я все-таки узнала, что убитый в костюме сафари был американцем по имени Эллис Грэм. Этот незадачливый турист жил в Лос-Анджелесе и был продюсером фильмов. Вероятно, у Роба с Винсентом был накануне разговор, я даже слышала телефонный звонок, но была слишком расстроена, чтобы спросить об этом сразу, и слишком горда, чтобы расспрашивать о нем утром.

Алекс — человек многих талантов — когда-то работал актером. После ухода на пенсию он стал искать дополнительные средства к существованию. Алекс прошел на «ура» просмотр актеров и получил роль дедушки в коммерческом ковбойском сериале. В результате на волне успеха он вступил в гильдию актеров. Пусть это и была его первая и последняя роль, но я предположила, что его связи могли бы сослужить нам добрую службу в сборе информации о продюсере Эллисе Грэме.

* * *

И пока я ожидала его звонка, мне пришлось пообщаться с огорченной Мариссой и очень взволнованным Энтони. Он приехал как раз в тот момент, когда я рассказывала Мариссе о произошедшем в Мнайдре и показывала ей порванный костюм Софии.

— Мама! — закричал он, стремительно ворвавшись в дом. — Где ты? Они забрали отца! Они забрали его на допрос во Флориану. Что нам делать?

Марисса неуютно поежилась и грустно посмотрела на сына.

— Энтони, расслабься. Они допрашивают всех. Два дня назад мы с твоей мамой там тоже побывали, — ответила я за нее.

— Но ведь отца даже не было здесь, когда прибыл мистер Галеа, то есть когда его тело доставили сюда. Я этого не понимаю! — волновался парень.

— Я уверена, что полиция беседует со всеми, кто был знаком с мистером Галеа. — Я говорила самым спокойным голосом, на который была способна в эти минуты. Эта привычка у меня выработалась в процессе общения с самыми назойливыми и привередливыми клиентами. — Думаю, твой отец будет рад помочь полиции в раскрытии этого преступления.

Энтони несколько успокоили мои слова, сама же я чувствовала себя прескверно.

— Энтони, — обратилась я к нему, — ты бы мог нам помочь? Прошлой ночью какие-то хулиганы разгромили наш временный склад с реквизитом за Мнайдрой и устроили настоящий бедлам в окрестностях комплекса. Надо бы там все покрасить, ведь до премьеры остается все лишь два дня. Виктор Дева — друг Анны Стенхоуп — поехал за краской и за своим кузеном, но я считаю, им не управиться вдвоем. Работы очень много. Если ты поможешь, София будет очень довольна.

Энтони слегка опешил.

— Ты можешь взять машину, если мама не против, — добавила я.

Энтони полностью капитулировал. Не прошло и нескольких минут, как он попрощался и ушел. Мы услышали рев заводимого мотора, означавшего, что юноша спешит на помощь в Мнайдру.

— Спасибо, — поблагодарила Марисса, приняв из моих рук костюм Софии и аккуратно разложив его на столе. — Я приведу это платье в порядок, — уверенно произнесла она. И уже уходя, Марисса спросила: — У вас есть дети?

— Нет, — спокойно ответила я.

— Возможно, вам следует иметь детей, — сказала она. — Вы лучше меня управляетесь с Энтони.

— Вы же знаете, что это не так. В данном случае это легче сделать чужому человеку, — ответила я как бы между прочим, но истина заключалась в том, что мне не очень хотелось думать о ее словах. Тему детей я не раз мысленно поднимала сама с собой, и заключение, к которому я приходила, было мне совсем не по душе.

* * *

Возникшую неловкость сгладил зазвонивший телефон. Как я и думала, это оказался Алекс.

— Ну, Лара, устройся поудобнее. Разговор будет долгий. Мне приятно тебе сообщить следующие хорошие новости. Адвокаты Мартина Галеа заверили Сару, что если никого из нас не признают убийцей клиента, то никаких проблем с оплатой не возникнет. Дейву Томсону, между прочим, сообщили то же самое.

Ну а теперь давай обсудим возможную связь между Грэмом и мальтийскими рыцарями. Думаю, Эллис Грэм был охотником за сокровищами, и я даже догадываюсь, что он искал. Если взглянуть на это с одной стороны, то он — просто продюсер документального кино. Он специализировался на пропавших сокровищах: золоте ацтеков, кораблекрушениях и тому подобных вещах. А совсем недавно по каналам Би-би-си прогнали фильм, как ты догадываешься, о рыцарях Мальты, о их несметных богатствах, которые Грэм почему-то считал пропавшими. Несколько месяцев назад я смотрел этот фильм по телевизору, но не знал, кто его создатель, до сегодняшнего утра. Дело в том, что Грэм своим фильмом дал ясно понять, насколько я помню, что мальтийские рыцаря обладали сказочными богатствами. — Поскольку логики Алексу было не занимать, он решил расставить все по полочкам. — В стародавние времена существовали правила приема в орден. Соискатель, или новициат, должен был быть потомственным дворянином по отцу и по матери. Особенно ужесточились эти требования, когда участились браки дворян с женщинами неблагородного происхождения. Претенденты были обязаны представить бумаги не только об отце и матери, но также о бабушках, дедушках и о двух предыдущих коленах. При этом был издан рескрипт, согласно которому запрещалось принимать в Мальтийский орден неофитов, родители которых были банкирами, хотя бы и с дворянским гербом. Удовлетворяющие всем требованиям кандидаты получали рыцарство по праву рождения. Еще одно правило соблюдалось неукоснительно: любому претенденту с еврейскими корнями, даже отдаленному потомку еврея как по мужской, так и по женской линии, доступ в мальтийскую братию был закрыт навеки. Представляешь, чтобы соответствовать всем канонам, нужно было предоставить всю подноготную семьи. — Алекс рассмеялся. — Это немного напоминает мне частные школы и колледжи. Итак, рыцари, судя по всему, вступали в жизнь состоятельными людьми. Со временем они обогащались еще больше, поскольку участие в грабительских походах на Коринф, Лепанто и Патрос увеличивало их благосостояние.

У Алекса была интересная особенность рассказывать все голосом сказочника, видно, немалую роль в его жизни, подумала я, сыграла актерская карьера.

— Изгнанные из Иерусалима, они обосновались в Акре, потом на Родосе и, наконец, на Мальте. — Алекс озвучил факт, известный даже школьникам, но я не стала его перебивать, потому как была уверена, что самое интересное впереди. — «Рыцари церкви», отразив натиск турок, владели островом двести шестьдесят восемь лет и, естественно, богатели. Они бы остались здесь навсегда, так я полагаю, если бы не превратности судьбы в лице Наполеона, занявшего Мальту в 1798 году на пути в Александрию. По роковому стечению обстоятельств британский адмирал Горацио Нельсон разминулся с французами в Средиземном море, и это событие открыло позорную страничку в истории Мальты. Если бы Нельсон подоспел вовремя, то разбил бы Бонапарта в пух и прах. К сожалению, британский адмирал добился этого только при столкновении в бухте Абукире, но это было позже.

Алекс сделал паузу.

— Так вот. Наполеон пробыл на острове недолго, но достаточно, чтобы отдать приказ рыцарям покинуть остров, что Они и сделали, причем без сопротивления. Великий магистр — барон Гомеш — почти без боя сдал Мальту, заплатив за острова тремя убитыми и шестью ранеными. Изменник прибыл в Триест и оттуда разослал депеши о нападении Наполеона. Рыцари были не в состоянии сражаться с французской армией, — уж слишком они обленились и забыли о своем предназначении. Наполеон же прохлаждался на Мальте, окунувшись с головой в порок и кутеж. Например, говорят, он приказал расплавить рыцарские подносы, предназначенные для лечения и ухода за больными, в монеты, чтобы заплатить своим солдатам за египетскую кампанию. А сколько произведений искусства вывезли французы с Мальты, чувствуя жаркое дыхание британцев в затылок! Но флагман «Ориент» был благополучно потоплен Нельсоном со всем награбленным добром.

Ну, Лара, теперь ты имеешь некоторое представление об их «золотом запасе». Ведь бродячая и наполненная событиями история рыцарей не дает никакой возможности узнать, чем они владели конкретно и что утратили. Кто скажет, что осталось в Иерусалиме, в Акре, на Родосе или что спрятано за пределами Мальты во времена великого драпа, когда они еще думали, что вернутся, но были сметены могучим натиском французов. Ты же понимаешь, что слухи зиждутся на исторических фактах.

Тем не менее, Эллис гонялся за чем-то особенным, если я не ошибаюсь, за реликвией — серебряным крестом, который рыцари хранили как зеницу ока аж с иерусалимских времен и который, как он считал, должен находиться на Мальте.

Я поделилась с Алексом некоторыми соображениями по поводу незадачливого искателя сокровищ.

— Видишь ли, Алекс, у меня создалось впечатление, — не уверена, правильное ли, — что большая часть сокровищ все еще на острове, в тайниках домов богатых людей.

— Мне кажется, Грэм думал, что крест спрятан либо в Валлетте, либо в бывшей столице Мдине, где, как ходят слухи, знатные и имущие граждане Мальты хранят многие реликвии ордена — серебро, фарфор, драгоценности, живопись (говорят, что в тайниках висят даже полотна Караваджо). Мне пришло на ум, что, когда ты с ним сталкивалась, Грэм как раз искал ключи, ну, ходы, что ли, которые помогли бы ему добраться до сокровищ. Может быть, он думал, что найдет секретный шифр, выбитый на надгробьях склепа, или что-то в этом духе.

Алекс выдвинул вполне разумные предположения, в которые хотелось бы верить.

— Ну, вот так, дорогая. Я достану копию этого документального фильма как можно скорее и внимательнейшим образом еще раз посмотрю его. Но сдается мне, что этот Эллис охотился именно за сокровищами рыцарей. Сокровище же стоит больше, чем его документальное кино, правда? Это объясняет, почему он привез с собой металлоискатель и почему торговался с тобой в склепе. Он подумал, что ты тоже ищешь клады — вы ведь все время встречались во время его поисков, и ему ничего не оставалось, как предложить тебе сделку.

— Допустим, в этом есть доля истины, — медленно согласилась я. — Тогда что же он имел в виду, когда сказал: «Значит, это не вы!» или как-то так.

— Откуда мне знать, но, вероятнее всего, был еще один человек, гонявшийся за сокровищами. Он думал, что это ты, потому что всю дорогу сталкивался с тобой, но ошибся. Насмерть ошибся, как говорится. Возможно, этот конкурент и угрохал несчастного, чтобы завладеть сокровищами самому.

Алекс заволновался:

— Теперь дело принимает нехороший оборот и внушает мне серьезные опасения. Я прошу тебя стать тенью того полицейского, Лучки, что ли. Всякое может случиться.

— Обещаю, Алекс. Правда. — Я не хотела расстраивать старика. — И спасибо тебе за как всегда блестящее исследование. В том, что ты сказал, есть здравый смысл.

Долгое время я обдумывала полученные от Алекса сведения. Меня мучило чувство, будто я что-то забыла спросить об Эллисе Грэме, но что именно, не помнила.

Роба я не видела с утра и не была уверена, что захочу обсуждать с ним полученную информацию. Я стояла на распутье. Могла пуститься в погоню за сокровищами, — когда-то у меня это неплохо получалось, если не считать, что меня тогда чуть не убили, — или же могла добиться встречи с Джованни Галициа — министром иностранных дел и некогда другом Мартина Галеа.

* * *

Энтони и София ждали моей похвалы и одобрения, а Виктор и его замкнутый кузен по имени Франческо Фалцон, видимо, ждали того же от Анны Стенхоуп, — они покрасили крышу склада, которая теперь просто сверкала. Я же не переставала подбадривать новоиспеченных маляров, осыпая их комплиментами и одновременно отслеживая новый прогон спектакля, пока что без костюмов, находившихся в стирке и починке. Исправно выполняя свои обязанности на репетиции, я, однако, уносилась мыслями в другое место, решив в конце концов, что мне пора идти на контакт с Галициа. Может быть, после всего, думала я, две дорожки пересекутся. В Мдине хранились сокровища рыцарей и, согласно сообщению Эстер, там живет министр Галициа. Странные вещи порой случаются.

Глава двенадцатая

Я возлагаю великие надежды на вас, корсиканцы. Маленький человек с большими амбициями. Liberte', egalite', fraternite'. — Свобода, равенство, братство. Ты прогнал этих рыцарей, разжиревших и обогатившихся, забывших о своих клятвах. Но и ты не лучше других. Ты обкрадываешь мой народ, чтобы финансировать свои кампании. Прочь! Иди навстречу своей судьбе. Трафальгар. Ватерлоо.

Полагаю, этого следовало ожидать. Вскоре после моего неудачного посещения достопочтенного Джованни Галициа меня на улице заметил Винсент Табоне. Поначалу я приняла встречу с детективом за приятное совпадение.

— Прыгайте в машину, — предложил он и улыбнулся. — Я рад, что заметил вас. Может быть, выпьем по чашечке кофе?

Мы зашли в кафе «Кордина», что на улице Республика. Еще не было двенадцати. Когорта бизнесменов сгрудилась вокруг стойки, выпивая свой эспрессо и лакомясь пирожными. Я уступила детективу, хотя у меня были другие планы. Правда, эта передышка давала некоторое преимущество — она могла избавить меня от размышлений о посещении приемной министра.

* * *

Я проникла с удивительной легкостью в министерство иностранных дел — Палаццо Паризио. Оно располагалось именно там, где сказала Эстер. Я миновала резиденцию премьер-министра, чтобы дойти до здания министерства, по пути заглянув в редакцию мальтийской газеты «Тайме», выходящей на английском языке. Снедаемая любопытством, я хотела выяснить, какими материалами они располагают относительно Джованни Галициа. Мне открыли большой файл в компьютере, содержащий информацию семи-восьмилетней давности, когда триумфатор Галициа с честью прошел первые выборы. Затем я увидела фотографию, запечатлевшую вступающего в должность министра. Я быстро пропустила кучу последних снимков, запечатлевших встречи Галициа с разными зарубежными чиновниками, некоторые из которых были легко узнаваемы. Также файл изобиловал разными фото, где Галициа открывал, например, школы, целовал карапузов — будущее нации, — одним словом, демонстрировал обычную работу политикана. Кто-то из штата министра усердно работал над так называемым имиджем — фотографиями, специально сделанными для средств массовой информации. В некоторых случаях Галициа запечатлели с женой, британкой по происхождению, которая производила впечатление родовитой и богатой особы.

Была только одна довольно пространная статья, достаточно правдиво отображавшая реалии политической жизни страны. Это интервью изобиловало упоминаниями высокопоставленных лиц и даже глав государств, например «как я сказал на днях Тони Блэру» и тому подобные выдержки из его ответов. Также я натолкнулась на обычные бредни политиков, говорящих об улучшении уровня жизни простого народа, заботе о бедных, униженных и оскорбленных. Одно из его высказываний насторожило меня: «Я несу народу уроки моей прежней жизни в Меллихе».

Я знала не понаслышке, что значит бедность. Мои родители умерли, когда я была совсем юной, и я узнала, что такое предательство, от человека, которому доверяла и на кого старалась равняться.

Репортер, бравший интервью, наседал на подробности, но Галициа ловко уворачивался. И тут я поняла, насколько он пронырлив и как трудно будет припереть его к стенке. «Мне не хочется говорить об этом, — хитрил он, — но я расскажу вам только потому, что это отвечает моим чаяниям о будущем Мальты. Меня назначили строить лучшую жизнь для всего мальтийского народа, но особенно для детей. Некоторые из моих ближайших друзей детства уехали с острова, — продолжал он, и тут же я подумала о Мартине Галеа, — но так не должно продолжаться. Я думаю, нам нужно всем вместе добиться высокого стандарта жизни, позволяющего развиваться и процветать, и я отдам все силы на посту министра, чтобы укрепить экономику страны».

Репортер отвел целый столбец в статье на осанну достопочтимому Галициа, вознося до небес его решимость, преданность делу, и даже намекнул, что последний достоин более высокого поста, из чего я поняла, что речь идет о должности премьер-министра.

Какой бы положительной статья ни была, в ней имелись заставляющие задуматься намеки на то, что не все так гладко идет у министра Галициа, намеки насчет подковерных трений, между ним и, конечно, премьер-министром. В статье, правда, не приводились какие-либо конкретные факты, там не говорилось об их неприязненных отношениях, зато репортер не преминул подчеркнуть, что все предшествующие министры иностранных дел являлись заместителями премьер-министра, и только Джованни Галициа не удостоили такой чести.

Репортер — очевидно, ярый поклонник Галициа — мрачно намекнул на слабые места в работе премьер-министра.

Ну что ж, все это надо переварить. И я решила нанести визит великому патриоту Мальты.

* * *

Палаццо Паризио, отданное под министерство иностранных дел, подпирало плечом резиденцию премьер-министра со стороны Мерчант-стрит. Главный вход — массивная дверь, ведущая во внутренний двор здания, — был закрыт. Войти в министерство можно было через невзрачного вида дверь с боковой улицы. Я ожидала встретить охранника, но мне повезло. Если он и был, то ушел в неизвестном мне направлении. Поднявшись на второй этаж, где согласно только что прочитанной в редакции газетной статье располагался кабинет министра, я не встретила никаких препятствий и крадучись приблизилась к нему.

Прямо у дверей госпожа удача отвернулась от меня, и я столкнулась с непреодолимой преградой в лице грозного вида секретарши-англичанки, оставшейся на Мальте в наследство от британского режима, которая напомнила мне фильмы с участием Джоан Крофорд и Бетт Дэвис в их преклонные годы или, быть может, Норму Дезмонд, прославившуюся после «Бульвара Сансет». Наложенный толстым слоем макияж, истончившиеся, перетравленные обесцвечивателем волосы, эксцентричное поведение — вот те черты дочери туманного Альбиона, которые бросились мне в глаза. За ней на стене висел парадный портрет главы государства — президента, справа — премьер-министра Чарльза Абелы, которого я узнала по вырезкам из газет, а слева — фотография Галициа, только гораздо меньшего размера. Качество фотографии отличалось от фотоснимков в газетах, и я смогла составить представление о Галициа, значительно отличавшееся от того, что я получила возле университета, и я постаралась запечатлеть в своей памяти его облик.

Взвесив все «за» и «против», я решила, что в данной ситуации единственный шанс проскользнуть мимо этой змеи — повелительный голос и деловые замашки. Надо признать, это не сработало, хотя я не уверена, был ли на тот момент возможен более подходящий вариант поведения. Ни о какой взятке, разумеется, не могло быть и речи, даже если бы я и могла себе это позволить.

— Мне нужно поговорить с министром. Всего лишь несколько минут, — сказала я.

— Вам назначено? — резко спросила она.

— Нет, но я была бы счастлива, если бы мне в этом не отказали, — ответила я, слегка подавшись назад. — Как насчет половины одиннадцатого сегодня утром? — спросила я ее с небывалой наглостью, взглянув на часы: стрелки показывали 10.27. Но мой таран не прошиб ее.

— По какому вопросу? — допытывалась она злющим голосом.

— Я — журналистка из Канады. Пишу книгу о Мартине Галеа — известном архитекторе, родившемся на Мальте. Я в курсе, что министр дружил с ним в детстве, и хотела бы взять у него интервью.

— Вы можете связаться с его сотрудниками по связям с общественностью на втором этаже.

— Уверяю вас, люди из «паблик релейшнс» никогда не встречались с Мартином Галеа, и их комментарии, следовательно, не представляют никакой цены. — Изо всех сил я пыталась продавить эту мегеру логикой. — Когда министр свободен?

Я подумала, что она скажет что-то вроде «Для вас — никогда», но вместо этого она повернулась к телефону, который висел за ее спиной. Не знаю, может быть, эта демонстрация презрения — ее способ общения с посетителями? Она набрала номер и, все так же сидя ко мне спиной, зачастила по-мальтийски. Я не могла понять по ее тону, получила ли она положительный ответ, но внутренне приготовилась к отказу.

Пока она что-то выясняла, я, оглядев ее стол, увидела стопку приглашений — кремового цвета бумага с золотым тиснением, чертовски щегольская. Оказывается, сегодня вечером министр с почтением просил пожаловать дорогих гостей к нему в Палаццо Галициа, если я правильно прочла вверх тормашками. Под ними лежал список гостей, который мне, к сожалению, прочитать не удалось.

Эта мегера все еще сидела ко мне спиной и заговорщицки перешептывалась с кем-то по телефону, когда, к моему удивлению и ужасу, я поймала себя на том, что беру со стопки верхнее приглашение. К тому времени, когда секретарша повесила трубку и повернулась ко мне, я, чтобы скрыть следы своего преступления, прижала приглашение сумочкой к бедру. А что мне оставалось делать? Необычные обстоятельства требовали необычных шагов.

Она одарила меня торжествующей улыбкой.

— Охрана уже на подходе. Надеюсь, вы уйдете сами до их появления.

— Конечно, — сказала я. — Я пришлю вам копию своей статьи. Думаю, вы останетесь довольны тем, как я вас там распишу. Между прочим, — я уже открывала дверь на лестницу, — у вас помада на зубах. — Увидев, как она полезла за пудреницей с зеркальцем, я испытала необыкновенное удовлетворение, хотя при этом позорно отступала, даже как-то по-детски. Некоторые люди просто будят во мне зверя!

* * *

Не успела я пройти и полквартала, как Табоне посадил меня в машину и пригласил на чашку кофе. На улице Республика толпилось много народу. В этот час было перекрыто движение для проезда любого транспорта, кроме полицейских машин. Табоне заехал на тротуар и припарковался перед входом в кафе. Мы вышли из машины и направились в «Кордину». Не знаю, почему он пригласил меня сюда, уж конечно же не для обсуждения хода следствия, так как не очень был расположен говорить на эту тему. Я же, в свою очередь, ни словом не обмолвилась о посещении Палаццо Паризио, тем более если он это заметил, то говорить об этом было вовсе ни к чему. Однако я узнала, что Иосифа сегодня вновь вызвали на допрос.

— Честно говоря, мне это не по душе, — сказал Табоне. — Но меня беспокоит этот отчет о вскрытии. А Иосиф — очень упрямый старый осел. Никому не говорит, что делал в Риме. Утром он вылетел первым рейсом, а вернулся на следующий день тем же рейсом, что и покойный, только Галеа летел, естественно, багажным классом, — с иронией заметил детектив.

— Когда же вы ожидаете получить новый отчет о вскрытии?

— Сегодня, если повезет. Каруана улетел в Рим, чтобы поговорить с людьми из лаборатории судебной экспертизы. Он вернется сегодня поздно вечером. Я все еще думаю… это сделала миссис… Мэрилин Галеа. Коллеги Роба побывали у Галеа. Кажется, у нее было много оснований для убийства. Во-первых, он был намного моложе ее, лет на пятнадцать. И, возможно, женился на ней из-за денег, которые ему были больше не нужны.

— А почему? Он всегда был алчным. Что же особенного произошло, что заставило Мэрилин рассчитаться с ним?

— Не знаю. Может быть, он собрался поменять ее на двадцатилетнюю. Чего только не случается? — Табоне лукаво улыбнулся. — Однако мы были вынуждены согласиться, что не принимаем версию убийства Галеа его женой.

— А что же Эллис Грэм? — переключилась я на искателя сокровищ.

— Видимо, это было ограбление. Все его деньги исчезли вместе с документами. — Табоне, казалось, не скрывал от меня факты, за что я была ему благодарна. — Вообще, его смерть какой-то трагедийный фарс. Представляете: насадить мертвого человека на меч, торчащий из пустых доспехов. Что это такое? У меня в глазах стоит картина, как его тело обнимает рыцаря, пуля в голове, меч прошел насквозь, мятая одежда и спутанные волосы.

И тут я поняла, что упускала одну важную деталь с самого начала.

— А вы случайно не нашли шляпу Грэма? — спросила я Табоне.

— Шляпу? — рассеянно переспросил он.

— Его шляпу, знаете ли, с такими большими полями австралийского стиля, закрученную с одной стороны и с завязками под подбородком. Да, еще на нем был леопардовый ремень.

Табоне промолчал, но по выражению его лица я поняла, что все эти подробности для него внове. Я попыталась разговорить его, но детектив как будто воды в рот набрал, что было вполне понятно, потому что у меня самой копошились в голове мысли, поделиться которыми я не могла себя заставить ни с ним, ни с кем-то еще. Если, как я была твердо убеждена, смерти Галеа и Грэма как-то связаны между собой, то в этом случае должен был существовать кто-то третий, имевший к ним отношение. И этим третьим прежде всего могла быть я, да и еще кто-нибудь из семейства Фарруджиа. Иосиф, Марисса, Энтони — эти люди, правда, как и остальные мои мальтийские друзья, были в момент убийства Грэма на рынке. Но только семья Фарруджиа была связана с Галеа тонкой невидимой нитью. Я была абсолютно уверена в их невиновности, но боялась сказать, что видела их из окна музея, пока преследовала Грэма, так как это не повысило бы их шансы избежать столкновения с полицией, а Иосифа все равно бы доставили на допрос.

* * *

Табоне развернул газету «Тайме ов Молта», и мы мирно переключили нашу беседу на прибытие иностранных гостей на Мальту, целью визита которых являлось в том числе и обсуждение вступления страны в Европейский союз. На первой сторонке красовалась фотография министра иностранных дел Британии, которого Галициа встречал в аэропорту.

— Ждете беды? — спросила я, указывая на снимок.

— Надеюсь, что нет. Мы предприняли все меры безопасности примерно в масштабе встречи президентов Буша и Горбачева в Большой Гавани.

— Я хотела у вас узнать насчет школьного спектакля в Мнайдре, — сказала я. — Странные дела творятся в этом храмовом комплексе.

— Вы имеете в виду инцидент со складом для реквизита? Говорят, это представление раздражает родителей.

— А не кажется ли вам немного странным, что все это происходит накануне приезда высоких гостей? Я имею в виду, что двое людей убиты, что вдруг начинаются волнения из-за предстоящего спектакля, который хотят показать всем этим важным персонам? Разве это не наводит вас ни на какие размышления?

— Трудно увидеть связь между всеми этими событиями. Но у нас там имеется человек, — загадочно подмигнул Табоне.

— Где? В Мнайдре? Инкогнито?

Он не ответил, из чего я сделала вывод, что моя догадка верна.

— Кто он? — допытывалась я.

— Если я раскрою вам секрет, то этот человек уже не будет секретным агентом. Согласны?

Табоне не собирался делиться со мной информацией. На этом мы расстались, а я вернулась в дом Галеа.

* * *

Мне не давали покоя сомнения относительно вечера в Палаццо Галициа, который был назначен на сегодняшний день в 21.00 по адресу Вильгеньон-стрит, Мдина. Роб Лучка сподобил меня на эту авантюру, причем косвенным образом. Я рассказала ему о визите в министерство иностранных дел, а затем показала приглашение. Я-то думала, что смогу убедить Роба пойти вместе со мной, ведь риск — благородное дело. Но как только я помахала перед его носом надушенной пригласительной открыткой, он набросился на меня.

— Как вам это удалось? — потребовал он ответа, разыгрывая из себя грозного начальника.

— Приглашения лежали на столе секретаря, где я представилась другом Мартина Галеа и… — Тут я сникла, поймав себя на двойной лжи. Я не могла заставить себя лгать Робу, мое лицо, как всегда, выдавало меня.

— Вы что, издеваетесь?! — взорвался он. — Вы украли это приглашение. Признавайтесь!

Я кивнула.

— Я работаю где? Правильно, в полиции. Я не расстраиваю званые вечера и не тусуюсь с ворами! — заявил он в гневе.

* * *

Когда Марисса вернула костюм Софии отстиранным и починенным, да к тому же завернутым в бумажную салфетку, я спросила ее, не мог бы Энтони оказать мне любезность и, с ее разрешения, отвезти на званый вечер. Я сказала, что меня пригласили на светский раут в Мдину, но, поскольку он начинается поздно, добраться туда на автобусе будет трудно, а вести машину самой — значит испачкать наряд. Мы договорились, что Энтони подъедет сюда, затем подбросит меня в Мнайдру, где сегодня пройдет костюмированная репетиция, — он так и так намеревался побывать на ней, — а потом уже отвезет меня на раут.

В приглашении ничего не говорилось о форме одежды. Я полагала, что смокинги и вечерние платья — само собой разумеющиеся облачения, к которым не привыкать старинным фамилиям, или же приглашенные гости знали условный код. Я привезла с собой один неплохой наряд как раз для вечера в доме Галеа, на участии в котором настаивал покойный. Он хотел, чтобы я помогла ему как хозяйка с устройством званого обеда. Итак, мое одеяние представляло собой длинные шелковые расклешенные брюки — думаю, они легко бы сошли за вечерние — и черный шелковый топ с вышивкой, который я купила в одном из путешествий. Как я уже говорила, банкет начинался в девять часов вечера, но я планировала подъехать не ранее десяти, когда вечер будет в разгаре. Тот, кто собирается сорвать такое мероприятие, казалось мне, не должен быть первым среди гостей. Такой распорядок позволит мне спокойно поучаствовать в репетиции в Мнайдре, Энтони сможет отвезти Софию домой и без спешки приехать в Мдину.

Роб не показывался на глаза, когда мы с Энтони отправлялись в храмовый комплекс на репетицию, и это, надо сказать, было мне на руку. Окажись он здесь рядом, уверяю, мое лицо тут же выдало бы меня.

* * *

Репетиция была просто провальной. Единственным утешением служило старинное изречение о том, что плохая репетиция означает великое представление, подразумевавшее грандиозный успех на следующий день. Девочки сильно нервничали, возможно, оцепление полицией и армейскими подразделениями смущало их. Они забывали свои тексты, я напутала в костюмах, музыка звучала плохо, некоторые лампы не горели, и Виктор Дева всю репетицию ворчал и суетился вокруг оборудования. В конце прогона девочки буквально валились с ног в полном изнеможении.

Анна Стенхоуп собрала их всех перед отъездом домой. Она повторила изречение насчет провальной репетиции и успешного представления, но это отнюдь не взбодрило их. И тогда она сказала:

— Вы все являетесь гражданами крохотной республики, у которой древняя и великая история, и вы — ее наследники. То, что вы расскажете завтра вечером представителям мировых держав, должно вызывать у вас гордость за свою страну. Ведь каждая из вас поведает о людях, которых, несмотря на многочисленные набеги завоевателей, покорить никогда не смогли.

Вы и ваши предки перенесли страдания в тяжелую годину, будь то осада Мальты турками или Вторая мировая война, когда ваши родители и родители ваших родителей держались без запасов продовольствия под непрекращающимися день и ночь бомбежками, а мир с замиранием сердца следил за нацистской блокадой острова. Многие думали, что они не выживут, но выжили! Многие думали, что Мальта слишком мала, чтобы стать суверенной, но вы доказали обратное. И это все вы расскажете завтра, а ваши родители и страна будут вами гордиться.

Гробовое молчание опустилось на окрестности храма. Даже полиция и солдаты прислушались к этим словам. Анна воздела руки кверху, в ее движении угадывался жест благословения.

— Пусть мощь Великой Богини приумножит ваши силы, мудрость Инанны шумерской, в чьем храме изобрели письменность, окрылит вас. Энергия Изиды, покровительствующей царской власти, чье имя означает трон, укрепит вас в ваших начинаниях, и выносливость Анат, преодолевающей потоки крови, которая мстит и побеждает Муту — бога смерти, — закалит вас.

Доктор Стенхоуп опустила руки и сказала очень просто:

— Увидимся завтра.

Девочки ушли с гордо поднятыми головами.

— Вы замечательный учитель, — сказала я Анне, еще не зная, как выразить ей свое восхищение.

— Я люблю свою профессию, — также просто ответила Анна. — А теперь за работу, — деловито распорядилась она.

София и Энтони помогли мне разложить костюмы. Виктор и его кузен Франческо упаковали наиболее ценное оборудование, а остальное накрыли брезентом. Алонзо, как обычно, выполнял тяжелую работу, упражняясь в перетаскивании ящиков под крышу свежевыкрашенного временного склада. Марио и Эстер распорядились насчет охраны склада ночью. Я облачилась в нашей времянке в свои вечерние наряды и, следуя намеченному плану, отправилась в Мдину.

* * *

Изначально предполагалось, что Энтони отвезет сначала Софию, но я не стала на этом настаивать, потому как считала, что они совсем мало времени проводят вместе из-за прохладного, мягко говоря, отношения отца девушки к Энтони. Ну и отлично. Уж кому-кому, а мне можно доверять в вопросах конспирации.

По дороге я показала ребятам приглашение и, судя по их восклицаниям, поняла, что они прониклись значимостью момента.

— Мистер Галициа — VIP, очень важная персона, — небрежно бросил Энтони, — и он очень богатый. Я довезу вас до Главных ворот Мдины, — продолжал он. — В старую часть города пропускают только по разрешению. Проезд транспорта запрещен. Да вы сами увидите почему. Дом министра, я думаю, вы отыщете без лишнего труда. Улица Вильгеньон — центральная. Много прекрасных старых зданий. Именно в них живут старые мальтийские кланы. Улица начинается от площади за Главными воротами, до нее рукой подать. Потом я отвезу домой Софию… медленно. — Он ухмыльнулся. — В какое время за вами заехать?

— А в какое время тебе удобно? — улыбнулась я в ответ. Мне было приятно видеть его жизнерадостным. Смерть Галеа настолько потрясла Энтони, что последнее время он ходил сам не свой, да к тому же еще и сказалось сильное беспокойство за его отца, то есть человека, которого он знал как отца. Общение с Софией, подумала я, пойдет ему на пользу. Имя София, насколько я помню, означает мудрость. Эта девушка, казалось мне, каким-то образом успокаивает Энтони, умиротворяет его, что ли.

— Я приеду в половине двенадцатого. Думаю, мы уложимся. Как ты думаешь, София? В любом случае я подожду.

— Одиннадцать тридцать. Идет?

Они показали мне старинную часть города, к которой мы приближались. Мдина располагалась на вершине высокого холма. Крыши и купола домов ночью подсвечивались. Вскоре мы подрулили к Главным воротам — арке в стиле барокко. Энтони остановился напротив, не уставая повторять, где он будет меня ждать, и показал, в каком направлении находится Палаццо Галициа.

* * *

Я прошла под аркой и оказалась в настоящем маленьком средневековом городе, сложенном из желтого камня. Если смотреть со стороны улицы на кровлю крыш, то заметен яркий свет прожекторов, а если удаляться от площади, то он немного рассеивается и тонет в ночной дымке. Аскетизм Средневековья распространялся и на дома. Исключением из этого сурового стиля были очень нарядные с резьбой дверные проемы, увенчанные доспехами. В некоторых постройках не было ни одного окна, ни двери, выходящих на центральную улицу. Я могла только предположить, что вход в них находится в тихом переулке.

Я поняла, почему проезд автомобилей был запрещен. Все улицы были чрезвычайно узкими. Я очень просто убедилась в этом. Встав посередине улицы, я раскинула руки в стороны и обеими ладонями дотронулась до противостоящих зданий. Тротуаров не было, видимо такое понятие пришло к человечеству с развитием транспортных средств. Дома, казалось, нависали над узкой улицей. Некоторые были орнаментированы резьбой на окнах.

Каждый дом в Мдине мог поведать о тайнах местной знати, покрытых мраком времени.

Палаццо Галициа — дом внушительного вида, не так-то легко раскрывающий свои тайны. Не особенно импозантный вход — темно-зеленые двустворчатые двери, по которым, видимо, чуть прошлись краской, а над ними полукруглое окно на манер фрамуги.

На каждой двери было по старинной бронзовой ручке в виде дельфина. За одну из них я уже хотела было взяться, но дверь распахнулась, и на пороге возник человек при полных регалиях из штата министра.

Я оказалась в крайне аскетичной по виду прихожей, если это слово не противоречит представлению о средневековом доме, с одной стороны которой располагалась небольшая капелла. Она была сплошь уставлена зажженными свечами, взывая к богопочитанию и благочестию, которых так недоставало политиканам, хотя, может быть, в данном случае мое мнение больше основывалось на политических, нежели на религиозных убеждениях Галициа.

Я предъявила свое приглашение. Привратник посмотрел на него с весьма озадаченным видом по причинам, которые вскоре для меня стали очевидными, но тем не менее свое замешательство он постарался скрыть. Вышколенный лакей, извинившись, пошел к другому человеку, топтавшемуся у мраморной лестницы, расположенной прямо напротив двери. Некоторое время я стояла на обозрении охранников министра, силясь выглядеть совершенно естественно, пока последний выяснял, можно ли меня пропустить. По моему сценарию я должна была действовать по обстановке: либо с негодованием качать права, либо тихо удалиться несолоно хлебавши. Охранник же, видимо, не выявив ничего подозрительного в моем приглашении, поманил меня рукой к лестнице.

И только когда я начала умышленно замедленное восхождение вверх, я смогла рассмотреть жилище Галициа. Доминанту в обстановке можно было рассмотреть, только поднявшись наверх. Это был трехрожковый канделябр — хрусталь с розовым оттенком. Мурано, предположила я.

Задержавшись на лестничном пролете, я смогла увидеть через окно дом, выстроенный на площади у центрального внутреннего двора. Мы повернули направо, дошли до конца лестницы, затем снова направо — по галерее, увешанной с обеих сторон портретами. Первый портрет из серии именитых и уважаемых людей Мальты относился к концу семнадцатого — началу восемнадцатого столетия, решила я, хотя живопись — не мой конек. Потемневшие от времени портреты старых, нарядно одетых мужчин в парадных одеждах внушали почтение. Двое из этих дворян позировали на фоне пейзажа, не свойственного здешним местам, из чего я пришла к выводу, что эти люди владели землями в заморских странах. Пока мы пересекали просторы галерей, нам все чаще встречались портреты пышных женщин и розовощеких детей, которые, собственно, и завершали экспозицию.

Надо отметить, что кульминационным моментом в коллекции живописи Галициа был портрет женщины с лошадиными чертами лица, характерными для некоторых ветвей английской аристократии, с которыми мне довелось общаться. Я допустила, что это и есть сама миссис Галициа — британская жена мальтийского «патриота». У меня сложилось впечатление, что Галициа подсознательно акцентировал внимание на выдающейся родословной своей второй половины как бы в противовес своему незнатному происхождению — полуголодному детству в Меллихе, о котором я получила представление из разговора с Ёжиком.

Чем глубже мы проникали в палаццо, тем совершеннее становился его интерьер. В конце галереи мы снова повернули направо и вошли в библиотеку. Ничего подобного книжным муляжам, призванным одурачить несведущего человека, здесь не было. Библиотека, выдержанная в классическом стиле, хранила человеческую мудрость в кожаных переплетах. Меньше всего я была склонна думать, что Галициа, купив все эти книги за тысячи долларов, когда-либо дотронулся до их корешков. В одном углу рядом с удобным креслом с вытертой кожаной обшивкой на журнальным столике под включенной настольной лампой лежала объемная книга. Очки для чтения покоились на открытой странице, будто бы владелец неохотно оторвался от интеллектуального досуга, чтобы встретить гостей. Все было настольно выверено, что я невольно начала задумываться, уж не нанял ли Галициа имиджмейкера.

Две большие арки вели из библиотеки в другие покои. Проходя через одну из них, я увидела столовую, где все было готово для позднего ужина. Здесь уже нельзя было говорить о сдержанности стиля. Потолок темно-синего цвета с вкрапленными звездами излучал серебристый свет. Горчично-желтые стены были расписаны по трафарету золотыми узорами с голубыми прожилками. Казалось, что здесь позолоты больше, чем в соборе Святого Иоанна. Стену напротив арки украшала фреска, изображавшая вид из окна на версальский сад.

Стулья с высокими спинками, на которых основательно протерся бархат, указывали на то, что хозяин любыми путями хочет доказать древность своего рода. Поражало великое множество сверкающего хрусталя и надраенного серебра, а также декоративных элементов, детально проработанных подсвечников, и все в том же духе. Я старалась не глазеть: люди, приглашенные на званые вечера в палаццо, должны обладать изысканными манерами. Я поймала себя на том, что все увиденное мной в этом доме — настоящее сокровище, только вот каким именно рыцарям оно некогда принадлежало, я определить не смогла.

Мне почему-то пришла мысль, что Галеа бывал здесь. Интересно, видел ли хозяин палаццо новый дом Мартина с его спокойной элегантностью, раскинувшийся на берегу Средиземного моря? Сравнивая их жилища, трудно было представить, что эти двое были друзьями.

Вторая арка вела в гостиную, следующую за столовой. Сопровождавший меня охранник объявил о моем прибытии. Я поняла сразу, почему у лакея при моем появлении слегка вытянулась физиономия: в комнате не было ни одной женщины. В накуренном помещении дым клочьями висел в воздухе. Около двадцати мужчин пили шерри и шампанское, несомненно дорогое. У меня создалось впечатление, что здесь договаривались о какого-то рода сделке. Я узнала Галициа и еще одного человека — члена оппозиционной партии, чью фотографию я также видела в газете. Это была группа единомышленников. С министром беседовали военные чины высокого ранга, обвешанные с головы до ног таким количеством медалей и колодок, что я удивилась, как они еще могли стоять под этой тяжестью. Все развернулись и уставились на меня, недовольные вторжением на их территорию.

— Разве я ошиблась адресом? — произнесла я отчетливо с некой долей напускной бравады. Еще одна минута, и я бы пустилась наутек, если бы мои ноги не приросли к полу, — мой путь к спасению был перекрыт человеком министра.

Галициа на правах хозяина сделал шаг вперед. Он не выделялся крупным телосложением, но имел фигуру борца, грудь колесом, и был весьма подвижен. Не очень приятный на вид, он излучал уверенность и некую слащавость наряду с лощеностью, которыми, как я поняла, как щитом, прикрывал менее привлекательные качества своего характера: коварство и, если верить рассказам Ёжика, не вполне здоровые амбиции. Но то, что мне запало больше всего в душу, так это его глаза — невыразительные и глупые. Если глаза считаются зеркалом души, то Галициа не имел ее или смастерил для себя необычайно эффектную маску. Он не подал мне руки и ничего не предложил выпить.

— Думаю, что это вы были вчера в моем офисе. Какая-то там… журналистка, верно? — Его монотонный голос вполне соответствовал его невыразительному взгляду. Трудно было судить о его истинных чувствах по тону голоса, хотя я предположила, что он испытывал к журналистам по меньшей мере презрение. — Секретарша сказала мне, что вы хотели взять у меня интервью о некоем Мартине Галеа. Так вот, могу вас заверить, что я не знаю этого человека.

— А как насчет Марка Галеа? — спросила я. По необъяснимой причине мой страх, — а я была сильно напугана, — перерос в агрессивность, которой я сама удивилась. Помню, я подумала: до того как они вышибут меня отсюда, я должна узнать все, что будет в моих силах.

— И его я тоже не знаю, — ответил он. — А теперь, надеюсь, вы покинете мой дом. — Он произнес это отнюдь не угрожающим тоном, но я почувствовала в его словах скрытую угрозу.

Он дернул за шнур, украшенный шелковыми кистями, и тут же появились двое здоровяков. Меня вытолкали из комнаты и препроводили по черной лестнице. На мгновение мне показалось, будто они собираются запереть меня в ужасном подземелье, которое наверняка есть в таком доме, но вместо этого меня довольно грубо вышвырнули на улицу через узкую дверь черного хода. Мне хотелось им крикнуть что-то вроде того, что, мол, меня вышвыривали из домов получше, чем ваш, но я, честно говоря, была сильно напугана.

* * *

Оглядевшись по сторонам, я сразу не разобрала, какой дорогой следует идти до Вильгеньон-стрит и далее к Главным воротам, где мне предстояло ждать возвращения Энтони. Я знала, что он сдержит свое обещание, и, поскольку старая часть города была небольшой, решила, что к половине двенадцатого успею к месту назначения, какой бы дорогой ни пошла. Самое главное, меня не покидала уверенность, что я правильно сориентируюсь и найду путь к месту встречи.

Я выбрала направление и двинулась вперед, но мне не давало покоя чувство, что меня преследуют, и мне пришлось ускорить шаг. Пройдя квартал-другой, я услышала звук приближающейся машины, фары которой осветили стену дома, расположенного в конце улицы. Помню, я подумала, — и это была единственная здравая мысль за последнее время, — что мальтийские водители не соблюдают никаких правил вождения. Затем я услышала, как машина еще сильнее разогналась на повороте, и, оглянувшись, увидела, что она на всей скорости мчится прямо на меня. Тут я поняла, что дело не в плохом вождении, а в том, что человек, сидящий за рулем, имеет вполне определенное намерение. Я замерла, как зверь, парализованный светом фар. Позади я услышала быстро приближающиеся шаги, но все еще не могла пошевелиться. И в тот момент, когда машина должна была меня сбить, кто-то сзади схватил меня и отбросил к стене. Я услышала глухой удар и приказ: «Беги!» — а потом сдавленный вдох и падение. Обернувшись, я увидела мужчину, неподвижно лежащего на булыжной улице.

Это был Роб. Он лежал на спине с закрытыми глазами. Без сознания, подумала я, или, не дай бог, мертвый. Я не могла четко соображать и продолжала твердить, как помешанная, что это всего лишь сон или кошмарный фильм. Наконец, какой-то звук прорезал мое затуманенное создание. Это снова была та же самая машина, видимо развернувшаяся где-то в узких улочках и теперь снова возвращавшаяся ко мне. У меня оставалось слишком мало времени, чтобы бежать.

Меня могла спасти любая из трех дверей в близлежащих домах, окажись она открытой. Со всех ног я бросилась к первой двери, но она оказалась запертой. Я подергала ручку второй в доме напротив — безрезультатно, а затем пробежала несколько ярдов к еще одной — странной маленькой дверке, которая вела в подвал здания. И надо же, она чудесным образом взяла и открылась!

Роб все еще лежал без сознания, и если бы преследователи вернулись, то обязательно убили бы его. Его пульс был едва ощутим, но я твердо знала, что не допущу, чтобы ему второй раз причинили боль. Продев руки ему под мышки, я проволокла его несколько ярдов к заветной двери, спустила по ступеням вниз и захлопнула дверь, потратив несколько драгоценных минут на поиски задвижки.

Внутри было темно, и я ума не могла приложить, где же нахожусь. Тусклый уличный свет, проникающий через решетку над дверью, не давал мне никакого представления о том, что это за подвал. Когда же мои глаза привыкли к полумраку, я увидела, что это — небольшая капелла. С улицы донесся звук пронесшейся мимо машины, притормозившей где-то невдалеке. Хлопнули две двери. Значит, лихорадочно соображала я, бандиты вернулись, чтобы покончить с нами.

Собрав последние силы, я затащила Роба за большую каменную плиту, на которой возлегала мраморная фигура со сложенными на груди руками. С обеих сторон плиты были высечены череп и скрещенные кости. Да, подумала я, ничего себе капелла. Одним словом, мы с Робом пожаловали в усыпальницу, а каменная плита была могилой важной особы. Безусловно, не время было искать лучшее укрытие, поэтому я сделала последний рывок и затащила сержанта за плиту. У него были длиннющие ноги, подобрать которые мне стоило немалого труда.

Я понимала, что даже беглый осмотр склепа позволит нас обнаружить, но выбора у нас не было. Я села на пол и прижала Роба к своей груди, поддерживая руками, чтобы он не завалился набок. Тут я услышала приближение к двери охотников за нашими головами. Роб, все еще в беспамятстве, начал что-то бормотать. Мне ничего не оставалось делать, как прижать ладонь к его рту и затаить дыхание. Дверь открыли.

И тут же я услышала спасительный звук — вой сирены. Кто-то остановился на полпути, а затем повернулся и убежал. Затем раздался визг шин удалявшейся машины.

Спустя считанные минуты я увидела голубой свет фонарика, пробивавшийся через решетку склепа.

Роб дотянулся до моей руки и убрал ее ото рта.

— Где мы? — спросил он.

— В каком-то склепе, — ответила я.

— Чудесно! — проворчал сержант.

Теперь я могла вздохнуть с облегчением. Пусть сегодняшний день и не обошелся без столкновения с преступниками, пытавшимися убить нас, зато этот сварливый коп, кожей чувствовала я, пойдет на поправку.

— Позвоните Табоне, ладно?

— Конечно, — пообещала я.

— Есть один вопрос, на который я не знаю ответа.

— Какой?

— Кто был в самолете? Спросите его, ладно?

И Роб снова впал в забытье.

Глава тринадцатая

Почему вы здесь? Новый флаг реет на зубчатых стенах крепости. Еще одна оккупационная власть. Царствуй, Британия! Ты веришь, что солнце никогда не сядет над твоей империей? Ты принесла своих поэтов, своих государственных деятелей, свои законы и свои обычаи. Но ты также привела своих врагов к моим берегам.

— Навязчивый вопрос, без всякого сомнения, — сказал Табоне, показывая в сторону Роба, тихо покоившегося на большой кровати в доме Галеа.

Мы с Табоне отвезли Роба Лучку в больницу, где врачи поставили диагноз — множественные ушибы и сотрясение мозга. Упрямый сержант настоял на возращении домой, хотя медики не хотели отпускать его, так как он просыпался каждые два часа и таращился вокруг с видом ничего не понимающего человека, и они опасались более серьезных повреждений головного мозга.

Его уложили в большую и удобную кровать, и я пообещала Табоне, что возьму обязанности сиделки на себя. Что я могла еще предложить после всего пережитого! Ведь Роб спас мне жизнь. Табоне хотел подежурить за меня, но я не могла заснуть, поэтому мы сидели и тихо беседовали, уютно притулившись у подножия кровати.

— Вам нужно объясниться со мной, — подступилась я к Табоне.

— Разве Роб не рассказывал вам о данных лабораторной экспертизы? — искренне удивился Табоне.

— Был занят. Времени не хватило, — послышался сонный голос Роба.

Наш раненый герой то дремал, то невпопад подключался к беседе.

— Согласно отчету доктора Каруаны, Галеа умер примерно за двенадцать часов до того, как вы нашли его тело в сундуке. Я говорю примерно из-за разницы во времени между первой и второй аутопсиями. Как и предвидел Роб, на конечностях Галеа имеются следы обморожения, значит, он был, мы в этом абсолютно уверены, убит в Канаде. И это хорошие новости, ведь можно снять все подозрения со старого Иосифа Фарруджиа. Но все-таки мне до смерти хочется знать, какого черта он делал в Риме, чтобы окончательно убедиться, что между его поездкой и смертью Галеа нет никакой связи.

Но есть и плохие новости… ну… вы догадываетесь, что это. — И детектив как-то больно жалостливо посмотрел на меня, будто хотел заранее извиниться за то, что он намерен был сказать. — Так вот. Нашли два разных образца крови на сундуке. Один, конечно же, совпадает с группой крови Мартина Галеа. Другой образец — группа В положительная — принадлежит Мэрилин Галеа. Надо отметить, что эта группа крови достаточно редко встречается у белых североамериканцев. Есть несколько версий: либо она порезалась в момент убийства своего мужа, либо сама себя поранила, — осторожно предположил детектив, — или, может быть, лишила себя жизни одновременно с ним. Сам не знаю, к чему склоняюсь больше. Нанесенный Галеа удар был смертелен, по словам Каруаны, причем выполнен мастерски: он пришелся на межреберье. Орудие убийства, в данном случае нож, пронзил легкое и левый желудочек сердца. Работа профессионала, не иначе, или же подфартило, если можно употребить это выражение к удару дилетанта.

— Но кто же зашел в самолет, воспользовавшись авиабилетом и визой Галеа в Италию? Кто это и почему, ума не приложу!

Табоне оставил мой вопрос без ответа.

— Давайте-ка вернемся к нашим баранам. Еще раз подробнее расскажите о том, что же случилось сегодня вечером в Тихом городе. Так называют Мдину, между прочим, и это спасло вас. Люди ничего просто так не называют. Добропорядочные жители Мдины не любят, когда нарушают их покой, и сразу вызвали полицию. Вы и ваш преследователь или преследователи подняли такой шум! Но этим бандитам удалось скрыться.

Я вернулась к вечерним событиям. Брови Табоне поползли вверх от удивления, едва он услышал изложенные мной подробности. Когда же я рассказала ему о краже приглашения, на его лице появилось подобие улыбки, но более того, его реакция на мое противоправное действие была снисходительной, в отличие от той бури в стакане, которую устроил Роб.

— Вы видели номер машины? — спросил Табоне.

— Нет.

— Сколько человек находилось в машине?

— Два, кажется, я видела двоих.

— Вы абсолютно уверены, что они хотели сбить вас? Вы знаете, как мы здесь ездим. Может быть, они вернулись, чтобы убедиться, что с вами все в порядке?

— И извиниться за причиненное беспокойство? — спросила я с легкой иронией.

— Возможно, — сказал Табоне каким-то извиняющимся тоном.

— Не-е-т, — донеслось мычание из кровати.

— Хорошо, — сказал детектив, — я проверю список приглашенных на вечер к Галициа, хотя не думаю, что найду что-то необычное. Кроме вашего визита, конечно.

Мы посидели несколько минут молча.

— Алекс! — раздался голос Роба. — Он звонил. Я забыл вам сказать. Просил перезвонить, как только придете. Извините!

* * *

Было еще относительно рано для ответного звонка в Канаду, но если учесть, что Алекс был полуночником, я не боялась его потревожить. И он сразу перешел к делу:

— Я достал копию фильма Эллиса Грэма и посмотрел его. Довольно сенсационное заявление об истории рыцарей святого Иоанна и довольно хорошее телевизионное шоу, должен сказать. Он упоминает о множестве пропавших ценностей и фамилии старинных родов Мальты, которые, возможно, хранят их в своих тайниках. Он действительно мог искать крест, о котором я тебе говорил, — серебряный с позолотой, предположительно вывезенный с Родоса на Мальту Филиппом Вилье де Лиль Адамом — великим магистром — в 1552 году. В то лихое время туркам покоя не давала христианская обитель на Мальте. И вот турецкая армада в двести тысяч человек на семистах судах окружила остров. Рыцари отражали атаку целых три месяца, прежде чем великий магистр сдал свою шпагу Сулейману Великолепному. Султан на удивление великодушно обошелся с побежденными братьями во Христе: он даровал им свободу и отпустил на все четыре стороны.

— Так ты думаешь, что, работая над программой, Грэм получил сведения о местонахождении креста и отправился на поиски сокровища? — Мне важно было убедиться в правильности собственного мнения, и я ждала, что скажет Алекс.

— Да, я в этом уверен, особенно после просмотра фильма. Я тут переговорил с одним своим старым другом из лиги актеров. Оказывается, он работал в той же студии, что и Грэм. Тот парень говорит, что после выхода фильма на экраны Грэм стал просто одержимым: идея найти крест переросла у него в манию. Он говорил о нем и о рыцарях день и ночь, и его сослуживцы уже начали подумывать, не спятил ли он. Грэм был убежден, что рыцари наверняка оставили какой-то тайный знак, сообщение, где его спрятали, до того как Наполеон вышвырнул их с острова. Во всяком случае, я уверен, мы идем по верному следу, но я выудил еще кое-что новенькое. Не знаю, хорошие это новости или плохие, но крест обнаружен.

— Ты шутишь? — ахнула я.

— Вовсе нет. Я подключился в Интернете к небольшой беседующей группе музейщиков, которые регулярно собираются для обмена информацией. И решил получить у них сведения по интересующему меня вопросу. Во всяком случае, я следил за их беседой, как вдруг один из них сказал, что в каком-то музее бывшей союзной республики опять-таки бывшего Советского Союза вышел каталог запасников его коллекции. И нам, моя дорогая, следует пролистать его страницы, потому что в нем столько вещей, которые были скрыты от людских глаз в советскую эпоху, что аж дух захватывает. Уверен, ты догадалась об остальном. Серебряный с позолотой крест принадлежал рыцарям святого Иоанна и предположительно был вывезен из Иерусалима на Родос, а потом на Мальту. В конце концов, он попал в этот музей. Я не могу поверить этому, но я и не могу представить, что их два. В каталоге также упоминается имя де Лиль Адама. Информация из каталога музея полностью совпадает с теми сведениями, которые Грэм добыл о старинном кресте своими путями, и если учесть влияние России на Мальте в годы правления императора Павла I, то я вполне могу допустить такой вариант.

— Предположим, что Грэм ничего не знал о музее и его каталоге, о которых ты говоришь. Что это нам дает?

— А дает нам это вероятность того, что его не могли убить за реликвию, которой не могло быть в том месте, где ее искали. Возможно, он искал что-то другое, хотя, судя по словам моего собрата по экрану, не похоже.

— Все это изрядно запутано, — ответила я.

Поблагодарив Алекса за его лепту в наше детективное расследование, я вернулась к постели Роба. Табоне вскоре ушел, и я, пока Лучка дремал, мысленно составила каталог всех криминальных происшествий за последнюю неделю.

* * *

Галеа убили в Канаде. Мэрилин либо была виновна в убийстве мужа, либо сама стала жертвой преступления. Скорее всего, его убили в собственном доме, поскольку никакого другого возможного места для этого злодеяния я не представляла. Но кто-то приехал на его машине в аэропорт, припарковал ее, воспользовался его авиабилетом и документами и улетел в Италию.

Вторая жертва убийства — Эллис Грэм, искавший что-то, скорее всего, связанное с его документальным фильмом, причем с помощью металлоискателя и в тех местах, где я с ним сталкивалась. Но наиболее вероятный объект его поиска находится не на Мальте, а в неизвестном музее в третьей стране, чего, похоже, он не мог знать.

Иосиф Фарруджиа улетел в Рим по неизвестной причине, которую не раскрывает, однако он был в неведении относительно смерти Галеа, а Табоне его все еще немного подозревает лишь из-за своего упрямства.

Мы с Робом только что попали, как бы он сказал, «в столкновение с транспортным средством» прямо после того, как меня вышиб из Палаццо Галициа сам министр — человек тщеславный, с глупыми холодными глазами. Он также, согласно человеку по имени Ёжик, закадычный друг детства Мартина Галеа — факт, который он сам отрицает мне в лицо.

Все важные персоны были на приеме: министры иностранных дел разных европейских государств и множество военных чинов, и Галициа беседовал со всеми. Некоторые из этих людей должны будут завтра вечером прийти на спектакль в Мнайдре — месте, где тоже произошли странные события.

Получился испещренный событиями список, но он никуда особенно не приводил, и вскоре я заснула, свернувшись калачиком под одеялом у кровати больного. Время от времени я ворочалась с боку на бок, разбудила Роба, но затем мы оба снова заснули.

* * *

Марисса приехала на следующее утро и приготовила нам завтрак. Мы обсудили с ней первоочередные меры по уходу за раненым Робом, которые она согласилась взять на себя, ввиду того, что мне предстояло выполнить пару дел до начала вечернего представления в Мнайдре.

Но я решила сперва серьезно поговорить с Мариссой об Иосифе.

— Марисса, — обратилась я к ней, — уверена, вы очень рады, что Иосиф вернулся домой, но вы должны знать, что детектив Табоне все еще подозревает вашего мужа, поскольку тот отказывается рассказать о цели своей поездки в Рим.

— Я знаю, — вздохнула она. — Иногда он бывает таким упрямым. Я расскажу вам, что он там делал, при условии, что это останется между нами. А также мне нужен совет, как мне следует себя вести при сложившихся обстоятельствах.

Я согласилась на ее условия.

— Энтони, как вы знаете, очень хочет стать архитектором, а мы своему сыну желаем только добра. Но теперь, когда Галеа умер, получение образования становится просто заоблачной мечтой. Мы не можем себе этого позволить, — печально заключила Марисса. — Еще до того, как все случилось, мы ждали, что Энтони сам скажет нам об университете в Торонто и о школе искусств в Риме. Нам с Иосифом не следовало бы этого делать, мы знаем, что… но мы прочли его письма, когда он был в школе. В первом письме из Канады говорилось о приеме сына в университет. Вы же знаете, как мы переживали, что Энтони в этом случае будет жить у Марка. Мы скрыли от него это письмо в надежде получить подобный ответ из Рима. Но из Рима пришел отказ: Энтони не приняли. Этого мы боялись больше всего. Только один положительный ответ, и то из далекой страны, где Марк смог бы безраздельно влиять на нашего мальчика. Мы ничего не сказали Энтони, а мой муж продолжал перехватывать все письма. Сообщение из Рима лишило Иосифа покоя. Он не мог ни спать, ни есть — все переживал. В конце концов, он решил поехать в Рим и просить, умолять, если придется, принять Энтони. Мы с трудом наскребли нужную сумму на билет, но на отель денег не осталось. Иосиф провел ночь, сидя в кафе. Он с большим трудом нашел это учебное заведение, спасибо, добрый человек подсказал дорогу.

Я смотрела на Мариссу, и мне стало ее так жалко, что слезы навернулись на глаза.

— Они вели себя с Иосифом ужасно, вежливо, безусловно. Но он знал, что они смеялись над ним за его спиной, над его внешним видом, несмотря на то что он надел свой единственный костюм. Они пренебрежительно фыркали, слушая его плохой итальянский, и презирали за отсутствие манер. Он не вписывался в их круг и прекрасно понимал это. — Она перевела дух и продолжила: — Они не изменили своего решения. Я с самого начала понимала, что дело безнадежное, но Иосиф не признался бы себе в этом. Он думал, если он им все объяснит, они поймут и решат вопрос положительно. Иосиф по-своему гордый человек. Унижение, которому он подвергся в Риме, оставило очень глубокий след в его душе. Он мне-то с трудом все рассказал, когда вернулся прошлой ночью, и запретил говорить об этом.

Марисса посмотрела на меня, стараясь найти в моих глазах понимание и, я бы сказала, сострадание.

— Я знаю, что надо обо всем рассказать полиции. Иосиф ни в чем не виноват. Он, наивный, верил, что все обернется к лучшему, но вышло наоборот. И он не посмеет рассказать кому бы то ни было о том унижении, которое пережил. — Марисса горестно вздохнула. — Самое главное, что мы еще ничего не сказали Энтони. Марк ушел из жизни, и наш сын знает, что сейчас уже нет никакого шанса поехать в Канаду, но все равно ежедневно проверяет почту, возможно для успокоения души. Я понимаю его: он все еще надеется. Я разрываюсь на части и не знаю, что мне делать. Что вы посоветуете?

— Энтони поедет в Торонто, если пожелает. Вы, наверное, еще не знаете, что Мартин оставил ему очень крупную сумму, которой хватит на все. Скоро вы услышите об этом от адвокатов. Уверена, это хоть как-то сгладит тот неблаговидный поступок Галеа по отношению к вам. Энтони получит сто тысяч долларов.

Марисса была ошеломлена.

— Столько денег! — Она чуть не задохнулась от избытка смешавшихся в одну минуту чувств радости и недоверия.

— И да и нет, — ответила я. — Что касается меня, я вообще считаю эту сумму ничтожной в свете тех страданий, на которые Галеа обрек вас. Так или иначе, а рассказать Энтони придется обо всем. Думаю, что в завещании есть какая-то ссылка на то, что Энтони — сын Мартина.

— Я понимаю, что вы имеете в виду. Боюсь, эта новость убьет Иосифа. У него крепкое сердце — сердце рабочего человека, но оно не насколько крепкое, чтобы все это пережить, — зарыдала Марисса.

— Вам и не нужно приступать к разговору немедленно. Дайте Иосифу время осмыслить происходящее по-своему, — посоветовала я.

Мы еще долго говорили, и мне некоторым образом удалось успокоить несчастную женщину.

* * *

Затем я перешла ко второму пункту своего плана. Сначала я проверила, есть ли в холодильнике пиво, и обрадовалась, найдя упаковку из шести бутылок — охлажденных и готовых к употреблению. Я загрузила пиво в машину и понеслась через остров в Меллиху, чтобы еще раз поговорить с Ёжиком.

Я нашла старика на том же самом месте и в том же самом шезлонге, но он посмотрел на меня так, будто видел впервые. Ёжик был сильно озадачен моим появлением, но остался доволен моим угощением и предложил присесть.

— Несколько дней назад я приезжала к вам с другом, — начала я. — Мы из Канады.

— Разве? — смутился он.

— Я расспрашивала вас о Марке Галеа, — сказала я, вспомнив о здешнем произношении имени.

— Да-а? — высказал он свое изумление.

У меня тут же засосало под ложечкой от мысли о бессмысленности этой поездки, но я решила не сдаваться.

— Может, я не о том спрашиваю? — зашла я с другого края.

— Возможно, — согласился старик.

— Я бы хотела поговорить о Джованни Галициа.

— Это можно, — ответил Ёжик.

— Вы помните Галициа? — терпеливо забросила я удочку в омут его памяти.

— Конечно, помню, — с раздражением ответил он. — Это вас я не помню, а прошлое у меня отчетливо стоит перед глазами. Оно одновременно и благословенное и проклятое.

— А в случае с Галициа?

— Проклятое. Я вынужден сказать: проклятое. Выпейте со мной пива! — вдруг приказал он и протянул мне бутылку. — Терпеть не могу пить в одиночку.

Старик блаженно сделал длинный глоток из горлышка, затем посмотрел, как я отпила немного из своей бутылки.

— Вы ведь не из рабочих? — спросил он меня.

Я покачала головой, а он внимательно присмотрелся ко мне. Видимо, удовлетворенный, Ёжик приступил к повествованию:

— Что-то творится с людьми, окружающими Джованни Галициа, я бы сказал, что-то очень нехорошее.

Старик на время умолк. Я ждала. Я знала, что каким-то образом эта беседа сыграет свою роль в собственном суждении Ёжика.

— Я работал учителем в местной приходской школе — средней школе. Я считался добропорядочным католиком, смею добавить, хотя что сделало меня таким, я не знаю. Джованни Галициа был одним из моих учеников, но не самым лучшим. Самым лучшим был Марк Галеа. Но каким-то образом обстоятельства работали на Джованни, не всегда, как он того ожидал, но все равно работали. Я помню, как он пытался попасть в футбольную команду. Ребята называли игру сокер, ее придумали британцы. Так вот, тренеры отобрали детей и некоторое время колебались, кого оставить из двух последних мальчиков — Джованни Галициа или Павло Бонничи. Я считаю, что Павло лучше играл в футбол, чем Джованни, но с ним случилось несчастье: он упал со школьных лесов. Одну из стен в то время ремонтировали, а мальчики были пьяны, конечно. Кажется, в этом возрасте большую часть времени они посвящают вот такому «высокоинтеллектуальному» досугу. Павло заявил, что его толкнули, но не сказал кто, потому что ему никто бы не поверил. И я бы сразу не поверил. Только гораздо позже до меня дошло. В команду взяли Джованни. А вот другой случай. В школе проходил конкурс ораторского искусства. Джованни и еще один мальчик яростно боролись за первое место. Джованни, может быть, и не был хорошим учеником, зато для политика, которым он хотел стать, у него были хорошие ораторские задатки. Его речи, пусть и неэмоциональные, отдавали душком плагиата, как будто кто-то, и я подозреваю, кто именно, писал их для него. Тем не менее, он вышел в финал, и знаете почему? Мальчики перед финалом конкурса пошли отпраздновать последние дни занятий, и после этого конкурент Джованни заболел — сильнейшее пищевое отравление, — а сам он победил. Но вы, вероятно, все уже поняли.

У меня выступила испарина на лбу, пока я слушала Ёжика.

— Пришла пора поступать в университет. Абитуриентов — пруд пруди, а университет на Мальте всего один. Понятно, что поступить было очень сложно. В такой ситуации необходимо иметь связи, а у таких простых ребят, как Марк и Джованни, их не было. Единственной надеждой было поступление в зарубежный вуз. Если выходец из бедной семьи не мог оплачивать свое обучение, он должен был заработать стипендию, сдав дополнительный экзамен. Джованни сильно преуспел, чего я от него не ожидал. Но потом у меня появилось неоспоримое доказательство того, что он жульничал — списывал — на экзамене. Я поймал его, — как сейчас помню, это была пятница, — и дал ему срок — уик-энд — подумать над тем, что он сделал. Я поставил его перед выбором. Если он считает, что совершил хороший поступок, то расскажет о нем в моем присутствии директору, а я со своей стороны буду ходатайствовать, чтобы ему разрешили пересдать экзамен. Если же он откажется от моего предложения, то я сам обо всем доложу начальству. Отсрочив его наказание, я совершил самую большую ошибку в своей жизни.

Глаза Ёжика затуманились от нахлынувших воспоминаний.

— Я уехал на уик-энд. Помню, сел на пароход и отправился с друзьями на Гоцо. Когда я вернулся в понедельник утром, вся школа жужжала, как растревоженный пчелиный рой. Меня вызвали в кабинет директора и уволили. И это после двадцати лет безупречной работы. Я был настолько поражен, что не сразу догадался спросить, за что меня увольняют. Директор ответил, что я сам прекрасно знаю и что мое омерзительное поведение наконец-то выплыло наружу. Я был сражен наповал. Выйдя из кабинета директора, я хотел найти кого-нибудь из коллег или друзей, чтобы выяснить, в чем дело, но они со мной не разговаривали. В конце концов, я услыхал сплетни о себе. Якобы один из учеников, не стану называть его, доложил о том, что я приставал к нему с домогательствами. Надеюсь, вы знаете, что такое домогательство? Мне не нужно называть это слово по буквам?

Я сказала, что понимаю, о чем идет речь.

— Мне так и не дали реабилитироваться. Фамилию ученика мне не назвали. Я пережил жуткую трагедию. Меня больше нет. — Старик развел руками. — Оказывается, от инсинуаций погибнуть легче, чем от физической расправы. Дальше в моей жизни все пошло кувырком. Чтобы доказать, что я нормальный, а не тот, кем меня считали, я женился без любви на вдове с маленьким ребенком. Мало того, что мы не любили друг друга, так она всячески унижала меня. Боже, сколько я перенес страданий от ее краснобайства и колкостей! В конце концов, у меня случился нервный срыв. Мне сказали, что я никогда не поправлюсь полностью, но я не такой идиот, каким меня все считают. Моя жена ушла на тот свет, слава тебе, Господи! Ее дочь присматривает за мной, но не потому, что любит меня, — ей нравится роль великомученицы. А я сижу здесь и слежу с каким-то всепоглощающим интересом за карьерой досточтимого Джованни Галициа.

Вдруг старик наклонился ко мне и схватил за запястье.

— Вы видели его глаза? — спросил он, сильно впиваясь пальцами в руку.

— Видела, — ответила я.

— И что в них?

— Ничего. Абсолютно ничего.

— Точно. Ни души, ни сердца.

Его приемная дочь, должно быть, зорко следила за своим отцом, потому что сразу вышла из дома, увидев, как он схватил меня за руку.

— Мой отец докучает вам? — спросила она. Женщина была хрупкого телосложения, но выглядела гораздо старше своих лет.

— Вовсе нет, — ответила я. — Ваш отец рассказывает мне очень интересные подробности об истории Мальты.

Ёжик отвернулся.

— Только без твоих теорий, папа, — запретила она. — Никакого бреда о Джованни Галициа!

Ёжик состроил гримасу ей вслед.

— Они все думают, что я того… ку-ку… — сказал он, покрутив пальцем у виска, как только его дочь скрылась в доме, — но вы ведь уже знаете, что он за человек?

— Да. А что случилось потом?

— Его восхождение стремительно продолжалось. Его семья поддерживала лейбористскую партию, возглавляемую Домом Минтоффом. Галициа собирался вступить в нее, но потом стало ясно, что республиканская партия победит на предстоящих выборах, а кандидатуру единственного человека, у которого был шанс победить на них, сняли. Никто не говорит почему, но поползли слухи. Этот ход конем вам ничего не напоминает? — задал он риторический вопрос.

— А где же был Марк Галеа все это время? — спросила я, желая провести параллель в судьбах двух близких друзей.

— Марк и Джованни были лучшими друзьями в школе, хотя Джованни был на год или два старше Марка. У обоих был фальстарт в ранней юности, и оба были очень амбициозны. На этом их сходство, думаю, и заканчивается. Марк был талантлив, почти гениален и очень обаятелен. Он хорошо сдал вступительные экзамены и получил стипендию честным путем. У меня сложилось о нем хорошее мнение, пока не случилась беда с молоденькой дочерью Кассара.

Я расскажу вам об этом, если желаете, — услужливо предложил Ёжик.

— Вы уже рассказывали прошлый раз, — напомнила я.

— Разве? — изумился старик. — Совсем недавно, а я и не помню, — ухмыльнулся он. — Они отличались друг от друга, думаю, тем, что Марк был больше нацелен на творческий успех, и его честолюбие распространялось только на ту сферу человеческих знаний, в которой он хотел быть и царем и богом. Джованни не мог этим насытиться, потому что ему всегда и всего было мало. Может быть, разница и небольшая, но весьма существенная.

— Прошлой ночью я побывала на званом вечере в доме Галициа, — призналась я. — На самом-то деле я фактически сорвала это мероприятие. Сначала я выкрала приглашение со стола его секретарши, а потом меня поймали с поличным, потому что я была единственной женщиной на вечере.

Ёжик запрокинул голову и залился беззвучным смехом.

— На этом светском рауте присутствовали военные высокого ранга, очень высокого, я бы сказала, хотя я не специалист в этих делах. Даже при поверхностном взгляде на сборище вояк я узнала одного человека — члена оппозиционной партии. Уж не подумывает ли наш Галициа о смене политических ориентиров, как вы считаете? Может быть, он не согласен с мнением премьер-министра насчет вступления Мальты в Европейский союз?

— Вы увязли в предположениях, дорогуша, — сказал старик, смахивая навернувшиеся от смеха слезы. — Значит, вы допускаете, что Галициа меняет политические партии, поскольку таким образом нащупывает ходы в политическом противостоянии, выясняет, какую платформу выгоднее поддерживать. И ведет он себя так не только в политике. Что же касается духовных ценностей, у него их просто нет. Единственное, во что он верит, — это в себя, и если потребуется, по головам пойдет, лишь бы ему был прок.

— Знаете, я прочла кое-какие статьи о Галициа. Люди, кажется, высокого о нем мнения, по крайней мере, журналист, написавший статью. Складывается впечатление, что министр — такой светский и интеллигентный человек, что диву даешься.

— О да! Он башковитый, это уж точно, да и обаяния ему не занимать, что делает его еще более опасным.

— Судя по вашим рассказам, тот человек, у которого отсутствует вера и какие-либо ценности и нет никаких угрызений совести за содеянное зло, является…

— Психопатом? — помог мне Ёжик. — Это слово подходит? Называйте его как хотите, но суть в том, что любой, кто встанет на пути у Галициа, будет так или иначе устранен.

— А как вы думаете, кто сейчас стоит у него на пути?

— Ума не приложу. Всегда кто-нибудь стоит. Советую убедиться, что не вы, дорогуша.

Глава четырнадцатая

О! Я горю! Нацистские полчища окружили меня. Мои люди голодают, моя история в руинах. Когда же придет помощь? Я вынесу все. Я выживу во что бы то ни стало. Скоро наступит и мое время.

Итак, все было готово к началу представления.

До нормы остужено шампанское, маленькие формочки наполнены икрой, устрицы выложены на переливающиеся перламутровым блеском половинки раковин и охлаждены кусочками льда, слышится хруст накрахмаленных скатертей, сверкают серебро и хрусталь, повсюду — искусно составленные букеты цветов. Марио Камильери отдает распоряжения по уоки-токи. Эстер — его застенчивая помощница по соблюдению протокола на приемах международного уровня — лихорадочно выстраивает фужеры для шампанского в прямые ряды и ровняет с одержимой точностью салфетки.

Я наблюдаю за сценой с долей изумления и легкой иронии. Анна Стенхоуп оделась торжественно и официально — синее шифоновое платье, а на шее нитка жемчуга. Кажется, она как всегда держит эмоции под контролем, и только два розовых пятна на щеках и очень яркие глаза выдают ее возбуждение. Я снова в нарядных брюках-клёш — единственном одеянии, привезенном из дома, вполне соответствующем данному случаю. Я брожу по задворкам храма, искренне надеясь, что достопочтимый Джованни Галициа меня не узнает.

Эмоции учащихся на пределе, и только одна или две девочки выказывают полную индифферентность. София пребывает в своей обычной безмятежности, а рядом с ней ее подружки грозятся сбежать или упасть замертво от страха. Они облачились в костюмы для первого акта спектакля, а на их пухленькие свежевымытые лица нанесли пудру, румяна и подвели глаза. Некоторые из них все время подсматривают из-за угла храма, что творится вокруг, и оживленно пересказывают подробности своим слишком переживающим подругам.

Мои руки немного трясутся, когда я наношу грим троглодита на милое маленькое личико Марии, затем похлопываю по белому пухлому подушечному животу Джеммы, нарядившейся Наполеоном, а уж затем поправляю съехавший набок шлем римского центуриона на голове Натали. Видит Бог, как я хочу, чтобы это представление прошло для всех них успешно.

И поскольку я проверяю полную готовность всех, если так можно выразиться, служб к началу представления, я, заглядывая в лицо всем взрослым помощникам, ищу того секретного агента, о котором говорил детектив Табоне. Неужели это Алонзо — большой и в чем-то неуклюжий старший брат одной из девочек, но с упругим накачанным телом? Девчонки жаловались, что он шпионит за ними. Может быть, это его работа?

Может, это Виктор Дева, который, уже опробовав все лампочки, приступает к окончательной установке микрофонов? Но уж точно не его кузен Франческо, отсутствующий по причине болезни. В результате самоволки Франческо я вынуждена ассистировать Виктору Дева. Я хожу за ним повсюду и выполняю мелкие поручения. Вместо того чтобы и дальше помогать девочкам одеваться к спектаклю, я несу ответственность за прожектор, установленный на высоком металлическом штативе. Я должна буду его включать и выключать по ходу спектакля, руководствуясь пометками Виктора в копии сценария, который он мне отдал, сказав, чтобы я хорошо запомнила свою роль. Виктор заверил меня, что будет неподалеку, с другой стороны входа в храм, где установлены еще несколько прожекторов.

Анна Стенхоуп — хозяйка «бала» — стояла перед сценой и давала последние указания. Девчонки после вчерашней вдохновенной речи своего преподавателя, казалось, были на редкость собранными и спокойно выполняли все распоряжения. Я знала, что София, случись что, всех уймет и позаботится обо всем.

Марио Камильери — секретный агент? Что-то не похоже. Он все же больше смахивает на тех типов из «паблик релейшнс» — хорошо говорит, но до решительных действий ему далеко. Последние, кто остались в списке взрослых, — Анна Стенхоуп и Эстер, если не считать полицейских и солдат, стоящих в оцеплении, и вряд ли кого-то из них можно было принять за секретного агента.

Начинает смеркаться. Это время, когда глаза понемногу переходят от дневного видения к ночному, когда краски дня тухнут на какое-то время и по всем очертаниям предметов разливается серебро. Вечер для представления выдался на редкость удачным — ясный, без дождя и даже без единой тучи на горизонте, и, самое главное, такой теплый, прямо как в день моего приезда.

Возведенная на берегу Мнайдра защищена морем с одной стороны и упирается в склон с другой. Храм Хаджар-Им расположен чуть выше и дальше. Между двумя храмами спускается к морю длинная каменная стена. Для соблюдения всех мер безопасности солдат расположили вдоль этой стены на расстоянии несколько ярдов друг от друга, чтобы находиться в зоне наблюдения во всех направлениях и в пределах видимости друг друга. Другие отряды патрулируют территорию со всех сторон храмового комплекса между морем и стеной. Делать это было легко, потому что на всем пространстве не было деревьев, загораживающих обзор. Так что задача проникновения в храмовый комплекс становится трудной, если не невыполнимой.

В дополнение к иностранным гостям высокого уровня, которых радушно встречают и провожают перед спектаклем в просторные шатры, установленные и обустроенные благодаря усилиям Марио Камильери и мальтийского правительства, на премьеру пригласили и родителей школьниц, участвующих в представлении. Поскольку число мест ограничено, для простой публики отводят небольшой участок, где можно стоя посмотреть действо.

Гости, приехавшие на представление, пользуются единственным входом, устроенным в зияющей бреши храмовой стены. Перед входом каждого человека, включая учащихся и сопровождающих их взрослых, тщательно обыскивают на предмет огнестрельного и холодного оружия. Мы наблюдаем из входа в храм за родителями и семьями, которых сопровождают к зрительским местам, расположенным под шатром для VIP и далее вдоль края холма. Я рада была увидеть Табоне и Роба, медленно идущих к своим местам совсем неподалеку от шатра. Зрители попроще устраиваются на одеялах и подушках дальше у подножия холма.

* * *

Пока мы ждем официального начала вечера, я брожу вокруг храмового комплекса. Внизу у берега покачиваются на легкой волне два или три полицейских катера, подготовленных на случай, если какой-нибудь бесстрашный пловец или альпинист вздумает сорвать наш вечер. С точки зрения безопасности единственно уязвимым местом для охраны VIP-контингента является воздушное пространство, но Марио убеждает меня, что вышка наблюдения в аэропорту обеспечивает охрану с воздуха, и истребитель-перехватчик готов в любой момент обезвредить нарушителя.

Раньше я считала, что выбор Мнайдры в качестве задника импровизированной сцены сделан по наитию, теперь я переживаю, что материально-техническое обеспечение тыла комплекса может оказаться под угрозой. Между храмом Хаджар-Им, стоящим на самой высокой точке площадки, и Мнайдрой, уткнувшейся в лощину рядом с морем, пролегала мощеная дорожка длиной, по моим подсчетам, чуть больше четверти мили. Эта дорожка, как мне сказал несколько дней назад прочесавший местность на мотоциклах полицейский патруль, была предназначена для безопасного прибытия почетных гостей. И хотя пройти пешком это расстояние ни для кого не составит особого труда, я все же не могла себе представить, как это сделают сановники со своими супругами. Мощеная дорожка не слишком широка для проезда автомобиля: по ней не пройдет и карроцин — запряженная лошадью мальтийская повозка.

Но я недооценила изобретательность Марио Камильери и страсть мальтийцев к парадам.

— Представление начинается! — оглашает он окрестности зычным голосом, и я слышу аплодисменты скученных у холма гостей.

Почетный караул — офицеры вооруженных сил в парадной форме чернильного цвета, за исключением двух-трех ярких пятен: красных лампасов, широкого белого ремня и множества медных пуговиц, — выступили вперед и рассыпались по обочинам дорожки. Глядя на эту дорожку, я сначала слышу, а затем вижу духовой оркестр, марширующий за кавалькадой маленьких золоченых микромобилей, сверкающих яркой свежей краской, каждый из которых был украшен разноцветными лампочками и флагом страны сидящих в ней гостей. Надо отдать должное карнавальной выдумке Камильери — выглядело это впечатляюще.

В первом микромобиле, возглавляющем группу должностных лиц, стоящих у кормила власти, едет премьер-министр Чарльз Абела, за ним следует министр иностранных дел Великобритании сэр Эдмонд Невиль, потом — министры Греции, Италии и Франции. Мне интересно было увидеть премьер-министра. Я представляла его полным ничтожеством и знала только то, что он не любит Джованни Галициа. Тут я вспомнила фразу Ёжика о том, что не следует вставать на пути Джованни Галициа.

А вот и Галициа собственной персоной. Едва его машина доехала до холма, он вышел и прошел оставшийся путь пешком, пожимая руки своим обожателям, обращаясь к знакомым с теплыми словами. Вот он замешкался немного, чтобы показать фотографию своих детей, а затем начал обниматься и дружески похлопывать по плечам однопартийцев. Его жена, британская аристократка, которую я узнала по портрету, но не имела удовольствия встретить на приеме в Палаццо Галициа, пошла впереди микромобиля.

Гости угощаются шампанским, икрой, устрицами, затем занимают свои места. В первом ряду восседают Чарльз Абела и министры иностранных дел, во втором — их жены и, как ни странно, Галициа. В третьем ряду мало народа, из чего я делаю вывод, что там находится штат службы безопасности и прочие. Видимо, Галициа был раздосадован тем, что его место во втором ряду: едва заняв его, он тут же привстал и сел на край стула, чтобы быть ближе к первому ряду.

По сигналу Камильери гаснет свет, и мы погружаемся в кромешную тьму на несколько минут. Виктор с помощью реостата медленно направляет освещение так, что на мгновение или два руины храма озаряются космическим сиянием. Зрители застывают, пораженные гипнотической игрой света. И если в дневное время эти циклопические камни оказывают неизгладимое впечатление, то в сумерках они приобретают какую-то первобытную силу, способную глубоко воздействовать на психику, будто на короткое время духи прошлого, населяющие эту территорию, на несколько мгновений становятся почти видимыми. Можно представить себе на несколько минут, что чувствовали первобытные люди в присутствии Великой Богини — всемогущей и всезнающей, любимой, обожаемой и внушающей благоговейный страх. Я чувствую трепет в чреслах, и меня не отпускает ощущение надвигающейся катастрофы. Вдруг у меня возникает желание остановить это представление, чтобы все остались живы и здоровы. Но вот лампы засветили в полную силу, я направляю прожектор на священный вход в храм, и представление начинается.

София стоит там в длинном белом платье, ее сильный голос рассекает ночной воздух.


— Я — в начале мироздания, я и вершу его. Я — священный круг, я — плетельщица паутины времени и пространства. Я — космическое «и», жизнь и смерть, порядок и хаос, соединение вечного и бренного. Я — Земля со всеми ее составляющими.

Долгое время, которое вы называете тысячелетиями, мы жили в мире и согласии — вы и я. Я даровала плодородие землям и щедрость морям, чтобы пропитать вас, и научила вас пользоваться ими. Я одарила вас художественным воплощением, дабы через скульптуру, живопись и ткачество вы могли чтить меня, а через меня — и себя. И я научила вас письменам, дабы вы могли помнить меня.


Аудитория с благостным видом внимает высокопарному монологу девушки. Даже политики, циничные и скучные, вынужденные по роду своих занятий участвовать в официальных мероприятиях, пленены зрелищем, кроме Галициа, который отходит подальше от шатра и закуривает сигарету.

Пока София говорит, я осознаю, что нахожусь на вершине необычного правильного треугольника. Но на этот раз не солнце, а восходящая луна занимается на горизонте. Левой рукой я могу указать на Анну Стенхоуп, а правой — на Виктора Дева, стоящего спиной к морю.

Пока я смотрю то на одного, то на другого, легкий бриз налетает с моря и треплет волосы Виктора, дует ему в лицо. Секунду или две ветерок обдувает его голову, вздымая редкие волосы на макушке, точнее вокруг крохотной лысины, похожей на нависшую над некой планетой шапку льда.


— И какой бы я ни была — отверженной, обесцененной, оскорбленной и языческой, — я остаюсь. Я жду вас в своих святилищах. Я живу в ваших снах. Намму, Изида, Афродита, Инанна, Астарта, Анат. Называйте меня любым именем. Я — Великая Богиня, и я буду отмщена, — громогласно заканчивает вступление София.

* * *

И вдруг я понимаю, что Эллис Грэм, предупреждая об опасности меня, горько ошибался. Я вспоминаю, когда впервые увидела Виктора Дева, правда только в профиль, но тем не менее начинаю его узнавать. На борту самолета он был священником и сидел рядом с Грэмом. Да, но теперь-то он одет не как священник. Мой разум медленно, будто завязший в какой-то липкой субстанции, начинает работать, докапываясь до причины такой метаморфозы. Если он — священник, то лишь играет на чувствах Анны Стенхоуп. Если нет, тогда кто он и зачем это делает? Эллис Грэм предупредил о грозящей нам всем беде. И пока я лихорадочно соображаю, то скорее чувствую, чем вижу, как Галициа все дальше удаляется от шатра. И тут я наконец осознаю, что сейчас произойдет нечто ужасное.

Виктор Дева выходит из тени менгиров — гигантских камней — и наводит оружие на VIP-аудиторию. Я слышу коллективный вдох. Все, парализованные страхом, застывают во времени и пространстве, все, кроме Анны Стенхоуп, которая в мгновение все понимает. Сначала на ее лице неверие, затем осознание, потом маска боли, которую я никогда не смогу забыть, перекашивает лицо.

Она бросается вперед и пересекает линию огня.

Ее тело обмякает, дергается дважды, затем она падает, как большая тряпичная кукла в залитом кровью вечернем платье из синего шифона. Где-то рыдает Великая Богиня.

Но киллер вновь поднимает оружие. Я стою у штатива с прожектором и толкаю эту длинную металлическую подставку как можно сильнее. Мы стоим — Виктор Дева и я, — загипнотизированные дуговым светом оголенных проводов, рассыпающих искры на фоне ночного неба. Штатив задевает его плечо, он спотыкается и роняет оружие.

Теперь повсюду слышатся пронзительные крики. В шатре царит хаос. Сотрудники службы безопасности прижимают своих подопечных к земле. До меня доносится хруст разбитого стекла и металлический перезвон опрокинутых стульев. Вертолет с полицейскими опознавательными знаками движется низко над землей к храмовому комплексу. Я думаю, помощь идет, и вижу, как Виктор Дева бежит вдоль храмовой стены в сторону мощеной дорожки.

Я вижу Табоне и припадающего на левую ногу Роба, вижу Эстер с пистолетом в руке, стремительно прорывающуюся вперед. К моему изумлению, Табоне и солдаты несколько раз стреляют по бакам вертолета. Вертолет меняет направление, а пилот, теряя управление, мечется над храмовым комплексом. Когда он пролетает над прожекторами, я вижу искаженное от ужаса лицо Франческо. Вертолет со скрежетом вспахивает край скалы и падает в море, где взрывается в огромном оранжевом шаре пламени.

Виктор Дева, изменив маршрут отступления, взбирается на скалу. Табоне и Эстер бегут ему наперерез, но я к нему ближе всех. Переполненная злобой, я бегу за ним. Мы оба с трудом карабкаемся по скалистому грунту, но не останавливаемся. В ушах звенит от собственного воинственного вопля. Одержимая только одной мыслью свалить с ног преступника, я не разбираю, что творится вокруг. Нас разделяет всего лишь несколько ярдов, и вот он уже на краю скалы. Он видит, что идти некуда, и смотрит прямо мне в глаза, затем делает неловкий шаг в сторону, спотыкается и… летит со скалы вниз. Я вою от душащей меня ярости и готова преследовать его даже в преисподней, лишь бы отомстить ему, но сильные руки тянут меня назад, и слышится голос Роба:

— Остановись, Лара! Все кончено.

Я прижимаюсь к его плечу и плачу.

Мы отходим от Эстер и Табоне, которые смотрят со скалы вниз — окровавленное тело Дева лежит на камнях, — и возвращаемся к Анне. Из толпы выходит врач, и я слышу где-то рядом спасительный вой сирены. На минуту она открывает глаза и, узнав меня, с удивительной силой тянет к себе. Затем она смеется, но захлебывается кашлем и, крепко сжимая мою руку, шепчет:

— Нет большей дуры, чем старая дура.

Глава пятнадцатая

Мой аппетит растет. Когда придет этому конец? Мои люди порабощены, преданы, обращены в другую веру, англизированы. Они сражались за чужие интересы, умирали по приказу инородцев. Оставьте моих людей в покое. Пусть они сами выберут свое будущее — те, кто поклонялся мне больше всех.

— Итак, что мы имеем? — спросил Роб.

Наступил следующий день после потрясших всех нас событий вчерашнего вечера, и мы снова собрались в кабинете Винсента Табоне.

— Мы впутались в большие неприятности, вот что мы имеем. — Детектив вздохнул. — Наверное, хотите получить разъяснения по интересующему вас вопросу?

— Да, не мешало бы, — сказал Роб. — Накопилась дюжина вопросов, таких, как кто, где, почему и как. Есть ли нечто более конкретное, чем все эти неприятности или подозрение Лары о том, что неукротимый честолюбец Галициа — идейный вдохновитель вчерашней акции?

— Ну, по крайней мере, у нас есть хотя бы ответ на вопрос, кто зачинщик, — ответил Табоне.

Он положил на стол фотографию. Она была мутная, но личность, запечатленная на ней, была вполне узнаваема.

— Марек Сидьян, он же Виктор Дева и еще длинный список других вымышленных имен. Не итальянец, зато мастер подражания любым акцентам, необходимым ему по роду преступной деятельности. Мы считаем, он научился своему ремеслу у русских в Афганистане. Его подозревают в других похожих заговорах, некоторые из которых, к сожалению, прошли более успешно, чем последний. Помните убийство итальянского бизнесмена в разгар дня на оживленной улице Милана всего несколько месяцев назад?

Мы оба кивнули.

— Сидьяна подозревают в этом преступлении, как и во многих других. Всю ночь я работал с данными Интерпола, сделал запросы в органы США и Канады, и теперь мы узнали, как действовал Сидьян. Дело в том, что он не только киллер, но и бизнесмен, который, облекая сам себя полномочиями, заключал сделки и доводил дела до логического завершения. Кроме того, что он учился актерскому мастерству. Возможно, ему следовало оставаться на этой стезе, а не менять ее на преступный промысел. Судя по его последним ухищрениям, он совсем неплохо смотрелся в роли Виктора Дева. Обычно он работал с сообщником вроде кузена Франческо. Мне вот-вот принесут фотографии, и я хотел бы, Лара, чтобы вы взглянули на них. В основном Сидьян работал в качестве наемного убийцы. Я не верю, что он самостоятельно выбирал мишени, но и не думаю, что вчера на повестке дня стояла кандидатура конкретного политика. Он не обременял себя ни философскими, ни религиозными принципами, как я успел заметить. Он делал то, что делал, и за деньги. Мы знаем благодаря Ларе, что Марек попал на Мальту из Франции под личиной священника.

— Я себе локти готова кусать, что не вспомнила его раньше, — вступила я в разговор. — Тогда бы я поняла, что он приехал на Мальту лишь под прикрытием сутаны, и заподозрила бы неладное, даже если бы точно не знала, в чем дело. У меня сильно развита интуиция.

— Не казни себя, Лара! — резко одернул меня Роб.

За последние сутки мы настолько сроднились с сержантом Лучкой, что незаметно перешли на «ты».

— Ты сама сказала, что лишь его профиль маячил у тебя перед глазами всю ночь, пока вы летели сюда.

— Алекс сообщил мне еще кое-что. Речь идет о фамилии, которую Виктор себе выбрал. В древней Персии и Риме существовал культ Митры-Дева — божества темноты, порока и страдания, относящегося к небесной сфере. Интересно, знал ли Виктор об этом, или речь идет о простом совпадении?

— Сидьян был хорошо образованным человеком, — сказал Табоне. — Выбор фамилии такого рода вполне соответствует его стилю. В добавление к своей интеллигентности, хорошему образованию и дару импровизировать он был, тем не менее, крайне мерзок. Он гордился тем, что придумывал изощренные способы убийства людей.

А что касается вопросов, где и как, — продолжил Табоне, обращаясь к Робу, — мы имеем определенные ответы. Где? Представление в Мнайдре. Как? Нам сообщили, что Сидьян славился планированием своих ходов до мельчайших деталей. Он искал площадки, удобные для осуществления своих замыслов. При встрече с Анной Стенхоуп в храмовом комплексе у него рождается идея. Одна из школьниц вспомнила, что Анна Стенхоуп рассказывала Виктору, или Мареку, о пьесе, обо всех знаменитостях, которые будут на премьере, и даже о Мифсуде — стороже, который, как предполагалось, поможет с постановкой. Виктор убрал Мифсуда из колоды, точнее грамотно помог старику упасть с лестницы так, что Мифсуд надолго выбыл из строя. И вот чудесным образом появляется мастер на все руки Виктор Дева и спасает положение. Старик-сторож толком ничего не помнит, но говорит, что Сидьян крутился вокруг школы в злополучный день его падения. Мы показали ему фотографию сегодня утром. Мифсуд пропойца, конечно, но сразу узнал Дева. Говорит, что, если бы знал заранее о преступнике, держал бы ухо востро.

— Пьеса и его роль в ней — те большие ящики с оборудованием — предоставили Мареку возможность спрятать оружие, — дополнила я. — Он не смог бы пронести оружие напрямую — все ящики обыскали. Но он и, может быть, Франческо вернулись к храму ночью до того, как поставили круглосуточные посты дежурства. Убийцы взломали склад, потому что у них не было ключа, но свои ящики не тронули. Сложив оружие со светооборудованием, они заперли замки на ящиках. Чтобы замести следы, они устроили нечто похожее на погром — работу разъяренных родителей. Это также дало Мареку возможность показать Франческо комплекс днем. Он привел его якобы помочь покрасить склад, а тот присматривался, где посадить вертолет.

— Не напоминайте, — резко прервал Табоне. — Он сполна расплатился за это. Самое позорное то, что эти мерзавцы украли полицейский вертолет у нас из-под носа. И если бы нам тут же не сообщили по рации о вертушке, они спокойно могли улизнуть.

— Меня удивляет другое. Почему они решили, что смогут скрыться в таком людном месте? — недоумевал Роб.

— Сидьян чрезвычайно горд своими показательными убийствами. Я упоминал об убийстве итальянского банкира: он совершил его в одном из огромных дорогих торговых комплексов в центре Милана накануне Рождества. Я думаю, он рассчитывал, что выстрелы вызовут панику и хаос, которые дадут ему возможность скрыться.

Другая характеристика этого преступника — он безжалостен к любому, кто встает у него на пути. Это умозаключение приводит нас к Эллису Грэму.

Табоне потянулся к нижнему ящику письменного стола и извлек объемный пластиковый пакет, где покоилась шляпа. Широкополая в стиле сафари шляпа с полями, загнутыми лишь с одной стороны, и ремень из леопардовой шкуры. Я могла бы их узнать из тысячи подобных предметов.

— Я помню нашу беседу за чашкой кофе. Хм! Подумать только, она возьми и найдись! Знакомая шляпа, Лара? — повеселел детектив.

Я кивнула. Эта шляпа принадлежала Эллису Грэму. Вряд ли их могло быть две одинаковых на этом крошечном острове. Я так и сказала Табоне.

— Прошлой ночью я провел обыск в комнате Франческо, — продолжал детектив. — Франческо остановился в утлом маленьком домике рядом с Га-том, тогда как Сидьян жил в фешенебельном отеле в Слиме. — Табоне сдул пыль со шляпы Грэма. — Заметьте, в шляпе дырка от пули — края фетра запеклись. Не хотел бы я оказаться на месте человека, который проведет следственный эксперимент — наденет шляпу на голову трупа. Но мы попросим кого-нибудь это сделать. Я уверен, что дырки в шляпе и голове совпадут. Думаю, либо Сидьян, либо Франческо убили горемыку Эллиса и оставили шляпу у себя, чтобы подразнить нас. Но за что они его порешили?

— Эллис Грэм совал нос не в свои дела и был к тому же редким занудой, — сказала я. — Убеждена, он искал потерянные сокровища мальтийских рыцарей. Я как-то смотрела его документальный фильм о местонахождении бесценных реликвий. Он не спускал с меня глаз, заподозрив во мне конкурента. Эта мысль превратила его больше чем в зануду — он был ужасен, пытался столкнуть мою машину с дороги! Грэм увидел меня с Виктором и вспомнил, как соседствовал с ним на борту самолета, совершавшего рейс Париж-Валлетта. Это его встревожило, и он почувствовал что-то неладное. Грэм зашел слишком далеко, предупредив меня об опасности. По-видимому, преступники решили, что он мог знать больше, чем следовало. Он мог с дури брякнуть что-нибудь Виктору. Может, он думал, что и Виктор ищет сокровища. Виктор действительно был на рынке в день убийства Грэма и мог запросто увидеть, а возможно и услышать, что Грэм пытался предупредить меня. Я считаю, что этим он подписал себе смертный приговор, ведь Сидьян никогда не оставляет свидетелей.

— Я подозреваю, мы никогда не сумеем доказать, даже имея вещественное доказательство, кто из них двоих убил Грэма — Сидьян или Франческо. Я ставлю на Франческо только потому, что шляпа найдена в его комнате, но это сейчас не имеет значения — они оба мертвы, — сказал Роб. — Здесь важнее найти заказчика и его потенциальную жертву. Честно говоря, жертвой мог стать любой член делегации, сидевший на первом ряду, включая министров иностранных дел трех европейских стран. Но Лара, я уверен, считает, что мишенью был премьер-министр Чарльз Абела, а заказчиком — Джованни Галициа. А что касается театра действий, то лучше, чем храмовый комплекс, не найти. Вы проверяли распорядок дня Абелы, Вине?

— Да. Мы отрабатываем с европейскими органами безопасности версию возможной мишени, но если премьер-министр являлся ею, то шансов убрать его с поста не так уж и много. Абела серьезно болен и не часто появляется на публике, особенно после операции. Чтобы соблюсти приличия, он согласился приехать на премьеру спектакля, а потом присутствовать на обеде на высшем уровне. Но что интересно: кажется, Галициа — единственный, кто склонял Абелу пойти на спектакль. Секретарь премьер-министра сказала мне, что Абела планировал пойти только на обед. Но, по мнению Галициа, присутствие премьер-министра на спектакле могло бы обеспечить успех переговорам.

Сделав паузу, Табоне продолжил:

— На основании интуиции, не говоря уже об упорстве канадской владелицы антикварного магазина, чей основной туристический опыт на Мальте свелся к обнаружению трупов, — я начинаю расследование по делу покушения на премьер-министра. Главный подозреваемый — достопочтимый Джованни Галициа. Я искренне надеюсь, что интуиция владелицы магазина не подвела ее, — добавил он, глядя мне в глаза, — в противном случае это поставит под удар мою многолетнюю и безупречную службу в полиции.

Роб изумленно поднял брови:

— Надеюсь, ваша информация весомее, чем просто присутствие на спектакле члена правительства?

— Пока не очень. Я поставил «жучок» на телефон Галициа и проверил его банковские счета. Поразительно, как органы правопорядка действуют на человека после неудавшейся попытки убийства по политическим мотивам. Я уже заполучил судебного аудитора, отслеживающего денежные переводы. Он сказал мне, что имеются некоторые интересные крупные банковские переводы, сделанные обходными маневрами. Парень заверил меня, что они привели его к цифровому счету в швейцарском банке. Мы скоро увидим, где «упадет яблоко», образно говоря. Но совсем не обязательно, что счет окажется на имя Сидьяна.

Роб и я переглянулись.

— Ведь Сидьян и Франческо мертвы, и нам будет трудно доказать, что Галициа причастен к этому делу. Хотя, если бы дело обернулось иначе, он бы не выпустил из рук пост премьер-министра. — Табоне сокрушенно покачал головой. — Уж не знаю, как мы его достанем.

— А как насчет того маленького ДТП в закоулках Мдины? — спросил Роб. — Вы еще настаиваете, что они вернулись попросить у нас прощения, Вине, или думаете, что это дело рук Галициа?

— Может быть. Если Галициа виновен в этом, тогда, думаю, наш друг Лара достанет его, — с уверенностью произнес Табоне. — Не исключено, что он действительно нанял Сидьяна для покушения на Лару. Она зашла в министерство, представившись журналисткой, чтобы взять у него интервью о Мартине Галеа, затем по дурости выкрала приглашение и расстроила мальчишник министра. Кто был за рулем — Сидьян, или Франческо, или пара варягов, которых нашел Галициа, — я пока не знаю, но выясню это, уверяю вас. Мы еще раз опросим всех, кто хоть что-нибудь тогда видел или слышал.

— Довольно малообещающий план, — скептично произнес Роб.

— Удивительно, но Галициа умудряется вывернуться из любой ситуации, — ответил Табоне. — Он когда-нибудь пролезет в премьеры, но не так быстро, как ему бы хотелось. Но пролезет он наверх точно. И что тогда? Если это его не удовлетворит, чего он станет добиваться потом? Захочет стать главой Европейского союза? Генеральным секретарем Лиги наций? Главой НАТО? Просто голова идет кругом!

— Вы делаете все, что в ваших силах, — успокоил Табоне Роб. — И я рад помогать вам. Но меня послали сюда оказать содействие в расследовании убийства канадского гражданина Мартина Галеа, и теперь, когда аутопсия установила его смерть в Канаде, здесь мне больше делать нечего. Не думаю, что найдется какая-нибудь связь между смертью Галеа и другими инцидентами. Надеюсь, что вы учтете мое мнение и что опрометчивые идеи Лары не окажутся заразительными.

Я смерила его взглядом:

— А как насчет вечера в доме Галеа? Что, если Сидьян имел план А и план Б? Вы сказали, он детально планировал каждую операцию, включая отступление. Возможно, планом А был вечер у Галеа. Согласно Мэрилин Галеа, ее муж возобновил отношения со своим старым другом детства. Каким? Неужели с Галициа? Если бы мы узнали, входили ли Абела и Галициа в список приглашенных гостей, тогда бы все встало на свои места. Предполагалось, что на вечере у Галеа будут присутствовать высокопоставленные люди. Наверняка преступники готовились.

Табоне пожал плечами и сказал без воодушевления:

— Я могу узнать, телефон же рядом.

* * *

Спустя несколько минут он уже разговаривал с кем-то по-мальтийски, а потом с некоторой долей удивления сделал пометку в блокноте.

— Так, так, — запыхтел детектив, повесив трубку. — Это была секретарь Абелы. Она сказала мне, что у премьера был запланирован частный прием несколько дней назад. Это не входило в служебные обязанности, поэтому он сделал запись карандашом в порядке возможного мероприятия. Эта небольшая вечеринка — пять-шесть гостей — должна была состояться в новом доме Галеа. Время мероприятия должен был установить хозяин по приезде, но оказался мертвым, и запись просто удалили из ежедневника. Догадайтесь, кто отпечатал приглашения от имени Галеа? Наш друг Джованни Галициа, конечно.

— Ну и что? — спросил Роб. — У нас нет ничего, что связывало бы Сидьяна с домом Галеа.

— О! Думаю, как раз наоборот, — прорвало меня. — В первую ночь я видела кого-то, думаю мужчину, с капюшоном на голове. Он стоял на заднем дворе. Я была здорово напугана, но больше его не видела. Теперь я понимаю: в том человеке было что-то, не знаю что, напомнившее мне телосложение Сидьяна. Когда я увидела его на скале вчера, до того как он оступился… я не знаю… что-то во мне щелкнуло. Потом пошла череда мелких пакостей — дохлая кошка, тормоза. Странно, что все эти инциденты произошли после моего приезда. Фарруджиа сказали мне, что у них никогда ничего подобного не случалось.

— Это говорит о том, что кто-то очень хотел выкурить вас из дома, — сделал вывод Табоне. — Но вы оказались крайне упрямы и не уехали.

— Да. С самого начала их идея использовать дом Галеа как место политического убийства не сработала. Им нужно было подготовиться, пронести незаметно оружие и осмотреть место на случай форс-мажорных обстоятельств, но рабочие весь день проводили в доме, а ночью сторожила его я. Поэтому они постарались выдворить меня, но опять пролетели. И тогда Сидьян приступил к плану Б — убийство в Мнайдре.

— А Галеа? Вы говорите, они убили его, чтобы воспользоваться его домом? Довольно круто, не находите? Нельзя же проводить вечер без хозяина?

— Вы правы, — согласилась я. — Но когда я впервые увидела Сидьяна в Мнайдре, то подумала, что он чем-то похож на Галеа. Вы не думаете, что он мог бы выступить в его роли?

— Вполне, — заверил Табоне. — Но в любом случае, Сидьян был уже здесь. Вы летели с ним одним рейсом, потому он не мог убить Галеа в Торонто.

Я пожала плечами:

— А как насчет Франческо? Где был он и что делал все это время?

— Хороший вопрос, — задумался Табоне. В кабинет вошел молодой полицейский с конвертом. Взяв его в руки, детектив сказал: — Ни в коем случае ничего не выясняйте, пока мы не узнаем, кто он. Может быть, это поможет.

Он вынул из конверта две фотографии.

— Взгляните-ка на них.

И положил передо мной два снимка. Я внимательно рассмотрела каждый. Сделанные с приличного расстояния, они были не очень хорошего качества. Я указала на один из снимков.

Табоне смутился.

— Вы выбрали Франко Фалконе, или Франко Фалцон. К сожалению, мальтиец. Он из Ксемксии, что в бухте Святого Павла. Уехал в Италию совсем юным, где явно приобрел скверные привычки.

— Франко-бедокур, — сказала я. — Мальчик вырос, чтобы стать гангстером. — Вспомнив слова Ёжика, я повеселела и закружилась по кабинету. — Вот что нам нужно!

— О чем она говорит? — спросил Табоне Роба голосом обескураженного человека. — Это что, шок, что ли?

— Франко-бедокур. Это тебе что-то напоминает? — спросил меня Роб.

— Трех школьных друзей. Марк — молодой бык, Джованни — крыса, Франко — бедокур. Марк вырос и стал архитектором, Джованни — министром иностранных дел, а Франко — гангстером. Спросите Ёжика.

— Ёжика? Что еще за ребусы? — возмутился Табоне.

Роб только ухмыльнулся:

— Да есть тут один чокнутый старик в Миллехе, который сидит весь день в шезлонге за бакалейной лавкой рядом с лестницей, ведущей в город. Если кто-нибудь что-то и знает, так это Ёжик.

— Пошлите к нему Эстер, — посоветовала я. — Скажите, чтобы прихватила упаковку пива «Киск». Он его любит. Она могла бы упомянуть мое имя, да, боюсь, он его не запомнил.

Табоне всплеснул руками.

— Не волнуйтесь, — сказала я, — он, может, не помнит меня, зато отлично помнит Джованни-крысу и Франко-бедокура.

Роб, улыбаясь, повернулся к Табоне.

— Меня заинтриговало это имя, Винс. Посмотрим, что можно узнать об этом Фалконе и о его деятельности. Скоро вернусь, — пообещал он детективу, выходя из комнаты.

Пока мы ждали, Табоне связался по телефону с Эстер и дал ей поручение съездить в Миллеху и отыскать Ёжика.

— Успехов, Эстер. Пора заканчивать с этим кошмаром.

* * *

Через пятнадцать минут Роб вернулся с довольно озадаченным видом.

— Мне не хочется говорить вам, потому что я заранее предвижу, как вы поступите, получив эту информацию, — сделал длинное вступление, — но, видит Бог, придется. Я переговорил тут с одним другом из ЦРУ насчет Фалконе и сделал запрос. Мы знаем, как Сидьян попал на Мальту, но откуда появился Фалконе, неизвестно. Оказывается, американцы тоже интересуются местонахождением Франко. Неделю назад ЦРУ случайно наткнулось на него в аэропорту при просмотре видеозаписи. Он известный преступник, которого ищут по всему миру, но он бесследно исчез. Фотографию, которую вы видели, Лара, получили с видеопленки, увеличенной в несколько раз. На всякий случай я попросил их уточнить время и место видеозаписи и уточнить расписание авиарейсов. Кажется, наш друг стоял в нескольких ярдах от входа на посадку.

— Он летел в Рим? — спросил Табоне.

— На Мальту? — прорезался мой голос.

— Неверно мыслите, господа. В Торонто! — сказал Лучка. — За двадцать четыре часа до смерти Галеа.

— Вы думаете, Франко убил Галеа, а потом воспользовался его билетом и дорожными документами? — предположил Табоне. — Такая версия вполне вероятна. На основании этой информации давайте забросим невод в море и посмотрим, сможем ли вытянуть улов. Итак, Сидьян заключает сделку с Галициа и следит за каждым шагом премьера. Но Абела болен, и возможностей убрать его не очень много. В новом доме Галеа намечается прием, и преступники решают привести план в исполнение там. Сидьян едет из Франции на Мальту. Франко убивает Галеа в Торонто, чтобы убрать с дороги, затем летит в Рим, используя его документы. Галициа знает, как выглядит Галеа, но премьер-министр, как и все остальные, может этого не знать: Галеа уехал отсюда много лед назад, и он архитектор, а не кинозвезда, в конце концов, чтобы его повсюду показывали. Пока он не умер, его фамилия была не очень известна на родине. Марисса и Иосиф могли бы доставить хлопот, но не думаю, что ему пришлось бы их устранить. Франко мог бы просто сидеть в засаде и ждать, пока появится жертва. Но дом, когда он приехал сюда, был уже занят, — заключил Табоне.

— Точно, — сказала я. — Я появилась в доме и свела на нет все усилия по претворению в жизнь первой части плана.

— Да и смерть Галеа спутала их карты. Смотрите, что получается. Франко засунул Галеа в сундук, который сам купил, но не знал, что мебель должна отбыть на Мальту на следующий день.

— А как же объяснить наличие желтой маркировки? Ведь этот предмет мебели не стоял в списке? — спросила я, но затем сама же ответила на вопрос, подключив логику: — Думаю, это Галеа изменил решение насчет мебели. Он сам поменял маркировку, или, на худой конец, это сделала Мэрилин.

Табоне продолжил:

— Итак, Сидьян, увидев Лару в доме Галеа, начинает разрабатывать альтернативный план Б и способы отступления, как выразилась Лара. Он еще не вступил в контакт с Франко, и в любом случае у него нет никакой возможности разузнать, сколько времени Лара пробудет на Мальте. Она вполне могла уехать до приезда Франко, и тогда бы они вернулись к выполнению плана А. Но затем Галеа находят в сундуке, и план А отпадает окончательно. Сколько потраченного зря времени!

Мы пытались выстроить логическую цепь дальнейших событий.

Наконец Роб сказал:

— И все-таки причастность Галициа к этим преступлениям пока что бездоказательна, ведь улик-то у нас нет. Нам нужно продолжить расследование по делу об убийстве Галеа в Канаде. И еще одно, Лара. Возможно, вам придется смириться с мыслью, что Мэрилин Галеа больше нет в живых. Если наша теория верна, то Мэрилин, вероятнее всего, тоже убил Фалконе. Может быть, он обошелся с ней по-божески, не так жестоко, как с ее мужем. Допустим, он убил ее и спрятал тело, а потом стал ждать, когда придет домой Галеа. Среда — выходной день у прислуги, как вы помните. Во всяком случае, ни его кредитки, ни ее чеки не были обналичены со дня смерти Галеа.

— Я знаю, — сказала я. — Я уже думала об этом. И как бы сильно не хотела видеть в ней убийцу, меньше всего я хочу, чтобы ее не было в живых.

* * *

Позже этим же днем мы с Робом отправились в Сиджеви к семье Фарруджиа. Марисса позвонила мне и сообщила, что они с Иосифом решили все рассказать Энтони — о его поступлении в университет Торонто, о его наследстве и его настоящем отце. Она сказала, что будет очень признательна, если мы с Робом тоже будем присутствовать при этом разговоре как третья сторона на случай, если им откажет мужество.

Мы собрались за чашкой чая в их крохотной гостиной. София тоже присутствовала при нашем разговоре. Сначала мы вели пространную беседу обо всем, но затем Марисса перешла к теме, ради которой мы все собрались. Иосиф сидел тихо, но видно было, как жилы вздувались у него на шее от напряжения.

— Энтони, — тихо начала Марисса, — у нас есть для тебя новости. Это касается университета и прочих вещей. Мы с отцом поступили не очень хорошо, за что просим у тебя прощения. Единственным оправданием нам, думаю, может послужить наша любовь к тебе и страх потерять сына, поэтому мы надеемся, что ты отнесешься к нам снисходительно.

Энтони пришел в замешательство от такого начала.

— Во-первых, тебя приняли в университет Торонто, — продолжила Марисса. — Жаль, конечно, что не в Риме. Мы вскрыли адресованные тебе письма, хотя нам этого делать не стоило. Прости нас. Вот они, — сказала она и протянула их сыну.

Энтони осторожно посмотрел на них, а затем сказал:

— Я знаю, что вам трудно расставаться со мной, но я очень рад узнать, что меня приняли.

— Ты будешь учиться, Энтони, — продолжала Марисса. — Мистер Галеа оставил тебе в своем завещании некоторую сумму. Конечно, пройдет какое-то время, пока ты получишь деньги. Лара переговорила с адвокатами мистера Галеа, и мы думаем, ты сможешь стать студентом, взяв в банке кредит, пока тебе не выплатят твою долю наследства.

Энтони сначала был ошарашен, а затем, как это ни высокопарно звучит, возликовал. Он встал и крепко обнял свою мать, потом Софию, а затем подошел к Иосифу, который едва держался, чтобы не заплакать. Отец похлопал его по плечу, но ничего не сказал.

— Как это мило со стороны мистера Галеа, правда же, мама? — захлебывался он от восторга. — Но почему он это сделал, хотел бы я знать?

— Он сделал это, потому… что я знала его раньше, давным-давно. Но он уехал, хотя я надеялась, что он вернется, но он вернулся только в прошлом году. Он сделал это, потому что понял…

Энтони смотрел на мать, тщетно пытаясь понять, о чем идет речь. Иосиф сжался в комок на своем стуле и прикрыл глаза. Марисса посмотрела на нас с Робом молящим взором. Она пыталась что-то сказать, но не могла. Я хотела прийти ей на помощь, но и у меня во рту пересохло, и я тоже не произнесла ни звука.

— Твоя мама пытается сказать, Энтони, — деликатно вступил в разговор Роб, — что Мартин Галеа — твой отец.

Несколько секунд глаза Энтони искали опровержение в наших лицах. У Мариссы по лицу струились слезы, я не могла вымолвить ни слова, Иосиф сгорбился еще сильнее на своем стуле и не мог смотреть на сына.

— Нет! — воскликнул вдруг Энтони. — Отцы помогают тебе делать уроки. Они ходят в школу и просят директора, чтобы тебя не выгнали за плохое поведение. Отцы учат тебя играть в футбол и все рассказывают тебе о девчонках. Но самое главное, — сказал он, и лицо его вспыхнуло, — отец — тот, кто хорошо относится к твоей матери. Мистер Галеа мог бы быть моим отцом, но, — он от волнения тяжело дышал, — вот мой отец!

Марисса обняла меня, и мы тихо поплакали друг у друга на плече. Даже Роб смотрел на нас затуманенным взором. Иосиф был потрясен. Только София оставалась невозмутимой и смотрела на Энтони так, будто он открылся ей в новом свете. Возможно, мы все увидели в нем нечто новое — обаяние и донкихотские замашки Галеа. Но в нем было то, чего недоставало его отцу, — щедрость души. У меня возникло ощущение, что я присутствую при становлении личности Энтони, который только что доказал свою состоятельность.

— Я еще хочу кое-что сказать, — продолжал он, едва мы все оправились после этого потрясения. — Я действительно хочу быть архитектором. Я знаю, это будет нелегко, но уверен, что добьюсь своего. И если мне дадут деньги, я поеду учиться в Канаду, но обязательно вернусь, когда закончу учебу. — Он повернулся к Софии и улыбнулся: — Я не забуду тебя, Софи, я обещаю.

— Конечно, не забудешь, — сказала она твердо, — потому что я еду с тобой.

Возможно, подумала я, история не всегда повторяется. Как же будет довольна Анна Стенхоуп!

— Не волнуйтесь, Марисса. Я присмотрю за ним, — пообещала я, когда мы уже собирались уходить.

— И я тоже, — вторил Роб, обнимая ее на прощание.

* * *

Накануне отъезда домой, когда день катился к вечеру, я вернулась в Мнайдру. Вокруг храмового комплекса был выставлен полицейский кордон, но один из людей Табоне узнал меня и пропустил на территорию.

Шатер VIP походил на призрачный корабль, приставший к берегу. Одна из опор повалилась, и брезент бился на ветру. Прожектор лежал на земле, лампа разбилась на осколки, сверкавшие в лучах утомленного за день солнца. Я увидела место, где упала Анна, и память вернула меня к событиям той ночи. Меня захлестнул ужас, обернувшийся горечью от возможной потери еще одного человека в моей жизни, ставшего мне таким дорогим.

* * *

Утром я навестила ее в больнице. Бледная, израненная, но мужественная женщина больше испытывала душевные страдания, нежели боль физическую. Медсестра разрешила мне войти в палату и на ухо сообщила, что завтра Анну перевезет в Англию на лечение воздушная «скорая помощь».

Я подумала, что она спит, потому что лежала наша героиня очень тихо, закрыв глаза. Но едва я вошла, она, не глядя на меня, заговорила.

— Мне следовало знать, что так все сложится, правда ведь? — мягко сказала она. Это скорее было утверждение, а не вопрос. — Мне следовало знать, что такого мужчину никогда не привлечет женщина моего типа. И если бы я не вела себя как глупая школьница, то заметила бы отсутствие интереса ко мне.

— Вряд ли, — стала я успокаивать ее. — Я — посторонний человек — и то не догадалась.

— У меня всегда так: если я когда и совершаю ошибку, то это нечто крупномасштабное, — занялась она самобичеванием. — Никогда ничего не делала наполовину. — Анна выдержала паузу. — А вы знаете, что меня назвали прекрасным человеком? — спросила она, повернувшись ко мне. — Самый большой промах в моей жизни связан вот с этим, — сказала она, помахав клочком бумаги передо мной. — Они дают мне медаль за это.

Я взглянула на лист бумаги. Это действительно было письмо от премьер-министра Абела, в котором говорилось о представлении к награде доктора Анны Стенхоуп.

— Полагаю, на ней будет сердце, — продолжала Анна. — А вы не знаете, «Пурпурное сердце» дают посмертно?

— Не знаю, — сказала я.

— О! Бьюсь об заклад, что дадут либо эту, либо какую-нибудь другую медаль с изображением сердца. Это нормально?

— Конечно, — сказала я, придавая разговору патетический оттенок. — Вы спасли жизнь этим людям, о чем речь? Они бы умерли, если бы не вы.

Несколько минут она молчала.

— Пора уходить на пенсию. Куплю себе маленький, но красивый домик в сельской местности, где-нибудь в Девоне или Корнуолле. Приятные долгие прогулки у моря, пинта пива в местном пабе, долгие вечера с хорошей книжкой. Думаю, они отпустят меня на пенсию пораньше, как вы считаете? Буду героиней, и точка.

Она улыбнулась.

— Не следует принимать решение прямо сейчас, — сказала я. — Подождите немного, пока не окрепнете.

Она кивнула.

Пришла медсестра и дала мне понять, что посещение закончилось.

Уже у двери я услышала голос Анны:

— Мне сказали, что он мертв, это так?

— Да, — подтвердила я.

Она закрыла глаза, и я оставила ее на одре страданий. Думая о том, как Сидьян лестью и галантностью влез к ней в сердце, я презирала не ее, а его.

* * *

Я посетила Мнайдру накануне отъезда, чтобы еще раз пережить случившееся. Я сидела на земле, прижавшись к древнему камню из храма Великой Богини, и думала о друзьях, старых и новых, которых я потеряла. Мартин Галеа, несмотря на все его грехи, был замечательным человеком. Он всегда избавлял нас от банальности и дарил прекрасный творческий огонь, интенсивный и страстный, жаль, угасший так рано. Я не забуду Анну Стенхоуп, в ком, если она уйдет на пенсию, мир потеряет прекрасного и вдохновенного учителя. Мне стало жалко Мэрилин Галеа — женщину, которой, может быть, уже нет в живых и которая так и не успела пожить по-настоящему. Я хотела отомстить за них за всех.

Но месть в любом проявлении, будь она справедливая или нет, не вернет к жизни погибших. Табоне сказал: «Min najgarrabx il-hazin ma jafx it-tajjeb», что в переводе значит: «Тот, кто не злился, не может знать цену хорошему».

Солнце садилось, превращая стены Мнайдры в золото, и я подумала о строителях этих древних храмовых стен, ныне преданных забвению, но оставивших нам, потомкам, наследие, которое может говорить за них. Я почувствовала себя лучше и подумала, что здания Мартина Галеа тоже говорят за него, так же как ученики Анны Стенхоуп, вдохновленные ее учением, будут говорить за нее.

Я только не знала, что или кто будет говорить за Мэрилин Галеа.

Часть четвёртая Анат

Глава шестнадцатая

Ушли. Все ушли. Наконец-то свободна.

Прошло несколько дней после того, как мы с Робом вернулись на родину. Табоне отвез нас в аэропорт и, попрощавшись, поскольку мы отбывали в другую часть земного шара, вручил нам на память по экземпляру газеты «Тайме ов Молта».

«Министру иностранных дел предъявили обвинение по делу о покушении по политическим мотивам» — заголовок передовицы бросился мне в глаза. Я была удовлетворена, хотя связь Джованни с убийством Галеа не была найдена. Но, по крайней мере, человек, ответственный за покушение, заплатит сполна. Возможно, подумала я, что и Ёжик выступит на суде.

* * *

Подруга Роба Барбара и его дочь Дженифер встретили нас в Торонто. Дженифер оказалась красивой девушкой, но весьма угрюмой, и я подумала, что существует опасность перерастания такого настроения в привычку. Барбара, молодая, атлетического телосложения женщина, наоборот, отличалась веселым и бойким нравом. Ее блондинистые волосы были зачесаны в конский хвост. Они предложили подбросить меня до дома, но я настояла на такси. Усевшись поудобнее на заднее сиденье, я просидела в радостном молчании, пока не показались знакомые места.

Я была так рада повернуть ключ в замке двери моего маленького викторианского дома, что чуть не зарыдала. Я увидела свет в окнах дома Алекса, но решила посвятить остаток дня себе. Я знала, что он видел, как я приехала, и была уверена, что заглянет утром поговорить о моих приключениях. Но теперь мне требовалось время на размышления.

На кухонном столе лежала корреспонденция, разложенная Алексом на три стопки — первая с надписью «макулатура», дальше громоздились счета (их было больше всего) и последняя стопка с надписью «прочти сейчас». Жизнь снова возвращалась в прежнее русло.

Под надписью на листке «прочти сейчас» лежали два письма. Одно из Белиза, а на втором были штемпель и марка, которых я раньше не видела.

Дорогая Лара!

Мне очень трудно писать это письмо, а тебе, может быть, еще труднее будет его читать. Я провел много времени, думая о будущем, о том, что мне нужно делать в этой жизни, и конечно же думал о нас с тобой. Ты всегда уважала желание не обсуждать мою деятельность в подпольной организации, борющейся за реформы в моей стране, но я не думаю, что ты когда-нибудь подозревала, насколько важна для меня эта борьба.

Я убедился, что теперь пришло время выйти из подполья, выступать на публичной арене и осуществлять политические реформы. Это решение я принял благодаря тебе. Твой оптимизм и вера в то, что справедливость восторжествует, заставили меня надеяться, что я в силах изменить что-то в нашем обществе. И если люди искренне понимают назревшую необходимость в переменах, они тоже поддержат реформы. И поскольку я верю в политическую борьбу, то вряд ли смогу одновременно продолжать наши отношения. Я не могу увязать эти два аспекта моей жизни. Моя жизнь и культура очень отличаются от того, чем живешь ты, и, как ты знаешь, я не верю, что можно жить наполовину. Я должен выбрать ту дорогу, которая принесет пользу моему обществу, а не мне лично.

Думаю, ты не обрадуешься тому, что мне пришлось сказать тебе, — вероятно, я взял на себя слишком большую смелость. Если ты что-нибудь поймешь из этого письма, так это мою любовь к тебе.

Пожалуйста, прости меня и постарайся понять.

С любовью, Лукас
* * *

Той ночью я много раз перечитывала его письмо. Душевная боль была настолько сильная, что я не могла даже плакать. В конце концов, я отложила его в сторону. Нет, Лукас, ты взял на себя не слишком большую смелость, подумала я. Я постараюсь тебя понять, но я не знаю, смогу ли простить.

Наконец я открыла таинственное письмо.

* * *

Дорогая Лара!

Думаю, могу обращаться к вам именно так? Я надеюсь, что мое письмо найдет вас в целости и сохранности. Если верить газетным сообщениям, вы прошли через тяжелые испытания, за которые я некоторым образом несу ответственность, хотя считаю, что мои действия не стали прямой причиной ваших страданий.

Возможно, то, что случилось, — цепь трагических совпадений, но ваша жизнь подвергалась опасности, и это печалит меня гораздо сильнее, должна вам сказать, чем само деяние.

Я не собиралась это делать. На счете в швейцарском банке лежат деньги, отложенные моим отцом на крайний случай, поэтому я не могу сказать, что я без гроша в кармане, хотя мой нынешний финансовый статус далек от привычного благоденствия.

Я скитаюсь по белу свету, желая затормозить свой бег на минуту и поведать вам, что должна. Возможно, мне следует начать с самого начала, по крайней мере, с того места, где началась моя жизнь, когда я встретила Мартина Галеа. До этого я была неуклюжей, домашней, болезненно застенчивой женщиной, которая боялась всего в жизни. Я познакомилась с ним, работая в библиотеке университета Торонто, но не штатным библиотекарем. Женщины из семьи Маклин не работают и не ищут средств к существованию; по мнению моего отца, это ниже достоинства «леди». Я делала это из миссионерских побуждений, считая приличествующим занятием для женщины со средствами.

Моя мама умерла, когда я была маленькой. У меня остались весьма смутные воспоминания о ней, зато я храню ее портрет — один из двух предметов, которые я захватила с собой. Мама была красивая, а я, к сожалению, пошла в отца, и внешностью тоже. Я стала настоящим разочарованием для него. Моим воспитанием занималась домоправительница — довольно сурового вида женщина с ограниченным воображением. Затем потянулась вереница наставниц, о которых и вспоминать не хочется. Никто из них не интересовался мною как человеком, и у каждой были определенные постулаты насчет того, что мне следует делать и о чем следует думать.

Несмотря на свои разочарования, отец не жалел средств на мое образование, нанимал известных педагогов, отправлял на каникулы в великие очаги культуры. Лет в двадцать с небольшим он послал меня в Европу учиться в художественную школу. И тогда я открыла для себя Италию и, что характерно, открыла для себя архитектуру.

Один из моих профессоров по изящному искусству, бывало, говорил, что мир делится на два типа людей — тех, кто любит Венецию, и тех, кто любит Флоренцию. И я понимаю, что он хотел этим сказать. Я остаюсь равнодушной к Венеции: несмотря на все ее великолепие, она дает ощущение надвигающейся темноты и опасной сырости, напоминает влажные простыни после полуденного запретного совокупления.

Но Флоренция — ах, Флоренция! Для меня это город, где торжествуют порядок и здравомыслие не в застывших формах, а в процессе достижения величия. Эти портики со струящимся солнечным светом в совершенных узорах между абсолютно пропорциональными колоннадами были самыми прекрасными урбанистическими пространствами, которые я когда-либо видела. Я бродила по улицам, завороженная пышными парящими куполами Брунеллески, обширными площадями — моими любимыми. Сантиссима Аннунциата — абсолютно мягких пропорций — самая красивая площадь, думаю, во всем мире.

Но я снова отвлеклась. После Флоренции я безумно хотела работать архитектором, но отец не разрешил. Вы можете сказать, что в наше время и в таком возрасте женщины должны делать то, что хотят. В конце концов, это не викторианская Англия. Но я не имела мужества не повиноваться, особенно отцу. По прошествии времени он оказался прав, но по другим причинам. Мне не хватало необходимых архитектору качеств — непоколебимой веры в свои силы. Поскольку отец не позволил мне быть архитектором, я стала поклонницей архитектуры. Я работала по собственной инициативе в библиотеке архитектурного факультета, иногда пристраивалась в последних рядах аудитории, чтобы послушать лекции светил, просиживала в кафетерии, слушая разговоры студентов о своей работе.

Однажды, когда приводила в порядок книгохранилище, я услышала доносящееся из кабины для научной работы дыхание спящего человека. Подойдя поближе, я увидела самого прекрасного мужчину, которого когда-либо видела в жизни. У него были идеальные черты лица, темные ресницы, а под ними веснушки, совершенной формы нос, скулы гладкие, как мрамор. Одним словом — греческий бог во плоти. Голова его покоилась на согнутых руках, а под ними я увидела наброски, над которыми он трудился.

Я сидела и смотрела на него несколько минут, просто наблюдала, как он дышит, пока он не проснулся. Увидев меня, он очень смутился. Чтобы сгладить неловкость, я спросила его, над чем он работает, и он показал мне рисунки. Они были великолепны, как и он, а его энтузиазм к своей работе был очевиден. Он выглядел очень усталым, и я неожиданно для себя самой пригласила его выпить чашку кофе. Сначала он отклонил мое предложение, затем, извиняясь, засмеялся и признался, что у него нет денег. Я сказала, что деньги для меня не проблема.

Мы пошли в маленькое кафе недалеко от университета — кафе-кондитерскую в Уорвилле. Знаете? Ему не нужно было притворяться, он от природы был обаятельным, какой не могла быть я. Он рассказал мне о своей страсти к архитектуре, к занятиям, о том, как он хотел прославиться на весь мир и думал, что сможет все преодолеть. Однако он может вылететь из университета, так и не получив диплома, потому что не может продолжать учебу без очередного взноса.

В какой-то момент беседы за кофе я поняла, что мои бесцельно проживаемые дни закончились. Я нашла свое призвание, своего мэтра, которого должна была поддерживать, лелеять и в которого я безоговорочно верила и верю до сих пор, что он был от природы талантливым человеком. Я заплатила за тот год обучения, а затем и за несколько последующих лет. Я готовила ему еду, хотя и не люблю стоять у плиты. Я ходила по магазинам, я покупала ему одежду и следила, чтобы он выглядел и держался в соответствии с положением преуспевающего архитектора.

Спустя два года после нашей встречи мы поженились. Я снова пошла против воли отца, который угрожал лишить меня наследства. В конце концов, он этого не сделал, не смог, так как дал обещание моей матери. Я была намного старше Мартина, на целых пятнадцать лет. Мне было тридцать семь — возраст его последнего дня жизни, а Мартину — только двадцать два. Он говорил, что для него важно лишь, что я — его муза, его патрон, его собственная Медичи.

И я старалась соответствовать этому. Я представила его своим друзьям, друзьям своего отца. Он стал вхож в дома богатых и могущественных людей. Я обеспечила ему комфортную жизнь, смотрела, чтобы работа не обременяла его, чтобы он не занимался рутинными делами, например оплатой счетов. Наша совместная жизнь, в свою очередь, скрасила мое одиночество и ликвидировала страх, который мучил меня до встречи с ним. Мне не пришлось бороться с миром в одиночку. Его обаяния хватало на нас двоих. Нас приглашали повсюду сначала из-за моего социального статуса, а позднее — и его.

И Мартин превзошел мои самые фантастические ожидания. Он был настоящим гением, моим собственным Брунеллески. Я считаю, что история запомнит его как одного из величайших архитектором нашего времени.

Как мне описать вам в письме то, что произошло в тот день? Яркое пламя страсти в абсолютно бесстрастной жизни. До определенной степени я рассматривала свою жизнь с ним как работу и как добрые личные отношения, и все вместе придавало моему существованию оптимистичный настрой.

Я знала его недостатки, все до единого. Я знала, что он высокомерный, но считала, что он имеет на это право. Я знала, что у него были другие женщины. Физическая часть нашей совместной жизни никогда не была главной частью наших взаимоотношений. Возможно, я опасалась беременности, так как была намного старше его. И как я могла иметь ребенка от того, к кому изначально относилась как к ребенку?

Тем не менее, он остался со мной даже тогда, когда его успех сделал его независимым. Все, о чем я просила и мне было разрешено как его жене, — разделить его успех, искупаться в отражающихся от него лучах славы. И он никогда не лгал мне и не унижал.

Странно, что по мере роста его социального положения мое пришло в упадок. Я столько времени находилась в его тени, как и в тени своего отца, что стала почти невидимой. В какой-то момент, думаю, меня перестали признавать отдельно от Мартина. Я почти никуда не ходила одна, и старый страх общения с людьми, который я познала еще в детстве, снова вернулся. Я могла себя чувствовать свободно только в женском клубе.

Думаю, я немного напишу о том дне, когда вы посетили наш дом. Не уверена, смогу ли я передать вам, с каким удовольствием проводила каждый день по несколько часов в клубе, загородившись от мира розовой дымкой.

Каждый день я ходила туда на ленч. Я знала всех сотрудников и многих членов клуба в лицо, если не лично. Всякий раз я заказывала домашний салат. После я плавала в бассейне, расслаблялась в сауне, а затем облачалась в бледно-розовый банный халат и, свернувшись калачиком на удобной кушетке в гостиной, притворялась, что читала книгу. На самом деле я слушала, точнее подслушивала, случайные обрывки женских разговоров. Женщины говорили о детях, мужьях, парикмахерах, о различных методах лечения. Для меня это все не имело значения, только давало возможность узнать их жизнь — банальную, конечно, — этим безопасным способом.

В тот день я последний раз побывала в клубе. Одну из женщин, которая мне нравилась меньше всего, а если честно, которую я просто ненавидела, звали Роуз Девир. Она называла себя журналисткой, хотя в действительности вела рубрику бульварных сплетен. Лживыми намеками на свое якобы экзотическое происхождение она проникала в круг высокопоставленных людей, а затем, по-своему интерпретируя факты, писала в злобной и уничижительной манере о тех, с кем подружилась. По-моему, она была просто вульгарна.

В гостиной клуба был телефон. Роуз, конечно же, звонили по разным поводам, и я старалась не прислушиваться к ее разговорам, потому что они неизменно выводили меня из себя.

В тот день, в тот роковой день, ей, как обычно, позвонили, а я, в свою очередь, плотнее заткнула уши, чтобы не слышать ее голоса. Но одно слово привлекло мое внимание.

— Мальта! — воскликнула она. — Ты думаешь, что я сейчас все брошу и полечу с тобой на какой-то крошечный остров, о котором вообще-то мало что слышала! Почему я должна это делать?

Конечно же, мне не дано было предугадать ответ.

— Помочь тебе развлечь важных людей? Каких, например?

Наступила пауза. Видимо, человек на другом конце провода умолял ее поехать.

— Хорошо, но мне нужна новая одежда, — согласилась она наконец и повесила трубку. — Побежали, девочки: дела делать, людей встречать, платья покупать, — произнесла она, ни к кому конкретно не обращаясь.

Роуз торопливо вышла из гостиной, забрав с собой все: удовольствие, комфорт, безопасность, которые я искала и находила в этом месте.

Если быть честной, в тот момент я ничего не почувствовала. Я спокойно переоделась, попросила служащего подогнать машину и поехала домой. Я прослушала сообщения, записанные на автоответчик относительно предстоящего на следующей неделе вечера, и послание вашего грузоотправителя, сообщавшего, что приедет за мебелью до восьми часов. Я как обычно упаковала чемодан Мартина. Поскольку у Корали был выходной, он попросил приготовить легкую пищу перед полетом. Я накрыла ему за стойкой на кухне с особым старанием — Мартин любил, чтобы все было именно так, — и села в темной кухне ждать его возвращения.

Когда он пришел, я какое-то время ничего не делала. Если он и нашел что-то странное в моем поведении, то ничего не сказал. Я приготовила ему яйца с беконом и тост — все то, что он обычно ел, когда у Корали был выходной день. Я не могу похвастаться своей стряпней, но в ее отсутствие я всегда готовлю это единственное блюдо, которое Мартин любит… любил. За едой он сообщил, что собирается вылететь сегодня вечером на пару дней в Рим, чтобы узнать, как продвигается строительство по его проекту, при этом очень сетуя на отсутствие билетов первого и бизнес-классов. Затем он начал говорить о Мальте.

— Мне жаль, что ты не можешь поехать со мной на этот раз. Но это деловая поездка. Много скучных посиделок. Премьер-министр и пара чиновников из кабинета министров. Как всегда, будут только мужчины. Я знаю, что такое времяпрепровождение не для тебя. Ты находишь эти светские рауты тяжелым занятием. Но когда я вернусь, мы поедем на Карибы и отдохнем в нашем доме. Будем только мы с тобой. Представляешь, маленькая романтическая интерлюдия. Согласна?

Я попыталась ему ответить, но не смогла. Я почувствовала, будто весь воздух выкачали из комнаты, а мои легкие, вены и артерии сплющились до того, что глаза заволокла красная пелена.

Что я чувствовала? Страх? Гнев? Ярость?

На столе лежал нож. Я не перестаю спрашивать себя, что бы случилось, если бы его там не оказалось и если бы у Корали не было выходного в тот день? Может быть, мне следовало бы задать вопрос себе. Почему, спустя столько времени и зная его, как никто другой, я пошла на это?

Я пронзила его ножом с силой, о существовании которой не подозревала. Он умер не сразу. Напротив, в течение нескольких минут мы оба находились в оцепенении. Перед кончиной он посмотрел на меня с изумлением и печалью, а потом упал.

Крови осталось на удивление мало, чего я совсем не ожидала — всего лишь несколько блестящих красных капель на белом мраморе. Сила, с которой я так безжалостно вонзила нож в Мартина, все еще оставалась во мне, когда я запихивала его в дубовый сундук, вынимала из тела нож, порезавшись, а потом закрывала крышку.

Со странной методичностью я вытерла кровь бумажными полотенцами, которые потом сожгла, затем содрала вашу желтую маркировочную полоску с буфета, стоявшего в прихожей, и приклеила ее на его… гроб. Я плохо соображала и мне больно думать о том, на что я невольно обрекла вас.

Переодевшись, я собрала кое-что из одежды — только самое необходимое — в его чемодан, взяла его бумажник с авиабилетом, деньги и паспорт и, надев его перчатки, повела машину в аэропорт. Сознавая, что ваш грузоотправитель должен предварительно позвонить, я рассчитала, что он непременно состыкуется с обязательной Корали, обещавшей быть дома до его приезда. И действительно, не успела я доехать до конца улицы, как увидела выходящую из автобуса Корали, но не думаю, чтобы она заметила быстро пронесшуюся машину Мартина. По дороге в аэропорт я бросила нож и свою блузку с кровью мужа в большой мусорный бак.

Проходя регистрацию, я предъявила билет и свой паспорт. Вы когда-нибудь замечали, что сотрудники аэропорта практически никогда не смотрят на пассажиров? Никто не заметил, что Мартин Галеа является мистером, а не миссис. Таким образом, я ступила на борт самолета, в котором не было ни одного свободного места. Получилось так, что я заняла не то место, которое предназначалось мне, но подобный оборот был мне безразличен. Мне все было безразлично.

В Риме я не столкнулась с трудностями. Здесь меня едва удостоили взглядом. Во время перелета мне пришлось изрядно поволноваться по поводу заполнения туристической карты, но ее никто не потребовал. Таможенник одновременно разговаривал со своим коллегой и ставил печати в паспорте, ни разу не взглянув на меня.

А потом я просто исчезла. Не скажу вам, куда я отправилась и как я это сделала. Мне повстречались люди, которые помогли мне из милости, и я бы не хотела, чтобы они разочаровались, узнав, что помогали убийце. Могу только сказать, что полное растворение в толпе требует очень скромных денег и что сделать это на удивление легко.

Я упомянула, что у меня мало денег, точнее немного, но достаточно, чтобы вполне сносно жить в месте, где бедность — норма жизни, где относительно небольшие средства облегчают жалкое существование тех, кто меня окружает. Я торжественно поклялась себе, что превозмогу это, по крайней мере, смирюсь, искупая таким образом свой проступок. Мне еще не привычно жить без постоянных советов и рекомендаций, которые я сначала получала от отца, затем от мужа, но я считаю, что с каждым днем моя уверенность в себе понемногу растет. Угомон, которого вы подарили мне в тот день в магазине, до сих пор со мной, и я думаю о вас, когда оттираю свои беды об его горб.

Вы, несомненно, удивитесь, когда я скажу, что ничуть не раскаиваюсь в том последнем роковом шаге, перечеркнув наши с Мартином взаимоотношения. Я поступила бы так же, если бы обстоятельства опять сложились таким образом. Тем не менее, я безумно скучаю по нему. Он снится мне так ярко, что я просыпаюсь с чувством его присутствия. Вот, кажется, протяни я руку — и коснусь его. Если бы я могла его вернуть, если бы на то была Божья воля, я думаю, мы построили бы жизнь по-новому, и в ней нашлось бы место моей новорожденной независимости, и в ней с уважением бы относились к моему мнению.

Я узнала из газет, что власти считают меня умершей, убитой тем, кто покончил с моим мужем. Я бы хотела, чтобы все на этом и закончилось, иначе я бы не стала писать вам. Вы были очень добры ко мне в те мимолетные встречи. Кажется, вы проявили интерес ко мне как к человеку и к моим чувствам. Теперь моя судьба в ваших руках. Если вы сочтете нужным показать мое письменное признание полиции, так тому и быть. Не знаю, найдут ли они меня, но твердо уверена, что обязательно попытаются. Это решение я оставляю за вами.

С наилучшими пожеланиями и любовью, Мэрилин Галеа
* * *

Весь вечер я просидела не шелохнувшись, наблюдая за бойкой пляской пламени в камине и размышляя о том, что я прочла. Я думала о наслоении поистине драматических событий, произошедших за последние недели. Я испытывала боль от потери друзей и гнев на несправедливую судьбу. Где же ты теперь, Великая Богиня?

Я — в начале мироздания, я и вершу его. Я — священный круг, я — плетельщица паутины времени и пространства. Я — космическое «и», жизнь и смерть, порядок и хаос, соединение вечного и бренного.

Как же случилось, что вы исказили неделимое? Почему вы переделали «и» в «или»? Плоть или дух, тело или душа, мысли или чувства. Потому что, когда вы устранили меня вместе с вашими деспотичными небожителями, правящими из ниоткуда, то подчинили меня, завоевали…

И какой бы я ни была — отверженной, обесцененной, оскорбленной и языческой, — я остаюсь Я жду вас в своих святилищах. Я живу в ваши, снах. Намму, Изида, Афродита, Инанна, Астарта, Анат. Называйте меня любым именем. Я — Великая Богиня, и я буду отомщена.

Я взяла оба письма и бросила их в камин.


Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая Адонис
  •   Глава первая
  •   Глава вторая
  •   Глава третья
  •   Глава четвёртая
  •   Глава пятая
  • Часть вторая Ариадна
  •   Глава шестая
  •   Глава седьмая
  •   Глава восьмая
  •   Глава девятая
  • Часть третья Ахриман
  •   Глава десятая
  •   Глава одиннадцатая
  •   Глава двенадцатая
  •   Глава тринадцатая
  •   Глава четырнадцатая
  •   Глава пятнадцатая
  • Часть четвёртая Анат
  •   Глава шестнадцатая