КулЛиб электронная библиотека 

Сионизм - орудие агрессивных империалистических кругов [Сергей Рокотов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Рокотов Сергей Михайлович «СИОНИЗМ — ОРУДИЕ АГРЕССИВНЫХ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ КРУГОВ» (Империализм: события, факты, документы)

Введение





В конце 70 — начале 80-х годов силы империалистической реакции предприняли новую попытку остановить процесс прогрессивных преобразований в мире, перехватить историческую инициативу, разрушить все то позитивное, что было достигнуто в предшествовавшее десятилетие в борьбе за разрядку международной напряженности. С приходом к власти администрации Рейгана правящие круги США взяли более жесткий курс на антиразрядку, на усиление гонки вооружений и подготовки к губительной ядерной войне, на открыто силовую конфронтацию с мировым социализмом. Американский империализм, проводя политику гегемонизма, стремится возглавить и объединить вокруг себя все антисоветские и антикоммунистические силы на международной арене.

Отмечая, что на Западе активизировались наиболее воинственные группировки, чья классовая ненависть к социализму берет верх над чувством реальности, а подчас и просто над здравым смыслом, Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов указал: «Империалисты не расстаются с замыслами экономической войны против социалистических стран, вмешательства в их внутренние дела в надежде расшатать их общественный строй, пытаются добиться военного превосходства над СССР, всеми странами социалистического содружества.

Конечно, эти планы обречены на провал. Никому не дано повернуть вспять ход исторического развития. Попытки «удушить» социализм срывались даже в то время, когда Советское государство только становилось на ноги и было единственной социалистической страной в мире. И уж тем более из этого ничего не выйдет теперь»1.

В арсенале средств, используемых империализмом для борьбы против социализма, рабочего и национально-освободительного движений, важное место отводится международному сионизму. Как наиболее реакционная форма еврейского буржуазного национализма современный сионизм выражает интересы правящих кругов государства Израиль и крупной буржуазии еврейского происхождения, сросшейся с монополистической буржуазией США и других империалистических держав. В отличие от других буржуазно-националистических течений, сионистские круги не ограничивают свою деятельность одной страной или регионом, а стремятся придать ей международный характер, воздействуя на политику различных государств, а также на межгосударственные отношения.

Современный сионизм многолик. Это — и государственный режим в Израиле, и лоббистские центры в Вашингтоне и столицах ряда других капиталистических государств, и разветвленная сеть самых разнообразных «национальных», «региональных» и «всемирных» организаций и учреждений. По данным XXX конгресса Всемирной сионистской организации (ВСО), состоявшегося в 1982 году, ее членами являются 1400 тыс. человек.

Главной задачей сионизма является подчинение еврейских масс крупным капиталистам еврейского происхождения, отрыв трудящихся евреев от их братьев по классу. В то же время сионизм является орудием еврейских предпринимателей и финансистов в борьбе за укрепление их экономических и политических позиций в мире капитала. «В наши дни сионизм является реакционной и националистической идеологией и политикой проимпериалисгической еврейской буржуазии, центр которой находится в Израиле и США»2, — подчеркивается в резолюции, принятой XVI съездом Коммунистической партии Израиля.

Возникнув в конце прошлого века, в период вступления капиталистических стран в эпоху империализма, сионизм появился на политической арене как программа буржуазно-националистического решения еврейского вопроса путем усиления обособленности евреев. Провозгласив лозунг «единения евреев вокруг Сиона»[1], сионисты стремятся подчинить трудящиеся еврейские массы крупной буржуазии еврейского происхождения.

Сионистская платформа основывается на реакционно-идеалистическом подходе к национальным отношениям, который отвечает интересам буржуазии, а не трудящихся классов. Известно, что крупная буржуазия неизбежно выдвигает проповедь «исключительности» своей этнической общности, выступает с претензией на особую историческую миссию, на господство над другими нациями и народами. В этом отношении сионизм является не исключением, а, скорее всего, лишь своеобразным примером реакционной буржуазно-националистической идеологии.

В основе идеологической программы сионизма заключены антинаучные тезисы о существовании «особого всемирного еврейского народа-нации» и о «вечности антисемитизма». Согласно воззрениям сионистов, между евреями и окружающими их народами лежит непреодолимая пропасть, основанная чуть ли не на генетической несовместимости евреев и неевреев. Антисемитизм провозглашается сионистами «вечным и неизлечимым явлением». В типично расистском духе они заявляют о невозможности совместной жизни евреев и неевреев.

Выражая интересы крупной еврейской буржуазии, сионисты отрицают социальные противоречия среди еврейского населения. Вместо классового конфликта сионисты ставят на первое место национальную вражду, доказывают «бесполезность» и «невозможность» защиты трудящимися еврейского происхождения своих классовых интересов. Обманывая еврейские трудящиеся массы, сионисты объявляют их врагами не эксплуататоров, не буржуазию, а народы тех стран, где проживают евреи. Программа сионизма глубоко враждебна интересам людей труда, в том числе трудящихся еврейского происхождения. Суть программы сионистов — борьба против мирового революционного движения и укрепление позиций крупной буржуазии еврейского происхождения.

В своей программе сионисты совмещают социально-политический консерватизм и реакционность правящего класса с мелкобуржуазными иллюзиями. Пользуясь поддержкой, оказываемой ему финансовым капиталом, сионизм в то же время пытается обеспечить себе влияние в еврейских массах, привлекая на свою сторону и подчиняя мелкую буржуазию и другие средние городские слои. Сионистская идеология обращена прежде всего к политически незрелому общественному сознанию, спекулирует на неопытности части трудящихся евреев. Ее основным содержанием являются антикоммунизм и антисоветизм, воинствующий расизм и шовинизм. Сионистская идеология представляет собой эклектическую смесь различного рода идеалистических и националистических теорий: от социал-реформизма до фашизма.

Провозглашая «еврейскую исключительность», сионистская идеология опирается, с одной стороны, на социал-дарвинизм и ницшеанство, а с другой, — на ветхозаветный мистицизм и иудаистский догмат о «богоизбранности еврейского народа». Сионисты, пытающиеся выставить себя в качестве «защитников евреев» от антисемитизма, на практике смыкаются с антисемитами, стремясь помешать ассимиляции евреев. При этом сионистские идеологи, выполняя социальный заказ еврейской буржуазии, пытаются препятствовать развитию классового сознания среди еврейских трудящихся и противопоставляют евреев всему человечеству. Эта задача является общей для всех сионистских «теоретиков» — от откровенно фашиствующих до тех, кто пытается маскироваться либеральной или даже «социалистической» фразой.

Все теоретические концепции сионизма направлены на закрепление обособленности евреев. Среди сионистов с самого начала имелось два течения, различавшихся методами предлагаемого решения этой задачи. Одно течение, лидером которого был Т. Герцль, требовало территориально-политического решения еврейского вопроса путем концентрации евреев в Палестине и создания там «еврейского государства». Сторонники этого течения, получившего наименование «политический сионизм», считают, что только массовая эмиграция евреев в Израиль способна предотвратить ассимиляцию еврейских масс в диаспоре (еврейских общинах за пределами Израиля). Таким образом, крупная еврейская буржуазия, ныне являющаяся в государстве Израиль правящим классом, стремится безраздельно господствовать над еврейскими трудящимися и эксплуатировать их, не встречая конкуренции со стороны буржуазии иного происхождения.

Второе течение, получившее название «духовный сионизм», провозгласило намерение добиться обособления евреев в диаспоре. Для этого предлагалось сделать ставку на разжигание еврейского буржуазного национализма под видом пропаганды «единой еврейской культуры». В Палестине же «духовные сионисты» рассчитывали создать «духовный центр» для противодействия ассимиляции «экстерриториального еврейского народа» в диаспоре. В действительности последователи «духовного сионизма» прежде всего добиваются укрепления экономического и политического влияния крупной буржуазии еврейского происхождения в США и других капиталистических странах, провозглашая своего рода «всемирную еврейскую культурно-национальную автономию».

В наши дни идей «политического» сионизма особенно активно придерживаются правящие круги государства Израиль, в то время как сионисты США, Англии, Франции и ряда других стран поддерживают теории «духовного» сионизма. Вместе с тем предпринимаются попытки эклектически объединить, «синтезировать» оба этих течения. Большинство современных сионистских идеологов основной упор делают на тезис о существовании «особого всемирного еврейского народа-нации», центром которого якобы является государство Израиль. При этом выдвигается принцип «двойной лояльности», согласно которому евреи всего мира будто бы обязаны или оказывать Израилю всестороннюю финансовую, политическую и моральную поддержку, или эмигрировать в это государство.

Тактические расхождения между «политическими» и «духовными» сионистами не затрагивают стратегических целей международного сионизма. Поэтому сионисты различных мастей совместно действуют в рамках созданной» 1897 году Всемирной сионистской организации, программа которой ныне провозглашает «единство еврейского народа и центральное место Израиля в жизни евреев». При этом лидеры сионизма нагло объявляют сионизм «еврейским национально-освободительным движением», хотя он никогда не был и не является таковым.

Борьба против международного сионизма требует четкого классового подхода и должна основываться на принципиальных марксистско-ленинских позициях. Здесь недопустимы ни недооценка враждебности сионизма делу мира и социального прогресса, ни преувеличение возможностей сионистских кругов оказывать влияние на ход мировых событий. Отказ от классовых критериев чреват переходом либо на просионистские, либо на антисемитские позиции. Не случайно не только сионистская, но и империалистическая пропаганда в целом уделяет столь большое внимание насаждению ложных стереотипов пе этому вопросу, стремясь извратить саму суть марксистско-ленинской критики международного сионизма.

Анализ сущности так называемого «еврейского вопроса», антисемитизма и сионизма, содержащийся в произведениях классиков марксизма-ленинизма, документах КПСС и международного рабочего и коммунистического движения, имеет принципиальное значение для разоблачений спекуляций буржуазной, в первую очередь сионистской, пропаганды.

В. И. Ленин указывал, что «еврейскому вопросу должно быть уделено должное внимание со стороны организованных марксистов»3. Впервые классовые корни и пути решения этого вопроса были вскрыты К. Марксом и Ф. Энгельсом.

К. Маркс в одной из своих ранних работ «К еврейскому вопросу», написанной в 1843 году, отмечал, что «еврейство сохранилось не вопреки истории, а благодаря истории»4. Примерно две тысячи лет назад под ударами римских легионов пало древнееврейское государство и его население было расселено за пределами Палестины. Так возникла диаспора — иудейские общины в ряде стран Европы, Азии и Африки. В средние века еврейское население было изолировано за стенами гетто, где еврейские трудящиеся, главным образом ремесленники, нещадно эксплуатировались купеческо-ростовщической верхушкой и раввинами, с одной стороны, феодальным государством — с другой. Еврейские массы подвергались дискриминации и преследованию, в то время как еврейская верхушка получала привилегии и выполняла важные экономические функции в феодальном обществе.

В эпоху буржуазных революций встал вопрос об эмансипации евреев, которая трактовалась буржуазными идеологами в плане преодоления религиозной противоположности между иудаистами и христианами.

Основоположники научного социализма, например, подвергли резкой критике теории Бруно Бауэра, доказывавшего невозможность политической эмансипации евреев. Они убедительно показали, что еврейский вопрос — это вопрос социальный. Ф. Энгельс рассматривал освобождение евреев как одну из важных задач буржуазно-демократической революции5.

Рассматривая еврейский вопрос как вопрос социальный, К. Маркс указывал на недопустимость его сведения к чисто религиозно-правовым аспектам. Он указывал, что «мирской конфликт, к которому в конечном счете сводится еврейский вопрос, это отношение политического государства к своим предпосылкам, — будь то материальные элементы, как частная собственность и т. п., или духовные, как образование, религия…»6.

Глубоко научный анализ еврейского вопроса в начале нынешнего столетия был дан В. И. Лениным. В работе

«Положение Бунда в партии» он отмечал: «Во всей Европе падение средневековья и развитие политической свободы шло рука об руку с политической эмансипацией евреев, переходом их от жаргона к языку того народа, среди которого они живут, и вообще несомненным прогрессом их ассимиляции с окружающим населением»7.

В. И. Ленин подчеркивал необходимость подхода к еврейскому вопросу с классовых позиций пролетариата: «Среди евреев есть рабочие, труженики, — их большинство. Они наши братья по угнетению капиталом, наши товарищи по борьбе за социализм. Среди евреев есть кулаки, эксплуататоры, капиталисты, как и среди русских, как и среди всех наций»8. Он отмечал, что «не только национальные, но даже и расовые особенности еврейства отвергаются современным научным исследованием, которое выдвигает на первый план особенности истории еврейства»9. Отсюда В. И. Ленин делал вывод о том, что «совершенно не состоятельная в научном отношении идея об особом еврейском народе реакционна по своему политическому значению», она противоречит «интересам еврейского пролетариата, создавая в нем прямо и косвенно настроение, враждебное ассимиляции, настроение "гетто"10.

В. И. Ленин указывал на широкое использование антисемитизма правящими классами в целях раскола трудящихся: «Антисемитизмом называется распространение вражды к евреям… Ненависть измученных нуждой рабочих и крестьян помещики и капиталисты старались направить на евреев. И в других странах приходится видеть нередко, что капиталисты разжигают вражду к евреям, чтобы засорить глаза рабочего, чтобы отвлечь их взоры от настоящего врага трудящихся — от капитала»11. Он решительно выступал «против сказки сионистов о вечности антисемитизма»12, подчеркивал «несомненную связь антисемитизма с интересами именно буржуазных, а не рабочих слоев населения»13.

В «Тезисах реферата по национальному вопросу» основатель партии большевиков отмечал «кастовую обособленность евреев» в России и указывал на «два течения в еврействе» — одно выступало за «закрепление так или иначе» этой обособленности, другое видело выход в «сближении с демократическим и социалистическим движением стран диаспоры»14. В. И. Ленин указывал, что необходимо «полное единство еврейского и нееврейского пролетариата»15.

Таким образом, под еврейским вопросом марксисты-ленинцы понимают вопрос о характере отношений между евреями и окружающими их народами, которые в эксплуататорском обществе неизбежно носят характер отношений дискриминации и угнетения, вплоть до погромов и лагерей смерти. «Говоря о еврейском вопросе, мы имеем в виду дискриминацию, преследование и уничтожение (особенно в период нацистского государства) евреев только потому, что они евреи. Итак, еврейский вопрос является вопросом избавления еврейских масс от язвы антисемитизма, проявляющегося в различных формах в классовом эксплуататорском обществе. Проблема состоит в том, как искоренить эту язву антисемитизма, как обеспечить еврейским народным массам свободу и равенство»16, — указывают израильские коммунисты в резолюции «Сионизм и еврейский вопрос в наши дни», принятой XVI съездом Коммунистической партии Израиля. В резолюции XXI съезда Коммунистической партии США говорится: «Центральное место в борьбе за интересы еврейского населения занимает борьба против вируса антисемитизма, за полные демократические права и равенство евреев во всех отношениях. Эта борьба должна основываться на пролетарском интернационализме — на объединении всех трудящихся в борьбе против всякого национального и расового гнета. Прежде всего она должна основываться на единстве евреев и негров, особенно на борьбе с расизмом среди евреев»17.

Сионистская идеология оправдывает антисемитизм как естественный атрибут общения евреев с человечеством. В свою очередь, сама сионистская идеология построена на тех же исходных расистских и националистических предпосылках, что и антисемитизм. В резолюции XVII съезда Компартии Израиля отмечается: «Сионистская идеология является расистской, ибо она заранее предполагает, что при любом общественном строе представители разных народов не смогут жить в братстве и дружбе и что это прежде всего относится к евреям. Это своего рода антисемитизм наоборот. Сионистские идеологи приписывают представителям других народов те же свойства, которыми антисемиты наделяют евреев. Обе теории, как сионистская, так и антисемитская, имеют один и тот же источник — расизм, а их цель — раскол трудящихся разных национальностей в угоду классовому врагу»18.

Постановка еврейского вопроса классиками научного коммунизма сохраняет свое значение и в современную эпоху, в исторических условиях, значительно изменившихся по сравнению с серединой XIX и началом XX века. «Марксистско-ленинское положение о реакционном характере идеологии и практики сионизма не только не устарело, а, наоборот, приобрело еще большую значимость в наши дни»19, — отмечается в резолюции «Борьба против идеологии и практики сионизма — жизненная необходимость народа Израиля и всех прогрессивных сил», принятой XVII съездом КПИ. Международное Совещание коммунистических и рабочих партий 1969 года отметило актуальность задачи усиления борьбы против «сионизма и антисемитизма, которые разжигаются капиталистическими реакционными силами и используются ими для политической дезориентации масс»20.

Прежде всего следует подчеркнуть, что евреи, живущие в различных странах мира, кроме Израиля, по-прежнему не имеют общности экономической жизни, территории, языка, культуры — то есть признаков, характерных для нации. Значительно более глубоким стало социальное и этническое размежевание среди евреев. Более того, в результате победы социализма в СССР и других странах социалистического содружества еврейский вопрос перестал быть «мировым вопросом», то есть проблемой, существующий во всех странах проживания евреев.

В нынешней конкретной ситуации можно выделить три основные группы людей, в отношении которых применяется этноним «евреи». Каждая из этих групп отличается друг от друга как по социальным, так и по этническим условиям своего существования.

Примерно 2 млн. лиц еврейской национальности являются гражданами СССР и других социалистических стран. Эта группа, прежде всего советские граждане еврейской национальности, уже на протяжении нескольких десятилетий проживает в условиях социалистического общества, навсегда покончившего с любыми проявлениями национальной дискриминации. При социализме евреи получили возможность полноправного участия в строительстве социализма и коммунизма вместе с гражданами иных национальностей.

Выступая на торжествах в Москве по случаю 60-летия Союза Советских Социалистических Республик, Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Израиля М. Вильнер отметил: «Дружба народов Советского Союза, которая прошла через самые трудные испытания, на практике доказала фальшь сионистских и других расистских теорий о живучести расизма, в том числе антисемитизма. Братские отношения между народами могут существовать лишь в том случае, когда они опираются на равенство и взаимное уважение. А подлинное равенство возможно лишь на основе ликвидации классовых, социально-политических корней дискриминации и национального угнетения, то есть при социалистическом строе. Советский Союз — первое в мире государство, где ликвидированы эксплуататорские классы и эксплуатация человека человеком, уничтожена национальная дискриминация»21.

Практически повсеместно утратила значение идентификация советских евреев с иудейской религией. В основном уже завершился переход еврейского населения к использованию других языков или двуязычию. Слияние евреев с окружающим их населением в СССР происходит r условиях консолидации новой исторической общности — советского народа. Следовательно, этот процесс — не механическая утрата евреями специфических национальных особенностей, а участие в процессе взаимного культурного обогащения с представителями других национальностей. В то же время следует учитывать, что это длительный и неравномерный процесс, проходящий на протяжении не одного, а нескольких поколений. Завершается он лишь со сменой этнического самосознания, которой предшествуют такие структурные элементы ассимиляции, как производственные и культурно-языковые.

КПСС и Советское правительство решительно выступают против какой бы то ни было принудительности в межнациональном сближении. «Мы против тенденций, направленных на искусственное стирание национальных особенностей. Но в такой же мере мы считаем недопустимым искусственное их раздувание»22, — указывается в Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии.

Выступая на торжественном заседании, посвященном 60-летию образования Советского Союза, Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов подчеркнул: «Подводя итоги сделанному, мы, естественно, главное внимание уделяем тому, что еще надо сделать, наша конечная цель очевидна. Это, говоря словами В. И. Ленина, — «не только сближение наций, но и слияние их». Партия хорошо понимает, что к этой цели ведет долгий путь. Здесь ни в коем случае нельзя забегать вперед, так же как нельзя допускать и сдерживания уже назревших процессов.

Успехи в решении национального вопроса отнюдь не означают, что исчезли все проблемы, которые порождает сам факт жизни и труда в рамках единого государства множества наций и народностей. Такое вряд ли возможно, пока существуют нации, пока есть национальные различия. А они будут существовать долго, много дольше, чем различия классовые.

Вот почему совершенствование развитого социализма — а именно так мы можем определить главное содержание деятельности партии и народа на современном этапе — должно включать и продуманную, научно обоснованную национальную политику»23.

Равноправие евреев выражается также в наличии в рамках многонационального Советского государства своей государственности — Еврейской автономной области, в учреждениях культуры, работающих на еврейском языке. Таким образом, еврейская национальность имеет возможность свободно развиваться в семье советских народов. Для еврейского населения СССР в настоящее время характерны не признаки нации, а некоторые общие этнические черты. К ним относятся представление об общности происхождения, элементы двуязычия, особенности быта и традиций.

В капиталистических странах, где проживает примерно 9 млн. лиц еврейского происхождения, еврейский вопрос не получил демократического решения. Еврейское население в США и других капиталистических странах, несмотря на формальное равноправие, подвергается различным видам дискриминации в получении работы, образования, жилища. Антисемитизм, разжигаемый наиболее реакционными кругами правящего класса, препятствует ликвидации обособленности евреев. В то же время закреплению этой обособленности способствует и деятельность еврейских буржуазных националистов, прежде всего сионистов. Еврейская националистическая буржуазия стремится подчинить себе трудящихся путем насаждения своего рода «еврейской культурно-национальной автономии». Создана разветвленная структура еврейских общин, включающая многочисленные общественно-политические, культурно-просветительные, филантропические, религиозные и прочие организации, имеющие целью изолировать еврейское население от народов, среди которых они живут.

Еврейское население в большинстве капиталистических государств можно определить как этнические группы или как этнические меньшинства. Практически ни в одной капиталистической стране за евреями не признаются права национальности, более того — еврейская этническая идентификация подменяется иудаистской религиозной идентификацией.

В Израиле ныне проживает свыше 3 млн. лиц еврейского происхождения, которые составляют около 85 % населения этого государства. Еврейское население образует этническое ядро консолидирующейся здесь под воздействием объективных факторов израильской нации. Само еврейское население Израиля складывалось из представителей различных еврейских этнических групп диаспоры, в результате чего в стране сохраняется до сих пор существование различных еврейских этнических подгрупп: уроженцев Израиля, западных евреев и восточных евреев (две последние подгруппы, в свою очередь, делятся на евреев «русских», «немецких», «румынских», «польских» и даже «англосаксонских», а также «йеменских», «иракских», «бухарских» и т. д.).

Если говорить об истории создания государства Израиль, то следует вспомнить, что в апреле 1947 года на I чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, рассматривая проект будущего Палестины, Советский Союз выступал за решение вопроса о Палестине путем создания «единого арабо-еврейского государства с равными правами для евреев и арабов»24, такова же была и позиция Коммунистической партии Палестины. Однако такое решение палестинского вопроса оказалось неосуществимым из-за противоречивости империализма, сионизма и арабской реакции. Поскольку предложение о создании единого государства было отклонено, СССР высказался за раздел Палестины на два государства — арабское и еврейское.

Позиция прогрессивных сил Израиля по этому вопросу выражена, в частности, в резолюции XVII съезда израильских коммунистов: «Наша компартия исходит из того основного положения, что Палестина стала в ходе исторического развития двунациональной страной, что наряду с палестинским арабским народом там сформировался еврейский народ. Это положение не имеет ничего общего с попытками сионистских идеологов смешать понятия «еврейская нация в Палестине» с сионистским понятием «мировая экстерриториальная еврейская нация», которой в действительности не существует. Каждая нация имеет право на самоопределение. В новых условиях, создавшихся в Палестине с превращением ее в двунациональную страну, правильным решением национального вопроса является осуществление права на самоопределение каждого из ее народов — еврейского народа и палестинского арабского народа. Империализм, сионизм и реакционные арабские круги уже во время войны 1948 года действовали против создания палестинского арабского государства и осуществления права палестинского арабского народа на самоопределение в соответствии с резолюцией ООН от 1947 года»25.

Разъясняя советскую позицию в отношении Израиля, А. А. Громыко подчеркивал: «Все страны этого района, в том числе и Израиль — здесь ни у кого не может быть сомнения, — должны иметь возможность существовать и развиваться на Ближнем Востоке как независимые суверенные государства. Не Советскому Союзу возражать против того, чтобы Израиль существовал. Мы сами в свое время внесли предложение в ООН о создании израильского государства, когда английский мандат на Палестину утратил свое значение. Израиль должен бы ценить позицию Советского Союза. Но, видимо, у израильских деятелей верх берут другие соображения и другие интересы. Видимо, они выше всего ставят жажду захвата чужих территорий. Эта точка зрения недальновидна»26.

Представляется возможным сделать вывод о том, что так называемый еврейский вопрос в преломлении к Израилю получает новое, измененное содержание. Поскольку еврейское население Израиля стало ядром консолидирующейся израильской нации, постольку вопрос заключается в том, каковым будет характер взаимоотношений этой нации с соседними народами.

В уже упоминавшейся резолюции израильских коммунистов «Еврейский вопрос и сионизм в наши дни» говорилось: «Главной проблемой евреев и всех жителей Израиля является ликвидация зависимости от иностранного капитала и империалистических держав, достижение мира с соседними арабскими странами на основе взаимного уважения прав, в том числе законных национальных прав палестинского арабского народа, и в первую очередь арабских беженцев, и признание существования государства Израиль и его национальных прав»27.

В Израиле в трудных условиях, когда сионистский режим раздувает шовинистическую истерию и усиливает наступление на еще сохранившиеся остатки демократических свобод, коммунисты мужественно разоблачают антинародную сущность сионистской идеологии и политической практики. XIX съезд Коммунистической партии Израиля, состоявшийся в феврале 1982 года, заявил: «Наша Коммунистическая партия вновь подтверждает данные ею на съездах оценки сионистской идеологии и практики. Идеология и практика сионизма выражают интересы крупной израильской и иностранной буржуазии и противоречат чаяниям рабочих и широких народных масс. Политика израильских сионистских правящих кругов препятствует интеграции Израиля в регионе, установлению справедливого и прочного мира с арабскими странами и подвергает опасности будущее самого Израиля. Всесторонний кризис, переживаемый Израилем, — результат господствующей политики сионизма, для которой характерны шовинизм, агрессивность и служение экстремистским империалистическим силам на международной арене. Поэтому борьба против сионистской идеологии и практики отвечает интересам рабочего класса и всего народа Израиля»28.

На Ближнем Востоке сионизм представляет собой ударный отряд империализма. Стремясь насадить свое неоколониалистское господство на Ближнем Востоке, правящие круги США делают ставку на сионистскую верхушку государства Израиль и арабскую реакцию, чтобы нанести поражение арабскому национально-освободительному движению. «…Становится еще более очевидной неблаговидная роль тех, кто поощряет израильских экстремистов, — роль американского империализма и международного сионизма как орудия агрессивных империалистических кругов»29, — указывалось на XXIV съезде КПСС.

Администрация Рейгана открыто объявила Израиль своим «стратегическим союзником». В Вашингтоне подчеркивают «незаменимость» Тель-Авива для осуществления империалистических планов на Ближнем Востоке. Ведь Израиль — это единственное государство в регионе с развитыми капиталистическими производственными отношениями и крайне реакционным буржуазным режимом, официальной идеологией которого является сионизм. Правящая верхушка Израиля неразрывно связана с монополистической буржуазией еврейского происхождения США. Расизм и экспансионизм сионистов превращают их в непримиримых врагов национального освобождения арабских народов.

Неудивительно, что Тель-Авив стал главным получателем экономической и военной помощи Вашингтона, в 2 раза превысившей всю помощь, оказанную США капиталистическим странам Западной Европы по «плану Маршалла» после второй мировой войны. В результате в Израиле была создана гигантская военная машина, совершенно не соответствующая людскому и экономическому потенциалу этого государства.

Под эгидой американских империалистов в 1978 году была заключена сделка между М. Бегином и А. Садатом ь Кэмп-Дэвиде, которая противопоставила Египет другим арабским государствам и открыла путь для новых агрессивных акций сионистов. За этим последовала новая щедрая помощь США. Американцы построили для Израиля две огромные авиабазы в Негевской пустыне взамен аэродромов, которые весной 1982 года оставили на Синае. Администрация Рейгана под предлогом борьбы с «советской угрозой» изъявила готовность предпринять шаги, направленные на формализацию американо-израильского стратегического альянса, нацеленного против арабских народов. Как подчеркнуло советское руководство, этот блок имеет явно агрессивный характер: «Израильский агрессор наглеет, чувствуя полную поддержку своих заокеанских покровителей.

Так называемое «стратегическое сотрудничество» США и Израиля несет арабам кровь, разрушения, горе»30.

Правительство М. Бегина при полном потворстве и поддержке администрации Рейгана стремится «решить» палестинский вопрос путем физической ликвидации Организации освобождения Палестины. В ходе бандитского вторжения в Ливан в 1982 г. сионисты устроили настоящую бойню мирного населения в лагерях палестинских беженцев и древних ливанских городах. Геноцид израильской военщины вызвал гнев и возмущение всего человечества. Однако, пользуясь покровительством и защитой Вашингтона, Тель-Авив продолжает агрессию в Ливане, стремясь добиться полного изгнания палестинцев из этой страны и установить там марионеточный режим.

Сотрудничество сионистов и империалистической реакции не ограничивается Ближним Востоком. Правящие круги Израиля оказывают поддержку самым реакционным режимам на нашей планете. Получателями израильского оружия были шахский Иран и сомосовская Никарагуа, расистская Родезия и монархическая Эфиопия, а сегодня — ЮАР, Сальвадор, Южная Корея, Тайвань и другие страны. Подрывные операции сионистских спецслужб осуществляются вместе с империалистическими разведками практически во всех частях света.

В США и других империалистических державах сионистские круги действуют в качестве пособников военно-промышленного комплекса, блокируются с самыми реакционными кругами, активно участвуют в борьбе против рабочего движения, против разрядки международной напряженности. Сионисты играют заметную роль в подрывных акциях против СССР и других стран социалистического содружества, против международного коммунистического движения и сил, борющихся за национальное освобождение.

Ненависть сионистов к нашей стране объясняется тем, что в СССР впервые в истории человечества был положен конец классовой эксплуатации и национальному угнетению, а также антисемитизму.

Вместе с тем антисоветская кампания сионистов стала одним из орудий империалистической реакции для срыва разрядки международной напряженности, нормализации советско-американских отношений. Так, сионистское лобби сыграло роль застрельщика в принятии американским конгрессом пресловутой поправки Джексона в 1974 году, помешавшей развитию торгово-экономических связей между США и СССР. Сионисты активно участвовали в развязанной администрацией Картера кампании «в защиту прав человека», распространяя клевету о положении евреев в СССР, заявляя о «советском антисемитизме». Ныне сионистские круги активно фабрикуют материалы о «советской угрозе», участвуют в попытках вмешательства в дела народной Польши.

Каковы цели сионистской кампании «в защиту советских евреев»? Главная цель заключается в том, чтобы нарушить единство многонационального советского народа, противопоставить друг другу евреев и граждан других национальностей, возродить национальную грызню, вызвать просионистские настроения среди советских евреев и антисемитские настроения среди других советских народов. Вместе с тем сионисты выдвигают требование массовой эмиграции советских евреев. Сионистские правители Израиля нуждаются в новом пушечном мясе для агрессии против арабских народов, для заселения оккупированных арабских земель. Другим методом обособления советских евреев сионисты объявляют «свободное развитие еврейской культуры в СССР», имея в виду создание в нашей стране пресловутой «еврейской культурно-национальной автономии», разоблаченной В. И. Лениным.

Сионистские планы обречены на провал. Подавляющее большинство советских евреев отвергают призывы сионистских сирен. Вместе с гражданами других национальностей они верны своей социалистической Родине. В Советском Союзе нет почвы для возрождения сионизма и антисемитизма. В документах XXVI съезда партии подчеркивается: «КПСС боролась и всегда будет решительно бороться против таких чуждых природе социализма проявлений, как шовинизм или национализм, против любых националистических вывихов, будь то, скажем, антисемитизм или сионизм»31.

Глава I Организационная система международного сионизма

Сионизм как политическое течение организационно оформился в конце прошлого века. В этот период в разных странах мира стали возникать еврейские буржуазно-националистические организации, боровшиеся против революционного движения рабочего класса, за укрепление экономического и политического влияния буржуазии еврейского происхождения, за усиление обособленности еврейского населения.

Ведущее место в структуре международного сионизма заняла Всемирная сионистская организация (ВСО), созданная в 1897 году в швейцарском городе Базеле. Ее «отцом-основателем» стал журналист Т. Герцль, за два года до этого выдвинувший в брошюре «Еврейское государство» программу территориально-политического решения еврейского вопроса. «В течение двух тысяч лет нашего распыления, — доказывал Герцль, обращаясь к барону Гиршу, Ротшильдам и другим капиталистам еврейского происхождения, — у нас не было единого политического руководства. Я считаю это нашим величайшим несчастьем. Оно причинило нам больше вреда, чем все преследования. Именно оно является причиной нашего внутреннего распада… Если бы у нас было единое политическое руководство, то мы могли бы приступить к решению еврейского вопроса»1. Прежде чем опубликовать свою платформу, Герцль обратился за поддержкой к ведущим представителям крупной еврейской буржуазии.

Программа, предложенная Герцлем, предусматривала создание политического и финансового центров международного сионизма: «Еврейского общества», которое

должно было вести переговоры с правительствами империалистических держав об удовлетворении сионистских требований, и «Еврейской компании», которая должна была предоставлять необходимые средства для финансирования сионистской деятельности. Таковыми стали ВСО и созданный в 1902 году «Еврейский колониальный трест». Позднее организационная сеть сионизма приобрела разветвленный характер.

Организационная структура сионизма обладает несколькими особенностями. Во-первых, она не ограничена рамками одной страны или одного региона, а носит международный характер. Сионисты занимаются политической деятельностью практически во всех развитых капиталистических странах и во многих развивающихся государствах. Во-вторых, специфика этой структуры проявляется в се многослойности, имеющей целью охватить самые разнообразные слои (по социальному положению, профессиональной принадлежности, возрасту, степени ассимиляции) еврейского населения. Этим объясняется наличие сотен «национальных», «региональных» и «международных» сионистских и просионистских организаций, многие из которых прикрываются вывесками религиозных, культурных, просветительских, спортивных, филантропических и прочих «еврейских» учреждений. В-третьих, основные сионистские объединения тесно связаны с государственным аппаратом Израиля и, по существу, срослись с ним. Симбиоз правительственных учреждений государства Израиль и действующих за его пределами сионистских организаций принимает все более широкие масштабы. В-четвертых, организационная структура международного сионизма включает целую сеть лоббистских учреждений, целью которых является воздействие «изнутри» на правительства, парламенты, политические партии, широкое общественное мнение в разных странах. При этом особое значение имеет влияние сионистской пропаганды на средства массовой информации капиталистического мира.


Кому служат сионисты

Наличие международной системы современного сионизма не означает существования экстерриториальной всемирной еврейской нации. Нельзя говорить также и о существовании всемирного класса еврейской буржуазии. Лишь в Израиле она консолидировалась как правящий класс.

В других западных странах капиталисты еврейского происхождения являются составной частью «местной» буржуазии — американской, французской, английской и т. д. Хотя в США, Франции, Англии большинство капиталистов-евреев не ассимилировались полностью, их интересы не отличаются принципиально от интересов капиталистов иного происхождения и вероисповедания.

Вместе с тем еврейская буржуазия в разных странах обладает определенными особенностями, выделяющими ее из других отрядов буржуазии. Этническая принадлежность, исповедание иудаизма, многовековые традиции изощренной конкурентной борьбы — все это предопределило стремление еврейских капиталистов использовать еврейский буржуазный национализм для защиты и укрепления своих позиций. С одной стороны, буржуазная верхушка разжигает национализм для противодействия прогрессивным тенденциям среди еврейских масс, для отрыва их от борьбы пролетариата за революционное переустройство общества. С другой стороны, сохранение контроля над еврейской общиной позволяет буржуазии еврейского происхождения использовать ее в конкурентной борьбе с другими группами капиталистов.

Банкирские кланы Ротшильдов, Зелигманов, Уорбергов, Гугенхеймов, Гиршей, Бельмонтов и других представителей еврейской верхушки уже в XIX веке занимали видные позиции в экономической жизни Англии, США, Франции, Германии и других капиталистических стран. В конце прошлого — начале нынешнего века крупная буржуазия еврейского происхождения проникает в легкую промышленность и нефтедобычу, а также в гигантские железнодорожные компании. Одновременно шел процесс сращивания еврейских капиталистов с монополистической буржуазией ведущих империалистических держав. Вместе с Морганами, Круппами, Фордами, Рокфеллерами, Дюпонами, Меллонами, Фликами и другими «капитанами индустрии» монополисты еврейского происхождения вошли в состав финансовой олигархии.

В наши дни в капиталистической экономике активно действует целый ряд старых и новых кланов еврейской буржуазии, хотя ныне, как правило, их представители заседают в директоратах монополий смешанного этнического и религиозного состава. В ряде крупных корпораций и монополистических объединений влияние буржуазии еврейского происхождения является преобладающим.

Так, в Великобритании на третьем месте среди ведущих финансовых империй находится группа «Ротшильды — Сэмюэль — Оппенгеймер». «В той мере, в какой возрастало значение обрабатывающей промышленности в империалистической экономике Англии, Ротшильды утрачивали свое господствующее положение. Однако если рассматривать империалистическую экономику в целом, учитывая и международные связи, то Ротшильды продолжают занимать если и не ведущее, то, во всяком случае, почетное место в одной из самых могущественных группировок. Ключевые позиции этого дома связаны с вложениями в нефть и цветные металлы»2, — пишет прогрессивный английский экономист С. Ааронович. Так, Ротшильды контролируют «Ройял датч-Шелл», крупнейшую в капиталистическом мире нефтяную монополию за пределами США.

В верхнем эшелоне еврейской буржуазии, помимо вышеназванных групп, прочно закрепились семейства Вольфсонов, Зиффов, Уорбергов, Зелигманов, Марксов, Спенсеров, Клоров, Сачаров и др., действующие в банковском и страховом бизнесе легкой промышленности и торговле.

Во Франции буржуазия еврейского происхождения представлена прежде всего теми же кланами Ротшильдов и Лазаров, прочно интегрированных в экономику страны. Не на последних ролях во французской экономике действуют семейства Баумгартнеров, Мейеров, Дрейфусов, Дассо. В Голландии заметную роль играет клан Филипсов, контролирующих один из крупнейших в мире концернов в электронной промышленности. В ФРГ восстановили свои позиции Уорберги и Зелигманы. В Италии среди крупных капиталистов мы видим те же имена — Лазаров и Мейеров.

Еврейская буржуазия, связанная с американскими и английскими монополиями, обладает немалым весом в Южно-Африканской Республике. Самым влиятельным является семейство Оппенгеймеров, контролирующее 4/5 мировой добычи алмазов и 1/6 мировой добычи золота. Конгломерат «Англо-Америкен груп», где господствуют Оппенгеймеры, действует в тесном контакте с империей английских Ротшильдов. Он также связан с монополистической группой Морганов (США).

В Южной Америке, особенно в Бразилии и Аргентине, также весьма заметно влияние местных капиталистов еврейского происхождения.

Самая мощная и многочисленная группировка еврейских капиталистов выросла в США. Традиционно опорой ее финансового влияния является ряд могущественных инвестиционных фирм Уолл-стрита.

Роль инвестиционно-банковских фирм определяется не наличием собственных крупных капиталов (по этому показателю они в десятки раз уступают коммерческим банкам), а их стратегическим расположением в системе финансовых связей между банками и корпорациями, действующими в промышленности, строительстве и торговле. Инвестиционно-банковские фирмы организуют распространение ценных бумаг корпораций на рынке, присваивая себе прибыль, превосходящую их собственный капитал. Через их руки проходит выпуск в продажу акций новых компаний. Это дает инвестиционно-банковским фирмам немалое влияние в корпорациях, пользующихся их услугами. Кроме того, инвестиционные банкиры часто получают права на управление капиталами богатых рантье, что позволяет им эффективно использовать для упрочения своих собственных позиций средства, формально им не принадлежащие.

Во второй половине 70-х годов в инвестиционной сфере США произошли важные изменения, определившие новое соотношение сил между банкирскими домами. Как представляется, одной из причин этого была неспособность старой организации инвестиционных банков как «семейных» партнеров успешно функционировать в условиях значительного ускорения темпов концентрации капитала в области их бизнеса. В результате Уолл-стрит охватывала настоящая волна слияний инвестиционных фирм, в том числе и тех, где представлены еврейские банкиры. Фирма «Л. Ф. Ротшильд» поглотила фирму «Унтерберг, Тоубин», фирма «Бейч груп» — «Митчел, Хатчинз», фирма «Леб, Роудс» — «Хорнблоуэр, Уикс, Ноейс энд Траск». Настоящей сенсацией стало объединение в декабре 1977 года двух старых соперников — компаний «Лимен бразерс» и «Кун, Леб».

В 1977 году 25 крупнейших инвестиционных фирм получили 2/3 доходов от всего инвестиционного бизнеса в США — 3,3 млрд. из 4,7 млрд. долл. В лидирующую группу этих фирм входит ряд компаний, в которых широко представлена американская буржуазия еврейского происхождения. К ним относятся фирмы: «Леб, Роудс, Хорнблоуэр» — 4-е место в списке крупнейших инвестиционных фирм по величине доходов; «Бейч труп» — 6-е место; «Голдман, Сакс энд Ко»—8-е; «Лимен бразерс, Кун, Леб» — 10-е; «Дрексель, Бернхем, Ламберг» — 13-е; «Саломон бразерс» — 14-е; «Беккер, Уорберг, Париба труп» — 16-е; «Оппенгеймер энд Ко» — 22-е и «Л. Ф. Ротшильд, Унтерберг, Тоубин» — 23-е место.

Однако первые места в этой сфере принадлежат не «еврейским» компаниям, а таким «англосаксонским» фирмам, как «Мзррил Линч энд Ко», связанным с гигантскими коммерческими банками и страховыми компаниями. В число 25 ведущих фирм ныне не входят такие инвестиционные дома, как «Зелигман бразерс», «Вертхайм энд Ко» и ряд других, которые лишь несколько десятилетий назад олицетворяли влияние еврейской буржуазии на Уолл-стрите.

Особое значение инвестиционных фирм в экономической жизни США определяется во многом тем, что ряд из них занимает важные позиции в структуре монополистических групп американского капитала. В частности, это относится к тем фирмам, где наиболее широко представлена буржуазия еврейского происхождения. В советских исследованиях, например, выделяется как самостоятельная монополистическая группа финансовое объединение, ядром которого являлись фирмы «Лимен бразерс», «Голдман, Сакс», «Лазарфрер». Активы, например, вновь созданной монополистической группы «Лимен бразерс, Кун, Леб» — «Голдман, Сакс» — «Лазар фрер» в начале 80-х годов составили не менее 30 млрд. долл. Во главе этой группы стоит фирма «Лимен бразерс, Кун, Леб». Важными центрами этого монополистического объединения являются также инвестиционные компании «Лимен корпорейшн», «Уан Уильям стрит», «Мэдисон фанд» и «Дженерал Америкен инвесторз», владеющие пакетами акций ряда крупных промышленных, торговых и транспортных корпораций. Группировка «Лимен бразерс, Кун, Леб» — «Голдман, Сакс» — «Лазар фрер» представлена в металлообрабатывающей, автомобильной, электро- и радиотехнической, а также пищевой промышленности.

Целый ряд корпораций, находящихся в сфере влияния этой группы, таких как «Сперри Рэнд», ЛTB, «Литтон индастриз» и «Дженерал дайнемикс», входят в число главных поставщиков Пентагона и, таким образом, фактически стали частью военно-промышленного комплекса США. Следует, однако, иметь в виду, что эти компании, как правило, отнюдь не находятся под безраздельным господством группы Лименов — Кунов — Лебов — Голдманов — Саксов — Лазаров. В них крупными пакетами акций обладают и представители монополистов нееврейского происхождения из Нью-Йорка, Калифорнии, Техаса и Чикаго.

Группа Лименов — Кунов — Лебов — Голдманов — Саксов — Лазаров также широко представлена в торговле, где она связана с сетью ведущих универсальных магазинов и компаний торговли по почте, а также на транспорте и в кинопромышленности. Важное значение для этой группы имеют также контакты с французской и английской ветвями клана Лазаров.

Другая монополистическая группа, в которой широко представлена крупная еврейская буржуазия, — это объединение Лебы («Леб, Роудс, Хорнблоуэр») — Бейчи — Бронфманы. К началу 80-х годов активы группы Лебы — Бейчи — Бронфманы составили не менее 25 млрд. долл.

Первоначально главной сферой приложения ее капитала была легкая промышленность, особенно производство спиртных напитков. Позднее она произвела крупные капиталовложения в недвижимость. В 60-е годы ее влияние возросло в нефтяной промышленности. В начале 80-х годов она получила крупные пакеты акций в таких гигантах индустрии, как «Дюпон де Немур» и «Коннекот».

Таким образом, ныне в Нью-Йорке можно выделить, по крайней мере, две монополистические группы, в которых ведущую роль играют капиталисты еврейского происхождения. Однако было бы неверно считать, что эти группы представляют интересы исключительно еврейской буржуазии. В последние десятилетия значительно усилилось сращивание еврейской буржуазии с прочими американскими капиталистами.

Об этом свидетельствует и тот факт, что еврейские инвестиционно-банковские фирмы в последние десятилетия широко распахнули двери перед влиятельными лицами иного этнического происхождения, особенно имеющими доступ к правительственным кругам. Так, в 60-е годы фирма «Лазар фрер» приняла Э. Стивенсона-мл., сына двукратного кандидата демократической партии в президенты и представителя США в ООН (позднее Э. Стивенсон-мл. был членом американского сената). Партнером «Лазар фрер» также стал Ю. Блэк-мл., сын бывшего президента Международного банка реконструкции и развития. Фирма «Кун, Леб» сделала своим партнером сына двукратного кандидата в президенты от республиканской партии Т. Дьюи-мл. С 1966 года бывший заместитель государственного секретаря Дж. Болл возглавил операции «Лимен интернешнл» — европейского филиала «Лимен бразерс».

Итак, отмеченные выше инвестиционно-банковские фирмы и сложившиеся вокруг них монополистические группы — это не объединения исключительно еврейской буржуазии, а составная часть американского крупного капитала. Тот факт, что в этих монополистических группах капиталисты еврейского происхождения играют ведущую роль, не превращает их в какую-то особую часть американского капитала, принципиально отличающуюся от других его группировок[2].

Следует также отметить, что монополистические группировки, в которых наиболее широко представлены интересы буржуазии еврейского происхождения, в 5–6 раз уступают по своим масштабам ведущим финансовым империям США. Американский экономист В. Перло отмечал, например, что группа Лименов — Голдманов — Саксов, «имея своих представителей в директоратах многих промышленных корпораций, оказывает значительное, а подчас и решающее влияние на деятельность этих корпораций. Но, не имея в руках гигантского банка, не контролируя ни одну из крупнейших промышленных корпораций, эта группа в целом все еще уступает по мощи группам Морганов, Рокфеллеров, Меллонов и некоторым другим традиционным группам финансовой олигархии»3. В то же время существует своего рода подчиненное отношение группы «Лимен бразерс, Кун, Леб» — «Голдман, Сакс» — «Лазар фрер» и группы Лебов — Бейчей — Бронфманов по отношению к главным монополистическим объединениям США. Первые, в определенном смысле, являются как бы «дочерними ответвлениями» ведущих финансовых империй.

Другой слой крупной буржуазии еврейского происхождения представлен монополистами, связанными с региональными группировками за пределами Нью-Йорка — Чикагской, Калифорнийской, Бостонской и т. д. Как правило, они опираются на 1–2 крупные промышленные корпорации и зависят от ведущих коммерческих банков «своих» монополистических групп. Хотя в отдельных случаях они прибегают к помощи «еврейских» инвестиционно-банковских фирм Уолл-стрита, эти связи не имеют для них решающего характера. Показательно, что при возникновении конфликтов между различными финансовыми группами они (за редким исключением) активно поддерживают «свою» монополистическую группировку, выступая и против тех группировок, где представлены еврейские магнаты Нью-Йорка.

К третьему слою принадлежат крупные капиталисты (главным образом в провинции), действующие на свой страх и риск в роли «одиноких волков», оставаясь за пределами орбит крупнейших финансовых империй. Ведя различного рода спекуляции, многие из них сколотили довольно крупные состояния, однако, не имея влиятельных союзников и партнеров, остаются капиталистами-аутсайдерами. Имеется немало примеров, когда подобные финансовые пираты пытаются вторгнуться в сферу интересов еврейских монополистов Нью-Йорка, но их более могущественные соперники неизменно отбивают подобные нападения. В то же время некоторые аутсайдеры постепенно попадают под влияние и контроль своих единоверцев с Уолл-стрита, которые стремятся закрепить и упрочить любые деловые контакты для подчинения более слабых соперников. Таким образом, одним из источников роста монополистических империй, складывающихся вокруг еврейских инвестиционно-банковских домов Нью-Йорка, является захват или присоединение компаний капиталистов-аутсайдеров еврейского происхождения.

В целом можно сделать вывод, что в США ныне имеется значительная группировка капиталистов еврейского происхождения, сосредоточенных в тех сферах бизнеса, которые требуют относительно небольшого первоначального капитала, но где велики прибыли и оборачиваемость капитала. Выше уже отмечалось, что еврейская буржуазия контролирует примерно треть инвестиционно-банковского дела. Значительную роль еврейская буржуазия США играет в легкой промышленности, торговле и сфере услуг, в то же время она практически не представлена, например, в сельском хозяйстве.

Наиболее серьезны позиции буржуазии еврейского происхождения в торговле, где ей принадлежит примерно 35 % всей розничной торговли США, в том числе 90 % сетей универсальных магазинов, крупнейшие компании торговли по почте. Доля еврейских бизнесменов по самой минимальной оценке среди владельцев продовольственных и винных лавок составляет 15 %. Капиталисты-евреи также широко представлены в оптовой торговле.

Американская еврейская буржуазия играет ведущую роль во многих отраслях легкой и пищевой промышленности. Она практически полностью контролирует швейную промышленность, 95 % меховой промышленности, до 75 % табачной промышленности, 40 % обувной промышленности, примерно половину ликеро-водочной, а также косметическую и пищевую промышленность.

В ряде крупнейших городов США еврейские бизнесмены держат первенство в земельных спекуляциях и строительстве; 90 % сбора металлолома и других видов вторсырья контролируется компаниями, принадлежащими лицам еврейского происхождения.

Не менее 50 % американских книжных издательств принадлежит также еврейским бизнесменам, в частности «Альфред Кнопф», «Штраус», «Бони энд Ливерайт», «Викинг пресс», «Фаррар», «Жиро», «Рэндом хауз», «Саймон энд Шустер», «Нью Америкен лайбрериз», «Антеум» и многие другие.

Велика роль американской еврейской буржуазии в «индустрии развлечений». Она господствует в театрах Бродвея, в Голливуде, ей принадлежат кинокомпании «Парамаунт пикчерз», «Юнайтед артисте», «Юниверсал», «Метро — Голдвин — Мейер», «Уорнер бразерс», «Коламбия пикчерз» и др. Свыше 50 % американских театральных продюсеров, более 40 % кинопродюсеров и многие владельцы кинотеатров — лица еврейского происхождения. В руках еврейских дельцов находится свыше 50 % ночных клубов и кабаре. Нелишне отметить, что эти заведения, а также игорный бизнес в значительной степени находятся под контролем американской мафии, где гангстеры еврейского происхождения составляют второй по значению клан после итальянских мафиози.

В то же время еврейская буржуазия значительно слабее представлена в тяжелой промышленности. Хотя в последние годы ее позиции в этой отрасли несколько укрепились, в целом ее влияние здесь относительно невелико. Капиталисты еврейского происхождения подвизались в известной степени в нефтяной промышленности и цветной металлургии, а также в новейших отраслях машиностроения, в том числе в электронной и аэрокосмической промышленности. Еврейская буржуазия играет все более заметную роль и в военной промышленности.

Особо следует указать на относительную слабость позиций еврейской буржуазии в страховых компаниях и коммерческих банках США. Это важно учитывать, так как именно гигантским коммерческим банкам и страховым компаниям ныне принадлежит решающее слово в американской экономике[3].

По данным буржуазного историка Г. Сакара, лица еврейского происхождения составляют 20 % всех миллионеров в США4.

Учитывая все это, можно сделать вывод, что удельный вес еврейской буржуазии в экономической жизни США во много раз выше процента евреев в американском населении.

Вместе с тем не следует упускать из виду, что ведущие позиции в американской экономике принадлежат Рокфеллерам, Морганам, Фордам, Меллонам и другим крупнейшим монополистам нееврейского происхождения. Как отмечал в своем исследовании «Сионизм и его роль в мировой политике» видный деятель Коммунистической партии США X. Лумер, «несмотря на все свое могущество, крупные еврейские капиталисты не играют главной роли в финансовом капитале США в целом»5. Необходимо также учитывать, что по своим основным экономическим интересам американские капиталисты еврейского происхождения и иудейского вероисповедания не имеют принципиальных отличий от американских капиталистов иного происхождения и вероисповедания. Определяющими для них являются общеклассовые интересы монополистического капитала США.

Еврейская буржуазия играет заметную роль и в монополистических союзах транснационального характера. Хорошо известны семейные и деловые связи между некоторыми крупнейшими капиталистами еврейского происхождения, в том числе между американскими и европейскими кланами Лазаров, Ротшильдов, Уорбергов, Зелигманов. Целью таких монополистических объединений является укрепление позиций их участников в конкурентной борьбе за рынки сбыта и сырья. Несомненно, что еврейская буржуазия эффективно использует внутриклановые и межклановые альянсы для укрепления своих позиций. В этом, однако, проявляются космополитические тенденции, характерные в эпоху империализма для крупного капитала в целом, а не только для монополистов еврейского происхождения.

Тенденция к международному объединению капитала вовсе не отменяет конкурентной борьбы между различными капиталистами, в том числе и еврейского происхождения. Как отмечалось в Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии, «возросшая мощь международных монополий сделала конкурентную борьбу еще более беспощадной»6[4].


Буржуазия и еврейские общины

Стремясь укрепить свое влияние в сфере экономики и политики, еврейские капиталисты все активнее делают ставку на сионизм, рассчитывая с его помощью оторвать трудящихся-евреев от своих братьев по классу и превратить первых в орудие защиты своих корыстных интересов. В большинстве капиталистических стран создана разветвленная система еврейских буржуазно-националистических организаций, призванных осуществить модернизированный вариант так называемой еврейской культурно-национальной автономии.

Организованные еврейские общины, действующие в капиталистических странах, стремятся охватить максимальное количество лиц еврейского происхождения. В состав общины обычно входят десятки самых разнообразных организаций и учреждений: синагоги, учебные заведения, пресса, детские, молодежные, студенческие и женские объединения, «благотворительные» фонды, профессиональные объединения, общественно-политические организации, действующие под «несионистской» вывеской или же официально являющиеся сионистскими. Во главе всей этой общинной системы организаций, как правило, находится координационный центр, направляющий деятельность всей общины и выступающий в качестве ее официального представителя перед органами государственной власти соответствующих стран.

Наиболее мощная организованная еврейская община действует в США. В ее состав входит свыше 240 «общенациональных» еврейских буржуазно-националистических организаций, 800 местных еврейских общин, свыше 4 тыс. синагог, 2,7 тыс. специальных еврейских школ, более 60 ежедневных и еженедельных еврейских газет, а также несколько сот ежемесячных и ежеквартальных изданий, свыше 100 еврейских больниц и домов для престарелых, а также сотни иных учреждений. Годовой бюджет общины составляет примерно 3 млрд. долл.

В наши дни, как правило, иудейская религия пользуется все меньшим влиянием среди еврейского населения различных стран. Так, в США, например, синагоги посещают лишь около половины еврейских семей, а в еженедельных богослужениях принимает участие 7 % взрослого еврейского населения7.

Одним из важных направлений деятельности еврейских буржуазных националистов в условиях ослабления влияния иудейской религии являются попытки создать всеобъемлющую систему «еврейского просвещения». В еврейских общинах многих капиталистических стран имеются детские сады, начальные и средние школы и даже высшие учебные заведения, предназначенные только для детей еврейского происхождения. Одновременно утрачивают во многом свое значение традиционные иудейские учебные заведения — йешиботы. Большинство «новых» еврейских школ представляет собой фактически курсы при синагогах (реже — секулярных еврейских центрах), где один или несколько раз в неделю преподаются в откровенно националистическом духе иврит, «еврейская история» и другие «еврейские предметы». В последние годы наблюдается создание так называемых ежедневных еврейских школ, которые помимо преподавания «еврейских предметов» дают и общее среднее образование.

Известный сионистский деятель И. Корн заявил на заседании Генсовета ВСО, что необходимо найти новые пути для привлечения молодого поколения к еврейскому образованию. Он подчеркнул, что «еврейское образование без еврейского мировоззрения, без сионистского мировоззрения является бессмысленным. Для подготовки нового поколения требуются сионистские идеи»8. Не случайно, что еврейские буржуазные националисты значительно увеличили расходы на «просветительные» цели еще в 70-е годы.

Ведущую роль в еврейских общинах повсеместно захватила крупная буржуазия. Уже в середине прошлого века возникли первые общественно-политические организации, выражавшие интересы именно еврейских крупных буржуа.

В наши дни стержнем каждой еврейской общины в капиталистических странах стала система «благотворительных» фондов, во главе которых обычно стоит учреждение, выполняющее функции координационного центра по сбору и распределению собранных среди еврейского населения средств. Так, в США действует Совет еврейских федераций и благотворительных фондов (СЕФИВФ), в состав которого входит примерно 220 местных «благотворительных» фондов. В ЮАР эти функции выполняет Объединенный общинный фонд, во Франции — Объединенный еврейский социальный фонд[5].

Ассимиляция евреев в условиях капитализма усиливает классовое расслоение внутри еврейских этнических групп. Буржуазия еврейского происхождения сращивается с правящим классом, трудящиеся еврейского происхождения пополняют ряды рабочего класса. Быстрыми темпами идет процесс распадения некогда многочисленной еврейской мелкой буржуазии, и в то же время растет численность интеллигенции и служащих из числа лиц еврейского происхождения. Важным фактором, влияющим на социальный состав еврейского населения, является его относительно высокий образовательный уровень, а также урбанизация (концентрация евреев в крупных городах). В то же время в еврейских этнических группах капиталистических стран почти не представлено крестьянство. В результате сохраняются заметные отличия в структуре занятости еврейского населения по сравнению со всем населением соответствующей страны.

В большинстве еврейских этнических групп сравнительно высок удельный вес крупной и средней буржуазии и особенно промежуточных городских слоев — интеллигенции и служащих. При этом доля рабочих относительно невелика, причем большинство рабочих еврейского происхождения занято, как правило, на предприятиях торговли, сферы обслуживания и легкой промышленности. Нижеследующая таблица дает представление о профессиональном составе еврейского населения в США в 70-е годы9:



Буржуазная, и в первую очередь сионистская пропаганда всячески стремится распространить миф о чуть ли не поголовном процветании евреев в капиталистическом обществе. В частности, утверждается, что большинство евреев принадлежат, дескать, к «среднему классу», в который включают всех специалистов, собственников и управляющих. Таким образом, к одной категории причисляют и мультимиллионера, и мелкого лавочника-«собственника», и владельца крупной юридической фирмы, и скромного учителя. Очевидна несостоятельность такого рода утверждений.

В то же время западные исследователи всячески стремятся замолчать факт существования бедности среди значительной части еврейского населения в капиталистических странах. Недоедание и болезни, например, являются уделом 40 с лишним тысяч канадских евреев-бедняков.

Наибольших масштабов бедность среди евреев достигла в богатейшей стране капитала — Соединенных Штатах; 900 тыс. американцев еврейского происхождения официально классифицируются как бедняки и еще 1350 тыс. евреев получают доход чуть выше уровня бедности. В то же время 5 % евреев получают доход свыше 100 тыс. долл. в год, то есть входят в состав американской крупной буржуазии.

В резолюции XXI съезда Коммунистической партии США подчеркивается: «Классовый состав еврейской общины отражает классовый состав американского общества в целом. На одном полюсе находится крупная еврейская буржуазия, входящая в верхушку финансового капитала США, на другом — примерно 15 % еврейских семей, официально классифицируемых как бедняки. Значительное большинство американских евреев (хотя оно больше не сконцентрировано в швейной промышленности и других традиционно «потогонных» отраслях промышленности) — это рабочие и служащие, сталкивающиеся с теми же проблемами, что и другие трудящиеся»10.

Хотя организованные еврейские общины в капиталистических странах стремятся распространить свое влияние на все слои еврейского населения, в их деятельности наиболее активное участие принимают, как правило, представители буржуазных слоев. Этот вывод наглядно подтверждают данные о переписи еврейского населения в США, опубликованные в «Американском еврейском ежегоднике» за 1978 год. Так, менее половины американских рабочих еврейского происхождения являются членами организованной еврейской общины. В то же время среди евреев, получающих ежегодный доход свыше 40 тыс. долл. (т. е. буржуазные слои), в состав общины входит свыше 73 %, к тому же многие из богачей, не состоящих членами еврейских организаций, вносят деньги в Объединенный еврейский призыв.

Принадлежность к еврейской общине требует все больших финансовых затрат — оплата членских взносов ь синагогах и секулярных организациях, плата за обучение в еврейских школах, взносы в Объединенный еврейский призыв и другие «благотворительные» фонды. Такие расходы могут себе позволить лишь достаточно зажиточные слои. Характерно, что в руководящих органах организованной еврейской общины практически не представлены трудящиеся. По данным американского социолога М. Склэра, рабочие составляют всего 1 % членов конгрегационных советов, а собственники и управляющие— примерно 60 %11.

Доходы еврейских «благотворительных» фондов складываются главным образом из денежных взносов буржуазных слоев, особенно представителей крупной буржуазии. Причем в США, Голландии и некоторых других странах «пожертвования» в эти фонды делают и капиталисты нееврейского происхождения. Показательно, что, несмотря на давление и шантаж, многие простые евреи отказываются вносить деньги в сионистские и просионистские «благотворительные» фонды. В то же время крупные капиталисты еврейского происхождения не жалеют денег на финансирование деятельности еврейских буржуазно-националистических организаций.

Бывший председатель исполкома Всемирной сионистской организации Л. Пинкус сделал небезынтересное признание. «Лидеры Объединенного еврейского призыва в США заявляют» — сказал он, — что 50 % всех денег дает всего 1 % всех «доноров». Это означает, что простых людей в ОЕП нет»12.

Капиталисты еврейского происхождения возглавляют непосредственно и многие другие еврейские буржуазно-националистические организации. Так, пост председателя Американского еврейского комитета многие годы занимал Длс. Блаустейн, владелец крупнейшего пакета акций в нефтяной монополии «Стандард ойл оф Индиана». Ален де Ротшильд является президентом Совета представителей евреев Франции, Эдмон де Ротшильд — казначеем Друзей Еврейского университета в Иерусалиме, Алиса де Ротшильд — президентом организации «Молодежная алия», Эвелин де Ротшильд — председателем совета управляющих Израильского технологического института «Технион», английский представитель этого клана Эдмонд Ротшильд — председателем совета директоров «Израэль корпорейшн»13. Уместно напомнить, что еще в конце прошлого — начале нынешнего века клан Ротшильдов играл главную роль в финансировании покупки земель и создании еврейских поселений в Палестине.

Еврейская буржуазия широко представлена и в квазиправительственных учреждениях еврейских общин. В США, например, эти функции выполняют Национальный еврейский консультативный совет по общинным отношениям (НЕКСОО), координирующий деятельность всех основных институтов общины, и Конференция президентов крупнейших американских еврейских организаций, задачей которой является выступать перед правительством США в качестве представителя «всех евреев». В еврейских общинах многих капиталистических стран квазиправительственные функции выполняет одна организация[6].


Всемирная сионистская организация в системе сионизма

Как уже указывалось, идеологическая платформа современного сионизма основывается на антинаучном тезисе о существовании «особого всемирного еврейского народа-нации», духовным и политическим центром которого якобы является государство Израиль. Поскольку современный сионизм представляет собой форму еврейского буржуазного национализма, занимающую доминирующее положение по отношению к другим течениям еврейского буржуазного национализма, постольку представляется возможным говорить о системе международного сионизма в узком и широком смысле. Система международного сионизма в узком смысле включает в себя еврейские буржуазно-националистические организации, входящие во Всемирную сионистскую организацию и признающие ее программу. Ключевую роль здесь играют международные сионистские партии и сионистские территориальные федерации. Эта система включает в себя всех еврейских буржуазных националистов, признающих «центральное место Израиля».

Система международного сионизма в широком смысле — это весь международный комплекс еврейских буржуазно-националистических организаций, полностью или частично разделяющих сионистскую идеологию. Общим для всех них является признание сионистской идеи об «особом всемирном еврейском народе», а также необходимости связи между Израилем и диаспорой. На этой платформе стоят практически все современные еврейские буржуазно-националистические организации международного характера, как, например, ВСО, Всемирный еврейский конгресс (ВЕК), Всемирная конференция еврейских организаций (ВКЕО), «Всемирная конференция в защиту советских евреев», Конференция по материальным претензиям к Германии, ряд других «всемирных» еврейских организаций религиозного, профессионального, культурно-просветительного и благотворительного характера, а также несколько базирующихся и США организаций, действующих в других странах («Бнай Брит», Американский еврейский комитет, Американский еврейский совместный комитет распределения — «Джойнт», Общество помощи евреям-иммигрантам — ХИАС, Общество распространения труда — ОРТ). ВСО является не только составной частью этого комплекса, но и оказывает значительное влияние на другие его составные элементы — как непосредственно через формализованные связи с ВЕК и ВКЕО, так и скрыто, через сионистских активистов, действующих в качестве функционеров различных «несионистских» организаций.

Таким образом, система международного сионизма в узком смысле объединяет официальных сионистов, как «политических», так и «духовных». Система международного сионизма в широком смысле объединяет сионистские и формально «несионистские» организации, стоящие на платформе «национализма в диаспоре». На практике все еврейские буржуазные националисты активно участвуют в кампаниях в «защиту Израиля» и в «защиту советских евреев».

Организационная перестройка системы международного сионизма после 1967 года (реорганизация Еврейского агентства — ЕА, вступление в ВСО «всемирных» иудаистских объединений, установление институционных связей между ВЕК и ВСО и «Бнай Брит», расширение ВКЕО), хотя она и не ликвидировала полностью разделения между сионистами и «несионистами», способствовала выработке объединенных или параллельных действий всех еврейских буржуазно-националистических организаций.

Все сионистские организации, действующие в диаспоре, признают программу ВСО, которая на первый план ставит задачу всемерного укрепления государства Израиль и «собирания изгнанников на Земле Израильской»14. В то же время сионистские организации выступают против ассимиляции евреев и за укрепление обособленности еврейских общин в различных странах мира.

Разветвленная организационная сеть международного сионизма имеет целью охватить различные слои еврейского населения. Разделяя общую идеологическую программу международного сионизма, разные сионистские организации дифференцируются по тактическим вопросам. Так, сторонники «общего сионизма» совмещают сионистские догмы с социально-экономической платформой, характерной для таких буржуазных партий в капиталистических странах, как консервативная в Великобритании или республиканская в США, требуя неограниченного развития частного предпринимательства. Приверженцы «религиозного сионизма» выступают против любых секулярных тенденций и требуют создания в Израиле теократического государства. В духе наиболее реакционных клерикальных партий в капиталистическом мире они требуют подчинить религии всю духовную и политическую жизнь евреев. Социал-сионисты, опираясь на мелкобуржуазные слои и рабочую аристократию, выступают в качестве «троянского коня» в рабочем движении. Партии «рабочих сионистов» наиболее тесно связаны с западноевропейскими социал-демократами и демократической партией в США. «Сионисты-ревизионисты» представляют крайне правое, фашиствующее крыло международного сионизма. Кроме того, имеются многочисленные женские, молодежные, детские сионистские организации, специализирующиеся на обработке отдельных групп еврейского населения. Различные филиалы Всемирной сионистской организации и входящих в нее международных сионистских партий действуют почти в 60 государствах мира.

Так, «ревизионистская» партия «Херут», возглавляющая с 1977 года израильское правительство, развернула свою активность в восьми странах Западной Европы, десяти государствах Северной и Латинской Америки, а также в ЮАР и Австралии. Отделение партии «Херут» в США насчитывает 25 тыс. человек, в Англии — 5 тыс. Молодежная организация этой партии «Ветер» имеет филиалы в 14 странах.

Крупнейшим филиалом партии Всемирный союз общих сионистов является Сионистская организация Америки (СОА), насчитывающая 117 тыс. членов. Не случайно штаб-квартира этой международной сионистской партии расположена не в Иерусалиме, а в Нью-Йорке. Филиалы этой партии также действуют в восьми латиноамериканских государствах, в Австралии, Франции и нескольких западноевропейских государствах. В Израиле Всемирный союз общих сионистов представлен Либеральной партией, которая вместе с партией «Херут» входит в крайне правый блок «Ликуд».

Другая партия так называемых «общих сионистов» — Всемирная конфедерация объединенных сионистов — также имеет свою штаб-квартиру в Нью-Йорке и опирается на женскую сионистскую организацию Америки «Хадасса», насчитывающую 340 тыс. членов. В США, кроме того, действуют входящие в эту партию организации Еврейская лига за Израиль и «Бнай Сион». Филиалы Всемирной конфедерации объединенных сионистов имеются в 22 странах диаспоры. В Израиле эта международная сионистская партия не представлена.

«Всемирная организация Мицрахи и Гапоэль — Гамицрахи» объединяет сионистов из числа ортодоксальных иудеев и тесно связана с Национально-религиозной партией и раввинатом Израиля. Ее филиалы действуют в 17 странах диаспоры. Кроме того, в 30 странах функционирует также молодежная религиозно-сионистская организация «Бнай Акива». В конце 70-х годов создали свои международные объединения и сионистские организации, опирающиеся на реформистское и консервативное течения иудаизма. Однако они не пользуются заметным влиянием за пределами еврейской общины США.

Партия Всемирное рабочее сионистское движение имеет штаб-квартиру в Израиле, где она представлена Партией труда, возглавлявшей правительство этого государства в 1948–1977 годах. В США филиалом этой международной сионистской партии является Рабочий сионистский альянс, насчитывающий свыше 100 тыс. членов. Кроме того, отделения Всемирного рабочего сионистского движения имеются еще более чем в 20 странах диаспоры. Молодежные организации «рабочих сионистов» действуют в 17 странах, женские — в 11.

Всемирный союз Мапам выступает под вывеской «левосионистской партии». В отчете этой партии XXVIII конгрессу ВСО отмечалось: «Как сионистская идеологическая группировка, примыкающая к левому крылу, Мапам смогла установить контакты с евреями, не являющимися членами общин, а также с порвавшими с коммунизмом, вышедшими из нового левого движения или исключенными из освободительных движений и тем самым пришедшими к нам — к сионизму». Филиалы этой партии имеются в семи западноевропейских странах, семи латиноамериканских странах, в США, Канаде и Австралии. Молодежное отделение партии «Гашомер Гацаир» действует в 22 странах диаспоры.

Формально «непартийный» характер имеет Международная женская сионистская организация, насчитывающая 250 тыс. членов в 50 странах.

В начале 70-х годов в большинстве капиталистических стран были созданы сионистские федерации, объединяющие все сионистские организации и филиалы международных сионистских партий, действующих на территории каждой страны. Кроме того, в сионистских федерациях предусматривается индивидуальное членство для лиц, разделяющих программу ВСО, но не входящих в состав какой-либо сионистской партии или организации.

Израильские сионисты, возглавляющие большинство международных сионистских партий и обладающие самым большим представительством на конгрессах ВСО, занимают ведущие позиции в этой организации. От результатов межпартийной борьбы в Израиле в очень большой степени зависит распределение голосов между сионистскими партиями на конгрессах ВСО. Состав делегации Израиля определяется в соответствии с представительством партий в кнессете. Поэтому поражение Партии труда (МАИ) на выборах в Израиле в мае 1977 года привело к тому, что фракция Всемирного сионистского рабочего движения на XXIX конгрессе ВСО, состоявшемся полгода спустя, сократилась чуть ли не в 2 раза — со 161 до 91 делегата. На первое место вышел блок «Ликуд», увеличивший свое представительство со 130 до 185 делегатов. Вторая по величине фракция на конгрессе принадлежала Всемирной конфедерации объединенных сионистов (100 делегатов), а МАИ оказалась лишь на третьем месте. Созданная накануне парламентских выборов в Израиле партия Демократическое движение за изменение, не имевшая филиалов в диаспоре, получила на конгрессе 26 делегатских мест. Смена руководства в Израиле привела и к смещению социал-сионистов с главных постов в ВСО и замене их представителями правого блока «Ликуд».

Крупнейшей фракцией в составе исполкома ВСО, избранного на XXIX конгрессе, стали представители блока «Ликуд», созданного в результате объединения «Всемирного движения Херут — Гацохар» и Всемирной федерации общих сионистов. Если сторонники блока «Ликуд» имеют в исполкоме семь мест, то представители Всемирного сионистского рабочего движения и Всемирной конфедерации объединенных сионистов получили по четыре места. «Всемирная организация Мицрахи и Гапоэль — Гамицрахи» получила три места, партия Мапам и Всемирная женская сионистская организация — по одному.

Помимо сионистских политических партий в исполкоме также представлены «ассоциированные члены» ВСО — религиозные объединения Всемирный союз синагог и кагалов (ортодоксальный иудаизм), Всемирный совет синагог (консервативный иудаизм), «Всемирный союз прогрессивного иудаизма» (реформистский иудаизм), а также «Всемирная федерация сефардов», получившие по два места. Кроме того, одно место предоставлено сионистской международной спортивной организации «Всемирный союз Маккавеев».

Из 30 членов Исполкома ВСО 20 представляют израильтян (из них 1 с совещательным голосом), 9 (из них 3 с совещательным голосом) — американских сионистов, 1 (с совещательным голосом) — западноевропейских сионистов.

О современной расстановке сил международного сионизма можно судить по составу делегатов на XXIX конгрессе Всемирной сионистской организации. Всего на съезде присутствовало 536 делегатов с правом голоса. Наибольшее количество голосов имели израильские сионисты — 200 делегатов. На втором месте стоял североамериканский центр международного сионизма — 169 делегатов, из них 152 представителя сионистов из США и 17 — сионистов Канады. Другие региональные группировки сионистов значительно уступали по своему влиянию израильскому и американскому центрам международного сионизма. Так, Западная Европа была представлена 81 делегатом, в том числе 27 английскими и 24 французскими сионистами. Латиноамериканские сионисты были представлены 54 делегатами, из них 21 — от Аргентины. Южноафриканский центр международного сионизма имел 13 делегатов (12 от ЮАР и 1 от Родезии); 10 делегатов представляли Австралию (9) и Новую Зеландию (1). Все азиатские страны были представлены всего лишь одним делегатом (от Индии).

Таким образом, ныне у международного сионизма есть два главных центра — израильский и американский (североамериканский), два второстепенных — западноевропейский и латиноамериканский и два периферийных — в Южной Африке и Австралии. Это отражено и в уставе ВСО, согласно которому учреждены неизменные квоты для различных сионистских группировок: Израиль имеет 38 % делегатских мест на конгрессах ВСО, сионисты США — 29 %, прочие сионисты — 33 %. Характерно, что квоты не соответствуют официальной численности сионистов в различных центрах и явно благоприятствуют Израилю, где сионистские партии насчитывают примерно 500 тыс. членов, в то время как в сионистских организациях США официально числится 900 тыс. человек, а в сионистских организациях других стран диаспоры — примерно 300 тыс. человек. Для учета же реального влияния американских сионистов в органах ВСО следует принимать во внимание и их влияние на другие сионистские группировки в диаспоре, особенно в англоговорящих странах. На XXIX конгрессе ВСО сионисты англоговорящих стран (США, Канады, Англии, ЮАР, Австралии, Новой Зеландии и Родезии) имели 219 делегатов — больше, чем у израильтян, представленных 200 делегатами.

Господство израильской сионистской верхушки в руководящих органах ВСО, которые расположены в Иерусалиме, отражается и в деятельности исполнительных органов этой головной сионистской организации, которые обычно возглавляются израильтянами и тесно координируют свою работу с государственными органами Израиля. В первую очередь это относится к департаментам ВСО. В начале 80-х годов в составе Всемирной сионистской организации имелись следующие департаменты: организации и информации, молодежи, просвещения и культуры в диаспоре, просвещения и культуры Торы (т. е. религиозного толка) в диаспоре, внешних сношений, прессы и рекламы, израильской деятельности, архивов, кадров, бюро экономических и социальных исследований и секция эмиссаров. Бюджет ВСО, согласно официальным данным, составлял в 1978/79 фин. году 50,7 млн. американских долларов15.

Организационный департамент ВСО имеет пять региональных отделов — США; англоговорящих и скандинавских стран; латиноамериканских стран; Бельгии, Франции, Италии, Греции, Турции и Ирана; стран с немецким языком и Голландии. В задачу отделов, как отмечалось в отчете департамента ХХVIII конгрессу ВСО, и ходит «представительство Исполкома ВСО в территориальных сионистских организациях и других организациях, связанных с ними, а также руководство их деятельностью»16. Департамент посылает своих эмиссаров в еврейские общины различных стран, где те берут на себя непосредственное руководство сионистской деятельностью. Департамент проводит семинары для руководителей сионистских организаций и других «ключевых» работников умственного труда — журналистов, научных работников и т. п.

Задачей департамента информации, тесно взаимодействующего с министерством информации Израиля, является ведение сионистской пропаганды в различных странах мира. При департаменте имеется информационный центр, рассылающий сионистскую литературу в десятки стран. В 1968 году была организована Всемирная сионистская пресс-служба, снабжающая информацией 200 сионистских и просионистских газет. С департаментом информации ВСО поддерживает контакты формально независимое Еврейское телеграфное агентство.

Департамент внешних сношений «предоставляет сионистскую и израильскую информацию неправительственным органам», которая способствует «обработке общественного мнения в пользу Израиля»17. Департамент тесно связан с израильским министерством иностранных дел.


Еврейское агентство

С ВСО тесно связан другой ключевой орган в структуре международного сионизма — Еврейское агентство (ЕА). Это учреждение было создано в 1929 году в соответствии с положениями английского мандата на Палестину, и в его функции входило непосредственное руководство организацией «еврейского национального очага». Первоначально предполагалось, что ЕА будет представлять интересы еврейских общин мира и в его составе будут поровну представлены сионистские деятели и представители крупной буржуазии еврейского происхождения из разных капиталистических стран, формально принадлежавшие к «несионистским» организациям. Однако очень быстро сионисты установили свой контроль над ЕА, под эгидой которого шел сбор средств для еврейских поселений в Палестине. Через несколько лет в составе исполкома Еврейского агентства остались только сионистские лидеры, и этот орган фактически объединился с исполкомом ВСО. До начала 70-х годов ВСО и ЕА оставались, по существу, единым органом.

В результате сложилось такое положение, когда крупная еврейская буржуазия США и других ведущих капиталистических стран, щедро финансировавшая сионистскую деятельность, формально не участвовала в распределении сотен миллионов собираемых долларов. После израильской агрессии 1967 года, когда сборы в пользу Израиля возросли в несколько раз, представители «несионистской» буржуазии, то есть не представленной в ВСО, а связанной с другими еврейскими буржуазно-националистическими организациями формально политического характера, потребовали реорганизации структуры головных сионистских учреждений. В 1969 году было принято решение о разделе ВСО и ЕА, согласно которому Еврейскому агентству передавались функции по организации «абсорбции» иммигрантов и распределению средств в Израиле. Таким образом, те представители еврейской буржуазии, которые ранее держали в своих руках сбор денежных средств для Израиля (Объединенный израильский призыв в США и сходные организации в других капиталистических странах), теперь получили возможность контролировать расходование этих сумм. Что касается ВСО, то в докладе исполкома XXVIII конгрессу указывалось, что «особыми задачами всемирного сионистского движения как партнера Еврейского агентства является поощрение иммиграции, развитие просвещения и культуры в диаспоре, работа среди молодежи, студентов, организация и поддержание сионистских организаций и ведение сионистской информации по всему миру».

Согласно уставу реорганизованного в 1971 году Еврейского агентства, в нем ныне на паритетных началах представлены Генеральный совет ВСО и представители формально «несионистских» финансовых учреждений, ведущих сбор средств для Израиля в еврейских общинах капиталистических стран. Из 50 % мест, выделенных «несионистам», 30 % предназначены для представителей США л 20 % —для всех остальных стран диаспоры. Если учесть распределение мест в органах ВСО, то получается, что в реорганизованном ЕА представители американской буржуазии еврейского происхождения (как официальные сионисты, так и «несионисты») имеют 44,5 % мест, в то время как израильтяне — 19 %, а буржуазные националисты из других стран диаспоры — 36,5 % мест. Видимо, это соотношение мест в руководящих странах ЕА в значительной степени отражает реальное влияние различных группировок буржуазии еврейского происхождения — американской, израильской, других капиталистических стран.

В высшем органе ЕА — Совете управляющих, в отличие от исполкома ВСО, руководящие позиции получили представители не Израиля, а США. Председателем Совета управляющих стал детройтский мультимиллионер М. Фишер. В 1979 году из 30 членов Совета только 7 представляли Израиль. В то же время в составе Совета было 16 американцев (12 «несионистов» и 4 сиониста), 2 англичанина и по 1 представителю от руководителей «Керен Хайесод» в Канаде, Бельгии, Франции, Австралии и ЮАР.

Таким образом, ведущую роль в новом, реорганизованном ЕА играют представители американской монополистической буржуазии еврейского происхождения, стоящие на националистических позициях.

Еврейскому агентству после его реорганизации были переданы функции контроля за деятельностью департаментов ВСО, занимающихся иммиграцией и абсорбцией, молодежной иммиграцией и сельскохозяйственными поселениями.

Департамент иммиграции и абсорбции — один из важнейших органов ЕА. Работа иммиграционной секции департамента ведется через территориальные отделы: Северной Америки, Южной Америки, Англии, Индии, Южной Африки и Австралии (т. е. англоговорящих стран), Франции и стран, говорящих на французском языке, Восточной и Центральной Европы, Средиземноморья. Особую роль в работе департамента играют эмиссары, действующие за пределами Израиля. Их задачей является поощрение иммиграции и распространение информации о ней в еврейских общинах диаспоры. Особое внимание уделяется лицам еврейского происхождения, имеющим профессии, в которых нуждаются израильская экономика и государственные органы. Так, например, идет специальная вербовка для отъезда в Израиль служащих полиции, а также инженеров и техников для современных отраслей израильской промышленности — электронной, авиационной, металлургической и нефтехимической.

Таким образом, данный департамент играет ключевую роль в осуществлении сионистского лозунга «собирание евреев у горы Сион». Сионисты всеми способами пытаются получить адреса граждан еврейской национальности, выяснить их образовательный и профессиональный уровень. Затем начинается усиленная обработка возможного кандидата в иммигранты. В одних случаях упор делается на разжигании националистических чувств, в других случаях, особенно если речь идет о специалистах высокой квалификации, им сулят в Израиле всевозможные блага, нередко применяется шантаж и запугивание. Часто сионисты прибегают к провокациям, посылая лицам, никогда не имевшим с ними ничего общего, «приглашения» в Израиль. Сионисты не гнушаются ничем, когда речь идет о вербовке иммигрантов. Эта деятельность ведется в тесной координации с израильскими спецслужбами. Используются и радиопередачи, и засылка пропагандистской литературы, и даже переписка между родственниками.

Департамент имеет широкую сеть специальных учреждений, так называемых центров абсорбции, где иммигранты в течение 5 месяцев изучают иврит и подвергаются массированной идеологической обработке. Пребывание в таком центре является платным, и многие иммигранты вынуждены просить ссуды у сионистских финансовых учреждений. В результате к задолженности иммигрантов за проезд в Израиль прибавляются новые крупные суммы. Лицам, не выплатившим долги сионистским организациям, израильские власти отказывают в разрешении на выезд из страны. Те иммигранты, которые, столкнувшись с израильской действительностью, принимают решение вернуться к себе домой, прежде чем получить разрешение на выезд, в течение долгих лет вынуждены выплачивать долги.

Многие иммигранты получают направления в особые сельскохозяйственные поселения. С их устройством тесно связана деятельность еще одного ведущего департамента ЕА — департамента сельскохозяйственных поселений.

Особая секция была образована под управлением ВСО, а не ЕА для создания поселений на захваченных в 1967 году арабских землях. Департамент поселений совместно с израильскими правительственными органами планирует рассчитанную на длительный срок программу создания новых поселений. Численность еврейских поселенцев на оккупированных территориях планируется довести с 25 тыс. в 1982 году до 100 тыс. в 1985 году18. По планам департамента поселений только в 1982 году намечалось создание 23 новых поселений: 14 — на Западном берегу реки Иордан, 5 — в секторе Газа, 4 — на Голанских высотах. Помимо Еврейского агентства крупные ассигнования на эти цели выделяет израильское правительство. Так, министерство сельского хозяйства планировало израсходовать на строительство новых поселений в 1982 году 1,3 млрд. шекелей, а министерство жилищного строительства — более 2 млрд. шекелей19.


Параллельные центры

В последнее время резко усилилась активность Всемирного еврейского конгресса (ВЕК), стремящегося объединить еврейские общины капиталистических и развивающихся стран в борьбе за своего рода «всемирную еврейскую культурно-национальную автономию». Хотя ВЕК» созданный в 1936 году, формально является «несионистской» организацией, он поддерживает «особые» отношения с ВСО и в своей деятельности опирается на доктрины «духовного» или «культурного» сионизма, выдвигавшие на первый план задачу обособления еврейского населения от окружающих их народов в диаспоре. Программа ВЕК требует «укреплять связи мирового еврейства с Израилем как центральной созидательной силой в еврейской жизни и усиливать связи солидарности среди еврейских общин повсюду»20. Таким образом, буржуазно-националистическая программа ВЕК основывается на сионистской догме об «экстерриториальной еврейской нации». Однако ВЕК не требует обязательной еврейской эмиграции в Израиль, что делает его платформу наиболее приемлемой для буржуазной верхушки еврейских общин в капиталистических странах, особенно США. Представители американской буржуазии еврейского происхождения играют ведущую роль в ВЕК.

Отделения ВЕК имеются в 67 капиталистических и развивающихся государствах: в США и Канаде, 24 странах Центральной и Южной Америки, 22 европейских государствах, 5 африканских странах, 7 азиатских государствах, Австралии и Новой Зеландии. Членами ВЕК, как правило, являются координационные центры еврейских общин — Совет представителей британских евреев, Союз еврейских общин Италии и т. п. В США и Франции действуют секции ВЕК, включающие соответственно 17 и 26 организаций. Кроме того, «ассоциированными членами» ВЕК являются ВСО и 22 международные сионистские и просионистские организации, включая международные сионистские партии, а также такие объединения, как Международная ассоциация еврейских адвокатов и юристов, Всемирная федерация еврейских журналистов, Всемирный союз еврейских студентов, Всемирная федерация еврейских бойцов, партизан и бывших заключенных и т. д. Однако, пользуясь прикрытием «несионистского объединения, ВЕК ставит перед собой задачу, как писал генеральный директор этой организации Г. Ригнер, «выполнять функции, которые не могут выполнять ни государство Израиль, ни Всемирная сионистская организация»21.

Главный упор в своей деятельности ВЕК делает на создание всемирной сети «автономных» еврейских общин, на предоставление «еврейскому народу» статуса всемирной «культурно-национальной автономии». В отличие от ВСО, где господствуют идеи политического сионизма, «теоретической базой» ВЕК стали тезисы «духовного» сионизма Ахада Гаама и его последователей, а также лозунги «еврейского национализма в диаспоре» С. Дубнова. ВЕК никогда не выдвигал требования ликвидации диаспоры, а, наоборот, добивается всемерного ее укрепления. В ряде случаев это приводило к столкновениям между лидерами ВЕК и руководителями Израиля и ВСО. Как писал в «Американском еврейском ежегоднике» А. Сток, «ВЕК дополняет ВСО в тех сферах, где последняя не может оперировать, но по этой же причине отношение сионистского руководства к ВЕК с самого начала отличалось противоречивостью»22.

С точки зрения сторонников «израилецентризма», объединение диаспоры должно проводиться ради поддержки Израиля, а не ради укрепления диаспоры, то есть еврейских общин га пределами Израиля. Это усиливает противоречия между израильской буржуазией и буржуазией диаспоры (прежде всего, американской буржуазией еврейского происхождения) в борьбе за руководство «всемирным еврейством». А. Сток пишет: «Ясно, что идея организации, представляющей мировое еврейство и могущей занимать позицию, не зависимую от Израиля, не вызывает энтузиазма у руководителей этого государства»23. Основатель ВЕК Н. Гольдман вспоминал в своих мемуарах: «Бен-Гурион всегда относился с безразличием и непониманием к ВЕК, вероятно, потому, что он неосознанно был настроен против единой всемирной еврейской организации, вести дела с которой ему пришлось бы труднее, чем ныне с существующими многочисленными объединениями»24. Однако эти противоречия не носят принципиального характера, поскольку и лидеры ВЕК, и руководители ВСО имеют общую платформу в виде реакционной теории «всемирного еврейского народа».

Хотя ВЕК формально является «несионистской» организацией, в его деятельности немалое место уделяется Израилю. Официальная публикация ВЕК отмечает: «С момента создания государства Израиль ВЕК различными способами стремится осуществлять свое обязательство укреплять и делать взаимовыгодными отношения между Израилем и диаспорой. В Израиле был создан израильский исполком ВЕК, который включает представителей всех еврейских (т. е. сионистских. — Авт.) политических партий, имеющих депутатов в кнессете. Кроме того, создан Совещательный совет, состоящий из отобранных на индивидуальной основе израильтян, пользующихся известностью в экономической или научной жизни страны»25. Руководители ВЕК сыграли важнейшую роль в достижении соглашения между правительствами ФРГ и Израиля о выплате ФРГ «репараций» израильскому правительству и гражданам. Используя свой консультативный статус в ООН и ряде других международных организаций, ВЕК активно выступает в качестве адвоката Израиля и еврейского буржуазного национализма.

В 1977 году были формализованы связи между ВЕК и ВСО, в результате чего за представителями ВСО был закреплен ряд мест во всех руководящих органах ВЕК. Председатель исполкома ВСО Л. Дульцин занял пост председателя Генерального совета ВЕК. Кроме того, такие же «органические связи» были установлены между ВЕК и «Бнай Брит».

Старейшая еврейская буржуазно-националистическая организация «Бнай Брит» была создана в США еще в 1843 году. В настоящее время она действует в 40 с лишним странах и насчитывает 500 тыс. членов, из них 450 тыс. — в США. Программа «Бнай Брит» так же, как и программа ВЕК, строится на догмах «духовного» сионизма и «национализма в диаспоре». В то же время руководящие посты в «Бнай Брит» занимают сионистские функционеры. Один из лидеров «Бнай Брит» признал, что эта организация «играет ныне все возрастающую роль в настоящем и будущем еврейства диаспоры, принимая на себя обязанности, которые не имеет права осуществлять Израиль, поскольку он является суверенным государством и не может вмешиваться во внутренние дела других государств»26. По словам бывшего директора международного совета «Бнай Брит» С. Джофтеса, «ее лидеры часто совершают поездки в Израиль, где подвергаются промывке мозгов и получают инструкции»27.

Следует отметить попытки лидеров ВСО, ВЕК и «Бнай Брит» создать «сверхобъединение», которое включало бы все основные еврейские буржуазно-националистические организации.

Наиболее серьезной из них стало учреждение по инициативе Н. Гольдмана в 1958 году Всемирной конференции еврейских организаций ВКЕО. В нее вошли ВЕК, «Бнай Брит», ВСО, а также руководящие органы еврейских общин Англии, ЮАР, Аргентины. Как писал Н. Гольдман, «целью этой программы было создание своего рода всемирного еврейского парламента, который, не имея прав принятия обязательных для выполнения решений, тем не менее представлял бы всемирный форум для всех оттенков еврейского мнения»28. Нетрудно заметить, что речь идет вновь о попытке конституировать «всемирную еврейскую культурно-национальную автономию». По словам Н. Гольдмана, ВКЕО «с годами проделала важную работу по нахождению общего знаменателя для точек зрения различных организаций на важные международные еврейские проблемы и иногда даже являлась инициатором совместных действий», однако «столь необходимую всеобъемлющую всемирную еврейскую организацию создать так и не удалось»29. Причиной тому оказались противоречия между различными группами еврейской буржуазии. В частности, с подозрением к ВКЕО отнеслись израильские руководители, видя в таком «сверхобъединении» попытку усиления позиций верхушки еврейской общины США — ведь, например, пост исполнительного директора ВКЕО «по совместительству» занял исполнительный директор Конференции президентов крупнейших американских еврейских организаций. В то же время в состав ВКЕО не вошел влиятельный Американский еврейский комитет, не желающий делить свой престиж с конкурентами.


Роль израильского правительства

Израильское правительство рассматривает ВСО — ЕА в качестве «приводного ремня» между «еврейским государством» и диаспорой. Выступая в кнессете, премьер-министр Д. Бен-Гурион подчеркнул, что Израиль «сам превратился в главный и наиболее эффективный инструмент выполнения сионистской мечты и объединения еврейского народа», однако «власть государства за пределами его границ ограничена» международным правом. Поэтому именно ВСО «имеет возможности и способности делать то, что государство не способно или не имеет права делать»30.

24 ноября 1952 г. израильский кнессет принял Закон о статусе Всемирной сионистской организации — Еврейского агентства для Палестины, превращавший эту организационную систему в объект израильского права. Закон закреплял сионистский характер государственного режима в Израиле и в то же время определял цели и задачи деятельности ВСО — ЕА как орудия не только международного сионизма, но и израильского государства. Если в первом параграфе закона указывалось, что «государство Израиль считает себя созданием всего еврейского народа», то второй параграф провозглашал: «Всемирная сионистская организация с момента своего основания полвека тому назад стояла во главе движения еврейского народа и его усилий по выполнению мечты многих поколений о возвращении на родину и с помощью других еврейских кругов и учреждений сыграла главную роль в создании государства Израиль». Таким образом, ВСО признавалась «родительницей» израильского государства. Более того, провозглашалось, что Израиль и ВСО связаны единой целью и в настоящем: «Миссия собирания изгнанников, являясь центральной задачей как государства Израиль, так и сионистского движения наших дней, делает необходимым продолжение усилий еврейского народа в диаспоре. Поэтому государство Израиль желает участия всех евреев и еврейских организаций в строительстве государства и в оказании помощи массовой иммиграции, а также признает необходимость объединения всех еврейских общин ради этой цели»31. Следовательно, сионизм и государство Израиль рассматриваются как единое целое, причем общей «миссией» объявляется организация «собирания изгнанников», то есть «массовая иммиграция».

Закон о статусе определял «обязанности» организационной системы международного сионизма в отношении Израиля и в то же время устанавливал ее функции внутри этого государства. «Всемирная сионистская организация, она же Еврейское агентство для Палестины, направляет свои усилия, как и в прошлом, на организацию иммиграции в Израиль и руководит учреждениями абсорбции и поселения в государстве», — гласил третий параграф. В следующем параграфе декларировались «права» ВСО — ЕА: «Государство Израиль признает Всемирную сионистскую организацию в качестве уполномоченного учреждения, продолжающего в государстве Израиль работу по поселениям и строительству страны, по абсорбции иммигрантов из диаспоры и по координации деятельности в Израиле еврейских институтов и ассоциаций, оперирующих в данной области»32. Таким образом, на ВСО — ЕА возлагались важные функции, фактически относящиеся к компетенции государственных органов. Кроме того, на сионистов возлагались обязанности по координации деятельности в Израиле прочих еврейских буржуазно-националистических организаций диаспоры, что повышало статус ВСО — ЕА.

Одновременно создается механизм взаимодействия между израильским правительством и ВСО — ЕА, формализовавшийся в Координационном комитете, где поровну представлены обе стороны. Именно этот орган, деятельность которого практически не известна широкой публике, определяет стратегическую линию сионизма. Координационный комитет фактически ставит израильское правительство над организационной системой международного сионизма, поскольку все принципиальные решения ВСО — ЕА может принять только с согласия Тель-Авива. Одновременно правительство государства Израиль во всей своей деятельности не обязано консультироваться с зарубежными сионистами. Кроме того, согласно седьмому параграфу Закона о статусе, для обеспечения «максимальной кооперации и координации» между ВСО и правительством Израиля «в соответствии с законами государства» было решено заключить специальную конвенцию.

Эта конвенция, подписанная 28 июля 1954 г., определяла функции Сионистского исполкома Еврейского агентства, а именно: «организацию иммиграции за рубежом и перевозку иммигрантов и их собственности в Израиль; сотрудничество в абсорбции иммигрантов в Израиле; молодежную иммиграцию; сельскохозяйственные поселения в Израиле; приобретение и освоение земель в Израиле институтами Всемирной сионистской организации — «Керен кайемет ле Израэль» (Палестинский фонд) и «Керен хайесод» (Еврейский национальный фонд); участие в создании и расширении предприятий по развитию экономики в Израиле, поощрение частных капиталовложений в Израиле; помощь культурным учреждениям и институтам высшего образования в Израиле; мобилизацию финансовых ресурсов для этой деятельности; координацию деятельности в Израиле еврейских институтов и организаций, действующих в сфере данных функций при помощи неправительственных фондов»33.

В целом ВСО — ЕА признала себя подотчетной государству Израиль, но в то же время получила особый статус в Израиле (в частности, ее деятельность не облагается налогами).

Департаменты ВСО — ЕА действуют в тесной связи с израильскими правительственными учреждениями. Это неудивительно. Напомним, что в свое время ВСО — ЕА создала своего рода «государство в государстве» на территории подмандатной Палестины, и после создания государства Израиль многие сионистские департаменты были преобразованы в правительственные министерства. Лишь в 60-е годы произошло формальное размежевание между правительственными учреждениями Израиля и неправительственными» сионистскими органами. Однако многие департаменты ВСО — ЕА фактически продолжают оставаться придатками соответствующих израильских министерств. Между Израилем и ВСО — ЕА заключен ряд соглашений, определяющих условия деятельности департаментов на территории Израиля и, по существу, наделяющих их статусом правительственных органов. В коммюнике израильского правительства и исполкома ВСО — ЕА от 15 марта 1964 г. провозглашалось, что «усилия, имеющие целью внедрение сионистского духа в жизнь евреев, являются совместным делом государства Израиль и Всемирной сионистской организации»34.

Если учесть, что израильтяне занимают руководящие посты в исполкоме ВСО и Генеральном совете ВСО (на XXIX конгрессе его председателем был избран И. Перес, заместитель министра промышленности, торговли и туризма Израиля), нетрудно сделать вывод, что подобная структура позволяет израильским сионистским лидерам играть ведущую роль в определении политики международного сионизма.

Несмотря на наличие разветвленной сети международных сионистских и просионистских организаций, израильское правительство все чаще предпочитает действовать в еврейских общинах диаспоры напрямую, не при бегая к услугам ВСО и других «промежуточных» инстанций. Бывший парламентский секретарь министерства иностранных дел Израиля У. Эйтан писал: «Для нашей дипломатической службы является общепринятым, чтобы каждый чрезвычайный посол и полномочный посланник выполнял двойную функцию — полномочного посла в стране аккредитации и чрезвычайного посла для евреев этой страны»35. Почти дословно повторил этот тезис и один из руководителей головной организации сионистского лобби в США — Комитета по американо-израильским общественным отношениям — И. Кенен: «Израильские дипломаты аккредитованы в определенном смысле не только при правительстве США, но и при американской еврейской общине»36. Другая ведущая сионистская лоббистская организация в США — Конференция президентов крупнейших американских еврейских организаций, по словам американского исследователя Д. Элазара, «является проводником решений израильского правительства, и практически все американские еврейские организации готовы следовать ее руководящим указаниям»37. «Мы находимся под тотальным диктатом еврейского истэблишмента, который, в свою очередь, действует по приказам израильских властей»38 — говорил бывший президент Американского еврейского конгресса, вице-президент ВЕК И. Принц.

Израильское правительство помимо всего прочего стремится установить свой контроль и над системой «филантропических» организаций диаспоры, в первую очередь американской еврейской общины. Так, все организации, занимающиеся сбором средств для Израиля в США, находятся под «юрисдикцией» созданного в 1950 году Национального комитета по контролю и разрешению ведения кампаний по сбору средств для Израиля. Ранее этот комитет действовал под эгидой Американской секции ЕА, а после реорганизации Еврейского агентства был передан Американской секции ВСО, выступающей в качестве его секретариата. В состав комитета входят представители Совета еврейских федераций и благотворительных фондов, Объединенного еврейского призыва, Объединенного израильского призыва и Американского еврейского совместного комитета распределения, а также ВСО и ЕА. Как отмечает Д. Элазар, «сам Национальный комитет связан с параллельным органом в Израиле, который состоит из самых высокопоставленных официальных лиц израильского правительства и Еврейского агентства»39. Д. Элазар указывает, что после Октябрьской войны 1973 года «было заключено беспрецедентное соглашение между Советом еврейских федераций и благотворительных фондов и Объединенным еврейским призывом, с одной стороны, и израильским правительством и Еврейским агентством — с другой, согласно которому было решено, что американская еврейская община соберет в 1974 году пожертвований на 900 млн. долл. Из них 750 млн. долл. будет отправлено в Израиль и 150 млн. долл. останется в США для внутренних потребностей… Впервые Израиль и ОЕП признали взаимозависимость потребностей Израиля и диаспоры, впервые чрезвычайная ситуация в Израиле не означала прекращения внутренней деятельности в США. Это соглашение ознаменовало начало нового этапа в истории отношений Израиля и диаспоры и организационной жизни современного еврейства»40.

Таким образом, правящие круги государства Израиль неразрывно связаны с системой международного сионизма. Сионизм является официальной идеологией и политической практикой этого государства. С помощью этой системы в Израиле был установлен сионистский политический режим, руководители которого, в свою очередь, заняли в ней ведущие позиции. Вместе с американскими израильские сионисты составляют правящий дуумвират в организационной структуре современного сионизма. При этом два ведущих центра международного сионизма конкурируют в борьбе за подчинение себе разветвленной структуры всевозможных еврейских буржуазно-националистических организаций во всем мире. Если израильские сионисты преобладают в органах ВСО, то в реорганизованном Еврейском агентстве ряд ключевых позиций получили непосредственно представители американской крупной буржуазии еврейского происхождения, которые занимают господствующие позиции в формально являющихся «несионистскими» еврейских буржуазно-националистических международных организациях типа ВЕК и «Бнай Брит». В борьбе за престиж и влияние в этой системе израильские сионисты опираются на находящуюся в их распоряжении государственную базу, а американская буржуазия еврейского происхождения — на свое влияние в экономической и политической жизни США.

Разветвленная организационная структура международного сионизма предназначена для осуществления на практике сионистской догмы о существовании «всемирной еврейской нации», навязывания «двойной лояльности» лицам еврейского происхождения, где бы они ни проживали. По сути дела, сионистские лидеры пытаются, вопреки международному праву, превратить еврейское население разных стран в орудие защиты интересов правящих кругов государства Израиль и американской крупной буржуазии еврейского происхождения. Деятельность этой организационной сети представляет собой вопиющее нарушение суверенитета государств, где оперируют сионисты. Сионистская верхушка использует эту сеть для вмешательства во внутренние дела других стран для лоббистского нажима на правительства в интересах международного сионизма и агрессивных империалистических кругов.

Глава II Сионистское лобби в Соединенных Штатах Америки

В США существует разветвленная сеть сионистского политического давления на правительство. Она включает лоббистские учреждения в Вашингтоне, непосредственно занимающиеся обработкой администрации и конгресса, а также аппарат по организации давления на местах, опирающийся на институты организованной еврейской общины, находящиеся под контролем буржуазно-националистических кругов. Это позволяет сионистским активистам дополнять лоббистскую деятельность непосредственно в Вашингтоне массированными кампаниями на местах.

Главной целью сионистского лоббизма является оказание максимальной политической, экономической и военной помощи и поддержки со стороны США правящим кругам Израиля, включая защиту Тель-Авива в ООН и других международных организациях; предоставление крупных американских кредитов и безвозмездной помощи Вашингтона для обеспечения экономической жизнеспособности израильского государства, которое не в состоянии проводить агрессивную политику, опираясь только на собственные экономические ресурсы; поставки Израилю современного американского вооружения и боеприпасов, чтобы гарантировать военное превосходство Тель-Авива на Ближнем Востоке.

Эти задачи неразрывно связаны с антисоветской направленностью сионистского лоббизма в США, которая определяется не только классовой ненавистью буржуазии еврейского (как и любого иного) происхождения к первому в мире социалистическому государству, но и вытекает из специфических идеологических и политических задач современного сионизма. Одной из целей сионистского политического давления в США является, в частности, поддержка наиболее реакционных кругов, выступающих за «вытеснение» Советского Союза с Ближнего Востока, то есть за устранение из этого региона верного и последовательного союзника арабского национально-освободительного движения. Другой аспект антисоветской деятельности сионистов — это раздувание провокационной кампании «в защиту советских евреев», являющейся важной составной частью психологической войны империалистических сил против СССР и в то же время призванной содействовать реализации сионистской догмы о «собирании евреев» в Израиле.

Третья цель политического давления сионистских кругов на американское правительство заключается в том, чтобы воспрепятствовать установлению более тесных отношений США с арабскими государствами и сохранить тем самым за Израилем место привилегированного союзника Вашингтона на Ближнем Востоке. Антиарабский лоббизм сионистов включает попытки не допустить широких поставок американского оружия в эти страны и помешать укреплению экономических связей США с арабскими государствами.


Верхушка айсберга

Политическое давление сионистских кругов в США неразрывно связано с политическим курсом правящих кругов Израиля и международного сионизма. В целом израильское правительство определяет долгосрочные задачи сионистского лоббизма в Соединенных Штатах, непосредственно приводит в действие лоббистский аппарат для организации тех или иных кампаний, а во многих случаях и открыто осуществляет лоббистскую деятельность среди различных политических сил США, хотя это прямо запрещено по условиям американо-израильского договора 1952 года. Сионистский лоббист М. Фельдман самодовольно заявил: «Посольство Израиля отличается от всех других посольств в Вашингтоне тем, что оно имеет своих приверженцев не только в Израиле, но и в США. Американское правительство должно принимать во внимание взгляды евреев, эмоционально связанных с еврейским государством. Когда оно говорит с посольством, оно знает, что имеет дело с политической силой в самих Соединенных Штатах»1.

Непосредственное участие представителей израильского правительства в американской политической жизни стало обычным явлением. Так, весной 1975 года, в период так называемой «переоценки» ближневосточной политики, объявленной администрацией Форда, израильские официальные лица организовали массированную пропагандистскую и лоббистскую кампанию в США. «Бывший министр обороны М. Даян находился в Нью-Йорке, там же был и X. Герцог, назначенный израильским представителем при ООН. Министр иностранных дел И. Аллой успел приехать и снова уехать из США, приезжали также его предшественник А. Эбан и председатель комиссии по иностранным делам и безопасности кнессета И. Навон. Министр юстиции X. Цадок и министр транспорта Г. Якоби прибыли в конце недели, тогда, когда мэр Иерусалима Т. Коллек и член Верховного суда X. Кон паковали свои чемоданы. Было бы неудивительно, если бы премьер И. Рабин чувствовал себя одиноким в Иерусалиме, ведь в отдельные дни в США было больше израильских лидеров, чем в самом Израиле»2, — иронизировал журнал «Тайм». В лоббистских кампаниях принимал участие и тогдашний премьер-министр И. Рабин. 29 января 1976 г. во время своего официального визита он не только выступил на совместной сессии обеих палат американского конгресса, но и присутствовал в качестве свидетеля на закрытом заседании сенатской комиссии по ассигнованиям, где призвал увеличить в полтора раза помощь Израилю по сравнению с запросом администрации Форда3. Это был первый в истории случай, когда на закрытом заседании комиссии американского конгресса присутствовал иностранный государственный деятель. Как пишет в своих мемуарах бывший президент Дж. Форд, по сути дела, израильские лоббисты ставили вопрос следующим образом: «Если Форд не согласен с нами, то мы покажем ему, кто здесь босс»4.

Особо наглый характер деятельность израильских официальных лиц в США приняла после прихода в Тель-Авиве к власти правительства М. Бегина. Известный американский обозреватель К. Роуэн писал, например, что «правительство Бегина, видимо, убеждено, что если оно проявит достаточно наглости, то ему все сойдет с рук, особенно если израильское лобби и израильская пропаганда в США будут выполнять данное им задашь»5.

В целом, однако, руководители Тель-Авива прибегают к личному лоббизму в Вашингтоне в кульминационный момент сионистских кампаний давления. Обычно они действуют через израильское посольство в Вашингтоне и специальные лоббистские организации, выступающие от имени американской еврейской общины. Как писала газета «Нью-Йорк тайме», «краеугольными камнями произральского лобби являются посольство, считающееся наиболее эффективным в Вашингтоне, и десятки еврейских организаций, располагающие значительной численностью, деньгами и энергией»6.

Израильское посольство ведет большую пропагандистскую работу в США. Его руководители регулярно выступают на публичных мероприятиях в самом Вашингтоне, а также по всей стране. Посольство рассылает также так называемый «розовый листок» — меморандум, в котором сформулирована позиция Тель-Авива по тому или иному вопросу и который «отправляется 10–12 тыс. американцам, занимающим важные позиции, — бизнесменам, конгрессменам, еврейским лидерам»7. Пропагандистский материал посольства включает и брошюры на различные темы, призванные заинтересовать самые разнообразные категории читателей — от священников до детей. Кроме того, посольство организует бесплатные поездки в Израиль для конгрессменов и губернаторов, священников и журналистов, где их подвергают усиленной произраильской обработке.

Израильское посольство поддерживает тесный контакт с Белым домом, Пентагоном, государственным департаментом. Показательно, что особую роль играют связи по военно-стратегическим вопросам. Например, журнал «Тайм» отмечал в 1975 году, что израильского «посла С. Динитца можно часто видеть в западном крыле Белого дома, в оффисе генерала Б. Скаукрофта, заместителя помощника президента по национальной безопасности»8. Несомненно, такого рода контакты играют важную роль в согласовании позиций США и Израиля.

В то же время представители посольства координируют политическую произраильскую деятельность сионистских и просионистских организаций американской еврейской общины. Это хорошо известно в Белом доме. Бывший президент Р. Никсон пишет в своих мемуарах, что в период американо-израильских расхождений он и Г. Киссинджер считали, что «проблема с израильтянами в Израиле не была столь трудной, как с еврейской общиной в США», из-за «огромного давления» со стороны «еврейских групп»9.

Во главе сионистского лобби стоит группа организаций, непосредственно занимающихся лоббистской деятельностью в Вашингтоне. К их числу относятся: Конференция президентов крупнейших американских еврейских организаций, специализирующаяся на оказании давления на Белый дом; Комитет по американо-израильским общественным отношениям, занимающийся обработкой конгресса; «Национальная конференция в защиту советских евреев»; лоббистские представительства ряда крупнейших еврейских буржуазно-националистических организаций, формально не являющихся сионистскими, — «Бнай Брит», Американский еврейский комитет, Американский еврейский конгресс, Совет синагог Америки и др. С ними тесно взаимодействует израильское посольство в Вашингтоне.

Ведущее место среди этих организаций занимает Комитет по американо-израильским общественным отношениям (КАИОО), основная задача которого заключается в оказании давления на конгресс. В состав КАИОО входит несколько десятков членов, представляющих 35 ведущих сионистских и просионистских организаций в США, а также 12 тыс. руководителей и функционеров этих организаций на местном уровне10. Бюджет комитета составлял в 1981 году примерно 1,3 млн. долл. (в 1970 г. — 175 тыс.), организация насчитывает 30 платных сотрудников, 4 из них зарегистрированы в качестве лоббистов при конгрессе США11. Следует подчеркнуть, что формально они зарегистрированы не как агенты иностранного государства — Израиля, а как члены американской организации, финансируемой за счет членских взносов, которые составляют от 25 до 5000 долл. и не освобождаются от налогов12[7].

Хотя руководители КАИОО заявляют о «независимости» от израильского правительства, на самом деле они регулярно консультируются с посольством Израиля и посещают Тель-Авив, где получают руководящие указания. Поэтому линия КАИОО в целом соответствует политическому курсу Израиля.

Основная задача КАИОО — проталкивание в конгрессе произраильского законодательства и противодействие при помощи союзников сионистов в сенате и палате представителей любым мерам, которые, по их мнению, угрожают интересам Тель-Авива. Обычно КАИОО действует следующим образом: его сотрудники составляют проект необходимого законодательства или резолюции конгресса (в ряде случаев — открытых писем в адрес администрации), затем этот текст передается наиболее тесно связанным с сионистами членам конгресса, формально выступающим в качестве его авторов, наконец, начинается усиленная пропагандистская кампания на местах (написание писем и телеграмм, выступления в печати, телефонные звонки, личные встречи с конгрессменом или сенатором), направленная на завоевание поддержки колеблющихся членов конгресса.

Руководители КАИОО регулярно выступают в комиссиях конгресса, излагая сионистскую позицию по обсуждаемым вопросам. Кредо сионистских лоббистов выразил М. Эмитай, заявивший: «Что хорошо для Израиля, то хорошо и для Соединенных Штатов»13. Что касается методов деятельности лоббистов, то, по словам М. Эмитая, «в борьбе за «Фантомы», за письма президенту и все прочее именно КАИОО осуществляет операции при помощи своего хорошо отлаженного аппарата и лишь в последний момент и по указанию КАИОО подключаются группы, представляющие другие организации»14.

Так, например, сионистское лобби чрезвычайно активно действовало в июне 1981 года, когда Израиль совершил разбойничью акцию, подвергнув варварской бомбардировке мирный ядерный центр в Ираке вблизи Багдада. Немедленно лоббисты приняли меры, чтобы мобилизовать на Капитолийском холме поддержку бандитской акции Тель-Авива. В интервью английской газете «Санди тайме» сотрудница КАИОО С. Эрман рассказывала: «Моей первой реакцией было позвонить Гарри Харту, влиятельному сенатору от штата Колорадо, хорошо разбирающемуся в военных вопросах и без колебаний поддерживающему Израиль. Мы обсудили возможную реакцию на Капитолийском холме, кто из законодателей может подвергнуть критике Израиль за эту акцию. Я также советовалась с ним, как мы могли бы доказать, что такой шаг Бегина оправдан, и каким образом в конечном счете можно пустить ход событий по выгодному нам руслу… В этот день я сделала где-то около 60 телефонных звонков, в основном для того, чтобы оценить возможный ущерб и проконтролировать тех или иных деятелей»15.

Аппарат сионистского лобби действует весьма быстро и эффективно. По словам бывшего сотрудника конгресса П. Вейрича, сионисты «могут мгновенно наградить сенатора за его поддержку. У них замечательная система. Если вы голосуете за них или делаете публичное заявление, которое им понравится, то они быстро оповещают об этом по всей стране через свои собственные публикации, а также редакторов, симпатизирующих им. Это — моментальное вознаграждение с непосредственными положительными результатами, когда имя сенатора оказывается связанным с предложением им идей, которые получают хвалебные редакционные статьи или комментарии по телевидению. Естественно, что эта система действует и в противоположном направлении. Если вы сказали или сделали что-нибудь, что им не нравится, то вы подвергаетесь осуждению или цензуре со стороны этой же самой сети. Такое давление, несомненно, обязательно сказывается на мышлении сенаторов, особенно тех, кто не занимает четкой позиции или нуждается в поддержке»16.

Особое значение имеют ежегодные конференции КАИОО, проводящиеся в апреле или мае, на которых присутствуют сотни сенаторов, членов палаты представителей, других официальных лиц, а также функционеры сионистских и просионистских организаций и представители израильского правительства. На этих конференциях с речами выступают ведущие деятели конгресса (например, Дж. Форд, будучи лидером республиканской фракции в палате представителей, принимал участие в 5 конференциях КАИОО), декларируя максимальную поддержку Тель-Авиву. На конференциях также принимается «политическая декларация», в которой формулируется позиция КАИОО в отношении американской политики на Ближнем Востоке, а также по некоторым другим вопросам. Как правило, в поддержку выгодных сионистам акций в конгрессе выступают 70–80 сенаторов (из 100) и 300–350 членов палаты представителей (из 435).

Хотя КАИОО уделяет главное внимание конгрессу, он участвует и в оказании нажима непосредственно на вашингтонскую администрацию. Комитет поддерживает контакты с представителями Белого дома. Так, например, 2 июня 1977 г. по просьбе Белого дома КАИОО предоставил «неофициальный» перечень 21 «жалобы» по поводу политики Картера в отношении Израиля17. Большинство этих пунктов касались не реальной политики Вашингтона, а скорее представляли собой предупреждение против принятия администрацией шагов, неугодных Тель-Авиву. С угрозами в адрес американского правительства выступил КАИОО и весной 1978 года в связи с его предложением о сделке, предусматривавшей одновременную продажу оружия Израилю, Египту и Саудовской Аравии. Как сообщала газета «Нью-Йорк тайме», вскоре после внесения этого предложения М. Эмитай заявил представителям Белого дома: «Мы побьем вас, ребята!»18.

Однако главное внимание давлению на администрацию уделяет не КАИОО, а Конференция президентов крупнейших американских еврейских организаций (КПКАЕО), регулярно проводящая встречи с президентом и государственным секретарем США. Объединяя все ведущие сионистские и просионистские организации еврейской общины США (кроме Американского еврейского комитета), которые также представлены и в исполнительном совете Комитета по американо-израильским общественным отношениям, КПКАЕО претендует на то, чтобы выступать от имени «всех американских евреев». Как правило, КПКАЕО занимает откровенно сионистские и произраильские позиции. Так, весной 1975 года раввин И. Миллер, занимавший пост председателя КПКАЕО, обвинил президента Дж. Форда в «давлении на Израиль», пригрозив: «Если это будет продолжаться, то начнутся нападки на администрацию. При нынешнем климате, существующем в стране, совсем не трудно начать атаку на администрацию, государственного секретаря, политику разрядки»19. Несомненно, в Вашингтоне считаются с такого рода угрозами. «Мы не хотим публичной конфронтации с еврейской общиной по поводу Ближнего Востока, — говорил в 1978 году помощник президента Дж. Картера Дж. Пауэлл. — Это может превратиться в наиболее крупную и чувствительную проблему, с которой мы столкнемся на выборах 1980 года»20.

Особенно активно КПКАЕО оказывала давление на администрацию после прихода к власти президента Дж. Картера, который стал подвергаться критике за «отказ от обязательств перед Израилем». В июле 1977 года, как сообщала американская пресса, «вынужденный занять оборонительную позицию Картер пригласил в Белый дом 53 руководителей еврейской общины, чтобы вновь подтвердить свое обязательство по обеспечению безопасности Израиля и разъяснить свой план мира в формулировках, более приемлемых для еврейского государства, чем те, в которых были выдержаны его предыдущие публичные заявления»21. Таким образом, на этой встрече руководителям КПКАЕО во главе с А. Шиндлером удалось добиться «смягчения» позиции Белого дома в отношении палестинской проблемы и вопроса о выводе израильских войск с оккупированных территорий, что создало благоприятные условия для ведения М. Бегином переговоров с Дж. Картером во время первого визита израильского премьер-министра в США в конце июля 1977 года. В своих мемуарах Дж. Картер вспоминает: «В этот период я испытывал растущую озабоченность относительно критики наших мирных инициатив со стороны еврейской общины. Меня посещали мои собственные политические сторонники, целые группы встречались с Вэнсом, и все более явным становился нажим в конгрессе»22.

Третьим важным координационным центром сионистского лоббизма в США является «Национальная конференция в защиту советских евреев» (НКЗСЕ), которая, в отличие от КПКАЕО, включает не только основные общенациональные буржуазно-националистические еврейские организации (в том числе Американский еврейский комитет), но и местные еврейские организации в 300 городах страны. Это объединение создало собственную «систему оповещения» по радиотелефонной связи, с помощью которой оно в состоянии «мобилизовать» в течение нескольких часов 4 млн. человек, являющихся членами организаций, входящих в НКЗСЕ.

В целом эти три координационных центра произраильского давления — Комитет по американо-израильским общественным отношениям, Конференция президентов крупнейших американских еврейских организаций и «Национальная конференция в защиту советских евреев» тесно взаимодействуют друг с другом. Несмотря на известное дублирование их функций, можно констатировать определенное распределение обязанностей между ними, что позволяет сионистским лоббистам вести массированную и разнообразную деятельность по обработке представителей государственных органов США. При этом следует учитывать, что произраильское лобби в Вашингтоне практически шире указанных выше трех объединений, и включает в себя и «самостоятельные» представительства отдельных сионистских и просионистских организаций.

С КАИОО, КПКАЕО и НКЗСЕ также сотрудничают вашингтонские представители ряда ведущих организаций американской еврейской общины. Как правило, эти лоббисты набираются из числа высокопоставленных чиновников, сохранивших широкие связи в правительственных учреждениях. Главный упор они делают на осуществление лоббизма в администрации, а не в конгрессе. Кроме того, они не ограничиваются вопросами внешней политики, уделяя большое внимание внутриполитическим проблемам США. В частности, представители «Бнай Брит» Д. Броди и Американского еврейского комитета X. Букбиндер ведут лоббистскую деятельность по таким вопросам, как избирательная система США, законодательство по жилищным вопросам, гражданские права и т. д. Букбиндер, например, следующим образом оценивает свои задачи: «Меня беспокоит, что может возникнуть впечатление, будто еврейскую общину интересует только Израиль. Конечно, если бы у нас был список приоритетов, то Израиль бы в нем занимал первое место. И в моей деятельности — это моя главная задача, но мы также преследуем и другие цели»23.

Такие лоббисты, как Броди и Букбиндер, организуя прямой и неприкрытый нажим в пользу Израиля, предпочитают действовать более осторожно. Главный упор они делают на «тихую дипломатию» и использование закулисных рычагов. Это позволяет им выступать в качестве «посредников» в те периоды, когда между администрацией и израильским правительством возникает напряженность. Иногда они даже публично критикуют «жесткую» линию КАИОО, стремясь подчеркнуть свою «особую» роль в ведении произраильского лоббизма. Особенно демонстративно доказывает собственную «независимость» Букбиндер, представляющий Американский еврейский комитет, не входящий в КПКАЕО.

Однако было бы неверным считать, что между произраильскими лоббистами существуют принципиальные различия. И Букбиндер, и Броди являются членами исполкома КАИОО. И если говорить о различиях, то скорее они касаются распределения обязанностей внутри сионистских лобби. В частности, в то время, как КАИОО главное внимание уделял американо-израильским отношениям, представители «Бнай Брит» и некоторых других организаций взяли на себя осуществление лоббизма по другим направлениям. В частности, они сыграли важную роль в проталкивании законодательства, направленного против арабского бойкота Израиля. Так, руководители «Бнай Брит» непосредственно взяли на себя функцию ведения закулисных переговоров с представителями организации крупного капитала «Бизнес раундтейбл», опасавшимися, что сионистские лоббисты пытаются подорвать развитие американо-арабских экономических отношений. В ходе этих переговоров, от которых отстранились представители и администрации и конгресса, был достигнут компромисс, на основе которого был выработан текст законопроекта, одобренного затем в конгрессе и Белом доме.

Наконец, на лоббистов, действующих «независимо» от КАИОО, возлагается еще одна функция — «наведение мостов» к деятелям, отказавшимся уступить открытому давлению сионистов. В частности, когда в 1975 году резким нападкам со стороны М. Эмитая подвергся сенатор Ч. Перси, с последним немедленно связался директор международного отдела «Бнай Брит» Г. Эдельсберг. В результате Ч. Перси, отказавшийся подписать организованное КАИОО «письмо 76 сенаторов» президенту Дж. Форду, направил в Белый дом «параллельное» письмо также произраильского содержания.

Помимо официальных лоббистов, сионистское лобби включает целый ряд звеньев, которые формально не занимаются лоббистской деятельностью. Тем не менее они прямо воздействуют на правительство США. Их активность имеет большое значение для международного сионизма.


Адвокаты сионизма

В целом ряде юридических фирм, тесно связанных с правящими кругами США, широко представлены деятели, занимающие одновременно видное место в руководстве сионистских и просионистских организаций. Так, адвокаты Л. Маршалл, С. Адлер, С. Унтермайер на протяжении многих лет возглавляли Американский еврейский комитет, а Т. Манн в 1978–1980 годах являлся председателем КПКАЕО, а затем стал президентом НКЗСЕ.

Партнер юридической фирмы «Филипс, Ницер, Бенджамин, Крим энд Беллон» А. Крим является председателем совета фирмы «Юнайтед артисте», связанной с Дименами. В 60-е годы он возглавлял финансовую комиссию национального комитета демократической партии, ныне является ее почетным председателем. Партнер фирмы «Уаймен, Финалл энд Ротман» Ю. Уаймен руководил избирательной кампанией Г. Хэмфри на Западном побережье США в 1972 году, возглавлял деятельность Организации по распространению государственных займов Израиля в Калифорнии.

Партнер фирмы «Симпсон, Тэчер энд Бартлетт», представляющей интересы Лименов, Э. Вейсл был другом президента Л. Джонсона и его советником по финансовым вопросам. Он также был сборщиком средств и членом национального комитета демократической партии. Другим ближайшим советником Джонсона был партнер фирмы «Арнольд энд Портер», основной капитал которой принадлежал американцам еврейского происхождения, позднее член Верховного суда США Э. Фортас.

Большим влиянием пользуется фирма «Пол, Вейсс, Рифкинд, Уортон энд Гаррисон», представляющая интересы Шиффов и Уорбургов. Ее партнер С. Рифкинд был советником по еврейским делам в оккупационной администрации Эйзенхауэра в Западной Германии в 1945–1947 годах, а в 60-е годы поддерживал тесные связи с администрацией Джонсона, являлся членом комиссии Уоррена по расследованию убийства Дж. Кеннеди. Партнер фирмы М. Абрамс занимал довольно видные должности и в администрации, и в еврейской общине, был членом американской делегации в ООН, почетным президентом АЕК. Партнером этой фирмы был и А. Голдберг, также занимавший пост президента АЕК и работавший в 50-е годы юрисконсультом АФТ — КПП, а в 60-е годы последовательно назначавшийся членом кабинета в демократической администрации, членом Верховного суда и главой американской делегации в ООН. Бывшим партнером этой фирмы также является член палаты представителей Э. Хольтцман.

Фирма «Проскауэр, Роуз, Гетц энд Мендельсон» представляет интересы семейства Уорнеров. Основатель этой фирмы Дж. Проскауэр был президентом АЕК, руководил президентской избирательной кампанией демократической партии в 1928 году. Другой партнер фирмы Дж. Шапиро в 40-е годы возглавлял предвыборную кампанию Дж. Дьюи, республиканского кандидата в президенты. Руководителем избирательной кампании кандидата демократов Г. Хэмфри в 1968 году был М. Кампельман, партнер фирмы «Фрайд, Фрэнк, Харрис, Шрайвер энд Кампельман». Он также возглавляет организацию Друзья Еврейского университета в Иерусалиме.

В 1976 году он вложил немалые средства в избирательную кампанию Дж. Картера.

Интересы Розенвальдов, Уорнеров, Стернов защищает фирма «Струк, Струк энд Лавон». Партнер фирмы Р. Хаузер — одна из виднейших фигур американского сионизма. Она тесно связана с республиканской партией, руководила сбором средств в Нью-Йорке для переизбрания Р. Никсона в 1972 году, Дж. Форда в 1976 году и Р. Никсона в 1980 году. Фирма «Граубард, Московитц» поддерживает тесные контакты с АФТ — КПП и демократической партией. Партнер фирмы С. Граубард — президент крупнейшей в США просионистской организации «Бнай Брит».

Хотя в руководствах фирм большинство — евреи, в них также входят лица иного происхождения.

Так, например, партнер фирмы «Пол, Вейсс, Рифкинд, Уортон энд Гаррисон» Т. Соренсен нееврейского происхождения, он — бывший ближайший помощник президента Дж. Кеннеди. Другой партнер фирмы Р. Кларк занимал пост министра юстиции в администрации Джонсона. Партнером фирмы «Фрайд, Фрэнк, Харрис, Шрайвер энд Кампельман» является представитель клана Кеннеди, кандидат в вице-президенты от демократической партии в 1972 году С. Шрайвер. Бывшая сотрудница фирмы П. Харрис была министром жилищного строительства и городского развития в администрации Картера. Государственный секретарь в этой администрации С. Вэнс был партнером фирмы «Симпсон, Тэчер энд Бартлетт», защищающей интересы Лименов. Среди партнеров нееврейского происхождения в фирме «Струк, Струк энд Лавон» следует отметить Р. Андерсона, министра администрации Эйзенхауэра, и У. Ван ден Хейвена, руководившего избирательной кампанией Дж. Картера в Нью-Йорке в 1976 году. В то же время сотрудниками фирмы «Мадж, Роуз, Гатри энд Александер», партнерами которой были Р. Никсон и министр юстиции в его администрации Дж. Митчелл, являлись Л. Гармент и М. Поллнер, выполнявшие роль советников Р. Никсона по еврейским делам.

Небезынтересно отметить, что, например, фирма «Гинзберг, Фельдман энд Бресс», которая с 1949 по 1969 год официально представляла интересы Израиля в США, ныне продолжает консультировать израильское посольство. Партнер этой фирмы М. Фельдман является одним из наиболее активных «независимых» сионистских лоббистов. Он заявляет, что в его функции входят «встречи на регулярной основе с членами израильского правительства для обсуждения вопросов, интересующих их в США; встречи с людьми в конгрессе, если… просят

об этом иногда израильтяне, а чаще лидеры американской еврейской общины; проталкивание произраильских идей во влиятельные газеты; консультации по ближневосточным вопросам кандидатов демократической партии»24.


«Внутреннее» лобби

Важной составной частью сионистского лобби в США является группа сотрудников аппарата конгресса — лиц еврейского происхождения, настроенных просионистски и, как правило, решающих практически задачу проталкивания произраильского законодательства в конгрессе. В статье «Люди за сценой» известный американский обозреватель С. Карноу писал, что помощники членов конгресса фактически больше влияют на выработку законов, чем их работодатели. По словам С. Карноу, «они (помощники. — Авт.) организуют слушания в конгрессе по конкретным вопросам и готовят для членов конгресса вопросы, которые те задают. Они ведут дела с лоббистами, часто стараясь примирить противоположные интересы групп, которые в период выборов могут оказать давление. Они пишут законопроекты во время так называемых «редакционных заседаний», где они, а не их боссы, ведут переговоры о компромиссных версиях, которые будут представлены конгрессу, и они пишут доклады, излагающие обоснования предложенного закона. Зачастую они ведут переговоры со своими коллегами из учреждений исполнительной власти, чтобы избежать президентского вето. Во многих случаях они также организуют утечки деталей предполагаемого законодательства для средств массовой информации, чтобы таким образом мобилизовать для него поддержку»25.

В этих условиях довольно сплоченная группа сионистски настроенных сотрудников конгресса в 70-е годы фактически была главным организатором произраильской коалиции в сенате и палате представителей. Во главе этой группы стояли помощник сенатора Г. Джексона Р. Перл и помощник сенатора А. Рибикова М. Эмитай, который заявил в 1973 году: «У нас тут набралось довольно много сотрудников еврейского происхождения, готовых приложить дополнительные усилия и подходить к некоторым проблемам с учетом своего еврейского происхождения, и именно благодаря этому эффект в последние годы такой деятельности оказался весьма значительным. Все это люди, которые в силу своего положения могут многое решать за своих сенаторов. Нужно совсем не так много людей, чтобы добиться каких-то решений в сенате»26.

В 1978 году широкую известность получило дело одного из членов этой группы, сотрудника аппарата сенатской комиссии по иностранным делам, бывшего помощника сенатора К. Кейза, С. Брайена27. Он был отстранен от исполнения своих обязанностей в связи с обвинением в том. что им была передана секретная информация Пентагона о вооруженных силах Саудовской Аравии представителям израильского правительства (по одной версии то были сотрудники посольства, по другой — офицеры израильской разведки, сопровождавшие в Вашингтон находившегося там с официальным визитом министра обороны Э. Вейцмана).

Сионистские круги стремятся привлечь к произральской активности государственных и политических деятелей не только в федеральных органах, но и на местах. С этой целью в начале 1978 года была создана Национальная ассоциация евреев — законодателей штатов, которую возглавил член легислатуры штата Нью-Йорк А. Абрамз. По его словам, ассоциация является «инструментом для исследований и просвещения в таких сферах, как поддержка Израиля и улучшение качества жизни для евреев в Америке». В частности, среди задач ассоциации он указал «идентификацию арабских инвестиций в Соединенных Штатах, как прелюдию к возможному принятию требования о регистрации» и «расследование юридических ограничений на американские инвестиции в государственные займы Израиля со стороны банков, страховых компаний и других финансовых учреждений»28. Однако главной целью ассоциации является обеспечение поддержки произраильских акций со стороны законодательных собраний штатов. Как писала газета «Джуиш джорнэл», «с помощью израильского правительства ведется миссионерская деятельность среди нееврейских законодателей штатов»29, в результате чего на просионистские позиции встали многие видные деятели легислатур штатов. Таким образом, сионистским кругам удается регулярно добиваться произраильских резолюций в законодательных собраниях. Более того, в Нью-Йорке, Калифорнии и некоторых других штатах было принято законодательство, серьезно ограничивающее торгово-экономические связи с арабскими государствами под предлогом борьбы с арабским бойкотом Израиля.

Сионисты и их сторонники среди официальных лиц Нью-Йорка в ряде случаев открыто вмешиваются в прерогативы федеральных властей, стремясь воздействовать ка ближневосточную политику Вашингтона. Особенно активно действовали в этом отношении А. Бим, первый еврей в истории Нью-Йорка, избранный на пост мэра в 1973 году, и сменивший его на этой должности в 1977 году Э. Коч.

Можно привести, по крайней мере, два случая, когда давление сионистских кругов и их союзников в аппарате демократической партии в Нью-Йорке повлияло на определение кандидатуры государственного секретаря вновь избранным президентом-демократом. В 1960 году в результате нажима с их стороны Дж. Кеннеди отверг кандидатуру сенатора У. Фулбрайта, считавшегося «антиизраильски настроенным». В 1976 году по тем же соображениям выбыл из числа претендентов на пост государственного секретаря Дж. Болл.

К произраильской политической деятельности сионисты в широких масштабах привлекают партийных активистов-евреев. По оценке американского политолога С. Айзекса, лица еврейского происхождения составляют от 10 до 20 % функционеров демократической партии30. Как писал сионистский журнал «Нью Аутлук», на съезде демократов в 1972 году евреи составляли примерно 12 % делегатов, и их доля была бы еще большей, если бы не действовавшее в тот период правило, требовавшее предоставления определенной квоты мест представителям негритянского, испаноязычного и других меньшинств31.

В 1972 году впервые на съезде демократов был создан еврейский кокус (закрытое фракционное собрание). Свыше ста делегатов еврейского происхождения участвовали в дебатах, на которых сионисты добились принятия решений, требовавших усиления произраильской направленности внешнеполитической платформы партии.

Выступления с просионистской платформы помогают ряду политических деятелей еврейского происхождения заручиться моральной и материальной поддержкой влиятельных сионистских организаций и определенной части крупной еврейской буржуазии. Это, в частности, наглядно проявляется в позиции большинства представителей верхушки еврейской общины, избранных в конгресс США.

В последнее десятилетие наблюдается постоянный рост в конгрессе представительства еврейской общины. В 1971 году в конгрессе было 14 евреев — 2 сенатора и 12 членов палаты представителей, в 1977 году — уже 27 — 5 сенаторов и 22 члена палаты представителей, в 1983 году — 38, в том числе 8 в сенате и 30 — в палате представителей[8]. Среди них — немало активных членов сионистских и просионистских организаций. Так, сенатор Ф. Лаутенберг — президент «Объединенного еврейского призыва», сенатор Дж. Джавитс был вице-президентом Американского еврейского комитета, членом СОА и Американо-израильского культурного фонда; член палаты представителей Б. Абзуг была активисткой Женской сионистской организации Америки «Хадасса»; конгрессмен С. Соларц был членом Американского еврейского конгресса, конгрессмен Р. Оттинджер — членом «Бнай Брит», конгрессмен Б. Розенталь — членом исполкома «Бнай Брит» и т. д. В ряде случаев они добиваются от своих коллег поддержки просионистского законодательства в обмен на свои голоса по другим вопросам. Это дало основание американскому журналу «Тайм» утверждать, что «евреи в палате представителей представляют собой мощное орудие еврейского лобби. Их неофициальным лидером является демократ из Иллинойса С. Йейтс, в оффисе которого они собираются всегда, когда существует срочная необходимость решения какого-нибудь законодательного вопроса, касающегося Израиля. Кроме того, каждый из них также действует и самостоятельно»32.

Не менее активно действуют к евреи-сенаторы. Как правило, они выступают застрельщиками различного рода просионистских акций в конгрессе, будь то мероприятия в «поддержку Израиля» или «защиту советских евреев».

Вместе с тем в отдельных случаях некоторые буржуазные деятели еврейского происхождения отмежевываются от сионистских лоббистов, особенно когда КАИОО открыто выступает против Белого дома. Так, в конце 70-х годов сенатор А. Рибиков публично подверг критике своего бывшего помощника М. Эмитая, возглавлявшего тогда КАИОО. Он заявил, что сионистские лоббисты «наносят большой вред США, еврейской общине и Израилю» своими чрезмерными стараниями затормозить развитие американо-арабских отношений33.


Приводные ремни

Влияние сионистского лобби объясняется не только и не столько его способностью «убеждать» политиков в Вашингтоне, сколько скорее использованием мощных инструментов политического нажима. Сионистское лобби в американской столице — лишь верхушка айсберга. Это, в частности, подтверждает журнал «Тайм»: «Одна из основных причин эффективности КАИОО заключается в том, что в его исполкоме сидят лидеры ряда ведущих еврейских организаций. В свою очередь, эти лидеры могут привести в действие многочисленных членов своих организаций всегда, когда требуется дополнительное давление в конгрессе по неотложным вопросам, и почтово-телеграфный блитц может быть весьма внушительным. Однако не менее часто местные еврейские руководители и активисты прекрасно информированы о приближающемся кризисе и сами тщательно следят за законодателями от своих округов. Соответствующее ухаживание за законодателями, часто во время прямых встреч с ними, может значительно увеличить число голосующих за Израиль, особенно когда никто больше, похоже, не интересуется и даже не слишком знает об особенностях законодательства, затрагивающего Израиль»34.

В центре всей системы сионистского лоббизма в США стоит Национальный еврейский консультативный совет по общинным отношениям (НЕКСОО). Хотя НЕКСОО избегает рекламы и неизвестен даже большинству американских евреев, он выполняет функции квазиправительственного органа еврейской общины, координируя деятельность как местных, так и «общенациональных» организаций. Это позволяет ему давать «рекомендации», а по существу директивы, всем составным частям организованной еврейской общины, мобилизуя ее для участия в произраильских и антисоветских кампаниях. Таким образом, сионистский лоббизм в Вашингтоне получает немедленную поддержку в штатах и городах. Более того, НЕКСОО руководит программами пропагандистской обработки всего американского общественного мнения и правительства.

Во время массированной кампании против Совместного советско-американского заявления по Ближнему Востоку от 1 октября 1977 г. в конфиденциальном меморандуме Специальной группы по Израилю при НЕКСОО отмечалась «крайняя необходимость постоянных усилий для того, чтобы политические деятели-неевреи публично выразили свое недовольство политикой администрации». Далее указывалось: «Это успешно достигается разнообразными способами: личными посещениями; телефонными звонками и письмами, которые во многих случаях способствовали позитивной реакции в виде публичных заявлений, а именно письмами к президенту; речами; заявлениями, опубликованными в «Конгрешнл рекорд»; пресс-конференциями; подписанием обращений, опубликованных в местных газетах». В секретном меморандуме КАИОО подчеркивается необходимость пропагандистской обработки не только самих политических деятелей, но и их ближайшего окружения: «Определите ключевых лиц в каждом округе, которые могут быть использованы для контактов с вашими законодателями по вызывающим озабоченность вопросам. Такие лица, как евреи, так и неевреи, должны хорошо знать конгрессмена и быть его личными друзьями, коллегами, участниками его избирательных кампаний и жертвователями в его предвыборные фонды». Далее говорилось: «Кроме прямых контактов с законодателем устанавливайте контакты с сотрудниками его аппарата в Вашингтоне и в самом округе, особенно с его помощниками, которые симпатизируют нам. Выясните, к кому прислушивается конгрессмен в вопросах внешней политики, и позаботьтесь, чтобы этот помощник конгрессмена получал ту информацию, которую он мог бы по вашему желанию передать своему боссу». Кроме того, меморандум рекомендовал «поощрять посещение вашими конгрессменами и сенаторами и их главными помощниками Израиля», поскольку это лучше всего позволяет подвергнуть их там усиленной пропагандистской обработке.

Сионисты стремятся убедить политических деятелей в поддержке общественностью просионистских позиций даже в тех случаях, когда такой поддержки нет или она недостаточна. Наиболее широко в этих целях применяются кампании по массовой отправке писем и телеграмм официальным лицам или в органы информации.

В секретном буклете «Эффективные общинные действия», который был подготовлен КАИОО для своих активистов на местах, ставится задача «разработать способы мобилизации широкой еврейской общественности и нееврейских друзей Израиля в данном округе для быстрых действий, когда по конкретному вопросу необходима отправка большого количества корреспонденции конгрессмену. «Телеграммный банк» позволяет одному человеку отправлять необходимое число телеграмм конгрессмену от имени различных избирателей… «Телеграммный банк» представляет собой список лиц и адресов в данном районе, который используется для выражения точки зрения по конкретному вопросу. Отдельные лица или семьи дают заранее разрешение использовать их имена и адреса для отправки и оплаты определенного количества телеграмм в течение года. Для организации «телеграммного банка» следует использовать местный еврейский совет по общинным отношениям, еврейский общинный центр, синагоги, еврейские благотворительные и общественные организации и т. п. Эти усилия следует координировать с отделом по общинным связям при КАИОО… Всегда старайтесь использовать как можно больше вариантов текста».


Рычаги давления

Верхушка американской еврейской общины широко прибегает к использованию такого инструмента политического влияния, как вклады в предвыборные фонды демократической и республиканской партий. По данным американских исследователей, взносы от еврейской общины в 70-е годы составляли до 60 % партийной кассы демократов и до 40 % — у республиканцев35. Среди еврейских капиталистов есть сторонники всех течений американской буржуазной политической мысли — от лево либеральных до ультраконсервативных. Однако значительная часть еврейской буржуазии использует при этом финансовые рычаги именно для произраильского давления на политических деятелей. Журналистка Дж. Роузен писала в статье о сионистском лобби в США: «Хотя взносы евреев идут на поощрение различных интересов, они не даются тем кандидатам, которые выступают против Израиля, независимо от того, за что еще выступают кандидаты»36.

Особенно важное значение это имеет для демократической партии, традиционно черпающей финансовую поддержку в сионистских и просионистских кругах. Например, кандидат демократов на пост президента в 1972 году Дж. Макговерн лишился поддержки многих жертвователей в партийную кассу демократов из этих кругов, что в немалой степени способствовало его поражению на выборах. Как выяснилось, Дж. Макговерн не смог договориться на конфиденциальной встрече с группой деятелей еврейской общины во главе с крупным бизнесменом М. Риклисом. Как один из руководителей Объединенного еврейского призыва, М. Риклис известен своими многомиллионными вкладами в сионистские фонды. «Когда Мешулам Риклис, председатель совета корпорации «Рэпид Америкен», спросил Макговерна о его позиции в отношении Израиля, тот ответил, что прочный мир может быть достигнут только на переговорах под эгидой ООН. Эта позиция была неприемлема для сионистов и стоила Макговерну поддержки части членов еврейской общины, которые направили беспрецедентные суммы Никсону»37, — пишет известный американский специалист по финансированию выборов Г. Александер.

Своих сторонников в верхушке еврейской общины имели и другие претенденты на кресло президента. Так, в 1976 году сбор средств для республиканского кандидата Дж. Форда вели уже упоминавшийся М. Фишер и видная сионистская деятельница (партнер юридической фирмы «Струк, Струк энд Лавон») Р. Хаузер. Казначеем избирательной кампании Дж. Картера был председатель отделения «Бнай Брит» в столице штата Джорджия, городе Атланта, Р. Липшиц. Дж. Картера также поддерживали председатель Североамериканского отделения Всемирного еврейского конгресса Э. Бронфман, председатель Объединенного еврейского призыва П. Цукерман и руководители КПКАЕО А. Шиндлер и И. Хеллман.

Как вспоминает Дж. Картер в своих мемуарах, в период американо-израильских тактических расхождений весной 1978 года демократическая партия столкнулась с серьезными трудностями в получении денежных взносов от верхушки еврейской общины: «У меня были серьезные политические проблемы с американскими евреями, и… мы должны были отложить два крупных банкета по сбору средств для демократической партии в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, так как многие члены партии отказались на них присутствовать»38.

Во время избирательной кампании 1980 года активный сбор средств для кандидата республиканской партии Р. Рейгана вел все тот же М. Фишер, которому помогал ряд других видных представителей еврейской буржуазии, в том числе У. Анненберг и Л. Блумингдейл. В демократической партии пожертвования в еврейской общине собирали Р. Страус, возглавивший Комитет за переизбрание президента Дж. Картера, и Э. Сандерс, бывший президент КАИОО.

Следует отметить, что в середине 70-х годов было введено частичное государственное финансирование президентских выборов, что в некоторой степени уменьшило значение крупных «доноров», дававших ранее для ведения избирательных кампаний сотни тысяч и даже миллионы долларов. В то же время повысилась роль комитетов политических действий — организаций, ведущих сбор средств более мелкими суммами. В этих условиях сеть еврейских «благотворительных» фондов, объединяющих буржуазию еврейского происхождения, привлекает особое внимание сборщиков средств для предвыборных кампаний. Просионистская позиция кандидата на выборный пост дает возможность его сборщикам средств апеллировать к еврейским буржуазно-националистическим кругам, добиваясь получения необходимого количества пожертвований.

Осенью 1982 года сионисты впервые официально создали фонд для финансирования просионистски настроенных кандидатов на выборах в конгресс. Этот фонд, получивший название Национального комитета политических действий (НКПД), предлагал деньги республиканцам и демократам, которые считают, что «сохранение нашего национального обязательства обеспечивать безопасность Израиля в наибольшей степени отвечает стратегическим интересам Америки на Ближнем Востоке»39. В состав руководящего комитета НКПД вошли уже упоминавшаяся Р. Хаузер, главный редактор журнала «Нью рипаблик» М. Перец, президент кинокомпании «Парамаунт пикчерз» Б. Диллер, инвестиционный банкир Дж. Волферсон и продюсер М. Джозефсон. Одной из первых жертв НКПД стал известный критик произраильской ориентации политики США конгрессмен-республиканец П. Финдли, потерпевший в ноябре 1982 года поражение на выборах после 22-летнего пребывания в палате представителей. Комментируя победу своего противника, П. Финдли заявил журналистам: «Я не верю, что у него был бы малейший шанс на победу, если бы я не высказывался так резко по поводу политики на Ближнем Востоке и если бы он не имел такой мощной финансовой поддержки»40.

Приведенные факты не означают, однако, что верхушка еврейской общины благодаря своим вкладам в предвыборные кампании единолично определяет победу той или иной партии на выборах. Во-первых, огромные суммы в эти фонды вносят и монополисты нееврейского происхождения. Во-вторых, как и американская крупная буржуазия в целом, еврейские капиталисты часто занимают двухпартийную позицию, финансируя обе ведущие буржуазные партии. Однако деньги еврейских буржуазно-националистических кругов обеспечивают просионистскую позицию и республиканцев, и демократов, и в то же время используются против кандидатов, «недостаточно» поддерживающих Израиль.

Определенный рост влияния сионистских и просионистских кругов на политической арене США достигается за счет манипуляций так называемым «еврейским избирательным блоком». Сионистская пропаганда утверждает» что все американцы-евреи голосуют по указке сионистских центров и тем самым определяют исход президентских выборов.

Газета «Джерузалем пост» пишет: «Евреи, среди которых процент участвующих в голосовании значительно выше, чем среди других американцев, сконцентрированы в штатах, имеющих наибольшее число выборщиков президента: Калифорния (45), Нью-Йорк (41), Пенсильвания (27), Иллинойс (26), Огайо (25), Мичиган (21), Нью-Джерси (17), Флорида (17), Массачусетс (14). Одни эти девять штатов имеют 223 выборщика президента, что почти достаточно для избрания президентом, поскольку победителю надо получить голоса 270 выборщиков»41. Однако лишь в Нью-Йорке евреи составляют 12 % населения, то есть достаточно большую группу избирателей. В остальных восьми вышеназванных штатах евреи составляют не более 6 %42. Поэтому их влияние на выборах проявляется только тогда, когда разрыв в набранных голосах избирателей между кандидатами республиканцев и демократов минимален, как это было на президентских выборах 1960, 1968 и 1976 годов.

Тем не менее роль еврейских избирателей на выборах весьма заметна, особенно в ходе так называемых первичных (внутрипартийных) выборов в демократической партии. Дело в том, что в силу особенностей социального состава еврейской общины большинство американских евреев традиционно поддерживает буржуазно-реформистскую платформу демократов. В 1982 году, например, 66 % лиц еврейского происхождения считали себя сторонниками демократической партии и только 11 % — сторонниками республиканской43. Поэтому на выборах демократы стремятся добиться максимальной поддержки со стороны еврейской общины, а республиканцы стараются расколоть еврейских избирателей, чтобы лишить тем самым преимуществ кандидатов демократической партии. В результате кандидаты стараются перещеголять друг друга в просионистских произраильских декларациях. Таким образом, как отмечают американские политологи М. Ливай и М. Креймер, «ни один серьезный кандидат в президенты не может себе позволить, чтобы его считали ка строенным антиизраильски»44.

Если в 60-е годы за демократов голосовало 80–90 % избирателей еврейского происхождения, то в 70-е годы— не более 60–65 %45. Дж. Картер, несмотря на то, что он активно расписывал в ходе избирательной кампании свою роль в заключении кэмп-дэвидской сделки, получил поддержку всего 42 % избирателей-евреев. За Р. Рейгана голосовало всего 35 % евреев — меньше, чем представителей любой другой группы белого населения США46. Утраченные демократами голоса еврейских избирателей перешли к независимому либеральному кандидату Дж. Андерсону. Таким образом, утверждения сионистской пропаганды о том, что все евреи голосуют на выборах единым блоком по указке сионистских лидеров, оказываются ложными.

Сионистов поддерживает лишь меньшинство американских евреев. По словам израильского журналиста Б. Хадара, сионистские лоббисты в Вашингтоне признают, что за ними идут более 500 тыс. избирателей еврейского происхождения, среди которых лишь 40–50 тыс. «входят в ядро лобби»47. Тем не менее миф о «еврейском избирательном блоке» принят чуть ли не всеми американскими политическими деятелями. Более того, они сами способствуют его распространению, обращаясь к еврейским избирателям исключительно с позиций «защиты Израиля» и всячески стремясь сыграть на националистических настроениях. Квинтэссенция этой позиции была выражена президентом Дж. Картером, который перед группой конгрессменов еврейского происхождения, явившихся в Белый дом с просионистскими требованиями, заявил, что «скорее совершит политическое самоубийство, чем причинит вред Израилю»48.


Сионистская пропаганда: структура и методы

Мощным оружием сионистского лоббизма является сионистская пропаганда, направленная на различные группы американского населения и прежде всего на буржуазные слои. Собственные пропагандистские возможности сионистов в США весьма обширны. В их распоряжении находится практически вся пресса американской еврейской общины, включающая 3 еврейских ежедневных газеты, примерно 100 еженедельных, несколько десятков журналов, сотни бюллетеней, издаваемых различными сионистскими и просионистскими организациями. Одним из рупоров антисоветчиков, например, стал журнал «Комментарии (тираж — 50 тыс. экз.), рассчитанный на «интеллектуальную» публику, который издается Американским еврейским комитетом. Практически любой антисоветский тезис, — будь то миф о «советской угрозе» или измышления о нарушении прав человека в нашей стране, — получает «теоретическое» обоснование на страницах этого журнала. Еще более откровенно ведет поход против разрядки журнал «Америкен зайонис» (тираж — 40 тыс. экз.), издаваемый Сионистской организацией Америки. Есть и другие разновидности подобных изданий. Так, в либеральные одежды стремится облачить свой антисоветизм журнал «Мидстрим» (тираж — 10 тыс. экз.), который финансируется сионистским «фондом Герцля».

Одним из «установочных» органов сионистской пропаганды в США является бюллетень «Нир ист рипорт», редактором которого многие годы был руководитель Комитета по американо-израильским общественным отношениям И. Кенен, а ныне его редактором является директор по связям с общественностью КАИОО, известный антисоветчик М. Дектер.

Формально этот бюллетень принадлежит независимой «ассоциации», на деле же он представляет собой орган КАИОО, головной организации сионистского лобби в Вашингтоне. Тираж этого еженедельного издания составляет 30 тыс. экз., причем несколько тысяч из них бесплатно рассылаются чиновникам администрации, членам федерального конгресса, видным журналистам и обозревателям, политическим деятелям на местах. В общей сложности, как писала газета «Вашингтон пост», пропагандистские материалы КАИОО получают 200 тыс. человек, то есть практически вся политическая элита США49.

Координацией пропагандистской деятельности занимается целый ряд сионистских центров, ведущее место среди которых принадлежит комиссии по информации и связям с общественностью при Американской сионистской федерации (ранее именовалась Американским сионистским советом). В документах комиссии сообщается о таких направлениях работы со средствами массовой информации, как «обработка редакторов», «стимулирование и публикация подходящих статей», в том числе распространение «позитивных материалов в статьях и комментариях газетных синдикатов», «перепечатка и распространение благожелательных материалов», «беседы и интервью по радио и телевидению, а также обработка ведущих деятелей в этой сфере», «подготовка передач об Израиле», «обнаружение и противодействие активности в США арабов и других враждебных групп»50.

Установки и лозунги сионистской пропаганды, как правило, разрабатываются большинством буржуазных средств массовой информации в США. Такое положение дел не в последнюю очередь обеспечивается значительным влиянием, которым обладает американская крупная буржуазия еврейского происхождения в средствах массовой информации.

Из 1,7 тыс. ежедневных газет, издающихся в Соединенных Штатах, еврейской буржуазии принадлежит немногим более 3 %51. Однако в это число входят некоторые ведущие газеты. Это прежде всего «Нью-Йорк тайме» и «Вашингтон пост», задающие тон в освещении внешнеполитических проблем. Статьи обозревателей этих газет ежедневно перепечатывают сотни местных изданий. Кроме того, еврейской буржуазии принадлежит ряд газетных монополий — так называемых сетей газет. В частности, в число крупных сетей входят издания, контролируемые семействами Ньюхаузов, Сульцбергеров, Мейеров — Грехемов.

Под контролем еврейской буржуазии находятся и наиболее влиятельные еженедельные журналы — «Ньюсуик», «Тайм» и «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», издаваемые массовыми тиражами, а также «интеллектуальные» еженедельники «Нэйшн», «Нью рипаблик», «Нью-Йорк ревью оф букс».

В условиях США, где телезрителей гораздо больше, чем читателей газет, особое значение имеет тот факт, что представители крупной буржуазии еврейского происхождения играют главную роль в трех основных телевизионных монополиях — «Коламбия бродкастинг систем», «Америкен бродкастинг корпорейшн» и «Нэшнл бродкастинг корпорейшн». Именно эти компании во многом формируют общественное мнение в стране, так как через них американцы получают 90 % всех телевизионных новостей. Они — главный источник информации американцев о событиях в мире52.

Сионистские круги весьма эффективно используют специально подготовленные с их помощью материалы. Так, весной 1978 года по телевидению был показан многосерийный фильм «Катастрофа», в котором с сионистских позиций истолковывалась история уничтожения фашистами еврейского населения и проводился тезис о том, что создание государства Израиль — это единственное решение «еврейского вопроса». Спекулируя на симпатиях к евреям — жертвам гитлеровского геноцида, сионистская пропаганда стимулировала рост произраильских настроений среди американской общественности. В частности, среди тех, кто не смотрел этот фильм, в поддержку Израиля выступало 39 %, а среди тех, кто смотрел, — 50 %, причем среди тех, кто видел всего одну серию, — 48 %, а среди тех, кто видел три серии, — 58 %53.

Надо сказать, что весьма оперативно действуют также координационные органы сионистской пропаганды. Они тщательно используют методику обработки различных групп американского населения. При этом особо важную роль играет Национальный еврейский консультативный совет по общинным отношениям (НЕКСОО). Во-первых, специальная группа по Израилю при НЕКСОО регулярно информирует местные еврейские организации о своей течке зрения на политические события, дает установки и темы для пропаганды, а также предписывает им проведение конкретных мероприятий. Во-вторых, ежегодно руководство НЕКСОО принимает «план-программу», где намечаются позиции по основным вопросам, а также делаются указания долговременного характера по установлению связей с различными группами на американской политической арене.

Так, в «плане-программе» на 1978–1979 годы в развернутом виде предписывается следующая методика обработки конкретных групп населения, имеющих особые интересы, используя при этом соответствующие материалы и подходы:

«Христианские организации. В последние годы появились свидетельства большей чуткости к позиции Израиля со стороны некоторых крупнейших общенациональных христианских организаций США. В ряде таких объединений имеются предпосылки для занятия произраильской позиции…

Обработка отдельных священнослужителей, отдельных церквей и местных церковных федераций показала себя более плодотворной, чем действия через общенациональное руководство. Поэтому рекомендуется интенсифицировать такой метод.

Профсоюзное движение. Американские профсоюзы благодаря своему антикоммунизму и своим связям с профсоюзным движением в Израиле наиболее активно выступают в поддержку Израиля.

Для получения поддержки местных профсоюзных лидеров в ведении произраильской деятельности следует использовать решительную позицию по этому вопросу АФТ — КПП и крупнейших профсоюзов.

Негры…Из-за значительной и растущей идентификации негров с африканскими государствами наибольшее значение имеет подрыв обвинений арабов и коммунистов в том, что Израиль находится в альянсе с Южной Африкой и поддерживает апартеид…

Женские организации. Женщины-специалисты, предприниматели, а также женские организации религиозного, общественного и гуманитарного толка пользуются значительным влиянием, намного превышающим их численность. Многие с большим успехом участвуют в политической жизни. Еврейские женские организации имеют тесные связи с другими религиозными женскими организациями. Многие еврейки входят в состав нерелигиозных общественных женских организаций.

Существуют многочисленные возможности для вовлечения женщин как индивидуально, так и через их организации в пропагандистские кампании.

Бизнесмены. Представляется, что они особенно поддаются пропаганде, подчеркивающей возможный вклад технических, научных и коммерческих знаний Израиля в умиротворенный Ближний Восток и соответствующие возможности, которые появятся тогда для американского бизнеса.

Этнические организации. Некоторые этнические группы играют большую роль в формировании общественного мнения не только среди своих членов, в ряде районов они обладают большим политическим авторитетом. Многие из них могут поддаться на интерпретацию, подчеркивающую, что Израиль — это убежище для евреев, спасшихся от преследования фашистов и других правительств, и что существует связь между евреями в США и их собратьями в еврейском государстве»54.

Таким образом, сионистами выработаны методы ведения пропаганды на различные слои нееврейского населения, в первую очередь политически активные группы. Такие методы учитывают специфику тех кругов, где ведется сионистская пропаганда, а также особенности их взаимоотношений с еврейской общиной.

Эти меры дополняются усилиями, направленными на создание впечатления о массовой поддержке того курса, проведения которого добиваются сионисты. Например, в секретных рекомендациях специальной группы по Израилю при НЕКСОО, разосланных местным отделениям, указывалось шесть основных направлений пропагандистской деятельности против Совместного советско-американского заявления по Ближнему Востоку от 1 октября 1977 г.:

«1. Проведение конференций в штатах и регионах. Такие конференции, если на них будут выступать сенаторы, влиятельные конгрессмены и другие общественные деятели, способны привлечь к себе внимание средств информации. В частности, профсоюзные лидеры, ведущие бизнесмены, этнические и религиозные лидеры могут продемонстрировать большую поддержку Израилю. Заранее следует устроить широкое освещение этих мероприятий средствами массовой информации.

2. Направление в Вашингтон смешанных делегаций. Такие делегации должны возглавляться известными еврейскими деятелями, пользующимися политическим влиянием, но в оптимальном варианте должны включать какое-то число известных незврейских деятелей… Мы вышлем отдельно списки мэров, членов законодательных собраний штатов, прокуроров, которые посещали Израиль и могли бы согласиться на участие в этих делегациях.

3. Отправка писем и телеграмм. Рекомендуется составление графика отправки почты, чтобы поддерживать ее объем на постоянном уровне. Каждая местная организация — клуб, ложа, синагога, местное отделение и т. д. — должны согласовать время, когда их члены будут писать письма в Белый дом.

4. Местные пропагандистские акции. Для того чтобы выйти на максимально широкую и разнообразную аудиторию, включая социальные местные организации «Ротари», «Кивание» и т. д., профсоюзы и т. п., мы призываем общины направить своих лекторов на как можно большее число мероприятий. Для таких выступлений имеются в наличии израильские официальные лица. Следует организовать небольшие приватные встречи высших еврейских руководителей с их коллегами в структуре власти общества — бизнесменами, адвокатами и т. д. Необходимо направлять ораторов для выступлений но радио и телевидению. Следует составлять списки адресов лиц, формирующих и определяющих общественное мнение, и регулярно отправлять им пропагандистскую литературу.

5. Статьи в газетах. Необходимо написание и опубликование эффективных статей, подготовленных местными общественными деятелями, а также учеными, юристами, священниками. Публикации должны не ограничиваться ежедневными газетами, а направляться в еженедельники и другие издания.

6. Письма издателям. Следует поддерживать постоянный приток таких писем, особенно от хорошо известных местных деятелей, чьи письма скорее всего будут опубликованы благодаря известности или престижу авторов».


Союзники сионистских лоббистов

Фактически все основные буржуазные группировки на политической арене США в той или иной степени сотрудничают с сионистами. Это приводит к своего рода «эффекту мультипликации» усилий сионистских лоббистов, действующих при поддержке могущественных союзников, выражающих интересы господствующих среди американской буржуазии политических течений. Традиционно тесное сотрудничество у произраильской верхушки американской еврейской общины установилось с демократической партией, включая как представителей правых группировок, так и умеренно-либеральных, а также с относительно менее многочисленными сторонниками умеренного крыла республиканской партии. В последнее время усилились связи сионистских кругов с представителями консервативных кругов, особенно с «южным крылом» демократической партии и сторонниками Р. Рейгана в республиканской партии. Произраильские лоббисты находят с ними общий язык главным образом на почве антисоветизма и антикоммунизма.

Одной из характерных особенностей произраильской активности буржуазно-националистических кругов американской еврейской общины является широкое использование в интересах сионизма и различных организаций, которые сами по своим функциям являются лоббистскими. Политический облик этих организаций, как и сфера их деятельности, весьма разнообразен. В частности, позицию полной поддержки политики Израиля занимает Коалиция за демократическое большинство, представляющая правое крыло демократической партии, в первую очередь таких деятелей, как Г. Джексон и Д. Мойнихен. Идеологическое и организационное лидерство в этой Коалиции принадлежит Б. Уотенбергу, отражающему точку зрения некогда либеральных, а ныне именуемых неоконсервативными, кругов американской еврейской общины.

Наиболее широко просионистские круги представлены в объединении «ястребов», созданном в 1977 году под названием «Комитет по существующей опасности». Среди членов этого комитета — редактор журнала «Комментари» Н. Подгорец, проф. Ю. Ростоу, отставной адмирал Э. Замуолт, проф. Ю. Раанан, член юридической фирмы «Фрайд, Фрэнк, Харрис, Шрайвер энд Кампельман» и бывший ближайший советник X. Хэмфри адвокат М. Кампельман, партнер юридической фирмы «Струк, Струк энд Лавон» и сторонница республиканской партии Р. Хаузер, директор отдела политического просвещения Американской федерации учителей Р. Горовитц, президент Международного союза дамских портных С. Чайкин и ряд других известных своими симпатиями к сионизму деятелей.

«Комитет по существующей опасности» действует в тесной связи с партией Социал-демократы США, отличающейся ярым антикоммунизмом на политической арене США. Лидером этой партии является известный своими сионистскими взглядами К. Гершман, ранее возглавлявший откровенно произраильскую организацию «Молодые американцы за мир на Ближнем Востоке».

В ряде случаев произраильские круги создают лоббистские организации, формально не связанные с сионисткими кругами и действующие под вывеской «независимых» общественных организаций. В качестве примера можно привести организацию Американцы за энергетическую независимость, созданную в 1975 году. Среди ее руководителей не менее половины составляют деятели, известные в еврейской общине своими просионистскими или откровенно сионистскими взглядами. В числе основателей этой организации были профессор-физик Г. Бете и владелец фирмы «Пауэр фьюжн системз» 3. Шапиро (позднее в американской печати появились сообщения, что он еще в 1965 году организовал секретную передачу в Израиль ядерного сырья). Среди членов совета директоров организации Американцы за энергетическую независимость— бывший президент «Бнай Брит» и Всемирного еврейского конгресса Ф. Клацник, председатель Сионистской организации Америки раввин Дж. Стернстейн, профессор-международник, активный деятель Американского еврейского конгресса Г. Моргентау, председатель совета фирмы «Кун, Леб энд компани» Дж. Шифф, директор отдела по вопросам законодательства Международного союза дамских портных Э. Дубров и другие представители националистической верхушки американской еврейской общины55.

Как пишут американские авторы Р. Хау и С. Тротт, «израильское лобби обычно может рассчитывать на автоматическую поддержку со стороны таких лобби, которые поддерживают АФТ — КПП и организацию Американцев за демократические действия»56. На съездах АФТ — КПП регулярно принимаются произраильские резолюции, а лоббисты ведущих профсоюзов, в том числе так называемых «еврейских», вроде Объединенного профсоюза рабочих швейной промышленности и Американской федерации учителей, активно участвуют в кампаниях произраильского нажима на Вашингтон.

Бывший председатель АФТ — КПП Дж. Мини сыграл значительную роль в решении правительства Р. Никсона начать массированные поставки оружия Израилю в октябре 1973 года. По просьбе израильского посла С. Динитца Дж. Мини лично обратился к Белому дому с призывом начать немедленные поставки оружия, что оказало влияние на процесс принятия решения республиканской администрацией.

Просионистская деятельность лобби АФТ — КПП принимает самые разнообразные формы. В 1975 году реакционное профсоюзное руководство выступило инициатором решения правительства США о выходе из МОТ, мотивируя его не только недовольством линией этой организации на расширение контактов между капиталистическими и социалистическими странами, но и принятием МОТ резолюции с осуждением деятельности израильских сионистов.

Определенное влияние сионистских кругов испытывает ряд влиятельных негритянских организаций. В значительной степени это было вызвано традиционной политической и финансовой поддержкой, оказываемой рядом организаций американской еврейской общины и некоторых представителей крупной буржуазии еврейского происхождения негритянскому движению. Эту поддержку получили главным образом умеренные, не радикальные негритянские деятели.

С другой стороны, сильное влияние сионистской идеологии испытывают на себе и многие негритянские националисты начиная со времен движения М. Гарвея, выдвинувшего в 20-е годы лозунг «Назад, в Африку!» по образцу сионистского лозунга «Назад, в Сион!». Что касается негритянских политических деятелей в конгрессе, то их выступления с произраильских позиций нередко объяснялись шантажом со стороны их союзников из еврейской общины, угрожавших прекратить поддержку в тех вопросах, в решении которых заинтересованы черные американцы.

Во второй половине 70-х годов связи между еврейской и негритянской общинами в определенной степени ослабли, что было вызвано прежде всего отказом Американского еврейского конгресса, «Бнай Брит» и ряда других просионистских организаций поддержать требования черных американцев о переходе от декларирования равноправия граждан с цветной кожей к реальным конструктивным действиям по их осуществлению. В сионистских кругах эти требования истолковали как «антисемитизм наоборот», как призыв к вытеснению евреев с позиций, завоеванных ими в социально-экономической жизни США. Одновременно некоторые сионистские круги, близкие к КАИОО, отражая подход Тель-Авива, выступили в поддержку режима апартеида в ЮАР. Это вызвало недовольство в широких кругах негритянской общины. В результате негритянские организации стали отходить от произраильской активности.

Все более pi более тесные связи сионисты устанавливают с откровенно реакционными кругами, блокируясь с ними на почве антикоммунизма и антисоветизма. В частности, сионистское лобби стало союзником лоббистов военно-промышленного комплекса, тесно переплелось с ним. Не случайно лидер сторонников военно-промышленного комплекса в американском конгрессе Г. Джексон одновременно возглавил и произраильскую коалицию в конгрессе. Такое сотрудничество с реакционными силами неизбежно вело к еще большему сдвигу оси политической активности еврейской общины вправо.

Особое место среди идеологов, обслуживающих правящие круги США, заняла группа просионистски настроенных представителей верхушки еврейской общины, возглавившая так называемых неоконсерваторов. Если в середине 70-х годов эта группа ориентировалась на правое крыло демократической паргии, то в 1980 году она перешла на сторону республиканцев, активно поддержав кандидатуру Р. Рейгана.

Вместе с тем сионистские круги начали блокироваться с ультраправыми организациями, действующими под лозунгами «христианизации Америки». Такие организации, как «Моральное большинство», «Религиозный круглый стол», «Христианский голос», усиленно обхаживаются сионистскими лидерами и стоящими за ними израильскими руководителями. Дело дошло до того, что израильский премьер-министр М. Бегин лично вручил премию имени Жаботинского (основатель течения «сионистов-ревизионистов», духовный ментор М. Богина) лидеру «Морального большинства» пастору Дж. Фоллуэлу. В свою очередь, пастор поддержал варварскую агрессию сионистов в Ливане в 1982 г., поскольку действия Израиля якобы соответствуют «библейским предсказаниям».

Сионистов при этом не смущает, что «Моральное большинство» и другие ультраправые организации выступают с антисемитских позиций на американской политической арене, возбуждая ненависть ко всем «нехристям», прежде всего к «христоубийцам-евреям». Под влиянием этой пропаганды в США количество антисемитских инцидентов (нападения на евреев, вандализм на еврейских кладбищах, поджоги синагог) выросло с 350 в 1980 году до 1 тыс. в 1981 году.

Блок с крайней реакцией, известной своими антисемитскими взглядами, убедительно доказывает, что сионисты руководствуются не интересами «защиты евреев», как об этом кричит сионистская пропаганда, а своекорыстными политическими интересами, враждебными еврейским массам.


Сионистское лобби и Белый дом

Произраильское давление сионистских и просионистских кругов в США стало постоянным фактором американской политической жизни. В вашингтонских правительственных органах сложился особый аппарат, призванный поддерживать контакты с сионистскими лоббистами. С одной стороны, задача этого аппарата заключается в том, чтобы не допустить ухудшения отношений между администрацией и влиятельными произраильскими силами, выявлять заранее требования последних. С другой стороны, этот аппарат должен разъяснять политику администрации и организовывать ей поддержку со стороны сионистских кругов и американской еврейской общины в целом.

Начиная с 40-х годов в каждой американской администрации имеются лица, выполняющие функцию «связного» с еврейской общиной США, и в первую очередь с ее буржуазно-националистической верхушкой. В администрации Трумэна подобная роль была возложена на Д. Найлза, работавшего в аппарате Белого дома еще при президенте Ф. Рузвельте. Д. Найлз служил своего рода «рупором» сионистских кругов в Белом доме и оказал серьезное воздействие на выработку американской политики в период создания государства Израиль. В республиканской администрации Эйзенхауэра эту роль выполнял сотрудник Белого дома Э. Рааб. После прихода к власти Дж. Кеннеди «связным» с еврейской общиной стал М. Фельдман, получивший пост помощника президента. Он сохранил эту роль и в администрации Джонсона. В администрации Никсона в течение некоторого времени данные функции были возложены на бывшего партнера Р. Никсона по юридическому бизнесу Л. Гармента, официально являвшегося помощником президента по вопросам искусств и гражданских прав. Он продолжал выступать в этой роли и при президенте Дж. Форде, который назначил его помощником по внутриполитическим вопросам.

Естественно, каналы связи с еврейской общиной не исчерпываются контактами через одного «связного». Обычно к решению этой задачи подключаются видные деятели администрации еврейского происхождения. Нередко это — люди с большим весом в еврейской общине. В 60-е годы ряд видных представителей истэблишмента еврейской общины, в том числе президент Американского еврейского комитета М. Абрамс и президент «Бнай Брит» мультимиллионер Ф. Клацник, получили посты в американской делегации в ООН. В буржуазной элите еврейской общины значительным авторитетом пользовались помощник президента Дж. Кеннеди А. Шлезингер и братья Ростоу, особенно выдвинувшиеся при президенте Л. Джонсоне.

В администрации Никсона первоначально контакты с сионистскими и просионистскими кругами были развиты слабо и между Белым домом и американской еврейской общиной существовала определенная отчужденность. Чтобы укрепить свое влияние в просионистских кругах, Р. Никсон назначил на видный пост одного из ведущих деятелей еврейской общины — М. Фишера. С другой стороны, руководство Объединенного еврейского призыва объявило о назначении на почетные должности этой организации четырех сотрудников администрации еврейского происхождения — JI. Гармента, У. Коэна, У. Сэфайра и Л. Стейна.

В последний период администрации Никсона и при администрации Форда лица еврейского происхождения занимали заметные должности в правительстве: государственный секретарь Г. Киссинджер, министр обороны Дж. Шлессинджер (принявший христианство) и министр юстиции Э. Леви. Кроме того, пост председателя Федеральной резервной системы занимал А. Бэрнс, а пост председателя совета экономических советников президента — А. Гринспен. Хотя большинство из этих деятелей не были прямо связаны с сионистскими кругами, администрация использовала их для «разъяснения» своей позиции верхушке американской еврейской общины.

В администрации Картера большую активность в этой сфере проявляли влиятельные помощники президента по внутриполитическим вопросам, бывший лидер еврейской общины родного города Дж. Картера Атланты Р. Липшац и член «Бнай Брит» С. Эйзенстадт. Однако необходимость оперативных и регулярных контактов с сионистскими и просионистскими кругами вынудила президента летом 1977 года поручить роль «связного» сотруднику аппарата Белого дома, бывшему исполнительному директору национального комитета демократической партии М. Сигелю, по его собственным словам, «преданному сионисту».

Как заявил Сигель в газетном интервью, в его задачу входит «поддержание отношений как с национальным руководством, так и с рядовыми евреями»57. Это означает, что «связной» президента не только осуществляет контакты с представителями официальных произраильских лоббистских организаций еврейской общины, но в ряде случаев действует в обход последних, прямо апеллируя к местным еврейским организациям. Сигель утверждал: «В рамках моей деятельности в этой сфере я выполняю две роли. Одна роль — внешняя и заключается в том, чтобы сообщать американской еврейской общине о политике Картера, разъяснять и защищать ее. Но есть и другая роль, такая же, а может и еще более важная, и эта роль — внутренняя… Я думаю, что я хорошо информирован о тех вопросах, которые интересуют американских евреев, и, следовательно, обладаю определенными возможностями для участия в процессе принятия решений»58.

Со своей стороны Белый дом активно использует своих «связных» для манипулирования еврейской общиной в собственных интересах. В ряде случаев «связные» выступают в роли посредников в секретных соглашениях Белого дома с сионистами и израильским правительством. Например, помощник президента Дж. Кеннеди М. Фельдман в 1962 году заключил секретное соглашение с израильским правительством, по которому Тель-Авив отказывался тогда от разработки собственного ядерного оружия в обмен на гарантии Вашингтона в отношении территориальной целостности Израиля и обязательство начать прямые поставки американского вооружения. В 1977 году Сигель вел в Израиле переговоры с премьер-министром М. Бегином, в результате которых был урегулирован ряд расхождений между США и Израилем.

«Связные» выполняют задачи разъяснения сионистским кругам реального смысла политики президента, «успокаивая» их в случае тревоги по поводу отхода Вашингтона от произраильской линии. Деятельность «связных» помогает администрации осуществлять дипломатическое маневрирование и в то же время избегать конфронтации с влиятельными сионистскими кругами на американской внутриполитической арене. Наконец, зачастую «связные», принимая участие в самом процессе выработки политики Белого дома, объективно оказываются в качестве лоббистов произраильских кругов.

В 1978 году Сигеля на посту «связного» заменил сионистский лоббист, бывший президент Комитета по американо-израильским общественным отношениям Э. Сандерс, назначенный на пост специального советника президента Дж. Картера и государственного секретаря С. Вэнса по Ближнему Востоку. Кроме того, Белый дом активно использовал для контактов с сионистскими кругами ряд видных деятелей еврейского происхождения, в том числе министра торговли, бывшего президента «Бнай Брит» и Всемирного еврейского конгресса Ф. Клацника, министра транспорта Н. Голдсмита и представителя США на переговорах о «палестинской автономии» Р. Страуса. После того как Р. Страус стал руководителем избирательной кампании демократов на выборах 1980 года, а Э. Сандерс — его заместителем по штатам Западного побережья, их посты в администрации заняли соответственно член руководства Американского еврейского комитета С.Линовиц и вице-президент Американского еврейского конгресса А. Мозес.

Накануне прихода к власти Р. Рейгана газета «Джерузалем пост», комментируя назначения на ключевые посты, писала: «Возможно, впервые со времени Эйзенхауэра в правительстве США нет ни одного еврея, но это вовсе не означает, что американская еврейская община не будет иметь доступа к новому президенту и его старшим советникам. Более того, среди тех, кто займет посты на втором уровне, особенно в государственном департаменте, где принимаются многие важнейшие решения, затрагивающие Израиль, отнюдь не наблюдается нехватки евреев. С точки зрения Израиля, иметь людей на этих постах, как показывает история, было более важным, чем назначение евреев на посты министра юстиции или министра транспорта, не имеющих отношения к ближневосточной политике»59.

В администрации Рейгана в состав кабинета вошел лишь один деятель еврейского происхождения — министр обороны К. Уайнбергер. Однако, приняв христианство, он открыто не поддерживает связей с еврейской общиной. В то же время целый ряд представителей просионистких кругов получил назначения на ряд ключевых постов во втором эшелоне администрации. Это бывший помощник сенатора Г. Джексона Р. Перл, назначенный заместителем министра обороны, директор Агентства по разоружению и контролю над вооружениями Ю. Ростоу, заместители государственного секретаря Э. Абрамс, X. Зикерман, Д. Корн, директор отдела планирования государственного департамента К. Волфовитц, заместитель представителя США в ООН К. Гершман, сотрудники Совета национальной безопасности Р. Пайпс, Дж. Кемп и Р. Тантер. Пост «связного» занял бывший президент КПКАЕО Дж. Стейн. Ему неофициально помогает председатель Совета управляющих Еврейского агентства М. Фишер.

Сионистское лобби в немалой степени содействовало тому, что в Вашингтоне были приняты выгодные Израилю решения. Это — предоставление огромной экономической и военной помощи Тель-Авиву, позволяющей ему проводить свой экстремистский курс. Это — принятие поправки Джексона, сорвавшей нормализацию торгово-экономических отношений между США и СССР. Такое положение связано с тем, что деятельность сионистов в полной мере соответствует интересам агрессивных империалистических кругов, добивающихся срыва разрядки международной напряженности, и усилению претензий Вашингтона на «мировое господство». Успехи сионистского лобби стали возможными только благодаря той поддержке, которую им оказывает американская реакция во главе с представителями военно-промышленного комплекса.

Это еще раз подтвердил исход развернувшейся осенью 1981 года в Вашингтоне борьбы вокруг продажи Саудовской Аравии самолетов с системой радиолокационного наблюдения АВАКС и других видов американского вооружения на общую сумму 8,5 млрд. долл. С помощью этой сделки администрация Рейгана рассчитывала укрепить свое влияние в арабском мире. Под предлогом обслуживания самолетов АВАКС и связанных с ними наземных станций связи Вашингтон планировал расширить свое военное присутствие на саудовской территории вблизи Персидского залива, подготовить опорные пункты для интервенционистских «сил быстрого развертывания». Кроме того, правящие круги США рассчитывали на содействие Эр-Рияда в таких важных экономических вопросах, как определение уровня добычи и цены на нефть.

Израильское правительство и сионистские лоббисты увидели в этой американо-саудовской сделке угрозу привилегированному положению Израиля в ближневосточной политике США. Сионистское лобби в Вашингтоне попыталось сорвать продажу самолетов АВАКС Саудовской Аравии. Палата представителей проголосовала против этой сделки (301 — «против», 111 — «за»). Однако своекорыстная позиция сионистов оттолкнула от них важных союзников сионистского лобби на политической арене США. Даже некоторые влиятельные круги еврейской буржуазии отказались поддержать усилия сионистских лоббистов. В результате сенат 52 голосами против 48 одобрил сделку с саудовцами. Таким образом был нанесен удар по мифу о «всемогуществе» сионистского лобби и его способности единолично диктовать ближневосточную политику США.

Сионистское лобби является лишь одной из групп давления, участвующих в разработке политики Вашингтона. Только при поддержке других группировок правящего класса США сионистский лоббизм становится чрезвычайно эффективным, оказывая заметное воздействие на формирование и осуществление политики Вашингтона. При этом, естественно, курс, который отстаивают сионистские круги, целиком и полностью укладывается в русло империалистической стратегии правящего класса США.

Глава III Сионизм в борьбе против социализма и прогресса

В борьбе против Советского Союза и других стран социалистического содружества, против международного рабочего движения, против сил, выступающих за национальное освобождение, империализм мобилизует все реакционные течения и режимы, в том числе сионистские организации и правительство Израиля.

Сионизм является непримиримым врагом пролетарского интернационализма, мировой социалистической системы, международного коммунистического и национально-освободительного движения.

Подменяя классовую интернационалистическую солидарность трудящихся «национальной солидарностью» антагонистических классов, сионистские идеологи стремятся разъединить трудящихся, расколоть антиимпериалистические силы. «Сионистское движение реакционно, — заявили израильские коммунисты на своем XVII съезде, — потому что всегда, со времени Октябрьской революции, вело подрывную деятельность против социалистического строя, стремилось отколоть трудящихся евреев от трудящихся других национальностей в социалистических странах… Наиболее важную службу империализму в борьбе против коммунизма сионистские организации и правительство Израиля выполняют в области клеветнической пропаганды и подрывной деятельности против СССР»1.

Антисоветизм сионистов, на платформе которого они готовы блокироваться с любыми реакционными силами, вызван прежде всего классовой ненавистью еврейской буржуазии к нашей стране, где впервые было покончено с эксплуатацией человека человеком. Особую враждебность сионистов вызывает тот факт, что в СССР также впервые было покончено с национальной дискриминацией и угнетением, вырваны корни антисемитизма, который всегда способствовал установлению контроля над еврейскими массами со стороны еврейских буржуазных националистов.


Немного истории

Лидеры сионистских организаций с момента выхода сионизма на политическую арену предлагали правящим кругам империалистических держав свои услуги в борьбе против революционного движения. Сам Т. Герцль, затем сменивший его на посту президента ВСО X. Вейцман, лидер американских сионистов член Верховного суда США Л. Брэндейс и другие сионистские деятели доказывали своим империалистическим патронам, что сионизм — самое эффективное орудие для борьбы с прогрессивными тенденциями среди еврейского населения. В годы первой мировой войны сионисты предлагали свои услуги как руководителям Антанты, так и правительству Германии в обмен на поддержку сионистских планов в Палестине. Деятельность ВСО получила официальное благословение со стороны империалистических кругов Великобритании, свидетельством чему стала декларация лорда Бальфура, английского министра иностранных дел, в которой содержалось обещание содействовать созданию «еврейского национального очага в Палестине»2. Не случайно декларация Бальфура появилась на свет 2 ноября 1917 года. С ее помощью британские империалисты рассчитывали не только обеспечить предлог для захвата Палестины, но и оказать воздействие на ситуацию в революционной России.

Антисемитизм, получивший широкую поддержку в правящих кругах Англии и других империалистических государств, способствовал распространению мифических представлений, будто бы революция в России была результатом «еврейского заговора». Более того, накануне Великой Октябрьской социалистической революции некоторые политические лидеры Запада питали бредовые иллюзии о том, что сделка с сионистами позволит предотвратить свержение Временного правительства. Британское министерство иностранных дел и его представители в Петрограде беспочвенно доказывали необходимость скорейших действий, чтобы привлечь еврейское население России на сторону Антанты и контрреволюции. Как отмечает английский историк К. Сайкс, перед принятием декларации Бальфура «считалось, что открытая поддержка сионизма Англией оторвет русских евреев от большевистской партии, обеспечит тем самым умеренное развитие революции и сохранение России воинственной союзницей» Антанты3.

Уже 3 ноября 1917 года представитель Форин оффиса обсуждал с сионистскими лидерами мероприятия по борьбе с большевизмом. Чтобы отвлечь еврейские массы от участия в революционном движении, было решено срочно направить в Россию руководителей ВСО Н. Соколова, В. Жаботинского, И. Членова, а также главного лоббиста декларации Бальфура X. Вейцмана. Демонстрируя полное непонимание причин революции, заместитель министра иностранных дел лорд Хардинг заявил, что, «умело манипулируя евреями в России, ситуацию можно восстановить к весне»4.

Вдохновитель «похода 14 держав» против Советской России У. Черчилль открыто объявил сионизм средством борьбы против некоего «международного большевистско-еврейского заговора». Исходя из антикоммунистических и антисемитских предпосылок, он рекламировал сионизм: «Прямо противодействуя схемам создания всемирного коммунистического государства под еврейским господством, этот новый идеал направляет энергию и надежды евреев на достижение более простой и реальной цели. Борьба, начавшаяся между евреями-сионистами и евреями-болыпевиками, — это борьба за душу еврейского народа»5.

Наглядной иллюстрацией того, как империалистические круги укрепляли сионизм, может служить следующий документ. «Строго конфиденциально: меморандум о беседе в апартаментах Бальфура, улица Нито, 23, вторник 24 июня 1919 года, 16 часов 45 минут. Присутствовали: мистер Бальфур, судья Брэндейс, лорд Перси и мистер Франкфуртэр…

А. Брэндейс объяснил свой подход к сионизму, сказав, что он пришел к нему лишь как американец, поскольку всю свою жизнь был свободным от еврейских контактов или традиций. Как американцу ему пришлось столкнуться с проблемой положения большого числа евреев, особенно русских евреев, ежегодно прибывавших в США в больших количествах. Затем он случайно прочел брошюру о сионизме, начал в результате этого изучать еврейскую проблему и пришел к выводу, что сионизм является ответом на нее. Те же самые люди, которые ныне вступают в ряды революционных движений, найдут, а в США уже находят конструктивные каналы, чтобы внести положительный вклад в цивилизацию.

Бальфур прервал его, чтобы выразить свое согласие, добавив: «Конечно, именно эти причины делают вас и меня столь ярыми сионистами»6.

О том, что имелось в виду под «конструктивными каналами», можно судить, например, по воспоминаниям Дж. де Хааса. Этот сионистский деятель начал свою карьеру в качестве секретаря Т. Герцля, а затем в течение многих лет был ближайшим помощником лидера американских сионистов JI. Брэндейса. Дж. де Хаас писал: «Великая сила американской сионистской организации заключалась в многосторонности ее контактов и в точных сведениях, которыми она располагала и которые она с готовностью предоставляла тем, в чьих руках был контроль над людскими ресурсами. Если Англии нужно было добиваться контактов или ей был необходим надежный агент в Харбине, если президент Вильсон требовал немедленно составить резюме в тысячу слов, в котором перечислялись бы участники переворота Керенского в России, то нью-йоркское отделение выполняло все эти услуги»7.

В период социалистической революции в России действовало 18 различных сионистских партий и организаций, имевших, как правило, связи с зарубежными центрами в капиталистических странах. Встав на позиции поддержки буржуазного Временного правительства, они активно боролись против установления власти Советов, а в годы гражданской войны сомкнулись с силами контрреволюции.

Не получив массовой социальной базы и политической поддержки трудящихся-евреев, сионистские организации в Советской России потерпели крах. В этих условиях сионистские центры сделали ставку на подрывную деятельность против Советской власти.

Уже в 20-е годы буржуазно-националистическая верхушка еврейских общин США и других капиталистических стран, где сионистская деятельность получила официальное благословение, начала антисоветскую кампанию под фальшивым лозунгом «защиты евреев от антисемитизма большевиков». Эта клевета сионистов составляет основное содержание их антисоветских измышлений и в наши дни.

Сионисты не скрывали своей лютой ненависти к коммунистическому движению. Б. Катцнельсон, один из сионистских лидеров в Палестине, говорил: «Перед нами стоит задача подготовить нашу молодежь… против тех евреев, которые стали рабами русской революции, включая Коммунистическую партию Палестины»8.

В 40-е годы международный сионизм переориентировался на американский империализм как ведущую силу капиталистической системы, главного претендента на «мировое господство». На секретных переговорах с Вашингтоном сионистские круги обещали в обмен на поддержку их планов Соединенными Штатами не жалеть усилий для борьбы против сил социализма и прогресса.

25 февраля 1948 г. в государственном департаменте состоялась встреча между помощником государственного секретаря Н. Армуром и советником государственного департамента Ч. Боленом, с одной стороны, и видными сионистскими деятелями из партии «ревизионистов» Б. Нетахиаху и Дж. Шектманом — с другой. Сионисты заверили американских дипломатов, что создаваемое еврейское государство будет «опорой западных идеалов» и «бастионом против коммунистического проникновения на Ближний Восток». Свои соображения они зафиксировали в письме, врученном Ч. Болену 2 марта 1948 г., где, в частности, говорилось: «Мы призываем к активной поддержке Соединенными Штатами создания еврейского государства в Палестине, потому что мы считаем, что в этом заключаются хорошо понятные интересы США: еврейское государство, если оно будет создано при сотрудничестве с США, обязательно станет бастионом западного мира на Ближнем Востоке, естественным союзником Соединенных Штатов, привязанным к ним связями благодарности и общих интересов»9. Далее в письме утверждалось, что такая политика США станет «доказательством для всех евреев мира», что Вашингтон является дружественной державой и надежным союзником. «Это и только это остановит опасно растущую просоветскую тенденцию… и обеспечит энтузиазм и преданность мирового еврейства и еврейского государства делу западных союзников»10.

Сионисты активно включились в разжигание «холодной войны», сотрудничая с самыми реакционными силами империализма. Специалисты по антикоммунистической пропаганде из их числа были привлечены к провокационной деятельности радиостанций «Голос Америки», «Би-би-си», «Свобода» и «Свободная Европа». Распространяемая ими фальшивка об «антисемитизме» в СССР и других социалистических странах получила хождение на страницах буржуазной прессы.

В созданном в 1948 году государстве Израиль власть с самого начала захватили сионистские круги, взявшие курс на сотрудничество с империалистическими державами. В 1950 году израильское правительство открыто выступило в поддержку агрессии США в Корее11. Израильский премьер-министр Д. Бен-Гурион на заседании кабинета министров даже предлагал направить израильских солдат в Корею для участия в агрессивной войне12.

Правящие круги Израиля, как свидетельствуют факты, связали судьбу этого государства с американским империализмом.


По пути шпионажа и провокаций

Израильская разведка оказывала свои услуги спецслужбам США и других империалистических держав в ведении подрывной деятельности против Советского Союза. В 50-е годы она заключила специальное соглашение с ЦРУ, которое было весьма заинтересовано в использовании сионистских кадров. Как пишет английский автор Э. Пирсон, «ЦРУ, бывшее весьма слабым в районе Ближнего Востока, где ранее доминировала британская разведка, проявило интерес к операциям «Моссад», израильской разведывательной службы, и заключило сделку с израильтянами о совместных действиях, целиком полагаясь на проникновение «Моссад» в арабские страны для получения всех разведывательных данных, в том числе о советском присутствии в регионе»13. Особую роль в налаживании этого сотрудничества сыграл Дж. Энглтон, возглавлявший отдел специальных операций ЦРУ. По словам Э. Пирсона, «его собственные планы основывались на оголтелом антисоветизме, а не на какой-то сентиментальной поддержке еврейского государства»14.

О том, сколь тесным оказалось сотрудничество разведок США и Израиля, свидетельствует американский автор А. Лилиенталь: «Директор ЦРУ Ричард Хелмз по-прежнему позволял, чтобы все американские разведывательные операции внутри Израиля осуществлялись через «Моссад». Не было даже руководителя «станции» ЦРУ в Тель-Авиве; сотрудники разведки, работавшие под прикрытием американского посольства, действовали совместно с сотрудниками израильской разведки, причем они должны были обмениваться полной информацией»15.

Сионисты пытались использовать для подрывных операций против Советского Союза и других социалистических стран израильские дипломатические представительства. Действовавшие под видом дипломатов сотрудники израильской разведки неоднократно уличались в попытках сбора секретной информации, а также организации фальшивок, призванных доказать несуществующий «советский антисемитизм».

Однако провокации сионистов терпели провал. Примером тому, в частности, стало дело некоего Дольника, арестованного 26 мая 1966 г. по статье 70 УК РСФСР. Оперативно-следственным путем было выяснено, что Дольник в 1965 году установил связь с сотрудниками израильского посольства в Москве (Гавиш, Бартов, Говрин, Биран, Кац, Равэ) и передал им ряд заказанных заранее израильской стороной материалов. При сборе клеветнической информации, которую требовали от него представители посольства, Дольник шел на прямой подлог. Он, например, сфабриковал «фотодокументы», которые должны были служить подтверждением «советского антисемитизма». На еврейском кладбище Дольник сфотографировал несколько памятников, а затем с помощью фотомонтажа изготовил фальсифицированные снимки, на которых памятники были обезображены знаками свастики. За передачу израильтянам различного рода «информации» он получал материальное вознаграждение16.

После того как в 1967 году дипломатические отношения между СССР и Израилем были прекращены, для засылки в Советский Союз своих эмиссаров сионистские круги стали шире использовать каналы туризма, научно-технического, культурного и торгового обмена. С сионистами поддерживали тесные контакты также сотрудники некоторых западных посольств и ряд корреспондентов буржуазных газет в Москве. При этом делались попытки втянуть советских граждан в антигосударственную деятельность, использовать их для сбора разведывательных данных и фабрикации антисоветских фальшивок. В начале 70-х годов в их число попал житель города Москвы, канд. мед. наук С. Л. Липавский. Впоследствии осознав преступный характер деятельности группы «еврейских активистов», членом которой он оказался, Липавский опубликовал открытое письмо, помещенное на страницах советской печати.

«Хотя у этих лиц были различные взгляды на формы и методы действий, — писал он об участниках группы, — у них была единая платформа и единый руководитель — американская разведка и зарубежные антисоветские организации. Они систематически получали по неофициальным каналам инструкции, враждебную литературу, денежные средства. Их деятельностью руководили Д. Азбель, А. Лернер, В. Рубин… Уже в 1972 г. мне стало известно, что упомянутая верхушка тесно связана с сотрудниками посольств некоторых иностранных держав и корреспондентами, аккредитованными в Москве. Наиболее устойчивые контакты были с сотрудниками посольства США Мелвином Левицки, Джозефом Преселом, а также американскими корреспондентами Питером Осносом, Альфредом Френдли и некоторыми другими. На квартирах В. Рубина и А. Лернера названные иностранцы, а также заезжие эмиссары антисоветских центров Шмуклер, Ноом, Маниковски и другие обсуждали и давали различные рекомендации, суть которых по существу сводилась к извращению проблем гражданских свобод и прав человека в СССР»17.

Следует отметить, что кучка отщепенцев, именовавших себя «еврейскими активистами», действовала непосредственно под руководством ЦРУ. С. Л. Липавский писал: «В одном из документов, переданном мне в сентябре 1975 года через особо законспирированный тайник, от имени ЦРУ говорилось: "Естественно, наше правительство интересуется информацией относительно еврейского движения… Мы уважаем Ваши заботы и участие в этом движении, но сосредоточением на выполнении наших требований Вы можете со временем быть более эффективным в Вашей борьбе с системой"»18.

Антисоветские провокации тщательно готовились. Еще один бывший участник подпольной группы, москвич Л. Б. Ципин сделал такое признание: «Как правило,

проводимые нами «акции» были приурочены к государственным праздникам, встречам на высшем уровне, международным конгрессам и т. д. Прибывшие под видом туристов зарубежные эмиссары или находящиеся в Москве некоторые иностранные корреспонденты и дипломаты рекомендовали, когда и «в защиту» кого необходимо «выступать». Мы определяли место, время, готовили соответствующие плакаты и обязательно заранее обо всем оповещали иностранных корреспондентов. Им же сообщали имена участников предстоящей «акции», чтобы дать возможность в кратчайшее время передать информацию своим хозяевам»19.

Координированные усилия сионистских центров, израильской разведки и спецслужб США и других империалистических государств не приносят успеха их организаторам. Израильское правительство и руководители международных сионистских организаций тем не менее не хотят смириться с тем, что они навсегда утратили возможность установить свой контроль над еврейским населением в нашей стране, в других социалистических странах. Они готовят новые злобные провокации, прежде всего против социалистического содружества.


Провокаторы под видом «защитников советских евреев»

Первоначально сионисты выдвинули лозунг «свободного развития еврейской культуры и религиозной деятельности в СССР», претендуя на «право» беспрепятственно вести националистическую пропаганду среди советских граждан еврейской национальности. Естественно, что эта наглая попытка вмешательства во внутренние дела СССР провалилась. Тогда на первый план с конца 60-х годов было поставлено требование о «праве советских евреев на эмиграцию в Израиль». Под прикрытием этого лозунга сионистские круги и их империалистические покровители рассчитывали не только расколоть единство многонационального советского народа, но и обеспечить государство Израиль новым пушечным мясом для ведения агрессии против соседних стран, новыми поселенцами для колонизации оккупированных арабских земель. Особое рвение американских сионистов в проведении этой кампании объясняется в известной мере их попытками как-то компенсировать свое собственное нежелание выполнять программу ВСО и перебираться на «землю обетованную»[9].

Особенно широкий размах антисоветская кампания сионистов получила с начала израильской агрессии 1967 года. Раскрывая причины этой кампании, Генеральный секретарь ЦК Компартии США Г. Холл писал: «Антисоветизм связывается с ролью Советского Союза на Ближнем Востоке… Помощь Советского Союза сделала возможной для арабских народов борьбу за свое освобождение, против агрессии Израиля, подстрекаемого Соединенными Штатами. Экстремистская истерическая кампания по разжиганию антисоветизма в еврейских общинах непосредственно связана с этой борьбой»20.

Касаясь вопроса о злобной, подстрекательской антисоветской пропаганде, которую израильское правительство и международный сионизм развертывали во всемирном масштабе, XIX съезд КПИ указал, что «антисоветизм правящих кругов Израиля и сионистских лидеров приобретает все больший накал, отражая их реакцию на то, что Советский Союз проводит мирную политику, отстаивает права народов, противодействует израильской оккупации арабских территорий и поддерживает создание независимого палестинского государства рядом с государством Израиль»21.

В 1971 и 1976 годах в Брюсселе были проведены антисоветские сборища под клеветническим лозунгом борьбы против «советского антисемитизма». Официально Израиль был представлен не правительственной делегацией, а «Израильским общественным советом в защиту советских евреев». Однако далеко не случайно в качестве «звезд» на этих сборищах фигурировали бывшие премьер-министры Израиля — Д. Бен-Гурион (в 1971 г.) и Г. Меир (в 1976 г.). В числе организаторов и участников этих провокаций были также лидеры сионистских и просионистских организаций США: председатель КПКАЕО У. Векслер; почетный президент АЕК, бывший член Верховного суда США А. Голдберг; президент Американского еврейского конгресса раввин А. Лиливельд; издатель английского сионистского журнала Э. Литвинофф; директор НКЗСЕ Дж. Гудман; президент Женской сионистской организации Америки «Хадасса Ф. Шэнк и др.

На конференции 1971 года была разработана широкая программа антисоветской деятельности. Так, комиссия по работе с правительствами сделала упор на «расширение контактов с парламентариями свободного мира, чтобы через них усилить давление на СССР». Была также подчеркнута необходимость обработки правительств Латинской Америки, Азии и Африки. Комиссия по работе с юристами приняла рекомендации о методах маскировки антисоветских провокаций ссылками на международное право. Комиссия по работе с молодежью, которую возглавлял руководитель департамента ВСО по работе с молодежью М. Бар-Он, выступила с предложениями о том, как направить в русло антисоветизма политическую активность молодежи. Комиссия по средствам массовой информации обобщила «опыт» распространения фальшивок о «советском антисемитизме» в газетах, журналах, на радио и телевидении. Комиссия по работе с неправительственными организациями подготовила рекомендации о втягивании л сионистскую кампанию церковных учреждений, политических партий, профессиональных объединений, профсоюзов, организаций, представляющих национальные меньшинства, и т. п.

Разветвленная сеть антисоветских организаций ныне существует в еврейских общинах не только США. Так, в Англии с этой целью были организованы «Женская кампания в защиту советских евреев», «Национальный молодежный совет в защиту советских евреев» и «Национальный совет в защиту советских евреев». Кроме того, был создан комитет по советским евреям при Совете депутатов английских евреев, действующий в тесном контакте с «Всепартийным парламентским комитетом в защиту советских евреев». Весь этот организационный комплекс постоянно раздувает антисоветскую шумиху, стремясь одновременно оказать влияние на позицию правительственных учреждений Англии.

В то же время развернули свою деятельность сионистские организации, прибегающие к открытому насилию, чтобы помешать разрядке напряженности между СССР и капиталистическими странами. Нападения на советские дипломатические представительства и торгово-экономические учреждения, попытки сорвать выступления советских артистов и спортсменов, поджоги и применение огнестрельного оружия — таковы методы за рубежом, которые используют «Лига защиты евреев» и подобные ей организации типа бандитской группы «еврейское вооруженное сопротивление».

Под влиянием сионистской пропаганды на антисоветские позиции перешел и ряд еврейских организаций, ранее придерживавшихся прогрессивной ориентации. В США, например, после 1967 года в антисоветскую кампанию включились руководители газеты «Морнинг фрайхайт» и журнала «Джуиш каррентс», а также группирующиеся вокруг них лица. Скатившиеся на просионистские позиции, они признали израильскую агрессию «оборонительной» акцией и обвинили Советский Союз в намерении «уничтожить Израиль». Извращая факты, они пытаются доказать, что СССР будто бы отказался от ленинской политики в еврейском вопросе и практикует «официальный антисемитизм». В оправдание своей позиции эта группа антисоветчиков выдвинула фальшивый тезис о существовании «двух сионизмов — реакционного и прогрессивного».

Важно также отметить, что в 1971 году была реорганизована НКЗСЕ, в которую вошли практически все основные — как сионистские, так и «несионистские» — организации еврейской общины США. Были также созданы местные отделения НКЗСЕ, отвечающие за ведение кампании в «защиту советских евреев» в еврейских общинах, которые «шефствуют» над соответствующими советскими городами, устанавливая контакты с так называемыми «еврейскими активистами» и потенциальными эмигрантами. Так, например, местные отделения НКЗСЕ в Нью-Йорке получают инструкции по написанию писем, посылке телеграмм, телефонным переговорам и организации личных встреч с советскими гражданами в Москве, адреса синагог, а также научных работников, подавших заявления о разрешении на выезд из СССР, «еврейских активистов», осужденных за антисоветскую деятельность в судебном порядке. НКЗСЕ устраивает демонстрации в «поддержку советских евреев», а также «бойкоты» советских артистов, выставок и т. д. за рубежом.

С НКЗСЕ тесно связан «Академический комитет о положении советских евреев», который возглавляет проф. С. Липсет. В комитет входят более тысячи академических и научных деятелей США. Под его влиянием некоторые научные ассоциации США выступили с заявлениями, ставящими развитие научных контактов между советскими и американскими учеными в зависимость от «решения эмиграционного вопроса».

Кампании в «защиту советских евреев» явились одним из средств разжигания националистических настроений среди части еврейской молодежи западных стран, обманутой сионистской пропагандой. Развивая фальшивый тезис о «советском антисемитизме», пытаясь сыграть на антифашистских настроениях еврейского населения, сионисты выдвигали, например, клеветнические утверждения о том, что, дескать, в СССР осуществляется «культурный геноцид в отношении евреев», который должен «рассматриваться как зло, лишь немногим меньшее, чем нацистское „окончательное решение еврейской проблемы“»22.

Помимо НКЗСЕ на деятельности «в защиту права советских евреев на эмиграцию» специализируются еще несколько организации: «Комитет за репатриацию советских евреев», «Комитет за освобождение порабощенных советских евреев», «Ал тидом», «Студенты, борющиеся за советских евреев» и «Лига защиты евреев», каждая из которых имеет свое определенное направление антисоветской деятельности.

Например, «Комитет за репатриацию советских евреев» и «Алтидом» направляют в Советский Союз эмиссаров, в функции которых входит создание групп так называемых «еврейских активистов», вербовка потенциальных эмигрантов, распространение сионистской литературы, а также религиозной литературы и обрядовых предметов и т. д. Для деятельности такого рода широко используется международный туризм. Организация «Студенты, борющиеся за советских евреев» развернула деятельность среди еврейских студенческих организаций и групп во многих американских университетах и колледжах. Ее опорные группы берут «шефство» над теми или иными «еврейскими активистами в СССР», организуют демонстрации в их «защиту», стремясь привлечь к подобным акциям широкие круги студентов и преподавателей. В последние годы организация «Студенты, борющиеся за советских евреев» широко устраивает провокации против групп советских граждан, посещающих США в рамках культурного и спортивного обмена.

Особо следует остановиться на деятельности «Лиги защиты евреев» (ЛЗЕ), совмещающей оголтелый антисоветизм с крайне реакционной позицией по всем вопросам американской общественной жизни.

Политическая программа и тактика ЛЗЕ носят откровенно профашистский характер. В этом ее основное отличие от большинства «респектабельных» еврейских организаций, стремящихся придать либеральную окраску своей националистической и антисоветской деятельности и ориентирующихся на либеральные круги американской политической арены. ЛЗЕ следует рассматривать как своего рода катализатор антисоветской кампании в еврейской общине. Под давлением и прикрытием ЛЗЕ основные еврейские буржуазно-националистические организации США значительно расширили масштабы своей антисоветской активности и дополнили тактику «закулисной дипломатии» открытым политическим давлением, включая организацию демонстраций, бойкотов и т. п. Деятельность «Лиги защиты евреев» для сионистов — это прежде всего «испытательный полигон» для проверки влияния антисоветских лозунгов на еврейское население, инструмент создания провокационной шумихи вокруг надуманного вопроса об «официальном советском антисемитизм». Кроме того, ЛЗЕ продемонстрировала возможность направить недовольство значительных слоев еврейской молодежи в националистическое русло, ослабляя воздействие на них прогрессивных организаций. Наконец, ЛЗЕ стала довольно сильным средством давления на те буржуазные круги американской еврейской общины, которые в свое время выражали сомнения в целесообразности организации широкой антисоветской кампании.

Хотя в последнее время поддержка авантюристической деятельности Л3E со стороны американской еврейской общины значительно сократилась, «Лига защиты евреев» все еще остается ударным отрядом антисоветского похода международного сионизма.

Исходя из антисоветских политических установок, сионистская пропаганда утверждает, что «основная масса советских евреев стремится выехать из СССР». При этом она апеллирует к самым разнообразным мотивам эмиграции — морально-идеологическим, политическим, духовным, культурным, потребительским. Выезд рекламируется как способ решения «духовно-культурных» и прочих идеалов. Он «обосновывается» также религиозными мотивами.

Главной целью этой кампании является попытка нарушить единство многонационального советского народа, возбудить националистические настроения среди советских граждан еврейской национальности и вызвать неприязнь к евреям у других советских граждан. В то же время сионисты стремятся, как уже говорилось, заполучить массы иммигрантов для «освоения» захваченных арабских земель. Всю эту провокационную деятельность направляет израильское правительство.

Сионистская пропаганда изо дня в день пытается склонить лиц еврейской национальности к выезду в Израиль. Острие этой идеологической обработки направлено на Советский Союз, другие социалистические страны. Для этого используются радио, телевидение, печатная продукция, эмиссары сионистских центров, пытающиеся проникнуть в нашу страну под видом туристов. Присылаются посылки, письма мнимых родственников. В тех случаях, а таких абсолютное большинство, когда сионистской пропаганде не удается склонить к выезду того или иного человека, его пытаются шантажировать и запугивать.

В нашей стране подавляющее большинство советских граждан еврейской национальности категорически отвергают призывы сионистских заправил покинуть Советскую Родину во имя «земли обетованной», не признают «двойного гражданства», навязываемого им правящими кругами Израиля. Они не нуждаются в «защите», «покровительстве» зарубежных сионистских центров и организаций. Рожденные, воспитанные в Советском Союзе, в стране полного равноправия граждан любой национальности, абсолютное большинство советских евреев живут и работают во имя строительства коммунизма, преисполнены чувства глубокого советского патриотизма и интернационализма.

В 1968–1979 годах израильские власти направили около 600 тыс. «вызовов» советским гражданам23, большинство которых с негодованием отвергли призывы сионистских провокаторов.

Каковы же основные цели сионистской пропаганды? Это, во-первых, дискредитация советского строя и экономической системы социализма, ленинской политики КПСС, советского образа жизни, социалистической демократии; во-вторых, разжигание в СССР «цепной реакции национализма», распространение мифа о «внутренней оппозиции», эрозия социализма изнутри; в-третьих, извращение внешнеполитического курса СССР, направленного на разрядку международной напряженности.

Достижение этих стратегических целей расчленяется империалистической и сионистской пропагандой на ряд тактических операций, которые преследуют задачи попытаться нейтрализовать марксистско-ленинскую убежденность советских граждан, подменить ее буржуазной, в том числе националистической, идеологией, вызвать антисоветские настроения, создать новые «ценностные ориентации» и установки среди определенных групп населения СССР.

Сионистская и просионистская пропаганда усиленно муссирует тезис о том, что борьба против сионизма якобы равнозначна антисемитизму. Лидеры просионистской организации Антидиффамационная лига «Бнай Брит» Э. Фостер и Б. Эпстайн издали в 1974 году клеветническую книгу «Новый антисемитизм», в которой объявляют «врагами евреев» всех, кто не разделяет сионистские догмы, и в первую очередь граждан Советского Союза и других социалистических стран, коммунистические партии, другие прогрессивные организации и даже буржуазных деятелей, выступающих с критикой агрессивной политики правящих кругов Израиля24. Одновременно сионистская пропаганда стремится выдать за «друзей евреев» все реакционные силы, поддерживающие израильских экстремистов, и замаскировать сотрудничество еврейских буржуазных националистов с различного рода антикоммунистическими и антисоветскими группировками, многие из которых занимают антисемитские позиции.

Клеветнически приписывая Советскому Союзу стремление «уничтожить» Израиль и распространяя фальшивку о «советском государственном антисемитизме», сионистские круги докатились до такой чудовищной лжи, как объявление СССР «главным врагом евреев всего мира». Выдвинутое сионистами требование «свободы эмиграции советских евреев» оказалось удобным предлогом для борьбы империалистов против разрядки международной напряженности.


Борьба против разрядки: «поправка Джексона»

Сионистская кампания «в защиту советских евреев» в 70-е годы превратилась в одно из главных орудий противников нормализации американо-советских отношений, врагов новых тенденций в международных отношениях. К этому времени ВСО и другими еврейскими буржуазно-националистическими организациями уже была создана разветвленная антисоветская пропагандистская сеть, поставленная на службу военно-промышленному комплексу США.

Она способствовала выдвижению провокационного вопроса о «положении советских евреев» в первой половине 70-х годов на одно из первых мест в повестке конгресса США. Были и другие причины. Они были вызваны также, например, усилением в Вашингтоне влияния сионистского лобби и произраильской коалиции в сенате и палате представителей, к тому времени значительно расширивших свою политическую базу.

Целью сионистского лобби было добиться такой позиции США, которая ставила бы улучшение советско-американских отношений в зависимость от «разрешения свободной эмиграции евреев из СССР». Для осуществления этой задачи сионистские круги избрали тактику «соединения» вопроса об эмиграции с отменой торговой дискриминации в отношении Советского Союза, что и было зафиксировано в поправке Джексона — Вэника.

Разношерстный состав сторонников «жесткой» позиции конгресса по «вопросу о советских евреях» сложился вследствие весьма неоднозначных целей, которые преследовали сенаторы и конгрессмены, раздувая эту проблему. Подход Дж. Джавитса и ряда других либеральных сенаторов к вопросу о «положении советских евреев» определялся стремлением обеспечить такое развитие процесса разрядки напряженности между США и СССР, которое в максимальной степени соответствовало бы американским интересам. Концепция разрядки, имеющая хождение в либеральных кругах конгресса, строилась на ложной предпосылке, что Советский Союз якобы можно вынудить пересмотреть свою принципиальную линию не только в международных делах, но и во внутренней политике ради улучшения отношений с Соединенными Штатами. Поэтому многие либеральные буржуазные деятели, включая Дж. Джавитса и А. Рибикова, рассчитывали использовать «вопрос о советских евреях» для создания прецедента в советско-американских отношениях, официально закрепить «право» США вмешиваться во внутреннюю политику СССР.

В отличие от либеральных членов конгресса, по-своему веривших в возможность «увязывания» разрядки с вмешательством во внутренние дела СССР, иными соображениями руководствовались деятели типа сенатора Джексона, выступавшие против разрядки в принципе. Привязка вопроса о советских евреях к нормализации торговых отношений позволяла правым членам конгресса противостоять одному из главных направлений советско-американской разрядки, в то же время не выступать непосредственно против президента Р. Никсона, сторонника нормализации советско-американских отношений. Псевдогуманитарный характер эмиграционного вопроса давал возможность противникам разрядки замаскировать истинный характер своей позиции, давал удобное прикрытие для перегруппировки своих сил с целью затормозить процесс разрядки, остановить его, а затем и отбросить его вспять.

В конгрессе кампанию за «увязывание» эмиграционного вопроса с американо-советскими торговыми отношениями возглавил сенатор Джексон, который в принципе мог повести за собой максимально широкую коалицию — от либеральных демократов до консервативных республиканцев. Во-первых, Джексон, будучи в числе наиболее активных сторонников внешнеполитического курса военно-промышленного комплекса, как правило, выступал в блоке с консервативными сенаторами-республиканцами. Во-вторых, в вопросах внутренней политики Джексон был известен своей умеренно-либеральной позицией, пользовался постоянной поддержкой руководства АФТ — КПП. В-третьих, Джексон на протяжении многих лет выступал в качестве одного из лидеров произраильской коалиции в конгрессе и установил теснейшие связи с сионистским лобби и израильским руководством.

Однако в американской еврейской общине, в том числе и в буржуазно-националистических кругах, далеко не все разделяли подход Джексона. Более эффективным для многих представителей еврейского буржуазно-националистического истэблишмента представлялось закулисное давление на администрацию с целью использовать ее влияние для обеспечения требовавшегося Израилю притока эмигрантов. Такой подход можно было бы назвать «паразитированием» на разрядке. На этих позициях находились и такие сенаторы, известные своими произраильскими взглядами, как Дж. Джавитс и А. Рибиков. Но сенатор Джексон взял инициативу в свои руки, что способствовало укреплению наиболее экстремистского подхода к этому вопросу в сионистских и просионистских кругах. Это, в свою очередь, дало Джексону соответствующую трибуну, политическую базу для развертывания кампании за принятие поправки к закону о торговле, которая предусматривала в качестве условия предоставления СССР статуса наибольшего благоприятствования «свободной эмиграции» граждан еврейской национальности из Советского Союза. В результате этот вопрос выдвинулся на первый план в борьбе американских реакционных сил против разрядки напряженности.

Уже в сентябре 1972 года в аппарате Джексона началась разработка законодательных «рамок», которые обусловили бы предоставление СССР режима наиболее благоприятствуемой нации изменением политики СССР в эмиграционном вопросе. Текст поправки к законопроекту о торговле, включавшему предложение администрации о предоставлении Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования, был составлен непосредственно активистами сионистского лобби в Вашингтоне: Р. Перлом, помощником сенатора Джексона, и М. Эмитаем, помощником сенатора А. Рибикова.

Прежде чем внести поправку в сенат, Джексону надо было заручиться поддержкой буржуазно-националистического руководства американской еврейской общины. 26 сентября 1972 г. на созванном НКЗСЕ совещании в присутствии 120 лидеров общенациональных и местных сионистских и просионистских организаций Джексон изложил свою позицию, призвав: «Поддержите мою поправку, и проявим твердость!»25.

Однако Джексон смог добиться одобрения своей позиции не сразу. Дело в том, что группа лидеров еврейской общины была тесно связана с «Комитетом за переизбрание президента», активно вела агитацию за республиканского президента среди еврейских избирателей и не хотела накануне выборов оказаться в оппозиции администрации Никсона. Кроме того, среди участников совещания НКЗСЕ были сторонники тогдашнего президента ВЕК Н. Гольдмана, выдвигавшие на первое место лозунги «свободного культурно-национального развития советских евреев» и не проявлявшие особого энтузиазма в отношении требования «свободной эмиграции»26. Наконец, на совещании присутствовали представители сенатора Дж. Джавитса, выступавшие за «менее жесткий» подход к эмиграционному вопросу. В какой-то степени их позиция объяснялась конкурентными соображениями — они были недовольны стремлением Джексона представить себя главным «защитником еврейского дела» и тем самым «монополизировать» в своих руках политическую и экономическую поддержку еврейской общины. В позиции либеральных сенаторов был и еще один важный момент. В течение многих лет они, особенно Дж. Джавитс, выступали в поддержку политики «наведения мостов» с Советским Союзом и другими социалистическими странами. Расширение торговли между Востоком и Западом рассматривалось ими как важный инструмент этой политики. Конкуренция между Джексоном и Джавитсом создавала определенные трудности сторонникам поправки.

В этих условиях развернулась усиленная обработка сенаторов в ходе кампании, начатой НКЗСЕ на местах. В обстановке приближающихся выборов демагогическая кампания «в защиту советских евреев» набирала темпы. Джексону и сионистским лоббистам удалось оказать нажим на своего оппонента, организовав в еврейской общине выступления с обвинением Дж. Джавитса в «мягкости» по отношению к Советскому Союзу. «Бунт» внутри произраильской коалиции был ликвидирован.

5 октября 1972 г. Г. Джексон официально внес свою поправку к законопроекту о торговле в сенат. К этому времени в списке соинициаторов этой поправки числилось 76 сенаторов, что автоматически гарантировало ее принятие этой палатой конгресса. Затем началась активная кампания в палате представителей, где аналогичную поправку внес конгрессмен Ч. Вэник.

Сионистское лобби в Вашингтоне и за его пределами развернуло массированную кампанию по нажиму на членов палаты представителей, действуя и напрямую, и через избирателей. «Помощник Вэника по административным делам Марк Талисман стал с утра до вечера обзванивать все 435 секретариатов членов палаты представителей, предлагая каждому выступить соинициатором того же законопроекта (поправки Вэника. — Авт.) на новой сессии конгресса. В некоторые секретариаты он звонил по 15 раз. Одновременно кампания на местах, организованная НКЗСЕ, начала приносить устойчивый «урожай» писем от избирателей даже тем конгрессменам, в избирательных округах которых мало евреев. Поток писем возрос после 18 января, когда исполнительный вице-президент «Комитета по американо-израильским общественным отношениям» И. Кенен, тесно связанный с Вашингтонской группой, направил послание примерно тысяче еврейских руководителей по всей стране»27,— писал журнал «Нью-Йорк тайме мэгэзин». 7 февраля 1973 г. Ч. Вэник внес свою поправку, подписанную 259 соавторами, в палату представителей.

Бывший президент Р. Никсон в своих мемуарах характеризует группировки, объединившиеся на платформе поправки Джексона — Вэника, следующим образом: «Объединение сил, представлявших разные полюса политического спектра, привело к созданию странной коалиции. Киссинджер позднее сравнивал ее с таким редким явлением, как затмение солнца. С одной стороны, либералы и американские сионисты решили, что настало время бросить вызов эмиграционной политике Советского Союза, особенно в отношении советских евреев. С другой стороны, были консерваторы, которые традиционно выступали против разрядки, поскольку она противоречила их идеологической оппозиции любым контактам с коммунистическими странами. Мой запрос в апреле 1973 года о предоставлении Советскому Союзу торгового статуса наиболее благоприятствуемой нации встретил объединенное сопротивление обеих групп: либералы хотели, чтобы законодательство о статусе наиболее благоприятствуемой нации было обусловлено изменением эмиграционной политики; консерваторы хотели вообще сорвать это законодательство, считая в принципе, что разрядка плоха сама по себе»28.

Поправка Джексона — Вэника серьезно повлияла на позицию конгресса в отношении Советского Союза. Попытки некоторых членов администрации путем личных бесед с видными членами конгресса помешать внесению поправки не дали и не могли дать результата. Более того, высокопоставленные представители администрации пытались использовать эту поправку для давления на Советский Союз, добиваясь советских «уступок» в этом вопросе. По существу, Р. Никсон и его окружение не ставили под сомнение мотивы авторов поправки. В послании конгрессу от 10 апреля 1973 г. по поводу внесения законопроекта о реформе торговли президент высказал понимание «глубокой озабоченности, выраженной многими членами конгресса» по эмиграционному вопросу. Но в то лее время Р. Никсон писал, что не разделяет мнение, будто «политика отрицания статуса наиболее благоприятствуемой нации для советского экспорта является наиболее подходящим или эффективным методом решения этой проблемы»29. Он доказывал, что сможет добиться «свободной эмиграции», используя «тихую дипломатию».

Следует подчеркнуть, что позиция Белого дома отнюдь не была последовательной и фактически играла на руку Джексону, с которым администрация Никсона тесно сотрудничала по многим важнейшим вопросам внешней политики — таким, как война в Индокитае, положение на Ближнем Востоке или наращивание военного потенциала США. В своих мемуарах Г. Киссинджер пишет: «К своему изумлению я обнаружил, что оказался в конфронтации с бывшим союзником, отношения с которым становились все более напряженными. Этот конфликт был тем более странным и болезненным, что я был в большем согласии с Джексоном по многим вопросам, чем с моими новыми союзниками, которые выступали против его поправки с иной философской позиции»30.

В результате администрация не приняла своевременных мер, чтобы расколоть коалицию сторонников поправки Джексона. В Белом доме рассчитывали использовать эту поправку как средство нажима на Советский Союз. «Сенатор Джексон и администрация Никсона были преданы одной и той же цели — увеличению эмиграции из Советского Союза, — признает Г. Киссинджер. — Разногласия касались тактики. Администрация сомневалась, что открытое давление приведет к успеху. Джексон же доказывал, что другие методы не сработают»31. Г. Киссинджер вынужден признать, что вместо борьбы с противниками разрядки администрация надеялась добиться некоего «компромисса» с Джексоном и сионистскими кругами.

Весной 1973 года администрация начала закулисные переговоры как с руководителями конгресса, так и с сионистскими лоббистами. Например, 19 апреля 1973 г. Р. Никсон пригласил в Белый дом 15 лидеров еврейской общины. Впервые такая встреча состоялась по инициативе американского президента. В заявлении от имени лидеров общины, с которым выступили президент КПКАЕО Дж. Стейн, Еице-президент НКЗСЕ Ш. Джекобсон и близкий Р. Никсону президент Совета управляющих Еврейского агентства М. Фишер, говорилось: «Мы выражаем нашу искреннюю благодарность президенту за встречу, которую мы считаем историческим событием. Президент подтвердил свою озабоченность бедственным положением советских евреев и пообещал продолжать свои личные усилия в их интересах»32. Вместе с тем отсутствие в тексте этого демагогического заявления упоминания о поправке Джексона свидетельствовало о том, что лидеры еврейской общины не были готовы безоговорочно поддержать эту акцию.

После ряда совещаний лидеров ведущих сионистских и просионистских организаций было принято окончательное решение выступить в поддержку поправки Джексона. Здесь сыграло свою роль и растущее убеждение в слабости администрации в связи с развертывающимся уотергейтским скандалом. На позиции руководства американской еврейской общины в этом, как и в других вопросах, отразилась также точка зрения Тель-Авива. «Американские еврейские группы полагаются на Израиль в отношении разведывательных сведений, касающихся текущих событий жизни советских евреев, а также анализа тенденций в отношении эмиграции и направления советской политики. Израильские официальные лица часто встречаются с представителями крупнейших американских еврейских организаций для обсуждения русской ситуации.

В целом израильтяне призывали американских евреев продолжать и даже увеличивать усилия по оказанию давления на Советское правительство»33, — писал исполнительный директор «Национальной межрелигиозной специальной группы в защиту советских евреев» Г. Стробер.

Новый этап борьбы вокруг поправки Джексона развернулся в сентябре 1973 года, когда обсуждение этого вопроса началось в бюджетной комиссии палаты представителей. К этому времени многие члены конгресса, согласившиеся ранее выступить соинициаторами поправки, искали возможности не доводить дело с поправкой до голосования. По словам американского журналиста Дж. Олбрайта, «по крайней мере, половина членов бюджетной комиссии предпочла бы провалить надоевшую всем поправку Джексона — Вэника еще до того, как законопроект о торговле был передан на рассмотрение палаты представителей, но они не осмелились этого сделать»34. Тем не менее два члена комиссии — Дж. Корман (демократ, Калифорния) и Дж. Петис (республиканец, Калифорния) — по просьбе администрации выступили с «компромиссной формулой», которая давала бы президенту право самому решать вопрос о предоставлении статуса наиболее благоприятствуемой нации любому государству. Но сионистскому лобби удалось оказать на авторов «компромиссной формулы» такое давление, что они на следующий же день сняли свое предложение.

Однако даже в этих условиях Р. Никсон и Г. Киссинджер отказывались от решительного противодействия Джексону и его сторонникам. «Администрация по-прежнему стремилась к компромиссу с Джексоном, — пишет Г. Киссинджер в своих мемуарах. — Нашим первым шагом с целью выиграть время был парламентский маневр — ликвидировать упоминание статуса наиболее благоприятствуемой нации из билля о торговле, находившегося в палате представителей, чтобы таким образом ликвидировать и поправку Джексона. Замысел заключался в том, чтобы добиться компромисса на конференции между сенатом, который, как ожидалось, одобрит поправку Джексона, и палатой представителей. Этот хитрый план, задуманный нашими экспертами по связям с конгрессом, не имел никаких шансов на успех. На деле он показал, к какой нерешительности ведет наш отказ прямо выступить по этому вопросу»35.

26 сентября 1973 г. бюджетная комиссия палаты представителей, 18 из 25 членов которой являлись соавторами поправки Вэника, без голосования одобрила ее. Показательно, что только что назначенный государственным секретарем Г. Киссинджер, публично обещавший выступить против поправки, так и не появился на слушаниях, проводившихся бюджетной комиссией, хотя его выступление там было первоначально запланировано.

Октябрьская война 1973 года создала условия, позволившие администрации Р. Никсона несколько усилить свои внутриполитические позиции, в том числе и по вопросу о поправке Джексона. 11 октября Г. Киссинджер призвал руководство палаты представителей отложить «ради высших соображений государства» голосование по законопроекту о торговле, которое должно было состояться через неделю. Среди сионистских лоббистов также возникли сомнения относительно необходимости проводить голосование, пока не выяснится — не изменилась ли позиция Тель-Авива в этом вопросе. Центр тяжести в деятельности лобби был перенесен на пробивание беспрецедентной военной помощи Израилю.

5 ноября 1973 г. состоялась решающая встреча Р. Мааса, Дж. Стейна и Ш. Джекобсон с сенатором Джексоном, который пригласил туда также ряд своих сторонников, включая сенатора А. Рибикова, президента «Бнай Брит» Д. Блумберга и всех членов так называемой Вашингтонской группы. «Джексон, Рибиков и Талисман, представлявший Вэника, недвусмысленно заявили этим еврейским руководителям, что они будут добиваться принятия указанной поправки как в палате представителей, так и в сенате»36 — так описывал это совещание Дж. Олбрайт. «Если мы сейчас отступим, то русские этим воспользуются», — шантажировал своих партнеров Джексон. Он угрожал, что публично «разоблачит их оппозицию» поправке37. Таким образом, Джексон и его сторонники предъявили фактически ультиматум тем деятелям, которые выступали за менее «жесткий курс» в отношении Советского Союза.

В этот момент свою роль сыграло и израильское правительство. Премьер-министр Г. Меир, прибывшая в Вашингтон для переговоров с Р. Никсоном, передала лидерам НКЗСЕ, что необходимо поддержать поправку Джексона — Вэника. В результате руководство американской еврейской общины пересмотрело свою позицию. Исполком НКЗСЕ на чрезвычайном заседании отверг предложение о снятии IV раздела закона о торговле. В начале декабря 1973 года началось обсуждение законопроекта о торговле в палате представителей. Поправка Вэника, требовавшая запрета кредитов СССР, была принята 11 декабря подавляющим большинством голосов — 319 против 80.

Администрация, первоначально угрожавшая наложить вето на закон о торговой реформе, если он будет включать поправку, фактически безропотно приняла его, что еще более поощрило антисоветчиков в сенате. 6 марта 1974 г. Г. Киссинджер вступил в конфиденциальные переговоры с Джексоном для очередного «компромисса на основе пяти принципов», выдвинутых сенатором. Эти «принципы» включали не только диктат относительно условий эмиграции из СССР, но и устанавливали постоянную «квоту» — число лиц, которые должны были ежегодно выезжать из Советского Союза. Таким образом, позиция администрации не только не была направлена против позиции Джексона, а по существу совпадала с ней в стремлении навязать Советскому Союзу абсолютно неприемлемые условия нормализации торгово-экономических отношений.

Подобная позиция администрации способствовала отстранению от решения вопроса тех кругов в сенате, которые выражали опасения, что поправка Джексона может отбросить вспять нормализацию американо-советских отношений. На позиции Белого дома, облегчавшей прохождение поправки Джексона, сказалась и смена в августе 1974 года главы администрации. Сменивший Р. Никсона Дж. Форд в свою бытность конгрессменом входил в число соинициаторов поправки.

В конечном счете среди соавторов поправки оказалось 78 сенаторов и 289 членов палаты представителей. Обеспечив себе поддержку подавляющего числа членов конгресса, инициаторы поправки «решили, что настало время для демонстрации силы» и пошли на открытое давление на Белый дом: «Было дано знать об этом примерно 25 высшим руководителям крупнейших еврейских организаций, которых призвали отправлять телеграммы с выражением возмущения в максимально резких выражениях президенту Форду, одновременно направляя копию каждой телеграммы Киссинджеру. Как рассказывает один из членов Вашингтонской группы, при этом отмечалось стремление добиться того, чтобы Форд понял, что на него будет возложена прямая ответственность, если принятие поправки будет сорвано»38.

20 сентября 1974 г. президент Дж. Форд вновь встретился с сенатором Г. Джексоном для обсуждения «компромисса». 18 октября Джексон официально объявил о достижении соглашения с администрацией, по которому его поправка включалась в текст законопроекта о торговой реформе, но президенту предоставлялось право, если он сочтет, что требования поправки выполняются Советским Союзом, приостановить запрет на предоставление СССР кредитов и статуса наиболее благоприятствуемой нации на срок до 18 месяцев. Затем эти действия президента подлежали бы ежегодному одобрению конгресса путем принятия совпадающей резолюции обеими палатами конгресса. При условии отсутствия такой резолюции любая палата имела бы право в течение 45 дней наложить вето на действия президента по предоставлению кредитов и статуса наиболее благоприятствуемой нации.

Данное соглашение было закреплено в письмах, которыми обменялись Г. Киссинджер и Г. Джексон («Пакт двух Генри»), где, в частности, содержались «заверения» администрации, что Советский Союз будто бы готов признать предъявленные ему требования относительно условий и объема эмиграции. При этом администрация сознательно скрывала, что советская сторона решительно отвергла эту попытку вмешиваться в свои внутренние дела в письме министра иностранных дел СССР А. А. Громыко Г. Киссинджеру от 26 октября 1974 г.

Когда финансовая комиссия сената 20 ноября 1974 г. сдобрила законопроект вместе с поправками, потребовав, однако, чтобы Г. Киссинджер дал лично свидетельские показания о «заверениях» прежде, чем билль будет обсуждаться сенатом, государственный секретарь пошел на прямую дезинформацию. «Письмо Громыко было сохранено в тайне от сената и общественности. Киссинджер не упомянул о нем во время своего имевшего огромную важность выступления в поддержку закона о реформе торговли перед финансовой комиссией сената 3 декабря 1974 г. Он утверждал, что для использования термина «заверения» в его письме Джексону имелись полные основания»39,— отмечал один из руководителей «Бнай Брит» У. Кори. Кроме того, государственный секретарь дал понять сенаторам в своем выступлении, что им не следует обращать внимания на публичные выступления советской стороны против поправки, поскольку эти выступления якобы носили пропагандистский характер и не отражали истинной позиции СССР.

Позиция администрации была направлена на превращение поправки Джексона в эффективный инструмент вмешательства во внутренние дела СССР. «Компромисс», достигнутый Г. Киссинджером, не отменял дискриминационных положений поправки Джексона, а лишь давал администрации возможность более гибко использовать поправку для попытки шантажа Советского Союза.

Этот «компромисс» получил полное одобрение со стороны сионистских и просионистских кругов еврейской общины, истолковавших «заверения» Г. Киссинджера как признание Советским Союзом «свободной эмиграции». Еще 8 ноября 1974 г. НКЗСЕ выступила с одобрением соглашения Киссинджера — Джексона, расценив его как полную победу кампании «в защиту советских евреев». Разногласия между сторонниками «жесткой» поддержки поправки и сторонниками более гибкого курса отошли на задний план, и верхушка общины заняла монолитную позицию в пользу принятия сенатом поправки.

Создав впечатление приемлемости «компромисса» для Советского Союза, администрация одновременно эффективно разрушила любые проявления оппозиции поправке в самом сенате. Поправка была принята в сенате 13 декабря 1974 г., по существу, без всякого обсуждения голосами 88 сенаторов (против — ни одного). Сам закон о реформе торговли был одобрен 77 сенаторами против 4. 20 декабря сенат и палата представителей окончательно одобрили текст поправки Джексона — Вэника.

Закон о реформе торговли 1974 года и история его прохождения в конгрессе наглядно свидетельствовали, что противники разрядки во главе с Джексоном использовали позаимствованный у сионистских кругов вопрос о «положении советских евреев» не столько в целях «свободной эмиграции», сколько для того, чтобы помешать развитию советско-американских отношений в одной из важнейших сфер, перечеркнув многое из того положительного, что было достигнуто в начале 70-х годов.

Таким образом, значение антисоветской кампании под фальшивым лозунгом «защиты советских евреев» выходило далеко за пределы эмиграционного вопроса. По сути дела, была предпринята попытка сорвать процесс нормализации советско-американских отношений, не допустить подведения материального фундамента под здание разрядки. При этом сионистские круги еще раз показали себя орудием наиболее агрессивных империалистических сил, не желающих признать новое соотношение сил в мире. Основные группировки правящего класса в США не желали отказаться от гегемонистских претензий, согласиться на проведение в жизнь принципов равноправия в своем подходе к Советскому Союзу. Даже среди реалистически мыслящих кругов американской буржуазии получили распространение ложные представления о целях и характере советско-американской разрядки, что играло на руку сторонникам проведения «жесткого курса».

Сионистские круги оказали неоценимую услугу американской реакции, предоставив необходимые лозунги и разработав тактику для перехода в контрнаступление против разрядки.

Однако главную роль в проталкивании поправки Джексона — Вэника сыграли те круги, связанные с военно-промышленным комплексом, которые выступали против разрядки в принципе. Поправка Джексона — Вэника стала обходным маневром, который позволил им перегруппировать силы и выиграть время для фронтального наступления на разрядку в последующем. В конечном счете Джексон и ему подобные противники разрядки использовали сионистов в своих интересах, взяв на вооружение их лозунги и получив их поддержку и средства давления. Сионистским кругам, в свою очередь, принятие дискриминационного законодательства дало ощутимые «дивиденды» на внутриполитической арене США, они укрепили взаимовыгодные отношения со сторонниками военно-промышленного комплекса. Что же касается выезда советских граждан в Израиль, которого добивались сионистские круги в связи с поправкой Джексона, то здесь они сильно просчитались. Советский Союз решительно отверг все попытки вмешательства в свои внутренние дела.


Союзник военно-промышленного комплекса

Сионизм является союзником реакционных сил на политической арене США и делает все, чтобы полностью включить в орбиту своего влияния еврейское население. «В течение многих лет большая часть еврейского населения зарекомендовала себя сторонниками демократических мер по вопросам внешней и внутренней политики, — отмечает член Политкомиссии Коммунистической партии США Д. Рубин. — Однако в последние годы реакция смогла, используя националистическую идеологию, расширить свое влияние, добившись отхода значительной части еврейского населения от традиционной ориентации»40.

В ходе борьбы за принятие поправки Джексона просионистские и сионистские организации значительно сблизились с наиболее реакционными силами на американской политической арене. В первую очередь следует отметить тесное сотрудничество произраильских лоббистов с представителями военно-промышленного комплекса. Сионистские круги, активно проталкивая программы военной помощи Израилю, одновременно играли заметную роль в обеспечении необходимого числа голосов правительственным программам иностранной военной помощи, которые в 1973–1975 годах нередко оказывались под угрозой блокирования конгрессом. В отдельных случаях, например, помощь Израилю и южновьетнамскому и южнокорейскому режимам объединялась в едином «пакете», что вело к «дезертирству» некоторых либеральных сторонников Израиля в конгрессе из числа противников затягивания конфликта в Индокитае. Произраильское лобби также способствовало провалу предложений о выводе части американских войск из Западной Европы.

Еще в 1974 году американский журналист С. Фридмен сообщил о «сделке между лидерами еврейской общины США и министерством обороны: поддержке увеличения бюджета Пентагона либеральными еврейскими организациями, обычно придерживающимися иной точки зрения, в обмен на обязательства правительства США оказать Израилю помощь военного, политического и экономического характера»41. С. Фридмен отмечал, что «еврейская община оказалась в такой же ловушке, когда администрации Джонсона и Никсона оказали давление на еврейских лидеров, чтобы они в обмен на американскую поддержку Израиля отказались от своей оппозиции вьетнамской войне»42. Бывший председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Дж. Браун открыто признавал «особую» эффективность сионистских лоббистов в конгрессе: «Когда израильтяне обращались к нам с просьбой об оружии, мы говорили, что, видимо, не сможем добиться от конгресса одобрения этой программы. Они отвечали: «Не беспокойтесь о конгрессе, мы сами займемся конгрессом»43.

Пентагон и госдепартамент, учитывая эффективность сионистских лоббистов в конгрессе, сами нередко пользуются их услугами для того, чтобы пробить через конгресс те или иные решения, отвечающие интересам военно-промышленного комплекса. Хорошо известно, как администрация использовала поддержку сионистского лобби, чтобы добиться одобрения конгрессом американской военной помощи Турции. Менее известно, что сионистские круги играли важную роль в широких поставках вооружений шахскому режиму в Иране. Например, при обсуждении программы продажи Ирану системы воздушной разведки АВАКС помощник государственного секретаря по связям с конгрессом Д. Беннет разослал 19 августа 1977 г. конфиденциальный меморандум, предусматривавший «мобилизацию израильского лобби для поддержки» этой программы44.

Характеризуя влияние сионистских кругов на американской политической арене, Генеральный секретарь Компартии США Г. Холл писал: «Реакционные политические деятели, включающиеся в произраильскую кампанию, получают поддержку избирателей, которые в ином случае никогда бы не голосовали за ультраправого кандидата. Из-за этого большого обмана антисоветская кампания в еврейских общинах воздействует на всю политическую жизнь»45.

О влиянии еврейских буржуазных националистов в политической жизни США свидетельствует избирательная кампания 1976 года. В ходе борьбы, развернувшейся в демократической партии за выдвижение кандидатов в президенты, сионистские круги с самого начала выступили в пользу сенатора Джексона. Этот представитель военно-промышленного комплекса сотрудничество с сионистскими лоббистами использовал прежде всего для расширения финансовой базы своей предвыборной кампании. Почти 80 % собранных им денег было получено от верхушки американской еврейской общины46. Под влиянием сионистской пропаганды 49 % избирателей еврейского происхождения голосовали за Г. Джексона на первичных выборах в демократической партии47. Тем не менее избирательная кампания Джексона потерпела сокрушительный провал, а победу в ходе внутренней борьбы в демократической партии одержал малоизвестный губернатор Джорджии Дж. Картер, не имевший первоначально тесных связей с сионистскими лоббистами.

Поражение Джексона на первичных выборах показало, что военно-промышленный комплекс и его сионистские союзники не смогли добиться выдвижения своего кандидата. Сионистское лобби было встревожено не только тем, что впервые за многие десятилетия кандидат в президенты от демократической партии не опирался на «еврейский избирательный блок». В ряде предвыборных выступлений Дж. Картера признавалась необходимость всеобъемлющего урегулирования ближневосточного конфликта и созыва совместно с Советским Союзом Женевской мирной конференции. Бывший губернатор Джорджии демагогически высказывался о правах палестинцев и даже позволил себе назвать ошибкой «привязывание вопроса о еврейской эмиграции из СССР к законодательству о торговле».

Однако уже накануне съезда демократической партии отношения между Дж. Картером и его окружением, с одной стороны, и сионистскими кругами — с другой, начали меняться. Новый лидер демократической партии стал подвергаться усиленной обработке со стороны руководителей еврейских буржуазно-националистических организаций. Вскоре в пользу Дж. Картера развернуло агитацию и сионистское лобби в Вашингтоне, поддерживавшее в 1972 году республиканского кандидата Р. Никсона (демократ Дж. Макговерн, несмотря на свою произраильскую риторику, показался сионистским лоббистам недостаточно «жестким»).

Конечно, своей победой на выборах в ноябре 1976 года президент Дж. Картер был обязан поддержке коалиции политических сил, выражавших интересы основных группировок правящего класса США. Сионистские круги еврейской общины лишь способствовали смене правительства в Вашингтоне, но отнюдь не определяли ее. При всем этом нельзя не отметить, что после определенных неудач в начале избирательной кампании сионистское лобби быстро переориентировалось на ставшего победителем в предвыборной схватке Картера, хотя первоначально и не поддерживало его кандидатуру.

Борьба по вопросам внешней политики, развернувшаяся на американской политической арене после прихода к власти администрации Картера, не получила однозначной оценки в американской еврейской общине. Большинство еврейского населения выступало в пользу политики разрядки международной напряженности, в том числе некоторые представители буржуазных слоев, особенно те, кто призывал к отмене поправки Джексона и поддерживал Комитет за согласие между Востоком и Западом. Однако реалистически мыслящие деятели составляли меньшинство в верхушке общины, где преобладающим влиянием пользовались представители сионистских и просионистских кругов.

Одно время немалую озабоченность в сионистских кругах вызывали заявления Дж. Картера в отношении урегулирования на Ближнем Востоке. Летом 1977 года сионисты начинают кампанию давления на Белый дом с целью воспрепятствовать его отходу от произраильской линии. Своего апогея кампания достигла в связи с опубликованием 1 октября 1977 г. Совместного советско-американского заявления по Ближнему Востоку, открывавшего путь к достижению всеобщего и прочного урегулирования в данном регионе с учетом законных интересов палестинского народа.

Уже 3 октября Антидиффамационная лига «Бнай Брит» обвинила администрацию в том, что она якобы способствует «усилению советского влияния» на Ближнем Востоке. 12 октября 1977 г. Национальный еврейский консультативный совет по общинным отношениям разослал входящим в него организациям секретные инструкции, которые требовали: «созвать в штатах и регионах конференции с приглашением членов конгресса; послать делегации, включающие политических деятелей нееврейского происхождения, в Вашингтон для встреч с сенаторами и конгрессменами; обеспечить в ближайшие недели систематический и массированный поток писем в Белый дом; направить ораторов для выступлений перед ключевыми местными группами и организовать конфиденциальные встречи еврейских лидеров с их коллегами в структуре влияния общества; поощрять написание и опубликование писем и статей специалистов по Ближнему Востоку; сохранять постоянный поток писем издателям газет, особенно от видных местных деятелей».

В отчете Национального еврейского консультативного совета но общинным отношениям от 2 ноября 1979 г. отмечалось, что мероприятия против Совместного заявления были проведены в 92 городах и штатах. Тем временем исполком Американского еврейского комитета объявил, что «среди американских друзей Израиля возник кризис доверия к ближневосточной политике администрации»48.

Нападки на Совместное советско-американское заявление достигли невиданного — даже для сионистского лобби — размаха. По стране прокатилась хорошо организованная волна протестов, демонстраций, заявлений, направленных против Белого дома. В результате кампании давления многие руководители администрации заколебались. В считанные дни администрация отказалась от позиции, зафиксированной в Совместном советско-американском заявлении, и взяла прямо противоположный курс, направленный на поощрение сепаратной египетско-израильской сделки.

Было бы неверно считать этот поворот в политике Вашингтона результатом только или прежде всего давления со стороны сионистских кругов. Против Совместного заявления выступили не одни сионистские лоббисты, а все реакционные силы США, толкавшие администрацию на отказ от любого сотрудничества с Советским Союзом. Г. Джексон, П. Мойнихен и лидер АФТ — КПП Дж. Мини, Комитет по существующей опасности и реакционные эмигрантские организации, лидеры республиканской партии и руководители фракции демократов в конгрессе — таков был спектр противников всеобъемлющего урегулирования арабо-израильского конфликта.

Как показало время, сами руководители администрации отнюдь не были последовательными сторонниками созыва Женевской мирной конференции с участием всех заинтересованных сторон. Для Дж. Картера Совместное советско-американское заявление оказалось лишь очередным зигзагом в его политике, конечным результатом которой стал открытый поворот к курсу конфронтации с Советским Союзом в конце 1979 — начале 1980 года. Как и в других вопросах, администрация Картера показала себя в вопросах ближневосточного урегулирования ненадежным партнером, руководствующимся не стремлением к разрядке напряженности и установлению прочного мира, а своекорыстными интересами американского империализма.


Курс на конфронтацию

Таким образом, вновь, как и в случае с поправкой Джексона, антисоветским кругам удалось добиться от Вашингтона отказа от выполнения официально принятых им обязательств по отношению к СССР. Антисоветская истерия вокруг надуманных вопросов о положении советских евреев в связи с ситуацией на Ближнем Востоке, в Африке, Индокитае начинала давать свои плоды. Во второй половине 70-х годов американские реакционные круги во главе с представителями военно-промышленного комплекса развернули фронтальное наступление на разрядку, используя «опыт», полученный в ходе борьбы вокруг поправки Джексона. Прямым продолжением кампании «в защиту прав советских евреев» стала пропагандистская шумиха вокруг так называемых «нарушений прав человека» в СССР и других социалистических странах.

Сионистские круги активно включились в эту развернутую администрацией Картера демагогическую кампанию. Уже 2 февраля 1977 г., через две недели после прихода к власти новой администрации, Американский еврейский комитет и Антидиффамационная лига «Бнай Брит» выразили свою поддержку новым попыткам Белого дома под предлогом «защиты прав человека» вмешиваться во внутренние дела Советского Союза. Как прямо заявил тогда глава американской делегации на белградской встрече А. Голдберг, целью этой кампании было «вдохнуть надежду в диссидентов» в Советском Союзе49. Специально для Белградской конференции сионистскими кругами был подготовлен провокационный доклад, содержавший грубую клевету на политику СССР. В Белград была откомандирована делегация «Национальной американской межрелигиозной группы в защиту советских евреев».

В начале 1979 года, когда к работе приступил конгресс 96-го созыва, «Национальная конференция в защиту советских евреев» объявила о проведении новой антисоветской кампании под названием «Интервенция-96». Согласно планам этой кампании, каждый из 100 сенаторов и 435 конгрессменов должен был «взять шефство» над так называемыми «еврейскими активистами» в Советском Союзе. Инициаторами этой провокационной затеи стали активные деятели произраильской коалиции— четыре сенатора (демократы К. Пелл и Г. Метценбаум и республиканцы Р. Швейкер и Р. Доул) и четыре конгрессмена (демократы С. Иейтс и Дж. Бланчард и республиканцы У. Градисон и Дж. Кемп)50. С целью более активного вовлечения американских законодателей в эту деятельность сионисты создали новую организацию — «Жены членов конгресса в защиту советских евреев».

Особую активность сионисты и другие антисоветчики развернули в США в связи с так называемым делом А. Щаранского, осужденного советским судом за шпионаж в пользу иностранного государства. Сионистская пропаганда клеветнически утверждала, что Щаранский был якобы осужден за «желание выехать из СССР». В действительности Щаранский входил в группу «еврейских активистов» вместе с А. Лернером, В. Рубином и некоторыми другими отщепенцами, состоявшими на службе в ЦРУ. Бывший член этой группы С. Л. Липавский рассказывал в газете «Известия»:

«В целях нагнетания напряженности в отношениях между США и СССР А. Лернер предложил организовать негласный сбор информации о тех советских учреждениях и предприятиях, которые работают на оборону, с тем чтобы убедить западные фирмы под этим предлогом прервать поставку технического оборудования в СССР. В. Рубин должен был после отъезда из СССР провести в США соответствующие консультации по этому вопросу и известить А. Лернера.

В августе 1976 года по неофициальным каналам через американского корреспондента Осноса поступило письмо от В. Рубина с просьбой ускорить высылку этих сведений, чтобы поднять кампанию о запрещении продажи СССР американского оборудования. И хотя были возражения против сбора таких сведений, поскольку это уже являлось явным шпионажем, А. Лернер тем не менее поручил А. Щаранскому и другим организовать получение такой информации и переправить ее за границу.

Надо подчеркнуть, что вопрос об оказании необходимого содействия американцам в получении разведывательной информации по научно-технической, военной тематике и по политическим вопросам стоял всегда в повестке дня. Речь шла о помощи в этом вопросе сотрудникам ЦРУ, которые прикрывались в Москве официальными должностями, а также о поддержке пресловутой поправки Джексона к закону о торговле с СССР»51.

Советский суд обстоятельно исследовал доказательства относительно сбора Щаранским лично и через сообщников информации о дислокации и ведомственной принадлежности предприятий оборонных отраслей промышленности и связанных с ними объектов. Все эти сведения он систематически, вплоть до ареста в марте 1977 года, передавал с соблюдением мер конспирации иностранным агентам. Суду были представлены многочисленные доказательства преступной деятельности Щаранского, в том числе подлинник письма от агента иностранной разведки с заданием собирать секретную информацию, специальная анкета, содержащая перечень вопросов разведывательного характера. Судом было установлено, что он подготовил и направил за границу не менее 17 документов-фальшивок, которые были использованы на Западе во враждебных Советскому государству целях52.

Выдавая Щаранского за «жертву советского антисемитизма», сионистские круги и их союзники попытались использовать эту ложь для того, чтобы инспирировать новое ухудшение американо-советских отношений.

В США была доставлена из Израиля авантюристка Н. Штиглиц, которая под именем Авиталь Щаранской должна была изображать его жену. Ее использовали не только для выступлений на различного рода антисоветских сборищах, но и для вовлечения в провокационную кампанию руководителей конгресса и администрации. Под свою защиту публично взял Щаранского сам президент Дж. Картер, а обе палаты конгресса приняли резолюцию, лицемерно выражавшую возмущение якобы имевшим место «нарушением прав человека»53.

Целью этой провокационной кампании было предотвращение отмены поправки Джексона — Вэника, так как в пользу нормализации торгово-экономических отношений между США и СССР в 1977–1978 годах выступил ряд деятелей конгресса во главе с членом палаты представителей П. Финдли (республиканец, шт. Иллинойс). Более того, организованная сионистами шумиха была использована для того, чтобы свернуть научные и технические связи между США и Советским Союзом. НКЗСЕ и КПКАЕО в совместном заявлении в июле 1978 года потребовали «заморозить экспорт американской технологии в СССР»54. Это требование поддержали сенаторы Д. Мойнихен и Г. Джексон, а также другие представители военно-промышленного комплекса на Капитолийском холме. Идя на поводу у антисоветчиков, президент Дж. Картер объявил о запрете продажи ТАСС компьютера ЮНИВАК фирмы «Сперри Рэнд». В антисоветскую кампанию были втянуты также ряд профсоюзов и Национальная академия наук США.

Продолжая клеветническую кампанию под лозунгом «защиты советских евреев», сионистские лоббисты прежде всего добивались сохранения в силе дискриминационных мер в отношении СССР в торгово-экономической сфере. С этой целью оказывалось давление на тех политических деятелей, которые выступали за ликвидацию препятствий на пути развития американо-советских отношений. Довольно резкие стычки отмечались и в самой верхушке еврейской общины между сионистами и теми буржуазными кругами, которые заинтересованы в развитии торговли с СССР. Однако отказ администрации Картера от выступления за отмену дискриминационных поправок помог сионистам и их союзникам помешать прогрессу в этой области. Сохранение в силе поправки Джексона облегчило реакционным кругам подготовку почвы для провозглашения президентом в январе 1980 года политики «экономических санкций» против Советского Союза.

Сионисты приложили руку также к антисоветской кампании, направленной на срыв Олимпийских игр 1980 года в Москве. Ими был пущен слух о том, что Израиль якобы не будет допущен на Московские Игры. Под этим и другими предлогами они пытались организовать давление на принадлежащие капиталистам еврейского происхождения фирмы, заключавшие контракты на поставку товаров для игр, продажу сувениров и организацию телепередач с Олимпиады («Оксидентл петролеум», «Лазарфрер», «Лименбразерс», «Кун, Леб, Хорнблоуэр», телекомпания Эн-Би-Си). Следует, однако, отметить, что в этом вопросе сионистам не удалось заручиться поддержкой большинства американской еврейской общины.

Как видим, в годы правления администрации Картера сионисты продолжали усиливать свою антисоветскую кампанию, которая в этих условиях стала составным элементом фронтального наступления всех реакционных сил США на разрядку. Они уже не считали необходимым прибегать к маскировке зловещих целей сторонников «холодной войны» эмиграционным и подобными надуманными вопросами. Удар отныне направлялся против самого принципа мирного сосуществования государств с различным общественно-экономическим строем. Наиболее наглядно это проявилось в борьбе вокруг ОСВ-2. В то время как за ратификацию Договора ОСВ-2 выступили не только прогрессивные слои, но и некоторые реалистически мыслящие представители верхушки еврейской общины, сионистские лоббисты действовали через организацию Еврейский институт за национальную безопасность. Организация ставит перед собой две цели: «информировать еврейскую общину о важности укрепления американской обороны для дела выживания США и Израиля» и «просвещать американскую общественность о геополитической ценности для США государства Израиль как форпоста интересов Запада на Ближнем Востоке»55. На организованной Еврейским институтом за национальную безопасность встрече группы руководителей еврейских буржуазно-националистических организаций с министром обороны Г. Брауном в декабре 1979 года они высказались против ОСВ-2 и выразили поддержку увеличению бюджета Пентагона.

Особо наглядно роль сионистских и просионистских кругов проявилась в связи с конференцией государств— участников Хельсинкского соглашения, состоявшейся в Мадриде в 1980–1982 годах. Стремясь «похоронить» разрядку, реакционные круги в США и других западных странах не жалели усилий, чтобы помешать работе конференции, использовать ее для вмешательства во внутренние дела СССР и других социалистических стран. С ними заодно действовали появившиеся в Мадриде представители постоянного президиума Брюссельских «конференций в защиту советских евреев», а также антисоветчики из «Бнай Брит» и НКЗСЕ.

У. Кори, директор отдела исследования международной политики «Бнай Брит», без участия которого в последние годы не обходится практически ни одна антисоветская провокация сионистов, в конфиденциальных докладах Международному совету этой организации именовался «нашим человеком в Мадриде». Прибыв в испанскую столицу 13 ноября 1980 г., он развернул бурную деятельность с целью протащить на международный форум фальшивку о «советском антисемитизме». Приведем некоторые выдержки из его еженедельных докладов, предназначавшихся руководителям «Бнай Брит».

В докладе № 1 от 16 ноября 1980 г. У. Кори сообщал: «Речь Гриффина Белла, главы делегации США, была великолепной, и мы в немалой степени приложили руку к включению в нее вопросов об эмиграции советских евреев и Щаранском (в деталях). Стэнли Лоуэлл[10] занимался лоббизмом внутри американской делегации, а я — проталкивал эти темы снаружи». По словам У. Кори, «его работой» было включение этих ложных проблем в текст выступлений американских делегатов на закрытых заседаниях конференции, куда не допускались корреспонденты и публика. «Я буду регулярно встречаться с правительственными чиновниками для обсуждения того, что сделано и что еще не сделано, — докладывал У. Кори. — Во вторник имел продолжительный завтрак с Максом Кампельманом и надеюсь, что он будет держать меня в курсе дела. Мы также несколько раз говорили и провели обед со Спенсером Оливером из Комиссии конгресса США по Хельсинкским соглашениям. Также имел беседы с ответственными сотрудниками аппарата американской делегации Ги Кориденом и Мегом Донованом. По нашим вопросам они составляют «банду четырех» и полны решимости поднимать эти вопросы при каждом удобном случае».

В докладе № 2 от 19 ноября 1980 г. У. Кори писал о проводимых лоббистами мероприятиях, чтобы превратить «вопрос о советских евреях в центральный вопрос Мадридской конференции». С этой целью был проведен брифинг для прессы, в котором участвовали корреспонденты агентств Ассошиэйтед Пресс, Юнайтед Пресс Интернэшнл, Рейтер, «Нью-Йорк тайме», «Монд», а также западногерманских, испанских и израильских газет.

«Мы по-прежнему пытаемся посетить каждую делегацию от западных и нейтральных стран, дабы убедиться в том, что, когда на следующей неделе начнется работа комиссии по правам человека, разоружению, экономическим вопросам, США не окажутся в одиночестве, заняв жесткую позицию в отношении вопроса о преследованиях советских евреев», — докладывал У. Кори.

Вместе с У. Кори действовали еще ряд представителей сионистских и просионистских деятелей, координировавших антисоветские акции. «Директор Национальной конференции в защиту советских евреев Джерри Гудмен прибывает в пятницу, — докладывал У. Кори. — По его просьбе я договорился о проведении приватного ужина с важными фигурами в делегации США, включая конгрессмена Данте Фасселла и сенатора Клайборна Пелла. Перед ужином мы будем принимать человек двадцать из делегации конгресса». И далее: «Спенсер добился для меня разрешения на вход (выдав мне специальный значок) в помещение конференции, хотя там проходят закрытые заседания».

В докладе № 3 от 23 ноября Кори сообщал: «Гриффин Белл в пятницу выступил на закрытом заседании со второй речью (текст которой у меня имеется), где говорится о научном и экономическом обмене. Дважды он упомянул еврейский вопрос, резко критикуя СССР». Лоббисты намеревались осуществлять регулярный нажим на участников конференции: «Большие планы намечены на начало декабря. 4 декабря лидеры еврейских общин из различных европейских государств встретятся здесь с делегациями своих правительств. 8 декабря главные раввины европейских стран проделают то же самое. 10 декабря, в день зашиты прав человека, прибудут члены парламентов (неевреи) европейских государств, чтобы выступить в поддержку советских евреев. Для каждого мероприятия намечено проведение пресс-конференций». Не обошлось и без доставленной в Мадрид Авиталь Щаранской.

В докладе № 4 У. Кори с удовлетворением информировал Международный совет «Бнай Брит», что «вопрос о советских евреях выходит на поверхность более часто и более разнообразно, чем в Белграде или на любой другой международной конференции». По его словам, «это отражает деятельность и лоббизм президиума Брюссельской конференции, а также последствия личного интереса Макса Кампельмана». У. Кори сообщал, что «Макс Кампельмаи выступит с большой речью о советском антисемитизме, которая будет основываться на «Синей книге», подготовленной сионистскими мастерами провокаций.

С нескрываемым удовлетворением У. Кори докладывал, что у американской делегации установились самые тесные отношения с сионистскими лоббистами: «Макс

Кампельман оказал чрезвычайно большую помощь и дважды со мной обедал. Он предоставил доступ к различным источникам и возможностям, и весь его аппарат, особенно Спенсер Оливер и Мег Донован, помогали больше, чем обычно… Я забыл еще упомянуть мои многочисленные встречи со многими членами официальной делегации США, включая Сола Чайкина, Лео Лернера, Джулиуса Майкелсона и особенно Бена Эпстейна».

К вышесказанному следует добавить, что М. Кампельман, который после прихода к власти администрации Рейгана возглавил делегацию США в Мадриде, сам является одним из лидеров буржуазно-националистической верхушки американской еврейской общины, входит в руководство ряда просионистских организаций и долгие годы лично участвовал в сионистском лоббизме в высших эшелонах американского правительства.

Таким образом, в противовес конструктивной линии СССР и других социалистических стран, США и их союзники по НАТО стремились заблокировать на мадридской встрече государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе решение вопросов безопасности и сотрудничества, превратить форум в Мадриде в арену идеологической конфронтации, использовать его для вмешательства во внутренние дела социалистических государств. В этих целях была предпринята беспрецедентная попытка разыграть по заранее разработанному сценарию спектакль, призванный дезориентировать общественное мнение. В организации этого спектакля, как свидетельствуют факты, сионистские круги играли далеко не последнюю роль. В результате этого из-за деструктивной позиции администрации Рейгана в Мадриде не удалось достичь договоренности по итоговому» документу и конкретным мерам в пользу разрядки международной напряженности и разоружения.

Особую роль сионисты играют в так называемых неоконсервативных кругах, тесно связанных с администрацией Рейгана. Среди лидеров неоконсерваторов следует отметить таких представителей еврейской буржуазнонационалистической интеллигенции, как редактор журнала «Комментарии (издается Американским еврейским комитетом) Н. Подгорец и редактор журнала «Паблик интерест» (издается Американским предпринимательским институтом) И. Кристол. Эти деятели играют активную роль в разработке политического курса реакционных сил монополистической буржуазии США. Их просионистская позиция сочетается с пропагандой курса на разжигание гонки вооружений и международной напряженности, на прямую конфронтацию Вашингтона с силами социализма и национального освобождения.

Н. Подгорец, например, пропагандирует миф о «советской угрозе» и доказывает необходимость возврата к доктрине «сдерживания» Советского Союза, родившейся в годы «холодной войны»: «Необходимость сдерживания не только не устарела, но является еще большей ныне, когда Советский Союз стал достаточно мощным и представляет более серьезную угрозу свободному миру, чем: в те дни, когда мы были намного сильнее, чем они»56. По его словам, существует «неразрывная связь» между поддержкой агрессивного курса Израиля и военного превосходства США. Он объявляет, что «враждебность антикоммунистическому интервенционизму представляет для Израиля такую же опасность, как антисионизм»57.


Младший партнер американского империализма

Сионистские круги установили самые тесные связи с администрацией Рейгана, выражающей интересы наиболее агрессивных кругов монополистического капитала США. Платформа сионистских союзников Белого дома была изложена в политической резолюции, принятой в мае 1982 года на ежегодной конференции лоббистов из Комитета по американо-израильским общественным отношениям. Оправдывая курс на разжигание международной напряженности и усиление гонки вооружений, эта платформа повторяет избитые измышления о «советской угрозе». «Соединенные Штаты должны укрепить свою оборону, чтобы сдержать советские подрывные действия и агрессию на Ближнем Востоке, в Персидском заливе и по всему миру»58, — заявляют сионистские лоббисты, используя стандартный набор антисоветской клеветы, которую распространяет Вашингтон для маскировки собственных планов мирового господства. Одновременно сионисты продолжают разжигать клеветническую кампанию о несуществующем в действительности «советском антисемитизме», требуют «повышения уровня эмиграции» из СССР.

Таким образом, курс администрации Рейгана, направленный на усиление гонки вооружений и международной напряженности, получает полную поддержку сионистов. Они активно участвуют в попытках Вашингтона вмешиваться во внутренние дела других народов. Подрывные сионистские центры включились, например, в кампанию, направленную на подрыв социалистического строя в ПНР. «Эксперты» по антисоциалистической пропаганде из сионистских и просионистских организаций вместе со спецслужбами США и других империалистических государств рассчитывали, что им удастся вырвать Польшу из социалистического содружества. После того как эти контрреволюционные планы потерпели провал, администрация Рейгана развязала разнузданную антипольскую и антисоветскую кампанию.

Курс правящих кругов США на конфронтацию с силами, борющимися за мир и социальный прогресс, привел к существенному обострению обстановки во многих районах мира. В Центральной Америке, например, расширилось прямое вмешательство Вашингтона во внутренние дела Сальвадора, Гватемалы и других стран, где усиливается борьба народов против олигархических режимов. Администрация Рейгана открыто встала на сторону кровавых диктаторов, с которыми сионисты уже давно поддерживают самые тесные отношения.

Проамериканские режимы в Латинской Америке и других районах мира занимают видное место среди 40 с лишним государств, которым продают оружие израильские сионисты. По оценкам печати, в 1982 году экспорт оружия Израилем достиг 2 млрд. долл. Бум сионистской «торговли смертью» начался еще во второй половине 70-х годов, когда администрация Картера стремилась не афишировать американской поддержки диктаторам. Каждый раз, когда Белый дом лицемерно выражал свою «непричастность» к кровавым преступлениям антинародных режимов и демонстративно объявлял о прекращении американских поставок оружия, тут же на арене появлялись сионистские «торговцы смертью». Так, в последние два года существования режима Сомосы в Никарагуа, когда палачи из национальной гвардии диктатора уничтожили свыше 50 тыс. человек, 98 % закупленного для убийц оружия поступило из Израиля59. Национальная гвардия была вооружена израильскими автоматами, броневиками, артиллерийскими орудиями и самолетами «Арава», оказавшимися наиболее «эффективными» для бомбардировок мирных никарагуанских деревень и городских кварталов бедноты, проводившихся по приказу диктатора.

В числе клиентов сионистских «торговцев смертью» — парагвайский диктатор Стреснер, военно-фашистская диктатура в Гватемале, палач чилийского народа Пиночет. Во время своего визита в Чили в 1979 году тогдашний заместитель министра обороны Израиля М. Зипори предложил хунте всеобъемлющую военную помощь. В соответствии с одной из заключенных сделок чилийская военщина закупила 1500 израильских авиационных ракет «Шафрир» с инфракрасной системой наведения. Как сообщил в сентябре 1981 года лондонский журнал «Миддл Ист», после расправы гватемальской диктатуры над студентами в 1979 году Израиль продал военному режиму более 50 тыс. автоматов «Галили», 15 транспортных самолетов и 5 военных вертолетов.

Особенно важную роль израильское оружие и специалисты по борьбе с партизанами сыграли в Сальвадоре. Пока администрация Рейгана не решила открыто отказаться от игры в «защиту прав человека» и прямо направить в эту страну американское оружие и военных советников, поддержка со стороны сионистов имела решающее значение для сальвадорской реакции; 81 % оружия, закупленного сальвадорской военной хунтой в 1972–1977 годах, поступил из Израиля60.

Организатором прибыльных сделок с сальвадорским и гватемальским режимами был израильский гражданин М. Катц, уже полтора десятилетия живущий в Мексике. Он регулярно приезжает в Израиль с потенциальными покупателями из Латинской Америки61.

Особую роль играют связи сионистов с Южно-Африканской Республикой. Уже многие годы еврейская община этой страны прочно занимает первое место (в пересчете на душу населения) по сбору денег для Израиля. Кроме того, в Израиле подвергаются обработке алмазы, добываемые на южноафриканских рудниках Оппенгеймеров, что имеет большое значение для экономики обеих стран. В последние годы усиливается экономическое и техническое сотрудничество Израиля и ЮАР, прежде всего в военной области.

В ЮАР налажено производство по израильской лицензии автомата «Узи» и некоторых других видов стрелкового вооружения. Израиль оказывает помощь военной авиапромышленности ЮАР в производстве самолетов типа «Мираж», техническая документация которого была выкрадена сионистскими спецслужбами во Франции. Южноафриканские расисты строят на своих верфях ракетные катера и подводные лодки в сотрудничестве с израильскими специалистами.

Претория стала главным покупателем израильского оружия — военных кораблей, ракет, артиллерийского вооружения. В свою очередь, Тель-Авив закупал в ЮАР танки английского производства, а затем — особые сорта стали для укрепления их брони. Позднее Израиль оказал содействие ЮАР в модернизации танков южноафриканской армии. В последние годы создаются совместные предприятия по производству военных вертолетов (в Израиле) и радиоэлектронного оборудования (в ЮАР).

Особую тревогу международной общественности вызывают сообщения о ядерном сотрудничестве Израиля и ЮАР. По мнению зарубежных специалистов, в Израиле еще в 60-е годы была разработана технология производства ядерного оружия. В ЮАР же находятся крупнейшие запасы ядерного сырья. Между факультетом ядерной физики Иоганнесбургского университета и израильским Научно-исследовательским институтом имени Вейцмана налажено тесное сотрудничество. Бывший директор отдела науки министерства обороны Израиля генерал А. Херев публично признал свое участие в ядерных исследованиях, которые проводятся в ЮАР.

Таинственный взрыв в южной части Атлантического океана в сентябре 1979 года, зарегистрированный американским разведывательным спутником, судя по всему, был испытанием ядерного оружия. Большинство специалистов считают, что это испытание проводили совместно Израиль и ЮАР, которые отказываются присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия.

Ядерные амбиции Тель-Авива и Претории несут смертельную угрозу народам Африки и Ближнего Востока. Реальность этой угрозы была подтверждена сообщениями иностранной прессы о том, что израильские сионисты и южноафриканские расисты вместе с тайваньским режимом ведут работы над созданием современных средств доставки ядерного оружия — крылатых ракет радиусом 2,5 тыс. км.

Сотрудничество ЮАР и Израиля в борьбе против национально-освободительного движения африканских народов продолжается уже не первый год. Сионисты направляют в ЮАР специалистов по борьбе с партизанами и оказали южноафриканским властям содействие в создании оснащенной израильской техникой системы электронного слежения на границе Намибии с Анголой. Военщина ЮАР применяет израильскую тактику перманентной агрессии против Ливана в своей необъявленной войне против Анголы. Осенью 1981 года южноафриканских расистов посетил, чтобы поделиться «опытом», лидер сионистских «ястребов», министр обороны Израиля А. Шарон.

Израильские спецслужбы широко внедрились в созданные южноафриканскими расистами «бантустаны» — псевдогосударства, фиктивно провозглашенные «независимыми». Как сообщил 2 июня 1982 г. издающийся в Париже журнал «Жён Африк», Претория поручила «специалистам» из Тель-Авива создание марионеточной полиции в «бантустанах» Бофутатсвана, Транскей, Сискей и Венда. 150 израильских офицеров осуществляют эту задачу в тесном контакте с разведывательной службой ЮАР. В «бантустане» Бофутатсвана, например, в качестве технического консультанта при марионеточном президенте JI. Мангопе подвизается израильский генерал под вымышленным именем Давид Исааксон. Бофутатсвана имеет в Израиле свое «коммерческое представительство», которое возглавляет бывший советник премьер-министра Израиля Ш. Калмановиц. В конце 1980 года в Израиле принимали и самого Л. Мангопе, просившего дополнительной присылки «специалистов».

Как известно, в конце 50 — начале 70-х годов Израиль оказывал «помощь» более чем 30 африканским государствам. Сионистские «специалисты» подготовили немало будущих военных диктаторов африканских государств. Израильский капитал активно внедрялся в экономику африканских стран. Однако в 1973 году большинство из них разорвали дипломатические отношения с Израилем. Ныне сионисты вновь пытаются прорваться в Африку, навязать ей «израильскую модель развития», то есть свое собственное неоколониалистское господство62. Под давлением США ряд государств с прозападными режимами вновь установили контакты с Израилем. В Черной Африке действует 4 тыс. израильских консультантов и экспертов. В ноябре 1981 года генерал А. Шарон посетил ЦАР, Габон, Заир, навязывая африканцам израильское оружие и военных специалистов63.

Вышесказанное свидетельствует о том, что сионизм становится все более опасным орудием агрессивных империалистических кругов, стремящихся объединить все силы мировой реакции для борьбы с социалистическим содружеством и национально-освободительным движением. Сионизм стал младшим партнером американского империализма в глобальной стратегии обеспечения мирового господства Вашингтона.

Глава IV Очаг агрессии на Ближнем Востоке

Выдвигая политическую программу международного сионизма, Т. Герцль писал о той роли, которую сионисты собирались играть на Ближнем Востоке: «Мы будем составлять там часть оборонительной стены Европы против Азии, плацдарм цивилизации против варварства»1. Сионисты апеллировали к империалистическим державам, надеясь с их помощью захватить Палестину. X. Вейцман доказывал империалистическим кругам Великобритании, что, если они поддержат этот сионистский план, Англия получит эффективный барьер для защиты Суэцкого канала от любых враждебных сил, которые могут прийти с севера, а мы получим страну»2.

В свою очередь, английские колонизаторы широко прибегали к использованию сионистских вооруженных отрядов для борьбы против арабского национально-освободительного движения в Палестине. В то же время они активно разжигали арабо-еврейские противоречия, чтобы с помощью традиционного принципа «разделяй и властвуй!» упрочить свое колониальное господство на Ближнем Востоке.


Переориентация международного сионизма на США

Британско-сионистский альянс оставался в силе вплоть до 40-х годов, когда слабеющий английский империализм начал утрачивать свои позиции. В этих условиях сионистские круги поспешили заручиться поддержкой нового, более могущественного империалистического патрона — Соединенных Штатов Америки. Провозгласив свои претензии на «мировое господство», империалистические круги США рассматривали Ближний Восток как важный стратегический плацдарм в борьбе против СССР. В то же время американские нефтяные монополии стремились овладеть нефтяными богатствами этого региона.

В мае 1942 года в Нью-Йорке на конференции американских сионистов и лидеров ВСО была принята так называемая Билтморская программа, требовавшая превратить всю Палестину в «еврейское государство»3. Это требование получило широкий отклик в правящих кругах США.

После окончания второй мировой войны сионистский лоббизм в Вашингтоне резко активизировался. В конце 1945 года конгресс чуть ли не единодушно одобрил просионистские резолюции в поддержку Билтморской программы, требования которой были в основном поддержаны администрацией Трумэна на переговорах с английским правительством.

Позиция Белого дома определялась не только внутриполитическими соображениями. США встали на путь разжигания «холодной войны» против Советского Союза. Восточное Средиземноморье и Ближний Восток рассматривались в Вашингтоне как один из регионов, где должно было осуществляться «сдерживание» Советского Союза. Одряхлевшая Британская империя уже не могла сохранять контроль над этим стратегически и экономически важным районом мира. Эту задачу стремились взять на себя Соединенные Штаты, заменив там своего британского союзника.

В феврале 1947 года Лондон информировал Вашингтон, что не в состоянии нести ответственность за сохранение антикоммунистических режимов в Греции и Турции. Почти одновременно Англия передала в ООН обсуждение вопроса о судьбе Палестины. Именно в этот период правящие круги США выступили с провозглашением «доктрины Трумэна», которая стала выражением претензий американского империализма на мировое господство. Вместе с тем «доктрина Трумэна» непосредственно санкционировала американское военное присутствие в Восточном Средиземноморье и прилегающих к нему районах. Не случайно президент Г. Трумэн в своем Обращении к конгрессу 12 марта 1947 г. подчеркивал, что, в случае если США не возьмут на себя оказание военной помощи Греции и Турции, «смута и беспорядки могут распространиться на весь Ближний Восток»4. В свете доктрины «сдерживания коммунизма» правящие круги США подходили и к решению палестинской проблемы.

Как известно, Организация Объединенных Наций отвергла претензии сионистов на всю Палестину. 29 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла решение о прекращении британского мандата на Палестину и создании там двух независимых государств — арабского и еврейского. Город Иерусалим должен был получить особый международный статус.

Согласившись тогда на словах с решением ООН, сионисты не отказались от планов создания «Великого Израиля». Еще до образования еврейского государства вооруженные отряды сионистов стремились расширить его территорию и изгнать из Палестины арабское население. После провозглашения государства Израиль в мае 1948 года началась первая арабо-израильская война, развязанная в результате происков империализма и сионистских кругов. 940 тыс. арабов было изгнано с родных земель5. Решение ООН о создании арабского государства было сорвано. Его территория была поделена между Израилем и Трансиорданией, войска которой заняли Западный берег реки Иордан, а сектор Газа перешел под контроль Египта.

Соединенные Штаты отказались выступить в пользу признания права арабского народа Палестины на самоопределение, и это играло на руку экспансионистским замыслам сионистской верхушки государства Израиль. Одновременно американская дипломатия прибегла к маневрированию, стремясь продемонстрировать «беспристрастность» Вашингтона в арабо-израильском конфликте. Американский дипломат Р. Банч, заменивший Д. Бернадотта в качестве посредника ООН, сыграл главную роль в заключении перемирия между Израилем и соседними государствами. В результате под израильским контролем оказалась значительно большая территория, чем предусматривалось решением ООН о разделе Палестины. Включив в «еврейское государство» и арабские территории, сионистская верхушка вынашивала новые экспансионистские планы. Д. Бен-Гурион, ставший первым израильским премьер-министром, говорил, что «государство создано лишь на части Земли Израильской», а М. Бегин, возглавивший в Израиле оппозиционную партию «Херут», открыто требовал захвата Западного и Восточного берегов реки Иордан.

В последнее время становятся известными все новые документы, свидетельствующие об агрессивных замыслах правящих кругов Израиля. В своих мемуарах М. Шаретт, который в 1954–1955 годах занимал пост премьер-министра, а затем стал президентом ВСО, писал, что израильское руководство стремилось навязать военным путем арабским странам такое решение ближневосточного конфликта, которое обеспечило бы Израилю полное господство над соседями6.

Оценивая одно из высказываний М. Даяна, занимавшего в 50-е годы пост начальника штаба израильской армии, Шаретт подчеркивал: «Вывод из слов Даянаясен: израильское государство не связано никакими международными обязательствами, у него нет экономических проблем, вопрос о мире не существует. Оно должно узколобо рассчитывать свои шаги и жить при помощи меча. Оно должно рассматривать меч как главный и единственный инструмент поддержания морального состояния. С этой целью оно может, нет — должно, изобретать несуществующие опасности и для этого принять метод провокаций и возмездия. И прежде всего надо надеяться на новую войну с арабскими странами, чтобы мы могли получить больше пространства»7.

Главным противником своей агрессивной политики и планов в Тель-Авиве считали Каир, где под руководством президента Насера осуществлялись прогрессивные реформы. В борьбе против Египта, ставшего в 50-е годы во главе арабского национально-освободительного движения, сионистская верхушка Израиля предлагала свои услуги империалистическим кругам. Шаретт следующим образом сообщает о заседании кабинета 3 октября 1955 г., на котором выступил глава израильской разведки И. Харель: «Он пришел к выводу, что США предоставляют нам свободу рук. Теперь США заинтересованы в свержении режима Насера, но не решаются в настоящее время использовать те методы, с помощью которых было свергнуто левое правительство Арбенса в Гватемале и правительство Мосаддыка в Иране. Они предпочитают, чтобы эту работу целиком выполнил Израиль»8.

Готовясь к агрессии, правящие круги Израиля рассчитывали полностью перекроить карту Ближнего Востока. По словам буржуазного исследователя Д. Неффа, Д. Бен-Гурион после свержения Насера хотел «провести раздел Иордании, чтобы Западный берег в качестве автономного района вошел в Израиль, а Восточный — отошел к Ираку. Ливан должен отдать свою территорию вплоть до реки Литани Израилю, некоторые другие части отойдут Сирии, а оставшаяся территория будет превращена в христианское государство… Израиль также заберет Шармаш-Шейх у Египта»9.

В 1956 году Тель-Авив попытался добиться осуществления своих целей в сговоре с Лондоном и Парижем, где после национализации Египтом Суэцкого канала взяли курс на свержение режима Насера вооруженным путем. При этом правительство Израиля рассчитывало, что американские сионисты, особенно в условиях избирательной кампании 1956 года, смогут обеспечить, по крайней мере, благожелательный нейтралитет администрации Эйзенхауэра по отношению к своим захватническим планам.

Не случайно «тройственная агрессия» Израиля, Англии и Франции против Египта была начата всего за несколько дней до президентских выборов в Соединенных Штатах.

Однако благодаря поддержке Советским Союзом и всей прогрессивной мировой общественностью справедливого дела Египта тройственная агрессия потерпела провал. В этих условиях администрация Эйзенхауэра предприняла политический маневр, чтобы продемонстрировать свою «непричастность» к агрессии и использовать провал суэцкой авантюры для вытеснения своих империалистических конкурентов с Ближнего Востока.

В конце 50 — начале 60-х годов происходит оформление неофициального американо-израильского альянса, направленного прежде всего против арабского национально-освободительного движения. Правящие круги Израиля сделали вывод о том, что осуществление израильской гегемонии над соседними арабскими странами возможно только при поддержке крупнейшей империалистической державы — США. Тель-Авив объявил о принятии провозглашенной в 1957 году «доктрины Эйзенхауэра», предусматривавшей прямое американское военное вмешательство на Ближнем Востоке с целью «сдерживания коммунизма». Правительство Д. Бен-Гуриона также поддержало военную интервенцию США в Ливане в 1958 году.

«Я хочу привлечь ваше внимание к катастрофическим последствиям, к которым приведет международный коммунизм, если он обоснуется в сердце Ближнего Востока, — писал Д. Бен-Гурион в секретном послании американским руководителям. — Я считаю, что свободный мир не должен согласиться с такой ситуацией. Все зависит от твердой и решительной линии Соединенных Штатов как ведущей державы свободного мира»10. Этот призыв получил отклик у правящих кругов США, которые начали рассматривать Египет как главного противника на пути осуществления империалистических планов на Ближнем Востоке.

После того как попытки администрации Кеннеди добиться отхода режима Насера от прогрессивного курса потерпели провал, США сделали ставку на обеспечение военного превосходства Израиля над арабскими странами. В 1962 году Вашингтон впервые начал прямые поставки современного вооружения Тель-Авиву. Кроме того, с согласия США американское оружие поступало в Израиль через ФРГ.

В середине 60-х годов правящие круги США, завязшие в военной авантюре во Вьетнаме, стали рассматривать Израиль как главное средство военного нажима на прогрессивные силы в арабском мире. При этом Тель-Авиву (в случае неудачи) гарантировалась поддержка 6-го американского флота, базировавшегося в Средиземноморье11.

В Вашингтоне были заинтересованы в обострении арабо-израильского конфликта, в разжигании противоречий между прогрессивными режимами и реакционными феодально-монархическими государствами. Не случайно, что США поддержали одновременно агрессивные устремления правящих кругов Израиля, а также происки консервативных арабских режимов, направленные против Египта и Сирии.

В конце мая 1967 года израильский министр иностранных дел А. Эбан отправился в Вашингтон. Израильское руководство просило администрацию Джонсона предоставить Израилю «свободу рук» для нападения на арабов12. В Пентагоне пришли к убеждению, что Израиль в состоянии быстро выиграть новую войну с арабами. Отвлекая внимание Насера от израильской угрозы, американская администрация заявила, что намерена добиваться дипломатического урегулирования конфликта. Однако во время секретного визита в Вашингтон руководителя израильской разведки М. Амита 2–3 июня 1967 г. Израиль получил «зеленый свет» для нападения на Египет и другие арабские государства13.

Период после июньской агрессии характеризовался консолидацией американо-израильского альянса, усилением военной и экономической помощи США Израилю и повышением уровня координации политических действий Вашингтона и Тель-Авива.

Однако главные цели агрессии — свержение прогрессивных режимов в Египте и Сирии — достигнуты не были. В этих условиях администрация Джонсона решила использовать израильскую оккупацию Синайского полуострова и Голанских высот как средство дальнейшего нажима на Каир и Дамаск. США поддержали отказ Тель-Авива вывести свои войска с оккупированных территорий, несмотря на то, что весь арабский мир охватила сильнейшая волна антиамериканизма. Чтобы заставить арабские страны признать американо-израильский диктат, Вашингтон открыто взял на себя обязанности главного поставщика военной техники Тель-Авиву для поддержания израильского военного превосходства на Ближнем Востоке. В конце 60 — начале 70-х годов французские самолеты и английские танки, находившиеся на вооружении израильской армии, начали постепенно заменяться более современной американской техникой. Опираясь на поддержку Соединенных Штатов, правящие круги Израиля саботировали мирное урегулирование ближневосточного конфликта, выдвинув требование прямых сепаратных переговоров между агрессором и его жертвами. Одновременно израильские власти начали проводить политику «освоения» оккупированных арабских земель, создавая там еврейские поселения. В Тель-Авиве стали рассматривать линии прекращения огня в июне 1967 года как «естественные границы» Израиля, якобы обеспечивающие его военную неуязвимость.


Против всеобъемлющего урегулирования

Разрядка международной напряженности, начавшаяся в 70-е годы, создавала предпосылки для справедливого и всеобъемлющего урегулирования арабо-израильского конфликта. Однако продолжение сионистской оккупации арабских земель привело к новой вспышке ближневосточного конфликта в октябре 1973 года. Четвертая арабо-израильская война показала, что соотношение сил на Ближнем Востоке меняется, что арабские страны, опираясь на поддержку СССР, не мирятся с результатами агрессии.

Октябрьская война 1973 года положила конец мифу о военной непобедимости Израиля. В ходе боевых действий египетская и сирийская армии, вооруженные советским оружием, нанесли тяжелые потери израильской военщине. Чтобы спасти Тель-Авив от поражения, Вашингтон должен был срочно организовать «воздушный мост». Вместе с тем администрация Никсона была вынуждена признать, что политика односторонней ориентации США на Израиль чревата нежелательным ослаблением американских позиций на Ближнем Востоке. Координация действий, продемонстрированная арабскими странами в ходе войны, а также использование арабами нефтяного эмбарго против США заставили Вашингтон срочно активизировать свою ближневосточную дипломатию. Хотя Соединенные Штаты и Советский Союз являлись сопредседателями Женевской мирной конференции по Ближнему Востоку, Вашингтон вместе с Тель-Авивом блокировал ее работу. Целью маневров Г. Киссинджера, ставшего к этому времени государственным секретарем, было установление контроля США над развитием событий, чтобы укрепить позиции Вашингтона в арабском мире. Воспользовавшись предательством А. Садата, американское руководство стремилось вырвать Египет из общеарабского фронта и толкнуть его на сепаратную сделку с Израилем, к которой со временем должны были быть подключены и другие арабские «умеренные» режимы.

Следует подчеркнуть, что, создавая видимость нажима на Тель-Авив, Вашингтон отнюдь не ставил своей целью удовлетворение справедливых требований арабских народов. США ограничивались минимальными «уступками» Израиля, так как не были заинтересованы в ослаблении своего главного партнера в регионе. В то же время «жесткая» позиция израильского правительства позволяла американской дипломатии шантажировать арабов.

Г. Киссинджер откровенно признает в своих мемуарах: «Сколь бы ни утомительной была израильская тактика на переговорах, не в наших интересах стремиться ее подорвать. Как только будет доказано, что мы можем заставить Израиль сделать все, что угодно, арабские требования возрастут. Тогда нас будут винить за израильский отказ удовлетворить требования арабов, которые будут расти тем больше, чем легче они удовлетворяются. Наша стратегия основывается на том, чтобы США выступали единственной страной, способной добиваться от Израиля уступок, но она должна осуществляться в таком контексте, чтобы выглядеть как сложная задача»14.

Сменивший Р. Никсона на посту президента США Дж. Форд считался ранее одним из лидеров произраильской коалиции в конгрессе. Укрепление военной мощи Израиля он считал необходимым для достижения ближневосточного «урегулирования» на американских условиях. В своих мемуарах Дж. Форд писал: «Философской основой политики США в отношении Израиля было наше убеждение (и, несомненно, мое личное убеждение), что если мы дадим Израилю достаточно экономической помощи и оружия, он будет чувствовать себя сильным и уверенным, а также более гибким»15.

Подход же Израиля к проблеме урегулирования был выражен И. Рабином, возглавившим правительство после ухода Г. Меир в отставку. По его мнению, после войны 1967 года Израиль в течение семи лет имел благоприятные условия для проведения бескомпромиссной политики, однако после Октябрьской войны ему предстояли «семь тощих лет», в течение которых США и их союзники будут находиться под воздействием «вьетнамского синдрома» и энергетического кризиса. К началу 80-х годов, как считал израильский премьер-министр, Вашингтон соберется с силами для проведения «активной» политики и вновь предоставит «свободу рук» Тель-Авиву. Рабин утверждал, что «Израиль должен обменивать пространство оккупированных территорий на Синае и Голанах на выигрыш времени, которое необходимо, чтобы восстановить с помощью США силы Израиля, чтобы США и их союзники уменьшили импорт нефти от арабов… чтобы вытеснить Советы из Каира и, возможно, даже из Дамаска. Перспективы территориальных уступок, однако, не затрагивали Западный берег реки Иордан»16. Иными словами, Рабин хотел посулами частичного возвращения оккупированных земель выиграть время для усиления агрессивной мощи Израиля и ослабления позиции СССР в регионе.

В сентябре 1975 года под американской эгидой было заключено второе синайское соглашение между Израилем и Египтом. Фактически к тому времени Каир выбыл из фронта борьбы против сил империализма и сионизма, стал проводником политики США в арабском мире. На Синае были размещены американские «станции наблюдения», которые должны были гарантировать выполнение условий соглашения. Израиль получил также американское обязательство не признавать Организацию освобождения Палестины, единственного законного представителя арабского народа Палестины17. Это означало отказ США от справедливого урегулирования палестинского вопроса — ключевой проблемы ближневосточного конфликта. Не случайно вскоре была развязана гражданская война в Ливане, где, по замыслам империализма и сионизма, ООП должна была быть уничтожена руками арабской реакции.

Таким образом, США с помощью правящей верхушки Израиля удалось сорвать распространение разрядки международной напряженности на ближневосточный регион. Администрация Картера стала творцом и соучастником политики сепаратных сделок. Под давлением США А. Садат в ноябре 1977 года отправился в Иерусалим. Трехсторонние американо-израильско-египетские переговоры завершились в сентябре 1978 года позорным антиарабским сговором в Кэмп-Дэвиде. В обмен на обещание вернуть Египту территорию Синайского полуострова сионистская верхушка Израиля получила возможность продолжать оккупацию Голанских высот, Западного берега реки Иордан и сектора Газа. Эта договоренность была направлена на оформление союза империалистических сил, сионистских кругов и арабской реакции в борьбе против национально-освободительного движения на Ближнем Востоке.

Пытаясь замаскировать антиарабский характер кэмп-дэвидских соглашений, участники сделки приняли документ, лицемерно названный «Рамки для мирных переговоров по Ближнему Востоку». В основу этого документа была положена схема «автономии для палестинцев», разработанная М. Бегином и М. Данном. На деле это означало лишение права палестинского народа на самоопределение и увековечение израильской оккупации Западного берега реки Иордан и сектора Газа.


Кэмп-дэвидский тупик

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии указывается: «Добиваясь господствующего положения на

Ближнем Востоке, США встали на путь политики Кэмп-Дэвида, на путь раскола арабского мира и организации сепаратного сговора между Израилем и Египтом. Американской дипломатии не удалось превратить этот сепаратный антиарабский сговор в более широкое соглашение капитулянтского типа. Но она преуспела в другом: произошло новое обострение обстановки в регионе. Ближневосточное урегулирование оказалось отброшенным назад»18.

Ближний Восток сейчас является одним из самых взрывоопасных районов на земном шаре. В настоящее время Израиль продолжает оккупировать Голанские высоты, Западный берег реки Иордан, включая арабскую часть Иерусалима, сектор Газа и часть территории Ливана. Ясно, что опасность новой войны будет существовать до тех пор, пока израильские армии оккупируют арабские земли, а сотни тысяч палестинцев будут оставаться на положении изгнанников. Палестинское движение Сопротивления, выражающее интересы этих людей, имеющих право на самостоятельное государственное существование, находит все большую поддержку у международной общественности.

Заключение в марте 1979 года сепаратного мира между Египтом и Израилем сопровождалось принятием администрацией Картера целого ряда новых политических, экономических и военных обязательств перед правительством М. Бегина. Это свидетельствовало о дальнейшей консолидации американо-израильского альянса, сохранении и упрочении его центрального места в ближневосточной политике США. Новое сближение Вашингтона и Тель-Авива проходило в условиях дальнейшего ослабления американских позиций в регионе. Победа народной революции в Афганистане, укрепление режима социалистической ориентации в Южном Йемене, свержение иранского шаха — все это свидетельствовало о неспособности американского империализма навязать свое господство народам Ближнего и Среднего Востока. В этих условиях правящие круги США взяли курс на расширение прямого американского вмешательства в дела региона. В Вашингтоне провозгласили район Персидского залива зоной своих «жизненных интересов». Были созданы интервенционистские «силы быстрого развертывания», нацеленные на нефтедобывающие страны Ближнего Востока. Вместе с тем роль Израиля как надежного и стабильного союзника США, как ударной силы империализма в регионе еще больше возросла.

В то же время в правящих кругах США не могли не считаться с тем, что предатель арабского дела А. Садат оказался в полной изоляции. Даже консервативные арабские режимы отказались последовать примеру Египта, хотя администрация Картера неоднократно пыталась расширить рамки Кэмп-Дэвида, чтобы втянуть в сделку с Израилем новых арабских участников.

Предвидя приближающийся политический тупик, некоторые деятели администрации Картера летом 1979 года предлагали осуществить дипломатический маневр, который позволил бы решить проблему палестинского представительства на переговорах об «автономии». В США раздавались призывы, направленные на раскол Палестинского движения сопротивления, выделение из него «умеренных» элементов, которые были бы готовы пойти навстречу Вашингтону. Но даже эти, в сущности, произраильские маневры вызвали протесты со стороны правительства М. Бегина и сионистских лоббистов.

В действительности же усилия официального Вашингтона были направлены на то, чтобы сорвать созыв специального заседания Совета Безопасности ООН для обсуждения палестинского вопроса. Американские руководители понимали, что на этом заседании США окажутся в полной изоляции. 26 июля 1979 г. представитель США в ООН Э. Янг встретился с наблюдателем ООП при ООН 3. Терази в резиденции кувейтского посла с целью добиться отмены рассмотрения палестинского вопроса Советом Безопасности, намеченного на 31 июля 1979 г.

Как оказалось, израильская разведка установила подслушивающую аппаратуру для записи беседы Янга с Терази. Информация об этой встрече появилась в печати, что вызвало острый политический скандал. По словам самого Янга, «именно израильское правительство решило создать из этого публичное дело»19. Не желая конфронтации с Тель-Авивом, администрация пыталась успокоить Израиль. Янг заверил израильского представителя в ООН И. Блума, что «нет никакого великого заговора с целью изменить нашу политику в отношении ООП»20. Стремясь предотвратить кампанию с требованием отставки Янга, главный помощник президента по внутриполитическим вопросам С. Эйзенстадт, регулярно поддерживающий контакты с американской еврейской общиной и Израилем, обратился с просьбой к израильскому правительству официально выступить против ухода в отставку американского представителя в ООН. Вместо этого правительство М. Бегина направило официальный протест американскому посольству по поводу встречи Янга с наблюдателем ООП при ООН. В этой обстановке президент Дж. Картер решил «пожертвовать» Янгом, объявившим о своем уходе в отставку. На пост американского представителя в ООН был назначен бывший заместитель Янга Д. Макгенри, избегавший любых контактов с ООП.

Между тем происходила усиленная интенсификация еврейской колонизации оккупированных арабских территорий, несмотря на то, что израильский премьер-министр М. Бегин обещал в Кэмп-Дэвиде прекратить создание новых еврейских поселений на период ведения переговоров. Так, по оценке государственного департамента США, ежегодные расходы на создание поселений достигли 150 млн. долл.21

Газета «Вашингтон пост» признала: «Большинство людей во всем мире считает, и вполне справедливо, что США несут ответственность за продвижение израильских поселений. Именно США оплачивают значительную часть цены (за такую политику. — Авт.), и не только предоставлением огромной помощи Израилю, но и дипломатическими счетами в отношениях с другими государствами»22.

Администрация Картера опасалась идти на конфликт с сионистскими кругами в ходе начинавшейся в США избирательной кампании. Однако в марте 1980 года в Вашингтоне все же приняли решение отказаться от поддержки позиции Израиля во время обсуждения в Совете Безопасности ООН вопроса о поселениях.

Как писала газета «Уолл-стрит джорнэл», это решение было вызвано стремлением восстановить подмоченную репутацию США в арабском мире: «Макгенри, только что вернувшийся из тура по арабским столицам, призывал, чтобы США проголосовали за резолюцию. Государственный секретарь Вэнс, горевший желанием послать сигнал арабам, особенно Египту, Саудовской Аравии и Ираку, о том, что США серьезно хотят решить палестинскую проблему, позвонил президенту. И Картер согласился проголосовать «за» — США впервые голосовали за резолюцию ООН, осуждавшую создание израильских поселений. Советник по национальной безопасности Бжезинский поддержал такое голосование как сигнал арабам и мусульманским странам в целом»23.

Голосование США в Совете Безопасности, которое проамериканские круги в арабском мире немедленно объявили свидетельством отказа США от произраильской позиции, привело к неожиданным результатам. М. Бегин заявил, что «поддержка американским представителем этой ужасной резолюции вызвала глубокое возмущение нашей нации и наших друзей»24. Что касается «друзей Израиля», то они немедленно начали кампанию против администрации, обвиняя ее в «предательстве» Израиля. Голосование американской делегации в ООН накануне первичных выборов в штате Нью-Йорк, где сосредоточена крупнейшая в стране группа избирателей еврейского происхождения, было немедленно использовано противниками Дж. Картера в борьбе за Белый дом. И в этих условиях президент США не нашел ничего лучшего, как объявить голосование результатом «ошибки в коммуникациях».

Дж. Картер немедленно направил в Нью-Йорк для встречи с лидерами еврейской общины Р. Страуса, занявшего к этому времени пост председателя избирательного комитета президента, и С. Линовица, осенью 1979 года назначенного вместо Р. Страуса американским представителем на переговорах об «автономии». Однако эта мера не спасла президента от поражения на первичных выборах в штате Нью-Йорк, причем за соперничавшего с Дж. Картером сенатора Э. Кеннеди проголосовали 79 % еврейских избирателей. Важно при этом отметить, что, по сути дела, правительство М. Бегина и не скрывало, что его целью является не достижение прочного мира с арабами, а эвентуальная аннексия оккупированных земель, с тем чтобы избежать предоставления жителям Западного берега и сектора Газа израильского гражданства и не превращать «Великий Израиль» в двунациональное государство. Поэтому, как пишет бывший министр обороны Э. Вейцман, «как только договор (между Египтом и Израилем. — Авт.) был подписан, Бегин отказался от продолжения мирного процесса»25, то есть усилил свой аннексионистский курс.

Администрация США, в свою очередь, попыталась сделать вид, что истечение провозглашенного срока завершения переговоров о «палестинской автономии» 26 мая 1980 г. не означает их окончательного провала. Причем США сконцентрировали свои усилия на том, чтобы не допустить выдвижения Западной Европой своего собственного плана урегулирования ближневосточного конфликта. В начале июня 1980 года администрация Картера подвергла сильнейшему давлению состоявшуюся в Венеции конференцию глав правительств стран — членов «Общего рынка». Благодаря личному вмешательству президента американцам удалось значительно ослабить принятую в Венеции декларацию по Ближнему Востоку. Хотя в этом документе признавалось право палестинского народа на самоопределение и необходимость участия ООП в переговорах, западноевропейские государства не пошли на признание ООП единственным законным представителем палестинского народа и не призвали к созданию независимого палестинского государства. Это вызвало удовлетворение в Тель-Авиве, где М. Бегин угрожал «отменить» кэмп-дэвидское соглашение, если США не сорвут «европейскую инициативу»26. Затем его правительство решило еще раз показать, что не намерено идти на уступки, объявив летом 1980 года «объединенный» Иерусалим «вечной столицей» Израиля.

На руку сионистам в дальнейшем сыграло то, что новый президент США Р. Рейган, победивший на выборах 1980 года, считался «старым другом» Израиля. В ходе избирательной кампании кандидат от республиканской партии избрал в качестве своих советников по Ближнему Востоку в основном деятелей, тесно связанных с сионистским лобби. В своих предвыборных заявлениях Р. Рейган шел значительно дальше Дж. Картера в произраильской риторике. Главный внешнеполитический советник республиканского кандидата Р. Аллен, известный своими произраильскими взглядами, посетил в июне 1980 года Израиль, где заверил М. Бегина в поддержке.

Программа Р. Рейгана по Ближнему Востоку делала упор на военно-силовые аспекты, отводя дипломатическому урегулированию арабо-израильского конфликта второстепенное место. Лидер республиканцев трактовал палестинскую проблему прежде всего как вопрос о расселении «беженцев». Повторяя тезисы израильской пропаганды, он заявил на съезде «Бнай Брит» в сентябре 1980 года: «Одним из решений этой проблемы беженцев может быть их ассимиляция в Иордании, которая определена ООН (?!) как арабское палестинское государство»27. Его советник Дж. Чурба был еще более откровенен, утверждая, что «стремление создать автономию не должно… ставить под угрозу американский интерес в сохранении Израиля как мощного союзника»28.

В целом Р. Рейган занял подчеркнуто антипалестинскую позицию. В интервью Еврейскому телеграфному агентству еще накануне выборов он заявил, что его администрация будет «использовать все подходящие инструменты, включая, если потребуется, вето в ООН, чтобы лишить ООП какого-либо голоса или роли участника будущих мирных переговоров с Израилем. Далее он сказал: «В отличие от президента Картера, я без колебаний заклеймлю ООП как террористическую организацию»29.

М. Бегин и его окружение восторженно приветствовали победу Р. Рейгана и поражение Дж. Картера на выборах. Подготовленный для израильского правительства документ, суммировавший предвыборные обещания Р. Рейгана, подчеркивал следующие аспекты в позиции нового президента США по ближневосточному вопросу: «Поддержка присутствия США на Ближнем Востоке; поддержка размещения американских вооружений в Израиле; признание израильского суверенитета над всем Иерусалимом; отказ определить поселения (израильтян на Западном берегу. — Авт.) как «незаконные»; выступление против создания радикального палестинского государства; заявление о том, что Израиль не несет ответственности за создание проблемы арабских беженцев; заявление о том, что будущее Иудеи и Самарии (так сионисты именуют Западный берег реки Иордан. — Авт.) будет определено на переговорах с Иорданией без обязательного вывода израильских войск; выступление против признания ООП, пока она не изменит своих позиций и своего характера; требование обусловить поставки американского оружия Египту готовностью последнего осуществить мирный договор с Израилем»30.

Вскоре после смены администрации в США «Нью-Йорк таймс» писала, что, по мнению тогдашнего государственного секретаря А. Хейга, «стратегическая реальность делает такие локальные вопросы, как проблема израильских поселений на Западном берегу и проблема определения характера палестинской автономии, вопросами второстепенного значения». Поэтому, делала вывод газета, «государственный секретарь Хейг намерен не оказывать нажим в пользу скорейшего возобновления египетско-израильских переговоров о палестинском самоуправлении, а сконцентрировать американские усилия на том, что он считает главной советской стратегической угрозой Ближнему Востоку»31.

В этом же духе высказывался в своих первых интервью и новый президент. Он занял откровенно произраильскую позицию, не пытаясь сбалансировать ее какими-то дипломатическими оговорками. «Что касается Западного берега и созданных там поселений, то я не согласен с прежней администрацией, которая называла их незаконными, — утверждал Р. Рейган. — Они не являются незаконными, поскольку резолюции ООН оставляют Западный берег открытым для всех — как для арабов, так и для израильтян и христиан (?!), чтобы судьба Западного берега была определена после наступления мира»32. Подобные измышления американского президента вызывали бурную радость у израильского руководства.


«Стратегическое сотрудничество»

С приходом в Вашингтоне к власти республиканской администрации произошло дальнейшее укрепление военно-политического альянса США и Израиля. Государственный секретарь США Хейг во время своего визита в Израиль в апреле 1981 года подчеркнул, что «американская цель заключается в поддержании качественного превосходства Израиля» над арабскими государствами. От Тель-Авива взамен потребовали новых «услуг».

Они были конкретно названы в выступлении директора КАИОО Т. Дайна перед комиссией конгресса 25 марта 1981 г. В частности, Израиль должен был поступать таким образом, чтобы Соединенные Штаты могли «опереться на Израиль в качестве региональной базы развертывания, наземного пути снабжения между Европой и Азией, станции заправки горючим, базы тактической поддержки и ремонта военной техники. Израиль обладает несколькими наиболее современными тактическими авиабазами в мире и еще две сооружаются ныне в пустыне Негев при помощи США. Другие базы на Синае — Этцион, Эйтам и Шарм-аш-Шейх — должны быть переданы Египту в 1982 году, но они, вероятно, могут, как отмечали госсекретарь Хейг и президент, стать местом для будущего развертывания американских войск. Израиль также обладает глубоководными портами в Средиземном и Красном морях. Порт Хайфа ныне используется кораблями американского 6-го флота для заправки и отдыха экипажа. Израильские порты и авиабазы способны обслуживать и ремонтировать практически любой вид тактической авиации или боевых кораблей, находящихся на вооружении США. Израиль на постоянной основе делится разведывательными данными с США и другими государствами. Например, Израиль предоставил захваченное советское военное снаряжение американцам для ознакомления».

Стремясь насадить свое неоколониальное господство на Ближнем Востоке, правящие круги США делают ставку на сионистскую верхушку государства Израиль и арабскую реакцию, чтобы нанести поражение арабскому национально-освободительному движению. При этом Вашингтон рассматривает израильских сионистов как свою ударную силу на Ближнем Востоке, вооруженный кулак для разгрома прогрессивных движений в арабском мире.

Помимо примерно 10 млрд. долл., собранных для Израиля американскими сионистами, помощь Вашингтона Тель-Авиву по государственной линии составила в 1949–1983 фин. годах около 26 млрд. долл., в том числе военная помощь — 17 млрд. долл. Именно благодаря поддержке американского империализма была создана сионистская военная машина на Ближнем Востоке. По данным Джефри Кемпа, профессора Университета Тафтса в Бостоне, затем возглавившего ближневосточный отдел Совета национальной безопасности администрации Рейгана, уже к концу 70-х годов на вооружении израильской армии находилось 3175 танков, 4700 бронетранспортеров, 1200 тяжелых орудий и 620 боевых самолетов.

Руководители американской внешней политики объявили своей главной задачей на Ближнем Востоке сколачивание антисоветского блока под видом некоего «стратегического консенсуса», объединяющего Израиль и консервативные арабские режимы. В Вашингтоне утверждали, что арабо-израильский конфликт, дескать, имеет второстепенное значение по сравнению с пресловутой «советской угрозой». При этом, по существу, признавалось, что кэмп-дэвидский процесс зашел в тупик и переговоры о «палестинской автономии» практически не имеют шансов на успех. Однако администрация Рейгана была не прочь «заморозить» палестинскую проблему — лишь бы сохранить в силе кэмп-дэвидский сговор и на его базе создать региональный антисоветский блок. При этом Израиль считается наиболее надежным союзником США на Ближнем Востоке как единственное в регионе капиталистическое государство с относительно стабильным буржуазным режимом, экономически и политически неразрывно связанное с Западом, как серьезный военный фактор, который всегда можно использовать в интересах американского империализма. В одном из своих интервью уже в качестве президента Рейган подчеркнул, что Израиль «разделяет наши идеалы и демократический подход, а также имеет готовые и проверенные в боевых действиях войска и представляет на Ближнем Востоке силу, приносящую нам реальную выгоду»33.

Исходя из произраильской линии Вашингтона, правительство М. Бегина, видимо, начинало приходить к выводу, что в рамках вырабатывавшегося американо-израильского военного сотрудничества Тель-Авив может сохранить «свободу рук» для действий против освободительных сил в арабском мире, для усиленного «освоения» оккупированных арабских земель. Правительство Израиля сделало, в частности, откровенную ставку на военный нажим на арабское национально-освободительное движение. Весной 1981 года Тель-Авив инспирировал резкое усиление напряженности в Ливане, где активизировались подготовленные Израилем правохристианские вооруженные формирования. Израильская военщина предприняла провокации против сирийских войск, находящихся в Ливане в составе межарабских сил, направленных туда по решению Лиги арабских стран (ЛАС) для поддержания мира и порядка. М. Бегин публично угрожал нанесением массированного удара по позициям сирийских войск, а американская администрация также открыто признала «право» Тель-Авива на эту агрессивную акцию.

7 июня 1981 г. в нарушение международного права израильская авиация подвергла бомбардировке ядерный центр вблизи Багдада. Агрессия против Ирака была совершена под фальшивым предлогом — будто бы в этом центре велись работы по созданию атомной бомбы, нацеленной против Израиля. В действительности ядерный центр Ирака занимался исследованиями сугубо мирного характера, что было подтверждено инспекционными органами МАГАТЭ. Ложь об «иракской атомной бомбе» была призвана скрыть опасную игру с ядерным оружием самих израильских правителей. В мировой печати много писали о том, что в Израиле уже имеются ядерное оружие и средства его доставки. Бандитским нападением на ядерный центр вблизи Багдада израильская верхушка стремилась показать всему арабскому миру, что она намерена установить свою ядерную гегемонию в регионе.

В июле 1981 года Израиль предпринял новые агрессивные акции в Ливане. Израильская авиация подвергла бомбардировкам густонаселенные районы Бейрута и палестинские лагеря беженцев. Жертвами этой «необъявленной войны» стали многие сотни мирных жителей. Обнаглевшие агрессоры провозгласили, что эти бомбардировки носили «превентивный» характер, и даже не пытались, как в прошлом, выдать их за «ответные» действия, якобы вызванные «палестинским терроризмом». В действительности именно сионистская верхушка Израиля возвела террор на уровень государственной политики своей страны. Далеко не случайно, что лидеры израильского государства имеют немалый личный опыт террористической деятельности. Так, еще до создания Израиля нынешний премьер-министр М. Бегин и министр иностранных дел И. Шамир возглавляли подпольные сионистские террористические организации «Иргун цвей леуми» и ЛЕХИ. Что касается бывшего министра обороны А. Шарона, то уже после создания государства Израиль, в 50-е годы, он командовал так называемым «подразделением № 101», специально созданным для осуществления террористических акций на территории Иордании и Египта.

Возмущение международной общественности новыми террористическими акциями правящей верхушки Израиля было столь велико, что даже их покровителям в Вашингтоне пришлось на словах отмежеваться от своего союзника. Однако мировой общественности хорошо известно, что израильская военщина применяет именно американское оружие. Для бомбардировок Багдада и Бейрута были, например, использованы американские самолеты Ф-15 и Ф-16. Пытаясь обмануть общественное мнение, администрация Рейгана выступила с широковещательным заявлением о временном прекращении поставок военных самолетов из США Израилю.

Однако несмотря на такие лицемерные шаги Вашингтона, осенью 1981 года американо-израильский альянс еще более укрепился. На переговорах в Вашингтоне между Р. Рейганом и М. Бегином было объявлено об установлении «стратегического сотрудничества» между США и Израилем. Вслед за этим был подписан американо-израильский «меморандум о стратегическом сотрудничестве» под предлогом борьбы с пресловутой «советской угрозой». На самом деле его острие направлено против народов Ближнего Востока. Как указывало советское руководство, «„стратегическое сотрудничество” США и Израиля несет арабам кровь, разрушения, горе»34.

Американо-израильское стратегическое сотрудничество предусматривает значительное увеличение военной и экономической помощи Вашингтона Тель-Авиву, проведение совместных американо-израильских военных маневров, строительство на территории Израиля складов оружия, военного снаряжения и боеприпасов для интервенционистских «сил быстрого развертывания» США.

Именно американо-израильское стратегическое сотрудничество подтолкнуло Тель-Авив на вызывающие экспансионистские акции. Израиль в декабре 1981 года объявил об аннексии Голанских высот, что обострило еще больше и без того взрывоопасную обстановку в регионе.

С другой стороны, переговоры о палестинской «автономии» были фактически «заморожены» при попустительстве США на той стадии, в которой они находились еще перед началом избирательной кампании 1980 года в Соединенных Штатах.

4 октября 1981 г. кнессет одобрил «план Шарона», согласно которому некоторые функции военных властей на Западном берегу передавались израильской гражданской администрации. Секретарь израильского кабинета А. Наор заявил: «План Шарона имеет целью создать структуру гражданского правительства на Западном берегу и в Газе задолго до того, как будет достигнуто израильско-египетское соглашение о палестинской автономии»35. Таким образом, правительство М. Бегина начало в одностороннем порядке осуществлять «автономию» на оккупированных территориях, не дожидаясь согласия Р. Рейгана и А. Садата. Весной 1982 года израильские власти попытались фактически отстранить со своих постов мэров и членов муниципалитетов палестинских городов, симпатизировавших ООП. По существу, правительство М. Бегина попыталось лишить население Западного берега политического руководства и заполнить искусственно созданный «вакуум» с помощью коллаборационистов из так называемых «деревенских лиг». Как отмечал английский журнал «Миддл ист перспективз», таким способом израильское руководство рассчитывало «найти таких палестинцев, которые будут готовы заявить, что они счастливы принять ограниченную местную автономию, задуманную Израилем»36.

Одновременно Тель-Авив усилил колонизацию оккупированных арабских земель. Только за первый год пребывания в Белом доме администрации Рейгана израильские власти создали 17 поселений на Западном берегу реки Иордан, 4 — на Голанских высотах и 3 — в секторе Газа. Под контроль сионистов были поставлены водные ресурсы на оккупированных территориях. Так, на Западном берегу сионисты стали контролировать половину запасов воды, пригодной для ирригации. В мае 1982 года министр обороны А. Шарон заявил, что «Израиль сконцентрирует усилия на расширении своих поселений на оккупированных землях в качестве компенсации за то, что было потеряно или оставлено на Синае»37.

Председатель департамента поселений ВСО М. Дроблесс, в свою очередь, заявил: «Мы ведем гонку со временем, пока судьба Иудеи и Самарии будет решаться на мирных переговорах. Создаваемые поселения определят будущее этих районов в большей степени, чем любой другой фактор. Ныне настало время для концентрированных усилий, чтобы заселить холмы Иудеи и Самарии, контролирующие Иорданскую долину и Приморское побережье к западу. Важно, чтобы наши действия четко показали, что автономия никогда не будет применена к территориям, а только лишь к арабскому населению. Необходимо предпринять немедленные меры для экспроприации всех государственных и необрабатываемых земель и заселения их евреями, чтобы свести к минимуму угрозу создания на этих территориях арабского государства. Если удастся разбить центры арабского населения серией еврейских поселений, то арабам будет трудно обеспечить непрерывность территории, необходимой для создания государства»38.

Таким образом, пользуясь попустительством США, правительство М. Бегина ведет дело к аннексии оккупированных палестинских земель на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. Вопреки международному праву, в нарушение многочисленных резолюций ООН сионистская верхушка продолжает экстремистский курс, направленный на создание «Великого Израиля».


Администрация Рейгана и израильская агрессия в Ливане

С выводом 25 апреля 1982 г. израильских войск с Синая и размещением там многонациональных сил под контролем США завершилось выполнение первого этапа кэмп-дэвидской схемы, которая предусматривала не только нормализацию египетско-израильских отношений. Было запланировано подключить к кэмп-дэвидской сделке другие арабские страны. Однако неурегулированность палестинской проблемы по-прежнему осложняла сближение позиций Израиля и консервативных арабских режимов. Администрация Рейгана не смогла принизить значение палестинского вопроса для арабо-израильских отношений.

В этих условиях в Вашингтоне и Тель-Авиве постепенно взяли верх сторонники силового решения этого вопроса, то есть путем уничтожения Организации освобождения Палестины в Ливане. В связи с этим напомним, что сотрудничество Организации освобождения Палестины, ливанских Национально-патриотических сил и Сирии, войска которой находятся в Ливане в составе межарабских сил по поддержанию мира в этой стране, стало важным фактором арабского национально-освободительного движения в конце 70 — начале 80-х годов. Если в южной части зоны арабо-израильского конфликта Израиль имел дело с «умеренными» режимами проамериканской ориентации, то в северной зоне сионистам противостояли прогрессивные силы, занявшие последовательно антиимпериалистические позиции. В южных районах Ливана и на Голанских высотах конфронтация арабского национально-освободительного движения с силами империализма и сионизма приняла вооруженный характер.

Выход садатовского Египта из общеарабского фронта резко изменил соотношение сил в северной зоне арабо-израильского конфликта. Кэмп-Дэвид впервые позволил Израилю концентрировать свои войска не на юге, а на севере, против Сирии и ООП. Сионистская верхушка Израиля не скрывала своей готовности использовать эту ситуацию для новой крупномасштабной агрессии против Сирии, Ливана и палестинцев. После подписания А. Садатом сепаратного мирного договора израильская военщина рассматривала сирийскую армию в качестве своего основного военного противника. Вместе с тем израильское руководство считало военное присутствие Сирии в Ливане главным препятствием установлению в этой стране марионеточного режима, послушного израильскому диктату. Физическое уничтожение ООП, по мнению израильских экстремистов, должно было открыть путь к. «окончательному решению» палестинского вопроса.

Агрессивные планы Тель-Авива не были секретом для Вашингтона. Израильское руководство не решалось начать крупномасштабную агрессию, не заручившись предварительным американским согласием. В феврале 1982 года США посетил начальник военной разведки Израиля, пытавшийся убедить руководителей администрации в том, что ООП создает угрозу северным границам Израиля. Но в Вашингтоне считали, что в тот момент израильское вторжение в Ливан было преждевременным и Тель-Авиву пришлось повременить с этим.

Однако на юге Ливана Израиль резко повысил свою военную активность. С конца апреля 1982 года израильская авиация постоянно бомбардировала лагеря палестинских беженцев. Как отмечала американская пресса, «Израиль пытался спровоцировать ООП на ответный удар, который израильский министр обороны Ариель Шарон мог бы представить администрации США в качестве оправдания давно запланированного вторжения Израиля в Ливан»39. Но провокации сионистов не достигли своей цели. Тем не менее сторонники М. Бегина и А. Шарона доказывали в Вашингтоне и Тель-Авиве, что сложившаяся на Ближнем Востоке обстановка создала благоприятные условия для новой агрессии Израиля.

Во-первых, несмотря на гибель А. Садата, Египет в целом, по их мнению, оставался на рельсах Кэмп-Дэвида. Правительство X. Мубарака действительно тогда продолжало выполнять условия сепаратного мира с Израилем. Важно сказать, что размещение на Синайском полуострове «многонациональных сил» с участием и под контролем США, которые не могут быть выведены без согласия Тель-Авива, практически ликвидировало возможность ведения египетскими войсками боевых действий против Израиля. Следовательно, Израиль теперь мог вести агрессивную войну против других арабских стран, не опасаясь за свою границу с Египтом. В результате израильская военщина могла получить значительное превосходство в силах и средствах над палестинскими отрядами и сирийскими войсками.

Во-вторых, после провала совещания в Фесе в ноябре 1981 года резко обострились противоречия среди арабских стран, ранее единым фронтом выступавших против Кэмп-Дэвида. Усилилась поляризация между странами — участницами Фронта стойкости и противодействия и так называемыми «умеренными» государствами, лидером которых явилась Саудовская Аравия. Глубокие расхождения, разделявшие страны прогрессивной ориентации — Сирию, НДРЙ, Алжир, Ливию, а также Организацию освобождения Палестины — и режимы прозападной ориентации — Саудовскую Аравию, Иорданию, Марокко, Тунис и др., препятствовали единству действий арабского мира.

В-третьих, внимание нефтедобывающих стран Персидского залива все более отвлекала ирано-иракская война. В результате этого конфликта Ирак фактически полностью выбыл из арабо-израильской конфронтации, что способствовало дальнейшему изменению соотношения сил в регионе в пользу Израиля. И для монархических суннитских режимов «сдерживание» хомейнистского Ирана стало более важной задачей, чем защита законных прав палестинского народа.

Вместе с тем неспособность американской дипломатии сдвинуть с мертвой точки переговоры о «палестинской автономии» усиливала тенденцию среди руководителей США к военному решению палестинского вопроса с помощью Израиля. Удар израильской армии по Сирии и ООП, как рассчитывали в Вашингтоне, мог предотвратить создание антиимпериалистического союза в арабском мире. Исчезновение ООП с политической арены, по мнению сторонников военно-силового подхода в американских правящих кругах, позволило бы США наконец разрубить палестинский узел и форсировать сближение Израиля с консервативными арабскими государствами.

Визит израильского министра обороны А. Шарона в Вашингтон в конце мая 1982 года позволил укрепить «стратегическое сотрудничество» США и Израиля, якобы «замороженное» в декабре 1981 года. Лидер израильских ястребов А. Шарон, игравший ключевую роль в кабинете М. Бегина после выборов в кнессет, был наиболее ярым сторонником военного решения палестинской проблемы. В ходе переговоров в Вашингтоне с государственным секретарем А. Хейгом и министром обороны К. Уайнбергером А. Шарон заявил, что Израиль больше не желает откладывать вторжение в Ливан. Судя по дальнейшим событиям, с американской стороны не было сделано каких-либо попыток убедить Израиль отказаться от своего плана. Наоборот, согласие Вашингтона увеличить военную помощь Тель-Авиву, а также возобновить выполнение ряда положений «Меморандума о стратегическом сотрудничестве» прямо поощряло израильских экстремистов на осуществление новой агрессии.

Английский журнал «Миддл ист перспективе» писал, что «с помощью целой серии намеков» США «продемонстрировали свое одобрение и, возможно, поощрение любой акции, которую Израиль планировал осуществить в Ливане против палестинцев»40. Визит А. Шарона в Вашингтон окончательно убедил израильское руководство в том, что вторжение в Ливан получит поддержку США.

В качестве предлога для агрессии было использовано покушение на израильского посла в Лондоне Ш. Аргова 3 июня 1982 г. Хотя израильскому правительству было известно, что покушение было организовано террористической группой, занимавшей враждебную позицию по отношению к ООП, сионистская верхушка решила воспользоваться этой провокацией, чтобы начать новую широкомасштабную агрессию.

6 июня 1982 г., 15 лет спустя после израильской агрессии 1967 года, когда Ливан оказался единственным соседом Израиля, избежавшим нападения сионистов, очередь дошла и до него: израильская армия начала массированное вторжение в эту страну. Блокировав подразделения сил ООН, находившиеся в Ливане с 1978 года, израильские войска обрушились на мирные ливанские города и лагеря палестинских беженцев. Пытаясь замаскировать масштабы агрессии, израильское правительство первоначально объявило, что проводит ограниченную операцию с целью защиты северных районов Израиля от обстрела палестинской артиллерии. Однако во вторжении приняли участие ударные силы израильской армии, которые захватили юг Ливана, осадили Западный Бейрут и вступили в бой в долине Бекаа с сирийскими войсками. Израильские войска насчитывали свыше 100 тыс. солдат и офицеров и имели на вооружении 1300 танков41.

Главной целью правительства М. Бегина была физическая ликвидация ООП и полное уничтожение «палестинского присутствия» в Ливане. Жертвами агрессии стали десятки тысяч мирных жителей в палестинских лагерях, которые были стерты с лица земли. Пытаясь добиться «окончательного решения» палестинской проблемы, сионисты осуществляли массовое истребление палестинцев и ливанцев.

Спустя несколько недель после начала вторжения, газета «Вашингтон пост» писала: «С самого начала вторжения они (израильские руководители. — Авт.) заявляли, что намерены ликвидировать ООП, избавившись не только от военной, но и от политической угрозы с ее стороны. Теперь, когда поставленные цели оказались в пределах досягаемости, они выражают надежду, что эта победа создаст новые возможности на переговорах об автономии. Когда в Бейруте не будет ООП, националистические лидеры на Западном берегу лишатся поддержки и будут заменены другими деятелями, которые будут готовы сотрудничать с израильскими оккупационными властями. Избавившись от давления ООП и населения Западного берега в пользу настоящей автономии (т. е. создания палестинского государства. — Авт.), Израиль, Египет и США смогут относительно легко договориться о такой автономии для Западного берега, которая не ставила бы под вопрос сохранение израильского суверенитета или расширение еврейских поселений»42. Таким образом, правительство М. Бегина рассчитывало открыть путь к аннексии всех оккупированных арабских земель.

Второй целью израильской агрессии было создание в Ливане с помощью правохристианских сил марионеточного режима, который был бы готов подписать капитулянтский мирный договор с Израилем. Под ударом израильской военщины оказались не только палестинцы, но и ливанские Национально-патриотические силы. Оккупировав южные районы Ливана, находившиеся под совместным контролем ООП и НПС, сионисты передали их правохристианским группировкам. В результате соотношение сил в стране, установившееся после гражданской войны 1975–1976 годов, было резко изменено в пользу фалангистов и их союзников. По планам А. Шарона, это должно было позволить создать в Ливане «новый порядок», то есть «передать власть произраильскому христианскому правительству»43. Для обеспечения этой цели Тель-Авив намеревался сохранять свое «присутствие» в Ливане в течение длительного времени. Если учесть, что в сионистских кругах южные районы Ливана рассматриваются как часть территории «Великого Израиля», то продолжительная оккупация Израилем этих земель могла бы завершиться и ликвидацией ливанского суверенитета над ними.

Третьей целью вторжения в Ливан было вытеснение из страны сирийских войск, основные позиции которых находились в долине Бекаа. Рассчитывая нанести Сирии военно-политическое поражение в Ливане, Тель-Авив надеялся вынудить Дамаск отказаться от противодействия гегемонистским планам сионистов и признать господство Израиля в регионе. Более того, израильское руководство не отказалось от намерения добиться свержения антиимпериалистического режима в Сирии с тем, чтобы навязать этой стране политическую эволюцию по примеру садатовского Египта.

Вторжение Израиля в Ливан стало конкретной материализацией американо-израильского «стратегического сотрудничества». Агрессия Тель-Авива была бы невозможной без щедрых поставок американского оружия: 90 % артиллерии, 85 % самолетов, половина бронетанковой техники, находящихся на вооружении израильской армии, — американского производства. Хотя Израиль при вторжении в Ливан нарушил американское законодательство, запрещающее применение американского оружия в иных целях, кроме обороны, тем более против государства, которое, как Ливан, само является получателем помощи от США, администрация Рейгана отказалась принять какие-либо меры, чтобы остановить агрессию. Наоборот, США взяли на себя задачу обеспечения успеха израильского вторжения.

Первоначально администрация США попыталась продемонстрировать свою непричастность к вторжению, однако вскоре Вашингтон, по существу, открыто солидаризировался с позицией Тель-Авива, проводя в Совете Безопасности ООН линию, препятствовавшую принятию эффективных мер по прекращению агрессии. Газета «Вашингтон пост» констатировала: «Вашингтон, вместо того чтобы добиваться немедленного вывода израильских войск, стал действовать параллельно с Израилем, пытаясь обеспечить такое долговременное решение проблемы, которое создало бы в Ливане более выгодную для израильских интересов ситуацию. Хейг и др. пришли к выводу, что удар по сирийцам и ООП дает возможность перекроить политическую карту региона»44.

Уместно отметить, что государственный секретарь Хейг стал главным адвокатом произраильского военнополитического курса. Еще в бытность заместителем помощника президента по национальной безопасности Г. Киссинджера А. Хейг лично отвечал за координацию действий США и Израиля во время спровоцированного империализмом, сионизмом и реакцией столкновения между ООП и иорданскими войсками в сентябре 1970 года. Эти события, вошедшие в историю под названием «черный сентябрь», А. Хейг рассматривал как образец для американо-израильского стратегического сотрудничества на Ближнем Востоке. Подобную схему глава государственного департамента стремился заложить в основу подхода США к израильскому вторжению в Ливан летом 1982 года.

В американских правящих кругах приходили к выводу, что израильское «военное решение» необходимо дополнить американской дипломатической инициативой, чтобы навязать максимально выгодное для США «политическое урегулирование» в Ливане. В Вашингтоне учитывали также, что, «несмотря на быстрый выход израильских войск к Бейруту, Израиль не смог добиться намеченных политических целей вторжения»45. Героическая борьба палестинских и ливанских патриотов, наносивших агрессорам большие потери, а также отпор Израилю со стороны сирийских войск не позволили правительству М. Бегина осуществить блицкриг, полностью уничтожить силы ООП в Ливане и выбить сирийцев из долины Бекаа. Американские руководители опасались, что штурм израильтянами Западного Бейрута, где заняли оборону отряды ООП и ливанских НПС, может вывести ситуацию из-под контроля и обернуться непредвиденными последствиями для Соединенных Штатов.

Израильское руководство, не отказываясь от осуществления намеченных агрессивных планов, не могло не считаться с позицией Вашингтона, который стремился активизировать «миссию» американского дипломата Ф. Хабиба, вновь направленного в Бейрут. Поэтому израильская армия, которой требовалось перегруппировать силы и подтянуть резервы, перешла к тактике позиционной войны, стягивая кольцо окружения вокруг Западного Бейрута и стремясь охватить сирийские войска в долине Бекаа. Одновременно правительство М. Бегина предприняло усилия для того, чтобы выработать единую политическую позицию с администрацией Рейгана, надеясь с помощью американской дипломатии получить то, чего не удалось пока добиться на поле боя. С этой целью премьер-министр в середине июня 1982 года отправился в США, где провел переговоры с президентом и государственным секретарем, а также лидерами конгресса и сионистских организаций.

Выступая на приеме в честь М. Бегина, президент F. Рейган взял под защиту действия Израиля и провозгласил «общность американского и израильского подхода». Вашингтон признал Тель-Авив «обороняющейся» стороной и фактически потребовал реорганизации ливанского правительства. В статье газеты «Вашингтон пост» об американо-израильских переговорах сообщалось: «Согласно отчету о встрече Рейгана с Бегином, премьер-министр завоевал поддержку президента, когда… убедительно доказал ему, что действия Израиля могут дать выгоду американской политике, подготовив почву к стабилизации положения в Ливане и возобновлению переговоров о решении палестинской проблемы». Руководители администрации «заверили Бегина, что израильские войска должны будут покинуть Ливан только в случае вывода сирийских войск, ликвидации военной угрозы со стороны ООП и создания у его границы 25-миллиной буферной зоны, патрулируемой международными силами по поддержанию мира»46.

Вместе с тем во время частной беседы с израильским премьер-министром президент «дал понять, что США ожидают от Израиля поддержки усилий, прилагаемых специальным американским представителем на Ближнем Востоке Ф. Хабибом с целью добиться окончания конфликта в Ливане», и потребовал «предоставить Хабибу время для выработки деталей политического урегулирования»47. Таким образом, израильское руководство в обмен на поддержку администрацией США его целей в Ливане было вынуждено передать дипломатическую инициативу американцам. При этом у израильского правительства были все возможности контролировать ход переговоров, которые вел Ф. Хабиб в ливанской столице, осуществляя постоянный военный нажим на ООП. Кроме того, у Тель-Авива были развязаны руки для создания «нового порядка» на оккупированных землях южного Ливана.

Результаты переговоров М. Бегина в Вашингтоне свидетельствовали о намерении США и Израиля устроить «второй Кэмп-Дэвид», то есть вынудить еще одну арабскую страну подписать сепаратный договор с Израилем вслед за садатовским Египтом. Изгнание ООП из Ливана должно было, по замыслам авторов этой схемы, облегчить ликвидацию палестинской проблемы путем создания пресловутой «автономии».

Что касается плана размещения «многонациональных сил» в Бейруте и других районах Ливана, то и здесь США и Израиль стремились использовать опыт «кэмп-дэвидского процесса», взяв за образец «многонациональные силы», развернутые на Синайском полуострове. Как и на Синае, основу этих сил должны были составить американские войска. Тем самым израильская агрессия в Ливане должна была дать США возможность разместить свои войска на территории еще одной арабской страны.

Наладив координацию конкретных действий с М. Бегином, администрация Рейгана усиливала свою поддержку агрессивных акций Израиля. К берегам Ливана были направлены корабли американского военно-морского флота с морскими пехотинцами на борту. Делегация США в Совете Безопасности ООН использовала свое право вето, чтобы сорвать принятие любых резолюций, требовавших прекратить израильское вторжение и отвести войска агрессора. Это позволило Израилю раз за разом нарушать соглашения о прекращении огня и продолжать военное давление на осажденный Западный Бейрут.

Политический курс США не претерпел существенных изменений и после замены А. Хейга на посту государственного секретаря Дж. Шульцем. Администрация Рейгана по-прежнему придерживалась позиции, разработанной во время пребывания М. Бегина в Вашингтоне. Усилия американской дипломатии были сосредоточены на выработке соглашения об эвакуации сил ООП из Бейрута. Госдепартамент объявил, что «США уведомили Саудовскую Аравию и другие правительства, имеющие влияние на ООП, что они не могут гарантировать соблюдение перемирия Израилем в течение длительного времени, если палестинцы не сложат оружия»48.

Вашингтон поддержал требование Тель-Авива о полной ликвидации военного присутствия ООП в Ливане и выводе палеспрщев из Бейрута в другие арабские государства. В течение трех месяцев Ф. Хабиб прибегал к политическому шантажу, добивался принятия ультимативных израильских требований. «Миротворческая миссия» США стоила гибели тысячам жителей ливанской столицы и привела к фактическому разрушению Западного Бейрута.

На словах администрация Рейгана выступала против таких варварских акций сионистской военщины, как прекращение подачи воды, электроэнергии, продовольствия и медикаментов в жилые кварталы и использование кассетных бомб американского производства для бомбардировки Бейрута. Американская пропаганда всячески афишировала «гнев», который якобы проявлял Белый дом в связи с тем, что израильская армия отказывалась соблюдать условия прекращения огня.

Дипломатическое маневрирование администрации было направлено на то, чтобы, шантажируя ливанских руководителей угрозой продолжения израильского наступления, добиться принятия американских требований. Газета «Уолл-стрит джорнэл» сравнила эту тактику с методом «доброго и злого полицейского»: «Хабиб говорит ливанским руководителям, что если они смогут добиться от ООП согласия на фактическую военную капитуляцию, то США, возможно, смогут предложить какие-то гарантии того, что ООП не будет уничтожена и сможет в будущем вести политическую деятельность. В роли антипода «доброму» Хабибу выступает израильская армия, части которой стоят на окраинах Бейрута и готовы уничтожить сам город, чтобы нанести ООП последний сокрушительный удар. Хабиб убеждает, что если ООП не пойдет на немедленную сделку, то ей придется столкнуться через несколько дней или часов со «злодеем». Чтобы все это выглядело убедительно, необходимо создавать впечатление, будто «доброму» очень трудно удержать «злодея» от решительных действий»49. Таким образом, Соединенные Штаты пытались получить максимальные политические дивиденды от военных операций Израиля и взять в свои руки «урегулирование» ливанского конфликта.


Партнеры по геноциду

Предоставив Израилю выполнять «грязную работу» в Ливане, руководители администрации Рейгана всячески пытались продемонстрировать непричастность Соединенных Штатов к кровавой агрессии клики М. Бегина и А. Шарона. В Вашингтоне делали вид, будто США не в состоянии контролировать действия Израиля. Однако это утверждение, распространяемое органами буржуазной пропаганды, — абсолютно надуманное и фальшивое.

Во-первых, израильское вторжение в Ливан произошло не вопреки позиции правящих кругов США, а органически вписывалось в стратегический курс администрации Рейгана, игнорировавшей законные интересы и права палестинского народа и делавшей ставку на подавление национально-освободительного движения военно-силовыми методами. «Фактически именно нежелание администрации выступить с моральной поддержкой чаяний палестинцев и против экспансионистской политики Израиля поощрило правительство Бегина на вторжение в Ливан. Израильтяне исходили из того, что им не придется столкнуться с энергичным дипломатическим противодействием США — и были нравы»50, — признала газета «Крисчен сайенс монитор». Без политической и дипломатической поддержки Вашингтона Тель-Авив, оказавшийся в полной международной изоляции, не мог бы столь нагло игнорировать возмущение мирового сообщества.

Во-вторых, израильская армия, вторгшаяся в Ливан, была вооружена новейшими американскими системами оружия, призванными обеспечить качественное превосходство над противником на поле боя. В Ливане проходили «боевое испытание» самолеты воздушного наблюдения и контроля «Е-2С Хокай», авиационные ракеты «Сайдуиндер», кассетные снаряды и «вакуумные» бомбы, которыми США в изобилии снабдили израильскую военщину. На протяжении всего конфликта Пентагон очень интересовался тем, как вела себя новая американская военная техника на поле боя. Большие потери, которые Израиль понес в боях с палестинскими отрядами и сирийскими войсками, а также огромный расход боеприпасов и снаряжения еще более увеличили зависимость Тель-Авива от военных поставок Вашингтона.

В-третьих, огромные финансовые затраты на агрессию в Ливане оказались бременем, которое израильская экономика вынести не способна. Расходы Израиля на ведение войны достигали почти 100 млн. долл. в день. Новая агрессия перечеркнула все попытки министерства финансов сбалансировать бюджет. Практически беспрерывные бомбардировки Бейрута в течение многих недель, а также мобилизация в армию десятков тысяч резервистов превратили вторжение Израиля в Ливан в самую дорогостоящую войну в израильской истории.

Чтобы избежать экономического краха, Тель-Авив был вынужден еще более увеличить налоги и призвал еврейские общины США и других капиталистических стран увеличить пожертвования Израилю. Однако эти меры не могли значительно укрепить израильский бюджет. На 1982 год было запланировано бюджетных поступлений на сумму 14 млрд. долл. Налоги в Израиле уже являются самыми высокими в мире, и дополнительные доходы в результате введения новых налогов составили всего 670 млн. долл. Что касается пожертвований со стороны еврейских общин других стран, то они в последние годы неуклонно уменьшаются и не превышают 3 % израильского государственного бюджета, составляя всего 340 млн. долл. Таким образом, Тель-Авиву требуется новое значительное увеличение помощи Вашингтона, причем речь идет не о кредитах, а о дотациях.

В-четвертых, агрессия в Ливане обострила внутриполитическое положение в Израиле. В ходе боевых действий израильская армия понесла тяжелые потери. Несмотря на разгул шовинистической пропаганды, все возрастающее число израильтян стало понимать захватнический характер войны в Ливане. Широкое возмущение демократической общественности вызвали кровавые преступления, которые чинятся на ливанской земле по приказу А. Шарона. Это отразилось на моральном состоянии израильской армии: часть резервистов открыто потребовала прекратить преступную войну.

Подъем антивоенных настроений в Израиле стремилась использовать в своих интересах оппозиционная Партия труда, лидеры которой попытались свалить на блок «Ликуд» всю ответственность за агрессию в Ливане. Отмечая международную изоляцию Тель-Авива, лидеры Партии труда обвиняли М. Бегина и А. Шарона в том, что своей самонадеянностью они могут лишить Израиль и поддержки США, поставив под угрозу сохранение американо-израильского альянса. Если бы Вашингтон осудил агрессивную политику Тель-Авива и отказался бы от предоставления ему политической, военной и экономической помощи, продолжение столь экстремистского курса правительством М. Бегина и даже само его сохранение у власти оказались бы под вопросом или просто невозможными.

Следовательно, Вашингтон обладал и обладает эффективными средствами воздействия на позицию Израиля. Однако Соединенные Штаты не принимали никаких мер, чтобы остановить зарвавшегося агрессора. В Вашингтоне даже не стали делать вид, будто намерены прекратить новые многомиллиардные поставки оружия Тель-Авиву. В то же время американская делегация в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций наложила вето на проект резолюции, предложенный Советским Союзом, требовавший прекращения военной помощи Израилю.

Пользуясь покровительством и поддержкой администрации Рейгана, клика Бегина — Шарона развязала геноцид против палестинского и ливанского народов. В результате сионистской агрессии в Ливане погибло свыше 15 тыс. человек, около 70 тыс. были искалечены, сотни тысяч стали беженцами. Почти полностью были разрушены города Тир, Набатия, Сайда и Западный Бейрут, десятки ливанских деревень и лагерей палестинских беженцев. По примеру гитлеровцев сионисты создали на захваченной территории концентрационные лагеря, где подвергаются пыткам и издевательствам тысячи палестинцев.

Однако организаторы агрессии и их сообщники не смогли добиться уничтожения Организации освобождения Палестины. В конце августа 1982 года из Бейрута было эвакуировано в различные арабские страны 12 тыс. палестинских бойцов с оружием в руках. ООП согласилась на вывод своих отрядов из Западного Бейрута, чтобы спасти от гибели мирных жителей города, где скопились десятки тысяч беженцев. Палестинцы ушли непобежденными, нанеся большие потери захватчикам. Осада Бейрута оказалась политическим и моральным поражением израильских преступников-сионистов.

Белый дом, официально обещавший, что не допустит расправы Израиля и его марионеток из правохристианских формирований над мирным палестинским населением, оставшимся в Бейруте, пытался сыграть роль «миротворца». 1 сентября 1982 г. президент Р. Рейган выступил с широко разрекламированным планом мирного урегулирования ближневосточного конфликта. На деле же новая дипломатическая инициатива США подтверждала, что Вашингтон не отказывается от стремления сорвать установление справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке. По сути дела, «план Рейгана» оказался повторением и развитием кэмп-дэвидских схем.

Во-первых, США подтвердили, что выступают против создания палестинского государства и отказываются признавать ООП в качестве единственного законного представителя арабского народа Палестины. Во-вторых, Вашингтон по-прежнему цепляется за «палестинскую автономию», которая игнорирует право палестинцев на самоопределение. Американская позиция предусматривает «ассоциацию» территории, на которую распространяется ограниченная автономия, с Иорданией. В-третьих, США фактически поддержали «исправление границ» в пользу Израиля и сохранение еврейских поселений на арабских землях. В-четвертых, «план Рейгана» ничего не говорит о продолжающейся оккупации Израилем принадлежащих Сирии Голанских высот и южных районов Ливана вплоть до Бейрута.

Таким образом, выдвинутая Р. Рейганом программа означает «урегулирование» ближневосточного конфликта на условиях империалистических и сионистских кругов. Появление на свет этой программы вызвано стремлением Вашингтона сбить антиамериканскую волну, охватившую арабский мир в связи с агрессией в Ливане. Дипломатический маневр США должен был создать впечатление, будто администрация Рейгана отходит от стопроцентной идентификации с позицией Израиля. Именно эту цель преследовали заявления президента США о том, что Вашингтон призывает Тель-Авив не создавать новых еврейских поселений на оккупированных территориях.

Правительство М. Бегина официально отвергло советы из-за океана и объявило о создании новых поселений на арабских землях. Израильское руководство подтвердило, что не намерено когда-либо уходить с Западного берега реки Иордан. Все это не вызвало каких-либо «санкций» со стороны Вашингтона.

В этих условиях клика Бегина — Шарона пошла на новую эскалацию преступной агрессии в Ливане. Воспользовавшись выводом из Бейрута отрядов ООП, сионисты в сентябре 1982 г. полностью захватили город под предлогом обеспечения «безопасности». Малочисленные отряды ливанских Национально-патриотических сил, не имевшие тяжелого вооружения, не могли сдержать захватчиков. В Западном Бейруте сионисты и их подручные совершили страшные преступления, организовав массовые убийства невинных людей.

Как сообщала мировая печать, израильское правительство рассматривало план использования головорезов из правохристианских отрядов для расправы над мирным палестинским населением еще в первые недели сионистского вторжения в Ливан. Приказ о захвате палестинских лагерей израильские генералы обсуждали с американскими представителями в Бейруте. На израильских военно-транспортных самолетах С-130 американского производства на захваченный сионистами бейрутский аэродром был доставлен специальный отряд, состоявший из профессиональных убийц. Особыми зверствами отличались бандиты из созданных и вооруженных Израилем правохристианских формирований под командованием Эли Хобейки. Банды головорезов, ворвавшиеся в лагеря палестинских беженцев Сабра и Шатилла, уничтожили несколько тысяч человек — женщин, детей, стариков. Палестинцев и ливанцев расстреливали также на улицах и в домах, на стадионе, куда согнали мужское население, в госпиталях.

В послании советского руководства председателю исполкома Организации освобождения Палестины Я. Арафату, в частности, говорилось: «Действительно страшные преступления творит израильский агрессор в Западном Бейруте, уничтожая там мирных палестинских жителей — женщин, детей, стариков. Это такой же геноцид в отношении палестинцев, какой совершали гитлеровцы в отношении других народов, в том числе еврейского, во время второй мировой войны»51.

Разум, совесть и честь человека восстают против злодеяний, совершенных Израилем в Ливане. Израильские руководители втоптали в грязь не только освященные веками международные нормы и понятия, но и вместе с ними — собственный человеческий облик. Палестинцы и все другие народы мира не забудут и не простят правящей верхушке Израиля эти преступления.

Свою долю ответственности за потоки пролитой в Ливане крови несут и те, кто мог, но не предотвратил кровавую оргию, те, кто вооружил и поощрял Израиль на преступную агрессию. Администрация Рейгана лицемерно попыталась доказать свою непричастность к устроенной сионистами резне в Бейруте. Вводя в заблуждение общественное мнение, министр обороны США К. Уайнбергер заявил: «У очень многих людей на Ближнем Востоке и в других районах сложилось впечатление, что мы можем контролировать правительство Израиля. Это абсолютно ошибочное представление. Мы не можем его контролировать»52. Подобные заявления призваны посеять в арабском мире иллюзии о «беспристрастности» Вашингтона, который якобы желает оградить арабов от израильских экстремистов. Однако если у некоторых кругов в арабском мире были иллюзии о том, что США не допустят расправы над палестинцами, то они растворились в потоках крови, пролитой Израилем в Бейруте.

Вашингтон отказался поддержать решения ООН, осудившей сионистские преступления в Бейруте. Вместо этого администрация Рейгана попыталась навязать Ливану постоянное присутствие американской морской пехоты, расширить задачи «многонациональных сил», в состав которых были включены войска союзников США по НАТО. Таким образом, империалистические круги Соединенных Штатов стремятся извлечь максимальную выгоду из израильской агрессии, навязать свою волю народам Ближнего Востока.

Вместе с тем влиятельные круги в Вашингтоне выражают недовольство тем, что Тель-Авив не всегда считается с их интересами. Комплекс интересов американского империализма на Ближнем Востоке не ограничивается рамками альянса с израильскими сионистами. «Чрезмерная» ориентация ближневосточной политики США на Израиль вызывает критику тех группировок американского монополистического капитала, которые стремятся укрепить свои позиции в арабском мире. Они призывают администрацию внести коррективы в отношения с израильским партнером, чтобы избежать такой ситуации, когда, по словам известных журналистов Р. Эванса и Р. Новака, «правительство Бегина держит контроль над Ближним Востоком, сознательно подрывая мирный план Рейгана»53. Несмотря на значительные возможности для манипулирования общественным мнением, которыми обладают сионисты в США, сионистский фактор был и остается лишь одним из элементов широкого спектра движущих сил и мотивов, оказывающих воздействие на принятие Белым домом решений в сфере ближневосточной политики.

Принципиальная позиция Советского Союза в связи с агрессией Израиля против Ливана, его энергичные действия в поддержку жертв агрессии, решительное осуждение им сионистского геноцида и разбоя произвели глубокое впечатление во всем мире, и прежде всего в арабских странах. Об этом убедительно свидетельствуют результаты состоявшихся в конце 1982 года в Москве переговоров между советскими руководителями и членами «Комитета семи», созданного на состоявшемся в Фесе общеарабском совещании в верхах с целью информировать постоянных членов Совета Безопасности ООН о принятых ими решениях и скоординировать с ними действия по достижению всеобъемлющего справедливого урегулирования на Ближнем Востоке. Во время беседы с арабской делегацией Генеральный секретарь ЦК КПСС, член Президиума Верховного Совета СССР Ю. В. Андропов вновь подтвердил неизменность принципиального курса, которого придерживается в отношении ближневосточного урегулирования Советский Союз. Наша страна всегда стояла и будет стоять на стороне правого дела арабских народов, их борьбы против израильской агрессии, за свободу и независимость, за справедливый и прочный мир на Ближнем Востоке.

Заключение

Роль сионистских кругов в возрастании агрессивности американского империализма в конце 70 — начале 80-х годов определяется особым местом, которое занимает современный сионизм в системе и структуре международного империализма. С одной стороны, сионизм представляет собой составную часть политической надстройки империалистических держав, прежде всего США, где крупная буржуазия еврейского происхождения, в том числе шовинистическая прослойка, срослась с правящими классами и где она, пользуясь значительным влиянием в экономической и политической жизни страны через сионистское лобби, непосредственно влияет на формирование курса Вашингтона. С другой стороны, международный сионизм обладает и определенной самостоятельностью. Опираясь на государственную базу Израиля и разветвленную сеть международных организаций, он представляет собой особый структурный элемент в мировой системе империализма.

Альянс американского империализма и международного сионизма, возникший в 40-е годы, в последнее десятилетие значительно укрепился. Главным практическим выражением этого альянса стало «стратегическое сотрудничество» США и Израиля на платформе борьбы с силами социализма и национально-освободительного движения, опирающееся на общность классовых интересов крупного капитала. «Антисоветизм и антикоммунизм — основа основ израильской внешней политики, — подчеркнул XIX съезд Коммунистической партии Израиля. — Ненависть к социализму была и остается главным в политике сионистских правящих кругов. Это служит базой «особых отношений» между Израилем и американским империализмом»1.

В роли связующего звена в альянсе американского империализма и международного сионизма выступают еврейские буржуазно-националистические круги в США сионистское лобби в Вашингтоне. Американские сионисты представляют одну из влиятельных групп монополистической буржуазии Соединенных Штатов Америки и в то же время — один из отрядов международного сионизма. Сионистские лоббисты обеспечивают особую прочность американо-израильских отношений, согласование и координацию действий Вашингтона и Тель-Авива, а также практически выступают в роли гарантов произраильского курса США.

Сионистское лобби в Вашингтоне опирается на экономические и политические позиции крупной буржуазии еврейского происхождения в США и ее связи с другими группировками американского правящего класса. В этой связи уместно напомнить, что в 60—70-е годы усилилось ее проникновение в новые отрасли экономики, связанные с военным производством. Видимо, именно этим в первую очередь объясняется переход некоторых группировок еврейской буржуазии от либерализма к неоконсерватизму, укрепление их связей с правым крылом демократической партии и республиканцами. После агрессии 1967 года и Октябрьской войны 1973 года сионистские лоббисты все теснее сближались с представителями военно-промышленного комплекса, чтобы обеспечить всестороннюю поддержку курсу Тель-Авива. Свою роль в сдвиге еврейской общины вправо сыграла и разнузданная шовинистическая и антисоветская пропаганда, развязанная сионистскими центрами и организациями.

Проводя оголтелую политику антисоветизма и «защиты Израиля», сионистское лобби вошло в коалицию противников разрядки международной напряженности, объединившую все группировки американской реакции во главе с военно-промышленным комплексом. Сионистская фальшивка о «советском антисемитизме» помогла агрессивным империалистическим кругам перегруппировать свои силы, чтобы помешать нормализации американо-советских отношений. Сионисты были застрельщиками принятия провокационной поправки Джексона, они участвовали и в других антисоветских кампаниях, имевших целью предотвратить материализацию разрядки. В настоящее время сионистское лобби оказывает полную поддержку агрессивной стратегии администрации Рейгана, преследующей цель установления мирового господства американского империализма.

Сегодня главной задачей сионистских антисоветчиков в США является подрыв формирующегося фронта противников курса на военно-силовую конфронтацию с социалистическими и развивающимися странами. Пытаясь усилить кампанию пресловутой «защиты советских евреев», сионисты стремятся втянуть в нее либерально-буржуазные и даже некоторые демократические круги.

Роль сионистских кругов в разжигании международной напряженности не ограничивается ведением антисоветской кампании в США и других странах Запада. Сионизм, как известно, стал ударным отрядом империализма на Ближнем Востоке, значение которого в глобальной стратегии Вашингтона в последнее десятилетие резко возрастало. Как главный партнер американского империализма на Ближнем Востоке, сионистская верхушка Израиля непосредственно противостоит арабскому национально-освободительному движению. В то же время израильские правящие круги проводят курс на создание «Великого Израиля» путем агрессии против арабских народов.

Отказ Израиля вывести свои войска с захваченных арабских земель и признать право палестинского народа на самоопределение заблокировал справедливое и прочное урегулирование ближневосточного конфликта в 70-е годы. Предоставляя сионистам военную, экономическую и дипломатическую поддержку, американские империалисты с их помощью усилили нажим на арабские страны. Кэмп-дэвидская сделка позволила США и Израилю вывести садатовский Египет из фронта борьбы, изолировать его от остального арабского мира, создать условия для новых агрессивных акций.

После прихода к власти администрации Рейгана начался новый этап американо-израильского «стратегического сотрудничества». При поддержке США Израиль усилил эскалацию своей агрессии на Ближнем Востоке. В 1982 году весь мир был потрясен кровавыми преступлениями сионистов в Ливане, небольшой арабской стране, которая никогда не представляла угрозу Израилю.

События в Ливане окончательно разоблачили лживый характер распространяемого сионистами мифа об «оборонительной» роли Израиля в ближневосточном конфликте. Всему миру стало ясно, что сионисты преследуют агрессивные, экспансионистские цели. Уповая на безнаказанность, сионистские лидеры вынашивают новые планы обеспечения израильской гегемонии на Ближнем Востоке. В журнале «Кивуним», который издается ВСО, некий О. Йинон в феврале 1982 года выболтал планы полной перекройки карты региона. По его словам, Израиль должен вновь завоевать Синай, более того, расчленение Египта должно быть «политической целью Израиля в 80-е годы на западном фронте». Что касается «восточного фронта», то Ливан, Сирия, Ирак и Аравийский полуостров также должны быть расчленены по религиозным и этническим признакам. Западный берег реки Иордан, естественно, должен быть аннексирован Израилем2. Еще дальше заходил в своих замыслах бывший израильский министр обороны А. Шарон, на совести которого разрушение Бейрута. Как писал 26 июля 1982 г. журнал «Африк — Ази», он объявил, что сфера влияния Израиля должна «простираться от Пакистана до Турции и Ирана через весь арабский мир, глубоко проникая в Африку».

Было бы ошибкой объяснять наглость израильских агрессоров только тем, что у власти в Тель-Авиве оказались авантюристы типа М. Бегина, А. Шарона, утратившие чувство реальности. Конечно, только безумцы, лишенные элементарного здравого смысла, могут утверждать, как это делает начальник штаба израильской армии Р. Эйтан, что «в случае войны с русскими израильская армия одержит победу»3. К чему приводит подобная самонадеянность — хорошо известно.

Следует подчеркнуть, что экстремизм нынешнего израильского руководства — это не случайность, а закономерный итог развития идеологии и политической практики международного сионизма. Возведение в абсолют «избранности еврейского народа», ставка на грубую силу в качестве единственного средства достижения своих целей, попрание общечеловеческих норм морали в отношении к другим народам — все это началось в Израиле задолго до прихода к власти М. Бегина, А. Шарона, Р. Эйтана.

Израильские коммунисты, мужественно ведущие борьбу против сионизма в тяжелейшей обстановке, отмечают: «Основные условия для существования фашистской опасности в Израиле появились не с формированием правительств блока «Ликуд» в 1977 году, а значительно раньше. Жестокое угнетение палестинского народа на оккупированных с 1967 года территориях, создание фашистско-террористических организаций при поощрении со стороны политических и военных властей, существование тайных правительственных и полуправительственных террористических организаций — все это увеличило опасность фашизма в Израиле»4. Прогрессивные силы Израиля подчеркивают, что сионистская верхушка своими действиями вызывает возмущение народов мира, навлекает беды на израильское государство, израильский народ. Агрессия в Ливане вызвала невиданную поляризацию сил в израильском обществе. Настоящие патриоты Израиля сознают, что подлинная историческая перспектива для государства не может основываться на политике конфронтации с арабскими народами и оголтелого антисоветизма.

В заявлении Коммунистической партии США, подписанном Национальным председателем Г. Уинстоном и Генеральным секретарем Г. Холлом, указывается, что администрация Рейгана несет полную ответственность за преступления, совершенные израильскими агрессорами в Ливане. Подлинные корни кровавой бойни, устроенной сионистами, кроются в кэмп-дэвидском заговоре Вашингтона, направленном на установление господства американского империализма на Ближнем Востоке, на превращение этого региона в стратегическую зону враждебных операций против Советского Союза, социалистических и независимых государств5.

Однако агрессивные империалистические круги и их сионистские подручные не в состоянии повернуть вспять развитие исторического процесса. Кровавые преступления в Ливане обернулись крупным политическим и моральным поражением агрессора и его заокеанских покровителей. Новым свидетельством тому стали решения VII чрезвычайной специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по палестинскому вопросу. 147 голосами против двух (США и Израиль) международное сообщество решительно потребовало немедленного и безусловного вывода всех израильских войск за пределы международно-признанных границ Ливана. Резолюция ООН гневно осудила зверскую расправу, учиненную в Западном Бейруте, и потребовала провести ее расследование.

Вновь подтвердилась изоляция Израиля на международной арене. Как известно, еще несколько лет назад Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюции, в которых заклеймила сионизм как форму расизма и расовой дискриминации, как проявление гегемонизма в политике. Преступления, совершаемые сионистами, вызывают гнев и возмущение народов. Все честные люди на планете протестуют против сионистского варварства. Осенью 1982 года многотысячные демонстрации протеста против осуществляемого правящими кругами Израиля геноцида состоялись в Нью-Йорке и Риме, Париже и Вене. С заявлениями, осуждающими действия Тель-Авива, выступили правительства, политические и общественные организации многих стран.

Становится ясно, что претензии сионистской верхушки во главе с М. Бегином на представительство «евреев всего мира» потерпели банкротство. В ходе израильской агрессии с осуждением действий Тель-Авива выступили не только прогрессивные слои еврейских общин, но и некоторые лидеры еврейских буржуазных организаций. В открытом письме М. Богину бывшие президенты Всемирного еврейского конгресса Н. Гольдман и Ф. Клацник, а также известный французский политический деятель еврейского происхождения, бывший премьер-министр П. Мендес-Франс потребовали немедленно вывести израильские войска из Ливана и признать право палестинского народа на самоопределение6.

Как было признано на XXX конгрессе ВСО (декабрь 1982 г.), даже в капиталистических странах в сионистских организациях состоит менее 10 % евреев. Этот конгресс стал ареной острых распрей между различными сионистскими группировками, стремившимися переложить друг на друга вину за изоляцию Израиля на мировой арене, за преступления, чинимые оккупантами в Ливане, на Голанских высотах, в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. Временами взаимные попреки и обвинения превращались в рукопашную схватку между делегатами от различных сионистских партий. Впервые израильскому правительству не удалось добиться одобрения конгрессом ВСО планов создания новых еврейских поселений на оккупированных территориях.

Таким образом, последний конгресс ВСО еще раз подтвердил, что глубокий идейно-политический кризис, охвативший международный империализм, не может не отражаться на сионизме — орудии агрессивных империалистических сил. Как подчеркивают израильские коммунисты, «всесторонний кризис, переживаемый Израилем, — результат господствующей сионистской политики, для которой характерны шовинизм, агрессивность и служение экстремистским империалистическим силам на международной арене»7.

В результате агрессии в Ливане острый политический кризис разразился в самом Израиле. В отставку подали несколько министров и даже офицеров израильской армии. 26 сентября 1982 г. в Тель-Авиве состоялась крупнейшая в истории Израиля демонстрация под лозунгом «Народ требует отставки Бегина и Шарона!». В демонстрации приняли участие 400 тыс. — рабочие, служащие, крестьяне, резервисты, представители интеллигенции. В конце концов Шарон был вынужден уйти в отставку со своего поста.

Сложившаяся на Ближнем Востоке обстановка глубоко тревожит народы не только этого региона, но и всего мира. Вот почему такой широкий отклик у международной общественности получила новая важная мирная инициатива, выдвинутая Советским Союзом в сентябре 1982 года. Советский план справедливого и прочного урегулирования ближневосточного конфликта основывается на принципах, соответствующих общим нормам международного права и конкретным решениям ООН по Ближнему Востоку.

В соответствии с принципом недопустимости агрессии и захвата чужих территорий СССР выступает за возврат всех оккупированных с 1967 года арабских земель. Арабо-израильские границы должны быть объявлены нерушимыми. Советский Союз выступает за осуществление права палестинского народа на самоопределение и создание собственного независимого государства. Палестинским беженцам должна быть предоставлена возможность вернуться к своим очагам или получить компенсацию за утраченное имущество. Восточная часть Иерусалима должна стать неотъемлемой частью арабского государства в Палестине. Во всем Иерусалиме должна быть обеспечена свобода доступа верующих трех религий к почитаемым и священным для них местам. Необходимо также обеспечить право всех стран региона на безопасное и независимое существование. Должно быть прекращено состояние войны между Израилем и арабскими государствами. Они должны взять обязательство взаимно уважать суверенитет и территориальную целостность друг друга, решать споры путем переговоров. Наконец, должны быть приняты международные гарантии, причем в роли гаранта, по мнению СССР, должен выступить Совет Безопасности ООН или его постоянные члены8.

Предложенная Советским Союзом программа урегулирования не расходится с позицией, одобренной арабскими странами на совещании в Фесе в сентябре 1982 года. Сходную платформу выдвигают и демократические силы Израиля во главе с коммунистами. Назрела настоятельная необходимость возобновления коллективных усилий по достижению справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке.

Необходимо, чтобы Вашингтон и Тель-Авив отказались от своих экспансионистских и гегемонистских притязаний и присоединились к коллективным усилиям по ближневосточному урегулированию, а не препятствовали бы им. Советский Союз готов внести свой вклад в поиск совместных решений назревших международных проблем. Отвечая на вопросы американского политического обозревателя Дж. Кингсбери-Смита, какие наиболее важные меры могли бы быть приняты в сотрудничестве между СССР и США в интересах мира во всем мире, Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов подчеркнул: «Я думаю, наши две страны могли бы предпринять совместно многое, что было бы полезно как для них самих, так и для других стран и народов, — например, провести обоюдное сокращение своих войск и вооружений в Центральной Европе, взаимодействовать в устранении наиболее опасных очагов военных конфликтов, например, на Ближнем Востоке и др.»9.

Реакционная роль международного сионизма как орудия агрессивных империалистических кругов очевидна. Борьба против идеологии и политической практики сионизма — составная часть борьбы против империализма всех трех основных сил мирового революционного процесса — социалистического содружества, международного рабочего движения, сил, борющихся за национальное освобождение. Важность и актуальность этой задачи в 80-е годы определяются возрастанием агрессивности американского империализма и его сионистских подручных.

Иллюстрации

СИОНИЗМ МАСКИРУЕТ СВОИ ЦЕЛИ

С момента своего выхода на политическую арену международный сионизм пытается выдать себя за „защитника интересов всех евреев". На первом конгрессе ВСО Т. Герц ль утверждал, что целью сионизма является создание "еврейского национального очага" (фото 1).



Фото 1


Сегодня сионистские лидеры во главе с премьер-министром Израиля М. Бегином (фото 2) не жалеют усилий, чтобы выдать сионизм за "еврейское национально-освободительное движение". В действительности сионизм был и остается идеологией и политикой шовинистической еврейской буржуазии, орудием агрессивных империалистических кругов.



Фото 2


Политическая практика сионизма — это агрессия и расизм, колониальный разбой и попрание международного права. „Хороший араб — мертвый араб!“ — эту надпись на стене (фото 3) сделали сионистские экстремисты, мечтающие, чтобы в Палестине не осталось ни одного араба.




Фото 3


На захваченных палестинских землях установлен жестокий оккупационный режим. Сионисты варварски расправляются с мирным населением, силой подавляют любые проявления протеста (фото 4–7).



Фото 4



Фото 5–6



Фото 7


Мэр города Наблус Басам Шакаа — жертва сионистского террора. Он был искалечен в результате взрыва бомбы в его автомобиле (фото 8). Вооруженные до зубов головорезы хозяйничают на чужой земле (фото 9, 10).



Фото 8–9



Фото 10


Сионистская политика "иудаизации" оккупированных земель: изгоняются арабы, создаются еврейские поселения. "Библия — вот наш мандат!" — объявляют фанатики (фото 11).



Фото 11


Очередное поселение закладывают активисты экстремистской организации "Гуш эмуним" (фото 12).



Фото 12


У крепленные израильские поселения на захваченных территориях (фото 13) стали форпостами сионистском колонизации Западного берега реки Иордан, сектора Газа, Голанских высот. Израильское правительство и Всемирная сионистская организация планируют расселить там к 2010 году 1,5 млн.



Фото 13


Так с помощью оружия сионисты "осваивают" палестинские земли (фото 14).



Фото 14


Они рассчитывают, что арабам, изгнанным из Палестины, уже никогда не удастся вернуться на родину (фото 15).



Фото 15


КУЛЬТ МИЛИТАРИЗМА И НАСИЛИЯ

Сионисты всегда рассчитывали на военную силу как на главное средство создания "Великого Израиля". Еще до образования израильского государства подпольные сионистские террористические отряды вели подготовку к войне. В отрядах "Хаганы" (фото 17) начали свою карьеру будущие израильские генералы и министры М. Даян (слева) и И. Аллон (справа).

В стрельбе из маузера практиковался Л. Эшкол, ставший позднее премьер-министром (фото 16).



Фото 16–17


Нынешний глава израильского правительства М. Бегин возглавлял террористическую организацию „Иргун“ (фото 18).



Фото 18


История Израиля — это история почти непрерывных агрессивных войн. Дух милитаризма пропитывает израильское общество, "героями" которого объявляются военные преступники М. Даян (фото 19) и А. Шарон (фото 20).



Фото 19–20


Израильскую молодежь с юных лет готовят к войне. Здесь в армии служат все, даже девушки (фото 21).



Фото 21


Октябрьская война 1973 года развеяла миф о "непобедимости" израильской армии (фото 22).



Фото 22


Немало сионистских вояк оказалось в плену (фото 23). Тысячи израильтян были искалечены или заплатили своими жизнями за военные авантюры сионистских правителей, вынашивающих бредовые планы создания "Великого Израиля".



Фото 23–24


Пришло ли прозрение к тем, кто бездумно следовал за сионистскими лидерами, безжалостно играющими судьбами простых израильтян? Или отрезвление оказалось недолгим и они вновь возомнили себя представителями "избранной расы"?



Фото 25



Фото 26


СИОНИСТСКОЕ ЛОББИ В США

Правящие круги США видят в сионистах своих надежных партнеров и союзников. Сионистские лоббисты в Вашингтоне играют роль связующего звена в альянсе американского империализма и международного сионизма. Сионистское лобби считается одним из самых влиятельных в американской столице. За выгодные Израилю резолюции обычно голосуют 60–70 процентов конгрессменов и 70–80 процентов сенаторов. С сионистским давлением вынуждены считаться и в Белом доме.



Фото 27



Фото 28


На этих фотографиях — секретные инструкции сионистских лоббистов из Комитета по американо-израильским общественным отношениям Национального еврейского координационного совета по общинным отношениям, Американского еврейского комитета. Здесь подробно перечисляются различные методы обработки общественного мнения и организации нажима на официальный Вашингтон. Деятельность сионистского лобби получает на страницах американских газет и журналов самую широкую рекламу. Среди грязных антисоветских провокаций сионистской пропаганды видное место заняла попытка вместе со всей американской реакцией сорвать проведение Олимпийских игр в Москве в 1980 году. Для распространения фальшивки о "советском антисемитизме" сионисты используют телевидение, радио, печать, рекламные объявления, листовки (фото 29–30).




Так действует сионистская "машина для голосования" в конгрессе США (фото 31).



Фото 31


Организации по распространению государственных займов Израиля (фото 32) и других объединений капиталистов еврейского происхождения




Фото 32


Израильский премьер М. Бегин открыто похваляется, что может рассчитывать в конгрессе США на большую поддержку, чем американский президент.

В окружении лидера» произраильской коалиции в конгрессе глава израильского правительства чувствует себя на Капитолийском холме, как дома: сенатор Г. Джексон, премьер-министр М. Бегин, сенаторы А. Стоун, Ф. Чёрч и Дж. Джавитс (фото 33).



Фото 33


Сионистские круги обладают мощными рычагами давления на американскую политическую элиту. Прежде всего это влиятельные позиции крупной еврейской буржуазии в экономической жизни США. Руководители Израиля и сионистские лоббисты получают щедрую финансовую поддержку от Объединенного еврейского призыва (фото 34).



Фото 34


В правящих кругах США предпочитают не портить отношении с сионистскими лоббистами. Личный друг президента Г. Трумэна, его бывший партнер по галантерейному делу Э. Джэкобсон не раз открывал доступ в Белый дом лидерам сионистских организаций (фото 35).




Фото 35


Во время избирательных кампаний кандидаты на пост президента спешат заручиться поддержкой сионистов. Не был исключением и кандидат демократической партии на пост президента в 1972 году Дж. Макговерн.

С помощью рекламных визитов в синагоги он рассчитывал получить голоса еврейских избирателей в штате Нью-Йорк (фото 36).



Фото 36


Выдвинутая сионистами провокационная поправка Джексона не встретила серьезного сопротивления со стороны администрации США. Государственный секретарь Г. Киссинджер стремился к "компромиссу" с лидером сионистских лоббистов И. Кененом (фото 37) и сенатором Г. Джексоном (фото 38).



Фото 37



Фото 38


В ходе избирательной кампании 1980 года кандидаты, как обычно, вели соперничество за поддержку со стороны сионистских кругов. На ежегодном съезде просионистской организации "Бнай Брит" выступил тогдашний вице-президент У. Мондейл (фото 39). На встречу с лидерами "Бнай Брит" прибыл Дж. Картер (фото 40) и Р. Рейган (фото 41).



Фото 39



Фото 39–41


Сионисты выдают себя за "защитников евреев", но полностью игнорируют антисемитизм, издавна существующий в США. Расисты линчевали еврея Л. Франка в городе Атланта (фото 42). Систематически поджигаются синагоги и зданий еврейских организации, оскверняются еврейские кладбища (фото 43).



Фото 42



Фото 43


Американо-израильское "стратегическое сотрудничество" — практическое выражение альянса империализма США и международного сионизма. Вашингтон использует сионистскую верхушку Израиля в качестве ударного отряда реакции на Ближнем Востоке. Меняются американские президенты и израильские премьер-министры, но неизменно укрепляется партнерство Вашингтона и. Тель-Авива в борьбе против социалистического содружества, рабочего движения, сил национального освобождения.


СТАНОВЛЕНИЕ АГРЕССИВНОГО АЛЬЯНСА

На снимках: Г. Трумэн и X. Вейцман (фото 44), Д. Эйзенхауэр и лидеры сионистов США (фото 45), Дж. Кеннеди и Г. Меир (фото 46), Л. Джонсон и А. Эбан (фого 47).



Фото 44



Фото 45



Фото 46



Фото 47


Особо опасный характер американо-израильский альянс приобрел в последнее десятилетие. США и Израиль блокировали справедливое и всеобъемлющее урегулирование на Ближнем Востоке, помешав распространению разрядки напряженности на этот район мира. Под зонтиком американского партнера израильские лидеры рассчитывали укрыться от гнева и возмущения народов. Тель-Авив использовал поддержку Вашингтона для продолжения оккупации арабских земель и подготовки новой агрессии против арабов.

На снимках: Дж. Форд и И. Рабин (фото 48), Р. Никсон и Г. Меир (фото 49), Дж. Картер и М. Бегин (фото 50). Р. Рейган и М. Бегин (фото 51).



Фото 48



Фото 49



Фото 50



Фото 51


Американский империализм щедро финансирует и снабжает оружием сионистскую верхушку Израиля. Агрессия Тель-Авива против арабских стран стала возможной только благодаря поддержке из-за океана. Перед нападением израильской военщины в 1967 году на Египет, Иорданию и Сирию генерал М. Даян (фото 52) проходил "стажировку" в Южном Вьетнаме, знакомясь с новейшими методами подавления национально-освободительного движения. ЦРУ предоставило сионистам секретную информацию о военных объектах арабских стран, на которые израильская авиация обрушила бомбы с клеймом "Сделано в США" (фото 53).



Фото 52



Фото 53


"СТРАТЕГИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО" НА ПРАКТИКЕ

В ходе октябрьской войны 1973 года США установили "воздушный мост" с Израилем. Американские военно-транспортные самолеты, груженные оружием и боеприпасами, осуществляли снабжение армии агрессоров (фото 54 и 55). Сионистская военщина имеет на вооружении американские ракеты (фото 56).



Фото 54–55



Фото 56


Предоставленные США новейшие истребители-бомбардировщики “F-16” (фото 57) получили "боевое крещение" во время бандитского нападения 57 израильской военщины на ядерный реактор Ирака и сионистской агрессии в Ливане. Готовится к агрессии ракетный флот Израиля (фото 58).



Фото 57



Фото 58


Опираясь на "стратегическое сотрудничество" с Израилем, США наращивают свое военное присутствие на Ближнем Востоке. Американские солдаты высадились на бывших израильских базах на Синае. 6-ой флот США угрожает народам арабских стран (фото 59–60).



Фото 59



Фото 60


Сорвав работу Женевской мирной конференции по Ближнему Востоку, администрация Дж. Картера и правительство М. Бегина (фото 61) взяли курс на оформление сепаратной сделки с Египтом. Сговор в Кэмп-Дэвиде открыл. путь к новой агрессии сионистов.


АНТИАРАБСКАЯ СДЕЛКА В КЭМП-ДЭВИДЕ


Фото 61


В дни секретных переговоров в Кэмп-Дэвиде Дж. Картер, М. Бегин и А. Садат (фото 62) совершили экскурсию в расположенный поблизости город Гетисберг, где позировали перед фотографами на поле крупнейшей битвы времен гражданской войны в США. В марте 1979 года свершился сговор американского империализма, израильского сионизма и арабской реакции (фото 64). Президент Дж. Картер обещал мир народам Ближнего Востока (фото 63).



Фото 62–63



Фото 64


В январе 1981 года в Белом доме сменился хозяин (фото 65), но Кэмп-Дэвид остался неизменное основой политики США на Ближнем Востоке.



Фото 65


СИОНИСТСКИЙ ГЕНОЦИД И ЕГО ОРГАНИЗАТОРЫ

Израильская агрессия в Ливане в 1982 году была прямым следствием политики Кэмп-Дэвида. Сионисты развязали геноцид против палестинского народа. Массовые убийства женщин, стариков, детей в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила (фото 66–69) стоят в одном ряду с преступлениями гитлеровцев в годы второй мировой войны.



Фото 66–68



Фото 69


Резня была тщательно спланирована и организована сионистскими правителями Израил». Прямую ответственность за убийство тысяч мирных беженцев несут сионистские главари — премьер-министр М. Бегин, министр иностранных дел И. Шамир (фото 72), экс-министр обороны А. Шарон (фото 70), генерал А. Дрори, командовавший израильскими войсками в Бейруте (фото 71). Тяжкая вина за разбой сионистов в Ливане лежит и на администрации США, в тесном контакте с которой действует израильское правительство (фото 73).



Фото 70, 71, 72



Фото 73


Президент Р. Рейган в присутствии государственного секретаря Дж. Шульца говорит по телефону с М. Бегином во время израильской осады Бейрута (фото 74). США не сделали ничего, чтобы остановить сионистских убийц. Преступление в Бейруте вызвало гнев и возмущение честных людей во всем мире. На снимке: столкновение демонстрантов с полицией в Тель-Авиве (фото 75).



Фото 74



Фото 75


Примечания

Введение

1 Андропов Ю. В. Шестьдесят лет СССР. М., 1982, с. 21.

2 Против сионизма и израильской агрессии. М., 1974, с. 33.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 16.

4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 410.

5 См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 6, с. 559.

6 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 391–392.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 74.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 242.

9 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 74.

10 Там же, т. 8, с. 74.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 242.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 121.

13 Там же, с. 121.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24, с. 394.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 245.

16 Против сионизма и израильской агрессии, с. 6.

17 The Jewish Affairs, May — June. 1975, p. 5.

18 XVII съезд Коммунистической партии Израиля. М., 1973, с. 173.

19 Там же, с. 173.

20 Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. М., 1969, с. 323.

21 Известия, 1982, 24 дек.

22 Материалы XXVI съезда КПСС. М., 1981, с. 57.

23 Правда, 1982, 22 дек.

24 Внешняя политика Советского Союза, ч. 2. М., 1952, с. 334.

25 XVII съезд Коммунистической партии Израиля, с. 95–96, 98.

26 Громыко А. А. Выступление на пресс-конференции для советских и иностранных журналистов 25 июня 1979 г. в Москве. М., 1979, с. 14.

27 Против сионизма и израильской агрессии, с. 26.

28 XIX съезд Коммунистической партии Израиля. М., 1982, с. 113.

29 Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1971, с. 24.

30 Правда, 1981, 28 окт.

31 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 57.


Глава I

1 Bein 'T. Theodore Herzl. Philadelphia, N. Y., 1945.

2 Aaronovitch S. The Ruling Class. A Study of British Finance Capital. L., 1961, p. 84.

3 Проблемы мира и социализма. 1978, № 4, с. 89.

4 Sachar Н. A Course of Modern Jewish History. N. Y., 1973, p. 346…200

6 Lumer Н. Zionism in World Politics. N. Y., 1973, p. 116.

5 Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 28.

7 The American Jewish Committee. Highlights of the 1981/82 Survey of American Jews, p. 4.

8 Session of the Zionist General Council. Jerusalem, 1973, Febr. 11–15. Jerusalem, 1973, p. 59.

9 Maslow W. The Structure and Functioning of the American Jewish Community. N. Y., 1974, p. 8.

10 The Jewish Affairs, May — June 1975, p. 5.

11 Skiare M. Conservative Judaism as American Religious Movement. N. Y., 1972, p. 119.

12 Session of the Zionist General Council 1973, Febr. 11–15, p. 23–24.

13 Cowles V. The Rothschilds. A Family of Fortune. L., 1975, p. 264.

14 The Zionist Year Book 1979. L., 1978, p. 74–75.

15 American Jewish Year Book. N. Y., 1979, p. 271.

16 The Executive of the World Zionist Organisation. Report Submitted to the 28th Zionist Congress. Jerusalem, 1971, p. 30.

17 Ibid., p. 31.

18 The Wall Street Journal, 1982, March 9.

19 Haaretz, 1982, March 2; A1 Hamishmar, 1982, May 25.

20 American Jewish Year Book 1981, N. Y., 1980, p. 299.

21 World Jewish Congress. 40 Years in Action. Geneva, 1976, p. 7.

22 American Jewish Year Book 1974–1975. N. Y., 1975, p. 580.

23 Ibid., p. 581.

24 Goldman N. The Autobiography of Nahum Goldman. N. Y., 1969, p. 324.

25 The World Jewish Congress Today. N. Y., 1978, p. 4.

26 The Washington Post, 1971, Febr. 7.

27 Ibid.

28 Goldman N. Op. cit., p. 326.

29 Ibid., p. 327.

30 Silverberg R. If I Forget thee, Olerusalem. N. Y., 1972, p. 486.

31 Berger E. Judaism or Jewish Nationalism. N. Y., 1957, p. 96.

32 Ibid., p. 96.

33 Ibid., p. 97.

34 The Ierusalem Post, 1964, March 16.

35 Eytan W. First Ten Years. N. Y., 1958, p. 192–193.

36 Lilienthal A. The Zionist Connection. N. Y., 1978, p. 719.

37 Elazar D. Community and Policy: the Organisational Dynamics of American Jewry. Philadelphia, 1978, p. 345.

38 The Village Voice, 1977, March 7.

39 Elazar D. Op. cit., p. 225.

40 Ibid., p. 347–348.


Глава II

1 National Journal, 1972, Jan. 8, p 67.

2 Time, 1975, May 12, p. 28.

3 Howe R. and Trott S. The Power Peddlers. N. Y., 1977, p. 30.

4 J. Ford. A Time to Heal. N. Y., 1980, p. 279.

5 The Washington Star, 1981, June 13.

6 The New York Times, 1970, Apr. 6.

7 Congressional Record, Senate, 1970, Apr. 8, p. S5382.

8 Time, 1975, March 10, p. 29.

9 Nixon R. The Memoirs of Richard Nixon. Volume 2. N. Y., 1979, p. 307.

10 The Washington Post, 1981, Sept. 28.

11 Congressional Quarterly bi-weekly, 1981, Apr. 22, p. 1524.

12 The Middle East: U. S. Policy, Oil, Israel and the Arabs. Wash., 1977, p. 97.

13 The New York Times, 1975, Aug. 8.

14 Howe R., Trott S. Op. cit., p. 316.

15 За рубежом, 1981, № 27, с. 7.

16 National Journal, 1978, May 13, p. 751–752.

17 The Washington Post, 1977, July 10.

18 The New York Times, 1978, May 24.

19 The Washington Post, 1975, May 3.

20 The New York Times, 1978, Oct. 30.

21 The Washington Post, 1977, July 12.

22 Carter J. Keeping Faith. Memoirs of a President. N. Y., 1982, p. 312.

23 The Middle East: U. S. Policy, Oil, Israel and the Arabs, p. 98.

24 National Journal, 1972, Jan. 8, p. 71.

25 Newsweek, 1977, Aug. 15, p. 27.

26 Isaacs S. Jews and American Politics. N. Y., 1974, p. 255–256.

27 Political Focus, 1982, Febr. 15.

28 Jewish Journal, 1978, Apr. 28.

29 Ibid.

30 The Link, Jan. — Febr. 1980, p. 14.

31 New Outlook, Sept. 1972, p. 19.

32 Time, 1975, March 10, p. 28.

33 The Wall Street Journal, 1978, March 13.

34 Time, 1975, March 10, p. 27–28.

35 Howe R. and Trott S. Op. cit., N. Y., 1977, p. 283.

36 The Guardian, 1977, Sept. 19.

37 Alexander H. Financing the 1972 Elections. N. Y., 1975, p. 295.

38 Carter J. Op. cit., p. 313.

39 Political Focus, 1982, Oct. 1.

40 Near East Report, 1981, Nov. 19.

41 The Jerusalem Post, 1980, May 18–24.

42 American Jewish Year Book 1981. N. Y., 1980, p. 172–173.

43 The American Jewish Committee. Highlights of the 1981/82 Survey of American Jews, p. 1.

44 Levy М., Kramer S. The Ethnic Factor. N. Y., 1972, p. 241.

45 Pomper G. (ed.) The Elections of 1976. N. Y., 1977, p. 68.

46 The Pursuit of the Presidency 1980. Edited by R. Harwood. N. Y., 1980, p. 341.

47 Davar, 1980, Jan. 11.

48 The New York Times, 1977, Oct. 7.

49 The Washington Post, 1981, Sept. 28.

50 Journal of Palestine Studies, Autumn 1980, p. 83.

51 Lilienthal A. The Zionist Connection. N. Y., 1978, p. 225.

52 Dye T. Who’s Running America. Englewood Cliffs. 1979, p. 98.

53 Hudson M. and Wolfe R. The American Media and the Arabs. Wash., 1980, p. 21.

54 The Joint Program Plan of Jewish Community Relation. 1978–1979. National Jewish Community Relations Advisory Council. N. Y., 1978, p. 10.

55 Maarland A. Public Interest Lobbies. W., 1976, p. 101.

56 Howe R. and Trott S. Op. cit., p. 327.

57 Jewish Journal, 1978, Apr. 28.

58 Ibid.

59 Jewish Journal, 1981, Jan. 15–21.


Глава III

1 XVII съезд Коммунистической партии Израиля. М., 1973, с. 174, 181.

2 Israel Pocket Library. History from 1980. Jerusalem, 1973, p. 38.

Sykes C. Crossroads to Israel. 1917–1948. Bloomington, 1973, p. 19.

4 Gilbert M. Exile and Return. The Struggle for a Jewish Homeland. Philadelphia, 1978, p. 110.

5 Stevens R. Weizman and Smuts. Beirut, 1975, p. 35.

6 Rabinowitz E. Justice Louis D. Brandeis. The Zionist Chapter of His Life. N. Y., 1968, p. 112–113.

7 Political Affairs, July 1971, p. 20.

8 Hertzberg A. The Zionist Idea. N. Y., 1973, p. 390–391.

9 Schechtman J. The United States and the Jewish State Movement. N. Y., 1966, p. 408.

10 Ibid., p. 409.

11 Sachar H. A History of Israel. N. Y., 1979, p. 460.

12 Urofsky M. We are One! American Jewry and Israel. Garden City. N. Y., 1978, p. 304.

13 Pearson A. Conspiracy of Silence. L., 1978, p. 72;

14 Ibid., p. 73.

15 Lilienthal A. The Zionist Connection. N. Y., 1978, p. 567.

16 См. Цели и методы воинствующего сионизма. М., 1971, с. 67–68.

17 Известия, 1977, 4 марта.

18 Там же.

19 Белая книга. Свидетельства, факты, документы, М., 1979, с. 221.

20 Г. Холл. Революционное рабочее движение и современный империализм. М., 1974, с. 172–173.

21 The Communist Party of Israel. The 19th Congress. Haifa and Nuzareth, 11–14 February 1981. Tel-Aviv, 1981, p. 252.

22 Cohen R. Let My People Go. N. Y., 1971, p. 119.

23 The Joint Program Plan for Jewish Community Relations. 1978—79. National Jewish Community Relations Advisory Council. N. Y., 1978, p. 17–18.

24 Foster R. and Epstein B. The New Anti-Semitism. N. Y., 1974.

25 The New York Times Magazine, 1975, Jan. 5.

26 Goldman N. The Jewish Paradox. N. Y., 1978, p. 180.

27 The New York Times Magazine, 1975, Jan. 5.

28 Nixon R. The Memoirs of Richard Nixon. Vol. 2, N. Y., 1979, p. 418.

29 American Jewish Year Book 1974–1975. N. Y., 1975, p. 213.

30 Kissinger H. Years of Upheavel, Boston, 1982, p. 250.

31 Ibid., p. 254.

32 American Jewish Year Book, 1974–1975, p. 214.

33 Strober G. American Jewish Community in Crisis. N. Y., 1975, p. 68.

34 The New York Times Magazine, 1975, Jan. 5.

35 Kissinger H. Op. cit., p. 990.

36 The New York Times Magazine, 1975, Jan. 5.

37 Elazar D. The Organizational Dynamics of American Jewry. Philadelphia, 1976, p. 365.

38 The New York Times Magazine, 1975, Jan. 5.

39 American Jewish Year Book, 1976, N. Y., 1975, p. 163.

40 The Jewish Affairs, Jan. — Febr. 1979, p. 14.

41 Philadelphia Inquirer, 1974, Apr. 17.

42 Ibid.

43 Lilienthal A. Op. cit., p. 445.

44 The Washington Post, 1977, Sept. 10.

45 Г. Холл. Указ. соч., с. 174.

46 The New York Times Magazine, 1975, Nov. 25.

47 Lipset S. (ed.) Emerging Coalitions in American Politics. San Francisco, 1978, p. 140.

48 American Jewish Year Book 1979, N. Y., 1978, p. 167.

49 Ibid., p. 164.

50 The Jewish Journal, 1979, Jan. 26.

51 Известия, 1977, 4 марта.

52 См. Белая книга, с. 252–253.

53 American Jewish Year Book 1980. N. Y., 1979, p. 125

54 Ibid., p. 126.

55 The Jerusalem Post, 1980, Jan. 5.

56 Podhoretz N. Braking Ranks. A Political Memoir. N. Y., 1979, p. 348–349.

57 Ibid., p. 351.

58 Near East Report, 1982, May 14.

69 Middle East International, 1981, July 3, p. 9.

60 Political Focus, 1980, Nov. 1.

61 Middle East, 1981, Sept.

62 Jeune Afrique, 1982, 26 juillet.

63 Middle East International, 1982, June 4, 1982, p. 12.


Глава IV

1 Hertzberg A. The Zionist Idea. N. Y.v 1973, p. 222.

2 Jansen G. Zionism, Israel arid Asian Nationalism. Beirut, 1971, p. 109.

3 Feldstein S. The Land That I Show You. Three Centuries of Jewish Life in America. Garden City. N. Y., 1978, p. 433.

4 Documents on the Middle East. Edited by R. Magnus. Washington, 1969, p. 66.

5 Lenczowski G. The Middle East in World Affairs. Fourth Edition. Ithaca and London. 1980, p. 410.

6 Цит. no: Journal of Palestine Studies. Autumn 1980, p. 38.

7 Цит. no: Journal of Palestine Studies, Spring 1980, p. 20–21.

8 Ibid., p. 26.

9 Middle East International, 1981, Nov. 13, p. 14.

10 Bar-Zohar M. Ben-Gurion: The Armed Prophet. N. Y., 1969, p. 242.

11 International Documents on Palestine 1967. Beirut, 1970, p. 5.

12 Eban A. An Autobiography. N. Y., 1977, p. 352–353.

13 Eisenberg D., Dan U., Landau E. The Mossad: Israel’s Secret Intelligence Service. N. Y., 1978, p. 163.

14 Kissinger H. Years of Upheaval. Boston, 1982, p. 1057.

15 Ford G. A Time to Heal. N. Y., 1980, p. 238.

16 Orbis. Summer 1980, p. 383–384.

17 The Search For Peace in the Middle East. Documents and Statements, 1967–1979. Report Prepared For the Subcommittee on Europe and the Middle East of the Committee on Foreign Affairs. U. S. House of Representatives. Washington. GPO, 1979, p. 3—19.

18 Материалы XXVI съезда КПСС, с. 14.

19 American Jewish Year Book 1981! N. Y., 1980, p. 139.

20 Ibid., p. 123.

21 Foreign Assistance Legislation for Fiscal Year 1981 (Part 3). Hearings before the Subcommittee on Europe and the Middle East of the Committee on Foreign Affairs. House of Representatives. Washington, GPO, 1980, p. 73.

22 The Washington Post, 1980, Febr. 12.

23 The Wall Street Journal, 1980, March 15.

24 The New York Times, 1980, March 7.

25 Weizman E. The Battle for Peace. N. Y., 1981, p. 384.

26 Gaaretz, 1980, June 2.

27 The Jerusalem Post, 1980, Sept. 7—13.

28 The Baltimore Sun, 1980, Aug. 20.

29 Political Focus, 1980, Nov. 1.

30 Gaaretz, 1980, Nov. 11

31 The New York Times, 1981, Febr. 23.

32 Christian Science Monitor, 1981, Febr.

33 The New York Times, 1981, Febr. 3.

34 Правда, 1981, 28 окт.

35 Political Focus, 1981, Oct. 15.

36 Middle East International, 1982, May 7, p 5.

37 Ibid.

38 AJAZ Report, March 1981, p. 16.

39 Political Focus, 1982, May 15.

40 Middle East International, 1982, June 18, p 5.

41 The Guardian, 1982, June 23.

42 The Washington Post, 1982, July 3.

43 Middle East International, 1982, June 18, p. 4.

44 The Washington Post, 1982, June 17.

45 The New York Times, 1982, June 17.

46 The Washington Post, 1982, June 23.

47 The New York Times, 1982, June 24.

48 The New York Times, 1982, June 28.

49 The Wall Streat Journal, 1982, June 24.

5 °Cristian Science Monitor, 1982, July 8.

51 Правда, 1982, 21 сент.

52 U. S. News and World Report, 1982, Sept. 25.

53 The Washington Post, 1982, Sept. 20.


Заключение

1 XIX съезд Коммунистической партии Израиля. М., 1982, с. 99.

2 Цит. по: Middle East International, 1982, July 16.

3 Middle East International, 1982, July 16.

4 XIX съезд Коммунистической партии Израиля, с. 126.

5 См. Правда, 1982, 25 сент.

6 Israel and Palestine Political Report, 1982, July — Aug., p. 5.

7 XIX съезд Коммунистической партии Израиля, с. 113.

8 См. Правда, 1982, 16 сент.

9 Правда, 1982, 31 дек.

* * *

Редактор В. М. Голубев

Xудожественный редактор В. В. Сурков

Технический редактор Т. С. Орешкова

Корректор Н. А. Борисова

* * *

Сдано в набор 25.01.83. Подписано в печать 17.06.83. А 12665. Формат 84Х1081/32. Бумага тип. № 1. Гарнитура «школьная». Печать высокая. Усл. печ. л. 12,60. Уел. кр. — отт. 13, 03. Уч. — изд. л. 11,67+вкл. на офсетной бумаге 2,62. Тираж 30 000 экз. Заказ № 90. Цена 65 коп. Изд. № 46—И/82.

Издательство «Международные отношения». 107053, Москва, В-53, Садовая Спасская, 20.

Ярославский полиграф-комбинат Союэполиграфпрома при Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 150014. Ярославль, ул. Свободы, 97.

Примечания

1

Сион — гора вблизи Иерусалима.

(обратно)

2

Этот вывод подтверждается и тесными отношениями, сложившимися у данных монополистических группировок с ведущими финансовыми империями, в первую очередь с Рокфеллерами и Морганами. Капитал Лименов играет заметную роль в совместном с Морганами, Зелигманами и Бостонской группировкой контроле над группой компаний коммунального обслуживания, входящих в корпорацию «Электрик бонд энд шэар». Лимены и Кун — Лебы участвовали в размещении ценных бумаг «империи» Поля Гетти, их представитель входит в директорат его крупнейшей компании «Тайдуотер ойл». Налажены отношения у Лименов с Рокфеллерами.

Хорошо известны также связи «Голдман, Сакс» с Морганами и Рокфеллерами.

(обратно)

3

Влияние еврейской буржуазии неравномерно распределяется не только по отраслям экономики, но и по отдельным регионам США. По данным буржуазного социолога Р. Патая, евреи составляют 45 % собственников и управляющих в Нью-Йорке (Patai R. The Tents of Jacob: Diaspora — Yesterday and Today. N. Y., 1971, p. 368.). Американский автор X. Голден утверждает, что «евреи владеют примерно 80 % бизнеса в Нью-Йорке» (Golden Н. Travels Through Jewish America. N. Y., 1973, p. 82.). Наиболее прочны позиции еврейской буржуазии на Северо-Востоке, а также в Калифорнии и во Флориде, в большинстве же западных и южных штатов капиталисты еврейского происхождения представлены значительно слабее.

(обратно)

4

Отметим также, что представители буржуазных кругов еврейского происхождения широко представлены в таких международных политических объединениях монополистического капитала, как так называемая Бильдербергская группа и Трехсторонняя комиссия. Так, среди активистов Бильдербергской группы наряду с Д. Рокфеллером, главным редактором американского журнала «Форин афферс» У. Банди, голландским принцем Бернардом, нынешним премьер-министром Англии М. Тэтчер можно встретить барона Эдмона де Ротшильда, С. Уорберга, бывшего директора Французского банка B. Баумгартнера, а также других буржуазных деятелей еврейского происхождения. В состав Трехсторонней комиссии, которую называют «дитя Бильдерберга», кроме Дж. Картера, Д. Рокфеллера, 3. Бжезинского, Дж. Буша, Ф.-Й. Штрауса, Р. Барра, У. Мондейла, C. Вэнса вошли также Эдмон де Ротшильд, бывший государственный секретарь США Г. Киссинджер, бывший министр обороны США Г. Браун, владелец газеты «Нью-Йорк таймс» С. Сульцбергер, бывший глава американской делегации на сепаратных египетско-израильских переговорах С. Линовиц и другие буржуазные деятели еврейского происхождения. На совещаниях стратегов международного империализма представлены и деятели буржуазной верхушки еврейских общин США, Англии, Франции и ряда других капиталистических стран.

(обратно)

5

Эти координационные центры действуют в тесной связи с филиалами организации «Керен Хайесод», ведущей сбор средств для Израиля. Филиалы «Керен Хайесод» обычно действуют под наименованием: Объединенный израильский призыв (США, Канада, Англия), Совместный израильский призыв (ЮАР), Совместное израильское действие (Голландия) и т. п. В ряде стран для совместного сбора средств координационный финансовый центр еврейской общины и местный филиал «Керен Хайесод» создали учреждение под наименованием Объединенный еврейский призыв (ОЕП). Такая весьма запутанная система действует, например, в США, где Объединенный еврейский призыв при поддержке Совета еврейских федераций и благотворительных фондов ежегодно собирает до 900 млн. долл. Большая часть доходов Объединенного еврейского призыва отчисляется в бюджет Объединенного израильского призыва, меньшая — в бюджет Американского еврейского совместного комитета распределения.

(обратно)

6

Назовем в качестве примера Совет депутатов английских евреев, Совет представителей евреев Франции, Итальянский союз еврейских общин, Центральный совет евреев Германии (действует в ФРГ и Западном Берлине), Конфедерацию евреев Бразилии, Еврейский центральный комитет Мексики, Исполнительный совет евреев Австралии и т. п.

(обратно)

7

КАИОО был создан в 1954 году на базе комитета по общественным связям Американского сионистского совета, действовавшего с 40-х годов. Первый исполнительный директор КАИОО, журналист из Торонто И. Кенен руководил пропагандой Американского сионистского совета, в 1948 году он возглавлял информационный отдел представительства Еврейского агентства при ООН, а вплоть до 1951 года был пресс-офицером представительства государства Израиль при ООН. В 1951 году он был командирован в Вашингтон для лоббизма в пользу ассигнования американским конгрессом экономической помощи Израилю (Kenen I. Israel’s Defense Line. Her Friends and Foes in Washington. N. Y., 1981, p. 67–68.). Вскоре после своего прибытия И. Кенен собрал вашингтонских представителей ведущих организаций американской еврейской общины, включая «Бнай Брит», Американский еврейский конгресс и Еврейские ветераны войны, предложив им регулярно встречаться для распределения обязанностей по лоббизму в столице и «мобилизации поддержки еврейской общины» на местах (National Journal, 1978, May 13, p. 751). Постепенно произраильский лоббизм был поставлен на регулярную основу, в результате чего и был создан КАИОО. В 1975 году И. Кенена на посту директора комитета сменил М. Эмитай, уроженец Израиля, долгое время работавший в госдепартаменте, а затем — помощником сенатора А. Рибикова. В 1980 году место М. Эмитая занял Т. Дайн, бывший помощник сенатора Ф. Черча.

(обратно)

8

Для сравнения отметим, что в 1082 году в американский конгресс было избрано 18 негров, хотя негры составляют примерно 12 % населения США, а евреи — менее 8 %.

(обратно)

9

Еврейская эмиграция из США в Израиль в десятки раз уступает еврейской иммиграции из Израиля в США, где обосновалось уже 800 тыс. израильтян (The New York Times, 1982, Aug 3).

(обратно)

10

С. Лоуэлл — президент НКЗСЕ.

(обратно)

Оглавление

  • Введение
  • Глава I Организационная система международного сионизма
  • Глава II Сионистское лобби в Соединенных Штатах Америки
  • Глава III Сионизм в борьбе против социализма и прогресса
  • Глава IV Очаг агрессии на Ближнем Востоке
  • Заключение
  • Иллюстрации
  • Примечания
  • *** Примечания ***