Вестник. Книга 2 (fb2)


Настройки текста:



Евгений Нетт Вестник. Книга 2

Глава 1

Приблизительно десять тысяч лет назад, родной мир Летиса и Иэздара

— Я не особо сведущ в артефакторике, но что-то подобное сделать точно смогу. – Уверенно заявил Иэздар, с хлопком опустив ладонь на толстый фолиант, парящий в воздухе.

— Поаккуратнее с книгой. Нам, конечно, могут простить многое, но о хороших отношениях с Аградом придётся забыть. – Сказал Летис, покачав головой. — Как и о редких магических фолиантах.

Иэздар поморщился и окинул друга осуждающим взглядом. Сегодня Летис выглядел так же, как и обычно — изящное, холеное лицо с синими глазами, белоснежные волосы, едва достающие до плеч, забраны в небольшой хвост. Две пряди, якобы случайно выбившиеся из прически, очерчивают виски – день ото дня в нем не менялось ровным счетом ничего. Даже одежду Летис предпочитал носить одинаковую – мантия из чуть зеленоватой ткани с вышитым древесными нитями узором, диадема-концентратор Силы, столь любимая всеми начинающими магами, и высокие полусапоги из кожи какого-то редкого зверя.

— Брось, эту книгу я даже при всём желании не поцарапаю. Лучше подумал бы о том, чтобы разбавить свой гардероб другой одеждой. Да, я понимаю – цвета дома и прочая, прочая… Но хотя-бы иногда можно одеваться так, как тебе хочется?

– Меня вполне устраивают мантии. Удобно, практично…

— … Одинаково. — Перебил его Иэздар, отойдя на шаг назад. — Чем тебе такая одежда не по вкусу? Очень близко по духу к снаряжению боевых магов, между прочим! Может, и перестанут от тебя девушки бегать, как от прокаженного.

Летис посмотрел на друга и вздохнул. Уже второй месяц каждый его день начинался с того, что Иэздар принимался критиковать его, Летиса, манеру одеваться. Да, мантия больше подойдет старику, чем молодому магу, но традиции дома – есть традиции дома.

– Вот когда мы поступим на обучение к мэтру Дэрроу, тогда я и поменяю одежды своего дома на форму боевого мага. А пока - извини.

Летис взмахнул рукой, и книга растворилась в воздухе.

– Доиграешься, Летис. – Донёсшийся откуда-то со стороны голос был полон яда и злорадства. – Аград будет очень рад узнать, что ты используешь телепортацию на его драгоценных фолиантах…

Летис посмотрел на говорившего и скривился – это худосочное телосложение и надменное лицо нельзя было спутать ни с каким другим. Младший отпрыск рода Кел'атилов, чей глава уже третье тысячелетие к ряду занимает пост старейшины – Дерент.

– Хочешь что-то сказать – говори мне, я очень не прочь с тобой близко пообщаться. В Кругу, например. – Произнес, натянуто улыбнувшись, Иэздар. В руке его трещал и неистово трепыхался клубок молний. – Или отпрыск Кел`атилов способен только брехать издалека, словно шавка?

Дерент стиснул зубы и сжал кулаки. Прошло еще несколько секунд, прежде чем он наконец нашел, чем ответить. От его груди отделился ярко-зеленый лепесток пламени, зависший прямо перед Иэздаром. Тот, в свою очередь, небрежным жестом отправил ему на встречу пучок молний. Вызов был принят.

– Завтра, в полдень. Приготовь извинения заранее, Иэзард Т`андер. – Прошипел Дерент сквозь зубы и, резко развернувшись, пошел прочь. Летис и Иэздар, едва он скрылся за поворотом, одновременно вздохнули и переглянулись.

– Ну и зачем? Думаешь, ты ему хуже сделал? – Летис помассировал виски. – Кел`атилы могут и не допустить этой дуэли. Сам догадаешься, как?

– Ну-ну. Мне даже интересно, как меня можно убить незаметно для окружающих. – Покачал головой Иэздар и замер, наткнувшись на взгляд Летиса. Тот смотрел на друга как на последнего идиота, ничуть того не скрывая.

– Им не обязательно тебя убивать. Похитят сестру, возьмут в заложники родителей... Они у тебя ведь не маги, пусть и занимают не самое низкое положение в обществе. Кто их защитит? – По мере того, как Летис говорил, кожа Иэздара становилась всё бледнее и бледнее. – Да, вспыльчивость для боевого мага – вещь необходимая, но и головой думать тоже надо. Пятый десяток разменял, а всё туда же. Бери пример с людей – они взрослеют намного быстрее нас. Умирают, впрочем, тоже...

– Я... Я не думаю, что Дерент пойдет на нечто подобное. Он хоть и гад, каких поискать, но законы чести его семья блюдет строго. Они не позволят случиться подобному.

– Так оно и есть. – Летис, поймав недоуменный взгляд друга, ухмыльнулся. – Все это я говорил лишь ради того, чтобы ты задумывался перед тем, как бросать кому бы то ни было вызов. Ты обладаешь большой силой, но всегда найдется кто-то сильнее.

– Знаешь, иногда ты мне напоминаешь старика. Многое повидавшего и считающего себя всеведущим.

– Нельзя знать всего, но можно стараться узнать. Этим и должен заниматься наш народ, а не бить друг другу морды в Круге...


– Стороны желают примирения? – Раздался чуть приглушенный куполом голос вызвавшегося рассудить дуэлянтов старейшины – низкого, словно бы высушенного на солнце старика по имени Гелиос. Он был единственным слабым магом среди старейшин, но во многих областях познания имел куда как большие, нежели его коллеги. За это его уважали не только старики, на чье мнение, как правило, и ориентировался совет, но и молодые эльфы, которым Гелиос всячески помогал. – Как только искра коснётся земли – начинайте.

Иэздар пристально наблюдал за своим ничуть не менее напряженным оппонентом. Дерент, этот худой, словно тростинка и бледный, словно мел, эльф был на три года младше Иэздара, но при этом обладал намного большим опытом – с самого детства его обучали у лучших учителей, каких только его семья смогла найти. Практиковал он при этом крайне редко встречающееся среди эльфийского народа направление магии – яд, что был способен убить не-мага за несколько часов. Достаточно было лишь позволить Деренту или его заклинанию прикоснуться к коже, и, если пораженной магической отравой цели никак не помочь, та вскорости умрет. Ни на что кроме убийств школа Яда была не способна, и Иэздар совершенно не понимал, чем обусловлен такой странный выбор.

Искра, коснувшись земли, исчезла.

В одно мгновение оппоненты сорвались с места, и если Иэздар устремился вперед, то Дерент, несмотря на достаточно скромные размеры Круга, побежал назад, одновременно начав создание крайне объемного и сложного заклинания. Иэздар не растерялся, сразу отбросив привычную тактику и начав создавать иное заклятье, продолжая при этом сближаться с противником. За те тридцать пять лет, что он провел за изучением магических искусств, Иэздар много сражался. С другими новичками, с учителями, с известными и сильными магами… Это, естественно, были не настоящие сражения, а тренировочные, но своей цели он добивался всегда – зарабатывал бесценный опыт и на своей шкуре проверял, на что способны другие маги. Такой подход давал свои плоды – к сорока годам имя Иэздара было уже на слуху, к сорока пяти его начали прочить в боевые маги, а в пятьдесят два, буквально месяц назад, один из величайших боевых магов, мэтр Дэрроу, предложил ему ученичество.

И сейчас Иэздар просто не мог проиграть.

Дерент резко развернулся и, вскинув руки, оттолкнулся от земли, а спустя секунду с его пальцев сорвались бурого цвета сгустки, на невероятной скорости устремившиеся в сторону Иэздара. Но когда тот, едва не потеряв сознание от напряжения, закрылся от угрозы клубящейся кипой черных туч, сгустки неожиданно поменяли направление и ударили в землю. О том, чего хотел добиться Дерент, Иэздар гадал не долго – уже через несколько мгновений из земли показались белесые, с ядовито-зелеными прожилками, побеги. С каждой секундой их становилось всё больше, но Иэздар, казалось, не обращал на происходящее практически никакого внимания, полностью сосредоточившись на ответном ударе…


– Летис, если я не ошибаюсь? – Летис на мгновение оторвал взгляд от сражающегося Иэздара и вздрогнул от неожиданности – рядом с ним стоял сам мэтр Дэрроу. Его глубокие бирюзовые глаза, казалось, насмехались над Летисом – молодой маг решительно не понимал, каким образом он не заметил кого-то настолько сильного, подошедшего к нему вплотную. Сейчас, когда мэтр сам обратил на себя внимание, Летиса с головой захлестнула давящая аура силы – Дэрроу и не думал её скрывать, предпочитая смотреть за тем, как слабые маги из кожи вон лезут, борясь со страхом и животным желанием спасаться, но до этого... До этого не было даже малейшего намека на чье-либо присутствие. – Похоже, я все-таки ошибся...

– Нет-нет, мэтр Дэрроу, вы не ошиблись. – Летис мысленно извинился перед Иэздаром и сосредоточил все свое внимание на неожиданном собеседнике. Тот, как всегда, щеголял в универсальной форме боевых магов – черная рубаха с длинными рукавами, жилет, брюки и высокие сапоги. Несмотря на солидный, в несколько тысячелетий, возраст, Дэрроу выглядел всего на двадцать семь – двадцать восемь лет. – Чем могу помочь?

– Ты, должно быть, знаешь, что твоему другу, Иэздару, я предложил стать моим учеником? – Летис кивнул. – Так вот – тебе я хочу предложить то же самое.

– Я прошу меня извинить, мэтр Дэрроу, но я хочу изучать магию пространства…

– … Боевые маги учатся не только сражаться, Летис. – Оборвал молодого мага на полуслове Дэрроу. – Ученичество у меня откроет перед тобой многие двери… В том числе и в закрытые секции хранилища знаний. Я не призываю тебя соглашаться прямо сейчас – просто подумай над моим предложением на досуге. Ответ я жду, скажем, в течение недели.

– Я благодарен вам за это предложение, мэтр Дэрроу, и обещаю всесторонне всё обдумать. – Летис уважительно поклонился, но, когда он поднял голову, Дэрроу рядом уже не было. А раздавшийся в следующее мгновение оглушительный треск разрушающегося купола заставил молодого мага резко обернуться.

Бой между Иэздаром и Дерентом подошел к концу.

Глава 2

— Победителем объявляется Иэздар Т'андер. Дерент Кел'атил, тебе есть, что сказать? – Гелиос пристально посмотрел на тяжело дышащего Дерента, чья левая рука и часть груди были серьезно обожжены — кожа, виднеющаяся через прожженные в одежде дыры, покрылась жуткими волдырями. Впрочем, им уже занимался целитель, и полное выздоровление должно было наступить не более чем через пару недель. Стоило воздать должное Иэздару – не подстрахуй его оппонента он, Гелиос, и от наглого отпрыска Кел'атилов могло бы остаться очень немногое.

— Я признаю поражение, старейшина Гелиос. — Произнес Дерент, чуть склонившись. – Иэздар Т'андер, ты достойный противник. Для меня было честью сражаться против тебя.

Иэздар чуть ухмыльнулся и, поднявшись с пола, протянул своему оппоненту руку.

– Ты тоже был очень хорош, Дерент Кел'атил. Я забираю назад те постыдные слова, сказанные мною, и приношу свои извинения. Спасибо за хороший бой. — Дерент с нескрываемым удивлением посмотрел на Иэздара и, чуть помедлив, пожал протянутую руку. В его голове совершенно не укладывался тот факт, что Иэздар его одолел и все равно извинился, пусть и имел полное право этого не делать. – Я не прочь в будущем сразиться повторно. Практика никогда не бывает лишней, верно?

С этими словами молодой маг развернулся и направился к замершему чуть в стороне Летису.


– Поздравляю с четвертой победой подряд, Иэздар. — Произнес Летис, тепло улыбаясь. — А ты знаешь, что мы, похоже, будем учиться у одного учителя? Мэтр Дэрроу во время твоего боя подошел ко мне и предложил ученичество.

— Да ладно?! И ты согласился?!

– Пока нет, но склоняюсь к этому. И самый весомый аргумент – доступ к закрытым секциям хранилища. Когда я смогу попасть туда сам? Через тысячу лет? Через пару тысяч? Слишком долго! - Последние слова Летис произнес чуть скривившись. – А, к черту! Теперь у нас будет доступ даже к тем секциям, до которых и через две тысячи лет мы бы не добрались.

– Ты решил?

– Решил. Я стану учеником мэтра Дэрроу, но изучение пространственной магии не заброшу. Прямо сейчас нагряну к нему и сообщу о своем согласии. Ты со мной?

– Да, мне тоже нужно кое-что узнать. Ни молнии, ни огонь сегодня не помогли в борьбе с выращенным Дерентом растением, и мне пришлось тратить силу на постоянное пребывание в воздухе. Бой я закончил чуть ли не на последнем издыхании, так что с этим надо что-то делать. – Иэздар, едва вспомнил подробности прошедшего боя, посмурнел. – Впервые довелось сразиться с магом школы Яда, и, знаешь… У этого направления в сражениях просто огромный потенциал – мне приходилось опасаться каждого всполоха магической энергии, что очень сильно выматывает. Я просто не знал, чего ждать.

– Стало быть, за все эти годы ты не озаботился разузнать ничего об этой школе? «Молодой, но обладающий огромным потенциалом маг…!». – Спародировал Летис кого-то. – Всестороннее развитие – ключ к успеху, мой друг. Об этом я тебе говорю уже лет так двести.

– О, мудрый двухсотлетний маг, что ты мне посоветуешь прочесть, дабы не быть более беззащитным супротив врага подлого и ядовитого, аки змея…?! – Пропел, с трудом сдерживая смех, Иэздар. Впрочем, делал он это зря – всего спустя секунду друзья рассмеялись и, продолжая подшучивать друг над другом, зашагали в сторону жилища мэтра Дэрроу.


Башня. Сооружение, в котором жил величайший боевой маг, нельзя было назвать иначе – ни домом, ни крепостью, только башней. Диаметр в пятьдесят метров и высота в девяноста вкупе с цилиндрической формой просто не оставляли ей иных названий. И пусть в столице эльфийского народа и не было хоть каких-нибудь ограничений на тип и внешний вид возводимых зданий, то, что построил мэтр Дэрроу, все равно притягивало взгляд и затмевало прочие дома.

Иэздар уже привычным движением дотронулся до массивной каменной плиты, служившей башне дверью, и та бесшумно отъехала в сторону. Друзья, едва перешагнули порог, сразу оказались в просторной гостевой зале. Летис, обведя убранство взглядом, лишь покачал головой – за пятьдесят лет жизни он видел многих «стариков», но подобная причуда ему попадалась впервые. Всё, абсолютно всё в башне было выполнено из камня – столы, стулья, шкафы, подсвечники, вазы… Уже несколько минут он пытался найти хоть что-то, выполненное из иного материала. Иэздар, которому это всё было не внове, заметил потуги друга.

– Тут всё из камня. Гранит, мрамор, обсидиан, простой булыжник… Мэтр Дэрроу специализируется на магии земли, и предпочтения у него… Соответствующие.

– Кхм, а девушек мэтр тоже каменных предпочитает?

– Вот об этом я как-то не догадался спросить… Исправишь это упущение? – Иэздар чуть улыбнулся и перевел взгляд на отъехавшую в сторону часть стены. В залу зашел мэтр.

– Иэздар, Летис. – Мэтр дважды кивнул и, опустившись в кресло, продолжил с легкой усмешкой. – Неделя, я смотрю, не потребовалась.

– Обучение у вас – большая честь, мэтр Дэрроу. – Летис улыбнулся. – Вдобавок к этому мой хороший друг обучается у вас и отзывается как о лучшем боевом маге современности. Оттого мне и не потребовалось много времени для принятия решения.

– Что ж, так даже лучше – не будет большого разрыва между вами двумя. Ведь вы, как я думаю, собираетесь учиться вместе? – Друзья синхронно кивнули. – Так я и думал. Летис, какое направление магии ты выбрал?

– Пространство и воздух. – Ответил молодой маг сразу – он давно уже определился с тем, что было ему интересно. – Преподаватели в академии считают мой потенциал в портальной магии огромным, в воздухе – высоким…

– Договоримся сразу – то, что тебе или о тебе говорят в Академии, меня не интересует. Там обучают магии как науке, я же обучаю искусству. Мои ученики уже через пару сотен лет способны одержать верх над магами, что обучаются в академии в пять раз дольше. И это не пустое бахвальство. – Дэрроу прищелкнул пальцами по столу и от того отвалился сформировавшийся в бокал кусок, зависший в воздухе. Спустя секунду он доверху наполнился вином. – Твой потенциал я давно уже определил сам. Ответь мне на один вопрос: Почему два направления? Или ты считаешь, что одного тебе будет мало?

– При помощи магии пространства нельзя защитить ни себя, ни своих близких, мэтр Дэрроу.

– Хороший ответ. – Мэтр отпил из своего стакана и шумно выдохнул. – Иэздар, расскажешь и покажешь Летису всё то, о чем я говорил. Времени у вас... До заката. А потом пойдем на охоту – я покажу вам, почему влиятельные рода не позволяют своим детям у меня обучаться.

Глава 3

— Вот сколько вы за свою жизнь во внешнем мире провели? Год? Два? – Спросил учеников Дэрроу, едва за их спинами схлопнулся портал. Однако, ни Летис, ни Иэздар отвечать не спешили, в абсолютной тишине рассматривая место, в котором оказались. — Летис?

– Месяц, мэтр Дэрроу. Я покидал леса ровно на один месяц.

— А ты, Иэздар?

— Я тоже покидал леса только на месяц, учитель. Тогда это было запланированное посещение столицы империи Ши-Дус большой группой молодых эльфов. Для общего развития.

– Именно по этой причине я и недолюбливаю академию и общество, ею формируемое. «До сотни лет – из леса ни ногой!» — эту фразу, так или иначе, но втолковывают в головы молодежи, которая при этом искренне верит, что они сами не хотят покидать родные леса. В итоге в следующий мир отправляется поколение… Кхм… Домоседов, скажем так. В этом плане мне повезло – в двадцать семь я сбежал из леса, после чего более ста лет жил среди людей, гномов, дворфов и даже орков. Я получил за эти годы бесценный опыт, без которого никогда бы не стал тем, кем стал.

– И по этой причине вы сами отбираете себе учеников? — Спросил Летис, оторвавшись от созерцания окружающего пейзажа.

— Именно. Мои влияние и сила позволяют мне отбирать лишь тех, кто не сможет просто сидеть на месте. Ты, Летис, исследователь по натуре — сколько раз тебя ловили за попытками проникнуть в хранилище знаний? А ты, Иэздар, ради чего жаждешь силы? Ради возможности самостоятельно исследовать миры, как твой погибший отец, верно? Я не ищу талантливых учеников, я ищу особенных.

Иэздар вдохнул холодный, душистый воздух. Он слушал учителя и одновременно созерцал то, чего никогда не видел прежде. Простирающиеся до самого горизонта холмы были устланы зеленым ковром, на который, казалось, кто-то пролил краску – до того много здесь было цветов. Под ярко-голубым, разбавленным редкими белоснежными облаками небом молодой маг отчего-то почувствовал себя бесконечно маленьким и бесконечно слабым, но чувство это не пугало и не вызывало отвращения – оно словно бы открыло Иэздару глаза, заставив увидеть то, что от него так тщательно скрывали.

- Спасибо, учитель. – Иэздар повернул голову вслед пролетевшей прямо перед его носом птице. – Спасибо за то, что выбрали именно нас.

– Лучшей благодарностью будет прилежная учеба. А сейчас я вас кое с кем познакомлю.


Летис и Иэздар то и дело с опаской косились на людей-охотников, к отряду которых они присоединились. Мэтр Дэрроу, казалось, знал, что Летис согласится в тот же день, и заранее припас пару клинков для своих учеников. Но, пусть они и умели обращаться с мечом, серьезно фехтованием ни Иэздар, ни Летис не занимались. Зачем, если магия способна защитить куда как лучше остро заточенной стали?

– … не страшна магия. Более того – этот монстр обращает в ничто всё колдовство вокруг себя, так что вам стоит быть осторожнее. – Усач в пузатой кирасе и похожем на кастрюлю шлеме описывал существо, на которое они планировали сегодня напасть. Василиск. В старых книгах, пусть туда и были занесены десятки тысяч видов магических зверей, упоминаний о неуязвимых к магии тварях не встречалось, что серьезно покоробило самоуверенность Летиса. Три десятка лет назад он даже на оленя пошел лишь после того как прочитал, что этот зверь из себя представляет – Летис, как и все эльфы, берег свою жизнь и не желал лишаться её из-за собственной неосторожности... И теперь он вместе с толпой незнакомых ему людей шел охотиться на нечто, обладающее помимо способности рассеивать магию еще и зубами размером с руку взрослого мужчины. Не будь здесь мэтра Дэрроу и Иэздара, он бы не то, что не согласился – он бы посмеялся над тем, кто предложил бы ему подобное.

Тем временем усатый мужчина закончил свою речь и Летис, благодарно кивнув, в очередной раз коснулся рукояти полученного от учителя меча. Он все еще не мог поверить в то что в бою придется полагаться не на магию, а на простое оружие... Если так можно было назвать тот кусок отвратительной стали, что короткоживущие, за неимением лучшего, называли мечом. От одной лишь мысли о том, что его жизнь сейчас зависит от этой палки, Летису становилось не по себе. Впрочем, Иэздар, прошедший не через одну сотню схваток, волновался, похоже, ничуть не меньше – уж больно часто он оглядывался по сторонам, словно бы пытаясь что-то разглядеть среди бесконечного океана травы и цветов. Впрочем, самого логова они сейчас всё равно не видели – высокая трава надежно скрывала эту огромную, в несколько метров диаметром, дыру в земле.

Летис хотел было подобраться поближе к Иэздару, как вдруг все звуки разом затихли. Перестал завывать ветер, умолкли сверчки, даже шелест травы заглушил пугающий, пробирающий до самых костей шёпот. Усач, укрывающийся рядом с эльфами, вскочил и сорвал с пояса маленький, наполненный какой-то фиолетовой жидкостью сосуд, залпом его осушив. В ту же секунду в его теле резко возросла концентрация жизненной энергии, достигнув невероятного для простого человека уровня. Схожие метаморфозы произошли со всеми людьми – каждый из них выпил такое же, как у усача, зелье...

А в следующую секунду над травой медленно, словно нехотя, поднялась покрытая крупными чешуйками голова василиска.

Чудовище, почти выбравшееся из своего логова, было много крупнее всех ранее видимых Летисом зверей. Подобное змеиному тело василиска в длину достигало шести метров, а по ширине могло поспорить с тройкой стоящих бок о бок быков. Толстая, серая чешуя, казалось, была отлита из металла – характерный блеск нельзя было спутать ни с чем, а вертикальные кроваво-красные зрачки глаз василиска словно бы следили сразу за всеми окружившими его охотниками.

Летис сглотнул ставшую отчего-то вязкой слюну и еще крепче вцепился в меч, с ужасом осознав, что магия более неподконтрольна ему – он совершенно не ощущал силу ни вокруг, ни в самом себе. Тем временем василиск полностью выбрался из норы и прижался к земле, яростно застрекотав. На его затылке вспучился массивный, серого цвета гребень.

– Бой! – Свист выпущенных из арбалетов болтов почти сразу заглушил болезненный вой зверя – казавшаяся стальной чешуя была с легкостью пробита одновременно в трех местах и василиск, ополоумев от боли, бросился к своим обидчикам. К тем, кто был ближе всего.

К эльфам.

Летис стоял и смотрел на стремительно приближающегося василиска. Люди кричали что-то, но молодой маг слышал лишь необъяснимо громкий стук собственного сердца... И становящийся все громче с каждым мгновением бессвязный шёпот, проникающий, казалось, в самые дальние уголки сознания. Он понимал, что всего через секунду василиск разорвет его, выпотрошит, словно волк – неосторожного зайца, но не мог пошевелить и пальцем, завороженно глядя на готовые вот-вот его разрубить когти смертельно опасной твари… А в следующую секунду какая-то неведомая сила отбросила его назад.

Летис потерял сознание.


Мэтр Дэрроу, каким-то чудом успевший отбросить в сторону зачарованного василиском ученика, взревел подобно впавшему в ярость медведю. В ту же секунду в его руке, словно бы наплевав на способность чудовища блокировать магию, появился массивный полуторный клинок. Последним, что увидел василиск, было метнувшееся к его шее лезвие меча.

– Проклятье! Летис! – Мэтр отбросил свое оружие в сторону и в два шага, – после смерти твари магия вновь обрела силу, – оказался у распластавшегося на земле ученика. Отточенными движениями он проверил дыхание и облегченно вздохнул – Летис был жив. – Гритлок, какого чёрта! Как можно было спутать старого, почти дохлого василиска с молодым?!

– Я не знаю… Сведения были от проверенных людей… – Пожилой мужчина, глава отряда охотников, с нескрываемым ужасом следил за манипуляциями мага. Тот уже смыл с лица Летиса кровь и обрабатывал глубокую рану, пересекающую лоб и правую глазницу. К счастью, глаз уцелел, и рану можно было бы считать пустяковой… Не будь она нанесена живым василиском. – Впервые такое…

– Знаю, что впервые! Иэздар, строй портал!

– К-куда?! Я не…

– Чёрт! – Дэрроу вскинул одну руку на мгновение, и чуть в стороне появилась быстро расширяющаяся портальная воронка. – Забыл, что ты у меня всего месяц. Пока не выучишь все портальные формы, ведущие в башню, ничем другим заниматься не будешь! Вперед!

С этими словами мэтр Дэрроу, подхватив Летиса на руки, шагнул в портал.

Глава 4

— Мэтр? – Фиалис, чуть приподняв бровь, с укоризной посмотрел на ворвавшегося в его дом мага. — Право, не стоило разрушать все чары на своем пути...

– ... Заноси! Фиал, древний василиск ранил моего ученика меньше получаса назад. Глаз не задет, но... — Фиалис оттолкнул грозного боевого мага в сторону и склонился над подвисшим в воздухе Летисом, принявшись сосредоточенно рассматривать отдающую зеленым рану на его лице. Иэздар, совершенно опешивший от той невероятной силы, что вырвала из его рук бессознательное тело друга, уставился на этого странного, доселе ему не встречавшегося мага. Фиалис… Он не слышал этого имени прежде, что было крайне странно — если сам мэтр Дэрроу обратился к нему за помощью, то это что-то, да значит. В обществе эльфов, построенном на личном могуществе, самые сильные и искусные были известны поименно. Иэздар, совершенно не напрягаясь, мог по памяти перечислить первую сотню сильнейших магов, а, чуть подумав, вдвое больше. Глубоко посаженные золотистые глаза, телосложение худощавое, сморщенное, совершенно неестественное даже для старых эльфов вкупе с покрытой серыми пятнами лысиной… Нет, такую колоритную личность он бы запомнил и в первой тысяче.

– Око василиска у тебя? – Мэтр Дэрроу кивнул. — Хорошо... Давай сюда. Ко мне никого не пускать, вам не заходить. Малейшая ошибка может стоить юноше глаза.

Крошечная, неприметная дверь, повинуясь воле целителя, распахнулась, и через секунду Фиалис вместе со все еще прибывающим в беспамятстве Летисом скрылся в недрах своего дома. Мэтр Дэрроу, как и Иэздар, еще несколько секунд сверлили взглядами захлопнувшуюся за старейшим целителем этого мира дверь.

– Мэтр Дэрроу… Кто это?

– Ты навряд ли слышал о нём хоть что-то. Фиалис Си`атар, как и я, почти всю жизнь провёл вне леса. Он силён и опытен, но… Нелюбим старейшинами, скажем так. Когда-то давно он отказал им в услуге, чего, по мнению совета, делать не имел права. — Мэтр бросил взгляд на выбитую им же дверь и поморщился. — Изгой, проще говоря. И мой старый знакомый.

— Не ко всем знакомым врываются в дом, разрушая все на своем пути. – Спокойно заметил Иэздар, проследив за взглядом наставника.

– Не ко всем. Но сейчас была важна каждая секунда - раны, оставленные василиском, крайне трудно поддаются лечению и могут даже вывести из строя органы, которые сам удар не задел. Глаз, например. Что ты вообще знаешь об этой твари?

– Только то, что рассказали нам охотники. Крупный хищник со шкурой, не уступающей по прочности стали и способностью рассеивать магию. Быстр и силён…

– … пока молод. – Оборвал ученика на полуслове мэтр Дэрроу, устало облокотившись на стену. – Василиск – одна из самых странных форм жизни этого мира. В молодости он, как ты и описал, просто очень сильная и быстрая тварь, чешую которой возьмет далеко не каждый клинок. Но с годами его шкура теряет прочность, мышцы – силу и скорость... И появляется нечто иное. Ты, должно быть, заметил серый гребень на его голове? С его помощью старые, или, как их еще называют, Древние василиски завораживают добычу. Охотники пытались отстрелить его раньше, чем тварь настигнет Летиса, но потерпели неудачу – слишком поздно они поняли, что за существо перед ними. А я… Я был слишком неосторожен. – Древний маг сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Иэздар, ощутив пульсирующую вокруг него силу, вздрогнул – инстинкт, свойственный всякому живому существу, пытался всеми способами заставить его держаться подальше от потенциальной опасности. Иэздар нечасто общался с кем-то настолько сильным просто потому что до сотни лет эльфа считали едва ли не ребенком – занимайся чем хочешь, никаких обязанностей, никакой ответственности. Оттого и Летиса, семь раз поймав во время попыток пробраться в хранилище знаний, никак не наказывали… От одной лишь мысли об оказавшемся в таком положении друге у Иэздара защемило сердце.

– И… Летис сохранит глаз?

– Все зависит от Фиалиса. Только с помощью глаза, сердца или гребня василиска можно остановить заражение от нанесенной этой тварью раны. Его глаз я вырвал… Всё остальное, повторюсь, зависит от Фиалиса. – Мэтр вздохнул и, оторвавшись от стены, подошел к выходу из кабинета. – Ему я доверяю как себе.


Летис открыл глаза и тихо застонал – нахлынувшие неудержимой волной воспоминания вызвали сильную головную боль, от которой было попросту некуда прятаться. Еще несколько минут он просто лежал, пока, наконец, она не утихла. И лишь тогда Летис осознал, что его правый глаз отчего-то видит все не совсем так, как обычно – всё, вокруг словно бы лишилось цветов.

Белоснежные стены и потолки ярко контрастировали с выполненным из чёрного камня полом, отчего комната казалась до невозможности маленькой. Но, несмотря на это, помимо небольшой кровати, задвинутой в самый дальний угол, в помещении нашли свое последнее пристанище древний, готовый, казалось, развалиться от малейшего прикосновения шкаф во всю стену и пара не менее старых, грубо сколоченных табуретов.

– Как себя чувствуешь? – Летис вздрогнул, когда прямо перед ним из ниоткуда появился сморщенный, облаченный в просторную серую мантию старик. – Правый глаз видит?

– Да, но я вижу не так, как обычно…

– Так и должно быть. К сожалению, твой глаз в его первозданном состоянии сохранить не удалось… Но я взял на себя смелость его изменить. – Старик довольно осклабился. – И, судя по всему, удачно.

– Изменить?! Как?! – Рука Летиса самопроизвольно метнулась к глазнице… А через мгновение он скривился от пронзившей лицо боли – А! Чёрт!

Летис принял из рук старика предусмотрительно протянутое зеркало… и ошарашенно уставился на свое отражение. Тонкий, уже покрывшийся струпьями шрам уродливой отметиной пересекал правую глазницу, словно бы акцентируя внимание на глазу с алым, словно кровь, вертикальным зрачком.

– Ч-что это?! У нас ведь не бывает таких глаз! – Спросил он дрожащим голосом, обернувшись к и не подумавшему стереть со своего лица довольную улыбку старику.

– У нас – нет, зато у василисков – очень даже! – Фиалис посмурнел. – Если говорить серьезно, то у меня просто не было выбора. Счет шел на секунды – когда Дэр доставил тебя ко мне, твой глаз уже был поражен ядом василиска… А такое магией исцеляется крайне трудно – даже повреждения кожи зарастить мне удалось с трудом, чего уж говорить о восстановлении глаза? У меня просто не было выбора – или такой глаз, или никакого вообще.

Летис молча прикрыл глаза и, так и не почувствовав навалившегося на него заклинания, уснул. Фиалис устало помассировал виски и отправил весточку ожидающему в гостиной боевому магу.

– Как он? – Спросил мэтр Дэрроу, едва увидел неподвижного ученика. – Спит?

– Спит. – Целитель кивнул в такт своим мыслям и, чуть улыбнувшись, продолжил. – Я внедрил в его глаз сущность ока василиска.

– Разве это возможно? – Мэтр уставился на глаз Летиса, словно бы пытаясь его разглядеть сквозь веко.

– Возможно. Я уже довольно давно занимаюсь пересадкой органов разных тварей своим подопытным. Сам понимаешь – тела наши несоразмерно слабее магии и зачастую неспособны выдержать всей её мощи, попросту умирая. Желание приравнять свои физические возможности к магическим вполне естественно.

– Опыты на эльфах запрещены, Фиал, и ты это прекрасно знаешь…

– Я что-то говорил про наших собратьев? – Резко оборвал друга Фиалис, посмотрев на него укоряюще. – Людей, в том числе и лишенных прав преступников, в этом мире в достатке.

– Кхм… Не сказал бы, что одобряю подобное, но преступники… А! К чёрту! – Дэрроу махнул рукой и, подойдя к кровати, склонился над учеником. – Какие могут быть последствия?

– С оком василиска я работал впервые, но после опыта с виверной человек начал видеть магические потоки, что логично – виверны способны творить простейшую магию, что без способности видеть или ощущать потоки просто невозможно. Но чего ждать от василиска я даже предполагать не берусь. Способность рассеивать магию? Маловероятно – глаз такими свойствами не обладает. Контроль сознания? Так для этого у василиска отведен отдельный орган. Скорее всего, никаких последствий кроме отличного от нашего зрения не будет.

– Я очень надеюсь, Фиал, что так оно и будет. Моих учеников и без того многие не любят.

– Как и моих, Дэр, как и моих…

Глава 5

Наше время, родной мир Каэла

Зыбкие силуэты домов медленно выплывали из тумана и скрывались в нём же. Каэл и не думал останавливаться на постой — очнулся ото сна он совсем недавно и… он помнил всё. Жизнь простого деревенского мальчишки, оказавшегося одарённым и бытие мага, с упрямством носорога шагающего на вершину построенного на силе общества, смешались воедино, образовав совершенно новую личность. И, как бы странно это ни звучало, прямо сейчас эта личность ощущала себя двояко.

С одной стороны, Каэл хотел выяснить, за что и почему лучший друг пошел на предательство и убил его, уничтожив портал. Но, с другой стороны, он совершенно не хотел причинять ему вреда… И сейчас в его новообразовавшейся душе буйствовали противоречивые чувства. Но в одном он был уверен точно – за те пять тысяч лет, что проспала одна из его половинок, мир сильно изменился. И, не будь он одним из величайших магов своего времени, кто-то или что-то прямо сейчас пытался прорваться в мир извне… И это были не эльфы — способ перемещения отличался в корне. Другой вопрос – знали ли его сородичи о грядущем вторжении? Нет, не могли не знать — совет обязан следить за миром, в котором правит, и заблаговременно реагировать на угрозы. С уверенностью сказать, с какой стороны гирлянды миров пытаются прорваться, пользуясь одной лишь магией, Каэл не мог — подобное вообще было никому не под силу, но, учитывая, что в одном из миров точно остались его собратья-эльфы, вторжение могло начаться только со стороны неисследованной части Гирлянды.

Вдруг нос мага уловил резкий, но оттого не менее приятный запах свежеприготовленного мяса. Каэл остановился и, взглянув на единственное во всей растянувшейся вдоль большака деревне двухэтажное здание, вздохнул. Он очень не хотел терять время на поздний ужин, но возраст и общая физическая слабость тела давали о себе знать – молодому организму, только начавшему жить, требовалась еда.

Каэл толкнул массивную входную дверь и оказался в слабо освещённом зале. Из десятка столов свободна оказалась лишь половина, чему юноша сильно удивился – даже представить, что кто-то будет есть в такой глуши ночью, было трудно.

— Чего изволите... – Крошечные маслянистые глазки жирного, словно боров, трактирщика, за считанные доли секунды пробежались по потрепанной одежде Каэла и замерли на зажатой в его пальцах серебряной монете. – ... господин?

— А что есть?

— Баранина свежая с картошкой жареной, капустка тушеная, рыба на масле с зеленью... — Начал, загибая толстые, мясистые пальцы, перечислять трактирщик. – ... из питья – квас, бражка, вино, медовуха...

- Мяса, картошки, рыбы и вина, что получше. Хватит на все? – Мужчина часто-часто закивал, и монета перекочевала в его руки. Каэл, пусть и понял, что продешевил, опускаться до споров за один серебряк не стал и, окинув зал взглядом, неспешно направился в самый дальний его угол. Но, едва на столе появилась принесенная сонным служкой еда, место напротив сразу же занял не самой приятной наружности пьянчуга.

По нему нельзя было сказать, что он большой любитель выпить – добротная одежда, подстриженные, а не обкорнанные волосы и ясный взгляд выдавали в нем достаточно обеспеченного человека.

– П-приятель, чьих б-будешь? – Произнес он, обдав собеседника винными парами. Каэл напустил на лицо самое брезгливое выражение, на какое только был способен.

– Своих собственных. Это имеет значение?

– А-а как же! Ты, стало быть, случайно сюда забрел? Один? – Каэл чуть улыбнулся и, подхватив из миски кусок мяса, словно бы невзначай опалил его сорвавшейся с пальцев струйкой огня, заставив пьяницу в панике отшатнуться. Впрочем, едва стало понятно, что убивать тут никто никого не собирается, он заговорил вновь.

– Намек понят, господин маг. – Все признаки опьянения, кроме, разве что, запаха, пропали из речи «пьяницы» в одно мгновение. – Но вы, должно быть, не так меня поняли – я всего-навсего хотел предложить вам…

– Мне хватит и того, что я уже услышал. Иди с миром. – Сказал Каэл и, проводив удалившегося собеседника взглядом, принялся поглощать пищу, параллельно наблюдая за суетящимися людьми. «Пьяница» что-то втолковывал собравшимся вокруг него товарищам, активно жестикулируя, а трактирщик смотрел за происходящим исподлобья, делая вид, что занят какими-то своими делами. Прошло несколько минут прежде чем всё успокоилось – компания «пьяницы» расселась за столы и продолжила выпивать, трактирщик скрылся в недрах своего заведения, а Каэл, расправившись с ужином, теперь потягивал вино и наслаждался послеобеденной негой. Выждав четверть часа, Каэл встал из-за стола и направился к выходу.


К утру туман рассеялся, и следующие за Каэлом по пятам всадники стали видны даже невооруженным глазом – в десятке вооруженных и экипированных в неплохие, выполненные по одному образцу доспехи маг без труда распознал ту группу, что подослала к нему «пьяницу». Герб их, – вписанный в круг изогнутый кинжал, – знаком Каэлу не был, и он решил пойти по пути наименьшего сопротивления – остановиться и поговорить с людьми, что упорно едут за ним, пешим, уже третий час. И если в то, что они попросту берегут лошадей из-за тумана, Каэл еще мог поверить, то теперь, с наступлением утра, тот рассеялся… А всадники даже и не думали увеличивать скорость.

– Что вам от меня нужно? – Спросил Каэл, едва с ним поравнялся высокий, статный мужчина с золотистыми полосами на нагруднике. Из-за его спины торчали рукояти парных клинков, в коих Каэл не без удивления ощутил силу – оружие было зачаровано, что само по себе говорило о крайне высоком положении этого человека. Всадник тем временем приказал своим людям остановиться и спешился, сняв капюшон. Чуть выцветшие карие глаза с интересом заскользили по фигуре юноши, но всего через секунду мужчина опомнился и, в знак уважения, чуть склонил голову.

– Прошу меня простить, но – вы маг? Или то был лишь фокус? – В его басистом голосе звучала ничем не прикрытая заинтересованность. – Меня зовут Вильг Си-Трай, Лотр тайной стражи на службе у его величества Лигизмунда Фрейма, короля Дерстора.

– Каэл Иэздар, маг. – Ответил юноша после непродолжительных раздумий. – И я искренне не понимаю, что от меня может быть нужно тайной страже.

Вильг повернулся к лошади и запустил руку в одну из седельных сумок, спустя какое-то время выудив оттуда запечатанный сургучом конверт. Секунда, и перед Каэлом предстало его содержимое – нарисованный от руки портрет человека, которого он никогда и ни с кем бы не перепутал.

Виллиан.

– Король разыскивает всех, кто был связан с ныне правящим императором Зил, и...

– Я точно не знаком с императором, смею вас заверить. А Виллиана не видел уже довольно давно. – Произнес маг чуть улыбнувшись.

– Это – Император. – Мужчина похлопал по портрету Виллиана. – Неужто ничего об этом не слышали?

– Не слышал...

– В какой же глуши вы месяц бродили? А, впрочем, это неважно. – Лотр тайной стражи выпрямился, выпятил грудь и, гордо подняв подбородок, едва ли не пропел хорошо поставленным голосом. – От имени его величества Лигизмунда Фрейма я приглашаю вас во дворец.

– Не сказал бы, что я очень туда стремлюсь... – Каэл покачал головой. – Я очень благодарен королю за приглашение, но я не располагаю лишним временем.

– В ближайшем городе нас переправят в столицу порталом, так что много времени вы не потеряете. Даже выиграете – вы ведь идете в сторону столицы, а перемещаться порталом много быстрее, чем пешком. – По мере того, как говорил Вильг, Каэл все больше и больше склонялся к тому чтобы все-таки отправиться с ними. В столице наверняка можно разжиться портальными координатами иных городов и, если повезет, даже стран, что позволит забыть о невероятно медленных пеших путешествиях. Помимо этого, стоило послушать, что происходит в мире, взглянуть на политическую карту материка, заглянуть в библиотеку… Во многих областях знания Каэла были настолько неполноценными и даже ущербными, что всякое планирование дальнейших действий было попросту лишено смысла – слишком многого он, прожив почти всю жизнь в деревне, не знал. Решено.

– Хорошо, Вильг. Я согласен посетить столицу.

Глава 6

Каэл, прикрыв глаза, размеренно покачивался в седле. Ровная, тянущаяся до самого горизонта дорога оставалась таковой уже несколько часов, позволяя всадникам отложить поводья и позволить коням шагать свободно. Путешествие проходило в практически абсолютной тишине — лишь изредка доносились до чуткого уха мага перешептывания людей, едущих следом, да завывания ветра, что носился над устланными уже начавшей желтеть травой лугами. На небе не было ни единого облачка, но Каэл знал – вот-вот начнется гроза.

— Гроза будет. – Каэл посмотрел на высказавшего дельную мысль Вильга, но промолчал — обращался Лотр не к нему, а к своему помощнику. — Думается мне, придется в крепости неподалеку остановиться, переждать. Не дай бог опять плотину прорвет, а мы в ущелье как раз брести будем.

– Ущелье? – Каэл, заинтересовавшись обсуждением дальнейшего пути, поравнялся с Вильгом. — Иных путей нет?

– Нет, к сожалению. Мост еще строят, и пока дорога лежит только через эту проклятую трещину в горах... – Покачал Вильг головой, всматриваясь в резко почерневшую линию горизонта. — Зачастили нынче дожди, никакого спасу от них.

— Если ущелье затапливает, то я могу его хорошенько просушить.

— Куда там! Если бы только затапливало... Оползни там. Лавины из грязи и камней. Такую массу и магией не остановить. – Ответил вместо Лотра Хётц, его правая рука и, по совместительству, близкий друг. Впрочем, это не помешало Вильгу посмотреть на него с немым укором, отчего молодой еще парень сразу стушевался и даже чуть приотстал, обозначив тем самым свой выход из разговора.

– Далеко до крепости?


Каэл одним из первых проехал под надвратной решеткой и оказался в крепости. Вид её по сравнению с тем, что магу доводилось видеть еще в той жизни, удручал - не было здесь ни того размаха, ни той монолитности, коими могли похвастаться строения давно рухнувшей империи. Впрочем, для насчитывающего пять сотен человек гарнизона даже такое укрепление было велико – стены, общей протяженностью в километр, шесть башен и небольшой внутренний донжон таким числом оборонять было едва ли возможно.

– Вильг, и часто орки пытаются прорваться? – Спросил Каэл, едва его проводник удостоверился в том, что крыша над головой, как и довольствие, его людям будут предоставлены.

– Частенько, как я слышал. Мы больше по внутренней части королевства бродим, какой интерес у нас на границе с дикими орками? Тебе выделят комнату в одном крыле с тутошним магом, Сервитолем Ле-Грантом, мелким аристократом, попавшим в немилость к королю. Не возражаешь против такого соседства?

– Ничуть.

– Вот и ладненько. Один, максимум – два дня, и снова в дорогу. О! – Вильг посмотрел куда-то в сторону. – Думается мне, этот господин с посохом и есть маг, что крепость сторожит.

Каэл обернулся и увидел в нескольких метрах от себя белобрысого, достаточно коротко подстриженного парня, облаченного в серую, ничем не примечательную одежду. Один только посох с массивным, необработанным кристаллом в навершии давал понять, что этот человек не так прост, каким хочет казаться. Камень пульсировал мягким, голубым светом, из чего Каэл сразу сделал вывод – маг специализируется на холоде или, в крайнем случае, на воде. Потоки прочих стихий такой проводник не усилит, а, скорее, ослабит или вовсе сведет на нет.

– Добрый вечер. – Каэл чуть поклонился, приложив руку к сердцу. – Каэл Иэздар.

– Сервитоль Ле-Грант. – Он повторил движения юноши и тепло улыбнулся. – Очень рад знакомству. Вы, если не считать меня, первый появившийся здесь за полгода маг. Надолго к нам?

-Задержимся на пару дней – пока не прекратится гроза. Я сам здесь никогда не бывал, но, говорят, в ущелье в такую погоду не пройти. – Юноша проводил взглядом улизнувшего Вильга – тот жестами показал, что заглянет позже.

– Правду говорят. Стало быть, ненадолго… Жаль. – Сервитоль печально вздохнул. – Впрочем, не будем о грустном. Устали, должно быть, с дороги? Пойдемте, покажу комнату, что вам выделил комендант.

Каэл кивнул и последовал за описывающим свое обиталище магом. Тот жаловался и на то, что строить ныне не умеют, и на то, что орки уж больно долго в затишье сидят, словно выжидают чего… Словом, выговаривался за всё то время, что провёл наедине с полутысячей солдат.

– … со мной общаться боятся, а кто не боится – туп, что эта дверь! – Сервитоль толкнул массивную, в четыре пальца толщиной, дверь, и посторонился. – Собственно, вот. Убираются в комнатах еженедельно, так что грязи быть не должно. Уборная – направо, четвертая дверь. Не хотите посмотреть лабораторию?

– Лучше завтра – устал с дороги, неплохо было бы отоспаться. – Чуть улыбнулся Каэл. Он был не против того, чтобы посмотреть на то как далеко продвинулась или деградировала людская магическая наука, но спать хотелось неимоверно. В стремлении сэкономить время их отряд проводил в пути по четырнадцать часов, стремясь успеть пересечь ущелье, пока стояла хорошая погода. Но – не судьба.

Каэл попрощался с Сервитолем и, сняв с себя одежду и доспех, рухнул в постель.


Каэл резко открыл глаза и прислушался, одновременно пытаясь понять, от чего именно исходят те магические искажения, от которых он проснулся посреди ночи. Абсолютная тишина, царящая в крепости, смыла с мага остатки сна и тот, посетовав на собственную паранойю, материализовал одежду и вышел из комнаты. Магией пользовались совсем близко, в соседней комнате. Каэл подошел к двери, замер и, окружив себя барьером, постучал. Прошло несколько секунд прежде чем дверь распахнулась и из полутьмы показался раздраженно сопящий Сервитоль. Вид его нельзя было назвать заспанным – маг явно пытался умыться и привести себя в чувство довольно давно, и разбудил его точно не Каэл.

– Извини, что беспокою так поздно, но магия – твоих рук дело? – Спросил Каэл сразу, решив не тянуть кота за хвост и не тратить драгоценные минуты сна на расшаркивания.

– Моих. Какого-то черта все заклинания-следаки разом потухли, вот, пытаюсь разобраться, в чём дело. Похоже на воздействие какой-то аномалии…

– Что за следаки? Оповещающие заклинания?

– Да-да, оповещающие… Расставил их черт пойми когда, хотел отслеживать перемещения орков вокруг крепости, но то-ли они ходят не там, где я думал, то-ли есть у них способы магию находить. С утра разберусь.

– А я, пожалуй, сейчас осмотрюсь. Жизнь приучила меня не верить в случайности. – Юноша одним лишь усилием воли материализовал уже восстановившиеся после боя с драконом доспехи, но, едва он вышел из комнаты, как следом за ним, на ходу поправляя жилет и рассматривая странную броню, выскочил Сервитоль.

– Не дело это, когда хозяин спит, а гость по стенам бродит. Пусть это и глупо, но я составлю тебе компанию. Воздухом подышу.

Каэл хмыкнул и, кивнув одобрительно, широким шагом направился к выходу из донжона.

За ночь тучи заполонили все небо, не оставив в нём ни единого просвета, а не прекращающийся ни на мгновение дождь превратил землю в размокшую кашицу. Пронзившая небо молния заставила Сервитоля поёжиться – в такую погоду он предпочитал сидеть в тепле, переложив все заботы на и без того глубоко несчастных солдат.

Тем временем маги уже поднялись на стену и подошли к замершему у стены дозорному, пристально вглядывающемуся в темноту.

– Ничего не слышно? – Солдат резко обернулся на голос и, окинув магов взглядом, облегченно выдохнул.

– Ничего, господин Сервитоль. Что-то случилось?

– Да так… Не бери в голову. – Сервитоль повернулся к Каэлу. – Ну как?

– Что-то мне не по себе… Такое ощущение, будто это не простая тьма. – Вылетевший из ближайшего крепежа факел лег в занесенную над головой руку юноши. – Надеюсь, один факел мне, если что, простят?

– Да коне… – Сервитоль проглотил недосказанное, едва свет, исходящий от брошенного вниз факела, выхватил из тьмы сразу с десяток массивных серокожих силуэтов. Каэл прищелкнул пальцами, и во все стороны от крепости разошлась волна тусклого, но достаточного для того чтобы рассмотреть окружившую крепость армию, света.

Армию орков.

Глава 7

Буквально через секунду ночную тишину прорезала страшная какофония звуков — крики, топот, громыхание, скрип осадных орудий, что орки под прикрытием сложного заклятья пытались незаметно подвести к крепости. Каэл, не теряя ни секунды, обрушил на столпившихся вокруг низких таранов серокожих искрящуюся волну молний. Сервитоль, поначалу растерявшийся от увиденного, ухватился за посох обеими руками и принялся нараспев начитывать какое-то топорное и громоздкое заклятье, собирая вокруг себя силу.

Тем временем над пробудившейся ото сна в одно мгновение крепостью взвыл сначала один горн, затем – другой, и вот уже во внутренний двор начали выбегать самые расторопные из солдат, которых рвущие глотки офицеры тут же загоняли в оружейную — в одних только кольчугах много не навоюешь.

– А-а-а-а…! — Каэл обернулся на крик, резко перешедший в бульканье, и сразу же отскочил в сторону — там, где он стоял мгновение назад, из камня торчал до белизны раскаленный, чуть изогнутый клинок. Его хозяин, неимоверно худой, совершенно не похожий ни на орка, ни на человека воин, с ног до головы закованный в матово-черные доспехи, за считанные доли секунды приблизился к своему оружию и с легкостью вырвал его из камня, даже не оглянувшись на только коснувшийся земли труп дозорного. Каэл ухмыльнулся – пусть возможности этого странного мечника и находились за гранью человеческих, с магом он всё равно тягаться не мог.

Сорвавшиеся с пальцев юноши молнии ударили врага в грудь и тот, вздрогнув, словно подкошенный, повалился на землю. Но радовался Каэл недолго – не успел он подойти к поверженному мечнику, как на него напало еще несколько таких же. Они, казалось, совершенно не обращали внимания на гибель своих товарищей, хладнокровно продолжая в буквальном смысле идти по трупам. Магу сражение не стоило практически никаких усилий — всех, кто подходил близко, убивала кружащаяся вокруг него сила. Он мог бы давно уничтожить всех нападавших, но их движения, сила, пластичность и реакция были столь далеки от человеческих возможностей, что Каэлу пришлось, дабы удовлетворить своё любопытство, склониться над одним из трупов. Укрывающую лицо маску с двумя едва видимыми прорезями для глаз оказалось попросту невозможно снять, и юноше пришлось прибегнуть к помощи магии. Но то, что он увидел, лишь разожгло его любопытство еще сильнее.

Голем.

Голем, в котором не было ни грана магии, функционировал на невероятном уровне – движения, удары, способность самостоятельно принимать решения… Ни дворфы, ни гномы, ни, уж тем более, орки – ни один из известных Каэлу народов в былые времена не был способен создать нечто подобное. Могло ли так продвинуться големостроение за пять тысяч лет?

Каэл встал и огляделся. Сервитоль сидел на полу и, опираясь на посох, тяжело дышал. Заклинание, усеявшее подступы к крепости ледяными кольями, перепахавшими землю и выкосившими практически всех подобравшихся к крепости орков, выпило из него все соки. И, пусть наступление это не остановило, но жизненно необходимые гарнизону минуты маг выиграл.

— И давно на вас подобные големы нападают? — Спросил Каэл, кивнув в сторону раскуроченного тела… Вернее, места, где оно лежало еще минуту назад — солдаты в спешке расчищали пространство, готовясь к отражению штурма.

– Не поверишь – впервые! - Сервитоль, перехватив посох поудобнее, с трудом встал. – Ничего подобного раньше не видел. Да и орки такой толпой на моей памяти тоже… В первый раз.

– А ты здесь…?

– Семь лет.

Каэл кивнул и задумался. За семь лет големов, подобных этому, Сервитоль не видел… Но для каких-либо выводов всё еще было слишком мало информации.

– О-орки! – Маги синхронно обернулись в сторону выскочившего из донжона солдата, в спину которого спустя секунду влетело что-то, издали напоминающее метательный топор. А следом во двор выбрался залитый людской кровью с ног до головы орк.


Кептер служил в этой крепости уже двадцать лет, но никогда еще орки не собирались в столь огромные армии. Тысячи, десятки тысяч серокожих сейчас перли на стены неудержимой лавиной, и лишь благодаря магам крепость еще не пала – господин Сервитоль уничтожил первую волну нападавших, а маг, что был здесь проездом, выпустил под стены сотканных из туч и молний жутких тварей, что уже четверть часа сеяли разруху и опустошение в рядах безумной орды. За это время защитники успели подготовить к осаде большую часть того, что обычно было положено иметь на стенах круглые сутки – установили котлы, в которых начинала закипать смола, расчехлили крепостные стрелометы, вынесли из оружейной массивные чугунные шары, напичканные взрывной смесью… Все это могло помочь против людей и было практически бесполезно против накуренных дурманящей травой орков, которые в таком состоянии не обращали внимания даже на потерю конечностей.

Очередной взрыв где-то в глубинах донжона заставил Кептера вздрогнуть и покрепче вцепиться в свой двухзарядный арбалет. Ему было страшно как никогда – снаружи орки, в донжоне орки, господин Сервиталь вот-вот рухнет от истощения, а помощь если и будет, то совсем не скоро… Оставалась лишь одна надежда – на приезжего мага, что сейчас буйствовал в главном крыле.


Серая, морщинистая кожа, белесые глаза, минимум силы и масса разнообразных амулетов и оберегов… Нет, если это и есть орочий шаман, то портал открыл точно не он. Каэл отбросил в сторону труп серокожего и склонился над испещренным странными, незнакомыми ему символами, полом. Они отдаленно напоминали рунный язык эльфов, но всё-таки были чем-то иным.

– Символы, големы, попытки проникнуть в мир извне… Череда случайностей или тщательно продуманный план…? – Прошептал Каэл себе под нос перед тем как шагнуть во все еще открытый портал. Если он хочет получить ответы, то нужно искать тех, кто знает хоть что-то.

Перемещение произошло мгновенно и «якорь», который создала за тысячелетия ожидания одна из половинок Каэла Иэздара, не понадобился – никто даже не попытался разрушить портал, дабы расщепить нежданного гостя. Сделать это было попросту некому.

Огромная, способная вместить в себя пару сотен человек пещера встретила Каэла резким запахом крови и смерти. Свое последнее пристанище здесь нашло несчетное количество орков и парочка големов, кем-то заботливо оттащенная в сторону – похоже, хозяин этих игрушек хотел удостоверится в том, что они разрушены. Но, по каким-то своим причинам, портальную арку, выполненную из того же, что и големы, металла, разрушить он не успел или не захотел.

– Что-то ищешь? – Каэл вздрогнул от раздавшегося из-за его спины голоса, за считанные мгновения окутав себя всеми мыслимыми и немыслимыми защитами. Тот, кто способен подобраться к нему и остаться незамеченным, этого заслуживал авансом. – О! Ты не человек?

– Человек. В какой-то мере. – Юноша обернулся и посмотрел в глаза замершему в десятке метров… человеку? Нет, это существо не было и не могло им быть – сила, заключенная в его теле, не имела ничего общего с таковой у самых могущественных представителей человечества. – А вот кто ты?

Глава 8

— О, как нас только не называли! – Незнакомец чуть улыбнулся и подошел ближе, но Каэл даже не шевельнулся. Сейчас ему было жизненно важно узнать, кто или что перед ним стоит и что намеревается сделать. — Но тебе эти названия ни о чем не скажут. Куда больше меня интересует твоя сила, каким-то образом оказавшаяся в столь молодом теле... Переселение душ? Одержимость?

Внешность у незнакомца была самая что ни на есть человеческая – невысокий рост, бледная, давно не видевшая солнечного света, кожа, русые волосы и широкие, ярко-зеленые глаза. Лишись он сил, и Каэл вполне мог бы принять его за обычного человека.

— Близко, но не совсем. Правды ты от меня все равно пока не услышишь. — Юноша рассеял протянувшийся к нему от собеседника ментальный щуп и, ухмыльнувшись, погрузился в боевой транс... А в следующее мгновение незнакомец пропал. Растворился, исчез, словно его здесь никогда и вовсе не было – о его присутствии более не напоминало ровным счетом ничего.

Странное человекоподобное существо не только обладало недоступной человеку силой, но и в чем-то превосходило Каэла – тот и подумать не мог, что возможно создать настолько правдоподобную иллюзию. Да, именно иллюзию — иначе и быть не могло просто потому, что силу, которой должен обладать некто, способный вот так исчезнуть прямо у него из-под носа, страшно было даже представить.

Каэл шумно выдохнул и, развернувшись, шагнул в портал. Всё, что мог, он сделал. А накопившиеся злость и раздражение можно сорвать на орках.


Иалианн распахнул глаза и застонал от разрывающей голову боли – впервые за сотню лет кто-то сумел распознать и рассеять его заклинание, призванное подавить волю разумного существа. Представитель Тёмного народа с успехом это проделывал уже не раз – по-настоящему сильных магов он попросту старался избегать, но, — кто бы мог подумать! — некто под личиной беспомощного человека смог ему достойно ответить.

С трудом поднявшись из обугленного кресла, Иалианн смахнул со лба выступившие капельки пота и, одним лишь усилием воли затушив еще тлеющие угольки, в которые превратилась вся остальная мебель, поковылял к выходу из своих покоев. Но, не успел он подойти к двустворчатым дверям, как в комнату ворвался ярко-рыжий вихрь.

— Аэлинна? Ты что тут делаешь? – Спросил мужчина удивленно, с трудом сдержав стон – звук собственного голоса едва не лишил его сознания, что, несомненно, заметила девушка.

- Молчи! Эхо испытанной тобой боли слышал весь дворец! Муар`шаттогх требует немедленно привести тебя в тронный зал! – В руки Иалианна перекочевал небольшой, с мизинец размером, пузырёк, который мужчина тут же осушил, коротко кивнув своей благодетельнице.

– Спасибо. Отвык я от необходимости принимать Дуу-шат. Когда в последний раз нам попадались сильные маги? Сорок миров назад? Пятьдесят? Нет, мне, определенно, встретился какой-то аномально сильный человек…

– По дороге расскажешь! Муар`шаттогх не будет ждать! – Аэлинна, ухватив мужчину за руку, потянула его к выходу.

– Он зол? – В голосе мужчины, как бы он ни пытался это скрыть, проскользнуло беспокойство.

– Очень. Ты, фактически, подставил под угрозу весь план, когда позволил какому-то магу встать на твой след. Что будет, если он сможет вывести совет из-под нашего контроля?

– Эльфы не пустят на свои земли человека, даже будь он в десять раз сильнее.

– Ты не можешь этого знать наверняка. Получится как с бывшим королём, который едва всё не разрушил…

– Тогда это была чистой воды случайность!

– Повелителя это не интересует. – Девушка, замерев перед ведущими в тронный зал массивными дверьми, глубоко вдохнула. Она была уверена, что оплошавшего второй раз Иалинна ждет если не смерть, то очень серьезное наказание. – Надеюсь, ты выживешь, брат.

– Я тоже, сестра, я тоже…

Тем временем двери медленно распахнулись и мужчина, выдохнув, шагнул вперед.

– Иалинн… Ты опять ошибся. – Голос Муар`шаттогха эхом разнесся по залу, отчего Иалинн невольно вздрогнул – очень нечасто кому-то выпадала возможность услышать голос повелителя, не искаженный магией разума. – Что ты можешь сказать в свое оправдание?

Иалинн, замешкавшись на секунду, рухнул на колени.

– Мне нечего сказать в свое оправдание, повелитель. Я был слишком самонадеян. – В голосе мужчины звучало абсолютно искреннее сожаление. Муар`шаттогх поднялся со своего трона, а в следующее мгновение оказался у склонившегося перед ним Иалинном.

– Кто сумел противостоять тебе, Иалинн? Говори! – Слова Муар`шаттогха раскаленными гвоздями впились в сознание, выворачивая его наизнанку и заглядывая в самые дальние его уголки.

– Повелитель, я расскажу все, что знаю сам. Человек тот молод и юн, но обладает силой и навыками, совершенно несвойственными даже самым старым представителям его вида – без особого труда ему удалось заметить и пресечь попытку подчинить его, на что оказались неспособны даже старейшины эльфов. Я склонен считать, что он – уникум, подобных которому более не существует… – От окутавшей его чужеродной силы мужчина задрожал и едва не лишился сознания.

– Ты стал слишком часто ошибаться, Иалинн. Отправляйся в этот мир и удостоверься, что мои планы не будут сорваны. А теперь – исчезни.


Сервитоль, распахнув над собой не пропускающий ни звуки, ни хлесткие дождевые капли, купол, наблюдал за разошедшимся не на шутку Каэлом. Он и подумать не мог, что под маской безусого юнца скрывается некто, по силе сравнимый разве что со всей коллегией магов... или с чародеем эльфов, что было куда как ближе. Весь гарнизон наблюдал за тем, что можно было назвать гневом природы – каждую секунду с кружащихся над давно дрогнувшей армией грозовых туч срывались сотни искрящихся молний, а небольшие, но оттого не менее разрушительные смерчи собирали свой кровавый урожай. Сам же Каэл вороном носился над головами серокожих, словно предвещая их скорую гибель.

– Господин маг! – Сервитоль поморщился. Ему было неприятно, когда люди, с которыми он вместе служит уже который год обращаются к нему не по имени. Но только прибывшим, впервые взявшим меч в руки пару месяцев назад мальчишкам о том говорить было бесполезно – просто не поймут.

– Да?

– Господин комендант просит вас помочь с сожжением трупов! – Произнес мальчишка заученную, отрепетированную, наверное, с десяток раз, фразу.

– Скоро буду.

Посыльный кивнул и умчался в том же направлении, откуда прибыл. Ему, как и всем в этой крепости, повезло – оказавшийся здесь по чистой случайности маг сохранил не столько Щит Гор, как называли эту крепость, сколько жизни её защитников. Жаль только, что понимают это лишь те, кому уже доводилось сталкиваться с орками в бою…

– Сервитоль, мои спутники уцелели? – Маг, услышав за своей спиной голос Каэла, даже не вздрогнул – он еще не отошел от боя, и ощутил приближение юноши раньше, чем тот успел что-то сказать.

– Капитан отряда точно жив – видел, как он вместе с комендантом смотрит на твои развлечения. Получилось спустить пар? – Вопрос этот не был праздным – сразу после возвращения Каэла в крепость рядом с ним не то, чтобы стоять – пройти мимо было невозможно!

– Отчасти. Против магии орки просто беспомощны… – Каэл проводил взглядом пробежавших мимо солдат, все еще сжимающих в руках оружие. – Где я могу найти коменданта?

– Чёрт его знает. В донжоне, скорее всего. Зачем он тебе?

– Хочу передать своим спутникам, что дальше пойду один. Время не терпит, а они лишь будут меня тяготить.

– Хочешь загонять коней?

– Хочу полететь. Раньше время было не так важно. – Пояснил он в ответ на удивленный взгляд собеседника.

– Тогда… Найдём, если это действительно так срочно. Может, нужно что-нибудь? Ты, всё-таки, нас всех спас.

– Я бы не отказался от карт – политической и местной, точность в моем случае не очень важна.

– Карты найдём. Ты куда собираешься добираться?

– В ближайший город, оттуда порталом в столицу, к королю. Потом…

– Господа маги! Господа маги! – Сервитоль пристально посмотрел на прервавшего разговор служку, но, наткнувшись на его полный ужаса взгляд, промолчал. – Господин комендант вас вызывает! Срочно!

– Надеюсь, это действительно что-то важное. – Сервитоль шумно выдохнул и размял затекшую шею. – Каэл, не возражаешь? Тебе ведь всё равно нужен был комендант?

– Не возражаю. Что случилось? – Обратился Каэл к посыльному, что от нетерпения едва ли не подпрыгивал на месте.

– Орки! Они напали не только на Щит Гор!

Глава 9

Приблизительно десять тысяч лет назад, родной мир Летиса и Иэздара

Иэздар бесшумно открыл дверь и проскользнул в покои Летиса, надеясь, что его друг все еще тут — Фиалис Си`атар мог забрать его на очередные процедуры. Но, стоило магу наткнуться глазами на вольготно расположившуюся в массивном кресле фигуру, как все сомнения ушли прочь. Вдруг Летис вздрогнул и обернулся, с удивлением уставившись на замершего в дверях друга.

– Иэздар? Ты как сюда пробрался?

— Мэтр Фиалис сейчас занят кое-какими… неотложными делами. – Иэздар зловеще ухмыльнулся и запустил руку за пазуху.

— Только не говори, что ты что-то взорвал…! — Летис замолчал, задержав взгляд на раскрытой ладони Иэздара. Вернее, на том, что на этой ладони лежало. – Что это?

– Один иллюзионист был мне серьезно должен, и с его помощью я создал этот артефакт. Внешне — ничего особенного, простенькая побрякушка для связи с не-магом, но внутри… Держи, сам всё поймешь. – Перстень, выполненный в форме распахнувшей пасть головы дракона, на первый взгляд действительно был просто игрушкой. Но стоило Летису его коснуться, как в ту же секунду проявились до этого момента невидимые линии силы.

– Кровавый…?! — Иэздар покачал головой и Летис замолчал. Да, о том, что перстень этот содержит запрещенную магию вслух говорить явно не стоило. — Что он… еще умеет?

— Накладывает на твой зрачок иллюзию. В итоге у тебя будут просто разноцветные глаза. – Пояснил гордый своим детищем маг. – Во-вторых - с его помощью ты всегда сможешь определить, жив ли я. Собственно, это было единственное известное мне заклинание крови, и именно благодаря ему иллюзия на твоём глазу не будет заметна даже сильнейшим магам.

Летис еще несколько секунд смотрел на алые капли, что заменяли дракону глаза, после чего надел перстень на палец, благодарно кивнув.

– Спасибо. Скажи только – тот иллюзионист знает о магии крови?

– Нет, он меня только консультировал. Нечего беспокоиться – о сущности перстня знаем только мы…

– Теперь – не только вы. – Иэздар резко обернулся и наткнулся на упрекающий взгляд мэтра Фиалиса. – И кто, позволь спросить, тебя обучил магии крови? И не вздумай юлить.

Иэздар побледнел, но взгляда, несмотря на опутавшие его нити сложнейшего ментального заклинания, не отвел. Летис тем временем не мог даже пошевелиться от накатившей на него апатии – Фиалис знал свое дело и с легкостью погрузил еще не оправившегося от операции мага в какое-то странное, подвешенное между сном и явью состояние.

– Нашел в вещах отца. – Выдавил Иэздар сквозь зубы, пытаясь вытолкнуть прочно засевший в сознании страх злобой.

– Твой отец практиковал магию крови?

– Нет.

Фиалис еще несколько секунд сверлил Иэздара взглядом, после чего тяжело вздохнул и махнул рукой.

– Только из-за нашей с Дэром дружбы я не буду сообщать об этом старейшинам, но ты должен поклясться, что никогда, ни при каких обстоятельствах ты не прибегнешь к использованию проклятого искусства. Эта сила способна развратить даже прожившего несколько тысяч лет мага, а вас, не разменявших даже первую сотню… Просто забудь о существовании магии крови, Иэздар. Так будет лучше и для тебя, и для тех, кто тебя окружает.

Иэздар, замешкавшись на мгновение, благодарно поклонился.


– И всё-таки эта зараза продолжает распространяться среди людей. Кто…? – Получить ответ Фиалис даже не надеялся – Дэрроу об этом наверняка знал не больше его самого. – По крайней мере, у нас есть зацепка.

Целитель покачал рукой с зажатой в ней книгой – сборником заклинаний какой-то академии людей, выпущенный почти сотню лет назад. Именно в этом фолианте нашло свое пристанище простое, но оттого не менее коварное заклинание магии крови.

– Я попросил того, кому я всецело доверяю, отправиться туда и начать расследование. Но почему-то мне не кажется, что в этот раз нам удастся найти распространителя запретных знаний. – Мэтр Дэрроу покачал головой и, прикрыв глаза, запрокинул голову. Он лучше многих понимал всю опасность построенных на жизненной силе заклятий, но сделать ничего не мог – слишком редко он проявлял себя, слишком мало оставлял зацепок. – Хорошо, что книга досталась моему ученику. У него есть характер, и магия крови не смогла подчинить его. Но сколько таких фолиантов разошлось по всему миру? Десяток? Сотня? Тысяча? А сколько попало к жаждущим силы и власти ничтожествам?

– В любом случае, прямо сейчас нам остается только ждать… И решать другие проблемы. Сущность ока василиска была успешно принята организмом Летиса, но его глаз проявил совершенно неожиданные способности. Возможно, мы многого не знали об этих странных существах-менталах…

– Что ты имеешь ввиду? – Дэрроу нахмурился. Он и без того никогда не одобрял чрезмерного увлечения Фиалиса изменением тел разумных существ, а теперь, когда такому был вынужденно подвергнут его ученик… Любая неожиданность всегда могла повлечь за собой ворох необратимых последствий.

– Око, Дэр, око. Я планировал его использовать исключительно как противоядие, дабы сохранить глаз Летиса, и поначалу всё шло так, как должно. – Фиалис замер на секунду, и перед ним появилась до ужаса реалистичная, но уменьшенная во много раз иллюзия василиска. – Но к моменту, когда, казалось, все уже было трижды проверено, Летис каким-то образом надавил на меня ментально. Это можно было бы принять за обычную шалость… Вот только он при этом магией не пользовался! Наблюдения показали, что ментальное воздействие проявляется только если смотреть в его измененный сущностью ока василиска глаз. Сам же Летис, похоже, не понимает, что происходит, и либо не контролирует этот процесс вовсе…

Тем временем иллюзия василиска чуть подросла в размерах и отбросила лишние, по мнению Фиалиса, детали – лапы, хвост и часть туловища. Осталась лишь голова, шея и гребень .

– … либо контролирует подсознательно. Воздействие глаза направлено на то, чтобы я отпустил его, что лишь подтверждает вторую теорию. Эксперимент над человеком, в которого я внедрил сущность гребня, ничего подобного не спровоцировал. А значит, сила василиска заключена не в гребне…

– … А в оке! Чёрт подери, Фиал! Как еще это может на нём сказаться? С поведением всё нормально?

– В пределах нормы – Летис читает и вроде-бы не порывается куда-либо сбегать, несмотря на желание его глаза. Кхм, со стороны это глупо звучит… Желание глаза… Хе-хе. – Фиалис захихикал, отчего стал похож на сбежавшего из-под надзора безумца.

– Прекращай, Фиал. Сейчас ты мне нужен в добром здравии, а не одурманенным идиотом! – Дэрроу вырвал из пальцев друга небольшую, с ноготь мизинца размером, серебряную пластину. – И вообще, завязывай с этим. Сколько лет-то прошло? Пора уже.

– Пора. Но сердцу не прикажешь, Дэр. Иногда мне так тоскливо, что хочется на луну выть.

– Вытесни тоску делом! Как-то можно нейтрализовать побочные эффекты использования ока?

– Если такой способ и есть, то мне он неизвестен. Я, конечно, попытаюсь что-то найти, но время в такой ситуации играет против нас – сущность ока все глубже укореняется в Летисе…

– … Магия крови способна стабилизировать ситуацию?

Глава 10

Наше время, родной мир Каэла

Поля, горы, реки и озера проносились где-то далеко внизу — Каэл давно уже не обращал на них никакого внимания. Сейчас его волновало другое – орки и то, что происходило в мире. Всего на границе с орочьими скалами стояло более десятка крепостей, и пять из них были этой ночью атакованы. Все, кроме Щита Скал, пали — орки просто задавили их числом и прорвались на земли людей. Были ли и там големы – неизвестно.

И пусть Каэла мало волновали проблемы короткоживущих, на душе отчего-то скребли кошки.

На горизонте показалась столица. Не такая величественная, какие привыкла видеть одна из половинок Каэла, но выбирать не приходилось — старая империя давно уже канула в лету, а новообразовавшиеся государства еще не скоро встанут вровень с предками.

Каэл, закрывшись от чужих взглядов невидимостью, пролетел над стенами и направился прямо к возвышающемуся посреди города замку-дворцу, окруженному скорее декоративными, чем настоящими стенами из красного кирпича. Но, едва Каэл коснулся земли, как кто-то попытался его остановить, накрыв непрозрачным куполом. Юноша хмыкнул и рассеял заклинание, наткнувшись взглядом на явно обеспокоенного подобным развитием событий старика — это заклинание его, похоже, до этого дня не подводило ни разу.

– Его величество Лигизмунд Фрейм может меня принять? – Спросил Каэл, одним махом подавив все потуги старого мага. Будь тот чуть моложе, то, может быть, через тысячу-другую лет и сумел бы доставить ему проблем, но родившиеся со слабым даром люди очень редко успевали замедлить свое старение в раннем возрасте, чаще овладевая силой по-настоящему лишь в глубокой старости — тогда, когда ничего уже и не хочется. И этот маг относился именно к этой категории. – Меня пригласил сюда Вильг Си-Трай, Лотр тайной стражи. Обстоятельства на границе вынудили нас разделиться.

Старик еще несколько секунд сверлил Каэла своими мутными глазами, после чего оставил все попытки сопротивления и примиряюще поднял руки.

– Вы намного сильнее меня, уважаемый…

— Каэл Иэздар.

— … Каэл Иэздар.

— Но к королю прямо сейчас я вас допустить не могу.

– Я понимаю. Сколько вам понадобится времени для решения всех вопросов? – Дел в городе у Каэла было достаточно для того чтобы занять целый день, если не больше.

- Не меньше пары часов. Если желаете, я могу предоставить вам апартаменты в гостевом дворце…

– Я не планирую задерживаться в столице, уважаемый…

– Гильто Зюльт, наставник наследника. – Представился старик, чуть поклонившись.

– … Гильто Зюльт. Меня интересует, где я могу найти книги по истории за последние пять-шесть тысяч лет и портальные координаты городов других королевств? За всё перечисленное я готов заплатить. – Каэл подбросил в руке золотой времен древней империи, чем, несомненно, заинтересовал своего собеседника.

– Позволите? – Гильто бережно взял монету в руки и, внимательно её осмотрев, улыбнулся. – Я могу предложить десять полновесных золотых за этот экземпляр. Вам с лихвой хватит на все необходимые покупки. А места…

Старик прищелкнул пальцами и в воздухе появился лист с пером, тут же заскользившем по чуть желтоватой бумаге.

– … перечислены здесь. Лучшее, что только есть в городе, уж можете мне поверить. А теперь я вынужден вас оставить… И, будьте так добры, в следующий раз воспользуйтесь воротами – вас пропустят.


– Мой император, портал готов! – Маг низко склонился перед императором, вперив взгляд в пол. Виллиан чуть улыбнулся – он и без того ощущал неподалеку полностью раскрывшийся и стабилизированный портал, ведущий прямо на будущее поле боя.

– Хоршсцы?

– Так же, как и мы, готовятся к сражению. Небесные корабли держатся неподалеку, мой император.

Виллиан сдвинул в сторону кипу бумаг, с которой работал до этого момента, встал, принял из рук слуги свое оружие и подошел к магу.

– Веди.


– Залп! – Усиленные рунами снаряды устремились в сторону перешедших в наступление воинов империи Зил, прочерчивая в воздухе белесые полосы. Артис, оценив результат, лишь покачал головой – мало. Но, пока небесные корабли не сблизились с противником, приходиться довольствоваться хотя бы этим. – Приготовить стрелометы! Проверить загрузку метательных машин!

– Капитан! Вас требуют на мостике! – Артис чертыхнулся. Мостик – самое бесполезное, что только смог придумать гений Хоршсцских инженеров. Оттуда было видно лишь окружающее корабль небо, но ни экипаж, ни механизмы контролировать было невозможно – полагаться на одни лишь донесения по сложной системе акустических труб молодой капитан не хотел. Как итог – во время сражения капитана «Мести» можно было найти где угодно, но не там. – Из штаба!

– Сейчас буду! Глитвен, продолжать вести огонь!

– Есть!

Артис быстрым шагом миновал тесный, связывающий орудийную палубу и мостик коридор и заскрипел зубами – ответственный за связь офицер знаками показывал, что его дожидается не кто-то, чьи указания можно проигнорировать, а сам Фиа Клестц – правая рука величайшего полководца империи Хорш.

– Капитан Артис на связи.

– Какого черта тебя нет на посту, капитан?! – Артис поморщился – разговор начать Клестц решил с выговора, а не дела. – То, что тебя заметил один из Лордов, не освобождает тебя от ответственности!

– Я руководил батареями, Лорд Клестц. Пришедшие взамен погибшим канониры неопытны – им доводилось стрелять лишь из наземных орудий, а корабельные установки – это совсем иное. Ради повышения эффективности стрельбы я был вынужден покинуть мостик.

Несколько секунд артефакт связи молчал, после чего оттуда донеслось раздраженное сопение.

– Хорошо, капитан, считай, что тебе удалось оправдаться. Принимай новую цель: Левый фланг армии Зил, пятый квадрат пехоты. Оттуда, по донесениям разведки, командует император Зиловцев. Цель – уничтожить там всё, отрезать фланг от армии и оборвать им связь. Командует операцией Лорд Гертор, его приказы выполнять беспрекословно. Всё понял?

– Так точно, Лорд. Смею заметить, что связаться с Лордом Гертором, дабы он уже связался с нами, было бы много эффективнее… – Ответа Артис не получил – штаб разорвал связь, о чем сразу же отрапортовал связист. – Вот же сука. Тиртоль, дуй к орудиям – отвечаешь за все нечетные батареи. Наводчики там зеленые, из каких-то замшелых гарнизонов.

– Есть! – Ровесник Артиса и, по совместительству, один из его самых преданных помощников скрылся в зеве коридора.

– … Лейпниц, докладывать обо всех замеченных магах или орудиях. Гиас, наблюдай за точкой назначения. Особое внимание – на небольшие отряды.

Артис устало помассировал виски и стрельнул глазами в сторону начавших движение кораблей своего звена.

– Приказ – начать движение! – Прокричал связист спустя секунду, вопросительно посмотрев на капитана.

– Подтверждаю приказ! Полный вперед! – Артис, поправив на поясе наградной абордажный кортик, ухмыльнулся. – Надеюсь, император действительно там!

Глава 11

Гёт проводил взглядом неприметного внешне мужчину, после чего перевел взгляд на кошель, лежащий перед ним на столе. Сотня полновесных золотых монет за информацию об уже мертвом парне, отдавшем свою жизнь за двух малознакомых людей. Гёт и сам был не уверен, что в молодости у него могло хватить смелости поступить так же… И потому был не столько благодарен юноше, сколько восхищался им.

Мужчина подтянул к себе тяжелый кошель и спрятал его за пазуху. Свобода. То, о чём он мечтал так давно, наконец свершилось. Но какой ценой? Ценой жизни человека, который, даже узнав о его и Кельта ремесле, не отвернулся от них? Жаль, что переиграть ничего нельзя.

— Гёт, пойдем. – Кельт поднялся из-за соседнего стола и натянуто улыбнулся. — Нам предстоит долгая дорога.

– Пойдём. — Гёт поднялся со скамьи и, подхватив лежащий рядом мешок, следом за другом вышел из трактира. Абсолютно чистое небо не внушало никаких опасений — дождя, столь опасного в этих землях, более можно было не бояться. Мужчина всё еще не верил, что теперь он может бросить то, чем занимался последние годы, вылечить дочь и уехать в какой-нибудь укромный уголок, туда, где никто не найдет ни его, ни Кельта, ни Алису.

Спутники оседлали коней и выехали на тракт.


Охваченный огнем клинок разрубил надвое и всадника, и его коня, опалив устремившимся вперед пламенем еще нескольких хоршсцев. Виллиан, повалив попытавшегося дотянуться до него клинком мечника на землю, вскинул свое оружие к небу. Прошла секунда, другая, и вокруг меча, с жутким гулом пожирая воздух, образовался огненный вихрь, спустя мгновение устремившийся к зависшему над полем боя небесному кораблю. Никто не успел сказать ни слова, а парящего в высоте левиафана уже объяло пламя.

Виллиан не командовал армией – он вёл её за собой, поручив всё, что касалось стратегии, Лордам. Новый император лучше многих понимал, что как воин, как символ он много ценнее себя же в ставке командования, где Лорды не станут его слушать. Да, он мог бы казнить их всех, и поставить на освободившиеся места новых, но… Зачем? Сражаться и вести за собой людей паладин умел, а командуют пусть те, кто в этом что-то понимает.

«Убить!»

– Вперед! — Виллиан с полубезумной улыбкой бросился вперед, а следом за ним, подбадривая себя яростными криками, бросилась вся армия. хоршсцев медленно, но верно теснили – первые небесные корабли уже падали на землю.


– Команда на отступление! Император зиловцев на передовой! Штаб обнаружен на левом фланге! — Артис с силой ударил по приборной панели. Их звено, в попытках найти и уничтожить штаб, потеряло три корабля из семи безо всякого результата. Но, что важнее, на земле все тоже складывалось не так удачно, как должно было.

— Разворачиваемся, все накопители — на укрепление кораб…! – От сотрясшего весь корабль удара Артис, как и все члены экипажа, в этот момент стоящие на своих двоих, упал. – Доклад!

- Капитан, корма корабля уничтожена! Фиксирую резкое снижение…! – Глаза офицера, принимающего отчеты со всего корабля, округлились. – Мы падаем!

– Всем надеть крылья! Живо, живо! – Артис, проследив, что бы на мостике не осталось ни единого человека, побежал следом. За те месяцы, что прошли с начала войны, командование по достоинству оценило ущерб от потери опытных членов экипажа и предусмотрела способ эвакуации – крылья, что позволяли опуститься на землю и не превратиться при этом в отбивную. Добравшись, наконец, до предназначенной для эвакуации площадки, Артис замер в дверях, до крови прикусив губу – из сотни крыльев на месте оказалась половина – вместе с кормой «Месть» потеряла львиную долю людей. Капитан отработанными движениями облачился в комплект и, разбежавшись, выпрыгнул из распахнутого его людьми шлюза.

Несколько секунд свободного падения – и за спиной, гулко хлопнув от ударившего в плотную ткань воздуха, раскрываются куполообразные крылья. Артис уцепился глазами за четыре десятка парящих в воздухе крыльев и, недолго думая, повернул в их сторону. Теперь оставалось лишь надеяться, что никто из зиловцев не будет пытаться сбить парящего в воздухе, и оттого беззащитного человека, да что он сам не приземлиться прямо в руки разгневанной пехоты врага…


Виллиан едва успел отпрыгнуть от готовой разверзнуться прямо под его ногами тверди, поглотившей пол сотни воинов разом. По другую сторону образовавшейся пропасти замер, вскинув над головой руки, пожилой маг империи Хорш. Он не носил одежд, что были когда-то символом чародеев древней империи – не было на нём ни мантии, ни широкополой шляпы. Его одежда куда больше подошла бы рейнджеру, сутками пропадающему в лесах, чем могущественному колдуну… Но времена меняются, и вот уже маги отбрасывают в сторону традиции и хватаются за меч, преследуя лишь одну цель – выгадать хоть какое-то преимущество перед равным по силе и мастерству противником.

Император, перехватив меч поудобнее, отрешился от окружающего мира и сосредоточился на своем противнике. Старик тем временем чуть наклонился, развел руки в стороны… И провалился под землю. В ту же секунду в месте, где он стоял, в разные стороны поползла вспучившаяся земля. Виллиан напрягся – нити мира не могли рассказать ему ровным счетом ничего в такой ситуации. Магия и многочисленные смерти сейчас сотрясали мир так, что пытаться что-либо понять было попросту бесполезно. Оставалось лишь целиком положиться на обычные человеческие чувства.

Паладин, окутав клинок пламенем, выхватил из рук уже мертвого бойца массивный щит и бросился к ближайшему завихрению магической силы, но уже через мгновение резко остановился и, оттолкнувшись от земли, взмыл в воздух – там, где он должен был оказаться, сейчас возвышались сотни каменных кольев. Чутье, ни разу не подводившее императора, не подвело его и сейчас. Огненные всполохи, охватившие паладина, позволили ему избежать еще нескольких ловушек… И, едва коснувшись земли, вонзить меч в землю. От жара, что раскалил землю в радиусе сотни метров, не спасся никто… Кроме мага, что уже через мгновение вырвался из ставшего смертельно опасным укрытия и попытался сбежать.

Но Виллиан такой возможности ему не дал – невероятно быстро он преодолел разделяющее их расстояние и, вложив в удар всю свою силу, обратил колдуна в пепел – не помогла тому ни магическая защита, ни зачарованные одежды.

– За империю! – Император вскинул вверх расплавившую доспех руку.

Армия империи Зил, воодушевленная победой своего императора над могучим магом, неудержимой волной ринулась вперед, за уже показавшими спины трусливыми хоршсцами.

И лишь чудом уцелевший молодой солдат, наполовину погребенный под телами товарищей, с ужасом смотрел на своего императора… И молился.

Виллиан лишился шлема, а часть доспеха, укрывающая его правую руку, давно уже расплавилась, обнажив полыхающую изнутри плоть. С нагрудника и латной юбки от жара стекла позолота, а волосы цветом своим стали напоминать пепел. Но не это напугало парня, что сейчас сжимал в руке свой нательный крест.

Пылающие огнём глаза императора были совершенно не похожи на человеческие.

Глава 12

С земли замок-дворец Лигизмунда Фрейма смотрелся куда как более величественно, нежели с воздуха. Стены более не казались декоративными, пусть и были они много ниже главной стены, окружающей город — заклинания, спрятанные в толще камня, являлись вершиной человеческого гения. Это был тот максимум, которого могли достигнуть люди при их текущем развитии магических искусств… Который был очень, очень далёк от идеала. На человеческой расе сильно сказалась смута, отбросившая людей в развитии на сотни, тысячи лет назад – война на уничтожение лишила мир сильнейших и мудрейших чародеев, а гонка технологий вылилась во взаимный геноцид ученых умов. То, что человечество уцелело, иначе как чудом Каэл назвать не мог.

Десяток почетного караула, что сопровождал Каэла от самых ворот, был увешан амулетами с ног до головы. Исчезновение сильных магов вкупе с замкнутостью эльфийского народа породили в умах простых людей чувство защищенности и вседозволенности — правитель этого небольшого королевства искренне считал, что копия ученического эльфийского негатора магии сможет остановить любого чародея. Каэлу же было грустно смотреть на то, что имеющуюся у каждого молодого эльфийского мага игрушку преподносят как «уникальный артефакт, способный лишить силы даже архимага». И то, что называемых архимагами людей он действительно лишает сил… это страшно. Всего за пять тысяч лет целый народ не просто утратил былое величие – он свалился на самое дно в погоне за иллюзорной властью и силой.

— Перед королём необходимо кланяться в пояс, уважаемый Каэл Иэздар… — Пробормотал, гадко ухмыляясь, церемониймейстер. Он, как и все прочие, считал мага полностью беззащитным. – Вам знакомы принятые в аристократическом обществе правила?

– Да, знакомы. — Каэл чуть повел бровью и мужчина, посмевший над ним насмехаться, словно бы случайно поскользнулся и ухнул в пруд, мимо которого как раз проходила процессия. Юноша окинул нахального человека насмешливым взглядом и, чуть улыбнувшись, перевел взгляд на небо. – Погода для купания не самая подходящая. Вам помочь?

Впрочем, протянуть руку помощи Каэлу не дали – приближенного к трону мужчину принялись вытаскивать из воды сразу двое стражников, только мешающихся друг другу. Церемониймейстер, едва выбравшись из воды, окинул Каэла свирепым взглядом и умчался в неизвестном направлении, но всего через минуту его место занял камердинер короля. Этот человек понравился Каэлу куда как больше — он и не заискивал, и не смотрел сверху вниз. Гвардейцев и слуг знал поименно, с самим магом общался так, как и подобает — с искренним уважением, не обращая внимания на его молодость, и не злоупотреблял своей безнаказанностью. За прожитые годы одна из половинок Каэла сделала для себя очень важный вывод — если ты хочешь узнать что-то о человеке, то посмотри на его друзей и подчиненных. Если же они – дрянь, каких поискать, то человек либо точь-в-точь похож на них, либо же попросту недостаточно умен для того, чтобы это заметить. В ином же случае, когда и друзья, и подчиненные этого человека достойные люди, от него можно ждать того же – честный не будет общаться со лжецом, а трус - с храбрецом.

– Меня зовут Дэниал Штольц, уважаемый маг. Прошу извинить меня за произошедшее в саду – случайности порою просто поражают… – Дэниал, поджав губы, театрально покачал головой. – Или же не случайности? Каэл Иэздар, прошу простить меня, если лезу не в своё дело, но… Негатор ведь не лишил вас способностей?

– С чего вы так решили? – Спросил, удивленно подняв бровь, юноша.

– На моем веку многие колдуны – и молодые, и старые, и слабые, и невероятно сильные подвергались воздействию этого артефакта. И они боялись. Боялись до дрожи в коленях, до потери сознания… А вы, такое ощущение, будто и вовсе не ощутили активации негатора.

– Да, мне нет дела до этого артефакта. Он, быть может, смог бы остановить меня когда-то, но уж точно не теперь.

– Так я и думал… – Камердинер дотронулся рукой до подбородка и грустно улыбнулся. – Даже если бы мы захотели, то просто не смогли бы вас остановить. Надеюсь, вы и правда желаете лишь разговора.

Каэл кивнул в такт своим мыслям.

– Я уже говорил единожды, что меня пригласил Лотр тайной стражи. Я не искал встречи с королём, Дэниал Штольц. Это его величество искал встречи со мной, так или иначе.

Путь до кабинета, в котором король изволил принять мага, занял еще несколько прошедших в полном молчании минут. Наконец Каэл и Дэниал замерли перед неприметной, но серьезно, – по людским меркам, – укрепленной магией дверью.

– Его Величество Лигизмунд Фрейм!

Каэл, едва не чиркнув головой о низкий порог двери, вошел в небольшой, заставленный шкафами и полками, зал. Куда бы ни посмотрел маг, всё, абсолютно всё было завалено книгами – они были даже на полу, там, где не мешались ногам. Подобное убранство совершенно не подходило королю… Но Лигизмунда, похоже, все устраивало – он был явно не из тех людей, что чаще оглядываются на мнение окружающих, а не на собственные желания. Нет, конечно, люди как о правителе о нём отзывались хорошо, несмотря на то, что учитывал он вперед всего интересы государства.

– Каэл Иэздар… Я рад нашей встрече. Присаживайся. – Лигизмунд указал глазами на свободный стул. Король дождался, пока Каэл сядет напротив, после чего выудил откуда-то из-под стола изящную бутыль с вином. – Выпьешь?

– Предпочитаю не пить во время серьезных разговоров. – Вежливо отказался юноша, чуть улыбнувшись. Глаза его при этом не выражали ровным счетом ничего, что не укрылось от подкованного в подобных делах политика.

– К делу так к делу. Как ты, наверняка, знаешь, между двумя империями началась кровопролитная война. Жертвы огромны даже среди гражданского населения. Новый император Зил, Виллиан, провёл серьезные перестановки. Казни, облавы, травление – на всём этом список деяний, с которых он начал своё правление, не оканчивается. Но буквально несколько дней назад его армия наголову разбила хоршсцев, лишив тех едва ли не половины всей армии разом. Уже давно объединенные королевства получили предложение о военном союзе… И, как ты уже понял, я хочу узнать твоё мнение о Виллиане как о человеке. Или что-то большее, если ты не возражаешь. – Легизмунд откинулся на спинку стула и, с толикой печали во взгляде взглянув на сосуд с вином, убрал его обратно. Несмотря на низкий рост, его нельзя было назвать слабаком – для своих лет он выглядел более чем достойно. Мускулистая грудь, широкие плечи, подтянутое тело – многие в семьдесят лет не имеют и десятой части того здоровья, что было у этого старика. Время пощадило даже его глаза, в коих всё еще горела искра жизни, что, порою, тухнет у стариков задолго до смерти.

– Я знаю Виллиана не так хорошо, как вам хотелось бы… Но расскажу всё, что знаю сам.

Глава 13

Артис, сжав зубы, смотрел на то, как казнят его людей. Их, словно последних разбойников, насильников и убийц, вешали на спешно сколачиваемых виселицах. Если бы кто-то спросил его, что он чувствует, то Артис не сказал бы ровным счётом ничего — ту боль, сожаление и разочарование, которые он испытывал, нельзя было описать словами. Юноша дернулся, когда его заместителя, с которым они познакомились еще будучи юнгами, плавно подняли в воздух – так, чтобы не сломать резким движением шейные позвонки и заставить офицера армии врага мучиться как можно дольше. Прошла минута прежде чем мужчина, в последний раз дернувшись, затих. Артис мог закрыть глаза, но не имел на это права — так или иначе, но именно он повинен в смерти экипажа «Мести».

Вдруг толпа, обступившая виселицы, расступилась, и на небольшую площадку, сколоченную прямо перед виселицами, вышел император. Выглядел он, ни дать, ни взять, как демон из самой преисподней – бой давно уже закончился, а рука его все еще пылала изнутри адским огнем. И тут взгляд юноши уцепился за до боли знакомое лицо императора. Виллиан. Паладина, чье появление послужило тем рычагом и толкнуло всю его жизнь под откос, Артис не забыл. Виллиан медленно поднялся на помост и окинул взглядом затаившую дыхание армию.

— Я не мастак говорить речи, но то, что все мы стоим здесь, говорит само за себя — мы победили. Хоршсцы, поджав хвосты, бежали, скуля словно побитые собаки, оставив поле боя за нами. Сегодня враг потерпел первое крупное поражение, разом лишившись половины своего небесного флота и трети армии убитыми. Отсюда, с Кель-Дуарских полей, мы начнем свой победный поход, дабы сравнять с землёй города подлых захватчиков и убийц. Мы не будем щадить ни женщин, ни детей, дабы искоренить этот подлый народ. Мы одержим победу – и навсегда обеспечим нашему дому мир и процветание! – Император слитным движением обнажил свой клинок и вскинул его в воздух, а через мгновение в небе с жутким грохотом расцвел ярко-алый, сотканный из пламени цветок. — Во славу империи!

– Во славу империи! Во славу империи! – Толпа словно сошла с ума — еще не отошедших от продолжительного и кровопролитного сражения людей речь их предводителя, казалось, привела в восторг и ярость одновременно. Прикажи Виллиан прямо сейчас сниматься с места и идти в атаку — и они бы пошли. Пошли, несмотря на боль и усталость.

Тем временем император, довольно улыбнувшись, спустился с помоста и дал отмашку замершим чуть поодаль палачам, дабы те продолжили свое дело… И замер. Взгляд его зацепился за лицо человека, которого он считал погибшим. За лицо Артиса. Виллиан, что-то прошептав всюду его сопровождавшему капитану гвардии, подошел к связанному по рукам и ногам юноше. Гвардейцы тем временем оттеснили в стороны всех желающих посмотреть на своего императора вблизи.

— Как тебя зовут? – Спросил он, всё еще находясь в неверии.

– Артис. Не думал, что у паладинов такая короткая память. - Слова эти юноша произнес чуть грустно – все его мысли сейчас занимало сожаление о всех тех решениях, что в конечном итоге привели к столь плачевному результату.

– Ты вступил в армию хоршсцев? Предал родину? Зачем?

– Я не предавал свою родину, император. – Последнее слово Артис выделил особо. – Мой отец, Тругт Эльдстил, был дворянином империи Хорш в изгнании. К моменту, когда я вернулся домой, деревня была сожжена, а все люди – убиты. Тайный сыск каким-то неведомым образом прознал о том, что там скрывается моя семья.

Виллиан еще несколько секунд сверлил Артиса взглядом, пока, наконец, что-то для себя не решив не подозвал ответственного за проведение казней человека.

– Этого молодого человека перевезти в столицу и посадить под стражу в дворцовую тюрьму. Голодом не морить, лишнего себе не позволять. Свободен. – Мужчина, раскланявшись, удалился, а Виллиан вновь обернулся к Артису. – Не думай, что я делаю это просто так. Когда империя Хорш падет, у меня к тебе будет много вопросов… И предложений.

Паладин резко развернулся и продолжил свой путь, а Артиса подхватила под руки пара верзил и потащила куда-то вглубь лагеря…


Дорога петляла меж деревьев словно заяц, улепётывающий от волка, не давая всадникам ни минуты передышки – лошади так и норовили сойти с тропы и сломать себе ноги. Оттого сейчас Кельт, бурча себе под нос что-то раздраженно, то и дело направлял своего коня. Гёт ехал чуть позади и дремал в седле – друзья договорились сменять друг друга каждые два часа, покуда не выберутся на нормальную, прямую дорогу. Вдруг Гёт вздрогнул и дотронулся до груди, через секунду выудив из-за пазухи свой артефактный блокнот.

– Дерьмо… Сиречь говорит, что мою дочь перевезли много севернее – практически к самим дворфийским твердыням.

– Но с ней всё хорошо? – Спросил, обернувшись, Кельт.

– Да, но три лишних дня пути… Мне уже не терпится вновь почувствовать себя свободным, Кельт. Свободным и от этой работы, и от постоянного страха за жизнь дорогого мне человека…

– Я понимаю. Но ты можешь что-то изменить? Мы оба знаем, что нет – быстрее ехать мы просто не можем, и без того в дороге по пятнадцать часов. Порталы? У нас просто не хватит золота – всё, что мы накопили, уйдет на оплату услуг целителя. – Гёт кивал в такт словам друга. Он прекрасно всё понимал, но… Иногда человеку нужно что-то сказать. Пусть даже это будет явная глупость, но – нужно. Тем временем Кельт, выдержав солидную паузу, продолжил. – У тебя хотя бы есть дочь. У меня же ни родителей, ни жены, ни детей – вообще никого… Только ты и Алиса. До того, как ты снял с меня рабскую печать, я вообще не имел цели в жизни. И ничего, держался. Сколько лет мы уже колесим по свету, выполняя грязную работёнку? Что по сравнению с этими годами жалкая неделя? Так, пшик.

Друзья замолчали. Кельт случайно напомнил о событии, которое прочно связало судьбы двух совершенно разных людей – мечущегося в поисках способа спасения жизни своей дочери отца и мужчины, что еще мальчишкой был продан в рабство южанам...

Глава 14

Пятнадцать лет назад

Мужчина, опустившись на длинный, оббитый бархатом диван облегчённо выдохнул и вытер окровавленный кинжал о подвернувшуюся под руку оконную занавеску. Того, что кто-то его увидит снаружи, Гёт не боялся совершенно — мало того, что стояла глубокая ночь, так еще и окнами трёхэтажная усадьба богатого работорговца была повернута к лесу, а не к жилым строениям. Он еще раз окинул взглядом распластавшийся на по-настоящему царской кровати труп и, смахнув со лба выступившие капельки пота, встал. Отчего-то куратор не сообщил о том, что этот торговец всегда имел при себе серьезные амулеты, из-за чего устранение худосочного старика прошло совсем не так, как планировалось.

Вдруг откуда-то раздался сдавленный, едва слышимый стон. Гёт еще раз окинул комнату взглядом… И наткнулся на ранее им незамеченную, совершенно неприметную дверь. Звук повторился – теперь мужчина мог с уверенностью сказать, что доносился он именно оттуда. Гёт, перехватив кинжал поудобнее, бесшумно заскользил в сторону двери. На секунду замерев, мужчина, выдохнув, распахнул дверь… И замер, широко распахнув глаза.

Гёт, сглотнув ставшую отчего-то вязкой слюну, шагнул в тёмную, освещаемую лишь парой магических шаров под потолком, комнату. Кровь. Ею был залит и пол, и стены, и даже на потолке можно было различить её старые, уже засохшие потёки. Несколько бордового оттенка столов были завалены пыточным инструментом, а вдоль стен, подобно свиным тушам, висели десятки людей. Дети, взрослые, старики, мужчины и женщины — работорговец утолял свою жажду насилия на каждом, кто вызвал в нем такое желание. По левую руку от него висели истерзанные тела совсем еще молодых девушек и девочек. По правую – мужчин и мальчишек. Одного лишь взгляда на каждое тело было достаточно, чтобы с уверенностью сказать — с такими ранами не живут… Но среди всех этих несчастных всё-таки нашелся один-единственный счастливчик, сумевший избежать опытной руки старого палача. Мужчина чуть старше Гёта медленно вращался вокруг своей оси, за руки прикованный к тянущимся до самого потолка цепям. Сейчас он молчал, но Гёт не сомневался — именно его стоны, являющиеся своего рода криком о помощи, он слышал из спальни.

– Подожди секунду. – Гёт выскочил из комнаты и сорвал с пояса старого ублюдка связку ключей — если до этого он еще гадал, от чего они, то теперь знал точно. И, видит бог, как он хотел позабыть об увиденном! Но, несмотря на это, Гёт вернулся в пыточную и, недолго провозившись с замком, освободил пленника. – Обопрись на меня, пойдем. В доме все мертвы, я… Приведу тебя туда, где будет лучше.

– С-спасибо… — Пробормотал мужчина, с трудом шевеля губами. Гёт, чертыхнувшись, отыскал глазами кувшин и, проверив, что в нём, поднес ко рту несчастного. Спустя всего несколько секунд в литровом сосуде не осталось ни капли. — С-спасибо…

— Тише, не говори лишний раз. – Гёт медленно, стараясь не повредить своей ноше, принялся выбираться из усадьбы. – Ты, главное, не помри, ладно?


Только добравшись до небольшой, предназначенной для одного человека комнатушки Гёт смог перевести дух. Он никогда не замечал, что ночью в городах по улицам бродит столь много стражи - иногда ему казалось даже, что они целенаправленно ищут его, каким-то неведомым образом выйдя на след… Но – нет. Убийство более чем двух десятков человек все еще не обнаружили – иначе с Гётом бы уже связались и приказали залечь на дно. К счастью, до утра было еще несколько часов, а он вместе с освобожденным мужчиной уже был в безопасности – в эту комнату, когда-то являющуюся подвалом, вела лишь одна, тщательно замаскированная дверь. О ней знало лишь несколько лиц из существующей в каждом городе воровской гильдии или, если хотите, гильдии воров – всё одно. Воры, попрошайки, убийцы – все они стояли друг за друга горой, насколько это было возможно при таком контингенте. И лишь благодаря этому они могли вести свои дела, практически не оглядываясь на стражу или тайный сыск – первым хватало получаемого от ночных дельцов золота, а вторым попросту не было дела до преступности, пока та держалась в рамках дозволенного. И подобная система не была злом – маньяков, убивающих всех без разбору, воров, позволяющих себе слишком много, продажных чиновников, посмевших перейти дорогу братству… Их всех, так или иначе, настигала заслуженная кара.

– Держи. Мясо не ешь, может поплохеть, а врача я, сам понимаешь, тебе обеспечить не смогу. – Гёт протянул чуть оклемавшемуся мужчине плошку с полужидкой бурдой, которой питался сам – в ней было и мясо, и зелень, а на желудок подобное варево оказывало лишь положительное воздействие. Даже в виде бульона. Уже второй год он питался этим простым блюдом, время от времени меняя мясо на рыбу или птицу – в зависимости от того, сколько оставалось денег после ежемесячной оплаты лечения совсем еще маленькой дочки, Алисы. Той единственной, ради которой Гёт все еще топтал эту грешную землю и, не оглядываясь на нормы морали, делал свою работу. Грязную, но хорошо оплачиваемую работу. – Тебя как зовут?

Мужчина, разом опустошив половину миски, с сожалением отложил её в сторону.

– Кельт.

– Есть силы рассказать, как там оказался? Можешь лечь спать, если совсем невмоготу. Или, быть может, воды? – Гёт потянулся к кувшину.

– Нет-нет, спасибо… Я расскажу свою историю. Коротко, на большее пока не хватит сил, но расскажу. – Мужчина глубоко вздохнул. – Мне только исполнилось двенадцать зим, когда на мою деревню, что лежала у берега моря, напали пираты. Южане вырезали всех, кроме молодых девушек и детей. Первых… Сам понимаешь, зачем оставили, а нас отправили на юг. Рабство… Почти пятнадцать лет я в нём провел. Сбегал не один раз, но меня всегда ловили. Так и попал к этому… живодёру – очередной хозяин решил проучить меня и продал за бесценок известному в узких кругах ублюдку. Там бы я и пропал, не освободи меня ты… Как зовут того, кому я обязан жизнью?

– Гёт. – Мужчины пожали друг другу руки. – Я, хоть и спас тебя, но многого предложить не могу – печать с тебя должна была пропасть после смерти старика, денег на первое время я тебе дам…

– Нет! Я хочу отработать свой долг, Гёт. Пока трижды не спасу тебе жизнь, буду идти по правую руку от тебя. Такова воля деда, отца и богов моих. – Мужчина встал на колени. – Прими мою клятву.

Глава 15

Наше время

Солнце уже встало из-за горизонта, а Каэл только вышел из кабинета Лигизмунда Фрейма. Так или иначе, но разговор плавно перетек из обсуждения ныне правящего императора в совершенно иные плоскости, касающиеся как политики, так и чародейства. Лигизмунд, хоть и не был одарённым, оказался весьма сведущ в магии. Особенно — в запретной, той, которую даже одна из половинок Каэла старалась обходить стороной. Король изучал магию крови не ради праздного любопытства или жажды силы – он тем самым старался обезопасить свою страну, подготавливая экспертов по запретным искусствам из простых, неодаренных людей. Из его слов следовало, что уже третий десяток лет его люди то и дело находят следы применения магии крови, но, что важнее, с каждым годом количество этих следов лишь возрастает. Совет Объединенных Королевств пытался найти распространителей заразы, но след либо обрывался, либо вел к эльфам — ярым ненавистникам этого направления магии. Все попытки как-либо подтолкнуть своих долгоживущих соседей к активным действиям провалились, ибо эльфы попросту игнорировали как намёки, так и многочисленные доказательства, из которых следовало, что источник всего этого безумия скрывается в эльфийской роще. И появление мага, способного играючи побороть лучшего мага его королевства, Лигизмунд воспринял как знак свыше. И если предложение о прямом сотрудничестве Каэл отклонил, то просьбу попробовать поговорить с долгоживущими на их языке, языке силы, он принял – в том, что Маг Крови скрывается в чаще, юноша после ознакомления с доказательствами более не сомневался.

Каэл вышел из дворца и, оттолкнувшись от земли, взмыл в воздух. В его голове царил самый настоящий хаос, и никакая накопленная за тысячи лет мудрость не позволяла в нём разобраться. На него разом навалилось столько проблем, сколько он не встречал за всю свою жизнь. И каждая, так или иначе, требовала решения. Големы, маг крови, попытки прорваться в мир извне, друг, оказавшийся предателем… К счастью, хотя бы война меж людскими империями его не касалась. Да, какая-то часть Каэла жалела людей, что бездумно гибнут в бессмысленной войне, но даже она понимала, что подобное в среде короткоживущих неизбежно. Желание получить много и сразу неизбежно следует за людьми, чей предельный срок жизни не составляет и десятой доли от эльфийского. Одарённые же… Одарённые гибнут, как правило, по собственной глупости — гонятся за богатством, властью и славой, за своими сиюминутными желаниями… Просто потому, что живут они среди короткоживущих, и ценности перенимают соответствующие.

Впереди мага ждало несколько часов полёта до столицы эльфийского народа.


— Я приветствую совет. – Двенадцать старейшин неверяще рассматривали замершего перед ними Летиса. Король, отрёкшийся от престола, казалось, практически не постарел – в его разноцветных глазах плескалась сила, а аура лишь укрепилась с момента их последней встречи. Только Сиод смотрел на него без капли удивления во взгляде — лишь злость и подозрение нет-нет, да мелькали в потускневших с годами глазах. – Я, Летис, предъявляю свои права на престол.

В зале сразу стало шумно. Мудрые и спокойные, старейшины все равно не смогли сдержать захлестнувших их с головой эмоций – кто-то хватал ртом воздух от обуявшей их ярости, кто-то, наоборот, ликовал — правление молодого короля, являющегося, по сути, марионеткой одного из старейшин, не устраивало многих. И лишь сам Агуэриан сейчас спокойно смотрел в глаза Летиса… И тот отвечал ему тем же.

— Я ждал этого, Летис. — Агуэриан встал со своего трона и грустно улыбнулся. – Рано или поздно этот день должен был настать. Мне горько признавать, но ты гораздо сильнее меня… И народ наш даже спустя годы считает истинным королём не меня, а тебя. Нашёл ли ты способ истинного отречения от престола?

В зале установилась абсолютная тишина. Этот вопрос был впервые поднят еще тогда, когда Летис объявил об отречении. Король эльфов – не просто титул, это, в первую очередь, Сила. Сила, даруемая королю его народом. За всю историю эльфийской расы король ни разу не отрекался от своего титула добровольно, и проблемы попросту не существовало. Но Летис, посчитав поражение в битве с Тёмным народом своей ошибкой, отрёкся от короны и исчез. Агуэриан, избранный следующим королём, получил лишь половину той силы, коей обладал Летис. И теперь, когда он вернулся, вопрос был лишь один - будет ли он убивать того, кто обладает второй половиной сил, или же расскажет, как по-настоящему отречься от престола и разорвать связь с народом?

– Нет, Агуэриан. Я не нашел такого способа. – Агуэриан кивнул своим мыслям и спустился с возвышения, на котором были установлены трон и кресла старейшин, встав вровень с Летисом.

– Тогда всё решит поединок. И пусть у меня мало шансов, я не сбегу и не отступлю.

– Слова, достойные короля. – От груди Летиса отделился маленький вихрь, вокруг которого парили звезды. Агуэриан, в свою очередь, призвал и свой Элемент – небольшого ледяного голема. Стоило им столкнуться, как оба претендента на титул поклонились друг другу. – Всё разрешится завтра, на рассвете.


– Мы убьем и его, и всех его родственников. Не думаю, что он ждёт чего-то подобного. – Сиод, прикрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, казалось, предавался блаженной неге… Но так могло лишь показаться на первый взгляд. Он являлся не только самым старым членом совета, но и самым опытным – мало кто мог противостоять ему в бою, пусть по уровню силы Сиод и уступал очень многим. Помимо мастерства старейшина был умен и хитер, подобно змее – именно благодаря его интригам далеко не самый сильный представитель эльфов, Агуэриан, взошел на престол. – Ему верна лишь малая часть совета. Гильдия так же на твоей стороне, сын.

– Мне трудно согласиться на это, отец. Летис… Когда-то я считал его тем идеалом, к которому должен стремиться каждый эльф…

– Все молодые маги непременно стремятся стать сильнейшими, и в качестве ориентира, как правило, выступает Король. Так было с моим отцом, со мной, с тобой… И это абсолютно нормально. Но теперь, когда на кону титул короля, ты не должен сомневаться, Агуэриан. – Сиод поднялся со своего места и выхватил из воздуха старый фолиант, тот самый, который он показывал Летису недавно. – Наш единственный шанс на спасение – башня крови. Мы уже завершили строительство, и теперь она набирает мощь – среди людей идет кровопролитная война. Нам даже не нужно ничего делать – еще немного, и её сил хватит для отражения любой угрозы извне. Летис же её наверняка уничтожит, лишив нас шанса, который нам подарили павшие от руки Тёмного народа собратья. Ты этого хочешь?

– Летис не будет отбрасывать способ противостояния захватчикам только из-за того, что он основан на запретном искусстве…

– Нет! – Сиод оборвал сына на полуслове. – Не так давно мы встречались и говорили о башне. Он категорически против использования её сил. Но вторжение с каждым днём всё ближе! Без неё нам не устоять, Агуэриан…

Глава 16

Волна всепожирающего пламени поглотила покои Летиса за секунду до того, как тот поднялся с кровати. Сиод удовлетворенно кивнул, а лицо его озарила улыбка — аура короля исчезла. Он не думал, что все пройдет так просто – ожидалось затяжное, выматывающее сражение, в котором в конечном итоге и должен был сгинуть решивший вернуть трон древний маг. Но, похоже, силы его были попросту переоценены — он сгинул так же, как весь его род.

– Сиод, я не ожидал от тебя такой глупости. — Старейшина не стал даже оборачиваться — лишь попытался уйти в сторону… Но, лишившись конечностей, упал на землю. Не спас его ни магический доспех, ни барьер, а на что-то большее ему попросту не хватило времени. Старик захрипел от разрывающей тело боли. – Когда ты претендовал на трон, я дал тебе шанс, введя в совет. Неужели тебе этого было мало, Сиод?

– Б-будь ты проклят! — Летис покачал головой.

– Проклят будешь ты и твой род. Думаешь, я не ощутил смертей моих родичей?! Все, кто тебе дорог, проклянут тот день, когда ты появился на свет! – Тело Сиода вздрогнуло и, подобно дымке, растворилось в воздухе. Летис же еще долго смотрел на то место, где принял свою смерть эльф, лишивший его всего… Всего, кроме внучки, что пожелала задержаться в человеческой Башне Магов. Древний маг коснулся лица и вздрогнул — мокрые дорожки, тянущиеся из уголков глаз, привели Летиса в чувство.

На землю только начали рушиться поднятые в небо ужасным смерчем останки строений, а Летис, задавив в себе всякие чувства, направился к зданию дворца.

Туда, где должен был быть Агуэриан.


Каэл стоял на самом краю огромной скалы и смотрел на Башню, что возвышалась над лесом подобно могучему дубу, в одиночестве растущему на поляне. От монолитного строения веяло запретной, презираемой всяким разумным магом силой — магией крови. Мощные потоки, что устремлялись к ней со всего материка, можно было ощутить даже не имея никаких способностей к чародейству, что само по себе говорило о той мощи, что была заключена в этом исполинском сооружении. И Каэл не мог поверить, что гордый, чтущий традиции эльфийский народ отбросил в сторону заветы предков и решил использовать ЭТО. Что или кто должно было угрожать им, чтобы эльфы пошли на столь радикальные меры? Неужели человекоподобные маги, ведущие за собою големов, оказались настолько опасны? Или дело в чём-то другом?

— Снова ты. – Каэл медленно повернулся и посмотрел на замершего перед ним не-человека. Волна мощи захлестнула незнакомца с головой, но тот не повёл и бровью. – На этот раз решил явиться лично?

- Да, ты вынудил меня пойти на этот шаг. Гордись собой – впервые за несколько десятков тысяч лет я снизошёл до личной встречи со своим врагом. – От не-человека повеяло могильным холодом, а земля за считанные мгновения обратилась в лёд. Незнакомец усмехнулся и чуть наклонил голову. – Меня зовут Иалианн Эр-Ду-Менш, Длань Палаты Чародеев Муар`шаттогха.

– Каэл Иэздар, маг. Что-то подсказывает мне, что нас ждет увлекательное сражение, из которого живым выйдет только кто-то один? – Небо стремительно заволокло грозовыми тучами. Десятки, сотни молний то и дело рассекали небосвод, а несмолкающий грохот заставил Каэла перейти на крик. – Если это так, то для меня будет честью сразиться с тобой!

– Покажи всё, на что способен, странный человек!

Волна лютого холода ударилась об окруживший Каэла тёмный туман, а через секунду уже самому Иалианну пришлось защищаться – сорвавшиеся с неба молнии обратили во прах всё вокруг, оставив в целости лишь небольшой пятачок под его ногами.

– Достойно, но… мало! Очень мало!

Каэл, ни на мгновение не теряя самообладания, оторвался от ставшей смертельной ловушкой земли и попытался укрыться за самым крепким барьером, какой только он мог себе представить… Но ледяной воздух, напитанный таким количеством силы, о котором Каэлу оставалось лишь мечтать, словно бы не встретил ровным счётом никакого сопротивления и разорвал его, словно метко брошенный камень – мокрую бумагу. В последнее мгновение юноша лишь успел соткать что-то, отдаленно напоминающее портал…


– Умоляю простить меня…!

Старейшина бесформенной, перемолотой в труху грудой костей и мяса рухнул на каменный пол, но Летис не повел и глазом – он не собирался даровать прощение тем, кто предал не только его, но и негласные законы чести магов. Такие личности не должны находиться у власти.

Летис волевым усилием выбил ведущие в тронный зал ворота и замер, встретившись глазами с восседающим на троне Агуэрианом. Больше в зале не было ни единой души.

– Ради чего, Агуэриан? Ты должен был понимать всю бессмысленность этой затеи. Так зачем? – Спросил Летис, глубоко вздохнув. – Ради власти? Силы? Разве для нас что-то кроме жизни имеет цену?

– Жизнь почти бессмертного существа действительно бесценна, Летис. И у меня не было ни единого шанса выйти из нашей схватки живым. Я сомневался, но всё равно поставил всё на кон… И проиграл. – Агуэриан поднялся с трона и медленно снял с головы королевскую диадему. – Я не буду сопротивляться. Просто убей меня.

– Убью. Ответь лишь на один вопрос – зачем вы продолжали строительство башни? Разве я не объяснил твоему отцу, почему этого делать не следует?

– Отец говорил, что ты этого не поймешь, Летис. Исследователи были там, в разрушенных мирах. Я слушал их рассказы и читал фолиант, что оставил нам король одного из растерзанных Тёмным народом миров… И понял, что без использования запретного искусства у нас нет ни единого шанса. Мы не можем одержать верх в открытом бою, и единственное, что нам остается – исказить наш мир, дабы никто не смог проникнуть сюда извне. Так мы бы остановили этих монстров, что идут по нашим следам уже много лет. Жаль, что мы узнали об этом лишь недавно. Я ответил на твой вопрос?

– Вполне. – Перед Летисом задрожал воздух, а через мгновение Агуэриан, бросив последний взгляд на зияющую в его груди рану, осел на пол.

– Покойся с миром, Агуэриан. – Летис склонился над испустившим дух телом и поднял с пола корону. В ту же секунду его захлестнула волна давно уже позабытой силы. Силы истинного короля, коим Летис был по праву.

Глава 17

Родной мир Летиса и Иэздара, наше время

Короткое падение, удар и раздавшийся следом тихий шелест — всё это словно бы прошло мимо сознания Каэла, шокированного случившимся. Он всё ещё не мог поверить, что проиграл. Проиграл с треском, так, как обычно проигрывает вздумавший дерзить учителю ученик. Сила не-человека была… Необъятна, да – только так Каэл мог описать то, что ему довелось не только увидеть, но и почувствовать. Впервые за несколько тысяч лет одна из половинок Каэла ощутила страх, и только сейчас, когда угроза осталась далеко позади, его леденящая нутро хватка немного ослабла.

Каэл поднялся на ноги и огляделся. Время, казалось, обошло стороной внутреннее убранство башни мэтра Дэрроу — лишь толстый слой пыли говорил о том, что здесь никто более не живет. Портальная зала осталась такой же, какой Каэл её помнил, и оттого он безо всякого труда её покинул. Запустение и разруха царили во всех коридорах и помещениях, словно бы и не здесь должен был жить самый могущественный боевой маг своего времени, чьи ученики стали претендентами на престол. На секунду в голове Каэла мелькнула мысль о том, что мэтр Дэрроу погиб, но была быстро отброшена – он лишь блюдет традиции и, как все старые эльфы, не переходит в следующий мир. А тому, что башня находится в столь плачевном состоянии, можно найти множество объяснений…

Нельзя. Каэл не без труда открыл ведущую в кабинет учителя дверь и замер на её пороге, расширившимися от ужаса глазами глядя на зияющую в стене дыру, из которой был виден родной город одной из половинок Каэла. Город, от которого остались одни лишь руины.


Уже начало смеркаться, а Каэл всё еще бродил по некогда могущественному и величественному городу. Но о том, что здесь произошло, сказать он ничего не мог — подобные разрушения могло оставить что угодно, от катаклизма, обрушившегося на давно брошенный город, до нападения кого-то, по силе сравнимого с не-человеком. Могли ли эльфы что-то противопоставить пусть даже двум десяткам подобных незнакомцу магов? Как бы Каэл не уважал этот народ, ответ напрашивался сам собой — нет. Лучшая из всех известных универсальных защит была им сломлена за считанные мгновения – Каэл только и успел, что попытаться спастись, используя нестабильное портальное заклинание. Шансы умереть были примерно равны шансам на успех, отчего юноша мог с уверенностью сказать – ему повезло. Повезло спастись и повезло оказаться там, где можно было найти хоть какие-нибудь ответы.

Массивная, испещренная рунами мраморная арка когда-то служила входом в хранилище знаний, но и её что-то или кто-то разрушил — от величественного сооружения, что радовало глаз своим видом и скрытой в глуби камня магией, остался лишь остов – пара сломленных у самого основания столбов. Каэл, осматриваясь вокруг, вошел на территорию хранилища… Но ничего не произошло – словно и не служило это место самым надежным укрытием для всякого, кто в таковом нуждался. Никаких прав на посещение хранилища у Каэла не было, следовательно, либо магия выдохлась за тысячелетия, либо её кто-то разрушил. О том, что первое, как и второе, попросту невозможно юноша с уверенностью заявил бы еще сутки назад, но теперь, после встречи с не-человеком, факт разрушения могущественных чар уже не казался настолько невероятным и диким — во вселенной существует народ, чья сила и знания намного превосходят таковые у эльфов.

Сотни маленьких огоньков сорвались с рук Каэла и уже через минуту он знал, какие пути были уничтожены, а какие уцелели. Маг миновал несколько коридоров и комнат, пока, наконец, не добрался до самого хранилища. И то, что он там встретил, его нисколько не порадовало — там, где хранились десятки тысяч бесценных фолиантов, сейчас остались лишь затхлый воздух и пыль. И несколько десятков скелетов, нашедших здесь свое последнее пристанище. Чуждая всему живому магия сохранила в целости одни только кости — не уцелело ни доспехов, ни одежды, ни артефактов. Даже аурный слепок, что не выветривается, порою, тысячелетиями, отсутствовал совершенно.

Каэл замер, и через несколько секунд кости начали медленно погружаться в камень, а на их месте – вырастать надгробия. Когда процесс завершился, юноша вышел из залы и запечатал вход. Более он тревожить мертвых был не намерен.


На горизонте показался город. Не разрушенный и не опустошенный – в нём кипела жизнь, словно и не в сотне километров лежала в руинах эльфийская столица. Каэл предусмотрительно опустился на землю за несколько сот метров перед воротами, после чего, убедившись, что в его сторону никто не смотрит, развеял иллюзию и уверенно направился к замершему у небольшой калитки привратнику - надвратная решетка отчего-то была опущена.

– Могу ли я попасть в город? – Спросил Каэл, перейдя на хорошо известный ему язык людей этого мира. Стражник окинул мага взглядом, после чего кивнул и протянул руку.

– Три медяка – и можешь проходить, парень.

Юноша сделал вид, будто ищет деньги, после чего попросту материализовал медяки откуда-то неподалеку.

– Держи. Не подскажешь, где можно остановиться? И есть ли в городе библиотека? – В руку мужчины перекочевало пять монет вместо положенных трех, отчего лицо его расплылось в добродушной улыбке.

– Из недорогих – «Пьяная кобыла», просто иди вперед – не пропустишь. Подороже, думаю, «Фиалка». Но за постой там серебро, а не медь берут. Библиотека в центре города есть, спросишь у кого-нибудь – я, понимаешь, с грамотой не дружу. – Привратник отсыпал три монеты в один мешочек, две – в другой, чуть поменьше, после чего посторонился. – Добро пожаловать в Грошт.

Город – слишком гордое название для этого пусть и большого, но всё-таки села, от которого его, помимо размеров, отличало разве что наличие ратуши, нескольких дворцов и пары десятков двухэтажных усадьб. Библиотека же ютилась в небольшом, приземистом здании неподалеку от центральной площади. Стоит признать, что выглядела она много лучше окружающих её жилых зданий. Как минимум, не грозила вот-вот рассыпаться от старости, погребя под собою всех оказавшихся внутри людей. Каэл распахнул небольшую дверцу и, пригнувшись, вошел внутрь, сразу наткнувшись на с подозрением его рассматривающую старуху.

– Читать али любопытства ради, молодой человек? – Спросила она, поправив на носу очки с толстыми, чуть ли не в палец толщиной, стёклами. У людей это удовольствие не из дешевых.

– Почитать, уважаемая леди. Что-нибудь про события последних шести-семи тысяч лет. Чем древнее – тем лучше.

– Низвержением эльфийского племени интересуетесь, молодой человек? Аккуратнее вам надо с этим быть, аккуратнее – хотя бы не так открыто спрашивайте. Тайные службы свой хлеб не просто так едят. Пройдемте.

Она поднялась со своего кресла и медленно побрела куда-то вглубь помещения и Каэл, напоследок окинув взглядом её заваленный книгами стол, пошёл следом.

В его сердце теплилась надежда найти хоть что-то о судьбе его народа и учителя.

Глава 18

Каждый найденный в книгах ответ приносил с собой ворох вопросов, отчего могло показаться, что все изыскания, коими Каэл занимался уже больше суток, не несут с собой ровным счётом никакого смысла. Но он не останавливался на достигнутом, продолжая вчитываться в тексты, в которых была скрыта хотя-бы крупица правды. Люди никогда не умели хранить знания — ни на бумаге, ни в собственных головах. Если один историк сказал, что таковое событие имело место быть, то еще десяток его коллег начнут утверждать нечто прямо противоположное – просто потому, что им тоже хочется урвать кусочек славы. Пусть даже слава эта не будет полноценной.

Очередной фолиант-пустышка, поднявшись в воздух, вернулся на полку. В библиотеке сейчас никого не было, и Каэл использовал магию без опасения быть обнаруженным людьми или теми, кто забил их головы весьма и весьма интересным вариантом истории, из которой следовало лишь одно — коварных, длинноухих захватчиков уничтожили могущественные маги людей, что правят вселенной. И во главе их стоял некто, кого называли не иначе как Муар`шаттогх. Юноша сомневался, что об этом людям поведали сами не-люди. Скорее всего, вся история основывалась на тех жалких отголосках событий, что происходили в мире четыре тысячи двести двадцать лет назад – дату Каэлу удалось установить достаточно точно. Бегло пролистав книгу, содержащую в себе еще один вариант произошедшего, Каэл устало выдохнул и поднялся из-за стола. Время было потрачено зря.

Вдруг в ведущей в читальную залу двери щелкнул замок и в комнату, держа в руках яркий магический светильник, зашла старушка-библиотекарша. Она жила тут же, на небольшом чердаке, из-за чего многие, если судить по её рассказам, считали её самым настоящим духом библиотеки, рьяно пекущимся о её сохранности.

— Молодой человек, что-то не так? — Каэл встрепенулся и стер с лица причудливым образом сочетающее в себе расстройство и гнев выражение.

– Нет, уважаемая, всё в порядке. К сожалению, я не нашел того, чего искал… Быть может, вы знаете где можно найти… эльфов? – По удивленно взметнувшимся вверх бровям старушки Каэл понял, что подобное знание либо было у всех на слуху, либо вовсе под запретом.

— Вам нужно быть аккуратнее, молодой человек. Такие вопросы… Говорят, на севере нашего королевства есть чаща, в которой обосновались уцелевшие эльфы. Но я вам этого не говорила! – Юноша тепло улыбнулся и кивнул благодарно, после чего, протянув пожилой хранительнице знаний приятно позванивающий кошель, покинул здание библиотеки.

И путь его лежал на север.


Гиалиан с недоверием смотрел на совсем молодого еще парня, с легкостью обошедшего скрывающие их жилища магию леса. На его лице не было ни злобы, столь свойственной ныне людям по отношению к народу эльфов, ни удивления от находки – целого поселения, скрытого в глухой чаще. Эльф, дотронувшись до покрытой мягкой шерстью головы загородившего хозяина от опасности медведя, покачал головой.

— Кто ты и что тебе нужно, путник? — Голос Гиалиана звучал миролюбиво и спокойно, но в душе его бушевал самый настоящий ураган — Каэл это видел отчётливо. Этот эльф не был магом в полном понимании этого слова. Молодой, совсем еще слабый друид как-то закрыться от смотрящего в самую душу взгляда чародея не мог.

– Меня зовут Каэл Иэздар, сын леса. Мне нужны лишь знания о том, что случилось здесь четыре тысячи лет назад. О том, как ваш народ проиграл тем, кто готов вот-вот вторгнуться и в мой мир.

– О Саа-шахрах?! Откуда ты знаешь об их существовании, человек?! - От эльфа во все стороны разошлась слабая волна силы. Каэл же лишь примиряюще поднял руки – не такой, совсем не такой реакции он ожидал от пусть и молодого, но, всё-таки, друида. Эти истинные дети леса во все времена славились своей мудростью и рассудительностью независимо от возраста.

– Я не совсем человек, сын леса. И прибыл я из другого мира, дабы узнать, что случилось здесь и предотвратить подобное в моем мире. Я не желаю зла.

Эльф еще несколько секунд буравил Каэла взглядом, пока, наконец, не кивнул куда-то в сторону. Каэл проследил за его взглядом и увидел медленно приобретающее очертания зеленое пятно, которое всего через несколько мгновений превратилось в седовласую женщину, в миниатюрном теле которой кипела сила – лес надежно скрывал её от взгляда чужаков, из-за чего Каэл до последнего момента не ощущал её присутствия.

– О былом тебе лучше расспрашивать меня, Каэл Иэздар. Я лично застала события ушедшей эпохи…


Каэл устало помассировал виски и откинулся на твердую спинку живого дивана, буквально выращенного из дерева. Жилище верховной друидессы таковым и являлось – огромный, размером с дом, дуб, измененный благодаря воле своей хозяйки. Но в такое разбитое состояние Каэла Иэздара привело совсем не это.

Людские предания и легенды не врали – давным-давно Саа-шахры вторглись в этот мир и лишили его обитателей всякой возможности спастись. Исключением стал Летис, приведший за собой армию, проигравший и отступивший. Он, как и его эльфы, почему-то сумели спастись, и этот мир окончательно потерял всякую надежду. Единственное, что успели сделать эльфийские маги – это ввергнуть в хаос само понятие силы этого мира, лишив захватчиков возможности лично переместиться в следующий мир – их мощь была слишком велика для того, чтобы проложенный в неспокойном межмирье портал мог выдержать подобное давление. Как итог – здесь эльфы пали давным-давно, а угроза добралась до следующего мира только сейчас.

– Не думаю, что здесь ты найдешь ответы на свои вопросы, Каэл Иэздар. Мы не смогли защитить ни себя, ни то, что нам было дорого. Лишь выгадали для вас немного времени. – Эльфийка опустила голову. – Теперь всё зависит только от вас самих. Не рассчитывайте на помощь тех, кто уже давно проиграл.

В помещении повисла тишина. Каэл прямо сейчас создавал способное переместить его обратно заклинание, а Циалу Фисса рассматривала причудливый узор на полу, словно бы задумавшись о чём-то. Маг лучше многих понимал – никакие слова не смогут принести утешение лишившийся всего друидессе.

– Мы обязательно найдём способ остановить экспансию Саа-шахров, Циала Фисса. А когда-нибудь и вовсе уничтожим их. – Вокруг юноши заклубилась готовая пробить межмировой барьер сила. – Я благодарен вам за то, что вы уже сделали.

Циала не успела даже кивнуть, как Каэл пропал из комнаты. Отчего-то ей показалось, что этот человек содержит в себе нечто большее, и на мгновение даже друидессе стало интересно… Но чувство это быстро растворилось в печали и унынии. Она уже давно не жила – лишь существовала, служа, пока может, учителем и надежным щитом молодым эльфам. И, как бы не считала она сама, где-то в глубине её истерзанной души всё ещё теплился огонёк надежды.

Глава 19

Родной мир Каэла, наше время

Каэл мягко приземлился на крышу расположившейся в какой-то глуши, полуразрушенной часовенки. Обратный межмировой переход дался ему тяжело. Не имея надежного маяка, на который можно было опереться, подобное было делать опасно. Междумирье все еще бурлило — ни о каком стабильном и способном переместить больше одного человека за раз портале не могло быть и речи… Если только на этой стороне не окажется чего-то, содержащего в себе достаточно силы для его стабилизации и поддержания. Чего-то вроде Башни, которую эльфийский народ возвел в собственной чаще.

Мысли в голове юноши метались, словно заприметившие в траве хищника лани. Десятки вариантов развития событий проносились перед глазами… И пока не было ни одного, способного гарантировать успех всей затеи. Каэл спрыгнул вниз и посмотрел на запертые, чуть покосившиеся створки небольших, в полтора человеческих роста, ворот, которые тут же распахнулись и впустили в свое нутро нежданного гостя.

Ровные ряды покрытых пылью скамей, посеребрённые подсвечники, иконы, возвышающиеся вдоль стен, когда-то ярко-алая, но к этому дню выцветшая ковровая дорожка, ведущая к алтарю – те из людей, что без зазрения совести способны вынести все ценное даже из святого для своего народа места, сюда не добрались. Вряд ли её бросили так уж давно — магии Каэл не ощущал, а без неё часовня не могла сохраниться в том состоянии, в котором юноша её застал. Отчего-то магу не хотелось покидать это тихое и загадочное место. Да, Каэл не верил в мистику, предпочитая во всем находить рациональное зерно… Но то ли влияние молодой половинки его разума, то ли желание просто побыть в тишине и бездействии, заставили юношу отстраниться от бурлящей в теле силы, снять со стены факел и, запалив едва горящую ветошь, подняться к алтарю.

Мраморный кусок гранита не содержал в себе ни грана того, что можно было бы назвать магией, но всё равно притягивал к себе внимание. Была ли это искусность архитекторов и священников, что на протяжении тысяч лет, поколение за поколением создавали образ современной церкви, или же нечто, находящееся за гранью понимания древнего мага, Каэл не знал. Он, как и многие другие долгоживущие, не отрицал существования чего-то просто потому что этого не видел, сохраняя ко всякой вере нейтралитет. Неоднократно он встречался со случаями, когда люди поклонялись чему-то, что просто не могли объяснить словами. Мог ли он как-то объяснить то, что эльфы один за другим осваивали новые миры, не зная о том, что за ними по пятам идет целый народ, вырезающий их собратьев? Случайность? Возможно. Тщательно спланированная последовательность действий? Тоже возможно. Вмешательство высшей силы? А почему нет?

Сова смотрит на мышь-полевку как на пищу, и при этом не обращает никакого внимания на насекомых, копошащихся где-то на земле. Насекомые же то ли не видят этой птицы, то ли не осознают её существования… Важно не это, а то, что для них совы не существует. Приземлись она на землю – и препятствия, коими будут её ноги, насекомые увидят и осознают, предпочтя обойти их. Взмахнет крыльями — и поток воздуха, что раскидает беспомощных существ в стороны, тоже войдет в их жизнь как нечто реальное. Но сову они всё равно не увидят. Природа, несмотря на всё своё разнообразие и красоту, любит повторяться. Так почему бы человеку не быть тем самым насекомым, что возиться где-то у земли, а Творцу… Нет, не совой — человеком, что смотрит за птицей и улыбается своим мыслям. Могут ли люди и эльфы охватить взглядом всю вселенную разом, дабы увидеть целостную картину? Нет. Смогут ли когда-нибудь это сделать? Вопрос.

Каэл провел рукой по холодному мрамору и грустно улыбнулся. Должно быть, жизнь, когда есть в кого верить и кому вручить в руки собственную судьбу, отрешившись от самостоятельного принятия решений и всякой ответственности, много легче той, которую влачит он сам. Никто и ничто, кроме него самого и других магов, не защитит мир от вторжения разрушающего миры народа. Никто и ничто…

Юноша вдохнул затхлый, пыльный воздух и прикрыл глаза, отрешившись от реальности… А через мгновение осознал, что знает, что нужно делать. План, что появился в его голове, был до безобразия прост.


Эния стояла перед десятками могильных плит и рыдала, не скрывая раздирающей её душу боли. Чуть поодаль, облаченный в королевские одежды, замер Летис – он даже не пытался приблизиться к девушке, что на любые попытки её успокоить реагировала крайне агрессивно. Со стороны даже могло показаться, что они превратились в каменные изваяния, но всё было куда как проще – совсем молодая еще эльфийка и древний, могущественный маг сейчас оплакивали собственный род.

Из более чем сотни эльфов выжили лишь они — Летис потому, что был в состоянии себя защитить, а Эния – потому что в тот момент находилась далеко от родины, в людской башне чаровниц, с коими она вела для своих лет долгое и продолжительное знакомство. Летис не мог винить внучку в том, что она не разговаривает с ним уже несколько дней, ведь именно его вина была в произошедшем – не реши он вдруг вернуть себе корону, и трагедии бы не произошло. Хватило бы даже попросту вывести из чащи всех членов рода… Но вспыхнувшие глаза перстня, когда-то созданного Иэздаром, на какое-то время затмили разум древнего мага. Смесь чувств, до сих пор бурлящих в его душе, совершенно не поддавалась описанию.

Вдруг Эния вздрогнула и, — к вящему удивлению Летиса, — подошла к нему. Подошла — и обняла так, словно искала защиты и утешения. Летис печально улыбнулся и прижал к себе внучку, успокаивающе поглаживая её по голове – в отличии от него самого она еще не смирилась с тем, что маги, рано или поздно, но остаются одни. Что такое одна-две тысячи лет, отведенных не желающему или не способному изучать магическую науку эльфу против десятков тысяч у талантливого мага? Ничто, пшик. Даже Эния на самом деле являлась не внучкой, а десятки раз правнучкой. Единственной, и от того особенно любимой.

Летис, не переставая успокаивать девушку, бросил взгляд на всё так же продолжающий мерцать алым перстень, уверенно указывающий на восток. Туда, где находился каким-то образом оживший Иэздар.

Глава 20

Мрачное, не видавшее даже мелкого косметического ремонта здание возвышалось над жилыми строениями как орк — над людскими детьми. Четыре этажа, странная, крестообразная форма самой постройки – всё указывало на то что дом этот использовался совсем не так, как прочие.

Гёт потянул на себя дверную ручку и, вдохнув несколько затхлый воздух, — солнечные лучи прекрасно нагревали каменную коробку, не имеющую окон, – перешагнул через порог. Кельт, оглянувшись на мгновение, нырнул следом.

— Чем могу быть полезен? — Невысокий, облаченный в простой, но оттого не менее удобный костюм мужчина задал гостям тот же вопрос, который задавал всем, за какой-либо надобностью пришедшим в это недружелюбное место. Но ответа он ждал особенного – наметанный замечать даже такие мелочи, как начертанный на запыленном ботинке первого гостя крест глаз безо всякого труда определил в нём одного из агентов. Да, всё могло бы быть куда как проще, но глава сыска настоял на использовании подобных способов определения своих. Сертрих, несмотря на занимаемый им пост, всё еще был молод и не понимал, что настоящая эффективность кроется за простотой.

– Не подскажите, где могла остановиться молодая девушка, приехавшая в город на заработки? — Спросил, чуть потупив взгляд, гость. Привратник кивнул и прищелкнул пальцами. Дверь, ведущая на улицу, тут же растворилась в камне.

– Гёт и Кельт, за Алисой, верно? – Гёт кивнул. — Деньги с собой?

— Да. Вся сумма, как и договаривались. — Гёт протянул руку с зажатым в ней кошелём, содержимое которого привратник тут же пересчитал и удовлетворенно кивнул, указав на неприметную дверь, цветом почти сливающуюся со стенами.

– Третий этаж, второе крыло, седьмая дверь слева. Там ваша дочь.

– Она здорова?

- Полностью.

Уже спустя минуту Гёт, ухватившись за ручку, замер перед дверью. Прошло несколько секунд, прежде чем он собрался с мыслями и потянул её на себя.

Алиса. Невысокая девушка с чуть грубыми чертами лица, золотистой шевелюрой и широкими глазами цвета неба, подобрав под себя ноги, читала книгу. Но спустя секунду она наконец заметила гостей, и уже через мгновение мужчины, не скрывая свою радость, смеялись вместе с девушкой. Она, наконец, избавилась от болезни, а они – от работы, что тяготила их уже очень давно.

– Папа, дядя Кельт, а куда мы поедем?! – Спросила, когда первоначальные чувства схлынули, Алиса. Она уже очень давно не покидала тесных комнат больниц, и теперь, одолев болезнь, жаждала посмотреть на мир. Благо, и её отец, и дядя Кельт не хотели оставаться в странах, в которых работали.

– На юг. В Киал-Липпу, небольшой город у моря. Там мы и найдём свой новый дом. – Мужчина нежно провел по кудрявым локонам дочери и улыбнулся. – И дядя Кельт отправится с нами.

– Там красиво?

– Очень, дочка, очень. Тебе понравится.

Гёт прикрыл глаза. Впервые за несколько лет он был по-настоящему счастлив.


Летис, поджав губы, смотрел на Башню Крови. Его совет был нагло проигнорирован, а башня – возведена в кратчайшие сроки. Все, кто трудился над содержащимися в её недрах заклинаниями, были мертвы – поддержали Сиода и погибли от рук Летиса и его сторонников, коих, стоит заметить, тоже оказалось очень немало. Специалистов по магии крови не осталось, но само артефактное сооружение уже было построено, и даже более того – успешно функционировало, обращая в силу отголоски далёкой войны меж людскими империями. Король не проверял Башню лично, но не доверять тем, кто жаждал воспользоваться ею для защиты своих жизней, причин не было совершенно. Стали бы они строить Башню спустя рукава, рассчитывая при этом противостоять с её помощью Тёмному народу? Нет. Разрушать её Летис не то, чтобы очень хотел – зачем, если то жертвоприношение, против которого он высказывался тогда, более не нужно – люди сами прекрасно справляются с этой задачей? Эльфы никогда не были миротворцами, и конфликты, то и дело возникающие между другими народами, не решали, предоставляя им самим разбираться со своими проблемами. Да, к ним, как к старшему народу, всегда можно было обратиться за помощью, но только если дело не касается истребления себе подобных. Демоны, природные катаклизмы, внешние угрозы, которых, впрочем, до последней поры не было, – со всем этим они помочь были готовы, но не более. Летис вздохнул и отбросил лишние мысли прочь – сейчас стоило сосредоточиться на проблемах куда как более важных… Или хотя бы попытаться это сделать.

– Киалис, записи тех, кто занимался строительством башни, уцелели?

– Да, мой король. Я уже отправил туда своих людей… – Летис, обернувшись к замершему чуть поодаль помощнику, покачал головой.

– Не стоит. Чем меньше наших сородичей будет знать о магии крови, тем лучше. Я лично разберусь с Башней, благо, моих сил и знаний на это должно хватить.

– Как прикажете, мой король. Я вынужден удалиться… –

– Да, иди, Киалис. Пока мне твоя помощь не требуется. – Летис чуть улыбнулся и проводил взглядом исчезнувшего во вспышке портала мага. Он старался приблизить к себе сильнейших, тех, на кого можно положиться. За годы правления Агуэриана многое сильно поменялось, несмотря на нелюбовь эльфов ко всякого рода изменениям – его отец, Сиод, поспешил реализовать все те планы, что вынашивал в своей голове на протяжении тысяч лет. Да, он сам не стал королём – не хватило ни силы, ни таланта, но сына возвести на престол сумел. И теперь ему, Летису, приходилось распылять свое внимание на сотни разных проблем.

Белокаменная башня притягивала взгляд. Даже он испытывал желание прикоснуться к той мощи, что окутывала это сооружение. Благо, что расположена она была достаточно далеко от городов, а охраняли её магические големы, которым на личное могущество было плевать. Сиод, пусть и оказался тем еще змеем, по большей части чтил традиции – особенно когда они не задевали его самого…

Глава 21

Каэл приземлился на землю и примиряюще поднял руки, со смешинкой в глазах рассматривая сработанную тройку магов, этого потребовавших. На груди каждого чародея был вышит герб империи Хорш — именно сюда Каэл решил наведаться в первую очередь, дабы обговорить условия прекращения войны. В том, что он сможет это сделать, юноша не сомневался – людям просто нечего противопоставить его силе, к которой, впрочем, Каэл решил прибегать только в крайнем случае. Нужно было остановить кровопролитие — сил в Башне и без того было в достатке, а во время вторжения помощь людей, жизни которых он сохранит сейчаc, лишней точно не будет. Маги приблизились, но говорить что-либо не спешили.

Тем временем охранение острога, посреди которого приземлился Каэл, словно бы очнулось ото сна – вот первый арбалет прицелился в замершую посреди небольшой площадки фигуру, а уже через несколько секунд на него смотрел десяток изготовленных к стрельбе смертоносных механизмов.

— У меня есть важный разговор к вашему правителю, господа. — Каэл, дабы развеять все возможные возражения, окатил людей мощной волной силы. Её хватило для того, чтобы у них перехватило дыхание, но никаких повреждений при этом они не получили. Даже в дрожь бросило лишь одного, самого молодого, мага. – И я был бы очень рад, согласись вы проводить меня в столицу.

Мужчина с сединой на висках несколько секунд молчал, после чего поднял руку, показал что-то готовым стрелять арбалетчикам и посмотрел юноше прямо в глаза.

– Мы не сможем проводить вас к императору, уважаемый…

— Каэл Иэздар. – Юноша чуть улыбнулся. В последнее время ему довольно часто приходилось представляться перед разными людьми.

– … Каэл Иэздар. Но мы с радостью донесём вашу просьбу до руководства. Если то, что вы хотите сказать лично самому императору действительно того стоит, то, без сомнения, такую возможность вы получите. — Маг натянуто улыбнулся, но Каэл оценил его стойкость и выдержку — достаточно трудно держать лицо, когда в двух метрах от тебя замерло нечто настолько сильное. Разница между ним и людьми была как… Как между ним и Иалианном, не-человеком, что чуть не отправил Каэла на тот свет.

— Благодарю за содействие.

– Лютер, Фира, походное охранение. Сигр, за главного. В мое отсутствие пропускать только по грамотам, никакой самодеятельности. И… Пошлите весточку в столицу.

Стоит отдать должное выучке этих магов – стоило раздаться приказу как они сразу, не задумываясь, окружили Каэла. И пусть вместе с капитаном их было всего трое, об такую охрану обломает зубы и пара сотен пехотинцев. Первая часть первой части плана, как бы это глупо ни звучало, прошла успешно.


Дворец правителя империи Хорш размерами своими превосходил даже крепость Лигизмунда Фрейма. Страшно было подумать, сколько людей требовалось для поддержания всего этого в великолепном состоянии. Пара тысяч человек одной только обслуги? А стража? При таких размерах этого сооружения безопасность была особенно важна - шанс на то, что кто-то проникнет во дворец и останется незамеченным растет вместе с его площадью. Каэл был сильно удивлен тому, что император, развязав такой конфликт, был еще жив – страна вроде империи Зил вполне могла себе позволить нанять даже десяток первоклассных убийц, которым в такой толпе затеряться было проще простого. Впрочем, пока еще было слишком рано судить о безопасности – в недра дворца Каэла пока не пустили, временно поселив в гостевые аппартаменты, предназначающиеся, если судить по количеству золота и серебра, для кого-то в статусе императора. Юноше такое отношение льстило – было приятно осознавать, что его, несмотря на внешний вид, восприняли всерьез и, возможно, силу применять не придется. К сожалению, среди людей редко осознавали всё её возможности.

Со стороны единственной ведущей в покои двери донёсся пронзительный перезвон колокольчиков заменял собою стук.

– Войдите.

Дверь распахнулась и в комнату вошёл молодой парень в идеально выглаженном костюме. За считанные мгновения он отыскал глазами Каэла и низко поклонился.

– Император готов принять вас, господин. Прошу пройти со мной. – Каэл кивнул и вышел вслед за слугой, стараясь не обращать внимания на окруживших его магов, с ног до головы обвешанных не самыми плохими амулетами. Видимо, кто-то смог донести до его величества информацию о силе гостя, но тот всё-таки не решился активировать негатор магии. В то, что таковой у хоршсцев отсутствовал, верилось крайне слабо.

Тем временем они миновали несколько поворотов и замерли перед покрытыми золотом дверьми, чьи размеры чуть-чуть не дотягивали до ворот. Прошла секунда, другая, и вот, наконец, под торжественные фанфары створки дверей медленно распахнулись. Тронный зал, за исключением самого императора и пары советников, замерших чуть поодаль, был пуст. Но Каэл чувствовал, что в скрытых за стенами потайных нишах скрывалось по меньшей мере три десятка сильных, по меркам людей, магов – элита, те, кому поручили защиту жизни правителя империи во время встречи со странным гостем. Даже грубый и аляповатый по своей структуре барьер напитали силой так, что пробить его голой силой Каэлу удалось бы далеко не с первого раза… Но юноша мог даже при минимальном приложении сил схлопнуть барьер вместе со всем его содержимым, от которого не останется даже песчинки – заклинание было совсем не предназначено для удержания такой мощи.

– Его императорское величество, Муарт Челестер Третий! Его магичество, Каэл Иэздар! – Каэл поклонился так, дабы выказать свое уважение и показать, что он не признает над собой чьей-либо власти. Лицо Муарта, до этого момента выражающее ровным счётом ничего, приобрело отстраненно-удивленное выражение.

– Я приветствую тебя, Каэл Иэздар. У меня не так много времени, так что, если это возможно, говори прямо и кратко.

– Я приветствую тебя, Муарт Челестер. Я принёс плохую весть не только для империи Хорш, но и для всего мира в целом. – Каэл раскрыл ладонь и в воздухе закружилась вереница отливающих голубым сфер. Это была не более чем иллюзия, но ничто так не притягивает внимание людей, как красочное сопровождение рассказа. Тем временем сферы начали по очереди окрашиваться в алый. – По гирлянде миров уже много тысяч лет движется народ, что оставляет после себя лишь мертвые, практически уничтоженные миры. Имя им – Саа-шахры. И они очень скоро нападут и на наш мир…

Глава 22

Каэл замолчал, давая императору время осознать сказанное и сделать выводы. Достаточно подробный рассказ не занял и десяти минут — Каэл Иэздар умел высказывать свои мысли кратко и емко, именно так, как и хотел император.

– Башня… Что ж, Каэл Иэздар, можешь считать, что я тебе поверил. Но закончить войну я не могу, как бы сам этого ни хотел. — Император внимательно посмотрел в лицо Каэлу, надеясь, похоже, узреть хоть какие-то эмоции, помимо вежливого равнодушия. Но юношу, казалось, его заявление совершенно не побеспокоило. Муарт продолжил. – Новый император Зил, Виллиан, уже довольно давно перехватил инициативу в войне и, более того, вторгся уже на мои земли. И желания заключить мир он не испытывает.

— Разве ваши силы не превосходят зиловцев и числом, и уровнем технологий? До меня доходили слухи и небесных кораблях, что вы применили в этой войне. — Каэл проводил взглядом очаровательную служанку, в своих руках держащую золотой поднос с парой наполненных чем-то прозрачным и пузырящимся бокалов.

– Огненный Демон Империи. Тебе о чём-то говорит это прозвище? – Каэл покачал головой. — Император Зил неимоверно силён. Больше половины уничтоженных кораблей на его совести. Ничего противопоставить подобной силе мы не можем, к сожалению. Но на нашей земле шансы сровнялись, и армия зиловцев увязла в первом кольце обороны. Месяц, может быть, два – и они, будучи не в силах прорваться, прекратят наступление. Тогда-то мы и заключим мирное соглашение.

– Слишком долго. Сколько людей погибнет за эти два месяца? Сто тысяч? Двести? Триста? Лишние жертвы, которые могут лишить нас последнего шанса. Не примите это как угрозу, Муарт, но в моих силах уничтожить всю вашу гильдию магов. Да, это будет сложно, но совсем не из-за того, что вы сильны — просто я сомневаюсь, что все чародеи империи соберутся в одном месте. А теперь представьте, на что способен целый народ тех, чьи маги легко могут одолеть меня?

— Я не маг, Каэл Иэздар, и никогда не интересовался этой стороной нашей жизни. Я политик. И мне трудно поверить, что кто-то уничтожает целые миры, не оставляя никого в живых. Может ли оказаться так, что вы несколько приукрасили свои слова, и вместо геноцида эти ваши… Саа-шахры лишь уничтожают всех способных сопротивляться? В таком случае мне, руководствуясь сохранением жизней большинства, будет проще сдаться без сопротивления и позволить захватчикам уничтожить и лесной народ, и людских магов. — Император отпил из своего бокала, промочив горло. – В гильдии магов моей страны не более полутора тысяч колдунов. И это много. Простых жителей же почти пять миллионов. Если всё действительно так плохо, как ты описываешь, то мне много проще пожертвовать этой парой тысяч, а не пятью миллионами. Ты понимаешь меня, маг?

– Я читал историю мира, который уже был уничтожен Саа-шахрами. И я не спроста говорю, что он был именно уничтожен - всех уцелевших в войне людей, общим числом чуть более чем двести тысяч, выселили в небольшую резервацию, по размерам сравнимую с каким-нибудь захудалым королевством. Все остальные территории охраняются големами захватчиков. Таким образом они регулируют, уж простите, популяцию людей, не позволяя тем восстановить численность. Сейчас население всего мира, если верить записям, должно составлять не больше миллиона человек. Лишение свободы, чести и земли – это ли не уничтожение? Люди там живут на правах собак. Стоит Саа-шахрам лишь пожелать, и от них не останется даже упоминания.

Каэл замолчал. Император глубоко вздохнул и откинулся на спинку трона, принявшись тарабанить по его подлокотникам. Юноша чувствовал все обуревающие мужчину чувства, во главе которых стояли недоверие и страх. Прошла целая минута, прежде чем император взял слово.

– Даже если всё действительно обстоит так, как говоришь ты… Виллиан превратился в жаждущее крови чудовище, Каэл Иэздар. Ни заставить его согласиться подписать мирное соглашение, ни убить его я не смогу. Единственный вариант, который я вижу… – Договорить Каэл императору не дал, отчего разом напряглись все те, кто явно или неявно присутствовал в тронном зале.

– Я решу эту небольшую проблему. Будьте готовы к подписанию мирного соглашения через три дня.


Летис шел вдоль массивных, испещренных руническим письмом стен и пристально вглядывался в структуру сокрытого внутри многослойного заклинания. Башня… Её предназначение состояло в том, чтобы мощнейшим выбросом силы всколыхнуть межмирье и лишить Тёмный народ возможности пробраться в этот мир, остановив их экспансию на неопределенный срок… Но почему-то Летису казалось, что её истинное назначение сокрыто даже от его глаз. Сколько уйдет времени на то, чтобы обойти её всю, изучить каждый узел и каждый уголок, понять, что из себя представляет Башня Крови? В фолианте, благодаря которому её и возвели, всё было просто и понятно. Просто настолько, что любой маг эту простоту посчитает странной. Летис никого не привлекал к этому занятию, справедливо рассудив, что тот, кто раньше не заметил второго дна этого сооружения, не заметить его и сейчас, а цельную картину составлять придётся всё равно ему самому – доверять кому бы то ни было в этом деле король был не намерен. Тем временем кто-то, на кого не среагировала защита, подошёл практически вплотную. Эния.

– Дедушка. – Летис обернулся. Белоснежное платье, что носила её мать, девушка бережно перешила под себя и теперь расставалась с ним лишь там, где это было действительно необходимо. Благо, её зачаточных магических способностей хватало для управления этим, бесспорно, могущественным артефактом, который был куда лучше того доспеха, что Летис сделал для Каэла. Летис не был артефактором, имея в этой области ровно столько знаний и умений, сколько считал необходимым для комфортного существования. Воздух и пространство – вот то, в чём он постоянно себя совершенствовал, не распыляя внимание на всё остальное. С трудом подавив желание спросить, кто и почему её сюда пропустил, Летис мягко улыбнулся.

– Ты могла бы просто связаться со мной через перстень. Или я зря его для тебя делал?

– Ты не отвечал. Но что это за место? И почему здесь собрано так много… тёмной силы? – Летис кивнул своим мыслям – да, его внучке не было ничего известно ни о магии крови, ни о Башне. В тайну этого сооружения была посвящена едва ли десятая часть тех, кому, если подумать, были открыты все секреты эльфийского народа… Но ей всё объяснить придётся. Просто потому, что она вполне может попытаться узнать что-то у одного из своих друзей или знакомых, которые, естественно, ни о чём даже не догадываются

Летис приготовился к долгому разговору.

Глава 23

— Виллиан. – Юноша окинул взглядом императора, от человека которого сейчас отделяла самая настоящая пропасть. Огненная стихия стала его плотью, а демон — разумом. Скорее всего, он так же, как и сам Каэл Иэздар, слил два сознания воедино. Вот только в итоге Виллиан породил безумие. Что могло происходить в голове у Князя преисподней было известно разве что ему самому, а последствия слияния с человеческим сознанием… Нет, это находилось за гранью человеческого понимания.

– Каэл. Я и не надеялся, что это действительно будешь ты.

— А я до последнего верил в то, что печально известный Огненный Демон Империи к тебе, учитель, ни имеет никакого отношения. — Пламя, окутывающее Виллиана, взметнулось вверх, и Каэла обдало волной жара. – И я удивлён, что тебя еще не подчинила воля Князя.

– Каэл не мог этого знать. — От императора повеяло физически ощутимой угрозой, и те люди, что были поблизости, начали в спешке разбегаться. Человеческое сознание было не в силах выдержать такого напряжения. – Ты – не Каэл.

— Не совсем так, Князь. Во мне куда больше Каэла, чем в тебе — Виллиана. Непросто ориентироваться в человеческой памяти, верно? Непривычно ощущать эмоции? — Каэл вскинул вперед руку и в Князя, чьи демонические черты сейчас проявились особо, устремился поток сырой силы. Юноша не ставил себе целью убить демона – лишь хотел убедиться, что от человека в Виллиане не осталось действительно ничего. Император повторил жест мага, и через мгновение две силы столкнулись, вызвав небольшое землетрясение. – Думаешь, что сможешь убить собственного ученика?

- Даже будь Виллиан еще жив, он бы всё равно не сумел подавить меня, человек. За неделю нельзя сблизиться друг с другом, кому, как не древней твари, получившей вторую жизнь, это знать! – Император слитным движением выхватил клинок из ножен и вогнал его в землю. В ту же секунду те из людей, что еще не успели убраться подальше, сгорели заживо – почва за считанные доли мгновения раскалилась, превратившись в одну большую сковороду, люди на которой оказались случайно упавшими в масло мухами. Но Каэла это, казалось, ничуть не побеспокоило – он лишь поднялся над землёй и окружил себя крайне специфическим барьером, плотно прилегающим к телу, а в руках его затрепетали молнии. Над полем битвы заклубились тучи.

– Ты недооцениваешь человеческую волю, Князь. – Грянул гром, и содрогнувшиеся тучи извергли из своего чрева первые капли воды. Слабый, неуверенный поначалу дождь стремительно набирал силу, пока, наконец, не превратился в жуткий ливень. Но противники все равно видели друг друга, ведь они мерцали, словно два костра в ночи. Сила, что окутывала их, не позволяла укрыться от чужих взглядов.


Несчастный солдат, единожды выживший во время сражения императора и мага хоршсцев в непосредственной от них близости, сейчас испуганно вжимался в раскаленную землю. Нательный крестик, что он сжимал обеими руками, тогда придавал ему уверенности, даровал чувство защищенности… Но теперь нестерпимо жёг руки. Бог во второй раз даровал ему шанс не исчезнуть в испепеляющем всё живое пламени, а он этого шанса боялся. Боялся куда как больше двух монстров, от места сражения которых в ужасе бежали десятки тысяч солдат. И он, простой, воодушевившийся пронизанной уверенностью речью императора парнишка сейчас был наблюдателем. Тем, кто жив оставался только чудом.

Десятки ветвистых молний расчертили небосвод и ударили в стремительно перемещающуюся по земле огненную сферу. Та остановилась на мгновение, но уже через секунду ринулась дальше, время от времени изрыгая из себя лучи яркого пламени. Вдруг земля вздрогнула. От земли в ту же секунду оторвался сгусток огня, а в следующее мгновение за ним устремился искрящийся человеческий силуэт, отчетливо видимый на фоне белоснежных молний, его окутывающих. Ливень неожиданно стих.


Каэл медленно приближался к неподвижно распластавшемуся в грязи телу, от которого во все стороны исходил густой пар. Битва закончилась столь же быстро, сколь началась – демон заполучил тело в свое распоряжение не так давно, и практически все силы бросил на перестройку организма. Через месяц сражение могло бы доставить некоторые проблемы эльфийскому магу средней руки, а через год уже самому Каэлу пришлось бы выложиться в сражении с ним, что, несомненно, повлекло бы за собой десятки тысяч смертей и множество разрушений – те из заклинаний, которые, возможно, пришлось бы применить, иначе как катастрофой называть было неуместно.

Тем временем юноша вплотную приблизился к Императору, пристально изучая уже начавшие распадаться в его теле магические потоки. Мёртв, но жив. Демон вернулся в свое измерение, а Виллиан вернул контроль над своим телом. Никак, кроме уничтожения вместилища, на таком этапе одержимости изгнать Князя было нельзя. И всё-таки Каэл почему-то сожалел о том, что сделал. Сожаление… Когда в последний раз он о чём-то искренне сожалел? Когда лишился родителей? Да, пожалуй.

– К-каэл… Спасибо… – Юноша склонился над мужчиной, на чьем обезображенном демоническим влиянием лице застыла улыбка. Глаза Виллиана были закрыты. Всё, на что хватило остатков его жизненных сил, это поблагодарить того, кто избавил его от одержимости кровожадной тварью. Каэл понимал, чего добивался демон – война, геноцид, сотни тысяч, миллионы смертей – куда больше, чем всё то, на что только может рассчитывать демон. Идеальный сосуд, способный столкнуть друг с другом два государства. Как давно Виллиан перестал ему сопротивляться? Сколько смог сдерживать в себе эту тварь? Ответить мог только тот, чья душа уже покинула тело. Каэл невольно прикоснулся к щеке и смахнул… Слезинку? Нет, всего лишь каплю дождя, ненароком попавшую на лицо. Да, всего лишь каплю дождя…

Юноша встал, поклонился телу наставника и приложил руку к сердцу. Тело императора в одну секунду вспыхнуло, а через мгновение ветер уже подхватил его прах, унося туда, где никто не побеспокоит учителя, паладина и императора. Человека, который в своём стремлении защитить людей допустил ошибку. Ошибку, цена которой была высока.

Глава 24

Артис, едва заслышав приближающиеся шаги, открыл глаза. До обеда оставалось еще два часа, и о том, что хотели тюремщики, он не знал. Но вот замочная скважина щелкнула и дверь, натужно скрипнув, — несмотря на обстановку камера так и осталась камерой, – распахнулась. На пороге стоял худощавый, напыщенный мужчина, чем-то отдаленно напоминающий павлина. Общипанного, старого, но — павлина. За его спиной возвышались два вооруженных алебардами стражника. Алебарды – в тюремном подземелье. Не мечи, не кинжалы, а алебарды, с которыми не то, что сражаться — даже просто перемещаться в замкнутом пространстве тяжело.

— Заключенный, собирайте свои вещи и извольте покинуть камеру. Вас проводят к человеку, который доставит вас на родину. – В голосе мужчины сквозило безразличие – казалось даже, что эту речь он повторяет в тысячный раз. Впрочем, мысли Артиса были не далеки от истины. — Вы меня слышите?

– Да, конечно. – Артис встрепенулся и, скинув тюремные одежды, облачился в тщательно заштопанную и выглаженную офицерскую форму. Но даже так она выглядела не так, как было положено — бой и падение вместе с последующим пленом и долгой дорогой до столицы империи Зил изрядно её потрепали. Юноша окинул глазами место своего заточения и обернулся к мужчине. Он не был сильно удивлён тому, что его собираются вернуть в империю Хорш — благо, обмен пленных считался если не нормой, то чем-то близким к этому еще в смутные времена, когда пламя войны полыхало на всём материке. — Я готов.

Мужчина кивнул и развернулся, скрывшись за дверью. Артис, не мешкая ни секунды, пошёл следом – а вдруг передумают? Нет, он должен вернуться в империю и продолжить начатое, а не погибнуть, едва Виллиан узнает всё, что хочет. В том, что паладин изменился, Артис не сомневался совершенно.

Тем временем Артиса вывели на улицу, туда, где уже столпилось почти три десятка освобожденных пленников. Ни одного знакомого лица не было, как не было вообще хоть кого-то, служащего на небесных кораблях – покоривших воздух не любили и боялись. Как итог - членов экипажа левиафанов в плен не брали, умерщвляя на месте. То, что Артиса заметил оказавшийся Виллианом император – исключение из правил. Редкое, очень редкое исключение.

– Капитан воздушного судна – и в плену?! – Артис смерил оценивающим взглядом раскрывшего рот однорукого мужчину, на офицерском жакете которого еще проглядывались очертания знака сотника тяжелой пехоты. Лысая голова, густая, колкая даже на вид щетина вкупе с присущей всякому представителю тяжелой пехоты фигура, увитая мускулами, выгодно выделяла инвалида из толпы молодняка. Такого же, как сам Артис – крайне сомнительно, что кому-то из здесь собравшихся, кроме вышеупомянутого сотника, минуло хотя бы двадцать зим. – Всё, что знал, рассказал?!

– Следи своим языком. – Артис презрительно ухмыльнулся. – И не ровняй по себе всех вокруг.

Великан покраснел, и в два шага преодолел разделяющее его и вздумавшего дерзить молокососа расстояние… А через секунду грузно опустился на землю, не выдержав воздействия магической силы и потеряв сознание ровно на то время, которое ему потребовалось для падания. Со стороны же выглядело всё так, словно он сам споткнулся – руки Артис специально держал за спиной, так, чтобы следящая за порядком стража их отчётливо видела. Впрочем, это не помешало им скрутить обоих участников конфликта – разве что с юношей они обращались мягко, в то время как однорукому сотнику досталось изрядно.

– Никаких драк! Вам, сукины дети, жить надоело?! Скажем, что удавились в камерах – никто ничего вызнавать не будет! – К разоравшемуся десятнику стражи подошёл уже успевший вывести во двор еще одного узника старый павлин. Они перебросились парой фраз, после чего десятник вновь обратился к теперь уже не совсем пленникам.

– Артис Эльдстил! Среди вас есть такой?! – Артис сделал шаг вперед. Да, выглядел он жалко – потрёпанная жизнью форма, слипшиеся, сальные волосы, вонь… Но юноша изо всех сил старался не посрамить честь рода, о котором и узнал-то всего несколько месяцев назад. – Хорошо, стойте на месте. Все остальные – за господином Друлем, шагом…!

Пленные разом встрепенулись и побрели за означенным господином, коим оказался старый павлин. Они вышли на хорошо просматриваемую дорогу, погрузились в уже наполовину груженые чем-то телеги и отбыли вместе с десятком сопровождающей конвой охраны. Артис же остался с сотником один на один, если не считать той немногочисленной стражи, что осталась у тюрьмы – со своего места юноша видел чутко несущего службу арбалетчика не небольшой башенке, и дремлющего, привалившись спиною к стене, привратника.

– Вы, сэр Эльдстил, зла на нас не держите. Если есть жалобы какие – выслушаем, пока дилижанс ваш не прибыл, да меры примем. – Артис, глядя на явно пытающегося показаться самой добротой десятника, не мог понять, почему отношение к нему так резко переменилось. Неужто кто-то его выкупил? И каковы шансы на это? Отец был последним Эльдстилом, о котором знали на родине, да и указ императора о гонениях никуда пропадать не спешил – даже на службу юноше пришлось поступать, сокрыв свое происхождение в тайне. Иначе – плен, ритуал подтверждения крови, скорый суд и не менее скорая казнь. Но, раз уж такое отношение имеет место быть, глупо будет им не воспользоваться.

– Просветите меня, в честь чего вдруг вспомнили о моём происхождении? Почему освобождают пленных? – Юноше показалось на мгновение, что десятник облегченно выдохнул.

– Сие тайной не является, господин. Император наш, Виллиан Пламенный, погиб от руки некоего Каэла, могучего мага. Ну, так люди говорят, а правда ли это – чёрт его знает. Но погиб точно. Между нашими империями заключили мир на двадцать лет, вот и отпускают пленных.

– Хорошо, допустим, так оно и есть. Почему тогда меня собираются везти отдельно ото всех остальных? Среди пленных я видел баронета, чьё право было подтверждено родовым амулетом – чужой надеть просто нельзя, если ты не сильный одарённый. И его отправили вместе со всеми остальными.

– Некий Герат Лиаро, граф вашей, господин, родины, затребовал выделить для вас отдельный дилижанс с охранением. – Артис открыл было рот, но десятник его перебил. – И всё оплатил.

Артис одновременно испугался и обрадовался – с одинаковой вероятностью этот граф мог оказаться как другом, так и врагом, что выдал его отца. Но знал ли недоброжелатель о том, что у рода Эльдстилов появился наследник…?

Глава 25

Тусклый свет, исходящий от многочисленных свечей, расставленных по залу, нельзя было назвать достаточным для продолжительного разговора, во время которого приходилось много читать и писать. А еще — слушать. Каэл на это внимания не обращал, а вот послы, на плечи которых легла проблема примирения серьезно пустивших друг другу кровь стран, явно нервничали.

Заседание шло второй час.

Империю Хорш представляло два человека: пожилой, опытный посол с настолько труднопроизносимым именем, что даже его коллеги, большие любители поговорить, предпочитали называть его по должности или титулу – господин посол или барон, и чуть более молодой сын графа, выступающий хранителем артефакта дальней связи. Со стороны империи Зил тоже присутствовало два человека — Лорд Дьюкас в качестве хранителя аналогичного хоршскому артефакта и Леонтан Фитч – в роли посла. В отличии от своего коллеги, сейчас увлеченно рассказывающего о том, каким ударом по казне империи стало уничтожение небесного флота, этот немолодой мужчина больше слушал. Да, он понимал, что молчаливый посол успеха в переговорах не добьется, но спешно созванный совет, призванный временно заменить покинувшего этот мир Виллиана первого, настоял именно на таком варианте.

Тянуть время и всеми силами откладывать принятие любых решений.

— ... Семьсот тысяч золотых! Огромная сумма, которую пожрало адское пламя! — Посол хоршсцев стрельнул глазами в сторону юноши и продолжил. – Господин Каэл, печально известный Виллиан Трей действительно оказался носителем демонической заразы?

Каэл глубоко вздохнул и перевел равнодушный взгляд на посла. Ему уже надоели игрища, устроенные представителями двух самых крупных государств материка.

– Виллиан Трей не использовал демонических сил, господа. Но его желание подвергнуть геноциду крупнейшее государство материка разнилось с теми целями, которые преследую я. И мне пришлось его убить — я не скрываю этого, как видите. Когда на кону стоит весь мир, кому-то приходится принимать тяжелые решения.

– Молодой человек верно говорит, коллега. Геноцид, как и война – не выход. Империя Зил не будет выплачивать какие бы то ни было компенсации просто потому, что войну развязали вы. Дальше?

Каэл ощутил разошедшуюся от хоршсца волну неудовольствия, отметив, что на его невозмутимом лице не дрогнул ни один мускул.

— Вы отвергаете все наши требования, Леонтан. И вы должны понимать, что это — не дипломатия...

Речь посла оборвал низкий, протяжный гул, исходящий от куба в руках Лорда Дьюкаса. Тот встрепенулся и резким движением отбросил в сторону укрывающую артефакт ткань. Перед собравшимися предстал выполненный из черного стекла куб, прямо сейчас в котором неравномерно пульсировала голубая искра.

— Прошу меня простить, господа. Похоже, коронация состоялась. – Лорд прикоснулся к артефакту, и в его глуби появилось пока еще расплывчатое изображение, с каждой секундой набирающее четкость. – Поприветствуйте императора!

Дьюкас первым рухнул на одно колено, а за ним, с небольшим опозданием, последовали все остальные. Все, кроме Каэла, который сейчас довольно улыбался - теперь, когда появилась возможность установить прямой диалог между правителями империй, дело должно было пойти много быстрее.

– Всем встать, господа. Не нужно этого. – В недрах артефакта стал виден низкий, полный мужчина, на голове которого корона смотрелась крайне комично. – Могу ли я поприветствовать моего... Коллегу?

Посол хоршсцев встал и засуетился вокруг сферы хоршсцев. Прошло еще пять минут, прежде чем правитель империи-агрессора вышел на связь.

– Фидоль Зил. – Представился император зиловцев. Его короновали не больше получаса тому назад, и оттого имя его фактически не было известно. Правитель Хоршсцев, впрочем, не стал портить только начавшие оформляться отношения между империями и тоже представился, пусть его имя не было известно разве что отшельнику, безвылазно проведшему в горах сорок лет.

– Перейдем к делу? Насколько мне известно, миру грозит некая опасность. И Каэл, маг, могущество которого сравнимо разве что с эльфийскими чародеями, намерен сплотить человечество перед лицом этой угрозы. Я верно понимаю?

– Верно. – Кивнул головой Каэл.

– Доказательства?

Теперь уже слово взял император хоршсцев.

– Мои маги подтвердили, что откуда-то извне кто-то с поразительной настойчивостью пытается проникнуть в наш мир. Уважаемый Каэл наглядно продемонстрировал нам сам процесс. И, по словам гильдии магов, это настоящий прорыв в магическом искусстве. Ошибки быть не может – кто-то упорно порывается попасть в наш мир. Для прояснения ситуации я послал в эльфийскую чащу послов – уж кто-то, а вечноживущие маги наверняка знают, что или кто нам угрожает. – Сфера чуть дернулась в сторону Каэла – император, очевидно, пожелал сфокусировать свой взгляд на юном маге. – Мне жаль, но я не могу слепо доверять словам пусть даже такого сильного, но всё-таки одного единственного мага. Эльфы намного опережают нас в магическом развитии и, если они подтвердят ваши слова, я приму необходимые меры.

Каэл Иэздар кивнул. Одна из его половинок хорошо помнила тот ореол уважения, что следовал за ней по пятам просто потому, что у него были длинные уши и неотразимая, по людским меркам, внешность. В те времена среди людей встречались одарённые много сильнее его самого, но почему-то к ним всё равно относились пренебрежительно. Примерно так же, как сейчас император – к нему. Каэл сомневался, что, будь он рядом с императором, тот бы решился пусть мягко, пусть ненавязчиво, но выказать своё недоверие. Жаль, что придётся прибегнуть к ментальной обработке как минимум правителя империи Хорш.

– Я не могу сказать, что одобряю ваше решение, император, но как-либо доказать свою правоту тоже не в состоянии. Я просто не могу показать вам большего.

– Я рад, что мы поняли друг друга, уважаемый Каэл. Надеюсь, вы не держите на меня зла. – Каэл лишь улыбнулся.


Муарт беззаботно рассмеялся, но Каэл ощущал скрытое за этим смехом беспокойство. Не прошло и десяти часов, а юноша вновь наведался во дворец императора хоршсцев и добился личной встречи с императором. Первым делом Муарт предложил выпить – за своевременное разрешение конфликта, как он сказал. И Каэл выпил, пусть на его тело алкоголь подействовать не мог в принципе. Сам император при этом пил по-настоящему, искренне веря, что проступивший на лице его собеседника румянец, – который юноша вызвал осознанно, – есть ни что иное, как ударивший в голову хмель. Пока Муарт пил, Каэл неустанно следил за окружающей обстановкой и выжидал идеального момента для внедрения в голову императора ложных желаний, столь необходимых сейчас всему миру. Маг бросил оценивающий взгляд на выглянувшую из-за облаков луну и решил – пора.

– Каэл, что вы делаете? – Муарт отложил пустой серебряный бокал в сторону и поднялся со своего кресла, используемого при проведении долгих переговоров – трон мужчине не нравился ни как предмет мебели, ни как просто радующая глаз драгоценность. Вот только изменить традициям он не решался. – Каэл…?

Почти одновременно во всех скрытых нишах раздался оглушительный грохот, а из одной, там, где дверца была прикрыта неплотно, вывалилось тело моментально уснувшего стражника.

– Это… Это вы сделали?! – Император потянулся к поясу, с ужасом осознав, что меча на нём не было. Да и он бы ничем не помог, вздумай этот молодой на вид, но крайне могущественный маг его убить. – Стража!

– Они спят, Муарт. Вы правы – у меня нет прямых доказательств того, что над всем миром нависла угроза, но это не значит, что её нет. Будь у нас больше времени – и я, быть может, позволил бы вам поиграть в политику и лично убедиться в том, что эльфы вам ничем не помогут. Я был в чаще… – Каэл поморщился. – И чуть не погиб от руки одного из незваных гостей. Просто поверьте мне – я знаю, как живет эльфийский народ. Они не потерпят присутствия на своей земле кого-то кроме их самих. А уж когда гость – маг, чье могущество в разы превосходит таковое у сильнейших боевых чародеев… Невольно задашься вопросом, почему чаща еще существует, раз там хозяйничают такие существа. А теперь, будьте добры, не шевелитесь – я кое-что подправлю у вас в голове. Процесс достаточно сложный, а в пускающего слюни идиота я вас, Муарт, превращать не хочу. Человек вы неплохой, так что…

Муарт чертыхнулся сквозь зубы – даже возжелай он шевельнуться, то всё равно не смог бы этого сделать. Но перспектива стать идиотом императора совершенно не радовала, и он расслабился, отдав себя магу на растерзание. Каэл же тем временем приблизился к мужчине вплотную и, обхватив его голову обеими руками, замер. Изменить одно стремление на другое, не задев при этом всей остальной структуры сознания было невозможно, но юноша мог свести последствия к минимуму. По этой причине ему и нужно было, чтобы император оставался в сознании и не сопротивлялся вмешательству извне.

«Прямо как не-люди вторглись в этот мир, который вторженцев даже не заметил…» – Промелькнувшая в голове Каэла мысль едва не послужила причиной крайне досадной ошибки, могущей повлечь за собой неприятные осложнения в организме стоящего перед ним мужчины, но, к счастью, подобного исхода удалось избежать. Будь он в ментальной магии столь же силён и умел, как в боевой, то играючи бы провернул подобное, но изменять разум он никогда серьезно не учился, и теперь однобокость его способностей, как говорят люди, вышла боком…

Глава 26

— … с восточных пять тысяч ополчения, для обучения из южных гарнизонов к ним переведена тысяча опытных бойцов. В ближайшее время рекрутеры поставят еще порядка двадцати тысяч без учёта добровольцев. Баронства согласились продать нам достаточно большую партию продуктов – первые обозы уже выдвинулись… Так… — Седовласый старик, правая рука императора, поправил сползшие на нос очки, пошамкал губами и продолжил. – На границе с эльфийским лесом ничего не происходит. У меня всё, мой император.

Муарт задумчиво кивнул, одним движением руки дал старику понять, что на данный момент он свободен, после чего перевел взгляд на замершую по левую руку фигуру. Каэл поймал его взгляд и кивнул. Муарт тут же поднялся из кресла, размял изрядно затекшую спину и поморщился.

— Охраны нет?

— Нет. – Каэл покачал головой. – Пока я здесь — охранения не будет. Смысла нет, а услышать то, что для их ушей не предназначено, они могут.

Император кивнул. Замена стремлений прошла вовсе не так гладко, как хотелось бы – Муарт оказался человеком с сильной волей, и просто так изменить его желания не удалось. Пришлось устанавливать ментальную привязку, которую обнаружить может даже человеческий маг… Если дать ему заподозрить императора и остаться с ним наедине хотя-бы на четверть часа, конечно же. А таковой возможности Каэл не оставил никому, кроме себя – если не он, то пятёрка ментально подчиненных Каэлом гвардейцев Муарта сопровождала повсюду.

— Нужно решать, что делать с Фидолем. Он не верит в существование угрозы. В кабинет? — Каэл кивнул. Уже десять дней как они с Муартом всё свободное время, — с императора никто обязанностей не снимал, а Каэл номинально являлся его главным советником, – проводили в кабинете, где делали выводы из донесений разведчиков и разрабатывали множество вариантов плана действий. И пока всё шло к тому, что шансов одолеть или даже задержать не-людей, при участии с их стороны хотя бы десятка магов, подобных тому, с которым Каэлу уже довелось столкнуться, практически не было.

– Думаю, мне и его придётся… обработать. - Каэл поморщился. -. Мы не можем себе позволить тратить время на переговоры. Послы от эльфов вернулись?

– Нет, не вернулись. – Муарт распахнул ведущую в кабинет дверь, сразу устремившись к своему креслу. В его руках сразу появился пузатый кувшин, в котором что-то подозрительно булькало. – Выпьешь?

– Выпил бы, вот только я не пьянею. А переводить продукт зря смысла нет никакого. Расскажи лучше, кого послал к эльфам? Артефакт связи с собой им дал?

Император, наполнив бокал искрящейся алой жидкостью, залпом его осушил. Каэл понимал его – в такой ситуации человеку только и оставалось, что пить. Как только маг убедился в том, что Муарт предан идее, он рассказал ему практически всё, умолчав лишь о своём происхождении. И теперь в этом мире было два человека, хотя бы отдаленно понимающих, что происходит.

– Дал, естественно. Ты их столько наделал, что мне хоть всю тайную службу ими вооружай… На связь они не выходили, а самим связываться пока рано. Эльфы не очень любят, когда на их землю проносят артефакты.

– Как только выйдет срок – попытайся связаться с послами. – Каэл развернулся и подошел к двери. – И еще – мне нужны портальные координаты столицы империи Зил. Не буду откладывать дело в долгий ящик.

Император шумно выдохнул и откинулся на спинку кресла.

– В ночь отправишься? – Муарт трижды коснулся колокольчика на своем столе. – Сейчас прибудет служка, проводит тебя в гильдию магов. Там и портальные координаты получишь.

– Хорошо. К утру Фидоль Зил будет на нашей стороне… – Император улыбнулся.

– Скажи мне, Каэл, неужели у тебя, с такими-то возможностями, никогда не возникало желания подчинить себе весь мир? Ты играючи подчинил меня, а к утру, как ты говоришь, и Фидоль будет в твоих руках. Фактически ты станешь правителем сразу двух империй!

– Не стану, Муарт. Во-первых, потому, что я не порабощал твой разум и не собираюсь делать этого с Фидолем – я лишь выдвинул на первое место необходимость отражения угрозы извне. Во-вторых – помимо меня во всём мире есть и другие маги, которые могут объединится и сбить спесь с зарвавшегося коллеги. Я пусть и силён, но не неуязвим. – Дверь тихо скрипнула, и служка, широко распахнув глаза, уставился на Каэла. Лет ему было от силы пятнадцать. – Проводишь меня в гильдию магов?

Мальчишка, замешкавшись на секунду, моргнул и вытянулся в струнку.

– Да, господин верховный маг! – Каэл обернулся на Муарта и удивленно поднял бровь, но тот лишь развел руками. Юноша прочитал по губам – «молва, что я могу с этим поделать?». – Пройдемте, господин верховный маг!

Каэл, вздохнув, широкими шагами пошёл следом за чуть не срывающимся на бег мальчишкой. Практически сразу, миновав лишь один лестничный пролёт, они выбрались из дворца, а вскорости и из окружающего его парка. Служка подошёл к скучающему у кареты кучеру, что-то шепнул ему, и тот, разом подобравшись, распахнул перед Каэлом украшенную золотыми узорами дверцу. Юноша забрался внутрь, а через десяток секунд экипаж тронулся с места.


Хмурое серое небо, застывшее над столицей империи, омрачало и без того нерадостное настроение Артиса. Иллюзий о том, что командованию неизвестны обстоятельства его пленения, юноша не питал – скорее всего, его прямо здесь казнят. Шутка ли – помиловал император врага…

– Артис Эльдстил? – Юноша резко остановился и обернулся, наткнувшись взглядом на ожидающего ответа подтянутого, уже пожилого мужчину в строгом костюме. У ворот ему наказали идти к столичной резиденции графа Лиаро и никуда не сворачивать – встретят, мол. Но вот так, на половине пути…

– Всё верно. – Артис чуть поклонился – его никогда не учили принятым в высоком обществе манерам, и всё, что он знал и умел, юноша почерпнул из поведения служащих во флоте аристократов. – С кем имею честь?

– Дворецкий его сиятельства графа Лиаро, Кельдвиг, сэр. Если вы не хотите нанести серьезный удар по своему имиджу – на людях обращайтесь ко мне как к пустому месту или, если вам подобное претит, по имени. В этом нет ничего оскорбительного, сэр. – Чуть улыбнулся Кельдвиг, когда лицо юноши исказила гримаса непонимания.

– Хорошо, Кельдвиг. – Артис наконец взял себя в руки. – Граф Лиаро может меня принять?

– Да, сэр. Граф ждёт вас в гостиной зале. Позвольте вас проводить.

До резиденции графа спутники добрались за две минуты – парк, пусть и выделялся своими размерами, чрезмерно огромным не был. Сама же резиденция… Было видно, что Лиаро в империи далеко не последний человек. Белокаменные стены, над каждым квадратным метром которых потрудились скульпторы и художники, были напитаны магической силой. Витражи окон представляли собой причудливую вязь странных, но оттого не менее прекрасных картин, завораживающих взгляд, а крыша была буквально усеяна десятками небольших декоративных башен. Артис на секунду замер перед распахнутыми Кельдвигом дверьми, но быстро овладел собой и вошёл в здание.

Внутри резиденция была не менее богатой, только проявлялось это, по большей части, в мелочах, и не так сильно бросалось в глаза. Но рассмотреть обстановку юноше не дали – встречать его вышел, судя по реакции дворецкого, сам граф.

– Герат Лиаро, владелец этой прекрасной резиденции и земель на севере империи. – Представился, чуть улыбнувшись, граф. Он был высок и худ, а волос его только коснулась благородная седина. Аккуратная бородка и теплый взгляд только дополняли образ доброго дедушки, в который Артису почему-то верить не очень хотелось. Пока, по крайней мере.

– Артис Эльдстил, ваше сиятельство. Я бесконечно рад знакомству с вами. – Юноша поклонился ровно так, как кланялся один его знакомый барон сыну графа, который при этом был его непосредственным командиром.

– Похоже, Тругт решил не учить тебя этикету. Видимо, он хотел совсем отойти от дел… Ну ничего, для сына своего друга я учителей найду. – Артис внешне никак на эти слова не отреагировал, но в уме отметил, что граф считает себя другом отца. Так это или нет, покажут его поступки.

– Император фактически изгнал нас, граф. Мы не планировали возвращаться на родину.

– И решили укрыться в захудалой деревне. Мне известна вся история, как и её подноготная. Не так давно с твоего рода сняли все обвинения, Артис. – Граф выудил из-за пазухи небольшой конверт с императорской печатью. – Всё, что тебе нужно – это посетить гербовую палату, где в твои руки передадут все бумаги и права, после чего вступишь во владение. Все эти годы делами графства руководил назначенный императором человек, так что практически всё удалось сохранить… Кроме пары шахт на севере, но эта потеря была неизбежна – на момент вашего изгнания, как ты выразился, твой отец вступил в спор с другим претендентом на них. Всё остальное уцелело. Рад?

Артис пораженно молчал. Он ожидал чего угодно, но явно не того, что его род будет восстановлен в правах и вернет себе всё имущество. Вот только он остался совершенно один… По щеке юноши медленно, словно нехотя, покатилась слезинка. Всё то, что он хотел похоронить как можно глубже в своей памяти, сейчас вышло наружу.

– Мою… семью убили из-за этого, верно? – Граф еще несколько секунд буравил Артиса взглядом, после чего кивнул. – Кто?

– Я не знаю, Артис. Исполнители – тайный сыск империи Зил, а уж кто донёс им, тебе не скажет никто. Пьешь? – Герат пригласительно махнул рукой вглубь дома.

– Пью.


Щебет птиц, теплые лучи только поднявшегося над горизонтом солнца, что падали на лицо… И головная боль, от которой хотелось выть. Сколько и где он пил, Артис не помнил… Вернее сказать, он помнил, где начинал пить – в кабинете Герата они откупорили несколько бутылок отменного вина, а потом решили продолжить пьянку на кухне – проголодались, стало быть. Что было потом, юноша не помнил.

Артис приподнялся на локтях и огляделся. Шикарная, по сравнению с деревенским жилищем, спальня могла похвастаться огромной кроватью, на которой безо всяких проблем можно было уместить десяток девиц, резным платяным шкафом, зеркалом в полный рост, столом и парой изящных стульев, на которые юноша бы без веской причины не сел – уж больно хлипкими они казались. Артис отбросил одеяло в сторону и обнаружил, что никакой одежды на нём не было – даже исподнего он умудрился где-то лишится. В шкафу его формы не обнаружилось, но замена ей всё-таки отыскалась – чем-то отдаленно напоминающий графский, выполненный в черно-серебристых тонах, костюм. И исподнее, что немаловажно.

Одетым юноша чувствовал себя намного увереннее, несмотря на то, что двигаться в новой одежде было непривычно – не чувствовалось той свободы, что давала военная форма. Граф… Сможет ли он удержать на себе это бремя, не согнуться под его тяжестью? Учиться, если верить словам Герата, – а им он всё-таки пока был склонен верить, – предстояло много. Всё то, что постигается аристократом с раннего детства, ему было необходимо освоить максимум за шесть месяцев – именно на этот срок вступивший во владение наследник, каковым Артис и являлся, получал возможность пропускать обязательные для всей остальной владетельной знати мероприятия. От налогов же освобождение действовало на целый год, что конкретно для новоявленного графа было очень хорошо. Графство-то приносило стабильный доход и разорено не было – спасибо тому человеку, с которым Артису еще предстояло встретится в родовом замке Эльдстилов. Юноша твердо намеревался удержать его в своем окружении, если он, конечно, этого захочет. На плату скупиться было глупо – он сам ровным счётом ничего не понимал в управлении целым графством, в то время как таинственный ставленник императора почти два десятилетия управлял им, не допустил разорения и сохранил благосостояние Эльдстилов на прежнем уровне. У такого человека есть, чему поучится. Лишь бы он захотел остаться…

В дверь постучали.

– Войдите. – Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула очаровательная девушка в форме служанки. Артис, скосив глаза на свою не заправленную постель, покраснел. Девушка же, окинув спальню взглядом, лишь тепло улыбнулась.

– Господин изволит отобедать вместе с графом или прикажет подать в комнату?

– Вместе с графом, пожалуйста. – Девушка как–то странно посмотрела на Артиса, но уже через секунду об этом взгляде ничего не напоминало.

– Пройдемте со мной, господин. Его сиятельство граф… изволит поправлять здоровье. Вам подать отвар?

– Да. – Служанка кивнула и вышла из комнаты. Артис, чуть замешкавшись, пошёл следом.

Столовая, как её назвал для себя Артис, была расположена на втором этаже, и представляла собой большой, на пятнадцать персон, многоугольный стол. Граф, окинув юношу хмурым взглядом, кивнул на место подле себя и залпом осушил полный какой-то зеленоватой жидкости бокал, который тут же наполнила стоящая подле него девушка. Артис занял положенное место и с облегчением выдохнул – помимо одной ложки, одного ножа и одной вилки приборов больше не было.

– Домашние обеды, если в том нет серьезной необходимости, полностью не сервируют. – Прокомментировал Герат, видно, поняв, о чём думает со счастьем во взгляде разглядывающий серебряные столовые приборы парень. Артис же спрашивать о причинах столь скверного настроения графа не рискнул, предпочтя это неблагодарное занятие завтраку, благо, все блюда выглядели и пахли на удивление аппетитно. Герат тоже разговаривать желанием не горел, всё свое внимание уделяя отвару и пище. Наконец, спустя несколько минут, когда с едой было покончено, граф начал разговор.

– Оклемался? – Артис оторвался от отвара, оказавшегося на деле обычным рассолом с какими-то добавками и, взглянув на Герата, кивнул.

– Оклемался. Ничего после пятой бутылки не помню.

– Вина или водки?

– Вина. А мы еще и водку пили?! – Граф осклабился.

– Не пили, но могли. Благо, душа моя нас не выпустила. Жена. – Пояснил Герат на вопросительный взгляд юноши. – Так. Бумага твоя…

Граф повторно вручил Артису конверт.

– … и постарайся его больше нигде не оставлять. Без твоей крови документ, конечно, бесполезен, но лучше перестраховаться. Дальше. Вчера я не сказал, но ставленника императора зовут Гиллиан Вон, и он – младший сын одного барона, земли которого лежат у черта на куличиках. Вы должны поладить – у него тоже с этикетом… некоторые проблемы.

– У меня эти проблемы только потому что я рос в другой среде. У него, я полагаю, таких проблем не было.

– Были другие. Его сослали в имперскую научную академию еще в десять лет, а в двадцать три он уже взял на себя управление твоим графством. Я хочу предложить тебе нанять его на службу – такой точно не подведет, ему есть что терять. Семья, дети – всё на виду и, фактически, под контролем императора. Даже если что-то натворит – сбежать ему будет некуда, слишком долго он служил империи, его нигде не примут. Для тебя – идеальный вариант управленца. Поставишь ему плату чуть выше, чем у императора – и появится первый верный человек в твоем окружении.

– Я так и собирался сделать. Разве что про семью я не знал, и хотел начать перенимать опыт…

– Ну а теперь знаешь, и у тебя есть еще больший стимул добиться его согласия на службу. А если клятву на крови принесёт… Вернее человека ты вряд ли когда-нибудь найдёшь. – Граф довольно улыбнулся и откинулся на спинку стула, прикрыв глаза. – Всё-таки надо завязывать с алкоголем – возраст уже не тот…

– Спасибо за совет. Я могу прямо сейчас отправиться в гербовую палату? – Артис убрал конверт за пазуху.

– Можешь. Для тебя они, думаю, даже в нерабочее время сделают исключение…

Глава 27

— … возьмите, господин. – Лощёный мужчина в строгом, но не без изысков, костюме, протянул новоявленному графу целую кипу бумаг. — Здесь, помимо подтверждающих вашу власть документов, закладные, выписки с банковских счетов, бумаги на рабов и перечень контрактов с дружинниками.

– Поподробнее о закладных. — Артис, по настоятельному совету Герата выбросил из обращения все уважительные и вежливые обращения до лучших времен… Вернее, до встречи с теми, к кому граф мог так обратиться. Если он будет расшаркиваться с чиновниками и слугами, в кругах знати его просто не поймут.

— Закладные от малых родов, господин. Еще до исхода из империи вашего отца вы имели немалое на них влияние именно благодаря этим закладным, по которым вы можете в любой момент потребовать исполнения долговых или денежных обязательств.

– Бумаги не утратили своей ценности?

– Нет, господин. Закладные официально зарегистрированы у нас, и даже порча носителей не избавит малые рода от долга. — Артис видел, что объяснять подобное ему не впервой. – И единственный способ лишить эти бумаги ценности – это объявить об уплате денежных или разрешении долговых обязательств. Либо о прощении оных — только таким способом можно устранить закладную расписку, господин.

Артис кивнул и принял сокрытые в запечатанной папке документы. Со всем этим предстояла долгая и нудная работа — оставлять без внимания все эти бумаги юноша не хотел. Вот только без соответствующих знаний сделать какие-либо выводы будет сложно, если не невозможно. С такими невеселыми мыслями Артис Эльдстил покинул здание гербовой палаты.

Экипаж графа стоял у самых дверей, перекрывая практически треть дороги, из-за чего образовался очень немаленький затор. И, при этом, вслух никто не возмущался — ни крестьяне, ни купцы. Графского герба на карете было достаточно для того, чтобы закрыть рот даже жандармам, что всё-таки не стеснялись бросать недобрые взгляды на подошедшего к своему транспорту юношу. Кучер распахнул перед Артисом дверцу кареты и, как только он забрался внутрь, захлопнул её и лихо запрыгнул на своё место.

Спустя час юноша вышел перед высокими, резными деревянными воротами столичной резиденции его семьи. На них, среди искусно выточенных узоров, был виден герб Эльдстилов. Распахнувшая пасть кобра, с клыков которой каплет яд. Красиво и внушительно, пусть подавляющее большинство знатных аристократических родов и предпочитает выбирать в качестве своего символа существ более благородных, нежели змея. Бык, тигр, волк, орёл – четыре из пяти столпов империи. Пятый – кобра, вернувшийся на родину род Эльдстилов. Артис коснулся выдавленного в дереве отпечатка ладони и створки ворот бесшумно распахнулись, безоговорочно признавая хозяина. Кровь Эльдстилов текла в венах юноши, а остальное для защитного артефакта было не важно.

Парк, несколько меньший, чем у графа Герата, и простой, без видимых излишеств, белокаменный дом. Таковой была столичная резиденция Эльдстилов, в которой двадцать лет жил ставленник императора. Артис, с любопытством озираясь, подошёл к главному входу в здание, где его уже встречали.

-- Господин, нас известили о вашем возвращении. – Женщина или, если быть точным, старуха в черно-белой униформе, низко поклонилась. – Сильвестрия Мэдд, управляющая резиденцией. Я служила здесь еще при вашем дедушке, господин.

Артис удивленно вскинул бровь и чуть наклонил голову, но из-за того, что глаза женщины смотрели в пол, жест этот остался незамеченным. Удивлению его не было предела – управляющая, что застала еще его деда, теперь будет служить и ему самому. Три поколения Эльдстилов застала эта женщина, и даже изгнание рода не сломило её.

– Не кланяйтесь, Сильвестрия. Я бесконечно рад, что вы будете служить мне. Роду Эльдстилов предстоит вернуть былое величие.

– Господин…

Хлопнула одна из ведущих во внутренние помещения дверей, и в прихожую, где всё еще стоял молодой граф и управляющая, вошёл невысокий, полноватый мужчина в строгой и простой одежде. На груди его лежал медальон с выгравированной на нём эмблемой Эльдстилов – символ исполняющего обязанности главы рода, выполненный из серого металла. Взгляды юноши и ставленника императора пересеклись, и они оба на мгновение замерли. Артис изучал того, кто в будущем, возможно, будет ему служить, и не мог поверить, что этот неприметный мужчина, единственным излишеством в одеянии которого был обязательный к ношению амулет, двадцать лет имел допуск к казне целого графства. В то, что он совсем не воровал, юноше не верилось – совсем не обязательно запускать руку в казну, достаточно воспользоваться возможностями графа.

– Ваше сиятельство, я рад приветствовать вас! – Чётко и ясно сказал мужчина, чуть наклонив голову. Такое поведение было непростительно для всех, кроме назначенных императором управленцев – уже одно то, что этот человек имел доступ ко всем ресурсам графства ставило его в один ряд с самыми близкими людьми. Требовать от управляющего преклонения, как от какого-то слуги, Артис права не имел. – Меня зовут Гиллиан Вон, и я заведовал делами вашей семьи без малого двадцать лет. Прошу не обижаться на мои слова, но на введение вас в курс дела может потребоваться много времени – специального образования вам никто не давал…

Гиллиан замолчал, ожидая реакции юного графа. Того, что он сказал, хватило бы для того, чтобы отправить мужчину на эшафот, но статус слуги императора вкупе с тем, что он нисколько не пытался оскорбить Эльдстила и просто выполнял свою работу, гарантировал ему безопасность… Или наказание для графа, если тот решит в обход судов наказать управляющего.

– Я, в свою очередь, рад знакомству с вами, Гиллиан. И я понимаю, что моих знаний совершенно недостаточно не то, что для управления графством – просто для жизни в высоком обществе. – Артис грустно улыбнулся. Красивые речи всегда давались ему легко. – Как вы смотрите на то, чтобы служить у меня? Хотя бы до тех пор, пока я не смогу вести дела самостоятельно или не найду верного управляющего. Плату поставлю соответствующую.

Гиллиан несколько секунд ошарашенно рассматривал молодого графа.

– Ваше сиятельство, я польщен вашим предложением, но… Вы представляете, какую сумму будет необходимо заплатить за выкуп меня у императора? – Артис вопросительно поднял бровь, а мужчина продолжил. – За меня могут потребовать не меньше трехсот золотых.

– Почему за вас могут что-то требовать, Гиллиан? Вы, уж простите, не раб, насколько я могу судить.

– Не раб, но все слуги императора, а я таковым являюсь, могут покинуть свой пост только после уплаты определенной суммы. Чем, кхм, больше ценят человека, тем большую сумму требуют. – Гиллиан развел руками, словно бы показывая, что он тут совершеннейшим образом не при чём.

– Казна выдержит такие траты?

– Выдержит, ваше сиятельство. Обычно аристократия тратит на развлечения много больше, но... Вы уверены, что хотите выкупить и нанять меня?

– Уверен. Вы, Гиллиан, зарекомендовали себя хорошим специалистом и честным человеком. А доверие нельзя купить ни за какие деньги. Я бы хотел, чтобы вы занялись этим вопросом как можно скорее. Или необходимо моё присутствие?

– Необходимо, ваше сиятельство. Для того, чтобы выкупить меня, вы должны подать оформленную по всем правилам бумагу в секретариат императора. Думаю, уже на следующий день, после уплаты некоторой суммы, я смогу перейти к вам на службу. – Мужчина чуть улыбнулся. Похоже, его самого тяготило ярмо, в котором держал его император. Несмотря на то, что Артис должен был выкупить Гиллиана, никаких «эксклюзивных прав» на этого человека он не получал. Тот был волен идти, куда хочет и служить тому, кому хочет.

– Тогда я бы хотел получить краткий экскурс в дела графства, а после заполнить и отправить в секретариат необходимые бумаги. Покажете мой кабинет, Гиллиан?

– Да, ваше сиятельство! В кабинете все осталось так же, как было при вашем отце! Сильвестрия, будь так добра, распорядись об обеде!

Женщина, коротко кивнув, скрылась в глуби особняка. Артис же чуть нахмурился, но пошедший впереди управляющий этого не видел. Знал ли он о том, что случилось с родом Эльдстилов? Наверняка. Возможно, даже больше, чем было известно самому Артису…

Лестниц в доме, несмотря на наличие трех этажей, не было – их место прочно заняли лифты. Юноша никогда не видел подобного, но ничем своего удивления не выказал – лишь чуть замешкался перед гранитной плитой, на которую Гиллиан сразу ступил, и вздрогнул, когда она устремилась вверх.

– И много в доме таких артефактов? – Артис с интересом разглядывал лифт и пытался почувствовать их магическую суть. Но, к его удивлению, ни в самой плите, ни в стенах вокруг магии не было. – Или не артефактов…?

– Это не артефакты, ваше сиятельство. Слуши рода Эльдстилов всегда были особенно хороши в создании разного рода механизмов. Есть легенда, что учителем им выступал отверженный гномий инженер, чьи навыки и умения задокументированы в родовой библиотеке.

– И за двадцать лет ты не решился это проверить? – Спросил юноша чуть удивленно.

– И за сорок, и за пятьдесят бы не решился, ваше сиятельство. Родовая библиотека сожжет нарушителя, если в нём нет крови Эльдстилов. Возможно, каким-то образом можно разрешить гостю посещение, но в этом вам придётся разбираться самим, ваше сиятельство.

Артис в ответ лишь кивнул. Сколько же еще родовых тайн ему предстоит узнать? А сколько хранилищ обнаружить? Вместе со смертью всех старших Эльдстилов пропало великое множество знаний, восстановить которые будет крайне сложно, если не невозможно. Ведь самое важное не наносят на бумагу, а передают из уст в уста, от отца к сыну. И теперь он, Артис, на пути власти остался без того, на что опирались все его предки. Без знаний, без верных людей, без друзей, без силы… Если он сумеет удержаться на своем месте и не лишиться независимости, то это будет чудом.

Тем временем лифт остановился на третьем этаже и спутники вышли в широкий коридор. Поворот направо, два десятка шагов – и вот они замерли перед массивной, отделанной серебряными узорами, дверью, исходящую от которой магию юноша почувствовал еще издали. Гиллиан дотронулся до двери своим амулетом, и та отъехала в сторону. Мужчина посторонился, пропуская молодого графа вперёд. Едва Артис пересек порог, как сквозь него словно бы прошла волна силы. Силы теплой и дружелюбной, призванной не навредить, а поддержать и защитить.

Вдоль стен до самого потолка возвышались массивные книжные шкафы, подавляющее большинство книг в которых не имело на корешках ни названий, ни каких-либо символов. Массивный П-образный стол из чёрного дерева ярко контрастировал с потрепанным временем стулом, роскоши в котором не было совершенно – обычная древесина без прикрас, ни грана магии. «Отец никогда не любил излишнего комфорта…» – мелькнула в голове юноши печальная мысль. Артис подошёл к столу и провел пальцем по поверхности – пыли не было.

– Здесь кто-то убирался? – Спросил он, обернувшись к замершему в дверях управляющему. Тот почему-то всё не мог решиться войти в кабинет.

– Нет, ваше сиятельство. Смею предположить, что чистоту поддерживают специальные чары. Я не знаю точно, но слуги говорили, что он запрещал кому бы то ни было входить в кабинет даже ради уборки. Пищу он принимал либо в столовой, либо забирал поднос в коридоре.

Юноша удовлетворенно кивнул и, чуть замешкавшись, сел на стул. Тот был, несмотря на свой несуразный внешний вид, действительно удобен. Артис окинул взглядом стол, провел ладонью по многочисленным ручкам выдвижных ящиков и, откинувшись на спинку стула, запрокинул голову. На потолке, в видимой лишь с этого места выемке, пульсировала магическая руна. «Слово».


Не без труда, но Артис с достоинством выдержал четыре часа, что понадобились на беглое ознакомление с делами графства. Не считая небольших волнений в одном из вассальных баронств, дела у Эльдстилов обстояли отлично. Еще половину часа юноша составлял обращение к императору, и только после этого его оставили в одиночестве. Руна. Всё это время в мыслях Артиса была только она, сильно мешая прочим делам. Но теперь, когда его более никто не побеспокоит, юноша решился удовлетворить своё любопытство.

Для того, чтобы дотянуться до руны, молодому графу пришлось забраться на стол, и уже оттуда попытаться воздействовать на магический символ. Артис трижды коснулся её и передал часть своей силы, но ничего не происходило. Тогда юноша подхватил со стола металлическое перо и уколол собственный палец, сразу приложив его к руне. Прошло всего мгновение, как вдруг та ярко вспыхнула и Артис, перед глазами которого плясали белые пятна, едва не упал со стола. Юноша несколько секунд стоял, дожидаясь, пока к нему вернется зрение, после чего вновь осмотрел то место, на котором не так давно находилась руна. Вместо неё на потолке осталась подпалина в форме полого круга, а на столе обнаружилась довольно-таки большая шкатулка, в которую, при желании, можно было упрятать пару объемных фолиантов.

Артис спустился со стола, поднял с пола сброшенные им вещи и стер несколько капель крови, попавших на стол. Убедившись, что ничего, кроме подпалины, не напоминает более о произошедшем, юноша аккуратно открыл шкатулку. Письмо и выполненный в виде семиконечной снежинки амулет, от которого веяло сильной магией. Артис, недолго думая, достал письмо и вперился глазами в надпись на конверте.

«Тругт Эльдстил своим детям». Печать надломилась, и на свет явилось письмо, написанное рукой его отца. Похоже, что он предусмотрел нечто подобное и заранее озаботился созданием такого тайника…

«Дети мои. Я не знаю, кто из вас читает это письмо, но искренне верю в то, что мне удалось сохранить ваши жизни. Да, на момент, когда я пишу эти строки, Эмилия лишь на четвертом месяце беременности, но моё сердце чувствует надвигающуюся опасность. О том говорит не только предчувствие, но и факты – уже третий приём император проводит без меня. Есть вероятность, что нашу семью хотят подставить, но сделать что-либо я не в силах – во встречах с императором отказывают и мне, и Герату. Столпы империи, с которыми Эльдстилы всегда были дружны, отдалились от нас, а Дьювики так и вовсе ничуть не скрывают свою неприязнь. Мои люди приготовили нам надёжное укрытие, в котором ни моей жене, ни вам, мои еще не родившиеся дети, ни мне не будет грозить опасность. Вместе с этим письмом я оставляю ментальный амулет, в который я сумел заключить всё то, что должен знать истинный наследник. Используйте его, дети мои, но помните – лишь один из вас сумеет получить те знания и секреты, что скрывает артефакт. Не знаю, жив ли я буду в тот момент, когда вы обнаружите этот тайник, но в одно верьте точно: я люблю вас всем сердцем, и верю в то, что вы будете достойно править графством и не предадите Императора.

Тругт Эльдстил, столп империи Хорш».

Артис, крепко сжав зубы, отложил письмо в сторону и запрокинул голову. Он не мог понять, почему всевышний обрушил все эти испытания именно на его семью. Чем они провинились перед небесами? Почему он остался один? Зачем ему графство, если у него нет ни отца, ни матери, ни братьев, ни сестер?! Месть! Он должен, он обязан отомстить тому, кто оклеветал его семью!

Юноша слитным движением выхватил амулет из шкатулки и приложил его ко лбу. При помощи подобных артефактов на флоте новичкам в головы закладывали основы строения каждого отдельного корабля. Вот только объем данных был несопоставим…

Артис потерял сознание.

Глава 28

Гильдия магов. За пафосным названием и огромным самомнением скрывается горстка обученных азам одарённых людей, искренне считающих себя магами. Да, магическое искусство во все времена развивалось очень и очень медленно, но люди… Люди во всех мирах практически застыли в развитии, почивая на лаврах собственного «могущества». Испокон веков они варятся в своём котелке, ни на что не обращая внимания, и сейчас, когда над ними нависла по-настоящему серьезная угроза, это стало проблемой. И в этом была доля вины эльфов — они даже не попытались подтолкнуть людей вперед, предоставив им самим разбираться со своими проблемами и заботами. А теперь потенциальная армия сильных магов для не-людей была всего лишь досадной помехой, а не препятствием.

Чёрный камень стен гильдии, по замыслу магов, должен был внушать страх и трепет любому, приближающемуся к стенам сердца магического сообщества империи. У Каэла же наложенные на гранит заклинания вызвали лишь улыбку, пробудив воспоминания о юности одной из его половинок. Похожими чарами молодые эльфийские маги пугали своих забросивших искусство сородичей, переходя, порою, все границы дозволенного.

Экипаж, доставивший его к гильдии, быстро скрылся из виду, оставив Каэла в одиночестве. Всё-таки несложная магия отменно действовала на простых людей, побуждая их находиться от величественных чёрных сооружений как можно дальше. Магов можно было понять – если не чары, то какой-либо иной способ отваживать зевак был необходим. Даже в эльфийском обществе нет-нет, да на территорию академии пробирался любопытный молодняк.

Тем временем небольшая калитка, расположенная в стороне от запертых ворот, распахнулась, и оттуда вышел богато одетый парень. На вид ему было не больше семнадцати лет, но о могуществе его это не говорило ровным счётом ничего — в людском обществе седой старик мог быть слабаком, а безусый юнец – магистром. Дар и проклятие одарённых — невозможность развить себя, если природа не была к тебе особенно щедра. Человек мог потратить на изучение магии сотню лет, но взамен не получить ничего — ни силы, ни уважения окружающих. Так было, есть и будет… Если захватчики миров не сотрут с лица земли всё живое, конечно же. Те резервации, в одной из которых Каэл побывал, не в счёт – люди в том мире живут в пусть и просторной, но клетке.

– Ваши бумаги? — Каэл вытащил из-под одежды амулет с гербом императора и юноша, перейдя на магическое зрение, побледнел. Нет, на него оказала такое воздействие не подвеска из золота и зачарованного серебра, а сила его носителя, которую он мастерски удерживал в своём теле. – П-проходите. Вас проводить к архимагу Лиагосу?

– Если только архимаг Лиагос может выдать мне портальные координаты столицы Зил — тогда да.

— Нет, господин. Координаты вы можете получить у хранителя… Пройдёмте за мной. — Парень развернулся и посеменил к воротам. Каэл, подивившись неожиданной стойкости молодого одарённого, последовал за ним. Они быстро миновали запутанный тоннель, созданный так, чтобы незнакомый с секретами гильдии маг не мог ощутить пространство вокруг, после чего оказались в просторной круглой зале, из которой выходило сразу несколько коридоров и спиралевидных лестниц. Группка магов, первой обратившая на Каэла и его проводника внимание, так и застыла с открытыми ртами, будучи не в силах проронить ни единого слова – слишком неожиданно было появление кого-то, по концентрации силы в теле многократно превосходящего даже именитых архимагов, главенствующих в гильдии. Стоит отдать должное их подготовке – уже через три секунды они почти синхронно сорвались с места и, резво поднявшись по центральной лестнице, скрылись в одном из коридоров. Вдруг служащий проводником парень резко остановился.

-- Прошу меня простить, господин, но магистры приказали мне ждать здесь. Они сейчас прибудут и, думаю, после непродолжительной беседы вы получите координаты. Еще раз прошу меня извинить. – Парень низко поклонился, ничем не выказав обуревавшего его страха.

– Я всё понимаю, не беспокойся. – Каэл поднял голову и посмотрел на медленно спускающуюся по лестнице процессию. Седого, коротко подстриженного мужчину в одеждах архимага окружало пятеро магистров – в родных стенах, напичканных охранными чарами, такая группа может спровадить на тот свет в три, а то и в четыре раза большее количество равных по силе оппонентов.

– Мы рады приветствовать придворного мага императора, да обойдет его стороною смерть. – Архимаг, дружелюбно улыбаясь, протянул вперед руку. – Лиагос Де Люгго, Архимаг и глава гильдии, к вашим услугам.

– Каэл Иэздар, маг, аттестации в гильдии не проходил. К вашим услугам. – Каэл изящно, на эльфийский манер, поклонился.

– Приятно видеть, что даже такой сильный молодой человек не забывает развиваться и в других направлениях. – Архимаг посмотрел на замершего чуть в стороне привратника. – Если бы все ученики были такими, то им бы не пришлось стоять у ворот.

– Смею вас заверить, уважаемый Лиагос, в своё время наказывали и меня. Мудрость старших поколений редко получается донести словами.

– Хорошо сказано, уважаемый Каэл. Вы прибыли за портальными координатами?

– Да, именно за ними. Мне необходимо срочно встретиться с императором Зил, дабы обсудить кое-какие вопросы. По приказу его величества Муарта, разумеется. – Добавил Каэл, заметив в глазах собеседника искры непонимания. Архимаг заговорщицки прищурился и, приблизившись еще на шаг, выпустил на свободу заклинание тишины.

– Не желаете побеседовать в моём кабинете? Я бы очень хотел кое-что у вас узнать. Со своей стороны я могу гарантировать ответы на ваши вопросы, если они не будут касаться высших секретов гильдии. – Тон, которым всё это говорил Лиагос, так и подталкивал принять предложение. Каэл, замешкавшись на секунду, кивнул.

– С большим удовольствием, уважаемый Лиагос.

Архимаг нарочито небрежно повел рукой и впереди показалась арка портала. Обыкновенный стабильный «местный» портал, для активации которого не нужно обладать ровным счётом никакими умениями. А вот для создания… Вся гильдия являлась одним большим порталом, и любой маг, обладающий необходимыми знаниями, мог использовать эту транспортную сеть. Каэл шагнул в арку следом за Лиагосом, и очутился в просторном, светлом кабинете, на стены которого было больно смотреть магическим зрением – десятки слоёв защитных заклинаний укрывали его. Нынешний глава гильдии, очевидно, таким образом гарантировал себе защиту от возможных покушений. Крепость в крепости – так можно было назвать этот кабинет.

– Присаживайтесь, Каэл. Вы не против, если мы отбросим ненужное титулование? Поговорим как архимаг с архимагом. Пьете? – Из небольшой ниши в стене вылетела пузатая бутыль и пара изящных, хрустальных бокалов. – Безалкогольная настойка стиарши, выведенного лично мною растения. Больше нигде не попробуете.

– Конечно, Лиагос, буду рад попробовать что-то настолько уникальное. – Каэл сел на предложенный дубовый стул, обитый бархатом. – Что вы хотели у меня узнать? Не посчитайте столь резкий переход неуважением – просто у нас не так много времени, чтобы предаваться светским беседам.

– У нас? Хотите сказать, что нечто, беспокоящее вас, может задеть и меня? Переворот или война? – Архимаг сел напротив и протянул собеседнику бокал. Юноша бережно принял сосуд и чуть пригубил его содержимое, смакуя вкус и мастерски проверяя на нежелательные добавки – даже сидящий в метре сильнейший маг империи, – не считая, конечно же, Каэла, – ничего не заметил.

– Скорее второе. Я предполагал, что Муарт посвятит в тайну и вас, но, похоже, сделать это придётся мне. Как вы относитесь к теории множественности миров?

– Учитывая, что, в своё время, я сумел призвать в наш мир десяток человек из другого, то… Да, я поддерживаю эту теорию. Совокупность фактов, знаете ли… Эльфов в нашем мире раньше не было, но они появились. Это что-то, да значит. – Архимаг ополовинил свой бокал и на секунду прикрыл глаза, позволяя собеседнику продолжить.

– Замечательно. В наш мир пытается вторгнуться некто, поработивший сотни миров, находящихся под покровительством эльфов. Мы еще живы только потому, что эльфы из являющегося их предыдущей целью мира сумели всколыхнуть межмирье, подарив нам пару тысяч лет. И сейчас этот срок практически подошел к концу. Я лично встретился с одним из магов вторженцев, который с небывалой лёгкостью взял надо мною верх. Спасся я только чудом, открыв нестабильный портал в уже порабощенный мир. Эльфы там погибли, а люди существуют в резервациях, фактически – клетках, даже об этом не догадываясь. И их осталось очень мало.

– И… Как выглядят эти захватчики? Есть какие-либо доказательства реальности угрозы? – Архимаг отложил в сторону бокал и сейчас был предельно собран, полностью сосредоточившись на разговоре. За прожитые им полторы тысячи лет он видел и слышал великое множество небылиц, но архимаги подобного не говорили ни разу.

– Выглядят они как люди, но гораздо, гораздо сильнее. А доказательства… Я могу предоставить вам заклинание межмирового портала, но использовать вы его не сможете – оно относится к эльфийской магии и нуждается в серьезной доработке. Косвенным доказательством моих слов может послужить ритуал, позволяющий наблюдать за окружающей наш мир… Ммм… Защитной сферой, если можно так выразиться. С каждым днём на неё оказывается всё большее и большее давление извне.

– Что-то еще…?

– На границе с орками я столкнулся с очень занимательными големами, в которых нет ни грана магии. Они значительно превосходят своих собратьев, производимых гномами, по всем параметрам. Скорость, сила, способность автономно мыслить… Упоминаний о создании подобных големов я не обнаружил нигде, хоть и использовал для этих целей разведчиков империи, разбросанных по всему материку. – Каэл замолчал, дав архимагу время обдумать услышанное.

– Знаете, Каэл, мне нет причин не верить вам. Более того – я склоняюсь к тому, чтобы поднять на ноги всю гильдию. Если всё, что вы сказали, подтвердится, то я сделаю всё возможное для того чтобы объединить усилия не только империй, но и пары подконтрольных мне королевств. С описанными вами големами я знаком – мне доставляли несколько уничтоженных экземпляров с границы, и о них действительно нет ни единого упоминания ни на материке, ни на ближайших островах. Я в кратчайшие сроки проверю сказанное вами, Каэл. – Архимаг подтянул к себе бокал и залпом его осушил. – Мне известно, что вы отправляли гонцов к эльфам. От них есть какие-либо известия?

– Ничего. Я склонен считать, что эльфийская столица либо захвачена, либо подчинена. Встреченный мною не-человек – превосходный боец, но я с трудом сумел отстоять собственное сознание.

– Эльфы сильные маги. Они гораздо сильнее людей… Не расскажете, кто научил вас их магии? – Каэл покачал головой.

– Увы, но этого я рассказать не могу. Скажу только, что среди этого народа я считаюсь очень хорошим бойцом, и способен на равных сражаться с лучшими эльфийскими боевыми магами.

– Верится с трудом… Но доказать обратное я не могу. Вы направляетесь в столицу Зил? Нужны портальные координаты? – Лиагос распростер ладонь над столом и через несколько секунд на столе появился толстый фолиант, от которого исходила сильная магия. Архимаг открыл её на середине и, перелистнув несколько страниц, развернул книгу к Каэлу. – Вы окажетесь недалеко от дворца, на чердаке дома одного знатного господина. Постарайтесь не привлечь излишнего внимания к этому месту.

– Благодарю, Лиагос. Если у меня появится что-то еще, что можно предоставить как доказательства угрозы, я сообщу. – Каэл чуть кивнул… И растворился в воздухе, оставив ошарашенного архимага в одиночестве. Лиагос еще несколько минут смотрел на то место, где недавно сидел его собеседник, после чего приложился к бутылке. Из его кабинета, защищенного лучше любой крепости, исчезнуть человек не мог. Подобное на его веку происходило один раз – тогда, когда он принимал у себя могущественного эльфийского мага.

– Летис, если мне изменяет память… – Прошептал мужчина в пустоту, с тревогой покосившись на тщательно сокрытый от посторонних взглядов артефакт – простую на вид металлическую пластинку, разделенную надвое почти незаметной бороздой. Архимаг встал с кресла и, взяв подарок эльфа в руку, разломил его надвое. «Если когда-нибудь ты встретишь человека, чье могущество будет сравнимо с моим – сломай эту пластину. Это всё, что я у тебя попрошу». Простейшая магическая клятва на крови, принесённая эльфу почти тысячу лет назад, не оставляла ему иного выбора. Настала пора расплачиваться за поддержку в борьбе за титул архимага…


Яркая вспышка перед глазами – и вот уже Каэл в столице совсем другой империи. Чердак… Странное название для просторного, размером с дом зажиточного горожанина, помещения. Юноша хмыкнул своим мыслям и переместился за пределы здания, плавно спланировав на крышу какой-то усадьбы. В столице империи Зил вечерело – солнце уже почти скрылось за высокими зданиями, погрузив город в сумрак. Так даже лучше – если получиться застать императора в его спальне, то не придётся возиться с многочисленной охраной.

Каэл, укутавшись в заклинание невидимости, оттолкнулся от земли и воспарил в небо, практически сразу заметив дворец – массивный комплекс зданий с золотыми куполами, подобно искрам от костра сияющими в лучах заходящего солнца. Спустя минуту он уже шёл по коридорам, вслушиваясь в ночную тишину. Первый слуга, встреченный Каэлом, был тут же допрошен и лишён воспоминаний за последние минуты. Якобы им опустошенная бутылка вина и тело, спрятанное в кладовой, должны были объяснить его неожиданное исчезновение. Излишние предосторожности, но чем чёрт не шутит – опытный маг разума, если таковой найдётся среди людей, может по чистой случайности распознать влияние на сознание своего повелителя. А избавиться от него много проще, чем его же заметить.

Ведущая в спальню императора дверь бесшумно распахнулась, и Каэл проскользнул в богатые покои. Там, на белоснежных простынях, лежал император Фидоль. С кинжалом в груди.

Юноша быстрым шагом подошёл к кровати, но помочь ничем не смог – более пятнадцати минут назад кто-то всадил в грудь мужчины простой кухонный кинжал. Глаза императора были широко распахнуты и выражали крайнее удивление вкупе с недоумением – словно бы убийство совершил кто-то, кто был ему очень дорог. Каэл бесшумно выругался – в такие моменты, когда дорога каждая минута, люди портили всё особенно часто. Маг, тщательно осмотрев тело и убедившись в том, что император перед смертью не спал и был более чем бодр, а, значит, вел беседу со своим убийцей, покинул дворец. Каэл слабо представлял себе, что ему будет необходимо сделать. Возвести на престол нужного человека? Поддержать наиболее вероятного кандидата, предварительно покопавшись у него в голове? Тысячелетний опыт боевого мага пасовал перед незнакомым политическим строем и ситуацией, больше напоминающей какой-нибудь популярный человеческий роман. Намерение быстро объединить крупнейшие человеческие государства и дать организованный отпор захватчикам натолкнулось на неожиданное препятствие. Слишком далек был Каэл Иэздар от людских интриг… А вот Муарт наоборот, во всём этом был замешан с самого детства! Юноша улыбнулся своим мыслям и телепортировался прямиком во дворец «своего» императора. Уж тот-то подскажет, кого и как лучше обработать для достижения необходимого результата без серьезных потерь во времени…

Глава 29

Тусклый свет в кабинете ничуть не мешал Каэлу работать. Скорее даже, он помогал сыну грозовых туч и молний сосредоточится на решении навалившихся проблем. Сказать, что в империи Зил с наследованием престола всё просто, было нельзя — целых семнадцать претендентов на корону, каждый из которых был готов развязать гражданскую войну безо всяких угрызений совести. Другое дело, что реальная возможность занять трон была лишь у представителей четырёх великих родов – пятый, к которому относился убитый в собственной спальне Фидоля, из гонки выбыл. Эти четыре претендента обладали большим влиянием и силой, и нужно было выбрать того единственного, чьи мысли будут направлены в верном направлении.

Небо за окном расчертила молния и юноша, откинувшись на спинку оббитого бархатом стула, устало прикрыл глаза. Мало было просто выбрать будущего императора, промыть ему мозги и возвести на престол, нужно было обеспечить его верность, что было невозможно сделать силами доступной ему, Каэлу, ментальной магии. Слишком многое зависело от самого человека, его целей и стремлений, его окружения и характера. Из-за этого сразу отпадали представители издавна считающегося родом торговцев Белиусы, как, впрочем, и Алиу, радеющие лишь за собственную власть. Выбор был лишь между Немурами и Цешлиндерами, самыми крепкими и надежными столпами империи. Но ошибиться было нельзя, и потому приходилось тщательно продумывать каждый дальнейший шаг…

Раздавшийся стук в дверь ничуть не удивил мага, и Каэл, приоткрыв один глаз, одной лишь силой воли провернул вставленный в замочную скважину ключ. В комнату заглянул молодой одарённый в балахоне послушника Гильдии Магов, держащий в руках позолоченный тубус, запечатанный каким-то не очень сложным заклятьем.

— Господин Каэл, верховный архимаг просил передать вам это… – Послушник, низко склонившись, протянул послание, тут же вырвавшееся из его рук.

— Иди. Ответ я, похоже, передам лично. — Сказал юноша, вчитываясь в текст послания, в котором архимаг недвусмысленно намекал на необходимость встречи. Зачем и по какой причине главе гильдии понадобилась эта встреча, Каэл мог только гадать...

Тем временем послушник ушёл, захлопнув за собой дверь, и юноша, еще раз пробежавшись глазами по письму, выудил из памяти площадь перед Гильдией Магов, спустя мгновение растворившись в воздухе.


Лиагос Де Люгго сидел за своим столом и нервно постукивал по дереву пальцами. Происходящее перестало ему нравиться сразу, как только Летис, Король эльфийского народа, появился здесь всего через сутки. И даже эта задержка была вызвана тем, что этот он не сразу заметил пропавший сигнал от одного из своих артефактов связи... По крайней мере, так эльф объяснил свою задержку. А еще он сильно удивился тому, что таинственного мага зовут Каэл Иэздар.

В дверь тихо постучали, и в комнату следом за растерянным магистром вошёл Каэл Иэздар. Он нарочито медленно обвёл комнату взглядом, чуть задержав его на выглядящем крайне удивлённо эльфе, после чего невозмутимо проследовал к свободному стулу напротив архимага, но садиться не стал.

– Уважаемый Лиагос, учитель. – Юноша по очереди кивнул собравшимся, а последнее слово произнес с какой-то нарочито небрежно скрываемой иронией. Хлопнула дверь — магистр каким-то шестым чувством осознал, что находиться здесь ему совсем не обязательно, и поспешил исчезнуть из кабинета, атмосфера в котором приобрела крайнее напряжение. – Чем обязан нашей встрече?

– Каэл, откуда ты узнал это имя? — Спросил Летис, поборов вздумавшие возникнуть эмоции. — И эта сила...

— Узнал... Это долгая история, Летис. И слишком невероятная для того, чтобы ты в неё сразу поверил. – Из груди юноши вылетел пучок молний, в котором Король эльфийского народа безо всякого труда распознал изменившийся, окрепший и приобрётший отсутствующие ранее черты отпечаток сил друга, которого он убил собственными руками. Щиты и без того окружали Летиса. Более того, он заранее подготовился ко встрече с представителем Тёмного Народа, но сейчас он впервые за многие годы растерялся, словно только попавший на свой первый экзамен ученик. – Меня зовут Каэл Иэздар, и я ни тот, ни другой. Не готовься к бою -- я не собираюсь сражаться, преследуя какие-то свои интересы, когда под угрозой находится вся гирлянда миров...

Каэл рассеял всю защиту, оставив лишь самый минимум, тот, с которым даже во сне не расстается ни один маг.

– ... Лучше ответь мне, Летис, на несколько вопросов – что происходит в роще? Почему послы империи бесследно пропадают на землях эльфов? Почему не-люди, обладающие невероятной силой, хозяйничают там, как у себя дома? Что за башню, кровью от которой несёт за сотни километров, ты позволил возвести?

Летис внимательно посмотрел на юношу, чьи слова, мимика, жесты и магия были практически неотличимы от таковых у Иэздара. Можно было взрастить похожий дар и силу, рассказать историю, но поместить всё это в человека, знакомого с ним, Летисом, лично? Он помогал и наставлял Каэла, узнал его душу и магию так близко, как сам парень никогда бы не смог... Но теперь это был другой человек. Тот же, но другой. Словно бы в нём слились воедино две личности, две души, две судьбы, две силы... Каэл Иэздар.

– Я не уследил за нашими братьями, Иэздар. Старейшины порабощены Тёмным Народом или, как ты их называешь, не-людьми, а башня... Башню я считаю маяком для открытия портала, который впустит в наш мир армию големов и сильнейших из Тёмных. Я стараюсь не выказывать этого знания, дабы разрушить маяк в момент перехода. Возможно, так получиться отложить вторжение еще на какое-то время...

– Знаешь, Летис, ты должен рассказать мне очень и очень многое из того, что я пропустил... – Сказал Каэл, чуть ухмыльнувшись. Архимагу, с какой-то отрешённостью взирающему на происходящее, оставалось только старательно делать вид, что его здесь попросту не существует – уж очень интересные вещи говорили сейчас эти могущественные чародеи. А жизнь... Трудно убить архимага в его собственном кабинете.


– Подведём итог. – Лиагос, дождавшись, пока в беседе между Каэлом Иэздаром и Летисом возникнет пауза, кончиком пальца щелкнул по столу и тот преобразился, отразив на своей поверхности достаточно подробную карту материка. – Вот-вот откроется портал, через который в наш мир попадут существа, которым мы не сможем противостоять в честном бою даже объединившись. Возможно вы, Летис, сможете что-то сделать, но там – армия. Всё верно?

– Верно, Лиагос. Множество миров до нас не смогли противостоять врагу, и было бы слишком самоуверенно считать, что мы сильнее наших предков. Последний порабощенный Тёмным Народом мир смог задержать их на очень приличный срок, но из-за того, что мы об этом не узнали, годы прошли впустую. – Летис прикрыл глаза и откинулся на спинку стула. Каэл в задумчивости коснулся подбородка и кивнул своим мыслям.

– Ты стал Королём сразу после моей смерти, верно? – Спросил юноша, на что эльф ответил коротким кивком. – Тогда ты должен был возглавить молодое поколение наших братьев и сестер при переходе в этот мир. Вы не сталкивались с не-людьми? Неужто не было даже намёка на их существование? И почему Хранители Истории за несколько сотен лет ни разу не попытались вернуться на свою родину?

– Мне довелось столкнуться в бою с Тёмным Народом еще на той стороне, Иэздар. Во время ритуала открытия портала они напали на нас. Мы проиграли, а я… Я открыл портал и сбежал, отказавшись от титула. Я был глуп. Очень глуп… Тогда всё успокоилось, и я, будучи в добровольном изгнании, решил, что наши братья справились с врагом, и косвенным доказательством этого послужило абсолютное спокойствие старейшин и Хранителей Истории. Только ощутив твоё возрождение, я вернул себе корону и обнаружил, в какой ситуации мы оказались из-за моей слабохарактерности. Я и подумать не мог, что найдется кто-то, способный подчинить себе сильнейших и мудрейших из нас. По всему выходит, что всё началось еще тогда, когда я сбежал с поля боя… – Говорил Король не открывая глаз, и Каэл Иэздар понимал, почему – осознание того, что именно из-за него все эльфы оказались на грани, должно было едким дымом выжигать душу Летиса. И рассказать об этом он никому не мог…

– Не кори себя. Отбрось прошлое, не дай ему застлать твой взор в настоящем, Летис. Сейчас у нас есть проблема, которая требует решения, и полумерами здесь обойтись невозможно. – Эльф шумно выдохнул и встал с кресла, нависнув над картой материка.

– Я всегда держу себя в руках, Иэздар – уж это-то ты должен знать… Сейчас я вижу только один вариант развития событий, при которых нас нельзя будет назвать проигравшими – мы соберём вокруг столицы как можно больше людей, эльфов и представителей других народов, после чего откроем портал в следующий мир. Пропустим как можно больше разумных, а сами уничтожим Башню Крови и всколыхнём этот мир, закрыв возможность перемещения на несколько тысяч лет – благо, возможностей у меня хватит. Так мы выиграем какое-то время…

– Не забывай, что для совершения подобного нам придётся остаться здесь. И, скорее всего, погибнуть – не думаю, что Тёмный Народ позволит нам уйти безнаказанными после того, как мы на тысячелетия задержим их экспансию. В одиночку ты не справишься даже с силами Короля, Летис.

Эльф провёл рукой над столом, и на карте вспыхнули яркие искры, а мгновение спустя под ними появились и названия этих городов.

– Тогда мы должны действовать так быстро, как только сможем. Сомневаюсь, что даже вдвоём мы сумеем одолеть того не-человека, с которым ты столкнулся у Башни. Я уже создал контур заклинания, которое должно будет её разрушить, но эльфы… Реально будет только вывести их через портал, но не привлекая внимания даже этого сделать не выйдет. – Летис трижды ударил по искре, обозначающей эльфийскую столицу. – Как бы горько это ни звучало, но спасти всех мы не сможем. Более того – едва ли десятая часть населения города успеет проскользнуть в удерживаемый нами портал. Создание стационарного привлечёт слишком много внимания…

Каэл Иэздар ухмыльнулся и подошёл к другу.

– Думаю, вся проблема в том, что мы даже не задумывались о привлечении союзников. Среди людей найдётся достаточное количество одарённых, способных поддерживать своей силой портал, а если среди наших магов есть те, кому ты можешь доверять… Сомневаюсь, что не-люди подчинили себе всех. Подобное должно быть слишком трудозатратно даже для них – один маг не в состоянии поддерживать такое количество чар. Десять – да, но не сотню… – Каэл посмотрел на прислушивающегося к беседе архимага. – Лиагос, найдётся в вашей гильдии сотня-другая сильных, кхм, магов пространства? Или тех, кто сможет поддерживать мощное заклинание?

Лиагос провёл языком по пересохшим губам и, чуть помешкав, медленно кивнул.

– Найдётся, если посмотреть и в других государствах. Проблема общая, и убедить моего коллегу из империи Зил труда не составит… С вашей помощью, естественно. А вместе мы добьемся выделения людей у королевств и баронств. И если последние магов не очень любят, то Объединенные Королевства могут дать фору даже империям. – Лиагос обвёл пальцем солидный кусок земли. – Да, думаю, если переговоры пройдут успешно, то сильных чародеев, способных подпитывать чары, наберётся как минимум тысяча, а магов пространства – чуть больше пары сотен… Цифры могут немного отличаться и в меньшую, и в большую сторону.

Маги замолчали, переваривая информацию и прикидывая, каким образом всё лучше провернуть. Первым заговорил Летис.

– Я прощупаю почву в нашей гильдии, Иэздар. Не скажу, что это будет быстро, но шпионов Тёмного Народа в наш план мы не посвятим. Твоей же задачей станет объединение людских магов – тебе это удастся легче, чем мне, благодаря внешнему виду.

– Да, так и поступим. Лиагос, у тебя есть выход на магов королевств и империи Зил…?

Глава 30

Летис открыл глаза.

Ночь только вступила в свои права, а сам эльфийский король впервые за четверо суток выделил несколько часов на сон. На первый взгляд, причин для пробуждения не было никаких, но что-то мелькало на самой грани сознания и не давало собраться с мыслями. Во всём центральном крыле столичного дворца не было ни единой души – это маг проверил в первую очередь. Сигнал от браслета Энии был стабилен, а сама она находилась сейчас в самом безопасном месте – в посольстве у столицы, под защитой Шара и пары могущественных элементалей ветра, на создание которых у Летиса ушёл не один год. От нелюдей они не защитят, но для людей, кем бы те ни были, станут проблемой. Большой, нерешаемой и смертельно опасной… Маг оборвал ушедшие не в ту сторону мысли.

Поисковые чары сетью раскинулись сначала над всем дворцом, затем – над районом, а потом и над столицей… Но ничего необычного не обнаружили. Никаких посторонних скоплений магической силы. Могут ли нелюди скрывать свою мощь? Вполне. Однако в случае, если пространство сканирует заранее подготовленное и имеющее множество точек привязки заклинание такого уровня, подобное провернуть невозможно – иначе вся система магии, выстраиваемая тысячелетиями, попросту развалится. Словно дом, из фундамента которого вытащили значительную его часть… Летис шумно втянул носом воздух и сел на кровати, материализуя ставшую за века второй кожей одежду, немногим уступающую хорошему магическому доспеху.

- Легис мадор-ра… - Прошептал мужчина едва слышимо, одновременно начав наполнять силой несколько ключевых точек монструозной артефактной конструкции, которой, по сути, и являлся королевский дворец. Секунда – и маг уверенно приземлился на ноги посреди неровной площадки, испещренной сотнями, тысячами рун. Сердце столицы, Плита Основателя… Копия её, если быть точным – та, настоящая, осталась на родине эльфийского народа, в мире, который они освоили первым.

Артефакт охотно откликнулся на зов короля, и нестерпимо жаркая волна, прошедшая сквозь каждую клеточку тела эльфа, стала тому ответом. Предчувствие чего-то страшного не отступало ни на секунду, и Летис, успокоив разум, погрузился в транс.


Магия – это не только личное могущество, но и приходящая со временем способность трезво и ясно мыслить в любой, даже самой неожиданной ситуации. И вот сейчас Летис ясно видел перед собой вроде-бы знакомую до мелочей картину, но поверить своим глазам всё равно не мог.

Мир.

И люди, и эльфы, далёкие от магии, в большинстве своём представляют его как повисший в безграничной пустоте шар или, если выражаться точнее, сплюснутый эллипсоид. И это действительно так, если смотреть на мир как на планету, а не Мир. Но маги и одарённые способны взглянуть на саму его суть, чуть-чуть приблизившись к тому, как видел дело рук своих тот, кого именуют Творцом или Богом. И вряд ли этот образ, минующий все органы чувств и поступающий напрямую в сознание, можно описать словами. Ведь то, что показывают не-магам – очень далёкий от оригинала слепок, пародия, которую можно сравнить лишь с красотой горного пейзажа, пересказываемого слепцу… Но сейчас все эти мелочи были не важны.

Летис осознал происходящее, и теперь с огромным трудом удерживал себя от того, чтобы не вернуться в кажущуюся такой безопасной телесную форму. Он, как Король эльфов этого мира, обладал огромной силой, но вместе с тем и ответственность на нём лежала соответствующая. Сохранить мир на земле и обеспечить своему народу возможность безо всяких препятствий и тягот продолжать исследование безграничной гирлянды миров…

Предыдущий Король с этим не справился, но можно ли его в том винить? Что он мог противопоставить вторжению армии големов, ведомых пусть небольшим, но невероятно могущественным отрядом магов нелюдей? Пугающий, но правдивый ответ – ничего. Как и он, Летис, сейчас только и может, что погибнуть, отправив всех, кого удастся, дальше по гирлянде… Это больно. И в сто крат больнее от того, что помочь в этом вызвался тот, кого он собственными руками развоплотил в портальном круге, поддавшись мимолётной жажде власти и силы. Грех, о котором совесть напоминала болезненными уколами уже не одно столетие…

Оставленный когда-то Летисом мир ярко пылал, демонстрируя всю ту мощь, что рассеивали только начавшие образовываться портальные врата. Обычно процесс этот занимал в лучшем случае сутки, но сейчас он протекал в десять, если не в двадцать раз быстрее, и, если судить по единственно доступным косвенным признакам… Портал, использующий в качестве маяка Башню Крови, откроется уже через пару часов…

Резко вынырнув из транса, Летис за считанные секунды образовал нестабильный портал и вынырнул из него в воздухе над дворцом. Мгновение – и следующая воронка перемещает его еще на несколько километров вперед. И еще одна… И еще… Две сотни километров, отделяющих дворец от Башни, король преодолел за половину часа, постоянно удерживая максимально возможную концентрацию. Сейчас он как никогда жалел, что не установил между своим жилищем и Башней стабильного портала. Не пришлось бы тратить лишнего времени, нужного для… А для чего? Что он может сейчас сделать? Уничтожить башню? Да, это в его силах, но врата уже образованы – им больше не нужен маяк. Всколыхнуть само пространство, отрезав мир от посягательств извне? Но тогда и покинуть его будет нельзя еще сотни, если не тысячи лет. Вариант неплох, но у нелюдей возможностей стабилизировать проход намного больше, чем у людей и эльфов – вторжение просто-напросто произойдет тогда, когда исход будет в принципе невозможен… Отсрочка, не более. Но выбор - разве он есть?

Нет.

Летис приземлился прямо перед входом в Башню, на границе сознания отметив, что кто-то здесь уже побывал – печати, которые невозможно заметить, не зная об их существовании, были практически уничтожены, что указывало на огромную магическую силу вторженца. Кто-то из членов совета? Или нечеловек? Плохи оба варианта, но в первом случае хотя бы есть какие-то шансы на победу, если дело дойдёт до сражения. Летис вошёл под высокие своды башни, а спустя мгновение окружающий мир вздрогнул.

- Ты намного интереснее своего друга, Летис, Последний Король Эльфов… - Раздался отовсюду тихий, насмешливый голос. Но эльф пусть не без труда, но определил источник звука и развеял скрывающую неизвестного иллюзию. Развеял – и застыл каменным изваянием, оказавшись не в силах осознать ту мощь, что выставило напоказ существо, столь похожее на человека. – Боишься…?

Летис многократно усилил внешний слой защиты и попытался уйти в сторону от места, куда с большой вероятностью ударит враг, но сумел сделать лишь несколько шагов – выросшие вокруг стены льда мало того, что преграждали путь, так еще и не позволяли использовать порталы. Или это не они, и не-человек таким образом заранее отрезал все пути к отступлению? Знал бы он, что отступать Летис вовсе не собирался. Благо, Иэздар из своего скоротечного боя, пусть и похожего на одностороннее избиение, сумел кое-что вытащить…

- … Правильно. Низшие народы должны нас бояться… - Продолжал вещать он, слой за слоем, играючи, прорубаясь сквозь поспешно выставляемые Летисом защиты. Попытку огрызнуться он проигнорировал, развеяв созданное магом заклинание одним лишь небрежным движением руки… - Всё это бесполезно против меня, Летис. Всё, что тебе остаётся – бежать… Или примкнуть к нам!

Летис, рухнув на каменный пол, сплюнул наполнившую рот кровь и мысленно взмолился:

«Лишь бы успеть».

Вслух же он сказал совсем иную фразу.

- Почему ты предлагаешь мне это…? – Если бы он хотел сражаться, то никогда бы не проиграл за считанные секунды. Сейчас сильнейший маг эльфийского народа был занят тем, что пытался привести в действие испорченные чужим вмешательством руны, призванные не только уничтожить Башню, но и закрыть в этот мир дорогу всем вторженцам. И сделать это нужно было очень, очень быстро – портал, вопреки всем прогнозам, уже начал стабилизироваться.

- Почему? Всё просто, Летис. Те структуры, что ты внедрил в Башню, поразили меня до глубины души – едва ли кто-то из моих собратьев смог бы сотворить подобное, имея в своём распоряжении лишь те силы и знания, что были у тебя. Ваши представления о вселенной ошибочны. – Чужой театрально повёл ладонью, и в воздухе заскользила бесконечно длинная вереница нанизанных на нить миров, замерев лишь там, где между двумя мирами вплелась чёрная полоса, ведущая к принявшему вид иссиня-чёрной сферы миру, выбивающемуся из гирлянды. – Гирлянда миров – не единственная в своём роде, Летис. И мы – те, кто пришёл из другой, исследованной и порабощенной многие тысячи лет назад гирлянды. Мы – истинные Дети Творца, вышедшие за грани этого безумного эксперимента по созданию идеальной расы… Расы, достойной называться Его Детьми!

На лицо не-человека выползла торжествующая улыбка, а клубящаяся вокруг мощь надавила на Летиса с еще большей силой. Но Король, стиснув зубы и не обращая внимания на разрывающую всё тело боль, восстанавливал заклинание. Он не мог подвести свой народ и друга. Не сегодня. Не сейчас.

«Еще чуть-чуть…».

- Твоим талантам найдется иное применение, угодное Творцу! Муар`шаттогх примет тебя в Палату Знаний и дарует бессмертие! Сделает одним из нас! Почему ты молчишь, Летис? – Спросил безумец, шагнув вперёд.

- Я… Не могу поверить в то, что ты говоришь. – Выдавил сквозь зубы маг, решив попытаться выгадать еще хотя бы несколько секунд. – Как я могу стать одним из вас, если принадлежу к другому народу?

- Изначально мы были людьми, Летис. Не такими, как в вашей гирлянде. Другими. Просто другими… Но мы учились. Десятки, сотни тысяч лет накапливали знания и опыт, а в какой-то момент изменили себя, но лишились способности к… размножению. – Не-человек на какие-то доли мгновения скривился, словно бы эта тема была ему неприятна. – Но это достойная плата за бессмертие и силу! Соглашайся, и когда-нибудь собственными глазами узришь Отца!

- Я согласен. Но на встречу с Отцом мы отправимся вместе!


Бокал коснулся пола и раскололся на тысячи частей. Шар, до этого момента увлечённо возившийся с древним артефактным нагрудником, замер. Его большие глаза стремительно наполнились слезами и домовыдр, всхлипнув, бросился к Энии, чья кожа стала белее мела.

- Хозя-я-яйка-а-а! – Вещи в комнате заходили ходуном. – Хозя-я-ина-а не ста-ало-о!

Шар сгрёб девушку в охапку и зарыдал в голос. Казалось, что и он тоже лишился последнего родного человека в этом мире. Последнего… Эния до боли закусила губу и крепко сжала кулачки. До последней секунды она надеялась на то, что слова о таинственных и донельзя опасных захватчиках не более чем страшная сказка, попытка пробудить в ней желание изучать магию и развивать свои способности, но реальность оказалась куда прозаичнее. Смерть, с которой её дедушка до этого играючи разминался, в этот раз не обошла его стороной…

Неожиданно нагревшийся браслет, - подарок Летиса, - привлёк к себе внимание Энии. Девушка, размазав слёзы по остающемуся даже в такие моменты прекрасным лицу, коснулась практически полностью впаянного в металл голубого камня, содержащего в себе мощный ментальный конструкт. Миг – и окружающий мир растворился в белесой хмари…

Глава 31

Каэл выжимал из себя все соки, рассекая казавшийся таким густым воздух на огромной скорости, понимая при этом, что не успевает. Вдвоём против не-человека, с которым Летис наверняка столкнётся, - ведь проклятая Длань Палаты Чародеев защищала именно Башню, которую Король хотел уничтожить, - у них были пусть призрачные, но всё-таки шансы. В одном случае из тысячи им удалось бы одолеть Иалианна, но в одиночку… В одиночку ни он, ни Летис ему ничего противопоставить не могли.

К моменту, когда на горизонте показалась возвышающаяся над деревьями верхушка башни, Каэл уже сформировал несколько мощнейших атакующих и защитных заклинаний, готовых сорваться с кончиков пальцев… Но судьба распорядилась иначе. Силуэт Башни, мерцающий в ночи и оттого отчётливо видимый, исчез, а на его месте выросла огромная, не меньше десятка километров в диаметре, сфера света. Секунда – и ударная волна отбросила Каэла назад. Выровнять полёт и создать перед собой полупрозрачное тёмное облако он сумел лишь через несколько мгновений. И от увиденного сердце юноши пропустило удар.

Ни Летиса, ни Башни в этом мире больше не существовало.


Эния стояла на исполинских размеров каменной башне и всматривалась в почему-то такие расплывчатые силуэты далёких зданий. Город, безусловно, был эльфийским – архитектура и небольшие, но заметные каждому представителю этого народа детали давали о том ясное и чёткое представление. Где-то внизу шли по своим делам горожане, в широких окнах мерцали отражающиеся лучи заходящего солнца… Но Эния всё равно понимала, что всё вокруг – лишь вложенная в камень череда образов и мыслей её дедушки, Летиса, словно предсказавшего свою скорую погибель.

- Эния… - Девушка обернулась и наткнулась взглядом на облаченного в парадные королевские одежды Летиса. Он стоял, сложив руки за спиной, и с печальной полуулыбкой смотрел на внучку. Павший король словно бы принимал какое-то важное, и оттого невероятно сложное решение. – Я сожалею, что так получилось, и искренне надеюсь на то, что ты когда-нибудь меня простишь. А сейчас прошу – просто выслушай то, что я тебе скажу, и постарайся это запомнить…

Летис на секунду замер каменным изваянием, и перед ним закружилась гирлянда миров. Гирлянда, в которую совершенно неестественным образом вплелась еще одна нить с нанизанным на неё иссиня-чёрным миром, из которого в обе стороны устремлялся серый туман, поглощающий один мир за другим.

- Я точно уверен в том, что наш враг не лгал мне в эти минуты. Он хотел, чтобы я принял их извращенное мироощущение, присоединился к ним не как союзник, но как брат. Этот маг страшной силы и знаний даже не пытался скрыть от меня свои помыслы. Более того – он выставлял их напоказ... И он рассказал мне о существовании других гирлянд. О том, что его народ не способен размножаться – лишь обращать в себе подобных тех, кого пожелает. Я надеюсь, что этот маг погиб в созданном мною взрыве, и мне всё-таки удалось забрать его с собой… Но уверенности в том у меня нет. Каэл Иэздар найдёт тебя сам, и ему ты должна будешь рассказать то, что сейчас узнала. Если кто-то и обнаружит способ создать стабильные врата, ведущие в иную гирлянду, то этим кем-то будет именно он. У вас есть несколько веков для того, чтобы найти выход. Иначе… Иначе наш народ будет уже не спасти, и эльфы канут в небытие. Прости меня, Эния. Из-за меня ты лишилась всех, кто был тебе дорог… Прости…

Эния бросилась было к дедушке, но мгновением ранее окружающий мир рассыпался белесым дымом…


Особо сильный порыв ветра распахнул окно, и лучи практически скрывшегося за тучами восходящего солнца скользнули на заплаканное лицо Энии. Секунда – и она распахнула глаза, неверяще уставившись на влетевшую в комнату фигуру.

- Каэл…? Каэл! – Девушка бросилась к юноше и тот, окинув комнату цепким взглядом, крепко прижал её к себе. – Откуда ты…?

- Многое произошло, Эния. Очень многое… И от того Каэла, которого ты знала, во мне осталось совсем немногое… - Каэл, грустно ухмыльнувшись, принялся поглаживать Энию по волосам.

- Во мне тоже немногое осталось. И это нормально – меняться со временем…

- Я имею ввиду совсем другое… Это непросто объяснить. - Эния, с лёгкостью вывернувшись из объятий юноши, нахмурилась и отошла на шаг назад.

- А ты попробуй. Обещаю – я не буду сердится… - Каэл улыбнулся – последняя фраза была совсем не к месту. Что может быть на уме у совсем молодой девушки, практически в одночасье лишившейся всего? Всех самых близких людей? Всех надежд и чаяний? Как это отразится на её характере в будущем? Что нужно сделать, чтобы не допустить появления в её душе истинно тёмных чувств? Ни Каэл, ни Иэздар этого никогда не знали. Первый попросту не имел достаточного жизненного опыта, а второй ни разу не попадал в подобные ситуации. И то, что сейчас они представляли собой единое существо, картины ни разу не меняло…

- Ир-род, чего пугаешь! Моя думать большой беда прийти, а это ты! – Пробурчал выглянувший из-за люстры Шар. – Элементалев спать загонять снова… Долга сильно…

Каэл, припомнив в подробностях свою первую встречу с домовыдром, улыбнулся – всё-таки эмоции, испытываемые молодым, только начавшим жить человеком были куда как ярче таковых у умудренного опытом, прожившего не одну сотню лет эльфа… Невольно задаёшься вопросом – а так ли хороша долгая жизнь…?

- Шар, будь другом – дай нам с Энией поговорить наедине. Недолго, правда – мне нужно рассказать кое-что очень важное… - Свои слова юноша сдобрил весомым силовым посылом, быстро настроившим расслабившегося без соответствующего надзора домовыдра на нужный лад.

- Моя понимать, моя быстро-быстро уходить…! – Шар, напоследок попытавшись поклониться, выскочил из комнаты. Стоит отметить, что поклон в его исполнении выглядел донельзя нелепо и неестественно.

- Ты учила? – Спросил парень, посмотрев на отчего-то зардевшуюся Энию.

- Да… Шар намного лучше любого слуги. И верный. И добрый… Но его никто ничему не учил. Мне делать было особо нечего, и я решила… Зря, да? – Вид девушка имела столь расстроенный и печальный, что подтвердить её опасения Каэл Иэздар не решился.

- Почему же? Не зря. В жизни вообще нет ничего лишнего. Чем бы ты ни занималась, чем бы ни увлекалась – смысл есть у всего… - Каэл прикрыл на мгновение глаза и встрепенулся. – Но сейчас я действительно должен тебе рассказать нечто очень важное…


- Так ты… - Эния, лёжа на кровати и то и дело косясь на рассевшегося на подоконнике юношу прикрыла лицо ладонями. - … не Каэл? Или всё-таки он? Кто-то из вас ведь должен был стать доминирующей личностью…?

Юноша покачал головой.

- Вовсе нет. Вернее сказать, такое предположение было бы уместно, имей мы дело с животными и совмещением их относительно примитивных, построенных на рефлексах и простейших чувствах сознаний. В таком случае действительно одна из, кхм, «личностей» приобрела бы главенство. Но никто и никогда не проводил успешного эксперимента по слиянию эльфов или людей. Подобное вообще считалось невозможным – слишком тонкие материи, а даже эльфийские архимаги не могли обеспечить достаточный уровень воздействия на душу и разум. Но одна из моих половин оказалась заточена в астрале, сохранив при этом способность трезво мыслить и использовать магию. Сотни лет, проведенные там, позволили отточить умения и навыки Иэздара, приведшие, в конечном итоге, к соответствующему результату. И то – не попади Каэл в смертельно опасную ситуацию, и слияние никогда бы не произошло, и всё, чем бы осталось довольствоваться Иэздару – это ролью стороннего наблюдателя и редким, тщательно контролируемым Каэлом участием в его жизни, проявляющейся, по большей части, тогда, когда он сам не знал, как ему поступить. Зато благодаря Каэлу и Иэздару родился я – тот, кто совместил в себе Дар и Знание. Вполне возможно, что именно этот эффект и дарует не-людям такую мощь… Но я с ним еще не разобрался, и вряд ли это удастся сделать в ближайшие годы.

- Так ты не считаешь себя ни Каэлом, ни Иэздаром? Так?

- Да. Идеальный баланс душ и разумов просто не позволяет этого сделать – иначе я непременно возведу одну из своих половин во главу всего. Но подобного мне хотелось бы избежать… - Каэл помассировал виски и бросил взгляд на бушующий за окном ураган, только вошедший в полную силу. – В любом случае, Эния, информация, переданная Летисом, очень и очень ценна. Если гирлянд действительно несколько, то, возможно, есть способ вырваться… Сейчас мы в безопасности, но покинуть этот мир до того, как сюда придут не-люди, мы в любом случае не сможем. С их силой стабилизировать портальные врата много проще, чем нам.

- И что ты теперь будешь делать…? Может, бросим всё? Спрячемся там, где не-люди нас не найдут? Дедушка рассказывал, что ты в прошлом мире нашел людей… Это значит, что не всех истребили, верно? – Эния всё говорила и говорила, а Каэл Иэздар думал о том, в какую неприятную позу его поставила жизнь. Казалось бы – ты добился того, чего хотел. Обрёл тело, пусть для этого и пришлось слиться воедино с человеческим ребёнком, разделив его убеждения и стремления. Живи и радуйся, бери то, чего не получил из-за подлого предательства того, кого считал другом… Но судьба распорядилась иначе, наслав на мир мор, прикрывающийся именем Муар`шаттогха, а безграничное уважение Каэла к Летису вместе с чувствами Иэздара просто не позволяли ненавидеть предателя. Каэл Иэздар понимал, что тот, кто предал единожды, с большой вероятностью предаст вновь, но поделать с собой ничего не мог. И вот теперь, когда Летис отдал свою жизнь ради будущего его народа и всего мира, вместо облегчения на Каэла Иэздара накатила грусть, апатия и боль утраты. А Эния… Как понять чужие чувства, если ты не способен разобраться даже с самим собой?

Юноша отбросил в сторону лишние мысли и эмоции. Не время. Сейчас, когда от его действий зависит судьба целого мира, нельзя позволять себе раскисать. Да, трудно. Да, больно.

«Но если не я, то кто…?».

- Прости, Эния, но я не прощу себя, если хотя бы не попытаюсь остановить экспансию последователей Муар`шаттогха. Они – угроза для всего живого…

Девушка, чуть замешкавшись, неуверенно кивнула и в два шага оказалась вплотную к Каэлу Иэздару. Юноша посмотрел в глубокие фиалковые глаза Энии и окончательно уверился в том, что он избрал правильный путь.

- Тогда… Я тебе помогу! Всем, чем получиться! – На лице Каэла расплылась чуть насмешливая улыбка – фактически ребёнок предлагал свою помощь существу, чьи знания и сила находились на совершенно недосягаемом для неё уровне. Он понимал это разумом, но сердце почему-то решило иначе.

- Спасибо, Эни… - Договорить он не успел – девушка, решительно сверкнув глазами, запечатала его губы своими.

У широкого окна замерли два силуэта – могущественного существа, рождённого от слияния душ и разумов, и молодой эльфийки, для которой это существо стало тем якорем, который удержал её от падения в пучину отчаяния…

Глава 32

Среди сухих песков, практически в самом сердце пустыни Аардс держали совет восемь человек – пятеро мужчин и три женщины. И даже идиот бы понял, что они здесь оказались случайно – металлические доспехи и чёрные одежды ничуть не подходили для путешествия по мёртвой земле, в местах, куда даже исконные обитатели пустынь не рисковали забредать без веской на то причины. Одна из женщин изящным жестом смахнула с лица огненно-рыжую прядь, прошептала что-то себе под нос и вопреки здравому смыслу стянула с головы капюшон.

- Баллиан, куда нас, чёрт побери, занесло?! Немедленно свяжись с Иалианном! – Прошипела она, вперив взгляд изумрудных глаз в одного из своих спутников, рассевшегося на земле и погрузившегося в некое подобие транса. – Баллиан?!

Мужчина, шумно выругавшись, поднялся на ноги и обвел отряд холодным взглядом, задержав его на возмутительнице спокойствия. Прекрасной возмутительнице, стоит заметить – Диали обладала редкой, ненормальной красотой, любоваться которой можно было бесконечно. Пышная копна волос огненно-рыжего цвета, большие, напоминающие изумруды глаза, внушительный бюст и идеальная фигурка. Если бы не дурной характер, то её могли бы посчитать посланницей небес… Но она не изменилась за десятки тысяч лет жизни, и пытаться перековать её характер сейчас было делом совершенно безнадёжным.

- Иалианн мёртв. Кто-то или что-то его убило. Межмирье погрузилось в хаос, и врата нам не открыть еще несколько сотен лет. Башня уничтожена…

- Мы всё это и так знаем, Баллиан. Что ты, как Око, можешь нам сказать? – Подал голос худощавый, на вид совсем еще молодой юноша с неестественно бледной кожей, седыми волосами и причудливыми, практически незаметными серыми узорами на лице. Он, выждав несколько секунд и не получив ответа, потянулся к рукояти меча, но жест другого, не в пример более массивного мужчины заставил его остановиться.

- Сейчас не время для ссор, братья и сёстры. Муар`шаттогх рассчитывает на нас! Как единственный в этом мире член Чародейской Ложи нашего владыки я обязан взять на себя ответственность за успешное выполнение нашей цели… - По пустыне разнесся вынудивший мага замолчать скрежет, смешанный со звуками бьющегося стекла. Секунда – и все собравшиеся повернули голову в сторону источника шума.

- Я помешал, да? Ну, тогда, с вашего позволения, я выскажу своё мнение – Ложа Инженеров рангом ничуть не уступает Чародейской, и я не хочу видеть над собой весьма… весьма блеклого её представителя. – Сухонький старик говорил, не оборачиваясь и не прерывая ритуал, на который и было направлено практически всё его внимание.

Големы.

Один, второй, третий… И вот уже из песка выбралось несколько десятков этих отдающих желтизной магических существ, готовых по первому приказу своего создателя ринуться в бой. Они отличались от тех, что наступали на империю вместе с орками не только внешне – вместо механизмов ими управляли примитивные магические конструкты, и действовать они самостоятельно не могли, будучи привязанными к члену Ложи Инженеров. Но во всём остальном они не то, что не уступали – превосходили своих собратьев, десятками тысяч производимых на многочисленных заводах, разбросанных по сотням миров. Сила, скорость, ум – один магический голем мог без особого труда расправиться с парой-тройкой своих механических копий.

- Что ты здесь делаешь, Гумус? Разве инженеры не должны идти в числе последних…? – Недоуменно спросил маг, нервно сжав кулаки. На присутствие среди ничем не выделяющихся собратьев еще и этого старика, известного, пожалуй, каждому уважающему себя магу, он даже не рассчитывал. Око в лице Баллиана, порталистка-Диали и ничем не примечательные рядовые бойцы авангарда вторжения – все те, кто должен был оказаться среди его подчиненных…

- Меня отправил вперёд лично правая рука Муар`шаттогха, дорогой мой Мелиод. Жаль только, что теперь поручения его я выполнить не смогу – моих слуг и оборудования разорвало в клочья схлопнувшимся пространственным тоннелем… Но сейчас важно другое.

- Верно. – Подал голос седой, поднимая над головой руку с зажатым в ней амулетом. – Я прошу всех и каждого убедиться в подлинности этого знака, после чего принести мне тысячелетнюю присягу.

Все замерли, магическим зрением рассматривая артефакт. Гумус прищурился и спустя секунду недобро ухмыльнулся – он первым понял, что неизвестный юноша держит в руках самый настоящий Знак Власти второго ранга, позволяющий командовать всеми кроме носителей его перворангового собрата и тех, кто выполняет их приказы. Сейчас же, будучи отрезанными от вселенной, владелец знака приобретал абсолютную власть, оспорить которую он, инженер, проживший на свете больше сорока тысяч лет, не мог даже при всём желании. Старик, остановив ритуал, преклонил колено вслед за своими големами. Его примеру, после небольшого замешательства, последовали все остальные.

- Меня зовут Иорданн, член Ложи Знания. Приступайте. – Седовласый юноша выхватил из-за спины клинок и погрузил лезвие в песок, приняв ритуальную позу. Секунда – и перед ним вспыхнуло семь печатей, каждая из которых избрала носителя и медленно к нему поплыла.

- Я, Гумус, Лепфер Ложи Инженеров, клянусь в течении тысячи лет исполнять все приказы Иорданна, члена Ложи Знания. В случае же, если его воля пойдет против воли Муар`шаттогха, или будет направлена на нанесение вреда нашему владыке, я оставляю за собой право уничтожить печать и исполнить свой долг. Слово моё.

- Я, Диали, Трас Ложи Пространства, клянусь в течении тысячи лет исполнять все приказы Иорданна, члена Ложи Знания…

- Я, Мелиод, Трас Чародейской Ложи, клянусь в течении тысячи лет исполнять все приказы Иорданна, члена Ложи Знания…

Один за другим они принесли свою клятву, вверив свои жизни и судьбы своему временному властителю. Никто не сопротивлялся и не перечил ему, ведь Знак нельзя было ни подделать, ни получить нечестным путём. Лишь сам Муар`шаттогх мог вручить его тому, кого после называли Гласом и Волей Его. К тому же каждый понимал, что лидер жизненно необходим в ситуации, когда один из сильнейших магов Ложи пал, даже не успев сообщить о происходящем. Нельзя было исключать того варианта, что в этом мире есть кто-то, сравнимый по силе с сильнейшими чародеями Тёмного Народа…


Капли раскаленного металла стекали на каменный пол, но Каэл, казалось, не замечал этого, с головой погрузившись в себя. И из этого странного состояния вывел его лишь обеспокоенный и испуганный вскрик Энии…

- Каэл?! Твои руки! – Юноша вздрогнул и опустил глаза, с каким-то недоверием уставившись на почти расплавившийся в его руках штатив высокого подсвечника. Чертыхнувшись и усилием воли охладив металл, Каэл смахнул с рук его застывшие крупицы. Ожогов не было – пассивные магические барьеры были способны защитить и не от такого, но его это сейчас волновало в самую последнюю очередь. Буквально несколько секунд назад где-то очень далеко произошёл магический выброс, принадлежать который мог разве что какому-то мощному артефакту вроде Башни Крови…

- Эния, мне нужно идти. Где-то на юго-востоке произошёл выброс силы, и нужно точно узнать, чем именно он вызван. Возможно… Возможно у нас вообще нет времени. – Неожиданная догадка пришла, как и положено, неожиданно – кто сказал, что вторжение не-людей было сорвано? С этой стороны портальные врата были практически сформированы, а с той? Что, если кто-то уже вошёл во врата и смог стабилизировать их, прорвавшись в этот мир? Такое было возможно даже с его, Каэла Иэздара, возможностями – тот же прыжок в уже порабощенный не-людьми мир происходил на схожих принципах. А маги этой Ложи Чародеев обладали возможностями, значительно превышающими его собственные… - Проклятье…

- Как – нет времени?! Каэл, я иду с тобой! И это не обсуждается!

- Ты. Остаешься. Здесь. – Медленно, выделяя каждое слово, проговорил юноша, глядя Энии прямо в глаза. Девушка поёжилась – в черноте глаз её возлюбленного плясали самые настоящие молнии. – Это слишком опасно.

Эния не ответила – лишь кивнула, поджав губы и потупив взгляд. Каэл глубоко вздохнул и притянул её к себе, зарывшись лицом в густые, пахнущие луговыми цветами волосы. Они простояли так четверть часа, и видит бог – простояли бы еще столько же, но их прервал раздавшийся в ночи перезвон – кто-то попытался связаться с Каэлом при помощи простенького человеческого артефакта, который юноша оставил где-то в кипе собственной одежды.

- Нужно ответить. – Девушка нехотя отпрянула, и Каэл в два шага оказался у своих вещей, лёгким движением руки растворив их и материализовав уже на самом себе. Впрочем, артефакт связи вместе с добрым десятком мелких вещиц на полу пролежал недолго.

- Каэл Иэздар? Извиняюсь за то, что беспокою в столь поздний час, но на юго-востоке произошёл выброс силы невероятных размеров. Сейчас мои люди стягиваются к источнику с целью выяснить его происхождение, но… Может ли это оказаться связанным с приближающимся вторжением? – Голос принадлежал Архимагу Лиагосу, уже успевшему подмять под себя магические гильдии великого множества стран. Где с помощью золота, где – прямыми угрозами или шантажом, но ему это удалось. И вот теперь он немногим позже самого Каэла ощутил аномалию неизвестной природы…

- Портальные врата уже пытались открыть. Башня и охранявший её не-человек уничтожены, но Летис, король эльфов, погиб. Возможно, что выброс – последствие проникновения в наш мир незваных гостей…

- Но… Как же… Я поднимаю армии всех подконтрольных мне стран! Каэл, нужен ваш приказ для всеобщей мобилизации… И воздействие на еще неподконтрольную нам империю Зил. Императора они еще не выбрали, но им вполне может стать мой коллега, Дибиг Эуура. В его жилах течёт толика императорской крови, а с нашей поддержкой…

- Я не против, если это позволит мобилизовать армию Зил в кратчайшие сроки. Пусть даже на трон сядет сам Дьявол – мне плевать, Лиагос. Сейчас на кону стоит судьба всего мира, и упёртость отдельных индивидуумов не должна мешать его спасению.

- Понимаю. Что ж, Каэл, я жду вас в резиденции в Баад-Сал-Машиде, портальные координаты я вам передавал…

- Помню. Буду через половину часа. - Крошечный камень в артефакте потух и Каэл засунул его в один из карманов мантии, после чего, окинув взглядом остальную мелочёвку, убрал всё в пространственный карман и обернулся к Энии. – Ты сама всё слышала. Я постараюсь вернуться как можно скорее, но всё может пойти совсем не так, как нам хотелось бы… Будь готова к тому, что тебе придётся в спешке уходить. Я… Свяжусь с нужными людьми. Они не откажутся помочь.

Эния, утирая слёзы ладонями, всхлипнула и коротко кивнула…

Глава 33

- А я тебе говорю, что это не аномалия…! – Каэл, чуть поморщившись, прошёл мимо горячо спорящих магов из состава разведывательной группы, отправленной вперёд и первой обнаружившей место пространственного разрыва. К моменту, когда они сюда добрались, чужаки уже ушли достаточно далеко – по крайней мере, сканирующее пространство заклинание сильных магов в округе не обнаружило. Возможно, что они просто скрыли своё присутствие, но в таком случае искать их силами человеческих магов бесполезно, а эльфийских еще требовалось взять в оборот.

Если подвести итоги, то всё складывалось хуже некуда – гибель Летиса, вторжение, информация, полученная от Энии… Оставалось уповать на то, что среди прорвавшихся вопреки всему не-людей магов немного, иначе… Иначе все дальнейшие планы идут прахом. Даже один член Ложи Чародеев представлял нешуточную угрозу, и одолеть его было практически невозможно… Каэл, встрепенувшись и отбросив в сторону пессимистичные мысли, принялся создавать сложное, мощное заклинание, призванное разом переместить сразу всех людей и его самого в столицу империи Хорш. Все голоса вокруг разом затихли – человеческие маги не столько заинтересовались, сколько испугались происходящего – они пусть и были несколько безрассудны, но попросту рисковать всё равно не любили.

Прошло несколько минут прежде чем стабильные портальные врата были сформированы и Каэл, втянув носом раскалённый пустынный воздух, сделал шаг назад и пригласительно махнул рукой в сторону окруженной золотистым маревом арки.

- Уходим. Здесь больше нечего делать.

- Кхм, Каэл, не проясните ли мне некоторые моменты…? – Спросил подошедший Лиагос, едва его свита отошла на приличное расстояние. Вокруг с тихим хлопком раскрылся звуконепроницаемый купол. - В частности – гибель эльфийского короля и уничтожение башни. Как это произошло?

- Я сам знаю не так много, как хотелось бы, Лиагос. Точно известно, что уничтожить не-человека, охраняющего башню, удалось лишь единовременным высвобождением огромного количества магической энергии. В таком выбросе не уцелел бы даже бог… - Юноша покачал головой, краем глаза отметив, что маги начали по одному проходить через портальные врата. – Что конкретно вас интересует?

- Всё, что удалось узнать. Если удалось. – Добавил архимаг спустя секунду. – Эхо взрыва я ощутил даже будучи на о-очень приличном удалении, так что о его мощи мне можно не рассказывать.

Каэл понимающе кивнул и, наложив поверх заклятья Лиагоса еще и своё, куда как более обстоятельное и мощное, приступил к рассказу.

- Множественность миров… Знаешь, то, что я тебе говорил тогда, с большой… нет, огромной вероятностью – ложь. Последнее сообщение Летиса гласило, что гирлянда не одна – их много. И, судя по всему, вторженцы пришли именно из соседней. Астральная буря не позволит нам уйти в соседние миры, но Летис считал, что мы сможем найти способ пробиться в иную гирлянду…

- И с большой вероятностью наткнуться на не-людей и там. Разве нет? – Лиагос поймал на себе чуть удивленный взгляд и горько усмехнулся, неловко взмахнув рукой. – Мы ведь не знаем, как далеко они смогли пройти. Что, если эльфийский народ задержал их в нашей гирлянде, но они, дабы не терять времени, двинулись дальше? Так же, как любой грамотный полководец, наткнувшись на неприступный участок, возьмет его в осаду, а в это время двинется в сердце страны… Аналогия понятна, думаю.

Несмотря на все те эмоции, что разом попытались вырваться в виде витиеватых ругательств, внешне Каэл на услышанное никак не отреагировал – лишь удивленно приподнял левую бровь.

- Возможно… Возможно, что так всё и обстоит, друг мой. Но разве у нас есть выбор? Разве мы можем противопоставить этой подавляющей мощи хоть что-то? Не в обиду вам, но эльфийская магия перед магией не-людей словно человеческая – перед эльфийской. У нас просто нет такого количества чародеев, чтобы забросать вторженцев трупами… - Каэл сжал кулаки и всё-таки не удержался, выплеснув бушующую в сердце ярость в виде молнии, белоснежной змеёй пронзившей небеса. – Проклятье!

- Это нужно обдумать. А пока будем собирать войска и укрепляться в сердце империи. Подвоз синего мрамора из Зил я обеспечил – уже через два дня прибудут первые караваны с этим камнем. Нужно будет приготовить площадки для строительства…

- Строительства чего? – Лиагос, нахмурившись, как-то странно посмотрел на своего собеседника и, издав смешок, кивнул на портал.

- Ты планируешь открывать врата в другой мир или вообще в другую гирлянду без надёжной физической опоры? Или эльфийская магия в этом плане с человеческой не имеет ничего общего?

- Кхм… Собственно говоря, я планировал ограничиться уже имеющимися в столице зданиями. Всё-таки строить основу для рунного письма с нуля слишком долго, а времени у нас сейчас… Может быть, уже завтра не-люди пойдут в атаку. Ну а если они не прорвались в наш мир, и всё это, - Каэл обвёл рукой пустыню, - пустое, то строительство безо всякого плана обречено на провал. Имея в загашнике тысячу лет, не спланировать физическую схему врат – быть идиотом.

- Но хоть какая-то основа из синего мрамора лучше каменных зданий, разве не так? Пока ты будешь разрабатывать первичную схему, гильдия строителей возведет укрупненную в несколько раз портальную арку…

Каэл удовлетворенно кивнул и рассеял купол тишины, сделав шаг к вратам.

- Сделаем, как ты предлагаешь. Запасной вариант лишним не будет… У меня уже есть кое-какие задумки, но к чему они приведут – неизвестно. Лиагос, ты сможешь организовать сбор армии и подготовку укреплений? Боюсь, мне нужно будет очень много времени…

- Никаких проблем, Каэл. Ради выживания нашего мира я готов на некоторое время взвалить на себя и не такую ношу… - Архимаг, сощурившись от яркого солнца, улыбнулся и тоже развеял своё заклинание, а спустя несколько секунд о пребывании здесь кого-либо напоминали лишь многочисленные следы…


- Гумус, как тебе это место? – Иорданн, впервые за несколько часов убрав руку с рукояти своего исполинского меча, указал на большую крепость, непреодолимой стеной перекрывающую ущелье в горах. Седовласый и его подчиненные стояли всего в паре километров к северу, на одной из бесчисленных, но крайне опасных троп, подходящих скорее горным козлам, чем людям. Но вид отсюда открывался отменный – три стены и стража, несущая караул, были как на ладони, а последнюю, южную стену, наполовину закрывала махина донжона, предназначенного для ведения с него магического огня. Мелиод, выбранный Иорданном на роль своей правой руки, презрительно ухмыльнулся – те защитные заклинания и барьеры, что окружали эту крепость, могли стать помехой разве что кому-нибудь из молодых, только-только принятых в Чародейскую Ложу. В их же отряде даже Диали или Баллиан смогли бы продавить подобную защиту и уничтожить весь гарнизон. Но вот окажись тут десяток магов вроде тех, которых описывал Иалианн… Да, настоящему магу они будут на один зубок, но вот обслугу могут и убить. Вывод? Нужно место, которое будет хорошо защищено. Место, которое станет оплотом, точкой опоры для армии, создание которой обеспечит Гумус. И Иорданн, пусть и прожил всего двадцать тысяч лет, явно пришёл к тому же выводу. Не развлечения же ради он завёл всю группу в такую глушь…? Тем временем старик подошёл к отвесному склону и окинул хозяйственным взглядом ущелье. Мелиод был готов поклясться – инженер уже мысленно возводил укрепления и производства, налаживая выпуск автономных подобий своих големов…

- Трудно придумать место лучше, Иорданн. Удалённое от населённых пунктов, в труднопроходимом для обычных войск месте… Материала, собственно, тоже более чем достаточно – из такого камня трансмутация будет достаточно проста. А ведь я еще и руды ощущаю… Глубоко, но големам на это плевать. Моё мнение – здесь и нужно остановиться. – Гумус сложил руки на груди и опустил веки, приступив к тщательному исследованию содержимого земных недр. Почему-то в решении Иорданна он совершенно не сомневался…

- Диали, что по твоей части? – Обратился седой к Трасу Ложи Пространства. Вопрос его не был праздным – часто встречающиеся аномалии могли как полностью изолировать определенную территорию от проникновения с помощью пространственной магии, так и многократно облегчить это самое проникновение вплоть до того, что не-маг мог, просто проходя мимо, оказаться в этом месте. Подобные тоннели существовали и между мирами, но из-за нестабильности и недолговечности маги ими не пользовались – слишком высок был шанс на развоплощение.

- Ничего необычного, господин. Никаких аномальных зон. – Подобострастно пролепетала женщина, пристроившись по левую руку от Иорданна. Тот, впрочем, никак не отреагировал на столь явную лесть – лишь глубоко кивнул, показав, что принял к сведению её слова.

- Тогда захват этого мира мы начнём именно отсюда. Мелиод, сможешь без повреждений для зданий быстро уничтожить всех живых? – Он обернулся к магу, но тот, поймав взгляд холодных серых глаз, покачал головой.

- Быстро – нет. Если у меня будет хотя бы час, то от низших не останется и следов.

- Жаль. Тогда побереги силы – поможешь Гумусу с организацией шахт и производства големов. Ждите здесь. – Иорданн, выхватив из-за спины клинок, шагнул вперёд и растворился, вновь появившись уже на крепостной стене, в двух шагах от удивленно вылупившейся на гостя стражи… Выхватить оружие они не успели, рассыпавшись прахом. Одни лишь доспехи и клинки остались лежать на холодном, обдуваемом всеми ветрами камне.

- Люди… Ничтожества, недостойные жить рядом с нами. – Клинок описал широкую дугу, и в то же мгновение по ущелью разнесся не то вой, не то рёв. И каждый, кто его слышал, переставал существовать. Седой убрал было оружие за спину, как вдруг раздался жуткий грохот – одна из стен донжона взорвалась изнутри, и прямо на чародея устремилась пятерка людей верхом на причудливого вида приспособлениях, чем-то походивших на железных коней. Несколько молний ударили в Иорданна, бессильно скользнув по щиту. – Недоразумения…

Меч он доставать не стал – лишь вытянул вперед руку, с которой тут же сорвалась тугая волна, легко разрубившая и щиты уцелевших людских магов, и их летательные аппараты, призванные облегчить использование этого, бесспорно, весьма затратного заклинания. Обломки и тела ринулись вниз, но не пролетели и десятка метров, растворившись в полупрозрачной чёрной дымке.

А в следующую секунду седой уже стоял рядом со своими подчиненными.

- Те, кому я выдал задания – приступайте к выполнению. Остальным – рассредоточиться и установить наблюдение за округой. На всё про всё – сутки. Вопросы…?

Глава 34

Каэл, зависнув на высоте нескольких метров над землёй, напитывал магией начертанные на стене руны. Создание принципиально иного вида портальных врат, ведущих не в соседний мир, а в параллельную гирлянду, требовало проведения некоторого количества экспериментов. И сейчас юноша занимался тем, что подготавливал площадку – руины какого-то не то храма, не то просто древней крепости. Каменные плиты в качестве основы, возможность подвоза материала силами людей, относительная удалённость от городов и посёлков – вместе все эти факторы сделали это место оптимальным для проведения опытов.

- Господин, к вам некая Эния. Говорит, что дело срочное и отлагательств не требует… - Каэл посмотрел на преклонившего колено мага и, чуть замешкавшись, кивнул.

- Проводи её к временному хранилищу. Я сейчас закончу и подойду. – Маг удалился, а юноша, тяжело вздохнув, быстро начертил руну и, напитав её силой, воспарил над руинами, устремившись к единственному приведенному в более-менее приемлемый вид зданию, выполняющему функции и хранилища, и жилища, и караулки для охраны. Благо, размерами оно было немногим меньше казарм императорской гвардии, где безо всяких проблем размещалось пять тысяч бойцов с экипировкой и обслугой. Это место было на удивление удобным во всех планах – казалось даже, что оно было специально кем-то создано под столицей именно ради этого момента… Но юноша прекрасно понимал, что это лишь совпадение.

Спустя пару минут Каэл уже стоял перед дверным проёмом, через который и всадник на коне мог проехать, не пригибаясь. Створки отсутствовали – за прошедшие годы они попросту истлели, оставив после себя лишь элементы из металла, а создавать и ставить новые в месте, где, скорее всего, вскорости ничего не останется, не стали – попросту незачем.

- Господин! – Выглянувший на улицу стражник вытянулся во фрунт. – Госпожа Эния ожидает в третьей комнате…

- Вольно, солдат. Оставь всё это тем, кому это нужно. – Каэл неопределенно повёл рукой и, хмыкнув, прошёл мимо опешившего от подобного обращения стражника вглубь здания. Он явственно ощущал, где именно находиться девушка, и потому в проводнике не нуждался. Но, сделав несколько шагов, юноша замер и обернулся. – И будь так любезен – прикажи выгрузить три плиты из свежедоставленных там, где я сейчас работаю. Остальное – к руинам «колизея».

- Будет исполнено! – Приказ вывел бойца из ступора и тот, отсалютовав свободной рукой, трусцой побежал в расположение строительной бригады. – Будет дозволено уточнить, что за «колизей»?

- Круглый фундамент с обвалившимися стенами. Вокруг – очищенная от мусора площадка… Понял?

- Так точно…! Разрешите идти? – Стражник покосился куда-то за спину и Каэл, ухмыльнувшись, кивнул.

- Эния… Я же просил помочь магам с обустройством жилищ для армии. Или за неполные сутки ты со всем справилась? – Юноша обернулся и, сложив руки за спиной, окинул взглядом облаченную в походный, выполненный на манер женского охотничьего, костюм. Ничего общего с привычной аристократии одеждой он не имел – в качестве основы явно послужил образ эльфийской магессы, за какой-то целью покинувшей рощу. Бордового цвета кожа с корсетом из чёрного зачарованного материала, пояс и изящная диадема из серого металла ощутимо отсвечивали магией… Человеческой, правда, но – магией. – Ты ведь понимаешь, как важно то, чем я здесь занимаюсь?

Однако Эния, вопреки ожиданиям юноши, оправдываться не стала, предпочтя перейти в наступление.

- Именно! Я прекрасно понимаю, что сейчас важно то, что происходит здесь, а не в столице! С этими бараками маги и сами прекрасно справляются. Тем более что они где-то нашли опытных в этом деле людей…

- Можно было просто связаться со мной. Поверь, дел, которыми ты могла бы заняться, в столице еще предостаточно… - Каэл на какое-то мгновение прикрыл глаза и шумно выдохнул. – Мы не можем полностью доверять людям, Эния. Если в Лиагосе и его ближайших помощниках я еще более-менее уверен, то те сотни и тысячи, что исполняют их приказы, могут предать. Вторженцы не глупы – даже по крохам информации, что доходит до рядовых магов обеих империй, они способны разгадать наш замысел и нанести превентивный удар. Порушить то, что мы только начали строить… Им ведь многого не нужно – моей смерти будет вполне достаточно для того, чтобы если не остановить, то многократно затормозить процесс создания ведущих в иную гирлянду портальных врат. Да, есть и другие эльфийские маги, но без моих знаний об астрале и его устройстве нечего даже думать о том, чтобы быстро завершить это грандиозное заклинание. А мгновенно передать такой массив знаний я не могу – у людей магия базируется на иных принципах, а среди эльфов многие лишены собственной воли. Я не знаю, кому можно верить, а кому – нет. Летис нашёл способ определения влияния не-людей, но со мной им поделиться не успел…

Затянутая в чёрную кожаную перчатку ладонь юноши сжалась в кулак, а в воздухе ощутимо запахло озоном. Отчего-то вспышки гнева контролировать становилось всё сложнее, но внимания этому вопросу на фоне создания портала уделялось невероятно мало. На самом деле причина, по которой он старался держать Энию подальше от себя, была проста – если вторженцы и ударят, то целью станет именно он. В том, что они не сумеют определить источник угрозы, сомневаться было попросту глупо… Однако девушка ни в какую не желала оставаться в безопасности, а заставлять её силой юноша не хотел.

- … Прости. Я вышел из себя. Еще никогда прежде мои планы в такой степени не зависели от случайности… Если мои догадки верны, если устройство схоже с межмировым, если астральная буря не повлияет на заклинание…. Слишком много «если»!

- Может быть я всё-таки смогу помочь? Я могу перекачивать силу! Если у меня будут кристаллы, то я смогу взять на себя заполнение рунных цепочек! Это ведь очень времязатратно, правильно? – Каэл молча кивнул, что-то прикидывая в уме. – Разве это не будет эффективнее? Вас здесь всего семеро, и еще одна пара рук лишней не будет…

- Твои слова не лишены истины, Эния. Что ж, если ты сумеешь объяснить мне принцип наполнения и опустошения системы магической энергией, то я обеспечу тебя работой. Благо, к пятому и шестому кругу аварийных рун еще никто даже не прикасался…

- Но это самые бесполезные круги! – Возмущенно заявила девушка. – Дальше четвертого даже высшее заклятье разрушения никогда не проходило! А тут ведь портал, а не способное уничтожить целый город природное бедствие…

Маг задумался на секунду, после чего, предвкушающе улыбнувшись, создал перед собой шесть искрящихся сфер, каждая из которых размером была не больше горошины.

- Смотри. Представь, что это – отдача заклинания. Совершенно не важно, какого. А барьер, создаваемый твоей диадемой – аварийные руны… - Сферы одна за другой выстрелили в сторону девушки. – Первый круг принимает на себя основной удар и самоуничтожается, нейтрализуя тем самым излишки силы…

Первая сфера взорвалась на расстоянии тридцати сантиметров от лица девушки, в то время как вторая – уже на пять сантиметров ближе. Следуя той же закономерности самоуничтожилось еще три сферы, а пятая замерла перед самым носом остолбеневшей от неожиданности Энии.

- … как видишь, внешние круги этой защиты уничтожены. Остался последний – пятый. Однако сфер – две. Очевидно, что создатели этого человеческого артефакта пожалели сил и времени на шестой и последующие круги рун несмотря на то, что такая возможность была, но будь моя атака настоящей – и ты бы в лучшем случае отделалась ожогами на лице, которые даже нашим целителям свести будет очень непросто. Не бывает излишних предосторожностей, Эния. Лучше тысячу раз перебдеть, чем один – недобдеть. Смерть нельзя отменить, нельзя вернуться в прошлое и исправить свои ошибки…

Каэл замолчал, вперив взгляд в замершее у него над ладонью грозовое облако. Секунда – и он сжал ладонь в кулак, развеяв миниатюрное, но достаточно серьезное и разрушительное заклинание.

- Я… - Эния моргнула и опустила руки, которыми рефлекторно пыталась закрыться от опасности. - … теперь понимаю. Мне начать рассказывать о принципах…?


Серые, лишь отдаленно напоминающие гуманоидов фигуры взваливали на спины огромные каменные глыбы и медленно поднимались на поверхность. За этим процессом, время от времени пополняя запас материала, наблюдал Мелиод. Принесенная клятва и унизительное задание, подходящее шахтёру, но уж точно не магу, просто выводили его из себя. Благо, что полноценным подчиняющим и гарантирующим верность заклинанием тысячелетняя присяга не была – иначе одна лишь мысль о предательстве могла бы послужить причиной неотвратимой смерти. На деле же клятвы было достаточно легко избежать, что Мелиод, обладающий соответствующими знаниями и умениями, и проделал, наложив поверх неё печать, созданную именно для таких случаев магами, не желающими беспрекословно служить Муар`шагготху… Но сейчас его волновало не это.

Личность Иорданна, его способности, принадлежность – всё это было скрыто от Траса Чародейской Ложи, и оттого он не предпринимал никаких необдуманных действий. Один лишь намёк на то, что он не подчинился владельцу Знака Власти – и на него ополчится вся группа. Убивать же этих идиотов желания у Мелиода не было никакого – кто знает, что за сила притаилась в этом мире? Иалианн был могущественным магом, и с тем, кто его одолел, в одиночку и безо всякой информации связываться было себе дороже. В такой ситуации куда как уместнее будет послать вперёд кого-нибудь другого… Тот же Баллиан пусть и является Оком, но как боевой маг на порядок сильнее того же Гумуса или шлюхи-Диали, тщетно вертящей задницей перед Иорданном. И почему-то он тщательно скрывает свои умения, что тоже следует принять во внимание. Может статься, что он и ему, Мелиоду, не уступает.

- Ох-хо-хо, Мелиод, с тобой на порядок приятнее работать, чем даже с бригадой «рудокопов» или добывающими машинами! – Маг покосился на спустившегося в штольню Гумуса, вопросительно подняв бровь. Благо, царившая в кратере темнота даже плохонькому магу помехой не была. – Порядка двух тысяч големов в час – это ли не предел мечтаний? Как долго ты, к слову, сможешь поддерживать такой темп? И сможешь ли его увеличить?

Мелиод внутренне ухмыльнулся – старик только-только заявил о «пределе мечтаний», и спустя несколько секунд предложил нарастить скорость добычи породы… Но отношения портить не стоит – в случае, если Иорданн «неожиданно скончается от рук защитников этого мира» Гумус станет хорошим помощником, а его поддержка позволит подчинить себе и остальных – всё-таки инженеры, да еще и такого уровня, кое-какой авторитет среди слабосилков имеют. Так что вежливость и взаимное уважение – то, что сейчас необходимо…

- В том же темпе, что я поддерживаю сейчас, никаких проблем не будет еще два-два с половиной дня. Ускоряться же… Мы куда-то торопимся? Насколько мне известно, мы заперты здесь еще на две тысячи лет. – Мелиод разом вырвал из пола несколько десятков глыб, обеспечив себе небольшой перерыв. – Что слышно от наших, кхм, разведчиков?

- Дерьмо они, а не разведчики, друг мой. Что может выйти из обслуги, которая семь тысяч лет просидела в одном из дальних миров? Всех, кроме Баллиана и этой стервочки-Диали послали сюда в качестве рабочей силы. Без своих отрядов никакой пользы от них не будет… Разве что в шахты запрячь, но тут, уж прости, пока ты отлично справляешься. – Гумус присел на выступивший из пола камень, быстро принявший форму удобного кресла. – Расскажешь, почему ты тогда сказал про целый час? Ведь мог справиться не хуже Иорданна, и не оказался бы в немилости…

- Я готов подчиняться приказам, но послушной марионетки из меня ему не сделать. Я служу только Муар`шаттогху и своей Ложе, о чём и дал ему знать, отклонив просьбу разобраться с гарнизоном… - Мелиод разом вывалил на собеседника всё, что думал, после чего устроился на точь-в-точь таком же, как у Гумуса, кресле.

- Хм… Вот оно как. И не боязно противится воле владельца знака? Его так просто не вручают… Этот Иорданн непрост. Очень непрост.

- Я не противлюсь воле владельца знака, Гумус. Я лишь прощупываю его на предмет гнильцы… Знаешь, мне неизвестно, как Владыка выбирает, кого одарить Знаком Власти, но все те, кого мне довелось встретить, были другими. И я сейчас не о силе, возрасте или характере – они просто ощущались иначе. А Иорданн… Он не такой. – Маг неопределенно покрутил в воздухе кончиком пальца. – И меня это напрягает. За тысячи лет, прожитых на полях сражений, привыкаешь доверять интуиции… И она сейчас просто вопит о том, что с нашим лидером стоит быть крайне внимательным.

- Внимательным стоит быть со всеми вокруг, друг мой. С Иорданном, со мной… С людьми.

Мелиод напрягся.

- Ты что-то знаешь? – Повисшее в воздухе напряжение было развеяно небрежным жестом Гумуса и одновременным появлением достаточно подробной иллюзии – схемы крепости и, похоже, окружающей её местности. Карта ежесекундно росла и ширилась, словно бы сотни разведчиков сейчас парили в небесах и передавали информацию старому инженеру…

- Знаешь, уже сейчас я могу точно сказать, что мы оказались на задворках какого-то небольшого королевства. Вот это… - Гумус ткнул в крупный город. – Явно столица. Сейчас там остались только мародёры и какое-то количество особенно прижимистых горожан. Та же картина и в других городах. Маги людей активно выводят людей, словно бы знают о том, что мы здесь…

- Удивительно… Хорошо. Предположим, что они узнали о нашем пришествии и теперь отступают… - Медленно проговорил маг, но Гумус оборвал его на полуслове.

- Они не просто отступают – они бросают вещи, скот, всё нажитое добро! Бросают столицу! Столицу, Мелиод! Тебе ли не знать, как люди относятся к «сердцу» своего государства?! Они знают о том, кто мы и какую опасность представляем.

- Кто-то сбежал из предыдущего мира?

- Возможно. Но что он делает здесь? Куда как разумнее было бы сразу уйти на несколько миров вперёд, и уже там начать приготовления. Лично я бы так и поступил, случись так, что противник на порядок меня сильнее… Но они действуют иначе. Так, словно бы им есть, что нам противопоставить. И, чёрт подери, меня это пугает! – Инженер откинулся на спинку своего трона и нервно забарабанил по подлокотнику пальцами.

- Ситуация действительно странная, но я не думаю, что всё настолько плохо. Мы не встретили равных себе в семнадцати мировых линиях, и именно сейчас наткнёмся на них? В практически завоеванной линии? Нет, скорее всего, это череда совпадений.

- Смерть Иалианна тоже совпадение? Я хорошо его знал, и он показывал себя исключительно с лучшей стороны. Погибнуть, не успев даже сообщить о вступлении в бой? Это смешно! – Гумус встал с трона и гневно сверкнул глазами. – Случайно такие маги не умирают, чёрт подери!

- Твоя ярость нам не поможет, Гумус. Навредит – да, но помочь… Если Иалианн был тебе другом, то ты обязан отомстить за его смерть. А для этого необходимо сохранять холодный рассудок. – Мелиод обдал инженера волной леденящей силы и тот, разом встрепенувшись, задавил в себе излишние эмоции. – Ты говорил обо всём Иорданну?

- Нет… Пока нет. Я много думал об этом, но ты – первый, с кем я поделился плодами своих размышлений.

- Когда закончим с первой партией големов, пойдём к нему. Раз уж он вызвался быть лидером, то и голова болеть должна у него. Верно? – Маг ухмыльнулся и подмигнул, посмотрев куда-то за спину Гумуса. – Плохие разведчики, говоришь? Покажитесь, миледи. Нас, насколько я помню, друг другу не представили…

Тени в одном из самых тёмных углов вздрогнули и рассеялись, явив взглядам внешне совсем еще юную девушку. Мелиод пригляделся к ауре и удивленно хмыкнул – не только облик, но и душа её была крайне молода. Два, может быть, три десятка лет – ничто по меркам его народа, чьи слабейшие представители живут тысячи лет… Вот только кто пустил такую малышку в портал, и почему он, достаточно сильный и опытный маг, не обратил на неё ровным счётом никакого внимания…?

Глава 35

- Что ты слышала, юная леди? – Спросил Мелиод, аккуратно запечатав своей силой единственный выход из тоннеля. В то же время големы, подчинившись воле Гумуса, замерли каменными изваяниями. – Отвечай честно – я почувствую, если ты вдруг решишь солгать.

Девушка чуть улыбнулась и сбросила капюшон, ввергнув в шок сразу двоих могучих магов – волосы её были не обычного для представительниц Тёмного народа огненно-рыжего оттенка, а иссиня-чёрного. Ничего подобного никогда не случалось за десятки тысяч лет, и вот сейчас… Первым из ступора вышел Гумус.

- Отвечай на вопрос, девочка. И рассказывай, как так получилось. – Несмотря на то, что говорил старик тихо, в голосе его ощущалась угроза.

- Я слышала всё. Но не в моих интересах об этом распространяться. Мелиод, Гумус, позвольте присоединиться к вам. Если необходимо, я могу принести все необходимые клятвы… И даже добровольно принять статус раба. – Девушка медленно опустилась на колени и, сложив руки на груди, склонила голову. – Меня зовут Аселисса Медия Луб, и я готова на всё ради обретения свободы.

- Свободы? Что ты имеешь ввиду… Аселисса? – Мелиод подошёл к девушке и, опустив ладонь ей на голову, прикрыл глаза, сосредоточившись на чём-то, видимом лишь ему. На какое-то мгновение вокруг них вспыхнула многоуровневая конструкция, состоящая из разнообразных магических символов, после чего мужчина резко отпрянул. – Ты… как мы, но одновременно нет. Что ты такое?

- Меня создали ренегаты Ложи Чародейства. Они пытались изменить новообращенных, чтобы мы получили возможность иметь детей. И я – первый относительно удачный образец. Пока они пытались создать мужскую особь, мне удалось сбежать благодаря приобретенным взамен магии способностям. И я, пользуясь ими, прошла через портал вместе с вами, однако случилось то, что случилось…

Внешне ни Мелиод, ни Гумус ничем не выказали своего удивления, однако в глубине их душ бушевало яростное пламя, топливом которому служили эмоции и чувства. Они одновременно не могли поверить в то, что проклятье их народа спустя многие тысячи лет вот-вот будет развеяно, и одновременно страстно желали, чтобы слова девушки с нехарактерным для их братьев и сестер именем оказались правдой. Ведь творец одарил их силой, мудростью, умом и вечностью, но лишил возможности продолжать род. Полубоги, неспособные при этом оставить после себя хоть что-то…

- Ты… - Маг до крови прикусил губу и смахнул выступившие на лбу бисеринки пота. - … говоришь правду. Но почему ты считаешь, что мы поможем тебе, а не вернем ренегатам? Кто, как не мы, заинтересованы в том, чтобы наша раса стала полноценной? Если у ренегатов всё получилось…

- Несмотря на ваш образ мыслей, вы верны Муар`шаттогху. – Резко перебила Мелиода девушка. – И не станете отдавать меня ренегатам, идя наперекор Его воле. Но в то же время вы должны понимать, что если Чародейская Ложа не смогла за десятки тысячелетий сделать то, что сделали ренегаты, то кто сможет гарантировать, что у них всё получится теперь? Никто и ничто.

Гумус открыто усмехнулся.

- Из твоих слов следует, что нам всё-таки придётся вернуть тебя ренегатам, если нам важна полноценность нашего народа. Я без сомнений предам самого себя, если благодаря этой жертве мы станем настоящими сынами Отца…

- Святотатство! – Закричал, словно раненый буйвол, Мелиод… После чего сдулся, затих – из него словно бы вытащили стержень и лишили чего-то очень важного. Сам того не заметив, он перешёл на шёпот. – Святотатство… Но мы действительно не можем поступить иначе.

- А что если я скажу, что в моей голове хранится вся информация об экспериментах ренегатов? И – нет, никто и ничто не сможет считать мою память. У меня нет магии, но мои способности отнюдь не ограничиваются одной только невидимостью. – Девушка резко приблизилась к Мелиоду и ткнула его указательным пальцем в грудь. Мужчина отшатнулся и побледнел – в месте касания его одежда прогорела, а кожа обуглилась. Не помогли ни щиты, ни барьеры, рефлекторно им возведенные. – Со мной выгоднее сотрудничать, нежели воевать.

- Интересно… От мольб мы перешли к угрозам… - Гумус прищелкнул пальцами, и неведомая сила припечатала девушку к земле. Та, впрочем, пока не пыталась сопротивляться – лишь подняла голову, сдула с лица непослушную прядь и усмехнулась. Секунда – и старик отключил ловушку, позволив Аселиссе подняться на ноги. – Ты могла разрушить эти руны, но не стала этого делать. Так быстро поняла, что они не несут угрозы?

- Не захотела начинать конфликт. Поймите – я сама не рада тому, что меня лишили радости материнства. Да, теперь у меня могут быть дети, но для этого нужен такой же мужчина, который должен будет пройти через сложнейший ритуал! Возможно даже, что чары эти придётся адаптировать и изменять… А еще я сама их применить не могу. Без поддержки настоящих магов, таких, как вы, я бессильна. – Аселисса замолчала на мгновение. – Что вы ответите на моё предложение?

Мелиод бросил еще один взгляд на аккуратное отверстие в одежде и провёл над ним рукой, восстановив ткань. Одновременно с этим мысли его были где-то далеко: он думал над тем, как ему стоит поступить, тщательно взвешивая все возможные последствия своего решения. С одной стороны, если девушку вернуть ренегатам, то они с большей вероятностью и в ближайшие сроки закончат свои эксперименты, но, в то же время, что им помешает свергнуть Владыку, приписав итоги экспериментов знамением, посланным Творцом? Отчаявшийся народ, получив доказательства, примет это за чистую монету и восстанет… Но если отдать Аселиссу Муар`шаттогху, то не послужит ли это поводом к началу братоубийственной войны? Нет, не войны – бойни. До этого момента ренегаты словно бы и не существовали. Они будто были где-то очень далеко, ничего не делая и никак не угрожая власти Владыки. Но теперь… Нет. Когда счёт представителей народа идет на тысячи, любой междоусобный конфликт обернётся катастрофой. Выходит, что единственным верным решением станет объединение с Аселиссой? Но проблему ренегатов это не решит – необходимо вычислить предателей и убить их всех, после чего начать изменение всех и каждого. Начнётся новая эра…

- Аселисса, ты знаешь имена ренегатов? Как их много?

- Знаю. Не всех, но лидеров и исследователей – точно. Первые приходили лично наблюдать за проведением каждого эксперимента, а вторые… С ними всё и так понятно. – Бровь девушки нервно дёрнулась, из чего мужчина сделал определенные выводы. – Я много думала над тем, как стоит поступить, и поэтому сбежала от ренегатов и не пошла после к Муар`шаттогху. Ввергать и без того немногочисленный народ в пучину войны я не хочу.

- И мы тебе за это благодарны. – Гумус, чуть улыбнувшись, окинул собеседников взглядом. – Я согласен помочь. Это будет единственно верный путь… Но ренегатов нужно уничтожить до того, как мы завершим создание подходящего тебе мужчины. Или дождаться момента, пока они явят общественности способ изменения, предоставив таковой Владыке – тогда конфликта не случится просто потому, что воевать будет не за что. Обе стороны смогут проводить изменения.

- Эффективность в простоте, да…? – Задумчиво прошептал Мелиод. – Мы поможем тебе, Аселисса Медия Луб. Но взаимную краеугольную клятву на крови принести придётся нам всем. Открыть сознания – тоже.

- Я уже говорила, что мой разум защищен от проникновения и воздействия, и изменить это не в моих силах. Но я готова принести любую клятву – лишь бы это позволило нам довериться друг другу. Иначе, боюсь, вся затея будет обречена на провал.

- Я считаю, что взаимная краеугольная клятва станет лучшим гарантом нашего договора. Она свяжет наши души незримой нитью, и мы узнаем друг о друге всё. – Мелиод посмотрел куда-то вверх. – Но мы проведём ритуал позже. Сейчас сюда идёт Иорданн. Должно быть, его заинтересовала остановка производства…

- Сошлёмся на мою усталость. – Махнул рукой Гумус. – Скажем, с непривычки мне понадобился небольшой перерыв. А тебе, Аселисса, лучше пока скрыться.

- Понимаю. Я вернусь, когда Иорданн уйдёт. – Девушка подошла к стене, коснулась её ладонью и растворилась чёрным туманом. Более о её присутствии не напоминало ровным счётом ничего. Мелиод рассёк очередной участок стены на множество блоков, големы вздрогнули и вновь пришли в движение, а Гумус, устроившись на каменном кресле, сосредоточился на контроле. Иорданн даже при всём желании не смог бы здесь чего-либо найти…


Каэл, прикрыв глаза, сидел за массивным столом и крутил в руках небольшую палочку, которой пользовался небольшой анклав человеческих волшебников на западе. Юноша переложил на других столько работы, сколько мог, но всё равно нигде не успевал. Вот и сейчас перед ним стояла простая, казалось бы, задача – решить, с помощью каких предметов людские маги должны будут действовать в ритуале. Любой эльф, даже не-маг, ответит на этот вопрос с лёгкостью – никаким. Просто потому, что посредники между силой и магом есть большое зло… Однако людям этого так просто не объяснишь, и за пару часов тысячи и тысячи состоявшихся чародеев не переучишь. В итоге придётся еще немного видоизменить магический конструкт, подстроив его под воздействие таких вот инструментов.

Юноша припечатал ладонью стол и, открыв глаза, поднялся на ноги.

- Хорошо. Пусть каждый остаётся при своём, если вы так говорите. – Сидящий в кресле напротив мужчина степенно кивнул и чуть улыбнулся. Он, как и многие пользователи палочек, жезлов, посохов и прочих бесполезных по своей сути аксессуаров ратовал именно за такой вариант, предлагая помочь с расчётами и внесением в руны необходимых изменений.

- Я безгранично рад, Каэл Иэздар, безгранично… Мы не представляли бы никакой ценности, лиши вы нас инструментов. Что необходимо сделать…?

Спустя несколько часов, когда мужчина, опираясь на посох и прижимая к груди стопку мятых листов покинул кабинет, Каэл наконец смог выдохнуть спокойно, позволив себе небольшую передышку. По итогам выходило, что три тысячи магов просто не смогут принять участия в формировании портала – изменение под них потребовали бы слишком большого количества времени и человеческих ресурсов, посему юноша принял простое решение, которое, по-хорошему, должно было возникнуть в сознании несколькими часами ранее: эти три тысячи будут участвовать в сдерживании противника. В том, что не-люди прорвались, Каэл был уверен: недвусмысленные донесения с восточного горного хребта сообщали о появлении невероятно сильных големов и захвате ими нескольких крепостей. Уже сейчас все ресурсы армии обеих империй и некоторых королевств были направлены на формирование препятствий на пути к месту строительства портальных врат. Сотни тысяч, миллионы людей обречены на смерть, в то время как спастись сможет едва ли сотня тысяч… Страшная, горькая правда, которую изменить нельзя: не существовало в мире такого портала, который смог бы пропустить через себя больше ста тысяч человек. Да и он просто не сумеет продержать врата открытыми достаточно долго…

Юноша вышел из кабинета и широкими шагами направился в отдельную комнату, в которой, словно в лаборатории какого-то безумного чародея, царил полнейший беспорядок: пол, стены, даже потолок был испещрен рунами и письменами, берущими на себя часть нагрузки при портальном переносе. Смешно, но специальные людские залы были совершенно непригодны для подобного, и максимум, который они могли вместить – это десять-двенадцать координат. Зато построены были с шиком и блеском…

Каэл на секунду замер, после чего шагнул вперёд – прямо в белесое зарево свежеобразованного перехода. Миг - и вот уже он стоит посреди расчищенной от обломков площадки, там, где теперь работала Эния. По ушам мага ударил слитный грохот железа о железо – это стражники, выставленные в качестве охранения, поприветствовали господина, которого в последние дни видели очень и очень часто.

- Господин, вы в порядке? Вас проводить к миледи? – Поспешил осведомиться полноватый усач, на груди которого был выгравирован герб империи – каким-то образом здесь оказался тысячник, чьи люди и несли службу в округе.

- Просто укажи направление. Благо, летать я пока не разучился. И – да, я в норме. – Юноша вымученно улыбнулся, и, решив взглянуть на самого себя, создал перед собой зеркальную поверхность, в которой тут же отразилось измождённое, бледное, с чёрными кругами под глазами лицо смертельно больного молодого парня. По крайней мере, именно такое впечатление у него сложилось… Да, до такого состояния доводить собственный организм нельзя. Нужен отдых. Но и останавливать строительство…

- Туда, господин. – Тысячник махнул рукой куда-то на север. - И… это, вы бы отдохнули. Уж несколько часов для себя выделить можно, иначе потом просто свалитесь с ног…

- Спасибо. Думаю, я последую твоему совету. – Каэл медленно взмыл в воздух, после чего резко рванул вперёд. Хлещущий по лицу холодный ветер действовал ничуть не хуже бодрящих напитков или заклинаний…

- Каэл? – Эния, оторвав ладони от массивной голубой плиты, подошла к юноше. Невольно тот отметил, что и она теперь уже выглядит неважно – еще чуть-чуть, и посторонние люди совершенно точно станут принимать их за парочку высших вампиров…

- Сколько ты спала за последние дни, Эния? – Спросил он, приобняв девушку за плечи.

- Столько же, сколько ты – за последние недели…

- Значит, считай, что и не спала? Замечательно... Наполняем руну и летим во дворец – хотя бы десять часов на сон выделить необходимо и тебе, и мне. – Каэл в два шага приблизился к мраморной плите и, прикоснувшись к ледяной поверхности, принялся с огромной скоростью её заполнять. Эния, глядя на это, сама даже не пыталась помочь – на фоне того потока силы, который выдавал Каэл, её ручеёк был бы попросту незаметен, а помешать равномерному распределению мог вполне. Спустя пару минут, когда плита стала словно бы светиться изнутри, Каэл, не говоря ни слова, подхватил девушку на руки, образовал вокруг себя непроницаемый для ветра купол и полетел в сторону портальной площадки.

- Каэл, я тут посчитала… По всему выходит, что мы не сможем переправить всех. Портал просто разрушится спустя какое-то время.

Несколько секунд юноша молчал, после чего, кивнув, подтвердил опасения Энии:

- Так и есть. Максимум – сто тысяч человек и эльфов… Но мы, скорее всего, попросту не сможем ничего сделать – нам не хватит времени. – Каэл посмотрел в обеспокоенные и испуганные глаза девушки, после чего продолжил. – Выбрось из головы лишние мысли. Мы сделаем всё, что будет в наших силах. Если получится, то построим еще один портал – вполне может статься, что вторженцы не смогут развить наступление. Мы ведь не знаем, сколько их попало в наш мир, верно?

Каэл коснулся своими губами губ девушки, отчего та чуть улыбнулась. Но юноша отчётливо ощущал, что семя сомнения этот простой жест не развеял.

- Не вешай нос. Сейчас всякие сомнения могут помешать нашему делу.

- Я понимаю, но ничего с собой поделать не могу. Мысли так и лезут… Оставить миллионы людей и эльфов на смерть – это страшно.

- Испытывать сомнения и бояться – нормально. Но мы должны бороться с сомнениями и страхом, ведь от нас зависит множество чужих жизней. Если мы можем спасти хоть кого-то, значит, мы их спасём…

Тем временем они опустились на площадку, моментально притянув к себе взгляды десятка стражников. Эния тут же смутилась.

- Нас не будет порядка двенадцати часов. Проследите, чтобы сюда никто, кроме людей Лиагоса, не прошёл.

- Будет сделано, господин. – Тысячник ударил кулаком по груди, а мгновение спустя его примеру последовали и все остальные. Однако к этому моменту ни мага, ни его очаровательной спутницы рядом уже не было – лишь белесая дымка, являющая собой секунду назад портал, медленно растворялась в воздухе…

Глава 36

Раздавшийся в утренней тишине стук резко вырвал Каэла из блаженного состояния сна, когда мозг и тело, не получавшие отдыха уже много дней, наконец-то смогли расслабиться. Но всё хорошее, как и всё в этой жизни, имеет свойство заканчиваться… Юноша встал, материализовал комплект свежей одежды и чуть повёл рукой, накрыв еще спящую на кровати Энию куполом, не позволяющим кому-либо видеть девушку и одновременно защищающим её от звуков извне.

- Войдите. - Дверь медленно приоткрылась и в комнату вошёл, придерживая подмышкой стопку бумаг, Лиагос. Вид, помимо всего прочего, он имел весьма и весьма потрёпанный – сейчас ничто не говорило о том, что этот человек занимал, фактически, второе по значимости место в империи. – Что случилось?

- Много чего, Каэл, много чего… Но самое важное – вторженцы проявили себя. Големы под началом сильных магов осадили несколько крепостей на границе. Сейчас наши наблюдатели следят за процессом, но всё указывает на то, что уже сегодня не-люди займут эти позиции и продвинутся дальше.

- Гарнизоны?

- Минимальны и, по большей части, штрафники. Солдаты и офицеры отступают к столице.

Каэл удовлетворенно кивнул.

- Это хорошо… Гражданские?

- Увы, но словам глашатаев о приближающейся угрозе они не вняли, и нам не удалось уговорить их сняться с насиженных мест. Когда враг прибудет, начнётся хаос… - Архимаг покачал головой и, бросив бумаги на стол, опустился в одно из нескольких кресел. Каэл, чуть замешкавшись, последовал примеру своего единомышленника, заодно до краёв наполнив один из бокалов, заботливо оставленный на столе прислугой. Жидкость в графине оказалась слабым, разбавленным донельзя вином, но юношу это ничуть не смутило. Скорее даже обрадовало – горе той стране, где правящая верхушка начинает новый день с солидной дозы алкоголя…

- Начнётся. Но мы всё равно не сможем спасти всех.

- Чего уж там - даже сотой части населения нашего мира врата не пропустят. – Лиагос невесело усмехнулся. – Я даже боюсь думать о том, как мы будем отбирать достойных.

- Тяжелый моральный выбор… Знаешь, мне никогда не приходилось решать судьбу такого количества людей. И даже если я вывернусь наизнанку, больше определенного числа всё равно спасти не удастся. Подари жизнь сотне тысяч – и обреки на смерть миллионы… - Каэл залпом осушил бокал, но поднявшийся в воздух графин тут же вновь его наполнил. – Это не та ноша, что способен выдержать смертный.

- Но бога здесь нет, не так ли…? – Старик посмотрел на документы и придвинул их к своему собеседнику. – Ознакомься. Совещание назначено на час дня, будут все предводители легионов и маги, прошедшие не через одно сражение. Нужно обсудить наши планы – вдруг мы где-то допустили просчёт…

- … и только замыленный взгляд мешает нам это увидеть? Хорошо, что ты об этом подумал, Лиагос. Всё-таки не зря я доверился тебе…

- С чего вдруг такие любезности, Каэл? Помогать тебе в моих интересах, знаешь ли… Вряд ли я удовлетворюсь прозябанием в каких-нибудь пещерах наедине с крысами, когда этот Тёмный народ захватит наш мир. Такова человеческая сущность…

- Возможно. Однако ты вполне мог выполнять лишь половину или даже треть от того, что взвалил на себя сейчас, и всё равно получил бы желаемое.

- Не отрицаю – так могло быть. Однако я решил иначе. Воспитание, знаешь ли… Я тот еще интриган, но честь и долг для меня не пустой звук.

- И я этому рад… - Каэл взял из стопки первый лист и заскользил взглядом по строчкам. – Интересно…


- Господа! Обеспечить тишину! – Лиагос, каким-то неведомым образом придавший себе совершенно здоровый и бодрый вид, ударил кончиком посоха о камень, отчего вздрогнул, казалось, весь дворец. Активно что-то обсуждавшие лорды и генералы замолчали, уставившись на замершего в дверях архимага и того, кого он сопровождал. Они сразу поняли, что облаченный в чёрный, скрывающий тело плащ юноша и есть тот, кто объединил под своим началом обе империи и множество королевств. О том говорил и тот факт, что при его появлении одаренные военачальники задрожали, и то, что Лиагос, убедившийся в том, что зала погрузилась в тишину, шагнул в сторону и, повернувшись к собравшимся боком, достаточно низко поклонился. И жест этот безо всякого сомнения был обращен к выглядящему крайне молодо парню…

- Я рад видеть вас всех, господа. – Каэл чуть улыбнулся и демонстративно обвел собравшихся внимательным взглядом. Несмотря на то, что сам он пытался выглядеть доброжелательно, прошедших через десятки сражений легендарных воинов бросило в холодный пот. Мощь, представшая перед этими людьми и заключенная в теле обычного, казалось бы, юноши, поражала воображение. – Мы с достопочтенным архимагом Лиагосом разработали и начали приводить в исполнение план, который с большой вероятностью позволит спастись максимальному числу представителей разумных рас, однако в том, что мы не допустили просчётов, еще нужно убедиться. Для этого мы и собрали всех вас, ведь кто, как не умудренные опытом лорды и чародеи, способны трезво оценить имеющуюся стратегию?

- Почему именно сейчас, когда вы уже начали действовать? – Спросил один из генералов, встав со своего места. – Я, бесспорно, согласен с тем, что в трудные времена власть должна принадлежать только одному человеку, однако пренебрегать советом…

Мужчина покачал головой и опустился в кресло, выжидающе уставившись на Каэла.

- Мы были вынуждены так поступить, генерал Мосс. Начинать действовать нужно было незамедлительно, а любой совет, любая задержка могли бы обернуться для всех нас катастрофой. И сейчас я расскажу, почему. – Юноша повел в воздухе рукой, и стол, за которым сидели собравшиеся, обратился картой, на которой было отмечено буквально всё, что имело значение. – Противник уже начал наступление на крепости и города, защищать которые мы оставили штрафников, преступников и тех из легионеров, кто отказался отступать к столице и остался на родине. Гражданские уходить отказались, а времени их уговаривать у нас не было. Для того, чтобы вы все представляли уровень мощи магов, возглавляющих армию и без того не самых слабых големов, я приведу простое сравнение: прямо сейчас в моих силах уничтожить и всех здесь собравшихся, и всю столицу. Остановить меня вряд ли кто-либо сможет… Однако в бою против одного-единственного мага врага я проиграю. Более того – у меня не будет ни единого шанса его одолеть. Говорите.

Каэл кивнул привлекшему к себе внимание жестом лорду-протектору юга, и тот, прокашлявшись, взял слово.

- Я тщательнейшим образом изучил поступившие с подконтрольных мне территорий отчёты о нашем противнике, что вкупе с вашими словами, милорд, обрели совершенно иной смысл. В осадах не были задействованы маги, однако это не помешало противнику захватить абсолютно все крепости, которые ему попались на пути. Осады длились от одного до десяти часов, что прямо указывает на то, что ни крепости, ни легионеры, ни наши маги не способны удержать такого врага. Так не лучше ли будет нам капитулировать? Это сохранит жизни подданных империи…

- Дагг, что ты, чёрт подери, несёшь?! Какая капитуляция?! Совсем на старости лет головы лишился?! – Неожиданно для всех закричал лорд-протектор севера, близкий друг и товарищ высказавшего своё мнение Дагга. - Враг не может быть непобедимым!

- После совещания я готов предоставить тебе все бумаги, друг. В них ясно описано то, что заставило меня поступиться принципами и выступить с таким предложением… Но не это сейчас важно. Милорд, что вы скажете?

Каэл глубоко вздохнул и, смахнув с лица непослушную прядь, создал над столом иллюзию, изображавшую часть гирлянды миров.

- Наш противник – не просто завоеватель, стремящийся расширить свои территории за счёт других. Тёмный Народ – сущности, считающие себя истинными сынами и дочерьми Творца, и все остальные расы для них не более, чем досадная помеха. Помеха, которую они в любом случае попытаются стереть с лица земли, независимо от того, будем мы биться или сдадимся на их милость. Я ответил на ваш вопрос?

- Вполне. Продолжайте, милорд.

Несколько секунд Каэл молчал, сверля взглядом одну точку.

- Прошу меня извинить, но я вынужден вас покинуть. Появилось дело, требующее моего незамедлительного вмешательства. Лиагос…

- Иди. – Архимаг устало махнул рукой, а спустя мгновение Каэл испарился в воздухе. Старик повернулся к собравшимся и, набрав полную грудь воздуха, заговорил. – Продолжим, господа…


- Меня зовут Аселисса Медия Луб, и я представляю тех из нас, кто готов помочь вам в этой войне.

- Честно сказать, я удивлён… - Каэл стоял перед убогой деревянной куклой, которая, впрочем, без особых проблем смогла вырубить полтора десятка стражников, попытавшихся остановить странного голема, проникшего на территорию строящегося портала. Упади она сейчас на землю, и абсолютно любой человек решил бы, что это не более чем тренировочный манекен, однако пропитавшая куклу магия совершенно точно говорила, что над нею постарался кто-то из вторженцев.

- По тебе не скажешь, что ты удивлён, Каэл Иэздар… - Кукла чуть наклонила голову. – Но не будем терять времени. Я пришла сюда ради того, чтобы предложить тебе тайный союз.

Маг покачал головой.

- Увы, но я не вижу ни единой возможности договориться, Аселисса…

- Достаточно будет того, что ты сумеешь открыть портал, маг. – Голем медленно поднял руки и сложил их вместе. Секунда – и в его руках появился алый камень, переливающийся на солнце тысячами граней. – Этот артефакт может самостоятельно удерживать врата гораздо дольше, чем ты или кто-то из эльфов. Сейчас для всех вас это большая проблема, верно?

Каэл, глядя на камень, прищурился. Он не мог быть уверенным в том, что этот артефакт обладает именно теми свойствами, которые ему приписывает Аселисса из-за его чрезвычайной сложности: просто для того, чтобы поверхностно описать его уйдет не один десяток часов. А это значит, что «артефактом» может оказаться всё, что угодно, вплоть до бомбы. Какими бы силами не обладали не-люди, а попытаться устранить лидера, возглавившего сопротивление, могут и они…

- Какой бы большой не была проблема, но принять этот артефакт я не могу. – Кукла замерла на секунду, медленно присела и положила камень на землю, после чего сделала несколько шагов назад… И вспыхнула ярким пламенем, за несколько секунд обратившись в пепел. Каэл, глядя на эту картину, даже не пошевелился – всё его внимание было сосредоточено на таинственном артефакте, который он осторожно окружал разнообразными барьерами, предназначенными для переноса камня куда-нибудь в другое место. Здесь, в месте, где велось строительство портальных врат, его присутствие было совершенно не нужно…

Но вот артефакт медленно поднялся в воздух и, повинуясь воле Каэла полетел в сторону леса. Сам маг при этом остался стоять на месте – у него не было никакого желания следовать за потенциально опасным предметом. Даже тот факт, что он прямо сейчас, нигде не укрываясь, решил его переместить, был обусловлен только тем что в артефакте могла быть заложена совершенно любая ловушка, и какой бы Каэл не выбрал вариант, риск имелся в любом случае. Однако то, что представительница не-людей предложила союз и даже оставила этот камень, в свойствах которого еще предстояло разобраться, юношу обескуражил: он ожидал чего угодно, но не предательства в закрытом и немногочисленном обществе тёмного народа. Но если это всё-таки правда, и артефакт поможет стабилизировать врата… Возможно, имеет смысл заложить строительство вторых врат, в которые его установить? Тогда первый портал не пострадает, а в случае успеха получится спасти больше людей…

Юноша до хруста сжал кулаки и поднялся в воздух, дабы не терять из виду уже улетевший на достаточно большое расстояние камень. Еще один выбор, еще одно решение, ценой которого при любом исходе станут десятки тысяч жизней. Спасенных или обреченных на смерть...


- Как всё прошло? – Гумус, приподнявшись со своего неизменного каменного трона, посмотрел на очнувшуюся ото сна Аселиссу. Несмотря на крайнюю сложность подобных манипуляций, девушка отнюдь не выглядела уставшей – скорее даже, её что-то воодушевило.

- Отлично. Этот Каэл Иэздар оказался на удивление адекватным – от кристалла отказался не раздумывая. Правда, я очень сомневаюсь, что он сможет побороть желание его использовать…

- Не недооценивай волю низших, Аселисса. Сколько бы мы не уничтожили миров, во всех раз за разом повторяется одно и то же – люди вопреки всему сражаются и борются, не считаясь с лишениями. Как это у них говориться… до последней капли крови. В этом плане нам есть, чему у них поучиться.

- Им просто нечего терять. - Девушка спрятала руки за спину и прикрыла глаза, насмешливо ухмыльнувшись. – Знаешь, я ведь и сама не так давно была человеком. И прожить мне было суждено не больше века, а, скорее всего, даже вдвое меньше. И тогда я искренне не понимала долгоживущих эльфов и того, как они всеми силами пытались избегать конфликтов с заведомо более слабыми людьми. Отец отзывался о них как о мудрых старших братьях и хранителях, в то время как наши генералы все, как один, считали их трусами, прячущимися за могущественной магией предков. И только теперь я поняла, что такое поведение единственно верно… И теперь мне непонятно, как люди не истребили сами себя. Столь агрессивный и в то же время слабый народ должен был давно исчезнуть, однако они не только живы, но и развиваются. Пусть медленно, но – развиваются, в то время как вы давно упёрлись в свой потолок.

- Да, упёрлись. И – да, это наш потолок… Однако на твоём примере ренегаты показали, что нам есть куда расти. – Гумус посмотрел на копошащихся у стен големов, разом создав еще несколько десятков. Сейчас, когда залы были готовы, а он сам приноровился к структуре своих созданий, для него ничего не стоило поднять и несколько тысяч за раз. – Во многом ты превосходишь нас. Что, если мы наконец нащупали то, что искали так долго?

Гулкие шаги, разносящиеся по пещере, привлекли внимание инженера и тот обернулся, с облегчением посмотрев на приближающегося Мелиода, лицо которого прямо-таки светилось довольством, причиной которого он поспешил тут же поделиться.

- Иорданн приказал оставаться здесь и помогать тебе, Гумус. Ведь мы показали поразительную эффективность по производству големов…

Мужчина и старик одновременно засмеялись: инженер с самого начала значительно приуменьшил свои возможности, и теперь, совершеннейшим образом не напрягаясь, заставлял Иорданна раз за разом удивляться продуктивности сработавшегося дуэта мага и инженера.

- Значит, пока мы остаёмся здесь… Как всё продвигается? – Мелиод пожал плечами, но спустя секунду всё-таки заговорил.

- Люди не оказывают практически никакого сопротивления. Мы этого ждали, а вот Иорданн – нет. Он до сих пор удивляется, насколько слабы гегемоны этого мира. – Маг открыто усмехнулся и материализовал над ладонью небольшую, но достаточно подробную карту. – У него слишком мало опыта. Чем только он занимался все эти годы…

- Не стоит даже гадать. Аселисса, что удалось узнать о портале людей?

- Они его строят. Руководит всем некто Каэл Иэздар – существо, не являющееся ни человеком, ни эльфом, ни кем-либо еще. Я создала слепок как его ауры, так и готовых частей портальных врат. Самой мне в этом не разобраться – всё-таки знаю я не слишком много… - Девушка пожала плечами, после чего продолжила. – Охранение – легион дворцовой стражи. Все остальные войска стягиваются к столице и готовят несколько рубежей обороны. Планы я запомнила, могу воспроизвести.

- Забудь, нам это не нужно. Куда как интереснее сейчас аура их лидера…

Глава 37

- Структура и наполнение очень необычные… Боюсь, для того, чтобы полностью разобраться с этим артефактом нам понадобится много времени и сил, Иэздар. – Пожилой эльф опустил руки и отпрянул от покоящегося на постаменте камня. Руки его дрожали подобно осиновому листу на ветру, но в глазах легко читалась уверенность.

- Если он нам и понадобиться, то уже в ближайшие дни. Не-люди ускорили наступление. – Каэл Иэздар обернулся и посмотрел на одного из старейших артефакторов эльфов, которому совершенно точно можно было доверять – Элиган Местор много лет провёл вдали от земель своего народа, и никоим образом не пересекался с сородичами. В его пользу так же говорил и тот факт, что людская община друидов, - как они сами себя называли, - прибыла вместе с артефактором, сразу предложив свою помощь. Дотошная ментальная проверка несостыковок так же не выявила и, в конечном итоге, на плечи Элигана была возложена ответственность за предоставленный ренегатами камень. Конечно, лучшим выходом было отослать его обратно, однако в данной ситуации Каэл не мог себе позволить разбрасываться такими ресурсами. - Так что или ты разберешься с этим артефактом, или мы уберём его как можно дальше от врат.

- Хочу заметить, что даже в качестве простой бомбы этот камень может принести много пользы. Силы, заключенные в нём, достаточны для того, чтобы повторить даже устроенный нашим королём взрыв…

- Это правда? – Каэл с недоверием посмотрел на таинственно мерцающий камень. – Может ли этот предмет сравниться с напитанной силой Башней Крови?

- Это только моё предположение, Иэздар. Однако я практически уверен в том, что взрыв будет, как минимум, не слабее. Если хочешь, то я могу в подробностях рассказать, как и почему я сделал такой вывод…

Протяжный звон колоколов заставил Элигана замолчать, а Каэла – начать сотворение портальных врат. Белесая дымка вихрем закружилась посреди тесного кабинета, а спустя секунду мощной волной ударила в стены, повалив многочисленные шкафы и постаменты. Лишь в самый последний момент артефактор успел подхватить камень, чуть было не рухнувший на землю. Конечно, скорее всего такой удар не навредил бы ему, но почему-то эльфу рисковать не хотелось совсем.

- Что случилось?!

- Вторжение. Несколько порталов распахнулось в столице – мне только что об этом сообщили… Скорее всего, не-люди решили форсировать наступление. Оставайся здесь, Элиган. – Каэл, окружив себя множеством барьеров и подготовив несколько атакующих заклинаний, шагнул в портал.

Артефактор, насмешливо улыбнувшись и убедившись в том, что врата захлопнулись, бросил взгляд на зажатый в его руках камень и сформировал еще один портал, одновременно сбросив скрывающую его настоящий облик личину.

- Ты остался таким же дураком, Иэздар…


- Гумус, Мелиод… Думаю, вы уже догадались, зачем я позвал вас? - Иорданн, продолжая барабанить по поверхности массивного дубового стола, обвел своих подчиненных внимательным взглядом. Однако ничего, кроме вполне естественной заинтересованности в их глазах, увидеть не смог. Секунда, другая – и владелец знака, шумно выдохнув, встал со стула, сформировав в воздухе перед собой относительно небольшую схему какого-то города. – Это – руины, в которых люди пытаются возвести портальную арку. Мне доложили об этом несколько часов, однако действовать мы должны уже сейчас. Планомерное наступление оказалось неэффективно – даже не встречая никакого сопротивления, мы теряем непомерно много времени на продвижение.

- С твоего позволения, Иорданн… - Мелиод оторвал глаза от схемы, уставившись прямо в глаза собеседника. - … но разве нам есть дело до времени? Мы заперты здесь в лучшем случае на пару-тройку тысячелетий. Разве не будет логичнее медленно, но верно истреблять низших?

Иорданн несколько мгновений сверлил замершего перед ним мага холодным взглядом, после чего, чуть приподняв уголки губ, перевел взгляд на Гумуса.

- Ты считаешь так же, Гумус?

- Скорее да, чем нет. Я участвовал во множестве подобных завоеваний, и еще ни разу спешка не приводила ни к чему хорошему. Из-за чего ты вообще решил приблизить развязку…?

Иорданн, поджав губы, хотел было высказаться по поводу столь неуважительного обращения к представителю воли Муар`шаттогха, но в последний момент одёрнул себя: несмотря на то, что Гумус с Мелиодом не могут напрямую игнорировать его приказы, в их силах саботировать их исполнение. К сожалению, даже тысячелетняя печать не являлась гарантом верности и исполнительности… И потому сейчас он был вынужден проглотить обиду – инженер и боевой маг, действующие в полную силу, сейчас были нужны как никогда.

- Люди практически завершили строительство врат, которые, возможно, позволят им уйти в иную гирлянду… - Гумус и Мелиод синхронно переглянулись – они знали о том, что люди под предводительством Каэла Иэздара создают портал, но вот о том, что он ведёт не в следующий мир, а в иную гирлянду – нет. Даже добытые Аселиссой данные не позволили об этом узнать. Но тогда как…? - … и я хочу этому помешать. Мы никогда не вторгались в следующую цепочку миров, пока полностью не подчиняли ту, в которой находимся, и побег пусть даже нескольких тысяч людей, способных убить могущественного мага, коим и являлся Иалианн, может принести нам великое множество проблем.

- Верно. Если люди смогут убивать нас, то это приведет к катастрофе… - Гумус прикрыл глаза.

- Именно по этой причине я и хочу поставить вас во главе атаки. Я, с помощью Диали, отвлеку внимание людей, заперев их в столице ближайшего к порталу гегемона, в то время как вы нанесете удар по вратам. Всё, что будет необходимо сделать – это уничтожить большую часть того, что они уже успели создать. Вы совершенно точно с этим справитесь…

- Но зачем там я, Иорданн? Или ты хочешь, чтобы я провёл туда големов?

- Не только. Человечество никогда не сдавалось легко – обычно они борются до последнего вздоха, а у меня нет никакого желания выискивать всё новые и новые врата. Ты, как инженер, сможешь быстро и точно определить, на какой волне они функционируют, после чего нам не составит никакого труда обнаружить все врата, которые будут возводиться в будущем.

- Логично. – Инженер согласно кивнул. – Я полностью одобряю подобное решение. Мелиод, думается мне, тоже будет не против.

Иорданн перевёл взгляд на строптивого и гордого мага, который, по его мнению, должен был что-то сказать против, однако тот лишь коротко кивнул. На лице члена ложи знания отразилось ничем не прикрытое удивление, с которым он, впрочем, справился за считанные мгновения – едва ли Мелиод, сверлящий взглядом потолок, успел заметить столь яркое проявление эмоций…

- В таком случае медлить мы не будем. – Секунда – и рядом с Иорданном раскрылся портал, из которого тут же вышла Диали. – Диали, с твоей стороны всё готово?

- Да, господин. Я взяла на себя смелось перевести несколько отрядов боевых големов к портальным аркам… - Девушка посмотрела на Гумуса и обворожительно улыбнулась. – Надеюсь, ты на меня не в обиде?

- Если бы меня были способны задеть такие пустяки, то я не занимал бы столь высокий пост в своей ложе, девочка…

- Тогда прошу за мной. – Диали уверенно шагнула в белесое марево портала, а следом за ней двинулись и собравшиеся маги. Последним шёл Иорданн, отчего-то выглядящий крайне взволнованно…


- Лиагос! – Архимаг, стоящий на широком балконе и всматривающийся в панораму полыхающего в нескольких местах города, обернулся, кивнув только показавшемуся Каэлу. – Ситуация?

- Стабильна. Порталы открылись, повредили некоторые строения… И ничего больше. Ни врага, ни магических атак. Сейчас маги совместно со стражей оцепили эти участки и поспешно возводят укрепления, параллельно эвакуируя население. Мы готовы встретить практически любую угрозу…

- Кроме их магов. – Оборвал мага Каэл, все силы направив на обнаружение любых изменений в окружающих порталы областях. – Связь с руинами стабильна?

- Да. Сейчас там ничего не происходит… Думаешь, это отвлекающий манёвр? Не слишком ли масштабно?

- В самый раз. Ведь я бросил всё и примчался сюда… - Юноша на мгновение прикрыл глаза. – Да. Локальная астральная буря не позволит мне создать портал… Их цель – строящиеся врата. Займись обороной столицы, Лиагос.

Каэл резко оторвался от земли и взмыл в воздух, за считанные секунды скрывшись в низко летящих облаках. Они не могли позволить себе лишиться врат. Не сейчас, когда до возможности их использования остались считанные дни.


- И это – врата? Честно говоря, я ожидал чего-то более масштабного… Сколько людей они переправят с их помощью? Несколько десятков тысяч…? – Гумус, подойдя к самой массивной стене практически вплотную, сконцентрировался на её изучении, доверив наблюдение за местностью Мелиоду. Они прибыли сюда без големов, вдвоём, решив, что каменные слуги принесут куда больше пользы в призванной отвлечь внимание от врат операции. Несколько порталов и тысячи убийц в густонаселённой столице людей – это ли не то, что соберёт на себе взгляды всех и вся…?

- Похоже, здесь никого, кроме простых людей, нет. – Член ложи чародейства проводил взглядом троих облаченных в латы мужчин. Они оказались неспособны узреть кого-то, сокрытого магией даже будучи в паре шагов от нарушителей. Мелиод хмыкнул – несмотря на свой удивительный характер, проявляющийся, по большей части, в тяжелые времена, ни сил, ни особого ума у этого народа никогда не было. Они могли бесконечно долго топтаться на одном месте, а в момент, когда прорыв, - в технологиях ли, в магии ли, - наконец наступал, развязать войну, способную отбросить развитие целого мира на много веков назад… Ведь люди, если подумать, были созданы Творцом в то же время, что и его, Мелиода, народ, однако даже спустя много тысячелетий они всё еще были слабы и глупы. Ошибка? Нет, ошибиться Творец не мог. А это значит, что для чего-то они всё-таки нужны… - Сколько тебе понадобится времени?

- Несколько минут. Займись пока подготовкой к уничтожению всего этого…

- Мы действительно уничтожим врата? – Спросил маг, чуть приподняв бровь и одновременно покосившись на место, где еще недавно зиял открытый Диали портал. – Или… Думаешь, они всё-таки прибегнут к использованию кристалла…?

- Да – на оба вопроса, дружище. После уничтожения этой громады у них просто не будет выбора, ведь Иорданн уже сейчас увеличил темп продвижения вглубь территорий людей. До столкновения остались считанные дни, а врата мы разрушим… - Гумус приоткрыл глаза и посмотрел в небо. – Быстро. Мелиод, гости.

- Действительно быст…

Договорить маг не успел – пробирающий до костей грохот и множество ветвящихся молний, разорвавших землю под его ногами, не позволили ему этого сделать. Миг – и невидимая рука прибила взметнувшуюся грязь к земле, и Мелиод, бросив взгляд на прожжённую до кости руку, выпустил в ответ несколько воздушных серпов, со свистом унёсшихся куда-то в сторону появившейся из ниоткуда тучи, всё еще увеличивающейся в размерах. В ту же секунду в них вцепилась еще одна вереница молний. Заклятья не выдержали нагрузки и взорвались, ударной волной повалив немногочисленные деревья и на скорую руку возведенные здания.

Очередная россыпь молний ударила в выставленный Мелиодом щит. Он с легкостью выдержал на удивление слабую атаку, но в следующее мгновение маг едва успел уклониться от напитанного огромной мощью удара. Мужчина сделал шаг назад… И, подхваченный ударной волной, взмыл в воздух, оставив после себя лишь еще дымящуюся печать. Каэл, недолго думая, широко раскинул руки и сформировал вокруг себя несколько искрящих молний, метнув их вдогонку угодившему в ловушку магу. Вся ставка – на неожиданность и тот факт, что противник изначально недооценивает людей…

- Весьма неплохо для дикой помеси человека и эльфа… Однако на своём веку я встречался и с куда как более сильными соперниками. – Иэздар резко обернулся, одновременно уходя в сторону, но удар всё-таки настиг его, отбросив на добрый десяток метров. Юноша поднял полный негодования взгляд, сразу заметив ничуть не скрывающегося Мелиода. Тот, сложив руки на груди, внимательно следил за его движениями. – Ты всё еще хочешь сражаться?

Вместо ответа Каэл, окутавшись на мгновение коконом из молний, пропал из виду. Вокруг Мелиода и отрешённо наблюдающего за схваткой Гумуса стали появляться сгустки силы, внешне слабо отличимые от ауры человека. Вдруг один из густков сорвался с места и, приняв форму копья, ударил в спину не-человека. Пусть с трудом, но барьер, окутывающий Мелиода, оказался пробит, и молния вгрызлась в его тело… Однако тот продолжал стоять, как ни в чём не бывало, а в месте, куда угодил снаряд, не осталось даже подпалины.

- Пойми, человек, тебе никогда не сравниться с нами…

- А мне это и не нужно, тварь… - От раздавшегося прямо за его спиной шёпота у Мелиода по спине побежали мурашки. Раз – и он прыжком уходит в сторону, одновременно формируя в руках могущественное атакующее заклинание. Два – и чары, вспыхнув, стрелой уносятся туда, где должен был находиться человек… И взрываются вдалеке, так и не найдя своей цели.

- Мелиод…! – Маг взмыл в воздух, одновременно окутывая себя недолговечным, но невероятно прочным барьером, однако, вопреки его ожиданиям, никакой атаки не последовало. Мелиод, посмотрел вниз и скупо, сквозь зубы выругался – Гумус, являющийся инженером, в боевой магии был откровенно плох… И сейчас лежал на земле, укрытый едва сдерживающим непрекращающиеся атаки барьером. – У меня, так сказать, некоторые проблемы…

Мужчина совсем по-звериному зарычал и ринулся вниз, несколькими атаками отогнав Каэла в сторону. Но развить успех он не успел – в небе, словно повинуясь чьей-то команде, практически одновременно распахнулись сотни порталов… А в следующее мгновение магу стало не до нападения – то множество заклинаний, которое на него обрушилось, непросто выдержать даже в одиночку, а прикрывая Гумуса об этом даже задумываться было глупо. Неужели именно так и закончил свою жизнь Иалианн…? Нет, в такой ситуации он бы нашёл выход. Например, побег…

Белесый туман взвился в воздух, разом скрыв в себе и Мелиода, и Гумуса, а спустя секунду они исчезли, оставив магов, - человеческих и эльфийских, - в гордом одиночестве. Нельзя было сказать, что они выиграли битву – портальные врата были серьезно повреждены, и их восстановление могло занять куда больше времени, чем было в распоряжении людей…

Глава 38

- Этого следовало ожидать… - Иорданн, тяжело вздохнув, откинулся на спинку кресла. Полуприкрытые глаза, размазанный взгляд – сейчас член ложи Знания занимался тем, что у него получалось лучше всего. Он анализировал и думал, выстраивая новый план взамен рассыпавшемуся из-за какой-то мелочи…

Несмотря на переполняющую этот народ гордыню и невероятную силу, не-люди всё-таки являлись живыми существами, и, соответственно, допускали ошибки: Иорданн не учёл того, что связь с тысяча сто сорок седьмым миром прервётся, а эльфы вырвутся из-под контроля. И вот теперь из-за этой оплошности чуть не погибли сразу двое его подчиненных – фактически единственные боевой маг и инженер, полноценно заменить которых было попросту невозможно. Вывод? Всё-таки придётся действовать несколько осторожнее, не вступая в битвы, которые способны выиграть големы. Их можно создать сколько угодно, но вот живых воскресить не в силах никто из ныне живущих, а поддержки извнре в ближайшие века можно не ждать. Седой встряхнул головой и, шумно выдохнув, обвёл взглядом собравшихся в этой зале. Мелиод, Гумус, Баллиан, Диали, Мертфли, Бетфор, Аселисса – все, как один, были готовы сражаться во имя Муар`шаттогха. Но сейчас, как бы горько ни было признавать подобное, они оказались в крайне затруднительном положении.

- … но сожалеть о прошлом мы не будем. Баллиан, ты сумел что-то разузнать?

Баллиан коротко кивнул.

- Мне есть, что сказать. И, в первую очередь, это касается врат. Несмотря на то, что наши товарищи уничтожили их, у людей всё равно есть все шансы сбежать из этого мира. У них есть Альт Пространства, Иорданн.

- Что…? – Лицо Иорданна моментально побледнело, а он сам крепко сжал кулаки. Наличие этого артефакта у людей могло значить только одно – в рядах не-людей завёлся предатель… И, скорее всего, это были ренегаты. Зря Муар`шаттогх мирился с их существованием, не позволяя своим самым верным сторонникам искоренить заразу. Вот, как они отплатили ему за милость – передали ценный артефакт людям! Скорее всего, чем-то подобным и был убит Иалианн… - Ты уверен в этом? Можешь узнать, где они его добыли?

- Это вне моих сил, Иорданн. Я могу приблизительно указать на место, где он сейчас находится, но на это нужно время – вот так, с наскока… Нет, я не смогу.

В зале установилась напряженная тишина, изредка прерываемая свистом магических нитей – Гумус даже сейчас не переставал контролировать производство големов. Но вот прошло несколько минут, и Иорданн вновь взял слово.

- Баллиан, твоя задача – в скорейшем времени указать нам на местоположение Альта Пространства. Мелиод, возьмешь под своё начало Бетфора и Аселиссу. Втроём вы возглавите наступление и сокрушите силы, обороняющие руины портала. Теперь, когда к людям присоединились эльфы, они смогут быстро восстановить врата. Этого нельзя допустить… - Седой перевёл взгляд на Гумуса. – Гумус, ты возьмешь Мертфли и поможешь ей разобраться с производством големов. Она проходила обучение, но практических навыков у неё нет…

- Не хочешь складывать все яйца в одну корзину? Правильное решение, хочу заметить. – Старик дважды кивнул и, хмыкнув, ободряюще кивнул замершей в одном из кресел Мертфли, которая сейчас выглядела ни живой, ни мёртвой – неестественно бледная, с ничего не выражающим, безэмоциональным лицом, она напоминала скорее куклу, нежели живое существо. – Я возьмусь за её обучение, но чудес ждать не следует – искусство инженера быстро постичь не под силу даже самым талантливым.

- Я и не требую от тебя чуда, Гумус. Лишь немного усердия и дисциплины.

- Дисципли-и-ина… - Старик поморщился. – Боюсь, я с ней несовместим.

Иорданн в ответ лишь усмехнулся – не походил Гумус на того, кто прожил на этом свете не один десяток тысяч лет. Вернее будет сказать, что в нём не было практически ничего от того образа, каким себе обычно представляют бессмертное и могущественное существо. Он, Иорданн, сам когда-то был человеком, и после преобразования долго не мог понять, почему все вокруг ведут себя совсем не так, как должны. Казалось бы – когда за твоими плечами тысячи лет жизни, просто нельзя оставаться эмоциональным. Мудрость, знания, опыт – всё это накапливается, набирает массу и подавляет лишние чувства… Однако на деле всё оказалось совсем не так. Прожитые годы оказались просто числом. Два знака, три, пять – нет никакой разницы, сколько ты прожил, ведь душу нельзя перековать. Сломать, изувечить – да. Но не перековать… По этой причине многие из его народа вели себя именно так, а не иначе, поведением своим порою напоминая неразумных детей.

- Но при этом ты никогда не предашь Муар`шаттогха, Гумус… - Иорданн поднялся со своего места и, сложив руки за спиной, кивнул Диали, которая тут же начала формировать портальные врата. - На этом всё. Приступайте.


Гулкий удар эхом разнёсся по дворцу, а на монолитной стене проявился витиеватый узор из крошечных обугленных трещин, сочащихся серым дымом.

- Всё рушится на глазах… - Каэл медленно опустил руку и прислонился лбом к холодному камню, силясь успокоить бушевавшие в душе эмоции. Не-люди уничтожили значительную часть врат, кристалл, который, возможно, мог что-то изменить, был украден скрывающимся под личиной Элигана Местора незнакомцем, а в столицу проникло больше пяти сотен големов. Людские маги и легионеры справились, но цена была велика – три тысячи погибших солдат и двадцать четыре мага навсегда покинули строй. Гражданских же погибло куда больше. Если бы не достаточно жестокие действия Лиагоса, сумевшего взять под контроль столицу, всё могло бы быть куда хуже. При этом диверсантам, паре магов не-людей, удалось уйти несмотря на все приготовления – ловушки пусть и показали себя с лучшей стороны, но не позволяющий использовать портальную магию барьер оказался совершеннейшим образом неэффективен. Они, скорее всего, даже не заметили его присутствия…

- Мы успеем всё восстановить, Каэл. Теперь, когда к нам присоединились эльфы… Их маги немногим уступают тебе, верно? – Голос Энии отрезвляюще подействовал на с головой погрузившегося в свои мысли юношу, и он, чуть улыбнувшись, кивнул. – Тогда к чему нам кристалл?

- Просто ты не имеешь ни малейшего представления о том, какая мощь сокрыта в этом артефакте, Эния. Он чудовищно опасен даже несмотря на то, что не является боевым. Заключенной в нём силы может хватить на очень многое…

- Тогда нужно просто его найти, верно?

- Мы уже занимаемся этим, юная леди. – Раздавшийся от дверей сухой голос заставил девушку вздрогнуть, а Каэла – на долю секунды напрячься. Но всё оказалось не так страшно – прибыл один из сильнейших боевых магов эльфийского народа. – И уже установили личность преступника…

- Не тяните, Басоф. Оставьте театральные паузы для молодого поколения. Кто?

- Дерент. Дерент Кел`атил. Ты должен знать его…

Каэл моментально помрачнел.

- Я его знаю. Вспыльчивый, конфликтный, подлый и хитрый. Да, он вполне мог провернуть что-то подобное. Еще что-то известно?

- Тебя интересуют причины, я полагаю? К сожалению, с этим всё не слишком радужно – даже близкие родственники не знают, зачем он пошёл на это. Осмотр личных вещей тоже не принёс никаких результатов, кроме знания о том, что план опирался на твою усталость и удачу.

- Усталость и удача… Дерент не успел бы подготовить ничего иного, Басоф. Слишком мало времени прошло с момента появления у нас кристалла. Эния, отойди, пожалуйста, к Басофу. – Каэл вышел в центр комнаты и, дождавшись, пока девушка укроется за широкой спиной боевого мага, одну за другой принялся образовывать руны. Воздух вокруг юноши заискрился, запахло озоном… Но привычный к подобному Басоф не повел и бровью, внимательно глядя на образуемые Каэлом конструкции. Заклятье было сложным и массивным, но помощь парню не потребовалась – спустя несколько минут в воздухе кружилась чуть приплюснутая сфера, «кончиком» указывающая куда-то на запад. – Всё. Теперь мне нужен отдых…

Каэл Иэздар устало опустился на своё рабочее место и прикрыл глаза.

- ... Басоф, передайте это заклинание тем, кто занимается поиском кристалла. Вполне возможно, что он приведёт вас к цели.

- Поисковые чары низшего уровня? В таком масштабе…? – Маг эльфов подошёл к сфере чуть ближе и одобрительно покачал головой. – Может сработать. С момента похищения прошло едва ли десять часов… Что ж, Каэл, жди вестей – я лично возглавлю поисковый отряд. И, если твоя сила приведёт нас к цели, артефакт будет возвращен.

Эльф развернулся и, в два шага приблизившись к распахнутой двери, скрылся в коридоре, вновь оставив Каэла и Энию наедине. Юноша с отчётливо читающейся во взгляде нежностью посмотрел на тут же примостившуюся у него на коленях девушку и чуть улыбнулся.

- Возможно, всё складывается не так уж и плохо…


Артис, вперив взгляд в землю, шёл мимо трупов собственных солдат. Он не мог поднять на них взгляд, понимая, что именно по его приказу они пошли на верную смерть, дабы сдержать прорвавшихся в город големов. Но поступи они иначе, и погибли бы мирные жители, отродясь не державшие в руках оружия. И не сто семьдесят четыре человека, а много, много больше…

- Эльдстил, собери тех, кто еще способен держаться в строю, и угомони народ на площади у южного собора. Знаешь, где это?

- Да, сэр. – Несмотря на то, что генерал, подчиняющийся непосредственно архимагу Лиагосу, по происхождению был значительно ниже Артиса, юноша молча, без пререканий выполнял его приказы и в целом полностью соответствовал свежеполученному званию тысячника. Правда, его квалификация в управлении столь крупным отрядом была недостаточна, но тщательно отобранные ближайшие подчиненные лишали эту проблему, помогая советом и обучая дворянина воинскому делу. На данный момент молодому графу только и оставалось, что одобрять или не одобрять выдвигаемые офицерами предложения. – Но, боюсь, в строй прямо сейчас сможет встать не больше шестисот бойцов. У меня сто семьдесят четыре погибших и…

- Меня это не интересует, Эльдстил. Я поставил перед тобой задачу, а твоё дело – выполнить её. Любыми методами. – Юноша бессильно заскрежетал зубами. У собора собралось едва ли меньше десяти тысяч беженцев из разрушенных районов, и, в случае чего, полутысячей их остановить вряд ли получится. Но и отказаться - значит, передать управление своими людьми кому-то еще, и совсем не факт, что этот кто-то не погонит людей на смерть. – Можешь идти. Гелит, от тебя требуется…

Что мужчина говорил дальше Артис не услышал – у него не было ни малейшего желания и дальше оставаться рядом с хладнокровным и жестоким генералом, предпочитающим все дыры затыкать тем, что первым попалось под руку…

- Сэр Эльдстил! Сэр Эльдстил…! – Юноша замер и резко обернулся, с какой-то отрешенностью отметив, что целая повозка смогла подъехать к нему вплотную незамеченной.

«Видимо, слишком глубоко задумался…».

Но волноваться было не о чем – восседающий на месте возницы солдат совершенно точно принадлежал к его подразделению. И не только потому, что носил соответствующие одежды – Артис неоднократно замечал его в компании Дрэмоша, сотника, возглавляющего его, графа, личный отряд. И пусть он был невелик, но входили в него лишь лучшие из лучших, по большей части служивших еще при отце. Матерые ветераны, верные роду Эльдстилов и не покинувшие его даже в период упадка – так их можно было охарактеризовать в двух словах. Недолго думая, Артис забрался в повозку, усевшись рядом с еще парой бойцов, сторожащих какой-то массивный сундук.

- Что за груз?

- Магические лекарства для наших раненых. Гильдия магов выделила, и… Они, вроде, вас искали, сэр. – Последнюю фразу немолодой мужчина сказал чуть тише.

- Меня? Гильдия? – Артис хмыкнул недоуменно. Чего ради маги будут разыскивать простого тысячника, не сумевшего даже отстоять своё право на что-то большее? – Где ты это слышал?

- В нашем расположении. Посланник гильдии, сообщивший о лекарствах для раненых, пытался вызнать, где вас можно найти. Большего я не слышал – просто проходил мимо, сэр.

- И на том спасибо. Раненых разместили в северном крыле? – Солдат кивнул. – И едем мы тоже туда?

- Да, сэр.

- Отлично. Нужно навестить гильдию и узнать, зачем я им вдруг потребовался… - Прошептал юноша себе под нос, облокотившись на борт телеги и прикрыв глаза. В последние дни толком выспаться было попросту некогда… Но сон не шёл.

Спустя какое-то время телега остановилась. Граф встряхнул головой и, избавившись таким образом от остатков сонливости, спрыгнул на землю. Вот уж в чём он в корне отличался от остальных дворян, так это в том, что не чурался быть ближе к простым людям. Передвигался на телегах или верхом, избегая карет, ел из общего котла, начисто игнорируя приглашения других тысячников, даже доспех – и тот подобрал практически такой же, как у всех остальных солдат. Единственное отличие – позолота, было обусловлено необходимостью как-то выделить командира из общей массы… Словом, графа в нём заприметить было очень и очень сложно, а привлечь к себе внимание магов такой человек вряд ли был способен.

Артис нахмурился – визит в гильдию откладывать было нельзя. Чревато. Маги куда опаснее придворных вельмож, они привыкли рубить с плеча и полагаться на личную силу. Это правитель обязан задумываться о том, какие приказы он отдаёт, а маг, даже будучи членом гильдии, отвечает только за себя… Юноша вздрогнул и отогнал наваждение – знания, полученные из последнего подарка отца, совершенно чистыми не были, и содержали в себе мягкий отголосок его эмоций и настроя. И опасение перед магами именно таким отголоском и являлось…

- Сеп, вызови пару бойцов из охранения, пусть возьмут коней и подойдут сюда. Навестим магов, коль они этого так желают. – Солдат, услышав своё имя, разом подобрался, передал телегу караульным и скрылся в здании, а Артис неспешно направился к западному крылу. Следовало еще проконсультироваться с Дрэмошем – он наверняка знает, чего именно хотели маги…

- Артис Эльдстил, я полагаю? – Совершенно неожиданно от стены отделился практически незаметный силуэт, появление которого в поле зрения проигнорировать мог, пожалуй, только слепец – чёрная мантия на фоне практически белоснежных стен скрытности ничуть не способствовала. Но Артису удалось невозможное – этого высокого мужчину он не увидел, даже находясь в десятке метров. – Прошу меня извинить за применение магии – ваши люди очень рьяно несут службу…

- Вы из гильдии магов?

- Верно. Меня послал архимаг Лиагос. С вашего позволения… - Маг ловким движением достал из многочисленных складок мантии небольшой знак, свидетельствующий о принадлежности предъявителя к людям архимага. – Можете рассмотреть поближе, если желаете, граф.

- В этом нет нужды. Сейчас мои люди подготовят коней и мы отправился…

- В этом нет нужды. – Маг усмехнулся собственной незамысловатой шутке. – Я уже сформировал портал, ведущий прямиком в приёмную архимага. Осталось только его активировать…

Глава 39

- Каэл…? – Артис недоуменно уставился на восседающего напротив архимага Лиагоса, произнесшего нечто, с большим трудом поддающееся логическому объяснению. – Сэр Лиагос, с вашего позволения… Тот Каэл, которого я знал, совершенно точно не может быть главной Альянса.

- Да? Однако он сам заинтересовался вами, граф. – Старик хихикнул. – И назвал своим близким другом именно вас, а не кого-то другого. Много ли в вашем окружении было юнош с этим достаточно редким именем…?

Артис запустил ладонь в непослушную копну волос и откинулся на спинку стула, тяжело выдохнув. Он понимал, что если жизнь в чём-то одном необычна, то, с большой вероятностью, она станет столь же необычной и в другом, но ведь всему должен быть какой-то предел…?!

- … Ах, чуть не забыл – он просил показать вам вот этот знак… - Лиагос, поджав губы, сложил из пальцев одной руки нечто крайне замысловатое. На лицо Артиса тут же выползла глупая, но оттого не менее счастливая улыбка. – Это что-то смешное?

- Нет, сэр. Это один из охотничьих знаков, которыми мы действительно пользовались в детстве, но мне всё еще трудно поверить, что Каэл, с которым я был знаком, и Каэл, возглавляющий Альянс – один и тот же человек. Я могу с ним встретиться?

Архимаг на секунду задумался, после чего медленно покачал головой.

- Увы, увы. Прямо сейчас он весьма далеко отсюда, разъясняет задачу эльфийским чародеям – конструкция врат им незнакома, и его личное присутствие просто необходимо. Однако! – Лиагос вскинул к потолку указательный палец. – Через несколько часов я отправлюсь ко вратам, и, соответственно, могу взять вас с собой…

- Я благодарен за это предложение, сэр, но в такое время я не могу оставить своих людей без командира. Известно, когда Каэл вернется в город?

- Нет. Точно – нет. Но у нас осталось не так много времени – противник наступает, и задержать его мы не сможем… Впрочем, вам, как одному из офицеров, это наверняка известно.

- Известно. Но мне эти сведения ни о чём не говорят… Силу големов сложно описать, а действия – предсказать. Отчёты разведчиков не позволяют составить полной картины, и нам остаётся только гадать, что в следующую секунду предпримет враг… Знаете, Лиагос… - Артис неожиданно для самого себя перешел на имена. - … Все были бы очень благодарны, расскажи вы нам о том, чего вы, маги, ожидаете. Армия в растерянности. Никто не знает, что мы защищаем…

Архимаг хотел было что-то сказать, но граф, - а сейчас Артис говорил именно от имени графа, - вскинул руку и так посмотрел на замершего напротив могущественного мага, что тот так и замер с открытым ртом.

- … и ради чего боремся. Думаете, гильдии удалось сохранить в секрете информацию про те самые сто тысяч? Про то, что спасется так мало людей? Нет, Лиагос, вам это не удалось. И офицеры, и простые солдаты всё знают. Но при этом всё равно сражаются, а не разбегаются по углам, словно крысы…

Артис потупил взгляд и прикрыл глаза, скользнув ладонью по собственному лицу. Архимаг, несмотря на образовавшуюся паузу, молчал.

- Мы не побежим и умрём с гордо поднятой головой, но хотя бы дайте нам цель. Пусть вы или даже Каэл выступит перед людьми. Расскажет, что происходит и за что миллионы людей должны умереть. – Молодой граф резко поднялся из-за стола и, развернувшись, в два шага покинул кабинет, едва не сорвав дверь с петель, а Лиагос, откинувшись на спинку кресла, продолжал молча смотреть ему вслед. Но вот взгляд его соскользнул на небольшую полку в углу помещения, заставленную дорогим алкоголем… И секунду спустя бутылки разорвало изнутри. Маг злился. Злился на себя, на не-людей, на мир и на Творца – на всех, о ком только вспоминал. Пусть он и продолжал вести себя так же, как и привык, но глубоко в душе Лиагос ясно понимал, что кривляния и чрезмерные проявления эмоций являются лишь способом отгородиться от всё нарастающего беспокойства…


- Проблемы, проблемы, проблемы, проблемы… - Каэл барабанил пальцами по толстой стопке бумаг, доставленной ему взявшими на себя усовершенствование портальных врат эльфами. Те за работу взялись рьяно, прекрасно понимая, что в произошедшем есть и их вина. Для мага позволить кому-то подчинить себя всё равно, что для воина – сбежать с поля боя на глазах у всех, кто тебе дорог. Ты, вроде как, жив, но гордость и честь в тебе совершенно точно мертвы… - Интересно, я сегодня услышу хоть что-то радостное?

- Сомневаюсь, Иэздар. – Немолодой эльф-мужчина покачал головой. – В ближайшие дни решится судьба всего…

- Я ознакомлюсь с бумагами и вызову вас. А сейчас… - Договаривать Каэл не стал - советник прекрасно понял, что именно тот хотел сказать, и молча вышел из кабинета, оставив юношу в одиночестве. Впрочем, скучать ему было некогда – вот-вот должен был выйти на связь Басоф, и, с некоторой вероятностью, ему могла понадобиться помощь. Вряд ли Дерент действовал в одиночку… Да даже если так, Каэл хотел лично задержать его. Ему, как, пожалуй, и эльфийским магам, было интересно, что и откуда предатель узнал об переданном ренегатами не-людей артефакте. И если он действительно сотрудничает с вторженцами, то из него можно будет вытянуть много интересного.

Мягкий ментальный посыл вырвал Каэла из вороха собственных мыслей – кто-то пытался с ним связаться. И не нужно было быть гигантом разума, чтобы понять, кто именно.

- Иэздар, мы нашли место, где хранится кристалл. Однако самого Дерента, как и вообще кого-то живого, рядом нет. – Голос Басофа, эхом разнёсшийся по кабинету, был слышен даже слишком отчётливо, отчего юноша недовольно поморщился.

- Тщательно осмотрите округу и передайте мне портальные координаты. Я хочу лично удостоверится в том, что это не подделка.

- Мы ждём, Иэздар. И… захвати с собой пару боевых магов – я чувствую, что они нам могут пригодиться…

Голос затих и связь оборвалась. Каэл встал со своего места и шагнул в тут же образовавшийся портал, ведущий наружу, в расположение эльфийских чародеев. Игнорировать просьбу Басофа юноша не хотел – уж чему-чему, а доверять ощущениям магов он научился очень давно.

Серая дымка мигом развеялась, и на замершего посреди небольшой исчерченной рунами площадки гостя обратили внимание эльфы-привратники, выставленные здесь в дополнение к человеческой страже. С не-людьми они справиться не смогли бы, но вот задержать их и вызвать подмогу – вполне.

- Сообщите своим напарникам о том, что покидаете пост. Нас ждёт Старейшина Басоф. – Эльфы синхронно кивнули и, мысленно отправив сменщикам соответствующее сообщение, взялись за приготовления к бою. Щиты, боевые заклятья, подвешиваемые в ауре – без всего этого соваться куда-то в незнакомую местность они обоснованно посчитали той еще глупостью. Тем временем Каэл взялся за создание врат, с удовлетворением отметив, что ему помогают с той стороны – так процесс пройдёт гораздо быстрее, а сам портал будет значительно стабильнее и не схлопнется даже при близком магическом возмущении. – Отряд Старейшины уже знает об этом, но без крайней необходимости противника лучше не убивать. Нам нужны его знания. А теперь…

Серебристый туман расплылся, образовав достаточно крупное облако, в которое без особых проблем можно было загнать даже телегу.

- … вперёд!


Каэл первым вынырнул из портала, сразу отметив пребывающих в крайнем напряжении эльфов – всего семерых, в то время как отряд насчитывал ровно десять чародеев. Но не успел юноша задать готовый сорваться с языка вопрос, как ощутил присутствие этих троих неподалёку – должно быть, они обследовали местность. А здесь, стоит отметить, было на что посмотреть – идеально ровная, выжженная пустошь без малейшего признака магических энергий, тянущаяся практически до самого горизонта. И лишь виднеющиеся вдали деревья позволяли сказать, что эта пустошь не слишком велика и, с большой вероятностью, рукотворна.

Юноша припал на одно колено и с небывалой легкостью зачерпнул полные ладони золотистого песка, который отчего-то при ходьбе таковым совершенно не ощущался. И даже в нём Каэл не смог почувствовать силы, пропитывающей всё сущее…

- Басоф, ты когда-нибудь встречался с чем-то похожим…?

- В том-то и дело, что да. Правда, масштабы были намного меньше… - Мужчина шумно прочистил горло и, бросив настороженный взгляд на возвышающийся посреди пустоши комплекс строений, продолжил. – Еще в прошлом мире мой учитель вместе с другими магами пространства проводил эксперимент по созданию идеальной площадки, призванной обеспечить открытие как можно более стабильного и эффективного портала. Было приложено много усилий, но эффект был мизерным – всё, что им удалось сделать, так это преобразовать что-то около нескольких квадратных метров почвы. Силами тридцати могущественных магов, не чурающихся накопительных артефактов…

Басоф выразительно замолчал.

- И…?

- … И эксперименты были заброшены, насколько я знаю. Только возглавлял всё это действо второй по счёту наследник Кел`атилов, брат до сих пор здравствующего отца предателя, Дерента.

Каэл замер на секунду, после чего его лицо скривилось в озлобленной усмешке.

- В такое время мстить за детские обиды… Выдвигаемся. Басоф, вызывай разведчиков.

Мужчина коротко кивнул и тут же связался с подчиненными при помощи закрепленного на рукаве небольшого артефакта, а все те, кто слышал слова лидера Альянса, принялись по надцатому кругу проверять экипировку и заклинания. Не прошло и десяти минут, как весь отряд, насчитывающий теперь тринадцать сильных чародеев, синхронно поднялся в воздух и стремительно двинулся в сторону таинственных зданий.

Каэл не сводил взгляда с этого странного места, одновременно силясь унять отчего-то безумно стучащее сердце. Прямо сейчас ему казалось, что вот-вот должно произойти нечто, что не в состоянии предвидеть ни он, ни кто-либо еще. Что было на уме у Дерента? Несмотря на сказанное, Каэл Иэздар не верил, что тот мог опуститься до чего-то подобного без веской на то причины. Месть? За те шалости? Слишком смешно… Но тогда что? Эксперимент с пространством, артефакт, способный открыть врата… Быть может, он нашёл способ лучший, чем простое образование врат? Но тогда почему не подошёл к нему в открытую? Вопросы, вопросы, вопросы – и никаких ответов. Всё вокруг меняется настолько стремительно, что порою кажется будто и вовсе ничего не зависит от принимаемых им, Каэлом Иэздаром, решений…

Тем временем маги практически вплотную приблизились к стенам комплекса и начали осторожно снижаться, ожидая атаки с любой из сторон. Однако ни через минуту, ни через две, ни даже через десять таковой не последовало, а сканирование зданий на наличие ловушек выдало странный результат – нечто в центральном сооружении прямо-таки испускало магию, но ловушкой, скорее всего, не являлось. Слишком заметно…

Первым напряжения не выдержал Басоф, быстро перелетев на крышу ближайшего строения. Следом за ним, чуть замешкавшись, последовал и Каэл.

- Держимся вместе. Если столкнемся с магами не-людей – бросаем всё и уходим. В открытом противостоянии нам не справится даже с одним… - Прошептал Каэл практически себе под нос, но благодаря простенькому заклинанию услышали его все члены отряда. Юноша взглянул себе под ноги, и в то же мгновение часть монолитного каменного потолка бесшумно обвалилась вниз. Каэл, кивнув остальным, первым нырнул в образовавшийся проход.

Как показал визуальный осмотр комплекса, все, даже самые маленькие здания были связаны с центральным на манер звезды, где они выступали в качестве лучей. Каэл рассчитывал обнаружить здесь что-то, что хотя бы немного развеет завесу тайны, надёжно укрывающую это место… Но помещение было совершенно пусто. Как и следующее. И следующее… Ни эльфам, ни ему самому не удалось обнаружить совершеннейшим образом ничего, словно бы эти здания были построены просто так, забавы ради.

- Иэздар, думаю, нам стоит выдвигаться к центру. Сейчас мы просто теряем время. – Подал голос Басоф. – Или ты что-то заметил?

Юноша, устремив взгляд в ту сторону, где располагалось центральное здание, покачал головой.

- Выдвигаемся. Оставь здесь пару наблюдателей – пусть удалятся от комплекса и, если мы не вернемся, сообщат о произошедшем остальным. – Старейшина кивнул и взглядом выбрал пару выглядящих наиболее молодо эльфов, которых приказ хоть и не обрадовал, но к выполнению его они приступили, не мешкая ни секунды.

Ровные стены широких коридоров постепенно сменились грубой кирпичной кладкой, но из-за прочих изменений никто не обратил на это особого внимания: вязь рун магии крови вместе с тонким слоем отдающей алым воды, устилающей пол, притягивали к себе взгляды всех и каждого. Но вот Каэл скользнул в очередной дверной проём… И замер, завороженно глядя на представшую перед ним картину. Один за другим эльфийские маги проникали в огромное помещение, но никто из них не сумел удержать самообладания.

Жертвоприношение.

В центре зала на небольшом возвышении застыла мужская фигура с воздетыми к небу руками, в которых, сияя, словно утренняя звезда, был зажат кристалл. Маг, проведший ритуал, не остался в живых, на что ясно намекали застывшие кровавые дорожки, тянущиеся к полу и алой паутиной расползшиеся по всему залу, оплетая множество других тел…

Но всех шокировало совсем иное: бездыханные тела принадлежали эльфам. Каэл Иэздар мог сходу, лишь скользнув взглядам по спокойным и даже счастливым лицам назвать поименно десятерых из них. Женщины, мужчины, старики – больше сотни членов рода Кел`атилов приняло участие в этом жертвоприношении, преследующем пока неизвестные цели. Басоф, вошедший последним, заскользил по залу взглядом и облегченно выдохнул: детей среди мертвецов не было.

- Что здесь произошло…?

- Сейчас узнаем, Басоф, сейчас узнаем… - Каэл медленно, переступая через тела, двинулся к магу в центре пентаграммы. Опытный взгляд сразу заметил магическую конструкцию, выстроенную вокруг мага, без особого труда распознав в ней «говоруна». Тот, кто всё это устроил, заранее подготовил всё к визиту преследователей, и от осознания этого юноше стало не по себе. Каэл Иэздар припал на одно колено и, задавив в себе желание провести активацию на расстоянии, коснулся выгравированной на постаменте руны.

- Надеюсь, что ты, Иэздар, сейчас слышишь это послание, и у вас еще есть время для того, чтобы переправить сюда наш народ…

Глава 40

- Надеюсь, что ты, Иэздар, сейчас слышишь это послание, и у вас еще есть время для того, чтобы переправить сюда наш народ. Я постараюсь ответить на все вопросы, которые род Кел`тилов оставил после себя…

Каэл выпрямился и скользнул взглядом по замершим у входа магам. Они, как и он сам, напряженно вслушивались в каждое слово.

- … Этот кристалл – Альт Пространства, принадлежащий тем, кого мы считаем не-людьми. Я не знаю, как он попал в твои руки, Иэздар, но тебе о его силе неизвестно ничего. Иначе бы ты не стал хранить его под присмотром пары жалких человечишек … - Голос на секунду затих. – Но я знаю, что это за артефакт и как его использовать. С помощью Альта Пространства мы сможем отрыть стабильные и мощные врата в любом месте, а здесь, после проведения ритуала погибели магии, они продержатся еще дольше. Всё, что тебе нужно сделать – это привести сюда как можно больше представителей всех разумных рас. Портал откроется где-то через двенадцать часов после нашей гибели…

- Басоф, отправляйся в столицу и поднимай магов!

- Это может быть ловушка, Иэздар…!

- Нет! Это не ловушка! Просто поверь моим словам! Мы не можем терять время на споры! – Каэл был прав – время неумолимо истекало. Открытие врат, способных пробиться в другую гирлянду, не могло остаться незамеченным, и от того, какую оборону удастся построить за эти часы зависело очень и очень многое. Если портал действительно образуется… Нет! Когда он образуется, счёт пойдёт на секунды. Каэл дёрнулся было в сторону выхода из комплекса, как вдруг голос вновь ожил.

- А теперь я позволю себе немного отклониться от темы. Ты, Иэздар, должно быть, думаешь сейчас, почему мы так поступили. Мне неизвестно, как ты оказался в теле человека, но за эти годы многое произошло… - Голос наполнился едва уловимыми нотками печали и боли. – И мы, Кел`атилы, стали первыми, кто подчинился врагу. Нашими руками было убито множество эльфов и людей. Мы творили зверства, на которые даже дьявол был неспособен. И сейчас, когда их влияние сошло на нет, мы стали изгоями среди собственного народа. Ничто, кроме крови, неспособно смыть этот позор. Так решили мы все. Так решил наш род. Мы просим лишь об одном: позаботьтесь о наших детях. На них нет нашей вины…

Руна резко погасла, оставив Каэла и еще шестерых магов, - Басоф вместе с двойкой подчиненных отбыл в столицу, - посреди полного трупов зала. Юноша не мог поверить в то, что отнюдь не славящийся благородством и честью род пошёл на такой шаг, едва узрев дело рук своих. Может ли быть так, что те, кого он всю жизнь считал беспринципными хитрецами, вовсе не являлись таковыми…? Каэл медленно опустился на пол и сосредоточил всё своё внимание на кристалле, названном Дерентом Альтом Пространства. И каково же было его удивление, когда вместо запомнившейся картины бессвязного нагромождения напитанных силой рун перед ним предстало нечто прекрасное и упорядоченное. Разобраться с находящимся в таком состоянии артефактом было уже не столь непосильной задачей…

- Каэл, маги прибыли. Где начинать формирование врат из города? – Неожиданный вопрос вырвал юношу из медитации, заставив того невольно вздрогнуть. Каэл сдержал ругательство лишь потому, что умом понимал: времени прошло уже достаточно, как бы не пара-тройка часов. Но с Альтом и тем, где и когда будут открыты врата разобраться было необходимо, что юноша и сделал. Каэл поднялся на ноги и оценивающе посмотрел на обратившегося к нему человека.

- Я покажу, где можно начинать формирование.


Стройные ряды легионеров нескончаемым потоком выходили из портала, тут же разбиваясь на отряды и, следуя заранее полученным инструкциям, разбредаясь по намеченным позициям. Артис верхом на коне вёл за собой чуть больше чем семь сотен солдат, способных держать в руках оружие. Больше сотни человек просто не успели поставить на ноги – даже для магических лекарств их раны оказались слишком серьезны. И вот теперь им объявили, что уже сегодня будут открыты врата, которые необходимо защитить любой ценой. Юноша, тяжело вздохнув, смахнул со лба бисеринки пота и посмотрел на самый крупный портал, из которого, не подчиняясь никаким правилам и дисциплине, валили мирные жители. Пока удалось обходиться без жертв, но как долго это продлиться? Рано или поздно, но не-люди обнаружат врата и нападут. Не могут не напасть. И тогда все, способные сражаться, вступят в бой, а остальные… Не нужно быть пророком, чтобы предсказать поведение толпы, неожиданно оказавшейся прямо в центре жаркого сражения. Многих раздавят и затопчут, и помешать этому было практически невозможно.

- Артис? – Юноша медленно обернулся, уже поняв, что увидит. Каэл. Или, как его теперь называют, Каэл Иэздар, лидер Альянса, под чьими знаменами собрались люди, эльфы и даже гномы. – Лиагос донёс до меня твои слова. Когда все легионы будут переправлены сюда, я выступлю перед ними.

- Я рад. Честно. Но… как так вышло, Каэл? – Юноша невесело усмехнулся. – Как мы из простых деревенских мальчишек превратились в… это?

- Пути жизни нельзя предсказать. Ты правда хочешь сейчас обсудить что-то настолько эфемерное?

- А есть что-то еще, о чём мы можем поговорить? – Артис спрыгнул с коня и что-то шепнул тут же подошедшему офицеру. – Времени немного, а мне еще нужно посетить общий совет. Как думаешь, многих получится переправить?

- Этого нельзя предсказать. Точно больше трехсот тысяч, если врата не будут уничтожены раньше… А поговорить нам есть о чём. Что ты думаешь о том, чтобы выступить в качестве одного из командующих экспедиционного отряда? Может статься, что иная гирлянда окажется совсем недружелюбной. Без войск там не обойтись.

Артис нахмурился.

- Хочешь протолкнуть меня на ту сторону? – Маг, улыбнувшись, покачал головой. – Тогда зачем?

- Потому что я тебе доверяю, Артис. Как думаешь, что предпримут другие командиры после того, как окажутся за гранью? На что они могут обречь спасенный нами народ? Через портал пройдёт один дорогой мне человек, и я не хочу, чтобы там случилось что-то плохое. Она не способна защитить себя сама. – Взгляд Артиса пересекся со взглядом Каэла и замер. В глазах выглядящего крайне молодо мага искрились молнии. – Я буду благодарен тебе, если ты проследишь за тем, чтобы там всё прошло гладко.

- Она – человек?

- Эльф.

- Тогда почему бы тебе не попросить об этом кого-то из их магов? Одного эльфийского чародея будет достаточно, чтобы разбить всю мою тысячу… - К удивлению Артиса, Каэл оглянулся настороженно и, чуть поведя рукой, накрыл их звуконепроницаемым барьером. Гомон толпы и непрекращающийся стук металла о металл тут же стих. – У меня есть все основания предполагать, что в той гирлянде нет магии, Артис. Совсем нет.

- Это… Неожиданно. Но что станет с эльфами и гномами? Разве они не магические существа?

- Выбора всё равно нет, друг мой. Ты согласен?

Артис думал недолго. Он мог и отказать, но… зачем? Причин отвергать эту просьбу не было никаких. К тому же, судя по словам Каэла, сам он планировал остаться по эту сторону, дабы до последней секунды защищать портал. И Артис всей душой уважал это решение.

- Я согласен. Сколько нас будет…?


Каэл проводил взглядом выдвинувшегося к своим людям графа, после чего, тяжело вздохнув, коснулся запястья – ему предстоял еще один непростой разговор. И если с Артисом цель была ясна, - нужно было лишь уговорить его отправиться на ту сторону, а не сражаться здесь, - то о том, что можно было сказать Энии, юноша не имел ни малейшего понятия. Почему-то ему казалось… Нет, он был уверен, что девушка возжелает остаться здесь, рядом с ним. Но допустить, чтобы она погибла, он не мог. Случись это, и Каэл просто не простил бы себя…

Амулет перестал дрожать, и в уши тут же ударил возмущенный и взволнованный голос.

- Где ты?!

- В расположении легиона, Эния. Но тебе сюда лучше не идти. Скажи, где ты находишься, и я сам тебя найду. – Юноша попытался придать голосу как можно больше уверенности, с ужасом заметив, что отчего-то сделать это оказалось не так-то просто.

- Ты… Я у врат, вместе со старейшинами. Они хотят избрать короля, который останется с нами для защиты портала… - Последнюю фразу девушка произнесла заговорщицким шёпотом, чем, несомненно, привлекла к себе внимание окружающих.

- Скоро буду.


- Эния… - Не успел Каэл приземлиться, как эльфийка тут же повисла на его шее. - … тебе нужно быть более сдержанной.

- Старейшины хотят отправить меня через врата одной из первых! – Серьезно сказала она, начисто проигнорировав слова юноши. – Ты – лидер, скажи им, что я остаюсь!

Эния пересеклась с Каэлом взглядами и замолчала.

- Эния… Пойми, ты должна отправиться туда. Ты должна выжить! – Девушка поджала губы и отошла на шаг назад. – Это не шутки, Эния. Это война. Война на уничтожение! Если ты останешься здесь, то умрёшь. Понимаешь? Можешь объяснить мне, какой в этом смысл?

Уши эльфийки мелко задрожали, а на её фиалковых глазах навернулись слёзы. Вокруг как по мановению руки установилась звенящая тишина – кто-то из магов накрыл ссорящихся куполом, дабы не привлекать лишнего внимания.

- Ты... Ты… Дурак! Ты не понимаешь! – Эния шагнула вперёд и принялась в бессильной ярости молотить юношу руками по груди. – Ты ведь умрёшь! Так зачем мне… Я не хочу так!

- А моё желание ты не берёшь в расчёт? – Каэл сгрёб возлюбленную в охапку и закопался лицом в её шелковистые волосы. – Я хочу, чтобы ты жила. Понимаешь? Пусть без меня, но жила.

- А я не хочу…! – Эния, затихнув на мгновение, разрыдалась. Каэл молчал – лишь нежно гладил девушку по спине, в тайне надеясь, что сейчас она успокоится и согласится. Иначе… Иначе ему придётся пойти против её воли. За Энией есть, кому присмотреть – Каэлу удалось уговорить отправиться в следующую гирлянду и Лиагоса, и Артиса с его людьми, и нескольких Старейшин, чьи способности были созданы совсем не для сражений и применения в грядущем столкновении могли не найти. В том, что по ту сторону врат она будет в безопасности, сомнений практически не было. Но что, если она сама будет представлять для себя опасность? Каэл не знал, что в такой ситуации можно было сделать…

Вдруг юноша ощутил направленное на себя внимание и поднял голову, поймав взгляд одного из старейшин эльфийского народа. Каэл сразу понял, чего тот от него хочет, но даже не попытался отстранить от себя Энию, отчего-то затихшую.

- Каэл… - Девушка заговорила тихим, спокойным голосом. – Старейшины тебя ждут. Поговорим позже, хорошо?

Миг – и она нежно поцеловала Каэла, после чего отошла на шаг назад.

- Спасибо. Никуда не уходи, хорошо? – Юноша чуть улыбнулся, усилием воли развеяв окружающий их барьер и перенаправив внимание на самых мудрых и старых эльфийских магов, слово которых значило очень и очень многое. И сейчас сила Короля была в их руках. Каэл в два шага приблизился к старейшинам, выразив уважение почтительным кивком. – Я вас слушаю.

- Иэздар, нам интересно твоё мнение в вопросе избрания нового Короля, которому суждено остаться защищать врата. Сейчас мнения совета разделились между твоей кандидатурой, как, бесспорно, сильнейшего боевого мага, и мной, как одного из старейших и опытнейших боевых магов. Ты не можешь отрицать, что несмотря на чрезмерно высокий уровень магических сил, реального опыта тебе всё-таки недостаёт.

Каэл мог бы поспорить с последним утверждением старейшины, но не видел в этом особого смысла. Да, сила Короля велика, но даже она не сможет помочь ему преодолеть разницу между магией не-людей и магией эльфов. Бороться с магами вторженцев на равных? Нет, на это не стоит даже надеяться.

- Я не претендую на силу Короля. Более того, я считаю, что не стоит класть все яйца в одну корзину – если меня быстро убьют, то мы лишимся большей части магической мощи. В ситуации, когда нужно просто продержаться, это равносильно поражению. – Старейшина кивал в такт словам Каэла Иэздара, поглаживая подбородок. – Поэтому я выступаю за то, чтобы наделить силой кого-то кроме меня. И… это нужно сделать быстро. Время на исходе.

- Твои выводы ясны и понятны, Иэздар. Мы сделаем так, как ты говоришь. Но есть еще один вопрос, который стоит обсудить. Артефакты. Что тебе необходимо?

Каэл, не ожидающий подобного вопроса, на мгновение растерялся, но быстро взял себя в руки, щелчком пальцев вызвав в воздухе иллюзию небольшой пилюли, похожей на зерно кукурузы. Несмотря на то, что по одному только внешнему виду достаточно сложно определить назначение этого предмета, члены совета заметно побледнели.

- Ты… ты хочешь уничтожить собственную душу? Одумайся, идиот! – Неожиданный переход с вежливого общения на прямые оскорбления мог бы удивить кого угодно, но только не эльфов. Смерть, даже самая ужасная, гарантировала сохранность души и шанс на перерождение, однако пилюля, иллюзию которой продемонстрировал Каэл, уничтожала душу, позволяя на короткий срок превысить собственные возможности. – Это неприемлемо!

- Держите свои эмоции при себе, Молгус. – Холодно проговорил Каэл. – Если мы хотим защитить врата и позволить пройти хотя бы нескольким десяткам тысяч, то крайние меры необходимы. Пусть я и уничтожу самого себя, но разве выигранное время не стоит такой жертвы?

- Это… - Молгус сник и, махнув рукой, опустил голову. Он сразу осознал, что ему не переубедить Иэздара, как бы он ни старался. Жертва… Эльфы давно забыли, что это такое. Существование в роли высшей расы, обладающей практически абсолютной силой, не пошло этому народу на пользу. – Делай, как знаешь, Иэздар. Ты уже не неразумное дитя, чтобы выслушивать мои нотации. Мы доставим пилюли в ближайшее время, дабы раздать их всем, кто решится пойти по твоим стопам.

- Спасибо. – Каэл Иэздар благодарно наклонил голову. – Скольких мы успеем перевести сюда до открытия врат?


Мелиод вышел из портальных врат, с некоторым удивлением обнаружив несколько тысяч свежесозданных големов. Вдоль них, словно генерал перед строем, медленно брёл Гумус, раз за разом что-то изменяя в своих созданиях. Мертфли, следующая за ним, внимательно следила за процессом и перехватывала нити управления, снимая с инженера чрезмерную нагрузку. Но помимо Гумуса и его подчиненной на равнине находились и все остальные слуги Муар`шаттогха, сейчас с облегчением его, Мелиода, рассматривающие.

- Я рад, что ты жив. – Осознать услышанное магу было непросто, отчего Иорданн, облаченный в полноценный артефактный доспех и вооруженный ничуть ему не уступающим клинком, смог продолжить. – Приготовься к бою. Эльфы и люди разобрались с Альтом Пространства. С минуты на минуту они откроют портал, ведущий в другую цепочку миров. Чрезвычайное напряжение астрала уже ощущается.

Мелиод коротко кивнул, ничуть не изменившись в лице. Но на самом деле он был по-настоящему шокирован – прорыв в другую цепочку при помощи Альта Пространства, предоставленного ими людям… У них не могло быть знаний. Тогда кто? Эльфы? Неужели Иалианн был так неосторожен, что позволил кому-то узнать секреты Семи Альтов? Ведь без этих сакральных знаний даже сильнейшие эльфийские маги могли лишь укрепить уже имеющиеся врата. Открыть портал, ведущий в мир той же цепочки, было возможно, но это слишком неэффективно и сложно. Многих таким способом не переправить…

Впрочем, это не так уж и плохо – достаточно будет лишь воспользоваться порталом и, уйдя от Иорданна, тайно связаться с Муар`шаттогхом. Если это будет необходимо, то – по прошествии времени, проведя необходимую серию экспериментов. От одной лишь мысли о том, насколько величественным станет его народ после получения возможности иметь потомство, по спине Мелиода пробежали мурашки.

- Они неспособны меня убить, Иорданн. Им не поможет даже другой Альт, если таковой у них имеется. – С деланным презрением фыркнул Мелиод. – Мне не нужно готовиться к бою. Я всегда к нему готов.

- Отлично. Мы выступаем сразу, как только Гумус и Мертфли закончат с големами, а Баллиан совместно с Диали откроют порталы. Нужно уничтожить этот очаг сопротивления и забрать Альт Пространства. С ним нам не придётся ждать здесь несколько тысячелетий.

Мелиод хмыкнул.

- Бетфор, Аселисса, найдите здесь то, что поможет вам не умереть в этой битве… – Маг стянул с пальца ничем не примечательный перстень, передав его в руки девушки вместе с коротким ментальным посылом.

«Планы не меняются».

- … И не переусердствуйте. У вас есть свои пределы, и, несмотря на слабость людей и эльфов, с ними нельзя не считаться. Они будут сражаться не ради славы, а ради будущего себя и своих потомков, и оттого могут пойти на что угодно.

Бетфор и Аселисса тем временем погрузились в изучение содержимого пространственного перстня. У них было не так много времени для того, чтобы выбрать себе снаряжение…

- Ты ответственно подходишь к этой схватке… - Сказал Иорданн, приблизившись к задумавшемуся о чём-то Мелиоду. В ответ тот лишь сложил руки на груди и, тяжело выдохнув, сказал едва слышно:

- Я просто не хочу, чтобы они погибли из-за чрезмерной самоуверенности. У всех, кроме тебя и Гумуса практически нет настоящего опыта. Обучение… это не то. Когда мы попали в ловушку у портала людей, я на какое-то мгновение подумал даже, что они могут меня убить. Используй они силу Альта Пространства – и ни я, ни Гумус не стояли бы здесь сейчас. Мы недооценили врага, а они в то же время хорошо подготовились. Но в предстоящем бою я не позволю нас разбить.

Последняя фраза боевого мага прозвучала столь грозно, что Иорданна пробрала дрожь. В отличии от Мелиода, он принимал участие всего в нескольких походах по мирам, и его представление о людях и эльфах было весьма и весьма посредственным. Но если Иорданн не хотел лишиться титула проводника воли Муар`шаттогха, ему не стоило демонстрировать собственную слабость. Слишком многого стоил ему этот титул… Будь иначе, то он бы без стеснения попросил помощи у более опытных членов отряда.

Иорданн втянул носом жаркий воздух и прикрыл глаза. Люди и эльфы не были помехой, но в битву могли вмешаться отступники, что передали Альт Пространства низшим…


Крошечная алая точка вспыхнула посреди лишенной магии пустоши. В ту же секунду незримая ударная волна разошлась во все стороны, повалив на землю великое множество оказавшихся неподалеку людей. Но не успели они подняться, как точка начала разрастаться, словно бы пытаясь поглотить всё вокруг. Сотни тысяч взглядов уставились на аномалию, и лишь немногие были способны понять, что это – портальные врата. Альт Пространства пробил тоннель в иную гирлянду миров…

- К бою! – Каэл вместе с другими боевыми магами взлетел в воздух, приготовившись к битве. Легионеры, образовавшие кольцо вокруг комплекса, начали размеренно бить оружием о щиты и землю, разом подняв такой шум, что простой человек был не в состоянии расслышать чью-то речь даже вплотную. Миг – и пятнадцать тысяч бойцов экспедиционного отряда бегом ринулись вперёд, дабы не тратить бесценное время. А за ними, дождавшись команды, пошли и простые люди. К удивлению юноши, легионерам удалось сохранить порядок и не допустить хаоса. Но как только начнётся сражение… Взгляд Каэла в последний раз метнулся к почти скрывшемуся в портале отряду всадников. Лиагос, Артис, старейшины и… Эния. Каэл до боли сжал кулаки – убедить девушку уйти вместе с передовым отрядом оказалось невозможно, и он, скрепя сердце, лишил её сознания. Умом он понимал, что это – лучшее решение из возможных, но на душе всё равно было невероятно тоскливо.

Однако спустя несколько секунд Эния скрылась в алом мареве портала, и Каэл невероятным волевым усилием задавил все лишние чувства. Только гнев и злость должны были стать его спутниками в этом сражении…

- Начинается! – Голос одного из старейшин эхом разнесся над пустошью, многократно усиленный мощной магией. Каэл же, казалось, не обратил никакого внимания, оставшись на месте и даже не пошевелившись. На самом же деле он, как и другие сильные маги, впитывал в себя информацию об окружающем мире. Семь, девять, двенадцать… Портальные воронки, сформированные извне, окружили пытающихся спастись людей. Они еще не были полностью стабилизированы, но пытаться уничтожить их было бы явной глупостью – уровни магии слишком различались, отчего голой силой врата вряд ли было возможно схлопнуть, а достаточного количества времени, дабы разобраться с их устройством, в распоряжении обороняющихся не было. Каэл распахнул глаза и воздел руку к устланному клубящимися чёрными тучами небу. В ту же секунду тысячи молний ударили в его распахнутую ладонь, образовав огромный искрящийся шар. Взмах – и он распался на несколько лучей, устремившихся в сторону первых полностью сформировавшихся врат. Спустя несколько ударов сердца они бесшумно скрылись за завесой – Каэл рассчитывал нанести какие-либо повреждения скрывающемуся за ближайшими вратами противнику еще до начала сражения.

Однако более примеру Каэла Иэздара не последовал никто – они, в отличии от него, не были уверены в том, что смогут восстановиться за столь короткий промежуток времени. И лишь когда из порталов начали выходить стройные ряды големов не-людей, ведомые их магами, защитники врат пришли в движение. Сотни, тысячи заклинаний чародеев устремились вперёд, а легионеры приготовились к своей последней битве. Никто, кроме беззащитных людей и эльфов, надеющихся скрыться в другой гирлянде, не лелеял надежду на спасение. Каждый, оставшийся по эту сторону был готов принести свою жизнь в жертву. Честь? Отвага? Это можно назвать и так. Но на самом деле большая часть защитников получила возможность отправить в безопасное место членов своих семей. Их не беспокоила судьба своих народов – лишь жизни тех, кто был дорог им, были ценны.

- Р-р-а! Р-р-а! – Первый легион выдвинулся на встречу изрядно порядевшим рядам големов, а следом за ним так поступили и все остальные. Маги же, разбившись на группы, быстро выбрали себе цели. В то время как самые слабые должны были поддерживать легионеров, сильнейшие брали на себя магов не-людей. Их было ровно восемь, и это небольшое число вселяло надежду в сердца людей и эльфов…

Ложную надежду.

Один из магов врага оттолкнулся от земли и сформировал в руке трёхметровое огненное копье и, замахнувшись, метнул его в комплекс. Эльфийские чародеи как по команде начали образовывать многослойный барьер, призванный сдержать атаку – несмотря на невнушительный внешний вид заклятья, оно несло в себе огромную мощь. Те, чьи барьеры должны были первыми принять удар, поспешно опустились на землю – был высок шанс на то, что они просто потеряют сознание от отдачи, вызванной мгновенным разрушением их заклинаний.

Три, два…

Не долетев несколько сотен метров пущенная Мелиодом огненная стрела столкнулась с крошечным щитом, который, впрочем, сумел активировать заложенный в неё закон. Необъятный огненный столб вырос на месте столкновения, но направления своего не потерял, с силой ударив в выставленные барьеры. Семеро эльфийских магов попадали с ног, а все остальные – заметно ослабли.

- Если он может провести еще с десяток таких атак, то это – конец… - Пробормотал Басоф, сплёвывая густую кровь.

- Если бы он был способен на подобное, то я бы сейчас не стоял здесь. – Уверенно произнес Каэл, формируя вокруг себя зону, кишащую готовыми сжечь врага молниями. – Первая и вторая группы, наша цель – он!

Каэл Иэздар взмахнул рукой в сторону формирующего второе огненное копье Мелиода. Он быстро определил, что кроме этого не-человека никто более не использует столь разрушительных чар, а это значило, что его нужно было отвлечь во что бы то ни стало. Ну а если подобной силой обладают все восемь врагов… Что ж, спасти пятьдесят тысяч тоже неплохо.

Полторы сотни магов сформировали разрозненную формацию и на предельной скорости бросились в сторону Мелиода. Легионеры, сражавшиеся на земле, вновь разнесли над пустошью свой боевой клич.

- Р-р-а! Р-р-а…!


Мелиод следил за стремительно приближающимися магами, краем глаза наблюдая за остальными членами его отряда. Аселисса успешно сражалась на передовой, убивая легионеров сотнями, а человеческих магов – десятками. Гумус же, как один из ярчайших представителей инженеров, скрывался за спинами своих разнообразных слуг, уверенно продвигающихся вперёд. Такова была их цель – пробраться как можно ближе к порталу, после чего уничтожить или забрать Альт Пространства. После прекращения поддержки врат они могли продержаться еще несколько минут, чего с лихвой хватило бы для их побега. Ничего сложного и невыполнимого.

Несколько десятков атакующих заклинаний бессильно скользнули по щиту Мелиода и взрыхлили землю под его ногами. Этой атакой было уничтожено множество големов, но сам маг остался невредим. Предвкушающе ухмыльнувшись, Мелиод создал за своей спиной сразу несколько десятков печатей, из которых спустя один удар сердца вырвалось множество огненных копий. И несмотря на то, что они были гораздо слабее самого первого, очень немногие смогли пережить столкновение – больше трёх десятков эльфийских магов исчезло в этом всепожирающем пламени. Каэл разом выдохнул и… закинул в рот пилюлю, похожую на зерно кукурузы. Его примеру тут же последовали и многие другие эльфийские маги, только сейчас ясно осознавшие разницу в их силе.

Но Мелиод не обратил на это никакого внимания, в это время еще немного приблизившись ко вратам. Аселисса и Гумус, будучи относительно слабыми магами, задавали темп продвижения, и всё, что оставалось Мелиоду – поддерживать этот темп…

Пучок молний вгрызся в барьер члена чародейской ложи, заставив того замереть на месте. Искрящиеся змеи срывались как с рук Каэла Иэздара, подобравшегося очень близко, так и с небосвода. Напор, который он продемонстрировал, был по-настоящему устрашающ, вплотную приблизившись к магии не-людей. Но приблизиться – не значит превзойти.

Мелиод напрягся и нанёс один-единственный, подобный обрушившемуся на наковальню молоту, удар, отправивший Каэла и нескольких поддержавших его магов в непродолжительный полёт. Ударная волна разошлась в стороны, но маги, к удивлению мужчины, уцелели, успев защититься общим барьером. Но не успел Мелиод атаковать еще раз, как его оттеснили оставшиеся в воздухе защитники.

«Мелиод, хватит с ними возиться!».

Маг, едва в его ушах раздался голос Иорданна, поморщился. Если Иорданн первым доберётся до Альта Пространства, то это будет проблемой... Словно по мановению руки в воздухе вспыхнуло пламя, поглотившее почти всех эльфов. Мелиод, напоследок отправив к уцелевшим несколько мощных воздушных серпов, направился прямиком к артефакту.


Как только всеразрушающая сила, окружившая небольшой барьер развеялась, Каэл вновь поднялся в воздух, бросившись следом за своим противником. Как и ожидалось, их силы было совершеннейшим образом недостаточно для борьбы с готовым к битве магом не-людей – он раскидал их как котят, не получив ни единой раны. Не смогли помочь даже пилюли, вызвавшие постепенное разрушение души в обмен на силу. И всё, что могли сейчас сделать люди и эльфы – это еще немного продержать врата открытыми…

Вдруг сознание юноши пронзила неожиданная мысль: Альт Пространства. Летис отдал свою жизнь ради убийства не-человека, перегрузив рунические цепочки Башни Крови и вызвав по-настоящему ужасающий взрыв, но более подобных артефактов у эльфов не было. Но теперь, когда кристалл вот-вот попадёт в руки к не-людям, нет никакого смысла его беречь. Уж в чём-чём, а в уничтожении чего-либо Каэл Иэздар знал толк, отчего практически не сомневался в том, что сможет выпустить содержащуюся к Альте Пространства энергию на свободу. Пусть взрыв унесёт множество жизней людей и эльфов, но вместе с ними погибнут так же и не-люди, которых иным способом одолеть невозможно. Каэл, ощетинившись молниями, многократно ускорился, надеясь первым добраться до артефакта.

Работающее на пределе сознание отметило, что к зданиям практически прорвался не только этот чрезвычайно сильный маг, но и несколько других, без особого труда разметавших защищающих врата людей и эльфов…


- «Аселисса, Гумус, держитесь ближе к вратам! Я сам заберу Альт. После его извлечения из системы у нас будет меньше минуты на то, чтобы пройти через портал!».

Чёткий ментальный посыл Мелиода не остался незамеченным, но ни Иорданн, ни кто-либо еще не поинтересовался, почему член чародейской ложи связался только с этими двумя, минуя общую ментальную сеть. Тем временем боевой маг лёгким движением руки разрушил стену перед собой… И слитным движением отбросил в сторону почти завладевшего Альтом Пространства Иорданна. Тот не растерялся, с лёгкостью восстановив равновесие и окутавшись защитой. Мелиод и Иорданн несколько секунд молча смотрели друг на друга, после чего обменялись серией мощных ударов. Они не пытались что-то объяснить или донести – Мелиоду это просто не было нужно, а Иорданн осознал, что передавший артефакт людям предатель находится прямо перед ним.

От развернувшейся в помещении схватки здание обвалилось, и лишь Альт Пространства, всё еще удерживаемый в иссохших руках Дерента, остался парить в воздухе. Битва набирала обороты, и на неё обратили внимание все остальные не-люди, всё еще не понимающие, что именно происходит.

Волна леденящего душу холода встретилась со струёй огня, моментально обратившись в чистую энергию. Взрыв, за этим последовавший, словно бы вывел слуг Муар`шаттогха из ступора – Диали первой бросилась на помощь Иорданну, а следом за ней ринулись и все остальные. Но каково было её удивление, когда из её груди показался кончик каменного шипа…

- Гу… Гумус?! – Женщина неверяще обернулась, а в следующее мгновение её голова отделилась от тела. Она, как порталистка, могла серьезно помочь Иорданну в его битве, но боец из неё был паршивый.

Старик стряхнул тело с огромного белоснежного копья, которое, казалось, в его руках ничего не весило, и повернулся ко всем остальным. Миг – и по правую руку от него встала Аселисса, сжимающая в руках пару сотканных из магии кинжалов, сочащихся алой дымкой – кровь, пролитая ими, медленно поглощалась, насыщая тело владельца силой. Способности девушки были воистину удивительны, и были совершеннейшим образом отличны от привычной этому народу магии.

Баллиан, Мертфли и Бетфор ощетинились заклинаниями, но не решались вступать в схватку.

- Мы более никого не убьём, если вы позволите нам уйти. – Сказал Гумус, практически моментально преодолев три десятка метров и ухватившись за Альт Пространства. В ту же секунду защита Иорданна пропустила особенно сильный удар, и его бессознательное тело впечаталось в землю, подняв в воздух столб пыли. Его сторонники дёрнулись было, но копье Гумуса, повинуясь его воле, вырвалось из рук старика и преградило им дорогу.

- «В портал! Живо!». – Просипел отходящий от тяжелого боя Мелиод перед тем, как на полной скорости нырнуть во врата. Гумус, убедившись в том, что их противники сдались, бросился за ним следом… Но в следующую секунду его поразила яркая, словно тысяча солнц, молния, а Альт Пространства из его рук переместился в обожжённые ладони человека.


Каэл держал в руках кристалл и судорожно пытался разрушить его внутреннюю структуру. Та поддавалась на удивление легко, но процесс всё равно требовал времени. Взгляд его тем временем скользил по усеянной трупами земле. Более никто не пытался пройти к портальным вратам – люди, что оставались по эту сторону, погибли, а не-люди напряженно рассматривали неожиданно возникшего человека, который сумел серьезно ранить инженера-предателя – Гумус обеими руками зажимал обильно кровоточащую рану на груди. Его взгляд на мгновение пересёкся со взглядом Каэла Иэздара… После чего он, выругавшись себе под нос, нырнул в портал. Следом за ним последовала и Аселисса. Врата, напоследок вспыхнув, схлопнулись за её спиной, отрезав гирлянды друг от друга. И только тогда Каэл, прикрыв глаза, улыбнулся.

Ярчайшая вспышка поглотила пустошь и всех тех, кто за неё сражался.

Эпилог

На окраине леса был разбит обширный лагерь, насчитывающий, как минимум, сотню тысяч человек. В числе их были легионеры, сейчас занятые разведкой окружающей местности, крестьяне, ремесленники, несколько сотен дворян, маги… Правда, магами этих властных людей более назвать было нельзя: сразу после перехода в этот мир их сила бесследно исчезла, из-за чего они теперь пребывали в прострации. Нет, кто-то пытался найти способ вернуть силу, но большая часть чародеев отчаялась: в воздухе не было даже намёка на наличие магии.

- Крепость? – Артис, склонившийся над кипой наскоро начертанных схем, вопросительно приподнял бровь, отчего разведчик, стоящий перед ним, принялся говорить еще быстрее.

- Да, сэр. Большая, может быть, на пять тысяч гарнизона. Там люди, сэр.

Юноша нахмурился. Рано или поздно встреча с местным населением должна была случиться, и то, что этим населением оказались именно люди, являлось отличной вестью… Но без знания языка провести столь раннюю встречу было проблематично.

- Передай вестовым, что нужно созвать совет. Эту информацию нужно обсудить со всеми командующими. – Легионер лихо ударил себя по груди и, развернувшись, трусцой побежал к возвышающимся чуть в стороне палаткам, спеша выполнить приказ. Артис же, тяжело выдохнув, распрямил спину и обернулся к так и не проронившей ни единого слова девушке. Эния, проснувшись, была шокирована произошедшим, но, к счастью, не попыталась покончить с жизнью.

- Не хочешь поучаствовать в совете? Ты сейчас единственная эльфийка в лагере, и все были бы рады, объедини мы усилия наших народов… - Слова, произнесенные Артисом, были призваны хоть ненадолго отвлечь Энию от печальных мыслей, но она даже не отреагировала на них. – Тогда… За тобой присмотрят мои люди. Если будет что-то нужно – скажешь им.

С этими словами юноша сгрёб все бумаги в охапку и выдвинулся в сторону офицерских палат. Он не унывал и не предавался печали, справедливо полагая, что это – последнее, чего хотели бы отдавшие за них свои жизни герои…


Мелиод медленно поднялся на ноги и огляделся, выплюнув изо рта набившуюся туда траву и землю. Вокруг, куда ни кинь взгляд, простирался густой лиственный лес без единой души в нём. Не-человек привычно оттолкнулся от земли… Но не взлетел. Еще несколько попыток воспроизвести хоть какую-нибудь магию закончились полным провалом, что окончательно повергло его в шок. Мелиод не мог поверить, что силы покинули его, но факт оставался фактом: даже крошечный огонёк не появлялся в его ладонях, какие бы усилия он для этого не прикладывал.

- Проклятье… - Прожив многие тысячи лет, он ни разу не сталкивался с похожим явлением. – Гумус?! Аселисса?!

Его крик эхом разнесся меж деревьев, а спустя несколько секунд он с радостью услышал знакомый старческий голос.

- Мелиод! Мелиод…!

Мужчина со всех ног бросился к его источнику, спустя пару минут выскочив на небольшую полянку. Полянку, залитую кровью. Гумус, этот гордый и могущественный инженер, лежал в траве, из последних сил зажимая глубокую рану.

- Мелиод… Сила… Исчезла… - Старик попытался подняться, но его руки лишь бессильно взрыли землю. – Дерь… мо…

Мелиод рухнул на колени и потянулся было к пространственному перстню, но тот не отзывался. Магия, как оказалось, исчезла даже из зачарованных предметов…

Тем временем Гумус начал харкать кровью, а спустя минуту, пока Мелиод тщетно пытался что-то придумать, затих. Его сердце остановилось, оборвав жизнь бессмертного существа.

Член чародейской ложи, лишившийся своих сил, вскинул голову к небу и совсем по-звериному закричал. Он разом потерял всё, чем когда-либо гордился…


Аселисса сидела у костра вместе с беженцами-людьми, раздумывая над тем, что произошло. Мелиод и Гумус пропали, причём последний был серьезно ранен. Сможет ли он выжить без магии? Из слухов, снующих по лагерю, девушка поняла, что все маги лишились возможности колдовать. Даже эльфов не обошло стороной это проклятье, так что её товарищи, скорее всего, тоже потеряли эти способности. Был ли способ найти их? Если они додумались слиться с толпой беженцев, то – да. В лесу же… Что сможет лишившийся сил маг противопоставить дикому зверю? Ничего. Даже опытные в своём деле охотники не рискуют выходить против хищника. Горько ухмыльнувшись, Аселисса приняла из рук заботливого старичка кружку, полную исходящего паром травяного настоя.

«Похоже, мне небесами суждено быть человеком…».

От автора

Дилогия "Вестника" завершена. Это было долго, идея постоянно видоизменялась, что-то уходило и приходило, но теперь всё закончилось. Первый том ждут небольшие исправления касательно логики, но и всё на этом. Спасибо всем, кто дочитал до этих строк. Всегда ваш, Евгений Нетт.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Эпилог
  • От автора



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке