КулЛиб электронная библиотека 

Сборник любовно-фантастических рассказов (СИ) [Джейн Астрадени] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Валентина Езерская Сборник любовно-фантастических рассказов

Содержимое сборника:

1) Мое любимое привидение. (выходило в готическом сборнике на Призрачных Мирах) Написано для Алины Углицкой.

Аннотация: Это случилось в одну из тех безлунных ночей, когда темень покрывает землю и ты, как не старайся, ничего дальше своей вытянутой руки не увидишь. Вы можете сомневаться в правдивости моей истории, но это случилась тогда, когда старинные часы, доставшиеся мне от прабабушки, а ей от ее родителей, пробили полночь.

2) Я люблю робота. Написано для дорогой подруги Светланы Азаренок.

Аннотация: Мир будущего, где все люди совершенны. Генная инженерия в совокупности с пластической хирургией позволяет выбирать себе любую внешность. Мечта человечества сбылась. Теперь современное общество не принимает людей с дефектами, но все же заботится о них. Молодая девушка по имени Азарина одинока. Ведь она слепа от рождения и остро чувствует свою ущербность в таком мире. Технологии настолько развиты, что при помощи их человек научился создавать роботов, внешне практически неотличимых от людей. Роботы или боты, обладают «искусственной душой», благодаря которой могут чувствовать и сопереживать. Азарине на помощь присылают именно такого бота.

3) Шаман-камень. (выпускался в сборнике «Сказки для взрослых» на Призрачных Мирах) Написан для Елены Земляники.

Аннотация: В неком смысле пародия на существующие фентезийные произведения. Говорят, если есть, что вспомнить после отпуска, значит, отдых удался. Ну-ну. А что, если отправилась отдохнуть на Байкал, а угодила в сказку? В руки, а вернее, в лапы зеленому орку? А спасение и не предвидится…

4) Любовь нефилима. Написан для подруги Анюты и ее мужа Артура. (ранее участвовал в конкурсе «Любовь и Магия-2».

Аннотация: Древнее пророчество гласило: нефилим, рожденный с человеческой душой, освободит Падших ангелов. Но возможно ли земной девушке изменить его?

5) Мой парень — пришелец. Написан для Веры Окишевой.

Аннотация: Что может быть печальнее, чем прилететь в незнакомый город и узнать об измене любимого человека? А ведь скоро наступит четырнадцатое февраля, но ты топишь свою раздавленную любовь в рюмке соджу. Твой рейс отменен, и ты вынуждена задержаться в огромном мегаполисе. Что?! Это еще не все? Держись, Вера, это только начало фантастической истории!

+ Бонус:

6) Валентина и желание богини. Елена Земляника.

Аннотация: Валентина и думать не могла, что может случиться, если выйти однажды из дома и подскользнуться на дороге. Ну что ж, придется играть по правилам богини! Тем более, что призом для Валентины будет любовь:)

7) Шакренионская дилогия. Джейн Астрадени.

Аннотация: — Добро пожаловать! «Приятный у него голос», — вдруг подумала Валя. — Консилиум состоится завтра, когда прибудут все делегаты триумвирата, а сегодня я проведу для вас экскурсию и покажу наши достижения на пути преодоления экологической катастрофы… Валентина следовала за ним словно во сне… Среди толпы, но как бы отдельно, сама по себе… А взгляд раскрасавца самрай-шак то и дело останавливался и задерживался на землянке, когда тот оборачивался… Якобы случайно… И в ясных прозрачных небесно-голубых глазах даже и не проскальзывало никакого предубеждения или враждебности. Там сквозил неприкрытый интерес. «Как так? — рассуждала Валя. — Я же брюнетка».

8) Тайна пещеры дракона. Елена Земляника. (ранее рассказ участвовал в конкурсе «Любовь и Магия-2»)

Аннотация: Когда гордость мешает рассмотреть свою любовь, иногда помогает и Огненный дракон. Главное, не испугаться и заглянуть в пещеру!

Мое любимое привидение

Когда расплачется дитя
И расцветет заглохший куст.
И благородное дитя
Сорвет молитву с грешных уст.
И колокол, что век молчал,
Исторгнет погребальный звон,
Тогда, истерзанный тоской,
Сэр Кентервиль найдет покой.
Из кинофильма «Кентервильское привидение»
Это случилось в одну из тех безлунных ночей, когда темень покрывает землю и ты, как не старайся, ничего дальше своей вытянутой руки не увидишь. Вы можете сомневаться в правдивости моей истории, но это случилась тогда, когда старинные часы, доставшиеся мне от прабабушки, а ей от ее родителей, пробили полночь. А кому они принадлежали изначально, неизвестно. Знаю только, что родственница моя была из рода обедневших дворян, но вышла замуж за богатого инженера, который конструировал паровозы. Моего прадеда Никанора еще при революции не стало, расстреляли красные, когда пришли к власти. А про прабабку в моей семье ходили легенды. Будто околдовала она деда своей красотой, а в деревне под Киевом, где она жила, вообще ведьмой считали. Умела она боль притуплять, да травами лечить. Мама часто говорила, что я похожа на нее. Вот от бабы Лизы и перешли те часы к моей матери, а после смерти родителей ко мне. Осталась я одна на белом свете в семнадцать лет. После похорон уехать хотела из города, да куда там, здесь квартира и могилы всего рода Счастливых. Я улыбнулась мрачно. Да, зовут меня Алина Счастливая. По мне и не скажешь, улыбаюсь крайне редко, одеваюсь так, что в гроб и то наряднее и краше кладут. Неизменно черный цвет придавал моему аристократическому лицу фарфоровую бледность.

Город за окном пестрил яркими вывесками, и тысячи уличных огней разгоняли мрак, заливая проезжую часть светом, словно и не ночь вовсе. Я смотрела сквозь занавески на движение машин и парочки влюбленных, проходящих мимо. Трепетные взгляды, нежно сцепленные руки, сияющие глаза. Я презрительно скривилась и, отвернувшись от окна, слезла с подоконника. Духота мешала уснуть, заставляя крутиться в постели. Невозможность найти удобное положение да мысли о своей никчемной жизни, и вот результат — смятая простыня и не оставляющая меня уже несколько часов мучительная бессонница. Через пару часов небо начнет светлеть, и я не представляю, как сегодня пойду на работу. Глянула на сотовый телефон, на котором поставила будильник. Одиннадцать часов и девятнадцать минут. Решила сходить в ванную. Но даже в кране вода была не такая холодная, что смогла бы принести мне недолгое облегчение. Сполоснув уставшее лицо под краном и намочив руки до локтей, почувствовала, что стало лучше. В ванной решила не включать яркий свет, а только небольшие круглые светильники, висевшие по обе стороны зеркала, отражение в котором меня не порадовало. Спутанные, длинные волосы, воспаленные глаза и бледный вид навевал на глупую мысль, что моя бабушка когда-то загуляла с местным вампиром в своей глухой деревеньке или, по-простому говоря, упырем. Я вымученно улыбнулась, растягивая влажные губы в ухмылку. Что только в голову не придет! Выключив свет, прошла в маленькую кухню. Я бы назвала ее крохотной, но мне одной хватало. Холодильник в углу белым пятном выделялся на фоне темного кафеля. Открыв его, попала в освещенный рай продуктов. И вспомнила, что у меня осталось молоко в гладком мягком пакете, и с каким-то невыразимым удовольствием стала пить его из уголка, надкусанного зубами. Холодильник запищал, требуя закрыть дверцу. Переставив пару банок, нашла копченую колбасу, хлеб, его я тоже храню в холодильнике, так он дольше остается свежим, и кетчуп. Добавив к этому нарезанные соленые огурцы, сделала себе бутерброд и с удовольствием съела все до последней крошки. Мяукнула проснувшаяся сиамская кошка, выпрашивая кусочек. Я привыкла с ней разговаривать, как с подругой, и поэтому ничего удивительного, что и сейчас обратилась к ней:

— Тоська, опять попрошайничаешь? У тебя же полная тарелка сухого корма, а ты еще и колбасу требуешь.

Подняв хвост трубой и прижавшись к моей лодыжке, она стала ластиться, уперевшись теплыми лапками на мою босую ногу, и сиротливо поглядывать своими голубыми глазками. Я хмыкнула и, вспомнив отрывок песни из детского мультфильма «Маленький Мук», напела:

А если кошка голубоглаза,

Ей не будет ни в чем отказа…

— Ах, Тоська, подлиза. Ну, держи, подруга, и не говори, что не наелась.

Для полного счастья налила ей еще целую миску молока. Прошла в единственную комнату своей квартиры, и, найдя пульт на краю тумбочки, легла на диван и включила телевизор. Под него хорошо засыпать. По телевизору шел старый фильм «Кентервильское привидение». Я легла удобнее и стала смотреть. Сюжет состоял в том, что богатая семья арендует старинный замок, в котором живет привидение — сэр Кентервиль. Он всегда избавлялся от нежелательных гостей за одну ночь, а вот с этими не получилось. Девушка Вирджиния пытается разгадать загадку замка и помочь привидению обрести покой. В детстве я смотрела этот фильм и мечтала побывать в таинственном замке, где хранится множество тайн и секретов. Но после смерти родителей я обо всем забыла. Детство закончилось для меня. Я уже засыпала, когда Тоська прыгнула на мой живот. Сон, как рукой, сняло.

— Вредина, я уже так сладко спала, а ты меня разбудила, — ворчливо сказала я.

А в фильме как раз в этот самый момент сэр Саймон де Кентервиль просит Вирджинию догнать юношу.

— Не отвергай любовь, и она вознаградит тебя несказанной радостью. Но стоит проявить слабость, поддаться страху или ревности, этому чудищу с зелеными глазами, как душе твоей грозит опустошение. Я знаю, о чем говорю. Если человек не любил или того хуже, любил, но предал свою любовь, значит, он просто не жил. Даже минута любви, сулящая блаженство, стоит той боли, которую она, порой, приносит.

И здесь эти романтические сопли, хотя, признаюсь, сказано красиво. Тоська замурчала. Почесав за ушком кошку и обняв ее, я легла на бок и попыталась в очередной раз заснуть. И вот когда я почувствовала, что мои напряженные мышцы расслабляются, и сон, наконец, одолевает меня, раздался бой старинных часов. Я села на диване и уставилась на бабушкины часы. Мне стало страшно. Почему?! Да потому что эти часы были неисправны и никогда не тикали, и уж тем более не отбивали мелодичным боем. Это было так неожиданно и даже фантастично, что волосы зашевелились у меня на голове. Тоська испуганно мяукнула и залезла под одеяло. Я или сплю или сошла с ума. Но часы продолжали отбивать, и вот последний удар — и все затихло. Все-таки, наверно, у меня слуховая галлюцинация. Я легла. Но стоило мне только коснуться подушки, как тени, отбрасываемые от деревьев на потолке, закружились в танце, и я почувствовала невероятную легкость в теле. Сильно зажмурив глаза, боялась их открыть, а когда все же решилась, ошарашенно стала разглядывать незнакомую комнату, в которой оказалась. Все, завязываю с готическими фильмами на ночь. Я лежала на старинной кровати, над которой спускался тяжелыми складками балдахин. Свет от зажженных свечей мягко освещал пространство мрачной комнаты и находящуюся в ней резную, черного цвета мебель. За окном завывал сильный ветер, по стеклам, отбивая мелкую дробь, стучали дождевые капли. А в довершении всего сверкнула молния, расчертив в темном небе зигзаг, и раскаты грома, сотрясая воздух, гулким эхом прокатились по замку. А то, что я оказалась в замке, отлично было видно из окна верхнего этажа. Мамочки, где я? Это просто сон. Так, Алина, вдохни и выдохни. Я стала разглядывать комнату. Все вокруг просто кричало о своей многовековой давности. Со вкусом и мрачненько — все как я люблю. Да только холодно.

— Можно было и камин развести, коль гости пожаловали, — хмыкнула я.

В камине внезапно вспыхнули и стали гореть дрова. Огонь приятно пощелкивал, даря тепло, а я так и сидела на постели с отвисшей челюстью. А, ну да, это ведь мой сон. Сама захотела — вот и снится. Под ногами что-то теплое зашевелилось. С криком я выскочила из-под одеяла и уставилась на постель. Под одеялом это что-то двигалось, и скоро из-под его края выглянула кошачья мордочка. Тоська! Я выдохнула и рассмеялась. Взяв кошку на руки, огляделась. Это не может быть реальностью. Я просто сплю. Вот, даже кошка моя здесь. Глянула на себя. На мне черная комбинация, в которой я ложилась спать. Рассмотрев комнату, решила, что хватит. Сейчас засну, а потом проснусь на своем диване. Так и сделала. Я засыпала, как почувствовала легкое дуновение на щеке и услышала:

— Лиза…

А когда открыла глаза, солнечный свет ласково проникал в комнату. Первая мысль была, что проспала работу, но вторая резко избавила меня от остатков сна. Что за чертовщина! Я все в той же комнате. Рядом со мной лежала сиамская кошка, согревая мой бок. Она тоже уже проснулась. Сладко зевнув, встала и потянулась, а потом спрыгнула на пол и начала по-хозяйски разглядывать все вокруг. Я тоже поднялась. На краю кровати лежало платье, цвета спелой вишни, а поверх блестящей ткани шла паутинка черного кружева. Одежда выглядела старинной. Под стать этому странному замку. Возле кровати стояли полусапожки из мягкой кожи со шнуровкой.

— Это мне? — решила спросить я доброго хозяина.

В ответ стояла тишина. Я оделась, все же в комнате было не жарко, и решила исследовать замок. Правду пишут психологи о том, что нереализованные мечты всегда осуществляются во сне. Значит, будет их реализовывать.

С трудом открыла скрипучую дверь, петли здесь по ходу не смазывали давно. Вышла в коридор. По обе стороны шли двери в комнаты, а между ними стояли статуи рыцарей в доспехах. Я держалась посередине, как-то боязно одной идти мимо них. В конце коридора раздвоенная лестница вела вниз, в холл. Я спускалась по одной из них, держась за потемневшие от времени перила, и с интересом рассматривала картины. Суровые лица мужчин в парадных костюмах и в доспехах, красивые женщины благородных кровей. В этих портретах таилась длинная история старинного рода, проживавшего когда-то в стенах этого замка. Но кто сейчас живет в нем? Ведь кто-то же разжег огонь и приготовил мне одежду. Я продолжала спускаться, и тут моя нога остановилась, так и не коснувшись следующей ступеньки. Я с замиранием сердца смотрела на портрет великолепного мужчины. Он стоял в непринужденной позе, положив руку, украшенную перстнем, на эфес шпаги. Одет в дорогую одежду из бархата. Волнистые, темно-каштановые волосы свободно падали на плечи синего камзола, на губах играла легкая улыбка, а глаза, словно живые, лучились счастьем. От красивого лица невозможно было оторвать взгляда. Жаль, что такой мужчина жил где-то в веке семнадцатом и давно уж покоится на фамильном кладбище. Еще никто и никогда так не интересовал меня. Хотя о чем я, это ведь сон. Я любовалась его гордой осанкой, прекрасными линиями аристократического лица, волевым, с ямочкой посередине подбородком, и спрашивала себя: «Что же за мастер писал этот портрет, что смог так точно передать черты и характер этого дворянина?» Он, возможно, поставил свою подпись или имя в углу картины. В полумраке сложно прочитать написанное мелким шрифтом, поэтому я приблизилась к портрету, чтобы лучше рассмотреть, и внизу прочитала на английском языке. Принц Эдмонд Патрик Роланд Гилберт Теодор Дадли, герцог Корнуольский. Это имя незнакомца на портрете. Да, дорогая, если бы и жил этот принц сейчас — он не для тебя. Я вздохнула. Кто-то вздохнул тоже, прямо за моей спиной. Я почувствовала, как чье-то дыхание коснулось моего затылка, и замерла на месте, боясь оглянуться. Дрожь прошла по всему телу. Медленно поворачивая голову, посмотрела назад. Никого. Уверив себя, что это сон, а в нем может быть что угодно, спустилась, наконец, вниз.

Замок был заброшен. Паутина в углах, многовековая пыль говорили о том, что он пустует уже очень давно. Из холла я прошла в гостиную и удивленно застыла в дверях. Стол был уставлен серебряной посудой с различными яствами.

— Кто здесь? Отзовись.

Молчание.

— Я знаю, что ты здесь. Я чувствую тебя. Покажись мне, прошу.

Я уже не надеялась на ответ, как услышала голос:

— Я не хочу пугать тебя, милое дитя.

Дитя? Он издевается? Мне, слава Богу, уже стукнуло девятнадцать. Подавив раздражение и начавшуюся панику, ответила. Странно, голос, в отличие от души, не дрожал.

— А ты такое ужасное чудовище?

Тихий смех в ответ.

Я прошла в гостиную и заметила напротив окна часы. Бабушкины часы с маятником. Только они ходили. Тик-так, тик-так. Я уже перестала чему-либо удивляться.

— Ты не будешь против, если я поем? — спросила я хозяина замка.

Мне не ответили. Подождала немного, а потом, отодвинув тяжелый стул, села и принялась за еду. Какой все же реалистичный сон. Я даже голод чувствую. А, может, и не сон вовсе. Я стала подозревать, что со мной случилось что-то необычное, просто мозг мой еще не в силах это принять.

— Приятного аппетита, — пожелал на английском языке приятный низкий голос рядом.

Я вздрогнула и повернула голову. Опять никого. Почему-то подумалось, что у чудовища не может быть такого красивого тембра голоса.

— Кто ты? И куда я попала? — ответила я на том же языке.

— Ты в моем замке, милая леди. Будь гостьей в нем и не бойся, я не обижу тебя.

— Тогда покажись. Я обещаю, что не испугаюсь.

Недолгое молчание.

— Милая леди, такая юная и такая прекрасная, встречала ли ты когда-нибудь привидение?

Я хмыкнула. Привидение, говоришь. Ты все части «Пилы» не смотрел.

— Нет. Но если ты призрак этого замка, можешь показаться. Даже без головы и с цепями, даже с кинжалом в груди и с окровавленным ртом. Гарантирую полное спокойствие и отсутствие обморока.

Этот кто-то тихо рассмеялся.

— Как же ты похожа на нее.

— На кого, могу я узнать? — любопытствовала я.

— Имя Елизавета тебе о чем-либо говорит? — спросил голос.

— Так звали мою прабабку по материнской линии, она умерла, когда я была еще маленькой.

Снова вздох.

— Она прожила долгую жизнь?

— Почти девяносто лет.

— Милая леди, скажи, это очень важно. Была ли счастлива Ли… твоя прабабушка?

Я в задумчивости почесала нос и чихнула. Неудивительно, пыли в этом замке много.

— Думаю, да. Только личная жизнь ее не сложилась. После смерти прадедушки она так и не вышла замуж, хотя многие звали.

— Ты очень похожа на нее.

— Мне об этом уже говорили.

— Могу ли я узнать твое имя, юная леди?

— Алина. Ну что, покажешься? — нетерпеливо спросила я.

— Ты уверена, дитя, что не испугаешься?

Прямо как с ребенком.

— Уверена.

На противоположном конце длинного стола появилась дымка. Медленно она приняла черты красивого мужчины. Да сегодня просто день сбывания моих желаний! За столом сидел принц Эдмонд Дадли собственной персоной!

— Ты? — выдохнула я, а потом тут же поправила себя. — Ваше королевское Высочество, простите, я не знала, что разговариваю с принцем.

— Чтобы быть принцем, надо иметь свое королевство, а у меня его нет. Кажется, когда-то я был им, но прошедшие века почти стерли воспоминания об этом.

— И как давно вы здесь?

— С тысяча шестьсот четырнадцатого года от рождества Христова.

Я хотела присвистнуть, но вовремя спохватилась. При королевских Высочествах так себя не ведут.

— Да уж, давненько. А откуда знаете мою прабабку?

— Это длинная история.

— А я не спешу. Мне еще пару часов до работы спать.

— А почему ты решила, что тебе это снится? — с любопытством спросило меня привидение.

— А разве нет?

— Милый ребенок, ты не спишь и не бодрствуешь, ты находишься в пограничном состоянии. Только так ты смогла попасть сюда. Этот замок заколдован, но он все же подвластен времени. Прошедшие года оставили свои следы на нем.

Он печально обвел глазами гостиную.

— Душа моя проклята много веков назад и обречена скитаться по этому замку. И нет мне успокоения.

— Расскажите мне, пожалуйста, принц, свою историю.

— Хорошо, — сказал он. — Я расскажу тебе.

Однажды на поляне, недалеко от замка, я встретил прекрасную темноволосую девушку. Она была стройна и грациозна, как дикая лань. Заметив меня, она устремилась в лес, но я догнал ее на своем скакуне и посадил в седло рядом с собой. Я заставил девушку обратить на себя взор и, заглянув в ее карие глаза, был ослеплен невероятной красотой. Я сказал ей, что она прекрасна, словно лесная нимфа. Что ее совершенство заставляет бледнеть от зависти богинь. Больше девушка не вырывалась из моих крепких объятий. Я же еле сдерживался от желания обладать ее юным телом. Я забрал ее в замок и, вскоре, она отдала мне свою девственность, как дар.

Он замолчал ненадолго, погрузившись в воспоминания.

— Наши ночи, наполненные страстью, дали свои плоды. Я узнал, что Морана, так звали мою возлюбленную, понесла от меня ребенка. Перед родами она увидела сон, будто стая черных воронов кружит над замком, и попросила позвать отца, с которым она давно не виделась. Она чувствовала близкое дыхание смерти. Ее отец был магом при дворе и, обратись я к нему с просьбой заранее, смог бы спасти Морану. А я только посмеялся над ее страхами и уверил не думать о плохом сне. Граф Морлей, королевский маг, заклинал жениться на опозоренной дочери. Я же ответил ему, что вины моей здесь нет, девушку никто не принуждал. Ничего не сказал маг. В полном молчании покинул он мой замок и больше не появлялся в нем. Я не желал больше слышать о нем. Как не просила Морана, я не внял ее словам.

В полночь она сделала последний вдох и умерла. Ребенка из ее чрева достали мертвым.

— Мальчик, — скрипучим голосом произнесла повитуха и унесла закутанное маленькое тельце в окровавленном куске ткани.

— Вон, все вон, — закричал я.

Священник, за которым послали, как только Морана обессилила, поспешно перекрестившись, вышел. Я смотрел на юное лицо и не находил себе оправдание. Она до последнего вздоха не винила меня. Неподвижные, некогда прекрасные глаза смотрели с любовью. Опустошенный и раздавленный, я стоял возле кровати, когда посреди комнаты появился колдун, он подошел к девушке и закрыл ей глаза, а потом обратил всю свою ненависть на меня.

— Я проклинаю тебя, принц Эдмонд, за то, что ты погубил мою дочь. Ее любовь была даром, который ты не сберег. За это ты будешь страдать. Сначала ты потеряешь всех, кто так дорог тебе, как дорога была мне моя дочь Морана. Доведенный до безумия, ты бросишься со скалы вниз, но не обретешь долгожданный покой. Век от века, твой дух будет блуждать в этом замке. Очень скоро путники, страшась моей кары, начнут объезжать твои земли. Но в полночь, через каждые сто лет, к тебе станет являться юная ведьма из моего рода. И не важно из какого мира она придет, но только ее любовь может спасти тебя. И пока часы не пробили двенадцать часов ночи, та, кто захочет отдать за тебя жизнь, должна испить отравленного вина. Но не бывать этому. Женщины моего рода никогда больше не полюбят. Они будут все так же прекрасны, как их матери, но холодны сердцем. Ты прочувствуешь всю горечь потери, век от века заточенный в стенах этого проклятого замка. Одиночество, боль и отчаяние станут твоими постоянными спутниками, как они стали моими. И только тогда я буду отомщен. Да будет так!

Он взмахнул руками и исчез. И вскоре его проклятие лишило меня отца и матери, потом сестер и братьев. По одному они медленно угасали, и ни один лекарь или маг не смог помочь им. Придворные и прислуга бежали из замка, боясь силы проклятия черного колдуна. Я остался один.

Я с замиранием сердца слушала принца. Прошло столько времени, а он все еще чувствует боль от потери. Возмездие колдуна и, как я поняла, моего дальнего предка, тяжелым камнем легло на мои плечи. Почему моя прабабка никогда не рассказывала мне о проклятом принце? Может потому, что она осталась безразличной к его судьбе?

— Это так жестоко. Неужели есть только один способ помочь вам?

— Увы, прелестное дитя.

Аппетит пропал совсем, я расстроенно смотрела на принца. Мое сердце сжималось от жалости, но чтобы спасти его, мне надо отдать свою жизнь. А это невозможно. Но я могу немного скрасить его существование, пусть только на один день, но он забудет о печали.

— Не хотите ли прогуляться по саду, принц Эдмонд?

— С удовольствием, юная леди.

Стояла теплая осень. Сильный, древесный запах распространялся по саду. Темный плащ не давал мне продрогнуть. Мы шли мимо высоких деревьев, а пожелтевшие листья невидимой силой сметались в сторону, освобождая нам путь. Казалось, принц не касается земли, легкой дымкой перемещаясь рядом.

— Как это происходит? — спросила я Эдмонда, показывая взглядом на кружащиеся листья.

— О, лучшие маги работали над разными заклинаниями, чтобы замок мог существовать без прислуги, но чары постепенно слабеют. Замок выглядит запущенным, а сад неухоженным. Время побеждает сильнейшую магию.

Я посмотрела и увидела возле засыпанного листвой фонтана засохший куст розы. Когда-то на нем распускались бутоны и радовали взор знатных вельмож и их дам, наслаждавшихся приятной прогулкой. В центре фонтана находилась фигурка маленького амура. Он с коварной улыбкой пускал стрелу в чье-то сердце.

— А проклятие, оно может со временем потерять свою силу? — спросила я Эдмонда.

Принц задумался. В его глазах зажглась искра надежды, но печаль снова коснулась их.

— Как бы я хотел верить в это. Но я так долго пребываю в этой невыносимой тюрьме, что не хочу тешить себя напрасной надеждой.

— Вы не должны отчаиваться. Все меняется, вы сами это заметили и произнесли вслух. Проклятие рано или поздно потеряет свою силу.

Он остановился и посмотрел на меня.

— Спасибо, милая леди. Ты так юна и прекрасна, в тебе столько жизни, что я невольно поддался твоим чарам и на минуту поверил. Поверил, что когда-нибудь буду прощен и обрету покой. И эта минута стоит всех тех веков забвения, я почти счастлив и рад, что провидение привело тебя, милое создание, в это проклятое место.

Я улыбнулась. Слезы навернулись на глаза, я пыталась их сдержать, но одна капля соленой влаги прочертила дорожку по щеке и упала на землю. Принц удивленно поднес руку к моему лицу, но так и не коснулся его.

— Ты плачешь, дитя?

— Простите, Ваше Высочество, я хотела развеять вашу грусть, а только расстроила вас, — сказала я и словила себя на мысли, что чуть не сделала книксен.

Он улыбнулся так лучезарно, я не скоро вспомнила, что умею дышать.

— Пожалуйста, зови меня Эдмонд. У нас так мало времени, что церемонии можно оставить в сторону.

— Хорошо, — просто ответила я. — Но у меня тоже есть просьба. Не называть меня ребенком.

Его синие глаза лукаво блеснули.

— Да, моя леди.

Мы гуляли по саду и разговаривали. Обо всем. Эдмонд так долго не видел живой души, что не мог остановиться. Ему было интересно все. Он рассказывал о своем мире, а я о том, откуда пришла. Я думала, что попала в прошлое, но это не совсем так. Я очутилась в другом измерении, где история текла немного по-другому. Я попала в мир магии, в котором существовали настоящие драконы. Принц Эдмонд признался мне, что убил одного и спас ближайшее королевство от гибели. Кровожадный ящер уничтожал посевы и питался исключительно юношами и прекрасными девами. Он с удивлением слушал о моем мире, как он изменился за сто лет. Про машины он слышал от моей прабабушки, но не знал, что за это время мы вышли в космос, что появились сотовые телефоны. Интернет ему казался удивительной магией. Спросил о моде и тут же поменял свою одежду на современную. Я весело рассмеялась. И когда он поинтересовался, что меня так позабавило, я ответила: «Эдмонд, твоя шпага не совсем подходит к современным джинсам, придется избавиться и от нее». Он с напускной грустью вздохнул и с улыбкой на губах вернул прежний облик.

Он уже знал про кинематограф и просил рассказать о фильмах, которые я смотрела в последнее время. Я вспомнила про «Кентервильское привидение». Он слушал так жадно, что я почувствовала себя искусной сказительницей, у которой внимают каждое слово.

— И останки сэра Кентервиля предали земле, и он смог найти успокоение?

— Да.

Принц Эдмонд напряженно смотрел куда-то вдаль.

— Пойдем со мной, я хочу показать тебе одно место.

Я последовала за призрачной фигурой. Он двигался так быстро, что я еле успевала за ним. Принц привел меня к старой, заросшей диким плющом, часовне. Он остановился и, повернувшись ко мне, взволнованно произнес:

— Я не знаю, зачем это делаю. Но, может, Бог, покинувший это грешное место, услышит твои слова. Зайди в часовню, юная леди, и помолись за мою грешную душу.

Я несмело вошла в сырое, словно склеп, помещение. Прошла вдоль деревянных скамеек. Под куполообразным сводом в полумраке часовни лежало тело принца. И застыла, почувствовав страх. Жутко вот так увидеть мертвеца. Да, я точно странная. Привидения не испугалась, а вот его тела… Набравшись храбрости, подошла ближе к гробу. Усыпанный засохшими лепестками роз, зачарованный принц, казалось, спал. Я притронулась к его руке и в ужасе отпрянула. Рука холодная, как лед. Но в смерти принц был прекрасен. Все те же чудесные черты, изящные линии скул, аристократический прямой нос и подбородок, говорящий о силе воли. Время не коснулось его своим дыханием.

Довольно его душе страдать. Хватит. Я опустилась на колени, сложила руки и с молитвой на устах обратилась к статуе девы Марии. Я, не верящая в Бога, в ангелов, в жизнь после смерти, стояла на коленях и со слезами на глазах просила за грешную душу несчастного, отчаявшегося принца. И очнулась от звона колокола. Выбежав из часовни, застыла, как и принц, от немого удивления. У старой церкви не было колокольни.

Звон затих. А мы смотрели друг на друга, боясь нарушить тишину.

— Моя душа прощена, небеса вняли твоей молитве, прекрасная леди, — тихо сказал Эдмонд. — Но я не исчез, не оказался в раю. Проклятие все еще довлеет надо мной.

— Прости, принц Эдмонд, я, похоже, не в силах снять чары проклятия.

— Ты принесла мне радость и надежду, это более того, на что я надеялся. Просто будь со мной рядом, пока часы не пробьют в полночь.

Мы возвращались в замок тем же путем, когда я заметила, что засохший куст возле фонтана покрылся зелеными почками. Неужели принц действительно прощен?

В замке меня ждала кошка. И снова в гостиной находились изысканные блюда с дичью, запеченной в яблоках, великолепный английский пудинг и сладкое, темное вино в хрустальных бокалах. Тоська жалобно выпросила кусок мяса, быстро управившись с ним, прыгнула на мои колени, довольно мурча от сытости. Весело горел огонь в камине. Принц беседовал со мной об охоте, о танцах, о придворных интригах и тайнах. Он хотел услышать мой смех, а я никогда столько не улыбалась, как в тот день, но смеяться не могла. Эдмонд показал мне замок. Когда-то его убранство поражало роскошью и богатством, теперь лишь поблекшая позолота стен и сохранившиеся прекрасные гобелены говорили об этом.

День неумолимо приближался к концу. Как мало времени отведено и еще меньше осталось. Мое сердце болезненно сжалось. Как уйти и забыть о несчастном принце? Жить и знать, что его душа продолжит одиноко бродить по коридорам замка и, быть может, вспоминая обо мне? Я не в силах вот так просто покинуть Эдмонда. Сердце разрывалось от жалости. А, может, еще от чего-то? Любви? Могла ли я полюбить привидение? Мое любимое привидение. Я горько усмехнулась своим мыслям. Это в моем духе: влюбиться не в живого человека, а в его тень.

— Не грусти, милая Алина, и иногда вспоминай обо мне. Я же никогда не забуду тебя. В полночь ты исчезнешь и окажешься в своем мире. У тебя чудесный мир, полный необычной магии. Будь счастлива в нем, моя прекрасная и добрая леди.

Как я смогу стать счастливой без него? Мне хотелось кричать об этом. Чтобы он знал. Я еле сдерживала рыдания. Не люблю проявлять слабость прилюдно, но слезы просто душили меня. Вернуться в пустую квартиру и сделать вид, что ничего не произошло? Но разве смогу я забыть прекрасного принца, который наполнил смыслом мою жизнь? Уж лучше забвение, потеря памяти, смерть. Тоська, чувствуя мое настроение, прижалась к моей ноге и жалобно попросила ласки. Я присела, чтобы погладить ее.

— Не желает ли, прекрасная леди, потанцевать? — склонился в поклоне принц Эдмонд и протянул ко мне полупрозрачную руку.

Я поднялась и удивленно посмотрела на мужскую кисть. Танцевать с привидением? Негромко зазвучала красивая мелодия и, улыбнувшись, я решилась. Вложила пальцы в ладонь принца, и мы закружились в танце. Это было сродни забавной игре: он делал вид, что ведет, а я, что боюсь отдавить ему ноги.

— Я бы все отдал, чтобы хоть раз иметь возможность прикоснуться к твоей руке, милая Алина. Почувствовать ее тепло. Прикоснуться к шелку твоих темных волос, поцеловать в эти карие глаза. Дотронуться и ощутить губами дрожание длинных ресниц, отбрасывающих сейчас тень на прекрасное лицо. Вдохнуть твой запах, а потом осмелеть и поцеловать каждую черточку милого лица. Ты стала мне так дорога за столь короткое время, отведенное нам, что не будь я уже мертвым, не смог бы жить дальше. Но это мое проклятие и мне существовать с ним вечно.

Мы остановились в тот миг, когда часы стали бить полночь. Я вся похолодела, а принц не спускал с меня печального взгляда.

— Спасибо тебе, милая леди, за чудесный танец и то время, что подарила мне. Я буду вспоминать эти прекрасные мгновения все последующие годы одиночества.

Часы пробили пять раз.

— Нет! Должен быть выход!

Я стала искать глазами, в надежде найти решение. В холле на резном столике стоял кувшин с оплетающей его зеленой змеей. Вот он, выход! Отравленное вино колдуна. Надо только испить его — и проклятие принца спадет. Мне вспомнились слова сэра Саймона де Кентервиля, сказанные им Вирджинии: «Не отвергай любовь, и она вознаградит тебя несказанной радостью. Но стоит проявить слабость, поддаться страху или ревности, этому чудищу с зелеными глазами, как душе твоей грозит опустошение. Я знаю, о чем говорю. Если человек не любил или того хуже, любил, но предал свою любовь, значит, он просто не жил. Даже минута любви, сулящая блаженство, стоит той боли, которую она, порой, приносит».

Еще не совсем осознавая, что делаю, быстро подошла к столику и взяла в руки кувшин с отравленным вином. Принц Эдмонд застыл в ужасе.

— Алина, не смей, заклинаю тебя! Мне не нужно освобождение такой ценой!

Часы пробили девять. За окном замка грянул гром, и блеснула молния. От сильного порыва ветра окно открылось, и холодный ветер ворвался в холл, приподняв полы моего платья.

— Прости, Эдмонд, и вспоминай меня иногда.

С последним ударом часов я подняла крышку и поднесла кувшин к губам. Быстро, чтобы не передумать, глотнула вина. И все закружилось у меня перед глазами. «Неужели не успела» — мелькнуло у меня в голове, перед тем, как темнота окутала меня.

Я почувствовала, что лежу на чем-то мягком. Ну вот, я и вернулась домой. Как же страшно открывать глаза. Я вдруг почувствовала на щеке прикосновение кошачьего шершавого языка и тонких усов. Тоська! Она вернулась со мной. Слава Богу! Я открыла глаза и радостно улыбнулась кошке. Хотела ее погладить, но рука так и зависла в воздухе. Я все еще в замке! Но вокруг так все изменилось, словно и не было тех веков забвения, а возле открытого окна, из которого лился солнечный свет, стоял принц Эдмонд. Из плоти и крови, живой, с той невероятной улыбкой, как на картине. Наши взгляды встретились, и я впервые почувствовала себя по-настоящему счастливой.

Я люблю робота

Меня зовут Азарина. И я слепа от рождения. Я не вижу, но я чувствую. Мои пальцы — это мои помощники в невидимом мире. Моя жизнь сплетена из сотни тысяч запахов и звуков. Звуки, так умело помогают мне понять настроение людей, услышать каждую неверную интонацию. А запахи, сколько тонких, еле уловимых нюансов! Вы знаете, как пахнет яблоко? Да, самое простое яблоко. «Обычно пахнет» — скажете вы. Но для меня оно пахнет сладкой утренней росой, жарким пряным полднем, нотками древесного, чуть горького сока. Вдохнешь его аромат, потом откусишь кусочек и замираешь от восторга. Каждая его клеточка дарит тебе взрыв невероятных ощущений. Но пишу я не для того, чтобы вызвать сочувствие или понимание. Я была счастлива по-своему. Просто хочу рассказать тебе, читатель, свою историю жизни. А история моя такая.

До своего совершеннолетия я жила в своем тесном мире. Я практически не бывала в городе. Зачем слепой бывать на улице, где на бешеной скорости проносились воздушные аэробы, где один поток людей и машин, сменял другой? Все, что мне нужно, у меня было. Меня оберегали от всего. Слепота — ужасный генетический дефект. В современном развитом обществе, где каноном было здоровое и красивое тело, медицина достигла небывалых высот. Я была генетической ошибкой, нелепой случайностью. Таких, как я, недоразвитых созданий, ненавидели и, что хуже — презирали. Из-за этого у меня не было друзей. Мне проще быть одной, чем чувствовать чью-то жалость или презрение. Когда мне исполнился двадцать один год, родители сообщили, что, наконец, скопили нужную сумму на операцию. У меня будут новые глаза. Я не могла поверить. Это счастье несравнимо ни с чем. Это как умирающему сообщить, что он будет жить, а больному, что он здоров. Ведь этой сокровенной мечтой, этой хрупкой надеждой я жила так долго.

— Какой цвет глаз выбираем? — официальным тоном задал простой вопрос врач.

Я не знала, что ответить. Какой выбрать цвет? И как понять, какой цвет красив, а какой нет? По аудиокнигам, что я прослушивала, я знала, что небо голубое и ясное, но бывает хмурым и беспросветным. Солнце нестерпимо яркое и желтое, на закате краснеет, окрашивая небо в кроваво-алый цвет. Лучи его не так припекают и рассеянно падают на землю. Если тучи темные и тяжелые, они принесут с собой благодатный дождь, который прольется на землю живительной влагой. А после дождя бывает чудесная радуга и в ней семь цветов. Молодая трава всегда сочного зеленого цвета, но желтеет и жухнет, когда приходит осень. Она раскрашивает листья деревьев в разные цвета. Но, как помню себя, я видела только один цвет. Так какой же выбрать? Мне говорили, что у меня необычайно голубые глаза.

— Я не хочу менять в своем облике ничего. Путь будет такой цвет, как и сейчас.

Шли последние приготовления к операции. Был назначен день. От нервного волнения меня трясло. Мама подошла ко мне и тихо сжала мою руку.

— Ничего не бойся. Мы с тобой. Все будет хорошо, моя девочка!

Когда я очнулась, то снова увидела темноту. В ужасе я закричала. В палату, где я лежала, вбежали медсестра и врач.

— Почему я ничего не вижу? — со страхом повторяла я.

— Ты и не должна ничего видеть, у тебя плотная повязка на глазах. Снять ее можно через десять дней.

Я притихла. Какая я глупая! Ничего, я потерплю. Я слабо улыбнулась врачу.

— Вот и молодец! А сейчас поспи. Силы тебе пригодятся, — ласково говорил мужской голос.

Через три дня меня выписали. Теперь у меня другой дом. Я сказала родителям, что смогу жить одна. Вы скажете, я сумасшедшая? Нет. За мной будет присматривать робот. Модель новая, экспериментальная. Раньше модели были сделаны из пластика и метала. Потом стали создавать андроидов, очень похожих на людей. Но все они не могли сопереживать больному человеку. Многих такие машины только раздражали. Поэтому создали ботов, практически не отличимых от человека, способных чувствовать и сопереживать. Программа называлась «Искусственная душа». Они идеально подходили на роль помощника и компаньона. Вот такого бота мне бесплатно выделил фонд по опеке за незрячими калеками. Калеками — это я добавила. А еще за теми, кто нуждался после операции в реабилитационной помощи. У нас никогда бы не хватило денег на такую дорогую машину.

Его привезли ранним утром.

— Распишитесь, пожалуйста, здесь, что он в целости и сохранности доставлен.

Я черканула, как смогла. И в нерешительности застыла.

— Вам помочь? Я могу разбудить его.

— Это было бы замечательно, — улыбка расцвела на моих губах. Мне было неловко просить о помощи.

Служащий доставки распаковал робота и, нащупав небольшой выступ на затылке, нажал. Послышалось слабое гудение, через минуту звук пропал.

— Приветствую вас, моя хозяйка, — услышала я приятный баритон.

Работник вежливо попрощался и вышел. А я растерялась.

— Здравствуй, меня зовут Азарина, но будет лучше, если ты будешь обращаться ко мне Рина. Так привычнее.

— Хорошо, хозяйка, — снова услышала я приятный мужской голос.

— И, пожалуйста, не зови меня хозяйкой, — протестующе сказала я.

— Хорошо, Рина, — я немного расслабилась, но чувствовала себя не в своей тарелке.

— А как тебя зовут?

— У меня нет имени, только номер серии. Экспериментальная разработка последнего поколения роботов Э.Р.П.П. 12342317.

— Понятно. Но мне же нужно как-то к тебе обращаться? Можешь выбрать имя.

— Ты предлагаешь мне выбрать имя? — голос был слегка удивленный. После недолгого молчания он продолжил. — Эр, мне нравится это имя.

— Эр, — произнесла я имя, словно пробуя на вкус. — А что, пусть будет так. Мне тоже нравится.

Эр ухаживал за мной, готовил еду, купал меня, а после старательно расчесывал мои длинные волосы. Было странно, что с таким вниманием может заботиться робот. Он делал покупки, наводил порядок в моем новом доме, а главное — я не чувствовала больше одиночества. Под синтетически созданной кожей был металлический каркас, умом я это понимала. Но его руки были теплыми, а его голос таким живым. Мне было интересно, как он выглядит внешне. И я попросила разрешения прикоснуться к нему. Он застыл, а я смогла долго и тщательно исследовать его, легко проводя кончиками пальцев по линиям широкого лица. Брови чуть приподняты, нос прямой, глаза большие. Подбородок чуть выдвинут вперед. Я прикасалась к его лицу и словно видела его. Волосы у него были коротко стрижены, жесткие на ощупь. Я осознала, что ближе, чем этот робот, у меня никого нет. Когда я успела так привыкнуть к нему? Теперь я не могла представить, как раньше жила без него. С ним я была сама собой, свободно дышала и не стеснялась своего физического недостатка. Он веселил меня, когда чувствовал мое грустное настроение. А еще он невероятно умный, добрый и человечный. Вы опять скажете, что я сошла с ума?! Возможно, но у меня никогда не было такого чуткого друга. Со временем я перестала думать о нем, как о машине.

Настал день снятия повязки. Все утро я сильно нервничала, предметы падали из моих рук.

— Нервничаете? Не стоит. Операция прошла удачно. Скажите, что вы видите? — спрашивал доктор.

Я открыла глаза и тут же их закрыла из-за яркого белого потока, резко бьющего по зрительным нервным окончаниям. Но потом, щурясь, снова попробовала их слегка открыть. Я вижу свет?! А еще неясные тени! Глаза стали понемногу привыкать.

— Очень хорошо, — удовлетворенно сказал доктор, когда услышал мой ответ. — Пока все будет расплываться у вас перед глазами, но со временем вы будете видеть отчетливее.

У меня слезы текли из глаз. Это было чудо! И это чудо свершилось. Эр обнял меня и стал шептать такие нужные в тот момент слова.

— Теперь все будет хорошо. Ты справилась, самое трудное уже позади.

Я прижалась к его груди и тихо заплакала от счастья.

Мой друг помогал мне осваивать этот мир. Человек с детства учится его воспринимать, а у меня с этим возникли проблемы. То, что казалось таким близким, на самом деле было далеко. Я по привычке закрывала глаза и на ощупь брала предметы. Мне сложно было ориентироваться в пространстве. Я, как ребенок, натыкалась на углы, цеплялась на ножки стульев и падала. А Эр тут же подлетал ко мне и осматривал мои ссадины и ушибы. Когда я впервые увидела его, то не смогла отвести глаз. Мне казался он самым красивым. Теперь я стеснялась того, чтобы он меня купал. Да, я стеснялась робота! Его прикосновения странным образом действовали на меня. Я стала избегать их. Мой внимательный Эр заметил это.

— Почему ты избегаешь меня? — грустно спросил он.

— Я…ведь уже вижу, мне не нужно столько внимания, — отвечала я, стараясь, чтобы было похоже на правду.

Он молчал. Я заметила, что он в последнее время стал задумчив. Конечно, когда я внимательно смотрела на него, пытаясь понять, о чем он думает, он опять становился веселым и смешил меня своими дурацкими шуточками.

Однажды ночью мне приснился страшный сон. В нем я снова была слепая. Я шла по пустой улице и кричала, и никто меня не слышал. Не зная, куда идти, я сжалась в комок и, опираясь на кирпичную стену, медленно сползала вниз, содрогаясь от рыданий. В ужасе я проснулась и почувствовала его объятия.

— Ты кричала. Спи, я больше не уйду, — успокаивающе шептал он, обнимая меня.

Больше он не оставлял меня одну. Я спала, а он оберегал мой сон рядом. Когда мне снился кошмар, он просто обнимал меня, и я тут же успокаивалась.

А потом через месяц пришел агент из корпорации «Bot&Robotics».

— Азарина Светлова? Поступили последние сведения, что роботы серии Э.Р.П.П. эмоционально нестабильны и подвержены поломке. Мы, к сожалению, должны изъять у вас робота.

Я побледнела.

— Что вы сделаете с ним? — еле слышно спросила я, уже зная ответ.

— Отправим на утилизацию. Вы не волнуйтесь, вам пришлют нового робота.

— Нет! — твердо сказала я. — Это ведь мой робот?

— Да, но он не надежен! Если вы оставите его, мы не несем никакой ответственности.

— И не надо. Всего хорошего! — я со злостью хлопнула дверью.

Эр горящими глазами смотрел на меня.

— Спасибо, — тихо сказал он и близко подошел ко мне.

Еле сдерживая слезы, я прижалась щекой к его груди. А потом случилось то, что я никак не ожидала. Он поднял мое лицо и поцеловал меня. Меня поцеловал робот и мне это понравилось. Я чувствовала крепкие мужские губы, меня обнимали теплые руки, и я чувствовала, как бьется его механическое сердце. Никто не заберет его у меня!

— Я должен тебе сказать одну очень важную вещь. Я люблю тебя! Не отвечай, если не знаешь, что сказать.

Я счастливо улыбнулась.

— Я люблю тебя! — повторила я, радуясь тому, что смогла это сказать. — Единственное, что я хочу — это чтобы ты всегда был рядом!

Он поднял меня на руки и понес в спальню. Я не буду писать о том, что было дальше. Вы и так, думаю, догадались.


P.S. Мы живем вместе уже год. Каждый день я благодарю Высшие силы за то, что у меня такой замечательный муж. А недавно я узнала правду о себе. Я робот!

У моих родителей никогда не было детей. Но они всегда мечтали о них. Природа отомстила человечеству за его любопытство. Из-за экспериментов над человеческим ДНК, люди почти лишились способности к деторождению. Пробовали создавать клонов, но и они оказались бесплодны. Жизненный цикл их был короток, примерно в четыре раза меньше, чем обычная человеческая жизнь. Появилось такое популярное направление в роботехнологии, как создание человека-бота. Соединение живой ткани и высоких компьютерных технологий. Когда в первый раз мне рассказали о моем происхождении, я пробовала покончить с собой и прыгнула с высотного здания. Я не смогла принять правду и жить с ней. Ведь я чувствовала себя человеком. «Боль будет недолгой» — говорила я себе. Но я не учла, что скелет моего тела был сделан из титана, прочный металл выдержал и сохранил жидкий электронный мозг. Испортились только глаза и мой облик. Память мне стерли и внедрили другую. Био-кожу, поврежденную при падении, заменили на новую. Меня вернули к жизни. И сейчас я готова принять правду!

Шаман-камень

Всю последнюю неделю я жила мыслями об отпуске. Как же давно я не отдыхала! Мой начальник расщедрился и преподнес мне подарок: отпуск в июле. Уж не знаю, какая бабка ему нашептала и кому сказать спасибо, но, отправив последний отчет на стол шефу и послав воздушный поцелуй в сторону пустого кресла, я с чистой совестью и под завистливые взгляды сотрудниц небольшой коммерческой фирмы в которой работала, отбыла домой. Мне еще чемодан паковать. Вернее, рюкзак. Хватит с меня расчетов, буду только отдыхать, дышать свежим воздухом и купаться в озере. У меня сестра двоюродная с мужем живет в Иркутске, до нее лететь часов шесть из Москвы. А дальше я планировала пожить неделю на озере Байкал. Конечно, не одна. Вообще, идея возникла не в моей голове, а в голове однокурсника по институту. Его, кстати, Мишка зовут. Он как узнал о родственнице, живущей возле Байкала, загорелся походом на самое чистое, глубокое и таинственное озеро. Такую возможность нельзя упускать, говорит. Мишка, мой друг, немного долговязый, но симпатичный парень с голубыми глазами. Длинные светлые волосы почти всегда убирает в хвост. Часто носит одежду черного цвета. А на руке неизменный кожаный браслет с цепочкой. Этакий бард-металлист. Мы сдружились с ним еще, когда вместе поступали в университет. Вместе подавали документы, вместе ходили на пары. Я была отличницей, а вот друг совсем не волновался по поводу учебы. Многие недоумевали и лишь удивлялись нашим отношениям. Дружба у нас была такая, о какой пел в своем творчестве Владимир Высоцкий. Мишка часто исполнял мне песни из фильма «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», а я слушала его и втайне улыбалась.

Всегда задавалась вопросом: «Почему я не влюбилась в него?» А ведь и правда, почему? Красивый, умный, интересный. Создал музыкальную группу и выступает теперь по вечерам в одном московском ресторане. А главное — понимает меня с полуслова. Да только был он мне другом. Сердце не ойкало и не стучало усиленно при его приближении.

Телефон завибрировал, раздалась любимая мелодия. На экране высветилось знакомое имя.

— Да, Миш. Я почти готова, — сказала я, приняв вызов.

— Смотри, не забудь паспорт и билет. А то ты, Ленка, можешь.

— Главное — тебя не забыть, — ответила я.

В другой части Москвы хмыкнули в трубку.

— Ладно, до завтра. Утром жди. Заеду.

— Угу, — сказала я, прижимая мобильный телефон к уху плечом, держа небольшой пакет с продуктами и пытаясь при этом еще открыть заедающий замок входной двери.

Какое счастье, я дома! Весь вечер я наводила порядок в своей старой двушке. Потом упаковала вещи в рюкзак и приготовила себе вкусный ужин. Ложась с улыбкой в постель, уставшая, но довольная от проделанной работы, я мысленно пожелала себе спокойной ночи и, как ни странно, быстро уснула.

Утром я носилась как ураган по квартире, стараясь ничего не забыть. Этим умением я славилась среди своих друзей. К кому бы ни пришла, что-нибудь обязательно забуду. Это было поводом для насмешек, порой настолько острых, что я обижалась. Помню один момент, когда Мишка, посмеиваясь, подтрунивал надо мной.

— Доктор, что мне делать? У меня плохая память и все надо мной смеются, — изменял он голос на более писклявый.

— Займитесь боксом, — низким голосом себе же отвечал он.

— И что, память улучшится?

— Нет, смеяться перестанут.

Я схватила тогда первую подушку, что попалась на глаза и носилась за юмористом по всей квартире. А устав дурачиться, мы, заливаясь смехом, упали на мой старый диван. В такие моменты понимаешь, как важно, что у тебя есть друг.

Еще раз проверив содержимое багажа, я выключила все электроприборы из сети, даже холодильник, так как все съестное утоптала за ужином. Закрыла входную дверь на два замка и спустилась вниз. Мишка, одетый во все черное, стоял возле такси. Он докуривал сигарету, когда я появилась у выхода из подъезда, нагруженная тяжелым рюкзаком. Я радостно ему улыбнулась и махнула свободной рукой. Другой держалась за лямку раздутого рюкзака. Мишка помог снять мою ношу и чуть насмешливо приценился к ее весу. Покосился на меня, но промолчал. Сегодня он сама душка! Потом кинул поклажу в багажник такси и открыл мне дверь машины. До аэропорта мы добрались быстро. Если честно, летать я не очень люблю. Есть у меня такая фобия. Вот командир экипажа вежливо, но настойчиво просит пассажиров авиалайнера пристегнуться, потом самолет отрывается от земли и быстро набирает высоту. Кажется, что все хорошо, полет проходит нормально, а потом вдруг как тряхнет самолет, потом еще чуть сильнее. Лампочки замигают, сверху на грудь упадет кислородная маска. А дальше людская паника. Кто-то в ужасе кричит, кто-то молится в ожидании конца. Да, я, видно, голливудских фильмов пересмотрела чуть больше, чем надо. С другой стороны, не очень-то хотелось трястись в поезде несколько дней до Иркутска. Утешала себя мыслью, что путешествие на самолете является самым безопасным. Весь полет была как на иголках, и под конец путешествия от разыгравшейся фантазии заболела голова. Мишка же, наоборот, наслаждался видом из окна. Он сидел возле иллюминатора и на его предложение посмотреть вниз, я отрицательно крутила головой. Нет, спасибо. От того, что я там увижу, мне станет еще хуже. Ведь между мной и землей километры воздушного пространства и если что, у меня будет достаточно времени прочувствовать весь кошмар падения и вспомнить всю свою недолгую жизнь. Мишка, как всегда, посмеивался и ласково называл меня трусихой. Я делала вид, что дуюсь. Когда самолет мягко приземлился в аэропорту, я готова была целовать землю, на которую уверенно стала своими стройными ножками.

В аэропорту нас встречала сестра со своим мужем. При виде меня она радостно закричала:

— Ленка, какая же ты молодец, что прилетела!

Я тепло ей улыбнулась, и мы обнялись. Рядом стоял Шурик, ее муж. Всегда немного сдержанный, он первым протянул Мишке ладонь ребром и поприветствовал рукопожатием.

Я отстранилась и радостно посмотрела на сестру.

— Таня, я тоже так рада тебя видеть. Думала, сойду с ума во время полета. Все, дальше только наземным транспортом.

— Тогда все в машину, — бодро сказал Шурик. — Домой довезу с ветерком.

* * *
Таня постаралась на славу, стол ломился от разных вкусностей. Мишка же до глубокой ночи развлекал нас песнями. У моей сестры голос красивый, глубокий. Они с Мишкой неплохо исполняли в дуэте современные песни. Только глубокой ночью мы разошлись по комнатам.

Утром всей веселой компанией двинули на машине в сторону поселка Листвянка по Байкальскому тракту. С трассы изредка были видны заливы Иркутского водохранилища. К ним не так просто подобраться, так как на берегу реки расположены закрытые базы отдыха и правительственные дачи. Простым смертным туда хода нет. А уж тем более с палатками. Когда проехали поселок Никола, а потом и Листвянку, то решили остановиться на ее окраине. Куда дальше — никто из нас не знал. Оглядев улицу, мы заметили, что возле своего дома местная бабуля продавала коровье молоко. У нее и спросили:

— Здравствуйте, не подскажете, где лучше остановиться, чтобы места были красивые?

Она махнула рукой по направлению дороги и говорит:

— И вам не хворать. Вы проезжайте дальше, еще пару километров — и увидите озеро. Если не испугаетесь духов Байкала, то красивее места не найти. Да только на машине к озеру не попадете, надо будем пешком идти.

— Спасибо, бабушка!

Мы купили у нее свежего молока и отправились к Байкалу. Машину в лесу оставили и дальше своим ходом пошли. Какая же сказочная красота нам открылась! А воздух-то какой чистый, напоенный хвойным ароматом! После города не можешь надышаться. До поселка рукой подать, если надо будет купить чего. На берегу Байкала поставили палатки. С хворостом проблем не возникло — в лесу его много. Быстро собрали сухие ветки для костра, чтобы вечером его разжечь. Шурик достал удочки и пообещал нам на ужин знатную уху. Он и Мишка отошли подальше, чтобы мы им рыбу не распугали. А я и Танька надели купальники и с удовольствием зашли в озеро, а потом загорали на берегу Байкала, пока наши мужчины добывали пропитание. Вода в озере ледяная, только и смогли, что окунуться. И это в тридцатиградусную жару! Ближе к вечеру разожгли костер. Мужчины с гордым видом показывали выловленную рыбу, сравнивая, чья крупнее. Мы с Таней понимающе переглянулись. Сестра, конечно, стала нахваливать мужа. А я восхищенно ахала и говорила, какой Мишка молодец. Рыбу разделали, и теперь в котелке над огнем варилась уха. Уставшие, но довольные мы ждали, когда она приготовится. Хорошо, что я захватила защитный спрей от насекомых, я бы и ночь не выдержала без него. Мишка задумчиво перебирал струны гитары, а я с сестрой перешептывалась, когда на берегу показался странный дядечка в необычной одежде. С его светло-коричневой до пят рубашки спускались разноцветные ленты, при движении ветра они шевелились, словно тонкие пестрые змейки. Седые волосы его были заплетены в две косички, а в руках он держал настоящий бубен. Так, что там бабуля про духов говорила? Неужели потусторонний мир побеспокоили?

— Шаман! — выдохнула Танька.

Ну, слава Богу! А то уже, думала, мерещится всякое на ночь глядя.

— Доброй ночи, люди добрые, — сказал старик неожиданно молодым голосом. — Пустите ли к костру?

— А чего не пустить? Присаживайтесь. Для вас и тарелка горячей ухи найдется, если не побрезгуете, и ночлег, — освобождая место, приветливо сказал Шурик.

— Вижу, принял вас Байкал, не пожалел своих даров. От ухи не откажусь, уж больно вкусно пахнет, — с широкой улыбкой сказал ночной гость.

Сел он на землю напротив меня, ноги по-арабски сложил. В глазах раскосых живой интерес светится да ум, а движения спокойны и размерены. Шурик ему первому протянул миску с ложкой и кусок черного хлеба. Потом мне и Тане. Последнему из котелка налил Мишке. Дядечка ел и нахваливал уху. Выпив остатки супа все до капли, вытер рукавом рот.

— Вот вы говорили, что нас принял Байкал. Неужели про озеро имели в виду? — спросил мой шурин.

— Про озеро.

— Да разве оно живое?

Старик посмотрел на Шурика пристально, как на неразумное дитя. А потом сказал:

— А как же! И природа — наша матушка, и озеро Байкал, и речка Ангара, дочь его. Все они наделены живой силой, но видеть ее и говорить с ней — может не всякий. А за то, что накормили старика, расскажу я вам одну легенду.

Взял шаман в руки отставленный на время бубен, и зазвучал он, и потек его голос, словно тихий ручей, постепенно набирая мощь.

Давным-давно жил в этом озере могучий богатырь Байкал. Был он силен, злата и серебра у него не сосчитать, но суров был старик. Как рассердится — пойдут волны по озеру, затрещат скалы. И была у Байкала единственная дочь — Ангара. Прекрасна, как лебедь. Красивее ее не найдешь на всей земле. Очень любил ее строгий отец и боялся потерять. Заточил он ее под водами озера, и томилась там девица, мечтая о свободе.

Прилетела однажды чайка с Енисея, села на утес и стала рассказывать о вольной жизни в енисейских степях. Молвила и о красавце Енисее, потомке Саяна. Будто нет мужественнее и добрее юноши. Прекрасен лик молодца, как и сердце его. Услышала птичьи речи Ангара и совсем загрустила. Захотела она посмотреть на молодца, да только вырваться не может из темницы.

В отчаянии упала девушка на колени и взмолилась богам: «Ой вы, тэнгэринские боги! Сжальтесь надо мной. Погибает моя молодость, увядает красота, умирает надежда на девичье счастье. Томится моя душа, рвется на свободу, а сил нет. Прошу, сотрясите землю, раскройте стены темницы! Расступитесь воды, пропустите солнечный свет. Вольного воздуха грудью вдохнуть хочу, и увидеть милого Енисея».

Узнал об этом Байкал, рассердился и запер ее еще крепче. Решил найти ей жениха, но из соседей. Выбор пал на смелого и богатого купца Иркута. Узнала юная девушка о выборе отца и горько заплакала. Не нравился ей Иркут, сердце жесткое, черное у него было. Только о золоте думает он, да о богатой невесте. Взмолилась Ангара. Уж как просила отца не отдавать ее душегубу, да все напрасно. До свадьбы еще глубже спрятал он дочь под хрустальными запорами.

Плакала и просила о помощи прекрасная Ангара, и услышали ее потоки озерные. Стали подмывать скалы. В последнюю ночь перед свадьбой крепко спал старик, ничего не слышал. Взломали ручейки запоры и освободили девушку. Вырвалась Ангара из темницы и побежала к своему любимому. Проснулся Байкал, увидел открытые запоры и затрясся в великом гневе. Вышел из дворца и поднялся наверх. Заволновалось озеро, волны ходуном пошли, почернело небо над головой, склонились к земле деревья. Испугалось все малое и большое зверье, все птицы и рыба, да попрятались. Лишь бы подальше от сверкающих глаз Байкала. Застонал ветер, закрутился бурей под силой старца, отломил от огромной скалы камень, и упал кусок утеса в ту сторону, куда направилась Ангара. Да только далеко она убежала. Не помешал уйти ей камень. А обломок скалы с тех пор так и лежит на том месте, омываемый водами реки. Больше тысячи лет стремится Ангара в Енисей и соединяется с ним, а кусок утеса, что бросил вслед непокорной дочери Байкал, люди назвали Шаман-камнем. Стали к утесу дары приносить, просить камень, что лежит у истока Ангары о помощи. Говорят, камень этот просьбы выполняет, если пожелать от чистого сердца. Доброму человеку поможет. А воды священного Байкала испокон веков от многих болезней излечивают.

Старик замолк, а мы еще долго сидели в тишине, потрясенные глубиной и певучестью голоса и красотой легенды.

— А что, дедушка, такой камень действительно существует? — спросила я.

— Стоит он, куда денется. Только верхушка-то и видна из воды. Вам в поселок Листвянка нужно ехать, там он сразу виден, да и любой покажет, где Шаман-камень.

Спать легли мы рано, а когда проснулись — старика уже и след простыл. Увлеченные легендой, решили отправиться в Листвянку. Старик оказался прав. В поселке все знают, где стоит камень. Да мы и сами его, оказывается, видели, только не знали, что это он. На пристани наняли моторную лодку с хозяином. Доплыли до камня, что посередине истока Ангары находится, и, сделав возле него круг, стали просить об исполнении наших желаний. Течение тут сильное. Я успела быстро прикоснуться к верхушке гиганта и пожелала, чтобы в мою жизнь пришла настоящая любовь. Хочу во время отпуска найти свое счастье! Танька с Шуриком прикоснулись вместе, а глаза такие счастливые! Уверена, что о ребеночке просили. Семь лет женаты, а детей все нет. Скосила глаза в сторону Мишки. Интересно, а что он загадал? А он, похоже, и не просил ничего. Мимо нас проплыл теплоход и посигналил нам гудком. Мы приветливо замахали ему руками вслед. Вернулись к своему облюбованному месту возле поселка Листвянка и вечером разожгли огонь. На свежем воздухе есть хотелось безумно. Приготовили кашу с тушенкой и уставшие, но полные впечатлений разошлись по своим палаткам.

Проснулась я от того, что солнечный луч светил мне прямо в глаза. Интересно, в палатке комары проделали дыры? Нет, они, конечно, огромные, но не настолько! Открыв глаза, уставилась на кроны высоких деревьев, сквозь листву которых пробивался солнечный свет. Села, с удивлением рассматривая странные серебряные браслеты на руках, скрепленные между собой цепью. И так увлеклась, что только потом обратила внимание, что я в зеленом бархатном платье, а волосы, что струились по плечам и падали на землю, имели светлый оттенок. Светлый?! Да у меня вообще волосы рыжие и длина их не ниже плеч! Оказывается, и это не предел моему удивлению. За мной внимательно из-под ресниц наблюдал некто, смахивающий на зеленую гориллу. Пусть и всхрапнула эта обезьяна для убедительности, будто она спит. Этот некто зеленый был похож на орка. Да-да. У него было мощное, крупное тело, и расположился он под соседним деревом. Одет в шкуры неизвестного животного. Мускулы у него такие, что не удивлюсь, если он зверя убил голыми ручищами, а шкуру на себя надел. На обнаженной груди виднелась татуированная вязь. Нос сплюснутый. Челюсть мощная, а из-под нижней губы торчали вверх острые клыки. Голова выбрита, только на макушке оставлены волосы и соединены в хвост-пальму. Похоже, он понял, что не убедил меня своим храпом. Затих. Потом открыл глаза. А я ошарашенно уставилась в черные немигающие отверстия на его лице. Я просила у камня о настоящей любви. Это, значит, мое счастье, ответ на мое желание? Неужели легенда не врет и камень все же волшебный? Присмотрелась к объекту своей любви. Да, нет, не может быть. Что я вчера пила? Брр… придет же такое в голову. Горилла зашевелилась и, сладко потянувшись, встала. Не глядя на меня, отправилась в кусты. Зачем и так понятно. Потихоньку до меня стало доходить, что это не сон, а реальность. Самое время делать ноги. Я, стараясь не совершать лишних движений, встала и вдруг поняла, что привязана к дереву. Толстая веревка держала крепко. Я подергала за нее и со вздохом снова села, пытаясь переварить информацию. Белые волосы, зеленое платье, орк. Я где? Или я кто?

В двух шагах журчал ручей, я к нему потянулась и замерла, рассматривая свое отражение. Да… попаданство по полной! Я разглядывала незнакомое прекрасное лицо с раскосыми изумрудными глазами, с аккуратным носиком и пухлыми губами. Ааа… А почему уши продолговатые и с тонкими концами наверху? Я что, эльфийка теперь? За разглядыванием меня и застал орк. Теперь мне стало страшно. Одна, в чужом теле, рядом это зеленое чудище. Камень, я ведь совсем не об этом просила!

Орк приближался. Я испуганно ползла назад, пока позволяла веревка, а потом зажмурилась и замерла. Все, сейчас меня съедят! Мишка, где ты? Но, кажется, людоед (тьфу, эльфоед) отложил свой завтрак на потом. Я все еще сидела, сжавшись, под деревом. Приоткрыла один глаз, страшно ведь. А орк присел передо мной и протянул широкую ручищу, а в ней спелая красная ягода, похожая на землянику. Это мне? Я уже во все глаза смотрела на орка. Он, улыбаясь, (от такой улыбочки озноб по всему телу) показывает, чтобы ела. Я продемонстрировала свои сцепленные руки, а он приблизил ручищу к моему рту и низким голосом говорит:

— Ешь!

А ты хоть руки мыл? Желудок показал, что ему плевать на такие мелочи. Я осторожно взяла губами одну ягоду, потом еще. Горилла счастливо расплылся в улыбке. Да, зубки у него что надо. А интересно, откуда он знает русский язык? Или это я стала понимать орочий? По законам попаданства мы должны говорить на одном языке. Может, это эльфийский?

Орк показывает, чтобы ела еще. Надо же, какие мы заботливые. Волнуется, чтобы не похудела перед тем, как зажарить. Кому охота кости есть. Я решила его не расстраивать. Все равно от ягоды вес не наберешь.

— Эленатириллинарилиэмитириэль.

Это он ко мне обратился?

— А? Повтори!

— Эленатириллинарилиэмитириэль, хорошо, что ты решила есть. Хозяин будет доволен.

Как он меня назвал? Я в жизни не выговорю. И про какого он там хозяина говорил?

— Я Елена. А не… Как ты там меня назвал?

— Эленатириллинарилиэмитириэль. Ведь тебя так зовут, светлая госпожа, — довольно проговорил орк без запинки.

Он, что, издевается? На вид тупее рожи не придумаешь, а вот проблем с выговариванием сложного имени не возникло.

— Зови Еленой, можно Леной, понял?

— Да, госпожа Элена.

Я мысленно махнула рукой. Все равно как. Тело-то не мое.

— Нам нужно идти.

— Сними с меня эти кандалы, — я показала на руки.

— Не могу. Ты меня обещала в лягушку превратить, — обиженно засопел орк.

— Да? А что, так не могу?

— Нет. Это ведь анти-магические браслеты. Притом лучшие. Сам хозяин делал.

Так, с хозяином ясно. Маг. Я нервно хихикнула, потом сделала серьезное лицо.

— Сними. Обещаю, что не превращу в лягушку (ага, превращу в противного паука, ЗЕЛЕНОГО). — Ну же, как там тебя звать?

— Брыхрф, — гордо вскинул он голову и выпрямил могучие плечи.

Я сделала усилие, чтобы не рассмеяться.

— Брыхрфуньчик, миленький, ты же не хочешь, чтобы мне было больно.

От таких нежностей орк растерялся, даже рот открыл от удивления. Закрыл бы, а не то муха залетит. Пасть захлопнулась. Словно орк прочитал мои мысли.

— Не-а. Я не смогу. Хозяин накладывал заклятье, а он очень сильный маг.

— И зачем я понадобилась твоему хозяину? — сладким голосом допытывалась я.

— А затем, чтобы… — он замолчал, видно, все же не так туп. — А вот сама у него и спросишь.

Это обнадеживало. Во всяком случае, жить пока буду. Ну, или пока не увижу этого хозяина.

Орк развязал веревку и скрутил в кольцо. Еще ведь пригодится.

— Вставай, госпожа!

Я уверенно замотала головой в стороны. Не пойду, что хочешь делай.

— Как знаешь. Все равно пойдешь.

Он поднял меня, как пушинку и закинул на плечо. Я охнула. А он с гоготом хлопнул меня ручищей по мягкому месту. Я взвыла и пожелала ему провалиться на этом самом месте, но без меня. А ему хоть бы хны.

Шли мы долго. Я подперла рукой щеку. Шея затекла. Когда он уже устанет? У меня все тело затекло. Мысль, пусть несет, раз так ему хочется уже не казалась такой замечательной.

— Эй, ты! Поставь меня на землю! Я сама пойду.

Он тут же, не притормаживая, скинул меня с плеча. Не поставил на ноги, а, не предупреждая, нагло кинул на пыльную землю, как дорожный мешок. Я села на свою отбитую пятую точку и зло уставилась ему вслед, а он даже не остановился. Я продолжала сидеть, мне же лучше. Он все-таки остановился, развернулся и та-а-а-к посмотрел, что я вскочила. Да иду я, иду. Как только смогла со сцепленными руками, отряхнулась от грязи и пошла за орком. Куда, зачем — я не знала. Но я обязательно узнаю — и мало никому не покажется! Не зря на руках серебряные браслеты. Бояться надо меня! Вот с такими оптимистичными мыслями я плелась за орком и чуть не упала от усталости, когда он объявил привал.

— Тебе надо поесть, ты совсем ослабла за несколько дней, — сказал орк и протянул вяленое мясо, хлеб и кожаный мех с водой. Глотнула. Ага, наивная. В мешке оказалось настоящее вино, на удивление очень вкусное. По словам этого Шрека я поняла, что уже несколько дней с ним, ну, не совсем я, а она. Короче, я запуталась. Буду считать, что она — это теперь я. И, похоже, меня похитили. Только вот с какой целью? Как бы это выведать? А, будем брать наглостью.

— Брыхрф!

— У?

— А ты не боишься, что меня ищут, а когда обнаружат, от тебя мокрого места не останется?

— Не найдут, — безмятежно отмахнулся он рукой от моей угрозы и стукнул себя в широкую грудь. — Брыхрф умеет хорошо заметать следы.

— Моя семья отомстит за меня.

— Эльфийский король глуп, если надеется нас найти. Мой хозяин дал мне скрывающий амулет.

— Да? Сам король, говоришь, ищет? Я что, такая ценная?

Орк слегка удивленно посмотрел на меня.

— Дык ты принцесса, сестра короля Трантинидуэлла.

Мдя, повезло же с имечком королю. Ситуация понемногу стала проясняться. Кто-то, а точнее хозяин орка, велел украсть меня, только непонятно зачем. Судя по речам этого Шрека, его хозяин — маг, при том сильный, раз не побоялся умыкнуть меня из-под носа короля. Я — эльфийская принцесса, девушка, конечно ценная. Не уродина. Да ладно, не прибедняйся, красавица неописуемой лепоты, магиня… Э, что бы еще добавить? В душе сама ангел (надо же и себя похвалить). Такая любому понравится. Только вот конкретно бы знать, что меня ждет.

Поев, я с удовольствием легла под сенью дерева и закрыла глаза. В моей жизни так все быстро изменилось. Мне бы привыкнуть теперь, что я не обычная москвичка, а настоящая эльфийская принцесса. Похоже, я задремала. Меня грубо разбудили. Распахнув свои большие, и, уверена, что невероятно злые глаза, я процедила сквозь зубы:

— А повежливее никак нельзя?

— Надо идти. Принцесса уже достаточно отдохнула, — а глаза больно смотрят насмешливо.

Подозрительно. У меня создалось ощущение, что он меня знал раньше и мстит мне за что-то. А может, я была злой принцессой? Так я — не она. Не виноватая я. Со вздохом я поднялась.

— Скажи, а раньше мы с тобой случаем не встречались?

— Нет, принцесса, — ухмыльнулся орк.

— Давай так, ты с этого момента будешь заинькой, будешь вежливо и с должным почтением обращаться ко мне, а я не пожалуюсь таинственному хозяину на твое поведение. Идет?

Шрек снова ухмыльнулся.

— Брыхрф согласен. Только ты тогда даже не мечтаешь о побеге и будешь делать все, что я скажу.

— Ага. Ты меня попросишь платье снять, мне что, раздеться?

Глаза насмешливо сверкнули.

— Брыхрф умеет быть вежливым.

Ладно, все равно мне бежать некуда. Я даже не знаю, в каком мире оказалась. А этот орк хоть не пристает.

— По рукам.

Я протянула ему руки ладонями вверх, так как одну не могла показать, связаны они. Он удивленно смотрел на меня.

— Ты должен хлопнуть по руке.

— Зачем?

Со вздохом опустила руки. Понятно. Здесь так не принято.

Мы отправились дальше в путь. Шли несколько дней. Орк вел такими тропами, что захоти я найти то место, где впервые очнулась в этом мире, не нашла бы. Я даже стала привыкать к своему личному орку. Он выполнял условия и был сама предупредительность. Переносил через ручей, делал мне мягкое ложе перед сном, ловил дичь и готовил на костре. Я ни в чем не нуждалась. Свежий воздух, первозданная природа, восхитительный вид и натуральная, здоровая пища. Чем не отдых! Погони за нами не было. Может, я переоценила братскую любовь? Вдруг у меня был скверный характер, и братец только рад был избавиться от меня?

От мыслей меня отвлекли мужички разбойного вида. Появились они внезапно, и их было много. Они знали это и поэтому держались довольно разнузданно и нахально. Я обеспокоенно глянула на Брыхрфа. Он ничуть не волновался. Первый, что стоял ближе всех, перекидывал небольшую булаву из одной руки в другую и мерзко скалился почти беззубым ртом.

— Ты глянь, какая нынче рыбка сама плывет к нам в руки!

— Чур, эта цыпа моя! — сказал одноглазый романтик с большой дороги, что стоял справа от беззубого.

— А почему сразу твоя? — обиженно проворчал один задохлик в рваной рубахе.

— Забыли, — смачно сплюнул на землю тот, кто стоял ближе всех к нам и тяжело глянул из-под широких бровей на бандюг.

Похоже, он предводитель разбойников. Ребятки сразу притихли.

— Мою постель еще не согревала светлая эльфийка. А такую нежную я буду беречь и не сразу отдам вам на потеху.

Мне, наверно, надо начинать уже беспокоиться.

— Брыхрф? — взволнованно прошептала я.

Он одним движением задвинул меня за спину. Снял секиру с пояса, одно нажатие на рукоятку — и она увеличилась в размерах. Свободно размахивая секирой, он пошел на разбойников. Не поворачиваясь ко мне, сказал:

— Беги!

А меня и упрашивать не надо. Помчалась я со всех ног. Бежала, пока не выдохлась. Остановилась у озера. Упала на берег, а сама почему-то реву. Неужели орка жалко? Разбойников с десяток было и все вооружены до зубов. У него нет шансов. Он тут единственный, кого я знаю. Да и смешной он, иногда о себе в третьем лице говорит. На вид простой совсем и необразованный, но иногда, когда думает, что не вижу, смотрит так, что невольно сердце начинает биться. Глаза у него красивые, задумчивые. Сижу, носом шмыгаю, слезы рукавом вытираю, а тут:

— Принцесса, неужели слезы по мне льешь?

— Ты?! — отняла руки от лица и повернула голову вправо.

Брыхрф присел на корточки.

— Я. А ты много в этом лесу орков видела?

— Брыхрфуньчик, миленький, живой! — вскочила я и кинулась к нему на шею. От неожиданности он упал на землю. Его лицо стоило видеть. У бедного даже глаз задергался. Нервный тик, наверное. Упав на него, я радостно засмеялась. Боже, какой же он большой! Удобно расположившись у него на груди, чистосердечно призналась:

— Как же я рада тебя видеть! А что с разбойниками?

— Разбежались от страха, — наконец, пришел он в себя.

А потом посмотрел так внимательно.

— А ты, и правда, рада меня видеть?

— Конечно!

Довольное лицо расплылось от улыбки, что невольно захотелось сказать какую-нибудь бяку. Я сползла с огромной тушки и села рядом.

— Кто же будет обо мне заботиться? — добавила я с улыбкой, хитро щурясь на лежащего орка.

Шрек опечалился. Правда, ненадолго. Понял, что издеваюсь и заулыбался своей клыкастенькой улыбочкой.

Солнце стояло в зените и нещадно припекало. Я попросила орка отойти подальше, чтобы я могла искупаться. Он оставил мыло и отошел за деревья. Раздеться я не могла, мешали серебряные браслеты на руках. Взявшись за платье, подняла его вверх и держала над головой, когда в белой кружевной сорочке зашла в озеро. Чувствовала я себя ужасно грязной. Чистая, прохладная вода принесла облегчение. Я смогла только освежиться, но, выйдя на берег и опустив подол платья вниз, намылила волосы и сполоснула их. Теперь я чувствовала себя лучше. Мокрая сорочка под платьем хорошо охлаждала тело. И все то время, которое я находилась в озере, меня не покидало ощущение, что за мной наблюдают.

Потом Брыхрф развел костер, и мы перекусили.

— Брыхрф, а ты давно служишь своему хозяину? — спросила я.

— Давно.

— А какой он, твой хозяин?

С языка рвался другой вопрос: кто твой хозяин? Но на ответ я не надеялась.

Орк задумался. Он изменился после встречи с разбойниками. Тупое выражение исчезло с лица. Ох, не прост этот орк! Прикидывается только, что глуп.

— Справедливый и несчастный.

Такой ответ я совсем не ожидала. Черный маг, демон, некромант, колдун — что угодно из того, что перечислила. Но несчастный?!

— А что у него случилось?

— Проклято его королевство.

— Он принц? — любопытство мое росло.

— Король темных эльфов, — сказал орк и внимательно посмотрел на меня, ожидая реакции.

Ну, король? Я ждала, что он скажет дальше. Он впечатлился моей спокойной реакцией.

— Тебя это совсем не коробит?

— А должно? Ты же сказал он справедливый. Не убьет же он принцессу?

— Светлые эльфы воюют с темными уже вечность.

— Поэтому ты выкрал меня? Чтобы взять в заложницы?

— Ты связана. Это так. Но ты не заложница.

— Сколько король обещал заплатить тебе за эльфийскую принцессу? Моя семья даст тебе вдвое больше.

— Нисколько. Я хочу помочь королю снять проклятие.

— А я тут при чем?

— Ты можешь это сделать.

— Я?

— Темное королевство проклял твой дед, когда проиграл в последней войне. Оно медленно и мучительно погибает. Ты единственная, кто сможет вдохнуть жизнь в темные земли. Только носитель силы Земли и Созидания способен помочь.

Я слушала, опустив голову.

— Брыхрф, а если я не смогу ничем помочь? — с горечью сказала я и посмотрела на орка.

— Значит, король сделает все, чтобы ты согласилась, — жестко ответил орк.

Я удивленно дернулась. На мгновение мне показалось, что зеленое лицо потемнело и изменилось. Это было только мгновение. Я моргнула — видение пропало. Показалось.

— А если я не совсем принцесса?

Ну все, теперь он точно меня убьет! Зачем я призналась? Теперь он поймет, что от меня нет никакого прока, и прикопает где-нибудь в лесу. Ну и пусть! Надоело по лесу шастать! Хочу домой, в Москву, в свою старенькую квартиру!

— Сегодня утром ты еще была принцессой.

— А ты ее хоть раз видел? Откуда знаешь, как должна выглядеть принцесса?

Когда я в стрессе — всегда иду в наступление.

— Знаю, и очень хорошо.

— Ага! А сам говорил, что мы никогда не встречались.

— Я видел тебя пару лет назад. Ты даже внимания не обратила на меня.

— И когда это было?

— На приеме у короля Трантинидуэлла. Ты только раз бросила в мою сторону холодный, равнодушный взгляд.

Я подозрительно посмотрела на орка.

— Ты ведь не тот, за кого себя выдаешь? Это так? Простые орки не бывают на приемах у королей.

— Ты права, моя принцесса. Но сейчас нам нужно найти пещеру с кристаллами. Мы телепортом отправимся туда, где ты все узнаешь.

— И где эта пещера?

— Возле озера, недалеко.

— Тогда не будем тянуть кота за хвост. Хочется поскорее узнать правду, — сказала я, поднявшись с земли.

Пещера действительно была совсем рядом. Вход в нее был закрыт ползучими растениями. Брыхрф сделал проход, мы зашли внутрь и пошли по туннелю. Чем дальше мы шли, тем шире и светлее он становился. Внутри небольшой пещеры светились белым светом кристаллы, мягко освещая каменные неровные стены.

— Что это за светящиеся камни? — с любопытством спросила я.

— Они обладают очень важной способностью: они полностью поглощают выброс магической силы. А при переходе всегда выходит сгусток энергии, по которому можно вычислить, откуда и куда мы ушли.

— Мы идем в темные земли?

— Да.

Орк достал шар небольшого размера и бросил на землю. Шар увеличился и вспыхнул жидким синим огнем. Образовался портал в виде круга, в который нас втянуло. Не успела я опомниться, как оказалась во дворце с золотой лепниной на стенах, большими окнами и высоким потолком. Я ошарашенно смотрела по сторонам. Но дальше происходила еще более удивительная вещь. Силуэт орка вдруг подернулся дымкой, расплылся, и через пару секунд передо мной стояло совсем иное существо. Темный эльф. Значит, тогда были не глюки? Все такой же высокий и широкий в плечах, с теми же черными глазами, но линии загорелого незнакомого лица правильные, я бы даже сказала изящные и красивые, а длинные волосы черного цвета спускались вниз на плечи. Он не был тонким и хрупким, как юноша. Передо мной стоял зрелый мужчина. Все его движения были наполнены изящной грацией и уверенностью. Он с почтением склонил голову передо мной.

— Я — король темных эльфов, Даниирхиманшеим. Узнав от своих шпионов, что ты, принцесса, возвращаешься из Академии Магических Наук с охраной только из двух эльфов — воинов, пусть и опытных, решил украсть тебя. Ты слишком была уверена в своей неуязвимости, и я понял, что это мой шанс. Приняв облик орка для того, чтобы запутать след, я легко усыпил тебя и твоих стражей, и выкрал из шатра. А дальше ты все знаешь. Я должен объяснить, почему так поступил. Каждый день в моем королевстве кто-то умирает от голода. Вот уже почти сто лет на земле ничего не растет. Сильная засуха превратила некогда плодородные земли в бескрайнюю пустыню. Моя казна пуста. А я, последний из рода Дехрейнов, вынужден смотреть на страдания своих поданных. Сильно проклятие твоего деда. Многие пытались снять его, но ты единственная, кто обладает силой своих предков и способна избавить нас от гибели. Я пытался поговорить с твоим братом, но мне было отказано в беседе с ним. За смерть твоего отца платит весь темный народ. Я, Даниирхиманшеим из рода Дехрейнов, прошу о милосердии! А за гибель твоего отца я готов понести любое наказание.

Я молча и в нерешительности кусала губы. Я готова была ему помочь, но как? Ведь я не настоящая принцесса. А имеет ли это значение? Вдруг то, что я оказалась здесь — не случайно. Принцесса никогда бы не простила убийцу своего отца, а я, обладая телом, а может и магией светлой эльфийки, смогла бы помочь.

— Я сделаю все возможное, чтобы снять проклятие, — тихо сказала я. — Но ты должен расстегнуть браслеты на моих руках.

Я подняла глаза, и сердце пропустило удар. Его глаза сверкали ярче солнца. Я не в силах была отвести взгляд от его прекрасных очей, столько надежды и теплоты в них было.

— Да, принцесса.

Он подошел ближе и взял мои руки за запястья. Стал шептать слова на неизвестном языке. На последнем слове браслеты со щелчком расстегнулись сами по себе и упали со звоном на мраморный пол. Я потерла запястья и стала прислушиваться к себе. Ничего не изменилось. Магическая сила не разлилась потоком по венам, не наполнила мое тело, не сконцентрировалась в виде сгустков яркой энергии, исходящих из моих ладоней. Видно, только в книгах такое бывает. Я ожидала, что почувствую себя всемогущей, а почувствовала себя разочарованной. Король наблюдал за мной несколько минут, и потом спросил:

— Ты чем-то обеспокоена, Элена?

Если я скажу, что не чувствую никакой магии, он поймет, что я ненастоящая принцесса. А что тут делают с самозванками, мне не хотелось выяснять.

— Нет. Все в порядке. Что я должна теперь сделать?

— Для начала отдохни. А через неделю при восходящей луне ты проведешь обряд. Тебе понадобятся все силы.

Что это за обряд, я не знала. Но я, как и одна героиня из известного романа, мысленно сказала себе: «Я подумаю об этом завтра».

В зал вошли четыре стражника, очень смуглые, почти черные, в одинаковых одеждах: синих камзолах и ярко-красных свободных шароварах. Они опустились на одно колено перед своим господином.

— Отведите принцессу в ее покои и не оставляйте ни на миг.

Слуги поднялись с колен и окружили меня со всех сторон.

— Я думала, ты доверяешь мне! — с укором обратилась я к королю.

— Я верю тебе, принцесса. И знаю, что ты не способна на подлость. Но не все темные эльфы думают также. Стражники защитят тебя.

— Что меня ждет после ритуала?

— Я верну тебя домой, моя принцесса. Обещаю.

Домой? А где теперь мой дом? Почему меня не обрадовали его слова? Он вдруг отвернулся к окну, чуть нахмурив брови. На меня он больше не смотрел.

Мне ничего не оставалось, как выйти из зала вслед за стражниками, которые вели меня по длинным коридорам. Мы остановились возле комнаты с дверями из драгоценного желтого метала. Два стражника остались стоять при входе. «Словно золотая клетка» — подумалось мне, когда я рассматривала свои роскошные апартаменты. Безмолвные, темноволосые служанки принесли мне новую одежду, наполнили ванну горячей водой. С каким удовольствием я «по-человечески» помылась! После ванны меня растерли ароматными маслами и сделали массаж. От усталости, накопленной за несколько дней дороги, я быстро и незаметно для себя уснула.

Проснулась я рано. Вышла на балкон и невольно залюбовалась зеленым садом и ухоженными лужайками. Странно, я не видела запустения, клумбы пестрели яркими красками, воздух был наполнен сладким ароматом цветов. Вошли служанки, принесли мне завтрак и помогли одеться в легкое, полупрозрачное платье. Приведя волосы в порядок, я вышла из комнаты. Два стражника тенью последовали за мной. Перспектива невеселая, но придется потерпеть. После ритуала меня отправят к светлым эльфам, но примут ли меня там за свою принцессу? В этом мире я чужая. Самозванка поневоле. А как вернуться в свой мир, я не знаю.

В саду я села на край фонтана, опустила руку в воду и задумалась. Ко мне сразу подплыли пару золотых рыбок. Они словно ручные тыкались носом в ладонь и хватали ртом пузырьки с пальцев.

— Как спалось в моем дворце, принцесса?

Я от неожиданности вздрогнула. Король темных эльфов тепло смотрел на меня. От его взгляда сердце взволнованно забилось. Сколько он уже здесь стоит?

— Спасибо. Я хорошо выспалась, Ваше Величество, — я встала и чуть присела перед королем, опустив голову. Потом не удержалась и глянула на короля.

Его красивые губы тронула печальная улыбка.

— Встань, Элена, и скажи: что же изменилось за эту ночь? Ты обращаешься ко мне по этикету, но так холодно и отстраненно. Я предпочитаю ничего не менять. Зови меня Даниир. Или орк Брыхрф тебе больше нравился?

Я смутилась. Сама не знаю, что на меня нашло.

— Я… не знаю.

Он улыбнулся и взял меня под руку.

— Неужели орк предпочтительней короля темных эльфов? — с притворным ужасом в голосе сказал он. Тогда давай просто сделаем вид, что ты гостишь в моем дворце, прекрасная принцесса. А когда тебе наскучит, сядешь в свою карету и умчишься домой в Светлый лес.

Он повел меня по дорожке, усыпанной сверкающей галькой в сторону беседки, увитой темно-зеленым плющом. Там был накрыт стол на две персоны.

— Попробуй вот эти сладости, моя принцесса. Они тают на губах прохладной патокой и превосходно освежают в жаркий день.

Мороженое. Мятное, с фисташками. Это было необычайно вкусно. А еще я не могла насмотреться на короля. Его темные глаза завораживали, а его красивые речи искушали. А от случайного прикосновения к его руке я вспыхнула, как девчонка. Я не могла понять, что со мной происходит. Не хватало мне еще влюбиться в темного эльфа для полного счастья!

— Ты говорил, что твои земли превратились в пустыню.

— Все, что ты видишь, это умело сотворенная иллюзия. Это единственное, что я могу сделать для своих подданных.

— И мороженое? — удивилась я.

Мне оно показалось настоящим.

— Ты так называешь эти сладости? Нет. Я добавил лишь немного магии для заморозки.

— Ты сильный маг. Я и не думала, что это иллюзорный обман. Выглядит так реально. А как на самом деле выглядят твои земли?

Он провел рукой. Беседка осталась, но теперь на месте цветущего сада была пустыня. Желтая высохшая земля была покрыта трещинами, а горячий воздух плавился и, перемещаясь, искажал линию горизонта. Мертвое место. Здесь нет жизни. Я встала и вышла из беседки. Горячий воздух обдал жаром мое лицо, колыхнул полы легкого платья. Я посмотрела в сторону дворца. Его вид был плачевен. Почти разрушенный, на фоне красного марева, он казался больным искореженным стариком.

— Это так ужасно! — я посмотрела на Даниира.

Он снова провел рукой. Я стояла на зеленой траве, на ветках деревьев пели птицы, а королевский дворец сиял белизной при свете солнца, но все это было красивым обманом.

— Элена, ты можешь сделать все вокруг настоящим.

— Что я должна сделать?

— Ты поймешь.

— Но как? — расстроенно спросила я.

— Тебе подскажет сердце.

Он прикоснулся ладонью к моей груди, а я замерла от нахлынувших чувств. Я смотрела в его глаза и только сейчас осознала, что пропала еще тогда, когда впервые заглянула в них. Камень сыграл со мной жестокую шутку. Я впервые полюбила того, чье сердце осталось холодным, в то время как мое готово было разорваться. Нежность, восторг, радость наполняли его. И в то же время грудь сдавила необъяснимая боль. Темный эльф не двигаясь, печально смотрел на меня.

— Каждое утро я буду ждать тебя в этой беседке и буду счастлив, если ты придешь, моя прекрасная принцесса.

Он склонился и поцеловал мою руку. Потом медленно поднял голову. Его губы оказались на опасном, близком расстоянии от моих, а у меня во рту все пересохло, словно пустыня была не только вокруг.

— Я приду, — еле слышно сказала я.

Мне на секунду показалось, что он борется с собой. Он стал приближать свое лицо, но вдруг опомнился и резко отпрянул.

— Доброго дня, принцесса.

Он сдержал свое обещание, а я свое. Каждое утро мы проводили вместе, а потом мне предоставлялась полная свобода. Я бродила по дворцу, гуляла в саду и, не увидь я своими глазами разрушение, не поверила бы, что вокруг меня все иллюзорно. Моя охрана не оставляла меня ни на минуту, они двигались неслышно, и я перестала обращать на них внимание. Я видела на лицах своих защитников осторожность и предубеждение ко мне. А вот служанки, наоборот, искренне верили, что я смогу возродить их земли. Я была не уверена, ведь я — не магичка, но один случай помог мне поверить в себя.

В тот день я шла по дворцу и встретила королевского мага. Не понять, кто это, было невозможно. Темное одеяние с капюшоном, сам высокий и худой, а глаза пронзительные и черные. Служанки шептались о нем со страхом в глазах. От него веяло замогильным холодом. Взгляд его прошелся по мне, и я почувствовала себя маленькой беззащитной рыбкой, пойманной щупальцами спрута. Нутром чувствую: этого гота надо обходить стороной. Он так неожиданно оказался у меня на пути, что я невольно подалась назад на пару шагов и остановилась. Мои стражники почтительно опустили головы, боясь даже поднять глаза. Интересно, а как же они будут меня защищать?

— Здравствуй, светлая принцесса.

Я чуть присела и склонила в приветствии голову, а потом гордо выпрямилась. Хорошо вживаюсь в свою роль.

— Здравствуй, Арахорн.

— Значит, слышала обо мне. Смею предположить, не самое лестное?

— Ты о том несчастном сапожнике, которому не посчастливилось угодить придворному магу? Туфли уже не жмут?

Бедный сапожник так волновался, когда маг заказал ему сделать обувь, что умудрился пошить туфли на размер меньше. На официальном приеме королевский маг прихрамывал. И потом, когда находился редкий смельчак и передразнивал колдуна, то по ковыляющей походке все узнавали мага Арахорна. А у сапожника отпала необходимость кроить себе обувь. Говорят, вместо ступней у него теперь копыта. Не думала, что у меня есть склонности к самоубийству, иначе, кто меня тянул за язык?

— Осторожнее, принцесса! — зло выдавил маг.

С чувством самосохранения у меня точно проблемы. Я изобразила на лице удивление.

— И что же тогда? Темный маг достанет свою волшебную палочку и накажет светлую магиню?

На секунду представилась такая картина. Вот Арахорн кладет меня поперек своих коленей и, приподняв подол моего платья, стегает волшебным прутиком по обнаженному мягкому месту. А я от каждого удара вскрикиваю и умоляю оставить мое ни в чем неповинное, чувствительное место в покое. Я хихикнула. Придворный маг зловеще усмехнулся. Ой, вот прямо с такой улыбкой его представляла! Она явно предвещала мне неприятности. За что?! За то, что сказала ему, что именно нелестного слышала о нем? Да, правду никто не любит. Я вздохнула.

Маг сделал едва уловимое движение, я даже не сразу поняла, что произошло. Один из стражников вдруг оказался между мной и колдуном, а потом стал медленно оседать на каменный пол. Я в немом удивлении смотрела на темного эльфа у своих ног. А потом до меня дошло. Нападение! А стражники ценной своей жизни должны защищать меня. Арахорн посмел кинуть в меня смертельное заклинание, и эльф выполнил свой долг — закрыл меня своим телом. Со слезами я опустилась на колени и посмотрела на мага. Три остальных охранника окружили меня, зорко наблюдая за магом. Как я была не права по отношению к ним!

— Зачем ты это сделал? — обратилась я к магу.

— А разве светлая принцесса не сильнейшая магиня? Разве она не может защитить себя? Наш король верит, что ты вернешь былое величие темному народу. Ну же, принцесса, покажи, на что ты способна. Вдохни жизнь в верного стражника.

Сквозь слезы я смотрела на красивое, застывшее лицо своего защитника. Глаза стражника были слегка распахнуты от удивления и боли. Умер он мгновенно. Я не знала, что делаю, я только хотела, чтобы он жил. Склонившись над эльфом, я прикоснулась к его губам. Со стороны это выглядело как поцелуй. А потом, набрав полные легкие, выдохнула ему в рот, чувствуя, как теплая энергия струится от меня к молодому эльфу. Стражник дернулся и с шумом вдохнул воздух. Я отстранилась от него, не веря своим глазам, и радостно улыбнулась своему защитнику.

— С возвращением.

Его подняли эльфы-охранники. Они наблюдали за волшебством, изумленно переглядываясь между собой. Теперь я не видела на их лицах недоверия. В этом мире у меня появились самые преданные друзья. На их лицах я читала решимость и хрупкую надежду на счастливое будущее. Мой телохранитель, видно, не понял еще, что с ним произошло. Поэтому удивленно смотрел на меня.

— Ты действительно Созидающая, — сипло сказал колдун, отступая в тень колонн.

А я не оглядываясь, пошла дальше. Сердце мое радостно стучало. Я смогу помочь темному народу!

Неделя пролетела незаметно. Я безмолвно страдала от своей любви и скорой разлуки, а король все более веселел. Он с нетерпением ждал, когда придет день для ритуала, а я все тускнела и чахла от неразделенных чувств. Конечно, он рад. Теперь-то он уверен, что я смогу осуществить его надежды и мечты. Я всем сердцем желала помочь эльфийскому народу и постараюсь сделать все возможное, чтобы по этим землям снова текли реки, наполняя жизнью и силой все вокруг. Но я знала, что скоро покину того, о ком мечтала и о ком просила у камня.

И вот этот день наступил.

Утром я пришла в беседку, и король не ушел как обычно, а провел весь день со мной. И впервые за эту неделю я была счастлива. Когда зажглись первые звезды на небе, он с улыбкой повел меня по дворцу. Мы зашли в необычную залу, где не было крыши. Над нами сверкали звезды. Посередине стоял алтарь, а на нем лежала старинная раскрытая книга.

— Где мы?

Я была очарована сказочной комнатой.

— Мы в святая святых. Здесь хранится самая древняя книга, описывающая историю рода Дехрейнов. Вытяни руку и произнеси заклинание над этой книгой, Элена, и ты снимешь проклятие и поможешь всему темному народу, освободишь его от ужасной участи.

Легко сказать. Я до сих пор не знаю, что мне делать. Как помочь и чем темным эльфам и их умирающей, иссыхающей земле. Дождь! О, точно! Я должна вызвать сильный дождь. Он хочет возродить земли, а что такое вода, как не жизнь? Я решила действовать интуитивно.

Встала возле раскрытой книги и протянула ладонь. Потом закрыла глаза и мысленно приказала, чтобы пошел сильный ливень. Но ничего не происходило. Чтобы я не говорила, как бы не призывала дождь — не помогало ничего. Я готова была расплакаться и посмотрела на Даниира, в надежде, что он подскажет нужное заклинание.

Король, видя мои тщетные попытки, улыбнулся ободряюще и сказал:

— Не волнуйся, просто при произнесении заклинания ты должна вложить в него свою силу. Ты — Созидающая, несущая любовь, свет и жизнь. Ты должна пробудить в себе эти чувства.

Его глаза сверкали, словно яркие звезды.

Я попробовала еще раз, зажмурила со всей силы глаза, но опять ничего. Я видела, что король опечален, но старается не показать вида. И вдруг он встал на колени передо мной.

— Когда-то мой отец, стоя у Священной Книги, просил руки у моей матери. А теперь хочу это сделать я. Элена, согласна ли ты разделить со мной мою жизнь?

Я не верила происходящему. Он хочет, чтобы я осталась? Ведь он сам говорил, что отправит меня к светлым эльфам.

— Ты просишь моей руки?

— Да, моя принцесса. Я прошу тебя стать моей женой.

— Скажи, ты из жалости это говоришь?

Мне вдруг не хватило воздуха, а сердце болезненно сжалось.

— Нет, моя любимая. Я чувствую, ты расстроена. Но, видно, и ты не в силах снять проклятие. Силен был твой дед. Не печалься, милая принцесса. Выходи за меня замуж. Мы проживем с тобой замечательную жизнь. Я ждал тебя так долго и теперь не могу представить свою жизнь без тебя, — его голос взволнованно прервался.

— Да, — только и смогла вымолвить я.

Даниир поднялся с колен и сжал меня в своих объятиях. А потом он бережно обхватил мое лицо ладонями, словно хрупкую вазу, и поцеловал. Мои ноги еле держали меня. Мне пришлось схватиться за его плечи, чтобы не упасть. Со мной снова стало происходить то, что и тогда, когда я смогла вдохнуть жизнь в стражника. Любовь сияла во мне. Теперь энергия шла от меня волнами, преображая все вокруг. Небо заволокло темными тучами, они закрыли сверкающие звезды. Грянул гром, и крупные дождевые капли впервые за сто лет упали на изможденную высохшую землю.

— Элена! — радостно закричал Даниир, перекрикивая грохот. — Смотри, у тебя получилось!

Я счастливо смотрела на своего любимого, чувствуя, как силы покидают меня. Я стала падать.

— Радость моя, что с тобой? Почему ты вся дрожишь?

— Прости, Даниир. Мне кажется, я слабею.

Он с волнением вглядывался в мое, наверно, побелевшее лицо. Я закрыла глаза, как же приятно чувствовать прохладные капли на разгоряченной коже. Меня стало трясти.

— Нет! Ты не можешь оставить меня! Перестань, сейчас же. Не отдавай последние силы. Я не смогу жить без тебя! — он с силой прижал меня к своей груди.

Я счастливо улыбнулась. Он любит меня. С этой мыслью я медленно погрузилась в темноту.

Очнулась от стойкого ощущения, что мою грудь нагло трогают. Этот кто-то очень смелый! Открыв глаза, минуту пыталась понять: почему я дома. Неужели все приснилось? Орк, фентезийный мир, потом орк — это уже не орк, а король темных эльфов. А потом я возродила его земли. А сейчас лежу на диване в своей двухкомнатной квартире, а под одеялом чьи-то руки уже переместились ниже. Не могу сказать, что мне было неприятно, был даже такой момент, что я чуть не застонала от удовольствия, но любопытство одолело меня. Я скинула одеяло и испытала второй шок.

— Мишка?!

— Да, милая.

— Какого черта ты делаешь?

— Занимаюсь с тобой любовью, глупышка.

И в доказательство он подключил к своим рукам губы. Я от такой наглости вскочила с дивана. Обхватила себя руками, прикрывая обнаженную грудь. Потом увидев халат, быстро накинула его, наконец, почувствовав себя защищенной.

— Объясни, как я оказалась тут. Я помню Байкал, а потом… А потом я просыпаюсь в своей квартире.

Мишка резко сел, ничуть не смущаясь своей наготы, запустив пальцы в волосы. Я старалась смотреть, не опуская взгляда вниз. А фигура у него ничего. Блин, о чем я думаю? Мишка положил руки на колени и, подняв глаза, с долей разочарования произнес:

— Лена?

— Нет, привидение.

— Вот черт!

Мишка быстро натянул трусы. Я тактично отвернулась.

— Пойдем на кухню, я попробую тебе все объяснить.

По пути на кухню я зашла в ванну. На полке возле зеркала стоят мужской одеколон, пена для бритья, бритвенный станок. Висят два полотенца, в стакане две зубные щетки. Мишка время даром не терял. И когда это он успел ко мне переселиться? Посмотрела в зеркало. На меня смотрела блондинка. Это была я, но немного измененная. Мне понравился новый имидж. Я умыла лицо, почистила зубы.

На кухне за чашкой кофе Мишка рассказал мне, что после проведенной ночи возле озера я сильно изменилась. Оказывается, я с Элен поменялась телами. А теперь она вернулась в свой мир, к Данииру… Я поделилась с Мишкой тем, что произошло со мной в мире эльфийки, стараясь сдерживать слезы. Потом. Когда останусь одна. С удивлением узнала, что Мишка любит меня еще со студенческой парты.

— Почему ты никогда не говорил мне об этом?

— А ты никогда не смотрела на меня, как на мужчину.

— А Элена?

— А она заметила, и первая сделала шаг.

Я посмотрела на друга совсем иными глазами. Глазами Элены. Красивый, светловолосый, конечно, в такого невозможно не влюбиться. И Элена не устояла против его завораживающего голоса. Я сама заслушивалась, когда он исполнял свои песни. Но сердцу не прикажешь любить. И как теперь со всем этим разобраться?

Мишка, когда понял, что у нас ничего не получится, ушел. В пустой квартире хотелось выть зверем. По вечерам и ночам приходилось вообще туго. Как закрою глаза, вижу Даниира. Его печальные глаза. Только радовалось тому, что он будет жить на обновленной земле, и его народ не исчезнет. Наверно, для этого я и появилась там, а то, что сердце разбито — такая малость. Первое время из-за депрессии не могла подняться с дивана. Лежала и смотрела в потолок, или спала. Когда отпуск закончился, я вышла на работу и постепенно жизнь вошла в свою колею. Чтобы отвлечься от мыслей, записалась на курсы по шитью и вышиванию. Как ни странно — помогло. Через год нечеткий образ короля эльфов все реже стоял перед глазами. Я с ужасом осознала, что стала забывать, как он выглядит. А когда вышила лицо Даниира на ткани, расплакалась. Впервые за все это время. Слезы перешли в рыдания. Позвонил Мишка и, не выдержав, приехал. Собрал все необходимые вещи и отвез меня в аэропорт. Ему удалось заработать хорошую сумму на выступлениях и о деньгах не пришлось думать. На работе я взяла отгул. Мы снова летели в Иркутск. Там сели на теплоход и поплыли к Листвянке.

— У меня осталось желание и камню придется выполнить его. Иначе… Иначе я женюсь на тебе и так окружу тебя заботой, что ты перестанешь плакать! И полюбишь меня.

Я слабо улыбнулась и сжала Мишкину руку. Мы наняли, как и в тот раз, лодочника и поплыли к Шаман-камню. Сердце забилось быстрей. Я хотела верить и в то же время очень боялась. Боялась, что не вынесу, если поверю, а ничего не изменится. Мишка прикоснулся к камню и закрыл глаза. Я же думала о Даниире. Ничего не произошло. Я все так же сижу в лодке и пытаюсь не расплакаться. Мишка хмуро попросил лодочника причалить к берегу. Решили заночевать в гостиничном домике возле истока реки Ангары. Свободная комната была только одна, но Мишка повел себя, как джентльмен. Уснула я в теплых объятиях с мыслью, что мне нравится чувствовать друга так близко.

Меня разбудило яркое солнце в той же постели. Долго не могла подняться, но с усилием заставила себя это сделать. Привела себя в порядок и вышла во двор. Мишка уже ждал меня там. При моем появлении устремился ко мне. В его глазах горела надежда на чудо. Я грустно улыбнулась и отрицательно покачала головой. Он понял, что ничего не изменилось.

— Придется тебе, Лена, принять мое предложение, — серьезно сказал он.

— Миш, подумай, я ведь не подарок.

— Я мечтал о таком подарке всю жизнь.

Я снова улыбнулась, но уже радостнее.

— Едем домой? — спросил друг.

Я кивнула.

— Искупнусь и поедем.

Надев купальник, отправилась к озеру. Было холодно. Очень. Но мне хотелось чего-то такого отрезвляющего. Жизнь продолжается. Я должна найти смысл в жизни и если Мишка не шутит, приму его предложение. Я поплыла. Неожиданно ногу свело судорогой. Сердце забилось от смутной тревоги. Я повернула к берегу, но уже не чувствовала ног. Я закричала. Не помню что именно, но Мишка бросился в воду. До берега было недалеко, но я не могла пошевелиться, чтобы добраться до него. Я уже не ощущала тела и безвольной куклой пошла под воду. Рядом кричал Мишка, но ответить я ему не могла. Воздуха под водой надолго не хватило, легкие стали гореть от недостатка кислорода. Медленно сознание покидало меня.

Лежала я на чем-то мягком. Открыв глаза, я с удивлением стала рассматривать витиеватый потолок, сужающийся в середине и колонны, в виде стволов, переплетенных между собой. В помещении стоял полумрак. Лежала я на возвышении в прозрачном гробу да в белом платье. Гробу? Я что, умерла? По всей видимости, да. Но сейчас я чувствую себя очень живой. Камень исполнил желание Мишки. Я снова в другом теле и в ином мире. Я попыталась подняться, но почувствовала слабость во всем теле. Ощущение было такое, что год пролежала в этом милом гробике от Белоснежки. За массивной, огромной по высоте дверью раздались громкие шаги. Я быстро закрыла глаза и в целях самосохранения притворилась спящей. Двери с шумом раскрылись, и в помещение кто-то вошел. По создаваемому шуму у меня создалось ощущение, что вошедших было несколько, но только кто-то один подошел совсем близко и остановился возле меня, поднявшись на возвышение.

Я услышала вздох.

— Ты даже в смерти прекрасна, моя любимая сестра.

Мой брат? Мне стало интересно, как он выглядит, и я сквозь полуопущенные ресницы попробовала незаметно рассмотреть эльфа. Правду пишут в сказках. С моих губ чуть не сорвался стон восхищения. В серебристом одеянии, с длинными белыми волосами, спускающимися ниже тонкой талии — эльфийский король был прекрасен.

Он ласково прикоснулся к моей щеке, я, кажется, задержала дыхание. Он вдруг резко убрал руку.

— Она теплая, словно спит! — с удивлением в голосе сказал эльф своей свите.

— Ваше Величество! Созидающая, та, которая дарует жизнь, не может превратиться в тлен.

— Да, ты прав, Тариэль, — король еще раз вздохнул. — Она отдала свою жизнь, ради этого мерзавца. Но он ответит за это. Я сотру все воспоминания о существовании Темного государства!

— Говорят, земли короля Даниира опять плодоносят, а в реках полно рыбы, — спокойно сказал Тариэль, эльф в блестящих доспехах. — И его армия снова сильна.

— Пусть утешается этим, но недолго. Я сожгу дотла все отстроенные заново дома, весь урожай на возрожденных землях, а самого короля темных эльфов казню на главной площади на потеху своему народу.

Может, уже стоит чудесным образом проснуться? Или еще послушать? Решила, что пора.

Я тихо вздохнула и открыла глаза, встретившись с прекрасными голубыми глазами. Как же ангельский образ моего брата не сочетается с только что сказанными им словами.

— Элен?!

Светлый король прижал мою руку к своим губам. Он все еще не верил своим глазам.

— Родная, ты вернулась!

От такой ласки мне стало не по себе. Он вдруг взял меня на руки, как самую большую драгоценность и повернулся к склоненной вооруженной страже.

— Тариэль!

— Да, Ваше Величество! — живо откликнулся светловолосый эльф.

— Зови мага! Да быстрее! Пусть поспешит в покои принцессы.

— Будет выполнено, Ваше Светлое Величество! — эльф, по всей видимости, начальник стражи, выпрямился и вышел.

Меня отнесли в мои покои и бережно положили на огромную кровать. Вокруг меня засуетились, забегали. Помню только голубые взволнованные глаза, не отпускающие меня ни на минуту и еще одни серые. Глаза старика. Он водил руками над моим слабым телом, и словно теплые волны пробегали от головы до кончиков пальцев на моих ногах. Мне было так хорошо, мое тело расслабилось, и я уснула. Снился мне радостный Мишка. Он обнимал меня, вернее ту, что выглядела, как я. Целовал ее и говорил, как он безумно счастлив, что она вернулась. Все это я наблюдала со стороны и меня никто не видел. А потом я проснулась. Открыв глаза, натолкнулась на пристальный взгляд аквамариновых глаз.

— Как ты себя чувствуешь, Элен? — голос его завораживал.

Не ожидала, что мой братик окажется таким красавчиком. Он полулежал рядом со мной на одной кровати и не спускал с меня своих великолепных глаз. Думаю, пока не стоит признаваться, что я не его сестра. Он, наверняка, обожает Элену, это видно по его заботе и тревоге в глазах. Светловолосый эльф провел ладонью по моим волосам. Мне было и стыдно и неловко, для меня он был совсем чужим человеком, то есть эльфом. Никак не могу привыкнуть.

— Когда ты пропала, я двинулся по ложному следу в орочьи земли и слишком поздно понял, что ты в руках этого ублюдка, короля дроу. Прости, милая, что не успел. Он ответит за то, что осмелился забрать тебя у меня. Рано или поздно я доберусь до него.

— Он хотел помочь своему народу.

— Он заставил отдать тебя все силы! Я думал, твоя душа ушла в другой мир!

Знал бы ты, насколько прав.

— Я долго спала?

— Один год. Как узнал, что ты у убийцы отца, пошел с армией в Темное государство. Он отдал твое тело в обмен на то, что я не причиню его народу вреда. Той жалкой тысяче дроу, которой удалось выжить в пустыне! Я ответил, что желаю лично видеть, как он вернет мне сестру. Он перенес тебя ко мне сам, но как трусливая собака скрылся в неизвестном направлении. Ни один магический глаз не может его найти.

Я молчала. Во мне все бунтовало против слов эльфа. Возможно, я сама бы так думала, будь я настоящей Эленой. Но я — не она. И я видела, как раскаивался Даниир, и чувствовала его любовь ко мне.

— Скажи, сестра, он тебя не тронул?

Я удивленно посмотрела на эльфа.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты прекрасно поняла, о чем я спрашиваю, — в его бархатном голосе послышались жесткие нотки, а в голубых глазах блеснула сталь. — Если он тебя хоть пальцем тронул…

— Нет! Он не причинил мне вреда. Он совсем не такой, как ты думаешь.

— Что-то ты защищаешь его сестра.

— Я… простила его.

— Элен, ты говоришь об убийце нашего отца. Ты ведь ненавидела его.

— А сейчас поняла, что ошибаюсь. Это все война, она разъединила наши народы.

— Я не узнаю тебя, Элен. Уж не влюбилась ли ты в него?

Я молчала. А король вдруг резко поднялся и заходил по комнате.

— Ну, конечно! Как бы ты вдохнула жизнь в его земли. Но ты никогда больше не увидишь его!

— Ты не можешь запретить мне! — воскликнула я.

— Почему же не могу? Я — король. Полновластный властелин эльфийских лесов и земель. Никто не посмеет мне перечить!

Я не верила тому, что сейчас слышала. Мои глаза сверкали, а руки сжались в кулачки.

Братец, видя мою реакцию, сменил тактику. Улыбнулся, подошел к постели и ласково провел ладонью по моей щеке. Я дернулась в сторону, а он снова улыбнулся.

— Ты — самое прекрасное, что есть у меня. Ты знаешь, как дорога мне, сестра. Прими все, как есть. Он — наш враг и так будет всегда.

Я закрыла глаза. Как реагировать на его слова я не знала. Почувствовав дыхание эльфа, распахнула глаза. Он склонился надо мной.

— Набирайся сил, Элен, и забудь о темном короле.

Король направился к двери, а дойдя до нее, повернулся ко мне.

— Я навещу тебя позже. И не пытайся убежать из дворца. На дверях и окнах наложены охранные заклинания, они не пропустят тебя.

И вышел. Вот я попала, так попала. Когда мне надоело рассматривать рисунок на потолке, я решила подняться. Голова кружилась от слабости, но я дошла до двери. Открыть ее я не смогла. Другая дверь вела в ванную комнату. Окно в моей комнате было открыто, но приблизившись к нему и подняв руку, я наткнулась на невидимое препятствие. Легла на кровать и стала думать. В комнату внезапно постучали и вошли две эльфийки.

— Принцесса желает искупаться? — обратилась ко мне эльфийка в голубом платье.

Да, пожалуй, я не против. А то чувствовала себя пыльной и грязной. Еще бы! Год не мыться. И, возможно, мне представится возможность сбежать. Каково же было разочарование, когда они открыли дверь в ванную. Никто меня и не собирался выпускать. Мне помогли раздеться. Когда снимали платье, что-то круглое, похожее на шарик покатилось под шкаф. Служанки не обратили на него внимания, но у меня сердце вдруг застучало быстрее. Я не могла дождаться, когда уйдут эльфийки. Меня помыли и переодели в новое зеленое платье и поднесли зеркало. Я удовлетворенно кивнула, пытаясь выглядеть спокойной.

— Что госпожа желает поесть? — одна из эльфиек склонилась передо мной.

— Мне все равно.

Когда за служанками закрылась дверь, я бросилась к шкафу. Это оказалось то, о чем я и думала. Голубой шар, при помощи которого можно перенестись в другое место. Что это за место я не знала, но доверяла Данииру. Он верил, что когда-нибудь я очнусь и тогда при помощи портала вернусь к нему. Бросив шар, я шагнула в образовавшийся светящийся круг и упала в чьи-то объятия. Отстранившись, я посмотрела в темные глаза своего любимого.

— Даниир! — счастливо воскликнула я.

— Элена, я ждал тебя. Когда ты очнулась, мое сердце это почувствовало. Больше никогда, слышишь, никогда не смей так поступать со мной!

— Никогда, любимый! Обещаю! И я должна предупредить: мой брат будет искать меня.

— Ему все же придется принять то, что ты станешь моей женой и королевой Темного государства. Со временем он смирится с твоим выбором, любимая.

Я же со счастливой улыбкой прильнула к груди Даниира. Он рядом, а больше мне и желать нечего!

Любовь нефилима

«И ступай, скажи стражам неба…
Зачем вы оставили вышнее, святое,
вечное небо, и переспали с жёнами, и
осквернились с дочерьми человеческими,
и взяли себе жён, и поступали как сыны
земли, и родили сынов-исполинов?»
… И он сказал мне: «Это место — темница
ангелов, и здесь они будут содержаться
заключёнными до вечности»
Книга Еноха.
Люцифер в раздумье стоял на балконе и вглядывался в черное небо. Молнии прорезали темноту и, разрастаясь вширь, как корни уходили в землю, на краткий миг освещая прекрасный лик повелителя Ада. Мир всколыхнулся. Люцифер почувствовал: грядут серьезные перемены. Равновесие между двумя сторонами нарушено. Невинная душа воплотилась в теле, чистая сияющая энергия обрела «божественную» оболочку на Земле. Дрожь негодования и волны страха прокатились по Аду. Его подданные, безжалостные монстры, замерли, бросив свои жертвы, и стоны истерзанных грешников затихли на время. Наступила оглушающая тишина. Тишина в Аду!

Пророчество свершилось. Потомок нефилимов, кровь и плоть «сынов Божьих» родился с душой. Сухой раскаленный воздух принес благовоние мирры и легкий аромат пчелиного воска, и Люцифер скривился от отвращения. Поток мощной светлой энергии нервировал и его. Он вдруг почувствовал присутствие в комнате темного ангела. На каменных стенах вспыхнули желтым пламенем факелы. Высший демон разврата и любовных утех склонил голову перед своим Господином.

— Вы звали меня, Владыка? — бархатным голосом спросил Падший ангел.

«Хорош» — подумал властитель Ада, а вслух сказал:

— Ты нужен мне, Асмодей, для одного важного дела, и от того, как справишься с ним, зависит судьба заточенных за Вратами Ада демонов.

— Я слушаю Вас, мой Господин, — смиренно сказал Падший.

— Мне понадобится все твое умение очаровывать и растлевать души. Ты должен соблазнить нефилима. Ангел с человеческой душой должен согрешить и принять в себя Тьму.

— Можете не сомневаться во мне, мой Повелитель. Разве я мало Светлых ангелов привел в ваше войско?

— Я и не сомневаюсь. Тебе нет равных, Высший демон. Но помни о древнем пророчестве. Нефилим, девушка, рожденная с душой, своим словом может изменить ход войны. До совершеннолетия к ней не подступиться. Столб света испепелит любого, стоит только коснуться ее. Ты пройдешь сквозь грань безвременья и перенесешься на двадцать один год вперед. А дальше поступай на свое усмотрение.

— Я понял Вас, мой Господин.

— Ступай, Асмодей, и принеси мне душу нефилима.

Люцифер был доволен. Божественный Совет сейчас в смятении. Он посеет семена сомнений и раздора между Серафимами и Архангелами и, пока они спорят о судьбе нефилима, завладеет душой девушки. Вечная война добра со злом, наконец, приблизится к концу.

* * *
Стояла душная ночь. Уже неделя, как в Москве жара, от которой, даже когда наступали сумерки, не было спасения. Девушка изнывала от духоты, она несколько раз ходила в душ, чтобы облиться холодной водой, потом намачивала простыни, но они быстро высыхали. Вентилятор еще советской давности лежал на тумбочке. Сгорел в первую же ночь, а купить новый она сейчас не могла. Старая квартира ей осталась от отчима и заодно все то барахло, что годами скапливалось в ней. Отца своего она не знала, а мама умерла несколько лет назад. Врачи сказали, сердце было слабое. И все бы ничего, да только вместе с этой жарой пришли навязчивые кошмары. Каждый раз, просыпаясь с криком, она бежала в душ и успокаивалась под струями прохладной воды. Ей снилось, что умирало все живое на земле. Высотные здания городов складывались, как карточные домики. Земля сотрясалась, а асфальтные дороги, разрастаясь трещинами, расходились в стороны. Лава, бьющая из-под разверзшейся земли, превращала людей в обуглившиеся тела, обнажала скелеты. Сквозь черный дым и горящие машины был слышен плач обезумевших людей.

Утром, вглядываясь в бледное лицо и замечая темные круги под глазами, она давала обещание не вспоминать сон. Если она не будет думать, то и кошмар больше не приснится. Но приходила ночь, и девушка со страхом ложилась в постель. Сегодня она оказалась в саду. Девушка шла по тропинке, касаясь рукой листвы, гадая, куда она ее приведет. В саду пели прекрасные птицы и зеленели кустарники. «Это ведь сон, но почему я чувствую благоухание великолепных цветов?» — думала темноволосая девушка с зелеными глазами.

— Анна!

Девушка вздрогнула и, обернувшись, застыла в немом восхищении. Перед ней стоял прекрасный юноша в сияющих доспехах, а за его спиной видны были белоснежные крылья. От него шло такое ослепительное сияние, что девушка невольно зажмурилась.

— Кто ты? — спросила она, страха не было, только жгучее любопытство.

— Хранитель. Я пришел, чтобы помочь тебе.

— А разве я в опасности?

Почему-то вспомнился последний кошмар.

— Да, и в большой.

— Ты мой «небесный рыцарь»? Как твое имя, Хранитель?

Свет уже не так слепил, и девушка, прикрыв рукой глаза, пыталась рассмотреть мужчину. Под доспехами легкая туника, на ногах кожаные сандалии, оплетающие мощные икры. Легкой поступью он приблизился к ней. Кажется, обычный вопрос привел его в замешательство.

— У Хранителей нет имен.

— У всех должно быть имя.

— Тогда зови меня, как хочешь.

— Я буду звать тебя Артуром, — ответила девушка после небольшой заминки. — Когда-то я читала древнюю легенду о благородном короле.

Прекрасный юноша с золотистыми волосами улыбнулся, а потом печально посмотрел на нее.

— Берегись, Анна. Демон уже близко.

— Как же я его узнаю?

— Ты поймешь. И я буду рядом.

Будильник резко выдернул девушку из сна. Анна почувствовала, что впервые за эту неделю она отдохнула. Слава Богу, этой ночью не было никаких кошмаров. Да и круги под глазами стали не так заметны. Быстро собравшись и выпив кофе, девушка поспешила на лекции и впервые за эту неделю не опоздала.

Аня училась на искусствоведа. Две пары прошли, как обычно, спокойно. Третья лекция была по религии. Она достала яблоко и, откусывая кусок, медленно пережевывала его, когда в аудиторию зашел Он. Темноволосый мужчина прошел к столу, а тридцать пар глаз неотрывно смотрели на нового преподавателя.

— Здравствуйте, меня зовут Дмитрий Игоревич, я временно заменяю профессора Невотского.

Его взгляд прошелся по аудитории и остановился. Аня чуть не поперхнулась остатками яблока. Огрызок от фрукта тут же спрятала в сумку. «Зачем же так смотреть, звонка еще не было?» — подумала она, восстановив дыхание.

— Ну что ж, начнем лекцию. Сегодня поговорим о библейских событиях, описанных в Ветхом Завете.

Он включил проектор, и на экране показалась картинка Ноева Ковчега.

— Кто знает, почему Бог решил уничтожить людей, ведь он любил их больше, чем своих Ангелов? — преподаватель медленно прошелся по ряду и остановился возле сидевшей Анны.

Среди студенток послышались вздохи. Блондинка с последней парты поднялась и, устремив на преподавателя кокетливый взгляд, ответила:

— А люди погрязли в грехе, и Господь Бог решил наказать их, — она стала накручивать локон светлых волос на палец, соблазнительно изогнувшись телом.

Девушка была красива и знала это. Она намеренно поднялась из-за парты, чтобы ее привлекательная фигура была оценена по достоинству. Голубые глаза мужчины прошлись по стану блондинки и на миг вспыхнули алым цветом. Девушка покраснела от удовольствия. Анна удивленно посмотрела на Лизу. Неужели она ничего странного не заметила?

— Да ты, Лиза, первая была бы в списке, — шутил однокурсник Вовка. — Ты с каждым из нас согрешила, и не раз.

Послышался смех, а девушка, зашипев, села на место.

— Как сказано в Священном Писании, Бог создал человека по своему образу и подобию. И стал плодиться род людской на земле. И увидев, что дочери земных отцов прекрасны, стали Ангелы брать их в жены. И от этих союзов стали рождаться нефилимы.

Картинка сменилась. Две фигуры сплелись в едином порыве страсти. Крылатый Ангел и земная женщина. Кровь прилила к щекам смущенной Анны. На тонких губах молодого преподавателя проскользнула довольная улыбка.

Он продолжил.

— Но рогатые исполины не обладали душой. И не за людские грехи Создатель разгневался, а за то, что «сыны Божьи» полюбили дочерей человеческих, ибо только Адаму была сотворена жена, и за то, что научили людей тайным знаниям, научили их магии и умению видеть судьбу по звездам и руке. Бог не пожалел своих любимых чад и решил истребить все живое на земле вместе с нефилимами. «…И разверзлись хляби небесные, и послан был великий дождь. Сорок дней и ночей лился он…»

В аудитории стало совсем тихо. Все завороженно смотрели на меняющиеся картинки. Вот люди пытаются забраться на высокую гору, но в ужасе понимают, что не найдут там спасение. Женщины, прижимая младенцев к груди, с надеждой всматриваются в мрачное, скрытое за тяжелыми тучами небо. Но всех их поглощает вода.

— Бог не смог уничтожить всех нефилимов. И по сей день на земле живут их потомки. А за то, что Ангелы ослушались своего Создателя, были они заключены в темницу, и только у нефилима есть сила, чтобы открыть ее.

— А что вы скажете о Судном Дне? — решил блеснуть своими познаниями шутник Вовка.

— А то, что Бог обещал Ною больше не посылать наводнений и не истреблять род людской. Но в Библии сказано о Последнем дне. Не водой, так огнем уничтожен будет человек… «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят…»

Анна вздрогнула. Ее сны были о Судном Дне. Гибель людей, стоны и крики, пепел, летящий с неба.

— «…Будут большие землетрясения по местам, и глады, и моры, и ужасные явления, и великие знамения с неба…»

— Так этот Конец Света обещали еще 2012 году, так мы его и не дождались, — хмыкнул Вовка. — Не верю я во все это.

— Я лишь говорю о том, что писалось, а не о том, что может быть, — улыбнулся преподаватель. — Думаю, на сегодня достаточно.

Он пристально глянул на задумчивую девушку. Она погрузилась в свои мысли. И лишь по тому, что вскочили студенты из-за парт, она поняла: звонок уже прозвенел.

Все остальные лекции девчонки восторженно шептались о новом преподавателе. Анна только недоумевала. Ей он показался зловещим. После всех пар она была разбита и хотела поскорей оказаться дома. При выходе из университета она столкнулась с новым преподавателем. Он вежливо открыл дверь и пропустил девушку вперед. Теперь он не казался ей страшным. Вежливый и обходительный. Она вдруг заметила, что он действительно божественно красив, как и утверждали все девчонки из группы.

— Вы Анна?

— Да, а откуда вы знаете…

— Мне вас профессор Невотский описывал, вы у него любимая студентка из всего потока.

Аня покраснела. Ей было приятно слышать это.

— Дмитрий Игоревич, вы надолго к нам?

— Думаю, что нет, — взгляд голубых глаз гипнотизировал. — А вы живете недалеко? Я на машине и могу подвезти вас.

Они вместе шли к остановке. Аня уже готова была согласиться, но вдруг резкий звук со стороны парковки заставил ее опомниться. Сигнализация противно заверещала и потом так же неожиданно стихла. Аня заметила злобный взгляд мужчины в сторону парковки. Ей стало не по себе.

— Спасибо, но я на троллейбусе, так привычнее.

Мужчина проводил ее долгим взглядом, а потом сел в машину. Недалеко от парковки стоял Хранитель и тоже смотрел на девушку, а потом пристально глянул на Падшего. Руки темноволосого мужчины с силой сжали руль, оставляя оплавленные следы от пальцев. Он еле сдерживал себя. Ангел-Хранитель начинал ему надоедать.

«Все не так просто, как я думал. Глупая девчонка посмела мне отказать! Пожалуй, придется ее припугнуть», — и демон хищно улыбнулся вслед удаляющемуся золотоволосому Ангелу. — «А пока он займется сочной блондинкой, чья душа станет легкой добычей Тьмы».

Странно, стоило Ане удалиться от преподавателя, как ей сразу стало лучше. Звон в ушах пропал. Девушка вышла на своей остановке и стала переходить дорогу. Откуда появилась машина, она не видела. Кто-то больно дернул ее за руку, и машина на бешеной скорости пронеслась мимо.

— Девушка, что же вы так неосторожны? — знакомый голос заставил обернуться.

— Артур? — сомнений не было. Но как?

— Нет, вы обознались. Будьте внимательнее на дороге.

Молодой мужчина резко развернулся и, пока Аня раздумывала над тем, догнать его или нет, быстрым шагом скрылся за углом дома.

«Да что это такое», — расстроенно думала она. «Я, наверно, схожу с ума». — И первым делом, когда зашла в квартиру, отправилась в душ и встала под ледяные потоки воды. Они приносили облегчение. Но мысли неотступно возвращались к той дороге. Девушка не понимала, где сон, а где явь. Образ Ангела-Хранителя стоял перед глазами. Вот он отпускает ее руку и говорит, что она обозналась. Аня вдруг поняла, что не раз видела эти прекрасные и печальные глаза, смотревшие на нее с такой любовью.

Однажды, будучи еще совсем маленькой, она сильно ушиблась. Девочка долго плакала, но ее никто не слышал. В тот день ее мама была на работе, а пьяный отчим спал возле телевизора. Детский плач постепенно затихал, превращаясь в надрывные всхлипывания. Тогда появился он, светловолосый Ангел, и ласково провел рукой по ее голове, даря утешение. Вытерев маленькой ладошкой мокрое лицо, девочка успокоилась и уснула.

* * *
Хранитель неотрывно смотрел на девушку. Он снова нарушил строгий запрет. Нельзя показывать свое истинное лицо. Тогда на дороге он поступил опрометчиво, и Анна узнала его. Но разве он мог допустить, чтобы она умерла? Самое прекрасное создание, что он видел на этой земле. Он держал тогда ее за руку и на мгновение прижал к груди. Странная дрожь охватила его, и он поспешил отпустить девушку. Вот и сейчас он понимает, что не должен смотреть на нее, но не в силах оторвать свой взгляд от стройного девичьего тела, по которому плавно струится вода. Ангел понимал теперь, почему его братья не устояли против чар земных созданий. Это была магия любви. Бестелесным духом он покинул девушку.

* * *
Анна выключила воду и, закутавшись в полотенце, прошла на кухню. В сковороде остались вчерашние макароны, не разогревая, она съела их и, одевшись, поспешила на работу. Ей приходилось подрабатывать официанткой в ресторане, а сегодня пятница, она рассчитывала на хорошие чаевые.

Закончив смену в два часа ночи, уставшая девушка шла по пустой улице. Но Аня была довольна, денег, что она заработала за этот вечер, хватит скромно прожить неделю. Вдруг сердце ее застучало быстрее. Девушке показалось, что за ней внимательно наблюдают. Сколько раз она ходила по этой улице, а теперь страх охватывал ее, заставляя оборачиваться. Сначала она ничего не видела, но что-то неясное заскользило по земле и двинулось в ее сторону.

Тени приближались.

Ужас объял девушку. Не контролируя себя, она побежала, только бы подальше от теней. Во мраке ей чудились страшные твари, они скалили гнилые зубы, пытаясь достать ее длинным языком. Но силы ее истекали, монстры были совсем близко. Она почувствовала смрад, исходивший от них. Девушка упала и сжалась в комок, ожидая страшной смерти. Но полыхнул огонь — и твари превратились в пепел. Сильный запах серы неприятно ударил в нос.

— Не бойся, Анна.

Это снова был Артур. Ее «небесный рыцарь». Девушка улыбнулась сквозь слезы. Он протянул руку и с легкостью поднял ее на ноги.

— Ты не будешь против, если я тебя провожу? — спросил Ангел.

— Нет…

Как же она могла забыть его глаза. Самые любящие.

— А ты не станешь отрицать, что ты мой Ангел-Хранитель?

— Не буду.

Он вошел за ней в квартиру. А она, не раздумывая, первая шагнула в его объятия. И время перестало существовать для них. Его поцелуи дарили ни с чем несравнимое наслаждение, Анна словно ожила в его руках. Ее сердце охватило пламя любви.

— Скажи, что ты любишь меня, — просил Ангел.

— Люблю!

— И принимаешь меня таким, какой я есть.

— Да, я принимаю тебя, потому что люблю всем сердцем и душой!

И она приняла его без остатка. «Пусть только миг, но я буду счастлива» — думала девушка, растворяясь в объятиях любимого.

Уже совсем рассвело.

Ее возлюбленный был задумчив. Анна провела рукой по прекрасному лицу, любуясь его чудесными чертами, и потянулась к губам Хранителя. Он ответил на ее поцелуй, но в душу Анны закрался страх. Что-то в ее любимом неуловимо поменялось, она только не могла понять, что именно.

— Скажи, что нам делать теперь? Разве мы сможем быть вместе? Обычная девушка и Ангел?

Золотоволосый мужчина молчал. Девушка занервничала. Лицо мужчины вдруг подернулось дымкой, и через минуту перед ней лежал обнаженный демон. Чуть вытянутое лицо, заостренные черты лица, а на лбу, изгибаясь вверх, вились острые рога. Темный Князь растянул губы в довольной улыбке.

— Мы будем вечно с тобой, нефилим. В Аду.

Анна вся затрепетала и в ужасе отпрянула от демона.

— Что ты сделал с Хранителем? — еле прошептала девушка.

— Поверь, ничего. Его призвал наш Создатель. Как вовремя, ты не находишь? — с издевкой произнес рогатый демон.

— Зачем? Зачем ты поступил так со мной?

— А ты еще не поняла? — Князь Тьмы поднялся. — Ты понравилась мне. Останешься со мной, пока не надоешь.

— Нет. Никогда! Я никогда не буду твоей!

— Глупая, ты уже моя. Это было предречено, нефилим.

Анна медленно пятилась назад, слезы невольно выступили на глазах. Он снова назвал ее нефилимом, и вдруг — душа ее все вспомнила. Девушка замерла. Божественная сущность передалась ей от отца, который умер до ее рождения. Теперь она поняла, зачем понадобилась демону. Ей открылась картина будущего. Перед глазами снова предстала картина гибели людей. И только она будет виновата в их смерти, девушка чувствовала это. Нефилим способен открыть темницу Падших ангелов. И она откроет ее!

Девушка засветилась, ее ступни медленно оторвались от пола, а за ее спиной раскрылись прекрасные сияющие крылья. Тонкая фигура стала подниматься вверх, а из груди ее вырвался поток чистой энергии.

— Я прощаю тебе этот обман, ведь и в тебе, глубоко внутри сокрыт божественный свет! Я прощаю грехи тебе и тем Падшим ангелам, полюбившим всем сердцем. Пусть отворятся Врата Темницы, и Любовь вновь коснется их сердец. И пусть войдет она в твое сердце! Да будет так!

Боль охватила демона. Сожаление сотнями жалящих стрел вонзилось в его сердце. Он с ужасом осознал, как низко пал. Как тысячелетиями злоба и ненависть росли в нем, словно черное гнилое дерево. Он рухнул на колени и удивленно посмотрел на лучезарную девушку. Она пробудила его. Сбылось Пророчество!

А две сотни Падших ангелов поднимались в небо, и черные перья падали вниз, превращаясь в пепел. А на их месте вырастали белые. И среди возрожденных Ангелов ярче всех сияла Анна. Ведь она умерла ради их спасения, но воскресла для своей любви!

Мой парень — пришелец

— Из-за него сюда и прилетела, — в праведном гневе говорила я девушке азиатской внешности. Меня абсолютно не смущало, что она меня не понимает. Кореянка согласно поддакивала и наливала следующую порцию соджу. Мы чокнулись, как настоящие подружки, и я отправила в рот очередную стопку алкоголя, чуть скривившись при этом. Сегодня я хотела напиться и забыть того, ради которого загубила свою карьеру. И как всегда, стоит мне только принять что-нибудь алкогольное, во мне сразу просыпается творческое начало. Решительно поднялась с высокого стула, (самое трудное я сделала, так как зал плясал перед глазами) и, как мне казалось, ровной походкой направилась от барной стойки к небольшой сцене с микрофоном. Сейчас корейская публика будет повергнута в культурный шок! Весь вечер над моими ушами измывались работники коммерческой компании, у них тут вечеринка по поводу повышения в должности коллеги проходила. Сотрудники пили за молодую женщину, произносили тосты и делали заказ еды за ее счет. А она еще решила отблагодарить своих знакомых песней. Вот тут я не выдержала. За этот длинный вечер каких только песен я не наслушалась, но почти все они звучали на корейском или английском языках. У меня музыкальный слух и то, как фальшиво пела полная дамочка с короткой стрижкой очередную слезливую песню, вогнало меня в еще большую депрессию. А я тут, между прочим, прохожу ускоренный курс лечения алкоголем. Еще немного, пару рюмок — и меня можно выносить из бара. Дамочка упорно не хотела отдавать орудие измывательств, т. е. микрофон, но я девушка настойчивая. Если что задумаю, горы могу свернуть, а уж в таком состоянии и подавно. Вещь общая и нужно делиться. Сказав твердое «сорри», решительно отодвинула кореянку в сторону.

С собой у меня всегда флэшка с набором минусов для прослушивания, были там и мои личные аранжировки на собственные песни. Отдала ее парню, сидевшему за компьютером, и на английском языке попросила включить первую композицию. Пение — лучшее лекарство от тоски. А выбрала я песню Полины Гагариной «Я тебя не прощу никогда». Она, как никогда, подходила сейчас под мое настроение. Всю душевную боль и силу разочарования вложила в передачу песни.

Остановятся безлюдные улицы,


Как картинки из недавнего прошлого,


Все случается, а это не сбудется,


То, что утекло, не воротится больше.


Я пыталась уберечь до последнего


Свою звездочку за маленьким облаком,


Оказалась там давно уж и нет ее,


Длится эта ночь года целого дольше.


Зал замер, удивленно следя за мной, вслушиваясь в звучный, наполненный яркими нотками голос. Бархатистый, сексуальный, притягательный. Я знала, какое произвожу впечатление, и было время, когда я серьезно задумывалась о певчей карьере, но любовь нарушила все грандиозные планы. Ради него, Александра, я прилетела в Сеул, отказавшись от своей мечты. А дальше, как в слезливом сериале. Она его любила, возносила его светлый образ до небес, а он, негодяй, это не оценил. Я, глупая, сюрприз хотела сделать. Эх, Вера!

Ты же меня простил, сказал: «Забудь»,


Ты же меня впустил в свою судьбу,


Ты же меня простил, упасть не дал,


А я тебя не прощу никогда.


Мой парень ждал меня на четырнадцатое февраля, а я прилетела раньше за неделю. Дело в том, что мы познакомились седьмого февраля и вот уже ровно как три года встречаемся, но последний год он живет в корейской столице и работает на крупную фирму «Samsung» в должности начальника по продажам. Он все просил потерпеть, что его карьера успешно поднимается в гору. Так он обеспечит нам безбедное будущее, собственный большой дом, и я верила. Расстояние и время были не в мою пользу. В Сеуле я оказалась ранним утром, и надо же было моему такси остановиться возле его дома в тот момент, когда он, страстно целуя, прощался с милой кореянкой.

Не ищи меня пропавшую без вести,


Разминулись мы с тобой не единожды,


По дороге от измены до верности,


Так и не дойдя даже до середины.


А теперь я неизвестно где, в каком-то баре-караоке, денег при себе минимум и что делать дальше, ума не приложу. Для Сашки надела свое лучшее платье, сапоги высокие на шпильках. Вот, дуреха! Хотела улететь сразу, но из-за резко ухудшенных погодных условий все рейсы как назло отменили. Не сидеть же в аэропорту да еще с таким настроением! Правильно. Сеул — огромный мегаполис, не сравнить с моим родным Архангельском. Раз попала сюда с таким трудом, не стоит его так быстро покидать. А еще мысли мстительные полезли в голову. Просплюсь — и завтра возьму и заявлюсь к своему ненаглядному. Вспомнила, с каким выражением лица он целовал кореянку, тут любому понятно, чем они занимались ночью. Ничего, подпортим немного и ему жизнь. Я из-за этого козла от такого предложения отказалась накануне! А ведь мне несказанно повезло. Один довольно известный продюсер в нашем городе пригласил меня петь в новую девичью группу под названием «Карамельки». Да, немного слащаво, согласна, но с чего-то же нужно начинать. А я возьми и откажись.

Песню я закончила петь и на миноре прошла к барной стойке. Что-то совсем настроение упало. Начинаю трезветь. Увидев свою новоиспеченную подругу, хмыкнула. Сан Ми Ра, так она назвалась мне, подложив руки под голову, сладко спала, склонившись над столом. Да уж, нас, русских, не перепить. После чистого спирта да в настоящий мороз их двадцатипроцентная рисовая водка кажется разбавленным вином. Но к моим проблемам добавилась еще одна. Теперь надо как-то доставить опьяневшую девушку домой. А проблема в том и состояла, что я не знала ее адреса. Я даже не знала, как называется этот район, в котором я вышла из такси, завидев первый бар. Придется залезть в чужую сумочку, что делать совсем не хотелось. Документы у нее оказались с собой. Это порадовало, как и наличие денег на такси.

— Извините, у вас найдется свободная минутка? — услышала я голос со спины.

Обратились на вежливом английском.

Разворачиваюсь, смотрю. Понятно, выступлением впечатлился. Ну-ну! Не твой день, парень, у меня настроение нулевое. Но почему-то отвечаю:

— Хоть отбавляй!

— Извините, что вы только что сказали?

Я неосознанно ответила на русском, конечно же, он ничего не понял.

— Я говорю, для тебя найдется, — я даже улыбнулась своей фирменной. От нее всегда мужчины резко глупеют.

Вижу — сработало. Незнакомец нервно поправил и так идеально сидевшие на носу очки и, прокашлявшись, продолжил:

— Я не представился. Меня зовут Чхве Хе Чжин, я сценарист музыкально-развлекательных программ на TV и у меня к вам предложение. Я понимаю, что неожиданно, но вы идеально подходите для нашего шоу.

— Вы это серьезно?

— Абсолютно!

Вот счастье-то привалило! Корейские мужчины не отличаются богатым воображением. Мог бы что-нибудь оригинальное придумать для знакомства.

— Как жаль, что я улетаю первым рейсом обратно в Россию, — я даже лицо печальное изобразила для достоверности.

Незнакомец приуныл, но потом вдруг оживился.

— Вы, наверно, меня не приняли всерьез, вот моя визитка, — он поспешно достал карточку из пиджака и протянул ее мне, — если вы задержитесь на неделю в Сеуле, моя компания оплатит все издержки. Номер в гостинице и питание мы возьмем на себя, а еще вам заплатят за участие в программе.

Я уже с большим интересом посмотрела на мужчину. Вдруг, не врет? Денег у меня только на билет домой и осталось.

— Это уникальная возможность увидеть звезд Новой корейской волны, встретиться с известными актерами, а также показать свои способности в конкурсах. Здесь, на маленькой сцене я увидел талантливую, но незнакомую этому миру девушку, у которой может начаться жизнь совсем иначе. Ухватитесь за этот шанс, примите мое приглашение участвовать в игре «Идеальная парочка».

Теперь понятно, как он стал сценаристом, говорить красиво он умеет. Я уже почти поверила и согласилась. Взяла протянутую карточку и, покрутив ее в руках, стала рассматривать ее. Помимо корейских закорючек, стояло имя на английском и название телеканала SBS.

— Подумайте над моим предложением, не спешите, и дайте мне ответ через два дня.

— Хорошо, — почему-то ответила я.

— Где вы остановились? — спросил кореец.

— У подруги, — ляпнула я первое, что пришло в голову.

— Отлично, дайте мне знать любой ваш ответ.

Сценарист уже хотел развернуться и уйти, как я вспомнила о своей проблеме.

— Извините, не могли бы вы мне оказать услугу?

— Да? — с готовностью ответил он.

— Моя… подруга. Она немного перебрала. Можете вызвать такси и помочь ее довести до машины?

— Конечно, — улыбнулся Хе Чжин. — Говорите адрес.

«А он милый» — подумала я, показывая паспорт знакомой. Я заметила, что корейцы очень приветливая нация. Они спокойно могут улыбнуться незнакомому человеку и пожелать хорошего дня. А к иностранным гостям у них особое внимание.

Сценарист набрал номер такси, и уже через пять минут я и Сан Ми Ра ехали к ней домой. Девушка сладко спала на моем плече, а я рассматривала светящийся мегаполис из окна плавно скользящей по шумным улицам машины. Мир рекламы, зазывая, лился с огромных экранов, рассказывал о преимуществе огромного количества продукции. Вот красивая девушка, ослепительно улыбаясь, держит в руке бутылку с минеральной водой, а потом жадно пьет из нее, находясь на вечеринке, посвященной празднику святого Валентина. На следующем баннере юноша со стильной прической теряется от того, что ему купить своей девушке на День влюбленных. И тут его взгляд натыкается на косметику известной корейской фирмы. Выбор сделан! На следующем экране показывали целующуюся парочку. Я скривилась. Миру грозила любовная лихорадка, готовая вот-вот поглотить человечество. А я, уже протрезвевшая от выпитого спиртного за вечер, готова была расплакаться. Нет! Не стану я вспоминать уже бывшего парня и уж тем более лить по нему слезы. «Идеальная парочка» — так назвал свое шоу незнакомец из бара? Впервые слышала о такой передаче, но мне было все равно. Просто представила себе такой вариант, как я в паре с известным Корее певцом прохожу задания, и мы выигрываем, нас называют идеальной парой, а потом дают сказать слово в прямом эфире. И вот я четырнадцатого февраля на всю Корею объявляю Александра Белова подлецом и предателем. Я мысленно захихикала. Аплодисменты мне! Да, месть сладка! Может, стоит подумать над предложением этого, как его? Я открыла сумочку и достала визитку. Чхве Хе Чжин. Ну и имена у них! Сразу не запомнишь. Определенно мне стоит принять предложение этого сценариста. Приятный молодой человек вызывал доверие.

Машина въехала в узкую улочку и остановилась возле частного дома. Я открыла дверь, и свежий воздух ворвался внутрь. Мне повезло, что девушка жила не одна, а с родителями. Я бы ее не дотащила до дома. Супружеская пара, видно, очень извинялась передо мной за свою непутевую дочь, я лишь отвечала на английском, что ничего страшного. Спровадив проблему и тепло попрощавшись с близкими Ми Ра, я вдруг поняла, что мне некуда идти. Пока я помогала укладывать девушку в постель, такси развернулось и уехало. Видно, водитель не понял, что я ему сказала, а деньги ему заплатил мой новый знакомый сценарист. Я поежилась от неприятного ощущения. Одна в незнакомом городе, при себе не так много денег. Что теперь делать? Не трусь, Вера. Подняв вверх подбородок, я посмотрела в темное небо. Редкие снежинки, кружась, падали на землю. Открыв рот, я словила одну на язык, и на душе стало так легко, как в детстве. С папой мы часто соревновались в том, кто больше поймает снежинок. Я смело глянула вперед и пошла по дороге, что вела вниз. Там чувствовалось оживление, и виднелся выход на главную улицу. Найду первую гостиницу и остановлюсь там на ночь, а утром… А утром и буду думать, что делать дальше! Снег уже сыпался целыми хлопьями. Подняв воротник и надвинув шапку почти на глаза, стала переходить улицу. Мысли витали где-то далеко, как резкий визг тормозов — и я падаю на асфальтированную дорогу. Черт, вот угораздило. Поправив шапку, пытаюсь подняться. Кто-то рядом говорит по-корейски, но что именно произносят, понять не могу. Поднимаю голову и пытаюсь в свете фар рассмотреть силуэт человека, вышедшего из черной машины. Этот кто-то быстрым шагом подошел и склонился надо мной.

— Мисс, вы не пострадали? — взволнованно обратился мужчина на хорошем английском.

Зрение вернулось ко мне, и я увидела перед собой настоящего красавчика. Он развел полы дорогого пальто и присел передо мной. Видя, что я не реагирую, а полулежу и молча взираю на него в упор, он обеспокоенно посмотрел по сторонам. Возле нас уже стала собираться любопытствующая толпа. Кто-то достал телефон и пытался снять происходящее на камеру. Парень высказался вслух. Явно ругнулся. Прикрывая свое лицо одной рукой, он подхватил меня и понес к машине. В одно мгновение я оказалась внутри кожаного салона, приятный запах окутал меня, почему-то все эти мелочи откладывались в моей слегка побитой голове. Я все еще находилась в каком-то тумане. Парень быстро обошел машину и сел на водительское сиденье, резко хлопнув дверью. Я приложила руку к виску, скривившись от боли. Мотор заревел, и мы поспешно тронулись с места.

— Куда вы меня везете? — спросила я на английском.

— Вы американка?

И почему меня все принимают за нее? На лице национальность не написана.

— Нет. Из России.

Молодой мужчина удивленно посмотрел на меня.

— Вам нужно в больницу.

Я только хотела возразить, как он продолжил:

— Я все оплачу, по этому поводу не волнуйтесь.

— А я и не беспокоюсь, меня сбили. Будет справедливо, если за лечение заплатите вы.

Парень лишь хмыкнул, внимательно рассматривая меня.

— Не уверен теперь, может, вы специально бросились под мою машину.

Я даже рот открыла от негодования.

— С какой стати мне кидаться под колеса вашей машины, рискуя своей жизнью, не подскажете?

— Хотите сказать, что не узнали меня? — с хорошей долей иронии спросил незнакомец. — Признайтесь, вы моя фанатка и устроили весь этот спектакль, чтобы только привлечь мое внимание.

— Да я вас впервые вижу! И надо же, как мне повезло, на меня наехала местная знаменитость. Или кто-то просто страдает звездной болезнью?

Он посмотрел на меня, как на врунишку. А еще явно оскорбился. Потом повел носом, словно принюхиваясь.

— Что?!

— Вы пили сегодня?

Я села ровнее.

— Вы о чем?

— От вас несет спиртным.

— Это преступление? Разве это не свободная страна?

— А то, что вы в нетрезвом состоянии пытались перейти улицу, вас это совсем не смущает? Могли пострадать люди.

— Но пострадала я одна.

Я показала на разбитое колено, где на капроновых колготках расползалась дырка. Ладони, как и колено, тоже были содраны до крови и саднили.

— А если бы я не затормозил вовремя, для вас все закончилось бы не так радужно, а мне пришлось бы предстать перед судом.

— Эй, это я пострадала, а не вы! Имейте совесть!

— Вот поэтому я вас и везу сейчас в больницу, а я очень занятой человек.

— Я должна еще поблагодарить?!

— Не помешало бы показать вежливость.

— Я сейчас с ума сойду! Откуда ты такой взялся? — перешла я на неформальное общение. — Ну, что за день то такой сегодня! Парень изменил, рейс отменили, денег почти не осталось. Я застряла в этом чертовом городе, а тут еще вдобавок ко всему сбили.

— Так дело в этом? Нет денег?! Надеялись, что откуплюсь?

— Почему ты все мои слова перекручиваешь так, как тебе хочется? Ты вообще слышал, что я говорила?

— Что тебя бросил парень.

Я готова была взвыть, медленно закипая от гнева.

— ЭТО Я ЕГО БРОСИЛА! — с расстановкой ответила я, чуть не срываясь на крик.

— Так ты меня выбрала, чтобы помог тебе расстаться с жизнью? И чтоб смелости набраться, напилась до чертиков.

— Я даже не думала о самоубийстве!

Тут я кривила немного душой. Были такие мысли по началу, но я быстро утопила их на дне рюмки.

— Как же, по лицу вижу, что думала.

Я не выдержала. Никогда не плачу, а тут от злости прорвало.

— Останови машину! — сквозь слезы сказала я.

— Ну, уж нет! Я тебя высажу, а ты потом умрешь где-нибудь, а мне отвечай.

— Останови, говорю!

— Нет.

Я дернула за ручку, приоткрывая на полном ходу дверь машины. Но у парня реакция была хорошая. Резко нажав на тормоза, он остановил машину, а так как я не была пристегнута, то чуть не поздоровалась с лобовым стеклом. Вовремя вытянула вперед руки.

— Ты что, ненормальный?! Не получилось задавить, так сейчас добить вздумал!

Парень переводил дух. Когда он повернул ко мне лицо, я от страха даже ойкнула. Точно, маньяк! Хочет убить. Ма-моч-ки-и-и! Последнее я уже пискнула вслух. А лицо молодого мужчины все приближалось. Я вжалась в кожаное сиденье, пытаясь с ним сродниться и стать незаметной, сильно зажмурив глаза. Но ничего не происходило. Рискнула посмотреть. Умирать — так по-геройски! Заметив страх в моих глазах, парень зловеще хмыкнул, протянул вперед руку и… захлопнул дверь. Потом пристегнул меня, проверив, прочно ли закреплен ремень безопасности и только потом отстранился. Мы двинулись дальше.

— Что ж ты отчаянная такая? Сказал же, что отвезу в клинику.

— С детства их терпеть не могу, — насупилась я, отвернув лицо к окну.

— Я бы с большим удовольствием избавился от тебя прямо сейчас, но повторять не буду. Я должен убедиться, что не причинил тебе серьезных увечий. После больницы делай, что хочешь, хоть с крыши прыгай!

Беру обратно свои слова о том, что корейцы милая нация. Я нацепила на лицо самую приветливую улыбку.

— Единственное, что мне в тебе нравится, это твоя честность. Остальное — ошибка природы.

Он многозначительно хмыкнул.

— А ты то сама правду говорила, что не знаешь, кто я такой? — с явным сомнением в голосе спросил мужчина.

— Уже догадалась.

— И-и-и?! Кто же? — с интересом протянул он.

А вид такой, словно думает, что я буду петь ему дифирамбы.

— Пуп земли, вот кто!

Парень нервно дернулся и ответил сквозь зубы по-корейски. Его счастье, что я не поняла, какие именно эпитеты он применил ко мне. Уж я бы за себя постояла. Только одарила ущербного не слишком лестным взглядом. Какое-то время мы ехали молча. И не потому, что мне нечего было ему сказать, меня мутило, и сильно кружилась голова. Я обессиленно откинула голову на спинку сиденья, пытаясь справиться с тошнотой. Наверно, побледнела. На повороте не смогла усидеть ровно, навалившись всем телом на водителя.

— Эй, ты как?! — заволновалась местная знаменитость, толкнув плечом. — Умереть удумала?

Он стал беспокойно хлопать по моей щеке, пытаясь привести меня в чувство, при этом увеличивая скорость машины. Я молчала, почти проваливаясь в бессознательное состояние. Голова склонилась к плечу рядом сидевшего мужчины.

— Не смей, слышишь? Мы уже почти приехали!

Надо же, как забеспокоился! Не буду его обнадеживать, пусть немного попереживает. Сейчас хоть на человека похож. Но чувствую, что сознание уплывает от меня, держусь из последних сил.

— Тебя как зовут-то?

— Вера.

Неужели этот хриплый голос принадлежит мне?

— Вера, — позвал он меня сквозь холодный туман, — еще немного. Потерпи.

Морозный воздух приятно холодил лицо, приводя на время в чувство. Кажется, меня несут на руках к главному входу больницы, а голова моя безвольно прислонилась к груди мужчины. Все тело трясет от его поспешной ходьбы, чувствую, как тошнота подкатывает к горлу. Я тихо застонала.

— Сюда, сюда! На помощь! — по всей видимости, именно это кричал тот, кто еще недавно даже и не думал извиняться передо мной.

Меня положили на каталку и быстро повезли по коридору. Я чувствовала, как мои похолодевшие пальцы сжимают, подбадривая, слышала голос незнакомца и уплывала в темную неизвестность.

Когда я открыла глаза, увидела белый потолок.

— Слава Богу, вы пришли в себя! — воскликнул по-английски тот, кто присутствовал в помещении.

Я перевела взгляд с потолка на мужчину средних лет в светлом костюме. Кажется, он был искренне рад, что я жива. Или я не жива? Интересно, если я умерла в Корее, то и ангелы будут соответствующей внешности?

— Где я? — тихо спросила я.

— Извините, говорите, пожалуйста, на английском.

Не умерла, значит. А я уж думала, что так глупо растратила свою недолгую жизнь.

— Кто вы? — перешла я на английский язык.

— Ах, да. Меня зовут Ли Джин Мин. Я менеджер мистера Кима. Он, к сожалению, не смог дождаться, когда вы очнетесь. Я сообщу, что с вами все в порядке. Врач сказал, что вы не пострадали. Удар по голове смягчила ваша шапка, а сознание вы потеряли из-за нервного стресса. Отдохните пару дней в больнице и ни о чем не волнуйтесь. Ваше лечение оплатил мистер Ким.

Надо же, похоже, мистер Ким и есть тот, кто сбил меня на машине. Даже отдельную палату выделили. Какая забота с его стороны!

— И вот что еще, возьмите, пожалуйста, это возмещение за все те неприятности, что вам пришлось пережить. Мистер Ким приносит вам свои извинения за то, что был так неосторожен за рулем. Надеюсь, вы понимаете, что это была случайность, и не держите зла.

Менеджер протянул конверт и положил на край кровати. Я догадывалась, что там. Деньги. Отличное решение всех проблем. Ну что ж, я не гордая. Извинения принесены, правда, не тем человеком, но и на это я закрою глаза. Лечение оплачено, даже не надо думать, где остановиться в этом городе. Почему бы не взять деньги с того, у кого их, видно, куры не клюют. Хоть какое-то моральное возмещение от общения с тем типом.

— Можете не волноваться, что я захочу встретиться с вашим работодателем. Я вполне удовлетворена.

— Я рад, что все прояснилось. Еще я попрошу вас подписать отказ от притязаний, раз мы урегулировали конфликт. Ничего личного, просто так заведено.

— Я собираюсь покинуть Сеул в скором времени, но раз вы настаиваете…

Я поставила подпись на бумаге.

— Поправляйтесь, мисс Агишева. Надеюсь, из-за этого инцидента вы не составите негативное впечатление от посещения нашей страны.

Он покинул палату. Я же открыла конверт и чуть не свалилась с кровати. Сумма, что вручил мне менеджер, просто оглушала. Интересно, с чего такая щедрость? Чтобы репутацию не подмочила или все же совесть проснулась? Да, ладно, каждый остался при своем.

Два дня в клинике я провела как на отдыхе. Вежливый персонал, внимательные врачи, вкусные обеды. И не скажешь, что находишься в больнице. Развлекалась тем, что смотрела местные каналы, правда, совершенно не понимая языка. Понятное дело, корейским я не владела. Щелкая по пульту, увидела название канала SBS. Не с этого ли канала сценарист, что дал мне свою визитку? Глянем, что за он. По SBS как раз показывали очередную дораму. Решила посмотреть. Парень, что играл главную роль, показался мне жутко знакомым. Странно. Присмотрелась. Не может быть! Так вот ты какой, северный олень! Не врал, что известен. Тот, кто сбил меня пару дней назад и тот, кого сейчас показывали крупным планом по телевизору, одно лицо. Я позвала в палату медсестру и спросила, что за дораму показывают сейчас по каналу. Девушка расцвела и ответила, что это известная дорама «Мой парень-пришелец». А потом с еще более глупой улыбкой добавила: «Правда, главный герой такой красавчик?» Ну, что я могла ответить?! А потом она немного стушевалась и спросила: «Это ведь он привез вас в нашу клинику?» Я, конечно, тут же все стала отрицать, не хватало мне еще сюда толпы его фанаток. Я попросила девушку об одолжении, купить мне колготки, мои-то порвались, когда я упала на дороге. И она с удовольствием это сделала, не взяв денег, как я не предлагала. Вот она сила дорам! Похоже, она мне так и не поверила, о том, что я не знаю актера. Потом мной овладело обычное женское любопытство, хоть и вызывал во мне тот тип острую неприязнь. В больнице был бесплатный wi-fi, я набрала в адресной строке название сериала с русской озвучкой и принялась смотреть его по телефону. Должна признать, актерские данные у него на высоте. Играл он пришельца, который на Земле уже прожил несколько сотен лет. И вот пришла его очередь покинуть голубую планету, но он встречает девушку, к которой у него внезапно вспыхивает любовь. Он пытается скрывать от нее свои необычные способности, но так как девица все время попадает в неприятности, ему, как супергерою, приходится ее спасать. Ким Су Вон — так звали красавчика, который, оказывается, находился в топе рейтингов азиатских актеров. Я хмыкнула. Неудивительно, что у парня звездная болезнь. И, вообще, хватит на него таращиться. Забыла, какой он грубиян? Не хватает мне еще попасть в армию его фанаток! А то так смотрю на него, что невольно закрадываются такие мысли. Я выключила плеер на телефоне и уставилась в потолок. Мысли все время возвращались к тому вечеру, когда его машина наехала на меня. Вот он выходит из нее и с неподдельной тревогой на лице опускается на ноги передо мной. А-а-а… Я вскочила с постели. Почему все время думаю о нем? От безделья и не такое полезет в голову. Пора мне уже выписываться из клиники.

Выйдя из здания, я вдохнула в легкие свежий воздух и улыбнулась всему миру. Словно жизнь моя началась заново. И никаких красавчиков. Хватит с меня разочарований. Чем же заняться? Первым делом я приобрела новую sim-карту, а потом взяла такси и назвала единственный известный мне адрес в Сеуле.

Дверь мне открыла Ми Ра. С широко открытыми глазами она кинулась ко мне с объятиями и защебетала, как птичка:

— Где ты была? Почему не осталась у меня на ночь? Я же знаю, тебе некуда было идти.

— Так вышло. Да и как я могла остаться у тебя?

— Мои родители говорили, что просили тебя остаться, но ты отказалась.

— Да?

А я то приняла их приглашение за извинения.

— Дело не в этом. Ко мне заезжал сценарист с телевидения. Где ты успела с ним познакомиться? Он оборвал мой телефон, спрашивая о тебе.

— Понимаешь, тут такое дело… В общем, он пригласил меня принять участие в передаче «Идеальная парочка». А познакомились мы с ним в баре в тот вечер, когда я встретила тебя.

— И ты еще не согласилась?!

— Я тут в больницу попала…

— Что?! Когда? Давай все по порядку, только сначала я заварю нам кофе. Окей?

Мы прошли на кухню, и я рассказала ей свою историю, только не упоминала имя актера. Ми Ра восприняла рассказ с восторгом.

— Бог мой, я думала, такое бывает только в дорамах, — мечтательно вздохнула она. — Все, звони немедленно этому сценаристу. Нет, я сама это сделаю.

И она, не спрашивая моего мнения, нажала на последний звонок. Да, видно, достал ее парень за эти два дня. На том конце очень обрадовались моему согласию и пригласили прийти завтра утром в студию на репетицию.

— У тебя, кроме этой одежды, еще что-нибудь есть? — деловито спросила Ми Ра.

Я оглядела себя.

— А что не так с этой?

— Я в ней тебя видела пару дней назад.

— Чемодан я оставила в аэропорту, не ходить же мне с ним по Сеулу. Я же не думала, что задержусь.

— Понятно. Давай заскочим за ним, а потом пробежимся по магазинам, я знаю такой чудесный бутик, там часто бывают распродажи. О деньгах не беспокойся, мне хочется сделать тебе подарок.

— Нет, так не пойдет. По магазинам мы идем, но платить буду я.

Ми Ра препиралась недолго, уговаривать я умею. Денег у меня, благодаря одному грубияну, теперь было предостаточно. Забрав чемодан и прикупив пару нарядов, мы посидели в небольшом, но уютном ресторанчике. Ноги ныли от ходьбы на каблуках, но удовольствие от шопинга перекрывало всю усталость. Ми Ра оказалась очень живой, интересной девушкой. С ней было легко и весело. Она умоляла взять ее с собой на телестудию, когда у нее появится еще такой шанс. Я согласилась. А еще сам собой отпал жилищный вопрос. Остановиться я могу пока у новой подруги. Мы накупили разных вкусностей и весь вечер поглощали их за разглядыванием фотографий кореянки.

Утром Ми Ра, свежая и энергичная, стянула с меня одеяло со словами:

— Вставай, лежебока, нас ждет мир шоу-бизнеса!

И где я была, когда на все это подписывалась?! Простонав: «Еще пять минут» — накрыла голову подушкой. Никак не могу привыкнуть к разнице часов. Но Ми Ра так легко не сдалась. Уже через минуту я сидела с закрытыми глазами на полу с кружкой бодрящего кофе, а мои волосы после сна Ми Ра приводила в порядок, аккуратно расчесывая каштановые пряди. А через полчаса мы уже ехали на такси к телецентру. При входе нам выдали проходные карты — и вот мы уже в отдельном кабинете главы отдела развлекательных программ. Мне выдали подписать стандартный контракт на участие в шоу, где я обязывалась выполнять пункты соглашения. Дополнительно было прописано, что если рекламные агентства захотят иметь со мной дело, в первую очередь они должны согласовать это с их отделом. Так как у меня будет довольно тесное общение со звездой, то прописан был еще и такой пункт, как неразглашение личной информации знаменитости. Уже в который раз я радовалась тому, что взяла с собой Ми Ра. Она мне очень помогла разобраться в условиях соглашения. Я отказалась от оплаты гостиницы, в этом я не видела нужды, да и подруга была против. А еще меня удивило то, что программа будет сниматься несколько дней. Первый день — это свидание со звездой, за то время, что мы проведем вместе, должны узнать о себе как можно больше. Второй день будет состоять из конкурсов и пройдет в прямом эфире. По итогам смс голосования выберется одна пара из трех участвующих. Третий день будет посвящен только «идеальной парочке». Сами съемки начнутся одиннадцатого числа, т. е. завтра, и закончатся до четырнадцатого февраля. Показ встречи финальной парочки пройдет в День всех влюбленных. Когда все договоренности были соблюдены и прописаны на бумаге, я, наконец, выдохнула и спросила: «Интересно, а с кем в паре окажусь я?» На что мне ответили, что ведутся активные переговоры с компаниями на участие в шоу именитых звезд и точно они смогут ответить только после подписания с ними контрактов. Ну что ж, завтра мой первый съемочный день. Мне любезно предоставили возможность выбрать себе одежду и отвели в костюмерную. Одной проблемой стало меньше. Стилисты сами подобрали для меня наилучший вариант. Ми Ра от счастья порхала, словно бабочка, она никогда не была внутри телестудии, тем более такого популярного канала, как SBS, и все ей казалось удивительным. Встреча и репетиции со звездами сегодня не состоялись из-за того, что окончательно кандидатуры еще не утвердили. Похоже, для меня станет сюрпризом завтрашняя встреча со знаменитостью. Знала ли я, насколько сильным будет мое потрясение?

Вторую половину дня я и Ми Ра гуляли по городу и зашли во «Дворец лучезарного счастья» или, иначе говоря, Кенбоккун, построенный еще в четырнадцатом веке. Он был главным дворцом королевской династии Чосон. «Удивительно, что он так хорошо сохранился до наших времен» — думала я, пока Ми Ра не рассказала, что в шестнадцатом веке его разрушили японцы и только спустя несколько столетий он снова был отстроен. Я купила несколько сувениров в подарок близким и решила вернуться домой к подруге. На телеканале мне посоветовали выспаться, чтобы хорошо выглядеть на съемках, поэтому сегодня пришлось лечь пораньше. Завтра, чувствую, меня ждет удивительный день!

Утром за мной заехал специальный мини-автобус. Встретиться со своей парой мне предстояло в океанариуме «COEX Aquarium», что находился в известном торговом центре. Да, место для встречи было подобрано удачно. Гулять среди огромных аквариумов с тоннами воды и любоваться на подводных жителей, что может быть лучше! Отличное место для общения и прогулок, для совместного отдыха и для того, чтобы узнать друг друга лучше. Краем уха я услышала, что говорили о господине Киме и что он задерживается из-за пробки на дорогах. Похоже, эта фамилия одна из самых распространенных в Южной Корее. Съемочная группа привлекала внимание посетителей в океанариуме. Слух быстро разошелся, что здесь собираются снимать передачу «Идеальная парочка», пользующуюся большой популярностью. Ми Ра находилась рядом. Здесь она бывала не раз. Самый большой океанариум в Сеуле делился на шесть тематических зон. Сейчас мы находились в тропической зоне Амазонки. Режиссер не прогонял зевак, просил только не снимать на фотоаппарат и не подходить слишком близко. И вот долгожданный момент настал, ему позвонили, что звезда прибыла. Камеры настроены, микрофоны включены. Я поворачиваюсь и замираю в ожидании, устремляя взгляд на вход. Ко мне уверенной походкой приближался высокий молодой мужчина, при виде которого толпа заволновалась и восторженно ахнула. Ми Ра отступила в сторону. Я изобразила на лице свою самую ослепительную улыбку, но по мере приближения мужчины она меркла. Мое лицо вытянулось, а глаза стали еще больше. Это что? Рождественская шутка? Нет, время новогодних праздников прошло. Издевательство судьбы? Что я такого сделала в прошлой жизни, что она подложила мне такую свинью? Ко мне шел тот, кого я хотела бы меньше всего увидеть в этой жизни, да и в последующих тоже. Ким Су Вон — актер, певец, модель. Небожитель азиатского шоу-бизнеса, звезда, покорившая миллионы сердец. Я видела по его глазам, что он узнал меня, но на то он и актер, получающий один из самых больших гонораров, чтобы держать на лице фальшивую улыбку. Подойдя совсем близко, он поприветствовал меня, а потом приобнял за плечи и помахал публике рукой, развернувшись к ней лицом, чем вызвал бурный восторг толпы и ее аплодисменты.

— Какого черта ты здесь делаешь? — все с такой же милой улыбкой спросил он меня.

— То же самое хочу узнать у тебя, — сквозь зубы ответила я и помахала отзывчивой публике.

— Ты меня преследуешь?

— Забыл? Я тут в шоу участвую. Знала бы, с кем придется иметь дело эти два дня, отказалась бы сразу.

— А мне кажется, наоборот, ты здесь именно по этой причине. И почему на два дня? Ты не допускаешь мысль, что благодаря моей популярности мы попадем в финал? А значит, нам придется увидеться и на третий день.

Не припомню, чтобы кто-то вызывал во мне такую бурю эмоций. Я переместила центр тяжести своего тела на одну ногу и ею же с силой наступила на ботинок рядом стоявшего мужчины.

— Жить надоело?! — он перевел свой испепеляющий взгляд на меня. Мужская ладонь, что лежала на моем плече, сильно сжалась, придвинув меня к себе. Я ответила ему не менее горячим взглядом. Со стороны все же выглядело так, будто мы не можем оторваться друг от друга. Только Ми Ра бросала настороженные взгляды в нашу сторону. Ее попросили держаться невдалеке.

— Она у тебя лишняя? — спросила я, косясь на его руку и терпя боль.

— Убью…своего менеджера.

А вот и тот, про кого он говорил. Бедняга. Тот даже побледнел от взгляда актера, брошенного на него. Он смотрел на меня, все еще не доверяя своим глазам.

— Хорошо выглядишь. Медицина творит чудеса, — переменил тему актер.

Комплимент? Сомнительный какой-то. Ким Су Вон повел меня вглубь экспозиции. Оператор с камерой направился вслед за нами.

— Да нет, дело не в этом. Я должна поблагодарить кое-кого за щедрое вознаграждение. Такая забота приободряет.

— Я был уверен, что тебя не увижу, вот отсюда и такая щедрость.

— Жаль, что твои старания не оправдались, — посочувствовала я ему.

Его глаза гневно сощурились.

А я-то уже вспоминала о нем, как о заботливом парне. Я вздохнула. Стоило его увидеть, как сразу захотелось наговорить ему гадостей. Хотя, кто в этом виноват? Это он все не уймется. И что я ему сделала?

— Откуда в тебе столько неуважения к старшим? — спросил парень.

Я ехидно заметила:

— Это ты то взрослый? Ведешь себя, как мальчишка.

— Мне почти двадцать семь лет. Будь любезна, проявляй больше почтительности в тоне.

— Сколько?

Я была в шоке. А так не скажешь, думала ему от силы, как и мне, двадцать два года.

— Удачная пластика?! — смело предположила я.

Парень нервно сжал руки в кулаки.

— Укоротить бы твой слишком длинный язычок.

Мы переходили из зала в зал и постепенно моя язвительность таяла. Невозможно в таком чудесном месте чувствовать обиду, поглядывая, как миролюбиво плавают рыбы. Любопытство тянуло узнать больше. Ким Су Вон поглядывал по сторонам с безразличием, явно напускным. Вот зануда! А, плевать. Здесь столько всего интересного! Не буду обращать внимание на того, кто строит из себя всезнайку, только настроение портит. Когда мы вошли в стеклянный туннель, а над нашими головами проплыли морские хищники — акулы, я забыла совсем о своей неприязни к актеру. Пингвины и морские котики, черепахи и крокодилы, мы даже попали на шоу водолазов.

— Ой, смотри, смотри — там!

Я схватила его за руку и с увлечением потянула за собой. Тот нехотя, но подчинился, посматривая на меня с усмешкой.

— Ничего спросить не хочешь?

— А надо? — с сомнением спросила я.

— Разве ты не хочешь выиграть?

— А ты мечтаешь провести со мной больше времени?

— Язва.

— Надутый индюк, — не осталась я в долгу.

Парень усмехнулся, вложив руки в карманы брюк. А костюмчик ничего такой! Приталенный, темно-синего оттенка, рубашка с закрытым воротом на восточный манер, на рукавах золотые запонки с черным камнем. Лакированные ботинки. Не хватает только красной дорожки для полноты восприятия. От него шел легкий аромат дорогого парфюма, возможно, из единичной коллекции. Смуглая кожа лица идеальная. Я слышала, все азиатские мужчины уделяют пристальное внимание своей коже, пользуясь огромным количеством косметических средств. Может, поэтому выглядят так молодо и немного женственно. Большие глаза, маленький, прямой нос. Губы полные, уголки рта направлены вверх. Такие губы у человека, привыкшего часто улыбаться, и говорят о его дружелюбном характере. Да, не в этом случае. Длинная челка закрывала лоб и падала на темные глаза, следящие за мной с нескрываемым интересом.

— А знаешь, мне вот что любопытно, в России все такие?

— Это какие?

— Неотесанные грубиянки.

— Никогда не сравнивай меня с другими, — оскорбилась я, встряхнув головой и откидывая волнистые пряди волос назад. — Я одна такая, единственная и неповторимая, еще неизвестно, благодаря кому мы попадем в финал. Тебе безумно повезло со мной, оппа, — ткнула я пальчиком в грудь актера.

— Ты сказала, оппа?! Даже не думай меня так называть!

— Почему, оппа? — изобразила я удивление на лице и намеренно повторила обращение.

Он одарил меня долгим взглядом.

— У тебя просто мастерство выводить меня из себя. Долго оттачивала?

— Досталось по наследству, — не без гордости сказала я.

— Не дай бог познакомиться с твоими родственниками!

Я представила себе эту картину и хмыкнула. Своего отца даже я не могу переплюнуть по части вредного характера.

— Я сюда попал не из-за любовной интрижки, а по глупой ошибке своего менеджера, утверждавшего, что у этой программы очень высокие рейтинги, — продолжил он.

— Что, настолько все плохо? Последняя дорама оказалась такой провальной, что понадобилось твое участие здесь?

«Не лицо, а маска. Интересно, такое выражение обозначает, что я уже договорилась или у него просто непрошибаемая самооценка?»

Я сделала вид, что увлеченно наблюдаю за морскими обитателями из открытого аквариума. Их даже можно было потрогать. Я взяла в руки розовую звезду, разглядывая ее с преувеличенным вниманием.

— Интересовалась мной? Значит, теперь знаешь, кто я? — больше утверждал, чем спрашивал Су Вон.

Вот я и спалилась. Сейчас возомнит, что интересен мне.

— Теперь нет нужды рассказывать о себе, — скучающим тоном продолжила мега супер-пупер звезда. — Наверно, все сайты просмотрела.

— Верно, — парировала я, — не стоит стараться ради какого-то шоу, репутацию свою все равно не исправишь.

— Ты о чем? У меня идеальная репутация.

Я причмокнула губами.

— Как говорят в России, это дело поправимое.

— Ты что удумала-то? — насторожился актер.

— Я? Ты за кого меня принимаешь? Я не скандалистка какая-нибудь, просто хочу на эти несколько дней перемирия. Перестань меня задирать, будь паинькой, и тогда я гарантирую тебе спокойный сон в дальнейшем будущем.

— Я должен поверить той, у кого язык длинней, чем у коровы?

Я спокойно так опустила морскую звезду обратно на дно открытого аквариума.

— Ты это с кем меня только что сравнил? — сдвинула я брови, а руки поставила в бока, наступая на актеришку. Не всех еще звезд получил? Так я это сделаю с удовольствием.

Мой нос упирался в грудь корейца, но меня это совсем не смущало. Я с вызовом подняла голову. Мы решительно, целую минуту, смотрели друг другу в глаза, и тут он неожиданно улыбнулся так открыто и тепло, что я от удивления растерялась.

— Согласен, — выдохнул он со смехом. — Твоя взяла.

Актер глянул в сторону оператора, и тут камера, на которую нас снимали, перестала работать. Оператор, недоумевая, опустил ее с плеча, отвлекая на себя внимание съемочной группы. Ким Су Вон притянул меня к себе одной рукой, и мы оказались в полутьме пустого коридора. Прижав к стене, он приблизил вплотную свое лицо.

— Эй, ты чего?

Я уже жалела о своих словах про перемирие. Было привычнее сохранять дистанцию и препираться, обмениваясь колкостями с актером, чем находиться на таком опасном расстоянии, прижимаясь к его крепкому телу. А с виду и не скажешь, что он такой мускулистый. Тело твердое, словно высечено из гранита. Только вот так не краснеют щеки, когда обнимаешься с простым камнем.

— Нас могут увидеть, — нашла я аргумент, чтобы меня отпустили.

— Это только подогреет их интерес к передаче, — вкрадчивым тоном ответил мужчина.

«Что ж он такой горячий?» Чувствую, как щеки просто пылают.

— Так печешься о рейтинге? — сказала я, пытаясь сделать это непринужденно.

— Несомненно.

— А твоя идеальная репутация не пострадает?

Он словно не слышал вопроса или сделал вид, что не услышал.

— Что же таится в этой маленькой женской головке? Почему мне с таким трудом удается это узнать?

Он все же, наконец, отпустил. И как раз вовремя. Из-за поворота показался оператор. Я же постепенно приходила в себя. Не ожидала от себя такой реакции. А этому хоть бы хны, стоит словно статуя холодная, как ни в чем не бывало разговаривает с оператором, кидая в мою сторону загадочные взгляды. Настроение упало ниже плинтуса, а у него, наоборот, улыбка не сходит с губ. А еще эта странная поломка видеокамеры.

Су Вон теперь стал похож на обычного парня, который хочет понравиться девушке. Он рассказывал об океанариуме, когда его открыли, сколько здесь собрано редких рыб. Такое изменение в поведении не просто настораживало, а приводило в замешательство. Что он задумал? Не верю, что так быстро осознал свою ошибку. Явно неспроста такая любезность. Но, как ни странно, на меня подействовала его перемена в отношении, я перестала ершиться и в конце нашей встречи даже отвечала ему с милой улыбкой на лице. Режиссер дал отбой съемкам, и я выдохнула с облегчением, пожелав как можно быстрее оказаться в уютном доме подруги. Водитель завел машину, но стоило мне сесть в автобус, как двигатель заглох. И как не старался шофер, как не крутил ключ зажигания — ничего не помогло. Да что сегодня такое! Все ломается. Режиссер тоже расстроился и стал извиняться передо мной.

— Ничего, — ответила Ми Ра за меня, — мы доберемся на такси.

— Не зачем, когда моя машина свободна. Господин Пак, я сам довезу девушек, — обратился Ким Су Вон к режиссеру.

Ми Ра замерла, не в силах поверить, что ей посчастливится ехать в минивэне звезды. Его машина стояла как раз возле автобуса съемочной группы. Она бросила на меня предупреждающий взгляд, чтобы не смела отказываться. Я тоже была удивлена, хотя после такой перемены в настроении актера, это следовало ожидать. И вот как отказать повежливее? Ми Ра меня просто загрызет, если не соглашусь.

— Благодарю, господин Ким за ваше беспокойство, мы с удовольствием воспользуемся вашей любезностью.

Ми Ра сказала адрес водителю актера, все еще не в силах поверить в происходящее. Она старалась изо всех сил не пялиться на знаменитого актера, но ей это плохо удавалось. Она сидела возле менеджера Ли, для меня единственное свободное место осталось возле Су Вона. Я опустилась на сиденье, чувствуя, как ноги приятно расслабляются. Стоило машине актера отъехать от торгового центра, как из окна я заметила, что автобус телеканала завелся и двинулся с места. Мистика, да и только!

— Рад, что вы поправились, госпожа Агишева, — обратился во мне менеджер, бросая виноватые взгляды на актера.

— Джин Мин, я должен поблагодарить тебя за проявленную инициативу, — сказал актер. — Если бы не твоя очередная новая идея, я так и не встретил бы Веру снова.

Бедный менеджер Ли совсем растерялся. Он никак не мог понять иронизирует актер или действительно благодарен. Он нервно прочистил горло.

— Я надеялся, что вы одобрите шоу.

— Можешь не сомневаться.

А я вот подумала: «Он теперь всегда будет такой любезный?»

Ми Ра с любопытством посматривала на нас.

— Я не поняла, Вера. Это ты про этого актера говорила? Это он сбил тебя на машине?

— Как видишь, он.

— С ума сойти! Вот так совпадение! — она впилась взглядом в Су Вона, взглянув на него по-новому.

— Вот, держи, — сказал актер, протягивая мне бумаги и игнорируя взгляд Ми Ра.

— Что это?

— Сто вопросов и ответов к ним, — и, видя мое недоумение, добавил: — Обо мне.

— А, точно, — вспомнила я, — но я не подготовила ничего о себе.

— Не нужно, все, что надо, я уже узнал.

«Интересно как?» Я лишь пожала плечами. Дело его, если он провалит завтра конкурс, мне же лучше.

— И вот еще, в конце передачи каждая пара должна представить музыкальный номер. На этом носителе музыка из популярной дорамы «Императрица Ки». Тебе стоит выучить только припев. Здесь транскрипция слов на английском и перевод. Так ты сможешь прочитать и запомнить небольшой отрывок. Если исполнишь чисто, наберем много баллов за твой корейский. Справишься?

Продолжает издеваться?! А я то решила, что согласился стать паинькой. Придумал, петь на корейском. Что может быть легче! Но выбирать не приходится, память у меня отличная, слух еще лучше, надеюсь, не опозорюсь. Пела же я на других языках, при этом не владея ими.

Довезли нас до дома без всяких происшествий. Ми Ра все же не вытерпела и попросила автограф у Ким Су Вона. Он все так же любезно оставил роспись на своем изображении. Похоже, он к этому привык, раз возит с собой отпечатанные фотографии или же просто без ума от самого себя. Дома подруга поставила фото в рамку на видное место в комнате, на компьютерный стол. Вернулись из поездки родители девушки, они очень тепло меня приняли. Я чувствовала себя, как в родной семье. Ми Ра уже рассказывала им обо мне, о шоу, они обещали смотреть его всей семьей, включая бабушек и дедушек Ми Ра. Мама девушки приготовила блюда из корейской кухни. Некоторые непривычно острые, яркие на вид, но очень вкусные. Я старалась попробовать все, чтобы не обидеть. Суп из водорослей, калбичим — говяжьи ребра на пару, бибимпаб — блюдо с рисом и овощами, соевым соусом и яйцом, кимчи — острая квашеная капуста с красным перцем. Жареный угорь, кимбап — роллы, и всевозможные закуски — пачхан. Корейцы помешаны на еде, превращая обычное застолье в культ. Самое важное в жизни корейца поесть положенные три раза. Было время, когда в Корее голодали в буквальном смысле слова, хотя сейчас эти времена давно прошли. Я не раз сталкивалась с тем, что тебе желают не здоровья, а интересуются: поела ли ты сегодня?

После обеда я репетировала песню и читала ответы Су Вона. К концу вечера знала о нем больше, чем о себе. Любимый цвет, блюдо, марка машины, даже название фирмы мыла и зубной пасты, которыми он пользуется. Интересно, как он будет выкручиваться, отвечая про меня?

Утром я поднялась очень рано, чтобы все хорошенько повторить. Слова припева выдала еще сонной, теперь за песню можно не волноваться. Ми Ра помогла с произношением, не зря весь вечер тренировалась. Подруга сказала, что даже она не отличит, кто поет: иностранка или местная жительница. Съемки пройдут лишь днем в телестудии, но уже с утра я почему-то жутко волновалась. Не то чтобы я хотела победить, просто не люблю проигрывать. А еще меня впервые покажут по телевидению, да еще в другой стране. Благодаря тем маскам, что сделала Ми Ра вечером, моя кожа приобрела нежность и бархатистость. Голову я вымыла шампунем с кондиционером корейского производства, потом Ми Ра еще опрыснула их сывороткой-спреем, отчего шоколадные волосы стали мерцать и легли послушными прядями. Совершив надо мной весь обряд, она посчитала свою миссию законченной. Все, теперь я готова встретиться с Су Воном и со всем миром. Мы еще с вечера договорились увидеться перед съемками, чтобы немного порепетировать в студии звукозаписи. Песня сама лиричная, о расставании двух влюбленных, придется приложить все свое мастерство, чтобы изобразить чувства на лице. А еще надо согласовать вступление каждого.

Приехали мы на телестудию в одно и то же время. По мере исполнения песни, я поняла, что мне хочется и плакать и грустить. Сердце разрывалось от необъяснимой тоски. Мужчина, что стоял передо мной, испытывал те же чувства, что и я. Я твердила себе, что это только игра, он актер, но непослушное сердце все равно билось неровно. Сегодня он был хорош, как никогда. В светло-сером костюме с черными вставками, в белой рубашке и с красной бабочкой вместо галстука. Я никак не могла оторвать от него взгляда. Удивительно, но этот человек мне стал нравиться.

После того, как мы перекусили, там же, на телестудии, стилисты подобрали для меня короткое белое платье, которое в сочетании с туфлями на высоких каблуках выгодно показывало мои стройные ноги и тонкую талию. Волосы оставили распущенными, только уложили их набок, а локоны зафиксировали лаком. Макияж сделали ярким. Красная помада привлекала внимание к полным губам, на скулах алели румяна. Визажист хорошо выделил глаза, они у меня и так большие, а теперь с подведенными стрелками казались еще больше и приобрели миндалевидную форму.

По просьбе Ким Су Вона к последнему номеру я буду переодеваться в старинную одежду императрицы. Костюмы привнесут соответствующую атмосферу в инсценировку песни. Пока готовилась к съемкам, познакомилась с двумя другими участницами. Одна оказалась американкой с латинскими корнями, другая светловолосой немкой. Обоим попались в пары солисты из популярных к-pop групп. Их имена мне ничего не сказали, но по глазам девочек поняла — они нечто! А вот актера Ким Су Вона они отлично знали и по-хорошему мне позавидовали. Пожелав друг другу удачи, мы под шумные аплодисменты поднялись на сцену. Я знала, что Ми Ра сидит в зале и болеет за меня, это грело душу, и ноги не так тряслись. И чего я так разволновалась? Внешне это не проявлялось, все же годы закалки, но стоило выйти к зрителям, как нервное напряжение прошло. Я, улыбаясь, поприветствовала публику из зала. А вот и наши парни. И с какой фабрики красоты таких берут?

Ведущие по очереди представили каждого участника. Первые конкурсы были шутливые, для разогрева зрителей и участников. Действовать надо было в паре. Девушка должна была накормить свою пару, не используя рук, а держа ложку в зубах. Победила немка. У меня кусочки мороженого соскальзывали с ложки, как я не старалась донести их до рта Су Вона. Тот только посмеивался. Парни же проверялись на выносливость, девушка хваталась на манер обезьянки со стороны спины за шею своей пары, и тот должен был присесть как можно больше. Тут моего Су Вона никто не переплюнул. Публика одобрительно засвистела. Мне показалось, он не ощущает моего веса, так легко ему давался этот конкурс. И, слава Богу, мое платье хорошо растягивалось, не знаю, как бы получилось держаться за актера. И опять нахлынули внезапные чувства. Такая близость, когда обнимаешь мужчину и чувствуешь тепло его сильного тела, его волнительный запах, немного смущает. Его ладони крепко держали меня за бедра, прижимая к себе, и я поймала себя на мысли, что мне это безумно нравится. Игра постепенно захватывала, активные подбадривания из зала эмоционально заряжали позитивом. Все конкурсы сопровождались шутками, смехом и поддразниваниями. Ведущие отлично справлялись со своей ролью. Ми Ра заранее подготовила плакат в мою поддержку и, подняв его над головой, активно им махала со своего места. На нем были написаны мое и Су Вона имена. Потом началась игра, напоминающая по правилам «крокодил». Нужно было отгадать, что показывает твой партнер. С этим проблем не стало. Су Вон прекрасно показывал, не даром он отличный актер. Я с легкостью отгадывала его пантомиму. Потом мы поменялись местами. Теперь я показывала, а он называл. Он словно читал с моего лица. Из зала восторженно закричали имя актера. Вообще, все его действия публика воспринимала очень эмоционально. Когда наступила очередь отвечать на вопросы о личных пристрастиях друг друга, уже не рассчитывала на успех, но Су Вону и здесь удалось меня удивить. Он что, читает мои мысли? Вот откуда ему знать, какими косметическими средствами я пользуюсь, какой предпочитаю чай, пору года и какое люблю мороженое? Он что, экстрасенс? Не мог же он наводить обо мне справки, да и у кого?

Наступила очередь заключительной музыкальной части. Мы выступали последними. Две пары спели на английском языке известные мировые композиции, слышно было даже из гримерной. Наш дуэт стал сюрпризом для корейской публики. Я успела переодеться в императорскую мантию, в мои волосы были вплетены позолоченные украшения, а с мочек ушей спускались длинные подвески. Ким Су Вон надел национальный старинный костюм. И вот зазвучала тихая мелодия. На заднем плане включился экран, на котором показывались отрывки из дорамы «Императрица Ки». Мы вышли с разных концов сцены, медленным шагом приближаясь друг к другу.

Су Вон начал куплет:

На закате дня черная луна

Явит с небес лицо свое.

Я стою один

В этой черноте.

Меня боится воронье -

Печально все…

Теперь вступила я и спела половину припева:

В звуке ветра голос слышу твой

Он без конца плачет дождем

Тобой, тобой, тобой…

Дальше продолжил Су Вон.

Мог бы я сказать:

«Это лишь дождь!» -

Но это ты, и голос твой,

Он твой, он твой, он в ветре со мной…

Дальше следовал второй куплет, который он и продолжил:

Ты дальше с каждым днем,

И твой тускнеет след.

Мой путь уводит в никуда -

Возврата нет!

Второй повторный припев мы спели дуэтом, взявшись за руки и не отрывая взгляда друг от друга. Последнюю часть Су Вон пел один на высоких тонах.

Сердцу надо просто забыть и отпустить…

Адским пламенем оно внутри горит.

Не погасить!

Мог бы я сказать:

«Это лишь дождь!» -

Но это ты, и голос твой,

Он твой, он твой, он в ветре со мной…

На последних аккордах он разворачивается и уходит от меня, а я стою и печально смотрю ему вслед, будто сердце разрывается. Одинокая слеза скатилась по моей щеке. Сама не заметила, как так получилось, но песня опять захватила меня. Словно я по-настоящему теряю свою единственную любовь. Зал взорвался восторженными овациями. Я несмело улыбнулась залу, а Су Вон вернулся, чтобы поклониться зрителям. Взяв меня за руку, он все не отпускал ее, пока шло смс голосование. В это время на экране показывали наш первый день общения в океанариуме и двух других парочек. Надо же, как мило я улыбалась людям в камеру и Су Вону, когда мы с ним препирались. Одно загляденье! А вот он водит меня по залам, показывая интересные уголки с подводными жителями.

— Устала? — спросил меня Су Вон, склонившись к моему уху, пока ведущие дискутировали по поводу наших первых свиданий.

— Есть немного, — улыбнулась я.

На самом деле мне было грустно от того, что уже все закончилось. Даже если мы пройдем в финал, у нас двоих будет только один день, а после мы простимся. Разве может быть у нас что-то общее? Актер ненадолго задержал на мне свой взгляд, но ничего не сказал. Голосование подходило к концу, скоро объявят победителей конкурса. Я взволнованно затаила дыхание. А ведущая молодая девушка уже сообщала о результатах.

— И вот мы получили данные по смс голосованию. Итак: в финал проходит пара под номером три.

Это был наш номер! Я, конечно, надеялась, что мы выиграем, у нас были хорошие шансы для этого, но все равно это прозвучало так неожиданно, что я не могла поверить. Что творилось в зале! Публика аплодировала нам стоя. Это был настоящий успех! Всем участникам вынесли по корзинке цветов и по набору дорогой косметики. Нам же достался дополнительный бонус, как победителям — по последней модели телефона «Samsung». Ведущие благодарили фирмы за любезно предоставленные подарки. А я, глянув на коробку телефона, усмехнулась. Я подумала о своем бывшем и о том, как мечтала объявить на всю страну, какой он подлец. Но за все эти последние дни я о нем ни разу даже не вспомнила. Мое сердце болело, но теперь по другой причине. Рядом со мной стояла недостижимая мечта, актер, известный многомиллионной публике, богатый и красивый мужчина, только протяни руку — и ты дотронешься до него… Но не до его сердца. И когда я глупая успела влюбиться? Почему я все время умудряюсь выбрать не того мужчину? Ведь и так понятно, что у нас нет будущего. Спектакль подошел к концу, занавес опустился, а актерам остается одно — покинуть опустевший театр. Это была просто забава, игра. Голова это понимала, но сердце не хотело прислушиваться к голосу разума.

Я поблагодарила ведущих за отлично проведенное время и всех тех, без кого передача «Идеальная парочка» не вышла бы в эфир. Выразила благодарность актеру Ким Су Вону, за его помощь в подготовке к передаче, а также подруге Ми Ра, которая сейчас присутствует в зале. А потом добавила:

— Хочу сказать отдельное спасибо своему бывшему парню Александру Белову, без него я никогда бы не приехала в Корею и не стала бы участвовать в шоу. А еще, мама и папа, если вы когда-нибудь увидите эту передачу, я хочу еще раз сказать вам, как я вас люблю и как благодарна за все, что вы для меня сделали. Вы самые лучшие родители!

Су Вон тоже выступил. Какой же он красивый, когда вот так улыбается залу. Ведущие тоже выразили благодарность господину Белову. Представляю, как он передернулся, услышав снова упоминание о себе, если он, конечно, смотрит сейчас эту передачу. Ведущие пообещали зрителям четырнадцатого февраля целый день с идеальной парочкой и на этом передача закончилась.

— Я зайду через пятнадцать минут и отвезу тебя домой, — сказал Су Вон возле гримерной, а мое сердце радостно затрепетало в ответ. Наши глаза встретились.

Глупое, глупое сердце! Все для тебя закончится очередным разочарованием. «Ну и пусть, — будто отвечало оно мне, — счастье не может длиться вечно, а ты хоть и недолго, но будешь с тем, кого я выбрало».

— За подругу не беспокойся, ее отвезет менеджер Ли, — произнес Су Вон.

Я переоделась, а через сказанное время он зашел за мной. Нам даже удалось уйти от его фанаток, заполнивших собой улицу возле телеканала SBS. Пока менеджер Ли Джин Мин отвлекал на себя внимание возле минивэна звезды, мы вышли с другой стороны и подошли к парковке, где находилась вторая машина. Но и там нас поджидали репортеры. Защелкали фотоаппараты, толпа папарацци устремилась нам наперерез, стараясь перекрыть дорогу к машине.

— Господин Ким, вы намерены встречаться с иностранной певицей?

— Ким Су Вон, вы хотите проводить девушку? В каком отеле остановилась госпожа Агишева?

— Случайно ли было ваше участие в «Идеальной парочке» вместе с русской девушкой или вы с ней были знакомы до передачи?

— Госпожа Агишева, расскажите нам о себе!

Я оторопела от слепящих вспышек фотокамер и от множества сыпавшихся вопросов и остановилась.

— Что происходит? — спросила я Су Вона.

— Привыкай, дорогая, твоя жизнь теперь не будет такой безбрежной, — усмехнулся актер.

Он схватил меня за руку и быстро повел за собой. Я почти бежала за ним, еле успевая переставлять ноги. Репортеры бросились за нами.

— Пристегнись, — попросил Су Вон, когда мы оказались в машине. — Нам придется отрываться.

Я сделала так, как он и сказал, закрывая при этом лицо от фотовспышек камер. Папарацци упорно пытались добиться от нас хоть пару слов, самые наглые стучали по стеклу и просили ответить на их вопросы.

Су Вон снова усмехнулся и, развернув машину, устремился вперед. Толпа рассыпалась по сторонам.

— Хорошо, что ты остановилась не в отеле, журналисты сразу бы пронюхали.

— Но это же простая передача, почему такое внимание? — я все еще не пришла в себя от удивления.

— В Корее ко всему пристальное внимание, стоит только показаться на экране — и вмиг становишься звездой. Уверен, уже обрывают телефоны телеканала, чтобы узнать о тебе подробности.

Теперь я начинаю лучше понимать, с чем приходится сталкиваться знаменитостям.

— И что же дальше?

— А чего ты переживаешь, ты же хотела в скором времени уехать в Россию.

— А ты откуда узнал?!

— Ты говорила об этом Джин Мину в больнице, не помнишь?

— А, да.

Мы неслись на огромной скорости. Глянув в боковое зеркало, я заметила, что за нами навязчиво следовал автобус. Похоже, нас преследуют папарацци. Су Вон тоже заметил и придал газу.

— У тебя два варианта. Можешь сбежать от навалившейся славы, а можешь получить из нее выгоду. Что выберешь?

— И какую выгоду я могу получить?

— Ты привлекла к себе внимание и можешь этим воспользоваться. Конечно, в этом не только твоя заслуга…

Я фыркнула. Сейчас опять начнет о своей звездности распрягать.

— Почему бы тебе хоть раз не признать, что я хорошо спела?

— Нет.

— Нет?! — я чувствовала, что вскипаю снова. Ну, почему он не может быть милым всегда?

— Ты очень хорошо спела, — сказал он с улыбкой, видя мою реакцию. — Нет, даже не так, ты была великолепна!

Я сразу остыла.

— Можешь же быть милым, — буркнула я себе под нос.

Я обернулась назад. Вроде, журналисты отстали.

— Ты такая забавная, когда злишься, — улыбнулся Су Вон. — Не могу оторвать от тебя взгляда.

Я не сдержала ответную улыбку.

— Вот же! Теперь делаешь комплименты? С чего такая перемена?

— Ты мне нравишься, — просто ответил он.

От неожиданного признания не сразу нашла, что ответить. Сначала сердце будто остановилось, а потом с удвоенной силой начало биться. Опять его шуточки? Решила изобразить, что ничуть не поверила в его слова.

— Сказал бы сразу, что тебе что-то надо от меня.

— Ты права, я хочу кое-что проверить.

— И что же?

Он остановил машину, а я только сейчас обратила внимание на то, какой прекрасный вид открывался из окна. Мы находились на высоте, а вечерний город внизу сверкал и переливался огнями. Я с восторгом смотрела на Сеул и скорее почувствовала, чем увидела, что мужчина, сидящий рядом, приблизил свое лицо. Я даже затаила дыхание.

— Ты чего?

— Ты только не бойся… — его губы почти касались моих.

Я даже сглотнуть боялась. Он так смотрел, мне на секунду показалось, что его глаза неестественно сверкнули, но я не могла шевельнуться, меня словно загипнотизировали. Все понимала, но двинуться не могла. И вот его губы накрыли мои, и весь мир перестал для меня существовать, разлетевшись на мелкие кусочки. Чувства обострились до крайности. Я закрыла глаза и ощутила терпкий вкус его теплых губ, услышала гулкое биение его сердца рядом с моим. Вдохнула запах мужчины, смешанный с дорогим парфюмом, и не смогла насладиться этим в полной мере. Желая большего, я несмело потянулась ему навстречу и была потрясена нахлынувшими эмоциями. Не чувствуя тяжести своего тела, в полной невесомости я растворилась в тех ощущениях, что завладели мной. Это было похоже на яркий взрыв, на сладкую боль, я словно умирала, отдавая всю себя. А он пил с моих губ восторг и нежность, тихую радость и светлую тоску. Что-то изменилось. Открыв глаза, я не могла поверить тому, что видела перед собой. Исчезли огни и звуки города, мы не были в машине, вместо этого нас окружали яркие звезды и бесконечное космическое пространство. А сам Су Вон не был похож на себя прежнего. Нет, я его узнала сразу, но он весь светился, почти ослеплял.

— Не бойся, с тобой ничего не случится, я не допущу этого.

— Ггде мы? — от страха я стала заикаться.

Как не бояться, когда над тобой огромный шар Земли? Мы зависли над темной стороной планеты, но внизу среди огней можно было разглядеть очертания континентов и полуостровов. Что я делаю здесь в объятиях мужчины, который сиял, как яркая звезда? Он вообще человек?

— Здесь находится только твое сознание, как и мое. Мы же по-прежнему остались в машине.

— Как такое возможно? Ты что — супермен?

— Нет. Но и не человек.

— Кто же ты?

— Я с планетарной системы звезды Сириус, одной из самых ближайших к Земле. Она находится в созвездии Большого Пса. Ближе к вам только Альфа Центавра.

Я заулыбалась. Вот так возьму и поверю в зеленых человечков.

— Это какая-то глупая шутка, да? Как ты это сделал? Какая-то форма гипноза?

— Твой мозг отказывается принимать действительность, он придумывает всевозможные варианты, но правда единственная в том, что это и есть реальность.

— И я могу вернуться назад в любое время?

— Как только пожелаешь.

— Я, пожалуй, пока посмотрю тут на все, ведь такой возможности может и не представится.

Пришелец ослепительно улыбнулся.

— В твоей голове столько вопросов, задавай, я отвечу.

— Хм…Как давно вы здесь, сколько таких, как ты на Земле, и как тебя зовут по-настоящему?

— С древнейших цивилизаций, таких как Атлантида, а позднее Египет, мы присутствуем на вашей планете и направляем ее развитие. На Земле нас единицы, а имя… Зови меня, как и прежде. Я привык к этому имени.

«Неужели все-таки правда?»

— Вот чувствовала, что с тобой что-то не так.

— Смотри.

Он сделал движение рукой, и Земля со своим спутником пропала. Мы оказались возле ослепительной звезды.

— Это альфа Сириус А — красный карлик, а вот Сириус В, когда-то он был огромной звездой, теперь он размером с Землей, только с невероятной плотностью. Есть еще третья звезда, о которой вы, земляне, не знаете и поэтому считаете Сириус двойной звездой.

Я смотрела на другую планетарную систему с тремя яркими звездами.

— Когда мы узнали, что второй Сириус может превратиться в сверхновую звезду, собрали ценных животных по паре, сели в корабли и отправились в ближайшую, в данном случае Солнечную систему. Это было глобальное переселение. В нашей системе остались только те, кто перешли на другой уровень жизни. Они до сих пор живут на Сириусе А.

— На звезде?! — я не удержалась от удивления. — Это на какой же уровень они перешли?

— На более тонкий.

— А-а-а, — многозначительно протянула я.

Когда Сириус В превратился в белого карлика, не все вернулись обратно. На Земле остались наши предки, которые построили новые цивилизации.

— Значит, пирамиды — это ваших рук дело? Наши ученые до сих пор ломают голову, как при примитивном уровне жизни создавались в пустыне такие громадины.

— Первые фараоны в Египте были зидарцами. Зидар — планета в сириусианской системе, с которой прилетели переселенцы. Они обладали информацией, которая намного превышала знания землян. Они могли жить как на Земле, так и переноситься в созвездие Большого Пса. Для этого они и создавали пирамиды.

— А ты тоже с Зидара? Не скучаешь по своей планете?

— Я с Сириуса А.

— Но как же ты…

— Все верно, я перешел в более плотное тело, но я часто бываю дома.

— Значит, к тебе правильно будет обращаться сириусианец?

— Сейчас я, как и ты, житель Земли.

Мы вернулись в солнечную систему. Я уже пообвыкла находиться в космосе. Уже не так страшно. Меня обнимал звездный мужчина и я не чувствовала ни холода бесконечного пространства, ни жары от солнечных лучей, ни губительной космической радиации. А вид просто захватывал своей нереальной красотой.

— Скажи, а ты можешь читать мысли? — спросила я, чтобы развеять подозрения.

— Да, но твои мне удается прочитать с трудом. Я заметил, что когда ты злилась, мне сделать это было легче.

— Так ты поэтому меня донимал? — я почувствовала, что кому-то сейчас надаю по шапке или в данном случае правильно будет сказать по антеннкам? Интересно, как он переместился на Землю, движением мысли?

— Да. Прости, — искренне извинился он. — А прилетел я на корабле.

— Опять роешься в моей голове? А я то думала, откуда ты про меня столько знаешь?

— На самом деле узнал не поэтому.

Я приподняла бровь в вопросе.

— Когда ты отдала мне свое сердце, тогда в океанариуме, я был поражен тем внутренним миром, который ты мне открыла. За столько лет пребывания на этой планете я ни разу не испытывал таких странных ощущений. И тогда решился показать тебе свое истинное лицо, открыться тебе, чтобы узнать, примешь ли ты меня таким.

Я растерялась.

— А ты не боишься, что расскажу о тебе?

— Я рискую всем. Если ты это сделаешь, меня тут же отстранят от исследования Земли и отправят домой.

А я испугалась. Зачем тогда так рисковать?

— Я не скажу. Клянусь, твоя тайна умрет вместе со мной.

Даже ладонь подняла, направленную в сторону пришельца.

Тот усмехнулся.

— Мне не нужно таких жертв. Как только мы вернемся на Землю, ты обо всем забудешь.

— Что!? Тогда зачем признался?

— Хотел узнать твою реакцию. Я удивлен, что ты так легко приняла правду.

— Это нечестно!

— Так ты будешь в безопасности. Прости. Нам нужно возвращаться обратно, ты теряешь очень много сил.

Я печально обвела вокруг глазами, задержавшись взглядом на ослепительном лице инопланетянина.

— Хорошо, только пообещай мне, что не оставишь меня.

— Даже если будешь умолять, никогда так не поступлю.

Я грустно улыбнулась и внезапно… проснулась.

Не открывая глаз, я сладко потянулась, зевнула на весь рот и, наконец, подняла веки. На меня смотрел, ехидно улыбаясь, Ким Су Вон.

— Какого лешего…?! — дернулась я в сторону и упала с кровати.

Су Вон тут же свесился с постели и обеспокоенно спросил:

— Ты как?

Упала я на мягкий ковер, так что особо не ударилась. Решила изобразить, что так и было задумано. Легла удобней и заявила:

— Нормально.

Тот лишь вопросительно глянул, а глаза искрились от смеха.

— И долго так собираешься лежать?

— А у тебя какие-то планы на сегодня?

— Кроме того, что намерен этот день провести с тобой, больше никаких.

Точно! Съемки! А еще вдруг поняла, что лежу в пижаме, при том не в своей, а в мужской. Так, а что вчера то было? Как бы это выяснить?

Мужчина усмехнулся, а я подозрительно сощурила узкие глазки. Хотя куда уже больше, разрез и так сегодня не такой, как всегда. А может я напилась вчера, а потом провела ночь с актером? Да, нет! Разве я бы о таком забыла? И пижама немного успокаивает. Я, стараясь сделать это незаметно, подставила ладошку и дыхнула в нее. Ужас! Перегар еще тот! Поднявшись на колени и не в силах принять вертикальное положение тела, поползла, как думала, в сторону ванны.

— Ты что делаешь?

— Не видишь — ползу!

— Это понятно, только ванная в другой стороне.

— А? — я повернула голову в его сторону. — Спасибо.

Актер лежал на боку, подперев голову, и еле сдерживался от смеха.

Я кое-как поднялась на две свои нижние конечности и все же осилила расстояние до ванной комнаты.

— Свежее полотенце в нижнем шкафчике, — донеслось мне в спину со смехом.

Издевается, как всегда, а у меня, между прочим, синдром утреннего похмелья под названием «чем бы полечиться». Пока мылась в душе, пыталась привести мысли в порядок и вспомнить, что вчера было. После вечернего шоу, мы еле скрылись от преследования журналистов, но по пути домой заехали в лапшичную. Я выпила всего лишь пару рюмок соджу, честное слово, не понимаю, отчего так опьянела. Я всегда на счет алкоголя была стойкая, а тут видно очень устала за день. Помню только, как Су Вон поднял меня на спину и отнес в машину. Видно, решил в таком состоянии не везти в дом Ми Ра. И правильно, мне бы было стыдно смотреть в глаза ее родителям на утро. Ага! А Су Вону не стыдно? Еще было такое ощущение, что я забыло что-то очень важное, но как ни ломала голова, так и не вспомнила. Только когда просыпалась, уловила отрывок сна. Су Вон держал меня в объятиях и смотрел с такой нежностью, что вот сейчас вспомнила, а сердце снова сладко заныло. А еще пижама, кто меня мог переодеть, как не он? Позаботился обо мне, хотя от этого стало неловко. И тут я вспомнила, что Ми Ра должно быть, очень волнуется за меня, я ведь не предупредила, что не вернусь. Вылетев из ванны посвежевшей, я кинулась к телефону. От подруги было пару сообщений.

«Хорошо тебе повеселиться». «Я бы тоже, ни за что не упустила такого парня». Смайлик. Обнимашки. И последнее убило: «Совсем не обижусь, если не вернешься».

— Я предупредил твою подругу, что ты останешься у меня, — сказал Су Вон, входя в комнату.

— Что? Ты ей так и сказал?

— А что, какие-то проблемы?

— Она все не так поняла.

— Разве ты не свободная девушка? Ты как-то говорила на днях, что бросила парня. Да и, в конце концов, разве мы не можем отметить победу?

Ладно, в чем-то он прав. Сама виновата, нечего было напиваться.

— А чем таким вкусным пахнет? — переменила я тему.

— Пойдем, накормлю тебя. Вчера ты нормально так и не поела.

Мы спустились вниз по лестнице и прошли на просторную кухню.

— А где мы? Из окна не городской вид, — поинтересовалась я, поглядывая на заснеженные деревья.

Су Вон поставил тарелки на стол и стал накладывать из кастрюли молочную рисовую кашу с изюмом. На столе уже лежал белый хлеб, банка меда и сливочное масло.

— Я не повез тебя в отель или в одну из своих квартир по той причине, что не хотел огласки. Репортерам сообщили бы сразу о нашем появлении, а об этом загородном доме мало кто знает. Здесь нас не найдут.

— Спасибо, что заботишься о моей репутации, — хмыкнула я.

Я хотела продолжить, но он меня перебил.

— Вообще-то я больше забочусь о своей, — заявил он.

— Ну, ты и… — я не находила подходящего слова для обозначения этого самолюбца.

— И кто?

— Инопланетянин, вот кто!

Крышка, что он держал в руке, с грохотом полетела на пол. Актер впился в меня немигающим взглядом. И чего он так реагирует? Я вообще хотела применить словечко покрепче.

— Вы, корейцы, словно с другой планеты! В первую очередь ты должен был подумать обо мне. Я же девушка!

Он молча сел на стул, но вижу, парня отпустило. Странный он какой-то. Точно, пришелец! Не поймешь никогда, что у него на уме.

— И вообще, я еще от твоих фанаток могу пострадать. Они же меня на колбаски порежут, когда узнают, что ты со мной провел ночь.

— Не говори глупости, ничего же не было.

— Это нам понятно. А точно ничего не было? — с сомнением в голосе спросила я.

— Абсолютно, — усмехнулся он. — Ты меня за кого принимаешь? Я бы не стал пользоваться твоим вчерашним состоянием.

Я скосила взгляд в его сторону.

— Хочешь, проверим реакцию фанаток?

Я подошла к актеру, склонилась к его плечу, изобразила милую улыбку и, подняв телефон, нажала сделать селфи.

— Это еще зачем? — похоже, до него стало доходить. — Даже не думай, — предупредил он.

— Я что враг себе?

Я посмотрела на получившуюся фотографию. Миленько так, Су Вон как всегда великолепен. А я в его пижаме смотрюсь просто чудесно на фоне его же кухни. Может, как заставку в телефоне поставить?

— Оставлю на память, — улыбнулась я и положила телефон в карман брюк.

Хозяин дома с интересом поглядывал на меня.

— Ешь ты уже, нам скоро выезжать, — буркнул он. — Через час должны быть в Сеуле.

Я с удовольствием поела и выпила кружку зеленого чая. А еще Су Вон дал мне такое чудодейственное средство, от которого моя головная боль испарилась. Я почувствовала себя намного лучше.

Сделав легкий макияж, благо всегда ношу в сумке косметику, и переодевшись в свою одежду, спустилась вниз. Су Вон уже завел машину. Я нырнула в теплый салон и устроилась удобней в кресле. До Сеула мы просто долетели, никаких пробок. На заднем сидении остались наши подарки, только цветы Су Вон ставил в гостиной на ночь.

На телестудии нас уже с нетерпением ждали и сообщили радостную новость. Наша передача вошла в лидеры по просмотрам. Телефоны не замолкают. Я переглянулась с Су Воном. Он был прав. Уже намечены встречи с журналистами, фотосессия, если подпишу новый контракт, получу немалые деньги. Пока мне делали прическу, я впервые за эти дни зашла на свою страничку и обомлела. Сто сообщений от Белова! Он все-таки видел передачу. Сначала недоумевал, куда я пропала, потом злился, угрожал, а к последним сообщениям умолял меня встретиться с ним в ресторане. Я решила, что подумаю об этом потом. Но, как не крути, нам все же придется встретиться и прояснить отношения.

А отправились мы в «Lotte Word», известный сеульский парк развлечений. Огромный комплекс, состоящий из открытой и закрытой территории, где находилось множество аттракционов, самый экстремальный из которых «гигантская петля». После катания на нем я поняла, что мне уже ничего не страшно в этой жизни. Тут же располагались аквапарк, аквариум с океаническими обитателями, ледовый каток, этнографический музей, посвященный истории Кореи, которые мы тоже посетили. Открытая часть парка представляла собой волшебный остров, расположенный возле озера Сокчхонхо. Пики прекрасных замков, видные издалека, устремлялись ввысь, превращая парк развлечений в отдельный сказочный мир. Мы гуляли, ели мороженое и веселились от души. Су Вон выбрал мне на голову обруч с огромным бантом как у Мини Маус, а я в отместку нацепила ему на нос очки, линзы которых были в виде сердечек. Они еще поднимались вверх, открывая глаза. И что самое интересное, он их не снял! Я не удивлялась, когда актера узнавали, но в толпе произносили мое имя, и это было так непривычно. Вот это сила экрана! Люди подходили к нам и просили сфотографироваться вместе, и Су Вон это делал с улыбкой. Каждый раз крепко обнимал меня, вроде, как старался для людей, а на мой колючий взгляд только усмехался. На ледовом катке мои ноги все время расползались в стороны, и я сама цеплялась за пальто актера, боясь упасть. Но на видео, наверно, вышло романтично. Играла радостная музыка, а мы, взявшись за руки, катались по льду. Через пару кругов, я уже пробовала сама стоять на коньках без поддержки, но выглядела комично, размахивая руками и пытаясь удержать равновесие. В конце я все-таки упала, утянув за собой на лед и Су Вона. И вот лежим мы такие и смеемся, как безумные, что даже подняться не можем с первой попытки.

В аквапарке мне понравилось больше всего. Особенно большая волна, в которую ты ныряешь, а она тебя высоко поднимает. Чувствуешь, будто в снежном феврале внезапно оказалась на тропическом острове возле бушующего океана. Су Вон не отходил от меня ни на шаг. Волновался за мою безопасность. Но плаваю я намного лучше, чем катаюсь на коньках. А еще мы привлекли к себе большое внимание, слух о том, что в парке корейская звезда, распространился быстро. Пришлось задействовать местную охрану, чтобы удерживать публику и не мешать съемкам. Конечно, звезда в одних плавках, где они еще увидят такое привлекательное зрелище. Я сама не могла оторвать от него взгляда. Купальник мне подобрали стилисты леопардовой раскраски, мне нравилось, как он сидел на мне. Закрытого типа, он шел с парео в комплекте и идеально подчеркивал мою фигуру. Еще одна скрытая реклама одежды, но мне тоже выгода, его я получила бесплатно. После плавания мы перекусили в одном из кафе на территории парка. Су Вон обещал мне этим вечером приятный сюрприз, а какой не сказал. Опять издевается! Потом сжалился надо мной или просто не выдержал моих предположений, потому что пока мы ели, я донимала его вопросами. Мы вышли на открытую часть парка и подошли к озеру. Раздался залп. И вот тогда я застыла от восхищения. Над водой, отражаясь в зеркальной черной глади, вспыхивали и гасли разноцветные огни.

— Так фейерверк и есть твой сюрприз? — улыбаясь, спросила я.

— Да, но не весь.

— Что ты еще придумал? — развернулась я к Су Вону.

Он взял меня за плечи и ласково притянул к себе.

— А вот этот подарок больше для меня, — тихо произнес он и, нагнувшись, неожиданно поцеловал меня в губы.

Я неловко застыла, широко раскрыв глаза. Над головой взрывался фейерверк, освещая наши лица и привлекая шумом внимание посетителей парка. Я знала, что нас снимают на камеру, чувствовала оживление со стороны съемочной группы, но мне было все равно. В этот момент мужчина, что держал меня в своих объятиях, был для меня всем миром, мое сердце отзывалось на ласковое прикосновение его губ и замирало от острого восторга. Неужели я что-то значу для него? Или это всего лишь продуманный рекламный трюк, чтобы привлечь внимание зрителей? Нет, я не могла ошибиться. Невероятный поцелуй длился недолго, но после него у меня и у Су Вона участилось дыхание, облачком вырывавшееся с наших губ, а его глаза выражали такую нежность, от которой хотелось взлететь над землей от счастья. Я смотрела и не верила, что он решился на публичное проявление… чувств? Своим представлением мы собрали вокруг себя толпу зевак, которые аплодировали и шумно выражали нам свое одобрение.

— Господин Ким, это просто бомба, — сказал подошедший режиссер Пак. — Вы это здорово придумали!

Меня словно холодной водой окатило. Неужели я ошиблась? Не сдержав разочарования, вырвалась из рук актера и сделала несколько шагов назад. Проще было бы сделать равнодушное лицо и произнести в ответ: «Вот как?» Но я не смогла. Как не смогла поднять глаз, чтобы убедиться в его лжи. Развернувшись, я хотела побежать со всех ног. Подальше отсюда, чтобы не слышать его оправданий, не видеть раскаяния на его лице, а сердце готово было разорваться от отчаяния.

Я говорила, что хотела убежать, спрятаться от любопытных глаз? Но я только успела сделать пару шагов, как была крепко схвачена за руку и прижата к мужскому телу.

— Даже не думай скрыться от меня! — предупреждающе шептали губы Су Вона, а мое сердце в ответ тревожно заколотилось. — Не смей меня покидать на глазах у всех, иначе замучаешься придумывать оправдания, ты этим подведешь не только съемочную группу, но и всех, кто работал над передачей. Они ни в чем не виноваты, что ты не отличила мою искренность от притворства, — он все еще крепко держал меня за руку. — И еще мои фанатки тебе не простят такого отношения к их любимому идолу, — уже мягче добавил он с улыбкой, но руку не отпустил. — Постарайся успокоиться, мы сможем потом поговорить в машине.

Я и сама теперь понимала, что погорячилась, не стоило показывать слабость на глазах у зевак, которые из всего раздуют скандал. Но с некоторых пор этот мужчина, мечта всех женщин и девушек в Азии, да и за пределами ее тоже, стал моей неожиданной слабостью. Почему же вовремя не остановилась? Почему позволила себе влюбиться без оглядки, а теперь вот так нестерпимо больно в груди? Но ведь он сказал, что я не так поняла его?! Опять сомнения, тяжелые и неконтролируемые, затопившие мой разум и снова терзающие мое неразумное сердце!

Су Вон провел меня к машине и помог в нее сесть, предварительно открыв дверь красной «Хендай». Мы молча отъехали от парка. Я уже жалела о своей вспышке возле озера и теперь не знала, как извиниться. Похоже, он почувствовал мое замешательство и просто дал мне время, чтобы привести себя в порядок.

— Ты для меня значишь намного больше, чем думаешь, — наконец, произнес он, поворачивая руль направо, а я с замиранием слушала его дальше. — Сначала мне было все равно, я считал тебя одной из влюбленных в себя фанаток, но это оказалось не так. Потом мне стало любопытно. Ты такая яркая и живая, от тебя идет такой теплый поток эмоций, что я невольно поддался странному притяжению. Впервые я почувствовал такое близкое родство с человеком, и меня испугала мысль, что я могу потерять тебя.

С каждым его словом я оттаивала душой. Если он сейчас играет, то я ему присудила бы премию «Оскар» за великолепно сыгранную роль.

— Я не хочу, чтобы ты исчезла из моей жизни, — серьезно сказал он и посмотрел в мою сторону. — Ты ведь уже не злишься? — спросил он, уже зная ответ.

— Нет.

— Это хорошо, — спокойно сказал он. — Я отвезу тебя к подруге.

А я все понимаю, что не стоит навязываться, если тебя везут домой, но от его слов стало так пусто на душе. Этот день, насыщенный приятными впечатлениями, все же закончился, а на сердце осталась тяжесть от невысказанных слов. Но, сцепив пальцы, я молча смотрела на мелькающие за окном улицы освещенного яркими огнями города. А вот и узкая улочка, ведущая вверх к дому Ми Ра. Но что такое? Возле дома подруги образовалось плотное кольцо из репортеров. Увидев приближающуюся красную машину, они поспешили навстречу, защелкали камеры с фотовспышками. Су Вон резко дал ход назад, развернулся и стал удаляться от дома.

— Я не понимаю, откуда они узнали, где я живу?! — спросила я актера в недоумении.

— Я же говорил, привыкай. Такова их работа. У меня несколько квартир и домов в городе и мне приходится часто их менять.

Я обернулась и посмотрела в заднее окно. Похоже, они в засаде там надолго.

— А куда мы сейчас едем? — снова задала я вопрос, повернувшись к актеру.

— В отель тебе нельзя, они примчатся тут же, и ты не сможешь выйти из номера. Остается последний вариант…

— Какой?

— Отвезти тебя ко мне!

Я откинулась на спинку сидения. Вот и сбылось мое желание. Заиграл мобильный в кармане и я, достав его, увидела, что звонит Ми Ра.

— Вер, я не думала, что ты приедешь. Ты уже видела, что твориться возле моего дома?

— Ми Ра, за меня не волнуйся, мне есть, где переночевать.

— Ты будешь у него?! — с придыханием в голосе спросила она.

— Чего ты так удивляешься? Как будто не знаешь?

— Ммм… я тебе завидую. Как съемки сегодня? А, можешь не рассказывать, я все увижу завтра по телевизору. Не могу дождаться!

— Съемки проходили в парке развлечений, не думала, что будет так интересно, — ответила я.

— Обязательно посмотрю! Ах, ты и Ким Су Вон — какая романтика! — она вздохнула. — Как только репортеры уедут, я сообщу тебе. Забегай, как появится время, поболтаем.

— Да, Ми Ра. Пока, — я опустила телефон на колени.

В доме, где жил актер, внизу был подземный гараж. Мы оставили машину и поднялись на лифте на шестнадцатый этаж. Площадка пустовала.

— Эта квартира новая, здесь нас не найдут. Только сегодня закончили ремонт, — сказал Су Вон.

Он набрал код на электронном замке, дверь открылась и мы зашли внутрь. Свет включился автоматически, показав моим глазам просторную светлую гостиную с белым роялем в центре. На стенах изображения актера, слева находилась кухня, от нее вверх шла витиеватая лестница, ведущая на второй этаж. В интерьере квартиры в стиле хай-тек было использовано три основных цвета: белый, черный и красный. Дверей я нигде не увидела. Интересно, в санузле тоже не будет?

— Присаживайся на диван. Может, хочешь что-нибудь выпить?

Я кивнула.

Он прошел на кухню и достал вино, разлил его по бокалам и один подал мне.

— Извини, холодильник здесь пустой. Я закажу нам еды на дом.

— А можно рамен?

— Рамен?

— Да, я всегда хотела его попробовать.

Он усмехнулся и набрал номер на телефоне.

— Джин Мин, ты можешь заехать в магазин и купить рамена? Да, именно его и еще какой-нибудь еды. Привези все это на новую квартиру, что я недавно купил.

Через полчаса менеджер Ли привез два пакета с едой и, попрощавшись, вышел. Су Вон залил кипятка в одноразовые супницы и по квартире разнесся запах острого рамена. Палочками я умела пользоваться и, подхватив ими немного длинной вермишели, отправила ее в рот. Втянула со смачным звуком и принялась жевать. Су Вон не спускал с меня глаз.

— Ну, как?

— Вкуфно, — ответила я с полным ртом вермишели.

Я прожевала.

— А где я буду спать?

— Наверху. Я расположусь здесь на диване.

— Мне неудобно. Я же займу твою постель. Может, я лягу здесь?

— Я ни разу там не спал, так что все нормально. Завтра у нас напряженный день, с утра фотосессия, потом заедем на телеканал. Вечером снова совместные съемки.

— Все никак не могу привыкнуть.

— Теперь ты знаменитость. Не удивлюсь, если посыпаются предложения агентств с участием в рекламе или в очередной музыкальной передаче.

— Что же мне делать?

— Я же говорил, у тебя два варианта. Ты можешь выбрать мое агентство для работы. Они заинтересовались тобой.

Я не хотела уезжать, ведь тогда мне придется расстаться с Су Воном. Принять новую жизнь?! Найти квартиру в Сеуле, рассказать все родителям, подписать контракты. Столько всего навалилось за такое короткое время. А меня волновал только один вопрос: захочет ли он, чтобы я осталась?

— Захочу, — сказал актер.

— Что?

— Я говорю, можешь остаться здесь.

Он только что прочитал мои мысли? Или я думала вслух? Наверно, на моем лице все написано.

— Ты предлагаешь мне жить у тебя? А как же слухи? Об этом могут узнать.

— Квартира оформлена не на меня, так что по этому поводу я не волнуюсь. Можешь оставаться здесь сколько захочешь. Переехать ты всегда сможешь.

— Хорошо, — ответила я. — Пожалуй, пойду спать, — я поднялась. — Завтра ты сказал у нас насыщенный день.

— Если захочешь работать с моим агентством, утром надо будет заехать в «Keyeast».

— Я подумаю.

Хотя я уже была согласна. Так я буду ближе к Су Вону. Я приняла душ, здесь же в ванной комнате я нашла белый халат и тапки. И да, дверь здесь была. Я легла, но никак не могла уснуть, прокручивая события сегодняшнего дня. Новые лица так и мелькали перед глазами. Я услышала, как льется вода. Су Вон сейчас в душе, а моя фантазия разыгралась не на шутку. Я вспомнила, какие у него крепкие, накачанные мышцы, упругий пресс. Смуглое, подтянутое, рельефное тело. Сейчас он, наверно, обнаженный стоит под струями душа, упершись ладонями в стену, а по его широкой спине стекает вода. Закусив губу, я перевернулась на другой бок. Нет, не буду об этом думать. Шум воды резко прекратился. Су Вон в полутьме прошел в гостиную, и я услышала шорох постельного белья. Свет полностью погас.

Я лежала и прислушивалась к тишине, а мысли опять не давали покоя. Я вспоминала красочный фейерверк и поцелуй Су Вона, от которого, как и тогда, участилось сердцебиение. В тот момент у меня возникло странное узнавание, будто его губы уже касались моих. Я снова переживала то чувство редкой близости, когда растворяешься в невероятных ощущениях, а губы и сейчас горели, как от настоящего поцелуя. Я прикоснулась к ним кончиками пальцев и вздохнула, как вдруг услышала тихий стон, раздавшийся из гостиной. А потом звук откинутого одеяла, опускающихся ног и просевшего под тяжестью тела дивана. Он что, сейчас поднимется ко мне наверх? Я распахнула глаза и забыла, как дышать, прислушиваясь к шорохам. Так и есть, я четко слышала глухой звук приближающихся шагов босых ног. Я замерла, боясь пошевелиться. Су Вон приблизился быстрыми шагами к постели, на которой я лежала и, подняв одеяло, лег рядом, крепко прижав в себе.

— Если ты еще себе что-нибудь представишь, клянусь, осуществлю все твои желания.

— Тты это о чем? — пискнула я.

— Это я о том, что ты слишком шумно думаешь, а нам нужно выспаться, чтобы завтра выглядеть бодрыми.

— Но я не могу уснуть.

— Я помогу. Закрывай глаза.

Он сумасшедший?! Как мне поможет то, что я ощущаю рядом с собой горячее мужское тело? Но я сделала, как он и просил, и провалилась в черную дыру без сновидений.

Утром я проснулась в объятиях самого желанного мужчины. Я посмотрела в его искрящиеся глаза и почувствовала себя счастливой. Хочу всегда так просыпаться! Су Вон улыбнулся мне и прикоснулся в легком поцелуе к моим губам.

— Доброе утро, соня!

Потом быстро поднялся с постели и спустился вниз на кухню. Я хитро сощурила глазки. Так быстро он не отделается. Вчера, я все же устала, наверно, раз так мгновенно уснула. Сходила в ванную комнату, умылась и привела себя в порядок. С кухни потянулся соблазнительный запах кофе, не оставив меня равнодушной. Пора кое-кого поблагодарить! Я улыбнулась своему причесанному отражению в зеркале и вышла из ванной в одной удлиненной майке. Пройдя на кухню, приблизилась к обнаженному по пояс Су Вону, любуясь, обняла сзади и потом, приподнявшись на носочки, чмокнула громко в щеку.

— М-м-м, какой аромат! Спасибо!

Парень замер с кружкой в руке. Вижу, подействовала маленькая женская хитрость. Теперь, пока он в замешательстве, берем тепленьким. Я прикоснулась к его руке и, взяв из его пальцев кружку с кофе, поднесла ее к губам. Отпила немного на его глазах, причмокнув губами от удовольствия.

— Хочу каждое утро пить такой вкусный кофе!

Смотрю роковым взглядом несколько секунд в его потемневшие глаза, а еще через секунду он забирает из рук кофе, поднимает и садит на кухонный столик перед собой, его губы застывают в миллиметре от моих.

— Не играй со мной, это может быть опасно, — грудным голосом говорит он, резко прижимая к себе ближе.

— А я не боюсь белых и пушистых и которые умеют делать вкусное кофе, — смело отзываюсь я и притягиваю взглядом.

— Что же мне с тобой делать? — в раздумье произносит он.

Его взгляд не отрывается от моих полураскрытых губ. Я же жду, чья возьмет. И он отпускает своего внутреннего зверя. Он то ли со стоном, то ли с рыком впивается в мой рот, и я чувствую, что пьянею от его прикосновений. Его мягкие губы творили невероятные вещи, никогда я не целовалась с мужчиной так, что казалось, дух захватывает. Я задыхалась от нахлынувших чувств, испытывая острое наслаждение, которое росло с каждой секундой. В голове звенело, необычная слабость разлилась по всему телу, а он с силой прижал меня к себе, словно боялся, что убегу. И как всегда в такие минуты вступает закон подлости, звонит рядом сотовый телефон Су Вона. Мы отрываемся и смотрим ошалело друг на друга, тяжело дыша. Он поднимает телефон и разговаривает с кем-то по-корейски, говорить спокойно ему удается с трудом.

— Это менеджер Ли. Он подъедет через пятнадцать минут, — обращается он ко мне.

Я спускаюсь вниз со столика и чуть не падаю на пол, не устояв на ногах. Он вовремя подхватывает меня.

— Держись крепче.

А я и так схватилась за его обнаженные плечи. Сердце все еще приходило в норму, ноги подкашивались, а перед глазами крутились цветные круги. Этот мужчина целуется просто умопомрачительно! Дальше мы быстро выпили кофе с ароматными булочками, которые менеджер Ли купил еще вчера, и я поднялась наверх, чтобы одеться. Утренний поцелуй на кухне не шел ни в какое сравнение с тем, что подарил мне Су Вон в парке. У меня ноги дрожали, пока я поднималась по лестнице. Чтобы было, если бы ночью я не уснула? Каково это заняться любовью с таким мужчиной? Даже при мысли об этом я чувствую сейчас странный жар во всем теле. Я прикоснулась к щекам, они и вправду горели, как при близком пожаре. После прохладного душа я почувствовала себя лучше. Надела вчерашние джинсы и удлиненный свитер золотистого цвета, все равно для шоу стилисты на телестудии переоденут в другую одежду. На ноги натянула белые сапоги и последним накинула лисий полушубок. Волосы я не заплетала, натянув поверх вязаную вытянутую шапочку с бумбоном на конце. Пока одевалась, окончательно пришла в себя. Су Вон показал мне код двери, но сказал, что я могу поменять его, если захочу. Возле дома нас уже ждал серый минивэн. Менеджер Ли сначала отвез нас в агентство «Keyeast», где я подписала контракт. Там стояло пару пунктов, которые меня немного смутили. Например, в одном из них было прописано всячески поддерживать впечатление о себе, как о девушке Ким Су Вона. В этом выигрывала как я, так и сам актер. Публика на редкость очень тепло приняла меня. К иностранцам корейцы всегда проявляют дружелюбие, но тут дело касалось национальной гордости, актера первой величины. И то, что он станет встречаться с иностранкой, могло наоборот настроить их негативно по отношению ко мне. Видно, мое природное обаяние сработало. А еще корейцы чем-то похожи на больших детей, они верят всему, что видят, и шоу не стало исключением. Все ждали от нас развития отношений, и агентство приняло решение объявить о нас, как о состоявшейся паре. А еще меня, как иностранку, просветили, что любой скандал, в котором будет замешано мое имя, лишит меня работы. Перед тем, как выступить на конференции, которая пройдет в ближайшее время, мне стоит очень тщательно к ней подготовиться. Надо будет продумать историю моей жизни, а вернее переписать ее и лучше, если у меня окажется влиятельная семья. Моя мама-закройщица с легкой руки агентства превратилась в светскую даму со своим личным домом моды, а отец, всю жизнь работающий на заводе с металлом, превратился во владельца целого концерна. Я воспротивилась. Не буду я лгать ни себе, ни людям. Чем плоха моя дружная семья, достойно жившая до этого времени? Представительнице агентства все же пришлось со мной согласиться. Она рассказала о новых проектах, что в ближайшее время начнутся съемки клипа на новую песню, которую уже заказали для меня. Есть пара рекламных предложений от крупных фирм. Мне хотели предоставить для работы профессионального менеджера, но я вежливо отклонила предложение. Как-то с Ми Ра мы это уже обговаривали. В первый вечер, когда я осталась у нее, она в шутку предложила свои услуги в качестве агента, а я взяла и согласилась. Ми Ра закончила сеульский университет искусств, и она стала мне настоящей подругой, ей я доверяла, как никому другому. Уверена, она справится с этой работой. Я набрала ее номер и попросила приехать. Трубку пришлось убрать подальше от уха, счастья подруги не было предела. Что касается транспорта, первое время я могу пользоваться машиной, что предоставило Су Вону агентство, но меня заверили, что скоро у меня появится своя. В общем, под сильным впечатлением я отправилась с Су Воном на фотосессию в одну из известных арт-студий, с которой работали самые-пресамые. Мне понравилась одна совместная фотография в черно-белом варианте, где использовался тот же прием, что и при создании фильма «Город грехов». На сером фоне присутствовал один яркий цвет, в нашем случае красный. Про себя я узнала, что очень фотогенична, снимали с разных ракурсов и многие фотографии вышли удачно. Некоторые из них будут использованы сегодня в шоу, как постеры, а остальные попадут в интернет и модные журналы. Пиар кампания пошла полным ходом! К обеду я была выжата, как лимон, от улыбок сводило челюсти, а вечером нам предстояла еще встреча со зрителями в телестудии и просмотр нашего звездного свидания. И, тем не менее, я была счастлива провести целый день с Су Воном. Вчетвером, а с нами были Ми Ра и Джин Мин, мы отправились в один уютный ресторанчик и совместно пообедали. Я стала замечать, что менеджер Ли неравнодушен к моей подруге и, кажется, она совсем не против его внимания, так и стреляла глазками в его сторону. Сегодня еще и такой праздник для всех влюбленных! А что, из них неплохая парочка выйдет. Обед прошел весело. До съемок передачи у нас в запасе еще было два часа и Су Вон куда-то повез меня, предоставив нашим менеджерам свободное время. Я все пытала его, но он так ничего и не сказал. «Увидишь» — пообещал он мне. И я увидела. Витрину с ювелирными украшениями в магазине, в который он ввел меня с закрытыми глазами.

— Выбирай, что понравится, — с улыбкой произнес актер.

А я растерялась от огромного выбора. Молодые продавщицы узнали нас и тут же услужливо стали предлагать дорогие украшения, а на Су Вона вообще смотрели, затаив дыхание. Мне приглянулась простая золотая цепочка с кулоном в виде солнца, к тому же она шла в паре с луной. Как символично.

— Эта звезда напоминает мне тебя. Ты такой же яркий, как это солнце и даришь всем свое тепло, — сказала я.

— А ты похожа на луну, ведь находясь рядом с солнцем, ты отражаешь свет звезды, но светишь так же ярко.

Су Вон улыбнулся и заказал две цепочки, одну мне, а другую для себя.

В машине он надел на меня цепочку, а я помогла ему защелкнуть замочек украшения на его шее. С улыбкой прикоснулась к кулону, посматривая на мужчину, который не сводил с меня глаз.

— Поехали?

Я кивнула. По дороге мы забрали Ми Ра и Джин Мина. Менеджер Ли сел за руль, и все вместе мы поспешили к телеканалу SBS.

Нас встретили очень эмоционально. Красочные плакаты в руках поклонниц Су Вона, шарики, в виде сердечек, наполненные гелием. Все в студии говорило о празднике влюбленных. Как и в первый раз, ведущие старались рассмешить нас, спрашивая о наших впечатлениях в парке. Поинтересовались моими творческими планами на ближайшее будущее и пожелали успехов в работе. Они заинтриговали зрителей приятным сюрпризом в конце передачи, уже зная о нашем поцелуе. Спросили у меня, понравился ли мне финал нашей встречи? Я ответила, что это было непередаваемо. На большом экране высветилось название, Су Вон мне перевел как «Свидание идеальной парочки» и все внимание зрителей устремилось к фильму. Показали нашу встречу в океанариуме торгового центра, как прелюдию, потом меня удивило, что репетицию песни в студии звукозаписи, оказывается, тоже снимали и показали, как все происходило перед телешоу. Немного закулисных съемок перед сценой и в гримерной, но об этом я уже знала. И все это сопровождалось горячими обсуждениями ведущих, чьи реплики переводил мне Су Вон. А вот и начало свидания, как мы выходим из машины и я весело машу в камеру, предвкушая интересный день. Оператор ловил самые яркие моменты: вот мы под быструю музыку катаемся на коньках, взявшись за руки, а вот и неловкий момент падения. Кадр застывает на наших смеющихся лицах. Потом меняется картинка: теперь в аквапарке мы с криком ныряем в волну. При виде полуобнаженной звезды, фанатки актера одобрительно загудели на весь зал. Камера из зала тут же повернулась к Су Вону, видно, показав его лицо крупным планом. Не забыли и о нашем посещении музея и океанариума в развлекательном парке. И каждый раз кадр останавливался и застывал на самом интересном моменте. Показали и наши встречи с поклонниками передачи, и совместные фотографии. А в конце, когда вечерний парк был освещен яркими разноцветными огнями, когда крыши сказочных замков сверкали на фоне темного неба, а голые деревья, украшенные гирляндами, сияли, как новогодние елки, камера охватила весь парк, медленно приближаясь к озеру, возле которого мы стояли. Раздались первые залпы салюта. Когда Су Вон приблизил свое лицо ко мне, ведущие сразу оживились. А я все тихо спрашивала, о чем ведущие с таким восторгом говорят.

— О нас с тобой, глупенькая.

Я хотела обидеться, но потом передумала. Понятно, что о нас, только мне же ужасно любопытно, отчего такая реакция в зале на их слова. Переводчика мне не предоставили, вот теперь сиди и мучайся и слушай только о том, о чем предпочитал рассказывать Су Вон. Зрительская симпатия достигла накала, когда Су Вон на экране поцеловал меня на глазах окружившей нас публики. Пошла волна восторга зрителей, чередуясь с высказываниями ведущих. Теперь камера была направлена на нас обоих и записывала нашу реакцию на происходящее на экране. Я смущенно улыбнулась, вспоминая чудесные моменты близости с актером. И тут мой взгляд натолкнулся на знакомое лицо в зале. Я сначала не поверила. Что он может здесь делать? Но тот, кто сейчас смотрел на меня убийственным взглядом, был не кто иной, как мой бывший парень. Он предостерегающе поднял руку и приложил ее в виде трубки телефона к уху, намекая мне, чтобы позвонила ему. Черт, придется все же с ним встретиться! Этот человек может испортить мне жизнь, преследуя меня. Да и сейчас он может это сделать, стоит только ему раскрыть рот. Мне только скандалов не хватало! Я, стараясь сделать это незаметно, кивнула ему в ответ. Тот лишь усмехнулся. Теперь ничего хорошего я не ждала от нашей встречи. Его лицо было многообещающим, но и я девушка не пропах. Припомню ему кореянку, все свое разочарование от его измены и попрошу больше меня не беспокоить. У меня теперь совсем другая жизнь начинается.

Передача подошла к концу, и мы попрощались со зрителями и телеведущими. Су Вон проводил меня до гримерной и сказал, что будет ждать меня у черного выхода. Оставшись одной, я тут же набрала номер Белова.

— Это я, — сказала в трубку, когда услышала, что на том конце подняли.

— Ну, здравствуй, моя верная и преданная подруга. А то я все удивляюсь, куда ты пропала! А ты неплохо развлекаешься, вижу, — голос Белова звучал язвительно.

— А меня удивляет твоя настойчивость. Я понятно написала: конец нашим отношениям. Да, я прилетела в Сеул на неделю раньше, чтобы сделать тебе сюрприз, а получилось совсем обратное. Ты преподнес мне неожиданный подарок! Я видела, как ты целовался с кореянкой утром возле дома, адрес которого ты мне так предусмотрительно оставил.

Небольшая заминка. Но, зная Белова, что этот человек может быть убедительным при любых обстоятельствах, я не сомневалась, что он начнет изловчаться и постарается обелить себя передо мной. Раньше я считала это деловой хваткой, его преимуществом, теперь поняла всю лживость его натуры.

— И что ты видела? Ты все не так поняла. Та девушка — моя подчиненная, она привезла очень важные бумаги…

— Какая старательная, прямо к дому привезла, а ты решил ее немедленно отблагодарить, так? А что, хороших сотрудниц, выполняющих работу сверх нормы, сложно найти. Таких просто необходимо поощрять!

— Мы встретимся, и я все объясню. Сейчас я слышу в твоем голосе обиду и разочарование, и я понимаю тебя. Давай считать, что ты отомстила мне тем поцелуем в парке. Я взбешен, но я прощу тебе это. Все эти последние дни я с ума сходил, как только представлял тебя рядом с тем актеришкой.

«Он меня прощает?! Я сейчас упаду!»

— Ну, зачем же так иронично. Ким Су Вон звезда первой величины, мало кого найдешь в Корее, кто не знает о нем.

— А я не посмотрю на его известность и наваляю ему, если снова увижу рядом с тобой, — угрожающе начал Белов. — Подпорчу немного ему смазливую физиономию.

— У тебя кишка тонка, — хмыкнула я. — Да как только ты приблизишься к нему, тебя тут же скрутят крепкие ребята, или ты думаешь, что к нему так просто подойти? Попробуешь и узнаешь все прелести тюремной жизни. А с такой биографией ты очень быстро лишишься своей престижной должности.

Я надавила на его самую больную мозоль. Работа для Белова всегда была на первом месте.

— Я предупредил, — он уже открыто угрожал. — Я жду тебя у выхода.

— Ты знаешь, все, что я хотела, я уже сказала, и не вижу никаких причин, чтобы еще раз это обсуждать. Не звони мне и не ищи со мной встречи. С первого дня в Сеуле ты перестал быть для меня мужчиной, которого я любила. Твое предательство убило во мне все, что я когда-то чувствовала к тебе. И мне неважно, принимаешь ты это или нет.

Я хотела прервать разговор с Беловым, как он угрожающе зарычал:

— Только попробуй бросить трубку…

— Я уже это делаю. Я вычеркнула тебя из своей жизни, осталось лишь удалить твой номер из телефонного списка. Прощай!

— Ты… — успела услышать я перед тем, как нажать отбой.

И зачем звонила? Только испортила себе настроение. В расстроенных чувствах я быстро переоделась в свою одежду, сняв перед этим легкое розовое платье. Пусть сколько угодно ждет возле входа, я собираюсь уйти незаметно через запасной выход. Менеджер Ли и Ми Ра отвлекают сейчас внимание возле минивэна, а мы, наверно, уедем на другой машине. Я прошла сквозь охрану, минула коридор и стала спускаться на один пролет. На нижней площадке находился лифт, я хотела воспользоваться им, но была схвачена за руку. Я обернулась и увидела перед собой своего бывшего.

— Как ты прошел? — нахмурившись, спросила я, удивленно рассматривая Александра Белова. А он совсем не изменился, все так же укладывает волосы назад, в дорогом костюмчике. Когда-то я сходила по нему с ума, а сейчас ничего даже не екает в груди.

— Не у тебя одной здесь связи. Думала, улизнуть от меня?

— Какой догадливый. А раз понял, зачем пришел?

Он дернул меня на себя. Я зашипела.

— Совсем свихнулся?! Ты что творишь? — я схватилась за поврежденную руку, потирая ее, чтобы притупить боль.

— Я же сказал, пойдешь со мной!

Я уже не так уверенно смотрела на светловолосого мужчину, его поведение настораживало, даже пугало меня. Он вел себя, как одержимый.

— Отпусти, у меня рука болит! — сказала я, лихорадочно соображая, как поступить дальше. Позвонить он не даст, кричать не выход, прибегут ненужные свидетели. Договориться тоже не получится, он настроен очень решительно. Черт, он мне сейчас руку вывихнет!

Как ни странно, мои слова, а, может, мой вид подействовали на него, он послушно разжал пальцы.

А я вспомнила про древнекитайский трактат, содержащий в себе тридцать шесть стратагем, вот и решила воспользоваться последней военной хитростью. В ней говорится, что бегство — лучшая стратагема при безнадежной ситуации. Резко развернувшись, я устремилась к лестнице, пока он не опомнился. Но, похоже, он что-то подобное ждал от меня. Да и на высоких каблуках далеко не убежишь. Белов быстро нагнал меня у лестницы и, уже не щадя, с силой схватил за плечи и развернул к себе. В ответ я, не сбавляя темпа, двинула ему сумкой по голове. От неожиданности он выпустил меня из рук, а я, не удержавшись, полетела вниз по лестнице.

За те несколько секунд пока я падала, я успела вспомнить всю свою жизнь. Услышала испуганный крик Белова, увидела его совершенно дикие глаза, уже представляя, как будут собирать меня по косточкам, как почувствовала, что зависла в воздухе. Я опасливо глянула вниз, чтобы убедиться в этом. Надо же, не знала, что так умею! Я по инерции медленно плыла над ступеньками, но не падала. Белов выпучил глаза от удивления. А еще до него, видно, стало доходить, что он натворил. Стал по сторонам озираться, об ответственности забеспокоился. Его взгляд вдруг на что-то натолкнулся и то, что он увидел, напугало его больше моего падения. Я проследила за его взглядом и увидела справа от него темную фигуру, она постепенно проявлялась и я узнала в ней Ким Су Вона. В следующий момент я почувствовала, что меня подхватили на руки, а потом мы внезапно оказались в квартире Су Вона. Я молча смотрела в темные глаза и не могла вымолвить и слова.

— Тебе следовало позвать меня раньше, — с гневным упреком сказал актер, — ты чуть не пострадала.

— Ччто это сейчас было? Мне ведь не показалось? Ты появился из ниоткуда и спас меня в момент, когда я чуть не расшиблась на той лестнице! И как мы оказались в твоей квартире?

Он молча и бережно опустил меня на ноги, но я крепко вцепилась в него.

— Почему ты не отвечаешь? Мне же не привиделось?

— Все вопросы потом. Я хочу проучить того поганца, что посмел поднять на тебя руку.

Я забеспокоилась.

— Не уходи, — попросила я. — Не трогай его, он не хотел, я уверена. Прошу, останься со мной.

От пережитого меня и вправду трясло мелкой дрожью.

Он выдохнул и на несколько секунд закрыл глаза.

— Больше не оставлю тебя одну.

Он усадил меня на диван, а сам опустился передо мной на колени, взяв мои руки в свои.

— Ты кричала, а я думал, что не успею.

— Кричала? Не помню. Как ты это сделал? Ты же не пришелец какой-то?

Он вздрогнул и серьезно посмотрел на меня.

— Неужели пришелец?! — я во все глаза смотрела на него. — Бред какой-то! Это же не может быть правдой?

— Но это так. Я прибыл со звезды и не вижу теперь смысла скрывать это от тебя.

— Мы же не о дораме говорим? Это там ты играл инопланетянина.

— Я подумал, что забавно будет играть самого себя, и согласился на съемки, но, как видишь, мы не играем роли.

— Но почему мне кажется, что я об этом уже знала? Где-то внутри я всегда подозревала, что ты другой.

— Мне пришлось удалить некоторые твои воспоминания. Прости.

— Ты ковырялся в моей голове? Что я забыла? Что-то важное?

— Наш первый поцелуй в машине.

— Что?

— Когда мы любовались ночным городом, я открылся тебе, кто я такой, и ты приняла меня. Мне было этого достаточно, но я не мог оставить тебе эти воспоминания, не подвергнув нас опасности.

— И что может случиться? О тебе могут узнать?

— Да, я не должен раскрывать себя.

— Тогда сегодня ты очень рисковал и все из-за меня. Но тебя видел…

— Твой бывший парень? Я знаю, кто он.

Я уже ничему не удивлялась.

— Одному человеку не поверят, да и он будет молчать, чтобы его не сочли сумасшедшим, — продолжил Су Вон. — Я прочитал его мысли. Он решил, что ему все померещилось.

— Это хорошо, потому что я никому не скажу.

— Знаю и поэтому люблю тебя еще больше.

Меня бросило в краску. Мне только что признался в любви мужчина, которого выбрало мое сердце. Оно гулко забилось в груди. Не отрываясь, я смотрела в карие глаза и понимала, что безумно счастлива. Я несмело протянула руку к его лицу и прикоснулась к щеке. Он накрыл ее сверху, прижав к лицу и целуя мою ладонь.

— Я даже не представлял, что когда-нибудь скажу эти слова. Никогда земная девушка не волновала мое сердце. Думал, любовь выдумали люди, считал их слабыми и глупыми, а сам попал в ее плен. А может, я со временем становлюсь похожим на человека? Ты похитила мой покой навсегда, Вера. Теперь я не представляю жизни, если тебя не будет рядом.

— Ты говоришь так, будто должен покинуть меня, — сказала я, чувствуя, что глаза наполняются слезами.

Он приподнялся и поцеловал меня в лоб, немного задержавшись, потом нежно коснулся щек, носа, опустился к губам, а я замерла от щемящего чувства счастья. Он здесь, со мной, я чувствую его тепло, нет, даже не так, я чувствую жар, идущий от него и распространяющий вокруг себя полыхающие, искрящиеся волны. Температура в комнате заметно повысилась. Мои щеки горели, а я стала пылать вместе с Су Воном в одном пожаре. Он помог мне снять свитер, лаская взглядом обнажившуюся часть тела. Прижавшись горячими губами к впадинке ключицы, он продолжил череду легких поцелуев, поднимаясь по моей шее. А мне безумно захотелось прикоснуться к его обнаженной груди, почувствовать под ладонями покатые сильные мышцы, ощутить гладкость его идеального тела. Я стянула пиджак, расстегнула пуговицы его рубашки и прикоснулась к тому месту, где неровно билось его сердце. Ладонь как обожгло. Я удивленно посмотрела на нее.

— Я должен предупредить тебя, никто, из подобных мне, не вступал в телесную связь с землянкой. Это может быть опасно, — тихо сказал мужчина рядом со мной.

Он девственник?! В двадцать шесть лет? Или ему больше, а только выглядит так молодо?

— И что тогда произойдет? — спросила я совсем не то, о чем подумала.

— Ты просто сгоришь.

«О, как мило! Сгореть в пламени любви, что может быть романтичнее!»

— Я готова рискнуть.

— Даже ценой жизни?

— Да. Я доверяю тебе. Если станет слишком опасно, мы прекратим, но прошу, пока я буду в порядке, не останавливайся.

— Хорошо.

Он легко поднял меня на руки и понес в сторону ванной комнаты.

— Мы куда?

— Мне нужно охладиться немного, да и тебе не помешает тоже, а потом мы продолжим.

Он раздел меня полностью, а потом снял остатки своей одежды. Включил прохладный душ, потоки которого и, правда, принесли облегчение. Кожа Су Вона перестала искрить.

— Мое тело может выдерживать тысячи градусов тепла, а вот твое на это не способно.

— Кто же ты такой и откуда взялся? И как тебя по-настоящему зовут?

— Ты уже спрашивала об этом, — улыбнулся он, проведя рукой по моему плечу.

— Я забыла.

Он снова улыбнулся.

— Мое настоящее имя не произносимо на любом земном языке, поэтому зови меня, как и прежде.

Он прикоснулся в легком поцелуе до моих губ и прошептал:

— Я отвечу на твои вопросы, потом…

Его поцелуй постепенно превращался в страстный, который захватил нас обоих. Вцепившись в его плечи, я боялась упасть, слабея от его нежности. Все крутилось перед глазами.

— Не пугайся. То, что ты чувствуешь — реакция на соединение наших сознаний. Все прекратится, как только мы сольемся в единое целое.

— Я не боюсь, — быстро ответила я.

То, что я ощущала, не походило ни на что. Всплеск острого наслаждения, пробегающего волнами по всему телу, превращался в непреодолимое желание почувствовать внутри себя мужчину, наполниться им. Я с всхлипом прижалась к Су Вону. Если он остановится, я просто умру.

— Я буду сдерживать себя столько, сколько смогу, — шептал он в ответ на мои мысли. — Но не желай меня так сильно, я просто не выдержу.

Он опустился предо мной на колени и стал целовать мой живот, лаская ладонями бедра. Струи воды скользили по моему телу, но та дрожь, что пронизывала меня, была не от прохлады потока, а от горячего желания. Как мне не хотеть его так сильно? Как перестать не думать о его руках, приносящих такое наслаждение? Когда же его пальцы прикоснулись к средоточию моего желания, я вскрикнула. Легкие движения поднимали меня все выше и выше, а я парила, готовая вот-вот сорваться в пропасть. Со стоном я закусила губу и, прикоснувшись к его голове, запустила руки в черные, намокшие волосы. Он вдруг остановился, тяжело дыша. Поднявшись, он взял флакон с гелем и выдавил его немного в руку, растерев в ладонях, прикоснулся к моей груди. В нос ударил насыщенный аромат миндаля. Он намылил все мое тело, не пропуская и сантиметра, ласково проводя руками. Я решила не отставать и тоже присоединилась к нему. Он замер, наслаждаясь моими прикосновениями и содрогнулся, когда мои руки стали гладить его мужское, вставшее достоинство.

— Это так… — он застонал, — похоже на боль, но на такую сладкую боль…что, кажется, сейчас не выдержишь. И вы земляне, всегда такое чувствуете, когда соединяетесь?

— Обещаю, будет еще нестерпимее.

Он схватил меня за руки и свел их, подняв над моей головой, а потом прижал своим телом к стенке.

— Ты что, дразнишь меня?

— Даже не думала!

— Сама же будешь просить пощады!

«Интересно, а откуда он…»

— Что?! Нет, не хочу даже слышать.

— Ну, правда, у тебя ведь нет опыта, тогда откуда ты знаешь, как доставить удовольствие женщине? И…

— Смерти захотела?! И о чем ты только что подумала? Сомневаешься в моих способностях? Про интернет ничего не слышала?!

Я прыснула со смеху.

— Бессовестная, она еще издевается! Может, проверим сейчас? — он поднял в вопросе одну бровь. — Только потом не умоляй меня о снисхождении.

Я уже открыто улыбалась.

— И не подумаю!

— Так ты меня еще и подначиваешь?! Вот же хитрая лиса! И когда успела поднатореть в таких делах?

Он выключил душ с таким видом, что я сразу поняла: птичка Гагарина допелась, т. е. долеталась, короче, я попала. Су Вон закутал меня в большое махровое полотенце и, подняв на руки, уверенно понес в спальню. Кинул меня на постель. Я взвизгнула от неожиданности, а он навис надо мной с решительным и многообещающим выражением лица.

— Допрыгалась, детка!

А я подумала: за что мне такое счастье? Он был так нежен, что сердце разрывалось, а еще страстен и напорист. Я таяла в его руках, забываясь от его прикосновений. В тот момент, когда он вошел в меня, я на краткий миг потеряла сознание, а когда очнулась, поняла, что слышу его мысли, а еще чувствую его, словно его душа слилась с моей. Его пальцы и все тело излучали упоительное тепло, а весь он сиял, как солнце. Наши глаза встретились, и я вспомнила все: наш первый поцелуй в машине, полет в космическом пространстве среди ярких звезд.

— «Что это?» — мысленно спросила я.

— «Мы слились в одно целое. Так происходит соединение сознаний».

— «Я слышу тебя, понимаю твои мысли! — удивленно заметила я. — Я все вспомнила!»

— «Конечно, так это и должно происходить».

Он начал двигаться во мне и теперь пришла очередь испытать потрясение ему. Я чувствовала, как его сотрясает дрожь наслаждения и с каждым толчком он замирал от удовольствия, разгораясь все ярче.

— Это так восхитительно… — он еле сдержал стон, — чувствовать тебя физически, находится в твоем теле, слиться с ним воедино. Я не знал, что это так прекрасно, заниматься любовью по-земному!

А у меня от счастья выступили слезы на глазах. Я тоже не знала, что бывает так хорошо! Он продолжал возвышать меня на волнах наслаждения. В последний момент он соединил наши руки, и я увидела и почувствовала поток его ослепительной энергии, он проник в центр моих ладоней, физически приподняв меня над постелью. Мое тело взорвалось сладкой болью, перемешиваясь с его ярким удовольствием, а потом мы оба в полном бессилии упали на кровать. Он отстранился, приходя в себя, его тело перестало сиять, медленно потухая в темноте. А я испытала странное чувство потери. Температура в комнате резко упала, что заставило меня поежиться от внезапного холода. Я придвинулась ближе к Су Вону, а он обнял меня, сжав в своих объятиях, и я сразу согрелась.

— Благодаря тебе, я понял одну важную вещь, — задумчиво произнес на ухо мне Су Вон.

— Какую?

— Вы земляне не понимаете, какое богатство вам даровано, и какое высшее наслаждение вы можете испытывать, даря друг другу драгоценные минуты. Все мои наблюдения прошли впустую, раз я не понял это до сегодняшнего дня. Пока сам не испытал.

— И тебе понравилось?

— Не то слово! — он вспыхнул и еще крепче сжал меня в своих объятиях. — Я готов это продолжать снова и снова.

На то мгновение, когда комната осветилась, я, наконец, заметила, какие изменения произошли во время нашего…э, слияния. Я хлопнула в ладоши, и загорелись лампочки на потолке. Ничего себе! Наша страсть превратила комнату в оплавленное место. Интересно, почему я не пострадала?

— Надо было использовать огнеупорные материалы, — хмыкнул Су Вон, обведя взглядом ущерб в комнате, — в следующий раз закажу что-нибудь более устойчивое.

В радиусе двух метров от нас многое оказалось безнадежно испорченным. Занавески только сверху остались целы, постельное белье просто припеклось к кровати, а ваза на небольшом столике деформировалась и приобрела необычные очертания. А что, произведение такой оригинальной формы нигде не найдешь. Эксклюзив! Су Вон, смеясь, поцеловал меня в губы и потащил в ванну. А я так жутко проголодалась после, что еле дотерпела, пока нам не привезли заказанную на дом пиццу. А еще меня мучил один вопрос. Во время секса мы не предохранялись, только после того, как страсть утихла, пришла в голову трезвая мысль о презервативе. Теперь уже поздно думать о случившемся. А с другой стороны, выдержала бы тонкая защита такого пылающего костра любви? Сомневаюсь. Я мысленно возвела глаза к потолку. А если я все же забеременела после этой ночи? Ведь такое могло случиться, не смотря на то, что Су Вон инопланетянин. Иногда в прошлом, будучи с Беловым, я задумывалась: каково это быть матерью? Я ведь серьезно планировала связать с ним свою жизнь. И сейчас для себя решила, что не стану бояться последствий ночи. А глядя на нереально красивого мужчину рядом с собой, мне захотелось вот такое повторение увидеть в своем ребенке. Выражение глаз Су Вона переменилось.

— Еще пару дней назад я и не думал, что буду так близок с тобой, а теперь я ни в чем не уверен. Никогда сириусианцы не вступали в физическую связь с землянками, но ведь зидарцы, наши предки, так поступали и имели потомство. Если все же такое случится и об этом станет известно, такая новость взорвет все человечество на Земле. Что ждет дитя двух миров: материального и более тонкого? Сможет ли он быть счастливым на голубой планете, освещаемой звездой по имени Солнце? Ведь там, откуда прибыл я, он не выживет.

Но увидев мою реакцию, он сменил тему.

— Не думай об этом сейчас. Я не допущу, чтобы ты страдала.

— Я верю тебе, как никому другому.

Я крепче прижалась к Су Вону, когда мы легли спать внизу на диване. Хотела поцеловать, но глаза сами по себе закрылись, и я провалилась в глубокий сон.

Утром меня разбудил запах кофе, разносящийся по всей квартире. Я не открывала глаза, но знала, что Су Вон рядом и смотрит на меня.

— Знаю, что не спишь. Вставай, спящая красавица, утро уже наступило!

— Глазки не открываются, — заулыбалась я, сладко потягиваясь. — И раз я спящая красавица, требую своего законного поцелуя!

Су Вон хмыкнул, потом сел на диван и склонился надо мной.

— Дивана не жалко? Из натуральной кожи, дизайн известной фирмы, — ехидничал он.

— М-м-м, — в голову полезли неприличные мысли. — Думаешь, сломается?

— Ты неподражаема, — рассмеялся он, — я о том пожаре, что мы вчера устроили. Скоро нам негде будет спать.

Он чмокнул меня в нос.

— Твой агент просил привезти тебя сегодня в звукозаписывающую студию. Попробуем записать твой первый сингл.

Мои глазки тут же «проснулись».

— Как, уже сегодня? — я села на диване.

— Время — деньги, разве не так говорят? Кофе и омлет уже готовы и ждут только тебя.

— Уже лечу!

Я вскочила с дивана и с удивлением заметила возле стены свой чемодан с вещами.

— Я подумал, ты захочешь переодеться, — сказал Су Вон, — но не знал, что предпочтешь, поэтому взял все.

Не мужчина, а сокровище!

Весь день ушел на записывание песни. Текст был на английском, что существенно упрощало мою задачу. Сама песня была о том, как нелегко любить, когда твой парень холоден с тобой и называлась «Нелюбовь». Приятная легкая музыка, запоминающийся мотив, рассчитанный на молодежную аудиторию, душещипательная история — все это гарантировало успех. Ми Ра занималась всеми вопросами по пиару и продвижению песни на радио, телевидении и в интернете. Все же азиатский шоу-бизнес очень отличался от российского. Например, чтобы услышать на именитых каналах свою песню, мне пришлось бы выложить круглую сумму у себя дома, в Корее все происходит по-другому. Достаточно, чтобы о тебе знали, и тогда твою песню возьмут на радио и будут крутить. Пока я занималась творчеством, моя подруга решала все деловые вопросы. Я не пожалела, что взяла ее на роль своего агента. А еще она по секрету призналась мне, что завтра у Ким Су Вона день рождение. Ей об этом рассказал менеджер Ли. А еще мне придется пожить у подруги пару дней, пока не сделают ремонт в квартире актера. Когда я находилась с ним в студии, старалась не думать о завтрашнем празднике, мне так хотелось сделать ему сюрприз, но судя по смешинкам в глазах Су Вона, мне не удалось скрыть свои планы. Ничего. Я еще сто раз передумаю и до завтрашнего вечера не буду с ним встречаться. Даже хорошо, что он вызвал бригаду ремонтников.

Су Вон уехал на съемки рекламы, а я с Ми Ра отправилась к ней домой. Пока мы ехали в машине, ей позвонили с радио, его владелец согласился устроить превью моей новой песни. И у меня возникла идея поздравить Су Вона через радиопередачу. Ми Ра она очень понравилась.

— Говоришь, это замечательная идея?

— А? Я ничего не сказала, — удивленно повернулась ко мне подруга.

— Сейчас, ты же только что…

— Нет, но я так подумала. Ты что, мысли читаешь? — Ми Ра заулыбалась.

Теперь я удивленно смотрела на нее, но промолчала. Не может же быть такое, что я прочитала ее мысли? Как вообще такое возможно? Или способность Су Вона заразна?

— Не обращай внимания, я просто по твоему лицу это поняла.

Весь вечер мы проболтали о будущих планах. Перед сном я послала смс Су Вону с пожеланиями спокойной ночи и пошла в ванную комнату почистить зубы. Выдавив пасту на зубную щетку, только хотела отправить ее в рот, как чуть не закричала от неожиданного появления в зеркале отражения Су Вона.

— Ты?! — сипло прошептала я.

— Испугалась?

Он подошел ближе сзади и обнял меня.

— Никогда не привыкну, — я выдохнула и повернулась к нему, подняв лицо.

— Я хотел пожелать тебе сладких снов, — сказал он, склонившись, и прижался губами к макушке моей головы, а потом щекой.

Так мы простояли пару минут.

— Сегодня произошло что-то странное, я случайно в машине прочитала мысли Ми Ра. Разве такое может случиться?

Он внимательно посмотрел в мои глаза.

— Думаю, это не единственное, что еще проявится у тебя. Не удивляйся, а просто прими все, как есть.

— А можно узнать, что ты еще умеешь, ну так, на всякий случай, чтобы не очень удивляться. В дораме «Мой парень — пришелец» ты даже время останавливал.

— Нет, это я не умею делать. Телепортация, телекинез, чтение мыслей — да, но остановить время или перемотать его я не могу.

— Какая жалость, — вздохнула я, — убрала бы из своей жизни и даже из памяти годы, проведенные с Беловым. И приехала бы намного раньше в Сеул.

— Нет ничего случайного в происходящем с нами, наша встреча была предопределена.

— Как бы я жила, если бы однажды ты чуть не сбил меня на дороге? А потом это совместное участие в программе…

— Признайся, с самого начала ты невзлюбила меня.

— Неправда, как только я тебя увидела в свете фар, я почувствовала сильное притяжение. Я полулежала на дороге, а ты присел передо мной, и тогда я смогла тебя лучше рассмотреть.

— А я никак не мог уловить твои мысли. Ты была так неподвижна и в упор смотрела на меня. О чем ты думала? Я решил, что у тебя шок от столкновения.

— А у меня и был шок. Я никак не могла оторвать взгляда от твоего лица.

Он хмыкнул.

— Я красавчик, не так ли?

Я стукнула его кулачком по плечу.

— Опять за старое?

— Ты тоже очень красива, Вера, — он словил мою руку и прижался губами к моим пальцам.

Я замерла. Мне приятно было слышать эти слова.

— Спокойной ночи, моя девочка.

— Спокойной ночи.

Он коснулся моих губ в легком поцелуе и исчез.

Я на цыпочках вернулась в комнату. Ми Ра уже тихо сопела во сне. Стараясь ее не разбудить, я легла рядом и счастливая долго не могла уснуть. Находясь рядом с Су Воном, я ни разу не подумала о радиопередаче. Он ведь мог узнать о моих планах. Мой парень-пришелец. И когда к этому привыкну? Завтра позвоню ему и попрошу включить определенную радиостанцию.

С утра я с подругой прошлась по магазинам, вместе заскочили в салон красоты, после которого моя кожа заблестела, как отполированная, а после расслабляющего массажа все тело немного побаливало, но это было приятное ощущение. Любая после таких процедур почувствует себя красавицей. Ближе к вечеру мы поехали на станцию радио «Seoul FM», где нас очень тепло встретили. Я подготовила ответы на вопросы, а Ми Ра взяла с собой небольшой обработанный отрывок моего дебютного сингла, который впервые зазвучал на радио. Мы говорили о моих творческих планах на будущее. Беседа проходила в уютной дружеской обстановке, я знала, что Су Вон слушает меня, поэтому в конце передачи поздравила его с днем рождения и спела поздравительную песню на корейском языке. И что сделал Су Вон? Он позвонил на радио и в прямом эфире пригласил меня на свидание. Сказал, что уже едет за мной.

Когда я вышла из здания, он встречал меня возле своей машины, окруженный толпой почитателей. Под гул криков и аплодисментов, я стала спускаться по лестнице, как меня пронзила тревога. Не успела я оглянуться, как оказалась прижатой к кому-то, а к моей голове был приставлен пистолет. Я поняла это по холоду дула возле виска. Страх сковал все мое тело.

— Не дергайся, любимая, — услышала я возле уха.

«Белов! Он точно сошел с ума!»

Толпа заволновалась и отпрянула от нас. Су Вон же напрягся, но остался стоять возле машины.

— Не делай этого, — просила я бывшего, стараясь выглядеть спокойной.

— У меня было время подумать о нашей последней встрече, и я понял, что не готов расстаться с тобой. Год я работал, как ненормальный ради нас и нашего будущего, а ты из-за одной моей ошибки хочешь перечеркнуть все то, что нас связывало.

— Отпусти меня, Саша. Мы поговорим в более спокойной обстановке. Обещаю, что не стану вмешивать полицию…

Он вдруг нервно рассмеялся и направил дуло пистолета на Су Вона, наслаждаясь моим ужасом.

— Тогда скажи, что больше не станешь встречаться к ним, поклянись, что еще любишь меня! — приказал он мне. — Или я выстрелю и проделаю дырку в твоем любовнике.

— Саша, прошу, остановись, я сделаю, все, как ты захочешь! — слезы потекли у меня из глаз.

Я с ума сходила от тревоги. Су Вон же, наоборот, расслабился, его совсем не волновало оружие, направленное в его сторону.

— Чего же ты не стреляешь? — громко спросил актер. — Вот он я, вымеси на меня всю свою злость. Или кишка тонка?

Рука Белова, держащая пистолет, задрожала.

— Ты?! Это все из-за тебя…

Я дышать боялась, как вдруг услышала мысли Белова. Мои глаза расширились от еще большего страха. Я поняла, что Су Вон подначивал моего бывшего парня, чтобы отвлечь внимание от меня, и Белов об этом догадался. Он снова приставил пистолет к моему виску.

— Думаешь, я тупой? Ради себя ты не станешь меня останавливать. Ведь тогда мне не показалось, вы оба исчезли на моих глазах. Давай, покажи, как ты это умеешь делать, а мы все посмотрим! — закричал он. — На что ты способен ради нее?

Су Вон застыл, впиваясь взглядом в мужчину, обезумевшего от ревности.

— Саша, — я плакала, — не поступай так со мной, я ведь уже обещала тебе, что сделаю все, что ты скажешь.

— Молчи! Я все решил! — от злости он еще крепче обхватил меня рукой.

Если Су Вон пропадет со мной на глазах у толпы, он этим спасет меня, но исчезнет из моей жизни. Навсегда. Я поняла это по его глазам, он смотрел на меня, словно прощаясь, а мое сердце разрывалось от тоски.

— Чего ты ждешь? Думаешь, не выстрелю? — Белов был на пределе.

А я слышала его мысли. Он, действительно, думал нажать на курок. Я медленно закрыла глаза.

В ту же секунду пропал уличный шум, испуганные крики толпы, и я почувствовала себя свободной.

— Открой глаза, любимая!

Я сквозь слезы посмотрела на Су Вона. Он с нежностью взял мое лицо в ладони и ласково поцеловал в губы.

— Прости, что должен оставить тебя и за то, что так и не сдержу свое обещание. Мне дали время попрощаться с тобой. Не вини себя ни в чем. Я должен был предвидеть, что Белов не успокоится.

— Я не смогу без тебя, — всхлипнула я, прижимаясь к Су Вону.

Тело актера стало искрить. Свет, идущий от него, ослеплял глаза. Я отстранилась от Су Вона, чувствуя усиливающийся жар, исходящий от него.

— Ты не можешь оставить меня! Ты же обещал! — в страхе закричала я, предчувствуя, что он вот-вот исчезнет.

Он печально улыбнулся мне, его образ напоследок вспыхнул и пропал сполохами в темноте. А я осталась одна в нашей квартире.

Как я жила следующую неделю, не помню. Полное безразличие овладело мной. Ни вопросы полиции, ни менеджера Ли, ни агентства, которое тут же расторгло со мной контракт из-за горячего скандала, разгоревшегося в прессе, не расстраивали меня. Белова взяли под арест, а в исчезновении известного актера винили меня. После огромной любви почитателей я стала изгоем, как только меня не клеймили. Я же хотела только одного, чтобы меня оставили в покое. Радовало, что фанатки Су Вона не знали, где я нахожусь. Столько грязи было выложено на форумах, они настойчиво требовали расправы надо мной. А с другой стороны хотелось, чтобы меня побили так, чтобы не чувствовать больше душевной боли, которая сводила с ума. Я равнодушно читала статьи в интернете, усмехаясь лживости и фантазии журналистов, но тогда Ми Ра очень расстраивалась и всячески старалась уберечь меня от желтой прессы. Просила не сдаваться и приносила мне каждый день суп из водорослей. Она единственная знала, что творится в моей душе и очень переживала. А я ждала. Мне казалось, только из-за веры в его возращение во мне еще теплилась жизнь. Из квартиры я не выходила, боялась, что он появится, а я не смогу его увидеть и вздрагивала от каждого легкого шороха. Но время шло, а с ним таяла моя надежда. А я даже не сказала ему, как сильно его люблю. Где он теперь? Я вышла на балкон и устремила свой взгляд в ночное небо. Из-за ярких огней города свет звезд казался тусклым. «Где твоя звезда, Су Вон? Если бы я ее увидела, может, не так было бы больно. Я бы смотрела на нее, представляя себе, как ты взираешь на меня».

Сзади меня в комнате загорелся свет, и звезды совсем исчезли из видимости. Я поежилась от холода и закрыла глаза, думая о Су Воне, его последней улыбке.

— Почему ты в одной майке стоишь на холоде, разве не знаешь, что можешь простудиться? — услышала я голос за спиной и резко обернулась.

Галлюцинации?! Ну, вот ты, Вера, и допереживалась. Говорила же тебе Ми Ра, что можно заболеть, а ты не слушала.

Я с силой зажмурила глаза и со страхом открыла их. Если он мне привиделся, я согласна сойти с ума, только бы он не пропадал и не оставлял меня больше одну.

— Су Вон? — с надеждой спросила я.

— Это я, глупенькая. Иди же ко мне, — и раскрыл свои объятья.

А я бросилась к нему, трогая его за плечи, касаясь его щеки, все еще не веря своим глазам.

— Ты ведь вернулся? Ты не снишься мне? — все повторяла я.

Он прижал меня к себе так сильно, что я сразу успокоилась и затихла.

— Прости, что так долго, — только и сказал он. — Знаю, у тебя из-за меня были проблемы. Завтра ты поедешь со мной на телестудию, и я сделаю официальное заявление.

Я подняла лицо, жадно всматриваясь в каждую черточку любимого мужчины.

— Ты, правда, больше не исчезнешь?

— Правда, — со всей серьезностью произнес он. — Мои наставники решили продолжить исследования и разрешили мне вернуться на Землю. Их очень заинтересовали наши отношения.

— А как же вся та толпа, что видела наше исчезновение? В интернете появились съемки с телефона. Что делать с таким доказательством?

— А ничего. Человечество все равно не поверит в сверхъестественное, а уж тем более в появление инопланетян на Земле. Я уже придумал, как все объяснить прессе.

— И как же?

— Ты когда-нибудь снималась в кино? — неожиданно ответил он вопросом на вопрос.

— Что?! Нет, никогда.

— Наше исчезновение — это иллюзорный фокус, рекламный трюк перед выходом новой дорамы, где мы — главные герои. Небольшой сюжет серии, показанный случайным прохожим и выложенный в сеть, чтобы привлечь интерес зрителей.

— Ты сейчас так шутишь?

— Ничуть, я абсолютно серьезен. Разве ты не хочешь находиться со мной все двадцать четыре часа в сутки? Съемки будут проходить в течение нескольких месяцев.

Он легко поднял меня на руки и понес в спальню.

— Я тут подумал, что еще не опробовал новую кровать из огнеупорного материала, — усмехнулся он.

А я лишь крепче обняла его за шею и прижалась к горячей щеке.

Елена Земляника Валентина и желание богини

Валентина кругами наворачивала в комнате, периодически поглядывая на сына, заигравшегося на компьютере. «Пора покупать ноутбук! Тоже хочу за монитор! У меня там ещё обложка к книге не доделана!» — внутренне вопила она.

— Ладно, пойду в магазин! Вить, тебе что-нибудь взять? — спросила она ребёнка, но пришлось повторить несколько раз, чтобы тот оторвался от монитора.

— Ага, чипсов и колы! — отреагировал сын и вновь вернулся в виртуальный мир.

«Обойдёшься! Буду я ещё гадостью тебя всякой пичкать!» — проворчала Валя, обуваясь в прихожей, — «скажу, что послышалось — творог со сметаной!»

Зима в этом году пришла рано, поэтому молодая женщина ещё не привыкла, что нужно утепляться серьёзнее, чем кроссовки и короткая куртка. Морозное дыхание охладило в момент, стоило выйти из подъезда. Снега ещё не было, но кое-где на асфальте блестели чёрными стёклами замёрзшие лужи.

«Да уж, если для коммунальных служб даже в декабре зима приходит внезапно, то про конец ноября и говорить нечего! Могли бы и посыпать чем-нибудь!» — возмущённо подумала Валя, — «так и поскользнуться недолгооо!»

На этих словах кроссовок поехал на склизкой листве, и женщина упала на тротуар прямо перед дверями фитнес клуба.

— Вот ведь! — простонала Валя от резкой боли. Даже свет на секунду померк перед глазами.

День первый.

Она попыталась подняться, но ноги не слушались.

— Нет! Серьёзно? Опять она? — воскликнул рядом нежный голос, и Валя удивлённо уставилась на парня в халате, сидящего напротив прямо на полу.

«Это как?» — подумала Валя, — «я же на улице была… Почему этот парень сидит на полу? Это вообще парень?»

Она медленно оглянулась и поняла, что находится в полутёмном помещении с мягкими светильниками на полу. В паре метров от неё сидел парень в длинном шёлковом цветастом халате с широкими рукавами. Сомнения в его гендерной принадлежности вызывали длинные серебристые волосы и чёрные, длинные, будто подкрашенные ресницы. К тому же сейчас эти синие глаза были сильно прищурены. Из-за этого, взгляд, устремлённый на неё, скорее подошёл бы какой-нибудь стерве, а не мужчине. Валя сглотнула и притронулась к голове. Но тут же отдёрнула руки. На голове вместо привычной «домашней» причёски — абы как скреплённый хвост, — была уложена какая-то башня. Сбоку из волос, болтаясь перед левым глазом, свисала маленькая гирлянда из цветов.

«Сон!» — радостно констатировала девушка и улыбнулась злобному существу непонятного пола, что сидело напротив.

— Она ещё и смеётся! — возмутился парень, гневно выставив на неё палец. — Тебе повезло — в классическую японскую красотку превратили, а из меня урода анимешного сделали!

Валя прыснула от смеха и сама поразилась мелодичности, с которой у неё это получилось.

— И правда, вылитый персонаж аниме! — подтвердила она, — хорошо, что меня не белокурым мальчиком сделали!

И тут же в страхе оглядела себя. Не, всё на месте, как в лучших традициях японского мультика, третий размер кокетливо подчёркивает широкий пояс на кимоно.

— Веселишься? — злобно спросило существо напротив, — сейчас это пройдёт! Ты не во сне! Это шутка богини. Она развлекается подобным образом, выбирая людей для работы на неделю. Я сюда попал вчера, так что уже в курсе.

— Для работы? — засмеялась Валя, — какой занятный сон! И что за работа?

— В бане помогать клиентам! — рявкнул парень и с воем вцепился рукой в свою роскошную шевелюру. — Целую неделю! А у меня сделка там, через неделю уже будет поздно! Уведут конкуренты!

Его голос был всё такой нежный, а жесты — грациозными, что это диссонировало со словами, которые больше подходили современному менеджеру.

— В бане? — удивилась Валя своей извращённой фантазии во сне.

Вроде, в обычной жизни она всегда предпочитала мужчин сурового типа, сильных и немного грубоватых. А это какая-то истеричная девица, а не мужик. Говорят, во сне освобождается подсознание. Неужели, ей действительно хочется такого? Девушку аж передёрнуло от отвращения.

— Казехая-сан, вас уже спрашивают! — послышался звонкий голос за стеной, и парень поднялся, — клиентка ждёт!

Валя с любопытством уставилась на мгновенно поднявшего парня, который откинул прядь длинных волос за спину и направился к двери. При этом на лице у него появилась соблазнительная улыбка.

Девушка не удержалась и хихикнула, представив, какие услуги ему предстоит сейчас оказывать неведомой клиентке.

— Надеюсь, мы не в жанре хентай! — проговорила она, смеясь.

— Узнаешь от помощника богини! — буркнул парень, не разделяя её веселья, — не расслабляйся, тебе скоро мужчин-клиентов обслуживать!

Валя ошарашено посмотрела на него и заметила довольную ухмылку напоследок. Затем парень отодвинул тонкую дверь в сторону и ещё раз сверкнул злорадной улыбкой, закрывая панель за собой.

— Странный тип, — потянула девушка, поднимаясь.

Сидеть на полу, подогнув ноги под себя было очень непривычно. Она прошлась по комнате, вся обстановка которой сильно напоминала интерьер в японском стиле. Ничего лишнего, только уют, созданный при помощи игры света от небольших ламп на полу вдоль стены.

Дальнейший осмотр прервало появление карлика в большой маске. Он решительно отодвинул дверь и тонким голосом поприветствовал:

— Добро пожаловать, прекрасная Аюри-сан! Скоро прибудут клиенты и я должен вам обо всём рассказать. Меня зовут Тотутсо. Я помощник достопочтенной Нонами-сама, богини святого онсена.

«Так тот женоподобный чудик не шутил, мне действительно придётся обслуживать мужчин в бане! Откуда такие извращённые фантазии в моей голове? Да я из аниме только мультфильмы Хайо Миядзаки смотрела, а там всё прилично! Хотя… Стоп! А „Унесённые призраками“? Ведь там тоже про бани, только для духов! Там ещё девчонка просто мыла ванны и приносила еду и полотенца клиентам», — подумала Валя.

— Вам не нужно беспокоиться об умениях, достопочтенная Наноми-сама сразу наделила вас всеми способностями! — пискляво продолжило существо в маске. — Просто делайте, что прикажут!

«Отвратительный сон!» — подумала девушка. «Да ещё такой детализированный. Скорее бы проснуться!»

— Вот здесь лежат запасные полотенца и юкаты, будете брать их отсюда, когда они закончатся в главной приёмной, — начал инструкции малыш в маске, подходя к стене и отодвигая панель на уровне своей головы.

— Можешь не стараться, я всё равно ничего делать не буду! — улыбнулась Валя, — просто подожду, пока этот сон закончится.

— Это не сон. Казехая-сан тоже так считал, но уже привык к обязанностям по обслуживанию клиенток. Сами можете убедиться! — сказало существо и потянуло её за край рукава кимоно к открытой двери.

Из любопытства Валя выглянула в коридор и тут же прикрыла рукой рот, чтобы не засмеяться. Парень с серебристыми волосами вежливо подавал чай японке, сидящей на полу на подушке.

— Ну, у меня так изящно не получится, — развеселилась она от увиденной картины.

— Получится, прекрасная Аюри-сан! — уверенно сказал малыш в маске, — моя госпожа обо всём позаботилась! Ваши с Казехая-саном души должны очиститься в нашем святом онсене богини Наноми-сама.

В этот момент раздался мелодичный звук, и существо рядом с Валей сообщило:

— А вот и ваш первый клиент, прекрасная Аюри-сан!

Девушка хотела хмыкнуть и ответить всё, что думает об обслуживании клиентов, как вдруг почувствовала сильное желание улыбаться и мелко семенить в сторону коридора. Как будто кто-то внутри командовал, что нужно делать. Изумлённо оглянувшись, она увидела, как Тотутсо махал ей вслед. Проворно ступая по коридору, Валя заметила, что на ноги у неё одеты смешные носки. Как варежка на руке, большой палец ноги отдельно от остальных облегал материал. «Интересно, зачем такой фасон!» — мелькнуло у девушки в голове. Когда она проходила мимо Казехая, он нагло улыбнулся.

— Удачи вам, прекрасная Аюри-сан! — издевательски протянул он.

Валя только растерянно посмотрела на него — ноги сами спешили в приёмную. Там уже разувался мужчина. Обувь он поставил в специальный ящик и требовательно посмотрел на Валю.

— Приветствую вас! — помимо воли вырвалось у девушки. Она автоматически взяла полотенце и халат из стопки рядом и протянула их клиенту, делая поклон головой.

Тот улыбнулся и игриво ущипнул Валю за щеку:

— Аюри-сан в этот раз восхитительна!

И тут же по руке получил болезненный удар веером. Рядом с Валей появился Казехая и мрачно выдавил:

— Правилами нашего заведения запрещено прикасаться к служащим без их разрешения!

— Извините, забылся при виде столь прекрасной девушки! — вежливо ответил клиент, но при этом бросил злобный взгляд на Казехая.

Когда он прошёл в помещение бани, в мужское отделение, Валя повернулась к Казехае и дрожащим голосом спросила:

— Это что, на самом деле происходит?

Её щека до сих пор чувствовала неприятное лёгкое жжение после того, как её ущипнул клиент.

— Дошло, наконец? — хмыкнул красавец с серебряными волосамии повернулся к коридору, намереваясь вернуться к своим клиенткам.

— Казехая-сан! — позвала девушка.

— Что? — недовольно спросил он, посмотрев на неё через плечо.

— Спасибо! — молвила Валя и наклонила голову, краснея.

Это женоподобное существо внезапно стало ей нравиться.

— Это всё мои обязанности, — пояснил парень, — стал бы я напрягаться из-за какой-то японской куклы.

Девушка «вспыхнула». И этот грубиян может кому-то нравиться!

Стоило Казехая-сану уйти, как она осознала, что если это реальность, ей срочно нужно выбираться. Дома остался сын! Отец ребёнка исчез из их жизни давно, считая, что все его родительские обязанности в полной мере возмещаются алиментами. И сейчас Витя один в квартире! Он же не поймёт, почему мама пропала. Хорошо, что уже достаточно большой, чтобы позвонить бабушке с дедушкой.

Валя взволнованно побежала к входной двери, резко открыла и поражённо замерла. Перед ней раскинулся двор с несколькими ухоженными деревьями. Он был весь укрыт снегом. С неба продолжали падать крупные снежинки, искрясь в лунном свете.

— Куда собралась? — нежно спросил Казехая-сан, вновь появляясь рядом с девушкой.

— Мне срочно нужно домой! Там у меня сын! — вскрикнула Валя.

— Забудь! Отсюда не выбраться. Я уже пытался, — поведал парень, — за ребёнком пока муж присмотрит, не переживай.

— У меня нет мужа! Витя остался один в квартире! — девушка изо всех сил пыталась сдержать слёзы, но они уже стояли в глазах, застилая взор.

— Тотутсо! — громко завопил парень.

Из коридора быстро прибежал малыш в маске.

— Чем могу быть полезен, благороднейший Казехая-сан? — спросил он.

В другое время Валя бы рассмеялась, услышав подобное обращение к женоподобному хаму, но сейчас её волновал только сын.

— Да, ты мне нужен, Тотутсо. У этой прекрасной Аюри-сан в нормальной жизни остался ребёнок. Так что срочно возвратите к её сыну! — скучающим тоном сообщил Казехая-сан.

— Прекрасная Аюри-сан, вы можете не беспокоиться о своём сыне! Через неделю мы вернём вас к нему в тот же момент, когда и забрали. Наша богиня очень могущественна! — гордо произнёс Тотутсо.

— А что же ты мне вчера об этом не сказал? — завопил Казехая-сан, схватив бедное существо в маске за отворот халата, — я всю ночь переживал о контракте с «Майсокомпани»!

— Ваши заботы были признаны богиней как суетные и несущественные, поэтому было решено вас не успокаивать, — пояснил Тотутсо, которого злобно тряс Казехая-сан.

Валя растерянно наблюдала за ними. Её совсем не успокоили слова малыша в маске, и она поспешила обуться в высокие деревянные сандалии, стоящие на ступеньках. Теперь стало понятно, для чего на ногах носки необычного фасона, они идеально подходят под эту обувь. Девушка осторожно зашагала по ступенькам, но уже на последней не удержалась и полетела.

— И долго это будет продолжаться? — простонал Казехая-сан, осторожно подхватывая её и помогая твёрдо уверенно встать на ноги.

— Неделю, — вежливо пропищал Тотутсо, — как установлено желанием богини.

— Но можно же снять с меня хотя бы обязанность отвечать за каждый глупый поступок этой куклы? — возмутился парень, — она же назло вечно будет спотыкаться, поскальзываться и вызывать непристойные действия клиентов своим трепетно-невинным видом!

— Перестань меня оскорблять! — крикнула Валя. Она хотела грубо осадить красавца с серебристыми волосами, но у неё теперь был такой голос, что даже сейчас высказывание прозвучало, как музыка.

Казехая-сан злобно уставился на неё:

— Хочешь сказать, что сможешь не допускать глупостей всю неделю?

Валя не могла поверить своим собственной реакции на его слова. Она многое вынесла за годы воспитания сына одной, и уже давно привыкла к грубости окружающих. Почему же сегодня ведёт себя, как школьница? Из её глаз полились слёзы и вскоре они уже капали с подбородка.

— Казехая-сан! — вдруг громко прозвучало в тишине, и на ступеньках появилась прекрасная женщина в синем, расшитом бабочками, кимоно. — У тебя гораздо более запущенный случай, чем я думала! Поэтому, если ещё раз скажешь грубость, я оставлю тебя здесь ещё на одну неделю! И за каждую новую грубость время пребывания здесь будет добавляться, как и обязанности.

— Вы можете изменить меня внешне, Наноми-сама, но я — взрослый человек и меня уже не исправить, — гневно отреагировал парень, — тем более запугиванием, как маленького ребёнка!

— Посмотрим! А пока за работу. У нас новая посетительница, — проговорила богиня и повернулась ко мне, — Аюри-сан, извините, что доставила столько неудобств! Пойдёмте со мной, я всё объясню.

— Мне нужно домой! — отказалась Валя. Весь этот цирк на японский манер вымотал её до глубины души.

— Вы беспокоитесь о сыне? — участливо спросила женщина, подходя к ней, — не переживайте, я верну вас в ту же минуту, откуда забрала. В книге судьбы сказано, что я должна вмешаться, и мне приходиться слушаться велению Вселенной.

— Чтобы я поработала неделю прислужницей в бане? — недоверчиво посмотрела на неё Валя, — очень нужное изменение в моей судьбе. Теперь я точно знаю, что была счастлива до того, как сюда попала.

— О, вы ещё и сотой части не осуществили здесь, чтобы осознать, насколько вам нужны изменения, — мягко ответила богиня, когда они вернулись в дом, — вы здесь для того, чтобы найти любовь!

Валя ошарашено уставилась на неё.

— Только не говорите, что этот женоподобный нечестивец Казехая-сан и есть мой суженый! Так вот почему он всё время возмущается!

— Женоподобный? — смущённо произнесла Наноми-сама, — извините, я давала вам внешние оболочки душ по своему видению мужской и женской красоты. Они могут отличаться от привычных эталонов красоты в вашей реальности. Но зато ярче видна душа.

— Это да, — вздохнула Валя, — она у него теперь не прикрыта дорогим костюмом от Хьюго Босс и вся грязь вылезла наружу.

— О, нет, Казехая-сан не настолько плох, — начала защищать своего подопечного богиня, — просто у него не такое гибкое воображение, как у вас, и в этой ситуации он ведёт себя, как ребёнок. Капризный, избалованный и грубый, к сожалению. Но ему очень нужна женщина, которая поможет совершенствованию его внутренних сил. Пока же в нём доминирует грубость и жёсткость, так необходимая в работе. В ваших силах, Аюри-сан, помочь ему!

— А мне показалось, что он проявляет излишнюю истеричность, — резюмировала Валя, — пока мужественности я не видела.

— Да, я вижу, что не только Казехая-сану нужно совершенствование. Аюри-сан, вы слишком плохо думаете о мужчинах, — улыбнулась богиня.

— А почему вы меня зовёте Аюри-сан? Моё имя ведь Ва…, -начала девушка.

— Тсс, — Наноми-сама приложила ладонь к её рту, — своё настоящее имя вы назовёте Казехая-сану только тогда, когда полюбите его.

— То есть никогда, — констатировала Валя, — и его тоже не Казехая-сан зовут?

Богиня кивнула головой и лукаво улыбнулась.

— Сложная пара в этот раз, но так даже интереснее!

Они дошли до комнаты, в которую Валя попала изначально, и Наноми-сама попрощалась.

— Подождите! — остановила её девушка, — так что я должна делать целую неделю? Только полотенца с халатами подавать?

— Нет, ещё чай готовить! — улыбнулась богиня, — остальное вам расскажет Тотутсо.

Эмоционально уставшая девушка кивнула: «Чай, так чай!» и вошла в комнату. Очень сильно хотелось спать, и она решила позвать помощника Наноми-сама, узнать, как ей обустроиться. Ведь придётся здесь жить целую неделю.

— Тотутсо? — робко произнесла она вслух, не зная, как вызвать малыша в маске.

Помощник богини сразу постучал в дверь.

— Звали, прекрасная Аюри-сан?

Валя открыла дверь.

— Да. Тотутсо, теперь я готова слушать твои инструкции. Скажи, а мне можно отдохнуть сейчас?

— Конечно, вы можете спать, гулять, есть и всё, что захотите, пока нет клиентов. Сейчас они редко идут, но завтра ожидается много гостей. Они захотят взглянуть на новую Аюри-сан, к тому же закончится рабочая неделя. Самое популярное время для посещения онсена, — терпеливо рассказал малыш в маске.

— А где моя комната? — Валя с трудом сдерживалась, чтобы не зевнуть.

— Это и есть ваша комната, — улыбнулся Тотутсо и подошёл к стене, отодвигая панель, — здесь ваша постель. А вот здесь — для Казехая-сана.

— А что его постель делает в моей комнате? — спросила девушка, и вдруг её осенило, — только не говорите, что это наша общая комната!

— Да, прекрасная Аюри-сан права, это ваша общая комната, — покорно подтвердило существо в маске.

— У вас, что мало комнат? — возмутилась Валя, — дайте мне какую-нибудь кладовую, но только лично для меня. Не желаю я с ним находиться в одной комнате!

— Богиня считает, что совместное проживание поможет лучше понять друг друга и сблизиться, — вежливо пояснил Танака, — поэтому Аюри-сан и Казехая-сан всегда живут вместе.

— Я уже прекрасно поняла, что он за человек! Так что эта мера излишняя, — настаивала девушка.

— Я слушаюсь указаний богини, — безропотно сказал малыш в маске, — а она повелела поселить вас вместе.

— Веди меня к ней! — Валя решительно сжала руки в кулаки.

— Достопочтенная Наноми-сама только что покинула онсен на неделю. Отправилась с визитом к божеству озера на границе наших земель, — ответил Тотутсо, и девушке показалось, что в его голосе мелькнул смешок.

— Ай, ладно, мы — взрослые люди. Как-нибудь сможем прожить, не общаясь, неделю! — махнула она рукой и поблагодарила малыша в маске за помощь.

Тотутсо откланялся и закрыл за собой дверь. Валя достала постель, с трудом развязала пояс кимоно, освободившись от верхней одежды, и залезла под одеяло.

— Вставай, соня, новый клиент пришёл! — бесцеремонно разбудил её Казехая-сан, — да не прикрывайся! Если бы захотел, сама бы всё предложила показать!

— Не дождёшься! — буркнула Валя, кутаясь в одеяло. Как теперь надеть кимоно, она не представляла.

— Вставай, я буду тебя одевать. Только посмей рассмеяться — это возложенная богиней обязанность! — он протянул ей руку.

Валя покраснела, но поднялась и молча слушалась, когда Казехая говорил ей поднимать и опускать руки, проворно просовывая рукава кимоно и завязывая пояс. Она не понимала своего смущения. Да, он посторонний мужчина, но и она не голая. Нижняя одежда, в которой она заснула, состояла из гораздо большего количества ткани, чем некоторые её летние платья.

— Почему ты заснула без специальной подушки? — возмутился он, разглядывая её волосы, — теперь мне ещё и причёску тебе делать!

— Специальной подушки? — недоумённо переспросила Валя.

— Да, — он подошёл к стенному шкафу и достал обитую материей загогулину на ножке. — Это для сохранения причёски!

— А просто с распущенными волосами нельзя? — спросила Валя, — и тебе и мне не надо будет беспокоиться.

— Можно, но тогда, придётся каждый день мыть голову и постоянно расчёсывать пряди, — согласился он и, вздохнув, добавил, — как и мне.

— Да, у тебя же такие прекрасные волосы! — невольно вырвалось у девушки, и она непроизвольно потянулась к ним рукой.

Но парень кинул на неё такой взгляд, что Валя сразу одёрнула руку. Тем временем он уже соорудил ей новую причёску и выставил в коридор со словами:

— Клиент ждёт!

Мужчина в приёмной внимательно посмотрел на неё, улыбнулся и поцокал языком, но большей воли себе не давал. Валя на автомате выдала ему полотенце, юкату и поблагодарила за визит. После она, зевая и прикрываясь веером, направилась в комнату, намереваясь продолжить сон.

— Не воспользуешься онсеном? — удивился Казехая, когда она вошла в комнату и приблизилась к своей постели. — Люди тысячи платят, чтобы попасть в Японию, а ты готова всё проспать.

— Я не знаю, что такое «онсен», — призналась Валя.

— Это ванны с минеральной водой, — кратко пояснил парень и предложил, — пойдём, покажу тебе женское отделение, сейчас как раз нет клиенток.

Они прошли по коридору в приёмную.

— Возьми себе, — Казехая протянул ей полотенце и юкату, — с нарядным кимоно там неудобно, да и незачем портить его повышенной влажностью.

Валя взяла вещи и внимательно посмотрела на парня. «Почему он мне помогает?» — эта мысль постоянно проносилась в голове.

Они прошли по коридору.

— Здесь женское отделение, сначала что-то типа раздевалки, — он показал рукой на комнату с невысокими корзинами для одежды, установленными в перекладинах около стены, — давай, помогу снять кимоно.

— Нет! — Валя резко ударила его по руке и тут же извинилась, — я сама справлюсь.

— Как знаешь! — пожал плечами парень, — давай быстро покажу всё остальное. Тотутсо сказал, что клиентов до утра больше не будет, так что сможешь насладиться всем без суеты.

Он открыл дверь в соседнее помещение.

— Здесь душ, его обязательно нужно принять, прежде, чем лезть в офуро. Есть ванна и на улице. Можешь выйти и насладиться водой прямо из источника там. Рекомендую!

Валя посмотрела, куда он указал, и настороженно взглянула на парня. Пора бы ему уже уйти!

— В общем, получай удовольствие от той ситуации, в которую попала! Должна же быть хоть какая-то выгода от того, что мы здесь пашем, как слуги!

Казехая улыбнулся, и Валя поняла, что впервые видит его естественную улыбку.

— Ну, ладно, я пойду! — он махнул рукой и ушёл из раздевалки.

Девушка сразу поняла, что зря отказалась от помощи, пояс был завязан таким диковинным узлом, что не поддавался её нежным пальцам. В этой оболочке японской куклы она была куда слабее физически, чем в реальной жизни. «Теперь я хочу, чтобы он мне помог!» — внутренне вздохнула Валя, подойдя к зеркалу и пытаясь разглядеть узел на спине. Заодно впервые смогла себя рассмотреть. Действительно, хорошенькая японская статуэтка, а не реальный человек. Стройная, маленькая, с раскосыми глазами и необычной для западного человека, причёской.

— Говорил же сразу, давай помогу! — мрачно проговорил Казехая, заходя в раздевалку.

— Ттты подглядывал? — от неожиданности, девушка начала заикаться.

— Нет! — возмущённо возразил парень, — сама же позвала!

— Никого я не звала! — начала отрицать девушка.

— Не может быть! А в мыслях? Пойми, у меня автоматически срабатывает желание тебе помочь, стоит тебе попасть в трудную ситуацию или попросить меня! Это богиня меня такой способностью наделила, — устало пояснил парень.

— Даже если в мыслях пожелаю… — повторила Валя и покраснела.

— Вот-вот будь осторожнее с желаниями! — заметив её смущение, нагло улыбнулся красавец с серебристыми волосами.

— Спасибо, что предупредил! Можешь идти, сама справлюсь! — гордо вздёрнув подбородок, ответила Валя.

— И к чему это жеманство? Неужели не можешь вести себя как взрослый человек? Просто скажи, что не можешь сама справиться? Почему вы, женщины, такие притворщицы? — спросил парень, подходя к Вале и начиная распутывать узел пояса.

— Можно подумать, ты всегда честен и ведёшь себя, как серьёзная личность! — обиженная за весь прекрасный пол, вздохнула девушка. — Вот скажи, неужели я действительно тебе так не нравлюсь, что ты постоянно грубишь и хамишь. Знаешь, такое поведение обычно свойственно подростку в отношении девочки, которая ему очень нравится. Может, я тебе чересчур сильно нравлюсь?

Увидев в отражении зеркала его обескураженное выражение лица, Валя торжествующе улыбнулась.

— Ты права, — вздохнул Казехая.

— Что? — поразилась Валя, резко к нему обернувшись. Неужели уже влюбился?

Парень серьёзно посмотрел ей прямо в глаза:

— Ты такая мягкая, нежная, немного строптивая…

Валя недоверчиво смотрела и понемногу начала тонуть в его синих глазах, обрамлённых чёрными ресницами.

Он наклонился к её лицу, и серебристые пряди волос обрамили лицо, нежно касаясь её обнажённых плеч.

— Перестань! — прошептала она, — хочешь, чтобы я тоже включила своисуперспособности?

— Ну, согласись, было весело? — рассмеялся он, — а то мне эту способность богиня дала, а пользоваться разрешила только с тобой! А какую супер возможность хотела задействовать ты?

— Ту, которой ещё в реальной жизни научилась — резкий удар ногой в незащищённое место! — хмуро произнесла Валя.

— А, это, не получилось бы, на мне же мужское кимоно, — улыбнулся Казехая, — ладно, пояс я тебе снял, уже почти и всё остальное стянул, да ты не поддалась моему анимешному обаянию. Ухожу. Забыл предупредить, в офуро не сиди больше пятнадцати минут. Больше не рекомендовано врачами! Горячая вода поступает прямо из источника. Хотя, если потеряешь сознание или уснёшь, я буду только рад помочь вынуть тебя из ванны. Беззащитную, обнажённую, ммм!

— Извращенец! — возмутилась Валя и запахнула широкие полы кимоно, завязки которого этот обольститель уже успел развязать.

— Ладно, можешь не беспокоиться о своей девичьей чести! — снисходительно проговорил он, — я вот буду только рад, если захочешь заглянуть ко мне через перегородку, где ванны на открытом воздухе. Кстати, я как раз тоже собираюсь пойти туда. Только представь, каким телом наделила меня богиня!

Он подмигнул и вышел за дверь. Валя облегчённо вздохнула. Столько феромонов в воздухе она не чувствовала с первых свиданий с бывшим мужем. И тогда это ни к чему хорошему не привело! Так что пусть сам на себя любуется! Хотя он прав, любопытно посмотреть, какое тело ему создала богиня. А пока можно полюбоваться её работой со своей оболочкой.

Валя аккуратно сложила кимоно в корзину, туда же отправилась остальная одежда. Тело было такое белое, что хотелось сразу отправиться на пляж — придать себе хоть немного цвета. Распущенные волосы достигали низа спины.

Осторожно ступая по тёплым плиткам, она перешла в соседний зал и приняла душ. «Только бы не поскользнуться! А то ведь появится этот…» — думала она, перебираясь к офуро, в котором от воды шёл пар. С одной стороны было огромное окно во всю стену, в котором отражалось освещённое помещение, оставляя ночь на улице. Девушка погрузилась в воду и блаженно закрыла глаза. Великолепные ощущения! Полное расслабление. Этот день был такой напряжённый.

Ей снова вспомнились слова богини, что она слишком цинична к мужчинам. «Но ведь не без причины!» — хотела возразить Валя. — «Какое может быть к ним доверие! Да взять этого же Казехаю. Ему богиня дала возможность обольщать, так он и рад стараться! Причём ему абсолютно всё равно, какая я на самом деле! И ведь чуть не поддалась. Как у него это получилось? Ведь он совсем не в моём вкусе».

Посидев около пяти минут в воде, Валя заинтересованно взглянула в сторону открытой площадки. Она выскользнула из воды и, мелко семеня ногами, подошла к окну. Отодвинув прозрачную дверь в сторону, девушка осторожно сделала шаг наружу. Поразительные ощущения — быть полностью обнажённой на природе! Но холод не дал времени на размышления, и девушка быстро залезла в ванну с горячей водой из источника. Снег уже перестал идти. На площадке вокруг офуро он полностью растаял, а вот сосна рядом с террасой слегка наклонилась от тяжести нападавших хлопьев. Картина белоснежной долины внизу наводила на философские мысли, и Валя ощущала физическое и духовное единство в этот момент.

— Прекрасная Аюри-сан, ты всё-таки решила за мной подглядеть? — раздался насмешливый голос Казехая из-за каменной перегородки, что отделяла женскую открытую площадку от соседней.

Валя рефлексивно погрузилась ещё больше в воду. В первый момент было сильное желание выпрыгнуть и убежать. Но девушка решила просто промолчать.

— Я же знаю, что ты там. Ну не молчи! — снова потревожил голос анимешного соблазнителя. — Тебя выдал звук открываемой двери и такое чарующее «плюх» в воду!

— Перестань подслушивать! — не выдержала девушка.

— О, отозвалась! А то я боялся, что ты в обморок упала, а мне лень из тёплой воды вылезать и спешить к тебе на помощь, — сразу сменил тон Казехая.

Валя вылезла из ванны и медленно на четвереньках поползла обратно. «Только бы не поскользнуться и не думать о том, в каком он там виде!» — повторяла она как мантру. Только закрыв за собой стеклянную дверь, она облегчённо вздохнула. Теперь можно было шествовать, как нормальный человек. Нужно было успеть лечь спать раньше Казехая, поэтому мытьё головы, использование косметических средств, щедро выставленных в раздевалке, и одевание в юкату происходило в олимпийском темпе.

Пока шла до комнаты, Валя всё время следила за тем, чтобы нигде не споткнуться, голый спаситель ей был абсолютно ни к чему. Добравшись до дверей, она расслабилась и напрасно. Казехая уже был в комнате. Он развалился обнажённым на своей постели, явно ожидая девушку. Только лёгкая простыня была накинута на торс. Валя помимо воли уставилась на него. Странное представление у богини о красоте. Анимешный красавчик был очень худой, даже жилистый, и с накаченным животом, на котором кубики были рельефно подчёркнуты тенями от света.

— Нравлюсь? — в его голосе появилась соблазнительная хрипотца.

— Не уверена, — протянула девушка, — не люблю длинноволосых мужчин, сразу ассоциация с хиппи. И вообще, тебе разве не холодно?

— Что ты, я сгораю от страсти к тебе, — прошептал он, приподнявшись, опираясь на руки.

— Что? — поразилась Валя.

— Разве неестественно прозвучало? — засмеялся он, откинувшись на подушку, — знаешь, хотелось проверить свои чары на тебе.

— Значит, это, по-твоему, поведение взрослого мужчины? — не разделяя его веселья и покраснев от злости, спросила девушка. — Считаешь, я — нимфоманка? Стоит тебе показать своё тело, как я с радостью заберусь к тебе в постель?

Парень ничего не ответил. Валя потушила светильники со своей стороны и забралась в свою постель прямо в юкате, отвернувшись к стене. Чтобы вид наглого Казехая не раздражал.

— Прости, — тихо сказал он в гнетущей тишине.

«Озабоченный подросток!» — продолжала злиться Валя.

Так с мрачным настроением, она и заснула.

День второй

Весь следующий день прошёл в суматохе. Клиенты онсена шли сплошным потоком. Подслушав разговоры некоторых гостей, Валя поняла, что они знают о замене души Юри-сан и Казехая-сан. У постоянных клиентов даже вошло в традицию — наблюдать за внешними проявлениями в оболочке на следующий день. Когда переселённая сущность уже смирилась с новой оболочкой и начинает приносить в неё что-то своё. Некоторые мужчины просто садились в приёмной и требовали подать им чай. А потом молча смотрели на Валю. Это жутко нервировало. Зато девушка была в восторге от того, как ловко у неё получалось делать чай для гостей.

— Завтра будет весна, попросите Казехая-сан сделать вам традиционную причёску, прекрасная Аюри-сан! — предупредил её вечером Тотутсо, отпуская на сон.

— Весна? — удивилась Валя.

— У нас необычный онсен, прекрасная Аюри-сан. И богиня дарит каждой новой паре ищущих любовь душ четыре смены сезона. Вчера и сегодня была зима, завтра — время весны. Вам понравится! Но это самое популярное время — надо хорошо выспаться и плотно позавтракать, перерывов в работе завтра не будет, — пояснил малыш в маске и покинул комнату.

Сразу после него в комнату ввалился Казехая. Он растянулся прямо на полу, блаженно произнеся:

— Наконец-то можно отдохнуть. Я совсем вымотан.

Валя промолчала в ответ. Она решила, что будет проще пережить неделю, игнорируя его. Весь день она очень бдительно следила за своими движениями и мыслями, чтобы случайно не вызвать анимешного спасителя.

— Всё ещё дуешься? — поинтересовался Казехая, закинув руки за голову. Его волосы разметались, образовав небольшое серебристое озеро.

— Нет, просто стараюсь ограничить общение с тобой, — пожала плечами девушка и взяла расчёску, чтобы привести свою причёску в порядок.

Её сосед поднялся и присел рядом, опираясь на стену.

— Аюри-сан, давай я тебе помогу! — предложил он, протягивая руку к щётке для волос.

Валя удивлённо посмотрела на него:

— Зачем? Я вполне самостоятельно могу с этим справиться.

— Да? — разочарованно уточнил он и опустил руку. — Мне нравятся твои волосы. Знаешь, уже даже интересно узнать, какая ты в реальной жизни.

Валя промолчала в ответ, но впервые не желала, чтобы он ушёл.

— А для тебя важна внешность? — спросила она.

В своей реальной жизни Валя уже давно махнула рукой на поддержание своей природной красоты, предпочитая удобную одежду, обувь и причёску. Зачем тратить время и деньги, если всё равно достойных мужчин нет, так что не стоит привлекать их внимание.

— Никогда не задумывался об этом, вокруг всегда были красивые девушки, — пожал плечами Казехая. — А как насчёт тебя?

И тут девушка впервые поняла, что всегда обращала внимание именно на симпатичных мужчин, хорошо одетых и обеспеченных. Сама при этом считала, что её должны любить такой, какая она есть. А заботиться о собственном облике всё чаще становилось лень. От подобных мыслей она покраснела и сразу перевела тему:

— Знаешь, Тотутсо сказал, что завтра будет весна! Представляешь?

— Тебя ещё что-то может удивлять здесь? — усмехнулся Казехая, прислоняясь головой к стене и закрывая глаза.

Валя взглянула на него и поняла, что он действительно устал. «Представляю, каково ему быть мальчиком на побегушках! Неужели он на самом деле бизнесмен? Его поведение никак не сопоставляется с образом делового человека…» — девушка задумчиво смотрела на лицо парня.

Он внезапно открыл глаза и надменно произнёс:

— Так и знал, что поведёшься на внешность! Могла бы и честно это признать!

— Ничего подобного! Я просто задумалась! Да я и не на тебя смотрела! — возмутилась Валя.

«Только мне захотелось узнать, что он за человек… Ну, что он за человек!» — с досадой подумала она и достала свою постель из шкафа.

Лёжа в темноте, она вспомнила, что говорил ей Тотутсо, поэтому тихо проговорила:

— Мне завтра нужно быть в традиционном кимоно и с причёской.

— Сама справишься! — сердито буркнул Казехая в ответ.

— Мне никак без тебя не справиться, Казехая-сан! — вздохнула девушка и потянула руку, чтобы коснуться его плеча в темноте в знак примирения.

Кто же знал, что он не лёг, а остался сидеть, и она дотронулась до его бедра.

— А говорила, что не нимфоманка, — протянул Казехая, когда Валя, ойкнув, отдёрнула руку.

— Я думала, у тебя там плечо, — попыталась объяснить она, краснея от понимания, что ей пришлось пощупать.

Ей повезло, что было темно, и он не видел её лица.

— Это в какой вселенной у мужчины там плечо? — насмешливо поинтересовался Казехая.

— Спокойной ночи! — девушка пожеланием остановила его поток веселья.

— Да куда уж теперь мне до спокойствия, всю ночь буду вспоминать твою нескромную руку, — продолжал измываться сосед.

Валя накрыла голову подушкой, чтобы не слышать его. Только это и помогло заснуть.

День третий.

Утром она села рядом с ещё спящим парнем и попыталась рассмотреть в неярком сиянии от светильников, неужели ей может подойти человек с таким характером? И не просто подойти, а стать любимым человеком.

Во сне у него разгладились черты лица, больше не было привычного насмешливого изгиба рта, как и прищуренных глаз. «Кто ты на самом деле?» — подумала девушка и тихо позвала:

— Казехая-сан, пора вставать!

— Не хочу, — отозвался он и отвернулся от неё.

— Мне нужна помощь! — применила свою власть Валя, и парень возмущённо сел на постели.

— За какие прегрешения я должен прислуживать тебе! — простонал он, надевая странную широкую юбку.

— Долго привыкал к женской одежде? — хихикнула Валя.

— Это хакама! Традиционно носится только мужчинами в Японии, невежа! — возмущённо сказал парень, поднимаясь и сворачивая постель.

— Извини! — смутилась девушка. Он прав, она совсем ничего не знает об обычаях.

Пока Казехая одевал тёмно-синее кимоно поверх белой рубахи, Валя в похожем на кимоно халатике ожидала его, переминаясь с ноги на ногу.

— А то, что на тебе сейчас — это дзюбан, — вошёл в роль учителя Казехая, продолжая перечислять, — эти необычные носки называются «таби».

— Ясно, сенсей! — улыбнулась она его серьёзности.

— Ладно, приступим к твоему наряду! — не реагируя на её шутку, продолжил парень, доставая из стенного шкафа новое кимоно.

Обычно Валя всегда складывала туда всю ношенную одежду вечером и утром получала чистое бельё или кимоно.

В этот раз сосед сосредоточенно одел на неё несколько слоёв одежды, закрепив всё это широким поясом.

— Я как отокоси тружусь, — сердито прошептал он, расправляя рукава её красочного кимоно и поправляя воротник. — Теперь присядь — следующий шаг — волосы!

Потом он молча сделал причёску, подняв волосы высоко и замотав их в валик. Всю эту конструкцию он закрепил красивым гребнем и нарядными шпильками. Но Валя об этом узнала позже, а пока он всё это сооружал, ей не раз хотелось заплакать — так сильно он дёргал волосы.

— Больно же! — не вытерпела она.

— Да? — удивился он, — прости, я без понятия, что творят мои руки — просто действую, как приказывает голос изнутри.

Вале осталось только терпеть, слёзы уже едва удерживались в глазах.

— Неужели действительно так больно? — спросил Казехая, присев рядом и посмотрев на неё.

Девушке стало совсем жаль себя, и слёзы сразу потекли по лицу. Парень провёл рукой по подбородку, а потом по щеке.

— Ты такая красивая, даже когда ревёшь! — сказал он, — хотя богиня всё-таки садистка, раз дала мне умение создавать причёску, причиняя тебе боль.

Валя улыбнулась, но говорить ещё не могла, только согласно кивнула головой. «Он такой милый!» — подумала она и тут же спохватилась, — «Иногда!»

После этого они позавтракали и разошлись по приёмным для гостей онсена. Свои волосы Казехая перевязал серой тонкой лентой, но и это ему подошло.

Когда Тотутсо пообещал, что в этот день будет весна, Валя представляла растаявшие лужи, пожухлую траву, выглядывающую из-под остатков грязного снега. Она совсем недооценила богиню. Двери приёмной были широко раскрыты, показывая непривычную красоту. Деревья во дворе распустились, и розовые цветы плотно облепили ветки.

«Неужели это та самая сакура?» — подумала девушка. И тут же печально вздохнула. Тотутсо говорил, что в этот день будет много клиентов, значит, ей придётся всё время находиться в помещении, выдавая полотенца и юкаты. Но пока в приёмной никого не было, только видно было несколько мужчин, чинно сидящих на покрывалах под деревьями.

— Прекрасная Аюри, почему вы заставляете клиентов ждать? — удивлённо произнёс помощник богини, появляясь из тени стены.

— Но здесь никого нет, — растерянно ответила девушка.

— Конечно, сюда никто не пойдёт до вечера, все наслаждаются о-ханами. У вас сегодня обязанности по приготовлению чая. А также вы будете радовать одним своим присутствием уважаемых клиентов онсена. В дни весны нас посещают достопочтенные представители семейств, — пояснил малыш в маске.

Его речь будто послужила сигналом и девушка почувствовала, что ей пора. Все необходимые составляющие для работы за ней нёс Тотутсо.

Сначала она не поверила своим глазам, когда увидела обувь, которую предлагалось надеть. Высокие деревянные сандалии. Ходить в них приходилось, мелко семеня ногами.

После обязательного приготовления чая, Валю попросили погулять с зонтиком от солнца под деревьями. Девушку забавляло то, что её прогулка вызывает столько внимания со стороны мужчин. А ещё смущал взгляд одного юноши. Она чувствовала его спиной, но стоило ей украдкой взглянуть на молодого человека, как он сразу отводил глаза в сторону. «Наверно, влюбился в эту японскую красоту, что создана богиней Наноми-сама», — догадалась Валя.

Уже к обеду она очень устала, но какая-то сила изнутри заставляла её вновь и вновь присаживаться к гостям и готовить чай, прогуливаться для любования цветением сакуры, постоянно улыбаться мужчинам.

Вечером клиенты наконец-то стали приходить только ради посещения ванн онсена и в промежутках между выдачами полотенец новым гостям девушка могла немного отдохнуть. Она мечтала добраться до постели. Хорошо, что в помещении не надо было ходить на высоких сандалиях. Когда Тотутсо сказал, что больше клиентов не будет, Валя радостно поднялась с низкой скамейки, на которой пережидала и тут же села обратно. Ноги отказались держать.

«Нужно немного помассировать их», — подумала девушка, — «иначе придётся звать Казехаю и слушать его нотации!»

Пока она растирала ноги, в приёмную быстрым шагом вошёл её сосед по комнате.

— Что на это раз? — поинтересовался он, скрестив руки на груди.

— Я тебя точно не звала! — возмутилась Валя, — даже мысленно!

— Глупышка! Я же тебе говорил, что приду всегда. И когда позовёшь, и когда тебе на самом деле будет нужна помощь! — сказал Казехая, приседая рядом, — так что на этот раз?

— Устала, — вздохнула девушка, а потом внимательно на него посмотрела, — а почему у тебя волосы мокрые?

— Купался, — коротко ответил он, — ну, что, я начинаю спасение «девы в беде»!

— Вовсе я не в беде! — воспротивилась девушка.

— Ещё скажи, что ты не дева, и я пойду купаться дальше, — улыбнулся парень, — это ведь устойчивое выражение в английской литературе.

Он наклонился и поднял Валю на руки.

— Кто бы сомневался, что богиня Наноми-сама заставит меня носить тебя на руках! Как во второсортном женском романе, — вздохнул он.

— Если так тяжело, оставь меня здесь. Сама доберусь! — сердито проговорила Валя.

Её сильно смущало то, в каком она оказалась положении. А ещё больше то, что ей нравилось прижиматься к нему, смотреть, как вода капает с его волос, образуя тёмные пятна на серой ткани на плече, вдыхать запах чисто вымытого тела.

— Подожди! Ты меня в баню несёшь? — удивилась она, поняв, что они направляются не в их комнату.

— Конечно. Тебе нужно расслабиться, иначе не сможешь заснуть, — ответил Казехая.

— Но у меня ноги болят и не слушаются, как я приму ванну? Только не говори, что будешь мне помогать! — догадалась она.

— Умная девочка, — улыбнулся соблазнитель.

— Я отказываюсь! — чётко проговорила девушка.

— А твоё тело просит, видимо. Вон, как ты ко мне прижимаешься! — не реагируя на её возмущение, парень упорно нёс её в сторону ванн.

— Я, правда, не хочу, — тихо прошептала она, отворачивая лицо от него.

Стыдно было признать, что физически он стал сильно привлекать. И одна мысль, что он будет раздевать и мыть её, вызывала бурю эмоций.

— Но богиня мне дала возможность знать твои желания, Аюри-сан, — почему-то печально вздохнул Казехая.

— Нет! — Валя закрыла лицо руками.

Он остановился и спустил её ноги на пол, чутко поддерживая, и прислонил спиной к стене коридора.

— Посмотри на меня! — попросил Казехая.

Валя открыла в глаза и жалобно посмотрела на него.

— Я всего лишь помогу тебе принять ванну, прослежу, чтобы ты не уснула в воде. Знать твои желания, это ещё не значит, ими пользоваться! Доверься мне! — сказал он.

Девушка отрицательно покачала головой.

— Вот упрямая! — Казехая дотронулся пальцем до кончика её носа, — скажи тогда, как тебе помочь?

— Я сама смогу управиться, — прошептала Валя, — только пояс развяжи, пожалуйста.

Ей уже было легче двигаться, поэтому она терпеливо дождалась, когда Казехая развяжет красивый сложный пояс на спине, и направилась в раздевалку женского отделения.

— Я всё равно буду тебя здесь ждать! — рассерженно сказал он, комкая кусок ткани в руках.

Валя кивнула и закрыла дверь за собой. Потом медленно разделась, приняла душ, который слегка взбодрил, и сразу вышла к офуро на открытом воздухе.

Едва она успела скользнуть в воду, как из тени появился кто-то в тёмной одежде.

— Я ждал тебя, прекрасная Аюри-сан! — взволнованно проговорил он, приближаясь.

Валя хотела закричать, но узнала того самого юношу, что был сегодня среди важных гостей. «Он так влюблён, что ждал её весь день!» — умилилась она, но тут же спохватилась. — «Это не значит, что я должна ублажать его тут же. Все эти богатые сыночки совсем не знают меры! Залезть к девушке в момент, когда она купается! И сколько он здесь пробыл? Сколько клиенток онсена мог видеть! Извращенец!»

— Не бойся! Я не трону тебя! — сказал парень, тут же ложась на землю рядом с офуро так, что его лицо было очень близко к девушке. Он жадно смотрел на неё влажными тёмными глазами.

Валя испуганно отпрянула к другому борту ванны. Хорошо, что вода из источника имела коричневатый оттенок, и в темноте её тела было не видно.

— Вам нужно уйти! — строго проговорила она, с трудом скрывая дрожь в голосе.

— Не могу! — ответил он, — ты сводишь меня с ума!

— Не я, а прекрасная Аюри-сан, — поправила девушка, — на самом деле, в реальной жизни, я — блондинка и характер у меня не такой кроткий, как у этой японской красотки, так что отбросьте иллюзии, и шагайте домой!

— Я видел Аюри-сан более двадцати раз и никогда ничего к ней не чувствовал, пока не увидел сегодня, как ты прекрасна! — не слушал её парень. Только сложил руки под подбородком, чтобы удобнее было лежать на камнях.

— Вам стоит обратиться к Наноми-сама, она найдёт вам пару! — начала раздражаться Валя.

— Зачем? Я уже нашёл тебя, прекрасная Аюри-сан! — улыбнулся он.

— Ничего не выйдет, — притворно вздохнула девушка, — я уже полюбила Казехая-сан.

— Слугу, который тоже из твоего мира? — уточнил парень.

— Да, — подтвердила она.

— Но он через несколько дней сменится, — заметил юноша.

— Как и я, — Валя обрадовалась, что беседа подходит к логическому концу. Она сама разобралась и не надо звать Казехаю.

— Нет, ты не исчезнешь! Я заберу тебя из онсена, и ты навсегда останешься прекрасной Аюри-сан, — взбудоражено проговорил парень и улыбнулся.

— Казехая-сан! — завопила Валя, что есть мочи.

Сосед тут же вышел из тени перегородки.

— А мне было интересно, когда же ты меня позовёшь? Или так и будешь беседовать с этим глупцом, пока он тебя не утащит в кусты! — сердито проговорил он.

Юноша вскочил и выкрикнул:

— Знай своё место, слуга! Прекрасная Аюри-сан в тебе не нуждается! Я и пальцем её не трону, пока она не разрешит!

— Правда? — одновременно воскликнули Казехая и Валя.

— Конечно, Аюри-сан! Ты влюбишься в меня, и я помогу сбежать тебе от проклятия Наноми-сама! — объяснил парень.

— Ты же слышал, она любит меня, — лениво заметил Казехая, — так, что, извини, но тебе пора на выход!

Он подошёл к нему.

Валя ахнула, поняв, что её сосед слышал её признание юноше. И теперь не знала, как отказаться от своих слов. Она просто придумала первый подходящий предлог, чтобы отговорить юношу от глупостей.

Тем временем парни сцепились, и спустя момент Казехая уже выводил клиента за пределы открытой площадки, вывернув ему руку за спину.

Валя побоялась вылезти из ванны, так как они скрылись именно в женском отделении. Ей не хотелось появляться там голой. Когда прошло примерно пять минут, из помещения вышел Казехая.

— Так и думал, что ты ещё не ушла, — улыбнулся он. — Можешь не беспокоиться, назойливый поклонник выставлен далеко за пределы онсена. Я подожду снаружи!

«Даже не стал подшучивать надо мной», — удивилась Валя, глядя на уходящего парня.

Она не стала медлить и быстро перебралась внутрь, где с удовольствием оделась.

Казехая молча сопроводил её до комнаты, где сразу отвернулся, давая ей возможность подготовиться ко сну без излишнего стеснения. Когда Валя начала тушить светильники, он перехватил её руку, заставив посмотреть ему в лицо.

— Значит, ты меня любишь? — серьёзно спросил он.

Девушка смутилась и призналась:

— Я обманула клиента, чтобы он отбросил надежду.

— Понятно. Сплошное притворство, — проговорил Казехая, гася последний светильник.

— Неправда! — горячо воскликнула Валя, — мне нужно было отвергнуть этого юношу, и я не знала, как сказать это мягче.

— Значит, к нему ты чувствовала сострадание? — его голос слышался так близко в темноте, что даже ощущалось тёплое дыхание.

— Да, ведь он считает, что влюблён. Было жалко его разочаровывать, — осторожно проговорила девушка, пытаясь отодвинуться.

Но Казехая продолжал крепко держать её за руку. А потом поднял руку и поцеловал её ладонь изнутри. Девушка едва сдержала стон. Он же обещал не пользоваться её новой слабостью — накрывающим до боли желанием быть с ним.

— Я бы хотела лечь спать. Был трудный день, — возмущённо попыталась высвободиться Валя.

— Конечно, — он отпустил её запястье, — извини.

Валя легла в постель и закрыла глаза. Как же теперь с ним общаться? Сосед разделся в темноте, шурша тканью, но больше ничего не сказал. Казалось, он отделился глухой стеной от неё.

День четвёртый

Валя почти не спала. Утром она зажгла светильники и немного посидела, разглядывая Казехаю. «Это входит у меня в привычку» — улыбнулась девушка своим мыслям. Так как сосед и не думал просыпаться, она осторожно потрясла его за плечо.

— Привет! — поздоровался он, притягивая её к себе. — Как же здорово — просыпаться и видеть тебя с утра!

— Что ты делаешь? — возмутилась девушка, пытаясь отпихнуть его руками.

— Обнимаю того, кто мне нравится! — ответил он, отпуская её и садясь на постели. Покрывало при этом сползло до пояса.

Валя смущённо отвернулась и пробормотала:

— Когда ты уже перестанешь спать голым?

— Когда это перестанет тебе нравиться, — нахально протянул он, — можешь любоваться! Я не жадный.

— Подожду, пока оденешься, — тихо сказала девушка.

— Честно, не могу понять, почему ты сопротивляешься своим желаниям? — серьёзно спросил Казехая, — я тоже согласен!

— В том-то и дело, что кроме физического влечения ничего к тебе не чувствую! И с твоей стороны так? — она обернулась, чтобы посмотреть ему в глаза и тут же «залилась» краской.

Сосед как раз встал во всей своей обнажённой красоте и держал хаками, чтобы надеть.

— Почему ты до сих пор не оделся? — резко отворачиваясь, возмутилась Валя.

В ответ сосед только молча зашелестел одеждой.

Потом присел за спиной девушки, прислонился головой к её плечу и тихо сказал:

— Я пока не знаю, что к тебе чувствую, но будь я на твоём месте, так долго бы не смог устоять перед моим обаянием!

— Не льсти себе! — хмыкнула Валя, улыбаясь. — И когда ты уже меня будешь одевать?

Он вздохнул и отправился к шкафу за очередным нарядным кимоно.

— Ну вот, теперь всё как надо для любования красотой! — удовлетворённо сообщил он, заканчивая с причёской и вдруг чихнул.

— Будь здоров! — весело отозвалась Валя. — Спасибо за помощь! Я пойду!

Она радовалась, что теперь весь день будет в стороне от него — так гораздо легче сдерживать влечение.

— А завтрак? — строго спросил Казехая. — Сегодня опять от усталости будешь падать, как вчера?

Девушка послушно последовала за ним на кухню. Еда уже была на столе, как и каждое утро. Сначала Вале было непривычно пользоваться палочками и есть необычную пищу, но руки умело обращались с приборами, а вкус блюд очень нравился.

В течение завтрака, она не раз ловила взгляд парня. «Опять задумал подшутить!» — подумала девушка и упорно игнорировала его. Только, когда она собиралась уйти, он на прощание сказал:

— Знаешь, я ведь эту ночь почти не спал. Из-за тебя…

Валя серьёзно посмотрела ему в глаза, но он не отвёл взгляда.

— Я тоже, — призналась она и поспешила в приёмную.

И вновь её ждали открытые двери во двор и терпеливый Тотутсо в помощь. Зато сразу заставили напрячься посетители в помещении. Вчерашний настойчивый поклонник стоял рядом со старшими мужчинами, одетыми в чёрные одежды. Увидев девушку, они ненадолго склонили головы, а потом один из них сказал:

— Приносим свои извинения, прекрасная Аюри-сан, за недостойное поведение моего сына!

— Конечно, конечно, — растерялась она.

Они ещё раз поклонились и вышли во двор.

— Зря вы так легко его простили, Аюри-сан! Надо было заставить сделать пожертвование в дружественный нам храм, — укоризненно проговорил Тотутсо, — ладно, я напомню Наноми-сама об этом.

Валя только покачала головой такой предприимчивости и приступила к обязанностям. Все действия она выполняла автоматически, всё время вспоминая слова Казехаи. После короткого перерыва в обед, она вернулась во двор и удивилась, что никого нет, кроме помощника богини. Тот складывал покрывало под деревом.

— А где гости? — спросила девушка у него, опускаясь на колени и собирая чашки после чайной церемонии.

— Казехая-сан простыл и теперь онсен закрыт, пока он не выздоровеет, — грустно ответил малыш в маске.

— Он заболел? — обеспокоилась Валя, — верно, он утром чихал… видимо, вчера простыл, пока с мокрыми волосами помогал мне.

— Да, так и есть, — подтвердил Тотутсо, — теперь вы можете отдыхать.

— А кто будет ухаживать за ним? — встревоженно спросила она.

— Я дал ему лекарственный настой, завтра вечером вернётся Наноми-сама, она сразу его вылечит, — сказал помощник богини, направляясь в приёмную.

— Я пойду, посмотрю, может, ему нужна помощь, — сказала Валя, оставляя чашки на столике в приёмной.

В их общей комнате было сумрачно. Горел только один светильник у дальней стены. Казехая спал, положив одну руку под голову. Одеяло сползло, и Валя поправила его. Потом наклонилась и прикоснулась губами к его лбу. Подобным образом она проверяла температуру у сына и теперь сразу определила, что сильного жара нет. Поняв, что её присутствие не требуется, девушка вышла из комнаты.

В течение дня она периодически заглядывала к больному, но он всё время спал. В промежутках между визитами Валя погуляла по двору, попробовала отойти от онсена дальше по дороге. Но, сколько бы она ни шла, путь её всегда приводил обратно к воротам, ограждающим онсен.

Вечером она вновь проведала Казехая. В этот раз сосед не спал и очень обрадовался её приходу.

— Чем меня опоил этот карлик в обед, что я проспал весь день? — возмутился он, — подумаешь, насморк!

— Тотутсо позаботился о тебе. Не надо притворяться, Казехая-сан, ты простыл вчера на открытой площадке, пока прятался в тени и подслушивал. Теперь неси наказание за это! — улыбнулась Валя. Она и не думала, что почувствует такое облегчение, увидев его в боевом настроении.

— Да, — задумчиво ответил парень, — это стоило того. Одно только твоё признание, что любишь… А потом ты, бессердечная, взяла слова обратно! Женщины! Вам нельзя доверять! — притворно вздохнул он.

— Ужинать будешь? — спросила Валя, игнорируя манипулирование соблазнителя её чувствами.

— Я тебе про возвышенное, а ты о еде, — ответил он, — а что там сегодня?

— Сейчас схожу, узнаю! — сказала Валя.

— Постой, я с тобой! — парень поторопился подняться, но девушка покачала головой.

— Лежи, я всё принесу! — успокоила она.

Валя ожидала, что он будет капризничать и привередничать. Слишком сильно на неё стал влиять стереотип поведения больного ребёнка. Но Казехая только поблагодарил за заботу и съел всё, что она принесла. А потом опять уснул.

День пятый

Весь день они провели на улице. Наступила очередная смена сезона, и было полезно для Казехаи находиться на свежем воздухе в этот летний день. Тотутсо помог принести низкую кровать наподобие тахты под дерево. На солнце было слишком жарко, а в тени превосходно. Валя радовалась тому, что стоит прекрасная погода, что рядом её сосед. Сначала она показывала ему, как прогуливалась перед гостями и смеялась, что это может кому-то нравиться.

— Я бы тоже любовался, — не согласился с ней парень.

Потом помощник богини принёс книгу для развлечения. Валя сидела на тахте и читала, а Казехая лежал головой у неё на коленях и слушал. Девушка поражалась, что ей понятны прежде непереводимые иероглифы. В книге в основном были сказания о прекрасных девушках и самураях, но рядом с соседом ей совсем не было скучно. Даже грустно было, когда вечером появилась весёлая Наноми-сама и одним прикосновением веера излечила Казехаю. Это означало, что они опять будут целыми днями врозь.

— Ну как, ещё не сказали настоящие имена? — лукаво улыбнулась она, одобрительно посматривая, как близко друг к другу сидели её подопечные.

Валя промолчала и удивлённо посмотрела на Казехая, который тоже ничего не сказал.

— Ладно, всё с вами ясно, — молвила Наноми-сама, — Аюри-сан, пойдёмте со мной. Покажу подарки от божества озера!

Валя кивнула и последовала за ней. Уже на ступенях порога она обернулась и увидела, как тоскливо смотрит ей вслед Казехая. «Если бы это было на самом деле! А так, это всё иллюзия», — подумала она, отворачиваясь.

— Как бы ни было хорошо в гостях, дома всегда лучше! — авторитетно заявила богиня, когда они шли по коридору. — Хотя, я смотрю, вам с красавчиком и без меня не было скучно!

Валя хотела возразить, но Наноми-сама изящно подняла ладонь и сказала:

— Времени мало, Аюри-сан, и я запрещаю тебе обманываться! И возмущаться!

Валя только рот открыла, чтобы гневно высказать всё, что она думает и осеклась. Не получилось.

— Как же мне теперь разговаривать? — спросила она, в очередной раз поражаясь мелодичности своего голоса.

— Как и положено девушке, нежно и чарующе! — засмеялась богиня.

— Но, но… Он же тогда всё поймёт, — расстроилась Валя.

— Да, милая Аюри-сан, пора сказать ему своё имя, — шепнула Наноми-сама и подхватив её под локоть, завела в свою комнату.

Тут же прибежал Тотутсо и приготовил чай, расставил сладости. Богиня с удовольствием распаковывала необычные мешочки и хихикала, как девчонка, доставая очередной подарок.

— Посмотри, он подарил шоколад! А ведь до Валентинова дня ещё далеко. Ведь я верно помню, люди в этот день дарят подарки возлюбленным?

Валя согласно кивнула, не понимая, почему так веселится Наноми-сама.

— Значит, он готов признаться. Долго же я ждала! Думаешь, легко было придумывать поводы каждый год навещать его как можно чаще? — спросила богиня и сама же себе ответила, — а он только хмуро взирал с крыши храма, и ни разу не подошёл. Хорошо хоть его сестрица, выдала, что у него есть мой портрет в спальне. Ну почему ты молчишь?

— Это вы меня спрашиваете или опять сами с собой разговариваете? — поинтересовалась Валя.

— Конечно, тебя! Разве обычно подружки не так болтают о мальчиках? — удивилась Наноми.

— О мальчиках? — поперхнулась воздухом земная девушка. — Но я уже выросла из школьных лет… Как и вы.

— Ну и что! Как будто это влияет на чувства! — воскликнула богиня, — разве ты не краснеешь, когда Казехая-сан говорит тебе комплименты?

— Краснею, — призналась Валя, сама не желая. Эта сыворотка правды, очередная забава богини, заставляла её на все вопросы отвечать честно.

— И что тебе мешает чувствовать себя, как подросток? — снисходительно заявила Наноми.

— То, что у меня есть сын, — выдвинула предположение Валя, — нужно быть ответственной.

— А, да, ребёнок, — сникла на миг богиня.

Но тут же вновь вернулась к подаркам и повеселела. Достав прозрачный пакет с фигурками шоколада, она повертела его, разглядывая со всех сторон. Потом прижала к груди и мечтательно улыбнулась:

— Наконец-то и я стану возлюбленной! Знаешь, я столько лет наблюдала, как Аюри-сан и Казехая-сан находили друг друга. И каждый раз радовалась за них и грустила, что не могу найти своего Казехая-сан. А потом на празднике урожая увидела его, Томоэ-кун…

Валя улыбнулась наивности этой взрослой девочки, что скрывается за волшебной силой, а сама так жаждала любви.

Весь вечер они разговаривали и пили чай, а потом богиня потребовала священное саке, заставив Тотутсо присоединиться к ним и рассказать какую-нибудь красивую легенду о любви.

Только за полночь Валя вспомнила, что завтра опять предстоит работа и попрощалась с душевной компанией из богини и её помощника.

— Наконец-то! — воскликнул Казехая, ожидая её в коридоре.

— Привет, красавчик! Давно ждёшь? — обрадовалась Валя.

— Ты пьяна? — поразился он и вгляделся в её лицо, — точно!

Видеть рядом его тёмно-синие глаза и такое родное лицо и не поцеловать было выше сил девушки, и она потянулась к его губам, закинув руки ему на плечи.

— Нет, милая, секс по пьяни — это не мой вариант! — вздохнул он и поднял её на руки.

— Так приятно! — Валя прижалась к его груди и погладила рукой. — Ты такой милый!

— Что тебе в саке подмешали? — поинтересовался парень, опуская её ноги на пол и придерживая одной рукой.

Второй рукой он отодвинул дверь их комнаты. Когда они вошли внутрь, Валя села на пол и наблюдала, как расправляет кровати её сосед. Потом он стал гасить светильники.

— А ты разве раздеваться не будешь? — разочарованно потянула девушка.

— В темноте, — мрачно ответил он.

— Ну вот, а говорил, что не жалко, — вздохнула девушка, развязывая тесёмки юкаты.

Из-за отсутствия посетителей в этот день, она одевалась сама, так как официального наряда не требовалось. На дальнейшее раздевание сил не было и прямо в нижней рубашке, Валя на ощупь нашла постель и заснула.

День шестой

— Вставай, прекрасная Аюри-сан! — дребезжал противно-сладкий голос в голове.

Валя с трудом открыла глаза, ей хотелось пить неимоверно сильно. Рядом с постелью сидел Казехая, полностью одетый.

— Воды! — жалобно простонала девушка.

— Этот стон у нас песней зовётся, — хмыкнул парень и подал ей стакан с мутной жидкостью.

— Что это? — недоверчиво уточнила Валя.

— Не знаю, но Тотутсо сказал, что поможет в момент, — улыбнулся Казехая.

Она пригубила. Приятно, пахнет мятой. И сразу допила всю оставшуюся жидкость. Внутри как будто бросили гранату. Всё взорвалось, отчего даже свет померк на секунду.

— Действительно, вижу, тебе помогло. Выглядишь, как заново родившаяся, — засмеялся Казехая.

Теперь его голос вновь звучал приятно для слуха.

— Я проспала? — виновато выдавила Валя.

В голове стоял приятный туман и последнее, что она помнила с вечера, как Тотутсо принёс саке.

— Нет, но уже пора тебя одевать! Пока ты опять на меня не набросилась, — усмехнулся Казехая.

— Ага, мечтай! — потянулась девушка, отчего рубашка обтянула грудь.

— Но вчера не удержалась, — бросил парень, отходя к шкафу.

— Ничего подобного не было! — испуганно воскликнула Валя и лихорадочно стала напрягать память.

Но кроме весёлого смеха Наноми-сама и лёгкой счастливой дымки потом не помнила.

— Неужели? — жалобно спросила она, разом забыв всю свою насмешливость.

Казехая обернулся к ней, помолчал несколько секунд и рассмеялся.

Девушка облегчённо вздохнула. Он просто пошутил. Она в ответ хотела возмутиться, но вместо заготовленных слов выдала фразу:

— Нехорошо так вести себя со мной, любезный Казехая-сан!

Сосед стремительно подошёл к ней и вгляделся в лицо.

— Только не замена! Ведь ещё не прошла неделя! Аюри-сан… — он встревожено взял её руками под подбородок и повернул к свету, но тут же удивлённо констатировал. — Не, вроде ты та же!

Валя только собиралась отчитать его за такое поведение, но вдруг опять выдала:

— Я никуда от тебя не денусь, милый!

После этих слов она испуганно зажала себе рот. Да что это творится с ней? Лучше вообще молчать.

— Повтори! — растерянно попросил Казехая, опуская руки.

Девушка отрицательно покачала головой и отвела взгляд. Она ни за что не сознается, что уже вчера была готова назвать своё имя.

— Ладно! — как-то угрожающе проговорил парень, расправляя её кимоно, — позже поговорим.

Но побеседовать им в этот день так и не удалось.

Весь день шли клиенты, обрадованные летним днём, а на закате девушка услышала полный боли крик со стороны женского отделения:

— Аюри-сан! Моё имя Алекс…

Не расслышав окончания, Валя бросилась вглубь помещений. Из-за кимоно шаги получались слишком мелкими, и когда она достигла приёмной для посетительниц, то там уже никого не было. Девушка поспешила в комнату и радостно замерла, увидев сидящего к ней спиной соседа.

— Казехая-сан! — позвала она.

Парень обернулся и спросил:

— Вы кто?

— Аюри-сан, — разочарованно представилась Валя и заплакала.

Как она могла забыть, что у них разница попадания в одни сутки?

— Хм, красавица, не плачь! — растерялся такой внешне знакомый, но абсолютно чужой человек. — Ты кого-то другого искала? Я и сам не знаю, как тут очутился.

— Вам всё расскажут, — проговорила сквозь рыдания девушка и закрыла руками лицо.

— Ну-ну, будет, — ласково обняла её за плечи Наноми-сама, появляясь рядом, — вы же встретитесь в вашем мире.

— Как? Я же не сказала ему своё имя! — Валя размазывала слёзы по щекам, но они не останавливались. — А его имя не расслышала…

— Ладно, или пока ко мне, — сказала богиня, — на сегодня клиентов больше не будет. А мне надо поговорить с новым Казехая-сан…

Валя удручённо зашагала по коридору. Почему она так долго тянула с признанием? Боялась быть отвергнутой? Но лучше так, чем теперь страдать от упущенного шанса!

Весь вечер она прорыдала в комнате у богини. Наноми-сама никак не могла её развеселить и в конце концов оставила эти попытки. Вскоре Валя уснула у неё на низком диванчике.

День седьмой

— Да, Аюри-сан, выглядите вы сегодня отнюдь не прекрасно, — задумчиво сказала богиня, разглядывая Валю с утра. — Сейчас сходи в вашу комнату — новый Казехая-сан оденет и причешет тебя. Хорошо, что тебя сейчас клиенты не видят…

— Нет! — испугалась девушка, что о ней будет заботиться незнакомый мужчина.

— Идите! — строго сказала Наноми-сама, — ты должна почувствовать разницу душ и для него это тоже необходимая практика.

Валя обречённо поднялась и направилась в их с прежним серебристоволосым красавчиком комнату.

Новый Казехая-сан удивлённо вертел щётку в руках. Девушка поздоровалась с ним и села в ожидании ухода за своими волосами.

— Вы чего-то ждёте? — недоумённо спросил парень.

— Причёску! — коротко бросила она.

И новый сосед сразу стал расчесывать, выдавая комментарии:

— Это что, какой-то научный эксперимент? Мне дали на пробу неизученный ранее наркотик и теперь у меня галлюцинации?

— Вам всё объяснит Тотутсо, — вздохнула девушка.

Стоило Казехае-сан закончить с волосами, как она добавила:

— Традиционное осеннее кимоно.

Всё в таком же ошарашенном состоянии парень одел её и завязал пояс.

— Всего доброго! — попрощалась Валя, зная, что они больше не увидятся. На закате её сменит его будущая возлюбленная.

Осеннее настроение как нельзя больше подходило ей в этот день. Красно-желтый ковёр листьев покрывал двор. Сегодня гостей было меньше, и у Вали было достаточно времени, чтобы поразмышлять в одиночестве. Когда солнце стало садиться, к ней пришла Наноми-сама.

— Пора! — улыбнулась она, — вот и закончилась твоя неделя, прекрасная Аюри-сан. Не так уж и плохо было, правда?

Валя кивнула. На глаза опять подступили слёзы. Богиня взмахнула веером, листья закружили в воздухе, и девушка почувствовала, что её подхватил ветер. У горизонта блеснул последний луч солнца, на секунду ослепив её.

Она заморгала и поняла, что уснула перед компьютером.

— Мам! — возмущённо протянул рядом Витя, — ну могла бы мне дать поиграть, вместо того, чтобы спать здесь!

Валя улыбнулась, стряхивая остатки удивительного сна:

— Извини! Сама не ожидала.

Она встала из-за стола, освобождая место сыну, который радостно стал загружать очередную бродилку-стрелялку.

Валя прошла на кухню, всё ещё под впечатлением от сна. Зачем-то заглянула в холодильник и поняла, что пора в магазин за продуктами.

— Пойду в магазин! Витюш, тебе что-нибудь взять? — спросила она ребёнка, но пришлось повторить несколько раз, чтобы тот оторвался от монитора.

— Ага, чипсов и колы! — отреагировал сын и вновь вернулся в виртуальный мир.

«Обойдёшься! Буду я ещё гадостью тебя всякой пичкать!» — проворчала Валя, обуваясь в прихожей, — «скажу, что послышалось — творог со сметаной!»

Появилось желание обуть ботинки на каблуках вместо привычных кроссовок. А к ним и новое пальто. Взглянув перед выходом на себя в зеркало, она была очень довольна. Тёмно-серый цвет одежды подчёркивал её светлые распущенные волосы. А зелёные глаза загадочно мерцали.

На улице было слегка морозно, и девушка укуталась в длинный шарф. Тонкие черные ветви деревьев создавали свой рисунок на фоне жёлтых фонарей. Кое-где поблёскивали чёрными зеркалами недавно застывшие лужи.

«Нужно идти осторожнее!» — подумала Валя, — «а то так и поскользнуться недолгоооо!»

На последнем слове каблук «поехал» на льду, и она полетела на тротуар прямо перед входом в фитнес-центр.

— Аккуратнее, девушка! — сказал мужчина, едва успев её подхватить.

Валя оглянулась и в нечётком уличном свете ей показались синие глаза и серебристая чёлка. Моргнув, она качнула головой. Перед ней был хорошо одетый симпатичный мужчина из тех, что никогда не обращают на неё внимания. Строгий покрой пальто и ключи от дорогой машины в руках.

— Спасибо! — проговорила она и быстро зашагала в сторону магазина.

Но потом не выдержала и оглянулась. Мужчина стоял и внимательно смотрел ей вслед. Смутившись, Валя отвернулась и зашла в супермаркет. На автомате она набросала несколько продуктов в корзинку и расплатилась на кассе. Выйдя из магазина, она увидела его. Он стоял и неотрывно смотрел на неё.

— Аюри-сан? — неуверенно выдал он.

— Казехая-сан! — не в силах больше сдерживать радости от узнавания, Валя бросилась к нему и замерла, не дойдя шаг. — Ты меня узнал!

— Не ожидал, что ты можешь быть ещё красивее! — улыбнулся он и шагнул к ней, крепко прижав к себе. — Меня зовут Александр!

— Валентина!

Мир вокруг продолжал шуметь обычной жизнью, а у них началась долгая счастливая сказка. Но это уже совсем другая история.

Джейн Астрадени Шакренионская дилогия

Part 1.
Валентина впервые прилетела на Шакренион. Она давно мечтала попасть сюда, но как-то всё не удавалось — учёба, работа, заботы… И вот, наконец, её мечта сбылась! Она здесь… Правда, не в качестве туристки, а как эколог — в составе целой делегации учёных и медиков триумвирата. Привели их сюда весьма печальные обстоятельства, грозившие обернуться трагедией.

Эколого-биологическая катастрофа!

Грибо-леса Шакрениона массово увядали, иссыхали, умирали и заживо разлагались… Как будто их поразила не одна болезнь, а сразу несколько и все разной этиологии. Веи не размножались. Соответственно, шакрены забили тревогу и созвали экологический консилиум. Но беда никогда не приходит одна… Накануне, вей тоже поразил недуг. Что его вызвало — умирающие леса или воздух Шакрениона, отравленный ядом грибо-древесного разложения?.. Пока что не выяснили. Выживших и незаражённых чарим-вей вывезли с планеты и поместили на карантин в ближайшей шакренской колонии. Но грибо-леса там не росли, поскольку на других планетах не приживались.

Цефейскому отражению грозило полное вымирание!

Пока учёные в колонии решали проблему вей — искали лекарство и средства восстановления популяции, экологи изобретали способы оздоровления шак-начи и взращивания новых устойчивых к эко-заболеванию лесов. И уже обнародовали первые успехи и открытия… Например, установили, что городские деревья не пострадали.

Валентина как раз изучала этот феномен в составе земной группы и сама лично обнаружила в клетках древесной коры некий иммуно-комплекс, противостоящий эко-вирусу, поразившему дикие леса. Теперь на его основе учёные разрабатывали экологическое снадобье. Поэтому Валентину и командировали на Шакренион, чтобы работать над этим дальше совместно с шакренскими учёными…

Однако помимо всего прочего, самрай-шак требовалось размножаться. Чего бы ни происходило. Цефейский мир погрузился в антиспериумный кошмар, угрожающий разверзнуться в будущем огромной демографической бездной…

В связи с этим, на базе цефейско-земного соглашения учредили биологическую программу. Валентина случайно с ней ознакомилась на заседании по вопросам деторождения, когда проходила расширенную подготовку с инструктажем перед отправкой. Ей стало любопытно, но не более того. В программе она участвовать не собиралась. Всё-таки мысли эколога концентрировались на грибо-лесах и грибо-цветочках — так в шутку земные биологи окрестили чарим-вей.

К тому же, Валентина была брюнеткой… Сотрудница-лаборантка, раздававшая листовки и проспекты, призывающие женщин поучаствовать в программе, объяснила, что предпочтение отдано блондинкам, рыжеволосым, шатенкам и ранее уже рожавшим.

— А почему черноволосым нельзя? — поинтересовалась Валентина, пробегая глазами условия и преимущества контракта.

— У шакренов предубеждение насчёт таких, — ответила лаборантка, пожав плечами. — Не знаю отчего, но нас предупредили. Вроде бы это как-то связано с древней историей и суевериями…

— Вот как… — задумчиво произнесла Валя.

— Но, если хотите, — девушка вспомнила, что её обязанность зазывать в программу, а не отталкивать волонтёров, — то обратитесь к джамрану, они не откажут, и генетически измените цвет волос.

— Нет-нет! — испугалась Валентина, машинально схватившись за голову. — Меня устраивает и мой.

— Как хотите, — вздохнула лаборантка и отправилась по рядам, вручая листовки всем подряд, и женщинам, и мужчинам…

«А им-то зачем? — удивилась Валя. — Хотя, у них есть знакомые, сёстры и дочери».

Через две недели она уже летела на Шакренион вместе с земной экспедицией, и оказалась единственной женщиной среди избранных учёных. Случайно ли, нет, но это её не напрягало… Ровно до того момента, как в горном космопорту их встретили представители Дар-Шакренар. Трое самых отборных самрай-шак. Высокие, пригожие, синеглазые… Не люди, и даже не мужчины, а человекообразные псевдодвуполые насекомые с ярко выраженными характеристиками самцов…

Валентина сразу ощутила неловкость из-за мимолётных, но красноречиво брошенных на неё взглядов. От смущения натянула на голову медицинскую панаму, предусмотрительно захваченную из корабельного медотсека.

После коротких приветствий, земляне и шакрены загрузились во флайнеры… Слава богу, разные! И отправились в биолого-экологический центр, где их ожидало великое множество интересных открытий, событий и сюрпризов. И первый из них — глава корпорации «ЭЗиШ» при Обители — «Экологическое здоровье шак-начи» Даэримин из гнезда Яростайла… Так он представился им с изысканной шакренской улыбкой.

Статный и ослепительно красивый самрай-шак!

Увидев его, Валентина так и застыла на месте. Коллеги, шедшие позади, натыкались на неё, запинались и ругались, а потрясенная девушка не могла пошевелиться. Напрасно она убеждала себя, что шакрен не человек и не мужчина, а всего лишь насекомое… Всего лишь?! Да то, что она видела здесь, никак не вязалось с тем, что она знала там — у себя на Земле…

Заминка и последующее оживление среди инопланетян насторожили Даэримина. И шакрен живо определил причину. Ярко-голубые глаза выхватили из группы землян единственную женщину. Валентина смутилась и попыталась отвернуться, но аквамариновый взгляд держал прочно и не отпускал. При этом красавец самрай-шак излучал что-то… Что-то доселе землянке неведомое. Валентину остро потянуло к нему, помимо её воли… Она стряхнула оцепенение и шагнула вперёд. Но внезапно сам Даэримин смутился, отвёл взгляд и отступил, широким жестом приглашая учёных в оранжерею-полигон.

— Добро пожаловать!

«Приятный у него голос», — вдруг подумала Валя.

— Консилиум состоится завтра, когда прибудут все делегаты триумвирата, а сегодня я проведу для вас экскурсию и покажу наши достижения на пути преодоления экологической катастрофы…

Валентина следовала за ним словно во сне… Среди толпы, но как бы отдельно, сама по себе… А взгляд раскрасавца самрай-шак то и дело останавливался и задерживался на землянке, когда тот оборачивался… Якобы случайно… И в ясных прозрачных небесно-голубых глазах даже и не проскальзывало никакого предубеждения или враждебности. Там сквозил неприкрытый интерес.

«Как так? — рассуждала Валя. — Я же брюнетка».

Сначала их повели в питомник, где выращивали саженцы здоровых грибо-деревьев на очищенных учасках шак-начи. Потом в лабораторию…. Там шакренские исследователи и продемонстрировали землянам уникальное изобретение, созданное на основе совмещённых нейротехнологий шакренов и геномодификаций джамрану. Делегатов подвели к голо-завесе, и глава корпорации предварил показ речью:

— Как вы знаете, мы долго сомневались и первоначально выбрали в качестве природных инкубаторов женщин линдри. Однако после многочисленных испытаний установили, что по биохимическому балансу и анатомо-физиологическому строению нам гораздо ближе земляне, хотя и не так адаптивны, как линдри. Землянки — идеально подходят, как по диапазону ферментных реакций, так и для вынашивания детёнышей самрай-шак, но отсутствие яйцевода существенно затрудняло процедуру зачатия или делало её весьма, м-м-м, экзотической…

Даэримин будто невзначай глянул на Валентину, сверкнул аквамариновыми брызгами и тут же переключился на остальных учёных. Оставив девушку в полном замешательстве.

— Мы нашли выход. Теперь очередь за добровольцами.

Ассистент убрал голо-завесу, и взорам изумлённых землян предстал очень простой с виду аппарат, состоящий из двух перламутровых вертикальных пластин, параллельно отстоящих одна от другой приблизительно на метр.

— Органопроектор, — пояснил Даэримин. — Посредством проникающего излучения транслирует микро-частицы, формирующие внутри женского организма искусственный функциональный орган.

— То есть? — переспросил один из земных учёных. — Создаёт функциональные связи? Как в коре головного мозга между анатомо-физиологическими центрами, обособленными с рождения.

— Верная аналогия, — с улыбкой кивнул шакрен. — Схожий принцип. Физически этого органа как бы и не существует. Он состоит из подвижных проводников-агентов. Эти микро-частицы рассеиваются в клетках и дремлют в структурах ДНК, до поры до времени. Но едва через поцелуй в ротовую полость женщины попадают яйца — будущие зародыши самрай-шак…

Тут Валентина сглотнула и облизала резко пересохшие губы, представив себе поцелуй… Даэримина?!

— … Как проводники активизируются, образуя изолированный путь — подвижное временное соединение гортани с репродуктивным мешочком и доставляют туда яйца, безопасно минуя пищевод, желудок и прочие органы. Затем частицы снова рассеиваются, до следующего раза…

Валино лицо горело, лоб покрывался испариной…

— И женщина при этом не испытывает дискомфорта? — поинтересовался коллега Валентины, беспокойно косясь на неё.

— Ни малейшего, — заверил всех шакрен. — Никаких неприятных ощущений. К тому же, ферменты самрай-шак…

Даэримин выразительно посмотрел на девушку.

— … Подавляют все ощущения, кроме приятных…

Мимолётная улыбка соблазнительно изогнула красивые губы шакрена, а через секунду он вновь посерьёзнел.

— Сейчас вы увидите процесс внедрения… — Даэримин огляделся по сторонам, словно высматривал кого-то. — Это совершенно безвредно, быстро и безболезненно. Первая земная женщина, учёный и доброволец из программы…

Валю охватило странное чувство похожее на ревность.

Ассистент принял сообщение на коммуникаторе, нахмурился и покачал головой.

— Что такое? — взволнованно спросил Даэримин. — Где Наташа?

— Сегодня её не будет, — ответил ассистент. — Приболела внезапно.

— Тогда отложим до следующего раза, — самрай-шак озадачился, а земляне — экологи и медики разочарованно переглянулись.

Валентина снова поймала завораживающий аквамариновый взгляд, и словно что-то толкнуло в спину. Она шагнула вперёд. Как единственная и очень любознательная женщина.

— А мне можно? — несмело попросила, еле дыша и почти не слыша себя. — Попробовать…

— Вы уверены? — Даэримин смотрел на неё долгим изучающим взглядом с явными проблесками… Азарта?

Валя кивнула.

— Да… я… тоже учёная, — она вздохнула. — Что я должна делать?

— Становитесь сюда, — мигом оживился ассистент, указывая на пространство между пластинами.

Даэримин тотчас перехватил инициативу, и сам подал женщине руку, помогая занять нужную позицию.

— Вот так… Стойте здесь, замирать не обязательно, просто расслабьтесь…

Как она могла расслабиться и успокоиться, если его присутствие вызывало у неё противоестественный трепет, а от прикосновений всё внутри переворачивалось?! Пальцы Валентины дрожали, колени подгибались… Даэримин ободряюще сжал ей ладонь и улыбнулся.

— Не бойтесь.

И нехотя выпустил руку землянки.

Теперь Валентина тряслась совершенно одна меж двух таких «страшных» пластинок и запоздало жалела о своём опрометчивом поступке…

— Включаю, — предупредил ассистент. — Не напрягайтесь.

Валя стояла ни жива, ни мертва, когда из переднего органопроектора вырвался сноп радужных лучей и пронзил её насквозь. Она дёрнулась от неожиданности, но ничего сверхъестественного или болезненного не почувствовала. Вернее, совсем ничего. Это длилось всего несколько секунд, и внезапно прекратилось. Земляне разом выдохнули.

— Уже всё? — несмело уточнила Валентина, переводя дух вслед за коллегами.

— Всё, — улыбнулся ей Даэримин. — Видите, это не страшно. Взгляните сюда.

Он развернул перед девушкой воздушный экран, и она увидела запись со стороны. Разноцветные потоки света соединили пластины, пройдя сквозь Валино тело — туда и обратно…

— Прошу задавать вопросы, — глава корпорации повернулся к учёным, те разом загалдели, выйдя из ступора, и после непродолжительной дискуссии всех пригласили на обед. Уже за столом Даэримин объявил, что землян распределили по Гнёздам, где им предстояло жить до тех пор, пока эколого-биологические проблемы Шакрениона не разрешаться.

— Там вам будет комфортнее и надёжней, чем в гостинице. В домах Гнёзд есть всё необходимое, а вы отныне находитесь на полном обеспечении Дар-Шакренара, — с доброй улыбкой рассказывал Даэримин, пока учёные наслаждались традиционной шакренской ветчиной в медовом соусе и прочими яствами. — Работать станете здесь — в исследовательском центре корпорации. — Каждому выделят персональный транспорт и кабинет…

После обеда землян по очереди развезли по Домам, и осталась одна Валентина. Она растерянно стояла посреди транспортной площадки, и недоумённо озиралась, когда к ней приблизился один из прежних сопровождающих и вручил тактильный кодер от индивидуального флайнера вместе с кристаллом маршрутизатора и гибким браслетом.

— Флайнер доставит вас к новому месту жительства. Введите указанный номер и вставьте этот кристалл в браслет… Давайте-ка помогу.

— Куда доставит? — на всякий случай уточнила Валя, пока шакрен защёлкивал устройство у неё на запястье. — Где я буду жить?

— Отныне в Гнезде Яростайла, — бесстрастно ответил сопровождающий, и сам закрепил кристалл в особой выемке. — Вызывайте…

«Интересно…»… — размышляла Валентина, прикладывая к маршрутизатору большой палец и с восторгом наблюдая, как над площадкой зависает «пучеглазый» флайнер, смахивающий на стрекозу.

Part 2.
«Как здесь красиво!» — восхищалась Валя, опершись ладонями на перила балкона и любуясь отрогами гор в сверкании водопадов.

В другой стороне раскинулась золотисто-палевая степь Шакрениона, и небо вдали на горизонте подёрнулось бежевой мгой… Вечерело. И шакренское светило «окуналось в закатную реку на противоположном краю шак-начи»[1]. Отсюда Валентина наблюдала лишь последние отблески солнца и закатные тени…

«Значит, завтра я встречу тут восход».

Девушку поселили на втором этаже дома Яростайлов в шикарных многокомнатных апартаментах с огромными светлыми окнами. И приняли её радушно. К прибытию «земной чаримиче» помещения украсили цветами, а на обширных балконах-террасах они росли сами по себе — в вазонах и кадках; вились, заплетая фасад до самой крыши, и расползаясь по стенам.

Валентина понежилась с дороги в роскошной ванне, более похожей на бассейн. Шакрены чрезвычайно ценили удобства и гигиену. Валя облачилась в уютную домашнюю одежду, натянула бархатные тапочки и побродила немного по комнатам, эстетически наслаждаясь убранством и комфортом. В отличие от сугубо аскетических предпочтений джамрану, шакренионцы на обстановку не скупились. Им нравились диваны, горы подушек, изящные чайные столики, вычурные бюро и стеллажи… Украшенные салфетками с орнаментами изысканной вышивки, шкатулками с аппликацией и мозаикой… В центре апартаментов Валентина нашла спальню с кроватью, но для чего нужна большая часть мебели так и не поняла.

Одно лишь её смущало.

— «Эти комнаты предназначены для чарим-вей, — пояснил тавимишари Даэримина, провожая девушку сюда. — До сих пор пустовали».

«До сих пор? — подумала Валентина. — Но я — не вея…».

Она уже полчаса стояла на балконе, а тот выходил в сад, цветущим облаком окруживший дом.

Стремительно темнело. На деревцах и в беседках зажглись фонари. В комнатах автоматически вспыхнули лампы. Девушка подставила лицо лёгкому ветерку, налетевшему с гор, и зажмурилась, наслаждаясь его прохладными прикосновениями к разгорячённым щекам. А когда сгустились сумерки, и в небе зажглись первые звёзды, Валентина услышала сзади шорох и резко обернулась. Сердце испуганно забилось, как птичка в клетке… Мягко переступая лапами, по перилам балкона гулял великолепный чёрный зверь с аквамариновыми глазами… Пантера! Или скорее пантер.

Валя вовремя сообразила, что это ндарим.

Зверь пружинисто спрыгнул, урча приблизился и ласково потёрся о колени девушки… Нежно так потёрся, но сильно, будто живой. Валентина устояла и даже погладила его в ответ, и почесала за ушами, удивляясь, какой он реальный на ощупь.

Ндарим лениво отстранился и грациозно покинул балкон, фыркая и посекундно оглядываясь.

«Зовёт меня!» — догадалась Валентина и отправилась следом.

Пантер-ндарим вывел её в коридор, оттуда на лестницу, к выходу и… В ночной сад, трепещущий ветками в блеске разноцветных фонариков…

Там он исчез, а Валя двинулась дальше одна, по дорожке, усыпанной белыми камушками. Озираясь по сторонам, и силясь разглядеть что-то за фруктовыми деревьями, девушка предвкушала сказку в этом волшебном саду… Белая тропка доставила Валентину прямо к беседке увитой цветущими лианами, где её ждал Даэримин и заставленный плетёнками и чашами с угощениями стол. Разные фрукты, мороженое, орехи, цветы в искристом засахаренном сиропе и медовый напиток в графине, судя по цвету…

— Кажется, ты ещё не ужинала, — с улыбкой произнёс шакрен, протягивая ей полный бокал.

— Спасибо, — Валя приняла его и пригубила душистый сладковатый нектар с лёгкой кислинкой.

Мощные флюиды тепло исходили от хозяина дома. Валентина их кожей чувствовала, и на этот раз гораздо интенсивнее. До щекотки на кончиках пальцев… Мерцающий взгляд самрай-шак, устремлённый на девушку с Земли, преисполнился обещанием неги… Она до боли захотела коснуться Даэримина и робко притронулась к его ладони. Между ними промелькнула трескучая искра, и отчаянно закружилась голова. Валя отдёрнула руку, но шакрен сам обнял девушку и предложил, чувственно дотрагиваясь губами до её плеча:

— Потанцуем?

— У меня чёрные волосы, — вырвалось у неё.

«Вот зачем я так сказала и почему?»

— Это тут при чём? — он рассмеялся. — Глупые предрассудки. Мне… нравятся твои волосы, такие гладкие… — шакрен с упоением пропустил шелковистые пряди сквозь пальцы и увлёк Валентину обратно на дорожку, в зачарованном свете ночных фонарей. — Я не могу больше ждать…

В эфирном сиянии кружили тучи мотыльков… А Валя и Даэримин танцевали среди деревьев… Шакрен напевал девушке на ушко пленительные словечки, перемежая звуки речи с тихим стрекотанием, которого Валентина не понимала, но при этом млела и уплывала в нирвану. Пока… Внезапно не вспомнила, что она — эколог, учёная и прилетела сюда улучшать экологию, оздоровлять планету и уж никак не затевать репродуктивные игры с представителями псевдодвуполого вида насекомых…


— Ох!

Валюшу припечатало осознанием:

«У него же… Спериум! Рилис! Как и когда он умудрился меня охмурить и опутать своей паутиной страсти?»

Перепугавшись не на шутку, девушка оттолкнула шакрена и нырнула под защитную сень деревьев. Выскочила на другую тропинку и устремилась в теневую часть сада, подальше от света, беседки и неприлично красивого человекообразного насекомого…

Даэримин не погнался за ней. Он просто стоял и загадочно улыбался… Самрай-шак знал, что далеко ей не убежать — рилис уже не отпустит, и радовался, что не нужно теперь принимать антиспериумные таблетки…

«Кажись, оторвалась», — подумала Валя, лихорадочно озираясь по сторонам… Шакрена вроде нигде не видно.

Ветерок стих, и сад увяз в сонном дурмане собственных ароматов… Тут девушка с ужасом обнаружила, что заблудилась!

«В трёх „яблонях“?!»

Впрочем, сад был настолько обширен, что тёмная громада дома, утопающая в плетущейся зелени, вырисовывалась где-то далеко. Валентина попыталась определить с какой стороны расположена восходная терраса… Увы, не удалось. А даже если вернуться и обойти дом кругом… То, как добраться до вейских апартаментов?.. Шакренские дома-гнёзда состояли из множества закоулков, лестниц, галерей и переходов… Это вам не улей какой-нибудь. Этот лабиринт запутанней паутины… Да и самрай-шак наверняка подстерегал её неподалёку на подступах к Гнезду.

Валя на время укрылась в густых цветущих зарослях. Она сидела, затаившись под кустом, на травке и мысленно ругала себя на чём свет стоит, за то, что поддалась шакренскому обаянию и добровольно заделалась инкубатором.

Но как она могла знать, что он на грани и у него… Тонкие стебельки меж тем начинали колоть девушку сквозь одежду… Надо всё-таки выбираться. Что если он ушёл в дом?..

Валентина осторожно выглянула из кустов и… Даэримин возник перед ней бесшумно, ни одна ветка не дрогнула и не хрустнула… Пылкий охотник на вей! Нечеловечески привлекательное насекомое, озабоченное продолжением рода, хоть и цивилизованное. Он быстро разыскал её. Поскольку изучил каждый уголок сада, кустик и цветок, как линии на руке, а разбушевавшийся зов — рилис увлекал его в правильном направлении. Да и среднее веко-визор никогда не подводило.

— Я… — начала Валя, но аквамариновые глаза так сияли во мгле, ярче перламутровых чешуек на скулах шакрена.

— Не надо… — прошептала она.

Самрай-шак не дал ей договорить, подхватил на руки и вынес на свет… Там она увидела, что его налобные узоры потемнели…

«Куда он несёт меня?» — девушка чувствовала себя пойманной в сеть.

Вскоре шакрен остановился, но из рук Валентину не выпустил. Однако девушка сумела осмотреться. В этой части сада она ещё не была. Здесь прямо под открытым небом, среди цветов и под воздушным полупрозрачным навесом стояла широкая и удобная… Кровать? Кровать в саду…

«Как романтично», — безмятежно подумала Валентина.

Рилис неумолимо овладевал ею… Даэримина зов и подавно захватил. Шакрен хотел лишь одного. Самрай-шак искусно пленил свою чарим-вей, и без разговоров уложив её на садовое ложе, поцеловал…. С этого самого момента весь мир для них остановился. Остались только желанные губы, дыхание со вкусом спелой ежевики и беспрерывно накатывающие волны блаженства…

— Валь-а…

— Даэ…

Шесть восхитительных часов! И бесподобно вкусный завтрак в постель… Они ведь так проголодались после длительного и страстного поцелуя. Три превосходных дня и ночи!.. И к жвибу консилиум! Его отложили на две недели, ради такого волнующего эксперимента…. И ещё пять незабываемых суток или более ста часов! В объятиях самрай-шак…

— Даэ!

— Валь-а!

Даэримин покрыл её всю поцелуями и ферментами. Валентина не ощущала усталости и отзывалась вздохами наслаждения на каждое движение шакрена внутри неё. Пронзительными толчками и плавными вращениями доводя её до экстаза, он погружал земную женщину в пучину неведомого ранее удовольствия, заставляя кричать и выгибаться от сладостных пульсаций. Самрай-шак замирал, изливался с протяжным стрекотанием, и Валя будто растворялась под восторженным аквамариновым взглядом… В мгновения передышек он приникал к ней губами, и она льнула к нему всей своей распалённой кожей, вбирая восхитительный запах и вкус его феромонов… Он снова наполнял её собой. И снова! И снова… Новые чувства нахлынули прибоем, делаясь всё острее и ярче, пока не достигли апогея, забурлили, и мир взорвался…

— Валь-аааа!..

— Даэ… Даэ… Даээээ!..


Треть оборота спустя…


— Ты с ума сошла, Валька!

— Уймись, Костик! Я в своём уме.

— В твоём-то положении, — скептически хмыкнул её сотрудник — лаборант.

С некоторых пор Константин места себе не находил, как узнал…

— Не могу успокоиться, когда… Ну, подумай, Валюша, он даже не человек. Насекомое! Он не разговаривает, а… Стрекочет!

— И что с того? — Валя пожала плечами. — Очень мило стрекочет.

Она уже два месяца учила язык Шакрениона и обожала, заглушив переводчик, слушать ласковое стрекотание и щёлканье возлюбленного перед сном….

Валюша сладко вздохнула.

Как бы не задохнуться от счастья?!

— И вот где ты сейчас!? — обиделся Костик. — Я ей — стрижено, а она…

— Кстати, ему всё во мне нравится.

— Ещё бы не нравилось!.. Да пойми, ты… Он тебя заманил, сцапал и оплодотворил… Хищное насекомое!.. Охотник, агрессор… Озабоченное…

— Неправда! — таких несправедливых эпитетов в адрес любимого Валя не стерпела. — Озабочен Даэ лишь раз в году… Но зато как! Озабочен…

Валентина мечтательно улыбнулась.

— А какой у него ндарим…

Приятные мысли о предстоящем вечере затмили всё вокруг. Валя думала о том, как будет играть с великолепной нейронной проекцией своего жениха… Она без опаски укладывалась на пантера, утопая в мягкой и тёплой псевдошерсти, а ндарим поглаживал девушку хвостом….

— А этот их рилис! — не унимался Костик. — Жуткая пакость… Мы с ребятами как-то запечатлели и проверили сканографом. Бррр… — его аж передёрнуло. — Светящиеся нити — целая сеть, напоминают паутину. Тянутся от шакрена и опутывают ничего не подозревающую вею.

— Так уж и не подозревающую? — Валюша фыркнула. — Глупый ты человек, Костя! Учёный, но глупый. Ты же парень и тебе не понять. А это так прекрасно… Завораживает…

— Нет, Валька, ты всё-таки ненормальная. Другие девушки просто подписали контракт и….

— Я — не другие девушки! — отрезала Валя. — Никакого контракта мне не нужно. Я люблю Даэ!

«Пип!» — раздался долгожданный сигнал. Это пришёл ответ из центра галактического переселения на её запрос. Валентина с бьющимся сердцем выхватила из прорези транс-гегера пластиковую карточку… Минуту смотрела, осмысливала и не верила своему счастью…

Она таки получила вид на жительство! Отныне гражданка Шакрениона…

— Ну? — ревниво поинтересовался Костик. — Что там?

— Что-что? Замуж выхожу!

— Ты ещё и замуж за него собралась?! За-за-за… Таракана!?

— Сам ты, таракан! И жук навозный… А Даэ, Даэ… Он мой махаон!

Последнее прозвучало как «мой герой»… Костик чуть не поперхнулся от негодования и закашлялся.

— Дыши глубже, — снисходительно посоветовала Валя, подскакивая на месте, и с резвостью необычной для её состояния вылетела за дверь, оставив Константина кашлять и недоумевать.

Ликующе размахивая карточкой, девушка выбежала из здания и бросилась на шею изнывающему от нетерпения Даэримину. Незадолго до этого, он вырвался из флайнера прямо на ходу, едва завидев Валю в окнах первого этажа, и встретил свою чарим-вей у крыльца, перехватив возле статуи какого-то великого самрай-шак.

— Валь-а? Как всё…

— Даэ! Теперь я никуда от тебя не улечу и буду всегда с тобой.

Шакрен улыбнулся, хотел было обнять её, но вдруг засомневался и сдержал порыв.

— Ты хорошо подумала?

— Да!

— Я не человек, а…

— И ты туда же! — Валюша на миг закатила глаза, потом взяла в ладони лицо возлюбленного и вновь утонула в аквамариновой радуге. — Вроде бы не землянин, а туда же. Мы же это с тобой обговорили…

— Я — самрай-шак!

— Конечно, милый. Знаю. И горжусь! А я — женщина и всё для себя решила. Даэ… Я хочу вместе с тобой растить наших мальчишек.

— Они не мальчишки… Сари-шак.

— Для меня — мальчишки, — рассмеялась Валя. — Малыши. И наши дети.

— Но… спериум у меня лишь раз в оборот, — расстроенно напомнил шакрен.

— Я в курсе, — она кивнула, — и это мой выбор. А ещё знаю, что твоё качество намного превосходит любое количество. Это меня вполне устраивает.

«В самом деле, год — не десять лет! Живут ведь как-то жёны астронавтов дальнего космоплавания».

— Верно, — Даэримин расплылся в улыбке, самодовольно поглядывая на округлившийся животик веи-землянки. Налобные узоры шакрена посветлели, и он наконец-то уверенно обнял будущую, как это ни странно звучало для Шакрениона, жену… Главе корпорации действительно было чем гордиться.

Тройня сари-шак за один спериум!

Далеко не всякому самрай-шак такое дано, особенно с первого раза.

— И ничто не помешает мне целовать тебя, когда захочу, — весело добавила Валентина, как бы в подтверждение чмокая любимого шакрена в щёку. — Много раз!

«И ещё много-много-много-много раз! С моей красою чаримиче», — скромно продолжил про себя Даэримин.

Елена Земляника Тайна пещеры дракона

Валя поправила сумку с бутылью и лампой, и последний раз обернулась на девушек, которые стояли на опушке леса. Марьяна бросила виноватый взгляд и отрицательно покачала головой. Остальные просто с любопытством ждали, что произойдёт дальше. Вале вздохнула. Ей очень сильно хотелось вернуться к ним, но мешала гордость. Поэтому девушка быстро зашагала к пещере Дракона.

А начиналось всё весело. Марьяна прибежала, запыхавшись, чтобы поделиться последней новостью. Михаль собирается прийти со сватами этой весной. Вале было лестно, что самый красивый и работящий парень выбрал её, но и только. Выходить на зов сватов она не собиралась. Поэтому девушки весело смеялись, представляя, как удивится отказу уверенный в себе Михаль. За окном падал лёгкий пушистый снег. Шли последние дни зимы.

— А я была бы счастлива, если бы он пришёл к моему дому! — завистливо вздохнула Марьяна, откидывая тёмную косу на спину и опираясь локтем на подоконник.

— Вот и пусть тебя выбирает! — легко отказалась от предполагаемого жениха Валя.

Она нарисовала на запотевшем окне улыбающуюся рожицу и снисходительно добавила. — Дарю его любовь тебе!

— Валюша, а ты знаешь, что действительно можешь сделать так, чтобы он вместо тебя ко мне пришёл? — обрадовалась Марьяна.

— Только не говори, что ты про легенду о Драконе! — засмеялась Валя, но тут же осеклась, увидев, как серьёзна подруга.

— Валюша, пожалуйста! Он же тебе не нужен! — взмолилась Марьяна. — А к тебе всё равно ещё придут сваты от других, стоит только Михалю отойти в сторону!

Валя тщетно попыталась найти повод отказаться от затеи, но гордость помешала взять свои слова обратно.

— Ладно! — вздохнула она, нахмурив свои безупречные брови, — я проведу ночь в пещере! Только мамуле не говори! Скажем, что у тебя ночуем.

— Конечно, конечно! — радостно закричала Марьяна, подбегая к подруге и крепко её обнимая. — Я всю жизнь тебе буду благодарна!

Но потом она проболталась о походе Василене. Та — Гале и Марфе. И в скором времени почти вся деревня узнала. Пока новость не дошла до родителей, Валя поспешила исполнить обещание, данное Марьяне.

И вот, подруга стоит среди других деревенских девушек на опушке, наблюдая вместе со всеми, как Валя робко заглянула в пещеру, а потом и скрылась в ней.

— Ещё немного подождём, а потом побежали домой! Уже темнеет! — авторитетно заявила Василена. — Неча тут будет больше мёрзнуть! Завтра на зорьке придём!

Потоптавшись ещё немного на тонком слое снега, из-под которого кое-где уже стала проглядывать прошлогодняя пожухлая трава, девушки уныло побрели домой. Ничего интересного не произошло.

— Говорили, будто пламень вырывается наружу, если войдёшь в эту пещеру и сжигает тех, кто идёт с нечистыми помыслами, — задумчиво проговорила Марфа.

— Так то для плохих людей! Вале этого и не надо было бояться! — возмутилась Марьяна.

Она уже пожалела не раз, что попросила подругу пойти в пещеру. Михаль — не единственный парень на свете, а Валя… Такая подруга только одна! Не испугалась призрака дракона и его оставленных магических ловушек!

А Валя в этот момент совсем не мифического дракона боялась и неизвестных ловушек. У неё от холода уже зуб на зуб не попадало.

«Замёрзну здесь насмерть!» — дрожа от мороза, она ходила по сухому помещению пещеры. Что-то всё время попадалось под ноги и противно скрипело под подошвой сапога, но рассмотреть подробнее в сумраке не получалось.

«Не бегает, не кусается, и хорошо! Мало какой тут мусор могло нанести за годы» — заметила девушка, не зажигая масляную лампу из экономии, да и привлекать к себе лесных зверей не хотелось. Она потуже затянула шерстяной платок, вместе с головой кутая в него и шею. Суму она оставила около стены.

«Может, и не было никогда здесь никакого дракона!» — размышляла она, продолжая двигаться, — «интересно, почему мы раньше днём сюда не пришли и всё не осмотрели?»

Когда перестало согревать хождение, Валя достала бутыль с крепким вином. Марьяна предлагала взять с собой самогон:

— Бери, у него вкус очень мягкий. Так говорит папаня, когда делает большой глоток после воскресного обеда!

Но Валю этот довод не убедил. А вот вино уже было проверено, то есть опробовано прошлой осенью. Оно было сладким, вкусным, и потом было так весело танцевать на празднике урожая.

В пещере было темно, холодно и страшно, и воспоминание о тепле сейчас были особенно дороги. Валя вытащила пробку и глотнула прямо из бутыли. Веселее не стало, зато показалось глупым, что она не зажигает лампу. Ведь гораздо интереснее осмотреть при свете, куда она попала. Она потёрла горючую кору о стену и зажгла фитиль. Оказывается, на земле повсюду лежали кости и даже два черепа. Валя издала истошный крик и выронила лампу и бутыль из рук. В этот момент прямо из противоположной стены стала вылезать морда чудища. Длинная оранжевая морда дракона, по которой пробегали всполохами огоньки.

— Огненный дракон! — прошептала Валя и судорожно сглотнула.

Потом собрала все остатки храбрости и закричала:

— Огненный дракон, пусть Михаль выберет этой весной Марьяну! Он ей очень нравится!

— И причём здесь я? — удивлённо ответил дракон, повернув полыхающую морду в сторону испуганно прижавшейся к стене девушки.

Отсветы от него раскрасили всю пещеру, сделав обстановку ещё страшнее, чем раньше. Валя ошарашенно уставилась на него.

— Вввы говорите? — заикаясь, сказала она.

— Да, но никаких Михалей и Марьян не знаю, — дракон постепенно весь вылез из стены и теперь заполнил почти всё пространство.

Валя быстро отступила, когда кончик огненного хвоста подмёл пол у её ног. Дракон весь сиял и переливался огоньками, вспыхивающими, как молнии по всему его туловищу.

— А как же легенда? — обиженно крикнула девушка.

— Какая легенда? О, кто-то оставил бутылку! — он потерял интерес к Вале и стал когтём передней лапы выковыривать пробку из бутылки с вином.

— Что тот, кто проведёт ночь в этой пещере, может просить, чтобы чувства, которые к этому человеку испытывают, будут испытывать к другому! — растерянно проговорила Валя.

— Какая-то нечёткая легенда. К тому же ложь. А проводить ночь вне своего дома девице до замужества вообще не следует, — ответил дракон, принюхиваясь к горлу бутыли.

— Это вино! — подсказала девушка.

— А, так это ты принесла! — обрадовалось чудовище, запрокидывая морду и выливая жидкость к себе в горло. — Это ты правильно сделала! Жаль, что мало!

Валя молча наблюдала за драконом.

— Вы теперь меня съедите? — бледнея от ужаса, спросила она.

— А ты вкусная? — не стал разуверять её дракон.

Валя охнула и потеряла сознание.

Когда она очнулась, то первым делом ощутила тепло и уют. Открыв глаза, девушка поняла, что лежит на хвосте дракона. «Удивительно, какой он мягкий и тёплый!» — поразилась Валя, но тут же подскочила и в ужасе уставилась на чудище.

— Он же в огне! А я дотрагивалась и не загорелась! — сказала она, в испуге указывая на хвост и на себя.

— И не говори! Ты тоже меня напугала! — отозвался дракон, — хорошо, хоть ожила! А то была бы как эти бедолаги.

Он рассеянно оттолкнул один из черепов лапой.

Валя побледнела и прислонилась к стене, в ужасе уставившись на пол, усеянный костями.

— Что опять не так? — раздражённо спросило чудище.

— Вы меня съедите? — прошептала она.

— Нет, успокойся! — рявкнул дракон и высунул морду на улицу. Снаружи сразу послышались крики птиц.

— Морозно там, однако! — заметил он, возвращаясь внутрь. — Неужели тебе так не мил этот Михаль, что ты ради его отворота к дракону в пещеру полезла?

— Не ради него! — стала защищаться Валя. — Марьяна, моя подруга, попросила о нём.

— Хороша подруга! — процедило чудище, поцоковав раздвоенным языком.

— Она — замечательная, просто замуж очень хочет! — возмутилась Валя.

— О, тогда это, действительно важная причина! Как же тебе помочь? — дракон сел на задние лапы и хвост, а передние сложил на груди, приняв задумчивый вид. Даже глаза закрыл.

Валя подождала некоторое время, а потом робко уточнила:

— Придумали?

— А, что?! — дракон резко открыл глаза, зевнул и ответил: — Неа, я же простой, хоть и красивый, дракон! Колдовать не могу.

— А вы всегда были драконом? — поинтересовалась девушка.

— Да вроде так, — осторожно проговорил он, — а что, возможны варианты?

— Есть же легенды о заколдованных принцах, — подтвердила Валя, вдруг представив, что ей представилась возможность спасти принца от тяжкой участи быть чудовищем.

Она даже зажмурилась, как эта идея её поразила. Валя уже не боялась дракона, вёл он себя совсем не грозно.

— И что нужно сделать, чтобы расколдовать меня? — полюбопытствовал дракон, приблизив морду к девушке.

Выглядела его голова устрашающе, большие белые клыки торчали по сторонам длинной пасти, изредка показывался чёрный раздвоенный язык. К тому по коже постоянно пробегали всполохи искр.

— Пппоцеловать, — пролепетала девушка, слегка отстраняясь.

От дракона шло тепло, и Валя уже давно размотала платок и расстегнула полушубок. Её тёмно-русая коса растрепалась.

— Куда? — уточнил дракон.

— Не знаю, — растерялась Валя, — в лицо?

— Хм, — чудище отвернулось к стене и несколько раз громко фыркнуло.

— Давай попробуем? — Оно раскрыло пасть, как будто в широкой улыбке.

Девушка зажмурилась и прислонилась губами к опасно сверкающей коже дракона.

— И всё? — разочарованно потянул он. — Ладно, харам-барам, сниметесь чары злобной ведьмы!

В этот момент дракона окутал внезапно появившийся дым. Валя закашлялась, глаза заслезились, и она начала их тереть. А когда воздух очистился вместо дракона стоял симпатичный мужчина возраста Валиного отца.

— О, сработало! — засмеялся он, смотря на замершую девушку. — Спасибо тебе, о прекрасная девица! Теперь я должен на тебе жениться?

Валя подошла поближе, потрогала ткань длинного тёмного халата на мужчине.

— Это правда? Легенды не врут? — потрясённо выговорила она. — Не, вам жениться на мне поздно. Вы вон какой уже старый! Как мой папа.

— А ты, оказывается, не настолько добрая, как мне показалось! — возмущённо ответил преобразившийся дракон, запахнув халат. — Давай знакомиться! Я — Аркадим, независимый маг!

— Валя, то есть Валентина, живу в Нарядье! — ответила девушка на автомате и тут же спохватилась, — так вы не дракон?

— Всё верно! Повторюсь, я — маг. Дракона не было, это моя маскировка! — ответил он, — слушай, мы сейчас тут мёрзнуть начнём, если ничего не придумаем. Вино я выпил! Кстати, спасибо ещё раз! Сейчас, сейчас!

Он пощёлкал костяшками пальцев и в пещере появился горящий камин и два кресла.

— Это имитация огня, но тепло будет, — пояснил Аркадим, усаживаясь в кресло, с удовольствием вытягивая ноги к камину.

Валя испуганно смотрела на возникшие предметы. «Колдун! Маг! Нечистая сила!» — мельтешили в голове мысли.

— А зачем вы были драконом, да ещё и поцеловать вас просили? — любопытство пересилило страх.

Ей показалось, что мужчина смутился.

— Понимаешь, я ищу дракона. Перемещаюсь в места, про которые говорят, что он там был. Обычно я редко попадаю сразу в нужную точку. А насчёт образа — это мера безопасности. Если я появлюсь перед драконом в своём настоящем виде, он меня сразу съест. А эта огненная проекция должна нагнать страха для начала, — пояснил маг.

— Да, я жутко испугалась, когда вас увидела! — поделилась впечатлениями Валя.

— Вот видишь, не зря я продумывал детали образа! — улыбнулся мужчина.

— А зачем вам настоящий дракон? — поинтересовалась девушка, всё ещё боясь подходить к креслам.

От прохлады она вновь застегнула полушубок и накинула платок.

— Хочу уберечь их вид от вымирания, — серьёзно сказал Аркадим, — их же почти всех перебили.

— Так они же вредят! Людей едят! Смотрите, на полу ещё кости от прежнего чудища остались! — возмутилась такой неблагородной цели Валя.

— Сомневаюсь, что эти бедолаги померли в пасти дракона, — он задумчиво посмотрел на землю. — А давай проверим!

Кости и черепа вдруг зашевелились, стали притягиваться друг к другу.

— Ой, мама! — взвизгнула Валя и спряталась за кресло.

— Такая храбрая была, даже дракона поцеловала, а скелетов испугалась, — иронично заметил маг.

— Что они делают? — тихо спросила девушка.

— Показывают, как погибли, — ответил мужчина, наблюдая сцену, где гремели кости.

Валя осторожно выглянула из своего убежища. Скелеты, казалось, были покрыты тонкой дымкой очертаний. Двое мужчин пили из бутыли. Когда один отвернулся, другой что-то насыпал в питьё. Вот тот глотнул и схватился за горло, глаза страшно засверкали и он достал нож, из последних сил втыкая его в соседа. После этого кости осыпались на пол, а дымка улетучилась.

— Как видишь, люди пострашнее чудищ бывают, — вздохнул маг, откинувшись на спинку кресла.

Валя молчала, размышляя над его словами.

— Вернёмся к твоей проблеме с нежеланным женихом. Я могу тебе помочь! — он порылся в карманах своего халата и достал маленький пузырёк. — Это обычное приворотное зелье! Налей ему в стакан воды или кваса, а потом, кого он первой поцелует, ту всю жизнь будет любить! Обратного действия нет, так что хорошо подумай, прежде чем используешь!

Валя опасливо взяла стеклянную ёмкость, увидев на просвет, что там всего капля жидкости. Одна капля, которая решит судьбу Михаля! Девушка спрятала зелье, уже не уверенная, что воспользуется им.

Маг насмешливо наблюдал за ней. Потом резко посмотрел на вход и улыбнулся:

— Сейчас повеселюсь! Ничему не удивляйся и за меня не беспокойся! Бежит твой герой!

Снаружи послышались тяжёлые быстрые шаги и в пещеру буквально влетел запыхавшийся Михаль. В руках он держал дубинку.

— Валенька! Жива! Слава Всевышнему! Отойди от этого чудища! Я тебя спасу! — крикнул он.

Девушка обнаружила, что уже исчезло кресло, возле которого она пряталась, зато вновь вернулся огненный дракон. И, похоже, Михаль собрался с ним драться.

Она бросилась к парню, желая вывести его из пещеры, но тот только закрыл её своей спиной и сказал:

— Дай Валюше уйти и у нас будет честный поединок!

— Михаль, не надо! — не зная, как объяснить ему, что он зря геройствует.

— Не бойся за меня! Я уже знаю, почему ты здесь! А без тебя мне всё равно свет не мил! Уходи! Спасайся, любимая!

Ошарашенная его словами, Валя отступила назад, кусая губы. Она и не предполагала, что Михаль испытывает глубокие чувства к ней. Думала, просто не смог к ней подступиться тогда на празднике и заманить на сеновал, вот и выбрал другой способ добиться близости с ней. Девушка считала, что он позёр и хвастун. И теперь видела, как ошиблась. Как он отважно бросился на дракона, который, едва его коснулась дубинка, повалился на спину. Михаль растерянно встал рядом и толкнул огромную тушу ногой для проверки. На что дракон ещё и морду набок опрокинул и язык вывалил из пасти.

— Он, что, так быстро умер? — потрясённо проговорил парень, ещё пару раз пнув чудище для надёжности.

— Да! — сдерживая смех и слёзы, ответила Валя.

— Я надеялся погибнуть, — мрачно отреагировал Михаль. — Ладно, пойдём домой! Твои родители уже, наверно, бегут сюда! Держись, сейчас они ругать тебя будут!

Маг быстро принял свой прежний облик и смотрел, как парень с девушкой уходят в ночь, оскальзываясь на подтаявшем снегу.

— Зря только зелье потратил! — хмыкнул он и исчез в возникшем в стене портале.

Встретив по пути, родителей Вали, Михаль оставил их и пошёл другой дорогой. Мамуля сначала расплакалась, увидев свою дочку, потом ругалась. Отец мрачно сообщил, что не выйдет она теперь одна из дома долго, очень долго. Только работать вместе с матерью будет! Валя слушала их, зная, что потом они отойдут, перестанут сердиться. А вот то, что Михаль с ней даже не попрощался, это было неприятно. Почему-то саднило в области груди от такого его отношения.

Только через месяц отпустили её в гости к Марьяне. Весна уже растопила снег, и всюду пробивалась первая зелёная трава. Подружки сели на завалинке перед двором. Был уже вечер, поэтому они могли отдохнуть от работы по хозяйству.

— Валя, как ты похудела! — заметила Марьяна, — дядь Никола ругается всё? Не может простить?

— Нет, давно подобрел, — вяло отмахнулась Валя, — просто не знаю, Марь, что-то гнетёт меня, мучает.

— Призрак дракона? — ахнула подруга.

— Что ты! — рассмеялась Валя, — нет никакого призрака!

— Неужто? — не поверила Марьяна, — а куда тогда делся дракон, которого Михаль победил?

— Ну, — потянула Валя, не зная, что ответить. Про мага она никому не рассказывала. — В любом случае, ко мне его призрак не прилетает.

— Ясно. А Михаль молодец, да? Смог справиться с огненным драконом! Настоящий герой! — Марьяна восторженно закатила глаза. — Жаль только на меня он никогда не посмотрит.

— Знаешь, когда я его увидела в пещере, то очень сильно удивилась, — призналась Валя.

— Да, ты же не знаешь, как всё было! — воскликнула её подруга, доставая матерчатый мешочек с семечками и начиная лузгать. — Мы тогда вернулись в деревню. А мамка моя меня уже с розгой ищет. Тёть Маша её спросила, не мешает ли то, что ты у нас будешь ночевать? А к нам же свёкры приехали, все лавки заняты. Вот моя мама и поняла, что мы зачем-то дурим голову родителям. Пока она нас расспрашивала, мимо Михаль с друзьями проходил. Как узнал он, где ты, схватил со двора дубинку и побежал в лес. Да так быстро, что мы ничего и понять не успели!

— Так сразу и побежал? — потерянно спросила Валя, опустив голову. Тяжёлая тёмно-русая коса волос сползла по её плечу и достала почти до травы.

— Да, и слова никому не сказал! — подтвердила Марьяна, удивляясь, что подруга такая грустная. — Как сильно любил, да? Жаль, что тебе он не нравится! И жаль, что легенда не сработала. Вот бы он меня так полюбил!

— Он совсем не такой, как я о нём раньше думала, — вздохнула Валя, и тоскливо посмотрела на подругу.

Марьяна беззаботно щёлкала семечки.

— Валюшь, ну что с тобой, бледная стала совсем! Ты прости меня, что уговорила тебя пойти в пещеру. Я же не знала, что всё так будет! Я потом столько раз жалела, всю дорогу обратно через лес! Я, наверно, и сама к тебе бы побежала, если бы не Михаль!

— Да, ты права, ты гораздо лучше ему подходишь! — вдруг решительно выпрямилась Валя и достала из-за пазухи маленький пузырёк, — мне дракон зелье дал! Любовное!

Марьяна ахнула, уставившись на ладонь подруги.

— Значит, сработало? А что же ты молчала?!

— Просто, Михаль… Он такой… Ай, не важно это теперь! Налей ему эту жидкость в воду и дай выпить! А потом обязательно сразу поцелуй! И будет он тебя любить всю жизнь! — мучительно, как будто выдавливая из себя слова, проговорила Валя.

Марьяна взяла пузырёк, странно взглянув на неё:

— Говоришь, Михаль тебе точно не мил?

— Пользуйся зельем и не задавай глупых вопросов! — сердито прошептала Валя и бросилась бежать домой.

Только у калитки её догнала Марьяна.

— Стой, Валька! Куда ты так несёшься?

Она отдышалась и продолжила:

— Позови завтра ко мне домой Михаля, когда мамка уйдёт на поле! Мне же надо ему зелье дать таким образом, чтобы меня никто не опередил на поцелуи!

Валю передёрнуло от боли при этих словах. «Михаль только мой!» — хотелось крикнуть ей.

— Ты же позовёшь его, Валюшь? — мягко попросила Марьяна.

Побледневшая девушка только кивнула в ответ и скрылась в своём дворе. Чтобы никто не слышал, как она плачет этой ночью, ей пришлось прятать лицо в подушку.

На следующий день, Валя нашла Михаля в кузнице, где тот учился ковать мечи.

— Не ожидал тебя здесь увидеть, — мрачно заметил он, откидывая прядь волос от вспотевшего лба.

— Михаль, мне нужно с тобой поговорить, — сказала девушка.

Парень обернулся на кузнеца.

— Иди уж! — усмехнулся тот. Все знали историю про драконью пещеру.

Михаль отложил инструменты, вытер руки о фартук и подошёл к Вале.

— Не здесь, — нервничая, улыбнулась она. — Пойдём к Марьяне. Не хочу, чтобы люди нас обсуждали!

— Ты только теперь об этом задумалась? — поинтересовался парень, но фартук снял и последовал за девушкой.

Валя молчала, понимая, что сейчас последняя возможность вернуть его любовь. В своих чувствах она уже не ошибалась. Вот, что мучило её в последнее время. Она сама погубила своё счастье! Михаль шёл, изредка бросая на неё взгляды.

— Подожди меня в горнице. Я сейчас! — сказала она, когда они подошли к дверям дома Марьяны.

Михаль удивлённо пожал плечами, но вошёл внутрь без вопросов. Валя знала, что его встретит подруга, даст напиться воды с зельем и поцелует. Надо только подождать совсем немного. «Они будут счастливы! Они будут счастливы!» — твердила девушка про себя, от волнения скручивая и раскручивая косу вокруг ладони. — «Нет, я не отдам его! Только бы она не успела его поцеловать!»

Валя резко открыла дверь и быстро пробежала по сеням.

«Только бы она не успела его поцеловать!» — набатом звучала фраза у неё в голове, когда она вбегала в комнату. Михаль и Марьяна сидели за столом и о чём-то шептались. Парень улыбался.

«Не успела!» — тоскливо поняла Валя и оперлась о стену. Ноги внезапно ослабели.

— Зачем же ты скрывала, Валенька? — Михаль встал из-за стола и пошёл к ней навстречу. — Марьяна мне всё рассказала! Если бы я знал, что ты мучаешься по той же причине, что и я, давно бы заслал сватов!

— Я, ты… Марьяна, что происходит? — Валя облизнула пересохшие губы.

— Ничего, — пожала плечами подруга. — Я ждала вас, а заходит один Михаль, говорит, ты позже подойдёшь. Ему пить хотелось, я и угостила водой. А теперь сидим, ждём тебя!

Девушка растерянно посмотрела на Марьяну. Та только улыбнулась за спиной парня и помахала непочатым пузырьком в воздухе. А Михаль подходил всё ближе и ближе. И никого роднее для Вали сейчас в мире не было.


Конец

Примечания

1

«Окуналось в закатную реку на противоположном краю шак-начи» — шакренский речевой оборот.

(обратно)

Оглавление

  • Содержимое сборника:
  • Мое любимое привидение
  • Я люблю робота
  • Шаман-камень
  • Любовь нефилима
  • Мой парень — пришелец
  • Елена Земляника Валентина и желание богини
  • Джейн Астрадени Шакренионская дилогия
  • Елена Земляника Тайна пещеры дракона
  • *** Примечания ***