КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Неподражаемый доктор Дарвин (fb2)


Настройки текста:



Чарльз Шеффилд Неподражаемый доктор Дарвин

ДЬЯВОЛ МАЛКИРКА

В этот теплый и ясный весенний вечер голоса далеко разносились из открытого окна. Человек, что шел по усыпанной гравием дорожке, замедлил шаг и свернул на лужайку. Молча пройдя по безукоризненно подстриженному газону к эркеру, он наклонился и осторожно заглянул в щель меж занавесками. Потом возвратился на дорожку и вошел в незапертую дверь дома.

Не обращая внимания на ожидающего распоряжений слугу, посетитель повернул влево и через минуту уже стоял в столовой, степенно осматриваясь по сторонам, пока разговор вокруг медленно замирал.

— Доктор Дарвин? — Его голос прозвучал официально и резко.

Восемь человек, что сидели за длинным столом, несколько секунд молчали, разглядывая незнакомца. Он был высок и сухопар, со смуглым, нездорового оттенка лицом. Долгие годы, проведенные на палящем солнце, избороздили его чело глубокими морщинами, а беспрестанное подрагивание рук выдавало недуги, приобретенные в чужих краях. На любопытные взгляды сидящих незнакомец отвечал не менее пристальным, но куда более свирепым взором.

После непродолжительной паузы один из обедающих отодвинул стул от стола.

— Я Эразм… Дарвин. — Короткая запинка свидетельствовала скорее о легком заикании, нежели о нарочитой паузе. — Кто вы и какое у вас ко мне дело?

Он поднялся и вышел из-за стола — неимоверный толстяк с круглым рябым лицом. Остановившись напротив незваного гостя, доктор спокойно ждал объяснений.

— Джейкоб Поул, к вашим услугам, — произнес пришедший, потуже запахивая на шее серый вязаный шарф, в который кутался даже в этот теплый апрельский вечер. — Полковник Поул из Личфилда. Мы с вами сегодня оба вдали от родных пенатов, доктор Дарвин, но живем рядом. От моего дома до вашего не более двух миль. Вы даже как-то лечили мою жену и маленькую дочь. Что же до моего дела, то я не сам его себе придумал, и, боюсь, окажется оно не слишком веселым. Я пришел, чтобы просить вас оказать срочную медицинскую помощь на ферме Бейли — до нее отсюда и полумили не будет.

Из-за стола раздался хор протестующих голосов. Узколицый человечек без парика поднялся и шагнул к разговаривающим.

— Полковник Поул, это мой дом. Я прощу вам, что вы явились сюда без приглашения и без предупреждения, поскольку мы все понимаем: когда врач требуется позарез, тут уж не до формальностей. Но вы прервали не обычный дружеский ужин. Я Мэтью Бултон, и нынче вечером здесь собралось по важному делу Общество Луны. Мистер Пристли специально приехал из Кална, дабы рассказать нам о последних исследованиях нового газа. Начать-то он начал, но вот закончить не успел. Не может ли ваше дело хоть час подождать?

Джейкоб Поул выпрямился еще сильнее, чем прежде.

— Если бы болезнь могла подождать, то и я подождал бы. Однако… — Он вновь повернулся к доктору Дарвину. — Я всего лишь посланец, лицо совершенно постороннее. Мне просто случилось ужинать с Уиллом Бейли, и доктор Монктон отправил меня просить у вас срочной помощи.

Гости вновь возбужденно загомонили:

— Монктон! Монктон просит помощи? В жизни такого не слыхал!

— Эразм, не берите в голову! Садитесь и отведайте ревеневого пирога.

— Если за дело берется Монктон, — заметил скромно одетый человек, сидевший по правую руку от хозяина дома, — то пациент все равно что мертв. Он не врач, а палач. Будет вам, полковник Поул, налейте себе стаканчик кларета и садитесь с нами. Мы слишком редко встречаемся, чтобы еще и отвлекаться на всякую ерунду.

Эразм Дарвин сделал ему знак замолчать.

— Спокойно, Джошуа, я прекрасно знаю ваше мнение о Монктоне.

Доктор обратил к Поулу полное рябое лицо — передних зубов недоставало, заплывшему двойному подбородку явно требовалась бритва. Все вместе взятое производило весьма малоприятное впечатление, которому противоречили лишь глаза — серые и терпеливые, выражающие глубокую проницательность.

— Простите наши шутки, — промолвил он. — Это давняя тема. Доктор Монктон ни разу еще, ни при каких обстоятельствах не просил у меня совета. Что же ему теперь-то надо?

Крики с мест зазвучали с новой силой:

— Напыщенный старый пустозвон!

— Убийца Монктон — не позволяйте ему и пальцем к вам притронуться!

— Хотите жить — держитесь от него подальше!

Пока сидящие за столом прохаживались насчет медицинских талантов Монктона, Поул возмущенно озирался по сторонам. Протянутый стакан он не удостоил вниманием, а шрам у него на лбу, слева, налился кровью.

— Возможно, я и разделяю ваше мнение о докторе Монктоне, — отрывисто произнес полковник, — только распространил бы его и на всех прочих лекарей. Эта порода убивает куда как больше пациентов, нежели исцеляет. Что же до вас, джентльмены, и вас, доктор Дарвин, коли вы предпочитаете есть и пить в свое удовольствие, а не спасать жизни, мне не под силу изменить эти приоритеты.

Он ожег собеседника злобным взглядом.

— Послание, с которым меня отправили, проще простого. Передам — и уйду. Доктор Монктон просит меня сообщить вам три вещи: что на ферме Бейли находится пациент в критическом состоянии; что на лице больного уже проступила предсмертная гримаса; и что он, доктор, хотел бы, чтобы вы, — тут полковник подался вперед, подчеркивая, что обращается только к Дарвину, — пришли и осмотрели пациента. А не желаете, я вернусь и уведомлю доктора Монктона, что вы не придете.

— Нет, — вздохнул Дарвин. — Полковник Поул, наша грубость по отношению к вам непростительна, но для нее имелась своя причина. Для нас заседания Общества — наиважнейшее событие месяца, и радость встречи порой заставляет нас выходить за рамки приличий. Погодите минуту, я пошлю за пальто, и двинемся в путь. Мои друзья уже высказали вам свое мнение о докторе Монктоне, и я должен признаться, что жажду увидеть этого пациента. За многие годы, что я веду практику в районе отсюда до Личфилда, наши с доктором Монктоном пути многократно пересекались — однако еще ни разу он не искал моего совета в каком-либо медицинском вопросе. Мы принадлежим к совершенно разным школам, как в диагностике, так и в лечении.

Дарвин повернулся к молчаливой и притихшей от расстройства группе.

— Джентльмены, мне жаль лишаться и дискуссии, и приятного общества, но долг зовет. — Он шагнул к Поулу. — Идемте. Уже совсем стемнело, но дорогу нам будет освещать луна. Прекрасно обойдемся и без фонаря. Раз уж Смерть не ждет, то и нам ждать не пристало.

Дорогу, что вела на ферму Бейли, с обеих сторон обрамляла живая изгородь. Весна выдалась ранней, и белые параллельные прямые цветущего боярышника убегали вперед в лунном сиянии, указывая путь. Двое мужчин шли бок о бок. Дарвин время от времени поглядывал на сумрачный профиль своего спутника.

— Кажется, вы не питаете особого почтения к профессии врача, — наконец заговорил он. — Хотя сами отмечены печатью болезни.

Джейкоб Поул пожал плечами и ничего не ответил.

— Но все же вы дружите с доктором Монктоном? — продолжал Дарвин.

Поул, нахмурившись, повернулся к нему.

— Со всей определенностью — нет. Как я уже вам сказал, я не более, чем посланец, заезжий гость, которому случилось оказаться на ферме. — Он замялся. — Уж коли вы так настаиваете — признаюсь, что я вообще докторам не друг. Люди возлагают на безмозглых коновалов больше веры, чем на самого Господа.

— И с большими основаниями. Поул словно бы не слышал.

— Слепая вера! — повторил он. — И противу всякой логики. Когда вы платите человеку деньги за то, чтобы он отпилил вам руку, неудивительно, что он клянется, будто для спасения вашей жизни эту самую руку совершенно необходимо удалить. После двадцати лет службы родине я прихожу в ужас, думая, сколько конечностей ампутировано просто-напросто по прихоти полковых лекарей!

— Ну, коли уж на то пошло, полковник Поул, — едко отозвался Дарвин, — двадцать лет службы должны были показать вам еще и то, что тысяче самых плохих докторов пришлось бы изрядно потрудиться, чтобы сравняться по части оторванных рук и ног даже с самым бездеятельным генералом. Вспомните-ка о грехах собственной профессии.

В последовавшем сердитом молчании оба быстрее зашагали по залитой лунным светом дороге.

Ферма располагалась особняком, в нескольких сотнях футов от дороги на Личфилд. Туда вела сумрачная вязовая аллея, и пройдя ее до половины, путники увидели в дверях дома застывшую в ожидании высокую фигуру. Когда они подошли ближе, стоявший нагнулся, взял фонарь и двинулся им навстречу.

— Доктор Дарвин, боюсь, вы опоздали. — Голос его был звучен и силен, точно у певца или опытного проповедника, однако в нем не слышалось ни тепла, ни привета.

Дарвин кивнул.

— По словам полковника Поула, ситуация выглядит скверно. Мой медицинский сундук тут со мной, в доме Мэтью Бултона. Если требуются какие-то лекарства или перевязочные средства, принести их можно в считанные минуты.

— По-моему, уже поздно. — Они поднялись на крыльцо, и доктор Монктон приостановился в дверях — широкий в плечах, с длинной шеей и красным костлявым лицом, на котором застыло суровое выражение собственного достоинства. — К тому времени, как полковник Поул покинул этот дом, больной уже впал в беспамятство. Чуть ранее вечером наблюдался бред, причем весьма своеобразный. У меня практически нет надежды.

— Это кто-то из работников Бейли?

— Нет. Прохожий, которому стало плохо неподалеку отсюда. Его спутница прибежала на ферму за помощью; На счастье, я как раз оказался там — лечу отца Бейли от ревматизма. — Он пожал плечами. — Само собой, в таком-то возрасте — абсолютно безнадежное занятие.

— Гм. Вероятно. — В голосе Дарвина не слышалось особой убежденности, но отстаивать свою точку зрения он не стал. — На диво удачно вышло, что вы как раз зашли сюда. Так расскажите, мистер Монктон, каково все же состояние этого самого прохожего.

— Безнадежно. Да вы и сами увидите, — прибавил Монктон в ответ на недовольное хмыканье Дарвина. — Он в судомойне, на лавке.

— Неужели один?

— Нет. С той женщиной. Я объяснил ей, что состояние больного крайне серьезно, и она, кажется, все поняла — просто удивительно для особы ее сословия. — Доктор поставил фонарь на приставной стол около входа и взял огромную щепоть табака из резной шкатулочки слоновой кости. — Оба они люди необразованные. Простолюдины с севера, шли в Лондон искать работы. Такое впечатление, будто она больше боится меня, чем тревожится о состоянии своего спутника.

— Так вот я опять и спрашиваю — а каково это самое состояние? — Дарвин уже не скрывал досады. — Уж лучше сообщите мне свое мнение тут, пока они не слышат… Хотя, насколько я понимаю, он все равно практически ничего не воспринимает.

— Совершенно ничего, хоть бы в дом молния ударила. Итак, его состояние, вкратце: глаза ввалились, закрыты, в глазницах видны только белки, лицо тусклое и серое, кожа грубая и сухая на ощупь, перед тем, как начался бред, больной жаловался на сильную дурноту.

— Его рвало?

— Нет, но, по его словам, сильно тошнило. И в груди болело. Мышечный тонус у него был вялый, и я диагностировал понижение чувствительности.

— А какой пульс? — Лицо Дарвина отражало предельную сосредоточенность. — Жар был?

Монктон на миг замялся, слегка растерявшись.

— Нет, жара не было, — наконец произнес он. — И мне не показалось, чтобы пульс был учащен.

— Гм-гм… — Дарвин поджал пухлые губы. — Никакого жара, пульс не учащен — и все же бред. — Он повернулся ко второму своему спутнику. — Полковник Поул, вы также все это видели?

— Видел, — энергично кивнул Поул. — Послушайте, я знаю, что у медиков принято разглагольствовать о симптомах, пока больной не помрет, но вам не кажется, что лучше бы самому осмотреть этого человека, раз уж он еще жив?

— Непременно, — улыбнулся Дарвин, ничуть не задетый грубоватой манерой собеседника. — Но сперва хотелось бы узнать как можно больше фактов. Факты — очень важная штука, полковник, опора любому диагнозу. Неужели вы предпочли бы, чтобы я с маху ринулся оперировать и отрезал еще одну руку или ногу? Или же чтобы я обсуждал близкую кончину несчастного в присутствии его жены или дочери? Врачу не следует усугублять страдания больного и его семьи лишним горем. Но ведите же, доктор Монктон, теперь я готов осмотреть вашего пациента.

Джейкоб Поул, нахмурившись, последовал за двумя своими спутниками в глубь старого фермерского дома. На физиономии его к досаде примешивалось уважение.

— Все вы, костоправы, одинаковы, — пробормотал он. — У вас на все сыщется ответ, кроме как на саму болезнь.

В доме царил стылый полумрак. Посередине длинного, выложенного неровными каменными плитами коридора, что вел к кухне и судомойне, сиротливо стояла масляная лампа. На высоких полках лежали заготовленные впрок сморщенные яблоки — их кисловатый запах был неожидан и приятен.

Монктон открыл дверь в судомойню, шагнул в темноту и неодобрительно проворчал:

— Что за досада! Я же велел ей оставаться с ним, а она взяла и ушла, а за лампой не уследила. Полковник Поул, не принесете ли фонарь из коридора?

Пока Поул ходил за фонарем, Дарвин неподвижно стоял в двери, принюхиваясь. Наконец появился свет. Монктон огляделся и вскрикнул от удивления.

— Это еще что? Его тут нет! Он же лежал вот на этой лежанке в углу.

— Может, он умер, и его отсюда вынесли? — предположил Поул.

— Да нет, вряд ли, — отозвался Монктон, однако голос его впервые звучал неуверенно. — Разве его стали бы переносить без моего разрешения?

— Похоже, все-таки перенесли, — произнес Поул. — Впрочем, это-то как раз легко выяснить.

Он запрокинул голову.

— Уилли, ты где?

Крик эхом разнесся по всему дому. Через несколько секунд сверху раздался ответный вопль:

— Что стряслось, Джейкоб? Вам там требуется помощь?

— Нет. Кто-нибудь спускался вниз, Уилли? Я имею в виду, за время моего отсутствия.

— Нет. Я боялся подхватить заразу.

— Здорово звучит, — пробурчал Поул. — Бравый старина Уилли отсиживается наверху с трубкой и фляжкой.

— Кто-нибудь тут внизу употреблял табак? — негромко осведомился Дарвин.

— Что? — уставился на него Поул. — Табак?

— Принюхайтесь, дружище. Втяните воздух. — Дарвин шагнул в комнату. — Здесь разжигали трубку, причем за последнюю четверть часа. Ну что, уловили? И что-то мне сомнительно, чтобы курила жена того человека.

Он подошел к лавке и приложил к ней пухлую руку.

— Совсем остыла. Итак, мы здесь, но ни мертвеца, ни умирающего не обнаружили. Доктор Монктон, как по-вашему, долго ли еще мог протянуть этот незнакомец?

— Недолго. — Доктор Монктон неуютно откашлялся. — Я бы сказал, не больше часа-двух.

— За час до последнего таинства — и вдруг уходит, — пробурчал Дарвин и, покачав головой, присел на краешек лежанки. — Что теперь? Вряд ли нам будет легко его отыскать, а мы все трое и так уже потеряли вечер на эту историю. Если вы не против потратить еще пару минут, мне бы хотелось услышать, что там говорил этот пациент в бреду. Вы не против, джентльмены? Обсудим?

Поул и Монктон переглянулись.

— Если желаете, хотя я крайне сомневаюсь… — начал врач, возвысив свой звучный голос на добрых пол-октавы.

— Да ладно вам, — перебил Поул. — Давайте. Только к чему обсуждать это здесь, в судомойне? Пойдемте наверх. Бьюсь об заклад, Уилл Бейли найдет нам местечко поуютнее, а коли захотите, так и по стаканчику — очень может быть, у него сыщется даже вполне приличная замена этому вашему ревеневому пирогу. — Он повернулся ко второму врачу. — Как вы знаете, доктор Монктон, когда вы осматривали этого человека, я был не просто сторонним наблюдателем. С вашего позволения, я расскажу, что видел, а вы, если сочтете нужным, меня поправите. Согласны?

— Ну, даже не знаю. Не уверен, что мне так уж хочется…

— Замечательно.

Джейкоб Поул взял лампу и зашагал обратно по коридору, предоставив остальным выбор — следовать за ним или же оставаться в темноте.

— Полковник Поул! — Вмиг растеряв всю величавость, Монктон засеменил за ним, пока Дарвин, пряча улыбку, замыкал шествие. — Помедленнее, полковник, помедленнее. Или вы хотите сломать тут в темноте ногу?

— Ну уж нет! Когда рядом с тобой сразу два доктора, перелом ноги запросто может оказаться смертельным! — Все же Поул замедлил шаг и повернул лампу так, чтобы назад, в коридор, тоже падал луч света. — Да-а, вечерок!.. Мы с Уиллом Бейли только-только устроились выкурить по трубочке виргинского да всласть поболтать про старые времена — мы вместе служили в Пондичерри и при взятии Манилы, — как вдруг снизу кричат, мол, доктору Монктону нужна еще пара рук в помощники.

— А почему не Уилл Бейли? — поинтересовался сзади Дарвин. — Это же его дом.

— Уилли уже принял на борт несколько пинт портера, а я был относительно трезв. Я оставил его тут вздремнуть, а сам спустился. — Поул фыркнул. — Я не костоправ — как вы уже сами могли догадаться, — но когда увидел тут в судомойне нашего бедолагу, так сразу понял: он одной ногой на том свете. Все бубнил себе под нос, бормотал и бормотал. А уж акцент у него — шотландский, да такой густой, хоть ломтями режь… Я добрых пару минут вслушивался, пока не разобрал. И еще он все время дрожал, и трясся, бормотал что-то, бормотал…

Женщина стояла сбоку от лежанки, обеими руками сжимая руку больного. Когда хриплый голос стал громче и отчетливей, она наклонилась над умирающим.

— Джон, нет. Не надо об этом.

В голосе ее слышался испуг. Глаза больного на краткий миг словно бы вспыхнули, приоткрылись в запавших глазницах. Женщина нервно покосилась на Джейкоба Поула и доктора Монктона, который готовил примочку из каолина и сухих трав.

— Его разум не здесь. Он… он сам не знает, что говорит. Тс-с, Джонни, лежи, успокойся.

— От Ханда-Айленд к побережью, за Минчем, — внезапно произнес несчастный, точно отвечая на какой-то незаданный вопрос. — Да-да, у самого берега… в заливе… Там-то вы его и найдете.

— Тс-с, Джонни, лежи тихо. — Подруга больного, привлекательная темноволосая женщина, согбенная трудом и заботой, крепче сжала его руку. — Постарайся поспать, Джон, тебе надо отдохнуть.

Небритый подбородок вновь затрясся, причем темная щетина подчеркивала бледность губ и восковых щек. Веки снова затрепетали.

— Двести лет, — надтреснутым голосом выговорил умирающий. — Двести лет он гниет там, и никто даже не подозревает, что хранится на борту. Один из кораблей старого короля Филиппа. Разбился и затонул. Да-да, со всей этой кучей золота, а до прошлого месяца никто ничего и знать не знал.

Джейкоб Поул рванулся вперед, на его худом лице отобразилось изумление. Женщина покачала головой.

— Сэр, не обращайте на него внимания. Он не в себе, повредился на голову.

— Расступитесь, дайте мне место, — деловито велел доктор Монктон. — А ежели вы, сэр, — он кивнул Поулу, — подержали бы его за плечи, покуда я приложу это ему к груди… А ты, добрая женщина, ступай на кухню, раздобудь еще горячей воды. Возможно, это принесет ему облегчение.

— Я не могу его оставить, — с мукой возразила женщина. — Никто ведь не знает, чем все закончится. Вдруг он…

Под яростным взглядом доктора голос ее оборвался. Она взяла большой медный таз и с видимой неохотой выскользнула за дверь. Джейкоб Поул крепко ухватил больного за плечи, для пущей надежности наклонившись вперед.

— Между берегом и Ханда-Айленд, — повторил через несколько секунд больной. Дыхание его прерывалось, воздух клокотал в горле, но в тоне сквозила уверенность. — Да-да, там и найдете, чуток к северу от Малкирка, возле устья Лох-Малкирка… Небывалая находка. Только, конечно, надобно снаряжение, там ведь глубина двадцать футов, да и слитки весят немало. А еще и этот дьявол… Без помощи никак…

Он умолк и застонал от прикосновения горячей припарки к голой груди. Скрюченные руки слабо взметнулись к горлу, потом снова упали.

— Держите его, — велел Монктон. — Начинается новый припадок.

— Держу. — Поул говорил совсем тихо. Склонившись к больному, он не сводил взгляда с синюшных губ. — Спокойней, Джонни.

Больным овладело лихорадочное возбуждение. Темная голова металась по сложенному одеялу. Исхудалые пальцы то сжимались, то разжимались.

— Идите на юг, — донесся еле внятный шепот. — На юг. Я-то знаю, каково у нас в Шотландии, тут без оружия не обойтись. Нельзя отбиваться от дьявола кортиками и мушкетами — нужна самая настоящая бомбарда. Я его видел — больше левиафана, выше Фойнавена [1] и сильнее Фингала [2]. Пятеро убиты, трое изувечены, а так-таки и показать-то нечего.

— Начинается, — внезапно произнес Монктон. — Конечности цепенеют.

Дыхание вырывалось из напряженного горла все с большим трудом.

— Раздобудьте оружие… не то лишь потеряем еще полклана… Оружие, а с ним уж к Лох-Малкирку, поднять слитки… с дьяволом не посражаешься… у нас только мушкеты. Да, я пойду… на юг. Нужно оружие… больше левиафана…

Когда голос затих, худые пальцы вдруг стиснули руки Поула, и тот вздрогнул — с такой силой впились ему в запястья черные ногти.

— Держите крепче, — предупредил Монктон. — Это последняя судорога.

Но не успел он договорить, как мышцы незнакомца начали расслабляться. Худые руки скользнули вниз по груди, свистящее дыхание затихло. Джейкоб Поул стоял, глядя на неподвижное лицо.

— Он… отошел?

— Нет. — У Монктона был обескураженный вид. — Еще дышит, и даже словно бы стало чуть легче. Я думал… Ну ладно, по крайней мере, он успокоился. Не могли бы вы отыскать эту женщину и проследить, чтобы принесли горячей воды? Хочу еще поставить ему банки.

Поул вглядывался в лицо больного.

— Похоже, ему гораздо лучше. Уже так не трясется. Что вы теперь будете делать?

— Ну, поставлю банки, ему явно надо пустить кровь, — кашлянул Монктон. — Потом, наверное, еще один пластырь — горчица, бургундская смола и голубиный помет. И, пожалуй, клизму из сурьмы, каменной соли и полынной горечи.

— Боже праведный! — Поул покачал головой и вытер нос рукавом. — По мне, уж лучше неделю страдать от запора. Пойду разыщу его подружку.

— И все?

Дарвин удобно устроился перед пустым камином, примостив на колени блюдо с инжиром и черносливом. Джейкоб Поул стоял у окна, задумчиво глядя в ночь и время от времени метая косые взоры на Уилла Бейли. Фермер обмяк в кресле-качалке, похрапывая, всхрюкивая и то и дело рывком возвращаясь к действительности.

— Все, что мне запомнилось — а я вслушивался изо всех сил, — пожал плечами Поул. — Не знаю, конечно, что там произошло после того, как я покинул комнату, но доктор Монктон говорит, больной лежал спокойно и в сознание не приходил. Потом доктор тоже вышел, а женщина осталась там. Дарвин взял инжирину и нахмурился.

— Не хочется ухудшать ваше и без того низкое мнение о моей профессии, однако теперь, когда доктор Монктон ушел, должен признаться, его наблюдательность меня отнюдь не впечатлила. Вот вы говорите, что видели лицо этого человека вблизи. И за время службы, верно, неоднократно видели умирающих солдат.

— О да. И, как ни грустно, даже женщин и детей, — мрачно поглядел на него Поул. — Но какое это имеет отношение к нашему делу?

Дарвин вздохнул.

— По всей видимости, никакого, во всяком случае, для вас и моего коллеги, доктора Монктона. Подумайте же, сэр, подумайте о той комнате. Подумайте о том, чем там пахло.

— Табаком? Вы уже упоминали об этом, а других запахов я что-то не припоминаю.

— Вот именно! Так спросите себя о том, чем там не пахло. Лежит умирающий, да? Лицо его уже отображает классическую предсмертную гримасу Гиппократа — отображает настолько точно, как будто она скопирована из учебника. Все так. Но где же запах смертельной болезни? Вам знаком этот запах?

Поул резко повернулся.

— Ничем таким там и не пахло! Проклятие!.. Я же чувствовал, что с комнатой что-то не так. Я прекрасно знаю этот душок — сладковатый, точно в мертвецкой. Какого же черта доктор Монктон не обратил внимания? Уж кто-кто, а он должен постоянно сталкиваться с этим запахом.

Дарвин пожал тяжелыми плечами и положил в рот очередную сморщенную сливу.

— Доктор Монктон уже перешел в своей профессии за тот рубеж, где репутация требует точных наблюдений. Такое приходит ко всем нам — рано или поздно. «Но гордый человек, что обличен минутным, кратковременным величьем и так в себе уверен, что не помнит, что хрупок, как стекло…». [3] Да, нечто такое есть в каждом из нас, и в вас, и во мне. Впрочем, давайте зайдем чуть дальше. Больной схватил вас за запястья, вы держали его за плечи. По вашим словам, он бредил. Но каков он был на ощупь?

Поул сосредоточенно шагал взад-вперед по комнате, и без того тощая фигура вся словно бы подобралась от мучительных попыток вспомнить. Наконец полковник остановился и яростно уставился на Уилла Бейли.

— Жаль, у вас нет снадобья, чтобы он перестал храпеть. Сам себя не слышу! В таком шуме просто невозможно думать!.. Так, дайте-ка прикинуть, и каков же этот человек был на ощупь?

Полковник вытянул руки перед собой.

— Я держал его, а он вот так сжал мои запястья. Грязные руки с длинными черными ногтями.

— А горячие ли? Постарайтесь вспомнить.

— Нет, не горячие. Жара у него не было, совсем не было. Но и не холодные. И… — Поул помолчал и прикусил губу. — Еще кое-что. Прах меня разбери, руки у него были мягкие. Черные и грязные, но не грубые, как у фермера или ремесленника. Ну совершенно не подходили к одежде.

— Я так и предполагал. — Дарвин плюнул косточку в пустой камин. — Позволите мне сделать еще один шаг?

— Еще шаг? Проклятие, по-моему, с нас и без того уже довольно догадок. Теперь-то что?

— За время военной службы вы повидали мир. Были на борту боевого корабля и знаете, что он обычно везет. В рассказе нашего умирающего друга вам ничего не показалось странным?

— Корабль, один из галеонов короля Филиппа, затонул у шотландского побережья двести лет назад. — Поул облизнул потрескавшиеся губы, и в его глазах зажегся новый огонек. — С драгоценными слитками на борту.

— Именно. Мы постулируем, что в Лох-Малкирке затонул корабль, притом груженый золотом. Так вот, полковник Поул, вам когда-нибудь доводилось участвовать в поисках сокровищ?

Не успел Поул ответить, как из соседнего кресла донесся звук, напоминающий шипение полена в огне. Уилл Бейли в очередной раз проснулся и трясся от хохота.

— Доводилось ли принимать участие в поисках сокровищ, Джейкоб! Ну насмешили! В пору хоть твоей жене пересказывать. — Он снова зашелся в припадке веселья. — Ну что, Джейкоб, сказать доктору?

Он повернулся к Дарвину.

— Не родился еще на свет такой человек, который упорнее гонялся бы за сокровищами. Он и меня втянул — мы ныряли за жемчугом Саравака [4] и вылавливали старинное серебро с морского дня на рифах Бермудов. — Бейли откинулся на спинку кресла, хрипя от смеха. — Расскажи ему, Джейкоб, расскажи все без утайки.

Поул пронзил друга сердитым взглядом.

— Уилл, ты бесформенная куча треклятого свиного навоза. Чем трепать языком обо мне, лучше расскажи-ка ему про себя. Кто слизал припарку со спины черного пса? Кто женился на каминной метелке? И кто повесил мартышку?

— Так вы нашли сокровище? — перебил Дарвин, и Поул вновь переключил внимание на доктора.

— Ни шиллинга, хотя искал упорнее некуда, на пару с жирным Уиллом. О да, еще как искал, но не набрал и столько, чтобы заплатить хотя бы за пару минут в турецком сортире. И что дальше?

— Подумаем о нашем потерпевшем крушение галеоне, который двести лет покоится у побережья Шотландии. Как бы он туда попал? Испанские галеоны не плавали у шотландских берегов — а уж тем паче во времена, когда Англия враждовала с Испанией.

— Армада! — произнес Бейли. — Умирающий говорил, тот корабль скорее всего входил в состав испанской Армады, приплывшей завоевывать Англию.

— И в самом деле Армада. Разгромленная Дрейком и английским флотом, она страшилась отправиться домой, в Кадис, прямым путем через Английский канал и вынуждена была двинуться в обход, длинной дорогой вокруг северного побережья Шотландии и дальше, мимо Ирландии. Немало галеонов пыталось проделать этот путь.

Поул кивнул.

— Вроде бы подходит. Но…

— Вот-вот, выкладывайте свое «но». — Глаза Дарвина разгорелись от удовольствия. — Что там у вас за «но»?

— Но у корабля Армады не было никаких причин везти слитки. Уж коли на то пошло, с него убрали бы все ценное на случай, если он будет потоплен в битве.

— Именно! — Дарвин хлопнул себя по толстой ляжке. — Однако вопреки всякой логике мы обнаруживаем в Лох-Малкирке затонувшее сокровище!.. Еще один фактор, после чего жду ваших комментариев: мы оба живем в пятнадцати милях отсюда, и я по крайней мере здесь нечастый гость — однако же меня зовут на помощь доктору Монктону, который ни разу прежде не обращался ко мне за советом или же мнением ни по какому вопросу. Ergo, кто-то знал, где я нахожусь сегодня вечером, и кто-то убедил доктора Монктона послать за мной. Кто? Кто просил вас привести меня из дома Мэтью Бултона?

Поул нахмурился.

— Да он и просил. — Он показал на Уилла Бейли.

— Да нет же, мне та женщина сказала, что вы с Монктоном так решили, — озадаченно возразил Бейли. — Только она не знала дороги и не хотела надолго оставлять своего дружка. Тогда-то я и попросил тебя сходить самому — думал, ты в курсе.

Дарвин удовлетворенно кивнул:

— Теперь мы знаем все. И заметьте, при каждом новом повороте событий опять и опять возвращаемся к этим двум незнакомцам — которые давным-давно скрылись и, бьюсь об заклад, больше уж не объявятся.

— Но что тут, черт побери, происходит? — вопросил Поул. Он поскреб подбородок и снова вытер нос рукавом. — Умирающий шотландец, испанские сокровища, левиафан в Лох-Малкирке… каким образом мы-то угодили в самую середину всей этой свистопляски? Я пришел сюда пообедать на дармовщинку и тихо-мирно подымить с Уилли — а не успел опомниться, как помчался куда-то сквозь ночь сам не свой, точно вдова Лазаря.

— Что происходит на самом деле? — Дарвин потер седой парик. — Гм, в данный момент могу предложить всего-навсего чистой воды умопостроение. Весомых доказательств у нас никаких. Но хотя и не ручаюсь за достоверность своих выводов, однако лично я убежден, что вы, полковник, вовлечены во все это главным образом по случайности. Внутреннее чутье подсказывает мне: основной мишенью был я, и кто-то очень старался задеть мое любопытство или же алчность.

— Вы про сокровище? — Глаза Поула засверкали. — Ну, тут они и меня зацепили. Если вы отправитесь туда, я бы не прочь присоединиться. Мне это занятие не впервой, и я кое-что смыслю в возникающих сложностях.

Дарвин покачал головой. Тарелка с сухофруктами опустела, а лицо доктора приобрело сонное выражение.

— Дело не в сокровище, полковник, — если окажется, что оно таки существует, забирайте его себе. Нет, сэр, для меня тут заготовлена куда более сладостная приманка — нечто такое, что я чую, но чего еще не видел. В Малкирке нас ждет морской дьявол и кое-что еще.

Груда вещей во дворе придорожной гостиницы постепенно росла. Часом раньше прибыли три кожаные сумки, затем квадратный дубовый сундук и обернутый брезентом ящик. Кучер сидел у самой стены, отвернувшись от не по-майски пронизывающего ветра и грея ноги на маленькой жаровне. Он прихлебывал пиво из высокой кружки и с сомнением переводил взор со все разбухающей кучи багажа на крышу кареты.

Наконец он оглянулся через плечо, опытным взглядом прикинул высоту солнца, встал. В это мгновение раздался стук подков.

С двух разных сторон к гостинице подкатили две легкие, запряженные пони двуколки. Встретились они около большой кареты. Выпрыгнув на землю, два пассажира поглядели сперва на груду багажа на земле, затем на ломящиеся от груза коляски и, наконец, друг на друга. На помрачневшего кучера никто и внимания не обратил.

Один из новоприбывших, низенький толстяк, покачал головой.

— Полковник, это просто смешно! Когда мы договорились ехать в одной карете, то подразумевалось, что я возьму с собой медицинский сундучок и снаряжение. Без них я не рискну удалиться от дома даже на несколько миль. Однако мне и в голову не приходило, что вы вздумаете захватить с собой весь домашний скарб. — Он махнул мускулистой рукой на вторую двуколку. — Мы всего лишь посещаем Шотландию, а не переезжаем туда на постоянное жительство.

Второй путешественник, высокий и сухопарый, подошел к своему экипажу и попытался стащить с него массивный деревянный ящик, но, как ни старался, так и не смог приподнять его. Проворчав что-то, он повернулся к своему спутнику и встряхнул головой.

— Несколько миль от дома — дело одно, доктор Дарвин. Лох-Малкирк — совсем иное. Мы будем в самой глуби горного края, вдали от цивилизации. Я, конечно, знаю, что со времен Великого Мятежа прошло уж больше тридцати лет, но мне говорили, там и посейчас неспокойно. Бунтарский дух так и кипит. Нам понадобится оружие — если не против местных жителей, так против дьявола.

Дарвин удостоверился, что медицинский сундук благополучно погружен на крышу кареты, и, подойдя ко второй двуколке, ухватил ящик с другой стороны. Вдвоем они опустили его на землю.

— Вы сильно ошибаетесь. Горцы страдают, но и не думают бунтовать. Доктор Джонсон отлично путешествовал в тех краях не более трех лет тому назад. Оружие вам не понадобится, хотя нельзя отрицать, что горцы хранят верность принцу Чарльзу Эдуарду…

— Молодому Претенденту, — проворчал Поул. — Подлому выскочке, который…

— Который обладает тем, что многие признают вполне законными притязаниями на трон Шотландии, если не всей Англии. — Дарвин с любопытством заглянул в деревянный ящик, крышку которого Поул аккуратно приподнял. — Поражение в сорок шестом стало катастрофой, однако кланы, несмотря на его изгнание, верны своему принцу. Полковник! — Он наконец разглядел, что лежит в ящике. — Оружие — дело одно, но не предполагаете же вы брать с собой в Малкирк это.

— Разумеется, предполагаю! — Поул присел возле ящика, любовно поглаживая блестящий металл. — Да вы в жизни не видели пушечки красивее моей Малютки Бесс. Окована латунью, стреляет двухдюймовыми ядрами с черным порохом. Покажите мне в Лох-Малкирке любого дьявола или левиафана, а я покажу вам, что с одной из этих пилюлек в глотке он станет куда как покладистей. — Полковник взвесил на ладони снарядец. — А коли местные зашалят, так моя Бесс и на них управу найдет.

Дарвин открыл крышку пошире.

— Еще и мушкет с зарядами! Куда мы, по-вашему, отправляемся, на Луну? Вы же знаете, что горцам запрещено носить оружие, а у нас и так для необходимого багажа мало места.

Поул расправил плечи.

— Если вы разгрузитесь, я тоже согласен, но не иначе.

— Невозможно. Я и так ужался до минимума.

— Я тоже.

Кучер не спеша отнес пустую кружку в гостиницу и, поставив ее возле бочонка, кивнул на дверь.

— Вы только послушайте, — мрачно произнес он. — Я-то, болван, думал, легкие деньги, всего два пассажира в карете… Да они и усесться не успели, как уже переругались, а ведь я подрядился везти их до самого Дарема. Эй, Алан, плесни мне еще кружечку на дорожку, да побольше.

Путешествие на север словно пролистывало назад календарь, день за днем и год за годом. За Даремом наступление весны было чуть менее заметно, а к тому времени, как искатели приключений добрались до Нортумберленда, распустившиеся яблоневые цветы Ноттингема вернулись к стадии плотных розовых бутончиков, которым до цветения оставалась добрая неделя. Погода лишь усиливала этот эффект, вновь призвав промозглую и жалящую февральскую стужу, что леденила пальцы на руках и ногах даже сквозь самую теплую одежду.

В Оттерберне путешественники пересели из кареты в открытую подводу, где уже ничто не защищало их от резких порывов северо-восточного ветра, а за Стерлингом с дикой местности словно бы облупился даже налет веков. На каменистых склонах гор грунтовые, немощеные дороги казались простыми царапинами, а жалкие, крытые дерном лачуги смотрелись еще ниже и непригляднее на фоне угрюмых вершин. Сперва Дарвин пытался записывать и, балансируя на коленях толстым томом излюбленных цитат и афоризмов, вносил туда какие-то пометки. Но все ухудшающиеся дороги и беспрестанные дожди точно сговорились против него — и под конец доктор сдался. Он сидел на подводе, глядя вперед, небритый, закутанный в кучу одеял и накрытый куском брезента с прорезанным в нем отверстием для головы.

— Дикая страна, полковник. — Он обвел рукой дорогу, что уводила на северо-запад вдоль Лох-Шина. — Мы далеко отъехали от Личфилда. Взгляните на эту группу.

Он кивнул вперед на немногочисленную кучку батраков, что трудились сбоку от дороги. Джейкоб Поул издал фырканье, которое могло с тем же успехом исходить и от лошади. Полковник курил короткую трубку, чашечка которой изображала собранную горстью руку. За спиной у него стоял кувшин с горячими углями.

— И что в них особенного? — Он только что заново набил трубку черным табаком, отколупнутым прямо от плитки, и теперь выдул облако сизоватого дыма. — Не вижу нижнего такого, о чем стоило бы говорить. Просто-напросто унылые крестьяне.

— Да, но ведь они чистокровные кельты, — бодро отозвался Дарвин. — Обратите внимание на форму голов и брахицефальные черепа. Дальше, к северу, мы будем встречать их чаще. Так уж повелось исстари и шло более трех тысяч лет — проигравших в схватке за лучшие земли вытесняли на север и на запад. Скотты, пикты, кельты — все они отступали в северные холмы.

Джейкоб Поул подозрительно воззрился на крестьян, поплотнее набивая трубочку табаком.

— Может, на ваш взгляд, они и похожи на проигравших, а на мой — крепкие орешки. Вон какие рослые и свирепые. Что же до вашего убеждения, что они, мол, не вооружены, взгляните на эти косы и серпы, а потом дайте мне определение оружия. — Полковник похлопал по карману под кожаным плащом. — Ядра и порох, вот что нужно, когда имеешь дело с дикарями. Помяните мои слова, мы еще успеем порадоваться, что прихватили их, пока доберемся до Малкирка.

— Не убежден. Восстание подавлено больше тридцати лет назад.

— Ну да, на поверхности. Я ни разу не слышал, чтобы сокровище давалось легко. Где клад — там всегда кровопролитие и тревоги. Драгоценности притягивают к себе насилие, совсем как коровья лепешка — мух.

— Понятно. Так вы предлагаете повернуть назад? — В тоне доктора слышалось лукавство.

— Разве я говорил о возвращении? — Поул возмущенно выдул струю дыма. — Никогда! Мы почти на месте. Если сумеем найти лодку и лодочника, то уже завтра к вечеру я начну искать галеон, невзирая ни на какого там дьявола. Ни разу еще не видел ни одного дьявола в этом мире и надеюсь не увидеть и в том. Впрочем, удивляюсь, что вы, с вашими-то воззрениями на религию, вообще верите в дьяволов.

— В дьяволов? — Голос Дарвина звучал тихо и задумчиво. — Конечно же, я в них верю ничуть не меньше, чем сам Папа. Но, думаю, мы с ним не сойдемся по поводу того, какой облик они принимают в этом мире. Скоро нам представится шанс самим во всем убедиться. — Доктор вытащил из-под брезента сильную руку. — Вон там, ниже по холму, верно, Малкирк. Мы добрались быстрее, чем я ожидал.

Джейкоб Поул хмуро поглядел вперед.

— И неприглядное же с виду местечко, если это все, что тут есть. Однако взгляните-ка туда — возможно, в этом Богом забытом краю мы не единственные заезжие гости.

Примерно в полумиле от них дорогу перегораживали два легких экипажа. Бедно одетые люди, столпившиеся кругом, обернулись, когда Поул подкатил подводу и остановился в двадцати футах от ближайшей кареты.

Компаньоны шагнули вперед, разминая затекшие после долгого путешествия суставы. Навстречу из толпы вышли три человека. Дарвин посмотрел на них с удивлением, потом кивнул в знак приветствия.

— Я Эразм Дарвин, а это полковник Джейкоб Поул. Насколько я понимаю, вы получили мое послание. Мы сообщали наперед, что хотим остановиться на несколько дней здесь, в Малкирке.

Он переводил внимательный взгляд с одного встречающего на другого. Все вместе они образовывали на диво несуразную троицу. Самый высокий был темноволос и тощ, худее даже Джейкоба Поула. Природа наделила его яркими темными глазами, что безостановочно перескакивали с предмета на предмет, длинными пальцами, крючковатым носом, лошадиным подбородком и ярко-красными щеками. Одеяние его состояло из алой туники, зеленых бриджей и плаща из серых и синих лоскутов. Сосед его не выделялся ни ростом, ни одеждой, зато кожа у него была черной, как уголь, а на выступающих скулах виднелись следы старых шрамов. Третий стоял чуть поодаль — невысокий, но крепко сложенный здоровяк с толстыми голыми руками и густой седеющей бородой на пол-лица. Весь он словно бы потрескивал от переизбытка энергии. Как только Дарвин спросил про послание, он яростно закивал.

— Да-да, мы получили его. Но я подумал, оно от этих вот джентльменов. — Горец кивнул на стоявшую рядом пару. — Понимаете, там ведь больше ничего не было, ни кто приезжает, ни что еще, только что нужны кровати на двоих. Так, значит, вы и есть тот самый Дарвин?

— Да. — Доктор виновато улыбнулся. — Наверное, следовало бы написать поподробнее. Мне и в голову не приходило, что сюда в один и тот же день прибудут сразу две разные компании. Вы сможете подыскать нам комнату? Шотландец пожал плечами.

— Кровать-то найдется… да вот только, сразу предупреждаю, одна на двоих.

Поул украдкой покосился на внушительные формы Дарвина.

— Большая кровать, — заверил здоровяк, перехватив его взгляд. — В не очень большой комнате. Ну и конечно, все чисто-опрятно, вот вам слово Малькольма Макларена! — Он постучал себя по могучей груди. — А оно по всей Шотландии в чести.

Пока Макларен говорил, высокий человек в плаще оценивающе рассматривал Поула и Дарвина, зорко поглядывая то на одного, то на другого и словно вбирая каждую деталь их внешности.

— Наше прибытие вызвало проблемы. Мы должны решить их. — У него оказался четкий, хорошо поставленный голос с ясной дикцией и сильным иностранным акцентом. — Извинения. Позвольте представиться — доктор Филип Теофраст фон Гогенгейм. К вашим услугам. Это мой слуга Зумаль. Всецело ваш.

Чернокожий слуга ухмыльнулся, продемонстрировав ряд острых подточенных зубов. Дарвин приподнял брови и вопросительно поглядел на высокого незнакомца.

— Должен поздравить вас, доктор Парацельс фон Гогенгейм. Для человека, которому скоро исполнится триста лет, вы выглядите поразительно хорошо.

После короткого удивленного замешательства высокий человек засмеялся, обнажив ровные желтые зубы. Джейкоб Поул и Малькольм Макларен непонимающе взирали на то, как Гогенгейм схватил Дарвина за руку и крепко встряхнул ее.

— Ваша образованность впечатляет, доктор Дарвин. В эти дни мало кто знает мое имя — а еще меньше тех, кто может столь точно вспомнить дату моего рождения. Чтобы быть предельно точным — я родился в 1491-м, за год до того, как Колумб из Генуи открыл Америку. — Он поклонился. — С моими трудами вы тоже знакомы?

Дарвин озадаченно нахмурился и несколько секунд простоял в глубокой задумчивости, а потом кивнул.

— В моей юности, сэр, на меня произвела неизгладимое впечатление одна ваша фраза. Если мне позволено будет ее процитировать: «Заклинаю вас не отвергать методу эксперимента, но в меру своих возможностей следовать ей без предубежденности. Ибо каждый эксперимент подобен оружию, кое должно применять согласно силе, что заключена в нем». Великие слова, доктор Гогенгейм. — Он холодно поглядел на собеседника. — На протяжении всей своей врачебной карьеры я пытался твердо придерживаться этого предписания. Возможно, вы помните, что написали сразу после этого совета?

Вместо ответа Гогенгейм высвободил из-под плаща левую руку и молниеносно описал ею круг, указывая вытянутыми пальцами на Джейкоба Поула. Завершив движение, он легонько ударил большим пальцем по ладони и небрежно вынул из воздуха, совсем рядом с головой Поула, маленькую зеленую склянку. Поселяне за спиной чудесника так и ахнули, а Гогенгейм перехватил склянку в ладонь.

— Вот. — Он протянул ее Джейкобу Поулу. — Ваши глаза говорят об этом — поносы и приступы лихорадки. Выпейте. Состояние улучшится, сильно улучшится. Гарантирую. Больше жидкости, меньше крепких напитков. Лучше для вас. — Он повернулся к Дарвину. — И вы, доктор. Медицина проделала длинный путь — великое продвижение с тех пор, как я вынужден был бежать от базельских шарлатанов. Позвольте уж и вам предложить совет. Ячменная вода, лакрица, сладкий миндаль — утром. Белое вино с анисом — на ночь. Укрепит разум и тело.

Дарвин кивнул. Выглядел он подавленно.

— Благодарю за столь заботливый совет. Скорее всего, я ему и последую. Необходимые ингредиенты, за исключением вина, уже имеются у меня в медицинском сундуке.

— Решение. — Гогенгейм вновь щелкнул пальцами левой руки в воздухе, и вновь в ладони у него оказалась фляжка. — Белое вино. Употреблять, когда остальные припасы под рукой.

Поселяне благоговейно забормотали, а Гогенгейм улыбнулся.

— До завтра. Теперь у меня другое дело. Мне надобно нынче же вечером быть в Инвернессе, где назначена встреча.

— Да вам в жисть это не удастся, приятель, — выпалил Малькольм Макларен. — Туда же, на юг, целый день верховой езды, а то и больше.

— У меня свои методы.

Очередная быстрая улыбка, поклон разом Поулу и Дарвину — а затем Гогенгейм повернулся и проворно зашагал на запад, где менее чем в миле от деревни виднелось море. Пока Малькольм Макларен и остальные жители деревни в завороженном молчании провожали ушедшего глазами, Джейкоб Поул внезапно вспомнил о склянке у себя в руке и с сомнением оглядел ее.

— С вашего позволения… — Дарвин вынул ее у него из рук, извлек пробку, понюхал, а потом осторожно лизнул.

— Эй! — Поул отобрал флакончик обратно. — Это мое. А вы пейте ваше. Ну не поразительно ли! Много я перевидал докторов, но такого, чтобы сравнился с ним скоростью на диагнозы, — ни разу. Пожалуй, тут поневоле переменишь мнение о всей их гнилой породе. Заставляет задуматься, а?

— Еще как заставляет, — иронически согласился Дарвин. — Меня это очень даже заставило задуматься.

— А как он вытаскивал снадобья прямо из воздуха, вы видели? Не человек, а чудо. Что там вы говорили, будто ему триста лет от роду? Звучит немыслимо.

— Для разнообразия хоть в чем-то мы согласны. — Дарвин поглядел на склянку у себя в руке. — Что же до его способности извлечь предписанное средство прямо из ниоткуда, то я удивлен меньше, чем вы бы могли подумать. Плох тот доктор, у которого нет под рукой всех средств для его же лекарства.

— Но ведь это и на вас произвело впечатление, — заметил Поул. Казалось, он крайне доволен собой. — Признайтесь, доктор Дарвин, произвело.

— Да — только не лекарства. Этот трюк требует определенной сноровки и ловкости рук, не более того. Однако кое-чем Гогенгейм и впрямь произвел на меня самое глубокое впечатление — причем как раз тем, что он выполнил без всякой аффектации, точно это было так легко, что не заслуживало и комментария.

Поул потер нос и сделал на пробу глоточек из открытой склянки, но тут же скорчил недовольную гримасу.

— Пфу, вытяжка барсучьего дерьма… Однако все поступки этого человека превыше моего понимания. Что именно вы имеете в виду?

— Одной из способностей истинного Парацельса, Теофраста фон Гогенгейма, был дар при первой же встрече узнавать о человеке все. При обычных условиях я бы пренебрег этим, как просто историческим анекдотом. Но вспомните, коли пожелаете, первое обращение Парацельса ко мне. Он назвал меня доктор Дарвин.

— Ну так вы и есть доктор Дарвин.

— Да. Только вот здесь я представился всего лишь Эразмом Дарвином. А в послании Макларену подписался просто по имени. Так откуда же Гогенгейм знал, что меня надо называть доктором?

— От человека, который отвез сюда ваше послание?

— Он знал меня только как мистера Дарвина.

— Быть может, Гогенгейм видел ваш медицинский сундук?

— Сундук накрыт брезентом.

— Верно. — Поул пожал плечами. — Наверное, он слышал о вас прежде. Вы же известный врач.

— Возможно, — проворчал Дарвин. — Хотелось бы верить, что я обладаю известной репутацией, да и вообще нелегко скептически относиться к собственной славе. И все же…

Он повернулся к Малькольму Макларену, который так и глядел вслед идущим к морю Гогенгейму и Зумалю. Дарвин легонько потянул шотландца за кожаную куртку.

— Мистер Макларен. Перед тем, как мы появились, вы говорили доктору Гогенгейму о моем послании?

— А? О вашем послании? — Макларен потер лоб рукой с заскорузлыми ногтями. — Я только начал что-то такое говорить, когда вы двое как раз и приехали. Но вы видали когда-нибудь такого доктора? Видали?

Дарвин снова потянул его за куртку.

— А как вам показалось, Гогенгейму было знакомо мое имя?

— Да нет вроде. — Макларен повернулся взглянуть на Дарвина и выдернул у него полу куртки. — Он сказал, никогда прежде о вас не слышал.

— В самом деле. — Дарвин шагнул назад, грузно уселся на подводу, глядя на темнеющую на горизонте громаду Фойнавена, и даже не пошевелился, покуда Поул не потормошил его.

— Если только вы не намерены просидеть весь день под дождем, давайте пойдем с мистером Маклареном и посмотрим, где нас поселят. Вы меня слышите?

Дарвин отсутствующе посмотрел на него невинными, почти детскими глазами.

— Пойдемте, да придите же в себя! — Поул указал на неказистые домишки, грубые каменные стены которых были обложены дерном. — Надеюсь, наше жилище окажется получше. Посмотрим-ка на постель и будем уповать, что нам не придется спать по-моряцки, в две смены на одной койке. Готов прозакладывать свою долю слитков против мушиной табакерки, что бы там ни говорил Малькольм Макларен, кровать будет кишеть клопами. Ну и ладно, когда дело доходит до пары-другой укусов в задницу, я предпочитаю блох скорпионам Кузестана. Идемте.

К западу от Малкирка начинался крутой спуск к морю. Деревушка притулилась на широком уступе — единственном ровном месте между горами и скалистым берегом. Каменные дома неровной вереницей тянулись с севера на юг, с двух сторон обступая избитую, ухабистую дорогу. Джейкоб Поул предоставил старой кляче, тянувшей подводу, неторопливо влачиться за Малькольмом Маклареном, самой выбирая путь. Полковник все глядел влево, на линию бурунов вдоль берега.

— Мрачноватая перспектива, — заметил Дарвин, проследив направление взгляда Поула. — Неподходящий берег для подъема затонувшего корабля. Видите тот второй ряд бурунов и острые рифы? Трудно представить, чтобы затонувший корабль пролежал тут, не разбившись вдребезги, хотя бы месяц, не то что два века.

— В точности мои мысли, — хмуро отозвался Поул. — Мистер Макларен?

— Да, сэр? — Кряжистый горец остановился и обернулся на оклик. Его густые всклокоченные волосы лохмами выбивались из-под старой шляпы.

— А все побережье такое — я имею в виду скалистое и с рифами?

— Да, сэр, за исключением только Лох-Малкирка, это в миле отсюда. Вот там, ежели пожелаете, лодку на воду спустить труда не составит. И еще к югу отсюда, там тоже маленькая пристань есть, кое-кто ею пользуется. — Он стоял, скрестив руки на груди. — А почему вы спрашиваете? Вам тоже лодка нужна, как доктору Гогенгейму?

— А Гогенгейму нужна лодка? — начал было Поул, но Дарвин положил ему руку на плечо и взглядом заставил замолчать.

— Не сейчас, — пояснил он, когда Макларен повернулся и зашагал дальше. — Вы ведь говорили, жажда золота всегда притягивает всяческие неприятности. Могли бы и сами догадаться. Мы не единственные, кто прослышал о галеоне.

— Да. Но Гогенгейм… — Джейкоб Поул замкнулся в тревожном молчании.

Они приближались к северному краю деревни, где, разделенные широкой лужайкой, стояли напротив друг друга три самых больших дома. Макларен махнул рукой на тот, что находился ближе всех к морю. У двери ждала седая женщина.

— Хотелось бы мне поселить вас там, но одна комната досталась доктору Гогенгейму, а вторая — его слуге, этому черномазому язычнику. Ничего, мы отведем вам почти такое же хорошее жилище.

Он повернулся к среднему, самому большому дому. Женщина тоже направилась к ним.

— Джини, двум джентльменам нужна комната. — Он разразился трескучей тирадой по-гэльски, а потом извиняющеся поглядел на Поула и Дарвина. — Прошу прощения, она не знает английского. Я велел ей все там прибрать и предупредил, что вы пробудете по крайней мере несколько дней. Вам понадобится еще что-нибудь? Лучше, если я скажу ей прямо сейчас.

— Думаю, нет.

Дарвин легко спрыгнул с сиденья подводы и быстрым шагом направился к третьему дому с наглухо закрытыми черными ставнями. Он заметил, какие взгляды то и дело бросали туда Малькольм Макларен и та женщина.

— А здесь случайно для нас места не найдется? — осведомился он, не замедляя шага. — Не очень-то удобно жить в одной комнате, так что если тут сыщется жилье хотя бы одному из нас…

— Нет, сэр! — Настойчивый голос Макларена едва не сорвался на крик. — Только не здесь, сэр. Здесь свободных комнат нет.

Он заторопился за Дарвином, который уже подошел к приоткрытой двери и заглянул внутрь.

— Видите, это место не для вас. — Макларен забежал вперед и перегородил дверь толстенной ручищей. — Я имею в виду, даже и обстановки-то никакой, так что вы тут ну совсем остановиться не можете, ни вы, ни полковник.

Дарвин внимательно оглядел просторную комнату, где на каменном полу стояла массивная кровать, а в очаге не горел огонь, и нахмурился.

— Какая жалость. Обстановки и впрямь никакой, здесь вы правы, зато кровать широкая. Может, вы перетащите сюда мебель из того дома и…

— Нет, сэр. — Макларен плотно прикрыл дверь и начал ненавязчиво теснить доктора к соседнему дому. — Видите ли, сэр, это дом моего брата. Он вот уж два месяца как в отъезде, дом надо прибрать перед его возвращением. Мы ждем его через день-два… сами видите, дом не мой, я не могу его вам предложить. Идите сюда, клянусь, мы устроим вас очень удобно.

Горец подошел к подводе, рывком сдернул брезент и, крякнув, одним колоссальным усилием поднял ящик с Малюткой Бесс. Двое англичан изумленно смотрели, как он напряг ноги и, пошатываясь, понес свою ношу к среднему дому.

Поул приподнял брови.

— Я бы не стал ему перечить. Мы и вдвоем это еле поднимаем. Но что там такого, что он так тревожится? Оружие? Вы видели ружья или клейморы? [5]

— Там стояла кровать — ничего больше. — Заинтригованный тон Дарвина странно противоречил его словам.

— Уверены? — От Поула не укрылась интонация спутника. — Так-таки ничего загадочного?

— Я ничего загадочного не видел, — все столь же удивленно ответил Дарвин, возвращаясь к подводе и снимая с нее чемодан. Доктор задумчиво склонил тяжелую голову на плечо. — Я не видел ничего — это-то и загадочно. Комната два месяца пустует без жильца и ухода, а я ничего не увидел — ни пыли, ни паутины, ни плесени. Да в доме, где убирались три дня назад, и то было бы грязнее. Комната буквально вылизана.

Он потер подбородок.

— Что же это значит? Дарвин пожал плечами.

— В том-то и вопрос. — Он перевел взгляд на столб грязно-серого дыма, который поднимался над трубой дома перед ними. — Что ж, мы выясним это в должный срок. А тем временем, если только нос меня не обманывает, там готовят оленину. После такого долгого путешествия тарелка-другая жареного мяса придется в самый раз. Идемте, полковник, по-моему, мы вполне заслужили достойный обед.

И он скрылся в доме, с трудом протиснув массивную фигуру в узкую дверь. Джейкоб Поул поглядел ему вслед и поскреб в затылке.

— Все они, костоправы, такие, любят тень на плетень наводить. А я все равно готов держать пари, там спрятано оружие. Видел я, как они туда смотрели.

Полковник взял маленький несессер и шагнул в полумрак дома, откуда уже слышалось звяканье тарелок и кружек.

Джейкоб Поул проснулся незадолго до рассвета, с первыми петухами. Выбравшись из кровати, он обулся и сдернул с комода пальто. Постель, вопреки его мрачным предсказаниям, оказалась достаточных размеров и вполне приличной чистоты. Полковник покосился на другой ее край — там, под горой одеял, огромным курганом высился Дарвин. Доктор лежал на спине, чуть приоткрыв рот, и тихо похрапывал. Поул прихватил трубку и табак и отправился в соседнюю комнату посидеть перед камином, где еще тлели догоревшие куски торфа.

Полковник провел беспокойную ночь. С самого обеда он не мог думать ни о чем, кроме галеона. Гогенгейм тоже охотится за сокровищем, это ясно. Макларен не скрывал, что в заливе в самом деле покоится галеон, но так небрежно отмел эту тему одним движением широких плеч, что сразу стало ясно: он не знает, чтобы на борту было что-то ценное. Похоже, его искренне изумляло, что кто-то, а уж тем более сразу две компании, вдруг заинтересовался этими развалинами. Морской дьявол удостоился того же небрежного жеста.

— Ну да, конечно, он там — и живет в заливе, сколько деревенские старожилы помнят.

— А размеров каких?

Вопрос Дарвина заставил Макларена на миг призадуматься. Одни говорят, с кита, другие — куда как больше. Живет неподалеку от галеона. Совсем смирный. Чтобы он, да что-то там такое охранял в заливе? Выдумки все, досужая болтовня.

Добрых пару часов два англичанина и шотландец играли во что-то вроде прелюбопытных пятнашек на троих. Поул желал говорить только о галеоне, но ни у Дарвина, ни у Макларена эта тема особого энтузиазма не вызывала. Дарвин всецело сосредоточился на морском дьяволе, но Макларен опять-таки отделывался самыми короткими и неинформативными ответами — у него имелся свой интерес. Он все вызывал Дарвина на разговоры об английской медицине, новых лекарствах и хирургических операциях, безнадежных случаях и чудесных исцелениях. Ему страшно хотелось знать, вправду ли Гогенгейм может делать все то, на что намекал: возвращать зрение слепым, спасать умирающих и даже воскрешать мертвых. Когда Дарвин начинал говорить, горец весь обращался во слух — наклонялся вперед и внимал, не мигая, поглаживая косматую бороду. При этом он раздраженно почесывал ноги под штанинами, точно сожалея об утраченном килте. [6]

Поул покачал головой. Да уж, вечер выдался долгим и не слишком приятным.

Выудив из камина комок тлеющего торфа, полковник поднес его к трубке и глубоко вдохнул, наслаждаясь первой утренней затяжкой. Однако за секундой блаженства последовал затяжной приступ яростного кашля. Наконец, со слезящимися глазами, несчастный кое-как доковылял до кувшина с водой, жадно отпил несколько глотков и, вновь обретя способность дышать, остановился у окна.

— Вы упустили истинное ваше призвание, полковник, — произнес голос у него за спиной. — Если бы вы каждое утро будили вот так всю деревню, петухи скоро бы остались без работы.

В дверях, сонно моргая, стоял Дарвин. Одной рукой он почесывал внушительное брюшко, другой придерживал ночной колпак.

Поул пронзил доктора убийственным взглядом и снова приложился к кувшину с водой. Потом посмотрел в окно, весь застыл и фыркнул:

— И очень даже кстати, что кое-кто из нас имеет привычку рано вставать. Взгляните-ка! В том доме горит свет, а значит, Гогенгейм тоже поднялся с утра пораньше — держу пари, пока мы тут почесываемся, он будет уже на полдороге к Лох-Малкирку. Учитывая, каким могуществом он наделен, от него жди чего угодно. Надо нам и самим пошевеливаться и как можно скорее добраться до залива.

— Вы же слышали, как Гогенгейм вчера вечером выражал намерение отправиться в Инвернесс. Что заставляет вас думать, будто он все еще в Малкирке? — Дарвин кивнул седоволосой женщине, которая молча вошла в комнату, чтобы растопить камин и водрузить на огонь закоптелый котел с водой. — Скорее всего его здесь нет.

— И все-таки он именно здесь. — Поул снова кивнул на окно. Дверь дома напротив отворилась, и оттуда появились две фигуры. Было слишком темно, чтобы разглядеть, во что они одеты, но безошибочно распознавался высокий тонкий силуэт, по пятам за которым следовал второй, пониже и поплотнее, похожий на оживший сгусток тьмы.

— Гогенгейм со своим черномазым, — с мрачным удовлетворением отметил Поул. — А я что говорил? Этого-то я и боялся: мы приехали искать сокровище — и нате пожалуйста, вынуждены состязаться с человеком, который умеет провидеть будущее, передвигаться, куда пожелает, быстрее ветра, и вытаскивать чудодейственные снадобья из ниоткуда. Есть от чего занервничать. Кстати, вы пили снадобье, которое он вам дал?

— Нет, — коротко ответил Дарвин, садясь за стол и придвигая к себе глубокую миску. — Решил, что с меня на вчерашний вечер хватит и одного непривычного напитка — лимонного пунша Малькольма Макларена. До сих пор бурчит в животе. Полноте, полковник, обуздайте свое нетерпение и присаживайтесь. Раз уж мы собрались в Лох-Малкирк, нельзя выступать в дорогу на пустой желудок. Эта добрая женщина уже варит овсянку и, сдается мне, к каше будет еще селедка и молоко с пенками. Если мы пускаемся в плавание по бурным водам, по крайней мере давайте как следует загрузим трюмы.

Поул раздраженно сел, метнул гневный взор на провинившуюся трубку и начал вяло ковыряться в овсянке, пощипывая лепешки и копченую рыбу. Дарвин же у него на глазах уничтожил, запивая козьей сывороткой, по доброй порции и того, и другого, и третьего, а заодно блюдо ветчины с языком и чашку шоколада. Однако исчезало все с поразительной скоростью, и через пять минут тарелки опустели. Поул мгновенно поднялся на ноги.

— Еще минуту, — произнес Дарвин.

Подойдя к стряпухе, которая с видимым одобрением смотрела, как он ел, дородный доктор указал на тарелку с овсяными лепешками. Шотландка кивнула, и он протянул ей английский шиллинг. Когда Дарвин запихнул лепешки в карман пальто, Джейкоб Поул неохотно кивнул.

— Да, пожалуй, вы правы, спешить некуда. Едва ли в заливе нам окажут гостеприимство.

При этом нежданном перемирии Дарвин приподнял брови и снова повернулся к стряпухе. Показав на восходящее солнце, сделал широкий жест рукой, изображая, как оно движется по небосклону. Затем показал сперва на котел, а потом на висящую на стене вяленую говяжью ногу. Женщина кивнула, произнесла какую-то отрывистую фразу, засмеялась и, подойдя к доктору, восхищенно похлопала его по круглому животу.

Дарвин кашлянул, перехватив ехидный взгляд Поула.

— Ну и ладно. По крайней мере обед по возвращении нам обеспечен.

— Да уж. И, судя по всему, не только обед, — бесстрастно согласился Поул.

Тропа к Лох-Малкирку оказалась ровно такой, как описывал Макларен: сперва бежала к морю, а потом вдруг сворачивала обратно в глубь побережья по крутому откосу. Земля еще не просохла от густой росы, что мерцающими капельками солнечного света висела на стебельках вереска и низкорослом можжевельнике. Идти было скользко. Полковник с доктором не прошли и пятидесяти футов, как промочили ноги почти по колено. Наконец за гребнем холма показался залив. Над водой еще стелился туман.

На вершине Дарвин замедлил шаг и придержал Поула за руку.

— Минутку, полковник. Не торопитесь. Более удобного места, чтобы хорошенько разглядеть местность, и не придумаешь.

— Более того, — негромко добавил Поул. — У нас есть шанс без ведома Гогенгейма понаблюдать, что он тут делает. Смотрите, внизу слева.

Формой залив напоминал длинную бутылку из-под вина, горлышко которой глядело на северо-запад. В этом самом горлышке пробкой торчал островок, так что в часы прилива и отлива протоки по сторонам от него превращались в бурные реки, по которым стремительно мчалась вода. За островком залив становился глубже, а берега отвесней. Гогенгейм с Зумалем стояли напротив острова, глядя на воду.

Дарвин прищурился, опытным взглядом прикинул ширину залива и наклон скал и облизнул губы.

— Ну, полковник, что вы об этом думаете?

— О чем?

— Глубоко ли на середине. — Дарвин проследил за взглядом Поула. Гогенгейм и его слуга подошли к маленькому коблю [7] и собирались садиться. — Ага, похоже, я очень скоро узнаю ответ на этот вопрос — вон они загружают на борт вместе с веслами и лотлинь. [8] Отвесный берег, сплошные скалы. Не удивлюсь, если глубина озера достигает доброй тысячи футов. Хватит, чтобы тут затонуло хоть десять галеонов.

— Или чтобы прятался хоть какой огромный дьявол, — Раздраженно скривился Поул.

Дарвин похлопал его по плечу.

— Не горячитесь, полковник. Уж сегодня-то наши друзья никакого сокровища не вытащат. У них нет нужного снаряжения. Если повезет, они просто выполнят за вас часть вашей работы. Не переоценивайте Гогенгейма.

— Вы же сами видели его могущество.

— Да? А вот я — так не уверен. Заметьте, он пользуется лодкой, а значит, по крайней мере ходить по водам не умеет.

Они невольно перешли на шепот. За время этого краткого разговора Зумаль столкнул суденышко на воду, а Гогенгейм уселся на носу. Он был одет все в тот же шутовской наряд, в котором чувствовал себя, по всей видимости, совершенно непринужденно. На коленях у него лежал лотлинь. По команде своего господина Зумаль отгреб ярдов на двадцать от берега и остановился. Гогенгейм встал, пару раз взмахнул правой рукой, примериваясь, и швырнул линь.

Дарвин весь подался вперед и что-то пробормотал себе под нос.

— Что такое? — удивился Поул, краем глаза заметив движение доктора.

— Ничего. Так, просто подозрение, что Гогенгейм… Голос его затих.

Линь с привязанным к нему грузилом все разворачивался и разворачивался, уходя в недвижные воды залива. Скоро Гогенгейм уже вытравил весь моток, очевидно, так и не достигнув дна. Он что-то сказал Зумалю, смотал линь и снова присел на носу. Кобль медленно поплыл к устью залива. Время от времени Гогенгейм проделывал процедуру с лотом заново. По мере продвижения глубина потихоньку уменьшалась; наконец, у самого перешейка, она была не более двадцати футов.

Гогенгейм кивнул и опять что-то сказал своему спутнику. Оба они так сосредоточились на лоте, что не замечали ничего кругом. Поэтому рябь на воде первым увидел Джейкоб Поул. Она напоминала встречное течение, что накладывалось на появившийся за последние минуты узор зыби, поднятой утренним ветром. Передний край этой ряби быстро двигался все ближе к выходу из залива, а значит, и к коблю. Поул вцепился в руку Дарвина.

— Глядите!

Рябь все приближалась. Вершина изогнутой дуги находилась уже в каких-то пятидесяти ярдах от Гогенгейма, который, ничего не подозревая, сматывал линь. Когда распространяющаяся волна еще приблизилась, под водой словно бы начало проглядывать нечто светло-серое. Вот до суденышка осталось всего тридцать ярдов… двадцать… Поул все сильнее сжимал руку Дарвина, костяшки пальцев у него побелели. Наконец в том месте, где дно залива резко шло вверх, полоса волны вильнула влево. Еще секунда — и все исчезло, остался только гаснущий фронт волн. Вот он дошел до суденышка и легонько закачал его.

Почувствовал движение кобля, Гогенгейм оглянулся, но ничего видно уже не было, и он снова склонился над лотом.

Поул выпустил руку Дарвина.

— Дьявол, — тихо проговорил он. — Мы видели морского дьявола.

Глаза Дарвина сверкали.

— Да, это и вправду морской дьявол. Но что, во имя Линнея, это такое? Вот уж воистину нелегкая задачка для ваших хваленых таксономических систем. Это не кит — иначе он бы выныривал на поверхность, чтобы дышать. И не гигантский угорь, разве что все наши представления об их размерах — просто нелепая ошибка. Да вообще ни рыба ни мясо — ни в одном бестиарии ничего подобного не припомню.

— К черту названия! — От возбуждения и тревоги руки Поула тряслись сильнее обычного. — Главное, что эта тварь здоровенная — поднять такую волну! — и очень быстрая. Вы вот ворчали, что я взял с собой Малютку Бесс, а ведь я был прав. Здесь, в заливе, нам понадобится защита. Надо бы перевезти ее сюда и установить наготове — о мушкетах придется забыть, пули такому чудовищу — что слону дробина.

— Не уверен, что от пушки здесь будет большой прок, Однако же сейчас нам надо выполнить свой долг. — И Дарвин грузно заковылял вниз по склону к заливу.

— Эй, куда вы? — Поул замешкался, а потом наклонился подобрать с вереска трубку и подзорную трубу. Услышав внезапный шум на холме, Гогенгейм и его слуга повернули головы.

— Дать честное предупреждение, — ответил Дарвин через плечо и поспешил к кромке воды, маша рукой сидящим в лодке и призывая их оглянуться.

Гогенгейм обернулся, посмотрел на ровную гладь воды и что-то вполголоса сказал Зумалю. Чернокожий проворно заработал веслами и подвел лодку поближе к берегу, где стоял Дарвин.

— Не вижу никаких чудовищ, — заявил Гогенгейм, когда Джейкоб Поул торопливо бросился к ним. — Зумаль тоже ничего не видел, а ведь мы были на самой воде — а не шпионили, залегши в вереск.

— В заливе плавает какое-то существо, — ровным голосом ответил Дарвин. — Очень крупное и, возможно, опасное. Я окликнул вас для вашего же собственного блага.

— Ах-ах. — Гогенгейм приставил палец к носу и с подозрением поглядел на Дарвина. — Как любезно. А вы, часом, не пытаетесь выкурить нас из залива? Если так, придумайте историю получше.

В его черных глазах блеснуло лукавство.

— Так мы здесь для одной цели. Возражать не будете? Думаю, нет.

— Если вы имеете в виду затонувший галеон, то лично я, безусловно, возражу. — Дарвин продолжал обшаривать глазами поверхность воды, выискивая следы новой ряби. — Я приехал сюда по совершенно иным причинам.

— А вот я возражать не стану, — вмешался Поул. — Да, признаюсь — а почему бы и нет? Этот галеон притянул меня сюда, за триста миль, точно так же, как притянул и вас. Как вы о нем прослышали?

Гогенгейм завернулся в рваный плащ и вытянулся во весь рост.

— У меня есть свои методы, тайные методы. Просто примите на веру, что я обо всем услышал, — и не задавайте вопросов.

— Ну ладно, коли хотите. Но я бы не прочь предложить союз. Что скажете? Вон там вон лежит затонувший корабль, а доктор Дарвин сказал правду. В заливе и впрямь водится кто-то, кого бы лучше опасаться. Жители Малкирка считают, на галеоне нет ничего ценного, однако мы думаем иначе. Как вам мое предложение? Работая вместе, мы провернем все в два раза быстрее. Равные доли, вам и нам.

Поул единым махом выпалил всю эту тираду и остановился перевести дух. Гогенгейм слушал, насмешливо изогнув черные брови. Теперь же он расхохотался.

— Никогда, мой славный полковник. Никогда! Будь мы ровней — возможно. Возможно, я и прислушался бы. Но мы с вами не ровня. Ни по знаниям, ни по умениям, ни по снаряжению. Попробуйте, мой друг, попробуйте победите меня. Я обладаю особыми силами, которых нет у вас, так? Знаниями, которых нет у вас, так? Оборудование, спросите вы? Вчера я был в Инвернессе, покупал снаряжение. Сегодня оно прибудет, завтра мы уже пустим его в ход. Вот, глядите сами.

Он щелкнул пальцами в нескольких дюймах от лица Джейкоба Поула. Жест его, как всегда, выглядел каким-то преувеличенным, неестественным, а когда Гогенгейм раскрыл ладонь, на ней лежала четвертушка оберточной бумаги.

— Вот список. Читайте, глядите собственными глазами — вам потребуется каждая мелочь из этого списка. И покупать все придется в Инвернессе, а для вас это два дня пути. К тому времени, как вы только приступите, мы уже давно все закончим и будем далеко отсюда.

От этого надменного тона землистое лицо Поула вспыхнуло. Стряхнув с плеча руку Дарвина, полковник шагнул почти вплотную к противнику.

— Гогенгейм, минувшим вечером вы произвели на меня большое впечатление. И к тому же оказали нам обоим любезность, дав целебные снадобья. Нынче доктор Дарвин честно постарался отплатить вам за эту любезность, предупредив об опасности, что таится в заливе. А вместо благодарности вы оскорбляете нас, утверждая, будто мы выдумали чудовище, чтобы вас отпугнуть. Что ж, продолжайте в том же духе, не слушайте предостережений. Но если попадете в беду, на мою помощь не рассчитывайте. Что же до галеона, обойдемся и без вас. — Он отступил назад. — Идемте, доктор Дарвин. Здесь нам больше делать нечего.

Он развернулся и зашагал вверх по холму. Гогенгейм поглядел ему вслед и пренебрежительно махнул рукой, точно заканчивая аудиенцию. Смех его преследовал Поула, пока тот шел прочь, но Дарвин остался стоять на месте, в упор разглядывая тощую физиономию и фигуру противника. Лицо толстяка отражало напряженную работу мысли и все крепнущую убежденность.

— Доктор Гогенгейм, — наконец произнес он. — Вы насмеялись над искренним и доброжелательным предупреждением, вы отклонили честное предложение полковника Поула о сотрудничестве и вы не поверили мне, когда я сказал, что явился в Малкирк не за сокровищем. Что ж, воля ваша. Позвольте мне сказать только одно, а потом я уйду и предоставлю вам обдумать мои слова. Повторяю еще раз: таящаяся в заливе опасность реальна, куда реальнее, чем я сам поверил бы еще час назад, и куда реальнее, чем сокровище, которое вы столь страстно ищете. Помимо этого, доктор Гогенгейм, сдается мне, я знаю, кто вы такой и как попали сюда. И вспомните об этом, когда в следующий раз вздумаете поразить Малькольма Макларена и простодушных селян волшебными полетами в Инвернесс или чудодейственными снадобьями, взятыми из чистого воздуха.

Он прищелкнул пальцами — неуклюже, без намека на щегольство и рисовку Гогенгейма, — развернулся и вперевалку поспешил за Джейкобом Поулом по тропе, что вела к Малкирку. Вслед им доносился издевательский смех Гогенгейма.

— Опять он здесь, и опять вокруг него толпа. Вон берет у одной из женщин здоровенную вязальную спицу… Интересно, что он собирается с ней делать? Я бы мог дать ему пару-другую добрых советов.

Джейкоб Поул выпрямился, отворачиваясь от окна, из которого наблюдал за происходящим перед домом соперника.

— Эй, доктор, идите-ка сюда, взгляните сами.

Дарвин вздохнул, захлопнул записную книгу, куда тщательно заносил свои наблюдения касательно местной флоры, и встал.

— Какой же новой загадкой нас потчуют?

Смеркалось, стоял чудный вечер. На полянке перед окном Гогенгейм дважды взмахнул спицей, описав в воздухе сверкающий круг. Обеими руками ухватив за тупой конец, он направил острие себе прямо в сердце и надавил. Спица медленно вонзалась ему в грудь — дюйм, еще дюйм… и вот Уже погрузилась на добрую половину длины. Он разжал руки. Селяне дружно ахнули. По белой костяной игле медленно поползла, капая на тунику, струйка крови.

Гогенгейм несколько мгновений стоял со спицей в груди, а потом столь же медленно, опять двумя руками, вытащил ее, провел сжатой щепотью по всей длине, вновь описал спицей круг в воздухе и пустил по рукам селян. Те робко касались ее. Пока она переходила из рук в руки, Гогенгейм извлек из-под плаща маленькую круглую коробочку, черпнул указательным пальцем капельку черной мази и с улыбкой втер в дырочку у себя на рубашке.

— Что это за снадобье? — Поул прижался носом к грязному стеклу. — Чтобы исцелить от этакой раны… В жизни ничего подобного не слышал!

— А я, кажется, слышал, — сухо произнес Дарвин, возвращаясь к своему креслу.

Но Джейкоба Поула рядом уже не было. Выскочив за дверь, он присоединился к толпе зевак вокруг Гогенгейма. Тот приветственно кивнул.

— Еще раз добрый вечер, полковник. — Голос чудесника звучал дружески, как будто утреннего инцидента и в помине не происходило. — Ну что, никаких морских чудищ, а? Вы пришли как раз вовремя. Сейчас я продемонстрирую противоядие, панацею от любого яда. До сих пор я пользовал им только коронованных особ Европы. Великий секрет необычайной ценности. — Гогенгейм глянул на дом напротив. — Жалко, доктора Дарвина тут нет, ему было бы чему поучиться.

Он потянулся к стоящему рядом высокому шкафчику и вынул из него хрупкую склянку с какой-то маслянистой жидкостью. Смоляная пробка легко скользнула наружу, и Гогенгейм понюхал ее.

— Великолепно. Вот видите фиал? Пустите-ка по кругу, чтобы все видели. Понюхайте, только не пробуйте. Смертельный яд. Если хотите, замените любым другим ядом — моему противоядию все равно. Я приготовил этот экстракт из тисовых листьев. Полковник, возьмите.

Поул осторожно понюхал склянку.

— Какая гадость.

— Передайте следующему.

Стоявший рядом с Поулом крестьянин взял у него флакончик с такой опаской, точно тот мог взорваться. Флакончик пошел по рукам — одни зрители нюхали, другие ограничивались простым осмотром — и наконец вернулся к Гогенгейму.

— Отлично. Теперь внимательнее.

Он снова залез в ящичек и вытащил аккуратную клетку из железных прутьев вокруг деревянного каркаса. Внутри, то и дело бросаясь на тесно сжатые прутья и жадно обнюхивая воздух, беспокойно металась из угла в угол крупная серая крыса. Гогенгейм ненадолго поднял клетку на всеобщее обозрение, а потом поставил на землю, капнул на кусочек овсяного хлебца несколько капель жидкости из фиала и ловко просунул угощение между прутьями.

Крыса несколько секунд помедлила — толпа крестьян затаила дыхание. Наконец зверек рванулся вперед, понюхал хлеб и тотчас сожрал его.

— Начинаю отсчет, — произнес высокий доктор. — Пятьдесят биений пульса — и сами увидите результат.

Он взялся левой рукой за запястье правой и ясным звучным голосом начал считать. На тридцати кружение крысы по клетке замедлилось, она снова поднялась на задние лапы, цепляясь за прутья. Еще десять ударов — и зверек сполз на живот, скребя когтями пол.

Не доводя счет до конца, Гогенгейм подняв фиал к губам и вылил содержимое себе в горло. Селяне испуганно забормотали, а он перевернул склянку вверх дном, вытряхивая последние несколько капель отравы на траву.

— Теперь — только быстро — противоядие.

Он извлек из-под плаща флакончик с зеленой жидкостью, осушил ее и аккуратно закупорил снова. Зрители загомонили, жарко обсуждая по-гэльски то, чему они только что стали свидетелями, а Гогенгейм с самым непринужденным видом повернулся к Малькольму Макларену.

— Количество противоядия очень ограничено. Если оно кому-то очень требуется — сейчас или же на будущее, — мы можем договориться. Обычно-то я не продаю его, но здесь, где так мало врачей, готов сделать исключение. Объясните им, ладно? Тем временем, — он бросил взгляд на ведущую на юг дорогу, над которой уже сгущались сумерки, и понимающе кивнул, — кажется, у меня есть еще одно дело. Видите? Вчера я купил это в Инвернессе — и вот, прибыло. Ежели поможете разгрузить, уже завтра я пущу все в дело.

Он показал на доверху нагруженную телегу, которую легко тащили по склону две запыленные коняги.

— Это снаряжение для работ в заливе. — Гогенгейм повернулся к Джейкобу Поулу. — Как я вам говорил, мы неплохо потрудились: обнаружили затонувший корабль, раздобыли оборудование. Быть может, вам с доктором Дарвином не терять времени понапрасну и попросту снарядиться в обратный путь? Пока вы прокопаетесь с приготовлениями, галеона уже и след простынет. Так что доброй ночи, полковник, приятных снов.

Он кивнул Поулу, еще раз поклонился сбившимся в кружок селянам и зашагал навстречу телеге. Та чуть не ломилась от коробок и ящиков. Большинство крестьян, не скрывая любопытства, двинулись следом. Поул остался на месте, покусывая ноготь и злобно глядя вслед уходящему сопернику.

— Наглый пес! — сердито бросил он Зумалю, который задержался рядом. Чернокожий и ухом не повел — был занят своим делом. Вытряхнув из клетки мертвую крысу, слуга сложил все обратно в шкафчик и аккуратно запер его. Потом поставил на низенькую тележку, повез к дому и скрылся за дверью.

Пока Поул мялся на месте в нерешительности, к нему подошел Малькольм Макларен. Дюжий шотландец хмурился, озабоченно кусая губу.

— Полковник, скажите, нельзя ли мне доктора Дарвина на одно слово?

— Он там, в доме. — Поул все еще злился. — Но если заставите его ограничиться одним словом, вы удачливей меня.

И первым направился к дому.

Дарвин сидел все в том же кресле, по-прежнему поглощенный своими заметками. Рядом стояла непочатая бутыль овсяной болтушки, да еще ему пришлось зажечь масляную лампу, однако в остальном все осталось ровно так же, как когда Поул уходил отсюда. Дарвин поднял голову и хладнокровно кивнул Макларену.

— Не сомневаюсь, очередная демонстрация чудес медицины. И каково последнее диво? Ex Hohenheim semper aliquid novi[9], ежели мне позволено перефразировать Плиния, — жизнерадостно произнес он, откладывая перо и закрывая книжку. — Итак, Малькольм Макларен, чем могу служить?

Шотландец несколько мгновений беспокойно перетаптывался на месте. Смуглое, заросшее бородой лицо отображало внутреннюю борьбу.

— Я пришел поговорить с вами не о Гогенгейме, — наконец вымолвил он. — И даже не о том галеоне, что вы собираетесь поднимать. Я прошу помощи. Может, вы помните, я рассказывал вам о моем брате, который два месяца как уехал. А сегодня мы получили вести о нем — крайне дурные вести. С ним произошел несчастный случай там, в горах. Свалился со скал.

Дарвин надул щеки, но ничего не сказал. Малькольм Макларен потер друг о друга здоровенные ручищи, отчаянно подыскивая слова.

— Очень неудачно упал… Насколько нам сообщили, повреждена голова. Его несут обратно сюда, мы ожидаем его завтра, ближе к вечеру. Вот я и подумал… — Он замолчал, а потом слова хлынули из него потоком: — Подумал, может, вы согласитесь вроде как осмотреть его, нет ли какого лечения, которое бы помогло восстановить силы и здоровье, — у нас уйма денег, так что это не проблема, мы заплатим вам обычный гонорар и даже сверх того.

— Ага, — промолвил Дарвин так тихо, что Джейкоб Поул с трудом разобрал слова. — Кажется, мы наконец все узнаем. — Он поднялся. — Гонорар не главное, Малькольм Макларен, я с радостью осмотрю вашего брата и выскажу свое мнение о его состоянии. Но меня слегка удивляет, что вы не хотите проконсультироваться с доктором Гогенгеймом. Ведь это он тут направо и налево демонстрирует вашим односельчанами чудеса медицинского искусства. Тогда как я ничем не являл вам своего врачебного умения.

Макларен мрачно покачал всклокоченной головой.

— Не надо, не говорите так. Я уже довольно спорил на эту тему — как с мужчинами, так и с женщинами. Я видел, на что он способен. Однако есть во всем этом что-то такое, даже не знаю, как и назвать, вот я и…

Голос его затих. Одно долгое мгновение они с Дарвином смотрели в глаза друг другу, а потом доктор кивнул.

— Вы наблюдательны, Малькольм Макларен, и весьма проницательны. А это редкие качества. Пусть вы и затрудняетесь подыскать логическое обоснование своей оценке доктора Гогенгейма, это еще не причина не доверять ей. Подобно животным, люди общаются меж собой на многих уровнях, куда более глубинных, чем слова.

Он повернулся к Джейкобу Поулу.

— Вы слышали просьбу и, я уверен, понимаете, какую проблему она для меня создает. Я обещал помочь вам со снаряжением. Но коли мне придется еще и сидеть здесь, дожидаясь прибытия брата Макларена, я не смогу выполнить обещания. Знаю, вы не захотите ждать лишний день…

— Да ждать и ни к чему, — угрюмо проворчал Макларен. — Если вам всего-то и надобно, что пара рук, тут наготове двадцать дюжих молодцов — пусть мне и придется разбить пару-другую голов, чтобы их убедить. Когда вам потребуется эта самая помощь?

— Завтра днем будет самое оно. — Джейкоб Поул почуял, что Малькольм Макларен сейчас в самом сговорчивом настроении. — Мне бы хотелось, чтобы нам помогли перетащить кое-что к заливу. Кстати, коли уж речь зашла, вы ведь все знаете об этом самом морском дьяволе. Сами-то вы его видели? Он опасен?

— Ну да, видел — издали, тень в воде. Другие и ближе видали. Но я в жизни не слыхал, чтобы от него хоть кому какой вред, если, конечно, его не трогать. — Макларен сел и, подняв голову, поглядел на своих собеседников. — В наших краях от неприятностей отбою нет — только не от этой зверюги в заливе. За прошлые годы немало людей простилось с жизнью, а иные и с законным наследством — но отнюдь не по вине морского дьявола столько женщин изведали одиночество, а все мы дошли чуть не до нищеты. Тут уж надо поискать виновника поближе, средь ваших сородичей… Впрочем, я что-то разболтался и несу лишнее.

Он покачал головой и стремительно вышел из комнаты. Подойдя вслед за ним к двери, Поул сперва даже не увидел его в густых сумерках и лишь потом разглядел темную коренастую фигуру, быстро шагавшую к дому с черными ставнями. В первый раз со времени приезда англичан в этом доме светилось окно.

Да, возникла проблема, причем такая, предугадать которую было несложно. Присев на корточки возле ящика с Малюткой Бесс, Джейкоб Поул чертыхнулся себе под нос, хмурясь на предзакатное солнце, что уже окрашивало нежным багрянцем вершины гор на востоке.

Дарвин остался непреклонен, и Макларен его поддержал. Горцы могут пособить в переноске ящика — но не должны видеть саму пушку. После указа о разоружении любому шотландцу, который помогал хотя бы перевозить оружие, грозили штраф и высылка из страны. Засим ответственность за перевозку в залив Малютки Бесс должна была возлечь на одного только Джейкоба Поула.

Ну и отлично — только как, черт возьми, вручную установить орудие весом в несколько сотен фунтов, чтобы зона обстрела точнехонько покрывала залив? Он ведь не Малькольм Макларен с его налитыми мускулами и грудью-бочонком!

Ворча и ругаясь, Поул вытащил из ящика фунтовые ядра и сложил их на куске мешковины рядом с мешочками пороха. Слава Богу, хотя бы погода хорошая, так что ничего не отсыреет (хотя надо поторопиться и закончить раньше, чем выпадет роса). Без пороха и зарядов пушку еще можно бы с грехом пополам развернуть в нужном направлении. Однако стенки ящика не давали ни прицелиться, ни выстрелить. А повыше орудие не поднять — слишком тяжело.

Вздохнув, Поул взял железный ломик, которым открывал крышку ящика, и принялся одну за другой отдирать доски с боков. Работа нудная, да и небыстрая. К тому времени, как был вытащен последний гвоздь и деревянный остов лег на землю, уже сгущались сумерки.

Тут полковник засомневался. Вообще-то он собирался немного пострелять — просто так, на пробу, убедиться, что правильно подобрал угол и направление. Но, наверное, теперь с этим лучше подождать до утра — при ярком свете легче проследить траекторию ядра. Немного поразмыслив, Поул загрузил ядро и картуз черного пороха и приготовил фитиль. Потом, отойдя подальше от пороха, уселся на кучу мешковины из-под ящика и вытащил трубку, табачок, кремень и трут. И наконец, уже набив трубку, с кремнем в руке, глянул с холма вниз, на гладь Лох-Малкирка. До сих пор он был слишком поглощен работой, чтобы обращать внимание на то, что там происходит. Теперь же разглядел, что на самом краю залива копошатся две маленькие фигурки.

Гогенгейм с Зумалем катили ручную тележку, ломящуюся от коробок и ящиков. Добравшись до плоскодонного кобля, они остановились и принялись перегружать все туда. Ветер улегся, так что голос Гогенгейма отчетливо разносился над тихой водой. Поул же, сидящий в коричневом плаще средь валунов и зарослей вереска, с берега был совершенно неразличим.

Полковник подавил первый инстинктивный порыв окликнуть соперников и поздороваться. Гогенгейм с Зумалем закончили погрузку и отплыли от берега, а он так и сидел с незажженной трубкой, пристально следя за ними.

— Теперь прямо, пока я не скажу.

Гогенгейм перевесился за борт, вглядываясь в воду перед носом суденышка. Солнце уже висело почти над самым горизонтом, и тень кобля ложилась на ровную гладь залива длинным черным копьем. Гогенгейм тонул в этой тени, и Поул не мог разобрать, что он там делает.

— Табань, чуть медленнее… Стой.

Суденышко замерло на неподвижной воде. Пассажир на носу снова перевесился за борт, вытащил из воды свободный конец линя и привязал к кольцу перед собой.

— Вроде неплохо. Со вчерашнего дня никакого дрейфа. — Гогенгейм повернулся и кивнул Зумалю. — Приступай, а я подготовлю все остальное.

Чернокожий отложил весло и начал раздеваться. Заходящее солнце превратило поверхность залива в единое сияющее полотно, и Джейкобу Поулу Зумаль представлялся всего лишь черным силуэтом на фоне ослепительной глади воды. Полковник поднял руку, заслоняя глаза, и попытался разглядеть, что же такое делает Гогенгейм.

Внезапно сцена изменилась. Ровная поверхность залива словно вспоролась, расходясь вдоль черной центральной черты и образуя два ярких фрагмента. Поул понял, что наблюдает эффект расходящейся ряби — выгнутая дугой волна приподнимала поверхность воды, так что отражающийся свет солнца больше не бил ему в глаза. По заливу что-то плыло — что-то очень большое. Поул уронил трубку в вереск, сердце быстрей заколотилось в груди.

Кобль находился на мелководье, поблизости от места, где залив выходил в море. Волна же покамест шла по центральной, глубокой части, в доброй четверти мили оттуда, однако двигалась прямо к суденышку. Полковник завороженно наблюдал, как она приближалась и, наконец, примерно в сорока футах от кобля, там, где дно начинало подниматься, свернула влево и понеслась обратно вдоль берега.

Двое людей на борту были целиком поглощены делом. Гогенгейм взял со дна кобля небольшой бочонок, снял с него крышку и что-то прилаживал внутрь. Вот он тихо сказал пару фраз стоящему на корме обнаженному Зумалю, а потом засмеялся. Позади них по воде все еще бежала полоса ряби.

— Готов?

Как раз в то мгновение, как до слуха Поула донесся этот вопрос, солнце наконец нырнуло за край горизонта на западе, и все кругом приобрело новый, глубокий оттенок настоящих сумерек. Кивок Зумаля был уже едва различим.

— Как только я опущу, прыгай следом. Торопись — это ненадолго.

Последние слова сопровождались искрой, выбиваемой сталью из кремня. Три вспышки — и трут наконец схватился. Гогенгейм держал дымящийся кусочек ваты над открытой стороной бочонка.

— Давай!

Из отверстия вырвался сноп ослепительного пламени. Гогенгейм схватил бочонок и выкинул за борт. Пламя мгновенно осело ко дну бочонка, но вместо того, чтобы потухнуть в воде, словно бы разгорелось ярче прежнего сине-белым огнем.

В этом свете внезапно стало видно дно залива: неровное, складчатое ложе камней и песка. У самого кобля, в нескольких футах от подводного огня, Джейкоб Поул различил силуэт корабельного корпуса. Съежившись возле пушки, едва дыша от возбуждения, он следил, как обнаженный Зумаль соскользнул за борт, подплыл к буйку и, быстро перебирая руками, принялся спускаться по веревке к якорю, что отмечал местоположение затонувшего галеона.

Заслоняя глаза от бьющего света, Поул вглядывался в очертания корабля. Через несколько секунд он уже свыкся с непривычным узором света и теней и сумел различить все подробности. И ахнул, осознав, что там видит.

В деревне сбирающиеся сумерки стали сигналом к новой бурной деятельности. Даже сквозь стены дома Дарвин ощущал всеобщую суету, а на кухне то и дело раздавался торопливый перестук шагов.

То был один из немногочисленных сигналов нарастающей напряженности. После ухода Джейкоба Поула Малькольм Макларен наведывался каждые полчаса: стараясь выглядеть как можно небрежнее, обменивался с Дарвином несколькими рассеянными фразами и снова торопился прочь. В пять часов он объявился в последний раз и ушел вместе со стряпухой, оставив Дарвина в одиночестве справляться с обедом (холодный гусь, овсяный хлеб, фрикасе из цыпленка и хлебный пудинг) и коротать досуг, на свое усмотрение строя выводы о происходящем.

Когда же Макларен наконец появился вновь, то выглядел другим человеком. На смену типичному одеянию жителя равнин пришли грубые башмаки, высокие, до колена, гольфы, килт и черный жилет с прошитыми золотой нитью пуговицами.

— Да знаю я, — сказал он в ответ на вопросительный взгляд Дарвина. — Носить горское платье пока еще супротив закона. Но что б там закон ни твердил, а я, приветствуя возвращение брата, на меньшее не согласен. Да и вообще поговаривают, будто через год-другой закон все равно изменят, так что тут худого? Уж можно, казалось бы, позволить человеку одеваться так, как он пожелает. Но у вас-то все готово?

Дарвин кивнул, поднялся и, подхватив потрепанный докторский саквояжик, неизменный свой спутник в тысяче подобных путешествий, вслед за Маклареном вышел навстречу теплому весеннему вечеру. Горец размеренно зашагал к каменному дому с черными ставнями. Хотя кругом царила тьма, у доктора возникло ощущение, будто их провожает множество глаз.

У двери Макларен остановился.

— Доктор Дарвин, я не из тех, кто любит тешить себя обманом. Я чту правду. Рана очень скверная. Я не горю желанием услышать горькую весть, но можете ли вы обещать, что откровенно ответите, горестна ли эта весть или же хороша?

Из двери лился поток света. Дарвин повернулся и твердо взглянул в тревожные глаза своего спутника.

— Если только нет самых веских причин поступить иначе — ради спасения жизни или облегчения страданий, — всегда предпочтительнее полный и откровенный диагноз. Обещаю: куда бы ни завела нас нынче правда, я ничего не утаю. А взамен прошу, чтобы мой диагноз не навлек злобы ни на меня, ни на полковника Поула.

— Даю вам слово, а порукой ему моя жизнь. Макларен толкнул дверь, и они вошли.

Комната не изменилась, но теперь вдоль стен в восьми-девяти местах стояли лампы. Все кругом было ярко освещено и сверкало безупречной чистотой. Светильники стояли и по бокам широкой кровати, на которой, по грудь укрытый клетчатым пледом, лежал какой-то человек.

Дарвин шагнул вперед и долго молчал, пристально изучая бледное, точно мел, лицо и расслабленную позу больного.

— Сколько ему?

— Пятьдесят пять, — шепотом отозвался Макларен.

Доктор подошел ближе и откинул плед на бедра незнакомца, а потом приподнял веко больного — тот и не пошевелился. Дарвин раскрыл ему рот, разглядывая гниющие зубы, и что-то задумчиво проворчал себе под нос.

— Сюда. Помогите мне перевернуть его на бок. — Голос доктора звучал бесстрастно, не выдавая и намека на то, что он думал.

Вместе с Маклареном они перекатили больного на правый бок. На голове от самого темени до левого виска тянулся красный рубец. Дарвин нагнулся и осторожно провел по нему рукой, ощупывая кость под шрамом. Рана оказалась глубокой — узкая выемка в черепе, над которой не росло волос.

Дарвин втянул в себя воздух.

— Да, удар и впрямь нехорош. Трещина прямо от клиновидной кости до верхней части calvaria. [10] Удивительно, что человек с подобным ранением все еще жив.

Он сдернул одеяло с укутанных в белый с золотом халат ног больного и на долгое время погрузился в молчание, обследуя пациента и с каждой минутой хмурясь все сильнее. Он понюхал его дыхание, осмотрел нос и уши, приподнял ноги и руки, чтобы ощупать суставы и мускулы. Ладони и короткие ухоженные пальцы также удостоились отдельного осмотра. Последним Дарвин проверил состояние сухожилий на запястьях и щиколотках.

— Приподнимите его в сидячее положение, — попросил он после того. — Дайте мне осмотреть спину.

На белой гладкой коже над ребрами не виднелось ни ссадин, ни пролежней. Дарвин кивнул, снова взглянул на проглядывавшую из-под век пациента полоску белков и вздохнул.

— Можете снова его уложить. А еще можете передать кое-кому, что я в жизни не видел, чтобы за раненым лучше ухаживали. Его кормили и мыли, разминали ему мышцы, о нем заботились с любовью и тщанием. Но его состояние…

— Скажите мне, доктор. — В глазах Макларена читалась решимость. — Ничего не скрывайте.

— Не скрою, хотя мое врачебное заключение не принесет вам радости. Рана смертельна, и состояние больного не улучшится, а будет лишь ухудшаться. Не ждите, что он придет в сознание.

Макларен стиснул зубы с такой силой, что на скулах у него выпятились желваки.

— Спасибо, доктор, — прошептал он. — А конец… скоро ли он настанет?

— Я смогу ответить, только если вы снабдите меня кое-какой информацией. Долго ли ваш друг находится в беспамятстве? Рана старая — это совершенно очевидно, при такой-то степени заживления.

— Да, тут вы правы, — мрачно согласился Макларен. — Это произошло вот уже почти три года назад. Он был ранен летом семьдесят третьего и с тех пор не приходил в себя. Все это время мы ухаживали за ним.

— Мне жаль, что я вынужден положить конец вашим надеждам. — Дарвин снова набросил на лежащего плед. — Он умрет в течение года. Вы заставили меня проделать долгий путь, Малькольм Макларен. Ваша преданность заслуживает лучшей награды.

Макларен быстро оглянулся на дверь.

— О чем это вы, доктор?

Дарвин показал на дверь и окно.

— Если хотите, пусть все остальные тоже заходят. Они переживают не меньше вашего, к чему вынуждать их прятаться и подслушивать исподтишка?

— Вы думаете… — Макларен замялся.

— Ступайте, дружище, и приведите их. — Дарвин снова склонился над неподвижной фигурой на кровати. — А коли вы все еще волнуетесь, много ли я знаю и умею ли держать язык за зубами, — извольте, могу рассказать вам одну историю, повесть о верности и отчаянии. О человеке, который вполне мог бы оказаться на месте вашего друга, — он коснулся гладкого чела лежащего в беспамятстве пациента, — и который вернулся на родину после многих лет пребывания на чужбине. Произошел несчастный случай. Будем считать это несчастным случаем, хотя меч или секира оставили бы ровно такую же рану. После трагедии о больном всячески заботились, и местные врачи сделали все, что только было в их силах, однако улучшения не произошло. Наконец, невзирая на ежедневные мышечные упражнения и наилучшую пищу, какую только можно достать, раненый начал слабеть, проявлять признаки ухудшения. Единственное, на что еще можно было надеяться, это совет и лечение более опытного врача. Но как получить подобный совет, не раскрывая тайны и не рискуя навлечь на себя гнев властей, все еще пылающих жаждой мести?

— И правда, как? — со вздохом подтвердил Малькольм Макларен, подходя к двери.

Несколько слов по-гэльски, и в комнату потянулась вереница скорбных мужчин и женщин. Каждый из них подходил к кровати, на миг преклонял колени, а затем отходил к стене. Когда все вошли, Макларен опять обратился к ним. На сей раз речь оказалась длиннее. Дарвин видел, как лица горцев словно бы увядали и сморщивались по мере того, как надежда покидала их.

— Я рассказал им, — произнес Макларен, снова поворачиваясь к кровати.

Доктор кивнул.

— Я видел.

— Они отважные люди и стойко вынесут любое известие. Но вам-то я ничего не говорил, ни единого слова — а вы все равно все знаете. Как, откуда? — Голос шотландца срывался, однако голова была гордо поднята. — Неужто вы наделены даром, на который притязает Гогенгейм, и способны постичь любую тайну посредством магии?

— Никогда не притязал на то, что, по глубокому моему убеждению, ни одному смертному не по силам. — Дарвин опять шагнул к постели и осторожно повернул голову лежащего набок. — Я действую методами куда более простыми, доступными всем и каждому. Если вы не против, позвольте продолжить мою историю. Так вот, человеку, о котором шла речь, требовалась помощь другого врача — если ему вообще еще могло что-то помочь. Не стану сейчас разыгрывать тут излишнюю скромность — к чему отрицать очевидное? За последние несколько лет я приобрел во всей Англии — да-да, и даже, поверьте, друзья, по всей Европе — репутацию источника последней надежды, способного прийти на помощь в самых сложных медицинских случаях. Будем считать, что так оно и есть и что мое имя стало известно и здесь, в этих краях. Засим, в данном случае я, вероятно, мог бы помочь — или хотя бы подтвердить худшее. Но прямо обратиться за помощью для пациента, который находится вне закона и отправлен в изгнание — не говоря уже о том, что принадлежит к числу особ королевской крови… немыслимо! Необходимо было придумать какую-то уловку, дающую повод для осмотра, но притом не открывающую истины. Кроме того, если состояние больного не позволяло перевезти его на большое расстояние, надо было как-то устроить, чтобы сам врач приехал в Шотландию.

Он помолчал и взглянул на Макларена.

— Кто продумывал детали плана?

Макларен сидел на каменном полу, подперев подбородок руками.

— Я, — негромко произнес он. — И, Бог свидетель, не из любви к обману, а лишь от отчаяния. Но все равно не понимаю, как вы обо всем прознали.

— Подозрения зародились у меня еще до отъезда из Личфилда. Вы последовали первому правилу успешного обмана: опираться на реальные факты и как можно меньше выдумывать. Однако с двойной наживкой — несметное сокровище и фантастическое животное — вы переборщили. Чудовища Лох-Малкирка, одного, без всяких дальнейших приукрашательств, вполне хватило бы, чтобы привести меня сюда. Вы об этом не знали — поэтому пришлось добавить галеон и золотые слитки, о которых должен был поведать мне умирающий.

Макларен виновато улыбнулся.

— Но ведь план сработал. Вы приехали, что, признаться, меня удивило. Так где же здесь ошибка?

— Ваш план дал сбой не на основных сюжетных ходах, а на всяких мелочах. Вы наняли хороших актеров — без них тут было никак не обойтись, — и они прекрасно вжились в роли, во всяком случае, доктора Монктона им обмануть удалось без труда. Кроме того, подозреваю, вы велели им опасаться моего осмотра, потому что я непременно разоблачил бы притворство. Зато там оказался полковник Поул, и он-то как раз сумел разглядеть то, что ускользнуло от внимания Монктона. Откуда у лудильщика могли оказаться руки джентльмена, и почему бред не сопровождался горячкой?

— Мы недостаточно тщательно отбирали актеров — но вы все равно приехали. Почему? Не понимаю.

— Причина не в сокровищах и даже не в дьяволе. Причина — наживка, о которой вы и не предполагали, — сама тайна. Еще до отъезда из Личфилда я спрашивал у себя — зачем кому-либо так стараться заманить меня сюда, за триста миль от дома? Это-то любопытство и стало моим главным мотивом — но что было мотивом для них, тех, кто заманивал меня? С самого первого момента я был крайне заинтригован, а когда наконец добрался сюда, впал в еще большее недоумение. Ибо тут оказался Гогенгейм, а я, хоть убей, не мог представить себе, как он вписывается в общую картину.

Макларен обвел взглядом кольцо скорбных лиц и пожал плечами.

— Доктор Дарвин, я обещал рассказать вам правду и сдержу слово. Но клянусь этим самым человеком, который лежит сейчас беспомощный перед нами — а для меня нет клятвы выше, чем имя принца Чарльза Эдуарда! — я понятия не имею, зачем приехал Гогенгейм. Он ни в коей мере не входил в мой план, и его появление меня просто ошеломило. Простите, что вас разочаровываю.

— Ничуть не разочаровываете, — возразил Дарвин, удовлетворенно качая головой. — То, что вы сейчас рассказали, дополняет всю картину, и теперь я сам могу сообщить вам ответ. Что до того, каким образом Гогенгейм сразу же по моем приезде узнал, что я врач, загадки не составляет. Вы сами сообщили ему, машинально упомянув, что в Малкирк едет «доктор Дарвин». С тех пор Гогенгейм так и думал обо мне как о «докторе», но при первом же нашем разговоре это обстоятельство сильно смутило меня и сбило с толку. Что же до всего остального, Гогенгейм невольно оказался просто-напросто отвлекающим фактором, тем самым пунктом, в котором ваш замысел претерпел дополнительное осложнение. Вспомните об инструменте, посредством которого ваш план был приведен в исполнение — о наемных актерах, — и вы все поймете. Гогенгейм…

Тишину ночи внезапно прорезал поразительно громкий и близкий пушечный выстрел. Дарвин с Маклареном в смятении переглянулись. Меж восточных холмов прокатилось звонкое эхо, дверь дома задрожала.

Да это же не испанский галеон! Джейкоб Поул знал это наверняка — понял с первого же момента, как в отсветах пламени разглядел очертания корабля. В белом, пронизывающем свете подводного факела все выделялось с поразительной отчетливостью, и даже наносы ила и ржавчина на железных частях ничего не скрывали. Человек несведущий в морском деле, пожалуй, и обманулся бы, ибо сходство было все-таки довольно велико, но Поула оно в заблуждение не ввело. Открытие его ошеломило. Пред ним лежало обычное торговое судно, каких много близ этих берегов: высокая корма, три мачты — он достаточно насмотрелся на такие в английских и ирландских водах. Никак не тот галеон, что они искали. А Гогенгейм и Зумаль ничего не подозревали!

Присев на корточки рядом с Малюткой Бесс, Поул нахмурился, обозревая сцену в заливе. Зумаль опустился на кренящуюся палубу и пытался поддеть длинным железным прутом крышку переднего люка. Люк медленно отворился, выпустив целую тучу мелкого ила. Вода вокруг мгновенно замутилась. За пределами этого облака виднелось дно залива — ослепительно яркая мешанина белого песка и черных скал. Сверху возился в лодке Гогенгейм — спускал в воду инструменты и готовил второй факел.

Ни он, ни его слуга не разбирались в кораблях настолько, чтобы понять: в развалинах этого судна искать какие бы то ни было сокровища просто смешно. Что ж, коли они обнаружили и исследуют не тот корабль, — тем лучше. Значит, галеон затонул где-то в другом месте залива.

Поул кивнул сам себе, оглядывая узенькую бухту. Если предстоит искать второе затонувшее судно, более подходящего момента не придумаешь. В ярком свете можно было в мельчайших подробностях рассмотреть дно на добрые несколько десятков ярдов. Полковник видел стайки мечущихся в панике рыб, напуганных чужеродным огнем. Поодаль от устья залива вся подводная панорама являла собой сплошную сутолоку мелькающих серебристых силуэтов. И среди них, неистово раскидывая все на своем пути, стремительно неслась какая-то огромная тень.

При свете факела Поулу стало видно то, что вчера было скрыто от глаз. Дьявол мчался прочь от Зумаля и факела. Венчающий спину гребень находился всего в паре ярдов от поверхности воды. Поул различал маленькую головку, длинную шею, переходящую в массивное туловище, и могучий хвост. Спина была серого цвета, а когда чудище качнулось на повороте, на миг мелькнули розовые бока и красное брюхо. От головы до кончика хвоста зверь достигал по меньшей мере семидесяти ярдов. Мускулистое тело и похожие на крылья боковые плавники несли его вперед с ошеломляющей скоростью.

Охваченное паникой гигантское существо слепо мчалось в глубь залива, ища спасения от света и поднимаясь все ближе к поверхности. Вода кипела и пенилась под неистовыми ударами хвоста, кругом расходилась высокая волна. Когда морской дьявол повернул, сияние в устье бухточки начало меркнуть. Еще мгновение — и изогнутая волна уже скользила обратно, над водой поднималась гладкая спина чудища.

Гогенгейм приготовил второй факел, а Зумаль уцепился за борт кобля, чтобы отдышаться перед новым нырком. Оба неуверенно поглядывали на воду, не понимая, откуда вдруг взялась странная рябь.

Поул вскочил и замахал рукой.

— Гогенгейм! Берегитесь — опасность!

Не теряя времени на то, чтобы убедиться, что предупреждение возымело успех, он нагнулся к пушке. Пара секунд ушла на то, чтобы навести Малютку Бесс на залив, еще пара — на то, чтобы высечь искру и поднести фитиль к казенной части орудия. Руки полковника тряслись от напряжения, и он никак не мог унять дрожь.

Чудище находилось уже в каких-то пятидесяти футах от кобля, и оба незадачливых искателя сокровищ успели осознать, кто на них несется. Зумаль закричал и попытался вскарабкаться на борт, а Гогенгейм, бросив второй факел на носу, схватился за весло, поспешно отгребая к берегу. Слишком медленно. Со своего места Поул отчетливо видел, что в броске к открытому морю морской дьявол налетит прямо на них.

Полковник выпрямился, и в то же мгновение пушка рядом с ним загремела и дернулась назад от отдачи. Окутанный облаком густого черного дыма, он не видел даже, куда полетело ядро. Направление-то было взято верное, но сам выстрел чуть запоздал. Вместо того чтобы попасть в морского дьявола, ядро лишь царапнуло длинный хвост, а вся сила удара ушла в воду. Чудище рванулось вперед еще быстрее, как подстегнутое.

На то, чтобы приготовиться ко второму выстрелу, потребовалось бы несколько минут. Поул беспомощно наблюдал, как дьявол неистово плывет к выходу из залива.

Второй факел все еще пылал. При столкновении он взлетел высоко в воздух. А вместе с ним обломки кобля и тело Гогенгейма. Руки и ноги несчастного болтались, точно у сломанной марионетки. Раздался душераздирающий вопль — Поул не знал, кричал ли Гогенгейм или Зумаль, — и треск раздираемого на щепы дерева. Широкая спина дьявола высунулась на добрых шесть футов над поверхностью, зверь бился и извивался, продираясь по мелководью к открытому морю. И вот наконец чудище нырнуло на глубину за грядой рифов.

Джейкоб Поул не стал дожидаться, чтобы поглядеть, куда направится морской дьявол потом. Полковник мчался вниз по холму, а в ушах у него все еще звучал грохот выстрела и отчаянный предсмертный крик.

На успокоившейся глади залива не было видно ничего, кроме яркого пламени и разрозненных обломков суденышка.

При звуке пушечного выстрела лицо Малькольма Макларена побелело. Он бросил быстрый взгляд на распростертую фигуру в постели.

— Если это солдаты и его обнаружат здесь…

Четверо или пятеро мужчин уже молча выбежали из комнаты. Макларен подал знак женщинам, и те бросились к бесчувственному больному, чтобы закутать его в одеяла. Но Дарвин преградил им дорогу и вскинул руку, призывая к вниманию.

— Погодите, и мужчинам вашим скажите не спешить. Макларен, выстрел донесся с моря — от полковника Поула. Возможно, там что-то стряслось, но ни вам, ни вашему принцу ничего не грозит. Если непременно хочется послать куда-то дозорных, пошлите их к заливу. Вот где понадобится помощь.

Простая логика успела вразумить Макларена быстрее, чем доводы Дарвина. Шотландец и сам вспомнил о пушке, которую Поул привез с собой и перетащил к заливу. Что-то скомандовав людям за дверью, горец подошел к человеку на кровати. В лице Макларена появилась новая безнадежность, точно он только что впервые осознал до конца, что значат прогнозы английского доктора. Он нагнулся поцеловать руку лежащего без сознания принца, а потом поднял взгляд на Дарвина.

— Вы правы насчет полковника Поула, и мои люди через несколько минут будут у залива. А если вы правы и во всем прочем, мой вождь не вернется к жизни — никогда. Раз он останется таким навсегда, уже не важно, жив он или мертв. Наша битва проиграна.

В голосе его звучало безграничное отчаяние. Дарвин встал рядом с горцем и бережно положил ему руку на плечо.

— Малькольм Макларен, мне искренне жаль. Если вам будет от этого легче, то знайте: принц Чарльз Эдуард покинул сей мир как сознательная, мыслящая личность в ту самую секунду, как получил рану. Если бы вы нашли способ доставить меня в Шотландию в тот же самый день, как это случилось, я все равно ничем бы не мог ему помочь.

— Да. — Макларен протер глаза костяшками пальцев. — Род прервался, и я должен смириться. Но мне нелегко, нелегко, хотя все три года я втайне боялся услышать эти слова. Всем нашим надеждам конец.

— Так помогите мне позаботиться о тех, кого еще можно спасти. Принесите фонари и давайте спустимся к заливу.

Дарвин шагнул к двери, но инстинктивно вернулся к кровати, чтобы взять саквояжик с лекарствами. Не успел он нагнуться, как за дверью возникла какая-то суматоха, послышались чьи-то крики.

— Идемте, доктор, — произнес Макларен. — Зовут мои люди, там что-то с полковником Поулом.

После яркого света комнаты требовалось несколько секунд на то, чтобы привыкнуть к темноте. Дарвин вышел вслед за Маклареном и теперь стоял, подслеповато щурясь на склон холма, куда указывала группка людей перед домом. Наконец он разглядел троих горцев. Посередине, повиснув на плечах двоих из них, брел, спотыкаясь и ловя ртом воздух, Джейкоб Поул. Он кое-как добрался до Малькольма Макларена и, шатаясь, остановился перед ним.

— Да скажите вы вашим чертовым горцам — хоть убей, не понимают они простую английскую речь. Пошлите их обратно к заливу.

— Зачем? Доктор Дарвин беспокоился о вас, но вот вы здесь, целый и невредимый.

— Гогенгейм и Зумаль… — Поул схватился за бок и закашлялся. — В заливе, я не мог ничем помочь. Оба мертвы. Там, в воде.

Макларен отрывисто рявкнул какой-то приказ, и трое парней рысцой рванулись по тропинке. Поул устало оперся на плечи поддерживающих его горцев. Дарвин терпеливо ждал.

— А вы уверены? — наконец спросил он. — Помните, ведь уже было немало примеров, когда действия Гогенгейма оказывались совсем иными, чем казались с виду.

— Уверен. Уверен так же твердо, как и в том, что стою здесь перед вами. Я собственными глазами видел, как кобль разлетелся на куски. Видел изувеченного Гогенгейма и оба тела. — Полковник подался вперед, потирая лысую голову еще дрожащей от изнеможения рукой. — Корабль, который они обыскивали, оказался не галеоном! Я видел его — старая развалина с пустым трюмом. Вот за что они умерли. Не тот корабль. Что за конец!..

— Воистину конец, — промолвил Макларен, наблюдая за молчаливой процессией женщин, что вынесли бесчувственное тело из дома с черными ставнями и унесли прочь, к деревне. — И горький конец для всех. Гогенгейм явился сюда по собственной воле, но его смерть не входила в мои планы.

И он, склонив голову, побрел за женщинами.

— Не совсем конец, Малькольм Макларен. — Мрачный тон Дарвина заставил шотландца остановиться. — Нынче вечером на нас возложен еще один долг — в чем-то самый тягостный и скорбный из всех. Уделите мне еще десять минут, а потом следуйте за вашим повелителем.

— Хуже уже некуда, — буркнул Макларен, но все же повернулся и подошел туда, где стояли лицом друг к другу Дарвин и Поул. — Что еще-то?

— Гогенгейм. Он явился сюда незваным, и вы спрашивали зачем. Вы не пытались привлечь его сюда, а уж я тем паче. Он был загадкой для нас всех. Идемте со мной, и сейчас мы узнаем ответ на нее.

Доктор повел Поула и Макларена через покрытую дерном площадку к дому, где Гогенгейм жил со своим слугой.

Дверь была заперта, изнутри не пробивалось ни лучика света.

Шагнув к двери, Дарвин забарабанил по темному дереву. Не дождавшись ответа, он подал Макларену знак поднести лампу, которую тот держал, поближе и отворил дверь. Трое пришедших застыли на пороге.

— Кто здесь? — спросил из тьмы заспанный голос.

— Эразм Дарвин.

Взяв у Макларена лампу, доктор поднял ее и шагнул в дом, освещая комнату.

— Что вам надо?

Человек на кровати повернулся, сбросил одеяло и сел. Джейкоб Поул взглянул на него и отшатнулся, застонав от суеверного ужаса.

Перед ними сидел Гогенгейм. Туника и лоскутный плащ висели на кресле, но крючковатый нос, румяные щеки и быстрые черные глаза не допускали даже возможности ошибки.

— Не может быть, — пролепетал Поул. — Я же видел его мертвым не более десяти минут назад. Это невозможно! Я сам видел…

— Все очень даже возможно, — мягко возразил Дарвин. — Именно этого я и боялся. — Он нагнулся к человеку в постели, который тем временем более-менее проснулся и сердито взирал на вторжение. — Обман закончен. Гогенгейм — ибо по незнанию настоящего имени я вынужден по-прежнему называть вас старым, — мы принесли вам ужасную весть. В заливе произошло несчастье. Ваш брат погиб.

Красные щеки побелели, Гогенгейм резко вскочил с кровати.

— Вы лжете! Это какой-то подлый трюк! В ловушку поймать меня хотите?

Дарвин печально покачал головой.

— Это не обман и не ловушка. Если бы я мог сообщить вам об этом иначе, я бы так и сделал. Ваш брат и Зумаль только что погибли в Лох-Малкирке.

Стоявший перед ними человек несколько мгновений молча глядел на доктора, а потом с диким воплем выбежал из комнаты.

— Остановите его, — закричал Дарвин, когда Гогенгейм скрылся в ночи.

— Он опасен? — спросил Макларен.

— Только для себя самого. Велите своим людям догнать его и задержать до нашего появления.

Макларен подошел к двери и прокричал распоряжения вконец обалдевшим селянам, что еще ждали возле дома с черными ставнями. Трое из них помчались вверх по холму вдогонку за Гогенгеймом. Когда Макларен вернулся в комнату, Джейкоб Поул стоял, свесив голову и тяжело привалившись к стене.

— С ним все в порядке? — спросил шотландец.

— Дайте ему время. Он выбился из сил и перенес сильное потрясение.

— Со мной все в полном порядке, — выдохнул Поул. — Но я и понятия не имею, что тут происходит. Какой брат? Какой обман? Вы уверены, что знаете объяснение всей этой чертовщине?

— Полагаю, что да.

Дарвин прошелся по комнате, разглядывая сложенные вдоль стен ящики и коробки.

— Зачем эти люди приехали в Малкирк? — начал он, — Ответить легко. Искать галеон с сокровищем. Но есть вопросы и получше: как они попали сюда? Откуда узнали про галеон в заливе? Существует только один возможный ответ. Услышали от актеров, нанятых заманить меня сюда. Разве не очевидно, что и здесь мы имели дело с профессиональными актерами? Вы сами их видели и слышали. Вспомните все эти преувеличенные картинные жесты, вспомните, как они доставали предметы из ниоткуда. Их магия буквально кричала мне о бродячих фокусниках, неизменном аттракционе любой ярмарки или выставки по всей Англии.

— Но как вы узнали, что все их чудеса ненастоящие?

— Полковник, иначе это лежало бы вне сферы моих представлений о возможном. Куда как легче поверить в фокусы, в ловкость рук, одерживающую победу над зрением. Я быстро пришел к такому выводу, но предо мной встала-таки одна неразрешимая проблема. Как может один и тот же человек быть вот сейчас здесь — а уже через несколько часов в Инвернессе? Тут не поможет ни ловкость рук, ни прочие сценические штучки. Но примите за данность, что нельзя находиться в двух местах сразу, — и вы волей-неволей придете к самому что ни на есть простому выводу: значит, должно существовать двое людей, способных выдавать себя друг за друга. Подумайте, как неоценимо это для разнообразных театральных трюков, подумайте и о том, как практика помогает довести иллюзию до совершенства. Два брата — и Зумаль, связующее звено меж ними.

— У вас ведь нет никаких практических доказательств, — запротестовал Поул. — Ну, то есть подозрение — дело одно, но вот так смело переходить от подозрения к уверенности…

— Для этого требуется только уметь пользоваться глазами. Вы видели Гогенгейма в деревне. А на следующий день — на заливе. Однако в деревне он постоянно отдавал предпочтение левой руке — сами вспомните все его пассы в воздухе или как он вытаскивал из ниоткуда флаконы и снадобья. А в заливе вдруг сделайся праворуким: и лот бросал, и в лодке возился — все правой. Мы видели братьев, и, как часто встречается у близнецов, один из них был правшой, а второй — левшой.

Макларен кивнул.

— Я тоже обратил внимание, однако мне не хватило ума сделать выводы. А теперь один из них мертв, а второй…

— Познал горе, которое мне и вообразить трудно. Нужно найти его и попытаться привести хоть какие-то доводы, которые убедили бы его жить. Нельзя оставлять несчастного сегодня одного. С вашего позволения, я останусь здесь и, когда его приведут с залива, поговорю с ним — наедине.

— Хорошо же, тогда я пойду и проверю, удалось ли им его остановить.

Макларен тихо направился к двери.

— А вот вам и доказательство, — произнес Дарвин, вынимая из открытого сундука перед собой длинный плащ. — Видите потайные карманы и трубу, по которой их содержимое передается к рукам? Никакого сверхъестественного могущества, просто-напросто ловкость рук и обычная человеческая жажда наживы.

Макларен снова кивнул.

— Понимаю. И еще — когда вам удастся найти доводы за то, чтобы жить, сообщите заодно их и мне.

Он вышел. Джейкоб Поул поглядел на Дарвина.

— О чем это он? Почему ему вдруг жить не хочется?

— Сегодня он пережил тяжкое потрясение, но я за него не тревожусь: Малькольм Макларен человек мужественный, да и крепкий. Когда он оправится от нынешней скорби, для него начнется новая жизнь — и, уверен, лучше прежней.

Поул подошел к опустевшей кровати и со стоном опустился на нее.

— Скорее бы заканчивалась эта ночь. Хватит с меня всяческих волнений. Завтра непременно снова отправлюсь к заливу и отыщу настоящий галеон. — Глаза у него засверкали. — Если из всей этой неразберихи и выйдет что-нибудь путное, так уж верно — то самое сокровище.

Дарвин закашлялся.

— Боюсь, что нет. Никакого сокровища не существует и в помине — как и самого галеона. Это всего-навсего выдумка, при помощи которой нас сюда заманили.

— Что?! — Поул поднял голову. — Прах разбери, вы говорите мне, что мы проделали триста миль понапрасну? Что здесь нет никакого сокровища?

— Сокровища нет. Но мы приехали сюда не напрасно. — Теперь искры возбуждения разгорелись уже в глазах самого доктора. — Дьявол-то остался в заливе. Завтра пойдем туда и определим подлинную природу этого существа.

Джейкоб Поул, в свою очередь, закашлялся.

— Ах да, морской дьявол. Вы твердо решили изучать его?

— Безусловно. Ради этого я бы отправился и не за триста миль, а куда дальше.

— Знаете, доктор, я как раз хотел вам кое-что сказать. Понимаете, когда я выстрелил из пушки…

Полковник умолк. Что-то в выражении его лица подсказало Дарвину: запас плохих новостей на этот вечер еще не исчерпан.

СЕРДЦЕ АХУРАМАЗДЫ [11]

Молодой человек в дорогом пальто небрежно прислонился к стене таверны, потягивая темный эль. Он украдкой прислушивался к разговору сидящей за столиком в углу троицы, но очень старался, чтобы объекты его любопытства ничего не заметили. Впрочем, мог бы и не стараться — они настолько увлеклись, что не обращали на окружающих никакого внимания.

Трудно было бы найти троих столь непохожих людей. Старшему уже давно перевалило за шестьдесят, однако его энергии и живости мог бы позавидовать человек и вдвое моложе. В пылу беседы он весь подался вперед и, дабы подчеркнуть свои слова и придать им выразительности, то постукивал ногтем по столу, то прищелкивал пальцами в воздухе. Вместо парика его высокую, совершенно лысую макушку венчала круглая меховая шапка.

Двое остальных являли собой отнюдь не столь радующее глаз зрелище. Джейкобу Поулу было около пятидесяти. Худоба его граничила с истощением, а желтоватый цвет кожи придавал лицу нездоровый вид. Сидел он прямо, точно кол проглотил. Эразм Дарвин, если это только возможно, производил еще более неприглядное впечатление. В свои сорок с небольшим он казался значительно старше из-за непомерной толщины, тройного подбородка и отсутствия передних зубов. Зато серые глаза глядели с одутловатого рябого лица терпеливо и мудро, а сейчас еще и лукаво поблескивали.

— Она очень умна. — Обладатель меховой шапки говорил с отчетливым, но трудно определимым акцентом. — Да и прехорошенькая. Любому было бы лестно пройтись с ней под ручку у всех на виду. Так что подумайте, Эразм, подумайте. Вы слишком давно вдовеете, возможно, пришла пора приискать себе новую жену.

— Л-легко вам судить — вы-то прочно женаты, пусть ваша супруга и проживает в другой стране. — Дарвин подал служанке знак принести еще горшочек бульона и блюдо копченостей. — Женитьба — серьезный шаг. Вот ответьте мне, Джозеф, а Джейкоба возьмем в свидетели: будь вы свободны, так ли уж мечтали бы связать себя с юной Мэри? Я сейчас не о постели, а о законном браке. Подумайте, Джозеф, подумайте. И месяца бы не прошло, как она вам всю жизнь вверх дном п-перевернула бы.

Легкое заикание свидетельствовало, что шутливая беседа весьма развлекает доктора.

— Боже упаси! — Энергичный пожилой джентльмен обвел собеседников взглядом. — Разумеется, уповаю на вас, Эразм, и на вас, Джейкоб, что до Мэри ни полслова об этом не долетит. Но в моем возрасте ты или уже как следует устроился в жизни — или вообще никогда толком не устроишься. К тому же Мэри Роулингс слишком молода для меня, — он вскинул руку, предупреждая возражения, — слишком молода в смысле женитьбы. Когда перевалишь за полвека, года становятся подобны поздним оранжерейным плодам, и услада их требует тщательного продумывания. Их так мало, что и покоиться им надлежит на подходящем блюде.

Он извлек из жилетного кармана прелюбопытнейшие очки, каждая линза которых была разделена горизонтальной чертой надвое, и глянул сквозь них на циферблат крошечных карманных часов.

— Мне чая больше не наливать. Еще пять минут — и все, пора уходить. Что же до Мэри, я слишком стар и слаб здоровьем, а у нее кровь молодая, горячая, мне за ней не угнаться.

Дородный доктор склонил голову набок и поглядел на него с новым выражением.

— А что вы, Джейкоб, думаете по этому поводу?

— Вы у нас эскулап, а не я, но все ж попробую. — Полковник Поул воззрился на старшего товарища так, словно видел его впервые. — Ну, Джозеф, с моей колокольни замечу, что вы кажетесь прямо-таки невероятно здоровым, крепким и энергичным.

— Ах, но ведь ни вы, ни доктор Дарвин толком меня не обследовали, — ухмыльнулся пожилой джентльмен. — Видели бы вы мою разрушенную печень и бедное иссохшее тело…

— Компетентному врачу это вовсе не обязательно. Весь ваш облик, все поведение буквально пышут здоровьем. — Дарвин развернулся со стулом так, чтобы обозревать помещение таверны. — Оглянитесь по сторонам, прочтите Книгу Природы. Взгляните, что отпечатано на каждом лице и каждом теле. Вон там у двери мы с ходу обнаруживаем сразу и зоб, и рахит, бок о бок.

— Ну нет, Эразм, так дело не пойдет, — проворчал полковник. — Это, черт возьми, я и сам вижу.

— Терпение, друзья мои, терпение. Мы начали с простейших случаев. Теперь глядите дальше, вдоль стойки. Перечисляю по порядку. С первым опять-таки все проще некуда: чахотка, промежуточная стадия. Второй здоров. Возьмем следующего, того отставного моряка в драной куртке. Что скажете?

Джозеф Фолкнер водрузил очки на нос и вгляделся потщательней.

— Не видя лица… гм-гм. По крайней мере тут у нас результат неумеренного потребления спиртного.

— Браво. Конечно, на эту мысль вас могли навести и полпинты джина у него в руке, но мы, безусловно, признаем тлетворный эффект злоупотребления горячительным. Что дальше?

— Трясучка?

— Нет. — Дарвин удовлетворенно покачал покрытой париком головой. — Это симптом, а не причина. Обратите внимание на то, как шатко бедолага ставит ноги и как неуверенно тянется к стакану. Перед вами третья стадия сифилиса.

— Вы уверены? — Фолкнер по-новому взглянул на отставного моряка.

— Абсолютно. Запущенный случай. Если бы вы видели его лицо, разрушительное действие болезни было бы совсем очевидно. Теперь взгляните-ка на следующего. Вон тот, в фиолетовой фланелевой крутке, который как раз глядит сюда и собирается уходить. Как насчет него, полковник?

Джейкоб Поул пожал плечами.

— Физиономия румяная, глаза ясные, сам дюжий и крепкий. Волосы густые и черные.

— Вполне справедливо. Но загляните поглубже. Ну, Джозеф, а вы что скажете?

— Да на первый взгляд здоров как бык. Но… — Фолкнер остановился.

— Ага! Сформулируйте свое «но». У вас превосходное чутье, Джозеф, а вот конкретных знаний ему в подпору не хватает. Друзья мои, чтобы вынести полноценный диагноз, мы должны заглянуть за внешние признаки вроде волос или сложения. — Едва речь зашла о медицине, из голоса Дарвина пропал даже намек на заикание. — Лучше обратите внимание, какого цвета губы этого человека — нет ли там синевы? Взгляните хорошенько на проступающие на висках вены, на осанку, на щеки — они ведь слегка сероватого оттенка. Взгляните, как напряженно он двигается, взгляните на утолщенные пальцы. Он страдает от серьезного и острого сердечного заболевания.

Сотрапезники доктора проводили черноволосого мужчину взглядом. Джозеф Фолкнер покачал головой и снял очки.

— Ну и ну! Вы серьезно?

— Совершенно серьезно. Этому человеку жить осталось не больше года.

— Дьявольщина! Не знай я, что в Лондоне вы совсем недавно, непременно решил бы, будто все эти люди — ваши пациенты. — Фолкнер развернулся. — Разве что вы подсказали, полковник Поул?..

— Не виновен, — возразил тот. — В жизни не видел ни одного из них.

— Тогда, Эразм, вам крупно повезло, что мы живем в век разума. Двести лет назад вас неминуемо сожгли бы за колдовство. А признайтесь, когда вы сталкиваетесь с такими обреченными, вас не тянет сообщить им об их недуге?

— Тянет. Но я всегда спрашиваю себя: а зачем? Будь этот человек одним из моих пациентов в Личфилде, причем состоятельным, я бы непременно обсудил с ним методы лечения и предложил бы изменить образ жизни. Но у вышедшего отсюда бедолаги нет подобной возможности. Он беден — видели его башмаки? — у него нет денег на лекарства. Пусть лучше живет в счастливом неведении. Открою я ему горькую правду, не открою — не пройдет и года, как он покинет этот мир.

Фолкнер поднялся из-за стола.

— А я должен покинуть эту таверну прямо сейчас. У меня назначена встреча за рекой, в Саутуорке. Итак, джентльмены, до вечера. Значит, в семь?

— Да, в семь мы вновь будем иметь удовольствие увидеться, — кивнул Дарвин, но не поднялся вслед своему другу. Тот застегнул плотное пальто и шагнул из таверны в промозглый сумрак февральского тумана, а доктор налил себе и Джейкобу Поулу еще бульона.

— Вы подразумеваете, — угрюмо вымолвил Поул, — что, будь я болен, вы бы мне ничего не сказали?

— В смысле, если бы не мог вам помочь? Тогда бы да, ничего не сказал. — Дарвин рассеянно проедал себе путь через целый поднос сыра и копченого окорока. — Много вам было бы радости знать, что вы стали жертвой какого-то неизлечимого недуга?

— Гм-м. Ну…

Полковника внезапно прервали. К столу подошел тот самый молодой человек, что все это время неуверенно мялся поодаль у стенки.

Похоже, Дарвин ничуть не удивился. Кивнув, он произнес с набитым ртом:

— А я все гадал, кто из нас троих вас так интересует. Правда, странно, что это оказался именно я, ведь я в этом городе почти ни с кем не знаком.

— Знаю, сэр. — Молодой человек вежливо поклонился Дарвину и Поулу, но явно чувствовал себя не в своей тарелке и нерешительно переминался с ноги на ногу. Он был без головного убора, русоволос и чисто выбрит, хотя, пожалуй, его цветущее свежее лицо еще не нуждалось в бритве. — И тем не менее я хочу поговорить именно с вами.

Он снова уныло покосился на Джейкоба Поула.

Дарвин оглядел его с головы до ног. Молодой человек был хорошо одет и ладно скроен, однако в нем ощущалась некоторая излишняя солидность, а открытая юношеская физиономия отнюдь не блистала умом.

— При полковнике Поуле можете говорить совершенно свободно, как наедине со мной. Я полностью ему доверяю. Полагаю, вас привела какая-то медицинская проблема?

— О нет, сэр. — Молодой человек смешался. — Или по крайней мере, сэр, не моя личная. Речь идет об… одном моем друге.

— Очень хорошо. — Дарвин поджал толстые губы и указал на место, освобожденное Джозефом Фолкнером. — Налейте себе бульона и расскажите мне об этом вашем друге. Только как можно подробнее, от начала и до конца. Подробности — основа любого диагноза.

— Да, сэр. — Молодой человек присел на краешек стула и откашлялся. — Меня зовут Джеми Мерчисон. Я родом из Шотландии. Приехал сюда изучать медицину под руководством доктора Уоррена.

— Мудрый выбор. Лучший врач в Лондоне. Вы сами избрали его в учителя?

— Нет, сэр. Мой отец.

— Понятно. Но если Уоррен не в состоянии разрешить вашу проблему, я убежден, что тоже ничем не смогу помочь.

— Сэр, у доктора Уоррена у самого со здоровьем неважно. Более того, он утверждает, что вы превосходите его, особенно в постановке диагнозов. В любом случае я не консультировался с ним и по другим, более личным причинам. Видите ли, леди, о которой идет речь…

— Леди!

— Да, сэр. — Мерчисон растерялся. — Это плохо?

— Нет. Но я должен извиниться. Девять из десяти людей, начинающих с того, что один их друг страдает от какой-то болезни, на самом деле описывают свою собственную проблему. Я предполагал, что и в вашем случае дело обстоит точно так. Пожалуйста, продолжайте.

— Да, сэр. Эта леди — Флоренс Траструм, троюродная сестра доктора Уоррена, я у него с ней и встретился. Она приехала с острова Мэн и сейчас находится в услужении в доме вашего друга, мистера Фолкнера. Это еще одна причина, по которой я решил довериться именно вам. Мы с Флоренс познакомились около четырех месяцев назад и стали друзьями. А две недели назад она пришла ко мне и призналась, что иногда испытывает очень странное физическое ощущение.

— А именно?

— В определенных условиях у нее по рукам и лицу начинают словно мурашки бегать.

— И все?

— Нет, сэр. При этом у нее еще волосы дыбом становятся, как будто она увидела призрак.

— Волосы дыбом становятся. Каким медицинским термином это называется? Поскольку вы изучаете медицину, можем употреблять точное название, дабы просветить полковника Поула.

Мерчисон нахмурился и покачал головой.

— Что-то не припомню.

— Это состояние называется «формикация». Затвердите покрепче.

— Да, сэр. Но это не форме… форми.. формикации. Флоренс вовсе не покрывается гусиной кожей, да и вообще это с ней случается не из-за страха или холода. Она говорит, точно то же может произойти, когда она совершенно беззаботна, или отдыхает, или вообще думает о совсем других вещах. Потому-то я так и дивлюсь, сэр. У вас ведь огромная практика — вы уже сталкивались с подобными симптомами?

— Ни разу, — живо отозвался Дарвин, потирая небритый подбородок. — А вы когда-нибудь при этом присутствовали? Или еще кто-нибудь?

— Я — нет. Она говорила, что один раз с ней был мистер Фолкнер, а в другой раз — Ричард Кросс, который живет у мистера Фолкнера. Но ни один из них ничего такого не увидел и не почувствовал.

— А когда и где это происходит?

— Что до времени, то в самое разное. Что же до места, то в ее собственной комнате на первом этаже дома мистера Фолкнера в Сент-Мери-ле-Боу. Я и сам там бывал — и тоже ничего необычного не увидел и не ощутил.

— Значит, со своим учителем, доктором Уорреном, проконсультироваться вы не думали?

— Думал, сэр. Видите ли, если доктор Уоррен решит, что Флоренс больна, то сочтет своим долгом уведомить ее родителей. А они наверняка будут настаивать, чтобы она вернулась лечиться домой, — они не понимают, какие хорошие доктора могут лечить ее здесь. А если она уедет на остров Мэн, а мне придется остаться…

— Прекрасно понимаю. Но какую роль вы отводите мне?

— Сэр, я всего-навсего студент. Я о многих недугах и не слышал-то никогда. А Флоренс сказала, нынче вечером вы будете в гостях у мистера Фолкнера. Вот я и подумал, может, вы обнаружите у нее какой-нибудь симптом, который я не заметил. Если бы вы только взглянули на нее…

— Непременно взгляну, — виновато улыбнулся Дарвин. — Пока мой друг полковник Поул не вывел меня на чистую воду, уж лучше добровольно сознаюсь в собственной слабости. Я бы и без вашей просьбы взглянул, никуда бы не делся. Привычка ставить диагнозы в меня просто въелась, это для меня образ жизни.

— Благодарю вас, сэр. — Мерчисон заметно расслабился. — Видите ли, она вовсе не выглядит больной. Вы можете придумать еще какое-то объяснение ее состоянию?

— Никакого, — решительно покачал головой Дарвин. — Не знаю ни одного заболевания с подобными симптомами. Но я, разумеется, не истина в последней инстанции. В том, что касается постижения человеческого тела, даже лучшие из нас — дети, еще и ходить как следует не выучившиеся. Можете утешаться вот чем: хорошее самочувствие — лучшее известное мне доказательство доброго здоровья. Если у Флоренс и впредь не разовьется никаких симптомов, кроме тех, что вы описали, ей можно не тревожиться. Но, признаюсь, мне бы очень хотелось увидеть…

Договорить ему не дали. В таверну опрометью вбежал какой-то небритый мужчина с фонарем в руках. Невзирая на стужу, одет он был лишь в грязные штаны и тонкую синюю рубашку.

— Доктор Дарвин! — закричал мужчина, озираясь по сторонам. — Есть здесь доктор Дарвин?

— Вот он. — Дарвин приподнялся, нашаривая под столом тяжелую трость. — Черт возьми, Джейкоб, не выудите мне ее? Я не создан для нагибаний. — Он повернулся к человеку с фонарем. — Я доктор Дарвин. Что вам угодно?

— Беда, сэр! — Незнакомец тяжело дышал, ловя ртом воздух. — На выставке при таможне. Меня послали поискать вас и спросить, не сходите ли вы туда.

Дарвин бросил быстрый взгляд на Джеми Мерчисона. Тот покачал головой.

— Нет, сэр, я тут ни при чем.

— Тогда пойдемте со мной. Возможно, вам представится случай пополнить свою копилку медицинских познаний. — Дарвин повернулся к запыхавшемуся посланцу. — Полагаю, кому-то на выставке стало плохо?

— Нет, сэр. — Бедно одетый служитель уже проворно шагал к выходу, но тут обернулся с мрачною миной. — Кто-то умер.

Дарвин с Мерчисоном зашагали следом. Джейкоб Поул внезапно обнаружил, что остался за столом в полном одиночестве.

— Ах ты, дьявольщина, — пробормотал он, а потом обвел взглядом комнату. — Нет, ну вы видели? Сидят здесь, чешут языками и едят, едят, едят — да столько, что на дюжину нормальных людей хватит. Я сижу себе, слушаю. — Выудив из кармана несколько монет, он бросил их на опустевшее блюдо. — А потом как сорвутся с места — и догадайтесь, кому приходится платить по счету? Ни за что не доверяйте философу, друзья мои, — очистит ваши карманы не хуже любого жулика, да еще и объяснит, как вам повезло вообще при штанах-то остаться.

— Подагра, — скривился Дарвин, когда они с молодым студентом пробирались вслед за фонарем посыльного по окутанным туманом улицам Лондона.

Затяжные белесые сумерки февральского дня уже подходили к концу, и во всех домах зажигались огни. Накануне мело, но сегодня улицы расчистили, так что лишь кое-где серели курганы талого снега. Желтый свет, что сочился из высоких узких окон, не столько освещал тротуар и мостовую, сколько подчеркивал закругленные тени блеклых сугробов.

Трость Дарвина гулко стучала по мокрым камням.

— Гнусная подагра, и гнусная погода. Врачу, исцелися сам [12] — а этого-то я и не могу. Я диагностировал свое состояние и весьма неплохо врачую его при помощи банок и настойки на ивовой коре, однако до конца вылечить не могу. Воздержание и умеренность в еде весьма помогают, но от этого ползучего холода все начинается сызнова. Далеко еще?

— Несколько сотен ярдов. — Джеми Мерчисон с трудом сдержался, чтобы не поддержать Дарвина под руку. Доктор был непомерно тучен и слегка прихрамывал, хотя ковылял вперед весьма энергично и бойко. — По Истчип и Грейт-Тауэр-стрит, сэр, а потом на юг, к реке. Самое большее, с полмили. А вы еще не были на выставке, доктор Дарвин? Последние десять дней все в Лондоне только о ней и говорят.

— Я не был. Полковник Поул, вот кто по этой части — завтра он как раз собирается. Что же до меня, когда кто-нибудь начинает разглагольствовать о бесценных сокровищах, персидских демонах и тайнах Заратустры, я сразу же подозреваю просто-напросто попытку заинтриговать весь город.

— Но это совсем другое дело, сэр. Рубин защищен проклятием — и теперь вот, похоже, оно проявило свою силу.

— Посмотрим-посмотрим. В городе, где так и кишат всякие считающие свиньи, танцующие медведи, пожиратели огня, шпагоглотатели и продавцы всего на свете — от китайских афродизиаков до индийского опия и французских слабительных, — нетрудно утверждать что угодно. Насколько могу судить по своему опыту, Лондон притягивает к себе шарлатанов со всей Англии, точь-в-точь как припарка — отравленные соки тела. А сами вы были на выставке, мистер Мерчисон?

— Да, сэр. Дважды. — Мерчисон отвернулся, скрывая смущение. — Я ходил с Флоренс.

— Тогда расскажите, что там видели. Своим скептицизмом я подаю дурной пример. В жизни, как при обследовании нового пациента, всегда следует держать разум открытым — ради свежести восприятия. Расскажите мне все.

— Да через пару минут сами увидите — мы уже почти на месте. Но все очень просто. Две недели назад некий перс, Дариуш Шарани, снял зал, где проводится выставка, и теперь демонстрирует там священную реликвию, редкостный древний рубин. Он известен как Сердце Ахурамазды и очень велик — с кулак рослого мужчины. Однако более всего необычности выставке придает то, что, хотя сам Шарани неотлучно дежурит при сокровище, от всякой другой охраны он отказался. Перс утверждает, будто бы Сердце обладает собственной защитой — заключенным в камне проклятием. Оно пробуждает демона, что сковывает и лишает сил всякого, кто дерзнет прикоснуться к рубину. И если Дариуш Шарани как можно быстрее не изгонит демона, вор умрет.

— Ну, сказать-то легко. А кто-нибудь проверял слова перса?

— Да, проверяли, когда выставка только открылась. Перед лицом более сотни зрителей четверо человек пытались взять камень, а Шарани преспокойно стоял рядом и улыбался. Они по очереди дотрагивались до сокровища — и по очереди застывали, не в силах пошевельнуться. Так и стояли, пока Шарани не коснулся Сердца Ахурамазды и не прошептал заклинания, усмиряющие демона. Тогда их всех отпустило. Выглядели они не очень-то бодро, но двигались вполне нормально.

До Мерчисона донеслось саркастическое хмыканье Дарвина.

— Я думал то же самое, сэр, — кивнул юноша. — Нетрудно заплатить какому-нибудь нищему оборванцу, чтобы он на несколько минут застыл, а потом всем рассказывал, будто его, мол, сковало проклятие. Но один из четырех был человеком знатным. Графа Марбери не подкупишь и не совратишь. И он клянется, что едва попробовал взять Сердце Ахурамазды, как тотчас же оказался в когтях демона и не мог даже пальцем пошевелить, пока Шарани не произнес отпускающего заклинания. А еще он говорит, что хватка демона — чистая пытка и не похожа ни на одну боль, какую ему пришлось испытывать когда-либо прежде.

Они добрались до места, где проводилась выставка, — прямоугольного здания из серого известняка в пятидесяти ярдах от реки. Обитые железом двойные двери сейчас стояли нараспашку, однако были снабжены двумя тяжелыми засовами. На левой створке висело объявление, что Сердце Ахурамазды будет выставляться здесь с 30 января по 25 апреля. На правой — цена за вход: по два пенса с человека.

Внутри с полдюжины масляных ламп освещали продолговатый зал. Посередине усыпанного песком пола размещалась большая металлическая пластина, на которой стоял серебряный пьедестал. На вершине его лежала черная бархатная подушка, накрытая стеклянной полусферой.

Посыльный с Мерчисоном заторопились к дальней стене, где несколько человек сбились в кучку вокруг распростертой неподвижной фигуры. Но Дарвин остановился в двух шагах от двери, озадаченно морща нос и втягивая воздух. Простояв так секунд десять, доктор двинулся к пьедесталу и внимательно осмотрел пустующую подушку. Потом с силой ударил тростью об пол, прислушался к гулкому отзвуку и только после этого присоединился к остальным.

Тело лежало навзничь. Глаза были открыты, руки раскинуты. Дарвин опустился на колени подле покойника и изумленно ахнул: это оказался тот самый черноволосый незнакомец из таверны «Голова вепря».

— А вы кто такой, сэр? — осведомился один из присутствующих, хорошо одетый джентльмен в тяжелом шерстяном пальто, из-под которого виднелись полы сутаны. — За магистратом уже послали.

— Я Эразм Дарвин, врач, — отозвался Дарвин, не поднимая головы. — Но боюсь, этому бедняге я уже помочь не в состоянии. Кто-нибудь его знает?

— Я знаю, сэр, — выступил вперед ночной сторож с жезлом и потайным фонарем в руках. — Последние два года он тут постоянно ошивался, особливо когда пропадало что-нибудь из драгоценностей. Только вот ни разу доказательств не хватало, чтобы отправить его поплясать в Тайберне. [13]

— Это вы послали за мной, обнаружив его?

— Никак нет, сэр, не я.

— Тогда кто же?

Все молчали. Дарвин повернулся к посыльному, но тот твердо покачал немытой головой.

— Ни один из этих джентльменов, сэр. Какой-то человек, я его никогда раньше не видел, дал мне флорин на Лауэр-Темз-стрит и сказал, мол, на выставке кто-то помирает, пускай я сбегаю в «Голову вепря» и приведу доктора Эразма Дарвина.

— Я видел несчастного в этой самой таверне живым менее часа назад. — Склонившись над покойником, Дарвин пощупал ему запястье, потом прикоснулся к виску, губам и впадинке на шее. Расстегнув фланелевую куртку, наскоро обследовал грудь и живот. И наконец встал. — Он мертв не более тридцати минут. Кто его нашел?

— Да вот я и нашел. — Сторож приподнял жезл. — На первом же обходе. Вижу — окно с задней стороны открыто, дай, думаю, погляжу, что там такое. Ну, открыл дверь, — он встряхнул тяжелой связкой ключей, — ими вот. Захожу. А он тут, мертв-мертвехонек. И рубина нет.

— Лежал точно так же, как сейчас?

— Да, сэр. Наверное, ковылял сюда, к окну, да так и не добрался, помер.

Дарвин покачал головой, указывая на пол. В свете фонаря отчетливо выделялись две извилистые полосы, что вели от металлической пластины к мокрым, стоптанным подошвам покойника.

— Нет, его сюда отволокли волоком. Вы уверены, что никто из присутствующих этого не делал?

— Совершенно исключено, сэр, — снова подал голос священник. — Я как раз проходил мимо и вошел сразу же за сторожем. Этот несчастный лежал ровно так, как вы сейчас видите.

— Ровно так, как швырнул его демон, — негромко заметил оборванец-посыльный.

Кучка собравшихся вокруг тела людей нервно поежилась, с беспокойством оглядывая полутемный зал.

— Но-но, только без богохульства, — кротко пожурил священник. — Не след призывать демонов, когда здесь только что умер человек. Уверен, доктор сумеет назвать нам вполне естественную причину смерти.

Все взоры обратились на Дарвина. Тот пожал плечами и раздраженно встряхнул головой.

— Диагноз напрашивается сам собой — внезапный сердечный приступ. Однако не могу с чистой совестью сказать, что тем все и объясняется. Ведь я видел этого человека совсем недавно, причем разглядывал его весьма тщательно. И он вовсе не стоял на краю могилы. Тут что-то другое.

Нагнувшись, доктор приподнял вялую правую руку мертвеца и перевернул ее. На ладони отчетливо выделялся зловещий отпечаток в форме сердца: белый внутри и пылающий, кроваво-красный по краям.

— Метка Зверя!

Все, кроме Дарвина и Джеми Мерчисона, попятились.

— Вздор! — Голос священника звучал куда менее уверенно, чем слова. — Обычная рана — ожог. Разве не так, сэр?

— Нет, не так. — Дарвин поманил Мерчисона, и юноша опустился на колени, чтобы разглядеть след повнимательнее. — Ни один студент-медик не согласился бы с подобным заключением, вздумай я его высказать. Что же до шрама… — Он замолчал, а потом вдруг поднял взгляд. — Хотелось бы мне провести более полный осмотр тела. За двадцать лет практики я не видел ничего подобного.

Доктор выпрямился, снова подошел к пьедесталу и поднял стеклянную сферу.

— Берегитесь! — испуганно вскрикнул Джеми Мерчисон.

— Беречься — чего? — Дарвин разглядывал пустующее гнездышко среди черного бархата и посеребренный пьедестал. — Если никакого демона, охраняющего Сердце Ахурамазды, не существует, то мне ничего не грозит. А если такой демон и есть, то я опять-таки могу не бояться, поскольку он несет стражу при рубине, а рубина здесь нет.

— Так вы и в самом деле верите, что мы имеем дело с… с… — не в силах произнести слово «демон», священник закончил иначе: — …с великой тайной?

— Нет, сэр. — Круглое лицо Дарвина выражало живейшее любопытство. — Мы столкнулись не с тайной, а по крайней мере с пятью тайнами сразу. Как умер этот несчастный? Кто его убил — или же что его убило? Где Сердце Ахурамазды сейчас? Где его верный страж Дариуш Шарани и почему он сбежал? И наконец — загадка, пожалуй, самая незначительная, но и самая странная, — кто призвал меня сюда на помощь мертвецу, когда мое призвание — помогать живым?

Званый ужин в доме Джозефа Фолкнера принял самый что ни на есть диковинный оборот. Еще изначально гостям — было их около полудюжины — посулили захватывающую научную и литературную беседу с выдающимся врачом и изобретателем из Средней Англии. Однако вместо обещанного остроумца взорам гостей предстал крайне задумчивый и неразговорчивый Дарвин. Он добросовестно уничтожил причитающуюся ему порцию йоркширского пудинга и ростбифа с петрушкой и хреном, не побрезговал и добавкой, но как ни в чем не бывало переложил на плечи остальных сотрапезников все труды по поддержанию светской беседы. Лишь когда подали десерт — фрукты в коньяке со взбитыми сливками, — доктор поднялся, поковырял пальцем во рту, вытаскивая застрявший меж задних зубов кусочек мяса, и произнес:

— Джентльмены… и, разумеется, дамы. С вашего позволения мне хотелось бы сыграть в одну игру. Если не возражаете, я поделюсь с вами некой загадкой и был бы крайне рад услышать любые мнения или мысли по этому поводу.

— Ну наконец! — взмахнул рукой Джозеф Фолкнер. — Говорите же, Эразм! Признаюсь, ваше молчание меня изрядно беспокоило. Остальные уже наговорились вволю, однако мои друзья сошлись сюда послушать именно вас.

Гости дружно закивали — все, кроме престарелой тетушки Джейкоба Поула. Старушка была туга на ухо, но, коротая время за винцом, ничуть не расстраивалась, что пропускает беседу.

— Всем, кто пришел меня послушать, предстоит разочарование, — предупредил Дарвин. — У меня нет ответов, одни только вопросы. — Он обвел взглядами комнату, залитую светом настенных канделябров и подвесных ламп, и убедился, что полностью завладел вниманием слушателей. — Позвольте для начала описать кое-какие события, произошедшие со мной сегодня.

Он тщательно и в подробностях изложил все, начиная с появления в таверне «Голова вепря» оборванного посланца и кончая своим уходом из выставочного зала на ужин к Фолкнеру. Рассказывая, доктор внимательно разглядывал сидящих за столом.

Общество собралось довольно любопытное и разношерстное. Домашний уклад Джозефа Фолкнера был пронизан духом своеобразного равенства, а потому званые на ужин гости сидели вперемежку со слугами.

Место Дарвина находилось во главе стола. Напротив него располагался сам хозяин, а слева от Фолкнера — Мэри Роулингс, рыжеволосая тридцатилетняя красотка с молочно-белой кожей и очень решительными голубыми глазами. Она то и дело собственническим жестом накрывала ладонью руку пожилого джентльмена. Дарвин мысленно пожал плечами — он придерживался весьма либеральных взглядов. Во-первых, мисс Мэри наверняка знает, что по ту сторону Атлантики у Фолкнера имеется законная супруга, а во-вторых, она уже не маленькая, прекрасно может сама принимать решения.

Кресло посередине стола пустовало. Оно предназначалось для владельца фабрики по производству сельскохозяйственного оборудования, но его задержали дела в Норвиче. Он прислал записку с извинениями, и в конце ужина на свободное место тихонько скользнула протеже молодого Мерчисона, синеглазая и русоволосая Флоренс Траструм. Она налила себе кофе и положила глазированных слив. Джозеф Фолкнер не почитал традиционного классового деления, так что ее переход из прислуги в участницу трапезы не вызвал никакого удивления.

Дарвин успел уже присмотреться к Флоренс, пока та руководила подающими на стол лакеями, и пришел к выводу: второй такой здоровой, энергичной и непосредственной девушки во всем Лондоне еще поискать. Любые воображаемые недуги были от нее далеки, как от луны, что делало рассказ Джеми Мерчисона еще менее правдоподобным.

Напротив Флоренс, между полковником Поулом и его глухой тетушкой, сидел Ричард Кросс, молодой человек лет двадцати пяти. По словам Мерчисона, он тоже заходил в комнату девушки и не обнаружил там ничего необычного. Кросс был худощав, нервен и заметно сутуловат. В доме он занимал положение промежуточное между платным жильцом и просто гостем. На протяжении всего ужина Кросс не отрывал черных умных глаз от тарелки и лишь сейчас обратил взгляд на Дарвина.

Когда доктор закончил рассказ, наступило почтительное молчание.

— Как видите, — подытожил Дарвин, — пред нами встает пять загадок, на которые надо дать пять ответов. Имеются ли у вас какие-нибудь мысли на этот счет?

Ответом стала очередная долгая пауза.

— Ну же, — подбодрил Джозеф Фолкнер. — Давайте. Как насчет вас, Ричард? Вы всегда полны самых безумных идей, а за всю прошлую неделю оторвались от занятий лишь для того, чтобы сообщить мне, как взволнованы приездом доктора Дарвина. Наверняка вам есть что предложить.

Кросс покачал головой, затравленно глядя то на Фолкнера, то на Дарвина.

— Я… боюсь, мне…

— Никто не обязан высказывать версии, — пришел ему на выручку доктор. — Повторяю, Джозеф, я и сам могу пока предложить одни только вопросы без ответов. Не удивлюсь, если и остальные находятся в точно таком же положении.

Мэри Роулингс на дальнем конце стола сморщилась и почесала нос кончиком пальца.

— А придется ли вам по вкусу не столько ответ, сколько новая, шестая загадка?

— Весьма. Размышления над новыми вопросами частенько позволяют найти ответ на старые.

— Вы ведь сами не были на выставке и не видели Сердце Ахурамазды?

Дарвин покачал головой.

— И потому решили, что Дариуш Шарани сбежал из запертого зала тем же путем, каким проник туда незадачливый вор, через окно.

— Верно, — нахмурился доктор. — Это всего лишь предположение, но вроде бы вполне разумное. Согласно показаниям свидетелей, Шарани точно находился в зале, когда выставку запирали, то есть в три часа. А когда сторож отпер дверь, перса там совершенно точно не оказалось.

— Предположение и впрямь правдоподобное — было бы правдоподобным, если бы Дариуш Шарани внешне походил на обычных людей. Но это не так! — Мэри Роулингс оглядела остальных в поисках поддержки. Все дружно закивали. — Он носит самый что ни на есть причудливый и богато расшитый халат пурпурных и алых тонов, да еще высокий красный тюрбан. А кроме того у него длинная-предлинная борода, черная и лохматая. Он бы и двух минут на улицах Лондона не провел, чтобы его не узнали человек двадцать. Или в зале нашли его одежду?

— Нет, не нашли. — Дарвин глядел на молодую женщину с восхищением. — Ну, мисс Мэри, rent acu tetegisti. [14] Вы нащупали самый ключевой вопрос. Не было найдено ни одежды, ни великого рубина, Сердца Ахурамазды, ни, коли уж на то пошло, дневной выручки с выставки, что, предположительно, составляет чуть больше пяти фунтов.

— Так этот Шарани развоплотился, — наконец произнес Джейкоб Поул. — Гм-гм. Видывал я пару раз этакие трюки в Индии, но вот уж не думал столкнуться с ними в Лондоне.

— И не столкнетесь. — Дарвин поднялся и щелкнул пальцами. — Скорее напротив. Ах какой же я глупец! Мне не хватило здравого смысла осознать смысл моих же собственных действий. — Он повернулся к хозяину дома. — Джозеф, у вас найдется запряженная карета?

— Разумеется? Но зачем? Неужели вы уже уезжаете, еще ведь и девяти-то нет!

— Я должен. — Дарвин вышел из-за стола. — Должен вернуться на выставку, продемонстрировать себе, что я и в самом деле непроходимый кретин — и остался бы кретином, когда бы не бесценная помощь собравшихся. И если кому-нибудь захочется поехать со мной, он собственными глазами увидит наглядные доказательства моей глупости.

Вечерняя туманная сырость сменилась глухим неумолчным дождем — таким, что без очень уж настоятельного дела на улицу и носа не высунешь. В карете дуло, сиденья отсырели, но Дарвин пребывал в отличнейшем настроении.

— Самое позорное, что я ведь даже заметил это! — с чувством воскликнул он, когда экипаж, грохоча, двинулся по пустым улицам в направлении Темзы. — Заметил — и не придал значения. Там, в зале, я ударил тростью по каменному полу и обратил внимание, что звук получился какой-то странный, гулкий, как эхо. «Эффект от балок», — подумал я про себя, но на самом-то деле тембр был совсем другой. Эхо раздавалось под полом!

Ехали впятером. Джозеф Фолкнер не спрашивал, кто еще хочет прокатиться, — сам он хотел, а остальное его не волновало. Мэри Роулингс проявила не меньшую решимость, мертвой хваткой повиснув на локте Фолкнера, так что почтенный джентльмен и шагу ступить без нее не мог. Четвертым пассажиром стал Джейкоб Поул. Едва учуяв дух приключения, сулящего вывести на бесценный рубин, полковник тотчас же подсуетился, чтобы тетушку отвезли домой без него. Почтенная старушка слегка удивилась, но возражать не стала. Последним объявился Ричард Кросс, хотя никто его особо и не приглашал. Скользнув на козлы, молодой человек уселся рядом с кучером прямо под проливным дождем, нервный и дерганый, как и прежде. Он заглянул в окошко коляски и вроде бы хотел разразиться речью, однако так же внезапно снова выпрямился и ничего не сказал.

Поездка по ночному городу заняла не более пяти минут. Дарвин с фонарем в руках первым оказался возле высоких дверей.

— Призрак Ахримана! [15] Снова заперто — хотя теперь-то красть уже нечего. — Он повернулся к Ричарду Кроссу. — Вы погибче меня. Залезьте в заднее окно и отоприте боковую дверь.

Кросс бесшумно растаял во мгле. Секунд через тридцать раздался лязг засовов, и доктор смог наконец зайти. Пройдя шагов пять, он отер лоб рукавом и поднял повыше фонарь.

— Всем ясно, что мы ищем? Разумеется, какой-нибудь лаз вниз, под пол.

Нашла спуск Мэри Роулингс — потайной люк в дальнем углу, выкрашенный серой краской и присыпанный песком для большего сходства с каменными плитами пола. Когда его приоткрыли, молодая женщина отшатнулась, впервые за все это время оробев. Дарвин же бестрепетно отворил люк до конца, заглянул вниз и напряженно прислушался. А через миг поставил фонарь и начал спускаться во тьму.

— Передайте-ка мне свет. — Голос его звучал глухо и отдаленно, где-то поблизости журчала вода. — А потом спускайтесь сами.

Первым, с приличествующей его возрасту осторожностью, полез Джозеф Фолкнер, за ним и все остальные. Замыкал шествие полковник Поул.

— Охраняю тылы, — пробормотал он.

— О да, Джейкоб, — прогудел из темноты впереди голос Дарвина. — Ваши собственные.

Все пятеро остановились на длинном мокром выступе пяти футов шириной. За ним, преграждая путь, тек бурный черный поток раза в два шире выступа.

— Река, — изумилась Мэри Роулингс. — Самая настоящая подземная река.

— Именно. — Дарвин с нескрываемым удовлетворением озирался по сторонам. — И, собственно, удивляться тут нечему. Лондон — древний город. Мы склонны забывать очевидное, но на этом самом месте некогда расстилались леса и луга. Большинство старых речек теперь течет под землей, невидимые и всеми забытые. Должно быть, это одна из них.

— Знаете, Эразм, вы совершенно правы. — Наклонившись, Джейкоб Поул смотрел на воду, приоткрыв рот. — А ведь я-то коренной лондонец! Мне в пору краснеть за себя. Я же с детства знал: когда-то на северном берегу текли четыре реки — Уолбрук, Флит, Тайберн и Уэстберн. Если только школьная выучка меня не подводит, это, верно, рукав Уолбрука. Главное русло выходит на поверхность в Финсбури и проходит как раз неподалеку от таможни, а в Темзу впадает близ Даугейта. Во всяком случае, раньше впадал, я уж многие годы о нем не слыхал.

— Но что вы здесь ищете? — Мэри шагнула ближе, заглядывая через неровный каменный обрывчик вниз, в воду. — Вот эту штуковину?

Она показала вниз. Из воды, надежно прикрепленное к берегу металлическими скобами, торчало вполне современное приспособление — водяное колесо. Оно ровно вращалось под силой напирающего потока.

— Для начала просто превосходно. — Присев на корточки, доктор принялся разглядывать механизм. — Искусно сделано… и поставлено совсем недавно. Вообще-то течение в реке более или менее равномерное, но, думаю, приливы и отливы вызывают небольшие временные колебания. Ладно же. Сдается мне, дело становится еще интереснее.

С фонарем в руке он двинулся вдоль двух черных шнуров, которые тянулись от центра колеса к непонятной груде перепутанных и переломанных деталей, прутьев и шестеренок, а потом, вновь вынырнув из этой мешанины, бежали к скользкой стене подземелья и вверх по ней. Нагнувшись, Дарвин поскреб один из шнуров ногтем — под черной поверхностью сверкнул металл.

— Куда это они ведут? — спросил Фолкнер. Мэри Роулингс накрепко вцепилась ему в руку в припадке то ли подлинного, то ли деланного испуга, и пожилой джентльмен от души наслаждался всем происходящим. — Что тут наверху? Должно быть, сам выставочный зал?

— Так и есть. — Дарвин поднял фонарь, прослеживая шнуры, уходившие куда-то в потолок. — Мы стоим ровно под пьедесталом. Если бы Сердце Ахурамазды сейчас находилось там, оно было бы как раз у нас над головами.

— Но где же страж? — полюбопытствовала Мэри. — Разве вы не ожидали увидеть здесь Шарани?

— Надеялся, да, — но не ожидал.

Дарвин повел своих спутников дальше по краю каменистого обрывчика, осторожно пробираясь средь темных и грязных сточных труб. Сверху, с гниющих деревянных балок и затянутых плесенью кирпичных арок, на головы искателям приключений мерно капала вода. Снизу неумолчно рокотал разбухший от дождей поток.

— Ага! — Опередив товарищей на десяток шагов, Дарвин вдруг остановился. — Что-то новенькое. Джозеф, поднесите сюда второй фонарь, давайте рассмотрим поближе.

Он стоял над неприкаянно валявшейся на камнях грудой одежды, яркие алые и пурпурные краски которой в свете фонаря смотрелись гораздо тусклее. Чуть дальше река разветвлялась на три узких рукава.

Дарвин поднял сверкающую мантию и тюрбан.

— Служитель Ахурамазды. Исчез, растаял в воздухе на этом самом месте — совсем как предполагал полковник Поул.

Не успел доктор докончить фразы, как по туннелю, раздувая складки ткани у него в руке, пронесся порыв холодного воздуха.

Поул фыркнул и попятился.

— Развоплотился. Выходит, следовать за ним дальше нам, обычным людям, уже не под силу?

— Нам не под силу, — с готовностью согласился Дарвин. — Однако это не значит, что за ним вообще никто последовать не сумеет. Друзья, Дариуш Шарани совершил очень серьезную ошибку. Ему следовало бы бросить одежду в реку, а не оставлять здесь. Не трогайте ее. — Он повернулся к Фолкнеру. — Джозеф, нам нужна помощь. Можете раздобыть мне пару ищеек?

— В этот час? Вы слишком многого от меня хотите. — Однако голос у пожилого джентльмена звучал предовольно. Фолкнер повернулся к Кроссу. — Ричард, знаете дом Тома Триддлера, прямо за зданием таможни? Не могли бы вы сбегать туда и попросить у него парочку самых лучших поисковых псов? Скажите, это для меня. Только стучите посильнее, он почти совсем глухой. Но вы, главное, не сдавайтесь. Он выйдет.

Кросс замялся, наклонив голову и словно бы собираясь что-то сказать. Рот у него беззвучно открывался и закрывался. Потом молодой человек кивнул и, так ничего и не сказав, исчез в темноте.

— Ума не приложу, что сегодня творится с Ричардом, — заметил Фолкнер. — Весьма странно себя ведет: то жмется, то мнется, то дергается — можно подумать, влюбился.

— Ну, это уж точно, — улыбнулся Дарвин. — Во Флоренс Траструм. Разве не очевидно? Ваш друг смотрит на нее с безнадежной страстью смертного, очарованного богиней. Просто-таки диву даюсь, как вы, с вашим-то интересом ко всему такому, давным-давно этого не заметили.

Медленно вернувшись к тому месту, где они спустились, доктор присел на сырой камень и невозмутимо, точно и не покидал теплой гостиной Фолкнера, начал изучать кучу шестеренок, колесиков, проволочек и поворотных блоков, что находилась прямо под пьедесталом выставочного зала.

— Все сломано, — произнес он через несколько минут, разглядывая россыпь деталек на ладони. — Причем совершенно сознательно и так, что ничего уже не восстановишь. Сдается мне, несколько элементов отсюда вообще убрали. Теперь без пояснений создателя этого механизма о сути и назначении его уже не догадаешься.

— Да забудьте вы это старое барахло! — Джейкоб Поул угрюмо бродил вокруг, снова и снова останавливаясь, чтобы бросить взгляд на черную воду. — Я пришел сюда ради азарта, погони за сокровищем, а вовсе не для того, чтобы зябнуть в вонючей и мокрой сточной трубе. Неужели вы и впрямь рассчитываете, что собаки смогут взять след здесь, в холоде и темноте? Им же нужен свет и свежий воздух.

— Ничего подобного, Джейкоб. Это все вздор, бабьи выдумки. — Дарвин с усилием поднялся на ноги. — Хороший поисковый пес пойдет по следу и днем, и ночью, под землей или на поверхности. Уж коли мы сегодня выискиваем всякие тайны, то загадки большей, чем собачий нос, не придумать. Он различает запахи так тонко, что нам и вообразить-то трудно. Интересно, сколько веков пройдет, прежде чем человечество изобретет машину, способную сравняться с собачьим носом по четкости и чуткости восприятия?

— Гм-гм, — фыркнул Поул. — Ладно, скоро сами увидим. Но мне всегда говорили, что если завести ищейку в темное душное место…

Его прервали голоса и стук шагов откуда-то сверху.

— А вот и они, — сказал Дарвин. — И через минуту мы, надо полагать, станем очевидцами одного из чудес природы.

Первым по лестнице спустился Ричард Кросс. На руках он держал скорбного вида собаку, щеки и уши которой болтались где-то под нижней челюстью. За ним шел встрепанный человек со второй ищейкой.

— Час для работы уж поздний, Том Триддлер, — жизнерадостно окликнул его Фолкнер, потирая руки. — Ну да не беда, я позабочусь, чтобы вас как следует наградили. Хорошие ищейки?

— Лучшие, что у меня есть, сэр. — Триддлер опустил собаку на землю и стянул шляпу, обнажив абсолютно лысую голову, но тут же торопливо нахлобучил шляпу снова. — А тут студено.

— Собакам это не помешает?

— Нет, сэр. Им ничего не мешает. Ни холод, ни темнота, ни что другое.

Дарвин кивнул Поулу.

— Вот, Джейкоб. Сами увидите, ваши страхи беспочвенны. — Он повернулся к Тому Триддлеру. — Мы готовы начать?

— Я готов, собаки тоже. — Триддлер огляделся вокруг. — Ну и дыра! Не хотелось бы здесь засиживаться. У вас есть что-нибудь для собак, чтобы след взяли? Старый носок или еще что-нибудь этакое.

— Идите сюда. — Дарвин вернулся к сброшенной одежде. — Отсюда любое пойдет.

— Ага. Чудесненько. — Триддлер подвел обеих собак к куче вещей. Ищейки принюхались и яростно завиляли хвостами. Люди, затаив дыхание, столпились вокруг. — Ага, взяли запах — сейчас двинемся. Давай же, Пузырь, давай. И ты, Билли, пошевеливайся.

Он крепко сжимал поводки. Псы все принюхивались и посапывали.

— Ну же, вперед, вперед, — поторопил их хозяин. — Мы ждем. Что нам, так и торчать тут всю ночь?

В ответ на понукание собаки перестали принюхиваться и дружно распластались на пузе, радостно виляя хвостами. Когда же Том Триддлер прикрикнул на них еще раз, обе даже хвостами вилять прекратили и горестно воззрились на него, раскинув щеки и уши по холодному камню.

Предприняв еще несколько попыток расшевелить их, Триддлер покачал головой.

— В жизни ничего подобного не видывал, мистер Фолкнер. Лежат себе и не с места. Похоже, подземелье им не по нраву.

— А я что вам говорил? — Поул с видом собственного превосходства кивнул Дарвину и зашагал к лестнице. — Собачки-то, по-моему, правы. Здесь чертовски холодно, да и воняет. Как вы сами, Эразм, сказали, собаки обладают способностями, коих мы лишены. Они знают, что мы здесь ничего не найдем. Лично я готов вернуться домой.

— Способностями, кои мы утратили, — пробормотал Дарвин, однако тону его не хватало обычной уверенности. Вид у доктора был столь же безутешный, как и у ищеек. — Может, вы и правы, Джейкоб. Здесь мы сегодня уже ничего не добьемся.

Он захромал вслед за Поулом к лестнице — такой убитый и несчастный, что Фолкнер окликнул его:

— Да полно вам, Эразм. Завтра настанет новый день.

— Еще как настанет, — брюзгливо бросил Дарвин через плечо. — И можно будет снова выставить себя круглым болваном.

— Увы, — негромко промолвил Фолкнер Мэри Роулингс. — Это не наш доктор Дарвин, ведущий врач Европы и основатель Общества Луны. В нем говорит подагра. Пойдемте, дорогая, выберемся поскорей отсюда. Ночью можно придумать занятие и получше, чем бродить по сточным канавам. А завтра вы увидите нового Эразма.

Однако утро застало город парализованным. За ночь дождь перешел в снег, грянул мороз. Любой кусочек ровной поверхности от Тауэра до Вестминстера затянуло смертоносным покровом. Лишь немногие особо храбрые (или попросту глупые) торговцы рискнули вывести повозки на улицу, да и то, увидев, как скользят и разъезжаются копыта лошадей на предательском льду, сдались и повернули назад, не проехав и сотни ярдов.

Дарвин сидел в гостиной у Фолкнера. Их с полковником Поулом уговорили остаться на ночь, но сейчас доктора распирало от нетерпения. За завтраком его вдруг осенило. Все-таки существовал, существовал способ выследить Дариуша Шарани, и способ верный — если бы только Дарвин мог применить его на деле. Но вес и подагра словно сговорились против доктора!

В конце концов он отправился в комнату Флоренс Траструм на первом этаже и спросил девушку, не передаст ли она письмо Джеми Мерчисону. Горничная закуталась в шерстяную шаль, надела толстенное пальто и уродливые башмаки и отважно бросила вызов белой пустыне. Дарвин сидел у окна, считал чаек, примостившихся на покатой крыше, и гадал, что за инстинкт заставляет их улетать далеко в глубь побережья, едва северо-восточный ветер принесет зимние бури.

Примерно через полчаса вернулась запыхавшаяся Флоренс.

— Джеми займется этим сегодня же, — сказала она.

— Вы взволнованы. — Дарвин взял ее за руку. — Что случилось?

— Да… ничего. — Девушка устремила на него прямой взгляд ярко-синих глаз. — Ох, почему бы и нет? Вам я скажу. Джеми… сделал мне предложение.

— Вот оно что. А вы ответили?

— Сказала, что не знаю. Думаю, соглашусь.

Она ушла, оставив за собой запах теплой мокрой шерсти. Дарвин кивнул сам себе и продолжал наблюдать за чайками.

Мерчисон появился после полудня. Джозеф Фолкнер, Джейкоб Поул, Флоренс Траструм и сам Дарвин сидели в столовой за ленчем, состоявшим из холодной свинины, яблочного пюре, фарша с луком и шалфеем и горячей вареной моркови. Доктор оставил лакею четкие указания, так что молодого человека сразу же провели в комнату. Он даже снег с обуви стряхнуть не успел и нерешительно маячил на пороге.

— Достали? — жадно спросил Дарвин с набитым ртом.

— Достал. Как только я получил ваше письмо, сразу же отправился к торговцам.

— И узнали адрес?

— Узнал.

— Так какой же?

Мерчисон покосился на Джейкоба Фолкнера, нервно сглотнул и выдавил:

— Мне сообщили адрес, по которому доставляли ровно перечисленные вами товары. Но их доставляли сюда! В этот самый дом!

— Что?!

Дарвин уставился на Фолкнера. Тот лишь помотал головой.

— На меня можете не смотреть, Эразм. Я понятия не имею, о чем вы вообще говорите.

— В этот самый дом. — Дарвин осел в кресло и с минуту ошалело таращился невидящим взглядом в тарелку, а потом вдруг прикрыл глаза и глубоко вздохнул. — Вот оно что. Да, теперь-то я наконец вижу всю картину целиком. — Он поднялся. — Пойдемте. Пойдемте все.

Четверо остальных повлеклись следом. Дарвин повел их на заднюю половину дома. Перед закрытой дверью он на миг остановился, постучал и, не дожидаясь ответа, вошел.

— Это же комната Ричарда! — запротестовала Флоренс.

— Да. Мистер Ричард, на счастье, в настоящий момент in absentia. [16] Итак, посмотрим-посмотрим — и что мы увидим?

Дарвин уже стоял у письменного стола перед окном, хладнокровно выдвигая один за другим ящики и разглядывая их содержимое.

— Эразм, это уже немножечко чересчур, — шагнул к нему Фолкнер. — Ричард из старинной соммерсетской семьи, которую я глубоко уважаю, здесь живет в качестве гостя. И наблюдать, как в его комнате так бесцеремонно хозяйничают, а его личные вещи подвергаются столь…

Он умолк. Запустив руку в левый ящик секретера, Дарвин извлек оттуда большой сверкающий камень.

— Сердце Ахурамазды. — Доктор поднес рубин к лицу, ловя гранями свет из окна. — Хм. Джейкоб, что скажете? Это больше по вашей части, чем по моей.

Поул взял рубин и через две секунды с возмущенным фырканьем вернул его.

— Что за досада, после такой-то погони. Никакой это не бесценный рубин. И вообще не рубин. Всего-навсего стекляшка. Признаю, самого высокого качества и очень искусно огранена. Я бы не пожалел за нее шиллинга.

Дарвин вновь запустил руку в ящик.

— А вот и частица самого Стража. Борода. — В руке доктора болталась копна спутанных черных волос. — Что же до прочего, что осталось от Дариуша Шарани…

Он поглядел куда-то за спины Фолкнера и остальных зрителей.

— Входите, сэр, и предъявите права на вашу собственность. Мое поведение, несомненно, требует объяснений.

В дверях, белый как мел, стоял Ричард Кросс. Лицо его могло поспорить цветом с заносами снега на плечах черного пальто. По знаку Дарвина он вошел в комнату и тут же осел на узкую скамью перед окном.

Доктор несколько мгновений пристально глядел на молодого человека.

— Когда вы последний раз ели и пили? Кросс покачал головой.

— Вчера вечером? Сегодня утром? Простите, сэр, точно не помню.

— Это недопустимо. — Дарвин шагнул к Кроссу и жестом велел Джейкобу Поулу поддержать того с другой стороны. — Сейчас мы отправимся в столовую, сэр, и вы поедите. Я начну излагать гипотезы, а вы меня поправите, если сочтете нужным. Пока же молчите — ответы мне не нужны, да я на них и не рассчитываю. Затем, если уж так надо, вы все расскажете, однако первым делом должны поесть. Помните естественный закон мира, мистер Кросс. Ешь — или будешь съеден.

Ну и странно же смотрелась эта небольшая процессия! Джозеф Франклин и Флоренс Траструм шли впереди, причем хозяин дома то и дело оборачивался через плечо. Следом Дарвин с Поулом вели между собой Ричарда Кросса. Молодой человек брел точно зомби, не сопротивляясь, но и не выражая никакого желания идти. Замыкал шествие Джеми Мерчисон. На его простоватой физиономии застыла удивленная гримаса.

У двери в столовую Кросс наконец поднял голову и поглядел прямо в лицо Дарвину.

— Откуда вы знаете? Как вы могли узнать?

— Я знаю всего лишь часть. Многое домыслил. А во всем, что касается некого центрального звена, я настолько невежествен, что даже не представляю, о чем вас и спросить. — Дарвин направил Кросса к столу и кивнул Флоренс. Девушка положила на тарелку жареной свинины с морковью и плеснула в стакан пива с бренди. Доктор продолжал: — Зато я знаю, с чего начать. С искреннего заверения: мне не известно ни одного закона, который бы вы нарушили. Вы, Ричард Кросс, столь же невиновны, как и я или сидящий рядом с вами полковник.

Громкое хмыканье со стороны Джейкоба Поула дало понять — это не ахти какая гарантия. Но Дарвин не смутился.

— В правовом смысле вы совершенно безвинны. В моральном же плане, мистер Кросс, все куда как запутаннее. Вы пытались прислать помощь умирающему в тот миг, когда многие бы думали лишь о собственной шкуре. Это похвально. Но вы пали жертвой одной общечеловеческой слабости — той, коей слишком часто подвластен любой из нас. Мы стремимся доказать всему миру, какие мы умные и необыкновенные.

Кросс склонил голову в знак согласия, бросил еще один несчастный взгляд на Дарвина и, взяв вилку, наконец начал есть.

— Я и сам виновен в подобной слабости не меньше кого другого, — произнес Дарвин. — Как вы думаете, с чего начались собственные мои размышления по этому делу? С такой эгоистичной мысли, что дальше и ехать некуда. Я спросил себя — а кто вообще знал, что я, Эразм Дарвин, вчера находился в таверне «Голова вепря»? Ибо только тот мог вызвать меня на помощь в выставочный зал.

Флоренс Траструм, проявив безошибочное чутье, поставила перед доктором еще одну полную тарелку. Он принялся рассеянно подцеплять куски прямо пальцами, ни на мгновение не сводя глаз с лица Ричарда Кросса.

— Давайте же определим эту небольшую группку людей. Джозеф Фолкнер и Джейкоб Поул, разумеется, знали, где я, поскольку и сами были со мной. Мэри Роулингс тоже скорее всего знала. Джеми Мерчисон знал, но, поскольку он, как и полковник Поул, сидел со мной, когда прибежал посыльный, его из списка кандидатов можно вычеркнуть. Кто еще? Наверняка еще несколько человек — с одним непременным условием: из числа лиц, близких Джейкобу Поулу или Джозефу Фолкнеру. Только они могли знать, что днем мы встречаемся в «Голове вепря». Итак, круг возможных подозреваемых ограничен. Но далее одна лишь логика никуда не вела — я не мог указать на конкретного человека, будь то мужчина или женщина. Требовались дополнительные данные. Я надеялся обрести их, когда мы вчера вечером вернулись на выставку. И сперва мне казалось, я их обрел — наткнувшись на одежду Дариуша Шарани. Она могла вывести нас на него! Однако ищейки оказались бесполезны. Я вернулся сюда, в этот дом, — но только что на стену не лез от досады. — Дарвин погрозил пальцем Поулу. — Вы, Джейкоб, сумели-таки заронить в мою душу сомнение, предположив, будто поисковые псы беспомощны ночью и под землей.

Полковник пожал плечами.

— А я был прав, Эразм. Ничего-то они нам не сказали.

— Только потому, что мы задавали им неверный вопрос. Собака может ответить только на собачьем языке. Помните, как Том Триддлер отпустил псов? Они обнюхали одежду, завиляли хвостами и пришли в возбуждение. Только когда он снова на них прикрикнул и велел идти по следу, они растеряли весь пыл. И неудивительно! Они свое дело выполнили — и знали это. Бедняги ничуть не заслужили выговора от хозяина. Источник запаха находился прямо там — собственной персоной. — Дарвин кивнул на Ричарда Кросса. — Ищейки это знали, и сказали нам все, что могли. Не их вина, если мы не сумели расшифровать ответа.

— Но чего ради? — Джейкоб Поул угрюмо уставился на Дарвина. — Собачьи мысли читать я не мастак, так что на этот счет ничего не скажу, но какой во всем этом смысл? Фальшивые рубины, проклятия, переодевание, обман. И все же, Эразм, говорите что хотите, а на выставке все-таки умер человек. Вы, кажется, все время об этом забываете.

— Ничуть. Мы как раз к тому и подходим. — Дарвин облизал пальцы и кивнул через стол Ричарду Кроссу. — Сэр, я сумел восстановить общий ход событий. А теперь, думаю, пора и вам внести свою лепту. Помните, я не судья, мистер Фолкнер тоже. Но судья будет здесь — если мы сочтем необходимым его вызвать. Оставьте же вашу скрытность и говорите. Позвольте предварить вас одним только замечанием: исследовав хитроумное сооружение в пещерной реке под выставкой, я заподозрил, что необычные материалы для него куплены у местного торговца. И мы получили подтверждение тому. Сильно подозреваю, что на расписке о получении стоит ваше имя.

Ричард Кросс отложил вилку с ножом, обвел взглядом всех присутствующих и закусил губу.

— Я скажу. Однако после вчерашних ужасных событий я поклялся спасением души никогда не открывать ничего касательно одного аспекта всего этого дела. Все остальное доктор Дарвин уже сказал за меня. Я хотел доказать свой ум, удачно одурачив весь мир. Сами видите — у меня были возможности это сделать: метод собственного моего изобретения, способный лишить сил взрослого мужчину. Причем безвредный.

— Для здорового человека, — возразил Дарвин. — Но для человека с больным сердцем, как незадачливый вор…

— Я знаю это теперь — слишком поздно. — Кросс потер острый подбородок. — Я-то считал, что моя мистификация совершенно безобидна. Я бы одурачил весь этот гигантский город Сердцем Ахурамазды и демонстрацией могущества камня. А потом Дариуш Шарани исчез бы навсегда. Я вовсе не собирался хвастать успехом и признаваться в розыгрыше. Каким же я был глупцом!

— И вы брали у всех этих людей деньги, — заметила Флоренс Траструм.

Кросс кивнул.

— Брал. Но без единой мысли о личной выгоде. Доходы с выставки составляли совсем небольшую сумму, гораздо меньше той, во что мне это все обошлось, да и зрители разочарованными не уходили. Моя семья хорошо обеспечена. Не подведи погода, я бы уже сейчас находился на дороге домой, в Соммерсет. Я собирался сказать вам с мистером Фолкнером, что устал от жизни в Лондоне и предпочитаю покой Квантокских холмов.

— Было бы жаль, — тихонько промолвила Флоренс.

— Но граф Марбери! — впервые вмешался в разговор Джозеф Фолкнер, сидевший в самом конце стола. — И прочие, парализованные вашим «демоном»! С ними-то как? Ваше самозванство, даже переодевание в Дариуша Шарани — все это я еще понять могу. В конце концов, в декоративных костюмах и накладных бородах нет ничего нового. Но вы не сказали ничего, что пролило бы свет на подлинную загадку: как граф согласился вам подыгрывать? И почему тот человек вчера умер, едва дотронувшись до Сердца Ахурамазды? Вот что нам важно услышать.

Ричард Кросс опустил взгляд на скатерть и покачал головой.

— Я дал себе слово, что никогда не стану об этом рассказывать. И если смогу забыть об этом, то постараюсь забыть.

— Тогда мы зовем судью, и будь оно все проклято! — Фолкнер ударил кулаком по столу. — Вы не сказали самого главного — без него и остальное ничего не объясняет.

Кросс не поднял глаз.

— Да будет так, — пробормотал он наконец. — Да будет так.

Дарвин поднял измазанную в свином жире руку.

— Одну минутку, Джозеф. Погодите одну лишь минутку, прежде чем спешить навстречу медвежьим объятиям официального закона и правосудия. Мистер Кросс, я не призываю вас поступать против совести — всего-навсего прошу пойти со мной и послушать, что я скажу. Полковник Поул и мистер Фолкнер отправятся вместе с нами при условии, что пообещают молчать о том, что услышат.

— Вы мой гость, Эразм, а сами заставляете меня — в моем же собственном доме! — клясться в молчании! — Однако Фолкнер уже поднялся из-за стола и первым направился к двери. От порога он обернулся. — Флоренс, самая подходящая погода для горячего шоколада. Будь добра, распорядись и принеси нам, хорошо? — Он глянул на Дарвина и добавил: — Причем побольше.

В отделанном деревянными панелями кабинете было нетоплено, окна изнутри покрылись ледяными узорами. Фолкнер поежился, показал гостям на кресла, а сам уселся на мягкий диван.

— Не растопить ли камин, Эразм?

— Не думаю. Это ненадолго. Фолкнер потер руки.

— Тогда говорите скорей, пока мы все тут не окоченели.

— Не стану мешкать. — Дарвин повернулся к Ричарду Кроссу. — Начну с заявления, которое может считаться скорее личным мнением, чем неопровержимым фактом. Мало что в современной натурфилософии возбуждает в людях пытливых и любознательных такой интерес, как эксперименты ван Мушенбрука из Лейдена [17], фон Клейста из Померании [18], Бенджамина Франклина из Филадельфии [19] и нашего соотечественника Джесса Рамсдена. [20] Вы согласны?

— Вы все знаете! — Лицо Кросса стало еще бледнее, черные глаза расширились.

— Отнюдь. Знаю мало, хотя о многом догадываюсь. Однако позвольте рассказать вам одну вымышленную историю. Представим себе молодого человека, наделенного пылким и лихорадочным воображением и подлинным талантом исследователя. И вот он узнает об упомянутых мной открытиях. Явление электричества буквально завораживает его. Он читает великий труд мистера Франклина «Эксперименты и наблюдения», читает энциклопедическую «Историю электричества» мистера Джозефа Пристли. И, выражаясь в соответствующих терминах, его собственное воображение мгновенно начинает искриться. Он приступает к экспериментам — втайне, поскольку не уверен еще, куда заведет его эта прихоть.

— Доктор Дарвин, вы просто колдун! Откуда вы все это знаете?

— Он прав, Эразм, — поддержал Кросса полковник Поул. — Откуда вы, черт возьми, все это знаете?

— Я ничего не знаю доподлинно. Но произошедшие в этом доме события дают вполне достаточные резоны для подобного вывода. Взгляните. — Доктор наклонился к столу, взял янтарное пресс-папье и, энергично потерев его о свой груботканый сюртук, поднес к висящей на ручке кресла меховой шапке Джозефа Фолкнера. — Глядите, как шевелится мех, как волоски разлепляются, словно отстраняясь друг от друга. Это древнейший электрический эффект, известный еще древним грекам — собственно, само слово «электричество» происходит от их названия янтаря. Когда я услышал, что Флоренс Траструм говорила, будто кожей ощущает какое-то странное чувство, а волоски на руках и ногах у нее словно взъерошиваются, мысли мои невольно обратились к лейденским банкам и электрическому искрообразованию. Однако я отмел эту мысль как совершенно неуместную и далее на эту тему не думал. Затем вчера вечером я увидел подземелье, где находился, пусть и разломанный, apparati какого-то увлекающегося электричеством экспериментатора: медная проволока, железные прутья и свинцовые пластины. И все же я не провел никакой связи! Лишь сегодня, когда торговец сообщил, что товары поставляли в этот самый дом, мой мозг наконец осуществил необходимый синтез. Я вспомнил, как пахло в выставочном зале во время моего первого визита туда — в воздухе еще висел запах электрического разряда. Кроме того, я никак не мог найти рациональное объяснение неудачи ищеек — а точнее, по справедливости сказать, их успеха. Но кто бы подумал, что Дариуш Шарани вчера находился среди нас?

— Вы об этом подумали. — Ричард Кросс отчасти обрел самообладание. Теперь, когда его тайна была разоблачена, в молодом ученом словно бы проступил новый человек, более вдумчивый и фаталистично настроенный. — Все ваши предположения абсолютно верны. Позвольте же спросить, что вы хотите от меня теперь, зная все?

— Зная все? — Дарвин так и подскочил в кресле. — Послушайте, дружище, самого интересного-то я и не знаю: что у вас за машина такая, способная обезвредить вора и сделать его совершенно беспомощным? И как она работает? Вот что мне хотелось бы услышать, а не подробности о стеклянных рубинах, сценических чудесах и переодеваниях.

Кросс отвел глаза.

— Я дал себе клятву, что как раз этого не раскрою никогда и никому. Я уже натворил немало зла. Если правда выплывет на поверхность…

— Не выплывет. — Дарвин ерзал на кресле от нетерпения. — Во всяком случае, ни от меня, ни от Джейкоба, ни от Джозефа. Клянусь: все, что вы нам расскажете, дальше не пойдет. Даю вам слово — и как человек, и как врач.

— А все остальные?

— Ну, доложу я вам! — Фолкнер пронзил Дарвина свирепым взглядом. — Не кажется ли вам, Эразм, что мы с Джейкобом должны решать самостоятельно? Мне прекрасно известно, что вы готовы наши души хоть дьяволу заложить, лишь бы докопаться, что здесь происходит. — Он повернулся к Поулу. — Что скажете, Джейкоб? Если вы согласитесь, я тоже спорить не стану.

— Ладно. — Поул кивнул Ричарду Кроссу. — Выкладывайте. В нашем молчании не сомневайтесь. Ни один смертный не услышит ни звука из того, что вы нам расскажете. Хотя, что касается меня лично, не сомневаюсь: из ваших объяснений я пойму не больше двух слов — это уж как пить дать.

— Хотелось бы мне, чтобы так оно и было. Все столь же элементарно, сколь и таинственно. — Подойдя к столу. Кросс взял бумагу, перо и чернильницу. — У меня есть результаты — но нет им веского научного обоснования. Колесо, вращающееся наподобие того, что вы вчера видели под выставочным залом, и снабженное как подвижными, так и твердо закрепленными магнитами, вырабатывает в проводах — той длинной медной проволоке — поток электричества. Пройдя через еще несколько мотков проволоки — которую я как раз вынул из машины и бросил в реку, — этот поток обретает силу достаточную, чтобы парализовать человека. Я присоединил одну проволоку к металлической пластине вокруг пьедестала, на котором находилось Сердце Ахурамазды, а вторую — к металлическому ободку защитного стеклянного ящичка таким образом, чтобы мог сам незаметно разъединять их. Вот. — Он набросал на листке несколько схем, аккуратно подписывая каждый рисунок. Теперь, когда молодой человек занялся привычным делом, руки у него перестали трястись. — Уверяю вас, я сотни раз проверял машину на себе самом. Она сковывает объект, вызывая совершенно непередаваемое ощущение, одновременно и приятное, и невыносимое. Невозможно и пальцем пошевелить, однако после прекращения тока никаких вредных последствий не наблюдается, только легкое жжение и покалывание, как от иголочек.

— Это вы и проделали с графом Марбери? — Дарвин разглядывал листок сияющими глазами.

— Именно — и ничего дурного ни с ним, ни с кем еще из пытавшихся взять рубин не произошло. Мой механизм казался просто идеальным устройством для защиты Сердца Ахурамазды. Слухи о нем мгновенно облетели весь Лондон, и проделка увенчалась полным успехом. А по завершении игры я собирался продолжить изучение открытых мной электрических эффектов, пока не докопаюсь до их глубинных истоков. Но после вчерашней гибели вора…

Пока Ричард Кросс рассказывал о своем изобретении, лицо его лучилось жизнью и энергией. Теперь же глаза молодого человека погасли.

— Я и сам не могу найти объяснения, отчего это стало смертельным, — тихо произнес Дарвин. — Могу лишь предложить несколько гипотез. Во-первых, на воре были мокрые и дырявые башмаки. А мы с вами оба знаем, что влага усиливает электричество. Еще важнее, сдается мне, то, что подземная река сильно раздалась от дождей. Если скорость вращения колеса определяет уровень тока на пьедестале, наш незадачливый воришка вполне мог получить разряд во много раз сильнее, чем в предыдущих ваших экспериментах. Разряд, достаточно сильный, чтобы обжечь ему руку и вызвать роковой перебой в работе и без того уже слабого сердца.

— Весьма интересные и оригинальные предположения. Но они не станут основой будущих экспериментов. Никогда в жизни я не пойду более на такое глупое безрассудство!

Кросс замолчал и уныло повесил голову — в комнату вошла Флоренс Траструм с чашками, блюдцами и большим серебряным котелком горячего шоколада. Она поставила поднос рядом с Ричардом; тот поднял на миг взгляд, благодарно улыбнулся девушке и вновь нахохлился.

— Что вы теперь собираетесь со мной делать? — спросил он, когда Флоренс вышла. — Вы правы. Я не учел естественные колебания электрической силы. Этот человек погиб лишь из-за меня.

Дарвин приподнял брови и поглядел на Поула.

— Джейкоб?

— Я-то? — Полковник с равным неодобрением взирал и на Дарвина, и на Кросса. — Черт возьми! Я вообще пальцем о палец не ударю. Если помер какой-то ворюга, по которому давно тюрьма плачет, так тем лучше. Сэкономили на палаче и веревке.

— Очень хорошо. Джозеф?

— Согласен с Джейкобом. И если почтенные лондонцы толпами валили поглядеть на фальшивку, так то не моя забота. Судя по рассказам Флоренс, зрители получали за свои деньги сполна. Мне в моем доме больше никаких драматических экспериментов не требуется — пусть даже, Ричард, вы и зовете их наукой. Но во всем прочем мое мнение о вас не изменилось. Вы по-прежнему желанный гость.

— Благодарю вас, сэр, однако я должен вернуться в Соммерсет. — Кросс кинул на закрытую дверь долгий несчастный взгляд. — И немедленно.

— Что ж, поезжайте, коли уж так решили, — промолвил Дарвин. — С позволения всех присутствующих, мне бы хотелось перемолвиться с мистером Кроссом словечком наедине. Заверяю, это не имеет никакого отношения к электричеству.

— И слава Богу! — Джейкоб Поул встал и зашагал к двери. — Говорил я, что не пойму ваших технических разговоров, — и оказался прав. Электричество!.. Пустая трата времени и сил!

— Согласен. — Фолкнер двинулся вслед за ним. — Да кто-нибудь вообще понимает, что это за штука такая, электричество?

Дарвин с Кроссом переглянулись и дружно покачали головами.

— Мы не понимаем, Джозеф, — улыбнулся Дарвин. — Пока. Ибо, как выразился ваш великий соотечественник мистер Франклин: «Если для электричества нет никакой иной цели, оно по крайней мере помогает человеку смирять гордыню».

Джейкоб Поул уже поворачивал ручку двери, но при этих словах оглянулся.

— Тогда, Эразм, вам не мешало бы собрать машину мистера Кросса заново и вкатить себе двойную порцию.

Не дожидаясь ответа, он закрыл дверь. Дарвин покачал головой, стараясь сдержать улыбку.

— Прошу прощения, мистер Кросс. Мы с полковником Поулом давние друзья. Позвольте же вновь вернуться к более серьезным материям. Все мои предыдущие расспросы объяснялись исключительно научным интересом. Но то, что я собираюсь сказать сейчас, имеет другую природу. Вы вполне можете счесть мои слова непрошеным и бесцеремонным вмешательством в ваши личные дела.

Кросс меланхолично разрывал на мелкие кусочки схему своего изобретения.

— Продолжайте, — промолвил он. — По крайней мере меня честно предупредили.

— Я хотел поговорить о Флоренс Траструм. Вы очень хорошо к ней относитесь, верно?

— Разве это не бросается в глаза? — В голосе Кросса звучала горечь. — Я отношусь к ней очень хорошо, и даже более, чем просто очень хорошо. Но, как видите, «я не создан для забав любовных, для нежного гляденья в зеркала». [21]

Он показал на свое левое плечо. Дарвин фыркнул.

— И тем не менее ваш тезка, Ричард, коего вы соблаговолили процитировать, взошел на английский трон и женился на своей избраннице. Прекратите жалеть себя! Вы столь же полноценный мужчина, как любой другой в этом доме, — если только сами не возомните себя калекой.

— Увы, не могу утешаться подобной мыслью. Как только позволит погода, я возвращаюсь в Соммерсет — если волен покинуть дом.

— Совершенно вольны. Все же настоятельно советую вам — не уезжайте. Вы должны остаться здесь и выяснить, испытывает ли к вам Флоренс те же теплые чувства, что и вы к ней.

— Я ей не нужен. У нее уже появился новый поклонник. Вы его видели.

— Видел. Но, сдается мне, в глазах Флоренс он вам не соперник. Мистер Мерчисон — весьма приятный молодой человек, надо полагать, честный и достойный. Не желаю ему никакого зла, и мне не следовало бы принимать чью-то сторону. Однако позвольте заметить: мир кишмя кишит приятными и симпатичными молодыми людьми, столь же безобидными и простосердечными, как Джеми Мерчисон. А вот вы — другой. Вы наделены редчайшим даром, тем самым, что возводит нас на высшую ступень. Вы обладаете духом творчества, вдохновением и изобретательностью в сочетании с чутьем подлинного ученого.

— Творческий дух, который убивает… Доктор Дарвин, не стану отрицать, я польщен. Но найдется немало иных, гораздо более одаренных людей.

— Нет, сэр. — Дарвин говорил с глубочайшей убежденностью. — Уж поверьте мне на слово. Таких очень мало, везде и во все времена. Сегодня в Лондоне не сыщется и пятерых таких людей, мужчин или женщин. И если вы не устремитесь исследовать великие проблемы, видимые только вам, кто тогда их исследует? Мистер Фолкнер? Или мисс Роулингс? Или полковник Поул? Да никогда! Возможно, нам и хотелось бы, но мы лишены божественной искры. Весьма вероятно, вы думаете, будто ваши дети смогут сделать то, что недоступно вам? Очень может быть. Но только если у вас будут дети. Вы и подобные вам имеете долг перед миром: вы должны жениться, и любить, и произвести потомство.

Ричард Кросс отнял руку от плеча и вопросительно поглядел на Дарвина.

— Однако вы не женаты, сэр.

Несколько долгих мгновений доктор молчал.

— Вы правы, — ответил он наконец. — В настоящий момент я не женат — но не думаю, что это навеки. Кроме того, у меня уже есть дети от прошлого брака. И тем не менее вы попали в точку. Мне следовало бы искреннее следовать собственным принципам. И я это запомню.

Он встал, похлопал Кросса по плечу и направился к выходу. На пороге он остановился.

— Сейчас я намерен присоединиться к остальным. Флоренс Траструм придет сюда через несколько минут, чтобы унести чашки и шоколад. Она очень расположена к вам. Признайтесь ей — говорите все, что хотите. Но только скажите.

— Сэр, одну минуту. — Кросс бросился за Дарвином к двери. Бледное лицо молодого человека вдруг обрело решительность. — Я попытаюсь, да, конечно, я должен попытаться. Но вы же наверняка понимаете, у меня нет дара красноречия. Не умею произносить красивые слова. Я битых десять раз пробовал высказать Флоренс свои чувства. И каждый раз терпел неудачу.

— Тогда, Ричард, вы должны попытаться сделать это в одиннадцатый раз. — Дарвин улыбнулся. — Мужайтесь, дружище. Природа не оставляет в мире места неудачникам. Вы ведь умеете побеждать. Смотрите. — Он вытащил из кармана блестящий кусок красного стекла. — Это собственное ваше творение, Сердце Ахурамазды. Глядите на него, когда будете говорить с Флоренс. Уж верно, человек, сумевший создать искусственное сердце, сумеет завоевать и настоящее.

Кросс кивнул и взял самоцвет. Дарвин наконец закрыл дверь, повернулся и побрел в глубь дома. Он шел, ничего не замечая на своем пути, поглощенный новой, захватывающей мыслью. Если Ричард Кросс не предпримет новой попытки и не преуспеет, сам факт неудачи сделает его непригодным для обзаведения потомством. И ровно то же правило можно применить к любой области, равно и к людям, и к животным. Великий принцип в действии. Природа создает то, что требуется для будущих поколений, неустанно пропалывая поколения нынешние. Так происходит сейчас, так происходило всегда.

Эразм Дарвин машинально прошел мимо комнаты, где ждали его друзья. Безошибочный инстинкт, пробужденный запахом свежеиспеченных булочек, вел доктора на кухню, а разум блуждал в иных, далеких от этого дома сферах. Доктор прикидывал, как можно облечь свои новые догадки в максимально общую и универсальную форму.

ПРИЗРАК ДАНВЕЛЛ-КОУВ

Ветчина, хлеб, квашеная капуста и добрых две пинты эля, чтобы утолить жажду. Так чего же, спрашивается, можно было ожидать?

Эразм Дарвин с укором взирал на большой палец своей же собственной ноги. Водрузив голую ступню на деревянный табурет, доктор перегнулся, разглядывая покрасневший и распухший сустав. Нелегкая задача — внушительный живот почтенного джентльмена отнюдь не способствовал физическим упражнениям.

— Того и только того, что я получил, — продолжал Дарвин, втирая в сочленение эфир. Рядом лежала наготове промасленная шелковая тряпица. — Не говорил ли я вам, Джейкоб, что вернейший способ вызвать приступ подагры — это съесть или выпить что-нибудь неподходящее? Соль — плохо. Пиво — плохо. А уж кларет или портвейн — чистый яд.

Джейкоб Поул не удостоил сию тираду вниманием, беспокойно рыская между узким окном и камином, где над потрескивающими брикетами угля весело пламенел рыже-алый огонь. На миг приостановившись, он выглянул в щелочку между планок — и в это самое мгновение дом сотрясся от очередного порыва ветра. Дверь хлопнула, точно под ударом сильного кулака.

— Проклятие! — пробормотал полковник. — Задувает с Пеннин, а туда прямиком с Северного полюса. И опять снег! Нет, жить надо в тепле. Какой человек в здравом уме останется прозябать здесь, когда спокойно можно переехать на юг, греться весь день на солнце, а ночью засыпать под колыбельную теплого ветра?

— Ну да, на юг — где армейский полковник в два счета подцепит малярию и будет потом три-четыре раза в год трястись в лихорадке, невзирая ни на какую погоду. — Промасленная тряпица легла на палец, и Дарвин аккуратно натянул поверх шерстяной носок. — Если хотите, у меня в сундучке есть кора хины. Кстати, на мой профессиональный взгляд, она вам и впрямь нужна.

— Возможно, чуть позже. — Поул провел рукой по карману сюртука и, вернувшись к огню, облокотился о каминную полку. — Слегка познабливает, но я в отличной форме — если, конечно, не простужусь. И, коли на то пошло, в лучшей форме, чем вы. Ветчина с пивом!.. Да как вас угораздило, Эразм, — после всех лекций, что вы мне читали на эту тему?

Доктор осторожно вдел ногу в мягкую туфлю, поморщившись от соприкосновения больного пальца с кожаным носком.

— С голоду, Джейкоб, с самого натурального голоду. А с чего же еще? Сегодня, предвидя, что погода ухудшится, я отправился в путь пораньше. Про тяжелые роды в Барнтвуде я с самого начала знал, но вот заражение крови в Чейзтауне стало для меня неожиданностью, а припасы, которые я захватил в двуколке, кончились уже к полудню, и нельзя было раздобыть нечего, кроме ветчины и пива. Рабочему человеку требуется топливо. Он не может позволить себе умереть от истощения.

— Ну, вам-то смерть от истощения не скоро грозит. — Джейкоб Поул кивнул на живот Дарвина. — И вы не ошиблись насчет погоды. Снаружи просто гнусно, а ведь еще даже не стемнело. Вот теперь гадаю…

— О чем? — Доктор понимающе улыбнулся.

— Как сегодня доберусь до дому. Снег так и валит, а дорога на Рэдбурн-Холл уже днем была еле проходима.

— Даже и не думайте! — Дарвин поднялся, пробуя правой ногой пол. — Хорошим я был бы хозяином, если бы выставил друга за порог в такую морозную ночь! Да Элизабет наверняка и ждать вас нынче не будет. Сделайте мне одолжение, Джейкоб, в честь моего больного пальца. Сходите попросите мисс Паркер поставить к обеду еще одну тарелку.

Каменные стены дрогнули от нового порыва бури, однако Джейкоб Поул, заметно повеселев, заспешил на кухню. Вернулся он буквально через несколько секунд.

— Эразм, она сказала, вы уже предупредили ее, что я остаюсь обедать и что за столом нас будет двое.

— Разве я ошибался?

— Нет. Но откуда вы знали?

Открытую, добродушную улыбку Дарвина не портило даже отсутствие передних зубов.

— Вы появляетесь у меня в доме, когда я на обходе. Хорошо. Вы дожидаетесь моего возвращения. Очень хорошо. Но когда я вхожу в обществе доктора Уизеринга, вы ни с ним, ни со мной почитай что и словом не перемолвиться не хотите. И остаетесь после его ухода. Прибавим сюда, как вы поглаживаете ваш карман — и не один раз, а добрые полдюжины. Разве не очевидно, что вы хотите мне что-то показать, причем ваше дело требует конфиденциальности?

— Так оно и есть.

— Причем вопрос хоть и деликатный, но не медицинский.

— Дьявольщина! А это-то вам откуда известно?

— Потому что иначе вы уже давно бы все рассказали. Вы разделяете мое высокое мнение о докторе Уизеринге.

— Разрази меня гром! Неужели вы знаете решительно все?

— Крайне мало — пока мне не расскажут.

Дарвин повел гостя к столовой. Чуть раньше оттуда доносились детские голоса, но сейчас в комнате никого не было. На широком дубовом столе друг напротив друга стояли два прибора, а между ними — фаянсовые супницы с пастернаком, картофелем и брюссельской капустой. Посередине красовался огромный, двадцати дюймов в поперечнике, дымящийся пирог, уже разрезанный за десять частей. В конце стола стояли кувшины с молоком и водой вместе с данью гостю — графинчиком темного пива.

Джейкоб Поул втянул носом воздух.

— Пирог с каплунами? Мой любимый.

— С яблоками, луком и гвоздикой. Прежде чем вы наделите меня совсем уж сверхъестественными способностями, признаюсь: он предназначался мне на обед задолго до того, как я узнал, что буду делить его с вами.

Поул вынул из кармана письмо и сел за стол.

— Пирог таких размеров! Что бы вы делали, если бы сидели за столом в одиночестве?

— Старался бы за д-двоих. — В голосе Дарвина прорезалось легкое заикание, часто появлявшееся, когда он шутил. Доктор уже перевалил себе на тарелку исполинскую порцию пирога и тянулся к супнице. — Теперь мы более подготовлены к беседе. К вашим услугам, Джейкоб.

Тощий полковник покачал головой.

— Если не возражаете, я бы хотел сперва прочитать вам письмо. Единственное, что вы должны узнать с самого начала: автор письма, Миллисент Мередит, доводится мне кузиной. Милли вдова, четыре года назад я помог ей с кое-какой семейной проблемой. И хотя мы регулярно переписываемся, с тех пор больше не виделись.

Набив полный рот, Дарвин потянулся к конверту. Тот оказался уже раскрыт — разрезан специальным острым ножом. Доктор вытащил четыре листка плотной бумаги цвета слоновой кости, с обеих сторон густо исписанные фиолетовыми чернилами.

Дарвин вернул письмо Поулу, но конверт оставил себе, тщательно осмотрел и положил на стол слева от тарелки.

Полковник откашлялся и начал читать:

Дорогой кузен! В прошлом Вы часто убеждали меня придерживаться совета Вашего высокочтимого друга доктора Дарвина и никогда не объяснять никакие события, сколь бы загадочными ни казались они на первый взгляд, причинами сверхъестественными…

— Она уже завоевала мое внимание и симпатию.

— Так и думал, что вас зацепит.

Именно поэтому я и пишу вам теперь, когда собственные мои способности мыслить рационально напрочь отказывают.

Во-первых, позвольте уведомить, что приготовления к свадьбе Кэтлин идут полным ходом. Полагаю, Вы уже получили официальное приглашение. Поскольку Брэндон Данвелл жаждет, дабы церемония прошла в соответствии с традициями семейства Данвелл и состоялась непременно в Данвелл-Холле, мы с Кэтлин решили до самого венчания остаться здесь, в Данвелл-Коув. Родственники Брэндона уже начали съезжаться на торжественное событие и, разумеется, живут в Холле. Но я сочла, что невесте и ее матери это было бы неприлично.

Кэтлин, как вы будете рады услышать, в добром здравии, хотя и слегка меланхолит. Надеюсь, задумчивость ее объясняется предвкушением грядущей перемены в жизни, а не теми событиями, что так тревожат меня.

Пока Вы не обвинили меня в том, что я отклоняюсь от темы, позвольте сразу перейти к самим этим событиям. От Сент-Остелла до Данвелл-Коув ехать около семи миль, а Данвелл-Холл расположен прямо по дороге, не доезжая до бухты чуть меньше мили. Дилижанс ходит регулярно, но редко: всего два раза в неделю, и останавливается в Холле, когда надо забрать или высадить пассажира. Насколько я понимаю, так заведено уже на протяжении многих лет.

Десять дней назад из Бристоля прибыли трое родичей Данвеллов. Они сели в дилижанс в Сент-Остелле, однако по прибытии в Данвелл-Холл обнаружили, что их ограбили, похитив все личное имущество общей стоимостью более десяти тысяч фунтов — ведь гости везли с собой приличествующие случаю драгоценности. При этом каждый из пассажиров настаивает, что по пути карета нигде не останавливалась, никто не входил и не выходил. Кучер также подтверждает это. Кроме того, поскольку здесь, в Корнуолле, январские вечера весьма холодны, двери кареты были закрыты, а занавески на окнах опущены.

Это происшествие уже само по себе довольно загадочно. Однако шесть дней назад то же повторилось с еще двумя родственницами Данвелла. Во второй раз список потерь включал очень дорогие золотые броши и бриллиантовые браслеты, снятые непосредственно с их обладательниц. И снова обе путешественницы в голос с кучером утверждают, что дилижанс ехал без остановок, никто не входил и не выходил. Тогда-то я и услышала в деревне Данвелл-Коув первые перешептывания, будто бы ограбил карету не кто иной, как призрак погибшего брата Данвелла, Ричарда, дух которого является в Данвелл-Холле и на близлежащей дороге.

Естественно, подобные слухи крайне болезненны для Кэтлин, и бедняжка наверняка уже с ними столкнулась. А молва все набирает силу, ибо не далее как вчера вечером призрак обобрал третью партию пассажиров. Как и прежде, они ехали из Сент-Остелла в Данвелл-Холл и принадлежали к числу друзей и родичей Брэндона Данвелла.

Такова ситуация на нынешний день. Брэндон вне себя от ярости и утверждает, будто кто-то хочет загубить торжество. Сами пострадавшие рассержены не менее. Но если уж говорить начистоту, единственная, кто волнует меня, это Кэтлин — какими бы нелепыми ни казались подобные мысли, она словно бы отчасти винит себя в появлении призрака. И все же клянется — а мне дочь никогда не лгала,что и не представляет, как все это понимать.

Итак, дражайший кузен, я ныне забрасываю сети наугад в океан моих родичей и обращаюсь к Вам, а также к еще нескольким людям, которым я доверяю и которые обладают богатым жизненным опытом, с вопросом: не в силах ли Вы предложить хоть какое-то объяснение тому, что произошло в карете меж Сент-Остеллом и Данвелл-Холлом? Хоть вы и требуете, чтобы я всегда скептически относилась к сверхъестественному, действия невидимого призрака столь непостижимы, но вместе с тем и столь осязаемы, что поневоле вспоминаются всевозможные рассказы о чудесах.

Могу добавить, что я и сама ездила в этой карете: четыре недели назад, когда мы впервые приехали в Данвелл-Коув, и на прошлой неделе, когда мне потребовалось прикупить в Сент-Остелле кое-что к свадьбе. Кэтлин со мной не было, меня сопровождала кузина Брэндона, которая гостит в Холле. После всех толков о призраке мы обе изрядно нервничали, однако за всю дорогу не видели и не слышали ничего необычного.

Мой вопрос, кузен, из тех, которые просто задать, да вот ответить на них нелегко: что же мне делать? Инстинкт требует отложить венчание, но, помимо того, что это выглядело бы просто нелепо, сама я не лишилась из-за призрака ни единого пенни. Да и, коли на то пошло, родственники Данвелла тоже, поскольку он твердо намерен купить им новые драгоценности, ничуть не хуже утраченных. Брэндон достаточно богат и может себе позволить подобную компенсацию.

Однако на сердце у меня тревожно. Внутренний голос подсказывает — этот призрак каким-то образом связан со свадьбой, но вот каким именно, понять я не могу. Как Вам прекрасно известно, милая Кэтлинмоя единственная дочь. Ей предстоит прекрасная партия с владельцем Данвелл-Холла и обширных имений. И все же… все же… сама не знаю что.

Один раз Вы уже очень помогли мне, и я не вправе вновь злоупотреблять Вашим временем и добротой. Однако любое предположение или же совет будут с благодарностью приняты

Вашей любящей кузиной Милли.

Поул отложил последний листок. Сидевший напротив доктор вроде и не шевельнулся, но добрая половина пирога исчезла, а супницы порядком обмелели.

Дарвин фыркнул и покачал увенчанной париком головой.

— Вот уж и вправду загадка. И несомненный вопль о помощи. Хотя я не услышал ничего, что нельзя было бы зачитать в присутствии доктора Уитеринга.

— Правда. Но есть и еще кое что — более личное. — Джейкоб Поул постучал по письму. — Милли не писала об этом, зная, что мне и так все известно, но у нее имеются и другие поводы переживать из-за Кэтлин. Видите ли, два года назад Кэтлин была помолвлена со вторым Данвеллом — Ричардом, старшим братом Брэндона. Но он убил человека — заколол прямо в сердце; его судили и приговорили к смерти. За день до свадьбы он вырвался из тюрьмы и бежал на утесы к востоку от Данвелл-Коув, а когда его окружили, предпочел броситься в море. Его тело было найдено средь прибрежных скал через три дня, в отлив. Все это — преступление, суд, приговор, а потом еще и самоубийство, — разумеется, совершенно разбило сердце Кэтлин. Так что теперь, когда пошли разговоры о призраке и люди болтают, будто это дух погибшего Ричарда… сами понимаете, что должна думать бедная Милли.

— Она думает, что это и вправду дух — в существование которого я лично верю не более, чем в то, что призрак вообще может осуществлять действия столь мирские, как грабеж.

— Возможно-возможно. — Поул наконец положил себе еды, старательно избегая встречаться глазами с Дарвином. — Но если никакого призрака не существует, нам требуется другое объяснение.

— Кое представить в данных условиях абсолютно невозможно. — Дарвин потянулся к концу стола, придвигая поближе круг мягкого сыра и миску с черносливом и цукатами. — Джейкоб, я люблю хорошую тайну, как ближнего своего, а может, и больше. Но я всегда говорил и не устану повторять: в постановке диагноза ничто не заменит личного присутствия врача. Ибо если лечение и хирургия образуют рычаг медицины, осмотр позволяет установить диагноз — точку опоры, к которой прикладывается этот рычаг. В первую очередь надо собрать факты: пожелтевшие белки глаз, лиловатые или бледные губы, сладкое или зловонное дыхание. Надо исследовать стул и мочу, пощупать похолодевшую или горячую кожу. Без подобных прямых свидетельств доктору и опереться не на что — что за опора слухи да пересуды? А с любопытными событиями, коснувшимися вашей кузины и ее дочери, дело обстоит во многом так же. Каковы, продолжая медицинскую аналогию, симптомы данной ситуации? Я с ходу перечислю вам добрую дюжину всяких подробностей, которые могут оказаться важными, но в отношении которых нам ничего не известно. Без них мы тут выдвинем хоть тысячу различных версий — равно правдоподобных и безосновательных. А вы предлагаете, чтобы мы, сидя здесь, в Личфилде, отгадывали ход событий в западном Корнуолле? Ну уж нет, так нам правдоподобия и в помине не видать. Поул мрачно кивнул.

— Сдается мне, вы правы.

Не произнося более ни слова, он принялся за еду. Через несколько секунд Дарвин взял письмо и принялся его перечитывать.

— Когда свадьба? — еле внятно поинтересовался доктор с набитым ртом.

— Двенадцатого февраля, через десять дней.

— Хм-м. Вы знаете жениха?

— Нет. Ни его самого, ни его покойного старшего брата. Честно говоря, не знаком ни с кем из семейства Данвелл.

— А ваша племянница Кэтлин?

— Я присутствовал при ее рождении. Она заслуживает лучшего мужа в мире.

— И, наконец, ваша кузина Милли. Назвали бы вы ее женщиной впечатлительной, с богатым воображением?

— Напротив. Исключительно прямолинейная натура с бездной здравого смысла.

— Хм-м. — На сей раз молчание длилось гораздо дольше. Наконец Дарвин поднялся, задумчиво подошел к окну и поглядел на небо. — Через десять дней, да? А до полнолуния еще целых шестнадцать.

— Точно. — Внезапно Поул улыбнулся. — Уйма времени. В одну сторону четыре дня пути, ну, шесть максимум. Мы прекрасно успеем съездить туда и обратно, и вы не пропустите ни одной встречи вашего драгоценного Общества Луны.

— Это хорошо. Наша группа уже и без того просрочила доклад мистера Пристли о дефлогистированном воздухе. [22] Ладно же. — Дарвин рассеянно вытер жирную руку о скатерть. Как только решение было принято, он тотчас перешел к практическим деталям. — Допустим, в мое отсутствие доктор Смолл и доктор Уизеринг послужат нам locum tenens. [23] Потребуется не менее четырех дней, чтобы добраться до Данвелл-Коув, но надо еще раздобыть экипаж, который бы доставил нас к конторе дилижансов к югу от Стратфорда. А в такую погоду это не очень легко.

— Нда… ну, собственно, я заказал двуконную подводу, чтобы с утра первым же делом туда отправиться. На ней вполне хватит места двоим.

— В самом деле. — Доктор приподнял реденькие брови. — А как насчет необходимого багажа?

— Все со мной. Видите ли, я подумал…

— Ни слова больше. — Дарвин вскинул пухлую руку и откинулся на спинку кресла. — Хочу на досуге поразмыслить над тем, что мои действия так легко предсказуемы. — Он махнул на стол, где лежала нетронутая половина пирога. — А вы должны есть, а не клевать, как воробышек. Давайте, Джейкоб, без споров. Вы же знаете закон природы: ешь или будешь съеден. Мне не улыбается мысль о путешествии зимней порой в обществе человека, ослабевшего от недоедания.

Он обозрел стол и нахмурился.

— Пока вы будете подкрепляться, пойду справлюсь, как там с горячим десертом. Обещали имбирный пудинг.

Контраст был разителен. На западе до самого Лонстона царила зима. Дорога промерзла насквозь, копыта лошадей звонко стучали по твердому насту. Черные сплетения голого, облетевшего боярышника прочерчивали сходящиеся прямые столбовой дороги на белом, уходящем вдаль пейзаже Бриджтаунских холмов. Притулившиеся на ветках зяблики, скворцы и дрозды нахохлились, стали серо-коричневыми комочками перьев и даже не взлетали, когда карета проезжала мимо. Внутри, так же нахохлившись и закоченев, сидели с ног до головы закутанные пассажиры. Как ни старались они заткнуть тряпками все щелочки в двери и окнах, в экипаже было невыносимо холодно.

Однако за Лонстоном дорога резко поворачивала влево от угрюмых скальных россыпей Дартмура и бежала прямиком к югу. Через несколько миль снежный покров магическим образом стаял, и тут же, как нарочно, сквозь низкую завесу облаков проглянуло солнце. Земля под колесами кареты становилась все мягче; наконец по обочинам вовсю зацвели подснежники и первые желтые крокусы. А за живыми изгородями деловито сновали в размокших полях птицы и кролики.

— Милостью великого Гольфстрима. — Дарвин скинул широкополую шляпу, что согревала ему макушку со времени самого отъезда из Личфилда, и на протяжении нескольких миль жадно разглядывал в окно кареты меняющийся на глазах пейзаж. — Течение омывает весь западный полуостров, поэтому зима Корнуолла и Девона и близко не приближается к той суровости, что выпадает на долю наших земель в глубине страны. Еще несколько миль к югу — и ручаюсь, мы сможем полюбоваться полнокровной весной. Впрочем, даже в Личфилде нам есть за что возблагодарить Гольфстрим. Если бы не он, вся Англия была бы холоднее Исландии.

Джейкоб Поул только хмыкнул в ответ. Все эти три дня он разговаривал мало, а ел еще меньше, довольствуясь тем, что отравлял атмосферу наглухо закрытой кареты крепким табачным дымом. Полковник отрезал от лиловато-коричневых твердых плиток тонкие ломтики, растирал в ладонях, хорошенько мял и до отказа набивал в кривую пенковую трубку, золотистая внутренняя поверхность которой за долгие годы службы совсем потемнела. Прикуривал он от маленькой масляной лампы, беспрерывно горевшей специально для этой цели. Сизые спирали едкого дыма поднимались к потолку и зависали там плотным облаком. Дарвин, столь же ограниченный в движениях, как и его спутник, постоянно ворчал на тошнотворную вонь и коротал время, записывая в пухлую тетрадь для заметок обрывки стихов и прозы, но в промежутках между куплетами и инженерными идеями ел и пил за двоих, устраивая набеги на содержимое большой плетеной корзины, что стояла рядом с ним на сиденье. Драгоценный медицинский сундук, слишком громоздкий, чтобы ехать в карете, трясся, привязанный к плоской крыше.

— Благодаря тому, что на юго-западе никогда не бывает настоящей зимы, — продолжал Дарвин, — местная флора наверняка должна включать представителей растительного царства, не встречающихся на севере и востоке. Подумайте об этом. Джейкоб. Возможно, я вернусь домой с фундаментом для совершенно новой фармакопеи, основанной на применении трав, которых я никогда прежде не видел.

Поул отозвался очередным невнятным бурчанием, но наконец вынул трубку изо рта.

— Прах побери, Эразм, я не столь щедро наделен жировой прослойкой. Если вы намерены продолжать свои географически-медицинские лекции, могли бы хотя бы распространяться при закрытом окне.

— Чтобы вы и дальше душили меня дымом? Повезло вам, что с нами нет других пассажиров, менее терпеливых и самоотверженных, чем я. Кроме того, еще придет день, когда вы пожалеете, что такой тощий. — Дарвин самодовольно похлопал себя по животу. — Это не просто жировая прослойка, а ценный резерв, запасы организма на случай внезапных превратностей Природы.

Однако он как можно плотнее закрыл окно и откинулся на спинку сиденья.

— Еще пять минут, Джейкоб, и придет пора отложить трубку и прояснить мозги. Последний столб показывает, что до Сент-Остелла всего миля.

— Знаю. Как вы думаете, почему я последние полдня сижу тут и дымлю без продыху?

— Боитесь, что кузина предупредит остальных о нашем появлении? По-моему, вы собирались написать ей, чтобы она этого не делала.

— И написал. Я всецело полагаюсь на Милли. В Данвелле все будут считать нас просто гостями со стороны невесты.

— Откуда тогда столь унылый вид?

— Да из-за ее ответа. — Поул похлопал себя по груди, не пытаясь достать письмо из-под застегнутого на все пуговицы и обмотанного пледом пальто. — Слишком много благодарностей в ожидании результата. Она, похоже, думает, что мы боги — особенно вы.

— А почему бы и нет? Мы такие же боги, как и все сущее.

— Не советую разглагольствовать в этом духе при жителях Данвелл-Холла. По словам Милли, Брэндон человек крайне набожный и богобоязненный; подозреваю, что на ее вкус — так слегка даже чересчур.

— А значит, на мой и подавно.

— Не сомневаюсь. Но главная проблема в том, что Милли надеется на гораздо большее, чем в наших силах. Почитать ее письмо, так она думает, мы объявимся в Данвелл-Коув уже с готовым объяснением. А вы же сами говорили, что у вас нет даже идей насчет этого самого призрака.

Дарвин поджал губы.

— Ничего подобного я не говорил. Если вы только вспомните нашу беседу в тот первый вечер, я сказал, что у меня тысячи идей. И с тех пор меньше не стало. Пока мы не приедем в Данвелл, у меня не появится сита, дающего возможность сохранить правду и отсеять правдоподобную чепуху.

Пока они разговаривали, ритм колес зазвучал иначе. Хруст гравия сельской дороги сменился дробным перестуком по каменной мостовой.

Экипаж подъезжал к каретному двору Сент-Остелла. Колеса еще вертелись, а Дарвин уже распахнул дверь, с удивительной для своего веса легкостью соскочил на землю и остановился, сверкающими глазами оглядываясь по сторонам.

Поскольку путники приехали частным образом, а не регулярным рейсом, во дворе их встретил один лишь белобрысый мальчишка лет десяти. Примостившись на скамейке, он радовался яркому солнышку и с откровенным любопытством глазел на Дарвина.

— Плохое начало. — Поул вылез из коляски куда степеннее доктора, жестом велел кучеру сгружать поклажу и неодобрительно покосился на мальчишку. — Здесь — ничего. А я-то надеялся, мы узнаем в Сент-Остелле что-нибудь такое, благодаря чему сможем выдвинуть Милли хоть какую-то гипотезу.

— Весьма вероятно. Зарубите на носу, Джейкоб, в качестве свидетеля малолетний мальчуган куда предпочтительнее любого взрослого. У него гораздо меньше всяких предрассудков насчет того, что ему полагается видеть.

Дарвин направился к парнишке, порылся в кармане и выудил оттуда шиллинг.

— Что уго-о-одно, сэр? — протянул мальчик певучим голосом уроженца западной Англии, но при виде монетки мигом вскочил на ноги. — Хотите, чтобы я занялся вашими чемоданами?

— Нет. Просто ответь на несколько вопросов. — Дарвин присел на скамью и жестом предложил парнишке сесть рядом. — Как тебя звать?

— Джорджи, сэр.

— Слушай, Джорджи, мы хотим поехать отсюда в Данвелл-Коув. Карета скоро придет?

— Да, сэр. С минуты на минуту.

— Карета всегда одна и та же или их несколько?

— Одна, сэр. Одна и та же карета и чаще всего одни и те же лошади.

— И кучер всегда один и тот же?

— Да, сэр. Всегда — вот уж давно.

— Как его имя?

— Джек Трелани. — На открытом лице мальчугана отразилась борьба чувств. — Некоторые кличут его Вонючкой Джеком.

— Несправедливое прозвище…

— Да, сэр. Раньше от него и впрямь здорово несло, а теперь уж нет.

— Ясно. Тебе Джек нравится, верно?

— Да, сэр. — Джорджи залился алым, точно ожог, румянцем. — Он меня никогда почем зря не хлестнет, не то что иные прочие. — Мальчик опустил голову, а потом глянул на Дарвина из-под густых ресниц, каким позавидовала бы любая девушка. — У него ведь не будет неприятностей, правда?

— Пока, насколько мне известно, никаких неприятностей. Но не мог бы ты показать мне его, когда он появится? — Доктор встал, сунул монету в грязную ручонку и был вознагражден застенчивой улыбкой.

— Да, сэр, непременно покажу. Спасибо, сэр.

Поул наблюдал за этой сценой от кареты, которую уже развернули и теперь перепрягали лошадей, готовясь к обратному путешествию в Тонтон.

— Добрый шиллинг выброшен на ветер, — проворчал он, когда Дарвин вернулся к нему. — А мы ведь не провели в Сент-Остелле и пяти минут.

— Но это мой шиллинг, и тратить я его могу как хочу. — Голос доктора сделался задумчивей. — Шиллинг потрачен, а не промотан. Видите ли, Джейкоб, существует некий скрытый расчет, закон, еще не осознанный нашими философами, хотя многие финансисты инстинктивно постигают его. Знание — близкий родственник денег, а деньги сродни знанию.

Поул плюхнулся на свой сундук.

— Черт побери, Эразм, это для меня чересчур глубоко. По-вашему, деньги ведут к знаниям? И какие же знания вы купили у мальчишки на свой шиллинг?

— Пока не понял. — Дарвин пожал плечами. — Как я сказал, это расчет на неосознанном уровне, так что правила обращения с ним еще требуют доработки.

— Тогда свой шиллинг я покамест придержу. — Поул кивнул в сторону скамьи, откуда Джорджи оживленно подавал Дарвину какие-то знаки. — А вот что вы получили за свой.

К каретному двору приближался какой-то человек в черном, с чехлом от охотничьего ружья в руках. На длинном пальто спереди виднелись бурые пятна грязи, а широкополая шляпа была натянута до самых ушей, чтобы защитить единственный глаз незнакомца от яркого солнца; второй глаз закрывала темная повязка. Окладистая черная борода подчеркивала толстые губы, красные и блестящие. Густые черные брови, смуглый цвет лица придавали вероятности гипотезе, что усталые испанские моряки, остатки разгромленной Армады, два века назад высаживались на берегах Корнуолла. Кучер скользнул по Дарвину, Поулу и груде багажа одним быстрым взглядом, приветливо кивнул мальчугану и зашагал через двор.

Две минуты спустя он уже появился из-за дома на козлах двуконного кабриолета с усовершенствованным корпусом. Поводья он держал легко и небрежно, а упряжка была свежей и резвой, однако карета остановилась ровно у груды багажа.

Спрыгнув с козел, кучер улыбнулся пассажирам широкой белозубой улыбкой.

— Джек Трелани, к вашим услугам. Данвелл-Коув или Лэксворт, джентльмены? Или же Данвелл-Холл?

Голос этого человека оказался под стать всем его движениям — быстрый и четкий, без корнуоллской картавости. Карие глаза обежали путников с ног до головы. Не дожидаясь ответа, Джек Трелани наклонился, собираясь взгромоздить медицинский сундук на задок экипажа.

— Данвелл-Коув. Гостиница «Якорь».

Дарвин, в свою очередь, успел уже сделать ряд быстрых наблюдений. Джек Трелани был среднего роста и не слишком широк в плечах, однако с тяжелым сундуком управлялся без видимого усилия. Когда он поднимал поклажу, на смуглых натруженных руках проступили сухожилия, почти белые по сравнению с пожелтевшими, точно от долгого и упорного употребления табака, пальцами.

— Хорошо. — Трелани в два счета загрузил весь багаж. — Сегодня груз невелик — кроме вас, пассажиров нет. Если не возражаете, плата вперед. Благодарю вас, джентльмены.

Он спрятал деньги в карман, даже не глянув на них, и жестом пригласил пассажиров в дилижанс.

— Я думал, может, прокачусь снаружи, раз погода так разгулялась. — Дарвин шагнул к Джеку Трелани, но остановился и вопросительно поглядел на своего спутника. — Что скажете, Джейкоб?

— Только не я. Никак не согреюсь.

— Ну ладно. Тогда лучше составлю вам компанию. Дарвин распахнул дверь кареты и первым забрался внутрь.

Трелани вскочил на козлы. Едва двухколесный кабриолет тронулся с места, доктор встал на ноги.

— Черт побери, Эразм, вы что, и секунды посидеть спокойно не в состоянии? — Поул, как раз взявшийся за трубку, вынужден был прервать излюбленную церемонию, поскольку Дарвин перегнулся прямо через него, обследуя двери и окна. — Что вы делаете?

— Ищу, как сюда мог проникнуть призрак. — Пыхтя от усилия, Дарвин облазил карету сверху донизу и, опустившись на четвереньки, заглянул под сиденье.

— Ради Бога! Если вы думаете, будто призрак прячется там и выскакивает, когда никто не смотрит…

— Не думаю. — Весь перепачкавшись в пыли и паутине, доктор наконец встал и снова плюхнулся на сиденье напротив Поула. — Усовершенствованный вариант исходной кареты, двери и окна очень хорошо пригнаны. Моему другу Ричарду Эджворту понравилось бы такое необычное решение. Сделано на славу. Помолчите минутку, Джейкоб. Хочу послушать.

Джейкоб Поул и сам весь перешел в слух.

— Ничего не слышу.

— Слышите. Причем постоянно. Скрипит коляска, стучат по твердой дороге колеса. А только что всхрапнула одна из лошадей.

— Ну, это-то само собой. Выходит, слушать-то и нечего. Полковник вдруг понял, что остался без собеседника.

Снова сорвавшись с места, Дарвин открыл окно и, высунувшись, принялся вертеть головой во все стороны.

— Дорога, само собой, вдоль берега. — Массивная фигура доктора плотно закупоривала отверстие, так что голос звучал приглушенно. — Типичный Корнуолл: гранит, сланец и полевой шпат. И все же Сент-Остелл должен радоваться, ведь без продуктов распада полевого шпата здесь не было бы залежей драгоценного каолина, фарфоровой глины. Утесник, ракитник. Чибисы, крачки и множество чаек. В сорока футах от дороги утес, дальше — отвесный обрыв. Замечательно. А с той стороны у нас что? Он в два шага оказался у другого окна.

— Сэр, с вами все в порядке?

Донесшийся с передка голос Джека Трелани показывал, что от кучера не укрылась бурная деятельность внутри кареты.

— В полнейшем. Наслаждаюсь пейзажем и погодой. — Дарвин еще с полминуты глядел в окно, а потом закрыл его и сел. — Справа — подъем, мы сейчас едем по краю болотца. Разумеется, опять сплошной гранит. И ни следа людей. Сдается мне, земля тут не слишком плодородна.

— Поверю вам на слово, — фыркнул Поул, продолжая набивать трубку. — Собираетесь завести ферму или разбить цветущий сад?.. Очень хотелось бы знать, что вы намерены сказать Милли с Кэтлин. Они, как и я, не слишком интересуются полным перечнем местных грязей и скал, а корнуоллским бестиарием — и того меньше.

— Ну, во-первых, я и не предполагаю ничего рассказывать. Это было бы преждевременно. Вначале я намерен задать несколько вопросов. Что же до изучения естественных условий и обстановки… Мы хотим найти объяснения необычным событиям. А любое событие, сколь бы странным ни являлось само по себе, происходит в природном окружении, кое, в силу тех или иных физических особенностей, непременно накладывает некие ограничения. Засим мы прежде всего должны установить эти пределы возможного.

— Ну ладно. А дальше-то что?

— Далее мы встретимся с призраком и, говоря словами Шекспира, «воздушному „ничто“ дадим и обиталище, и имя». [24]

Голос Дарвина звучал бодро и уверенно, но полковник лишь покачал головой. Остаток пути прошел в молчании. Один из путников курил, другой погрузился в глубокую задумчивость и пребывал в ней, пока экипаж не замедлил ход.

Джек Трелани резко постучал по стенке кареты.

— Данвелл-Коув. Как быть с багажом, сэр?

— Занесите в гостиницу.

— Слушаюсь, сэр.

Не прошло и минуты, как Трелани перенес все чемоданы и медицинский сундук в дом.

— Буду завтра, часов в восемь утра. — Не дожидаясь ответа, он вскочил на козлы и укатил себе дальше.

— Парень времени зря не тратит, — проворчал Поул.

Однако больше никак прокомментировать столь быстрый отъезд Трелани они не успели: дверь гостиницы вновь распахнулась, и оттуда стрелой вылетела какая-то женщина.

— Кузен! — Бросившись к полковнику, она сердечно обняла его, а потом повернулась к спутнику Поула. — А вот и великий доктор Дарвин. Вы совершенно такой, каким я представляла вас по описаниям Джейкоба, только гораздо симпатичнее!

— А вы, мадам, несравненно прекрасней, чем представлял я. — Дарвин галантно протянул ей руку, исподлобья метнув убийственный взгляд на Поула. — Нечасто доводится встретить столь белоснежную кожу и столь очаровательную улыбку. Честное слово, если бы не цвет волос, я бы принял вас за вашу дочь Кэтлин.

— Ах, право, сэр! — Милли Мередит оказалась пухленькой низкой блондиночкой. В ответ на комплимент доктора она рассмеялась, демонстрируя премилые ямочки на щеках. — Хотя нам с Кэтлин сейчас не до смеха. Если пройдете в дом, я покажу вам кое-что новое.

Она первой вошла в гостиницу. Там было довольно сумрачно, поскольку в маленькие застекленные окошки проникало крайне немного света, а рачительный хозяин не зажигал лампы, пока не становилось совсем уж темно. Однако стол уже ждал гостей, а по кивку Милли дюжая служанка в расшитой цветами юбке немедля ринулась на кухню.

Кузина Поула села возле окна и указала своим спутникам на длинную скамью напротив.

— Наверху вам уже подготовлена комната, но я подумала, что после столь долгого путешествия вы не откажетесь подкрепиться. Надеюсь, тряска не отбила вам аппетит.

— Ничуть! — Дарвин уселся напротив Милли. — Я умираю от голода и с живейшим нетерпением предвкушаю ужин.

— Боюсь, он будет куда менее изыскан, нежели вы привыкли. Всего лишь корнуолльские пироги с мясом, картошка, лук-порей, пастернак, маринованный лучок и цветная капуста.

— Великолепно. Не стану допытываться, что за мясо пошло в начинку. Знаете, мадам, старую корнуолльскую пословицу: «Дьявол в Корнуолл не захаживает, боится в пирог попасть»?

Милли Мередит засмеялась, но Дарвин уловил в этом смехе тревогу.

— Возможно, мэм, стоит перед ужином разобраться с более серьезными вещами, — продолжил он. — Вы, кажется, упомянули, что произошло нечто новое?

Прежде чем ответить, Милли оглянулась.

— Да, новое и очень тревожное. — Она вытащила из-за корсажа сложенный желтый листок бумаги и протянула его Дарвину. — Два дня назад я обнаружила в сумочке с шитьем вот это.

Поул немедленно нагнулся, заглядывая другу через плечо. Доктор развернул листок и прочитал вслух:

— «Кэтлин ни за что на свете не должна выйти замуж за Брэндона Данвелла. Если здоровье и счастье Вашей дочери дороги Вам, позаботьтесь, чтобы свадьба не состоялась». И все? Ни других записок, ни конверта?

— Только это.

— А Кэтлин?

— Ничего не знает. Она возвращается завтра утром. — Милли испустила тяжелый вздох, губы у нее задрожали. — Я так мучилась, раздумывая, стоит ли ей рассказывать…

— Нет, если только не возникнет прямой необходимости. Мне кажется, обременять девушку всем этим сейчас еще преждевременно. Собственно говоря, если будет возможно вообще никоим образом не вовлекать Кэтлин, я и не стану. — Дарвин снова поглядел на записку, и на лице его отразилось недоумение. — Прежде я придерживался одного хода мыслей, но теперь, видимо, надо придумывать новую версию. Можно мне оставить письмо у себя?

— Конечно. Доктор Дарвин, что же мне делать? Свадьба через пять дней, гости уже съезжаются, приготовления в разгаре. Брэндон приходит сегодня обсудить со мной кое-какие детали.

— Когда вы его ждете?

— Скоро. — Миссис Мередит бросила взгляд на окно. — До темноты. Он терпеть не может ночь. Нельзя ли нам еще немного поговорить до его прихода? Доктор Дарвин, я в отчаянной тревоге. Джейкоб уверяет, что во всей Европе не сыщешь никого просвещенней и мудрее вас. Скажите же, что мне делать, — и я обещаю свято следовать вашим советам.

— Не уверен, что готов предлагать хоть что-то сейчас, пока не успел как следует обдумать новый поворот событий. Однако позвольте мне пока придерживаться первоначального плана. Давайте обсудим призрак. Понимаю, лично вам во время поездок в Сент-Остелл он не являлся, тем не менее мне бы хотелось, чтобы вы как следует постарались и припомнили обстоятельства, при которых произошли ограбления. Что вы можете рассказать мне о каждом из них помимо того, что уже написали Джейкобу в письме?

— Попробую. — Милли ненадолго умолкла, нахмурив гладкий лоб. — Пятнадцатого января, первый раз. Дилижанс выехал из Сент-Остелла около пяти, а в Данвелл-Холл добрался без чего-то семь. Вечер был холодным и ясным, и мы все ждали, не пойдет ли снег. Зато во второй и третий раз все было совсем по-другому. Двадцать третьего января у нас тут лил, как из ведра, карета приехала еще засветло, и весь багаж промок насквозь. Пассажиры тоже жаловались на сырость — хотя больше, разумеется, переживали из-за утраты драгоценностей. А двадцать восьмого, в последнее явление призрака, все тонуло в отвратительном ледяном тумане, так что и день от ночи с трудом-то отличишь. Дилижанс снова прибыл в Данвелл-Холл не очень поздно — и пассажиры снова оказались ограблены.

— Вот уж и впрямь странно. Не знаете, они что-нибудь ели в дороге? Или, быть может, перед отъездом из Сент-Остелла?

— Во всяком случае, последняя партия — точно нет. Они приехали в самом что ни на есть хорошем настроении, но заявили, что так изголодались, что их даже подташнивает.

— В самом деле? — Дарвин приподнял брови и покачал головой. — Ни еды, ни питья. Тогда мне надо обдумать все заново и выдвинуть какую-нибудь другую версию. Больше никакие обстоятельства не кажутся вам достойными упоминания?

— Да нет, пожалуй. Понимаете, ведь сама-то я тогда никуда не ездила, поэтому все было поведано мне не primus, a secundus. [25] Но все сходились на том, что дилижанс не останавливался и никто в него не заходил. Простите, больше ничего рассказать не могу.

— Простить? За что? Если бы все мои пациенты описывали свои симптомы с такой же лаконичностью и ясностью, работа врача стала бы куда как легче.

Наконец начали подавать на стол, и Дарвин временно прекратил расспросы. Джейкоб Поул с Милли Мередит болтали про всякие семейные дела, а доктор ел за обе щеки, невидящим взором уставившись в никуда, лишь время от времени поглядывая на лежащее рядом с тарелкой письмо.

— Здоровье и счастье, — пробормотал он немного погодя. — Ничего не пили и не ели. Счастье и здоровье. Вот странно. Миссис Мередит, мне бы очень хотелось поглядеть на Брэндона Данвелла, хоть несколько секундочек. Вы не могли бы представить меня как вашего друга?

— Доктор Дарвин, Джейкоб мне столько о вас рассказывал, что я уже считаю вас своим другом.

— Тогда зовите меня Эразмом, а не доктором Дарвином. И начинайте прямо сейчас, чтобы к приходу Брэндона это получалось у вас естественно.

— Хорошо, Эразм. — Милли перевела взгляд на Джейкоба Поула и слегка порозовела. — Есть еще одна проблема. Вы не внесены в список свадебных гостей. Брэндон легче отнесется к вашему присутствию здесь, если решит, будто вас привели какие-то иные причины. Ну, например, будто мы с вами…

— Ни слова больше. Ему будет дано понять, что я интересуюсь вами, как на моем месте интересовался бы всякий здравомыслящий мужчина.

— А вы зовите меня Милли.

— Мысленно я уже именно так вас и называю. — Дарвин галантно поклонился, насколько позволяли ему стол и полное отсутствие талии. — Милли, если это не помешает вам есть, я бы хотел задать пару-другую вопросов по поводу нашего друга Брэндона. Похоже, ваш будущий зять придерживается весьма любопытного распорядка дня. А вы, случаем, не знаете, отчего он так не любит темноты?

— Понятия не имею. Только так было не всегда. Нынешний Брэндон трезв, тих и серьезен. Но судя по тому, что я слышала, несколько лет назад дело обстояло иначе. Он много пил, играл в карты и предавался прочим беспутствам в любое время дня или ночи.

— А вы уверены, что он действительно сменил образ жизни?

— Совершенно уверена. Я бы не стала и упоминать о прошлом, когда бы его тогдашнее поведение не являло такого разительного контраста с нынешним.

— И поступили абсолютно правильно. Не могу не похвалить вас. Редчайшая понятливость, Милли, состоит в том, чтобы ответить не на тот вопрос, что задан, а на тот, что лишь подразумевается. — Дарвин, склонив голову набок, прислушался к звукам снаружи. — Уж не лошадь ли?

— Должно быть, Брэндон. Узнаю перезвон бубенцов. — Милли огляделась вокруг. — Доктор… Эразм… надеюсь, я не предаю ваших интересов. Обман мне в новинку.

Потянувшись через стол, Дарвин накрыл ее руку ладонью.

— Это все равно что грешить, Милли. Сноровка приходит с опытом.

Он нарочно задержал ее руку в своей, пока дверь не распахнулась и на пороге не появился новоприбывший. По пятам за ним трусил бассет. Обнюхав все еще стоявший у входа багаж Дарвина, пес приветливо завилял хвостом.

— Сидеть, Гарвей.

Незнакомец подождал, пока бассет плюхнется на пузо, а потом с почти судорожной энергией ворвался в комнату, стуча каблуками так, точно специально норовил топать погромче. Милли Мередит столь же судорожно вскочила навстречу.

— Брэндон, это мой друг Эразм Дарвин. — Румянец на ее щеках равно мог объясняться и смущением, и сознанием обмана. — Он останется здесь на несколько дней.

Однако Брэндон Данвелл не проявил к доктору практически никакого любопытства. Приветливо кивнул, подслеповато щуря светлые усталые глаза, и тотчас же отошел к окну, где наклонился к Милли, вцепившись в край стола.

— Кэтлин еще не вернулась?

— Приезжает завтра утром.

— Отлично. Ради нее же самой я хотел обсудить некоторые финансовые аспекты брачного соглашения наедине с вами.

Он замолчал и многозначительно уставился на Дарвина и Поула. Доктор ободряюще кивнул Милли Мередит.

— С вашего позволения, Милли, мы с Джейкобом поднимемся к себе. После такого долгого путешествия нам требуется отдых.

Он первым направился вверх по витой деревянной лестнице. Им с полковником отвели комнату под самой крышей. Там стояли две кровати, разделенные комодом, а на нем — громадная миска и кувшин с водой. Дарвин отпил прямо из горлышка и тяжело опустился на кровать. Вытащив желтый листок, он снова уставился на записку.

— Вот чума, Эразм. — Джейкоб Поул уже стоял у окна. — Простите. Я вытаскиваю вас сюда за одной загадкой, а не успели вы и в дверь войти — Милли палит по вам новой.

— Вы об этом? — Дарвин показал письмо. — Оно-то как раз поможет, а не помешает. Подоплека у всех этих событий явно одна и та же, а чем больше звеньев в цепи странных событий, тем меньше разных возможностей.

— Вы хотите сказать, что уже все знаете?

Дарвин лишь фыркнул и надул щеки. Он молчал столь долго, что Поул не выдержал:

— Ладно, если вы так и собираетесь сидеть здесь в ступоре, я лучше распоряжусь, чтобы принесли наши вещи.

Отсутствовал он минут пять, а вернулся вместе с двумя слугами, которые тащили багаж. Следом шла Милли Мередит.

— Он уже ушел. Спускайтесь, если хотите. Дарвин покачал головой.

— Я не обманывал Брэндона Данвелла, когда говорил, что нуждаюсь в отдыхе. Кроме того, мне нужно подумать. Только разрешите предварительно задать вам еще несколько вопросов. Прошу вас, будьте ко мне снисходительны. Иные из них могут показаться вам занудными и бессмысленными, а иные — очень личными.

— Личными? — Хотя Милли зарделась, взгляд ее не дрогнул. — Спрашивайте что угодно.

— Тогда не стану церемониться. Вам нравится Брэндон Данвелл?

Милли с несчастным видом покосилась на Джейкоба Поула, который сурово качнул головой.

— Правду, Милли. Без околичностей. Вы можете доверять Эразму, как мне самому.

Бедняжка душераздирающе вздохнула.

— Знаю. Доктор Дарвин… Эразм… он мне не нравится. Совсем не нравится. Но еще больше я осуждаю себя за то, что не могу его полюбить. Он так добр с Кэтлин и, безусловно, крайне к ней привязан. Возможно, даже чересчур, на грани одержимости.

— А она?

— Это гораздо более сложный вопрос. Она ничего не говорит. Порой мне думается, уж не решила ли она выйти замуж только затем, чтоб порадовать меня.

— Насколько я понимаю, Брэндон очень богат. А как обстоят дела с вами?

— Вы заставляете меня краснеть. Я из хорошей семьи, но мы с Кэтлин бедны. Как вы, должно быть, уже поняли, Брэндон берет на себя практически все расходы на свадьбу, хотя по традиции эти траты ложатся на семью невесты. Видите, по всем разумным стандартам, Кэтлин делает просто великолепную партию.

— Теперь я вынужден перейти к материям еще более деликатным.

— Не представляю, что может быть еще деликатнее. Но все же отвечу — если только смогу.

Дарвин повернулся к Поулу.

— Хочу предостеречь вас, Джейкоб, прежде чем вы придете в ярость. Мой вопрос жизненно важен. Милли, возможно ли, что Кэтлин с Брэндоном Данвеллом в определенном смысле опередили брачные обеты?

Полковник крякнул, а Милли Мередит отчаянно покраснела.

— Я понимаю. — Она не отрывала глаз от дощатого пола. — Даже мать не всегда… Если Кэтлин не лжет мне и если все мои инстинкты не ошибаются — нет, они с Брэндоном ничего такого не делали.

— А с кем-нибудь еще? Кэтлин virgo intacta? [26]

Полагаю, что да.

— Благодарю вас. — Дарвин удовлетворенно кивнул. — Кэтлин повезло, что у нее такая мать, как вы. Позвольте же теперь передвинуться на более твердую почву. За то время, что вы знакомы с Брэндоном Данвеллом, ему доводилось отлучаться куда-либо на более-менее долгий срок?

— Примерно год назад он уезжал из Данвелл-Холла на несколько недель.

— Вы знаете, куда он ездил?

— Насколько я поняла, в Лондон.

— Великий центр всего на свете — в том числе и недугов. Да, это как нельзя лучше вписывается в картину, хотя и ничего не доказывает. К тому времени, конечно, его брат Ричард был арестован?

— Арестован за убийство Уолтера Фоулера, осужден и вот уже больше года как мертв.

— А Ричарда вы тоже знали?

— Очень хорошо. — Милли как подкошенная осела на одну из кроватей.

— И он вам нравился?

Она пристально поглядела на Дарвина.

— Я никогда прежде никому этого не говорила и прошу вас никому не повторять моих слов — особенно Кэтлин. Но до тех пор, как я не узнала, что Ричард убийца, он нравился мне несравненно больше Брэндона. Хотя слуги в Данвелл-Холле и считали его человеком со странностями.

— Если можно, уточните, что именно за странности.

— Говорили, что, невзирая на богатство семьи, он не интересовался имением и делами. Выучился на врача, однако практиковать не стал и по многу часов проводил в полном одиночестве за очень странными занятиями. Друзья к нему ездили тоже весьма эксцентричные, многие с Континента. Слуги свято верили, что все эти гости вместе с самим Ричардом предаются черной магии.

— Полагаю, вы подобное мнение не разделяете?

— Нет. Вот брат Ричарда Брэндон и в самом деле верит в предзнаменования, демонов и волшебные явления. А Ричард был скептиком. Хотя вместе с тем человеком опрометчивым и непрактичным. Казалось даже, что, за исключением его старых друзей, он гораздо больше любит животных, чем людей.

— И все-таки он ухаживал за вашей дочерью и завоевал ее сердце?

Милли печально улыбнулась.

— Скорее она за ним ухаживала. Помнится, они впервые встретились на Бодминской ярмарке — в тот вечер Кэтлин ни о чем другом не говорила. Сказала, мол, заглянула в глаза Ричарду и увидела его душу. Его арест, а потом и гибель всего три месяца спустя разбили ей сердце.

— Подлинная трагедия. Для кого угодно, — негромко произнес Дарвин и положил руку на плечо Милли Мередит. — Еще один только вопрос, если позволите, и я умолкаю. Видно, как волнуют вас эти воспоминания.

— Не стану отрицать. Но вы приехали, чтобы помочь мне, и я должна выполнить свою часть. Спрашивайте.

— Ричард Данвелл убил человека, Уолтера Фоулера. Это идет вразрез всему тому, что вы о нем рассказали.

— Некоторые вещи доводили его до бешенства, почти до безумия. Судя по всему, тот человек избивал хромую собаку. Ее потом нашли издыхающей, а ее хозяина, Уолтера Фоулера, мертвым.

— Но ведь если бы Данвелл объяснил последовательность событий…

— Он пытался все скрыть. Тело Фоулера оттащили прочь и спрятали в кустах утесника. Рядом был зарыт окровавленный нож Ричарда с его монограммой. — Милли сглотнула. — Кроме того, слуга нашел в комнате Ричарда одежду в пятнах крови. Эразм, нельзя ли…

— Понимаю. Вы и так оказали бесценную помощь. Мы больше не будем говорить об этом. — Дарвин опустился на кровать, его круглое лицо стало задумчивым, глаза глядели куда-то вдаль. — Вы дали мне вдоволь пищи для размышлений. Если не возражаете, теперь я попробую повертеть факты в голове так и этак. И будем ждать, что принесет нам завтра. Но прежде чем вы удалитесь, мне бы очень хотелось получить еще кое-что: общий план Данвелл-Холла.

— Изнутри?

— И изнутри тоже, если можно. Но, что куда важнее, мне надо знать, где расположены псарни.

Утро выдалось свежим, дул порывистый и сырой западный ветер. Едва рассвело, Дарвин уже стоял у окна, полностью одетый. За спиной у него, кашляя и отплевываясь, сидел на кровати полковник Поул.

— Прах побери, Эразм, будить человека посреди ночи, когда у него в жилах не кровь, а водица, а кишки и вовсе…

— Горячий чай на комоде. Я позволил вам спать до последней минуты.

— Ну да. И разбудили, когда я смотрел лучший сон за год: я в мундире, Мидлтаун в огне…

— Джейкоб, мне нужна ваша помощь. И срочно. Пони уже запряжен, двуколка ждет. Через пять минут надо пускаться в путь.

Поул мгновенно выскочил из постели. Ночная рубашка хлопала вокруг тощих ляжек.

— Дьявол, где моя одежда? Охотитесь на призрак? Хотите, чтобы я ехал с вами?

— Не в первую поездку. Она продлится недолго, примерно с полчаса. Но когда я вернусь, буду крайне признателен, если вы составите мне компанию.

— Я буду готов. Ваш завтрак тоже.

Однако к тому моменту, как перед гостиницей «Якорь» снова зацокали копыта пони, прошел почти час. Джейкоб Поул, стоявший у двери в наглухо застегнутом пальто и с обмотанной шарфом головой, недоуменно уставился на докторового спутника.

— Иисусе! Это же как там его?..

— Гарвей.

— Вы украли у Данвелла собаку!

— Одолжил. Залезайте, Джейкоб.

— Погодите минуточку. Корзинка с едой. Стоит внутри, чтоб не стыло. — Поул заторопился в гостиницу и, появившись вновь через несколько секунд, уселся в двуколку рядом с бассетом, который обнюхал увесистую плетеную корзину и завилял хвостом. — Убери нос! Эразм, у вас появился соперник.

— Ему тоже причитается законная доля. Если я прав, песику предстоит задача не меньшая, чем нам.

— Что ж, он-то, может, и знает, что вы затеваете, а я — так нет. Полноте, старина. Будь я проклят, если соглашусь блуждать в потемках, когда даже псу все известно.

— Если бы вы хоть минуту помолчали, Джейкоб, вам все стало бы ясно. — Джейкоб тряхнул поводьями, и двуколка двинулась с места. — Слушайте же…

Поездка от Данвелл-Коув до Сент-Остелла заняла меньше сорока пяти минут. По истечении этого времени корзинка с провизией почти опустела, бассет грыз сочную косточку от окорока, а Джейкоб Поул с сомнением покачивал головой.

— Не знаю, не знаю. Вы сложили два и два и получили двадцать.

— Нет. Я вычел два из двух и получил ноль. Иных возможных объяснений тому, что мы знаем и слышали, просто не существует.

— А если вы ошибаетесь?

— Придется снова пошевелить мозгами. По крайней мере от этого эксперимента никакого вреда не будет.

Они приближались к каретному двору. Там было еще тише, чем даже вчера днем.

— Никого.

— Терпение, Джейкоб. Джек Трелани очень скоро будет здесь, если только собирается сдержать слово и поспеть в Данвелл-Коув к восьми. Оставайтесь сидеть, а когда он появится, подзовите его.

Дарвин ухватил пса за кожаный ошейник и слез, встав за коляской, чтобы их не было видно с дороги. В тишине слышалось лишь пыхтение бассета.

— Идет, — проворчал Поул минут через пять. А затем повысил голос: — Мистер Трелани! Вы сегодня едете в Данвелл-Коув?

— Да, сэр. Хотите поехать?

Дарвин не двигался, пока тяжелые башмаки не застучали по мостовой совсем рядом с коляской. Тогда он выпустил пса и шагнул из-за двуколки.

Бассет не терял времени. Стрелой метнувшись к Трелани, пес принялся восторженно прыгать вокруг, норовя ткнуться мордой в лицо и бешено виляя хвостом. После первой тщетной попытки отпихнуть пса незадачливый кучер сдался и терпеливо сносил эти неуклюжие ласки.

— Видите, мистер Трелани, — негромко произнес Дарвин, — человек может покрасить лицо в более темный цвет. Может скрыть глаза под черной повязкой и накладными бровями. Может сделать губы толще и краснее при помощи кошенили или еще какого-то красителя. Может даже изменить голос и осанку. Однако изменить свой запах так же трудно, как заставить собаку отзываться на новую кличку.

Трелани словно врос в землю. Взгляд его единственного здорового глаза несколько долгих секунд был обращен на Дарвина, а потом переметнулся на дорогу.

— Бегите, если хотите. — Доктор показал на Поула. — Ни я, ни мой спутник не в состоянии поймать вас. Но неужели вы хотите всю жизнь так и провести в бегах?

— Я не могу бежать. Не могу, пока Кэтлин Мередит собирается выйти замуж за Брэндона Данвелла. — Смуглое лицо исказилось от муки. — Тут дело не в ревности, сэр, и не в зависти. А в том, что… нет, не могу.

— Из лояльности к Брэндону? Вам и не обязательно ничего говорить, я сообщу вам свое независимое мнение statim. [27] Я понял, что с ним, едва он вошел в «Якорь».

— Вы все знаете!

— Манера опускать ноги с топотом, как будто он их не чувствует. Потеря равновесия в темноте, заставляющая затворяться в своих покоях и выходить на улицу только при свете дня. Необходимость вцепляться во что попало, чтобы стоять ровно. Очевидные симптомы tabes dorsalis. [28] Ваш брат дорого заплатил за беспутства юных лет. Он страдает от сифилиса, причем в запущенной стадии locomotor ataxia. [29]

— А Кэтлин…

— Здорова. Он не должен жениться ни на ней, ни на какой другой женщине. И я непременно позабочусь об этом.

Собеседник доктора вздохнул, мускулы у него на лице чуть расслабились.

— Это единственное, что меня волнует. Во всем остальном отдаюсь в ваши руки. Много ли вы знаете?

— Знаю-то мало, но многое подозреваю, а предположить хочу и того больше. Например, вчера вечером я догадался, что бассет раньше принадлежал вам. Кто, кроме студента-медика вроде вас, назовет пса Гарвеем в честь бессмертного Уильяма Гарвея [30], открывшего кровообращение? Ваш брат мог забрать себе вашу собаку, но не мог сменить ей имя. И кто, кроме студента-медика, мог бы без особого труда раздобыть чужое тело, когда ему срочно требовался труп, чтобы беглеца перестали искать? Еще прежде я удивлялся одной несообразности. Мне сказали, что в округе вы известны под прозвищем Вонючка Джек. Однако я нарочно придвинулся к вам почти вплотную, но никакого запаха не почувствовал.

— Когда приходилось бывать в Данвелл-Холле, я старался перебить свой природный запах, чтобы Гарвей меня не учуял. И мне это удалось, хотя, кажется, ценой некоторого ущерба для своей репутации. — Трелани сдвинул повязку на лоб. Его карие глаза смотрели смиренно и ясно. — Хорошо. Признаюсь. Я Ричард Данвелл. Вы, по всей видимости, проницательный врач, но не судья. Вы собираетесь арестовать меня? А если нет — то что?

— У меня имеется некий план. Краска у вас на лице очень стойкая?

— Ее можно смыть скипидаром. Вот с наклеенными бровями будет потруднее.

— Ничего, ножницы справятся. Нам троим нужно кое-что очень серьезно обсудить — только зайдемте внутрь. Не хочу, чтобы нас заметили.

Прежде чем жениться на девушке, погляди на ее мать.

Однако на Кэтлин и Милли Мередит сия народная мудрость пасовала. Стоя перед гостиницей «Якорь» в бледном свете холодного хмурого полудня, мать с дочерью поражали контрастом: Милли, вся в ямочках, светловолосая, низенькая, цветущая и пышная, как молочница, — и Кэтлин, высокая и величавая, точно галеон при всех парусах на легком бризе, по-цыгански смуглая, с четкими скулами и со сверкающими черными глазами.

И все же, думал Дарвин, восхищаясь обеими женщинами из своего укрытия, быть может, старинное правило не так и ошибается. Влюбиться в любую из них было проще простого. Даже слепой — и тот заметил бы, с каким восхищением Брэндон Данвелл подсаживал Кэтлин в карету, прежде чем забраться туда самому. Жених с невестой уселись бок о бок, Кэтлин помахала рукой матери, и Милли вернулась в гостиницу. Девушка закрыла окно, и кабриолет, на козлах которого примостился Джейкоб Поул, неспешно покатил в сторону Сент-Остелла.

Через минуту Дарвин уже карабкался в конюшне на лошадь. В седле дородный доктор выглядел не слишком уверенно. Когда кабриолет скрылся из виду, из глубины конюшни, ведя в поводу коня, выбежал второй человек.

Худое лицо его носило неестественно бледный оттенок, характерный для тех, кто только что сбрил окладистую бороду. Карие глаза под стриженными бровями глядели озабоченно и тревожно.

Преображенный Ричард Данвелл в мгновение ока вскочил в седло.

— Надо спешить!

Дарвин не ослабил хватки на узде своей лошадки.

— Напротив, как раз спешить-то мы не должны.

— Но полковник Поул…

— Прекрасно знает, что делать. На него можно всецело положиться. Мы последуем за ними — с осторожностью. Если Кэтлин или ваш брат заметят нас, все пропало.

Он пустил лошадь по пустынной дороге, которая вела к Сент-Остеллу.

— Кэтлин еще ничего не знает?

Ричард Данвелл нагнал доктора и ехал с ним рядом.

— Не знает. Мне очень хотелось довериться ей и Милли, но я боялся, что они не сумеют притворяться. Терпение, мой друг. Сыграйте вашу роль как следует — и очень скоро необходимость притворяться отпадет сама собой.

— Дай-то Боже.

Лицо Ричарда было мрачно и сосредоточено. Всякий раз, как всадники выезжали за поворот или поднимались на холм, он нетерпеливо впивался взглядом в дорогу впереди. Наконец молодой человек негромко вскрикнул и пустил коня в галоп. Примерно в четверти мили от них стоял кабриолет. Джейкоб Поул слез с козел и дожидался друзей возле кареты.

Дарвин следовал за более пылким спутником неспешной трусцой. К тому моменту, как он добрался до экипажа, дверцы были уже открыты и Ричард Данвелл с бесконечной нежностью вынимал оттуда бесчувственную Кэтлин. Упав на колени, он держал девушку в объятиях, голодными глазами глядя на ее застывшее лицо.

— Не сейчас, дружище. — Дарвин сполз с седла. — У вас есть другие обязанности. Исполните их — и сможете всю жизнь любоваться этими чертами. Только спешите!

Ричард Данвелл кивнул и бережно положил Кэтлин на траву. Доктор поддерживал голову девушки.

— Вы ведь объясните?

— Как только она проснется. — Дарвин передал ему какую-то склянку. — Морская вода с примесью полыни и асафетиды. Отвратительно, но необходимо. А теперь ступайте. Джейкоб ждет. У вас мало времени.

Молодой человек кивнул и направился к экипажу, но Дарвин уже не смотрел на него — все внимание доктора было сосредоточено на Кэтлин. Скоро он заметил, что дыхание ее чуть изменилось.

И как раз вовремя! Вдали еще слышался скрип колес, когда ресницы спящей красавицы задрожали. Доктор поднес к ее лицу флакон с нюхательной солью и наклонился поближе. Веки девушки чуть приоткрылись.

— Не бойтесь, Кэтлин. — Доктор говорил медленно и отчетливо. — Я друг вашей матери и вашего дяди Джейкоба Поула. Никакой опасности.

Блестящие черные глаза обратились на него, силясь сфокусироваться на круглом дружелюбном лице.

— Кто вы?

Слова звучали слабым шепотом.

— Эразм Дарвин. Я врач.

— Брэндон…

— Его здесь нет.

— Но ведь всего секунду назад он держал меня за руку — в коляске. — Кэтлин приподняла голову, обшаривая взглядом дорогу вдоль моря и пустынные утесы. — А теперь…

— Знаю. — Дарвин помог ей подняться на ноги и убедился, что она может стоять. — Все хорошо. Мне нужно многое рассказать вам, и уверен, вы обрадуетесь вестям. Но сперва, как только у вас чуть прояснится в голове, надо завершить еще одно не слишком приятное дело. Когда вы будете готовы, мы с вами немного проедемся верхом. Лошади ждут.

Даже в полдень воздух был свеж, а резкий ветер с моря лишь нагонял холода. Брэндон Данвелл накрепко закрыл окна, но все равно ощущал озноб. Он взял руку Кэтлин, зевнул — и вдруг передернулся. Рука, что он сжимал, казалась влажной и склизкой.

Брэндон повернулся к невесте, но в ужасе отшатнулся. Кэтлин исчезла. Он держал руку мужчины!.. Бледного незнакомца, мокрые волосы которого свисали со лба, а темная, сочащаяся влагой одежда липла к телу, как саван.

Незнакомец улыбнулся мертвенной улыбкой, обнажив почернелые зубы.

— Приветствую тебя, братец.

— Ричард!

Брэндон со сдавленным воплем выпустил ледяную руку и отшатнулся к стенке кареты.

— Воистину Ричард. Осужденный убийца. Даже в могиле мне нет покоя. — Призрак придвинулся ближе. — Ни мне, ни тебе не знать покоя, брат, — если ты не сознаешься.

— Нет! Я ничего не делал! Не трогай меня!

Белесая рука с острыми, хищными пальцами тянулась к его лицу, от нее исходил запах сырости и тления. Брэндона затошнило.

— Ничего? — Рука застыла в нескольких дюймах от щеки Брэндона. С отвисшего рукава стекала вода. — Убийство Уолтера Фоулера ты называешь «ничем»? Я принес тебе от него привет… и проклятие.

— Это не я! — Дыхание вырывалось из груди Брэндона резкими, судорожными всхлипами. — То есть так получилось, но я не виноват. Спроси Фоулера. Это был несчастный случай — ссора. Я не хотел, чтобы он умирал, — Голос его сорвался на крик. — Пожалуйста, ради Бога, не трогай меня!

— Одно объятие, Брэндон. Неужели ты откажешь в одном-единственном объятии любящему брату, с которым так долго был в разлуке? Там, где обитаю я ныне, не до поцелуев. — Мокрая фигура придвинулась ближе. — Давай же, один поцелуй на память. Даже если ты не хочешь признаться, ты все равно остаешься моим маленьким братиком, которого я всегда любил и защищал.

Ричард Данвелл поднял руки, раскрывая объятия. Брэндон испустил пронзительный вопль и рванулся в сторону. Открыв дверь экипажа, он на всем ходу полетел вниз головой на дорогу. Но, по всей видимости, не расшибся, поскольку через миг уже вскочил и, пошатываясь, ничего не видя перед собой, побежал к отвесным прибрежным скалам.

Ричард Данвелл подождал, пока карета остановится. Шагами почти столь же нетвердыми, как у его брата, он подошел к сидевшему на козлах Джейкобу Поулу.

— Вы слышали?

— Каждое слово, — угрюмо отозвался полковник. — Признание частичное, однако и такого более чем достаточно.

— Он говорит, это несчастный случай.

В тоне Ричарда звучало отчаянное желание поверить, ко Поул покачал головой.

— Подумайте о том, что произошло после. Ваш нож со следами крови. Окровавленная одежда в вашей комнате в Данвелл-Холле. Все это свидетельствует об умысле, а не о несчастном случае. А потом — молчание. Даже когда его родной брат стоял у подножия виселицы!

Ричард вздрогнул, но причиной тому был не только холодный ветер, пронизывающий мокрую одежду насквозь.

— Вы заставляете меня признать то, что я бы предпочел отрицать. И все равно он мой брат. Я не хочу видеть его в петле. Что теперь?

Поул кивнул на двух приближающихся лошадей.

— Не могу сказать. Зато у доктора Дарвина всегда есть наготове план — или добрая дюжина.

Впрочем, с планами пришлось несколько минут подождать. Ричард Данвелл помог Кэтлин слезть с седла, и влюбленные в нерешительности застыли на жалящем ветру напротив друг друга. Ни один не мог вымолвить ни слова. Наконец Кэтлин с отвращением сморщила носик.

— Ах да, мне следовало вас предупредить, — промолвил Дарвин. Ему по крайней мере хватало жизнерадостности на всех.Эта вонь не просто так, а специально — и временно.

Чары распались. Кэтлин покачала головой и улыбнулась.

— Пусть он и пахнет, как могила, мне все равно. — И добавила, понизив голос и предназначая свои слова одному только Ричарду: — Лишь бы ты сам в ней не лежал.

— А до этого, я уверен, еще очень долго. Дарвин шагнул вперед, отстраняя их друг от друга.

— Но как? — Кэтлин перевела взгляд с Ричарда на карету. — Про убийство и признание я понимаю, но воровство…

— Терпение, мисс Кэтлин. Еще хватит времени на ответы — чуть позже. — Доктор взглянул в лицо Ричарду. — Надо бы идти за ним следом, и поскорее. Вы или я?

— Наверное, идти следует мне. — Молодой человек обвел взором пустынные скалы, среди которых скрылся его брат. — Только сперва я должен узнать одну вещь. Неужели Брэндоном руководила примитивная алчность, желание завладеть фамильным поместьем?

— Нет. — Дарвин взял Ричарда Данвелла за руку. — И сам факт, что вы спрашиваете об этом, говорит мне, что пойти вслед за Брэндоном должен кто-нибудь другой — чтобы вам не пришлось вторично предстать перед судом за убийство, причем на сей раз из неподдельной ревности. Брэндона надо пожалеть, однако это не та жалость, которую можно ждать от вас. Он возжелал того, чем обладали вы, только предмет его вожделения нельзя измерить в золоте, рубинах или же фамильных имениях. Он обретается в девичьих глазах. — Доктор взял руку Кэтлин и вложил ее в ладонь Ричарда. — Возвращайтесь же в гостиницу вместе с Джейкобом. Оставьте здесь лошадей. Если я не вернусь через два часа, можете делать вывод, что я… нуждаюсь в помощи.

И он, не оглядываясь, направился вдоль утеса, на ходу обшаривая глазами серую линию неба, каждый каменный выступ, каждый подернутый мхом курган впереди. Погода все ухудшалась, леденящий ветер нес над волнами клочья тумака. У подножия скал плескались белые волны, чернели выступающие над водой валуны. Меж оставленных приливом луж одиноко бродили чайки. Даже рациональному взору Дарвина нетрудно было населить этот унылый пейзаж беспокойными духами утонувших моряков. Суеверного же Брэндона Данвелла внезапное появление брата близ места, откуда тот некогда бросился на верную гибель, наверняка повергло в неудержимый ужас.

Физическое состояние Брэндона не позволяло ему убежать далеко. Дарвин наткнулся на распростертое на самом краю обрыва тело. Несчастный лежал, закрывая голову руками. Он не слышал шагов доктора и содрогнулся, когда на плечо ему легла чья-то рука.

— Мужайтесь, дружище, — негромко произнес Дарвин. Брэндон был так испуган, что даже не обернулся. — Тот, кого вы видели в карете, вовсе не призрак из потустороннего мира. Ваш брат Ричард жив. Он явился вам таким образом лишь для того, чтобы вынудить у вас признание — которое вы и сделали.

Брэндон приподнялся и устало покачал головой. Но отрицать уже ничего не мог и через несколько секунд вновь поник, уткнувшись лицом в ладони.

— Ричард жив. Значит, я мертв. — Голос его звучал безжизненно.

— Только если сами захотите умереть. — Дарвин заговорил бодро и деловито: — Вы очень больны, но, хотя исцелить вас нельзя, лечить все же можно. И если я не в силах предложить вам здоровья, надежду предложить я вам могу.

— Надежду. — Данвелл поглядел на доктора. В усталых, покрасневших глазах читались отчаяние и крайнее изнеможение. — Надежду протянуть еще ровно столько, чтобы сплясать в воздухе… Уж лучше покончить со всем здесь и сейчас.

— Что ж, выбирать вам. — Однако Дарвин покрепче ухватил куртку Данвелла, усаживаясь рядом с ним на черном каменном обрыве. — Только знайте, что ваш брат не из тех, кто ищет мести…

— Уолтер Фоулер…

— Лежит в могиле. И не восстанет из нее, что бы мы ни делали. Разумеется, Ричард должен получить поместье и доказать свою невиновность. Но письмо за вашей подписью, отправленное перед тем, как вы навеки покинете эти края…

— Больной и без гроша в кармане.

— Вы знаете вашего брата лучше, чем я. Неужели даже после того, что вы ему сделали, он отошлет вас чахнуть и умирать в нищете?

Брэндон молча покачал головой, глядя на поднимающийся туман.

Дарвин кивнул.

— У вас есть при себе деньги? Тогда берите одну из ждущих на дороге лошадей и скачите в гостиницу в Сент-Остелле. Я поговорю с Ричардом и завтра навещу вас. С бумагой и чернилами.

Брэндон тяжело вздохнул и с усилием поднялся на ноги. Дарвин не спускал с него взгляда, пока они не отошли достаточно далеко от обрыва.

— Я поступлю, как вы сказали. — Выцветшие глаза Данвелла смотрели в ярко-серые глаза Дарвина. — Но одного все равно не понимаю. Почему вы так стараетесь ради меня, убийцы, преступника?

— Потому что я тоже когда-то взглянул в лицо женщине — и пропал. — Доктор глядел в видимую ему одному пустоту. — И думаю, что сделал бы все что угодно — абсолютно все, пусть даже самое ужасное, — лишь бы завоевать ее.

— Она вышла за другого?

— В конце концов да. Но мне повезло. Я завоевал Мэри, и она спасла меня от моего худшего «я». Семь лет назад она умерла. — Дарвин пожал тяжелыми плечами, отгоняя внезапную дрожь. — Семь лет. Но наконец я понял, что жизнь продолжается. Как будет продолжаться и ваша.

С неба заморосил мелкий дождик. Двое мужчин молча, плечом к плечу брели к терпеливо ждущим лошадям.

Возможно, в пору было ликовать, но атмосфера в «Якоре» царила отнюдь не праздничная. По просьбе Дарвина гостям Милли Мередит отвели отдельную комнату в глубине гостиницы. Доносящиеся из общего зала громкие радостные голоса и звон посуды на кухне лишь усугубляли нависшую над длинным столом отчужденность.

Ричард Данвелл сидел у стены напротив Кэтлин. Он тщательно вымылся, беспощадно расправившись с последним остатками следа могильной затхлости, и добела оттер зачерненные зубы. Брюки и сюртук, которые он одолжил у Джейкоба Поула, оказались ему чуть-чуть длинны, так что рукава свисали ниже запястий. Не в настроении ни есть, ни разговаривать, молодой человек поглаживал льнущего к его ногами бассета Гарвея и жадно следил за каждым движением своей нареченной.

Дарвин устроился рядом, напротив Милли. Джейкоб Поул, сбоку от него, в самом конце стола, обеспечивал связь с кухней. По его команде в комнате непрерывным потоком появлялись блюда и напитки, основную часть которых Дарвин уничтожал в одиночку. К доктору вернулось хорошее расположение духа, и он казался исключением среди своих подавленных и невеселых сотрапезников.

— Я видел, но не понял, — говорил он. — Едва на сцене появился «Джек Трелани», я сразу же обратил внимание на его желтые пальцы и ногти и предположил, что они окрасились от постоянного употребления табака. Но трубки-то при нем не было и в помине, он не курил и не жевал табак. — Доктор повернулся к Данвеллу. — По словам слуг в Данвелл-Холле, вы проводили много часов за какими-то непонятными занятиями, принимали очень странных гостей с Континента и вообще баловались «черной магией». А какое занятие, на взгляд слуги, чернее алхимии? Пятна на ваших пальцах оставлены кислотой — ведь правда же? — в результате алхимических опытов. Ричард кивнул.

— Сначала во Франции, потом уже здесь. Это соляная кислота, следы сходят очень медленно.

— Я сотни раз видел их на пальцах нашего друга мистера Пристли. — Дарвин покачал головой в припадке самокритики. — Они уже сами по себе должны были мне все сказать. Так нет же, вместо того чтобы пустить в ход мозги, я продолжал идти по ложному следу и предполагать, будто в еду или питье подмешали какое-то снотворное.

Миллисент Мередит восхищенно взирала на доктора, но вдруг поймала на себе взгляд Джейкоба Поула. Полковник нахально ухмыльнулся.

— Понимаю, Милли. Эразм такой. Я сам проходил это сотни раз. — Он повернулся к Дарвину. — Уверен, что вам с Ричардом все кажется ясным как день, однако позвольте заметить: простые смертные вроде нас с Милли по-прежнему томятся в темноте. Простыми словами, Эразм, и подоходчивее. Когда я правил каретой, я выполнил в точности, что мне сказали, а потому теперь знаю, кто был призраком, — Ричард, разумеется. Но хоть убейте, не могу сказать, как он это проделывал.

Милли энергично закивала.

— Мой собственный вопрос. Как мог он проходить через стенки дилижанса, да еще так, что его никто не замечал?

Дарвин приподнял брови и вопросительно поглядел на Данвелла. Тот качнул головой.

— Не проходить, а просачиваться. Потому что на самом деле призрак был простым газом. Прославленный месье Лавуазье демонстрировал его мне в Париже. Этот газ крайне легко готовится, обладает слабым сладковатым запахом, от него люди сперва веселятся, а потом быстро теряют сознание. Вот что вы, полковник Поул, впустили в кабриолет, когда там находились Брэндон и Кэтлин. Я экспериментировал — на себе — и выяснил, что на коротких сроках этот газ совершенно безопасен. Как только пассажиры засыпали, в запасе оставалось добрых пять минут, прежде чем свежий воздух из раскрытой двери привел бы их в чувство.

— И опять-таки доказательство было прямо у меня перед носом — а я его проигнорировал, — нахмурился Дарвин, запихивая в рот глазированную сливу. — Второе ограбление — дождь стеной. Пассажиры отсырели. Но ведь дилижанс не протекает — я сам осматривал. Значит, там кто-то побывал. А если пассажиры этого не видели, значит, они спали.

— Но для чего вообще эти грабежи? — Милли смутилась еще пуще прежнего. — Ей-богу, Ричард, ведь не для того же вы приехали из Франции, чтобы грабить своих же родственников? А вдруг вас бы поймали?

— Поймали на воровстве того, что и так по справедливости принадлежит ему? — В первый раз за все время вступила в разговор Кэтлин. Высокие скулы ее чуть порозовели. — Он имел полное право брать…

— Нет, Кэти. — Ричард Данвелл сжал руку нареченной, взглядом призывая к молчанию. — Я и вправду крал, просто потому, что мне нужны были деньги, чтобы оставаться здесь. Когда я ехал сюда, то не думал задерживаться надолго. Хотел лишь взглянуть на тебя и убедиться, что все хорошо. Твое лицо сказало, что это не так. А стоило мне увидеть Брэндона и понаблюдать за его походкой, я понял, что просто не могу уехать.

— Походка Брэндона? — Милли Мередит бросила на Дарвина пораженный взгляд, в котором забрезжило понимание. — Счастье и здоровье…

Доктор важно кивнул.

— Кэтлин повезло вдвойне — даже втройне. Она избежала чудовищного союза и выйдет замуж за здорового и честного человека.

— Довольно-таки честного. Но не совсем. — Поул щелкнул пальцами и повернулся к Данвеллу. — Полноте, Ричард, признайтесь. Вы подговорили юного Джорджи с каретного двора солгать ради вас. Он сказал, что вы уже давно водите карету из Сент-Остелла в Данвелл-Коув, чем убедил меня, что вы-то по крайней мере не призрак.

Данвелл нахмурился.

— Джорджи так и сказал? Даже не знаю, как объяснить его слова. Говорю же вам, я прибыл в Англию чуть больше двух месяцев тому назад, услышав о готовящейся свадьбе. И я ничего не говорил Джорджи.

— То есть он соврал по собственному почину?

— Да нет, Джейкоб. — Дарвин съел все, что находилось в поле видимости, и теперь благостно откинулся на спинку стула, пожирая глазами Милли Мередит — нельзя сказать, что к ее неудовольствию. — Сперва я, как и вы, был озадачен двуличностью Джорджи. Но потом понял, что парень не лгал. Он сказал чистую правду — по своим понятиям.

Дарвин показал на бассета, который растянулся у ног хозяина и блаженно лизал его руку.

— Разве для десятилетнего мальчишки — или собаки — два месяца не равны целой вечности?

БЕССМЕРТНЫЙ ЛАМБЕТ

Утро грозило дождем — и он таки пошел. Старая кобылка, без особых усилий тянувшая за собой легкую двуколку, отозвалась на первые удары теплых капель возмущенным ржанием и раздула ноздри, но, понурив голову, продолжала брести вперед сквозь потемневшее летнее утро.

— Говорил же я вам, Эразм, — Джейкоб Поул торжествующе глянул на своего спутника, — как вчера вечером задул восточный ветер, так я нутром почуял — дождя не миновать.

Дарвин поерзал на сиденье, придвигаясь ближе к полковнику, вытащил из бокового ящичка окованный медью прибор и сумрачно поглядел на него. — По-прежнему показывает «ясно».

— И не успокоится, пока мы не промокнем насквозь. Бьюсь об заклад, мои старые кости в любой день недели дадут сто очков вперед этому вашему новомодному приспособлению.

— Пожалуй, я начинаю думать, что вы правы. — Дарвин посмотрел на тучи, надул и без того толстые губы и покачал головой. — И все же мой барометр построен на основании неопровержимых научных принципов, тогда как поведение ваших суставов остается одной из непостижимых тайн жизни. Уж не окажется ли, что здесь, в Восточной Англии, мне придется заново постигать уроки, заученные в Личфилде? Возможно, эту штуковину надо как-то перенастроить применительно к местным широтам…

Не обращая внимания на струйку воды, что уже бежала вниз по широкополой фетровой шляпе, доктор задумчиво постучал пальцем по барометру. Джейкоб Поул наблюдал за его манипуляциями скептически.

— Жаль, что вы не можете перенастроить еще и меня. От дождя у меня ломит кости совершенно одинаково — что в Личфилде, что в Калькутте. А вот кабы мы, как я предлагал, подождали часок-другой в гостинице, сидели бы сейчас в тепле и уюте, распивая бутылочку доброго портвейна.

— Ага, а к вечеру бы заработали такую подагру, по сравнению с которой все ваши нынешние боли просто пустяк, — парировал Дарвин.

Его спутник плотнее завернулся в кожаный плащ и съежился на сиденье, угрюмо глядя на дорогу, что меловой полосой, никуда не сворачивая, убегала за горизонт. Слева, параллельно ей, тянулись канал и земляной вал.

— Если верить последнему указателю, до Ламбета еще целых три мили, — проворчал полковник. — И даже амбара никакого не видно, где укрыться. Мы промокнем до нитки.

— Без всяких сомнений. — Похоже, эта перспектива ничуть не устрашила Дарвина. — И тогда, Джейкоб, уж будьте любезны припомнить, что мы отклонились от первоначального маршрута лишь по вашему настоянию.

Поул хитро покосился на спокойный профиль друга.

— Признаю, идея завернуть в Стиффки и впрямь принадлежала мне. И вы сами со мной согласитесь, как отведаете тамошних устриц — лучших на всем восточном побережье. Зато насчет Ламбета придумал не я. Древние развалины меня не завораживают, разве что в них спрятано что-нибудь ценное.

Он вытащил из-под плаща золотую чеканную табакерку и подкрепился основательной понюшкой.

— И вообще поездка в Норидж — отнюдь не моя затея. Я бы мог уже быть дома вместе с Элизабет и маленькой Эмили. Это вас пригласили посмотреть новую больницу. А я провел время просто отвратительно. Мне доводилось торговаться на базарах по всему земному шару, и заявляю смело: таких хитрых, расчетливых барыг, как в Норфолке, нигде не сыщешь.

— Боюсь, это кое-что говорит и о вас, Джейкоб, — не вы ли еще вчера вечером хвастались, как дешево заплатили за нориджские сапоги, в которых сейчас щеголяете? Впрочем, вряд ли в Ламбете вам представится возможность вдоволь поторговаться. Я рассчитываю, что нас там ждут каменоломни, а вовсе не лавочники. Вы хоть отдаете себе отчет, что эти раскопки были древними уже тогда, когда первый римлянин ступил на английскую землю? Иные из вырубленных здесь камней пошли на постройку форта легионеров в Бранкастере, но даже те брались уже из новых разработок.

Старая кобылка терпеливо трусила вперед под теплым и даже приятным летним дождем. Тяжелые капли пускали круги по глади канала, в котором отражалось серовато-стальное небо. Ряд тополей тянулся вдоль берега, превращаясь в череду маленьких зеленых точек вдали.

— Ледьярд обещал встретить нас в ламбетской гостинице, — продолжал Дарвин. — Боюсь только, он мог еще не получить наше послание из Нориджа. Почтовые кареты ходят отвратительно. В последнем письме он предупреждал, что еда в гостинице скверная, а постели и того хуже. Но неловко было бы являться к нему домой без приглашения, пока мы не подкрепим нашу переписку личной встречей. — Доктор поглядел вперед, ладонью прикрывая глаза от дождя. — Взгляните-ка туда, Джейкоб, скажите, я правильно вижу? Не ламбетская ли церковь впереди? Если так, значит, вон там, на подъеме за деревней, Олдертон-манор, а рядом — олдертонская мельница. А к западу от нее находятся каменоломни.

Джейкоб Поул вгляделся вдаль, пронизывая взором завесу дождя, и энергично кивнул.

— Да, вижу и то, и другое, и третье. Если это Олдертон-манор, ну и велик же он. Три крыла, а то и все четыре. А заметили ли вы того всадника впереди? Скачет сюда по краю дамбы. Видите — вон там, между водой и деревьями.

Дождь чуть поутих, хлещущие струи стали реже. Дарвин нахмурился.

— Не пойму. Вы же знаете, что зрение у вас куда лучше моего. Думаете, это Ледьярд?

Поул извлек из кожаного несессера у себя под ногами небольшую подзорную трубу и поднес ее к глазам, на чем свет кляня тряску и ухабы.

— Нет, не думаю, — наконец произнес он. — Разве что ваш друг Ледьярд ездит в дамском седле. Как бы там ни было, всадница мчится во весь опор. Верно, неотложное дело.

Двое путешественников молча наблюдали за приближающейся наездницей, ловко и умело управляющей черным жеребцом добрых семнадцати ладоней в вышину. Подковы коня гулко стучали по меловой поверхности дороги. Поравнявшись с двуколкой, незнакомка натянула поводья.

— Доктор Дарвин? — осведомилась она, наклоняясь с седла.

Друзья с удивлением глядели на всадницу, которая откинула капюшон, являя на свет Божий непокорную гриву густых светло-рыжих кудрей. Дарвину немедленно вспомнились викинги, что высаживались на берегах Восточной Англии тысячу лет назад, — кое-какие следы их набегов сохранились и до сих пор. Серо-голубые глаза и молочно-белая кожа молодой женщины придавали бы ей сходство с китайской фарфоровой куклой, когда бы не твердый, решительный подбородок. С виду ей было чуть меньше тридцати.

— Он самый, — после короткой паузы промолвил Дарвин. — Однако у вас имеется некоторое преимущество надо мной, мадам, поскольку мне трудно поверить, что вы и есть Джеймс Ледьярд, мой единственный знакомый в Ламбете.

— Благодарение Богу, что вы знакомы, — загадочно отозвалась рыжеволосая незнакомка. — Я Элис Милнер. Доктора Ледьярда вызвали по неотложному делу в Олдертон-манор.

— И он попросил вас поехать и встретить нас вместо него? — спросил Поул.

— Нет. Он просил меня не делать этого, — отозвалась Элис, встряхнув кудрями. — Велел мне прилечь и поспать. Вот и пришлось украдкой выбираться через черный ход и самой седлать Соломона.

— Это полковник Поул, — представил Дарвин, уловив невысказанный вопрос в глазах молодой женщины. — Мы путешествуем вместе. Но послушайте, если Джеймс Ледьярд посоветовал вам лечь, зачем вы приехали?

Развернув коня, Элис Милнер ехала бок о бок с двуколкой. Дряхлая кобылка, равнодушная и к этому внезапному появлению, и к людским разговорам, все тем же ровным шагом двигалась к Ламбету. Всадница тряхнула поводья скакуна.

— А вы не можете быстрее? — Она с видимым нетерпением показала на флегматичную лошадь.

Дарвин окинул молодую женщину острым взором.

— Нет, — ответил он и чуть помедлил, ожидая реакции, — Во всяком случае, без веских на то оснований.

Элис оглянулась на двуколку.

— Вы Эразм Дарвин. — Это было не вопросом, а утверждением. — По словам доктора Ледьярда, вы — лучший врач в Европе. Заставит ли вас ускориться, если я скажу, что с моим женихом, Филипом Олдертоном, вчера ночью произошло несчастье, и теперь он лежит на грани жизни и смерти?

Дарвин с Поулом обменялись быстрыми взглядами.

— Это и впрямь заставило бы меня поторопиться, — промолвил Дарвин, — если бы ваше поведение не показывало: здесь кроется нечто большее, чем просто несчастный случай. Коли вам нужны всего лишь мои медицинские познания, отчего доктор Ледьярд сам не попросит меня о помощи?

Позади них в щель среди туч пробился луч солнца. В волосах Элис засверкали яркие блики. Молодая женщина прикусила губу и уставилась на дорогу.

— Он считает, что справится и своими силами, — наконец ответила она. — Но дело не только в этом. Джеймс Ледьярд рассказывал, что вы бросаете вызов любым суевериям и религиозным предрассудкам, как языческим, так и христианским. Я прискакала сюда, чтобы просить вас применить эту философию к Олдертон-манор и деревне Ламбет. Мне лично со всеми этими дохристианскими поверьями ничего поделать не удается. Простейший случай порождает такую кучу толков об Олдертонской впадине, что их на добрый месяц хватит.

Дарвин не спускал с Элис глаз и потому заметил, как она нахмурилась и замялась, говоря об Олдертоне. Он встряхнул поводьями, и кобылка чуть ускорила шаг.

— Если я собираюсь вам помочь, мне надо знать историю целиком — а не те жалкие крохи, что вы нам бросаете. Расскажите все, от начала и до конца. Ну например, у вас нет норфолкского акцента, и, я бы сказал, вы скорее из западных краев. Девон или, быть может, Корнуолл. Однако внешность у вас не кельтская, а скандинавская. Как вы оказались в Ламбете и о каком несчастном случае говорите? Помните, без фактов я никакую тайну не раскрою. Я не волшебник.

Он говорил отрывисто и даже чуть-чуть заикался, хотя резкость тона смягчалось дружелюбной манерой держаться и открытой беззубой улыбкой. Элис Милнер улыбнулась в ответ и покаянно качнула головой.

— Я надеюсь на чудеса, — сказала она. — Но не вправе ожидать их. Позвольте начать с самого начала.

Дождь снова припустил во всю мочь, и молодая женщина накинула капюшон.

— Вы правы. Я родилась в Норфолке, но выросла не здесь. Мои родители живут в Плимуте, хотя семья наша родом из Восточной Англии. Три года назад я покинула отчий дом и отправилась в Лондон изучать культуру Азии. — Элис состроила легкую гримаску. — Послушать папу, так можно подумать, я собралась торговать собой в игорных притонах. Правда, через год-другой папа смирился, особенно когда я познакомилась с Филипом Олдертоном и он начал за мной ухаживать. Когда я написала родителям о Филипе, они, по свойственному им обыкновению, навели справки о его семье и очень обрадовались, узнав, что Олдертоны со времен Вильгельма Завоевателя владеют поместьем и мельницей в Ламбете. Возможно, поинтересуйся отец чем-то, помимо состояния Олдертонов, он был бы не так доволен.

— Я ничего не слышал о Филипе Олдертоне, — удивился Дарвин. — Насколько описывал мне Ледьярд в письмах, глава дома — Чарльз Олдертон, а каменоломня расположена на олдертоновских землях. Филип — его сын?

— Племянник. Чарльз Олдертон скончался два месяца назад, не оставив прямого наследника, и поместье перешло к Филипу как к ближайшему родственнику. Эта смерть лишь подкрепила ламбетские суеверия. Дядя Чарльз умер в олдертонской каменоломне. Джеймс Ледьярд говорит, причины смерти вполне заурядны и естественны, что-то вроде сердечного приступа, но деревенские слухи твердят другое. Хозяин ламбетской гостиницы — вы скоро его увидите — буквально напичкан всякими глупыми историями о фамильном роке, что преследует Олдертонов уже несколько сотен лет. Он уверен, что Чарльз Олдертон — всего-навсего последняя жертва.

— У каждого старинного рода имеется своя мрачная легенда, — пожал плечами Дарвин. — Просто-напросто результат традиции вести хроники. В любой семье за десять-то поколений случится немало всяких несчастий. Вот если никаких скелетов в шкафах не окажется — тут-то и в пору удивиться. Значит, Филип приехал сюда предъявить права на наследство, а вместе с ним и вы. Что ваши родители об этом думают?

— Не одобряют. Считают, я поступаю нескромно и опрометчиво. Но я появилась здесь всего неделю назад. Филипу пришлось покинуть Лондон внезапно. Я оставалась на Даугейт-Стейр и продолжала занятия, пока он не прислал мне письмо с настоятельной просьбой приехать.

Путешественники уже приближались к деревне, скоплению бедных лачуг, жмущихся вокруг общинного выгона. В центре, напротив друг друга, стояли симпатичная старинная церковь и гостиница в тюдоровском стиле — божественное лицом к лицу с мирским. За деревушкой начинался пологий подъем невысокого холма, на вершине которого стояло поместье. К северу, на другом склоне, медленно поворачивались под северным ветром лопасти мельницы. Элис Милнер обвела взором сей буколический пейзаж и сморщила нос от отвращения.

— Должна сказать, сельская жизнь в Ламбете не слишком-то меня прельщает — хотя Филип с самого моего приезда только и знает, что расписывать выгоды своего положения. Говорит, раз я интересуюсь всякими древностями, то непременно должна заинтересоваться и Ламбетом — там ведь все такое старое-престарое, и само поместье, и мельница, и каменоломня. Судя по системе отопления в доме, так оно и есть. В леднике и то теплее.

Она говорила с напускной беззаботностью, но голос ее слегка дрогнул. Дарвин внимательнее посмотрел на лицо и руки молодой женщины.

— Быть может, мадам, вы лучше пересядете в двуколку? А на жеребце поедет кто-нибудь из нас. Сдается мне, вам остро необходимо поесть и отдохнуть.

Элис Милнер глубоко вздохнула и выпрямилась в седле.

— Спасибо, до гостиницы я как-нибудь продержусь. — Она взглянула на доктора с новым интересом. — Вы угадали, я не очень хорошо себя чувствую. Мало спала ночью от волнения, а с утра еще ничего не ела. И все равно я готова поклясться, что хорошо скрываю усталость.

Джейкоб Поул разразился хриплым хохотом и высунул голову из-под кожаного плаща.

— От меня, дорогая моя, и от прочих обычных смертных. Но не надейтесь ничего скрыть от Эразма. Он распознает болезнь там, где никто другой ничего не заметит. Распознает в вашей манере ходить, есть, говорить — да хоть просто сидеть на месте, если вы вообще ничего не делаете. Помню я историю с графиней Нортекс. Та приехала в Личфилд вся больная-пребольная и…

— Полно, Джейкоб, — прервал друга Дарвин. — Сейчас не самое подходящее время для ваших небылиц из медицинской практики. Мисс Милнер еще не рассказала нам о несчастном случае с ее женихом, а мы уже вот-вот доберемся до гостиницы. — Он повернулся к девушке. — Дорогая моя, если вы не слишком устали, прошу вас, продолжайте. Сомневаюсь, что в общем зале гостиницы мы сможем поговорить приватно.

Элис кивнула.

— Особенно в Ламбете. Там всякий считает семейные проблемы Олдертонов своим личным делом. Тогда я и правда продолжу.

Она показала вперед.

— Если бы вы проехались по этим краям, то убедились бы, что это единственная мельница на всю округу. А поскольку выращивают здесь по большей части пшеницу, работа у жерновов не переводится. Сюда съезжаются молоть зерно из нескольких деревень. Как раз перед моим приездом Филип спросил дворецкого Брезертона, почему мельница работает только до заката. Надобно мне добавить, что хотя Филип родился в поместье, он уехал отсюда в самом раннем детстве и не знаком с местными обычаями. Брезертон сказал, никто из жителей деревни не согласится работать на мельнице после наступления темноты. Они боятся этого места.

— В самом деле? — Дарвин тихонько прищелкнул языком, и кобылка настороженно повела ушами. — Вот теперь вы меня и впрямь заинтриговали. Только очень сильное суеверие может встать между норфолкским крестьянином и его карманом. Это новомодная прихоть, следствие того, что Чарльз Олдертон умер возле мельницы?

— Ничуть. Если верить Брезертону и его односельчанам, так повелось уже много лет — много поколений. Ну и в результате два дня назад Филипу пришлось отказать в помоле зерна с одной большой фермы в Блейкни. Работая только днем, мельница никак не успевала справиться с заказом к назначенному сроку. А ведь плата за помол составляет львиную долю доходов. Как нетрудно догадаться, Филип ужасно разозлился. Вчера заявил, что сам отправится работать ночью и докажет всю смехотворность подобных страхов. Мне это не слишком понравилось, но он только посмеялся над моими тревогами. Вечером задул сильный восточный ветер, а мельница как раз к нему лучше всего и приспособлена. На закате Филип отправился туда с одним слугой, Томом Бартоном, человеком в наших краях новым. Филип предложил ему гинею за ночную работу. Бартон провел в поместье слишком мало времени, наслушаться всяких побасенок о мельнице и каменоломне не успел, а кроме того, говорили, до денег он жаден.

— Говорили? — От Дарвина не ускользнул странный выбор времени.

Их спутница ненадолго умолкла. Отвернувшись, она глядела на канал. Полоса дождя уходила на север, к морю, что лежало за пологими холмами впереди. В летнем воздухе разлилась удивительная свежесть. Порывы ветра колыхали спелую пшеницу, поле за полем стряхивало с колосьев нависшие тяжелые капли.

— Да, — наконец произнесла Элис. — Крестьяне, пришедшие на мельницу утром, нашли Тома Бартона и Филипа в каменоломне: Бартона мертвым, а Филипа без сознания от потери крови. Оба были чудовищно изранены.

Цветущие маки алели на золоте пшеничных полей крохотными пятнышками венозной крови. Солнце спряталось за тучу, и в воздухе потянуло прохладой.

— Среди тех, кто нашел их, был и старый Езикия Прескотт, — продолжала девушка. — А он сразу же распустил слухи по всей деревне. Мол, Ламбет Бессмертный вернулся.

Путешественники как раз добрались до жалких лачуг на краю деревни. Стайка ребятишек бросилась навстречу карете и последовала за ней на почтительном расстоянии. Элис указала дорогу к гостинице и спешилась у крыльца.

Дарвин выпрыгнул из двуколки с ловкостью, поистине удивительной для человеке его габаритов, и зорко огляделся по сторонам. Гостиница «Ламбет» сохранила шпаклевку и брусья еще тюдоровских времен, но чья-то опрометчивая рука добавила с задней стороны дома безвкусную судомойню и помещение для мойки, напрочь испортив весь вид. Напротив, за выгоном, высилась удивительно большая церковь, построенная в норфолкском стиле из обломков твердого песчаника, скрепленных серым известковым раствором. Выше по холму виднелся Олдертон-манор — огромное здание размером со все дома деревни, вместе взятые, — а за ним маячила олдертонская мельница.

— Должно быть, местные крестьяне очень набожны, — заметил Джейкоб Поул. — В эту церковь влезло бы вдесятеро больше народа, чем здесь живет.

Дарвин кивнул.

— Да. Прежде в деревнях вдоль побережья жило гораздо больше народа. Но в прошлом веке порты один за другим начали заиливаться и перестали работать. Быть может, для устриц это и хорошо, а вот для большинства профессий, с устрицами не связанных, — не очень.

— И с мельницей то же самое, — прибавила Элис Милнер. — Филип говорит, для такой деревни, как эта, ни за что не построили бы такую большую ветряную мельницу. — Она передала поводья конюху и первой вошла в гостиницу. — Думаю, нам лучше поесть внутри. Могу ли взять на себя смелость и самой сделать заказ? Я уже знаю, чего следует избегать.

Общий зал гостиницы поражал огромным камином и рядом ведущих на кухню служебных люков для подачи блюд. У противоположной стены рядом с длинным дубовым столом стоял краснощекий хозяин, способный потягаться толщиной с самим Дарвином.

— Послушай, Уилли, — решительно заявила Элис. — Нам нужен ленч, только, пожалуйста, без помоев навроде того пирога, которым ты потчевал меня два дня назад. Подай вареные яйца, свежий хлеб, холодную свинину и пива — и я сама отрежу мясо с кости.

Столь резкая отповедь ничуть не обескуражила хозяина.

— Сию секундочку, мисс Милнер, — бойко отозвался он и скрылся на кухне.

Джейкоб Поул смерил взглядом колышущиеся формы Уилли.

— Коли уж он раздобрел до этаких размеров, уж верно, со стряпней здесь все в порядке. Он ничуть не уступит вам, Эразм, а многие ли могут этим похвастаться?

— Видели бы вы его жену, — засмеялась Элис. — Та вдвое толще.

— Жаль, мы не в Персии или Аравии, — задумчиво произнес Поул. Он словно бы полностью ушел в свои мысли, но хитро косил одним глазом на девушку. — Я бы продал ее там за целое состояние. Для арабов чем толще, тем лучше.

— Еще с тех времен, когда женщины считались имуществом, — сердито начала она. — Признаю, раньше так оно и было, однако в наши дни…

— Не волнуйтесь так, моя дорогая, — остановил ее Дарвин. — А вы, Джейкоб, перестаньте. Сейчас не время. Просто у Джейкоба своеобразное понятие о шутках, — объяснил он, поворачиваясь к Элис. — У него найдется побасенка о каждой стране земного шара. А теперь нельзя ли узнать побольше о событиях в Олдертон-манор, или же вы предпочитаете не обсуждать эту тему здесь?

— У нашего Уилли Листера самый болтливый язык и самые длинные уши во всей деревне. Лучше обождать.

Хозяин уже вносил в комнату огромный поднос со свиной корейкой, теплой буханкой свежего хлеба и глиняным кувшином пива.

— Яйца будут через пару минут. Если не возражаете против гусиных, — сообщил он. — Последние пару дней несушки упорно отказываются нестись, что-то их растревожило.

Он хотел добавить еще пару слов, но посмотрел на Элис, поспешно пригнул голову, чтобы не встречаться с ней взглядом, и заторопился обратно на кухню.

— Вот видите, а я вам что говорила? — в сердцах бросила молодая женщина ему вслед. — Бессмысленные, суеверные выдумки, а этот болтун разносит их по всей округе.

— И все же их нельзя так просто сбрасывать со счетов, — произнес от двери новый голос.

К столу подошел невысокий щуплый мужчина лет тридцати с небольшим. Ноги у него были чуть заметно искривлены, а опытный взгляд Дарвина уловил еще и хорошо скрываемую легкую хромоту.

Сняв шерстяную шапчонку, новоприбывший протянул руку Дарвину.

— Добро пожаловать в Ламбет. Польщен честью видеть вас. Простите, что не успел к вашему приезду. А это, должно быть, полковник Поул. Джеймс Ледьярд, к вашим услугам.

— А как вы узнали, который из нас я, сэр? — с любопытством поинтересовался Поул.

— Он обратил внимание на то, как я разглядываю его походку, — одобрительно кивнул Дарвин. — Верно, доктор Ледьярд?

Внешность у Ледьярда была довольно зловещей. Парика доктор не носил, а длинные, черные с проседью волосы зачесывал назад над высоким бледным челом. За красными полными губами виднелись крупные, заходящие за резцы клыки. Он улыбался дружелюбно, но как-то беспокойно.

— И какие выводы обо мне вы сделали, доктор Дарвин?

— Да почитай что и никаких, — пожал плечами тот. — В детстве вы страдали рахитом в не слишком острой форме. Привыкли обращаться с оружием — верно, за время Семилетней войны, хотя большую ее часть, надо полагать, были совсем ребенком. В какой-то момент вам, как и мне, довелось сломать коленную чашечку — весьма болезненно, правда?

Ледьярд кивнул.

— Весьма. — Взгляд его упал на Элис. — Мисс Милнер, я надеялся, после недавних событий вам хватит здравого смысла оставаться в поместье. Надеюсь, хотя бы теперь вы вернетесь и станете ухаживать за своим раненым женихом.

Элис холодно поглядела на него.

— Вернусь — если доктор Дарвин поедет со мной. Ледьярд замялся, потом все же покачал головой.

— Доктор Дарвин приехал сюда по моему приглашению, чтобы осмотреть каменоломню, а вовсе не для того, чтобы лечить местных больных.

Говорил он как-то смущенно и с видимой неловкостью.

— Не вы ли всего неделю назад утверждали, будто на медицинском поприще ему нет равных? — упрямо выпятила подбородок Элис, уже начиная горячиться. — Если это правда, то, по-моему, вы должны радоваться его помощи, даже если и робеете сами попросить о ней. Ледьярд смутился еще сильнее.

— Разумеется, я был бы крайне рад его помощи, хотя подобная просьба и граничит с недопустимой вольностью. Но по неким причинам… — Он запнулся, явно чувствуя себя не в своей тарелке, и после паузы предложил: — Давайте пойдем на компромисс. Если вы прямо сейчас поедете в поместье, мы — с согласия доктора Дарвина — последуем за вами чуть позже.

Дарвин перехватил его взгляд.

— Нас с полковником Поулом это более чем устраивает, — поспешно согласился он и повернулся к Уилли Листеру, который стоял в дверях с подносом в руках и беззастенчиво прислушивался к беседе. — Любезный хозяин, если вы наконец подадите вареные яйца, мы вполне готовы их потребить. Нет ли за гостиницей столика, где мы могли бы поесть на открытом воздухе?

— Найдется, — недовольно буркнул тот. — Только скамейка навряд ли уже просохла. Через черный ход, мимо корыта.

Он брякнул ломящийся от еды поднос на стол и неохотно удалился.

— Вы, дорогая моя, тоже должны поесть, — решительно заявил Дарвин Элис. — Почему бы вам не отрезать мяса и не перекусить по дороге к поместью? И яиц с хлебом прихватите.

Элис поглядела на полного доктора слегка ошарашенно, точно сама еще не была уверена, последует ли совету Ледьярда. Взгляд ее сулил скорые и незамедлительные ответные меры, однако она схватила нож и принялась яростно отрезать свинину.

— Полагаю, Филипу Олдертону стало лучше, — заметил Дарвин, — раз уж вы не побоялись оставить его без врачебного присмотра.

— По-моему, его состояние стабильно. — Ледьярд взял один из отрезанных Элис толстых ломтей и задумчиво вгрызся в него. — Он потерял очень много крови, но раны по большей части не так глубоки, как я опасался. И, конечно, конституция у него поразительная.

— Крови он все же потерял достаточно, чтобы лишиться чувств?

Ледьярд вновь замялся.

— Не уверен. Я бы сказал, что нет, но мне не удалось обнаружить никаких признаков сильного удара головой или еще каких-либо повреждений, которые могли бы вызвать потерю сознания. Единственное объяснение — большая кровопотеря.

Он замолчал и поглядел на Элис.

— Мисс Милнер, вы нарезали достаточно свинины, чтобы накормить племена израильские. Полагаю, правда, это не самый удачный выбор цитаты. — Доктор улыбнулся и внезапно стал выглядеть гораздо моложе и привлекательнее. — Как бы там ни было, вы уже готовы возвратиться? Мне бы хотелось побеседовать с гостем наедине.

Элис бросила на него ядовитый взгляд и словно бы собралась спорить, но тут Джейкоб Поул поднялся и подошел к столу.

— Пожалуй, поеду-ка я с вами. По опыту знаю: когда несколько кровопускателей сойдутся вместе, нам, простым смертным, из их беседы не понять решительно ничего.

Он заговорщически подмигнул Джеймсу Ледьярду, тот ответил ему благодарным взглядом. Завернув добрую порцию хлеба и мяса в квадратный кусок грубой желтой марли, полковник повернулся к Элис.

— Помню одну высокоученую беседу трех лекарей, когда я охотился за огненными опалами на Мадагаскаре. — Поул потихоньку теснил Элис к двери. — Меня тогда ужалил Великий Мадагаскарский Шершень — причем в одно очень неудачное место, кое я предпочитаю не называть. Так вот, эти rope-знахари только и могли, что трещать без умолку на своем куклапийском диалекте, обсуждая способы извлечь жало, чтобы я наконец смог сидеть. А я лежал себе на брюхе, отмахиваясь от москитов размерами с хороших шмелей, и…

— Полковник Поул, — прервала его Элис. — В наших краях, конечно, не встретишь Великих Мадагаскарских Шершней, но, — тут она улыбнулась, — если верить местным рыбакам, в местных речках водятся щуки, способные за один присест заглотнуть лебедя. Вы бы с этими рыбаками друг друга поняли. Я пойду с вами, однако добровольно, а не благодаря вашим хитростям.

Джеймс Ледьярд проводил взглядом выходящую Элис. Дарвин не спускал с него глаз.

— Весьма примечательная юная леди, — заметил он.

— Не то слово, — пылко согласился Ледьярд, взял поднос со свининой и хлебом и жестом предложил Дарвину принести яйца и пиво. Два доктора вместе вышли во двор и устроились за ветхим столом, где их не было слышно от кухни.

Дарвин рьяно набросился на еду.

— Насколько я понимаю, кое-какие аспекты нападения на Филипа Олдертона слишком неприятны, чтобы упоминать их при его нареченной, — невнятно произнес он, набив рот теплым хлебом и гусиным желтком. — Каковы же его ранения?

— Все как я говорил, — отозвался Ледьярд. — Основная причина моей скрытности совсем в другом.

Он с некоторым удивлением наблюдал за тем, с какой энергией Дарвин уничтожает содержимое подноса.

— Давайте, старина, ешьте. — Полный доктор перехватил его взгляд. — Таков, знаете ли, закон мира: ешь или будешь съеден. Попробуйте-ка яйца. По ароматности гусиному яйцу ни одно другое и в подметки не годится.

Ледьярд покачал головой.

— Позвольте мне, пока вы едите, все рассказать. — Он устроился на солнышке и снова натянул шапку. — Вчера вечером я был в Мостоне, принимал роды. К сожалению, ребенок родился мертвым. В Ламбет я вернулся поздно и едва успел лечь, как меня разбудили, чтобы я ехал в поместье к Филипу Олдертону. По пути я проезжал мимо каменоломни. Элис упомянула вам, что Олдертона и Бартона нашли на дне ямы?

Дарвин кивнул.

— Тогда вы должны знать, что в деревне эта каменоломня овеяна дурной славой. Разработка очень древняя — собственно, поэтому мы с вами оба ею и заинтересовались. Насколько я могу судить, она существовала за тысячи лет до прихода римлян; должно быть, ее заложили на заре цивилизации. Так вот, приходилось ли вам слышать о Черном Псе?

Дарвин подался вперед и перестал жевать. Глаза его были задумчивы.

— Да, я читал — но касательно событий, произошедших довольно давно. И не вблизи Ламбета. Это кромерская легенда, а Кромер расположен в сорока милях отсюда. Черный пес, ростом с теленка, охотящийся на запоздалых путников. И что?

— Сейчас узнаете. В Ламбете бытует собственное предание о чудовище. Бессмертном Ламбете. Говорят, он уже много сотен лет живет в Олдертонском карьере. Ни один житель деревни ни за что на свете не полезет туда ночью, да и днем-то едва ли рискнет заглянуть.

— И чудовище напоминает Черного Пса?

— Если и не внешним видом, то повадками. Оно раздирает своих жертв на куски, как Бартона и Филипа Олдертона.

— Чарльза Олдертона оно не тронуло. Элис сказала, он умер от сердечного приступа.

— От удара, возможно — приступа апоплексии. Сильное возбуждение — или страх — возымели бы точно тот же эффект. Последние годы здоровье Чарльза оставляло желать лучшего. Но никаких ран на нем не оказалось.

Джеймс Ледьярд прищурил темные глаза против яркого солнца. Стоило разговору коснуться Олдертонов, в молодом докторе вновь появились прежние беспокойство и скрытность. Хотя Элис Милнер выросла на западе Англии, настоящим кельтом выглядел именно крупноголовый и черноволосый Ледьярд. Потерев небритый подбородок, он натянул шапку поглубже на глаза.

— Это еще не все. Даже Черный Пес не может нести ответственность за вчерашнее ночное нападение. Элис еще не знает, но Бартон взял с собой из поместья двух псов. Камбис и Беренгария, оба молодые и сильные, оба более пяти стоунов весом. Их тела также нашли в каменоломне. Когда я добавлю, что Том Бартон был весьма дюжим парнем, а уж второго такого силача, как Филип Олдертон, мне еще видеть не доводилось, вы начнете понимать проблему. В каменоломне таится какое-то чудовище, после встречи с которым два громадных обученных пса и крепкий мужчина оказались мертвы, а второй мужчина — наделенный силой и мускулатурой Геракла — при смерти. Видите, в чем моя дилемма? Безумно не хотелось бы присоединяться к хору деревенских болтунов, но и собственного рационального объяснения я предложить тоже не могу. Сплошная тайна.

Дарвин ссутулился на скамье, поставив локти на стол и подперев рукой двойной подбородок. Задумчивые глаза доктора светились любопытством.

— Нет, — наконец произнес он. — Это не тайна. Это три тайны. Что убило Чарльза Олдертона, вызвало его припадок? Что убило собак и Тома Бартона, чуть не убив при этом Филипа Олдертона? И последний вопрос — почему все они находились в каменоломне ночью? Наверняка должен существовать какой-то один ответ, объясняющий все разом.

Он оперся руками о стол и поднялся.

— Не думаю, что мы отыщем разгадку здесь. С вашего позволения я бы желал осмотреть Филипа Олдертона и лично исследовать его раны. Я тоже не слишком-то жалую суеверия. Мы должны «воздушному ничто» Ламбета Бессмертного дать «и обиталище, и имя». И труды наши начнутся с Олдертон-манор.

— Почему мы пошли в каменоломню? Признаться, это все моя вина.

Спальня Филипа Олдертона располагалась в северном крыле дома, в окна ее виднелось далекое море. Владелец поместья, еще слабый, но уже в полном сознании, лежал, опираясь на подушки, в резной кровати с балдахином. Дарвин сидел рядом, а полковник Поул стоял у окна, глядя на облака, что огромными галеонами плыли по северному горизонту.

— Три дня назад, — продолжал Олдертон, — я разбирал кое-какие вещи дяди Чарльза в старом кабинете западного крыла. Как сами можете видеть по стилю здания, поместью уже больше двухсот лет, и мне хотелось найти генеральный план, чтобы прикинуть кое-какие перемены. Там повсюду валялось множество книг в самых диковинных ларцах и сундучках. Чего я только не отыскал — только не нужный мне план. А чуть позже на каминной полке обнаружилась вот эта книга. Полковник Поул, будьте добры, принесите ее сюда и покажите доктору Дарвину.

Пока Олдертон рассказывал, Дарвин бережно исследовал его раны и общее состояние. Грудь и руки больного избороздили глубокие рваные раны, даже по щеке под левым глазом тянулась багровая полоса. Сравнивая владельца поместья с Гераклом, Ледьярд не преувеличивал, хотя Дарвину и пришло в голову, что молодой врач позаимствовал образ не из той мифологии. Голубые глаза, светлые волосы, сильные мускулистые руки и широкая грудь делали Олдертона похожим скорее на северного бога Тора, с легкостью обрушивающего на врага тяжеленный боевой топор.

— Вам повезло, — промолвил Дарвин. — Телосложение просто потрясающее. Любому другому с такими ранами не хватило бы сил даже говорить. Полагаю, вы всегда отличались необыкновенной физической крепостью? В детстве ничем не болели?

— Ничем, о чем стоило бы говорить, — небрежно отозвался Олдертон. — Сызмальства развлекался классическими ярмарочными трюками — выпрямлял подковы, гнул шестидюймовые гвозди. А сейчас чувствую себя слабее осенней мухи. — Он кивнул Поулу, который с любопытством глядел на какую-то книжицу. — Полковник, будьте любезны открыть ее и передать доктору Дарвину вложенный пергамент. Я нашел его в ежедневнике дяди Чарльза — точь-в-точь как вы сейчас видите.

Дарвин взял сложенный пополам пожелтелый листок примерно пяти дюймов в ширину. Надпись была сделана неразборчивым витиеватым почерком, чернила выцвели, побурели, приобрели ржавый оттенок. Доктор повернулся к свету, чтобы лучше видеть.

— Вслух, если можно, — попросил Филип Олдертон. — А потом я вам все объясню.

Поулу померещились в голосе больного снисходительные нотки. Полковник бросил быстрый взгляд на Дарвина; тот словно бы ничего не заметил. Хмуря лоб, доктор разбирал надпись.

— Коль с востока ветр могучий в небесах разгонит тучи, — прочел он. — И над мельницей, бледна, встанет полная луна, то из темного колодца лютый Зверь на волю рвется.

Он замолк.

— Продолжайте, — промолвил Олдертон.

— Разум стонет, вторя вою. Боже, сжалься надо мною!

—  Листок был заложен в дневнике дяди Чарльза, на странице, где описывались события, происходившие за два дня до его гибели, — сообщил Олдертон. — А последняя запись изъявляла намерение «разрешить тайну каменоломни», как только позволят погодные условия. Ночь дядиной смерти была ясной и ветреной, причем светила полная луна.

Дарвин все приглядывался к пожелтелому листку.

— Записка очень старая, ей за сотню лет. Взгляните на текстуру листка и стиль почерка. А давно ли здесь стоит мельница?

— С незапамятных времен. Это одна из старейших мельниц в Восточной Англии. Олдертоны мололи зерно еще для Плантагенетов. А теперь, если хотите, загляните в дневник моего дяди. Он описывает там происхождение записи, которую вы держите в руках. Дядя Чарльз нашел ее в шкатулке одного из наших предков, Джеральда Олдертона. В 1655 году сэр Джеральд покинул поместье и посвятил свою жизнь религии. Когда же он скончался, его пожитки вернули сюда. Впрочем, их было не так много — лишь шкатулка да Библия.

— Тогда получается, что чудовище обитает в каменоломне по меньшей мере сто тридцать лет, — поразился Поул. — Ни одно живое существо столько не живет. Я не прав, Эразм?

Дарвин не ответил. Отойдя к окну, он глядел на равнину, что убегала на север к дальним соляным пустошам. Розовато-лиловые заросли цветущей лаванды простирались от берега до длинной полосы песка, что из года в год нарастала, оттесняя Ламбет от моря. Доктор вновь опустил взор на листок.

— Однако Джеральд Олдертон уцелел после встречи с чудовищем, — промолвил он, игнорируя вопрос Поула. — И вы тоже. Какова ваша интерпретация послания?

— Первая часть вполне очевидна. — Широкие плечи Олдертона шевельнулись на подушке. — Когда близится полнолуние, дует сильный ветер и нет туч, в каменоломне появляется Зверь. Это-то я понял и с первого прочтения. Но вот прочее даже после всего, пережитого мной там, по-прежнему остается загадкой. Прошлой ночью все условия были выполнены. Я предложил Бартону гинею, чтобы он пошел со мной на мельницу и поработал ночью. Увидев, что погода подходящая, я решил заодно сходить и в каменоломню и посулил Бартону еще гинею, чтобы он спустился со мной. Сперва он отказывался, но жадность все-таки пересилила.

— Бедняга заплатил за нее своей жизнью, — негромко произнес Дарвин.

Филип Олдертон пожал плечами.

— Ему честно платили за работу, и у меня не было никаких оснований думать, что спуск в каменоломню грозит какой-то реальной опасностью. Легенды — это еще не твердые факты. Неудачно вышло, что он погиб, однако совесть моя чиста.

— Да. — Дарвин перехватил взгляд Поула и чуть заметно покачал головой. — Для Тома Бартона вышло и впрямь неудачно. Но вы все же настаиваете, что, невзирая на деревенские суеверия, искренне считали, будто никакой опасности нет?

— Ну да, спорить не стану, я полагал, что в каменоломне есть что-то такое. Легенды о Ламбете Бессмертном слишком уж крепки, одними народными россказнями их не объяснишь. Ничего более определенного утверждать не могу. Думаю, и вы как человек рациональный придерживаетесь того же мнения.

— Пожалуй, предпочту повременить с суждением, пока не осмотрю тела Тома Бартона и тех двух собак, — тихонько произнес доктор.

Филип Олдертон в первый раз проявил хоть какой-то признак эмоций.

— Жаль собак, большая потеря. Отличные были гончие, да и денег стоили немалых.

— Чего я не понимаю, — продолжил Дарвин, — так это собственной вашей позиции. Вы были в каменоломне, подверглись нападению Зверя и, надо полагать, сражались с ним. Однако не сказали об этом ни слова. Вы видели Зверя? Какого он размера, на что похож, как нападал? Неужели вы ничего не помните?

— Ничего. Помню, как мы с Бартоном, спустившись в каменоломню, стали оглядываться по сторонам. Я еще сказал ему, что не вижу ничего необычного. Луна как раз поднялась достаточно высоко, стены карьера были отлично видны, с востока вырисовывались очертания мельницы. На ночь ветряк не зафиксировали, и под сильным восточным ветром лопасти вращались на весьма приличной скорости. Я снова подумал, сколько же денег мы теряем из-за того, что мельница по ночам простаивает. А дальше ничего не помню — пока не очнулся здесь, в постели. Я не видел Зверя и понятия не имею, когда и как он появился в каменоломне.

— Сомневаюсь, что после давешних событий вам удастся наладить ночную работу на мельнице, — промолвил Дарвин. — Думаю, вам сейчас лучше всего отдохнуть. А я хочу осмотреть тела. Потом, полагаю, настанет черед прогуляться на мельницу.

Олдертон откинулся на подушки.

— Меня бесит, что я вынужден валяться здесь в бездействии. Жаль, не могу пойти с вами.

Доктор взял с изножия кровати свою широкополую шляпу.

— Еще рано. Через несколько дней вы встанете на ноги, но не торопите события. Хватит с вас и одного столкновения с Бессмертным Ламбетом. Предоставьте нам с полковником Поулом нанести ему визит.

— Послушайте, Эразм, — заявил Поул, как только друзья вышли из комнаты и Олдертон уже не мог их услышать, — вы знаете, я встречаю опасность не хуже любого прочего. Но все это мне очень не нравится. Что вы надеетесь увидеть в каменоломне, да еще посреди бела дня?

Казалось, мысли Дарвина блуждали далеко отсюда.

— Посреди бела дня? — рассеянно переспросил он. — Разве я говорил, что мы пойдем туда днем? Нет же, разумеется. Мы отправимся туда ночью, когда взойдет луна, — и будем уповать, ветер и ясное небо тоже не подкачают. Бессмертный Ламбет, судя по всему, зверь придирчивый.

— А еще пирамиды. — Джейкоб Поул отставил бокал. — В целом мире ничего подобного не сыщешь. Полчища рабов, многие поколения неустанных трудов… Там хоронили фараонов, со всем их золотом и драгоценностями. — Он покачал головой и с нескрываемым сожалением добавил: — Конечно, все уже давным-давно разворовали.

— Но просто видеть их, изучать!.. — Элис Милнер внимала словам полковника, точно новому Святому Писанию. — Полжизни бы отдала, лишь бы побывать во всех тех местах, о которых вы сегодня рассказывали.

— Что ж, а я и отдал полжизни, и это, скажу вам, еще не так много. Иные бедняги пожертвовали куда большим. Знаете, во многих пирамидах устраивали такую специальную ловушку, чтобы отвадить воров. Камень перед входом во внутренний чертог. Отодвинешь — весь тоннель обрушивается. Я видел раздавленные скелеты, пролежавшие там около двух тысяч лет.

— Это стоило бы любого риска! — Синие глаза Элис сверкали от восторга. — Вот, как я хочу провести жизнь, а не сидеть, точно чучело мартышки, гранд-дамой какого-нибудь грошового поместья в окружении крестьян, которые за шиллинг родную мать продадут. Леди Монтегю странствовала по Востоку, так почему мне нельзя?

— Мэри Монтегю была потрясающей женщиной, — отозвался Дарвин, кладя себе огромный кусок крыжовенного пирога. — Но даже она не могла бы путешествовать без мужа.

— Тогда я выйду замуж и возьму мужа с собой! — вскричала Элис.

— Только сперва, — негромко вставил Ледьярд, — вам придется уговорить Филипа Олдертона. Едва ли его эта идея вдохновит — по-моему, он рисует себе вас совсем в иной роли. Ему нужна жена, которая помогла бы управляться с хозяйством. Высокое положение Филипу в новинку.

В его словах звучала горечь. Все четверо — Элис, Ледьярд и Дарвин с Поулом — сидели за столом просторной столовой в восточном крыле здания. Остатки двух фаршированных каплунов уже убрали на боковой столик, и Брезертон, дворецкий, разносил десерт. При последних словах Ледьярда даже этот вышколенный и сдержанный слуга невольно кивнул.

— Да и вообще, — продолжал молодой врач, — не понимаю вашего интереса к исключительно иностранным древностям. Не спорю, Сфинкс потрясает. Я бы с восторгом съездил поглядеть на него, представься мне такая возможность. Но как насчет каменоломен всего лишь в полумиле отсюда? Они — следы цивилизации не менее древней, чем Египет. Доктор Дарвин специально прибыл в Ламбет, чтобы их посмотреть. А вас, Элис, и не уговоришь.

В его голосе появились молящие нотки. Дарвин встал из-за стола и подошел к окну.

— Их стоит посмотреть, моя дорогая. И все же советую вам поупрямиться еще хотя бы денек. Всходит луна, а ветер снова с востока. Мы с полковником Поулом собрались прогуляться к мельнице. Готовы, Джейкоб?

— Только надену пальто. Сегодня похолодало. — Поул бросил взгляд на другой край стола, где Джеймс Ледьярд пожирал голодным взором Элис. — И, пожалуй, прихвачу-ка парочку пистолетов. Мне еще не встречались бессмертные, которым бы нравилось получить пулю в грудь.

— У мистера Чарльза был с собой пистолет. — Брезертон, костлявый и мрачный, впервые подал голос. — Но его это не спасло.

Поул с удивлением покосился на облаченного в черное дворецкого, но ничего не сказал, пока вместе с Дарвином не вышел из комнаты.

— Нечего сказать, жизнерадостный малый. Соизволил открыть рот только для того, чтобы заявить, что, мол, от моих пуль и пороха толку не будет. Надеюсь, он ошибается.

— Он прав, Джейкоб, — безмятежно возразил Дарвин. — Оружие ничем не помогло Чарльзу Олдертону… а знаете ли вы, что у Филипа Олдертона тоже имелся пистолет? Судя по всему, им просто не представилось возможности пустить его в ход. Но я все равно поддерживаю вашу идею. Железо победит любую плоть, будто то плоть зверя или человека.

Полный доктор держался бойко и оживленно, как будто с нетерпением предвкушал вылазку. Друзья сняли с полки в холле заправленную лампу и двинулись к двери, как вдруг следом за ними, прихрамывая, вышел Ледьярд.

— Доктор Дарвин, не возьмете ли с собой еще и третьего участника?

Дарвин помедлил с ответом.

— При обычных обстоятельствах я был бы счастлив согласиться, — после короткого размышления ответил он. — Но очень не хочется оставлять Филипа Олдертона без медицинского наблюдения. Я бы предпочел, чтобы вы побыли здесь на случай внезапного кризиса.

Ледьярд шагнул назад.

— Если вы и впрямь считаете это необходимым, не смею спорить.

Он пристально поглядел на Дарвина — тот явно был не расположен к объяснениям — и медленно удалился обратно в сторону столовой.

— Парень будет счастлив остаться там с Элис, — произнес Поул. — Он неплохо скрывает свои чувства, но меня ему не провести, я на таких насмотрелся. Бедняга от нее без ума. Интересно, что думает по этому поводу Филип Олдертон?

— Сомневаюсь, чтобы Филип Олдертон вообще что-то замечал, — ответил доктор. — Ледьярд не богат и не родовит. Сами посудите, рахит — болезнь бедняков. По шкале ценностей Олдертонов, во всяком случае, Филипа, наш юный друг находится где-то в самом-самом низу. Но раз уж мы собрались обследовать каменоломню, я и сам предпочитаю, чтобы Ледьярд оставался в доме. Идемте, Джейкоб. Оденьтесь потеплее. Мы проведем там часа два. Брезертону даны инструкции организовать поиски, если мы не вернемся через четыре часа — хотя, подозреваю, ему будет нелегко раздобыть добровольцев.

— Четыре часа, — фыркнул Поул. — Господи, Эразм, да если мы не вернемся через четыре часа, это явно будет значить, что мы свели с Бессмертным более близкое знакомство, чем хотелось бы. Брезертону придется собирать нас по кусочкам. Он сможет пустить наши кишки на подвязки — нам тогда они уж точно не понадобятся. Ладно, ведите, а я буду держать пистолеты наготове.

На улице было зябко. Оставив позади кирпичную громаду поместья, друзья зашагали вверх по склону к темной мельнице, стоявшей на вершине холма. Близилось полнолуние, так что и без фонаря идти было легко. Впереди быстро вращались в порывах восточного ветра гигантские лопасти, а еще через несколько минут путники услышали, как зловеще поскрипывают в ночной тишине приводной вал и зубчатые колеса ветряка.

Дарвин подошел к восточной стене мельницы и запрокинул голову, разглядывая вращающиеся крылья, черные в серебристом лунном свете.

— Странная конструкция, Джейкоб. Видите эту решетку на крыльях? И ширины они необычной. Не знаю, сколь это эффективно, такой стиль более не используется. Олдертон прав, мельница очень древняя, хотя все еще в рабочем состоянии.

Он простоял еще несколько минут молча, наблюдая мерные обороты гигантских лопастей.

— Понимаете ли вы, Джейкоб, что мы, очень может статься, глядим на вымирающую индустрию? Когда машины Ньюкомена [31] и нашего друга Джимми Ватта [32] достигнут совершенства, дни таких мельниц подойдут к концу. Сила ветра слишком непостоянна и переменчива. Через сотню лет зерно по всей Англии станут перемалывать паровые мельницы.

Поул беспокойно пошевелился у него за спиной.

— Возможно. Но не при нашей жизни, Эразм, и, честно признаюсь, я этому рад. Мне наши старинные мельницы куда милей жаркого пыханья паровых котлов Джейми. Подумайте только, какой Зверь может вылезти из них!.. Однако давайте спустимся в яму. Этак нам Бессмертного не выследить.

Доктор не двинулся с места.

— Хочу проверить все части поэтического послания старого Джеральда Олдертона. «Коль с востока ветр могучий над холмом разгонит тучи». Ну, ветер и впрямь хоть куда, а вот с тучами не так все гладко. — Дарвин оглянулся на низкую пелену облаков на востоке. — Никуда не денешься, тучи есть — но луну не загораживают. Интересно, насколько вольное толкование по части туч здесь позволительно? Так, следующий шаг. «И над мельницей, бледна, встанет полная луна». Тут все в порядке. Дальше. «То из черного колодца лютый Зверь на волю рвется». Пока что-то со зверем заминка. Пойдемте заглянем в саму каменоломню.

Он бросил последний взгляд на вращающиеся над головой лопасти и двинулся в обход мельницы. Каменоломня находилась совсем рядом, в каких-то сорока ярдах, на западном склоне холма. Спираль низких широких ступеней вела в глубь черного двадцатифутового провала к неровному и бугристому дну, на котором еще виднелись следы извлеченных из мягкой меловой породы глыб кремня.

— Пять тысяч лет, — тихонько выдохнул Дарвин. — Каменоломне пять тысяч лет.

Друзья стояли на самом краю. Из ямы, точно дыхание пяти тысяч зим, поднимался промозглый холод. Воображение так и рисовало в самой тени притаившиеся в ожидании фигуры.

Поул с Дарвином начали осторожно спускаться, оглядываясь на каждом шагу. Белые стены каменоломни отражали лунный свет, так что почти до самого дна дополнительного освещения не требовалось.

На последней ступеньке доктор все же зажег фонарь и поднял его повыше, всматриваясь в темные углы. Черные затаившиеся фигурки бежали перед лучом света, прячась в самые дальние щели и закоулки. Слышались лишь скрип и потрескивание мельничного механизма, да тихо посвистывал ветер в деревянной решетке. Сырые меловые стены словно бы отрезали все обычные ночные звуки.

Джейкоб Поул вынул пистолеты из ящичка, зарядил их и тихонько поставил ящичек на пол. Двое друзей осторожно двинулись по неровному дну ямы, обследуя темные расщелины и ниши, куда не проникал лунный свет. На дальней от мельницы стороне каменоломни обнаружилась ровная, гладкая площадка, похожая на овальный стол. Через несколько минут бесплодных поисков доктор с полковником остановились там, решая, что делать дальше.

Луна стояла почти над самой мельницей, косые лучи падали на дно и стену каменоломни. Вращение решетчатых лопастей отбрасывало на пол узор из быстро проносящихся черных полос. Дарвин взглянул, как мелькают на фоне поднимающейся луны крылья ветряка. Внезапно доктор сделался напряжен и молчалив.

— Ну же, Эразм, — прошипел Поул, судя по всему, не решаясь говорить громко. — Что теперь? Зверя нет и в помине. По-моему, время к полночи, но где же Бессмертный? В том послании Джеральда Олдертона ничего не говорится, сколько нам ждать его появления?

Дарвин не ответил. Нахмурившись, точно в попытке ухватить какое-то ускользающее воспоминание, он глядел на мелькающую в просветах между лопастями луну. И наконец кивнул. Крепко прижав указательный палец левой руки к пульсу на запястье правой, доктор забормотал что-то себе под нос.

Через минуту-другую он наконец пришел к решению.

— Ладно, Джейкоб. Не думаю, что мы встретим Бессмертного сегодня. Или, коли на то пошло, завтра. Так что с тем же успехом можем возвращаться, пока Брезертон не поднял тревогу. — Держался он непринужденно, но решительно. — Как по-вашему, успеем мы обернуться в Кингс-Линн и обратно за три дня?

— Легко. — Поул глубоко вздохнул и начал разряжать пистолеты, чтобы уложить их обратно в ящик. — Но должен сказать, Эразм, это не очень-то честно. Где Бессмертный? И при чем тут Кингс-Линн? Я-то думал, мы теперь двинемся в Стиффки. И вообще есть здесь Зверь или нет? Только вчера вы утверждали, что ни один зверь по природе своей не может быть бессмертен.

— Про Кингс-Линн объясню позже. Что же до остального, я сказал только, что никакой зверь не может расширять и утверждать место своего вида в мире, если в должный срок не уступает этого самого места своим потомкам. — Дарвин повернул обратно к манору. — Я не говорил, что зверь теоретически не может быть бессмертен, — только что любой зверь в природе рано или поздно умирает, от несчастного случая или же болезни. Поэтому ради выживания рода он должен размножаться; а если признать необходимость размножения, то бессмертие или очень долгая жизнь становится недостатком, поскольку уменьшает скорость совершенствования вида. Ergo[33], Ламбет Бессмертный, если рассматривать его как бессмертное существо, много сотен лет обитающее в Олдертонской каменоломне, являет собой животное, в высшей степени невероятное.

Джейкоб Поул фыркнул и ткнул большим пальцем в сторону ямы.

— Вы отрицаете, что Том Бартон погиб именно там? Оспариваете реальность его смерти или ран Филипа Олдертона?

— Ничуть. — Друзья дошли до боковой двери поместья. — Смерть была самой что ни на есть реальной, а раны — куда как вещественны. Но это ничего не меняет. Призраки, если они только вообще существуют — а в данном отношении я, как вы знаете, скептик, — будучи сами бесплотны, не могут наносить настоящие раны. И напротив, настоящие звери, по причинам, которые я вам привел, не могут быть бессмертны. Наша же проблема, на мой взгляд, состоит лишь в том, чтобы найти связующее звено между бессмертием и реальностью ранений Бартона с Олдертоном. Давайте сейчас прекратим этот разговор; хватит времени как следует все обсудить по дороге в Кингс-Линн. Мне бы хотелось выехать завтра как можно раньше. А пока довольно философствований.

Поул выслушал окончание этой тирады с крайне недоумевающим видом.

— Первый раз слышу, чтобы вы, Эразм, призывали поменьше говорить, — проворчал он, открывая дверь.

Доктор задумчиво раздул щеки и бросил последний взгляд в сторону темной и безмолвной каменоломни.

— Уверяю вас, Джейкоб, на то есть веские причины. Если бы на земле водились призраки, я бы ожидал встретить их там, в карьере. А сами разве вы не видите их внутренним оком? Скорченные во тьме фигурки, выбивающие кремень из мела, откалывающие куски породы… — Он покачал массивной головой. — А ведь я не отличаюсь неврастеническим темпераментом. Ладно, оставим. Уверен, никто в поместье еще не лег спать. Все ждут — или страшатся — очередного появления Бессмертного. Мне бы хотелось минут десять побеседовать с Элис, Олдертоном и Джеймсом Ледьярдом. Полагаю, Брезертон тоже будет там. Отложите пистолеты, подоприте глаза еще на часок, и посмотрим, до чего мы сумеем договориться.

Карета застряла. Несмотря на все усилия, ее никак не удавалось вытолкать из месива, в которое трехдневный ливень превратил гужевую дорогу. Кутаясь в плащ от резкого ветра, Дарвин беспокойно поглядывал на восток. Вдали, над серовато-стальной гладью моря, в небесах показался просвет.

— Начинает расходиться, — мрачно промолвил доктор. — И дождь перестал. Если только можно верить барометру, ночью опять будет ясно.

Джейкоб Поул на миг оторвался от работы — он руководил четырьмя парнями, спешно нанятыми в ближайшей деревне. Они подсовывали бревно под левую боковую ось.

— Слишком уж мы задержались в Кингс-Линн. Это я виноват. И не представлял, что дорога так раскиснет. Меловая порода хорошо впитывает, но под ней, похоже, слой глины. Дайте мне еще два часа, и мы снова двинемся в путь. Думаю, если впредь держаться поближе к обочине, второй раз мы уж не застрянем.

Подойдя к карете, Дарвин уныло поглядел на массивный заводной механизм, заботливо обернутый в брезент и мешковину.

— Вина тут не ваша, Джейкоб. Моя. Это ведь я не мог уехать, пока не изготовят эту штуковину. Когда б не она, я с удовольствием проделал остаток пути пешком. До Олдертон-манор не больше шести миль. Но после того, как мы везли прибор всю дорогу, страшно не хочется бросать его в последний момент.

— А нам так важно оказаться в поместье именно сегодня? Вы же сказали им, что до нашего возвращения в каменоломне не будет происходить ничего интересного. Уж верно, они не станут туда соваться.

— Не совсем так, Джейкоб. — Дарвин покачал головой. — Жаль, я и впрямь не выразился столь четко. Я сказал, там не произойдет ничего интересного в ближайшие три дня, что чистая правда. Но я был уверен, что мы вернемся до истечения этого срока. Эх, следовало бы хоть немного поделиться с ними своими соображениями. Но я не хотел поднимать шум понапрасну — вдруг оказалось бы, что у меня просто не в меру разгулялось воображение.

Левое бревно наконец встало на место, под правый бок кареты бревно подсунули уже раньше. Еще две толстые балки служили точками опоры. Старая кобылка что есть силы тянула вперед, а крестьяне навалились на длинные брусья, используя их как рычаги.

— Идите сюда, Эразм, — окликнул Поул глубоко задумавшегося Дарвина. — Идея была ваша, а вы вдвое тяжелее меня. Опустите-ка задницу на это бревно, и я не я буду, коли двуколка не стронется с места. Воспользуйтесь своим весом.

— Ага, наконец-то и вы оценили достоинства массы, — заметил Дарвин, водружая обширное седалище на самый краешек балки. Коляска тут же приподнялась на несколько дюймов. — Жаль, вы — сплошная кожа да кости. «Хочу я в свите видеть только тучных» [34] — великолепная философия в нынешнем нашем положении.

— Хм-м! — пробурчал Поул, налегая на то же бревно. Из своего распластанного положения он только и видел, что синюю ткань, обтягивающую внушительный тыл Дарвина. — А вы, Эразм, сплошной рот да зад. Будь мы с вами одного размера, то не увязли бы вовсе. — Он закричал погромче: — Давайте, ребята! Как я скажу, все разом поднажми на ту сторону.

— Мы должны попасть в поместье прежде, чем взойдет луна, — заявил Дарвин. — Иначе, боюсь, кровь невинных падет на мою голову.

— Не думаю, — пропыхтел полковник, ритмично шатая рычаг. — Вряд ли кто-нибудь отправится сегодня в каменоломню, если мы не приедем.

Дарвин энергично подпрыгивал на бревне, и двуколка мало-помалу высвобождалась из вязкого плена.

— Ледьярд и Олдертон, может, и останутся в Олдертон-маноре. Я беспокоюсь не за них, а за Элис. Мы же знаем, как она упряма. Она хотела пойти туда еще до нашего отъезда — ничуть не сомневаюсь, что сейчас ей неймется еще сильнее. А если эта юная леди что-то вобьет себе в голову, едва ли Филипу Олдертону, Джеймсу Ледьярду или хоть самому Цицерону удастся ее переубедить.

— Ага!

Колеса двуколки внезапно рванулись кверху, и Дарвин, слетев с шаткого насеста, растянулся в липкой норфолкской грязи. Скользя и спотыкаясь, кобылка умудрилась вытянуть коляску из топи.

Доктор поднялся и озабоченно покосился на небо.

— До заката осталось не больше часа. И чувствуете ветер? Задувает с востока. Нам необходимо вернуться и увести их из каменоломни, пока не взошла луна.

Поул торопливо вручил четырем парням по монете, а потом проверил колеса и оси двуколки.

— Ни за что не успеем. Когда начнет смеркаться, придется ехать медленнее, а Ребекке, бедняжке, и так уже изрядно досталось. Если не дать ей отдохнуть час-другой, она будет еле плестись.

Дарвин взял поводья и досадливо фыркнул.

— Уму непостижимо. От Кингс-Линн мы проехали двадцать мест, где могли бы сменить лошадь, а теперь отсюда до Ламбета — ни одного. В путь, Джейкоб! Ребекке придется сегодня тряхнуть стариной.

При звуках своего имени кобылка насторожила уши и споро потрусила на юг. Сгущались сумерки. Ветер все свежел, разгоняя тучи. Сквозь последние клочья перистых облаков проглядывала луна, ободок солнца нырнул за горизонт, на небе показались первые звезды.

К тому времени, как впереди засветились огни поместья, уже окончательно стемнело. Кобылка замедлила шаг, осторожно нащупывая дорогу во мгле и мудро игнорируя понукания Дарвина и гневные проклятия Поула.

Наконец путники свернули на длинную аллею, что вела через ухоженный сад с аккуратно подстриженными кустами к флигелю для слуг близ западного входа. Поул швырнул поводья изумленному лакею, который как раз вышел во двор, чтобы выкинуть в птичий загон ведро очистков и кухонных отбросов, и друзья вместе кинулись через весь дом к восточному крылу, где находилась столовая.

Там не оказалось никого, кроме Брезертона. Сидя за боковым столиком, дворецкий втихую попивал хозяйское вино. При внезапном появлении Поула с Дарвином он смущенно вскочил на ноги, но доктор отмахнулся от потока спутанных объяснений.

— Где мистер Филип и мисс Элис?

— Пошли на мельницу, сэр, и, боюсь, в каменоломню. Мисс Элис сказала, что отправится туда, поскольку вы сами не вернулись, а говорили, сегодня может появиться Зверь. А мистер Олдертон заявил, что боится отпускать ее одну и тоже пойдет.

— А доктор Ледьярд?

— Побежал следом, не более пяти минут назад. Он уезжал на вызов и вернулся после того, как они ушли.

Дарвин выругался.

— Бегите, Джейкоб. И вы, Брезертон. Скорее к яме. Вы оба проворней меня, не ждите. Потом объясню.

Поул по крайней мере не тратил время на расспросы. Ему только один раз доводилось слышать, чтобы Дарвин говорил таким тоном. Схватив пораженного Брезертона за руку, полковник потащил его за собой. Дарвин последовал за ними со всей скоростью, какую допускали его возраст и толщина, но быстро осознал, как глупо мчаться сломя голову по незнакомым местам. Он сбавил шаг и через несколько минут остался далеко позади.

В ясном небе, озаряя холм, поднялась круглая луна. На отроге холма Дарвин различал быстро вращающиеся под восточным ветром крылья мельницы, черно-серебряные в лунном свете решетчатые лопасти. Чуть ближе зиял провал каменоломни.

Людей видно не было, но, сделав еще несколько шагов, доктор услышал громкий крик. Подбежав к краю, Дарвин заглянул вниз. Элис Милнер, явственно различимая в длинном белом платье, жалась к самой стене. Рядом, все еще с рукой на перевязи, стоял Филип Олдертон. Оба смотрели на группу дерущихся людей на меловому полу. Глазам доктора потребовалось несколько секунд, чтобы привыкнуть к темноте; потом он увидел, что Поул с Брезертоном крепко сжимают с двух сторон отчаянно вырывающегося Джеймса Ледьярда.

— Скорее, Эразм, помогите нам, — закричал Поул, как только Дарвин окликнул их. — Он напал на Олдертона, как раз когда мы подбежали. Хорошо, Филип уже может двигать одной рукой, не то ему могло бы сильно достаться, пока мы не оттащили Ледьярда.

После бега доктор тяжело пыхтел и хватал ртом воздух. Вместо того чтобы спускаться, он сел на верхнюю ступеньку и привалился головой к стенке.

— Я туда не полезу, — прохрипел он, кое-как отдышавшись. — Выходите. Все. И как можно быстрее, если не хотите увидеть Бессмертного Ламбета вблизи. Возвращайтесь в дом. Я тоже пойду, вот только немного приду в себя. А потом, сдается мне, смогу показать вам кое-что по поводу всей этой истории. Идите!

Он говорил очень настойчиво. Все еще удерживая Ледьярда, остальные вскарабкались по меловым ступеням и двинулись к уютным огонькам поместья.

Загадочное устройство, сложное сплетение колесиков и шестеренок, извлекли из-под многих слоев мешковины. Теперь оно возвышалось на обеденном столе перед потайным фонарем. На другом конце стола мрачно сидел Джеймс Ледьярд. Одежда молодого врача вся разорвалась и покрылась белой меловой пылью со дна ямы. По бокам от него несли караул Поул и Брезертон, настороженные и бдительные. Элис Милнер и Олдертон сели чуть позади. Один Дарвин стоял напротив, что-то подкручивая в своем механизме. Остальные пристально глядели на него. Выражения лиц варьировали от нетерпения у Олдертона до подавляемой тревоги у Ледьярда.

— Долго еще, доктор Дарвин? — раздраженно поинтересовался хозяин поместья. — Из почтения к вашей репутации мы терпели все это позерство и пустую трату времени. Но разве после сегодняшних событий не ясно, что Ледьярд просто-напросто обычный убийца? Это он повинен в моих ранах и смерти Тома Бартона. Чего мы ждем, давно пора передать его в руки правосудия!

— Еще секундочку, — попросил Дарвин. — Хочу убедиться, что с механизмом все в порядке, прежде чем пускать его в ход.

Он обменялся с Ледьярдом каким-то странным взглядом и нагнулся, поправляя приделанное спереди устройства медное колесо с лопастями наподобие мельничных. Под колесом висел длинный маятник. Прищурившись на полосу света, доктор немного подвинул фонарь и наконец вроде бы остался доволен результатом.

— Всего лишь пять минут вашего времени. А потом, коли пожелаете, с доктором Ледьярдом поступят так, как предлагает мистер Олдертон. Этот прибор мне нужен, чтобы объяснить произошедшие в каменоломне события. Его, по моему описанию, смастерил Гаррисон, часовщик из Кингс-Линна.

— И за чудовищную цену, — пробурчал Поул. — Судя по тому, сколько он заломил, эта штуковина сделана из чистого золота.

— Умерьте пыл, Джейкоб, — оборвал его Дарвин. — Вы сами увидите, что прибор стоит этих затрат. Но прежде чем я заведу механизм, позвольте спросить, что каждый из вас видел сегодня, спустившись в каменоломню?

На несколько мгновений воцарилась тишина.

— Доктор Ледьярд нападал на мистер Олдертона, — отрывисто произнес Поул.

Брезертон кивнул.

— Хорошо. А перед этим? Элис, что вы видели? Прежде чем ответить, молодая женщина растерянно поглядела на Филипа Олдертона.

— Перед нападением? Сначала мы с Филипом спустились в каменоломню одни. Но там и видеть-то было нечего. Только стены ямы и небо. Верно, Филип?

Тот пожал плечами. Судя по виду, ему это все уже надоело.

— Никакого Бессмертного, если вы к тому клоните, хотя условия для его появления были самые идеальные. Я пошел туда, чтобы уговорить Элис оставить вздорные выдумки и вернуться. По личному опыту знаю: в каменоломне опасно. Мне было не до того, чтобы смотреть по сторонам. Переходите к делу — и наконец покончим с этой историей.

Дарвин перевел взгляд на Ледьярда. Тот словно бы собирался что-то сказать, но потом склонил голову и промолчал. Доктор, в свою очередь, пожал плечами.

— Не сомневаюсь, все вы свято убеждены, будто сказали мне чистую правду. Однако легко доказать, что никто из вас не сказал всей правды. Как мы знаем, каменоломня довольно глубока, но все же не как колодец. С вашего места любой из вас мог явственно видеть еще две вещи: луну и мельницу.

Элис кивнула.

— Ну конечно. — Она повернулась к Олдертону. — Помнишь, Филип, я еще сказала, что даже без фонаря различаю на стенах маленькие вкрапления кремня.

— И какое это может иметь значение? — ворчливо поинтересовался Олдертон.

— Очень большое, — ответил Дарвин. — Если вы видели луну, то, значит, видели и мельницу, вырисовывающуюся на ее фоне. Мельница стоит так, что, когда луна поднимается высоко и ее становится видно со дна каменоломни, вращающиеся лопасти постоянно перерезают свет. А теперь, если можете, припомните слова предостережения Джеральда Олдертона — ибо его послание предназначалось именно предостеречь. Кто помнит?

— Я, — негромко проговорила Элис. — «Коль восточный ветр могучий в небесах разгонит тучи»…

— Нынче вечером так оно и было, — кивнул Дарвин. — А дальше?

— «И над мельницей, бледна, встанет полная луна».

— Замечательно. Так вот, поскольку крылья мельницы не были закреплены, то они довольно быстро вращались. Если внимательно наблюдать за ними, можно заметить некий факт: после того, как ветер достигнет определенной силы, скорость вращения лопастей от него уже практически не зависит и близка к постоянной. Почему же так важно, чтобы не было туч? Да по вполне очевидным причинам! Иначе не будет видно луну. Итак, вот каковы условия Джеральда Олдертона. Луна, светящая в каменоломню через лопасти мельницы. Достаточно ли всего этого, чтобы вызвать из каменоломни Зверя? Или требуется еще какой-то фактор? Именно это я и собираюсь проверить при помощи своего механизма.

Он показал на сверкающий железом и медью прибор. Зрители взирали на него скептически. Лишь Джеймс Ледьярд яростно замотал головой.

— Не надо! Ради всего святого, доктор Дарвин, ни один здравомыслящий человек не станет вызывать демонов, где бы они ни обитали.

Дородный доктор заколебался, обдумывая эти слова.

— Совершенно справедливо, — наконец произнес он. — Разве что мы призываем их, чтобы изгнать раз и навсегда. Тогда это необходимо. А теперь вы все смотрите внимательно, не отводите глаз с луча фонаря.

Он приоткрыл створку фонаря, и луч света протянулся по всей комнате, выбиваясь из-за странного механизма. По этому сигналу Поул встал, тихо задул свечи, что висели в замысловатых канделябрах на стенах, и задернул шторы. В комнате, освещенной одним лишь фонарем, воцарилось гробовое молчание.

Дарвин согнулся над инструментом и отодвинул металлическую щеколду. Что-то зажужжало, и металлическое колесо начало медленно вращаться. Торопливо обойдя стол, доктор взял конец шнура, привязанного к боковой стенке прибора, натянул его и встал у всех за спиной. Лопасти мерно пересекали луч, отбрасывая по комнате дрожащий узор света и тьмы.

Дарвин натянул шнур посильнее. Движение колеса ускорилось, черные лопасти так и мелькали на фоне яркого луча. Доктор потихоньку экспериментировал с веревкой, подбирая какую-то определенную скорость вращения. В комнате, заглушая ровное жужжание механизма, послышались звуки мучительного, затрудненного дыхания, сдавленное горловое рычание.

Элис отвела взгляд от луча и в ужасе закричала. Филип Олдертон медленно поднимался на ноги. Вены у него на голове и шее налились кровью. Огромный и страшный в прыгающем свете фонаря, он начал поворачиваться к молодой женщине. Деревянные ручки кресла затрещали и разлетелись у него в руках, как сухие веточки.

Дарвин отпустил шнур и, не успел Олдертон окончательно встать, наклонился к нему сзади. Ловкие и сильные руки доктора сжали сонную артерию владельца поместья. Силач захрипел, пытаясь вырваться, но через несколько секунд качнулся вперед и без чувств рухнул на мягкий ковер.

Дарвин разжал руки.

— Зажгите свет, да побыстрее. — Он глубоко вдохнул, как будто сам долго не дышал. — Вы, Брезертон, приведите слуг и перенесите вашего господина в постель. По моим подсчетам, он придет в себя минут через пять. Когда очнется, не давайте ему ничего, кроме воды, и бдительно наблюдайте за ним, пока мне или доктору Ледьярду не представится возможности его осмотреть.

Он подошел к часовому механизму и остановил вращение колеса. Поул зажег от фонаря щепку и по очереди поднес ее к настенным светильникам. В комнате снова стало светло, и с губ Джеймса Ледьярда сорвался протяжный дрожащий вздох. Молодой врач покачал головой, глядя, как четверо слуг поднимают и выносят из комнаты огромное тело Олдертона.

— Вот что так упорно отказывался принять мой разум, — произнес он. — В глубине души я подозревал правду, однако она шла вразрез со всеми моими знаниями, с самыми сокровенными убеждениями. Я говорил себе, что такого просто не может быть, — но ошибался.

— Сдается мне, не так уж вы и ошиблись. — Дарвин поглядел на Джеймса с симпатией. — Ошиблись в деталях, но не в сути происходящего. Инстинкт подсказал вам виновника, а не способ его действий.

Доктор подошел к окну и раздернул шторы. Высоко в небе все еще виднелась полная луна.

— Похоже, время давно за полночь, — заметил он. — Не стоит ложиться, пока Филип Олдертон не придет в себя. Мисс Элис, не попросите ли Брезертона принести что-нибудь поесть? Например, холодного ростбифа и пирога. — Он повернулся к Ледьярду. — И какие же подозрения зародились у вас насчет Филипа Олдертона? Кажется, я могу отгадать кое-что по вашему поведению во время нашей первой встречи. Помните, как вам не хотелось, чтобы я осматривал его раны?

Ледьярд придвинул стул поближе к столу и исподлобья глянул на Элис, которая молча скользнула в комнату и уселась перед высоким окном.

— Да, у меня возникли подозрения. Я всегда отрицал сверхъестественные явления, ибо они противоречат рациональному взгляду на мир. Однако сегодня мы собственными глазами лицезрели то, что мой разум сумел вычислить, но не умел принять. Филип Олдертон — оборотень, ликантроп. Мы видели начало превращения. Если бы вы не остановили его, он убил бы Элис и скорее всего всех нас. Даже ослабевший, Филип Олдертон сильнее любого, кто находится в этой комнате. А в волчьем обличье он сделался бы и вовсе непобедим.

— Пожалуй. — Дарвин, усевшись напротив Ледьярда, подпер подбородок руками. — Но это к делу не относится. Ваше заключение основано на ложной предпосылке, будто чудесное и сверхъестественное — одно и то же. Чувства матери, видящей первую улыбку своего малыша, отнюдь не противоречат природе. Их легко объяснить вполне простыми законами, вытекающими из животного стремления увековечить свой род. И уж конечно, в этих чувствах нет ничего сверхъестественного. Но я менее всех в мире посмел бы утверждать, будто они не чудесны. Различие становится критическим, когда мы пытаемся объяснить события, что произошли в Олдертон-маноре за последнюю неделю — и последние двести лет.

Заслушавшись доктора, Поул замер, не донеся руку со щепкой к трубке. Когда огонек начал жечь ему пальцы, полковник выругался и уронил щепку на пол.

— Прах побери, Эразм! Вам, наверное, кажется, будто вы говорите что-то дельное, а по мне — это все сплошной вздор. Какое отношение улыбки младенцев имеют к превращению Филипа Олдертона в зверя? Да мы здесь ни одного младенца не видели!

— Джейкоб, вы никогда не слышали об аналогиях? — вздохнул Дарвин. — Вот вам и польза сравнений. Что ж, пока Филип Олдертон не очнется, у нас хватит времени. Думаю, всем будет интересно послушать объяснение целиком.

Он обернулся к Брезертону, который бесшумно внес в столовую поднос с холодным ростбифом, мясным пирогом и сыром.

— Вашего господина удобно устроили?

— Да, сэр. Около постели дежурят двое.

— Возможно, его будет тошнить. Прекращение притока крови к мозгу иногда дает этот эффект. На всякий случай приготовьтесь.

— Да, сэр. — Брезертон повернулся к двери, но вдруг замялся. — Доктор, слуги боятся мистера Олдертона. Они слышали, что здесь произошло. А рядом с ним безопасно, или он может снова в любой момент превратиться?

— Насколько понимаю, они от вас же все и услышали, — заметил Дарвин. — Передайте, что им ничего не грозит.

— Ой ли? — спросила Элис, когда Брезертон вышел из комнаты. — Если доктор Ледьярд прав, разве Филип не может снова обернуться волком? Луна все еще в небе, а ветер на мельнице дует так же сильно.

— Можете не бояться. Доктор Ледьярд отгадал лишь часть правды, но вы как невеста Филипа Олдертона должны знать все. Скажите, дорогая моя, до приезда сюда вам было что-нибудь известно о здоровье Филипа Олдертона или его родных?

— Филип всегда отличался отменным здоровьем. Сами видите, как быстро он оправился от ран. А о его родных мне ничего не известно. Я полагала, что все они наслаждаются тем же даром.

— Так оно и есть, — вмешался Джеймс Ледьярд. — Чарльз Олдертон умер уже в весьма почтенном возрасте и вплоть до рокового приступа никогда на здоровье не жаловался.

— Чудесно. — Дарвин отрезал себе кусок кэрфильского сыра. — Итак, давайте начнем с одних лишь фактов, свободных от каких-либо теорий. Вы, доктор Ледьярд, осматривали раны Филипа Олдертона и тело Тома Бартона. Полагаю, осмотр навел вас на определенные выводы. Не расскажете ли, на какие именно?

— Мне стало очень не по себе, — ответил Ледьярд. — С ранами Филипа Олдертона все было ясно: их нанесло какое-то животное. Но с Бартоном дело обстояло иначе. Он тоже был довольно сильно поранен, однако причина смерти оказалась иной. Ему пробили череп — необыкновенно сильным ударом. Вид этой пробоины крайне встревожил меня. Я задумался, а не могло ли случиться так, что они с Филипом подрались друг с другом.

— Что свело бы тайну Бессмертного к обыкновенному убийству, — заметил Дарвин. — Не знаю, зачем тогда вы пытались не подпускать меня к раненому — разве что сами что-то заподозрили и хотели уберечь кого-то третьего от горя и публичного скандала. И, кажется, я знаю, кого именно вы надеялись защитить. Но вы упустили из виду одну важную вещь. Вы не осмотрели тела собак.

— Камбиса и Беренгарии? — удивился молодой врач. — А зачем?

— И в самом деле зачем? — поддержал его Поул. — Черт возьми, Эразм, я же говорил вам: вы ничего не добьетесь, ковыряясь в двух дохлых псах. В жизни не видел этакой пакости.

— Да, не слишком аппетитное зрелище, — жизнерадостно согласился Дарвин. — Но любому врачу привычное. — Он взял толстый ломоть ростбифа и принялся щедрой рукой намазывать на него горчицу. — Зато крайне информативное. Итак, еще один факт. Элис, дорогая моя, собак держали на псарне. Кто их кормил и за ними ухаживал? Уж верно, не Филип.

— Бартон, — ответила молодая женщина. — В его обязанности входил уход за всеми собаками. Подозреваю, что идея взять их на мельницу принадлежала именно ему.

— И Филип Олдертон охотно согласился, — отозвался Дарвин. — Это должно было развенчать ваше, доктор Ледьярд, подозрение, будто Олдертон с самого начала собирался напасть на Бартона, прикрываясь легендой о Бессмертном. Тогда он ни за что не позволил бы взять собак. — Толстяк поднял кусок пирога, понюхал и отложил обратно на тарелку. — Итак, как насчет ран гончих? Они напоминают ранения Бартона, а не Филипа Олдертона. Мозги вышиблены ударом о твердую поверхность — например, о стену каменоломни. Когда я увидел эту картину, вывод стал очевиден. Как вы и предположили, Олдертон напал на Бартона. Гончие защищали сперва Бартона, а потом себя. Олдертон каким-то образом умудрился убить всех троих, но и сам был сильно изорван псами. Увы, моя дорогая, — добавил он, когда Элис тихонько ахнула от ужаса, — иного объяснения мне придумать не удалось. Трудно представить, как он, даже при всей своей феноменальной силе, справился с ними. Однако же справился, и собственные его раны нанесены собаками, а не Бессмертным Ламбетом. К такому выводу привел меня осмотр людей и гончих.

— Но так вы только поднимаете еще больше вопросов, — запротестовал Ледьярд. — Чарльз Олдертон тоже умер в каменоломне, в полном одиночестве. И не забывайте легенду о Звере, который живет там уже сотни лет.

— Знаю, — кивнул Дарвин. — Тут и в самом деле пришлось поломать голову. Как я говорил Джейкобу, мне ненавистна сама мысль о существе бессмертном или же наделенном непомерно долгой жизнью. Это противоречило бы выживанию всего вида, к которому такое животное принадлежит. Тогда я слегка изменил вопрос. Допустим, в Олдертонской каменоломне и вправду несколько сотен лет кряду происходили диковинные события. Что же такое могло существовать на протяжении пяти или даже более поколений?

Трое его собеседников молчали.

— Какой-то дух? — робко предположила Элис.

— Только не дух. К миру духов я бы обратился в последнюю очередь — это противоречит всем моим взглядам на мир. Что, кроме духов, может существовать столь долгий срок? Мне приходит в голову только одно.

Он повернулся к Ледьярду.

— Доктор, забудьте каменоломню, забудьте Бессмертного и байки о сверхъестественном. Представьте, что сегодня вечером вы вошли в эту столовую впервые в жизни. Знаю, вы побежали в каменоломню, чтобы защитить Элис от того, кого считали волком-оборотнем. Возможно, вам будет приятно слышать, что я глубоко уверен: напав на Филипа Олдертона, вы и впрямь спасли ей жизнь. Но, предположим, вы ни о чем подобном думать не думали и ведать не ведали. Какой диагноз вы как врач поставили бы Олдертону, когда он поднялся с кресла?

Ледьярд несколько секунд задумчиво глядел на стол, а потом вскинул голову. В черных глазах сверкало прозрение.

— При таких-то симптомах? Вполне возможно, припадок эпилепсии.

Дарвин хлопнул в ладоши.

— Именно. Все симптомы вполне могли объясняться началом эпилептического припадка, приступа судорог. А эта болезнь, как известно, может передаваться из поколения в поколение. Чарльз Олдертон, как вы сказали, умер от сердечного приступа. Когда это случилось, он находился в яме один. Жестокие судороги, когда рядом нет медицинской помощи, для человека преклонных лет могут оказаться фатальными. Эпилепсия дает огромную нагрузку на все системы и органы.

— Но Филип не эпилептик! — вскричала Элис. — У него всегда было хорошо со здоровьем. Я знакома с ним больше года, и за все это время он ни разу не болел.

— А при чем тут каменоломня? — возразил Ледьярд. — Если с Олдертоном случались судороги, то почему только в этой яме?

Дарвин снова взял тот же кусок пирога и подозрительно принюхался.

— Надеюсь, кухарке хватило ума не пренебрегать гвоздикой, — озабоченно произнес он. — В пироге с голубями без нее никуда. Я чувствую запах баранины, лука и яблок — но где же гвоздика? Надо будет с утра сказать ей пару словечек… Он вновь отложил пирог на стол.

— Почему в яме? Да, в самом деле. Это был самый трудный вопрос. Допустим, Филип убил Бартона и гончих, не контролируя свои действия. Вспомните вдобавок его викингскую внешность, подумайте о берсерках, которые в пылу битвы, одержимые жаждой крови, проявляли чудовищную силу. Одежда Филипа опять-таки доказывала, что на дне ямы он участвовал в какой-то зверской драке. Но все равно остается вопрос: почему в яме? И при чем тут древнее предостережение Джеральда Олдертона о луне, ветре и мельнице? Поэтому-то я и решил посмотреть, как выглядит каменоломня, когда складываются подходящие условия для появления Зверя.

— Что ж вы, Эразм, тогда мне ничего не рассказали? — проворчал Поул. — Я в этих ваших эпилепсиях ничегошеньки не смыслю, но от перспективы встретиться там с Бессмертным Ламбетом со мной самим чуть судороги не приключились, Как там? «Ветр могучий» — это про меня было сказано, у меня все кишки так и крутило от страха.

— Я удивлен, Джейкоб. — Дарвин улыбнулся своей беззубой улыбкой. — Не вы ли рассказывали, как лезли в Ширазе на самую верхушку храма, который охраняли духи жрецов, умерших тысячу лет назад? По вашим словам, у вас тогда и волос на голове не шевельнулся.

— И не шевельнулся, — фыркнул Поул. — Да ведь тот подъем сулил вывести к рубинам. И вдобавок кучка каких-то там языческих духов и вполовину так не страшна, как исполинский пес, готовый перегрызть мне хребет, пока я буду выкарабкиваться из ямы.

— Кстати, с каменоломней тоже связана легенда о сокровище, — сообщил Ледьярд. — Якобы где-то рядом зарыто золото викингов.

— Зря вы это сказали, — добродушно попенял ему Дарвин. Теперь мне его отсюда не утащить. Джейкоб, вы как хотите, а я послезавтра уезжаю. — Он снова повернулся к молодому человеку. — Читали ли вы труды Фракастро Веронского? [35] Это не праздное любопытство, — прибавил он в ответ на удивленный взгляд Ледьярда.

Темноволосый врач покачал головой.

— А следовало бы вам их прочесть, — продолжил Дарвин. — Его книга о способах заражения прокладывает новое направление для анализа распространения болезней. Он был наблюдательным ученым и гениальным экспериментатором. Я вспомнил о нем, когда мы стояли на дне каменоломни. В одной из работ Фракастро вкратце пишет и об эпилепсии. Он утверждает, хотя никак не обосновывает, что в некоторых случаях подобные припадки можно вызывать искусственным образом. По его словам, таких пациентов помещали в темной комнате перед источником мигающего света, который получается, если на пути луча стоит вращающееся колесо.

Все разом поглядели на прибор, что стоял на дальнем конце стола.

— Лопасти ветряка, — внезапно проговорила Элис. — Мы видели сегодня, как они мелькают на фоне луны.

Дарвин кивнул.

— Не появись Джеймс Ледьярд, вас уже не было бы в живых. Когда вы стоите на дне каменоломни, восходящая луна оказывается как раз за мельницей. Сильный ветер вращает крылья с максимально возможной скоростью. Решетчатые окошки придают дополнительное мелькание. Я обратил на это внимание, а потом вспомнил заметки Фракастро и засек период вспышек. Это устройство, — он указал на конец стола, — воссоздает ровно тот же эффект вне зависимости от мельницы, луны и ветра. Мне пришлось слегка поэкспериментировать со скоростью вращения, поскольку я не был уверен, какая именно частота воздействует на Филипа Олдертона.

— И на Чарльза Олдертона это действовало точно так же? — спросил Ледьярд.

— И на Джеральда тоже, — подтвердил Дарвин. — Джеральд каким-то образом вычислил условия, которые вызывали припадки, и попытался предупредить своих потомков — так, чтобы весь мир не прознал о фамильном недуге. Какая ирония, что именно это послание и заманило Чарльза с Филипом в каменоломню, тем самым вызвав новое появление Бессмертного.

На последних словах доктора в комнату вошел Брезертон.

— Мистер Филип пришел в себя. Чувствует сильную усталость, но в остальном вполне хорошо. Он очень удивился, что снова лежит в постели, когда последнее его воспоминание — как сидит здесь в столовой. Я не стал ему ничего говорить.

Ледьярд поднялся.

— Пойду к нему. Вне зависимости от сегодняшних событий он все еще остается моим пациентом.

Элис промолчала, но встала и вышла из комнаты вместе с Ледьярдом и Брезертоном.

— Бедняжка перенесла страшное потрясение, — промолвил Поул и бросил на Дарвина проницательный взор. — Ее жених — убийца. Что она будет делать?

Тучный доктор покачал головой.

— Не могу сказать. Олдертон — человек не слишком приятный. Со слугами он груб и заносчив. И все равно его надо пожалеть.

— Джеймс Ледьярд к Элис неравнодушен, — заметил полковник. — А вы, по-моему, весьма к нему расположены. Вы предлагаете, чтобы Олдертона арестовали за убийство Тома Бартона?

Дарвин вздохнул. Серые кроткие глаза глядели встревоженно и устало.

— Не провоцируйте меня, Джейкоб. Вы отлично знаете ответ. Я врач. Моя задача — спасать жизни, а не отнимать их.

— Думаете, Джеймс Ледьярд разделяет ваши взгляды?

— Его чувства к Элис затрудняют решение, однако, думаю, он придет к тому же выводу. Теперь нам только надо позаботиться, чтобы подобного не повторилось впредь. Эпилепсия Олдертона относится к редкой категории — судя по всему, ее вызывает только особенное мелькание света. Надеюсь, узнав, что произошло, Олдертон сам пожелает, чтобы его лечили и за ним присматривали.

— А если нет?

Дарвин вздохнул, пожимая массивными плечами.

— Тогда его необходимо лечить силой или же поместить туда, где он не сможет никому причинить вреда. Помните, Филипа нельзя обвинять в самой болезни, он тут совершенно бессилен. С тем же успехом можно винить вас за вашу малярию. Но он должен принять на себя ответственность за контроль над недугом. Джеральд Олдертон столкнулся с такой же проблемой и, выяснив правду, посвятил жизнь религии. Впрочем, у него уже были дети. Возможно, узнав горькую истину, Филип захочет, чтобы род Олдертонов на нем и прервался. Но это уже решать не нам.

Толстяк поглядел на остатки еды. За время разговора он уничтожил большую часть провизии, включая и презренный голубиный пирог без гвоздики. Теперь доктор отодвинул кресло от стола.

— Если это случится, — продолжил он, — подозреваю, Джеймс Ледьярд будет счастлив утешить Элис — а если она пожелает, даже свозить ее к гробницам Египта. Ледьярд обладает настоящим даром по части древней истории.

— И вы по-прежнему считаете, что мы завтра же должны выехать в Личфидд и предоставить Филипу Олдертону, Джеймсу Ледьярду и Элис Милнер самим разбираться между собой?

— Именно. — Дарвин зевнул и грузно поднялся на ноги. — Теперь это уже не наше дело. Идемте, Джейкоб. Я хочу еще взглянуть на Филипа, а уже поздно. Хлопотливый выдался денек. Так или иначе, мы прервали древний род, вытащили Зверя из каменоломни и убили Бессмертного. А теперь я хочу осмотреть пациента.

СОЛБОРНСКИЙ ВАМПИР

Самый короткий день в году близился к вечеру. Хрустящий иней, что еще с полудня выбелил лужайку, мало-помалу подбирался к плоской крыше приземистого кирпичного склада. Утром, в девять часов, крыша была чуть ли не горячей — внутри царила убийственная жара, за девяносто градусов. Но без двадцати семи минут двенадцать взрыв котла вышиб окна, разнося осколки стекла и черного железа на добрую милю вокруг. С тех пор тепло так и утекало из помещения через зияющие проемы. Мокрые полотенца уже задубели, а кувшины и тазы, где недавно клокотал кипяток, начали покрываться корочкой льда.

Раненым оказали помощь, мертвых унесли. Команда уборщиков сделала все, что могла, и разошлась. Обломкам металла, глубоко врезавшимся в крепкие кирпичные стены, пришлось ждать своей участи до завтра — равно как и искореженному металлическому каркасу посередине комнаты.

На складе остались только два человека. Младший, лет сорока, с сумрачным, замкнутым лицом, нервно расхаживал вдоль стены, не в силах глядеть на жалкие останки паровой машины. — Вот и все, — горько произнес он. — Конец. Не надо было мне уезжать из Глазго. И вы с Мэтью можете меня даже не уговаривать — новой я строить не стану.

Эразм Дарвин собирал окровавленные тряпки и швабры и скидывал их в ведро. При этих словах он выпрямился. Всю ночь доктор принимал тяжелые роды, а срочный вызов в пригороды Бирмингема разбудил его от краткого трехчасового сна. Круглое лицо толстяка посерело и осунулось от усталости, однако в голос не прокралось признаков слабости.

— Сегодня, конечно, не станете, Джимми, не спорю. Но завтра?.. Поживем — увидим. Бьюсь об заклад, вы еще передумаете.

— Не спорьте — проиграете. С меня хватит. Возвращаюсь к прежнему ремеслу. Буду мастерить инструменты.

— Нет-нет. — Кряхтя от ломоты в натруженных костях, Дарвин нагнулся за последней тряпкой, а потом зашагал к стоявшему в углу на скамье медицинскому сундучку. Каким-то чудом улыбка, сиявшая на усталом рябом лице, умудрялась вселять уверенность и надежду. — Вы должны работать не покладая рук, Джимми. Мир ждет усовершенствования ваших идей. Придет день, когда они, — одним взмахом пухлой руки доктор словно бы очертил всю северную часть Англии, — при помощи ваших котлов будут вращать сотни прядильных машин. Ваши изобретения обегут весь мир. Через сотни лет энергия воды станет такой же древней историей, как Вавилон и Ниневия.

— Водяные колеса по крайней мере никого не убивают и не увечат.

— Погиб всего один человек — что просто чудо, учитывая силу взрыва. И, насколько я понял, Нед Самптон не послушался ваших распоряжений.

— Я велел ему не начинать без меня, потому что у меня до двенадцати дела в Сохо. — Лысоватый шотландец впервые поглядел на обломки машины, в которую было вложено столько трудов и мечтаний. — А Неду прямо не терпелось. Я ему сколько раз твердил: пар — не игрушка, а могучая природная сила. И относиться к ней легкомысленно — очень опасно. Да еще не следить за давлением и даже не проверять предохранительный клапан…

— Что бы Нед ни сделал, он дорого поплатился за неосмотрительность. — Дарвин защелкнул застежки сундучка. — Джимми Ватт, ежели вам тяжело с вашей работой справляться, что бы вы на моей-то делали? Сегодня вы видели всего одну смерть, а понимаете ли, что для меня эта смерть была второй и чудом не третьей? Мать я еще спас — надеюсь, — но ребенок умер через два часа после рождения.

— Нет, с вашей работой мне бы не справиться, Эразм. Мы с вами оба это понимаем. Даже и будь у меня ваши медицинские познания, мне не хватает вашей силы духа.

— Как мне не хватает вашего инженерного искусства. В мире найдется место множеству дополняющих друг друга талантов. Что же до стойкости духа, она не врожденная, а приобретается практикой. — Эразм Дарвин выглянул в ближайшее окно, ныне зиявшее рваным квадратом пустоты на беленой стене. — Джимми, кажется, сегодня я отдамся на милость вашего гостеприимства. Возвращение домой представляется мне совершенно немыслимым. Дороги нынче плохи, а сейчас, верно, и вовсе застыли.

— Ну конечно же! — встрепенулся его собеседник. — Я просто варвар. Должно быть, вы умираете с голода и усталости. Да и вообще Мэтью мне никогда не простит, если я отошлю вас прочь, не дав ему с вами повидаться. Оставайтесь со мной. Пойдемте пообедаем — вы как, готовы?

— Дождаться не могу, — Дарвин рывком поднял сундук, для удобства прижимая его к груди. — Изнемогаю от голода. Пообедаем у вас?

— Да нет, наверное. Я не бог весть какой едок, до вас мне далеко. — Ватт окинул взором выпирающий живот Дарвина. Впервые со времени несчастного случая во взгляде инженера появились проблески юмора. — Думаю, отобедаем у Мэтью. Денег у него больше, чем у нас двоих вместе взятых, и стол он держит не в пример лучше. Наверняка ему захочется узнать, какие новые идеи появились у вас со времени последней встречи нашего Общества Луны.

— Хотите сказать, мне придется отрабатывать ужин? И почему это вы думаете, что я к этому готов?

— Если нет — с вами такое случится впервые. — Ватт уже выходил в разбитую, повисшую на одной петле дверь склада. — Идемте. Ванна, отдых и славный ужин. Я сообщу в Личфилд, что сегодня вы домой не вернетесь.

Первая зимняя ночь сковала землю. Казалось, особняку Мэтью Бултона уже не ждать новых гостей. Дом, башенками и шпилями напоминающий средневековый замок, словно обратился внутрь себя: наглухо закрытые ставни, запертые двери. Снаружи пошел мелкий снежок — для крупных хлопьев было чересчур холодно. Звенящие хрусталинки опускались на землю; ветерок, слишком слабый, чтобы шелохнуть хотя бы одну ветку, подхватывал их и легкой порошей нес над землей. Под изгородями намело первые сугробы. Барсуки глубже зарывались в норы, а лисы, поводя носами, рыскали по мерзлой земле, выискивая зимних зайцев.

В доме же царил праздничный уют. До Рождества оставалось лишь четыре дня, над камином просторной гостиной висели плющ, остролист и омела. За длинным столом сменяли друг друга все новые и новые блюда: копченый угорь, вареный палтус, пироги с ветчиной и телятиной, начиненные каштанами перепелки, рыбный пирог, каплуны, фаршированные луком и устрицами, огромный дымящийся шар ростбифа в окружении печеной репы, картошки и морковки, пропитанный бренди сливовый пудинг с цукатами и кремом, а под конец — целое колесо стилтонского сыра. Не зря Бултон, владелец лучшей в Европе металлообрабатывающей фабрики, гордился своим поваром. Он небрежно извинился за то, что к столу не поданы жареный гусь и поросенок — они намечаются ближе к Рождеству. Если бы он только знал, что приедет Дарвин…

— То не стали бы ничего менять.

Освеженный часом сна и горой яств Дарвин чувствовал себя в своей стихии. Признательная аудитория всегда вдохновляла его. В промежутках между отправляемыми в рот горстями кураги он разглагольствовал о последних необычайных успехах доктора Уизеринга в области облегчения или даже исцеления водянки при помощи наперстянки и о потенциальных возможностях отвара сушеных листьев этого растения в дополнение к коре хины, алое и смоле гваякового дерева. Даже Ватт, заслушавшись, словно бы позабыл о сегодняшней катастрофе или хотя бы оттеснил воспоминания на более глубинный, внутренний уровень своей сумрачной и мятущейся шотландской души.

— Вы, Мэтью, — продолжал Дарвин, — человек методический.

Раздавшийся в эту секунду стук железного молотка по высокой парадной двери прозвучал ударом самой судьбы. Ватт с Дарвином дернулись, но Бултон и бровью не повел.

— Такое у нас случается что ни вечер, — весело пояснил он. — Кредиторы или курьеры, а не то кто-нибудь из муниципального совета. Учитывая близость Рождества, очень может быть — христославы. Масгрейв разберется. Продолжайте, Эразм. Вы, кажется, собирались рассказать о применении кристаллов медного купороса.

Однако Дарвин не слушал — точнее, слушал что-то другое: насторожившись, он старался уловить голоса, доносившиеся из отделанного дубом и мрамором холла.

— Похоже, надо накрыть еще одно место, — заметил он, рассеянно вытирая руки о скатерть. — Если позволите мне привести к ужину нежданного гостя.

— Приводите хоть двадцать. — Бултон махнул рукой на один из свободных стульев. — Прямо сюда. Но я не знал, что вы кого-то ждете.

— Я и сам не знал. — Дарвин не поднялся, а лишь чуть отодвинул кресло от стола, чтобы дать простор животу, и удовлетворенно кивнул появившемуся в дверях новому гостю. — Джейкоб. Мне так и показалось, что я узнаю ваш лай. Джимми Ватт, позвольте представить вам полковника Джейкоба Поула из Рэдберн-Холла, моего соседа и друга. Мэтью, вы с Джейкобом уже знакомы. Ну и как там снаружи?

— Холодно, как у снежной бабы за пазухой. — Поул довольно чопорно поздоровался с двумя остальными, прибавив, впрочем: — Эразм столько о вас рассказывает, что мне кажется, я вас уже давно знаю.

— И что же он о нас рассказывает? — В отличие от Дарвина Ватт при появлении Поула поднялся на ноги.

— Что, мол, Джеймс Ватт — один из величайших инженеров нашего времени, а Мэтью Бултон — ведущий новатор нашей нации во всем, что касается машин и техники.

Пройдя к камину, Поул остановился перед огнем и протянул к нему дрожащие руки. В отсветах пламени тощее лицо полковника казалось еще желтее обычного.

— Тогда садитесь, дружище. — Бултон показал ему на свободное место. — Даже если вы уже отужинали, эти слова достойны второй порции.

— Одну минуту. — Поул замялся, обегая всех троих взглядом. — Мне очень неловко, но я пришел сюда не один — с кузеном моего старого и доброго друга. Он там, в холле, и страшно хочет поговорить с Эразмом. А я боюсь нарушать покой вашего ужина.

— Не бойтесь — все равно уже нарушили.

Бултон шагнул было к двери, но Поул вскинул руку, останавливая его.

— Позвольте я буду с вами предельно откровенен. Я рассчитывал встретить Эразма по дороге домой, чтобы хватило времени побеседовать наедине. А на фабрике мне сказали, что он отправился сюда. Теперь вот я не знаю, что делать. Видите ли, мой спутник описывает свою проблему как крайне личную и деликатную.

— Медицинская проблема? — Дарвин попрямее уселся в кресле.

— Не знаю.

— Понятно. Что скажете, джентльмены? — Доктор поглядел на Ватта и Бултона.

— Не знаю, какая там у него проблема и захочет ли он обсуждать ее при нас. — Бултон снова направился к двери. — Знаю только, что нельзя оставлять замерзшего и голодного гостя ждать в холле. Садитесь, Джейкоб. По крайней мере поешьте. Глинтвейн вас согреет до самых костей.

— А еда добавит на них хоть чуть-чуть плоти. — Дарвин обвел рукой стол. — Лучший пирог с телятиной и ветчиной, что я ел за весь год. Поверьте мне.

Бултон вернулся с новым гостем, столь плотно закутанным против буйства стихии, что разглядеть его черты и сложение было совершенно невозможно. Нависшие на бровях, усах и окладистой черной бороде вошедшего сосульки медленно таяли и стекали по лицу и плащу.

— Томас Солборн, — представил Бултон. — Из Дорсета. И, по его словам, там не в пример теплее, чем у нас.

— Что нетрудно, особенно в такую ночь, как сегодня. — Солборн, говоривший с легким акцентом уроженца юго-западных областей Англии, снял островерхую шляпу с ушами и оказался румяным мужчиной лет тридцати, без парика, зато с густой копной собственных черных кудрей. Низко поклонившись всей компании и оглядев ее, он обратился уже непосредственно к Дарвину:

— Доктор Дарвин, я понимаю, что явился без приглашения. Честное слово, задумывалось все совершенно иначе.

— Что, Джейкоб сказал, мол, выглядывайте самого толстого? — поинтересовался доктор, снова указывая на место за столом. — Прошу вас, мистер Солборн, садитесь. Говорите, задумывалось все иначе? Сегодня, кажется, вообще все идет совершенно иначе, чем задумывалось. Я, например, собирался ночевать в своей собственной постели. Позвольте же мне высказаться начистоту. Джейкоб уже намекнул на причину вашего прихода сюда. Все в этой комнате, исключая, разумеется, вас, — мои старые и доверенные друзья. Я ценю и уважаю их здравый смысл и умение молчать. У вас есть какая-то проблема, о которой я не знаю ничего, помимо того, что она самого личного свойства. Если пожелаете поделиться ею здесь и сейчас — вы обретете сочувственных и неболтливых слушателей. Если же предпочтете отложить обсуждение до тех пор, как мы не останемся одни, это тоже легко устроить. А пока будем есть, пить и беседовать в свое удовольствие, наслаждаясь приятным вечером.

Солборн медленно снимал с себя многочисленные слои одежды: вязаные перчатки, два плаща, длинный шарф и кожаную куртку. Под всем этим он оказался человеком среднего, отнюдь не атлетического сложения, с уже намечающимся брюшком.

— Есть, пить и беседовать — это я могу. Но вот уже два месяца мне не удавалось расслабиться и наслаждаться жизнью. Целью моего визита в эти края была встреча с Джейкобом, а через него и с вами. Ваша репутация необычайно высока. Говорят, очень часто вы становитесь последним источником надежды.

— Лестно слышать. — Похоже, Дарвин совсем не удивился.

— И не только в медицинских случаях. — Солборн слегка замялся. — Проблема, которая встала передо мной, возможно, и носит медицинский характер, но, откровенно говоря, есть в ней что-то сверхъестественное. Я знаю, что вы отвергаете все сверхъестественное.

— Слишком сильно сказано. Я просто не признаю сверхъестественных объяснений, когда можно найти вполне естественное. И, должен добавить, в моей практике всегда так оно и оказывалось.

— В данном случае… — Солборн развел руками — очень чистыми и ухоженными, явно не знавшими труда. По настояниям Бултона, он положил себе еды, но не притронулся к ней. — Простите. Даже не знаю, с чего начать.

— С чего хотите. Мы ведь не дом строим, где необходимо сперва заложить фундамент и возвести стены, а уж потом класть крышу. — Дарвин улыбнулся своей беззубой улыбкой. — В любой момент можем вернуться и восполнить пробелы. Весь вечер в нашем распоряжении. Самое главное — описывать полную картину во всех подробностях и ничего не пропускать. Подробности — сердце любого диагноза. Покамест считайте вашу проблему медицинской, а там посмотрим, чем она обернется.

— Хорошо. — Наконец Солборн почти неохотно отпил красного вина. — Как и сказал мистер Бултон, я из Дорсета — из самой южной точки страны, почти с самого конца полуострова, известного под названием Портландский мыс. Мыс выступает в Английский канал, а дом мой расположен на западных утесах в паре миль оттуда… или я слишком уж вдаюсь в детали, которые не имеют отношения к делу?

— Нам еще неоткуда знать, что может быть важно, а что нет. Пожалуйста, продолжайте.

— Наша семья принадлежит к старинному дорсетскому роду, дорсетских Солборнов можно проследить почти до самого Завоевания. Неясно только, то ли фамилия наша произошла от названия ближней деревушки Солборн, то ли деревня получила название от фамилии семьи. Как бы там ни было, мои предки жили здесь более пятисот лет. — Томас Солборн уловил на лице Ватта признаки нетерпения и виновато пожал плечами. — Мистер Ватт, я рассказываю все это не для того, чтобы доказать свое превосходство, а для того, чтобы получить отпущение на некоторый, возможно, семейный дефект. Я немного разбираюсь в разведении животных и знаю, что слишком близкое скрещивание порождает подобные проблемы.

Дарвин подался вперед.

— Физическая ущербность?

— У животных. В случае же нашей семьи должен сослаться на ущербность скорее психическую. И, прошу вас, учтите: мне очень нелегко в том признаться.

— Понимаю. А вы учтите, что, несмотря на безоговорочное сочувствие, я — все мы — поможем вам самым логическим и непредвзятым анализом, на какой только будем способны. И, разумеется, ничего из сказанного не выйдет за пределы этой комнаты.

— Спасибо. Постараюсь не упускать ничего, даже самого личного и болезненного. Мне тридцать один год. У меня есть сестра Хелен, на восемь лет младше. Родители умерли три года назад, с разницей в полгода. Родовое имение, разумеется, перешло ко мне, но, поскольку Хелен не замужем, мы с ней живем в Ньюландсе вместе. Наш дом очень стар, построен сто семьдесят лет назад, и ему отчаянно требовался ремонт. Поэтому, когда весь капитал перешел ко мне, мы с Хелен занялись восстановлением дома. Обновили осыпавшуюся известку…

— Прошу прощения. — Дарвин вскинул пухлую руку. — Вы говорите «мы». Подозреваю, однако, что сами вы физической работой не занимались. Не могли бы вы в таком случае более четко отграничивать ваши действия от действий других лиц?

— Если надо, конечно. Мы привели рабочих, которые обновили осыпавшуюся известку и заменили выпавшие кирпичи — Ньюландс почти целиком сложен из кирпичей, за исключением двух каменных башен, с северной и с южной стороны здания. Кроме того, пришлось заменять множество деревянных перекрытий — везде, где обнаружилась сухая гниль. Представляете, во что все это обошлось?

— Ремонт существенно подорвал ваши финансы?

— Не то чтобы. У нас есть земли и источники дохода по всему Дорсету. И у меня, и у Хелен имеется весьма солидный независимый капитал.

— Тогда давайте продолжим, а к финансовым вопросам, если понадобится, вернемся позже.

— Весь этот ремонт отнял довольно много времени, но шесть месяцев назад мы наконец оказались готовы к новому шагу: обновить интерьер. Сменить шторы, хорошенько отчистить ковры или купить новые, перетянуть мебель и так далее. Мы знали, что по этой части от меня мало проку. Строго говоря, цвета я, конечно, различаю, однако в эстетическом отношении абсолютно бездарен. А у нее превосходное художественное чутье. Мы условились, что я буду принимать участие в решении денежных вопросов, но во всем остальном выбирать будет она.

Солборн покачал головой и продолжал:

— Само собой, сидя в Ньюландсе, ничего не выберешь. Хелен было необходимо отправиться в Дорчестер, что в двадцати милях к северу от нас, или даже в Бристоль — в семидесяти милях. Там гораздо больше всяких материалов и моделей. Я не возражал. Хелен уже и раньше путешествовала без меня, даже на Континент, да и вообще моя сестра всегда отличалась независимым складом ума.

Молодой сквайр замолк и глубоко вздохнул с таким видом, точно мог бы сказать по этому поводу гораздо больше. Слушатели терпеливо ждали.

— Не имею чести знать ваши политические взгляды, — наконец решился он, — но позвольте привести такой пример независимости Хелен: в то время, как я решительно возмущен прошлогодней революцией в американских колониях, сестра моя от нее в восторге.

Прежде чем ответить, Дарвин обвел взглядом Ватта, Поула и Бултона.

— Мы на этот счет разных мнений. Лично я надеюсь на полный успех отъединившихся колоний. Куда более волнующий вопрос — приведет ли американский мятеж к новым революциям, ближе к дому?

Мэтью Бултон энергично кивнул и подался вперед.

— Именно это я и твержу Эразму. Мы тут все убежденные монархисты — спокойней, Джимми. — Ватт издал сдавленный звук, что-то среднее между фырканьем и астматическим шипением, и Бултон обернулся к нему. — Я знаю, что вы предпочитаете Молодого Претендента, но все равно ведь вам нужен монарх, пусть даже и не король Георг. Мистер Солборн, после американской революции я много путешествовал по Европе. Франция зашевелилась. Королевские семейства Баварии и Богемии трепещут от страха. Маркграф Брандербургский основал специальную гвардию для розыска революционеров. Где же этому конец? И чем все это кончится?

— Отложим эту беседу до следующего раза. — Дарвин вскинул ладонь, останавливая Поула, который сидел, насупившись и ожидая своей очереди высказаться. — Тише, Джейкоб. Сейчас слово принадлежит мистер Солборну.

Гость, непривычный к манере членов Общества Луны отвлекаться на посторонние темы, внимал сему обмену репликами в некотором недоумении.

— Несмотря на юный возраст и самостоятельный ум, Хелен неплохо знает жизнь. Во всяком случае, я так думал.

Солборн снова замолчал и молчал так долго, что Дарвину пришлось подбодрить его:

— Расскажите нам про нее. Как она выглядит, чем интересуется?

— Она такая же светленькая, как я темный. Друзья всегда говорили, что просто удивительно, как две столь яркие противоположности могли появиться из одного чрева. Хелен очень низенькая, даже для женщины. Она утверждает, что в ней пять футов, но, подозреваю, прибавляет дюйм. Само изящество — и лицом, и сложением. Мужчины явно считают ее очень привлекательной — где бы она ни появилась, на рынке, ярмарке или танцах, на нее оглядываются. Кавалеры за моей сестрой так и бегают, но она всем отказывает.

— Хелен не интересуется мужчинами?

— Скажем, интересуется куда меньше, чем всякими другими вещами. Я уже упомянул ее художественные таланты. Однако они уступают ее интересу к философии и математике. Хелен наделена острым математическим умом. Мало какой мужчина в силах вынести более пяти минут Эвклида, Архимеда, Спинозы и Ньютона. Кавалеры приходят, слушают и уходят, покачивая головами. Так что когда моя сестра отправилась в Бристоль подбирать парчу и написала оттуда, что ходила на демонстрацию необыкновенного математического устройства, я ничуть не удивился. Как и тому, что она задержалась там еще на три дня, чтобы ознакомиться с этим устройством получше. Однако я весьма удивился неделю спустя, когда Хелен вернулась в Ньюландс, но не одна, а с профессором Антоном Рикером из Бордо и его уникальной вычислительной машиной. Вы о ней слышали?

Все головы повернулись к Дарвину. В задумчивых серых глазах доктора шевельнулось чувство, которое Поул по крайней мере уже видел в них прежде: всепоглощающее и ненасытное любопытство.

— Я знаю про вычислитель, построенный мсье Паскалем [36] более века тому назад, — медленно произнес он, — который складывает и вычитает при помощи механического устройства. Знаком я и с усовершенствованной версией, поколение спустя сконструированной герром Готфридом Лейбницем [37], — она осуществляет еще умножение и деление. Однако имя профессора Рикера я слышу впервые.

— Как и мы с Хелен. Она настояла на том, чтобы профессор вместе со своей машиной погостил у нас в Ньюландсе. Позвольте сразу уточнить, что поначалу внешность гостя меня поразила, но не обеспокоила. Неприязнь к профессору Рикеру пробудилась во мне значительно позднее.

— Если не возражаете, опишите профессора Рикера.

— Выше среднего роста и худее полковника Поула. Хелен утверждает, что глаза у него серые, с янтарными зрачками, а взгляд очень пристальный и властный, хотя сам ничего сказать не могу: со мной он ни разу взглядом не встречался. В речи у него заметен своеобразный акцент — думается, европейский, откуда-то из центральной части Европы, но точнее определить не берусь: у меня по этой части ни слуха, ни опыта. Манеры у него учтивые и обаятельные, однако мерещится в них что-то фальшивое: точно у актера или учителя танцев.

— Так мерещится только вам?

— Вы крайне проницательны, доктор Дарвин. Мы с Хелен сильно расходимся во мнениях. Она не замечает ничего, кроме его одаренности, коя, по всей видимости, и впрямь велика. Вычислительная машина Рикера просто не поддается описанию.

— И все же попрошу вас попытаться и все-таки описать ее.

— Я и не сомневался, что вы попросите. Вот. — Солборн порылся в кармане кожаного камзола и вытащил сложенный листок плотной кремовой бумаги. — Рисунок не мой, а Хелен.

Дарвин развернул листок и поднес его поближе к светильнику. Остальные слушатели сгрудились вокруг. Нижнюю половину листка занимал набросок самой машины, выполненный зелеными чернилами, а верхнюю — более подробное изображение одной из деталей.

— Я видел эту машину собственными глазами, — произнес Солборн. — Она ровно такая и есть — и видом, и пропорциями. Вот здесь, на верхней поверхности, девять ключей или рычагов. Вот здесь еще девять. Каждый рычаг может занимать десять позиций, соответствующих цифрам от ноля до девяти. Таким образом, возможно задать два числа до девяти знаков в каждом. Вот это — рычаг, которым определяется непосредственно операция. Он имеет восемь позиций: сложение, вычитание, умножение, деление и извлечение корней вплоть до пятой степени. А здесь, — он снова коснулся бумаги, — появляется полоска бумаги с числом вплоть до восемнадцати знаков. Причем ответ напечатан — точно каким-то механическим образом.

— И расчеты точны? — Дарвин чуть не прилип носом к бумаге.

— Точны. Вся машина, включая и основание, имеет два фута в ширину, три в длину и чуть меньше трех в высоту. И довольно-таки тяжелая, стоунов десять, а то и больше.

— Вот оно что. — Дарвин откинулся на спинку кресла. На лице его отражалось странное разочарование. — Тогда вынужден усомниться в инженерном гении профессора Антона Рикера. Такое уже было восемь лет тому назад, когда австрийскому двору императора Иосифа представили…

— Автоматического шахматиста в форме сидящего турка, сделанного бароном Вольфгангом фон Кемпеленом.

— Вы слышали?

— Безусловно. Это оказался не автомат. Играл спрятанный помощник. Иначе подобное устройство было бы невозможным.

— Не уверен, мистер Солборн, не уверен. До того, как тайна фон Кемпелена была разоблачена, я потратил уйму времени, пытаясь отгадать устройство подобного механизма. И мне не удалось доказать, что оно в принципе невозможно: лишь что оно было бы очень сложным и скорее всего огромных размеров.

— Для «вычислительной» машины все эти умозаключения оказались бы еще более справедливы. Доктор Дарвин, первая моя реакция в точности совпадала с вашей. Должно быть, решил я, новая машина, подобно шахматному автомату, управляется каким-то сообщником профессора Рикера. Но Хелен скоро убедила меня, что это не так. Во-первых, машина стоит совершенно одна, на полу, а не на помосте или возвышении, где бы мог скрываться подручный. Работает она не в таинственном полумраке, а при ярком свете, когда все отчетливо видно. Механизм фон Кемпелена действовал при помощи сложной системы шаров и магнитов, в данном случае совершенно немыслимой. И последнее — самое главное: подумайте, что именно делает машина — полоска с результатом является плодом сложнейших арифметических вычислений, а появляется уже через тридцать секунд после постановки задачи. Ввод условий осуществляется не Рикером, а кем-нибудь из публики — я сам это проделывал. Никакой пособник просто не мог бы узнать, что именно требуется вычислить. Даже при помощи таблиц было бы невозможно так быстро извлечь кубический или квадратный корень девятизначного числа или осуществить с такими цифрами сложную арифметическую операцию.

— Пожалуй. — Дарвин надул полные губы. — Итак, мы столкнулись с какой-то тайной.

Казалось, он готов был с головой погрузиться в раздумья, однако Солборн не позволил ему и, взяв у доктора рисунок, спрятал листок обратно в карман.

— Возможно, тайна, но не та. Я бы не пустился в столь долгое путешествие, да еще зимой, только ради вычислительной машины. Меня больше волнуют Хелен и профессор Рикер. Как я уже сказал, профессор мне не понравился, и я попросил Хелен, чтобы он не задерживался в Ньюландсе. Профессор со своей машиной отбыл через три дня после приезда, и за эти три дня многократно демонстрировал мне, на что она способна. Итак, он распрощался — но уехал не далеко. Снял маленький домик на утесе, менее чем в полумиле от Ньюландса, и поселился там в полном одиночестве. И с того самого дня Хелен начала чахнуть.

— Меланхолия?

— Не совсем. Я заметил — и наблюдаю и посейчас — физическое истощение. Она постепенно теряет вес. Моя сестра всегда была бледной, а сейчас сделалась почти прозрачной. Глаза у нее ввалились, а под ними появились красные пятна, чуть ли не синяки.

— А ее манеры?

— Порывиста, лихорадочна, но весела. Она словно бы отдалилась от меня, как никогда прежде. Если я спрашиваю ее о здоровье, отвечает лишь, что устала и никак не может выспаться. И похоже, так оно и есть. За обедом, или вообще стоит ей только присесть, начинает клевать носом. Я теряюсь в догадках, что же такое происходит.

Настал черед Дарвина медлить в нерешительности.

— Мистер Солборн, — наконец произнес он. — Мне больно предполагать это, но, думается, вам приходило в голову самое напрашивающееся объяснение?

— Что у Хелен с Рикером роман и она проводит с ним ночи? Разумеется. Нет, дело не в этом.

— Откуда вы знаете?

— Принял некие, хотя и не вполне благородные, меры. Как уже упоминалось, основная часть Ньюландса, включая гостиные, спальни для гостей, столовые и людские, выстроена из кирпича. Однако с северной и с южной сторон особняка находятся две каменные башни. Мои покои, в том числе спальня и кабинет, расположены в северной башне. Хелен занимает южную. Там у нее спальня, гостиная и комната для рукоделия. В каждую башню ведет по два входа. Один соединяет ее с основной частью дома, другой же, которым пользуются крайне редко и который, сдается мне, изначально был выстроен на случай пожара, выходит наружу, на бегущую вдоль утесов тропинку. Тропа эта как раз и проходит мимо дома, снятого Антоном Рикером. Заподозрив Хелен, я начал действовать в двух направлениях. Во-первых, навесил замки на наружные входы в башни. Теперь никто не может проникнуть в Ньюландс, минуя основную часть здания. А единственное окно южной башни, которое раскрывается достаточно широко, чтобы туда мог пролезть человек, находится на самом верху сорокафутовой отвесной стены.

— А во-вторых?

— Во-вторых, я поселил одну из горничных, Джоан Роулэнд, в спальню совсем рядом со внутренним входом в башню. Джоан спит очень чутко, и я велел ей рассказывать мне, если она вдруг услышит, как кто-то входит или выходит через эту дверь ночью.

— И она слышала что-нибудь подозрительное?

— Ни разу. По ее словам, она слышала, как Хелен — или кто-то еще — ходит по башне, причем зачастую очень поздно, когда все в доме уже спят. Но Хелен никогда не покидала своих покоев.

— Условие, необходимое для соблюдения целомудрия, но отнюдь не достаточное. — Доктор Дарвин поудобнее устроился в кресле. — Мистер Солборн, когда я учился в Кэмбридже, меня всегда забавляло правило, возбраняющее присутствие дам в колледже в ночные часы, тогда как днем любая женщина могла проникнуть туда совершенно беспрепятственно. Похоже, тут работает древняя предпосылка, будто все беспутства происходит исключительно по ночам. А каковы передвижения вашей сестры в дневное время?

— Доктор Дарвин, Джейкоб Поул предупреждал меня о вашей прозорливости. Вы просто мысли читаете!

— Нисколько. Всего лишь ищу возможные логические просчеты. Итак, что там днем?

— На закате, то есть в эту пору года между четырьмя и пятью часами, Хелен выходит из Ньюландса и прогуливается к югу вдоль утеса.

— В сторону дома, снятого профессором Рикером?

— Вот и я предположил, будто тут речь идет о заранее условленном свидании. Оказалось, вовсе нет. В то время, как она идет к югу, профессор движется вдоль утеса к северу. Встретившись на середине, они минут пять-десять стоят и беседуют о чем-то у всех на виду. Только разговаривают. И пальцем друг к другу не прикасаются. Потом, еще до наступления темноты, они расстаются, и Хелен поворачивает обратно домой.

— Вы следили за ними?

— Да. Очень уж беспокоился за сестру. Она с каждым днем все бледнее и нервознее, все изнуреннее и бескровней.

— Итак, нам необходимо разгадать еще одну тайну. Время.

Не уточняя, что именно он имеет в виду, Дарвин задумчиво отрезал увесистый ломоть стилтонского сыра. В комнате стояла полная тишина, слышались лишь звуки мерного жевания да астматический присвист дыхания Джеймса Ватта.

— Похоже, до сих пор вы предвосхищали абсолютно все, — нарушил молчание Томас Солборн. — Так, может, вы уже догадались о том, что тревожит меня сильнее всего — и кажется настолько невероятным, что я не решаюсь даже высказать свою догадку вслух.

— Безусловно. — Дарвин облизал губы. — Все необходимые компоненты налицо, верно? Если, конечно, на время забыть о вычислительной машине. Тогда у нас есть юная девушка, которая знакомится с таинственным человеком с Континента, скорее всего из центральной Европы, и быстро подпадает под его влияние. Они встречаются каждый день, но лишь когда солнце уже покидает небеса. Попасть по ночам в ее покои возможно лишь через окно, расположенное в вертикальной стене, неприступной для простого смертного. Девушка не выходит из дома после наступления темноты, однако день ото дня чахнет и бледнеет, точно кровь вытекает из ее жил. С каждым днем она все больше уходит в себя и вместе с тем становится все равнодушней к обыденным вещам. Для всякого, знакомого с европейским, а особенно славянским фольклором, версия просто-таки напрашивается сама собой.

— Вот именно. Хотя я не видел у нее на коже точечных ран…

— Повторяю, версия напрашивается, но она совершенно абсурдна. Жизнь на земле допускает огромное разнообразие форм, однако логика их неизменна: посредством формы осуществляется та или иная функция. Я не более могу поверить в Das Wampyr, чем в Синбадову птицу Рух, такую огромную, что пищей ей служат слоны. По простому закону пропорций подобное существо просто не могло бы приподняться от земли. А такое существо, как Nosferatu, совершенно беспомощное в дневное время, ни за что не могло бы просуществовать много столетий.

— Но если Рикер не… не вампир, кто же он? А если дело не в нем, то что происходит с моей сестрой?

— Не знаю. — Дарвин удовлетворенно положил руки на живот. Усталость минувшего дня исчезла, и он с новым интересом обозревал блюдо с копченым угрем. — В данный момент, честное слово, не знаю. Но заверяю вас, Томас Солборн, мы выясним. Непременно выясним.

Дорогой Эразм,

Не предупреждал ли я с самого начала, что не гожусь для этого дела? И, чума разбери, был прав. Том Солборн помалкиваетнаверняка думает, что от меня здесь проку, как от быка молока..

Сидя в полном одиночестве на сиденье двуколки, Дарвин уронил письмо Джейкоба Поула на колени и откинулся, мерно покачиваясь взад-вперед в такт движению.

Вся беда в том, что Джейкоб совершенно прав. Он не самый подходящий кандидат для подобной задачи. И даже не второй в списке. Но разве у них был выбор? Солборн объявился в самый пик зимних болезней, когда дарвиновский locum tenens и так уже трещал от нагрузки. Джимми Ватт по уши зарылся в обломки своей машины; отправь его в Дорсет, он бы и там видел только пар. Что до Мэтью Бултона, фабрикант в одиночку управлял огромным предприятием в Сохо и не мог выкроить даже дня, не говоря о недели.

Дарвин утешался лишь мыслью, что Джейкоб Поул мог с чистой совестью торчать в Ньюландсе сколько угодно времени, а спешить некуда.

С другой-то стороны, если Хелен Солборн умирает…

Дарвину безумно хотелось услышать мнение человека, разбирающегося в медицине и наделенного диагностическим чутьем. Джейкоба никто не заставлял ехать, он отправился в Ньюландс по доброй воле, но определить приметы надвигающейся смерти было для него столь же немыслимо, как без посторонней помощи переплыть из Дорсета к побережью Франции. Насколько же все-таки больна Хелен Солборн?

Привлекательная миниатюрная барышня, и поздоровалась со мной она вполне учтиво. Но Солборн прав, по большей части она словно бы витает в облаках. А все остальное время говорит бог весть о чем. Два дня назад спросила, знаю ли я какого-то итальяшку по имени Фибоначчи [38] и его последователей. Я уточнил, не тот ли это итальянский генерал, что сражался против Австрии в войне за польское наследство. [39] А она давай хохотать, точно в жизни не слышала такой смешной шутки, а как отсмеялась, сказала, что ее Фибоначчи жил гораздо раньше и был гораздо более великим человеком, а она имела в виду не последователей, а какую-то последовательность. И это еще одна из самых удачных наших бесед! Потом-то, правда, Том пояснил, что она толковала про своих математиков. Помоги Боже несчастному, кого угораздит на ней жениться!

Хелен Солборн не производила впечатление девушки, которая даст провести какому-то шарлатану — или, коли на то пошло, которая будет во всем слушаться брата. Дарвин снова покосился на письмо у себя на коленях. Он перечитывал его столько раз, что твердо знал: нужных сведений здесь не найти. У Джейкоба Поула имелось столько мнений по любому поводу, что непредвзятого наблюдателя из него никак не получалось.

…Похож на изголодавшегося испанца или португальца, хотя акцент у него скорее венгерский или даже еще более южный. Как бы там ни было, готов держать пари, никакой он не Рикер. Я проследил, как этот тип ездил в Дорчестер и бродил там, пока не нашел себе продуктовой лавки по вкусу. Он заказал добрую тонну еды и приправ на адрес дома, который снимает. По большей частивсякая иностранная дрянь, какой я вдоволь навидался в Египте и Индии. Неудивительно, что он такой тощий. Небось лопает как прорва, но в него что входит, то и выходит. А сколько, сколько! Ей-ей, Эразм, и вам было бы трудновато справиться со всем, что он накупил,о ведь из вас можно двух таких, как он, выкроить.

Двух таких… Дарвин откинул голову на кожаную обивку сиденья, прикрыв глаза и глубоко задумавшись. Коляска огибала меловые склоны Вестерн-Даунс, двигаясь к Дорчестеру и Уэймуту. До Портленда оставалось несколько часов езды. В помягчевшем воздухе уже витал благотворный дух Английского канала.

Дарвин перевернул очередную страницу письма Поула.

Возможно, Джейкоб — не лучший судья во всем, что касается экзотических иностранцев или талантливых молодых барышень, зато у него есть свои достоинства. Местность и рельеф он оценивает практическим взглядом солдата и с методичностью первоклассного артиллерийского инженера.

Западная оконечность Портлендского полуострова, собственно говоря, является продолжением весьма любопытной достопримечательности материка, известной под названием Чезилской косы. Это галечный пляж, что тянется на некотором расстоянии от берега во всю его длину, примерно около восьми миль. Между косой и берегом расположен узкий проливчик под названием Флит. Однако же у полуострова коса выходит на сушу и возле Ньюландса возвышается над морем уже более чем на тридцать футов. Особняк построен на самом верху этой косы. Том Солборн сказал, что верхнее окно южной башни находится в сорока футах над землей. Но прибавьте высоту косы, и получится, что окно расположено в семидесяти футах над водой. Я проверял стену внизу — она из гладкого белого песчаника, и попасть наверх можно, разве что взлетев — если только человек не способен карабкаться наверх по отвесу, точно паук.

Также можете отказаться от идеи, что Хелен Солборн, подобно Рапунцели [40], спускает веревку ждущему внизу возлюбленному. Ему пришлось бы сидеть в лодке, да не зевать — в той части берега волны так и хлещут.

Затем я осмотрел дверные запоры. Это висячие замки, довольно простые, и человек с опытом справился бы с ними без труда. Я и то, ничтоже сумняшеся, за полминуты отпер их без всякого ключа. Однако же изнутри башни замков не откроешь. Остается только одна возможностьчто у возлюбленных есть какой-то сообщник, отпирающий дверь снаружи. Засим я собираюсь следующие пару ночей посторожить около входа в башню. Здесь не так холодно, как в Бирмингеме или Дерби, но с моря веет ужасной сыростью. Прихватите побольше ваших пилюль и снадобий от ломоты в костяхони мне явно понадобятся.

Дарвин привычно похлопал по медицинскому сундучку рядом с собой. Пожалуй, Джейкобу Поулу его содержимое и впрямь потребуется — из службы в тропиках полковник вывез немало тропических болезней. Однако доктор все сильнее утверждался в мысли: в случае Хелен Солборн традиционная фармакопея окажется совершенно бессильна.

Когда экипаж загромыхал по гравию подъездной аллеи Ньюландса, Томас Солборн уже ждал у крыльца.

— Давайте скорее, — произнес он, помогая Дарвину спуститься с подножки. — Сейчас самое подходящее время. Что вас так задержало?

— Плохие дороги. — Дарвин уже обводил взглядом дом и линию побережья. — Где полковник Поул?

Солборн указал на тропу слева.

— Хелен ушла на ежедневную прогулку. Джейкоб снова согласился последовать за ней — скрытно, — а я остался ждать вас.

— Как ее состояние?

— На мой взгляд, ухудшилось. Но у Хелен несгибаемая воля. Сестра утверждает, что испытывает лишь легкую слабость. Поспешим. У нас есть минут двадцать, не больше.

Он провел гостя через двустворчатую парадную дверь в длинный и широкий холл, украшенный массивными восточными напольными вазами и мрачными старинными доспехами.

Дарвин поглядел на отполированный пол.

— Пурбекский мрамор? До сих пор я видел такой только в церкви.

— Его добывают поблизости. Он очень красив, не стирается и не изнашивается. А еще от него чертовски холодно зимой. Если бы не вкусы и принципы Хелен, я бы все застелил коврами.

Солборн зашагал влево, к длинной извитой лестнице, что вела на следующий этаж. Стоя у входа, Дарвин увидел точно такую же лестницу с другой стороны. В уме у доктора уже начала складываться картина внутреннего устройства особняка. За лестницей должна располагаться очередная комната, а затем — башня.

— Ньюландс строили очень симметрично. — Заметив, что Дарвин не идет за ним, Солборн обернулся. — Северная и южная сторона парны друг другу. Однако лучше вам самому осмотреть башню, где расположены покои Хелен.

— Лучше мне осмотреть все.

Наконец двинувшись за хозяином дома, Дарвин провел рукой по гладкой поверхности перил, чистых и до блеска отполированных.

Лестница вывела в вестибюль с двумя дверями. За одной из них, открытой, виднелась столовая — тридцати пяти футов в длину и с огромным камином, где ярко пылал огонь. Почти во всю комнату тянулся стол из красного дерева, вокруг которого стояло восемнадцать кресел. Вторая дверь вестибюля была закрыта. Солборн, не постучавшись, открыл ее и переступил через порог.

— Спальня Джоан Роулэнд. — Он указал распахнутую дверь слева. — Джоан проводит здесь каждую ночь.

— А как она относится к Хелен?

— Я думал об этом. Почтительно, но без дружеской близости. Нет, Джоан ни за что в мире не погубит свое будущее в Ньюландсе, согласившись потворствовать Xелен. — Солборн уже стоял у двери, пробитой в глухой стене из белого камня. От двери до комнаты Джоан Роулэнд было не больше пяти футов. — А вот и единственный внутренний вход в южную башню.

Проходя в дверь, Дарвин осмотрел ее. Панельная, не очень толстая — она не заглушила бы звуки изнутри. Нагнувшись, доктор с особым тщанием обследовал засов и убедился, что замка на нем нет.

За дверью оказалась большая восьмиугольная, по форме самой башни, комната. Узенькая спиральная лестница из филигранного железа бежала вниз, к наружному входу. Дарвин и не пробовал спуститься — при его объемах протиснуться туда было бы нелегкой задачей, — а лишь спросил:

— Внешний замок все еще на месте?

— На месте, и, по словам полковника Поула, к нему никто не прикасался. Полковник капнул в скважину чуточку свечного воска — она осталась в неприкосновенности.

Гость и хозяин вместе начали подниматься по более широкой лестнице, что вилась вдоль стены башни. Первый виток привел их к гостиной и кабинету Хелен Солборн с камином и обращенным к югу окном. Дарвин попытался открыть его и хмыкнул.

— Вот видите. — Солборн подошел к нему и сильнее налег на раму. — Пара дюймов, не больше. Не войти и не выйти.

Дарвин замешкался возле стеллажа с книгами. Томас беспокойно поглядел на него и потянул прочь. С приезда кареты прошло уже десять минут.

На следующем этаже находилась просто обставленная спальня, над ней — комната для рукоделия, где все свободные поверхности были завалены свертками обшивочных материалов.

— Еще этаж. — От Солборна не укрылось, что тучный доктор уже запыхался. — И только там окно открывается до конца. Идемте.

Вдоль стен последнего этажа стояли высокие, в полный рост, зеркала, глядевшие на вошедших множеством отражений.

— Гардеробная Хелен. Утром здесь превосходное освещение, потому что окно обращено к юго-востоку.

Томас Солборн распахнул окно. Внизу плескалось море. Туман сгущался, над волнами стлались клочья белесой дымки. Дарвин присоединился к своему спутнику и высунулся, глядя на отвесный обрыв. Через несколько секунд он запрокинул голову наверх. Вдоль самого верха, в восьми футах над головой доктора, тянулся желоб. Изогнувшись, Дарвин попытался заглянуть вправо, однако крыши самого дома отсюда видно не было.

— Пятнадцать минут, — нервно произнес Солборн. — Вы что-нибудь видели?

— Вполне достаточно.

— Тогда нам лучше поскорее уносить ноги.

Солборн торопливо направился к выходу, но у самой двери Дарвин снова застрял, склонившись над двумя тяжелыми масляными лампами.

— Это чтобы одеваться по вечерам. — Солборн нетерпеливо переминался у лестницы. — В тех случаях, когда мне удается убедить Хелен посетить какой-нибудь светский раут — что бывает крайне редко.

Когда они наконец оказались в длинной столовой, Томас Солборн вздохнул с облегчением.

— Хотите до возвращения Хелен осмотреть еще что-нибудь?

— Крышу этой части здания. — Солборн недоуменно воззрился на Дарвина, и тот пояснил: — Насколько мне показалось, ни одному смертному не под силу подняться по этой каменной круче. Зато спуститься по ней — дело другое.

— Ах вот оно что! — Лицо Солборна озарилось. — С верхней крыши, при помощи веревки. Туда можно попасть с чердака.

Он уже мчался к лестнице, и к тому времени, как Дарвин преодолел три пролета и добрался до чердака, Солборн уже распахнул пыльный люк на крышу и шагнул навстречу сгущающейся тьме.

Обоим хватило одного взгляда. Солборн повернулся к своему гостю и покачал головой. Верхняя крыша находилась в добрых пятнадцати футах у них над головой, и нигде не виднелось ни лестницы, ни еще какого-либо приспособления, чтобы забраться в башню.

— И что теперь?

— Надо подумать.

Как ни странно, Дарвин выглядел даже довольным, словно сумел отмести наименее интересную из возможных гипотез. Он первым направился вниз. Когда они вновь вошли в столовую, там ждала женщина средних лет с худым, скрытным лицом. Она с любопытством покосилась на чумазого и покрытого паутиной Дарвина, но сразу же обратилась к Солборну.

— Опять, сэр. Было больше восьми галлонов, а осталось меньше двух. Кто-то потихоньку таскает его — но это не я, не Джоан и не Лиза.

— Уверен, что вы здесь ни при чем. Вам я полностью доверяю. — Солборн нахмурился и пробормотал себе под нос. — Как будто мне своих забот мало! — И снова поглядел на возмущенную женщину. — Остается только одно, Долли. Пусть Уолтер занесет бочонки в дом и поставит в судомойне. Так никто не сможет заходить с дороги и воровать наше масло.

Он повернулся к доктору.

— Масло для ламп в этом году в недостатке, а зимние цены высоки. Но никогда прежде я не считал необходимым охранять наши домашние запасы.

За те несколько минут, что Солборн с Дарвином провели на крыше, чьи-то незримые руки успели зажечь висевшие вдоль стен большие светильники и подровнять фитили. На низеньком столике точно по мановению волшебной палочки выстроились блюда с самыми разнообразными яствами — вареными креветками, маринованными мидиями и устрицами, горячими колбасными рулетами и холодными ревеневыми пирожками. Рядом стояли кувшины со свежим молоком и графин яблоневого вина. Не успел Дарвин и шагу шагнуть ко всем этим соблазнам, как в комнату вошла какая-то фигура в длинном плаще.

Солборн метнул на Дарвина взгляд, в котором читалось: «Уф! Еле успели!», и остановился, поджидая сестру. Хелен Солборн медленно направилась к ним, разглядывая Дарвина с неменьшим любопытством и интересом, нежели он ее.

С первой же секунды доктор пришел к выводу, что и Томас Солборн, и Джейкоб Поул были правы. Сестра Томаса была хрупкой и миниатюрной, не выше пяти футов, а тонкая бледная кожа, казалось, просвечивала насквозь. Хотя фигуру Хелен скрывал длинный плащ, по лицу видно было, что она значительно худей, нежели предписывает мода. Девушка часто мигала, точно ее слепил свет масляных ламп, а под голубыми глазами пролегли черные тени.

Однако сами эти глаза оказались поразительно умными, а линия подбородка — твердой и решительной. Хелен поглядела Дарвину прямо в лицо, взгляды их встретились, и легкий реверанс, которым она удостоила доктора, выглядел шуткой, понятной лишь им двоим.

— Доктор Дарвин, встреча с вами — огромное наслаждение. Если хотя бы четверть всех тех историй, что рассказывает о вас полковник Поул, правдивы, то и выразить не могу, как жду сегодняшнего обеда.

Дарвин неторопливо сложил руки на животе и поклонился в ответ.

— Я всего лишь захолустный врач, большая часть жизни которого проходит в повседневной скучной рутине. Чрезмерное предвкушение чего-либо, мисс Солборн, — вернейший путь к разочарованию.

— А чрезмерная скромность, надо полагать, вернейший признак высокой самооценки. — Хелен улыбнулась, продемонстрировав ряд белых зубов, верхние резцы в которых чуть-чуть перекрывали нижние. — Нет, мои ожидания ничуть не угасли. С вашего позволения, пойду переоденусь, а не то опоздаю к столу.

Едва она выплыла в дверь, ведущую к южной башне, Солборн, не в силах ждать ни минуты дольше, подскочил к Дарвину.

— Ну что? Что вы мне можете сказать?

— Могу сказать, что прекрасно понимаю, почему ухажеры за вашей сестрой так и вьются. Она необычайно привлекательная барышня.

— Я имел в виду — что вы можете сказать о ее здоровье.

— А мой ответ был не так уж не в тему, как могло показаться. Болезнь, настоящая серьезная болезнь, несовместима с естественной животной привлекательностью. Мы откликаемся на состояние здоровья окружающих на некоем неосознанном уровне — возможно, руководствуясь запахом или языком тела. Тем не менее, если вы жаждете более формального диагноза, извольте, хотя мне пока представилась возможность вынести лишь самое поверхностное суждение.

— И?..

— С виду ваша сестра в добром здравии. Ее походка, осанка, готовность к шутливой пикировке — да-да, вплоть до легкой дерзости в обращении со мной, — все отрицает серьезное заболевание.

— Но вы не видели ее раньше! Уверяю вас, три месяца назад она была совершенно другой.

— Охотно верю. У меня есть некие соображения и по этому поводу. Однако мне требуются доказательства. Вы пригласили на сегодняшний вечер профессора Рикера, как я просил?

— Разумеется. С самого утра прогулялся к его дому и сказал, что вы как известный изобретатель из центральной Англии будете крайне разочарованы, если уедете из Дорсета, не повидав знаменитую вычислительную машину в действии.

— Он колебался с ответом?

— Ничуть. Сказал, что следующие две недели будет крайне занят, демонстрируя чудо-машину, но сейчас как раз наслаждается коротким затишьем. С радостью придет сюда на обед, покажет свое изобретение в действии и даже позволит вам лично задать математические вопросы. Он и его машина ожидаются где-то через час. Честно признаюсь, лично я не разделяю восторгов по поводу предстоящего визита. Не могу отделаться от мысли, что этот человек причиняет моей сестре какое-то непоправимое зло.

— Какое бы зло здесь ни свершалось, я еще не готов обвинить во всем профессора Рикера.

— Зло? Зло? — Ворвавшись в комнату, Джейкоб Поул прямиком отправился к камину. Пальцы и кончик носа у него покраснели от холода. Приподняв полы сюртука, он повернулся задом к огню. — Добро пожаловать в Дорсет, Эразм. Ну и промозглый вечер. Одно вам скажу: если кому в этой истории и выйдет какое зло, так это мне. Вон хоть Том подтвердит, я тут в любую погоду шастаю по окрестностям, так что теперь у меня все руки в ознобышах, а задница в волдырях. Приятно для разнообразия провести хоть один вечер под крышей.

Дарвин покосился на Томаса Солборна и сел за боковой столик заморить червячка в ожидании обеда. Пожалуй, не самый подходящий момент для того, чтобы сообщать: если все пойдет по плану, Джейкобу снова предстоит еще до конца вечера отправиться на мороз.

Вычислительная машина в точности соответствовала рисунку Хелен Солборн. Рикер попросил начать демонстрацию как можно скорее после обеда — «Поскольку сегодня вечером у меня имеется в Абботсбери дело, не терпящее отлагательств».

Два лакея, кряхтя от натуги, внесли в столовую тяжелый прямоугольный ящик и установили его на всеобщее обозрение под руководством Антона Рикера, который суетился вокруг, как наседка над яйцами, и раз двадцать повторил, что машину ни за что нельзя ронять.

Покончив с установкой, профессор призвал аудиторию обратить внимание на устройство для ввода цифр. Крышка ящика, в три фута длиной и два шириной, была сделана из дерева и покрыта черным лаком. На ней выделялись два ряда по девять рычагов в каждом. Еще один дополнительный ряд позволял определить собственно математическую операцию. Все рычажки торчали вверх, образуя ручки, а, кроме того, уходили под поверхность — их металлические стержни отчетливо просматривались сквозь прозрачные стеклянные стенки машины. Для большей наглядности Рикер перевел рычажок в одно из десяти возможных положений. При этом соответствующая медная ручка на двух шарнирах вдавилась в матовое основание прибора. Это основание было около фута глубиной, и каждый стерженек легко входил в отдельную прорезь на верхней поверхности внутреннего ящичка.

Кроме того, в основании машины, не выше шести дюймов над землей, располагалась и еще одна прорезь, узкая, около двух дюймов длиной. Из нее торчала полоска картона или твердой бумаги.

Тому, кто вводил цифры, предлагалось стоять или сидеть на низеньком табурете перед машиной.

— Например, возьмем такую задачку, — заявил Рикер, показав, как пользоваться прибором. Он установил рычажок верхнего ряда на цифру 2, нижнего — на цифру 3, а из ряда для операций выбрал тот, что обозначал умножение. Длинные костлявые пальцы так и летали над панелями, он действовал, почти не глядя. Секунд через двадцать — то есть после паузы достаточно долгой, чтобы публика успела прийти в нетерпение, — от основания машины послышалось какое-то щелканье, и из боковой щели высунулась картонная полоска. Рикер вынул ее и показал зрителям.

Джейкоб Поул взял у него карточку и посмотрел на отпечатанную цифру.

— Шесть, — прочитал он. — Дважды три. Гм-гм.

— Не впечатляет? — приподнял черные брови Рикер. — Согласен. Любой из нас может проделать то же самое без малейшего труда, верно? Но пожалуйста, подойдите и сядьте.

Поул неохотно позволил усадить себя на табурет.

— А теперь наберите число вот здесь. — Рикер показал на верхний ряд рычажков. — Любое число, на ваше усмотрение, до девяти знаков.

После секундного размышления полковник передвинул рычажки, выставив четыре-три-два-один.

— Замечательно. А теперь — второе число в нижнем ряду.

— Один-два-три-четыре. Годится?

— Вполне. Продолжайте. Теперь задайте операцию.

— Умножить?

— Если хотите — конечно. Двигайте рычаг.

Раздался скрежет металла по металлу, и рычажок операций встал на новое положение. На этот раз тишина длилась менее десяти секунд. В основании машины что-то защелкало, и в прорезь высунулась новая полоска.

Демонстративно ни к чему не прикасаясь, Рикер показал на нее.

— Оторвите.

Поул повиновался и, нахмурившись, уставился на ряд цифр.

— Полковник Поул, прочтите, что там написано.

— Пять-три-три-два-один-один-четыре. Но, черт возьми, откуда мне знать, правильно ли это?

— Можете мне поверить, полковник, правильно. — Похоже, ничуть не сомневаясь в себе, Рикер повернулся к Дарвину. — Доктор, возможно, вы тоже хотели бы сами поэкспериментировать?

Тот и так уже топтался возле машины, точно ребенок, которому не разрешают дотронуться до новой игрушки, и жадно кивнул в ответ.

Поул встал и удалился в уголок, все еще хмурясь на зажатую в руке полоску с числом. Дарвин занял его место — внушительное седалище свисало по краям табуретки — и принялся неторопливо исследовать каждую деталь механизма по очереди. Особое внимание он обращал на длину пауз, следовавших за вводом каждой новой задачи. Выползающие полоски с ответами также удостаивались его самого пристального осмотра.

— Все правильно! — Поул вернулся из своего уголка, где что-то сосредоточенно черкал на листочке бумаги. — Черт побери, я проверил сам, вручную, — все до последней цифры абсолютно верно. Профессор, это потрясающе!

— Не удивительнее было бы, полковник Поул, если бы все цифры оказались правильны, а вот в последнюю вкралась бы ошибка?

— Но как, во имя всего святого, она это проделывает? Рикер снисходительно улыбнулся.

— А это, сэр, останется моей тайной. Позвольте сказать лишь, что ни один часовой мастер в Европе — да что там, во всем мире! — не в состоянии сконструировать ничего подобного. — Он снова повернулся к Дарвину. — Хозяева дома уже неоднократно наблюдали машину в действии. У вас есть какие-нибудь вопросы?

Доктор покачал головой.

— Тогда, с вашего позволения… — Профессор подозвал ждущих наготове лакеев. — Возьмите аппарат и отнесите в мою двуколку — только поосторожнее. — Он перевел взгляд на Солборнов и их гостей. — Как только вычислительная машина будет в целости и сохранности доставлена домой, мне надо тотчас ехать в Абботсбери. Прошу прощения, что не мог остаться дольше.

Тяжелый механизм стащили вниз по лестнице и бережно загрузили в стоящую перед крыльцом двуколку Рикера. Профессор попрощался с вышедшим его проводить Дарвином и укатил. Доктор нахмурился, провожая легкий экипаж взглядом и прислушиваясь к затихающему стуку копыт по гравию. Густой предвечерний туман рассеялся, сменившись легкой и призрачной дымкой, что налетала с моря в порывах ветерка и тотчас же уносилась прочь.

Когда доктор вернулся в столовую, Солборн уже нетерпеливо поджидал в дверях.

— Ну?

— Где ваша сестра?

— Ушла к себе, скорее всего уже не выйдет. Ссылается на усталость. Как насчет Рикера?

— Я с вами согласен. Он не тот, за кого себя выдает.

— Вы хотите сказать, он… он…

— Нет, я не имею в виду, что он вампир. Такие типы, как Рикер, явление куда более заурядное и, возможно, куда более опасное.

— Но моя сестра! Вы не заметили, как она переменилась, когда он был здесь? Глаз с него не сводила, за весь вечер слова не вымолвила.

— Необходимости говорить не было. Все уже условленно заранее. Можете одеться потеплее и через пять минут выйти к парадной двери?

— Конечно. Только зачем?

Пропустив вопрос мимо ушей, Дарвин направился к Поулу. Тот сидел, куря трубку, поплевывая в огонь и снова и снова разглядывая цифры, отпечатанные вычислительной машиной Рикера.

— Эй, Джейкоб, очнитесь. Наши вечерние труды еще не закончены.

— А?

— Увидите. Оденьтесь как можно теплее. Через пять минут встречаемся у парадного входа.

— А?

— Идем выслеживать вампира. Что же еще?

— Идем… куда? — Подпрыгнув на месте, Поул выронил трубку. — Мои пистолеты…

— Думаю, они вам не понадобятся. — Дарвин уже спускался по лестнице в холл, где на вешалке из оленьих рогов висели его плащ и широкополая шляпа. Обернувшись к другу, доктор жизнерадостно прибавил: — Ну сами посудите, что может пистолет против вампира?

Ньюландс стоял почти у самого края косы, которая в том месте уже превратилась в высокий отвесный утес. Внизу шумело море. Дальше, к югу, линия берега изгибалась внутрь полуострова. Пройдя пятьдесят футов, трое охотников за вампирами оказались на площадке, откуда открывался отличный вид на башню, где находились покои Хелен. За ней, почти невидимые, темнели очертания центральной части дома и северной башни.

Дарвин призвал своих спутников остановиться. Солборн обвел взглядом сумрачный безмолвный горизонт.

— И что теперь? Ничего не видно.

— Возможно, придется слегка подождать. Смотрите вон туда. — Мясистый палец Дарвина указывал на южную башню, где на белом камне темным пятном смутно вырисовывалось верхнее окно.

Том Солборн нахмурился, а Поул положил руку на один из двух заткнутых за пояс пистолетов. Так легко было вообразить черную фигуру, нависающую над занавешенным окном или ползущую вверх по гладкой стене. Пусть легенды и гласят, что свинцовая пуля от вампира не спасает, попробовать все-таки стоило.

Ожидание растянулось на добрых двадцать минут. Холодало, всех троих начала пробирать дрожь. Еще несколько минут — и безмолвие ночи нарушил резкий треск, доносящийся из верхнего этажа белой башни.

— Уже скоро, — выдохнул Дарвин.

— Где же, где? — Солборн осматривал башню сверху донизу. — Что это? И как оно проникнет внутрь?

— Не внутрь. — Словам доктора аккомпанировал новый звук — на сей раз жужжание наматываемого на ворот шнура, — Не внутрь. Наружу.

Внезапно тяжелые занавеси окна разъехались в стороны, и на море упал луч света, слабый и неясный в туманной дымке, что по-прежнему вилась над берегом. Примерно через двадцать секунд занавеси задвинулись, и луч исчез, но еще полминуты спустя появился снова.

— Теперь. — Дарвин уже бросился назад к дому. — Пока Хелен занята. Скорее.

Остальные поспешили за ним через парадный вход и дальше вверх по левой лестнице. Проходя мимо спальни ошарашенной их внезапным появлением Джоан Роулэнд, доктор на секунду задержался, чтобы прижать палец к губам.

— Теперь потише. — Он медленно и осторожно начал приоткрывать дверь в южную башню. — Я заранее удостоверился, что замка тут нет, но любой шум нас выдаст. Держитесь ближе к стене.

Совет оказался кстати. Трое заговорщиков в полной тьме поднимались по спиральной лестнице. Вверх через гостиную и кабинет, вверх через пустую спальню. Наконец они оказались на последнем пролете, ведущем в гардеробную. Дарвин чуть помедлил перед закрытой дверью, а затем быстрым движением распахнул ее настежь. Солборн с Поулом ворвались в комнату вслед за ним.

Гардеробная явилась их взглядам смешением света и тени. Яркие вертикальные полосы обрамляли прямоугольники непроглядной тьмы. Но стоило доктору решительно ухватить одну из черных фигур и развернуть ее, как та превратилась в высокое зеркало. Двенадцать зеркал были специальным образом расставлены так, чтобы улавливать свет четырех массивных ламп и отражать его единым лучом.

Хелен Солборн скорчилась на полу перед окном. На звук открываемой двери она повернулась, выронив шнур, которым открывала и закрывала занавески. Дарвин шагнул вперед, подобрал шнур и резко задвинул тяжелые шторы.

Хелен так и осталась стоять на коленях. Лицо ее побледнело и исказилось. Девушка не произнесла ни слова, но отшатнулась в испуге, когда Поул обвиняюще завопил:

— Вредительство! Богом клянусь, вредительство! Вы заманиваете корабли, чтобы они разбивались о скалы! Обманываете моряков ложными огнями! Ей-ей, ни за что бы не поверил, если б не видел своими собственными глазами.

— И не верьте. — Дарвин затушил три лампы, оставив гореть только одну, и повернулся к Томасу Солборну, так и стоящему в дверях с открытым ртом. — А вот и ваше пропадающее масло. Скажите, за последние несколько месяцев у этих берегов терпели крушение корабли?

Солборн покачал головой, ошалело глядя на сестру.

— Выходит, Джейкоб, вредительство тут ни при чем, — продолжал доктор. — Как и вампиры. Нет, тут дело может обернуться гораздо серьезнее. Это сигналы — свет усиливается посредством отражающих поверхностей. Должен сделать вам комплимент, мисс Солборн, вы мастерски овладели искусством коллимации [41] и фокусировки света. — Он обвел рукой расставленные зеркала. — Но теперь все закончено. Быть может, в таком случае нам стоит последовать совету барда: «Давайте сядем на пол и припомним предания о смерти королей»? [42]

— Да нет же! В наши намерения вовсе не входило никаких смертей! — Голубые глаза девушки широко распахнулись. — Вы все знаете. Как? Откуда? Вы же только сегодня приехали. Кто вам сказал? И что вам сказали?

— Никто мне ничего не говорил. Все открылось не из одного какого-то конкретного крупного события, а из постепенного накопления множества мелких. Теперь же необходимо, чтобы и ваш брат все узнал. — Дарвин сделал паузу; Хелен молчала, и он продолжил: — Полноте, Хелен Солборн, будет гораздо лучше, если он услышит правду именно от вас.

Она покачала головой и обернулась к брату.

— Нет? Очень хорошо. — Дарвин отставил три зеркала, придвинул стоявшие за ними кресла и жестом предложил всем остальным садиться. — Похоже, придется начинать мне. Вы же, мисс Солборн, можете поправить меня, если сочтете необходимым.

Ваш брат обратился ко мне, тревожась исключительно о вашем здоровье. Он боялся, что вы попали под чье-то дурное влияние. Должен признать, первое выдвинутое мной предположение оказалось таким же необоснованным, как и его версия о бессмертных чудовищах Трансильвании. Ибо я вспомнил о докторе Франце Месмере [43] из Вены, «животный магнетизм» которого позволил ему за последние несколько лет достигнуть поразительных успехов в области управления человеческой волей. — Доктор оглядел Хелен Солборн, и в его глазах явственно сверкнул веселый огонек. — Эта теория не вынесла первой же встречи с вами и профессором Рикером. Я рассудил, что скорее вы управляете им, чем наоборот.

Тем не менее я вынужден был самым серьезным образом отнестись к опасениям вашего брата, что вы оказались рабой каких-то злых обстоятельств. Подозреваю, он может остаться при этом же мнении и после того, как узнает все. Но я с первого взгляда понял: вами не владели — и не владеют — никакие демоны, кроме ваших же собственных. На вас лежит печать вполне определенного заболевания, известного медицинской науке: острого переутомления. У вас вид человека, уже много недель не знавшего отдыха. То есть, исходя из фактов, женщины, которая по ночам вместо того, чтобы спать, подает сигналы кораблям в море.

— Контрабандисты! — воскликнул Поул. — Они возят товары вдоль Чезилской косы и дальше, во Флит!

— Именно, Джейкоб. — Дарвин все еще следил одним глазом за Хелен Солборн. — Но эти контрабандисты перевозят весьма необычный товар. Помните, еще в тот первый вечер в Бирмингеме мы узнали, что семейство Солборн не знает недостатка в деньгах. Можете ли вы представить себе, чтобы госпожа Ньюландса, барышня с «крайне независимым умом», оказалась замешана в торговле табаком, нантским бренди или алансонским кружевом? У нее вполне хватит денег купить их законным образом на собственные средства.

— Наш груз куда ценнее любых кружев, — отрывисто произнесла Хелен. — Дороже золота и рубинов. Брат, я редко прошу тебя о чем-либо, но заклинаю: не доводи дело до суда. Обещай мне — и я все тебе расскажу.

Так и не сев, Солборн в замешательстве глядел на сестру.

— Он не может пообещать того, что не понимает, — мягко произнес Дарвин. — Сперва расскажите, мисс Хелен, а уж потом выскажите свою просьбу.

— Не могу, — покачала головой Хелен, но поникла под твердым взглядом доктора. — Впрочем, надо… Хорошо, я все расскажу.

Она глубоко вздохнула.

— Том, ты и не представляешь, как ужасно, что ты считал меня преданной рабой этого… шарлатана Рикера. Он ничто, пустое место, просто посредник. Все, что я делаю, я делаю по собственному выбору, а не из подчинения чужой воле. И началось это не два месяца назад, с поездки в Бристоль, а на целый год раньше, когда я была во Франции. Там я увидела невообразимую нищету, отчаявшихся, жалких людей, низведенных до животного состояния. Зато в Париже я познакомилась с группой других людей — мужчин и женщин, — которые жаждут добиться во Франции того, чего недавно достигли американские колонии: свободы.

— Бунт!

— Нет, брат, не бунт. Революция. Эти люди не могут высказываться открыто: король Людовик, с виду такой беспомощный и вялый, окружен мнительными и кровожадными придворными и советниками. Встречи нашего общества приходится проводить тайно: в церквях, в парижских катакомбах, в чистом поле, при свете солнца или свете луны, а то и при свечах. И все равно риск очень велик. Когда опасность разоблачения становится слишком сильной, остается только один выход: подозреваемый должен покинуть Францию, бежать в другие страны. Я помогала беглецам найти убежище. — Хелен Солборн подошла к брату и взяла его за руку. — Том, я обманывала тебя по одной-единственной причине: ради спасения человеческих жизней.

— Я тебе верю. — Но Солборн упрямо не глядел на сестру. — Если король узнает… он и так сходит с ума при одном упоминании американского бунта… он испугается, что зараза разольется и по всей Англии… вспомнят былые толки об измене…

— Любая женщина скорее вспомнила бы о милосердии. Том, у меня не было выбора. Разве ты не понимаешь?

— Это должно прекратиться, Хелен. Сегодня был последний раз.

— Теперь тайна раскрыта. Я соглашусь — если ты не отправишься в Лондон и не предашь их. В Англии около дюжины таких несчастных — и всем им возвращение во Францию грозит неминуемой гибелью.

— Я… я подумаю. — Солборн впервые за это время посмотрел ей в глаза. — Если ты можешь пообещать мне, что здесь нет ничего больше. — Он сел на один из стульев с высокой прямой спинкой. — Что ты больше ничего от меня не скрываешь.

— Брат, я отвечу на любой вопрос, отвечу честно и от всей души. Только не предавай тех, чья жизнь лежит в моих руках.

Дарвин перехватил взгляд Джейкоба Поула и кивнул на дверь.

— Дальнейшее уже не наше дело, — тихонько произнес он, когда они вдвоем вышли на лестницу. — Хелен и Том должны все решить между собой.

— Она уговорит его?

— Она его маленькая сестренка. Она отдастся на его милосердие, и он не сможет ей отказать.

— Эразм, а вдруг это все же измена, — прошипел Поул. — Если у нас произойдет то же, что и в Америке…

— Не произойдет. Короля Георга назвать разумным человеком можно лишь с большой натяжкой, но у нашего народа и парламента достаточно здравого смысла, так что революция нам не грозит. Вот на Континенте положение куда серьезней. Вы же слышали Мэтью Бултона. Франция зашевелилась, в Баварии и Богемии неспокойно. Королевским дворам надо бы следить в оба. В Европе эта проблема встает все острей и острей.

Они как раз проходили мимо спальни Джоан Роулэнд. Горничная стояла на постели во фланелевой ночной рубашке, и сна у нее не было ни в одном глазу.

Дарвин повернулся к Поулу.

— Этого я и боялся. Джейкоб, не сделаете ли мне одолжения? Не могли бы вы успокоить ее и объяснить, что она может лечь в постель?

— Я? Это ведь вы у нас всегда все знаете.

— Мне не хватает вашего таланта по части обращения с перепуганными женщинами.

— Вздор, вы им вечно хвастаетесь!.. Ну так и быть. — Поул свернул в спальню и, бросив через плечо: — Вы у меня в долгу, Эразм, — сменил тон на самый что ни на есть убедительный, однако не преминул чуть повысить голос, чтобы уходящий Дарвин расслышал все до последнего словечка: — Вот, Джоан Роулэнд, вы сами только что видели, как великий доктор Дарвин идет себе баиньки, предоставляя другим отдуваться за него.

Улыбнувшись про себя, доктор отправился в столовую, однако задержался там ровно на столько, сколько потребовалось, чтобы поправить шарф и застегнуть пальто. Спустившись по последнему лестничному пролету в холл, он вышел из дома и зашагал по темной тропе, что вела вдоль утеса на юг.

Настала самая трудная часть.

Дарвин брел еле-еле, уткнув нос в воротник и почти не замечая каменистой земли. Взор его то и дело обращался направо, к морю. Где-то там, в темноте, корабль. Команда, верно, теряется в догадках. Гадает: почему же прервался сигнал и безопасно ли высаживаться на берег?

Дом, который снимал Антон Рикер, оказался совсем крохотным — немногим лучше обычной крестьянской лачуги на одну комнату. Перед единственной дверью не видно было ни пони, ни двуколки. Профессор, верный своему слову, и впрямь уехал в Абботсбери, расположенный в нескольких милях отсюда на побережье. Дарвин даже догадывался, что у Рикера там за дело. Очень скоро он будет озадачен не менее, чем команда корабля.

Дверь домика была закрыта, сквозь единственное пыльное окошко разглядеть ничего не удавалось. Внутри мерцал крохотный огонек.

Дарвин набрал в грудь побольше воздуха, распахнул дверь и решительно шагнул в дом.

Низкую комнатку освещали две сальные свечки в каменных мисках — по одной на каждом краю сучковатого вязового стола. На полу у стены стояла вычислительная машина. Выглядела она точно так же, как и в столовой Ньюландса. Справа от камина располагалась кровать, слева — детская кроватка.

На столе, накрытом на одного, лежала еда: холодная баранья нога, большущее блюдо маринованных луковичек, черный хлеб и дымящаяся цветная капуста. Рядом с тарелкой стояла пинтовая оловянная кружка. За этой-то тарелкой и сидел человек: подняв нож, он как раз собирался отрезать мяса.

Ноги одинокого едока болтались, свешиваясь с высокого стула, а макушка возвышалась над столом не больше, чем на двенадцать дюймов.

Дарвин небрежно кивнул ему с таким видом, будто ничего не могло быть естественней и приятнее, чем посреди ночи встретить карлика.

— Добрый вечер. Я хотел поговорить с профессором Рикером.

Человек менее наблюдательный скорее всего не заметил бы, что карлик на миг заколебался.

— Профессор уехал по делу, — ответил тот наконец. И, когда Дарвин не ответил, продолжил: — Я… я его лакей. Меня зовут Эли Мари.

Карлик говорил по-английски вполне хорошо, хотя и с явно выраженным нормандским акцентом. Соскользнув со стула, он отошел от стола и поклонился Дарвину. Росту в нем оказалось не более трех с половиной футов. Ноги и руки напоминали короткие обрубочки, но большая голова была правильной формы. Ясные карие глаза зорко осмотрели Дарвина с головы до ног.

Доктор улыбнулся своей щербатой улыбкой.

— Я думал, нельзя ли подождать возвращения профессора прямо здесь.

Секундная пауза вновь была почти незаметной, но у Дарвина сложилось четкое ощущение, что его быстро оценивают, а потом выносят решение.

— Конечно. — Мари махнул на сиденье с другой стороны стола. — Я тут собираюсь поужинать. Если не побрезгуете…

— Ну, может, кусочек-другой.

Дарвин сел, с удовольствием захрустел луковичкой и вытер рукавом уксус со рта. Карлик поставил на стол вторую тарелку, нарезал баранину и выжидательно поглядел на доктора.

— Сегодня я уже видел вычислительную машину в действии. — Дарвин кивнул на механизм. — Потрясающее изобретение.

— Профессор Рикер — человек выдающегося таланта.

— Я бы зашел еще дальше. — Доктор поднялся со стула и подошел к машине. — Это изобретение говорит о подлинном гении. Можно даже сказать, в нем таится подлинный гений. Вам знакомы имена Джорджа Ламберта Уолкера и Джедидии Бакстона?

— Впервые слышу.

— А могли бы и знать. У вас с ними много общего. Но одна вещь касательно этой машины озадачивает меня сильнее всего прочего.

— В самом деле? — Мари говорил совершенно бесстрастно, однако опустил нож. — Боюсь, что с объяснением придется повременить, пока не приедет профессор Рикер.

— Не уверен. Видите ли, мсье Мари, мой вопрос никоим образом не касается внутреннего устройства машины. Он куда более земного свойства.

Карлик промолчал.

— Он совсем прост, — продолжал Дарвин. — Когда машину привезли в Ньюландс, для того, чтобы вытащить ее из коляски, а потом положить обратно, потребовалось двое слуг. Но обратно-то профессор уехал один. А он ведь отнюдь не блещет могучим сложением. Вот я и задумался, как же ему удалось в одиночку выгрузить тяжелую машину, которую с трудом тащили двое рослых лакеев.

— Я ему помогал. — Карлик совсем притих.

— Ничуть не сомневаюсь. — Дарвин взял вычислительную машину за уголок и без труда приподнял. — Вы помогали ее нести, однако не только в качестве носильщика: вы сделали ее примерно вполовину легче — строго говоря, на ваш собственный вес.

В глазах Мари вновь отразилась мгновенная работа мысли. Без сомнений, карлик торопливо принимал какое-то решение. Наконец он пожал плечами в знак того, что ему уже все равно, и снова поднял нож, но лишь для того, чтобы подцепить несколько ломтиков баранины и разложить их по тарелкам.

— И много ли вам известно… доктор Дарвин? Думаю, вы согласитесь, что я ничего не выдаю, продемонстрировав, что знаю, кто вы такой.

— Совершенно. В некотором смысле можно сказать, мы уже были сегодня представлены друг другу. Не окажете ли мне честь, позволив ознакомиться с внутренним устройством своего изобретения? Полагаю, оно ведь всецело ваше?

— От начала и до конца, от замысла до изготовления. Антон Рикер — храбрый человек и хороший актер, не более того. — Эли Мари соскочил со стула и присел на корточки рядом с вычислительной машиной. Прикосновение к потайной кнопке — и нижняя часть выехала наружу, как ящик письменного стола. — Вот. Рычаги выходят вот сюда, и снизу можно понять, в какое именно положение их установили. Здесь вот печатается ответ.

— Понятно. Но откуда берутся сами ответы, мсье? Мари лишь похлопал себя по лбу.

Дарвин кивнул.

— Так я и думал. Я не зря упомянул Уолкера с Бакстоном; подобно вам, они феноменально считают, производя в уме операции, решительно превосходящие возможности обычных людей. Зато в отличие от вас они не наделены инженерным талантом. — Нагнувшись, доктор осмотрел полость в основании машины. — Мягко, но до чего же тесно. Должно быть, лежать так много часов подряд ужасно неудобно.

— Поверьте, доктор Дарвин, я привык к неудобствам. Жизнь карлика вообще не сахар. — Впервые за разговор в голосе Мари зазвучали эмоции. Он указал на машину. — Желаете полюбоваться, как я туда забираюсь? Тут и впрямь тесно, даже для коротышки.

— Это отнюдь не обязательно. Садитесь, ужин ждет. Вы его более чем заслужили.

— Не уверен, что у меня еще остался аппетит. — Однако маленький человечек закрыл ящик и вернулся к столу. — И что теперь, доктор Дарвин? Вы знаете мою тайну и легко можете выдать меня, лишив средств к существованию. И уж конечно, вы не дадите нам продолжать в Англии прочую нашу деятельность. Как бы ни обернулось дело, у меня нет будущего.

Вместо ответа Дарвин потянулся за ломтем баранины и принялся сумрачно жевать.

— В этой истории хватает и прочих загадок, — наконец произнес он. — Отнюдь не хочу задевать ваши чувства, но никак не пойму, зачем вы ведете такую жизнь. Вы потрясающе талантливы, это же ясно. И пользуетесь своими талантами… для обмана! Здесь, в чужой стране, в постоянной опасности, не зная, что станется с вами завтра, — ведь вы наверняка понимаете всю тяжесть последствий, если обнаружится ваша роль в подготовке революции во Франции. Почему вы не обнародуете свои способности, не делаете то, что у вас так хорошо получается?

Вопреки недавнему заявлению о том, что есть ему совсем расхотелось, Эли Мари потихоньку взялся за еду. Цветную капусту он вылавливал из миски прямо руками.

— Что легко любому другому, трудно мне. Позвольте рассказать вам одну историю, доктор Дарвин.

— Прошу, сэр.

— Мне двадцать семь. У таких, как я, век недолог — лет сорок от силы. Я и не жалуюсь: Христу и Александру было отпущено и того меньше. Однако сознание того, сколь мало мне суждено жить, вероятно, делает меня слишком нетерпеливым. У меня всегда наблюдался талант на всяческие инженерные хитрости. Два года назад я напал на идею, которая с самого начала казалась весьма многообещающей. Как вы знаете, наши прялки и ткацкие станки вращает сила воды. Возникает одна проблема: как контролировать механизм, чтобы он работал с одинаковой скоростью даже тогда, когда сила потока изменяется?

Я разрешил эту проблему: поместил по периметру колеса пружины с грузиками. Когда скорость вращения усиливается, они выпячиваются наружу под действием центробежной силы, а когда скорость падает — возвращаются на прежнее место. Таким образом грузики меняют свое положение на колесе, то придвигаясь к центру, то удаляясь от него, и тем самым приспосабливают движение колеса к силе потока. В итоге мы можем достаточно точно регулировать этот процесс и добиться равномерного вращения без человеческого вмешательства. Улавливаете?

— Да-да. Это же гениально! Удивительно ценная идея.

— Я думал так же. Да что там думал — был настолько убежден, что искал аудиенции его величества короля Людовика. Хотел предложить свое изобретение совершенно безвозмездно, лишь бы на благо Франции. Но я допустил роковую ошибку: возомнил, что король и двор немедленно поймут все значение этой идеи — вот как вы сейчас. Король-то, помимо всего прочего, пользуется репутацией искусного кузнеца. Мне и в голову не пришло, что необходимо сделать большую рабочую модель. Теперь уже я понимаю, что надо было изготовить гигантское колесо где-нибудь на Сене или реке Лувр — чтобы нагляднее продемонстрировать владычество над Природой.

Но я этого не сделал. Напротив, явился в Версальский дворец с маленькой моделью, не продумав, как буду демонстрировать ее. Не могу найти слов, чтобы выразить, с каким волнением я топтался в приемной, ожидая аудиенции. Я сотни раз повторял про себя все, что собирался сказать королю.

И напрасно. Я пропал, погиб, едва вошел в дверь королевского чертога со своей жалкой моделькой в руках. Короля окружали человек двадцать придворных и фрейлин. Идя по залу, я слышал, как они хихикают и пересмеиваются, отпуская на мой счет самые разные шуточки. — В голосе Мари зазвучала горечь. — Доктор Дарвин, для них я был никакой не изобретатель, радеющий о благе Франции. Для них я был даже не человек. Всего лишь уродец, ходячая шутка, да еще с детской игрушкой в руках.

Запинаясь, теряя слова, я начал что-то объяснять. Король не слушал — его слишком отвлекали шуточки придворных. Какая-то из разряженных дам, даже не заботясь, слышу ли я, спросила: «И как он собирается вращать это колесико? Польет на нее из своего маленького дружочка?»

Я замолчал. Король махнул рукой. Меня вывели. Тем моя долгожданная аудиенция и закончилась.

Дарвин медленно кивнул.

— Мсье Мари, я слишком хорошо понимаю всю глубину вашей трагедии, чтобы предлагать вам сочувствие. Так разрешите вместо этого задать два вопроса. Первый: способен ли ваш «регулятор скорости» точно так же регулировать струю пара?

Карлик нахмурился, озадаченный внезапной сменой темы.

— Не вижу, почему бы и нет. Однако я плохо разбираюсь в силе пара, хотя в Англии только о нем и говорят.

— За ним будущее. И второй вопрос: что вы собираетесь делать теперь?

— Говорю же вам: ничего. В отличие от пара у меня будущего нет.

— Такой ответ не принимается. Прекрасно понимаю, отчего вы столь ненавидите французский двор; на вашем месте я бы испытывал то же самое. Но месть не может заменить полноценной жизни. У меня к вам другое предложение, если вы только пожелаете выслушать.

— А у меня есть выбор?

— Нет. Я говорю сейчас и как врач, и как инженер. Что до вашего физического состояния, тут, к сожалению, ничем помочь не могу. Это врожденное. Что же до всего остального… — Доктор порылся в карманах пальто и выудил оттуда письмо Джейкоба Поула. — У вас найдется перо и чернила?

— Сейчас отыщу.

Дарвин разгладил страницу и повернул ее чистой стороной вверх.

— В здешних краях вам находиться небезопасно. Поезжайте в Бирмингем, это довольно далеко отсюда, на севере. Когда вы можете пуститься в дорогу?

— Меня здесь ничто не держит. Если потребуется, хоть сейчас.

— Великолепно. Я дам вам верительное письмо к мистеру Джеймсу Ватту. — Дарвин взял гусиное перо, обмакнул кончик в чернила и начал писать. — По моей просьбе он предоставит вам работу в Сохо. Я особо укажу, что вы можете предложить множество ценных идей, и он самым внимательным образом изучит ваши предложения и насчет регулятора скорости, и насчет всего остального.

— Самым внимательным образом… так же, как французский двор? Доктор Дарвин, пусть я сейчас в Англии, но рост мой не стал от этого больше, чем в Париже. И воспримут меня так же несерьезно.

— Ничего подобного. Вы просто не знаете старину Джимми Ватта. — Дарвин энергично писал. — Только заговорите с ним на инженерные темы, и можете хоть раздеться догола и выкраситься, он и не заметит. Он любит повторять мне, что человек измеряется не богатством, ростом или знатным именем, а лишь тем, что у него в голове. Помяните мое слово, вы с ним отлично поладите. Он обратит вас в свою веру, имя которой Пар.

Доктор закончил писать, посыпал чернила песком, сдул его и поднялся на ноги.

— Завтра с утра приезжайте в Ньюландс. Будете путешествовать с полковником Поулом. Сегодня вы его, без сомнения, слышали, но он вас не видел, а вы могли наблюдать его лишь с одной стороны. С остальными же познакомитесь in transit. [44] Позвольте сказать только, что вы можете свободно доверить полковнику собственную жизнь. И не возбраняйте ему самому решать все насущные вопросы. Что же до меня, я должен на три дня заехать в Лондон. По возвращении в Бирмингем буду с нетерпением ждать отчета о ваших успехах.

Он бросил последний взгляд на вычислительную машину и подошел к Эли Мари, который так и стоял, глядя на верительное письмо. Нагнувшись, доктор протянул маленькому изобретателю руку.

— Сэр, говорю со всей искренностью: я горд честью познакомиться с вами.

Выпрямившись во весь рост, Мари ответил на рукопожатие.

— А я — с вами, доктор Дарвин. — Глаза карлика приходились примерно на уровне выступающего брюха дородного доктора. Мари вскинул взгляд на лицо собеседника и добавил новым, полным оптимизма и уверенности голосом: — Как вы и сказали, сэр, нельзя судить человека по росту — или обхвату талии.

Дарвин возвращался обратно вдоль края утеса. В лицо дул холодный ветер, но воспоминание о прощальной фразе Мари заставило доктора усмехнуться. Шутка — лучший показатель психического здоровья. Ну и что, что Мари — карлик? Зато он по-настоящему крепок и силен духом. Он выдюжит. Лучшие годы для него еще впереди. Джеймс Ватт примет его как брата, и вдвоем они зажгут такой факел, что запылает весь мир.

А когда это произойдет — мысли Дарвина приняли более мрачное направление, — Эли Мари будет отомщен. Сила науки уже меняет мир, прежний порядок королевских дворов и империй не в силах выстоять против нее. Холодный полночный ветер прокатится по Европе, сметая старые режимы. Теперь, когда Америка отделилась, кто может предсказать, куда ударит молния в следующий раз? Коронованные головы Европы имеют все основания не слишком-то ловко чувствовать себя на покрытых мантией плечах.

Дарвин тихонько отворил дверь Ньюландса и бесшумно пошел вверх по лестнице. На площадке он остановился в нерешительности. Стоит ли будить Джейкоба Поула, чтобы рассказать обо всем, что произошло?

Нет. Доктор отправился дальше, в свою спальню. Сегодня вечером он в слишком черном настроении, чтобы искать чьего бы то ни было общества. До завтра уже совсем недалеко — тогда-то и придет время познакомить старого друга с великим человеком.

СОКРОВИЩЕ ОДИРЕКСА

— Жар спадет на рассвете. Если она проснется раньше, никакой еды. Попросит пить — только кипяченую воду. Я заварю жаропонижающее, можете дать ей через три часа, если температура не спадет. Дарвин тяжело встал с кровати и подошел к камину, рядом с которым на дубовом письменном стол, возвышался медицинский сундучок и горели масляные лампы. Дело было далеко за полночь, в каждом движении доктора сказывалась непреодолимая усталость.

Джейкоб Поул неподвижно стоял у окна, не сводя глаз с молодой женщины на постели. Больная металась в лихорадочном забытьи. В ответ на слова доктора Поул прикусил губу и с несчастным видом покачал головой.

— Эразм, я бы хотел, чтобы вы остались на ночь. Все равно уже поздно. И вы уверены, что лихорадка спадет?

— Уверен, насколько только можно быть в чем-то уверенным, когда имеешь дело с болезнью. Джейкоб, я и сам предпочел бы остаться, но в Ругелей крайне тяжелый случай родильной горячки, и мне обязательно надо туда поспеть. Спору нет, дороги сейчас из рук вон плохи, однако вы не хуже меня знаете — недуг не ждет благоприятной погоды.

Доктор уныло покосился на кожаные гетры, все в брызгах и разводах подсохшей грязи — ноябрьские дожди постарались на славу.

— Если что-нибудь изменится к худшему, пошлите за мной Приндла. Он хорошо знает маршрут. Перед уходом я оставлю вам ингредиенты для отваров и инструкции по их приготовлению. Кто-нибудь вам поможет?

— Конечно. Но я приготовлю все сам, лично. Я доверяю Элизабет вам — и больше никому.

— Ах да, как это я не сообразил? Простите, Джейкоб, все от переутомления. Ничего, сделаю пару глотков свежего ночного воздуха — сразу проснусь.

Эразм Дарвин склонился над сундучком, а полковник подошел к кровати, горестно глядя на жену. Лишь покрасневшие глаза и более обычного трясущиеся руки выдавали, до чего же он устал.

Роясь в лекарствах, доктор сочувственно посмотрел на друга. Он отобрал все необходимое, взял перо и бумагу и подробнейше записал, что и как готовить и применять.

— А теперь внимание, Джейкоб. Тут есть одно лекарство, которое при обычных обстоятельствах я непременно приготовил бы сам. Вот это — тонко нарезанные клубни аконита. Залейте их кипятком и отсчитайте триста ударов пульса, а потом остудите и давайте в холодном виде. Действует как жаропонижающее, а также как потогонное — то что надо в подобных случаях. Если лихорадка и к утру не уймется, вот вам сушеная ивовая кора, ее настой снижает температуру.

— Утром. Понятно. А эти два? — Джейкоб показал на оставшиеся пакетики.

— Используйте их только в случае острой необходимости. Если вдруг начнутся судороги, немедленно посылайте за мной, но еще до моего прихода дайте ей отвар из вот этого. Здесь сушеный чистотел и цветки лапчатки. Второй пакетик — цветки вероники — заварите, если появится сильный кашель.

Доктор пристально поглядел на друга и тихо кивнул сам себе, отметив, как пожелтели глаза и трясутся руки полковника.

— А вот это лично для вас. — Он извлек из сундучка новое снадобье и вскинул руку, предупреждая любые возражения, — Не спорьте. Я и войти не успел, как сразу заметил знакомые признаки. Малярия с Джейкобом Поулом — старые друзья, верно? Это кора хины. И благодарите судьбу за то, что я вообще захватил ее с собой — обычно-то она мне ни к чему. Ревматизм и идущие ножками вперед младенцы — в-вот моя участь.

Пока Дарвин описывал лекарства и методы их применения, голос его звучал четко и ясно. Однако теперь, при попытке пошутить, к нему тотчас же вернулось привычное заикание.

Джейкоба Поула эта примета обрадовала. Раз доктор дал волю обычному оптимизму, значит, достаточно уверен в состоянии больной.

— Тогда пойдемте, Эразм. Ваша двуколка ждет. Не могу выразить, как благодарен вам за все, что вы для нас сделали. Сперва Эмили, теперь Элизабет. Одной жизнью, конечно, за две не расплатишься, но знайте — когда бы вам ни потребовалась помощь, я к вашим услугам.

Друзья последний раз взглянули на спящую пациентку, а потом Джейкоб Поул взял сундучок, и они тихонько двинулись к двери. В то же мгновение в комнате показалась экономка, готовая сменить хозяина возле постели больной. Дарвин с Поулом молча спустились по лестнице и вышли из дома. Небо расчистилось, в вышине сияла почти полная луна. Над землей, окутывая поля, стлался низкий туман, далекие огоньки Личфилда казались расплывчатыми и обманчиво близкими. Коляска и правда ждала. Старенькая кобылка терпеливо стояла в постромках, уткнувшись мордой в торбу и что-то тихонько жуя.

— Вот странно. — Джейкоб Поул, подсыпавший в торбу овса, на миг прервался и поглядел на ведущую к югу дорогу. — Эразм, вы слышите? Если только уши меня не обманывают, сюда скачет какой-то всадник.

— Сюда?

— Похоже на то. Больше никаких домов отсюда до Кингс-Бромли нет. Но я не жду гостей в этот час. Вы, случаем, никому в наших краях не обещали заехать?

— Сегодня — нет.

Они молча стояли, пока слабый перезвон сбруи становился все громче и громче. Наконец показался всадник — конь его по грудь утопал в клубящейся над землей дымке, и чудилось, что он не скачет, а летит над землей, точно бесплотный призрак. Вязкая, размокшая от дождей глина заглушала стук копыт. Скоро стало видно: ездок слегка покачивается в седле, как будто засыпает на ходу. Приблизившись, он остановил коня и стащил черную повязку, что прикрывала нижнюю половину лица.

— Я ищу доктора Дарвина. Доктора Эразма Дарвина. — В слабом усталом голосе слышался акцент уроженца северных краев Англии.

— Тогда можете прекратить поиски, — шагнул вперед полковник Поул. — Вот доктор Дарвин, а я полковник Поул. Что привело вас сюда в столь поздний час?

Незнакомец закоченело спешился, несколько раз потянулся, чтобы размять затекшие после долгой скачки мышцы, облегченно фыркнул и повернулся к Дарвину.

— Ваша экономка все-таки согласилась сказать мне, куда вы направились, доктор. Меня зовут Текстон, Ричард Текстон. Мне надо с вами поговорить.

— Срочное медицинское дело?

Текстон заколебался, настороженно поглядывая на Джейкоба Поула.

— Возможно. Если не хуже. — Он поскреб заросший черной щетиной подбородок. — «Ты можешь исцелить болящий разум?» [45]

— Пожалуй, получше Макбета. — Эразм Дарвин постоял несколько секунд молча, склонив тяжелую голову набок. — Кто предложил вам обратиться ко мне?

— Доктор Уоррен.

— Уоррен из Лондона? — В голосе сельского врача зазвучал новый интерес. — Ну, если он вам помочь не смог, весьма сомневаюсь, что мне это удастся.

И опять новоприбывший чуть задержался с ответом.

— Если доктор Уоррен — ваш старый друг, боюсь, я принес плохие вести. Он больше не в состоянии вести практику. Здоровье его все слабеет, и он недавно признался мне, что думает, у него чахотка.

— И в самом деле новости невеселые. — Дарвин печально покачал головой. — На мой взгляд, Уоррен один из лучших диагностов Европы. И если уж определил у себя чахотку, перспективы действительно мрачные.

— Он считает вас своим учителем, особенно по части психических заболеваний. Доктор Дарвин, я скакал от самого Лондона без единой остановки и должен как можно скорее вернуться в Дарем. Но мне надо непременно поговорить с вами. Доктор Уоррен полагает, что вы — моя единственная надежда.

Державшие уздечку руки Текстона дрожали. Дарвин пристально поглядел на незваного гостя, оценивая степень его усталости и отчаяния.

— Не бойтесь, мистер Текстон, мы обязательно поговорим. Мне надо спешить — в шести милях отсюда тяжелый случай послеродового осложнения. — Доктор показал на свою коляску. — Однако если вы не против — втискивайтесь в Двуколку вместе со мной, поговорим по дороге. Кроме того, у меня тут корзинка с едой — похоже, вам не помешает перекусить.

— А как же с конем?

— Предоставьте это мне, — шагнул вперед Джейкоб Поул. — Я позабочусь, чтобы его почистили и накормили. Эразм, как закончите, возвращайтесь сюда, отдохните. Я пошлю кого-нибудь из слуг в Личфилд, предупрежу ваших домашних, что вы здесь.

— Пожалуй. Ночь сегодня и впрямь будет длинной. Передайте, что я вернусь домой завтра к закату. Сейчас самое плохое время — сплошь лихорадки и малярия.

— Мне можете не рассказывать, Эразм, — невесело улыбнулся Джейкоб Поул, глядя на свои трясущиеся руки.

Дарвин с Текстоном залезли в коляску, экипаж скрылся в тумане. Полковник с усилием повернулся и медленно повел коня вокруг дома к конюшне.

— История долгая и невразумительная, доктор Дарвин. Так что заранее прошу прощения, если поначалу будет казаться, что я отклоняюсь от темы.

Еда и бренди заметно подкрепили силы Текстона. Оба путника успели на славу приложиться к содержимому корзинки, а бутылка балансировала у них на коленях, переходя от одного к другому. Дарвин рассеянно вытер жирные руки о шерстяной шарф и посмотрел Ричарду Текстону прямо в лицо.

— Не спешите. Подробности — сердце любого диагноза, а в отсутствие пациента — ибо очевидно, что речь пойдет не о вас, — чем больше вы сумеете мне рассказать, тем лучше.

— Не пациента, доктор. Пациентки. Три года назад моя жена Анна впервые обратилась к доктору Уоррену. В то время мы жили в самом центре Лондона, близ Сент-Мери-ле-Боу. Она жаловалась на слабость и вялость. Кроме того, ее беспокоил сильный кашель.

— С кровохарканьем?

— Слава Богу, нет. Но доктор Уоррен опасался, что дело может закончиться чахоткой. Он настоятельно посоветовал нам сменить лондонский стиль жизни на более здоровую жизнь в деревне, на свежем воздухе.

Дарвин одобрительно кивнул.

— Мы с Уорреном редко расходимся в диагнозах, а еще реже — в способе лечения. Вы последовали совету?

— Разумеется. Мы переехали в мое родовое имение, «Маргаритки», близ Милберна в Камбрии.

— Я знаю эти края. Сплошные высокогорья. Чистый воздух и яркое солнце. Отличный выбор. Неужели не помогло?

— Для общего состояния жены помогло. Она заметно окрепла и набралась сил. Я видел, как здоровье месяц за месяцем возвращается к ней. Но потом, примерно год назад, возникла новая проблема. Анне начали являться видения.

Эразм Дарвин ничего не сказал и молчал довольно долго. Двуколка мерно катилась по усыпанной гравием дороге.

— Ясно, — наконец произнес он. — Насколько понимаю, видения, которые не видит никто, кроме нее?

— Никто, кроме Анны. Наш дом стоит на севере от Милберна, у подножия Кросс-Фелл. По ночам, когда гора одета Венцом и дует сильный северный ветер, Анна часто видит из окон нашей спальни, как по склону двигаются призрачные огни, и слышит в ветре какие-то крики и завывания.

— А сами вы пробовали их разглядеть?

— И я, и другие. Специально приводил наверх слуг. Мы ничего не увидели, но Анна твердо стоит на своем.

— Понятно. — Дарвин снова погрузился в раздумья, затем пожал плечами. — Все равно это еще не повод серьезно тревожиться. Она верит, будто видит что-то, чего вы не видите. Ну и пусть, какой от этого вред? Вашей жизни это никак не мешает.

— Не мешало. — Текстон так и впился глазами в лицо собеседника. — Три месяца назад все изменилось. Анна нашла в Дареме книгу о древней истории наших краев. Оказывается, в былые времена вершина Кросс-Фелл носила другое название: Склон Демонов. Согласно легендам, ее переименовали в Кросс-Фелл после того, как святой Августин пришел к склону с крестом и изгнал демонов. Но Анна утверждает, будто сама два раза их видела. Оба раза при лунном свете — и только когда склон накрыт Венцом.

— Вы уже дважды упоминали Венец. Что это?

— Густое и плотное облако, похожее на грозовую тучу. Накрывает вершину склона и сидит там. И даже когда ветер с вершины опрокидывает в Милберне повозки и с корнем вырывает деревья, ее он снести не в силах. Анна говорит, оттуда демоны и являются.

Дарвин медленно кивнул. Некоторое время двое мужчин ехали в полном молчании — каждый был поглощен своими мыслями.

— Ничего из рассказанного вами до сих пор не напоминает обычное психическое расстройство. — Доктор первым нарушил молчание. — Человеческий разум куда сложнее, чем мы можем себе вообразить. Расскажите, имеются ли у вашей жены еще какие-либо страхи и причуды? И еще какие-либо основания для ее суеверий?

— Только всякие легенды. — Текстон виновато пожал плечами. — Томас из Апплби пишет, что во времена римлян в наших краях, на откосах, жил великий король Одирекс или Одирис. Он раздобыл великое сокровище и с его помощью каким-то образом умудрился изгнать римлян из этой части Англии, да так, что они никогда уже не вернулись.

— А что это было за сокровище?

— Легенда умалчивает. Согласно Томасу из Апплби, Одирекс спрятал свое сокровище где-то на Кросс-Фелл. Местные жители утверждают, будто оно и по сей день там, а демоны его охраняют. Анна говорит, что видела этих хранители — и что они якобы обликом не похожи на людей, а живут на самой вершине горы и время от времени оттуда спускаются.

Дарвин слушал очень внимательно, от возбуждения выпрямившись на сиденье.

— И правда необычное предание, причем прежде оно мне ни разу не попадалось — а ведь я читал английские мифы и легенды. Одирекс, говорите? Очень выразительное имя, если вспомнить латынь. Odii Rex — король Ненависти. И что там еще Томас из Апплби рассказывает об этом самом сокровище Короля Ненависти?

— Только что устоять перед ним невозможно. Но ей-ей, доктор Дарвин, вы же не принимаете все эти сказки всерьез? Это всего лишь повод, предмет, на котором и проявилось безумие моей жены.

— Возможно. — Дарвин снова расслабленно откинулся на спинку сиденья. — Возможно. Как бы там ни было, мне бы хотелось самому увидеть вашу супругу, чтобы вынести суждение о ее состоянии.

— Если хотите, могу привезти ее сюда к вам. Но сделать это надо под каким-нибудь благовидным предлогом, поскольку она не знает, что я обратился к врачам. Что же до денег, я заплачу любой гонорар, какой вы запросите.

— Деньги не главное. Кроме того, я хочу посмотреть на нее в вашем доме в Милберне. — Похоже, Дарвин уже что-то решил. — Послушайте, сейчас у меня слишком много обязанностей перед моими пациентами, а практика, как сами можете судить, весьма оживленная. Однако недели через две я по неким причинам все равно собираюсь в Йорк, а пациентами будет заниматься другой доктор, мой locum tenens. Засим, если вы встретитесь со мной в Йорке в условленное время и в условленном месте, мы сможем вдвоем проехаться в Милберн. Тогда я взгляну на вашу Анну и сообщу вам свое честное мнение — как по поводу нее, так и по поводу всего прочего.

Доктор вскинул руку, преграждая поток слов, что готов был хлынуть из уст Текстона.

— Пока — никаких благодарностей. Мы уже доехали. Можете выразить признательность более практическим образом. Вы уже когда-нибудь помогали глухой полночью сельскому врачу? Так вот вам и случай.

— Крыша Англии, Джейкоб! Только поглядите на восток — отсюда даже море видно.

Дарвин высовывался в окошко, придерживая одной рукой парик и упиваясь пейзажем. Карета медленно взбиралась вверх по склонам долины Тис. Равнина, по которой путники ехали от самой Йоркской долины, осталась далеко внизу. Свежий восточный ветер продувал карету насквозь, Джейкоб Поул ежился и плотнее закутывался в кожаное пальто, подняв воротник до глаз.

— И верно, самая крыша и есть, пропади она пропадом. Да закройте же это чертово окно! Ни один человек в здравом уме не полезет на крышу в середине декабря. Не знаю, какого дьявола я тут делаю, когда прекрасно мог бы остаться дома и греться в теплой постели.

— Джейкоб, вы сами захотели поехать. Помните, как настаивали?

— Помню. Быть может, Эразм, вы и лучший врач Европы, а заодно и ведущий изобретатель Общества Луны, но все равно вам нужен рядом человек практический, который помогал бы вам не отрываться от земли.

Дарвин широко улыбнулся, опьяненный чистым воздухом взгорий.

— Ну разумеется. А упоминавшееся сокровище тут ни при чем, верно? Вы поехали только для того, чтобы позаботиться обо мне.

— Грм-м. Ну, этого я все же не скажу. Черт побери, Эразм, вы меня знаете. Я нырял за жемчугом на восточных Островах Пряностей, исходил пол-Америки в поисках Эльдорадо, откапывал рубины в Персии и Белуджистане, в погоне за алмазами изрыл все, что только можно, — от Цейлона до Самарканда. И что получил за все свои труды? Пожизненный солнечный ожог на все тело, задницу, искусанную всеми шершнями Азии, и регулярную порцию малярии три раза в год. Но стоило мне услышать рассказы Текстона про сокровище Одирекса — и я так же не смог бы удержаться от этой поездки, как вы — прекратить… философствования.

Дарвин расхохотался.

— Ох, Джейкоб, самого главного-то вы и не поняли. Поглядите сюда. — Он обвел мускулистой рукой долину реки Тис, что взбегала вверх прямо перед ними. — Вот где настоящее сокровище — приходи и бери. А сколько здесь целебных растений — хватило бы на новую фармакопею, знай я только, как ими всеми пользоваться. Не могу назвать и половины из них, а ведь я ботаник не из худших. Эй, мистер Текстон! — Он высунулся еще дальше в окошко, задирая голову, чтобы разглядеть кучера спереди на крыше кареты.

Ричард Текстон с опасностью для жизни перегнулся ему навстречу.

— Да, доктор Дарвин?

— Я вижу тут сотни растений, которых не встречается на равнине. Если я опишу их вам, сумеете раздобыть мне по образцу каждого?

— Запросто. Хотя должен сразу предупредить, здесь множество и других, каких из кареты вам ни за что не разглядеть. Смотрите.

Ричард остановил карету, легко спрыгнул вниз и направился к мшистой кочке в нескольких ярдах от дороги. Он был без шляпы, и ветер играл его длинными черными волосами. Вернувшись, Текстон показал спутникам маленькое растеньице с широкими листьями и множеством бледно-зеленых щупальцев с тупыми липкими кончиками.

— Вот, для вашей коллекции. Когда-нибудь видели что-либо подобное?

Дарвин внимательно оглядел растение, понюхал и, оторвав кусочек листа, задумчиво пожевал.

— Ага. Никогда не видел, но, кажется, знаю, что это такое. Жирянка. Верно? Вот ведь нарушение обычного порядка вещей: животные едят растения, но это растение ест животных, по крайней мере насекомых.

— Именно, — улыбнулся Текстон. — Хорошо еще, оно всего лишь несколько дюймов вышиной. А представьте себе его десятифутовым — получится такое «сокровище Одирекса», что все римляне точно бы разбежались.

— Боже праведный! — ужаснулся Джейкоб Поул. — Не думаете же вы, что этакое страшилище и впрямь существует — там, на Кросс-Фелл?

— Ну что вы. Его бы уже давным-давно нашли — туда ведь каждый день ходят пастухи.

— Если бы оно первое их не нашло, — мрачно возразил Поул и еще глубже зарылся в недра пальто.

Текстон снова залез на козлы, и они тронулись в путь. Вокруг расстилались безбрежные просторы зимних взгорий, волнующиеся медные, угольно-черные и серебристо-серые моря, уже скованные первыми заморозками. Наконец, еще через три часа езды в гору, путники добрались до Милберна. Текстон снова перегнулся вниз с крыши и прокричал, заглядывая в карету:

— Еще две мили — и мы дома!

По маленькой деревушке Милберн беспрепятственно гулял ветер. Каменные домишки жались к церкви и общему выгону. По сравнению с жалкими лачугами карета Текстона выглядела неправдоподобно большой и добротной. На развилке, уводившей к соседней деревне Ньюбиггин, Текстон остановил коня и показал на раскинувшуюся на северо-востоке громаду Кросс-Фелл. Дарвин воззрился на гору с интересом, и даже Джейкоб Поул, притянутый мыслями о потенциальном кладе, высунул нос из груды пальто и шалей. Минуты две полюбовавшись мрачным пейзажем, где гребень за гребнем взбегали все выше и выше к далекой, скрытой тучами вершине, Текстон снова тронул поводья.

— Постойте — не надо!

Внезапный возглас Дарвина остановил его.

— В чем дело, доктор Дарвин? Что-то случилось?

Доктор не ответил. Распахнув дверь кареты, он с неожиданной для его веса легкостью соскочил на землю и быстрым шагом пошел через выгон к камню, на котором сидел мальчишка лет десяти с деформированными чертами лица, широким сплющенным черепом и глубоко посаженными глазами. Одет он был не по погоде легко в какие-то обноски, однако, несмотря на жалящий холод и ветер, кажется, совсем не мерз.

Когда Дарвин приблизился, мальчишка вскочил, но не убежал. Стоя он казался еще несуразнее: менее четырех футов роста, широкогрудый и кривоногий. Доктор оглядел его взглядом профессионала.

— Что с ним такое, Эразм? — Джейкоб Поул тоже спешился и заторопился вслед за другом. — Это что за болезнь?

Накрыв мягкой ладонью макушку мальчика, Дарвин медленно поворачивал ему голову из стороны в сторону. Парнишка, удивленный, однако ободренный спокойной и ласковой манерой доктора, не противился осмотру, хотя и не произнес ни слова.

— Это не болезнь, Джейкоб. — Дарвин задумчиво покачал головой. — Сперва я тоже так подумал, но паренек совершенно здоров. За всю свою медицинскую практику не видывал столь диковинного типа сложения. Поглядите только на странную структуру черепа и любопытную регрессию подбородка. А этот вот чудной изгиб между грудным и поясничным отделами позвоночника… — Надув толстые губы, Дарвин легонько погладил пальцем шишковатый лоб мальчугана. — Скажи мне, дитя мое, сколько тебе лет?

Парнишка ничего не ответил. Подняв на доктора взгляд нежных и умных глаз, он издал странный, сдавленный горловой звук.

— От Джимми вы ответа не дождетесь, — вмешался Текстон, тоже подходя к ним. — Он немой. Впрочем, очень даже смышленый малый и отлично выполняет все поручения.

Дарвин кивнул и осторожно провел ладонью по горлу и гортани мальчика.

— Да, здесь тоже чувствуется что-то странное. Подъязычная кость деформирована, а кадык и вовсе отсутствует. Скажите, мистер Текстон, родители мальчика из этих краев?

Он ободряюще улыбнулся пареньку, хотя из-за отсутствия передних зубов улыбка вышла скорее жутковатой, чем дружественной. Втиснутая в маленькую ручонку серебряная монета возымела больший успех. Мальчик робко улыбнулся в ответ и показал наверх, на гору.

— Видите, он отлично вас понимает, — сказал Текстон. — Говорит, его мать из Дафтон-Фелл. — Он отвернулся и поманил Поула с Дарвином за собой и лишь после этого продолжил, понизив голос: — Джимми — печальный случай. Его мать была пастушкой, полоумная Молли Меткалф. Бедная девушка, совсем дурочка — ума ей с грехом пополам хватало лишь на то, чтобы пасти овец на склонах Дафтон-Фелл и Кросс-Фелл.

— А отец? — спросил Дарвин.

— Бог знает. Какой-нибудь бродяга. Во всяком случае, Джимми уродился совсем не красавчиком, зато с мозгами у него все в порядке. Боюсь, бедняга так и останется карликом, но работа в деревне для него всегда найдется. Он очень послушен, ему можно доверять, а к его внешности мы все уже давно привыкли.

— Уж не красавчик, верно, — проворчал Джейкоб Поул. — Что за странное уродство! Знаете, кого он мне напоминает? На Островах Пряностей я видел одно существо, немцы звали его не то Оранглордом, не то Оранглаутом, что-то в этом роде. Эти твари живут в лесах и очень пугливы, но я как-то раз видел тело, которое притащили туземцы. Черепом и строением костей оно очень походило на вашего Джимми.

— От Островов Пряностей до Кросс-Фелл путь неблизкий, полковник, — возразил Текстон. — И сами можете догадаться, что говорит по этому поводу Анна: будто бы полоумная Молли понесла от горного демона, дьявольского инкуба, а Джимми — плод сего союза. Что вы об этом думаете, доктор Дарвин?

Эразм Дарвин слушал его вполуха, время от времени поворачиваясь, чтобы еще раз поглядеть на мальчугана.

— Пока еще не знаю, что и думать, мистер Текстон, — наконец отозвался он. — В одном могу вас заверить. Единственный, от кого может зачать и понести ребенка женщина, — это такой же человеческий мужчина. Болтовня вашей жены об инкубах — антинаучная чепуха.

— Зачатие не всегда обязательно, доктор. Вы же не забыли о непорочном рождении Господа нашего Иисуса Христа?

— Только не заводите с ним таких разговоров, — поспешно заявил Джейкоб Поул, — не то мы останемся здесь на весь день. Возможно, вам и невдомек, мистер Текстон, но это же Эразм Дарвин, врач, изобретатель, философ, поэт, кто угодно — только не добрый христианин.

Текстон улыбнулся.

— Правду сказать, я уже слышал нечто подобное от доктора Уоррена. Он говорил так: «Умный человек не станет встревать в религиозные споры с доктором Дарвином. А мудрый — вообще с ним спорить не станет».

Трое мужчин забрались обратно в коляску и медленно покатили через Милберн к дому Текстона, что стоял к северу от деревни. Перед тем, как зайти в высокий каменный особняк, они бросили последний долгий взгляд на Кросс-Фелл.

— Сегодня ясно, — промолвил Текстон. — А значит, гора не оденется Венцом, и Анна сегодня никого не увидит и не услышит. Доктор Дарвин, не знаю, какой диагноз вы вынесете, но Богом клянусь: следующие двадцать четыре часа будут самым тяжелым временем моей жизни. Пойдемте же, добро пожаловать в «Маргаритки».

Вместо ответа Дарвин лишь сочувственно похлопал своего спутника по плечу, и все трое вошли в дом.

— До чего же долго они там беседуют! — Поднявшись с кресла перед огнем, Ричард Текстон беспокойно расхаживал по кабинету, то и дело поглядывая наверх.

— А вы чего ждали? — попытался ободрить его Джейкоб Поул. — Ричард, сядьте и успокойтесь. Я знаю Эразма и неоднократно уже наблюдал его за работой. Какая наблюдательность! О фантазии и изобретательности уж и не говорю. Второго такого я в жизни не встречал. Он различит недуг там, где другой человек просто ничего не увидит, — по походке, по манере разговаривать, смеяться, стоять или даже лежать. А как он ко всему основательно относится — непременно докопается до самой сути, а надо будет — не побоится экспериментировать. Я обязан ему жизнью моей жены Элизабет и дочери, Эмили. Он спустится, когда узнает все, что хочет знать, — но не раньше.

Текстон, стоя перед окном, молча разглядывал таинственные склоны Кросс-Фелл. Резкий порывистый северо-восточный ветер гнул голые, безлиственные ветви фруктовых деревьев за окном кабинета, вился вокруг дома.

— Поглядите-ка туда, — вдруг произнес Ричард. — Венец таки надвигается. Через два часа вершина горы совсем скроется из виду.

Поул, в свою очередь, встал и подошел к нему. Хотя ветер усиливался, на вершине горы собиралась черная, совершенно неподвижная туча. Она на глазах густела и уплотнялась, окутывая верхние склоны и постепенно оседая все ниже.

— И так на всю ночь? — спросил Поул.

— До рассвета. Сокровище стережет. О Господи, я уж говорю, как Анна. Похоже, это заразно.

— А на самом деле на горе когда-нибудь находили настоящие сокровища? Золото или серебро?

— Не знаю. Свинец — так точно. Его добывали там еще с римских времен, в этих краях повсюду рудники. Что же до золота, я слышал о нем немало разговоров, но болтать-то легко. Сам я ни разу самородков не видел, даже золотой пыли.

Джейкоб Поул потер руки.

— Для меня это — хлеб насущный, Ричард, Демоны там или не демоны, а мне сейчас ничего так не хочется, как порыскать денек-другой по Кросс-Фелл. Случалось мне путешествовать по куда более далеким и менее гостеприимным местам, чем это, да еще и за приманками, куда менее обнадеживающими. О да, а уж со сколькими демонами я сражался — только с демонами в человечьем обличье.

— И нашли золото? Поул поморщился.

— Чума разбери, и вы еще спрашиваете! Да ни разу! Но ведь никогда не знаешь, где повезет. Может, теперь.

Ричард Текстон пробежал пальцами по черной взлохмаченной шевелюре и снисходительно улыбнулся Джейкобу Поулу.

— Я часто гадал, что бы могло заставить человека карабкаться на вершину Кросс-Фелл в зимнюю пору. Кажется, теперь я наконец знаю. Только бьюсь об заклад, доктора Дарвина вы с собой не заманите. Для этакого восхождения он, пожалуй, тяжеловат.

На лестнице послышался перестук шагов. Текстон мгновенно умолк, впал в прежнюю сумрачную нервозность и, когда в комнату вошел Дарвин, вопросительно поднял брови.

— Столь же в своем уме, как и я, — не дожидаясь вопросов, улыбнулся Дарвин. — И куда более в своем уме, чем Джейкоб.

— …Или чем ты, Ричард, — добавила, выдвигаясь из-за спины доктора, Анна Текстон, тонкая темноволосая женщина с высокими скулами и сверкающими серыми глазами. Через мгновение она уже оказалась в другом углу комнаты и обняла мужа. — Как только доктор Дарвин убедился, что я полностью в здравом рассудке, тут же признался, что приехал сюда не столько исследовать мою предрасположенность к чахотке, сколько определить мое психическое здоровье. А теперь, — она лукаво улыбнулась, — он собирается проверить тебя, любовь моя.

Ричард Текстон сжимал жену в объятиях с такой силой, точно собирался сломать ей ребра. Наконец последние слова Анны дошли до него, и он удивленно заглянул ей в лицо.

— Меня? Ты шутишь! Я же не вижу никаких демонов.

— Вот именно. — Дарвин прямиком направился к накрытому столику перед окном. — Вы ничего не видели. Я битый час проверял зрение и слух вашей жены. И то, и другое у нее отличается феноменальной остротой, особенно на низких уровнях. Теперь я хочу обследовать на тот же предмет и вас.

— Но ведь когда Анна видела своих демонов, были и другие свидетели. Не все же мы слепые и глухие!

— Безусловно, не все. Но Анна говорит, когда она видела и слышала что-то таинственное на Кросс-Фелл, была ночь и наверху с ней находились только вы — а вы ничего уловить не смогли. Тогда вы привели слуг — и с ними вышла та же история. Однако они-то пришли из комнат, где горел свет. Человеческим глазам требуется довольно много времени на то, чтобы полностью перейти на ночное зрение, а в помещении, где полно народа, при всем желании трудно сохранять полную тишину. Поэтому я и спрашиваю — как обстоит со слухом и зрением лично у вас?

— Да говорю же, превосходно! — воскликнул Текстон.

— А я, дорогой, тебе говорю, весьма посредственно! — в тон ему возразила Анна. — Кто уже в тридцати шагах не может отличить грача от черного дрозда? Кому не под силу пересчитать овец на Кросс-Фелл?

Все еще стоя в обнимку, супруги продолжили жаркий спор. Дарвин наблюдал за ними, откровенно забавляясь и тихо, но методично накладывая себе фрукты, сгущенные сливки, стилтонский сыр и восточные сладости.

— Полноте, мистер Текстон, — наконец произнес он. — Уж верно, вам легче будет поверить в то, что вы сами чуть-чуть близоруки, чем в то, что ваша жена сошла с ума. Близорукость не преступление.

Текстон пожал плечами.

— Ну ладно, ладно. — Все еще держа жену за плечи, он отстранил ее на расстояние вытянутой руки. — Ох, Анна, мне еще ни разу не удавалось одержать над тобой верх в споре, а уж если и доктор Дарвин на твоей стороне, лучше мне сразу сдаться. Давайте проводите ваши тесты. Но если вы правы — что все это значит?

Дарвин дожевал засахаренную айву и с самым довольным видом потер руки.

— Что ж, тогда мы имеем дело не с медицинской проблемой, а с чем-то куда более интересным и захватывающим. Видите ли, тогда получится, что Анна и впрямь видела, как на Кросс-Фелл что-то происходит. А это для меня интереснее всего — будь то демоны, феи, хобгоблины или просто какие-то людские бесчинства. Идемте, все необходимое для проверки у меня наверху. Нам потребуется около часа, так что как раз успеем закончить к ужину.

Когда они ушли, Джейкоб Поул вернулся к окну. Венец все нарастал — теперь он напоминал огромного серого зверя, притаившегося на вершине Кросс-Фелл и готового броситься на окрестные земли. Полковник вздохнул.

— Людские бесчинства? — повторил он, обращаясь к Анне Текстон. — Надеюсь, только не это. С демонами, гоблинами и всем прочим я уж как-нибудь смирюсь — если только сокровище Одирекса и впрямь существует. Уж лучше золото и упыри, чем ни упырей, ни золота.

— Сегодня? Вы, верно, шутите!

— А почему бы и не сегодня, мистер Текстон? Гора одета Венцом, ночь ясная, луна как раз всходит. Самое подходящее время для полночных гостей!

Ричард Текстон озабоченно покосился на массивный живот Дарвина, не зная, в какие слова облечь свои сомнения.

— Думаете, человеку вашего возраста…

— Сорок шесть, — вставил доктор.

— …Вашего возраста мудро лезть в гору, да еще ночью? Вы уже не так молоды, а подъем крайне тяжел. А вы не такой уж… гибкий, так что…

— Да, я толст, — без обиняков заявил Дарвин. — И считаю это признаком здоровья. Хорошее питание гонит любой недуг. Миром правит простой закон: ешь или будешь съеден. И пусть стройностью и подвижностью я уступаю людям помоложе, зато у меня крепкое сложение и ни одной болезни, кроме подагры. Вот увидите, мы с Джейкобом отлично справимся.

— Полковник Поул тоже собирается с вами?

— А вы попробуйте его удержать! Правда, Джейкоб? Он жаждет подняться туда с того самого момента, как еще в Личфилде услыхал волшебное слово «сокровище». Ни дать ни взять зеленый юнец, которому не терпится залезть на свою первую… гм… лошадь.

— Я это заметила. — Анна Текстон улыбнулась Дарвину. — И спасибо, доктор, за то, что смягчили ваше сравнение применительно к дамским ушам. А теперь, если уж вы решительно намерены покорить Кросс-Фелл, вам надо как следует собраться в дорогу. Что вам дать с собой?

Дарвин склонил голову и улыбнулся беззубой улыбкой.

— Миссис Текстон, я всегда замечал, что по части практической сметки ни один мужчина женщинам и в подметки не годится. Нам потребуется еда, потайные фонари, теплые одеяла и кремень с трутом.

— Ни распятия, ни оружия? — спросил Ричард Текстон.

— Ночью на вершине оружие причинит больше вреда нам, чем кому-либо другому. Что же до распятия, я лично не раз убеждался, что оно обладает поистине чудотворной силой — для тех, кто и так уже в него верит. Итак, куда именно на гору нам лучше идти?

— Раз уж вы так твердо собрались, — неожиданно заявил Текстон, — то и я с вами. Не могу допустить, чтобы вы бродили по горам в одиночестве.

— Нет. Вы должны остаться тут. Не думаю, что нам потребуется помощь, но, если я вдруг ошибаюсь, мы сможем положиться только на вас. Мы посигналим вам — три вспышки будут означать, что нам нужна помощь, четыре — что все хорошо. А теперь каким маршрутом нам все-таки идти? Так, чтобы нас не замечали, а мы бы подобрались поближе к месту, где вы видели огоньки?

— Подойдите к окну, — позвала Анна Текстон. — Видите вон тот скальный выступ, похожий на клюв орла? Лучше всего сесть в засаду именно там. Когда появляются горные демоны, огоньки как раз поблизости. И ближе к рассвету они снова туда возвращаются. Правда, от выступа вам не будет видно место, откуда эти демоны возникают, так что следите за окном моей спальни. Если они появятся, я зажгу свет. Тогда обогните скалу и держите на запад. Примерно через четверть мили увидите огоньки — это оно и есть.

Не успела Анна договорить, как по дому пронесся звон гонга, призывающего к столу.

— Надеюсь, — добавила молодая женщина, — вы сумеете заставить себя хоть немного поесть — представляю, как вы нервничаете в предвкушении ночной вылазки.

Эразм Дарвин изумленно воззрился на нее.

— Хоть немного? Миссис Текстон, я уже час как с живейшим предвкушением дожидаюсь ужина. Умираю с голоду. Прошу вас, ведите. А приготовления к вылазке можно будет обсудить и за столом.

— Эразм, жаль, мы не захватили с собой хронометра. Интересно, который час? Должно быть, мы уже провели здесь три или четыре часа, не меньше.

— Сейчас немногим больше полуночи — если луна придерживается обычного расписания. Не мерзнете?

— Не очень — благодаря одеялам. Здесь холодней, чем у ведьмы под юбкой. И долго нам еще ждать? А если они решат вообще не появляться? Или погода переменится?

— Значит, мы лезли сюда и мерзли понапрасну. Без луны нам их ни за что не выследить. Попросту убьемся в темноте.

Друзья кутались в одеяла. Дыхание вырывалось из губ белыми облачками пара. В лунном свете далеко внизу отчетливо вырисовывались серебристо-черные очертания деревни Милберн. Особняк Текстона располагался в стороне от прочих домов. На первом этаже горели лампы, верхний был погружен во тьму. На земле между Дарвином и Поулом стояли два потайных фонаря; если не открывать боковые створки, свет их шел только наверх.

— Хорошо, что дом виден без всяких там биноклей. — На славу приложившись к бренди, полковник спрятал медную фляжку под пальто. — Постоянно держать их на такой холодине — то-то было бы весело. Если здесь и впрямь водятся демоны, им без хорошей порции адского пламени не обойтись — вымерзнут. Черт побери эти тучи!

Он снова бросил взгляд на луну, то и дело проглядывающую в просвет между облаков. И вдруг почувствовал, как Дарвин дергает его за рукав.

— Вот оно, Джейкоб! — выдохнул доктор. — В спальне. Теперь ждем сигнала.

Они напряженно ждали. Свет в окне потускнел, зажегся и потускнел вновь. После довольно долгой паузы свет вспыхнул снова и больше уже не гас.

— В обычном месте, где Анна и рассчитывала, — подытожил Дарвин. — Мигните фонарем, чтобы Текстоны знали, что мы поняли их сигнал. И пойдемте скорее, пока луна еще освещает дорогу.

Узкая каменистая тропинка огибала пик, петляя меж осыпей и отвесных обрывов. Осторожно и тихо продвигаясь вперед, друзья вынуждены были глядеть одновременно под ноги и наверх. Внезапно Джейкоб Поул, идущий первым, остановился.

— Вон они, — прошептал он.

В трехстах ярдах впереди, там, где неровные, туманные края Венца скатывались вниз по скалистым уступам, мерцали и подрагивали четыре желтых факела. Рядом с каждым двигался большой сгусток синевато-зеленого фосфоресцирующего марева.

Поул с Дарвином подобрались чуть ближе. Из облачков светящегося марева постепенно вырисовывались приземистые уродливые тела, отдаленно похожие на людей, но им точно чего-то не хватало.

— Эразм! — прошипел Джейкоб. — Они же безголовые!

— Вряд ли, — последовал тихий ответ. — Приглядитесь внимательнее, когда они подносят факелы ближе к себе. Заметите, что свет отражается и от голов тоже — только там нет синего сияния. Оно обрисовывает одни лишь тела.

Воздух внезапно прорезал отчаянный животный вопль. Поул до боли сжал руку Дарвина.

— Овца, — коротко бросил тот. — Перерезано горло. Этот булькающий крик — оттого, что кровь заливает трахею. Давайте, Джейкоб, пройдем немного вперед. Хочу разглядеть их получше.

После секундного колебания Поул вновь медленно двинулся вперед. Однако огоньки уже удалялись вверх по холму, назад к клубящейся туче.

— Быстрее, Джейкоб! Мы должны подобраться к ним как можно ближе, пока они не скрылись в тумане. Там свет факелов будет виден не дальше нескольких ярдов.

Габариты Дарвина помаленьку начали сказываться. Дородный доктор остался сзади, пыхтя и отдуваясь, а тощий Поул размашистыми скачками унесся вперед, за уступ, вверх по крутому склону. Вот полковник на миг замер, огляделся вокруг и снова ринулся вперед — в туманную завесу Венца. Дарвин, наконец добравшись до того же места, совершенно потерял спутника из виду и, запыхавшись, остановился перевести дух.

— Ничего не вышло. — Голос Поула раздался откуда-то слева, точно исходил от бесплотного духа. Секундой спустя из тумана энергично вынырнул и сам полковник. — Исчезли, прямо растаяли. Вот так, раз — и нет! — Он прищелкнул пальцами. — Не понимаю, как это у них так быстро выходит. Ведь туча тут не такая уж и непроглядная. Может, и вправду растворились в воздухе?

Дарвин тяжело опустился на плоский обломок скалы.

— Скорее, просто потушили факелы.

— Тогда я бы видел хоть свечение от тел.

— Давайте все-таки рискнем зажечь фонари и хорошенько оглядимся. Должны же эти существа были оставить хоть какие следы. Отсюда до «Маргариток» путь неблизкий; мне вовсе не улыбается повторять восхождение еще и завтрашней ночью.

Друзья открыли створки на фонарях и осторожно двинулись по склону холма. Дарвин понимал, что Текстоны следят за ними из «Маргариток» и, должно быть, сейчас крайне озадачены. Временно прервав поиски, он послал условленный сигнал: четыре вспышки — все в порядке.

— А вот и ответ! — Джейкоб Поул остановился в пятидесяти шагах от него, у самой кромки тумана. — Я мог бы и сам догадаться после всех наших разговоров с Текстоном. Вчера он рассказывал, что в этих краях полно старых разработок. Вот здесь добывали свинец или, может, медь.

В глубь холма почти горизонтально уходила маленькая шахта — туннель с неровными стенками, куда и втиснуться было нельзя, не пригнувшись. Дарвин поглядел на валявшиеся у входа обломки скальной породы.

— Свинец, — произнес он, опуская лампу пониже. — Смотрите, это галенит, а это вот синий плавиковый шпат — тот же самый, что мы отыщем и в Дербишире. А вот этот булыжничек, насколько я понимаю, барит — тяжелый шпат. Прикиньте-ка вес на руке. Здесь, на взгорьях, добывали свинец уже больше двух тысяч лет, задолго до римлян. Но я думал, выработки давно заброшены. Тем паче, что большинство рудников расположено за много миль отсюда, на севере и на востоке.

— Сомневаюсь, чтобы конкретно здесь когда-либо добывали свинец, — отозвался Джейкоб Поул. — И еще больше сомневаюсь, чтобы виденные нами существа были рудокопами. Возможно, во мне просто играет малярия, ведь здесь чертовски холодно. — Полковник зябко передернулся. — Но когда я гляжу в шахту, так и чувствую что-то недоброе. Знаете старую поговорку: железо куется на земле, золото — в Преисподней. Вот он, путь к сокровищу. Точно.

— Джейкоб, вы слишком романтичны. Мы только и видели, что четырех браконьеров, зарезавших овцу, а вам уже мерещится дорога к кладу. Ну с чего вы взяли, будто сокровище Одирекса — это золото?

— Естественное предположение. А что же еще?

— Я бы мог высказать гипотезу-другую. Бьюсь об заклад, только не золото. Золото не помогло бы избавиться ни от римлян, ни от каких-либо других захватчиков. Вспомните «датские деньги» [46] — тактика себя не оправдала, верно?

Дарвин выставил вперед лампу, чтобы заглянуть в туннель.

— Никого не видно. — Он втянул носом воздух. — Демоны ушли именно сюда. Чуете запах смолы от их факелов? Что ж, полагаю, на сегодня все. Пойдемте-ка обратно, и чем скорее, тем лучше. Жаль, нельзя отправиться по туннелю прямо сейчас.

— Обратно? Эразм, да мы прекрасно можем идти и дальше! В конце концов, мы же за тем и проделали весь путь!

— Безусловно. Однако собирались выслеживать демонов на поверхности, а не в подземных норах. У нас ни веревки, ни мела, чтобы отмечать дорогу. Теперь, когда мы доподлинно знаем, с чего начинать, дело проще простого. Вернемся завтра, с подручными и снаряжением, при дневном свете — пожалуй, можем даже ищеек привести. Только и надо что оставить здесь опознавательный знак, чтобы отыскать место, когда снова сюда поднимемся.

— Должно быть, вы правы. — Поул пожал плечами и безутешно повернулся последний раз взглянуть на вход в подземелье. — Черт побери, Эразм! До чего бы мне хотелось туда залезть, какое бы зло там ни таилось! Противно забраться так далеко, а потом поджать хвост.

— Если сокровище Одирекса и впрямь там, то оно ждало вас полторы тысячи лет. Подождет и еще один день. Идемте вниз.

Друзья повернули обратно к тропе. Джейкоб брел с видимой неохотой. Через десяток шагов они вышли из Венца — и резко остановились. За то время, что они исследовали вход в рудник, туман сгустился. Луна уже не сияла сквозь легкую слоистую дымку, а лишь изредка на короткий миг проглядывала из-за сплошной пелены облаков.

Джейкоб Поул пожал плечами и хитро покосился на Дарвина.

— Плохо дело, Эразм. В потемках нам вниз не спуститься — это было бы чистейшим самоубийством. Долго еще до рассвета?

— Часа четыре. И впрямь не повезло, но ведь со дня зимнего солнцестояния прошла всего неделя. Ничего не попишешь, придется устроиться здесь и коротать время до рассвета.

— Да, вы правы. — Джейкоб Поул бросил задумчивый взгляд назад. — Эразм, коли уж мы застряли тут на несколько часов, не логично ли было бы использовать время с толком и быстренько посмотреть, что там внутри? У нас ведь есть фонари — а в пещере, наверное, куда теплее, чем здесь.

— …И суше, и вообще вы можете привести мне еще с полсотни всяких доводов, один весомей другого, верно? — Доктор посветил фонарем в лицо Поулу, а потом вздохнул. — Не знаю, от чего вы так дрожите, от возбуждения или от малярии, но тепло и покой вам точно не помешают. Ох, очень сомневаюсь в целесообразности подобной вылазки. Ну ладно. Вернемся в рудник — только на двух условиях: чуть рассветет, немедленно спустимся в «Маргаритки» и не будем рисковать — не хватало нам еще заблудиться.

— Я бывал в сотнях рудников по всему свету и еще ни разу ни в одном не заблудился. Пустите меня вперед. Я умею определять места, где ослабли крепления.

— Да. А если мы обнаружим сокровище, в чем я отнюдь не уверен, то я не лишу вас восторга первооткрывателя.

Джейкоб Поул улыбнулся и опустил свой фонарь на землю, оставив створку открытой.

— Пусть стоит здесь, чтобы видели Ричард с Анной. Помните, мы обещали каждые три часа сигналить им, что все хорошо. Итак, в путь — и плевать на демонов!

Полковник развернулся обратно к заброшенной шахте, и Дарвин мельком увидел выражение его лица. Хотя Поул был бледен и напряжен, как туго натянутая струна, в глазах его застыло выражение маленького ребенка перед дверью лавки с игрушками.

При повторном осмотре, когда охотники за демонами уже понимали, что вот-вот придется лезть в туннель, он показался им куда уже, а стены его — куда менее надежными. Задвинув створки фонаря так, чтобы оттуда выбивался лишь узкий луч, Джейкоб Поул возглавил маленькую экспедицию. Друзья осторожно двинулись в глубь шахты. Сначала подземный ход шел чуть-чуть верх, потом начал петлять и изгибаться, уводя вниз, в недра холма. От сводов веяло сыростью, а через каждые несколько ярдов по стенам, поблескивая в свете фонаря, точно осколки льда, стекали струйки воды.

Через тридцать шагов туннель разветвился. Джейкоб Поул нагнулся, разглядывая неровный пол.

— Думаю, налево, — прошептал он. — А что мы будем делать, если встретим тех тварей, что здесь обитают?

— Этот вопрос вам следовало задать себе прежде, чем мы полезли внутрь, — тихонько ответил доктор. — Что до меня, то я сюда именно за тем и пришел. Никакие сокровища меня и вполовину так не интересуют.

Полковник повернулся в узком туннеле.

— Эразм, вы не перестаете меня удивлять. Я-то знаю, что меня гонит, что манит меня в этакую нору в столь гнусный час. И знаю еще, что обливаюсь холодным потом от страха и предвкушения. Но вы почему не боитесь? Или не думаете, что встреча с демонами может оказаться очень опасной?

— Не такой уж опасной, как вы полагаете. Думаю, эти существа, как и мы, порождения природы. Если я ошибаюсь, значит, весь мой взгляд на мир в корне неверен. Так вот: эти демоны прячутся в горах и высовываются наружу только под покровом ночи. Нет никаких слухов о том, чтобы они убивали или похищали людей. Засим я могу предположить, что они сами нас боятся — причем куда сильнее, чем мы их.

— Говорите за себя, — пробормотал Поул.

— Помните, — Дарвин уже успел оседлать любимого конька, — когда идет борьба за жизненное пространство, более свирепые и сильные животные вытесняют тех, кто послабее и посмирнее, — и те, чтобы не вымереть, вынуждены заселять менее благоприятные места. Взгляните, к примеру, на историю завоевавших Британию племен. В каждом случае…

— Боже правый! — Джейкоб Поул нервно оглянулся вокруг. — Только без лекций, Эразм. Сейчас не время и не место. И не так громко! Предпочту получить урок истории как-нибудь в другой раз.

Развернувшись спиной к другу, он вновь двинулся по левому туннелю. Дарвин фыркнул и зашагал следом. При своей толщине доктор еле протискивался через узкий проход, поминутно рискуя застрять. Через несколько шагов он вновь остановился и пригляделся к участку стены, подпертому грубыми балками.

— Джейкоб, посветите-ка сюда на минуточку. Крепления обновляли совсем недавно — на некоторых скрепах дерево еще свежее. А поглядите-ка сюда.

— Клок овечьей шерсти. Зацепился за щепку, еще и отсыреть не успел. Выходит, мы на верном пути. Идемте.

— Да. Что теперь?

Поул направил луч фонаря вперед. Туннель расширялся, превращаясь в сводчатую пещеру. На противоположном конце гладкий пол подземелья рассекала глубокая трещина, а через нее тянулся узкий мосточек из веревок и деревянных досок. Крепилось это сооружение к тяжелым бревнам, вбитым между полом и потолком пещеры. Поул поднял фонарь повыше, пытаясь разглядеть, что там дальше, но ничего видно не было — лишь зияющий черный проем очередного туннеля. Искатели приключений встали на самой кромке обрыва.

— Выглядит вполне надежно. Что скажете, Эразм?

— Думаю, мы уже видели больше, чем достаточно. Рисковать и лезть на ту сторону было бы чистейшим безумием. А что там внизу?

Полковник посветил вниз, на отвесные стены трещины. Примерно в восьми футах ниже обрыва блеснула недвижная черная гладь воды. Трещина продолжалась вправо и влево, насколько хватало луча. Поул вновь посветил на мост, с особым тщанием осматривая доски и крепления.

— По-моему, прочная штука. Почему бы мне не проверить быстренько? А вы подержите фонарь.

Дарвин ответил не сразу — озадаченно хмурясь, глядел вниз в трещину.

— Джейкоб, закройте на секунду фонарь. Кажется, я различаю внизу что-то вроде слабого свечения.

— Золото? — с надеждой в голосе спросил Поул, с готовностью прикрывая фонарь. Оба в молчании уставились во тьму. Через несколько мгновений глаза попривыкли, и друзья различили призрачное зеленовато-синее сияние, что начиналось в трех футах под краем и тянулось до самой поверхности воды.

— Джейкоб, оно здесь растет! Должно быть, какой-то мох или грибок. Или я совсем слепой?

— Точно, какая-то растительность. Но разве может что-то живое так светиться?

— Некоторые грибы светятся в темноте и некоторые животные тоже — светлячки, например. Однако я никогда не слышал ни о чем вроде этой растительности. Поглядите, линии упорядочены, как будто их посадили нарочно, чтобы освещать мост. Джейкоб, я должен добыть образец!

В возбужденном голосе доктора Поул различил эхо тех чувств, что овладевали им самим при мыслях о сокровище. Дарвин опустился на колени, потом не без труда распластался на каменном полу у обрыва.

— Эразм, позвольте-ка мне. Вы не созданы для этаких упражнений.

— Нет-нет. У меня все получится. Знаете, это ведь то самое сияние, что мы видели на существах.

Доктор потянулся вниз… увы, его пальцы скользили по сырому камню, на добрых десять дюймов не дотягиваясь до верхней границы поросли. Пыхтя от усилия, он ухватился за свисающий с моста конец веревки и свесился еще сильнее.

— Эразм, не валяйте дурака! Подождите до завтра, когда мы придем сюда с помощниками.

Дарвин снова крякнул — на сей раз торжествующе.

— Достал!

Торжество оказалось недолгим. При этих самых словах пеньковая веревка, сгнившая за много лет пребывания в сырости, просто-напросто распалась у него в горсти. Потеряв равновесие, доктор перевалился за край и со сдавленным проклятием полетел вниз головой в черную воду. Раздался громкий всплеск — и все стихло.

— Эразм!

Джейкоб Поул вихрем развернулся, слепо шаря во тьме. Через несколько секунд ему наконец удалось нащупать фонарь. Открыв створку, он направил луч на поверхность воды. Дарвина не было и в помине. Поул торопливо сорвал с себя пальто и башмаки. Шагнув на край, мгновение поколебался, а потом набрал в грудь побольше воздуха и прыгнул в неизведанные глубины безмолвного черного омута.

— Прошло более трех часов. Они должны были подать сигнал.

— Наверное, и подавали. — Ричард Текстон, прищурившись, вгляделся в черноту на холме.

— Нет. Фонарь горит ровно. Ричард, я беспокоюсь. Гляди, они поставили его как раз на том месте, где огни демонов ушли в Венец. — Анна с несчастным видом покачала головой. — На Кросс-Фелл сейчас, надо думать, страшно холодно. Не могу себе и представить, чтобы они просидели там три часа совершенно неподвижно и даже не просигналили. Наверное, попали в беду.

— Пожалуй. — Открыв окно, Текстон высунулся и вгляделся пристальней. — Нет, Анна, все бестолку. Даже при ясной луне я не видел ничего, кроме фонаря, да и тот только когда ты мне показала. Давай подождем еще полчаса. Если не подадут сигнал — пойду за ними.

— Ричард, не сходи с ума! Надо ждать рассвета. Полезешь за ними в темноте — сам убьешься. Ты же знаешь, зрение у тебя не такое, чтобы подниматься в гору ночью даже при полной луне.

В открытое окно ворвался леденящий ветер. Текстон захлопнул створки.

— На рассвете. Да, ты права. Лучше мне пока все собрать. Возьму лекарства и шины для перевязок, но уповаю на Господа, что они не пригодятся. — Он поднялся. — Предупрежу садовников: нам, возможно, придется устраивать поутру спасательную экспедицию. А ты, любимая, ложись и немного поспи. Ты же почти всю ночь просидела, приклеившись к окну.

— Посплю.

Анна Текстон улыбнулась вслед выходящему мужу — но так и не оставила своего поста у окна, так и не оторвала глаз от одинокой светящейся точки на темных склонах Кросс-Фелл.

Ледяная, невыносимо холодная вода обхватила тело, сковала, точно «железная дева». Джейкоб Поул судорожно ахнул, чувствуя, как эти убийственные объятия выдавливают воздух из легких, и ужаснулся мысли, что придется нырять с головой. И тут только до него дошло: он стоит! Стоит! Заводь оказалась не глубже пяти футов.

Полковник принялся бродить по воде, ощупывая дно одетой в носок ногой, пока не коснулся чего-то мягкого. Собравшись с духом, он снова набрал побольше воздуха и погрузился под воду. Ну и холодина! Руки мгновенно свело, но Поул все же кое-как ухватил Дарвина за плечо, вытянул наверх и, отмаргиваясь, повернул неподвижное тело головой вверх. Полковника била судорожная дрожь, сердце разрывалось от жуткой мысли, что он прижимает к себе всего лишь труп.

Через несколько секунд Дарвин закашлялся, изо рта у него хлынула вода. Пробормотав благодарственную молитву, Поул поддерживал друга, пока сотрясавшие того спазмы не ослабели.

— Что произошло? — Голос доктора звучал слабо и неуверенно.

— Вы свалились. Должно быть, ударились головой о дно. Зубы у Поула так и стучали, руки и ноги утратили всякую чувствительность.

— Простите, Джейкоб. — Дарвин зашелся в очередном приступе кашля. — Я вел себя, как полный кретин. — Он приподнялся. — Смотрите, я уже могу стоять сам. Лучше бы нам выбраться отсюда, пока мы вконец не окоченели.

— Легче сказать, чем сделать. Взгляните на обрыв. И с другой стороны так же.

— Все равно надо попробовать. Залезайте ко мне на плечи, вдруг дотянетесь.

Цепляясь окоченелыми руками за скользкие камни, Поул с усилием вскарабкался Дарвину на плечи. Увы, сколько он ни тянулся, напряженные от усилия пальцы скользили на целый фут ниже края. Полковник попробовал ухватиться за неровности в камне — напрасно. Чертыхнувшись, он снова соскользнул в ледяную воду.

— Без толку. Не дотягиваюсь. Вот влипли.

— Мы не можем позволить себе здесь завязнуть. Час бултыхания в этом пруду нас убьет. Похоже, сюда стекает талая вода горных снегов — она близка к замерзанию.

— Плевать мне, откуда она сюда стекает, а ее температуру я и на себе чувствую. Что теперь, Эразм? У меня уже ноги отнимаются.

— Раз не можем вылезти наверх, давайте пойдемте налево вдоль стенки.

— Тогда нам придется бросить здесь лампу.

— Без света мы проживем, без тепла — нет. Идемте, Джейкоб.

Друзья побрели вдоль стены. Вода доходила им до шеи, но через несколько ярдов стало ясно, что глубина лишь увеличивается. Тогда они повернули в обратную сторону, и тихий пруд постепенно начал мельчать: сперва по грудь, потом по пояс. К тому времени, как вода плескалась уже около колен, свет фонаря остался далеко позади и Дарвин с Поулом шли в кромешной тьме. Наконец полковник присел и коснулся пальцами земли.

— Эразм, мы вышли! Под ногами совершенно сухо. Вы что-нибудь видите?

— Ни проблеска. Только никуда не отходите — не хватало нам потерять друг друга.

Поул передернулся.

— Я уж решил, что конец. Ну и смерть — стоять, пока силы не иссякнут, а потом захлебнуться, точно попавшиеся в капкан крысы в сточной канаве.

— Н-да. Меня подобная мысль тоже не вдохновляла. «И будто — Боже! — тяжко мне тонуть. Какой ужасный шум воды в ушах! Как мерзок вид уродливых смертей!» [47] По крайней мере, бедный Кларенс утонул в более сладкой жидкости, чем эта черная застоялая жижа. Джейкоб, у вас фляжка с бренди с собой?

— Осталась в пальто вместе с кремнем и трутом. Эразм, я далеко не уйду. Треклятая стужа из меня все силы вытянула.

— Жаль, что у вас на костях так мало мяса. — Доктор остановился и положил руку Поулу на плечо — тощее тело полковника сотрясала неудержимая дрожь. — Джейкоб, надо двигаться. Пока одежда не высохнет, остановка для нас — верная гибель. Идемте, я помогу вам.

Друзья слепо заковыляли вперед, ощупью находя дорогу вдоль стен. В лабиринте узких, переплетающихся туннелей всякое чувство направления быстро пропало. От ходьбы Дарвин начал ощущать, как по телу постепенно разливается тепло, а вслед за теплом — и новые силы. Однако Поул все Дрожал и давно упал бы, не поддерживай его доктор.

Примерно через полчаса Дарвин снова остановился и приложил руку ко лбу Поула. Тот так и пылал.

— Знаю, Эразм, можете ничего не говорить. — Голос Джейкоба звучал еле-еле. — Этот жар мне знаком — но тогда я лежал себе тихо-мирно в постели. Моя песенка спета. В недрах Кросс-Фелл мне хинной корки не сыскать.

— Джейкоб, нельзя останавливаться. Крепитесь. У меня есть хинин — дома, в медицинском сундучке. Мы обязательно найдем способ отсюда выбраться. Только не падайте духом и не останавливайтесь.

— Не могу. — Поул засмеялся. — А жаль. Похоже, для меня уже готовы военные похороны. Слышите? Вот и флейты с барабанами затянули свое. Я слышу их, слышу, здесь, в голове. Дайте мне лечь и спокойно отдохнуть. Признаюсь, не мечтал покидать этот мир под звуки военного оркестра, пусть даже призрачного.

— Тс-с, Джейкоб. Берегите силы. Вот, обопритесь на меня. — Дарвин закинул руку Поула себе на плечо, обхватил его за талию и медленно побрел дальше. На сердце у доктора скребли кошки. Джейкобу нужна медицинская помощь — и очень скоро, иначе за лихорадкой последует смерть.

Однако через двадцать минут Дарвин резко остановился, ошеломленно разинув рот и вытаращившись в темноту. Он тоже начал слышать — далекие, тихие и какие-то неземные трели флейты, перемежаемые глухим рокотом барабанов. Дарвин повертел головой, пытаясь определить направление звука, но гулявшее по пещерам эхо делало эту задачу невозможной.

— Джейкоб, как вам кажется, где играют?

Ответ прозвучал слабо и неразборчиво. Поул весь горел и уже не воспринимал окружающую действительность. Оставалось только брести вперед, нащупывая дорогу вдоль сырых склизких стен, кое-где подпертых деревянными балками. Мало-помалу музыка становилась все громче — примитивный дикарский ритм, резкие звуки свирели под аккомпанемент энергичного барабанного боя. Через некоторое время на стенах туннеля запрыгали тусклые красноватые отблески. Бережно опустив впавшего в забытье Поула на каменный пол, доктор бесшумной походкой направился к источнику света.

Пробитый в скалах туннель, по которому он шел, внезапно вывел в естественную пещеру, пустоту в толще скал. В ширину пещера достигала футов двадцать, а вот определить ее высоту было невозможно — каменный купол, постепенно сужаясь, уходил вверх, насколько хватал глаз. На противоположной стороне пещеры, на высоте около двадцати футов, вдоль стены тянулся плоский широкий уступ.

Выйдя из туннеля, Дарвин поглядел наверх. На выступе, озаряя пещеру оранжево-алым светом, горели два костра, топливом для которых служили куски дерева и торфа. Столбы дыма поднимались почти вертикально, заставляя предположить, что далеко вверху расщелина все же выходит на поверхность и служит дымоотводом. Чуть дальше от края, за прыгающими языками пламени, двигалась в такт варварской музыке вереница темных фигур.

Гротескные силуэты изгибались в размеренной, диковинной пляске. Зрелище это завораживало, ввергало в гипнотический транс. Человек, менее твердо стоящий на позициях рационализма, увидел бы здесь демонов преисподней, справляющих дьявольский шабаш. Однако Дарвин взирал на происходящее трезвым аналитическим взглядом. Ему не терпелось детальней изучить анатомию, столь странно разнящуюся с привычными человеческими пропорциями.

Танцоры были не более четырех футов роста — коротконогие, косматые, с длинными руками и туловищами и совершенно нагие, если не считать набедренных повязок и головных уборов. Однако движения их, отчетливо различимые сквозь пелену дыма, поражали изяществом и слаженностью. Музыканты, что сидели кружком позади костров, все играли, и безмолвная пляска продолжалась.

Эразм Дарвин зачарованно наблюдал за ней, пока мысль о необходимости спешить не вернула его к действительности. Ситуация и впрямь критическая. Поулу срочно требуется тепло и уход. Быть может, эти танцоры свирепы и очень опасны, возможно, они даже людоеды. Но, кем бы они ни были, у них есть огонь, а почти наверняка найдутся еще теплая еда, питье и место, где можно отдохнуть. Выбора нет — к тому же доктора подстегивало зарытое глубоко в душе древнее, непреодолимое любопытство.

Дарвин решительно двинулся вперед. Немного не доходя до основания уступа, он остановился, широко расставив ноги, запрокинул голову и громко окликнул танцующих.

— Скверная история, Анна. Мы не нашли и следа. — Ричард Текстон, измотанный до предела, устало опустился на каменную скамью в палисаднике. — Похоже, они поднялись выше, прямо в Венец. И пока он не развеется, мы ничем не можем им помочь.

Анна Текстон, тревожно нахмурившись, поглядела на мужа. Лицо ее было бледно, под глазами пролегли черные круги.

— Любовь моя, ты сделал все, что мог. Если они заблудились, им хватит здравого смысла сидеть на месте, пока Венец не сползет с вершины. Где вы нашли фонарь — на том месте, где я видела его ночью?

— Ровнехонько. Вот там. — Текстон указал на склон Кросс-Фелл. — Вся беда в том, что именно там-то и начинается Венец. Мы ничего толком не рассмотрели. По-моему, туман еще гуще, чем был ночью.

Он с трудом поднялся и, еле волоча ноги, по побрел по мощеному двору к дому.

— Зверски вымотался. Приму горячую ванну, несколько часов посплю, и, если к вечеру разъяснится, мы снова пойдем наверх. Черт побери эту погоду! — Текстон потер плечо. — Разъедает кости, как вода мел.

Анна проводила мужа долгим взглядом и наклонилась подобрать пакеты с провизией и лекарствами, которые Ричард от усталости просто-напросто кинул, где стоял. Когда молодая женщина выпрямилась, рядом маячила хлипкая фигурка.

— Что такое, Джимми?

Маленький уродец, безмолвный, как всегда, привалился к стене дома, слушая их разговор. По своему обыкновению, он был одет совсем легко, но словно бы не замечал ни холода, ни моросящего дождика.

В ответ на вопрос Анны он поглядел на нее с немым, но очень настойчивым призывом в глазах и потянул за рукав, указывая на склон.

— Ты слышал, что мне говорил мистер Текстон? Джимми кивнул и еще требовательнее потянул ее за руку, а потом надул щеки. Анна невольно рассмеялась. Парнишке удалось весьма правдоподобно изобразить Эразма Дарвина.

— Ты хочешь сказать, что знаешь, где доктор Дарвин?

Мальчик с жаром кивнул, постучал себя по груди и снова показал на Кросс-Фелл. Анна нерешительно покосилась на дом. После долгого восхождения и четырехчасовых отчаянных поисков Ричард в полном изнеможении. Не стоит тревожить его покой — все равно бесполезно.

— Сейчас, только забегу в дом и напишу записку мистеру Текстону, — сказала она. — Вот возьми, здесь еда и лекарства. Они могут нам понадобиться. — Анна протянула свертки Джимми. — Я принесу из дома теплую одежду для нас обоих. А что с полковником Поулом?

Мальчуган улыбнулся и вытянулся во весь свой небольшой рост — три фута, девять дюймов. Анна расхохоталась. Ни сложением, ни ростом Джимми не напоминал сухопарого полковника, но манера чопорно держать голову и легкая дрожь в руках не могла принадлежать никому иному, как Поулу.

— Погоди пять минут, — попросила Анна. — Поведешь меня туда. Надеюсь, ты прав, и надеюсь, мы успеем вовремя.

Услышав оклик Дарвина, танцоры замерли. Через секунду стихли и флейты с барабанами. На несколько мгновений напряженной тишины уступ точно превратился в застывшую живую картину, выбитый на стене пещеры барельеф с изображением адской пляски. А потом все рассыпалось в диком смятении. Танцоры бросились кто куда — большинство прочь от костров, в укрытие спасительной темноты. Лишь немногие смельчаки осторожно подползли к краю, разглядывая фигуру внизу.

— Вы меня понимаете? — спросил Дарвин. Никакого ответа. Доктор вполголоса выругался. Ну как, скажите на милость, просить помощи без общего языка?.. После минутного раздумья он заторопился обратно в туннель и ощупью нашел лежащего на камнях Поула. Бережно подняв его, Дарвин вновь вступил в освещенную часть пещеры и застыл, держа на руках бесчувственное тело друга.

Настала долгая пауза. Один из демонов подобрался к самому краю уступа и с минуту пристально рассматривал людей, а потом повернулся и издал несколько фыркающих звуков. Трое из его сородичей мгновенно исчезли во тьме и появились уже с мотком длинной веревки, которую и спустили с уступа. Первый демон снова фыркнул, ухватился за нее и начал проворно спускаться, ловко цепляясь как нельзя лучше приспособленными к этому занятию пальцами ног.

У основания уступа он снова замер. Дарвин не шевельнулся. Наконец дикарь осторожно подошел чуть ближе. Лицо его, от ушей до рта размалеванное красной охрой, казалось дьявольской маской, однако черные, глубоко посаженные глаза под нависающим тяжелым лбом светились умом и кротостью.

Дарвин приподнял пылающее тело Поула.

— Мой друг болен.

При звуке его голоса дикарь вздрогнул, но потом снова шагнул вперед.

— Гляди, краснолицый. Он горит в лихорадке. Дарвин снова кивнул на больного.

Демон подошел еще ближе, заглянул в лицо Поулу и нерешительно коснулся его лба. Кивнув, пробормотал что-то себе под нос, а потом пощупал пульс на жилистой шее полковника и невесело хмыкнул.

Дарвин одобрительно поглядел на собрата по профессии.

— Вот-вот, доктор, — тихонько произнес он. — Видите, в чем дело? Если мы не доставим его домой, где я смогу дать ему лекарство и пустить кровь, он умрет через несколько часов. И что же ты можешь для нас сделать, а, краснолицый?

Демон ни единым знаком не продемонстрировал, что понял эту речь, но внимательно разглядывал белого добрыми и умными глазами. Дарвин, и в лучшие-то времена не Адонис, сейчас являл собой весьма примечательное зрелище. Измявшаяся и запачканная одежда свисала с тучного тела грудой мокрого тряпья. Парик и шляпа потерялись при падении в заводь, а после блужданий по туннелям лицо покрывал толстый слой въевшейся грязи. На левой руке чернел глубокий порез, запястье и рукав были измазаны запекшейся кровью.

Доктор спокойно выносил этот осмотр, нимало не заботясь о своем внешнем виде. Наконец демон отвел взгляд и, взяв Дарвина за руку, подвел его к подножию уступа. Обвязав тело Джейкоба Поула веревкой и покрепче затянув узел, он издал какую-то певучую фразу. Ждавшие на обрыве сородичи втянули наверх сперва полковника, а затем, с гораздо большим трудом, и Дарвина. Раскрашенный демон легко взобрался следом без посторонней помощи. Забрав веревку, остальные дикари тихо скрылись в темных туннелях, что вели прочь из пещеры.

Дарвин вместе с предводителем подняли Поула и аккуратно уложили его на груду овечьих и кроличьих шкур, после чего краснолицый знахарь тоже исчез во мгле. Дарвин, впервые за все это время оставшись один, смог наконец-то как следует оглядеться по сторонам.

Похоже, уступ представлял собой что-то вроде места, где все племя могло собраться на пляски или общую трапезу. На деревянном треножнике близ одного из костров висели три разделанные и освежеванные овечьи туши. Груда мехов, на которые уложили Поула, располагалась в десяти футах от соседнего костра — как раз на самом подходящем расстоянии, чтобы больному было тепло и уютно. Дарвин неторопливо подошел к большому черному котелку, что покоился на углях, нагнулся и принюхался к содержимому. Кипяток. Что ж, полезная вещь — но не от него исходил тот заманчивый запах, что щекотал ноздри изголодавшегося гурмана. Доктор подошел к другому костру, где стоял точно такой же котелок, и принюхался снова. В желудке одобрительно заурчало. Баранья похлебка! Зачерпнув глиняным черпаком аппетитное варево, Дарвин как следует приложился к нему и, прихлебывая, продолжил осмотр.

У ближней стены высилась аккуратная стопка глиняных горшков. Сверху тянулся ряд рисунков, выполненных красной и желтой охрой. Фигурки человечков на них были стилизованы; Дарвина заинтересовало, что на многих картинках изображался лес, где среди неправильных, деформированных людей гуляли кабаны и олени, причем изображенные в высшей степени реалистично.

На другой стене тоже виднелись рисунки, однако гораздо более загадочные — сложная, переплетенная сеть линий, начертанных желтой охрой. У подножия этой стены лежала груда штанов и курток из грубо сшитых между собой кроличьих шкурок. Дарвин удостоил бы их лишь беглым взглядом, не улови на одной, лежавшей дальше всего от огня, какой-то голубоватый отблеск. Подойдя к куче, доктор поднял ее — она слабо светилась зеленовато-синим сиянием, тем самым, что видели кладоискатели на Кросс-Фелл, а потом — близ веревочного моста.

Прочно зажав клочок меха между указательным и большим пальцами, Дарвин оторвал его и спрятал в карман насквозь промокшего пальто. Как раз в это мгновение красный дикарь показался снова, а за ним по пятам — женщина из его племени с грубым деревянным ящиком в руках. Лицо ее было раскрашено такими же красными узорами. Обойдя Дарвина как можно дальше, она опустила ящик рядом с Джейкобом Поулом. Краснолицый дикарь взял один из стоявших у стены горшков, наполнил его кипятком из котла и открыл крышку ящика. С головой уйдя в свое занятие, он словно напрочь забыл о присутствии чужестранца.

— Понятно, — раздумчиво произнес доктор. — А это, надо полагать, не что иное, как медицинский сундук. И каковы же, интересно знать, лекарственные средства, доступные частнопрактикующему врачу на Кросс-Фелл?

Подойдя к дикарю, он наклонился и заглянул ему через плечо.

— Вот это выглядит довольно знакомо. Сушеная черника… весьма сомневаюсь в ее эффективности. А это что? Багульник? А вот сухой калган и легочная горечавка. Солидно. — Взяв из ящичка лепесток, Дарвин задумчиво пожевал его. — Ну да, цветы фиалки и сушеные листья падуба. А у вас правильные понятия о лечении, краснокожий, — я сам использую кое-что из того в неотложных случаях. — Он понюхал сухие листья. — Вот, кажется, асфодель, а вот, думаю, пижма и кочедыжник. Но это? — Он покачал головой. — Явно какой-то гриб!

Пока Дарвин размышлял вслух, демон брал по щепотке разные сухие травы и бросал в горшок с кипятком, тихонько бормоча себе под нос какие-то певучие заклинания. Наконец он вроде бы пришел к удовлетворительному результату.

Дарвин нагнулся пониже, понюхал настой и снова покачал головой.

— Н-да, не слишком многообещающее варево. С таким же успехом можно просто скакать вокруг Джейкоба, чтобы отогнать злых духов. Однако что я смыслю в этих травках? Давай, краснолицый, ты уж постарайся.

Дикарь вскинул на Дарвина ободряющий взгляд из-под нависших бровей, улыбнулся и захлопнул ящик. Женщина взяла горшок, а сам лекарь подошел к Поулу и бережно приподнял его в сидячее положение. Дарвин поспешил на помощь. Втроем они умудрились влить в горло больному почти всю горячую жидкость.

Сперва доктор думал, что на женщине нет ничего, кроме короткой юбки. Однако при ближайшем рассмотрении на ней оказалось еще и искусно вырезанное ожерелье. Он склонился разглядеть вещицу поближе, но тут в нем проснулся и медицинский интерес. Дарвин легонько провел рукой по ключице женщины, отмечая непривычный изгиб ближе к плечу. Дикарка тихонько захныкала и отпрянула.

Раскрашенный знахарь оторвал взгляд от больного и неодобрительно фыркнул. Осторожно уложив полковника обратно на шкуры, он ободряюще похлопал женщину по руке, снял с нее ожерелье и протянул Дарвину, а потом показал на красные полосы у нее на лице. Женщина повернулась и скрылась в туннеле. Лекарь похлопал себя по щеке и поспешил за своей подругой. Озадаченный Дарвин снова остался наедине с Поулом. Прочие демоны, похоже, и не думали возвращаться.

Доктор задумчиво поглядел на остатки настоя, послушал затрудненное дыхание Поула и, опустившись на вторую кучу шкур в нескольких ярдах от огня, начал разглядывать ожерелье. Наконец он спрятал его в карман и глубоко задумался. Недавние события, похоже, развеяли предыдущую гипотезу в пух и прах.

Когда раскрашенный красным демон вернулся, то привел с собой другую женщину, чуть выше и полнее первой. Приветственно фыркнув, он показал Дарвину на одну-единственную полосу желтой охры у нее на щеке. Не успел доктор даже приподняться, как лекарь скользнул прочь, к черному отверстию туннеля.

Женщина подошла к Поулу, пощупала ему лоб, подоткнула овечьи шкуры, послушала, как он дышит, и, довольная увиденным, уселась на шкурах напротив доктора. Как и первая дикарка, она носила короткую юбку, сшитую из кроличьих шкурок, и похожее ожерелье, только полегче и попроще. Дарвину впервые представилась возможность рассмотреть анатомию демонов не торопясь и при нормальном освещении. Подавшись вперед, он с любопытством подлинного ученого принялся изучать диковинные вариации привычной темы.

— Объем черепа у вас, насколько могу судить, примерно такой же, — негромко произнес он. Похоже, его тихий голос действовал на женщину ободряюще. — Но поглядите только на эти надбровные дуги — они гораздо тяжелее, чем у людей. А хряща у вас в носах меньше. Гм-гм.

Протянув руку, доктор ласково потрогал дикарку за ухом. Та вздрогнула, но не отдернулась. Цивилизованный англичанин и жительница горных недр сидели друг напротив друга на шкурах, скрестив ноги.

— Что-то я не нащупал никакого сосцевидного отростка, — продолжал Дарвин. — Да и щека с челюстью странноватые — вон какая верхнечелюстная кость. Да-да, и я даже знаю, где видел такой подбородок, причем недавно. Восхитительные зубы! Ах, ну почему со мной нет блокнота! Очень хотелось бы сделать пару набросков. Ладно, придется рисовать по памяти.

Он поглядел на плечо и грудную клетку женщины, легонько провел по ним указательным пальцем и, внезапно дернувшись вперед, схватил с левой груди женщины что-то крохотное.

— Pulex irritans[48], если я в этом хоть сколько-то разбираюсь. — Доктор оглядел свою добычу с самым предовольным видом. — Жаль, лупы под рукой нет. Во всяком случае, кажется, последнее доказательство найдено. Знаешь ли, милая моя, о чем это говорит?

Дарвин посмотрел на женщину — та нетерпеливо взирала на него нежными сияющими глазами. Доктор снова склонился над ней.

— А теперь, с твоего позволения, мне бы хотелось получше рассмотреть брюшную область. Какая роскошная у тебя тут мускулатура — только погляди, как хорошо развита rectus abdominis. [49] А, спасибо, так действительно куда удобнее. — Дарвин рассеянно кивнул женщине, которая ловко сдернула короткую кроличью юбку, и провел рукой по рельефным мышцам вниз, к бедру. — Да и структура таза тоже весьма необычна. Лобковая кость словно бы уплощена, вот тут.

Он осторожно продолжал ощупывать тело дикарки.

— Эй! Какого черта! Что ты надумала?

Внезапно Дарвин выпрямился. Женщина, оставшаяся в одном только ожерелье, потянулась к нему, выражая свои намерения самым недвусмысленным образом.

— Нет-нет, дорогая. Не надо!

Дарвин вскочил на ноги и попятился. Дикарка тоже вскочила, игриво улыбнулась и, невзирая на сбивчивые протесты доктора, принялась гоняться за ним вокруг костра.

— Эразм, вы верны себе! Стоит на минуточку оставить вас без присмотра, и вы уже играете с суккубами в салочки — раздался позади голос полковника. Звучал он хрипло и скрипуче, как несмазанная дверь, но вполне здраво и даже не без юмора.

Застигнутая врасплох дикарка испуганно взвизгнула, метнулась к шкурам и, подхватив юбку, скрылась в черном отверстии туннеля. Дарвин, изумленный ничуть не меньше ее, подошел к ложу, на котором покоился Поул.

— Джейкоб, глазам не верю! Всего лишь час назад вы горели в бреду и лепетали всякую невнятицу. — Он пощупал лоб друга. — Температура нормальная. Как вы себя чувствуете?

— Неплохо. Чертовски лучше, чем когда мы вылезли из пруда. И очень хочется есть. Я бы дохлого турка слопал.

— У нас есть кое-что получше. Лежите. — Дарвин подошел к соседнему костру, налил миску бараньей похлебки и принес ее Поулу. — Вот, подкрепляйтесь.

Полковник подозрительно принюхался, а потом довольно хрюкнул и начал прихлебывать.

— Великолепно. Правда, несолено. Кажется, Эразм, вы здорово поладили с демонами. Вот так одалживаться у них едой, даже не спросив разрешения… И если бы ваши пляски меня не разбудили, вы бы уже играли с той юной особой в зверя с двумя спинами.

— Вздор! — Дарвин выглядел оскорбленным в лучших чувствах. — Джейкоб, она, по всей видимости, неверно поняла мои действия. И, боюсь, краснолицый лекарь ошибочно истолковал причину моего интереса к другой женщине. Уж вам-то должно быть ясно, что я просто изучал ее анатомию.

— А она — вашу, — ухмыльнулся Поул. — Естественная прелюдия ко всему остальному. Что ж, Эразм, если мы когда-нибудь вернемся в Личфилд, то-то диковинная будет история для членов Общества Луны.

— Джейкоб… — Подметив ехидный блеск в глазах Поула, Дарвин оборвал протесты. — Пейте похлебку и отдыхайте. Надо поставить вас на ноги, если мы только хотим когда-нибудь выбраться отсюда. Хотя понятия не имею, как отыскать дорогу назад — здесь нужна помощь демонов. Только захотят ли они помочь?

Поул откинулся на спину и закрыл глаза.

— Вот теперь, Эразм, это и впрямь похоже на охоту за сокровищами. Без трудностей оно как-то не так. Тридцать лет меня кусали осы, палило солнце, сек ветер и слепили вьюги. Я глодал кости, от которых воротили носы шакалы, пил воду, вонявшую застарелой мочой. И все ради сокровищ. Говорю вам, мы уже близко. По крайней мере тут хоть крокодилов нет. Как-то мне чуть не отхватили задницу, когда я искал изумруды в Ганге.

Он привстал и огляделся вокруг.

— Эразм, а демоны где? Они же ключ к сокровищу. Они его стерегут.

— Может, и так, — успокаивающим тоном произнес Дарвин. — А сейчас отдыхайте. Они вернутся. Бедняги, верно, испытали не меньшее потрясение, чем мы; даже большее — ведь они-то не знали, что мы здесь.

Дарвин замолчал и потряс головой. В ушах стоял надоедливый звон — как будто он никак не мог вытряхнуть из них воду после падения в заводь.

— Я их подожду, Джейкоб. И, если получится, спрошу насчет сокровища.

— Только сначала разбудите меня. — Поул устроился поудобнее. Веки его снова смежились. Вдруг полковник приоткрыл один глаз и бросил хитрый взгляд на друга. — И помните, Эразм, никаких шалостей с девочками.

Он ухмыльнулся, донельзя довольный собой.

Дарвин ощетинился было, но потом тоже улыбнулся. Джейкоб на пути к выздоровлению.

Доктор снова присел у огня и принялся изучать содержимое медицинского ящика. В ушах по-прежнему гудело и звенело.

Вернувшись, демон улыбнулся Дарвину, однако в улыбке этой содержался укор. Нетрудно было догадаться, что молодая дикарка все ему рассказала. Смущенный доктор обрадовался, когда демон прямиком отправился к Поулу и пощупал ему пульс. Явно довольный результатами осмотра краснолицый приподнял полковнику веко и поглядел на белок. Стоящая рядом миска из-под похлебки также удостоилась его одобрения. Дикарь показал Дарвину на горшок с остатками настойки и торжествующе улыбнулся.

— Знаю, — кивнул Дарвин. — Я потрясен, краснолицый. Ах, если бы мы только могли нормально общаться — мне бы так хотелось узнать об этом лекарстве побольше! С превеликой радостью обменялся бы с тобой своими познаниями о целебных растениях: секреты низин взамен горных тайн. Нет-нет, — добавил он, заметив, что делает его первобытный коллега. — Мне это вовсе не обязательно.

Пока он разглагольствовал, демон наполнил кипятком новый сосуд, бросил туда пригоршню сушеных грибов и протянул доктору. Тот отказался, но демон настаивал. Поставив чашу на пол, он постучал себя по груди, привлекая внимание Дарвина, а потом оскалил зубы и затрясся всем телом, прикладывая сложенные чашечкой ладони к подмышкам и паху, как бы обозначая опухоль.

Дарвин потер усталые глаза и нахмурился. Пантомима демона была весьма красноречива, однако выражала вещи, совершенно немыслимые. Разве что здесь, в недрах Кросс-Фелл, таится опасность…

Прозрение оказалось внезапным, но четким. Легенды, Король Ненависти, сокровище, бегство римлян с Кросс-Фелл — все разом сложилось в связную и яркую картину. Причем картину пугающую. Доктор зажмурился. Воздух кругом словно взвихрился, завибрировал скрытой угрозой. Дарвин проворно схватил чашу.

— Возможно, я и ошибаюсь с истолкованием, краснолицый. Надеюсь, что так — ради моего же собственного блага. Но сейчас волей-неволей придется положиться на чистоту твоих намерений.

Он отпил из чаши и скривился от отвращения. Черное, горькое питье сильно вязало и отдавало танином. Знахарь пристально наблюдал за доктором и довольно закивал, когда тот допил снадобье и отставил пустой сосуд.

— А теперь, краснолицый, к делу!

Дарвин поднял ящик с лекарственными сборами, отнес его ближе к огню, чтобы было лучше видно, и, присев на корточки, махнул рукой краснолицему лекарю. Тот словно бы моментально понял, что хочет его цивилизованный собрат по профессии. Открыв ящик, он вытащил замотанный выдубленными овечьими кишками сверток и протянул его доктору для более пристального изучения.

Как передать способ применения лекарства — при условии, что способ этот вообще известен, — без помощи слов? Дарвин приготовился преодолевать языковую пропасть. Придется изображать и симптомы, и методы лечения конкретных болезней при помощи мимики и примитивнейших возгласов. Стряхнув усталость, доктор с энтузиазмом взялся за дело.

Через три часа он наконец отвел взгляд от краснолицего демона и потер глаза. Достигнутые успехи поражали — но что-то шло явно не так. Голова болела, кровь бешено стучала в висках. Звон и гудение в ушах усилились, да еще начало мутиться в глазах, появилась тошнота. Узор на стенах пещеры словно ожил, задвигался, точно клубок корчащихся желтых щупалец.

Дарвин снова повернулся к демону. Тот улыбался; впрочем, широкий оскал, до сих пор казавшийся признаком дружеского расположения, с тем же успехом можно было истолковать и как гримасу свирепого торжества. Неужели доктор жестоко ошибся касательно предназначения выпитого им настоя?

Дарвин оперся руками об пол и попытался встать на ноги. Но было уже поздно. Пещера вертелась вокруг, рисунки тянулись к нему, сливаясь и переплетаясь между собой. Грудь сжало, желудок точно обожгло огнем.

Последнее, что видел Дарвин перед тем, как потерять сознание, было склоняющееся над ним размалеванное красными полосами лицо демона.

Склоны Кросс-Фелл, окутанные пеленой слабого дождя, являли собой унылое зрелище. Серебро поблекло, подернулось серой мутью, предвечерние сумерки размыли и стерли яркие краски взгорий. Взбираясь вслед за Джимми по крутой тропке, Анна Текстон уже очень и очень сомневалась, мудро ли поступила, что вообще сюда пошла. Примерно в трехстах футах выше так и стояла грозная стена Венца. Как ни глядела Анна во все стороны, ни малейшего следа Поула с Дарвином видно не было. Молодая женщина остановилась.

— Джимми, далеко еще? Я устала, а мы вот-вот войдем в Венец.

Повернувшись, мальчик ободряюще улыбнулся спутнице и показал на скалу примерно в ста ярдах от них, а потом вверх по склону. Анна нахмурилась, но через секунду кивнула.

— Ладно, Джимми. Столько я еще как-нибудь пройду. Ты уверен, что знаешь, где их искать?

Паренек кивнул, а потом пожал плечами.

— Не уверен, но думаешь, что знаешь, правильно? Ну хорошо. Идем.

Она зашагала за своим юным провожатым вверх по тропе, однако через две минуты остановилась, разглядывая опаленный кустик вереска.

— Здесь стоял фонарь, Джимми, — и совсем недавно. Кажется, мы на верном пути.

Джимми помедлил несколько секунд, словно точнее определяясь с направлением, и решительно двинулся сквозь туман. Анна старалась не отставать. Внутри Венца видно было не дальше протянутой руки.

Паренек снова остановился и жестом пригласил Анну встать рядом. Он показал на черное отверстие в склоне холма.

— Здесь, да, Джимми? Думаешь, они могли туда залезть в погоне за демонами?

Мальчик кивнул и направился в глубь туннеля. После короткого колебания Анна пошла вслед за ним. Темнота внутри быстро сделалась совершенно непроницаемой, так что молодой женщине пришлось ухватиться за край шали, которую она дала Джимми, и поспешать за ним по пятам, как собачонка. Маленький уродец все так же уверенно, без тени сомнений или нерешительности, пробирался по узким туннелям. Наконец он остановился и притянул Анну к себе. Они стояли перед примитивным мостом, переброшенным через глубокую пропасть. Стены вокруг тускло светились, их слабое марево отражалось от поверхности темной недвижной воды далеко внизу.

Джимми указал на кучку каких-то предметов у края обрыва: фонарь, башмаки и пальто. Подбежав туда, Анна подняла пальто.

— Это полковника Поула. — Она поглядела на недвижную воду внизу. — Джимми, ты не знаешь, что с ними случилось?

Похоже, мальчуган и сам встревожился. Нагнувшись, он внимательно оглядел свисавший с моста конец размочалившейся веревки, а потом покачал головой и начал перебираться по мосту на другую сторону. Анна вновь ухватила его за шаль. Скоро вокруг опять воцарилась кромешная тьма. На сей раз путешествие длилось целую вечность. Тропа петляла и разветвлялась, то уходила вверх, то снова ныряла в глубины горы.

Наконец молодая женщина вслед за своим маленьким провожатым завернула за последний выступ скалы — и очутилась в просторной пещере, где мерцали огни и толпилось много народа. Ослепленная светом после долгих блужданий во мгле Анна растерянно озиралась по сторонам. Наконец глаза привыкли — и она с ужасом осознала, что вокруг кишат отнюдь не обычные люди, а демоны — коренастые, крепкие и уродливые. Бедняжка бросила панический взгляд на костры и содрогнулась. У огня на кучах грубовыделанных шкур безжизненно распростерлись Эразм Дарвин и Джейкоб Поул. Оба были либо мертвы, либо без сознания. Два отвратительных демона с измазанными красной краской лицами хищно склонялись над телом доктора.

Анна не закричала. Повернувшись, она вырвалась из рук Джимми и слепо, наугад понеслась обратно во тьму. Она бежала со всех ног, даже не думая, куда приведет ее туннель и можно ли вообще спастись от этих ужасных чудовищ. В паническом стремлении оказаться как можно дальше от жуткого места бедняжка даже не успела ничего понять, как налетела головой на тяжелую балку и рухнула на каменный пол. На свое счастье, она уже не слышала приближающихся шагов преследователей.

Ричард Текстон с трудом вырвался из объятий тяжелого сна. Во рту еще стоял горький привкус усталости. Сев на кровати, Ричард бросил взгляд на небо, пытаясь прийти в себя и окончательно проснуться. Внезапно он нахмурился. Ведь Анна обещала в три часа разбудить его для новых поисков на Кросс-Фелл. А судя по сбирающимся за окном серым декабрьским сумеркам, дело уже к пяти. Неужели Дарвин с Поулом вернулись и Анна решила не будить мужа, пока он сам не проснется?

Поднявшись, Ричард плеснул на лицо холодной воды из стоявшего на комоде кувшина, протер глаза и подошел к окну. Погода снова переменилась, утренняя морось потонула в густом тумане — Ричард с трудом различал даже верхушки деревьев в саду, расплывчатое переплетение орошенных дождем темных линий.

На втором этаже царили холод и тишина. Ричард хотел было спуститься в людскую, но передумал и отправился к себе в кабинет. Горничная уже развела там яркий огонь. Заметив на столе записку Анны, Ричард подошел к камину и начал читать. При первых же словах былая тревога за Дарвина с Поулом отошла на задний план, сменившись всепоглощающим страхом за жену. Зимой в коварном камбрийском тумане Кросс-Фелл могла превратиться в смертельную западню — если смельчак, рискнувший довериться ее гостеприимству, не знал назубок каждый дюйм отвесных скал и предательских осыпей.

Одевшись потеплее, Текстон поспешил навстречу сгущающейся тьме. В такую погоду лучше всего было бы подниматься по северному склону, где шли самые широкие тропинки. Зато южный подъем, куда более опасный, был и гораздо короче. После недолгого колебания Ричард выбрал все-таки его и торопливо зашагал по неровной тропе, за много веков разбитой и изношенной ногами людей и копытами овец. Куда ни глянь, в пяти шагах мир кончался стеной непроницаемого тумана. Ветер улегся, и Ричарду казалось, что он обречен вечно карабкаться наверх в пелене серого безмолвия. Минут через десять молодому человеку пришлось остановиться и перевести дух. Он огляделся по сторонам и только тут осознал вдруг, до чего же глупо себя ведет. Надо было сразу скакать в Милберн, организовать настоящую поисковую экспедицию, а не лезть на Кросс-Фелл в одиночку, без лекарств, еды и необходимого снаряжения. Может, повернуть обратно? Пожалуй, так было бы мудрее всего.

Раздумья Ричарда прервал тихий протяжный свист, что доносился откуда-то слева и вроде бы издалека. Однако в тумане определить направление и расстояние было практически невозможно. Ричард затаил дыхание и прислушался. Через несколько секунд свист повторился.

Сойдя с тропинки, Текстон бросился на звук, скользя и оступаясь на мокрых куртинах травы, напряженно вглядываясь во тьму. Дважды он чудом не упал и под конец вынужден был остановиться. Ничего не выйдет — ночью, в тумане лазить наобум по склонам Кросс-Фелл просто немыслимо. Как ни гложет сердце тревога, а с расследованиями придется подождать. Оставалось только одно: вернуться в дом и отдохнуть, набраться сил для следующего восхождения, но уже с отрядом помощников и надлежащей экипировкой. Что бы ни случилось с Анной, если и он, Ричард, расшибется тут на склоне, ей от этого легче не будет. Текстон начал осторожно спускаться.

Наконец сквозь белесую мглу слабо засветилось окошко спальни на верхнем этаже дома. Ниже, примерно на уровне земли, молодому человеку померещилась вереница каких-то тусклых огоньков. Они двигались с левой стороны дома, в саду. Удивленный Ричард внимательнее вгляделся во тьму. Сзади опять раздался все тот же протяжный свист. Огоньки становились все тусклее.

Внезапно сердце Текстона сжал резкий, нерассуждающий страх. Забыв о риске упасть и сломать себе шею, молодой человек стремглав помчался вниз.

Дом и сад молчали, кругом не было ни души, все как обычно. Ричард бросился туда, где видел движущиеся огоньки, и у самой стены смутно различил три каких-то продолговатых силуэта. Подойдя ближе, он разглядел их получше — и ахнул. На земле, прочно примотанные к неуклюжим самодельным носилкам и закутанные в овечьи шкуры, лежали тела Дарвина, Поула и Анны. Холодное чело Анны было перебинтовано полоской, оторванной от ее полотняной блузы. Рухнув на колени, Текстон, весь полный ужасных предчувствий, припал ухом к груди жены.

Не успел он расслышать сердцебиение, сзади раздался голос Дарвина.

— Ну что, мы уже тут? И как раз вовремя. Должно быть, я снова задремал. Ладно, Ричард, помогите высвободиться. Мне вроде получше, чем Анне и Джейкобу, но мы все чувствуем себя отвратительно. Лично я сейчас слаб, как муха.

— Ну и зрелище! Точь-в-точь полевой госпиталь после стычки с патанами. — Джейкоб Поул с мрачным удовлетворением огляделся вокруг. Кабинет Текстона в «Маргаритках» временно превратился в лазарет. Дарвин, Анна и Поул сидели в креслах перед огнем, закутанные в одеяла.

Ричард Текстон разглядывал их, опираясь на каминную полку.

— Так что случилось с Джимми? — спросил он.

— Понятия не имею. — Нарушив собственные неписаные правила, Дарвин потягивал из кружки горячий глинтвейн. — Парнишка вышел с нами: шел впереди и показывал дорогу, а остальные тащили носилки. Но потом я заснул и не знаю, что с ним случилось. Подозреваю, вы отыщете его в Милберне, где всегда. Он свое дело сделал, доставил нас сюда, а теперь вполне заслужил отдых.

— Он заслужил гораздо больше, — покачал головой Текстон. — Не понимаю, как это ему удалось. Я сам поднимался сегодня на гору в этом тумане. Да ведь там собственной руки перед носом видно не было.

— Джимми знает гору от подножия до самой вершины. Он здесь почитай что вырос, — вмешалась Анна. Она казалась бледной и слабой, а ровный лоб ее перечеркивала длинная рана. Рядом багровел уродливый синяк. Молодая женщина зябко поежилась. — Ричард, ты и не представляешь, что это такое — идти за ним через темный туннель, а потом вдруг наткнуться на демонов! Прямо-таки сцены из преисподней — дым и фигуры. Я была уверена, что они убили полковника Поула и доктора Дарвина.

— Им бы и не потребовалось утруждаться, — хмуро отозвался Поул. — Мы чуть не убились совершенно самостоятельно. Эразм чудом не утонул, а я подхватил такую лихорадку, какой у меня не бывало с тех пор, как я искал сапфиры на Мадагаскаре. Не нашел, правда, ни одного. Пришлось удовольствоваться пригоршней гранатов и порцией дизентерии. Вот она, история моей жизни… Хорошо, что Эразм сумел дать мне лекарство прямо там, в подземельях.

— Благодарите не меня, а демонов, — возразил Дарвин. — Это они спасли вас. Похоже, у них имеются свои заменители хины. Обязательно сам их испробую, как вернемся домой.

— Да, — кивнул полковник. — И хватит уже звать их демонами. Хотя они, конечно, не люди и выглядят малость жутковато, но со мной обошлись хорошо.

Ричард подбросил полено в огонь и придвинул поближе к Дарвину второй поднос пирожков с мясом.

— По крайней мере на Кросс-Фелл и впрямь водятся демоны, — заметил он. — Анна была права, а я ошибался. Правда, доказано это немалой ценой — учитывая, в каком вы все трое состоянии. Но труднее всего мне поверить в то, что они живут в копях уже полторы тысячи лет, если не больше, — а мы даже ничего не слыхали. Подумайте только, наша история для них ничего не значит. Норманнское завоевание, Испанская Армада — все прошло мимо.

Дарвин заглотал здоровенный кусок пирога и покачал головой.

— Вы оба не правы.

— Не правы? В чем? — изумился Текстон.

— Джейкоб не прав, когда говорит, что они не люди, а вы — когда утверждаете, будто бы они живут в копях уже полторы тысячи лет.

У всех троих собеседников доктора вырвался дружный крик изумления.

— Ну конечно же, они не люди! — заявил Поул. Дарвин вздохнул и с видимым сожалением опустил остаток пирожка обратно на блюдо.

— Ладно, коли вам нужны доказательства, извольте. Во-первых, хотя, на мой взгляд, это самое слабое свидетельство, вспомните их строение. Оно разнится с нашим лишь в мелочах, крайне незначительно. Мы отличаемся от этих демонов куда меньше, чем, скажем, от мартышек или человекообразных приматов. Скорее — как от мавров или китайцев. Это пункт первый. Второй куда как тоньше. Блоха.

— Знаете, Эразм, вам бы лучше разжиться доказательством посущественней, — прервал его Поул. — На блохе никакой теории не построишь.

— Построишь, если ты врач. Я нашел это насекомое на одной из молодых женщин — вы сами ее видели, Джейкоб.

— Если вы о той, с которой собирались поразвлечься, Эразм, то да, я ее видел. Но никаких блох не заметил. Хотя, конечно, я не удостоился привилегии разглядеть ее так близко, как вы.

— Все равно, пусть вы и не видели, но я нашел на ней блоху — если не ошибаюсь, нашу старинную приятельницу, Pulex irritans. Ну что, знатоки демонов и мира преисподней, слыхали ли вы когда-нибудь, чтобы демоны страдали от блох, да еще того же вида, что докучают нам, простым смертным?

Анна, Ричард и Поул переглянулись. Дарвин воспользовался этой короткой паузой, чтобы выковырять застрявший меж задних зубов кусочек хряща.

— Ну ладно, — наконец произнесла Анна. — У демонов есть блохи. Все равно это еще не доказывает, что демоны люди. Мало ли у кого есть блохи? У собак они тоже есть. Для того чтобы быть человеком, одних блох мало.

— Что верно, то верно, — согласился доктор. — Собственно, существует один последний тест на принадлежность к роду человеческому — единственный, известный мне безошибочный признак.

В комнате воцарилось молчание.

— Вы имеете в виду наличие бессмертной души? — через несколько долгих секунд тихо спросил Ричард Текстон.

Джейкоб Поул вздрогнул и встревоженно поглядел на Дарвина.

— Не стану вдаваться в религиозные вопросы, — спокойно произнес тот. — Доказательство, о котором я веду речь, куда более осязаемо и доступно проверке. Вот оно: человеком считается тот и только тот, кто способен спариваться с людьми и порождать потомство. Теперь, когда вы уже видели демонов, неужели вам, Джейкоб, и вам, Анна, не очевидно, что Джимми — сын их племени? Полоумная Молли Меткаф понесла от кого-то из жителей подземелья.

Анна Текстон переглянулась с Джейкобом Поулом. Полковник кивнул, и молодая женщина прикусила губу.

— Он совершенно прав, Ричард. Теперь я тоже вижу, что Джимми выглядит гибридом человека с демоном. Мало того, мальчик в совершенстве знает путь по туннелям и чувствует себя там как дома.

— Итак, первый пункт доказан, — произнес доктор. — Демоны по природе своей те же люди, хотя заметно отличаются от обычных представителей нашего вида. Пожалуй, они отличаются от нас даже больше китайцев, хотя и не намного.

— Но как они вообще могут существовать? — спросил Текстон. — Или они были созданы наряду с остальными изначальными расами?

— Честно говоря, я сильно сомневаюсь в существовании «изначальных рас». По-моему, все животные развиваются и меняются по мере необходимости, претерпевая непрерывную цепь мелких изменений — не знаю, чем они обусловлены, вероятно, изменениями окружающей среды. Звери, которых мы видим вокруг себя, являются результатом этой непрерывной цепи; и люди не исключение.

Откинувшись на спинку кресла, Дарвин предпринял повторную атаку на пирог. Поул, который уже не раз слышал подобные разглагольствования, остался равнодушен, но Анна с Ричардом чувствовали себя не слишком уютно.

— А вы отдаете себе отчет, — осторожно начал Текстон, — что ваши утверждения вдут вразрез с учением церкви и словами Библии?

— Отдаю, — невнятно пробурчал доктор с набитым ртом и протянул кружку за новой порцией глинтвейна.

— А как там насчет вашего второго заявления, Эразм? — поинтересовался Поул. — Если демоны последние полторы тысячи лет жили не на Кросс-Фелл, то где они, черт возьми, жили? И чем занимались?

Дарвин снова вздохнул. Он разрывался между любовью поесть и страстью давать объяснения.

— Вы плохо слушали, Джейкоб. Я вовсе не говорил, что демоны не жили на Кросс-Фелл. Я сказал, что они не провели в копях полторы тысячи лет.

— И где же тогда они обитали?

— Ну как это где? На поверхности — думаю, главным образом в лесах. Их рисунки отображают многие лесные сцены. Скорее всего они населяли Милберн-Форест, к юго