КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Гарри Поттер и методы рационального мышления. Часть 3 (61-90) (fb2)


Настройки текста:



Chapter 61: TSPE, Secrecy and Openness, Pt 11 Глава 61. СТЭ. Часть 11. Секретность и открытость
Through green flame they whirled, through the Floo network they spun, Minerva's heart racing with a pounding horror that she hadn't felt in ten years and three months, the corridors between space coughed and spit them out into the lobby of Gringotts (the safest Floo receiver in Diagon Alley, the connection most difficult to intercept, the fastest way out of Hogwarts without a phoenix). A goblin attendant turned toward them, his eyes widened, he began a slightly respectful bow - Зелёное пламя бешено кружило их в недрах каминной сети. Сердце Минервы колотилось от ужаса, какого она не испытывала уже десять лет и три месяца. Межпространственные коридоры с кашлем выплюнули их в холл Гринготтса. (Именно там располагался самый безопасный камин в Косом переулке. Также это был самый быстрый способ покинуть Хогвартс, если не считать перемещение с помощью феникса, и самый сложный для перехвата.) Дежурный гоблин повернулся в их сторону, его глаза расширились, голова двинулась вниз в стандартно-вежливом поклоне...
Determination, Destination, Deliberation! Сознание. Стремление. Сосредоточение.
And the two of them were in the alley just in back of Mary's Place, wands already out and raised, spinning around back-to-back and the words of an Anti-Disillusionment Charm already rising to Severus's lips. И они очутились в переулке у чёрного входа в ресторан "У Мэри", спина к спине, с палочками наготове. Северус уже произносил слова заклинания анти-Разнаваждения.
The alley was empty. Переулок был пуст.
When she turned back to look at Severus, his wand was already cracking down on his own head with a sound like smashing an egg, as his lips chanted words of invisibility; he took on the colors of his surroundings, became a blur of his surroundings, the blur moved and matched what was behind him and then there was nothing there. Она вновь посмотрела на Северуса. Тот коснулся палочкой своей головы, послышался звук разбивающегося яйца, и профессор принял цвет окружающего пространства, стал лишь рябью на фоне улицы, затем рябь сдвинулась и полностью слилась с окружающим пейзажем, не оставив никаких следов.
She lowered her wand and stepped forward to receive her own Disillusionment - Минерва опустила палочку и шагнула вперёд, чтобы получить аналогичную маскировку.
From behind her, the unmistakable sound of a burst of flame. За её спиной раздался знакомый треск пламени.
She spun and saw Albus there, his long wand already drawn and raised in his right hand. Она развернулась и увидела Альбуса - он уже держал свою длинную палочку наготове.
His eyes were grim beneath the half-circles of his glasses, and Fawkes upon his shoulder had spread his fire-colored wings in readiness for flight and fight. Его глаза за стёклами очков-полумесяцев мрачно сверкали. Фоукс сидел на его плече, расправив огненные крылья, готовый взлететь и сражаться.
"Albus!" she said. "I thought -" She'd just seen him depart for Azkaban, and she'd thought not even phoenixes could return from there so easily. - Альбус! - начала она. - Я думала... Она только что видела, как он отправился в Азкабан, а ведь даже фениксы, насколько она знала, не смогли бы так быстро покинуть это место.
Then she realized. "She escaped," said Albus. "Did your Patronus reach him?" - Она сбежала, - сказал Альбус. - Ваш патронус его нашёл?
The pounding in her heart grew stronger, the horror in her veins solidified. Сердце заколотилось ещё чаще, страх в крови сгустился:
"He said he was here, in the washroom -" - Гарри сказал, что он здесь, в уборной...
"Let us hope he spoke true," said Albus, the wand tapped her head with a sensation like water trickling over her, and a moment later the four of them (even Fawkes had been rendered invisible, though sometimes you saw a flicker of something like fire in his air) were racing to the front of the restaurant. - Будем надеяться, он сказал правду, - палочка Альбуса коснулась её головы. Минерву будто окатило водой, а секундой позже все четверо (даже Фоукс стал невидимым, хотя время от времени в воздухе можно было различить похожее на огонь мерцание) уже мчались ко входу в ресторан.
They paused before the door while Albus whispered something, and a moment later one of the customers visible through the windows stood up with a vague look on his face and opened the door as though taking a quick look outside for some friend; and the three of them were through, racing past the unwitting customers (Severus was marking their faces, Minerva knew, and Albus would see any Disillusioned) toward the sign that pointed to the washroom - Они задержались у дверей - Альбус что-то прошептал, и спустя мгновение один из клиентов, видимых через окно, с отсутствующим лицом поднялся с места, открыл дверь и выглянул наружу, будто высматривая кого-то из друзей. И вот троица уже внутри, пробегает мимо ни о чём не подозревающих посетителей (Минерва знала, что Северус запоминает их лица, а Альбус проверяет помещение на наличие разнаваждённых) в направлении таблички со стрелкой и надписью "Уборная"...
An old wooden door marked with the sign of a toilet burst open with a slam, and four invisible rescuers stormed through it. Старая деревянная дверь, отмеченная соответствующим символом, распахнулась настежь, и четыре невидимых спасателя ворвались внутрь.
The small but clean wooden room was empty, fresh droplets of water showed in the sink but there was no sign of Harry, only a sheet of paper left on the closed lid of the toilet. Маленькая, но чистая комната пустовала. Раковиной явно недавно пользовались, но Гарри здесь не было, только лист бумаги лежал на опущенной крышке унитаза.
She couldn't breathe. У неё перехватило дыхание.
The sheet of paper rose up into the air as Albus took it, and a moment later was thrust in her own direction. Лист бумаги взмыл в воздух - Альбус взял его в руки - и мгновением позже устремился в её сторону:
M: What did the hat tell me to tell you? М: Что шляпа просила вам передать?
- H Г.
"Ah," Minerva said aloud in surprise, her mind taking a moment to place the question, it wasn't the sort of thing you'd forget but she hadn't been thinking in that mode, really - "I'm an impudent youngster and I should get off its lawn." - Э-эм, - удивлённо протянула Минерва. Ей потребовалась пара секунд, чтобы осознать вопрос. Не то чтобы такое можно было забыть, но сейчас она просто думала в другом режиме... - Я дерзкая девица, и мне не следует совать нос в дела старших.
"Eh?" said the air in Albus's voice, as if even he could be shocked. - Э? - произнесла пустота голосом Альбуса так, словно что-то на свете ещё могло его удивить.
And then Harry Potter's head appeared, suspended next to the air beside the toilet, his face was cold and alert, the too-adult Harry she'd seen sometimes, eyes darting back and forth and around. И тут прямо в воздухе за унитазом появилась голова Гарри Поттера. На его лице была уже знакомая Минерве холодная сосредоточенность, а глаза обшаривали помещение, пытаясь разглядеть невидимое.
"What's going on -" the boy began. - Что происходит... - начал мальчик.
Albus, now visible once more along with her and Fawkes, was moving forward in an instant, his left hand reached forward and plucked a hair from Harry's head (producing a startled yelp from the boy), Minerva accepted the hair in her own hand, and a moment later Albus swept up the mostly-invisible boy in his arms and there was a flash of red-golden fire. Альбус, теперь видимый, равно как она и Фоукс, устремился вперёд. Левой рукой он вырвал волос с головы Гарри (от чего мальчик вскрикнул). Затем Альбус передал волос Минерве, мигом позже обхватил частично невидимого мальчика и исчез вместе с ним в красно-золотой вспышке.
And Harry Potter was safe. Гарри Поттер был в безопасности.
Minerva took a few steps forward, leaned against the wall where Albus and Harry had been, trying to recover her poise. Минерва сделала пару шагов и опёрлась о стену, рядом с которой только что стояли Альбус и Гарри.
She'd... lost some habits, in the ten years since the Order of the Phoenix had disbanded. Ей нужно было прийти в себя. За те несколько лет, которые прошли со дня расформирования Ордена Феникса, она... потеряла сноровку.
Beside her, Severus shimmered into visibility. Воздух рядом с ней замерцал, и проявился Северус.
His right hand was already drawing forth the flask from his robes, his left hand already stretching forth in demand. Его правая рука уже вытаскивала флакон из складок мантии, левая - протянулась к Минерве в требовательном жесте.
She gave him Harry's hair, and a moment later, it dropped into the flask of unfinished Polyjuice, which at once began fizzing and bubbling as it settled into the potency that would enable Severus to act his part as bait. Она отдала ему волос Гарри, и мгновение спустя волос уже был во флаконе с незаконченным Оборотным зельем. Оно сразу же начало шипеть и пузыриться, приобретая силу, которая позволит Северусу сыграть роль наживки.
"That was unexpected," the Potions Master said slowly. "Why did our Headmaster not retrieve Mr. Potter earlier, I wonder, if he was going so far as to twist Time? - Неожиданно, - медленно протянул профессор зельеварения. - Интересно, почему наш директор не забрал мистера Поттера раньше, раз уж он всё равно решил обмануть Время?
There should have been nothing preventing him from doing so... indeed, your Patronus should have found Mr. Potter already safe..." Ему ничего не должно было помешать... в самом деле, ваш патронус должен был найти мистера Поттера уже в безопасном месте...
She hadn't thought of that, a different realization having jumped to the forefront of her mind. Она не думала об этом, её мысли заняло другое внезапное осознание.
It wasn't nearly as horrifying as Bellatrix Black having escaped from Azkaban, but still - Оно было не столь пугающим, как побег Беллатрисы Блэк из Азкабана, и всё же...
"Harry has an invisibility cloak?" she said. - У Гарри есть мантия-невидимка?
The Potions Master did not answer; he was shrinking. Профессор зельеварения не ответил - он уменьшался.
Tick-snick, drip-blip, ding-ring-ting- * * * Тик-так, кап-хлюп, динь-дон-дзинь...
It still annoyed her, though it faded past attention after a while; and when and if she became Headmistress, she intended to Silence the whole lot. Хотя через некоторое время звуки начинали проходить мимо сознания, они её по-прежнему раздражали. Если когда-нибудь она станет директором, то наложит на это всё заклинание тишины.
Which Head of Hogwarts, she wondered, had first been so inconsiderate as to create a device that made noise, to pass on to their successors? Интересно знать, кем был тот первый директор Хогвартса, который столь безрассудно соорудил устройство, создающее шум, и передал его преемнику?
She was sitting in the Headmaster's office with a quickly Transfigured desk of her own, doing some of the hundred little pieces of necessary paperwork that kept Hogwarts from grinding to a halt; she could lose herself in it easily, and it prevented her from thinking about other things. Минерва сидела в директорском кабинете за столом, который быстро трансфигурировала для себя, и занималась сотней мелких бумажных дел, необходимых для исправного вращения всех шестерёнок Хогвартса. Она растворялась в этой работе, работа позволяла ей не думать о других вещах.
Albus had once remarked, sounding rather wry, that Hogwarts seemed to run even more smoothly when there was an outside crisis for her to avoid thinking about... Однажды Альбус слегка насмешливо заметил, что, похоже, Хогвартс функционирует гораздо более гладко, когда случается внешний кризис и она пытается от него отвлечься...
...ten years ago, that was the last time Albus had said that. ...последний раз Альбус так говорил десять лет назад.
There was the chime that indicated an approaching visitor. Прозвенел колокольчик, сообщая о приближающемся посетителе.
Minerva kept reading her current parchment. Минерва продолжала читать очередной пергамент.
The door slammed open, revealing Severus Snape, who took three steps inward and demanded without the slightest pause, Дверь распахнулась, явив Северу са Снейпа. Тот сделал три шага внутрь и без какого-либо вступления спросил:
"Any word from Mad-Eye?" - Есть известия от Шизоглаза?
Albus was already rising from his chair, even as she tucked away her parchments and dispelled the desk. Альбус поднялся из кресла, Минерва убрала пергаменты и развоплотила стол.
"Moody's Patronus is reporting to the me in Azkaban," Albus said. "His Eye saw nothing; and if the Eye of Vance does not see a thing, then that thing does not exist. - Патронус Хмури докладывал мне в Азкабане, -ответил Альбус. - Его Глаз ничего не заметил. А если Глаз Венака чего-то не видит, значит, этого не существует.
Yourself?" А что у вас?
"No one has tried to forcibly take my blood," Severus said. - Никто не пытался силой взять мою кровь, -ответил Северус.
He gave a quick grimace of a smile. "Except the Defense Professor." Затем усмехнулся, - кроме профессора Защиты.
"What?" said Minerva. - Что? - воскликнула Минерва.
"He saw me for an impostor before I could even open my lips, and quite reasonably attacked me on the spot, demanding to know the whereabouts of Mr. Potter." Another grimace of a smile. "Shouting that I was Severus Snape did not seem to reassure him, for some reason. - Он распознал во мне самозванца, прежде чем я успел открыть рот, и сразу же вполне обоснованно напал, требуя сообщить местонахождение мистера Поттера, - Северус опять усмехнулся. - Я крикнул, что я - Северус Снейп, но это почему-то его не остановило.
I do believe that man would kill me for a Sickle and give back five Knuts change. Полагаю, он убил бы меня за сикль и дал бы пять кнатов сдачи.
I had to stun our good Professor Quirrell, which was not easy, and then he reacted poorly to the hex. Мне пришлось оглушить нашего доброго профессора Защиты, что оказалось нелегко, и он плохо отреагировал на проклятье.
'Harry Potter', naturally alarmed, ran out and told the owner, and the Defense Professor was taken to St. Mungos -" Естественно, напуганный "Гарри Поттер" выбежал из комнаты, сообщил о происшествии владельцу ресторана, и профессора Защиты доставили в больницу Святого Мунго...
"St. Mungos?" - Святого Мунго?
"- which said he had probably been overworking himself for weeks before he collapsed, such was his state of exhaustion. - ...где сказали, что он, вероятно, за последние недели перетрудился, поскольку находится в состоянии крайнего истощения.
Your precious Defense Professor is fine, Minerva, the stunner may have helped him by forcing him to take a few days off. Минерва, ваш ненаглядный профессор Защиты в порядке, похоже, сногсшибатель лишь убедил его отдохнуть несколько дней.
Afterward I declined the offer of a Floo to Hogwarts, and went back to Diagon Alley and wandered; but no one seems to have wanted Mr. Potter's blood today." После этого я отклонил предложение воспользоваться Дымолётным порошком, чтобы попасть в Хогвартс, и направился обратно в Косой переулок, где немного побродил. Но, кажется, сегодня никто не хотел крови мистера Поттера.
"Our Defense Professor is in the best of hands, I am sure," said Albus. "Greater matters command our attention, Minerva." - Я уверен, наш профессор Защиты в надёжных руках, - сказал Альбус. - Минерва, нашего внимания требуют более важные вопросы.
It took considerable effort for her to wrench her attention back, but she sat back down, and Severus gestured up a chair for himself as well, and the three of them drew together to begin their council. Чтобы отвлечься от мыслей о профессоре Защиты, ей потребовалось значительное усилие. Но она села, Северус жестом призвал кресло для себя, они придвинулись ближе к столу директора, и начался совет.
She felt like a Polyjuiced impostor, sitting with those two. Рядом с Альбусом и Северусом Минерва чувствовала себя самозванцем под Оборотным зельем.
War was not her art, nor plotting. Ни война, ни заговоры не были её стихией.
She had to strain to keep one step ahead of the Weasley twins, and sometimes she failed at that. Она с трудом на шаг опережала близнецов Уизли, но даже это ей удавалось не всегда.
She was sitting here, ultimately, only because she had heard the prophecy... По большому счёту, она сидела здесь только потому, что слышала то пророчество...
"We are faced," the Headmaster spoke first, "with a rather alarming mystery. - Мы столкнулись, - начал директор, - с довольно пугающей загадкой.
I can think of only two wizards who might have engineered this escape." Только двое волшебников, по моему мнению, могли организовать этот побег.
Minerva drew in her breath sharply. Минерва резко втянула воздух.
"There is a chance it is not You-Know-Who?" - Есть шанс, что это не Сами-Знаете-Кто?
"I'm afraid so," said the Headmaster. - Боюсь, что так, - ответил директор.
She glanced to her side and saw that Severus looked as puzzled as herself. Она мельком взглянула на Северуса и увидела, что он озадачен ничуть не меньше её.
Afraid the Dark Lord was not rising again? Альбус боится, что Тёмный Лорд не возродился?
She would have given almost anything for that to be true. Минерва бы отдала почти что угодно, лишь бы так и было.
"So," Albus said heavily. "Our first suspect is Voldemort, risen again and seeking to resurrect himself. - Итак, - устало произнёс Альбус. - Наш первый подозреваемый - это Волдеморт, который вернулся к жизни и ищет пути возродиться в полной мере.
I have studied many books I wish I had not read, seeking his every possible avenue of return, and I have found only three. Я изучил много книг, которые предпочёл бы не читать, в поисках любых возможных способов для подобного возрождения и нашёл только три.
His strongest road to life is the Philosopher's Stone, which Flamel assures me that not even Voldemort could create on his own; by that road he would rise greater and more terrible than ever before. Самый привлекательный путь для него - это Философский Камень. С его помощью Волдеморт может стать ещё могущественнее и ужаснее, чем был раньше. Но Фламель заверил меня, что даже Волдеморт не сможет создать его самостоятельно.
I would not have thought Voldemort able to resist the temptation of the Stone, still less because such an obvious trap is a challenge to his wit. Раньше я думал, что Волдеморт не устоит перед искушением воспользоваться Камнем - более того, такую очевидную ловушку он воспримет как вызов.
But his second avenue is nearly as strong: The flesh of his servant, willingly given; the blood of his foe, forcibly taken; and the bone of his ancestor, unknowingly bequeathed. Но второй путь для него почти столь же хорош: плоть слуги, отданная добровольно, кровь врага, взятая силой, и кость предка, без ведома завещанная.
Voldemort is a perfectionist -" Albus glanced at Severus, who nodded agreement, "- and he would certainly seek the most powerful combination: the flesh of Bellatrix Black, the blood of Harry Potter, and the bone of his father. Волдеморт - перфекционист, - Альбус бросил взгляд на Северуса, который согласно кивнул, - и он, конечно, будет искать наиболее сильное сочетание - плоть Беллатрисы Блэк, кровь Гарри Поттера и кость своего отца.
Voldemort's final avenue is to seduce a victim and drain the life from them over a long period; in which case Voldemort would be weak compared to his former power. И последний путь для Волдеморта - найти жертву и в течение долгого времени высасывать из неё жизнь. В этом случае он будет слабее по сравнению с собой прежним.
His motive to spirit away Bellatrix is clear. Мотив похитить Беллатрису в его случае понятен.
And if he is keeping her in reserve, to use only in case he cannot attain the Stone, that would explain why no kidnap attempt was made on Harry this day." И если он держит её про запас, только на случай, если не сможет достать Камень, это объясняет, почему сегодня никто не попытался похитить Гарри.
Minerva glanced again at Severus, saw him listening attentively but without surprise. Минерва опять посмотрела на Северуса. Он слушал внимательно, но не выглядел удивлённым.
"What is not clear," the Headmaster continued, "is how Voldemort could have engineered this escape. - Что не ясно, - продолжил директор, - так это как Волдеморт организовал этот побег.
A death doll was left in Bellatrix's place, her escape was meant to be undetected; and even though that went wrong, the Dementors could not find her after their first warning. В камере Беллатрисы оставили мёртвую куклу -побег должен был пройти незамеченным. И, хотя что-то в их плане пошло не так, дементоры всё равно не смогли найти Беллатрису после того, как подняли тревогу.
Azkaban has stood impenetrable for centuries, and I cannot imagine any means by which Voldemort could have accomplished this." Азкабан столетиями был неприступен, и я не могу вообразить ни одного способа, каким мог бы воспользоваться Волдеморт.
"That may mean little," Severus said, expressionless. "For the Dark Lord to do what we cannot imagine requires only that he has a better imagination." - Это ещё ничего не означает, - бесстрастно возразил Северус. - Чтобы сделать то, что мы не можем вообразить, Тёмному Лорду нужно лишь обладать более богатым воображением.
Albus nodded grimly. Альбус мрачно кивнул:
"Unfortunately there is now another wizard who laughs at impossibilities. - К сожалению, есть и другой волшебник, который смеётся над словом "невозможно".
A wizard who, not long ago, developed a new and powerful Charm which could have blinded the Dementors to Bellatrix Black's escape. Волшебник, который не так давно изобрёл новое, мощное заклинание, которое могло ослепить дементоров, чтобы те не заметили побег Беллатрисы.
And he is implicated for other reasons, as well." Есть и другие соображения, указывающие на него.
Minerva's heart was skipping beats, she didn't know how, or why, but a terrible apprehension was dawning on her as to who - Сердце Минервы замерло. Она не знала, как это могло случиться или почему он это мог сделать, но у неё появилось ужасное предчувствие, о ком идёт речь...
"Who would that be?" said Severus, sounding puzzled. - И кто это? - озадаченно спросил Северус.
Albus leaned back and said the fatal words, even as she had feared them: Альбус откинулся на спинку кресла и произнёс роковые слова. Именно те, которых она и боялась.
"Harry James Potter-Evans-Verres." - Гарри Джеймс Поттер-Эванс-Веррес.
"Potter?" demanded the Potions Master, as much shock in that usually-silken voice as she had ever heard from him. "Headmaster, is this one of your jokes? - Поттер? - Минерва никогда не слышала такого потрясения в обычно вкрадчивом голосе профессора зельеварения. - Директор, это одна из ваших шуток?
He is in his first year at Hogwarts! Он первокурсник Хогвартса!
A temper tantrum and a few childish pranks with an invisibility cloak does not make him -" Детские истерики и несколько розыгрышей с мантией-невидимкой ещё не делают его...
"It is no joke," said Minerva, her voice barely above a whisper. "Harry is already making original discoveries in Transfiguration, Severus. - Северус, это не шутка, - Минерва почти шептала. - Гарри уже сделал оригинальное открытие в трансфигурации.
Though I did not know he was researching Charms as well." Хотя я не знала, что он занимается исследованиями и в области заклинаний.
"Harry is no ordinary first-year," the Headmaster said solemnly. "He is marked as the Dark Lord's equal, and he has power the Dark Lord knows not." - Гарри не обычный первокурсник, - серьёзно сказал директор. - Тёмный Лорд отметил его как равного себе, и он владеет силой, что неведома Тёмному Лорду.
Severus was looking at her, and you would have needed to know him well to recognize that his glance was pleading. Северус повернулся к Минерве. Нужно было знать его очень хорошо, чтобы увидеть мольбу в его глазах.
"Am I to take this seriously?" - Я должен воспринять это всерьёз?
Minerva simply nodded. Минерва молча кивнула.
"Does anyone else know of this... new and powerful Charm?" Severus demanded. - Кто-нибудь ещё знает об этом... новом и мощном заклинании? - требовательно спросил Северус.
The Headmaster glanced at her apologetically - Директор посмотрел на неё извиняющимся взглядом...
Somehow she knew, she knew before he even said it, and she wanted to scream at the top of her lungs. Каким-то образом она знала, знала ответ даже раньше, чем он его озвучил, и ей хотелось заорать изо всех сил.
- and said, ...и произнёс:
"Quirinus Quirrell." - Квиринус Квиррелл.
"Why," she said, in a voice that should have melted half the devices in the office, "did Mr. Potter even TELL our Defense Professor about his brilliant new Charm for breaking out of prisons -" - Зачем, - её голосом можно было расплавить половину устройств в кабинете, - мистер Поттер ВООБЩЕ рассказал нашему профессору Защиты о своём новом блестящем заклинании для побегов из тюрем...
The Headmaster passed a weary wrinkled hand across his equally wrinkled forehead. Директор устало провёл морщинистой рукой по столь же морщинистому лбу.
"Quirinus just happened to be there, Minerva. - Так уж случилось, что Квиринус просто оказался рядом.
Even I saw no harm in it at the time." The Headmaster hesitated. "And Harry said his Charm was too dangerous to be explained to either of us; and when I asked him again, this day, he insisted he had still not explained it to Quirinus, nor had he ever dropped his Occlumency barriers in the Defense Professor's presence -" Даже я не видел в этом ничего плохого в тот момент, - директор помедлил. - Гарри сказал, что его заклинание слишком опасно, и не стал делиться с нами этим знанием. Когда сегодня я вновь спросил его об этом, он настаивал, что так и не раскрыл этот секрет Квиринусу и ни разу не опускал щиты окклюменции в присутствии профессора Защиты...
"Mr. Potter is an Occlumens? - Мистер Поттер окклюмент?
You gave him an invisibility cloak and he is immune to Veritaserum and he is friends with the Weasley twins? Вы дали ему мантию-невидимку, у него иммунитет к сыворотке правды, и он дружит с близнецами Уизли.
Albus, do you have any idea what you have unleashed upon this school?" Her voice was nearly shrieking, now. "By his seventh year there won't be anything left of Hogwarts but a smoking hole in the ground!" Альбус, вы представляете, во что втянули эту школу? - её голос был на грани вопля. - К седьмому году его обучения от Хогвартса останется лишь дымящаяся дыра в земле!
Albus leaned back in his great cushioned chair, and said, smiling, Альбус откинулся на спинку своего огромного мягкого кресла и сказал, улыбаясь:
"Don't forget the Time-Turner." - Вы забыли о Маховике времени.
She did scream then, but quietly. Минерва не выдержала и вскрикнула. Но негромко.
Severus drawled, Северус протянул:
"Should I teach him to brew Polyjuice, Headmaster? - Стоит ли мне научить его варить Оборотное зелье, директор?
I ask only for the sake of completeness, in case you are not satisfied with the magnitude of your pet disaster." Просто для полноты картины, на случай, если вы не удовлетворены размахом возможностей вашей ручной катастрофы.
"Perhaps next year," said Albus. "My dearest friends, the question before us is whether Harry Potter has spirited Bellatrix Black out of Azkaban, which is more than youthful high spirits even by my tolerant standards." - Может быть, в следующем году, - ответил Альбус. - Друзья мои, сейчас нам нужно понять, является ли Гарри Поттер организатором побега Беллатрисы Блэк из Азкабана. Даже по моим стандартам терпимости для безумств юности это несколько чересчур.
"Excuse me, Headmaster," Severus said with one of the dryer smiles she had ever seen him deliver to Albus, "but I will register my opinion that the answer is no. - Простите, директор, - Минерве очень редко доводилось видеть столь сухую усмешку Северуса, - но моё мнение - "нет".
This is the Dark Lord's work, pure and simple." Это работа Тёмного Лорда, здесь всё просто и ясно.
"Then why," Albus said, and now there was no humor at all in his voice, "when I planned to retrieve Harry immediately after his arrival in Diagon Alley, did I find that this would result in paradox?" - Тогда почему, - из голоса Альбуса пропала вся ирония, - когда я планировал забрать Г арри сразу же после его прибытия в Косой переулок, я обнаружил, что это приведёт к парадоксу?
Minerva sank further back into her chair, dropped her left elbow onto the hard uncushioned armrest, leaned her head into her hand, and shut her eyes in despair. Минерва ещё сильнее сползла в кресле, поставила левый локоть на твёрдый деревянный подлокотник, уронила голову на руку и в отчаянии закрыла глаза.
There was a narrowly circulated proverb to the effect that only one Auror in thirty was qualified to investigate cases involving Time-Turners; and that of those few, the half who weren't already insane, soon would be. В узких кругах говорили, что лишь один аврор из тридцати получает право расследовать дела, где замешаны Маховики времени, причём из этих немногих одна половина уже безумна, а вторая -вскоре таковой становится.
"So you suspect," Severus's voice was saying, "that Potter went from Diagon Alley to Azkaban, then looped back to Diagon Alley afterward to be picked up by us -" - То есть вы подозреваете, - уточнил Северус, -что Поттер отправился из Косого переулка в Азкабан, а потом создал временную петлю, чтобы мы его забрали...
"Precisely," said Albus's voice. "Though it is also possible that Voldemort or his servants watched to make sure Harry did arrive in Diagon Alley, before they began their attempt on Azkaban. - Именно, - ответил голос Альбуса. - Хотя также возможно, что Волдеморт или его слуги, перед тем как устроить налёт на Азкабан, хотели убедиться, что Гарри прибыл в Косой переулок.
And that they had someone with a Time-Turner who would send back the message of their success, to trigger the abduction. И среди них был кто-то с Маховиком времени, кто послал сообщение об их успехе назад во времени, чтобы дать сигнал к похищению Гарри.
Indeed, it was my suspicion of this possibility that caused me to dispatch you and Minerva on your own mission, before I myself went to Azkaban. Собственно, из-за того, что я подозревал такую возможность, я и дал вам с Минервой это задание перед тем как сам отправился в Азкабан.
I thought then that their breakout would fail, but if retrieving Harry Potter meant observing the fact of their eventual failure, then I myself could not have gone to Azkaban after I had interacted with him, for Azkaban's future cannot touch its past. Я подумал тогда, что их операция провалится, но если спасение Г арри Поттера означает наблюдение факта их возможного провала, то я не смогу отправиться в Азкабан после этого, ибо будущее Азкабана не может взаимодействовать с его прошлым.
When, in Azkaban, I received no report from you or Minerva, nor from Flitwick whom I told to try contacting you, I knew that your interaction with Harry Potter had been an interaction with Azkaban's future, meaning that someone was sending messages through Time -" Когда в Азкабане я не получил докладов ни от вас, ни от Минервы, ни от Флитвика, которого я попросил связаться с вами, я понял, что ваше взаимодействие с Гарри Поттером было взаимодействием с будущим Азкабана, и это означает, что кто-то посылает сообщения во времени...
Then Albus's voice stopped. Альбус замолчал.
"But Headmaster," said Severus, "you came back from Azkaban's future and interacted with us..." - Но, директор, - возразил Северус, - вы вернулись из будущего Азкабана и взаимодействовали с нами...
The Potions Master's voice trailed off. Голос профессора зельеварения оборвался.
"But Severus, if I had received reports from you and Minerva of Harry's safety, I would not, in the first place, have gone backward in time to -" - Но, Северус, если бы я получил доклады от вас и Минервы о том, что Г арри в безопасности, я бы в первую очередь не стал возвращаться назад во времени, чтобы...
"Headmaster, I think we must draw diagrams for this." - Директор, я думаю, мы должны нарисовать диаграммы.
"I agree, Severus." - Согласен, Северус.
There was the sound of parchment being spread on a table, and then quills scratching, and more arguing. Раздался звук расстилаемого по столу пергамента, скрипение перьев и дальнейшие споры.
Minerva sat in her chair, head resting in her hand, eyes shut. Минерва сидела в кресле, подперев рукой голову и закрыв глаза.
There was a story she'd once heard about a criminal who had possessed a Time-Turner which the Department of Mysteries had sealed to him, in a case of extremely bad judgment as to who needed one; and there had been an Auror assigned to track down this unknown time-criminal, who had also been given a Time-Turner; and the story ended with both of them in St. Mungo's ward for Total Unrecoverable Nutcases. Однажды она слышала историю о преступнике, которому по чудовищной ошибке Отдела Тайн достался Маховик времени, и авроре, которому дали задание выследить этого неизвестного хронопреступника и у которого тоже был Маховик. В конце истории оба оказались в палате Мунго для безнадёжно неизлечимых психов.
Minerva sat there with her eyes shut, trying not to listen, trying not to think about it, and trying not to go insane. Минерва сидела с закрытыми глазами и изо всех сил старалась не слушать и не думать, чтобы не сойти с ума.
After awhile, when the argument seemed to have wound down, she said aloud, Спустя некоторое время, когда спор вроде бы утих, она сказала:
"Mr. Potter's Time-Turner is restricted to the hours of nine PM through midnight. - Маховик мистера Поттера можно использовать только с девяти вечера до полуночи.
Was the shell tampered with, Albus?" Повреждена ли оболочка, Альбус?
"Not to my most discerning Charms," said Albus. "But the shells are new things; and to defeat the Unspeakables' precautions and leave no trace of the defeat... might not be impossible." - Согласно моим лучшим заклинаниям распознавания - нет, - ответил Альбус. - Но оболочки - изобретение недавнее. Обойти предосторожности Невыразимцев и не оставить следов... такую возможность нельзя исключать.
She opened her eyes, and saw Severus and the Headmaster staring intently at a parchment covered with tangled squiggles that would have no doubt driven her mad to comprehend. Она открыла глаза и увидела, что Северус и директор сосредоточенно изучают пергамент, покрытый мешаниной из множества линий, которые, несомненно, сведут её с ума, если она попытается в них разобраться.
"Have you come to any conclusions?" Minerva said. "And please don't tell me how you arrived at them." - Пришли ли вы к каким-нибудь выводам? -спросила Минерва. - Только, пожалуйста, не говорите мне, как вы их сделали.
Severus and the Headmaster looked at each other, then turned to look at her. Северус и директор переглянулись, потом повернулись к ней.
"We have concluded," the Headmaster said gravely, "that either Harry was involved or he was not; that either Voldemort has access to a Time-Turner or he does not; and that regardless of what could have happened within Azkaban, nobody would have visited the Little Hangleton graveyard during the period Moody has already watched over it within my own past." - Мы пришли к выводу, - серьёзным тоном произнёс директор, - что Г арри в этом либо замешан, либо нет, что у Волдеморта либо есть доступ к Маховику времени, либо нет. Но, что бы ни произошло в Азкабане, никто не появлялся на кладбище Литтл-Хэнглтона, где в моём прошлом дежурил Хмури.
"In short," Severus drawled, "we know nothing, dear Minerva; though it seems at least likely that another Time-Turner was involved, somehow. - Короче говоря, - протянул Северус, - мы ничего не знаем, дорогая Минерва. Хотя кажется очень правдоподобным, что здесь был как-то замешан ещё один Маховик времени.
My own suspicion is that Potter has been bribed, tricked, or threatened into conveying messages backward in time, perhaps even regarding this very prison break. Я подозреваю, что Поттера подкупом, обманом или угрозами заставили посылать сообщения назад во времени, и, возможно, эти сообщения даже касались самого вторжения в тюрьму.
I shall not make the obvious suggestion as to who is pulling his strings. Я не стану делать очевидного вывода, кто дёргал его за ниточки.
But I suggest that at nine o' clock tonight, we test whether Potter is able to travel the full six hours backward to three o' clock, to see if he has yet used his Time-Turner." Но я предлагаю сегодня в девять вечера проверить, способен ли Поттер вернуться назад во времени на все шесть часов, к трём часам дня, чтобы узнать, использовал ли он сегодня свой Маховик.
"That seems wise to do in any case," said Dumbledore. "See that done, Minerva, and tell Harry to stop in my office at his convenience, afterward." - Это кажется благоразумным в любом случае, -сказал Дамблдор. - Позаботьтесь об этом, Минерва, и передайте ему, чтобы затем он заглянул ко мне в кабинет, когда ему будет удобно.
"But you still suspect Harry of direct involvement in the prison break itself?" Minerva said. - Но вы до сих пор подозреваете Гарри в том, что он был напрямую замешан в побеге из тюрьмы? -спросила Минерва.
"Possible but unlikely," said Severus, at the same time Albus said, "Yes." - Это возможно, но маловероятно, - ответил Северус. - Да, - одновременно с ним ответил Альбус.
Minerva pinched the bridge of her nose, took a deep breath, let it out. Минерва ущипнула себя за переносицу, сделала глубокий вдох, затем - выдох.
"Albus, Severus, what possible reason has Mr. Potter to do such a thing!" - Альбус, Северус, зачем вообще Г арри это делать?!
"None that I can think of," said Albus, "but it remains that Harry's magics alone, of all the means known to me, might have -" - Я не могу придумать причину, - ответил Альбус,- но я не знаю никаких других способов, кроме магии Гарри, которые могли бы...
"Hold," said Severus. - Стойте, - воскликнул Северус.
All expression vanished from his face. "A thought occurs to me, I must check -" The Potions Master seized a pinch of Floo powder, strode across the room toward the fireplace - Albus hastily waved his wand to light it - and then in a flare of green flame, and the words "Slytherin Head of House office", Severus was gone. С его лица пропало всякое выражение. - Мне в голову пришла мысль, я должен проверить... -профессор зельеварения схватил щепотку дымолётного порошка, быстрыми шагами пересёк комнату к камину (Альбус торопливо взмахнул палочкой, чтобы его зажечь) произнёс "кабинет декана Слизерина" и исчез в языках зелёного пламени.
She and Albus looked at each other and both shrugged; and then Albus turned back to studying the parchment. Минерва и Альбус переглянулись и пожали плечами. Затем Альбус опять углубился в изучение пергамента.
It was only a few minutes later that Severus spun back out of the Floo, brushing traces of ash from himself. Прошло всего несколько минут, и Северус выскочил из камина обратно, смахивая с себя остатки пепла.
"Well," said the Potions Master. Again the expressionless face. "I am afraid that Mr. Potter does have a motive." - Что ж, - лицо профессора зельеварения опять ничего не выражало, - боюсь, у мистера Поттера действительно был мотив.
"Speak!" said Albus. - Говорите! - велел Альбус.
"I found Lesath Lestrange in the Slytherin common room, studying," Severus said. "He was not reluctant to meet my eyes. - Лесат Лестрейндж, когда я нашёл его, делал уроки в гостиной Слизерина, - произнёс Северус. -Он не пытался избегать моего взгляда.
And it seems that Mr. Lestrange did not like to think of his parents in Azkaban, in the cold and the darkness, with the Dementors sucking away their life, hurting every second of every day, and he told Mr. Potter so in as many words, and begged him to get them out. И, судя по всему, мистеру Лестрейнджу не нравится думать о том, что его родители томятся в холоде и мраке Азкабана, что дементоры высасывают из них жизнь, и что их мучения не прекращаются ни на день, ни на секунду. Всё это он очень многословно описал мистеру Поттеру и умолял его спасти их.
Since, you see, Mr. Lestrange had heard that the Boy-Who-Lived could do anything." Поскольку, понимаете ли, мистер Лестрейндж слышал, что Мальчик-Который-Выжил может сделать всё, что угодно.
She and Albus exchanged glances. Минерва и Альбус опять переглянулись.
"Severus," Minerva said, "surely... even Harry... has more common sense than that..." - Северус, - сказала Минерва, - я уверена... даже у Гарри... хватит здравого смысла, чтобы...
Her voice trailed off. Её голос оборвался.
"Mr. Potter thinks he is God," Severus said without expression, "and Lesath Lestrange fell to his knees before him in a heartfelt cry of prayer." - Мистер Поттер считает, что он - Бог, -бесстрастно произнёс Северус, - а Лесат Лестрейндж пал перед ним на колени и вознёс молитву от всего сердца.
Minerva stared at Severus, feeling sick to her stomach. Минерва смотрела на Северуса, чувствуя подступающую тошноту.
She had studied Muggle religion - it was the most common reason for needing to Memory-Charm the parents of Muggleborns - and she knew enough to understand what Severus had just said. Она изучала магловские религии - именно из-за них родителям маглорождённых приходилось изменять память чаще всего - и она знала достаточно, чтобы понять сказанное Северусом.
"In any case," said the Potions Master. "I looked within Mr. Lestrange to see if he knew anything of his mother's escape. - Как бы то ни было, - продолжил профессор зельеварения, - я заглянул в мистера Лестрейнджа, чтобы посмотреть, знает ли он что-нибудь о побеге своей матери.
He has heard nothing. Он ничего не слышал.
But the instant he learns, he will conclude that the person responsible was Harry Potter." Но как только он о нём узнает, он решит, что именно Гарри Поттер этот побег устроил.
"I see..." Albus said slowly. "Thank you, Severus. - Понятно, - медленно произнес Альбус. -Спасибо, Северус.
That is good news." Это хорошие новости.
"Good news?" Minerva burst out. - Хорошие новости? - воскликнула Минерва.
Albus looked at her, his face as expressionless as Severus's, now; and she remembered, with a shock, that Albus's own - Альбус посмотрел на неё. Его лицо теперь было таким же бесстрастным, как у Северуса. Она потрясённо вспомнила, что его собственный...
"It is the best reason I can possibly imagine for removing Bellatrix from Azkaban," Albus said quietly. "And if it is not Harry, let us recall, then it is certainly Voldemort himself making his first moves. - Я не могу вообразить лучшей причины, по которой кто-то мог вытащить Беллатрису из Азкабана, - тихо ответил Альбус. - А если это не Г арри - позвольте напомнить - тогда это определённо Волдеморт, который сделал свой первый шаг.
But let us not be hasty in judgment while there is much we do not yet know, but soon will." Но давайте не будем торопиться с выводами. Пока мы слишком многого не знаем. Но скоро узнаем.
Albus once more stood up from behind his desk, strode to the fireplace still alight, cast in another pinch of green powder, and stuck his head into the flames. Альбус опять встал из-за стола, прошёл к камину, в котором до сих пор горел огонь, бросил туда ещё одну щепотку зелёного порошка и сунул голову в пламя.
"Department of Magical Law Enforcement," he said, "Director's office." - Департамент магического правопорядка, -произнёс он. - Кабинет директора.
After a moment, the voice of Madam Bones came through clear and sharp, Спустя секунду раздался отчётливый и резкий голос мадам Боунс:
"What is it, Albus? - В чём дело, Альбус?
I am somewhat busy." Я немного занята.
"Amelia," said Albus, "I beg of you to share any discoveries you have made concerning this matter." - Амелия, умоляю вас поделиться информацией, которую вам удалось получить по этому делу.
There was a pause. "Oh," said the cold voice of Madam Bones from the blazing fire, "and is that a two-way road then, Albus?" - О, - в пламени после небольшой паузы раздался холодный голос мадам Боунс, - а обмен будет взаимным, Альбус?
"It may be," the old wizard said calmly. - Может быть, - спокойно ответил старый волшебник.
"If any Auror dies of your reticence, old meddler, I will hold you responsible in full measure." - Если хотя бы один аврор умрёт из-за твоей скрытности, старый пройдоха, ты за это ответишь в полной мере.
"I understand, Amelia," Albus said, "but I have no wish to spark needless alarm and incredulity -" - Я понимаю, Амелия, - сказал Альбус, - но у меня нет желания сеять беспочвенные тревогу и недоверие...
"Bellatrix Black has escaped from Azkaban! - Беллатриса Блэк сбежала из Азкабана!
What alarm or incredulity do you think I will call needless, in the face of that?" Какие тревогу и недоверие я, по-вашему, сейчас могу посчитать беспочвенными?
"I may call on you to remember those words," said the old wizard into the green flames. "For if I learn that my fears are not needless, I will tell you. - Возможно, я попрошу вас вспомнить эти слова, -сказал старый волшебник в зелёное пламя. - Ибо если я узнаю, что мои страхи не беспочвенны, я скажу вам.
Now, Amelia, I beg you, if you have learned anything whatsoever upon this matter, please share it." А теперь, Амелия, прошу вас, если вы узнали хоть что-нибудь, пожалуйста, поделитесь с нами.
There was another pause, and then Madam Bones's voice said, Последовала ещё одна пауза, а затем голос мадам Боунс произнёс:
"I have information which I learned four hours into the future, Albus. - У меня есть информация, которую я получила четыре часа вперёд.
Do you still want it?" Вы всё равно хотите знать?
Albus paused - Альбус помедлил...
(weighing, Minerva knew, the possibility that he might want to go back more than two hours from this instant; for you couldn't send information further back in time than six hours, not through any chain of Time-Turners) (Минерва поняла, что он оценивает вероятность того, что ему потребуется отправиться в прошлое больше чем на два часа назад, считая от этого времени. Поскольку нельзя передавать информацию во времени дальше, чем на шесть часов назад, даже по цепочке Маховиков.)
- and finally said, ...и наконец ответил:
"Yes, please." - Да, будьте любезны.
"We had a lucky break," said Madam Bones's voice, "one of the Aurors who witnessed the escape was a Muggleborn, and she told us that the Flying-Fire spell, as we were calling it, might be no spell at all, but a Muggle artifact." - Нам повезло. Одна из авроров, наблюдавших побег, оказалась маглорождённой, и она сказала, что заклинание Огненного Полёта - мы так назвали это явление - может быть вовсе не заклинанием, а магловским артефактом.
Like a punch in the stomach, that was how it felt, and the sickness in Minerva's belly redoubled. Минерву будто ударили поддых, и тошнота усилилась.
Anyone who'd watched a Chaos Legion battle knew whose hand that showed... Любой, кто видел битвы Легиона Хаоса, догадался бы, чья это работа...
Madam Bones's voice continued. Мадам Боунс продолжила:
"We brought in Arthur Weasley from Misuse of Muggle Artifacts - he knows more about Muggle artifacts than any wizard alive - and gave him the descriptions from the Aurors on the scene, and he cracked it. - Мы попросили о помощи Артура Уизли из Отдела неправомерного использования магловских артефактов - он знает о них больше, чем любой другой волшебник - и дали ему описание произошедшего со слов авроров. Он понял, что это было.
It was a Muggle artifact called a rocker, and they call it that because you'd have to be off your rocker to ride one. Это магловский артефакт, называемый "рехета", и его так назвали потому, что нужно совсем рехнуться, чтобы на нём летать.
Just six years ago one of their rockers blew up, killed hundreds of Muggles in a flash and almost set fire to the Moon. Всего шесть лет назад одна такая рехета взорвалась, убив сотни маглов и чуть не устроив пожар на Луне.
Weasley says that rockers use a special kind of science called opposite reaction, so the plan is to develop a jinx which will prevent that science from working around Azkaban." Уизли сообщил, что рехеты используют особую науку, называемую противодействием, и мы планируем создать заклинание, которое заблокирует действие этой науки вблизи Азкабана.
"Thank you, Amelia," Albus said gravely. "Is that everything?" - Спасибо, Амелия, - мрачно отозвался Альбус. -Это всё?
"I'll check if we have anything from six hours forward," said the voice of Madam Bones, "if so they wouldn't have told me, but I'll have them tell you. - Я проверю, есть ли у нас какие-нибудь новости с шести часов вперёд, - послышался голос мадам Боунс. - Если что-то будет, я прикажу передать вам напрямую, минуя меня.
Do you have anything you want to tell me, Albus? А вы мне ничего не хотите рассказать, Альбус?
Which of those two possibilities is it looking like?" К какому из тех двух вариантов вы склоняетесь?
"Not yet, Amelia," Albus said, "but I may have word for you soon." - Пока нет, Амелия, - ответил Альбус, - но, возможно, скоро мне будет, что вам сообщить.
He straightened up from the fire, then, which faded back to ordinary yellow flames. Он отодвинулся от огня, и тот превратился в обычное жёлтое пламя.
Every minute of the old wizard's years, every natural second since his birth and every second which Time-Turning had added, all of that plus a few extra decades for stress, was visible on his lined face. Каждая минута многолетней жизни старого волшебника, каждая естественная секунда со дня его рождения и каждая секунда, добавленная Маховиками времени, - всё это, и ещё несколько десятилетий, прибавленных переживаниями, отразились на его морщинистом лице.
"Severus?" the old wizard said. "What was it actually?" - Северус? - спросил старый волшебник. - Что это было на самом деле?
"A rocket," said the half-blood Potions Master, who had grown up in the Muggle town of Spinner's End. "One of the most impressive Muggle technologies." - Ракета, - ответил профессор зельеварения -полукровка, выросший в магловском городе, в тупике Прядильщиков. - Одна из наиболее впечатляющих магловских технологий.
"How likely is Harry to know such arts?" said Minerva. - Насколько вероятно, что Гарри знает о таком искусстве?
Severus drawled, Северус протянул:
"Oh, a boy like Mr. Potter knows all about rockets; that, dear Minerva, is a certainty. - О, мальчики вроде мистера Поттера знают о ракетах всё. Это, дорогая Минерва, несомненный факт.
You must remember that things are done differently in the Muggle world." Severus frowned. "But rockets are dangerous, and expensive..." Вы должны помнить, что в магловском мире всё иначе, - Северус нахмурился. - Но ракеты опасны и дороги...
"Harry has stolen and hidden an unknown amount of money from his Gringotts vault, perhaps thousands of Galleons," said the Headmaster, and then, to their twin stares, "That was not in my plan, but I made the mistake of sending the Defense Professor to supervise Harry's withdrawal of five Galleons for Christmas presents..." The Headmaster shrugged. "Yes, I agree, sheer folly in retrospect, let us continue." - Г арри украл и спрятал неизвестную сумму денег из своего хранилища в Гринготтсе, возможно, тысячи галлеонов, - сказал директор и затем пояснил, увидев их удивлённые взгляды.- Я не планировал ничего подобного, я просто совершил ошибку, отправив профессора Защиты присматривать за Г арри, когда тот пошёл снимать пять галлеонов на рождественские подарки... -Директор пожал плечами. - Да, согласен, теперь понятно, что это была полнейшая глупость. Давайте продолжим.
Minerva quietly thudded her head a few times against the headrest of her chair. Минерва тихо стукнула головой о подголовник кресла. Несколько раз.
"Nonetheless, Headmaster," Severus said. "Just because the Death Eaters never used Muggle artifacts in the first war, that does not mean he is ignorant. - И тем не менее, директор, - произнёс Северус, -мы не можем считать, что ему о них неизвестно, лишь потому, что Пожиратели Смерти никогда не использовали магловские артефакты в первой войне.
Rockets fell on Britain as weapons, in the Muggle side of Grindelwald's war. Во время войны с Гриндевальдом на Британию падали ракеты.
If he spent the summers of those years in a Muggle orphanage, as you told us, Headmaster... then he, too, has heard of rockets. Если, как вы нам говорили, он провёл те годы в магловском приюте... то он тоже должен был о них слышать.
And if he has been listening to reports of Mr. Potter and his mock battles using Muggle artifacts, he would certainly learn his enemy's strengths and try to redouble them himself. А если до него дошли слухи, что мистер Поттер во время учебных боёв использует магловские артефакты, то он непременно постарался бы изучить, какими силами владеет его враг, взять их на вооружение и научиться использовать ещё лучше.
That is just how he thinks; any power he sees he will try to take for his own." Именно так он мыслит. Любая сила, попавшая в поле его зрения, должна служить ему.
The old wizard was standing stock still, utterly motionless, even the hairs of his beard frozen in place like solid wires; and the thought came to Minerva, as frightening as any thought she'd ever had, that Albus Dumbledore was rooted to the spot in horror. Старый волшебник стоял совершенно неподвижно, даже волоски его бороды замерли, как комок проволоки, и Минерве пришла в голову мысль, возможно, самая страшная мысль из всех в её жизни, что Альбус Дамблдор замер на месте от ужаса.
"Severus," Albus Dumbledore said, and his voice almost cracked, "do you realize what you are saying? - Северус, - произнёс надтреснутым голос директор, - вы понимаете, что говорите?
If Harry Potter and Voldemort fight their war with Muggle weapons there will be nothing left of the world but fire!" Если Гарри Поттер и Волдеморт начнут воевать магловским оружием, сгорит весь мир!
"What?" said Minerva. - Что? - удивилась Минерва.
She had heard of guns, of course, but they weren't that dangerous to an experienced witch - Конечно, она слышала о пушках, но они не были настолько опасны для опытной ведьмы...
Severus spoke as though she weren't in the room. Северус продолжил, как будто её не было в комнате.
"Then perhaps, Headmaster, he is sending a deliberate warning to Harry Potter of exactly that; saying that any attack with Muggle weapons will be met with retaliation in kind. - Тогда, возможно, он целенаправленно посылает сообщение для Гарри Поттера. Возможно, он хочет сказать, что любое нападение с помощью магловского оружия встретит ответный удар того же рода.
Command Mr. Potter to cease his use of Muggle technology in his battles; that will show him the message is received... and not give him any more ideas." Severus frowned. "Though, come to think of it, Mr. Malfoy - and of course Miss Granger - well, on second thought a blanket prohibition on technology seems wiser -" Прикажите мистеру Поттеру прекратить использование магловских технологий в учебных битвах, это покажет ему, что сообщение получено... и он больше не сможет заимствовать идеи, - Северус нахмурился. - Хотя, если задуматься, то и мистеру Малфою... и, конечно, мисс Грейнджер... пожалуй, полный запрет на технологии будет более мудрым решением...
The old wizard pressed both his hands to his forehead, and from his lips came an unsteady voice, Старый волшебник прижал обе ладони ко лбу и дрожащим голосом сказал:
"I begin to hope that it is Harry behind this escape... oh, Merlin defend us all, what have I done, what have I done, what will become of the world?" - Я уже начинаю надеяться, что за этим побегом стоит Гарри... О Мерлин, защити нас всех. Что я наделал, что я наделал, что станет с миром?
Severus shrugged. Северус пожал печами.
"From the rumors I have heard, Headmaster, Muggle weapons are only slightly worse than the more... recondite aspects of wizardry -" - Насколько я слышал, директор, магловское оружие лишь немногим опаснее более... тайных аспектов волшебства...
"Worse?" gasped Minerva, and then shut her mouth as though by force. - Опаснее? - ахнула Минерва. Чтобы закрыть рот, пришлось приложить усилие.
"Worse than any peril left in these fading years," said Albus. "Not worse than that which erased Atlantis from Time." - Опаснее, чем любые заклинания в нашу эпоху забвения, - кивнул Альбус. - Не опаснее того, что вычеркнуло Атлантиду из Времени.
Minerva stared at him, feeling the sweat break out all along her spine. Минерва уставилась на него, ощущая, как капли пота стекают по её спине.
Severus continued, still addressing Albus. Северус продолжал, по-прежнему обращаясь к Альбусу:
"All the Death Eaters save Bellatrix would have betrayed him, all his supporters turned against him, all the powers of the world converged to destroy him, if he had been reckless with any truly dangerous potency. - Все Пожиратели Смерти, кроме Беллатрисы, предали бы его, все союзники отвернулись бы от него, все мировые силы объединились бы против него, если б он был настолько безрассуден, чтобы обратиться к по-настоящему опасным средствам.
Is this so different, then?" Так ли уж отличается наше текущее положение?
Some motion, some color, had returned to the old wizard's face. Лицо старого волшебника стало чуть живее и не было уже таким бледным.
"Perhaps not..." - Наверное, нет...
"And in any case," Severus said with a slightly condescending smile, "Muggle weapons are not so easy to obtain, not for a thousand Galleons or a thousand thousand." - В любом случае, - Северус слегка снисходительно улыбнулся, - магловское оружие нелегко заполучить, будет мало и тысячи галлеонов, и тысячи тысяч.
Doesn't Harry just Transfigure the devices he uses in his battles? thought Minerva, but before she could open her mouth to ask - Разве Гарри не трансфигурирует устройства, которые использует в своих битвах? - подумала Минерва, но не успела она открыть рот...
The fireplace erupted in green flames, then, and the face of Pius Thicknesse, Madam Bones's assistant, appeared therein. В камине взметнулось зелёное пламя, и в нём появилась голова Пия Тикнесса, помощника мадам Боунс.
"Chief Warlock?" said Thicknesse. "I have a report for you, transmitted from -" Thicknesse's eyes flickered over Minerva and Severus, "six minutes ago." - Верховный Чародей? - произнёс Тикнесс. - У меня для вас доклад, полученный... - Пий бросил взгляд на Минерву и Северуса, - шесть минут назад.
"Six hours ahead, you mean," said Albus. "These two are meant to hear it; deliver your report." - Шесть часов вперёд, вы хотите сказать, - кивнул Альбус. - Эти двое имеют право его услышать, докладывайте.
"We know how it was done," said Thicknesse. "In Bellatrix Black's cell, hidden in one corner, was a potions vial; and testing the traces of remaining fluid shows that it was an Animagus potion." - Мы поняли, как это было сделано, - сказал Тикнесс. - В камере Беллатрисы нашли некий флакон, спрятанный в углу. Проверка остатков жидкости показала, что во флаконе было зелье Анимага.
There was a long pause. Воцарилось молчание.
"I see..." Albus said heavily. - Понятно... - тягостно произнес Альбус.
"Pardon me?" said Minerva. - Простите? - сказала Минерва.
She didn't. Ей понятно не было.
Thicknesse's head turned toward her. Тикнесс повернул к ней голову:
"Animagi, Madam McGonagall, in their Animagus forms, are of less interest to Dementors. - Мадам МакГ онагалл, анимаги в своём животном обличье представляют меньший интерес для дементоров.
All prisoners are tested before their arrival at Azkaban; and if they are Animagi, their Animagus form is destroyed. Все узники проверяются перед прибытием в Азбакан, и если они анимаги, то их анимагическая форма уничтожается.
But we had not considered that someone protected by a Patronus Charm while taking the potion and performing the meditation, might be able to become an Animagus after they went to Azkaban -" Но мы не рассматривали вариант, что под защитой Патронуса кто-то может принять зелье, пройти медитацию и стать анимагом уже в Азкабане...
"I understood," Severus said, having by now put on his customary sneer, "that the Animagus meditation required considerable time." - Я полагал, - произнёс Северус, теперь со своей обычной усмешкой, - что медитация анимага требует значительного времени.
"Well, Mr. Snape," Thicknesse barked, "records show that Bellatrix Black was an Animagus before she was sentenced to Azkaban and her form destroyed; so maybe her second meditation didn't take as much time as her first!" - Ну, мистер Снейп, - закашлялся Тикнесс, -записи говорят о том, что Беллатриса Блэк уже была анимагом прежде, чем получила свой приговор, её анимагическое тело было уничтожено, но, возможно, вторая медитация требует не так много времени, как первая!
"I would not have thought it possible for any prisoner of Azkaban to do such a thing..." Albus said. "But Bellatrix Black was a most powerful sorceress before her incarceration, and she might have done it if any witch could. - Никогда бы не подумал, что у какого-либо узника Азкабана хватит сил на такое... - сказал Альбус. - Но до тюрьмы Беллатриса Блэк была сильнейшей волшебницей, и она могла бы это сделать, если такое вообще возможно.
Can Azkaban be secured against this method?" Можно ли обезопасить Азкабан от этого метода?
"Yes," said the confident head of Pius Thicknesse. "Our expert says that it is nigh-unimaginable that an Animagus meditation could be performed in less than three hours, regardless of experience. - Да, - уверенно ответила голова Пия Тикнесса. -Наш эксперт сообщил, что совершенно невообразимо, чтобы медитация анимага могла быть закончена меньше, чем за три часа, не важно, какая она по счёту.
All visits to prisoners allowed to receive them will be limited to two hours henceforth, and the Dementors will inform us if any Patronus Charm is maintained in the prison areas for longer than that." Отныне все посещения заключённых будут ограничены двумя часами, и дементоры будут сообщать нам, если какой-нибудь патронус поддерживается в тюрьме дольше дозволенного.
Albus looked unhappy at that, but nodded. Дамблдор помрачнел при этих словах, но кивнул:
"I see. - Понятно.
There will be no further attempts of that sort, of course, but do not relax your vigilance. Конечно, подобных попыток больше не будет, но не ослабляйте бдительность.
And when Amelia has been told all this, tell her that I have information for her." Когда вы сообщите всё это Амелии, добавьте, что у меня есть для неё информация.
The head of Pius Thicknesse vanished without another word. Голова Пия Тикнесса исчезла, не сказав ни слова.
"No further attempts...?" said Minerva. - Не будет подобных попыток?.. - переспросила Минерва.
"Because, dear Minerva," Severus drawled, having not quite taken off his habitual sneer, "if the Dark Lord had planned to free any of his other servants from Azkaban, he would not have left behind the vial of potion to tell us how it was done." Severus frowned. "I confess... even so I do not see why that vial was left there." - Дело в том, дорогая Минерва, - протянул Северус, не до конца убрав свою обычную усмешку, - что, если бы Тёмный Лорд планировал освободить из Азкабана кого-то ещё из своих слуг, он не стал бы оставлять флакон, чтобы сообщить нам, как это было сделано, - Северус нахмурился. - Но должен признаться... я всё равно не понимаю, зачем этот флакон там оставили.
"It is some kind of message..." Albus said slowly. "And I cannot see what it means, not at all..." - Это какое-то сообщение... - медленно проговорил Альбус. - И я не в состоянии понять, что оно означает, совершенно...
He drummed his fingers on his desk. Он забарабанил пальцами по столу.
For a long minute or three, the old wizard stared off into nothingness, frowning; while Severus also sat in silence. Долгую минуту, а может быть, три минуты, старый волшебник, нахмурившись, смотрел в никуда. Северус тоже молчал.
Then Albus shook his head in dismay, and said, Затем Дамблдор в смятении покачал головой и сказал:
"Severus, do you comprehend this?" - Северус, вы это понимаете?
"No," said the Potions Master, and with a sardonic smile, "which is probably all the better for us; whatever we are intended to conclude from it, that part of his plan has misfired." - Нет, - ответил профессор зельеварения и добавил с сардонической усмешкой, - что, возможно, к лучшему. Что бы ни предполагалось нам из этого уяснить, эта часть его плана провалилась.
"You are certain, now, that it is You-Know... that it is Voldemort?" said Minerva. "It could not be that some other Death Eater conceived this clever notion?" - Теперь вы уверены, что это был Сами-Знаете... что это Волдеморт? - спросила Минерва. - Не мог ли какой-то другой Пожиратель Смерти использовать этот хитрый ход?
"And they knew about rockets, too?" Severus said dryly. "I don't believe the other Death Eaters were so fond of Muggle Studies. - И при этом разбираться в ракетах? - сухо уточнил Северус. - Я не думаю, что другие Пожиратели Смерти увлекались магловедением.
It is he." Это он.
"Aye, it is he," Albus said. "Azkaban has endured impenetrable for ages, only to fall to an ordinary Animagus potion. - Да, это он, - подтвердил Альбус. - Азкабан был неприступен сотни лет, а для его падения хватило всего лишь обычного зелья Анимага.
It is too clever and too impossible, which was ever Voldemort's signature since the days he was known as Tom Riddle. Слишком умно и слишком невозможно, что всегда было визитной карточкой Волдеморта ещё с тех дней, когда он был известен как Том Риддл.
Anyone who wished to forge that signature must needs be as cunning as Voldemort himself to do so. Тот, кто пожелает подделать этот почерк, должен быть так же хитёр, как сам Волдеморт.
And there is no one else in the world who would accidentally overestimate my wit, and leave me a message I cannot understand at all." И никто другой в мире не смог бы нечаянно переоценить мой ум и оставить мне сообщение, которое я совершенно не в состоянии понять.
"Unless he has gauged you exactly," Severus said tonelessly, "in which case all that is just what he intended you to think." - Если, конечно, он не оценил вас совершенно точно, - бесстрастно сказал Северус, - и в таком случае именно этих мыслей он от вас и добивался.
Albus sighed. Альбус вздохнул:
"Indeed. - Действительно.
But even if he has tricked me perfectly, we may at least rely on the conclusion that it was not Harry Potter." Но даже если он обвёл меня вокруг пальца, по крайней мере мы можем быть уверены, что это был не Гарри Поттер.
It should have come as a relief, and yet Minerva felt the chill spreading through her spine and her veins, her lungs and her bones. Эти слова должны были вызвать облегчение, но Минерва чувствовала холодок, распространяющийся по позвоночнику, венам, лёгким и костям.
She remembered conversations like this. Она помнила такие разговоры.
She remembered conversations like this from ten years ago, from a time when blood had run through Britain in wide rivers, when wizards and witches she had once taught in class had been slaughtered by the hundreds, she remembered burning homes and screaming children and flashes of green light - Она помнила, как такие разговоры велись десять лет назад, когда кровь текла по Британии широкими реками, когда волшебников и ведьм, её бывших учеников, убивали сотнями. Она помнила горящие дома, кричащих детей и вспышки зелёного света...
"What will you tell Madam Bones?" she whispered. - Что вы расскажете мадам Боунс? - прошептала она.
Albus stood from his desk and paced to the center of the room, his hand lightly touching the devices, here an instrument of light, there an instrument of sound; he adjusted his glasses with one hand, used the other to center the long silver beard against his robes, and then finally that ancient wizard turned back and faced them. Альбус поднялся из-за стола и вышел в центр комнаты, касаясь своих инструментов. Какой-то инструмент ответил вспышкой, какой-то -звуком... Одной рукой директор поправил свои очки, другой - длинную седую бороду, и наконец древний волшебник повернулся к ним.
"I will tell her what little I know of the Dark Art called horcrux, by which a soul is deprived of death," said Albus Dumbledore, in a soft voice that seemed to fill the whole room, "and I will tell her what may be done with the flesh of the servant." - Я расскажу ей ту малость, что знаю о тёмном искусстве, называемом крестражем, с помощью которого душу можно лишить смерти, - мягкий голос Альбуса Дамблдора, казалось, заполнил всю комнату, - и я расскажу ей, что можно сотворить с плотью слуги.
"I will tell her that I am reconstituting the Order of the Phoenix." Я скажу ей, что воссоздаю Орден Феникса.
"I will tell her that Voldemort has returned." Я скажу ей, что Волдеморт вернулся.
"And that the Second Wizarding War is begun." И что Вторая Волшебная Война началась.
Some hours later... * * * Несколько часов спустя...
The antique old clock upon the wall of the Deputy Headmistress's office had golden hands, and silver numerals to make the clock-face; it ticked and jerked soundlessly through its motions, for there was a Quieting enchantment on it. На стене кабинета заместителя директора висели старинные часы с золотыми стрелками и серебряными цифрами на циферблате. На них были наложены чары тишины - часы тикали и двигались совершенно бесшумно.
The golden hour hand approached the silver numeral of nine, the golden minute hand did the same, the two linked components of Time nearing each other, soon to be in the same place and never to collide. Золотая часовая стрелка приближалась к серебряной цифре 9, золотая минутная стрелка шла следом, два связанных компонента Времени приближались друг к другу, чтобы вскоре оказаться в одном месте, но так и не столкнуться.
It was 8:43 PM, and the time approached when Harry's Time-Turner would open, to be tested in the one way that no imaginable spell could fool, unless that spell could bypass the laws of Time itself. На часах было 8:43 вечера - приближалось время, когда Маховик Гарри откроется, чтобы пройти проверку, которую невозможно обхитрить ни одним мыслимым заклинанием, если, конечно, не существует заклинания, способного обойти законы самого Времени.
No body or soul, no knowledge or substance, could stretch an extra seven hours in a single day. Ни тело, ни дух, ни мысль, ни материя не способны растянуть день дольше, чем на шесть часов.
She would make up a message on the spot, and tell Harry to take that message back six hours to Professor Flitwick at 3PM, and she would ask Professor Flitwick if he had received it in that hour. Сейчас она придумает сообщение и попросит Гарри доставить его профессору Флитвику шесть часов назад, в три часа дня, а потом она спросит профессора Флитвика, получил ли он это сообщение в указанное время.
And Professor Flitwick would tell her that he had indeed received it at 3PM. И Филиус скажет ей, что он действительно получил его в три часа дня.
And she would tell Severus and Albus to have a little more faith in Harry next time. И она попросит Северуса и Альбуса в следующий раз чуть больше доверять Гарри.
Professor McGonagall cast the Patronus Charm, and told her shining cat, Профессор МакГ онагалл вызвала патронуса и приказала сияющей кошке:
"Go to Mr. Potter, and tell him this: Mr. Potter, please come to my office as soon as you hear this, without doing anything else along the way." - Ступай к мистеру Поттеру и скажи ему: "Мистер Поттер, пожалуйста, зайдите в мой кабинет, как только услышите это сообщение, и ни на что по дороге не отвлекайтесь".
Chapter 62: The Stanford Prison Experiment, Final Глава 62. Стэнфордский тюремный эксперимент. Финал
Minerva gazed up at the clock, the golden hands and silver numerals, the jerking motion. Золотые стрелки рывками перескакивали между серебряными цифрами на циферблате механических часов.
Muggles had invented that, and until they had, wizards had not bothered keeping time. Их изобрели маглы. До того волшебники не сильно интересовались счётом времени.
Bells, timed by a sanded hourglass, had served Hogwarts for its classes when it was built. Когда был построен Хогвартс, в нём обходились песочными часами, которые отмеряли время между ударами колоколов, извещавших о начале и конце урока.
It was one of the things that blood purists wished not to be true, and therefore Minerva knew it. Один из тех фактов, которые сторонники чистоты крови предпочли бы считать ложью, и поэтому Минерва о нём знала.
She had received an Outstanding on her Muggle Studies N.E.W.T., which now seemed to her a mark of shame, considering how little she knew. Т.Р.И.Т.О.Н. по магловедению она сдала на "Великолепно", но теперь почти стыдилась этой оценки, понимая, как скудны её знания о маглах.
Her younger self had realized, even then, that the class was a sham, taught by a pureblood, supposedly because Muggleborns could not appreciate what wizardborns needed to be told, and actually because the Board of Governors did not approve of Muggles at all. Даже тогда она осознавала, что этот предмет -полная фикция. Его вёл чистокровный волшебник - как будто бы потому, что маглорождённые не понимают, что нужно знать рождённым в волшебных семьях, а на самом деле потому, что попечительский совет совсем не жаловал маглов.
But when she was seventeen the Outstanding grade had been the main thing that mattered to her, she was saddened to remember... Но, как ни грустно сейчас было об этом вспоминать, в семнадцать лет её волновала только оценка "Великолепно".
If Harry Potter and Voldemort fight their war with Muggle weapons there will be nothing left of the world but fire! Если Гарри Поттер и Волдеморт начнут воевать магловским оружием, сгорит весь мир!
She couldn't imagine it, and the reason she couldn't imagine it was that she couldn't imagine Harry fighting You-Know-Who. Эта картина казалась Минерве совершенно невероятной. Она не могла представить сражение между Гарри и Сами-Знаете-Кем.
She had encountered the Dark Lord four times and survived each one, three times with Albus to shield her and once with Moody at her side. Она сталкивалась с Тёмный Лордом в бою четыре раза, и каждый раз ей удавалось выжить: трижды её прикрывал Альбус, а один раз она сражалась вместе с Хмури.
She remembered the damaged, snakelike face, the faint green scales scattered over the skin, the glowing red eyes, the voice that laughed in a high-pitched hiss and promised nothing but cruelty and torment: the monster pure and complete. Она навсегда запомнила искажённое, змееподобное лицо, еле заметные зеленоватые чешуйки, которые покрывали кожу Тёмного Лорда, пылающие красным светом глаза, высокий шипящий смех, который не сулил ничего, кроме жестокости и мучений, - саму чудовищность во плоти.
And Harry Potter was easy to picture in her mind, the bright expression on the face of a young boy who wavered between taking the ludicrous seriously and taking the serious ludicrously. И так же легко она могла вызвать в памяти образ Г арри Поттера - сияющее лицо мальчика, который то принимает смешное всерьёз, то обращает серьёзное в шутку.
And to think of the two of them facing off at wandpoint was too painful to be imagined. Но представлять этих двоих стоящими друг напротив друга с палочками наготове было слишком мучительно.
They had no right, no right at all to set this on an eleven-year-old boy. У них не было никакого права взваливать такой груз на плечи одиннадцатилетнего мальчика.
She knew what the Headmaster had decided for him this day, for she had been told to make the arrangements; and if it had been her at the same age she would have raged and screamed and cried and been inconsolable for weeks, and... Она знала, какое решение сегодня на его счёт принял директор, поскольку ей поручили всё организовать. И на месте Гарри, будь она такого же возраста, она бы несколько недель была вне себя от ярости и горя...
He is no ordinary first-year, Albus had said. He is marked as the Dark Lord's equal, and he has power the Dark Lord knows not. Г арри не обычный первокурсник, - сказал Альбус. - Тёмный Лорд отметил его как равного себе, и он владеет силой, что неведома Тёмному Лорду.
The terrible hollow voice booming from Sybill Trelawney's throat, the true and original prophecy, echoed once more through her mind. Ужасный замогильный голос Сибиллы Трелони, произносящий слова пророчества - истинного пророчества, - вновь прозвучал в её голове.
She had a feeling it didn't mean what the Headmaster thought it did, but there was no way to put the difference into words. Минерву не оставляло чувство, что директор неправильно понимает эти слова, но ей не удавалось выразить это ощущение словами.
And even so it still seemed true, that if there were any eleven-year-old within the Earth entire who could bear this burden, that boy approached her office now. И тем не менее было очевидно, что если где-то на Земле и существует одиннадцатилетний мальчик, способный нести это бремя, то в данный момент именно он и приближается к её кабинету.
And if she said anything at all like 'poor Harry' to his face... well, he wouldn't like it. И если в его присутствии она скажет хоть что-нибудь вроде "бедный Гарри"... что ж, ему это вряд ли понравится.
So now I've got to find some way to kill an immortal Dark Wizard, Harry had said on the day he had first learned. I really wish you had told me that before I started shopping... Так, теперь мне нужно найти способ уничтожить бессмертного тёмного волшебника, - произнёс Гарри в тот день, когда узнал правду. - Лучше бы вы сказали об этом до того, как мы пошли за покупками.
She'd been Head of House Gryffindor for long enough, she'd watched enough friends die, to know that there were some people you couldn't save from becoming heroes. Она была деканом Гриффиндора достаточно долго и не раз видела смерть своих друзей, поэтому она знала, что некоторых людей невозможно уберечь от геройской участи.
There came a knock at the door, and Professor McGonagall said, Раздался стук в дверь, и профессор МакГонагалл отозвалась:
"Enter." - Войдите.
When Harry entered, his face had the same cold, alert look she'd seen in Mary's Place; and she wondered for an instant if he'd been wearing that same mask, that same self, this whole day. Когда Гарри зашёл, на его лице была всё та же холодная сосредоточенность, что и в ресторане "У Мэри". На секунду Минерва задумалась, не носил ли он эту маску весь день.
The young boy seated himself on the chair before her desk, and said, Мальчик сел на стул рядом со столом и спросил:
"So is it time for me to be told what's going on?" - Итак, вы готовы рассказать мне, что происходит?
Neutral the words, not the sharpness that should have gone with the expression. Слова прозвучали без той резкости, которую можно было ожидать, глядя на его лицо.
Professor McGonagall's eyes rose in surprise before she could stop them, and she said, Минерва не успела сдержаться - её глаза удивлённо распахнулись:
"The Headmaster told you nothing, Mr. Potter?" - Директор вам ничего не сказал, мистер Поттер?
The boy shook his head. Мальчик отрицательно покачал головой:
"Only that he'd received a warning that I might be in danger, but I was safe now." - Только то, что он получил предупреждение, что мне может грозить опасность, но теперь мне ничего не угрожает.
Minerva was having trouble meeting his gaze. Минерве было трудно смотреть ему в глаза.
How could they do this to him, how could they lay this upon an eleven-year-old boy, this war, this destiny, this prophecy... and they didn't even trust him... Как они могут так поступать, как они могут возлагать на плечи одиннадцатилетнего мальчика всю эту войну, судьбу, пророчество... и они даже не доверяют ему...
She forced herself to look at Harry directly, and saw that his green eyes were calm as they rested on her. Она заставила себя посмотреть прямо на Гарри и встретить спокойный взгляд его зелёных глаз.
"Professor McGonagall?" the boy said quietly. - Профессор МакГ онагалл? - тихо произнёс мальчик.
"Mr. Potter," said Professor McGonagall, "I'm afraid it is not my place to explain, but if after this the Headmaster still does not tell you anything, you may come back to me and I will go yell at him for you." - Мистер Поттер, - сказала профессор трансфигурации, - боюсь, я не вправе всё вам объяснить, но, если и в следующий раз директор вам ничего не расскажет, вы можете вернуться ко мне, и тогда я пойду и накричу на него за вас.
The boy's eyes widened, something of the real Harry showing through the crack before the cool mask was set back in place. Глаза мальчика округлились - что-то от настоящего Гарри проступило на его лице, но мгновением позже холодная маска уже вернулась на своё место.
"In any case," Professor McGonagall said briskly. "I'm sorry for the inconvenience, Mr. Potter, but I need to ask you to use your Time-Turner to go back six hours to three o'clock, and give the following message to Professor Flitwick: Silver on the tree. - В любом случае, - сразу же продолжила профессор МакГонагалл, - простите за неудобство, мистер Поттер, но я вынуждена попросить вас использовать свой Маховик времени: вернуться на шесть часов назад, к трём часам дня, и передать профессору Флитвику следующее сообщение: "Деревья в серебре".
Ask the Professor to note down the time at which you gave him that message. Попросите профессора записать время, когда вы доставили ему эти слова.
Afterward the Headmaster wishes to meet with you at your convenience." После этого директор хотел бы встретиться с вами в удобное для вас время.
There was a pause. Then the boy said, Чуть помедлив, мальчик спросил:
"I am suspected of misusing my Time-Turner, then?" - То есть меня подозревают в ненадлежащем использовании Маховика времени?
"Not by me!" Professor McGonagall said hastily. "I am sorry for the inconvenience, Mr. Potter." - Я - нет!- поспешно добавила профессор МакГонагалл. - Мне жаль, что приходится причинять вам беспокойство.
There was another pause, and then the young boy shrugged. После ещё одной паузы мальчик пожал плечами:
"It'll play hob with my sleep schedule but I suppose it can't be helped. - Это нарушит мой режим сна, но, полагаю, с этим ничего не поделаешь.
Please let the house elves know that if I ask for an early breakfast at, say, three A.M. tomorrow morning, I'm to receive it." Пожалуйста, предупредите домовых эльфов, чтобы они были готовы, если я попрошу завтрак, скажем, часа в три ночи.
"Of course, Mr. Potter," she said. "Thank you for understanding." - Конечно, мистер Поттер, - ответила она. -Спасибо за понимание.
The boy rose up from his chair and gave her a formal nod, then slipped out the door with his hand already going under his shirt to where his Time-Turner waited; and she almost called out Harry! only she wouldn't have known what to say after. Мальчик поднялся со своего стула, кивнул и выскользнул за дверь, на ходу запуская руку под рубашку, где находился Маховик времени. Она едва не окликнула его, вот только не знала, что ещё сейчас можно было бы сказать.
Instead she waited, her eyes on the clock. Вместо этого Минерва посмотрела на часы, ожидая...
How long did she need to wait for Harry Potter to go back in time? Как долго ей нужно ждать, пока Гарри вернётся назад во времени?
She didn't need to wait at all, actually; if he had done it, then it had already happened... На самом деле нисколько: если он это сделал, то это уже случилось...
Minerva knew, then, that she was delaying because she was nervous, and the realization saddened her. Значит, она медлит, потому что нервничает. Это осознание опечалило её.
Mischief, yes, unspeakable unthinkable mischief with all the prudence and foresight of a falling rock - she didn't know how the boy had tricked the Hat into not Sorting him to Gryffindor where he obviously belonged - but nothing dark or harmful, not ever. Озорство, да, невообразимое, непередаваемое, отличающееся благоразумием и предусмотрительностью падающего камня - она не знала, как мальчишка сумел обхитрить Шляпу, чтобы та не распределила его в Гриффиндор, где ему самое место - но ничего тёмного или пагубного, ни в коем случае.
Beneath that mischief his goodness ran as deep and as true as the Weasley twins', though not even the Cruciatus Curse could have gotten her to say that out loud. За его хулиганским поведением скрывалась доброта, столь же искренняя и глубокая, как и у близнецов Уизли. Хотя даже Круциатус не заставил бы её произнести это вслух.
"Expecto Patronum," she said, and then, "Go to Professor Flitwick, and bear back his reply after you ask him this: - Экспекто Патрону м, - сказала она, и следом: -ступай к профессору Флитвику, спроси его:
'Did Mr. Potter give you a message from me, what was that message, and when did you receive it?'" "Передал ли мистер Поттер вам моё сообщение? Какое это было сообщение, и когда вы его получили?" - и доставь мне его ответ.
One hour earlier, having used the last remaining spin of his Time-Turner after putting on the Cloak of Invisibility, Harry tucked the hourglass back into his shirt. * * * Часом ранее, не снимая Мантию Невидимости, Г арри убрал под рубашку Маховик времени, последний оборот которого он только что использовал.
And he set out toward the Slytherin dungeons, striding as quickly as his invisible legs could manage, though not running. И направился к подземельям Слизерина. Он старался шагать с максимальной скоростью, которую могли развить его невидимые ноги, но не переходя на бег.
Thankfully the Deputy Headmistress's office was already on a lower floor of Hogwarts... К счастью, кабинет заместителя директора располагался на одном из нижних этажей Хогвартса.
A few staircases later, taken two steps but not three steps at once, Harry stopped at a corridor around whose final bend lay the entrance to the Slytherin dorms. Спустившись на несколько этажей, преодолевая по две (но не три) ступеньки за шаг, Г арри остановился в коридоре, за последним поворотом которого находился вход в комнаты слизеринцев.
Harry took a piece of parchment (not paper) out of his parch, took a Quotes Quill (not pen) out of his pouch, and told the quill, Он вытащил из кошеля клочок пергамента (не бумаги), Прытко-Пишущее перо (не ручку) и велел:
"Write these letters exactly as I say them: Z-P-G-B-S-Y, space, F-V-Y-I-R-E-B-A-G-U-R-G-E-R-R." - Записывай за мной по буквам: "Ь-У-Ф-Ы-П-Д-Ы, пробел, Ф-Х-А-Х-Т-М-П-Т-Б-Х-А-Х-С-А-Х."
There were two kinds of codes in cryptography, codes that stopped your little brother from reading your message and codes that stopped major governments from reading your message, and this was the first kind of code, but it was better than nothing. В криптографии существуют два типа шифров. Первый защитит вашу переписку от младшего брата, второй защитит вашу переписку от правительственных спецслужб. Сейчас Гарри использовал шифр первого типа, но это было лучше, чем ничего.
In theory, no one should read it anyway; but even if they did, they wouldn't remember anything interesting unless they did cryptography first. Теоретически, сообщение в любом случае не должны были прочесть, но даже если это вдруг случится, никто не найдёт в нём ничего интересного, если, конечно, сперва не расшифрует.
Harry then put that parchment in a parchment envelope, and with his wand melted a little green wax to seal it. Г арри засунул пергамент в пергаментный конверт и волшебной палочкой растопил каплю зелёного воска, чтобы его запечатать.
In principle, of course, Harry could've done all that hours earlier, but somehow waiting until after he heard the message from Professor McGonagall's own lips seemed less like Messing With Time. Можно было, конечно, сделать всё это несколько часов назад, но почему-то Гарри казалось, что если он повременит с этим до того, как услышит сообщение из уст профессора МакГонагалл, это будет не так похоже на Шутки Со Временем.
Harry then put that envelope inside another envelope, which already contained another sheet of paper with other instructions, and five silver Sickles. Затем Гарри положил этот конверт внутрь другого конверта, в котором уже лежали пять серебряных сиклей и листок с инструкциями.
He closed that envelope (which already had a name written on the outside), sealed it with more green wax, and pressed a final Sickle into that seal. Он закрыл конверт (на котором уже было написано имя получателя), запечатал его, на этот раз вложив в печать больше воска, и вдавил в неё последний сикль.
Then Harry put that envelope into the very last envelope on which was written in large letters the name Наконец, это письмо он положил в последний конверт, на котором большими буквами было написано:
"Merry Tavington". "Мерри Тэвингтон".
And Harry peeked around the bend to where the scowling portrait that served as the door to the Slytherin dorms waited; and as he did not wish the portrait to recall not-seeing anyone invisible, Harry used the Hover Charm to float the envelope to the scowling man, and tap it against him. Гарри быстро выглянул за поворот, за которым ожидал хмурый портрет, скрывающий вход в комнаты слизеринцев. И так как он не хотел, чтобы портрет запомнил, что приходил кто-то невидимый, то с помощью чар левитации отправил конверт к портрету и постучал по нему.
The scowling man looked down at the envelope, peering at it through a monocle, and sighed, and turned around to face toward the inside of the Slytherin dorms, and called, Мужчина с портрета недовольно посмотрел на письмо и изучил его через монокль. Затем вздохнул и, повернувшись в сторону комнат Слизерина, крикнул:
"Message for Merry Tavington!" - Послание для Мерри Тэвингтон!
The envelope was then allowed to fall to the floor. Лишь тогда Гарри позволил письму упасть на пол.
A few moments later the portrait door opened, and Merry snatched up the envelope from the floor. Спустя пару мгновений дверь-портрет открылась, и Мерри быстро подняла конверт с пола.
She would open it up and find a Sickle and an envelope addressed to a fourth-year student named Margaret Bulstrode. Она откроет его, найдёт внутри сикль и другой конверт, адресованный четверокурснице, Маргарет Булстроуд.
(Slytherins did this sort of thing all the time, and a Sickle definitely constituted a rush order.) (Среди слизеринцев это в порядке вещей, а сикль весьма ясно говорит о срочности дела.)
Margaret would open her envelope, and find five Sickles along with an envelope to be dropped off in an unused classroom... Маргарет откроет свой конверт и найдёт пять сиклей вместе с другим конвертом, который ей нужно будет оставить в одном из заброшенных классов...
...after she used her Time-Turner to go back five hours... ...после того, как она перенесётся на пять часов назад с помощью своего Маховика времени...
...whereupon she would find another five Sickles waiting for her, if she got there quickly. ...и там она найдёт ещё пять сиклей, если, конечно, поторопится.
And an invisible Harry Potter would be waiting in that classroom from three PM to three-thirty, just in case someone tried the obvious test. И в этом заброшенном классе с трёх до полчетвёртого будет находиться скрытый мантией-невидимкой Гарри, просто на случай, если кто-то решит провести очевидную проверку.
Well, it had been obvious to Professor Quirrell, anyway. Ну, по крайней мере очевидную для профессора Квиррелла.
It had also been obvious to Professor Quirrell that (a) Margaret Bulstrode had a Time-Turner and (b) she wasn't very strict about how she used it, e.g. telling her younger sister really good pieces of gossip "before" anyone else had heard. Также для профессора Квиррелла было очевидно, что а) у Маргарет Булстроуд есть Маховик времени, б) она не очень щепетильна относительно его использования, например, иногда она делится со своей младшей сестрой самыми горячими сплетнями до того, как о них узнает кто-либо ещё.
Some of the tension leaked off Harry as he strode away from the portrait door, still invisible. По мере того как Гарри, всё ещё невидимый, удалялся от двери-портрета, напряжение начало убывать.
Somehow his mind had still managed to worry about the plan, even knowing that it had already succeeded. И тем не менее его мозг продолжал беспокоиться за план, хотя он уже знал, что всё прошло благополучно.
Now there remained only the confrontation with Dumbledore, and then he was done for the day... he'd go to the Headmaster's gargoyles at 9PM, since doing it at 8PM would seem more suspicious. Оставалось только выдержать встречу с Дамблдором, и день будет завершён... Гарри подойдёт к горгульям, охраняющим директорский кабинет, в девять вечера, так как если он придёт в восемь, то это будет более подозрительно.
This way he could claim that he'd just misunderstood what Professor McGonagall had meant by "afterward"... А так он сможет заявить, что просто не понял, что имела в виду профессор МакГонагалл, когда сказала "после"...
The obscure pain clutched at Harry's heart again as he thought of Professor McGonagall. Неясная боль вновь сжала сердце Г арри, когда он подумал о профессоре МакГонагалл.
So Harry retreated a little further into his dark side, which had worn the calm expression and kept the fatigue off his face, and kept walking. Поэтому он ещё немного глубже погрузился в свою тёмную сторону, благодаря которой мог сохранять спокойное выражение лица и не показывать, насколько он на самом деле устал, и продолжил идти.
There would come a reckoning, but sometimes you had to borrow everything you could today, and let the payments come due tomorrow. Расплата грядёт, но иногда приходится использовать всё, что у тебя есть сегодня, оставляя выплаты по счетам на завтрашний день.
Even Harry's dark side was feeling the exhaustion by the time the spiraling staircase had delivered him to the great oaken door that was the final gate to Dumbledore's office; but since Harry was now legally four hours past his natural bedtime, it was safe to let some of the fatigue show, the physical if not the emotional. * * * К тому времени, как винтовая лестница доставила Г арри к большой дубовой двери, ведущей в кабинет Дамблдора, даже его тёмная сторона уже чувствовала себя усталой. Но поскольку теперь он официально на четыре часа опаздывал с отходом ко сну, то пусть не эмоциональную, но хотя бы физическую усталость показывать было безопасно.
The oaken door swung open - Дубовая дверь отворилась...
Harry's eyes had already been focused in the direction of the great desk, the throne behind it; so it took a moment to register that the throne was empty, the desk barren but for a single leatherbound volume; and then Harry shifted his gaze to see the wizard standing among his fiddly things, the mysterious unknown devices in their scores. Взгляд Гарри сразу же устремился к большому столу и трону за ним. Ему потребовалась пара мгновений, чтобы отметить, что трон пуст, а на столе одиноко лежит книга в кожаном переплёте.
Fawkes and the Sorting Hat occupied their respective perches, a bright cheerful blaze crackled in a nook that Harry had not before realized was a fireplace, and there were the two umbrellas and three red slippers for left feet. Фоукс и Распределяющая шляпа находились на своих почётных местах. Яркое, весёлое пламя потрескивало в нише, где, как теперь понял Гарри, находился камин. Также ему бросились в глаза два зонта и три красных тапочка на левую ногу.
All things in their place and in their customary appearance except the old wizard himself, standing tall and dressed in robes of the most formal black. Кабинет выглядел как обычно, но сам старый волшебник стоял посреди своих многочисленных хитроумных инструментов - таинственных непонятных устройств - в чёрной, очень строгой мантии.
It came as a shock to the eyes, those robes on that person, it was as if Harry had seen his father wearing a business suit. Гарри был потрясён, увидев Дамблдора в таком виде, - это было всё равно, как если бы его отец надел деловой костюм.
Very ancient was the appearance of Albus Dumbledore, and sorrowful. Альбус Дамблдор выглядел как никогда древним и печальным.
"Hello, Harry," said the old wizard. - Здравствуй, Гарри, - сказал старый волшебник.
From within an alternate self maintained like an Occlumency construct, an innocent-Harry who had absolutely no idea what was happening inclined his head coldly, and said, Внешний образ, поддерживаемый как барьер окклюменции, - невинный Гарри, который понятия не имел, что случилось, - холодно кивнул и произнёс:
"Headmaster. - Директор.
I expect you've heard back from Deputy Headmistress McGonagall by now, so if it's fine by you, I would really like to know what is going on." Я полагаю, вы уже побеседовали с профессором МакГонагалл, поэтому, если вы не против, я бы очень хотел узнать, в чём дело.
"Yes," said the old wizard, "it is time, Harry Potter." - Да, - сказал старый волшебник, - время пришло, Гарри Поттер.
The back straightened, only slightly for the wizard had already been standing straight; but somehow even that small change made the wizard seem a foot taller, and stronger if not younger, formidable though not dangerous, his potency gathered about him like a cowl. Его спина слегка выпрямилась (хотя он и так стоял прямо), однако каким-то образом даже это небольшое изменение словно добавило ему лишний фут роста, он стал выглядеть сильнее, пусть и не моложе, опасней, пусть и не угрожающе, аура могущества окутала его как плащ.
In a clear voice, then, he spoke: И Дамблдор отчеканил:
"This day your war against Voldemort has begun." - Сегодня началась твоя война против Волдеморта.
"What?" said the outer Harry who knew nothing, while something watching from inside thought much the same only with a lot more profanity attached. - Что?! - воскликнул внешний Гарри. Та часть его, что наблюдала изнутри, подумала совершенно то же самое, только со значительным количеством ругательств.
"Bellatrix Black has been taken from Azkaban, she has escaped from a prison inescapable," the old wizard said. "It is a feat that bears Voldemort's signature if ever I have seen it; and she, his most faithful servant, is one of three requisites he must obtain to rise again in a new body. - Беллатрисе Блэк устроили побег. Из Азкабана, из тюрьмы, ранее считавшейся неприступной, -сказал старый волшебник. - В самом этом деянии отчётливо видна рука Волдеморта. К тому же Беллатриса - его самая верная прислужница, один из трёх элементов, которые он должен собрать, чтобы возродиться вновь, в новом теле.
After ten years the enemy you once defeated has returned, as was foretold." Спустя десять лет враг, которого ты однажды одолел, вернулся - как и было предсказано.
Neither part of Harry could think of anything to say to that, at least not for the few seconds before the old wizard continued. Все воображаемые личности Гарри потеряли дар речи. По крайней мере на несколько секунд. Тем временем старый волшебник продолжил:
"It need change little for you, for now," said the old wizard. - Сейчас для тебя мало что изменится.
"I have begun reconstituting the Order of the Phoenix that will serve you, I have alerted the few souls who can and should understand: Amelia Bones, Alastor Moody, Bartemius Crouch, certain others. Я начал воссоздавать Орден Феникса, который будет служить тебе. Я известил некоторых людей, которые могут и должны всё понять: Амелию Боунс, Аластора Хмури, Бартемиуса Крауча и кое-кого ещё.
Of the prophecy - yes, there is a prophecy - I have not told them, but they know that Voldemort is returned, and they know that you are to play some vital role. О пророчестве - да, оно существует - я им не сказал, но они знают, что Волдеморт вернулся и что тебе предстоит сыграть важную роль.
They and I shall fight your war in its lesser beginnings, while you grow stronger, and perhaps wiser, here at Hogwarts." The old wizard's hand came up, as though beseeching. "So to you, for now, there is but one change, and I implore you to understand its necessity. Поначалу твою войну будем вести мы. Тебе же пока предстоит стать сильнее и, возможно, мудрее, здесь, в Хогвартсе, - рука старого волшебника поднялась, словно в мольбе. - Таким образом, сейчас в твоей жизни произойдёт лишь одно изменение, и я прошу тебя понять, что оно необходимо.
Do you recognize the book on my desk, Harry?" Ты узнаёшь книгу на моём столе?
The inner part of Harry was screaming and banging its head against imaginary walls, while the outer Harry turned and stared at what proved to be - Внутренняя часть Г арри кричала и билась головой о воображаемые стены. Внешний Гарри лишь повернулся и уставился на то, что оказалось...
There was a rather long pause. Повисла долгая пауза.
Then Harry said, Наконец Гарри сказал:
"It is a copy of The Lord of the Rings by J. R. R. Tolkien." - Это "Властелин колец" Джона Рональда Руэла Толкина.
"You recognized a quote from that book," said Dumbledore, an intent look in his eyes, "so I assume you remember it well. - Ты узнал цитату из этой книги, - директор пристально посмотрел на Г арри, - и я даже предположу, что ты неплохо её помнишь.
If I am mistaken, let me be corrected." Поправь меня, пожалуйста, если я ошибаюсь.
Harry just stared at him. Гарри смотрел на него и молчал.
"It is important to understand," said Dumbledore, "that this book is not a realistic depiction of a wizarding war. - Важно понимать, - продолжил Дамблдор, - что эта книга не является реалистичным описанием войны волшебников.
John Tolkien never fought Voldemort. Джон Толкин не сражался с Волдемортом.
Your war will not be like the books you have read. Твоя война не будет похожа на книги, которые ты читал.
Real life is not like stories. Реальная жизнь не похожа на сказки.
Do you understand, Harry?" Ты понимаешь, Гарри?
Harry, rather slowly, nodded yes; and then shook his head no. Мальчик медленно кивнул, а затем помотал головой.
"In particular," said Dumbledore, "there is a certain very foolish thing that Gandalf does in the first book. - В частности, в первой книге Гэндальф допустил крайне глупую ошибку.
He makes many mistakes, does Tolkien's wizard; but this one error is the most unforgivable. Да, волшебник Толкина совершил много ошибок, но одна из них особенно непростительна.
That mistake is this: When Gandalf first suspected, even for a moment, that Frodo held the One Ring, he should have moved Frodo to Rivendell at once. Когда Гэндальф впервые заподозрил, пусть даже на мгновение, что к Фродо попало Кольцо Всевластья, он должен был отправить Фродо в Ривенделл незамедлительно.
He might have been embarrassed, that old wizard, if his suspicions had proven false. Да, Гэндальфу было бы неловко, если бы его предположения оказались ошибкой.
He might have found it awkward to so command Frodo, and Frodo would have been greatly inconvenienced, needing to set aside many other plans and pastimes. Возможно, ему было бы неудобно приказывать Фродо, а Фродо пришлось бы отказаться от своих планов и привычного времяпрепровождения.
But a little embarrassment, and awkwardness, and inconvenience, is as nothing compared to the loss of your whole war, when the nine Nazgul swoop down on the Shire while you are reading old scrolls in Minas Tirith, and take the Ring at once. Но эти мелкие неловкости и неудобства - ничто по сравнению с поражением в войне, которое могло случиться, если бы девять ворвавшихся в Шир назгулов захватили Кольцо, пока Гэндальф читал старые свитки в Минас Тирите.
And it is not Frodo alone who would have been hurt; all Middle-Earth would have fallen into slavery. В этом случае пострадал бы не только Фродо, всё Средиземье оказалось бы в рабстве.
If it had not been only a story, Harry, they would have lost their war. Не будь это всего лишь сказкой, война была бы проиграна.
Do you understand what I am saying?" Ты понимаешь, к чему я веду?
"Er..." said Harry, "not exactly..." - Э-э... - сказал Гарри, - не совсем...
There was something about Dumbledore when he was like this, which made it hard to stay properly cold; his dark side had trouble with weird. В таком Дамблдоре было нечто, мешающее оставаться должным образом холодным. Тёмной стороне Гарри было трудновато иметь дело со странным.
"Then I will spell it out," said the old wizard. - Тогда я скажу прямо, - произнёс старый волшебник.
His voice was stern, his eyes were sad. "Frodo should have been moved to Rivendell at once by Gandalf himself - and Frodo should never have left Rivendell without guard. Голос его был мрачен, а глаза - печальны. -Гэндальфу надо было сразу лично сопроводить Фродо в Ривенделл, и Фродо никогда не должен был покидать Ривенделл без охраны.
There should have been no night of terror in Bree, no Barrow-downs, no Weathertop where Frodo was wounded, they could have lost their entire war any of those times, for Gandalfs folly! Тогда не было бы ни ночи ужаса в Бри, ни Могильников, ни Заветери, где Фродо был ранен. Во всех этих случаях по глупости Гэндальфа война могла быть проиграна!
Do you understand now what I am saying to you, son of Michael and Petunia?" Теперь ты понимаешь, о чём я говорю, сын Майкла и Петунии?
And the Harry who knew nothing did understand. И Гарри, который ничего не знал, понял.
And the Harry who knew nothing saw that it was the smart, the wise, the intelligent and sane, the right thing to do. И Гарри, который ничего не знал, понял, что Дамблдор говорит мудро, разумно и здраво, что именно так поступить правильно.
And the Harry who knew nothing said just what an innocent Harry would have said, while the silent watcher screamed in confusion and agony. И Гарри, который ничего не знал, сказал именно то, что сказал бы невиновный Г арри, хотя внутренний наблюдатель неистово кричал в смятении и боли.
"You're saying," Harry said, his voice shaking as the emotions inside burned through the outer calm, "that I'm not going home to my parents for Easter." - Вы хотите сказать, - голос Гарри дрожал от эмоций, рвущихся наружу сквозь напускное спокойствие, - что я не поеду домой к родителям на Пасху.
"You will see them again," the old wizard said swiftly. "I will beg them to come here to be with you, I will extend them every courtesy during their visits. - Ты сможешь их увидеть, - быстро добавил старый волшебник, - я попрошу их приехать к тебе, и я прослежу, чтобы во время визита они ни в чём не нуждались.
But you are not going home for Easter, Harry. Но ты не поедешь домой на Пасху, Гарри.
You are not going home for the summer. Ты не поедешь домой летом.
You are no longer taking lunches in Diagon Alley, even with Professor Quirrell to watch you. У тебя больше не будет обедов в Косом переулке, даже под присмотром профессора Квиррелла.
Your blood is the second requisite Voldemort needs to rise as strong as before. Твоя кровь - это второй компонент, необходимый Волдеморту, чтобы обрести прежнюю силу.
So you are never again leaving the bounds of Hogwarts's wards without a vital reason, and a guard strong enough to fend off any attack for long enough to get you to safety. " Поэтому ты никогда больше не покинешь границ охранных чар Хогвартса без жизненно важной причины и без достаточно сильной охраны, способной выдержать любую атаку как минимум до тех пор, пока тебя не доставят в безопасное место.
Water was beginning at the corners of Harry's eyes. В уголках глаз Гарри начали появляться слёзы.
"Is that a request?" said his quavering voice. "Or an order?" - Это просьба? - его голос дрогнул. - Или приказ?
"I'm sorry, Harry," the old wizard said softly. "Your parents will see the necessity, I hope; but if not... I am afraid they have no recourse; the law, however wrongly, does not recognize them as your guardians. - Мне жаль, Гарри, - мягко сказал старый волшебник. - Надеюсь, твои родители поймут, что это необходимо. Но если нет... Боюсь, в данном случае они не имеют права голоса. Пусть это и неправильно, но закон не признаёт их твоими опекунами.
I am sorry, Harry, and I will understand if you despise me for it, but it must be done." Мне жаль, Гарри, и я пойму, если ты будешь презирать меня за моё решение, но иного выбора нет.
Harry whirled, looked at the door, he couldn't look at Dumbledore any more, couldn't trust his own face. Гарри стремительно развернулся к двери. Он не мог больше смотреть на Дамблдора, он боялся, что эмоции его выдадут.
This is the cost to yourself, said Hufflepuff within his mind, even as you imposed costs on others. Другие уже расплачиваются за твои поступки, -произнёс внутренний пуффендуец, - а это цена, которую заплатишь ты.
Will that change your whole view of the matter, the way Professor Quirrell thinks it will? Изменит ли это твой взгляд на мир так, как предсказывал профессор Квиррелл?
Automatically, the mask of the innocent Harry said exactly what it would have said: Маска невиновного Г арри на автомате задала именно тот вопрос, который и должна была задать:
"Are my parents in danger? - Мои родители в опасности?
Do they need to be moved here?" Не следует ли и их перевезти сюда?
"No," said the old wizard's voice. "I do not think so. - Нет, - услышал он ответ старого волшебника. -Не думаю.
The Death Eaters learned, toward the end of the war, not to attack the Order's families. К концу войны Пожиратели смерти уяснили, что лучше не нападать на семьи членов Ордена.
And if Voldemort is now acting without his former companions, he still knows that it is I who make the decisions for now, and he knows that I would give him nothing for any threat to your family. Даже если Волдеморт ныне действует без своих прежних соратников, он всё равно знает, что сейчас именно я принимаю решения, и он знает, что не получит от меня ничего в ответ на угрозу твоей семье.
I have taught him that I do not give in to blackmail, and so he will not try." Когда-то я объяснил ему, что не поддаюсь на шантаж, и он не станет пробовать.
Harry turned back then, and saw a coldness on the old wizard's face to match the shift in his voice, Dumbledore's blue eyes grown hard as steel behind the glasses, it didn't match the person but it matched the formal black robes. Г арри услышал холод в голосе старого волшебника, развернулся и увидел тот же холод в его глазах. За стёклами очков сверкала сталь -необычная для Дамблдора, но очень подходящая к его строгой чёрной мантии.
"Is that everything, then?" said Harry's trembling voice. - На этом всё? - дрожащим голосом спросил Гарри.
Later he would think about this, later he would think of some cunning countermeasure, later he would ask Professor Quirrell if there was any way to convince the Headmaster he was mistaken. Позже он обдумает их разговор, позже он будет думать о каких-то хитрых контрмерах, позже он спросит профессора Квиррелла, нет ли какого-нибудь способа убедить директора, что тот ошибся.
Right now, maintaining the mask was taking all of Harry's attention. Прямо сейчас всё внимание Г арри занимало поддержание маски.
"Voldemort used a Muggle artifact to escape Azkaban," the old wizard said. "He is watching you and learning from you, Harry Potter. - Для побега из Азкабана Волдеморт использовал магловский артефакт, - сказал старый волшебник.- Он наблюдает за тобой и учится у тебя, Гарри Поттер.
Soon a man named Arthur Weasley at the Ministry will issue an edict that all use of Muggle artifacts must cease in the Defense Professor's battles. Скоро Артур Уизли из Министерства издаст эдикт, который запретит использование магловских артефактов в учебных боях профессора Защиты.
In the future, when you have a good idea, keep it closer about yourself." В будущем, когда у тебя появится хорошая идея, держи её при себе.
It didn't seem important by comparison. По сравнению с остальным это казалось неважным.
Harry just nodded, and said again, Гарри просто кивнул и опять спросил:
"Is that everything?" - Это всё?
There was a pause. Повисла тишина.
"Please," said the old wizard in a whisper. "I have no right to ask your forgiveness, Harry James Potter-Evans-Verres, but please, at least say that you understand why." - Пожалуйста, - прошептал старый волшебник. - Я не имею права просить у тебя прощения, Гарри Джеймс Поттер-Эванс-Веррес, но пожалуйста, хотя бы скажи, что ты понимаешь, зачем всё это.
There was water in the old wizard's eyes. В глазах Дамблдора блеснула влага.
"I understand," said the voice of the outer Harry who did understand, "I mean... I was sort of thinking about it anyway... wondering whether I could get you and my parents to let me stay over at Hogwarts during the summer like the orphans, so I could read the library here, it's just more interesting at Hogwarts anyway..." - Я понимаю, - ответил внешний Гарри, который действительно понимал. - То есть... я всё равно думал... не удастся ли мне убедить вас и родителей разрешить мне остаться на лето в Хогвартсе, как ребятам из приютов. Чтобы читать книги из здешней библиотеки, да и вообще в Хогвартсе гораздо интересней...
A choking sound came from Albus Dumbledore's throat. Альбус Дамблдор издал звук, как будто у него что-то застряло в горле.
Harry turned again toward the door. Гарри опять повернулся к двери.
It wasn't escape unscathed, but it was escape. Пусть не без потерь, но он сумел выкрутиться.
He took a step forward. Гарри сделал шаг вперёд.
His hand reached to the door-handle. Взялся за дверную ручку.
A piercing cry split the air - Тишину разорвал пронзительный крик...
As though in slow motion, as Harry spun, he saw the phoenix already launched through the air and winging toward him. Гарри развернулся и как будто в замедленной съёмке увидел, как уже взмывший в воздух феникс летит к нему.
From the true Harry, the one who knew his own guilt, came a flash of panic, he hadn't thought of that, hadn't anticipated it, he'd prepared to face Dumbledore but he'd forgotten about Fawkes - Настоящий Гарри, который осознавал свою вину, запаниковал. Он не подумал об этом, он не предусмотрел, он готовился встретиться с Дамблдором, но забыл о Фоуксе...
Flap, flap, and flap, three times the phoenix's wings flapped like the flaring up and dying down of a fire, duration seemed to pass too slowly as Fawkes soared over the mysterious devices toward where Harry stood. Взмах крыльев, ещё один, и ещё. Крылья феникса напоминали разгорающийся и гаснущий огонь. Он летел к Г арри, паря над загадочными устройствами, и время, казалось, замедлило ход.
And the red-golden bird was hovering in front of him with gentle wing-sweeps, bobbing in the air like a candle-flame. И наконец красно-золотая птица, медленно взмахивая крыльями, зависла в воздухе перед Гарри. Она была похожа на подрагивающее пламя большой свечи.
"What is it, Fawkes?" said the false Harry in puzzlement, looking the phoenix in the eyes, as he would if he were innocent. - В чём дело, Фоукс? - недоумённо спросил внешний Гарри и посмотрел в глаза фениксу, словно был ни в чем не виноват.
The real Harry, feeling the same awful sickness inside as when Professor McGonagall had expressed her trust in him, thought, Did I turn evil today, Fawkes? Настоящий Г арри почувствовал ту же невыносимую тошноту, как и в тот раз, когда профессор МакГ онагалл выразила ему своё доверие. Я сегодня перешёл на сторону зла, Фоукс?
I didn't think I was evil... Do you hate me now? Я не думал, что я злодей... Ты теперь меня ненавидишь?
If I've become something a phoenix hates, maybe I should just give it up now, give up everything now and confess - Если я стал чем-то, что ненавидят фениксы, может быть, мне следует сдаться, отказаться от всех планов и признаться...
Fawkes screamed, the most terrible cry Harry had ever heard, a scream that set all the devices vibrating and made all the sleeping figures start within their portraits. Фоукс пронзительно крикнул. Гарри никогда не слышал столь ужасного крика. От него все устройства в кабинете завибрировали, а спящие фигуры на портретах вздрогнули.
It pierced through all of Harry's defenses like a white-hot sword through butter, collapsed all his layers like a punctured balloon popping, reshuffled his priorities in an instant as he remembered the one most important thing; the tears began pouring freely from Harry's eyes, down his cheeks, his voice choked as the words came out of his throat like coughing up lava - Клич феникса прошёл через все слои защиты Гарри, как раскалённый добела меч сквозь масло, они лопнули, словно проколотые воздушные шарики. Этот клич в одно мгновение перемешал его приоритеты, и Г арри вспомнил о самом важном. По щекам заструились слёзы, слова сгустками обжигающей лавы вырывались из сдавленного горла...
"Fawkes says," Harry's voice said, "he wants me, to do, something, about, the prisoners, in Azkaban -" - Фоукс говорит, - услышал Гарри собственный голос, - он хочет... чтобы я... сделал что-нибудь... для узников... в Азкабане...
"Fawkes, no!" said the old wizard. - Фоукс, нет! - крикнул старый волшебник.
Dumbledore strode forward, reaching out to the phoenix with a pleading hand. Дамблдор шагнул вперёд, протягивая руку к фениксу в умоляющем жесте.
The old wizard's voice was almost as desperate as the phoenix's scream had been. "You cannot ask that of him, Fawkes, he's only a boy still!" Его голос звучал почти так же отчаянно, как клич феникса. - Фоукс, ты не можешь его просить об этом, он всего лишь ребёнок!
"You went to Azkaban," Harry whispered, "you took Fawkes with you, he saw - you saw - you were there, you saw - WHY DIDN'T YOU DO ANYTHING? WHY DIDN'T YOU LET THEM OUT?" - Вы были в Азкабане, - прошептал Гарри, - вы брали с собой Фоукса, он видел... вы видели... вы были там, вы видели... ПОЧЕМУ ВЫ НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЛИ? ПОЧЕМУ ВЫ ИХ НЕ ВЫПУСТИЛИ?
When the instruments stopped vibrating, Harry realized that Fawkes had screamed at the same time as his own scream, that the phoenix was now flying next to Harry and facing Dumbledore at his side, the red-golden head level with his own. Когда устройства перестали вибрировать, Гарри осознал, что Фоукс кричал одновременно с ним. Теперь феникс парил рядом с Гарри и вместе с ним смотрел на Дамблдора. Красно-золотая голова была на одном уровне с его собственной.
"Can you," whispered the old wizard, "can you truly hear the voice of the phoenix so clearly?" - Ты слышишь, - прошептал старый волшебник, -ты правда слышишь голос феникса столь ясно?
Harry was sobbing almost too hard to speak, for all the metal doors he'd passed, the voices he'd heard, the worst memories, the desperate begging as he walked away, all of it had burst into his mind like fire at the phoenix's scream, all the inner bulwarks smashed. Из-за всхлипываний Гарри уже почти не мог говорить. Все металлические двери, мимо которых он прошёл, все голоса, которые он слышал, худшие воспоминания и отчаянные мольбы, которые он оставил за спиной... Клич феникса заставил всё это ярко вспыхнуть в его сознании, и эта вспышка смела все внутренние защитные барьеры.
Harry didn't know whether he could truly hear the voice of the phoenix so clearly, whether he would have understood Fawkes without already knowing. Г арри не знал, действительно ли он способен столь ясно слышать голос феникса, понимал бы он Фоукса, если бы уже не знал обо всём.
All Harry knew was that he had a plausible excuse to say the things Professor Quirrell had told him he must never raise in conversation from this day forth; because this was just what an innocent Harry would have said, would have done, if he had heard so clearly. Г арри лишь знал, что теперь у него есть благовидный предлог поговорить о том, что профессор Квиррелл запретил впредь упоминать в любых разговорах. Ибо именно это обязательно сказал бы невиновный Г арри, если бы действительно слышал голос феникса настолько ясно.
"They're hurting - we have to help them -" - Они страдают... мы должны им помочь...
"I can't!" cried Albus Dumbledore. "Harry, Fawkes, I can't, there's nothing I can do!" - Я не могу! - воскликнул Альбус Дамблдор. -Г арри, Фоукс, я не могу, я ничего не могу сделать!
Another piercing scream. Ещё один пронзительный крик.
"WHY NOT? JUST GO IN AND TAKE THEM OUT!" - ПОЧЕМУ? ПРОСТО ПОЙДИТЕ И ВЫПУСТИТЕ ИХ!
The old wizard wrenched his gaze from the phoenix, his eyes meeting Harry's instead. Старый волшебник отвёл взгляд от феникса, теперь он смотрел в глаза Гарри.
"Harry, tell Fawkes for me! - Гарри, объясни Фоуксу вместо меня!
Tell him it's not that simple! Скажи ему, что это не так просто!
Phoenixes aren't mere animals but they are animals, Harry, they can't understand -" Фениксы не обычные животные, но они животные, Гарри, они не могут понять...
"I don't understand either," Harry said, his voice trembling. "I don't understand why you're feeding people to Dementors! - Я тоже не понимаю, - сказал Гарри дрожащим голосом. - Я не понимаю, почему вы скармливаете людей дементорам!
Azkaban isn't a prison, it's a torture chamber and you're torturing those people to DEATH!" Азкабан - это не тюрьма, это камера пыток, и вы пытаете людей ДО СМЕРТИ!
"Percival," said the old wizard hoarsely, "Percival Dumbledore, my own father, Harry, my own father died in Azkaban! - Персиваль, - хрипло произнёс старый волшебник, - Персиваль Дамблдор, мой отец, Гарри, мой собственный отец умер в Азкабане!
I know, I know it is a horror! Я знаю, я знаю, какой это ужас!
But what would you have of me? Но что ты хочешь от меня?
To break Azkaban by force? Чтобы я разрушил Азкабан?
Would you have me declare open rebellion against the Ministry?" Ты предлагаешь мне начать открытое восстание против Министерства?
CAW! КРА!
There was a pause, and Harry's trembling voice said, После нескольких мгновений тишины Г арри сказал:
"Fawkes doesn't know anything about governments, he just wants you - to take the prisoners out - of their cells - and he'll help you fight, if anyone stands in your way - and - and so will I, Headmaster! - Фоукс ничего не знает о правительствах, он лишь хочет, чтобы вы... вывели узников... из камер... и он поможет вам сражаться, если кто-нибудь станет на вашем пути... как... как и я, директор!
I'll go with you and destroy any Dementor that comes near! Я пойду с вами и уничтожу любого дементора, который подойдёт близко!
We'll worry about the political fallout afterward, I bet that you and I together could get away with it -" О политических последствиях будем беспокоиться потом. Г отов поспорить, что вместе мы справимся...
"Harry," whispered the old wizard, "phoenixes do not understand how winning a battle can lose a war." Tears were streaming down the old wizard's cheeks, dripping into his silver beard. "The battle is all they know. - Г арри, - прошептал старый волшебник, -фениксы не понимают, что можно выиграть битву, но проиграть войну, - по щекам старого волшебника текли слёзы и капали в его седую бороду. - Они не понимают ничего, кроме битвы.
They are good, but not wise. Они добры, но не мудры.
That is why they choose wizards to be their masters." Именно поэтому они выбирают волшебников своими хозяевами.
"Can you bring out the Dementors to where I can get at them?" Harry's voice was begging, now. "Bring them out in groups of fifteen - I think I could destroy that many at a time without hurting myself -" - Вы сможете привести дементоров туда, где я смогу с ними встретиться? - голос Гарри теперь умолял. - Приводить их группами примерно по пятнадцать... думаю, я смогу уничтожить столько за раз, не повредив себе...
The old wizard shook his head. Старый волшебник покачал головой.
"It was hard enough to pass off the loss of one - they might give me one more, but never two - they are considered national possessions, Harry, weapons in case of war -" - Даже потерю одного было сложно объяснить. Мне могут дать ещё одного, но никак не двоих -они считаются национальным достоянием, Гарри, оружием на случай войны...
Fury blazed in Harry then, blazed up like fire, it might have come from where a phoenix now rested on his own shoulder, and it might have come from his own dark side, and the two angers mixed within him, the cold and the hot, and it was a strange voice that said from his throat, В Гарри вспыхнула ярость, вспыхнула как огонь. Возможно, она пришла от феникса, теперь сидящего на его плече, а возможно, она пришла от его тёмной стороны. Две эти ярости - холодная и горячая - слились внутри Гарри. Странный, чужой голос родился в его горле:
"Tell me something. - Объясните мне.
What does a government have to do, what do the voters have to do with their democracy, what do the people of a country have to do, before I ought to decide that I'm not on their side any more?" Что должно сделать правительство, что должны сделать избиратели с их демократией, что должен сделать народ, чтобы я решил, что я больше не на их стороне?
The old wizard's eyes widened where he stared at the boy with a phoenix upon his shoulder. Старый волшебник смотрел на мальчика с фениксом на плече, его глаза расширились.
"Harry... are those your words, or the Defense Professor's -" - Гарри... Это твои слова или слова профессора Защиты?..
"Because there has to be some point, doesn't there? - Ведь должен быть какой-то предел?
And if it's not Azkaban, where is it, then?" И если это не Азкабан - тогда что?
"Harry, listen, please, hear me! - Гарри, пожалуйста, выслушай меня!
Wizards could not live together if they each declared rebellion against the whole, every time they differed! Волшебники не смогли бы жить вместе, если бы каждый поднимал бунт против общества из-за любого расхождения во взглядах!
Always there will be something -" Всегда будет что-то...
"Azkaban is not just something! - Азкабан - это не что-то!
It's evil!" Это - зло!
"Yes, even evil! - Да, пусть даже зло!
Even some evils, Harry, for wizards are not perfectly good! Всегда будет какое-то зло, Гарри, волшебники не идеально добрые!
And yet it is better that we live in peace, than in chaos; and for you and I to break Azkaban by force would be the beginning of chaos, can you not see it?" The old wizard's voice was pleading. "And it is possible to oppose the will of your fellows openly or in secret, without hating them, without declaring them evil and enemy! Но всё же лучше жить в мире, а не в хаосе. А если мы с тобой разрушим Азкабан, начнётся хаос, разве ты этого не понимаешь? - голос старого волшебника умолял. - И вполне можно противостоять воле своих собратьев - открыто или тайно, - без ненависти к ним, без объявления их злодеями и врагами!
I do not think the people of this country deserve that of you, Harry! Я не думаю, что люди этой страны заслужили такое отношение с твоей стороны, Гарри!
And even if some of them did - what of the children, what of the students in Hogwarts, what of the many good people mixed in with the bad?" А даже если кто-то и заслужил... Что будет с детьми, что будет с учениками Хогвартса, что будет со многими хорошими людьми, которые перемешаны с плохими?
Harry looked on his shoulder at where Fawkes had perched, saw the phoenix's eyes gazing back at him, they did not glow and yet they blazed, red flames in a sea of golden fire. Г арри посмотрел на плечо, где сидел Фоукс, и его глаза встретились с глазами феникса. Они не светились, но в них был огонь - красные языки пламени в море золотого огня.
What do you think, Fawkes? Что ты думаешь, Фоукс?
"Caw?" said the phoenix. - Кра? - отозвался феникс.
Fawkes didn't understand the conversation. Фоукс не понимал, о чём они спорят.
The young boy looked at the old wizard, and said in a thick voice, Мальчик посмотрел на старого волшебника и хрипло сказал:
"Or maybe the phoenixes are wiser than us, smarter than us, maybe they follow us around hoping that someday we'll listen to them, someday we'll get it, someday we'll just take, the prisoners, out, of their cells -" - Или, быть может, фениксы умнее нас, мудрее нас, быть может, они следуют за нами в надежде, что однажды мы прислушаемся к ним и поймём. Что однажды мы... Просто. Выпустим. Узников. Из камер.
Harry spun and pulled open the oaken door and stepped onto the staircase and slammed the door behind him. Г арри отвернулся, потянул на себя дубовую ручку и шагнул на лестницу, хлопнув дверью.
The stairwell began rotating, Harry began descending, and he put his face in his hands, and began to weep. Лестница начала вращаться, спуская Гарри. Он спрятал лицо в ладони и заплакал.
It wasn't until he was halfway to the bottom that he noticed the difference, noticed the warmth still spreading through him, and realized that - Уже на полпути вниз он заметил, что тепло всё ещё окружает его, и осознал, что...
"Fawkes?" Harry whispered. - Фоукс? - прошептал Гарри.
- the phoenix was still on his shoulder, perched there as he had seen him a few times upon Dumbledore's. ...феникс всё ещё сидит на его плече, точно так же, как обычно сидел на плече Дамблдора.
Harry looked again into the eyes, red flames in golden fire. Гарри вновь посмотрел в его глаза - красные сполохи в золотом огне.
"You're not my phoenix now... are you?" - Ты же не стал теперь... моим фениксом?
Caw! - Кра!
"Oh," Harry said, his voice trembling a little, "I'm glad to hear that, Fawkes, because I don't think - the Headmaster - I don't think he deserves -" - Ой, - сказал Гарри, его голос немного дрожал, - я рад слышать это, Фоукс, потому что я не думаю... директор... я не думаю, что он заслуживает...
Harry stopped, took a breath. Гарри остановился, переводя дыхание.
"I don't think he deserves that, Fawkes, he was trying to do the right thing..." - Я не думаю, что он заслуживает этого, Фоукс. Он пытался сделать как правильно...
Caw! - Кра!
"But you're angry at him and trying to make a point. - Но ты сердишься на него и хочешь ему об этом сказать.
I understand." Я понимаю.
The phoenix nestled his head against Harry's shoulder, and the stone gargoyle walked smoothly aside to let Harry pass back into the corridors of Hogwarts. Феникс уютно устроился на плече Г арри, и каменная горгулья плавно отъехала в сторону, открывая проход обратно в коридоры Хогвартса.
Chapter 63: TSPE, Aftermaths Глава 63. Стэнфордский тюремный эксперимент. Послесловия
Aftermath, Hermione Granger: Послесловие: Гермиона Грейнджер.
She was just starting to close up her books and put away her homework in preparation for sleep, Padma and Mandy stacking up their own books across the table from her, when Harry Potter walked into the Ravenclaw common room; and it was only then that she realized, she hadn't seen him at all since breakfast. Она как раз готовилась ко сну - убирала разложенные книги, складывала домашнюю работу. Тем же занимались Падма и Мэнди у другого края стола. И только когда Гарри вошёл в гостиную Когтеврана, она осознала, что не видела его с самого завтрака.
That realization was rapidly stomped-on by a much more startling one. Впрочем, это осознание тут же сменилось другим, ещё более шокирующим.
There was a golden-red winged creature on Harry's shoulder, a bright bird of fire. На плече Гарри сидело красно-золотое крылатое создание - сияющая огненная птица.
And Harry looked sad and worn and really tired like the phoenix was the only thing keeping him on his feet, but there was still a warmth about him, if you crossed your eyes you might have thought you were looking at the Headmaster somehow, that was the impression that went through Hermione's mind even though it didn't make any sense. Г арри выглядел грустным, измученным, очень усталым. Как будто только феникс и удерживает его на ногах. Несмотря на это от него исходило какое-то тепло - и, глянув вскользь, можно было подумать, что видишь директора. Вот какое ощущение мелькнуло у Гермионы, хоть это и казалось абсурдным.
Harry Potter trudged across the Ravenclaw common room, past sofas full of staring girls, past cardgame-circles of staring boys, heading for her. Г арри Поттер медленно брёл через гостиную Когтеврана - мимо уставившихся на него девочек на диванах, мимо уставившихся на него мальчиков, до того игравших в карты. Он направлялся прямо к ней.
In theory she wasn't talking to Harry Potter yet, his week wasn't up until tomorrow, but whatever was going on was clearly a whole lot more important than that - По идее, она всё ещё не разговаривала с Гарри -его недельное наказание закончится лишь завтра, - однако, что бы с ним не произошло, было ясно, что это гораздо важнее, чем...
"Fawkes," Harry said, just as she was opening her mouth, "that girl over there is Hermione Granger, she's not talking to me right now because I'm an idiot, but if you want to be on a good person's shoulder she's better than me." - Фоукс, - произнёс Г арри, прежде чем она успела что-либо сказать, - девочка перед тобой -Гермиона Грейнджер. Она сейчас не разговаривает со мной, потому что я идиот, но если тебе хочется сидеть на плече хорошего человека, то знай, она лучше меня.
So much exhaustion and hurt in Harry Potter's voice - Его голос был полон усталости и боли...
But before she could figure out what to do about it, the phoenix had glided off Harry's shoulder like a fire creeping up a matchstick on fast-forward, flashing toward her; there was a phoenix flying in front of her and staring at her with eyes of light and flame. Гермиона ещё пыталась собраться с мыслями, а феникс уже соскользнул с плеча Гарри - словно пламя по спичке в ускоренной перемотке - и оказался прямо перед ней. Глаза из света и огня уставились в её собственные.
"Caw?" asked the phoenix. - Кра? - спросил феникс.
Hermione stared at it, feeling like she was facing a question on a test she'd forgotten to study for, the one most important question and she'd gone her whole life without studying for it, she couldn't find anything to say. У Гермионы возникло ощущение, будто на экзамене она получила вопрос, к которому забыла подготовиться. Причём это был самый важный вопрос, а она потратила всю свою жизнь, так и не начав искать на него ответ. Она не знала, что сказать.
"I'm -" she said. "I'm only twelve, I haven't done anything yet -" - Я... - начала она, - мне всего лишь двенадцать, я ещё ничего не успела...
The phoenix just glided gently around, rotating around one wingtip like the being of light and air that it was, and soared back to Harry Potter's shoulder, where it settled down quite firmly. Феникс изящно развернулся в воздухе вокруг кончика крыла, как могло лишь создание света и воздуха вроде него, и спланировал обратно на плечо Гарри Поттера, всем видом показывая, что не собирается его покидать.
"You silly boy," said Padma across from her, looking like she was deciding whether to laugh or grimace, "phoenixes aren't for smart girls who do their homework, they're for idiots who charge straight at five older Slytherin bullies. - Глупый мальчишка, - сказала сидевшая напротив неё Падма. Казалось, она не могла решить, хмуриться ей или смеяться. - Фениксы не для умненьких девочек, которые прилежно делают домашнюю работу, они для идиотов, которые бросаются на пятерых старших слизеринцев-хулиганов.
There's a reason why the Gryffindor colors are red and gold, you know." Именно поэтому цвета Гриффиндора красный и золотой, если ты не в курсе.
There was a lot of friendly laughter in the Ravenclaw common room. Г остиная когтевранцев наполнилась дружелюбным смехом.
Hermione wasn't one of the laughing ones. Но Гермиона не смеялась.
Neither was Harry. Как, впрочем, и Гарри.
Harry had put a hand over his face. Он закрыл лицо рукой.
"Tell Hermione I'm sorry," he said to Padma, his voice almost fallen to a whisper. "Tell her I forgot that phoenixes are animals, they don't understand time and planning, they don't understand people who are going to do good things later - I'm not sure they understand really the notion of there being something that a person is, all they see is what people do. - Передай Гермионе, что я прошу прощения, -сказал Г арри Падме, его голос опустился почти до шёпота. - Скажи ей, что я забыл, что фениксы -это всё же животные, и они не знают про время и планы, они не понимают, что есть люди, которые будут творить добро - я не уверен, имеют ли они вообще представление о том, что такое быть хорошим человеком, они судят о людях лишь по их поступкам.
Fawkes doesn't know what twelve means. Фоукс не знает, что такое двенадцать.
Tell Hermione I'm sorry - I shouldn't have - it just all goes wrong, doesn't it?" Передай Гермионе, я сожалею... я не должен был... опять получается плохо, да?
Harry turned to go, the phoenix still on his shoulder, began slowly trudging toward the staircase that led up to his dorm. Гарри с фениксом на плече развернулся и медленно побрёл к лестнице в спальню.
And Hermione couldn't leave it at that, she just couldn't leave it at that. Но Гермиона не могла оставить всё как есть, просто не могла.
She didn't know if it was her competition with Harry or something else. Она не знала, было ли дело в их соперничестве или в чём-то другом.
She just couldn't leave it with the phoenix turning away from her. Она просто не могла смириться с тем, что феникс отвернулся от неё.
She had to - Она должна...
Her mind keyed a frantic question to the entirety of her excellent memory, found just one thing - Её разум в поисках ответа лихорадочно перерыл её отличную память и нашёл лишь одно...
"I was going to run in front of the Dementor to try and save Harry!" she shouted a little desperately at the red-golden bird. "I mean, I actually did start running and everything! - Я собиралась лицом к лицу встретиться с дементором, чтобы попытаться спасти Гарри! - с капелькой отчаяния закричала она красно-золотой птице. - То есть, я на самом деле побежала к нему и всё такое!
That was stupid and courageous, right?" Это ведь было глупо и отважно?
With a warbling cry the phoenix launched itself from Harry's shoulder again, back toward her like a spreading blaze, it circled her three times like she was the center of an inferno, and for just a moment its wing brushed against her cheek, before the phoenix soared back to Harry. Феникс мелодично крикнул и опять взмыл с плеча Гарри, яркой вспышкой огня перекинулся назад к ней и трижды облетел вокруг - казалось, Гермиона стала центром огненного вихря. На мгновение крыло коснулось её щеки, а затем феникс вновь вернулся к Гарри.
There was a hush in the Ravenclaw common room. В гостиной стало тихо.
"Told you so," Harry said aloud, and then he started climbing the stairs up to his bedroom; he seemed to climb very quickly, like he was very light on his feet for some reason, so that in just a moment he and Fawkes were gone. - Я же тебе говорил, - громко сказал Гарри и начал взбираться по ступенькам. Он поднялся очень быстро, будто что-то сделало его очень лёгким -через несколько секунд они с Фоуксом уже скрылись из виду.
Hermione held up a trembling hand to her cheek where Fawkes had brushed her with his wing, a spot of warmth lingering there like that one small patch of skin had been very gently set on fire. Дрожащей рукой Гермиона коснулась своей щеки. От места, где крыло Фоукса слегка задело её, расходилось приятное тепло.
She'd answered the question of the phoenix, she supposed, but it felt to her like she'd just barely squeaked by on the test, like she'd gotten a 62 and she could've gotten 104 if she'd tried harder. Наверно, она всё же ответила на вопрос феникса, но было чувство, будто она еле-еле прошла этот тест, набрала 62 балла там, где могла получить 104, если бы больше старалась.
If she'd tried at all. Если бы она вообще старалась.
She hadn't really been trying, when she thought about it. И когда она задумалась об этом, то поняла, что даже не пыталась.
Just doing her homework - Просто делала свою домашнюю работу...
Who have you saved? Кого ты спасла?
Aftermath, Fawkes: * * * Послесловие: Фоукс.
Nightmares, the boy had expected, screams and begging and howling hurricanes of emptiness, the discharge of the horrors being laid down into memory, and in that fashion, perhaps, becoming part of the past. Мальчик ждал кошмаров - крики, мольбы и завывающие ураганы пустоты - разрядку, которая позволит ужасам улечься в голове и таким образом, возможно, стать частью прошлого.
And the boy knew that the nightmares would come. Мальчик знал, что кошмары придут.
The next night, they would come. Они придут - следующей ночью.
The boy dreamed, and in his dreams the world was on fire, Hogwarts was on fire, his home was on fire, the streets of Oxford were on fire, all ablaze with golden flames that shone but did not consume, and all the people walking through the blazing streets were shining with white light brighter than the fire, like they were flames themselves, or stars. Мальчик спал, и в его снах мир был в огне. Хогвартс был в огне, его дом был в огне и улицы Оксфорда были в огне, всё пылало золотым пламенем, которое сияло, но не причиняло вреда, и все люди на горящих улицах сияли белым светом, более ярким, чем огонь, словно они сами были пламенем - а может, звёздами.
The other first-year boys came to bed, and saw it for themselves, the wonder whose rumor they had already heard, that in his bed Harry Potter lay silent and motionless, a gentle smile on his face, while perched on his pillow a red-golden bird watched over him, with bright wings swept above him like a blanket pulled over his head. Иногда к кровати подходили другие мальчики-первокурсники, чтобы своими глазами убедиться, что слухи не врут: пока Гарри Поттер тихо и спокойно, с мягкой улыбкой на лице, лежит на своей кровати, красно-золотая птица, устроившись у него на подушке, охраняет его сон, и её сияющие крылья, словно ещё одно одеяло, укрывают его голову.
The reckoning had been put off one more night. Расплата была отсрочена ещё на одну ночь.
Aftermath, Draco Malfoy: * * * Послесловие: Драко Малфой.
Draco straightened his robes, making sure the green trim was straight. He waved his wand over his own head and said a Charm that Father had taught him while other children were still playing in mud, a Charm which ensured that not a single speck of lint or dust would dirty his wizard's robes. Драко разгладил мантию, убедился, что зелёная оторочка смотрится ровно, взмахнул палочкой над головой и произнёс заклинание, которому отец научил его, когда другие дети ещё возились в грязи. Это заклинание гарантировало, что ни одно пятнышко, ни одна пылинка не останется на его мантии.
Draco picked up the mysterious envelope that Father had owled him, and tucked it into his robes. Драко взял таинственный конверт, который с совой прислал ему отец, и положил в карман мантии.
He had already used Incendio and Everto on the mysterious note. На таинственном приложении к посланию он уже использовал Инсендио и Эверто.
And then he headed off to breakfast, to seat himself on exactly the same tick of the clock where the food appeared, if he could manage it, so that it would seem like all others had been waiting on his appearance to eat. И отправился на завтрак. Он планировал, по возможности, сесть за стол точно в ту секунду, когда на столе появится еда. Тогда это будет выглядеть так, словно все дожидались именно его появления, чтобы начать есть.
Because when you were the scion of Malfoy you were first in everything, including breakfast, that was why. Потому что наследник Малфоев должен быть первым во всём, в том числе и на завтраке.
Vincent and Gregory were waiting for him outside the door of his private room, up even before he was -though not, of course, dressed quite as sharply. Винсент и Грегори ожидали у двери в его личную комнату. Они проснулись и оделись даже раньше него - хотя, конечно же, не столь эффектно.
The Slytherin common room was deserted, anyone who got up this early was heading straight to breakfast anyway. Гостиная Слизерина пустовала: все, кто проснулся рано, отправлялись прямиком на завтрак.
The dungeon halls were silent but for their own footsteps, empty and echoing. В подземелье царила тишина, нарушаемая лишь гулким эхом их шагов.
The Great Hall was a hubbub of alarm despite the relative few arrivals, some younger children crying, students running back and forth between tables or standing in knots shouting at each other, a red-robed prefect was standing in front of two green-trimmed students and yelling at them and Snape was striding toward the mess - Большой зал, несмотря на относительно небольшое количество людей, встретил Драко тревожным гвалтом. Некоторые из детей помладше плакали, ученики бегали туда-сюда между столами или, стоя группами, орали друг на друга. Староста-гриффиндорец кричал на двух учеников-слизеринцев, и к ним уже направлялся Снейп...
The noise dimmed a little as people caught sight of Draco, as some of the faces turned to stare at him, and fell quiet. Когда ученики заметили Драко, некоторые из них повернулись к нему и замолчали. Шум слегка притих.
The food appeared on the tables. На столах появилась еда.
No one looked at it. Но никто не обратил на это внимания.
And Snape spun on his heel, abandoning his target, and headed straight toward Draco. Снейп резко развернулся, видимо, решив разобраться с беспорядком позже, и направился к нему.
A knot of fear clutched at Draco's heart, had something happened to Father - no, surely Father would have told him - whatever was happening, why hadn't Father told him - У Драко ёкнуло сердце. Неужели что-то случилось с отцом... нет, отец ему бы сказал... но что-то случилось, почему отец ему ни о чём...
There were bags of fatigue beneath Snape's eyes, Draco saw as their Head of House came close, the Potions Master had never been a sharp dresser (that was an understatement) but his robes were even dirtier and more disarrayed this morning, spotted with extra grease. Когда декан Слизерина подошёл ближе, Драко заметил у него круги под глазами. Профессор Зельеварения никогда не отличался безупречным внешним видом (мягко говоря), но сегодня утром его мантия была даже более грязной и помятой, чем обычно, с дополнительной порцией жирных пятен.
"You haven't heard?" hissed their Head of House as he came close. "For pity's sake, Malfoy, don't you have a newspaper delivered?" - Ты ещё не слышал? - прошипел декан его факультета, подойдя поближе. - Ради всего святого, Малфой, тебе что, забыли прислать газету?
"What is it, Profe-" - В чём дело, профе...
"Bellatrix Black was taken from Azkaban!" - Беллатрисе Блэк устроили побег из Азкабана!
"What?" said Draco in shock, as Gregory behind him said something he really shouldn't have and Vincent just gasped. - Что?! - воскликнул потрясённый Драко. Грегори за его спиной произнёс то, что явно не следует говорить вслух. Винсент просто охнул.
Snape was gazing at him with narrowed eyes, then nodded abruptly. Снейп прищурился и внимательно посмотрел на Драко. Затем коротко кивнул:
"Lucius told you nothing, then. - То есть Люциус тебе ничего не сказал.
I see." Snape gave a snort, turned away - Понятно, - Снейп фыркнул и двинулся прочь...
"Professor!" said Draco. - Профессор! - воскликнул Драко.
The implications were just starting to dawn on him, his mind spinning frantically. "Professor, what should I do - Father didn't instruct me -" Его разум заработал в авральном режиме, осознавая последствия того, что он только что услышал. - Профессор, что я должен делать... отец не дал мне никаких инструкций...
"Then I suggest," Snape said sneeringly, as he strode away, "that you tell them that, Malfoy, as your father intended!" - Что ж, тогда я предлагаю, - сказал Снейп с издевкой, продолжая удаляться, - именно это всем и сказать, Малфой, как и запланировал твой отец!
Draco glanced back at Vincent and Gregory, though he didn't know why he was bothering, of course they looked even more confused than he did. Драко оглянулся на Винсента и Грегори, хоть и сам не понял зачем - естественно, они выглядели даже более сбитыми с толку, чем он сам.
And Draco walked forward to the Slytherin table, and sat down at the far end, which was still empty of sitters. Драко продолжил свой путь к слизеринскому столу и сел в дальнем конце, который всё ещё пустовал.
Draco put a sausage omelet on his plate, began eating it with automatic motions. Он положил себе на тарелку омлет с сосисками и автоматически начал есть.
Bellatrix Black had been taken from Azkaban. Беллатрисе Блэк устроили побег из Азкабана.
Bellatrix Black had been taken from Azkaban...? Беллатрисе Блэк устроили побег из Азкабана?..
Draco didn't know what to make of that, it was as totally unexpected as the Sun going out - well, the Sun would expectedly go out in six billion years but this was as unexpected as the Sun going out tomorrow. Драко не знал, как это понимать, случившееся было полнейшей неожиданностью, как если бы солнце погасло... хотя солнце должно погаснуть через шесть миллиардов лет, так что в данном случае случившееся было неожиданно, как если бы солнце погасло завтра.
Father wouldn't have done it, Dumbledore wouldn't have done it, no one should have been able to do it -what did it mean - what use would Bellatrix be to anyone after ten years in Azkaban - even if she got strong again, what use was a powerful sorceress who was completely evil and insane and fanatically devoted to a Dark Lord who wasn't around anymore? Отец не стал бы этого делать, Дамблдор не стал бы этого делать, по идее, никто и не способен этого сделать... какой в этом смысл... какая польза может быть от Беллатрисы после десяти лет в Азкабане... даже если она вновь станет могущественной ведьмой, какая польза может быть от абсолютно сумасшедшей и злой ведьмы, которая фанатично предана Тёмному Лорду, которого больше нет?
"Hey," said Vincent from where he was sitting next to Draco, "I don't understand, boss, why'd we do that?" - Эй, - сказал сидящий рядом Винсент, - босс, я не понял, зачем мы это сделали?
"We didn't do it, you dolt!" snapped Draco. "Oh, for Merlin's sake, if even you think we - didn't your father ever tell you any stories about Bellatrix Black? - Мы этого не делали, болван! - огрызнулся Драко.- О, во имя Мерлина, если даже ты думаешь, что это мы... неужели твой отец не рассказывал тебе о Беллатрисе Блэк?
She tortured Father once, she tortured your father, she's tortured everyone, the Dark Lord once told her to Crucio herself and she did it! Однажды она пытала моего отца, она пытала твоего отца, она пытала всех. Как-то раз Тёмный Лорд приказал ей наложить Круцио на себя - и она это сделала!
She didn't do crazy things to inspire fear and obedience in the populace, she did crazy things because she's crazy! Она совершала безумные поступки не для того, чтобы вселять страх и послушание в людей, она их совершала, потому что безумна!
She's a bitch is what she is!" Она сука, вот она кто!
"Oh, really?" said an incensed voice from behind Draco. - О, неужели? - раздался приторный голос у него за спиной.
Draco didn't look up. Драко не обернулся.
Gregory and Vincent would be watching his back. Он знал, что Винсент и Грегори прикроют ему спину.
"I would've thought you'd be happy -" - А я-то думала, ты будешь счастлив...
"- to hear that a Death Eater had been freed, Malfoy!" - ...услышать, что Пожиратель Смерти сумел освободиться, Малфой!
Amycus Carrow had always been one of the other problem people; Father had once told Draco to make sure he was never alone in the same room with Amycus... Амикус Кэрроу всегда был одним из проблемных людей другого сорта. Отец предупреждал Драко, чтобы он был осторожен с Амикусом и никогда не оставался с ним наедине...
Draco turned around and gave Flora and Hestia Carrow his Number Three Sneer, the one that said that he was in a Noble and Most Ancient House and they weren't and yes, that mattered. Драко повернулся и наградил Флору и Гестию Кэрроу своей Усмешкой Номер Три, той, что говорит: да, я - потомок Благородного и Древнейшего Дома, а вы - нет, и да, это имеет значение.
Draco said in their general direction, certainly not deigning to address them in particular, "There's Death Eaters and then there's Death Eaters," and then turned back to his food. - Есть Пожиратели Смерти, а есть Пожиратели Смерти, - сказал Драко в их сторону, не обращаясь ни к кому лично, и вернулся к еде.
There were two furious huffs in unison, and then two pairs of shoes stormed off toward the other end of the Slytherin table. За спиной в унисон раздалось яростное фырканье, и две пары туфель с грохотом умчались к другому краю слизеринского стола.
It was a few minutes later that Millicent Bulstrode ran up to them, visibly out of breath, and said, "Mr. Malfoy, did you hear?" Спустя всего лишь несколько минут к нему подбежала Милисента Булстроуд. Задыхаясь, она выпалила: - Мистер Малфой, вы слышали?
"About Bellatrix Black?" said Draco. "Yeah -" - О Беллатрисе Блэк? - уточнил Драко. - Да...
"No, about Potter!" - Нет, о Поттере!
"What?" - Что?
"Potter was going around with a phoenix on his shoulder last night, looking like he'd been dragged through ten leagues of mud, they say that the phoenix took him to Azkaban to try to stop Bellatrix and he fought a duel with her and they blew up half the fortress!" - Поттер вчера вечером ходил с фениксом на плече и выглядел так, как будто его тащили десять лиг по грязи, говорят, что феникс взял его с собой в Азкабан, чтобы попытаться остановить Беллатрису, и он сражался с ней на дуэли, и они разнесли половину крепости!
"What?" said Draco. "Oh, there is just no way that -" - Что?! - воскликнул Драко. - Да не может такого...
Draco stopped. Драко прервался.
He'd said that a number of times about Harry Potter and had started to notice a trend. Он уже не в первый раз говорил такое о Гарри Поттере и начал замечать тенденцию.
Millicent ran off to tell someone else. Милисента побежала разносить сплетни дальше.
"You don't really think -" said Gregory. - Ты же не думаешь, что он в самом деле... - начал Грегори.
"I honestly don't know anymore," said Draco. - Честно? Я больше ни в чём не уверен, - ответил Драко.
A few minutes later, after Theodore Nott had sat down across from him and William Rosier had gone to sit with the Carrow twins, Vincent nudged him and said, Спустя ещё несколько минут, после того как напротив него уселся Теодор Нотт, а к близняшкам Кэрроу присоединился Уильям Розье, Винсент легонько коснулся его локтём и сказал:
"There." - Там.
Harry Potter had entered the Great Hall. Гарри Поттер вошёл в Большой Зал.
Draco watched him closely. Драко пристально за ним наблюдал.
There was no alarm on Harry's face as he saw, no surprise or shock, he just looked... На лице Г арри не было ни тревоги, ни удивления, ни потрясения, он просто смотрел...
It was the same distant, self-absorbed look Harry wore when he was trying to figure out the answer to a question Draco couldn't understand yet. Это был тот же отстранённый взгляд, который появлялся на лице Гарри, когда он напряжённо пытался найти ответ на какой-либо вопрос, который Драко пока даже не мог понять.
Draco hastily shoved himself up from the bench of the Slytherin table, saying Драко поспешно поднялся из-за стола, бросил:
"Stay behind," and walked with all decorous speed toward Harry. - Оставайтесь здесь. И с максимально возможной в рамках приличия скоростью направился к Гарри.
Harry seemed to notice his approach just as the other boy was turning toward the Ravenclaw table, and Draco - - gave Harry one quick look - Тот, судя по всему, заметил его приближение, когда Драко поворачивал в сторону когтевранского стола. Драко бросил на Гарри один быстрый взгляд...
- and then walked right past him, straight out of the Great Hall. ...и прошёл мимо, к выходу из Большого зала.
It was a minute later that Harry peered around the corner of the small stony nook where Draco had waited, it might not fool everyone but it would create plausible deniability. Спустя всего минуту Гарри дошёл до маленького каменного алькова в стене, где его ожидал Драко. Эта уловка вряд ли обманет всех, но, по крайней мере, она даст почву для правдоподобного отрицания.
"Quietus," said Harry. "Draco, what -" - Квиетус, - сказал Гарри, - Драко, в чём...
Draco took the envelope out of his robes. Драко достал конверт:
"I have a message for you from Father." - Мой отец прислал для тебя сообщение.
"Huh?" said Harry, and took the envelope from Draco, and tore it open in a rather un-neat manner, and drew forth a sheet of parchment and unfolded it and - - Хм-м? - протянул Гарри, забирая конверт у Драко. Он весьма небрежно распечатал его, достал пергаментный свиток, развернул его и...
Harry gave a sharp intake of breath. Гарри резко втянул воздух.
Then Harry looked at Draco. Затем посмотрел на Драко.
Then Harry looked back down at the parchment. Затем обратно на пергамент.
There was a pause. Повисла пауза.
Harry said, "Did Lucius tell you to report on my reaction to this?" - Люциус просил тебя сообщить мою реакцию? -спросил Гарри.
Draco paused for a moment, weighing, and then opened his mouth - Драко задумался, взвешивая все "за" и "против", и уже собирался ответить...
"I see he did," said Harry, and Draco cursed himself, he should've known better, only it had been hard to decide. "What are you going to tell him?" - Понятно, - продолжил Гарри. Драко мысленно выругался. Он должен был это предвидеть, просто ему было тяжело выбрать. - Что собираешься ему ответить?
"That you were surprised," said Draco. - Что ты был удивлён, - ответил Драко.
"Surprised," Harry said flatly. "Yeah. - Удивлён, - ровным голосом повторил Гарри. -Да.
Good. Неплохо.
Tell him that." Так ему и передай.
"What is it?" said Draco. - Что там? - спросил Драко.
And then, as he saw Harry looking conflicted, "If you're dealing with Father behind my back -" И затем, увидев, что Гарри колеблется: - Если ты ведёшь дела с моим отцом у меня за спиной...
And Harry, without a word, gave Draco the paper. Не говоря ни слова, Гарри передал ему пергамент.
It said: На котором было написано:
I know it was you. "Я знаю: это был ты".
"WHAT THE -" - ЧТО ЗА...
"I was going to ask you that," said Harry. "Have you got any idea what's up with your Dad?" - Вообще-то это я хотел спросить, - прервал его Гарри. - У тебя есть хоть какая-нибудь идея, что нашло на твоего папу?
Draco stared at Harry. Then Draco said, Драко уставился на Гарри:
"Did you do it?" - Это сделал ты?
"What?" said Harry. - Что?
"What possible reason would I - how would I -" Да зачем вообще мне... как бы я...
"Did you do it, Harry?" - Гарри, это сделал ты?
"No!" Harry said. "Of course not!" - Нет! - воскликнул Гарри. - Конечно, нет!
Draco had listened carefully, but he hadn't detected any hesitation or tremor. Драко слушал очень внимательно, однако ответ Гарри прозвучал без запинок и колебаний.
So Draco nodded, and said, Поэтому Драко кивнул и сказал:
"I've got no idea what Father's thinking but it can't, I mean it can't possibly be good. - Я не знаю, о чём думает отец, но это не может, точно не может быть к добру.
And, um... people are also saying..." И ещё, эм-м... люди говорят...
"What," said Harry warily, "are they saying, Draco?" - Что они говорят, Драко? - с опасением в голосе спросил Гарри.
"Did a phoenix really take you to Azkaban to try to stop Bellatrix Black from escaping -" - Феникс на самом деле перенёс тебя в Азкабан, чтобы помешать побегу Беллатрисы Блэк?..
Aftermath: Neville Longbottom * * * Послесловие: Невилл Лонгботтом.
Harry had only just sat down at the Ravenclaw table for the first time, hoping to grab a quick bite of food. Гарри только успел сесть за стол Когтеврана в надежде хоть немного поесть.
He knew he needed to go off and think about things, but there was a tiny remaining bit of phoenix's peace (even after the encounter with Draco) that he still wanted to cling to, some beautiful dream of which he remembered nothing but the beauty; and the part of him that wasn't feeling peaceful was waiting for all the anvils to finish dropping on him, so that when he went off to think and be by himself for a while, he could batch-process all the disasters at once. Он знал, что ему надо уйти и всё обдумать, но с ним ещё оставалась крохотная частичка принесённого фениксом умиротворения (даже после разговора с Драко) - какой-то прекрасный сон, о котором он не помнил ничего, кроме того, что тот был прекрасен, - и Гарри до сих пор цеплялся за эту частичку. Та же часть его, которая не чувствовала себя умиротворённой, ждала, пока наковальни перестанут сыпаться на него, чтобы, когда он уйдёт всё обдумывать, он смог обработать все проблемы сразу.
Harry's hand grasped a fork, lifted a bite of mashed potatoes toward his mouth - Г арри схватил вилку, поднёс порцию картофельного пюре ко рту...
And there was a shriek. И тут раздался пронзительный крик.
Every now and then someone would shout when they heard the news, but Harry's ears recognized this one - В зале время от времени кто-нибудь узнавал новость и вскрикивал, но этот крик Гарри узнал...
Harry was up from the bench in an instant, heading toward the Hufflepuff table, a horrible sick feeling dawning in the pit of his stomach. Гарри мгновенно вскочил со скамьи и направился к столу Пуффендуя. В животе появилось ужасное тошнотворное ощущение.
It was one of those things he hadn't considered when he'd decided to commit the crime, because Professor Quirrell had planned for no one to know; and now, afterward, Harry just - hadn't thought of it - Когда он решил совершить преступление, он не принял это во внимание - ведь профессор Квиррелл планировал, что никто о преступлении не узнает. А после свершившегося Гарри... просто не подумал...
This, Hufflepuff said with bitter intensity, is also your fault. В этом, - с горькой укоризной отметил внутренний пуффендуец, - тоже виноват ты.
But by the time Harry got there, Neville was sitting down and eating fried sausage patties with Snippyfig Sauce. Но к тому времени, как Г арри дошёл до пуффендуйского стола, Невилл уже сидел и ел пирожки с сосисками и инжирным соусом.
The Hufflepuff boy's hands were trembling, but he cut the food, and ate it, without dropping it. Руки Невилла дрожали, но он отрезал кусочки еды и ел их, не роняя.
"Hello, General," Neville said, his voice wavering only slightly. "Did you fight a duel with Bellatrix Black last night?" - Привет, генерал, - голос Невилла лишь чуть-чуть дрогнул. - Ты прошлой ночью дрался на дуэли с Беллатрисой Блэк?
"No," Harry said. - Нет, - ответил Гарри.
His own voice was also wavery, for some reason. Его голос тоже почему-то дрогнул.
"Didn't think so," said Neville. - Я так и думал, - сказал Невилл.
There was a scraping sound as his knife cut the sausage again. "I'm going to hunt her down and kill her, can I count on you to help?" Он отрезал ещё кусочек сосиски, и его нож проскрежетал по тарелке. - Я собираюсь выследить её и убить. Могу я рассчитывать на твою помощь?
There were startled gasps from the mass of Hufflepuffs who had gathered around Neville. Пуффендуйцы, собравшиеся вокруг него, испуганно ахнули.
"If she comes after you," Harry said hoarsely, if it was all a terrible mistake, if it was all a lie, "I'll defend you even with my life," won't let you get hurt for what I did, no matter what, "but I won't help you go after her, Neville, friends don't help friends commit suicide." - Если она придёт за тобой, - хрипло выдавил Г арри, если это всё чудовищная ошибка, если это всё была ложь, - я буду защищать тебя даже ценой своей жизни, - я не позволю, чтобы ты пострадал по моей вине, и не важно, какой ценой, - но я не буду помогать тебе охотиться за ней, Невилл. Друзья не помогают друзьям совершить самоубийство.
Neville's fork paused on the way to his mouth. Вилка Невилла замерла у рта.
Then Neville put the bite of food in his mouth, chewed again. Затем Невилл положил кусок сосиски в рот. Прожевал.
And Neville swallowed it. Проглотил.
And Neville said, "I didn't mean right now, I mean after I graduate Hogwarts." - Я не имел в виду прямо сейчас. Я имел в виду после окончания Хогвартса.
"Neville," Harry said, keeping his voice under very careful control, "I think, even after you graduate, that might still be a just plain stupid idea. - Невилл, - Г арри старался тщательно контролировать голос, - я считаю, что даже после окончания школы это по-прежнему может быть крайне дурацкой идеей.
There's got to be much more experienced Aurors tracking her -" oh, wait, that's not good - Её будут выслеживать гораздо более опытные авроры... - ой, стоп, так не годится...
"Listen to him!" said Ernie Macmillan, and then an older-looking Hufflepuff girl standing close to Neville said, "Nevvy, please, think about it, he's right!" - Послушай его! - крикнул Эрни Макмиллан. -Невви, пожалуйста, задумайся, он прав! -добавила более старшая девочка из Пуффендуя, стоящая рядом с Невиллом.
Neville stood up. Невилл встал:
Neville said, "Please don't follow me." - Пожалуйста, не ходите за мной.
Neville walked away from all of them; Harry and Ernie reaching out involuntarily toward him, and some of the other Hufflepuffs as well. И Невилл пошёл прочь. Гарри и Эрни, а также ещё несколько пуффендуйцев, непроизвольно шагнули следом.
And Neville sat down at the Gryffindor table, and distantly (though they had to strain to hear) they heard Neville say, Невилл сел за стол Гриффиндора. Издалека, на грани слышимости, донеслись его слова:
"I'm going to hunt her down and kill her after I graduate, anyone want to help?" and at least five voices said "Yes" and then Ron Weasley said loudly, - После окончания школы я собираюсь выследить её и убить. Кто со мной? Раздалось как минимум пять "да", а затем послышался громкий голос Рона Уизли:
"Get in line, you lot, I got an owl from Mum this morning, she says to tell everyone she's called dibs" and someone said - Эй, вы, становитесь в очередь. Я сегодня получил письмо от мамы, она просила передать, что у неё преимущественное право. Кто-то сказал:
"Molly Weasley against Bellatrix Black? - Молли Уизли против Беллатрисы Блэк? Да, отличная шутка...
Who does she even think she's kidding -" and Ron reached over to a plate and hefted a muffin - Рон в ответ потянулся к тарелке и взвесил в руке кекс...
Someone tapped Harry on the shoulder, and he turned around and saw an unfamiliar green-trimmed older girl, who handed him a parchment envelope and then quickly strode away. Кто-то тронул Гарри за плечо. Он обернулся и увидел незнакомую старшеклассницу в мантии с зелёной оторочкой, которая сунула ему в руки пергаментный конверт и торопливо удалилась.
Harry stared at the envelope for a moment, then started walking toward the nearest wall. Гарри на мгновение уставился на конверт. Затем направился к ближайшей стене.
That wasn't very private, but it should be private enough, and Harry didn't want to give the impression of having much to hide. Нельзя сказать, что это обеспечивало ему надёжное уединение, но лучше, чем ничего. К тому же Гарри не хотел создавать впечатления, что он пытается спрятаться.
That had been a Slytherin System delivery, what you used if you wanted to communicate with someone without anyone else knowing that the two of you had talked. Это была слизеринская система доставки сообщений, которая использовалась, когда кто-нибудь хотел связаться с другим человеком так, чтобы никто не узнал, что они разговаривали.
The sender gave an envelope to someone who had a reputation for being a reliable messenger, along with ten Knuts; that first person would take five Knuts and pass the envelope to another messenger along with the other five Knuts, and the second messenger would open up that envelope and find another envelope with a name written on it and deliver that envelope to that person. Отправитель вручал конверт и десять кнатов тому, у кого была репутация надёжного курьера, тот, в свою очередь передавал конверт и пять кнатов второму курьеру. Второй курьер открывал конверт, обнаруживал внутри второй конверт, на котором было написано имя адресата, и доставлял письмо.
That way neither of the two people passing the message knew both the sender and the recipient, so no one else knew that those two parties had been in contact... Таким образом никто из курьеров не знал одновременно и отправителя, и адресата, поэтому никто не знал, что между ними есть какая-то связь...
When Harry reached the wall, he put the envelope inside his robes, opened it beneath the folds of cloth, and carefully snuck a peek at the parchment he drew forth. Г арри дошёл до стены, засунул конверт под мантию, открыл его под одеждой и осторожно бросил взгляд на записку:
It said, Classroom to the left of Transfiguration, 8 in the morning. "Класс слева от кабинета Трансфигурации, в 8 утра.
- LL. Л.Л."
Harry stared at it, trying to remember if he knew anyone with the initials LL. Г арри уставился на пергамент, пытаясь вспомнить, знает ли он кого-нибудь с инициалами Л.Л.
His mind searched... Его разум искал.
Searched... Искал...
Retrieved - Нашёл:
"The Quibbler girl?" Harry whispered incredulously, and then shut his mouth. - Девочка из "Придиры"? - недоверчиво прошептал Гарри и захлопнул рот.
She was only ten years old, she shouldn't be in Hogwarts at all! Ей только десять лет, и её в принципе не должно быть в Хогвартсе!
Aftermath: Lesath Lestrange. * * * Послесловие: Лесат Лестрейндж.
Harry was standing in the unused classroom next to Transfiguration at 8AM, waiting, he'd at least managed to get some food into himself before facing the next disaster, Luna Lovegood... В восемь утра Г арри стоял в заброшенном классе, следующим за кабинетом Трансфигурации, и ждал. По крайней мере он успел немного поесть перед встречей с очередным бедствием - Луной Лавгуд...
The door to the classroom opened, and Harry saw, and gave himself a really hard mental kick. Дверь класса отворилась, и Гарри отвесил себе сильный мысленный пинок.
One more thing he hadn't thought of, one more thing he really should have. И об этом он тоже не подумал, хотя обязан был.
The older boy's green-trimmed formal robes were askew, there were red spots on them looking very much like small dots of fresh blood, and one corner of his mouth had the look of a place that had been cut and healed, by Episkey or some other minor medical Charm that didn't quite erase all the damage. Строгая мантия с зелёной оторочкой сидела на юноше криво, красные пятнышки на ней были очень похожи на крохотные капли свежей крови. Судя по всему, краешек его рта был чем-то порезан, а затем вылечен - с помощью Эпискей или какого-то другого слабого медицинского заклинания, которое не в состоянии полностью залечить рану.
Lesath Lestrange's face was streaked with tears, fresh tears and half-dried tears, and there was water in his eyes, a promise of still more on the way. Лицо Лесата Лестрейнджа было покрыто слезами. Свежими слезами, полувысохшими слезами, и в его глазах виднелась влага - знак того, что слёзы ещё не закончились.
"Quietus," said the older boy, and then "Homenum Revelio" and some other things, while Harry thought frantically and without much luck. - Квиетус, - произнёс юноша. - Хоменум ревелио. Он произнёс ещё несколько заклинаний. Гарри в это время отчаянно пытался что-то придумать, но тщетно.
And then Lesath lowered his wand and sheathed it in his robes, and slowly this time, formally, the older boy dropped to his knees on the dusty classroom floor. Затем Лесат опустил палочку и убрал её в складки мантии. После чего медленно опустился на колени на пыльный пол класса.
Bowed his head all the way down, until his forehead also touched the dust, and Harry would have spoken but he was voiceless. И столь же медленно склонился так, что его лоб коснулся пыли. Гарри хотел что-нибудь сказать, но потерял дар речи.
Lesath Lestrange said, in a breaking voice, Лесат Лестрейндж хрипло заговорил:
"My life is yours, my Lord, and my death as well." - Моя жизнь принадлежит вам, мой лорд, как и моя смерть.
"I," Harry said, there was a huge lump in his throat and he was having trouble speaking, "I -" didn't have anything to do with it, he should have been saying, should be saying right now, but then again the innocent Harry would have had trouble speaking too - - Я, - начал Гарри и запнулся. В горле застрял огромный комок и говорить было трудно. - Я... Не имею к этому никакого отношения, должен был сказать он, он должен был сказать это сразу же, но в то же время и невиновному Гарри было бы сложно вымолвить эти слова...
"Thank you," whispered Lesath, "thank you, my Lord, oh, thank you," the sound of a choked-off sob came from the kneeling boy, all Harry could see of him was the hair on the back of his head, nothing of his face. "I'm a fool, my Lord, an ungrateful bastard, unworthy to serve you, I cannot abase myself enough, for I - I shouted at you after you helped me, because I thought you were refusing me, and I didn't even realize until this morning that I'd been such a fool as to ask you in front of Longbottom -" - Спасибо вам, - прошептал Лесат, - спасибо, мой лорд, спасибо вам, - послышался звук сдавленных рыданий. Г арри не видел его лица, он мог видеть лишь затылок юноши. - Я глупец, мой лорд, я неблагодарный ублюдок, недостойный служить вам, не существует даже слов, которые могут описать мою низость, ибо я... я накричал на вас, когда вы помогли мне. Я думал, что вы отвергли мою мольбу, и до этого утра я даже не понимал, каким был дураком, что обратился к вам в присутствии Лонгботтома...
"I didn't have anything to do with it," Harry said. - Я не имею к этому никакого отношения, - сказал Гарри.
(It was still very hard to tell an outright lie like that.) (Подобная прямая ложь всё ещё давалась ему с трудом.)
Slowly Lesath raised his head from the floor, looked up at Harry. Лесат медленно оторвал голову от пола и посмотрел на Гарри.
"I understand, my Lord," said the older boy, his voice wavering a little, "you do not trust my cunning, and indeed I have shown myself a fool... I only wanted to say to you, that I am not ungrateful, that I know it must have been hard enough to save only one person, that they're alerted now, that you can't - get Father -but I am not ungrateful, I will never be ungrateful to you again. - Я понимаю, мой лорд, - голос юноши немного дрогнул. - Вы не доверяете моей хитрости, верно, я показал себя глупцом... Я лишь хочу сказать вам, что я понимаю, что такое благодарность, я понимаю, что наверняка даже одного человека спасти было ужасно трудно, что теперь они настороже, и вы теперь не сможете... спасти отца... но я благодарен вам и никогда больше не буду неблагодарным.
If ever you have a use for this unworthy servant, call me wherever I am, and I will answer, my Lord -" Если когда-нибудь вам понадобится такой недостойный слуга, дайте мне знать и, где бы я ни был, я приду, мой лорд...
"I was not involved in any way." - Я никаким образом в этом не замешан.
(But it got easier each time.) (Но с каждым разом становилось проще.)
Lesath gazed up at Harry, said uncertainly, Лесат пристально посмотрел на Гарри и неуверенно спросил:
"Am I dismissed from your presence, my Lord...?" - Мне позволено удалиться, мой лорд?..
"I am not your Lord." - Я не твой лорд.
Lesath said, - Да, мой лорд, я понимаю, - сказал Лесат.
"Yes, my Lord, I understand," and pushed himself back up from the floor, stood straight and bowed deeply, then backed away from Harry until he turned to open the classroom door. Он поднялся на ноги и низко поклонился, затем начал пятиться к двери, пока ему не пришлось повернуться, чтобы открыть её.
As Lesath's hand touched the doorknob, he paused. Когда его рука коснулась дверной ручки, он замер.
Harry couldn't see Lesath's face, as the older boy's voice said, Гарри не видел его лица.
"Did you send her to someone who would take care of her? - Вы послали кого-нибудь ухаживать за ней?
Did she ask about me at all?" Она спрашивала обо мне?
And Harry said, his voice perfectly level, "Please stop that. I was not involved in any way." - Пожалуйста, перестань. Я никаким образом в этом не замешан, - совершенно спокойным голосом повторил Гарри.
"Yes, my Lord, I'm sorry, my Lord," said Lesath's voice; and the Slytherin boy opened the door and went out and shut the door behind him. - Да, мой лорд, простите, мой лорд, - услышал он голос Лесата. Слизеринец открыл дверь, вышел и закрыл дверь за собой.
His feet sped up as he ran away, but not fast enough that Harry couldn't hear him start sobbing. Его шаги быстро стихли вдали, но не настолько быстро, чтобы Г арри не услышал, как Лесат опять начал всхлипывать.
Would I cry? wondered Harry. If I knew nothing, if I was innocent, would I cry right now? Стал бы я плакать? - спросил себя Гарри. - Если бы я ничего не знал, если бы я был невиновен, стал бы я сейчас плакать?
Harry didn't know, so he just kept looking at the door. Гарри не знал ответа, поэтому он просто смотрел на дверь.
And some unbelievably tactless part of him thought, Yay, we completed a quest and got a minion - И какая-то невероятно бестактная его часть подумала: Ха, мы выполнили квест и получили приспешника...
Shut up. Заткнись.
If you ever want to vote on anything ever again... shutup. Если ты хочешь ещё хоть раз получить право голоса... заткнись.
Aftermath, Amelia Bones: * * * Послесловие: Амелия Боунс.
"Then his life isn't in danger, I take it," said Amelia. - То есть его жизнь вне опасности, как я понимаю,- сказала Амелия.
The healer, a stern-eyed old man who wore his robes white (he was a Muggleborn and honoring some strange tradition of Muggles, of which Amelia had never asked, although privately she thought it made him look too much like a ghost), shook his head and said, Строгий пожилой целитель, одетый в белую мантию (он был маглорождённым и придерживался каких-то странных магловских традиций, о которых Амелия никогда не спрашивала, хотя в глубине души и считала, что в этой одежде он слишком похож на призрака), кивнул:
"Definitely not." - Я в этом уверен.
Amelia looked at the human form resting unconscious on the healer's bed, the burned and blasted flesh, the thin sheet that covered him for modesty's sake having been peeled back at her command. Амелия смотрела на человека, лежащего без сознания на больничной койке. Его тело было изранено и обожжено. Тонкую простыню, которая прикрывала его ради приличия, убрали по её приказу.
He might make a full recovery. Возможно, он полностью поправится.
He might not. Возможно, нет.
The healer had said it was too early to say. Целитель сказал, что слишком рано делать прогнозы.
Then Amelia looked at the other witch in the room, the detective. Амелия повернулась к другому человеку в комнате, ведьме-детективу:
"And you say," Amelia said, "that the burning matter was Transfigured from water, presumably in the form of ice." - И вы утверждаете, что горючее вещество было трансфигурировано из воды, предположительно в форме льда.
The detective nodded her head, and said, sounding puzzled, Детектив кивнула и немного недоумённо сказала:
"It could have been much worse, if not for -" - Всё могло быть гораздо хуже, если бы не...
"How very nice of them," she spat, and then pressed a weary hand to her forehead. - Как мило с их стороны, - съязвила Амелия. Она провела усталой рукой по лбу.
No... no, it had been intended as a kindness. Нет... нет, это наверняка задумывалось как милосердие.
By the final stage of the escape there would be no point in trying to fool anyone. На последнем этапе побега не было никакого смысла в попытках кого-нибудь одурачить.
Whoever had done this, then, had been trying to mitigate the damage - and they'd been thinking in terms of Aurors breathing the smoke, not of anyone being attacked with the fire. Кто бы это ни сделал, он скорее всего пытался минимизировать причиняемый вред, и он беспокоился даже не об опасности пламени, а о том, что авроры могут вдохнуть дым.
If it had been them still in control, no doubt, they would have steered the rocker more mercifully. Останься этот человек у руля, он бы, без сомнения, управлял рехетой более милосердно.
But Bellatrix Black had ridden the rocker out of Azkaban alone, all the watching Aurors had agreed on that, they'd had their Anti-Disillusionment Charms active and there had been only one woman on that rocker, though the rocker had sported two sets of stirrups. Но на рехете из Азкабана вылетела только Беллатриса Блэк, в этом сходились все наблюдавшие за побегом авроры. Все они использовали заклинание анти-Разнаваждения, и они видели лишь одну женщину, хотя рехета и была оборудована двумя парами стремян.
Some good and innocent person, capable of casting the Patronus Charm, had been tricked into rescuing Bellatrix Black. Какого-то доброго и невинного человека, способного вызвать патронуса, обманом заставили освобождать Беллатрису Блэк.
Some innocent had fought Bahry One-Hand, carefully subduing an experienced Auror without significantly injuring him. Кто-то невинный сражался с Бари Одноруким и победил опытного аврора, не причинив тому существенного вреда.
Some innocent had Transfigured the fuel for the Muggle artifact on which the two of them had been to ride out of Azkaban, making it from frozen water for the benefit of her Aurors. Кто-то невинный, трансфигурируя горючее для магловского артефакта, на котором двое должны были вылететь из Азкабана, взял за исходное вещество лёд, заботясь о её аврорах.
And then their usefulness to Bellatrix Black had ended. И на этом его полезность для Беллатрисы Блэк кончилась.
You would have expected anyone capable of subduing Bahry One-Hand to have foreseen that part. Можно было бы ожидать, что любой, способный победить Бари Однорукого, должен был предвидеть этот этап.
But then you wouldn't have expected anyone who could cast the Patronus Charm to try rescuing Bellatrix Black in the first place. Но прежде всего нельзя было ожидать, что человек, способный вызвать патронуса, вообще станет освобождать Беллатрису Блэк.
Amelia passed her hand down over her eyes, closing them for a moment in silent mourning. Амелия провела рукой по глазам, закрыв их на мгновение в тихой скорби.
I wonder who it was, and how You-Know-Who manipulated them... what story they could possibly have been told... Интересно, кто это был, и как Сами-Знаете-Кто им манипулировал... что за историю ему рассказали...
She didn't even realize until a moment later that the thought meant she was starting to believe. Она не сразу осознала, что сама эта мысль означает, что она начала верить.
Perhaps because, no matter how difficult it was to believe Dumbledore, it was becoming more difficult not to recognize the hand of that cold, dark intelligence. Возможно, потому, что как бы не было сложно поверить Дамблдору, ещё сложнее было не узнать почерк того самого холодного, тёмного разума.
Aftermath, Albus Dumbledore: * * * Послесловие: Альбус Дамблдор.
It might have been only fifty-seven seconds before breakfast ended and he might have needed four twists of his Time-Turner, but in the end, Albus Dumbledore did make it. До конца завтрака останется всего пятьдесят семь секунд, и ему ещё могли бы пригодиться эти четыре поворота Маховика времени, но Альбус Дамблдор всё же потратил их.
"Headmaster?" squeaked the polite voice of Professor Filius Flitwick, as the old wizard passed him by on his way to his seat. "Mr. Potter left a message for you." - Директор? - вежливо пропищал профессор Филиус Флитвик, когда старый волшебник проходил мимо него по пути к своему месту. -Мистер Поттер просил передать вам сообщение.
The old wizard stopped. He looked inquiringly at the Charms Professor. Старый волшебник остановился и вопросительно посмотрел на профессора заклинаний.
"Mr. Potter said that after he woke up, he realized how unfair had been the things he said to you after Fawkes screamed. - Мистер Поттер сказал, что, проснувшись, он осознал, как несправедливы были слова, которые он сказал вам после крика Фоукса.
Mr. Potter said that he wasn't saying anything about anything else, just apologizing for that one part." Мистер Поттер сказал, что по другим вопросам ему нечего добавить, он хочет извиниться лишь за эту часть.
The old wizard kept looking at his Charms Professor, and still did not speak. Старый волшебник продолжал смотреть на профессора заклинаний, по-прежнему не произнося ни слова.
"Headmaster?" squeaked Filius. - Директор? - пропищал Филиус.
"Tell him I said thank you," said Albus Dumbledore, "but that it is wiser to listen to phoenixes than to wise old wizards," and sat down at his place three seconds before all the food vanished. - Передайте ему, что я сказал спасибо, - произнёс наконец Альбус Дамблдор, - но мудрее слушать фениксов, чем старых мудрых волшебников. Он сел на своё место за три секунды до того, как вся еда исчезла.
Aftermath, Professor Quirrell: * * * Послесловие: профессор Квиррелл.
"No," Madam Pomfrey snapped at the child, "you may not see him! - Нет, - рявкнула на мальчика мадам Помфри, -тебе нельзя его видеть!
You may not pester him! Тебе нельзя его беспокоить!
You may not ask him one little question! Тебе нельзя задать ему один маленький вопрос!
He is to rest in bed and do nothing for at least three days!" Он должен соблюдать постельный режим и не делать ничего по меньшей мере три дня!
Aftermath, Minerva McGonagall: * * * Послесловие: Минерва МакГонагалл.
She was heading toward the infirmary, and Harry Potter was leaving it, when they passed each other. Они встретились, когда Минерва направлялась в больничное крыло, а Гарри Поттер уходил оттуда.
The look he gave her wasn't angry. Взгляд, которым он посмотрел на неё, не был сердитым.
It wasn't sad. Не был печальным.
It didn't say much at all. О нём совсем ничего нельзя было сказать.
It was like... like he was looking at her just long enough to make it clear that he wasn't deliberately avoiding looking at her. Это было похоже... как будто он посмотрел на неё лишь затем, чтобы показать, что он не избегает её взгляда.
And then he looked away before she could figure out what look to give him in return; as though he wanted to spare her that, as well. А затем он отвернулся, прежде чем она смогла решить, как она должна посмотреть в ответ. Как будто хотел избавить её от раздумий по этому поводу.
He didn't say anything as he walked past her. Проходя мимо, он ничего не сказал.
Neither did she. Она тоже.
What could there possibly be to say? Да и что вообще можно было сказать?
Aftermath, Fred and George Weasley: * * * Послесловие: Фред и Джордж Уизли.
They actually yelped out loud, when they turned the corner and saw Dumbledore. Когда они повернули за угол и увидели Дамблдора, они громко вскрикнули.
It wasn't that the Headmaster had popped up out of nowhere and was staring at them with a stern expression. Дело было не в том, что директор появился из ниоткуда и теперь сурово на них смотрел.
Dumbledore was always doing that. Дамблдор всегда так делал.
But the wizard was dressed in formal black robes and looking very ancient and very powerful and he was giving the two of them a SHARP LOOK. Но волшебник был одет в строгую чёрную мантию, выглядел очень древним и очень могущественным и одарил их ПРОНИЦАТЕЛЬНЫМ ВЗГЛЯДОМ.
"Fred and George Weasley!" spake Dumbledore in a Voice of Power. - Фред и Джордж Уизли! - прогремел Глас Силы.
"Yes, Headmaster!" they said, snapping upright and giving him a crisp military salute they'd seen in some old pictures. - Да, директор! - ответили близнецы, вытягиваясь по стойке смирно и чётко, по-военному салютуя -они видели, как это делается, на старых фотографиях.
"Hear me well! - Слушайте меня внимательно!
You are the friends of Harry Potter, is this so?" Вы друзья Гарри Поттера, это так?
"Yes, Headmaster!" - Да, директор!
"Harry Potter is in danger. - Гарри Поттер в опасности.
He must not go beyond the wards of Hogwarts. Он не должен выходить за пределы защитных чар Хогвартса.
Listen to me, sons of Weasley, I beg you listen: you know that I am as Gryffindor as yourselves, that I too know there are higher rules than rules. Слушайте, сыны Уизли, я умоляю выслушать меня. Вы знаете, я тоже гриффиндорец и тоже знаю, что есть правила выше, чем правила.
But this, Fred and George, this one thing is of the most terrible importance, there must be no exception this time, small or great! Но сейчас, Фред и Джордж, я говорю о вопросе чудовищной важности, и в этот раз не может быть исключений, больших или малых!
If you help Harry to leave Hogwarts he may die! Если вы поможете Гарри покинуть Хогвартс, он может погибнуть!
Does he send you on a mission, you may go, does he ask you to bring him items, you may help, but if he asks you to smuggle his own person out of Hogwarts, you must refuse! Если он даст вам поручение, вы можете идти, если он попросит вас принести ему что-нибудь, вы можете ему помочь, но если он попросит вас вывести его самого за пределы Хогвартса, вы должны отказаться!
Do you understand?" Вы поняли?
"Yes, Headmaster!" - Да, директор!
They said it without even thinking, really, and then exchanged uncertain looks with each other - Они ответили совершенно не задумываясь, после чего обменялись неуверенными взглядами...
The bright blue eyes of the Headmaster were intent upon them. Ярко-голубые глаза директора пристально их изучили.
"No. - Нет.
Not without thinking. Необдуманное согласие меня не устроит.
If Harry asks you to bring him out, you must refuse, if he asks you to tell him the way, you must refuse. Если Г арри попросит вас вывести его, вы должны отказаться. Если он попросит вас подсказать ему путь наружу, вы должны отказаться.
I will not ask you to report him to me, for that I know you would never do. Я не буду просить вас сообщить об этом мне, ибо знаю, что этого вы ни за что не сделаете.
But beg him on my behalf to go to me, if it is of such importance, and I will guard him as he walks. Но попросите его от моего имени прийти ко мне, если дело настолько важно, и я буду охранять его за пределами Хогвартса.
Fred, George, I am sorry to strain your friendship so, but it is his life." Фред, Джордж, мне жаль, что приходится просить вас так злоупотреблять вашей дружбой, но это вопрос его жизни.
The two of them looked at each other for a long while, not communicating, only thinking the same things at the same time. Близнецы несколько секунд смотрели друг на друга. Они не обменивались сообщениями, просто одновременно думали об одном и том же.
They looked back at Dumbledore. Затем они повернулись к Дамблдору.
They said, with a chill running through them as they spoke the name, "Bellatrix Black." - Беллатриса Блэк, - озвучили они, и по их спинам побежали мурашки.
"You may safely assume," said the Headmaster, "that it is at least that bad." - Можете с уверенностью полагать, - ответил директор, - что всё как минимум настолько плохо.
"Okay -" - Хорошо...
"- got it." - ...мы поняли.
Aftermath, Alastor Moody and Severus Snape: * * * Послесловие: Аластор Хмури и Северус Снейп.
When Alastor Moody had lost his eye, he had commandeered the services of a most erudite Ravenclaw, Samuel H. Lyall, whom Moody mistrusted slightly less than average because Moody had refrained from reporting him as an unregistered werewolf; and he had paid Lyall to compile a list of every known magical eye, and every known hint to their location. Когда Аластор Хмури потерял глаз, он обратился к услугам весьма учёного когтевранца - Самуэля Х. Лайелла - и заплатил ему, чтобы тот составил список всех известных магических глаз со всеми известными сведениями об их местоположении. Хмури не доверял Лайеллу чуть меньше, чем людям в среднем, поскольку тот был ему должен за то, что Хмури не сообщил в Министерство, что Лайелл - незарегистрированный оборотень.
When Moody had gotten the list back, he hadn't bothered reading most of it; because at the top of the list was the Eye of Vance, dating back to an era before Hogwarts, and currently in the possession of a powerful Dark Wizard ruling over some tiny forgotten hellhole that wasn't in Britain or anywhere else he'd have to worry about silly rules. Когда Хмури получил свой список, он даже не потрудился дочитать его до конца. Первым номером в нём значился Глаз Венака, созданный ещё в дохогвартсовскую эпоху. Им владел могущественный Тёмный Волшебник, правивший какой-то мелкой заброшенной дырой, которая была не в Британии и вообще не там, где нужно беспокоиться о всяких глупых правилах.
That was how Alastor Moody had lost his left foot and acquired the Eye of Vance, and how the oppressed souls of Urulat had been liberated for a period of around two weeks before another Dark Wizard moved in on the power vacuum. Так Аластор Хмури потерял свою левую ногу, но приобрёл Глаз Венака, а угнетённый народ Урулата получил свободу. Примерно на две недели. После чего другой Тёмный Волшебник заполнил образовавшийся вакуум власти.
He'd considered going after the Left Foot of Vance next, but had decided against it after he realized that would be just what they were expecting. Хмури подумывал после этого отправиться за Левой Ногой Венака, но затем отказался от этой идеи. Он понял, что именно этого они от него и ждут.
Now Mad-Eye Moody was turning slowly, always turning, surveying the graveyard of Little Hangleton. И вот сейчас Шизоглаз Хмури медленно поворачивался, осматривая кладбище Литтл Хэнглтона.
It should have been a lot gloomier, that place, but in the broad daylight it seemed like nothing but a grassy place marked by ordinary tombstones, demarcated by the chained twists of fragile, easily climbable metal that Muggles used instead of wards. (Moody could not comprehend what the Muggles were thinking on that score, if they were pretending to have wards, or what, and he had decided not to ask whether Muggle criminals respected the pretense.) Это место должно было быть гораздо мрачнее. Но в ярких лучах солнца оно казалось лишь поросшим травой пространством с обычными могильными камнями, разделёнными связанными фрагментами хрупкого металла, через который было легко перелезть и который маглы использовали вместо охранных чар. (Хмури не понимал, что маглы думают на этот счёт. Может, они притворяются, будто у них есть охранные чары? Он решил не интересоваться, что думают по этому поводу маглы-преступники.)
Moody didn't actually need to turn to survey the graveyard. На самом деле Хмури не нужно было поворачиваться, чтобы осмотреть кладбище.
The Eye of Vance saw the full globe of the world in every direction around him, no matter where it was pointing. Глаз Венака давал ему полный обзор во все стороны, вне зависимости от того, куда он был направлен.
But there was no particular reason to let a former Death Eater like Severus Snape know that. Но не было никаких причин показывать это бывшему Пожирателю Смерти Северусу Снейпу.
Sometimes people called Moody 'paranoid'. Некоторые называли Хмури параноиком.
Moody always told them to survive a hundred years of hunting Dark Wizards and then get back to him about that. Хмури всегда предлагал им сначала прожить сотню лет, охотясь на Тёмных Волшебников, а потом повторить ему эти слова.
Mad-Eye Moody had once worked out how long it had taken him, in retrospect, to achieve what he now considered a decent level of caution - weighed up how much experience it had taken him to get good instead of lucky - and had begun to suspect that most people died before they got there. Шизоглаз Хмури однажды задумался, как много времени прошло, прежде чем он достиг того, что теперь считал достойным уровнем предосторожности, - сколько нужно было пережить, чтобы стать умелым, а не удачливым. После этого он начал подозревать, что большинство умирает раньше, чем достигает этого уровня.
Moody had once expressed this thought to Lyall, who had done some ciphering and figuring, and told him that a typical Dark Wizard hunter would die, on average, eight and a half times along the way to becoming 'paranoid'. Как-то он поделился этой мыслью с Лайеллом, и тот исписал несколько свитков цифрами и графиками, после чего сказал, что типичный охотник на Тёмных Волшебников умрёт в среднем восемь с половиной раз, прежде чем станет "параноиком".
This explained a great deal, assuming Lyall wasn't lying. Это многое объясняло, если, конечно, Лайелл не лгал.
Yesterday, Albus Dumbledore had told Mad-Eye Moody that the Dark Lord had used unspeakable dark arts to survive the death of his body, and was now awake and abroad, seeking to regain his power and begin the Wizarding War anew. Вчера Альбус Дамблдор сказал Шизоглазу Хмури, что Тёмный Лорд с помощью неописуемо тёмных искусств пережил смерть своего тела. И теперь он вернулся к жизни, находится где-то за границей и ищет способ восстановить свои силы, чтобы опять начать Войну Волшебников.
Someone else might have reacted with incredulity. Кто-то другой мог отнестись к этому известию скептически.
"I can't believe you lot never told me about this resurrection thing," Mad-Eye Moody said with considerable acerbity. "D'you realize how long it'll take me to do the grave of every ancestor of every Dark Wizard I've ever killed who could've been smart enough to make a horcrux? - Не могу поверить, что вы не сказали мне раньше об этой ерунде с воскрешением, - довольно язвительно заявил Шизоглаз Хмури. -Представляешь, сколько мне придётся возиться с могилами всех предков всех Тёмных Волшебников, которых я убил и которые были достаточно умны, чтобы сделать крестраж?
You're not just now doing this one, are you?" Ты же это делаешь сейчас не в первый раз, так ведь?
"I redose this one every year," Severus Snape said calmly, uncapping the third flask of what the man had claimed would be seventeen bottles, and beginning to wave his wand over it. "The other ancestral graves we've been able to locate were poisoned with only the long-lasting substances, since some of us have less free time than yourself." - Эту могилу я обрабатываю каждый год, -спокойно ответил Северус Снейп. Он откупорил третий флакон из семнадцати (по его словам) и начал водить над ним палочкой. - Могилы других предков, которые мы сумели обнаружить, отравлены только веществами длительного действия. Не у всех столько свободного времени, как у вас.
Moody watched the fluid spiraling out of the vial and vanishing, to appear within the bones where marrow had once been. Хмури смотрел, как жидкость струится из бутылочки и исчезает, чтобы появиться внутри костей, где когда-то был костный мозг.
"But you think it's worth the effort of the trap, instead of just Vanishing the bones." - Но вы решили, что из этой могилы лучше сделать ловушку, а не просто уничтожить кости?
"He does have other avenues to life, should he perceive this one blocked," Snape said dryly, uncapping a fourth bottle. "And before you ask, it must be the original grave, the place of first burial, the bone removed during the ritual and not before. - У него есть и другие пути вернуться к жизни, если он обнаружит, что этот перекрыт, - сухо ответил Снейп, открывая четвёртую бутылочку. -Сразу скажу, что для ритуала нужна исходная могила - место первого захоронения. Кость должна быть извлечена во время ритуала, не раньше.
Thus he cannot have retrieved it earlier; and also there is no point in substituting the skeleton of a weaker ancestor. Поэтому он не мог достать её заранее. И нет смысла подменять скелет на останки более слабого предка.
He would notice it had lost all potency." Он заметит, что они потеряли всю силу.
"Who else knows about this trap?" Moody demanded. - Кто ещё знает об этой ловушке? - спросил Хмури.
"You. - Вы.
Me. Я.
The Headmaster. Директор.
No one else." Больше никто.
Moody snorted. Хмури фыркнул:
"Pfah. Did Albus tell Amelia, Bartemius, and that McGonagall woman about the resurrection ritual?" - Альбус рассказал Амелии, Бартемиусу и этой МакГонагалл о ритуале воскрешения?
"Yes -" - Да--
"If Voldie finds out that Albus knows about the resurrection ritual and that Albus told them, Voldie'll figure that Albus told me, and Voldie knows I'd think of this." Moody shook his head in disgust. "What're these other ways Voldie could come back to life?" - Если Волди выяснит, что Альбус знает о ритуале и что Альбус сказал о нём им, Волди поймёт, что Альбус сказал и мне, а Волди знает, что я об этом подумаю, - Хмури недовольно покачал головой. -Какими ещё путями Волди может вернуться к жизни?
Snape's hand paused on the fifth bottle (it was all Disillusioned, of course, the whole operation was Disillusioned, but that meant less than nothing to Moody, it just marked you in his Eye's sight as trying-to-hide), and the former Death Eater said, Рука Снейпа замерла на пятой бутылке (естественно, всё было под Разнаваждением, вся операция была под Разнаваждением, но это ничего не значило для Хмури, его Глаз просто помечал Снейпа и его бутылки как "пытающееся спрятаться"), и бывший Пожиратель Смерти проронил:
"You don't need to know." - Вам этого не нужно знать.
"You're learning, son," said Moody with mild approval. "What's in the bottles?" - Учишься, сынок, - с лёгким одобрением сказал Хмури. - Что в бутылках?
Snape opened the fifth bottle, gestured with his wand to begin the substance flowing toward the grave, and said, Снейп открыл пятый флакон, взмахнул палочкой, и жидкость начала растекаться по могиле.
"This one? - В этой?
A Muggle narcotic called LSD. Магловский наркотик, который называется ЛСД.
A conversation yesterday put me in mind of Muggle things, and LSD seemed the most interesting option, so I hurried to obtain some. Вчерашний разговор напомнил мне о магловских изобретениях, и ЛСД показался мне самым интересным вариантом, так что я поспешил достать немного.
If it is incorporated into the resurrection potion, I suspect its effects will be permanent." Если он войдёт в состав зелья для воскрешения, я полагаю, его действие будет вечным.
"What does it do?" said Moody. - Что он делает? - спросил Хмури.
"It is said that the effects are impossible to describe to anyone who has not used it," drawled Snape, "and I have not used it." - Говорят, что его эффект невозможно описать тем, кто его не употреблял, - протянул Снейп. - А я его не употреблял.
Moody nodded approval as Snape opened the sixth flask. Хмури одобрительно кивнул. Снейп открыл шестой флакон.
"What about that one?" - А здесь что?
"Love potion." - Любовный эликсир.
"Love potion?" said Moody. - Любовный эликсир? - переспросил Хмури.
"Not of the standard sort. - Необычный.
It is meant to trigger a two-way bond with an unbearably sweet Veela woman named Verdandi who the Headmaster hopes might be able to redeem even him, if they truly loved each other." Предполагается, что он создаёт двустороннюю связь с невыносимо прекрасной вейлой по имени Верданди. Директор надеется, что она способна заставить свернуть на сторону добра даже его, если они действительно полюбят друг друга.
"Gah!" said Moody. "That bloody sentimental fool -" - Ха! - фыркнул Хмури. - Этот чёртов сентиментальный дурак...
"Agreed," Severus Snape said calmly, his attention focused on his work. - Согласен, - спокойно сказал Северус Снейп, не отвлекаясь от работы.
"Tell me you've at least got some Malaclaw venom in there." - Скажи мне, что вы хотя бы добавили яд клешнепода.
"Second flask." - Второй флакон.
"Iocane powder." - Иоканский порошок?
"Either the fourteenth or fifteenth bottle." - То ли четырнадцатый, то ли пятнадцатый.
"Bahl's Stupefaction," Moody said, naming an extremely addictive narcotic with interesting side effects on people with Slytherin tendencies; Moody had once seen an addicted Dark Wizard go to ridiculous lengths to get a victim to lay hands on a certain exact portkey, instead of just having someone toss the target a trapped Knut on their next visit to town; and after going to all that work, the addict had gone to the further effort to lay a second Portus, on the same portkey, which had, on a second touch, transported the victim back to safety. - Ступор Баля? - спросил Хмури, вспомнив наркотик, вызывающий очень быстрое привыкание и интересные сторонние эффекты у людей со слизеринскими наклонностями. Хмури однажды видел пристрастившегося Тёмного мага, который приложил до смешного огромные усилия, чтобы жертва дотронулась до некоего определённого портключа, вместо того чтобы просто подсунуть ей зачарованный кнат во время визита в город. И, закончив с этим, маг приложил ещё больше усилий для наложения второго заклинания портала на тот же портключ, чтобы второе касание перенесло жертву обратно в безопасное место.
To this day, even taking the drug into account, Moody could not imagine what could have possibly been going through the man's mind at the time he had cast the second Portus. До сих пор, даже принимая в расчёт действие наркотика, Хмури не мог понять, что происходило в голове этого волшебника, когда он накладывал второе заклинание.
"Tenth vial," said Snape. - Десятый флакон, - ответил Снейп.
"Basilisk venom," offered Moody. - Яд василиска, - предложил Хмури.
"What?" spat Snape. "Snake venom is a positive component of the resurrection potion! - Что? - вскинулся Снейп. - Змеиный яд -положительный компонент для воскрешающего зелья!
Not to mention that it would dissolve the bone and all the other substances! Не говоря уже о том, что он растворяет кости и все прочие вещества!
And where would we even get -" И вообще, где мы возьмём...
"Calm down, son, I was just checking to see if you could be trusted." - Успокойся, сынок. Я просто проверял, можно ли тебе доверять.
Mad-Eye Moody continued his (secretly unnecessary) slow turning, surveying the graveyard, and the Potions Master continued pouring. Шизоглаз Хмури продолжил своё (на самом деле ненужное) медленное вращение, осматривая кладбище. Профессор зельеварения продолжил поливать могилу.
"Hold on," Moody said suddenly. "How do you know this is really where -" - Постой, - внезапно произнёс Хмури. - Откуда вы знаете, что именно здесь...
"Because it says 'Tom Riddle' on the easily moved headstone," Snape said dryly. "And I have just won ten Sickles from the Headmaster, who bet you would think of that before the fifth bottle. - Потому что здесь написано "Том Риддл". На надгробии, которое легко передвинуть, - сухо ответил Снейп. - И я только что выиграл десять сиклей у директора, который поставил на то, что вы подумаете об этом до пятого флакона.
So much for constant vigilance." Слишком медленно для постоянной бдительности.
There was a pause. Наступила тишина.
"How long did it take Albus to reali-" - Сколько времени потребовалось Альбусу, чтобы понять...
"Three years after we learned of the ritual," said Snape, in a tone not quite like his usual sardonic drawl. "In retrospect, we should have consulted you earlier." Snape uncapped the ninth bottle. "We poisoned all the other graves as well, with long-lasting substances," remarked the former Death Eater. "It is possible that we are in the correct graveyard. He may not have planned this far ahead back when he was slaughtering his family, and he cannot move the grave itself -" - Три года, после того как мы узнали о ритуале, -тон Снейпа немного отличался от его привычного сардонического растягивания слов. - Скорее всего, это то самое кладбище. Он мог и не планировать настолько вперёд, когда убивал свою семью, и он не мог переместить саму могилу...
"The true location doesn't look like a graveyard any more," Moody said flatly. "He moved all the other graves here and Memory-Charmed the Muggles. - Настоящее место больше не похоже на кладбище, - мрачно отрезал Хмури. - Он переместил все остальные могилы сюда и изменил память маглам.
Not even Bellatrix Black would be told anything about that until just before the ritual started. Даже Беллатрисе Блэк он ничего бы не сказал до начала ритуала.
No one knows the true location now except him." Никто кроме него не знает, где настоящая могила.
They continued their futile work. Они продолжили свою бессмысленную работу.
Aftermath, Blaise Zabini: * * * Послесловие: Блейз Забини.
The Slytherin common room could be accurately and precisely described as a remilitarized zone; the moment you stepped through the portrait hole you would see that the left half of the room was Definitely Not Talking to the right half and vice versa. Казалось, что по гостиной Слизерина проходит граница между странами, находящимися в состоянии холодной войны. Любой посетитель, прошедший через портрет, сразу заметил бы, что левая половина зала Совершенно Не Разговаривает с правой, и наоборот.
It was very clear, it did not need to be explained to anyone, that you did not have the option of not taking sides. Также было абсолютно ясно - и это никому не нужно было объяснять, - что вариант "не выбирать сторону" отсутствует.
At a table in the exact middle of the room, Blaise Zabini sat by himself, smirking as he did his homework. За столом, расположенным точно посередине зала, сидел Блейз Забини и, усмехаясь, делал домашнюю работу.
He had a reputation now, and meant to keep it. Теперь у него была определённая репутация, и он собирался её поддерживать.
Aftermath, Daphne Greengrass and Tracey Davis: * * * Послесловие: Дафна Гринграсс и Трейси Дэвис.
"You doing anything interesting today?" said Tracey. - Планируешь что-нибудь интересненькое на сегодня? - спросила Трейси.
"Nope," said Daphne. - Не-а, - ответила Дафна.
Aftermath, Harry Potter: * * * Послесловие: Гарри Поттер.
If you went high enough in Hogwarts, you didn't see many other people around, just corridors and windows and staircases and the occasional portrait, and now and then some interesting sight, such as a bronze statue of a furry creature like a small child, holding a peculiar flat spear... Если в Хогвартсе забраться достаточно высоко, то вокруг будет достаточно безлюдно - лишь коридоры, лестницы, окна, редкие портреты... Можно натолкнуться на что-нибудь интересное, вроде бронзовой статуи пушистого существа, похожего на ребёнка, со странным плоским копьём в лапах...
If you went high enough in Hogwarts, you didn't see many other people around, which suited Harry. Если в Хогвартсе забраться достаточно высоко, то вокруг будет достаточно безлюдно, и это сейчас полностью устраивало Гарри.
There were much worse places to be trapped, Harry supposed. Г арри понимал, что существуют места, где оказаться взаперти было бы гораздо хуже.
In fact you probably couldn't think of anywhere better to be trapped than an ancient castle with a fractal ever-changing structure that meant you couldn't ever run out of places to explore, full of interesting people and interesting books and incredibly important knowledge unknown to Muggle science. В самом деле, вряд ли можно представить место для заключения лучше, чем древний волшебный замок с фрактальной, всё время меняющейся структурой, что означает, что у него никогда не будет недостатка в новых местах, интересных людях и книгах, а также невероятно важных знаниях, неизвестных магловской науке.
If Harry hadn't been told that he couldn't leave, he probably would've jumped at the chance to spend more time in Hogwarts, he would've plotted and connived to get it. Если бы Г арри не сказали, что ему нельзя покидать этот замок, он бы прыгал от радости, узнав, что может провести в Хогвартсе больше времени. Он бы всеми хитростями и уловками добивался того, чтобы остаться здесь.
Hogwarts was literally optimal, not in all the realms of possibility maybe, but certainly on the real planet Earth, it was the Maximum Fun Location. Хогвартс был в буквальном смысле самым оптимальным местом на свете. Возможно, в других мирах и найдётся что-то получше, но точно не на Земле. Хогвартс был Максимально Интересным Местом.
How could the castle and its grounds seem so much smaller, so much more confining, how could the rest of the world become so much more interesting and important, the instant Harry had been told that he wasn't allowed to leave? Почему замок и его окрестности теперь кажутся настолько маленькими и ограниченными, почему остальной мир вдруг стал гораздо важнее и интереснее в тот самый миг, когда ему сказали, что покидать Хогвартс нельзя?
He'd spent months here and hadn't felt claustrophobic then. Он провёл здесь несколько месяцев и до сего дня совершенно не чувствовал клаустрофобии.
You know the research on this, observed some part of himself, it's just standard scarcity effects, like that time where as soon as a county outlawed phosphate detergents, people who'd never cared before drove to the next county in order to buy huge loads of phosphate detergent, and surveys showed that they rated phosphate detergents as gentler and more effective and even easier-pouring... and if you give two-year-olds a choice between a toy in the open and one protected by a barrier they can go around, they'll ignore the toy in the open and go for the one behind the barrier... salespeople know that they can sell things just by telling the customer it might not be available... it was all in Cialdini's book Influence, everything you're feeling right now, the grass is always greener on the side that's not allowed. Ты знаешь об исследованиях этого явления, -заметила некая часть его разума, - это просто обычный эффект дефицита. Например, в одном округе запретили чистящие средства, содержащие фосфаты, и люди, которые до того никогда не задумывались, какое чистящее средство лучше, начали специально ездить в соседние районы, чтобы покупать чистящие средства с фосфатами в огромных количествах. Опросы показали: они начали считать, что фосфатосодержащие чистящие средства мягче, эффективней и даже легче смываются... Если двухлетнему ребёнку предложить выбор между игрушкой, лежащей перед ним, и игрушкой, находящейся за ограждением, он проигнорирует игрушку перед ним и будет стремиться к труднодоступной... Продавцы знают, что можно продать больше, заявив, что количество товара ограничено... То, что ты чувствуешь сейчас, описано в книге "Психология влияния" Роберта Чалдини: трава всегда зеленее там, куда тебе нельзя.
If Harry hadn't been told that he couldn't leave, he probably would've jumped at the chance to stay at Hogwarts over the summer... Если бы Г арри не сказали, что ему нельзя покидать этот замок, он бы прыгал от радости, что может провести в Хогвартсе лето...
...but not the rest of his life. ...но не всю оставшуюся жизнь.
That was sort of the problem, really. В этом-то и заключалась проблема.
Who knew whether there was still a Dark Lord Voldemort for him to defeat? Откуда известно, что Тёмный Лорд, которого ему предстоит победить, действительно существует?
Who knew whether He-Who-Must-Not-Be-Named still existed outside of the imagination of a possibly-not-just-pretending-to-be-crazy old wizard? Откуда известно, что Тот-Кого-Нельзя-Называть существует не только в воображении возможно-не-только-притворяющегося-сумасшедш шим старого волшебника?
Lord Voldemort's body had been found burned to a crisp, there couldn't really be such things as souls. Тело Лорда Волдеморта нашли сгоревшим почти дотла, а такого явления как души на самом деле существовать не может.
How could Lord Voldemort still be alive? Как тогда Тёмный Лорд может всё ещё оставаться в живых?
How did Dumbledore know that he was alive? Откуда Дамблдор знает, что он жив?
And if there wasn't a Dark Lord, Harry couldn't defeat him, and he would be trapped in Hogwarts forever. И если Тёмного Лорда не существует, то Гарри не сможет победить его, а значит, он будет заперт в Хогвартсе целую вечность.
...maybe he would be legally allowed to escape after he graduated his seventh year, six years and four months and three weeks from now. ...возможно, после окончания седьмого курса ему позволят покинуть эти стены, шесть лет, четыре месяца и три недели спустя, считая с сегодняшнего дня.
It wasn't that long as lengths of time went, it only seemed like long enough for protons to decay. Это не так уж долго, ему только кажется, что этого времени достаточно, чтобы даже протоны распались.
Only it wasn't just that. Однако проблема была не только в этом.
It wasn't just Harry's freedom that was at stake. На кону стояла не только его свобода.
The Headmaster of Hogwarts, the Chief Warlock of the Wizengamot, the Supreme Mugwump of the International Confederation of Wizards, was quietly sounding the alarm. Директор Хогвартса, Верховный чародей Визенгамота и председатель Международной Конфедерации Магов тайно поднял тревогу.
A false alarm. Ложную тревогу.
A false alarm which Harry had triggered. Поднял ложную тревогу по вине Гарри.
You know, said the part of him that refined his skills, didn't you sort of ponder, once, how every different profession has a different way to be excellent, how an excellent teacher isn't like an excellent plumber; but they all have in common certain methods of not being stupid; and that one of the most important such techniques is to face up to your little mistakes before they turn into BIG mistakes? Знаешь, - сказала его часть, отвечающая за самосовершенствование, - ты ведь размышлял однажды над тем, что в разных областях профессионализм достигается по-разному, что блестящий учитель отличается от блестящего сантехника. Но для любых областей существуют определённые общие способы, как не совершать глупости. И один из наиболее важных навыков -это умение признавать свои маленькие ошибки до того, как они перерастут в БОЛЬШИЕ.
...although this already seemed to qualify as a BIG mistake, actually... ...хотя эту ошибку уже можно назвать БОЛЬШОЙ...
The point being, said his inner monitor, it's getting worse literally by the minute. Проблема в том, - заметил внутренний наблюдатель, - что ситуация буквально с каждой минутой становится всё хуже.
The way spies turn people is, they get them to commit a little sin, and then they use the little sin to blackmail them into a bigger sin, and then they use THAT sin to make them do even bigger things and then the blackmailer owns their soul. Вспомни, как шпионы заставляют людей работать на них: сначала они подталкивают людей к совершению маленького проступка, затем шантажируют их этим проступком, чтобы те совершили проступок побольше, и затем уже с помощью ЭТОГО проступка подталкивают к ещё большему, и тогда жертва оказывается полностью во власти шантажиста.
Didn't you once think about how the person being blackmailed, if they could foresee the whole path, would just decide to take the punch on the first step, take the hit of exposing that first sin? Ведь ты же размышлял о том, что если бы человек мог предвидеть весь этот путь, то он бы просто провёл черту на первом шаге и принял бы наказание за самый первый проступок?
Didn't you decide that you would do that, if anyone ever tried to blackmail you into doing something major in order to conceal something little? Разве не решил ты тогда поступать так, если кто-нибудь когда-нибудь попытается шантажом заставить тебя совершить что-то серьёзное ради сокрытия чего-то мелкого?
Do you see the similarity here, Harry James Potter-Evans-Verres? Неужели ты не видишь сходства, Гарри Джеймс Поттер-Эванс-Веррес?
Only it wasn't little, it already wasn't little, there would be a lot of very powerful people extremely angry at Harry, not just for the false alarm but for freeing Bellatrix from Azkaban, if the Dark Lord did exist and did come after him later, that war might already be lost - Только это не мелкий проступок, это уже не мелкий проступок, и множество очень могущественных людей будут безумно рассержены на Г арри. И не столько из-за ложной тревоги, сколько из-за освобождения Беллатрисы из Азкабана, и если Тёмный Лорд действительно существует и однажды придёт за ним, то, возможно, получится, что он уже проиграл войну...
You don't think they'll be impressed by your honesty and rationality and foresight in stopping this before it snowballs even further? Ты не думаешь, что они будут сражены твоей честностью, рациональностью и дальновидностью, благодаря которым ты остановил этот снежный ком до того, как он превратился в лавину?
Harry did not, in fact, think this; and after a moment's reflection, whichever part of himself he was talking to, had to agree that this was absurdly optimistic. Гарри так не думал, и после нескольких секунд раздумий та его часть, с которой он говорил, согласилась, что эта идея до смешного оптимистична.
His wandering feet took him near an open window, and Harry went over, and leaned his arms on the ledge, and stared down at the grounds of Hogwarts from high above. Его бесцельная прогулка закончилась у открытого окна. Гарри подошёл к нему, и, облокотившись на подоконник, посмотрел с высоты вниз, на земли Хогвартса.
Brown that was barren trees, yellow that was dead grass, ice-colored ice that was frozen creeks and frozen streams... whichever school official had dubbed it 'The Forbidden Forest' really hadn't understood marketing, the name just made you want to go there even more. Коричневое - это голые деревья, жёлтое - мёртвая трава, лёд цвета льда - замёрзшие речки и ручейки... Тот, кто окрестил это "Запретным лесом", совершенно точно не разбирался в маркетинге: само название уже рождало желание попасть туда.
The sun was sinking in the sky, for Harry had been thinking for some hours now, thinking mostly the same thoughts over and over, but with key differences each time, like his thoughts were not going in circles, but climbing a spiral, or descending it. Солнце в небе начинало опускаться - у Г арри уже несколько часов в голове прокручивались одни и те же мысли, правда не по кругу, а скорее по спирали, то поднимаясь вверх, то нисходя вниз.
He still couldn't believe that he'd gone through the entire thing with Azkaban - he'd switched off his Patronus before it took all his life, he'd stunned an Auror, he'd figured out how to hide Bella from the Dementors, he'd faced down twelve Dementors and scared them away, he'd invented the rocket-assisted broomstick, and ridden it - he'd gone through the entire thing without ever once rallying himself by thinking, I have to do this... because... I promised Hermione I'd come back from lunch! Он до сих пор не мог поверить, что прошёл через все испытания Азкабана - убрал своего патронуса до того, как тот вытянул всю его жизненную силу, оглушил аврора, нашёл способ скрыть Беллу от дементоров, встретился с дюжиной дементоров и отпугнул их, изобрёл метлу на ракетном двигателе и летал на ней - он прошёл через всё это, ни разу не подстегнув себя мыслью: "Я должен это сделать... потому что... я обещал Гермионе вернуться с обеда!"
It felt like an irrevocably missed opportunity; like, having done it wrong that time, he would never be able to get it right no matter what sort of challenge he faced next time, or what promise he made. Казалось, возможность эта была безвозвратно утеряна, словно не сделав это тогда, он уже никогда не сможет сделать это правильно, не важно, какие ещё испытания ждут его впереди и какие обещания он даст.
Because then he would just be doing it awkwardly and deliberately to make up for having missed it the first time around, instead of making the heroic declarations he could've made if he'd remembered his promise to Hermione. Потому что в следующий раз уже выйдет просто неуклюжая попытка наверстать упущенное в первый раз, а не героическое заявление, которое получилось бы, вспомни он о своём обещании.
Like that one wrong turn was irrevocable, you only got one chance, had to do it right on the first try... Словно этот неверный ход уже был необратим: даётся лишь один шанс, всё правильно можно сделать только с первой попытки...
He should've remembered that promise to Hermione before going to Azkaban. Он должен был вспомнить о своём обещании Гермионе перед тем, как отправиться в Азкабан.
Why had he decided to do that, again? И всё же, почему он вообще решился на это?
My working hypothesis is that you're stupid, said Hufflepuff. Моя рабочая гипотеза - потому что ты идиот, -сказал пуффендуец.
That is not a useful fault analysis, thought Harry. Это не конструктивный анализ ошибок, - подумал Гарри.
If you want a little more detail, said Hufflepuff, the Defense Professor of Hogwarts was all like Если ты хочешь подробностей, - ответил пуффендуец, - то профессор Защиты Хогвартса сказал что-то вроде:
'Let's get Bellatrix Black out of Azkaban!' and you were like "Давай вытащим Беллатрису из Азкабана!" и ты такой:
' Okay!' "Давай!"
Hold on, THAT'S not fair - Постой, ЭТО не честно...
Hey, said Hufflepuff, notice how, once you're all the way up here, and the individual trees sort of blur together, you can actually see the shape of the forest? Эй, - продолжил пуффендуец, - обрати внимание, с этой высоты отдельные деревья не видны и теперь можно увидеть лес в целом.
Why had he done it...? Почему он это сделал?..
Not because of any cost-benefit calculation, that was for sure. Можно с уверенностью сказать, что он пошёл на это не из прагматичного расчёта.
He'd been too embarrassed to pull out a sheet of paper and start calculating expected utilities, he'd worried that Professor Quirrell would stop respecting him if he said no or even hesitated too much to help a maiden in distress. Ему было неудобно достать лист бумаги и подсчитать все плюсы и минусы. Он боялся, что профессор Квиррелл перестанет его уважать, если он скажет "нет" или будет излишне колебаться -ведь речь шла о спасении девы в беде.
He'd thought, somewhere deep inside him, that if your mysterious teacher offered you the first mission, the first chance, the call to adventure, and you said no, then your mysterious teacher walked away from you in disgust, and you never got another chance to be a hero... Где-то в глубинах его сознания затаилась мысль, что если твой таинственный учитель предлагает тебе первую миссию, первый шанс поучаствовать в приключении, и ты ответишь "нет", то таинственный учитель с отвращением отвернётся, и у тебя никогда больше не будет шанса стать героем...
...yeah, that had been it. ...да, всё так и было.
In retrospect, that had been it. Сейчас это очевидно.
He'd gone and started thinking his life had a plot and here was a plot twist, as opposed to, oh, say, here was a proposal to break Bellatrix Black out of Azkaban. Он начал мыслить в режиме "Моя жизнь идёт по сценарию, и я подошёл к очередной сюжетной развилке", а не, скажем, в режиме "Ага, вот тут у нас поступило предложение освободить Беллатрису Блэк из Азкабана".
That had been the true and original reason for the decision in the split second where it had been made, his brain perceptually recognizing the narrative where he said 'no' as dissonant. Вот истинная, первоначальная причина его решения в ту секунду, когда он его принял. Его мозг распознал сюжет, в котором слово "нет" прозвучало бы диссонансом.
And when you thought about it, that wasn't a rational way to make decisions. И если подумать, то понятно, что это нерациональный путь принятия решений.
Professor Quirrell's ulterior motive to obtain the last remains of Slytherin's lost lore, before Bellatrix died and it was irrevocably forgotten, seemed impressively sane by comparison; a benefit commensurate with what had appeared at the time as a small risk. По сравнению с этим скрытый мотив профессора Квиррелла - заполучить остатки утраченного наследия Слизерина, пока Беллатриса жива -выглядит впечатляюще разумным. В его случае выгода была соизмерима с риском, казавшимся тогда небольшим.
It didn't seem fair, it didn't seem fair, that this was what happened if he lost his grip on his rationality for just a tiny fraction of a second, the tiny fraction of a second required for his brain to decide to be more comfortable with 'yes' arguments than 'no' arguments during the discussion that had followed. Это несправедливо, просто несправедливо. Стоило ему на долю секунды забыть о рациональности, как его мозг за эту долю секунды решил, что аргументы "за" для него комфортней, чем аргументы "против".
From high above, far enough above that the individual trees blurred together, Harry stared out at the forest. С высоты, откуда деревья сливались в одно пятно, Гарри смотрел на лес.
Harry didn't want to confess and ruin his reputation forever and get everyone angry at him and maybe end up killed by the Dark Lord later. Он не хотел признаться в содеянном и тем самым навеки уничтожить свою репутацию. Не хотел, чтобы все разозлились на него, и не хотел погибнуть от руки Тёмного Лорда.
He'd rather be trapped in Hogwarts for six years than face that. Уж лучше оказаться запертым в Хогвартсе на шесть лет.
That was how he felt. And so it was in fact helpful, a relief, to be able to cling to a single decisive factor, which was that if Harry confessed, Professor Quirrell would go to Azkaban and die there. И облегчением была возможность вцепиться в единственный решающий фактор: если он сознается, то профессор Квиррелл окажется в Азкабане и там и умрёт.
(A catch, a break, a stutter in Harry's breathing.) (У Гарри перехватило дыхание.)
If you phrased it that way... why, you could even pretend to be a hero, instead of a coward. Если говорить об этом так... что ж, можно даже сделать вид, что ты герой, а не трус.
Harry lifted his eyes from the Forbidden Forest, looked up at the clear blue forbidden sky. Г арри оторвал взгляд от Запретного леса и посмотрел в голубое запретное небо.
Stared out the glass panes at the big bright burning thing, the fluffy things, the mysterious endless blue in which they were embedded, that strange new unknown place. Сквозь стекло он смотрел на большое яркое пылающее нечто, на пушистые штуки, на таинственную бесконечную синеву, в которой они располагались. Странное, новое, неизвестное место.
It... actually did help, it helped quite a lot, to think that his own troubles were nothing compared to being in Azkaban. Его проблемы - ничто по сравнению с заключением в Азкабане. Он это понял, и... ему стало легче. Намного легче.
That there were people in the world who were really in trouble and Harry Potter was not one of them. В мире есть люди, которые по-настоящему в беде, и Гарри Поттер не в их числе.
What was he going to do about Azkaban? Как он поступит с Азкабаном?
What was he going to do about magical Britain? Как он поступит с магической Британией?
...which side was he on, now? ...на чьей он теперь стороне?
In the bright light of day, everything that Albus Dumbledore had said certainly sounded a lot wiser than Professor Quirrell. В ярком свете дня то, что говорил Альбус Дамблдор, звучало гораздо разумней, чем доводы профессора Квиррелла.
Better and brighter, more moral, more convenient, wouldn't it be nice if it were true. Светлей и лучше, этичнее, убедительнее. Было бы замечательно, если бы его слова оказались правдой.
And the thing to remember was that Dumbledore believed things because they sounded nice, but Professor Quirrell was the one who was sane. Но нужно помнить: Дамблдор верит в то, что хорошо звучит, но здравым смыслом из них двоих обладает именно профессор Квиррелл.
(Again the catch in his breathing, it happened each time he thought of Professor Quirrell.) (У Гарри опять перехватило дыхание - как и всякий раз, когда он думал о профессоре Квиррелле.)
But just because something sounded nice, didn't make it wrong, either. Тем не менее, если что-то хорошо звучит, это ещё не значит, что оно неверно.
And if the Defense Professor did have a flaw in his sanity, it was that his outlook on life was too negative. Если и есть изъян в рациональности профессора Защиты, то заключается он в том, что его взгляд на жизнь слишком негативен.
Really? inquired the part of Harry that had read eighteen million experimental results about people being too optimistic and overconfident. Professor Quirrell is too pessimistic? Правда? - осведомилась та часть Гарри, которая читала о восемнадцати миллионах экспериментальных результатов, утверждающих, что люди слишком оптимистичны и слишком самоуверенны. - Профессор Квиррелл излишне пессимистичен?
So pessimistic that his expectations routinely undershoot reality? Настолько пессимистичен, что реальность регулярно превосходит его ожидания?
Stuff him and put him in a museum, he's unique. Сделай из него чучело и отправь в музей, он уникален.
Which one of you two planned the perfect crime, and then put in all the error margin and fallbacks that ended up saving your butt, just in case the perfect crime went wrong? Кто из вас двоих спланировал идеальное преступление и при этом заложил в него такой запас прочности - просто на случай, если идеальное преступление пойдёт не так, - что это в итоге спасло твою задницу?
Hint hint, his name wasn't Harry Potter. Подсказка: его зовут не Гарри Поттер.
But "pessimistic" wasn't the correct word to describe Professor Quirrell's problem - if a problem it truly was, and not the superior wisdom of experience. Но слово "пессимистичный" не совсем описывало проблему профессора Квиррелла - если, конечно, это вообще была проблема, а не недосягаемая мудрость, приобретённая с опытом.
But to Harry it looked like Professor Quirrell was constantly interpreting everything in the worst possible light. Г арри казалось, что профессор Квиррелл постоянно воспринимает всё в самом худшем свете.
If you handed Professor Quirrell a glass that was 90% full, he'd tell you that the 10% empty part proved that no one really cared about water. Если дать ему стакан, на 90% полный, он скажет, что пустые 10% подтверждают, что никому вообще нет дела до воды.
That was a very good analogy, now that Harry thought about it. Гарри подумал, что это очень хорошая аналогия.
Not all of magical Britain was like Azkaban, that glass was well over half full... Не вся магическая Британия похожа на Азкабан, этот стакан полон гораздо больше, чем наполовину...
Harry stared up at the bright blue sky. Он смотрел в яркое синее небо.
...although, following the analogy, if Azkaban existed, then maybe it did prove that the 90% good part was there for other reasons, people trying to make a show of kindness as Professor Quirrell had put it. ...хотя, продолжая аналогию, если Азкабан существует, то это, возможно, доказывает, что 90% хорошего существует по другим причинам, например, потому что люди хотят продемонстрировать доброту, как выразился профессор Квиррелл.
For if they were truly kind they would not have made Azkaban, they would storm the fortress to tear it down... wouldn't they? Ведь если бы они были по-настоящему добры, они бы не построили Азкабан, они бы взяли крепость штурмом и разрушили бы её... правда же?
Harry stared up at the bright blue sky. Гарри смотрел в яркое синее небо.
If you wanted to be a rationalist you had to read an awful lot of papers on flaws in human nature, and some of those flaws were innocent logical failures, and some of them looked a lot darker. Желающий стать рационалистом обязан прочесть ужасно много статей о недостатках человеческой натуры. Некоторые из этих недостатков приводят к невинным логическим ошибкам, но другие выглядят гораздо мрачнее.
Harry stared up at the bright blue sky, and thought of the Milgram experiment. Гарри смотрел в яркое синее небо и думал об эксперименте Милгрэма.
Stanley Milgram had done it to investigate the causes of World War II, to try to understand why the citizens of Germany had obeyed Hitler. Стэнли Милгрэм поставил его, чтобы изучить причины второй мировой войны, чтобы попытаться понять, почему жители Германии подчинялись Гитлеру.
So he had designed an experiment to investigate obedience, to see if Germans were, for some reason, more liable to obey harmful orders from authority figures. Он разработал эксперимент для изучения подчинения. Милгрэм хотел выяснить, не были ли немцы по каким-то причинам более склонны подчиняться преступным приказам от авторитетных лиц.
First he'd run a pilot version of his experiment on American subjects, as a control. Сперва Милгрэм провёл пробную версию эксперимента на американцах в качестве контрольной.
And afterward he hadn't bothered trying it in Germany. И после этого счёл излишним ехать в Германию.
Experimental apparatus: A series of 30 switches set in a horizontal line, with labels starting at '15 volts' and going up to '450 volts', with labels for each group of four switches. Экспериментальная установка: группа из тридцати переключателей с пометками, начинающимися от "15 вольт" и заканчивающихся на "450 вольт".
The first group of four labeled 'Slight Shock', the sixth group labeled 'Extreme Intensity Shock', the seventh group labeled 'Danger: Severe Shock', and the two last switches left over labeled just 'XXX'. Переключатели разбиты на группы по четыре, и каждая группа подписана дополнительно: например, первая группа из четырёх переключателей подписана как "Слабый удар", шестая - "Крайне интенсивный удар", седьмая -"Опасно: труднопереносимый удар". Последние два переключателя помечены просто как "ХХХ".
And an actor, a confederate of the experimenter, who had appeared to the true subjects to be someone just like them: someone who had answered the same ad for participants in an experiment on learning, and who had lost a (rigged) lottery and been strapped into a chair, along with the electrodes. Экспериментатору помогал актёр, изображавший, что он такой же участник эксперимента, как и настоящий испытуемый - как будто он откликнулся на то же объявление о поиске участников эксперимента. Актёр проигрывал (подстроенную) лотерею и оказывался привязанным к стулу с электродами.
The true experimental subjects had been given a slight shock from the electrodes, just so that they could see that it worked. Настоящему испытуемому давали слабый удар током, чтобы он убедился, что установка работает.
The true subject had been told that the experiment was on the effects of punishment on learning and memory, and that part of the test was to see if it made a difference what sort of person administered the punishment; and that the person strapped to the chair would try to memorize sets of word pairs, and that each time the 'learner' got one wrong, the 'teacher' was to administer a successively stronger shock. Настоящему испытуемому говорили, что эксперимент изучает воздействие наказания на обучаемость и память, и эта часть эксперимента проверяет, имеет ли значение, какой человек производит наказание. Говорили, что человек, привязанный к стулу, будет пытаться запоминать наборы из пар слов, и каждый раз, когда "обучаемый" даёт неправильный ответ, "учитель" должен применять всё более сильный удар током.
At the 300-volt level, the actor would stop trying to call out answers and begin kicking at the wall, after which the experimenter would instruct the subjects to treat non-answers as wrong answers and continue. На 300 вольтах актёр прекращал попытки отвечать на вопросы и начинал стучать в стену, после чего экспериментатор говорил испытуемым, чтобы они трактовали отсутствие ответа как неправильный ответ и продолжали.
At the 315-volt level the pounding on the wall would be repeated. На 315 вольтах удары в стену продолжались.
After that nothing would be heard. При дальнейшем увеличении силы тока звуки за стеной прекращались.
If the subject objected or refused to press a switch, the experimenter, maintaining an impassive demeanor and dressed in a gray lab coat, would say 'Please continue', then 'The experiment requires that you continue', then 'It is absolutely essential that you continue', then 'You have no other choice, you must go on'. Если испытуемый возражал или отказывался нажимать переключатель, экспериментатор в сером лабораторном халате невозмутимо говорил: "Пожалуйста, продолжайте", если это не помогало: "Эксперимент требует, чтобы вы продолжали", затем: "Совершено необходимо, чтобы вы продолжали", затем: "У вас нет другого выбора, вы должны продолжить".
If the fourth prod still didn't work, the experiment halted there. Если после четырёх понуканий испытуемый по-прежнему отказывался, эксперимент прекращали.
Before running the experiment, Milgram had described the experimental setup, and then asked fourteen psychology seniors what percentage of subjects they thought would go all the way up to the 450-volt level, what percentage of subjects would press the last of the two switches marked XXX, after the victim had stopped responding. Прежде чем начать эксперимент, Милгрэм описал его четырнадцати психологам и попросил их оценить, какой процент испытуемых, на их взгляд, доведёт дело до 450-вольтового переключателя, какой процент испытуемых нажмёт на два последних переключателя с надписями "ХХХ", уже после того, как жертва перестанет реагировать.
The most pessimistic answer had been 3%. Самая пессимистичная оценка была 3%.
The actual number had been 26 out of 40. Фактическое значение оказалось 26 из 40.
The subjects had sweated, groaned, stuttered, laughed nervously, bitten their lips, dug their fingernails into their flesh. Испытуемые потели, вздыхали, заикались, нервно смеялись, закусывали губы, стискивали кулаки.
But at the experimenter's prompting, they had, most of them, gone on administering what they believed to be painful, dangerous, possibly lethal electrical shocks. Но по требованию экспериментатора большинство из них продолжали нажимать на переключатели, вызывающие, как они сами считали, болезненные, опасные, возможно, смертельные электрические разряды.
All the way to the end. До самого конца.
Harry could hear Professor Quirrell laughing, in his mind; the Defense Professor's voice saying something along the lines of: Why, Mr. Potter, even I had not been so cynical; I knew men would betray their most cherished principles for money and power, but I did not realize that a stern look also sufficed. В голове у Гарри раздался смех профессора Квиррелла и его голос произнёс: Мистер Поттер, пожалуй, даже я никогда не был настолько циничным. Я знал, что люди предают свои самые лелеемые принципы ради денег и власти, но я не подозревал, что для этого достаточно и строгого взгляда.
It was dangerous, to try and guess at evolutionary psychology if you weren't a professional evolutionary psychologist; but when Harry had read about the Milgram experiment, the thought had occurred to him that situations like this had probably arisen many times in the ancestral environment, and that most potential ancestors who'd tried to disobey Authority were dead. Or that they had, at least, done less well for themselves than the obedient. Не будучи профессиональным специалистом в области эволюционной психологии, было рискованно гадать на эту тему, но когда Гарри прочитал про эксперимент Милгрэма, ему пришла в голову мысль, что подобные ситуации многократно возникали в древности, и большинство людей, пытавшихся сопротивляться власти, были или уничтожены, не оставив потомков, или, по крайней мере, жили не так хорошо, как послушные.
People thought themselves good and moral, but when push came to shove, some switch flipped in their brain, and it was suddenly a lot harder to heroically defy Authority than they thought. Люди могли считать себя хорошими и благородными, но, когда им давали пинка, какой-то переключатель срабатывал у них в голове, и внезапно им становилось значительно труднее оказывать героическое сопротивление власти.
Even if you could do it, it wouldn't be easy, it wouldn't be some effortless display of heroism. Даже если вы сможете сопротивляться, это будет непросто, это не будет непринуждённой демонстрацией героизма.
You would tremble, your voice would break, you would be afraid; would you be able to defy Authority even then? Вы будете дрожать, заикаться, вас охватит страх. Станете ли вы и тогда противостоять власти?
Harry blinked, then; because his brain had just made the connection between Milgram's experiment and what Hermione had done on her first day of Defense class, she'd refused to shoot a fellow student, even when Authority had told her that she must, she had trembled and been afraid but she had still refused. Гарри моргнул. Его мозг только сейчас осознал сходство между экспериментом Милгрэма и тем, что сделала Г ермиона на первом уроке по Защите. Она отказалась стрелять в своего однокурсника, даже когда власть заявила ей, что она должна это сделать. Гермиона дрожала, была напугана, но тем не менее отказалась стрелять.
Harry had seen that happen right in front of his own eyes and he still hadn't made the connection until now... Всё это происходило прямо перед Гарри, но он осознал это сходство только сейчас...
Harry stared down at the reddening horizon, the Sun was sinking lower, the sky fading, darkening, even if most of it was still blue, soon it would turn to night. Гарри смотрел на алеющий горизонт. Солнце опускалось ниже, небо темнело, хотя пока большая его часть оставалась синим. Скоро наступит ночь.
The gold and red colors of Sun and sunset reminded him of Fawkes; and Harry wondered, for a moment, if it must be a sad thing to be a phoenix, and call and cry and scream without being heeded. Золотые и красные цвета солнца и заката напомнили Г арри о Фоуксе, и мальчик на секунду задумался: ведь, наверное, очень печально быть фениксом - взывать и кричать, когда никто на это не обращает внимания.
But Fawkes would never give up, as many times as he died he would always be reborn, for Fawkes was a being of light and fire, and despairing over Azkaban belonged to the darkness just as much as did Azkaban itself. Но Фоукс никогда не сдавался. Он умирал множество раз, но всегда возрождался, ибо Фоукс - создание света и огня. И отчаяние при мыслях об Азкабане - та же тьма, что и сам Азкабан.
If you were given a glass half-empty and half-full, then that was the way reality was, that was the truth and it was so; but you still had a choice of how to feel about it, whether you would despair over the empty half or rejoice in the water that was there. Если тебе дали стакан, который наполовину пуст и наполовину полон, значит такова реальность, такова правда, так и есть на самом деле. Но только ты сам выбираешь, как к этому относиться, отчаиваться ли из-за пустой половины или радоваться, что там есть вода.
Milgram had tried certain other variations on his test. Милгрэм пробовал другие варианты своего эксперимента.
In the eighteenth experiment, the experimental subject had only needed to call out the test words to the victim strapped into the chair, and record the answers, while someone else pressed the switches. В восемнадцатом эксперименте испытуемому нужно было только читать тестовые слова жертве, привязанной к стулу, и записывать ответы. На переключатели нажимал кто-то другой.
It was the same apparent suffering, the same frantic pounding followed by silence; but it wasn't you pressing the switch. Те же самые с виду страдания, те же отчаянные удары в стену, за которыми следовала тишина. Но на переключатель нажимаешь не ты.
You just watched it happen, and read the questions to the person being tortured. Ты лишь смотришь, как это происходит, и зачитываешь вопросы человеку, которого пытают.
37 of 40 subjects had continued their participation in that experiment to the end, the 450-volt end marked 'XXX'. 37 испытуемых из 40 продолжали участие в этом эксперименте до самого конца, до переключателя 450 вольт, подписанного "ХХХ".
And if you were Professor Quirrell, you might have decided to feel cynical about that. Кто-нибудь вроде профессора Квиррелла наверняка сказал бы по этому поводу что-нибудь циничное.
But 3 out of 40 subjects had refused to participate all the way to the end. Но трое из сорока испытуемых отказались участвовать в эксперименте до конца.
The Hermiones. Гермионы.
They did exist, in the world, the people who wouldn't fire a Simple Strike Hex at a fellow student even if the Defense Professor ordered them to do it. В мире существуют такие люди. Люди, которые не используют заклинание Простого удара на однокурснике, даже если им это приказывает профессор Защиты.
The ones who had sheltered Gypsies and Jews and homosexuals in their attics during the Holocaust, and sometimes lost their lives for it. Люди, которые во время Холокоста прятали цыган, евреев и гомосексуалистов у себя на чердаках и иногда расплачивались за это жизнью.
And were those people from some other species than humanity? Принадлежат ли эти люди к какому-то другому виду?
Did they have some extra gear in their heads, some additional chunk of neural circuitry, which lesser mortals did not possess? Может быть, у них в голове есть какой-то дополнительный механизм, какие-то дополнительные нейронные цепи, которых нет у остальных смертных?
But that was not likely, given the logic of sexual reproduction which said that the genes for complex machinery would be scrambled beyond repair, if they were not universal. Но это маловероятно, учитывая логику размножения половым путём, которая гласит, что гены, отвечающие за сложный механизм, рассеялись бы, и этот механизм уже было бы невозможно собрать заново, если они не универсальны.
Whatever parts Hermione was made from, everyone had those same parts inside them somewhere... Из каких бы частей не состояла Г ермиона, но эти части где-то внутри есть у всех...
...well, that was a nice thought but it wasn't strictly true, there was such a thing as literal brain damage, people could lose genes and the complex machine could stop working, there were sociopaths and psychopaths, people who lacked the gear to care. ...ну, это, конечно, прекрасная мысль, но, строго говоря, она не верна. Существует такое явление, как повреждение мозга в буквальном смысле, люди могут терять гены, и сложный механизм перестаёт работать, существуют социопаты и психопаты - люди, у которых отсутствует механизм, отвечающий за заботу о других.
Maybe Lord Voldemort had been born like that, or maybe he had known good and yet still chosen evil; at this point it didn't matter in the slightest. Возможно, Лорд Волдеморт таким и родился, а возможно, он, зная, что такое добро и зло, всё-таки выбрал зло - в настоящее время это совершенно не важно.
But a supermajority of the population ought to be capable of learning to do what Hermione and Holocaust resisters did. Но подавляющее большинство населения должно быть способно научиться тому, что делали Г ермиона и люди, которые противостояли Холокосту.
The people who had been run through the Milgram experiment, who had trembled and sweated and nervously laughed as they went all the way to pressing the switches marked 'XXX', many of them had written to thank Milgram, afterward, for what they had learned about themselves. Многие из людей, которые прошли через эксперимент Милгрэма, которые дрожали, потели и нервно смеялись, проделывая весь путь до переключателей, помеченных "ХХХ", впоследствии писали ему письма, чтобы поблагодарить его за то, что они узнали о себе.
That, too, was part of the story, the legend of that legendary experiment. Это тоже часть данной истории, легенды о легендарном эксперименте.
The Sun had almost sunk below the horizon now, a last golden tip peeking above the faraway tops of trees. Солнце уже почти опустилось за горизонт, лишь небольшой золотой краешек виднелся над далёкими верхушками деревьев.
Harry looked at it, that tip of Sun, his glasses were supposed to be proof against UV so he ought to be able to look directly at it without damaging his eyes. Г арри взглянул на этот краешек Солнца. По идее, его очки должны защищать от ультрафиолетового излучения, поэтому он мог смотреть прямо на него, не боясь повредить глаза.
Harry stared directly at it, that tiny fraction of the Light that was not obscured and blocked and hidden, even if it was only 3 parts out of 40, the other 37 parts were there somewhere. Гарри смотрел прямо на этот крохотный кусочек Света, который не был ничем затуманен, закрыт или спрятан. Пусть он составлял только 3 части из 40, а остальные 37 частей были не видны.
The 7.5% of the glass that was full, which proved that people really did care about water, even if that force of caring within themselves was too often defeated. 7,5% этого стакана были заполнены, и это доказывало, что людям на самом деле есть дело до воды, даже если эта тяга к добру слишком часто оказывается в проигрыше.
If people truly didn't care, the glass would have been truly empty. Если бы вода действительно никого не заботила, стакан был бы абсолютно пуст.
If everyone had been like You-Know-Who inside, secretly cleverly selfish, there would have been no resisters to the Holocaust at all. Если бы все были внутри похожи на Сами-Знаете-Кого, были бы втайне такими же хитрыми эгоистами, то людей, которые противостояли Холокосту, не было бы вовсе.
Harry looked at the sunset, on the second day of the rest of his life, and knew that he had switched sides. На второй день остатка своей жизни Г арри смотрел на закат и понимал, что он сменил сторону.
Because he couldn't believe in it any more, he couldn't really, not after going to Azkaban. Он не мог верить в то, во что верил раньше -после Азкабана это было уже невозможно.
He couldn't do what 37 out of 40 people would vote for him to do. Он не мог делать то, за что проголосовали бы 37 человек из 40.
Everyone might have inside them what it took to be Hermione, and someday they might learn; but someday wasn't now, not here, not today, not in the real world. У каждого из них внутри могло быть что-то необходимое для того, чтобы стать Гермионой, и когда-нибудь они этому, возможно, научатся. Но когда-нибудь - это не сейчас. В реальном мире это произойдёт не здесь и не сегодня.
If you were on the side of 3 out of 40 people then you weren't a political majority, and Professor Quirrell had been right, Harry would not bow his head in submission when that happened. Если ты на стороне 3 человек из 40, то у тебя нет политического большинства. И профессор Квиррелл был прав, Г арри не склонит голову перед решением этого большинства.
There was a sort of awful appropriateness to it. Каким-то образом эти мысли казались ужасно уместными.
You shouldn't go to Azkaban and come back having not changed your mind about anything important. Нельзя побывать в Азкабане и не поменять свою точку зрения по какому-нибудь важному вопросу.
So is Professor Quirrell right, then? asked Slytherin. Leaving out whether he's good or evil, is he right? То есть профессор Квиррелл прав? - спросил слизеринец. - Отложим вопрос - добрый он или злой. Он прав?
Are you, to them, whether they know it or not, their next Lord? Знают они это или нет, ты действительно их следующий Лорд?
We'll just leave out the Dark part, that's him being cynical again. Оставим в стороне пункт насчёт Тёмного, это была его обычная циничность.
But is it your intention now to rule? Но ты действительно теперь намерен править?
I've got to say, that makes even me nervous. Должен признать, это заставляет нервничать даже меня.
Do you think you can be trusted with power? said Gryffindor. Isn't there some sort of rule that people who want power shouldn't have it? Ты думаешь, тебе можно доверить власть? -вторил гриффиндорец. - Разве нет такого правила, что люди, которые хотят власти, не должны её получать?
Maybe we should make Hermione the ruler instead. Возможно, нам стоит вместо этого сделать правительницей Гермиону.
Do you think you're fit to run a society and not have it collapse into total chaos inside of three weeks flat? said Hufflepuff. Imagine how loudly Mum would scream if she'd heard you'd been elected Prime Minister, now ask yourself, are you sure she's wrong about that? Ты думаешь, что ты в состоянии управлять обществом хотя бы три недели и не ввергнуть его в полный хаос? - сказал пуффендуец. - Представь, как громко бы кричала мама, если бы узнала, что тебя избрали премьер-министром. А теперь ответь: ты уверен, что она не права?
Actually, said Ravenclaw, I have to point out that all this political stuff sounds overwhelmingly boring. Вообще-то, - влез когтевранец, - я должен заметить, что вся эта политика кажется ужасно скучной.
How about if we leave all the electioneering to Draco and stick to science? Как насчёт того, чтобы оставить предвыборную кампанию Драко и продолжать заниматься наукой?
It's what we're actually good at, and that's been known to improve the human condition too, y'know. Именно это у нас неплохо получается, и ты же знаешь, таким образом тоже можно улучшить состояние человечества.
Slow down, thought Harry at his components, we don't have to decide everything right now. Притормозите, - ответил Г арри своим составляющим. - Нам не нужно принимать решение прямо сейчас.
We're allowed to ponder the problem as fully as possible before coming to a solution. Мы можем обдумать задачу со всех сторон и только потом дать ответ.
The last part of the Sun sank below the horizon. Последний кусочек солнца скрылся за горизонтом.
It was strange, this feeling of not quite knowing who you were, which side you were on, of having not already made up your mind about something as major as that, there was an unfamiliar sensation of freedom in it... Было странно ощущать, что ты не знаешь, кто ты и на чьей стороне. Ощущать, что ты ещё не принял решение о чём-то столь важном. Какой-то незнакомый оттенок свободы был в этом ощущении...
And that reminded him of what Professor Quirrell had said to his last question, which reminded him of Professor Quirrell, which made it hard once more to breathe, started that burning sensation in Harry's throat, sent his thoughts around that loop of the climbing spiral once again. И это напомнило ему о том, что ответил профессор Квиррелл на его последний вопрос, напомнило о самом профессоре Квиррелле - у Гарри опять перехватило дыхание. Его мысли ушли на следующий виток спирали.
Why was he so sad, now, whenever he thought of Professor Quirrell? Почему любое упоминание о профессоре Квиррелле заставляет его испытывать такую горечь?
Harry was used to knowing himself, and he didn't know why he felt so sad... Г арри привык к тому, что он понимает себя, понимает мотивы своих действий, но в этот раз он не понимал, лишь чувствовал эту горечь...
It felt like he'd lost Professor Quirrell forever, lost him in Azkaban, that was how it felt. Он чувствовал себя так, словно там, в Азкабане, он потерял профессора Квиррелла, потерял его навсегда.
As surely as if the Defense Professor had been eaten by Dementors, consumed in the empty voids. Как если бы профессора Защиты сожрали дементоры, поглотила воплощённая пустота.
Lost him! "Потерял его"!
Why did I lose him? Почему я его потерял?
Because he said Avada Kedavra and there was in fact a perfectly good reason even though I didn't see it for a couple of hours? Потому что он произнёс "Авада Кедавра"? У него на это были довольно серьёзные причины, пусть я и не знал о них в течение следующей пары часов.
Why can't things go back to the way they were? Почему всё изменилось безвозвратно?
But then it hadn't been the Avada Kedavra. Получается, дело не в Авада Кедавре.
That might have played a part in irreversibly collapsing a structure of rationalizations and flinches and carefully not thinking about certain things. Возможно, она стала последним камнем, под весом которого наконец обрушилась пирамида из самооправданий и уклонений от обдумывания некоторых вопросов.
But it hadn't been the Avada Kedavra, that hadn't been the disturbing thing that Harry had seen. Но из того, что видел Гарри, не Авада Кедавра волновала его.
What did I see...? Что я видел?..
Harry looked at the fading sky. Гарри смотрел на тускнеющее небо.
He'd seen Professor Quirrell turn into a hardened criminal while facing the Auror, and the apparent change of personalities had been effortless, and complete. Он видел, как при встрече с аврором профессор Квиррелл превратился в матёрого преступника. И, казалось, смена личности была полной и произошла совершенно без усилий.
Another woman had known the Defense Professor as 'Jeremy Jaffe'. Другая женщина знала профессора Защиты под именем "Джереми Джефф".
How many different people are you, anyway? И сколько же у вас разных личностей?
I cannot say that I bothered keeping count. Боюсь, я не утруждал себя такими подсчётами.
You couldn't help but wonder... Нельзя не задуматься...
...whether 'Professor Quirrell' was just one more name on the list, just one more person that had been turned into, made up in the service of some unguessable goal. ...не был ли "профессор Квиррелл" лишь ещё одним именем в списке, лишь ещё одной личностью, в которую нужно превратиться, чтобы достигнуть какой-то непостижимой цели.
Harry would always be wondering now, every time he talked to Professor Quirrell, if it was a mask, and what motive was behind that mask. Теперь каждый раз при разговоре с профессором Квирреллом Гарри будет думать, не является ли это маской, и какие мотивы прячутся под этой маской.
With every dry smile, Harry would be trying to see what was pulling the levers on the lips. Каждая бесстрастная улыбка заставит Г арри задумываться, что же движет этими губами.
Is that how other people will start thinking of me, if I get too Slytherin? Не так ли другие начнут думать обо мне, если я стану слишком слизеринцем?
If I pull off too many plots, will I never be able to smile at anyone again, without them wondering what I really mean by it? Если я приведу в действие слишком много интриг, неужели я никогда не смогу улыбнуться кому-нибудь, чтобы все не задумались, а что я на самом деле имею в виду?
Maybe there was some way to restore a trust in surface appearances and make a normal human relationship possible again, but Harry couldn't think of what it might be. Возможно, и есть какой-то способ восстановить веру во внешние проявления и вернуться к обычным человеческим отношениям, но Г арри ничего не приходило в голову.
That was how Harry had lost Professor Quirrell, not the person, but the... connection... Вот как Г арри потерял профессора Квиррелла. Не человека, а... связь...
Why did that hurt so much? Почему от этого так больно?
Why did it feel so lonely, now? Почему сейчас он чувствует себя настолько одиноко?
Surely there were other people, maybe better people, to trust and befriend? Ведь есть и другие люди, возможно, даже лучше профессора Квиррелла, которым можно доверять и с которыми можно дружить.
Professor McGonagall, Professor Flitwick, Hermione, Draco, not to mention Mum and Dad, it wasn't like Harry was alone... Профессор МакГ онагалл, профессор Флитвик, Гермиона, Драко, и, само собой разумеется, мама и папа... Вроде бы Гарри не одинок...
Only... Только...
A choking sensation grew in Harry's throat as he understood. У Гарри запершило в горле.
Only Professor McGonagall, Professor Flitwick, Hermione, Draco, they all of them sometimes knew things that Harry didn't, but... Конечно, профессор МакГонагалл, профессор Флитвик, Гермиона, Драко - все они - иногда знали то, что не знал Гарри, но...
They did not excel above Harry within his own sphere of power; such genius as they possessed was not like his genius, and his genius was not like theirs; he might look upon them as peers, but not look up to them as his superiors. Они не превосходили Гарри в том, что он считал своей епархией. Они были талантливы, но их таланты не были похожи на таланты Гарри, и наоборот. Он мог смотреть на них как на равных, но не как на превосходящих его.
None of them had been, none of them could ever be... Никогда и никого из них он не смог бы считать...
Harry's mentor... Своим учителем.
That was who Professor Quirrell had been. Вот кем был профессор Квиррелл.
That was who Harry had lost. Вот кого потерял Гарри.
And the manner in which he had lost his first mentor might or might not allow Harry to ever get him back. И то, каким образом он потерял своего первого учителя, возможно, никогда не позволит его вернуть.
Maybe someday he would know all Professor Quirrell's hidden purposes and the doubts between them would go away; but even if that seemed possible, it didn't seem very probable. Может быть, когда-нибудь он узнает все тайные замыслы профессора Квиррелла, и недомолвки между ними исчезнут. Но даже если это возможно, вероятность этого события не слишком высока.
There was a gust of wind, outside Hogwarts, it bent the empty trees, rippled the lake whose heart was still unfrozen, made a whispering sound as it slid past the window that looked upon the half-twilit world, and Harry's thoughts wandered outward for a time. Порыв ветра снаружи слегка согнул голые деревья, создал рябь на воде озера, середина которого до сих пор не замёрзла, прошелестел по оконному стеклу, выходящему на полу сумеречный мир. Мысли Гарри на время отвлеклись на пейзаж за окном.
Then returned inward again, to the next step of the spiral. Вскоре они вернулись вовнутрь, на очередной шаг спирали.
Why am I different from the other children my age? Почему я не такой, как другие дети моего возраста?
If Professor Quirrell's answer to that had been an evasion, then it was a very well-calculated one. Если ответ профессора Квиррелла был увёрткой, то это была очень хорошо просчитанная увёртка.
Deep enough and complex enough, sufficiently full of suggestions of hidden meaning, to serve as a trap for a Ravenclaw who couldn't be diverted by less. Достаточно глубокая и достаточно сложная, полная намёков на тайные смыслы, как раз чтобы поймать в ловушку когтевранца, который на меньшее бы и не отвлёкся.
Or maybe Professor Quirrell had meant his answer honestly. Но, может быть, профессор Квиррелл отвечал честно.
Who knew what motive might have pulled that lever on those lips? Кто знает, какие мотивы двигали его губами?
I will say this much, Mr. Potter: You are already an Occlumens, and I think you will become a perfect Occlumens before long. Вот что я скажу, мистер Поттер: вы уже окклюмент и, думаю, вскоре станете окклюментом идеальным.
Identity does not mean, to such as us, what it means to other people. Для людей, подобных нам с вами, само понятие личности имеет иное значение.
Anyone we can imagine, we can be; and the true difference about you, Mr. Potter, is that you have an unusually good imagination. Мы можем стать кем угодно, кого только сможем себе вообразить, а ваше истинное отличие, мистер Поттер, - на редкость хорошее воображение.
A playwright must contain his characters, he must be larger than them in order to enact them within his mind. Драматург должен содержать в себе своих персонажей, он должен быть больше, чем они, чтобы в его разуме они смогли играть свои роли.
To an actor or spy or politician, the limit of his own diameter is the limit of who he can pretend to be, the limit of which face he may wear as a mask. Предел возможностей для актёра или шпиона или политика определяется границами, в которых они могут притворяться, лицами, которые они могут носить как маску.
But for such as you and I, anyone we can imagine, we can be, in reality and not pretense. Люди вроде нас с вами могут стать кем угодно, кого только смогут себе вообразить, и не притворяясь, а на самом деле.
While you imagined yourself a child, Mr. Potter, you were a child. Когда вы воображаете себя ребёнком, мистер Поттер, вы и есть ребёнок.
Yet there are other existences you could support, larger existences, if you wished. Но вы можете поддерживать и другие личности, если захотите, гораздо более сложные личности.
Why are you so free, and so great in your circumference, when other children your age are small and constrained? Почему вы столь свободны, почему ваши пределы столь широки, в то время как ваши ровесники слабы и скованы?
Why can you imagine and become selves more adult than a mere child of a playwright should be able to compose? Почему вы способны вообразить и стать личностями более взрослыми, чем те, что положено сочинять обычному ребенку?
That I do not know, and I must not say what I guess. Этого я не знаю, а свои догадки на этот счёт озвучивать не стану.
But what you have, Mr. Potter, is freedom. Но если у вас что-то и есть, мистер Поттер, так это свобода.
If that was a snow job it was one heck of a distracting one. Если целью профессора Квиррелла было запутать Гарри, у него это чертовски хорошо получилось.
And the still more worrisome thought was that Professor Quirrell hadn't realized how disturbed Harry would be, how wrong that speech would sound to him, how much damage it would do to his trust in Professor Quirrell. И всё же была и более пугающая мысль, что профессор Квиррелл не понимал, насколько это обеспокоит Г арри, насколько неправильно эта речь прозвучит для него, как сильно она повредит доверию между Гарри и профессором.
There ought to always be one real person who you truly were, at the center of everything... Должна же всегда быть реальная личность, которой человек является по-настоящему, в центре всего...
Harry stared out at the falling night, the gathering darkness. Г арри смотрел на опускающуюся ночь, на сгущающуюся тьму.
...right? ...верно?
It was almost bedtime when Hermione heard the scattered intakes of breath and looked up from her copy of Beauxbatons: A History to see the missing boy, the boy who had been misplaced at lunch that Sunday, whose dinner nonappearance had been accompanied by rumors - and she hadn't believed them because they were completely ridiculous, but she'd felt a little queasiness inside - that he'd withdrawn from Hogwarts in order to hunt down Bellatrix Black. * * * Уже почти наступило время ложиться спать, и тут Гермиона услышала, как несколько человек почти синхронно ахнули. Она оторвалась от книги "Шармбатон: История" и увидела пропавшего мальчика. Его не было сегодня на обеде, а его отсутствие во время ужина сопровождалось слухами, что он покинул Хогвартс, чтобы выследить Беллатрису Блэк. Г ермиона не верила этим слухам, потому что они были совершенно нелепыми, но тем не менее они заставили её понервничать.
"Harry!" she shrieked, she didn't even realize that she was talking directly to him for the first time in a week, or notice how some other students started at the sound of her yelling all the way across the Ravenclaw common room. - Гарри! - вскрикнула она. Она совершенно не осознала, что заговорила с ним в первый раз за неделю, и не заметила, как некоторые ученики вздрогнули, когда её крик разнёсся по всей гостиной Когтеврана.
Harry's eyes had already lifted to her, he was already walking toward her, so she stopped halfway out of her chair - Гарри уже смотрел на неё, он уже шёл к ней, поэтому она остановилась на половине пути от своего кресла...
A few moments later, Harry was seated across from her, and he was putting away his wand after casting a Quieting barrier around them. Несколько мгновений спустя Гарри уже сидел рядом. Создав барьер Квиетуса, он убрал палочку.
(And an awful lot of Ravenclaws were trying not to look like they were watching.) (Ужасно много когтевранцев пытались делать вид, что не смотрят на них.)
"Hey," Harry said. His voice wavered. "I missed you. - Привет, - голос Г арри слегка дрогнул. - Я скучал без тебя.
You're... going to talk to me again, now?" Ты... теперь будешь со мной разговаривать снова?
Hermione nodded, she just nodded, she couldn't think of what to say. Г ермиона кивнула, просто кивнула. Она не могла придумать, что сказать.
She'd missed Harry too, but she was realizing, with a guilty sort of feeling, that it might've been a lot worse for him. Она тоже скучала без Гарри, но понимала, и от этого даже чувствовала себя слегка виноватой, что ему, скорее всего, было намного хуже.
She had other friends, Harry... it didn't feel fair, sometimes, that Harry talked to only her like that, so that she had to talk to him; but Harry had a look about him like unfair things had been happening to him, too. У неё были и другие друзья, а у Гарри... Иногда казалось несправедливым, что Г арри общается подобным образом только с ней, и поэтому она должна общаться с ним. Но Гарри выглядел так, будто несправедливости в последнее время происходили и с ним.
"What's been going on?" she said. "There's all sorts of rumors. - Что происходит? - спросила Гермиона. - Ходит множество слухов.
There were people saying you'd run off to fight Bellatrix Black, there were people saying you'd run off to join Bellatrix Black -" and those rumors had said that Hermione had just made up the thing about the phoenix, and she'd yelled that the whole Ravenclaw common room had seen it, so then the next rumor had claimed she'd made up that part too, which was stupidity of such an inconceivable level that it left her completely flabbergasted. Одни говорят, что ты сбежал сражаться с Беллатрисой Блэк, другие - что ты сбежал, чтобы присоединиться к Беллатрисе Блэк... - а ещё были слухи, которые утверждали, что Г ермиона просто выдумала всё насчёт феникса. Когда она их услышала, то крикнула, что это видела вся гостиная Когтеврана, поэтому следующие слухи утверждали, что и это она тоже выдумала. Г ермиона совершенно не могла понять, как может существовать настолько невероятный идиотизм.
"I can't talk about it," Harry said in a bare whisper. "Can't talk about a lot of it. - Я не могу об этом рассказать, - еле слышным шёпотом ответил Гарри. - Не могу рассказывать обо всём этом.
I wish I could tell you everything," his voice wavered, "but I can't... I guess, if it helps or anything, I'm not going to lunch with Professor Quirrell any more..." Я бы хотел рассказать тебе всё, - его голос опять дрогнул, - но я не могу... Но если тебе от этого станет лучше, кажется, я больше не буду обедать с профессором Квирреллом...
Harry put his hands over his face, then, covering his eyes. Гарри спрятал лицо в ладонях.
Hermione felt the queasy feeling all through her stomach. Гермионе стало не по себе.
"Are you crying?" said Hermione. - Ты плачешь? - спросила она.
"Yeah," said Harry, his voice sounding a little breathy. "I don't want anyone else to see." - Ага, - слегка хрипло ответил Гарри. - Не хочу, чтобы это кто-то видел.
There was a little silence. Повисло молчание.
Hermione wanted to help but she didn't know what to do about a boy crying, and she didn't know what was happening; she felt like huge things were happening around her - no, around Harry - and if she knew what they were she would probably be scared, or alarmed, or something, but she didn't know anything. Г ермионе очень хотелось помочь, но она не знала, что делать, когда мальчики плачут, и не знала, что случилось. Она чувствовала, что вокруг неё происходит что-то ужасно важное - то есть не вокруг неё, а вокруг Г арри, - и она понимала, что если бы она узнала, то наверняка была бы напугана или встревожена. Но она ничего не знала.
"Did Professor Quirrell do something wrong?" she said at last. - Профессор Квиррелл сделал что-то неправильное? - наконец спросила Гермиона.
"That's not why I can't go to lunch with him any more," Harry said, still in that bare whisper with his hands pressed over his eyes. "That was the Headmaster's decision. - Я не буду с ним больше обедать не поэтому, -по-прежнему еле слышным шёпотом ответил Гарри, не отрывая рук от лица. - Так решил директор.
But yeah, Professor Quirrell said some things to me that made me trust him less, I guess..." Harry's voice sounded very shaky. "I'm feeling kind of alone right now." Но да, профессор Квиррелл сказал кое-что, из-за чего, кажется, я теперь ему меньше доверяю... -Голос Гарри задрожал очень сильно. - Сейчас я себя чувствую несколько одиноко.
Hermione put her hand on her cheek where Fawkes had touched her yesterday. Гермиона дотронулась до своей щеки там, где вчера её коснулся Фоукс.
She'd kept thinking about that touch, over and over, maybe because she wanted it to be important, to mean something to her... Она по-прежнему думала об этом прикосновении, снова и снова, возможно, она хотела, чтобы это было важно, чтобы это для неё что-то значило...
"Is there any way I can help?" she said. - Я могу как-нибудь помочь? - спросила она.
"I want to do something normal," Harry said from behind his hands. "Something very normal for first-year Hogwarts students. - Я хочу сделать что-нибудь нормальное, - сквозь руки сказал Гарри. - Что-нибудь очень обычное для первокурсника Хогвартса.
Something eleven-year-olds and twelve-year-olds like us are supposed to do. Что-нибудь, чем считается нормальным заниматься одиннадцатилетним и двенадцатилетним детям, вроде нас.
Like play a game of Exploding Snap or something... I don't suppose you have the cards or know the rules or anything like that?" Поиграть в подрывного дурака или что-нибудь в этом роде... Но, наверное, у тебя нет карт и ты не знаешь правила?
"Um... I don't know the rules, actually..." said Hermione. "I know they explode." - Эм... Я действительно не знаю правил... -ответила Гермиона. - Я знаю, что карты взрываются.
"I don't suppose Gobstones?" said Harry. - Полагаю, с плюй-камнями тоже ничего не выйдет?
"Don't know the rules and they spit at you. - Не знаю правил, и они плюются.
Those are boy games, Harry!" Гарри, это игра для мальчиков!
There was a pause. Harry ground his hands against his face to wipe it, and then took his hands away; and then he was looking at her, looking a little helpless. Гарри провёл по лицу руками, а затем убрал их. После чего посмотрел на неё с немного беспомощным видом.
"Well," Harry said, "what do wizards and witches our age do, when they play, you know, the kind of pointless silly games we're supposed to play at this age?" - Ладно, - сказал он, - во что тогда играют волшебники и ведьмы нашего возраста? Ну, ты знаешь, все эти бессмысленные глупые игры, в которые, как считается, мы должны играть в этом возрасте?
"Hopscotch?" said Hermione. "Jump-rope? - Классики? - предположила Г ермиона. -Скакалка?
Unicorn attack? Атака единорога?
I don't know, I read books!" Я не знаю, я читаю книги!
Harry started laughing, and Hermione started giggling along with him even though she didn't know quite why, but it was funny. Г арри засмеялся, и Г ермиона захихикала вместе с ним, она даже не совсем понимала почему, но это было забавно.
"I guess that helped a little," said Harry. "Actually I think it helped more than playing Gobstones for an hour could've possibly helped, so thanks for being you. - Думаю, мне стало немного легче, - сказал Г арри.- Более того, наверное, даже час игры в плюй-камни помог бы мне меньше. Поэтому спасибо, что ты такая, какая ты есть.
And no matter what, I'm not having anyone Obliviate everything I know about calculus. И я в любом случае не позволю никому стереть высшую математику из моей памяти.
I'd sooner die." Лучше я умру.
"What?" said Hermione. "Why - why would you ever want to do that?" - Что? - воскликнула Гермиона. - Почему... почему тебе вообще приходят в голову такие мысли?
Harry stood up from the table, and there was a rush of restored background noise as his rise broke the Quieting Charm. Гарри встал из-за стола. Заклинание Квиетус разрушилось, и фоновый шум комнаты вернулся.
"I'm a tad sleepy so I'm going off to bed," Harry said, now his voice was ordinary and wry, "I've got some lost time to make up for, but I'll see you at breakfast, and then at Herbology, if that's all right. - Я уже немного сонный, поэтому пойду спать, -уже обычным для него голосом сказал Гарри. -Мне нужно будет наверстать потерянное время, но я увижу тебя за завтраком, и затем на травоведении, если ты не против.
Not to mention it wouldn't be fair to dump all my depression on you. Не говоря уже о том, что несправедливо было бы топить тебя в моей депрессии.
G'night, Hermione." Спокойной, Гермиона.
"Good night, Harry," she said, feeling very confused and alarmed. "Pleasant dreams." - Спокойной ночи, Гарри, - ответила она, хотя и чувствовала себя всерьёз сбитой с толку и встревоженной. - Приятных снов.
Harry stumbled a little as she said that, and then he continued on toward the stairs that led to the first-year-boys' dorms. Г арри при этих словах слегка покачнулся, но затем продолжил своё движение к лестнице, ведущей в спальню первокурсников.
Harry turned the Quieting Charm all the way up, on the head of his bedboard, so that he wouldn't wake anyone else up if he screamed. * * * Гарри выставил ползунок Квиетуса в изголовье кровати на максимум. Если он будет кричать во сне, то никого не разбудит.
Set his alarm to wake him up for breakfast (if he wasn't up already by that hour, if indeed he slept at all). Поставил будильник, чтобы тот разбудил его к завтраку (если он и так не проснётся к тому времени, если он вообще сможет заснуть).
Got into bed, laid down - Залез в постель, лёг...
- felt the lump beneath his pillow. ...и почувствовал, что под подушкой что-то лежит.
Harry stared up at the canopy above his bed. Hissed under his breath, Г арри посмотрел на полог над кроватью и прошипел себе под нос:
"Oh, you've got to be kidding me..." - Чёрт, да вы издеваетесь...
It took a few seconds before Harry could muster the heart to sit up in bed, pull the blanket over himself and his pillow to obscure the deed from the other boys, cast a low-intensity Lumos and see what was under his pillow. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоить сердцебиение, укрыться одеялом с головой - он не хотел, чтобы другие мальчики увидели, что он делает - создать слабый свет с помощью Люмоса и заглянуть под подушку.
There was a parchment, and a deck of playing cards. Там оказался пергамент и колода игральных карт.
The parchment read, Пергамент гласил:
A little bird told me that Dumbledore has shut the door of your cage. Маленькая пташка сообщила мне, что Дамблдор запер дверь твоей клетки.
I must admit, on this occasion, that Dumbledore may have a point. Вынужден признать, действия Дамблдора в данном случае имеют смысл.
Bellatrix Black is loosed upon the world once more, and that is not good news for any good person. Беллатрису Блэк вновь выпустили в мир, и для любого хорошего человека это плохая новость.
If I stood in Dumbledore's place, I might well do the same. Возможно, на месте Дамблдора я поступил бы так же.
But just in case... The Salem Witches' Institute in America accepts boys as well, despite the name. Но просто на всякий случай... Институт Салемских Ведьм в Америке, несмотря на название, принимает и мальчиков.
They are good people and would protect you even from Dumbledore, if you needed it. Там есть хорошие люди и, если потребуется, они защитят тебя даже от Дамблдора.
Britain holds that you need Dumbledore's permission to emigrate to magical America, but magical America disagrees. В Британии считают, что для переезда в магическую Америку тебе нужно разрешение Дамблдора, но в магической Америке с этим не согласны.
So in the final extremity, get outside the wards of Hogwarts and tear in half the King of Hearts from this deck of cards. Поэтому в случае крайней необходимости выйди за пределы защитных чар Хогвартса и разорви пополам короля червей из этой колоды карт.
That you should resort to it only in the final extremity goes without saying. Разумеется, к этому способу стоит прибегнуть только в случае крайней необходимости.
Be well, Harry Potter. Всего хорошего, Гарри Поттер.
- Santa Claus - Санта Клаус.
Harry stared down at the pack of cards. Гарри уставился на карты.
It couldn't take him anywhere else, not right now, portkeys didn't work here. Они не смогут унести его куда-нибудь прямо сейчас. Портключи здесь не работают.
But he still felt unnerved about the prospect of picking it up, even to hide it inside his trunk... Но ему всё-таки было не по себе от перспективы взять их в руки, даже просто чтобы спрятать в сундук...
Well, he'd already picked up the parchment, which could just as easily have been enchanted with a trap, if a trap was involved. Ну, вообще-то он уже и так взял в руки пергамент, который точно так же мог быть зачарован как ловушка, если кто-то вообще хотел подсунуть ему ловушку.
But still. Но тем не менее.
"Wingardium Leviosa," Harry whispered, and Hovered the packet of cards to lie next to where his alarm clock rested in a pocket of the headboard. - Вингардиум левиоса, - прошептал Гарри, пролеветировал колоду карт на полку в изголовье кровати и опустил рядом с будильником.
He'd deal with it tomorrow. Он разберётся с этим завтра.
And then Harry lay back in bed, and closed his eyes, to dream without any phoenix to protect him, and pay his reckoning. После чего Гарри опять лёг и закрыл глаза. Он уснёт и заплатит свою цену, поскольку рядом нет феникса, который защитил бы его.
He came awake with a gasp of horror, not a scream, he'd yet to scream this night, but his blanket was all tangled around him from where his sleeping form had jerked as he dreamed of running, trying to get away from the gaps in space that were pursuing him through a corridor of metal lit by dim gaslight, an endlessly long corridor of metal lit by dim gaslight, and he hadn't known, in the dream, that touching those voids meant he would die horribly and leave his still-breathing body empty behind him, all he'd known was that he had to run and run and run from the wounds in the world sliding after him - * * * Он проснулся, задыхаясь от ужаса. Он не кричал во сне эту ночь, но из-за своих метаний запутался в одеяле. Ему снилось, как он пытается убежать от преследующих его пустот в пространстве. Как он бежит по металлическим коридорам, освещённым тусклым светом газовых ламп, по бесконечно длинным металлическим коридорам, освещённым тусклым светом газовых ламп. Во сне он не знал, что, коснувшись этих пустот, он умрёт ужасной смертью и от него останется лишь пустое, но всё ещё дышащее тело. Он лишь знал, что должен бежать, бежать, бежать от ран мироздания, скользящих за ним...
Harry started to cry again, it wasn't for the horror of the chase, it was that he'd run away while someone behind him was screaming for help, screaming for him to come back and save her, help her, she was being eaten, she was going to die, and in the dream Harry had run away instead of helping her. Гарри опять заплакал. Не от ужаса гонки, а потому что он оставил позади кого-то, кто молил о помощи, кричал, чтобы он вернулся и спас её. Её съедали, она умирала, а Гарри во сне убегал вместо того, чтобы помочь ей.
"DON'T GO!" The voice came in a scream from behind the metal door. "No, no, no, don't go, don't take it away, don't don't don't -" НЕ УХОДИ! - раздался вопль из-за металлической двери. - Нет, нет, нет, не уходи, не забирай, оставь, оставь, нет...
Why had Fawkes ever rested on his shoulder? Почему Фоукс вообще сидел на его плече?
He'd walked away. Он ушёл.
Fawkes should hate him. Фоукс должен ненавидеть его.
Fawkes should hate Dumbledore. Фоукс должен ненавидеть Дамблдора.
He'd walked away. Он тоже ушёл.
Fawkes should hate everyone - Фоукс должен ненавидеть всех...
The boy wasn't awake, wasn't dreaming, his thoughts were jumbled and confused in the shadowlands that bordered sleep and waking, unprotected by the safety rails that his aware mind imposed on itself, the careful rules and censors. Мальчик не бодрствовал и не спал. Его мысли смешались и запутались в мире теней, что разделяет сон и явь. Здесь не было защитных поручней, которые выстраивал его бодрствующий разум, не было строго выверенных правил и ограничителей.
In that shadowland his brain had woken up enough to think, but something else was too sleepy to act; his thoughts ran free and wild, unconstrained by his self-concept, his waking self’s ideals of what he shouldn't think. В этом мире теней его мозг проснулся достаточно, чтобы думать, но что-то другое было слишком сонным, чтобы действовать. Мысли бежали свободно и вольно, не ограниченные его Я-концепцией и представлениями его бодрствующего Я о том, о чём запрещено думать.
That was the freedom of his brain's dreams, as his self-concept slept. Его Я-концепция спала, и видения, сотворённые мозгом, получили свободу.
Free to repeat, over and over, Harry's new worst nightmare: И новый худший кошмар Г арри повторялся снова и снова:
"No, I didn't mean it, please don't die!" - Нет, я не хотела, пожалуйста, не умирай!
"No, I didn't mean it, please don't die!" - Нет, я не хотела, пожалуйста, не умирай!
"No, I didn't mean it, please don't die!" - Нет, я не хотела, пожалуйста, не умирай!
A rage grew in him alongside the self-loathing, a terrible hot wrath / icy cold hatred, for the world which had done that to her / for himself, and in his half-awake state Harry fantasized escapes, fantasized ways out of the moral dilemma, he imagined himself hovering above the vast triangular horror of Azkaban, and whispering an incantation unlike any syllables that had ever been heard before on Earth, whispers that echoed all the way across the sky and were heard on the other side of the world, and there was a blast of silver Patronus fire like a nuclear explosion that tore apart all the Dementors in an instant and ripped apart the metal walls of Azkaban, shattered the long corridors and all the dim orange lights, and then a moment later his brain remembered that there were people in there, and rewrote the half-dream fantasy to show all the prisoners laughing as they flew away in flocks from the burning wreck of Azkaban, the silver light restoring the flesh to their limbs as they flew, and Harry started crying harder into his pillow, because he couldn't do it, because he wasn't God - Ярость в нём росла одновременно с отвращением к себе, ужасная огненная ярость / ледяная ненависть - на мир, который так поступил с ней / к себе. И в своём полупроснувшемся состоянии Г арри придумывал пути бегства, придумывал способы выйти из этой моральный дилеммы. Он воображал, что парит высоко над треугольником ужаса под названием Азкабан и шепчет заклинание, непохожее ни на какие звуки, когда-либо звучавшие на Земле. Его шёпот разносится в небе, его слышат даже на другой стороне планеты - и вот серебряная вспышка огня патронуса как ядерный взрыв моментально разрывает в клочья всех дементоров, в мгновение ока сносит металлические стены Азкабана, обрушивает длинные коридоры вместе со всеми тусклыми оранжевыми светильниками. Мгновением позже мозг вспоминал, что внутри есть люди, и переписывал полусон-полуфантазию, и теперь все узники смеются и стаями разлетаются от горящих развалин Азкабана, а серебряный свет прямо в полёте возвращает плоть их конечностям. И Гарри ещё сильнее заплакал в подушку, потому что он не мог это сделать, потому что он не был Богом...
He'd sworn upon his life and magic and his art as a rationalist, he'd sworn by all he held sacred and all his happy memories, he'd given his oath so now he had to do something, had to do something, had to DO SOMETHING - Он поклялся своей жизнью, магией и искусством рационалиста, он поклялся всем, что для него свято и всеми своими счастливыми воспоминаниями, он дал эту клятву, поэтому теперь он должен что-нибудь сделать, должен что-нибудь сделать, ДОЛЖЕН ЧТО-НИБУДЬ СДЕЛАТЬ...
Maybe it was pointless. Возможно, это бессмысленно.
Maybe trying to follow rules was pointless. Возможно, пытаться следовать правилам -бессмысленно.
Maybe you just burned down Azkaban however. Возможно, он однажды просто сожжёт Азкабан.
And in fact he'd sworn he'd do it, so now that was what he had to do. И вообще-то он поклялся это сделать, поэтому теперь он должен так поступить.
He'd just do whatever it took to get rid of Azkaban, that was all. Он сделает всё, чтобы избавиться от Азкабана. Всё.
If that meant ruling Britain, fine, if that meant finding a spell to whisper that would echo all across the sky, whatever, the important thing was to destroy Azkaban. Если это означает править Британией, прекрасно, если это означает найти заклинание, которое шёпотом слетев с его губ разнесётся эхом по всему небу... Какая разница. Важнее всего -уничтожить Азкабан.
That was the side he was on, that was who he was, so there, it was done. Это определяло его сторону, это определяло, кто он есть, а значит, всё было решено.
His waking mind would have demanded a lot more details before accepting that as an answer, but in his half-dreaming state it felt like enough of a resolution to let his tired mind fall truly asleep again, and dream the next nightmare. Если бы он бодрствовал, его разум потребовал бы больше деталей, прежде чем принять этот ответ, но в полусонном состоянии этого оказалось достаточно, чтобы его усталый разум опять погрузился в настоящий сон и увидел следующий кошмар.
Final Aftermath: * * * Заключительное послесловие.
She came awake with a gasp of horror, a disruption of her breathing that left her feeling deprived of air and yet her lungs didn't move, she woke up with an unvoiced scream on her lips and no words, no words came forth, for she could not understand what she had seen, she could not understand what she had seen, it was too large for her to encompass and still taking shape, she could not put words to that formless shape and so she could not discharge it, could not discharge it and become innocent and unknowing once more. Она проснулась, задыхаясь от ужаса. Ей не хватало воздуха, её лёгкие, казалось, перестали работать. Она проснулась с беззвучным криком на губах, но слов не было, она не могла произнести ни слова, потому что не понимала, что она увидела. Она не понимала, что она увидела, оно было слишком большим, чтобы его постичь, и всё ещё принимало форму, она не могла подобрать слова для этого бесформенного чего-то и таким образом разрядиться, она не могла разрядиться и стать опять чистой и ничего не знающей.
"What time is it?" she whispered. - Который час? - прошептала она.
Her golden jeweled alarm clock, the beautiful and magical and expensive alarm clock that the Headmaster had given her as a gift upon her employment at Hogwarts, whispered back, Её золотой будильник, украшенный драгоценными камнями - красивый, волшебный, дорогой будильник, который подарил ей директор, когда её приняли на работу в Хогвартс, - прошептал:
"Around two in the morning. - Около двух часов ночи.
Go back to sleep." Спи дальше.
Her sheets were soaked in sweat, her nightclothes soaked in sweat, she took her wand from beside the pillow and cleaned herself up before she tried to go back to sleep, she tried to go back to sleep and eventually succeeded. Её постель промокла от пота, пижама промокла от пота. Она взяла палочку, лежавшую рядом с подушкой, убрала пот и попыталась уснуть снова. Она попыталась уснуть снова, и в конце концов ей это удалось.
Sybill Trelawney went back to sleep. Сибилла Трелони снова спала.
Chapter 64: Omake Files 4, Alternate Parallels * * * Дополнительные материалы: Схема путешествий во времени. Глава 64. Дополнительные материалы №4. Параллельные вселенные
If you're five hours past your bedtime and still reading this, may I suggest getting some sleep? Вы собирались лечь спать ещё пять часов назад, но до сих пор читаете?
The fic will still be here tomorrow... unless, you know, something bad happens to it and the next morning there's just a 404 at this address and you're left with nothing but a fading memory and an eternal regret that you didn't stay awake longer and keep reading while you still had the chance... but hey, how probable is that? Может быть, вам стоит всё-таки немного поспать? Этот фик здесь будет и завтра... если, конечно, не случится что-то плохое, и на следующее утро вы не обнаружите по этому адресу лишь ошибку 404, и всё, что вам останется - это тускнеющие воспоминания и вечные сожаления, что вы не продержались подольше и не продолжили читать, пока у вас была такая возможность... Но подумайте, насколько это вероятно?
This story spreads by blogging, tweeting, word of mouth, favoriting, plugging on forums, and adding to lists; and remember, if the readers before you hadn't taken a moment to do that, you probably wouldn't have found this. Эта история распространяется благодаря блогам, твитам, сарафанному радио, добавлению в избранное и рекламе на форумах... Не забывайте, если бы читатели до вас не занимались всем этим, возможно, вы бы не наткнулись на этот фик.
If that's not enough to motivate you, then let me add that if you don't help spread rationality, Hermione will be sad. Если этого недостаточно, чтобы мотивировать вас, позвольте добавить: если вы не будете помогать в распространении рациональности, Гермиона расстроится.
You don't want her to be sad, right? Вы же не хотите её расстраивать?
Don't forget to visit LessWrong dot com and read the Sequences, the true existence of which this fic is but a shadow. Не забывайте заходить на lesswrong.com [или хотя бы на lesswrong.ru - Прим.перев.] и читать цепочки. Данный фик всего лишь их тень.
I recommend starting with the sequence How to Actually Change Your Mind. Рекомендую начать с цепочки "How to Actually Change Your Mind".
And now, with all universes owned by their respective creators, I present: А теперь позвольте представить вам:
OMAKE FILES #4: ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ №4:
THE OTHER FANFICTIONS YOU COULD'VE BEEN READING Другие фанфики, которые вы могли бы читать (Все вселенные принадлежат соответственно их создателям)
LORD OF THE RATIONALITY * * * ВЛАСТЕЛИН РАЦИОНАЛЬНОСТИ
Frodo glanced at all the faces, but they were not turned to him. Фродо пробежался взглядом по всем лицам, но никто не смотрел в его сторону.
All the Council sat with downcast eyes, as if in deep thought. Весь Совет сидел опустив глаза, словно в глубокой задумчивости.
A great dread fell on him, as if he was awaiting the pronouncement of some doom that he had long foreseen and vainly hoped might after all never be spoken. Сердце Фродо охватил ужас, он будто ждал оглашения какого-то страшного приговора, который он давно предвидел, и теперь лишь тщетно надеялся, что этот приговор так и не будет произнесён.
An overwhelming longing to rest and remain at peace by Bilbo's side in Rivendell filled all his heart. Его сердце переполняло желание отдохнуть, остаться вместе с Бильбо в Ривенделле.
At last with an effort he spoke, and wondered to hear his own words, as if some other will was using his small voice. Наконец, он пересилил себя и сам удивился своим словам. Казалось, его тихим голосом говорит кто-то другой:
"We cannot," said Frodo. - Мы не можем так поступить.
"We must not. Так нельзя.
Do you not see? Разве вы не понимаете?
It is exactly what the Enemy desires. Именно этого и желает Враг.
All of this he has foreseen." Он всё это предвидел.
The faces turned to him, puzzled the Dwarves and grave the Elves; sternness in the eyes of the Men; and so keen the gazes of Elrond and of Gandalf that Frodo almost could not withstand it. Все лица обернулись к нему - озадаченные лица гномов, печальные лица эльфов. Сурово смотрели люди. И непереносимо остры были взоры Элронда и Гэндальфа.
It was very hard, then, not to grasp the Ring in his hand, and harder still not to put it on, to face them as only Frodo. Было очень сложно не стиснуть Кольцо в руке, и ещё сложнее не надеть его, стоя перед ними просто как Фродо.
"Do you not question it?" Frodo said, thin like the wind his voice, and wavering like a breeze. "You have chosen, of all things, to send the Ring into Mordor; should you not wonder? - У вас не появилось сомнений? - голос Фродо был слаб, как дуновение ветра, и дрожал, как бриз. - Из всех возможных решений вы выбрали отправить Кольцо в Мордор, вас это не удивляет?
How did it come to this? Как это получилось?
That we might, of all our choices, do that single thing our Enemy most desires? Как получилось, что из всех вариантов мы выбрали наиболее желанный Врагу?
Perhaps the Cracks of Doom are already guarded, strongly enough to hold off Gandalf and Elrond and Glorfindel all together; or perhaps the Master of that place has cooled the lava there, set it to trap the Ring so that he may simply bring it out after it is thrown in..." Возможно, у Роковой Горы уже стоит охрана, способная сдержать Гэндальфа, Элронда и Глорфиндейла вместе взятых. Или, быть может, Хозяин этого места уже охладил там лаву, чтобы просто подобрать Кольцо, когда его туда бросят...
A memory of awful clarity came over Frodo then, and a flash of black laughter, and the thought came to him that it was just what the Enemy would do. На Фродо накатило воспоминание об ужасной ясности, вспышке чёрного хохота, и он понял, что Враг именно так бы и сделал.
Only the thought came to him so: thus it would amuse me to do, if I meant to rule... Разве что мысль формулировалась так: Это позабавило бы меня, если бы я хотел править...
There were doubtful glances exchanged within the council; Gl?in and Gimli and Boromir were now looking at the Elves more skeptically than before, like they had awoken out of a dream of words. Совет обменялся неуверенными взглядами. Глоин, Гимли и Боромир теперь смотрели на эльфов ещё более скептически, чем прежде, будто очнувшись от грёз слов.
"The Enemy is very wise," said Gandalf, "and weighs all things to a nicety in the scales of his malice. - Враг отнюдь не лишён мудрости, - сказал Гэндальф, - он взвешивает всё самым тщательным образом, но на весах злобы.
But the only measure that he knows is desire, desire for power; and so he judges all hearts. Обо всех сердцах судит он под знаком своей страсти - жажды власти.
Into his heart the thought will not enter that any will refuse it, that having the Ring we may seek to destroy it -" Ему едва ли придёт в голову мысль, что кто-то может отказаться от силы, что, владея Кольцом, мы решим уничтожить его...
"He will think of it!" cried Frodo. - Он подумает об этом! - воскликнул Фродо.
He struggled for words, trying to convey things that had once seemed perfect in his comprehension, and then faded like melting snow. "If the Enemy thought that all his foes were moved by desire for power alone - he would guess wrongly, over and over, and the Maker of this Ring would see that, he would know that somewhere he had made a mistake!" Frodo's hands stretched forth pleadingly. Он с трудом находил слова, пытаясь передать то, что прежде казалось кристально понятным, а потом поблекло, как талый снег. - Если бы Враг думал, что всеми его противниками движет лишь жажда власти - он бы ошибался в своих догадках снова и снова. Творец Кольца увидел бы это и понял, что где-то просчитался! - Фродо умоляюще протянул руки.
Boromir stirred, and his voice was doubtful. Боромир шевельнулся.
"You speak fair of the Enemy," said Boromir, "for one of his foes." - Вы слишком хорошего мнения о Враге, - голос его был полон сомнения, - для одного из его противников.
Frodo's mouth opened and shut in desperate bewilderment; for Frodo knew, he knew the Man was mad, but he could think of nothing to say. Фродо открывал и закрывал рот в отчаянном недоумении. Фродо знал, он знал, что этот человек безумен, но не мог придумать, что на это сказать.
Then Bilbo spoke, and his withered voice silenced the whole room, even Elrond who had been about to speak. Тут заговорил Бильбо, и его слабый голос заставил умолкнуть весь зал, даже Элронда, который сам собирался говорить.
"Frodo is right, I fear," whispered the old hobbit. "I remember, I remember what it was like. To see with the Black Sight. - Боюсь, Фродо прав, - прошептал старый хоббит.- Я помню, помню, каково это - смотреть Тёмным Зрением.
I remember. Я помню.
The Enemy will think that we might not trust one another, that the weaker among us will propose to destroy the Ring so that the stronger may not have it. Враг учтёт, что мы можем не доверять друг другу, что слабейший из нас может предложить уничтожить Кольцо, чтобы им не завладел сильнейший.
He knows that even one not truly good might still cry to destroy the Ring, to make a show of pretended goodness. Он учтёт, что даже тот, кто не по-настоящему добр, может призывать к уничтожению Кольца, пытаясь изобразить доброту.
And the Enemy will not think it impossible that such a decision be made by this council, for you see, he does not trust us to be wise." A whispering chuckle rose from the ancient hobbit's throat. "And if he did -why, he would still guard the Cracks of Doom. И Враг не посчитает невозможным, что этот совет примет такое решение, поскольку, видите ли, он не верит, что мы мудры, - древний хоббит тихо рассмеялся. - А если и посчитает... Что ж, он всё равно будет охранять Роковую Гору.
It would cost him little." Ему это несложно.
Now foreboding was on the faces even of the Elves, and the Wise; Elrond had frowned, and the sharp eyebrows of Gandalf furrowed. Теперь помрачнели даже лица эльфов и Мудрых. Элронд нахмурился. И острые брови Гэндальфа сошлись в раздумьях.
Frodo gazed at them all, feeling a wildness come over him, a despair; and as his heart weakened a shadow came over his vision, a darkness and a wavering. Фродо смотрел на них всех и чувствовал, как его сердце охватывает дикое отчаяние. И вместе с этим его взор застлала тень, тёмная и колеблющаяся.
From within the shadow Frodo saw Gandalf, and the wizard's strength was revealed as weakness, and his wisdom folly. Через эту тень Фродо видел Гэндальфа, и сила волшебника оказывалась слабостью, а мудрость -глупостью.
For Frodo knew, as the Ring seemed to drag and weigh on his breast, that Gandalf had not thought at all of history and lore, when the wizard spoke of how the Enemy would not understand any desire save power; that Gandalf had not remembered how Sauron had cast down and corrupted the Men of N?menor in the days of their glory. Фродо чувствовал тяжесть Кольца на своей груди и понимал, что, когда Гэндальф говорил о том, что Враг не понимает никаких желаний, кроме желания власти, он совсем не думал об истории, обо всём, что было раньше, что Гэндальф забыл, как Саурон обманул и совратил Людей Нуменора во дни их славы.
Just as it had not occurred to Gandalf that the Enemy might learn to comprehend foes of goodwill by looking... И Гэндальфу даже не приходило в голову, что Враг мог научиться понимать противников, которые руководствуются доброй волей, наблюдая за ними...
Frodo's gaze swung to Elrond, but there was no hope there, no answer and no rescue in the shadowy vision; for Elrond had let Isildur go, carrying the Ring from the Cracks of Doom where it should have been destroyed, to the cost of all this war. Взгляд Фродо обратился к Элронду, но и тут не было надежды, теневое зрение не показывало ни ответа, ни спасения. Ибо Элронд позволил Исилдуру уйти, унести Кольцо от Роковой Горы, где его следовало уничтожить, и именно это привело к нынешней войне.
Not for Isildur's own sake, not for friendship had it been done, for the Ring had killed Isildur in the end, and far worse fates could have followed him. И поступил он так не ради блага Исилдура и не во имя их дружбы, ибо в итоге Кольцо убило Исилдура, и это было далеко не худшей из его возможных судеб.
But the Doom that had stemmed from Isildur's deed would have seemed unsure to Elrond then, unsure and distant in time; and yet the cost to Elrond himself of taking his sword's pommel to the back of Isildur's head would have been surer, and nearer... Просто последствия деяния Исилдура казались тогда Элронду неопределёнными, неопределёнными и далёкими. И всё же ударить тогда Исилдура рукоятью меча по затылку было бы надёжнее и проще...
As though in desperation, Frodo turned to look at Aragorn, the weathered man who had donned his travel-worn clothes for this council, the heir of kings who spoke softly to hobbits. Словно цепляясь за последнюю надежду, Фродо повернулся к Арагорну, усталому человеку, пришедшему на совет в потёртой одежде, наследнику королей, который разговаривал с хоббитами на равных.
But Frodo's vision seemed to double, and in the shadowy second image Frodo saw a Man who had spent too much of his youth among Elves, who had learned to wear humble and stained clothes amid the gold and jewels, knowing he could not match them wisdom for wisdom, and hoping to outplay them in a fashion they would not emulate... Но зрение Фродо словно раздвоилось, и в призрачном втором образе Фродо увидел Человека, который в юности провёл слишком много времени среди эльфов, который научился носить скромные испятнанные одежды среди золота и драгоценных камней, который знал, что он не сможет сравниться с эльфами в мудрости, и надеялся переиграть их на том поле, где они не станут с ним соперничать...
In the sight of the Ring, which was the sight of the Ring's own Maker, all noble things faded into stratagems and lies, a world of grey and darkness without any light. В зрении Кольца, что было зрением Создателя Кольца, все достойные вещи тонули в стратагемах и лжи, мире серости и тьмы без капли света.
They had not made their choices knowingly, Gandalf or Elrond or Aragorn; the impulses had come from the dark hidden parts of themselves, the black secret depths which the Ring had rendered plain in Frodo's vision. Они не сделали выбор осознанно, ни Гэндальф, ни Элронд, ни Арагорн. Побуждения пришли из скрытых тёмных уголков, чёрных тайных глубин, что Кольцо ясно открыло взгляду Фродо.
Would they outthink the Shadow, when they could not comprehend even their own selves, or the forces that moved them? Могут ли они думать ясней Тени, если не могут познать ни самих себя, ни сил, движущих ими?
"Frodo!" came the sharp whisper of Bilbo's voice, and Frodo came to himself, and halted his hand reaching up toward where the Ring lay on his breast, on its chain, dragging like a vast stone around his neck. - Фродо! - донёсся резкий шёпот Бильбо. Фродо пришёл в себя и одёрнул руку, которая тянулась к Кольцу, что висело на его груди на цепи, как огромный камень на шее.
Reaching up to grasp the Ring wherein all answers lay. Тянулась, чтобы сжать Кольцо, в котором крылись все ответы.
"How did you bear this thing?" Frodo whispered to Bilbo, as if the two of them were the only souls in the room, though all the Council watched them. "For years? - Как ты носил эту штуку? - прошептал Фродо Бильбо, как будто они были одни в комнате, хотя весь Совет смотрел на них. - Годами?
I cannot imagine it." Представить не могу.
"I kept it locked in a room to which only Gandalf had the key," said his uncle, "and when I began to imagine ways to open it, I remembered Gollum." - Я хранил его взаперти в комнате, ключ от которой был только у Гэндальфа, - ответил его дядя, - и когда начинал искать способы открыть её, вспоминал Голлума.
A shudder went through Frodo, remembering the tales. The horror of the Misty Mountains, thinking, always thinking in the dark; ruling the goblins from the shadows and filling the tunnels with traps; but for Bilbo wearing the ring that first time not a single dwarf would have lived. По телу Фродо пробежала дрожь. Он вспомнил истории об Ужасе Туманных Гор, который мыслил, вечно мыслил во тьме, из тени правил гоблинами и заполнял туннели ловушками. Если бы не Бильбо, надевший кольцо в тот первый раз, ни один гном не ушёл бы оттуда живым.
And now, Legolas the Elf had told them, Gollum had given up on sending his agents against the Shire, had at last found the courage to leave his mountains and seek the Ring himself. И теперь эльф Леголас сказал им, что Голлум перестал посылать своих агентов в Шир, нашёл наконец-то смелость покинуть свои горы и ищет Кольцо сам.
That was Gollum, the fate which Frodo would share himself, if the Ring were not destroyed. Голлум - это та судьба, которую разделит Фродо, если Кольцо не будет разрушено.
Only they had no way to destroy the Ring. Вот только способа разрушить Кольцо у них не было.
The Shadow had foreseen every move they could make. Тень предвидела каждый шаг, который они могли сделать.
Had almost - Frodo still could not imagine how it had been done, how the Shadow had arranged such a thing - had almost maneuvered the Council into sending the Ring straight into Mordor with only a tiny guard set on it, as they would have done if Frodo and Bilbo had not been there. Фродо до сих пор не мог представить: как, каким образом Тень смогла это организовать? Она чуть не заставила Совет отправить Кольцо в Мордор под охраной лишь крохотной группы, и совет бы так и решил, если бы не присутствие Фродо и Бильбо.
And having foregone that swiftest of all possible defeats, the only question remaining was how long it would take to lose. И даже если они откажутся от этого быстрейшего способа проиграть, вопрос был лишь в том, как долго они продержатся.
Gandalf had delayed too long, delayed far too long to set this march in motion. Гэндальф откладывал слишком долго, слишком поздно начал действовать.
It could have been so easy, if only Bilbo had set out eighty years earlier, if only Bilbo had been told what Gandalf had already suspected, if only Gandalfs heart had not silently flinched away from the prospect of being embarrassingly wrong... Всё было бы так просто, если бы только Бильбо отправился в путь 80 лет назад, если бы Бильбо рассказали о том, о чём уже подозревал Гэндальф, если бы сердце Гэндальфа не сжалось от перспективы оказаться постыдно неправым...
Frodo's hand spasmed on his breast; without thought, his fingers began to rise again toward the vast weight of the chain on which the Ring hung. Рука Фродо дёрнулась, его пальцы сами по себе начали тянуться к тяжести цепи, на которой висело Кольцо.
All he had to do was put on the Ring. Нужно всего лишь надеть Кольцо.
Just that, and all would become clear to him, once more the slowness and mud would leave his thoughts, all possibilities and futures transparent to him, he would see through the Shadow's plans and devise an irresistible counterstroke - Просто надеть - и всё станет ясно, его мысли снова освободятся от тормозящего их мусора, все вероятности и варианты будущего станут для него очевидными, он прозрит сквозь планы Тени и придумает неостановимый контрудар...
- and he would never be able to take off the Ring, not again, not by any will that would be left to him. ...и никогда не сможет снять Кольцо, не сможет пойти на это снова, у него уже не хватит на это силы воли.
All Frodo had of those moments were fading memories, but he knew that it had felt like dying, to let all his towers of thought collapse and become only Frodo once more. Память о Заветери почти истаяла, но он знал: когда падут башни его мыслей и он снова станет просто Фродо, это будет неотличимо от смерти.
It had felt like dying, he remembered that much of Weathertop even if he remembered little else. Он помнил, что на Заветери ему показалось, что он умирает, хотя он вообще плохо помнил, что там было.
And if he did wear the Ring again, it would be better to die with it on his finger, to end his life while he was still himself; for Frodo knew that he could not withstand the effects of wearing the Ring a second time, not afterward when the limitless clarity was lost to him... И если он наденет Кольцо снова, то лучше ему умереть с ним на пальце, окончить жизнь пока он будет самим собой. Ибо Фродо понимал - второй раз потерю этой безграничной ясности он не выдержит...
Frodo looked around the Council, at the poor lost leaderless Wise, and he knew they could not defeat the Shadow by their own strength. Фродо оглядел бедных, потерянных Мудрых. Он знал, они не смогут победить Тень своими силами.
"I will wear it one last time," Frodo said, his voice broken and failing, as he had known from the beginning that he would say in the end, "one last time to find the answer for this Council, and then there will be other hobbits." - Я надену его в последний раз, - надломленным, упавшим голосом выдавил Фродо. Он с самого начала знал, что этим всё и закончится. - В последний раз, чтобы найти ответ для этого Совета. А потом его будут носить другие хоббиты.
"No!" screamed the voice of Sam, as the other hobbit began to rush forward from where he had hidden; even as Frodo, with movement as swift and precise as a Nazg?l, took out the Ring from beneath his shirt; and somehow Bilbo was already standing there and had already thrust his finger through. - Нет! - раздался крик Сэма, который стремительно выскочил из своего укрытия. Но Фродо уже, двигаясь быстро и чётко, как назгул, вытащил Кольцо из-под рубашки, но каким-то образом Бильбо уже оказался рядом и уже просунул сквозь него палец.
It all happened before even Gandalfs staff could point, before Aragorn could level the hilt-shard of his sword; the Dwarves shouted in shock, and the Elves were dismayed. Гэндальф даже не успел вскинуть посох, а Арагорн - выхватить рукоять с обломком меча. Гномы от потрясения вскрикнули, эльфы были в смятении.
"Of course," said Bilbo's voice, as Frodo began to weep, "I see it now, I understand everything at last. - Конечно, - раздался голос Бильбо. Фродо заплакал. - Теперь я понимаю, теперь я наконец понял всё.
Listen, listen and swiftly, here is what you must do -" Слушайте, слушайте внимательно, вот, что вы должны сделать...
THE WITCH AND THE WARDROBE * * * КОЛДУНЬЯ И ПЛАТЯНОЙ ШКАФ
With a critical eye, Peter looked over the encamped Centaurs with their bows, Beavers with their long daggers, and talking Bears with their chain-mail draped over them. Питер тщательно осмотрел расположившихся лагерем кентавров-лучников, бобров, вооружённых длинными кинжалами, и говорящих медведей, одетых в кольчуги.
He was in charge, because he was one of the mythical Sons of Adam and had declared himself High King of Narnia; but the truth was he didn't really know much about encampments, weapons, and guard patrols. Он командовал, потому что был одним из мифических Сыновей Адама и объявил себя Верховным Королём Нарнии, но по правде он знал не слишком много об обустройстве лагеря, оружии и дозорах.
In the end all he could see was that they all looked proud and confident, and Peter had to hope they were right about that; because if you couldn't believe in your own people, you couldn't believe in anyone. В итоге он смог увидеть только то, что все выглядели гордо и уверенно, и Питеру приходилось надеяться, что у них есть на это основания. Потому что если ты не веришь в своих людей, ты не можешь верить ни в кого.
"They'd scare me, if I had to fight 'em," Peter said finally, "but I don't know if it's enough to beat... her." - Если бы мне нужно было сражаться с ними, я бы испугался, - наконец сказал Питер. - Но я не знаю, хватит ли этого, чтобы разбить... её.
"You don't suppose this mysterious lion will actually show up and help us, d'you?" said Lucy. Her voice was very quiet, so that none of the creatures around them would hear. "Only it'd be nice to really have him, don't you think, instead of just letting people think that he put us in charge?" - Ты не думаешь, что этот таинственный лев на самом деле появится и поможет нам, верно? -очень тихо спросила Люси, так, чтобы её не услышал никто из созданий вокруг них. - Однако было бы очень приятно, если бы он на самом деле существовал, чтобы нам не нужно было просто позволять людям думать, что он назначил нас главными, правда же?
Susan shook her head, shaking the magical arrows in the quiver on her back. Сьюзен помотала головой, магические стрелы качнулись в колчане за её спиной.
"If there was really someone like that," Susan said, "he wouldn't have let the White Witch cover the land in winter for a hundred years, would he?" - Если бы кто-то такой на самом деле существовал, разве он позволил бы Белой Колдунье устроить в стране зиму на сотню лет?
"I had the strangest dream," Lucy said, her voice even quieter, "where we didn't have to organize any creatures or convince them to fight, we just walked into this place and the lion was already here, with all the armies already mustered, and he went and rescued Edmund, and then we rode alongside him into this tremendous battle where he killed the White Witch..." - Мне снился очень странный сон, - ещё тише сказала Люси. - Там нам не нужно было организовывать всех и убеждать их сражаться, мы просто пришли сюда и здесь уже был лев, и все армии уже были собраны. И он пошёл и освободил Эдмунда, и затем мы скакали с ним на грандиозную битву, где он убил Белую Колдунью...
"Did the dream have a moral?" said Peter. - У этого сна была какая-нибудь мораль? -спросил Питер.
"I don't know," said Lucy, blinking and looking a little puzzled. "In the dream it all seemed pointless somehow." - Не знаю, - Люси моргнула. Она выглядела немного растеряно. - Во сне всё казалось каким-то бессмысленным.
"I think maybe the land of Narnia was trying to tell you," said Susan, "or maybe it was just your own dreams trying to tell you, that if there was really such a person as that lion, there'd be no use for us." - Думаю, возможно, сама Нарния пытается сказать тебе, - сказала Сьюзен, - или, может быть, просто твои собственные сны пытаются сказать тебе, что если бы на самом деле было такое существо, как этот лев, то зачем были бы нужны мы?
MY LITTLE PONY: FRIENDSHIP IS SCIENCE * * * МОИ МАЛЕНЬКИЕ ПОНИ: ДРУЖБА -ЭТО НАУКА
"Applejack, who told me outright that I was mistaken, represents the spirit of... honesty!" The dusky pony raised her head even higher, her mane blowing like a wind about the night sky of her long neck, her eyes blazing like stars. "Fluttershy, who approached the manticore to find out about the thorn in its paw, represents the spirit of... investigation! - Эпплджек, которая прямо сказала мне, что я ошибаюсь, олицетворяет собой дух... честности! -Сумрачная пони подняла голову ещё выше, её грива развевалась словно ветер вокруг тёмной, как ночное небо, длинной шеи, глаза сияли подобно звёздам. - Флаттершай, которая приблизилась к мантикоре, чтобы разузнать о колючке в её копыте, является воплощением духа... исследования!
Pinkie Pie, who realized that the awful faces were just trees, represents the spirit of... formulating alternative hypotheses! Пинки Пай, которая поняла, что ужасные лица были на самом деле деревьями, воплощает дух... формулирования альтернативной гипотезы!
Rarity, who solved the serpent's problem represents the spirit of... creativity! Рарити, решившая проблему змеи, олицетворяет дух... изобретательности!
Rainbow Dash, who saw through the false offer of her heart's desire, represents the spirit of... analysis! Радуга Дэш, способная видеть сквозь ложь, навязываемую желаниями её сердца, является воплощением духа... аналитики!
Marie-Susan, who made us convince her of our theories before she funded our expedition, represents the spirit of... peer review! Мэри-Сьюзен, заставлявшая нас сперва убедить её в верности наших теорий, прежде чем финансировать нашу экспедицию, олицетворяет дух... рецензирования!
And when those Elements are ignited by the spark of curiosity that resides in the heart of all of us, it creates the seventh element - the Element of Sci-" И когда все эти Элементы загораются искрой любопытства, которая есть во всех нас, возникает седьмой элемент - Элемент Науч...
The blast of power that came forth was like a wind of brilliant lava, it caught Marie-Susan before the pony could even flinch, and stripped her flesh from her bones and crumbled her bones to ash before any of them had the chance to rear in shock. Пони не успели даже вздрогнуть, когда сгусток силы, похожий на вихрь сверкающей лавы, настиг Мэри-Сьюзен. Он сорвал её плоть с костей и смолол её кости в пыль раньше, чем кто-либо из них в потрясении встал на дыбы.
From the dark thing that stood in the center of the dais where the Elements had shattered, from the seething madness and despair surrounding the scarce-recognizable void-black outline of a horse, came a voice that seemed to bypass all ears and burn like cold fire, sounding directly in the brain of every pony who heard: Из темноты, стоявшей по центру помоста, где были сокрушены Элементы, из бурлящего безумия и отчаяния, окружавшего едва узнаваемый чёрный силуэт лошади, раздался голос, который, словно обжигая холодным огнём, прозвучал непосредственно в мозгу каждой пони:
Did you expect me to just stand there and let you finish? Вы думали, я буду просто стоять здесь и ждать, пока вы закончите?
The screams began, then, echoing around that ancient and abandoned throne room; and Applejack fell to her forelocks beside the still-glowing ash that was all that remained of Marie-Susan's bones, looking too shattered even to sob. Только теперь они закричали, и эхо разнесло их крики по древнему, заброшенному тронному залу. Эпплджек ткнулась чёлкой в землю рядом со всё ещё тлеющим пеплом костей Мэри-Сьюзен. Она была слишком потрясена, чтобы плакать.
Twilight Sparkle stared at the horror that had once been Nightmare Moon, racking her brains with frantic desperation and realizing that it was over, they were doomed, it was hopeless without Marie-Susan; everyone knew that no matter how honest, investigating, skeptical, creative, analytic, or curious you were, what really made your work Science was when you published your results in a prestigious journal. Сумеречная Искорка уставилась на ужас, который когда-то был Кошмарной Луной. Её мозг терзало неистовое отчаяние, осознание, что всё кончено, без Мэри-Сьюзен они обречены. Все знают: не важно, насколько ты честен, какой ты исследователь, скептик, творец, аналитик, или насколько ты любопытен. На самом деле твоя работа становится Наукой только после публикации результатов в престижном журнале.
Everyone knew that... Все это знают...
THE VILLAGE HIDDEN IN THE CLARITY * * * ДЕРЕВНЯ, СОКРЫТАЯ В ЯСНОСТИ
"Consider the computational power required to manifest over a hundred shadow clones," the Uchiha genius said in his dispassionate tones. "It is an error of rationality, Sakura, to say 'fluke' and think you have explained anything. - Учитывая вычислительную мощность, необходимую для поддержания около сотни Теневых Клонов, - бесстрастно произнёс гений клана Утиха, - нерационально говорить "повезло" и считать, что это всё объясняет.
'Fluke' is simply the name one gives to data that one is ignoring." "Повезло" - это всего лишь обозначение информации, которую игнорируешь.
"But it has to be a fluke!" Sakura yelled. - Но это именно везение! - завопила Сакура.
With effort, she calmed her voice into the careful precision expected of a rationality ninja; it wouldn't do to have her crush think she was stupid. "Like you said, the computational power required to use over a hundred Kage Bunshin is simply absurd. Усилием воли она понизила голос аккурат до тона, которым и должен разговаривать ниндзя-рационалист, - не стоило давать своему отряду повод усомниться в её уме. - Как ты и сказал, параметры вычислительной мощности, требуемые для использования почти ста Кагэ Бунсин, просто абсурдны.
We're talking the level of a major superintelligence. Naruto's the dead last of our class. Мы говорим об уровне внушительного сверхразума, а Наруто - последний двоечник класса.
He's not even jounin-level smart, let alone a superintelligence!" Его сообразительность не тянет даже на уровень тюунина, что уж говорить о сверхразуме!
The Uchiha's eyes gleamed, almost as though he had activated his Smartingan. Глаза Утихи блеснули, как если бы он активизировал свой Шаринган.
"Naruto can manifest a hundred independently acting clones. - Наруто может поддерживать сотню независимо действующих клонов.
He must have the raw brainpower. Он должен иметь необходимый объём чистой вычислительной мощности.
But, under ordinary circumstances, something prevents him from using this computational power efficiently... like a mind at war within itself, perhaps? Но в обычных условиях что-то препятствует эффективному использованию его мыслительных способностей... Возможно, причина - сознание, которое воюет само с собой?
We now have cause to believe that Naruto is in some way connected to a superintelligence, and as a recently graduated genin, he, like us, is fifteen years old. Сейчас у нас есть основания верить, что Наруто неким образом связан со сверхразумом. И, так как он получил степень генина недавно, ему, как и нам, пятнадцать лет.
What happened fifteen years ago, Sakura?" Что произошло пятнадцать лет назад, Сакура?
It took a moment for Sakura to comprehend, to remember, and then she understood. Понадобилось мгновение, чтобы осмыслить и вспомнить, и тут Сакура поняла.
The attack of the Nine-Brains Demon Fox. Нападение Девятимозгового Демона-Лиса.
Just a small bone-white creature with big ears and bigger tail and beady red eyes. Маленькое существо цвета слоновой кости с огромными ушами, ещё более гигантским хвостом и маленькими, красными глазками.
It was no stronger than an ordinary fox, it didn't breathe fire or flash laser eyes, it possessed no chakra and no magic of any kind, but its intelligence was over nine thousand times that of a human being. Он был не сильнее обычной лисы, не изрыгал пламя, не стрелял вспышками лазера из глаз, не обладал ни чакрой, ни какой-либо магией, но его разум превосходил человеческий почти в девять тысяч раз.
Hundreds had been killed, half the buildings wrecked, almost the whole village of Beisugakure had been destroyed. Сотни были убиты, половина строений была разрушена. Деревня, сокрытая в ясности, была уничтожена.
"You think the Kyubey is hiding inside Naruto?" Sakura said. - Ты думаешь, Кьюбей прячется внутри Наруто? -спросила Сакура.
A moment later, her brain automatically went on to fill in the obvious implications of the theory. "And the software conflict between their existences is why he acts like a gibbering idiot half the time, but can control a hundred Kage Bunshin. Секундой позже её мозг автоматически прошёл дальше, выстраивая все очевидные следствия этой теории. - Тогда программный конфликт сосуществования двух сознаний и есть причина того, что Наруто в половине случаев ведёт себя как круглый дурак, но в тоже время может контролировать сто Теневых Клонов.
Huh. Хех.
That makes... a lot of sense... actually..." Вообще-то... это многое объясняет...
Sasuke gave her the brief, contemptuous nod of someone who had figured all this out on his own, without anyone else needing to prompt him. Саске резко и надменно кивнул, как человек, выяснивший всё своими собственными силами, без посторонней помощи и подсказок.
"Ano..." said Sakura. Only years of sanity exercises channeled her complete screaming panic into pragmatically useful policy options. "Shouldn't we... tell someone about this? - Э-э... - произнесла Сакура - лишь годы ментальных практик помогли ей направить охвативший её позыв панически заорать в русло практической пользы и благоразумия. - Следует ли нам рассказать об этом кому-нибудь?
Like, sometime in the next five seconds?" Например, в ближайшие пять секунд?
"The adults already know," Sasuke said emotionlessly. "It is the obvious explanation for their treatment of Naruto. - Старейшины уже в курсе, - бесстрастно отозвался Саске. - Это объясняет их отношение к Наруто.
No, the real question is how this fits into the outwitting of the Uchiha..." Нет, главный вопрос - как это связано с тем, что клан Утиха был... перехитрён?
"I don't see how it fits at all -" began Sakura. - Я не понимаю, как это вообще может быть связано, - начала Сакура.
"It must fit!" A tinge of frantic emotion flickered in Sasuke's voice. "I asked that man why he did it, and he told me that when I knew the answer to that, it would explain everything! - Это должно было сыграть свою роль! - Лёгкий оттенок неистовых эмоций промелькнул в голосе Саске. - Я спросил того человека, почему он сделал то, что сделал, и он сказал мне, что в тот момент, как я узнаю ответ, станет понятно всё!
Surely this must also be part of what is to be explained!" И это, разумеется, также должно быть частью решения.
Sakura sighed to herself. Сакура вздохнула.
Her personal hypothesis was that Itachi had just been trying to drive his brother into clinical paranoia. Лично она придерживалась гипотезы, что Итати просто пытается сделать из своего брата клинического параноика.
"Yo, kids," said the voice of their rationality sensei from their radio earpieces. "There's a village in Wave trying to build a bridge, and it keeps falling down for no reason anyone can figure out. - Йо, малышня, - раздался голос их сенсея-рационалиста внаушниках-радиоприёмниках. - Одна деревня в стране Волн пытается построить мост, который постоянно рушится по какой-то невыясненной причине.
Meet up at the gates at noon. Встречаемся у ворот в полдень.
It's time for your first C-ranked analysis mission." Настало время для вашей первой аналитической миссии уровня С.
ERD?S IN CHAINS * * * ЭРДЁШ В ЦЕПЯХ
"How could you do it, Anita?" said Richard, his voice very tight. "How could you coauthor a paper with Jean-Claude? - Как ты могла так поступить, Анита? - спросил Ричард натянутым голосом. - Как ты могла написать статью в соавторстве с Жан-Клодом?
You study the undead, you don't collaborate with them on papers!" Ты изучаешь нежить, но ты не должна вместе с ними писать статьи!
"And what about you?" I spat. "You coauthored a paper with Sylvie! - А что насчёт тебя? - вспылила я. - Ты написал статью вместе с Сильвией!
It's all right for you to be prolific but not me?" То есть плодотворная работа - это нормально для тебя, но не для меня?
"I'm the head of her institute," Richard growled. - Я глава её института, - зарычал Ричард.
I could feel the waves of science radiating off him; he was angry. "I have to work with Sylvie, it doesn't mean anything! Я чувствовала волны научности, исходящие от него, он был разозлён. - Мне приходится работать с Сильвией, и это ничего не значит!
I thought our own research was special, Anita!" Я думал, наши с тобой исследования особенные, Анита!
"It is," I said, feeling helpless about my inability to explain things to Richard. - Они такими и остались, - сказала я, чувствуя беспомощность от своей неспособности объяснить всё Ричарду.
He didn't understand the thrill of being a polymath, the new worlds that were opening up to me. "I didn't share our research with anyone -" Он не понимал, как волнительно быть эрудитом, не мог постичь новые миры, открывшиеся мне. - Я не разделю наши исследования ни с кем...
"But you wanted to," said Richard. - Но ты хотела бы, - сказал Ричард.
I didn't say anything, but I knew that the look on my face said it all. Я ничего не ответила. Но знала, что всё написано у меня на лице.
"God, Anita, you've changed," said Richard. - Боже, Анита, ты изменилась, - сказал Ричард.
He seemed to slump in on himself. "Do you realize that the monsters are joking about Blake numbers, now? Казалось, он как-то внутренне обмяк.- Ты отдаёшь себе отчёт, что монстры уже отпускают шуточки насчет числа Блейк?
I used to be your partner in everything, and now - I'm just another werewolf with a Blake number of 1." Я должен был стать твоим партнёром во всём, а теперь я - просто ещё один оборотень с числом Блейк, равным единице.
THUNDERSMARTS * * * ГРОМОВЫЕ УМНИКИ
"I am sick of this!" shouted Liono. "Sick of doing this every single week! - Меня от этого уже тошнит! - крикнул Лайон-о. -Достало делать одно и то же каждую чёртову неделю!
Our species was capable of interstellar travel, Panthro, I know the quantities of energy involved! Наш вид был способен на межзвёздные путешествия, Пантро, я знаю, сколько на это требуется энергии!
There is no way you can't build a nuke or steer an asteroid or somehow blow up that ever-living idiot's pyramid!" Невозможно, чтобы ты не мог построить ядерную бомбу, или направить астероид, или ещё как-нибудь взорвать пирамиду этого бессмертного идиота!
HE-MAN AND THE MASTERS OF RATIONALITY * * * ХИ-МЕН И ВЛАСТЕЛИНЫ РАЦИОНАЛЬНОСТИ
"Fabulous secret knowledge was revealed to me on the day I held aloft my magic book and said: By the power of Bayes's Theorem!" Легендарные тайные знания открылись мне в тот день, когда я вскинул вверх свою магическую книгу и произнёс: "Властью теоремы Байеса!"
FATE/SANE NIGHT * * * СУДЬБА/НОЧЬ РАЗУМА
I am the core of my thoughts Я стержень моих мыслей
Belief is my body And choice is my blood Вера моё тело и выбор кровь моя
I have revised over a thousand judgments Я пересмотрел сверх тысячи мнений
Unafraid of loss Nor aware of gain Не боясь потерь и не сознавая побед
Have withstood pain to update many times Каждый раз выдерживая боль обновления
Waiting for truth's arrival. В ожидании явления истины.
This is the one uncertain path. Мой единственный путь - неуверенность.
My whole life has been... Вся моя жизнь...
Unlimited Bayes Works! Бесконечные байесовские вычисления!
THE NAME OF THE RATIONALITY * * * ИМЯ РАЦИОНАЛЬНОСТИ
The eleven-year-old boy who would someday become legend - slayer of dragons, killer of kings - had but one thought upon his mind, as he approached the Sorting Hat to enter into the study of mysteries. Одиннадцатилетний мальчик, который однажды станет легендой - убийцей драконов, убийцей королей - приближался к Распределяющей Шляпе, готовый взяться за исследование тайн. Только одна мысль повторялась в его голове.
Anywhere but Ravenclaw anywhere but Ravenclaw oh please anywhere but Ravenclaw... Только не в Когте вран, только не в Когтевран, пожалуйста, только не в Когтевран...
But no sooner the brim of the ancient felted device slipped over his forehead - Но едва край древнего войлочного устройства скользнул по лбу...
"RAVENCLAW!" - КОГТЕВРАН!
As the table decked in blue began to applaud him, as he approached the dread table where he would spend the next seven years, Kvothe was already wincing inside, waiting for the inevitable; and the inevitable happened almost at once, exactly as he had feared it, before he'd even had a chance to sit down properly. Из-за стола, украшенного синим, раздались аплодисменты. Квоут двинулся к этому ужасному столу, за которым ему придется провести следующие семь лет. Он уже внутренне сжался, ожидая неизбежного, и неизбежное случилось почти сразу, в точности как он и боялся, даже прежде, чем он успел нормально сесть.
"So!" an older boy said with the happy expression of someone who's thought of something terribly clever. "Kvothe the Raven, huh?" - Так! - сказал старший мальчик с таким счастливым выражением лица, будто ему в голову пришла ужасно умная мысль. - Квоут Ворон, да? От переводчиков: В данном фрагменте присутствует непереводимая игра слов. Получившееся имя героя - Квоут Ворон, "Kvothe the Raven" на английском - созвучно словосочетанию "Quoth the raven" ("каркнул ворон"), которое является рефреном в знаменитом стихотворении Эдгара По "Ворон".
TENGEN TOPPA GURREN RATIONALITY 40K * * * ТЭНГЭН ТОППА ГУРРЕН РАЦИОНАЛЬНОСТЬ 40К
I have a truly marvelous story for this crossover which this margin is too narrow to contain. Я придумал поистине чудесную историю для этого кроссовера, но поля здесь слишком узки для того, чтобы вместить её.
UTILITARIAN TWILIGHT * * * УТИЛИТАРНЫЕ СУМЕРКИ
(Note: Written after I heard Alicorn was writing a Twilight fanfic, but before I read Luminosity. (Заметка: Написано после того, как я услышал, что Alicorn пишет фанфик по "Сумеркам", но до того, как я прочёл "Luminosity".
It's obvious if you're one of us.) Это очевидно, если ты один из нас.)
"Edward," said Isabella tenderly. - Эдвард, - мягко сказала Изабелла.
She reached up a hand and stroked his cold, sparkling cheek. "You don't have to protect me from anything. Подняв руку, она погладила его по холодной блестящей щеке. - Тебе не нужно защищать меня от чего бы то ни было.
I've listed out all the upsides and all the downsides, assigned them consistent relative weights, and it's just really obvious that the benefits of becoming a vampire outweigh the drawbacks." Я выписала все плюсы и минусы, оценив их относительную значимость. И стало совершенно очевидно - преимущества превращения в вампира перевешивают все недостатки.
"Bella," Edward said, and swallowed desperately. "Bella -" - Белла, - судорожно сглотнул Эдвард, - Белла...
"Immortality. - Бессмертие.
Perfect health. Идеальное здоровье.
Awakening psychic powers. Разбуженные экстрасенсорные способности.
Easy enough to survive on animal blood once you do it. И придерживаться диеты из крови животных достаточно просто.
Even the beauty, Edward, there are people who would give their lives to be pretty, and don't you dare call them shallow until you've tried being ugly. Даже красота. Эдвард, на свете есть люди, готовые отдать за это жизнь, и не смей назвать их поверхностными до тех пор, пока не узнаешь на себе, каково быть страшилищем.
Do you think I'm scared of the word 'vampire'? Думаешь, я боюсь слова "вампир"?
I'm tired of your arbitrary deontological constraints, Edward. Я устала от твоих субъективных деонтологических ограничений, Эдвард.
The whole human species ought to be in on your fun, and people are dying by the thousands even as you hesitate." Весь человеческий род должен быть на этом вашем празднике жизни, а люди умирают тысячами, пока вы колеблетесь.
The gun in his lover's hand was cold against his forehead. Пистолет в руке возлюбленной застыл напротив его лба.
It wouldn't kill him, but it would disable him for long enough - Это не убьёт его, но выведет из строя на время достаточное, чтобы...
JASMINE AND THE LAMP ЖАСМИН И ЛАМПА
Aladdin's face was wistful, but determined, as the newly minted street urchin addressed the blue being of cosmic power for one last time, prepared to leave behind the wealth and hope he had so briefly tasted for the sake of his friend. Лицо Алладина было задумчивым, но сконцентрированным, ибо новоиспечёный уличный мальчишка обратился к синему существу вселенской силы в последний раз, приготовившись оставить позади богатство и надежду, которые он так ненадолго вкусил во имя своего друга.
"Genie, I make my third wish. - Джин, у меня третье желания.
I wish for you to be -" Я хочу, чтоб ты был...
Princess Jasmine, who had been staring at this with her mouth open, not quite believing what she was seeing, just barely managed to overcome her paralysis and yank the lamp out of the boy's hand before he could finish the fatal sentence. Принцесса Жасмин, которая наблюдала за этим, раскрыв рот, не вполне веря в то, что она видит, с трудом преодолела свой ступор и выхватила лампу из рук мальчика, до того как тот смог закончить свой смертельный приговор.
"Excuse me," said Jasmine. "Aladdin, my darling, you're cute but you're an idiot, do you know that? - Ты, конечно, извини, - сказала Жасмин. -Алладин, дорогой, ты милый, но ты идиот, знаешь, да?
Did you not notice how once Jafar got his hands on this lamp, he got his own three wishes - oh, never mind. Ты заметил, что когда Джафар получил эту лампу в свои руки, у него были собственные три желания... А, неважно.
Genie, I wish for everyone to always be young and healthy, I wish nobody ever had to die if they didn't want to, and I wish for everyone's intelligence to gradually increase at a rate of 1 IQ point per year." Джин, я хочу, чтоб все были всегда молодыми и здоровыми, я хочу, чтоб никто не был вынужден умирать, если не хочет этого, я хочу, чтоб интеллект каждого увеличивался на один пункт IQ каждый год.
She tossed the lamp back to Aladdin. Она бросила лампу обратно Аладдину.
"Go back to what you were doing." - Давай, заканчивай, что ты там хотел.
RATIONALIST HAMLET * * * РАЦИОНАЛЬНЫЙ ГАМЛЕТ
(contributed by Histocrat on LiveJournal, post 13389, aka HonoreDB on LessWrong) (представлено в ЖЖ пользователем Histocrat, пост 13389, также известным под ником HonoreDB на сайте LessWrong)
(reposted with permission) (включено с его разрешения)
HAMLET Гамлет:
Interloper, abandon this strange prank, Сей странный розыгрыш оставь, незваный гость,
which makes cruel use of the blindness of my grief, Насмешку злую над слепотою горя моего
and the good heart of my good friend Horatio. И добрым сердцем друга моего Горацио.
Or else, if thou hast true title to this belov'd form, Но коли ты и в правду тот, чей милый сердцу облик принял,
tell me: Скажи:
What drawing did I present to Hamlet King, Какой рисунок преподнёс я королю-отцу
when six years old and scarce out of my sling? Шести лет отроду, едва покинув колыбель?
Ghost Призрак:
' twas a unicorn clad all in mail. Единорог то был, покрытый весь бронёю.
HAMLET Гамлет:
What. Что.
Ghost Призрак:
Mark me. Так слушай.
HAMLET Гамлет:
Father, I will. Отец, конечно.
Ghost Призрак:
My hour is almost come, Уж близок час мой,
When I to sulphurous and tormenting flames Когда в мучительный и серный пламень
Must render up myself. Вернуться должен я.
HAMLET Гамлет:
Thou art in torment? В мученьях ты?
Ghost Призрак:
Ay, as are all who die unshriven. Да, как и все, кто умер неотпетым.
HAMLET Гамлет:
Like every Dane this is what I've been taught. Как все датчане, так меня учили.
Yet I did figure such caprice ill-suited to almighty God. Хотя я понял, что каприз такой не красит всемогущего Творца,
For all who suffer unlook'd for deaths, unattended by God's chosen priests, Что все, кто без свидетелей погиб, не на виду священников, что Бог избрал,
to be then punish'd for the ill-ordering of the world... затем наказаны за неустройство мира...
Ghost Призрак:
'twas not the world that killed me, nor accident of any kind. Не мир убил меня, не случай рода никакого.
HAMLET Гамлет:
What? Что?
Ghost Призрак:
If thou didst ever thy dear father love, Коль ты отца когда-нибудь любил,
Revenge his foul and most unnatural murder. Отмсти за гнусное его убийство.
HAMLET Гамлет:
Oh God. О Боже!
Ghost Призрак:
My time grows ever shorter. Моё время на исходе.
Wilt thou hear the tale? Ты слушаешь рассказ?
HAMLET Гамлет:
No. Нет.
Ghost Призрак:
What? Что?
HAMLET Гамлет:
My love for you does call me to avenge your death, Любовь к тебе всецело требует отмщения за смерть твою,
but greater crimes have I heard told this night. Но в эту ночь я слышал о страшнее злодеяньях.
If all those murdered go to Hell, and others as well, Убитые все попадают в ад, и с ними попадают остальные,
who would have confess'd had they the time, Кто мог покаяться, имей на это время,
If people who are, in balance, good, suffer grisly И если люди те, кто в сущности добры, страдают страшно
at the hands of God, then I defy God's plan. Божьей волей, бросаю вызов планам я Его.
Good Ghost, as one who dwells beyond the veil, О добрый призрак, из-за той завесы,
you know things that we mortals scarce conceive. Ты знаешь то, что смертные так редко постигают,
Tell me: is there some philter or device, Скажи мне: есть ли зелье или средство,
outside nature's ken but not outside her means, Природы вне познанья, но не вне средств её,
by which death itself may be escap'd? Что нам поможет смерти избежать?
Ghost Призрак:
You seek to evade Hell? Ты ищешь, как избегнуть Ада?
HAMLET Гамлет:
I seek to deny Hell to everyone! Ищу, как всем его избегнуть!
and Heaven too, for I suspect the Heaven of our mad God И рая тоже, ибо я подозреваю, тот рай, что создал сумасшедший Бог,
might be a paltry thing, next to the Heaven I will make of Earth, Лишь жалок по сравненью с небесами, что будут на земле,
when I am its immortal king. Как только здесь бессмертным королём я стану.
Ghost Призрак:
I care not for these things. Меня всё это больше не заботит.
Death and hell have stripp'd away all of my desires, Ведь смерть и ад забрали все желанья,
save for revenge upon my murderer. Кроме желанья отомстить убийце.
HAMLET Гамлет:
Thou shalt not be avenged, save that thou swear: Отмщенье ты получишь, лишь поклявшись:
an I slay thine killer, so wilt thou vouchsafe to me the means Когда сражу убийцу твоего, ты дашь мне средство,
by which I might slay death. Что смерти мне поможет избежать.
He who killed you will join you in the Pit, and then that's it. Убийца встретится с тобою в преисподней,
No further swelling of Hell's ranks will I permit. Но после в Ад закрою я врата.
Ghost Призрак:
Done. Да будет так.
When my brother is slain, he who poured the poison in my ear, Как только брат, что в ухо влил мне яд, падёт,
then will I pour in yours the precious truth: Я наделю тебя ценнейшей правдой:
the making of the Philosopher's Stone. Как сделать Философский Камень.
With this Stone, thou may'st procure Тебе поможет сделать зелье он,
a philter to render any man immune to death, and more transmute Бессмертным делает оно любого, и в золото металлы обратит,
base metal to gold, to fund the provision of this philter to all mankind. Чтоб обеспечить этим зельем всех людей.
HAMLET Гамлет:
Truly there is nothing beyond the dreaming of philosophy. Воистину, доступно философии всё взору.
Wait. Постой.
The man whom I must kill-my uncle the king? Убить я должен дядю-короля?
Ghost Призрак:
Ay, that incestuous, that adulterate beast, Да, этот блудный зверь, кровосмеситель,
With witchcraft of his wit, with traitorous gifts- Волшбой ума, коварства чёрным даром...
HAMLET Гамлет:
Indeed, he has such gifts I near despair, И впрямь дары его столь многолики
of killing him and yet succeeding to his throne. Почти надежды нет убить его и трон занять.
'twill be an awesome fight for awesome stakes. Та будет грандиозной схватка, как и ставки.
Hast thou advice? Ты дашь совет?
A cock crows. Крик петуха.
Exit Ghost. Призрак уходит.
(HonoreDB has now extended this to a complete ebook) (HonoreDB сделал из этого полноценную электронную книгу)
(entitled (название:
"A Will Most Incorrect to Heaven: The Tragedy of Prince Hamlet and the Philosopher's Stone") "Стремление, совершенно противное небесам: Принц Гамлет и Философский камень" - "A Will Most Incorrect to Heaven: The Tragedy of Prince Hamlet and the Philosopher's Stone")
(available for $3 at makefoil dot com) (цена 3$ на makefoil точка com)
(yes, really) (да, в самом деле)
MOBY DICK AND THE METHODS OF RATIONALITY * * * МОБИ ДИК И МЕТОДЫ РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ
(as related by Eneasz on LessWrong) (поведано пользователем Encasz на LessWrong)
"Revenge?" said the peg-legged man. "On a whale? - Мстить? - переспросил человек с деревянной ногой. - Киту?
No, I decided I'd just get on with my life." Нет. Я решил просто продолжать жить своей жизнью.
WELCOME TO THE REAL WORLD * * * ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В РЕАЛЬНЫЙ МИР
(thanks to dsummerstay for reminding me to post this one) (спасибо dsummerstay, который напомнил мне добавить это)
MORPHEUS: For the longest time, I wouldn't believe it. МОРФЕУС: Долгое время я не мог в это поверить.
But then I saw the fields with my own eyes, watched them liquefy the dead so they could be fed intravenously to the living - Но я видел эти поля своими глазами. Видел, как они перерабатывают мёртвые тела, чтобы внутривенно кормить живых...
NEO (politely): Excuse me, please. НЕО (вежливо): Простите, пожалуйста.
MORPHEUS: Yes, Neo? МОРФЕУС: Да, Нео?
NEO: I've kept quiet for as long as I could, but I feel a certain need to speak up at this point. НЕО: Я долго пытался сдерживаться, но по этому поводу считаю необходимым высказаться.
The human body is the most inefficient source of energy you could possibly imagine. Человеческое тело наиболее неэффективный источник энергии, какой только можно придумать.
The efficiency of a power plant at converting thermal energy into electricity decreases as you run the turbines at lower temperatures. Эффективность тепловой электростанции уменьшается при работе турбин на низких температурах.
If you had any sort of food humans could eat, it would be more efficient to burn it in a furnace than feed it to humans. Любую еду, пригодную для людей, гораздо эффективнее сжечь в топке.
And now you're telling me that their food is the bodies of the dead, fed to the living? А теперь вы говорите, что для кормления живых используются тела мёртвых.
Haven't you ever heard of the laws of thermodynamics? Вы когда-нибудь слышали о законах термодинамики?
MORPHEUS: Where did you hear about the laws of thermodynamics, Neo? МОРФЕУС: А где ты слышал о законах термодинамики, Нео?
NEO: Anyone who's made it past one science class in high school ought to know about the laws of thermodynamics! НЕО: Любой, кто изучал физику в школе, знает о законах термодинамики!
MORPHEUS: Where did you go to high school, Neo? МОРФЕУС: А где ты ходил в школу, Нео?
(Pause.) (Пауза)
NEO: ...in the Matrix. НЕО: ...В Матрице.
MORPHEUS: The machines tell elegant lies. МОРФЕУС: Машины придумали изящную ложь.
(Pause.) (Пауза)
NEO (in a small voice): Could I please have a real physics textbook? НЕО (робко): А могу я где-нибудь взять учебник по настоящей физике?
MORPHEUS: There is no such thing, Neo. МОРФЕУС: Такой вещи не существует, Нео.
The universe doesn't run on math. Вселенная не подчиняется математическим законам.
Chapter 65: Contagious Lies Глава 65. Ложь порождает ложь
Hermione Granger had read somewhere once, that one of the keys to staying thin was to pay attention to the food you ate, to notice yourself eating it, so that you were satisfied with the meal. Г ермиона Г рейнджер однажды где-то прочла, что для поддержания стройности, кроме всего прочего, очень важно обращать внимание на то, что ты ешь и как ты ешь, в результате чего еда должна приносить удовлетворение.
This morning she'd made herself toast, and put butter on the toast, and cinnamon on the butter, and it really should've been enough to get her to notice, this time, the goodness that was in front of her... Сегодня утром она приготовила себе тост, намазала на него масло, масло посыпала корицей: было сделано всё, чтобы на этот раз её внимание не ускользнуло от чудесной еды на столе.
Without noticing the cinnamon or the butter, without noticing the food or that she was eating, Hermione swallowed another bite of toast, and said, Не замечая ни корицы, ни масла, вообще не замечая еды, или что она там вообще ест, Гермиона проглотила очередной кусок тоста и спросила:
"Can you try explaining that again? - Не мог бы ты ещё раз объяснить?
I'm still completely flabbergasted." Я по-прежнему в полном замешательстве.
"It's pretty straightforward, if you think like a Light-Side Slytherin," said the boy that everyone else in school, excepting only the two of them, now believed to be her true love. - Попробуй думать, как Светлый слизеринец, и всё станет понятно, - ответил мальчик, которого вся школа, за вычетом их двоих, считала её истинной любовью.
Harry Potter's spoon absentmindedly stirred his breakfast cereal; he hadn't taken many bites of it this morning, not that Hermione had seen. "Every good thing in the world brings its own opposition into existence. Г арри Поттер рассеянно помешивал ложкой свою кашу; за это утро он, если Гермиона ничего не проглядела, съел совсем немного. - Любое добро в этом мире порождает свою противоположность.
Phoenixes are no exception." Фениксы не исключение.
Hermione took another unnoticed bite out of her buttered and cinnamoned toast, and said, Гермиона в очередной раз, сама того не заметив, откусила кусочек тоста с маслом и корицей:
"How can anyone not understand that Fawkes thinks you're a good enough person to ride around on your shoulder? He wouldn't do that with a Dark Wizard! - Как можно не понимать, что Фоукс считает тебя достаточно хорошим человеком? Он бы не сел на плечо Тёмного Волшебника!
He just wouldn't!" Ни за что!
And she hadn't yelled at anyone about Fawkes's touch on her own cheek, because she knew it wouldn't be right - that if a phoenix touched you, you weren't supposed to brag about it, that wasn't what a phoenix was for. Она никому не кричала, что Фоукс коснулся крылом её щеки, потому что знала - это неправильно... Если тебя коснулся феникс, не следует хвастаться, фениксы - не для этого.
But she'd really hoped that it would squash the rumors about Harry Potter going evil and Hermione Granger following him down. Но она действительно надеялась, что феникс развеет все слухи о том, что Г арри Поттер становится злым, а Гермиона Грейнджер следует по его стопам.
And it hadn't. Но этого не произошло.
And she truly couldn't understand why not. И она искренне не понимала почему.
Harry ate another bite of his cereal, his eyes going distant now, no longer meeting her own. Гарри рассеяно посмотрел куда-то в сторону и съел ещё одну ложку каши.
"Think of it this way: You skip school one day, and you lie and tell your teacher you were sick. - Представь: однажды ты прогуляла школу и соврала учительнице, что была больна.
The teacher tells you to bring a doctor's note, so you forge one. Она просит тебя принести справку от врача, и ты делаешь поддельную справку.
The teacher says she's going to call the doctor to check, so you have to give her a fake number for the doctor, and get a friend to pretend to be the doctor when she calls -" Учительница говорит, что позвонит врачу для проверки, и ты даёшь ей телефонный номер своего друга и просишь его притвориться врачом...
"You did what?" - Ты так делал?
Harry looked up from his cereal then, and now he was smiling. Гарри отвлёкся от своей каши и взглянул на неё, теперь уже улыбаясь:
"I'm not saying I really did that, Hermione..." - Я не говорил, что на самом деле так делал, Гермиона...
Then his eyes abruptly dropped back down to his cereal. Затем его взгляд быстро вернулся к каше.
"No. - Нет.
Just an example. Это просто пример.
Lies propagate, that's what I'm saying. Ложь множится, вот что я имею в виду.
You've got to tell more lies to cover them up, lie about every fact that's connected to the first lie. Тебе приходится лгать всё больше и больше, лгать о каждом факте, связанном с первой ложью.
And if you kept on lying, and you kept on trying to cover it up, sooner or later you'd even have to start lying about the general laws of thought. И если ты продолжишь лгать, продолжишь свои попытки скрыть это, то рано или поздно тебе придётся лгать об основных законах мышления.
Like, someone is selling you some kind of alternative medicine that doesn't work, and any double-blind experimental study will confirm that it doesn't work. К примеру, кто-то продаёт тебе некое лекарство альтернативной медицины, которое не работает. И любой двойной слепой эксперимент подтвердит, что лекарство не работает.
So if someone wants to go on defending the lie, they've got to get you to disbelieve in the experimental method. Тогда тому, кто захочет продолжать защищать ложь, придётся разуверять тебя в правильности экспериментального метода.
Like, the experimental method is just for merely scientific kinds of medicine, not amazing alternative medicine like theirs. Например, заявить, что экспериментальный метод годится только для научных лекарств, а не для столь чудесных продуктов альтернативной медицины, как у них.
Or a good and virtuous person should believe as strongly as they can, no matter what the evidence says. Или что хороший и добродетельный человек должен верить изо всех сил, и не важно, что при этом говорят свидетельства.
Or truth doesn't exist and there's no such thing as objective reality. Или что правды не существует, и нет такой вещи, как объективная реальность.
A lot of common wisdom like that isn't just mistaken, it's anti-epistemology, it's systematically wrong. Большинство из таких житейских мудростей не просто ошибочны, они анти-эпистемологичны, они системно ошибочны.
Every rule of rationality that tells you how to find the truth, there's someone out there who needs you to believe the opposite. На каждое правило рациональности, объясняющее, как найти правду, есть тот, кто хочет, чтобы ты поверил в обратное.
If you once tell a lie, the truth is ever after your enemy; and there's a lot of people out there telling lies -" Harry's voice stopped. Солгав однажды, ты обнаружишь, что правда отныне стала твоим врагом. И многие люди лгут... - речь Гарри оборвалась.
"What does that have to do with Fawkes?" she said. - Какое это имеет отношение к Фоуксу? -спросила Гермиона.
Harry withdrew his spoon from his cereal, and pointed in the direction of the Head Table. Г арри вынул ложку из каши и указал в направлении Главного стола.
"The Headmaster has a phoenix, right? - У директора есть феникс, верно?
And he's Chief Warlock of the Wizengamot? А ещё он Верховный чародей Визенгамота.
So he's got political opponents, like Lucius. Значит, у него есть политические оппоненты, вроде Люциуса.
Now, d'you think that opposition is going to just roll over and surrender, because Dumbledore has a phoenix and they don't? И что, думаешь, оппозиция просто поднимет лапки и сдастся, потому что у Дамблдора есть феникс, а у них нет?
Do you think they'll admit that Fawkes is even evidence that Dumbledore's a good person? Думаешь, они признают, что Фоукс может быть свидетельством того, что Дамблдор на стороне добра?
Of course not. Конечно, нет.
They've got to invent something to say that makes Fawkes... not important. Им пришлось придумать причину, по которой Фоукс... неважен.
Like, phoenixes only follow people who charge straight at anyone they think is evil, so having a phoenix just means you're an idiot or a dangerous fanatic. Например, что фениксы следуют только за теми, кто сломя голову бросается на людей, которых считает злыми, и потому феникс просто означает, что его хозяин - идиот или опасный фанатик.
Or, phoenixes just follow people who are pure Gryffindor, so Gryffindor they don't have the virtues of other Houses. Или фениксы следуют только за истинными гриффиндорцами, настолько чистыми гриффиндорцами, что в них просто нет места добродетелям других факультетов.
Or it just shows how much courage a magical animal thinks you have, nothing else, and it wouldn't be fair to judge politicians based on that. Или наличие феникса просто показывает, что магическое создание считает тебя очень смелым, и ничего более, а значит неправильно судить о политиках, опираясь только на это.
They have to say something to deny the phoenix. Они должны сказать что-нибудь, чтобы не принимать феникса во внимание.
I bet Lucius didn't even have to make up anything new. Я уверен, Люциусу даже не потребовалось придумывать что-то новое.
I bet it had all been said before, centuries ago, since the first time someone had a phoenix riding on his shoulder, and someone else wanted people not to take that into account as evidence. Наверняка это было придумано давным-давно, столетия назад, ещё в тот раз, когда у кого-то впервые на плече оказался феникс, а другому потребовалось, чтобы люди не считали это важным свидетельством.
I bet by the time Fawkes came along it was already common wisdom, it would have just seemed strange to take into account who a phoenix liked or disliked. Когда появился Фоукс, это наверняка уже было расхожей истиной, уже казалось странным учитывать, кто фениксу нравится, а кто нет.
It would be like a Muggle newspaper testing political candidates to rate their level of scientific literacy. Как если бы магловская газета составляла рейтинг политических кандидатов по уровню их научной грамотности.
Every force for Good that exists in this universe, there's someone else who benefits from people discounting it, or fencing it into a narrow box where it can't get to them." В этой вселенной на каждую силу Добра найдётся кто-то, кому выгодно принижать её значимость или загонять в узкие рамки, в пределах которых она становится для него безвредной.
"But -" Hermione said. "Okay, I see why Lucius Malfoy doesn't want anyone to think that Fawkes matters, but why does anyone who isn't a bad guy believe it?" - Но... - протянула Гермиона. - Ладно, я понимаю, почему Люциус Малфой не хочет, чтобы люди думали, что Фоукс имеет какое-то значение, но почему не только плохие люди верят этому?
Harry Potter gave a little shrug. Гарри Поттер слегка пожал плечами.
His spoon dropped back into his cereal, and went on stirring without a pause. Он опустил ложку обратно в тарелку и начал помешивать кашу.
"Why does any kind of cynicism appeal to people? - Почему любого рода цинизм привлекает людей?
Because it seems like a mark of maturity, of sophistication, like you've seen everything and know better. Потому, что он кажется признаком зрелости, мудрости, как будто циник уже видел всё и знает лучше.
Or because putting something down feels like pushing yourself up. Или потому, что, принижая, чувствуешь, будто сам становишься выше.
Or they don't have a phoenix themselves, so their political instinct tells them there's no advantage to be gained from saying nice things about phoenixes. Или у них самих нет фениксов, и потому их политические инстинкты говорят им, что нет никакой выгоды в том, чтобы хвалить фениксов.
Or because being cynical feels like knowing a secret truth that common people don't know..." Или потому, что циникам кажется, будто им известен некий секрет, недоступный обычным людям, не знаю...
Harry Potter looked in the direction of the Head Table, and his voice dropped until it was almost a whisper. Гарри Поттер посмотрел в сторону Главного стола, и его голос упал почти до шёпота:
"I think maybe that's what he's getting wrong - that he's cynical about everything else, but not about cynicism itself." - Думаю, быть может, именно в этом его ошибка -он цинично относится ко всему, кроме самого цинизма.
Without thinking, Hermione looked in the direction of the Head Table herself, but the Defense Professor's seat was still empty, as it had been on Monday and Tuesday; the Deputy Headmistress had pronounced, earlier, that Professor Quirrell's classes for today would be canceled. Гермиона тоже зачем-то посмотрела в сторону Г лавного стола, но кресло профессора Защиты всё ещё пустовало, так же как в понедельник и вторник. Заместитель директора ранее объявила, что сегодняшние занятия профессора Квиррелла будут отменены.
Afterward, when Harry had eaten a few bites of treacle tart and then left the table, Hermione looked at Anthony and Padma, who had been coincidentally eating nearby but certainly not eavesdropping or anything. Позже, когда Г арри съел пару кусочков лимонного пирога и вышел из-за стола, Гермиона взглянула на Энтони и Падму, которые совершенно случайно завтракали неподалёку и совсем даже не подслушивали.
Anthony and Padma looked back at her. Энтони и Падма посмотрели в ответ.
Padma said hesitantly, Падма спросила неуверенно:
"Is it just me, or has Harry Potter started talking like a more complicated sort of book in the last few days? - Это только мне кажется, или Гарри Поттер в последнее время правда стал разговаривать как в более сложной книге?
I mean, I haven't been listening to him very long -" Я слушаю его не так долго...
"It's not just you," said Anthony. - Не только тебе, - подтвердил Энтони.
Hermione didn't say anything, but she was becoming increasingly worried. Гермиона не сказала ничего, но её беспокойство росло.
Whatever had happened to Harry Potter on the day of the phoenix, it had changed him; there was something new in him now. Что бы ни случилось с Гарри Поттером в день, когда феникс появился на его плече, это изменило его, в нём появилось нечто новое.
Not cold, but hard. Он не стал холоднее, он стал твёрже.
Sometimes she caught him staring out a window at nothing visible, a look of grim determination on his face. Иногда она замечала его отрешённо смотрящим в окно с мрачной решимостью на лице.
In Herbology class on Monday, a Venus Fire Trap had gone out of control; and Harry had tackled Terry out of the way of a fireball even as Professor Sprout had shouted a Flame-Freezing Charm; and when Harry had risen from the floor he'd just gone back to his place like nothing interesting had happened. В понедельник на уроке травоведения Венерина огнеловка вырвалась из-под контроля, и Гарри отбросил Терри с траектории огненного шара в тот же миг, когда профессор Спраут выкрикнула заклинание Заморозки огня. Поднявшись с пола, Гарри просто вернулся к своему месту, как ни в чём не бывало.
And when for once she'd gotten a better test score than Harry in their Transfiguration exam, later that same Monday, Harry had smiled at her as though to congratulate her, instead of gritting his teeth; and... that had bothered her a lot. И позже, в тот же понедельник, когда впервые на контрольной по Трансфигурации она набрала баллов больше, чем Г арри, он улыбнулся ей, будто поздравляя, вместо того чтобы гневно стиснуть зубы, и... это сильно её беспокоило.
She was getting the sense that Harry... У неё появилось ощущение, что Гарри...
...was pulling away from her... ...отдаляется от неё...
"He seems a lot older all of a sudden," said Anthony. "Not like a real grownup, I can't imagine Harry as a grownup, but it's like he suddenly turned into a fourth-year version of... of whatever he is." - Кажется, будто он внезапно стал намного старше, - сказал Энтони. - Не как настоящий взрослый - не могу представить Г арри взрослым -а как будто тот Г арри, которого мы обычно видели... кем бы он ни был... превратился в четверокурсника.
"Well," Padma said. She daintily dabbed a chocolate-flavored scone with some scone-flavored frosting. "I think Dragon and Sunshine had better ally during the next battle or Mr. Harry Potter is going to smash us. - Ну, - протянула Падма, со вкусом намазывая глазурь с ароматом булочки на булочку с ароматом шоколада, - я думаю, Драконам и Солнечным лучше бы вступить в союз в следующей битве, или мистер Гарри Поттер нас раздавит.
We were allied last time, and even then Chaos almost won -" Мы заключали союз в прошлый раз, но и тогда Хаос чуть не победил...
"Yeah," said Anthony. "You're right, Miss Patil. - Да, - согласился Энтони, - вы правы, мисс Патил.
Tell the Dragon General that we want to meet with you -" Передайте генералу Драконов, что мы хотим встретиться...
"No! " said Hermione. "We shouldn't have to gang up on General Potter just to stand a chance. - Нет! - оборвала Гермиона. - Нам вовсе не нужно объединяться против генерала Поттера лишь для того, чтобы получить шанс.
That doesn't make sense, especially now that nobody can use Muggle things anymore. Это бессмыслица. Особенно теперь, когда всем запретили использовать артефакты маглов.
It's still twenty-four soldiers in every army." В каждой армии всё ещё по двадцать четыре солдата.
Neither Padma or Anthony said anything to that. И Падма, и Энтони промолчали.
Knock-knock, knock-knock. * * * Тук-тук, тук-тук.
"Come in, Mr. Potter," she said. - Входите, мистер Поттер, - сказала она.
The door creaked open, and Harry Potter slipped through the opening into her office; he pushed the door shut behind him with one hand, and wordlessly seated himself in the cushioned chair that now stood in front of her desk. Дверь со скрипом открылась, и Гарри Поттер проскользнул в её кабинет. Он закрыл за собой дверь и молча сел в мягкое кресло, стоявшее перед её столом.
She'd Transfigured that chair so often that it sometimes changed form to reflect her mood, without any wand movement or incantation or even conscious intent. Ей так часто приходилось трансфигурировать это кресло, что иногда оно менялось само, подстраиваясь под настроение хозяйки без малейших движений палочкой, без заклинаний и даже без осознанного намерения с её стороны.
Right now, that chair had become deeply cushioned, so that as Harry sat down he sank into it, as though the chair were hugging him. Сейчас кресло оказалось настолько мягким, что Гарри просто утонул в его объятиях.
Harry didn't seem to notice. Гарри как будто и не заметил этого.
There was an air of quiet determination about the boy; his eyes had locked steadily with hers, and not let up for a moment. От мальчика исходила спокойная решимость, он невозмутимо встретил её взгляд и ни на секунду не отрывал глаз.
"You called me?" said the boy. - Вы вызывали меня? - спросил мальчик.
"I did," said Professor McGonagall. "I have two pieces of good news for you, Mr. Potter. - Вызывала, - ответила профессор МакГонагалл. -У меня есть для вас две хорошие новости, мистер Поттер.
First - have you met Mr. Rubeus Hagrid, at all? The groundskeeper? Первая, вы знакомы с мистером Рубеусом Хагридом, лесничим?
He was an old friend of your parents." Он был старым другом ваших родителей.
Harry hesitated. Then, "Mr. Hagrid spoke to me a bit after I got here," Harry said. Гарри помедлил, а затем сказал: - Мистер Хагрид сказал мне пару слов после моего прибытия в Хогвартс.
"I think it was on Tuesday of my first week of school. Кажется, это было во вторник моей первой недели в школе.
He didn't say he knew my parents, though. Он даже не упомянул, что знал моих родителей.
At the time I thought he just wanted to introduce himself to the Boy-Who-Lived... did he have some kind of hidden agenda? В тот раз я подумал, что он лишь хотел представиться Мальчику-Котор ый-Выжил... У него были какие-то скрытые мотивы?
He didn't seem like the type..." Он не походил на человека, у которого...
"Ah..." she said. - А, - вздохнула она.
It took her a moment to pull her thoughts together. "It's a long story, Mr. Potter, but Mr. Hagrid was falsely accused of murdering a student, five decades ago. Ей потребовалось мгновенье, чтобы собраться с мыслями. - Это долгая история, мистер Поттер. Мистер Хагрид был ошибочно обвинён в убийстве ученика пятьдесят лет назад.
Mr. Hagrid's wand was snapped, and he was expelled. Его палочку сломали, а его самого - исключили.
Later, when Professor Dumbledore became Headmaster, he gave Mr. Hagrid a place here as Keeper of Grounds and Keys." Позже, когда профессор Дамблдор стал директором, он предложил Хагриду должность хранителя земель и ключей.
Harry's eyes watched her intently. Гарри не сводил с неё внимательного взгляда.
"You said that five decades ago was the last time a student died in Hogwarts, and you were certain that five decades ago was the last time someone heard the Sorting Hat's secret message." - Вы упоминали, что пятьдесят лет назад в Хогвартсе последний раз погиб ученик, и вы уверены, что пятьдесят лет назад кто-то в последний раз слышал тайное сообщение Распределяющей шляпы.
She felt a slight chill - even the Headmaster or Severus might not have made that connection that quickly - and said, Она ощутила слабый холодок: даже директор и Северус не смогли бы так быстро заметить связь.
"Yes, Mr. Potter. - Да, мистер Поттер.
Someone opened the Chamber of Secrets, but this was not believed, and Mr. Hagrid was blamed for the resulting death. Кто-то открыл Тайную Комнату, но никто в это не поверил. И мистер Хагрид был обвинён в случившейся смерти.
However, the Headmaster has located the additional enchantment on the Sorting Hat, and he has shown it to a special panel of the Wizengamot. Однако директор определил дополнительное заклинание на Распределяющей шляпе и предъявил это специальной комиссии Визенгамота.
As a result, Mr. Hagrid's sentence has been revoked -just this morning, in fact - and he will be allowed to acquire a new wand." She hesitated. "We... have not yet told Mr. Hagrid of this, Mr. Potter. В результате приговор мистера Хагрида был отменён, как раз сегодня утром, и ему разрешили приобрести новую палочку, - она помедлила. -Мы... ещё не говорили мистеру Хагриду, мистер Поттер.
We were waiting until the deed was done, so as not to give him false hope after so long. Мы не хотели давать ему ложную надежду после стольких лет и потому ждали окончательного решения.
Mr. Potter... we were wondering if we could tell Mr. Hagrid that it was you who helped him...?" Мистер Поттер... можно ли сказать мистеру Хагриду, что именно вы помогли ему?...
She saw the weighing look in his eyes - По выражению его глаз она поняла, что сейчас он взвешивает...
"I remember Mr. Hagrid holding you when you were a baby," she said. "I think he would be very happy to know." - Я помню, как мистер Хагрид держал вас на руках, когда вы были младенцем, - добавила она. -Я думаю, он будет очень рад, когда узнает.
She could see it, though, on Harry's face, the moment when he decided that Rubeus wouldn't be any use to him. По лицу Г арри она легко могла заметить мгновение, когда он пришёл к выводу, что Рубеус для него бесполезен.
Harry shook his head. Гарри покачал головой:
"Bad enough that someone might deduce there was a Parselmouth in this year's crop of students," Harry said. - И так плохо, что кто-то может догадаться, что в этом году среди первогодок появился змееуст.
"I think it'd be more prudent to just keep it all as secret as possible." Думаю, будет более благоразумно держать всё в тайне, насколько это возможно.
She remembered James and Lily, who'd never hesitated to return the friendship the huge, bluff man had offered them, for all that James was the scion of a wealthy House or Lily a budding Charms Mistress, and Rubeus a mere half-giant whose wand had been snapped... Она вспомнила Джеймса и Лили, которые без колебаний приняли дружбу огромного грубовато-добродушного человека, несмотря на то что Джеймс был наследником богатого Дома, Лили была подающим надежды Мастером Чар, а Рубеус - всего лишь полу-великаном, чья палочка была сломана...
"Because you don't expect him to prove useful, Mr. Potter?" - Это потому, что вы не считаете его для себя полезным, мистер Поттер?
There was silence. Повисло молчание.
She hadn't intended to say that out loud. Она не хотела этого говорить, но слова вырвались у неё сами.
Sadness crossed Harry's face. По лицу Гарри скользнула печаль.
"Probably," Harry said quietly. "But I don't think he and I would get along, do you?" - Может быть, - сказал он тихо. - Просто я не думаю, что мы с ним поладим. А вам так не кажется?
Something seemed to be stuck in her throat. Слова застряли у неё в горле.
"Speaking of making use of people," Harry said. "It seems I'm going to be thrown into a war with a Dark Lord sometime soon. - Кстати, об использовании людей, - заметил Гарри. - Кажется, меня вскоре бросят на войну с Тёмным Лордом.
So while I'm in your office, I'd like to ask that my sleep cycle be extended to thirty hours per day. И пока я в вашем кабинете, я хочу попросить, чтобы мой цикл сна был расширен до тридцати часов в день.
Neville Longbottom wants to start practicing dueling, there's an older Hufflepuff who offered to teach him, and they invited me to join. Невилл Лонгботом собирается обучаться дуэльному искусству - один из старшекурсников Пуффендуя предложил ему свою помощь, и они пригласили меня присоединиться.
Plus there's other things I want to learn too - and if you or the Headmaster think I should study anything in particular, in order to become a powerful wizard when I grow up, let me know. Я хотел бы изучать и другие предметы. Если вы или директор считаете, что я должен обучиться чему-то конкретному, чтобы стать могущественным волшебником, дайте мне знать.
Please direct Madam Pomfrey to administer the appropriate potion, or whatever it is that she needs to do -" Будьте добры, укажите мадам Помфри, чтобы она выдала мне соответствующее зелье, или что там необходимо...
"Mr. Potter!" - Мистер Поттер!
Harry's eyes gazed directly into her own. Гарри смотрел ей прямо в глаза.
"Yes, Minerva? - Да, Минерва?
I know it wasn't your idea, but I'd like to survive the use the Headmaster's making of me. Я знаю, это не ваша идея, но я хочу пережить то, что уготовано мне директором.
Please don't be an obstacle to that." Пожалуйста, не препятствуйте.
It almost broke her. Это чуть не сломило её.
"Harry," she whispered in a bare voice, "children shouldn't have to think like that!" - Гарри, - едва прошептала она, - дети не должны думать подобным образом.
"You're right, they shouldn't," Harry said. "A lot of children have to grow up too early, though, not just me; and most children like that would probably trade places with me in five seconds. - Вы правы, не должны, - сказал Гарри. - Но многим детям приходится рано взрослеть, не только мне. И большинство детей с радостью бы поменялось со мной местами.
I'm not going to pity myself, Professor McGonagall, not when there are people out there in real trouble and I'm not one of them." Я не собираюсь жалеть себя, профессор МакГонагалл, когда есть люди в реальной беде, а я не один из них.
She swallowed, hard, and said, Она с трудом сглотнула и произнесла:
"Mr. Potter, at thirty hours per day, you'll - get older, you'll age faster -" Like Albus. - Мистер Поттер, тридцать часов в день, вы станете... старше, вы будете быстро стареть... Как Альбус.
"And in my fifth year I'll be around the same physiological age as Hermione," said Harry. "Doesn't seem that terrible." - И на пятом курсе я буду примерно в том же физиологическом возрасте, что и Г ермиона, -заметил Г арри. - Это не кажется таким уж страшным.
There was a wry smile now on Harry's face. Теперь на лице Гарри была кривая улыбка.
"Honestly, I'd probably want this even if there weren't a Dark Lord. - Честно говоря, возможно, я бы хотел этого, даже если бы Тёмного Лорда не было.
Wizards live for a while, and either wizards or Muggles will probably push that out even further over the next century. Волшебники живут долго, и либо волшебники, либо маглы, вероятно, ещё увеличат продолжительность жизни в течение следующего столетия.
There's no reason not to pack as many hours into a day as I can. Нет причин не упаковывать столько часов в один день, сколько я только могу.
I've got things I plan to do, and 'twere well they were done quickly." У меня большие планы, и хорошо бы их реализовать побыстрее.
There was a long pause. Повисла тишина.
"All right," Minerva said. It came out as almost a whisper. - Хорошо, - наконец почти шёпотом сказала Минерва.
She raised her voice. Она повысила голос:
"All right, Mr. Potter, I shall ask the Headmaster, and if he agrees, it shall be done." - Хорошо, мистер Поттер, я поговорю с директором, и, если он согласится, то так и будет.
Harry's eyes narrowed for a moment. Глаза Гарри на мгновенье сузились.
"I see. - Понятно.
Then please remind the Headmaster that Godric Gryffindor, in his last words, said that if it had been the right thing for him to do, then he wouldn't tell anyone else to choose wrongly, not even the youngest student in Hogwarts." Тогда, пожалуйста, напомните директору о последних словах Годрика Гриффиндора, который сказал, что если что-то правильно для него, то он не посоветует кому-либо поступать иначе, даже самому юному ученику Хогвартса.
And she knew with a hollow feeling that any chance of Albus stopping this, stopping any of this, had just Vanished into nothingness. И она поняла, ощутив пустоту внутри, что её надежда на Альбуса, который мог бы не допустить это, не допустить хоть что-то из этого, только что канула в небытие.
That was what Albus had told her when she'd objected that Cameron Edward was too young, and then when she'd objected that Peter Pevensie was too young, and finally she'd given up objecting. Именно эти слова Альбус говорил ей, когда она возражала, что Кэмерон Эдвард ещё слишком молод, и позже, когда она возражала, что Питер Певенси ещё слишком молод, и в конце концов она просто перестала возражать.
"Who told you that, Mr. Potter?" - Кто рассказал вам об этом, мистер Поттер?
Not Albus - surely Albus would never say that to any student - Не Альбус. Альбус ни за что не сказал бы такое ученику.
"I've been doing a lot of reading lately," Harry said. - Я много читал в последнее время, - ответил Гарри.
His body started to rise from the enveloping chair, then halted. "Dare I ask about the second piece of good news?" Он начал подниматься из обхватывающего его кресла, но остановился. - Могу я спросить о второй хорошей новости?
"Oh," she said. "Ah - Professor Quirrell has woken up and says that you may -" - О, - спохватилась она, - профессор Квиррелл очнулся и сказал, что вы можете...
The Hogwarts infirmary was a brilliantly open space, skylit on all four sides despite seeming to be located squarely in the middle of the castle. * * * Лазарет Хогвартса представлял собой большой зал без перегородок, залитый светом, струящимся из окон во всех четырёх стенах, несмотря на то, что лазарет вроде бы находился глубоко внутри замка.
White beds in long rows stretched out, only three of them occupied at the moment. В зале стояли длинные ряды белых кроватей, но сейчас заняты были только три.
One older boy and one older girl on opposite sides, both lying motionless with their eyes closed, probably unconscious and spell-bound while some healing Charm or Potion reconfigured their bodies in uncomfortable ways; and the third occupant had the curtain drawn around their bed, which was presumably a good thing. Друг напротив друга неподвижно лежали юноша и девушка с закрытыми глазами. Вероятно, они были без сознания и зачарованы на время, пока какое-то лечащее заклинание или зелье перестраивало их тела неприятным образом. Вокруг кровати третьего пациента были установлены занавески, для чего, видимо, были свои причины.
Madam Pomfrey had pushed him along with a hard shove and told him not to gawk, and Harry had needed to remind himself sharply that some people still didn't know who the Boy-Who-Lived was - either that, or Madam Pomfrey's identity was bound up with her absolute dominance of her own hospital, etcetera, whatever. Мадам Помфри сурово подтолкнула Г арри в спину и сказала, чтобы он перестал глазеть. Г арри пришлось резко напомнить себе, что некоторые люди до сих пор не знают, кто такой Мальчик-Который-Выжил. Ну или мадам Помфри привыкла безраздельно властвовать на своей территории.
Behind the rows of beds were five doors, leading into the private rooms where they stored the patients who would be staying for days instead of hours, but whose condition didn't warrant a transfer to St. Mungos. За рядами кроватей находились пять дверей, ведущих в отдельные комнаты, где размещались пациенты, лечение которых занимало дни, а не часы, но чьё состояние при этом не требовало транспортировки в больницу Святого Мунго.
Windowless, skyless, unlit but for a single smokeless torch on one of the solid stone walls; that was the room behind the middle door. Комната за средней дверью оказалась без окон и освещалась единственным бездымным факелом, укреплённым на каменной стене.
Harry had wondered whether professors could ask Hogwarts to change itself; or if the infirmary always had a room like that available, for people who didn't enjoy the light. Гарри задумался, могут ли профессора просить Хогвартс менять обстановку, или в лазарете была предусмотрена такая комната для людей, которые не любят свет.
In the center of the room, between two equal bedstands that looked to have been carved from the same grey marble as the walls, rested a white hospital bed, looking vaguely orangish in the unsmoking torchlight; and within that bed, a white sheet pulled up about his thighs and wearing a hospital gown, sat Professor Quirrell with his back slightly propped up against the headboard of the bed. В центре комнаты, между двумя одинаковыми прикроватными столиками, которые выглядели так, будто они вырезаны из того же серого мрамора, что и стены, стояла белая больничная кровать. В свете бездымного факела она казалась слегка оранжевой. На кровати, слегка опираясь на изголовье, сидел одетый в больничную пижаму и укрытый простынёй по пояс профессор Квиррелл.
There was something frightening about seeing Professor Quirrell in one of Madam Pomfrey's beds, even if the Defense Professor appeared uninjured. Even knowing that Professor Quirrell had deliberately arranged his own apparent defeat at Severus's hands, to give himself an excuse to recover his strength from Azkaban. Было немного страшно видеть профессора Квиррелла на одной из кроватей мадам Помфри, даже при том, что профессор Защиты, казалось, не был ранен, и даже помня о том, что профессор Квиррелл поддался в поединке с Северусом, чтобы дать себе возможность восстановить силы после Азкабана.
Harry had never actually watched anyone dying in a hospital bed, but he'd seen too many movies. На самом деле Г арри никогда не видел умирающих на больничной койке, но он видел слишком много фильмов.
It was an intimation of mortality, and the Defense Professor was not supposed to be mortal. Это был намёк на смертность, а профессор Защиты не должен быть смертным.
Madam Pomfrey had told Harry that he was absolutely forbidden to pester her patient. Мадам Помфри сказала Г арри, что ему абсолютно запрещено утомлять её пациента.
Harry had said, "I understand", which technically did not say anything about obedience. Гарри ответил, что он понимает, хотя формально это ничего не говорило о том, что он подчинится этому требованию.
The stern old healer had then turned, and started to say to Professor Quirrell that he was absolutely not to overexert himself or... upset himself... Суровая пожилая целительница повернулась и начала объяснять профессору Квирреллу, что он абсолютно не должен перенапрягаться и... беспокоиться...
Madam Pomfrey had trailed off, hurriedly turned around, and fled the room. Мадам Помфри прервалась, торопливо повернулась и покинула комнату.
"Not bad," Harry observed, after the door had shut behind the escaping medical matron. "I've got to learn how to do that, sometime." - Неплохо, - заметил Г арри, когда дверь закрылась за сбежавшей смотрительницей лазарета. - Надо и мне как-нибудь такому научиться.
Professor Quirrell smiled a smile with absolutely no humor content, and said, his voice sounding a good deal dryer than its usual dryness, В улыбке профессора Квиррелла не было ни капли юмора. Его голос прозвучал гораздо бесстрастнее обычного:
"Thank you for your artistic critique, Mr. Potter." - Спасибо за вашу высокохудожественную критику, мистер Поттер.
Harry stared into the pale blue eyes, and thought that Professor Quirrell looked... Гарри смотрел в бледные голубые глаза, и думал, что профессор Квиррелл выглядит...
...older. ...старше.
It was subtle, it might have just been Harry's imagination, it might have been the poor lighting. Ощущение было неуловимым, может, даже воображаемым, возможно, всё дело было в плохом освещении.
But the hair above Quirinus Quirrell's forehead might have receded a bit, what remained might have thinned and greyed, an advancing of the baldness that had already been visible on the back of his head. Но волосы надо лбом Квиринуса Квиррелла вроде бы немного поредели, а те, что остались, казалось, истончились и поседели, лысина, уже заметная на его затылке, продвигалась дальше.
The face might have grown a little sunken. Лицо как будто слегка осунулось.
The pale blue eyes had stayed sharp and intense. Однако взгляд бледно-голубых глаз оставался как прежде острым и пронзительным.
"I am glad," Harry said quietly, "to see you in what appears to be good health." - Я рад, - тихо сказал Гарри, - что вы выглядите здоровым.
"Appearances can be deceiving, of course," said Professor Quirrell. - Внешность, конечно, может быть обманчивой, -ответил профессор Квиррелл.
He gave a flick of his fingers, and when his hand finished the gesture he was holding his wand. "Would you believe that woman thinks she has confiscated this from me?" Он шевельнул пальцами, и когда движение было завершено, в руке его оказалась волшебная палочка. - Представляете, эта женщина думает, что конфисковала её у меня.
Six incantations the Defense Professor spoke then; six of the thirty that he had used to safeguard their important conversations in Mary's Room. Профессор Защиты произнёс шесть заклинаний. Шесть из тех тридцати, которые он обычно использовал в качестве меры предосторожности во время важных разговоров в ресторане "У Мэри".
Harry raised his eyebrows, silently quizzical. Гарри недоумённо поднял брови.
"That is all I can manage for now," said the Defense Professor. "I expect it shall prove sufficient. - Это всё, на что я сейчас способен, - сказал профессор Защиты. - Думаю, этого будет достаточно.
Still, there is a proverb: If you do not wish a thing heard, do not say it. Тем не менее, есть поговорка: если вы не хотите, чтобы вас подслушали, - промолчите.
Consider it to apply in full measure. Сейчас она применима целиком и полностью.
I am told that you were trying to see me?" Итак, вы хотели меня видеть?
"Yes," Harry said. - Да, - ответил Гарри.
He paused, gathered his thoughts. "Did the Headmaster, or anyone, tell you that we can't go to lunch any more?" Он помедлил, собираясь с мыслями. - Директор или кто-нибудь ещё передали вам, что мы не сможем больше обедать вместе?
"Something along those lines," said the Defense Professor. - Что-то подобное было упомянуто, - произнёс профессор Защиты.
And without changing expression, "Of course I was terribly sorry to hear it." И, не меняясь в лице, добавил: - Разумеется, мне было ужасно грустно это услышать.
"It's more extreme than that, actually," said Harry. "I'm confined to Hogwarts and its grounds indefinitely. - На самом деле, всё куда хуже, - сказал Г арри. - Я на неопределённое время заперт на территории Хогвартса.
I can't leave without a guard and a good reason. Я не могу покидать замок без охраны и без веских причин.
I'm not going home for summer, and maybe not ever again. Я не поеду домой летом, а может, и вообще никогда.
I was hoping... to speak with you, about that." Я надеялся... поговорить с вами об этом.
There was a pause. Повисла тишина.
The Defense Professor exhaled a breath like a brief sigh, and said, Профессор Защиты коротко выдохнул и произнёс:
"We shall just have to rely on the known fact that the Deputy Headmistress will personally murder anyone who tries to report me. - Тогда нам придётся рассчитывать на известный факт, что заместитель директора лично убьёт любого, кто попытается донести на меня.
Mr. Potter, I intend to keep this conversation on track so that we may conclude it quickly, is that understood?" Мистер Поттер, я намерен повести этот разговор так, чтобы мы могли завершить его быстро. Вам понятно?
Harry nodded, and - Гарри кивнул, и...
In the light of the single torch, shaded toward the reddish end of the optical spectrum, the snake's green scales were not very reflective, and the blue-and-white banding hardly more so. Свет единственного факела, смещённый к красному концу оптического спектра, зелёные чешуйки змеи отражали плохо. Синие и белые полосы - едва ли лучше.
Dark seemed the snake, in that light. Тёмной казалась змея в этом свете.
The eyes, which had seemed like gray pits before, now reflected the torchlight, and seemed brighter than the rest of the snake. А глаза, что раньше были похожи на серые ямы, теперь отражали свет факела и казались ярче, чем всё остальное.
"Sso," hissed the venomous creature. "What did you wissh to ssay?" - Итак, - прошипело ядовитое существо. - Что ты хотел с-сказать?
And Harry hissed, Гарри прошипел в ответ:
"Sschoolmasster thinkss that woman'ss former Lord iss the one who sstole her from prisson." - Директор с-считает, что женщ-щину из тюрьмы на с-самом деле с-спас-с её прежний лорд.
Harry had thought about it this time, and carefully, before he had decided that he would reveal to Professor Quirrell only that the Headmaster believed that; and not say anything about the prophecy which had set Voldemort on Harry's parents, nor that the Headmaster was reconstituting the Order of the Phoenix... it was a risk, a significant risk, but Harry needed an ally in this. На этот раз Г арри обдумал этот вопрос тщательно и решил, что он расскажет профессору Квирреллу лишь о том, что директор убеждён в возрождении Тёмного Лорда. Он не будет рассказывать ни про пророчество, из-за которого Волдеморт нацелился на родителей Гарри, ни про то, что директор воссоздаёт Орден Феникса... Это был риск, причём значительный, но Г арри был нужен союзник в этом вопросе.
"He believess that one iss alive?" the snake finally said. - Он с-считает, что тот жив? - наконец отозвалась змея.
The divided, two-pronged tongue flickered rapidly from side to side, sardonic snakish laughter. "Ssomehow I am not ssurprissed." Раздвоенный язык заметался из стороны в сторону, изображая сардонический змеиный смех. - Почему-то я не удивлён.
"Yess," Harry hissed dryly, "very amussing, I am ssure. - Да, - бесстрастно прошипел Г арри, - очень вес-село, нес-сомненно.
Except now am sstuck in Hogwartss for next ssix years, for ssafety! Ес-сли не с-считать, что я зас-стрял в Хогвартс-се на с-следующ-щие ш-шес-сть лет ради безопас-снос-сти!
I have decided that I will, indeed, sseek power; and confinement iss not helpful for that. Я реш-шил, что дейс-ствительно буду с-стремитьс-ся к влас-сти, но заточение не очень с-спос-собс-ствует.
Musst convince sschoolmasster that Dark Lord iss not yet awakened, that esscape was work of ssome other power -" С-следует убедить директора, что Тёмный Лорд ещ-щё не вернулс-ся, что бегс-ство женщ-щины -вмеш-шательс-ство каких-то иных с-сил...
Again the rapid flickering of the snake's tongue; the snakish laughter was stronger, dryer, this time. Опять быстрое мелькание змеиного языка. Змеиный смех в этот раз был сильнее и суше.
"Amateur foolisshnesss." - Дилетантс-ские глупос-сти.
"Pardon?" hissed Harry. - В с-смыс-сле? - прошипел Гарри.
"You ssee misstake, think of undoing, ssetting time back to sstart. - Ты видиш-шь ош-шибку, думаеш-шь, как её отменить, начать отс-счёт времени с-снова.
Yet not even with hourglasss can time be undone. Но даже пес-сочные час-сы не могут повернуть время вс-спять.
Musst move forward insstead. Нужно двигатьс-ся вперёд.
You think of convincing otherss they are misstaken. Ты думаеш-шь убедить ос-стальных, что они ош-шибаются.
Far eassier to convince them they are right. Гораздо легче убедить их, что они правы.
Sso conssider, boy: what new happensstance would make schoolmasster decide you were ssafe once more, ssimultaneoussly advance your other agendass?" Подумай, мальчик: какое новое обс-стоятельс-ство зас-ставит директора реш-шить, что ты опять в безопас-сности, и при этом с-спос-собс-ствует другим твоим замыс-слам?
Harry stared at the snake, puzzled. Гарри недоумённо уставился на змею.
His mind tried to comprehend and unravel the riddle - Его разум пытался понять и разгадать загадку...
"Iss it not obviouss?" hissed the snake. - Разве не яс-сно? - прошипела змея.
Again the tongue flickered sardonic laughter. "To free yoursself, to gain power in Britain, you musst again be sseen to defeat the Dark Lord." Язык опять заметался в сардоническом смехе. -Чтобы ос-свободитьс-ся, чтобы захватить влас-сть в Британии, вс-се должны с-снова увидеть, как ты с-сразишь Тёмного Лорда.
In reddish-orange flickering torchlight, a green snake swayed above a white hospital bed, as the boy stared into the embers of its eyes. * * * В красно-оранжевом мечущемся пламени факела над белой больничной кроватью покачивалась зелёная змея, и мальчик смотрел в угольки её глаз.
"Sso," Harry said finally. "Let uss be clear on what iss propossed. - Так, - наконец прошипел Гарри. - Хочу прояс-снить мыс-сль.
You ssuggesst that we sset up imposstor to imperssonate Dark Lord." Предлагаеш-шь с-создать двойника Тёмного Лорда?
"Ssomething like that. - Что-то похожее.
Woman we resscued will cooperate, sshould be mosst convincing when sshe iss sseen at hiss sside." С-спас-сённая женщ-щина поможет. Будет дос-стовернее, ес-сли вс-се увидят её с-с ним.
More sardonic tongue-flickering. "You are kidnapped from Hogwartss to public location, many witnesssess, wardss keep out protectorss. - Снова сардоническое метание языка. - Тебя похитят из Хогвартс-са в людное мес-сто, вокруг много с-свидетелей, чары отс-секут твоих защ-щитников.
Dark Lord announcess that he hass at long lasst regained physical form, after wandering as sspirit for yearss; ssayss that he hass gained sstill greater power, not even you can sstop him now. Тёмный Лорд объявит, что годами с-скиталс-ся, как дух, и наконец вос-становил с-своё тело. С-скажет, что до с-сих пор обладает великой с-силой, и что даже ты не с-сможешь его теперь ос-становить.
Offerss to let you duel. Предложит тебе с-схватку.
You casst guardian Charm, Dark Lord laughss at you, ssayss he iss not life-eater. Ты с-создашь чары защ-щитника, Тёмный Лорд рас-смеётся, с-скажет, что он не пожиратель жизни.
Casstss Killing Cursse at you, you block, watcherss ssee Dark Lord explode -" Ис-спользует С-смертельное проклятье, ты отразиш-шь, с-свидетели увидят, как Тёмный Лорд взорвётс-ся...
"Casst Killing Cursse?" Harry hissed in incredulity. "At me? - Ис-спользует С-смертельное проклятье? -недоверчиво прошипел Гарри. - На меня?
Again? С-снова?
Ssecond time? Второй раз?
Nobody will believe Dark Lord could posssibly be that sstupid -" Никто не поверит, что Тёмный Лорд нас-столько глуп...
"You and I are only two people in country who would notice that," hissed the snake. "Trusst me on thiss, boy." - В с-стране найдётс-ся лиш-шь два человека, которые это заметят - ты и я, - прошипела змея. -Поверь мне, мальчик.
"What if there iss third, ssomeday?" - Что ес-сли однажды найдётс-ся третий?
The snake swayed thoughtfully. Змея задумчиво покачалась.
"Could write different sscript for play, if you wissh. - Ес-сли хочеш-шь, можеш-шь напис-сать иной с-сценарий для пьес-сы.
Whatever sscenario, sshould leave open posssibility Dark Lord might return yet again - nation musst think they are sstill dependent on you to protect them." Но в любом с-сценарии с-следует ос-ставить возможнос-сть для Тёмного Лорда вернутьс-ся с-снова - с-страна должна с-считать, что завис-сит от твоей защ-щиты.
Harry stared into the red-flickering pits of the snake's eyes. Г арри смотрел в провалы змеиных глаз, где мелькали красные язычки пламени.
"Well?" hissed the swaying form. - Что с-скажеш-шь? - прошипела раскачивающаяся фигура.
The obvious thought was that going along with the Defense Professor's plots and deceptions a second time, spinning an even more complicated lie to cover up the first mistake, and creating another fatal vulnerability if anyone ever discovered the truth, would be exactly the same sort of stupidity as the putative Dark Lord using the Killing Curse again. Сразу напрашивалась мысль, что воспользоваться планом профессора Защиты во второй раз, накрутить ещё более сложную ложь, чтобы прикрыть первую ошибку, и создать ещё одну роковую уязвимость, если кто-то когда-нибудь обнаружит правду, будет в точности такой же тупостью, как повторное использование Смертельного проклятья подставным Тёмным Лордом.
It didn't even take his Hufflepuff side to point that out, Harry thought it in his very own mental voice. Чтобы это заметить, даже не нужна его пуффендуйская сторона - собственный внутренний голос Гарри указывал на эту ошибку.
But there was also a certain question as to whether the appropriate moral to learn from the last experience was to always say no immediately to the Defense Professor, or... Оставался вопрос: стоит ли вынести из последнего приключения такую мораль - всегда сразу же отвечать "нет" профессору Защиты -или...
"Will think about it," hissed Harry. "Will not ansswer right away, thiss time, will enumerate risskss and benefitss firsst -" - Буду размыш-шлять, - прошипел Гарри. - Не с-стану с-сразу отвечать в этот раз, с-сперва пос-считаю рис-ски и преимущ-щес-ства...
"Undersstood," hissed the snake. "But remember thiss, boy, other eventss proceed without you. - Яс-сно, - прошипела змея. - Но помни, мальчик, другие с-события с-случатс-ся и без тебя.
Hessitation iss alwayss eassy, rarely usseful." Колебатьс-ся вс-сегда легко, но не час-сто полезно.
The boy emerged from the private room into the main infirmary, running nervous fingers through his messy black hair as he walked past the white beds, occupied and unoccupied. * * * Мальчик вышел из палаты в главное помещение лазарета, нервно вороша растрёпанные чёрные волосы, и прошёл мимо белых коек, занятых и пустых.
Shortly afterward, the boy emerged from the Hogwarts infirmary entirely, passing Madam Pomfrey on the way out with a distracted nod. Минутой позже он совсем покинул лазарет Хогвартса, отстранённо кивнув мадам Помфри.
The boy walked out into a hallway, then into a larger corridor, and then stopped and leaned against the wall. Мальчик вышел в холл, затем в широкий коридор, там, наконец, остановился и прислонился к стене.
The thing was... Дело в том...
...he really didn't want to be stuck in Hogwarts for thenext six years; and when you thought about it......the Incident with Rescuing Bellatrix From Azkaban wasn't just imposing costs on Harry. ...что ему вовсе не хотелось застрять в Хогвартсе на шесть следующих лет. И если задуматься... Не только Гарри заплатил свою цену за спасение Беллатрисы из Азкабана.
Other people would be worrying, living in fear of the Dark Lord's return, expending unknown resources to take unknown precautions. Другие люди станут беспокоиться, жить в страхе возвращения Тёмного Лорда, тратить чёрт знает сколько сил, чтобы предпринять чёрт знает какие предосторожности.
Harry could demand that they write the script in such fashion as to make it seem not plausible that the Dark Lord would return a third time. Г арри мог потребовать, чтобы сценарий был составлен так, чтобы в результате третье возвращение Тёмного Лорда казалось невозможным.
And then people would relax, it would all be over. И тогда люди вздохнут спокойно, всё закончится.
Unless of course there actually was a Dark Lord out there to be feared. Но только если где-то на самом деле не скрывается Тёмный Лорд, которого стоит бояться.
There had been a prophecy. Ведь пророчество действительно существует.
The boy leaning against the wall vented a soft sigh, and started walking again. Мальчик оттолкнулся от стены, слегка вздохнул и пошёл дальше.
Harry had almost forgotten, but he had gotten around to showing Professor Quirrell the deck of cards he'd been given on Sunday night by 'Santa Claus', within which the King of Hearts was allegedly a portkey that would take him to the Salem Witches' Institute in America. Г арри чуть не забыл, но всё же показал профессору Квирреллу колоду карт, полученную воскресной ночью от "Санта-Клауса", червовый король из которой был предположительно портключом, ведущим в Институт Салемских ведьм в Америке.
Although of course Harry hadn't told Professor Quirrell who'd sent him the card, nor what it was supposed to do, before he'd asked Professor Quirrell if it was possible to tell where the portkey would send him. Хотя Г арри, конечно, не сообщил профессору, ни кто прислал ему карту, ни её предположительное назначение, прежде чем спросить у него, возможно ли узнать место назначения портключа.
The Defense Professor had transformed back to human form, and examined the King of Hearts, tapping it a few times with his wand. Профессор Защиты вернулся в человеческое обличье и изучил короля червей, постучав по карте волшебной палочкой несколько раз.
And according to Professor Quirrell... И если верить профессору Квирреллу...
...the portkey would send the user somewhere in London, but he couldn't pinpoint it any nearer than that. ...портключ отправил бы его куда-то в Лондон. Определить более точный адрес профессор не смог.
Harry had shown Professor Quirrell the note that had accompanied the deck of cards, saying nothing of the earlier notes. Гарри показал профессору Квирреллу записку, шедшую вместе с колодой карт, умолчав о предыдущих записках.
Professor Quirrell had taken it in at a glance, given a dry chuckle, and observed that if you read the note carefully, it did not explicitly say that the portkey would take him to the Salem Witches' Institute. Профессор Квиррелл бросил на неё взгляд, слегка усмехнулся и отметил, что если прочитать записку внимательно, то нигде в явном виде не говорится, что портключ отправит его в Институт Салемских ведьм.
You needed to learn to pay attention to that kind of subtlety, Professor Quirrell said, if you wanted to be a powerful wizard when you grew up; or, indeed, if you wanted to grow up at all. Профессор Квиррелл сказал, что Гарри следует научиться уделять внимание подобным мелочам, если он хочет вырасти могущественным волшебником. Или хотя бы вообще вырасти.
The boy sighed again as he trudged off to class. Мальчик вздохнул и потащился в класс.
He was starting to wonder if all the other wizarding schools were also like this, or if it was only Hogwarts that had a problem. Он начал задумываться, все ли школы волшебников такие же проблемные, или это Хогвартс такой особенный.
Chapter 66: Self Actualization, Pt 1 Глава 66. Самоактуализация. Часть 1
Hessitation iss alwayss eassy, rarely usseful. Колебатьс-ся вс-сегда легко, но не час-сто полезно.
So the Defense Professor had told him; and while you could quibble about the details of the proverb, Harry understood the weaknesses of Ravenclaws well enough to know that you had to try answering your own quibbles. Так сказал профессор Защиты, и пусть по мелочам с этой фразой можно было поспорить, Г арри достаточно хорошо понимал слабости когтевранцев и знал: на собственные придирки нужно стараться находить ответ.
Did some plans call for waiting? Бывает ли так, что план требует ожидания?
Yes, many plans called for delayed action; but that was not the same as hesitating to choose. Да, бывает - во многих планах необходимо отсрочить действие, но это совсем не то же самое, что тянуть с выбором нужного действия.
Not delaying because you knew the right moment to do what was necessary, but delaying because you couldn't make up your mind - there was no cunning plan which called for that. Хитрый план может включать в себя промедление, вызванное тем, что время действовать наступит позже. Но хитрых планов, которые бы включали в себя промедление из-за того, что не получается принять решение, не бывает.
Did you sometimes need more information to choose? Бывает ли так, что для выбора нужно больше данных?
Yes, but that could also turn into an excuse for delaying; and it would be tempting to delay, when you were faced with a choice between two painful alternatives, and not choosing would avoid the mental pain for a time. Да, но это может оказаться лишь оправданием для промедления. Заманчиво отложить выбор, если нужно рассмотреть две болезненные альтернативы, ведь бегство от выбора позволит на время избежать головной боли.
So you would pick a piece of information you couldn't easily obtain, and claim that you couldn't possibly decide without it; that would be your excuse. Тут же находится труднодоступная информация, без обладания которой ну совсем никак не получается сделать выбор, и всё - повод для промедления готов.
Although if you knew what information you needed, knew when and how you would obtain that information, and knew what you would do depending on each possible observation, then that was less suspicious as an excuse for hesitating. Хотя если знать, какие именно сведения необходимы, когда и как их можно получить, и как поступить при любом возможном раскладе, это становится уже меньше похоже на отговорку.
If you weren't just hesitating, you ought to be able to choose in advance what you would do, once you had the extra information you claimed you needed. Если дело действительно не в колебаниях при выборе, то нужно заранее решить, что делать после получения дополнительной информации, которая якобы требуется.
If the Dark Lord were really out there, would it be smart to go along with Professor Quirrell's plan to have someone impersonate the Dark Lord? Если Тёмный Лорд действительно жив, разумно ли действовать по плану профессора Квиррелла с поддельным Тёмным Лордом?
No. Нет.
Definitely no. Разумеется нет.
Absolutely not. Безусловно нет.
And if Harry knew for a fact that the Dark Lord wasn't really out there... in that case... А если бы Гарри точно знал, что Тёмного Лорда не существует... тогда...
The Defense Professor's office was a small room, at least today; it had changed since the last time Harry had seen it, the stone of the room becoming darker, more polished. Кабинет профессора Защиты был тесен, по крайней мере сегодня. Комната преобразилась со времени последнего визита Гарри: камень стен стал более тёмным, более блестящим.
Behind the Defense Professor's desk stood the single empty bookcase that always decorated the room, a tall bookcase stretching almost from the floor to the ceiling, with seven empty wooden shelves. Позади стола профессора, как и всегда, стоял пустой книжный шкаф высотой почти до потолка с семью пустыми полками.
Harry had only once seen Professor Quirrell take a book from those empty shelves, and never seen him put a book back. Гарри лишь однажды видел, как профессор Квиррелл брал книгу из этого шкафа, и никогда не видел, чтобы он ставил книгу на место.
The green snake swayed above the seat of the chair behind the Defense Professor's desk, the lidless eyes staring unblinking at Harry from close to his own eye level. За столом профессора Защиты прямо над стулом раскачивалась зелёная змея. Глаза без век, не моргая, смотрели на Гарри, примерно на уровне его глаз.
They were warded now by twenty-two spells, all that could be cast within Hogwarts without attracting the Headmaster's attention. Сейчас их прикрывало двадцать два заклинания -всё, что можно было использовать в Хогвартсе, не привлекая внимания директора.
"No," hissed Harry. - Нет, - прошипел Гарри.
The green snake cocked its head, tilting it slightly; no emotion was conveyed by the gesture, not that Harry's Parselmouth talent conveyed to him. Зелёная змея приподняла и слегка наклонила голову. Это движение не передавало каких-то эмоций. Или дара змееуста не хватало, чтобы Гарри мог их понять.
"Reasson not?" said the green snake. - Причина? - спросила змея.
"Too rissky," Harry said simply. - С-слиш-шком рис-сковано, - просто ответил Гарри.
That was true whether or not the Dark Lord was out there. Это было правдой вне зависимости от того, воскрес Тёмный Лорд или нет.
Forcing himself to decide in advance had made him realize that he'd just been using the unanswered question as an excuse to hesitate; the sane decision was the same, either way. Заставив себя определиться со своими действиями заранее, он понял, что отсутствие информации было для него лишь поводом для колебаний. Разумное решение было одинаково в обоих случаях.
For a moment the dark pitted eyes seemed to gleam blackly, for a moment the scaled mouth gaped to expose the fangs. На мгновение в чёрных, похожих на провалы глазах вспыхнул тёмный блеск, на мгновение чешуйчатый рот приоткрылся, демонстрируя клыки:
"Think you have learned wrong lessson, boy, from previouss failure. - С-считаю, ты извлёк ош-шибочный урок из пос-следней неудачи, мальчик.
My planss are not in habit of failing, and lasst one would have gone flawlesssly, but for your own foolisshnesss. Мои планы обычно не предполагают провала, и побег прош-шёл бы безупречно, не соверш-ши ты глупос-сть.
Correct lessson iss to follow ssteps laid down for you by older and wisser Sslytherin, tame your wild impulssess." Верный урок - с-следовать за с-старшим и мудрым с-слизеринцем, укрощ-щая с-свою дикую импульс-сивность.
"Lessson I learned is not to try plotss that would make girl-child friend think I am evil or boy-child friend think I am sstupid," Harry snapped back. - Урок полученный мной - избегать планов, которые зас-ставят девочку-друга думать, что я злой, или мальчика-друга, что я глупый, - резко ответил Гарри.
He'd been planning a more temporizing response than that, but somehow the words had just slipped out. Он собирался ответить более спокойно, но эти слова просто вырвались сами.
The sssss-ing sound that came from the snake was not heard by Harry as words, only as pure fury. В шипении змеи не различалось слов, только чистая ярость.
A moment later, Через мгновенье послышалось:
"You told them -" - Ты рас-с-сказал им...
"Of coursse not! - Разумеетс-ся, нет!
But know what they would ssay." Но знаю, что они бы с-сказали.
There was a long pause as the snake-head swayed, staring at Harry; again no detectable emotion came through, and Harry wondered what Professor Quirrell could be thinking that would take Professor Quirrell that long to think. Разговор надолго прервался. Змеиная голова раскачивалась, сверля Гарри взглядом. Снова невозможно было различить никаких эмоций, и Гарри оставалось только гадать, о чём мог так долго думать профессор Квиррелл.
"You sserioussly care what thosse two think?" came the snake's final hiss. "True younglingss thosse two are, not like you. - Тебя вс-серьёз заботит, что думают эти двое? -наконец раздалось шипение змеи. - Нас-стоящие дети они оба, с-совс-сем не как ты.
Could not weigh adult matterss." Не готовы с-судить о взрос-слых делах.
"Might have done better than me," Harry hissed. "Boy-child friend would have assked after ssecret motivess before asssenting to resscue woman -" - Иногда могут с-судить лучш-ше меня, -прошипел Гарри. - Мальчик-друг с-сперва с-спрос-сил бы о с-скрытых мотивах, прежде чем с-соглаш-шаться с-спас-сти женщ-щину...
"Glad you undersstand that now," the snake hissed coldly. "Alwayss assk after other'ss advantage. - Хорош-шо, что ты понимаеш-шь это с-сейчас-с,- холодно прошипела змея. - Вс-сегда с-спрашивай, в чём польза для другого.
Next learn to alwayss assk after your own. Затем научис-сь вс-сегда с-спрашивать, в чём польза для тебя.
If my plan iss not to your tasste, what iss yours?" Ес-сли мой план тебе не по вкус-су, то каков твой?
"If necesssary - sstay at sschool ssix yearss and sstudy. - Ес-сли потребуетс-ся - ос-статьс-ся в ш-школе на ш-шес-сть лет и учитьс-ся.
Hogwartss sseemss fine place to dwell. Хогвартс-с кажетс-ся неплохим мес-стом.
Bookss, friendss, sstrange but tassty food." Книги, товарищ-щи, с-странная, но вкус-сная еда.
Harry wanted to chuckle, but there wasn't any gesture in Parseltongue for the kind of laughter he wanted to express. - Гарри хотел хихикнуть, но в парселтанге не было способа передать такую эмоцию.
The pits of the snake's eyes seemed almost black. Провалы змеиных глаз казались почти чёрными.
"Eassy to ssay that now. - С-сказать так с-сейчас-с легко.
Ssuch as you and I, we do not tolerate imprissonment. Такие как ты и я не перенос-сят заключения.
You will losse patience long before sseventh year, perhapss before end of thiss one. Ты потеряеш-шь терпение задолго до с-седьмого года, возможно, ещ-щё не ус-спеет кончитьс-ся этот.
I sshall plan accordingly." Я буду с-строить планы с-сответс-ственно.
And before Harry could hiss another word of Parseltongue, the human-shape of Professor Quirrell was sitting in his chair once more. И прежде чем Гарри успел прошипеть хоть слово в ответ, профессор Квиррелл уже сидел в кресле в человеческом облике.
"So, Mr. Potter," said the Defense Professor, his voice as calm as if they had been discussing nothing important, as if the whole conversation had not occurred at all, "I hear that you have begun to practice dueling. - Итак, мистер Поттер, - спокойно сказал профессор Защиты, как если бы они только что обсуждали что-то совершенно маловажное, будто всего предыдущего разговора вообще не было, - я слышал, вы начали обучаться дуэльному искусству.
Not the worthless sort with rules, I hope?" Надеюсь, не тому бессмысленному варианту с правилами?
Hannah Abbott looked as unnerved as Hermione had ever seen her (except on the day of the phoenix, the day Bellatrix Black had escaped, which shouldn't ought to count for anyone). * * * Г ермиона никогда не видела Ханну Аббот такой встревоженной (то есть, был день с фениксом - день, когда сбежала Беллатриса Блэк, -но он не считается).
The Hufflepuff girl had come over to the Ravenclaw table during dinner, and tapped Hermione on her shoulder, and very nearly dragged her away - Пуффендуйка подошла к столу Когтеврана за обедом, тронула её за плечо и чуть ли не силком отвела в сторону...
"Neville and Harry Potter are learning dueling from Mr. Diggory!" Hannah blurted as soon as they were a few steps away from the table. - Невилл и Г арри Поттер учатся дуэльному искусству у мистера Диггори! - выпалила Ханна, когда они оказались в нескольких шагах от стола.
"Who?" said Hermione. - У кого? - переспросила Гермиона.
"Cedric Diggory!" said Hannah. "He's the Captain of our Quidditch Team, and general of an army, and he's taking all the electives and getting better grades than anyone, and I hear he learns dueling from professional tutors during the summers, and he once beat two seventh-year students, and even some teachers call him the Super Hufflepuff, and Professor Sprout says we should all emu, uh, emudate him or something like that, and -" - У Седрика Диггори! - ответила Ханна. - Он капитан нашей команды по квиддичу и генерал армии, он изучает все дополнительные предметы и получает оценки выше, чем кто-либо, и я слышала, он учится дуэлям у профессионального тренера каждое лето, и он однажды победил двух семикурсников, даже учителя называют его супер-пуффендуйцем, а профессор Спраут говорит, что мы все должны брать с него пример...
After Hannah finally stopped for air (the list had gone on for a while), Hermione managed to insert a word in edgewise. Наконец Ханна остановилась, чтобы набрать воздуха (перечисление подвигов на некоторое время прекратилось) и Гермиона сумела вставить слово:
"Sunshine Soldier Abbott!" said Hermione. - Солнечный солдат Аббот!
"Calm down. Успокойся.
We're not going to be fighting General Diggory, right? Мы же не будем сражаться с генералом Диггори, так?
Sure, Neville's studying to beat us, but we can study too -" Конечно, Невилл учится дуэльному искусству, чтобы победить нас, но ведь мы тоже можем тренироваться...
"Don't you see?" Hannah shrieked, raising her voice a lot louder then it should've been, if they were trying to keep the conversation private from all the Ravenclaws looking at them. "Neville isn't studying to beat us! - Ты не понимаешь? - завопила Ханна, её голос стал гораздо громче, чем было необходимо, если они хотели сохранить разговор в тайне от всех уставившихся на них когтевранцев. - Невилл учится не для того, чтобы разбить нас.
He's practicing so he can fight Bellatrix Black! Он тренируется, чтобы сражаться с Беллатрисой Блэк.
They're going to go through us like a Bludger through a stack of pancakes!" Они пройдут сквозь нас как бладжер сквозь стопку блинов.
The Sunshine General gave her soldier a look. Солнечный генерал внимательно посмотрела на своего солдата.
"Listen," said Hermione, "I don't think a few weeks of practice is going to make anyone an invincible fighter. - Послушай, - произнесла Г ермиона, - я не думаю, что несколько недель тренировок могут сделать из кого-нибудь непобедимого бойца.
Plus we already know how to handle invincible fighters. К тому же мы знаем, как обращаться с непобедимыми бойцами.
We'll concentrate fire on them and they'll go down just like Draco." Мы сконцентрируем на них огонь, и они проиграют как Драко.
The Hufflepuff girl was looking at her with mixed admiration and skepticism. Девочка смотрела на неё со смесью восхищения и скептицизма.
"Aren't you even, you know, worried?" - Ты даже ни капельки не волнуешься?
"Oh, honestly!" said Hermione. - Ну честное слово! - воскликнула Гермиона.
Sometimes it was hard being the only sensible person in your whole school year. "Haven't you ever heard the saying, the only thing we have to fear is fear itself?" Иногда тяжело быть единственным разумным человеком на всём курсе. - Разве ты не слышала поговорку: "нам нечего бояться, кроме самого страха"?
"What?" said Hannah. "That's crazy, what about Lethifolds lurking in the darkness, and being put under the Imperius Curse, and horrible Transfiguration accidents and -" - Что? - возмутилась Ханна. - Это безумие! А как же летифолды, которые прячутся во тьме, или проклятие Империус, или жуткие несчастные случаи при трансфигурации, или...
"I mean," said Hermione, exasperation leaking out into her now-raised voice, she'd been hearing this sort of thing all week now, "how about if we wait until after the Chaos Legion actually crushes us to get so scared of them and did you just mutter 'Gryffindors' under your voice?" - Я хочу сказать, - прервала её Гермиона, раздражённо повысив голос (ей приходилось выслушивать подобные излияния всю неделю), -давай дождёмся, когда Легион Хаоса на самом деле сокрушит нас, и уже потом начнём бояться. И ты правда только что пробормотала "гриффиндорцы"?
A few moments later, Hermione was walking back to her place at the table with a sweet smile plastered onto her young face, it wasn't the terrible cold glare of Harry's dark side but it was the scariest face she knew how to make. И Г ермиона вернулась к своему месту за столом с милой улыбочкой на лице. Это, конечно, не могло сравниться с ужасным холодным взглядом тёмной стороны Г арри, но ничего более устрашающего изображать на лице она не умела.
Harry Potter was going down. Гарри Поттер будет повержен.
"This is loony," gasped Neville, with what tiny amount of breath he could spare from being completely out of breath. * * * - Это сумасшествие, - прохрипел Невилл из последних сил.
"This is brilliant!" said Cedric Diggory. - Это гениально! - воскликнул Седрик Диггори.
The eyes of the Super Hufflepuff gleamed with manic enthusiasm, shining like the sweat on his forehead as he stamped his feet through the dance of one of his dueling postures. Глаза супер-пуффендуйца горели маниакальным энтузиазмом и блестели так же, как пот на его лбу, а ноги, двигающиеся в танце дуэльных движений, с грохотом впечатывались в пол.
His usually-light steps had changed to heavier stomps, which might have had something to do with the Transfigured metal weights they'd all attached to their arms and legs and strapped over their chests. "Where do you get these ideas, Mr. Potter?" Его обычно лёгкие шаги превратились в тяжелую поступь, на что, возможно, повлияли трансфигурированные металлические утяжелители, которые они прицепили себе на руки, на ноги и привязали вокруг груди. - Где вы берёте такие идеи, мистер Поттер?
"A strange old shop... in Oxford... and I'm never... shopping there... again." - В странном старом магазине... в Оксфорде... и я никогда... больше... туда не зайду.
Thud. Грохот.
Chapter 67: Self Actualization, Pt 2 Глава 67. Самоактуализация. Часть 2
In the high reaches of Hogwarts where rooms and corridors changed on a daily basis, where the territory itself was uncertain and not just the map, where the stability of the castle began to fray into dreams and chaos without changing its architectural style or apparent solidity - in the high reaches of Hogwarts, a battle would soon be fought. Верхние этажи Хогвартса. Здесь ежедневно меняются комнаты и коридоры. Здесь не только карта, но даже сама территория ненадёжна. Здесь сама стабильность замка начинает таять и переходит в грёзы и хаос, при этом не меняя своего архитектурного стиля и сохраняя кажущуюся твёрдость. И скоро здесь начнётся битва.
The presence of so many students would stabilize the corridors for a time, by dint of constant observation. При таком количестве учеников, постоянно смотрящих по сторонам, коридоры на время стабилизируются.
The rooms and corridors of Hogwarts sometimes moved even while people looked directly at them, but they wouldn't change. Комнаты и коридоры Хогвартса иногда двигались даже у всех на виду, но они никогда не менялись в чужом присутствии.
Even after eight centuries, Hogwarts was still a little shy about changing in front of people. Наверное, для Хогвартса это было сродни переодеванию, и даже спустя восемь веков он немного стеснялся.
But despite that transient permanence (the Defense Professor had said) the upper reaches of Hogwarts still had a military realism: you had to learn the ground anew each time, and check every closet for secret corridors all over again. Но, несмотря на своё изменчивое постоянство, (как говорил профессор Квиррелл) у верхних этажей Хогвартса была некоторая реалистичность с военной точки зрения: каждый раз приходилось изучать местность заново, раз за разом проверяя каждый закуток на наличие скрытых проходов.
Sunday it was, Sunday the first of March. Дело было в воскресенье - воскресенье первого марта.
Professor Quirrell had recovered enough to supervise battles once more, and they were all catching up on the backlog. Профессор Квиррелл достаточно поправился и теперь вновь мог проводить битвы, и все старались наверстать упущенное.
The Dragon General, Draco Malfoy, watched two compasses he held in either hand. Г енерал Драконов, Драко Малфой, смотрел на два компаса, которые держал в руках.
One compass was the color of the Sun, the other had a multicolored, iridescent sheen to indicate Chaos. Один был цвета солнца, второй блестел радужным многоцветием, изображающим Хаос.
The other two generals, Draco knew, had been given their own compasses; only Hermione Granger's hand, and Harry Potter's hand, would hold a compass that was orange-red and flickered in its reflections like fire, pointing always to the direction of the largest active contingent of Dragon Army. Драко знал, что у остальных генералов были свои компасы, но одна из рук Гермионы Грейнджер и Г арри Поттера должна была сжимать оранжево-красный, поблёскивающий как огонь, компас, всегда указывающий на самую крупную группу активного контингента Армии Драконов.
Without those compasses they might have searched for days and never found each other, which was a territorial hazard of fighting in the upper levels of Hogwarts. Без этих компасов они могли бы целыми днями искать друг друга и всё равно не найти. При сражении на верхних этажах Хогвартса такая опасность была неизбежной.
Draco had a bad feeling about what would happen when Dragon Army found the Chaos Legion. У Драко было плохое предчувствие по поводу того, что произойдёт, когда Армия Драконов найдёт Легион Хаоса.
Harry Potter had changed since Bellatrix Black had escaped; the Heir of Slytherin had begun to seem truly Lordly now (and how had Professor Quirrell known that would happen?) Draco would have felt a lot better with Hermione Granger standing alongside him with her twenty-three Sunshine Soldiers in tow, but no, the Sunshine General was being stupidly proud and refusing to accept aid against General Potter. После побега Беллатрисы Блэк Гарри Поттер изменился. Наследник Слизерина теперь выглядел как настоящий лорд (и откуда профессор Квиррелл знал, что это случится?). Драко бы чувствовал себя намного лучше, если бы рядом с ним стояла Гермиона Грейнджер и двадцать три Солнечных солдата. Но нет, генерал Солнечных оказалась по-идиотски гордой и отказалась принять помощь против генерала Поттера.
She wanted to take down Potter herself, she'd told him. По её словам, она хотела победить Поттера сама.
The Noble and Most Ancient House of Malfoy had maintained their influence over Britain for centuries by understanding that you couldn't always be the most powerful. Благородный и Древнейший Дом Малфоев веками сохранял своё влияние в Британии, потому что Малфои понимали: невозможно всегда быть самыми могущественными.
Sometimes another Lord was just stronger, and you had to settle for merely being his foremost lieutenant. Иногда другой лорд просто оказывается сильнее, и приходится довольствоваться всего лишь местом его правой руки.
You could build up quite a position of wealth and power over a dozen generations of being second in command. Можно накопить богатство и силу, оставаясь несколько поколений на втором месте.
You just had to be careful, each time, not to let your House be dragged down with the fall of the Lord you served. Нужно лишь всякий раз соблюдать осторожность, чтобы лорд, которому ты служишь, при своём падении не утянул за собой и твой Дом.
That was the Malfoy tradition which centuries of experience had honed... Малфои веками оттачивали эту стратегию...
And so Father had thoroughly explained to Draco that if he ran into someone who was obviously stronger than him, Draco was not to resent this and not to deny it and not to throw a tantrum that could sabotage his potential position, but Draco was to make sure that his place in the next generation's power structure wasn't any lower than second. И поэтому отец тщательно объяснил Драко, что, если тот сталкивается с кем-то, кто явно сильнее, то Драко не должен возмущаться, отрицать это или впадать в ярость, поскольку это только пошатнёт его позиции. Он должен позаботиться, чтобы его место в структуре власти в следующем поколении было не ниже второго.
Granger, apparently, had never gotten this lecture from her own parents, and was still in denial about the obvious fact that Harry Potter was becoming stronger than her. Судя по всему, Грейнджер такого урока от родителей не получала и до сих пор отрицала очевидный факт, что Гарри Поттер становится сильнее, чем она.
So Draco had secretly met with Captain Goldstein and Captain Bones and Captain Macmillan and they'd agreed to all do their best to make sure that Dragon and Sunshine didn't engage each other before they engaged the larger threat of Chaos. Поэтому Драко тайно встретился с капитанами Голдштейном, Боунс и Макмилланом, и они согласились сделать всё возможное, чтобы Драконы и Солнечные не вступали в бой друг с другом до тех пор, пока не будет устранена угроза со стороны Легиона Хаоса.
It wasn't really violating the agreement against traitors, you weren't soliciting traitors if you honestly meant to help the other army. Это не было настоящим нарушением договора против предателей, поскольку если ты в самом деле стремишься к совместным действиям, то это нельзя считать подстрекательством к предательству.
A high ringing tone belled through the corridors to signal the start of the battle, and a moment later Draco shouted Громкий звон колокола пронёсся по коридорам, возвещая начало битвы. Секундой позже Драко крикнул:
"Go!" and the Dragons started running. "Вперёд!" - и Драконы побежали.
It would tire his soldiers, it would cost them something even after they stopped and caught their breath, but they had to put Chaos directly between themselves and the Sunshine Regiment. Это утомит его солдат и будет немало им стоить даже после того, как они остановятся и переведут дыхание, однако они были обязаны зажать Легион Хаоса между собой и Солнечным Отрядом.
Harry and Neville walked at a leisurely pace through the corridors, Harry watching the yellow-golden compass that pointed toward the location of the Sunshine Regiment, and Neville keeping a lookout just in case they ran into someone else. * * * Гарри и Невилл неторопливо шагали по коридору. Гарри не сводил взгляда с жёлто-золотого компаса, который указывал на расположение Солнечного Отряда. Невилл смотрел по сторонам, на случай, если они наткнутся на кого-нибудь ещё.
Their footsteps sounded a bit thumpy, if you listened closely. Если прислушаться, их поступь звучала тяжелее чем обычно.
"So," the Chaotic Lieutenant said after a while. "That's why you had us practice dueling with all that weight strapped on?" - Значит, - спустя некоторое время заговорил лейтенант Хаоса, - ты именно поэтому заставлял нас тренироваться с утяжелителями?
Harry nodded, keeping his eyes on the compass that led to Sunshine; if the apparent direction started to change quickly then they were getting close. Г арри кивнул, не отрывая глаз от компаса, нацеленного на Солнечных. Быстрая смена направления стрелки означала бы, что Солнечные близко.
"I didn't want to say anything in front of the others, but a couple of weeks isn't a lot of time to put on extra muscle," said Neville. "And the balance is different, and I think this weighs more actually, and doesn't this count as Transfiguring a Muggle artifact?" - Я не хотел говорить при других, но пара недель -это явно недостаточно для того, чтобы значительно прибавить в мышцах, - сказал Невилл. - И баланс другой, и я думаю, что эти штуки на самом деле весят больше. И разве они не считаются за трансфигурированные магловские артефакты?
"Nope," Harry said. "I checked that in advance. - Нет, - сказал Гарри. - Я проверил заранее.
You can see it in Hogwarts statues, so some wizards used to wear it, even if they were just being fashionable for the Dark Ages." Они встречаются на статуях Хогвартса, то есть когда-то некоторые волшебники их носили, пусть даже это было модно лишь в Тёмные века.
And since nobody would ever try this if they weren't fighting first-year students using weak spells like the Sleep Hex, it didn't count as giving away good ideas, either. А поскольку никому в голову не придёт использовать их, кроме как в сражении с первокурсниками, которые используют только слабые заклинания вроде усыпляющего, то это нельзя считать и разглашением хороших идей.
They came to a Y-intersection, an annoying one; neither corridor bent in quite the right way to take them on a direct intercept course toward where Sunshine would go as they followed the Chaos Legion following Dragon Army. Они дошли до развилки в виде буквы "У" -довольно неприятного места, поскольку ни один из коридоров не шёл в направлении, которое позволило бы им перехватить Солнечных, преследующих Легион Хаоса, который в свою очередь преследовал Армию Драконов.
So Harry chose what seemed like the better of the two options, and Neville followed. Поэтому Гарри просто выбрал коридор, который ему понравился больше, и Невилл последовал за своим генералом.
"We'd better try a quick Silencing Charm on this stuff when we get close," Neville said. "It's kind of noisy, they might figure it out." - Нам лучше наложить чары тишины на эти штуки, когда будем подходить ближе, - сказал Невилл. - Они шумноваты, и Солнечные могут догадаться.
Harry nodded, and then said "Good idea" in case Neville hadn't been looking at him. Г арри кивнул и на случай, если Невилл не смотрел на него, добавил: - Хорошая идея.
They trudged on through the stone-floored corridor of the upper reach of Hogwarts, lit by windows of plain glass or stained glass, now and then passing statues of witches and dragons and even the occasional wizard-knight in plate armor or chainmail. Они побрели дальше по коридору где-то на верхних этажах Хогвартса. Свет падал на каменный пол через витражи и окна из прозрачного стекла. То тут, то там встречались статуи ведьм, драконов, а порой даже рыцарей-волшебников в пластинчатых доспехах или кольчугах.
The Sunshine Soldiers were striding through a long, wide corridor with their wands out and pointed. * * * Солнечные солдаты шагали по длинному и широкому коридору, держа палочки наготове.
They couldn't use the Prismatic Shield while they were maneuvering, but Parvati Patil and Jenny Rustad were currently maintaining Contegos around the officer group, who would be the first targets of any ambush. Они не могли использовать Призматический щит на ходу, но Парвати Патил и Дженни Рустад поддерживали щиты Контего вокруг группы офицеров, которые будут первоочерёдной целью любой засады.
Their tactic for the next battle, she and her officers had decided, would be to mix directly in with the enemy soldiers as fast as possible - after having practiced among themselves how to support one another, avoid hitting each other, and get into positions where enemy soldiers would hesitate to fire. Для этой битвы Г ермиона и её офицеры придумали следующую тактику: смешаться как можно быстрее с вражескими солдатами. Перед этим они потренировались поддерживать друг друга, стрелять так, чтобы не попадать друг в друга, и выбирать позиции так, чтобы вражеские солдаты медлили, боясь попасть в своих.
They'd only gotten in four hours practice, but she thought her troops would already be better at that kind of mixed-in fighting than soldiers who hadn't practiced at all. На тренировки у них было всего четыре часа, но Г ермиона считала, что её войска в подобной неразберихе проявят себя лучше, чем солдаты, которые в этом вообще не практиковались.
It seemed like the sort of tactic Chaos would use, but they hadn't actually used it yet. Казалось, такую тактику мог бы использовать Хаос, но те пока к ней не прибегали.
It was a good strategy, she believed. Гермиона полагала, что это хорошая стратегия.
And yet still, no matter how much she'd lectured her soldiers, they'd persisted in whispering fearful rumors about what Harry and Neville were learning to do. Но тем не менее, до сих пор, сколько бы она ни отчитывала своих солдат, те по-прежнему шёпотом обменивались страшными слухами о том, чему учились Гарри и Невилл.
Finally she'd gone off and talked with Captain Goldstein, who understood things like Troop Morale, and Anthony had suggested - Наконец, она не выдержала и поговорила с капитаном Голдштейном, который разбирался в таких вещах, как командный дух, и Энтони предложил...
"That's weird," Captain Macmillan spoke up suddenly, frowning at the fiery and iridescent compasses he held in either hand. (Ernie was, as Harry would have termed it, "good at spatial visualization", and so had been designated to hold both compasses and try to figure out what their enemies were doing.) - Странно, - внезапно прервал молчание капитан Макмиллан, хмуро изучая огненный и радужный компасы, которые он держал в руках. (У Эрни, если использовать терминологию Г арри, было "хорошее пространственное воображение". Поэтому его назначили хранителем обоих компасов, чтобы он попробовал разобраться, чем занимаются их враги.)
"I think... Dragon's not moving fast anymore... I think they got on the other side of Chaos from us first... and it looks like Chaos is moving to attack them instead of trying to maneuver out from in between?" - По-моему... Драконы стали двигаться медленнее... Думаю, они сперва переместились так, чтобы Хаос оказался между нами... и, кажется, Хаос собирается напасть на них, вместо того, чтобы попытаться выбраться из этого положения...
Hermione frowned, trying to understand, and she saw similar frowns on the faces of Anthony and Ron. Г ермиона нахмурилась, пытаясь понять, что происходит. Энтони и Рон точно так же нахмурились.
If Chaos and Dragon attacked each other straight out, and spent all their forces fighting each other, that was practically conceding the battle to Sunshine... Если Хаос и Драконы атакуют друг друга в лоб и потратят все свои силы, сражаясь друг с другом, то поле боя фактически останется за Солнечными...
"Potter thinks we're allied so he's attacking Malfoy now, before Dragon can link up with us," said Blaise Zabini from the common ranks of soldiers. "Or Potter just thinks he can beat both armies in a row, if he attacks them separately." The Slytherin boy gave a condescending sigh. "Are you going to promote me back to officer now? - Поттер думает, что мы союзники, и поэтому он напал на Малфоя сейчас, чтобы Драконы не успели соединиться с нами, - заявил Блейз Забини из общего строя солдат. - Или Поттер думает, что сможет разбить обе армии по очереди, если нападёт на них по отдельности, - слизеринец снисходительно хмыкнул. - Вы не собираетесь меня повысить обратно до офицера?
You lot are hopeless without me, you know." Без меня у вас нет никаких шансов.
They all ignored the talking noises coming from Zabini's mouth. Все проигнорировали звуки, исходящие изо рта Забини.
"We still moving in the right direction?" said Anthony. - Мы всё ещё движемся в правильном направлении? - спросил Энтони.
"Yeah," said Ernie. - Да, - ответил Эрни.
"We getting close to them?" said Ron. - Мы приближаемся к ним? - спросил Рон.
"Not yet -" - Ещё нет...
That was when the huge black-wooden doors at the end of the corridor flew open and crashed into the wall, revealing two figures almost completely enveloped in grey cloaks, grey cloth stretched over the faces beneath the grey hoods, one of those figures already raising a wand and pointing it directly at her. И тут огромные двери из чёрного дерева в конце коридора распахнулись с такой силой, что створки врезались в стены. В проёме стояли две почти полностью укутанные в серые плащи фигуры. Лица были замотаны серой тканью и скрыты серыми капюшонами. И одна из фигур уже вскинула палочку, направляя её на Гермиону.
And then the face of the game changed drastically, as Harry's voice, high and strained with the effort, screamed the word: После чего игра резко изменилась. Потому что высокий и напряжённый голос Гарри прокричал слово:
"Stupefy!" - Ступефай!
The dueling-grade stunner blasted toward her, she was so shocked that she didn't start to move until almost too late, as the red jet of light smashed right through the Contego shield to their front and she just barely dodged, there was a tingle on her arm as the red light went past her, and she saw out of the corner of her eye Susan getting hit and blown off her feet into Ron - В Г ермиону летел сногсшибатель дуэльного уровня, и она была настолько потрясена, что двигаться начала, только когда чуть не стало слишком поздно - в миг, когда красный сгусток света пробил щит Контего перед ней. Она еле успела увернуться - ей кольнуло руку, когда красный луч пролетел мимо. Краем глаза Гермиона увидела, как он попал в Сьюзен, и ту швырнуло прямо на Рона...
"Somnium!" bellowed Anthony's voice, followed a moment later by a dozen voices crying - Сомниум! - взревел Энтони, а мгновением позже десяток голосов взвыл:
"Somnium!" - Сомниум!
Hermione frantically pushed herself to her feet, and as she rose, she saw the two figures in the grey cloaks just standing there. Г ермиона быстро вскочила на ноги и увидела, что две фигуры в серых плащах как ни в чём не бывало стоят на месте.
You couldn't see Sleep Hexes, the spell was too weak Заклинание сна нельзя увидеть, оно слишком слабое...
But there was no way they all could've missed. Но все вместе они никак не могли промахнуться.
"Stupefy!" shrieked the voice of Neville Longbottom, and another red jet shot at her, she fell in an undignified heap as she desperately twisted out of the way, and when she scrambled up, panting, she saw that this time the stunbolt had gotten Ron where he'd been rising from the ground. - Ступефай! - раздался голос Невилла Лонгботтома, и в Г ермиону полетел второй красный луч. Она отчаянно дёрнулась, пытаясь увернуться, и неуклюже упала. Когда она, тяжело дыша, опять поднялась на ноги, то увидела, что в этот раз сногсшибатель попал в Рона, который только что встал сам.
"Hello there, Sunshine," said Harry's voice from beneath his hood. - Привет, Солнечные, - послышался голос Гарри из-под капюшона.
"We're the Grey Knights of Chaos," said Neville's voice. - Мы Серые Рыцари Хаоса, - продолжил Невилл.
"We'll be your opponents for this battle," said Harry's voice, "while Chaos's other army slaughters the Dragons." - Мы будем вашими соперниками в этой битве, -продолжил Г арри, - пока другая армия Хаоса разделывает Драконов.
"And by the way," said Neville's voice, "we're invincible." - И кстати, - закончил Невилл, - мы неуязвимы.
The two boys in their grey cloaks and robes, grey cloth over their faces, stood facing Sunshine's entire army, seemingly unfazed by a dozen Sleep Hexes. * * * Двое мальчиков в серых одеждах, с лицами, скрытыми серой тканью, стояли перед всей армией Солнечных, и, похоже, дюжина заклинаний Сна ничуть их не обеспокоила.
Daphne heard a soft sigh from beside her, and when her head turned she saw that Hannah's lips were parted, and the Hufflepuff girl's eyes were huge, and she was staring at - Дафна услышала позади тихий вздох и, обернувшись, заметила, что Ханна стоит с раскрытым ртом, а её широко распахнутые глаза не отрываются от...
It would have been hard to describe the jumble of thoughts that flashed through Daphne's mind as she realized that Hannah was staring at Neville rather than Harry, which in turn seemed to trigger some part of her into noticing that in point of fact Neville had been getting pretty interesting lately as boys went, in fact right now the Last Scion of Longbottom was seeming downright cool, and something woke up inside her and her own lips parted and everything the Lady her Mother had ever instructed her about demure demeanors and flattery and scented shampoo blew straight out of her mind so hard it should have fluffed her hair about her ears, because she'd watched Hermione and Harry and she knew how she wanted her own courtship to go - Трудно описать ту мешанину мыслей, которая промелькнула в голове Дафны, когда до неё дошло, что Ханна глазеет на Невилла, а не на Гарри. В свою очередь, это привлекло её внимание к тому обстоятельству, что Невилл в последнее время действительно стал каким-то интересным. Более того, единственный наследник Лонгботтомов в данный момент смотрелся совершенно круто, и внутри Дафны что-то проснулось, её рот приоткрылся, и все наставления леди-матери о скромных манерах, лести и ароматическом шампуне вылетели у неё из головы так стремительно, что, наверное, распушили ей волосы. Ведь она давно наблюдала за Гермионой и Гарри и знала, каким ей хочется видеть начало своих романтических отношений...
Her Lady Mother had also recently instructed her on a few spells it might be embarrassing not to know if you belonged to the Noble and Most Ancient House of Greengrass. Кроме того, недавно леди-мать научила её некоторым заклинаниям, которые неплохо бы знать наследнице Благородного и Древнейшего Дома Гринграсс, чтобы не оказаться в неудобном положении.
Daphne's wand swung to point to her left, and she shouted Дафна направила палочку влево от себя и крикнула:
"Tonare!" "Тонаре!"
The wand went over her head, and she spoke the incantation "Ravum Calvaria!" Палочка взмыла над головой: "Равум Калвариа!"
And finally she grasped her wand in both hands and shrieked, "Lucis Gladius!" И затем стиснула палочку обеими руками: "Люцис Гладиус!"
The huge magical drain almost sent her to her knees, but she bore it, and when the blazing shape had fully formed and stabilized the drain was a little less. Сильнейшее магическое истощение чуть не бросило её на колени, но она переборола слабость, а когда сияющий меч полностью обрёл форму и стабилизировался, для его поддержки требовалось уже значительно меньше усилий.
Still, she had a feeling she'd better not try to fight with this for long. Однако у неё было ощущение, что бой лучше не затягивать.
That everyone was staring at her went quite without saying, and she should have leaped forward to confront Neville with her hair billowing around her, but it was all she could do to walk forward steadily to level her Most Ancient Blade at Neville Longbottom. Теперь, естественно, все пялились на неё, и она должна была бы броситься наперерез Невиллу, вся такая с развевающимися волосами, но у неё получилось лишь осторожно выйти вперёд и направить свой Древнейший Клинок на Невилла Лонгботтома.
That everyone moved aside and made way for her also went without saying. То, что все разошлись в стороны, уступая ей дорогу, также подразумевалось само собой.
"I hight Daphne, of the Noble and Most Ancient House of Greengrass!" she cried. "Greengrass of Sunshine!" - Я, наречённая Дафной из Благородного и Древнейшего Дома Гринграсс! - крикнула она. -Солнечная Гринграсс!
The dueling forms had gone completely out of her mind, she'd seen enough plays to remember death challenges and blood challenges but she couldn't remember at all what was appropriate for this, so she just pointed the incandescent sword toward the object of her crush and yelled, Дуэльные правила совсем стёрлись из её памяти. Она видела достаточно пьес и представляла, как вызывают на дуэль до смерти или до первой крови, только совершенно не могла вспомнить, что же подходит для данного случая. Потому она просто направила пылающий меч на объект своей страсти и завопила:
"Let's see what you got, Nevvy!" - Посмотрим, Невви, на что ты способен!
Once again Harry's voice shrieked - Ступефай! - снова крикнул Гарри.
"Stupefy!", and later on, when she was remembering this, she could never quite believe she'd managed to do it, but she slashed out with her blade of light like it was a Beater's bat, and hit the stunbolt back at Harry who just barely managed to twist out of the way. Впоследствии, когда Дафна вспоминала всё произошедшее, ей совершенно не верилось, что ей удалось это сделать, но в тот момент она замахнулась светящимся мечом, как Загонщик битой, и отбила заклинание обратно в Гарри, которому едва-едва удалось увернуться.
"Tonare!" shouted Neville, of the Noble and Most Ancient House of Longbottom. "Ravum Calvaria, Lucis Gladius!" - Тонаре! - крикнул Невилл из Благородного и Древнейшего Дома Лонгботтомов. - Равум Калвариа, Люцис Гладиус!
For a few seconds, no one did anything but stare at Neville and Daphne as they started whacking at each other. * * * В течение нескольких секунд все неподвижно наблюдали, как Невилл и Дафна обменивались ударами.
They were both moving slowly, and Hermione guessed that the spell was taking a lot of strength out of them. Они оба двигались медленно, и Г ермиона догадалась, что эти чары высасывают много сил.
It wasn't very impressive by comparison, if you were a Muggleborn and you'd watched certain movies. Этот бой не слишком впечатлял, по сравнению с определёнными магловскими фильмами.
But you still had to give them extra credit for using lightsabers at all. Но то, что они вообще смогли вызвать световые мечи, заслуживало уважения.
"Point of order," said Harry's voice. "I know the Defense Professor is watching, but I still have to ask, does anyone know whether they'll slice each other in half if they actually hit -" - Вопрос по регламенту, - раздался голос Г арри. -Я знаю, что профессор Защиты наблюдает, но всё же спрошу: может, кто-нибудь знает, не разрубят ли они друг друга пополам, если всё-таки попадут...
"No," Hermione said absently. - Нет, - рассеяно ответила Гермиона.
This had been in one of her history books, though she'd had no idea the magical dueling sword looked like that. "They cast it so it'll only stun if it touches." Она читала об этом в одной из книг по истории, правда, не знала, что магические дуэльные мечи выглядят так. - Они используют форму чар, которая лишь оглушает при попадании.
"You know that spell?" - Ты знаешь это заклинание?
"Oh, no, it's the Charm of the Most Ancient Blade, it'sonly legal for Noble and Most Ancient Houses to use!! - Нет, конечно. Это же чары Древнейшего Клинка, их имеют право использовать только Благородные и Древнейшие Дома...
Hermione stopped talking and looked at Harry, or Harry's grey hood rather. Г ермиона прервалась и посмотрела на Г арри, вернее, на его серый капюшон.
"Well," said Harry's voice, "I guess I could take down the rest of the Sunshine Regiment by myself, then." - Ну, - сказал Гарри, - стало быть, мне придётся нейтрализовать оставшихся солдат Солнечного Отряда в одиночку.
She couldn't see his face, but his voice sounded like he was smiling. Она не могла видеть его лицо, но в голосе слышалась улыбка.
"You dodged when Daphne hit your own spell back at you," Hermione said. "So whatever you did, you're not invincible. - Ты увернулся, когда Дафна отбила в тебя твоё собственное заклинание, - заметила Гермиона. -Значит, что бы ты там ни придумал, ты не неуязвим.
A Stupefy can still get you." Ступефай всё-таки опасен для тебя.
"Interesting theory," said Harry's voice from beneath the hood. "Got anyone in your army who can test it?" - Интересная теория, - послышался голос Г арри из под капюшона. - Кто-нибудь в твоей армии сможет её проверить?
"I read about the Stunning Hex once," said Hermione. "A few months ago. - Я как-то читала про Оглушающее проклятие, -сказала Гермиона. - Пару месяцев назад.
I wonder if I can remember the instructions right?" Интересно, смогу ли я верно вспомнить инструкции?
Her wand came up to point at Harry. Её палочка нацелилась на Гарри.
There was a slight pause, as nearby a boy and a girl breathing in audible gasps slowly whacked at each other with lightsabers. Возникла пауза. Мальчик и девочка рядом, тяжело дыша, медленно наносили и отражали удары друг друга световыми мечами.
"Of course," Harry said, leveling his own wand on her, "I can just use Somnium on you. That'll take a lot less effort." - Конечно, я могу просто использовать Сомниум, -произнёс Гарри, нацеливая на неё свою палочку. -Это потребует куда меньше усилий.
New Contego shields sprung into existence in front of her, cast by Jenny and Parvati, even as Harry spoke. Не успел он договорить, как перед ней встали новые щиты Контего, созданные Дженни и Парвати.
The tip of Hermione's own wand began making small motions in the air, a diamond within a circle, a diamond within a circle, rehearsing the gesture to match exactly what she remembered seeing in the book. Кончик палочки Гермионы начал выписывать в воздухе небольшие фигуры, ромб внутри круга, ромб внутри круга, репетируя однажды увиденное в книге проклятие.
It would be a difficult feat even for her, but she had to cast the spell right on the first try, she couldn't afford any failed castings that would sap her energy. Даже для неё это будет трудным испытанием, но она должна выполнить заклинание правильно с первого раза, она не могла позволить себе неудачу, которая оставит её без магических сил.
"You know," said Hermione Granger, "I understand that it's not really your fault, but I'm getting tired of hearing people talk about the Boy-Who-Lived like you're - like you're some kind of god or something." - Знаешь, - сказала Гермиона Грейнджер, - я понимаю, что ты на самом деле ни при чём, но я уже устала слушать разговоры о Мальчике-Который-Выжил в таком тоне, будто ты... будто ты бог какой-то.
"Same here, I must say," said Harry Potter. "It's sad how people keep underestimating me." - Вынужден признать, я тоже устал, - сказал Гарри Поттер. - Печально, что люди продолжают меня недооценивать.
Her wand kept rehearsing the diamond within the circle, over and over. Её палочка по-прежнему повторяла движения -ромб внутри круга, снова и снова.
Harry would be recharging his own strength, she knew, even as she practiced as much as she could before her attack. Она знала, что Г арри восстанавливает свои силы, пока она тратит время на тренировку перед атакой.
"I'm starting to think you need taking down a peg, General Chaos." - Я начинаю думать, что вам будет полезно спуститься с небес на землю, Генерал Хаоса.
"You could be right," Harry said equably. - Возможно, ты права, - спокойно ответил Гарри.
His feet began to shuffle through what she recognized as a duelist's dance. "Unfortunately there's nothing left that can defeat me now except another Harry Potter." Его ноги начали двигаться, и она узнала боевой танец дуэлянтов. - К сожалению, не осталось никого, кто может победить меня, разве что другой Гарри Поттер.
"Let me be specific, Mr. Potter. - Буду выражаться конкретнее, мистер Поттер.
I'm taking you down a peg." Я спущу вас с небес на землю.
"You and what other army?" - Ты и какая-то другая армия?
"You think you're pretty cool, don't you," said Hermione. - Ты правда думаешь, что ты такой крутой? -спросила Гермиона.
"Why, yes," said Harry. "Yes, I do. - Пожалуй, да, - ответил Гарри. - Да, я крутой.
Some might call that arrogant, but am I supposed to be the last person in Hogwarts to notice how awesome I am?" Кто-то может счесть это заносчивостью, но неужели мне обязательно быть последним человеком в Хогвартсе, кто заметит, какой я потрясающий?
Hermione raised her left hand into the air, and made a fist. Гермиона подняла левую руку и сжала её в кулак.
It was a signal. Это был сигнал.
Eight designated soldiers in her army would be pointing their wands at her, and quietly casting Wingardium Leviosa. Восемь заранее назначенных Солнечных солдат направили на неё палочки и тихо произнесли "Вингардиум Левиоса".
They'd practiced this, too, once Hermione had given up on lecturing her soldiers, and at Anthony's suggestion, tried giving them a Sunshine General who looked like she could defeat invincible enemies. Это они тренировали заранее. Когда Гермионе надоело отчитывать солдат, она по совету Энтони решила показать им такого Солнечного Генерала, который бы выглядел способным повергнуть неуязвимого врага.
"You pretend you're Superman," said Hermione. She raised her left fist higher in the air, and the eight soldiers supporting her Hovered her off the ground. "Well here's Super Hermione!" - Ты притворяешься суперменом, - Гермиона подняла кулак выше, и восемь солдат чарами приподняли её над землёй. - Что ж, познакомься с супер-Гермионой!
Her hand pushed forward, and as she shot rapidly through the air toward Harry, regretting only that she couldn't see the look on his face, her wand made a diamond within a circle and she summoned up all the magic she could, it felt like she imagined touching a live wire would feel as the too-powerful spell poured through her when her voice screamed "Stupefy!" Её кулак рванулся вперёд, и она быстро полетела к Гарри, жалея, что не может сейчас увидеть выражение его лица. Её палочка нарисовала ромб внутри круга, и она призвала всю доступную ей магию. Когда она крикнула "Ступефай!", ей показалось, будто она дотронулась до провода под напряжением - и наружу полилось слишком мощное заклинание.
The red bolt burst from her wand, perfectly formed. С её палочки сорвался идеально сформированный красный сгусток.
Harry dodged it. Гарри увернулся.
And then, because they hadn't practiced doing this part inside of hallways, she crashed into a wall. А потом она врезалась в стену - они не тренировали этот трюк в коридорах.
"Somnium!" shrieked Draco, and then after only a few seconds to recharge, "SOMNIUM, CURSE YOU!" * * * - Сомниум! - крикнул Драко, и следом, выждав лишь пару секунд для перезарядки: -СОМНИУМ, БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТ!
He knew he was hitting Theodore, the other boy wasn't even trying to dodge, but the scion of Nott only grinned as evilly as his father and leveled his wand - Он знал, что попал в Теодора, тот даже не пытался уклониться. Наследник Ноттов лишь злобно ухмыльнулся, подражая своему отцу, и направил палочку...
Draco managed to leap aside just as Theodore said Пусть Драко и сумел отпрыгнуть в сторону, как только Теодор произнёс
"Somnium!" but Draco was getting winded, he couldn't keep this up, Theodore wasn't bothering to dodge at all while Draco had to keep moving, this was crazy. "Сомниум!", но он уже начал задыхаться, он не мог так продолжать и дальше. Теодор вообще не утруждал себя попытками уклониться, а Драко приходилось всё время двигаться, это было какое-то безумие.
He had enough strength now to fire again, but - Он восстановил достаточно сил для повторного заклинания, вот только...
Stupidity is doing the same thing and expecting a different result, Harry had said, this was Harry's work somehow, it couldn't be a Muggle artifact anymore but Draco couldn't figure out what it could be, and he should be thinking of hypotheses and ways to test them but he was too busy frantically dodging as Theodore laughed and shot another Sleep Hex at him, Draco felt a little numbness in his side that time as he twisted, that had been a very very near miss and finally Draco couldn't take it anymore, he didn't bother working out what theory he was testing or why as he just - Глупость - это когда повторяешь одно и то же и ожидаешь разного результата, - как-то сказал Гарри. А Драко догадывался, что это каким-то образом его рук дело. Теперь это не могло быть неким магловским артефактом, и у Драко никак не получалось понять, что бы это могло быть. Он знал, что нужно придумывать гипотезы и способы их проверить, но Теодор засмеялся и послал следующее заклинание Сна, так что Драко пришлось бросить размышления и отчаянно уворачиваться. Это у него получилось, но бок слегка онемел - заклинание прошло совсем близко. Драко не выдержал, он уже не пытался сформулировать гипотезу для проверки, он просто...
"Luminos!" shouted Draco, and Theodore was haloed in red light, "Dulak!" and it went out again (so Theodore was still being affected by magic), "Expelliarmus!" and Theodore's wand went flying (that had been a good spell to cast anyway now that Draco realized it) but Theodore was rushing toward Draco with his arms outstretched to grapple so Draco yelled - Люминос! - заорал Драко, и Теодор осветился красным светом. - Дулак! - и заклинание снова сработало (значит, магия по-прежнему действовала на Теодора), - Экспеллиармус! - и Теодор лишился палочки (при любом раскладе боя это заклинание стоило попробовать, запоздало осознал Драко). Теодор бросился к нему, распахнув руки для захвата. Драко крикнул
"Flipendo!" and the other boy's feet were abruptly yanked up - "Флипендо!" - ноги бегущего мальчика резко рванулись вверх...
- and Theodore's back hit the ground with a surprisingly loud and metallic-sounding crash. ...и Теодор упал на пол спиной с удивительно громким металлическим звуком.
Draco's vision was swimming now from casting four spells in such fast succession, and Theodore was already scrambling to his feet, so there wasn't even time to think in words, but Draco still managed to say У Драко всё поплыло перед глазами от такого быстрого использования четырёх заклинаний подряд. Теодор уже вставал на ноги, и совсем не оставалось времени задуматься, но Драко удалось сказать
"Somnium!" and this time he aimed for Theodore's face instead of the chest. "Сомниум!", и на этот раз он целился не в грудь, а в лицо Теодора.
Theodore dodged (he dodged!) and the boy shouted Тот увернулся (он увернулся!) и закричал:
"Code seven on Malfoy!" - Код семь на Малфоя!
"Prismatis!" cried Padma's voice and there was suddenly a shimmering rainbow wall in front of Draco, just as four Chaotic voices cried "Somnium!" - Призматис! - крикнула Падма, и не успели четверо солдат Хаоса крикнуть "Сомниум!", как перед Драко выросла мерцающая радуга.
And there was a pause, as everyone looked at the huge Prismatic Sphere protecting the remnants of Dragon Army. Бой временно прекратился - все смотрели на огромную призматическую сферу, защищающую остатки Армии Драконов.
Casting that fifth spell had sent Draco to his hands and knees, but he looked up and managed to say, as clearly as he could, После пятого заклинания Драко был способен лишь стоять на полу на четвереньках, но он поднял голову и сказал со всей возможной в его состоянии чёткостью:
"If the Sleep Hex - doesn't work - aim for the face - I think the Lieutenants are wearing metal shirts." - Если заклинание Сна... не работает... цельтесь в лицо... думаю, лейтенанты носят металлические рубашки.
"You've already lost too many soldiers," Finnigan said loudly from across the barrier, "we'll beat you anyway," and then the Gryffindor boy laughed evilly. He did the evil laughter almost as well as Harry Potter by now, and the other Chaotic Legionnaires started laughing with him soon afterward. - Вы уже потеряли слишком много солдат, -громко сказал Финниган из-за барьера, - мы разобьём вас в любом случае, - гриффиндорец злобно засмеялся, почти как Гарри Поттер, и Легионеры Хаоса подхватили этот смех.
Draco could see from the corner of his eye where Gregory and Vincent lay unconscious. Краем глаза Драко отметил, что Грегори и Винсент лежат без сознания.
Padma was still sustaining the Prismatic Sphere, the largest one he'd ever seen her cast; but she was breathing hard, still visibly sweaty from when they'd all jogged to get into position, the Ravenclaw girl was a strong witch but not an athletic one. Падма всё ещё удерживала Призматическую Сферу - Драко никогда раньше не видел настолько большой Сферы в её исполнении, но она тяжело дышала, было видно, как она вспотела от всех этих прыжков. Девчонка с Когтеврана была ведьмой сильной, но не спортивной.
He really hoped General Granger got here soon and hit Chaos from behind. Он очень надеялся, что генерал Грейнджер скоро объявится и ударит в тыл Хаоса.
General Potter and Neville of Chaos were missing, and Draco could guess where they'd gone, but two soldiers couldn't delay the whole Sunshine Regiment for too long all by themselves, could they? Г енерал Поттер и Невилл из Хаоса отсутствовали, и Драко догадывался, куда они пропали, но не могли же они всего лишь вдвоём так сильно задержать весь Солнечный отряд?
She knew it wasn't fair, that the other girl had given all she could, but Hermione still wished that Daphne had lasted longer. * * * Она знала, что это нечестно, что Дафна сделала всё, что было в её силах, однако Гермионе отчаянно хотелось, чтобы та продержалась подольше.
"Lagann!" said Neville's voice from behind her as she flew, and there was the sound of a Prismatic Wall shattering, Hannah's voice desperately cried "Somnium!" and then a few moments later Neville's voice calmly said "Somnium" and there was the thud of another of her soldiers falling over. - Лаганн! - услышала она в полёте голос Невилла за спиной, и после этого послышался звук разбивающейся Призматической Стены и отчаянный крик Ханны: - Сомниум! Спустя несколько секунд спокойный голос Невилла сказал: "Сомниум", и, судя по звуку, ещё один её солдат упал.
And the force keeping her in the air diminished again, Hermione could feel the grab of the Hover Charms straining at her, but now it just wasn't enough. Сила, которая поддерживала её в воздухе, снова уменьшилась. Гермиона всё ещё чувствовала хватку удерживающих её чар Левитации, но их было уже недостаточно.
Her flight stopped and she began falling in slow motion toward the ground, and she should've signaled her soldiers to just drop her, but she was too angry and confused and not thinking fast enough and still trying to muster the strength for one last Stunning Hex, and so there was nowhere to go when Harry pointed his wand at her and said "Somnium" and that was the last word that Hermione Granger heard of her battle. Её полёт прервался, и она начала медленно приближаться к земле. Гермионе следовало бы скомандовать своим солдатам просто бросить её. Но она была слишком зла, слишком поражена происходящим, не успевала думать достаточно быстро и всё ещё пыталась собрать силу для последнего Оглушающего проклятья. Поэтому она не смогла уклониться, когда Гарри направил на неё свою палочку и произнёс "Сомниум!" На этом слове битва для Гермионы Грейнджер закончилась.
Chapter 68: Self Actualization, Pt 3 Глава 68. Самоактуализация. Часть 3
Hermione wasn't feeling very nice right now, or Good either, there was a hot ball of anger burning inside her and she wondered if this was something like Harry's darkness (though it probably wasn't even close) and she shouldn't have felt that way over some silly little game but - Г ермиона чувствовала себя сейчас не очень хорошо, и Хорошей тоже себя не ощущала. Внутри кипел жаркий комок злости - интересно, похоже ли это на тёмную сторону Гарри? Нет, наверняка даже близко не похоже, и нельзя так переживать из-за каких-то глупых игр, но...
Her whole army. Всю её армию.
Two soldiers had beaten her whole army. Два солдата одолели всю её армию.
That was what she'd been told after she woke up. Именно так ей сказали, когда она очнулась.
It was a little too much. Это было немного чересчур.
"Well," Professor Quirrell said. - Что ж, - сказал профессор Квиррелл.
From up close the Defense Professor didn't look quite as healthy as he had the last time she'd been in his office; his skin looked paler, and he moved a little slower. С такого близкого расстояния профессор Защиты казался менее здоровым, чем в прошлый раз, когда Гермиона была в его кабинете. Профессор выглядел бледнее и двигался немного медленнее.
His expression was as stern as ever, and his gaze as penetrating; his fingers tapped sharply on his desk, rap-rap. Но выражение его лица было таким же суровым, как и всегда, а взгляд - не менее пристальным. Пальцы резко постукивали по столу - тук-тук.
"I would guess that of the three of you, only Mr. Malfoy has guessed why I've asked you here." - Полагаю, из вас троих только мистер Малфой догадался, зачем я вас позвал.
"Something to do with Noble and Most Ancient Houses?" said Harry from beside her, sounding puzzled. "I didn't violate some kind of crazy law by firing on Daphne, did I?" - Что-то по поводу Благородных и Древнейших Домов? - озадаченно спросил Гарри, стоявший рядом с Гермионой. - Я ведь не нарушил какой-нибудь бредовый закон, выстрелив вДафну?
"Not quite," the man said with heavy irony. "Since Miss Greengrass did not invoke the correct dueling forms, she is not entitled to demand that you be stripped of your House name. - Не совсем, - с изрядной долей иронии ответил профессор. - Поскольку мисс Гринграсс при вызове на дуэль отступила от установленного порядка, она не имеет права требовать, чтобы вас лишили родового имени.
Although of course I would not have permitted a formal duel. Хотя, конечно, я бы не разрешил официальную дуэль.
Wars do not respect such rules." На войне нет места подобным правилам.
The Defense Professor leaned forward and rested his chin on steepled hands, as though sitting upright had already tired him. Профессор Защиты наклонился и подпёр подбородок сцепленными пальцами, словно уже устал сидеть прямо.
His eyes gazed at them, sharp and dangerous. Его взгляд был пронзительным и опасным.
"General Malfoy. - Генерал Малфой.
Why did I call you here?" Зачем я вас позвал?
"General Potter against the two of us isn't a fair fight anymore," Draco Malfoy said in a quiet voice. - Генерал Поттер против нас двоих - это уже не честный бой, - тихо ответил Драко Малфой.
"What?" blurted Hermione. "We almost had them, if Daphne hadn't fainted -" - Что? - вскинулась Гермиона. - Мы почти сделали их. Если бы Дафна не потеряла сознание...
"Miss Greengrass did not faint from magical exhaustion," Professor Quirrell said dryly. "Mr. Potter shot her in the back with a Sleep Hex while your soldiers were distracted by the sight of their general flying into a wall. - Мисс Гринграсс упала не от магического истощения, - сухо промолвил профессор Квиррелл. - Мистер Поттер выстрелил ей в спину Усыпляющим заклинанием, пока ваши солдаты пребывали в растерянности, увидев, как их генерал влетел в стену.
But congratulations nonetheless, Miss Granger, on almost defeating two Chaotic Legionnaires with a mere twenty-four Sunshine Soldiers." Тем не менее, примите мои поздравления, мисс Грейнджер: вы почти победили двух легионеров Хаоса всего лишь двадцатью четырьмя Солнечными солдатами.
The blood flaming in her cheeks grew a little hotter. Её щёки загорелись ещё сильнее.
"That - that was just - if I'd only figured out he was wearing armor -" - Но... я просто... если бы я догадалась, что он в доспехах...
Professor Quirrell gazed at her from over touched fingers. Профессор Квиррелл глядел на неё поверх сцепленных пальцев.
"Of course there are ways you could have won, Miss Granger. - Разумеется, у вас были способы победить, мисс Грейнджер.
There always are, in every lost battle. Они всегда есть, в любой проигранной битве.
The world around us redunds with opportunities, explodes with opportunities, which nearly all folk ignore because it would require them to violate a habit of thought; in every battle a thousand Hufflepuff bones waiting to be sharpened into spears. Мир вокруг нас изобилует возможностями, его просто распирает от возможностей, которые почти все люди упускают, будучи не в силах отступить от привычного способа мышления. В каждой битве тысяча костей пуффендуйцев ждут, чтобы их кто-нибудь заострил и использовал как копья.
If you had thought to try a massed Finite Incantatem on general principles, you would have dispelled Mr. Potter's suit of chainmail and everything else he was wearing except his underwear, which leads me to suspect that Mr. Potter did not quite realize his own vulnerability. Если бы вам просто из общих соображений пришло в голову массово применить Фините Инкантатем, вы бы уничтожили кольчугу мистера Поттера и вообще всю его одежду, кроме нижнего белья. Это, кстати, наводит меня на мысль, что мистер Поттер не вполне осознавал свою уязвимость.
Or you could have had your soldiers swarm Mr. Potter and Mr. Longbottom and physically wrest the wands from their hands. Или вы могли приказать своим солдатам физически навалиться на мистера Поттера и мистера Лонгботтома и вырвать у них палочки изрук.
Mr. Malfoy's own response was not what I would term well-reasoned, but at least he did not wholly ignore his thousand alternatives." A sardonic smile. "But you, Miss Granger, had the misfortune to remember how to cast the Stunning Hex, and so you did not search your excellent memory for a dozen easier spells that might have proved efficacious. Не могу сказать, что реакцию мистера Малфоя можно назвать хорошо обдуманной, но он по крайней мере не проигнорировал полностью свою тысячу возможностей, - профессор сардонически улыбнулся. - Но вы, мисс Грейнджер, имели несчастье вспомнить, как использовать Оглушающее проклятье, и поэтому не стали искать в своей великолепной памяти дюжину более лёгких заклинаний, которые могли оказаться гораздо эффективнее.
And you pinned all your army's hopes on your own person, so they lost spirit when you fell. Вы связали надежды всей армии с собственной персоной, потому ваши солдаты пали духом после падения своего генерала.
Afterward they continued to cast their futile Sleep Hexes, governed by the habits of fighting that had been trained into them, unable to break the pattern as Mr. Malfoy did. Они продолжали тщетно использовать Усыпляющее заклинание. Солнечные сражались так, как они привыкли, как их приучили. Они оказались не в состоянии выйти за пределы шаблона, в отличие от мистера Малфоя.
I cannot quite comprehend what goes through people's minds when they repeat the same failed strategy over and over, but apparently it is an astonishingly rare realization that you can try something else. Я не вполне понимаю, что заставляет людей повторять неудачную стратегию снова и снова, но, очевидно, мысль, что можно попробовать что-то ещё, приходит в голову удивительно редко.
And so the Sunshine Regiment was wiped out by two soldiers." The Defense Professor grinned mirthlessly. "One perceives certain similarities to how fifty Death Eaters dominated all of magical Britain, and how our much-loved Ministry continues in its rule." И таким образом Солнечный отряд был уничтожен всего лишь двумя солдатами, -профессор Защиты мрачно ухмыльнулся. - Здесь можно заметить сходство с тем, как пятьдесят Пожирателей Смерти подчинили себе всю магическую Британию, и как продолжает править наше горячо любимое Министерство.
The Defense Professor sighed. Профессор Защиты вздохнул.
"Nonetheless, Miss Granger, the fact remains that this is not the first such defeat for you. - Тем не менее, мисс Грейнджер, дело в том, что это не первое ваше такое поражение.
In the previous battle, you and Mr. Malfoy united your forces, and yet you were fought to a standstill, so that you and Mr. Malfoy had to pursue Mr. Potter onto the roof. В предыдущей битве вы и мистер Малфой объединили силы, и тем не менее, в итоге вам двоим пришлось лезть за мистером Поттером на крышу.
The Chaos Legion has now demonstrated, twice in succession, military strength equal to both other armies combined. Легион Хаоса дважды подряд продемонстрировал военную мощь равную двум другим армиям вместе взятым.
This leaves me no choice. Это не оставляет мне выбора.
General Potter, you will select eight soldiers from your army, including at least one Chaotic Lieutenant, to be divided among Dragon Army and the Sunshine Regiment -" Генерал Поттер, вы выберете восемь человек в вашей армии, в том числе как минимум одного лейтенанта Хаоса, и они будут поделены между Армией Драконов и Солнечным Отрядом.
"What?" Hermione burst out again, she glanced over at the other generals and saw that Harry looked as shocked as her, while Draco Malfoy only looked resigned. - Что? - опять выпалила Гермиона. Она оглянулась на других генералов. Гарри выглядел столь же потрясённым, но вид Драко Малфоя выражал лишь смирение.
"General Potter is stronger than both of you together," Professor Quirrell said with calm precision. "Your contest is over, he has won, and it is time to rebalance the three armies to present him with a renewed challenge." - Генерал Поттер сильнее, чем вы оба вместе, -проговорил профессор Квиррелл с холодной чёткостью. - Ваше соревнование окончено, он победил, и пора уравновесить армии, чтобы несколько усложнить ему задачу.
"Professor Quirrell!" said Harry. "I didn't -" - Профессор Квиррелл! - возмутился Гарри. - Я не...
"This is my decision as the Professor of Battle Magic at the Hogwarts School of Witchcraft and Wizardry and it is not subject to negotiation." The words were still precise, but the look in Professor Quirrell's eyes chilled Hermione's blood, even though he was glaring at Harry and not at her. "And I find it suspicious, Mr. Potter, that the moment you wished to isolate Miss Granger and Mr. Malfoy and force them to chase you onto the roof, you were able to annihilate just exactly as much of their united force as you pleased. - Это моё решение как профессора Боевой магии школы чародейства и волшебства Хогвартс, и оно не подлежит обсуждению, - слова звучали всё так же чётко, но глаза профессора Квиррелла смотрели так, что сердце Г ермионы ушло в пятки даже несмотря на то, что его взгляд был направлен на Гарри, а не на неё. - И я нахожу подозрительным, мистер Поттер, что, когда вы пожелали изолировать мисс Грейнджер и мистера Малфоя и заставить их гнаться за вами по крыше, вы смогли уничтожить именно столько солдат их объединённых сил, сколько вам хотелось.
Indeed, that is the level of performance I expected of you since the start of this year, and I am annoyed to discover that you have been holding back in my classes this entire time! Более того, именно такой эффективности я ожидал от вас с самого начала года, и мне неприятно обнаружить, что вы её не проявляли всё это время!
I have seen what you can truly do, Mr. Potter. Я видел, на что вы способны, мистер Поттер.
You are far beyond the point where Mr. Malfoy or Miss Granger can fight you on an equal level, and you will not be permitted to pretend otherwise. Мистер Малфой и мисс Грейнджер не в состоянии сражаться с вами на равных, и не смейте заявлять, что это не так.
This, Mr. Potter, I tell you in my capacity as your professor: For you to learn to your full potential, you must exercise your full abilities and not hold back for any reason - particularly not childish frets over what your friends might think!" Как ваш преподаватель, мистер Поттер, я заявляю: чтобы полностью раскрыть свой потенциал, вы должны упражнять все ваши способности и ни в коем случае их не сдерживать. В особенности вы должны отбросить детские беспокойства о том, что могут подумать ваши друзья!
She left the Defense Professor's office with a larger army, and less dignity, and feeling a lot like a sad little bug that had just been squished, and trying very very hard not to cry. * * * После разговора в кабинете профессора Защиты её армия стала больше, а чувство собственного достоинства наоборот пострадало. Гермиона чувствовала себя грустной крохотной букашкой, на которую только что наступили, и изо всех сил старалась не заплакать.
"I wasn't holding back!" Harry said as soon as they turned the first corner away from Professor Quirrell's office, the moment the wooden door faded out of sight behind the stone walls. "I wasn't pretending, I never let either of you win!" - Я не поддавался! - заявил Гарри, как только они свернули за угол, удаляясь от кабинета профессора Квиррелла, и деревянная дверь скрылась из виду за каменными стенами. - Я не сдерживался, я никогда бы не позволил просто так кому-то из вас победить!
She didn't answer, couldn't answer, it would all break loose if she tried to say a word. Она не ответила - она не могла ответить, она бы не выдержала, если бы попробовала произнести хотя бы слово.
"Really?" said Draco Malfoy. - В самом деле? - спросил Драко.
The Dragon General still had that air of resignation. "Because Quirrell's right, you know, it's suspicious that you could beat nearly everyone in both our armies as soon as you wanted to make us chase you onto the roof. Г енерала Драконов по-прежнему окутывала всё та же аура смирения. - Ведь Квиррелл прав, это подозрительно, что ты смог уничтожить обе наши армии, когда тебе захотелось устроить эту гонку на крыше.
And didn't you say something then, Potter, about us needing to beat you when you were fighting for real?" И разве ты не сказал тогда, Поттер, что мы должны разбить тебя, когда ты сражаешься всерьёз?
The burning sensation was creeping up her throat, and when it reached her eyes she would burst into tears, and from then on she would be just a crying little girl to both of them. Комок подступал к горлу, и когда эмоции переполнят её, она разрыдается и после этого будет лишь маленькой плаксой в глазах обоих.
"That -" Harry's voice said urgently, she wasn't looking at him but his voice sounded like he had his head turned toward her. "That was - I tried a lot harder that time, there was an important reason, I had to, so I used a whole bunch of tricks I'd been saving up - and -" - Это... - быстро начал Гарри. Она не смотрела на него, но его голос звучал так, словно он повернулся к ней. - Это было... В тот раз я старался намного сильнее, у меня были серьёзные причины, мне было нужно, поэтому я использовал кучу трюков, которые ранее приберегал... и...
She'd always been trying her hardest, every time. Она же всегда старалась изо всех сил, каждый раз.
"- and I, I let out a side of myself I wouldn't usually use for something like Defense class -" - ...и я, я выпустил ту свою сторону, которую обычно не стал бы использовать для чего-то вроде занятий по Защите...
So if she ever got close to winning against Harry when it really mattered, he could just go into his dark side and crush her, was that it? То есть, если бы она была совсем близко от победы над Г арри, когда это действительно имело значение, он мог просто использовать свою тёмную сторону и просто сокрушить её, так что ли?
...of course it was. ...конечно так.
She couldn't even look Harry in the eyes when he was being scary, how had she ever thought she could beat him for real? Она не могла даже смотреть Гарри в глаза, когда он становился страшным. Как она вообще могла думать, что может действительно его победить?
The corridor forked, and Harry Potter and Draco Malfoy went left toward a staircase that climbed to the second floor, and she went right instead, she didn't even know where that passage went but right now she'd rather be lost in the castle. Коридор разделился, Г арри Поттер и Драко Малфой повернули налево к лестнице, ведущей на второй этаж, а она, напротив, пошла направо. Она даже не знала, куда этот проход вёл, но прямо сейчас она предпочла бы заблудиться.
"Excuse me, Draco," said Harry's voice, and then there was a pattering of footsteps behind her. - Извини, Драко, - сказал голос Гарри, затем позади неё послышались шаги .
"Leave me alone," she said, it came out sounding stern but then she had to shut her mouth and press her lips together tightly and hold her breath to stop it all from coming out. - Оставь меня в покое, - сказала она. Это прозвучало уверенно, но затем она была вынуждена закрыть рот, крепко сжать губы и вообще задержать дыхание, чтобы все её эмоции не выплеснулись наружу.
That boy just kept on coming, and ran around her and put himself in front of her, because he was stupid that was why, and Harry said, his voice now a high and desperate whisper, Этот мальчишка догнал её, обежал вокруг, встал у неё на пути (потому что он дурак!) и сказал высоким, полным отчаяния шёпотом:
"I didn't run away when you were beating me in all my classes except broomstick riding!" - Я не убегал, когда ты обгоняла меня по всем предметам, кроме полётов на метле!
He didn't understand, and he would never understand, Harry Potter would never understand, because no matter what contest he lost he would still be the Boy-Who-Lived, if you were Harry Potter and Hermione Granger was beating you then it meant everyone was expecting you to rise to the challenge, if you were Hermione Granger and Harry Potter was beating you that meant you were just no one. Он не понимал, да и не мог понять, Г арри Поттер никогда бы не понял, что, какое бы он соревнование ни проиграл, он всё равно будет Мальчиком-Который-Выжил: если ты Гарри Поттер, и тебя побеждает Гермиона Грейнджер, то это значит, что все ждут, что ты примешь вызов, а если ты Гермиона Грейнджер, и Гарри Поттер побеждает тебя, то это значит, что ты всего лишь никто.
"It's not fair," she said, her voice was shaking but she wasn't crying yet, not yet, "I shouldn't have to fight your dark side, I'm just - I'm only -" I'm only twelve, that was what she thought then. - Это нечестно, - сказала она, её голос дрожал, но она ещё не заплакала, ещё нет. - Я не должна соревноваться с твоей тёмной стороной, я всего лишь... я только... - "Мне всего лишь двенадцать лет", подумала она.
"I only used my dark side once and that was - when I had to!" - Я использовал свою тёмную сторону только один раз, и это было вынужденной мерой!
"So today you beat my whole army being just Harry?" She still wasn't crying yet, and she wondered what her face looked like right now, if she looked like an angry Hermione or a sad one. - Значит, сегодня ты победил всю мою армию, будучи просто Гарри Поттером? - она ещё не плакала. Как сейчас выглядит её лицо? Сердито или печально?
"I -" Harry said. - Я... - начал Гарри.
His voice got a little lower, "I wasn't... really expecting to win, that time, I know I said I was invincible but that was just to try to scare you, I really just thought we'd slow you down for a bit -" Его голос немного притих. - Я... я на самом деле не рассчитывал победить. Знаю, я сказал, что непобедим, но я просто пытался вас напугать, думал, что мы лишь немного вас замедлим...
She started walking again, walked right past him, and as she passed Harry's face tightened up like he was going to cry. Она снова двинулась, прошла мимо него, и лицо Гарри напряглось, словно теперь уже он вот-вот расплачется.
"Is Professor Quirrell right?" came a high desperate whisper from behind her. "If I have you for a friend, will I always be afraid to do better because I know it will hurt your feelings? - Может, профессор Квиррелл прав? - донёсся высокий, полный отчаяния шёпот позади. - Если мы друзья, то я буду всегда бояться тебя обогнать, так как знаю, что это заденет твои чувства?
That's not fair, Hermione!" Это нечестно, Гермиона!
She took a breath and held it and ran, her feet pattering across the stone as fast as they could, running as fast as she dared with her vision all blurry, ran so that no one would hear her, and this time Harry didn't follow. Она набрала воздух, задержала дыхание и побежала, её башмаки стучали по каменному полу так быстро, как она только могла. Она неслась по коридору, и её сдерживало только то, что перед глазами всё расплывалось. Она бежала туда, где её никто не услышит. И на этот раз Гарри не последовал за ней.
Minerva was going over the Transfiguration parchment due Monday, and had just marked down to negative two hundred points a fifth-year parchment with an error that could have potentially killed someone. * * * Минерва проверяла контрольные по трансфигурации, результаты которых она должна была объявить в понедельник. Только что она поставила минус двести баллов работе пятикурсника за ошибку, которая потенциально могла кого-нибудь убить.
During her first year as a professor she'd been indignant at the folly of older students, now she was just resigned. В первый год работы преподавателем её возмущала глупость старшекурсников. Теперь она уже смирилась.
Some people not only never learned, they never noticed that they were hopeless, they stayed bright and eager and kept on trying. Некоторых людей не просто невозможно научить, они даже не замечают, насколько они безнадёжны, и с жизнерадостным усердием продолжают свои попытки.
Sometimes they believed you when you told them, before they left Hogwarts, that they must never try anything unusual, give up free Transfiguration and use the art only through established Charms; and sometimes... they didn't. Иногда, перед тем, как они покинут Хогвартс, их можно убедить, чтобы они никогда не пробовали сделать что-нибудь необычное, забыли о свободной трансфигурации и использовали только общепринятые заклинания. А иногда... это не получается.
She was in the middle of trying to unravel a particularly convoluted answer when a knock at the door disrupted her thoughts; and it wasn't her office hours, but it had only taken a very short time as Head of Gryffindor House for her to learn to suspend judgment. Минерва увязла в разборе особенно запутанного ответа, и тут её мысли прервал стук в дверь. Её приёмные часы были не в это время, но, став деканом Гриффиндора, она быстро научилась не торопиться с решениями.
You could always deduct House points afterward. Всегда можно снять баллы с факультета потом.
"Come in," she said in a crisp voice. - Войдите, - резко сказала она.
The young girl who entered her office had clearly been crying, and then afterward had washed her face in hopes it wouldn't show - Девочка, вошедшая в кабинет, судя по всему, недавно плакала, а затем умылась, надеясь это скрыть...
"Miss Granger!" said Professor McGonagall. - Мисс Грейнджер! - воскликнула профессор МакГонагалл.
It had taken her a moment to recognize that face with its eyes reddened and cheeks puffed. "What happened?" Ей потребовалась секунда, чтобы узнать это лицо с покрасневшими глазами и опухшими щеками. -Что случилось?
"Professor," said the young girl in a wavering voice, "you said that if I was ever worried or uncomfortable about anything, I should come to you at once -" - Профессор, - сказала девочка дрожащим голосом, - вы говорили, что если меня что-то тревожит, мне следует сразу подойти к вам.
"Yes," said Professor McGonagall, "now what happened?" - Да, - ответила профессор МакГонагалл, - а теперь объясните, что случилось?
The girl started to explain - Девочка начала объяснять...
Hermione stood still and the stairs turned around her, a revolving helix that shouldn't have taken her anywhere at all, and instead bore her continuously upward. * * * Г ермиона стояла неподвижно на вращающейся лестнице. Спираль, которая по идее не должна была перемещать её вовсе, напротив, неумолимо несла её вверх.
Hermione thought it seemed like the Enchantment of the Endless Stair, which had been invented in 1733 by the wizard Arram Sabeti who'd lived on top of Mount Everest in the days when no Muggles could climb it. Г ермиона подумала, что это похоже на заклинание Бесконечной лестницы, изобретённое в 1733 году волшебником Аррамом Сабети, который жил на вершине Эвереста, когда маглы ещё не могли её покорить.
Only that couldn't be right because Hogwarts was much older - maybe the enchantment had been reinvented? Но эта лестница не может быть той самой лестницей: Хогвартс намного старше. Может, заклинание было изобретено заново?
She should've been frightened, should've been nervous about her second meeting with the Headmaster. Она должна была бояться, должна была нервничать по поводу своей второй встречи с директором.
She was, in fact, frightened and nervous about her second meeting with the Headmaster. И она действительно боялась и нервничала по поводу своей второй встречи с директором.
Only Hermione Granger had been thinking; she'd been thinking a lot, after she hadn't been able to run any further and had slid down against the wall with her lungs on fire, thinking while she curled up in a ball with her back against the chilly stone wall and her legs drawn up and crying. Но Гермиона Грейнджер много размышляла, она очень много размышляла после того, как не смогла больше бежать и опустилась у стены, потому что у неё уже горели лёгкие. Свернувшись калачиком и прижавшись к холодному камню, она плакала и размышляла.
Even if she lost to Harry Potter she was never, ever going to lose to Draco Malfoy, that was just totally absolutely unacceptable, and Professor Quirrell had praised General Malfoy for not ignoring his thousand alternatives; and so after Hermione had cried herself out she'd thought of fourteen other spells she should've tried against Harry and Neville, and then she'd started wondering if she might be making the same sort of mistake about other things; and that was how she'd ended up knocking on Professor McGonagall's door. Даже если она проиграет Гарри Поттеру, она никогда, ни в коем случае не проиграет Драко Малфою, это абсолютно, совершенно неприемлемо. Профессор Квиррелл похвалил Г енерала Малфоя за то, что он не проигнорировал свою тысячу возможностей. И, проплакавшись, она вспомнила ещё четырнадцать заклинаний, которые просто обязана была тогда попробовать против Г арри и Невилла, и затем задалась вопросом, не совершила ли она подобной ошибки в чём-нибудь ещё? В итоге она постучала в дверь профессора МакГонагалл.
Not asking for help, right now Hermione didn't have any plans she could ask for help with, just telling Professor McGonagall everything, because when she'd thought of it that had seemed like one of the thousand alternatives that Professor Quirrell had been talking about. Она не собиралась просить помочь, сейчас Гермиона не представляла себе, с чем ей можно помочь, она просто хотела рассказать всё профессору МакГонагалл, так как на тот момент это показалось ей одной из той тысячи возможностей, о которых говорил профессор Квиррелл.
And she'd told Professor McGonagall about how Harry Potter had changed since the day the phoenix had been on his shoulder, and about how people more and more seemed to see her as just something of Harry's, and how it seemed like Harry was pulling farther and farther away from everyone else in their school year and went around with a sad air sometimes like he was losing something, and she didn't know what to do anymore. И она рассказала профессору МакГонагалл, как Гарри Поттер изменился с того дня, когда на его плече появился феникс, и о том, что люди, по её мнению, всё больше и больше относятся к ней, как к чему-то, принадлежащему Гарри, и о том, что Гарри всё больше и больше отдаляется от всех остальных первокурсников и иногда бродит с таким печальным видом, будто он чего-то лишился, и она не знает, что теперь делать.
And Professor McGonagall had told her that they needed to talk to the Headmaster. Профессор МакГонагалл сказала ей, что им нужно поговорить с директором.
And Hermione had felt worried, but then the thought had come to her that Harry Potter wouldn't have been scared of the Headmaster. Гермиона взволновалась, но затем она подумала, что Гарри Поттер не испугался бы директора.
Harry Potter would have just barged ahead doing whatever he was trying to do. Г арри Поттер просто шёл бы напролом, вне зависимости от того, что он бы пытался сделать.
Maybe (the thought had come to her) it was worth trying to be like that, not being scared, just doing whatever, and seeing what happened to her, it couldn't really be worse. Может быть (ей пришла в голову такая мысль), стоило попытаться быть как он, не пугаться, просто что-нибудь делать и смотреть, к чему это приведёт. Хуже уже вряд ли будет.
The Endless Stair stopped turning. Бесконечная лестница перестала вращаться.
The great oaken door in front of them with the brass griffin knocker opened without being touched. Большая дубовая дверь с медным дверным молотком в виде грифона открылась сама.
Behind a black oaken desk with dozens of drawers facing in every direction, looking like it had drawers set inside other drawers, was the silver-bearded Headmaster of Hogwarts upon his throne, Albus Percival Wulfric Brian Dumbledore, into whose gently twinkling eyes Hermione looked for around three seconds before she was distracted by all the other things in the room. За чёрным дубовым столом с десятком ящичков со всех сторон, в которых, похоже, были свои ящички, сидел на своём троне седобородый директор школы Хогвартс - Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, и в его мягко искрящиеся глаза Гермиона смотрела в течение примерно трёх секунд, пока её внимание не переключилось на всё остальное.
Some time later - she wasn't sure how long but it was while she was trying to count the number of things in the room for the third time and still not getting the same answer, even though her memory insisted that nothing had been added or removed - the Headmaster cleared his throat and said, Некоторое время спустя - она не знала, сколько именно прошло времени, но она как раз пересчитывала предметы в кабинете уже в третий раз, и по-прежнему никак не могла получить один и тот же результат, хотя её память утверждала, что ничего не пропало и ничего нового не появилось - директор прокашлялся и сказал:
"Miss Granger?" - Мисс Грейнджер?
Hermione's head snapped around, and she felt a little heat in her cheeks; but Dumbledore didn't appear annoyed with her at all, only serene, and with an inquiring look in those mild, half-glassed eyes. Г ермиона повернулась и почувствовала, что краснеет, но Дамблдор вовсе не выглядел сердитым, он был скорее безмятежным и смотрел на неё вопросительным, мягким взглядом поверх своих очков-полумесяцев.
"Hermione," said Professor McGonagall, the older witch's voice was gentle and her hand rested reassuringly on Hermione's shoulder, "please tell the Headmaster what you said to me about Harry." - Гермиона, - сказала профессор МакГонагалл, голос старой ведьмы был мягким, и её ладонь успокаивающе лежала на плече Гермионы. -Пожалуйста, расскажи директору то, что ты рассказала мне о Гарри.
Hermione began speaking, despite her newfound resolution her voice still stumbled a little with nervousness, as she described how Harry had changed in the last few weeks since Fawkes had been on his shoulder. Гермиона начала говорить, но, несмотря на то, что она вновь набралась решимости, она всё-таки слегка запиналась от волнения, когда описывала, как Гарри изменился за последние недели, с тех пор как Фоукс побывал на его плече.
When she was done there was a pause, and then the Headmaster sighed. Когда она закончила, повисла тишина. Затем директор вздохнул.
"I am sorry, Hermione Granger," said Dumbledore. Those blue eyes had grown sadder as she spoke. "That is... unfortunate, but I cannot say it is unexpected. - Мне жаль, Г ермиона Г рейнджер, - голубые глаза Дамблдора погрустнели. - Это... печально, но не могу сказать, что неожиданно.
That is a hero's burden, which you see." То, что вы наблюдаете - это бремя героя.
"A hero?" said Hermione. - Героя? - переспросила Гермиона.
She looked up nervously at Professor McGonagall and saw that the Transfiguration Professor's face had grown tight, though her hand still squeezed Hermione's shoulder reassuringly. Она взволнованно взглянула на профессора МакГонагалл и увидела, как лицо профессора трансфигурации стало непроницаемым, хотя её рука ободряющим жестом слегка сжала плечо Гермионы.
"Yes," said Dumbledore. "I was a hero myself once, before I was a mysterious old wizard, in the days when I opposed Grindelwald. - Да, - ответил Дамблдор. - Когда-то я сам был героем. Это было до того, как я стал таинственным старым волшебником, - во времена, когда я противостоял Гриндевальду.
You have read history books, Miss Granger?" Вы читали книги по истории, мисс Грейнджер?
Hermione nodded. Гермиона кивнула.
"Well," said Dumbledore, "that is what heroes have to do, Miss Granger, they have their tasks and they must grow strong to accomplish them, and that is what you see happening to Harry. - Что ж, - продолжил Дамблдор, - именно так героям и приходится вести себя, мисс Г рейнджер, у них есть свои задачи, и они должны становиться сильнее, чтобы справиться с ними. И именно это, как вы заметили, случилось с Гарри.
If there is anything that can be done to gentle his pathway, then you will be the one to do it, and not I. Если и можно сделать его путь легче, это должны сделать вы, а не я.
For I am not Harry's friend, alas, but only his mysterious old wizard." Ибо, увы, я не друг Гарри, а всего лишь его таинственный старый волшебник.
"I -" said Hermione. "I'm not sure - I still want to be -" Her voice stopped, it seemed too awful to say aloud. - Я... - начала Гермиона. - Я не уверена, что всё ещё хочу... - она запнулась, это показалось ей слишком ужасным, чтобы произнести вслух.
Dumbledore closed his eyes, and when he opened them, he looked a little older than before. Дамблдор прикрыл глаза, а когда открыл, показалось, что он стал ещё старше.
"No one can stop you, Miss Granger, if you choose to stop being Harry's friend. - Никто не сможет помешать вам, мисс Грейнджер, перестать быть другом Гарри.
As for what it would do to him, you may know that better than I." Что же касается того, как это отразится на нём, то вы это знаете лучше, чем я.
"That - doesn't seem fair," Hermione said, her voice trembling. "That I've got to be Harry's friend because he's got no one else? - Это... не кажется мне... справедливым, - сказала Г ермиона дрожащим голосом. - Я что, вынуждена дружить с Г арри только потому, что больше некому?
That doesn't seem fair." Это нечестно.
"Being a friend is not something you can be forced to, Miss Granger." The blue eyes seemed to look right through her. "The feelings are there, or they are not. - Никто не может вас заставить дружить с кем-то, мисс Грейнджер, - казалось, голубые глаза видят её насквозь. - Чувства либо есть, либо их нет.
If they are there, you can accept them or deny them. Если они есть, вы можете принять их или отвергнуть.
You are Harry's friend - and choosing to deny it would wound him terribly, perhaps beyond healing. Вы дружите с Г арри, и если вы решите отвергнуть эту дружбу, это сильно его ранит, возможно, непоправимо.
But Miss Granger, what would drive you to such extremes?" Но, мисс Грейнджер, зачем вам кидаться в такие крайности?
She couldn't find words. Она не могла найти слов.
She'd never been able to find words. Она никогда не умела находить слова:
"If you get too near Harry - you get swallowed up, and no one sees you any more, you're just something of his, everyone thinks the whole world revolves around him and..." - Когда оказываешься слишком близко к Мальчику-Который-Выжил, тебя просто поглощает, и никто больше не видит тебя, ты становишься всего лишь чем-то, принадлежащим ему... Все думают, что весь мир вращается вокруг него, и...
She didn't have the words. Нет, она не могла это объяснить.
The old wizard nodded slowly. Старый волшебник медленно кивнул.
"It is indeed an unjust world we live in, Miss Granger. - Мы действительно живём в несправедливом мире, мисс Грейнджер.
All the world now knows that it is I who defeated Grindelwald, and fewer remember Elizabeth Beckett who died opening the way so I could pass through. Весь мир знает, что это я победил Гриндевальда, но немногие помнят Элизабет Бекетт, которая погибла, чтобы открыть мне путь.
And yet she is remembered. Тем не менее, её всё-таки помнят.
Harry Potter is the hero of this play, Miss Granger; the world does revolve around him. Герой этой пьесы, мисс Грейнджер, - Гарри Поттер, и мир в самом деле вращается вокруг него.
He is destined for great things; and I ween that in time the name of Albus Dumbledore will be remembered as Harry Potter's mysterious old wizard, more than for anything else I have done. Ему суждены великие свершения, и я тешу себя надеждой, что через много лет Альбуса Дамблдора чаще будут вспоминать как таинственного волшебника Гарри Поттера, а не в связи с какими-то другими моими заслугами.
And perhaps the name of Hermione Granger will be remembered as his companion, if you prove worthy of it in your day. И может быть, имя Гермионы Грейнджер будет упоминаться как имя его верного спутника, если однажды вы докажете, что достойны этого.
For this I tell you true: never will you find more glory on your own, than in Harry Potter's company." По этому поводу могу вас заверить: нигде вы не сыщете себе большей славы, чем в компании Гарри Поттера.
Hermione shook her head rapidly. Гермиона торопливо замотала головой.
"But that's not -" She'd known she wouldn't be able to explain. "It's not about glory, it's about being -something that belongs to someone else!" - Но... - она знала, что не сможет это объяснить. -Дело не в славе! Дело в том, что я не хочу быть... чем-то, что принадлежит кому-либо ещё!
"So you think you would rather be the hero?" The old wizard sighed. "Miss Granger, I have been a hero, and a leader; and I would have been a thousand times happier if I could have belonged to someone like Harry Potter. - Значит, вы бы предпочли быть героем? - старый волшебник вздохнул. - Мисс Грейнджер, я был героем, я был лидером, но я был бы в тысячу раз счастливее, если б мог принадлежать кому-нибудь вроде Гарри Поттера.
Someone made of sterner stuff than I, to make the hard decisions, and yet worthy to lead me. Кому-нибудь, кто крепче меня, кто принимает трудные решения и, тем не менее, достоин вести меня за собой.
I thought, once, that I knew such a man, but I was mistaken... Miss Granger, you have no idea at all how fortunate are those like you, compared to heroes." Когда-то я думал, что знаю такого человека, но я ошибался... Мисс Грейнджер, вы понятия не имеете, насколько повезло таким, как вы, в сравнении с героями.
The hot burning feeling was creeping up her throat again, along with helplessness, she didn't understand why Professor McGonagall had brought her here if the Headmaster wasn't going to help, and from a glance at Professor McGonagall's face, it looked like Professor McGonagall also wasn't sure now that it had been a good idea. Жгущее чувство снова подступило к горлу, а с ним пришла беспомощность: она не понимала, зачем профессор МакГонагалл привела её сюда, если директор вовсе не собирался помогать, и, взглянув в лицо профессора МакГонагалл, она заметила, что та уже тоже не уверена, что поступила правильно.
"I don't want to be a hero," said Hermione Granger, "I don't want to be a hero's companion, I just want to be me." - Я не хочу быть героем, - ответила Гермиона Грейнджер, - я не хочу быть спутником героя, я просто хочу быть собой.
(The thought came to her a few seconds later that maybe she did in fact want to be a hero, but she decided not to change what she'd said.) (Через мгновенье ей пришла в голову мысль, что, возможно, на самом деле она хочет быть героем, но решила не поправляться.)
"Ah," said the old wizard. "That is a tall order, Miss Granger." - А, - сказал старый волшебник. - Это непростая задача, мисс Грейнджер.
Dumbledore rose from his throne, stepped out behind his desk, and pointed to a symbol on the wall, so ubiquitous that Hermione's eyes had glossed right over it; a faded shield on which was inscribed the heraldry of Hogwarts, the lion and snake, and badger and raven, and in Latin engraved words whose point she'd never understood. Дамблдор поднялся с трона, вышел из-за стола и указал на некий предмет на стене, настолько часто встречающийся в замке, что Гермиона, войдя, лишь скользнула по нему взглядом. Это был потускневший щит с изображением герба Хогвартса: лев, змея, барсук и ворон, и латинские слова, смысл которых она никогда не понимала.
Then, as she realized where that shield was, and how old it looked, it suddenly occurred to Hermione that this might be the original - Затем, когда она осознала, где находится этот щит и насколько старым он выглядит, ей в голову пришла мысль, что, возможно, это оригинал...
"A Hufflepuff would say," said Dumbledore, tapping his finger on the faded badger and making Hermione wince for the sacrilege (if it was the original), "that people fail to become who they are meant to be, because they are too lazy to put in all the work involved. - Пуффендуец сказал бы, - произнёс Дамблдор, постукивая пальцем по выцветшему изображению барсука и заставив Гермиону поморщиться от такого кощунства (если это и правда был оригинал), - что людям не удаётся стать теми, кем им суждено быть, потому что они слишком ленятся и не прилагают должных усилий.
A Ravenclaw," tapping the raven, "would repeat those words that the wise know to be far older than Socrates, know thyself, and say that people fail to become who they are meant to be, through ignorance and lack of thought. Когтевранец, - продолжил директор, постучав по ворону, - повторил бы слова, известные мудрецам задолго до Сократа: "Познай себя", и добавил бы, что людям не удаётся стать собой из-за невежества и нелюбви к размышлениям.
And Salazar Slytherin," Dumbledore frowned as his finger tapped the faded snake, "why, he said that we become who we are meant to be by following our desires wherever they lead. А Салазар Слизерин, - Дамблдор постучал по тусклой змее и нахмурился, - пожалуй, он сказал бы, что мы становимся теми, кем нам суждено быть, следуя за нашими желаниями, куда бы они ни вели.
Perhaps he would say that people fail to become themselves because they refuse to do what is necessary to achieve their ambitions. Возможно, он сказал бы, что людям не удаётся стать собой, потому что они отказываются делать то, что нужно для достижения цели.
But then one notes that nearly all of the Dark Wizards to come out of Hogwarts have been Slytherins. Следует заметить, что почти все Тёмные волшебники, вышедшие из Хогвартса, были слизеринцами.
Did they become what they were meant to be? Стали ли они теми, кем им суждено было стать?
I think not." Не думаю.
Dumbledore's finger tapped the lion, and then he turned toward her. Дамблдор постучал пальцем по льву и повернулся к ней:
"Tell me, Miss Granger, what would a Gryffindor say? - Скажите, мисс Грейнджер, что сказал бы гриффиндорец?
I do not need to ask whether the Sorting Hat offered you that House." Мне и так понятно, что Распределяющая шляпа предлагала вам этот факультет.
It didn't seem like a hard question. Вопрос не казался сложным.
"A Gryffindor would say that people don't become who they should be, because they're afraid." - Гриффиндорец сказал бы, что люди не становятся теми, кем они должны быть, потому что боятся.
"Most people are afraid, Miss Granger," said the old wizard. "They live their whole lives circumscribed by crippling fear that cuts off everything they might accomplish, everything they might become. - Большинство людей боится, мисс Грейнджер, -заметил старый волшебник. - Они проживают всю свою жизнь, окружённые парализующим страхом, который отсекает всё, чего они могут достичь, всё, чем они могут стать.
Fear of saying or doing the wrong thing, fear of losing their mere possessions, fear of death, and above all the fear of what other people will think of them. Страхом сказать что-то не то или сделать что-то не так, страхом потерять своё имущество, страхом смерти и сильнее всего - страхом, что подумают люди.
Such fear is a most terrible thing, Miss Granger, and it is terribly important to know that. Нет ничего ужаснее такого страха, мисс Грейнджер, и об этом ужасно важно знать.
But it is not what Godric Gryffindor would have said. Но Годрик Гриффиндор сказал бы не это.
People become who they are meant to be, Miss Granger, by doing what is right." Люди становятся теми, кем им суждено быть, мисс Грейнджер, делая то, что правильно.
The old wizard's voice was gentle. Голос старого волшебника был мягок:
"So tell me, Miss Granger, what seems to you like the right choice? - Итак, скажите, мисс Г рейнджер, что вам кажется правильным выбором?
For that is who you truly are, and wherever that path leads, that is who you are meant to become." Ибо это и определяет, кто вы есть на самом деле, куда бы этот путь ни вёл, это то, кем вам суждено стать.
There was a long space filled with the sounds of things that could not be counted. Тишину заполняли лишь звуки, производимые бесчисленными устройствами.
She thought about it, because she was a Ravenclaw. Г ермиона была когтевранкой, и потому обдумывала ответ.
"I don't think it's right," Hermione said slowly, "for someone to have to live inside someone else's shadow like that..." - Я не думаю, что это правильно, - медленно произнесла Гермиона, - когда кому-то вот так приходится жить в тени другого человека...
"Many things in the world are not right," said the old wizard, "the question is what is right for you to do about them. - В мире многое неправильно, - сказал старый волшебник, - вопрос в том, что вы считаете правильным с этим делать.
Hermione Granger, I shall be less subtle than is usual for a mysterious old wizard, and tell you outright that you cannot imagine how badly things could go if the events surrounding Harry Potter turn to ill. Гермиона Грейнджер, мне придётся дать менее тонкий намёк, чем обычно свойственно таинственному старому волшебнику, и сказать вам прямо, что вы не можете даже вообразить, насколько плохо всё может обернуться, если связанные с Гарри Поттером дела пойдут скверно.
His quest is a matter you would not even dream of walking away from, if you knew." Его задача такова, что вы даже не подумали бы бросить всё на произвол судьбы и уйти, если бы знали о ней.
"What quest?" said Hermione. - Какая задача? - спросила Гермиона.
Her voice was trembling, because it was very clear what answer the Headmaster was looking for and she didn't want to give it. "What happened to Harry back then, why was Fawkes on his shoulder?" Её голос дрожал, так как было слишком очевидно, какого ответа от неё ждёт директор. А она не хотела так отвечать. - Что случилось с Гарри тогда? Почему Фоукс сел на его плечо?
"He grew up," said the old wizard. - Он повзрослел, - ответил старый волшебник.
His eyes blinked several times, beneath the half-moon glasses, and his face suddenly looked very lined. "You see, Miss Granger, people do not grow up because of time, people grow up when they are placed in grownup situations. Его глаза моргнули несколько раз под очками-полумесяцами, и морщины на его лице проступили сильнее обычного. - Понимаете, мисс Грейнджер, люди взрослеют не потому, что становятся старше, они взрослеют, когда попадают во взрослые ситуации.
That is what happened to Harry Potter that Saturday. Это и случилось с Гарри Поттером в ту субботу.
He was told - you are not to share this information with anyone, you understand - he was told that he would have to fight someone. Ему сказали - и вы не должны об этом распространяться, сами понимаете - ему сказали, что ему придётся кое с кем сразиться.
I cannot tell you who. Я не могу сообщить вам, с кем именно.
I cannot tell you why. Я также не могу объяснить почему.
But that is what happened to him, and why he needs his friends." Но именно это с ним случилось, и именно поэтому ему нужны друзья.
There was a pause. "Bellatrix Black?" Hermione said. - Беллатриса Блэк? - вырвалось у Гермионы.
She couldn't have been more shocked if someone had plugged an electrical cord into her ear. "You're going to make Harry fight Bellatrix Black?" Если бы её ударило электрическим разрядом, шок был бы меньше. - Вы собираетесь отправить его сражаться с Беллатрисой Блэк?
"No," said the old wizard. "Not her. - Нет, - промолвил старый волшебник. - Не с ней.
I cannot tell you who, or why." Я не могу сказать вам, с кем и почему.
She thought about it some more. Она ещё немного поразмыслила над этим вопросом.
"Is there any way I can keep up with Harry?" said Hermione. "I mean, I'm not saying it's what I'll do, but - if he needs friends then can we be equal friends? - Могу ли я как-нибудь догнать Г арри? - спросила Гермиона. - В смысле, я не утверждаю, что я это сделаю, но можем ли мы быть равными друзьями?
Can I be a hero too?" Могу ли я тоже быть героем?
"Ah," said the old wizard, and smiled. "Only you can decide that, Miss Granger." - Ах, - улыбнулся старый волшебник. - Только вы можете это решить, мисс Грейнджер.
"But you're not going to help me like you're helping Harry." - Но вы не собираетесь помогать мне, как вы помогаете Гарри.
The old wizard shook his head. Старый волшебник покачал головой.
"I have helped him little enough, Miss Granger. - Я помог ему совсем немного, мисс Грейнджер.
And if you are asking me for a quest -" The old wizard smiled again, rather wryly. "Miss Granger, you are in your first year of Hogwarts. Если же вы просите меня дать вам задание... -старый волшебник снова улыбнулся, довольно-таки кривовато. - Мисс Грейнджер, вы только на первом курсе Хогвартса.
Do not be too eager to grow up; there will be time enough for that later." Не торопитесь так быстро взрослеть, у вас для этого будет ещё достаточно времени.
"I'm twelve. - Но мне двенадцать.
Harry's eleven." Гарри - одиннадцать.
"Harry Potter is special," said the old wizard. "As you know, Miss Granger." The blue eyes were suddenly piercing beneath the half-moon glasses, and she was reminded of the day of the Dementor when Dumbledore's voice had said, inside her mind, that he knew about Harry's dark side. - Гарри Поттер - особенный, - заметил старый волшебник. - И вы это знаете, мисс Грейнджер. -Взгляд его голубых глаз из-под очков-полумесяцев неожиданно стал пронзительным, и она вспомнила, что в день происшествия с дементором голос Дамблдора в её голове сказал, что знает про тёмную сторону Гарри.
Hermione put up her hand and touched Professor McGonagall's hand, which had stayed strong on her shoulder this whole time, and Hermione said, she was surprised that her voice didn't break, Гермиона дотронулась до руки профессора МакГонагалл, которая всё это время крепко держала её за плечо, и сказала, удивившись, что её голос не запнулся:
"I'd like to go, now, please." - Пожалуйста, мне хотелось бы уйти.
"Of course," said Professor McGonagall, and Hermione felt the hand on her shoulder gently turning her around to face the oaken door. - Разумеется, - сказала профессор МакГ онагалл, и Гермиона почувствовала, как рука на её плече мягко разворачивает её в сторону дубовой двери.
"Have you chosen your path yet, Hermione Granger?" said Albus Dumbledore's voice from behind her, even as the door slowly creaked open to reveal the Enchantment of the Endless Stair. - Вы уже выбрали свой путь, Гермиона Грейнджер? - послышался голос Альбу са Дамблдора позади неё, как раз в тот момент, когда дверь медленно со скрипом отворилась, и за ней показалась зачарованная Бесконечная лестница.
She nodded. Она кивнула.
"And?" - И?
"I'll," she said, her voice stuck, "I'll, I'll -" - Я... - начала она, её голос запнулся. - Я... я...
She swallowed. Она сглотнула.
"I'll do - what's right -" - Я сделаю... то, что правильно.
She didn't say anything else, she couldn't, and then the Endless Stair began revolving around her once again. Она больше не произнесла ни слова, она просто не смогла, а через мгновение она уже снова стояла на вращающейся Бесконечной лестнице.
Neither she nor Professor McGonagall spoke on the way down. По пути вниз и она, и профессор МакГонагалл молчали.
When the Flowing Stone gargoyles stepped out of their way, and the two of them stepped out into the corridors of Hogwarts, Professor McGonagall finally spoke, and she said in a whisper, Когда ожившие горгульи отошли с их пути, они вдвоём вышли в коридор, и профессор МакГонагалл наконец прервала тишину. Она прошептала:
"I'm so terribly sorry, Miss Granger. - Я ужасно извиняюсь, мисс Грейнджер.
I did not think the Headmaster would say such things to you. Я не думала, что директор скажет вам такое.
I think he truly has forgotten what it is like to be a child." Я думаю, он совсем забыл, каково это - быть ребёнком.
Hermione glanced back up to her and saw that Professor McGonagall looked like she was about to burst into tears... only not really, but there was a tightness in her face that was like that. Г ермиона оглянулась на неё и увидела, что теперь уже профессор МакГ онагалл выглядела, как будто вот-вот расплачется... хотя и не совсем так. Но что-то похожее в её лице проглядывало.
"If I want to be a hero too," said Hermione, "if I've decided to be a hero too, is there anything you can do to help?" - Если я тоже хочу стать героем, - начала Гермиона, - если я тоже решила стать героем, вы можете как-нибудь мне с этим помочь?
Professor McGonagall rapidly shook her head, and said, Профессор МакГ онагалл быстро замотала головой:
"Miss Granger, I'm not sure the Headmaster is wrong about that. - Мисс Грейнджер, я не уверена, что директор не прав в этом.
You are twelve." Вам лишь двенадцать лет.
"Okay," said Hermione. - Ясно, - сказала Гермиона.
They walked forward a bit. Они ещё немного прошли вперёд.
"Excuse me," said Hermione, "is it okay if I walk back to the Ravenclaw tower by myself? - Извините, - сказала Гермиона, - ничего, если я вернусь в башню Когтеврана самостоятельно?
I'm sorry, it's not your fault or anything, I just want to be by myself right now." Простите, пожалуйста, я вас не виню, ничего такого, просто мне нужно сейчас побыть одной.
"Of course, Miss Granger," said Professor McGonagall, her voice sounding a little hoarse, and Hermione heard her footsteps stop, and then turn around behind her. - Разумеется, мисс Грейнджер, - ответила профессор МакГонагалл, её голос немного охрип. Гермиона услышала, как её шаги остановились, а затем направились в другую сторону.
Hermione Granger walked away. Гермиона Грейнджер пошла прочь.
She climbed a flight of stairs, and then another, wondering if there was anyone else in Hogwarts who would give her a chance to be a hero. Она прошла лестничный пролёт, затем другой, размышляя, есть ли кто-нибудь ещё в Хогвартсе, кто может дать ей шанс стать героем.
Professor Flitwick would say the same thing as Professor McGonagall, and even if he didn't, he probably couldn't help, Hermione didn't know who could help. Профессор Флитвик сказал бы то же, что и профессор МакГ онагалл, а если и нет, то, вероятно, не смог бы помочь, и Гермиона не знала, кто сможет.
Well, Professor Quirrell would come up with something clever if she used up enough Quirrell points, but she had a feeling that asking him would be a bad idea - that the Defense Professor couldn't help anyone become the sort of hero that was worth becoming, and that he wouldn't even understand the difference. Ну, профессор Квиррелл придумал бы что-нибудь хитроумное, если бы она потратила на это достаточно баллов Квиррелла, но она чувствовала, что просить его - плохая идея, так как профессор Защиты не может помочь кому-то стать таким героем, которым действительно стоит становиться - он даже не поймёт разницы.
She had almost gotten to the Ravenclaw tower when she saw the flash of gold. Она почти дошла до башни Когтеврана, когда увидела золотой отблеск.
Chapter 69: Self Actualization, Pt 4 Глава 69. Самоактуализация. Часть 4
It was out of the corner of her eye that Hermione Granger saw it, a reflection on the polished metal of a statue at the junction of two corridors, a flash of gold, a flash of red, something like an image of fire; just for a moment she saw it, and then it was gone. Г ермиона лишь краем глаза заметила то ли золотой, то ли красный отблеск, чем-то похожий на пламя. Он отразился в отполированной металлической статуе, стоящей на пересечении двух коридоров. Через мгновение отблеск исчез.
She paused, puzzled, and she almost walked away, but there had been something familiar about that brief glow - Девочка озадаченно остановилась, а потом чуть было не пошла дальше, но что-то в этом отблеске показалось ей знакомым...
Hermione walked forward to where the statue had stood, looked at the corridor from which she thought the fiery reflection might have come. Она подошла к статуе и выглянула в коридор, из которого, похоже, и пришла эта вспышка.
Faintly, as though from a faraway place, she heard the cry, the call. И услышала слабый, доносящийся как будто издалека, крик. Зов.
Hermione started to run. Гермиона пустилась бегом.
She ran for a while; whenever she got to a junction she would pause, catch as much breath as she could, and then she would see a flash of fire reflected from one direction or another, or hear that distant call. Она бежала долго. Иногда на перекрёстках девочка останавливалась, чтобы набрать побольше воздуха, и замечала то в одном направлении, то в другом отражение вспышки пламени или слышала этот далёкий зов.
If it hadn't been for her army training she would've fallen over in exhaustion, running like that. Если бы Гермиона не тренировалась со своей армией, то от такого бега она бы очень скоро рухнула без сил.
She never saw the phoenix. Она так и не увидела феникса.
And then she came to a four-way branch and there was nothing, no sign, she waited for long seconds and she heard no cry and saw no fire, and she was only just starting to wonder with a sick sad feeling if she'd imagined the whole thing, when she heard a person cry out. Наконец Г ермиона выбежала на четверную развилку и в этот раз не заметила ничего. Не было никаких знаков. Она подождала пару минут, но так и не услышала крика, не увидела огненного отблеска. И когда она с болезненной грустью начала задумываться, не почудилось ли ей это всё, до неё донёсся человеческий крик.
When her rapidly racing feet turned the corner her mind took in the whole scene at a glance, three huge boys in green-trimmed robes already turning to look at her, and one shorter and smaller boy in yellow, who was dangling in the air from one foot held up high by an invisible hand. Ноги вынесли Гермиону за угол, и она с первого взгляда поняла, что происходит. Мальчик в мантии с жёлтой оторочкой висел в воздухе, как будто невидимая рука держала его за ногу. А три здоровых парня в мантиях с зелёной оторочкой уже разворачивались к ней.
The Sunshine General didn't even think about it, people who stopped to think didn't spring very good ambushes. Солнечный Генерал не размышляла и секунды -люди, которые останавливаются, чтобы подумать, нападают недостаточно внезапно.
Her wand was in her hand, her fingers did the twist and her lips said Палочка оказалась в её руке, пальцы повернулись как положено, и губы шепнули:
"Somnium!" and the largest bully fell over, the Hufflepuff boy dropped out of the air with a thump and the other two bullies were trying to aim their wands at her and she said - Сомниум! Самый большой из хулиганов свалился, пуффендуец с глухим звуком рухнул на пол. Двое других хулиганов попытались в неё прицелиться...
"Somnium!" again and another huge boy keeled over - the one who'd been aiming his wand faster, that was who she'd fired at. - Сомниум! - и другой здоровяк опрокинулся - она стреляла в того, кто поднял палочку быстрее.
Unfortunately casting two Sleep Hexes in a row like that was hard even for her, and she couldn't get off a third before - К сожалению, два усыпляющих заклинания подряд даже для Г ермионы было слишком, и справиться с третьим хулиганом она не успевала...
The last bully shouted "Protego!" and was surrounded by a shimmering blue glow. - Протего! - выкрикнул последний хулиган, и вокруг него замерцал синий ореол.
Twenty-four hours ago, Hermione would have panicked at that, a real Shielding Charm would let the bully-boy cast spells on her even while he was protected. Двадцать четыре часа назад Гермиона бы запаниковала: настоящие чары Щита позволяли хулигану использовать против неё заклинания, оставаясь при этом в безопасности.
Now she - Но сейчас...
"Stupefy!" shouted the bully-boy. - Ступефай! - выкрикнул хулиган.
The crimson bolt blasted toward her with a terrible brilliance, blazing far brighter than any hex that had sprung from Harry's wand. Сгусток малинового света вылетел ей навстречу с ужасающей яркостью. Он сиял намного ярче, чем любое заклинание Гарри.
Hermione swayed slightly to the left, and the bolt missed, because the bully's aim hadn't been nearly as good as Harry's; and the thought came to her that maybe bullies and Professor Quirrell's armies didn't mix. Г ермиона слегка отклонилась влево, и заклинание прошло мимо - прицеливался хулиган явно не так хорошо, как Гарри. Девочка подумала, что, возможно, хулиганы не участвуют в битвах профессора Квиррелла.
"Stupefy!" shouted the bully-boy again. "Expelliarmus! - Ступефай! - выкрикнул хулиган ещё раз. -Экспеллиармус!
Stupefy!" Ступефай!
Anyway, now she'd just spent a whole hour thinking of all the other spells she could've cast on Harry and Neville - Как бы то ни было, она только что потратила целый час, вспоминая заклинания, которые должна была применить против Г арри и Невилла...
"Jellyfy!" yelled the bully-boy, a wide-beam jinx with no visible bolt to dodge, and her knees suddenly felt almost too weak to support her. - Джеллифай! - завопил хулиган. Это заклинание захватывало широкую область и не было видно в воздухе, поэтому Гермиона не смогла увернуться и её колени подкосились.
And then, with an angry roar producing an even brighter blaze of crimson, "Stupefy!" Следом раздался яростный рёв, и сверкнула ещё более яркая малиновая вспышка. - Ступефай!
She dodged that one by deliberately falling, and by then she'd recovered enough for her next spell, which was - Она увернулась от этого заклинания, намеренно упав. Теперь у неё уже было достаточно сил, чтобы выкрикнуть следующее заклинание.
"Glisseo," said Hermione, directing her remark to the floor. - Глиссео, - сказала Гермиона, направляя свои слова в пол.
"Oof," said the bully-boy as his feet went out from under him and he actually dropped his wand. - Ух, - выдал хулиган, когда пол ушёл из-под его ног, и просто выронил палочку.
The Protego winked out. Протего померк и исчез.
"Somnium," said Hermione. - Сомниум, - сказала Гермиона.
She was still breathing in gasps as she crawled over to where the Hufflepuff boy was sitting up, and groaning and rubbing his skull where he'd been dropped head-first into the floor; it was a good thing he hadn't been a Muggle, Hermione realized, or he might have snapped his neck. Всё ещё судорожно хватая ртом воздух, она подползла к пуффендуйцу. Тот сидел и с лёгким стоном потирал макушку, которой ударился об пол при падении. Хорошо, что он не магл, осознала Гермиона, ведь иначе он мог сломать себе шею.
She hadn't actually thought of that. Она совсем об этом не подумала.
"Uh," said the boy, his hair was of a color that would've been called 'brunette' if he was a girl, his eyes an undistinguished brown that somehow seemed just right for Hufflepuff, there weren't any tears on his face but he looked sort of pale. Мальчик вздохнул. У него были тёмные волосы и непримечательного цвета карие глаза, что почему-то казалось очень подходящим для пуффендуйца. Слёз на его лице не было, но выглядел он несколько бледно.
She pegged him at about fourth year, or third. Гермиона решила, что он, наверное, с третьего курса, может быть, с четвёртого.
Then the brown eyes widened as he focused on her. Он посмотрел на Гермиону, и его карие глаза расширились.
"General Sunshine?" - Солнечный Генерал?
"Yeah," she said. "That's (gasp) me." - Да, - ответила она. - Это, - вдох, - я.
If the Hufflepuff boy said anything about her being Harry Potter's love interest, she decided, he was going to die. Если этот пуффендуец скажет что-нибудь про то, что она - любовь Гарри Поттера, то ему не жить.
"Wow," said the Hufflepuff boy. "That was - you just - I mean I saw you on the screens before Christmas but - wow! - Круто, - сказал пуффендуец. - Это было... ты сейчас... в смысле, я видел тебя на экранах перед Рождеством, но... круто!
I can't believe you just did that!" Прямо не верится, что ты это сделала!
There was a pause. Повисло молчание.
I can't believe I just did that, thought Hermione Granger, who was feeling a little faint all of a sudden, it must have been all that running. Мне самой не верится, что я это сделала, -подумала Гермиона Грейнджер, на которую накатила внезапная слабость - наверное, из-за всей этой беготни.
"Excuse (gasp) me," she said, "can you (gasp) Unjellyfy my legs?" - Изви... - вдох, - ...ни, - сказала она. - Не мог бы ты, - вдох, - снять Джеллифай с моих ног?
The boy nodded, pushed himself to his feet, and reached inside his robes for his wand; but Hermione had to correct his gesture before the counter-Jinx worked right. Мальчик кивнул, встал на ноги и достал из мантии палочку, но Г ермионе пришлось несколько подправить его движения палочкой, прежде чем контрзаклинание сработало.
"I'm Michael Hopkins," said the boy once Hermione had rolled back to her own feet. - Я - Майкл Хопкинс, - представился мальчик, когда Гермиона поднялась на ноги.
He stuck out his hand. "Or just Mike inside Hufflepuff, there aren't any other Mikes in all of Hufflepuff this year, would you believe it?" Он протянул ей руку. - Или просто Майк из Пуффендуя, в этом году я единственный Майк во всём Пуффендуе, представляешь?
They shook hands, and Mike said, Они пожали руки, и Майк сказал:
"Anyway, thank you." - В любом случае, спасибо.
Hermione wasn't prepared for the rush of euphoria that hit her then, saving someone like that literally felt better than anything she'd ever felt in her whole life. Гермиона не была готова к приступу эйфории, охватившему её от этих слов: чувство, что она вот так кого-то спасла, было буквально лучшим за всю её жизнь.
She turned to look at the bullies. Девочка повернулась и посмотрела на хулиганов.
They were very big and they looked, she thought, around fifteen years old, and she was suddenly realizing just how large a difference had sprung up between Hogwarts students who'd signed up for all of Professor Quirrell's extra-curricular activities, and students who'd had years of being taught by the worst Professors ever to go Professing. Они были очень большими и выглядели лет на пятнадцать. Г ермиона неожиданно осознала, насколько огромная разница возникла между учениками, которые записались на все дополнительные занятия профессора Квиррелла, и теми, кого годами учили худшие из худших преподавателей.
Being able to hit things that you aimed at, for example; or being able to think well enough in the middle of a fight to realize that you ought to Innervate your fallen allies. Первые, например, были способны попадать, куда целятся, думать во время боя и догадываться, что нужно использовать Иннервейт на упавших товарищей.
And other things Professor Quirrell had said, like that in the real world almost any fight would be settled by a surprise attack, suddenly made a lot more sense to her. И всё остальное, что говорил профессор Квиррелл, в частности, что в реальной жизни почти любой бой начинается с неожиданного нападения, внезапно стало для неё намного более осмысленным.
Still trying to catch her breath, she looked back at Mike. Всё ещё пытаясь отдышаться, Гермиона перевела взгляд обратно на Майка.
"Would you (gasp) believe," said Hermione Granger, "that five minutes ago I was (gasp) having trouble figuring out how to become a (gasp) hero?" - Ты, - вдох, - не поверишь, - сказала Гермиона Грейнджер. - Но пять минут назад я, - вдох, -никак не могла понять, как стать, - вдох, - героем.
Had she really thought she needed permission from someone, or that heroes sat around waiting for someone else to give them quests? Неужели она на самом деле думала, что ей нужно от кого-то получить разрешение? Или что герои просто сидят и ждут, пока кто-нибудь не даст им задание?
It was very simple actually, you just went where the evil was, that was all it ever took to be a hero. Всё гораздо проще: надо идти туда, где творится зло, и этого достаточно, чтобы стать героем.
She should've remembered, she shouldn't have needed a phoenix to tell her, that bad things sometimes happened right here in Hogwarts. Она должна была даже без помощи феникса помнить, что и здесь, в Хогвартсе, иногда случается что-нибудь плохое.
Then Hermione glanced nervously back at where the three older boys were lying unconscious as the realization hit that they'd seen her, they might know who she was, they might sneak up on her and take her by surprise and - and they could really hurt her - Г ермиона нервно обернулась и посмотрела на троицу лежавших без сознания старшекурсников. Они видели её, наверняка они знают, кто она. Они могут как-нибудь застать её врасплох и... и всерьёз навредить ей...
Hermione stopped. Гермиона остановилась.
She remembered that Harry Potter had put himself in the middle of five Slytherin bullies on the first day of class when he hadn't even known how to use his wand. Она вспомнила, что Гарри Поттер встал посреди пяти хулиганов-слизеринцев в первый же день занятий, когда он даже толком не знал, как пользоваться палочкой.
She remembered the Headmaster saying that you grew up by being put in grownup situations, and that most people lived their lives inside a constraining circle of fear. Она вспомнила, как директор сказал, что люди взрослеют, когда попадают во взрослые ситуации, и что большинство людей всю жизнь живут в плену собственного страха.
And she remembered Professor McGonagall's voice saying, Но также она вспомнила, как профессор МакГонагалл сказала:
' You are twelve.' "Вам лишь двенадцать лет".
Hermione took a deep breath, once, twice, and three times. Гермиона глубоко вздохнула. Затем ещё раз, и ещё.
She asked Mike if he needed to go to Madam Pomfrey's office, which he didn't; and got him to tell her the names of the Slytherin boys, just in case. Она спросила Майка, не нужно ли ему к Мадам Помфри, но тот отказался. Также она попросила его назвать имена слизеринцев, просто на всякий случай.
And then Hermione Granger strolled away from the heap of unconscious bullies, making sure to put a smile on her face as she walked. А потом Гермиона Грейнджер побрела прочь от валяющихся на полу хулиганов, не забыв надеть улыбку.
She knew that she was probably going to get hurt sooner or later. Она понимала - скорее всего, рано или поздно ей отомстят.
But if you were too scared of getting hurt to do what was right, then you couldn't be a hero, it was as simple as that; and if you'd put the Sorting Hat on her head at that moment it wouldn't have waited even one second before calling out 'GRYFFINDOR!' Но совершенно очевидно: если человек слишком боится пострадать за правое дело, он - не герой. И если бы Гермионе на голову прямо сейчас надели Распределяющую шляпу, та бы, ни секунды не сомневаясь, выкрикнула: "ГРИФФИНДОР!"
She was still thinking about it when she came down to dinner; the euphoria of saving someone still hadn't worn off, and she was beginning to worry that it had broken something in her brain. * * * Эйфория от того, что она кого-то спасла, до сих пор не покидала её, и Г ермиона уже начала беспокоиться, не сломалось ли что-нибудь у неё в мозгах.
As she approached the Ravenclaw table a sudden epidemic of whispers broke out, and Hermione wondered if the Hufflepuff boy had said anything yet before she realized that the whispers probably weren't about that. Когда она подошла к столу Когтеврана, её неожиданно встретила волна перешёптываний, и Г ермиона подумала, не рассказал ли уже что-нибудь пуффендуец, но потом ей пришло в голову, что шёпот, наверное, был по другому поводу.
She sat down across from Harry Potter who looked extremely nervous, probably because she was still smiling. Она села напротив Г арри Поттера, который выглядел чрезвычайно взволнованно, возможно потому, что она до сих пор улыбалась.
"Uh -" said Harry, as she served herself freshly toasted bread, butter, cinnamon, no fruits or vegetables whatsoever, and three helpings of chocolate brownies. "Uh -" - Э-э... - начал было Гарри, пока она накладывала себе свежевыпеченный хлеб, масло, корицу, ни в коем случае не фрукты и не овощи, и три шоколадных пирожных. - Э-э...
She let him go on like that until she'd finished pouring herself a glass of grapefruit juice, and then she said, Г ермиона налила себе стакан грейпфрутового сока, а затем прервала его:
"I've got a question for you, Mr. Potter. - У меня есть к вам вопрос, мистер Поттер.
How do you think people fail to become themselves?" Как вы думаете, почему у людей не получается стать собой?
"What?" said Harry. - Что? - удивился Гарри.
She looked at him. Она посмотрела на него.
"Pretend there isn't all this stuff going on," she said, "and just say whatever you'd have said yesterday." - Представь, что сегодня ничего не происходило, -попросила она, - и просто скажи, что бы ты сказал вчера.
"Um..." Harry said, looking very confused and worried. "I think we already are ourselves... it's not like I'm an imperfect copy of someone else. - Гм-м... - протянул Гарри смущённо и обеспокоенно. - Я считаю, что мы уже являемся самими собой... Не похоже, чтобы я был чьей-то несовершенной копией.
But I guess if I try to run with the sense of the question, then I'd say that people don't become themselves because we absorb all this crazy stuff from the environment and then regurgitate it. Но если попробовать ответить в духе вопроса, то я бы сказал, что люди не становятся собой, потому что набираются всякой ерунды из своего окружения, а затем бездумно её повторяют.
I mean, how many people playing Quidditch would be playing a game like that if they'd invented the game themselves? Например, сколько людей, играющих в квиддич, играли бы в такую игру, если бы придумали её сами?
Or back in Muggle Britain, how many people who think of themselves as Labour or Conservative or Liberal Democrat would invent that exact bundle of political beliefs if they had to come up with everything themselves?" Или если взять магловскую Британию: сколько людей, считающих себя лейбористами, консерваторами или либерал-демократами, разделяли бы в точности такую же совокупность политических взглядов, если бы им пришлось придумывать всё самим?
Hermione considered this. Гермиона задумалась.
She'd been wondering if Harry would say something Slytherin or maybe even Gryffindor, but this didn't seem to fit into the Headmaster's list; and it occurred to Hermione that there might be a lot more viewpoints on the subject than just four. Ей было любопытно, не скажет ли Гарри что-нибудь слизеринское или, может, даже гриффиндорское, но то, что он ответил, явно не вписывалось в перечень директора, и Гермионе пришло в голову, что, должно быть, существует гораздо больше точек зрения по этому вопросу, чем четыре.
"Okay," said Hermione, "different question. - Хорошо, - сказала Гермиона. - Другой вопрос.
What makes someone a hero?" Что делает человека героем?
"A hero?" said Harry. - Героем? - переспросил Гарри.
"Yeah," said Hermione. - Да, - ответила Гермиона.
"Ah..." Harry said. - Ну... - потянул Гарри.
His fork and knife nervously sawed at a piece of steak, cutting it into tinier and tinier pieces. "I think a lot of people can do things when the world channels them into it... like people are expecting you to do it, or it only uses skills you already know, or there's an authority watching to catch your mistakes and make sure you do your part. Вилка и нож в его руках нервно пилили отбивную на всё более тонкие ломтики. - По-моему, нетрудно сделать что-нибудь, если оно лежит в рамках привычного мира... Например, если от тебя ждут, что ты это сделаешь, или если у тебя уже есть необходимые для этого навыки, или ты выполняешь работу под наблюдением человека, который не даст тебе совершить ошибку и проследит, чтобы ты сделал свою часть.
But problems like that are probably already being solved, you know, and then there's no need for heroes. Но для таких ситуаций, скорее всего, уже есть готовые решения, а значит в них не нужны герои.
So I think the people we call 'heroes' are rare because they've got to make everything up as they go along, and most people aren't comfortable with that. Поэтому я считаю, что люди, которых мы называем "героями", редки, поскольку им приходится всё делать самостоятельно, а большинство чувствует себя неуютно в таких обстоятельствах.
Why do you ask?" Harry's fork stabbed three pieces of thoroughly shredded steak and lifted them up to his mouth. А почему ты спрашиваешь? - Гарри наколол на вилку три кусочка тщательно искромсанного бифштекса и отправил их в рот.
"Oh, I just stunned three older Slytherin bullies and rescued a Hufflepuff," said Hermione. "I'm going to be a hero." - О, я только что оглушила трёх слизеринских хулиганов-старшекурсников и спасла пуффендуйца, - ответила Гермиона. - Я собираюсь стать героем.
When Harry had finished choking on his food (some of the other Ravenclaws in hearing distance were still coughing) he said, Когда Гарри перестал давиться едой (некоторые из когтевранцев на расстоянии слышимости до сих пор кашляли), он только и смог вымолвить:
"What?" - Что?
Hermione told the story, it began rippling out in further whispers even as she spoke. (Though she left out the part about the phoenix, because that seemed like a private thing between the two of them. Гермиона рассказала, что произошло. Волны перешёптываний побежали от них даже раньше, чем она успела закончить. (Правда, Гермиона не стала упоминать про феникса - ей показалось, что это личное и должно остаться между ними.
Hermione had felt surprised, thinking about it afterward, that a phoenix would appear for someone who wanted to be a hero; it seemed a bit selfish when she thought about it that way; but maybe it didn't matter to phoenixes so long as they saw that you were willing to help people.) Размышляя об этом впоследствии, Г ермиона с некоторым удивлением подумала, что феникс приходит к тем, кто хочет быть героем. Эти мысли казались немного эгоистичными, но, возможно, это не важно, если феникс видит, что ты хочешь помогать людям.)
When she was done talking, Harry stared at her across the table and didn't say a word. Когда она закончила, Г арри некоторое время лишь изумлённо смотрел на неё и молчал.
"I'm sorry for how I acted earlier," Hermione said. - Прости меня за то, как я вела себя раньше, -сказала Гермиона.
She sipped from her glass of grapefruit juice. "I should've remembered that if I'm still beating the pants off you in Charms class then it's okay for you to do better in Defense." Она отпила грейпфрутового сока из стакана. - Я должна была вспомнить, что, если я по-прежнему обставляю тебя на уроках Чар, то ты имеешь полное право быть лучше меня на уроках Защиты.
"Please don't take this the wrong way," said Harry. - Пожалуйста, не пойми меня неправильно, -сказал Гарри.
He looked too-adult now, and grim. "But are you sure this is who you are, and not, to put it bluntly, me?" Сейчас он выглядел слишком взрослым и мрачным. - Но ты уверена, что это то, кто ты есть, а не, грубо говоря, кто есть я?
"I'm quite certain," said Hermione. "Why, my name practically spells out 'heroine' except for the extra 'm', I never noticed that until today." - Я совершенно уверена, - ответила Гермиона. -Посмотри, даже моё имя напоминает слово "Героиня", надо только выкинуть "м" и переставить пару букв, а я и не замечала этого до сегодняшнего дня.
"Being a hero isn't all fun and games," said Harry. "Not real heroing, the sort grownups have to do, it isn't like this, it isn't going to be this easy." - Жизнь героя - это не игры и шутки, -предупредил Г арри. - Настоящий героизм, который приходится проявлять взрослым - это совсем другое, и это вовсе не так просто.
"I know," said Hermione. - Я знаю, - кивнула Гермиона.
"It's hard and it's painful and you've got to make decisions where there isn't any good answer -" - Это тяжело, это болезненно, и тебе придётся принимать решения там, где хороших решений просто нет...
"Yes, Harry, I read those books too." - Да, Гарри, я тоже читала эти книги.
"No," said Harry, "you don't understand, even if the books warn you there's no way you can understand until -" - Нет, ты не понимаешь, несмотря на то, что книги тебя предупредили, попросту не существует способа понять это, пока...
"That doesn't stop you," said Hermione. "It doesn't stop you even a little. - Но ведь это не остановило тебя, - сказала Гермиона. - Не остановило тебя ни на секунду.
I bet you never even considered not being a hero because of that. Г отова поспорить, ты даже никогда не задумывался о том, чтобы из-за этого отказаться от судьбы героя.
So why d'you think it'll stop me?" Так почему же ты думаешь, что это остановит меня?
There was a pause. Повисла пауза.
A sudden huge smile lit Harry's face, a smile that was as bright and as boyish as the frown had been grim and adult, and everything was all right again between them. Широкая улыбка внезапно озарила лицо Гарри, улыбка настолько же светлая и мальчишеская, насколько его лицо только что было взрослым и мрачным. Между ними всё снова стало хорошо.
"This is going to go horribly mind-bogglingly wrong somehow," said Harry, still smiling hugely. "You know that, right?" - Ты ведь знаешь, что обязательно случится что-нибудь кошмарно невообразимое и всё пойдёт наперекосяк? - спросил Гарри, по-прежнему широко улыбаясь.
"Oh, I know," said Hermione. - Да уж знаю, - ответила Гермиона.
She ate another bite of toast. "That reminds me, Dumbledore refused to be my mysterious old wizard, is there someplace I can write to get another one?" Она откусила ещё кусочек тоста. - Кстати, я тут вспомнила, что Дамблдор отказался стать моим таинственным старым волшебником. Куда надо написать, чтобы мне выдали другого?
Aftermath: * * * Послесловие:
"...and Professor Flitwick says her determination seems unshakeable," Minerva said tightly, staring at the silver-bearded old wizard who was responsible for this. - ...и профессор Флитвик сказал, что, судя по всему, её решимость непоколебима, - строгим тоном продолжала Минерва, не сводя глаз со старого седобородого волшебника, ответственного за всё это.
Albus Dumbledore was just sitting silently and listening to her with a distant sad look in his eyes. "Miss Granger didn't even blink when Professor Flitwick threatened to have her transferred to Gryffindor, just said that if she left she would take all the books with her. Альбус Дамблдор лишь молча сидел и слушал, взгляд его был печален и устремлён в даль. -Когда профессор Флитвик пригрозил ей переводом в Гриффиндор, мисс Грейнджер не моргнув глазом ответила, что в таком случае она заберёт с собой все книги.
Hermione Granger has decided she's going to be a hero and she's not taking no for an answer. Гермиона Грейнджер решила стать героем, и она не желает слышать слова "нет".
I doubt you could have pushed her into this any harder if you had tried to -" Я сомневаюсь, что вам бы удалось её подтолкнуть к этому решению сильнее, даже если бы вы постарались...
It took all of five full seconds for Minerva's brain to process the realization. Минерве потребовались пять полных секунд, чтобы осознать.
"ALBUS!" she shrieked. - АЛЬБУС! - завопила она.
"My dear," said the old wizard, "after you have dealt with your thirtieth hero or so, you will realize that they react quite predictably to certain things; such as being told that they are too young, or that they are not destined to be heroes, or that being a hero is unpleasant; and if you truly wish to be sure you should tell them all three. - Дорогая моя, - произнёс старый волшебник, -после общения с тридцатым по счёту героем начинаешь понимать, насколько предсказуемо они реагируют на определённые фразы, например, что они слишком молоды, или что им не суждено быть героями, или что жизнь героя полна невзгод. Для полной уверенности следует сказать им все три.
Although," with a brief sigh, "it does not do to be too blatant, or your Deputy Headmistress might catch you." Однако, - с коротким вздохом продолжил директор, - не следует делать слишком явных намёков, иначе тебя может подловить твоя заместительница.
"Albus," Minerva said, her voice even tighter, "if she is hurt, I swear this time I'll -" - Альбус, - ещё строже сказала Минерва, - если она пострадает, клянусь, что на этот раз я....
"She would have come to that same place in due time," Albus said, the distant sad look still in his eyes. "If someone is meant to become a hero then they will not listen to our warnings, Minerva, no matter how hard we try. - Она бы пришла к тому же самому в своё время, -прервал её Альбус, его взгляд был по-прежнему печален и отстранён. - Те, кому суждено стать героями, не будут слушать наших предупреждений, Минерва, и не имеет значения, как сильно мы стараемся.
And given that, it is better for Harry if Miss Granger does not fall too far behind him." И раз уж так, для Гарри будет лучше, если мисс Грейнджер не слишком сильно от него отстанет.
Albus produced, as though from nowhere, a tin which flipped open to reveal small yellow lumps, she'd never been able to figure out where he kept it and she'd never been able to detect the magic involved. Как будто из ниоткуда директор достал шкатулку, открыл её и вытащил маленький жёлтый комочек. Минерве никогда не удавалось понять, где он её хранит, и никогда не удавалось определить, какая магия здесь замешана.
"Lemon drop?" - Лимонную дольку?
"She is a twelve-year-old girl, Albus!" - Ей двенадцать лет, Альбус!
Afteraftermath: * * * После-послесловие:
Within the windows, barely visible in the evening gloom, fishes swam in the black waters; illuminated by the bright shine of the Slytherin common room as they came closer, fading into darkness as they swam away. В чёрных водах озера плавали едва заметные в вечернем сумраке рыбки. Когда рыбки подплывали близко, их освещали яркие окна слизеринской гостиной, но, уплывая прочь, они растворялись во тьме.
Daphne Greengrass was sitting in a comfortable black leather couch, her head collapsed into her hands, glowing golden-yellowish as bright sparks of white light winked in and out of existence around her. Дафна Гринграсс сидела на удобном чёрном кожаном диванчике, пряча лицо в ладонях. Дафну окружали сияющие ярко-белые искры, а её голова светилась жёлто-золотым.
She'd been ready to be teased about liking Neville Longbottom. Она заранее была готова услышать, как её дразнят за влюблённость в Невилла Лонгботтома.
She'd been expecting to hear a lot of snide remarks about Hufflepuffs. Она ожидала услышать множество ехидных замечаний о пуффендуйцах.
She'd thought of whole reams of snappy comebacks for it while she was on the way back to the Slytherin dungeons. Она придумала вагон и маленькую тележку остроумных ответов по дороге в подземелья Слизерина.
She'd been looking forward to being teased about liking Neville. Она с нетерпением предвкушала, когда же её начнут дразнить из-за Невилла.
Being teased about that sort of thing meant you'd grown up into a real girl. Если тебя дразнят за что-то подобное, значит ты уже стала настоящей девушкой.
As it turned out, nobody had worked out that her challenging Neville to a Most Ancient Duel meant that she liked him. Но, как оказалось, никто не сообразил, что она вызвала Невилла на Древнейшую Дуэль, потому что Невилл ей понравился.
She'd thought it would be obvious but no, nobody else had even thought of that apparently. Она-то думала, что это очевидно, но нет, никому и в голову не пришла эта мысль.
It was always the hex you didn't see that hit you. Заклятье, что настигает тебя, всегда оказывается незамеченным.
She should've just called herself Daphne of Sunshine, like Neville of Chaos. Ей следовало бы назвать себя просто Дафной из Солнечных, как Невилл из Хаоса.
Or Sunny Daphne like Sunny Ron. Или Солнечной Дафной, как Солнечный Рон.
Or anything except Greengrass of Sunshine. Да как угодно, только не Солнечной Гринграсс.
Greengrass of Sunshine. Солнечная Гринграсс.
It had gone from there to Greengrass of Sunshine and Blue Skies. Это имя превратили в Солнечную Зелёную Травку и Голубое Небо. [В переводе с английского фамилия "Гринграсс" значит "Зелёная трава" -Прим. переводчиков.]
Then someone had added Snow-Topped Mountains and Frolicking Woodland Creatures. Затем кто-то добавил Покрытые Снегом Горы и Шаловливых Лесных Созданий.
Currently she was being referred to as the Sparkly Unicorn Princess of the Noble and Most Ancient House of Sparklypoo. В настоящий момент она носила титул Сверкающей Принцессы Единорогов из Благородного и Древнейшего Дома Сверкающих Какашек.
And some cursed sixth-year girl had hit her with a Sparkling Jinx, she hadn't even known there was such a thing as a Sparkling Jinx, and Finite Incantatem hadn't worked, and she'd asked older girls who she'd thought were her friends (she had apparently been wrong about this) and then she'd threatened the caster with grievous political mayhem wreaked by her father and nonetheless Daphne Greengrass was still sitting in the Slytherin common room with her head in her hands, sparkling brightly and wondering how she'd ended up as the only sane person in Hogwarts. И какая-то чёртова семикурсница наложила на неё Сверкающее проклятие - Дафна даже не знала, что такое заклинание вообще существует. Фините Инкантатем не помогало, она просила помочь старших девочек, которые, как она думала, были её подругами (очевидно, она ошибалась на этот счёт), затем она угрожала шутнице тяжёлыми политическими последствиями, которые не преминут обрушиться на неё, когда узнает отец, но в итоге, несмотря ни на что, сверкающая Дафна Гринграсс по-прежнему сидела в гостиной Слизерина, пряча лицо в ладонях, и недоумевала, как же её угораздило оказаться единственным здравомыслящим человеком в Хогвартсе.
It was after dinnertime and they were still at it and if they didn't stop by tomorrow morning she was going to transfer to Durmstrang and become the next Dark Lady. Уже закончился ужин, а её до сих пор продолжали дразнить. И если это не прекратится к завтрашнему утру, она переведётся в Дурмстранг и станет следующей Тёмной Леди.
"Hey, everyone!" said the Carrow twins dramatically, waving an issue of the Daily Prophet. "Did you hear the news? - Слушайте все! - возвестили близняшки Кэрроу, размахивая номером "Ежедневного пророка". -Знаете новости?
The Wizengamot just ruled that 'let's see what you got' constitutes a lawful challenge to be fought until the challenger lies down and has a nap!" Визенгамот только что постановил считать выражение "посмотрим, на что ты способен" законным вызовом на дуэль, которая будет продолжаться, пока вызвавший не приляжет поспать!
"How dare you insult the honor of the Sparkly Unicorn Princess!" shouted Tracey. "Let's see what you got! " Then Tracey lay down flat on her sofa and started snoring loudly. - Да как вы смеете оскорблять честь Сверкающей Принцессы Единорогов! - крикнула Трейси. -Посмотрим, на что вы способны! - она завалилась на диванчик и начала громко храпеть.
Daphne's sparkling head sank further into her glowing hands. Дафна попыталась ещё глубже спрятать сверкающее лицо в своих светящихся ладонях.
"After my family takes over I'm going to have you all put under anti-Apparition jinxes and Flooed into the sea," she said to no one in particular. "You're all okay with that, right?" - После того, как моя семья придёт к власти, я прикажу наложить на всех вас антиаппарационные чары и выбросить в открытое море, - сказала она, не обращаясь ни к кому конкретно. - Вас всех это устраивает, да?
Thunk-thunk, thunk-thunk-thunk, thunk. Тук-тук, тук-тук-тук, тук.
Daphne looked up, surprised; that was a Sunshine code-signal - Дафна удивлённо подняла голову: это же условный сигнал Солнечных...
"I hight someone knocking!" bellowed Mr. Goyle. "Knocking of the door!" - Я, наречённый Грегори, слышу стук! - проревел мистер Гойл. - Стук двери!
"Let's see what you've got, door!" shouted an older boy near the door, and yanked the door open. - Посмотрим, дверь, на что ты способна! -крикнул сидевший около двери мальчик постарше и распахнул её.
There was a moment of complete surprise. Последовало мгновение всеобщего удивления.
"I've come to have a word with Miss Greengrass," said the Sunshine General, sounding like she was trying to sound confident. "Could someone please -" - Я зашла поговорить с мисс Гринграсс, -казалось, Солнечный Генерал пытается придать своему голосу уверенности. - Кто-нибудь, пожалуйста...
From the look on Hermione's face she had just noticed Daphne sparkling. Судя по выражению лица Гермионы, она только что заметила сверкающую Дафну.
And that was when Millicent Bulstrode raced up from the lower dorms and shouted, И в этот момент Милисента Булстроуд выскочила из нижней спальни и закричала:
"Hey, everyone, guess what, now Granger went and beat up Derrick and what's left of his crew, and his father owled him and said that if he didn't -" - Слушайте все, вы не поверите, только что Грейнджер побила Деррика и остатки его команды, и он получил от отца сову с сообщением, что если он не...
Millicent caught sight of Hermione standing in the doorway. Милисента заметила Г ермиону, стоящую в дверях.
There was a very loud silence. Возникшая тишина была очень громкой.
"Uh," said Daphne. - Э-э, - произнесла Дафна.
What? said her brain. "Uh, what're you doing here, General?" "Что?" - пронеслось у неё в голове. - Э-э, что вы здесь делаете, генерал?
"Well," said Hermione Granger with a strange smile on her face, "I've decided it's not fair if mysterious old wizards give some people a chance to be heroes and not others, and also I've read history books and there aren't nearly enough girl heroes in them. - Ну, - протянула Г ермиона со странной улыбкой,- я решила, что нечестно, когда таинственные старые волшебники кому-то дают шанс стать героем, а кому-то нет, а ещё я читала книги по истории, и в них явно недостаточно девочек-героев.
So I thought I'd just drop by and see if you wanted to be a hero and why are you glowing like that?" Вот я и подумала просто зайти к тебе и узнать, не хочешь ли ты стать героем и, кстати, почему ты так светишься?
There was another silence. Снова возникла пауза.
"This," said Daphne, "was probably not the best time to ask me that question -" - Сейчас, - ответила Дафна, - наверное, не самый лучший момент для этого вопроса...
"I'll take it!" shouted Tracey Davis, leaping off her sofa. - Я хочу! - заорала Трейси Дэвис, вскакивая с диванчика.
And thus was born the Society for the Promotion of Heroic Equality for Witches. * * * Так была рождена Женская Организация по Продвижению Равных Прав на Героизм.
Chapter 70: Self Actualization, Pt 5 Глава 70. Самоактуализация. Часть 5
Even if you had been the Deputy Headmistress for three decades, and a Transfiguration Professor before that, it was rare that you saw Albus Dumbledore caught completely flatfooted. Застигнутый врасплох Альбус Дамблдор - редкое зрелище. Даже для человека, который пробыл заместителем директора тридцать лет, а профессором Трансфигурации - ещё дольше.
"...Susan Bones, Lavender Brown, and Daphne Greengrass," Minerva finished. "I should also note, Albus, that Miss Granger's account of your seemingly unsupportive attitude - I believe her phrase was 'he said I should be happy to be just a sidekick' - has generated a good deal of interest among the older girls. - ...Сьюзен Боунс, Лаванда Браун и Дафна Гринграсс, - закончила Минерва. - Также я должна отметить, Альбус, что мнение мисс Грейнджер по поводу вашего якобы неблагосклонного отношения наделало немало шуму среди девушек постарше. Если я не ошибаюсь, она выразилась так: "Он заявил, что я должна радоваться роли спутника героя".
Several of whom came to me to ask if Miss Granger's accusations were true, since Miss Granger had said that I was there." Некоторые из них подходили ко мне уточнить, обоснованы ли обвинения мисс Грейнджер, поскольку она упомянула, что я присутствовала при разговоре.
The old wizard leaned back in his huge chair, still gazing at her, his eyes looking rather abstracted beneath the half-moon glasses. Старый волшебник откинулся на спинку своего огромного кресла. Он не сводил с неё глаз, хотя его взгляд за стёклами очков-полумесяцев казался слегка отстранённым.
"It placed me in something of a dilemma, Albus," said Professor McGonagall. Her face stayed quite neutral, she made sure of that. "I now know that you did not truly mean to discourage the girl. Quite the opposite, in fact. - Это поставило меня в затруднительное положение, Альбус, - продолжила профессор МакГ онагалл, постаравшись, чтобы её лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций. -Сейчас я знаю, что вы не собирались отговаривать девочку, скорее наоборот.
But you and Severus have often told me that to keep a secret I must give no sign that differs from the reaction of someone truly ignorant. Но вы и Северус часто повторяли мне, что для того, чтобы не выдать секрет, надо вести себя как человек, который совершенно ничего не знает.
Thus I had no choice but to confirm that Miss Granger's account was accurate, and feign the appropriate degree of worry, with a slight overtone of offense. Таким образом, у меня не было иного выбора, кроме как подтвердить, что слова мисс Г рейнджер вполне точны, и изобразить по этому поводу соответствующее беспокойство и даже некоторую обиду.
After all, had I not known you were deliberately manipulating Miss Granger, I might have been rather put out." В конце концов, если бы я не знала, что вы умышленно манипулируете чувствами мисс Грейнджер, я бы могла несколько обидеться.
"I... see," the old wizard said slowly. His hands toyed absently with his silver beard, small quick gestures. - Понятно, - медленно произнёс старый волшебник, рассеянно перебирая седую бороду быстрыми мелкими движениями.
"Thankfully," Professor McGonagall continued, "so far Professors Sinistra and Vector are the only two faculty members to don Miss Granger's buttons." - К счастью, - продолжила профессор МакГ онагалл, - пока только два человека из преподавательского состава - профессора Синистра и Вектор - надели значки мисс Грейнджер.
"Buttons?" repeated the old wizard. - Значки? - переспросил старый волшебник.
Minerva drew forth a small silver disc bearing the initials S.P.H.E.W., laid it on Albus's desk, and gave it a brief tap with her finger. Минерва вынула маленький серебряный кружок с аббревиатурой ЖОПРПГ, положила его на стол перед Альбусом, а затем слегка тронула значок пальцем.
And the voices of Hermione Granger, Padma Patil, Parvati Patil, Lavender Brown, Susan Bones, Hannah Abbott, Daphne Greengrass, and Tracey Davis cried out in unison, И тут же голоса Гермионы Грейнджер, Падмы Патил, Парвати Патил, Лаванды Браун, Сьюзен Боунс, Ханны Аббот, Дафны Гринграсс и Трейси Дэвис хором проскандировали:
"We won't settle for second best, it's time to give a witch a quest!" "Второе место не для нас, на подвиг ведьме дайте шанс!"
"Miss Granger is selling them for two Sickles, and tells me that she has so far sold fifty of them. - Мисс Грейнджер продаёт их по два сикля. Она сказала мне, что уже продала пятьдесят штук.
I believe that Nymphadora Tonks, in seventh-year Hufflepuff, is enchanting them for her. Насколько я понимаю, значки зачаровывает Нимфадора Тонкс, семикурсница из Пуффендуя.
To conclude my report," Professor McGonagall said briskly, "our eight newly minted heroines have asked permission to conduct a protest outside the entrance to your office." А в заключение моего отчёта, - быстро добавила профессор МакГонагалл, - я хочу сообщить, что восемь наших новоиспечённых героинь попросили разрешения провести акцию протеста перед входом в ваш кабинет.
"I hope," Albus said, frowning, "you explained to them that -" - Я надеюсь, - нахмурился Альбус, - вы объяснили им, что ...
"I explained to them that Wednesday at 7PM would be fine," said Minerva. - Я объяснила, что в семь часов вечера в среду это будет вполне приемлемо, - перебила его Минерва.
She took back the button from the Headmaster's desk, favored Albus with a honeyed smile, and turned to the door. Она взяла значок со стола, одарила Альбуса приторной улыбкой и повернулась к двери.
"Minerva?" said the old wizard from behind her. "Minerva!" - Минерва? - окликнул её старый волшебник. -Минерва!
The oaken door shut solidly behind her. Дубовая дверь захлопнулась за ней.
There wasn't a lot of room between the brief stone walls that demarcated the vestibule to the Headmaster's office, so although a lot of people had wanted to watch the protest, not many had been allowed to come. * * * Между узкими каменными стенами, которые обозначали границы вестибюля перед кабинетом директора, было не так уж много места.
Just Professor Sinistra and Professor Vector, who were wearing the buttons, and the prefects Penelope Clearwater and Rose Brown and Jacqueline Preece, who were wearing the buttons. Поэтому прийти туда позволили далеко не всем, хотя посмотреть на протест хотели многие. Присутствовали профессор Синистра и профессор Вектор - они надели значки, и старосты Пенелопа Клируотер, Роза Браун и Жаклин Пирс - они тоже надели значки.
Behind them, Professor McGonagall and Professor Sprout and Professor Flitwick, who weren't wearing the buttons, scrutinizing the whole affair. Позади них профессор МакГонагалл, профессор Спраут и профессор Флитвик - без значков -внимательно следили за происходящим.
Harry Potter and the Head Boy of Hogwarts were there, and the boy prefects Percy Weasley and Oliver Beatson, all wearing the buttons to show Solidarity. Присутствовали Г арри Поттер и главный староста Хогвартса, а также старосты-юноши Перси Уизли и Оливер Битсон - все они надели значки в знак солидарности.
And of course the eight founding members of S.P.H.E.W., forming a picket line next to the gargoyles with their signs. И, конечно, присутствовали восемь основательниц ЖОПРПГ. С транспарантами в руках они образовали перед горгульями линию пикета.
Hermione's own sign, attached to a solid wooden handle which seemed to weigh heavier and heavier in her hands as the seconds passed, said NOBODY'S SIDEKICK. Плакат Гермионы, прикреплённый к деревянной палке, которая с каждой минутой казалась всё тяжелее и тяжелее, гласил: "НЕ НА ВТОРЫХ РОЛЯХ".
And Professor Quirrell, who was leaning with his back against the far stone wall and watching with unreadable eyes. А к дальней каменной стене прислонился профессор Квиррелл с непроницаемым выражением на лице.
The Defense Professor had gotten one of her buttons, though she'd never sold one to him; and he wasn't wearing it, but idly tossing it with one hand. Профессор Защиты где-то раздобыл один из значков - хотя она ему его не продавала, - но не надел его, а лишь безучастно подбрасывал в руке.
This whole idea had seemed like a much better idea four days ago, when the fires of her indignation had been burning fresh and hot, and she'd been facing the prospect of doing it all four days later instead of right now. Четыре дня назад вся эта затея нравилась Гермионе гораздо больше. В тот момент огонь её негодования пылал свежо и ярко, да и действовать нужно было не сразу же, а через четыре дня.
But she had to carry on, because that was what heroes did, they carried on, and also because it had seemed infinitely too awful to tell everyone she was calling it off. Но она должна идти вперёд, ведь именно так поступают герои. К тому же казалось совершенно немыслимым просто объявить, что акция протеста отменяется.
Hermione wondered how much heroism had gone on for reasons like that. Г ермиона задумалась, как часто героические поступки совершаются по подобным причинам.
Most books didn't say В книгах крайне редко пишут:
"And then they refused to give up, no matter how sensible it would have been, because that would've been too embarrassing"; but a great deal of history made a lot more sense that way. "И затем они отказались сдаться, как бы разумно это ни было, поскольку иначе они бы почувствовали себя ужасно неловко", хотя с такого ракурса многие события в истории человечества становились более понятными.
At 7:15pm, Professor McGonagall had told her, Headmaster Dumbledore would come down and talk to them for a couple of minutes. Профессор МакГонагалл сообщила, что в 19:15 директор Дамблдор спустится и уделит им несколько минут.
Professor McGonagall had said not to be frightened -the Headmaster was a good person deep down, and they'd properly gotten the school's authorization for the protest. Профессор МакГонагалл сказала, что бояться не стоит: в глубине души директор - хороший человек, и их протест полностью санкционирован школой.
But Hermione was very very aware that even if she was doing it with signed permission, she was still Defying Authority. Однако Гермиона очень хорошо понимала, что, пусть и с официального разрешения, но она всё же бросает вызов властям.
After she'd decided to be a hero, Hermione had done the obvious thing, and gone to the Hogwarts library and taken out books on how to be a hero. После того, как Гермиона решила стать героем, она сделала то, что напрашивалось само собой: пошла в библиотеку Хогвартса и взяла книги, в которых описывалось, как это делается.
Then she'd returned those books back to their shelves, because it'd been patently obvious that none of the authors had been actual heroes themselves. Затем она вернула книги на место, поскольку ей стало совершенно ясно, что ни один из авторов этих книг сам героем не был.
Instead she'd just read five times over, until she'd memorized every word, the thirty inches by Godric Gryffindor that was all his autobiography and his life's advice. (Or the English translation, anyway; she couldn't read Latin yet.) Godric Gryffindor's autobiography had been a lot more compressed than the books Hermione was used to reading, he used one sentence to say things that should've taken thirty inches just by themselves, and then there was another sentence after that... И вместо этого пять раз перечитала - пока не запомнила каждое слово - тридцатидюймовую автобиографию Годрика Гриффиндора, которая также содержала и его наставления. (Правда, в английском переводе. Гермиона пока не умела читать по-латыни.) Автобиография Годрика Гриффиндора была гораздо более сжатой, чем книги, к которым она привыкла. Гриффиндор одним предложением высказывал мысли, которые у другого человека заняли бы тридцать дюймов по отдельности, а за одним предложением следовало другое, и ещё одно, и ещё...
But it was clear from what she'd read that, while Defying Authority wasn't the point of being a hero, you couldn't be a hero if you were too scared to do it. Из прочитанного было совершенно ясно, что, хотя смысл жизни героя и не в том, чтобы бросать вызов властям, нельзя стать героем, если ты боишься это сделать.
And Hermione Granger knew by now how others saw her, and she knew what other people thought she couldn't do. И Г ермиона Г рейнджер уже знала, какой её видят другие люди, и знала, что по их мнению она на это не способна.
Hermione hefted her picket sign a little higher and concentrated on breathing slowly and rhythmically instead of hyperventilating until she fell over. Гермиона подняла свой транспарант повыше и постаралась дышать спокойно и ритмично, чтобы избежать гипервентиляции и не упасть в обморок.
"Really?" said Miss Preece in a tone of undisguised fascination. "They couldn't vote?" - Правда? - с нескрываемым изумлением переспросила мисс Прис. - Они не имели права голоса?
"Indeed," said Professor Sinistra. (The Astronomy Professor's hair was still dark, and her dark face only slightly lined; Hermione would have guessed her age at around seventy, except -) "I quite remember my mother's rejoicing when they announced the Qualification of Women Act, although she did not actually qualify." (Which meant that Professor Sinistra had been around her Muggle family in 1918.)"And that wasn't the worst of it. - Да, в самом деле, - ответила профессор Синистра. (В волосах профессора астрономии не было седины, а морщины на её тёмном лице были едва заметны. Гермиона подумала бы, что профессору около семидесяти, но...) - Я прекрасно помню, как ликовала моя мать, когда был принят "Акт о праве женщин быть избранными в Парламент". - (Значит в 1918 году профессор Синистра была вместе со своей магловской семьёй.) - И это ещё не самое худшее.
Why, just a few centuries earlier -" Ведь всего несколькими веками ранее...
Thirty seconds later all the non-Muggleborns, male and female both, were staring at Professor Sinistra with utterly shocked expressions. Полминуты спустя все немаглорождённые, как мальчики, так и девочки, уставились на профессора Синистру с совершенно потрясённым видом.
Hannah had dropped her sign. Ханна уронила свой транспарант.
"And that wasn't the worst of it either, not by half," finished Professor Sinistra. "But you see where this sort of thing could potentially lead." - И даже это было ещё далеко не самое плохое. Но вы понимаете, к чему потенциально может привести подобное отношение, - закончила профессор Синистра.
"Merlin preserve us," said Penelope Clearwater in a strangled voice. "You mean that's how men would treat us if we didn't have wands to defend ourselves?" - Мерлин, сохрани нас, - сдавленно произнесла Пенелопа Клируотер. - Вы хотите сказать, что мужчины относились бы к нам вот так, не будь у нас палочек для самозащиты?
"Hey!" said one of the boy prefects. "That's not -" - Эй! - воскликнул один из юношей-старост. - Это не...
There was a short, sardonic laugh from the direction of Professor Quirrell. Со стороны профессора Квиррелла донёсся короткий сардонический смешок.
When Hermione turned her head to look she saw that the Defense Professor was still idly toying with the button, not bothering to glance up at the rest of them, as he said, Г ермиона повернула голову и увидела профессора Защиты всё в той же позе, лениво играющего со значком. По-прежнему не глядя на окружающих, он сказал:
"Such is human nature, Miss Clearwater. - Такова человеческая природа, мисс Клируотер.
Rest assured that you would be no kinder, if witches had wands and men lacked them." Будьте уверены, вы поступали бы ничуть не лучше, если б у ведьм были палочки, а у мужчин -нет.
"I hardly think so!" snapped Professor Sinistra. - Я так не думаю! - отрезала профессор Синистра.
A cold chuckle. Холодный смех.
"I suspect it happens more often than any dare suggest, in the proudest pureblood families. - Подозреваю, это происходит чаще, чем кто-либо смеет предположить, причём в самых гордых чистокровных семьях.
Some lonely witch spies a handsome Muggle; and thinks how very easy it would be, to slip the man a love potion, and by him be adored alone and utterly. Какая-нибудь одинокая ведьма замечает красивого магла и думает, как легко будет подсунуть ему любовное зелье и стать для него единственным предметом обожания.
And since she knows he can offer her no resistance, why, it is only natural for her to take from him whatever she pleases -" Она знает, что магл не сможет оказать ей ни малейшего сопротивления, и потому, пожалуй, будет совершенно естественно для неё получить от него всё, что она пожелает...
"Professor Quirrell!" said Professor McGonagall sharply. - Профессор Квиррелл! - с негодованием прервала его МакГонагалл.
"I'm sorry," Professor Quirrell said mildly, his eyes still looking down on the button in his hand, "are we all still pretending it doesn't happen? - Простите, - мягко сказал профессор Защиты, не отрывая взгляда от значка в ладони, - мы все по-прежнему притворяемся, что такого не бывает?
My apologies, then." В таком случае примите мои извинения.
Professor Sinistra snapped, Профессор Синистра возмутилась:
"And I suppose that wizards don't -" - И, конечно, волшебники ни за что бы...
"There are children present, Professors!" Again Professor McGonagall. - Коллеги, здесь же дети! - опять вмешалась профессор МакГонагалл.
"Some do," Professor Quirrell said equably, as though discussing the weather. "Although personally, I don't." - Некоторые так поступают, - спокойно ответил профессор Квиррелл, словно обсуждая погоду. -Хотя лично я - нет.
There was a bit of silence, for a time. На какое-то время воцарилась тишина.
Hermione put up her sign again - it had slipped down to her shoulder while she was listening. Гермиона снова приподняла свой транспарант - он съехал ей на плечо, пока она слушала.
She'd never thought of that, not even a little, and now she was trying not to think of it, and her stomach was feeling a bit queasy. Она никогда об этом не думала, ей это даже не приходило в голову. От этих мыслей её даже слегка подташнивало, и ей хотелось от них избавиться.
She looked in Harry Potter's direction, not quite knowing why she did; and she saw that Harry's face was perfectly still. Сама не зная зачем, Гермиона бросила взгляд в сторону Гарри Поттера: его лицо было совершенно неподвижным.
A chill ran down her spine before she looked away, not quite fast enough to miss the small nod that Harry gave her, as though they were agreeing on something. Холодок пробежал по её спине, но не успела она отвернуться, как Г арри слегка кивнул, будто они в чём-то согласились.
"To be fair," Professor Sinistra said after a while, "since I received my Hogwarts letter I can't recall encountering any prejudice on account of being a woman, or colored. - Честно говоря, - заговорила через некоторое время профессор Синистра, - с тех пор, как я получила письмо из Хогвартса, не припомню, чтобы я встречала случаи предубеждений из-за пола или цвета кожи.
No, now it is all for being a Muggleborn. Все предубеждения были связаны с тем, что я маглорождённая.
I believe Miss Granger said that it was just with heroes that she found a problem, so far?" Как я понимаю, мисс Грейнджер обнаружила проблему только с героями?
It took Hermione a moment to recognize that she'd been asked the question, and then she said "Yes," in a tone that squeaked a little. This whole thing had blown up a bit larger than she'd imagined when she'd started it. Через секунду до Гермионы дошло, что вопрос адресован ей, и тогда она слегка пискляво ответила "Да".
"What exactly did you check, Miss Granger?" said Professor Vector. - Какие именно источники вы проверили, мисс Грейнджер? - спросила профессор Вектор.
She looked older than Professor Sinistra, her hair starting to gray a little; Hermione hadn't ever come close to Professor Vector in person until the Arithmancy Professor had asked her for a button. Она выглядела старше профессора Синистры, её волосы начинали слегка седеть. Гермиона ни разу не общалась лично с профессором арифмантики, пока та сама не попросила у неё значок.
"Um," Hermione said, her voice a little high, "I checked the history books and there's been as many woman Ministers of Magic as men. - Э-э, - немного высоким голосом начала Гермиона, - я просмотрела книги по истории и обнаружила, что среди министров Магии было равное число женщин и мужчин.
Then I looked at Supreme Mugwumps and there were a few more wizards than witches but not many. Затем я проверила верховных чародеев, и оказалось, что среди них мужчин было чуть больше, чем женщин.
But if you look at people like famous Dark Wizard hunters, or people who've stopped invasions of Dark creatures, or people who've overthrown Dark Lords -" Но если обратить внимание на известных охотников за Тёмными волшебниками, или на людей, которые останавливали нашествия Тёмных созданий, или людей, которые побеждали Тёмных Лордов...
"And the Dark Wizards themselves, of course," said Professor Quirrell. - И, конечно, самих Тёмных волшебников, -вмешался профессор Квиррелл.
Now the Defense Professor had looked up. "You may add that to your list, Miss Granger. Теперь он поднял голову. - Вы можете добавить их к своему списку, мисс Грейнджер.
Among all the suspected Death Eaters we know of only two sorceresses, Bellatrix Black and Alecto Carrow. Среди всех предполагаемых Пожирателей Смерти нам известно лишь две волшебницы: Беллатриса Блэк и Алекто Кэрроу.
And I daresay that most wizards would be hard-pressed to name a single Dark Lady besides Baba Yaga." И осмелюсь сказать, мало кто вспомнит имя какой-либо Тёмной Леди помимо Бабы-Яги.
Hermione just stared at him. Гермиона ошарашенно уставилась на него.
He couldn't possibly be - Не может же он в самом деле...
"Professor Quirrell," said Professor Vector, "what exactly are you implying?" The Defense Professor raised the button so that the golden-lettered S.P.H.E.W. faced them, and said, "Heroes," then turned the button to show its silver backside and said, "Dark Wizards. Профессор Квиррелл поднял значок, продемонстрировав золотые буквы ЖОПРПГ : -Герои, - сказал он, затем повернул значок обратной стороной, - тёмные волшебники.
They are similar career paths followed by similar people, and one can hardly ask why young witches are turning away from one course without considering its reflection." Это похожие карьерные лестницы, и по ним шагают схожие люди. И вряд ли стоит задаваться вопросом, почему юные ведьмы отвергают один из путей, не рассматривая его отражение.
"Oh, now I see!" said Tracey Davis, speaking up so suddenly that Hermione gave a small startle. "You're joining our protest because you're worried that not enough girls are becoming Dark Witches!" Then Tracey giggled, which Hermione couldn't have managed at this point if you paid her a million pounds sterling. - А, теперь мне понятно! - воскликнула Трейси Дэвис так неожиданно, что Гермиона даже слегка вздрогнула. - Вы беспокоитесь, что слишком мало девочек становятся Тёмными ведьмами, и потому присоединились к нашему протесту! - Трейси хихикнула, хотя сама Г ермиона в данный момент не смогла бы это сделать даже за миллион фунтов стерлингов.
There was a half-smile on Professor Quirrell's face as he replied, Профессор Квиррелл ответил с полуулыбкой на лице:
"Not really, Miss Davis. - Нет, мисс Дэвис.
In truth I do not care about that sort of thing in the slightest. На самом деле, меня это ничуть не заботит.
But it is futile to count the witches among Ministers of Magic and other such ordinary folk leading ordinary existences, when Grindelwald and Dumbledore and He-Who-Must-Not-Be-Named were all men." The Defense Professor's fingers idly spun the button, turning it over and over. "Then again, only a very few folk ever do anything interesting with their lives. Но бессмысленно подсчитывать ведьм среди министров Магии и других заурядных людей, ведущих заурядное существование, когда и Гриндевальд, и Дамблдор, и Тот-Кого-Нельзя-Называть были мужчинами, -пальцы профессора Защиты лениво крутили значок, переворачивая его снова и снова. - С другой стороны, лишь немногие люди делают свою жизнь хоть сколько-нибудь интересной.
What does it matter to you if they are mostly witches or mostly wizards, so long as you are not among them? Какое вам дело, кого среди них больше, ведьм или волшебников, если вы сами не из их числа?
And I suspect you will not be among them, Miss Davis; for although you are ambitious, you have no ambition." Я подозреваю, что вы и не станете одной из них, мисс Дэвис, ибо пусть вы и целеустремлённы, но у вас нет цели.
"That's not true!" said Tracey indignantly. "And what's it mean?" - Неправда! - возмутилась Трейси. - И что это вообще значит?
Professor Quirrell straightened from where he had been leaning against the wall. Профессор Квиррелл оттолкнулся от стены и выпрямился.
"You were Sorted into Slytherin, Miss Davis, and I expect that you will grasp at any opportunity for advancement which falls into your hands. - Вы были распределены в Слизерин, мисс Дэвис, и я ожидаю, что вы ухватитесь за любую возможность для продвижения наверх.
But there is no great ambition that you are driven to accomplish, and you will not make your opportunities. Но у вас нет великой цели, которую вы жаждете осуществить, и вы не создаёте себе возможности самостоятельно.
At best you will grasp your way upward into Minister of Magic, or some other high position of unimportance, never breaking the bounds of your existence." В лучшем случае вы вскарабкаетесь на пост министра Магии - или какой-нибудь другой, столь же высокий и никчёмный, - но так и не вырветесь за границы привычного существования.
Then Professor Quirrell's gaze shifted away from Tracey, he was looking at her, the pale blue eyes staring at her with an awful intensity - Профессор Квиррелл отвёл взгляд от Трейси и смотрел теперь прямо на Гермиону. Взгляд бледных голубых глаз впился в неё с неистовой силой.
"Tell me, Miss Granger. - Скажите, мисс Грейнджер.
Do you have an ambition?" У вас есть цель?
"Professor -" squeaked the high stern voice of Professor Flitwick, and then her Head of House's voice cut off, and from the side of her vision Hermione saw that Harry had laid his hand on Professor Flitwick's shoulder and was shaking his head, face looking very adult. - Профессор... - пропищал и замолк высокий строгий голос Флитвика, и краешком глаза Гермиона заметила, как Гарри положил руку на его плечо и покачал головой с очень взрослым выражением на лице.
Hermione felt like a deer caught in headlights. Г ермиона почувствовала себя оленем, пойманным светом фар.
"What drove you to break your bounds, Miss Granger?" said the Defense Professor, still gazing directly at her. "Why is getting good marks in class no longer enough? - Что заставляет вас вырываться за границы привычного существования, мисс Грейнджер? -продолжил профессор Защиты, по-прежнему глядя прямо на неё. - Почему вам больше недостаточно получать хорошие оценки на уроках?
Is it true greatness that you seek? Вы ищите истинного величия?
Does some aspect of the world dissatisfy you, that you must remake according to your will? Какой-то аспект этого мира не удовлетворяет вас настолько, что вы решили перекроить его в соответствии со своими желаниями?
Or is this all merely a child's game to you? Или для вас это всего лишь детская игра?
I will be quite disappointed if this is only about rivaling Harry Potter." Я был бы крайне разочарован узнать, что причина лишь в вашем соперничестве с Гарри Поттером.
"I -" said Hermione, her voice so high-pitched it made a sort of peeping sound, but then she couldn't think of what else to say. - Я... - пискнула Гермиона и замолчала: она просто не знала, что ей сказать.
"You may take a moment to think, if you like," said Professor Quirrell. "Pretend it is a homework essay, six inches due Thursday. - Вы можете взять паузу и подумать, если хотите,- предложил профессор Квиррелл. - Сделайте вид, что это домашнее задание, сочинение на шесть дюймов к четвергу.
I hear you are quite eloquent in them." Я слышал, у вас получаются очень выразительные сочинения.
Everyone was looking at her. Все смотрели на неё.
"I -" said Hermione. "I don't agree with one single thing you just said, anywhere." - Я... - снова выдавила Гермиона. - Я не согласна ни с одним вашим словом.
"Well spoken," came Professor McGonagall's crisp voice. - Хорошо сказано, - раздался твёрдый голос профессора МакГонагалл.
Professor Quirrell's gaze did not waver. Профессор Квиррелл даже не моргнул.
"That is not six inches, Miss Granger. - Это не шесть дюймов, мисс Грейнджер.
Something drives you to defy the Headmaster's verdict and gather followers about yourself. Что-то же заставило вас бросить вызов решению директора и собрать группу последователей.
Perhaps it is something you prefer not to speak aloud?" Быть может, вы не хотели бы говорить об этом во всеуслышание?
Hermione knew the correct answer wouldn't impress Professor Quirrell, but it was the correct answer, so she said it. Гермиона знала, что верный ответ не впечатлит профессора Квиррелла, но это действительно был верный ответ:
"I don't think you need ambition to be a hero," Hermione said. Her voice wavered but it didn't crack. "I think you just have to do what's right. - Мне кажется, что для того, чтобы быть героем, не требуется цель, - её голос дрожал, но не ломался. - Я думаю, нужно лишь делать то, что правильно.
And they're not my followers, we're friends." И они не мои последователи, мы просто друзья.
Professor Quirrell leaned back against the wall again. Профессор Квиррелл вновь прислонился к стене.
The half-smile had faded from his face. Полуулыбка ушла с его лица.
"Most folk tell themselves they are doing right, Miss Granger. - Почти все люди говорят себе, что поступают правильно, мисс Грейнджер.
They do not thereby rise above the ordinary." Но это не поднимает их над заурядностью.
Hermione took a couple of deep breaths, trying to be brave. Гермиона несколько раз глубоко вдохнула, чтобы собраться с духом.
"It's not about being not ordinary," she said as stoutly as she could. "But I think if someone just tries to do what's right, over and over again, and they're not too lazy to do all the work it takes, and they think about what they're doing, and they're brave enough to do it even when they're scared -" Hermione paused for an instant, her eyes darting to Tracey and Daphne, "- and they cleverly plan how to do it - and they don't just do what other people do - then I think someone like that would already get into enough trouble." - Незаурядность тут ни при чём, - сказала она как можно храбрее. - По-моему, если кто-то просто делает то, что правильно, снова и снова, и не чурается любой необходимой работы, и задумывается над тем, что делает, и у него хватает храбрости, чтобы не останавливаться даже тогда, когда ему страшно... - Гермиона на мгновенье замолчала, её глаза метнулись к Трейси и Дафне, -и он искусно планирует свои действия... и не просто повторяет то, что делают другие... то, мне кажется, этот человек уже способен попасть в неприятности.
Some of the girls and boys chuckled, as did Professor McGonagall, who looked wry and proud at the same time. Некоторые мальчики и девочки не удержались от смешков, как, впрочем, и профессор МакГонагалл, улыбка которой была кривой, но гордой.
"You may be right about that," said the Defense Professor, his eyes half-lidded. - Возможно, в этом вы правы, - сказал профессор Защиты, полузакрыв глаза.
He tossed Hermione the button, and she caught it without thinking. "My donation to your cause, Miss Granger. Он бросил значок Гермионе, и она машинально его поймала. - Моё пожертвование вашему делу, мисс Грейнджер.
I understand that they are worth two Sickles." Как я понимаю, он стоит два сикля.
The Defense Professor turned and walked away without another word. Профессор Квиррелл повернулся и ушёл, не сказав больше ни слова.
"I thought I was going to faint! " gasped Hannah after his footsteps had faded, and she heard some of the other girls letting out their breath or putting down their signs for a moment. - Я думала, что упаду в обморок! - выдохнула Ханна, когда шаги профессора затихли. Г ермиона услышала ещё несколько облегчённых вздохов.
"I do too have an ambition!" said Tracey, who seemed to be almost on the verge of tears. Некоторые девочки на секунду опустили свои транспаранты.
"I'm - I'm - I'll figure out what it is by tomorrow, but I have one, I'm sure!" - У меня очень даже есть цель! - чуть не плача, воскликнула Трейси. - Я... Я... Я до завтра подумаю и пойму, какая у меня цель, но она у меня точно есть, я уверена!
"If you really can't think of anything," Daphne said, giving Tracey a comforting pat on the shoulder, "just go with the oldie but goodie and try to take over the world." - Если тебе совсем ничего не придёт в голову, -утешительно похлопала её по плечу Дафна, -используй старое доброе "Захватить мир".
"Hey!" said Susan sharply. "You're supposed to be heroes now! - Эй! - воскликнула Сьюзен. - Вы же собирались быть героями!
That means you have to be good!" Это значит, что вы должны быть хорошими!
"No, it's all right," said Lavender, "I'm pretty sure General Chaos wants to take over the world and he's sort of a good guy." - Нет, всё в порядке, - вмешалась Лаванда. - Я совершенно уверена, что генерал Хаоса хочет захватить мир, и в то же время он хороший.
More conversation was going on behind the picket line. За линией пикета тоже продолжались разговоры.
"My goodness," said Penelope Clearwater. "I think that's the most overtly evil Defense Professor we've ever had." - Боже мой, - сказала Пенелопа Клируотер. - Я думаю, это самый откровенно злой профессор Защиты из всех, что у нас были.
Professor McGonagall coughed warningly, and the Head Boy said, Профессор МакГ онагалл предупреждающе кашлянула, а главный староста заметил:
"You weren't around for Professor Barney," which made several people twitch. - Это вы не застали профессора Барни. Некоторые из присутствующих вздрогнули, услышав это имя.
"Professor Quirrell just talks like that," said Harry Potter, though he sounded less certain than before. "I mean, think about it, he doesn't do anything like what Professor Snape does -" - У профессора Квиррелла просто такая манера говорить, - сказал Гарри Поттер, правда уже не так уверенно, как раньше. - Ну, то есть, задумайтесь, он ведь не делает ничего из того, что делает профессор Снейп...
"Mr. Potter," squeaked Professor Flitwick, voice polite and face stern, "why did you ask me to stay silent?" - Мистер Поттер, - пропищал профессор Флитвик, вежливо, но со строгим лицом, - почему вы попросили меня не вмешиваться?
"Professor Quirrell was testing Hermione to see if he wanted to be her mysterious old wizard," Harry said. "Which totally would not have worked out in any way, shape, or form, but she had to answer for herself." - Профессор Квиррелл проверял Г ермиону, чтобы выяснить, хочет ли он стать её таинственным старым волшебником, - объяснил Гарри. -Конечно, это ни в коем случае, никоим образом и никаким боком бы не получилось, но она должна была ответить сама.
Hermione blinked. Гермиона моргнула.
Then Hermione blinked again, as she realized that it was Professor Quirrell who was Harry Potter's mysterious old wizard, and not Dumbledore at all, and that really wasn't a good sign - Затем она моргнула ещё раз, осознав, что таинственный старый волшебник Г арри - это профессор Квиррелл, а вовсе не Дамблдор, и это уж точно плохой знак...
A rumbling noise filled the small stone vestibule, and Hermione, her nerves already on edge, spun rapidly around, almost dropping her protest sign as her other hand darted toward her wand. Небольшой каменный вестибюль заполнил грохот, и Г ермиона, чьи нервы и так уже были на пределе, крутанулась на месте и схватилась за волшебную палочку, чуть не уронив при этом транспарант.
The gargoyles were stepping aside, the Flowing Stone rumbling like rock as it moved like flesh. Горгульи расступились. Текучий камень, из которого они были сделаны, грохотал как и положено камню, но двигались они как существа из плоти и крови.
The huge ugly figures waited only briefly, dead gray eyes staring out in silent vigil. Огромные уродливые статуи ненадолго замерли, мёртвые серые глаза бдительно оглядели собравшихся.
Then the great gargoyles folded their wings back into place and stepped back into their former positions, the Flowing Stone not changing its outward appearance at all as it returned from flexibility to motionlessness, and the brief gap in the stone of Hogwarts was solid once more. Затем огромные горгульи сложили крылья и вернулись на свои места. Когда они замерли, Текучий камень выглядел точно так, как и прежде. Проход в каменной стене Хогвартса опять закрылся.
And before them all, wearing robes of bright purple that probably only looked hideous if you were Muggleborn, stood the towering form of Albus Percival Wulfric Brian Dumbledore, the Headmaster of Hogwarts, the Chief Warlock of the Wizengamot, the Supreme Mugwump of the International Confederation of Wizards, the vanquisher of the Dark Lord Grindelwald and protector of Britain, the rediscoverer of the fabled Twelve Uses of Dragon's Blood, the most powerful wizard alive; and he was looking at her, Hermione Jean Granger, General of the recently expanded Sunshine Regiment, who was getting the best grades in the first year of Hogwarts classes, and who had declared herself a heroine. А перед собравшимися одетый в мантию, чей яркий пурпурный цвет, вероятно, казался отвратительным только маглорождённым, предстал Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, директор Хогвартса, Верховный Чародей Визенгамота, председатель Международной Конфедерации Магов, победитель Тёмного Лорда Гриндевальда и защитник Британии, алхимик, заново открывший легендарные двенадцать способов использования драконьей крови, и сильнейший волшебник современности. И он смотрел на неё, Гермиону Джин Грейнджер, генерала недавно увеличенного Солнечного отряда, которая получала лучшие оценки среди всех первокурсников Хогвартса и объявила себя героиней.
Even her name was shorter than his. Даже её имя короче, чем его.
The Headmaster smiled benevolently at her, his wrinkle-lined eyes twinkling cheerfully beneath their half-circles of glass, and said, Директор добродушно улыбнулся ей. Его глаза, окружённые морщинами, весело поблёскивали из-под очков-полумесяцев:
"Hello, Miss Granger." - Здравствуйте, мисс Грейнджер.
The odd thing was that it wasn't nearly as scary as talking to Professor Quirrell. Удивительно, но это было далеко не так страшно, как разговор с профессором Квирреллом.
"Hello, Headmaster Dumbledore," Hermione said with only a slight quaver in her voice. - Здравствуйте, директор Дамблдор, - сказала Гермиона почти без дрожи в голосе.
"Miss Granger," said Dumbledore, now looking more serious, "I think you and I may have had a bit of a misunderstanding. - Мисс Грейнджер, - уже более серьёзным тоном продолжил Дамблдор. - Мне кажется, что у нас с вами возникло небольшое недопонимание.
I did not mean to imply that you could not, or should not be a hero. Я не хотел сказать, что вы не можете или не должны становиться героем.
I certainly did not mean to imply that witches in general should not be heroes. И я абсолютно точно не имел в виду, что путь героя не для ведьм.
Only that you were... a bit young, to be thinking of such things." Я лишь подразумевал, что вам... немного рановато задумываться о таких вещах.
Hermione, unable to help herself, glanced at Professor McGonagall and saw that Professor McGonagall was giving her an encouraging smile - or she was giving the two of them some kind of smile, anyway - so Hermione looked back at the Headmaster and said, the small quaver in her voice a little larger now, "Since you became Headmaster forty years ago, there've been eleven students to graduate Hogwarts who became heroes, I mean people like Lupe Cazaril and so on, and ten of those were boys. Г ермиона не удержалась и бросила взгляд на профессора МакГонагалл, которая ответила ей ободряющей улыбкой - или улыбка была адресована им обоим... Гермиона вновь посмотрела на директора: - С тех пор, как вы заняли пост директора сорок лет назад, - дрожь в её голосе стала сильнее, - одиннадцать учеников и выпускников Хогвартса стали героями. Я говорю о Люпе Кэсериле и других, подобных ему.
Cimorene Linderwall was the only witch." Десять из них были волшебниками, и лишь Симорен Линдервол была ведьмой.
"Hm," said the Headmaster. There was a thoughtful expression on his face; he at least seemed to be thinking about it. "Miss Granger, I have never been one for tallying such numbers. - Хм, - судя по лицу, директор по крайней мере задумался над её словами. - Мисс Грейнджер, лично я никогда не делал подобных подсчётов.
Often it is too much easier to count than to understand. Взять сухие цифры зачастую гораздо легче, чем прийти к пониманию.
Many good people have come out of Hogwarts, witches and wizards both; those famed as heroes are only one kind of good person, and perhaps not the highest. Хогвартс окончило множество хороших людей -как волшебников, так и волшебниц - и те, кто сумел прославиться как герой - лишь часть из них, и даже, быть может, не самая лучшая.
You did not include Alice Longbottom or Lily Potter in your reckoning... But leave that aside. В вашем списке нет ни Алисы Лонгботтом, ни Лили Поттер... Но оставим это.
Tell me, Miss Granger, did you tally how many heroes came out of Hogwarts in the forty years before me? Мисс Грейнджер, скажите мне, считали ли вы, сколько героев окончило Хогвартс в течение сорока лет до меня?
For in that time I can recall only three now called heroes; and among those three, no witches at all." Я могу припомнить лишь троих, кого назвали героями, и среди них нет ни одной ведьмы.
"I'm not trying to say it's just you!" Hermione said. "Only I think maybe a lot of people, like the Headmasters before you too, maybe even your whole society and everything, might be discouraging girls." - Я не хочу сказать, что это ваша вина, - сказала Гермиона. - Я просто думаю, что, возможно, многие люди, прежние директора - а может быть, и всё ваше общество - не одобряют путь героя для девочек.
The old wizard sighed. Старый волшебник вздохнул.
His half-glasses eyes looked only at her, as though they were the only two people present. Его глаза смотрели только на неё поверх очков-полумесяцев, словно здесь никого больше не было.
"Miss Granger, it might be possible to discourage witches from becoming Charms Mistresses, or Quidditch players, or even Aurors. - Мисс Грейнджер, можно мешать ведьмам становиться Мастерами Чар, игроками в квиддич или даже аврорами.
But not heroes. Но не героями.
If someone is meant to be a hero then a hero they will be. Если кому-то суждено стать героем, то он им станет.
They will walk through fire and swim through ice. Dementors will not stop them, nor the deaths of friends, and not discouragement either." И ни дементоры, ни смерть друзей, ни отсутствие одобрения окружающих его не остановит.
"Well," Hermione said, and paused, struggling with the words. "Well, I mean... what if that's not actually true? - Ну, - сказала Гермиона после паузы, подбирая слова, - ну, я думаю... а что если всё это на самом деле неправда?
I mean, to me it seems that if you want more witches to be heroes, you ought to teach them heroing." В смысле, мне кажется, что если вы хотите больше ведьм-героев, то нужно учить их героизму.
"Many boys and girls are heroes in their dreams," Dumbledore said quietly. - Многие мальчики и девочки становятся героями в своих мечтах, - спокойно сказал Дамблдор.
He did not look at any of the other girls, only at her. "Fewer in the waking world. Он не смотрел на других протестующих, только на неё. - Немногие в реальном мире.
Many have stood their ground and faced the darkness when it comes for them. Многим удаётся устоять на ногах и встретить тьму, когда она приходит к ним.
Fewer come for the darkness and force it to face them. Немногие ищут тьму и заставляют её встретиться с ними лицом к лицу.
It is a hard life, sometimes lonely, often short. Они ведут непростую жизнь, иногда одинокую, зачастую короткую.
I have told none to refuse that calling, but neither would I wish to increase their number." Я никого не призывал отказаться от пути героя, но я и не желал бы увеличивать их число.
Hermione hesitated; there was something in the lined face that stopped her, like a hint to all the emotion that wasn't being displayed, years and years of it... Гермиона колебалась. Что-то в его морщинистом лице, какой-то намёк на все эмоции, которые копились и скрывались годами, останавливал её.
Maybe if there were more heroes, their lives wouldn't be so lonely, or so short. Возможно, если бы было больше героев, то их жизнь не была бы столь коротка или столь одинока.
She couldn't bring herself to say that, though, not to him. Но она не могла заставить себя сказать это вслух. Только не ему.
"But the point is moot," said the old wizard. - Но речь не о том, - сказал старый волшебник.
He smiled, a bit ruefully she thought. "Miss Granger, you cannot teach heroism like you would teach Charms. Он улыбнулся, на её взгляд немного печально. -Мисс Грейнджер, нельзя научить героизму, как учат заклинаниям.
You cannot assign twelve inches on how to carry on when all hope seems lost. Нельзя написать сочинение на двенадцать дюймов о том, как поступить, когда все надежды, казалось бы, потеряны.
You cannot rehearse students on when to stand up and tell the Headmaster he has done wrong. Или отрепетировать с учениками, когда нужно вставать и говорить директору, что он поступил неправильно.
Heroes are born, not taught. Нельзя научиться быть героем, им можно только родиться.
And for whatever reason, more of them are born boys than girls." И по какой-то причине большинство героев рождается мальчиками, а не девочками.
The Headmaster shrugged, as if to say that he was helpless to do anything about that. Директор пожал плечами, как бы говоря, что он бессилен что-либо с этим сделать.
"Um," Hermione said. She couldn't help it, she glanced behind her. - Э-э, - выдавила Гермиона и, не удержавшись, оглянулась назад.
Professor Sinistra was looking a bit indignant. Профессор Синистра выглядела слегка возмущённой.
And it wasn't true that everyone was staring at her like she'd just been silly, the way she'd started to imagine while she was listening to Dumbledore. И оказалось, что никто не смотрит на Гермиону словно на дурочку, как она себе представляла, пока слушала Дамблдора.
Hermione turned back to face Dumbledore again, took a deep breath, and said, Гермиона снова повернулась к директору и, как следует набрав воздуха, сказала:
"Well, maybe people who are going to be heroes, will be heroes no matter what. - Ну, возможно, люди, которым суждено стать героями, станут ими, невзирая ни на что.
But I don't see how anyone could really know that, aside from just saying it afterward. Но я не пойму, как кто-то может заранее знать об этом, а не утверждать постфактум.
And when I told you that I wanted to be a hero, you weren't very encouraging." И когда я сообщила вам, что хочу стать героем, вы не оказали особой поддержки.
"Mr. Potter," the Headmaster said mildly. His eyes didn't leave hers. "Please tell Miss Granger your impression of our own first meeting. - Мистер Поттер, - мягко сказал директор, не отрывая от неё взгляда, - пожалуйста, расскажите мисс Грейнджер о вашем впечатлении от нашей с вами первой встречи.
Would you say that I was encouraging? Можно ли сказать, что я поддержал вас?
Speak the truth." Скажите правду.
There was a pause. Тишина.
"Mr. Potter?" said Professor Vector's voice from behind her, sounding puzzled. - Мистер Поттер? - раздался озадаченный голос профессора Вектор за её спиной.
"Um," Harry's voice said from further back, sounding extremely reluctant. "Um... well, actually in my case the Headmaster set fire to a chicken." - Э-э, - начал Гарри. Даже по его голосу можно было понять, насколько он не хочет это обсуждать. - Э-э... ну, на самом деле, на нашей первой встрече директор сжёг курицу.
"He what?" - Он что? - вырвалось у Гермионы.
Hermione blurted, only there were several other people exclaiming things at around the same time so she wasn't sure anyone heard her. Но так как почти одновременно с ней ещё несколько человек воскликнули что-то подобное, её вряд ли кто-нибудь услышал.
Dumbledore went on gazing at her, looking perfectly serious. Директор по-прежнему смотрел на неё с абсолютно серьёзным видом.
"I didn't know about Fawkes," Harry's voice said rapidly, "so he told me that Fawkes was a phoenix, while he was pointing to a chicken on Fawkes's stand so I'd think that was Fawkes, and then he set the chicken on fire - and also he gave me this big rock and told me it had belonged to my father and I ought to carry it everywhere -" - Я не знал о Фоуксе, - быстро продолжил Г арри, -директор сказал, что Фоукс - это феникс, и показал на курицу, сидевшую на жёрдочке Фоукса, поэтому я и подумал, что это Фоукс, а затем он сжёг эту курицу... и ещё он дал мне вот такой большой камень и сказал, что он принадлежал моему отцу, и я должен теперь всегда носить его с собой...
"But that's crazy!" Susan blurted out. - Но это же безумие! - воскликнула Сьюзен.
There was a sudden hush. Внезапно воцарилось тишина.
The Headmaster slowly turned his head to stare at Susan. Директор медленно повернул голову и посмотрел на Сьюзен.
"I -" said Susan. "I mean - I -" - Я... - начала она. - Я имела в виду... Я...
The Headmaster leaned down until he was face-to-face with the young girl. Директор наклонился, и его лицо оказалось на одном уровне с лицом девочки.
"I didn't -" said Susan. - Я не... - ещё раз попыталась сказать Сьюзен.
Dumbledore put a finger to his lips and twiddled them, making a bweeble-bweeble-bweeble sound. The Headmaster straightened up again and said, Дамблдор поднёс палец к губам, издал тренькающие звуки: "брям-брям-брям", а затем выпрямился и сказал:
"Well, my good heroines, it has been pleasant speaking to you, but alas, much else remains to do this day. - Что ж, мои дорогие героини, я был рад с вами пообщаться, но, к сожалению, у меня сегодня ещё много дел.
Still, rest assured that I am inscrutable at everyone, not just witches." И всё же будьте уверены, я непостижим для всех, а не только для ведьм.
The gargoyles stepped aside, the Flowing Stone rumbling like rock as it moved like flesh. Горгульи расступились. Текучий камень, из которого они были сделаны, грохотал как и положено камню, но двигались они как существа из плоти и крови.
The huge ugly figures waited briefly with dead gray eyes staring out in silent vigil, as Albus Percival Wulfric Brian Dumbledore, smiling as benevolently as when he'd first emerged from his office, stepped back into the Enchantment of the Endless Stair. Огромные уродливые статуи ненадолго замерли, мёртвые серые глаза бдительно оглядели собравшихся. Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор ступил на Бесконечную лестницу, улыбаясь так же доброжелательно, как и при своём появлении.
Then the great gargoyles folded their wings back into place and stepped back into their former positions, only one last brief "Bwa-ha-ha!" echoing out before the gap closed. Затем огромные горгульи сложили крылья и встали на свои места, и лишь короткое "Муа-ха-ха!" пронеслось по каменным коридорам, прежде чем проход окончательно закрылся.
There was a long silence. Тишина затянулась.
"He really set a chicken on fire?" said Hannah. - Он что, в самом деле сжёг курицу? - спросила Ханна.
The eight of them had continued protesting even after that, but to be honest their heart had gone out of it. * * * Восемь героинь продолжали свою акцию протеста даже после этого, но если быть честными, то их запал уже угас.
It had been established, after some careful questions from Professor Flitwick, that Harry Potter hadn't smelled the chicken burning. После нескольких осторожных вопросов профессора Флитвика выяснилось, что Г арри Поттер не почувствовал никакого запаха сожжённой курицы.
Which meant that it had probably been a pebble or something, Transfigured into a chicken and then enclosed in a Boundary Charm to make sure that no smoke escaped into the air - both Professor Flitwick and Professor McGonagall had been very emphatic about nobody trying that without their supervision. А значит, это скорее был просто какой-нибудь трансфигурированный в курицу камушек (или ещё что-нибудь), окружённый чарами Барьера, которые не позволяли дыму разлетаться - и профессор Флитвик, и профессор МакГонагалл очень настойчиво подчеркнули, что подобные эксперименты можно ставить только под их наблюдением.
But still... Но всё же...
But still... what? Но всё же... что?
Hermione didn't even know but still what. Гермиона понятия не имела, что.
But still. Но всё же.
After a lot of glances exchanged between girls none of whom had wanted to be first to say it, Hermione had declared the protest over, and the adults and boys had drifted off. После продолжительного переглядывания - ни одна из девочек не хотела предложить это первой, - Гермиона объявила, что протест завершён, и зрители начали расходиться.
"You don't think we were being unfair to Dumbledore, do you?" said Susan as the heroines walked away to the sound of eight pairs of feet trodding on the stone paving of Hogwarts's corridors. "I mean, if he is crazy at everyone and not just at witches then it's not discrimination, right?" Перестук восьми пар туфель разносился по каменному коридору Хогвартса. - Вам не кажется, что мы были несправедливы к Дамблдору? - спросила Сьюзен. - В смысле, если он ведёт себя как сумасшедший со всеми, а не только с ведьмами, то в этом нет дискриминации, так?
"I don't want to protest against the Headmaster any more," Hannah said weakly. - Мне больше не хочется протестовать против директора, - слабым голосом пробормотала Ханна.
The Hufflepuff girl seemed a bit unsteady on her feet. "I don't care what Professor McGonagall says about him not holding it against us, it's just too much for my nerves." Пуффендуйка выглядела обессиленной. - Даже если профессор МакГонагалл говорит, что он на нас не сердится, мне всё равно. Для меня это чересчур.
Lavender snorted. "I guess you won't be slaying armies of Inferi anytime soon -" - Да уж, ты вряд ли будешь уничтожать армии инферналов в ближайшее время, - фыркнула Лаванда.
"Stop that!" Hermione said sharply. "Look, all of us have got to learn to be heroines, right? - Хватит! - резко сказала Гермиона. - Слушайте, нам нужно научиться быть героинями, так?
It's okay if someone doesn't know right away." И нет ничего страшного в том, что мы пока не знаем, что делать.
"The Headmaster doesn't think it can be learned," Padma said. - А директор считает, что этому нельзя научиться,- сказала Падма.
The Ravenclaw girl's face was thoughtful, her steps measured as she strode through the corridor. "The Headmaster doesn't even think that's a good idea." Лицо девочки с Когтерврана было задумчивым, а шаги размеренными. - Он даже не думает, что это хорошая идея.
Daphne was striding with her back straight and her head held bolt upright, looking more like a Proper Young Lady in her Hogwarts robes than Hermione could have done with her best formal dress. Дафна вышагивала, высоко подняв голову и выпрямив спину. Даже в школьной мантии ей удавалось изображать Приличную Молодую Леди достовернее, чем это вышло бы у Гермионы в её лучшей парадной одежде.
"The Headmaster," Daphne said in a precise voice, her shoes making hard, sharp tacking sounds on the stone, "thinks the lot of us are a bunch of silly girls playing games, and that someday Hermione might make a good sidekick but the rest of us are hopeless." - Директор, - отчеканила Дафна точно выверенным голосом под аккомпанемент сильного и резкого стука её туфель по каменному полу, - думает, что мы - просто горстка глупых, заигравшихся девчонок, и что из Г ермионы может однажды получиться хороший спутник героя, но остальные вовсе безнадёжны.
"Is he right?" said Parvati. - А он не прав? - спросила Парвати.
The Gryffindor girl's face was very serious, making her look much more like her twin than she usually did. "I mean it has to be asked -" Лицо девочки из Гриффиндора было очень серьёзным, что ещё больше усиливало её сходство с сестрой-близняшкой. - Ну то есть, кто-то же должен это спросить...
"No!" spat Tracey. - Нет! - взметнулась Трейси.
The Slytherin girl was stalking through the hallway looking ready to kill someone, like a miniature female Snape. Слизеринка шла по коридору с таким видом, словно была готова кого-нибудь убить - эдакая миниатюрная женская копия Снейпа.
Of all the girls, Tracey was the one who Hermione knew least. Из всех девочек хуже всех Г ермиона знала именно Трейси.
Hermione had talked to Lavender once before, but she'd never really seen Tracey except at wandpoint during a battle, until the Slytherin had jumped up from her sofa to volunteer. "We'll show him! Гермионе доводилось как-то болтать с Лавандой, но с Трейси до того, как та спрыгнула с дивана, чтобы присоединиться к ним, Г ермиона сталкивалась лишь во время битв, где они были на противоположных сторонах. - Мы ему покажем!
We'll show them all!" Мы им всем покажем!
"Okay," said Susan, "that was definitely evil -" - Слушай, - сказала Сьюзен, - это уже звучит как-то совсем по-злодейски...
"No," said Lavender, "that's a Chaos Legion motto, actually. - Нет, - возразила Лаванда, - это просто девиз Легиона Хаоса.
Only she didn't do the insane laughter." Она только пропустила безумный смех.
"That's right," Tracey said, her voice low and grim. "This time I'm not laughing." - Всё верно, - зловещим, низким голосом сказала Трейси. - В этот раз я не смеюсь.
The girl went on stalking through the corridor, like she had dramatic music accompanying her that only she could hear. Словно под торжественную музыку, которую слышала лишь она одна, девочка продолжила шагать по коридору.
(Hermione was starting to worry about what exactly the impressionable youths of the Chaos Legion were learning from Harry Potter.) (Гермиона начала волноваться, чему именно впечатлительная молодёжь из Легиона Хаоса учится у Гарри Поттера.)
"But - I mean -" Parvati said. She still had a contemplative look on her face. "I mean, you can see why the Headmaster would think we were just silly girls, right? - Но... ведь... - продолжала Парвати, её лицо по-прежнему выражало непреклонность, - я хочу сказать, вы же и сами видите, почему директор считает нас просто сборищем глупых девчонок, ведь так?
What does protesting outside the Headmaster's office have to do with becoming heroines?" Как протесты перед дверями директорского кабинета помогут нам стать героинями?
"Huh," Lavender said, now looking thoughtful herself. "That's true. - Хм, - задумалась Лаванда. - Это верно.
We should do something heroic. Мы должны совершить что-то героическое.
I mean heroinic." То есть героиньское.
"Um -" said Hannah, which very much expressed Hermione's own feelings on the subject. - Эм-м... - протянула Ханна, что довольно точно выражало собственные мысли Г ермионы по этому вопросу.
"Well," said Parvati, "has everyone already been through Dumbledore's third-floor forbidden corridor? - Хорошо, - сказала Парвати. - Все уже были в дамблдоровском запретном коридоре на третьем этаже?
I mean everyone in Gryffindor's been through it by now -" Я думаю, из Гриффиндора его прошли уже все...
"Hold on!" Hermione said desperately. "I don't want you doing anything dangerous!" - Подожди! - воскликнула Гермиона с отчаянием в голосе. - Я не хочу, чтобы вы делали что-то опасное!
There was a pause while everyone looked at Hermione, who was realizing, much too late, why Dumbledore hadn't wanted anyone else to be a hero. В наступившей тишине все посмотрели на Г ермиону, которая, хоть и с опозданием, но начала понимать, почему Дамблдор не хотел, чтобы другие становились героями.
"I don't think you can become a heroine if you never do anything dangerous," Lavender observed reasonably. - Не думаю, что можно стать героиней, никогда не делая ничего опасного, - резонно заметила Лаванда.
"Besides," said Padma, a considering look on her face. "Everyone knows that nothing really bad ever happens in Hogwarts, right? - Кроме того, - задумчиво проговорила Падма, -всем известно, что в Хогвартсе не может произойти ничего по-настоящему плохого, не так ли?
To students, I mean, not to the Defense Professors. Я имею в виду с учениками, а не с профессорами Защиты.
We've got all these ancient wards and so on." Здесь есть все эти древние защитные чары и всё такое прочее...
"Um -" Hannah said again. - Эм-м, - вновь сказала Ханна.
"Yeah," said Parvati, "the worst that can happen is that we'll lose a few dozen House points or something, and there's two of us from each House so that'll all come out even." - Точно, - подхватила Парвати, - худшее, что может случиться, это потеря десятка-другого баллов, и поскольку нас по две с каждого факультета, то у всех вычтут поровну.
"Why, that's brilliant, Hermione!" said Daphne in a tone of great amazement. "The way you set it up means we can get away with anything! - Гермиона, это же гениально! - восхищённо сказала Дафна. - Ты подобрала нашу команду так, что мы можем делать что угодно!
And I didn't even notice your cunning plan until now!" Я только сейчас заметила, насколько хитроумен твой план!
"UM -" said Hermione, Hannah, and Susan. - Эм-м, - сказали Гермиона, Ханна и Сьюзен.
"Right!" said Parvati. "So now it's time for us to become real heroines. - Верно! - воскликнула Парвати. - Наше время пришло.
We'll come for the darkness -" Мы станем героинями.
"And make it face us -" said Lavender. Мы найдём тьму... - И заставим её встретиться с нами лицом к лицу... - подхватила Лаванда.
"And teach it to be afraid," Tracey Davis said grimly. - И научим её бояться, - зловеще закончила Трейси Дэвис.
Chapter 71: Self Actualization, Pt 6 Глава 71. Самоактуализация. Часть 6
"Well," Daphne whispered, keeping her voice as low as she could, "at least now I don't feel like the only sane person in Hogwarts any more." - Ну, что ж, - как можно тише прошептала Дафна,- по крайней мере, я больше не чувствую себя единственным здравомыслящим человеком в Хогвартсе.
"Because now you've got the rest of us as friends?" whispered Lavender Brown, who was tiptoeing along at her left side. - Потому что теперь с тобой мы? - прошептала Лаванда, крадущаяся на цыпочках слева от неё.
"I don't think that's what she means," General Granger murmured from Lavender's own left. - По-моему, она имеет в виду не это, -пробормотала генерал Грейнджер слева от Лаванды.
They crept slowly and carefully through the corridors of Hogwarts, all eight of them keeping both ears peeled for the slightest sound of Trouble, just like it was a battle and they were looking for enemy soldiers to ambush; only in this case they were looking for bullies to Vanquish and victims to Rescue in the span between the end of breakfast-time and when Lavender and Parvati had to get to their Herbology class. Они продвигались по коридорам Хогвартса медленно и осторожно. Все восемь девочек старательно прислушивались, чтобы не упустить ни малейшего намёка на приближение Неприятностей. Словно это была одна из битв профессора Квиррелла, только на этот раз вместо вражеских солдат они искали хулиганов, которых нужно Победить, и жертв, которых нужно Спасти, пока у них выдалось свободное время между завтраком и уроком травоведения у Лаванды и Парвати.
Lavender had argued that if one first-year girl could take down three older bullies, then eight first-year girls ought to be able to outfight twenty-four older bullies because of Multiplication. Ранее Лаванда заявила, что, если одна девочка-первокурсница может победить трёх хулиганов старшекурсников, то по правилам арифметики восемь первокурсниц могут справиться с двадцатью четырьмя хулиганами.
Judging by her frantic spluttering and waving of hands, General Granger hadn't found this convincing. Судя по тому, как генерал Грейнджер размахивала руками и давилась междометиями, она не сочла этот довод убедительным.
Padma had stayed silent for a bit during the ensuing argument, and then observed thoughtfully that even in Hogwarts, beating up first-year girls probably wouldn't be good for your reputation as a bully. В течение последовавшего спора Падма сначала хранила молчание, а потом задумчиво заметила, что даже в Хогвартсе избиение девочек-первокурсниц может испортить хулигану его хулиганскую репутацию.
Parvati had straightened up at this, exclaiming that this meant they were the only ones who could do something about Hogwarts's bully problem, which made it really truly heroinic. После чего Парвати приободрилась и объявила, что из этого следует, что они единственные, кто может что-то сделать с проблемой хулиганов в Хогвартсе, и это будет действительно, по-настоящему героиньский поступок.
Plus the whole reason their parents had moved to Britain was so that the two of them could attend the world's only magical school with a 0% fatality rate, and what was the point if they didn't take advantage and try a few things? К тому же её родители переехали в Британию в основном ради того, чтобы они с сестрой могли учиться в единственной в мире школе волшебников с нулевой смертностью среди учеников. Какой смысл учиться в такой школе и не заниматься ничем интересным?
To which General Granger had responded that Parvati didn't understand the point of a perfect safety record at all - Г енерал Г рейнджер ответила, что Парвати просто совершенно не поняла смысла безупречной репутации в плане безопасности.
Lavender had said that if they were really all friends together and not Hermione's followers like Professor Quirrell thought, then they should vote on things like this. Тогда Лаванда заметила, что если они действительно друзья, а не последователи Гермионы, как думает профессор Квиррелл, то они должны решать такие вопросы голосованием.
Daphne had expected that hers would be the deciding vote after Hermione and Susan and Hannah voted no. Дафна предполагала, что после того как Гермиона, Сьюзен и Ханна проголосуют против, её голос будет решающим.
And so Daphne had considered it carefully after her first flush of enthusiasm wore off. Поэтому, переждав первый приступ энтузиазма, она тщательно взвесила все "за" и "против".
She was a Slytherin, after all, and that meant it was her responsibility to keep a watchful eye on their own interests while they were all running around trying to help people - her job to figure out how risky it really was, and whether it would be worth it for them, just like Mother would have done in her place. В конце концов, она - слизеринка, а значит именно она ответственна за то, чтобы, помогая людям, они не забывали о своих собственных интересах. Это её работа - оценить риски и выяснить, стоит ли оно того. Именно так поступила бы мама на её месте.
Always looking out for yourself and your friends like that, was what real Slytherining was all about... Всегда присматривать таким образом за собой и своими друзьями - вот в чём предназначение настоящих слизеринцев...
Hannah Abbott, the nervous little Hufflepuff girl, had in a small trembling voice said Но Ханна Аббот, робкая девочка с Пуффендуя, дрожащим тихим голосом сказала:
"Yes." "Да".
And now Daphne and Susan and Hermione had to stay with the other five, they couldn't possibly let the others go off on their own. И у Дафны, Сьюзен и Гермионы не осталось выбора, кроме как следовать воле большинства -они не могли позволить этим пятерым остаться без поддержки.
Because no Gryffindor would ever live down hurting the last surviving child of the Bones family, and no Slytherin would dare assault a daughter of the Noble and Most Ancient House of Greengrass. (Daphne hoped so, anyway.) And General Granger who'd started the whole thing... you didn't even have to ask. Потому что ни один гриффиндорец до конца своих дней не отмоется от позора, если причинит вред последнему выжившему ребёнку из рода Боунс, и ни один слизеринец не посмеет напасть на дочь Благородного и Древнейшего Дома Гринграсс. (По крайней мере, Дафна на это надеялась.) А что касается генерала Грейнджер, с которой всё началось... то здесь и спрашивать смысла не было.
The corridors of Hogwarts passed them by one after another, their tense hands never straying far from their wands, as stone and wood and Everburning Torches came into vision and then moved past. Они шли по коридорам Хогвартса, готовые в любой момент вступить в бой. Деревянные двери, каменные стены и Вечногорящие факелы появлялись перед ними и оставались за спиной.
At one point they heard footsteps and drew in their breath, hands almost dropping to their wands, but it was just a lone older Ravenclaw who looked at them curiously before sniffing and dropping his head back to his book as he walked on. Один раз они услышали шаги и затаили дыхание, даже схватились за палочки, но это оказался всего лишь одинокий старшекурсник-когтевранец, который посмотрел на них с любопытством, затем фыркнул и уткнулся обратно в книгу, которую читал на ходу.
The heroines crept past solemn oaken panels carved with gilded frescos, and came to a dead end leading into a boys' bathroom, and turned around, and wandered back through the solemn oaken panels carved with gilded frescos, and then turned through dusty old brick corridors grouted with worn cement, which sort of led them in a circle actually, so they consulted a portrait and then went down a different dusty old brick corridor instead, that took them to a brief rise of marble stairs that should've put them on the third-and-a-halfth floor if it'd been anywhere but Hogwarts, and then it was back to tiled stone pavement again, and skylights that let shafts of sunlight pour down even though they were nowhere near the roof, and after they'd followed that passageway around a few corners it took them to another boys' bathroom, clearly marked with a plaque showing the silhouette of a robed figure whizzing into a toilet. Г ероини прокрались мимо тёмных дубовых панелей, украшенных позолоченными фресками, и оказались в тупике с дверью в мужской туалет. Тогда они развернулись, снова миновали тёмные дубовые панели, украшенные позолоченными фресками, и свернули в пыльный коридор со старыми кирпичными стенами, из которых уже сыпался цемент. Через некоторое время они поняли, что уже проходили этот коридор, поэтому героини проконсультировались с портретом и пошли по другому старому кирпичному коридору, который привёл их к короткой мраморной лестнице. Не будь они в Хогвартсе, можно было бы сказать, что эта лестница ведёт на третий с половиной этаж. Поднявшись, они вновь оказались в коридоре, пол в котором был вымощен камнем, а через потолок пробивались лучи солнечного света, хотя до крыши замка было совсем не близко. Спустя несколько поворотов героини вышли к другому мужскому туалету, о чём явно свидетельствовала табличка с изображением силуэта волшебника, писающего в унитаз.
The eight of them stood before the closed door and stared with a certain amount of weariness. Восемь девочек остановились перед закрытой дверью и устало смотрели на неё.
"I'm bored," said Lavender. - Мне скучно, - пожаловалась Лаванда.
Padma made a show of taking a pocketwatch out of her robes and looking at it. Падма демонстративно достала карманные часы и посмотрела на них:
"Sixteen minutes and thirty seconds," she said. "A new record for the longest attention span in Gryffindor." - Шестнадцать минут и тридцать секунд, -объявила она, - новый рекорд концентрации внимания среди гриффиндорцев.
"I don't think this is going to work either," said Susan. "And I'm a Hufflepuff." - Я тоже сомневаюсь, что это хорошая идея, -сказала Сьюзен, - а ведь я - пуффендуйка.
"Y'know," Lavender said thoughtfully, "I wonder if maybe what really makes someone a hero, is that when they try something like this, something interesting actually happens." - Знаете, - задумчиво протянула Лаванда, - я вот думаю, может быть, на самом деле герои - это те люди, которые если вот так куда-нибудь идут, то обязательно сталкиваются с чем-нибудь интересным?
"I bet you're right," said Tracey. "I bet if we had Harry Potter with us, we'd run into three bullies and a hidden room full of treasure in the first five minutes. - Наверняка, - согласилась Трейси. - Уверена, будь с нами Гарри Поттер, мы бы в первые же пять минут наткнулись на трёх хулиганов и на потайную комнату, полную сокровищ.
I bet that all General Chaos has to do is go to the bathroom and he, like, finds Slytherin's Chamber of Secrets or something -" Г отова поспорить, что генералу Хаоса достаточно зайти в туалет, и он сразу, например, найдёт Тайную Комнату Слизерина, ну или ещё что-нибудь эдакое...
Daphne couldn't quite let that one go past. Дафна такое пропустить не могла:
"You think Lord Slytherin would've put the entrance to the Chamber of Secrets in a bathroom -" - Ты считаешь, что лорд Слизерин разместил бы вход в Тайную Комнату в туалете?...
"What I'm saying," said Susan, as Tracey was opening her mouth to reply, "is that we've got no way of actually finding any bullies. - Я хотела сказать, - прервала Сьюзен уже открывшую рот Трейси, - что мы вообще не знаем, как найти хулиганов.
I mean, all they've got to do is find a Hufflepuff somewhere, but we've got to run across them at exactly the right time, d'you see? В смысле, им достаточно просто найти какого-нибудь пуффендуйца, а нам необходимо поймать их именно в нужное время, понимаете?
Which is a very good problem because if we did find them we'd all get squished like bugs. И это очень даже хорошо, потому что если бы мы их нашли, нас бы раздавили как букашек.
Can't we just do the forbidden third-floor corridor like we're supposed to?" Может, просто пойдём в запретный коридор на третьем этаже, как собирались?
Lavender snorted scornfully. Лаванда презритель