Обуздать пламя (fb2)


Настройки текста:



Невеста из проклятого рода 2. Обуздать пламя


Кристи Кострова

 

Аннотация


Проклятие снято, и моя магия свободна. Однако появилась новая проблема: стихии выдали меня замуж, не спрашивая согласия! Теперь мои руки украшают брачные татуировки, а наши с Эйданом ауры связаны. Но я вольна сама выбирать свою судьбу! И с новоиспеченным мужем обязательно разберусь!


Книга 2


Оглавление

Невеста из проклятого рода 2. Обуздать пламя

Аннотация

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Эпилог


 

Глава 1


― Что значит, поженила? ― я ошеломленно уставилась на Эйдана. ― Какая еще магия? Что вообще происходит?!

Герцог и сам выглядел озадаченным.

― Я знаю, звучит дико…

Сверху медленно спланировал пергамент с золотистой вязью рун. Я потянулась к нему, но Эйдан успел первым.

― Похоже, это свидетельство о браке.

Я в бессилии застонала. Это какой-то сумасшедший дом! Сперва странное перемещение из Долины озерных порталов, потом Хлоя, голем… Этот день когда-нибудь закончится?

― Стихии благословили ваш союз! ― с легкой толикой грусти в голосе сказала Алиша.

― Я же говорил, что это не сказки! ― расплылся в улыбке Райли. ― Теперь вы женаты!

Мне нужно присесть.Определенно, нужно присесть. Чего я меньше всего хотела, так это оказаться замужней против своей воли! Его Величество дал мне пять лет, целых пять лет свободы! А у меня их украли.

Обхватив себя руками, я вдруг осознала, что рана на плече исчезла, да и голова больше не болела. Эйдан тоже уверенно стоял на ногах, а порезы на лице затянулись. Выходит, стихии подлечили нас. Хоть что-то хорошее сделали…

Мое внимание привлекла сидящая впереди Хлоя. Она зашевелилась и покачала головой, приходя в себя.

― Ладно, поговорим об этом позже! ― сказала я Эйдану, временно смирившись с тем, что узор на коже не оттирается. Временно! Наверняка есть способ отказаться от этого брака. Мне нужно как следует изучить свиток. Все совершают ошибки, и стихии ― не исключение.

― Что случилось? ― простонала Хлоя. Она попробовала встать, но ей помешали стянутые обрывками платья лодыжки и запястья.

Переглянувшись, мы с Эйданом подошли ближе, впрочем, не спеша развязывать ее. Алиша и Райли держались рядом, а Дафна пряталась за нашими спинами.

― Ты ничего не помнишь? ― нахмурился герцог.

Я с сомнением взглянула на девушку. Может, она прикидывается, чтобы не отвечать за свои преступления? Попытка убийства, создание голема… Ее вполне могут приговорить к смертной казни, невзирая на происхождение.

― Я коснулась розы, и мы переместились сюда, ― вспоминая, поморщилась Хлоя. ― Едва не утонули, починили артефакт и пошли вдоль леса… Кажется, я была чем-то расстроена и раздражена…

― Ты пыталась убить Алишу и Сильвию, а затем создала голема и напитала его своей жизненной силой, ― твердо произнес Эйдан. ― Мы едва не погибли.

С лица Хлои схлынула кровь. Неужели девушка и вправду не помнит этого? Или она гениальная актриса?

― Что ж, с этим будем разбираться в замке, ― Эйдан вдруг замолчал, словно прислушиваясь к чему-то, а затем приказал: ― Расходитесь в стороны! Роберт открывает портал, ориентируясь на меня.

Мы бросились врассыпную, герцог сделал несколько шагов назад. Воздух напротив него сгустился, на землю брызнули синие искры. Я затаила дыхание, не веря, что подоспела помощь. Из появившейся воронки портала вышли трое: Его Величество, придержавший за локоть едва не падающую Эстер, и незнакомый маг в мантии. Отойдя в сторонку, он сразу же принялся чертить на земле пентаграмму переноса, что-то бормоча себе под нос.

Король посмотрел на груду камней, оставшуюся от голема, задержал взгляд на пятнах крови на нашей одежде и связанной Хлое.

― Что у вас тут произошло? Все целы?

Мы, не сговариваясь, дружно закивали. Заплаканная Эстер крепко стиснула в меня объятиях:

― Как же я испугалась, Силь! Ты в крови? Нужен лекарь?

― Я уже в порядке, ― слабо улыбнулась я. Бедная Эстер… Все время волнуется из-за меня.

― Портал выбросил нас на середину озера, ― принялся объясняться Эйдан. ― Когда мы добрались до берега, я обнаружил, что нашу ментальную связь словно блокировали извне. Остаток дня мы двигались на восток, к замку, а ночью… Хлоя пыталась убить Алишу, голем ― ее рук дело. Она утверждает, что ничего не помнит.

Эстер с ужасом воззрилась на меня, только сейчас, видно, заметив, что на мне нет сдерживающих браслетов. Затем ее внимание привлекла брачная татуировка, и глаза сестры расширились.

― Магический брак? ― выдохнула она.

― Ты что-то знаешь об этом? ― шепотом спросила я.

Эстер не ответила, зато заговорил король.

― Сейчас мы перенесемся в замок, вам нужна помощь. Я оставлю ориентир для магов из Управления, они расследуют магический фон на месте преступления. Каждый из вас должен будет дать показания.

― Конечно, ― кивнула я.

Посмотрев на меня, Роберт вскинул брови, резко перевел взгляд на Эйдана и добродушно улыбнулся:

― Вижу, в этом приключении вы обрели друг друга! Поздравляю вас с магическим браком! Ваши ауры теперь имеют одинаковые метки, пока, правда, едва различимые.

Что-то король не выглядит сильно удивленным. Можно подумать, такой брак в Киаринте в порядке вещей. Да и я не чувствовала в себе никаких изменений.

― Я надеялся, что стихии соединят вас… По возвращении мы обязательно отпразднуем это событие… Что-то не так?

На полуслове король осекся и внимательно посмотрел на меня. Наверное, мое лицо было слишком выразительным. Взяв себя в руки, я постаралась ответить как можно спокойнее.

― Мне кажется, этот брак слишком поспешен. Вы дали мне пять лет…

На последнем слове голос сорвался, и я замолчала, чтобы не удариться в истерику на глазах у всех. Эйдан собирался назвать своей супругой Алишу, а теперь его жена ― я!

― Конечно, мы побеседуем обо всем случившемся отдельно, ― мягко сказал Роберт. ― Но стихии не делают такой выбор просто так, значит…

― Довольно, ― перебил дядю герцог. ― Сейчас не время и не место. Мы обсудим это позже.

Я благодарно кивнула, но тут же отвернулась, чтобы Эйдан не заметил, насколько меня смутили слова Роберта. Король был прав. Когда я увидела герцога с развороченной грудью, застывшего на грани жизни и смерти, то поняла, что не хочу его потерять. За эти несколько недель он стал дорог мне… Но я вовсе не хотела отбивать его у Алиши и тем более ― выходить замуж!

― Портал готов!

Голос мага, закончившего с пентаграммой, избавил нас от необходимости продолжать разговор.

Эйдан поднял на руки испуганную Хлою, Эстер вцепилась в мою ладонь. Дафна, наконец поверившая в наше спасение, снова плакала. Я избегала смотреть на Алишу, опасаясь увидеть в ее взгляде осуждение. По очереди мы переступили контур пентаграммы. Последним внутрь вошел Райли. Воздух пронзили синие лучи. Убедившись, что все в порядке, маг коснулся одного из них, и меня ослепила яркая вспышка.

После телепортации в замок нас, за исключением Хлои, сразу проводили в лечебницу, где уже ждала мейстресса Пэрри. Оглядев нашу разношерстную компанию, она покачала головой:

― Наслышана, что вы остались живы после встречи с големом. Не переживайте, я быстро приведу вас в порядок!

― Сильвия, ― Эйдан подошел ко мне, и вдоль позвоночника поползли мурашки. Его близость странным образом волновала меня. ― Нам надо поговорить.

Я облизнула губы, силясь унять словно взбесившееся сердце.

― Да, но…

― Все разговоры ― после! ― оборвала герцога мейстресса Пэрри. ― Сперва вас нужно подлатать и отправить к Его Величеству давать показания.

Радуясь небольшой передышке, я замолчала. Конечно, рано или поздно нам придется поговорить, но… лучше поздно! Мне надо смириться со своим новым статусом!

Эйдан и Райли отправились в соседнюю комнату, а мной, Дафной и Алишей занялась мейстресса Пэрри со своими помощницами. Мне велели раздеться и присесть. Только опустившись на кушетку, я осознала, насколько устала за сегодняшний день. Каждая клеточка тела ныла и буквально молила об отдыхе.

При помощи магии мейстресса Пэрри обследовала меня и озадаченно приподняла бровь.

― Ты участвовала в уничтожении голема?

― Да.

― Твой магический резерв полон под завязку. Наверное, это следствие заключенного магического брака…

― Кажется, мои раны тоже исцелились, ― добавила я, заинтересовав лекарку.

Пришлось рассказать и об остальных подробностях случившегося… Мейстресса попросила позволения осмотреть брачные татуировки, по-прежнему сияющие на коже.

― Интересно, в основном завитки синие, лишь несколько оранжевых. Уверена, они обозначают стихию мужа ― воду. Но узор будет изменяться, вот здесь и здесь слишком пусто, ― она указала пальцем. ― Заглядывай ко мне, я понаблюдаю за твоим состоянием. Для современной магической науки ваш случай исключителен.

― Конечно, ― со вздохом согласилась я. Побуду живым пособием, мне не жалко. Надеюсь только, что это продлится недолго.

После лекарка выдала мне несколько восстанавливающих силы настоек и отпустила, предупредив, что сразу после беседы со следователем мне нужно поспать.

Я поежилась. Оставаться наедине с Алишей не хотелось, в этом случае избежать разговора не удастся. Поблагодарив мейстрессу за помощь, я направилась к королю.

В замке царила суета, навстречу то и дело попадались слуги и любопытствующие гости. Больше всех старалась леди Элеонора, едва не подпрыгивающая на месте от нетерпения. Откуда-то эта блюстительница правил уже знала о големе и жаждала подробностей. Ее дочь Лилиан же, судя по ее кислому виду, сожалела о том, что не провалилась в портал вместе с нами. Еще бы, такой шанс привлечь внимание Эйдана!

Хорошо, что у моего платья длинные рукава, и наш брак пока оставался тайной для окружающих... Когда в конце коридора показалась герцогиня, я сбежала, сообщив, что меня ждет Его Величество. Встречаться с новоиспеченной свекровью я пока не готова. Не исключено, что в этом случае Эйдан станет вдовцом…

Добравшись до приемной Роберта, я коротко постучала в дверь. К моему удивлению, открыл Райли.

― Присаживайся, ― он указал на ряд кресел у стены. ― Внутри Дафна, дядя вызывает нас по одному. Хочешь есть? На столе закуски.

Я скривилась и покачала головой. После зелий мейстрессы аппетит пропал напрочь. Зато я чувствовала себя не такой уставшей, даже в сон перестало клонить, несмотря на то, что за окном разгорался рассвет.

― Ты знаешь, что с Хлоей? ― спросила я, усаживаясь в кресло.

― Ее осматривает лекарь, ― вздохнул друг. ― Как я понял, она до дна исчерпала магический резерв и воспользовалась жизненной силой. Возможно, она навсегда лишилась дара. Впрочем, в любом случае ей грозит блокировка магии.

Я вздрогнула. Я обрела магию совсем недавно, но с ужасом представляла подобную перспективу.

― Думаешь, она не лжет? Вдруг ее странное поведение ― результат воздействия магии?

Мне отчаянно не хотелось верить в то, что Хлоя пошла на преступление осознанно. Ни один мужчина, даже герцог, не стоит этого.

― Может быть. Или она просто двинулась,― пожал плечами Райли. ― Слушай, покажи свои татуировки, оставленные стихиями?

Я уступила другу и закатала рукав. Он долго разглядывал узор, восхищаясь совершенством линий. Заметив, что я не разделяю его восторг, он тихо спросил:

― Еще не привыкла?

― Я просто в ужасе, ― шепотом призналась я. ― Я не собиралась выходить замуж и понятия не имела, что стихии могут выкинуть такой финт! Не представляю, что думает об этом Эйдан. Он же хотел жениться на Алише…

― Только из-за водной магии! ― отмахнулся друг. ― На землях Лайранов немало воды и магических источников. Глава рода должен владеть даром воды, это является гарантией того, что стихия не взбунтуется. Женившись на Алише, он получил бы наследника с водной магией… Но магический брак ― это еще лучше! Ваши дети могут получить обе стихии, как маги древности!

― Ты хочешь сказать, что в браке Эйдана интересует лишь магия? ― тихо спросила я. Я знала, что в светском обществе браки заключаются не по любви, а по расчету, но чтобы настолько… На душе стало тошно.

― Нет, конечно, ― пожал плечами Райли, ― но она весьма важна… Ты чего?

Не выдержав, я вскочила с места и принялась расхаживать по приемной. Какая я выгодная жена, однако! Отпрыски Лайрана получат не только стихию отца, но и мой уникальный по силе дар огня, если верить королю. Удачное совпадение, ничего не скажешь!

Только вот стихии не спросили моего согласия! И я не буду мириться с их произволом. Возможно, это наивно, но я хочу быть уверенной, что муж любит меня, а не мой дар.

Райли нахмурился:

― Слушай, кажется, я что-то не то ляпнул. Ты нравишься Эйдану. Он не зря ведет себя как ревнивый идиот рядом с тобой!

― Конечно, нравлюсь! ― фыркнула я. ― Наш брак даст ему одаренных детей и усилит род. Какая разница, что я из себя представляю. Я всего лишь сосуд с магией.

― Все вовсе не так! ― схватился за голову друг. ― Что я наделал…

Я надеялась, что Эйдан поможет найти способ расторгнуть брак, но теперь сильно сомневалась в этом.

― Не пори горячку!

Райли хотел сказать что-то еще, но из кабинета Роберта вышла Дафна, и меня пригласили внутрь.


Эйдан


В кабинет Роберта Сильвия буквально вбежала. Злая, словно разъяренная тигрица. Глаза сверкали голубым огнем, рыжие волосы торчали во все стороны. А ведь блокираторов, судя по свободно спадающим рукавам, на ней нет. Не спалит ли кабинет? Конечно, не факт, что браслеты способны сдержать ее мощь, но они все же внушали надежду. Что у нее опять случилось? Сильвия умела находить неприятности.

Эйдан стоял у окна, Роберт, уступив стол следователю Яну Горди магу из Управления, занял кресло для гостей. Тут же лежал кристалл, который использовали для записи.

Сильвия сделала реверанс и села. Заметив герцога, она недовольно поморщилась. Вот ведь рыжая! Чем он ей не угодил? Эйдан верил словам дяди. Стихии не соединили бы их, не будь у них чувств друг к другу.

Да, все произошло слишком быстро… Эйдан даже не успел официально расстаться с Алишей. Он сомневался в том, что та будет лить слезы по несостоявшейся свадьбе, но все-таки чувствовал себя виноватым.

― Доброе утро, леди Сильвия, не стесняйтесь, пожалуйста, ― заговорил Горди. ― Расскажите все о событиях вчерашнего дня.

Чтобы не смущать девушку, Эйдан отвернулся к окну. Рассвет полыхал на небе, во внутреннем дворе замка слуги приступили к работе. Леди Эвелин прислала записку, в которой убеждала устроить общий ужин. Меньше всего герцог желал видеть многочисленных гостей. Как будто у него мало дел! Нужно поговорить с новоиспеченной женой, заняться делами гильдии, благо теперь он знал, как починить артефакт… Выспаться, наконец!

Сильвия оказалась внимательна и не упускала из виду ни одну деталь.

― Перед Долиной озерных порталов я почувствовала, что мои блокираторы нагрелись, хотя я не нервничала, ― Сильвия вдруг осеклась. ― Они же остались там!

Эйдан увидел, что его брачные татуировки засветились. Похоже, они реагирует на волнение девушки.

― Ничего страшного! ― вмешался в разговор герцог. ― Уверен, вы сумеете удержать магию под контролем.

Сильвия все еще нервничала, и руку Эйдана начало печь. Он и не думал, что между ними настолько сильная связь. Ведь после заключения брака не прошло и суток.

― Мой кабинет оборудован целой системой артефактов, пожар нам не угрожает, ― мягко вмешался Роберт. ― Продолжайте.

Успокоившись, Сильвия подробно пересказала подробности случившегося, особое внимание уделив происшествию с Хлоей.

― От чего вы проснулись? ― спросил следователь Горди. ― Наши специалисты обнаружили, что леди Хлоя применила мощное заклинание сна. Все, кто лежал на земле, не могли противиться ему.

― Не знаю, ― пожала плечами девушка. ― Меня как будто что-то толкнуло в спину. Может, это предчувствие? Сперва я не поняла, что происходит, а потом увидела Хлою, угрожающую Алише…

Роберт и Эйдан обменялись взглядами. Слишком много странностей сопровождало Сильвию. Огромная сила, предчувствие, теперь иммунитет к универсальному и не имеющему отказов заклинанию…

Схватка с големом особенно заинтересовала следователя. Слушая Сильвию, Эйдан чувствовал самый настоящий ужас. Откуда в этой молоденькой девушке столько бесстрашия? Перегородить дорогу голему! Она не могла не понимать, что идет на смерть. Чудо, что Хлое не хватило сил, и заклинания сна рассеялось.

Какая храбрая жена ему досталось! Жена… Эйдан покатал непривычное слово на языке. Даже не верилось, что они с Сильвией женаты волей стихий.

― Почему голем восстал, после того как мы с Его Светлостью уничтожили его? ― задала вопрос Сильвия.

― Голема, напоенного жизненной силой, могут уничтожить три стихии,― пояснил следователь Горди.

Эйдан поморщился. Признаться, он совсем забыл об этом обстоятельстве, и его ошибка едва не стоила им жизни. Для обычного голема достаточно двух стихий, и герцог полагал, что схватка закончена. Когда чудовище восстало, он едва успел отшвырнуть Сильвию в сторону и тем самым спасти жизнь. Сам он отделался сотрясением и сломанными ребрами, одно из которых почти проткнуло легкое. Хорошо, что Алиша и Райли присоединились к Сильвии, а раны зажили сами собой во время благословения стихий.

― А почему все это вообще случилось? ― прикусила губу Сильвия. ― Нас затянуло в портал, а выбросило в таком странном месте...

― Похоже, что в момент, когда леди Хлоя коснулась цветка, баланс стихий был нарушен, а циркуляция потоков в источниках прервалась, ― устало потер переносицу король. ― Что привело к этому, мы не знаем, но расследование продолжится. Благодарю за беседу, леди Сильвия, теперь вы можете отдохнуть.

Эйдан был удивлен: других Роберт не посвящал в такие подробности.

― Спасибо, ― девушка поднялась и, попрощавшись, направилась к двери.

Герцог поспешил за ней. Сколько можно откладывать разговор? Успокоившаяся было Сильвия взглянула исподлобья. Определенно, причина ее гнева в нем. Но чем он успел ей насолить?

Эйдан открыл дверь перед девушкой и пропустил ее вперед. В приемной дожидался своей очереди Райли. Проходя мимо, брат отвел глаза. Герцог нахмурился: уж больно у него виноватый вид. Как в детстве, когда он ябедничал матушке.

Не дожидаясь мужа, Сильвия вышла в коридор, хлопнув дверью. Вот ведь… рыжая! Не успели пожениться, а она уже характер показывает!

― Может, поговорим? ― Эйдан догнал ее, начиная злиться. Любая из девушек в замке была бы в восторге, соединись ее стихия со стихией герцога! А Сильвия вовсе отказывается идти на контакт.

― Мейстресса Пэрри велела мне отдыхать, так что я отправляюсь спать.

― Отлично, тогда я иду с тобой.

― Что?!

Сильвия, споткнувшись, остановилась.

― Я же теперь твой муж, ― вскинул бровь Эйдан. ― Мы должны спать в одной комнате. Или все-таки поговорим?

Сильвия прикусила губу, размышляя. В конце концов она вздохнула:

― Ты прав, нам надо поговорить. Во многом Райли уже просветил меня, но хотелось бы внести ясность.

Эйдан озадаченно нахмурился. Что ей мог сообщить брат? О его симпатии? Судя по упрямому блеску в глазах и вздернутому подбородку девушки ― вряд ли. Да, им явно нужно поговорить. И прямо сейчас, пока этот клубок сомнений еще можно распутать.

Внимание мужчины привлекла приоткрытая дверь в пустой кабинет.

― Идем сюда. Мы оба зверски устали, но не хочется начинать наш брак с ссор.

Нижняя губа девушки дрогнула, но она быстро взяла себя в руки.

― Обещаю, тебе не придется выслушивать мои истерики.

Горничные, работающие на этаже, явно халтурили. На полу, столе и книжных полках было полно пыли. Впрочем, сейчас это волновало Эйдана меньше всего.

Напряженная Сильвия прошлась по комнате, выглянула в окно и, наконец, остановилась.

― Ты знаешь, как разорвать наш брак?

Эйдан ошалело уставился на Сильвию:

― В смысле ― разорвать? Я вовсе не собираюсь разводиться, едва женившись!

Он надеялся, что его слова успокоят девушку, но попытка провалилась. Сильвия фыркнула, словно норовистая лошадь, и сложила руки на груди.

― Конечно, тебе наш брак выгоден! Ты получишь наследника с двумя стихиями. Райли все рассказал! А обо мне ты подумал? Его Величество дал мне пять лет свободы, целых пять лет! А теперь у меня их украли!

Герцог нахмурился и с трудом сдержал порыв обнять девушку и выбить эту дурь из ее головы поцелуем. Это бесполезно, пока она в таком состоянии. Но что же ей наговорил братец? Неужели рассказал про критерии выбора супруги? Вот ведь паршивец, вечно лезет не в свое дело!

― Знаю, все случилось слишком неожиданно, ― произнес Эйдан. ― С Алишей вышло не очень красиво, но я счастлив, что мы поженились. Ты привлекла мое внимание с самого появления в Киаринте. Я постоянно думал о тебе, злился, видя с Мартином... Ты дорога мне, Сильвия.

Девушка скептически выгнула бровь, и герцог понял: не верит. Все, что он сейчас скажет, она не воспримет всерьез…

― Хорошо, ― тряхнул головой Эйдан. ― Давай поговорим о тебе. Выходит, ты равнодушна ко мне?

― Именно, ― Сильвия ответила, не колеблясь, и герцог поморщился. Его мужская гордость и так трещала по швам, но девушка добавила: ― Нам лучше найти способ расторгнуть брак.

Впрочем, последние слова рыжая произнесла уже не столь уверенно. Эйдан сделал шаг вперед.

― Если я тебе никогда не нравился, то почему стихии соединили нас? Не слышал, чтобы в магическом союзе влюблен был лишь один.

Сильвия вздрогнула и подняла удивленный взгляд. В ее глазах плескалось недоверие и растерянность. Взяв себя в руки, девушка вскинула подбородок:

― Наверное, они приняли мое раздражение за симпатию.

― А может, ты обманываешь саму себя?

Эйдан сделал еще один шаг вперед, и Сильвия отпрянула, упершись в покрытый пылью стол. Теперь их разделяло всего несколько футов.

― Вовсе нет! ― голос девушки дрогнул. ― Я просто испугалась за твою жизнь, только и всего!

Их брачные татуировки ярко сияли в полутемной комнате. Эйдан прикипел взглядом к манящим губам Сильвии. Шеи девушки касались завитки волос, будоража воображение герцога. Ни одна женщина не будила в нем подобных чувств!

― Ты помнишь о проигранном желании? Ты должна мне поцелуй.

Сильвия, словно завороженная, облизнула губы, глядя на мужчину. Эйдан, одним движением сократив расстояние между ними, заправил локон девушки за ушко. Нежно, подушечками пальцев погладил ее по щеке, каждую секунду опасаясь, что жена отвесит ему пощечину. Она ― словно дикая птица, которую надо приручить. Одно неловкое движение ― и улетит.

― Эйдан, не надо… ― слабо выдохнула Сильвия, положив руку на грудь мужчины. Казалось, она хотела оттолкнуть его, но остановилась. Кожа под ее ладонью буквально горела.

Пропади оно все пропадом! Он рискнет! Эйдан приподнял подбородок Сильвии и наклонился к ее полураскрытым губам.

Дверь позади оглушительно хлопнула, и герцог едва не выругался. Кого принесло в такой момент? Сильвия, мгновенно пришедшая в себя, отскочила в сторону. Обернувшись, Эйдан увидел мать. Поджав губы, она вплыла внутрь и окинула их недовольным взглядом.

― Эйдан! Я ищу тебя по всему замку, а ты занят тут с... девицей.

Герцог спиной почувствовал, как вздрогнула Сильвия.

― Матушка, я безмерно уважаю вас, но не позволю оскорблять Сильвию, мою жену, ― процедил сквозь зубы он и развернул руки, продемонстрировав брачные татуировки. ― Перед вами полноправная хозяйка замка Лайран.

Леди Эвелин побледнела и пошатнулась. Сильвия тихонько охнула, не спеша выходить из-за спины мужа.

― Эти узоры… Хочешь сказать, что вас соединили стихии? Магический брак? ― свистящим шепотом поинтересовалась мать.

― Именно, ― кивнул Эйдан. ― И я надеюсь, что вы сумеете подружиться.

Сильвия с сомнением взглянула на герцогиню, и она ответила ей тем же. Эйдан вздохнул. Это будет непросто! Но мать должна избавиться от своих предрассудков по поводу рода Кэнн, тогда она полюбит Сильвию.

― Поздравляю с бракосочетанием! ― сделав над собой усилие, проговорила герцогиня. ― Эйдан, надеюсь, ты зайдешь ко мне перед ужином, чтобы обсудить столь неожиданное и… радостное событие.

Судя по поджатым губам и стиснутым в кулак ладоням, подобная фраза далась ей нелегко.

― Обязательно, матушка, ― кивнул Эйдан.

Забыв попрощаться, леди Эвелин вышла из комнаты. Похоже, новость стала для нее настоящим потрясением.

― Так на чем мы остановились? ― герцог обернулся к жене, с неудовольствием отметив, что она успела отойти.

― Думали, как мы сможем разорвать брак, ― упрямо сверкнула глазами Сильвия.

Эйдан едва не застонал. Момент был упущен, теперь она ни за что не подпустит его к себе.

― Думаю, это невозможно, ― развел руками мужчина. ― Мы же не можем обратиться к стихиям, как к храмовникам.

― Способ должен быть!

― Да, мы изучим в библиотеке литературу, посвященную магическому браку, ― мягко ответил герцог, смирившись с тем, что сейчас ему не переубедить жену. ― Но сперва надо поспать, мы уже больше суток на ногах, действие настоек мейстрессы Пэрри вот-вот закончится.

Сильвия сникла и устало качнула головой.

― Ты прав. Но не думай, что я забуду об этом!

― Я буду сидеть над свитками рядом с тобой. Хотя, Создатель знает, я и думать не хочу о разводе, я хочу быть с тобой.

Сильвия отвернулась, но Эйдан успел заметить ее заалевшие щеки. Впрочем, главное, чтобы она отправилась спать. Возможно, на свежую голову она откажется от этой идеи.

― Проводить тебя до спальни?

― Я справлюсь, ― отмахнулась девушка и вдруг воскликнула. ― Свиток! Нам ведь дали свидетельство о браке? Возможно, там есть что-то важное?

Эйдан поморщился. Он так надеялся, что Сильвия не вспомнит о нем… Конечно, он бы не стал утаивать свиток от нее, но сперва прочел бы его сам.

― Хочешь, чтобы я отдал его тебе?

Сильвия кивнула.

― Надеюсь, ты не будешь его жечь?

― Что ты! ― округлила глаза девушка. ― И не подумаю.

Эйдан вздохнул и протянул ей свидетельство, в которое она тут же вцепилась. Ему же разонравилась идея спокойного брака по расчету с Алишей? Теперь он имеет возможность насладиться огненным характером Сильвии!


Сильвия


Из комнаты я выскочила первой, чувствуя, как алеют щеки. Эйдан почти поцеловал меня. Более того, я сама хотела этого. Как-то странновато это соотносится с требованием о разводе! Близость герцога смущала и волновала меня одновременно. Удивительно, что магия огня не вырвалась наружу! Браслетов-то на мне нет…

Никогда бы не подумала, что буду благодарна появлению леди Эвелин. Ее неприкрытое изумление и расстройство отрезвили меня, и я наконец пришла в себя. Да, возможно, Эйдан все-таки привлекает меня. Немножко. Буквально самую каплю. Но я не позволю ему воспользоваться собой. А его слова о влюбленности… Я отказываюсь верить в них. На что только не пойдет мужчина ради укрепления своего рода.

Прижав заветный свиток к груди, я поспешила в свои покои. Я изучу каждую строчку, завтра отправлюсь в библиотеку… Способ должен быть!

К моему облегчению, Алиши в покоях еще не было, зато меня ждали сестры. Мы обнялись втроем, как когда-то в детстве, и я заплакала, почувствовав, что скручивающее внутренности напряжение начало отпускать.

― Не сдерживай слезы, ― приговаривала Эстер, гладя меня по голове. ― После всего, что случилось, ты имеешь на это право. Прости меня, я виновата перед тобой. Не распознала безумие Хлои, не думала, что отчаяние заведет ее так далеко…

― Ты не виновата, ― всхлипнула я. ― Сложно предположить такой исход. К тому же у меня есть подозрение, что на Хлою оказало влияние то место, куда нас перенесло. Оно по-настоящему жуткое, словно мертвое. Его Величество сказал, что маги уже расследуют случившееся.

― Знаю, ― кивнула Эстер. ― Надеюсь, больше подобное не повторится.

― Когда я увидела, как ты и… остальные исчезли, я была просто в ужасе! ― всплеснула руками Мелисса. От меня не укрылась небольшая заминка, и я прекрасно поняла, кого она имела ввиду. ― Хорошо, что Эстер уговорила Его Величество взять ее с собой.

Я перевела взгляд на покрасневшую сестру. Меня удивило, что она явилась вместе с магом и королем. Не еще один мейстер, не стражник… Роберт не смог отказать ей? Или боялся, что моя стихия снова вышла из-под контроля, и только сестра сможет меня успокоить? Что-то здесь не так…

― А ты и вправду теперь замужем? ― спросила Мелисса, лукаво посмотрев на меня. ― И откуда на тебе такое красивое платье? Свадебное, что ли?

Проигнорировав первый вопрос, я ответила:

― Нет, наряд мне создал мой огонь, как бы это странно ни звучало. Мое платье, как обычно, осыпалось пеплом, а взамен возникло новое.

Только сейчас у меня появилась возможность рассмотреть наряд. Ткань была плотной, но в то же время очень приятной на ощупь. Лиф украшала вышивка, напоминающая языки пламени, узкая юбка обвивала ноги. Я с удивлением отметила, что, наряд выглядел как новый ― даже пыли на подоле не осталось, Кровь на рукавах тоже исчезла.

― А у нас такие будет?

― Понятия не имею, Мэл. Я успела провести всего одну тренировку с мейстерами, и ни о чем таком они не говорили.

Сестренка хотела задать еще один вопрос, но Эстер поймала мою ладонь и отодвинула рукав. Синяя татуировка ярко засияла, а я скривилась.

― Какая красота!

Я не разделяла ее энтузиазма.

― Такое ощущение, словно узор движется, ― Мелисса потрогала его пальцем. ― Да, я вижу капельки воды.

Всмотревшись в татуировку, я фыркнула. Она права… Это ужасно, меня как будто пометили чужой стихией!

― Помнишь тот свиток, что мне дал Его Величество? ― сказала Эстер. ― Он про магический брак. Тебе стоило прочесть его первой, он бы подготовил тебя к случившемуся.

― Вряд ли, ― буркнула я. ― Я собираюсь разорвать этот брак.

Сердце болезненно екнуло, словно противясь моим словам. Признаться честно, я пока с трудом осознавала все, что произошло. Я и Эйдан… Я и не думала, что мы будем вместе. Одна мысль об этом заставляла меня трепетать.

Мелисса громко ахнула, а Эстер с сомнением взглянула на меня.

― Ты уверена? Мне казалось, что между тобой и Эйданом что-то есть.

Я упрямо закусила губу.

― Не хочешь поделиться со мной? ― мягко спросила сестра.

В памяти снова всплыли слова Райли, и в груди заболело. Я не готова пережить это еще раз.

― Не сегодня. Сейчас я хочу спать, мейстресса Пэрри велела мне отдохнуть.

― Конечно! ― поспешно встала Эстер. ― Прости за нашу пустую болтовню. Отправляйся в ванную, а я позабочусь об остальном.

Когда я, мокрая и счастливая, вернулась в спальню, меня ждала застеленная свежим бельем кровать. Не слушая мои возражения, сестра лично уложила меня и подоткнула одеяло, как в детстве. На глаза навернулись слезы. Как же мне не хватало родителей... Когда же они вернутся в Киаринт?

― Спи спокойно, ― сестра поцеловала меня в щеку и грустно улыбнулась. ― Надеюсь, хотя бы ты станешь счастливой.

Эстер, утянув Мелиссу за собой, вышла из комнаты, и только тогда я сообразила. Она сказала «хотя бы ты». Что же ее мучает? Определенно, нам нужно поговорить по душам.

Как назло, сон не шел. С полчаса я ворочалась в постели и наконец сдалась. Поднявшись, бросила взгляд на вешалку, на которой оставила «огненное» платье, и удивленно вскинула брови. Наряд исчез. Похоже, не предполагается, что я надену его во второй раз. Жаль, он мне нравился…

Вместе со свитком Эйдана я вновь забралась в постель, изрядно нервничая. А что, если мои надежды тщетны? Развернув свидетельство о браке, на пару секунд ослепла. Строчки буквально горели золотом. Я с опаской потрогала заглавную руну и отдернула руку. Она была горячей.

Сделав глубокий вдох, наконец вчиталось в содержимое пергамента. В самом верху значилась надпись:

«Эйдан Лайран и Сильвия Кэнн волею Стихий объявляются мужем и женой».

Я поморщилась. Храмовники хотя бы спрашивают согласия у жениха и невесты! Отбросив последнюю мысль, сосредоточилась на тексте. Раздражение делу не поможет.

Ниже было указано следующее:

1. Между мужем и женой, соединенными стихиями, возникает крепкая магическая связь.

2. В ауре новобрачных появляется особый знак, свидетельствующий о браке.

И это все? Я же не узнала ничего нового! Ничегошеньки! Про магическую связь не трудно догадаться, а про знак на ауре рассказал Роберт. Я перевернула свиток, надеясь найти еще хоть что-то. Пусто!

В отчаянии уронив голову на колени, я застонала. Не знаю, что я рассчитывала увидеть… Какую-нибудь ритуальную фразу? Произнеси три раза «Не хочу замуж», и узы спадут? Как же глупо… Все-таки без библиотеки мне не обойтись.

Убрав бесполезный свиток, я растянулась на кровати и укрылась одеялом. Конечно, я бы с удовольствием сожгла его, но вряд ли это поможет. Я еще не настолько отчаялась…

Кажется, действие лекарских настоек постепенно слабело, и глаза начали слипаться. Между лопатками зачесалось, и я заворочалась, пытаясь унять зуд. Уже сквозь сон услышала шум в гостиной и голос Алиши, разговаривающей со служанкой.

Проснувшись, я обнаружила в спальне горничную, расправляющую на манекене роскошное жемчужно-белое платье с открытыми плечами и пышным подолом.

― Простите, леди! Я вас разбудила, ― она сделала реверанс и скомкала край передника. ― Меня зовут Нэнси, Его Светлость велел приготовить для вас наряд на ужин.

― А сколько сейчас времени?

― Половина седьмого, ― с извиняющейся улыбкой сообщила служанка. ― Если вы хотите сделать прическу, то следует поторопиться.

Ужин?! Наверняка в присутствии всех гостей Сезона Тишины, жаждущих подробностей нашего приключения. Мне стоило большого труда не скривиться и попросить Нэнси оставить меня на десяток минут одну.

Окончательно проснувшись, я выползла из-под одеяла и потянулась. Сколько я проспала? Не меньше десяти часов. Мейтресса Пэрри оказалась права ― я чувствовала себя гораздо лучше.

Выйдя в гостиную, я замешкалась. Алиша примеряла ярко-алое платье, вокруг нее крутилась швея с иголкой в руках. Встретившись взглядом с девушкой, я поежилась, опасаясь увидеть в ее глазах обиду или даже ненависть. Алиша взмахом руки отослала служанку и повернулась ко мне:

― Силь, поздравляю тебя с замужеством. Там, на озере, я была слишком ошарашена.

Голос подруги был спокоен, я не видела ни единого признака злости на ее лице.

― Ты совсем на меня не злишься? ― спросила я.

― За что? ― искренне удивилась Алиша. ― Вас с Эйданом соединили стихии, не мне спорить с ними. Да мы с ним даже не были официально помолвлены!

― Спасибо тебе! ― меня затопило облегчение. ― Я боялась, что потеряю твою дружбу.

Алиша улыбнулась и стиснула меня в объятиях, забыв о платье.

― Ты так много сделала для меня, вытащила из омута отчаяния и тоски по родителям. К тому же я давно замечала интерес Эйдана к тебе. Благословение стихий ― вполне закономерный итог.

На языке крутилось все, что я думала об этой ситуации, но я промолчала.

― Его Величество прислал нам приглашения на сегодняшний ужин, ― Алиша кивком указала на бюро. ― Надо поторопиться, если мы не хотим опоздать.

Следующий час был посвящен чисто девичьим делам: макияжу, прическе и переодеванию. Когда все было готово, я посмотрелась в зеркало, раздираемая противоречивыми эмоциями.

Платье было великолепно. На свету ткань переливалась, подчеркивая цвет моих волос, а силуэт выгодно обрисовал мои достоинства. Все было замечательно, за исключением открытых плеч и рук! Я так надеялась, что мне удастся спрятать татуировки от посторонних взглядов. Я еще сама не свыклась с ними. Представляю, каким вниманием одарят меня гости. Хорошо, если смогу хоть что-то проглотить за ужином.

Может, переодеться? С чего я вообще должна выполнять просьбы Эйдана? От соблазнительной мысли пришлось отказаться. Рано или поздно обитатели замка все равно узнают о случившемся.

― Готова? ― спросила меня Алиша, и я кивнула.

― Леди! ― воскликнула Нэнси. ― Его Светлость велел дождаться его, чтобы вместе явиться на ужин.

― Думаю, я найду дорогу самостоятельно, ― уклончиво отозвалась я.

― Как вам будет угодно, ― в голосе служанки послышалось едва сдерживаемое напряжение. Казалось, она злится на меня за то, что я намерена ослушаться Эйдана. Странно…

В обеденный зал я шла медленно, мечтая, чтобы коридор никогда не заканчивался. Алиша бросала на меня озадаченные взгляды, но не расспрашивала, за что я была ей благодарна. Очень надеюсь, что подруге удастся исполнить свою мечту. Если бы не она и ее знания в области магии, все могло кончиться иначе.

Отвлекшись на размышления, я не сразу сообразила, что мы пришли. Обеденный зал встретил сиянием свечей, смехом и разговорами, смолкшими при моем появлении. Я неловко переступила с ноги на ногу, но спрятать татуировки было невозможно. Гости мгновенно уставились на мои руки, и я нервно сглотнула, жалея, что не послушала Эйдана. Тишина сменилась градом вопросов и восклицаний.

― Это то, о чем я думаю?

― Брачные татуировки!

― Кто же ее муж?

― Может, девчонка сама раскрасила себя?

Алиша сочувственно посмотрела на меня, а я вздрогнула, увидев на другом конце стола герцогиню. Она сверлила меня взглядом, от которого по спине прошелся холодок. Уверена, леди Эвелин успела переварить новость и придумать множество колкостей.

― Милая! ― в зал решительно вошел Эйдан и сжал мою ладонь. ― Ты уже здесь?

Сердце радостно забилось. Я спасена! Мельком я отметила, что его сюртук гармонирует с моим платьем. Герцог обернулся к гостям и ослепительно улыбнулся:

― Леди и лорды, счастлив представить вам мою супругу ― леди Сильвию Лайран, новую хозяйку замка. Нас благословили стихии.

Я растерянно улыбалась гостям, только сейчас осознав, что действительно вошла в его род. Теперь я не Кэнн, не проклятая, презираемая обществом девица, а жена наследника престола. Головокружительное вознесение!

По залу пронесся громкий шепот. Теперь все знали, что я умудрилась заполучить самого завидного жениха! Девушки смотрели на меня с ненавистью, их матери ― с досадой и презрением. Мне захотелось спрятать голову в плечи и выбежать из зала.

― Поздравляю, племянник! ― первым к нам приблизился король, вошедший в зал следом за Эйданом. Он обнял и похлопал племянника по спине, а затем остановился напротив меня и поцеловал мою руку. ― Добро пожаловать в семью, Сильвия!

Голос Роберта был искренен, и я не могла не ответить ему улыбкой, несмотря на то, что была ошарашена всем происходящим.

Неприкрытое одобрение короля заставило остальных гостей зашевелиться и подняться из-за стола. К нам потянулась вереница поздравляющих, но не всем удавалось скрыть разочарование. Одна из девушек вовсе разрыдалась и выбежала из зала.

Когда к нам подошел Мартин, я почувствовала, как напрягся Эйдан. Он сощурился и крепче ухватил мою ладонь, а узоры на моих руках вспыхнули ярче. Любопытное наблюдение. Выходит, мои татуировки реагируют на его раздражение.

― Поздравляю, ― склонил голову граф, совсем не напоминая того весельчака, которым я привыкла его считать. ― Надеюсь, что ты будешь счастлива, Сильвия.

Пока я собиралась с мыслями, Веллер, не дожидаясь ответа, взглянул на герцога.

― К глубочайшему сожалению, со стихиями не договоришься. Мне придется смириться, что вы увели у меня девушку.

― Очень на это надеюсь, ― отозвался Эйдан, но его спокойный тон не обманул меня. Муж явно злился.

Мартин криво улыбнулся и, словно дразня герцога, нарочито медленно поцеловал мою руку. Его губы не просто едва коснулись кожи, как предписано этикетом, а задержались на ней, обдавая горячим дыханием. Татуировки на запястьях раскалились, и я первой отодвинулась от Мартина.

― Держись от него подальше! ― прошептал мне на ухо Эйдан, едва граф отошел.

Мне хотелось ответить колкостью, но я промолчала. Когда поток поздравлений иссяк, мы, наконец, сели за стол. Только опустившись на стул, я поняла, что леди Эвелин так и не поздравила нас, демонстративно не сдвинувшись с места.


Эйдан


Когда Сильвия выбежала из комнаты, Эйдан выдохнул и покачал головой. Вот ведь строптивая девчонка! Он ведь видел:она хотела этого поцелуя не меньше его самого. Он уже почти почувствовал сладость ее губ, о которых мечтал последний месяц!

Однако вторжение матери ― и как только нашла их! ― испортило момент и спугнуло Сильвию. Неизвестно, сколько потребуется времени на то, чтобы снова сломать ее недоверие.

Эйдан вернулся в кабинет Роберта и занял кресло в углу. Брат, отвечающий на вопросы следователя, занервничал. Он принялся ерзать на стуле, поглядывая в сторону герцога. Когда допрос закончился, понурый Райли вышел вслед за братом в коридор.

― Что ты наговорил Сильвии? ― сразу перешел к делу Эйдан. ― Почему она собралась разводиться?

― Произошло недоразумение, ― сник Райли. ― Она переживала из-за Алиши, а я сказал, что она тебе не нравилась, тебя интересовала только водная магия.

― Отлично! Выставил меня дельцом, ― фыркнул Эйдан. ― Каждая девушка мечтает о таком муже! Что дальше?

Райли съежился еще больше:

― Я ляпнул, что в магическом браке дети могут получить обе стихии родителей.

Эйдан застонал и отвернулся, осознав, что именно теперь думает о нем Сильвия. Да, кажется, он слышал о подобной теории… Но едва ли она являлась для него определяющей. Ему была нужна сама Сильвия! Огненная девушка с непокорным характером.

― Прости, ― виновато улыбнулся Райли. ― Я попробую поговорить с ней еще раз, объясню…

― Вот уж избавь нас от своей помощи, ― покачал головой герцог. ― Мы разберемся сами. Впредь прошу тебя держать язык за зубами.

Райли быстро закивал, явно радуясь, что легко отделался. Эйдан покосился на него и вздохнул. Не уши же ему надирать?

После беседы с братом герцог отправился к себе. Несмотря на то, что стихии подлечили его, да и мейстресса Пэрри не обидела настойками, чувствовал он себя на редкость паршиво. Сначала сон, а потом насущные дела.

Окинув взглядом покои, Эйдан поморщился. Просторная, но выполненная в коричневых и синих тонах комната. Массивная мебель из темного дерева, никаких милых девичьему сердцу статуэток и кружева.

Понравится ли она Сильвии? Или придется менять обстановку? Впрочем, Эйдан был готов даже на это, лишь бы заманить жену в спальню. Особенно после откровений Райли!

Конечно, в хозяйских покоях имелась и вторая комната, предназначенная для жены герцога. Но Эйдан давным-давно приказал запереть ее и не входить даже прислуге. В тот год он только получил титул и подвергся настоящей атаке жаждущих замужества девушек. Второй вход в его покои был слишком соблазнительным, леди все время ошибались дверью. Теперь во второй спальне нужно делать ремонт, пока что жить там нельзя.

После крепкого сна герцог встал отдохнувшим. Тело больше не ныло, напоминая о прошлых ранениях, магический резерв практически трещал по швам. Вызвав камердинера, Эйдан велел направить служанку к Сильвии. Если не позаботиться об этом, то девушка явится на ужин в самом закрытом платье, которое отыщет в своем шкафу! Герцог же собирался всем сообщить о благословении стихий и продемонстрировать брачные татуировки.

На обещанный разговор с матерью Эйдан едва не опоздал. Взглянув на лицо леди Эвелин, он сразу же понял, что будет непросто.

― Садись, ― герцогиня налила чая в крошечную чашку и поставила ее на столик.

Эйдан, вздохнув, послушно опустился на соседнее с матерью кресло.

― Я знаю, ты не в восторге от этого брака, но со стихиями не спорят.

Леди Эвелин нахмурилась, и горестные складки в уголках ее губ стали глубже.

― Я надеялась, что твоей женой станет Алиша, но никак не проклятая из рода предателей! Ты, кстати, уверен, что она еще девица? Она водилась с Веллером, а он еще тот ходок…

― Хватит! ― твердо сказал Эйдан. Герцогиня вздрогнула, и чашка в ее руках звякнула, ударившись о блюдце. ― Она моя жена, и я не позволю тебе оскорблять ее.

― Я лишь желаю тебе добра, ― натянуто улыбнулась леди Эвелин.

― Тогда тебе лучше смириться с моей женитьбой и попробовать подружиться с Сильвией.

Герцог понимал, что матерью движет обида, но ее слова все-таки укололи его. Роман Мартина и Сильвии длился совсем недолго. Вряд ли он успел добиться хотя бы поцелуя. Но ревность, мучительная ревность змеей просочилась в сердце.

Разговор зашел в тупик, и, в два глотка допив чай, Эйдан поднялся. Ужин начинался совсем скоро, а ему еще необходимо было зайти за женой. Перед обществом лучше предстать вместе.

Впрочем, вскоре выяснилось, что с последним герцог промахнулся. Сильвия и не подумала дождаться его ― ушла с Алишей. Пришлось поспешить и нагнать ее у входа в зал.

От вида девушки в открытом платье у Эйдана перехватило дыхание. До чего же она красивая! Как бы ему хотелось украсть ее у праздной толпы и остаться с ней наедине. Лично снять с нее наряд, поцеловать бьющуюся жилку на шее... Но сперва надо пережить ужин.

Ситуацию спас Роберт, и гости потянулись с поздравлениями. Едва Эйдан немного расслабился, как явился Мартин. Он буквально ласкал взглядом Сильвию, а затем присосался к ее запястью. Сияющие татуировки он проигнорировал. Эйдану захотелось почесать кулаки о его самодовольное лицо, он с трудом сдержал порыв. К счастью, Сильвия сама выдернула руку.

Во время ужина в воздухе чувствовалась напряжение. Гости заметили, что герцогиня не поздравила молодоженов, и бросали на нее аккуратные взгляды. Сам Эйдан не удивился, его мать всегда была сложным человеком. Но все-таки стоит провести с ней разговор: нечего демонстрировать свое пренебрежение на глазах у всех.

Зато король буквально лучился счастьем, наводя на подозрения. Благословение стихий ― редкое явление, однако дядю оно не удивило. Случайно ли одной из сестер Кэнн в подопечные досталась именно Алиша? Роберт мог догадаться, что герцог заинтересуется девушкой с сильной водной магией. Может, он надеялся на такой расклад с самого начала?

Размышляя, Эйдан не забывал ухаживать за женой. Лично наполнял ее бокал водой, подкладывал лакомые кусочки, которые все равно остались нетронутыми. Девушка напрягалась от каждого его движения, ерзала на стуле, с трудом выдерживая град вопросов. Все хотели знать подробности случившегося на берегу.

Как только стало возможно, Эйдан поднялся и сообщил, что они с супругой уходят отдыхать. Несколько мужчин, позволивших себе скабрезные улыбки, тут же помрачнели, встретившись глазами с герцогом.

Выйдя из зала, Сильвия привалилась к стене:

― Я думала, это никогда не кончится. Во мне случайно нет дырок? Несколько твоих поклонниц прожигали меня взглядами.

― Поверь, у тебя поклонников нашлось не меньше.

Сильвия удивленно хлопнула ресницами. Неужели она действительно не видит, какой интерес вызывает у мужчин?

― Пожалуй, я и вправду отправлюсь спать, ― покачала она головой. ― Этот ужин выпил из меня все силы.

Эйдан кивнул:

― Идем, я покажу мои покои. Служанка уже должна была принести твои вещи…

― Причем тут твоя спальня? ― Сильвия споткнулась и удивленно уставилась на мужчину. ― Я буду ночевать у себя.

Эйдан вздохнул:

― Похоже, нам предстоит еще один разговор. Тут повсюду слуги, идем в мой кабинет.


Сильвия


В кабинет Эйдана мы шли в мрачном молчании. Не знаю, о чем думал муж, но вид у него был нерадостный. Переживает из-за матери? Леди Эвелин явно не обрадовалась нашему бракосочетанию и не собиралась принимать меня с распростертыми объятиями. Впрочем, последнее не на шутку встревожило бы меня.

― Проходи, ― Эйдан посторонился, пропуская меня в кабинет, и хлопком зажег магические светляки под потолком.

Здесь мне еще бывать не приходилось. Однако осмотреться я не успела ― герцог сразу же перешел к делу:

― Ты представляешь, какие слухи пойдут в замке, когда выяснится, что мы с тобой ночуем в разных спальнях? Не просто в разных спальнях, на разных этажах!

Я поморщилась. Да, пожалуй, это действительно странно. Но сдаваться я не хотела:

― Все же знают, что брак внезапный. Объяви, что мне нужно привыкнуть к тебе…

― Ага, ― усмехнулся герцог. ― Я же жуткий монстр! Что станет с моей репутацией, когда новоиспеченная жена сбежит от меня в первый же день?

― Да кто об этом узнает? ― буркнула я.

― Слуги. Уже наутро весь замок будет в курсе. А к вечеру к истории добавится множество живописных подробностей. ― Эйдан шагнул ближе. ― Но это не главное. Мы с тобой женаты, Силь. Нам придется научиться жить вместе, и я очень хочу, чтобы мы были счастливы.

― Как ты меня назвал?

Непривычно было слышать свое короткое имя из уст Эйдана.

― Силь… ― медленно повторил он, а я закусила губу, вдруг почувствовав волнение. ― Слышал, что тебя так называют сестры и Райли. Надеюсь, я удостоюсь этой чести? Можешь звать меня Дан.

― Дан, ― произнесла я, пробуя слово на вкус, и искоса взглянула на мужчину. Он вздрогнул и сделал еще один шаг ко мне. Его зрачки расширились, а янтарные искры в радужке засверкали ярче.

Сбрасывая наваждение, я упорно покачала головой.

― Пусть мы будем называть друг друга Дан и Силь, это ничего не изменит. Я не просила этого брака. Почему я должна идти тебе на уступку и изображать, что между нами все в порядке?

Эйдану мои слова явно не понравились. Отодвинувшись от меня, он нахмурился и криво улыбнулся:

― Я настолько противен тебе? Ты даже не хочешь попытаться? Или это из-за Алиши? Я еще не успел переговорить с ней, но мы все решим.

Я почувствовала укол сожаления и, опустив голову, тихо сказала:

― Алиша не злится на тебя или меня, но я… Моя магия…

Эйдан запустил ладонь в волосы. На его лице было написано какое-то странное выражение, расшифровать которое мне не удалось. Повернувшись ко мне, он с силой произнес:

― Твоя магия, бесспорно, очень важна. Не столько для конкретного рода, сколько для благополучия всего Киаринта. Я не буду отрицать, что это приятный бонус. Но стихии поженили нас не потому, что я мечтал получить одаренного сына. Они прочли в моем сердце чувства к тебе.

Эйдан сделал паузу и взял меня за руку. Я, завороженная голосом мужчины, и не подумала противиться.

― Предлагаю тебе сделку. Ты разделишь со мной хозяйские покои и изобразишь счастливую супругу перед гостями. Теперь ты герцогиня, и часть обязанностей, которую прежде выполняла мать, перейдет к тебе.

Я скривилась, представив, как обрадуется моему вмешательству леди Эвелин. Однако Эйдан не договорил… Какова его часть сделки?

― А что взамен?

― Взамен я помогу тебе отыскать способ расторгнуть брак, если он, конечно, существует.

Я вздрогнула и удивленно округлила глаза. Неужели Эйдан пойдет на это? Его Величество ясно дал понять, что доволен нашим союзом, ведь в этом случае королевский род станет значительно сильнее.

― Я не хочу тебя терять, ― пылко добавил Эйдан. ― Надеюсь, когда ты узнаешь меня получше, то передумаешь и, наконец, признаешь свои чувства. Но сейчас я готов пойти на это.

Я, сбитая с толку его тирадой, нервно облизнула губы. Герцог говорил серьезно, ни на секунду не сомневаясь в своих словах. Он так уверен в своих чувствах? Или в моих? Действительно ли я хочу разорвать брак? Может, мне просто нужно время, чтобы привыкнуть к своему новому статусу? Покачав головой, я поспешно проговорила:

― Согласна. Я изображаю идеальную супругу, а ты поможешь мне найти способ обойти волю стихий.

Стоило мне закончить фразу, как наши с Эйданом татуировки ярко вспыхнули, на мгновение ослепив нас.

― Похоже, стихии заверили наш договор, ― вскинул брови герцог. ― Я слышал сказки про то, что магический брак не дает супругам обманывать. Теперь ясно, почему. Раз мы пришли к соглашению, то… идем ко мне?

Я почувствовала, как щеки запылали от смущения, и обхватила себя руками, силясь успокоиться.

― Силь, я не трону тебя, если ты этого не захочешь, ― улыбнулся Эйдан.

― Вот еще! ― фыркнула я. ― Я же сказала, что хочу получить свободу.

Герцог хрипло рассмеялся.

― Конечно-конечно! Идем спать, женушка…

― С удовольствием, муженек!

Я первой направилась к двери. Мои губы сами собой расползались в улыбке, а на душе стало легко. Не зря я поговорила с Эйданом! Да, мне придется разделить покои с герцогом, зато он не будет удерживать меня против воли. Интересно, когда мы расстанемся, он женится на Алише? Или выберет кого-то еще? Нахмурившись, я отбросила эту мысль. Это меня совершенно не касается. Однако, безоблачное будущее, которое я рисовала себе, несколько поблекло.

Покои герцога находились на третьем этаже. Поднимаясь по лестнице, я сильно нервничала, словно нам на самом деле предстояла брачная ночь. Когда в конце коридора показалась пара слуг, Эйдан притянул меня к себе и прошептал на ухо:

― Улыбайся!

От близости мужчины у меня перехватило дыхание, и я с запозданием улыбнулась. Сердце гулко стучало в груди, от прикосновения горячей ладони мужа по коже разбегались мурашки.

К счастью, слуги прошли мимо, и Эйдан отодвинулся, вернув мне возможность дышать. Покраснев, я отвернулась и с преувеличенным интересом принялась разглядывать лепнину на потолке. Скептическое хмыканье мужа я предпочла проигнорировать.

― Ты уверен, что нам стоит демонстрировать «чувства» на публике? ― озадаченно спросила я. Кажется, этикет всегда порицал подобные фривольности.

― Конечно, ― не моргнув глазом, ответил герцог. ― Пусть порадуются за нас.

Хмыкнув, я покачала головой. Сейчас Эйдан застал меня врасплох, но впредь я не позволю ему это.

Мы остановились перед массивными дверями. Герцог приложил положил ладонь на ручку в форме драконьей головы, и та глухо рыкнула.

― Это еще что?

― Магическая защита. Поставил после того, как начался Сезон Тишины и ко мне заявилась Лилиан Бермон. ― Эйдан толкнул дверь. ― Завтра я попрошу магов включить отпечаток твоей ауры в список разрешенных.

― Какая честь, ― ухмыльнулась я. ― Я в святая святых Эйдана Лайрана. Чувствую, многие девицы были бы рады оказаться на моем месте.

― К счастью для меня, здесь именно ты. Располагайся.

Войдя внутрь, я осмотрелась. Комната была выполнена в сдержанных тонах, иного я от Дана и не ожидала. Окно выходило в сад, и до меня донесся запах цветов. Огромная кровать, застеленная ярко-синим шелковым бельем, заставила меня покраснеть, и я поспешно отвернулась.

― А где моя спальня?

― Туда ведет вон та дверь, ― Эйдан кивком указал налево и добавил: ― Правда, в нее никто не заходил уже несколько лет. Думаю, ей требуется ремонт.

― Что? ― возмущенно выдохнула я. ― А где спать мне?!

― В моей спальне, ― дразняще улыбнулся Эйдан. ― Временное неудобство, но нам вполне хватит места.

Я бросила гневный взгляд на мужа. Он же нарочно забыл сообщить мне об этой детали!

― Ты же помнишь, что у нас договор? Помочь тебе расстегнуть платье?


Эйдан


Сильвия залилась краской и грозно сверкнула глазами.

― Сначала я осмотрю мою спальню. Вдруг ты преувеличиваешь?

― Конечно, можешь убедиться сама.

Эйдан снял запирающее заклинание с двери, и та со скрежетом отворилась. Герцог первым вошел внутрь, и половицы под его весом заскрипели. В воздухе пахло сыростью, вся мебель была укрыта чехлами, а в углах висела паутина.

Сильвия, подобрав подол платья, переступила порог. Оглядевшись, она с сомнением протянула:

― В принципе, если вымести пыль, я вполне могу заночевать здесь.

― Думаю, горничная удивится подобному рвению в первую брачную ночь, ― покачал головой Эйдан. ― На ремонт потребуется несколько дней. Будет странно, если моя молодая жена будет жить в таких условиях.

Сильвия сникла, признавая правоту герцога.

― Переночуешь в моей спальне. Я не трону тебя, я же обещал.

Жена кивнула, опять краснея. До чего же она неискушенная! Обвинения герцогини абсолютно беспочвенны. Эйдану достался нетронутый цветок.

Вернувшись назад, Силь в растерянности остановилась посредине спальни герцога. Ее взгляд то и дело упирался в кровать.

― Помочь тебе с платьем?

― Я сама справлюсь, ― отчаянно покачала головой она.

Другого ответа он и не ожидал.

― Твои вещи в гардеробной, оттуда есть выход в ванную.

Сильвия поспешно скрылась в гардеробной, лишь створки дверей щелкнули.

Эйдан вздохнул и посмотрел вслед жене. В комнате все еще стоял аромат ее духов, будоража воображение. Сделка казалась ему верным решением, однако будет не просто. Сильвия так близко ― и все также недоступна.

Отыскав бутылку вина, Эйдан наполнил бокал и опустился в кресло. Если бы не Райли со своими объяснениями, все могло быть по-другому... Теперь же Силь замкнулась в себе. Она из чистого упрямства будет требовать развода!

Эйдан был почти уверен, что способа разорвать брак нет. Он никогда о подобном не слышал, но был готов помочь девушке в поисках. Возможно, за это время она признает свои чувства и доверится ему. Стихии не соединили бы их просто так!

Репутация, о которой Эйдан твердил, его вовсе не волновала. Какая разница, что подумают о нем гости? Впрочем, уловка удалась. Исполняя свою часть соглашения, Сильвия будет проводить больше времени рядом с мужем.

Девушка, закутанная в огромный банный халат, вышла из ванной спустя полчаса. Удивительно, что не просидела там до утра. А вот халат кажется знакомым…

― Разве Нэнси не принесла тебе сорочку?

― Моя одежда слишком... прозрачная! ― буркнула девушка.

― Ладно! ― герцог поднял руки вверх. ― Теперь моя очередь освежиться, ты пока что устраивайся.

Никогда прежде Эйдан не принимал ванну настолько быстро. А все потому что в спальне его ждала очаровательная женушка… Ладно, стоит взглянуть правде в глаза. Сильвия бы с удовольствием сбежала отсюда, будь у нее такая возможность. Но вдруг ему удастся переупрямить девушку? Чтобы не смущать жену, герцог надел штаны, хотя привык спать обнаженным.

Когда Эйдан вернулся в комнату, Сильвия лежала на кровати, по самую макушку укрытая одеялом. Кудрявые рыжие волосы рассыпались по подушке, напоминая о пламени. Девушка притворялась спящей, но ее ресницы трепетали, а дыхание изменилось. Герцог украдкой улыбнулся. Маленькая лгунья!

Сев на постель, он откинул одеяло. Сильвия по-прежнему не двигалась, однако нахмурилась и крепче вцепилась в свой край. Хмыкнув, Эйдан устроился поудобнее. Ему безумно хотелось обнять девушку, но подобного она точно не стерпит.

Пошевелившись, герцог почувствовал, как его ноги коснулся пушистый край халата. Неужели Сильвия легла спать прямо в нем? Что же она надела под него? Воображение не на шутку разыгралось, рисуя одну соблазнительную картинку за другой.

― Ты собираешься спать рядом со мной? ― не выдержала Сильвия.

Эйдан перевернулся на бок. Жена буравила его взглядом, что смотрелось довольно комично, учитывая натянутое по самый нос одеяло. Герцог лениво спросил:

― Что тебя смущает? Эта кровать огромная, места на троих хватит.

― Ты вполне можешь лечь на полу, ― упрямо заявила Силь.

― Тебя волнует мое присутствие? ― улыбнулся Эйдан. ― Может, нам все-таки не стоит разводиться?

― Ладно, лежи, где хочешь. Я буду спать! ― тут же фыркнула жена.

Сильвия отвернулась, а герцог едва не рассмеялся. Подождав несколько секунд, он добавил:

― Раз уж у нас сегодня брачная ночь, может, вернешь долг? Кажется, на берегу ты очень волновалась, что я умру, и ты останешься без поцелуя.

Эйдан затаил дыхание, ожидая ответа, однако девушка молчала. Неужели и вправду уснула? Или объявила бойкот? Зря он ляпнул про поцелуй. Нужно было дать ей привыкнуть к замужеству.

― У меня есть идея получше! ― Сильвия вдруг приподнялась на локтях, и халат, распахнувшись, обнажил плечо с тонкой лямкой ночной сорочки.

― И какое? ― с трудом выдавил Эйдан, завороженный бликами магических шаров на тонкой кожей.

― Давай приступим ко второй части нашего соглашения. В твоем замке есть библиотека?

Эйдан глупо моргнул:

― Ты хочешь в библиотеку? Сейчас?

Сильвия вернула на место халат и улыбнулась:

― Если ты не желаешь, чтобы завтра гости удивлялись, почему молодая супруга герцога бродит ночами по замку, советую проводить меня туда.

Эйдан застонал и искоса взглянул на закусившую губу девушку.

― Идет! Я провожу тебя в библиотеку. И даже останусь с тобой, помогу разобраться в книгах и древних свитках. Но сперва поцелуй меня.

Сильвия сложила руки на груди, явно не горя желанием исполнять обещанное. Но в ее взгляде не было отвращения, лишь страх. Кого она боится: мужа или себя?

― Все претензии к Мелиссе. Это из-за нее ты проиграла спор, ― продолжил Эйдан. ― Или Кэнн не выполняют свои обещания?

― Хорошо! ― тряхнула волосами Силь. ― Если ты так настаиваешь. Но затем библиотека!

Герцог растерянно кивнул. Он не ожидал, что девушка согласится. Она так упорно бежала от любой близости...

Нервничая, жена облизнула губы и придвинулась ближе. Эйдан не шевелился, опасаясь вспугнуть ее. Один раз поцелуй уже сорвался по вине герцогини, не хотелось бы наступить на те же грабли.

Сильвия пододвинулась еще, с каждой секундой теряя решимость. Ее дыхание участилось, на щеках расцвели пятна. Герцог едва удерживался от того, чтобы не сгрести девушку в охапку. Наконец она замерла рядом с Эйданом. Глубоко выдохнув, положила руку на грудь мужа и потянулась к его лицу.


Сильвия


Сердце колотилось, как безумное, а все тело дрожало от едва сдерживаемого напряжения. Эйдан был совсем рядом, я чувствовала аромат его мыла, видела, как потемнели его глаза. Слова герцога вывели меня из равновесия, и я решила, что он прав. Я проиграла и должна отдать долг. Сколько можно напоминать о нем? Но чем ближе было лицо Эйдана, тем отчаяннее я трусила.

С мольбой взглянув на мужа, я коротко выдохнула, и он, потянувшись мне навстречу, вдруг накрыл мои губы поцелуем. Дыхание перехватило, и я вздрогнула, привыкая к новым ощущениям. Дав мне несколько секунд, герцог углубил поцелуй и прижал меня к себе.

Рука Эйдана опустилась на мой затылок, вторая легла на талию, вызвав волну мурашек по всему телу. Мир сузился до нас двоих, я едва соображала, что происходит. Губы герцога были требовательными и ласковыми, я и не знала, что поцелуи могут быть настолько волнующими. Мое тело ослабело, кожа покрылась мурашками.

Вдруг пустой камин в спальне вспыхнул, искры брызнули во все стороны. Я отодвинулась от Эйдана, с трудом придя в себя. Это сделала я? Дар отреагировал на мое волнение?

Я перевела смущенный взгляд на мужа. Татуировки на его руках горели ярче обычного ― узор словно раскалился. Такое ощущение, будто они впитали в себя мою магию, предотвратив пожар.

― Силь... ― выдохнул Эйдан и с нежностью коснулся моей щеки. ― Я тебя...

― Нет! ― воскликнула я и приложила палец губам мужчины. ― Что бы ты ни хотел сказать, не нужно.

В глазах мужа светилась нежность.

― Как скажешь.

Мысли путались, и я покачала головой, словно это движение могло привести их в порядок. Осознав, что практически лежу на груди у мужчины, я поспешно отодвинулась в сторону, вновь краснея.

― Теперь будем спать? ― лукаво спросил Эйдан.

― В библиотеку, ― мрачно отозвалась я.

Муж нарочито громко вздохнул. Поднявшись, он набросил рубашку на плечи. И слава Создателю, потому что вид его крепкой груди смущал меня.

― Одевайся. Мы можем на кого-нибудь наткнуться.

Я прошмыгнула в гардеробную и прижалась разгоряченным лбом к двери. Что я наделала?! Зачем позволила ему прикоснуться ко мне? Ведь можно было ограничиться поцелуем в щеку! Или я сама хотела этого?

Эйдан мне нравится, глупо отрицать это. Но в глубине души я опасалась, что ему нужна лишь моя магия, а не я сама. Оставайся я проклятой безродной девчонкой, женился бы он на мне? Нет, он уже выбрал Алишу.

Стихии соединили нас, решив, что мы идеально подходим друг другу. Но, может, ими руководило лишь беспокойство о Киаринте? Вдруг Эйдан просто берет то, что само упало ему в руки? Как бы ни хотела, я боялась верить его словам.

Смахнув несколько слезинок, я переоделась в самое простое платье и заплела тугую косу. Я все правильно решила. Я попробую разорвать этот брак. Если я нужна Эйдану, то его это не остановит.

― Готова? ― уже одетый герцог стоял перед книжной полкой.

Я удивленно вскинула бровь.

― Пара книг меня не устроят, мы договаривались о библиотеке.

― Не беспокойся, я держу слово. Здесь у меня тайный ход, ведущий прямиком в библиотеку.

― Удачное совпадение, ― хмыкнула я.

Эйдан пожал плечами и вдруг снял висящий на стене кинжал. Не успела я задаться вопросом, зачем ему оружие, как он провел лезвием по пальцу и приложил окровавленную руку к стене. Мгновение ― и на ней вспыхнула ярко-фиолетовая руна, а прямо в стене появился проход.

― Родовая магия? ― удивилась я. Читала о подобном, но не думала, что доведется увидеть.

― Именно. Зато мы без помех доберемся до библиотеки.

Эйдан поманил пальцем один из магических светляков с потолка и запустил его в проход. Он осветил каменные стены и пол, покрытые паутиной.

Муж первым вошел внутрь, а я последовала за ним. То, что герцог открыл мне эту тайну, удивило и отозвалось теплом на сердце. Как будто я и вправду стала его женой.

Шли мы недолго. Несколько раз нам встречались развилки, и Эйдан уверенно выбирал дорогу. Однажды до меня донесся женский смех и жаркий шепот мужчины, звучащие откуда-то из-за стены. Герцог лукаво улыбнулся и жестом велел мне молчать.Я покраснела, сообразив, что мы рядом с чьей-то спальней.

Тайный ход закончился новой дверью, которую Эйдан снова открыл кровью. Я первой перешагнула порог, и магический светляк выскользнул вслед за мной, освещая обстановку. Похоже, мы в одной из секций библиотеки. Вокруг высились книжные шкафы, доверху заполненные книгами.

― Идем, здесь есть стол, ― сказал Эйдан. ― Я отправлю артефакт на поиск нужных нам книг.

Впереди обнаружился не только стол, но и диван, на который был наброшен плед. Возле пустого камина лежала стопка дров.

― Довольно уютно!

― Иногда я предпочитаю работать здесь, а не в кабинете.

Эйдан подозвал плавающий под потолком куб и положил на него ладонь. Когда тот загорелся бледно-желтым, герцог произнес: "Магический брак, стихийный союз и все, что с ними связано". Артефакт мигнул и, крутанувшись вокруг своей оси, поплыл вдоль рядов.

― Он доставит нам всю литературу по запросу, которую найдет.

― Как твой палец? ― спросила я.

― Уже зажил, не беспокойся. Кинжал заговоренный.

Понимающая улыбка на лице мужа заставила меня смутиться. Да, я волновалась о нем, ведь из-за моей просьбы ему пришлось воспользоваться тайным ходом. Обычное человеческое участие.

Надувшись, я отвернулась к камину. В библиотеке было прохладно, может, стоит разжечь его? Стоило об этом подумать, как прямо на моих глазах в камин поползли дрова, а следом вспыхнуло пламя. Ошарашенная, я замерла на месте. Огонь разгорался все ярче, и вдруг в нем мелькнула ярко-рыжая ящерица. С ее чешуйчатых боков сыпались искры. Заметив, что я на нее смотрю, она широко зевнула, высунув раздвоенный язык.

― Эйдан! ― шепотом позвала я. ― У вас в замке водятся ящерицы?

Герцог, приняв стопку свитков от артефакта, обернулся.

― Я подозреваю, ты говоришь не о некоторых скользких гостях? ― Заметив шевеление в камине, он добавил: ― Кажется, это саламандры. Они явились, почувствовав твой дар.

Одна из ящериц вылезла наружу и прыгнула на мой рукав. От неожиданности я вздрогнула. Саламандра поползла по одежде и добралась до ладони. Потершись мордой, она блаженно зажмурилась и застрекотала. С опаской я погладила ее по шипастой голове и тихонько выдохнула. Горячая!

― Поздравляю, Силь. У тебя появился питомец. Раньше низшие стихийные духи часто сопровождали сильных магов. Как ты его назовешь?

Словно подтверждая слова мужчины, саламандра довольно застрекотала.

― Пусть будет... Искорка?

Затаив дыхание, я залюбовалась ящерицей. Даже не верилось, что она пришла ко мне сама! Такая красивая... Яркая чешуя, хитрые зеленые глаза. Когда я, наконец, оторвалась от нового друга, на столе возвышалась гора фолиантов.

― Если ты хочешь, чтобы мы прочли их сегодня, то лучше поторопиться, ― сказал Эйдан.

Я опустила Искру обратно в камин и вздохнула.

― Ты передумала?

― Нет!

Следующие три часа пролетели незаметно. Я перебирала свиток за свитком, украдкой зевая. Пока что у меня не получалось найти хоть что-то полезное. Легенды, летописи и прочее,прочее... Все они твердили о том, что для заключения магического брака супруги должны испытывать сильные чувства (к слову, ничего о любви!) и владеть мощной магией. Сейчас бы уронить голову на кипу бумаг и вздремнуть...

― Я нашел, ― голос Эйдана прозвучал неожиданно. Я вздрогнула и перевела взгляд на него. Сердце испуганно забилось, а во рту появилась горечь. Так ли я хочу знать этот способ?

― Неужели?

― Это не совсем то, что ты хотела. Но думаю, это решение тебя устроит, ― муж пододвинул свиток ко мне и ткнул пальцем в нужную строчку. ― Если стихии ошиблись, то одинаковая метка на ауре супругов не проявится в полную силу, и татуировки на руках исчезнут в течение месяца.

В библиотеке повисла тишина, слышался лишь треск дров в камине.

― Ты хочешь сказать... ― я с трудом собралась с мыслями.

― Если брачные татуировки исчезнут, ты будешь свободна.

Я нервно сглотнула и взглянула на запястье, опасаясь обнаружить, что узор уже побледнел.

― Как видишь, от нас ничего не зависит, Силь, ― серьезно произнес Эйдан. ― Но у нас есть шанс сделать друг друга счастливыми. Воспользуемся им?

Я кивнула.


Утром, когда я проснулась, Эйдана уже не было. Подушка еще хранила отпечаток его головы и запах… Оглядевшись и убедившись, что в комнате никого нет, я наклонилась и принюхалась. Подушка пахла бризом. Вполне подходяще для мужа.

Муж? Я встрепенулась, поразившись самой себе. Как странно звучало это слово в отношении меня. До поездки в Долину я и подумать не могла, что обзаведусь мужем и стану герцогиней.

Я бросила взгляд на руки. Татуировки были на месте, а это значило, что пока что развод мне не грозил. С улыбкой я рухнула обратно на подушки.

Вчерашний свиток, обнаруженный в библиотеке, несколько успокоил меня. Если стихии ошиблись, то я получу развод. И помимо этого ― наверняка внушительную часть герцогского состояния. Но если нет… Дан прав, мы можем воспользоваться выпавшей нам возможностью сделать друг друга счастливыми.

Мои размышления прервал стук в дверь. Я приподнялась на подушках и разрешила войти. На пороге обнаружилась вчерашняя горничная ― Нэнси. В руках она держала поднос с завтраком.

― Доброе утро, миледи! ― защебетала девушка. ― Его Светлость назначил меня вашей личной горничной и сказал, что вы позавтракаете в спальне. Или желаете спуститься в столовую?

― Нет-нет, ― покачала я головой. Видеть герцогиню утром я точно не хотела. Только аппетит портить!

Нэнси помогла мне привести себя в порядок и сервировала стол. Я молчала, зато она болтала без остановки, то и дело вспоминая Эйдана. Я искоса наблюдала за девушкой. Ее взгляд был мечтательным. А стоило ей посмотреть на меня, как на лице появилась плохо скрываемая досада. Интересно… Она настолько предана хозяину? Больше похоже на то, что она влюблена в него! Это мне не понравилось, а в глубине души я почувствовала… ревность?

Затолкав новое чувство подальше, я заставила себя закончить завтрак. Вчера мы с мужем решили дать нашему браку шанс, а сегодня я уже пылаю от ревности! А ведь влюбленные девицы наверняка вполне укладываются в его привычную картину мира. Нет, я этого не потерплю. И найду себе другую горничную!

Когда Нэнси ушла, я решительно поднялась. Безвылазно сидеть в спальне Эйдана в мои планы не входило. Однако стоило выйти из комнаты, как мне навстречу попался мальчишка с запиской. Оказалось, что Его Величество просил меня зайти к нему.

Вздохнув, я свернула налево. Дорогу в его кабинет я успела выучить наизусть! В этой части замка гостей почти не встречалось, и вскоре я уже стучала в дверь. Открыл мне Моррис. Поздравив с бракосочетанием, он сообщил, что король ждет меня.

Его Величество сидел за столом, читая какие-то бумаги. Заметив меня, он встал и, тепло улыбнувшись, поприветствовал. Я ожидала, что в кабинете обнаружится Эйдан, но мы были одни.

― Спасибо, что пришла, Сильвия, ― начал король, когда я опустилась в кресло. ― Ты позволишь так называть тебя?

― Конечно, ― кивнула я. ― Честно говоря, я и сама хотела попасть к вам на аудиенцию.

― По поводу Эйдана и вашего брака?

― Нет, с этим мы разберемся сами, ― покраснев, ответила я. Не дело вмешивать в наши отношения короля. Тем более, он лицо заинтересованное. ― Я хотела узнать насчет родителей. Мы с сестрами волнуемся. После ритуала мы не получили ни одного письма…

Мой голос сорвался, но я прямо посмотрела на Роберта. Эстер безоговорочно доверяла Его Величеству, но я начинала подозревать, что с ними что-то случилось. Что-то, о чем нам не говорят.

― Сильвия… Я понимаю твои опасения, но поверь, мы не скрываем чету Кэнн от вас. После ритуала высвободившая из заточения сила захлестнула их, написать они не в состоянии…

― А надиктовать письмо? Ведь кто-то же навещает их? Вы сами говорили!

Роберт замялся, а мое сердце оборвалось. Он точно что-то недоговаривает!

― Ты не совсем понимаешь масштабы случившегося. Ричард и Каролина не в состоянии передать послание, огненная стихия захватила их разум.

― Но… это обратимо? ― замирая от ужаса, спросила я.

― Несомненно! Лекари говорят, что они пошли на поправку. Через пару недель они наконец прибудут в Киаринт.

― Пожалуйста, сообщайте мне всю информацию, касающуюся их, ― твердо попросила я, чувствуя себя виноватой. Я не думала, что им настолько плохо… Упивалась собственной трагедией с магическим браком и неконтролируемым даром!

― Сильвия, хочешь воды?

― Что? Нет, ― я покачала головой, приходя в себя. Оставалось надеяться, что лекари короля правы. ― О чем вы хотели поговорить?

Роберт все-таки налил воды и протянул мне бокал. Лишь когда я сделала несколько глотков, он продолжил:

― Я хотел попросить разрешения на исследование твоего дара. Он очень необычный, и дело не только в его силе. То заклинание сна, которое ты сумела сбросить, считается универсальным и строго запрещено. Специалисты подтвердили: ни один человек не в состоянии проснуться, находясь на земле.

Я нахмурилась:

― Может, меня разбудило какое-то животное? Или птицы?

― Их следов не обнаружено, ― развел руками Роберт. ― Мы полагаем, что твой дар сумел пересилить действие заклинания. Но хотелось бы исследовать его наверняка.

― Что от меня требуется?

― Придется повторить стандартные процедуры: слепок ауры, анализ крови. Мейстеры возобновят тренировки, чтобы ты научилась лучше обращаться с даром. Дальше маги будут действовать по обстоятельствам.

― Хорошо, я не возражаю.

Я и сама думала о том, что мне надо научиться владеть даром. Сейчас я все еще потенциально опасна, хотя брачные татуировки Эйдана каким-то образом реагируют и, возможно, сдерживают мою магию. Иногда перед сном я фантазировала о том, как после Сезона Тишины вместе с Алишей поеду в Академию. Будто нам удалось найти деньги на обучение. Мысль еще не успела оформиться в мечту, но в груди заболело. Теперь этот вопрос мне нужно решать с Эйданом.

― Отлично! ― в серых глазах короля появились смешинки. ― Передай мужу, что он должен присутствовать на твоих занятиях. Мейстер Доусон успел нажаловаться мне на твое коварство!

― Он был очень привязан к своей бороде? ― фыркнула я.

― Она была его святыней!

― Торжественно даю обещание: больше не буду покушаться на нее, ― подняла я руку.

Шуточный обмен репликами заставил меня улыбнуться, и беспокойство за родителей немного отступило. Эстер верит Роберту, надеюсь, все будет в порядке.

Распрощавшись с королем, я вышла из кабинета и замешкалась. Я понятия не имела, где находился мой муж и нужно ли мне искать его? Или я могу отправиться к сестрам, чтобы рассказать новости о родителях…

Признаться честно, я хотела увидеть Эйдана. После библиотеки мы по тайному ходу вернулись в хозяйские покои и легли спать. Я устроилась на самом краю широкой кровати, и герцог не стал возражать. Уснула я быстро, а утром муж уже исчез.

Задумавшись, я не сразу поняла, что меня окликнули. Подняв взгляд, обнаружила перед собой Лилиан, дочку леди Элеоноры Бермон, в компании незнакомой долговязой девушки. Я видела ее среди гостей, но имени не знала.

― Доброе утро, Ваша Светлость! ― сказала Лилиан, и, судя по вздернутому подбородку и раздражению в голосе, она позвала меня уже не в первый раз. ― Теперь, когда вы стали герцогиней, вы решили не здороваться с нами?

― Что вы, я просто задумалась.

Желания продолжать разговор у меня не было, но что-то подсказывало, что уйти сразу я не могу. Я же теперь герцогиня! Эйдан просил достойно выполнять свои обязанности. Думаю, общение с гостями тоже входит в этот перечень.

― Тогда мы настаиваем! ― надула губки Лилиан и подхватила меня под локоть. ― Позавтракайте с нами в малой гостиной. Ни мужчин, ни матерей, исключительно девичья компания.

Не успела я возразить, как они увлекли меня за собой.

Логово змей. Ядовитых!

Именно такое впечатление производила на меня обещанная «девичья компания». Здесь присутствовало гораздо больше девушек, чем я рассчитывала. Да я половину из них не знала! И с каждой минутой в гостиную входили новые леди, по-видимому, решившие поглазеть на меня. Хрупкая белокурая девушка вовсе куталась в шаль и имела крайне бледный вид. Похоже, даже собственная болезнь не смогла удержать ее в постели. По ее просьбе слуги разожгли камин, несмотря на утро, обещавшее жаркий день.

Меня усадили во главу стола, служанки подали чай и пирожные. Я вцепилась в чашку, испытывая желание загородиться ею от любопытных взглядов. Остальные девушки расселись тесным кружком вокруг. Я чувствовала себя диковинной зверушкой. Хорошо хоть, пальцем в меня не тыкали! Надо было уйти сразу, теперь придется пережить допрос. Я не обманывалась ― меня позвали сюда именно за этим.

― Еще раз поздравляем с замужеством, ― нарочито ласково заговорила Лилиан. Похоже, она была заводилой в компании. Ее платье украшала вышивка, ав уши ― массивные сережки. Пожалуй, слишком ярко для утра. Улыбка девушки меня не обманула: в ее глазах светилась зависть.

― Благодарю, ― с достоинством кивнула я и отпила чая.

― Магический брак ― это такая редкость! ― покачала головой Лилиан. ― Вам очень повезло, что Вас соединили с герцогом, а не, к примеру, с маркизом.

Я вскинула бровь:

― Мы с Эйданом влюблены друг в друга, стихии почувствовали это.

Лилиан заметно перекосило от злости, но она быстро взяла себя в руки. Плести интриги не так-то просто! Нужно уметь держать лицо. Улыбнувшись, я потянулась к пирожному. Эйдан был бы мною доволен.

― Мы очень рады за вас и Его Светлость, ― в разговор вступила другая девушка, та, что куталась в шаль. ― Кстати, кажется, мы еще не знакомы. Меня зовут Эллисон, я дочь маркиза Берроу.

― Приятно познакомиться.

Пожалуй, Эллисон была единственной во всей компании, кто не вызывал у меня раздражения. Надеюсь, сюда ее привела не любовь к сплетням, а банальная скука. Судя по всему, из-за болезни Сезон Тишины девушке приходилось проводить в своих покоях.

― Жаль, что вы с мужем не появились на завтраке, ― в нашу беседу вновь вмешалась Лилиан. ― Обычно молодожены предъявляют простыню как свидетельство невинности невесты.

Я едва не поперхнулась чаем. Переведя дыхание, произнесла:

― Какой-то варварский обычай! Нам ни к чему подобные проверки.

Девушки послушно поддакнули, при этом пристально рассматривая меня и явно сгорая от любопытства. Интересно, о чем они думают? Подозревают, что я успела лишиться невинности до свадьбы или поняли, что до постели у нас с Эйданом не дошло? Надеюсь, в этих слухах не замешана герцогиня! Она вполне могла приложить к ним руку. Ведь достаточно завуалированного намека…

― Вам уже представили управляющую замком? Наверняка руководить таким большим штатом прислуги не просто! ― заговорила третья девушка ― Марианна, дочь маркиза Нэриана.

― Еще нет…

― Меня обучали этому несколько лет. Уверены, что вы справитесь? ― спросила Лилиан.

Я стиснула зубы, начиная раздражаться. Похоже, она больше других недовольна нашей свадьбой. Можно подумать, своими расспросами она что-то изменит.

― Леди Эвелин наверняка не откажется мне помочь, ― твердо ответила я.

Весьма сомнительно, но признаваться в собственной некомпетентности, впрочем, как и уверять в том, что я справлюсь, не хотелось. Я понятия не имела, чего стоит управление огромным замком. Одних слуг здесь, пожалуй, несколько сотен!

― А как Эйдан в постели? ― понизив голос, спросила Лилиан. Сидящая рядом Эллисон мучительно покраснела.

Я крепче сжала чашку, чувствуя, как внутри поднимается негодование. Она решила перейти все границы приличия? Или намеренно хочет вывести меня из себя? Пламя в камине за спинами девушек взметнулось вверх, во все стороны посыпались искры.

― Вас это не касается. Забудьте о моем муже навсегда.

― Жены такие доверчивые, ― ухмыльнулась Лилиан. ― Считают, что мужья не будут им изменять.

Я сощурилась и сделала глубокий вдох. Кончики пальцев нагрелись, а сила внутри меня заклокотала, грозя вырваться наружу.

― Все зависит от конкретной женщины и конкретного мужчины, ― ответила я, поднимаясь. ― А вы слишком осведомлены для незамужней девушки. Большой опыт?

Лилиан покраснела и вскочила со стула. Ее лицо исказила зависть, смешанная с ненавистью. Жгучий коктейль! Остальные девушки переглянулись, явно чувствуя себя неловко.

― Мне пора.

Я повернулась к выходу, но Лилиан, в два прыжка оказавшись рядом со мной, дернула меня за плечо и прошипела:

― Ты еще пожалеешь!

Не успела я отреагировать, как что-то выпрыгнуло из камина и вцепилось Лилиан в волосы. Запахло паленым. Да это же вчерашняя саламандра! Девушка заверещала и попробовала стряхнуть существо. Однако это было не так-то просто! Ящерица извивалась и громко стрекотала. Несколько девушек замерли рядом, не решаясь прийти на помощь Лилиан.

― Искра! ― наконец пришла в себя я. ― Отпусти ее!

Ящерица послушно шмыгнула ко мне, оставив Лилиан в крайне потрепанном виде. На ее платье появились подпалины, некогда роскошные темные волосы клочьями повисли на голове.

Саламандра заползла на мои плечи и расположилась на манер воротника. Лилиан беззвучно хватала ртом воздух, не находя слов, другие девушки молча расступились передо мной. Я вышла в коридор, чувствуя себя виноватой. Она, конечно, стерва… Но и Искра здорово ее потрепала!

Отойдя от кабинета, я пересадила саламандру на ладонь и строго погрозила ей пальцем:

― Нельзя нападать на людей! Даже защищая меня.

Ящерица обиженно застрекотала и отвернулась.

― Не дуйся! Я очень благодарна тебе за поддержку, но теперь у меня могут возникнуть проблемы. А еще я не хочу, чтобы ты пострадала.

Искра потерлась узкой мордочкой о мою ладонь и быстро-быстро закивала. Я хихикнула. Кажется, мы найдем с ней общий язык. Даже не верится, что у меня появился питомец ― низший дух. Да еще такой боевой!

― Ваша Светлость, помочь вам? ― в коридоре показалась симпатичная светловолосая горничная в форменном платье. Она замерла в поклоне, не решаясь поднять взгляд.

Я не сразу поняла, о чем она. Лишь спустя несколько секунд сообразила, что Лилиан умудрилась надорвать рукав моего платья. Представляю, какой у меня вид. А еще герцогиня!

― Буду благодарна, ― кивнула я девушке. Нервы у нее крепкие! Не испугалась пылающей ящерицы на моей руке. Искра шмыгнула в сторону и растворилась прямо в воздухе.

Горничная предложила зайти в пустующую комнату и достала из кармана передника швейный набор.

― Я хорошо шью, даже заметно не будет, ― пообещала она, ловко орудуя иголкой.

― Как тебя зовут? ― спросила я.

― Лиззи, миледи.

 

Глава 2


После того, как Лиззи помогла мне, я вернулась в свои покои и обнаружила Нэнси, руководящую парой горничных. Они прибирались в спальне, которая, на мой взгляд, и так была безукоризненно чиста. Оказалось, что пока меня не было, заглядывал Эйдан. Я развернула оставленную им записку и невольно улыбнулась:

«Силь, мы с тобой поженились слишком внезапно. Приглашаю тебя вечером на свидание».

Кажется, Дан решил всерьез взяться за наши отношения! Его настойчивость обескураживала и внушала надежду. Впрочем, до вечера еще есть время…

Эстер я нашла в покоях, которые она прежде делила с Хлоей. Сестра была непривычно мрачна: она кусала губы и хмурилась. Она тепло поприветствовала меня, и я пересказала ей разговор с королем.

― Думаешь, родители скоро приедут? ― тихо спросила, я закончив.

― Очень надеюсь! ― с жаром ответила Эстер и искоса посмотрела на меня. ― А как ты после вчерашнего? Все в порядке?

Я покраснела, сообразив, что имеет ввиду сестра. Брачную ночь!

― Мамы нет рядом, я незамужняя, ― продолжила та. ― Но если тебе нужно поговорить…

― Нет! ― я отчаянно покачала головой, сгорая от стыда.

Я знала, что происходит между мужчиной и женщиной в постели. Сложно не узнать, если ты целыми днями болтаешься среди оленеводов, не обращающих внимание на девчонку. Но говорить об этом с сестрой? Нет уж!

― Скажи хотя бы, муж тебя не обидел?!

― Не волнуйся! ― поспешила успокоить я сестру. ― Все хорошо.

Рассказывать о том, что кроме поцелуя у нас ничего не было, я не стала. Если уж придерживаться нашей с Эйданом договоренности, то до конца! Вместо этого я перевела тему:

― А почему ты такая расстроенная?

Сестра отмахнулась:

― Не обращай внимания. Пришлось идти на общий завтрак. Ни тебя с мужем, ни герцогини с королем не было, гости завалили меня вопросами, чуть на клочки не порвали! Кстати, множество девиц интересовалось твоими увлечениями. Полагаю, будут набиваться к тебе в подруги.

Я вздохнула. Пока что от этого замужества сплошные проблемы! Но кто сказал, что строить отношения будет просто?!

― Эстер… ― я чуть помедлила. ― Причина только в этом? У тебя все хорошо?

― Я в порядке, ― слишком быстро ответила сестра, и я поняла, что она о чем-то умалчивает. Я уже открыла рот, чтобы расспросить ее, но осеклась. Я ведь тоже не рассказала о происходящем между мной и Даном. Жаль, что у нас появляются секреты, но всему свое время.

― Не хочешь сходить со мной к Хлое? ― спросила Эстер.

Я встрепенулась:

― К ней уже можно?

― Его Величество дал разрешение на посещения.

Хлою держали в северном крыле. Мы с Эстер уже неплохо ориентировались в замке, но чтобы найти дорогу туда, пришлось попросить помощи у секретаря короля. Следуя за молчаливым охранником, которого нам выделили в сопровождающие, я размышляла. В каком состоянии сейчас Хлоя? Вспомнила ли она, что случилось у озера?

Возле комнаты бывшей подопечной сестры дежурили двое вооруженных стражников.

― Ваша Светлость! ― мужчины встали по стойке «смирно», и один из них с извиняющейся улыбкой произнес: ― Простите, но нам придется обыскать вас.

После нас пропустили внутрь, а стражник, не обращая внимания на наши возражения, последовал за нами.

Комнаты Хлои не напоминали камеру заключенного. Обычная гостиная, разве что мебели мало ― все пространство занимали горшки с растениями, а у дверей стоял охранник. Сама девушка обнаружилась у окна, забранного решетками. Увидев нас с Эстер, она обрадовалась, уголки губ дрогнули в слабой улыбке. Хлоя направилась к нам, но на полпути замерла.

Сестра решительно преодолела оставшееся расстояние и обняла бывшую подопечную. Я, помедлив несколько секунд, присоединилась к ним. Несмотря на все случившееся, я все еще отказывалась верить в то, что Хлоя ― преступница. Не может девушка в одночасье обезуметь и натворить такое… Глупо было ожидать, что Эйдан женится на ней, если она уничтожит Алишу.

― Как ты себя чувствуешь? ― мягко спросила Эстер, когда Хлоя отстранилась. Девушка выглядела изможденной: на похудевшем лице ярко выделялись глаза, скулы заострились, а пальцы рук истончились.

― Уже лучше, ― отозвалась Хлоя и кивком указала на растения вокруг. ― Родная стихия помогает. Там, на озере, я выложилась на полную, практически сожгла себя. Пока что магия не вернулась.

― Что говорят лекари? ― спросила я.

Хлоя пожала плечами:

― Шанс на восстановление дара есть, но… Пожалуй, это ни к чему. Все равно его заблокируют. Через неделю состоится суд.

Эстер нервно зашагала по комнате:

― Ты что-нибудь вспомнила? Должна быть причина твоему странному поведению. Что говорят маги, расследующие дело?

― Нет, я по-прежнему не помню, что толкнуло меня на все это, ― тихо ответила девушка. ― Следователь Горди не делится со мной своими мыслями, но, полагаю, меня ждет заключение… В лучшем случае.

Сердце оборвалось. Я поняла, о чем умолчала девушка.

― Уверена, все будет хорошо, тебя оправдают! ― с жаром воскликнула Эстер, однако, судя по напряженному лицу, вряд ли она сама верила в свои слова.

― Скоро все выяснится, ― бесцветным голосом произнесла Хлоя и тут же добавила: ― Там, на берегу, вы с Эйданом поженились? Неужели стихийный брак? Поздравляю! Я думала, это сказки.

Я кивнула и продемонстрировала татуировки, не находя в себе сил на ответ. Эстер принялась рассказывать вместо меня. Ее подопечная слушала внимательно, даже изредка задавала вопросы, однако я понимала, что она всего лишь не хочет обсуждать суд.

Здесь мы провели несколько часов. Охранники так и не оставили нас наедине, все время стоя за нашими спинами. Позже нам принесли обед. Столовые приборы были деревянными, вместо вилок ― ложки. Хлоя смутилась, но мы с Эстер бодро принялись за еду.

Вскоре мы с сестрой распрощались с девушкой, пообещав прийти еще раз. Обратно шли в молчании, осмысливая увиденное. Эстер выглядела по-настоящему потерянной, Хлоя была для нее не только подопечной, но и подругой. Я даже не могла утешить ее! Вполне возможно, что Хлое грозит смертная казнь.

Время давно перевалило за полдень, и я поспешила в свои покои. На вечер у нас с Эйданом было назначено свидание, и я не знала, что именно он задумал. Может, он уже ждет меня? Или послал записку? Признаться честно, я соскучилась по нему за день.

Однако дойти до места я не успела ― из-за поворота появилась герцогиня. Она была одета в дорогое платье, посеребренные сединой волосы уложены в высокую прическу. Леди Эвелин остановилась и, смерив меня взглядом, произнесла:

― Вот вы где, леди Сильвия, ― мое имя в ее устах звучало почти как ругательство. ― Думаю, нам следует побеседовать.

Говорить со свекровью не хотелось. Я бросила короткий взгляд: решительное выражение ее лица не сулило ничего хорошего. Впрочем, мой отказ от разговора вряд ли поможет наладить отношения.

― Конечно, ― кивнула я.

Леди Эвелин предложила пройти в малую гостиную, куда нам подадут чай. Шагая рядом с женщиной, я гадала, чего стоит ожидать. Не похоже, что она сменила гнев на милость: губы поджаты, ни тени улыбки на лице, а спина прямая, будто она проглотила палку. С другой стороны, свекровь перестала меня игнорировать. Правда, пока неизвестно, чем это обернется…

Покои герцогини располагались недалеко. Жаль, я не успела подготовиться к разговору. Леди Эвелин первой пропустила меня в гостиную и дала время осмотреться, приказав прислуге принести чай. Комнаты были выполнены в сдержанных коричневых тонах, а скупая обстановка могла бы принадлежать мужчине.

Сделав глубокий вдох, я села в кресло и посмотрела на леди Эвелин. Та отпустила горничную и сама разлила чай. Молчание нервировало, и я заерзала в кресле. Взгляд упал на пустой камин, и я понадеялась, что Искра внемлет моему предупреждению и не вмешается в разговор. Сомневаюсь, что герцогине понравится пылающая ящерица с явно враждебными намерениями. Малейшая надежда на мир исчезнет!

― Признаюсь честно, ― наконец произнесла свекровь. ― Я не в восторге от стихийного брака. Уверена, мой сын достоин лучшей партии, чем девица из проклятого рода.

Я дернулась, словно от удара, и твердо посмотрела на герцогиню:

― Я не виновата в том, что совершил мой дед. И сполна заплатила за его преступление.

Леди проигнорировала мои слова и продолжила мысль:

― Теперь вы часть семьи Лайран. У вас непозволительно простой гардероб. Впредь надевайте нечто более подходящее вашему новому статусу. Я говорю не о кричащих фасонах или обилии украшений. Достаточно крохотных бриллиантов в ушах и цепочки. Ткани для повседневных платьев должны быть богаче.

― Вы руководили пошивом моего гардероба. Я надеваю лишь то, что у меня есть, ― хмыкнула я.

― Вечером я пошлю к вам модисток, ― леди Эвелин вновь не отреагировала на мой выпад. ― Сезон Тишины продлится еще несколько недель. Пожалуйста, отнеситесь внимательнее к выбору нарядов. Особенно, если собираетесь бывать на публике.

― Конечно, Ваша Светлость.

В душе поднялось раздражение, и слова дались с трудом. Возражать и лезть туда, в чем я не разбиралась, бессмысленно. Как жена герцога, я не должна уронить лицо. Смена гардероба ― не самое страшное, что меня ждет. Но почему нельзя отнестись ко мне по-человечески? Можно подумать, я обманом женила на себе Эйдана! Напротив, я пострадавшая сторона!

― Ваше воспитание оставляет желать лучшего. С завтрашнего дня у Вас начнутся занятия по этикету.

Я кивнула, хотя внутри все кипело от возмущения. Выходит, свекровь позвала меня лишь за этим? Сообщить, что я не гожусь в герцогини? Я это знала! Закончив, леди Эвелин замолчала и занялась чаем. Я тоже не спешила нарушать тишину, хотя ситуация здорово нервировала. От пирожных, принесенных горничной, я отказалась. Под немигающим взглядом герцогини немудрено и подавиться!

― Эйдан сказал мне, что хочет представить вам управляющую замком и остальную прислугу, ― поморщилась свекровь.

Что ж, вот еще одна причина раздражения.

― Да, он упоминал об этом.

Леди Эвелин прищурилась.

― Полагаю, мой сын не осознает, насколько велики пробелы в вашем образовании. После курса этикета вас начнут учить управлению замком, но пока, как и прежде, я буду заниматься этим сама.

Я до скрипа стиснула зубы, слегка прикусив язык. Боль отрезвила меня, и магия, клокочущая внутри, на секунду затихла. Да, леди идеально владеет техникой оскорблений. Она не сказала ничего обидного, но указала мне на место. Не то чтобы я мечтала взвалить на свои плечи заботы о таком огромном замке… Но Эйдан хотел, чтобы я занялась этим. Как ни крути, я теперь герцогиня, мне нужно учиться! Леди Эвелин же ясно дала понять, что не пустит меня на свою территорию.

― Может, вы сами дадите мне пару уроков? ― все-таки спросила я.

― В этом нет необходимости, ― покачала головой герцогиня.

Что ж, возразить мне нечем. Я намеренно шумно отхлебнула чай, чтобы досадить свекрови, и поднялась:

― Благодарю за крайне занимательную беседу.

Не дожидаясь ответа, я быстро вышла из гостиной. Плевать на приличия! Я почти не контролирую себя! Подушечки пальцев едва ли не дымились, пламя обжигало внутренности. Мне срочно нужно выплеснуть огонь наружу! Те комнаты, выложенные лиарном, гасящим магию… Мне надо туда!

Торопясь, я сбежала на самый нижний этаж и в замешательстве остановилась. Прямо по коридору располагалось несколько дверей, но лишь одна из них вела на нужную лестницу.

С моих рук сорвались первые языки пламени, и я охнула, пытаясь удержать силу в узде. Рядом материализовалась явно взволнованная Искра. Дальше по коридору показался незнакомый маг в мантии.

― Ваша Светлость, вам плохо?

― Комната из лиарна! Где? ― почти простонала я, борясь с собой. Искра обвилась вокруг моего запястья, принося облегчение. Кажется, она оттягивала мое пламя на себя.

Маг испуганно указал на конец коридора, и я кивком поблагодарила его. Скорее-скорее! Сейчас Эйдана нет рядом, чтобы погасить устроенный мною пожар! К счастью, цель была близка. Когда все мое тело охватил огонь, я как раз толкнула дверь и радостно выдохнула, увидев черный лиарн. Убедившись, что никого нет, выпустила силу наружу. Злость, обида и толика разочарования смешались в едином порыве, пламя с силой брызнуло во все стороны.

Почти сразу же пришло облегчение, словно лопнул старый нарыв. Бросив взгляд на свои руки, я хмыкнула. Мое платье снова исчезло, а его место занял тот огненный наряд. Похоже, стихия позаботилась обо мне.

С каждой секундой огонь слабел, я опустилась на пол и привалилась спиной к стене. Роберт прав: мне нужно изучать свою магию. То, что со мной происходит, весьма странно… Родители не рассказывали ни о чем похожем. Да, всем огненным магам сперва сложно контролировать свою силу, но не так же!

Когда мне полегчало настолько, что я осмелилась встать, в комнату вбежал обеспокоенный Эйдан, одетый в простую рубашку с закатанными рукавами и штаны. На лице мужа был написан самый настоящий ужас.

― Силь, что случилось?! Мои татуировки буквально горели, чуть не поджарили меня!

Герцог положил руки на мои плечи и пристально всмотрелся в мое лицо.

― Я в порядке, ― слабо возразила я. ― Меня захлестнул собственный огонь, блокираторов-то больше нет…

― Мейстеры сказали, что тебе нет смысла носить их, после благословения стихий они все равно не удержат тебя.

― Как ты нашел меня?

― Не знаю… ― убедившись, что я не пострадала, Эйдан перевел дыхание и пожал плечами. ― Я почувствовал, что с тобой что-то не так. Кажется, ты была сильно взволнована… Когда взбунтовались татуировки, понял, что ты борешься с пламенем и сообразил, куда отправишься.

― Спасибо, ― тихо сказала я.

Беспокойство мужа отозвалось теплом на сердце, напомнило, что я не одна.

― Что же тебя так расстроило?

― Посещение Хлои… ― про стычку с Лилиан я промолчала, нужно самой разобраться с зарвавшейся девицей. Но, помедлив, все-таки добавила: ― И разговор с твоей матерью.

Дан помрачнел. Зря я сказала… Выглядит так, словно мне хочется нажаловаться на свекровь! С другой стороны, умалчивать о встрече глупо.

― Что она тебе сказала?

― Неважно.

Я выпуталась из объятий мужа ― когда он успел прижать меня к себе? ― и поднялась. Пересказывать слова свекрови… Нет уж. Довольно того, что мне пришлось их выслушать.

― Хорошо, ― тряхнул головой Дан. Светлые волосы, выбившиеся из хвоста, упали ему на лоб, и я поймала себя на желании дотронуться до мужчины.

― Тогда пойдем в наши покои и переоденемся. Ты помнишь, что нам предстоит свидание?


Эйдан


Утром Эйдан долго смотрел на спящую Сильвию. Ночью она заползла на середину кровати и теперь лежала на животе, обнимая подушку. Кудрявые рыжие волосы рассыпались по плечам.

Какая же она красивая… Дан едва удержался от того, чтобы не остаться и не разбудить ее поцелуем. Рано. Слишком рано… Подумать только, еще пару месяцев он с трудом представлял себя женатым, а вчера радовался, что удалось уговорить жену отказаться от мысли немедленно разорвать брак. Вовремя ему попался этот свиток! Едва он подумал утаить его, как татуировки предупреждающе нагрелись, давая понять, что нужно исполнять свою часть договора.

Силь, узнав об этой лазейке, успокоилась и согласилась попробовать сохранить брак. Его судьбу решит ближайший месяц, и он должен быть идеальным.

Но сейчас Эйдану нужно уйти, не смущать своим присутствием Силь. Ей и так непросто смириться с проживанием в его спальне. Лучше дать время привыкнуть, с каждым днем сокращать дистанцию между ними.

Бросив последний взгляд на спящую жену, Эйдан вздохнул и вышел из спальни. Вызвав Нэнси, дал ей несколько указаний и направился в кабинет. Горничная предложила позавтракать, но герцог отмахнулся. Из-за происшествия в Долине озерных порталов, он и так порядком запустил дела.

До обеда Эйдан успел провести три встречи и подписать пару документов. Теперь, когда он знал, как стабилизировать артефакты, перед гильдией открывались новые перспективы.

Даже занимаясь делами, герцог все время думал о Сильвии. Он не представлял, чем она займется, но намеренно не стал давать каких-то указаний. Пусть сама распоряжается собой, он уже понял, что давить на нее бессмысленно. Именно поэтому Сильвию так разозлил магический брак ― она не любит принуждения. Пусть отдохнет, пригласит в покои сестер, поплачет. Что еще там делают девушки, когда их выдают замуж против воли? А уже завтра он познакомит ее с управляющей замка и попробует примирить с матерью.

После обеда Эйдан не выдержал и все-таки отправился в свои покои. Вот только застать жену не удалось. Куда она ушла? Пришлось оставить записку с приглашением на свидание. Идея показалась ему отличной, ведь так они смогут узнать друг друга получше. Фазу ухаживаний они уже пропустили, придется наверстывать!

Татуировки заныли, когда Эйдан был на тренировке. Бумажная работа занимала много времени, и герцог старался держать себя в форме. А бой на мечах ― с использованием магических щитов, чтобы не допустить ранений, ― отличная возможность сбросить скопившееся напряжение.

Сперва Эйдан не обратил внимания на слабое пощипывание кожи, ему как раз удалось загнать своего неизменного противника ― начальника охраны замка ― в угол. Но с каждой секундой боль усиливалась, и внутри Эйдана поселилась тревога.

― Ты в порядке? ― спросил Джонни, высокий мужчина с окладистой бородой.

― Давай прервемся, ― кивнул Эйдан. ― Мне нужно отлучиться.

Бросив оружие в тренировочном зале, герцог помчался в покои, даже не переодевшись. Тем временем татуировки светились все ярче с каждой минутой. Силь явно использует магию!

Догадавшись, куда отправится девушка, Эйдан бросился вниз, распугивая своим видом гостей и слуг. Зато никто не осмелился остановить егоили задать какой-нибудь глупый вопрос.

Увидев хрупкую фигурку жены, герцог облегченно выдохнул. Она в порядке. Судя по оплавленному вокруг лиарну и огненному платью, появляющемуся взамен сожженному, она снова вышла из себя. Успокоив девушку и выяснив причины ее гнева, Эйдан поморщился. Он не ожидал, что мать быстро сменит гнев на милость, но встречаться за его спиной… Что бы она ни сказала, вряд ли там будет нечто лестное. Он обязательно побеседует с ней позже, но сейчас Силь нужно отвлечь.

Для возвращения в покои Эйдан вновь открыл тайный ход. Хватит тешить гостей своим видом, да и жене ни к чему новые потрясения. Капля крови ― небольшая плата за ее спокойствие.

― Где будет проходить наше свидание? ― спросила Силь, когда они шагнули в спальню.

― Это сюрприз, ― улыбнулся герцог и расстегнул рубашку. ― Отдохни, пока я приведу себя в порядок.

Девушка чуть смущенно кивнула в ответ и отвернулась. Невольно Эйдан залюбовался ею. Платье, сотканное стихией, подчеркивало все достоинства фигуры, рыжие волосы притягивали взгляд.

Спустя час Эйдан и Сильвия выехали верхом из ворот замка. К седлу герцога была приторочена корзина со снедью для пикника. Солнце уже клонилось к закату, легкий ветерок дул с запада.

― Итак, наше свидание будет проходить на природе, ― Силь повертела головой, восседая на Удаче, и Эйдан поймал себя на желании пересадить ее на свою лошадь. Докрутится ведь!

― Замка с его обитателями в нашей жизни и так достаточно, ― усмехнулся Эйдан. ― Я хочу провести время наедине с тобой. У меня есть всего месяц, чтобы покорить твое сердце.

Силь залилась румянцем и пришпорила Удачц, вырываясь вперед. Как же мило она краснеет! Герцог пустил лошадь галопом и вскоре поравнялся с женой.

― Давай начнем с малого. Как прошел твой день?

Сильвия поморщилась:

― Весьма насыщенно. Я успела встретиться с Его Величеством, поболтать с Лилиан Бермон и ее прихлебательницами, навестить Хлою и выпить чаю с твоей мамой.

Эйдан присвистнул. Он, конечно, знал, что его жена не любит сидеть на месте, но чтобы настолько… Она успела облазить весь замок!

― Кстати, мне тут рассказали, что обычно гостям предъявляют простыню со следами…

― Даже если бы брачная ночь состоялась, я бы не стал следовать этому обычаю, ― покачал головой Эйдан. ― Кто тебя спрашивал об этом?

― Лилиан, ― вздохнула Силь.

Судя по выражению лица девушки, не просто спрашивала, а позволила себе оскорбительные намеки. До чего же настырная девица! Отправить бы ее домой под каким-нибудь предлогом, но Сезон Тишины связывает ему руки.

― Я поговорю с ней.

― Нет! ― вскинула подбородок жена. ― Я сама разберусь. Кстати, слышишь шум?

Прислушавшись, герцог понял, что откуда-то и вправду доносятся звуки. Разговоры и смех, кажется, музыка… Кто-то определенно весело проводит время. И наверняка возле облюбованного Эйданом озера!

Направив лошадь за холм, мужчина едва не выругался. Здесь раскинулось несколько шатров, вокруг сновали слуги, а с десяток гостей расположился на берегу в плетеных креслах. В центре сидел активно жестикулирующий граф Веллер.

― Мартин! ― процедил сквозь зубы Эйдан. И чего его принесло сюда именно сегодня? Прознал о том, что герцог хочет привести к озеру жену? Прислуга была в курсе.

Силь улыбнулась, заметив бывшего ухажера, и в груди Эйдана заворочалась ревность. Нужно уйти, немедленно! Неподалеку есть еще несколько озер.

― Ваша Светлость! ― воскликнул Мартин, поднявшись с кресла. ― Да еще и с супругой. Какой приятный сюрприз!

Граф подошел ближе и пристально уставился на Сильвию. Его изучающий взгляд не понравился Эйдану.

― Присоединитесь к нашей компании? Ужин скоро будет готов.

― Не думаю, ― ответил герцог, прежде чем Сильвия успела что-то сказать. Она украдкой посмотрела на свои татуировки и укоризненно покачала головой. ― Не будем вам мешать.

Эйдан кивнул остальным гостям, наблюдающим за беседой, и тронул поводья.

― Вы нисколько не помешаете нам, напротив, ваше присутствие украсит пикник, ― сделал попытку остановить его Мартин. Впрочем, его слова явно предназначались Сильвии. Он с нее глаз не сводил!

― В следующий раз, Ваше Сиятельство, ― девушка улыбнулась одними уголками губ и направила кобылу вслед за мужем.

Всю дорогу до следующего озера они молчали. Эйдан чувствовал на себе изучающие взгляды Сильвии, но не спешил начинать разговор. Возможно, он вел себя как избалованный ребенок, но он не собирался делить жену с другими гостями.

Добравшись до места, герцог спрыгнул с коня и помог Сильвии спешиться. Небольшое озеро раскинулось между ними, вдоль берега чинно плыла стая уток. Привязав лошадей к дереву, он обернулся и развел руками:

― Предлагаю провести наш пикник здесь. Место более дикое, зато спокойно.

― Мне нравится, ― оглядевшись, хитро улыбнулась Сильвия. ― И кстати, я проголодалась. Мы можем сразу перейти к той части вечера, где мы ужинаем?

Эйдан хмыкнул. Насколько же его жена отличалась от других аристократок. Они бы никогда не сказали подобного, ведь хороший аппетит считался чем-то постыдным.

― Не вопрос. Расстели покрывало на песке, а я позабочусь об ужине.


Сильвия


Эйдан ревнует меня к Мартину. Я отчетливо поняла это, когда мы столкнулись с графом у озера. Муж с таким неудовольствием смотрел на него, что у меня даже татуировки накалились! Он ведь не знает, что его ухаживания были ненастоящими. А я еще так старательно пыталась добиться развода...

Я искоса взглянула на герцога, лежащего прямо на покрывале. Рядом тихонько плескалось озеро, из рощи неподалеку доносились крики птиц. После ужина мы предавались ленивому отдыху. Самое то после круговерти последних дней. Может, рассказать ему правду? Тогда он перестанет ревновать меня. Впрочем, это не только моя тайна, но и графа. Пусть все останется как есть, со временем Дан остынет.

― О чем ты думаешь?

Вопрос мужа застал меня врасплох, и я покраснела, не желая пересказывать свои мысли.

― О разном, ― пожала я плечами. ― Например, я все еще не привыкла к зелени Киаринта. Здесь так красиво! Столько жизни даже в самой маленькой травинке.

Озеро и вовсе привело меня в восторг. Место действительно было диким, слуги не ухаживали за ним. Но в этом была своя прелесть. Иначе зачем нужен пикник на природе?

― Я бы хотел показать тебе Южное море, ― Эйдан пристально посмотрел на меня. ― Там безумно жаркие дни и бархатные ночи. Звезд на небе невообразимо много, кажется, что в них можно утонуть. Ты принадлежишь к другой стихии, но, думаю, после магического брака вода легко примет тебя.

Договорив, герцог приподнялся на локтях и оказался рядом со мной. Мое сердце забилось быстрее. Между нами осталось не больше пары футов, и это расстояние неумолимо сокращалось.

― Звучит неплохо! ― нарочито бодро отозвалась я и поднялась. ― Эйдан, ты не знаешь, что станет с Хлоей? Я беспокоюсь за нее.

― Дан, ― вздохнул тот. ― Хотя бы называй меня Дан, если уж мы будем говорить о делах. Пока что у нас мало информации, расследование только началось. Мейстеры выяснили, что в день поездки в Долину магический фон мира резко изменился. На целых десять часов ― именно столько мы провели у озера, ― циркуляция потоков была нарушена, а источники не восполнялись.

― И от чего это могло произойти?

― Хороший вопрос! ― хмыкнул муж. ― В истории магии не было зафиксировано подобных случаев.

В задумчивости я присела обратно на покрывало.

― Могли ли эти изменения магического фона повлиять на Хлою? Усугубить ее тайное желание? Тем утром она как раз злилась на Алишу, а уже ночью пыталась ее убить. Слишком быстро перешла от мыслей к делу.

― Возможно, ― кивнул Эйдан. ― Пока что мы не можем проверить эту версию, для ментального вмешательства Хлоя пока слаба.

― Суд… Она сказала, что скоро состоится суд.

― Да, перед ним мейстеры обязательно проведут процедуру. Есть еще кое-что… ― Эйдан нахмурился. ― То место, куда мы переместились, неспроста так странно реагировало на нашу магию. Расследование показало, что магический фон озера и леса донельзя истощен. Думаю, моя ментальная связь с Робертом не работала по той же причине.

Я покачала головой, пытаясь осмыслить слова мужа.

― Ты хочешь сказать…

― Кто-то буквально выкачал энергию стихий воды и земли, ― кивнул герцог. ― И мы не представляем, как это вообще возможно!

― Это не случайность, все связано, ― я подняла взгляд на мужа. ― И нарушение циркуляции потоков, и кража энергии!

― Мы пришли к тому же выводу. Завтра я вместе с магами отправлюсь к озеру, возможно, удастся вспомнить какие-то детали, чтобы помочь расследованию.

― Возьми меня с собой! ― выпалила я.

Эйдан вздохнул:

― Силь, это может быть опасно…

― Уверена, ты в состоянии позаботиться обо мне, ― улыбнулась я. ― К тому же я и сама опасна. Если что-то пойдет не так или объявится тип, придумавший все это, я просто сожгу его.

― Нисколько не удивлюсь, ― рассмеялся муж. ― Хорошо, я подумаю о твоих словах. А теперь, может, мы перестанем обсуждать государственные преступления и поговорим о нас? Например, какие твои любимые занятия? Что ты любишь?

Эйдан присел и вдруг притянул меня к себе. Оказавшись в его объятиях, я замерла, прислушиваясь к своим ощущениям. Сердце судорожно забилось, а кожа покрылась мурашками. Почему я так реагирую на его присутствие?! Это последствия благословения стихий ― или исключительно мои чувства?

― Я люблю прогулки, ― переведя дыхание, заговорила я. ― Обожаю бывать в новых местах, хотя на Ледяном Острове отыскать новое место довольно затруднительно. Именно поэтому я вместе с другом обшарила все пещеры и ущелья острова.

Несколько недель в году, зимой, погода окончательно портилась: ветер сбивал с ног, а температура опускалась настолько, что я не могла и носа высунуть из дома. В такие дни я зачитывалась приключенческими романами, которые выписывал отец, слушала его байки про учебу в Академии, играла в ронен со слугами или помогала маме с рукоделием. Впрочем, последнее я ненавидела, но она так старалась научить нас с сестрами этикету, музицированию... Мама желала дать нам достойное образование, несмотря на изгнание. Я и не думала, что ее уроки пригодятся.

― Ты говоришь о родителях с такой любовью. Мне бы очень хотелось познакомиться с ними, ― тихо заметил Эйдан.

― Его Величество уверен, что скоро они прибудут в Киаринт. Надеюсь, у тебя появится такая возможность. А что любишь ты?

Я вывернулась из объятий Эйдана и посмотрела на него. Тот пожал плечами:

― Несмотря на то, что моя жизнь протекала в благополучном Киаринте, я не могу похвастаться таким интересной детством. Я же наследник, меня рано начали муштровать. Отец ― он умер, когда мне исполнилось восемьнадцать ― лично занимался моим образованием, а он придерживался мнения, что детей баловать нельзя.

На лицо Эйдана набежала тень, и мое сердце болезненно сжалось. Похоже, детства у мужа не было. Из рассказов Райли я поняла, что наследника рода воспитывали куда строже, чем младшего сына,

― Может, именно поэтому ты сразу привлекла мое внимание. Еще тогда, в кабинете Роберта. С растрепавшейся прической, смелым взглядом и дерзкими словами. После я постоянно наблюдал за тобой. Ты, свободная от условностей, всегда говорила то, что думала. Я очень ценю это.

В голосе мужчины было столько эмоций, что у меня перехватило дыхание. А ведь когда-то герцог казался мне настоящей ледышкой.

― Силь…

Муж потянулся ко мне и медленно убрал прядку со лба. Его прикосновение отозвалось дрожью во всем теле. Словно завороженная, я провела пальцем по его подбородку, на котором пробивалась светлая щетина. Мои губы покалывало в ожидании поцелуя.

Эйдан медленно наклонился, но в этот момент за его спиной что-то вспыхнуло. Переведя взгляд, я удивленно охнула. На траве расцвел огненный цветок. Совсем как тот, что я видела у Серебристого озера, только гораздо больше!

― Ты видишь это? ― почему-то шепотом спросила я у мужа.

― Если не хочешь целоваться, не нужно выдумать причины, ― укоризненно покачал головой Эйдан.

― Я серьезно! Обернись!

Не дожидаясь Эйдана, я встала и приблизилась к цветку, затаив дыхание. Во внезапно наступившей темноте он выглядел невероятно. Как и в прошлый раз, цветок был полностью соткан из пламени, особенно ярко сверкал бутон размером с две мужские ладони. Даже в паре шагов от него меня обдавало жаром.

― Что это такое? ― позади послышался голос Эйдана, и мысленно я возликовала. Мне не почудилось, цветок действительно существует!

― Не знаю, я видела его дважды: возле Серебристого озера и во время выплеска силы после бала.

― Похоже, он реагирует на тебя. Смотри.

Эйдан сделал шаг в сторону и жестом поманил меня к себе. Не отводя взгляда от цветка, я направилась к мужу и изумленно охнула. Цветок выгнул стебель и развернул бутон ко мне. Вдоль спины пробежали мурашки. Выглядело это жутковато. Что этому пылающему растению от меня нужно?!

― Да, ― кивнул Эйдан. ― Теперь мы можем сделать однозначный вывод, что это не совпадение. Он появился здесь из-за тебя. Возможно, ты его и создала.

― Конечно, ― буркнула я. ― Пока ты меня пытался целовать, я плела заклинания, которых, к слову, не знаю.

Муж усмехнулся:

― Это было бы слишком большим ударом по моему самолюбию. Думаю, причина в твоих эмоциях.

Пока мы разговаривали, цветок покачивался из стороны в сторону. Такое ощущение, словно он зовет меня. А если попробовать потрогать его? Вряд ли он хочет причинить мне боль. Я сделала шаг вперед, но герцог перехватил меня за талию.

― Это может быть опасно, Силь.

― Ты когда-нибудь слышал о пылающих цветах? У нас есть шанс исследовать его. Уверена, это как-то связано с моим даром! ― запротестовала я.

Эйдан покачал головой:

― Нет, сперва мы побольше разузнаем об этом явлении. Достаточно того, что мы находимся рядом.

Я перевела взгляд на цветок, растопыривший листья, по которым пробегали искры. Похоже, он недоволен моим промедлением. Какая-то часть меня молила коснуться его, вторая, более благоразумная, считала, что Эйдан прав. А если это происки того типа, что выкрал энергию? Ни в чем нельзя быть уверенными.

Пока я размышляла, цветок вдруг нахохлился и ярко вспыхнул. От неожиданности я зажмурилась, а когда открыла глаза ― он уже исчез. Лишь на траве осталось выжженное пятно, да воздух все еще был горячим.

Почему-то мне показалось, что цветок обиделся на меня. Поймав себя на этой мысли, я покачала головой. Глупость какая!

Эйдан шагнул вперед и наклонился. Сложив пальцы в пасс, он создал крошечный купол, накрывший траву.

― Нужно исследовать это место. Я сделаю запрос магам. Если науке известно хоть что-то об этих цветах, то нам сообщат.

― Спасибо, ― поблагодарила я мужа. До меня окончательно дошло, что не будь Эйдана рядом, я бы не удержалась и обязательно коснулась бы цветка. Это какое-то наваждение! Но ведь тогда, на Серебристом озере,я не испытывала такого желания.

― Ты в порядке? Думаю, нам пора возвращаться.

― Конечно.

Я взяла себя в руки и принялась собирать покрывало. Как ни странно, лошади были спокойны: Удача щипала траву, кобыла Эйдана дремала. Мне казалось, что животные остро реагируют на магию…

В замок вернулись, когда на улице окончательно стемнело. Длинный день, наполненный множеством разных событий, подошел к концу. Кажется, сегодня общих мероприятий назначено не было, и мы с Эйданом без проблем добрались до своих покоев. Нэнси ждала нас внутри, готовая помочь раздеться или выполнить пару поручений.

― Ты отдал распоряжения по поводу ремонта второй спальни? ― с подозрением спросила я мужа, когда мы остались вдвоем.

― Да, завтра тебе принесут каталоги и образцы тканей для обивки. Обустроишь комнаты по собственному вкусу…

― А когда начнется непосредственно ремонт? ― хмыкнула я.

― Как только выберешь образцы, ― подмигнул Дан.

Я сложила руки на груди. Понятно, нам снова предстоит спать в одной постели. Исполнять обещание муж не торопится! Не то чтобы мне была противна его компания…Я понимала, что герцог и пальцем меня не тронет, пока я сама не позволю ему это. Но присутствие мужчины смущало. Мне нужна своя спальня, свое убежище, в конце концов! Так что выбор не затянется.

По очереди посетив ванну ― на предложение Эйдана сэкономить время и искупаться вместе я ответила отказом, ― мы легли спать. Я вновь устроилась на краю кровати. Пока что я не чувствовала себя готовой уменьшить расстояние между нами. Наши отношения настолько стремительно развивались, что начались с брака! Украдкой я бросила взгляд на руки ― татуировки привычно синели под тусклым светом магического светляка. Пожалуй, скоро я совсем примирюсь с ними. Уже засыпая, подумала о том, что так и не рассказала мужу о своем желании поменять горничную.

Открыв глаза, я не сразу осознала, что слышу чей-то приглушенный разговор. Лучи солнца проникали сквозь занавески, и я поморщилась.

― Ее Светлость сама назначила меня на эту должность! ― едва не плакал смутно знакомый женский голос.

― Конечно! Тебе и в голову не пришло, что нужно отказаться?

Встрепенувшись, я поднялась с постели. Плотнее запахнув халат, вышла в гостиную. Муж стоял напротив вчерашней горничной, Лиззи, и его взгляд не предвещал ничего хорошего. Что они успели не поделить? Или Эйдан хочет, чтобы мне прислуживала именно Нэнси?

― Что здесь происходит? ― громко спросила я.

Перепалка стихла. Лиззи с надеждой посмотрела на меня, а герцог с досадой запустил пальцы в волосы.

― Ты решила поменять личную горничную? Тебя не устраивает Нэнси?

― Да, ― я вскинула подбородок. ― Я не имею права сама выбрать прислугу? Лиззи мне понравилась.

Эйдан тяжело вздохнул и бросил горничной:

― Выйди.

Та, поклонившись, выскользнула за дверь, а я выжидающе посмотрела на мужа. Тот покачал головой:

― Не так я собирался об этом рассказать…

― Рассказать о чем? ― напряглась я.

― На протяжении нескольких месяцев Лиззи была моей любовницей. Я расстался с ней пару недель назад.

Я ошарашено выдохнула, отшатнувшись. В груди заболело, но я силой воли удержала равнодушное выражение лица. И почему я не удивлена? Одна горничная едва ли слюни не пускает на Эйдана, вторая уже успела побывать в его постели. И как же до меня не дошли слухи? Представляю, каким бы я стала посмешищем, приблизь к себе бывшую любовницу мужа.

― Силь, ― с силой произнес Эйдан. ― Я взрослый мужчина, и у меня есть прошлое. Я сделаю все, чтобы оно не касалось тебя. Я хотел отправить Лиззи из замка, но она беременна.

Я побледнела, а муж поспешно добавил:

― Нет, ребенок не мой, это исключено. Просто я дал Лиззи время на решение собственных проблем. Если тебя не устраивает Нэнси, то я найду другую горничную…

Я отвернулась, с наигранным интересом уставившись на картину на стене ― ярко-синий дракон, распахнув крылья, парил над морем. В глазах закипали злые слезы. Неприятно чувствовать себя дурой! И почему Лиззи ничего не сказала мне? Обрадовалась моему предложению и с кристально чистым взглядом обещала служить верой и правдой. Неужели думала, что я ничего не узнаю?!

― Я найду горничную сама, ― наконец обернулась к мужу. А лучше найму кого-то со стороны, чтобы быть уверенной, что девушка не успела отметиться в постели моего мужа.

― Надеюсь, это происшествие не приведет к ссоре? ― вкрадчиво спросил Эйдан и коснулся моей руки.

― Все в порядке, ― порывисто кивнула я, но все же отодвинулась. Во мне говорила ревность и обида, но я ничего не могла поделать с этим.

― Что ж, ― вздохнул муж. ― Если ты не передумала отправиться на место расследования, то будь готова к полудню.

Я пробормотала что-то на прощание, и Эйдан, бросив на меня последний взгляд, ушел.


Утренняя перебранка с мужем испортила настроение. Я самостоятельно оделась и привела себя в порядок, вновь прокручивая в голове его слова. Он прав, прошлого не изменить… Но неужели нельзя было отослать Лиззи подальше? Тем более с учетом ее беременности! Может, Эйдан привязан к девушке гораздо сильнее, чем хочет показать?

Эти мысли отравляли меня, но выкинуть их из головы не выходило. Нэнси принесла завтрак, и я вяло поковырялась в пышном омлете. Я только сейчас поняла, насколько красива была Лиззи. Рядом с ней, ее округлыми формами и плавными движениями, я выгляжу как угловатый подросток!

Сообразив, что мне не удастся проглотить ни кусочка, попросила Нэнси унести поднос с едой. Горничная послушно кивнула, а я искоса глянула на нее. Она тоже была весьма симпатичной, а ее наивный взгляд и исполнительность могли прийтись по вкусу Эйдану.

Разозлившись на саму себя, я вскочила и принялась нервно расхаживать по комнате. Неужели теперь я буду ревновать мужа к каждой девушке, появляющейся рядом? Я протестующе тряхнула головой. Это неуважение к самой себе! Если Эйдан действительно испытывает ко мне чувства, как утверждает, то никакая горничная его не заинтересует!

Приняв решение, я ощутила облегчение. Даже аппетит появился. Впрочем, позавтракать можно и у сестры. Я собиралась нагрянуть в гости к Мелиссе, расспросить ее о Райли, раз уже Эстер не в курсе его ухаживаний. Однако далеко уйти не успела ― Нэнси сообщила, что ко мне явились модистки. Я едва не застонала. Леди Эвелин велела обновить мне гардероб, но вчера мы с Эйданом уехали из замка.

― Пусть войдут, ― обреченно выдохнула я.

Нэнси открыла дверь, и в комнату вошли три женщины. Каждая держала в руках журналы или каталоги с образцами тканей.

― Ваша Светлость! ― старшая из модисток церемонно поклонилась мне. ― Нас прислала леди Эвелин. Мы выберем фасоны и ткани для новых нарядов, а завтра состоится первая примерка. Не беспокойтесь, к Театральному вечеру платье будет готово.

Я понятия не имела, что за Театральный вечер нас ожидает, но кивнула. Не хотелось тратить время на разговоры, я все-таки надеялась успеть к сестре. Час-два на обсуждение гардероба ― и я освобожусь.

― Давайте присядем, ― предложила я модисткам, и мне протянули первый журнал.

Четыре! Четыре часа! Именно столько потребовалось, чтобы обсудить все детали будущих нарядов. Памятуя о прошлой подлости герцогини, я побоялась довериться модисткам. Пришлось убедиться, что они верно поняли меня.

Когда женщины ушли, я почувствовала себя выжатой как лимон. Нэнси сообщила, что меня ожидает мастер, чтобы обсудить ремонт во второй спальне, но я попросила перенести встречу на вечер. До полудня оставалось всего пара часов, и я всерьез задумалась, хочу ли я ехать с Эйданом. После утренней стычки я все еще чувствовала обиду, но посмотреть на место расследования хотелось. Вряд ли я смогу быть полезной, но что-то неудержимо влекло меня туда.

Впрочем, сперва я решила все-таки заглянуть к Мелиссе. Как ни странно, сестра все еще спала. Не иначе как снова бегала на ночное свидание! Ее подопечные Эми и Дафна передали, что она плохо себя чувствует, и покинули покои.

Постучав в дверь, я дождалась разрешения войти и шагнула в спальню. Мелисса, одетая в ночную сорочку, сидела на краю кровати. Распущенные волосы скрывали ее лицо. Подняв на меня взгляд, она удивленно моргнула, а мое сердце сжалось ― кажется, совсем недавно она плакала.

― Что случилось?! ― спросила я, приблизившись к сестре. ― Он обидел тебя?

Мелисса всхлипнула, и внутри моего тела прокатился огонь. Если Райли хоть пальцем тронул ее, то ему не поздоровится! Видимо, на моем лице отразились мои намерения, потому что сестра торопливо покачала головой.

― Нет-нет, Райли достойно ведет себя со мной. Сейчас он не зовет меня на свидания в саду, не позволяет ничего большего, чем короткое прикосновение к руке.

Я озадаченно моргнула:

― Тогда почему ты плачешь?!

Мелисса скривилась:

― Наверное, я ему разонравилась… Мне хватает гордости не показывать свою обиду, но я чувствую себя покинутой, ведь я люблю его!

Я вздрогнула. Странно было слышать признания из уст младшей сестренки. Казалось, еще недавно она была совсем малышкой, а теперь влюблена…

― Не торопи события, ― мягко сказала я и обняла ее. Она всхлипнула и расплакалась, крепче прижавшись ко мне. Хотела бы я поговорить с Райли! Но этим я унижу Мелиссу… ― Все будет хорошо.

Успокаивая сестру, я едва не опоздала к назначенному часу. Времени на переодевание не было. Пришлось остаться в несколько помпезном на мой вкус платье. Я лишь успела сменить туфли на сапоги на удобном каблуке.

― Ты готова? ― спросил Эйдан, заходя в гостиную. Его взгляд скользнул по мне, казалось, муж хотел сказать что-то еще, но в последний момент осекся. Я кивнула. ― Идем, у нас есть еще одно дело.

Я, пожав плечами, молча последовала за ним. Интересно, куда мы направляемся? Эйдан хмурился, о чем-то размышляя. Преодолев коридор, мы спустились по лестнице в холл. Я удивленно вскинула брови, обнаружив внизу целую толпу слуг. Горничные, повара, садовники и многие другие. Сколько же их тут! Вперед выступили сухощавая женщина средних лет в глухом черном платье и молодой человек, чем-то неуловимо похожий на нее.

Я замешкалась, но Эйдан, подхватив меня под локоть, потянул за собой. Он посмотрел на притихших слуг и громко сказал:

― Перед вами новая хозяйка замка Лайран ― леди Сильвия. Отныне ее слова для вас ― закон.

Я, ощутив на себе множество взглядов, вздрогнула, но тут же заставила себя выпрямиться. Несмотря на то, что я понятия не имела, что меня ждет, я испытала благодарность к мужу. Теперь в глазах прислуги я ― новая герцогиня.

― Леди Сильвия, меня зовут Ирма Дженсон. Я управляю замком уже пятнадцать лет, ― ко мне обратилась женщина, стоящая впереди всех. Она указала на молодого мужчину рядом и добавила: ― Это мой сын Ларри, он помогает мне. Мы оба поступаем в ваше распоряжение. Будут какие-то указания?

Эйдан едва заметно сжал мою ладонь в знак поддержки.

― Благодарю вас, ― наконец заговорила я. ― Пока что я не собираюсь ничего менять, следуйте привычному распорядку. Постепенно я вникну во все дела, и мы побеседуем об изменениях, если я сочту их необходимыми.

― Как вам будет угодно, Ваша Светлость, ― поклонилась Ирма. На секунду мне показалось, что в ее глазах мелькнуло уважение. ― Завтра днем к вам придут девушки, чтобы попробоваться на должность личной горничной. Все они прежде не работали в замке, но с отличными рекомендациями.

― Спасибо! ― кивнула я и бросила короткий взгляд на мужа. Мне было ясно, кого стоит благодарить за это.

― Поздравляем вас! ― вдруг крикнул кто-то из задних рядов.

― Здоровых наследников!

Эйдан улыбнулся, и со всех сторон на нас посыпались поздравления. Я растерялась. В голосах слуг звучало столько теплоты... Похоже, они любят своего хозяина.

Когда поток поздравлений иссяк, мы с мужем направились в комнату телепортов. Из-за всего этого я и забыла, что нам предстоит посетить место, где Хлоя едва не убила нас. На полу уже была начерчена пентаграмма переноса, а вокруг стояло четверо мужчин.

― Добрый день, Ваша Светлость, ― следователь Горди сдержанно поздоровался со мной, но от меня не укрылась досада, промелькнувшая на его лице. Наверняка он считает, что я стану помехой расследованию. ― Все в сборе?

Ему ответил нестройный хор голосов. За исключением Морриса, советника Его Величества, мужчины не были мне знакомы.

― Леди, ― следователь повернулся ко мне. ― Прошу вас быть благоразумной и не мешать работе отряда.

― Не беспокойтесь, я не доставлю проблем, ― кивнула я.

Эйдан взял меня за руку, и мы первыми шагнули в пентаграмму. Остальные рассредоточились вокруг нас, и ярко-синяя вспышка перенесла нас к озеру.

Тишина. У озера стояла мертвая тишина. Я передернула плечами, вспомнив, как едва не утонула здесь. Вода беззвучно плескалась у берега, и это выглядело жутковато.

― По одному не расходиться! ― строго приказал следователь Горди, задержав взгляд на мне. Я кивнула и сделала глубокий вдох. Затем посмотрела на растущий впереди лес, на опушке которого мы устроили ночлег. На земле до сих пор виднелись борозды, оставленные големом, но его останки исчезли.

По спине пробежали мурашки. И почему мне не по себе? Я буквально кожей чувствовала разлившееся в воздухе напряжение. Успокойся, Силь, сейчас тебе ничего не угрожает.

Наклонившись, я набрала в горсть песка и охнула. Он был ледяным, несмотря на сияющее на небе солнце. Удивительно, но здесь вообще было прохладно. Ни один листик на искореженных деревьях не шевелился, хотя порывы ветра касались моего лица.

Эйдан сказал, что неизвестный буквально выкачал энергию стихий из этого места. Теперь я убедилась в его словах ― это место было странным…. Очень странным. Ни запахов, ни звуков. Даже воздух казался густым и с трудом проходил в легкие.

― Как ты? ― Эйдан тронул меня за локоть, оторвав от размышлений.

Я вздрогнула.

― Я в порядке.

― Держись рядом со мной или с другими детективами.

Я кивнула. Бродить в одиночестве в мои планы точно не входило. Я уже начала жалеть, что вообще напросилась сюда. Странное чувство, подтолкнувшее меня к этому решению, исчезло, зато стало не по себе.

Эйдан направился вперед, а я последовала за ним, озираясь. Между лопатками засвербело, и я резко обернулась. Никого… И почему у меня такое ощущение, словно за мной кто-то наблюдает? Муж остановился и заговорил со следователем, а я послушно замерла рядом.

Давящее ощущение чужого взгляда не исчезло, а напротив, усилилось. Я сглотнула и поежилась. Пламя внутри меня заворочалось, реагируя на мое беспокойство, и я с шумом выдохнула. Еще не хватало спалить место преступления вместе со всеми возможными уликами!

Вдруг мне почудился вздох за спиной. Волосы на затылке шевельнулись, словно их коснулось чье-то дыхание. Я застыла, умирая от ужаса. Тело задеревенело, горло перехватило спазмом, и я не могла ни звука выдавить из себя.

Мгновение ― и все кончилось. Ощущение чужого присутствия исчезло, и я обмякла, слегка навалившись на мужа. Эйдан бросил на меня внимательный взгляд:

― Что случилось?

― Тут кто-то был, ― с трудом произнесла я.

Следователь Горди сделал знак детективам, и они взяли меня в круг. Я, кусая пересохшие губы, рассказала о случившемся, но сама понимала, что со стороны мои слова казались бреднями перепуганной дамочки. Кто-то стоял и дышал в затылок. Нет, это не ветер. Да, я чувствовала на себе его взгляд. Детективы обшарили все вокруг, запустили поисковое заклинание, но тщетно.

― Мы никого не обнаружили, ― отчитался следователь Горди. ― Если хотите, мы отправим вас в замок…

― Нет-нет! ― запротестовала я. ― Я уже в порядке.

Эйдан всмотрелся в мое лицо, но я покачала головой. Кажется, он был единственным, кто верил мне. Хотя сейчас я сама сомневалось, что все произошедшее мне не почудилось. Может, виной всему мое богатое воображение?

― Тогда давай осмотримся, ― помедлив, предложил мне муж.

― Что ты хочешь найти?

― Что угодно, ― покачал головой тот. ― Магический след, примятую траву, обрывки ткани.

― Что ж, я отвечаю за ткань, ― отозвалась я. В магических штучках я ничего не понимала.

Следующий час мы с Эйданом фут за футом обшаривали каждый клочок земли. Честно говоря, расследование представлялось мне более увлекательным занятием.

Вскоре Моррис обзавелся сомнительной находкой ― отпечатком чьей-то ноги. Причем, босой. Его открытие вызвало бурную реакцию, и я впервые увидела, как следователь Горди улыбается. Впрочем, почти сразу он выругался, костеря нерадивых детективов, пропустивших улику.

Нам с Эйданом пока не везло. Обшаривая кусты, я искоса взглянула на мужа, задумчиво взирающего на землю. Он выглядел обеспокоенным, и я прекрасно понимала почему. А если этот неизвестный решит выкачать энергию откуда-то еще?

Монотонная работа заставила меня успокоиться, и я практически убедила себя, что просто поддалась атмосфере. В таком жутком месте что угодно может привидеться!

Обыскивая кусты, я вдруг боковым зрением уловила какой-то блеск. Повернув голову, уставилась на ярко-красное перо, застрявшее в ветках кустарника. Пока я размышляла, стоит ли сообщать о нем остальным, ко мне подошел Эйдан.

― Алая хохлатка, ― с досадой пожал он плечами. ― Она любит селиться в подобных местах. Где-то здесь должно быть ее гнездо.

Я отпустила ветви и вздохнула. Не быть мне детективом!

Спустя несколько часов мы, наконец, закончили. Я порядком устала, но мужественно терпела. Рукава платья обтрепались, на подоле появились пятна от травы.

Кроме отпечатка ступни удалось найти обрывок магической нити из какого-то плетения. Я даже не могла разглядеть ее, но находка воодушевила мужчин. Эйдан объяснил мне, что нити, используемые в заклинаниях, уникальны. Человек может повторить плетение, если у него достаточно мастерства, но не структуру нити. По ней можно определить человека, бывавшего на месте преступления. В управлении есть слепки нитей всех зарегистрированных магов ― выпускников академии и самоучек.

Лишь оказавшись в замке, я почувствовала себя в безопасности. Выдохнув, обняла себя за плечи и попробовала выбросить дурные мысли из головы. Следователь во всем разберется. Сейчас он напоминал собаку, взявшую след, так ему не терпелось заняться делом. Может, теперь у Хлои появятся шансы?

Едва мы вышли в коридор, Эйдан свернул в какую-то неприметную комнату и открыл тайный ход.

― Ни к чему, чтобы тебя видели испачканной, ― он кивком указал на мое платье, а я залилась краской. Сколько он будет пускать кровь, чтобы уберечь меня? Не верится, что я думаю об этом, но леди Эвелин права. Мне необходимы уроки этикета, муж не в силах постоянно прикрывать меня от гостей.

Когда мы оказались в спальне, Эйдан остановился и заглянул мне в глаза. Казалось, он хотел обнять меня, но не решился.

― Силь? Ты хорошо себя чувствуешь? Вид у тебя бледный.

Я первой обняла его и уткнулась лицом в воротник его рубашки. В то же мгновение меня охватило облегчение, присутствие мужа будто придало мне сил.

― Я запуталась. Не знаю, стоит ли верить своим ощущениям? Действительно ли кто-то наблюдал за мной или это расшалившиеся нервы.

― Я тебе верю, ― раздался голос Эйдана над моим ухом. Он поцеловал меня в макушку и зарылся пальцами в волосы, испортив прическу. Интересно, а со своей горничной он тоже так обнимался?! Во рту появилась горечь, и очарование момента развеялось. Я отодвинулась, кляня себя за ревность. Хотелось бы быть выше этого, но мысленно я все время сравнивала себя с Лиззи. Эйдан заметил перемену в моем настроении и разжал руки. По его лицу скользнула досада.

― Роберт прислал приглашение на семейный обед. Если ты не слишком устала…

Я подавила горестный вздох. На этом обеде наверняка будет присутствовать леди Эвелин. Желания видеть ее не было, особенно после нашего последнего разговора, но не бегать же от нее? Да и разумно ли отказывать королю?

― Мне нужно привести себя в порядок, ― ответила я.

― У тебя есть пара часов.

После странного озера я решила искупаться и набрала воды в выложенную мелкой синей плиткой купальню. Впрочем, размерами она больше напоминала бассейн. Вдоль бортика стоял целый ряд разнокалиберных флаконов. Выбрав тот, что пах жасмином, я плеснула пены в воду и расслабилась.

Вода буквально льнула ко мне, ласкала и убаюкивала. Может, Эйдан прав, и его стихия признала меня? Или мне просто-напросто не хочется на семейный ужин? Я бы с удовольствием пообщалась с Его Величеством и Райли, но герцогиня… Наши отношения не заладились с самого начала, сомневаюсь, возможно ли что-то исправить.

Впрочем, я никогда не была трусихой. Вымывшись, я натянула свежую одежду прямо на мокрое тело и вышла в спальню. Эйдана здесь не оказалось, я получила короткую передышку.

Вдруг в камине послышалось какое-то шевеление и стрекот. Я повернула голову, ожидая увидеть свою саламандру. Надо же! Я уже считаю Искру своей. Заглянув в камин, замерла. Внутри ползало около десятка огненных ящериц, среди них выделялась одна по-настоящему огромная. В длину она была не меньше моей руки. Сдается мне, это и есть Искорка. Неплохо она вымахала в сравнении со своими собратьями. Причина в нашей связи? Вчера, когда я едва не разгромила замок, она впитала в себя мой огонь.

Заметив меня, ящерицы застрекотали, а Искра, блеснув зелеными глазами-бусинами, поползла ко мне. Напрасно я опасалась, что она будет тяжелой: как и прежде, она почти ничего не весила. Я погладила саламандру по голове:

― Это твои друзья?

Та довольно застрекотала, не отрывая от меня взгляда. Как будто надеялась, что я пойму ее. Интересно, много ли ящериц в замке? Что-то мне подсказывало, что теперь они расплодятся. И как к этому отнесется герцог?..

Хлопнула дверь в гостиной, и я вздохнула. Пришла Нэнси, чтобы помочь мне одеться к обеду. Искра спрыгнула с моей руки и исчезла в камине.


Эйдан


Оставив Сильвию одну, Эйдан покинул покои и нахмурился. Посещение озера, где их едва не убили, далось ей куда тяжелее, чем он думал. Девушка до сих пор была бледной. Но все же Роберт прав: им всем давно пора собраться за одним столом. Теперь Сильвия часть их семьи, и он не позволит обижать ее.

Лиззи ведь неспроста попалась на глаза его жене. Он предупредил горничную держаться подальше от хозяйского крыла, и вряд ли она нарушила его запрет просто так.

― Эйдан?! ― удивленно всплеснула руками герцогиня, не ожидавшая увидеть сына. ― Роберт прислал записку о семейном обеде, но…

― Это ты подослала Лиззи?

― Твою потаскушку? ― поджала губы леди Эвелин, однако герцог успел уловить тень беспокойства на ее лице.

― Хотела унизить Сильвию? Сделать больно? Подложить горничную в мою постель? ― продолжил он. С каждым словом его голос звучал все громче. ― Объясни, чего ты добивалась, решив оскорбить женщину, которую я люблю!

Эйдан пристально посмотрел на мать, в его глазах сверкали янтарные искры. Герцогиня поникла, а по ее щеке покатилась слезинка.

― Я не могу принять ее, Дан! Ее дед убил моего отца, разрушил нашу семью! Почему стихии выбрали именно ее?!

― Тебе не нужно принимать ее, просто не мешай нам, этого будет достаточно. ― Эйдан развернулся и, уже взявшись за дверную ручку, добавил: ― Если бы стихии не благословили нас, я все равно бы женился на ней.

Дверь хлопнула, и мужчина, все еще злясь, вышел в коридор. Он намеренно отложил этот разговор на несколько часов, с утра он был просто в бешенстве. Герцог так надеялся, что мать сможет переступить через свою ненависть… А вместо этого она идет на новые и новые подлости. Как будто у Сильвии и без того мало проблем! Едва они делали шаг навстречу друг другу, как что-то непременно шло не так.

Эйдан остановился и сделал глубокий вдох. Он бы с удовольствием переговорил и с Лилиан, но Сильвия просила не вмешиваться. Она права, ей не удастся вечно прятаться за его спиной, нужно научить уважать себя. И что-то подсказывало, что жена справится с этой задачей.

Все оставшееся до обеда время Эйдан занимался делами. Впрочем, ему едва удавалось сосредоточиться, настолько выходка матери вывела его из себя. Даже водная магия внутри взбунтовалась, грозясь вырваться наружу. Давненько такого с ним не бывало! Пожалуй, с подросткового возраста.

Чтобы урезонить магию, Эйдан откинулся на спинку кресла и сделал глубокий вдох. Откуда столько? Она едва не выплескивается! Его резерв определенно увеличился. Кажется, это один из бонусов магического брака, что-то такое он слышал… Интересно, а что происходит с магией Силь? Неужели она станет еще сильнее? Завтра состоится тренировка с мейстерами, нужно будет прояснить этот вопрос…

Перед семейным обедом Эйдан зашел переодеться и едва не задохнулся от восхищения, увидев Силь. Ярко-зеленое платье оттеняло ее рыжие волосы, голубые глаза сверкали. Хотя давно пора признать: жена нравилась ему в любом наряде. Даже в жалком рубище она будет великолепна, а уж обнаженной… Впрочем, эти мысли пока точно можно выбросить из головы.

― Что-то не так? ― занервничала Силь, и Эйдан понял, что уже несколько минут молча пялится на нее.

― Ты обворожительна!

― Не пытайся поднять мне настроение, ― хмыкнула девушка. ― Я все равно ужасно волнуюсь. Твоя мама меня не переносит, а твой дядя ― вовсе король!

― Кстати, по поводу матери…

― Да? ― с подозрением уставилась на него Сильвия.

― Тебе вовсе не обязательно стараться понравиться ей. Конечно, нельзя забывать о приличиях, особенно в обществе. Но наши отношения касаются только нас двоих, мне безразлично, что о тебе думает моя мать. Ее ненависть к роду Кэнн переходит все границы.

― Спасибо! ― просияла Сильвия. ― Я ничего не имею против герцогини, понимаю, какую боль ей принес мой дед, но в обиду себя не дам.

― Именно это мне в тебе и нравится, ― улыбнулся Эйдан и взял ее за руку. Короткое прикосновение к запястью заставило девушку покраснеть. Какой же она еще ребенок!

Семейный обед должен был состояться в малой гостиной, что находилась в хозяйском крыле. Сильвия здесь еще не бывала, поэтому, пока они шли, девушка крутила головой, рассматривая обстановку. Ее интересовало все: и гобелены на стенах, и мозаичный пол, и доспехи, стоящие в коридоре.

Мельком Эйдан подумал, что нужно устроить жене экскурсию по замку, например, показать Северное крыло. Именно оттуда когда-то вылетали драконы рода Лайран.

Эйдан сам толкнул дверь гостиной, на семейных обедах лакей не присутствовал, лишь пара доверенных слуг подавали блюда. Его глазам предстал накрытый стол, за которым сидели не только леди Эвелин и Райли, но и сестры Сильвии. Кажется, она и сама не ожидала их увидеть: глаза девушки округлились, а на лице появилась улыбка. Зато герцогиня сидела с крайне кислым видом.

Эйдан первым рассыпался в комплиментах, но приветствия вышли довольно натянутыми ― матушка была явно все еще ошарашена их разговором наедине, а сестры Силь волновались. Едва герцог усадил жену по правую руку от себя, как в гостиную явился Роберт. Он жестом велел не вставать и поздоровался. Из всех присутствующих он имел самый счастливый вид.

― Как же я рад, что наша расширившаяся семья почти в сборе! Не хватает лишь Ричарда и Каролины.

Герцогиня, собиравшаяся пригубить вино, едва не поперхнулась, а Сильвия вытаращилась на короля. Эйдан и сам был удивлен, но, похоже, дядя всерьез намерен примирить их рода. Герцог заметил, как Роберт бросил осторожный взгляд на леди Эвелин. Наверняка у них тоже состоялась беседа на тему сестер Кэнн.

Слуги внесли первые блюда, и на некоторое время все замолчали, занявшись едой. Эйдан ухаживал за женой, не забывая поглядывать по сторонам. Леди Эвелин предпочитала не замечать сына и сидящую рядом Силь. Мелисса нервничала, посматривая в сторону Райли. Интересно, а у них как обстоят дела? Брат не спешил делиться, после прокола с Силь он вообще держался подальше. Наверное, все еще опасался заслуженного гнева. Слава Создателю, что Эйдану удалось все уладить! В последнее время жена не вспоминала о разводе, а герцог не спешил напоминать.

Среди всей компании выделялся Роберт. Он буквально лучился добродушием, стараясь уделить внимание каждому сидящему за столом. Однако стоило ему бросить взгляд на уткнувшуюся в тарелку Эстер, как он тут же мрачнел, а в глазах появлялась печаль. Что-то здесь не так… Неужели дяде понравилась старшая Кэнн? Разрыв помолвки с принцессой Эннарии грозил серьезными проблемами, ведь весь поставляемый в Киаринт гасящий магию лиарн и аметист, используемый для магических накопителей, привозились именно оттуда. Впрочем, спустя несколько секунд Эйдан уже не был уверен в своем наблюдении. Роберт отвернулся, потеряв интерес к девушке.

― Как продвигается расследование? ― первым завязал разговор Райли.

― О делах за обедом мы говорить не будем! ― покачал головой герцог.

― Верно! ― кивнул Роберт. ― Давайте обсудим торжество, посвященное свадьбе Эйдана и Сильвии.

Взгляды присутствующих скрестились на них. Герцог искоса посмотрел на жену: она побледнела и судорожно вцепилась в салфетку.


Сильвия


― Какое еще торжество? ― выпалила я. ― Мы уже женаты, вовсе не обязательно повторять церемонию.

― Почему бы не устроить праздник для всех гостей? ― пожал плечами Роберт. ― Все-таки первый наследник престола женился. Да и свадьба ― отличный повод выказать верность нашему роду. Леди Эвелин, вы что скажете?

Герцогиня кашлянула и кисло улыбнулась:

― Я думаю, это отличная идея. ― Я недоверчиво посмотрела на свекровь. Надо же! Похоже, Эйдан поговорил с ней. Я ожидала, что она с порога осыплет меня оскорблениями. ― Мы можем устроить торжество в последний день Сезона Тишины. Будет время подготовиться.

― Возможно, к этому времени вернутся родители, ― улыбнулась Мелисса. Ей известие о свадьбе точно пришлось по вкусу.

Я беспомощно посмотрела на мужа. А что если стихии нас все-таки разведут, и татуировки исчезнут? В последнее время я не думала об этом, но вдруг? Впрочем, до окончания Сезона Тишины еще целых три недели, а в том свитке было написано, что все решится за месяц. Выходит, последний срок истечет как раз в день свадьбы.

И все-таки идея показалась мне ужасной. Находиться в центре внимания целый вечер? Слушать поздравления и знать, что за спиной мне перемывают кости? Такие как Лилиан Бермон и без того бесятся, считая несправедливым то, что стихии указали на меня. Мало приятного!

С другой стороны, волнует ли меня мнение остальных? Я прислушалась к себе. Хочу ли я устроить свадьбу? Возможно, торжество поможет мне убедиться в реальности происходящего… Ведь благословение стихий было слишком неожиданным.

Эйдан взял меня за руку:

― Что скажешь, Сильвия? Если ты не готова, мы обсудим это позже…

Я вымученно улыбнулась:

― Пожалуй, это и вправду хорошая мысль.

Осталось привыкнуть к ней самой.

― Отлично! ― кивнул Роберт. ― Организация свадьбы за столь короткий срок ― дело непростое. Если вам понадобятся дополнительные руки, можете привлечь слуг из моего замка.

― Я все возьму на себя, ― заговорила герцогиня и, помедлив, добавила: ― Конечно, если леди Сильвии потребуется моя помощь.

У меня едва глаза на лоб не вылезли. Уж слишком подозрительное преображение!

― Эстер, Мелисса, ― я обратилась к сестрам. ― Вы поможете нам с подготовкой?

Мелисса радостно закивала, Эстер отреагировала сдержаннее, но тоже обрадовалась. Я облегченно выдохнула. Я не опасалась оставаться наедине со свекровью, но и не горела желанием. Кто знает, насколько хватит ее покладистости?

Больше о серьезных вопросах не заговаривали. Райли попытался вывести беседу на тему расследования, но его попытка провалилась. Зато я узнала, что за Театральный вечер, о котором упоминали модистки. Оказывается, в замке Лайран давал представление самый известный театр Киаринта, славящийся своими непредсказуемыми и эпатажными постановками.

Когда обед подошел к концу, мы с Эйданом вернулись в покои. Я со вздохом рухнула на кровать и зажмурилась. В последнее время дни стали такими насыщенными, что начинало казаться, будто я вовсе не сплю.

― Устала? ― раздался голос мужа над моим ухом.

Матрас прогнулся под весом Эйдана, и я открыла глаза. И когда он успел оказаться так близко? Герцог провел пальцем по ладони, отчего по коже побежали мурашки.

― Чем займемся? ― хрипло спросил он. ― Помочь тебе снять платье или позвать служанку? Неудобно, наверное.

Я подскочила и едва не уткнулась носом в грудь мужчины, который наклонился ко мне. Сердце громко стучало в груди, а в нос ударил аромат Эйдана. Я нервно сглотнула и, попытавшись отодвинуться, уперлась в изголовье.

― Не бегай от меня, Силь, ― тихо попросил муж. ― Ты же знаешь, что я тебя не обижу. Я соскучился…

Я помотала головой, вдруг потеряв способность говорить. Даже не знаю, чего я хотела: чтобы Эйдан оставил меня в покое или чтобы не останавливался.

― Ты все еще зла на меня из-за горничной? ― нахмурился мужчина. ― Она осталась в прошлом, а ты мое будущее. Прости, что это коснулось тебя.

Я подняла взгляд на Эйдана и изумилась: на его лице была написана мука.

― Я не виню тебя. Просто мне трудно принять это… Я ощутила себя дурой, когда едва не назначила ее личной горничной, ― горько отозвалась я. ― Она же приходила к тебе в эту самую спальню?

― Хочешь поменять покои?

― Нет, ― я тряхнула головой. ― Я справлюсь, к тому же скоро у меня будет своя комната. Сейчас как раз придет мастер, и мы обсудим с ним ремонт и отделку комнаты.

― Я надеялся, что мы проведем время наедине.

Пальцы Эйдана по-прежнему ласкали мою ладонь, выписывая узоры на коже. Я и не знала, что простые прикосновения могут быть настолько волнующими! Воздух в комнате, казалось, сгустился, расстояние между мной и мужем сократилось до пары дюймов. Медленно, мучительно медленно герцог наклонился и приподнял мой подбородок. Осознав, что последует дальше, я задрожала, но и не подумала отодвинуться. Янтарный взгляд мужа буквально заворожил меня.

Соприкосновение наших губ заставило меня вздрогнуть. Эйдан целовал меня жадно, резко, словно изголодался по мне, и я, не ожидавшая такого напора, на пару секунд растерялась. Муж притянул меня к себе, и я ответила на поцелуй. Мои руки сами собой легли на плечи герцога, а его пальцы зарылись в мою прическу.

― Силь, как же сладко тебя целовать…

Слова Эйдана смутили меня, и опьяненное сознание прояснилось. Я отодвинулась, вдруг обнаружив, что практически лежу на коленях мужа, а он гладит мою спину. И когда успел расшнуровать платье? Я посмотрела на Эйдана: его взгляд был расфокусирован, а сам он кусал губы, словно сдерживая себя.

― Мне пора на встречу к мастеру, ― я вскочила с кровати и шмыгнула в гардеробную. ― Позови Нэнси!

Ответом мне стал разочарованный вздох герцога, но я безжалостно захлопнула дверь. От пережитого меня все еще потряхивало, а татуировки на запястьях налились светом.

Эйдан мне нравится, я готова это признать, но в наших отношениях еще слишком много неясностей. А сейчас я едва не потеряла голову. И не знала, что поцелуи пьянят не хуже вина!

Мастером оказался сухонький старичок с окладистой бородой. Наша встреча состоялась в той самой спальне, которую надлежало отремонтировать. Здесь уже успели убраться и вынести старые вещи.

― Счастлив познакомиться с вами, Ваша Светлость! Меня зовут Генри Винсом, ― щербато улыбнулся и поклонился мужчина. ― Я уже сорок лет работаю у герцога, но если вы желаете вызвать мастера из столицы…

― Нет-нет! ― запротестовала я. ― Буду рада, если вы займетесь этой спальней.

― Отлично, ― повеселел тот и окинул взглядом комнату. ― Тогда начнем вот с чего…

Обсуждение будущей спальни заняло всего час, Генри Винс явно знал свое дело. Он спрашивал, что именно я хочу получить, и наводящими вопросами помогал мне определиться. Потом пришел черед ящичка с образцами материалов и обивки, чтобы я выбрала отделку. Вот бы так с модистками! Они даже примерки умудрялись растягивать на пару часов.

Когда мы закончили, я поблагодарила мастера, а он обещал, что ремонт начнется уже утром. Возможный шум меня не волновал ― завтра я все равно ухожу тренировка с мейстерами. Помимо этого я надеялась, что маги нашли информацию про тот огненный цветок. Если же нет, то я сама наведаюсь в библиотеку. Другими словами, сидеть в покоях мне все равно некогда.

Когда я вошла в гостиную через общую дверь, первое, что бросилось мне в глаза ― огромный букет ярко-алых роз на столике. Рядом стоял Эйдан, и его плотно сжатые губы и острый взгляд давали понять, что он зол.

― Что случилось? ― я подошла ближе.

― Тебе прислали цветы. От мужчины, как передали Нэнси.

Я удивленно вскинула брови. Такой букет был слишком личным, чтобы дарить его чужой жене. Эйдан это прекрасно понимал, потому и бесился. Мои татуировки снова засияли, реагируя на его гнев.

― Понятия не имею, кто бы мог это прислать, ― пожала я плечами. ― Может, там есть записка?

Пока я обшаривала букет, мне в голову пришла мысль. А если это Лилиан? Решила напакостить, поссорив нас с Эйданом? Пальцы наконец нащупали картонку, я с легкой тревогой вчиталась в витиеватый почерк и глупо моргнула.

― Что там? ― едва не рыкнул муж. Судя по лицу, ему большего труда стоило не отобрать у меня записку и прочесть самому.

― Это от графа Веллера. Он просит меня встретиться…

Эйдан сжал руки в кулаки и ожег меня взглядом.

― С чего он просит тебя об этом? Разве ты давала ему повод надеяться на свидание?

― После благословения стихий я даже не разговаривала с ним, ― холодно отозвалась я. ― И на записку отвечать я не стану. Но мы с Мартином будем видеться на светских мероприятиях, тебе придется смириться с этим.

Помимо воли я тоже начала злиться. Что за собственнические замашки? Да, я стала женой герцога, но не пленницей. И я даже могу встретиться с Веллером! Просто встретиться!

― Это мое прошлое, его не изменить, ― я вернула Эйдану его же фразу, и он побледнел.

― Ты права, ― глухо отозвался он. ― Отдыхай, я скоро приду.

Муж молча вышел из гостиной, а я схватилась за голову. О чем же он подумал, когда я сравнила Мартина с Лиззи?! Наверняка о том, что нас с графом связывают куда более тесные отношения, чем на самом деле! И куда же Эйдан ушел?


― Ваша Светлость!

Позади послышался женский голос, и я поймала себя на желании ускорить шаг. Сегодня всем от меня что-то нужно! Мейстеры уже заждались меня на тренировке!

Я со вздохом остановилась и обернулась. Меня догнала запыхавшаяся темноволосая девушка примерно моего возраста.

― Доброе утро, Ваша Светлость! Не желаете выйти в сад и принять солнечную энергию, дабы она осветила весь день?

Я озадаченно моргнула. О чем она говорит?

― Вам знакома методика мейстера Корианна? ― нахмурилась та.

Корианн? Это не тот, который велел девушкам обнажаться и прогуливаться в таком виде? Мне попадались упоминания о нем в книгах. У него было множество последовательниц. Стоит ли добавлять, что сам мейстер непременно присутствовал при этих сеансах?

Но с чего леди решила, что я разделяю ее увлечения? Спустя пару секунд до меня дошло. Эстер! Она же говорила: на том завтраке, который мы с Эйданом пропустили, ее донимали вопросами.

― Нет, вы ошиблись, я вовсе не поклонница этой теории. Но желаю вам хорошенько… напитаться солнечной энергией!

Учитывая затянутое тучами небо, удача ей пригодится. Девушка разочарованно попрощалась, а я поспешила вниз. До чего же суматошный день! Ранним утром ко мне явились швеи, и я битых два часа примеряла платья, изображая из себя куклу. Модистки уточняли мои пожелания, а я едва не скрипела зубами. Зачем мы вообще тратили время на обсуждение гардероба, если все снова пошло по кругу?

Когда я наконец решила позавтракать, мне прислали записку от мейстрессы Пэрри. Я совсем забыла, что дала разрешение на исследование моей ауры и крови. Пришлось отложить в сторону тост с джемом и отправиться в лечебницу. Все процедуры надлежало выполнять на голодный желудок.

После лекарка осмотрела мою татуировку и отметила появление нескольких новых завитков. Это стало для меня сюрпризом. Если узор увеличивается, выходит, наш брак становится крепче? Интересно, а что происходит с татуировкой Эйдана?

Вчера я не дождалась его и уснула, а утром мужа уже не было. Лишь примятая подушка и брошенная на стуле рубашка свидетельствовали о том, что он ночевал здесь. Оставалось надеяться, что он мирно побеседовал с Мартином, и никто не пострадал.

И это были не все испытания, что послал мне новый день! Меньше всего мне понравились занятия по этикету с леди Марианной, дамой лет сорока пяти. Она явилась прямо ко второму завтраку, напрочь испортив мне аппетит. По ее мнению, я все делала неправильно. Неправильно двигалась ― «нужно скользить по паркету, а не маршировать!», неправильно сидела и держала столовые приборы. Два часа тянулись вечностью, а от ее визгливого голоса у меня начало подергиваться веко. Не удивлюсь, если леди Эвелин намеренно подобрала мне самую противную преподавательницу!

На лестнице, ведущей на нижние этажи замка, меня вновь окликнули. Я поморщилась. Кому там неймется заполучить в друзья герцогиню? Обернувшись, я удивленно вскинула брови. Ступенькой выше стояла Лиззи, теребившая край передника. А ей-то что надо?!

― Ваша Светлость, можно поговорить с вами?

― Думаю, нам не о чем разговаривать! ― процедила я и вновь принялась спускаться. Девушка упрямо последовала за мной.

― Это очень важно! Я не по своему желанию хотела набиться в личные горничные, мне приказала герцогиня.

Я усмехнулась. И почему я не удивлена? Лестница кончилась, и я зашагала по коридору, мечтая, чтобы Лиззи наконец отстала. В груди вновь поднялась ревность, а кончики пальцев закололо. Девушка и не подозревала, как сильно рискует.

― Ваша Светлость, пожалуйста! ― взмолилась она, и что-то в ее голосе заставило меня остановиться. Впереди показались двое мужчин, и я сдалась.

― Ладно, только быстро!

Лиззи предложила войти в одну из пустующих комнаток, которая прежде служила чем-то вроде лекционной аудитории. Девушка закрыла дверь, и мне в голову пришла запоздалая мысль. А не слишком ли я беспечна? Вдруг покинутая горничная жаждет моей крови? Впрочем, если не справлюсь сама, моя верная саламандра придет на помощь.

― Ваша Светлость, ― коротко поклонилась девушка. ― Я еще раз хочу поблагодарить вас за уделенное время… и извиниться. Я не должна была идти на поводу у леди Эвелин. Его Светлость всегда был добр ко мне и не выбросил меня из замка, когда наша связь прервалась.

― И чего хотела герцогиня? ― поморщившись, перебила я Лиззи. Не очень-то приятно слушать про их «связь». ― Чтобы ты докладывала ей обо мне?

― Не только, ― опустила голову горничная. ― Она велела рассорить вас, соблазнить Его Светлость…

Сердце больно кольнуло, а во рту появилась горечь. Эта женщина готова пойти на все, чтобы убрать меня из жизни сына. Я не тешила себя надеждами на то, что мы сможем подружиться, но хотя бы просто не мешать друг другу жить… Неужели она не понимает, что пострадаю не только я, но и Эйдан!

― Да, я хотела стать вашей горничной, ― затараторила Лиззи. ― Но ни за что не поступила бы так с Его Светлостью. Я же вижу, он влюблен в вас!

Я не дала запудрить себе голову и спросила:

― Тогда зачем? Герцогиня обещала тебе вознаграждение?

― Не совсем… ― Лиззи замялась, но потом продолжила. ― Дело в том, что мой ребенок не от сына управляющей замком, как я сказала герцогу… Ларри влюблен в меня, но я беременна от… лорда.

Я хмыкнула, бросив взгляд на побледневшую девушку. Теперь мне все ясно. Наверняка после известия о беременности мужчина просто-напросто забыл о Лиззи. Через меня она надеялась подобраться к нему поближе.

― И чего ты хочешь от меня? ― спросила я. Вряд ли эта исповедь призвана облегчить душу Лиззи, она хочет, чтобы я помогла ей.

― Вы смогли бы передать ему записку? ― горничная вновь скомкала подол передника. ― Я не жду, что он женится на мне, я же не дура. Я хочу, чтобы лорд купил мне квартиру или крохотный дом на окраине города. Тогда я исчезну из его жизни, и он никогда больше не услышит о ребенке.

Честно говоря, я в этом сомневалась. Уж больно ушлой девицей была Лиззи, несмотря на то, что выглядела она сущим ангелом.

Я сложила руки на груди:

― Но с чего ты взяла, что я помогу тебе? Ты пыталась обмануть меня, не пришла сразу, а хотела обманом втереться в доверие.

Лиззи закивала:

― Я была не права! Думала, успею рассказать вам обо всем утром, но Его Светлость выгнал меня раньше… Если вы мне поможете, то я стану вашими глазами и ушами среди слуг! Если леди Эвелин вновь обратится ко мне, я тут же все расскажу вам! Пожалуйста!

Лиззи с мольбой уставилась на меня, и я вздохнула. Я могу передать лорду записку, мне это почти ничего не стоит. Учитывая мой новый статус, беспокойство за прислугу будет вполне резонно. Никто не упрекнет меня в желании убрать бывшую любовницу Эйдана из замка.

― Ладно, ― согласилась я, не веря, что иду на это. ― Я могу передать послание, но не более того. Не думай, что я буду выполнять и другие просьбы!

Едва я закончила фразу, как с моих пальцев сорвались искры огня, словно иллюстрируя мои слова.

― Конечно-конечно! ― вздрогнула Лиззи. ― Я очень благодарна вам и не забуду этой милости! Я написала записку, можете убедиться, что я не обманываю вас.

Я спрятала протянутый клочок бумаги в потайном кармане платья.

― И кто же этот таинственный лорд?

― Граф Мартин Веллер.

Не зря его считают бабником! И в замке успел отметиться! Что ж, я с ним потолкую. Не знаю, выяснил ли Эйдан, что связывало нас с Мартином, но я хочу узнать, зачем он выводит из себя моего мужа.

Лиззи еще раз рассыпалась в благодарностях и первой выскользнула из комнаты. Выждав пару минут, я отправилась на тренировку.

Как ни странно, в тренировочном зале меня ждал только мейстер Доусон. На его подбородке появился пушок, что придавало магу нелепый вид, и я подивилась его упорству. Он по-прежнему намерен вернуть свою бороду! Поздоровавшись, он выдал мне платье из специального материала. Уверенности, что стихия переоденет меня в огненный наряд, не было, а снова щеголять обнаженной перед мужчинами не хотелось. К тому же, теперь я не просто девчонка из Создателем забытого места, а герцогиня!

Пока я переодевалась, из кармана платья выпала записка Лиззи. Я подняла ее и покачала головой, удивляясь самой себе. И почему я поверила горничной? Она ведь бывшая любовница моего мужа! И была подослана герцогиней! Хотя я могу проверить ее слова.

Я развернула клочок бумаги и вчиталась в неровные строчки с парой клякс. Кажется, чистописание не было сильной стороной Лиззи. Впрочем, уже удивительно то, что она грамотна.

«Ваше Сиятельство, наши с вами встречи оставили плод под моим сердцем. Я не собираюсь избавляться от ребенка. Если вы не хотите, чтобы общество узнало о вашем бастарде, то купите дом или квартиру на мое имя.

Лиззи Эдвардс»

Кажется, девушка не лгала. Возможно, она преследовала свои цели, но связь с Мартином у нее была. Честно говоря, я не представляла, как граф отреагирует на эту новость. Он не показался мне готовым к отцовству, так что наверняка он откупится от Лиззи.

Поразмыслив несколько секунд, я вызвала на ладони огонь и сожгла записку. Даже несмотря на то, что указано чужое имя и почерк не мой, если ее найдут в моих вещах, то у Эйдана могут возникнуть вопросы. Нашему браку ни к чему такие испытания. Муж и без того ревнует меня к Мартину.

Теперь я знала, в чем дело, и записка ни к чему. На очередном светском мероприятии я вполне могу шепнуть Веллеру пару слов про Лиззи. При этом мне не придется рисковать своей репутацией.

Переодевшись, я отправилась в тренировочный зал, куда подтянулись и остальные. Помимо второго мейстера, имени которого я так и не запомнила, присутствовали Эйдан и Эстер. Теперь мои занятия будут проходить совместно с сестрой? Едва я поздоровалась с ней, как муж увлек меня в сторону.

― Доброе утро! ― он нежно поцеловал мою руку и продолжил: ― Прости, что вчера припозднился. Разговор с Мартином вышел… долгим.

Я вскинула бровь:

― Надеюсь, все прошло мирно?

― О, мы только беседовали! ― хищно улыбнулся герцог. ― Он смог выразить свои поздравления лично мне.

― Не думала, что ты такой ревнивец!

― Я и сам не знал до тех пор, пока не встретил тебя, ― тихо сказал Эйдан.

Интересно, он узнал, что наши отношения были фикцией? Задать вопрос не успела ― к нам приблизился мейстер Доусон.

― Пора начинать!

Эйдан мгновенно посерьезнел и вышел в центр зала, поманив за собой мою сестру.

― Сегодня мы проведем небольшой эксперимент, и леди Эстер любезно согласилась нам помочь. Видите вон те деревянные мишени?

Только сейчас я заметила их на противоположной стене. Мишени были очень массивными, толщиной не меньше трех дюймов.

― И что мы будем делать с ними?

― Конечно, жечь, ― усмехнулся муж.

Повинуясь приказу Эйдана, мы с сестрой подошли к мишеням и в замешательстве остановились.

― Первой пусть ударит огнем леди Эстер, ― велел герцог.

Сестра что-то шепнула и взмахнула рукой. С ее пальцев сорвались языки пламени и угодили точно в центр крайней справа мишени. Дерево занялось огнем, потянуло дымом.

― Теперь леди Сильвия, ― сказал Эйдан.

Я послушно пробормотала команду, и мое пламя с шипением брызнуло в мишень. Мгновение ― и дерево осыпалось пеплом на пол.

Сестра удивленно вытаращилась на меня, а я озадаченно покачала головой. Почему мы Эстер оказали разное воздействие на дерево? Ее мишень все еще тлела, тогда как моя была уничтожена мгновенно!

― Поразительно! ― воскликнул мейстер Доусон, решившись подойти поближе. ― Две сестры, один род, но столь разная магия…

― Именно так! ― согласился Эйдан. ― Мне пришло в голову, что я ни разу не видел дыма у Сильвии, ее сила выжигает, оставляя лишь пепел. Это довольно странно, потому что обычные огневики не нарушают законы мира.

― Может, дело в том, что моя магия мощнее? ― пожала я плечами. ― Или я стояла слишком близко?

― Давайте повторим опыт, ― не стал спорить мейстер Доусон. ― Отойдите в середину зала и попробуйте ударить оттуда.

Мы с Эстер переглянулись и послушали мага. Сестре удалось попасть в мишень с первого раза, мне же потребовалось три. И вновь мишень Эстер задорно потрескивала, прогорая, а моя превратилась в пепел. Я до последнего надеялась, что все это лишь досадная случайность. Не нравилась мне реакция мейстеров, их взгляды стали цепкими и жадными, будто у меня выросла третья рука.

― И что же это значит? ― не выдержала я.

Эйдан встал рядом со мной, положив ладони на мои плечи, и его присутствие приободрило меня.

― Полагаю, ― взволнованно поправил очки второй мейстер. ― Вы обладаете так называемым первородным огнем. Он мощнее даже в малых количествах, температура выше, а пламя уничтожает все, к чему прикасается. Посмотрите на лиарн! ― мы перевели взгляд на пол, выложенный черным камнем, а маг продолжил. ― Он оплавился! А ведь это материал, специально созданный, чтобы противостоять стихиям!

― Первородный огонь, ― задумчиво повторил Эйдан. ― Но откуда он мог взяться у Сильвии?

― Это очень хороший вопрос, ― пожал плечами мейстерДоусон. ― Только древние расы, представители огненной стихии, владели им.

― Вы думаете, что я потомок кого-то из древних? ― в повисшей тишине мой голос прозвучал жалко. ― Но ведь у Эстер обычный огонь!

― Мы обязательно все выясним, ― кивнул второй маг. ― Понадобится еще несколько анализов, но…

Я вздрогнула, и Эйдан прошептал мне на ухо:

― Не бойся, Силь, я не дам тебя в обиду.

Муж предложил на этом завершить тренировку, но я отказалась. Какой бы там огонь у меня ни был, мне все равно нужно научиться управлять магией. Та вспышка с герцогиней показала, что я все еще плохо владею собой. Хорошо, что Искра прикрыла меня!

Сестра попросила разрешения остаться и понаблюдать за занятием, и Эйдан окружил ее водным щитом. Мейстер Доусон велел мне вернуться к тому, на чем мы закончили в прошлый раз, и следующий час я отрабатывала команду. Я создавала пламя, Эйдан тушил. В конце концов, мне удалось вызвать огонь, не проговаривая слово вслух.

В какой-то момент мое платье все-таки не выдержало, а ему на смену пришел тот самый огненный наряд. А ведь это был материал, предназначенный для соприкосновения с магией! Похоже, моя стихия предпочитала одевать меня сама. Стоит признать, в огненном платье двигаться было намного удобнее! Взмахнув рукой, я вызвала новый поток пламени и вдруг споткнулась. На самом краю огненного круга появилась… Искра? Она блаженно зажмурилась и высунула раздвоенный язык, наслаждаясь пламенем. Спустя мгновение на полу зала лежало с десяток саламандр.

― Это еще что? ― остановил тренировку мейстер Доусон.

Искра открыла один глаз и окинула мага презрительным взглядом. Тот едва не задохнулся от возмущения.

― Низшие духи, ― пояснил Эйдан. ― Они часто сопровождают Сильвию. Полагаю, самая огромная ― ее питомец.

― Ее зовут Искра.

Услышав свое имя, саламандра застрекотала и шмыгнула ко мне. Кажется, с нашей последней встречи она еще увеличилась в размерах. Такими темпами скоро по замку будут бегать стада огромных ящериц!

Мейстер Доусон быстро пришел в себя и укоризненно посмотрел на меня:

― Почему вы не сообщили раньше? Низшие духи не являлись уже несколько десятилетий, последними исчезли сильфы.

Я передернула плечами и крепче прижала к себе Искру. Уж больно плотоядным был взгляд второго мейстера. Чувствую, теперь нас обеих замучают этими исследованиями! Я не верила в то, что я потомок кого-то из древних. Ведь в этом случае сестры тоже обладали бы подобными способностями.

Когда тренировка наконец завершилась, маги, о чем-то переговариваясь, покинули зал. Они стребовали с меня обещание, что завтра я позволю им взять какие-то анализы. Тех, что взяла мейстресса Пэрри, им было недостаточно!

Муж снял щит с Эстер и подошел ко мне.

― Как ты себя чувствуешь?

Он ласково погладил пальцем мое запястье, и от этой мимолетной ласки защемило сердце.

― Все хорошо, ― я прислушалась к себе и добавила: ― Кажется, я голодна, но в остальном в порядке.

― Ты выплеснула такое количество энергии и даже не запыхалась! ― удивилась Эстер.

― Я ведь тоже держал щит для леди Эстер, тушил пламя, но почти не устал, ― задумчиво проговорил муж. ― Мой резерв увеличился, наверняка этому поспособствовало благословение стихий.

Что ж, пожалуй, это неплохо. Я помнила свои ощущения после первого занятия с мейстерами, а сегодня лишь проголодалась.

― Ой, меня же ждут! ― вдруг спохватилась сестра. ― Спасибо, что позволили мне присутствовать, но мне пора.

Эстер обняла меня, попрощаласьи быстро ушла. Эйдан задумчиво посмотрел ей вслед.

― А ведь она ни капельки не завидует твоей силе, напротив, даже рада за тебя.

― Она же моя сестра.

Муж искоса взглянул на меня:

― Возможно, я тебя расстрою, но обычно в нашем обществе магический потенциал важнее родственных связей.

Я открыла рот, чтобы возразить, но поспешно прикусила язык. Что я вообще об этом знаю?

― Если ты не хочешь, чтобы я поцеловал тебя, то переодевайся, ― сделал шаг ко мне Эйдан. ― Мы здесь одни, а я соскучился…

― Дай мне пять минут! ― едва не подпрыгнула на месте я и понеслась к двери.

Вдогонку мне донесся смех мужа.


Эйдан


― Ты думаешь, мейстеры правы? Я действительно потомок кого-то из древних? ― Сильвия откинулась на спинку кресла и подперла щеку рукой. ― Это же ерунда!

Эйдан пожал плечами и потянулся за булочкой. После занятия они отправились обедать в библиотеку ― спускаться к гостям в общий зал желания не было. Можно было вернуться в покои, но в спальне герцога меняли кровать и остальную обстановку.

Вчера он на собственной шкуре испытал, что чувствует Сильвия. Ревность буквально убивала его. Одна мысль о том, что Веллер касался Сильвии, мучила и отравляла его...

Графа он нашел в саду, прогуливающимся среди гостей. Наверное, только это остановило герцога от немедленной расправы. Неужели он полагал, что Сильвия выйдет к нему? Веллер, конечно, был любимчиком общества, но это не давало ему права слать такие букеты чужой жене. К счастью, граф быстро это понял.

С остальным пришлось повозиться. Мартин не сразу раскололся, но Эйдан выбил из него признание: с Сильвией у них ничего не было, лишь договоренность.

Заметив вопросительный взгляд жены, герцог вернулся в настоящее.

― Согласен, все это более чем странно, но первородный огонь… Это не похоже на совпадение.

Эйдан давно подозревал, что способности Силь куда необычнее, чем у сестер, но чтобы настолько!..

― Кстати, тот огненный цветок, что мы видели у озера…

Сильвия встрепенулась:

― Что сказали мейстеры?

― Им ничего неизвестно об этом явлении, но в легендах о древних часто встречалось упоминание волшебного алого цветка. Может, сказители выдумали его, а может, он действительно существовал.

― Снова эти древние… ― пробормотала девушка и перевела взгляд на камин, где среди языков пламени спала саламандра.

― Они покинули мир несколько сотен лет назад, но информации о них не осталось. Такое ощущение, словно они сами уничтожили ее.

― Наверняка, ― Сильвия со вздохом забрала с блюда последнюю булочку и спросила: ― А что ты знаешь об этом первородном огне?

Эйдан улыбнулся, глядя на жену. Как всегда взъерошенная, она с ногами забралась в кресло и напоминала надувшуюся пичугу.

― Мало, ― наконец ответил он. ― Кажется, первородный огонь выдыхали драконы, по крайней мере в легендах, что мне рассказывали в детстве, было что-то такое… Впрочем, мы можем проверить!

Эйдан подманил к себе поисковой артефакт и задал запрос. Тот поплыл вдоль книжных полок, и Сильвия проводила его взглядом. Она прикусила губу, и герцог почувствовал прилив нежности.

― Эти исследования… Маги не сделают мне больно?

Эйдан наклонился и взял ее за руку:

― Силь, я не дам тебя в обиду. Они будут проводить опыты исключительно в моем присутствии. Обнаружение первородного огня ― наверняка большой успех для магической науки, но против меня они не пойдут.

Сильвия облегченно выдохнула и легонько пожала ладонь Эйдана. Библиотечный артефакт закончил поиск, и место тарелок на столе заняли книги и свитки. Однако ничего нового найти не удалось: первородное пламя встречалось исключительно в легендах. Чаще всего его выдыхали драконы, пару раз им уничтожали нежить бравые маги.

― Погоди-ка! ― вдруг нахмурилась Сильвия и ткнула пальцем в книгу «Легенды Киаринта».

Эйдан узнал потрепанный корешок ― именно ею он зачитывался ночами, когда няня отправлялась спать.

― «… увидела юная дева цветок, сотканный из истинного пламени», ― процитировала Сильвия и вдруг осеклась.

― И что дальше?

― Ничего! ― разочарованно выдохнула она. ― Тут несколько страниц вырвано!

Эйдан выругался. Райли! Кажется, однажды он пробрался в спальню Эйдана и распотрошил его вещи. Обижался на то, что его оставили без сладкого за проказы, а старший брат не поделился десертом. Досталось и любимой книжке герцога.

― Дан, я уверена, речь идет о том самом цветке! Истинное пламя!

― Наверняка оно же первородное, заключенное в цветок… Слишком удивительное совпадение, чтобы не обратить внимание.

Сильвия вскочила с места и принялась лихорадочно листать остальные книги.

― Может, эта легенда есть в каком-то другом сборнике? Она называется «Огненная дева».

Эйдан присоединился к поиску, задал запрос библиотечному артефакту, но тщетно!

― Похоже, это была единственная легенда… ― сникла Сильвия. ― Но кто вырвал страницы? Может, это сделали намеренно?

― Вряд ли… ― вздохнул Эйдан. ― Это Райли постарался, еще пятнадцать лет назад. Он знал, что «Легенды Киаринта» ― моя любимая книга, и хотел насолить.

Как назло, герцог совсем не помнил эту легенду! Всегда пролистывал ее, отдавая предпочтение другим историям.

― Что ж, будем ожидать нового появления цветка! Легенда не помогла, придется разбираться самой.

Буркнув, Сильвия вернулась в кресло и принялась листать первую попавшуюся книгу. Судя по ее поджатым губам и колючему взгляду, она злилась. Эйдан понимал, что она чувствует. Этот первородный огонь, цветок… Неизвестность пугала девушку.

― Ты знаешь, что у Мелиссы с Райли? ― спросил Эйдан, надеясь отвлечь жену от тяжелых мыслей.

― Не знаю, ― пожала плечами Сильвия. ― Она считает, что Райли охладел к ней. Больше не зовет на свидания, на людях почти не обращает внимания…

― Наверное, это моя вина.

Сильвия с подозрением уставилась на Эйдана.

― Я велел брату подумать о репутации Мелиссы, и, похоже, он слишком близко к сердцу принял мой наказ. Я могу поговорить с ним…

― Нет-нет! ― покачала головой Сильвия. ― Если Райли хочет быть вместе с Мелиссой, он должен принять самостоятельное решение. Пускай хоть они будут творцами собственной судьбы.

Эйдан нахмурился. Слова жены укололи его, напомнили, что она не хотела за него замуж. Месяц, назначенный на проверку истинности брака, еще не истек, и герцог мельком глянул на татуировки. Кажется, узор увеличивался, а к оранжевому примешивался синий. Видимо, стихии привыкали друг к другу.

― Ой, мне пора, ― Сильвия посмотрела на настенные часы. ― Ирма обещала пригласить девушек на должность личной горничной.

В два глотка допив оставшийся чай, она попрощалась и выбежала из библиотеки. Эйдан с тоской взглянул на захлопнувшуюся дверь. Сильвия стала его женой, постоянно была рядом, но в то же время так далеко. Ничего, он подождет. Скоро она спрячет свои колючки!

 

Глава 3


Роберт


Роберт рассматривал отчет следователя Горди, когда в дверь постучали. Дав разрешение войти, король откинулся на спинку кресла и потер переносицу. Расследование почти не продвигалось, новые улики лишь все больше запутывали следствие.

― Ты звал меня? ― внутрь заглянул Эйдан.

― Да, проходи, ― Роберт указал племяннику на кресло, а сам поднялся и потянулся, разминая затекшие мышцы. Работы было много, слишком много, ведь и обычные государственные дела никто не отменял.

Эйдан занял кресло и обеспокоенно посмотрел на дядю.

― Ты выглядишь скверно, не думал спать больше трех часов в сутки?

― Некогда, ― отмахнулся Роберт. ― Я вместе с мейстерами объезжаю источники магии, проверяю их работу. Помнишь Йерский водопад на западе страны?

Эйдан кивнул. Еще бы ему не помнить один из крупнейших источников водной магии. Он бывал там трижды: один раз на практике от Академии и дважды по собственному желанию. Потрясающее место!

― Он практически обмелел, ― устало покачал головой король. ― Вся стихийная энергия исчезла, остались жалкие крохи. Мы поставили магические заслоны, следователи работают, но следов почти нет…

Эйдан ошарашено выдохнул, с трудом осознавая масштабы происходящего. Теперь неизвестный опустошил источник! Не просто вытянул энергию из природы, как было на озере, а ограбил средоточие магической энергии!

― Пока что мы не афишируем этот факт, но скоро все водные маги, а затем и остальные, прочувствуют изменения на себе. Я уже ощущаю некий дискомфорт, а ты?

Эйдан тоже встал и нервно взъерошил волосы.

― Я в порядке. Мой резерв здорово увеличился после благословения стихий. А что говорят следователи? Те улики, что мы нашли у озера, привели к чему-то?

― Тупик, ― помрачнел Роберт. ― Работает несколько независимых экспертов, на случай если кто-то скрывает данные. Следователи не нашли, кому может принадлежать отпечаток босой ноги. А обрывок нити не совпал ни с одним образцом в Управлении. Там вообще иная структура! Либо этот маг не зарегистрирован, либо умеет здорово зачищать следы.

― Разве это возможно?

― А опустошить источник магии? Это, по-твоему, возможно? ― повысил голос Роберт и тут же поморщился. ― Прости за резкость. Ситуация вышла из-под контроля…

Эйдан положил ладонь на плечо дяди. Пока длится Сезон Тишины, большинство аристократов не придаст значения уменьшению магии, но долго скрывать это не удастся. Вспыхнет паника, начнется борьба за накопители и месторождения аметистов…

― Но кто же это может быть?! ― воскликнул Эйдан. ― Ведь эту прорву энергии нужно где-то хранить! А резерв мага должен быть переполнен. Выходит, это не кто-то из гостящих в Лайране. Мы бы заметили излишки магии.

― Сейчас мы работаем по всем направлениям. Отшельники, амбициозные молодые маги, профессора Академии, самоучки. Мы проверяем всех, ищем подозрительные контакты, хотя это занятие больше похоже на поиск иголки в стоге сена! Разведка тоже не сидит на месте. Злоумышленник может быть шпионом из другой страны. Параллельно мы отслеживаем стихийные волнения. Свободная энергия должна изменить магический фон, тогда мы сможем вычислить место.

― Ты делаешь все возможное, ― сказал Эйдан. ― Хотя бы сегодня поспи побольше.

― Нет, вечером меня ждет новый источник, ― отмахнулся Роберт, нервно расхаживающий по кабинету. ― Мейстеры полагают, что он станет следующей целью злоумышленника. Я один из самых сильных магов королевства, я должен попробовать отследить его.

― Я пойду с тобой!

― Нет! ― твердо произнес король. ― Это может быть опасно. А у тебя ― молодая жена и королевство. Ты мой наследник, помнишь? К тому же ты должен присутствовать в Лайране, иначе гости почувствуют неладное, а это нам сейчас точно не нужно.

Эйдан нервно сглотнул и отвернулся к окну. Пожалуй, впервые он видел Роберта таким подавленным. Он всегда успешно справлялся с делами королевства, подданные обожали его. Но сейчас он столкнулся с серьезным противником, который был на шаг впереди.

― Мы справимся. Привлеки меня к защите одного из источников. Поверь, я действительно силен сейчас.

― Хорошо, ― поразмыслив, согласился Роберт. ― Если мы не остановим вора, то скоро маги начнут слабеть. Твоя помощь не помешает, к тому же ты всегда специализировался именно на защите.

― Идет, ― кивнул Эйдан. ― Пообедаем вместе?

― Нет, мне пора, ― вдруг смутился король.

― Какие-то планы?

― Нет, просто прогулка. Нужно… дышать свежим воздухом.

― Конечно, ― усмехнулся Эйдан.

Роберт, не задерживаясь, вышел из кабинета. Заинтересованный взгляд племянника он проигнорировал.

На улице накрапывал дождь, но король привычно выбрал едва заметную тропку и через пятнадцать минут был на месте. В эту часть парка гости не заходили. Слишком далеко от замка. Слуги сюда не добирались, да и садовники явно работали спустя рукава.

В первый раз он забрел сюда случайно, задумался и не заметил, как прошагал целую лигу. Встретил здесь Эстер и едва поверил своим глазам. Ее-то что загнало в эту глушь?

Увидев его, девушка изменилась в лице и попробовала ускользнуть, но Роберт не отпустил ее. Хотелось бы верить, что он беспокоился за ее безопасность, но нет… Просто не желал лишиться шанса побыть вдвоем.

Как ни странно, смущение и неловкость быстро исчезли, и час пролетел незаметно. Эстер оказалось умной девушкой, тонко чувствующей и живой. Раньше он считал, что из всех сестер Кэнн она самая холодная. Но она просто умела держать себя в руках. Когда Эстер забыла об условностях и с жаром принялась рассказывать о себе, Роберт едва не поцеловал ее.

Теперь он ежедневно гулял в этом месте, если не уезжал по делам. Еще трижды он сталкивался с Эстер. Они не договаривались о встрече, но их обоих невыносимо тянуло сюда.

Вот и сейчас завидев стройную фигурку девушки среди листвы, Роберт едва заметно выдохнул. Каждый раз он опасался, что она не придет. Как мальчишка!

― Добрый день, Ваше Величество! ― присела в реверансе Эстер.

― Я же просил называть меня Роберт, ― посетовал он и недовольно покачал головой, отметив легкое платье девушки. Сняв сюртук, он набросил его на плечи Эстер и добавил: ― Я чувствую себя стариком.

― Пусть мы и гуляем подальше от замка, но вы же не перестали быть королем, ― Эстер улыбнулась, однако мужчине послышалась горечь в ее голосе. ― Спасибо за сюртук.

Они замолчали и направились привычным маршрутом ― к лесному озеру, спрятанному в чаще леса. Роберт любовался нежным овалом лица Эстер, отметив хмурую складку на лбу и прикушенную губу. О чем она думает? Как же ему хотелось обнять ее и утешить, узнать, что беспокоит…

Король и не думал, что сможет испытать столь сильное чувство к женщине. Все его существо замирало, стоило Эстер посмотреть на него. И почему он заключил помолвку с принцессой Эннарии? Тогда это предложение показалось ему выгодным, а сейчас он судорожно размышлял, чем будет грозить Киаринту разрыв помолвки. Пока что выходило, что многим… Его Величество Венциан был весьма обидчивым человеком. Он наверняка оскорбится и прервет все торговые и дипломатические отношения.

― Вы сегодня молчаливы. У вас все в порядке? ― тихо спросила Эстер, бросив на короля взгляд из-под ресниц.

Роберт резко остановился и прямо посмотрел на нее.

― Честно говоря, есть ряд серьезных… проблем. А еще я понял, что я вовсе не достойный человек, которым себя считал.

Девушка удивленно распахнула глаза:

― П… почему?

― Потому что я безумно хочу поцеловать тебя, зная, что не имею на это права.

Эстер глухо выдохнула, когда мужчина нежно погладил ее по щеке и коснулся светло-рыжих волос. Нарочито медленно Роберт наклонился, ожидая, что девушка отпрянет и отвесит ему пощечину. Когда он коснулся ее губ, ее прерывистой выдох стал его наградой. Помедлив буквально мгновение, Эстер ответила на поцелуй, и король почувствовал себя самым везучим человеком во всем мире. Пускай и недостойным.

Позволив себе еще несколько минут счастья, он оторвался от Эстер и произнес:

― До тех пор, пока я не смогу предложить тебе нечто большее, чем поцелуи тайком, я не буду приходить в парк. Ты достойна лучшего.

Девушка медленно кивнула. Роберт знал, что этот момент навечно отпечатается в его памяти. Ее припухшие губы, нежный румянец на щеках и твердый взгляд. Эстер верила в него, и он пообещал себе оправдать ее ожидания и сделать ее королевой. Нужно лишь договориться с Эннарией и не похоронить при этом Киаринт.


Сильвия


Следующая неделя пролетела в одно мгновение. Приближался Театральный вечер, последнее крупное светское мероприятие Сезона Тишины, не считая нашей свадьбы. Швеи окончательно озверели, и теперь я по два часа в день тратила на примерки платьев. Леди Марианна же преподавала мне этикет, намереваясь вложить в мою голову как можно больше знаний, ведь открывать Театральный вечер буду я!

Оставшееся время забирали занятия магией и посещения лаборатории мейстеров. Они взяли анализы крови и слепок ауры. Мне даже пришлось научиться плести простейшие заклинания, чтобы мейстеры смогли получить обрывок нити. Эйдан сдержал обещание и ни на минуту не оставлял меня наедине с ними. Маги злились, но не смели перечить племяннику короля.

Про светские мероприятия тоже забывать было нельзя. Мы с Эйданом вместе посещали обед, отдавая себя на растерзание гостям. Я полагала, что вскоре все смирятся с женитьбой герцога, но озлобленных взглядов и презрительных смешков меньше не становилась. Больше всех старалась, конечно, Лилиан. Однако стоило мне приблизиться, как она тут же замолкала, не давая повода поставить ее на место.

Время от времени я натыкалась на Лиззи, и в ответ на ее молчаливый вопрос качала головой. Мартин почти всегда присутствовал на обеде, но Эйдан не сводил с меня глаз! Я бы не смогла скрыть нашу беседу о беременности горничной. Рассказывать мужу о ее просьбе я не стала. Уверена, он все равно не подпустит меня к графу, а мне надо поговорить с ним! Я все еще видела, как Мартин смотрит на меня, и не понимала, что ему нужно.

Едва в моей спальне закончили ремонт, я переехала туда, оставив в прошлом наши совместные ночевки с мужем. Эйдану не понравилось мое решение, но останавливать меня он не стал.

В первую же ночь я долго ворочалась, силясь уснуть. Мне не хватало теплого дыхания мужа, щекочущего затылок, его хрипловатого смеха и беззлобных шуток. И все-таки я поступала верно. Пока мы спим в одной постели, может случиться всякое. А если стихии все-таки признают наш брак недействительным? Осталось всего две недели! В день официальной свадьбы срок истечет, и у нас с Эйданом будет настоящая брачная ночь.

Представив, что может произойти, я густо покраснела, и надо же было именно в эту минуту прийти мужу!

― Силь, ― промурлыкал он на ухо, напугав меня. ― О чем ты думаешь?

― Опять ты подкрадываешься? ― укоризненно покачала я головой.

― Не я так глубоко задумался! Ты разбирала записи мейстера по направленным заклинаниям? Помочь со структурой?

― Нет-нет, я все поняла.

Я быстро перелистнула страницу первой попавшейся книги, которыми был завален стол в нашей общей гостиной. Днем я выкраивала время на теоретические занятия, а вечером практиковалась и закрепляла прочитанное. Как ни странно, магические плетения и впрямь давались мне легко.

― Через полчаса начнется суд над Хлоей, ты пойдешь? Слушание будет закрытым, но все, кто участвовал в событиях у озера, могут прийти.

Я едва не выронила книгу. Так быстро! Мы с Эстер с тех пор еще дважды навещали девушку, и ее настроение с каждым разом было все печальнее. Кажется, она не надеялась на благополучный исход дела.

Суд должен был состояться в столице, и мы с Эйданом направились в комнату, предназначенную для телепортации. Там нас уже ждали Райли и Алиша, Дафна решила остаться в замке. Я тепло поприветствовала бывшую подопечную ― из-за моих занятий мы почти не виделись. Муж настроил пентаграмму, и мы перенеслись в пустую комнату в здании Королевского суда.

― Нужно поторопиться, заседание вот-вот начнется.

Немного волнуясь, я последовала за Эйданом. Он отлично ориентировался в хитросплетениях казенных коридоров.

― Как вы думаете, нас попросят дать показания? ― спросил Райли.

― Маги должны были провести ментальное освидетельствование Хлои и получить всю информацию, но, возможно, им потребуются уточнения, ― пожал плечами Эйдан.

Мрачноватая обстановка давила, совершенно не располагая к разговорам, так что до зала суда мы дошли в молчании. Войдя внутрь, я огляделась. В первом ряду сидело несколько человек, а остальные места, как и трибуны для работников суда, пустовали. Клетка, оплетенная магическими заклинаниями ― с недавних пор я начала их видеть, ― была предназначена для Хлои, и меня передернуло от ужаса. Неужели они настолько боятся ее? Или таков порядок?

Мы сели и в ожидании уставились на вторую дверь.

― Выносить приговор будет Его Величество? ― тихо спросила я у мужа.

Тот покачал головой.

― Королевский суд действует от имени короны, но решение принимает судья Барроу. Присяжных не будет, потому что дело касается безопасности королевского рода.

Стоило ему договорить, как дверь распахнулась, и в зал вошел седовласый пожилой мужчина в черной судейской мантии. Никакого парика на нем, как в романах, что мне довелось прочесть, не было. Обвинителем и защитником оказались мужчины. Но если первый был молодым красавчиком, то второй больше напоминал бочонок на ножках.

Следом ввели Хлою. Ее скрученные за спиной запястья охватывали антимагические оковы, на щеке сияла ярко-белая руна. Я знала: она не даст девушке солгать в суде.

Выглядела Хлоя неважно: она словно похудела с моего последнего визита, под глазами залегли тени, а губы потрескались. Но страшнее всего был взгляд: потухший, словно девушка уже заранее распрощалась с жизнью.

Несколько минут было отдано на разного рода церемонии, а затем заседание началось. Судья зачитал список преступлений леди Марриот, и звучал он угрожающе. Покушение на убийство, использование запрещенной магии, в том числе создание земляного голема.

С каждым словом Хлоя все ниже опускала голову. Я посмотрела на судью: его взгляд из-под кустистых бровей был острым, будто бритва, но без ненависти.

На первом ряду тихонько заплакала небогато одетая женщина, сидящий слева от нее мужчина подал ей носовой платок. Меня осенило: это родители Хлои! Каково же им видеть дочь в таком положении... Отвернувшись, я вдруг заметила Его Величество. И когда он успел появиться?! Почему-то его присутствие успокоило меня.

Первым выступил обвинитель. Он высокомерно хмурился, глядя на девушку, и подробно рассказал о ее прегрешениях. Затем пришел черед вопросов.

― Вы признаете, что завидовали Алише Пайнот?

― Да, ― кивнула Хлоя. ― Его Светлость уделял ей много внимания, ходили слухи, что он вот-вот сделает ей предложение.

― Именно эти чувства толкнули вас на преступление?

Хлоя вздрогнула, а вперед вышел ее защитник.

― Возражаю! ― он погрозил своему противнику толстым пальцем и, промокнув платком пот на лбу, добавил: ― Ментальное вмешательство показало, что подсудимая неспособна на убийство. Прикосновение к розе и изменившийся магический фон вызвали помутнение рассудка. На несколько часов подсудимая потеряла свою личность и действовала на инстинктах.

Обсуждение закипело с новой силой. Вскоре на допрос пригласили Эйдана. Он свидетельствовал, что прежде леди Марриот вела себя безупречно.

В какой-то момент мать Хлои не выдержала: упав на колени перед судьей, она взмолилась о прощении для дочери. От сквозившего в ее голосе отчаяния меня пробрал мороз. Только сейчас я всерьез осознала, что приговор суда может оборвать жизнь девушки.

Мы с Алишей взялись за руки, словно подбадривая друг друга. Подруга выглядела бледной, кажется, она ничуть не радовалась положению Хлои. А ведь именно ее чуть не убили!

Громкий удар молотка судьи заставил меня вздрогнуть. Я встрепенулась и прикусила губу.

― Хлоя Марриот приговаривается к блокировке магического дара и заключению в монастырь святых почитателей Создателя сроком на три года. По истечению этого срока состоится повторное слушание, где будет рассмотрен вопрос о возвращении магии.

Мы в едином порыве выдохнули, мать подсудимой обмякла на руках у мужа. Я перевела взгляд на Его Величество: он кивнул, находя решение судьи Барроу справедливым.

― Спасибо! ― расплакалась Хлоя, впервые за последнее время искренне улыбнувшись. В свете сложившихся обстоятельств потеря магического дара ― наименьшее из зол.

Двое стражников подошли к девушке, чтобы увести ее, но она вдруг изменилась в лице и нашла взглядом Эйдана.

― Я вспомнила! Когда я коснулась розы, то почувствовала, как мое тело охватил жар, а перед глазами замелькали искры пламени.

Муж нахмурился, осмысливая слова девушки, а я озадаченно моргнула. Вскоре Хлою увели, а зал суда опустел. К нам приблизился Роберт, и они с герцогом обменялись понимающими взглядами.

― Почему Хлоя вспомнила об этом только сейчас? ― удивился Райли.

― Ментальное вмешательство помогло ей восстановить картину событий. Отчет я уже видел, ― кивнул король и вдруг повернулся к Алише. ― Из него я выяснил, как много вы сделали для спасения остальных. Леди Пайнот, хочу предложить вам обучение в Академии магии за счет казны с последующей отработкой на корону. Вы согласны?

Алиша едва не подпрыгнула на месте и широко распахнула глаза.

― Конечно, согласна, Ваше Величество! Я смогу выбрать факультет самостоятельно?

― Безусловно, ― улыбнулся Роберт. ― Уверен, вы справитесь даже с боевой магией.

Я порывисто обняла онемевшую от счастья подругу. Неужели ее мечта осуществится?!

― Спасибо, Ваше Величество! ― придя в себя, Алиша поспешно присела в реверансе.

― Идем! ― потянул меня к выходу Эйдан. ― Я хотел показать тебе столицу, но прогулку придется отложить ― нужно проверить слова Хлои.

― А что они значат?

― Наш противник ― огненный маг. Он оставил следы, именно поэтому Хлоя видела искры пламени.

― Круг сужается, ― хищно усмехнулся Роберт. ― Теперь мы знаем его стихию.

Муж перенес меня, Алишу и Райли обратно в замок. Мы вышли из пентаграммы, и я озадаченно нахмурилась. Выходит, тот, кто отправил нас к озеру и едва не свел с ума Хлою, ― огненный маг?! Но ведь их почти не осталось!

― Эйдан, ― не выдержала я. ― Вы подозреваете кого-то из огненных магов? Мои родители…

― Не беспокойся, никто не обвинит Каролину и Ричарда Кэнн. Они под присмотром. Да и не в том они состоянии, чтобы сотворить такое.

― Но вы же говорили, что огненных магов не осталось! Мы последние чистокровные представители. Разве сумел бы слабый маг с зачатками дара устроить подобное?

Эйдан упрямо сжал губы:

― Ты права… Вероятно, мы что-то упустили. Маг может прятаться в другой стране, скрывать свою ауру… Мы найдем его. То, что видела Хлоя, с потрохами выдало его стихию.

Я нервно передернула плечами и шагнула вперед, но муж удержал меня за локоть:

― Силь, твоей семье ничего не угрожает. Ты в безопасности.

Я легонько выдохнула и расслабилась, только сейчас осознав, насколько было напряжено мое тело. Последние минут десять я ждала, что меня поведут в допросную! Уж слишком подозрительно выглядело все это!

Тихонько всхлипнув, я прижалась к груди Эйдана, краем глаза отметив, что Алиша и Райли вышли из комнаты, оставив нас вдвоем. Объятия мужа внушали надежду. Все кончится хорошо! Они найдут врага прежде, чем выяснится, зачем он собирает энергию. Вряд ли он замыслил нечто хорошее!

Эйдан погладил меня по волосам и поцеловал в висок. Сердце, на секунду замедлившись, убыстрило бег.

― Отмени все анализы с мейстерами на сегодня, я не смогу присоединиться. И тренировку без меня не проводите. Я должен помочь Роберту, ― раздался голос над моим ухом.

Я подняла голову и встретилась с янтарным взглядом мужа.

― Хорошо, ― я отодвинулась, ругая себя за слабость. У Эйдана сейчас есть дела поважнее, чем утешать меня. ― Сообщишь, если будут какие-то новости?

― Конечно.

Повинуясь порыву, я встала на цыпочки и поцеловала его в уголок рта. Муж, замерев, уставился на меня, а я, смутившись, шагнула назад. Впервые я проявила инициативу, и, кажется, весьма удивила этим герцога.

― Спасибо! ― с чувством сказал он и хитро улыбнулся. ― Надеюсь, твоя внезапная пылкость не связана с новыми обстоятельствами дела?

― Что? ― вспыхнула я и ткнула Эйдана в грудь. ― Договорились, ни одного поцелуя до самой свадьбы.

Муж ойкнул и прикусил губу, жалобно посмотрев на меня. Я, не выдержав, рассмеялась.

― Мне все-таки пора, ― с сожалением сказал он.

― Удачи!

Я подождала, пока Эйдан войдет в центр пентаграммы. Ярко-синяя вспышка ослепила, перенеся мужа в столицу, а в груди резко кольнуло. Я покачнулась и глухо выдохнула.

Эйдана нет в замке. Теперь я почувствовала бы это, даже не видя собственными глазами. Стало тоскливо и грустно, словно я лишилась чего-то жизненно важного. Похоже, это и есть та самая, обещанная свитком связь между супругами. Наверное, если бы Эйдан находился в замке, я смогла бы определить его местонахождение.

И зачем мне эта связь? Я и без того скучала по мужу. Мы много времени проводили вместе: в лаборатории, на тренировках или обедах с гостями, но почти не оставались наедине.

Глубоко выдохнув, я взяла себя в руки и вышла из портальной комнаты. За дверью обнаружилась Алиша. Никогда прежде мне не приходилось видеть ее такой счастливой. На ее лице сияла улыбка, а в глазах царило предвкушение.

― Мне даже не верится! Я поеду в Академию! Я столько читала о ней, но и не надеялась, что попаду туда!

Я улыбнулась.

― Расскажешь мне о ней? Можем пойти в мои покои и поболтать за чаем. Если ты не против, я приглашу Эстер и Мелиссу.

Я чувствовала себя виноватой: совсем забросила Алишу и сестер. Раз уж на сегодня лаборатория мейстеров отменяется, почему бы не провести время с пользой?

Однако в покоях меня поджидал сюрприз. Кейли ― моя новая горничная, ― передала письмо от герцогини, в котором та настоятельно просила встретиться с ней и обсудить подготовку к свадьбе.

Я едва не застонала в голос. Пока что мне удавалось избегать леди Эвелин, отговариваясь делами. Мне помогала Эстер, действуя от моего имени.

Поблагодарив Кейли, я повернулась к Алише.

― Чай придется отменить. Мне нужно встретиться с герцогиней. Как же не хочется!

― Весь замок знает, что вы не ладите. Но не съест же она тебя?

― Очень на это надеюсь, ― буркнула я.

Леди Эвелин назначила встречу в своих покоях, и я решила не откладывать неизбежное. Возможно, герцогиня будет держать себя в руках, и мы действительно обсудим детали торжества.

Служанка доложила о моем визите, и я вплыла в гостиную, старательно держа осанку и контролируя шаг. Театральный вечер ― сущая ерунда по сравнению с этим разговором. Это настоящий экзамен!

Леди Эвелин сидела в кресле, листая какие-то журналы. Когда я вошла, она поднялась и мило улыбнулась. Сердце екнуло. Это что-то новенькое. Презрение и ненависть не испугали бы меня так, как эта легкая улыбка.

Мы обменялись приветствиями, и я присела за стол. Служанка принесла чай, а я испытала чувство дежавю. Однако упреков не последовало. Мы выпили чай, а потом принялись обсуждать подготовку к свадьбе. Убранство зала, меню, музыкантов и прочие хлопоты.

Кажется, осыпать меня оскорблениями сегодня не будут. Леди Эвелин старалась быть любезной, и это давалось ей не просто. Я видела бьющуюся на шее жилку и хмурую морщинку на лбу. Что же ей нужно? Ради чего она притворяется идеальной свекровью? Под конец герцогиня сообщила, что леди Марианна довольна моими успехами на занятиях по этикету! Очень в этом сомневаюсь: преподавательница едва подбирала вежливые выражения, ругая меня за очередной прокол.

― Полагаю, мы закончили, ― леди Эвелин отложила в сторону образцы лент и кивнула. ― Уверена, ваша свадьба будет великолепной.

Прищурившись, я не выдержала:

― Скажите честно, с чем связаны столь разительные перемены? В прошлый раз вы убеждали меня, что я ― ничтожество, недостойное вашего сына, а теперь помогаете нам со свадьбой.

Леди Эвелин устало посмотрела на меня:

― Эйдан ясно дал мне понять, что доволен выбором стихий. Мне остается лишь смириться. Он… прав. Внуки не должны отвечать за грехи дедов.

Я вскинула брови. Герцогине удалось меня удивить! Не думала, что она сможет признать это.

― К тому же, меня утешает мысль, что ваши дети получат оба дара и станут сильнейшими магами в Киаринте, ― добавила свекровь. ― Род Лайранов достоин этого.

Возродившаяся было надежда осыпалась осколками, и я горько усмехнулась. Наивности мне не занимать! Леди Эвелин отказалась от открытой борьбы, но она никогда не полюбит меня по-настоящему. Впрочем, это меня не волнует. Достаточно того, что она не станет пытаться разрушить наши отношения.

Поблагодарив за помощь со свадьбой, я на деревянных ногах отправилась к себе. Отослала служанку и, не раздеваясь, рухнула в кровать. Мужа все еще не было в замке ― появившаяся между нами связь ясно указывала на это.

До крови прикусив губу, я заставила себя встряхнуться. Мне не нужно одобрение свекрови, я и без того знаю, что Эйдан мне дорог. Надо лишь пережить Театральный вечер, до которого оставалось меньше недели, и дождаться свадьбы.


Эйдан


До чего же длинный день! Эйдан вошел в свои покои, мечтая о сне. Время давно перевалило за полночь, и бодрящая настойка, которую он выпил несколько часов назад, прекратила действие.

Преодолев гостиную, герцог толкнул дверь спальни и опешил. В его постели безмятежно спала Сильвия. Она лежала на боку, подложив под щеку ладонь. Рыжие волосы рассыпались по подушке, матовая кожа плеч, сверкающая в лунном свете, манила прикоснуться.

Эйдан затаил дыхание и медленно опустился на край постели. Его сердце переполняла нежность к жене, и он пропустил сквозь пальцы прядь ее волос. Стоило ему коснуться ее, как его окутал аромат корицы. Интересно, это запах мыла Силь или какое-то наваждение? Впрочем, на этот вопрос легко найти ответ.

Эйдан наклонился, чтобы понюхать ее волосы, но в этот момент девушка зашевелилась. Герцог отпрянул и встретился взглядом с проснувшейся женой.

― Какой приятный сюрприз! Ты в моей постели! ― Мысленно он порадовался, что Силь не застукала его за неподобающим занятием.

― Я… ― девушка покраснела и натянула одеяло повыше, спрятав обнаженные плечи.

― Дай-ка догадаюсь. Сейчас ты скажешь, что случайно оказалась здесь и убежишь в свою спальню?

― Что-то в этом роде, ― кивнула она. ― Я никак не могла уснуть, а потом почувствовала, что ты в замке.

― Почувствовала? ― вскинул бровь Эйдан. ― Ты тоже чувствуешь меня?

― Это началось только сегодня… Погоди, что значит тоже?

Она хмуро уставилась на мужа, забыв про снова сползшее одеяло. Эйдан усилием воли отвел взгляд и пояснил:

― Впервые я понял, что где-то на подсознательном уровне ощущаю твое присутствие, три дня назад. Я не спешил говорить об этом, чтобы не напугать тебя, ждал, когда ты ощутишь то же самое.

Кажется, Сильвия хотела возмутиться, но в последний момент промолчала. Эйдан улыбнулся, чувствуя, как беспокойство отступает. Он боялся, что связь односторонняя.

― И все-таки что ты делаешь в моей постели? Если ты решила возобновить наши совместные ночевки, то я только за…

― Вот еще! ― фыркнула девушка. ― Стихии все еще могут разорвать наш брак…

Она осеклась, и Эйдан многозначительно посмотрел на нее. Их брачные татуировки увеличивались, теперь появилась связь. Не похоже, что им грозит развод.

― Какая же ты упертая! ― выдохнул герцог. ― Может, тогда прикроешься? Твоя грудь несколько отвлекает меня…

Силь пискнула и нырнула под одеяло, стремительно краснея. Закутавшись в него, словно в кокон, она вскинула подбородок.

― Я хотела узнать, удалось ли выяснить что-то про того мага.

― Нет, чтобы просто пообщаться с мужем… ― поморщился Эйдан. ― Мы с Робертом сегодня сделали просто прорву работы и нашли несколько ниточек. Зацепки довольно слабые, но хоть что-то.

― Ты выглядишь уставшим. Тебе стоит отдохнуть, ― в голосе Сильвии послышалось беспокойство, и Эйдан едва не зажмурился от удовольствия.

― Приглашаешь? Впрочем, боюсь, сейчас тебе будет не до меня, ― в ответ на непонимающий взгляд жены он добавил: ― В замок прибыли твои родители.

― Что? ― вскинулась Сильвия и горящими глазами уставилась на мужа.

― Сейчас их осматривает мейстресса Пэрри, но, кажется, они в порядке. Хотел подождать с новостью до утра, но ты все равно не спишь…

― Эйдан! ― девушка порывисто обняла мужа. ― Я могу их увидеть? Прямо сейчас?!

― Конечно, ― улыбнулся герцог. ― Я провожу тебя.

Сильвия переоделась в рекордно быстрые сроки и вернулась уже через пять минут. По дороге в лечебницу Эйдан пересказал ей события вечера. Чтобы исключить из списка подозреваемых Ричарда и Каролину Кэнн, они с Робертом наведались на Ледяной остров. Местечко, конечно, суровое, даже в это время года. Удивительно, что Сильвия говорит о нем с такой любовью.

Эйдан нервничал, и король беззлобно подтрунивал над племянником. Не ему предстояло знакомство с родителями жены! Да еще при таких странных обстоятельствах. «Мы сейчас быстренько проверим, не вы ли крадете стихийную энергию. Кстати, я ваш зять». Глупость несусветная!

Конечно, чета Кэнн оказалась ни при чем, об этом говорила их аура. Маг, устроивший такое, должен был едва ли не лопаться от энергии, а они были истощены. Их огонь, много лет томившийся в теле, вырвался наружу, и резерв был на нуле. Да и не выбраться с острова ― пентаграмма переноса работала только в одностороннем режиме.

Знакомство вышло странным. Мать Сильвии долго вглядывалась в новоиспеченного зятя, подозрительно щурясь. Теперь он знал, в кого у его жены такой острый взгляд.

― Жаль, что дочь не сообщила о замужестве в письмах, ― посетовала Каролина. ― Я была бы готова к этой новости…

Ричард был дружелюбнее, но его улыбка не обманула Эйдана. В глазах мужчины светилась решимость защитить дочь, если это потребуется.

И почему Сильвия не рассказала о браке? Надеялась, что успеет развестись до возвращения родителей? Эта мысль Эйдану не понравилась.

Так как чете Кэнн стало гораздо лучше, Роберт принял окончательное решение об их помиловании. Сборы не заняли много времени, и вскоре родителей сестер передали в надежные руки мейстрессы Пэрри. Она будет помогать им восстанавливаться после проклятия.

― Почему ты промолчала о благословении стихий? ― спросил Эйдан, когда они подошли к лечебнице.

Сильвия замялась:

― Все случилось так неожиданно… Мне нужно было время, чтобы привыкнуть. Да и не хотелось сообщать такие важные новости в письме.

― Зато теперь твои родители узнали обо всем от меня.

― Ты сказал? ― испугалась Сильвия.

― Конечно, ― Эйдан нахмурился, начиная злиться. Можно подумать, пара часов отсрочки что-то изменила бы. ― Ты планировала умолчать об этом?

― Нет, но… ― жена взмахнула руками. ― Надеялась как-то подготовить их.

Она нахмурилась и замолкла, явно уйдя в свои мысли, а Эйдана вновь кольнула обида. Остаток пути они преодолели в молчании.

В приемной их встретила уставшая мейстресса Пэрри. Она сообщила, что чета Кэнн отдыхает в отдельной комнате, тут же в лечебнице. Заручившись разрешением лекарки, Сильвия направилась туда, и Эйдан последовал за ней. Вообще-то он собирался позвать Эстер и Мелиссу и оставить их наедине, чтобы не мешать воссоединению семьи. Однако теперь он желал лично увидеть, как Сильвия будет объясняться с родителями.

Девушка постучала в дверь, и через несколько секунд она отворилась.


Сильвия


Когда я увидела отца, все заготовленные слова вылетели из головы. На глаза навернулись слезы, и я бросилась ему на шею.

― Ну что ты, Огонечек! ― рассмеялся тот, и я всхлипнула. Как же давно он не называл меня детским прозвищем!

― Ричард, это Сильвия?

Из другой комнаты вышла мама. Улыбнувшись, она присоединилась к нашим объятиям, не обращая внимания на замершего рядом Эйдана. Подумать только: она всегда пеклась о приличиях, а сейчас мы «неподобающе проявляли эмоции» при незапертых дверях.

― Как же я скучала!

Мама оторвалась от меня, и мы наконец направились в комнату. Эйдан последовал за мной, не спеша вмешиваться. Судя по выражению его лица, он уже жалел, что пришел.

― Хотите чаю? Ужин? ― засуетилась мама, а я покачала головой.

Только сейчас я получила возможность рассмотреть родителей. Удивительно, но они стали выглядеть гораздо моложе. Лица разгладились, глаза засияли ярче. Неужели всему виной освободившаяся магия?!

Поймав короткий взгляд Эйдана, я, волнуясь, проговорила.

― Мама, отец… Позвольте представить вам моего мужа, герцога Эйдана Лайрана.

― Уже имели честь познакомиться с ним, ― склонил голову отец.

― Я не хотела писать вам, думала рассказать обо всем сама…

Мама подошла ближе и озадаченно прищурилась:

― Если я не ошибаюсь, на ваших аурах одинаковая метка? ― Она посмотрела на наши запястья с сияющими татуировками, и ее глаза расширились от удивления. ― Стихийное благословение?

― Оно самое, ― в разговор вступил Эйдан. ― Леди Каролина, история нашего брака довольно долгая и запутанная. Позволите рассказать?

― Безусловно!

Родители устроились в креслах, а я села на диван рядом с Эйданом. Он легонько пожал мою ладонь в знак благодарности за поддержку. Я безумно соскучилась по семье, но сейчас нужно было создать верное впечатление о муже.

Кажется, отец ожидал, что я сяду возле него. Он удивленно вскинул брови и пристальнее всмотрелся в герцога. Я улыбнулась и кивнула, давая понять, что намеренно выбрала это место.

― Ну что ж! ― прокашлялся отец. ― Как моя дочь оказалась замужем?

Эйдан заговорил, а я занервничала. Мы же не обсудили с ним, что именно стоит говорить, а что нет! К счастью, рассказ о наших стычках до злополучной поездки в Долину озерных порталов муж оставил при себе. Я не представляла реакцию матери на известие о том, что он несколько раз видел меня обнаженной!

Когда речь зашла о сошедшей с ума Хлое и битве с големом, мама тихонько заплакала. Эйдан замолчал, но она махнула рукой, веля продолжать.

― Дела… ― протянул отец, когда муж закончил. ― Сколько приключений выпало на вашу долю.

― Приключений? ― с присвистом выдохнула мама. ― Ричард, она могла умереть!

― Как и во время любой вылазки на Ледяном острове.

Похоже, свалившийся с неба свиток удивил их куда меньше, чем все остальное.

― Обещаю, больше Сильвия не подвергнется опасности, ― твердо сказал Эйдан и взял меня за руку. ― Ваша дочь ― невероятно храбрая девушка, но такие потрясения ей ни к чему.

Отец откинулся на спинку кресла и смерил герцога колючим взглядом.

― Уж постарайтесь, Ваша Светлость!

― Эйдан. Зовите меня просто Эйдан.

Вот уж не думала, что мой всегда добродушный отец может быть таким строгим!

― Послушайте, ― возмутилась я. ― Он ни в чем не виноват. Напротив, если бы не Эйдан, ― я бы утонула в озере.

Конечно, о моем спасении и своей роли в этом муж умолчал. Лицо отца смягчилось, и мама, погладив его по руке, сказала:

― Да, новость неожиданная, и нам потребуется время, чтобы осознать, что наша дочь теперь замужняя женщина, герцогиня. Но мы с Ричардом поздравляем вас! Благословение стихий ― настоящее чудо, оно не соединяет сердца, в которых нет любви.

Я покраснела, но одновременно испытала огромное облегчение. Эйдан стал дорог мне, и я не хотела вражды между ним и родителями.

― Я сделаю все, чтобы Сильвия была счастлива.

Слова мужа прозвучали искренне, и я смущенно кашлянула, переводя тему:

― Это еще не все! Моя магия ведет себя странно… Вы что-нибудь слышали о первородном огне?

Отец покачал головой.

― Вы бы не могли сжечь вон тот стол? ― попросил его Эйдан. ― Я водный маг и сумею устранить последствия.

Папа удивленно моргнул, но исполнил просьбу. С его пальцев сорвался комок огня и угодил в центр стола. Я вытянулась в струнку, понимая, что именно хотел проверить Эйдан. Пламя с удовольствием лизнуло дерево и весело затрещало, посыпались искры, и над столом взвился дымок.

Я, расстроившись, опустила плечи. Так хотелось надеяться, что я не единственная, обладающая таким талантом!

― И что это значит? ― спросила мама.

― Силь, продемонстрируешь? ― взглянул на меня муж.

Я вздохнула. Он прав, так будет гораздо нагляднее. Вскинув руку, я послала струю огня в стол, разом прекратив его мучения. На пол осыпался пепел, даже запах гари исчез.

― Ты невероятно сильна! ― присвистнул отец. ― Раньше я был самым сильным магом в Киаринте, но ты с легкостью перехватила у меня пальму первенства.

― Полагаю, это и есть первородный огонь? ― спросила мама.

― Именно. Раньше им обладали лишь драконы, но предки вашей семьи не были драконами, мы уже проверили. Сейчас мейстеры исследуют магию Сильвии, но пока что ни к чему не пришли. Вы позволите взять у вас несколько анализов?

― Конечно.

― На этом я прощаюсь и оставляю вас, ― Эйдан поднялся с дивана. ― Я отправлю горничных разбудить Эстер и Мелиссу, думаю, скоро они присоединятся к вам.

― Спасибо! ― беззвучно выдохнула я, благодаря его за тактичность. Конечно, нам нужно побыть наедине.

Едва Эйдан ушел, взгляды родителей обратились на меня. Я поежилась и с тоской посмотрела на захлопнувшуюся дверь. Конечно, теперь родители возьмутся за меня всерьез!

― Кажется, он любит тебя, ― констатировала мама. ― Когда он смотрит на тебя, в его глазах столько тепла! А что чувствуешь ты?

― Что? Наверное… То есть, конечно, мы же женаты, ― затараторила я.

― Ричард, оставь нас ненадолго, пожалуйста.

Отец возвел глаза к потолку и, обняв меня, заговорщически прошептал:

― Держись, Огонечек!

Когда он вышел, я налила себе остывший чай в чашку и залпом выпила. Мама вздохнула и погладила меня по волосам:

― Не хочу лезть в вашу семью, но, кажется, вы еще не разговаривали нормально о браке?

Я дернула плечом:

― А что о нем болтать? Все произошло быстро, я была не готова. Сперва даже хотела оспорить волю стихий. В одном из свитков говорилось: если спустя месяц после благословения татуировки исчезнут, значит, стихии ошиблись. Брак будет считаться расторгнутым.

Мама внимательно посмотрела на меня:

― Разве ты сама хочешь этого? Ты ведь переживала, как мы с отцом воспримем Эйдана. Не похоже, что ты готовишься к разводу. Кстати, герцог мне понравился.

― Просто я хочу быть уверенной… ― замялась я. ― Через две недели срок истечет, и в замке состоится свадебное торжество.

― Я не буду лезть тебе в душу, ― покачала головой мама. ― Решать тебе. Ты всегда отличалась храбростью, порой безрассудностью! На моей голове прибавилось немало седых волос, когда ты возвращалась из очередного «приключения» со своим другом из оленеводов… И мне кажется, что сейчас тобой движет страх.

Я отвернулась, до боли прикусив губу. Мама была права: я действительно боялась признать, что влюбилась в Эйдана. Не знаю, когда это произошло… День за днем я привязывалась к мужу все сильнее, скучала по его мальчишеской улыбке и янтарным глазам. Даже случайное прикосновение наших рук заставляло мое сердце биться чаще!

Мама понимающе улыбнулась:

― Подумай об этом.

Я рассеянно кивнула, собираясь с мыслями. Впрочем, отвечать мне не пришлось. В комнату ворвались сестры, за ними вошел отец.

― Вас помиловали! ― Мелисса обняла маму и тихонько заплакала.

Кажется, ей разлука с родителями далась тяжелее всех.

― Король сказал, что наш род полностью оправдан. Вскоре нам вернут поместье и титул.

Я улыбнулась. Наконец-то наша семья свободна!

Конечно, мы с сестрами просидели у родителей до самого утра. Взахлеб рассказывали о себе, расспрашивали про то, как на них повлияло снятие проклятья. Оказывается, Его Величество не лукавил. Стихия действительно захватила не только тело, но и разум родителей. Племя оленеводов охраняли люди короля, чтобы их ненароком не зацепило огнем.

Лишь под утро, когда возбуждение от встречи сошло на нет, мы отправились по своим спальням. Глаза слипались сами собой, да и родителям пора было отдохнуть. Лекарка, приставленная мейстрессой Пэрри, не раз заглядывала к нам, но не посмела прервать разговор.

Я распрощалась с сестрами в одном из коридоров и украдкой зевнула. Мой путь лежал дальше, в хозяйское крыло, где располагались герцогские покои. Мимо сновали слуги, день уже начался ― на горизонте уверенно сияло солнце.

Спустившись по лестнице, я свернула в коридор и вдруг наткнулась на Лиззи. И как она догадывается, где именно меня ждать? Вздохнув, подошла ближе. Горничная присела в реверансе и, оглянувшись, прошептала:

― Ваша Светлость, я кое-что узнала для вас.

Сердце сжалось от тревоги. Неужели герцогиня все еще не угомонилась? Она ведь дала понять, что больше не станет мешать нам ради будущего рода.

― Я еще не выполнила твою просьбу, ― покачала головой я. ― Жду Театрального вечера, чтобы перемолвиться словечком с графом Веллером. Посылать записку слишком рискованно для моей репутации.

Лиззи недовольно поморщилась, но быстро стерла это выражение со своего лица.

― Как вам будет угодно, Ваша Светлость. Я очень благодарна вам за помощь! Несколько дней не имеют значения, я все равно не буду избавляться от ребенка.

― Так что ты хотела мне сообщить? Леди Эвелин что-то задумала?

Впереди показался кто-то из слуг, и мы с Лиззи нырнули в нишу под лестницей. Я все еще собиралась оставить наше общение в тайне.

― Нет, Ее Светлость больше не вызывала меня, ― удивила меня горничная. ― Я хотела рассказать о леди Лилиан Бермон.

Ну да, как же я не догадалась! Она тоже питает ко мне «нежные» чувства, особенно после стычки с Искрой. На публике девушка носила головные уборы, наверняка ее прическа здорово пострадала.

― И что она?

― На кухне работает повариха Молли Уайт. Она готовит супы на обеды, это ее конек. Она же кормит прислугу вечером. Вчера я услышала, как она разговаривала с леди Лилиан. Они прятались в кладовке, но у меня острый слух и хорошая память. Я узнала голоса.

Я удивленно вскинула брови. Это уже становится интересным. Я знала, что Лилиан злобная завистница, но не думала, что она отважится на новую пакость!

― О чем они говорили?

― Точно я не поняла… Кажется, леди Лилиан велела Молли подсыпать в суп для Его Светлости какое-то средство. Судя по всему, оно очень редкое и дорогое.

― Повариха согласилась?

Лиззи развела руками:

― Этого я уже не услышала. Половица подо мной скрипнула, пришлось сматываться. Но вполне возможно, ― кажется, Молли боялась Лилиан.

― Понятно… ― протянула я.

Наверняка суп с сюрпризом подадут на сегодняшнем обеде! Я уже заметила, что в еде Эйдан был непривередлив и, несмотря на разнообразие блюд, почти всегда выбирал одно и то же.

Нужно предупредить его! Неизвестно, что именно добавила Лилиан. Какое-нибудь редкое любовное снадобье или яд? Но муж наверняка спросит, откуда я знаю это!

― Спасибо, Лиззи! ― с чувством поблагодарила я горничную. Конечно, она лукавила. С такой информацией она должна была напрямую отправиться к герцогу. Она же предпочла услужить мне. ― Я сообщу тебе, как переговорю с графом.

Остаток пути до покоев я размышляла. Даже сон пропал. И чего Лилиан неймется?! Скорее бы кончился Сезон Тишины, чтобы аристократы наконец разъехались по домам! Без них в замке станет гораздо приятнее!

На пороге гостиной я наткнулась на выходящего из дверей мужа. Он держал в руках папку с бумагами. Заметив меня, Эйдан улыбнулся:

― Я уже и не чаял увидеть тебя. Сегодня утром у меня много дел, встретимся за обедом? Роберт представит твоих родителей. Как они?

― Хорошо! Кстати, ты им понравился.

― Это здорово! Я думал, твой отец во мне взглядом дырку прожжет.

Я вошла в гостиную и потянула мужа за собой. Как же сказать о нависшей над ним угрозе?

― Я хотела поговорить о другом. Сегодня за обедом тебе стоит отказаться от супа.

Эйдан удивленно уставился на меня.

― Я, конечно, знал, что ты непредсказуема, но чтобы настолько?! Причем тут мой суп?

― Тебя могут отравить. Или напоить любовным зельем. Я точно не знаю!

Брови мужа поползли вверх. Прикусив губу, я глухо выдохнула. Придется рассказать все. Стоило мне заговорить о Лиззи, как Эйдан отшвырнул папку с документами в сторону. Он был явно недоволен тем, что его бывшая любовница обратилась ко мне за его спиной. Мысленно я порадовалась, что гнев мужа направлен не на меня.

― Силь, зачем ты вообще позволила вмешать себя в это дело? ― покачал головой он. ― Если Лиззи и вправду беременна от Веллера, то это исключительно их проблемы.

Я пожала плечами:

― Я подумала, что мне это ничего не стоит. ― Сообщать, что я хотела пообщаться с Мартином, я благоразумно не стала. ― Записку я сожгла, моей репутации ничего не грозило.

― Почему ты сразу не рассказала мне об этом разговоре? ― ласково спросил Эйдан.

Он подошел ближе и взял меня за руку. Наши татуировки одновременно засветились. Кажется, им нравилось, когда мы касались друг друга. Тряхнув волосами, я отвела взгляд:

― Не знаю… Полагала, что сумею разобраться сама.

Эйдан приподнял мой подбородок и посмотрел прямо в глаза:

― Силь, я не хочу, чтобы между нами оставались какие-то глупые тайны. Делись со мной всем, что тебя волнует, и я буду делать то же самое. Хорошо?

Я легонько кивнула, завороженная взглядом мужа. Наши лица были близко, слишком близко, и в голове зазвенели слова мамы. Как же она права! Я безумно хотела поцеловать его, но не решалась.

Эйдан первым сократил расстояние между нами и прижался к моим губам. Я с удовольствием запустила пальцы в его волосы. По венам прокатился жидкий огонь, и я глухо застонала, прильнув к мужу. Его язык стал требовательным и жадным, он то терзал меня, то ласкал, и я отвечала ему тем же.

― Погоди! ― я с трудом оторвалась от Эйдана и уперла ладонь в его грудь. ― А что насчет Лилиан?

― Я распоряжусь проверить еду и напитки, когда нам вынесут блюда. Но за меня не беспокойся. У меня иммунитет к ядам и любовным зельям. Иначе я бы давно оказался женат!

― Что? Но как?

Эйдан, сообразив, что больше мы целоваться не будем, вздохнул и отодвинулся.

― Это особенность нашего рода. Мы не умеем оборачиваться в драконов, как древние, но имеем кое-какие преимущества. Например, абсолютную устойчивость к ядам. Это семейный секрет, так что прошу хранить его в тайне. Помимо этого у меня невероятно острое зрение.

Ничего себе. Здорово быть потомком дракона! Мне же достался ― неведомо откуда! ― первородный огонь.

― Ты уверен в этом?

― Поверь, в юности я чего только не глотал, чтобы проверить. Осечек не было! ― ухмыльнулся муж и, посерьезнев, добавил: ― Возможно, ты такой способностью не обладаешь, потому будь осторожнее. Сегодня же я пришлю тебе артефакт. В столовой установлена сигнальная система артефактов, реагирующая на яды, но лучше перестраховаться.

Беспокойство за Эйдана несколько отпустило меня, и я зевнула.

― Ложись спать, ― чмокнул меня в макушку муж. ― Встретимся за обедом.

Улыбнувшись на прощание, он захватил папку и ушел.


Никогда прежде я так не волновалась перед обедом! Представление родителей, угроза, исходящая от Лилиан… Я то и дело нервно разглаживала складки на и без того безупречном платье. Горничная бросила на меня осторожный взгляд, явно гадая о причинах моего волнения.

Сделав глубокий вдох, я взяла себя в руки. Все будет хорошо, я верю Эйдану. Если не в его иммунитет к ядам, то в службу безопасности и артефакты. На моем указательном пальце уже красовался один, присланный мужем вместе с запиской. В ней Эйдан каялся, что до сих пор не одарил меня драгоценностями и срочно исправлялся. Кольцо с бриллиантом с защитой от ядов. Как романтично!

Обычно мы с мужем отправлялись на обед вместе, но сегодня компанию мне составила Алиша. Родителей должен был представить король, чтобы придать вес их появлению.

Когда мы с Алишей вошли в зал, большая часть гостей уже была здесь. Я отыскала взглядом Лилиан, беспечно щебечущую со своей долговязой подругой. Ее лицо было безмятежным, словно ничего особенного не происходило. Она настолько хорошо владеет собой? Или Лиззи ошиблась?

Выбросив эти мысли из головы, я кивком поприветствовала поднявшихся с мест гостей и проследовала к своему стулу. Эйдана еще не было, как, впрочем, и его матери ― ее стул пустовал. В шепоте гостей я успела расслышать, что ей нездоровится. Сдается мне, это связано с моими родителями.

Заметив обеспокоенный взгляд Эстер, я поспешно улыбнулась. Я же должна предвкушать обед и ничего не подозревать! К счастью, меня отвлекла беседой графиня Уэст ― одна из немногих леди, которой я искренне симпатизировала. Рядом с ее дочерью сидела Элиссон Берроу, та девушка, что присутствовала, когда Искра вцепилась в Лилиан.

Когда в столовую вошли родители вместе с королем, разговоры стихли. Мама, волнуясь, вскинула голову, и отец взял ее за руку. Они оба выглядели великолепно, словно все это время они пропадали на светских раутах, а не в глуши.

― Позвольте представить: Их Светлости герцог Ричард Кэнн и его супруга герцогиня Каролина Кэнн.

Лица многих гостей ощутимо перекосило, и я едва не хихикнула. Неужели они думали, что этот момент никогда не наступит? Впрочем, сказывался опыт придворной жизни, леди и лорды быстро взяли себя в руки: рассыпались в поздравлениях и уговаривали нанести им визит после окончания Сезона Тишины.

Последним в столовую явился Эйдан. Он улыбнулся и посетовал на срочную работу, отвлекающую от столь прекрасной компании. Вряд ли кто-то почувствовал сарказм в его словах. Остановив взгляд на моей руке с артефактом, муж легонько кивнул.

Едва он сел на свое место, как вошли слуги с подносами. Они споро расставляли блюда на столе, а я сидела как на иголках ― в одном из них мог оказаться яд! Жаль, что Эйдан отказался отменить обед. В этом случае вину Лилиан доказать было бы сложнее, зато наверняка никто бы не пострадал.

Слуги ушли, и беседа потекла своим чередом. В основном она крутилась вокруг возвращения родителей. Леди расспрашивали про Ледяной остров, ахая и охая, говорили комплименты матери.

Я искоса посмотрела на мужа, перед которым исходил ароматом грибной крем-суп. Такое же блюдо стояло и передо мной, и я, поморщившись, взяла в руку столовый прибор. Нужно хотя бы делать вид, что все в порядке.

Едва я коснулась ложкой супа, как бриллиант в моем кольце вспыхнул красным. Одновременно с ним в воздухе раздался пронзительный звук, от которого заложило уши. Магические шары под потолком, которые я принимала за освещение, мгновенно переместились ко мне. Кажется, это и есть обещанная мужем защита. Я почувствовала, что не могу не то что поднести ложку ко рту, а вовсе пошевелиться.

Погодите-ка! Выходит, отравить хотели меня?! Гости, взбудораженные случившимся, повскакивали со стульев, поднялся шум. Я посмотрела на мужа: его недобрый взгляд не предвещал отравителю ничего хорошего. Лилиан резко побледнела и обернулась в сторону выхода, возле которого появилась стража.

― Никто не покинет столовую до тех пор, пока мы не выясним, кто хотел отравить мою жену.

Все разом смолкли. Эйдан дал команду своим артефактам, и я вновь смогла двигаться. В груди разлилось облегчение ― теперь угроза позади. Мою тарелку унес один из стражников. Полагаю, выяснять, что именно туда подмешали.

― Ваша Светлость! ― вперед вышла Элиссон Барроу. ― Кажется, я могу знать, кто хотел отравить леди Сильвию.

Эйдан кивнул:

― Я обязательно переговорю с вами позже, но сейчас мы выслушаем слуг, готовивших суп.

В столовую вошло несколько испуганных слуг в фартуках и поварских колпаках и лакеев, прислуживающих за столом. Громче всех плакала полная женщина лет пятидесяти. Она комкала в руках фартук и что-то причитала себе под нос. Сдается мне, это и есть Молли Уайт.

― Это вы подмешали отраву в суп для Ее Светлости? ― строго спросил Эйдан. ― Вы ведь работаете в замке уже более пятнадцати лет и лично сервируете блюда для меня и моей семьи.

Женщина покачала головой и снова залилась слезами.

― Я этого не делала!

Что-то в ее взгляде не понравилось мужу. Я и сама сумела сообразить. Повариха отрицала свою вину, но совершенно не удивилась случившемуся! Похоже, Лиззи все-таки не лгала о подслушанном разговоре.

Мама подошла ко мне и обняла меня за плечи. Я легонько сжала ее ладонь, давая понять, что все в порядке. Родители были предупреждены о готовящемся покушении на Эйдана, но не ожидали, что жертвой стану я.

― Вас кто-то просил об этом? Этот человек здесь? Укажите на него.

Повариха подняла голову и принялась оглядываться, все еще икая от плача. Гости ежились, с опаской посматривая друг на друга. Не сложно догадаться, чем грозит покушение на герцогиню! Эйдан намеренно не перенес допрос в другое место ― он явно хотел, чтобы весь высший свет знал, чем чревато подобное.

Наконец Молли остановила взгляд на Лилиан.

― Эта леди….

Договорить она не успела. С места вдруг сорвался один из лакеев, кажется, тот самый, что обслуживал нашу половину стола. Он не успел пробежать и пару ярдов, как в него попал ярко-синий пульсар. Тот спутал ему ноги, и слуга рухнул на пол.

Подскочившие стражники стянули руки парня за спиной и хорошенько встряхнули.

― Это ты подсыпал яд в суп? ― склонил голову Эйдан, рассматривая парня.

― Меня подговорила леди! ― громко крикнул тот, бешено вращая глазами. ― Та, которую кличут потаскухой!

Похоже, брать вину на себя лакей не собирался.

― И какая именно потаскуха? ― вскинул бровь муж.

― Леди Бермон!

Лилиан пошла красными пятнами:

― Ублюдок! Тебе всего-то нужно было держать язык за зубами!

Повинуясь кивку Эйдана, стражники стянули руки Лилиан за спиной и увели вместе с остальными замешанными в деле слугами. В столовой повисла гулкая тишина.

― Леди Бермон и ее сообщник будут наказаны по всей строгости, ― твердо сказал Роберт. Леди Элеонора, мать девушки, кажется, только сейчас осознала, что произошло. С ее лица разом схлынула кровь, и она сползла в спасительный обморок.

― Надеюсь, все уяснили? Я не позволю тронуть мою жену, ― Эйдан обвел горящим взглядом присутствующих. В последней фразе в его голосе послышались рычащие нотки, и даже мне захотелось втянуть голову в плечи.

― Ввиду особых обстоятельств обед будет подан в ваши комнаты, ― кашлянул Роберт, искоса посмотрел на разошедшегося племянника.

Желающих испытывать терпение короля и взбешенного герцога не было, и гости быстро разошлись.


Эйдан


Когда леди отправились обедать в малую гостиную, Роберт и Эйдан занялись Лилиан. С ними пошел Ричард Кэнн, и герцог не осмелился его остановить. Дело касалось его дочери, он имел право принять участие в расследовании. Очередном… Можно подумать, им проблем с кражей энергии мало!

― Дан, ты в порядке? ― тихо спросил Роберт, внимательно посмотрев на племянника. ― Ты едва не потерял контроль над собой. Наверное, все присутствующие почувствовали твою силу.

― Да, ― поморщился Эйдан. ― Я действительно вышел из себя, но сейчас все нормально.

Признаться честно, герцог и сам не ожидал такой вспышки гнева. Стоило ему представить, что кто-то еще захочет причинить вред Силь… Магия едва не хлынула из него! Разве что из ушей не полилась! И ведь не какие-то плетения, а чистая сила. Подобных случаев у него не бывало, пожалуй, с подросткового возраста. Неужели виной всему увеличившийся резерв?

― Ваше Величество! ― впереди показался один из стражников. Он коротко поклонился королю и добавил: ― Маги исследовали суп Ее Светлости. В него была подмешана «Серая плесень».

Яд, призванный подавлять волю? Отравленный человек становился невероятно податливым. Ему можно было внушить что угодно!

Эйдан глухо выдохнул, вообразив, как это обстоятельство собралась использовать Лилиан. Магия вновь затанцевала на кончиках пальцев, и, покачав головой, герцог принял решение показаться мейстерам. Пусть и у него возьмут пару анализов!

Допрос был невероятно выматывающим. Лилиан упорно молчала, отказываясь называть имя сообщника. Такой яд достать непросто, особенно не покидая замок! После того как Эйдан снова вышел из себя, а магический шар под потолком взорвался, Роберт велел племяннику отойти в сторону.

Нехотя герцог подчинился. Однако это зрелище пошло на пользу, и Лилиан наконец заговорила. Оказывается, девушка успела обрасти неплохими… связями. С большинством своих благодетелей она спала, других, таких как несчастный лакей и повариха, кормила обещаниями или запугивала.

Яд достал известный в аристократических кругах мошенник и вор барон Фредерик Фоллер. Глупая девчонка даже не поняла, что ее обвели вокруг пальца! Она думала, что является хозяйкой положения, тогда как человек, отравленный Серой плесенью, подчинялся лишь тому, кто даст ему еще одну порцию яда.

В целом эти двое неплохо подготовились к покушению. «Серая плесень» изготавливалась из грибов, а значит Силь бы не почувствовала ее вкус в супе. Сперва бы ничего не изменилось, но вскоре девушка бы ощутила необъяснимую тоску, которая легко бы излечилась новой порцией яда.

К счастью, они не знали про артефактную защиту столовой. Эта тайна передавалась из поколение в поколения, даже слугам ничего не было известно о ней. Став герцогом, Эйдан усовершенствовал ее, и она спасла жизнь Силь. Дополнительную страховку обеспечивало кольцо с бриллиантом. Оно предупреждало о яде в пище.

Осталось выяснить, чего именно хотел Фоллер. Он никогда не нравился Эйдану. Сколько с ним связано скандалов и слухов! Однако прежде не удавалось доказать его вину хотя бы в одном деле! Теперь же ему не выкрутиться.

И все-таки Эйдан испытал облегчение. Какая-то крошечная его часть боялась, что в деле замешана мать. После этого пришлось бы забыть про родственную связь и отдать ее под суд. К счастью, герцогине хватило ума держаться в стороне от интриг.


― И что же ты хотела сделать с Сильвией? ― спросил у Лилиан побледневший Ричард.

― Я велела бы ей изменить мужу с конюхом, а потом оступиться на лестнице, ― вскинула голову Лилиан. ― Его Светлость стал бы вдовцом.

Эйдан сжал руки в кулаки, чувствуя, что снова теряет контроль. Отведя взгляд от девушки, он сделал глубокий вдох.

― Иди-ка проветрись! ― приказал Роберт.

Уходить не хотелось, но Эйдан понимал, что толку от него сейчас мало. Только навредит, ненароком прикончив обвиняемую. Нет… Лилиан выведет их на всех недовольных новой герцогиней и помилованием рода Кэнн.

Вместе с Эйданом вышел Ричард. Он привалился к стене и покачал головой:

― Ну и гадюшник… Отвык я от этого.

― Увы, Киаринт не меняется. Интриги, покушения…

― Мне ли не знать, Ваша Светлость?.. ― горько усмехнулся тот. ― Мой отец убил вашего деда.

― Можете называть меня просто Эйдан, ― предложил герцог.

Ричард искоса взглянул на зятя:

― Береги Силь. Она хоть и храбрая, но все-таки девчонка.

― Я умру за нее, если потребуется, ― просто сказал Эйдан и вдруг понял, что ни капли не лукавит. И когда рыжая девчонка успела так глубоко забраться в его душу?

Она ведь даже не принадлежала ему как жена мужу. Все, что между ними было ― невинные поцелуи. Эйдан чувствовал, что с каждым разом Силь становится смелее, но не торопил ее. Он понял, что для нее важен этот треклятый месяц, отведенный стихиями на проверку брака. Пожалуй, традиционный свадебный обряд должен окончательно успокоить ее. Он подождет. Осталось-то не так много!

Сообразив, о чем думает рядом с тестем, Эйдан поспешно выбросил эти мысли из головы. Пусть Сильвия утверждает, что он приглянулся ее родителям, лучше поберечься!

Околачиваться возле допросной смысла не было, и герцог решил вернуться к жене. Она держалась молодцом, но наверняка переживает. К его удивлению, в покоях девушка находилась одна.

― Я думал, ты будешь с матерью, ― сказал Эйдан и притянул Силь к себе, обняв за плечи и зарывшись носом в ее макушку. Да, он принял решение ждать, но в таких мелочах отказать себе не мог.

Девушка подняла обеспокоенный взгляд:

― Я с ней и была. А потом мои татуировки сошли с ума! Переливались и обжигали холодом. Пришлось уйти к себе, чтобы не пугать маму и сестер. Я уже уяснила, что татуировки реагируют на твои эмоции. Что-то случилось?

Эйдан пристыжено вздохнул. Еще и жену умудрился напугать.

― Нет, просто я слишком сильно разозлился. Если бы хотели отравить меня… Но они покусились на тебя. Я виноват перед тобой.

― Вовсе нет, ― покачала головой Сильвия. ― Ты не можешь нести ответственность за всех. Артефакты сработали безукоризненно. Даже если бы я и хотела, не смогла бы отравиться. Кстати, что насчет Лилиан?

― В супе была «Серая плесень», яд, подавляющий волю. Лилиан лишь пешка, истинный автор идеи ― барон Фредерик Фоллер. Оказывается, она давно грела его постель, а он обещал выдать ее замуж за богатого человека.

Сильвия негромко присвистнула и прижалась лбом к плечу Эйдана. Тот замер, опасаясь вспугнуть девушку.

― Когда все закончится? ― глухо спросила она. Жена редко позволяла себе быть слабой, но сейчас был именно такой момент.

― Нужно немного потерпеть, ― Эйдан погладил ее по волосам и крепче прижал к себе. ― Найдем этого огненного мага, сыграем свадьбу… Сезон Тишины закончится, и мы выгоним всех из замка! Будет у нас с тобой Медовый месяц.

Сильвия хихикнула:

― Еще один?

― Настоящий.

Эйдан нежно погладил жену по щеке и поцеловал.


Сильвия


Казалось, едва-едва закончилась история с Лилиан, как вдруг швеи принесли мне платье для Театрального вечера. Оно было весьма смелого фасона… Пышный подол, целомудренный вырез и почти полностью открытая спина. И как это обстоятельство ускользнуло от меня во время примерок? Конечно, я должна была стать хозяйкой вечера и блистать… Но чтобы настолько?

― Артисты уже прибыли! ― залилась румянцем Кейли, моя горничная. ― Им отвели целый этаж и приставили охрану. Никого не пускают!

Обиженное выражение лица девушки заставило меня улыбнуться. Если бы не охрана, у них бы не было шансов подготовиться к представлению. Поклонницы бы замучили!

Горничная ушла, а я прислушалась к нашей с Эйданом связи. Она крепла с каждым днем, и сейчас я знала, что мужа нет в замке. Надеюсь, он успеет вернуться до вечера! Открывать Театральный вечер самой? Нет уж, увольте!

Несмотря на волнение, я была рада предстоящему празднику. Нам всем не помешает немного развеяться и отвлечься. Недавно состоялся суд на Лилиан и ее сообщниками. Оказывается, возвышение семьи Кэнн и моя персона в частности здорово раздражали некоторых аристократов. Земли и поместье, которые должны были вернуться к родителям ― слишком лакомый кусочек, чтобы отдать их без боя.

Помимо этого Эйдан все время пропадал с Робертом, пытаясь выяснить личность огненного мага, умудрившегося ограбить еще один источник энергии, на сей раз воздушной. С каждым днем муж становился все мрачнее, и мое сердце сжималось от жалости. Кем бы ни был этот неизвестный враг, я всей душой желала его поимки!

Анализы мейстеров так ничего и не дали, они по-прежнему не знали причины появления у меня первородного огня. В конце концов, я заартачилась и отказалась посещать лабораторию. Лично мне эта способность ничем не мешала!

Теперь магией со мной занимался отец. За время изгнания он порядком растерял навыки, и сейчас мы с ним учились вместе. Он умел доходчиво объяснять, а моя магия ластилась к нему, словно кошка, не угрожая лишить растительности на голове. Иногда компанию нам составляла мама, сестры же предпочитали другие занятия.

С ними что-то происходило. Перед родителями они держались, но наедине со мной сразу мрачнели. О причине страданий Мелиссы я догадывалась: с приездом родителей Райли отдалился еще сильнее. Временами мне хотелось припереть друга к стенке и велеть прекратить издеваться над сестрой, но я не осмеливалась. Если он женится на ней под давлением, то вряд ли потом Мелисса поблагодарит меня!

Но что творилось с Эстер? Она похудела и редко улыбалась, погруженная в собственные мысли. Я переживала за нее, но на мои вопросы она не отвечала, говорила, что все в порядке. Пока что я находила всему лишь единственное объяснение, и от него веяло безысходностью.

― У тебя очень красивое платье, ― тихо похвалила я Эстер.

Я пригласила ее к себе перед Театральным вечером, чтобы немного «посекретничать», как в старые добрые времена. Сперва сестра оживилась, но вскоре снова ушла в себя.

― Спасибо! ― рассеянно улыбнулась она.

Она покружилась перед зеркалом, и золотистая ткань подола послушно обвила ее ноги.

― Эстер, что с тобой творится? ― я подошла ближе и взяла ее за руки. ― Ты можешь мне довериться!

Сестра посмотрела на меня, и от ее взгляда меня пробрала дрожь. Покачав головой, она прошелестела:

― Ты не сможешь мне помочь. Я совершила самый глупый поступок в своей жизни, тот, от которого предостерегала вас с Мелиссой. Я влюбилась.

― Он… ― была у меня догадка, но я все еще опасалась озвучить ее.

― Его Величество, ― кивнула Эстер и поспешно отвернулась.

Сердце оборвалось. Все-таки Роберт. Мне давно начало казаться, что между ними что-то есть… Они украдкой посматривали друг на друга, но избегали встречаться взглядами.

― Расскажи мне все, ― тихо предложила я. ― Тебе станет легче.

Мы переместились на диван, и сестра заговорила. У меня волосы дыбом вставали от отчаяния, сквозящего в ее голосе. И ведь Роберт ответил ей взаимностью! Если бы он не был помолвлен… Из сестры вышла бы отличная королева. Я крепко обняла ее, не находя слов. Да и что тут можно сказать? «Ты обязательно полюбишь кого-нибудь еще»? Слабое утешение!

― Послушай, но ведь Роберт не сдался… ― медленно заговорила я. ― Он сказал, что попробует разорвать помолвку.

Эстер усмехнулась:

― Я как следует изучила этот вопрос в библиотеке замка. Киаринт слишком зависит от Эннарии во всем, что касается магии. У нас куда больше источников магии, но без накопителей…

Она замолчала, и я не стала переспрашивать. Вряд ли Роберт променяет будущее своей страны на личное счастье. На то он и король.

В голову пришла мысль, и я едва не подпрыгнула на месте.

― А если вас обвенчают стихии? Магический брак признают все страны.

― К сожалению, и тут мне не повезло… Стихии не благословят, если один из партнеров помолвлен. Я выяснила это из одного свитка.

Я удивленно моргнула. Выходит, если бы Эйдан успел заключить помолвку с Алишей, то наш с ним брак не состоялся бы? Одна мысль об этом причиняла боль. А ведь я так возмущалась самоуправством стихий!

Я перевела взгляд на сестру, и в груди кольнуло. Она сдалась. Погасла, словно пламя свечи на ветру. Не помню, когда в последний раз слышала ее смех и видела в ее глазах интерес к жизни. Даже сейчас она перечисляла мне причины, по которым не могла быть вместе с Робертом, абсолютно спокойно. Как будто дело касалось кого-то другого!

Как же разбудить ее? Встряхнуть? Ведь в тоске по Роберту она зачахнет!

― Ты должна доверять ему. Его Величество не показался мне человеком, бросающим слова на ветер.

Если Эйдан хоть немного похож на дядю… Мужчины этой семьи умеют добиваться своего.

― Ты не понимаешь, Силь! ― вдруг крикнула сестра. Она вскочила с места и принялась расхаживать по комнате. ― Мне больно видеть его. Мечтать коснуться его руки ― и не иметь возможности даже приблизиться! Раз за разом вспоминать наш поцелуй и хоронить свои чувства под маской учтивости! А его взгляд? Я ощущаю его кожей!

Ничего себе! Не ожидала я такой вспышки от обычно сдержанной Эстер. Зато жизни в ее голосе хоть отбавляй.

― Вот и ты смотри на него! Пусть он знает, чего лишается. Я верю в Роберта. Он найдет способ быть с тобой вместе.

Зная Эстер, я могла утверждать, что она никогда не станет его фавориткой. Да и Его Величество не похож на подлеца, готового обесчестить девушку и выдать замуж за другого.

Я взяла ладонь сестры в свои руки.

― Не всем так везет, как нам с Эйданом. Стихии толкнули нас друг к другу, а вам с Робертом придется побороться за свое счастье.

Лишь договорив, я осознала, что практически призналась сестре в своих чувствах к мужу. Это не осталось незамеченным.

― Ты любишь его? Любовь действительно стоит этого? ― она закусила губу в ожидании ответа.

― Любовь стоит всего.

Сестра несмело улыбнулась, неловко, словно разучилась делать это, а в ее глазах загорелась надежда. Пока еще робкая, она осветила ее лицо, прогнав отчаяние последних дней.

Я верю в Роберта и Эстер. Пусть у их истории будет счастливый конец.


Эйдан


Эйдан явился в замок перед самым началом Театрального вечера. Едва успел переодеться, как из второй спальни вышла Сильвия. Она была обворожительна в этом платье роскошного бирюзового цвета.

― Как я тебе?

Девушка крутанулась вокруг своей оси, и взгляд герцога прикипел к ее обнаженной спине. Внутри поднялась ревность, и Эйдан испытал первобытное желание запереть жену в покоях. Что это за фасон такой?!

― Ты великолепна, ― дернул уголком губ Эйдан. ― Но я бы предпочел, чтобы в таком виде ты появлялась лишь передо мной.

― Мой муж ― ревнивец? ― вскинула бровь Сильвия. ― Я, может быть, тоже буду ревновать тебя ко всем этим девицам, ненавидящим меня!

Герцог удивленно уставился на жену. Она его ревнует?! Впервые с момента, как им на головы свалился свиток со свидетельством брака, девушка выразила свои чувства.

Эйдан сделал шаг вперед и медленно погладил Сильвию по щеке. Прикосновение было целомудренным, но она вздрогнула и смутилась.

― Стало быть, если я приглашу на танец одну из этих девиц, то меня постигнет кара? ― прошептал мужчина.

― Еще какая! ― глаза Сильвии вспыхнули ярче.

― Я запомню твои слова.

Эйдан улыбнулся и сорвал быстрый поцелуй с губ жены. Вопреки обыкновению, она не дернулась, напротив, кажется, была разочарована, когда он отодвинулся.

Настроение герцога тут же рвануло вверх. Теперь он был уверен, что Сильвия скучает нему так же, как и он.

― Идем открывать Театральный вечер? ― со вздохом спросила девушка.

― Боюсь, нам не избежать этой участи.

Зал встретил их огнем свечей и звуками смеха и голосов гостей. Все прочие заклинания, за исключением тех, что установила служба безопасности замка, были развеяны, чтобы не помешать иллюзиям артистов.

Ровными рядами были расставлены столики, вокруг них стояли мягкие кресла. Впереди виднелась внушительная сцена, пока что занавешенная бордовой тканью.

Сильвия вскинула голову, украдкой осматриваясь, а Эйдан лишь удовлетворенно кивнул. Все было чудесно, и прохаживающиеся гости выглядели довольными.

Появление герцогской четы не осталось незамеченным: музыка в зале стихла, а взгляды присутствующих обратились на них. Сильвия и Эйдан поднялись на сцену.

― Дорогие гости! ― заговорил герцог. ― Наш Сезон Тишины постепенно подходит к концу, но сегодня жемчужина этого события ― Театральный вечер! За исключением нашей свадьбы, конечно.

Ответом ему стали смешки и аплодисменты. Вперед вышла Сильвия.

― Леди и лорды! Представление знаменитой театральной труппы «Виркалло» начнется через полчаса.

Голос жены звучал звонко, и лишь в самом конце слегка сорвался. Эйдан легонько пожал ее ладонь в знак поддержки и помог спуститься с помоста. Их тут же обступили лорды и леди, чтобы выразить свое почтение. Сильвия опешила, но быстро взяла себя в руки и принялась улыбаться. Эйдан почти не участвовал в разговоре, лишь украдкой наблюдал за ней.

Для каждого она сумела найти слова: делала комплимент, подбадривала, шутила и даже отчитывала! Удивительно, как легко она справилась с ролью хозяйки вечера! Прошел всего десяток минут, а вокруг нее уже образовалась свита и завязался светский разговор. Эйдан успел достаточно узнать жену, чтобы по слегка прищуренным глазам и скептически поднятому уголку рта, понять, что все происходящее не доставляет ей удовольствия.

Взяв бокал вина с подноса проходящего мимо официанта, Эйдан только сейчас заметил мать, стоящую на другом конце зала. Она пристально наблюдала за Сильвией, кажется, одновременно довольная успехом Театрального вечера и уязвленная. Многие гости переметнулись к новой герцогине, без сожаления оставив леди Эвелин.

Сильвия улыбнулась обступившим ее леди, расспрашивающих о наряде, и отправилась прогуливаться по залу. До представления оставалось немного времени, чтобы уважить вниманием всех остальных. Эйдан направился в противоположную сторону, преследуя те же цели. То и дело он оборачивался, чтобы найти взглядом жену. Увидев поблизости Мартина, герцог скрипнул зубами. С каким бы удовольствием он бы вовсе выставил графа из замка! Веллер уставился на обнаженную спину Сильвии, и желание многократно усилилось. Эйдан сделал глубокий вдох и усилием воли заставил себя поздороваться с компанией лордов.

Все-таки Лиззи здорово помогла, предупредив о готовящемся покушении, и Сильвия стребовала с мужа обещание не мешать ее разговору с Мартином. Она чувствовала себя обязанной помочь горничной с ребенком. Герцогу пришлось уступить, и теперь он бесился от того, что его жена беседует с этим дамским угодником!

― Все в порядке? ― по-отечески улыбнулся граф Уэст.

― Да, конечно! ― встрепенулся Эйдан, не узнавая сам себя. Раньше он считал, что приступы ревности ― удел слабых, а сейчас сам сгорал от этого чувства. Из-за звучащей музыки и голосов он не мог расслышать, о чем говорят Сильвия и Мартин… Зато драконье зрение позволяло во всех подробностях разглядеть, как мило они воркуют! Не в силах смотреть на это, герцог отвернулся. Сила вновь едва не хлынула из него, заплясала на кончиках пальцев, а в следующую секунду Эйдан вдруг отчетливо услышал шепот жены:

― Ваша Светлость, я хочу поговорить с вами о Лиззи, вашей любовнице. Здесь, в замке.

Мартин, по-видимому, сделавший глоток вина, закашлялся, и Эйдан повернулся. Веллер и Сильвия по-прежнему разговаривали, стоя у противоположной стены зала. Но почему он слышал ее так хорошо? Извинившись перед графом Уэстом, герцог отошел в сторону и тут же услышал:

― Помню-помню, ты требовала не тащить в постель служанок, но ведь наша договоренность потеряла силу после твоего замужества?

― Я вовсе не ревную, если ты об этом, ― нахмурилась Сильвия. ― Лиззи беременна и требует откупных ― дом или квартиру в городе. В противном случае свет узнает о твоем бастарде.

Мартин скривился:

― Ушлая девочка. Она ведь сказала, что можно не беспокоиться!

Сильвия покраснела, кажется, сообразив, о чем именно говорит Мартин.

Эйдан хмыкнул: он нисколько не был удивлен поведением Лиззи. Она всегда знала, чего хочет от жизни. И как он мог подумать, что она всерьез собралась замуж за помощника управляющей замком? Не иначе, как встреча с Сильвией в парке и ее отказ целоваться сбил его с толку.

Задумавшись, герцог не сразу понял, что больше не слышит разговора жены и графа. Невероятной остроты слух покинул его так же внезапно, как и появился. И все-таки что это было? Новые грани драконьего наследства?!

Эйдан перевел взгляд на хмурящуюся Сильвию. Похоже, она что-то выговаривала Мартину? Неужели он умудрился обидеть ее?! Едва герцог направился к ним, как девушка покачала головой и отошла в сторону. Веллер остался стоять на месте, и вид у него был довольно виноватый. Что у них случилось?

В зале раздался переливчатый звон, сигнализирующий о том, что всем следует занять свои места ― совсем скоро начнется представление.

― Как все прошло? ― спросил Эйдан у жены, когда они встретились возле своего столика, стоящего в центре зала.

― Он обещал позаботиться о ребенке Лиззи, ― поморщилась Сильвия. ― Он не собирается жениться в ближайшее время, потому готов признать ребенка, если родится мальчик и магическая экспертиза подтвердит отцовство.

Похоже, Лиззи вытащила свой счастливый билет!

― Мартин тебя не обидел? ― спросил Эйдан, когда прозвучал второй звонок. ― Ты выглядишь мрачной.

― Все нормально, ― дернула плечом Сильвия и заняла кресло напротив сцены.

Разговорить жену Эйдан не успел ― по залу вновь прокатился переливчатый звон, и занавес распахнулся.

 

Глава 4


Сильвия


После разговора с графом Веллером меня все еще потряхивало от злости. К счастью, прозвенел звонок, избавив меня от необходимости отвечать на вопросы Эйдана, и мы заняли свои места в центре зала. Чуть поодаль расположились родители с сестрами. Я же, как замужняя женщина, должна была теперь сидеть рядом с герцогом.

Устремив взгляд на раздвигающийся занавес, я все еще прокручивала в голове слова Мартина. Нет, новость о ребенке Лиззи он принял вполне благосклонно, видимо, понимал, что рано или поздно это неизбежно случится. Но вот то, что последовало за этим…

Меня интересовало, зачем Веллер присылал мне цветы, нарочито обольстительно целовал мою руку на глазах у мужа… Да, мы условились изображать пару, но наша договоренность не продержалась и пары суток ― стихии решили все за нас с Эйданом.

Этот вопрос я и задала Мартину, пользуясь отсутствием мужа. Он наблюдал за нами с другого конца зала, я кожей чувствовала его пылающий взгляд. Граф юлить не стал, однако его ответ меня оскорбил до глубины души.

Оказывается, он надеялся затащить меня в постель, потому что «огненных девушек у него еще не было». Знал ли Райли, кому умудрился меня сосватать?! Я заинтересовала Мартина, и даже мое скорое замужество не остудило его пыл. То, как Веллер это произнес… Похоже, его признание я должна была посчитать за комплимент!

Лишь когда я не ответила на ухаживания, а к Мартину явился разъяренный Эйдан, он оставил свою затею. Судя по тому, как граф поморщился и потер щеку, герцог не ограничился устным предупреждением.

Закончив разговор с Веллером, я почувствовала себя грязной. Подумать только, я ведь и вправду считала его неплохим человеком! Да, балагуром и дамским угодником, но не подлецом, готовым соблазнить и обесчестить девушку просто ради развлечения! Выходит, Эйдан был прав насчет него…

Занавес открылся, и моим глазам предстала сцена. Я постаралась выбросить дурные мысли из головы. Нужно попробовать насладиться спекталкем, не зря же этот театр считается лучшим!

По крайней мере иллюзии, заменяющие декорации, были на высоте! Статный светловолосый мужчина и хрупкая девушка с рыжей гривой волос стояли в глубине сада. Судя по их одежде, они изображали аристократа и обычную горожанку. Клумбы с одуряюще пахнущими цветами, изумрудная трава, сумерки, укрывшие парочку… Все выглядело таким настоящим!

Оторвавшись от декораций, я переключила внимание на артистов. Прослушав начало, я не сразу сообразила, что происходит на сцене. Лишь когда на руках мужчины и девушки засияли татуировки, а сверху спланировал свиток, до меня дошло. Магический брак!

В груди появилось дурное предчувствие, и я внимательнее присмотрелась к актерам. Случайно ли то, что мужчина светловолос как Эйдан, а девушка ― рыжая? Да она даже чем-то похожа на меня! Возможно, это тоже иллюзия, но ведь зачем-то она нужна?!

Я искоса бросила короткий взгляд на мужа. Он хмурился, напряженно взирая на артистов. Заметив, что я смотрю на него, Эйдан нашел мою ладонь и легонько пожал.

Тем временем на сцене разворачивалось действие. Отец главного героя пьесы остался недоволен вмешательством стихий, ведь он надеялся женить его на дочери старого друга. Зато небогатые родственники новоиспеченной маркизы обрадовались и устроили вечеринку в таверне с обильной едой и сидром. Особенно мерзко смотрелась сцена, где мать девушки велела ей как можно скорее понести от мужа, пока тот не передумал, а ее бывший любовник поддакивал.

После этого сразу стало ясно, на чьей стороне симпатии авторов пьесы! Учитывая мое внешнее сходство с актрисой, вряд ли это простое совпадение!

Украдкой осмотревшись по сторонам, я заметила, что зрители весьма живо реагируют на представление. То и дело где-то раздавался шепот и смешки, а на нас с Эйданом было направлено немало взглядов.

Декорации снова сменились, и теперь мы увидели хрупкую и нежную девушку в целомудренном наряде. Она играла на рояле и высоким голосом пела о неразделенной любви. Не нужно много ума, чтобы догадаться, что это и есть та самая подходящая для героя партия! Маркиз лично пришел сообщить ей о своей женитьбе, и она плакала у него на груди, старательно давя на жалость зрителям.

Внутри меня поднялось возмущение. Создатели пьесы вообще знают, что такое магический брак? Да, супруги могут быть недовольны случившимся, не готовы! Я живое доказательство этому. Но они испытывают чувства друг к другу! Здесь же маркиз говорил о том, что не любит жену и попробует добиться развода!

Эйдан резко встал, и ножки кресла жалобно заскрипели, проехавшись по паркету. Музыка стихла, артисты замолчали на полуслове.

― Кто автор этой пьесы? ― спросил муж.

Его голос звучал спокойно, но у меня по спине побежали мурашки. Столько холодной ярости в нем!

Артисты неуверенно переглянулись, и из-за сцены вышел невысокий мужчина с закрученными усами.

― Ваша Светлость… ― испуганно залепетал он.

― Вы автор? ― сощурился муж.

― Энтони Уоррен к вашим услугам!

― Идемте-ка побеседуем.

Эйдан направился к выходу, зная, что тот последует за ним. Помедлив, я двинулась за ними, не осмелившись оставить мужа наедине с автором. Судя по сияющим на моих руках татуировкам, Эйдан буквально в бешенстве! Краем уха я услышала, что один из артистов объявил антракт, и гости разом заговорили.

Мы вышли из зала и нырнули в одну из комнат прямо по коридору. Она предназначалась для слуг, работающих на празднике. Парень в форме, едва завидев герцога, тут же выскочил прочь.

― Рассказывай, ― мрачно сказал Эйдан, сверля взглядом автора пьесы. ― Почему все происходящее на сцене порочит мою жену?

Уоррен резко побледнел, а потом пошел красными пятнами.

― Это всего лишь художественный вымысел…

― И внешность артистов тоже?

― Это просто совпадение!

Я скептически хмыкнула. Уж больно нервничал он для простого совпадения!

― Тогда сейчас мы вернемся в зал и продолжим смотреть спектакль. Если в нем встретится еще хоть одно «совпадение», то вашей дальнейшей судьбой будет заниматься суд.

Эйдан направился было к выходу, но тут Уоррен крикнул:

― Постойте! Я… я все расскажу…

― Не хочешь выйти? ― спросил у меня муж, но я упрямо покачала головой.

Рассказ писателя не занял много времени. Конечно, пьеса, которую они ставили, была другой. Но некая сумма денег заставила Уоррена спешно написать новую и учесть пожелания заказчика по поводу иллюзий. Следующая выплата ― куда более значительная ― должна была поступить после Театрального вечера.

Уоррен, далекий от высшего света человек, не сразу понял, на что именно подписался. Узнав, кто станет объектом издевательств, он уже не смог отказаться, ведь деньги были потрачены… Но и брать вину на себя не собирался ― охотно согласился передать письма заказчика Эйдану.

― Отмени спектакль, ― глухо приказал герцог, и Уоррен быстро выскочил из комнатки, радуясь, что легко отделался.

Мы с мужем остались наедине. Я обхватила себя за плечи, дрожа не то от холода, не то от обиды. Уоррен рассказал, чем должно было кончиться представление ― позором главной героини. Маркиз поймал бы ее с любовником, и она бы покончила с собой. Прекрасное завершение истории!

Еще час назад я считала, что неплохо справляюсь с ролью хозяйки вечера, а сейчас чувствовала себя униженной. Кому я настолько не угодила?!

Эйдан молча сгреб меня в охапку и крепко прижал к себе. Я уткнулась носом в его грудь и прикусила губу, чтобы не заплакать.

― Силь, прости меня…

― Ты знаешь, кто это мог быть? ― я все-таки всхлипнула и подняла голову, чтобы посмотреть на мужа. Он помрачнел:

― Мне бы очень хотелось ошибиться, но возможно в этом замешана мать. Это вполне в ее стиле…

Герцогиня! И как я могла подумать, что она угомонится? Даже будущие внуки с двумя стихиями не примирили ее с происшедшим. Она подчеркнуто игнорировала меня и мою семью, но не прекратила вынашивать планы мести.

― Знаешь, что? ― ласково сказал Эйдан. ― Мы не будем возвращаться к гостям. Пускай развлекают себя сами.

― А чем же займемся мы?

― Хочешь увидеть Северное крыло замка? То самое, откуда раньше вылетали драконы. Сейчас оно заперто, но там много занимательного.

Слезы мгновенно высохли.

― Конечно!


Эйдан


― Нам не стоило переодеться? ― Сильвия нахмурилась и с опаской посмотрела на узкую лестницу, ведущую вниз. Ступеньки были довольно крутыми, а девушка была обута в туфли на каблуках.

― Я тебе помогу.

Он подхватил жену под локоть, прядь ее волос мазнула по его лицу и заставила улыбнуться. Покинуть вечер было самой правильной идеей. Теперь, как Эйдан и хотел, Сильвия в своем великолепном платье принадлежала лишь ему. Сейчас сорванный спектакль их не волновал, а все проблемы остались за дверями Северного крыла замка.

― Почему здесь так темно? ― изумилась Сильвия и тут же оступилась. Не успела она испугаться, как герцог удержал ее и подхватил на руки. Именно здесь жене самое место.

― Лестница предназначалась для слуг. На втором этаже есть балюстрада… Драконы спрыгивали с нее и оборачивались в полете.

Сильвия поморщилась, видимо, пытаясь представить подобное зрелище.

― Но ведь драконы огромные. Если он обратится слишком быстро, то проломит стену!

― Именно! ― Спустившись с лестницы, Эйдан сделал несколько шагов и с неохотой поставил Сильвию на пол. ― Нужно иметь стальную выдержку: лететь в каменную бездну и только в последний момент распахнуть крылья.

Девушка с интересом взглянула на мужа.

― Ты так говоришь, словно сам бывал на их месте.

― Всего лишь много размышлял. Ребенком я излазил Северное крыло вдоль и поперек, воображая быт прошлого столетия.

Эйдан сделал несколько шагов в сторону и потянул за собой жену. Нужно было захватить магический шар… В темноте герцог видел лучше обычного человека и сейчас не испытывал трудностей, в то время как Сильвия шагала на ощупь.

― Почти пришли, ― Эйдан уберег девушку от столкновения со стеной и вывел в огромный пустой зал. Потолка здесь не было, и внутрь заглядывала ярко-желтая луна, заливающая светом каменные стены и пол.

Сильвия вскинула голову вверх и изумленно выдохнула.

― Отсюда и вылетали драконы? ― с дрожью в голосе спросила она.

― Да, ― кивнул Эйдан. ― Когда-то замок располагался в ущелье, и иначе сюда было не попасть.

Восторженный взгляд жены стал ему ответом. Герцог несмело улыбнулся. Раньше он никого не приводил сюда. Его дед самолично запер Северное крыло и запретил входить в надежде на возвращение драконов. Эйдан обнаружил дорогу случайно и даже Райли не рассказал. Это было его личное место силы, место для размышлений и мечтаний. Оказывается, делиться сокровенным может быть приятно. Главное, с кем-то столь же важным.

Подобрав подол, Сильвия принялась изучать зал. Провела рукой по шершавым стенам, округлила глаза, заметив на полу глубокие борозды от когтей драконов. Эйдан любовался ее счастливой улыбкой, лунным светом на обнаженной спине… В этом огромном зале они вдвоем. Так легко забыть, что где-то там остались гости, так и не найденный враг и ворох других проблем.

Задумавшись, герцог не заметил, как жена подошла ближе:

― Спасибо, что показал мне это место! ― ее глаза сияли. ― Теперь я верю, что драконы существовали!

Эйдан улыбнулся.

― Они были моими предками. Помнишь, я рассказывал, что мне в наследство достался иммунитет к ядам и нечеловечески острое зрение? Я могу рассмотреть щербинку на противоположной стене.

Сильвия прищурилась:

― Значит, мне не показалось, что ты сверлил меня взглядом во время разговора с Мартином?

― Я беспокоился. Кажется, вы ругались? ― О внезапно прорезавшемся слухе герцог решил умолчать.

Девушка дернула плечом:

― Нет… Но ты был прав насчет него.

― Рад, что он не успел обидеть тебя, ― Эйдан, не удержавшись, погладил ее по щеке. До чего же у нее нежная кожа! ― Благословение стихий пришлось кстати, верно?

В кои-то веки жена не стала возражать. Она поймала его ладонь и поцеловала его пальцы. Сердце герцога забилось быстрее. Впервые девушка вела себя настолько раскованно, а в ее взгляде появилось нечто новое.

― Знаешь, не думала, что скажу это… ― Сильвия лукаво улыбнулась. ― Я рада, что мы поженились.

Эйдан вскинул брови:

― И что же переубедило тебя?

― Разговор с сестрой.

― Немного неожиданно, ― хмыкнул Эйдан. ― Впрочем, я благодарен ей.

Наклонившись, он поцеловал Сильвию. До последнего Эйдан ожидал, что она отодвинется или отшутится, как это бывало прежде, но чуть помедлив, девушка ответила на поцелуй. Он положил руки на ее обнаженную спину, и Сильвия вздрогнула. Глухо выдохнув, она выдохнула ему в рот и прижалась еще теснее.

Какая же она… Аромат ее волос, вкус ее губ сводили Эйдана с ума! Повинуясь порыву, герцог выдернул пару шпилек из прически жены, и ее рыжие волосы рассыпались по плечам. Сильвия укоризненно посмотрела на мужа. Раскрасневшаяся, с припухшими губами и сбившимся дыханием, она выглядела очаровательно!

― Дан! ― вспыхнула девушка.

Всего одно слово, но сердце отозвалось нежностью.

― Я люблю твои волосы, ― улыбнулся герцог. ― И мне кажется, им не нравятся шпильки.

Сильвия скорчила мордашку:

― Это заговор!

― Именно! ― Эйдан рассмеялся и вновь сгреб жену в охапку, припадая к ее губам.

Ему нравилось болтать с ней о ерунде, но целовать хотелось еще больше. Она манила его, заставляла кровь кипеть, а магию внутри бесноваться. Девушка в отместку сдернула ленту с волос мужа и запустила в них пальцы.

Их татуировки ярко переливались, соперничая со светом луны. В зале, некогда принадлежащем драконам, стояла тишина, лишь их шумное дыхание нарушало ее.

Герцог поцеловал жену в чувствительное место за ухом и, забывшись, нашел пальцами ее грудь, упрятанную в корсаж. Сильвия вздрогнула.

― Дан! Давай остановимся.

Эйдан отодвинулся и окинул виноватым взглядом жену, одежда которой пришла в беспорядок. И все это устроил он? Ведет себя как подросток, впервые коснувшийся женщины!

― Прости, Силь… Я потерял голову…

Он надеялся, что он не напугал ее. Слишком напорист он был с молодой и неопытной девушкой.

― Нет! ― покачала головой Сильвия и вдруг смутилась. ― Я имею ввиду, что мы слишком увлеклись в… неподходящем месте.

Эйдан удивленно уставился на жену. Кажется, вулкан страстей, который таился в ней, прорвался наружу!


Сильвия


Пока мы возвращались в покои, я все время чувствовала на себе взгляд мужа. Кажется, он весьма удивился моим словам. Я и сама себя не узнавала, впервые мне не захотелось останавливать Эйдана, его поцелуи заставляли меня дрожать и желать большего…

В тайных ходах было темно, но теперь я знала, что муж отлично видел меня. С его драконьим зрением-то! Наверное, мои пылающие от смущения щеки позабавили его.

Едва мы шагнули в спальню, муж притянул меня к себе. Сердце снова пустилось в пляс, стуча одновременно и в пятках, и в горле. Или я слышу звук его сердца?

― Силь… ― хрипло протянул Эйдан, избавляя мою прическу от оставшихся шпилек.

Он с наслаждением пропустил волосы сквозь пальцы. В полумраке комнаты его глаза горели янтарем. Я нервно облизнула губы, кожей чувствуя напряжение, исходящее от мужа. Не сразу сообразила: он нарочно медлит, предоставляя мне возможность отодвинуться или самой сделать первый шаг.

И я его сделала. Встав на цыпочки, я поцеловала Эйдана. Неумело, но старательно, со всем пылом, на который была способна! Одновременно принялась расстегивать камзол мужа. Пуговицы плохо поддавались, и я нетерпеливо дернула одну из них. Хриплый смешок ― и Эйдан присоединился ко мне. Камзол полетел в сторону, и следующая цель ― рубашка ― быстро сдалась под нашим напором.

Закончив, я отстранилась, чтобы как следует рассмотреть мужа, одетого лишь по пояс. Он красив… Широкие мощные плечи и плоский живот говорили о том, что герцог занимается не только бумажной работой. Протянув руку, я коснулась его кожи. Горячая! Глаза Эйдана потемнели еще больше, но он не мешал мне, наоборот, замер, словно боялся вспугнуть. Я с удовольствием провела пальцем по его крепкой груди и огладила плечи. Как же мне давно хотелось сделать это!

Встретившись взглядом с мужем, я поняла, что моя нехитрая ласка взволновала его. Он шагнул вперед и положил руку на мою обнаженную спину. Тело отозвалось волной приятных мурашек. Помедлив, Эйдан пальцами пробежался по моему позвоночнику, вызвав истому, и нащупал застежку наряда.

Кажется, пришла моя очередь раздеваться.

― Ты уверена? ― шепнул он, и я кивнула. Ловкое движение ― и платье упало к моим ногам. Я непроизвольно охнула, подавив первый порыв прикрыть грудь. На мне почти не осталось белья ― уж больно мудреный был фасон у платья.

― Ты очень красивая, ― сказал Эйдан, и я поняла, чего ему стоит не коснуться меня прямо сейчас. Он был не на шутку возбужден, даже я, неопытная в любовных утехах, понимала это.

Как ни странно, стыда не было, я хотела, чтобы муж увидел меня обнаженной. Его восторженный взгляд буквально ласкал меня, но этого было мало. Я запрокинула голову и с жадностью впилась в его губы, и муж не заставил себя ждать. Он подхватил меня на руки, и не успела я ничего сообразить, как оказалась на кровати. Той самой, где мы спали несколько ночей вместе.

― Я скучала, ― выдохнула я, и наградой мне стал еще более жаркий поцелуй, от которого закружилась голова. И не думала, что можно испытывать такое. Казалось, я умру, если Эйдан хоть на секунду оторвется от меня! Ощущать его губы и руки стало жизненно необходимым, а одежда, оставшаяся на нас, толькомешала.

Словно почувствовав мое желание, муж избавил меня от белья и коснулся моей груди. Что-то внутри меня сладко заныло, отзываясь на его ласки. Эйдан всмотрелся в мое лицо и, не заметив на нем страха, продолжил приятную пытку. Когда место пальцев заняли губы, я выгнулась и застонала, обуреваемая новыми ощущениями.

Пальцы мужа путешествовали по моему телу. Гладили живот, бедра, скользнули между ними. Я ошарашенно выдохнула, не ожидая столь откровенной ласки. В ответ впилась пальцами в плечи Эйдана.

Брюки мужа определенно стали лишними, и он быстро сбросил их вместе с бельем. Когда он успел избавиться от обуви ― я не заметила. Эйдан лег на меня, но его тяжесть оказалась удивительно приятной. Теперь расстояния между нашими телами не осталось, мы были тесно прижаты друг к другу.

Все происходящее было правильным. Мой муж, мой любимый… Пусть пока я не сказала ему о своих чувствах, мое сердце разрывалось от любви к нему.

― Я буду осторожным, ― прошептал он, в его глазах читалось беспокойство.

В ответ я лишь всхлипнула. Похоже, способность говорить покинула меня.

Коленом Эйдан раздвинул мои бедра и медленно вошел в меня. Я распахнула глаза, сжавшись в ожидании боли, но дискомфорт быстро сменился удивительным чувством наполненности.

Никогда прежде мы с Эйданом не были столь близки. Наши татуировки переливались оранжевым и голубым, бросая тени на лица. Дав мне время привыкнуть, муж начал двигаться, глядя прямо мне в глаза. Я обхватила его ногами и положила руку на его щеку, чтобы быть ближе, еще ближе…

Я с трудом различала, что происходит вокруг. Рваное дыхание, стук сердец и наши стоны смешались воедино. Во взгляде Эйдана бушевала стихия, гладкая кожа груди была покрыта капельками пота, и, подтянувшись, я слизнула их.

Моя кровь превратилась в лаву. Я сама стала огнем! Очередной толчок Эйдана выбил из меня воздух. По телу прокатилась волна жара, и я глухо застонала, выгнувшись навстречу мужу.

― Силь! ― протяжно простонал он и с силой сжал мои бедра, входя на всю глубину.

Внутри меня словно взорвался вулкан, и я обмякла, полностью растворившись в коктейле ощущений. Спустя несколько мгновений Эйдан откинулся на подушку рядом со мной и обнял меня.

Я счастливо улыбнулась и потянулась за поцелуем. Меня переполняла эйфория: хотелось плакать и смеяться одновременно. Внезапно в груди появилось странное жжение.

― Ты тоже чувствуешь это? ― спросил Эйдан и бросил взгляд на свои руки.

Я последовала его примеру и ахнула: прямо на глазах моя татуировка расширялась. Вязь узоров бежала по коже, заполняя некогда пустые места. У мужа происходило то же самое.

Жжение прекратилось столь же внезапно, как и началось, а взамен него пришла связь. Теперь я не просто ощущала присутствие Эйдана, между нами словно натянули нить. Пока еще тонкую и некрепкую, но со временем она превратится в прочный канат.

Эйдан посмотрел на меня и улыбнулся:

― Кажется, мы только что подтвердили наш брак.

Я лишь кивнула, все еще ошарашенная происшедшим. Эйдан придвинулся ближе и приподнял мой подбородок. В его глазах сияло янтарное пламя.

― Я люблю тебя, Силь.

― Я… ― горло перехватило, и он покачал головой.

― Не обязательно отвечать сейчас. У нас еще будет время. Хочешь принять ванну?

Смущенная его признанием, я кивнула и приподнялась, закутавшись в покрывало. Откуда-то появился стыд, и муж понятливо улыбнулся:

― Что ж, иди первая, а я пока прикажу подать закуски. Не знаю как ты, но я здорово проголодался.

Хриплый голос Эйдана и его лукавый взгляд заставили меня пулей выскочить из кровати. Мне требовалось время, чтобы все осмыслить. Закрыв за собой дверь ванной, я отбросила в сторону покрывало и счастливо улыбнулась. Только сейчас на меня обрушилось осознание: он меня любит! Да, я слишком растерялась и упустила момент… Впрочем, ничего не мешает мне привести себя в порядок, выйти из ванной и признаться в своих чувствах!

Я пустила воду в ванну и принялась перебирать флаконы с маслами и жидким мылом. Хотелось найти особенный запах, чтобы порадовать мужа. Вдруг краем глаза я уловила какое-то свечение. Переведя взгляд на ванну, изумленно охнула ― прямо на воде переливался алым огненный цветок.

От неожиданности я выронила флакон с маслом в ванну. Снова этот цветок! Что ему нужно? Не успела я выпрямиться, как на воде расцвел второй бутон. Следом ― еще один!

Вскрикнув, я приложила руку ко рту и отшатнулась. Лепестки цветков переливались, ослепляя и завораживая меня. Я искоса бросила взгляд на дверь, но о том, чтобы добраться до нее, речи не шло ― тело отказывалось шевелиться. Как и в прошлый раз, меня охватило желание коснуться цветка. Я упрямо закусила губу, надеясь, что боль отрезвит меня.

Что-то внутри подсказывало, что стоит дотронуться до него ― и все изменится. Часть меня жаждала этого, часть ― та, что сохранила остатки разума, ― боялась. Тем временем цветов становилось все больше. Огненные бутоны покрыли всю поверхность воды, превратив ее в пламя. За дверью послышались шаги.

― Силь, у тебя все в порядке?

Эйдан! Я попробовала крикнуть, но горло перехватило от ужаса. Передо мной вырастали все новые огненные цветы: они выползли из ванны на пол и теперь живым ковром двигались ко мне, будто единый организм. Я сделала несколько шагов назад, пока не уперлась в стену.

Словно очарованная, уставилась на огненный цветок прямо передо мной. Похоже, он у них был главным. Он был куда крупнее своих собратьев, бутон сверкал алым, по листьям пробегали крошечные искры.

Я замерла. Все окружающее для меня исчезло. Я забыла про Эйдана за дверью, про свою наготу. Когда огненный цветок потянулся ко мне, я не стала противиться зову. Присев, коснулась его бутона.

Вспышка ударила по глазам. Меня обожгло пламенем, а из легких выбило воздух. Я отшатнулась, но тщетно ― цветок словно врос в меня. Его младшие собратья вновь начали движение и обступили меня. В ужасе я забилась, но не могла вымолвить ни звука. Цветок обвил мою руку и поднялся до плеча. Я завертелась, чтобы сбросить его, но в следующую секунду он прыгнул мне на спину. Кожу обожгла резкая боль, и я закричала. Из глаз брызнули слезы, и я рухнула на колени.

Дверь в ванную затряслась под ударами Эйдана.

Лопатки горели огнем, пока цветок ворочался, будто устраиваясь удобнее. А следом пришел зуд. Ничуть не похожий на тот, что мучил меня прежде. Нет, тогда он причинял лишь легкое раздражение, сейчас же что-то рвалось наружу, буквально пробивая кожу насквозь! Я кричала на одной ноте, оглушая саму себя.

Вдруг дверь вылетела, ударилась о противоположную стену. Огромный кусок льда, пригвоздивший ее, осыпался, и в ванную ворвался Эйдан. Сквозь пелену слез я едва видела его, боль выворачивала меня изнутри. На лоб опустилась холодная ладонь мужа, и я услышала его шепот:

― Силь, не противься. Выпусти их!

Их? О чем он говорит? Попытавшись последовать совету Эйдана, я глухо выдохнула и расслабила тело. Комнату разрезал звук трескающейся кожи, а в следующую секунду наступило облегчение. Я повела плечами, чувствуя непривычную тяжесть за спиной.

― Умница! ― погладил меня по голове перепуганный Эйдан. Я попыталась приподняться, но меня повело в сторону. Заметив краем глаза какое-то шевеление, я повернула голову. Что это? Больше всего это было похоже на крыло с ярко-алыми перьями. Я удивленно уставилась на него и осторожно потрогала. И вправду крыло. Мягкое… Попробовала выдернуть перо и вздрогнула от резкой боли. Я перевела потрясенный взгляд на бледного мужа, и тот кивнул:

― Да, Силь. Это твои крылья. Ты феникс.

Наверное, на такое известие нужно реагировать как-то по-другому. Приосаниться, заявить, что древние расы вернулись.

Я же истерически захохотала. Я феникс? Это какая-то ерунда! Порождение больного сознания! Огненные цветы, крылья… Так не бывает!

Однако бросив взгляд в зеркало, я резко замолчала. За моей спиной покачивались крылья. Огромные, каждое размером в пару ярдов, ярко-алые… Я бы даже назвала их красивыми, если бы не то обстоятельство, что росли они прямиком из моих лопаток.

Из груди вырвался всхлип. Кажется, это не шутка. Я и вправду умудрилась стать фениксом. А все эти огненные цветы?! Их, кстати, вокруг не наблюдалось, они исчезли сразу же, как добились своего.

Эйдан помог мне подняться. Центр тяжести изменился, и тело не слушалось меня. Взмахнув рукой, я внезапно взмыла в воздух. Едва не ударившись головой о потолок, отлетела вправо, а потом зависла посреди комнаты, прямо над ванной, наполненной водой.

― Силь! ― крикнул муж. ― Постарайся контролировать мышцы спины. Лети ко мне!

Легко сказать! Я не знала, как это сделать. Пыталась пошевелить рукой, но в движение приходили крылья. Они со свистом рассекали воздух, и меня бросало из стороны в сторону.

Сделав глубокий вдох, я попробовала подлететь к мужу. Однако на полпути мышцы спины свела судорога, и я рухнула в ванну, подняв тучу брызг. Забарахтавшись и запутавшись в разом намокших крыльях, я глотнула воды и закашлялась.

Испугаться не успела, Эйдан прыгнул в воду и поднял меня на руки. Я с силой вцепилась в его плечи, прижимаясь всем телом. Даже крылья завернули нас в подобие кокона!

― Все-все, успокойся, ― улыбнулся муж. ― Принять ванну все равно нужно было. Давай я тебе помогу?

Со вздохом я кивнула. Как ни крути, придется рассказать о случившемся Его Величеству и магам. А перед ними надо предстать в более приличном виде. Лишь закончив приводить себя в порядок, я осознала хитрый план Эйдана ― привычные и монотонные действия позволили мне наконец успокоиться.

Когда я обтерлась полотенцем, муж поднял меня на руки и понес к выходу. Однако здесь возникли небольшие сложности. Крылья были слишком широкими, чтобы пройти в дверь! С третьей попытки мне удалось аккуратно сложить их и протиснуться сквозь проход.

― Так-то лучше! ― Эйдан опустил меня на постель и добавил: ― Сейчас раздобуду одежду.

А он неплохо держится для человека, жена которого превратилась в феникса! Что мне вообще о них известно? Фениксы ― раса древних существ, исчезнувших сотню лет назад. Покопавшись в памяти, поняла, что почти ничего не знаю о них. У них крылья и огненная магия. И все на этом.

Я обхватила себя руками и искоса бросила взгляд на крылья, маячившие сбоку. До чего же они огромные! Я вполне могу укрыться ими! После купания прошло всего с десяток минут, но перья высохли и снова сияли алым.

Вернувшийся Эйдан принес штаны из комплекта амазонки и свою рубашку. На спине пришлось сделать разрезы для крыльев, а слишком широкие полы завязать узлом на животе.

― Как ты себя чувствуешь? ― Эйдан присел рядом со мной.

― Уже лучше, ― я посмотрела на мужа и с жаром добавила: ― Спасибо тебе!

Он потрясающий. Он обо всем позаботился даже в этой дикой ситуации!

― Наша связь дала понять, что с тобой что-то случилось, ― Эйдан запустил пальцы в волосы, кажется, виня себя. ― И в ванной слишком крепкая дверь! Пришлось выбивать.

― Думаю, приди ты раньше, ничего не изменилось бы. Огненные цветы не оставили бы меня в покое.

― Мы справимся! ― Эйдан приподнял мой подбородок и заставил взглянуть ему в глаза. ― Это всего лишь крылья. Может, ты научишься убирать их? Как драконы меняют ипостась.

― Было бы неплохо! ― усмехнулась я. ― Через неделю состоится наше с тобой свадебное торжество, и крылья никак не впишутся в мое платье.

Эйдан рассмеялся:

― Зато ты произведешь фурор.

Я хмыкнула, вообразив реакцию гостей. Эйдан издал смешок, и следующие несколько минут мы хохотали как сумасшедшие. Когда я наконец смогла спокойно дышать, поняла, что нервное напряжение отпустило меня. Теперь я могла соображать.

― Нужно рассказать о случившемся Роберту и твоим родителям. Побудешь одна, пока я схожу за ними?

― Нет! ― я вцепилась в руку мужа. С ужасом представилось, как крылья снова выйдут из-под контроля и вздернут меня к потолку. ― Не оставляй меня, пошли за ними горничную!

― Хорошо, ― ласково улыбнулся Эйдан и поцеловал меня.


Эйдан


Да, не так Эйдан представлял брачную ночь! Он мог предположить, что Силь пойдет на попятный или расплачется, но уж точно не то, что превратится в феникса! Бросив взгляд на жену, за спиной которой распластались широкие огненные крылья, он покачал головой. Девушка была порядком напугана, перья подрагивали, и по ним пробегали едва заметные искры. Случившееся вымотало ее как физически, так и эмоционально. Герцог крепче обнял жену, словно надеясь поделиться с ней силами. Он с трудом представлял, что чувствует человек, внезапно обзаведшийся крыльями.

И почему они не подумали про фениксов? Первородный огонь Сильвии не имел ничего общего с драконами! Фениксы ― представители чистой огненной стихии. Но во всех легендах и преданиях они уже рождались с крыльями, которые росли всю жизнь. А Силь была человеком, все тесты мейстеров это подтвердили. В феникса ее превратили эти огненные цветы, будь они неладны! Конечно, из-за этого Эйдан не станет любить девушку меньше... Но это грозит ей новыми исследованиями и излишним вниманием публики. Шутка ли ― фениксы вернулись!

Когда в спальню вошли Его Величество и чета Кэннов, Силь задремала. Она раскинула крылья на постели и положила голову на плечо мужа.

― Что с ней случилось? ― шепотом воскликнула леди Каролина, разом побледнев. Ее муж посмотрел на руки Эйдана, явно отметив увеличившиеся татуировки. Его Величество ничем не выдал своего удивления. Вот уж кто умел владеть собой!

― Полагаю, ― кивнул Роберт, ― тайна первородного огня Сильвии раскрыта? Она стала фениксом?

― Я бы сказал, ее сделали фениксом.

Эйдан наскоро рассказал об огненных цветах и том, что случилось после. Леди Каролина всхлипнула и смахнула слезинку со щеки.

― Бедная девочка... И что же теперь?

Вопрос остался без ответа, Сильвия пошевелилась и открыла глаза. Заметив родителей, она рванула к ним, но распластавшиеся крылья удержали ее на месте. Ойкнув, девушка поморщилась и развела руками.

― Теперь я такая. Кто-нибудь знает, как это вообще возможно?

Его Величество пододвинул стул к кровати и заговорил:

― Официально заявляю, что отныне ты под защитой короны. Никто не посмеет причинить тебе вред. Рискну предположить, что фениксом тебя сделала сама стихия. Огненные цветы ― это ее порождение. Саламандры, которыми кишит замок, твоя небывалая мощь... Все это детали одного пазла.

Силь опустила плечи:

― Выходит, я не могу отказаться от этого «дара»? Мне и человеком было неплохо!

Сердце Эйдана екнуло. Он представлял, что именно сейчас испытывает девушка. Не стесняясь присутствующих, он поцеловал ее в висок.

― Боюсь, ты можешь лишь научиться обращаться со своей новой сущностью, ― вздохнул Ричард.

― Мы поможем тебе! ― пообещал Эйдан. Силь перевела на него взгляд и тихо спросила:

― Тебя не смущает то, во что я превратилась?

Несмотря на спокойный тон, в ее голосе звучал страх и напряжение, а на лбу залегла морщинка.

― Разве что-то изменилось? ― ответил Эйдан. ― Теперь у меня крылатая жена и только.

Девушка облегченно выдохнула, и по ее губам скользнула легкая улыбка.

― Доченька! Ты можешь на нас рассчитывать! ― Сильвию порывисто обняла мать. Крылья девушки шевельнулись и укрыли ее, спрятав в кокон. Спустя несколько секунд леди Каролина воскликнула и отстранилась: ― Горячо!

― Прости! ― Силь виновато поморщилась и поспешно сложила крылья за спиной, и герцог отметил, что у нее получается все лучше. ― Может, позже я научусь контролировать их температуру?

Эйдан нахмурился и дотронулся до маховых перьев жены. Странно, он вовсе не чувствовал исходящего от них жара. Напротив, трогать их было приятно. Наверное, все дело в благословении стихий.

― Сейчас тебе нужно отдохнуть, ― сказал Роберт. ― Сегодня на тебя многое свалилось. Завтра проверенный маг обследует тебя, а мы соберем сведения о фениксах. Пригласить мейстрессу Пэрри, чтобы она дала тебе успокаивающую настойку?

― Нет, ― покачала головой девушка. ― Я хорошо чувствую себя, насколько это возможно, ― она издала нервный смешок и прикрыла глаза. ― Но мне невыносимо хочется спать, как будто я бодрствовала несколько суток.

― Отдыхай! ― Ричард, улыбнувшись, поднялся со стула. ― Утром ситуация уже не покажется тебе такой ужасной.

― Хотелось бы верить! ― буркнула Сильвия.

― Давай я помогу тебе устроиться, ― предложил Эйдан.

Девушка кивнула и послушно залезла в постель. С крыльями пришлось повозиться ― в конце концов, она легла на живот, чтобы не повредить суставы. Краем глаза герцог заметил саламандру, выпрыгнувшую из камина.

― Смотри, кто к тебе пришел!

Искра застрекотала и, забравшись в постель хозяйки, лизнула ее в нос.

Он был рад, что ящерица вернулась, она давно не показывалась. Силь даже переживала по этому поводу. Наверное, саламандру специально удалили от девушки, чтобы не мешать ее превращению в феникса. Зато теперь с питомцем ей будет спокойнее.

― Не оставляйте меня! ― Силь поймала мать за руку.

― Мы не уйдем, пока ты не уснешь, ― мягко произнесла та, но когда она договорила, та уже спала.

Эйдан с нежностью посмотрел на жену и шепнул саламандре:

― Охраняй ее!

Зеленые глаза ящерицы блеснули, словно она поняла, о чем ее попросили. Впрочем, может, и поняла. Кто знает, насколько разумны низшие стихийные духи?

Роберт первым вышел из спальни. За ним, убедившись, что дочь спит, последовали родители жены. Эйдан, вскинув руки, установил сигнальные чары. Они среагируют, если девушка проснется. Ему вовсе не хотелось оставлять Силь, но во взгляде Роберта герцог прочел желание поговорить. Да, обсудить сложившуюся ситуацию было необходимо.

Далеко уходить не стали, собрались в гостиной. Эйдан молча достал из бара бутылку виски и четыре бокала.

― Это произошло после брачной ночи, верно? ― спросила леди Каролина, наблюдая за тем, как зять разливает янтарную жидкость.

― Да, ― Эйдан не видел смысла скрывать это. ― Похоже, именно лишение невинности заставило стихию действовать.

― Пока что мы сохраним все втайне, ― сказал Роберт, глотнув виски. ― До вашего свадебного торжества еще неделя. Если Сильвия научится прятать крылья, то это решит проблему. Пока что сообщим, что она приболела. Все подумают, что она расстроена из-за спектакля.

Эйдан кивнул, соглашаясь со словами дяди. Сейчас личность заказчика, устроившего это, отошла на второй план. Куда важнее уберечь тайну девушки. Нельзя допустить появления слухов! Неизвестно, как отреагирует общество на возвращение фениксов.

― Думаете, это возможно? Прятать крылья? ― спросила леди Каролина. По ней новость ударила сильнее всех. Она все еще была бледной и, кажется, с трудом удерживалась от истерики.

― Фениксы, как и драконы, были существами с двумя ипостасями, ― покопался в памяти Эйдан. ― Способ должен быть, нужно лишь найти его.

Одна мысль не давала покоя герцогу. Почему все произошло именно сейчас? Магия слабеет, кто-то ворует магию из источников.... А ведь древним расам требуется куда больше энергии! Высказаться вслух он не решился. Чета Кэнн не была введена в курс дела, и на это требовалось разрешение короля.

На грани слуха послышался тихий звон. Эйдан похолодел. Сигнальные чары сработали! Сильвия уже проснулась? В душе появилось дурное предчувствие, и герцог, отбросив бокал в сторону, рванул в спальню. Распахнув дверь, он сжал руки в кулаки ― постель была пуста, а жены в комнате не было.


Сильвия


Едва я провалилась в желанный сон, как что-то потянуло меня за крыло. Искра, свернувшаяся рядом, возмущенно застрекотала, а я нехотя открыла глаза. С этими крыльями просто невозможно спать! Все время что-то мешается и ноет…

Перевернувшись на бок, я рукой подтянула крыло к себе и вдруг ойкнула. Надо мной возвышался одетый в плащ человек с наброшенным на голову капюшоном. В полумраке спальни я не могла разглядеть его лица, но уже одно его присутствие здесь не сулило ничего хорошего!

― Наконец-то тебя оставили одну.

Голос оказался женским. В свете заглянувшей в окно луны я успела увидеть полные губы и точеные скулы незнакомки.

― Кто вы?

Отведя руку в сторону, я мысленно произнесла «пламя» и создала на ладони комок огня. Однако гостья слегка шевельнула пальцем, и оно тут же потухло. Как она это сделала?!

― Тебе ни к чему сражаться со мной. Я помогу тебе.

Весьма сомнительное предложение от человека, без приглашения явившегося в мою спальню. Я хотела сказать, что не нуждаюсь в помощи, но незнакомка коснулась моего плеча, и все вокруг заволокла ярко-алая вспышка. Последнее, что я успела сделать ― крепко прижала к себе Искру.

Короткое головокружение, и я обнаружила себя стоящей посреди каменного зала. В огромные окна заглядывало встающее на горизонте солнце. Пошатнувшись, я с трудом удержалась на месте. Саламандра воинственно застрекотала и спрыгнула на пол, загородив меня собой.

― Я тебя не обижу, можешь отозвать своего духа, ― женщина сбросила капюшон. ― Меня зовут Дилайя, и я тоже феникс.

Я удивленно замерла, рассматривая ее. Внешность у нее была довольно примечательная: черные волосы падали на плечи, на узком лице сияли слегка раскосые ярко-синие глаза. Женщина была высокой и очень худой. В ней чувствовалось что-то нечеловеческое, нечто такое, от чего по коже пробегали мурашки. Несмотря на то, что выглядела она молодо, ее взгляд был пугающе серьезным. Но феникс?

Заметив мои сомнения, Дилайя кивнула и сбросила плащ на пол. По ее рукам и шее пробежали огненные искры, и за спиной развернулись крылья. Они были куда больше моих, ярда в три каждое! Взглянув на ее лицо, я вздрогнула. Оно тоже изменилось: черты лица заострились, а глаза превратились в огромные озера.

Дилайя, красуясь, взмыла в воздух и сделала широкий круг по залу. Сколько грации было в ее движениях! Теперь я верила, что она феникс. Но кто же тогда я? У меня появились лишь крылья.

Дилайя опустилась на пол рядом со мной и изящно сложила крылья за спиной. До меня даже порыва ветра не донеслось. Саламандра все еще настороженно смотрела на феникса, и я подозвала ее к себе. Уверена, мы не сможем противостоять ей.

― Ты одна из нас, и мы хотим тебе помочь, ― Дилайя склонила голову набок, и мне почудилось в этом жесте нечто птичье.

Я сложила руки на груди.

― Тогда почему вы похитили меня? Иначе это не назовешь! Верните меня к моей семье и приходите утром!

Дилайя вскинула брови, словно удивляясь, что я могу спорить с ней.

― Твой муж человек.

― До недавнего времени я тоже была им!

С того момента как я оказалась здесь, в моей груди словно появилась дыра. Наша с Эйданом связь еще не успела как следует окрепнуть, и я лишь чувствовала, что он очень далеко. В один момент я будто лишилась части души! Представляю, как он будет переживать, когда узнает, что я исчезла! А что будет с родителями?

― Он не поможет тебе научиться летать и менять ипостась. Сейчас ты застряла в промежуточной форме. Еще сутки, и ты не сможешь принять истинный облик или вернуть человеческий.

Я обхватила себя за плечи, ужаснувшись перспективе. Неужели я не могу избавиться от этих крыльев? Или Дилайя просто пугает меня? Но что же мне делать? Думай, Силь, думай!

― Где мы находимся? ― спросила я.

Феникс жестом пригласила меня подойти окну. С опаской я подчинилась и разочарованно выдохнула. Под нами расстилалось небо! Настоящее небо с гроздьями облаков и туманом.

― Истинная резиденция фениксов находится в небе. Хочешь попробовать найти дорогу домой или погостишь у нас? ― по лицу Дилайи скользнула усмешка.

― Похоже, вы не оставили мне выбора, ― буркнула я.

Феникс кивнула, и ее вновь окутала легкая дымка. Спустя мгновение она вернулась в человеческий облик. Интересно, как она проникла в замок? Неужели она прилетела в Лайран на собственных крыльях? Пентаграмма без разрешения мужа на перенос не сработала бы. Но пентаграмма ей вовсе не понадобилась! Она использовала нечто другое…

― Как вы смогли пробраться в замок? ― спросила я. ― Он защищен множеством заклинаний и артефактов…

― Я феникс, ― хмыкнула Дилайя. ― Наша магия гораздо сильнее человеческой. Но сейчас тебя должен волновать лишь отдых. Сон в месте силы фениксов полностью восстановит твои силы. Через несколько часов я расскажу тебе о твоей новой сущности и научу перекидываться.

Я лишь кивнула. Вновь навалилась усталость. Все решения придется оставить на потом, сейчас я едва могла двигаться. Даже Искру, которая забралась ко мне на руки, несла с трудом.

Пока Дилайя вела меня в спальню, я внимательно осматривалась. Коридоры были довольно узкими, с крыльями тут точно не развернуться. Материал, из которого были выполнены стены, показался мне очень странным. Мне не доводилось видеть подобный прежде. А откуда-то снизу доносился неясный рокот. Вслушиваясь в него, я невольно отстала на пару шагов.

― Чувствуешь Сердце? ― спросила Дилайя.

― Что это?

― Сердце нашей резиденции. Вулкан, конечно.

Я едва сдержала разочарованный вздох. Надежда на то, что Эйдан найдет меня, разбилась и осыпалась осколками. Как он сможет взобраться на вулкан?!

Навстречу нам так никто и не попался. Остаток пути мы молчали. Я все еще осознавала новость, и Дилайя не спешила заговаривать. Странно все это! Не очень похоже, что она безмерно рада видеть меня. Но зачем-то она притащила меня сюда? Неужели просто помочь? Впрочем, пока я не могу сделать никаких выводов, придется смириться с полной неизвестностью!

Спальня, в которую меня привели, оказалась крошечной. Здесь всего-то вмещалась узкая постель, комод, на котором стояло зеркало, и стул. Скромно! Интересно, только мне отвели такую комнату, или все фениксы живут в таких условиях? Может, у них в почете аскетизм? Но платье Дилайи было довольно богатым.

― Саламандру можешь оставить за дверью.

― Нет! ― покачала головой я. ― Она будет спать со мной.

― Как знаешь! ― пожала плечами феникс. На ее лице появилось брезгливое выражение, словно я собралась взять в постель какое-то мерзкое животное, подобранное из придорожной канавы. Это Дилайя несколько высокомерна, или фениксы в принципе не жалуют низших духов?

Создатель, сколько у меня вопросов! Рухнув на кровать прямо в одежде, я уставилась в потолок. Слишком много событий для одного дня. Спектакль, близость с Эйданом и его признание в любви, мое обращение в феникса... А теперь выяснилось, что древние расы вовсе не исчезли! По крайней мере, не все.

Салмандра, осмотрев комнату, запрыгнула ко мне. Я прижалась к ее горячему боку и утерла слезы. Почему я так и не сказала Эйдану, что люблю его?! Надеюсь, у меня еще будет шанс.


Утром меня разбудила саламандра. Искра ткнулась узкой мордочкой в мое лицо и лизнула нос. Открыв глаза, я не сразу вспомнила, что случилось. Сперва долго рассматривала непривычный потолок и размышляла, почему так ноет спина. Впрочем, стоило повернуться, как ответ пришел сам собой. К сожалению, за ночь крылья не исчезли.

В дверь постучали. Не успела я ответить, как в комнату буквально ворвалась невысокая девушка в длинном светлом платье. К моему удивлению, волосы у нее были ярко-зелеными.

― Ты уже проснулась? ― спросила она и тут же затараторила: ― Меня зовут Ива! Очень рада видеть тебя! Здесь довольно скучно, надеюсь, мы с тобой подружимся!

― Ты живешь здесь? ― наконец сумела вставить слово я.

Гостья замялась:

― Ой, прости, что я так набросилась на тебя. Дилайя нашла меня два месяца назад близ столицы Киаринта. Я ― дриада. Возможно, последняя в своем роде…

Я удивленно выдохнула. Надо же! Дриада… Она и впрямь была похожа на существ из сказок. Зеленые волосы, огромные, на пол-лица глаза. Фигура вроде бы человеческая, но уж больно тонкая.

― Меня зовут Сильвия, ― наконец отозвалась я.

― Знаю, ― кивнула Ива. ― Давай я помогу тебе собраться. Через полчаса начнется завтрак, где соберутся все обитатели небесной резиденции.

Выходит, мы с Дилайей не единственные фениксы здесь?! Или здесь собраны и другие древние расы? Этот вопрос я и задала дриаде.

― Всего фениксов шестеро, с тобой стало семеро. Впрочем, ты сможешь познакомиться с ними лично.

Откинув одеяло, я вылезла из постели и погладила Искру. Саламандра на удивление спокойно восприняла Иву, по-видимому, не считая ее угрозой. За неприметной дверью обнаружилась ванная комната, и я быстро привела себя в порядок. Потом переоделась в принесенную девушкой одежду ― свободное платье с прорезями для крыльев на спине. Наверняка их сделали специально для меня ― фениксы-то могли возвращать себе человеческий облик.

Потянувшись, я поняла, что наряд довольно удобный. Теперь крыльям ничего не мешало. Сегодня они не казались такими тяжелыми. Похоже, я начинаю привыкать. Да и чувствовала я себя гораздо лучше, хотя, по словам Ивы, спала всего четыре часа.

Прислушавшись к себе, я поняла, что все еще не чувствую мужа. Сейчас наша связь представляла собой жалкие обрывки нити, и это причиняло почти физическую боль. Казалось, даже татуировки на запястьях побледнели! Как там Эйдан? Наверняка моё исчезновение уже обнаружили! Сердце болело от переживаний за мужа и родителей. Хотя сейчас мне стоило переживать о себе…

Ива жестом предложила идти за ней, и мы вышли в коридор. Саламандра увязалась вслед за нами.

― Не хочешь оставить её? ― спросила Ива.

Я покачала головой. Рядом с Искрой мне будет спокойнее. Она единственное существо, которое точно на моей стороне!

На завтрак пришлось поспешить, мы и так задержались. Коридоры были пусты, и навстречу нам никто не попадался. Впрочем, теперь ясно почему. Здесь живет всего восемь человек. Точнее, людьми-то они не являются…

Перед дверями столовой меня охватило волнение. Шагнув внутрь, я мысленно напряглась. Саламандра, почувствовавшая мое беспокойство, приподняла голову и обвела присутствующих взглядом.

Нас уже ждали. За небольшим столом сидело шестеро, включая Дилайю. Я коротко поклонилась, все еще с трудом осознавая, что передо мной древние. Те самые древние, которые исчезли сотню лет назад! Почему они скрываются? Надеюсь, меня посвятят в эти подробности.

Фениксы были высокими и худыми, наверное, это особенность расы. Кроме Дилайи здесь было еще две женщины, остальные трое ― мужчины. Все в человеческом облике, ничто в их внешности не указывало на иное. Сухая сморщенная кожа, редкие волосы… Они выглядели настоящими стариками.

― Здравствуй, Сильвия! ― царственно кивнула мне Дилайя. Сегодня она была одета в строгое ярко-алое платье. ― Добро пожаловать в последнюю обитель фениксов.

Меня встретили негромкими аплодисментами и усадили за стол по правую сторону от Дилайи. Я бы с удовольствием предпочла другое соседство, например, Иву. Дриада разом растеряла свою жизнерадостность и принялась вилкой ковыряться в тарелке. Саламандра устроилась у моих ног, и ее присутствие меня приободрило.

Завтрак, довольно скромный, прошел в полном молчании. Теперь я понимала, откуда у Ивы такая жажда к общению. Я пыталась задавать вопросы. Спрашивала, зачем меня сюда притащили, и могу ли я подать весточку родным. Однако все тщетно, Дилайя сообщила, что ответы я получу позже, когда стану полноправным фениксом. Применять магию я не осмелилась ― в прошлый раз мне это не помогло. Похоже, я самая настоящая пленница.

Пришлось замолчать и заняться завтраком, хотя мне кусок в горло не лез. Я чувствовала, что на меня направлено много взглядов: удивленных, любопытствующих и даже… жалостливых? Я искоса посмотрела на сидящую напротив женщину, одетую в серое холщовое платье. Ее некогда роскошные рыжие волосы поседели и были убраны в косу. В ее глазах я прочла сожаление. Но почему?

После завтрака фениксы тихо благодарили Дилайю и уходили. Похоже, именно она была у них главной. Ива выскользнула последней, и на пару мгновений я ощутила удушающую панику. Почему-то оставаться наедине с Дилайей мне не хотелось.

― Пришло время занятий, ― грациозно поднялась феникс и бросила салфетку на стол. ― Ты должна научиться менять облик по желанию.

― С удовольствием.

Очень хотелось сказать, что именно за этим меня сюда и притащили. Оставалось надеяться, что обучение не будет долгим.

― Тогда начнем.

Я думала, что мы перейдём в какой-то другой зал, но мы всего лишь вышли из-за стола. Дилайя велела мне отойти к окну и развернуть крылья. Я напрягла мышцы спины, и по бокам от моего лица замаячили перья. После сна это далось мне гораздо легче.

― И что же мне делать?

Дилайя обошла вокруг меня, пристально рассматривая нечто известное только ей, и сказала:

― Сперва ты должна смириться со своей новой сущностью. Ты всё ещё отрицаешь ее и считаешь себя человеком. Но это не так, и чем быстрее ты поймешь это, тем лучше.

Легко сказать! Можно подумать, я каждую неделю отращиваю крылья, а потом меня похищают фениксы. Сделав глубокий вдох, я отвернулась. В чем-то Дилайя права. Я должна научиться обращаться с крыльями! Улететь ― единственный способ выбраться из небесной резиденции.

― Хорошо, ― вздохнула я. ― Допустим, я смирилась. Что дальше? Я уже пробовала убрать крылья, но ничего не выходит.

Дилайя усмехнулась:

― Ты мыслишь как человек. Ты должна не пробовать, а приказывать своему телу. Отзови свою саламандру, чтобы не мешала, и закрой глаза!

Я кивнула нахохлившейся Искре, попросив ее не мешать, и зажмурилась. Весь окружающий мир словно отрезало.

― Ты заблудилась в подземельях замка, ― медленно заговорила Дилайя. Ее голос буквально завораживал, и по коже поползли мурашки. ― Ты бродишь уже несколько часов и отчаянно хочешь на воздух.

Вдруг в горле пересохло, и я почувствовала жажду. Воздух стал влажным, в носу засвербело от запаха плесени.

― Видишь, наверху небольшое окошко? Кажется, оно ведет на поверхность. Ты как раз протиснешься в него.

Словно воочию я увидела полоску света, падающего из окна, и сердце радостно забилось. Я смогу пролезть в него! Едва я потянулась наверх, как услышала тихий шорох. Следом пришло ощущение небывалой легкости. Открыв глаза, я поняла, что крылья за спиной исчезли. Кожу в прорезях платья холодил ветерок из окна.

И только? Требовалось лишь убедить себя, что крылья мне мешают?! Я бросила взгляд на Дилайю. Судя по её прищуренным глазом, она была довольна.

― Спасибо! ― кивнула я. Возможность навсегда застрять в промежуточной форме пугала меня.

― После того как ты научишься принимать истинный облик, я расскажу тебе все, что требуется знать новообращенному фениксу.

Я нахмурилась. Каким образом? Неужели все будет также просто?

Дилайя вдруг резко шагнула ко мне и с силой ударила ладонью в грудь. Из легких разом вышибло воздух, и я почувствовала, что задыхаюсь. Створки окна за моей спиной с грохотом распахнулись. Потоком воздуха меня вынесло наружу, подол и рукава платья принялся трепать злой ветер.

Оценив открывшуюся глазам бездну, я пронзительно завизжала. От страха одеревенела каждая клеточка тела. А в следующую секунду я рухнула вниз.

Ветер мгновенно выстудил все тепло. Глаза заслезились, и я забарахталась в воздухе, все еще осознавая, во что вляпалась! Создатель, я падаю! Дилайя просто вышвырнула меня в окно! И если я срочно не придумаю, как спастись, от меня даже следов не останется!

Паника криком просилась наружу, но, стиснув зубы, я попробовала взять себя в руки. Спокойно, Силь! Не притащила же феникс тебя из Лайрана, чтобы убить таким элегантным способом?! Я должна принять истинный облик! Или хотя бы вырастить крылья!

Закрыв глаза, я распластала руки и ноги в слабой попытке отсрочить неизбежное. Вспомнилось, как Дилайя ударила меня в грудь. Сейчас там невыносимо жгло, словно внутри поселился раскаленный шар.

Боль становилась все сильнее, и, не выдержав, я закричала. Огненная магия взбунтовалась и выплеснулась наружу. По рукам побежали жалящие искры, платье расползлось и осыпалось пеплом.

Пламя окутало меня коконом, и я выгнулась дугой, почувствовав резкую боль в районе лопаток. Спустя несколько секунд за спиной послышалось хлопанье крыльев, и меня тут же снесло в сторону. Я перевернулась в воздухе, и завтрак подкатил к горлу.

Мельком отметив, что на мне снова появилось огненное платье, подаренное стихией, я захлопала крыльями в попытке замедлить падение. Воздушные потоки бросали из стороны в сторону, не давая поймать равновесие. До чего же крылья огромные! С ними совершенно невозможно сладить!

Времени на размышления не было ― земля неумолимо приближалась. Я уже могла разглядеть равнину с бегущей по ней рекой, крыши домов вдалеке. Если бы кто-то из людей сейчас видел меня, то наверняка сильно удивился бы такой «птичке».

Как глупо! Я сумела принять истинный облик феникса, но не смогла применить крылья по назначению? Я не хочу умирать, у меня еще столько планов на эту жизнь! В отчаянии я напрягла мышцы спины и заставила крылья затрепетать. Поймав воздушный поток, вошла в крутое пике и, едва не столкнувшись с землей, взмыла вверх! Получилось! Мою душу переполняло ликование, а тело все еще дрожало от пережитого страха. Не верилось, что я все-таки справилась.

Полет начал приносить мне наслаждение. Будто кто-то вложил в мою голову умение летать! Теперь ветер не трепал, а ласкал меня. От паники не осталось ни следа, и дышалось легко. Раскинув руки, я закружилась, широко улыбаясь.

Никогда не мечтала о крыльях… Но как же это прекрасно!

Как следует насладившись необычными ощущениями, я посмотрела на вулкан впереди и затаила дыхание. Он выглядел весьма впечатляюще! На его склонах блестели застывшие потоки лавы, над верхушкой клубился дым… Где же резиденция фениксов? Очевидно, она скрыта от посторонних какой-то магией, чтобы никто из людей не догадался, что здесь живут последние представители древних рас.

Я оглянулась назад, в сторону равнины. Где-то там остался Киаринт. Я бы могла попробовать улететь домой прямо сейчас. Не знаю, насколько бы мне хватило сил, но… В небесной резиденции осталась Искра. Я не могу ее бросить.

Подлетев ближе к вулкану, я почувствовала дрожь, пробежавшую по телу. Нечто подобное я испытывала в Долине озерных порталов. Вулкан является источником огненной магии? Или это последствия превращения в феникса?

Столько вопросов ― и ни единого ответа! Покружив вокруг, я поняла, что придется подлететь ближе. Здесь и так было жарко, что же будет близ жерла вулкана?

Впрочем, иного выхода не было. Крылья подрагивали, и я почувствовала первые признаки усталости. Закусив губу и смахнув пот со лба, я упорно стремилась наверх. Мои ожидания оправдались. Когда до жерла вулкана осталось всего с десяток ярдов, воздух засветился, и прямо у меня на глазах проступили очертания резиденции. Увидев открытое окно на нижнем этаже, я облегченно выдохнула и из последних сил влетела внутрь. Зацепившись ногой за столик, кубарем покатилась на пол, молясь, чтобы не переломать крылья.

Зажмурившись от испуга, прислушалась к себе. Кажется, я в порядке ― синяки не в счет. Поднялась, огляделась. Комнатушка была тесной, с крыльями здесь точно не развернуться.На стене напротив меня висело зеркало, и я замерла, рассматривая себя. Я изменилась… Черты лица заострились, а глаза приобрели насыщенный фиолетовый цвет. А если прибавить к этому ярко-алое платье, мощные крылья… Вид у меня довольно своеобразный! Интересно, Дан не испугается меня такой? Потянувшись к зеркалу, я сбила крылом статуэтку с тумбочки и приглушенно выругалась.

― Сильвия?

Я обернулась. На меня смотрела одна из фениксов, та, что кидала странные взгляды за завтраком.

― Простите… ― я опустила голову. Я же разгромила ее комнату!

― Обычно мы меняем облик на человеческий, влетая в помещение, ― сказала женщина. Кажется, она не злилась, напротив, улыбалась, глядя, как я пытаюсь совладать с крыльями.

Я со вздохом покачала головой.

― Я не знаю…

― Просто представь себя человеком.

Закрыв глаза, я последовала совету женщины и вообразила себя прежнюю. С растрепанными волосами и голубыми глазами. С человеческим лицом ― и уж точно без крыльев!

Меня окутало дымкой, и спустя мгновение в зеркале отразилась я. Та самая, которую я знала на протяжении девятнадцати лет. Я облегченно выдохнула и тут же пошатнулась. Тело охватила слабость, во рту пересохло.

― Я помогу тебе. ― Феникс устроила меня в своей постели и укрыла одеялом. Весьма своевременно ― меня начала колотить дрожь. ― После первого обращения магический резерв истощается подчистую, и внутренний огонь больше не греет.

Я с благодарностью сказала:

― Спасибо вам…

― Меня зовут Нийара, ― в глазах феникса мне почудилась тревога. ― Ты должна была влететь на самый верх резиденции, но скоро Дилайя тебя отыщет. Не доверяй ей!

― Что вы имеете ввиду? ― нахмурилась я.

В уголках губ Нийары появились горестные складки:

― Она будет говорить, что печется о будущем фениксов, но самом деле лишь использует тебя.

О чем она? Я не понимала, что происходит. Ясно было одно ― Нийара боялась Дилайи.

― Завтра в полночь приходи в бывшую библиотеку. Поговорим там.

Я хотела спросить, где именно она находится, но не успела ― дверь в комнату распахнулась, и внутрь вплыла невозмутимая Дилайя.

― Сильвия! Ты решила отдохнуть здесь? ― добродушный тон феникса и легкая улыбка не обманули меня: ее глаза были холодны как лед. Как много она слышала из нашего разговора?

― Я не знала, что мне нужно лететь наверх, ― пожала я плечами. За спиной Дилайи стояла белая как мел Нийара, и это пугало меня еще больше. Почему она так боится ее? И чем это грозит мне? Испугавшись выдать свои мысли, я перевела тему: ― Нельзя было научить меня принимать истинный облик по-другому? Я могла погибнуть!

― Времени не осталось. С момента твоего первого обращения прошли почти сутки. Я активировала твою сущность по праву старшей, она бы непременно взяла верх! ― отмахнулась феникс и добавила: ― Не будем мешать хозяйке спальни, пойдем. Теперь ты одна из нас, и тебе нужно многое узнать.

Я не осмелилась спорить. Встав с кровати, пошатнулась, но Дилайя подставила мне плечо. Бросив взгляд на Нийару, вышла вслед за хозяйкой резиденции. Очень хотелось верить, что феникс расскажет мне все, что нужно, и отпустит домой! Но интуиция подсказывала: вряд ли все будет так просто. Сейчас я все равно не в состоянии совершить побег... Выслушаю ее.


Эйдан


Эйдан метался по спальне, буквально рыча от ярости. Как? Как она могла исчезнуть из запертого помещения? Столько магических плетений окутывает замок, столько артефактов! И ни одна нить не была потревожена! Как будто Силь с ее саламандрой украл невидимка!

После исчезновения девушки прошло уже двенадцать часов, и Эйдан был готов лезть на стены. Маги дважды проверили комнату, но не смогли найти ни единого следа. Связь, установившаяся с женой после близости, была безжалостно оборвана и ничем не могла помочь.

― Успокойся! ― наконец не выдержал Роберт. ― Сил смотреть на тебя нет! Лучше давай еще раз подумаем, что мы могли упустить.

Сам король сидел за столом, перебирая отчеты. Эйдан перевел взгляд на него, и в груди зародилась ярость. Герцог себе места не находил, мать Сильвии отпаивали успокаивающими каплями. Зато Его Величество неизбежно спокоен и собран!

― Не у тебя только что похитили жену! Я понятия не имею, что с ней и где она! ― огрызнулся Эйдан. Знал, что не прав, но не мог сдержать злость.

― Если ты забыл, то я потерял жену при родах, когда она пыталась произвести на свет моего ребенка, ― холодно сказал король. ― Считаешь, я не знаю, что ты испытываешь? Не знаю, что такое чувство вины?

Эйдана будто ледяной водой окатили. Роберт прав: он ведет себя недостойно. Что толку вымещать боль на близких? Нужно искать способ обнаружить Силь.

― Прости меня! ― герцог запустил пальцы в волосы, безжалостно разлохматив и без того взъерошенные пряди. ― Я в отчаянии.

― Возьми себя в руки. В легендах супруги, благословленные стихиями, чувствовали друг друга на многие лиги…

Эйдан усмехнулся. Да уж, ситуация настолько безвыходная, что они вынуждены опираться на старые сказки! И все-таки этот похититель напомнил ему о втором. Тот тоже не оставлял следов и умудрялся обвести вокруг пальца лучших королевских магов.

― Ты не думаешь, что здесь может быть замешан наш любитель источников? ― разом успокоившись, спросил Эйдан. Эмоции схлынули, дав возможность соображать.

Роберт прищурился, осмысливая слова племянника:

― Вполне… Почерк у преступлений тот же, не считая того, что теперь жертвой стал не источник магии, а Сильвия.

На полуслове король осекся, а Эйдан похолодел. Сейчас Силь феникс. Возможно, что она куда ценнее магической энергии. Она уникальна!

Роберт с опаской посмотрел на герцога и со вздохом отложил отчет в сторону.

― Ты не допускал мысль, что это твоя жена могла каким-то образом тянуть на себя энергию? Замечал что-то странное в ее поведении? Может, это не было злым умыслом, лишь реакция тела? Магическим расам требовалось больше энергии, чем обычному магу.

Эйдан мрачно посмотрел на дядю:

― Подозреваешь ее? Поверь, в тот момент, когда образовалась связь, я видел самую ее суть. Она была человеком, с мощным резервом, конечно, но не вмещающим в себя десяток обворованных источников.

― Я просто рассматриваю все возможные варианты, ― мягко сказал Роберт, с жалостью глядя на племянника. ― Тебе нужно отдохнуть.

Эйдан упрямо покачал головой. Он физически не мог отдыхать, пока не появится хоть какая-то ниточка, хоть крошечный шанс отыскать Сильвию! Герцог с тоской уставился в окно, словно пытаясь угадать, где именно сейчас его жена. На его лбу выступила испарина, а кожа покраснела. В виски ударила резкая боль, и Эйдан схватился за стену, чтобы не потерять равновесие. Перед глазами потемнело, а сердце судорожно застучало.

― Ты в порядке?

Герцог едва услышал голос Роберта, лишь ощутил прохладную ладонь на лбу.

― Ты весь горишь! Тебе срочно нужно к мейстрессе Пэрри! И спать! На одних тонизирующих ты не протянешь!

Эйдан упрямо качнул головой. Тело и впрямь ломало, будто он был сильно болен. Но кроме жара других симптомов не было.

― Ваша Светлость! ― в дверях комнаты неловко застыл помощник герцога. ― Письма Энтони Уоррена, автора пьесы, были исследованы, а его слова подтверждены. Однако личность заказчика так и не установили.

Эйдан, поморщившись, взял протянутые документы. В свете случившегося личность заказчика мало волновала его. В конце концов, именно спектакль позволил им с Силь окончательно сблизиться… Но сейчас он был готов занять себя хоть чем-то.

Пробежав глазами по бумагам, Эйдан удивленно вскинул брови. Интересная вырисовывалась картина. Определенно, хотели подставить леди Эвелин, все улики указывали на нее. В письмах была использована ее любимая бумага, даже почерк был неуловимо похож. И все же это была не она: тот, кто хорошо знал ее, не купился бы на это. Например, духи, которыми были сбрызнуты листы, пахли розой. Мать же никогда не изменила бы своему любимому аромату сандала.

Кто же хотел оскорбить Силь, подставив под удар леди Эвелин? Сторонники арестованного барона Фоллера? Обиженная девица или мать, потерявшая надежду выдать дочь за герцога?

Задумавшись, Эйдан не сразу понял, что боль в груди вдруг исчезла. Связь между ним и Силь вновь появилась, все еще слабая, но она была. Замерев, герцог прислушался к своим ощущениям, пытаясь определить хоть что-то! Место, направление… Сейчас он чувствовал, что жена сильно испугана, но, кажется, невредима. Слышал стрекот Искры, и от осознания того, что она не одна, ему стало легче. Мысленно натянув нить, Эйдан прислушался. Силь где-то на западе… Еще немного… С пронзительным звоном связь оборвалась. Зарычав, Эйдан ударил кулаком в стену, до крови разбив костяшки. Не успел!

Испуганный помощник подхватил брошенные документы и ретировался, по всей видимости, решив, что герцог недоволен докладом. Роберт склонил голову, явно размышляя, как угомонить племянника.

Эйдан ненавидел самого себя. Он обещал защитить Сильвию, обещал помочь ― и вместо этого потерял. Слепой котенок, который по запаху сумеет отыскать мать, и то справился бы с этим лучше!

Запах! Эйдана буквально подбросило на месте. И как же он сразу не понял! Он чувствует запах корицы в комнате, запах, всегда сопровождающий Силь! Что-то подсказывало, именно он и поможет отыскать жену, надо всего лишь взять след.

― Ты чувствуешь запах корицы? ― герцог обернулся к Роберту.

Тот отрицательно покачал головой и прищурился. Сомневался в душевном здоровье племянника? Впрочем, сейчас это неважно.

Выходит, этот запах существует лишь для Эйдана. Наверное, это очередная особенность магического брака. Герцог принялся нервно расхаживать по комнате, злясь на себя. Жар усиливался, его буквально качало, но разве есть время для отдыха? Нужно взять крепкого коня, еще пару на смену и скакать на Запад. Именно туда его невыносимо влекло. Туда указывала связь. Но сколько часов, дней и недель уйдет на это? Силь могут держать в другой стране, на другом материке.

― Эйдан, я все-таки считаю, что сейчас тебе необходимо отдохнуть…

Договорить Роберт не успел. Увидев лицо племянника, он вдруг поперхнулся словами и сделал шаг назад.

― Что? ― рыкнул тот.

― Твои глаза светятся янтарем. И зрачки вертикальные.

Эйдан нахмурился, а в следующую секунду жар достиг своего апогея. Колени подогнулись, а где-то в глубине тела зародилась боль. О, эта боль сулила немало страданий, но она же обещала… освобождение? Перед глазами заплясали цветные пятна, и из груди вырвался стон. Из последних сил герцог поднялся на ноги и, держась за стены, вышел вон. Кинувшегося было за ним Роберта он остановил одним взглядом.

Налетая на слуг и пугая гостей, Эйдан с трудом шагал по коридору. Боль накатывала волнами: то скручивала внутренности в узел, то отступала, даря облегчение. С магическим резервом тоже творилось нечто странное. Магия едва не выплескивалась наружу, а потом вдруг исчезала, словно герцог долго и упорно колдовал.

По коже поползли ровные ряды пронзительно голубых чешуек. Рухнув на каменный пол главного зала в Северном крыле, Эйдан вдохнул в себя воздух, фокусируясь на запахе корицы. Он уже представлял, что его ждет, но оказался не готов к боли, которая обрушилась на него. Она терзала и мучила сознание, дробила кости и не давала дышать. По полу заскрежетали когти, ударил огромный шипастый хвост. Секунда блаженного облегчения ― и Эйдан, глухо пророкотав, развернул кожистые крылья и неуклюже взмыл в воздух.

Из Северной башни замка впервые за последнюю сотню лет вылетел дракон.


Роберт


Выглянув в окно, Роберт покачал головой. Над замком завис огромный дракон. Его ярко-сапфировая чешуя сверкала на солнце, кожистые крылья неуклюже хлопали, пытаясь удержать массивное тело в воздухе.

Внизу собралась толпа слуг и гостей, поднялся настоящий гвалт. Стражники, вооруженные арбалетами, метили в дракона со стен, не догадываясь, что перед ними герцог. О, определенно, это был Эйдан. Едва увидев его янтарные глаза, Роберт понял, что с ним что-то происходит. Ну а после превращения Сильвии в феникса его уже ничего не удивит.

― Убрать оружие! Приказ короля!

Роберт лично вышел во двор замка и рявкнул, усилив голос заклинанием. Еще не хватало, чтобы у какого-нибудь бедолаги сдали нервы! Дракон и так едва держится в воздухе. Если он рухнет на замок, без жертв не обойдется.

И все-таки до чего он красивый! Роберт запрокинул голову и восхищенно выдохнул. Он и не думал, что ему доведется увидеть подобное зрелище! Возвращение древних рас!

Наконец сладив с крыльями, Эйдан принюхался и развернулся на запад, лапой задев одну из башен. Та обрушилась вниз, едва не зашибив пару слуг. Хорошо, что она была нежилая! Однако с каждой секундой дракон держался в воздухе все увереннее, и вскоре от него осталась лишь крохотная точка на горизонте.

Роберт проводил взглядом племянника и посмотрел на замерших во дворе людей. Несмотря на происходящее, настроение у короля было отличным. Конечно, возвращение древних рас сулило множество проблем, но кто, если не разъяренный дракон, вернет свою жену?

― Что здесь происходит? ― Роберта нашла леди Эвелин. Ее прическа и платье были в беспорядке, словно она не успела закончить туалет. ― Что это за чудовище в небе?

Роберт ухмыльнулся:

― Твой сын.

Герцогиня поперхнулась словами.

― Хочешь сказать, Дан превратился… в дракона?

― Именно! ― улыбнулся Роберт. ― И что-то подсказывает мне: это только начало!

Леди Эвелин хотела задать еще несколько вопросов, но король покачал головой.

― Я буду в своем кабинете. Пришли ко мне Райли. Это срочно!

Странно, что младшего племянника нет во дворе. Обычно он всегда там, где происходит что-то интересное.

В кабинете король снял со стены огромную карту Силитора, упрятанную под стекло. Кто знает, куда понесет Эйдана в обличье дракона? Сейчас его вел не здравый смысл, а злость и боль от потери жены.

― Ты звал меня, дядя? ― в дверях показался взволнованный Райли. ― В небе действительно был дракон? Я все пропустил!

― Действительно, ― кивнул Роберт. ― Ты еще не знаешь, но вчера Сильвия обратилась в феникса и исчезла из закрытой комнаты. Мы подозреваем похищение. Все это заставило Эйдана переродиться в дракона и лично отправиться на поиски.

Райли, оглушенный новостями, обалдело покачал головой.

― Что же мы будем делать? А если его кто-то подстрелит? Нужно найти его!

― Я уже позаботился об этом. Когда я понял, что с ним происходит, то набросил на него крохотное заклинание. В том состоянии Эйдан даже не заметил этого. Плетение вросло в его ауру и поможет нам отследить его путь. ― Роберт указал на карту на столе. ― Но мне понадобится твоя помощь. Вы кровные братья, так настройка будет точнее.

― Конечно, ― тут же согласился Райли.

― Встань с той стороны стола, ― велел Роберт племяннику. ― Позови его через ментальную связь, а я в этот момент активирую заклинание и переложу на карту.

Райли кивнул и сосредоточился, а король настроился на плетение. Его формулу он разработал сам и сейчас волновался.

― Я его чувствую! ― воскликнул Райли, поморщившись. ― Правда, его мыслей не вижу, лишь ярость!

― Еще немного! ― Роберт сделал несколько пассов руками, на ходу достраивая структуру плетения, и бросил магический якорь на карту. Получилось ли?

Мужчины напряженно рассматривали карту, но ничего не происходило. Король нахмурился: неужели он ошибся с расчетами? В таком случае у них серьезные проблемы ― где искать новообращенного дракона?

Вдруг на самом краю западных территорий Киаринта вспыхнула ярко-синяя точка. Роберт облегченно выдохнул. Все-таки получилось!

― Быстро он летит! ― присвистнул Райли. ― Полстраны уже пересек!

― Да… ― король прищурился. ― Кажется, точка продолжает двигаться. Когда он остановится, мы телепортируемся к нему. Надеюсь, он сможет вновь принять облик человека. Неизвестно, как отреагируют жители соседних стран на ожившую легенду! Ты отправишься со мной?

― Конечно, ― кивнул Райли, но уголки его губ дрогнули.

― Что-то случилось?

Роберт уже замечал, что порой племянник непривычно серьезен.

― Ничего страшного, ― отмахнулся тот. ― Личные проблемы.

― Мелисса Кэнн? ― поднял бровь король.

― Откуда ты знаешь?! ― вскинулся юноша.

― Я все-таки король, мне по должности положено знать все. Мне казалось, она отвечает тебе взаимностью.

― Мне тоже! ― Райли покраснел и принялся нервно расхаживать по комнате. ― Я старался все сделать правильно, начал ухаживать за ней… Но я видел, она флиртует с Эриком Коулсоном. Да, он вот-вот получит состояние отца, но я же тоже маркиз!

― А что она говорит по этому поводу?

Райли поморщился и отвернулся. Похоже, он не осмелился откровенно поговорить с ней. Король поморщился. Если бы его проблемы решались так просто… Впрочем, сейчас есть дела поважнее. Бросив взгляд на карту, Роберт отметил, что Эйдан продолжает двигаться. Впереди Лаирское море, оставалось надеяться, что ему хватит сил преодолеть его.

― Найди чету Кэнн и позови в мой кабинет, ― попросил король племянника. Ему сейчас не помешает отвлечься. И спасение брата подойдет как нельзя кстати.

― Конечно.

Спустя пятнадцать минут вместе с Райли в кабинет явились Эстер и ее отец. Судя по заплаканному лицу девушки, она уже знала, что случилось с сестрой. Сердце Роберта привычно пропустило удар. После их разговора в парке прошло несколько недель, но ситуация с помолвкой по-прежнему удручала. Король дал приказ подыскать другие источники аметиста и лиарна, но результаты пока не радовали.

― Это правда? ― с порога спросил Ричард. ― В замке болтают, что Его Светлость превратился в дракона.

― Так и есть, ― кивнул Роберт. ― Он отправился на поиски Силь, и сдается мне, что у него куда больше шансов найти ее. Он как-то… чует ее.

На лице Ричарда впервые с момента исчезновения дочери расцвела слабая улыбка. Эстер взяла его за руку, и они облегченно переглянулись. Кажется, новость о превращении зятя в дракона их не слишком впечатлила.

― Что вы намерены предпринять? ― спросил Ричард.

― Я установил на Эйдана отслеживающее плетение. Оно покажет, где завершится его путь. В эту страну я наведаюсь с визитом, повод выдумаю. Предлагаю вам отправиться с нами.

― Я поеду, ― тряхнул головой Ричард.

― Я тоже, ― сказала Эстер. Ее горящие голубым огнем глаза на бледном лице давали понять, что она не оступится.

― Хорошо, ― замешкавшись на несколько секунд, согласился Роберт. Эстер не смотрела на него, и теперь его, как и Райли, терзали сомнения. Это все ради сестры, или есть крошечный шанс, что она хочет быть рядом с ним?

― Когда в дорогу? Я бы хотел отправить жену и младшую дочь в поместье, предоставленное короной, ― проговорил Ричард. ― Им обеим нужен покой.

― Как? ― вскинулся стоящий у окна Райли. Когда мужчина перевел на него удивленный взгляд, юноша покраснел и решительно подошел к нему.

― Ваша Светлость! Я прошу у вас руки Мелиссы. Я люблю ее!

Ричард, явно не ожидавший такого, изумленно крякнул:

― А моя дочь в курсе?

Райли смутился:

― Еще нет… Но я надеюсь заручиться вашим благословением и отправиться прямиком к ней.

― Ваше семейство решило всех моих дочерей прибрать к рукам? ― возвел глаза к потолку Ричард, и на пару секунд Роберт почувствовал себя неуютно. Да, сестры Кэнн действительно оказались невероятно притягательными для его рода. Что ж тут поделать!

Райли молчал, не зная, как реагировать на риторический вопрос Ричарда. Эстер хмыкнула, а ее лицо просветлело. Похоже, раньше она не догадывалась об увлечении своей сестры.

― Я не против вашей помолвки, если Мелисса согласится. Подчеркиваю ― помолвки! ― погрозил пальцем Ричард. ― Моя дочь провела всю свою жизнь на Ледяном острове. Я хочу, чтобы она сделала выбор осознанно.

― Я сейчас же спрошу у нее… ― просветлел Райли, но герцог покачал головой:

― Давайте отложим ваш разговор до нашего возвращения. Боюсь, сейчас у нее и без того много потрясений.

― Конечно, ― тут же отступился Райли.

Роберт усмехнулся. Пожалуй, передышка требовалась самому Ричарду. Уж слишком быстро его дочери выходили замуж.

Позади послышался тоненький писк. Все присутствующие посмотрели на карту. Вживленное в нее плетение дало знать, что Эйдан наконец-то остановился.

― И где же моя дочь? ― подался вперед Ричард.

Роберт нашел взглядом синюю точку и усмехнулся:

― Придумывать повод для визита не придется. Дракон приземлился в Эннарии. И я вполне могу явиться к Его Величеству Венциану, чтобы познакомиться со своей невестой.

 

Глава 5


Сильвия


Дилайя привела меня на верхний этаж резиденции ― в гостиную с мягкой мебелью и камином. Комната заметно отличалась от прочих помещений ― здесь было по-настоящему уютно.

Я устроилась в кресле ― ноги все еще не держали меня, а феникс коротким движением пальцев разожгла камин и села напротив. Удивительно, но привычная холодность на ее лице уступила место мягкой улыбке.

― Прости, что выбросила тебя из окна. Это была необходимость, ― Дилайя развела руками и выудила из шкафа графин с какой-то алой жидкостью, переливающейся в отсветах пламени. Протянула мне бокал и добавила: ― Выпей арруин, он поможет тебе согреться и восстановить магический резерв.

Я искоса взглянула на женщину, не спеша пить. Мне кажется, или Дилайя отчаянно старается мне понравиться? Нийара права ― я ей нужна. Именно теперь, когда я смогла принять истинный облик. Заметив, что я отставила бокал в сторону, феникс поморщилась, но не стала на меня давить. Любопытно, насколько далеко она зайдет, демонстрируя свои добрые намерения?

― Прежде чем мы начнем разговор, я хочу узнать ― где моя саламандра?

― Я отослала ее, чтобы она не мешала твоему восстановлению. Низшие духи питаются магией хозяина, а ты и без того слаба.

― Я потерплю.

Повисла пауза. Я выжидающе смотрела на Дилайю, и она сдалась. Щелкнула пальцами, и в камине возникла Искра. Возмущенно стрекоча, она тут же шмыгнула ко мне. Я испытала приступ облегчения, но удержала маску равнодушия на лице. Ни к чему фениксу знать, насколько дорога мне саламандра.

― Что ж, ― улыбнулась Дилайя. ― Сейчас я расскажу тебе о фениксах, а потом отвечу на твои вопросы. ― Она еще раз покосилась на нетронутый бокал с арруином на столике, но настаивать не стала.

Я обратилась в слух, не представляя, что же сейчас услышу. Немного помолчав, Дилайя заговорила:

― Пару сотен лет назад в Силиторе жили тысячи и тысячи фениксов. Наша суть ― огненная магия, и ее было в избытке. К слову, фениксами можно было стать как по рождению, так и по велению магии. Стихия выбирала самых сильных человеческих магов и обращала их в фениксов.

― Те цветы… ― догадалась я.

― Это проявление воли стихий, ― кивнула Дилайя. ― Иногда это цветы, иногда пламя костра. У всех по-разному.

Теперь ясно, почему мы с Эйданом не нашли другие легенды про огненный цветок. Вполне возможно, что это был единичный случай.

― Ты первая за последнюю сотню лет, кого стихия сочла достойной.

― А разве вы…

― Нет, я была рождена фениксом, ― покачала головой Дилайя. ― Мои крылья росли с каждым годом, и перекинуться в истинный облик я смогла лишь к пятнадцати годам. Наставники учат этому несколько лет, но перерожденные фениксы должны сменить облик в первые же сутки после контакта со стихией.

Я поджала губы, размышляя. Допустим, это оправдывает варварские методы обучения Дилайи. Возможно, счет и вправду шел на часы. Но почему же ее так боится Нирайя? Да и остальные фениксы явно не в восторге!

― Но что случилось? Где все остальные?

― Это печальная страница нашей истории, ― вздохнула женщина. На ее лицо набежала тень, и она вдруг разом постарела на пару десятков лет. ― Чуть больше сотни лет назад магия начала слабеть. Сперва этому не придали значения. Мы привыкли щедро брать силу, не оглядываясь на остальных. Вскоре самые слабые представители древних рас не смогли оборачиваться. Их магический резерв был слишком скудным, энергии не хватало.

Только тогда проблему заметили и собрали совет из древних рас. Причины убывания магии так и не были найдены, потому приняли решение использовать ее лишь по необходимости. Оборачиваться не чаще раза в сутки, не тратить на бытовые нужды…

Дилайя внезапно поднялась и отошла к окну.

― Идея провалилась почти сразу, ― ее голос звучал глухо. ― Как запретить фениксу распахивать крылья навстречу ветру? Как убедить дракона оставаться человеком и не летать в грозу? Единорога отказаться от скачки по первой росе? Иными словами, ничего не получилось.

― А что было с людьми? ― осмелилась я подать голос.

― Магический резерв людей гораздо меньше, они даже не заметили разницы, ― отмахнулась феникс и снова замолчала, погрузившись в воспоминания.

― И что же произошло дальше? ― не выдержала я.

― Они ушли, ― тихо сказала Дилайя. ― Вновь собрали совет и пришли к выводу, что не готовы отказаться от второй ипостаси и обречь себя на человеческое существование. Драконы отыскали врата в другой мир, а фениксы ― как носители самой сильной огненной магии, ― смогли их открыть. Ушли все: драконы, дриады, фениксы и остальные… Напоследок наложили заклинание на людей, чтобы те помнили их смутно, считая древних сказками. Здесь остались лишь те, кто не пережил бы переход: раненые и больные, в том числе и я.

― Вы потеряли кого-то? ― догадалась я.

― Мужа и двоих сыновей, ― кивнула она. ― В тот год я тяжело болела и не смогла бы удержаться в воздухе. Кирайну же нужно было позаботиться о детях. Я осталась в Силиторе вместе с горсткой других неудачников, чтобы у моей семьи был шанс на лучшее будущее.

Дилайя снова посмотрела на меня, и я заметила в ее глазах слезы.

― Это очень грустно, ― отозвалась я. Помимо воли я почувствовала жалость. Потерять не только семью, но и свой народ… Это, должно быть, ужасно.

― Стихия обратила тебя в феникса не в самое лучшее время. Нас осталось всего семеро, а по-прежнему убывающая магия не позволит тебе насладиться истинным обликом.

― Мне проще, ― пожала я плечами. ― Я не знала прежних возможностей, потому мне будет достаточно того, что есть. К тому же все мои близкие ― люди.

Дилайя поморщилась:

― Да, прежде многие люди, переродившись в фениксов, расходились со своими мужьями и женами. Слишком большая пропасть появлялась между ними. Когда у одного из супругов крылья, а второй навечно прикован к земле…

Мне не нравилось то, к чему клонила Дилайя.

― Я люблю своего мужа и не собираюсь уходить от него, ― твердо произнесла я, чувствуя раздражение. Не думает ли феникс, что я брошу свою семью из-за высокомерия древних рас? ― Наш брак благословили стихии. Разве это может быть случайностью?

Кажется, на это ей нечего было ответить. Дилайя поджала губы и нахмурилась. Я поднялась с кресла и покачнулась. Тело все еще было слабым, слишком слабым для того, чтобы улететь отсюда. Покосившись на искрящий алым бокал с арруином, все-таки отказалась от этой мысли. Мало ли что в него намешано!

― Пожалуй, я отправлюсь отдыхать, ― сказала я. ― Вечером я хочу вернуться домой, к родным. Они наверняка сходят с ума от беспокойства.

Глаза Дилайи блеснули безумием:

― Прости, Сильвия. Но я не могу тебя отпустить.

Сердце пропустило удар, а вдоль позвоночника прокатилась волна страха.

― Что это значит?!

― Я нашла способ открыть врата в другой мир. Но одна не справлюсь, мне понадобится твоя помощь.

Я вскинула голову, встретившись взглядом с Дилайей.

― А если я решу отказаться?

― Тогда ты не сможешь покинуть резиденцию.

Феникс щелкнула пальцами, и окно в комнате затянуло мутноватой пленкой. Что-то подсказывало, что и прочие помещения постигла та же участь. Выходит, я не смогу улететь отсюда!

Мой полный ненависти взгляд не впечатлил Дилайю. Она пожала плечами:

― Чем быстрее ты решишься помочь своим собратьям, тем быстрее отправишься домой. Я не прошу тебя уходить с нами, хочешь оставаться единственным фениксом в Силиторе ― твое дело. Но ты обязана помочь нам. Может, для этого тебя и обратила стихия?

Дожидаться ответа феникс не стала. Потушив камин, она развернулась на каблуках и направилась к выходу. Уже в дверях Дилайя добавила:

― И не надейся, что муж отыщет тебя благодаря связи между супругами, благословленными стихиями. Я позаботилась об этом.

Дверь хлопнула, и я посмотрела на встревоженную Искру.

― Кажется, мы с тобой влипли.


Эйдан


Когда первая ярость схлынула, Эйдан вдруг осознал ― он дракон. А как иначе назвать здоровенную чешуйчатую ящерицу с крыльями? Видимо, тоска по жене запустила в его теле скрытые механизмы... Не зря в последнее время у него увеличился магический резерв!

Ветер дул в лицо, а земля была далеко внизу. Эйдан старался не размышлять о том, как именно ему удается лететь. Казалось, если он хотя бы на секунду задумается об том, то непременно рухнет вниз. Прямо на несчастных селян, что работали на полях. Все они глазели на него ― драконье зрение позволяло разглядеть все оттенки изумления на их лицах.

Эйдану даже захотелось покрасоваться ― выпустить пламя из пасти, однако ничего не вышло, как бы он не старался. Может, дело в том, что он не владеет магией огня? Но не водой же ему поливать? Хотя, пожалуй, селяне бы не отказались.

Рядом с Эйданом упорно витал запах корицы, зовущий его на запад. Вся его драконья сущность стремилась к Силь, однако с каждой минутой усталость стягивала тело все сильнее. Когда перед герцогом показалось море, он на секунду замешкался, но все же упрямо полетел вперед. Инстинкт не давал ему остановиться. Оставалось надеяться, что силы не кончатся над водой.

И все же... дракон! Когда Силь стала фениксом, Эйдан удивился. Но уже второй представитель древних рас за последние сутки? Прибавить к этому похитителя энергии… Творится что-то странное! Чутье подсказывало, что это не все сюрпризы.

На горизонте показалась земля, и дракон держался в воздухе из последних сил. Крылья стали невыносимо тяжелыми, каждый взмах давался с трудом. Мышцы противно ныли, а перед глазами плясали цветные пятна.

Еще немного! Увидев берег, Эйдан едва не рыкнул от радости, однако приземлиться не получилось. Здесь было полно отдыхающих, приморский городок жил полной жизнью. Ну чего же ему стоило обернуться драконом ночью? Перепугает всех детей в округе... Несколько малышей уже ревело, тыкая пальцами в небо.

Отвернувшись, дракон интенсивнее заработал крыльями. Силь стала ближе, он отчетливо это чувствовал. Жаль, что сейчас он не сможет добраться до нее! Вылетев за пределы города, Эйдан отыскал взглядом относительно безлюдную полянку и рухнул на нее, тяжело дыша. Непростая это работа ― нести такую тушу!

Прикрыв глаза, дракон плюхнулся на брюхо и распластал крылья. Все тело мелко подрагивало, хотелось пить. Откуда-то тянуло влагой ― наверняка рядом ручей. Вот только в обличье дракона будет сложно добраться до него, не разгромив пол-леса.

Отыскав взглядом тропинку, петляющую между деревьями, Эйдан фыркнул. Вдали виднелся крохотный домик лесничего. Что ж, если он осмелится явиться сюда, то это его проблемы. Дракон занял эту полянку первым.

Полежав еще несколько минут, Эйдан вздохнул. Нужно обернуться человеком. Довольно проблематично восстановиться, будучи громадной ящерицей. Желудок сводило от голода, но где он раздобудет столько еды? Если только селян есть, но этот вариант он тут же отмел в сторону.

Итак, надо снова стать человеком. Но как? Об этом в легендах ничего не было. Создалось ощущение, что драконы меняли ипостась по своему желанию. От этого и надо отталкиваться.

Эйдан встал на задние лапы, расправил крылья и зажмурился, изо всех сил представляя, как становится человеком. Со стороны, должно быть, забавное зрелище! В груди зародилось жжение, однако оно быстро исчезло. Выбросив посторонние мысли из головы, Эйдан сосредоточился на желании сменить ипостась. Мышцы скрутила короткая болезненная судорога, а картинка вокруг резко изменилась. Теперь он не возвышался над деревьями, а лежал под одним из них. Обнаженное тело холодилсвежий ветерок.

Получилось! Эйдан попробовал привстать, но его затошнило, а в виски ударила боль. Кажется, прямо сейчас двигаться он не в состоянии. Опустив глаза вниз, герцог изумленно ойкнул ― после превращения вся одежда исчезла! Незадача… Знал бы, прихватил с собой сумку с вещами!

Отдохнув несколько минут, Эйдан с трудом встал и, покачиваясь, направился к виднеющемуся между ветвей домику. Нужна была еда и одежда... Где-то там точно журчал ручей.

Связь между Эйданом и Силь исправно работала, запах корицы, пусть и не такой интенсивный, щекотал ноздри. Он просто немного отдохнет и вновь отправится на поиски жены.

К слову, где же он оказался? Если не заплутал, то угодил на территорию Эннарии. Эннарийцы всегда славились своим гостеприимством... Сейчас и проверим!

Утолив жажду из ручья, пробегающего рядом с домом, Эйдан коротко постучал в дверь. Переминаясь с ноги на ногу, он прикрыл ладонями самое дорогое и замер в ожидании ответа. Еще никогда он не оказывался в таком глупом положении! Когда никто не отозвался, герцог вскинул руки, чтобы магией попробовать взломать дверь, как та вдруг отворилась.

Стоящая на пороге пожилая женщина с седой гривой волос и яркими синими глазами подняла бровь и смерила взглядом покрасневшего до корней волос Эйдана. Безошибочно определив в нем иностранца, она заговорила на киаринтском:

― Если таким образом ты хочешь убедить меня пустить к себе на постой, то не убедил. Да и карманов у тебя нет, вряд ли где монеты завалялись.

Эйдан, быстро прикрывшись, смутился:

― Я отблагодарю... позже.

― Ладно уж, заходи! ― старуха посторонилась. ― Как отказать здоровенной зверюге, разнесшей половину леса?

Эйдан поморщился. Выходит, его появление все-таки не осталось незамеченным. Жаль! Впрочем, хозяйка дома не спешила наставлять на него вилы. Напротив, покопавшись в недрах огромного шкафа ― и как он вообще влез в этот дом?― бросила ему штаны и старую рубаху. Привередничать герцог не стал и быстро оделся.

― Да садись ты, садись! ― проворчала старуха. ― На ногах ведь едва держишься. Сейчас соберу тебе ужин.

Эйдан не стал отказываться, и вскоре перед ним громоздились тарелки ― мясо, сыр, несколько ломтей хлеба, какая-то нехитрая похлебка. Сперва он подивился количеству пищи, но очнулся лишь, когда все блюда опустели.

― Как проголодался-то! ― покачала головой сидящая напротив старуха. ― Ну а теперь рассказывай. Как докатился-то до жизни такой? Даже драконом стал.

Эйдан напрягся, вновь вспомнив о Силь. Пока он тут набивает себе живот, она томится неизвестно где! И все же угрызения совести пришлось задавить в зародыше. На новый перелет нужны силы.

― Жену ищу, ― наконец отозвался герцог. Всего он рассказать не мог, но отблагодарить, утолив любопытство хозяйки, ему вполне по силам.

― Томится твоя пташка в неволе! ― посетовала старуха, и Эйдан с подозрением глянул на нее. Неужели совпадение? Или она провидица?

― Ложись-ка спать! ― поднялась женщина и, откинув край занавески, указала на узкую кровать у стены. ― Места тут немного, но тебе хватит.

― Спасибо! ― сказал герцог. После сытного ужина глаза слипались сами собой.

― Вот и отлично, а мне пора.

Эйдан сонно кивнул. Едва коснувшись головой подушки, он тут же провалился в крепкий, без сновидений, сон.

Разбудило герцога солнце, заглядывающее в оконце. Рывком поднявшись с постели, он разом вспомнил все, что приключилось накануне. Вчерашней хозяйки не было видно, лишь на столе ждал укрытый полотенцем завтрак. Искренне понадеявшись, что он предназначался именно ему, Эйдан съел все до последней крошки и вышел на улицу. Вскинув голову вверх, принюхался, пытаясь почуять запах корицы. Он был очень слабым, почти неуловимым.

В груди появилось дурное предчувствие. Неужели вчера он слишком перетрудился? Заглянув внутрь себя, герцог попробовал нащупать нить, связывающую его с Сильвией, но от нее остались лишь жалкие обрывки.

Эйдан заметался перед домом. Почему это происходит?! Раз за разом он пытался почувствовать Силь, но тщетно. Что-то словно закрывало ее от него! Наверняка все дело в ее похитителе…Герцог нахмурился и сжал руки в кулаки. Что ж, придется перерыть всю Эннарию, но отыскать жену! Он был уверен, что ее прячут именно здесь.

Покоже рук вновь поползли полосы чешуи, и Эйдан сделал глубокий вдох. Пока что вторая ипостась ему не помощник. Вряд ли Его Величеству Венциану понравится пугающий жителей дракон. Нет уж, тут нужно подключать другие ресурсы.

Прислушавшись к себе, Эйдан мысленно позвал Роберта. Их ментальная связь работала без перебоев. К удивлению герцога, дядя оказался намного ближе, чем он полагал. Отправился за ним? Наверняка набросил следящее заклинание!

"Ты пришел в себя?" ― спустя несколько минут Эйдан услышал голос Роберта.

"Да, я снова стал человеком, если ты об этом. Я потерял запах Силь. Но знаю точно, что она где-то в Эннарии!"

"Жди, я открою к тебе телепорт".

Закончив разговор, Эйдан оглянулся на дом. Сейчас он выглядел нежилым: окна были разбиты, внутри царило запустение. Герцог удивленно моргнул: кто же тогда помог ему вчера?


Роберт


Закончив разговор с Эйданом, Роберт облегченно выдохнул. К счастью, племянник смог сменить ипостась и самостоятельно вышел на связь. Скосив глаза на уставленный блюдами стол, король поморщился. Судя по размаху, ужин продлится еще долго! Придется за Эйданом отправлять Морриса.

Его Величество Венциан восседал во главе стола. Если он и был удивлен их внезапному визиту, то не подавал виду. Ответа на письмо с просьбой о посещении Эннарии пришлось ждать несколько часов. Вскоре для «будущего зятя» и его сопровождения, в которое помимо Ричарда, Эстер и Райли вошли верный Моррис и шестеро стражников, открыли телепорт.

В белокаменном зале гостей встретил лично Его Величество, чему Роберт несказанно удивился. Обычно тот любил продемонстрировать свою значительность, заставить ждать аудиенции, отговариваясь срочными делами. Окинув взглядом Венциана, Роберт покачал головой. Хоть в чем-то он себе не изменял: его одежды по-прежнему были пышными, усыпанными аметистами. Другие страны платят за них полновесным золотом, а эннарийцы используют их для украшений. Настолько богаты их месторождения.

Когда приветствия и расшаркивания остались позади, Венциан впился взглядом в Эстер.

― А что это за очаровательное создание! ― он поцеловал руку девушке и ослепительно улыбнулся. Роберт почувствовал раздражение. Несмотря на возраст, Венциан был хорош собой: ярко-синие глаза на красивом, несколько смазливом лице, черные локоны… Прибавить к этому высокий рост и крепкое телосложение. Леди едва не дрались за место его фаворитки, надеясь, что одна из них станет королевой.

К счастью, Эстер не отреагировала на Венциана так, как он желал бы. Ревность отпустила Роберта, но почти сразу же ей на смену пришел стыд. Какое право он имеет на ревность? У него здесь вообще невеста!

― Моя дочь, леди Эстер, ― с подозрением уставился на Венциана Ричард. Судя по сердито насупленным бровям, интерес к его дочери не пришелся ему по вкусу. У Роберта отлегло от сердца. С таким защитником девушка в безопасности. Да и она вряд ли купится на сладкие речи эннарийца.

Отдав распоряжение Моррису через специальный артефакт, Роберт снова вернулся к созерцанию придворных. Сколько же времени уходит на эти застолья! Ужин длился уже несколько часов, но никто не спешил расходиться. Наследника престола ― принца Парриона, ― сегодня не было, он отправился с визитом на приграничные земли. Когда он займет место отца, Роберт вздохнет с облегчением. Молодой мужчина гораздо больше годился на роль короля, но Венциан не спешил передавать трон.

К удивлению Роберта, принцесса на ужин не явилась, и знакомство не состоялось. Венциан сказал, что она приболела, но правда ли это? Она прихорашивается, чтобы предстать перед женихом в лучшем виде, или действительно лежит в постели?

Бросив салфетку на стол, Роберт поднялся. От духоты и болтовни разболелась голова. Ничего страшного, если он отлучится на несколько минут в сад, благо, обеденный зал находился на первом этаже. Один из стражников вышел за ним. Оказавшись на улице, король посмотрел на сумеречное небо с тонким серпом луны и покачал головой. Сад Венциана буквально светился: каждое дерево или куст украшали разноцветные магические шары. Смотрелось это красиво, но уж больно… ярко! Роберт даже уточнил у пробегающего мимо слуги: не празднуют ли в Эннарии какое-нибудь событие. Но нет, сегодня был обычный будний день.

Удивительное расточительство! Магии становилось все меньше, разумно ли тратить прорву энергии на освещение пустого парка? Да, накопителей у эннарийцев в избытке, но ведь кто-то должен их заряжать, пропускать энергию через себя и питать аметист… Так уж вышло, что здесь не рождались по-настоящему сильные маги. Кто же занимался всем этим?

Выбросив эти мысли из головы, Роберт обратился к Эйдану по ментальной связи. Племянник сказал, что уже прибыл во дворец и с нетерпением ждет его в покоях Морриса. Король бросил взгляд на светящиеся окна обеденного зала. Придется вернуться и выдумать причину, чтобы уйти пораньше. Ужин может закончиться и за полночь, но дела не ждут. Возможно, Эйдан узнал что-то новое про местонахождение Силь...

Посвящать в эти подробности Венциана Роберт не собирался. Сперва нужно убедиться, что он не причастен к происходящему. Да и после… Если эннариец хоть чем-то поможет королю, то обязательно запишет в должники. А оно ему надо?

Роберт направился к замку, но навстречу ему вдруг вышла Эстер. Она была явно раздражена.

― Что-то случилось?

― Его Величество Венциан переоценивает свое обаяние, ― вполголоса ответила девушка. Остановившись в тени дерева, она скривилась. ― Осыпает меня комплиментами, рассказывает отцу, насколько богата страна.

Роберт похолодел. А ведь Эстер ― отличная партия для него. Наверняка шпионы донесли, что род Кэнн снова в милости!

― Надеюсь, ты не собираешься выходить за него замуж?

Девушка удивленно вскинула взгляд, и Роберт запоздало прикусил язык. Зачем он это сказал?

― Боюсь, мне не суждено стать королевой, ― горько отозвалась Эстер.

Обхватив себя за плечи, она развернулась на каблуках и направилась обратно к замку. Роберт с тоской посмотрел ей вслед, словно пытаясь запомнить ее образ до мельчайших подробностей. Сколько боли они приносят друг другу… Вдруг за спиной раздался тонкий девичий голосок:

― Она обижена на вас. Я чувствую ноты привязанности и… ревности.

Роберт резко обернулся. Перед ним стояла хрупкая девушка, одетая в целомудренное голубое платье. Ее снежно-белые волосы были убраны в высокую прическу, светлые, почти прозрачные глаза прищурены. Черты ее лица показались королю знакомыми. Он определенно видел ее прежде… Но где?

― Я принцесса Лиара, ― склонила голову девушка, и Роберт вздрогнул. Точно! Ему присылали ее портрет. Перед ним дочь Венциана и его невеста. Но ведь она была темноволосой, с карими глазами и смуглой кожей. Сейчас же перед ним стояла ее выцветшая копия! Если только…

― Вы обрели дар эмпатии, ― выдохнул Роберт.

Эмпатия считалась даром Создателя. Но даром ли? Проживать чужие эмоции как свои собственные... Многие удалялись от общества, чтобы не слушать отголоски чужих чувств.

― Полгода назад, ― прикусила губу Лиара. ― Как понимаете, я предпочитаю не посещать общие ужины. Мой отец не сказал вам об этом?

― Нет.

Да, Венциан забыл упомянуть об этом обстоятельстве. Конечно, оно не являлось поводом для разрыва помолвки… Но все-таки было важным!

― Что ж, теперь вы знаете, ― пожала худенькими плечами Лиара. ― Так что насчет той девушки? Вы обидели ее?

Роберт искоса покосился на принцессу. Вид у нее, конечно, не от мира сего. Особенно пугают глаза… Практически белая радужка и крохотный зрачок.

― Я не обидел ее… Разве что бездействием.

― Вы тоже переживаете за нее, ― прищурилась Лиара, по всей видимости, считывая его эмоции. ― Подумайте об этом. Плохо быть не в ладу с собственными чувствами, уж я-то знаю.

Обескураженный Роберт лишь кивнул. Его невеста оказалась совершенно не такой, какой он ожидал. Не поверхностная, а серьезная и взрослая для своих лет. И если ему все-таки удастся разорвать помолвку, она наверняка решит, что все дело в ее даре…

― Думаю, нам пора вернуться в замок. Короткое знакомство с вашими сопровождающими я в состоянии выдержать.

Роберт двинулся вслед за невестой, за ними тенью последовал охранник. Мимо проплыл очередной магический шар, и король снова подумал о странностях в парке. Конечно, это его не касалось… Но интуиция буквально вопила: что-то здесь не так.

― Вы хотите задать вопрос? ― обернулась принцесса.

Да, непросто иметь рядом эмпатку! Подбирая слова, Роберт высказал свое удивление.

Лиара озадаченно поморщилась:

― Я спрашивала об этом отца, но он ответил, что теперь нам не о чем беспокоиться.

Роберт спрятал ухмылку. Что ж, пожалуй, с Венцианом стоит поговорить. Какое-то подозрительное совпадение! В Киаринте энергия пропадает, а тут ее с избытком.


Сильвия


Несколько часов я металась по спальне, злясь на Дилайю и стихию, сделавшую из меня феникса. Что толку в этих крыльях, если я не могу улететь, когда мне вздумается? Бросив взгляд на затянутое пленкой окно, разочарованно выдохнула. Я уже проверяла: мне не разрушить магию феникса! В Лайране я была самой сильной огненной магичкой, а в резиденции превратилась в недоучку! Отличный щелчок по самолюбию!

Саламандра наблюдала за мной, склонив голову набок. Хотя бы ее у меня не отобрали… Опустившись на кровать, я вперила взгляд в потолок. Ладно, Силь, хватит бессмысленной ярости! Пора что-нибудь придумать, нужно выбираться из этой передряги!

В очередной раз я попыталась нащупать связь с Эйданом, но вновь потерпела поражение. Иногда мне казалось, что я чувствую нечто странное. Словно с той стороны некто… большой и сильный! Однако дозваться мужа так и не удалось. Да, Дилайя права: он человек. Но зато какой! Верный и целеустремленный! Уверена, сейчас он ищет меня!

Вдруг меня буквально подбросило на кровати! Нийара! Она назначила мне встречу, и я обязана на нее попасть. Осталось выяснить, где находится бывшая библиотека, не привлекая внимания других фениксов. Я никому не могла доверять.

К счастью, Дилайя не заперла меня. Видимо, решила, что магической защиты достаточно. Выйдя в коридор, я едва не столкнулась со спешащей навстречу дриадой.

― Привет! Как прошел твой полет? ― улыбнувшись, спросила Ива.

Я, подавив приступ раздражения, пожала плечами:

― Неплохо, если не считать того, что в какой-то момент я попрощалась с жизнью.

Почему-то мне не хотелось рассказывать о требовании Дилайи дриаде. Она милая, но… именно феникс притащила ее сюда. Кто знает, насколько она верна ей?

― Дилайя бы не позволила! ― тряхнула зеленой шевелюрой девушка.

Проглотив колкость, я предложила:

― Ты не устроишь мне экскурсию по резиденции? Я так и не видела здесь ничего.

Если начну шататься одна, то это вызовет подозрения, но в компании болтливой дриады…

Ива просияла и потянула меня за собой. За час мы обошли всю резиденцию. Она оказалась не такой уж маленькой! Конечно, большинство помещений пустовало, но и остальных хватало.

Больше всего меня поразила огромная библиотека, заполненная бесчисленными книжными шкафами… Тайные знания древних! Наверняка Алиша многое бы отдала, чтобы побывать здесь! Но где же бывшая библиотека? Дриада лишь пожала плечами.

Я расспрашивала Иву о каждой двери по коридору, разбавляя беседу пустой болтовней, чтобы не выдать своего интереса. Спальни, спальни, тренировочный зал для воинов, пришедший в запустение, оружейная, помещения кухни…

Вскоре мое внимание привлекла одна из комнат. Здесь было пусто, пыль ровным слоем покрывала пол. Я сразу же обнаружила темные следы на стенах. Похоже, раньше тут висели полки…

― Я что-то слышала про эту спальню, ― наморщила носик дриада. ― Тут жил то ли ученый, то ли маг… Алиайя рассказывала, что он был ее дедушкой.

Я кивнула в такт своим мыслям. Кажется, именно это место я ищу.

Наша экскурсия завершилась в саду, разбитом под крышей резиденции. Как выяснилось, тут и жила Ива. Ей требовался постоянный контакт с живой природой, что довольно сложно, если ты живешь на вершине вулкана!

Прямо на моих глазах дриада нырнула в ствол дерева и растворилась в нем. Пока я ошарашенно хлопала ресницами, она вылезла обратно и пояснила:

― Здесь я сплю. Дилайя потратила немало энергии, чтобы заставить клен расти тут.

― А разве тебе не нужна ива?

Дриада развела руками:

― Ивы оказались более капризными, получилось только с кленом.

Я улыбнулась, на время забыв о собственных проблемах. В голове все еще не укладывалось ― я разговариваю с дриадой! Самой настоящей!

― Жаль, что я никогда не встречала своих сестер, ― погрустнела Ива. ― Я всей душой верю: они существуют… Дилайя обещала помочь мне отыскать их.

Что ж, вот и причина привязанности девушки к фениксу. Не найдя слов для утешения, я порывисто обняла ее. Удивительно, она пахла травой и… полевыми цветами. Как будто я очутилась на поляне!

Чтобы отвлечь дриаду, я принялась расспрашивать о других обитателях резиденции. Как и предполагала, фениксы вели тихую и мирную жизнь, лишь Дилайя покидала вулкан. Ива оживилась и даже поиграла с саламандрой. Я опасалась, что она обожжет дриаду, но ящерица укоризненно посмотрела на меня.

― Пожалуй, я пойду к себе, ― сказала я.

― Тебя проводить?

Я покачала головой. Время приближалось к полуночи, и мне предстояла встреча с Нийарой. На случай, если нас обнаружат, у меня будет отговорка ― я просто заблудилась и не сумела отыскать свою спальню.

Взяв на руки Искру, я спустилась вниз по лестнице, прислушиваясь к каждому шороху. Вокруг стояла тишина, и мои шаги эхом разносились по длинному коридору. Хочется надеяться, что Дилайя куда-нибудь улетела. Ночь ― отличное время для полетов! Я бы с удовольствием расправила крылья, будь у меня возможность выбраться из резиденции!

Крадучись, я направилась в бывшую библиотеку. Внутри меня плескалось беспокойство, и саламандра, почувствовав его, заерзала на моем плече. Шикнув на нее, я толкнула дверь и окинула комнату взглядом. Пусто! Не удержавшись от разочарованного вздоха, посмотрела на камин и вздрогнула. Пламя взметнулось вверх, и из него шагнула Нийара.

― Прости, что задержалась, ― щелчком пальцев она потушила огонь и добавила: ― Я потеряла свою магию, перемещение через огонь ― почти единственное, что мне осталось. Не хотела, чтобы меня видели в коридорах.

Я удивленно вскинула брови. Теперь ясно, как Дилайя попала в Лайран! Взглянув на лицо Нийары, посерьезнела. Феникс явно нервничала, и вспомнилось, что мы здесь не просто так.

― Это Дилайя выпила силы других фениксов? ― выпалила я. ― У нее одной цветущий вид, тогда как вы…

― Мы лишились крыльев, ― подтвердила Нийара. ― Мне не одну сотню лет, и в силу возраста я потеряла свою ипостась. Я даже не могу покинуть резиденцию! Дилайя здесь ни при чем, она находится в таких же условиях, но нашла… другие варианты подпитки.

В голове молнией промелькнула мысль: обворованные источники, неизвестный огненный маг… Не Дилайя ли это? Свои подозрения я озвучила Нийаре, и она нахмурилась:

― Я не знаю, куда Дилайя улетает вечерами, но это вполне похоже на нее. Она ни перед чем не остановится! Она уже рассказала тебе свою безумную идею?

― Открыть врата в другой мир? ― меня передернуло. ― Она наложила какую-то магию на окна и сказала, что не отпустит меня, пока я не помогу ей.

― Возвращение к мужу и детям стало ее навязчивой идеей, ― уголки губ Нийары опустились. ― Вот только она забыла упомянуть, что при этом ты умрешь. Исчерпаешь всю магию, без остатка.

Я похолодела и обхватила себя руками, словно пытаясь защититься. Саламандра, сидящая у ног, обеспокоенно застрекотала. Неужели я и вправду могу умереть? Я не хочу приносить себя в жертву. Желание Дилайи ― чистый эгоизм! Никто из оставшихся фениксов не сможет пережить переход, они ведь потеряли крылья… И я должна разменять свою жизнь на ее?!

Я сжала руки в кулаки, и магия внутри меня недовольно зароптала. Подушечки пальцев нагрелись, и языки пламени прорвались наружу. Не бывать этому!

― Если кто и сможет противостоять Дилайе, то только ты, Сильвия! ― кивнула Нийара. ― Мы слишком слабы. Эта ее идея насчет врат… безумна! Во время прошлого перехода не один десяток магов творили удерживающие заклинания! А без драконов, чувствующих ткань миров, она даже не может быть уверена, что нашла тот самый мир! И чем это грозит Силитору?

На полуслове феникс осеклась:

― Я чувствую: Дилайя снова в резиденции!

Нийара метнулась к камину, но я ухватила ее за рукав.

― Как называется это место? Вулкан, на котором находится резиденция?

― Вулкан… Вулкан Дорисли в Эннарии!

Едва договорив, феникс исчезла во вспыхнувшем пламени. Я заметалась по комнате, пытаясь отыскать клочок бумаги, картонку, хоть что-то… Сердце в груди колотилось, а кожа покрылась мурашками: казалось, я и сама чувствую приближение Дилайи. Бросив безуспешные попытки, я села на корточки перед камином и посмотрела прямо на саламандру.

― Искра! Для тебя Дилайя не закрывала проходы. Ты сумеешь уйти через пламя!

Ящерица склонила голову набок. В Лайране она ведь перемещалась через камины! Она использовала пламя так же, как и Нийара.

― Эйдан! Найди Эйдана и передай… попробуй передать ему, что я нахожусь на вулкане Дорисли!

Искра кивнула и, лизнув мою руку на прощание, исчезла в ярком пламени. В ту же секунду за моей спиной хлопнула дверь.

― Что ты здесь делаешь? Ива сказала, что ты отправилась спать!

Едва сдерживаемый гнев в голосе Дилайи не напугал меня. Я с достоинством поднялась и невинно улыбнулась:

― Кажется, я заблудилась!

Осмотрев тесное помещение и остановив взгляд на камине, феникс прищурилась:

― Здесь кто-то был… И где твоя саламандра?

Я развела руками:

― Отправилась прогуляться. Я не держу ее на поводке.

Мой спокойный тон вывел Дилайю из себя. Она ощутимо занервничала, а в ее глазах, подернутых мутноватой пленкой, мне почудилось беспокойство. Нужно убираться отсюда.

― Пожалуй, я попробую найти свою спальню еще раз!

Я двинулась к выходу, но на полпути Дилайя с силой дернула меня за плечо и прошипела.

― Считаешь себя самой умной? Идем-ка со мной!

Я попробовала сбросить ладонь феникса, но стоило прикоснуться к ней, как меня обожгло. Я со свистом выдохнула и посмотрела на руку: кожа вспухла и мгновенно покрылась волдырями. Это что еще такое?!

― Не советую сопротивляться! ― хмыкнула Дилайя. ― Во мне сейчас столько энергии, что тебе со мной не тягаться.

― Это вы! ― выдохнула я. ― Вы обкрадываете источники!

Феникс волоком потащила меня за собой.

― Людям ни к чему столько энергии! Я думала дать тебе время привыкнуть и добровольно решиться помочь мне… Но зачем откладывать?

Я хотела огрызнуться, но вдруг поняла, что не могу сказать ни слова. В груди поднялась паника, в голове не осталось ни одной дельной идеи. Неужели Дилайя приведет свой план в исполнение прямо сейчас? Я бросила последний взгляд на камин и мысленно пожелала Искре удачи.


Роберт


― Это все, что ты понял? Она где-то в Эннарии? ― в очередной раз переспросил Роберт и потер виски. После всех событий последних суток нещадно болела голова. В комнате также находились Ричард, Эстер и Моррис ― небольшой штаб по спасению Сильвии.

Эйдан отрывисто кивнул и вновь принялся расхаживать по спальне. Роберт лишь диву давался: племянник обратился в дракона, на крыльях пересек страну, поспал несколько часов ― и снова полон энергии!

― Что-то скрывает Силь от меня, ― нахмурился Эйдан. ― Мои магические силы выросли, возможно, я смогу вскрыть защиту… Но на это потребуются часы!

Эстер обеспокоенно поджала губы и переглянулась с отцом. Все понимали, что за это время может случиться все что угодно.

― Попробуй взять мою энергию? ― предложил Роберт. Его шпионы уже начали работу в Эннарии: расспрашивали завсегдатаев таверн и пивнушек о необычных явлениях, собирали информацию у осведомителей среди магов. Даже Райли остался внизу на ужине. Местные леди считали его завидным женихом и могли проболтаться о чем-нибудь важном.

― Возможно… ― начал Эйдан, но договорить не успел.

Раздался треск, и Роберт обернулся на звук. В пустом по летнему времени камине вспыхнуло пламя, и из него вывалилась… саламандра?! Ящерица бросилась к опешившему герцогу и принялась верещать.

― Искра? ― неверяще выдохнул Эйдан и опустился на колени. ― Где Силь? Ты видела ее?!

Саламандра заметалась по комнате. Ее глаза сверкали зеленым, а стрекот становился все громче.

― Кажется, она пытается что-то сказать, ― прикусила губу Эстер.

― Отойдите! ― приказал Эйдан. ― Она хочет передать послание от Силь!

Ричард и Эстер отошли к окну, Роберт сделал несколько шагов назад, пока не уперся в стену.

Искра словно дожидалась этого. В то же мгновение она вдруг вспыхнула, превратившись в живой факел. Хвостом ящерица выжгла на паркете какое-то слово и, потухнув, шмыгнула к герцогу.

Роберт всмотрелся во все еще пылающую надпись. Всего одно слово… Дорисли. Это…

― Вулкан! ― первым догадался Эйдан. Он поднял взгляд, и невольно король вздрогнул. Янтарного цвета глаза племянника пересек вертикальный зрачок. ― Ее держат на вулкане!

Последние слова Роберт едва разобрал. На лице Эйдана проступило несколько синих чешуек, а из груди донеслось рычание.

― Держи себя в руках! ― рявкнул Роберт, и на мгновение глаза племянника прояснились. ― Если ты обернешься, то разнесешь замок и угробишь всех нас. Теперь мы знаем, где Сильвия… Я сейчас же соберу магов и…

Эйдан предвкушающе ухмыльнулся и вручил Искру побледневшей Эстер.

― Считаешь, я буду сидеть сложа руки, пока моя жена томится в плену? Она послала Искру не просто так.

Не успел Роберт возразить, как Эйдан стремительно шагнул к окну и открыл створки. Мгновение ― и он запрыгнул на подоконник. Оглянувшись через плечо, широко улыбнулся и шагнул в окно. Эстер охнула, а Ричард удивленно крякнул.

― Дурной мальчишка! ― выругался Роберт и бросился к окну, готовясь страховать падающего племянника магией. Однако тело Эйдана окутало сияние, а спустя пару секунд его место занял дракон с ярко-голубой чешуей. Едва не столкнувшись с землей, он взмыл в воздух и оглушительно заревел. В саду послышались крики.

Роберт посмотрел на дракона. Его силуэт с раскинувшимися крыльями медленно исчезал в полуночном небе. Переведя взгляд на сбившихся в кучу испуганных придворных, король мрачно вздохнул. Кажется, сейчас самый подходящий момент для разговора с Венцианом. Как минимум, нужно объяснить появление дракона в саду замка!

Дав пару приказов Моррису, Роберт направился вниз, и у лестницы его встретили угрюмые стражники. Нет, силу они не применяли ― все-таки он был королем соседнего государства, но попросили зайти к Его Величеству. Да, Венциан быстро понял, откуда именно взялся дракон!

― Что это значит? ― истерично спросил он, когда Роберт вошел в кабинет. Возле его кресла стояла принцесса Лиара. Наверное, она должна была помочь отцу, «читая» эмоции гостей.

― Вы о драконе? ― Роберт, не дожидаясь разрешения, занял одно из кресел. Ричард и Эстер, вошедшие следом, остались стоять за его спиной.

― Именно!

― Вчера у Его Светлости Эйдана Лайрана похитили жену, и от отчаяния он обернулся драконом. Он чувствует запах своей супруги и летит на него. Герцогиню прячут в Эннарии, и интуиция подсказывает мне: вы что-то знаете об этом.

Венциан нервно дернул плечом и заискивающе улыбнулся:

― О чем вы, Роберт! Разве я буду разрушать наши добрососедские отношения ради неизвестно чего?

― Необязательно делать это самому.

Роберт посмотрел на Лиару. Она, поморщившись, отодвинулась от отца. Не нужно быть эмпатом, чтобы заметить панику на лице Венциана. Он, побледнев, отвел взгляд.

― Откуда в Эннарии столько энергии? К чему подобное расточительство? Насколько мне известно, количество магов не увеличилось, ― продолжил наступать Роберт. Ему хотелось как можно скорее вытрясти ответы из короля, им нужна была информация ― неизвестно, какой противник ожидает Эйдана! Однако Венциан вполне мог заартачиться и вызвать стражу.

― Я вовсе не обязан вам отвечать! ― голос Венциана сорвался. ― Я с охотой принял вас у себя, хотел выдать за вас дочь… А вы притащили дракона!

Роберт вскинул бровь.

― Да, и именно дракон разнесет вам полстраны в поисках жены. ― О том, что ее местонахождение уже известно, он умолчал. ― Так что вы знаете о случившемся? Появление дракона не особенно удивило вас, лишь возмутило. Вы уже видели кого-то из древних?

Роберт подался вперед, наслаждаясь целой гаммой эмоций на лице Венциана.

― Я… не… ― замялся тот.

― Я соберу экстренный международный совет и расскажу остальным, что похитителя энергии магических источников следует искать в Эннарии. Как думаете, чем все кончится?

Договаривать Роберт не стал. Им обоим и так прекрасно известно, чем грозило неудовольствие союзников Киаринта. Богатые месторождения аметистов давно не давали покоя Шахезанскому халифату.

― Ладно! ― признался Венциан и откинулся на спинку кресла. ― Я кое-что знаю об этом. Пару месяцев назад ко мне пришла… женщина. Точнее, феникс. Она играючи взломала магическую защиту хранилища обработанного аметиста и предложила сотрудничество. Я отдаю ей аметист и артефакты, взамен она насытит энергией все накопители во дворце. Отказаться я не мог, видел на что она способна! Древняя… Наши маги и в подметки не годятся ей! ― Венциан поджал губы, по видимости, переживая неприятные воспоминания. ― Можно сказать, она предложила мне мир. Ей ничего не стоило забрать необходимое силой.

Роберт нахмурился. Теперь было ясно, каким образом хранилась похищенная энергия. Магический фон накопителей имел совсем другое происхождение, мейстеры не могли уловить его.

― Она не говорила, сколько фениксов существует?

― Нет, ― покачал головой Венциан. Кажется, он был порядком напуган. ― Она всегда приходила одна.

Поднявшись с кресла, Роберт смерил взглядом Венциана и твердо сказал:

― Молитесь, чтобы все закончилось благополучно. В противном случае Эннария сильно пожалеет о своем молчании.

Выйдя из кабинета Его Величества, король наткнулся на Морриса.

― Пентаграмма переноса готова, ― сказал тот. ― Точка выхода ― лес в пяти лигах от вулкана. Наши маги прибудут туда в течение пары часов, как только получат разрешение на переход в Эннарию.

― Они его получат, ― пообещал Роберт. ― Нам стоит поторопиться.

― Я с вами, ― вышел вперед обеспокоенный Ричард.

Король кивнул: вряд ли он смог бы уговорить его остаться в замке. Да и еще один маг не помешает…

― Я тоже! ― вскинула подбородок Эстер.

При одной мысли, что девушка попадет в гущу событий, Роберт вздрогнул. Но оставлять ее в замке Венциана одну? Наверняка сейчас он разгневан и испуган, не стоит давать ему козыри в руки…

― Хорошо, но вы останетесь возле пентаграмм переноса. У вулкана вам делать нечего, ― отозвался король, подавив желание дотронуться до Эстер. Даже сейчас, на пороге столкновения с фениксами, он не мог сказать ей все, что у него на сердце. Что ж, это станет еще одним поводом для того, чтобы вернуться.


Сильвия


Дилайя тащила меня за собой, а я кусала губы, силясь сбросить подавляющее волю плетение. Я словно превратилась в куклу: послушно шагала в нужную сторону и не могла вымолвить ни слова.

Зато внутри меня магия бесновалась! Похоже, Дилайя каким-то образом заперла ее в моем теле. Я не могла сплести простейшее заклинание или обратиться в феникса. Я как будто снова оказалась проклята!

С каждым новым коридором я паниковала все сильнее. Навстречу нам никто не попадался, да и как мне помогут другие фениксы? Даже при желании они не остановят Дилайю!

А что если Искра не сумеет найти мужа? Или не передаст ему послание? Я старательно гнала эти мысли прочь, но страх змеей забрался в сердце. Если Эйдан не отыщет меня… Все может кончиться очень плохо.

Наш путь завершился на самом нижнем этаже резиденции, здесь мне бывать не приходилось. Я снова услышала странный гул и почувствовала вибрацию под ногами.

Открыв дверь в конце коридора, Дилайя втолкнула меня внутрь, и я замерла, ослепленная жаром. Мы оказались в огромном зале. В центре в полу зияла дыра. Понукаемая фениксом, я шагнула вперед. Внизу плескалось огненное озеро, состоящее из лавы, переливающейся множеством оттенков красного и оранжевого. Создатель, это жерло вулкана!

― Сердце Дорисли, ― торжественно сказала Дилайя. ― Сильнейший огненный источник в Силиторе. Именно здесь были открыты врата в другой мир.

В голосе феникса слышался трепет, а меня передернуло от ужаса. Она же сумасшедшая! Угробит меня ради призрачной возможности соединиться с семьей!

Дилайя пошевелила пальцами, и я почувствовала желание отойти к стене. До боли закусив губу, попробовала воспротивиться ее магии, но ничего не вышло ― ноги сами понесли меня налево. Я по-прежнему была марионеткой.

Из-за скудного освещения я не сразу заметила в углу гору камней самых разных размеров. Феникс вскинула руки, и ее ладони окутало голубое сияние. Помедлив, оно потянулось к камням и впиталось в ближайшие из них. Аметисты! Она хранит похищенную энергию в накопителях. Но сколько же их тут? Я окинула взглядом зал, обнаружив камни и в других углах. Просто невероятно, сколько силы она украла! Интуиция подсказывала, что при открытии врат эта энергия больше не вернется в источники…

― Это сумасшествие! ― вырвалось у меня, и я вдруг поняла, что снова обрела голос. Видимо, Дилайя ослабила свой контроль, занявшись накопителями. Феникс искоса взглянула на меня, и я продолжила: ― Вы хотите оставить без магии целый мир, чтобы открыть врата! Разве ваша семья стоит таких жертв?

― Моя семья стоит всего.

То, что она ответила мне, я сочла добрым знаком. Вряд ли я смогу переубедить ее, но, возможно, удастся потянуть время!

― А если ваш муж полюбил другую женщину? Дети вообще могли забыть вас!

― Тогда я буду наблюдать за ними издалека, ― феникс покачала головой. ― Этого достаточно.

― Они могли не пережить переход. Или погибнуть в новом мире.

Дилайя взглянула на меня, и я вжала голову в плечи, быстро осознав свою ошибку. В глазах женщины плескалось самое настоящее безумие. Вскинув руку, словно желая меня ударить, она с яростью сказала:

― Мой муж ― сильнейший из фениксов, он проживет еще не одну сотню лет! Что насчет тебя? Хочешь остаться в Силиторе? Магия продолжит убывать, и скоро ты потеряешь крылья. Твой муж никогда не поймет твою тоску по небу, а спустя несколько десятков лет умрет, оставив тебя одну. В отличие от древних люди живут мало, слишком мало.

Я замерла, ошарашенная ее словами. Прежде эта мысль не приходила мне в голову. Сколько живут фениксы? Она права… Мне придется похоронить не только Эйдана и родителей, но и сестер, возможно, даже собственных детей!

― Это не повод отказываться от любви! ― я вскинула подбородок. ― Пусть мой муж― человек, я не оставлю его!

― А Киаринт? Хороший ли прием тебе оказали придворные? Девичьи гадости, ненависть свекрови…

Я с подозрением уставилась на Дилайю. Она слишком много знает!

― Вы следили за мной!

Та и не подумала извиняться:

― Когда твоя стихия вырвалась на свободу, я сразу почувствовала это. Среди людей давно не рождались столь сильные маги. А твоя сила... Первородный огонь ― первый признак того, что стихия подарит человеку второе рождение. Люди никогда не примут тебя, они будут поливать тебя грязью, высмеивать и упиваться завистью. Пойдем со мной, и я научу тебя всему, что знаю сама.

Дилайя наконец закончила с камнями и повернулась ко мне. На ее лице горел лихорадочный румянец, а черные волосы разметались по плечам.

― Это вы устроили тот спектакль! ― вдруг догадалась я. ― Все ради того, чтобы я захотела уйти с вами. Зачем я нужна вам? Может, без моего желания открыть врата не получится?

Как бы мне хотелось, чтобы мои слова оказались правдой! Может, Нийара была не права и мне не грозит смерть? Однако Дилайя лишь усмехнулась:

― Ты могла бы облегчить свою участь, но теперь… тебе будет больно.

По рукам Дилайи пробежали огненные искры, и за ее спиной раскрылись крылья. Обернувшись фениксом, она взмыла в воздух и зависла над вулканом. Вот бы она провалилась прямиком в жерло! Однако она посмотрела наверх, и, повинуясь ее взгляду, с потолка с лязгом опустилась железная клетка.

Я нервно сглотнула и мысленно отругала себя. Идиотка! Зачем я вообще вздумала спорить с ней! Нужно было соглашаться, возможно, так я смогла бы сорвать ритуал. Не трудно догадаться, для кого предназначена эта клетка!

Не успела я придумать хоть какой-то план, как клетка опустилась на пол, и дверца со скрипом отворилась.

― Карета подана!

Я с ненавистью взглянула на Дилайю, но тело само пришло в движение. Словно со стороны я наблюдала, как дохожу до клетки, забираюсь внутрь и захлопываю за собой дверцу. Как она делает это?! Должен же быть способ вернуть себе контроль!

Впрочем, сейчас у меня появились проблемы посерьезнее. Клетка дрогнула, поднялась в воздух и зависла прямо над жерлом вулкана. Не успела я перевести дух, как она качнулась и начала опускаться вниз.

Подо мной плескалась кипящая лава. Вскрикнув, я сделала шаг назад, прижавшись спиной к прутьям. Кожу обожгла резкая боль, и я со свистом выдохнула воздух сквозь зубы. Сдается мне, не принадлежи я к огненной стихии, я бы уже умерла! От вулкана исходил невероятный жар, удивительно, как металл клетки не расплавился!

Не сразу я поняла, что ко мне вернулась способность двигаться. Однако это обстоятельство радовало мало, ведь магией я по-прежнему не владела. Обмотав ладонь рукавом платья, я толкнула дверцу, но она оказалась заперта. Снова какое-то заклинание, замка-то не было!

Дилайя подлетела ближе ко мне:

― Только обращенные в феникса люди могут стать ключом для врат в другой мир.

Я с ненавистью уставилась на нее:

― Ты пожалеешь об этом!

― Во время прошлого Исхода врата открывали семь фениксов, но теперь есть лишь ты одна. Боюсь, что ты не переживешь этот ритуал.

В тоне Дилайи не было ни капли интереса… Приговорив меня к смерти, она не испытала ни жалости, ни чувства вины… Ровным счетом ничего! Отвернувшись, феникс вскинула руки, и аметисты, грудой лежащие в углах зала, взмыли в воздух. Зависнув над вулканом, они разом ухнули в жерло, мгновенно исчезнув в кипящей лаве. Зал озарила яркая вспышка, и я зажмурилась, боясь ослепнуть.

Жар от вулкана стал сильнее, и я замерла посередине качающейся клетки, пытаясь поймать равновесие. Дилайя деловито пролетела над жерлом и удовлетворенно кивнула. Я посмотрела вниз ― теперь лава переливалась оттенками красного, белого, синего и изумрудного. Источник впитал в себя энергию всех стихий!

― Твоя очередь!

Дилайя вдруг оказалась рядом и, просунув руку меж прутьев клетки, полоснула зазубренным кинжалом меня по ладони. Я вскрикнула от боли, а кровь закапала вниз.

― Ториан, откройся! Вместе с кровью выходит и магия, магия создания Силитора!

Как бы я ни зажимала рану, кровь продолжала сочиться. В глазах потемнело, и я покачнулась, опершись на решетку. Очередного ожога почти не заметила. Что-то… происходило! С каждой уходящей каплей крови я чувствовала себя хуже… Магия! Магия стала частью меня, а теперь она покидала мое тело!

Восхищенный вздох Дилайи заставил меня поднять голову. Взглянув на вулкан, я похолодела. В жерле, прямо над морем лавы, вилась полупрозрачная дымка… Врата! Чем слабее я становилась, тем ярче проступали их очертания.

― Еще десяток минут! ― с мольбой в голосе сказала Дилайя. Она бросила на меня короткий взгляд, а я усмехнулась. Кажется, она боится, что я умру прежде, чем врата откроются. Мне даже хочется доставить ей такое удовольствие!

Во рту появился вкус горечи, перед глазами заплясали цветные пятна. Я уже уплывала в хмарь беспамятства, когда раздался пронзительный звук. Не сразу я сообразила, что он звучит не снаружи, а внутри. Нить, связывающая меня с Эйданом, натянулась и вибрировала. В сердце вспыхнула надежда, а следом я услышала хлопанье крыльев.

― Что это? ― повернула голову Дилайя.

Мгновением позже здание содрогнулось. Я схватилась за прутья и зашипела от боли. Толчок повторился, а правая стена зала треснула. В расщелине показался кончик шипастого хвоста, мелькнул чешуйчатый бок и наконец морда. Создатель, да это же дракон! Нить внутри меня завибрировала сильнее, и в это мгновение дракон посмотрел на меня.

Эйдан… Этот дракон ― Эйдан! Он пришел за мной!


Эйдан


Если бы Эйдан не был так обеспокоен, то непременно насладился бы свистом ветра и ощущением полета. Однако в его голове настойчиво билась одна единственная мысль ― Силь!

Послание, переданное саламандрой, пролило свет на местонахождение жены, но оно же вызвало нешуточную тревогу. Оставалось надеяться, что он успеет найти Силь прежде, чем ей причинят вред.

Благодаря зоркому драконьему зрению, Эйдан сумел разглядеть впереди дымящийся вулкан. Его вид придал ему сил, и спустя полчаса он уже кружил рядом. Определенно, вулкан был источником магии ― магический фон здесь был искажен. Подлетев ближе, Эйдан почувствовал неладное. Из леса внизу не доносилось ни единого звука, ветер стих, и даже птицы облетали вулкан по широкой дуге. Там что-то происходит!

Эйдан повертел головой, пытаясь обнаружить место, где могли прятать Силь. Ни одной постройки, лишь кипящая лава сбегала по склонам вулкана.Взлетев на самый верх, он вдруг почувствовал, что в груди потеплело. Связь между ним и женой усилилась, она наверняка стала ближе! Похититель по-прежнему скрывал ее от него, но его магия ослабела.

Решив заглянуть в жерло вулкана, Эйдан почувствовал преграду. Проклятье! Там что-то есть, но оно скрыто от глаз магией. И, судя по всему, очень сильной! Драконы должны видеть сквозь подобные заклинания.

Вдруг на Эйдана разом навалились боль и страх, а перед глазами заплясали цветные пятна. Ослепленный, он потерялся в пространстве и захлопал крыльями, силясь удержаться в воздухе. Не сразу он понял, что чувства принадлежат не ему. Это отголоски того, что испытывает Силь. Каково же приходится ей?!

Набрав высоту, Эйдан с яростью уставился на сдерживающую его преграду. Пускай он не видит ее, зато чувствует! Большего ему и не надо. С силой ударив хвостом по ней, он болезненно рыкнул. Похоже, там камень. И на редкость прочный.

А если попробовать магией? Впрочем, от этой мысли пришлось отказаться ― как выяснилось, в обличье дракона он ею не владел. Что ж, придется действовать по старинке. Разогнавшись, Эйдан вновь хлестнул хвостом, стараясь не подставить под удар крылья. Если он рухнет с такой высоты, то вряд ли выживет.

Чешуя на хвосте скрадывала боль от ударов, а шипы отлично вгрызались в преграду. Спустя десять минут магическая защита, вспыхнув, исчезла, и Эйдан увидел уходящее вверх здание из красного с прожилками камня. В ближайшей к нему стене виднелось несколько извилистых трещин. Заглянув внутрь, Эйдан заревел от злости ― в подвешенной под потолком клетке сидела Силь. Ее лицо искажала гримаса боли, а ладонь кровоточила. Кто бы ни сделал это с ней, он пожалеет об этом.

Внезапно все внутренности Эйдана скрутило в тугой узел. Там, внутри, происходило что-то странное… и очень плохое! Все инстинкты дракона буквально кричали об этом.

Додумать свою мысль Эйдан не успел ― из трещины вылетело существо. Женщина с огромными алыми крыльями, по которым пробегали крохотные искры. Ее лицо было вытянутым, а бездонные глаза горели раздражением.

Она не стала медлить: спустя секунду в дракона полетело неизвестное ему заклинание с явной примесью огненной стихии. Похитительница Силь феникс! Кто еще мог жить на вулкане?

― Какой сюрприз! Настоящий дракон! Ты как раз вовремя, поможешь мне вместе с твоей женушкой! ― феникс перекричала ветер и снова швырнула в него заклинанием, на сей раз попав прямиком в морду дракона. В плетении определенно прослеживалась структура подчиняющих нитей, но, к его удивлению, оно не причинило никакого вреда.

― Жаль! ― поморщилась феникс, и теперь в Эйдана ударил сгусток чистого пламени. ― Тогда придется избавиться от тебя и заняться Сильвией самой.

Эйдан уклонился, но оно вскользь задело его бок. К счастью, боли не было. Чешуя оказалась огнеупорной? Прищурившись, Эйдан заложил вираж, уходя от нового комка пламени. Из груди рвалось рычание ― дракон, взявший верх, требовал немедленно уничтожить мерзавку, покусившуюся на его женщину. С трудом Эйдан унял ипостась. Сейчас ему нужна холодная голова.

Пусть огонь не причинял ему вреда ― он полагал, что за это стоит благодарить Силь и ее магию, признавшую мужа, ― феникс была более верткой. И, судя по сложенным в хитром пассе пальцам, она готовила новое плетение. Что там было, Эйдан не узнал ― оно угодило в одну из стен здания.

Но что же делать? Феникс не собирается сдаваться, а ответить ей нечем! Магии нет, выдыхать пламя он так и не научился… Не пытаться же сожрать ее! Идея вполне привлекательная, но для этого дракону не хватало скорости и маневренности. А ведь Силь слабеет с каждой минутой!

Нужно выдохнуть пламя, возможно, это изменит ход боя. Эйдан что есть силы зарычал, но из пасти вырвалось лишь жалкое облачко дыма. Феникс расхохоталась:

― Когда я увидела дракона, то подумала, что зря недооценила мужа Сильвии. Но теперь вижу, что была права. Человек превратился в дракона, но остался такой же бездарностью.

Свои слова она подкрепила очередным заклинанием, и тело Эйдана прошила боль. Похоже, она использовала несколько стихий, и это оказалось весьма эффективно. Феникс и есть тот самый похититель энергии из источников! Огненный маг и древняя, которую почти невозможно вычислить!

Очередное плетение заставило Эйдана соображать быстрее. Расстановка сил в бою изменилось, теперь в него то и дело прилетали заклинания. Правое крыло уже нещадно болело, того и гляди откажет.

Зарычав, Эйдан совершил обманный маневр и попытался ударить феникса хвостом. Задумка почти удалась, но в последний момент древняя изящно отклонилась в сторону и отвесила издевательский поклон.

― Пытаешься соревноваться со мной, мальчишка? Я крылата не первую сотню лет, тебе со мной не тягаться.

Мысленно Эйдан выругался. Его горло не могло воспроизвести человеческие звуки, лишь рычание. Как же создать это пламя?! Нить, связывающая его с женой, натянулась, и Эйдана буквально оглушило ее беспокойство. Подумать только: она подвешена над жерлом вулкана, а волнуется за него!

Огонь! Неожиданно озарило его. Сильвия владеет огнем, возможно, именно их связь позволит ему выдохнуть пламя. В обличии дракона он не владеет магией, но она ― настоящий огненный маг.

Феникс перекричала ветер:

― Я бы еще поиграла с тобой, но некогда. ― В ее руках возник огромный сгусток огня, переливающийся цветами всех стихий. ― Пора заканчивать.

Сосредоточившись, Эйдан набрал воздуха в грудь и, настроившись на связь, оглушительно зарычал. Из его пасти вырвалось ярко-оранжевое пламя. Оторопевшую феникса снесло потоком огня в сторону, и ее заклинание рассыпалось. Пока она не пришла в себя, Эйдан ударил хвостом. Послышался хруст, и одно из крыльев женщины повисло. Она судорожно захлопала вторым крылом, силясь удержаться в воздухе. Чтобы закрепить успех, Эйдан хлестнул ее еще раз ― шип распорол ее плечо, и кровь проступила сквозь ткань платья.

― Что ты... делаешь? ― подняв на Эйдана изумленный взгляд, она приложила руку к плечу. Попробовала долететь до здания, но дракон перегородил ей дорогу. Вскрикнув, древняя завалилась на спину и рухнула вниз. Эйдан проследил за ее падающим телом, но добивать не стал. С ней он разберется позже, сейчас все его существо рвалось к жене.

Обернувшись, Эйдан посмотрел на здание с зияющей в стене трещиной. Несколько камней осыпалось, и отверстие казалось достаточно большим, чтобы туда пролез человек. Но не дракон… Дракон может разрушить здание, цепь на клетке Силь оборвется, и она рухнет в жерло. Он должен стать человеком, но только в тот момент, когда окажется рядом с одним из камней.

Сделав глубокий вдох, Эйдан расправил крылья и направился прямиком в расщелину.

Стена приближалась, и невольно его охватило беспокойство. Не слишком ли он самонадеян? Впрочем, иных вариантов не было. Крылья со свистом рассекали воздух, и Эйдан приготовился. Сейчас, сейчас... Пора! По телу прокатилась короткая судорога, и герцог обернулся человеком. Проклятье! Слишком рано! Ощутив под ногами бездну, Эйдан чудом успел схватиться за выступающий камень. Он едва держался в кладке, и Эйдан, рывком подтянувшись и тяжело дыша, забросил тело внутрь. Секундой позже камень обвалился, и герцог похолодел. Как он был близок к провалу…

Поднявшись, Эйдан осмотрелся. Жар и духота, царящие внутри, едва не сбили его с ног. Мельком отметив, что снова обнажен, он бросился к жене.

― Дан! ― увидев мужа, Силь схватилась за прутья решетки и тут же зашипела от боли. ― Дилайя...

― Я сломал ей крыло, ― сказал герцог. На лбу жены выступила испарина, под глазами появились темные круги, а щеки прочертила дорожка слез. Что с ней сделали?

― Давай-ка вытащим тебя отсюда.

При помощи магии Эйдан сперва остудил клетку, а после перенес на пол. Едва он открыл дверцу, как Силь упала в руки мужа и расплакалась. Оторвав кусок ткани от ее подола, он наскоро перевязал ее ладонь и спросил:

― Что здесь происходит?

То, что насторожило его прежде, усилилось. Из жерла вулкана тянуло чем-то кислым, и драконье чутье герцога говорило о том, что ему здесь не место.

― Дилайя хотела открыть врата в другой мир! ― всхлипнула Силь.

Другой мир! Эйдан стиснул зубы! Так вот что он чувствовал ― врата! И то, что находилось на той стороне, очень хотело попасть в Силитор. И явно не с добрыми намерениями!

― Как закрыть их?

― Не знаю! ― покачала головой Силь. ― Она сказала, что моя кровь ― ключ, так как я создание этого мира. Но что будет замком?

― Ты сможешь обернуться? Возле вулкана тебя должен ждать Роберт, а я разберусь здесь…

― Нет! Я тебя не оставлю, ― в глазах Сильвии полыхнуло упрямство. ― Нас с тобой связали стихии, вместе мы сможем все.

― Силь... ― выдохнул Эйдан и, наплевав на все, впился в ее губы коротким, но страстным поцелуем.

Вдруг из жерла вулкана донесся протяжный стон, от которого волосы на затылке встали дыбом. Что бы это ни было ― оно было опасно. В следующее мгновение вверх вылетел первый гость. Больше всего он напоминал мотылька, распухшего до размеров собаки. Огромные фасеточные глаза с интересом рассматривали их, полупрозрачные крылья жужжали.

― Выглядит не так уж страшно, ― с облегчением выдохнула Силь.

Вдруг вслед за разведчиком вылетел целый рой этих созданий. Они одновременно взглянули на Эйдана, спешно заделывающего льдом дыру в стене. Нельзя выпускать их отсюда!

― Создатель! Что это такое?

― Сдается мне, ничего хорошего от них ждать не стоит! ― сказал Эйдан и, загородив жену спиной, швырнул в ближайшего мотылька заклинание. Оно спеленало его, и тот рухнул обратно в жерло вулкана. Хоть магия на них действует!

― Там, наверху, другие фениксы и дриада, ― испуганно сказала Сильвия. ― Никто из них не может летать.

Что ж, соблазнительную мысль о перевоплощении в дракона придется отбросить ― здание может рассыпаться. Впрочем, в этом случае мотыльки разлетятся неизвестно куда, а врата останутся по-прежнему открытыми.

Позади послышалось хлопанье крыльев. Эйдан обернулся и увидел, что Силь обернулась в феникса. Сумасшедшая! Она же едва живая! Девушка взмыла в воздух и принялась обстреливать мечущихся по залу мотыльков комками огня. Стоило признать, ее заклинания действовали куда эффективнее.

Однако едва Эйдан успел понадеяться на благополучный исход дела, как пол под ногами завибрировал, а смрад увеличился. Врата пропустили в мир нечто более опасное и кровожадное!

Когда оно поднялось в воздух, Эйдан глухо выдохнул. Снова мотылек, но теперь длиной в десяток ярдов. Ужасающее зрелище! Полупрозрачные крылья, три пары лап, прямо под которыми торчали шипы. Щетинки на туловище зашевелились, и насекомое-переросток повернуло голову в сторону Эйдана, видимо, сочтя его более слабой жертвой.

― Силь, улетай отсюда, найди Роберта!

― Нет! ― упрямая девчонка покачала головой. С ее рук сорвался огненный сгусток и вонзился в брюхо насекомого. Тот пронзительно заверещал и обратил внимание на девушку. Его фасеточные глаза буравили ее взглядом, крылья за спиной затрепетали. Он что-то застрекотал, и остальные мотыльки полетели в сторону Сильвии. Дракон внутри Эйдана зарычал, требуя защитить свою женщину, и на пальцах герцога вдруг выросли огромные когти. Загородив жену, Эйдан ударил одно из насекомых и вспорол ему брюхо. Его облило мерзкой пахнущей зеленоватой кровью. Остальные твари замешкались, и, пользуясь передышкой, герцог создал пару щитов и набросил их Сильвию.

Девушка поблагодарила мужа и вновь принялась обстреливать мотыльков заклинаниями. И откуда в ней столько сил? Вожак не спешил вступать в бой, определенно, он хотел, чтобы люди ослабли. Он действует на инстинктах или все же разумен? Эйдан попробовал достать его заклинаниями, но они словно огибали его!

Размышляя, герцог сражался, мысленно порадовавшись тому, что не пропускал утренние тренировки. Без меча было тяжело, приходилось подпускать тварей близко, и одна из них плюнула каким-то ядом. Оставалось надеяться, что драконий иммунитет и здесь сработает как надо.

― Сзади! ― Силь спалила одного из мотыльков и откинула прядь волос со лба. ― Нужно выманить их наружу, где ты сможешь обернуться!

Возможно, она права, и план лучше менять. Если удастся выпускать тварей по одной, то… Додумать мысль Эйдан не успел. Вдоль позвоночника прокатилась волна мурашек, а все тело охватила липкая дрожь.

Врата в жерле вулкана снова задрожали, готовясь выпустить наружу еще одно чудовище. Ткань Силитора вот-вот будет порвана, и тогда врата уже не закрыть!

― Сильвия! ― крикнул Эйдан жене. ― Я должен попробовать закрыть врата. Прикрой меня!

Девушка кивнула и отлетела в сторону, подзывая мотыльков, включая вожака, буравящего взглядом верткую добычу. От боя Сильвия раскраснелась, а ее глаза горели фиолетовым огнем. Ее все еще окутывали водные щиты, и Эйдан вновь напитал их энергией.

Подойдя ближе к краю пролома, он взглянул на беснующуюся внизу энергию стихий. Среди них обнаружилась незнакомая ― необычайно красивого оттенка янтаря. Что это? Внезапная догадка заставила сердце биться чаще. Наверняка это и есть магия Силь, послужившая ключом! Необходимо отозвать ее, чтобы врата вновь закрылись.

Удивительно, но стоило Эйдану подумать об этом, как потоки янтаря дрогнули и побледнели. Герцог лихорадочно соображал: если магия феникса ― ключ к вратам иного мира, то может быть дракон ― его замок? Он ведь четко ощущал чужеродное присутствие, будто… был хранителем этого мира!

Повинуясь жесту Эйдана, янтарная энергия растворилась прямо в воздухе. Через связь он почувствовал облегчение Сильвии. Врата не исчезли, но… словно выцвели, и то, что пыталось пробиться сквозь в них, осталось недовольно.

― Закройся! ― повинуясь порыву, произнес герцог и вложил в слова магию. С его рук сорвались потоки лазурной энергии и с чмоканьем впечатались прямо во врата. Раздался разочарованный вой, и Эйдана обдало холодом. Врата начали бледнеть, но не успел он обрадоваться, как то, что рвалось в Силитор, с силой ударило, едва не сломив защиту Эйдана. Герцог чудом не сорвался в пропасть и вскинул руки, вложив во врата всю оставшуюся магию. Потоки лазури стали сильнее, но и монстр из другого мира не желал сдаваться.

До боли прикусив губу и едва не теряя сознание, Эйдан твердил «закройся». Окружающие звуки и запахи исчезли, остались только врата и схватка на двоих. Когда в герцоге не осталось ни капли магии, зал разрезал пронзительный звон, и ощущение чужого давящего присутствия исчезло.

Врата закрылись. Он победил!

Обернувшись, Эйдан увидел несущиеся в его сторону шипы и раскрытую в предвкушении пасть вожака. Вскинул руку, чтобы создать щит, но бессильно опустил ее. Магии не осталось, он опустошил себя до остатка. Уклониться уже не успевал, после закрытия врат все тело мелко дрожало.

Не успел он как следует осознать эту мысль, как что-то сбило его с ног. Запутавшись в ярко-алых крыльях, он не сразу понял, что его закрыла своим телом Сильвия. Десяток шипов ударили ей в грудь, и она, закричав, рухнула на каменный пол.

Силь! Эйдан кинулся было к жене, но сперва следовало избавиться от твари, приготовившей новую порцию шипов. Зарычав, герцог бросился вперед, прямо на ходу отращивая когти на руках. Дотянувшись до твари, не ожидавшей от бескрылого человека такой прыти, он распорол ей брюхо, погрузив покрытую чешуйками руку по локоть во внутренности монстра. Тот пронзительно заверещал и упал на пол, едва не погребя под своей тушей герцога. Оставшиеся мотыльки, лишившись вожака, разлетелись в разные стороны.

Закончив, Эйдан упал на колени перед женой. Она была невероятно бледной, а в груди торчали шипы. Если бы они прошли чуть выше или ниже… Но они буквально изрешетили сердце девушки.

― В легендах говорилось… ― прошептала Сильвия посиневшими губами, ― … что фениксы умеют возрождаться из пепла. Посмотрим, смогу ли я воскреснуть...

― Зачем ты это сделала? ― Эйдан едва не зарычал от бессилия. Его любимая умирала прямо на глазах, а он ничего не мог поделать! У него не осталось ни крошки магии, все, что он мог ― это пытаться остановить кровь.

― Нужно было закрыть врата, ― голос Силь слабел с каждой секундой. ― Дан, я так и не сказала: я люблю тебя.

Девушка потянулась, чтобы погладить его по щеке, но не смогла поднять руку. Ее глаза закатились, и она обмякла в его руках.

― Силь! ― выдохнул Эйдан, смаргивая навернувшиеся слезы. Она не может уйти от него, он не отпустит! Не теперь, когда они победили…

В груди появилось жжение, и с каждой секундой оно становилось сильнее. Это что еще такое? Очередные штучки дракона? Отмахнувшись, Эйдан попытался воззвать к своей магии. Вдруг в голове герцога раздалось раздраженное: «Да приложи ты ладонь, дурень!»

Повинуясь смутно знакомому голосу, Эйдан положил ладонь на грудь жены и изумленно ахнул: из-под его пальцев полился теплый свет. Спустя пару минут Силь шумно выдохнула и открыла глаза.

― Я все-таки не умерла? Ты исцелил меня?

Она ощупала грудь, но шипы исчезли, не оставив ран. Лишь кровь на платье напоминала о случившемся, да и та испарялась прямо на глазах.

― Никогда не смей меня покидать, любимая! ― Эйдан с облегчением выдохнул и сгреб жену в охапку. Все кончилось, теперь все окончательно кончилось. ― Надеюсь, следующего признания в любви я дождусь от тебя не на пороге смерти!

― Люблю тебя! ― Силь улыбнулась и осыпала мужа поцелуями. Отстранившись, она покачала головой. ― Но как ты вылечил меня? Разве ты владеешь целебной магией?

― Тебя исцелила стихия, избравшая меня проводником, ― ответил Эйдан и подумал о том, что при встрече обязательно поблагодарит одну знакомую старушку за подсказку. О, он был уверен, что они еще встретятся.

― Спустимся вниз? ― спросила Сильвия, приподнимаясь. ― Я хочу убедиться, что Дилайя будет поймана. Она сумасшедшая и не оставит свою идею.

Эйдан согласился и окинул себя скептическим взглядом: обнаженный, залитый кровью и внутренностями иномирных тварей… Пожалуй, облик дракона пойдет ему куда больше!


Роберт


Пентаграмма переноса сработала безукоризненно. Оказавшись на месте, Роберт прислушался к своим ощущениям, но не смог почувствовать Эйдана. С ним что-то случилось? Или он слишком занят?

Эстер в компании нескольких магов осталась возле пентаграммы. Девушка не стала возражать, лишь срывающимся голосом пожелала им удачи. В последний раз запечатлев ее лицо в памяти, король в сопровождении Ричарда, Райли и десятка воинов двинулся к вулкану. К счастью, лес оказался довольно редким, и спустя час они вышли к подножию вулкана. Магический фон здесь буквально сходил с ума ― Роберта едва не сбило с ног бурлящей энергией. Если такое происходит внизу, что творится наверху?! Король обеспокоенно вскинул голову, пытаясь разглядеть силуэт дракона в ночном небе, но тщетно.

С того момента как Эйдан выпрыгнул в окно замка, прошло несколько часов. Оставалось только гадать, что же у него происходит.

― Ваше Величество! ― к Роберту обратился один из магов. ― Мы у цели. Какие будут приказания?

Хороший вопрос! Король окинул лес взглядом. Когда он отправлялся на помощь Эйдану, то полагал, что Сильвию держат где-то возле вулкана… Но судя по разноцветным всполохам в небе, битва происходила наверху. И он ничем не может помочь племяннику, бескрылым на вершину не попасть!

― Остаемся здесь, ― отрывисто сказал Роберт. ― Если им понадобится помощь…

Договорить он не успел ― воздух разрезал пронзительный свист, и что-то рухнуло с высоты, поломав ветки у нескольких деревьев. Маги тут же набросили на Роберта щит, а он сделал шаг вперед.

Женщина! То, что он принял за шлейф красного платья, оказалось ее крыльями. Одно из них было сломано, несколько костей торчало наружу. Незнакомка зашевелилась и глухо застонала. Надо же, осталась жива после падения с такой высоты. Да это же та самая феникс, о которой говорил Венциан!

― Накрыть ее щитом, она опасна! ― приказал Роберт.

Женщину окутало разноцветное сияние, но она, поднявшись, окинула царственным взглядом стоящих вокруг стражников. Едва уловимое движение пальцев ― и в щит ударился сгусток огня. Защита выдержала, но структура заклинания была повреждена. Сильна! И вправду древняя! Маги поспешно набрасывали на феникса все новые слои щитов, однако ее это не беспокоило.

― Людишки! ― презрительно прошипела женщина и щелчком пальцев вернула себе человеческий облик. ― Думаете, сможете сдержать меня?

Роберт насторожился. Она выглядела потрепанной, но что он знал о ее истинных магических возможностях? В глазах древней сверкало отчаяние и злоба ― и ничем хорошим это сочетание не грозило.

― Зачем ты украла Сильвию? ― спросил Ричард. Его голос звенел от едва сдерживаемого гнева. Воспользовавшись заминкой, Роберт вплел свою магию в щит.

Феникс ухмыльнулась:

― О, скоро вы это узнаете! Пусть я не смогла попасть во врата, но другие придут сюда!

Роберта обдало холодом. Неужели она говорит о другом мире? Она пыталась повторить Исход?!

― О чем это вы?

― Люди слишком зарвались. Когда древние вернутся, вы станете нашими слугами!

Выплюнув последнюю фразу, феникс вскинула руку, и на ее ладони зажегся огненный шар. С каждой секундой он увеличивался в размерах, и маги, стоящие вокруг, занервничали. Такое заклинание вполне могло разрушить их щиты. Роберт присмотрелся к структуре ее плетения: оно словно не имело слабых мест!

Первородный огонь! Если она владеет хотя бы половиной возможностей Сильвии, то щиты не выдержат. Она сотрет с лица земли этот лес!

Кажется, Ричард пришел к тому же выводу. Сплетя собственное огненное плетение, он попробовал атаковать древнюю, но она распылила его движением руки. Похоже, ей подчиняется огненная магия…

Роберт лихорадочно соображал. Нужно придумать, как справиться с ней! А что если… Взгляд короля остановился на крепкой сосне. Создав изо льда острое лезвие, он срезал одну из толстых нижних веток, превратив ее в увесистый снаряд. Поражаясь собственной идее, Роберт что есть силы швырнул его в феникса. С глухим звуком полено ударило древнюю в висок, и та, успев сверкнуть ярко-синими глазами, разжала руки и сползла в забытье. Ее огненное заклинание рассыпалась искрами, никому не причинив вреда.

Рядом с Робертом послышался облегченный вздох. Райли, все это время помогавший держать щит, утер испарину со лба. Ричард хмыкнул:

― Обезвредить древнюю куском дерева. Довольно унизительно.

― Зато действенно! ― ухмыльнулся Роберт.

В его крови все еще гулял адреналин. Не верилось, что удалось справиться с фениксом таким сомнительным способом.

Позади послышались голоса, и из леса вышли два десятка магов в полном боевом облачении. На поляне разом стало тесно. Повинуясь приказу короля, они занялись все еще бессознательной древней, и король выдохнул. Теперь ей не вырваться.

Взглянув на вулкан, Роберт обеспокоенно поморщился. На посветлевшем небе разгорался рассвет, но ни племянника, ни его жены видно не было. Что у них происходит? Король чувствовал, что магия наверху беснуется, даже те отголоски, что доходили до него, бросали в дрожь. Неужели это те самые врата в другой мир?

Вдруг земля содрогнулась. Роберт с трудом устоял на ногах и прислушался к себе. Магический фон места… изменился. Теперь к нему добавилось что-то новое. Он не мог подобрать определения этой магии, но, едва прикоснувшись к ней, ощутил тепло и уют…

― Ваше Величество! ― крикнул один из магов, и Роберт проследил за его взглядом.

В небе появился дракон. Его чешуя в лучах рассветного солнца буквально сияла лазурью. Не сразу король заметил еще одну маленькую фигурку с алыми крыльями. Сильвия!

Кажется, они в порядке. Вскоре дракон приземлился, подмяв под себя несколько деревьев. Сильвия спланировала рядом с ним. Заметив связанную древнюю, она удовлетворенно сказала:

― Все закончилось. Эйдан закрыл врата, и теперь Силитор в безопасности. Наверху остались несколько фениксов, потерявших крылья, и дриада. Нужно вызволить их из резиденции, но сперва нам надо отдохнуть.

Дракон глухо рыкнул, подтверждая слова жены.

― Дочка!

К Сильвии бросился побледневший отец и крепко обнял ее, совсем не обращая внимания на изменившееся лицо и крылья за спиной. Девушка всхлипнула и порывисто прильнула к его плечу. Сердце Роберта болезненно сжалось: он и не представлял, сколько ей пришлось пережить.

― Пентаграмма переноса в пяти лигах отсюда. Место там узкое, дракон не поместится. Оборачивайтесь, и мы вернемся в Киаринт.

Дракон пристально посмотрел на жену, и Сильвия хихикнула:

― Боюсь, сперва Эйдану понадобятся штаны.

Спустя двадцать минут все присутствующие направились в сторону лагеря. Феникса оплели коконом заклинаний и не спешили приводить в сознание до тех пор, пока она не окажется в королевской тюрьме. Замок был старым, и в подземельях были предусмотрены темницы и для древних. Сильвия отказалась устраиваться в заранее принесенных носилках и шагала рядом с отцом. Он о чем-то расспрашивал ее, и на его лице была написана гордость.

Роберт уже знал о подробностях случившегося от Эйдана. В голове не укладывалось: эти двое предотвратили гибель целого мира! Едва услышав о насекомых, король понял, о ком именно они говорили. Ему попадались в руки свитки о траниирах ― плотоядных насекомых, живущих в одном из соседних миров. Они невероятно быстро размножались и росли. Спустя месяц десять особей превратились бы в сотню! А через полгода заполонили бы Силитор…

― Я горжусь тобой! ― сказал Роберт.

― Это еще не все, ― замялся Эйдан. ― Я не знаю, что будет… Но кажется, история на этом не завершена. Помнишь, я рассказывал о женщине, которая приютила меня после перелета над морем? Готов поспорить, что я слышал ее голос.

― И кто она, по-твоему?

Эйдан пожал плечами:

― Я бы и сам хотел это узнать! Но мир… мир словно готовится к чему-то.

Как ни пытался король выяснить что-то еще, Эйдан не смог облечь свои ощущения в слова. Лишь утверждал, что не чувствует угрозы.

Когда они вернулись в лагерь, Роберт обнаружил там нескольких эннарийцев во главе с Лиарой. Она беседовала с Эстер, и сердце короля дрогнуло. Теперь, после разговора с Венцианом он вполне мог разорвать помолвку и жениться на Эстер. Одна его часть ликовала, а вторая заранее сочувствовала принцессе. Учитывая ее открывшийся дар, поведение отца и разорванную помолвку, вряд ли она сделает достойную партию.

― Силь! ― заметив сестру, Эстер вскочила с бревна и бросилась к ней. Крепко стиснув девушку в объятиях, она всхлипнула.

― Ваше Высочество, ― склонил голову Роберт.

Лиара изящно поднялась:

― Поздравляю с благополучным спасением жены вашего племянника, Ваше Величество. Уделите мне несколько минут?

― Конечно.

Удивленный просьбой девушки, Роберт предложил отойти в сторону. Судя по лицу девушки, эмоциональные восклицания и неприкрытая радость остальных причиняли ей боль. Двое эннарийцев последовали за ними, но принцесса покачала головой.

Кажется, разговор будет конфиденциальным.

― Ваше Величество, я хочу извиниться перед вами и вашими близкими за деяния своего отца, ― начала напряженная Лиара. Ее и без того бледное лицо стало еще белее. ― Эннария ни в коем случае не хочет конфликта с Советом стран и Киаринтом в частности.

Мысленно Роберт восхитился. Принцессе и шестнадцати нет, но она уже осознает, чем грозит проступок короля. Торговая политика Эннарии давно не устраивает правителей, а уж спесь самого Венциана и подавно не способствует налаживанию отношений.

― Мой брат Паррион сейчас в отъезде, а отец, кажется, немного не в себе… Он собрал срочное совещание, я видела, как в замок прибыли генералы и маги. Боюсь, что он сделает какой-то необдуманный шаг…

Лиара, волнуясь, прикусила губу, а Роберт едва не выругался. Вот ведь трусливая сволочь! Сперва поджал хвост, а теперь вздумал исподтишка напасть? Да, нужно срочно известить Совет и принять решение по поводу Венциана. Похоже, ему давно пора передать трон наследнику.

― Спасибо за предупреждение, принцесса Лиара, ― искренне сказал Роберт. ― Обещаю вам, что мы не станем развязывать войну, и решим вопрос иным путем. Известите брата, что здесь требуется его присутствие.

― Благодарю, Ваше Величество! ― коротко поклонилась девушка. Ее лицо стало серьезным, и она с горечью добавила: ― И еще кое-что… Я знаю: вы хотите разорвать со мной помолвку. Ваши чувства к леди Эстер не остались для меня тайной. Как и ее ― к вам. Я эмпатка, и наш с вами союз принесет нам обоим страдания.

Обескураженный Роберт замер. Она права. Каково будет ей знать, что муж тоскует по другой женщине? Вряд ли он сможет сделать ее счастливой.

― Впрочем, не будь вы влюблены в другую, я все равно не подхожу вам, ― пожала плечами Лиара. ― Зачем Киаринту королева-затворница?

― Принцесса… ― наконец очнулся Роберт. ― Вы…

― Я просто хочу, чтобы вы знали: я не буду таить на вас обиду, ― горько улыбнулась девушка. ― Эмпатия, дарованная Создателем, изменила мою жизнь, и я успела свыкнуться с этим. Мой отец не отпускает меня в храм, где я надеюсь помогать заблудшим душам обрести равновесие. Но брат наверняка изменит решение.

― Я желаю вам счастья, принцесса Лиара, ― Роберт поклонился и поцеловал кончики пальцев девушки.

― И вы будете счастливым, Ваше Величество, ― в ответ улыбнулась она. ― Я чувствую это.

Принцесса вместе эннарийцами исчезла в пентаграмме, а воодушевленный Роберт нашел взглядом Эстер. Она стояла рядом с отцом и сестрой. Решительным шагом направившись к ним, король поймал себя на мысли. Он боится… Боится, что теперь Эстер откажет ему!

― Простите, что я прерываю, ― обратился Роберт к Ричарду. ― Возможно, я несколько спешу… Я хочу попросить у вас руки вашей старшей дочери.

Эйдан и Сильвия понимающе улыбнулись. Эстер же неверяще распахнула глаза. Посмотрев на дочь, Ричард устало вздохнул:

― Разве я могу отказать? Главное, чтобы она была согласна.

― Я согласна! ― воскликнула Эстер, и Роберт почувствовал облегчение. Заключив девушку в объятия, он посмотрел в ее глаза и прошептал:

― Ты станешь королевой.

А потом, не обращая внимание на возмущенное покашливание будущего тестя, поцеловал Эстер.

 

Эпилог


Сильвия


Когда мы с Эйданом, держась за руки, вышли из храма, нас оглушили крики приветствующей толпы. Мы снова поженились, но теперь с помощью храмовника и на глазах у придворных и высокопоставленных гостей из других стран. Простой люд встречал нас на площади, поздравляя и осыпая конфетти.

Я с удовольствием спустилась по ступеням, жадно вдыхая свежий воздух. Сезон Тишины был официально завершен, и в храме от запаха свеч и традиционных благовоний, восхваляющих Создателя, мне стало плохо.

― Ты в порядке? ― спросил мой дважды муж.

Я кивнула и с нежностью посмотрела на Эйдана. Он, одетый в ярко-голубой с серебром камзол и узкие брюки, был великолепен. Если бы я уже не любила его, то обязательно влюбилась бы сейчас!

― Я уже говорил, что ты восхитительна?

― Можешь сказать еще раз!

Платье, пошитое к торжеству, и впрямь превзошло все мои ожидания. Нежно-кремового цвета, оно имело кружевной лиф и, расширяясь от талии, мягкими волнами спадало на пол.

― Неужели он и вправду дракон! А так и не скажешь! ― звонко произнес в толпе мальчишеский голос.

― Конечно! ― вторил ему другой. ― Даже в газетах писали!

Я едва не хмыкнула. После случившегося на вулкане Дорисли на совещании у Роберта было решено, что люди должны знать о возвращении древних. Если мы с Эйданом обрели вторые ипостаси, то вскоре могут появиться и другие.

Когда до замка, куда лежал наш путь, осталось около десятка шагов, Эйдан прошептал:

― Надеюсь, хотя бы сегодня вечером от нас все отстанут?! Я мечтаю о брачной ночи!

Я, смутившись, вспыхнула, мысленно согласившись с мужем. После закрытия врат прошло всего несколько дней. Мы были по горло заняты разбирательством с эннарийцами, устройством фениксов и дриады и даже подготовкой к свадебному торжеству. Мы определенно заслужили небольшую передышку!

На крыльце замка нас встречали мои родители и Его Величество, и праздник переместился в бальный зал. Поздравления, вручение подарков, танцы, снова поздравления. Сестры, сияющая Алиша, подавшая документы в Академию магии. Я едва замечала их: все мое внимание занимали янтарные глаза Эйдана. А ведь в начале нашего знакомства они были голубыми, вдруг вспомнилось мне. Но чем сильнее становилось наше влечение друг к другу, тем более янтарный оттенок они приобретали. Сейчас в секунды волнения глаза мужа расчерчивал вертикальный зрачок.

В пламени свечей я увидела мордочку Искры. Она подглядывала за гостями, но не пугала их. В благодарность за переданное послание я досыта накормила саламандру, и теперь она стала размером с крупную собаку!

― Минутку внимания! ― вдруг заговорил Роберт. Музыка стихла, и взгляды гостей обратились на короля. Я заметила стоящую рядом с ним покрасневшую сестру и улыбнулась, сообразив, что последует дальше. ― В этот знаменательный день я бы хотел сообщить еще одну приятную новость. Мы с леди Эстер Кэнн заключили помолвку.

Зал взорвался овациями, а я не отказала себе в удовольствии посмотреть на кислое выражение лица леди Эвелин. Герцогиня, одетая в темно-вишневое, почти черное платье, скривилась и поспешила отвернуться. Она все еще не смирилась с нашей свадьбой, а тут новый удар! Проклятая девица из рода Кэнн станет королевой! Из нее выйдет отличная королева! И это леди Эвелин еще не знает, что Райли и Мелисса заключили тайную помолвку! Ходили слухи, что свекровь велела прислуге привести в порядок одно из дальних поместий на западе владений. Я скучать точно не буду!

Обняв сестру, я поздравила ее и коротко кивнула Роберту, без слов прося позаботиться о ней. Обернувшись к мужу, встревожилась. Он побледнел и уставился невидящим взглядом куда-то в пространство.

― Что-то случилось? ― спросила я, дотронувшись до его локтя. Роберт встревоженно посмотрел на племянника.

― Началось! То, о чем я говорил! ― Эйдан наконец отмер и взволнованно сказал: ― Врата открылись.

― Идемте-ка! ― Роберт изменился в лице и позвал стоящего неподалеку новоиспеченного короля Эннарии, тоже приглашенного на нашу свадьбу.

Спустя десять минут мы уже стояли у подножия вулкана Дорисли. Хорошо, что здесь установили пентаграмму переноса ― как раз для подобных случаев!

― Началось! ― произнес Эйдан.

Я внимательно всмотрелась в небо, но ничего не заметила. Едва я хотела сказать об этом, как прямо из жерла вулкана вылетел ярко-алый дракон. Следом за ним ― два серебристых и один изумрудный. Они не торопились приземляться, показывая себя во всей красе. Затем в небе появились четверо фениксов, и я не сдержала восхищенный вздох. Их крылья переливались всеми оттенками красного, а порывистые движения завораживали.

― Просто немыслимо! ― прошептал Паррион, а я, переполняемая эмоциями, крепче сжала ладонь мужа.

Алый дракон, описав почетный круг, начал снижаться и перед самой землей обернулся женщиной лет пятидесяти в роскошном красном платье. Ее черные с проседью волосы были уложены короной на голове, синие глаза с паутиной морщинок вокруг ярко сияли на лице. Поклонившись, она сказала:

― Ваши Величества, рада познакомиться с Вами. Меня зовут Аделаида, я предводительница древних, и мы вернулись домой. ― Заметив озадаченный взгляд Эйдана, она усмехнулась: ― Если тебя интересует, как я сумела сохранить одежду, то не беспокойся. Ты скоро тоже научишься этому фокусу.

― Приветствуем вас, Аделаида, ― первым заговорил Роберт. Уж в чем в чем, а в выдержке ему не откажешь! ― Сколько вас прибыло?

Драконица бросила взгляд на вершину вулкана, откуда по-прежнему вылетали древние.

― Около сотни. Мы бы вернулись раньше, но Дилайя готовила врата для открытия и тем самым блокировала дорогу нам. Наш новый мир оказался весьма дружелюбным, и не все захотели покидать новую родину. К слову, семья феникса как раз среди них.

― Но почему вы не рассказали мне все раньше? ― не выдержал Эйдан. ― Вы же каким-то образом сумели помочь мне?

Да это же та самая женщина, о которой говорил муж! Он рассказал, кто помог ему восстановить силы и дал подсказку насчет огня, царящего в его теле. Мейстеры полагали, что я действительно возродилась бы из пепла, но колотые раны не давали такого эффекта. Именно поэтому огонь, переданный стихией Эйдану, и исцелил меня, ведь фениксы ― дети огня.

― Я всего лишь послала собственную проекцию! ― пожала плечами Аделаида. ― И это твой мир, мой мальчик. Ты должен был сам защитить Силитор, и ты отлично справился с этим.

― А как же магия? ― подал голос Паррион. ― Ведь она убывает, а древним без нее никак.

Хороший вопрос. Дилайя говорила, что скоро я потеряю крылья, а вместо этого в Силитор вернулись древние! Жаль, что она не узнает об этом. Стоило запереть ее в темницу, как она умерла. Не рассыпалась пеплом, а умерла как обычный человек. Кажется, только желание вернуться к родным держало ее на этом свете.

Аделаида покачала головой:

― Лишь покинув Силитор, мы осознали, как были не правы. Магия не убывает, она просто… перерождается! ― Драконица замолчала, подбирая слова. ― Баумам ― мир, приютивший нас, продвинулся в изучении магии куда дальше. Нам объяснили, что все это время мы держали магию на коротком поводке. Брали энергию из источника, обращались, но не высвобождали ее обратно. По мере того, как население древних увеличивалось, магия убывала…

― Но ведь и после исхода она уменьшалась, ― нахмурился Роберт.

― А вот за это надо благодарить вашего предка. Именно он заблокировал огненную стихию рода Кэнн, тем самым нарушив баланс сил. Но сейчас мы знаем, что делать, а все стихии пришли в равновесие.

Роберт улыбнулся и предложил Аделаиде руку:

― Тогда, может быть, обсудим дела в более уютной обстановке? Признаться честно, появление сотни древних станет для наших королевств настоящим шоком. Нам нужно установить порядок регистрации ваших подданных, подумать о жилье…

― Предлагаю переместиться в мой замок, ― сказал Паррион, и все трое направились в сторону пентаграммы.

― Полетаем? ― лукаво спросил у меня Эйдан, и я с удовольствием согласилась. Портить наш день обсуждением дел? Уверена, такая возможность нам еще представится!

Кивнув, я закрыла глаза и уже привычно выпустила стихию наружу, перевоплощаясь в феникса. С каждым разом это давалось все легче и занимало все меньше времени. Ощутив тяжесть крыльев за спиной, я взмыла вверх. Рядом со мной летел сверкающий лазурью дракон. До чего же он красивый!

Раскрыв крылья и поймав потоки воздуха, я послала Эйдану волну любви и восторга. Недавно мы обнаружили, что в ипостасях между нами устанавливается ментальная связь. Пока что мы могли обмениваться лишь эмоциями, но уверена, позже придут и слова.

В ответ от мужа пришла волна обожания и робости. Кажется, он всерьез опасался встречи с собратьями! После знакомства с Дилайей я тоже испытывала некое беспокойство… Но оно меркло перед осознанием того, что я познакомлюсь с другими фениксами! Возможно, они расскажут мне о том, кто именно родится от союза феникса и дракона… Позавчера утром я впервые почувствовала тошноту, а резкие запахи начали раздражать.

«Ты беременна?!» ― до меня донесся голос Эйдана. Кажется, он даже забыл махать крыльями. Быстро же окрепла наша ментальная связь!

«Дан, мы станем родителями!»

Честно говоря, эта мысль не на шутку беспокоила меня. Я еще не разобралась с возможностями своей ипостаси, а тут… ребенок! Уловив мое волнение, Эйдан открыл мне свое сознание, и меня окутали его эмоции. Любовь, нежность, волнение и решимость защищать нас с малышом до последнего вздоха. Наши судьбы связаны, сердца преданны друг другу, а мысли ― одни на двоих.

Обменявшись взглядами с Эйданом, мы набрали высоту и полетели навстречу своим новым братьям и сестрам.


К О Н Е Ц