КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Черепашки-ниндзя против Тренидатов (fb2)


Настройки текста:



Черепашки-ниндзя против Тренидатов


Глава 1. Тайный замысел

  Мрачное убежище великого преступника Супер­мозга было окутано темнотой ночи. Несмотря на позднее время хозяин не спал. Он обдумывал свои коварные планы. Уже прошло много времени с тех пор, когда провалилась одна из великолепных операций, которую он придумал, чтобы покорить мир. И все это произошло из-за его недотепы-­помощника Шредера. Теперь наступило время на­помнить о себе новым замыслом и навсегда закре­пить за собой место первенства в этом сером и скуч­ном мире. Наконец Супермозга осенила идея. Он приказал немедленно позвать Шредера.

-   Теперь у нас будет повод порадоваться и по­веселиться, - улыбнулся Супермозг. - Эти жалкие людишки узнают, кто должен править балом. Ха-ха-ха!

  В комнату незаметно вошел Шредер. Он при­таился у двери и наблюдал за хозяином. И только заметив, что тот находится в хорошем расположе­нии духа, осмелился выйти из своего укрытия.

-   Я тоже сгораю от нетерпения пощекотать нервишки этим умникам, - сказал Шредер. - Всег­да восхищаюсь твоим гениальным умом.

  Он приветливо улыбнулся и сделал шаг навстречу хозяину. Тот высокомерно посмотрел на подчиненного. Он был уверен, что только благода­ря этому безмозглому Шредеру всегда проваливались великолепно придуманные планы.

-   А, это ты,- произнес Супермозг вместо при­ветствия. - У меня появилась хорошая идея. И именно за этим позвал тебя к себе.

-   Шредер приготовился внимательно слушать хо­зяина.

-   Вот только не знаю, - продолжал Супермозг, пристально вглядываясь в лицо подчиненного, ­правильно ли я сделал, позвав тебя.

-   Не понимаю тебя, - перебил его Шредер.

-   Опасаюсь, что ты снова можешь все испортить, - сказал Супермозг.

-   Я?! - переспросил Шредер.

  Он совершенно растерялся.

-   Да, ты, - подтвердил Супермозг. - Ты всегда проваливаешь дела. В этом ты специалист.

  Он замолчал и уставился на Шредера. Тот при­шел в себя и поспешил оправдаться:

-   Мне кажется, что все зависит от правильного расчета.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся Супермозг. - Я все­гда все просчитываю точно.

-   Конечно, - ответил Шредер. - Только в свою пользу. И когда операция проваливается, я оста­юсь единственным виновником этого.

  Но в следующую секунду Шредер уже пожалел о своей невольной храбрости. Супермозг нахмурил брови и стал надвигаться на подчиненного.

-   Ах, так? - разозлился он. - Значит, ты соби­раешься спорить со мной и доказывать, что это не по твоей вине провалился гениальный план завоевать мир с помощью этих проклятых мутантов черепах?

-   Но во всем была виновата журналистка,­ - быстро заговорил Шредер, прижатый к стенке Супермозгом. - Она и этот мутированный тип, ко­торый называет себя учителем Сплинтером.

-   Они здесь ни при чем, - настаивал хозяин. - ­Ты и твои безмозглые помощники вполне могли бы с ними справиться.

  Глаза Супермозга метали молнии гнева. Шредер совсем перепугался. Он решил не спорить с хозяи­ном:

-   Ладно. Кто старое помянет... Говори, почему позвал. Или я понадобился тебе только затем, чтобы выслушивать упреки столетней давности?

  Супермозг сделал шаг назад, и Шредер облегчен­но вздохнул. Он понял, что гнев хозяина немного рассеялся. Глаза его загорелись. Так было всегда, когда Супермозг собирался рассказывать о своем новом изобретении.

-   К моему огромному сожалению, - начал Су­пермозг, - у меня нет других помощников. Поэто­му я решил дать тебе последний шанс. И на этот раз тебе не поздоровится, если провалится такое великолепное дело.

  Шредер молча выслушивал упреки хозяина. Спорить с ним было бесполезно и к тому же небез­опасно. В конце концов, тот хорошо платил ему. А этого было достаточно, чтобы пару минут потер­петь, притворившись раскаявшимся во всех грехах.

-   Теперь твоя задача сводится к минимуму,­ - продолжал Супермозг.

-   Вот как? - удивился Шредер. - Ты перестал доверять мне?

-   Не совсем, - ответил хозяин. - Ты прекрасно знаешь, что сам я не могу появляться среди людей. Поэтому нуждаюсь в таком тупице, как ты.

  Шредер почувствовал, что терпение скоро поки­нет его. Ему захотелось нагрубить хозяину, но тот вдруг сказал изменившимся тоном:

-   Прости меня. Я был немного несдержан с то­бой. Но все это из-за того, что никак не может забыться дело, которое ты провалил. Надеюсь, что на этот раз все будет по-другому.

  Супермозг сказал это не потому, что он действи­тельно поверил в возможности своего подчиненно­го. Просто он прочел в его глазах отчаяние. А перед выполнением трудной задачи нежелательно так сильно давить на помощника. С радостью для себя великий обманщик заметил, что его слова достигли цели. Он продолжал:

-   Когда ты узнаешь, что я придумал, поймешь, что в целом мире нельзя найти более умного суще­ства, чем я. На этот раз мы завладеем Вселенной, и я поставлю на колени всех мерзких людишек. Они станут моими рабами. Чего бы мне это не стоило.

  Супермозг мечтательно закрыл глаза. Он уже представлял себя властелином Вселенной. Когда это произойдет, он найдет способ проучить безмозглого Шредера, который осмелился возражать ему. Тогда у него появится новый помощник, не такой беспросветный тупица, как этот.

  В это время ничего не подозревавший Шредер терпеливо ждал, когда хозяин расскажет о своем новом плане. Ему и самому хотелось оправдаться в глазах Супермозга. С таким существом нужно дружить. Он прекрасно понимал, что если наживет врага в лице Супермозга, тогда ему несдобровать. Может быть, когда тот действительно достигнет вершины власти, поделится со своим помощником кусочком сладкого пирога?

-   Я узнал одну тайну, - сказал Супермозг.

-   Вот как? - сразу оживился Шредер. Он был большим любителем всяких тайн. - Но как тебе удалось?

-   Ты же знаешь, что в последнее время нам несколько не везло. Заниматься было нечем. И я считывал информацию из архивов Вселенной.

-   И что же ты узнал? - нетерпеливо спросил Шредер.

  Супермозг отвел взгляд в сторону. Ему хотелось немного помучить безмозглого подчиненного. Тот уставился на хозяина и ждал продолжения рас­сказа.

-   Много веков назад Землю посещали инопла­нетяне, - наконец сказал Супермозг.

-   А, - уже без интереса сказал Шредер. - Так это мне и без тебя было известно.

  Он уже стал сомневаться в сенсационности сооб­щения Супермозга.

-   Правильно, - рассмеялся Супермозг. - Это известно даже такому дураку, как ты.

  Шредер обиженно посмотрел на хозяина. Ему страшно захотелось уйти, чтобы не выслушивать новые оскорбления этого зазнайки.

-   Не дуйся,- произнес Супермозг примири­тельным тоном. - Неужели ты подумал, что я позвал тебя, чтобы рассказать какой-нибудь старый анекдот?

-   Не знаю, - неуверенно пожал плечами Шредер.

-   Тогда слушай. Пришельцы посетили не толь­ко Землю. Они высаживались также и на других планетах.

-   И это мне известно, - снова не выдержал Шредер.

-   Не перебивай! - гневно бросил Супермозг.

  Он уже понял, что допустил ошибку, похвалив помощника. Теперь тот считал, что имеет право перебивать великого гения.

-   Я только хотел... - начал было Шредер, но хозяин не дал ему договорить.

-   Мне неинтересно знать, чего ты хотел. И если будешь постоянно перебивать меня, то скоро пожа­леешь об этом.

-   Ты откажешься от моей помощи? - самоуверенно спросил Шредер.

  Супермозг пришел в ярость, но тут же постарал­ся взять себя в руки. Этот нахал был прав. Пока что у него не было подходящего человека для выполнения такого трудного и ответственного дела.

-   Хорошо, - примирительно сказал преступник мирового масштаба. - Но постарайся слушать внимательно.

-   Согласен, - облегченно вздохнул Шредер.

  Его радовала мысль, что хотя бы на время уда­лось поставить на место этого крикливого вы­скочку.

-   Пришельцы завезли на Землю тренидатов,­ - сказал Супермозг.

  Он высокомерно посмотрел на своего подчинен­ного. Конечно, уж теперь тот не мог похвастать своей осведомленностью.

-   Тренидатов? - удивленно переспросил Шре­дер. - А что это такое?

-   Такие твари, которые помогут нам завоевать мир.

-   И они сейчас находятся на Земле? - все еще не верил Шредер. - Они что, совсем крохотные?

-   Почему это? - не понял сразу Супермозг.

-   Так ведь тогда о них было бы известно каждому, - пояснил помощник.

-   А, - протянул хозяин. - Нет, они бывают разных размеров: от метра ростом до трех и более. Но не в этом главное.

-   А в чем же?

-   Видишь ли, это настоящие монстры.

-   Такие же, как черепахи-мутанты?

-   Ты опять за свое? - рассердился Супермозг.

  Этот наглец снова осмелился напомнить ему про неудавшийся план завоевать мир с помощью про­клятых черепах.

-   Прости меня, само вырвалось, - постарался оправдаться Шредер.

-   Ладно, - махнул рукой Супермозг и прошел­ся по комнате.

-   Но где же они скрываются? - снова спросил помощник.

-   В одном старом заброшенном замке, - отве­тил Супермозг.

-   Вот это да! И никто не обнаружил этих тварей?

-   Это практически невозможно, - засмеялся Супермозг. - Никому неизвестно о существовании тренидатов. Только я, а теперь и ты знаем эту тайну.

  Великий преступник снова замолчал. Он хотел подчеркнуть важность этого момента.

-   Но почему никому не удалось обнаружить присутствие в замке тренидатов? - не унимался Шредер.

-   Потому что его не существует в реальности,­ - буквально ошарашил его Супермозг.

  Шредер опасливо посмотрел на хозяина и отвел взгляд в сторону.

  «У этого отшельника крыша поехала, - подумал он. - И теперь он хочет втянуть меня в свою сумасшедшую историю. Как бы не навлечь непри­ятностей на свою голову».

  Супермозг заметил странное поведение помощ­ника.

-   Тебе показалось неестественным мое сообще­ние? - спросил великий преступник.

-   Да, признаюсь, что это так, - робко ответил помощник.

-   Сейчас я поясню тебе, и ты поймешь, что я нормальный, - смеясь, продолжал Супермозг.

  Шредер покосился на хозяина. Резкие перепады в настроении того уже сами собой красноречиво говорили о том, что у него не все благополучно с головой.

-   Этот замок существует в иной реальности,­ - сказал Супермозг.

-   Вот как? - спросил Шредер.

  Он не знал пока, как относиться к словам хозяи­на. Конечно, о существовании иных реальностей он догадывался. Но как проникнуть туда? Этого еще никому не удавалось сделать.

-   Хотя я не совсем точен, - продолжал Супер­мозг. - Этот замок все-таки существует.

  «Точно, спятил», - пронеслось в голове по­мощника.

  Он осторожно огляделся по сторонам, как бы разыскивая укрытия на всякий случай. Но хозяин не обращал внимания на своего подчиненного. Он продолжал:

-   Тренидаты существуют в иной реальности, в старом замке. Поэтому их как бы не существует. Но есть картина, изображающая это таинственное место. И она поможет нам проникнуть туда и вытя­нуть монстров наружу.

-   Что?! Есть возможность вытянуть тренидатов сюда? - наконец понял Шредер.

-   Да! - подтвердил хозяин. - Именно так.

  Он победоносно посмотрел на Шредера. Потом, рассмеявшись, добавил:

-   Признайся, что ты подумал обо мне, как о сумасшедшем.

  Шредер густо покраснел. Только сейчас он ясно понял, о чем говорил Супермозг. И как только он мог сомневаться в этом великом гении?

-   Прости меня, - опустив глаза, сказал Шре­дер. - Это у меня не все хорошо с головой. Но обещаю, что больше этого не повторится.

-   Ладно, прощаю, - снисходительно произнес Супермозг.

-   Где находится эта картина? - сразу присту­пил к делу Шредер. - Ее ведь нужно похитить?

-   Ты правильно все понял, - похвалил его хозяин. - А если так, то на этот раз у нас все должно получиться. Ты как думаешь?

-   Ты как всегда прав! - воскликнул Шредер. В эту минуту он был в восторге от своего хозяина.

-   Ее привезут сегодня из Англии на выставку. Конечно, в музее будет много людей. Но на то мы и отпетые мошенники, чтобы перехитрить всех,­ - радостно сказал Супермозг.

-   Да я готов ради вас... - торопливо заговорил Шредер.

-   Не нужно ничего делать сверхвозможного,­ - остановил его Супермозг. - Я все просчитал. И если ты и твои помощники хорошенько разбе­рутся во всех деталях, то мы легко сможем похи­тить картину. И никто даже не заметит, - приба­вил он.

-   Но как? - удивился Шредер.

  Супермозг подвел помощника к компьютеру. Он нажал несколько кнопок, и на экране появилось изображение какого-то здания.

-   Это музей, - пояснил преступник.

  Шредер внимательно посмотрел на здание. По­том перевел недоверчивый взгляд на хозяина.

-   Да это же неприступная крепость!

-   Так кажется только на первый взгляд, - улыбнулся Супермозг. - Я же сказал, что все обдумал и хорошо подготовился к операции.

  Шредер тяжело вздохнул. Он все еще немного не доверял хозяину. Тому хорошо было говорить об отличной подготовке. Ведь сам-то он не полезет в чертов музей, не будет воровать картину! Все придется делать ему, Шредеру. А потом еще и отвечать за возможный провал.

-   Я вижу, что ты сомневаешься, - прервал размышления помощника Супермозг. - Тогда что скажешь, если узнаешь, что я изобрел один меха­низм, который поможет тебе беспрепятственно проникнуть в эту крепость?

  Он хитро улыбнулся безмозглому Шредеру.

-   Какой еще механизм? - недоверчиво спро­сил тот.

-   Вот этот, - ответил хозяин, извлекая из тай­ника в стене продолговатый предмет.

  Шредер протянул руку, но Супермозг не спешил отдавать ему свое изобретение.

-   Сейчас проверим его в действии, - сказал он.

  Супермозг нажал на одну из кнопок, и механизм засветился. Проделав это, он подошел вплотную к стене и замер. Шредер внимательно наблюдал за действиями хозяина. Он ждал дальнейших объ­яснений. Но в следующее мгновение случилось невероятное: Супермозг словно растворился в воз­духе. Только секунду назад он разговаривал со своим помощником, а сейчас его не было в комнате.

-   Ой! - вскрикнул Шредер от неожиданности. Он огляделся по сторонам.

  В это время открылась дверь в комнату, и на пороге появился Супермозг с сияющей улыбкой на лице. В руке у него был все тот же механизм.

-   Теперь понял? - спросил он растерявшегося помощника.

-   Конечно, - закивал головой тот. - Но куда ты подевался?

  Улыбка сразу же исчезла с лица хозяина: его подчиненный оказался еще глупее, чем он думал. У Супермозга испортилось настроение.

-   А-а! - начало доходить до Шредера. - Так это при помощи этой штуки ты испарился из комнаты?

-   Гениально! - закричал хозяин. - Подумать только, сколько ума находится в этой невзрачной голове.

  Шредер понял слова хозяина, как похвалу в свой адрес и радостно заулыбался.

-   Здорово. Вот только, как нам быть с сигнали­зацией?

-   И об этом я также позаботился, - ответил Су­пермозг.

-   Значит, можно не волноваться. Уже завтра картина будет у нас в руках.

  Супермозг окинул своего подчиненного пре­зрительным взглядом. Такой недотепа никогда не сможет самостоятельно спланировать операцию. Такие, как он, способны исполнять приказания, и только.

-   Нет, нам не следует торопиться в таком деле, - спокойно стал разъяснять Супермозг.

-   Но почему?!

-   Нужно сначала посетить выставку и хорошенько осмотреться на месте, - сказал хозяин и, недоверчиво посмотрев на подчиненного, доба­вил: - Жаль только, что мне самому нельзя будет пойти в музей. Тогда бы я точно был уверен в успе­хе дела.

-   Ты снова не доверяешь мне? - обиделся Шредер.

-   Доверяю, - ответил Супермозг, скрывая от­вращение к этому мерзкому существу. - Завтра ты со своими помощниками пойдешь на выставку, уви­дишь картину. Только постарайтесь не слишком бросаться в глаза.

-   Все будет в порядке, можешь не волноваться, - заверил хозяина Шредер.

  Супермозг протянул помощнику свое изобрете­ние. Тот повертел его в руках.

-   При помощи этой кнопки вы сможете проник­нуть сквозь стены, - стал пояснять хозяин. - А эта выключит сигнализацию...

-   Во всем здании? - перебил Шредер.

-   Дурак! - не выдержал Супермозг. - Зачем же во всем здании? Только в той комнате, где будет находиться картина. Нам не нужны лишние не­приятности.

-   Правильно, - закивал головой Шредер.­ - А может быть, нам еще что-нибудь похитить? Какую-нибудь ценную картину. А потом продать ее коллекционерам?

-   Ты что! - завопил Супермозг. - Только в твоей башке могла родиться такая дурацкая идея! Хочешь провалить дело?

  Шредер не понял, почему так разозлился Супер мозг. Ведь коллекционеры с радостью приобре­ли бы для себя какую-нибудь картину. Но на вся­кий случай он не стал развивать эту мысль дальше, боясь вызвать гнев хозяина. А дело, которое тот предлагал, было выгодное. И в случае его успеш­ного завершения Шредеру должно перепасть хоро­шее вознаграждение.

-   Я только пошутил, - робко сказал помощник.

-   Хороши шуточки, - перевел дыхание Супермозг. - Теперь проваливай.

  Он чуть было не сказал недотепе, как тот ему на­доел, но в последнюю минуту сдержался. Без по­мощника ему не добиться успеха.

-   Но, хозяин, - сказал Шредер.

-   Что еще?

-   Нужно ли мне посвящать во все детали моих помощников, Хряка и Гнюса?

  Супермозг удивленно посмотрел на подчиненно­го. Неужели в такой пустой голове могли родиться мудрые мысли?

-   Нет, не говори им всего, - произнес он. - ­Можешь сказать, что эта картина представляет большую художественную ценность. Пожалуй, им не надо знать больше.

  Еще чего! Начальник у этих бездельников не блещет умом. А что будет, если Гнюс и Хряк узнают тайну картины и тренидатов? Они обяза­тельно наделают каких-нибудь глупостей.

-   Понятно, - сказал Шредер и развернулся, чтобы уйти. Но у самых дверей остановился.

-   Ты еще что-то вспомнил? - разозлился Су­пермозг. Он никак не мог избавиться от помощника.

-   Да, - робко ответил тот.

-   Что же?!

-   Я хотел спросить о черепахах и их учителе.

-   А при чем здесь эти мутанты?

-   Ты не хотел бы заодно с ними расправиться, раз уж мы будем так близко к ним?

-   Дельная мысль, - глаза Супермозга засвер­кали. - Я подумаю над твоим предложением. А те­перь оставь меня. У меня еще много дел. Нужно обдумать дальнейшие действия.

  Шредер удалился. Супермозг еще долго смотрел на дверь, опасаясь, чтобы та не открылась и там не появился снова его помощник. Тот очень раздра­жал великого преступника. В какой-то момент ему даже подумалось, что Шредер мог бы стать поперек дороги самому Супермозгу. Но вскоре он успокоился. Нет, этого недотепу бояться не сле­довало. Вот кто действительно мог помешать осу­ществлению плана, так это черепашки ниндзя и их учитель Сплинтер. Предатели переметнулись во враждебный лагерь. И сейчас возомнили себя спа­сителями человечества. Ничего, придет время, и Супермозг сотрет их с лица земли. И тогда уже никто не сможет упрекнуть его в ошибке, которую он допустил, надеясь на помощь эти тварей.

  Супермозг нервно ходил по комнате. Он старал­ся успокоиться, но ничего не выходило. Шредер вывел его из равновесия упоминанием об черепа­xax. Наконец он решил сесть за компьютер, чтобы отвлечься от мрачных мыслей.


Глава 2. Скучное мероприятие

  С утра черепашки ниндзя никуда не выходили из своего жилища в канализации. Они сидели дома и занимались каждый своим делом. Учителя Сплин­тера не было. Он ушел куда-то еще перед обедом, но обещал вернуться очень скоро.

  Микеланджело уединился в зале и упражнялся с кинжалами-трезубцами. Сначала с ним был и Ра­фаэль, но скоро ему расхотелось сидеть в зале и за­ниматься сверх того времени, что проводил с ними в зале учитель Сплинтер.

-   Мне кажется, что я так хорош во всех этих упражнениях, что лишние занятия пойдут мне только во вред, а не на пользу, - сказал он Мике­ланджело и удалился.

  Леонардо сидел в спальной комнате и читал ка­кую-то захватывающую книгу. Время от времени он радостно вскрикивал и охал.

-   Не понимаю, что он нашел в этих книгах?­ - удивленно развел лапами Рафаэль, приближаясь к Донателло.

  Донателло сидел на диванчике, жевал попкорн и смотрел телевизор. Он бросил взгляд на Рафаэля, но ничего не сказал.

-   А ты чем занимаешься? - спросил Рафаэль, присаживаясь рядом.

-   Классная передача, - сказал Донателло, про­жевывая попкорн. - Рассказывают об охоте на одного из наших родственничков.

-   Это на кого еще? - недоуменно воскликнул Рафаэль, вглядываясь в экран.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся Донателло. - На крокодила!

-   Откуда ты взял, что он наш родственник?- ­не понимая шутки, серьезно поинтересовался Ра­фаэль.

-   Нет, нет, дружище, - отрицательно покачал головой Донателло. - С такими сложными вопро­сами лучше обращаться вам туда.

  И Донателло указал на дверь спальни, где сидел и читал Леонардо.

-   Он тебе все расскажет, а может быть и по­кажет.

-   Да, - разочарованно махнул лапой Ра­фаэль. - Он так увлекся какой-то книжонкой, что если сейчас войти и спросить, как его зовут, он не ответит.

-   А давай попробуем, - вдруг встрепенулся До­нателло.

-   Что попробуем? - не понял Рафаэль замыс­ла друга.

-   Ну, войдем, - стал объяснять свой коварный план Донателло, - и спросим: «Эй, парень, тебя как зовут?» Интересно должно получиться, правда?

-   Да ну тебя, - отмахнулся Рафаэль. - Тоже скажешь.

  Но Донателло уже не обращал внимания на сло­ва Рафаэля. Он встал с диванчика, положил короб­ку с попкорном и направился к спальне. Возле две­ри Донателло остановился и тихонько приоткрыл ее. Леонардо склонился над книгой и не обращал никакого внимания на то, что происходило вокруг. Донателло обернулся к Рафаэлю и поманил его к себе. Рафаэль в нерешительности потоптался на месте и, наконец, направился к другу.

-   Может, и Микеланджело позвать? - тихо спросил Донателло.

-   Ага, - вздохнул Рафаэль. - Тогда они вдво­ем станут обвинять нас во всех грехах и без конца повторять о том, какие они хорошие, а мы бездель­ники.

-   Ну и ладно, - согласился Донателло. - Хва­тит и двоих зрителей.

  Леонардо продолжал сидеть в прежней своей позе. Он не заметил, как дверь распахнулась и на пороге появились Донателло и Рафаэль.

-   Эй, парень, - вполголоса позвал Донателло.

  Но Леонардо не реагировал на слова. Тогда До­нателло повысил голос.

-   Немедленно отвечай, как твое имя! - сказал он, стараясь подражать голосу местного полицей­ского.

-   А? Что? - Леонардо оторвался от книги и уставился на вошедших друзей.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся Донателло и повер­нулся к Рафаэлю. - Я тебе что говорил?

-   Что вы хотели? - ничего не понимая, спросил Леонардо.

  Он переводил взгляд со смеющегося Донателло на Рафаэля и не понимал, чего от него хотят.

-   Имя твое, спрашиваю, как? - повторил во­прос Донателло, продолжая громко смеяться.

-   Вы что, совсем обалдели? - начал злиться Леонардо. - Сами бездельничают и другим мешают!

-   Ха-ха-ха! - еще громче рассмеялся Донателло. - Видишь, а я что говорил?

  Донателло смеялся так заразительно, что Ра­фаэль не удержался и стал вторить ему своим хихиканьем.

-   Мартышки, - сказал, нахмурившись, Лео­нардо. - Самые настоящие пустосмехи.

-   Эй, парень без имени, полегче, - перестал смеяться Донателло. - Мы же тебя не оскорбляем?!

-   Да? - удивился Леонардо. - А что же, по-вашему, вы делаете?

  Донателло перевел взгляд на Рафаэля, будто искал поддержки. Но Рафаэль опустил глаза, так как почувствовал во взгляде друга желание пере­ложить вину с себя на него, Рафаэля.

-   Мы просто, - пожал плечами Донателло, не зная, что ответить.

-   Что просто? - допытывался Леонардо.

-   Ну, - стал мычать Донателло, - проверяли твою реакцию.

  Последние слова он просто выдохнул. Ему каза­лось, что он нашел самый подходящий вариант ответа, который должен удовлетворить Леонардо. Почти так оно и случилось.

-   Проверяли реакцию, - спокойно передраз­нил он. - Проверяйте свою. И не на мне, а на себе. И не здесь, а в другом месте.

-   Ладно, Леонардо, не обижайся, - сказал Ра­фаэль и повернул к выходу.

  Разочарованный Донателло последовал за ним.

-   Зря ты так сказал, - заговорил Донателло, когда они возвратились к телевизору.

-   Как? - спросил Рафаэль.

-   Получилось, что мы попросили у него прощения, - объяснил Донателло.

-   Мы этого не сделали, хотя должны были,­ - спокойно ответил Рафаэль. - А как бы ты ответил, если бы кто-то ворвался к тебе в комнату, нарушил твой покой и еще насмехался бы над тобой?

-   Ты это зря, - не согласился Донателло.­ - Во-первых, никто не врывался, а во-вторых...

-   А во-вторых, собирайтесь, мы пойдем с вами на одно маленькое культурное мероприятие,­ - вдруг раздался голос учителя Сплинтера.

  Он только что вошел в жилище и случайно услы­шал кусочек разговора двух друзей.

-   Учитель Сплинтер! - радостно приветство­вали своего наставника черепашки - Рафаэль и Донателло.

-   Ну-ка, признавайтесь, непутевые черепахи, что тут только что произошло? - подходя к чере­пашкам, спросил учитель Сплинтер.

-   Ничего особенного, - как можно более без­различно ответил Донателло и бросил взгляд на Рафаэля.

  Рафаэль понял немой упрек друга, ведь ему тоже не хотелось раздувать из мухи слона.

-   Хорошо, - спокойно сказал учитель Сплин­тер, стряхивая капли дождя со своего капюшона.­ - Не хотите говорить - не надо. Только всегда помните, что нужно поступать справедливо не только в отношении самих себя, но в первую оче­редь нужно справедливо относиться к своим друзьям. И не только к друзьям.

  Учитель Сплинтер внимательно посмотрел на Донателло, потом на Рафаэля, и на его лице появилась неизменная хитроватая улыбка. Черепашки улыбнулись ему в ответ, переглянулись, но промолчали.

-   Где Микеланджело и Леонардо? - спросил учитель Сплинтер.

-   А где они еще могут быть? - безнадежно мах­нул лапой Донателло. - Все там же.

-   Тогда зовите их, - сказал учитель Сплинтер. - Нас всех ждет одно культурное мероприя­тие. Мы отправляемся сейчас же.

-   Куда, учитель Сплинтер? - поинтересовался Донателло. - И о каком культурном мероприятии вы упомянули?

-   Сейчас скажу, - кивнул головой учитель Сплинтер, дожидаясь, когда черепашки будут в полном составе.

  Рафаэль позвал Микеланджело, а потом зашел в спальную комнату и вскоре появился оттуда с Леонардо.

-   Учитель Сплинтер? - удивился Леонардо.­ - Вы так быстро вернулись?

-   Хе-хе, - покачал головой учитель Сплин­тер. - Только что Донателло сказал мне что-то похожее, только наоборот.

-   И вы удивлены этому? - произнес Леонардо и укоризненно посмотрел на Донателло.

-   Ты смотришь на меня, как на преступника,­ - ответил ему Донателло.

-   А ты прикажешь смотреть на тебя, как на бла­годетеля? - спросил Леонардо. - Ты же бездель­ник! Но это еще полбеды. Ты хочешь, чтобы и остальные были такими же?

-   Что-о? - обиделся Донателло и привстал со своего места.

  Он готов был вцепиться в Леонардо и наказать его за такие слова.

-   Или вы расскажете мне подробно, что у вас тут произошло, или сейчас же прекратите эти взаимные обвинения! - строго повысил голос учи­тель Сплинтер.

  Черепашки замолчали и виновато потупили взо­ры. Учитель Сплинтер ждал еще минуту.

-   Ну, хорошо, - наконец сказал он. - Значит, забудем ваш инцидент, раз вы не хотите о нем гово­рить, и перейдем к моему предложению.

-   А что у вас за предложение? - оживился Ми­келанджело, который, как и учитель Сплинтер, не был в курсе того, что произошло между остальными черепашками.

-   Сегодня в музее грандиозная и уникальная выставка средневекового искусства Англии,­ - сказал учитель Сплинтер. - Я хочу, чтобы вы ее посмотрели. Там представлено более трех тысяч экспонатов.

-   Вот это да! - удивился Микеланджело.­ - Это действительно грандиозная выставка!

-   И вы хотите, чтобы мы пошли туда? - спро­сил Леонардо.

-   Да, мальчики, - ответил учитель Сплинтер.

-   Но нам потребуется несколько дней, чтобы обойти все залы! - развел лапами Донателло.

-   Совсем необязательно, - спокойно ответил учитель Сплинтер. - Я пойду с вами и буду вашим экскурсоводом. Нам хватит и одного дня.

-   Но это же так скучно - рассматривать экспо­наты, которым по меньшей мере четыреста лет,­ - сказал Рафаэль.

-   Вот-вот, - упрекнул Леонардо. - Вам с Дона­телло можно и дома посидеть, телевизор посмотреть, ужин приготовить. Все равно никакой другой пользы от вас не будет.

-   К тому же, на улице дождь, сырость, ветер,­ - поддал жару Микеланджело.

-   Нет уж, - заперечил Донателло. - Несмотря на это, мы отправимся на выставку. А вы можете оставаться. У вас и здесь неплохо получается: но­жики побросать, книжонки почитать...

-   Ладно, прекратите, - остановил словесную перепалку друзей учитель Сплинтер. - Я же сказал, что пойдут все. Я так хочу. Вы должны посмотреть ее. К тому же, там будут сюрпризы.

  И учитель Сплинтер хитро улыбнулся. Он знал, чем можно заманить черепашек.

-   Сюрпризы? - удивился Донателло. - Инте­ресно, и какие же?

-   А это уже секрет, - продолжал хитро улы­баться учитель Сплинтер. - Давайте, бегом собирайтесь, и мы отправляемся. А там увидите.

  И черепашки бросились наводить порядок в ком­натах и собираться в культпоход. Вскоре они, как по команде, встали перед учителем Сплинтером в полной готовности.

-   Молодцы, - похвалил их учитель Сплин­тер. - Вот так дружно вы должны действовать всегда. Впрочем, этому я учу вас постоянно. Пой­демте.

  И он первым вышел из жилища. Черепашки на­правились следом. Они все вместе шли по канали­зации. Никто ни о чем не говорил. Впереди был учи­тель Сплинтер, потом Донателло и Рафаэль, за ни­ми - Микеланджело и Леонардо.

  Вскоре они вышли на улицу и направились в ту сторону, где находился музей. На улице было сум­рачно. Осенний день близился к вечеру. Серости придавали низко нависшие облака, готовые в лю­бой момент пролиться холодным осенним дождем. Ветер задувал под плащи, и черепашки ежились от холода.

-   Ну и погодка, - недовольно пробормотал До­нателло. - Плохо, что мы не медведи.

-   Это еще почему? - не понял Рафаэль.

-   Мы бы забурились в берлоге и уснули до самой весны, - объяснил Донателло.

-   У бездельника даже мысли ленивые, - произ­нес Леонардо так, чтобы было слышно идущим впереди Рафаэлю и Донателло.

  Но те промолчали и не пожелали устраивать перепалку на улице. Место и время были совсем не подходящими для этого. Донателло только искоса посмотрел на Леонардо, будто посылал ему немой упрек в беспочвенном обвинении.

  Учитель Сплинтер и черепашки спустились в метро и через несколько остановок были на месте. Они вошли в музей, где было полно людей. Среди них выделялись экскурсоводы, которые без устали щебетали своими нудными голосами.

-   Я чувствую себя очень неуютно в подобных местах, - шепнул Рафаэлю Донателло. - Здесь столько людей, что мне кажется, будто они смот­рят не на экспонаты, а друг на друга.

-   Некоторые только за этим сюда и ходят,­ - поддержал мысль Донателло учитель Сплинтер, который был рядом и слышал, о чем перешепты­ваются черепашки.

  Донателло стало приятно, что учитель поддержал его. Ему хотелось сказать еще что-нибудь. Но как только он задумался, все слова сразу улетучи­лись из его головы.

-   Учитель, - спросил Леонардо. - А мы откуда начнем свою экскурсию?

-   А может, мы лучше разойдемся кто куда, а по­том встретимся у выхода? - предложил Донателло.

-   Нет, - не согласился на этот раз учитель Сплинтер. - Тогда можно будет считать, что этой выставки вы совсем не видели. Я сам поведу вас.

  И он направился не в первый зал, куда шли все посетители, а сразу же в третий. Черепашки после­довали за ним.

-   Что это за зал? - спросил Микеланджело, когда они вошли в него.

-   Здесь находятся экспонаты времен короля Артура и великого Мерлина, - ответил учитель Сплинтер. - Вот там, в центре, на постаменте под стеклом...

-   Да, видим, - ответил Рафаэль.

-   Это рыцарские доспехи короля Утера Пендрагона, который был отцом Артура, - сказал учи­тель Сплинтер.

  Черепашки слушали, смотрели и молчали. Они не мог ли перечить учителю, который постоянно удивлял их своей осведомленностью.

-   А вот это корона матери Артура, - продол­жал учитель Сплинтер, - королевы Игрейны.

-   Невероятно, как они так хорошо сохрани­лись?! - удивился Леонардо.

-   Да, - согласился учитель Сплинтер. - Ведь этим вещам сейчас должно быть по крайней мере полторы тысячи лет. И в большинстве своем они просто выдумка.

-   Почему, учитель Сплинтер? - спросил Ми­келанджело.

-   Потому что относятся к самой ранней истории, - ответил учитель Сплинтер. - Повествования о короле Артуре считаются легендарными.

-   Значит, это не настоящие предметы? - уди­вился Леонардо и посмотрел на учителя Сплинтера.

  Вместо ответа тот пожал плечами и ничего не сказал.

-   А вот этот железный колокол, похожий на го­лову монстра? - указал Микеланджело. - Он то­же выдумка?

-   О, это золотой рыцарский шлем, который носил сам король Артур, - объяснил учитель Сплинтер.

-   Золотой? - переспросил Микеланджело.­ - Он что, весь из золота?

-   Именно так, мальчики, - согласно ответил учитель Сплинтер. - В музейном каталоге указано, что его страховая стоимость около трех миллионов долларов.

-   Вот так реликвия, - покачал головой Леонар­до. - Должно быть, ее и в самом деле носил этот Артур.

-   Возможно, но точно все равно никто не смо­жет ответить, - сказал учитель Сплинтер.

  А Донателло и Рафаэль немного отстали от своего учителя и друзей и лениво плелись сзади. Они вертели головами по сторонам и рассматрива­ли не столько экспонаты выставки, сколько посети­телей, которые по одному и группками расхажива­ли по залам.

-   Не могу понять, - удивленно развел лапами Донателло. - Чем привлекает всех этих людей музей?

-   Для того они и понастроили себе музеев, ки­нотеатров, чтобы убивать в них свободное время, ­сказал Рафаэль.

-   Но ведь это же самые скучные мероприятия, которые только можно было придумать, - продолжал удивляться Донателло. - Расхаживать по музею - это то же самое, что прогуливаться по го­родской свалке.

-   А что между ними общего? - не понял Ра­фаэль.

-   И там, и там они смотрят на никому не нужное старье и восхищаются им, - объяснил Донателло.

-   Мне кажется, ты не прав, - не согласился Ра­фаэль. - И учитель Сплинтер сказал бы тебе то же.

-   Это еще почему? - уставился в упор на друга Донателло.

-   Не знаю, - ответил Рафаэль. - Но только я помню, как он говорил, что эти вещи - история, а людям всегда интересно все то, что связано с исто­рией.

-   И все равно, это скучное мероприятие, - на­стаивал Донателло. - Разве я не прав?

  Рафаэль и Донателло дошли только до половины зала, когда учитель Сплинтер и с ним Микеланд­жело и Леонардо уже закончили осмотр и перехо­дили в другой зал.

-   Они сегодня как сонные мухи, - сказал Лео­нардо, обернувшись в сторону Донателло и Рафаэля. - Постоянно отстают и медленно сообра­жают. Может, позвать их, учитель Сплинтер?

-   Я это тоже заметил, - согласился учитель. - ­Давайте не будем их упрекать, а просто пойдем медленнее.

  И они вошли в другой зал.

-   А почему здесь нет никаких предметов, кроме этого огромного стола? - спросил Микеланджело, осматривая помещение.

-   Это символический круглый стол, за которым собирались рыцари Круглого стола, - пояснил учитель. - Возможно, что именно за ним сидел и сам Артур.

-   Я уже где-то слышал об этом Круглом сто­ле, - вмешался Леонардо. - Или читал, - доба­вил он.

  Учитель Сплинтер оглянулся назад. Донателло и Рафаэль только входили в комнату.

-   Микеланджело, - сказал он. - Пойди и скажи им, чтобы держались поближе и не отставали. Здесь очень легко заблудиться. Тем более, что мы пойдем в дальний зал. Я хочу показать то, ради чего привел вас сюда.

  И Микеланджело направился к друзьям.

-   Послушайте, парни, - спокойно сказал он, стараясь скрыть раздражение. - Если вы не ува­жаете нас с Леонардо, и если здесь вам совершенно неинтересно и скучно, то уважьте хотя бы учителя, который привел нас сюда.

-   Ты прав, Микеланджело, - ответил Донателло. - Это такая скукотища - ходить по залам и глотать пыль столетий.

  Микеланджело бессильно развел руками. Потом добавил:

-   Учитель отправил меня сказать вам, что сле­дует держаться поближе, иначе можно заблудить­ся. К тому же, сейчас мы направляемся в тот зал, где выставлены интересные экспонаты. Ради них мы и пришли сюда.

-   Хорошо, хорошо, - согласился Рафаэль.­ - Мы поспешим.

  Микеланджело развернулся и направился к учи­телю Сплинтеру и Леонардо, а Рафаэль и Донател­ло поплелись за ним.

-   Я поведу вас в уникальную картинную гале­рею, - сказал учитель Сплинтер.

-   А чем она уникальна? - спросил Рафаэль.

-   Одной очень загадочной картиной, - ответил учитель.

-   Картиной? - удивился Донателло. - Не тот ли это сюрприз, о котором вы говорили?

-   Именно он, - согласился учитель Сплинтер. - Этот маленький секрет имеет свою давнюю историю, в которую почти никто не верит. Впрочем, и знают о ней немногие.

-   Что же это за секрет? - заинтересовался Леонардо.

-   А вот пойдемте, - ответил учитель Сплин­тер, - И вы сами все увидите.

  Черепашки последовали за учителем. Только До­нателло продолжал упорно скучать. Он нехотя побрел вслед за остальными, словно ноги не слу­шались его.

-   Что может быть загадочного и таинственного в какой-то картине? - ворчал про себя Донателло. - Понятия не имею. Другое дело, путешествие по африканским саваннам или охота на крокодилов по берегам Амазонки. Это я понимаю.

-   Что ты все бубнишь себе под нос? - спросил у него Рафаэль. - Может же оказаться так, что картина станет более увлекательным и заниматель­ным приключением?!

-   Скажешь тоже, - ухмыльнулся Донателло.­ - И каким это образом?

-   А вдруг с ней и вправду связана какая-то тай­на и именно нам предстоит ее разгадать? - пред­положил Рафаэль.

  Донателло с недоверием посмотрел на друга, улыбнулся и молча последовал за учителем Сплин­тером, Леонардо, Микеланджело и Рафаэлем.

-   Скажет тоже, - продолжал бормотать Дона­телло.

  Он шел и думал не о выставке и всяких картинах, а о том, что давно уже не участвовал в приключе­ниях. От этого в голову лезли скучные мысли и меч­та превратиться в медведя, которому зимняя скука совсем не грозит.

-   Ему хорошо, - говорил сам себе Донателло. - Лапу в рот и может спать спокойно. А мне нужно хоть изредка просыпаться, чтобы прогнать надоедливый голод аппетитным кусочком пиццы.

  Мысль о еде нагнала на Донателло еще большую скуку. Он начинал сердиться на себя за то, что по­слушался и пошел за остальными черепашками в музей. Ему здесь было неинтересно.

-   Жалко, мы не узнали, - смотрел он по сторо­нам, - есть ли в музеях буфеты.

  И вдруг на глаза ему попались какие-то подозри­тельные типы, на которых Донателло сразу не об­ратил никакого внимания. Но потом мысли о еде мгновенно отошли на задний план, и в памяти стали всплывать знакомые очертания. Донателло остано­вился и задумался. Он стал перебирать знакомые имена и лица, чтобы припомнить, откуда ему знако­мы эти типы.

-   Странно, - потирал лоб Донателло. - Никак не припомню, где я мог видеть эти физиономии?

-   Эй, Донателло, - позвал Рафаэль. - Поторо­пись, а то ты снова отстанешь.

  Донателло тут же поманил Рафаэля к себе. Тот отстал от учителя, Микеланджело и Леонардо и направился к Донателло.

-   Что еще случилось? - спросил он.

-   Только что я видел в этом пролете каких-то подозрительных типов, - сказал Донателло.

  Рафаэль уставился в пролет, который вел в со­седний зал слева от них, но никого подозрительного не заметил.

-   Тебе начинают мерещиться всякие подозри­тельные типы только потому, что здесь, на выстав­ке, ты не видишь для себя ничего интересного,­ - ответил Рафаэль.- Давай поспешим, а то мы дей­ствительно можем заблудиться.

  И он стал тащить Донателло за рукав его плаща.

-   Подожди, Рафаэль, - сопротивлялся Донателло. - Ты мне не веришь?

-   Хорошо, я тебе верю, - ответил тот. - Но в таком случае, где они?

  И Рафаэль указал в ту сторону, в которую перед этим указывал ему Донателло.

-   Они прошли очень быстро и скрылись за углом, - объяснил Донателло. - И если мы не последуем за ними, то упустим их из виду.

-   А как же учитель Сплинтер, Микеланджело и Леонардо? - спросил Рафаэль. - Они могут обидеться на нас. Особенно учитель Сплинтер. Ты же слышал, он сказал, что привел нас сюда ради нас же самих!

-   Но мы сделаем все очень быстро! - настаи­вал Донателло. - Если я их не вспомню, и ты их не признаешь, значит я ошибся. Тогда мы возвратим­ся к своим друзьям и учителю Сплинтеру. Куда они направились?

-   Вон в ту дверь, - указал Рафаэль.

-   Вот и отлично, - сказал Донателло. - Мы вернемся так быстро, что они даже не заметят нашего отсутствия.

-   Ладно, пойдем, - согласился Рафаэль. - ­Только быстро.

-   Конечно! - ответил Донателло и направился первым.

-   Странно, я их не замечаю, - остановился До­нателло, разглядывая посетителей.

-   Ты, наверное, смотришь не туда, - сказал ему Рафаэль, похлопав по плечу.

  Донателло повернулся к другу и увидел, что он указывает в маленький закуток, предназначенный для инвентаря уборщиков.

-   Точно, - прошептал Донателло, стараясь держаться ближе к двери. - Это они!

-   И что же, ты не узнал этих типов? - спросил у него Рафаэль.

  Донателло обернулся и посмотрел в глаза друга. Потом он снова перевел взгляд на странных посети­телей.

-   Не томи меня, Рафаэль, - сказал, наконец, Донателло. - Ты их узнал?

-   Это же Хряк и Гнюс, - ответил Рафаэль.

-   Боже! - воскликнул Донателло. - Как я сразу не узнал их?! Точно, это они.

-   Просто они переоделись, сменили внеш­ность, - сказал Рафаэль. - Вопрос в другом: что они здесь делают?

-   Ты еще спрашиваешь, - ответил Донател­ло. - Слишком давно Шредер не заявлял о себе миру.

  В это время Гнюс и Хряк вышли из своего укры­тия и направились дальше, в сторону картинной галереи.

-   Давай проследим за ними, - подтолкнул дру­га Донателло.

-   А что скажет учитель Сплинтер? - спросил Рафаэль.

-   А что, если они не одни? - ответил вопросом на вопрос Донателло. - Что, если с ними сам Шре­дер?

-   Этого не может быть! - произнес Рафаэль.­ - Я даже не подумал об этом.

-   То-то, - глубокомысленно ответил Дона­телло.

  Он поспешил следом за преступниками. Рафаэ­лю ничего не оставалось, как сделать то же самое. Гнюс и Хряк прошли в картинную галерею. Посетителей здесь было много, и они, чтобы не привле­кать к себе большого внимания, держались в самой гуще толпы. Преступники подошли и остановились у картины, которая висела несколько в стороне от других, обрамленных в позолоченные рамы, огром­ных по своим размерам. Эта картина была гораздо меньше, в простой рамке, какая-то вся серая и невзрачная. На ней был изображен старинный замок, который одиноко стоял в ночи на холме, а вокруг раскинулись леса, переходящие на картине в сплошной темно-зеленый цвет.

-   Болваны, - тихо произнес Донателло. - Они даже картину выбрали самую захудалую. Если они намерены ее украсть, то за нее ни один скупщик не даст более сотни долларов.

-   А если они воруют под заказ? - спросил Рафаэль.

-   То есть? - не понял его Донателло.

-   Предположим, что ты - коллекционер, - объяснил Рафаэль.

-   И что же, по-твоему, я попросил бы украсть именно эту картину? - ухмыльнулся Донателло. - ­3начит, этот коллекционер такой же болван, как Гнюс и Хряк.

-   А если он коллекционирует картины с изобра­жениями замков? - заперечил Рафаэль. - И у него не хватает как раз этого экземпляра. Что тогда?

-   Смотри, - вдруг прошептал Донателло и по­тащил Рафаэля за оконную занавеску. - Это же сам Шредер!

  Рафаэль посмотрел в ту сторону, куда показывал Донателло и действительно увидел Шредера. Он был в своем неизменном шлеме с забралом и длинном сером плаще.

-   Вот так встреча, - прошептал Рафаэль. - Он совсем не изменился с тех пор, когда мы видели его в последний раз.

-   Хочешь подойти поздороваться? - спросил Донателло. - Я думаю, что этот тип очень обрадуется. Забыл, при каких обстоятельствах мы рас­стались с ним в последний раз?!

-   Вот это да! - удивился Рафаэль. - Он тоже рассматривает эту же картину. Это неспроста.

-   А вот и учитель Сплинтер с ребятами,­ - Донателло увидел друзей, которые шли в их направлении, только с противоположной стороны музея.

  Шредер и его помощники тем временем еще не­сколько секунд постояли возле картины, и отошли в сторону. Остановившись у стены, они что-то дела­ли, но черепашки не видели ничего, так как пре­ступники были повернуты к ним спинами.

-   Они что-то делают, - догадался Рафаэль.

-   Может, фотоаппарат? - предположил Донателло. - Или кинокамеру?

-   С чего ты взял? - спросил Рафаэль.

-   А я видел возле входа надпись: «Снимать и фотографировать строго воспрещается», - ответил Донателло.

  В это мгновение в руках Шредера что-то вспых­нуло, и преступники тут же исчезли, словно испа­рились.

-   Вот так новости, - произнес ошеломленный Донателло, выходя из своего укрытия.

-   Вы что здесь делаете? - строго спросил учи­тель Сплинтер. - Мы же вас потеряли.

-   Это они сами потерялись, - поправил Лео­нардо.

-   Учитель, - стал рассказывать Донателло. - Вы можете не поверить, но нас сюда привел Шре­дер и его помощники.

-   Кто-о? - почти в один голос спросили Мике­ланджело и Леонардо.

-   Они были у этой картины? - спросил учитель Сплинтер, указывая на... пустую стену, где только что висела картина с замком.

-   Вот так дела, - присвистнул Донателло. - ­Вместе с ними исчезла и картина.

-   Исчезла? - переспросил учитель Сплин­тер. - Вы хотите сказать, что картины они не трогали?

-   Да, - заговорил Рафаэль. - Они постояли с минуту возле нее и отошли в сторону, копошились, копошились, а потом блеснула какая-то странная вспышка. Донателло еще предположил, что это они притащили с собой фотоаппарат. Но вся штука в том, что со вспышкой исчезли и они.

-   Как теперь выясняется, - продолжил Дона­телло, - не только они, но и картина, невзрачная картинка с изображением какого-то заброшенного замка.

-   Ты глубоко ошибаешься, Донателло, - за­думчиво произнес учитель Сплинтер. - Это не просто картина, а секрет, о котором я хотел вам рассказать.

-   Секрет?? - в один голос спросили все чере­пашки.

-   Да, мальчики мои, секрет, - ответил учитель Сплинтер. - Потому что картина эта совсем не простая. Она волшебная. Я не мог предположить, что об этом знает еще кто-то.

-   И этим кто-то оказался Шредер, - добавил Донателло.

-   Шредер тут ни при чем, - отрицательно пока­чал головой учитель Сплинтер.

-   Как ни при чем, если мы своими глазами виде­ли?! - не соглашался Донателло.

-   Главный виновник - Супермозг, - ответил учитель.

-   Супермозг? - еще больше удивились чере­пашки.

-   Но он же выпровожен в параллельное изме­рение?! - сказал Донателло.

-   Если бы с ним так легко было покончить,­ - вздохнул учитель Сплинтер. - Он вечен, вечен, как само зло.

-   И теперь он снова решил заявить о себе? ­- подсказал Микеланджело.

-   Боюсь, что так, - согласился учитель Сплинтер.

-   Что же нам делать? - поинтересовался До­нателло.

-   И зачем ему картина, о которой вы говори­ли? - добавил Леонардо.

-   Обо всем я расскажу дома, - ответил учитель Сплинтер. - А сейчас мне срочно нужно связаться кое с кем. Пойдемте.

  И черепашки ниндзя последовали за учителем Сплинтером. Он подошел к стене и дотронулся до нее.

-   Они в самом деле исчезли за этой стеной? - ­спросил учитель, обращаясь к Донателло.

-   Да, - коротко ответил тот.

-   За ней должен быть черный ход, - размышлял вслух учитель Сплинтер. - Мы должны вернуть картину обратно. Иначе может произойти что-то ужасное. Спешите, черепашки. А мне нужно в другое место. Встретимся дома.


Глава 3. По следам любителей старины

  Черепашки ниндзя отправились искать черный ход и вскоре нашли небольшую дверь, которая была заперта.

-   Если мы обратимся к смотрителю, он сразу же заявит о нас в полицию, - стал рассуждать Мике­ланджело.

-   Тогда нужно самим незаметно отпереть дверь, - предложил Донателло.

-   Тогда нас точно арестуют, - вмешался Ра­фаэль. - Только как взломщиков.

-   Нужно искать другой выход, - сказал Лео­нардо. - По-моему, я видел в том конце зала похожую на эту дверь.

-   Нужно спешить, - сказал     Донателло.- У них есть какой-то прибор, который позволяет им проникать сквозь стены. И в таком случае мы ока­жемся в проигрыше.

-   Придется использовать наш коронный ва­риант - внезапность, - ответил на это Рафаэль.­ - Если мы будем действовать быстро и точно, то смо­жем опередить их.

-   А они вас не видели? - поинтересовался Микеланджело.

-   Откуда? - ответил Рафаэль.

-   Попробовали бы! - пригрозил невидимым преступникам Донателло. - Если бы мы знали об их истинных намерениях, мы не позволили бы им даже приблизиться к картине.

  Черепашки прошли весь зал, и подошли к двери, о которой говорил Леонардо. Как и следовало ожидать, она тоже оказалась запертой. Черепашки стояли в растерянности.

-   Если мы выйдем на улицу и попытаемся про­никнуть в здание оттуда, то можем потерять вре­мя, - задумчиво сказал Микеланджело.

-   Остается еще один вариант, - вдруг хитрова­то улыбнулся Донателло и сделал паузу.

  Все молча посмотрели на него.

-   Не тяни кота за хвост, Донателло, - не выдер­жал Рафаэль.

-   А если через вентиляционное отверстие? - ­сказал Донателло. - Помните, как в случае с Джонсоном и монстрами?!

  Черепашки радостно запрыгали. Они заметили одну вентиляционную решетку рядом с тем местом, где стояли. Но кругом было много народу. На них сразу же могли обратить внимание. Черепашки на­правились в тот конец, где Донателло и Рафаэль увидели Гнюса и Хряка. Там, за шторой в малень­кой кладовочке они обнаружили вентиляционный люк, который был открыт.

-   Так значит Гнюс и Хряк проникли в помеще­ние тоже через вентиляционное отверстие? - по­нял все Донателло.

-   Гордись, Донателло, - сказал Микеландже­ло. - Ты соображаешь, как преступник. В следующий раз мы будем справляться об их поведении и поступках у тебя.

  Черепашки ниндзя приставили к стене лестницу­-треногу и стали по очереди взбираться по ней на­верх, в вентиляционное отверстие.

-   Смотри, не сотри их следы, - сказал Дона­телло, обращаясь к Рафаэлю, который полез первым.

  За Рафаэлем последовал Микеланджело, потом - Донателло. Последним был Леонардо. Он должен был закрыть за собой люк, но когда забрал­ся, забыл это сделать. Лестница осталась стоять у стены, а люк был открыт.

-   Здесь такая пыль, что я могу не выдержать и чихнуть, - сказал Рафаэль, потирая нос.

-   Вот где следовало бы нам проводить свобод­ное время, - ответил на это Донателло. - А то, как придется, так все дело тормозится, или движется очень медленно.

-   Ладно упрекать, - остановил упреки Микеланджело. - Ты лучше сам поторопись.

-   А как мы узнаем, где выходить? - спросил Рафаэль.

-   Очень просто, - ответил Микеланджело.­ - Если ты хорошо запомнил, как располагаются ком­наты музея, то, наверное, обратил внимание, что скоро должен быть поворот.

-   И что?

-   А то, - продолжал объяснять Микеланджело. - Этот поворот будет там, где заканчивается одна комната и начинается другая.

-   А нам куда нужно попасть? - снова спросил Рафаэль.

-   По идее одна сторона вентиляционной трубы должна выходить в помещение музея, - ответил Микеланджело, - а вторая - в противоположную сторону, на черный ход.

-   Теперь все понятно, - ответил Рафаэль и про­должал ползти.

  Вскоре черепашки ниндзя действительно достигли поворота.

-   Поворачивать? - прошептал Рафаэль.

-   Да, - ответил Микеланджело.

-   Уважаемые дамы и господа! - донеслось из громкоговорителя в помещении музея. - Через полчаса музей закрывается. Просьба поторопиться с экскурсиями. Приходите завтра. Большое спа­сибо.

-   Слышали? - прошептал Донателло. - Скоро музей закроется и будет включена сигнализация.

-   Ну и что? - спросил Микеланджело.

-   А то, что нам надо поторопиться тоже, - ответил рассудительно Донателло. - Если будет обна­ружена пропажа, и станут искать картину, нас мо­гут обнаружить здесь раньше, чем мы успеем отсю­да выбраться.

-   По-моему, Донателло прав, - неожиданно поддержал друга Леонардо. - Следует поторопиться.

-   А ты закрыл за собой люк? - вдруг вспомнил Микеланджело.

-   О боже! - воскликнул Леонардо. - Я не уве­рен. Кажется, не закрыл.

-   Тогда тем более необходимо уходить отсюда, - сказал Микеланджело. - Пошевеливайся, Рафаэль. Или пропусти меня вперед.

  Черепашки торопливо направились в противопо­ложную сторону, чтобы поскорее выбраться нару­жу. Как только появились первые затемненные ре­шетки, они приостановились, чтобы разобраться, где сейчас находятся.

-   Кажется, это то самое место, где стояли Шре­дер и его дружки перед тем, как исчезнуть, - ска­зал Рафаэль.

-   Тогда здесь, - указал Микеланджело на за­тененную сторону решетки, - должен проходить черный ход пожарной лестницы. Ну-ка, посмотрим.

  Он попытался снять решетку вентиляционного отверстия, но та не поддалась. Тогда Микеланджело подлез к ней, примостился поудобнее и предпринял очередную попытку снять решетку, но у него и на этот раз ничего не получилось.

-   Что за чертовщина? - выругался черепашка.

-   Не получается? - спросил Донателло. - Дай я попробую.

-   Только осторожно, не наделай шума, - предупредил его Микеланджело, отодвигаясь в сторону.

  Донателло пристроился на место Микеланджело и налег изо всей силы на решетку. Но она и ему не поддавалась.

-   Хух, - выдохнул Донателло. - Странно, все это очень странно.

-   Послушайте, друзья, а что если попробовать другую решетку? - предложил Леонардо. - Может, она тоже выходит на лестницу?

-   Давайте попробуем, - согласился Микеланд­жело и повернулся к Рафаэлю. - Рафаэль, ты ближе всех к ней. Посмотри, она такая же прочная?

  Рафаэль пододвинулся к решетке и что было сил налег на нее. Ко всеобщему удивлению решетка моментально выскочила из своего гнезда и с метал­лическим грохотом упала на бетонные ступеньки. Черепашки ниндзя на мгновение застыли. Им ка­залось, что они даже дышать перестали.

-   Кажется, все спокойно, - наконец прошептал Донателло. - Посмотри, куда ведет отверстие?

  Рафаэль просунул осторожно голову в образо­вавшуюся дырку и посмотрел по сторонам.

-   Это не лестница, - сказал он друзьям. - Но там есть какая-то дверь. Может, она ведет на чер­ный ход?

-   Тогда спускайся, - сказал Микеланджело. - Если это так, мы последуем за тобой.

-   Хорошо, - согласился Рафаэль и развернул­ся так, чтобы можно было просунуть сначала ноги, а потом и все тело.

  Он легко спрыгнул и очутился на полу. Кругом стояла тишина. Рафаэль тихонько подошел к двери и попробовал ее открыть. Та легко поддалась. Ра­фаэль прислушался, а потом толкнул дверь сильнее.

-   Ну что там, Микеланджело? - нетерпеливо прошептал Донателло.

-   Сейчас, подожди, - кивнул тот в ответ.

-   Рафаэль нашел выход? - не успокаивался Донателло.

-   Он открыл дверь, - прошептал Микеланджело. - Теперь он вышел из нее.

-   Но зачем? - не понял Донателло.

-   Наверное, чтобы проверить, туда ли мы попали, - объяснил черепашка. - Он возвращается. Машет нам лапой. Теперь пора идти. Вперед.

  И Микеланджело начал спускаться вниз точно так, как перед этим сделал Рафаэль. За ним после­довали Донателло и Леонардо.

-   Нужно хотя бы здесь закрыть люк, - остано­вил друзей Рафаэль.

-   Зачем? - махнул лапой Донателло. - Никто не станет нас искать в вентиляционной трубе.

-   На всякий случай, - сказал Рафаэль.

  С ним не стали спорить. Микеланджело и Дона­телло приподняли Леонардо, чтобы тот смог уста­новить решетку на прежнее место.

-   Теперь говори, что ты увидел на лестнице?­ - спросил Микеланджело, когда работа была окон­чена.

-   Там есть ход, - ответил Рафаэль. - Но поче­му-то он ведет только вниз.

-   Только вниз? - переспросил Донателло. - Вот так новости. Что будем делать?

-   Отправимся вниз, а там поступим по обстоятельствам, - предложил Микеланджело.

  Рафаэль смело открыл дверь и первым ступил в темноту.

-   Стойте, - вдруг воскликнул Донателло, уставившись в потолок. - А это, по-вашему, что?

-   Он поднял лапу, указывая на открытый люк, а сам переводил взгляд с одной черепашки на дру­гую, стараясь рассмотреть выражения лиц в тем­ноте.

-   Задача, - произнес Рафаэль. - Я и не заметил его.

-   И он, между прочим, открыт, - добавил До­нателло тоном победителя.

-   Мне кажется, - сказал Микеланджело,­ - вниз тоже нужно кому-то спуститься.

-   Это еще зачем? - не понял его Донателло.

-   А затем, что Шредер и его дружки могли просто открыть люк, - объяснил Микеланджело. - Для отвода глаз, чтобы сбить с верного пути.

-   Ты предлагаешь разделиться? - спросил Леонардо.

-   Да, - коротко ответил Микеланджело.

-   Что ж, хорошо, я согласен, - пожал плечами Донателло. - Только я пойду наверх. Кто со мной?

-   Пойдем, - согласился Леонардо.

  И они стали карабкаться по боковой лестнице в люк, а Микеланджело и Рафаэль направились по лестничной клетке вниз.

-   Давай помогу, - протянул свою лапу другу Донателло, забравшись наверх первым.

  Наверху они огляделись и увидели, что находят­ся у ремонтного отсека лифта.

-   Вот так удача, - потер лапы Донателло.

-   Если бы можно было забраться в сам лифт, - сказал Леонардо. - Не будем же мы ползать по шахте, чтобы нас размазало, не дай бог, по стенкам.

  В это время лифт стал двигаться снизу вверх; у Донателло моментально созрел план.

-   Послушай, - сказал он, обращаясь к Леонар­до. - А если попробовать прыгнуть на кабину, когда она будет проходить рядом с нами?

-   Да ты что?! - воскликнул Леонардо. - Мы можем погибнуть, особенно, если она будет подни­маться с повышенной скоростью!

-   Не дрейфь! - улыбнулся Донателло и похло­пал друга по плечу. - Семи смертям не бывать, а одной не миновать.

-   Я не боюсь, просто не хочу рисковать, - отве­тил Леонардо.

  А тем временем лифт приближался. От него до черепашек оставалось всего пару этажей. Донател­ло стал на самом краю и приготовился прыгать.

-    Донателло, я не советую тебе этого делать,­ - продолжал отговаривать друга Леонардо, но сам тоже стал рядом с Донателло.

  Лифт стремительно приближался к ним. И как только черепашки приготовились прыгать, он оста­новился и замер прямо перед ними. Только дверь находилась с обратной стороны.

-   Это ты накаркал, - недовольно пробормотал Донателло.

-   А я здесь при чем? - развел лапами Лео­нардо.

-   Ладно, ни при чем, - согласился Донател­ло. - Однако нам следует подумать, как забраться наверх?

-   Давай вскроем крышу кабины лифта, про­никнем в нее и поднимемся вверх, - предложил Леонардо.

-   А это идея, - радостно поддержал Донателло и вытащил меч ниндзя-то.

  Он примерился, взмахнул мечом и, чуть касаясь, опустил его на пластмассовое покрытие лифта. Появился шов, который можно было теперь легко увеличить. Донателло прислушался. Все было спо­койно. Он снова замахнулся и опустил меч на ка­бину.

-   Порядок, - сказал он, оборачиваясь к Лео­нардо и пряча меч в ножны. - Теперь можно попробовать залезть внутрь.

  Донателло приподнял одну половинку разруб­ленного покрытия и просунул в отверстие ноги.

-   Помоги мне, - сказал он Леонардо.

  Тот ухватился за покрытие, и Донателло спокой­но проник в кабину лифта.

-   Теперь давай ты, - сказал он Леонардо.

  Тот последовал его примеру, проникнув в лифт через образовавшееся отверстие. Но в этот момент неожиданно лифт открылся.

-   А-а-а!! - заорала пискливым голосом жен­щина и пустилась бежать прочь от лифта. - Там монстры-ы!!

-   Глупая женщина, - недовольно произнес До­нателло. - На ее пронзительный крик может сбе­жаться полиция всего округа.

-   Да, нам тогда придется туго, - сказал Лео­нардо. - А что, если пропажа картин обнаружена? Тогда в этом обвинят нас.

-   Потом они соберутся преследовать нас, прой­дет немало времени,- махнул лапой Донателло.­ - Мы будем уже далеко.

-   Не забывай о том, что выход с крыши, возможно, только один, - предупредил Леонардо.­ - А мы не умеем летать, и у нас нет прибора, с помощью которого Шредер ходит сквозь стены.

-   Вот было бы здорово его заполучить! - размечтался Донателло. - Если мы их настигнем, обя­зательно постараюсь отнять у них этот замечательный прибор.

-   Но зачем он тебе?

-   Еще спрашиваешь?! Мы сможем проходить сквозь любые преграды! - уверенно ответил Донателло.

  Лифт за минуту доставил черепашек на самый верхний этаж. Двери отворились и черепашки вышли.

-   Что будем делать дальше? - спросил Леонардо.

-   Вообще-то, в каждом здании есть выход на крышу, - ответил Донателло. - Должны же здесь быть хоть какие-то двери или люки. Пойдем, по­смотрим.

  И они отправились по коридору, заглядывая в каждую дверь и рискуя нарваться на случайных свидетелей, а то и на самих преступников.

-   По-моему, это то, что надо, - тормошил за­пертую дверь Донателло. - Черт, зачем оставлять ее запертой?

-   А ты что же, хочешь предложить прогуливаться по крыше всем, кому не лень? - спросил пожилой голос.

  Черепашки оглянулись и увидели перед собой пожилого полицейского-обходчика. Они перегля­нулись и не знали, что предпринять.

  «Мы пропали», - в этот момент подумал каждый из них.

-   Постойте-ка, ребята, - вдруг сказал старик-­обходчик. - Да я ведь вас знаю?!

-   Да? - улыбнулся ему Леонардо. - И отку­да же?

-   Вы что, не помните? - всматривался поли­цейский в лица черепашек. - Вы черепашки ниндзя, ведь так?

-   Да, - переглянулись те и, ничего не сообра­жая, уставились на полицейского. - А вы откуда нас знаете?

-   Значит, не помните, - разочарованно произ­нес старик. - Я тогда патрулировал по городу со своим напарником, Джонатаном Коелом. В тот ве­чер все складывалось как нельзя лучше. Да и де­журство наше почти завершилось, но вдруг посту­пил сигнал об ограблении ювелирного храни­лища...

-   Постойте, постойте, - стал припоминать Лео­нардо. - Когда же это было? Лет семь-восемь назад?

-   Одиннадцать, - ответил старик.

-   С ума сойти, сколько времени пролетело, - схватился за голову Донателло. - Я думаю, что-то я вас совсем не узнаю?!

-   А вы, ребята, совершенно не изменились,­ - улыбнулся старик. - Такие же молодые и шустрые.

-   Послушайте, не припомню, как вас зовут? - ­спросил Леонардо.

-   Ник, - ответил старик. - Ник Кортези.

-   Послушайте, Ник, - заговорил Леонардо. - Мы тоже очень рады вас снова увидеть. Но сейчас мы очень спешим. Вы бы не могли подсказать, как можно проникнуть на крышу этого здания?

-   А у вас что, какое-то дело там? Или вы снова преследуете кого-то? - поинтересовался охранник.

-    И да, и нет, - уклончиво ответил Донателло.

  Пожилой охранник, бывший полицейский, бро­сил на черепашек подозрительный взгляд.

-   Вообще-то мы преследуем похитителей, - от­ветил Леонардо, видя, что от старика просто так не отделаться.

-   Да? - удивился тот. - И что же они похитили?

-   Картину, - ответил Донателло.

-   Из картинной галереи?

-   Да, - ответил Донателло.

-   А полиции сообщили? - поинтересовался охранник.

-   Нет, - замялся Леонардо. - Тут такое дело... Вообще, чем меньше шума...

-   Тем больше успеха, - подсказал охранник и подмигнул. - Ладно, выручу вас.

  И он направился к двери, доставая из кармана связку ключей.

-   А где ваши друзья? - поинтересовался он.­ - Вас, насколько я припоминаю, было больше? Пяте­ро или шестеро?

-   Четверо, - поправил его Леонардо.

-   Да-да, четверо, - согласился старик. - Где же остальные?

-   Они, прочесывают нижние этажи, - ответил Донателло.

-   Молодцы, ребята, ловко работаете, - похва­лил охранник черепашек, как человек, знающий толк в раскрытии преступлений.

-   Кстати, они могут появиться здесь через какое-то время, - сказал Леонардо. - Вы, пожалуйста, укажите им путь наверх. Хорошо?

-   Нет проблем! - согласился охранник. - А с журналисткой вы еще поддерживаете связи? Ну с той, с шестого канала, по-моему?

-   Эйприл! - подсказал Донателло.

-   Да, кажется, ее так зовут, - ответил старик.

-   С тех пор она стала одним из наших лучших друзей, - гордо заявил Донателло.

-   О! - восхищенно произнес охранник. - Вы и в самом деле настоящие ребята. Ну просто молодцы!

-   Извините нас, мы очень спешим, - перебил его Леонардо. - Еще раз большое спасибо. И не забудьте о нашей просьбе передать друзьям, что мы уже на крыше.

-   А вам случайно не нужна помощь? - предло­жил охранник.

-   Если преступники действительно на крыше, то мы сами справимся с ними в два счета, - отве­тил Донателло.

-   Отлично, ребята, ха-ха-ха! - радостно рас­смеялся старый полицейский. - Так держать!

-   Спасибо, - ответил Леонардо, и черепашки скользнули за дверь.

  Потянуло сыростью, почувствовался сквозняк. Значит, крыша была совсем рядом. Черепашки по­дошли к устроенной отдушине, вверх по которой поднималась лестница. Первым на нее взобрался Донателло. Он уперся лапой в крышку и припод­нял ее. Леонардо оставался внизу. Донателло по­смотрел вокруг в приоткрытое отверстие.

-   Что там? - шепотом спросил Леонардо.

-   По-моему, все спокойно, - также тихо ответил Донателло.

-   Тогда выбирайся наружу, - сказал Лео­нардо.

  Донателло распахнул крышку настежь и выбрал­ся на крышу. Через минуту рядом с ним стоял и Леонардо.

-   Похоже, что здесь действительно никого не было, - согласился Леонардо.

-   Кроме холодного дождя и пронзительного осеннего ветра, - колотился от холода Донателло.

-   Тогда давай возвращаться, - сказал Леонар­до и повернулся уходить.

-   Стой! Тише! Смотри! - прошипел Донател­ло и спрятался за столбик металлической отдушины.

-   Смотри! - шепнул Леонардо. - Это действи­тельно Гнюс и Хряк.

-   Да, вижу, это они, - согласился Донателло. - ­А вот и сам Шредер пожаловал.

  Преступники выбрались на крышу из отдаленной отдушины. Гнюс и Хряк сразу же присели и при­слонились к столбику, дрожа от дикого холода, а Шредер достал из кармана переговорное устрой­ство и начал что-то говорить в него. Но с кем и что он говорил? Ветер наверху был такой, что уносил все слова и звуки от черепашек в сторону преступ­ников.

-   Что будем делать? Мы не сможем к ним под­красться незаметно, - прошептал Донателло.

-   Вижу, - согласился Леонардо. - Без уловки нам не обойтись.

-   Может, позвать на помощь старика? - предложил Леонардо.

-   А чем он нам поможет? - удивился Донателло.

-   Мало ли, - ответил Леонардо. - По идее, он должен знать здесь все входы и выходы. Он может подсказать нам, откуда идет та отдушина, и у нас появится возможность появиться прямо перед носом Шредера.

-   Идет, - согласился Донателло и готов был уже последовать за Леонардо.

  Но вдруг до его слуха донеслось какое-то отда­ленное рокотание.

-   Ты слышишь? - спросил он у Леонардо.

-   Что? Я ничего не слышу, - ответил тот.

-   Это похоже... - соображал Донателло.

  Несколько мгновений он сидел и вслушивался в звук, который из-за ветра становился то отчетли­вее, то глуше.

-   Это похоже на рокотание двигателя вертоле­та, - наконец догадался Донателло. - Шредер вы­зывал вертолет. Нужно действовать немедленно, иначе будет поздно.

-   Но что мы можем предпринять? - растерян­но произнес Леонардо.

-   А вот что, - сказал Донателло и быстро сбро­сил с себя серый плащ.

  Зеленое тело и темный панцирь делали его прак­тически невидимым в темноте осеннего вечера. До­нателло присел на корточки и стал тихо подбирать­ся к Шредеру и его спутникам. Он старался не де­лать шума и оставаться незаметным, потому что Гнюс и Хряк постоянно вертели головами по сторо­нам, следя за обстановкой. А тем временем верто­лет приближался. Шредер уже размахивал рукой, подзывая его к себе, и что-то кричал в переговорное устройство.

-   У кого же из них картина? - повторял про себя Донателло.

  Когда он приблизился к преступникам на расстояние одного прыжка, вертолет был уже почти над их головами. Сверху зажегся прожектор, и столб света упал на крышу здания, выискивая пассажиров.

-   Ложись! - прошептал Леонардо.

  Он уже догнал друга и всем телом навалился на него.

-   Они могут нас заметить, - пояснил Леонардо растерявшемуся от неожиданности Донателло.

  Луч света пробежался по зеленым спинам чере­пашек. Но сидевший в вертолете преступник не за­подозрил ничего, и направил прожектор на своих приятелей. Вскоре показалась веревочная лест­ница.

-   Мы опоздаем, - произнес Донателло, пы­таясь освободиться из объятий друга.

  В считанные секунды он оказался около преступ­ников. Шредер первым поднялся по лестнице в вер­толет. За ним шел Гнюс. И тут Донателло заметил, что в руках у преступника неизвестно откуда воз­никла картина. Он плохо соображал, что делать дальше, но знал одно: картину нужно спасти. По­этому Донателло выпрямился и одним прыжком достиг Гнюса. Тот совершенно растерялся, так как даже не подозревал, что кроме них на крыше еще кто-то есть. Донателло ухватился за рамку. Хряк первым пришел в себя. Он заметил, как приятель выпустил картину из рук. Хряк попытался оттолк­нуть Донателло. Но на помощь другу уже пришел Леонардо. Он набросился на Хряка. На крыше завязалась драка. Тем временем Гнюс боролся с До­нателло. Шредер почувствовал что-то неладное. Он посмотрел вниз и увидел черепашек ниндзя. Преступнику сразу же все стало ясно. Он выхватил пистолет и прицелился в Донателло.

-   Берегись! - крикнул Леонардо, заметив, что другу грозит опасность.

  Донателло ловко увернулся от пули. Она настиг­ла Гнюса. Тот скорчился от боли и громко взвыл. Шредер начал ругаться. Ситуация осложнилась. Его помощники сплелись с черепашками, и это ме­шало стрельбе. Когда же Шредер заметил появле­ние двух других мутантов, дружков Леонардо и Донателло, из груди его невольно вырвались про­клятия.

-   Шевелитесь, тетери, - сказал он. - Иначе пойдете начинкой для пиццы этим тварям.

  Гнюсу и Хряку не нужно было повторять дваж­ды. Они кое-как освободились от черепашек и бросились к лестнице. В этот момент они не думали про картину. Главное было спасти свои жизни.

-   Куда?! - весело спросил Микеланджело, хватая за ногу Гнюса.

-   Да отпусти его, - махнул рукой Донателло.­ - Посмотри, что у меня есть.

  Он гордо указал на картину. Вертолет уже отле­тел. Через несколько минут его вообще не стало видно.

-   И попадет же нашему приятелю, - засмеялся Рафаэль. - Ведь у него опять ничего не вышло.

-   И правда, - подхватил Леонардо.

  Все черепашки рассмеялись. Потом они приня­лись рассматривать картину.

-   Нам повезло. Она совершенно не пострада­ла, - радостно сказал Микеланджело.

-   А еще больше повезло музею, - отозвался Донателло.

-   Кстати! Нам нужно вернуть ее, - произнес Леонардо.

  И тут внимание черепашек привлек шум, доно­сившийся снизу. Они подошли к краю крыши и увидели, что к зданию подъехало несколько полицейских машин с включенными мигалками.

-   Что это? - удивленно спросил Рафаэль.

-   Наш приятель Шредер наделал глупостей, когда стрелял из пистолета, - высказал предполо­жение Леонардо.

  И действительно, все было именно так. Незадол­го до выстрела сторож, охранявший комнату, где выставлялась картина, обходил свой пост. Он заме­тил исчезновение шедевра. В это время прозвучал выстрел. Охранник перепугался и бегом бросился вызывать полицию.

-   Но что же нам теперь делать? - спросил Донателло. - Мы не можем отнести картину на место.

-   Да, - согласились остальные.

  Немного подумав, Микеланджело произнес:

-   Я предлагаю взять картину домой. Там мы сможем все хорошенько обсудить, а заодно и посо­ветоваться с учителем Сплинтером. Без его помо­щи здесь не обойтись.

-   Правильно, - похвалил друга Донателло. - Ты здорово придумал.

  И черепашки, стараясь укрыть картину от посто­ронних глаз плащами, начали спускаться с крыши. Они знали выход из здания. Нужно было как мож­но осторожнее добраться до канализационного хода. А там они уже чувствовали себя как дома.


Глава 4. Ночные приключения Донателло и Рафаэля

-   Куда вы подевались? - буквально набросил­ся на черепашек учитель Сплинтер.

  По выражению его лица было видно, что старый учитель очень волновался за своих подопечных.

-   Мы только немножко задержались, - попы­тался отшутиться Донателло.

  Но учитель Сплинтер метнул на него строгий взгляд. Донателло сразу отступил назад, и опустил глаза.

-   Но что это у вас? - спросил Сплинтер, заме­тив картину.

-   Это наш трофей, - гордо ответил Микеланд­жело. - Мы отбили его у Шредера и его дружков-преступников.

-   Вот как? - удивился учитель Сплинтер.

  И черепашки принялись наперебой рассказывать о своих приключениях. Донателло размахивал ла­пами, пытаясь изобразить, как происходила драка. Старый учитель с умилением смотрел на своих учеников.

-   Я думаю, с вас можно снять обвинения,­ - улыбнулся он, когда рассказ подошел к концу.­ - Я приготовил для вас вкусную пиццу. Вы же на­верняка проголодались?

-   Еще как!- подпрыгнул от радости Рафаэль.

-   Тогда быстрее за стол.

  Вскоре все насытились и отвалились на стульях. Черепашки с благодарностью думали об учителе Сплинтере, который никогда не забывал про них. Сам учитель решал, какой совет дать черепашкам. Ведь те наверняка ожидали от него ответа.

-   Так что же мы будем делать с картиной? - не выдержал молчания Донателло.

-   Как раз от этом я сейчас и думаю, - спокойно сказал учитель Сплинтер. - Вы правильно посту­пили, принеся картину домой. Относить в музей ее было опасно для вас. Но вы что-то говорили о старом полицейском, который вас узнал?

-   Да, - подтвердил Леонардо, понимая, куда клонит Сплинтер. - Это Ник Кортези. Подумать только, сколько лет прошло, а он еще помнит про нас.

-   Это очень хорошо, - произнес учитель Сплинтер.

  После этих слов он снова ушел в размышления.

-   Вы предлагаете обратиться за помощью к Нику? - спросил Микеланджело.

-   Думаю, что в нашей ситуации так будет пра­вильнее всего, - ответил старый учитель.

-   Его можно разыскать на месте, - произнес Донателло. - Сегодня его дежурство...

-   Нет, - перебил ученика Сплинтер. - Не нуж­но так торопиться. Лучше всего подождать до утра. Может быть, мы еще что-нибудь придумаем.

  Учитель Сплинтер зевнул.

-   Понятно! - разочарованно вздохнул Донателло. - Пора ложиться спать.

  Он посмотрел на друзей, стараясь найти в них поддержку. Но Леонардо и Микеланджело уже встали из-за стола и направились к кроватям.

-   Вы что, сможете просто так уснуть? - спро­сил Донателло.

-   А что же ты предлагаешь? Мы хорошо потру­дились сегодня. Учитель Сплинтер прав: утро вечера мудренее, - зевая, сказал Микеланджело.

-   А если тебе не спится, - отозвался с кровати Леонардо, - помоги Рафаэлю убрать со стола. Сегодня ведь его очередь это делать.

  После этого Леонардо отвернулся к стене и мо­ментально заснул.

-   Ты слышал этих лентяев? - недовольно спросил Донателло. - Только и думают, как бы на­бить свои желудки и хорошенько поспать.

-   А у тебя есть другое предложение? - ото­звался Рафаэль. - Если говорить честно, то я тоже не против лечь в кровать. Может быть, поменяемся дежурством?

-   Нет уж! - разозлился Донателло. - Если хо­чешь, то я помогу тебе, а один не буду убирать со стола.

  Вскоре посуда была вымыта. Рафаэль уже мирно посапывал, уткнувшись в подушку. Только один Донателло не спал. Он прокручивал в голове собы­тия предыдущего дня. Странное предчувствие не давало ему покоя. Для чего Шредеру и его помощ­никам понадобилась эта картина? В ней наверняка есть что-то, из-за чего можно поломать голову в размышлениях. Кому-то понадобилась именно эта картина. Но для чего?

  Донателло уже в тысячный раз пытался закрыть глаза и досчитать до ста, чтобы уснуть. Но всякий раз возвращался к вопросу о картине.

-   Нет, так ничего не получится, - пробормотал черепашка. - Нужно посмотреть на нее. Может быть, тогда удастся заснуть?

  Донателло вскочил с кровати и направился к то­му месту, где находилась картина. В голове у чере­пашки возникали непонятные звуки. Слышались чьи-то вздохи, завывания. По ногам сквозил холод.

-   Черт знает что, - попытался отогнать от себя набежавший страх Донателло. - Как в ужастике.

  Он уже подошел совсем близко к картине. Пре­следовавшие его звуки прекратились. Но ногам по-прежнему было холодно.

  «Наверное, дверь неплотно закрыта», - успо­коил себя Донателло.

  Но как только эта мысль пронеслась в голове черепашки, сильный порыв ветра чуть было не сбил его с ног. Донателло едва смог устоять, чтобы не повалиться на пол.

-   Что за шутки? - спросил Донателло.

  Но ответа не последовало. Черепашка огля­нулся. Кроме него в комнате никого не было. Это не могли быть друзья. Они мирно спали на своих кроватях. Донателло посмотрел на картину. Та безмолвствовала, но черепашка мог отдать голову на отсечение, что именно изнутри ее подул сильный ветер. Изображение на полотне навевало на Дона­телло ужас. Он хотел уже вернуться в спальню, но неведомая сила не отпускала его. Ноги как будто приросли к полу.

-   Я ничего не боюсь, - успокаивал себя Дона­телло. - И никого не боюсь.

  Ему страшно захотелось дотронуться до карти­ны. Он протянул руку и сразу же ощутил холод. И вдруг Донателло почувствовал, что куда-то про­валивается. Он в ужасе закрыл глаза, не понимая, что происходит. Наконец Донателло почувствовал, что опять прочно стоит на ногах. Набравшись храбрости, черепашка приоткрыл один глаз. Какой ужас! Он находился в картине. Но самым странным и непонятным было то, что он был в самом здании замка, стоял на каменной холодной лестнице, а вокруг была непроглядная тьма. Донателло передернул плечами, пытаясь отогнать наваждение. Но ничего не изменилось. Он по-прежнему находился в неизвестном ему месте. Черепашка сделал робкий шаг наверх. Страх немного отступил перед любо­пытством. Вдруг Донателло услышал доносив­шийся сверху шум. Он поднял голову. Прямо на него летела птица с огромными крыльями. Дона­телло невольно отшатнулся. Когда птица прибли­зилась, он заметил, что у нее человеческая голова. Огромные глаза крылатого существа вызывали ужас.

-   A-a-a!!! - закричал Донателло и помчался по лестнице вверх.

  Он долго бежал и остановился только тогда, когда почувствовал, что за ним никто не гонится. Донатёлло перевел дыхание. Что бы это могло быть? Такого непонятного существа ему еще ни­когда не приходилось встречать. И оно хотело его уничтожить! Донателло решил для себя быть пре­дельно осторожным. Здесь нужно держать ухо востро, иначе попадешь в какую-нибудь неприят­ность. Только он это подумал, как услышал при­ближающиеся шаги. Черепашка огляделся по сто­ронам. Напротив в стене было небольшое углубле­ние. Он метнулся туда и замер. Как раз в этот мо­мент мимо него прошло другое существо, внешне напоминающее человека. Но тело этого существа было прозрачным, а походка говорила, что это был призрак. Донателло поморщился. Вдруг ему при­шла мысль, что все, что с ним происходит, не­реально. Он просто спит и видит кошмарный сон. Донателло больно ущипнул себя за руку. Нет, он не спал.

  Тем временем призрак спокойно прошествовал дальше. Дойдя до противоположной стороны, он растворился в воздухе. Донателло немного пере­ждал, а потом вышел из своего укрытия. Он оста­новился и задумался. Что делать дальше? Как вы­браться из этого положения? Он непонятным обра­зом попал в картину, и только случай мог вызво­лить его отсюда. Немного подумав, Донателло ре­шил осмотреть третий этаж. Он стал подниматься по лестнице вверх. Темные коридоры были пустын­ны. Черепашка держался ближе к стене, чтобы его не заметили ужасные обитатели замка.

  Вдруг он заметил большую дубовую дверь.

-   Интересно, что там находится? - вслух спро­сил Донателло.

  Подойдя поближе, Донателло приложил ухо к замочной скважине. Ни звука. Может быть, это комната бывшего хозяина замка? И там сейчас про­живает его призрак? Страх и любопытство овладе­ли Донателло. Он не решался ни уйти, ни открыть дверь.

  «Интересно, как мне поступить, - думал Дона­телло. - Что сделали бы остальные черепашки, если бы оказались на моем месте? Если бы нас было много, то я наверняка сам бы предложил про­никнуть в комнату. Но сейчас я один, и мне страшно».

  Донателло повернулся, чтобы уйти. Но ноги словно приросли к земле. «Нет, я все-таки зайду туда. Раз уж оказался здесь». И Донателло приот­крыл тяжелую дверь. Раздался скрип. Казалось, что ее не открывали уже тысячу лет.

  Донателло просунул голову в образовавшуюся щель. Сначала он не увидел ничего интересного. Обыкновенная пустынная огромная комната, и больше ничего. Черепашка сделал несколько ша­гов и оказался внутри. Дверь за ним захлопнулась.

  Донателло понял, что попал в ловушку. Когда гла­за немного привыкли к темноте, стали заметны предметы, наполнявшие комнату. Донателло увидел большой круглый стол, ряд стульев вдоль одной из стен. Противоположная сторона казалась пустынной. Но уже в следующее мгновение чере­пашка понял, что ошибся. Там что-то начало шеве­литься. Донателло почувствовал холодящий душу ужас. На него смотрели несколько существ. Они выглядели сонными и недовольными. Видимо, шум открывающейся двери разбудил их. И теперь они уставились на ночного посетителя своими мутными огромными глазами. Донателло пригляделся. Су­щества были бесформенными. Куски кожи свисали по всему телу, а головы были усеяны множеством крупных бородавок.

-   Какие противные, - вырвалось у Донателло.

  Сразу же одно из существ направилось в сторону черепашки. Оно передвигалось совсем медленно, как будто каждый шаг доставлял ему массу не­удобств. Наконец существо подошло вплотную к Донателло. До ноздрей черепашки донесся непри­ятный затхлый запах. Он отвернул голову от оби­тателя замка. Тот принялся обнюхивать Донател­ло. Потом зашел с другой стороны и стал подталки­вать гостя к тому месту, где находились его прия­тели, развалившись на полу. Донателло еле пере­ставлял ноги от страха. Ему казалось, что жизнь отсчитывает свои последние секунды. Существо, шедшее за ним, остановилось. Донателло увидел перед собой другого монстра, более низкого, с огромными отвисшими до самого пола ушами. Раз­далось слабое рычание. Существа переговаривались. Потом тот, который стоял сзади, присел на землю. Глаза у длинноухого сразу закрылись. Ни один из монстров даже не пошевелился.

  Некоторое время Донателло боялся перевести дыхание. Он не понимал, чем вызвано затишье. Казалось, что существа, захватив добычу и окру­жив ее, снова уснули. Донателло слегка пошевелил рукой. Сзади раздалось рычание. Так оно и было. Монстры спали, но слышали каждый шорох. Тот уже потерял всякую надежду на освобождение и ждал страшной развязки всей этой истории.

  И тут откуда-то издалека раздался громкий крик. Донателло показалось, что он знает, кому он при­надлежит. Крик затих, и черепашка тяжело вздох­нул. Нет, это не мог быть Рафаэль. Тот сейчас спокойно спит вместе с остальными друзьями. И только он, Донателло, со своим любопытством мог попасть в такой переплет. Крик повторился. Теперь он был значительно ближе. Донателло ши­роко раскрыл глаза от удивления. В следующее мгновение открылась дверь, и в комнату вбежал Рафаэль. Он сразу заметил Донателло и метнулся в его сторону.

-   Донателло! - воскликнул Рафаэль.- Какой ужас.

  Монстры зашевелились.

-   Тише! - Донателло приложил к губам па­лец. - Не разбуди этих тварей.

  Рафаэль посмотрел в ту сторону, куда указывал друг. Он мгновенно отшатнулся. На полу лежали чудовища.

-   Что это? - тихонько спросил он.

-   Не знаю. Наверное, обитатели замка.

-   С ума можно сойти, - простонал Рафаэль. - Но почему ты стоишь здесь как завороженный? Давай попробуем убежать.

  Донателло пожал плечами. Ему и самому очень хотелось это сделать. Он сделал шаг в сторону. И сразу же раздалось угрожающее рычание. Донателло поставил ногу на место.

-   Вот видишь, я не могу сдвинуться с места, - сказал он другу.

-   Не отчаивайся. Мы вместе, и что-нибудь придумаем, - поддержал его Рафаэль. - Хотя, еще неизвестно, где безопаснее находиться.

-   Как ты здесь очутился? - поинтересовался Донателло.

-   Я заметил, что тебя нет, и решил проверить, куда ты пошел. Поэтому встал и направился на поиски. Когда же очутился перед картиной, захотелось подойти поближе к ней...

-   И что было дальше?

-   Меня просто засосало в эту проклятую картину.

-   Значит, со мной было то же самое, - тихо произнес Донателло. - Сначала я думал, что сплю.

-   Как хорошо, если бы это был сон, - поддержал друга Рафаэль.

-   А почему ты так кричал? - спросил Донателло.

-   За мной гнались призраки!

  Рафаэль посмотрел на друга глазами, полными ужаса.

-   Я тоже встретился с одним призраком, - сказал Донателло.

-   И он отпустил тебя?

-   Нет, я вовремя спрятался.

-   Тебе повезло больше, чем мне, - похлопал друга по плечу Рафаэль.

-   Это еще не известно, кому больше повезло, - указал Донателло на своих охранников.

  Рафаэль понял, что хотел сказать друг. Но он боялся приблизиться к нему, чтобы монстры не взя­ли и его в плен.

-   А почему они не просыпаются от наших голо­сов? - спросил Рафаэль.

-   Не знаю. Но они здорово реагируют на всякие шорохи. Стоит мне только поднять руку или пере­ставить ногу, как сразу раздается недовольное ры­чание.

-   Что же нам делать? - спросил Рафаэль.

  Донателло не ответил. Он и сам не знал, как по­ступить в данной ситуации.

-   Послушай! - воодушевленно сказал Рафа­эль. - Если я и ты проникли сюда через картину, то, может быть, нашим друзьям этим же способом удастся разыскать нас в замке и освободить от монстров?

-   Правильно! - воскликнул Донателло. - Вот только...

-   Что только? - насторожился Рафаэль.

-   А вдруг у них не получится сюда проникнуть, или они не поспешат нас освобождать. Подумают, что мы прогуливаемся по ночному городу.

-   Ты совсем поглупел от страха, - улыбнулся Рафаэль, который не сомневался, что друзья спасут их. - Вспомни, что мы должны были делать утром?

-   Что? - не понял Донателло.

-   Подумай хорошенько.

-   Нести картину в музей, - неопределенно ответил Донателло.

-   И ты все еще ничего не понимаешь?

  Донателло пожал плечами.

-   Какой же ты недотепа! - воскликнул Ра­фаэль.

  Донателло сделал шаг в сторону друга, чтобы хорошенько проучить того за издевательство, но ло­поухий раскрыл глаза и свирепо зарычал. Донател­ло затаил дыхание. Он совсем позабыл об опаснос­ти. Чудовище снова закрыло глаза. Оно заснуло.

-   Пронесло, - вздохнул Рафаэль.

-   Это наше счастье, - подтвердил Донател­ло, - что он не заметил тебя. Может быть, на радостях, ты перестанешь говорить загадками и рас­скажешь, почему Микеланджело и Леонардо долж­ны обязательно нас найти?

-   Они же подойдут к картине... - начал объяс­нять Рафаэль, но Донателло тут же перебил его.

-   Правильно! - радостно воскликнул он. – Ты молодчина. Остается только дождаться рассвета. Надеюсь, что наши друзья не будут валяться в кроватях до полудня.

-   Их разбудит учитель Сплинтер, - отозвался Рафаэль.

  Прошло некоторое время. Черепашки молчали. Они не могли сказать, сколько именно прошло: час, два или всего несколько минут. В такой ситуации каждая минута казалась вечностью.

-   В комнате посветлело, - первым нарушил молчание Донателло.

-   Значит, нам недолго осталось ждать, - сказал Рафаэль.

  Первые тонкие лучи солнца заглянули в окно.

-   Ура-а-а!!! - воскликнули в один голос чере­пашки ниндзя, как будто уже была минута избав­ления от ночного кошмара.

-   Вы чего так расшумелись!? - послышалось недовольное бурчание сквозь сон.

  Донателло и Рафаэль оглянулись. Они застыли от неожиданности. Комната с монстрами пропала. Донателло сидел на своей кровати. Напротив него находился его друг Рафаэль. Микеланджело и Леонардо продолжали спать, как ни в чем не бы­вало.

-   Что это значит? - спросил Донателло.

-   Ничего не понимаю, - повел плечами Рафаэль.

-   Как мы здесь снова очутились?

-   Не знаю.

  Леонардо высунул голову из-под одеяла. Его лицо выражало недовольство.

-   Вы знаете, сколько сейчас времени? - спро­сил он.

-   Честно говоря, нет, - ответил Донателло.

-   Ну, так ложитесь спать, - пробубнил со своего места Микеланджело.

-   А вам только и надо, что спать! - воскликнул Рафаэль. - Друзья, можно сказать, чуть не погиб­ли этой ночью. И не один из вас даже не почувство­вал этого. Преспокойно себе спали, и все.

-   Кто это тут чуть не погиб? - переспросил Леонардо. - Вы, что ли? - он приподнялся и сел на кровати. Потом, потянувшись, добавил:

-   По-моему, вы хорошо выглядите.

  Микеланджело громко рассмеялся:

-   Вы что, всю ночь не спали? Искали для себя приключений?

-   Мы действительно не спали этой ночью,­ - обиженно подтвердил Донателло. - Только приключения сами нашли нас.

-   Вот как? - зевнул Леонардо. - И где же они вас застали?

-   Да ну их! - махнул рукой Донателло. - Веч­но эти умники не верят нам. Давай не будем ничего рассказывать, - предложил он Рафаэлю.

  Он заговорщицки подмигнул другу. Тот согласно закивал головой.

-   Микеланджело, по-моему, против нас зреет заговор, - весело сказал Леонардо.

-   Мне тоже так показалось, - отозвался тот.

  Он взял свою подушку и швырнул ею в Донател­ло. Потом громко рассмеялся. Его подхватил Леонардо. Но через несколько секунд они останови­лись, так как заметили, что Донателло и Рафаэль сидят с кислыми минами и даже не отзываются на шутку друзей.

-   Что-нибудь действительно произошло?­ - спросил Леонардо.

  Донателло и Рафаэль молчали. Они обиделись на друзей.

-   Говорите, - строго сказал Микеланджело. - ­Что-нибудь с картиной?

  Ему показалось, что этой ночью Рафаэль и До­нателло решили вернуть картину в музей и впута­лись в историю.

-   Вы ее потеряли? - с тревогой спросил он.

-   И не думали, - произнес Донателло.

-   Тогда, что же случилось? - не выдержал и Леонардо.

  Донателло и Рафаэль переглянулись. Кажется, друзья наконец-то начинают им верить.

-   Мы попали в картину, - ответил Донателло.

-   Куда?! - в один голос спросили Микеланджело и Леонардо.

-   В картину, в ее изображение, - поддержал друга Рафаэль.

-   А, - произнес Леонардо и засмеялся.

-   А мы уже испугались, - сказал Микеланджело. - Так вы говорите, что попали в изображение картины? - серьезным тоном продолжал он. - А почему именно туда? Почему не в другое изме­рение, к призракам?

  И он тоже разразился хохотом.

-   Там были и призраки, и монстры, - вызываю­ще ответил Рафаэль. - И они продержали нас до утра.

-   Конечно, конечно, мы верим вам. Ха-ха-ха! - ­смеялся Леонардо.

-   Вот, не верите, - возразил Рафаэль.

-   А что бы вы сделали на нашем месте? - спросил Микеланджело.

-   Спокойно выслушали бы вас, - сказал До­нателло.

-   Как раз сейчас мы и собирались предложить вам рассказать о своих приключениях, - произнес Леонардо.

-   Если перестанете хохотать, - с гордостью ответил Рафаэль.

-   Обещаем, - в один голос произнесли Мике­ланджело и Леонардо.

  Донателло и Рафаэль переглянулись. Потом ста­ли наперебой рассказывать друзьям о своих ноч­ных похождениях. Те, как и обещали, хранили пол­нейшее молчание. Только лица выдавали, что друзья не верят ни единому слову.

-   Прекрасно, - сказал Леонардо, когда рассказ закончился. - Вот только...

-   Что же?!

-   Только это как-то не совсем обычно.

-   Конечно, необычно, - подхватил Донателло. - А ты думаешь, что можно запросто проникнуть в какую-нибудь картину?

-   Мне бы такая идея даже не пришла в голо­ву, - весело произнес Микеланджело.

-   А вот нам пришла, - вспылил в ответ Рафаэль. - Вы же всегда считаете нас безмозглыми.

-   Ну, на безмозглых вы не похожи, - отрица­тельно закивал Микеланджело. - Скорее, на изобретательных.

  Донателло понял насмешку. Он вскочил с кровати и набросился на друга.

-   Они совсем с ума спятили! - закричал Лео­нардо и поспешил на выручку Микеланджело.

  Между черепашками ниндзя завязалась драка. В это время в спальню учеников заглянул учитель Сплинтер. Он несколько минут постоял в проеме дверей, наблюдая за происходящим. Потом, дога­давшись, что черепашки не шутят, а дерутся всерьез, бросился их разнимать.

-   Что здесь происходит? - гневно спросил он, растаскивая Донателло и Рафаэля.

  Голос учителя оказал хорошее воздействие на черепашек. Они моментально прекратили выяснять отношения при помощи кулаков.

-   Что здесь происходит? - повторил Сплинтер.

-   Донателло и Рафаэль не выспались сегодня. И сошли с ума, - ответил Леонардо. - Донателло набросился на Микеланджело, я помог другу. Остальное вы наблюдали сами.

-   Прекрасно, - все еще не мог успокоиться учи­тель. - Но из-за чего все произошло?

-   Эти хвастунишки рассказали нам, что этой ночью проникли в изображение картины. Той са­мой, которую мы отняли у Шредера и его помощ­ников. Нам показалось, что нечестно так примитив­но обманывать нас, и поэтому высмеяли их, - рас­сказал о случившемся Микеланджело.

-   И тогда Донателло набросился на Микеланд­жело, - добавил Леонардо.

-   Та-а-ак, - протяжно произнес учитель Сплинтер.

  Потом он изучающе посмотрел на Донателло и Рафаэля. Ему показалось, что те были сильно воз­буждены.

-   Рассказывайте, - произнес Сплинтер.

  Микеланджело и Леонардо переглянулись.

-   Неужели вы собираетесь выслушивать всю эту чепуху? - удивленно спросил Леонардо.­ - Пусть лучше признаются, что подшутили над нами, мы простим их, а потом все вместе отправимся есть пиццу.

-   Да, - поддержал друга Микеланджело.­ - У нас ведь сегодня важное мероприятие. Забыли, что мы должны вернуть картину в музей?

-   Я об этом не забыл, - сердито ответил учи­тель Сплинтер. - Но вот вы кое-что действительно выпустили из головы.

  Он осмотрел всех черепашек. Те молча ждали, когда учитель продолжит.

-   Нет ничего более важного, чем взаимоотно­шения между вами, - сказал он. - Поэтому все бу­дут слушать Донателло и Рафаэля, сколько бы времени на это не ушло. А потом мы будем об­суждать происшествие.

  Донателло принялся во второй раз рассказывать про свои ночные приключения. Он несколько раз бросал взгляд в сторону Микеланджело и Леонар­до. Те сидели молча, но на их лицах было написано недоверие. Учитель Сплинтер, напротив, внима­тельно слушал ученика и утвердительно кивал го­ловой.

-   Вот так все и было, - сказал Донателло. - ­Я не соврал. Можете спросить об этом у Рафаэля.

-   Я верю тебе, мальчик, - успокоил его Сплинтер.

-   Как?! - удивились Микеланджело и Леонар­до. - Неужели мы слышали это своими ушами?

  Они многозначительно переглянулись.

-   Не считайте себя великими умниками, - одернул черепашек учитель.

-   Но неужели вы действительно поверили, что эти врунишки были ночью в замке и видели каких-то тварей?

-   Об этом я не говорил, - возразил Сплинтер.

-   Ничего не понимаю, - растерянно произнес Леонардо.

-   Хорошо, я поделюсь с вами предположения­ми, - сказал учитель Сплинтер. - Только давайте пройдем в комнату, где находится картина.

  Черепашки молча повиновались мудрому учи­телю.


Глава 5. Тайна замка Вальдхоуз

  В скором времени черепашки и Сплинтер распо­ложились около картины на стульях.

-   Значит, - начал разговор учитель Сплин­тер, - вы утверждаете, что этой ночью побывали в замке?

-   Да, учитель! - утвердительно ответил Донателло.

-   Что ж, - с какой-то легкой горечью произнес учитель Сплинтер. - Похоже на то, что простран­ство картины начинает действовать.

-   Объясните же и нам что-нибудь! - непонимающе развел лапами Микеланджело. - Мы ничего не понимаем!

-   Я согласен с Микеланджело, - поддержал Леонардо. - Учитель Сплинтер, скажите, что на самом деле произошло этой ночью с Донателло и Рафаэлем?

  Учитель Сплинтер обвел черепашек присталь­ным взглядом.

-   Понимаете, - начал он. - Для многих эта картина не более, чем прекрасная легенда. Много столетий назад неизвестный художник написал ее по просьбе сэра Питера Корнуэльского - млад­шего. Являясь наследником очень древнего рода, он по воле судьбы стал и последним его предста­вителем и владельцем замка Вальдхоуз. Об этом можно было прочитать даже в проспекте, который выдавали в музее как путеводитель по галерее.

-   А чего не было написано в этом проспекте? - хитро спросил Леонардо.

-   Чего не было? - переспросил учитель Сплин­тер. - Не было именно того, что считается прекрас­ной легендой, но не более. Сэр Питер сделал заказ на картину после того, как в замке стало невыносимо жить. Вальдхоуз действительно был глухим мес­том. Он находился среди дремучих лесов Корнуэ­ла, его окружали топкие болота. Все ближайшие соседи сэра Питера перебрались в города, и он остался в родовом замке по сути один, если не считать прислуги, которая также лелеяла мечту о том, что их хозяин возьмется за ум и переберется в город. А тем временем в самом замке и его окрест­ностях произошли странные события, вызвавшие огромный страх у жителей ближайших сел и дере­вень. Этот страх был настолько огромен, что за­ставил крестьян переселяться в другие районы страны.

-   Вот это да! - удивился Донателло.

-   И что же там могло произойти? - поинтере­совался Микеланджело.

-   Я как-то читал, что в средние века люди страдали от неурожаев, а, следовательно, от голода,­ - сказал Леонардо. - Поэтому многие покидали свои исконные жилища и перебирались в более плодо­родные районы.

-   Все могло быть и так, - согласился учитель Сплинтер. - Вместе с тем вскоре поползли слухи, будто сэр Питер не хочет покидать свой замок из-за того, что стал знаться с нечистой силой.

-   Как это? - не понял учителя Рафаэль.

-   Его стали обвинять в колдовстве, - объяснил учитель Сплинтер.

-   А я думал, что на средневековых процессах ведьм казнили только простых людей, которые были неграмотными и верили во всякие сверхъ­естественные чудеса, - сказал Леонардо.

-   Да нет, - покачал головой учитель Сплин­тер. - Преследовались не только простые люди. Святая инквизиция с большим рвением наказыва­ла нобилей. Тогда у них появилась возможность именем церкви захватить владения и богатства, ко­торые принадлежали тому или иному аристократу.

-   И они совершили это по отношению к сэру Питеру? - спросил Донателло.

-   Нет, - сказал учитель Сплинтер. - Они прос­то не успели.

-   Не успели? - не понял Микеланджело.

-   Да, - подтвердил учитель. - Когда слухи стали распространяться, люди не поверили в то, что благопристойный аристократ пал так низко, что осмелился продать душу дьяволу. Многие просто насмехались над подобными рассказчиками, так как лично знали сэра Питера как порядочного че­ловека. Но через некоторое время, когда в его пове­дении стали наблюдаться всякие странности...

-   Всякие странности? - перебил Сплинтера Леонардо. - Что вы имеете в виду?

-   Ну, скажем, сэр Питер позволял себе иногда нелицеприятные высказывания о каких-либо собы­тиях или деятелях, - объяснил учитель. - Или мог сесть на коня, выехать на прогулку и вернуться в замок через несколько дней. Бывало и такое, что он запирался в своей родовой библиотеке и сидел там целую неделю.

-   Вот это да! - восхищенно произнес Дона­телло. - Интересно, как ему удавалось столько дней провести без еды?

-   Такие же или подобные вопросы, наверное, приходили в голову и людям, знающим сэра Пите­ра, которые находились рядом с ним, - продолжал учитель. - Вот тогда-то они и стали подозревать его в связях с дьяволом.

-   Несчастный человек, - грустно произнес До­нателло. - Я знаю, каково, когда тебе не верят.

  При этих словах он укоризненно посмотрел на Микеланджело и Леонардо, которые тоже уставились на друга, зная, что это камушек в их огород.

-   У сэра Питера с каждым днем становилось все меньше и меньше друзей, - говорил учитель Сплинтер. - Постепенно они перестали навещать его, а вскоре не смущались в открытую обвинять его в чародействе и колдовстве. Но был один моло­дой человек, который оставался верен дружбе с несчастным сэром Питером Корнуэльским-млад­шим. Это был его бывший ученик - Вильгельм Верентайль. Он продолжал посещать своего учите­ля, проводил с ним время. Скажу по секрету, мне удалось отыскать дневник этого господина.

-   И вы знаете всю историю до конца? - поин­тересовался Донателло.

-   К сожалению, дом, в котором жил Вильгельм Верентайль, сгорел в огне пожара, который случил­ся уже после кончины этого человека, - ответил учитель Сплинтер. - Большая часть его библиоте­ки сгорела. Осталось двадцать девять листов руко­писи. Двенадцать из них как раз и описывают жизнь сэра Питера.

-   Как жаль, - с сожалением сказал Донател­ло. - Значит, вы тоже, учитель, не знаете, чем закончилась эта история?

-   Точно не знаю, - ответил учитель Сплин­тер. - Но могу предполагать. Когда-то я интересовался этим, и мне пришлось перевернуть горы лите­ратуры. Я знаю, что инквизиция собрала достаточ­но свидетельских показаний, чтобы отправить сэра Питера на костер. Но когда замок был окружен, владельца там не оказалось. Он исчез.

-   Куда исчез? - спросил Леонардо.

-   Этого никто не знает, - ответил учитель Сплинтер.

-   Наверное, он сбежал за границу, - предполо­жил Рафаэль.

-   А этот Вильгельм тоже не знал? - поинтере­совался Донателло.

-   Вильгельма Верентайля несколько раз вызы­вали в суд для свидетельских показаний, - отве­тил учитель Сплинтер. - Скажу больше, именно его подозревали в соучастии в побеге сэра Питера.

-   В соучастии? - удивился Леонардо.

-   Да, - ответил учитель. - Все утверждали, что это именно Вильгельм предупредил сэра Питера и помог ему бежать.

-   Но его не наказали? - поинтересовался Ми­келанджело.

-   Не было достаточных улик против Вильгельма, - продолжал учитель Сплинтер. - А через некоторое время все затихло и забылось.

-   А откуда взялась картина? - спросил Рафаэль.

-   Я же говорил, что ее создал неизвестный художник по просьбе самого сэра Питера,­ - ответил Сплинтер. - Но вот странная вещь: эта картина была в коллекции... кого бы вы думали? Вильгельма Верентайля!

-   Вот это да! - удивился Донателло. - Но как она к нему попала?

-   На этот вопрос нет ответа, - развел лапами учитель Сплинтер. - Дальше начинаются сплош­ные легенды. Одни утверждали, что перед побегом сэр Питер подарил эту картину своему ученику. Другие говорили, что Вильгельм сам забрал ее из замка, когда сбежал сэр Питер. Многие до сих пор утверждают также, что картину нарисовал сам Вильгельм. Было даже упоминание о том, что Вильгельм поддерживал отношения со своим учи­телем и после его исчезновения, а перед смертью сэр Питер прислал ее Вильгельму.

-   А что вы думаете обо всем этом, учитель Сплинтер? - спросил Донателло.

-   Все эти предположения имеют сегодня право на существование, - сказал учитель Сплинтер.­ - Но я думаю, что учитель подарил своему ученику эту картину на память.

-   А мне кажется, что если она находилась у Вильгельма, то значит, он сам ее и нарисовал,­ - сказал Леонардо.

-   Не знаю, ребята, - вздохнул учитель Сплинтер. - Но с момента ее создания картина стала проявлять удивительные свойства.

-   Какие? - спросил Микеланджело.

-   Например, во время пожара, когда сгорел дом Вильгельма Верентайля, пламя оставило свой след на всём, - объяснил Учитель Сплинтер. - Но оно не коснулось только одного предмета. Догадайтесь, какого?

-   Картины?! - недоуменно произнесли чере­пашки в один голос.

-   Вот именно!

-   И что из этого следует? - спросил Рафаэль.

-   Что эта картина непростая, - объяснил учитель Сплинтер. - К тому же, в анналах города сохранилась запись об этом пожаре.

-   И что там написано? - удивился Донателло.

-   Многие жители были свидетелями удивитель­ного видения, - сказал учитель Сплинтер. - Во время пожара, когда пламя бушевало под самое небо, вдруг разверзлись небеса, и там появилась картина - изображение замка.

-   Я уже встречал такие описания в книгах,­ - вставил Леонардо.

-   Старожилы сразу же узнали замок Вальдхо­уз, родовое гнездо сэра Питера Корнуэльского, ­продолжал свой рассказ учитель Сплинтер. - Люди сильно были напуганы подобным видением, и они побоялись подходить к огню. Набожные души утверждали, что это запоздалая кара Верентай­лю за его дружбу с колдуном из Вальдхоуза. «Так ему и надо!» - кричали они. – «Не зря говорят, что за грехи родителей придется расплачиваться детям!»

-   Так могли говорить только бездушные су­щества, - возмутился Донателло.

-   Ты ничего не понимаешь, Донателло, - стал объяснять Леонардо. - Просто в те времена люди очень верили во всякие знамения и символы. Я пра­вильно говорю, учитель Сплинтер?

-   Да, - согласился Сплинтер. - Потому что некоторые, более смелые, говорили, что это знак того, что где-то скончался сэр Питер Корнуэль­ский-младший и что его душа решила таким обра­зом попрощаться с землей.

-   Все-таки как хорошо, что мы не жили в те времена, - сделал вывод Микеланджело. - Нам бы пришлось нелегко сражаться с подобным мрако­бесием.

-   Еще неизвестно, кому легче: им с картиной или нам со Шредером, - заперечил Донателло.

-   Учитель Сплинтер, а вы как думаете? - ­спросил Леонардо. - Почему так произошло?

-   Я думаю, что тогда произошло то же, что этой ночью случилось с Донателло и Рафаэлем,­ - ответил учитель Сплинтер.

-   Да? - удивился Рафаэль. - И что же это было?

-   Тренидаты, - объяснил учитель Сплинтер.­ - Они заявили о себе миру. Вернее, они попросились на волю.

-   Тренидаты?? - в один голос удивились чере­пашки и переглянулись между собой. - Но что это такое?

-   Не что, а кто? - поправил учитель Сплин­тер. - Это, скорее всего те самые существа, о которых говорят Донателло и Рафаэль.

-   Но не призрак же, в самом деле, - задумчиво сказал Донателло.

-   Тогда кто же такой этот призрак? - пожал плечами Рафаэль. - Он так напугал меня, что я до сих пор не могу отойти от ужаса, который охватил меня в тот момент.

-   А он что, пытался причинить тебе вред?­ - спросил Микеланджело.

-   Да нет, - замялся Рафаэль. - Но представь себе, вдруг в темноте перед тобой бесшумно появляется что-то такое... Я весь похолодел от неожи­данности.

-   Согласись, Рафаэль, ведь нам приходилось встречаться с монстрами поужаснее? - сказал Леонардо.

-   Да, конечно, но то, что я повстречал в ночном замке... - Рафаэль не нашел подходящих слов и замолчал.

  А Донателло сидел рядом и непонимающе хлопал глазами то на Рафаэля, то на учителя Сплинтера, то на Микеланджело и Леонардо. Ему совсем не показался таким ужасным призрак. Но он не решался сказать об этом вслух.

  «Странно, я же его тоже видел!» - подумал Донателло. – «Но мне он почему-то не показался таким страшным. Может, Рафаэль видел что-то другое, на что я не обратил внимания?»

  Сомнения так щекотали нервы Донателло, что он не выдержал.

-   Скажи, Рафаэль, - вдруг спросил он. - А как выглядел этот призрак?

  Рафаэль повернулся к другу и от удивления открыл рот.

-   Как он выглядел? - переспросил наконец он. - Но ты же сам его повстречал?!

-   Просто у меня не сложилось такого впечатле­ния, будто призрак замка Вальдхоуз такой несу­светный монстр.

-   А как вы думаете, учитель, - обратился Леонардо к Сплинтеру. - Чей призрак мог прогуливаться по замку?

-   Я сказал вам, что сэр Питер исчез, - ответил учитель Сплинтер. - Его так и не нашли. Он не объявился и позднее, и о нем вспомнили только во время происшествия на пожаре.

-   Но куда-то он должен был подеваться? - ­недоумевал Донателло.

-   Да, конечно, - согласился учитель Сплин­тер. - И вы его сами видели.

-   Призрак?? - удивленно переспросили чере­пашки.

-   Думаю, что это был именно сэр Питер, - согласно закивал головой учитель Сплинтер.

-   Но каким образом он попал туда? - спросил Рафаэль. - Я имею в виду замок на картине.

-   Об этом следует подумать, - ответил учитель Сплинтер. - Эта мысль пришла мне в голову толь­ко сейчас, когда вы стали рассказывать о том, что происходит в замке. Думаю, что сэр Питер разо­чаровался в людях и умер от тоски. И уже потом попал в другое измерение.

-   А может ему помогли в этом тренидаты? ­- предположил Рафаэль.

-   Вполне вероятно, - ответил Сплинтер.

-   И откуда вообще они взялись? - вдруг спросил Донателло.

-   Я знаю только, что они занесены на Землю много столетий назад, - ответил учитель Сплинтер. - Пришельцы из космоса, они осваивали Все­ленную и селились на разных планетах, в разных галактиках. Поселились они и на нашей планете. Но потом оказалось, что Земля уже заселена.

-   Людьми? - поинтересовался Донателло.

-   Да, людьми, - ответил Сплинтер.

-   Учитель, - удивился Леонардо. - Вы хотите сказать, что люди - тоже пришельцы на этой пла­нете?

-   Все может быть, - загадочно улыбнулся Сплинтер. - Важно другое. Люди стали бороться с новыми пришельцами. Они не захотели жить с ними в дружбе и согласии, поэтому тренидатам пришлось спасаться в другом измерении. Там они стали жить своей жизнью, а люди, одержав побе­ду, превратились в единственных хозяев на пла­нете и стали называть позднейших пришельцев монстрами, духами зла, гоблинами, тренидатами.

-   Значит они совсем не выдумка? - удивился Леонардо. - Они и в самом деле существуют?

-   Пойми, Леонардо, - стал объяснять учитель Сплинтер. - Просто так ничего нельзя выдумать. Я много думал об этом и пришел к мысли, что чело­веческий мозг устроен так, что выдумывает только то, что знает, не больше. Всякие выдумки, изобре­тения - это всего лишь то, что уже было. Если сказать коротко, это старая песня на новый мотив.

-   Немало же пришлось побороться людям с тре­нидатами, если они их так хорошо запомнили, ­сказал Донателло.

-   Они их запомнили только потому, что трени­даты существуют на самом деле, - сказал учитель Сплинтер. - И вы с Рафаэлем смогли убедиться в этом сегодня ночью.

-   Да, это точно, - согласился Рафаэль. - И ес­ли бы мне об этом рассказал кто-нибудь, я не поверил, как Микеланджело и Леонардо.

-   Они живут в другом измерении, но иногда напоминают о себе миру, проникая в наше измере­ние, - говорил дальше учитель Сплинтер. - Ес­тественно, современные люди их не помнят, потому что считают заповеди своих предков сказками, небылицами, всякими легендами и мифами. Иног­да мамы пугают ими своих непослушных малы­шей.

-   А как же фильмы ужасов? - поинтересовал­ся Микеланджело.

-   Это искусство, - ответил учитель Сплин­тер. - Но в фильмах тоже есть доля истины. Тренидаты живут в другом измерении и ведут себя там спокойно, чувствуют себя как дома. Но когда они случайно или нарочно проникают в наше измере­ние, то тут же превращаются в монстров.

-   Так вот зачем понадобилась Шредеру эта кар­тина! - догадался Донателло.

-   Думаю, что именно так, - согласился учи­тель Сплинтер. - Он, а вернее Супермозг, решил выпустить тренидатов на волю. Если им это удаст­ся, то могут произойти непредвиденные катаст­рофы.

-   Почему вы так считаете? - спросил Лео­нардо.

-   Потому, что так уже было, - ответил учи­тель Сплинтер. - Во время второй мировой войны они похитили американский самолет, который был обнаружен астронавтами только через двадцать пять лет.

-   Вот это да! - удивился Донателло.

-   И где бы, вы думали, его обнаружили? - спросил учитель Сплинтер.

-   Наверное, на Марсе, - ответил Микелан­джело.

-   Нет, гораздо ближе, - сказал учитель Сплин­тер. - На Луне.

-   Я вспомнил, - сказал Леонардо. - Я читал об этой сенсации в книге по истории зарождения астронавтики. Там еще говорилось, что первые НЛО видел пророк Иезекииль.

-   Совершенно верно, - согласился учитель Сплинтер. - Но НЛО посещали и посещают Землю очень часто. И все только для того, чтобы найти тренидатов.

-   Зачем они им нужны? - спросил Рафаэль.

-   Не знаю, может они хотят забрать их обрат­но, на свою планету, - ответил учитель Сплинтер. - Но это им не удается по одной простой при­чине. Тренидаты живут в другом измерении, они привыкли к нему. А попадая в наше измерение, они превращаются в монстров, которые просто не нужны на их бывшей родине.

-   Да, ну и будет же делов, если картину опять похитит Шредер! - вздохнул Микеланджело.­ - Как вы думаете, учитель, он снова попытается украсть ее?

-   Уверен, - ответил Сплинтер. - Теперь она им нужна, как воздух. Раньше еще можно было сомне­ваться, но теперь...

-   Тогда может не следует возвращать ее в музей? - спросил Донателло.

-   А что ты собираешься с ней делать? - поинтересовался Леонардо.

-   Пока не знаю,- пожал плечами Донателло.

-   А что вы думаете, учитель Сплинтер? - ­спросил Микеланджело.

-   Я тоже думаю об этом, - стал рассуждать учитель Сплинтер. - Если мы вернем картину в му­зей, то Супермозг и Шредер попытаются ее снова похитить. Даже если ее будут хранить в сейфе, будьте уверены, они найдут способ осуществить свой план.

-   Тогда может следует посоветоваться с Эйприл? - подсказал Донателло. - Наверняка, она сможет нам помочь.

-   С Эйприл можно связаться, но только в том случае, если мы решим отправить картину обратно в музей, - ответил учитель Сплинтер. - Она тоже не сможет нам подсказать, как следует поступить в подобной ситуации. Ведь если картину оставить, тренидаты могут проникнуть в наше пространство и первыми уничтожат именно нас.

-   Мне такая перспектива не очень нравится,­ - сказал Рафаэль. - Особенно после того, как я имел честь увидеть их собственными глазами.

-   А почему вы решили, что они сразу же нас уничтожат? - обратился Микеланджело к учителю Сплинтеру. - А вдруг нам удастся найти с ними общий язык?!

-   Это мало вероятно, - не согласился учитель Сплинтер. - Когда исчез сэр Питер Корнуэльский, его замок, как само собой разумеющееся, перешел во владение церкви. В Вальдхоузе был устроен монастырь. Но он просуществовал совсем мало времени.

-   Почему? - удивился Рафаэль.

-   Потому, что был далеко от города, - предположил Микеланджело.

-   А я думаю, что монахов замучили тренида­ты, - высказал свою догадку Донателло.

-   Совершенно верно! - согласился с ним учи­тель Сплинтер. - Монахи сбежали из замка через месяц после того, как вселились туда. Тренидаты не хотели уживаться с церковниками и развязали против них настоящую войну. Они даже похитили несколько монахов.

-   И не возвратили? - поинтересовался Микел­анджело.

-   Представьте себе, - ответил учитель Сплин­тер.

-   Просто ужас! - не сдержался Рафаэль.

-   А что случилось потом? - спросил Донателло.

-   Потом? Тренидаты остались единственными и полноправными хозяевами замка и наследниками сэра Питера, - ответил учитель Сплинтер.

-   Как это? - не понял Донателло.

-   Очень просто, - объяснил учитель Сплин­тер. - Ведь сэру Питеру Корнуэльскому удалось скрыться, тогда монахи передали суду... родовой замок герцогов Корнуэльских и сожгли его.

-   Неужели такое могло происходить? - не мог понять Донателло. - Да, бывает, даже я иногда ударяюсь обо что-нибудь и начинаю колотить. Вот иду и задену стол. Я понимаю, что сам виноват, но это потом. А сразу могу так ударить по столу, что он зашатается.

-   И мне такое знакомо, - улыбнулся Рафаэль.

-   Да, - продолжал Донателло. - Но чтобы мстить замку... Такое у меня даже в голове не укладывается.

-   У тебя не укладывается, а у них вполне могло уложиться, - ответил на это Леонардо. - Если бы ты иногда прочитал «Молот ведьм», то узнал бы о том, что в те времена могли казнить даже кошку или собаку.

-   За что? - удивился Донателло.

-   За что угодно, - ответил учитель Сплинтер. - Другой раз только за то, что эта кошка или собака были черной масти. А черный цвет, как известно, символизировал принадлежность к чер­ным силам.

-   Нет, все-таки хорошо, что мы живем в нашем времени и знаем обо всем понаслышке, - задум­чиво произнес Микеланджело.

-   А ты разве забыл о нашем путешествии во времени, когда мы боролись против черного кол­дуна? - напомнил Донателло.

-   Но сколько мы там пробыли? - пожал пле­чами Микеланджело. - Даже дня не прошло, как мы возвратились обратно, чтобы помочь ученику Белого Мага.

-   Но все же, - настаивал Донателло. - Вспом­ни, как средневековые люди шарахнулись от нас, когда увидели машину времени. Точно так же могло произойти и с замком сэра Питера.

-   Донателло прав, Микеланджело, - поддер­жал учитель Сплинтер. - Вам повезло, что вы были там недолго и с определенным заданием. К тому же, у вас был с собой пароль, временный пропуск в прошлое.

-   Да, они нас уже хотели схватить, - согласил­ся Микеланджело, вспоминая старую историю.­ - Но как только увидели талисман и услышали имя, сразу же поверили, что мы не монстры.

-   Вот видишь, - сказал Донателло.

-   И все-таки, что мы будем делать с этой картиной? - возвращал друзей к прежнему разговору Леонардо. - Может, нам попробовать вернуть ее через Ника Кортези, старого полицейского, ко­торый работает сейчас в охране и помнит, как мы ему помогли?

-   Это не то, - не согласился Донателло.

-   А ты что предлагаешь? Позвать сюда Эйприл, и пусть она решает за нас наши проблемы? ­недовольно высказался Леонардо.

-   Почему решает? - не согласился Донателло. - Мы сами решим свои проблемы! Просто с Эйприл можно было бы посоветоваться. Она все-таки популярная телеведущая новостей, и ей не раз приходилось сталкиваться с подобными ситуациями. Я правильно говорю, учитель Сплинтер?

-   Что ж, - вздохнул учитель Сплинтер,­ - Может, ты и прав, Донателло. Даже если Эйприл сделает журналистское расследование по факту пропажи картины, то ей проще будет вернуть ее в музей.

-   Тогда я звоню Эйприл и вызываю ее сюда, - ­радостно произнес Донателло и бросился в спаль­ню, где на столике лежало переговорное уст­ройство.


Глава 6. Сенсация картинной галереи

  Донателло принес переговорное устройство и стал набирать номер Эйприл. Но ему никто не от­вечал.

-   Ну что? - спросил Леонардо, глядя на расте­рянное выражение лица Донателло.

-   Странно, - ответил Донателло. - Эйприл не отвечает.

-   Может, она забыла взять с собой переговорное устройство? - предположил Рафаэль.

-   Возможно, - неуверенно сказал Донателло. - А что, если она сейчас ведет новости или находится в музее?

-   Тогда нужно включить телевизор и все узнать, - предложил Микеланджело.

-   Какой ты умный, - ответил Донателло.­ - Посмотри на часы. До выпуска новостей еще целых десять минут.

-   Ничего страшного, - успокоил черепашек учитель Сплинтер. - Раз уж мы столько ждали, думаю, что десять минут ничего не решат.

  Черепашки перестали спорить, а Микеланджело подошел к телевизору и включил его. По шестому каналу шел какой-то сериал. Он стал щелкать по остальным каналам, но ничего интересного не смог найти.

-   Оставь в покое телевизор, - раздраженно сказал Донателло. - Ты захотел испортить его до выпуска новостей?

-   Черепашки, перестаньте, - снова попросил учитель Сплинтер. - Вы решили убить время во взаимных обвинениях и спорах?

-   Простите, учитель, - сказал, успокаиваясь, Донателло. - Просто хочется поскорее решить этот кроссворд.

-   О-о, - многозначительно произнес учитель Сплинтер. - Хотелось бы надеяться на лучшее, но думаю, что это только самое начало, первое сло­во кроссворда.

-   Что вы имеете в виду? - удивился Рафаэль.

-   Я предполагаю, что вас ожидают большие приключения со многими неизвестными, с опаснос­тями, - ответил учитель Сплинтер.

-   А ведь это то, что надо! - радостно ответил Донателло.

-   Боюсь, что и здесь ты не совсем прав,­ - не согласился учитель Сплинтер.

-   Почему?

-   Потому что Шредер и его главарь Супермозг не из тех простачков, с которыми вам приходилось иметь дела, - ответил Сплинтер.

-   Да, я согласен, - ответил Леонардо. - Но ведь с ними мы тоже сталкивались.

-   Согласитесь, - настаивал учитель Сплинтер, - что Шредер не чета остальным?!

  В ответ Леонардо неуверенно пожал плечами. Остальные черепашки тоже чувствовали, что учи­тель Сплинтер во многом прав. Но жажда приклю­чений так захватывала их воображение, что они не желали думать об опасностях. Им хотелось по­быстрее столкнуться со Шредером лицом к лицу, хотя черепашки ниндзя прекрасно знали, что этот мошенник всегда действует вне всяких правил.

-   Эйприл ответила! - радостно закричал Дона­телло.

  И черепашки сгрудились у переговорного устройства, которое было в лапах у Донателло.

-   Привет, черепахи! - улыбнулась и помахала рукой Эйприл.

-   Привет, Эйприл, - ответили черепашки.

-   Как поживаете? Что у вас слышно новенького? - поинтересовалась Эйприл.

-   У нас все по-старому, - ответил, улыбаясь, Донателло. - А ты чем занимаешься? Наверное, нашла какую-нибудь сенсацию?

-   С чего это вы взяли? - спросила Эйприл. - ­Небось, знаете что-то?

-   Да нет, просто долго не могли дозвониться,­ - неуверенно ответил Леонардо.

-   Просто через пару минут выпуск новостей, мне выходить в эфир, поэтому готовлюсь, ­бесхитростно ответила Эйприл. - Это вы все время в поисках загадочных приключений. Или я не права?

-   Права, конечно! - с довольной улыбкой ответил Леонардо. - По этой причине мы, собственно, тебя и разыскивали.

-   Значит, вы все-таки узнали что-то стоящее? - наконец стала понимать журналистка.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся Донателло.

-   Ах вы, шалунишки, - погрозила пальцем Эйприл. - Ладно, переключайтесь на шестой канал, а потом я сама свяжусь с вами. О'кей?

-   Хорошо, Эйприл, - ответил за всех Донателло. - Конец связи.

  И экран погас. Черепашки стали рассаживаться у телевизора, где уже шла заставка новостей шестого телеканала.

-   Здравствуйте, - улыбнулась с экрана Эйприл. - Привет всем, кто смотрит наш телеканал, и решил провести следующие десять минут вместе с нами, чтобы узнать обо всех последних новостях. Но обо всех ли?

  При последних словах Эйприл приятно улыбнулась и подмигнула, потому что знала, что чере­пашки сидели у телевизора и ловили каждое ее сло­во. Черепашки действительно внимательно слуша­ли Эйприл. Они надеялись, что хотя бы в рубрике происшествий упомянут о том, что из музея про­пала картина. Но вот уже Эйприл попрощалась с телезрителями и пошла заставка, а черепашки сидели и молчали.

-   Ничего не понимаю, - наконец нарушил тишину Леонардо. - Учитель Сплинтер, вы что-нибудь понимаете?

-   Если сказать честно, то нет, - отрицательно покачал головой Сплинтер. - Чтобы сказать о том, что выставка продолжается и ни слова о том, что на этой выставке произошла кража... Пусть даже не самой дорогой картины.

-   Я сейчас снова позвоню Эйприл, - подхва­тился со своего места Донателло.

-   Зачем? - остановил его Микеланджело.­ - Ты что, забыл? Она ведь сказала, что сама свяжется с нами, как только освободится.

-   Хорошо, подождем еще немного, - согласил­ся Донателло.

-   Учитель Сплинтер, - заговорил Рафаэль.­ - Скажите, неужели эта картина настолько незамет­на, что про нее совсем забыли?

-   Почему? - удивился учитель Сплинтер.­ - Наоборот, как вы могли сами убедиться, ею очень даже интересуются.

-   Да, но смотрители галереи, охранники,­ - продолжал Рафаэль. - Они ведь обязаны проверять целостность всех экспонатов перед закрытием музея.

-   Действительно, - поддержал Микеландже­ло. - Мы еще вчера беспокоились, что нас будут преследовать как похитителей.

-   А вас за что? - не понял Сплинтер.

-   Но ведь мы воспользовались тем же ходом, что и настоящие преступники, - стал объяснять Микеланджело. - К тому же, Леонардо забыл за­крыть за собой люк, когда мы забрались в вентиля­ционный ход.

-   Все это странно, - задумался учитель Сплин­тер. - Я даже не думал о том, что пропажа останется незамеченной. Мне следовало бы еще с утра сходить в музей и все увидеть своими глазами.

-   Теперь уже поздно, - сказал Донателло. - ­Но что-то Эйприл не звонит?

-   Не беспокойся, - успокоил Леонардо. - Она ведь на работе. А вдруг у нее как раз в эту минуту производственное совещание? Или срочный выезд в тот же музей? А может и еще что-то третье, четвертое и так далее?!

-   Возможно, ты и прав, - вздохнул Донателло.

  Он стал ходить по комнате взад и вперед, чтобы время шло быстрее. Потом вдруг что-то придумал и направился к картине, которая лежа­ла на столике, закрытая бумагой. Донателло осторожно протянул лапу и медленно стал припод­нимать край бумаги. Он делал это так, что со сто­роны можно было подумать, что он ожидает уви­деть там страшное чудовище, а не безобидную картину.

-   Что ты смотришь, Донателло? - обратил внимание на странное поведение друга Микеланджело.

  Он подошел к Донателло, который стоял рядом с картиной. За ним последовали Леонардо и Рафаэль.

-   Не знаю, как Рафаэль, - стал говорить Донателло, - но лично я вчера, когда подошел к ней, почувствовал, как на меня повеяло ветром. Я даже подумал, что кто-то из вас не спит и решил надо мной пошутить, открыв дверь и устроив сквозняк.

-   То же самое почувствовал и я, - согласился с другом Рафаэль. - А потом меня стало затягивать в картину, словно передо мной был огромный пылесос, а не кусок ткани в раме.

-   Не говори так, Рафаэль, - вдруг предупредил учитель Сплинтер.

-   Вы думаете, тренидаты все слышат - удивился Донателло.

-   Я уверен, что картина живая, - ответил учитель Сплинтер. - Кроме того, не забывайте, что это переход в другую реальность.

-   Как бы мне хотелось там тоже побывать, - размечтался Леонардо. - Там, наверное, так инте­ресно. Кроме того, хотелось бы встретиться с призраком сэра Питера и узнать у него, как же на самом деле все происходило?

-   Глупыш, - ответил на это учитель Сплин­тер. -  Лучше берегись этого пространства.

-   Почему? - удивился Леонардо. - Ребята ведь там побывали.

-   И с ними ничего не случилось, - добавил Микеланджело.

-   Да, - согласился учитель Сплинтер. - Но я уверен, что только потому, что они не успели там напроказничать. В противном случае, они попол­нили бы число вальдхоузских призраков.

-   Ну не-ет, - отрицательно покачал головой Донателло, вспоминая ночное путешествие,­ - тогда уж я лучше буду сидеть в этой комнате совсем без приключений и смотреть телевизор.

-   Струсил? - стал подшучивать над ним Ми­келанджело.

-   Ты же знаешь, я ничего не боюсь, - спо­койно ответил Донателло. - Мне просто не нра­вится перспектива остаться в этом приключении навсегда. Согласись, одно и то же каждый день, каждый месяц и все остальные годы...

  И Донателло скривился и отрицательно покачал головой, а черепашки и учитель Сплинтер дружно рассмеялись над такой логикой своего друга.

  В этот момент в дверь постучали. Черепашки ниндзя и учитель Сплинтер из-за своего смеха ничего не услышали. Через минуту в дверь опять постучали - уже с большей силой.

-   Ну вот, расшумелись так, что даже не слышим стука, - сказал Микеланджело и направился отпи­рать дверь.

-   Эйприл!!! - радостно завопили черепашки, продолжая смеяться.

-   Что смешного вы находите в том, что у дверей стоит молодая девушка, журналистка, любящая сенсации? - удивилась Эйприл. - К тому же, ваш друг, - добавила она.

-   Нет, ты неправильно поняла, - стал объяс­нять Микеланджело. - Мы смеялись совершенно по иному поводу.

-   Да? И что же это за повод? - спросила Эйприл, проходя в комнату.

-   Этот повод - Донателло, - выступил вперед учитель Сплинтер.

-   Здравствуйте, Сплинтер, - поздоровалась де­вушка. - И что же такого смешного он вам рас­сказал?

-   Это словами не передашь, это нужно было еще и видеть, - ответил учитель Сплинтер.­ - Проходи, садись.

  Эйприл заняла место на диванчике. Рядом с ней разместился учитель Сплинтер, а черепашки усе­лись вокруг них на стульях.

-   Ты же обещала нам позвонить, - упрекнул девушку Донателло.

-   Да, - ответила та. - Но у меня появилась свободная минутка после выпуска новостей, и я решила, что будет лучше, если лично поговорю с вами.

-   И правильно решила, - сказал Сплинтер.­ - То, что мы хотели тебе рассказать, очень интересно и важно.

-   Жаль, что я немного опоздала, - улыбну­лась Эйприл. - И Донателло, скорее всего, не сможет повторить в точности сказанное. А так бы хоте­лось посмеяться.

-   По правде говоря, я и сам не знаю, что вызва­ло у них такой смех, - произнес Донателло.

  И тут все снова рассмеялись.

-   Ну, а какую же сенсацию вы приготовили мне? - подводила к главному Эйприл.

-   Самую грандиозную! - воскликнул Донателло.

-   Даже так? - удивилась девушка и обвела взглядом черепашек и учителя Сплинтера.

-   Да! - ответил Рафаэль. - Ты даже не пред­ставляешь, Эйприл, насколько она удивительная и загадочная!

-   Ладно, сдаюсь, - сказала девушка. - И что же это за таинственная сенсация?

-   Ты о ней знаешь, - хитро улыбнулся Лео­нардо.

-   Знаю? - удивилась Эйприл.- Вот так но­вости. Не держите же меня в неведении, говорите. Я начинаю сгорать от любопытства!

-   А ты попробуй отгадать, - настаивал Дона­телло. - Рафаэль прав, ты знаешь, потому что говорила о ней в выпуске новостей.

-   Нет, - отрицательно покачала головой Эйприл. - Я же сказала, что сдаюсь. Тем более, что загадок без отгадок мне хватило за сегодняшний день на работе. Ну, говорите же. С меня боль­шая-пребольшая пицца.

-   Ура-а!! - закричали черепашки так, что Эйприл демонстративно закрыла уши.

  Учитель Сплинтер поднял руку и попросил чере­пашек замолчать. Те быстро поняли, что от них тре­буют и тут же перестали смеяться.

-   Речь идет о выставке, которая проходит в Уайтхолл-галери, - начал рассказывать учитель Сплинтер.

-   Ах, вот вы о чем? - догадалась Эйприл.

-   Так ты знаешь обо всем? - разочарованно спросил Донателло.

-   О выставке? Ну конечно! - ответила Эйприл. - Я сама там была на открытии.

-   Нет, - заперечил учитель Сплинтер. - Вы с Донателло не поняли друг друга. Он спросил, знаешь ли ты о том, что на этой выставке вчера произошла кража?

-   Кража? - удивилась Эйприл. - Вчера?

-   Да, - спокойно продолжал говорить учитель Сплинтер.

-   А вы ничего не путаете? - не поверила Эйприл. - Ведь из Уайтхолл-галери практически невозможно ничего украсть. А во-вторых, новости - ­моя профессия, моя работа. И я всегда выпол­няю свою работу на отлично. По крайней мере, старалась так делать до сего момента.

-   Мне тоже странно, что о пропаже картины никто не заявил, - сказал учитель Сплинтер.

-   Но уже тринадцать часов! - удивилась Эйприл. - И при том следующего дня! А вы точно уве­рены, что кража произошла? Я хочу сказать, вы не могли ошибиться?

-   Донателло, - обратился учитель Сплинтер.­ - Покажи.

  Донателло встал и направился к столику, на ко­тором лежала картина. Он был очень рад, что учитель поручил именно ему сделать это - поднес­ти картину Эйприл. А девушка тем временем провожала Донателло ничего не понимающим взгля­дом.

-   Вот она, - поднес картину Донателло и стал ее разворачивать.

-   Если тебя интересует название, вот оно, - сказал учитель Сплинтер и протянул журналистке каталог выставки.

-   Номер тысяча семнадцать, - задумчиво про­читала Эйприл. - В международном каталоге ­Джи Би восемь один ноль ноль три эс, Страхо­вочная стоимость - пятьдесят тысяч долларов. Название – «Замок Вальдхоуз».

  Эйприл отвела взгляд от каталога и посмотрела на картину, а потом на учителя Сплинтера.

-   Ничего не понимаю, - продолжала она в какой-то задумчивости. - Что это все значит? И как картина оказалась у вас?

  И учитель Сплинтер неторопливо стал рассказы­вать обо всем, что произошло вчера в музее. Он был справедлив и к черепашкам, давая высказаться каждому из них в тех местах, где они действо­вали сами. А потом Донателло и Рафаэль поведали Эйприл о своих ночных приключениях, которые закончились прогулкой по старинному замку толь­ко под утро.

-   Вот так новость, - никак не могла поверить в рассказанное Эйприл.

-   Тебе придется раскошеливаться на огромней­шую пиццу, - попробовал пошутить Донателло.

  Но, видя, что Эйприл просто ошарашена их сообщениями, он перестал приставать к ней и сел на свое место.

-   И что вы намерены делать теперь, учитель Сплинтер? - наконец поинтересовалась Эйприл.

-   Для этого мы и позвали тебя, - ответил тот. -­ Как ты понимаешь, нам не резон соваться в музей и узнавать, что там известно о пропаже. Точно так же и с возвращением картины. Если мы при­несем ее, нас тут же могут схватить, как похитителей.

-   Да, это правильно, - согласилась Эйприл.­ - Я пойду в музей сама и разузнаю, что там происходит.

-   Ты сообщишь нам результат? - спросил Леонардо.

-   Вы будете первыми, кому я расскажу о результатах своего маленького секретного расследования, - улыбнулась Эйприл черепашкам.

  Девушка заторопилась уходить.

-   А может нам пойти с тобой? - неожиданно предложил Донателло.

-   Я не знаю, - пожала плечами Эйприл.

  Учитель Сплинтер заметил, что девушке неудоб­но было отказывать черепашкам, но в то же время она не могла взять их с собой по той простой причине, что отправлялась на работу.

-   Я думаю, что этого не стоит делать, - вме­шался он в разговор. - Ведь Эйприл идет в музей не на экскурсию, а вроде как на работу.

-   Ладно, - согласился Донателло. - Тогда мы останемся. Пока, Эйприл.

  Эйприл благодарно улыбнулась учителю Сплин­теру, попрощалась и вышла. Черепашки остались дожидаться ее звонка дома.

  Прошло два с половиной часа, как ушла девушка. Черепашки несколько раз включали телевизор, надеясь увидеть журналистку в выпуске новостей, где она поведает о сенсационном происшествии. Но все было напрасно. И вдруг Эйприл сама позвонила. Микеланджело первым подоспел к переговорному устройству.

-   Черепашки слушают Эйприл! - ответил он на звонок.

-   Микеланджело, я только что из музея,­ - сказала Эйприл.

-   Ты что-нибудь узнала? - спросил через пле­чо друга Рафаэль.

-   По переговорнику ничего не расскажу,­ - ответила Эйприл. - К тому же, я звонила на телеканал. Мне еще вести вечерний выпуск новостей через сорок минут. Потом я заскочу к вам. Тогда и поговорим. Хорошо?

-   Мы ждем тебя, Эйприл, - ответил Микел­анджело.

-   Пока, черепашки! Конец связи, - сказала Эйприл, и экран переговорного устройства погас.

  Черепашки ниндзя дождались выпуска новостей, но Эйприл о картине... не сказала ни слова.

-   Вот тебе и раз! - разочарованно вздохнул Донателло. - Что это с Эйприл? Может, она забыла?

-   Как она могла забыть? Соображаешь, что говоришь? - постучал по лбу Микеланджело. - ­Я вообще-то тоже ничего не понимаю. Может, вы объясните нам, учитель Сплинтер, что могло произойти?

-   Для меня это такая же загадка, как и для   вас, - ответил учитель Сплинтер. - Дождемся Эйприл, и она прольет свет на это таинство.

  Эйприл не заставила себя долго ждать. Она возвратилась к черепашкам, как и обещала, сразу же после выпуска новостей.

-   Послушай, Эйприл! - сразу набросился на нее недовольный Донателло. - Объясни, пожалуй­ста, что все это значит?

-   Я тоже не поверил своим ушам, - поддержал Микеланджело. - По-моему, ты впервые скрыла информацию от широкой публики.

-   Подождите, друзья, - остановила их девуш­ка. - Я постараюсь вам все объяснить.

-   Да уж, сделай милость, - нахмурился Донателло и встал в позу Геракла.

-   По дороге в музей я все время думала о том, что произошло, - стала говорить Эйприл. - У меня никак не выходило из головы то, что вы мне рассказали. И я подумала: а что, если Шредер уже следит за мной? Что, если он сделал засаду в музее? Он ведь знает о вашей доброте и, следовательно, догадывается, что картина будет возвраще­на музею. При его снаряжении, о котором вы мне говорили, он сможет сделать это за пару минут. Но вас ведь не будет рядом? Согласны?

-   И что же? - не понимал к чему она клонит Донателло.

-   Он воспользуется первым же моментом и до­ставит картину Супермозгу без лишних проблем! - ответила Эйприл.

-   А что придумала ты? - поинтересовался Рафаэль.

-   Мы возвратим картину спокойно и без лишнего шума, - стала излагать свой план Эйприл. - Я уже договорилась с владельцем галереи.

-   Ты ему все рассказала? - удивился Лео­нардо.

-   Конечно же, нет, - ответила девушка.­ - Я просто сказала, что картина представляет инте­рес для одного обезумевшего коллекционера. Он решил, что с него хватит хлопот и без кражи. Поэтому я уговорила его спрятать картину до окончания выставки.

-   Шредер все равно не успокоится, - отрицательно покачал головой Леонардо.

-   К тому же, он ведь не знает о том, что и мы открыли тайну замка Вальдхоуз, - добавил Микеланджело.

-   Что из этого? - спросила его Эйприл.

-   Мне кажется, он станет разыскивать нас, - объяснил Микеланджело.

-   Ты думаешь, что он что-то узнает от нас?­ - спросил его Донателло.

-   Я этого не говорил.

-   Ребята, - вмешался в разговор учитель Сплинтер. - Мне кажется, что Эйприл права. Мы передадим картину обратно музею и тем самым если и не спасем мир от катастрофы, то все же отодвинем этот момент на неопределенное вре­мя. И тогда у нас появится один ход в нашу пользу.

-   Ладно, - согласился Донателло. - Мы ведь не для себя отняли ее у Шредера.

-   И я согласен, - поддержал Микеланджело.

-   И я, - вторил ему Рафаэль.

-   Я тоже, - махнул лапой Леонардо. - Других вариантов у нас все равно нет.

-   Тогда собирайтесь в дорогу, - сказала Эйприл. - Мы повезем картину в музей.

  Было еще совсем не поздно, но на улице лежал осенний сумрак. Эйприл и черепашки выбрались из канализации и остановили первое попавшееся им такси. А через полчаса они все вместе уже входили в музей. Вернув картину, черепашки немедленно возвратились домой, а Эйприл отправилась по своим служебным делам.

-   Знаете, ребята, - сказал Донателло, когда они собирались ложиться спать. - У меня такое чувство, что мы отказались от классных приключений.

-   А у меня нет, - ответил Леонардо.

-   Не знаю, но лично у меня очень нехорошее предчувствие, - сказал Рафаэль. - Особенно от этого владельца галереи, мистера Болдуина.

-   Он тебе не понравился? - поинтересовался Микеланджело.

-   Мне кажется, что он нас обманул, - объяснил свое подозрение Рафаэль. - Ему просто не нужны были неприятности, поэтому он наобещал нам с три короба.

-   Да, а мы и уши развесили, - поддержал со­мнения друг Микеланджело. - Я тоже думаю, что маловероятно, чтобы такой жадный и хитрый, как лис, человек сдержал до конца свое слово.

-   Поживем - увидим, - сказал на это Леонар­до, ложась в постель. - А теперь пора отдохнуть. Выключайте свет.

  И черепашки ниндзя улеглись спать.

  А утром их разбудил неожиданно ранний звонок переговорного устройства. Первым подхватился Рафаэль. Он вскочил со своей кровати и никак не мог сообразить, откуда доносится такой противно-пронзительный писк.

-   В чем дело? - замурлыкал Донателло.

-   Кто это тревожит нас в такую рань?- потянулся Микеланджело.

  Но когда до черепашек ниндзя дошло, что это звонит переговорное устройство Эйприл, остатки сна покину ли их, и они быстро нашли свой перего­ворник и включили его.

-   В чем дело, Эйприл? Почему ты звонишь в такую рань? - непонимающе спросил Донателло.

-   Извините, черепахи, - заговорила девушка. - Но дело не терпит отлагательств.

-   Картина? - догадался Рафаэль.

-   Да, - коротко ответила Эйприл.

-   Шредер все-таки украл ее? - спросил Донателло.

-   Нет, ребята, хуже, - покачала головой Эйприл.

-   А что может быть хуже? - не понял Лео­нардо.

-   Картина ожила, - сказала девушка. - Ско­рее включите телевизор, и вы все узнаете. Минут десять назад мне позвонил мистер Болдуин. Он не послушался предупреждений и вместо того, что­бы спрятать картину, вывесил ее на прежнее место. А ночью...

  Черепашки уже не слушали, что говорила Эйприл. Они бросились к телевизору, желая узнать, что произошло в картинной галерее.


Глава 7. Тренидаты начинают действовать

  Рафаэль первым подоспел к телевизору. Он включил его, Донателло, Микеланджело и Леонардо начали поудобнее устраиваться у экрана. Шум и необычно раннюю возню черепашек услы­шал учитель Сплинтер. Он вошел в комнату и глазам своим не поверил. Все черепашки сидели у телевизора и внимательно уставились на диктора.

-   Что произошло, ребята? - спросил он.

-   Учитель Сплинтер! - задыхаясь, стал объяснять Рафаэль. - Случилось такое, такое...

  Он не знал, как в двух словах передать то, о чем сказала по переговорнику Эйприл.

-   А теперь предлагаем последнее сообщение с места события, - сказал в это время по телевизору комментатор.

  На экране появилось изображение помещений музея. Они совсем не были похожи на то, что два дня назад видели черепашки и учитель Сплинтер. Кругом все было разрушено, предметы искусства валялись на полу. Многие из них уже не представ­ляли никакой ценности, потому что были из стекла, фарфора, керамики и сейчас превратились в груды осколков.

-   Фью-у! - вырвался свист у Микеланджело. - Вот так работка. Если бы мне показали все это на фотографии и сказали определить место, я ни за что не отгадал бы.

-   Да уж, постарались они на славу, - согла­сился Рафаэль.

-   Вы видите перед собой первый этаж и, соот­ветственно, первые залы Уайтхолл-галери, ­говорил тем временем комментатор. - Неизвест­ные злоумышленники, как предполагает полиция, проникли в помещение ночью. Остальная картина их действий пока не восстанавливается. Мы попро­сили сказать несколько слов шефа специальной бригады по расследованию особо загадочных про­исшествий лейтенанта полиции Лоумена. Мистер Лоумен, что вы можете сказать телезрителям?

  На экране появилась недовольная физиономия. Туповатое лицо полицейского выражало недо­вольство тем, что журналисты совали свои носы везде и мешали спокойно разбираться в происшест­вии. Но когда лейтенант заметил, что на него наведена кинокамера, он постарался изобразить некое подобие улыбки.

-   Сейчас пока нечего говорить, - ответил он. - ­Могу только повторить то же, что уже было сказано: из музея ничего не пропало. Следовательно, версия об ограблении отпадает. В настоящий момент наши сотрудники прорабатывают версию лич­ной мести мистеру Болдуину.

  Полицейский уже отвернулся, чтобы уйти. Но комментатор поднес микрофон ему под нос.

-   Вы считаете, что это возможно? - спросил он.

  Лейтенант остановился, нахмурился еще больше и снова повернулся к камере.

-   Я считаю, что расследование шло бы в два раза быстрее, - неожиданно повысил он свой гро­могласный баритон, - если бы всякие любители сенсаций и скоропалительных выводов не совали свои носы куда не следует и не мешали работать! Они только тормозят расследование! Налогопла­тельщикам следовало бы задуматься над этим!

  И лейтенант полиции ткнул указательным паль­цем прямо в камеру. Потом он развернулся и пошел прочь.

-   Но ведь это же моя работа! - стал оправдываться журналист. - И я хотел, чтобы было лучше.

  Но его уже никто не слушал, кроме телезрителей, которые находились в это время у экранов своих телевизоров.

-   Ладно, - с сожалением произнес журналист. - Раз полиция не желает с нами разгова­ривать попробуем взять интервью у самого мисте­ра Болдуина. А вдруг лейтенант Лоумен прав и сегодняшний ночной погром в Уайтхолл-галери вызван личной местью самому мистеру Болдуину?

-   Ничего у них не получится, - тихо сказал Донателло.

-   Это еще неизвестно, - ответил Рафаэль.

-   Что ты хочешь этим сказать? - удивился Донателло.

-   Смотря, как поведет себя этот мистер Болдуин, - объяснил Рафаэль. - Если он сболтнет больше, чем надо, то полиция может выйти на Эйприл.

-   Ты думаешь, что Эйприл им что-нибудь расскажет? - удивленно спросил Донателло.

-   Эйприл может и не скажет, но у нее возможны неприятности, - ответил Рафаэль.

-   Это ей не впервой, - спокойно сказал Микел­анджело. - Другое дело, что Эйприл не будут давать прохода с разными расспросами ее же кол­леги.

-   Тише, - остановил друзей Леонардо. - Да­вайте послушаем, что будет говорить сам Болдуин.

  В этот момент на экране появилось лицо вла­дельца галереи мистера Болдуина. Он нервничал, руки его дрожали. Он еще никак не мог сообра­зить, что же на самом деле произошло этой ночью. У него возникали в голове всякие мысли по этому поводу, в том числе и слова Эйприл, которые она сказала накануне, возвращая картину. Мистер Болдуин благодарил девушку за оказанную любез­ность и возвращение картины, а также за то, что она дала слово никому и нигде не говорить о происшествии. Ведь это могло подорвать авторитет галереи, известной почти во всем мире.

  Теперь у него время от времени всплывали в памяти и другие слова Эйприл, где она предупреж­дала мистера Болдуина о некоторой опасности, которая может грозить огромными неприятностями не только ему, но и всему городу, а, возможно, и всему миру, если картина пропадет снова. Конеч­но, мистер Болдуин не поверил в эту белиберду.

  Он вообще не верил во всякую чертовщину. Он обещал сделать все так, как просила девушка только потому, что не хотел огласки и очернения своего имени. Теперь он пожалел, что после ухода Эйприл О'Нил приказал повесить картину на прежнее место. Потому и сделал первый телефонный звонок именно ей.

  Журналист подошел совсем близко к мистеру Болдуину. Но, видя его задумчивое состояние, не решался задавать вопросы. Возможно, замечание, которое сделал лейтенант полиции, подействовало на него несколько отрезвляюще. Он стоял и не знал, с чего начать разговор.

-   Вы видите на своих экранах всю ту же раз­руху, которая царит в Уайтхолл-галери, - вдруг сказал он. - А среди этой разрухи и беспорядка возникает печальный, но непоколебимый мистер Болдуин, хозяин галереи. И если он согласится, мы попробуем задать ему несколько интересных вопросов.

  Услышав свое имя, мистер Болдуин вышел из состояния оцепенения и вздрогнул. Он посмотрел на комментатора, затем на телекамеру, несколько преобразился, придав своему лицу оптимистическое выражение.

-   Мистер Болдуин, - наконец осмелел журналист.

-   Да, да, - ответил тот.

  Заметив, что мистер Болдуин согласился пойти на контакт, комментатор осмелел.

-   Скажите, а что лично вы думаете обо всем происшедшем? - спросил журналист.

-   Если честно, то ни одна мысль, более или менее объясняющая происшествие, мне пока не пришла в голову, - ответил мистер Болдуин.

-   Вы сказали «более или менее», - прицепился журналист. - Что вы имеете в виду?

-   Начинается, - прошептал Донателло. - Сей­час он выложит ему все.

-   Уверенно я пока сказать не могу, - замялся мистер Болдуин. - Во всем должны разобраться специалисты.

-   А он не такой уж дурак, - похвально отозвал­ся Рафаэль. - После вчерашней встречи с ним в музее я был несколько иного мнения о нем.

-   А каких специалистов вы имеете в виду? - ­не отставал журналист.

-   Всех, - ответил мистер Болдуин. - В том числе и специалистов по всякой нечисти.

-   То есть вы хотите сказать, что не исклю­чаете возможности участия в этом деле...

-   Я еще раз повторяю, что не собираюсь делать никаких заявлений до окончания официального расследования, - настойчиво перебил журналиста мистер Болдуин. - А теперь извините, у меня работа.

  Он легко поклонился и поспешил покинуть кор­респондента.

-   Он молодец, этот мистер Болдуин, правда, учитель Сплинтер? - вторично похвалил Рафаэль.

-   Он просто сверх осторожный человек, - сде­лал вывод учитель Сплинтер. - При всем своем желании он не может сказать ни единого слова.

-   Почему? - поинтересовался Донателло.

-   Потому что не знает наверняка, поможет это его авторитету или повредит, - ответил учитель Сплинтер.

-   Все-таки первое впечатление самое точное,­ - возвращался к прежнему убеждению Рафаэль. - Он самый настоящий лис, который вертит хвостом. Если бы он послушался вчерашнего предупреждения Эйприл, такого могло бы и вовсе не произойти.

-   Учитель Сплинтер, - обратился Леонардо.­ - Как вы думаете, что все-таки могло произойти этой ночью в музее?

  При этом вопросе все черепашки ниндзя замол­чали и уставились на своего учителя. Они знали, что он обязательно имеет какое-то определенное мнение по этому поводу. Но учитель Сплинтер разочаровал своих подопечных на этот раз.

-   Здесь много неясного, - ответил он. - Не то что с уверенностью, но даже предположительно сказать ничего невозможно.

-   Как? - удивленно уставился на него Микел­анджело. - Даже вы затрудняетесь что-то сказать, учитель Сплинтер?

-   Единственное, что мне приходит сейчас в го­лову... - учитель Сплинтер замолчал, как бы про­должая домысливать фразу.

  Черепашки смотрели на него, затаив дыхание, боясь пропустить самую главную мысль, которую готовился произнести учитель Сплинтер.

-   Чтобы разобраться во всем этом, нужно пона­блюдать за самой картиной, - наконец закончил свою мысль учитель Сплинтер.

-   Как понаблюдать? - не понял Донателло и обвел взглядом друзей, будто проверял, поняли они или нет.

-   Очень просто, - сказал учитель Сплинтер. - ­Сделать засаду в музее и наблюдать за картиной днем и ночью.

-   Но зачем? - еще больше удивился Донателло и снова обвел взглядом друзей.

-   Действительно, - согласился с Донателло Рафаэль, - что это даст?

-   Больше я ничего не могу сказать, - ответил учитель Сплинтер.

-   В таком случае, - сказал Микеланджело, - нам не обойтись без помощи Эйприл.

-   А с ней вам обязательно надо связаться,­ - ответил учитель Сплинтер, вставая со своего места.

-   А вы куда? - поинтересовался Леонардо.

-   Мне нужно кое с кем посоветоваться, - хитровато подмигнул учитель Сплинтер. - Может, я еще что-то узнаю по своим каналам. Вас же по­прошу об одном: ни на минуту не выпускайте картину из виду, ни днем, ни ночью. Запомните это хорошенько. А теперь давайте на занятия, завтракать, а потом за дело.

  И черепашки встали со своих мест. Они снова окунулись в привычную повседневную жизнь.

  Когда учитель Сплинтер ушел, и черепашки ниндзя остались одни, Донателло предложил немедленно связаться с Эйприл и рассказать ей о плане учителя.

-   Ты думаешь, что Эйприл знает больше, чем мы слышали по телевизору? - неуверенно спросил Леонардо.

-   А что, если она уже успела побывать в музее и поговорила с мистером Болдуином? - ответил вопросом Донателло.

-   И все равно, я уверен, что даже это ничего не может дать нам, - вмешался в разговор Ра­фаэль.

  Он был задумчивее всех остальных черепашек. Ему не давали покоя вчерашние плохие предчувствия.

-   Почему? - спросил Донателло.

-   А ты что же, думаешь учитель Сплинтер просто так сказал, что нам следует лично понаблюдать за картиной? - ответил Микеланджело, кото­рый быстрее всех сообразил, что имеет в виду Рафаэль. - К тому же, скорее всего, музей закрыт. Без Эйприл нам будет трудно туда попасть.

-   А если через Ника Кортези? - намекнул Донателло.

-   Не думаю, Донателло, чтобы он согласился нам помочь, - отрицательно покачал головой Лео­нардо. - После случившегося этой ночью охрана здания будет усилена. И придется долго всем объяснять, зачем нам понадобилось проникнуть в музей.

  В этот момент неожиданно для черепашек заработало переговорное устройство.

-   Это Эйприл, - радостно сказал Донателло. - Удивительно, как ей удается всегда узнавать, что мы хотим ее видеть?

-   Эйприл, - первым подошел к переговорному устройству Рафаэль, - это черепашки. Как у тебя дела?

  На маленьком экранчике переговорного устройства появилось изображение. Лицо девушки было чем-то озабочено.

-   Мне дважды звонили, - ответила она.

-   Кто? - спросил Донателло.

-   Один раз - сам мистер Болдуин, - ответила девушка. - Он говорил бессвязно, но я поняла, что он просит разрешения рассказать об услышанном полиции.

-   И что ты ему ответила? - поинтересовался Леонардо.

-   Я сказала, что в такое никто не поверит, даже если он и расскажет о том, о чем я его предупредила. Тем более что это сообщение может только затруднить ход следствия. Он вроде бы согласился. Но спустя некоторое время со мной связался лейтенант полиции.

-   Лейтенант Лоумен? - спросил Микелан­джело.

-   Да, - удивленно ответила Эйприл. - А вы откуда его знаете?

-   Но мы же смотрели репортаж, - объяснил Леонардо.

-   Ах, да. Я совсем позабыла об этом.

-   И чего он хотел? - поинтересовался Донателло.

-   Он сказал, что имел разговор с мистером Болдуином и тот намекнул ему, что я могу несколь­ко пролить свет на это дело, - сказала Эйприл.­ - Он просил меня, чтобы я подъехала к нему.

-   Что ты ответила, Эйприл? - спросил Дона­телло.

-   Что я могла ответить? - развела руками Эйприл. - Правда, мне пока не приходилось иметь дело с полицией в качестве свидетеля преступ­ления.

-   Не говори глупостей, Эйприл, - сказал на это Рафаэль. - Ты же прекрасно понимаешь, что это всего лишь проделки тренидатов.

-   Рафаэль, я все прекрасно понимаю, - согла­силась Эйприл. - Но ведь лейтенанту полиции такого не скажешь! Он подумает, что я просто рехнулась.

-   Эйприл, - сказал Донателло. - Мы едем с тобой.

-   Спасибо, ребята, но я думаю, что справлюсь сама, - ответила девушка.

-   Ты совсем не так поняла, - заперечил Донателло. - Нам очень нужно попасть в музей.

-   Что? - удивилась Эйприл.

-   Заезжай, по дороге все расскажем, - коротко ответил Донателло. - Мы уже собираемся и выхо­дим.

-   Конец связи, - сказала Эйприл.

  Экранчик портативного переговорного устройст­ва погас.

-   А что ты собираешься сказать Эйприл? - ­полюбопытствовал Микеланджело.

-   У меня созрел план как раз тогда, когда она сказала, что ее просил подъехать лейтенант поли­ции, - ответил Донателло.

-   И что это за план? - спросил Рафаэль.

-   Нам ведь все равно никак нельзя попасть в музей, так? - стал объяснять Донателло. - Эйприл представит нас как своих помощников и попро­сит, чтобы мы остались возле картины. Мешать мы никому не будем, а в случае чего, то и помочь можем.

-   Заманчивое предложение, - кивнул головой Рафаэль. - А если этот лейтенант настолько подо­зрительный тип, что станет подозревать не кого-­нибудь, а именно нас?

-   Об этом я не подумал, - ответил Донателло. - Но согласитесь, другого выхода у нас нет.

-   Ладно, давайте собираться, - сказал Микел­анджело. - Скоро приедет Эйприл. Поедем с ней, а там сориентируемся на месте.

  Черепашки ниндзя направились по канализации к выходу, чтобы вовремя добраться до того места, где их обычно ждала Эйприл. Стоять пришлось совсем недолго. Эйприл заехала за ними, и они вместе отправились в музей.

-   Ну, рассказывайте, зачем вам нужно проникнуть в музей? - спросила Эйприл, когда они ехали по улицам города.

-   Понимаешь, Эйприл, - стал объяснять свой план Донателло, - учитель Сплинтер сказал, что даже он не может дать определенного объяснения происшедшему. Для этого следует понаблюдать какое-то время за картиной.

-   Как понаблюдать? - не поняла девушка.

-   Очень просто, - ответил Донателло. - Сидеть и не сводить с нее глаз ни днем, ни ночью.

-   Ни днем, ни ночью? - переспросила Эйприл. - Но кто вам это разрешит?

-   Вот поэтому мы и хотели, чтобы ты нам по­могла, - бесхитростно ответил Донателло.

-   Но как? - не могла понять Эйприл.

-   Ты же можешь как-то уговорить этого лейтенанта полиции, или хотя бы мистера Болдуина, ­пришел на выручку другу Микеланджело. – Тебя-­то они наверняка послушают.

-   Может быть, - согласилась Эйприл. - Но для этого нужно придумать вескую причину.

-   А кто, как не ты, может придумать такую при­чину? - с некоторой долей лести произнес Микел­анджело.

-   Спасибо за доверие, - улыбнулась Эйприл.­ - Я попытаюсь.

-   И что ты им скажешь? - спросил Донателло.

-   Какой ты быстрый, - покачала головой Эйприл. - Может, на месте удастся что-нибудь сообразить.

  Черепашки больше не приставали к Эйприл со своими расспросами. А Эйприл была занята доро­гой, потому что, несмотря на раннее время, движе­ние было слишком оживленным.

  При подъезде к музею их встретил постовой полицейский. Он указал, где можно припарковать машину, а потом подошел и уточнил, кто они такие и зачем приехали. Когда Эйприл сказала, что ее просил приехать сам лейтенант Лоумен и назвала свое имя, полицейский даже вызвался про­водить всю компанию до входа.

-   А, мисс О'Нил! - встретил их возгласом мис­тер Болдуин и улыбнулся той же лисьей улыбкой, которую черепашки запомнили по вчерашней встрече. Бросилось в глаза также то, что мистер Болдуин немного отошел от утреннего растерян­ного состояния и теперь способен даже улыб­нуться.

-   Меня просил заехать лейтенант Лоумен,­ - с некоторым упреком ответила Эйприл.

-   Да, я знаю, - сказал мистер Болдуин. - Но он сейчас занят, и я хотел бы воспользоваться этим, чтобы попросить вас об одном одолжении.

  При этих словах черепашки ниндзя уставились на Эйприл и ждали, что она ответит этому нахалу. И Эйприл, конечно же, заметила эти вопроси­тельные взгляды.

-   Нет уж, мистер Болдуин, - отрицательно по­качала головой Эйприл. - Я буду разговаривать с полицейским. Если я совру, то потом вы же меня и обвините в лжесвидетельстве.

-   Я? - удивился тот. - Вы что, никогда!

-   Я уже один раз доверилась вашему честному слову, - напомнила Эйприл.

  Мистер Болдуин очень быстро сообразил, о чем говорит журналистка, и в смущении опустил голову. Он не знал, как еще можно убедить девушку не говорить полиции о краже картины накануне. А теперь информация обязательно попадет в газе­ты и на телевидение, и мистеру Болдуину тогда несдобровать.

-   Мисс Эйприл О'Нил? - вдруг раздался вопрос.

  Эйприл и черепашки повернули головы и увидели лейтенанта полиции, который неслышно подошел к ним со стороны, пока они тут разговаривали с мистером Болдуином.

-   Да, - ответила Эйприл. - С кем имею честь?

-   Я лейтенант Лоумен, - сказал мужчина, поправляя складки своего пиджака. - Это я сегодня звонил вам.

-   Очень приятно, лейтенант, - улыбнулась Эйприл и протянула руку. - А это мои друзья.

  И Эйприл по очереди представила всех черепа­шек по имени.

-   Мисс О'Нил, - сказал после этого лейте­нант. - Мы могли бы с вами поговорить где­-нибудь?

-   Прошу вас, - вдруг вмешался мистер Бол­дуин. - Оставайтесь в моем кабинете. Здесь вам никто не помешает.

  И мистер Болдуин снова бросил на Эйприл умоляющий взгляд, будто говорил, что готов сделать для нее все, что угодно.

-   Мистер Лоумен, - обратилась Эйприл к лей­тенанту. - Пусть мои друзья останутся здесь. У нас будет к вам маленькая просьба.

-   Ко мне? - удивился лейтенант и оглядел черепашек.

-   Да, но не прямо сейчас, а потом, - ответила Эйприл. - А теперь спрашивайте о том, для чего вы меня вызвали.

  И лейтенант стал задавать Эйприл разные вопро­сы, исходя из того, что ему стало известно от Болдуина. Эйприл отвечала на все вопросы, изредка поглядывая на черепашек, не хотят ли они добавить что-нибудь или поправить ее в чем-то. Но черепашки молчали и качали головами в знак своего согласия со словами Эйприл.

-   Хорошо, - наконец сказал лейтенант. - При­знаться, я почти ничего не понял из того, что вы мне рассказали.

-   А мне кажется, - ответила ему Эйприл,­ - что картина складывается как нельзя более понятно.

-   Вы же понимаете, - улыбнулся лейтенант,­ - что я не могу написать начальству, что в музее поселилась нечистая сила. Такой рапорт в лучшем случае не примут.

-   А в худшем? - поинтересовался Донателло.

-   А в худшем меня уволят с работы, - ответил лейтенант. - Меня ведь прислали расследовать преступление, а не собирать фольклор.

-   Но все, что сказала Эйприл - чистая прав­да! - настаивал Донателло.

-   Не знаю, - сомневался лейтенант. - Но что тут правда, а что нет позвольте мне судить самому. Так, ладно, мне пора. А что за просьба у вас была ко мне?

  В это время в дверь постучали.

-   Войдите, - сказал лейтенант.

  Дверь распахнулась, и на пороге появился старый знакомый черепашек, охранник Ник Кортези.

-   Лейтенант, - начал он, но потом заметил черепашек и Эйприл. - О, старые знакомые?!

-   Вы знакомы? - удивился лейтенант.

-   О, лейтенант, - начал Кортези. - Это легендарные ребята. Вы, наверное, еще в школу бегали, когда эти ребята спасли меня и моего напарника, а также жизнь вашему отцу, и помогли задержать особо опасных преступников, которые пытались ограбить банк. И тогда тоже они были с мисс Эйприл О'Нил. Здравствуйте, мисс. Вы меня помните?

-   Конечно, Ник, - улыбнулась Эйприл и поздо­ровалась с охранником за руку.

-   Говорите, Ник, геройские ребята? - внима­тельно посмотрел на черепашек лейтенант.

-   О, они все достойны знака «Отличный поли­цейский», - восторженно отозвался Ник Кортези.

-   И что у вас за просьба, ребята? - поинтере­совался лейтенант.

-   Вы должны позволить нам понаблюдать за картиной, - сказал Донателло.

-   Ого-о, - протяжно произнес лейтенант.­ - Даже так!

-   Да, - настойчиво повторил Донателло.

-   И за чем вам это? - спросил лейтенант.

-   Вы же не верите в нечистую силу, - тихонько ответил Рафаэль. - Вот мы вам и поможем разузнать, кто это был на самом деле.

-   И каким это образом? - передразнил его лей­тенант, произнеся свои слова тоже полушепотом.

-   А вот вы разрешите, тогда и увидите, - ­хитро прищурился Донателло.

-   Ну что, Ник, разрешим этим следопытам понаблюдать за картиной? - спросил лейтенант.

  Вместо ответа Ник Кортези только рассмеялся, что говорило о его согласии с лейтенантом.

-   Ладно, наблюдайте, - согласился лейтенант, а потом повернулся к Нику. - Они уже приехали?

-   Да, - коротко ответил тот.

-   Ник вас проводит, - бросил на ходу лейтенант. - Спасибо за помощь, мисс О'Нил.

-   Рада была помочь, лейтенант, - ответила Эйприл.

-   Ник, - наклонился и шепнул на ухо охраннику Донателло. - Ты уже второй раз нам помогаешь. Спасибо тебе.

-   Да что вы, ребята, - ответил тот. - Я думаю, что вы сделали бы то же самое.

-   Эйприл, - обратились черепашки к девуш­ке. - Мы остаемся. Не забывай навещать нас.

-   Я тоже что-то придумала, - подмигнула черепашкам Эйприл. - Я привезу вам вечером кинокамеру, мы установим ее напротив картины. Вы сможете заснять на пленку все, что угодно.

-   Заранее огромное спасибо, Эйприл, - побла­годарил Леонардо.

-   А теперь я спешу, - сказала девушка, посмо­трев на часы. - Пока, ребята.

-   Пока Эйприл, - ответили черепашки.

  И они направились с Ником Кортези, а Эйприл побежала к машине.

  Черепашки поднялись на второй этаж и пошли к тому месту, где висела картина в тот день, когда ее пытались похитить Шредер и его помощники Хряк и Гнюс. Они подошли ближе и заметили, что картина несколько потускнела, но при Нике никто ничего не сказал. Черепашки молчали не потому, что не доверяли старому охраннику, а по­тому, что считали лишним посвящать его в свои проблемы. Да Ник, наверное, и сам понял, что черепашки стесняются при нем говорить.

-   Ладно, ребята, - сказал он. - Оставайтесь здесь, а мне нужно по службе. Если что, разыщите. Пока, встретимся немного позже.

  И он ушел, оставив черепашек одних.

-   Вы заметили? - тихо сказал Рафаэль, стре­ляя глазами вокруг.

-   Что она потемнела? - спросил Донателло.

-   Значит, ты тоже это заметил, - обрадовался Рафаэль.

-   А что, если это просто при ярком свете такой эффект? - спросил Леонардо. - Мы же видели ее в темноте.

-   Не думаю, - не согласился Рафаэль. - Здесь что-то не то. Обязательно нужно будет сказать об этом учителю Сплинтеру.

  До конца дня черепашки просидели в музее, несколько в стороне от картины, чтобы не мешать сновавшим полицейским.

  В шесть часов вечера все работы в музее пре­кратились, и охрана закрыла помещения. Черепа­шек лейтенант препоручил Нику Кортези и преду­предил, чтобы они вели себя хорошо, потому что он и так превысил свои полномочия.

  А в половине восьмого приехала Эйприл, привез­ла черепашкам еще горячую пиццу и кинокамеру. Она рассказала Микеланджело, как следует ей пользоваться, и помогла установить на штативе напротив картины, пообещала позвонить и уехала. Черепашки снова остались одни. К ним пару раз подходил Ник Кортези, но разговор не вязался, и Ник уходил. А черепашки оставались и тоже молчали, потому что не знали, как себя нужно вести, когда следишь не за преступниками, а за простой картиной.

  Было около одиннадцати, когда Донателло, Леонардо и Микеланджело начали зевать.

-   Ладно, ребята, - сказал Донателло. - Картина как картина. Согласитесь, что она так отпечаталась в мозгах, что теперь будет сниться нам каждую ночь до конца дней.

-   Ну ты скажешь, - не согласился Микеланджело.

-   А что, - сказал Донателло. - Лично я запомнил ее до самой мельчайшей точечки.

  Только Рафаэль молчал и продолжал внимательно смотреть на картину.

-   Рафаэль, - попытался отвлечь его Донателло. - Ты что, захотел испортить себе глаза?

-   Нет, - подсказал Микеланджело. - Просто у него возникло желание проделать в ней дырки взглядом.

-   А мне не до шуток, - серьезно ответил Рафаэль. - Вы что, уже забыли, что сказал учи­тель Сплинтер?

-   Мы не забыли, - ответил Леонардо. - Но хо­телось бы и отдохнуть, набраться сил. Куда она денется до утра? Тем более, ты слышал, что сказал Ник? Охрана музея удвоена. И это только внутри. А снаружи?

-   Но нас учитель Сплинтер просил не охрану считать, а следить за картиной, - настаивал Рафаэль.

-   Вот и последи, - пробормотал сквозь сон Донателло. - А потом мы тебя сменим.

  Микеланджело уже тоже тихо сопел рядом с Донателло. У Леонардо также слипались глаза. И только Рафаэль оставался непреклонным и не поддавался сну, хотя всю прошлую ночь не сомк­нул глаз, находясь под пристальным наблюдением тренидатов. Он продолжал внимательно смотреть на картину и старался не сводить с нее глаз.

-   Ладно, сони, дрыхните, - пробормотал он.­ - Скоро я вас разбужу.

  А тем временем стрелки часов уже приближа­лись к полуночи. Музей был окутан такой тишиной, что было слышно, как свищет ветер за толстыми бетонными стенами.

-   Динь-дон, динь-дон, - пробили полночь му­зейные часы.

  Рафаэль от неожиданного звука даже вздрогнул и невольно посмотрел в ту сторону, откуда он доно­сился. А когда снова повернулся к картине, то не узнал ее. Картина равномерно и быстро начала темнеть. От неожиданности Рафаэль даже рот от­крыл. Он не стал тревожить сон друзей только потому, что подумал, будто это галлюцинация от усталости. Он стал протирать лапами глаза, а когда опять посмотрел на картину...

-   А-а-а!! - закричал Рафаэль и попятился прочь от картины.

  Его крик разбудил остальных черепашек. Они подхватились и бросали непонимающие взгляды то на отпрянувшего в сторону Рафаэля, то на стену, где висела картина. Она стала просто черным квадратом, потому что изображение замка исчезло, а сам квадрат стал увеличиваться, будто кто-то надувал воздушный шар.

-   Вот так картинка-а, - пробормотал Донател­ло. - Микеланджело! Включай поскорей кинокамеру.

-   Сейчас, - ответил тот и поспешил к штативу.

  А тем временем шар достиг таких размеров, что одной своей частью почти дотрагивался пола. Черепашки услышали позади себя шаги. Это бежа­ли охранники и полицейские, которых оставили присматривать за музеем. И в тот самый момент, как они показались в конце коридора, шар из картины дотронулся до пола и лопнул. Оттуда ударила сильная струя воздуха. Своей силой она опрокину­ла штатив с кинокамерой и смела с пути черепашек, а затем охранников и полицейских.

  Только Рафаэль, который первым увидел начавшееся изменение и успел спрятаться, а теперь смот­рел, как летают по коридору его друзья, полицейские и охранники. Он заметил, что струя воздуха стала выбрасывать небольшие темно-синие ко­мочки, похожие на яйца страуса. Они тоже улетали за струей воздуха.

-   Может, это и есть тренидаты? - предполо­жил Рафаэль.

  И он прошел из своего укрытия вслед за одним таким страусиным яйцом, которое пролетело неда­леко от него. Оно прокатилось через весь соседний зал и уперлось в стенку. Рафаэль тоже остановился и стал с удивлением наблюдать, как прямо на гла­зах яйцо увеличилось до метрового размера в диа­метре и лопнуло. Вслед за этим из него появилась голова уродца, похожего на огромную летучую мышь. Он неуклюже двигался и все время кряхтел, как старик.

  Рафаэль заметил, что существо обнюхивает про­странство и пытается как-то сориентироваться. А еще он отметил, как хорошо тренидат видит в темноте. Он понял это по тому, как существо чувст­вовало малейшую преграду на своем пути.

  Обнюхав пространство, тренидат повернулся в ту сторону, откуда только что прилетел и где теперь на его пути стоял Рафаэль. Тренидат стал мед­ленно двигаться к нему. Рафаэль попятился назад, стараясь найти для себя подходящее укрытие. И он нашел его за шторой, за которой оказался большой ящик для противопожарного оборудования. Тре­нидат дошел до того места, где секунду назад стоял Рафаэль, остановился, обнюхал воздух и недовольно зарычал. Сначала он хотел проверить, кто прятался в ящике, но потом видимо передумал и направился дальше. Рафаэль облегченно вздохнул, но не решался выходить из укрытия, чтобы продолжить слежку за тренидатом. В памяти еще была свежа встреча с ними в ночном замке, и Рафаэль прекрасно помнил, как его с Донателло продержали там заложниками до самого утра.


Глава 8. Расследование ведут черепашки

  Тренидат искал своих собратьев. Он направился по коридору, в ту сторону, куда улетели охран­ники и черепашки, и куда поток воздуха смыл остальные страусиные яйца, которые вылетели из картины. Тренидаты собрались в большом зале первого этажа. Они неуклюже переступали с ноги на ногу и толкали друг друга. Их общение между собой походило на шуршание огромного количества жуков, собранных в одном месте.

  Тренидаты еще немного пошуршали, а потом разбрелись в разные стороны. Было похоже, что они что-то ищут. Вскоре Донателло стало понятно, что именно. Существа навалились и выломили дверь запасного выхода, а потом высыпали на улицу.

  Когда шум совсем прекратился, Рафаэль наконец решился покинуть свое убежище. Он выбрался из ящика и направился на поиски друзей.

-   Странно, - произнес он, войдя в комнату, где недавно было множество тренидатов, - куда они могли подеваться?

-   Эй, Рафаэль, - вдруг у него за спиной послышался голос Донателло.

  Рафаэль оглянулся и, подняв голову вверх, заметил своих друзей, устроившихся на люстре под потолком.

-   Как вы туда забрались? - удивился Ра­фаэль. - Давайте, спускайтесь. Монстры выбежа­ли на улицу.

-   Мы это заметили, - ответил Микеланджело.

-   А еще мы наблюдали, как они вылупливаются из яиц, - похвастался Донателло.

-   Что ты говоришь? - нарочито удивленно спросил Рафаэль.

-   Да, - не понял насмешки тот. - Сейчас мы тебе все расскажем. Только вот как нам спуститься?

-   А я почем знаю? - развел лапами Ра­фаэль. - Как забрались, так и спускайтесь.

-   А ты не мог бы подать нам лестницу, которая стоит в углу? - указал лапой Леонардо.

  Рафаэль нехотя развернулся. Вскоре он приво­лок лестницу, чтобы черепашки смогли спуститься вниз.

-   По-моему, теперь нам достаточно известно о тренидатах, - сказал Донателло. - Можно идти к учителю Сплинтеру.

-   Да, но мы не знаем, куда они направились, - ­ответил Рафаэль. - Тебя разве не привлекает идея разузнать все до конца?

-   А что мы можем еще узнать? - упрямился Донателло. - Теперь понятно, что они появляются из картины. На это и намекал нам раньше учитель Сплинтер.

-   Если они и появляются из картины, то куда деваются потом? - спросил Рафаэль. - Ты сможешь ответить на этот вопрос?

-   Конечно! - бойко сказал Донателло.- Вы же видели, как они взломали дверь и отправились на улицу.

-   Но куда именно? - настаивал Рафаэль. - И что будут делать там? И как проникнут обратно в картину, да и собираются ли вообще это делать?

-   Да-а, - почесал затылок Донателло. - Об этом я как-то не подумал.

-   Поэтому я и предлагаю проследить за тренидатами, а также провести свое маленькое рассле­дование, - сказал Рафаэль.

-   По-моему, Рафаэль прав, - ответил Микеланджело. - Эта информация может пригодиться и нам, и учителю Сплинтеру.

-   К тому же, - вмешался в разговор Леонардо, - не забывайте, что Шредеру тоже небезинтересно знать все, что связано с тренидатами. Если он сможет подчинить их себе, монстры наделают много вреда городу.

-   Ну что ж, - согласился Донателло. - Если вы так уверены в необходимости преследования, да­вайте отправимся на поиски тренидатов.

  Спустя некоторое время черепашки ниндзя уже были на улице.

  Там было значительно светлее, чем в музее. Яркое освещение от рекламных щитов, ламп дневного света, бегущих огоньков названий магазинов, кафе, ресторанов создавали такую иллюминацию, что трудно было поверить, будто в городе царила ночь. В музее же, когда ожила картина, весь свет куда-то исчез, и наступила кромешная тьма.

-   Какие будут предложения? - спросил Леонардо, поворачиваясь к Рафаэлю, который был инициатором затеи с преследованием.

-   Куда они могли подеваться? - остановился и осмотрелся по сторонам тот.

  Микеланджело и Леонардо тоже старались за­метить что-нибудь подозрительное, что навело бы их на след тренидатов. Но нигде никого и ничего не было заметно. И вдруг черепашки услышали звуки, отдаленно напоминавшие писк птенцов. Они обернулись в ту сторону, откуда они доносились, и заметили на противоположной стороне улицы пиццерию. В этот момент там как раз погас свет. Черепашки многозначительно переглянулись между собой.

-   Вот так монстры, - удивленно произнес Микеланджело.

-   Да, - согласился с ним Донателло. - Похо­же, что они тоже из породы мутантов, которые обожают пиццу.

-   Пойдемте скорее, посмотрим, что они на са­мом деле там вытворяют, - сказал Рафаэль и первым поспешил к пиццерии.

  Черепашки последовали за ним. Они останови­лись за несколько метров от здания. Здесь уже отчетливо слышалось равномерное чавканье.

-   Если мы приблизимся к двери, они тут же заметят нас, - шепнул Рафаэль.

-   И что ты предлагаешь? - тихо спросил Донателло.

-   Зайти с черного хода, - ответил Рафаэль.

-   Тогда пойдемте, - сказал Леонардо.

  И черепашки ниндзя снова заторопились. Они прошли мимо соседнего магазина и повернули за угол, попали в узкую улочку и стали разыски­вать черный ход в пиццерию.

-   По-моему, вот эта дверь, - сказал Донателло.

-   А мне кажется, что следующая, - не согла­сился Леонардо.

-   С чего ты взял? - спросил Донателло. - Послушай, как пахнет пиццей.

-   Запах - это еще не все, - настаивал Леонардо.

-   И мне тоже кажется, что нам нужна следующая дверь, - вмешался Микеланджело. - Именно оттуда доносится странный звук.

  Черепашки подошли к двери, и Микеланджело попробовал открыть ее. Но на удивление она не поддалась.

-   Странно, - произнес он. - Каким же образом тренидаты проникли внутрь?

-   А может, все-таки нужно было заходить в ту дверь, на которую указывал я? - спросил Дона­телло.

  И, не дожидаясь ответа, он вернулся обратно, чтобы проверить свою версию. Как только он до­тронулся до ручки, дверь свалилась с завес и с гро­хотом упала на землю. Донателло еле успел отско­чить в сторону.

-   А я вам что говорил? - спросил он у друзей, когда улегся шум. - Сюда нужно заходить.

  Донателло просунул голову в проем двери и тут же отпрянул обратно.

-   Ты чего? - спросил у него Рафаэль.

-   Посмотри, сколько много этих тварей, - ответил Донателло. - Они, наверное, решили уничтожить годовой запас пиццы.

  Рафаэль осторожно повторил попытку Донателло. Тренидаты его не заметили. Они сидели на полу, полках, столах, стояли на стульях и что-то жевали.

-   Что будем делать? - шепотом спросил Рафаэль.

-   А что ты предлагаешь? - поинтересовался Леонардо.

-   Нужно незаметно прокрасться внутрь, - от­ветил Рафаэль.

-   Рафаэль! - дернул его за рукав Донател­ло. - Ты же не хочешь сказать, что ты самоубийца!

-   А я так и не говорю, - спокойно ответил Рафаэль, одергивая свой рукав. - Просто нужно понаблюдать за ними поближе. Если уж они не уничтожили нас в замке Вальдхоуз, то можно не беспокоиться.

-   Лично я отказываюсь, - замахал лапами До­нателло.

-   Кто со мной? - спросил Рафаэль и посмот­рел на Леонардо и Микеланджело.

-   Пошли, - шепнул Микеланджело.

-   А я останусь с Донателло здесь, - ответил Леонардо.

-   Струсил? - спросил Рафаэль.

-   Я не струсил, - ответил Леонардо. - Думаю, что чем больше нас будет, тем быстрее мы наделаем шуму, и они нас обнаружат. К тому же, мы останем­ся, как прикрытие. Правда, Донателло?

-   Согласен, - ответил Донателло, удовлетво­ренный тем, что Леонардо нашелся, как ответить на упрек в трусости.

-   Хорошо, - согласился Микеланджело. - Ос­тавайтесь, а мы пошли.

  И они с Рафаэлем стали пробираться в пицце­рию, стараясь не привлекать внимания тренидатов, занятых утолением голода.

  Донателло и Леонардо остались и не знали, что им делать, если друзьям вдруг понадобится помощь. Они очень беспокоились за них, но тре­нидатов боялись еще больше.

-   Эх, - разочарованно вздохнул Донателло. - Нужно было и нам пойти.

-   Ты что, уже передумал? - не понял его поведения Леонардо. - Надо было подумать об этом сразу. Теперь уже поздно.

-   Хотя бы пиццы кусочек догадались прихватить с собой, - мечтательно произнес Донателло.­ - Как думаешь, может, самим сходить?

-   Перестань, как тебе не стыдно, - упрекнул его Леонардо.

-   А почему мне должно быть стыдно? - удивился Донателло. - Эти проклятые тренидаты пируют там бесплатно. Представь, что они все сожрут, и завтра нам не из чего будет пригото­вить нашу любимую пиццу.

-   Не выдумывай, - сердито произнес Леонар­до. - Для этого потребовалось бы не менее миллиарда тренидатов, а то и больше.

-   А вдруг их столько и есть? - не унимался Донателло.

-   Ладно, помолчи, - грубо сказал Леонардо. - ­А то мы так даже не услышим Рафаэля и Микеланджело, если им вдруг понадобится наша помощь.

  Донателло послушался. Он принялся всматриваться в темноту.

  В это время Рафаэль и Микеланджело двигались очень медленно, чтобы не наделать шума и не вспугнуть тренидатов, многие из которых уже насытились до отвала и лежали на полу, довольно похрюкивая.

-   Настоящие обжоры, - прошептал Микеланджело, указывая на одного монстра.

-   Прямо как наш Донателло, - в тон ему ответил друг.

  И тут неожиданно раздался пронзительный визг. Рафаэль отскочил в сторону, цепляясь за коробки, предназначавшиеся для яиц. Он не заметил, что наступил на лапу тренидату. Яйца стали высыпаться на пол, разбиваться, образуя месиво, которое разлилось на пол.

  От такой неожиданности Рафаэль и Микеланджело застыли на месте в нерешительности. Они не знали, что им делать: то ли убегать прочь, то ли затаиться и притвориться неподвижными. А тем временем тренидат бегал по кухне и вопил, что было сил. Его дружки стали реагировать на это весьма странным образом. Они зашевелились, повскакивали на ноги, мычали, будто сожалели о случившемся, и старались как-то утешить своего собрата. Они даже пытались гладить его по голове.

  Микеланджело и Рафаэль ошарашенные удиви­тельным зрелищем, смотрели на тренидатов во все глаза. И вдруг случилось ужасное. Монстры повер­нулись и начали медленно направляться в сторону черепашек, осторожно переставляя ноги и обнюхи­вая воздух.

  Черепашки похолодели. Они ведь даже не могли догадываться, что собираются предпринять трени­даты, чтобы отомстить за своего собрата.

-   Бежим, - шепнул другу Рафаэль, хотя сам продолжал стоять на месте, словно завороженный.

  Микеланджело тоже оставался на месте. Что-то во внешнем виде этих существ говорило ему о том, что они не могут быть злыми.

  Тренидаты все ближе подходили к черепашкам и внезапно остановились перед преградой, которую устроил нечаянно Рафаэль из разбитых яиц. Тре­нидаты стали наклоняться и нюхать месиво из сырой яичницы.

-   Мр-рр, дрр-р, - довольно замычали они и на­6росились на разбитые яйца.

  Тренидаты так страстно поедали яичные желтки, что не обращали никакого внимания на то, что делалось вокруг.

-   Что здесь происходит? - услышали Мике­ланджело и Рафаэль голос Донателло.

  Они обернулись и увидели своих друзей рядом с собой. Леонардо и Донателло стояли рядом и тоже наблюдали за странными существами, кото­рые проглатывали яйца и вылизывали пол так быст­ро, что вскоре ничего не осталось. Они недовольно рычали, отталкивали друг друга от последних остатков и угрожали один одному маленькими острыми зубками.

-   По-моему, это их пицца, - сообразил Дона­телло.

-   Похоже на то, - согласился Микеланджело.

  Когда разбитых яиц совершенно не осталось, тренидаты начали вести себя агрессивно. Мало того, что они стали драться между собой, они к тому же затеяли погром в помещениях пиццерии. На пол летели банки, формочки, кастрюли, та­релки, кружки, столы, полки.

-   Похоже, они недовольны тем, что кончилась пицца по-тренидатски?! - полусерьезно, полушутя сказал Донателло. - Пора и нам сваливать, а то, не дай бог, они выместят на нас свою злость.

-   Я согласен с Донателло, - сказал Микеланджело. - Нужно пробираться к выходу.

  Но как только черепашки повернули и стали пробираться к выходу, один тренидат громко зарычал и прямо на глазах начал меняться в размерах.

-   Смотрите! - остановил друзей Леонардо.

  Тренидат корчился на полу, словно у него невыносимо болел живот.

-   Может, он обожрался? - предположил До­нателло.

-   Или отравился, - подсказал Рафаэль.

  Но когда ноги и лапы существа стали превращаться в ноги и лапы настоящего монстра, черепашки поняли все до конца.

-   Да нет же! - удивленно произнес Микелан­джело. - Он, наверное, переел яиц и начал расти у нас на глазах.

-   Смотрите! - указал Донателло. - Тоже са­мое происходит еще с одним!

-   И еще! - увидел Микеланджело.

-   И там тоже! - добавил Рафаэль.

-   Да они все стали увеличиваться в размерах от яичных желтков! - сделал вывод Донателло.

  Тренидаты действительно стали увеличиваться в размерах. Друг за другом они валились на пол, корчились и поднимались совершенно преображен­ными существами. Их рост теперь составлял более метра в высоту. Они выглядели сильнее и агрес­сивнее прежних маленьких тренидатов. Те из них, что не успели отведать желтков, так и остались малышами. Они скулили то ли от обиды на своих собратьев, что те не поделились с ними, то ли завидуя их огромному росту.

  Тренидаты, которые сделались теперь большими и агрессивными существами, начали крушить и ломать все, что попадалось на их пути. Черепашки ниндзя прижимались друг к другу и тихонько наблюдали за происходящим из укрытия, которое они для себя облюбовали. А тренидаты продолжали чувствовать себя полными хозяевами в пиццерии.

-   Похоже, что самое время сматываться, - прошептал Донателло.

-   Здесь они нас еще не заметили, - сказал на это Рафаэль. - А что, если мы выйдем и попадем прямо к ним в лапы? Как ты думаешь, что они с нами сделают? Я не думаю, что им позарез нужны живые пленники.

-   Ты предлагаешь торчать здесь? - спросил удивленно Донателло.

-   Давай, выходи первым, - ответил Рафаэль.­ - Если ничего не случится, мы тут же последуем за тобой.

-   Хорошо, - согласился Донателло.

-   Ладно, - остановил спор Микеланджело. - Нас никто не гонит отсюда. К тому же, мы еще не все узнали о тренидатах.

-   А этого тебе мало? - спросил Донателло.­ - Мы даже узнали, чем они любят питаться и почему увеличиваются в размерах.

-   Иди, иди, Донателло, - подталкивал друга Рафаэль. - Если тебе придется погибнуть, то мы будем знать, что ты совершил свой необдуманный поступок во имя великого дела.

-   Да нет уж, - не согласился Донателло.­ - Я лучше останусь с вами.

  Пока черепашки спорили, как им следует посту­пить в сложившейся обстановке, тренидаты рас­правились с пиццерией и стали искать себе другие забавы. Они подпрыгивали до самой столи, цеп­лялись за люстры, раскачивали их и качались на них, как на качелях. Вдруг одна люстра оборвалась и стала падать вниз. Тренидат с визгом уцепился за оголенные провода, и его ударило током. Он с грохотом полетел на пол, но быстро опомнился и стал на ноги. Его глаза просто светились свирепостью. Тренидат так разозлился, что толкал и из­6ивал даже своих собратьев, которые визжали и отлетали в разные стороны.

-   Ого, - удивился Леонардо. - Мне кажется, это от электрической подзарядки они становятся еще сильнее и смелее, чем от яичных желтков.

-   Нельзя не согласиться с тобой, - ответил Микеланджело. - Этот тренидат стал просто неуправляемым монстром.

-   Представляете, если бы ими завладел Шредер, - сказал Рафаэль. - Он уворовал картину не потому, что она ему понравилась. Скорее всего он и Супермозг знают ее тайну не хуже учителя Сплинтера.

-   Да уж, - согласился Микеланджело. - Теперь только не доставало проблем со Шредером. Не дай бог они встретятся...

-   А что он сможет сделать против них? - спросил Донателло.

-   Что ты имеешь в виду? - не понял Леонардо.

-   Я хотел сказать, как он собирается ими управлять, - пояснил Донателло. - Не при помощи же дистанционного управления.

-   А ты бы отправился к учителю Сплинтеру прямо из музея, - попрекнул его Рафаэль. - Тогда бы мы точно ничего не узнали о тренидатах и их повадках.

-   Да ладно тебе, - недовольно произнес Донателло. - Просто мне хотелось поскорее сообщить новость учителю Сплинтеру.

-   Смотрите, черепашки, - перебил их Леонардо. - Они собираются покинуть пиццерию.

-   Тренидаты и правда направлялись к выходу. Впереди шел самый огромный монстр, которого стукнуло током. Теперь он был у остальных вроде как предводителем. Изредка он поворачивался к тренидатам и что-то недовольно бормотал.

-   У них появился командир, - шепнул друзьям Донателло. - Вам так не кажется?

-   Теперь им не хватает только цели, - добавил Микеланджело.

-   Какой цели? - не понял намека Донателло.

-   А какой угодно, - пояснил Микеланджело. - Банк ограбить, например.

-   А зачем им банк? - удивился Донателло.­ - Куда они станут тратить деньги?

-   Я просто к слову так сказал, - ответил Ми­келанджело. - А на самом деле даже невозможно предсказать, что они могут выкинуть.

  Тренидаты, наверное, почувствовали, что кроме них кто-то еще находится в темном ночном закоул­ке, ведущем от пиццерии на широкую улицу. Но­воявленный вожак остановился и стал прислуши­ваться к окружающим звукам, обнюхивать воздух. Потом он издал такое угрожающее рычание, что черепашки, которые держались в десятке шагов позади, стали подыскивать место для укрытия. Вожак стоял и продолжал злобно рычать, вертел головой в разные стороны и размахивал лапами.

-   Мне кажется, что они угрожают не нам, - ­предположил Рафаэль. - Их недовольство вызвано чем-то иным.

-   Похоже, что ты прав, - согласился Леонардо. - В противном случае они уже бросилась бы на нас.

  И тут черепашки ниндзя почувствовали, что на­чинает крапать мелкий осенний дождь. Тренидат­вожак снова взвыл и бросился бежать прочь. За ним метнулись и другие тренидаты. А несколько существ продолжали оставаться на месте и непо­нимающе хлопать глазами.

-   Бедные монстрики, - обозвался Донател­ло. - Им, оказывается, тоже не по душе прохладный осенний душ.

  А тем временем дождик начинал усиливаться. Холодные капли становились все крупнее и шлепали чаще и чаще.

-   Да, тренидаты, словно точный барометр, почувствовали наступление дождя, - сделал вывод Леонардо. - Пора бы и нам подумать о более на­дежном укрытии.

  И только черепашки хотели отправляться в путь, как вдруг послышался отчаянный крик. Чере­пашки замерли.

-   Вы слышали? - спросил Микеланджело. - Интересно, чтобы это могло быть?

  И черепашки стали осторожно пробираться впе­ред, туда, куда подались тренидаты. Они прошли закоулок и повернули за угол, в ту сторону, куда побежали существа, и где находился музей. Здесь им неожиданно открылась картина, которая пора­зила их воображение. Около десятка маленьких существ лежали на земле и корчились в предсмерт­ной агонии. Некоторые из них уже не двигались.

-   Вот это да, - удивленно произнес Донател­ло. - Да они не просто боятся воды! По всей видимости, они ее просто не переносят.

-   Точнее вода для них смертельно опасна,­ - подсказал Леонардо.

-   Интересно только, - вступил в разговор Рафаэль, - на них таким образом действует любая вода или только дождевая?

-   А какая разница? - не понял Донателло.­ - Разве из крана не такая же вода, как эта?

-   Кто его знает, - пробормотал в задумчивости Рафаэль. - Наверняка, мы знаем теперь три тайны о существах.

-   Вот здорово! - произнес Донателло. - Теперь мы сможем похвастать перед учителем Сплинтером и Эйприл, что не напрасно провели кош­марную ночь.

-   Да, - поддержал Микеланджело. - Вот толь­ко жаль, что они уничтожили кинокамеру Эйприл, когда выскакивали из картины. Представляете, если бы нам еще удалось и заснять все это на пленку?

-   Если бы вы поспали больше, то мы бы не смог­ли увидеть и этого, - упрекнул своих друзей Ра­фаэль.

-   Это, конечно, большая наша ошибка, - согла­сился Леонардо. - Кстати, а почему в музее вырубилось электричество? Или его отключили?

-   Нет, - ответил Рафаэль. - Когда лопнул этот шар и из него вырвался воздух, тогда-то и погасло освещение.

-   Ну и ну! - удивленно произнес Донателло.­ - Все-таки прав был лейтенант полиции: сплошная чертовщина.

  Черепашки направились к музею. Им нетерпе­лось узнать, что случилось с остальными тренида­тами, которые успели добежать до музея.

-   Интересно, как они собираются проникнуть обратно в картину? - задумчиво спросил Рафаэль, но на этот вопрос ему никто не смог отве­тить. Однако когда черепашки приблизились к зда­нию, там уже было полно полицейских машин, ко­торые стояли с включенными мигалками. И там, и тут расхаживали люди в форме, среди которых черепашки узнали лейтенанта Лоумена. Рядом с ним находились полицейский и охранник, старый знакомый черепашек Ник Кортези.

-   По-моему, здесь нам больше нечего делать,­ - с сожалением сказал Рафаэль. - Ладно, пойдем домой. На сегодня хватит.


Глава 9. Вторая попытка Шредера

  Поздно ночью по внутреннему переговорному устройству Шредер получил сообщение, что Супер­мозг срочно вызывает его к себе. Преступник силь­но перепугался. После неудачной попытки похи­тить картину из музея хозяин хорошенько отругал своего помощника и приказал ждать дальнейших указаний по начатому делу. Шредер поспешил к хозяину, предчувствуя, сколько ругательств тот обрушит на его голову.

  Супермозг сидел за компьютером и пристально всматривался в экран монитора. Шредер уже вошел в комнату, но боялся обнаружить свое при­сутствие.

-   Проклятье! Где шляется этот недотепа? - ­ругался Супермозг, не отрывая взгляда от экрана. - Этой безмозглой скотине ничего нельзя по­ручить.

-   Я уже здесь, - тихонько произнес Шредер.

  Супермозг резко развернулся, услышав робкий шепот помощника:

-   А-а, ты пришел.

  Глаза величайшего в мире преступника злобно сверкнули.

-   Да, я давно уже здесь, - подтвердил Шредер.

  Супермозг продолжил после минутной паузы:

-   Какая честь видеть тебя. Думаешь, что я очень обрадовался и сейчас брошусь к тебе на шею?

-   Я виноват, - ответил Шредер. - И признаю это. Но прошу не сердиться на меня. Кто же знал, что эти проклятые мутанты снова встанут на нашем пути?

-   Как удобно сваливать все на черепах,­ - рассмеялся Супермозг. - Тем более, что они пока так далеко.

-   Я уверен, что твой величайший мозг приду­мает, как захватить этих предателей и за все рас­считаться с ними, - попытался подлизаться к хо­зяину Шредер.

-   Я тоже в этом уверен. Но сейчас речь идет о тебе. Что можешь сказать в свое оправдание?

  Шредер сделал шаг назад и молча потупил го­лову. Он боялся что-нибудь сказать, так как знал, какая будет реакция на его слова.

-   Ты молчишь? Значит, признаешь свою ви­ну? - улыбнулся Супермозг.

-   Конечно, - быстро произнес помощник.

  Супермозг изучающе посмотрел на Шредера и спросил:

-   Не знаю, могу ли я доверить тебе трудное дело? Ведь ты еще никогда не справлялся с поручениями.

  Шредер хотел что-то возразить, но потом пере­думал.

-   Хорошо. Я поверю тебе в последний раз. Но если случится что-нибудь похожее...

  Супермозг не договорил. Он снова пришел в ярость. Шредер заметил это и попытался сгладить ситуацию:

-   Не беспокойся, я буду очень стараться. Только расскажи, как устранить с пути проклятых че­репах, если те снова появятся.

  Супермозг слегка улыбнулся. Этот недотепа и впрямь не осознавал, насколько он был туп.

-   Твоя голова набита опилками, - произнес Супермозг. - И поэтому у тебя ничего не получает­ся. Это будет твой последний шанс. И поверь, я найду хороший способ проучить такого бездельни­ка, как ты, в случае нового провала.

  Шредер не сомневался в этом.

  Супермозг подвел Шредера к компьютеру. Потом он нажал несколько кнопок, и на экране по­явилось изображение комнаты в музее, где храни­лась картина. Шредер перевел восхищенный взгляд с экрана на Супермозга.

-   Как тебе удалось это сделать? - спросил он.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся тот. - Не все же такие дураки, как ты. Просто я подключился к компьютеру охранной службы музея. Вот и вся мудрость.

  И Супермозг снова разразился диким хохотом. Шредер обиженно уставился на экран.

  И вдруг он и его хозяин заметили, что в музее происходит что-то странное. Они увидели, как тренидаты проникают через картину в комнату. Некоторое время они заворожено смотрели на монитор, боясь перевести дыхание.

-   Я знал, что это должно было случиться, - торжественно произнес Супермозг.

-   Как здорово, что ты придумал эту штуку с компьютером, - поддержал его радость Шредер. - Но...

  Вдруг преступник запнулся. В голове быстро пронеслось опасное подозрение. Этой заминки было достаточно, чтобы Супермозг понял его тревожные мысли.

-   Правильно, - произнес он, нажимая на кнопки. - Сейчас мы прекратим доступ этой информации в компьютер музея.

-   Ты гений! - восхищенно воскликнул Шре­дер, когда операция была закончена.

  Но в этот момент на экране компьютера появи­лись помехи.

-   Что это? - удивился Шредер.

-   Они пытаются отрегулировать изображение, - гневно ответил Супермозг, - Все правильно. Этого я не предусмотрел.

-   Но что же сейчас делать?

-   А вот что, - сказал Супермозг.

  Шредер перевел взгляд на экран. Изображение на нем вообще исчезло, раздалось угрожающее шипение.

-   Что ты наделал?! Мы же не сможем узнать, что стало с тренидатами.

-   Ну и что? - спокойно произнес тот. - Глав­ное, что и они не узнают об этом.

  Шредер ничего не ответил. Он снова ничего не понял, но полностью во всем положился на своего хозяина.

-   Ладно, - сказал Супермозг, поворачиваясь в кресле. - Это уже не главное. Главное то, что мы знаем: тренидаты вырвались наружу. И теперь на­ша задача заманить их к себе.

-   Да, но как? - спросил Шредер. - Мне кажет­ся, что мы потеряли их навсегда.

  Вид у Шредера был совершенно растерянный. Супермозг рассмеялся:

-   Ты сомневаешься, что я придумаю, как разы­скать монстров?

-   Нет, - неуверенно ответил помощник.

-   Я уже сейчас кое-что знаю об этих тварях, - весело сказал Супермозг.

-   Правда? - удивился помощник.

-   Я узнал из всегалактической энциклопедии, что тренидаты облюбовали для себя один земной продукт. И они приходят в неописуемый восторг от него.

-   И что же это? - спросил Шредер.

-   Яйца. Обыкновенные куриные яйца. И они способны на расстоянии нескольких километров разыскать для себя это лакомство.

-   По запаху?! - догадался помощник.

-   Да, - ответил хозяин.

-   Великолепно. Значит, теперь мы знаем, чем их привлечь.

  Супермозг презрительно посмотрел на Шредера. У того был такой вид, словно он сам придумал, как заманить тренидатов.

-   Именно за этим я тебя и позвал, - произнес Супермозг. - Нужно раздобыть много яиц. Не жа­леть никаких средств, так как у нас появилась великолепная возможность заполучить этих мон­стров уже завтра.

-   Я все понял, шеф, - воскликнул Шредер.­ - И не беспокойся, с этой задачей я справлюсь идеально. Я даже знаю, где найти любимое лаком­ство тренидатов.

-   Где же? - удивился Супермозг неожиданной прыти своего подчиненного.

-   Пусть это будет небольшая тайна, - лукаво ответил Шредер. - Я только хочу оправдаться в твоих глазах.

-   Хорошо, - согласился Супермозг. - Но за­помни, никакой самодеятельности. В случае провала тебе не сдобровать.

  Шредер улыбнулся в ответ. Он был уверен, что это задание ему по плечу, и он с ловкостью спра­вится с ним.

  Отведешь большой фургон за город. К утру в нем должны быть все тренидаты, которые проникли этой ночью через картину.

-   Все сделаю, - заверил Шредер и поспешил к своим помощникам, чтобы разбудить их и приняться за дело.

-   Куда мы едем? - недовольно бурчал Хряк. - ­Ведь сейчас ночь, неужели нельзя подождать до утра?

-   Пошевеливайтесь, - ответил Шредер. - Су­пермозг дал нам последнюю возможность оправдаться в его глазах. А вы знаете, что с ним шутки плохи.

-   Вечно так. Разбудят среди ночи, - заикнулся было Гнюс, но, заметив сердитый взгляд началь­ника, быстро замолчал.

  Через некоторое время они уже ехали по ночно­му городу. Шредер сам вел огромный фургон. Доехав до нужного места, он потушил фары и сба­вил скорость.

-   Где это мы? - поинтересовался Хряк.

-   На городском складе, - ответил начальник. - И постарайтесь не шуметь.

-   А что мы будем здесь делать? - спросил Гнюс.

-   Воровать яйца, - спокойно сказал Шредер.

-   Что?! - в один голос спросили помощники.

-   Тише, - прошипел Шредер, останавливая машину.

  Потом он отдал приказания помощникам. Гнюсу было поручено устранить охранника. Хряк же дол­жен был следовать за ним и помогать загружать лотки с яйцами в фургон.

-   Зачем мы все это делаем? - спросил Гнюс, заглядывая в фургон, забитый доверху коробками с яйцами.

-   Вам это необязательно знать, - ответил Шре­дер.

  Он радовался возможности отыграться на ком-то после унизительных оскорблений Супермозга.

-   Всегда так, - недовольно пробурчал Хряк, поглядывая на своего приятеля. - Нам здесь не доверяют. Не пора ли подыскать себе нового хо­зяина?

-   Что? - гневно спросил Шредер. - Лучше скажи, что с охранником?

  Гнюс моментально выпрямился в струнку и до­ложил:

-   Он нам не сможет помешать.

-   Отлично. А теперь в машину, - приказал Шредер.

  Гнюс и Хряк удивленно переглянулись, но по­боялись опять приставать с расспросами к Шреде­ру. Тот был настроен решительно. Уже давно Гнюс и Хряк не видели своего начальника в таком боевом расположении духа. Спустя полчаса они были во дворе дома, который снимал для них Шредер.

-   Наконец-то нам удастся выспаться, - потянулся Гнюс, сладко зевая.

-   Не обольщайся, - улыбнулся Шредер.­ - У вас еще будет одна работенка.

-   Как? Разве мы еще не все сделали? - удивился Хряк, которому тоже хотелось поскорее завалиться на кровать.

-   Это только начало, - ответил Шредер и при­казал своим подчиненным следовать за ним. Он повел их в самый дальний угол двора, где рас­полагался гараж. Войдя в него, Гнюс и Хряк заметили огромную бочку, которой раньше здесь не было.

-   Ого! - воскликнул Хряк. - Это еще что за новое приобретение?

-   Сосуд для коктейля из яиц, - пошутил Шре­дер.

  Подчиненные переглянулись. Они не понимали своего хозяина.

-   Ты бери лестницу, - приказал Шредер Гню­су, - и полезай наверх.

-   А ты будешь подавать коробки с яйцами,­ - обратился он к Хряку.

-   Но зачем? - в один голос спросили подчи­ненные.

-   Неужели непонятно? - разозлился Шредер. - Нужно все яйца забросить в эту бочку.

-   Но ведь они же разобьются, - совсем растерялся Гнюс.

-   Дубина! - закричал Шредер. - Именно это нам и нужно.

-   Кому нужно? - почесал затылок Хряк.

  Шредер метнул на него злобный взгляд и за­кричал:

-   Мне и Супермозгу! Приступайте немедленно к делу.

  После этих слов он вышел из гаража. А рас­терянные помощники стали выполнять поручение хозяина. Скоро это занятие увлекло их, и они перестали дуться на Шредера.

  На рассвете Шредер снова появился в гараже. Он был доволен, заметив, что работа уже практи­чески завершена. Оставалось лишь несколько ко­робок с яйцами.

-   Все, достаточно, - похвалил он Гнюса и Хря­ка. - Это можете оставить себе на завтрак.

-   Но нам все это не съесть, - ответил Гнюс.

-   Ничего, я помогу вам после удачно завершенной операции. Тогда у нас здорово разыграется аппетит.

-   Что? - спросил Хряк. - Значит, мы и сейчас не сможем поспать?

-   А ты догадливый, - улыбнулся Шредер. - Нужно провернуть еще одно дельце.

-   Но, шеф!.. - попытался возразить Гнюс.

-   Никаких возражений, - прикрикнул Шредер.

  Он принялся при помощи придуманного Супер­мозгом устройства перемещать огромную бочку с разбитыми яйцами в фургон. Помощники удивленно наблюдали за этим действием.

-   Мы будем давать благотворительный завтрак для жителей города? - спросил Гнюс.

  Шредер громко рассмеялся:

-   Ты прав, приятель. Это похоже на благотворительный завтрак.

  Шредер приказал помощникам залезать в маши­ну. Через некоторое время они выехали из гаража. Проехав несколько километров, Шредер достал из кармана пульт и нажал на кнопку.

-   Что ты делаешь? - удивился Хряк.

-   Опрокидываю бочку с яйцами, - ответил тот.

  Помощники переглянулись. Поведение их хозяи­на было странным. Заметив растерянность на лицах подчиненных, Шредер не выдержал и рассказал им о плане, придуманном Супермозгом. Гнюс и Хряк сразу же оживились. Теперь они понимали, почему Шредер приказал им провозиться всю ночь с этими проклятыми яйцами. Машина выехала за черту города и остановилась. Настало время терпеливо ждать, когда на приманку клюнут тренидаты. Шредер разрешил наконец расслабиться своим подчиненным. Они не стали дожидаться второго приглашения и моментально уснули. Только их начальник не собирался отдыхать. Он ждал появ­ления монстров, чтобы вовремя захлопнуть двери фургона. Теперь он уже не сомневался в благопо­лучном завершении дела. Ведь все прошло заме­чательно, и до сих пор на пути не появилось ника­ких преград. Они все сделали правильно, и, зна­чит, уже в скором времени Супермозг похвалит их за проведенную операцию.

  В первом утреннем выпуске новостей все те­левизионные каналы сообщили о странных проис­шествиях, случившихся ночью в городе. Во-пер­вых, это было известие об ужасном погроме в музее. Невероятные события вокруг загадочной картины не прекратились. Теперь она была уничто­жена неизвестными преступниками, которые, к то­му же, нанесли огромный ущерб музею. Второе сообщение было сенсационным. Его можно было принять за первоапрельскую шутку, если бы не окровавленный труп охранника городского продуктового склада. Оказалось, что с этого склада исчез дневной запас яиц, предназначавшийся для жителей всего города. Были обнаружены следы этого загадочного преступления: длинная жирная поло­са, протяженностью в десятки километров. Как будто какой-то шутник всю ночь покрывал асфальт яичной смесью. Никто не мог дать толкового объяснения случившемуся. Все выглядело слишком загадочно и абсурдно. В городе возникла паника. Жители с ужасом ожидали продолжения этих непонятных преступлений.


Глава 10. Растерянность учителя Сплинтера

  Черепашки ниндзя добрались до своего жилища только под утро. Они тихонько пробрались внутрь, чтобы не побеспокоить учителя Сплинтера. Но того не оказалось дома.

-   Странно, - задумчиво произнес Леонардо. - ­Он говорил, что обязательно вернется рань­ше нас.

-   Может быть, возникли непредвиденные об­стоятельства? - предположил Микеланджело.­ - Или ему просто пришлось где-то задержаться. Ведь сколько раз такое бывало.

-   А если нет? - с тревогой спросил Дона­телло. - Что, если он попал в беду и нуждается в нашей помощи?

-   Донателло, - ответил другу Рафаэль, - ты же знаешь, что учитель Сплинтер не даст себя в обиду. Он с легкостью сможет справиться с десят­ком таких, как мы, например.

-   Но всякое бывает, - настаивал на своем До­нателло.

-   Я так не думаю, - спокойно и уверенно возразил Рафаэль. - Ты просто еще не совсем при­шел в себя после свидания с монстрами.

-   Хороши монстры! - подтвердил Донателло. - Они настоящие чудовища.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся в ответ Рафаэль.

-   Почему ты смеешься? - не понял Донателло. - Разве я не прав? Этот великан, которого ударило током, запросто мог справиться со всеми нами. Что, скажешь, не так? И ты совсем не испу­гался?

-   Возможно, - спокойно ответил Рафаэль.­ - Только они не причинили нам никакого вреда.

-   Ладно, прекращайте свои споры, - вмешался в разговор Микеланджело. - Нам нужно хорошенько отдохнуть. При таком положении могут возникнуть всякие непредвиденные обстоятель­ства.

-   Да, я согласен с Микеланджело, - поддер­жал Леонардо. - А от ваших бессмысленных спо­ров только кошмары будут сниться.

-   А мне кажется, что после такой ночи, которую мы провели сегодня, уже ничего не может присниться, - ответил на это Рафаэль.

-   Ну что ж, посмотрим, - сказал Леонардо, залезая в свою кровать.

  Остальные черепашки ниндзя последовали его примеру и стали забираться в свои кровати. Вско­ре они погрузились в глубокий сон и даже не слы­шали, как возвратился учитель Сплинтер.

  Он прошел в жилище, затворил за собой дверь и направился к спальне черепашек. Убедившись, что они уже дома, он закрыл дверь и ушел к себе. Выло шесть часов утра, и учитель Сплинтер не решился ложиться спать, как это сделали черепашки. Он возвратился в большую комнату и, приглушив звук, включил телевизор, чтобы услышать первые утренние новости. Но вскоре усталость поборола и его. Он так и уснул на диванчике перед телевизором и даже не слышал, как пикало переговорное устройство, когда звонила Эйприл. Учитель Сплинтер проспал в таком положении около трех часов и проснулся оттого, что у него от неудобства затекли все конечности. Он потянулся, чтобы размять свои суставы и снова уставился в экран телевизора, по которому как раз начинался выпуск ново­стей.

-   Привет всем, кто решил присоединиться к нам и узнать самые свежие последние новости, - сказала с экрана Эйприл. - Сегодня неплохой осен­ний день, зато новости прошедшей ночи не из раз­ряда приятных. Оставайтесь с нами и мы расска­жем вам все подробности этого необычного про­исшествия, которое продолжает будоражить наш город. Первый раз, как вы помните, мы сообщали о странном событии, случившемся в музее Уайт­холл-галери. И вот этой ночью события возобно­вились. Полиция из департамента по особо зага­дочным происшествиям просит всех очевидцев звонить по телефону 291-067-154 и сообщать подробности. Вот и все новости к этому часу.

  Учитель Сплинтер уже хотел встать с диванчи­ка, но заметил, что Эйприл собирается продолжить выпуск новостей.

-   По непроверенным данным разыскиваются также четверо юных помощников расследования, ­сказала девушка. - Их имена Донателло, Леонар­до, Рафаэль и Микеланджело.

-   Вот так новости, - тихонько произнес учи­тель Сплинтер.

  Он направился к спальне, чтобы проверить, кто в этот момент спит в кроватях его подопечных. Осторожно приоткрыв дверь, он заглянул в комнату. Как учитель и ожидал, черепашки спокойно спали. Они даже не думали никуда исчезать. Учитель Сплинтер успокоился и отправился обратно смотреть телевизор.

-   Хозяин разгромленной пиццерии мистер Хоуп заявил нам, что его заведение пострадало по меньшей мере на девяносто процентов, и теперь он вынужден будет закрыть его на месяц для восстановительных работ, - продолжала Эйприл.

  На экране появилось лицо растерянного чело­века. Он принялся размахивать руками и говорить что-то про куриные яйца. Но голос Эйприл, кото­рая комментировала события, заглушал его слова. Изображение на экране сменилось. Сейчас пока­зывали городское продовольственное хранилище.

-   А теперь перенесемся в другую часть горо­да, - продолжала Эйприл. - Вы можете спросить, а какая связь между происшествиями в музее, в пиц­церии и на продовольственных складах? И я вам отвечу - прямая. Правда, точно это пока не уста­новлено, но неизвестные существа, которые устроили погром в музее, скорее всего, совершили тот же поступок и в пиццерии, находящейся в каких-ни­будь полквартала от музея.

-   Эйприл, Эйприл, - говорил вслух учитель Сплинтер, вроде бы Эйприл могла услышать его.­ - Зачем ты все это говоришь? Ведь неизвестно, кто и в каких целях может воспользоваться инфор­мацией.

-   Какая связь между двумя первыми случаями и последним, который произошел на противоположной стороне города, в нескольких милях от музея? - продолжала рассказывать Эйприл. - Ду­маю, что самая непосредственная. Хотя полиция пока не спешит связывать их в целое, но раз из музея неизвестные проникли в пиццерию, где уничтожили - заметьте! - дневной запас куриных яиц. То же самое повторилось на продовольственное хранилище. Возникает вопрос, который, наверное, уже и вы поставили перед собой: кто эти пожиратели яиц? Вместе с вами надеюсь, что в скором времени полиция даст ответ на этот и другие вопросы по этому делу. А теперь переходим к хронике спортивной жизни...

  Учитель Сплинтер дотянулся до телевизора и выключил его. Он погрузился в размышления, которые не давали покоя ему уже вторые сутки, с тех самых пор, как Донателло и Рафаэль нечаянно проникли в пространство картины.

  «Странно, - думал он. - Может, это Донателло с Рафаэлем что-то натворили в замке и побудили тренидатов на ответные действия? Нет, не может быть. Они бы мне рассказали обо всем».

  Он встал и несколько раз прошелся по комнате взад и вперед, но от этого хождения мысль не становилась яснее. В голове учителя Сплинтера была сплошная белиберда. Факты последней ночи, о ко­торых он услышал из выпуска новостей, громозди­лись один на другой и никак не могли выстроиться в логическую цепочку.

  «A что, если Супермозг и Шредер обошли нас? - предположил учитель Сплинтер. - Что, если все проделки последних дней дело их рук?»

  Но он тут же отогнал от себя подобные рассужде­ния. У него в голове не укладывалось, как это пре­ступники смогли так воздействовать на картину, что сами остались незамеченными во всех про­делках.

-   «Хотя, может быть, Супермозг опять прибег к по­мощи Мирового Зла и сделал так, что картина ожила и без его прямого участия?» - никак не мог избавиться от самых страшных предположений учитель Сплинтер.

  Он посмотрел на часы. Было уже одиннадцать часов дня, а черепашки ниндзя и не думали еще просыпаться.

-   Во сколько же они вернулись? - вслух спросил себя учитель Сплинтер. - Ладно, пусть поспят. Потом всё и расскажут. А я пока приготовлю им о6ед.

  Первым стал просыпаться Донателло. Он не­сколько раз повернулся с одной стороны на другую, мычал, но сон уже к нему не шел.

-   Мм-м, - недовольно промычал он. - Как вкусно пахнет пиццей. Какой хорошенький сон и как быстро он ускользает от меня.

-   Аа-аа, - потянулся в своей кровати Леонар­до. - И мне тоже приснился огромный свежий кусок пиццы.

-   Эй! - воскликнул Микеланджело. - Да ведь это совсем не сон!

-   Что? - в дремоте спросил Донателло.

-   Я говорю, что запах пиццы вы чувствуете не во сне! - повторил Микеланджело. - Если бы это был сон, то я бы не уловил этот замечательный запах, который тянется из нашей кухни.

-   Учитель Сплинтер! - догадался Леонардо.

  И он вслед за Микеланджело вскочил с кровати. Его примеру последовал Рафаэль. Только Донателло еще потягивался под одеялом.

-   Жаль, что этот запах на самом деле, а не во сне, - с сожалением пробормотал он.

-   Это еще почему? - не понял друга Леонардо.

-   А потому что во сне намного вкуснее, - объяснил тот. - К тому же, можешь брать пиццы сколько твоей душе угодно.

-   А мне кажется, что лучше небольшой кусок на самом деле, чем много-много во сне, - ответил на это замечание Рафаэль.

  Донателло открыл глаза и увидел, что друзья уже почти готовы отправиться завтракать. Тогда и он соскочил с кровати и стал быстро собираться. Но черепашки не стали дожидаться его, а направились к учителю Сплинтеру.

-   А-а, вы уже проснулись? - улыбнулся учи­тель Сплинтер. - А почему вас трое?

-   Я здесь! - появился в дверях Донателло.­ - Ваша пицца разбудила нас своим неповторимым запахом. Я даже подумал, что мне это снится.

-   Вы знаете, учитель, сколько всего произошло за эту ночь? - начал Рафаэль.

-   Да! - перебил его Донателло. - Мы узнали тайну тренидатов, потому что самостоятельно про­вели расследование.

-   Погодите, погодите, - остановил черепашек учитель Сплинтер. - Давайте вы сначала покушае­те, а потом спокойно, не торопясь, расскажете мне обо всем, что успели узнать. Хорошо?

-   Хорошо, учитель Сплинтер! - быстро согла­сился Донателло, потому что запах пиццы отодви­нул всякие другие желания на задний план.

-   Тогда рассаживайтесь - я подаю на стол.

  И черепашки быстро заняли свои места за сто­лом в предвкушении великолепного завтрака, кото­рый приготовил учитель. Сплинтер разложил по тарелкам равные куски пиццы, и черепашки с на­слаждением стали утолять свой голод.

-   Нет, - недовольно покачал головой Донателло, быстро расправившись с завтраком. - Что ни говорите, а завтрак во сне куда более приятное занятие. Там бы я съел наверняка гораздо больше.

-   Не будь таким обжорой, - ответил на это учитель Сплинтер. - Запомни, что лишнее никогда не идет на пользу ни умственному, ни физическому состоянию.

-   Всегда нужно ощущать некоторое чувство голода, - добавил Леонардо. - Я прав, учитель Сплинтер?

-   Совершенно верно, - хитро прищурился Сплинтер, точно зная, что Леонардо сказал так потому, что сам не прочь был бы полакомиться лишним кусочком пиццы.

-   Ладно, давайте приберем со стола, а потом вы мне расскажете о своей эпопее, - сказал учитель и встал из-за стола.

  Черепашки ниндзя, поняв, что добавки не предвидится, нехотя встали из-за стола, убрали посуду и навели порядок после себя. Затем они располо­жились в креслах и на диванчике вокруг учителя Сплинтера и стали ожидать, когда он первым нач­нет разговор о тренидатах.

  Но учитель Сплинтер, казалось, не обращал вни­мания на черепах. Он был с головой погружен в свои собственные мысли. Черепашки ниндзя переглядывались между собой и только пожимали плечами, не понимая, то ли им самим начать раз­говор, то ли обождать, пока учитель Сплинтер спросит их об этом деле. Наконец Леонардо решился нарушить тишину и прервал размышления своего наставника.

-   Учитель Сплинтер, - спросил он, - а вы смотрели сегодняшний выпуск новостей?

-   Да, - задумчиво ответил тот. - Утром я включил телевизор и послушал Эйприл.

-   Эйприл? - переспросили черепашки. - И что же она сказала?

-   Сказала, что вы пропали, и просила сообщить по телефону тех, кому что-либо известно о вас, - спокойно ответил учитель.

  Черепашки снова удивленно переглянулись между собой и совершенно растерялись. Учитель Сплинтер говорил загадками. Он не торопился расспрашивать своих подопечных об их ночных приключениях, ни разу не вспомнил о монстрах и все время был крайне рассеян.

-   Может, что-нибудь случилось? - тихо шеп­нул Рафаэль, обращаясь к Микеланджело, который сидел к нему ближе остальных.

  В ответ Микеланджело только пожал плечами, сам ничего не понимая в происходящем с учителем Сплинтером.

-   Так что вы там говорили об этих существах из картины? - будто только что вспомнил, спросил учитель Сплинтер.

-   Мы еще ничего не говорили, - ответил Лео­нардо за всех.

-   Ах, да, - опомнился учитель Сплинтер.­ - Это я говорил об Эйприл. Да, так вот она сообщила, что вы пропали.

-   Даже не представляем, почему она так ска­зала? - развел лапами Рафаэль.

-   Может потому, что мы ей не позвонили?­ - предположил Микеланджело. - Она ведь оставляла нам кинокамеру, чтобы мы в случае чего успели записать тренидатов на пленку.

-   Но мы же возвратились и сразу отправились спать, - напомнил друзьям Донателло. - Как мы могли ей позвонить?

-   Тогда нужно сделать это хотя бы сейчас, - подсказал Леонардо.

-   Правильно, - согласился Донателло.

  И Леонардо отправился в комнату, чтобы принести переговорное устройство, но вскоре вернулся оттуда озадаченный.

-   Ты чего? - спросил его Рафаэль.

-   Странно, но я не нашел переговорника, - ответил Леонардо. - Где бы он мог быть?

  Черепашки стали искать и вскоре нашли его в тумбе, на которой стоял телевизор.

-   Фу ты, - выдохнул Леонардо. - А я уже за­беспокоился, не в музее ли мы его потеряли.

-   А мы что, брали его с собой? - удивился Донателло. - Ты же сам и затолкнул его сюда, когда мы уходили.

-   Так чего ты раньше молчал? - упрекнул Лео­нардо.

-   Я только сейчас вспомнил об этом, - ответил Донателло.

-   Ребята, - вдруг сказал учитель Сплинтер,­ - мне нужно сегодня снова уйти.

-   И мы не успеем рассказать вам о своих приключениях? - расстроился Донателло.

-   А что интересного вы мне можете сообщить после Эйприл? - спросил учитель Сплинтер. -По-моему, она сказала обо всем в выпуске новостей.

-   Да? - удивился Микеланджело. - Но откуда она узнала?

-   Откуда? Да об этом говорит весь город!

-   О чем? - не понимал учителя Рафаэль.

-   О том, что монстры опять появились в музее, выбрались на улицу, проникли в пиццерию и на продуктовый склад, - ответил учитель Сплинтер.

-   Продуктовый склад? - в один голос удивились черепашки.

-   Именно, на продуктовый склад, - подтвердил учитель Сплинтер. - Эйприл даже поспешила свя­зать в одну цепь эти события.

-   Но тренидатов не было на продуктовом скла­де, - стал объяснять Рафаэль.

-   К тому же, если мне не изменяет память, склады находятся в другом конце города, - добавил Леонардо.

-   Ты не ошибаешься, - подтвердил учитель Сплинтер. - Это действительно находится на другом конце города. Но кто тогда, по-вашему, мог украсть дневной запас куриных яиц там?

-   Куриных яиц? - еще больше удивились чере­пашки ниндзя и переглянулись между собой.

-   Вы правы, - сказал Рафаэль. - Эти тренида­ты с ума сходят от яиц. И мы также могли убедить­ся в этом сегодняшней ночью, когда выследили их в пиццерии. Но эти загадочные существа не были у городского продовольственного хранилища. В этом мы можем поклясться. Правда?

-   Да, да, - согласились остальные.

-   Тогда кто же это мог быть? - снова задумался учитель Сплинтер.

  Черепашки молча пожали плечами.

-   Что же вам еще удалось узнать о тренида­тах? - спросил учитель Сплинтер и обвел черепа­шек своим отрешенным взором.

-   Мы узнали, что они проникают в наше про­странство, - ответил Рафаэль.

-   Вот как? И как же?

-   Я не знаю, как это назвать, ну, то, что происходит в тот момент, когда тренидаты должны по­явиться, - принялся рассказывать Рафаэль, который лучше других запомнил все подробности, по­тому что не уснул. - Но только картина сразу темнеет, будто изображение вот-вот исчезнет сов­сем. Однако это не так. И сразу она, то есть кар­тина, превращается как бы в шар, который наду­вается до огромного размера. Потом я видел, как этот шар одним своим концом коснулся пола и лопнул. Оттуда ударила такая струя воздуха, что смела со своего пути охранников, черепашек и ки­нокамеру Эйприл.

-   А где в этот момент был ты? - поинтере­совался учитель Сплинтер.

-   Я же не спал, как некоторые, - гордо отве­тил Рафаэль.

  Учитель Сплинтер с упреком повернулся к Ми­келанджело, Леонардо и Донателло.

-   Так вы что, уснули прямо в музее? - спросил он. - А если бы Рафаэль тоже уснул? Представляете, сколько неприятностей свалилось бы нам на головы?!

  Микеланджело, Леонардо и Донателло виновато потупили глаза. Они злились на Рафаэля, который не сдержался и выдал друзей. Рафаэль и сам вско­ре понял свою оплошность и попытался исправить положение.

-   Нет, учитель Сплинтер, - стал он оправдывать друзей. - Вы не так поняли. Просто мы условились спать по очереди. Вот...

-   А врать уже нехорошо, - упрекнул теперь Рафаэля учитель Сплинтер.

  Рафаэль смутился. Если бы он мог покраснеть, то этот цвет залил бы его с головы да пят. А так Рафаэль сидел перед учителем с открытым ртом и не знал, что сказать в свое оправдание. Учитель Сплинтер понял это и улыбнулся.

-   Ладно, будем считать это вашим личным де­лом, - сказал он. - Продолжай же, Рафаэль.

  От растерянности Рафаэль не знал, что гово­рить дальше. С минуту он собирался с мыслями.

-   Я испугался, когда увидел, как из шара выле­тают яйца, - наконец произнес Рафаэль.

-   Яйца? Какие яйца? - не понял учитель Сплинтер.

-   Они были темные, темно-зеленые или синие, не знаю, - ответил Рафаэль. - Дело в том, что когда лопнул этот шар, то в музее почему-то погас свет.

-   Ах вот оно что?! - понял учитель Сплин­тер. - Получается, что вся моя теория коту под хвост!

-   Какая теория? - перепросил Рафаэль.

-   Нет, нет, продолжай, - сказал учитель Сплинтер. - Это я о своем.

  Черепашки ниндзя снова недоуменно перегляну­лись.

-   Яйца были величиной с те, которые вы пока­зывали нам в прошлом году на выставке яиц, ­продолжал рассказывать Рафаэль.

-   А какие я вам показывал? - стал припоми­нать Сплинтер. - Страусиные, что ли?

-   Да, - ответил Рафаэль. - Эти были примерно такого же размера. Они разлетелись по музею, а потом из них стали вылупливаться эти самые тренидаты.

-   Они такие маленькие? - удивился учитель Сплинтер.

-   Нет, - пояснил Рафаэль. - Перед тем, как они появлялись, яйца также увеличивались в объеме.

-   Ага, понятно, - сказал учитель Сплинтер.

-   А дальше были сплошные загадки, - продол­жал Рафаэль. - Я не понял и сейчас не могу понять, как они друг друга находят? Может, они слышат запах друг друга? Или общаются при помощи ультразвуковых сигналов? Не знаю. Но они быстро нашлись и отправились гулять по ночному городу.

-   А эти что ж, - учитель кивнул в сторону Микеланджело, Леонардо и Донателло. - Так и продолжали спать?

-   Нет, - ответил Рафаэль. - В том кошмаре, который творился в музее в ту минуту, никто бы не смог спать.

-   И что было дальше? - поинтересовался учитель Сплинтер.

-   Мы стали преследовать беглецов и вскоре нашли их в пиццерии, - ответил Рафаэль. - А что было дальше, вы, наверное, знаете из новостей.

-   Но ведь это еще не всё! - не выдержал и вме­шался в разговор Донателло.

-   А что было еще? - спросил учитель Сплинтер.

-   Мы узнали тайну тренидатов, - ответил До­нателло, придавая своему голосу оттенок таинственности.

-   Вот как? - несколько равнодушно сказал учитель Сплинтер. - И что же это за тайна тренидатов?

-   Мы узнали, что от употребления яиц они становятся сильнее, - ответил Донателло. - Но это пустяки по сравнению с тем, что происходит, когда их шандарахнуть электрическим током.

-   Донателло, что это за слова? - упрекнул учитель Сплинтер. - IIIaндарахнуть. Разве нельзя сказать ударить током?

  Но в следующий момент учитель Сплинтер спохватился, будто припомнил что-то очень и очень важное.

-   Что-что? От электрического тока? - спросил он. - И что же с ними происходит?

-   Они превращаются в монстров, - еще таинственнее произнес Донателло.

  Учитель Сплинтер посмотрел на остальных черепашек, и те согласно закивали головами.

-   А это уже и совсем что-то непонятное,­ - пробормотал он.

-   Но и это еще не все, - продолжал Мике­ланджело.

-   Как? - удивился учитель Сплинтер. - Вы знаете даже больше?

-   Да, - ответил Микеланджело.

-   Нельзя, правда, наверняка утверждать, что мы узнали все тайны этих непонятных и загадоч­ных существ, которые поначалу казались лишь милыми монстриками, а, в конце концов, превра­тились в настоящих ужасных чудовищ, - вставил Леонардо.

-   Когда они расправились с пиццерией, то на­правились гулять по улице, - рассказывал Мике­ланджело. - Неизвестно, куда бы они еще отпра­вились и чтобы сотворили этой ночью, если бы не пошел дождь.

-   Дождь? - переспросил учитель Сплинтер.­ - Но при чем здесь дождь?

-   А при том, - понизил голос Микеланджело и перешел почти на шепот. - Это их смерть. Они умирают от воды.

-   От воды?? - не поверил своим собственным ушам учитель Сплинтер.

-   Именно! - вмешался в разговор Донателло. - Когда мы это увидели, то были удивлены не меньше вашего. Но это так и есть. Тренидаты корчились в невыносимых муках и умирали от дождя. Правда, непонятно, от любой воды это с ними происходит, или только от дождевой?

-   Все же мне кажется, что, хотя вопрос об их гибели немаловажен, самым впечатляющим момен­том является их трансформация от воздействия электрического тока, - сказал Леонардо. - Пред­ставляете, если они выдерживают любое напря­жение, а степень трансформации напрямую свя­зана с силой тока?

-   Вполне возможно, что ты прав, - промолвил учитель Сплинтер. - Из вашего рассказа выходит, что тренидаты и вправду необычные существа. Я бы даже сказал, очень необычные. По правде говоря, я и не предполагал, что они могут быть такими загадочными. То, что я знал о них, совсем не совпадает с тем, что рассказываете вы. Поэтому мне на сегодня придется изменить свои планы и отправиться на Великий Совет. Ведь если нас опе­редят Супермозг и Шредер, они уж сумеют пра­вильно распорядиться силой и способностями тре­нидатов в своих коварных целях.

-   А что делать нам? - поинтересовался До­нателло.

-   Вам? - переспросил в задумчивости учитель Сплинтер. - Вы пока оставайтесь дома. Что вы бу­дете без толку шататься где-то по городу.

-   Без толку? - обиделся Донателло. - Разве эту ночь мы провели без толку?

-   Я не так выразился, - покачал головой учи­тель Сплинтер.

-   Тогда, может быть, нам стоит заняться расследованием ограбления продовольственных хранилищ? - подсказал Рафаэль.

-   А зачем это вам? - спросил учитель Сплинтер.

-   Но вы же говорите, что они были ограблены этой же ночью, - напомнил Микеланджело.­ - А мы уверены, что тренидаты к ним никакого отношения не имеют.

-   Имеют, - как бы с сожалением ответил учи­тель Сплинтер, - правда, косвенно. Я знаю теперь наверняка, кто это совершил.

  И Сплинтер в упор посмотрел на черепашек ниндзя. Те тоже догадались, что он хочет сказать.

-   Шредер? - почти в один голос спросили они.

-   Да, - коротко ответил учитель Сплинтер.


Глава 11. Шредер – властелин монстров

  Шредер ликовал. Наконец-то ему удалось выполнить поручение Супермозга. Он вел фургон и представлял реакцию своего господина, когда тот увидит тренидатов. Шредер сразу же поверил в большие возможности этих монстров. С такими тварями можно добиться славы и величия. Хорошо бы не делиться этой славой ни с кем, даже с самим Супермозгом. Правда, Супермозг был намного сильнее его, но Шредер всегда надеялся, что когда­-нибудь ему удастся избавиться от своего хозяина.

  Тот встретил помощника с равнодушным выражением лица, хотя прекрасно знал, что операция Шредеру удалась, и тренидаты находятся совсем близко.

-   Как дела? - спокойно спросил хозяин.

-   Все отлично! - не мог сдержать радости Шредер.

-   Ты привез их?

-   Конечно. Я же говорил тебе, что на этот раз все получится, - ответил Шредер.

-   И конечно, всю славу ты приписываешь се­бе? - нахмурил брови Супермозг.

  Шредер вопросительно посмотрел на господина. Он не понимал его поведения.

-   Ты справился только потому, что я помог те­бе это сделать, - пояснил Супермозг. - Запомни это. Ты - всегда лишь исполнитель.

  Он метнул свирепый взгляд в сторону Шредера. Тот попятился назад. Неужели это чудовище про­читало его мысли? Если это так, то тогда Шредеру несдобровать.

-   Я никогда не сомневался в тебе, мой господин, - поклонился преступник. - И прекрасно понимаю, что только благодаря твоему блистательно­му уму одержал победу.

  Супермозг улыбнулся. Ему понравилась лесть помощника.

-   Хорошо, - сказал он. - Теперь покажи мне их. Я давно мечтал об этой минуте.

  Шредер уже развернулся, чтобы выполнить приказание хозяина, но у самой двери неожиданно остановился.

-   Что же ты не торопишься? - удивился Су­пермозг.

-   Сначала я хотел бы тебе кое-что рассказать,­ - произнес Шредер, поворачиваясь к Супермозгу лицом.

-   Это очень важно? - недовольно спросил хозяин.

-   Думаю, что да.

-   Ну тогда поторопись, - рассердился Супермозг.

  Шредер сделал несколько шагов вперед и стал быстро говорить.

-   Я заметил одну странную деталь. Может быть, это как-то пригодиться нам для того, чтобы научиться управлять тренидатами?

-   Рассказывай, - заинтересовался Супермозг.

-   Как только я услышал, что монстры прибли­жаются к фургону, пошел сильный дождь, - про­должал Шредер. - Те, которые бежали первыми, успели заскочить в фургон и таким образом уцеле­ли. А те, которые отстали, попали под дождь и лоп­нули у меня на глазах.

-   Как это лопнули? - не поверил Супермозг.

-   Обыкновенно. Как лопаются мыльные пузы­ри. Сначала они стали раздуваться. Я даже поду­мал, что они растут под дождем, а потом раздался страшный треск, и они лопнули.

-   Гм, - произнес Супермозг. - Что бы это могло значить? И куда же они подевались?

-   Кто? - не понял Шредер.

-   Те тренидаты, которые лопнули, - разозлился Супермозг.

-   Совсем исчезли, как будто их никогда и не было.

-   Странно. Очень интересно. Над этим нужно подумать.

-   Значит, эта информация пригодилась тебе? - обрадовался преступник.

-   Пока не знаю, - равнодушно ответил хозяин. Ему не хотелось хвалить своего бестолкового помощника. - А теперь привези их сюда.

  Сказав это, Супермозг отвернулся от Шредера, показывая, что он больше не намерен слушать его пустые разговоры. Тот обиженно направился к двери. Через некоторое время Шредер уже вкатывал в двери огромную клетку с тренида­тами.

-   Что? Только пять монстров? - разочарован­но спросил Супермозг.

  «Вечно ему все не нравится»,- подумал Шредер. А вслух произнес:

-   Эти оказались самыми проворными.

-   Ладно, дай-ка мне на них посмотреть.

  Супермозг подошел совсем близко к клетке. Тре­нидаты спокойно лежали, не обращая никакого внимания на происходящее.

-   Дорогие вы мои, - нежно произнес Супер­мозг, протягивая руку в клетку.

-   Осторожно, хозяин, - предупредил его Шре­дер. - Это может быть опасно.

  Супермозг улыбнулся:

-   Дурак, ты что, не заметил, как они меня лю­бят?

  Шредер перевел вопросительный взгляд с хозяина на тренидатов. Те продолжали спокойно лежать на полу в клетке. Казалось, что они крепко спят.

-   Наконец-то я стану властелином мира, - ­продолжал Супермозг, не обращая внимания на своего помощника. - Вот только нужно научиться управлять этими славненькими тварями.

  Вдруг он вспомнил о том, что рассказал ему Шредер.

-   Но почему тренидаты погибли от дождя?

-   Я думал, что вода должна оказывать на них благо­творное действие.

-   Я сказал правду, - пожал плечами Шре­дер. - Ты можешь сам проверить.

-   Правильно! - глаза Супермозга моментально оживились. - Сейчас мы проведем эксперимент. Неси скорее ведро воды.

  Шредер умчался выполнять поручение. А Супермозг подошел к клетке и открыл дверцу.

-   Выходи-ка, дорогой, - сказал он, вытаскивая одного тренидата.

  Тот не проявил желания выходить из клетки ни одним своим движением.

-   Какой ты увалень, приятель, - ласково про­изнес Супермозг, похлопывая монстра по спине.

-   Вот вода, хозяин, - Шредер уже был в комнате.

-   Давай ее сюда.

  Шредер продолжал оставаться на месте.

-   Что же ты? - упрекнул его хозяин.

  Помощник переминался с ноги на ногу и не решался подойти поближе к тренидату.

-   Ты что, боишься? - рассмеялся Супермозг, выхватывая ведро у помощника. - Смотри, как надо.

  И он одним махом опрокинул ведро на голову монстру. Сразу же послышалось шипение. Трени­дата стало распирать. Шредер попятился назад. Он уже знал, что произойдет дальше.

-   Что же это такое происходит? - растерянно спросил Супермозг.

  В этот момент раздался сильный треск. Как и рассказывал Шредер, тренидат лопнул, и через секунду от него ничего не осталось. Супермозг смотрел на то место, где недавно лежал монстр, и ничего не понимал. Потом он раздраженно крикнул:

-   Что ты наделал! Мы потеряли одного трени­дата.

  Шредер растерянно заморгал глазами.

-   Но в чем я виноват? - спросил он.

  Хозяин не ответил, грозно надвигаясь на помощника. Казалось, он на самом деле верил в то, что тренидат погиб из-за помощника.

-   Я же предупреждал тебя, - простонал Шредер, прижатый Супермозгом к стене.

-   Предупреждал, - уже не так злобно ворчал Супермозг. - Нужно было убедить меня.

  Шредер хотел было возразить, но тут же пере­думал - с боссом лучше было не спорить.

-   Ладно, - наконец успокоился Супермозг. - ­Но все равно этот тренидат остается на твоей совести.

-   Согласен, - тихо ответил Шредер, заметив, что гнев хозяина немного отступил.

  Супермозг принялся расхаживать по комнате. Его лицо выражало отчаяние. Шредер молча на­блюдал за хозяином, боясь нарушить ход его мыслей.

-   Тебя что-то смущает? - наконец отважился спросить Шредер.

-   И ты еще спрашиваешь? Ты посмотри: клет­ка открыта, а эти увальни спокойно лежат, и даже не пытаются выйти на свободу.

-   А ты попроси их, - осмелев, попытался по­шутить Шредер. - Они же тебя любят.

  Однако он сразу же пожалел о своих словах.

-   Как ты посмел издеваться над величайшим преступником? - крикнул Супермозг.

-   Прости меня. Я не хотел тебя обидеть,­ - виновато сказал Шредер. - Но нам действительно нужно придумать, как выманить этих тварей из клетки.

-   Кажется, я уже знаю, как, - промолвил Супермозг.

-   Как? - удивленно спросил помощник.

-   Их любимым лакомством, - ответил хозяин.

-   Гениально! - растянулся в улыбке Шредер.

  Супермозг бросился к встроенному в стене шка­фу. Через мгновение он достал оттуда коробку с яйцами.

-   Видишь, я ждал их появления, - радостно произнес Супермозг. - Чего же ты стоишь с откры­тым ртом? - прикрикнул он на помощника. - Бе­ри коробку и неси ее поближе к клетке.

  Шредер спохватился. Он с готовностью поднял коробку с пола и поднес ее поближе к тренидатам.

-   Смотри! Они шевелятся, - сказал Шредер, указывая на монстров глазами.

-   А как же, они чувствуют свой любимый за­пах, - улыбнулся Супермозг.

  И тут, как по команде, тренидаты стали выска­кивать из клетки. Они набросились на коробку, и через несколько секунд от яиц остались только пустые скорлупки.

-   Ого! - в один голос воскликнули Шредер и Супермозг.

  Супермозг приблизился к тренидатам. Но те вскочили с пола и угрожающе зарычали.

-   Что такое? - испуганно спросил Супермозг и отпрянул назад.

-   Кажется, они стали агрессивными, - в голосе Шредера было не меньше страха. Он также отошел подальше от монстров.

-   Может быть, мы перекормили их?

  Помощник ничего не ответил. Его сейчас больше волновал вопрос, как остаться в живых.

-   У меня появилась идея, - вдруг воскликнул Супермозг. - Теперь ты должен подойти к трени­датам.

-   Ни за что! - запротестовал Шредер.

-   Ты сделаешь это, - глаза хозяина гневно блестели.

-   Но... послушай, - принялся уговаривать Шредер. - Если они тебя так встретили, то меня вообще разорвут на клочки.

-   Никаких возражений, - почти закричал Су­пермозг.

  Но по выражению лица помощника он понял, что даже угроза смерти не сдвинет того с места. Тогда хозяин решил сменить тактику.

-   Я думаю, - почти спокойно сказал он,­ - что тебя они встретят более дружелюбно. Ведь именно ты поставил перед тренидатами коробку с яйцами.

  Шредер недоверчиво выслушал хозяина.

-   А если не встретят дружелюбно? - спро­сил он.

-   Значит, я ошибся, - равнодушно ответил Супермозг.

-   И тебе совсем не жалко меня? - обиженно воскликнул Шредер.

-   Успокойся. Я спасу тебя, - улыбнулся хо­зяин.

  Шредер нерешительно посмотрел на своего босса. И вдруг в его голове мелькнула одна заман­чивая мысль: если тренидаты действительно станут слушаться его, то тогда можно будет избавиться от хозяина!

-   Иди, - подтолкнул Шредера Супермозг.

  Шредер стал медленно приближаться к тренида­там. Те спокойно лежали на полу, не проявляя никакой агрессивности. Когда же он приблизился к ним совсем близко, один из монстров пододвинулся к преступнику и лизнул ему ногу. Шредер затаил дыхание, боясь пошевелиться. Супермозг ревниво наблюдал за происходящим. Он уже все понял и обдумывал сложившуюся ситуацию. К но­гам Шредера подползли остальные тренидаты. Они стали мяукать и тереться о него, как маленькие котята. Только сейчас Шредер понял, что Супермозг был прав. И эти твари считают его своим хо­зяином. Шредер оглянулся на Супермозга и по­бедно улыбнулся.

-   Не обольщайся, - прошипел Супермозг, вы­хватывая из кармана плаща оружие. - Ты навсег­да останешься моим слугой.

-   Почему ты так думаешь? - храбро спросил Шредер.

-   У тебя не хватит духа бороться против меня, - рассмеялся Супермозг. - Ты слабый человечишка, а я - властелин мира!

-   Но ты пока еще не стал им, - возразил Шре­дер.

  В глубине души он понимал, что Супермозг прав. Тот знал его слишком хорошо, говоря о трусости своего подчиненного. Шредер даже в такой момент не решался прикончить господина.

-   А, кроме того, мы еще не знаем, как ими управ­лять, - продолжал Супермозг.

-   Почему? - возразил Шредер. - Они любят яйца.

  Хозяин громко рассмеялся. Помощник вопросительно посмотрел на него, не понимая, чем вызван приступ смеха.

-   Неужели ты думаешь, что эти мирные котята смогут совершить какое-нибудь преступление? ­спросил сквозь смех Супермозг.

  Шредер понял, что хотел сказать хозяин.

-   Но что же нам тогда делать?

-   Проверять, отчего они изменяют свое поведение, - ответил Супермозг.

-   Но как?

-   Можно попробовать электрический ток. Если и это не поможет, придумаем что-нибудь другое.

-   А если это погубит тренидатов? - заволновался Шредер.

-   Что же, - улыбнулся Супермозг. - Значит, мы найдем других исполнителей.

  Тренидаты словно поняли, о чем говорил Супер­мозг. Они принялись копошиться и ворчливо ры­чать.

-   Да успокой их! - приказал Супермозг.

-   А как это сделать?

-   Придумай что-нибудь, дубина, - рассердил­ся хозяин.

  Шредер заморгал глазами. Потом поднял руку над головой одного монстра и тихо произнес:

-   Спокойно, приятель. Не нужно шуметь.

  Тренидаты сразу же успокоились. На лице Шре­дера появилась довольная улыбка.

-   Они слушаются меня! - воскликнул он.

-   А ты еще не понял этого? - ревниво спросил Супермозг.

  Он некоторое время молчал, обдумывая, как бы привлечь на свою сторону тренидатов. Потом ска­зал помощнику:

-   Сейчас будем пробовать воздействовать на этих тварей электрическим током. И это сделаешь ты сам.

  Шредер молча повиновался. Он направился за пушкой, стреляющей электрическим разрядом. Су­пермозг радовался своей выдумке. Если от тока тренидаты погибнут, то он не станет особенно пере­живать, ведь сейчас они представляют для него угрозу. А если Шредер причинит тренидатам вред, стреляя в них из электрической пушки, то они изменят свое отношение к этому зазнайке.

-   Все готово, босс, - произнес Шредер, уста­навливая пушку напротив монстров.

-   Тогда стреляй, - сказал Супермозг.

-   Но ты не станешь обвинять меня в гибели тренидатов? - с опаской спросил помощник.

-   Нет, эту вину я полностью возьму на себя,­ - ответил хозяин, ехидно улыбаясь.

  Шредер произвел первый выстрел. Он поразил сразу нескольких тренидатов, находившихся близ­ко друг к другу. Сначала не произошло никаких изменений, как будто монстры вообще не почув­ствовали выстрела.

-   Стреляй еще раз, - приказал Супермозг.

  Шредер выстрелил. И тут произошло чудо. Тренидаты выпрямились, и стали расти на глазах.

-   Сейчас они погибнут, - отчаянно произнес Шредер.

  Но его опасения не подтвердились. Тренидаты увеличились вдвое. Теперь они практически заполнили собой всю комнату. Мало того, судя по их виду, они стали агрессивнее. Все произошло в считанные секунды.

-   Вот это монстры! - восхищенно воскликнул Шредер.

  Он посмотрел на своего хозяина. Тот, не мигая, уставился на тренидатов. На его лице была написана полная растерянность. Шредер понял, что Супермозг боится тренидатов.

-   Прикажи им успокоиться, - сказал Супер­мозг.

  Тренидаты в это время принялись знакомиться с обстановкой комнаты и уже попробовали на вкус стулья.

-   Чего же ты ждешь? - закричал Супермозг. - Сейчас они проглотят компьютер.

-   Кыш, кыш! - замахал руками Шредер, пы­таясь отогнать от стола монстров.

  Но те не обращали на своего повелителя никако­го внимания.

-   Ничего не могу с ними поделать, - пытался оправдаться Шредер. - Они перестали слушаться.

-   Тогда накорми их, - догадался Супермозг.

  Он сам метнулся к шкафу, где находился запас яиц, но Шредер, словно почувствовав неладное, опередил хозяина. Он схватил две коробки и бро­сился к тренидатам. Почувствовав запах яиц, тренидаты развернулись и стали перемещаться в сто­рону коробок. Через мгновение они накинулись на любимое лакомство.

-   Как здорово, - сказал Шредер, улыбаясь.­ - Теперь мы знаем, как ими управлять.

-   Да уж, - злобно ответил Супермозг. - Но только не знаем пока, будут ли они послушны.

  Шредер не понял, почему хозяин вдруг так резко переменил свое мнение. Сам он был в восхищении от тренидатов.

  Супермозг молчал. Он обдумывал, что делать дальше. Находиться в одном помещении с монстрами было небезопасно.

-   Нужно испробовать их в деле, - наконец сказал он.

-   Мне нравится эта идея, - радостно подхва­тил Шредер. - С такими ребятами можно совершить что-нибудь грандиозное.

-   Тогда убирайся с ними ко всем чертям, - злобно крикнул Супермозг.

-   Не понимаю, почему ты так злишься? - ­уставился на хозяина помощник.

  Но Супермозг не стал объяснять наглому Шреде­ру причину своего недовольства. Вместо этого он произнес:

-   Мне известно, что сегодня по восточной доро­ге в город будут везти деньги. Много денег. Будет усиленная охрана. Да и машина оснащена перво­классной техникой. Прикажи им взять деньги. И сам проконтролируй эту операцию.

-   Хорошая проверка для наших монстров,­ - радостно подхватил Шредер.

-   Тогда немедленно отправляйтесь. У вас мало времени. И прихвати с собой этих разгильдяев, Гнюса и Хряка.

-   Хорошо, - согласился Шредер.

  Он подошел к тренидатам и поманил их за собой. Монстры послушно двинулись за своим повели­телем.

-   Шредер погрузил тренидатов в фургон. Там его ожидали Гнюс и Хряк. Он объяснил своим подчиненным, что им предстоит сделать.

-   Это очень рискованно, - недоверчиво завертел головой Гнюс.

-   Я тоже побаиваюсь, - подхватил Хряк.

-   Ничего подобного! - воскликнул Шредер. - С такими помощниками нам не страшна никакая охрана.

  И он повел фургон к тому месту, где должна была проезжать машина с деньгами. Шредер уже заранее все обдумал. Он решил остановиться в не­большом лесу и спрятать там фургон и тренидатами. Когда же машина приблизится, они внезапно нападут и отнимут деньги. Шредеру и его помощникам даже не придется выходить из укрытия. Все сделают сами монстры.

  Преступники прождали около часа, наблюдая за дорогой. Хряк, смотревший в бинокль, неожиданно воскликнул:

-   Ого! Там шесть патрульных машин: две впе­реди, две позади и еще по одной по бокам.

  Он растерянно посмотрел на Шредера.

-   Ты чего-то опасаешься? - спросил тот.

-   Загреметь в каталажку, - ответил Хряк.

-   Не бойся. Мы там даже не покажемся, - сказал Шредер.

  Он подошел к фургону и открыл дверь. Тренида­ты сразу же повыпрыгивали на землю. Повели­тель преградил им путь, потом стал что-то шептать этим тварям.

-   Неужели они его понимают? - спросил Хряк у Гнюса.

-   Не знаю, - отозвался тот. - Сейчас все про­верится.

  Машина, везущая деньги, приближалась.

-   Шеф, нужно торопиться, - обратился Гнюс к Шредеру.

-   Не суй нос не в свои дела, - резко одернул его тот. - Я сам знаю, что нужно делать.

-   Прости, шеф, - обиженно произнес Гнюс. - ­Я только хотел предупредить.

  В следующее мгновение преступник стал пятить­ся назад, так как один тренидат злобно зарычал на него.

-   Назад! - приказал тренидату Шредер.

  Монстр вернулся на место.

-   А теперь, хорошие мои, за дело, - ласково сказал Шредер, указывая рукой в сторону дороги.

  Тренидаты послушно пошли к дороге. Машины уже приближались. Водитель, ехавший в первой патрульной машине, заметил неизвестных существ, преграждавших путь. От удивления он не сразу сообразил, что делать. Только подъехав совсем близко к тренидатам, резко затормозил. От этого вторая патрульная машина налетела на первую. Перепуганный полицейский открыл двер­цу и недовольно закричал:

-   Ты что, с ума сошел?

-   Сам посмотри, - с ужасом в голосе ответил водитель первой полицейской машины.

  Только сейчас его приятель заметил надвигав­шуюся опасность.

-   Что это?

-   Не знаю-ю-ю, - только и успел пробормо­тать полицейский.

  В это время один из монстров приблизился к ма­шине и перевернул ее одним махом. Другие уже направлялись ко второй патрульной машине. Они выхватили перепуганного водителя и разорвали его на клочки. Затем монстры двинулись дальше, кро­ша и ломая все на своем пути. Шредер наблюдал за происходящим и улыбался. Гнюс и Хряк раскрыли рты от удивления.

-   Ну как? - спросил Шредер. - А вы еще сомневались в моих монстриках.

  В считанные минуты все было закончено. На до­роге валялись перевернутые машины и трупы людей. Только убедившись, что опасности нет, Шре­дер выскочил из своего укрытия. Он махнул рукой, приказывая своим подчиненным следовать за ним. Тренидаты несколько агрессивно встретили пове­лителя, но все же не нападали на него. Шредер и помощники быстро перетащили мешки с деньгами в свой фургон. Потом Шредер с трудом загнал разбушевавшихся монстров в клетку.

-   Это было самое приятное преступление, совершенное мною, - радостно произнес Шредер, выруливая на дорогу.

-   Только сейчас нужно поскорее смываться от­сюда, - с опаской оглядываясь по сторонам, ска­зал Гнюс.

-   Эх, ты, - подразнил помощника Шредер. - ­Все еще не понимаешь, что с тренидатами мне ни­чего не нужно бояться?

-   А вот я именно их и побаиваюсь, - признал­ся Хряк.

  Шредер рассмеялся. Ему захотелось поиздевать­ся над подчиненными.

-   Хотите, прикажу монстрикам, чтобы они разорвали вас на клочки?

  Он победоносно окинул взглядом перепуганных помощников. Хряк сразу же побледнел, а Гнюс ответил:

-   Ты этого не сделаешь, шеф.

-   Почему это? - насторожился Шредер.

-   Потому что мы - более управляемы. А тренидатов ты и сам боишься, только не признаешься никому в этом, - пояснил Гнюс.

-   Что?! - разозлился Шредер.

  Он хотел было уже исполнить свою угрозу. Но вдруг из фургона послышался невообразимый шум.

-   Что это? - испугался Хряк.

-   По-моему, наши приятели рвутся на свободу, - предположил Гнюс.

  Шредер тоже испугался. Он действительно не­много побаивался тренидатов, так как не знал, насколько те преданы ему.

-   Да сделай что-нибудь! - растерянно закричал Хряк.

  Тренидаты пытались проломить стенку фургона.

-   Ребята, успокойтесь, - робко сказал Шредер, отворачиваясь назад.

  В ответ послышался очередной удар.

-   Сейчас они нас загрызут, - ужаснулся Хряк.

-   Вот именно, - сказал Шредер. - Они, наверное, проголодались. Поэтому так и шумят. Нужно ехать побыстрее.

-   Не хочется стать обедом для этих монстров, - стонал Хряк.

  Раздался треск. Преступники не сразу сообра­зили, что произошло. Шредер посмотрел в зеркало и увидел, что тренидаты выскакивают на землю.

-   О, ужас! - воскликнул он. - Они убегают.

-   Как? - не поняли Хряк и Гнюс.

-   Они выломили дверь и выскочили на улицу, - пояснил Шредер и остановил машину.

  Хряк схватил хозяина за руку.

-   Почему ты меня держишь? - спросил Шредер.

-   Не останавливайся, - жалобным голосом по­просил помощник.

-   Ты что, спятил? Они же убегут.

-   Ну и пусть, - уже почти плакал Хряк. - Посмотри, сколько у нас денег.

  Он указал на мешки с деньгами.

-   Этого нам хватит до конца жизни.

-   Нет, нельзя, - не согласился Шредер. - Что скажет Супермозг? Он уничтожит меня.

  Гнюс и Хряк переглянулись. Гнюс был согласен с приятелем. Ему также не хотелось рисковать жизнью ради ужасных монстров.

-   Ты их уже не догонишь, - сказал он хозяину. - Посмотри, с какой скоростью они удаляются от нас.

  Шредер открыл дверцу и выглянул на улицу. Тренидаты и, правда, быстро перемещались в обратном направлении. Он с досадой сплюнул на землю.

-   Чертовы монстры! - выругался Шредер.­ - Все равно их нужно догнать.

  Он быстро закрыл дверцу и включил зажига­ние. Хряк тяжело вздохнул. Он понял, что сейчас бесполезно спорить с хозяином.

-   Но куда они бегут? - спросил Гнюс.

-   Кажется, я догадываюсь, - неуверенно ответил Шредер. - В нескольких километрах отсюда есть птицеферма. Одна из тех, которые снабжают город яйцами.

-    А, понятно, - сказал Гнюс. - Но неужели тренидаты знают это?

-   Они не знают, - возразил Шредер. - Они чувствуют запах птицефермы.

  Гнюс и Хряк удивленно переглянулись. Скоро действительно показалась птицеферма. Но тренидатов нигде не было видно.

-   Они здесь, - уверенно произнес Шредер.

  Он остановил машину и сказал помощникам:

-   Дальше пойдем пешком.

  Гнюс и Хряк переглянулись. Им очень не хотелось покидать машину и встречаться с монстрами.

-   Может быть, мы подождем тебя здесь? - спросил Хряк.

-   Нет. Вы пойдете со мной, - приказал хозяин.

  Тем ничего не оставалось делать, как следовать за ним. Во дворе птицефермы было пустынно, как будто все вымерли.

-   Оттуда раздается какой-то треск, - указал рукой в направлении постройки Гнюс.

-   Слышу, - проворчал в ответ Шредер. - Пойдемте посмотрим, что там.

  Он первым направился к постройке. Это было хранилище яиц. Когда Шредер и его помощники заглянули внутрь, то увидели там тренидатов, которые уже наелись досыта и валялись на пустых яичных скорлупках.

-   По-моему, сейчас они довольны, - прошептал Шредер. - Попробую поговорить с этими тварями.

-   Мне страшно, - застонал Хряк.

-   Тише, - зашипел на помощника Шредер и вышел из-за двери.

  Тренидаты заметили Шредера, но повели себя так, как будто не узнали его. Сначала они даже не обратили на недавнего повелителя никакого вни­мания. Когда же тот подошел совсем близко, при­нялись недовольно рычать.

-   Что вы, ребятки, это я, ваш хозяин, - улы­бался преступник и протягивал руки к тренидатам.

  Те встали с пола и стали грозно надвигаться на Шредера.

-   Ой! - завопил Хряк и помчался прочь с это­го места. Вслед за ним выскочил и Гнюс. Уже на улице помощников догнал Шредер. Он на огром­ной скорости несся по направлению к фургону.

-   Быстрее!! - кричал он. - Эти монстры сошли с ума. Уносите ноги!

  Машина завелась и рванула с места.

-   Что же мне теперь делать? - недоуменно бормотал Шредер.

-   Здорово, что мы успели удрать, - радостно ответил Хряк, не обращая внимания на хозяина.

-   Но что мне сказать Супермозгу? - не унимался Шредер.

-   На твоем месте я бы не стал ничего объяснять Супермозгу, - предложил Гнюс.

-   Как? - удивился Шредер.

-   У нас есть много денег, - продолжал Гнюс. - И этого достаточно, чтобы уйти от Супермозга навсегда.

  Шредер не ответил Гнюсу ничего, но подумал, что его предложение не лишено смысла.


Глава 12. Опьяняющая свобода

  Учитель Сплинтер, отправляясь после обеда по своим делам, попросил черепашек оставаться дома.

-   Можете позвонить Эйприл и предупредить ее, что вы никуда не пропадали, и она просто-напросто ошиблась, подавая такую информацию в эфир, - ­сказал он перед уходом черепашкам, затем как-то не совсем искренне улыбнулся и закрыл за собой дверь.

  Некоторое время черепашки ниндзя сидели молча и размышляли каждый о своем.

-   Ладно, - нарушил тишину Леонардо и встал со своего места. - Мы, кажется, собирались позвонить Эйприл.

  И он по переговорному устройству набрал номер девушки.

-   Алло! - вскоре послышался голос Эйприл.­ - Черепашки-шалунишки! Где это вы запропастились? Я уже не знала, что мне и думать.

-   Привет, Эйприл, - улыбнулся в ответ девушке Леонардо. - Мы наслышаны о твоем беспокойстве.

-   Ты это о чем? - не поняла она.

-   Ну как же?! - ответил Леонардо. - Теперь стоит только показаться где-нибудь на улице, и нам не дадут прохода любопытные зеваки.

-   Я не поняла, вы это о моем репортаже? - удивилась девушка.

-   Ну не о нашем же! - ответил Леонардо.

-   Вы его смотрели? - поинтересовалась Эйприл.

-   Нет, нам о нем рассказал учитель Сплинтер, - ответил Леонардо. - Он смотрел утренний выпуск новостей.

-   Но ведь я целое утро пыталась связаться с вами! - воскликнула Эйприл. - И никто так и не ответил мне. А потом, ведь и в музее вас посчитали пропавшими.

-   Как это? - не понял Донателло.

-   Обыкновенно, - ответила Эйприл. - Как только стало известно о ночном происшествии, к му­зею сразу же сбежались представители всех информационных агентств. И лейтенант чистосер­дечно выложил им, что вы пропали во время напа­дения на музей. Как я не могла передать то, что было в сообщениях всех телеканалов и в газетах? Но перед тем, как выходить в эфир, я несколько раз пыталась связаться с вами.

-   Наверное, мы уже спали, - ответил Лео­нардо.

-   Эйприл! - вмешался в разговор Микеланджело. - Прости за кинокамеру.

-   А в чем дело? - удивилась Эйприл.

-   Ну, как же, - развел лапами Микеланджело. - Ведь я не углядел за ней, и тренидаты разбили ее.

-   Ошибаешься, - хитро улыбнулась девушка.

-   Что, она не разбилась? - теперь уже удив­ленно воскликнул Микеланджело.

-   А ты как думаешь? - подмигнула Эйприл.­ - Наоборот, это я теперь перед вами в двойном долгу.

-   Как это понимать? - спросил Донателло.

-   Камеру мне возвратил ваш старый знакомый, охранник, - объяснила Эйприл.

-   Ник Кортези? - напомнил Леонардо.

-   Именно он, - ответила Эйприл. - Кстати, он же сказал лейтенанту, что вы исчезли после появ­ления монстров.

-   Ох уж этот Ник, - покачал головой Леонардо. - Надеюсь, он понял, что совершил ошибку, сделав это.

-   Напрасно ты так, Леонардо, - сказала Эй­прил. - Если бы вы видели, как он переживал за вас.

-   Да нет, я не имею ничего плохого против него, - возразил Леонардо. - Он действительно хороший парень.

-   К тому же, - добавила Эйприл, - именно он возвратил мне мою камеру. После его рассказа о том, что и как произошло ночью, я даже и не надеялась получить какое-то изображение. Но вы оказались способными учениками.

-   Что ты имеешь в виду? - на лице Микелан­джело появилась улыбка. - Или ты хочешь сказать, что...

-   Да, Микеланджело, я хочу сказать, что кое-­что удалось заснять, - довольно ответила Эйприл. - Так что, черепашки, все было не напрасно, и теперь я вдвойне ваш должник.

-   Приятно слышать, Эйприл, - сказал Леонардо. - Жаль, что мы не сможем посмотреть на свою работу.

-   А почему? - поинтересовалась девушка.

-   Учитель Сплинтер просил нас оставаться дома, - объяснил Микеланджело. - Наверное, мы можем ему понадобиться.

-   Ничего, ребята, не скучайте, - успокоила Эйприл. - Может, у меня получится вырваться сегодня пораньше. Тогда я заскочу к вам сама. О'кей?

-   Согласны, - ответили черепашки. - Пока, Эйприл. До встречи. Конец связи.

-   Вот видите, - сказал Леонардо, выключая переговорное устройство. - Даже Эйприл нас по­хвалила.

-   Что ты хочешь этим сказать? - спросил у него Рафаэль.

-   А вам не показалось разве странным то, как вел сегодня себя учитель Сплинтер? - вопросом ответил Леонардо.

-   Да, это было очень заметно, - согласился Рафаэль. - Я хотел спросить у него, что случи­лось, но так и не решился.

-   Наверное, у него были причины не говорить нам о своих проблемах, - предположил Микеланджело.

-   Ладно, нужно придумать, чем мы займемся в оставшееся время, - сказал Леонардо. - На ули­цу все равно не пойдем. Да и некогда уже. Там скоро стемнеет.

-   Когда уже кончится эта скверная погода?­ - недовольно произнес Донателло. - Мне эти осенние дожди надоели больше, чем тренидатам.

-   Только не вспоминай о них, - отмахнулся Рафаэль.

-   А зачем о них вспоминать? - развел лапами Донателло. - Они и сами о себе напомнят.

-   Кстати, насчет погоды, - вспомнил Микеланджело. - В новостях передали, что завтра наступит прояснение, и в небе появится осеннее солнышко.

-   Осеннее солнышко, - задумчиво повторил Донателло. - Все равно, это не летнее солнышко.

  И черепашки разбрелись кто куда и занялись каждый своим делом, чтобы хоть как-то скоротать свободное время. Такие дни были для них самыми тяжелыми, потому что без настоящих приключений они становились сонными мухами.

  Эйприл так и не позвонила черепашкам. Они решили, что у нее появились какие-то срочные дела. Микеланджело, как не самый разленивший­ся, приготовил на всех ужин, и черепашки устрои­лись возле телевизора, чтобы узнать последние сообщения о тренидатах.

  Но, как ни странно, в выпуске новостей диктор даже и словом не обмолвился о происходившем в музее. Все каналы передавали новую сенсацию - ­странное и весьма загадочное ограбление брони­рованной банковской машины, которая везла под усиленной охраной огромную сумму денег.

-   Эти журналисты, наверное, просто выдохлись за последние сутки, - недовольно сказал Леонар­до. - Они уже не могут собрать на целый день стоящей информации.

-   А тем временем эксперты утверждают, что ограбление совершено хорошо организованной группой налетчиков, - говорил в эту минуту диктор по телевизору.

-   Конечно, - как настоящий знаток, произнес Донателло, - уличные воришки не способны на это.

-   А, ладно, выключай ты его, - махнул разочарованно лапой в сторону телевизора Микеланджело и стал зевать. - Давайте хоть сегодня нормально выспимся.

  Рафаэль хотел уже нажать на кнопку выключателя, как вдруг услышал сенсационное заявление.

-   В живых остался только один из охранников, - говорил диктор. - Но он пока находится в бессознательном состоянии и отправлен в военный госпиталь. Думаю, что не только он станет главным свидетелем. Те же эксперты, которые работали на месте происшествия, утверждают, что нужно было обладать силой монстров, чтобы проломить двери передвижного хранилища денег. Хорошим свидетелем станет также охранник загородной птицефермы, который утверждает, что на ферму было совершено нападение с целью воровства... яиц. Да, да, не удивляйтесь, - были украдены ку­риные яйца.

-   Черепашки! Вы слышали, что он сказал? - ­вскрикнул от удивления Рафаэль. - Яйца! Кури­ные яйца! Опять тот же почерк.

  И черепашки ниндзя бросились к телевизору, чтобы не пропустить ни единого слова этого сооб­щения.

-   И кто бы вы думали совершил это ограбле­ние? - продолжал комментировать диктор. - Самые настоящие монстры! Вы можете не поверить, но охранник утверждает, что именно так оно и слу­чилось. Во время ограбления он затаился и наблю­дал всю картину от начала и до конца. Не знаю, можно ли верить ему полностью, но он говорит, что на ферму проникли самые что ни на есть настоящие монстры и стали поедать куриные яйца. То, что это так, мы убедились и сами. Посмотрите...

  На экране телевизора появилась картинка с изо6ражением огромной груды яичных скорлупин.

-   Вот что оставили после себя эти монстры,­ - продолжал комментатор. - В настоящий момент охранника с его разрешения проверяют на предмет присутствия алкоголя в крови, а потом он со своего же согласия пройдет тестирование на детекторе лжи. Если результаты окажутся подтверждающи­ми его слова, то следует признать версию о весьма необычном феномене. Некоторые журналисты уже поспешили дать утвердительный ответ на все эти вопросы и заявили, что в окрестностях нашего города, а может быть и в самом городе, завелись существа, угрожающие нашему с вами спокойст­вию. Поэтому большая просьба ко всем, кто что­-либо знает, видел или слышал...

-   Это тренидаты, - сказал Рафаэль. - Ника­ких сомнений быть не может.

-   Но с кем они могли быть? - задался вопро­сом Леонардо. - Не стали же они самостоятельно промышлять грабежом?

-   А ты не догадываешься? - многозначительно спросил Рафаэль.

  Черепашки ниндзя замолчали, задумавшись на минуту.

-   Шредер! - в один голос воскликнули Дона­телло и Микеланджело.

-   А я и не думал, что вы окажетесь такими догадливыми, - подшутил над друзьями Рафаэль.

-   Перестань веселиться! - недовольно пригро­зил Донателло. - Мы занимаемся одним делом, и среди нас не должно быть конкуренции. Ты, наверное, совершенно забыл, как мы спасали тебя от роботов Шредера, или от этих диких огнепоклон­айков, которые хотели принести тебя в жертву своему богу Лиангомбе?

-   Ребята, ребята! - вмешался в спор друзей Микеланджело. - Так мы можем зайти очень далеко во взаимных обвинениях.

  Рафаэль понял, что немного перестарался, и да­же хотел извиниться перед друзьями. Но Донател­ло своими упреками все испортил. И Рафаэль передумал это делать.

  Великие спорщики замолчали, обидевшись друг на друга. Они продолжали дуться до тех пор, пока не раздался звонок. Это звонила Эйприл. Она сообщила, что не сможет сегодня навестить их, так как занята очень срочным делом. Но пообеща­ла, что завтра обязательно найдет время, чтобы заскочить к черепашкам хотя бы на пару минут.

  После разговора с Эйприл в комнате снова воца­рилась тишина.

-   Кончайте дуться друг на друга, - сказал Леонардо. - Лучше пожмите лапы, и мы отправимся спать. На сегодня приключений больше не предвидится.

  Утро следующего дня, как и обещали в прогнозе погоды, выдалось действительно не поосеннему солнечным и теплым. Было безветренно, и солнце только-только поднималось над горизонтом. Чере­пашки ниндзя еще спали глубоким и крепким сном, когда к городу с юго-западной стороны приближа­лась автомашина-фургон. За рулем в кабине сидел средних лет человек, а его напарник отдыхал на раскладушке в задней части кабины.

-   Эй, Патрик, - сказал тот, что сидел за рулем.

-   Мм, - послышался ответ.

-   Пора вставать, - ответил водитель. - До города осталось около тридцати миль. Скоро будем дома.

-   М-мм, а-аа! - стал потягиваться Патрик. - Вот так всегда. Я тебе даю поспать под самую завязку. А ты вечно поднимаешь меня ни свет, ни заря.

-   Кончай дуться, - улыбнулся шофер. - Дома отоспимся. Ты лучше посмотри, какая погода. Родной город словно решил сделать нам сюрприз. Настоящее индейское лето!

  Патрик еще раз перевернулся на раскладушке и стал выбираться на соседнее с водителем сидение.

-   Э! - недовольно вскрикнул он, посмотрев на спидометр. - Парень, ты куда гонишь так? На тот свет торопишься?

-   Домой тороплюсь, ха-ха-ха! - рассмеялся тот, что сидел за рулем. - К тому же, трасса свободна. Посмотри, за последние минут тридцать­-сорок я не встретил ни одной машины, и меня никто не обогнал.

-   Все равно, - настаивал напарник. - Тебе по­ложено держать не более девяносто миль в час. А ты идешь на все сто тридцать.

-   Ладно, очнись, Патрик, - успокаивал друга водитель. - Я же просто хочу, чтобы мы пораньше добрались до города и избежали утренних пробок. А то проторчим в них до обеда и у себя же самих время украдем. Дорога-то чистая.

-   Чистая-то она чистая, - уже более спокойно сказал Патрик. - Но ведь еще вчера передавали, что здесь шли дожди. Смотри, асфальт еще не совсем высох для такой скорости.

-   Ты самый настоящий ворчун, Патрик, - глянул на друга водитель.

-   Лучше на дорогу смотри, - сказал тот и по­вернулся, чтобы указать рукой путь.

  И вдруг он заметил, как справа от них в сторону дороги метнулись какие-то волосатые существа, похожие на шимпанзе. Патрик даже встряхнул головой - не наваждение ли это?

-   Осторожно, Майкл! - внезапно заорал он.

  Прямо перед машиной на дороге стояло странное волосатое существо с оскалом вампира. Майкл так растерялся, что нажал сразу на педаль газа и на педаль тормозов. Патрик изо всех сил уперся нога­ми в пол и закрыл глаза. Двигатель взревел и маши­на стала тормозить. Оба водителя почувствовали, как резко остановилась их тяжелая машина, тор­мозной путь которой при подобной скорости соста­вил бы не менее пятидесяти метров. А она остано­вилась, как вкопанная. Больше они ничего не запом­нили.

  Черепашки ниндзя проснулись довольно поздно. Уже было почти десять часов, а они еще продолжа­ли нежиться в постелях.

-   Все это совсем неплохо, - наконец решитель­но поднялся Микеланджело. - Но не забывайте, что учителя Сплинтера нет, и сегодня вам не при­снится запах свежей пиццы. Пора вставать. И так проспали более десяти часов.

  За ним последовали остальные черепашки. Они не спеша оделись, потом привели в порядок поме­щение.

-   А чья очередь сегодня готовить завтрак? - ­поинтересовался Донателло.

-   Думаю, лишне вам напоминать, что вчера вечером этим занимался я, - сказал Микеланджело.

-   Ты хочешь сказать, что сегодня моя очередь торчать на кухне? - проворчал Донателло.

-   Я ничего не хочу сказать, - ответил Микеланджело. - Ты сам должен помнить, когда твоя очередь. Я же только уточнил, что вчера этим за­нимался я.

-   Ладно, ладно, - согласился Донателло. - Ты сказал, я сказал. Намек понял.

  И Донателло отправился на кухню, чтобы приго­товить завтрак. Остальные черепашки от нечего делать уселись возле телевизора и стали скучать у экрана. Они нашли передачу, в которой расска­зывалось о фауне Тихого океана.

-   Давайте переключим на другой канал, - ­предложил Рафаэль. - Слушать обо всех этих морских львах, морских слонах, кашалотах, ры­бах-крабах просто одна сплошная скукотища.

-   Не скажи, - не согласился Леонардо. - Все это не так уж неинтересно, а даже наоборот, иногда бывает полезно.

-   Хватит вам спорить, - вмешался Микеланджело. - Снова взялись за свое? Все равно через пару минут на шестом канале будут транслировать сводку происшествий. Может, вы найдете хоть там для себя что-то стоящее и интересное.

  Рафаэль и Леонардо согласились. Микеландже­ло переключил канал. По шестому в этот момент начинался выпуск новостей.

-   Вас приветствует шестой канал, - бодро про­изнес диктор. - Как всегда в это время, мы предла­гаем вам сводку происшествий.

-   Сейчас начнется, - вставил Рафаэль.

-   Должен вам сказать, - продолжал диктор, - что за последние сутки никаких загадочных и таинственных явлений, которые держали в последнее время в напряжении жителей и полицию наше­го города, не наблюдалось.

-   Вот тебе и на, - разочаровался Микеландже­ло. - А я-то думал, он сейчас выдаст нам информацию.

-   Возможно, это объясняется оперативными действиями полиции по предотвращению безобразий, происходивших в нашем городе, - сказал диктор. Потом он улыбнулся и добавил:

-   А может, свое положительное действие оказа­ла погода. Вы видели, какая она сегодня с самого утра? Настоящее индейское лето!

  Сделав паузу, он продолжал серьезным тоном:

-   Однако, к сожалению, без происшествий не обошлось. И самое последнее случилось на сорок девятом шоссе. Полиция установила, что на рассве­те произошла авария. Это подтвердил и Патрик Дэйсон, один из потерпевших водителей трейлера, находившихся в кабине в момент загадочного столкновения. Второй водитель, Майкл Линик, к сожалению, скончался, не приходя в созна­ние.

-   Что же там такое случилось? - неизвестно к кому обращаясь, спросил Микеланджело.

-   А случилось вот что, - словно услышал вопрос Микеланджело диктор. - Парни, я имею в виду водителей Патрика Дэйсона и Майкла Линика, возвращавшихся из командировки. Они не были в родном городе целых две недели, поэтому очень торопились. За рулем находился бедняга Майкл. Пользуясь пустотой на утреннем шоссе, он вел машину со скоростью около ста тридцати миль в час. Как удалось установить, Патрик Дэйсон отдыхал. Майкл разбудил его, когда до города оставалось немногим более тридцати миль. Патрик несколько раз предупредил Майкла, чтобы тот так сильно не разгонял машину. Майкла Линика словно тянуло что-то, подталкивало поспешать к тому месту, где произошла, в конце концов, трагедия. Вот посмотрите...

  И диктор направился ближе к тому месту, где произошла трагедия.

-   ...все ответы налицо, - продолжал он гово­рить, указывая на трейлер. - Машина стоит в том же положении, как будто ее только что остановили для дозаправки или оставили на стоянке. Вам это не кажется странным? Кажется? Вот и полиция дорожной инспекции озадачена. Вы спрашиваете, почему? На этот вопрос мы попросили ответить старшего инспектора дежурной бригады дорожной полиции мистера Гарри Мувинга.

  На экране появилось лицо сержанта полиции, молодого чернокожего парня, который немного смущался перед камерой и чувствовал себя не совсем удобно.

-   Мистер Мувинг, - обратился к нему дик­тор. - Что вам и вашим сотрудникам показалось странным в этом происшествии?

-   Не знаю даже, с чего начать, - пожал плеча­ми парень. - Но загадок более, чем достаточно.

-   Вот о них и расскажите нашим зрителям,­ - подсказывал диктор.

-   Во-первых, - как по протоколу, стал говорить сержант, - смущает то, что трейлер шел на скорос­ти сто тридцать миль в час, а его тормозной путь на асфальте отсутствует.

-   Так, понятно. Что еще?

-   Во-вторых, - в том же духе продолжал сержант, - отсутствие тормозного пути свидетельст­вует о том, что машина остановилась моментально.

-   Поясните, пожалуйста, - попросил диктор. - ­Не все наши телезрители могут понять смысл ваших слов.

-   Это значит, что при всех показателях трейлер должен был превратиться в груду металла, - объяснил, как мог, полицейский. - При такой скорости сила столкновения была бы равна силе столкновения с бетонной стеной.

-   Вот как? - изобразил удивление диктор. - А что же в нашем случае?

-   На кабине, прямо напротив места водителя, осталась отметина. - Чернокожий сержант пока­зал свою ладонь. - Примерно вот такого размера.

-   Как вы объясняете это? - спросил диктор.

-   Чудес не бывает, - отрицательно покачал головой сержант. - Но похоже, что кто-то очень сильный остановил трейлер на всей скорости.

-   И что с ним стало? - спросил диктор.

-   С кем? - удивился парень. - С трейлером, или с тем?

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся диктор и повернулся к камере. - Хорошенький вопрос, не правда ли?

  Он снова отвернулся к сержанту.

-   Я имел в виду, конечно же, того, кто остано­вил трейлер, - пояснил диктор.

-   К сожалению, вразумительного объяснения мы пока не получили ни от экспертов, ни от единст­венного свидетеля - потерпевшего Патрика Дэйсона, - развел безнадежно руками сержант полиции. - Нет никаких следов.

-   Что вы имеете в виду? - поинтересовался диктор.

-   Ну, - замялся сержант, - хотя бы капля крови. Ведь любое живое существо могло бы оставить после такой катастрофы хотя бы капельку крови. А. тут...

  Сержант развел руками и непонимающе покачал головой.

-   Извините, мне нужно идти, - добавил он и удалился.

-   Эй, ребята! - подал радостный голос Донателло. - Налетай! Ваша любименькая, и без анчоусов!

-   Тсс-с!! - в один голос зашипели на него черепашки.

  Донателло поставил на стол поднос с пиццей и непонимающими глазами уставился на друзей.

-   Вот так новость, - растерялся он. - Впервые вижу, чтобы черепашки ниндзя отказались от завт­рака. Да еще какого!

  Но Рафаэль, Микеланджело и Леонардо продол­жали внимательно следить за тем, что происходило на экране телевизора. Легкая обида Донателло сменилась любопытством.

-   Интересно, - пробормотал он себе под нос.­ - Ради чего они отказываются от пиццы?

  И он тихонько подошел к телевизору и стал поза­ди друзей.

-   Итак, - продолжал тем временем диктор с те­леэкрана. - Сержант, насколько вы могли убедить­ся, недвусмысленно намекает, что это не могло быть живое существо, потому что любое животное оставило бы после себя хотя бы капельку крови. Однако утверждать обратное, то есть, что это было какое-то неживое существо, вряд ли представляет­ся возможным. И на то есть кое-какие основа­ния.

-   Эй, ребята, - подал голос Донателло. - Рас­скажите и мне, хотя бы в двух словах, что там произошло?

-   Обожди, Донателло, - недовольно перебил его Микеланджело. - Давай досмотрим до конца, потом расскажем.

-   Наверное, забойные новости передавали, - ­пробубнил про себя Донателло.

-   Вот эти основания, - сказал тем временем диктор. - Вы видите эти следы?

  На экране появилось изображение следов, кото­рые оставили существа. Они были глубокие и мас­сивные, что подтверждало огромный рост существ, их необыкновенную силу и загадочность. Следы были трехпалые, похожие на птичьи, но без заднего когтя.

-   Они похожи на следы огромного кондора,­ - комментировал диктор. - Пока остается тайной также и то, сколько их было. По словам Патрика Дэйсона их было не более пяти. Эксперты по сле­дам не смогли установить точное количество су­ществ. Что ж, обождем и мы. О результатах дальнейшего расследования мы сообщим вам дополни­тельно. А пока мы прощаемся с вами и желаем успехов специалистам в их нелегкой работе. Это был Брэд Нильсон специально для шестого канала. Всем привет!

-   Так что же там все-таки случилось? - подло­вил момент Донателло.

-   Фу-у, - тяжело выдохнул Рафаэль. - В двух словах этого не расскажешь, дружище.

-   Давайте лучше завтракать, а то все остынет, - предложил Микеланджело и направился к столу.

  Целый день черепашки ниндзя обсуждали утреннюю новость. Рафаэль однозначно утверждал, что это тренидаты. Но Микеланджело и Донателло не желали с ним соглашаться, аргументируя это тем, что тренидаты не могли появиться в тридцати милях за городом, да еще в лесу. За этим спором их и застала Эйприл, которую очень удивил шум за дверью. Поэтому она не стала стучаться, а сразу вошла в комнату.

-   Что за шум, а драки нет? - улыбнулась она черепашкам.

  А те так были заняты своим спором, что не сразу поняли, что в комнате появилась Эйприл.

-   Прекратите галдеж! - наконец повысила она голос.

-   Понимаешь, Эйприл, - Леонардо попытался объяснить причину столь горячей дискуссии, - мы обсуждаем сегодняшнее сообщение по вашему ка­налу об аварии, которая случилась за городом.

-   И что в ней такого? - спокойно спросила Эйприл.

-   Как?? - страшно удивился Донателло. - Те­бе не кажется...

-   Не кажется, - остановила его девушка. - И запомните, при таком обсуждении вы никогда не придете к взаимному консенсусу.

 Черепашки перестали спорить и уставились на Эйприл.

-   Тем более, что я принесла вам еще более свежую новость, о которой пока нигде и никто не сообщал, - интригующе добавила она.

-   И что же это за новость? - не терпелось поскорее все узнать Донателло.

-   А вот вы садитесь и тихонько послушайте.

  Черепашки ниндзя покорно выполнили требова­ние Эйприл. Они уселись вокруг нее, стараясь не пропустить ни единого слова, которое она произнесет.

-   Во-первых, - начала говорить Эйприл. - Я принесла кассету. На ней то, что удалось отснять вам в музее. Для вас она уже, наверное, устарела. Но то, что на ней, может пригодиться учителю Сплинтеру, когда он будет придумывать, как избавиться от этих монстров.

-   А во-вторых? - не терпелось поскорее узнать более свежую новость Донателло.

-   Не спеши, - сказала девушка. - Во-вторых, после загадочного происшествия на шоссе случи­лось не менее загадочное происшествие в городском зоопарке.

-   В зоопарке?? - опешили черепашки ниндзя. - А что могло произойти в зоопарке, что касалось бы нашего дела?

-   И тем не менее, - многозначительно ответила Эйприл. - Там погибла горилла.

-   Горилла? - удивился Леонардо. - И как же это случилось?

-   Пока неизвестно, - ответила Эйприл и развела руками.

-   Как неизвестно? - не понял Рафаэль. - Но как-то же она погибла?

-   Загадочная гибель, - понизила голос Эйприл. - Ей вырвали сердце. Представляете?

-   Вырвали сердце? - переспросил Микеланджело.

-   Горилле? - удивился Леонардо.

-   Да, - коротко ответила Эйприл.

-   Но ведь горилла обладает недюжинной си­лой! - не понимал Леонардо. - Представляете, какой силищей нужно было обладать, чтобы спра­виться с таким животным?!

-   Вот именно, - согласилась Эйприл.

-   Ты думаешь, это сделали тоже они? - спокойно спросил Рафаэль.

-   А кто, по-твоему, это мог еще быть? - вопросом ответил Леонардо. - Если они способны оста­навливать трейлеры, которые мчатся по шоссе со скоростью сто тридцать миль в час, то что им стоит справиться с какой-то там гориллой?

-   И следы, которые обнаружили рядом с трупом гориллы, совпадают с теми, что были оставлены возле шоссе, - добавила Эйприл.

-   Вот так новости, - замотал головой Микелан­джело. - Уже голова начинает кругом идти от них.

-   А у меня начинает возникать ощущение, что нам никогда не справиться с ними, - сказал Рафаэль.

-   Кто это у нас такой закоренелый песси­мист? - раздался вдруг вопрос.

  Черепашки ниндзя и Эйприл повернулись на голос и увидели учителя Сплинтера. Черепашки переглянулись. От вчерашней растерянности учи­теля не осталось и следа.

-   Учитель! - радостно подскочили со своих мест черепашки.

-   Можете мне ничего не рассказывать, - отве­тил он. - Я все знаю. На тренидатов опьяняюще подействовала свобода. Но теперь я знаю, как нам с ними бороться.


Глава 13. Воплощение зла

  Несмотря на приобретение огромной суммы денег, Шредер промучился целые сутки в ожидании известий от Супермозга. Его тяготило это временное затишье, как будто преступник уже не мог жить без вечных упреков и ругательств своего хозяина. Шредер не спешил делиться деньгами с Гнюсом и Хряком. Он понимал, что в конце концов ему придется отвечать за свои поступки перед Супермозгом. Хотя переговорное устройство, при помощи которого хозяин связывался со своим по­мощником, было надежно запрятано, Шредер точно знал, что пока Супермозг не предпринимал попы­ток связаться с ним.

  В вечернем выпуске новостей сообщали о пре­ступлении, в котором Шредер принимал непосред­ственное участие. И он волновался, что одному из охранников-полицейских удалось выжить. Если это так, то тайна вокруг тренидатов уже раскрыта. И кто-то более ловкий и предприимчивый сможет воспользоваться помощью монстров и завоевать мир. Но у Шредера и Супермозга было главное преимущество перед всеми возможными конкурен­тами - они знали, как можно управлять тренида­тами. И именно поэтому Шредер ждал известий от хозяина. Тот должен связаться с ним и приказать разыскать монстров.

  На следующее утро Шредер проснулся рано. Гнюс и Хряк еще спали. Им казалось, что теперь, когда у них есть много денег, можно не думать ни о каких трудностях и не заботиться о дальнейшей судьбе. Шредер брезгливо поморщился, отворачи­ваясь от своих помощников. Они показались ему сейчас безмозглыми животными, развалившимися на кроватях. Он посмотрел на часы. До утреннего выпуска новостей еще оставалось немного времени. И Шредер воспользовался этим, чтобы приготовить себе завтрак. Со вчерашнего утра у него не было во рту и маковой росинки. Быстро сделав себе яични­цу-глазунью, Шредер с тарелкой в руках прошел в комнату и включил телевизор. Происходившие в городе события интересовали его как никогда.

  Тренидаты должны были проявить себя этой ночью. Шредер удивился, когда диктор шестого канала сообщил, что особых известий о монстрах, учинивших беспорядок в музее, до этого времени не поступило. Он хотел было уже выключить телевизор и разбудить разгильдяев-помощников, как диктор стал рассказывать о крушении трейлера. Эта информация заинтересовала преступника. Он стал внимательно вслушиваться в слова коммен­татора.

-   Почему ты не даешь нам хорошенько вы­спаться? - недовольно пробубнил Гнюс.

  Он проснулся от громкого звука телевизора. Но Шредер не обратил внимания на помощника. Хряк тоже проснулся и заворочался на кровати.

-   Что интересного передают? - спросил он, зевая.

-   Кажется, наши приятели резвились этой ночью, как хотели, - ответил Шредер.

  Гнюс и Хряк вскочили с кроватей. Им тоже было интересно услышать о тренидатах.

-   Но почему ты думаешь, что это они перевер­нули трейлер? - спросил Гнюс. - Никто же об этом не говорит.

-   Как же вы не понимаете? Кто еще по-вашему мог это сделать? - спросил Шредер. - Я чувствую, что это сделали они. Значит, я в них не оши­бался.

  Лицо преступника засияло радостной улыбкой.

-   Хорошо, с этим я могу согласиться, - произ­нес Гнюс. - Но не понимаю, чему ты так радуешься?

  Шредер окинул презрительным взглядом своих подчиненных. Он уже открыл рот, чтобы ответить на этот вопрос, но как раз в этот момент из дальнего угла комнаты послышался писк переговорного устройства. Шредер, Гнюс и Хряк мгновенно встрепенулись и вытянулись в струнку. Каждый из них ждал этого момента и боялся его, но никому не хотелось в этом признаваться.

-   По-моему, это Супермозг, - растерянно ска­зал Хряк.

-   А кто же это еще может быть? - сердито спросил Шредер.

  Он нерешительно посматривал в тот угол, где было спрятано переговорное устройство. Сигналы шли непрерывно.

-   Наш шеф, видимо, тоже смотрел выпуск но­востей, - ухмыльнулся Гнюс.

  Но он сразу же замолчал, и ухмылка сошла с лица, когда увидел злобный взгляд Шредера.

-   Что ты собираешься делать? - спросил Хряк.

  Шредер молчал. Он и сам не знал, что делать. Переговорное устройство тихонько и настойчиво попискивало.

-   Я бы не стал подходить к нему, - посоветовал Гнюс.

  Шредер слегка улыбнулся.

-   Ты думаешь, что это сможет спасти нас от гнева Супермозга? - спросил он помощника.­ - Хозяин достанет нас даже из-под земли, если соч­тет это нужным для себя.

-   Да, - согласился Хряк. - С таким злодеем ухо нужно держать востро.

  Некоторое время все молчали. Сигналы вызова не прекращались. Шредер направился к переговорному устройству.

-   Стой!!! - закричали в один голос Хряк и Гнюс. - Не делай этого. Вспомни, что у нас теперь есть деньги, и мы можем попытаться удрать по­дальше от Супермозга.

  Шредер на секунду приостановился, но потом снова пошел в дальний угол комнаты.

-   Тогда отдай нам нашу долю, - сказал Гнюс.

  Но было уже поздно. Шредер включил связь. Стало слышно, как Супермозг отчитывает своего подчиненного за медлительность. Тот молча слу­шал упреки хозяина. Наконец, Супермозг произ­нес:

-   Немедленно приезжай ко мне. И захвати с со­бой Гнюса и Хряка.

  Связь отключилась. Шредер даже не успел про­изнести ни слова в свое оправдание. Он посмотрел на помощников. Те были очень напуганы. Им не часто доводилось видеть Супермозга. Обычно на встречу с ним ходил один Шредер.

-   Ну и достанется же нам, - вздохнул Гнюс.­ - Может, пока не поздно, откажемся от визита к Супермозгу?

  Шредер, казалось, не слышал предложения Гнюса. Он сказал:

-   Собирайтесь. Нужно торопиться. Иначе нам действительно сегодня не поздоровится.

  Спустя некоторое время они уже стояли перед Супермозгом. Тот долго молча рассматривал преступников. Наконец, он заговорил:

-   Кто из вас будет объяснять мне, почему вы отсутствовали так много времени? Почему не появились здесь сразу же после того, как ограбили машину? И где деньги? И что случилось с трени­датами?

  Ни Шредер, ни Гнюс, ни Хряк не решались отвечать на этот вопрос. Они боялись Супермозга. Тот, почувствовав, как напуганы подчиненные, рассмеялся.

-   Может быть, вы хотели хорошенько выспать­ся и набраться сил перед встречей со мной? - спросил Супермозг. - Надеюсь, вы сделали это. А сейчас расскажите, кто придумал убежать от меня с деньгами?

  Этот вопрос прозвучал, как гром. Преступники растерянно переглянулись.

-   Но как ты догадался? - спросил Шредер.

-   Ха-ха-ха! - засмеялся Супермозг. - Для этого не нужно иметь большой ум, - он приблизился к преступникам. - Раз у вас появились деньги, вы решили, что можете не бояться меня и спокойно удрать.

  Шредер виновато опустил голову.

-   Почему же вы молчите? - разозлился Супер­мозг. - Отвечайте, кому первому из вас пришла в голову идея предать меня?

-   Это все они, - заговорил Шредер, показывая рукой на Гнюса и Хряка.

-   Неправда! - испуганно завопили те.

  Супермозг с улыбкой наблюдал за этой перепал­кой. Ему доставляло удовольствие видеть униже­ние предателей. Он ни на минуту не сомневался, что сумеет поставить их на место.

-   Как же вы можете? - чуть не плача, спросил Шредер. - Ведь именно вы уговаривали меня скрыться с деньгами?

  Он набросился на помощников и стал тормошить их.

-   Да врет он все, - уверенным тоном произнес Гнюс. - Это Шредер спрятал переговорное устрой­ство и не давал нам подходить сегодня к нему. Поэтому ты так долго не мог связаться с нами.

  Эти слова прозвучали убедительно. Супермозг приблизился к Шредеру и заглянул ему прямо в глаза.

-   Значит, так все и было? - злобно спросил он.

-   Нет! - замотал головой тот. - Они все придумали. Это они...

-   Нет, он, - сказали Гнюс и Хряк.

  Шредер рванулся и снова набросился на обманщиков.

-   Спокойно, - разнял их Супермозг. - Не делайте таких резких движений. Это меня сильно утомляет.

-   Но они же все врут, - не унимался Шредер.

-   Хватит! - громко закричал Супермозг. - Вы мне надоели.

  Это подействовало на спорщиков. Они прекратили ругаться и махать кулаками и уставились на хозяина.

-   И что вы мне посоветуете с вами сделать? - немного успокоившись, спросил Супермозг.

  Преступники испуганно заморгали глазами.

-   Может быть, пристрелить? Или сослать каж­дого по отдельности в космос, чтобы вы сдохли там от тоски? - стал предлагать варианты Супер­мозг. - Я даже поделю между вами деньги. Но там они вам не пригодятся.

  Преступники вытаращенными от ужаса глазами смотрели на хозяина. Они не сомневались, что тот без жалости может исполнить свои угрозы.

-   Так что вам больше подходит? - снова спро­сил Супермозг. - Что ты выбираешь для себя, мой любезный друг Шредер? - обратился он к помощнику.

-   Прости меня, пожалуйста, - тихонько произнес тот. - Я больше никогда не предам тебя.

-   И мы тоже, - сказали Гнюс и Хряк. - Даже не знаем, что с нами такое случилось.

-   Я сделаю все, что ты только пожелаешь, - сказал Шредер. - Если хочешь, превращусь в твоего сторожевого пса.

  Супермозг рассмеялся. Шредер говорил искрен­не. И босс понял, что настал момент прекратить пугать этих недотеп и предложить новое дело.

-   Хорошо, я принимаю твое предложение, - ­смеясь, произнес он. - Отныне ты действительно будешь моим псом, который беспрекословно будет выполнять все мои приказания. А иначе...

  Супермозг пристально посмотрел на Шредера. Тот ласково улыбнулся хозяину:

-   Я готов на все. Спасибо тебе, я никогда не забуду твоей доброты.

  Преступник уже почувствовал себя прощенным.

-   А вы? - сердито спросил Супермозг, обра­щаясь к Гнюсу и Хряку.

-   Мы тоже отдадим за тебя наши жизни,­ - в один голос ответили Гнюс и Хряк.

-   Тогда притащите сюда мешки с деньгами. Для таких жадных тварей, как вы, это будет самым большим оправданием.

  Гнюс и Хряк мгновенно выбежали из комнаты. Они помчались выполнять приказание хозяина.

-   Они уже исправились, - засмеялся им вдо­гонку Супермозг. - Сейчас проверим, сделал ли это ты, - сказал он Шредеру.

  Тот преданно посмотрел на хозяина.

-   Сначала расскажи мне, куда ты подевал моих тренидатов?

-   Они убежали, - быстро ответил преступник. - Поверь мне, я хотел их изловить, но это чуть не стоило мне жизни.

  Супермозг уже догадывался о том, что монстры вышли из-под контроля. С самого начала было ясно, что на них нельзя положиться до конца. Но мысль о том, что тренидаты уже больше не считают своим повелителем Шредера, утешала величайшего в мире преступника. Он неспроста так долго молчал и не пытался связаться со Шредером. Он знал, что тот все равно никуда от него не денется. А вот тренидаты - совсем другое дело. Нужно было найти способ удержать их возле себя, найти ключ, чтобы те стали безоговорочными исполнителями всех его желаний. И только окончательно убедившись, что нужно делать, Супермозг связал­ся со Шредером и позвал его сюда.

-   И что же ты обо всем этом думаешь? - спро­сил Супермозг после минутной паузы.

-   О чем это ты? - не понял Шредер.

-   Как собираешься ловить тренидатов? - пояснил хозяин.

-   Я? - указал на себя рукой преступник.

  Он с ужасом вспомнил последнюю встречу с монстрами.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся Супермозг. - Кто-то совсем недавно был готов лизать мне пятки, как сторожевая собака.

-   Конечно, - с готовностью спохватился Шре­дер. - Я сделаю это. Только дай совет, как лучше выполнить твое поручение?

-   Для этого я и позвал тебя, - сказал Супер­мозг.

-   Значит, ты совсем уже не злишься на меня? - ­с надеждой спросил преступник. - И во всем до­веряешь?

-   Доверие будет только тогда, когда ты все правильно сделаешь, - твердо ответил Супермозг. Он метнул на помощника взгляд, полный пре­зрения. И Шредер понял, что никогда его хозяин не станет относиться к нему, как к равному, что всегда будет издеваться над ним и упрекать во всех ошибках, даже тех, которые совершены не по его вине.

-   Хорошо, а сейчас к делу, - сказал Супермозг, отойдя от помощника.

  Он несколько раз прошелся по комнате, как буд­то обдумывая свою речь, а потом произнес:

-   Ты видел утренний выпуск новостей? Я гово­рю об аварии трейлера.

-   Да, - ответил Шредер. - И мне кажется, это сделали тренидаты.

-   Вот как? - удивился Супермозг. - Ты на­учился думать?

  Шредер молча пропустил упрек хозяина.

-   Я уверен, что это сделали тренидаты, - про­изнес Супермозг. - Это их почерк. И кроме них никто не смог бы этого сделать. Значит, монстры стали направлять свою энергию в нужное для нас русло. С этими негодяями можно добиться мно­гого.

-   Я об этом уже говорил своим помощникам сегодня утром, - вставил Шредер.

-   Прекрасно, что мне не придется отвлекаться от мысли, чтобы пояснять тебе все, - похвалил помощника хозяин. - Теперь ты понимаешь, как мне нужны тренидаты. И ты просто обязан доставить этих монстриков ко мне.

-   Конечно, - сказал Шредер. - Говори, как это лучше сделать?

  В этот момент в комнату вошли Гнюс и Хряк. Они тянули большие тяжелые мешки с деньгами.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся Супермозг. - Наконец-то вы пришли. Что, никак не могли расстаться со своим состоянием?

  Гнюс и Хряк смотрели на господина и не понимали, почему тот смеется. Потом Гнюс, набравшись храбрости, спросил:

-   А что ты будешь делать с деньгами?

-   Подарю их тебе, - засмеялся Супермозг.

-   Правда? - не поверил Гнюс.

-   Конечно же, нет. Можешь забыть о них,­ - уже серьезно сказал хозяин. - Они еще пригодят­ся мне, а пока я еще не придумал, что буду делать с этими мешками денег.

  Шредер и его помощники тяжело вздохнули. Они поняли, что им никогда не удастся заполучить это сокровище.

-   А теперь продолжим наш разговор, - сказал Супермозг, поворачиваясь к Шредеру. Казалось, он совершенно забыл о существовании Хряка и Гнюса.

-   Я слушаю тебя, босс, - произнес Шредер, преданно глядя в глаза Супермозгу.

-   Ты должен украсть всю мощность городской электростанции и подключить ее к телескопической пушке, - изложил свой план величайший преступ­ник.

-   Как это украсть? - не понял Шредер.

-   Вот дубина! - разозлился Супермозг. - Отвести, переключить, - пояснил он.

-   Но как это сделать? - спросил Гнюс.

  Супермозг развел руками. Он злился на помощ­ников, которые ничего не могли сделать без его подсказки.

-   Найдите надежного человека, - сказал он после паузы. - Если сами не способны этого сделать.

  Потом, улыбнувшись, добавил:

-   Можете предложить ему эти деньги.

-   Как?! - удивленно воскликнул Хряк. - Та­кую огромную сумму?

-   Для такого дела мне ничего не жалко, - ска­зал Супермозг. - Что же я могу поделать, если сами вы бестолковые?

  Шредер произнес обреченным голосом:

-   Хорошо, я найду такого человека. Но для чего тебе понадобилась мощность городской электро­станции?

-   Ровно в полночь она должна выстрелом из телескопической пушки передать всю мощность специальному прибору, который будет установлен в музее и направлен на картину.

-   На картину? - переспросил Шредер. - Но ведь она же испорчена тренидатами.

-   Ничего подобного, - торжественно произнес Супермозг. - Я все проверил. Картина не утратила своих магических способностей.

-   Значит, тренидаты могут пройти через этот коридор? - догадался Шредер.

-   Этой ночью новые монстры проникли в город при помощи картины. Я наблюдал за этим на экране компьютера.

-   Вот это да! - воскликнули в один голос Гнюс и Хряк.

  Супермозг обвел презрительным взглядом подчиненных. Потом он продолжил:

-   Как только монстры станут проникать через картину, прибор превратит их в настоящих чудовищ. Он увеличит их в несколько раз. Кроме того, этот специальный прибор с генным делителем каждого тренидата размножит в десять, сто, а то и в тысячу таких, как он. Это зависит от мощности, которой обладает прибор и от способностей каждого отдельного тренидата.

  Шредер восхищенно слушал своего господина. Потом он перевел взгляд на Гнюса и Хряка. Те тоже внимательно слушали Супермозга.

-   Но куда мы спрячем такое множество трени­датов? - наконец спросил Гнюс.

-   Глупый! - воскликнул в ответ Супермозг.­ - Тогда нам не придется их никуда прятать. В при­боре установлена определенная частота. При по­мощи ее монстры с легкостью определят, кто для них враг, а кто хозяин. И на этот раз повелителем для тренидатов буду я.

  Супермозг торжествующе посмотрел на помощ­ников. Шредер понял, что хотел сказать хозяин, и покраснел. Ведь совсем недавно монстры слуша­лись только его.

-   Ты - величайший мыслитель нашего времени, - сказал Шредер, стараясь скрыть свое разоча­рование.

-   Конечно, - согласился Супермозг. - Никто кроме меня не смог бы разработать такой велико­лепный план. И очень скоро я стану властелином всего мира. Я добьюсь этого, чего бы мне это не стоило.

  А про себя Супермозг подумал, что как только он захватит власть, то расправится со своими пре­дателями-помощниками. Тогда он не будет нуж­даться в их помощи, ведь у него будут тренидаты-исполнители всех его желаний.

-   Здорово придумано, - сказал Гнюс. - Но что будем иметь мы после завершения этого дела?

-   Что?! - закричал от удивления Супермозг. - ­Ты еще спрашиваешь о вознаграждении? А кто еще совсем недавно валялся в моих ногах и умолял простить? Кто обещал безоговорочно выполнять все мои приказания?

  Гнюс испугался. Он сделал несколько шагов назад и уперся в стену.

-   Прости меня, - быстро заговорил он. - Я забыл.

-   Забыл?! - взорвался Супермозг. - Что-то больно короткая твоя память. Разве могу я положиться на таких беспамятных наглецов?

  Шредер и Хряк тоже перепугались. Они испуган­но переглядывались. Наконец Шредер попытался как-то исправить положение.

-   Не думай об этом нахале, босс, - с лестью в го­лосе сказал он. - Я сам займусь им. И поверь мне, все будет сделано отлично.

  Супермозг и правда немного успокоился. Он несколько раз прошелся по комнате, а потом ска­зал:

-   Идите и выполняйте приказание. И если дело провалится, пеняйте на себя.

  Шредер подтолкнул Гнюса и Хряка к дверям. Они уже выходили из комнаты, но услышали голос диктора с шестого канала и остановились. Монито­ры были подключены к телевизионной сети.

-   Что такое? - воскликнул Супермозг. - Сейчас должны передать что-то важное.

-   Почему ты так думаешь? - спросил Шредер, подходя поближе.

-   Это же экстренный выпуск новостей, - ответил Супермозг.

-   Ты думаешь, что скажут что-нибудь про на­ших приятелей? - догадался Шредер.

  Супермозг не ответил. Он приготовился внимательно слушать диктора. Сообщение действитель­но было сенсационным. В городском зоопарке произошло чрезвычайное происшествие. Кто-то вырвал у гориллы сердце.

-   Представляешь, какой силой нужно обладать, чтобы сделать такое? - спросил Супермозг, обра­щаясь к помощнику.

-   Да, - только и смог ответить тот.

  Диктор еще продолжал рассказывать о происшествии в зоопарке, но Супермозг уже не слушал его, что-то обдумывая. Наконец, он произнес:

-   Это сделали они.

-   Тренидаты? - переспросил Шредер.

-   Я просто уверен в этом.

-   Кажется, ты прав, - подхватил Гнюс. - Дик­тор еще рассказал о характерных следах, которые оставляют тренидаты.

  Но для Супермозга и без этого сообщения все было предельно ясно. Он радостно улыбнулся. Все шло великолепно. Теперь оставалось только заполучить монстров.

  Шредер тоже молчал. Он вспомнил сейчас про черепашек ниндзя. И очень опасался, что те постараются вмешаться в дело и навредить ему и Супер­мозгу. Поэтому он спросил:

-   А что мы будем делать с проклятыми мутантами?

  Супермозг сразу же оживился:

-   Я совсем позабыл про них. Они тоже знают нашу тайну.

  Потом, немного подумав, добавил:

-   Я сам займусь черепахами и учителем Сплинтером. Ты же делай то, что я тебе приказал.

  Шредер и его помощники удалились. Им нужно было найти человека для переключения мощности городской электростанции.


Глава 14. По следам беглецов

  Утром, когда учитель Сплинтер зашел к чере­пашкам ниндзя, чтобы разбудить их, они уже были готовы отправиться на поиски забавных приключений.

-   Я даже и не ожидал от вас такой прыти, - ­немало удивился учитель.

-   Но мы же обещали Эйприл, что будем готовы с самого утра, - ответил Леонардо. - Кстати, она скоро заедет за нами. Поэтому нужно торопиться.

-   Неужели вы даже завтракать не станете? - ­хитро спросил учитель Сплинтер.

-   Да, подкрепиться нам не мешало бы, - серь­езно отметил Донателло.

-   Тогда давайте за стол, - скомандовал учи­тель Сплинтер. - Завтрак уже дожидается вас.

  Черепашки быстро позавтракали и отправились по канализации к тому месту, где они обычно встре­чались с Эйприл. Они выбрались из канализации и тут же столкнулись со своими старыми знакомыми крысятами-бродягами, с которыми черепашкам довелось однажды вместе бороться против похитителей пиццы из полицейской пиццерии.

-   Привет, крысята! - воскликнул Донателло.

-   А, черепашки! Приветствуем вас! - ответили крысята. - Вы куда это в такую рань собрались? Уж не на борьбу ли с похитителями пиццы?

-   Ха-ха-ха! А вы что же, хотите предложить нам свою помощь? - пошутил Микеланджело.

-   Если понадобимся - всегда к вашим услу­гам, - ответили крысята.

-   Все также бродяжничаете? - поинтересовался Леонардо.

-   А что нам остается делать? - ответили те.

-   Да, но ведь сейчас же не лето, - сказал Донателло. - Скоро зима, и вам следовало бы позаботиться о жилище!

-   Мы привычные к холодам, - безразлично махнул лапой один из крысят.

-   А в самом деле, вы куда? - спросил второй.

-   Да так, - ответил Рафаэль. - Решили на мир посмотреть, себя показать...

-   А то смотрите, можем подсказать интересное дельце, - подмигнул глазом один из крысят.

-   Небось опять потащите нас на городскую свалку?! - улыбнулся Леонардо. - Нет, ребята, спасибо. Мы лучше как-нибудь сами подыщем себе стоящее дело.

-   Как хотите, - ответил крысенок. - А связано оно, это дельце, совсем и не со свалкой.

-   Да? Вот как интересно! - ответил Донателло. - Тогда с чем же?

-   Скорее, не с чем, а с кем, - поправил крысенок.

-   Ну и с кем же? - полюбопытствовал снова Донателло.

-   Вы что же, совсем от жизни отстали? - уди­вился крысенок. - Теперь весь город только и говорит, что об этих страшилищах.

-   Монстрах, - поправил второй.

-   Какая разница? - ответил первый. - Одного поля ягоды, что страшилища, что монстры.

-   Погодите, погодите, - заинтересовался Рафаэль. - Вы что, тоже за ними охотитесь?

-   А мы что, похожи на самоубийц? - вопросом на вопрос ответил крысенок.

-   Откуда же вы знаете о них? - спросил Ра­фаэль.

-   Все о них говорят, - ответил крысенок.­ - А сегодняшней ночью мы даже были свидетелями, как за ними охотились.

-   Охотились?? - почти одновременно спроси­ли черепашки.

-   И кто же это был? - поинтересовался Ра­фаэль.

-   Вы их знаете, - ответил крысенок. - Эти не­годяи, Хряк и Гнюс. Кажется, они служат у Шредера?!

-   Хряк и Гнюс? - удивился Микеланджело.­ - И где вы их видели?

-   Видели, - передразнил крысенок. - Хоро­шенькое дело, видели. Да они почти целую ночь мучили нас своими дурацкими расспросами.

-   И где это было? - спросил Рафаэль.

-   Болваны они, - недовольно произнес второй крысенок. - Почему-то искали этих чудовищ вок­руг зоопарка.

-   Вокруг зоопарка? - удивленно переспросил Рафаэль и переглянулся с друзьями.

  Крысята-бродяги поняли, что черепашки тоже интересуются этим делом. Они перемигнулись между собой и улыбнулись, но промолчали и ничего не сказали своим давним знакомым.

-   Да, нам пора, - сказали крысята-бродяги.­ - Пока, черепашки, до встречи.

-   Пока! - помахали лапами черепашки.

  Крысята-бродяги ушли, немало озадачив чере­пашек.

-   Знаете, что это значит? - спросил наконец Рафаэль.

-   То, что учитель Сплинтер прав, - ответил Микеланджело. - Мы должны действовать быстро, чтобы опередить Шредера.

-   Вот именно, - согласился Рафаэль. - Нужно будет рассказать об этом Эйприл. Пойдемте.

  И черепашки ниндзя двинулись дальше. Эйприл уже ждала их на обычном месте в своей телевизион­ной машине.

-   Где это вы запропастились? - спросила она, увидев черепашек.

-   Да тут по дороге встретили старых знако­мых, - ответил Леонардо.

-   И заболтались с ними, - добавила Эйприл.

-   Не угадала, - не согласился Донателло. - Совсем нет. Они выдали нам ценную информацию.

-   Вот как? - наигранно удивилась Эйприл. - ­И что же это за ценная информация?

-   Этой ночью вокруг зоопарка Хряк и Гнюс разыскивали тренидатов, - ответил Рафаэль.

-   Хряк и Гнюс? - теперь уже по-настоящему удивилась Эйприл. - А этим вашим знакомым можно верить?

-   Как нам, - уверенно ответил Донателло.­ - Надежные ребята. У нас с ними когда-то было одно общее дельце.

-   Мда, - задумчиво произнесла Эйприл. - Тог­да и нам следует поспешить. Давайте скорей в машину.

  И черепашки стали запрыгивать в автомобиль.

-   Куда же мы отправимся? - спросил Леонар­до, когда машина тронулась с места.

-   Если Хряк и Гнюс искали их у зоопарка, мо­жет, и нам сразу попытать счастья там же, - пред­ложила Эйприл.

-   Вряд ли мы их там застанем, - неуверенно произнес Микеланджело.

-   Может быть и так, - согласилась девушка.­ - Но отчаиваться нельзя. Как вы думаете?

-   Ладно, давай попробуем, - не совсем охотно согласились черепашки.

-   Кроме того, - добавила Эйприл, - я просила Линду сообщать все новости сразу же сюда, в машину.

-   Если только она не забудет, - недовольно вставил Микеланджело.

-   Ты прав, с ней такое бывает, - улыбнулась девушка. - Но теперь у нас есть прямой телефон, и я сама могу связаться с ней в любую минуту. Только бы не попасть в пробку на дороге. Вот это действительно может отнять у нас драгоценное время.

-   В зоопарк так в зоопарк, - согласились чере­пашки.

  Машина покатила по шоссе в сторону зоопарка. Утро выдалось прекрасное. Но это не радовало черепашек. Разговор с крысятами-бродягами вы­вел их из нормального состояния. Ведь теперь они наверняка знали, что кроме них есть еще и другие преследователи беглецов. А значит, нужно было торопиться. Гнюс и Хряк, о которых упоминали крысята, работают на Шредера. А этот тип прика­зал помощникам разыскать тренидатов не для того, чтобы возвратить их обратно в картинное пространство.

  Вскоре черепашки и Эйприл добрались до зоопарка. Эйприл остановила машину и, предложив друзьям прогуляться на свежем воздухе, сама направилась в административное здание, чтобы переговорить с очевидцами.

  Эйприл направилась к двери, у которой стоял полицейский. Она предъявила ему свое удостоверение и прошла внутрь здания. А черепашки ниндзя остались возле машины.

-   Что будем делать? - спросил у друзей Лео­нардо. - Куда направимся в первую очередь?

-   Я предлагаю идти к тому месту, о котором говорили крысята, - ответил на это Донателло.

-   Других предложений нет? - поинтересовал­ся Рафаэль. - Что ж, тогда пошли. Думаю, если Эйприл справится раньше нас, то она немного подождет.

  И черепашки направились вдоль ограды зоопар­ка, делая вид, что просто прогуливаются. Они дошли до угла ограды и повернули направо, в направлении того места, о котором упоминали крысята-бродяги. Пройдя еще некоторое расстоя­ние, черепашки столкнулись с подозрительными типами, что направлялись к обезьяньим аттракци­онам.

-   Вам не кажутся знакомыми эти физионо­мии? - задумчиво спросил Донателло.

-   Я их впервые вижу, - категорично ответил Рафаэль.

-   А я не припомню, чтобы мы с ними сталкива­лись, - пожал плечами Микеланджело.

-   И я, - согласился с ним Леонардо.

-   Странно, - сказал Донателло. - А у меня такое чувство, будто я их уже где-то видел.

-   Да ладно тебе, - махнул лапой Рафаэль.­ - Вечно тебе мерещатся подозрительные типы, когда мы отправляемся на задание.

-   А я бы их все-таки проверил, - стоял на своем Донателло.

-   Вот и иди за ними, - недовольно пробормотал Рафаэль. - Мы должны дожидаться Эйприл, а не следить за подозрительными бродягами.

-   И пойду, - обиделся Донателло. - И посмотрю, - добавил он.

  Донателло развернулся и направился на поиски подозрительных незнакомцев. Микеланджело и Леонардо нерешительно переминались с ноги на ногу. Они не знали, следует ли догонять друга, или остаться на месте и подождать его здесь.

-   Может, нужно было послушаться Донателло, - сказал Микеланджело. - Все-таки, у него поразительный нюх на всякие приключения. Разве хоть когда-нибудь он подводил нас в подобных ситуациях?

-   Постойте, - успокоил друзей Рафаэль.­ - Скоро он сам вернется. Тогда увидите, кто был прав.

  Отойдя в сторонку, черепашки уселись на ска­мейку, усыпанную желтой осенней листвой. Время от времени они поглядывали туда, где скрылся Донателло.

  В это время Донателло тщетно старался отыскать незнакомцев, которые показались ему подозри­тельными. Он совсем забыл о мерах предосторож­ности.

-   И куда только они могли подеваться? - тихо приговаривал Донателло. - Я же точно видел, что они завернули за этот угол.

  Он остановился и начал осматриваться. Но нико­го не обнаружил. Донателло разочарованно вздох­нул и хотел было отправиться обратно к друзьям. Но совершенно неожиданно заметил подозритель­ных типов. Они старались спрятаться от преследо­вателя за углом находившегося рядом здания.

-   Ах, вот вы где, - обрадовался он такой удаче и направился следом за незнакомцами.

  Он подошел к углу здания и остановился. Прямо за углом, где-то совсем рядом, послышался разго­вор. Голоса показались Донателло очень знакомыми.

-   Вас только за смертью посылать, - услышал он угрожающий голос.

-   Пока мы нашли этого типа, - оправдывался второй.

-   Ладно лапшу на уши вешать, - не верил пер­вый. - Наверное, закатились в кабачок Врэка, а теперь выкручиваетесь.

-   Да нет же, говорю тебе, - старался объяснить второй.

-   К тому же, за нами увязался один тип, - ­вмешался в разговор третий.

-   Какой еще тип, хрю-хрю? - спрашивал пер­вый.

-   Хряк? - шепотом произнес Донателло.­ - Вот оказывается, откуда я знаю этот голос!

-   Ты его знаешь, - стал объяснять второй.­ - Один из тех пятерых типов, что живут в канализации.

-   Черепахи-мутанты? - удивился Хряк. - Мои заклятые враги? Как они узнали, что вы направляе­тесь ко мне?

-   А я почем знаю? - ответил третий. - Мы встретили их здесь, неподалеку, возле главного входа в зоопарк.

-   Интересно, что им тут надо? - задумчиво повторил свой вопрос Хряк. - Неужели их интересует то же дело, что и нас?

  Донателло решил заглянуть за угол. И только он наклонился вперед, чтобы осторожно посмотреть, что там творится, как вдруг почувствовал сильный толчок сзади, не удержался на ногах и повалился вперед, прямо к ногам Хряка.

-   А где этот болван Гнюс запропастился? - ­спросил в тот же момент Хряк.

  Но тут же увидел упавшего Донателло и сам чуть не упал от неожиданности.

-   Я здесь, - выступил из-за угла Гнюс. - посмотри, с кем я тут повстречался.

  Донателло тем временем поднимался с колен.

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся Хряк. - Ба, кого я вижу? Да это же один из наших старых знакомых!

  Он подошел и по-приятельски похлопал Дона­телло по плечу.

-   Это один из тех типов, которых мы встретили по дороге сюда, - подсказал дружок Гнюса и Хряка.

-   Да-а, - многозначительно произнес Хряк. - Теперь я вижу, что вы не соврали. Ха-ха-ха!

-   Чего ты лыбишься, как дурак? Тьфу! - отве­тил на эти слова Донателло и сплюнул в сторону.

-   О! Я вижу, тебе неприятно встретить старых знакомых? - разозлился Хряк.

  Он схватил Донателло за лапу и хотел толкнуть его на землю. Но Донателло ловко увернулся от Хряка, резко наклонился вперед и с разворота так огрел бандита пяткой в затылок, что тот сам в одно мгновение очутился на земле. Дружки Хря­ка, за которыми следил Донателло, поняли, что запахло жареным и решили скрыться, пока не поздно. Донателло повернулся, чтобы разобраться с Гнюсом. В этот момент, почувствовав резкую боль в голове, он полетел лицом вниз.

  Когда Донателло пришел в себя, то обнаружил Гнюс и Хряк сильно держат его за лапы, прижав к стене.

-   Ты решил немного побрыкаться, несчастный мутант? - зло спросил Хряк.

  Донателло рванулся, чтобы освободиться от врагов. Но тут оказалось, что, пока он был без чувств, негодяи успели связать ему ноги.

-   Ваша взяла, тьфу, - ответил Донателло и сплюнул. - Но вы рано радуетесь, негодяи.

-   Поболтай у нас побольше, - процедил сквозь зубы Гнюс. - Мы из тебя котлету сделаем.

  Донателло снова попытался вырваться, но Хряк и Гнюс шматанули его за лапы вперед, а потом изо всей силы рванули назад и ударили панцирем о сте­ну. Донателло почувствовал сильную боль в го­лове.

-   М-мм, - простонал он.

-   Что, неприятно? - издевательски поинтересовался Хряк.

-   На этот раз ваша взяла, - зло ответил Дона­телло. - Но запомните, я вам отомщу.

-   Ха-ха-ха! - демонстративно рассмеялся Хряк. - Ты слышал, Гнюс? Он нас пугает. Да мы можем прямо сейчас сделать из тебя чучело для зоопарка.

  И он резким движением ударил Донателло под дых. Донателло снова застонал и начал терять сознание. Хряк и Гнюс отпустили его, и он повалил­ся на землю.

-   Спасибо, ребята, за помощь, - услышал Донателло последние слова Хряка. - Мы очень спешим. Значит, вы говорите, в подвале заброшенных складов их видели?

-   Да, - ответили дружки.

-   Хорошо, - ответил Хряк. - Если это так, то мы с вами сочтемся.

-   А с этим типом что делать? - спросил один из дружков.

-   Мы спешим, нам некогда с ним заниматься, - ответил Хряк. - Пусть себе валяется. Ха-ха-ха!

  Черепашки все еще сидели на скамейке, ожидая Эйприл и Донателло. Однако они не появлялись.

-   Эйприл может даже забыть на некоторое время о нас, - стал рассуждать Микеланджело. - Такая уж у нее работа. Если ей попалось что­-нибудь интересное, то Эйприл никогда этого просто так не оставит и доведет расследование до побед­ного конца. А вот отсутствие Донателло начинает беспокоить меня.

-   Все-таки, Рафаэль, тебе не следовало так разговаривать с ним, - поддержал Леонардо. - В таких ситуациях Донателло просто нюхом чувству­ет, где неладно.

-   Признаю свою ошибку, - виновато ответил Рафаэль. - Я был не прав. Когда придет Донател­ло, я попрошу у него прощения.

-   Не ждать надо, а отправляться искать его,­ - подсказал Микеланджело.

-   Я согласен, - ответил Леонардо и посмотрел на Рафаэля.

-   Тогда пойдемте, - поднялся с места Рафаэль.

  Микеланджело и Леонардо последовали его примеру.

-   Он, кажется, в ту сторону направился?­ - указал Леонардо.

-   Да, - согласился Рафаэль. - Я видел, как он скрылся за тем поворотом.

  И друзья пошли по следу Донателло. Они прошли всю дорожку сквера у зоопарка, но друга не заметили нигде.

-   Может, следует пройти еще дальше? - пред­положил Микеланджело.

-   И где он мог запропаститься? - вслух спро­сил Рафаэль. - Это я виноват. Если бы не ответил ему так резко, сейчас не было бы этих проблем.

-   Раньше следовало думать, - вздохнул Лео­нардо. - И сколько раз учитель Сплинтер повторял нам, чтобы мы умели слушать хотя бы друг друга. Теперь понятно, чем это чревато?

-   Давай сейчас попробуем обойтись без морали, - попросил Рафаэль. - Давай сначала найдем Донателло, хорошо?

-   А может, он пошел не по дорожке? - предпо­ложил Микеланджело.

-   Что ты имеешь в виду? - спросил Леонардо.

-   Может, нам следует разойтись и посмотреть в разных местах? - объяснил Микеланджело.

-   А может, его сначала позвать? - предложил Рафаэль.

-   Ты хочешь, чтобы среди белого дня в сквере зоопарка нас задержали за нарушения порядка? ­ответил ему Леонардо.

-   Лучше давайте смотреть везде, - настаивал Микеланджело.

  И друзья разошлись в разные стороны. Микелан­джело направился правее, Леонардо пошел дальше по дорожке, а Рафаэль повернул на тропинку, которая уходила влево.

-   Предупредите, кто увидит его первым, - по­просил Рафаэль.

  Микеланджело поднял лапу и помахал Рафаэлю в знак согласия. И они разошлись. Рафаэль шел практически след в след за Донателло. Дойдя до какого-то заброшенного ангара, он остановился, думая, с какой стороны его обойти. Рафаэль решил идти слева от постройки. И только он завернул за угол, как на другом конце у угла ангара заметил тех типов, на которых указывал им Донателло и за которыми отправился следить.

-   Эй, постойте! - крикнул им Рафаэль.

  Типы остановились от неожиданного окрика и переглянулись, Один из них рукой указал на Ра­фаэля. Потом они стали переговариваться между собой. Рафаэль решил, что те собираются напасть на него и приготовился к этому. Но вместо этого незнакомцы бросились кто куда. Черепашка пред­принял попытку догнать подозрительных типов, но те оказались слишком проворными. Тогда Ра­фаэль снова остановился и огляделся по сторонам. Пока он обдумывал, следует ли возобновить пого­ню за беглецами, со стороны ангара вдруг раздался приглушенный стон. Рафаэль прислушался. Потом направился к ангару. Он подошел и осторожно приоткрыл огромную дверь. Внутри никого не ока­залось. Тогда черепашка понял, что стон исходил не отсюда. Он снова вышел на улицу и прислу­шался. Стон возобновился. Теперь он был еще вы­разительнее. Рафаэль двинулся на звук. Дойдя до ближайших кустов, он присел на корточки и огля­делся по сторонам. Ему показалась неестественно огромной куча опавших листьев. Рафаэлю даже почудилось, что она время от времени шевелится. Он приблизился к ней и принялся разгребать листья. В следующее мгновение Рафаэль отпрянул от неожиданности. Под листьями лежал Донател­ло. Он был связан, во рту торчала грязная тряпка, а по вискам стекали ручейки крови.

  Опомнившись, Рафаэль принялся развязывать друга. Донателло радостно оживился. Скоро он привстал и размял затекшие лапы. Потом дотро­нулся до головы. Почувствовав липкую кровь, еле слышно простонал:

-   Подлецы. Они могли меня убить. Настоящие негодяи.

-   Донателло, - пробовал обратить внимание на себя Рафаэль.

  Но Донателло продолжал выкрикивать угрозы в адрес своих мучителей.

  Рафаэль не осмеливался спросить о чем-нибудь Донателло. Он просто сидел рядом и виновато хлопал своими глазенками. Донателло тоже про­должал сидеть на куче листьев, потирая голову, на которой была рана. Наконец он повернулся к Рафаэлю.

-   Вы тоже их видели? - спросил Донателло.

-   Кого? - спросил Рафаэль. - Этих двоих типов?

-   Ти-и-пов, - повторил Донателло, словно хо­тел передразнить Рафаэля. - Эти типы шли к Гню­су и Хряку. Это они здесь прятались.

-   Так это они тебя? - догадался Рафаэль и поднялся.

-   А ты что же думал, что те подозрительные замухрышки, за которыми я пошел? - поинтересо­вался Донателло. - Да я бы с десятью такими спра­вился. Они были связными Хряка и Гнюса и куда­-то ходили по их заданию.

-   Вот оно что?! - наконец сообразил Рафаэль.

-   А ты думал, - упрекнул Донателло. - Говорил же вам, что я уже где-то видел их.

-   Извини меня, Донателло, - попросил проще­ния Рафаэль, считая, что сейчас самый подходящий для этого момент. - Это я во всем виноват.

-   Чего там, - ответил Донателло, продолжая ощупывать лапой рану на голове.

-   Если бы не я, мы бы им показали, - ответил Рафаэль. - А так ты один пострадал за всех.

-   Ладно, чего теперь вспоминать, - сказал Донателло и встал. - Нужно скорее идти, предупредить ребят и Эйприл.

-   Ты что-нибудь узнал? - спросил Рафаэль.

-   Было бы вдвойне обидно, если бы я еще и ничего не узнал о планах этих паршивцев, - ответил Донателло и направился в ту сторону, где стояла машина Эйприл.

  Они с Рафаэлем вышли из-за ангара, и тут их увидели Микеланджело и Леонардо. Друзья сразу же бросились к Донателло.

-   Донателло! - закричал Микеланджело. - Где ты был? Почему нас не позвал?

-   У меня был срочный разговор, который я не мог прервать, - ответил черепашка.

  И тут Микеланджело заметил запекшуюся на голове Донателло кровь.

-   Что с тобой произошло? - испуганно спросил он и уставился на Рафаэля.

  Тот в ответ только пожал плечами и кивнул в сто­рону Донателло. А Донателло молчал, словно выдерживал паузу.

-   А с кем ты затеял этот срочный разговор, что не смог даже нас позвать? - решил подойти с дру­гой стороны Микеланджело.

-   С Хряком и Гнюсом, - спокойно ответил Донателло, продолжая идти к машине Эйприл.

-   С Хряком и Гнюсом? - удивился Леонардо и остановился.

-   Да постой же ты! - настаивал Микеланджело.

-   Пойдемте к Эйприл, - ответил Донателло. - А то придется несколько раз рассказывать одну и ту же неинтересную историю.

  И друзья подчинились, пошли вслед за Донателло. Они молча дошли до машины. Эйприл еще не было. Донателло опустился на скамейку, а друзья окружили его и ждали объяснения.

-   Нужно срочно вызвать оттуда Эйприл,­ - услышали они вместо рассказа.

-   Ты что-нибудь узнал? - не мог успокоиться Микеланджело.

-   Они направились к заброшенным складам,­ - ответил без долгих объяснений Донателло.

-   Ты в этом уверен? - переспросил Микелан­джело.

  Донателло бросил на друга такой выразительный взгляд, что тот понял все лучше всяких слов.

-   А что им там надо? - спросил Леонардо.

-   Думаю, то же, что и нам, - ответил Донателло.

-   Они тоже идут по следу беглецов-тренида­тов? - удивленно спросил Леонардо.

-   А за кем же еще? - посмотрел на него Дона­телло. - Они сами об этом мне и сказали.

-   С какой это стати они разоткровеннича­лись? - подозрительно спросил Микеланджело. - Они ведь не знали, что я не один, - предпо­ложил Донателло. - К тому же, они не предпола­гали, что я так быстро выкарабкаюсь.

  Донателло несколько секунд молчал, затем до­бавил:

-   Они бы со мной что-нибудь похуже сделали, или взяли бы с собой, чтобы предоставить Шре­деру. Но уж очень торопились.

-   Прости нас, Донателло, - сказал Леонардо и посмотрел на Рафаэля. - Я же знаю, какой у тебя нюх на этих негодяев. Теперь вот укоряю себя, что не пошел с тобой.

-   Да ладно, чего там, - успокоил его Донателло. - Назад все равно не повернешь. А вот опоздать можем. Нужно срочно вызывать Эйприл.

-   Я сейчас, - ответил Леонардо и направился к главному входу, где стоял полицейский, и куда ушла Эйприл.

  Полицейский остановил Леонардо. Тот принялся что-то объяснять ему, время от времени указывая на черепашек. Полицейский в ответ понимающе кивал головой. Потом он разрешил Леонардо прой­ти в здание. Его не было около десяти минут. А по­том черепашка показался в сопровождении Эй­прил.

-   Ну, что тут у вас произошло? - спросила Эйприл.

-   Нам здесь больше нечего делать, - не обра­щая внимания на вопрос, - сказал Донателло. - Если хочешь взять интервью, вернешься сюда позже. А теперь нам нужно по горячим следам искать их.

-   Кого, тренидатов? - спросила девушка.

-   Да, - коротко ответил Донателло.

  На голове у него была повязка, которую наложил ему Микеланджело.

-   А что у тебя с головой? - участливо поинтересовалась Эйприл.

-   Так, поговорил со знакомыми, - ответил До­нателло, вставая со своего места. - А теперь нам нужно спешить.

-   Тогда поехали? - спросила Эйприл.

  Черепашки принялись запрыгивать в автомобиль.

-   Эйприл, - обратился к девушке Донателло. -­ Ты знаешь, где находятся заброшенные промышленные склады?

-   Это которые в западной части города?

-   Да.

-   Знаю. Они размещаются сразу же за латино­американскими кварталами.

-   Едем туда, - приказал Донателло.

  Эйприл включила заднюю скорость и развернула машину на дорогу. Она повела ее не через весь город, а в объезд, чтобы сэкономить время и не попасть на оживленных улицах в автомобильные пробки.

  Вскоре они добрались до места.

-   Ну вот, мы приехали, - сказала Эйприл, ласково глядя на друзей. - Думаю, не стоит лиш­ний раз напоминать вам, что нужно быть предельно осторожными? Не забывайте также, что это терри­тория латиносов. А с некоторыми из них шутки плохи.

-   Ладно, - махнул лапой Микеланджело.­ - Мы тоже бываем не слишком нежными. Держись поближе к нам.

-   Ха-ха-ха, - засмеялся Донателло. - Как здо­рово вы предупреждаете друг друга об осторожности.

  Черепашки и Эйприл вышли из машины и огля­делись по сторонам.

-   Куда теперь, командор? - спросила девушка, обращаясь к Донателло.

  Остальные черепашки тоже уставились на друга, считая его главным проводником.

-   Здесь где-то должны быть подвалы, - ответил тот.

-   Да-а, - протяжно произнес Леонардо. - С та­кими ориентирами нам на два дня занятий хватит.

-   Почему это на два дня? - обиделся Донателло. - Сейчас разойдемся в разные...

-   Нет уж, - перебил его Микеланджело. - Нам этого достаточно на сегодня. Будем держаться вместе.

  Никто не стал спорить с Микеланджело. И вся компания направилась к ближайшему строению.

-   А если Шредер со своими головорезами опе­редили нас? - высказал предположение Рафаэль.

-   Будем надеяться на лучшее, - ответил спо­койно Микеланджело.

  Черепашки ниндзя и Эйприл подошли к двери и остановились. Они стали прислушиваться, что происходило внутри. Но расслышать ничего не смогли. Тогда Рафаэль и Микеланджело осторож­но открыли дверь и заглянули внутрь.

-   Никого, - сказали они, поворачиваясь к друзьям.

-   Первый объект обследован, - сказал Дона­телло. - Можно направляться дальше.

  И они все вместе обошли здание вдоль длинной стены, затем подошли к следующей постройке.

-   По всей видимости, здесь тоже нет никакого подвала, - отметил Леонардо. - Донателло, ты точно помнишь, что они говорили только о под­вале? Может, они упоминали какое-то более кон­кретное место?

-   Я же был почти без сознания, - признался Донателло. - Только и слышал, что в подвале заброшенных складов.

-   А что, если есть еще какие-то склады, кроме этих? - предположил Микеланджело.

-   Тогда мы точно успеем раньше Шредера,­ - разочарованно произнесла Эйприл.

-   Ладно, - сказал Леонардо. - Давайте попы­таем счастья еще здесь. Смотрите, сколько тут строений.

  Он остановился и обвел лапой вокруг.

-   Наверняка у некоторых из них есть подвалы, - продолжал он.

-   Стойте! - вдруг остановился Микеланджело.

-   Что случилось? - спросила Эйприл.

-   Мне показалось, что я слышал писк, - ответил Микеланджело.

-   И мне тоже так показалось, - поддержал его Рафаэль.

  Все стали прислушиваться.

-   Кажется, это там, - указала Эйприл на бе­тонную тумбу, которая служила когда-то воздухозаборником.

  Черепашки бросились к ней и вскоре услы­шали оттуда отчетливый писк и какие-то барахтания.

-   Это точно здесь, - согласился Донателло.­ - Но как нам проникнуть туда?

-   Это вопрос, - сказал Леонардо. - Конструк­ция находится сразу между пятью зданиями. Значит, в каждом из них может быть или отдель­ный вход, или же один на всех.

-   Рафаэль и Леонардо, - обратился к друзьям Донателло. - Вы идите туда, а мы поспешим к этим двум постройкам. Если что, сигнализируйте. Пошли.

  И друзья разбежались в разные стороны. Донателло, Микеланджело и Эйприл добежали до бли­жайшего строения. Черепашки открыли дверь и заглянули внутрь. Все было спокойно. Они вошли и стали шарить по всем углам, ища хотя бы намек на лаз в подвалы.

-   Ничего подобного, - сказали они Эйприл, возвратись на улицу.

  Потом они направились к следующему зданию, но и там ничего не обнаружили. Рафаэль и Леонар­до проверили два здания и возвратились ни с чем.

  Друзья собрались вместе и стали думать, где может быть вход в подземелье.

-   А что, если люк? - предположил Леонардо.

-   Какой люк? - не понял Микеланджело.

-   Обыкновенный, канализационный! - ответил тот.

-   Кто-нибудь видел его? - спросил Микел­анджело.

-   Я точно не помню, - робко ответила Эйп­рил. - Но, по-моему, в том здании, в которое мы заходили, был на полу люк.

-   Давайте туда, - сказал Донателло.

  И черепашки ниндзя с Эйприл бросились к тому зданию, на которое указала девушка. Они пробра­лись внутрь, и Эйприл указала то место, где она видела крышку люка.

-   Вот она! - радостно сказал Леонардо. - ­Есть!

  Черепашки быстро открыли ее и прислушались. Писка больше не было слышно.

-   Нужно спешить, - сказал Донателло и начал спускаться в люк. - Мы можем опоздать.

-   Эх, - вздохнул Рафаэль. - Вот бы знать, где еще есть входной люк, ближе к тому месту. Мы уж точно не выпустили бы их.

-   Эйприл! - обратился к девушке Микел­анджело. - Тебе лучше оставаться здесь.

-   Смотри в оба, но не высовывайся, - добавил Леонардо.

-   Хорошо, мальчики, - согласилась девушка. - Удачи!

  Черепашки спустились по канализационному люку в подвал. Было темно и сыро. Тишина стояла оглушительная.

-   Куда направляемся? - спросил Леонардо, который последним спустился вниз.

-   Пошли, - сказал Донателло и направился в темноту.

  Остальные последовали за ним. Вскоре черепаш­ки вышли к тому месту, где находился воздухо­заборник.

-   По всей видимости, голоса раздавались отку­да-то из глубины, - шепнул Микеланджело.

  И они стали пробираться дальше. Снова их окру­жила беспросветная темнота. Черепашки двигались, держась за стену.

-   Мне кажется, что стена уходит в сторону, - ­шепнул друзьям Рафаэль.

-   Так оно и есть, - остановился Донателло.­ - Мы можем зайти в такие катакомбы, что обратно не выберемся.

-   Может, попробовать идти вдоль параллель­ной стены? - предположил Микеланджело.

-   Давайте попробуем, - согласился Донателло.

  И черепашки, сцепившись лапами, чтобы не поте­ряться в кромешной темноте, перешли на противо­положную сторону. Они пошли дальше и вскоре уперлись в дверь.

-   Что будем делать? - шепнул друзьям Дона­телло. - Она не открывается.

-   А за ней что-нибудь слышно? - спросил Лео­нардо.

-   Кажется, нет, - ответил Донателло.

-   Тогда попробуй выбить ее, - посоветовал Леонардо.

-   Микеланджело, - обратился к другу Дона­телло. - Может, у тебя это получится. Я не смогу, Слишком болит голова.

  Микеланджело выступил вперед, подошел к две­ри и приложил ухо, послушал.

-   Отойдите немного, - сказал он друзьям.

  Потом он приготовился и резким ударом вышиб дверь в том месте, где был замок. Черепашки попали в просторное помещение, из которого в три стороны расходились такие же ходы, по одному из которых шли они.

-   Куда теперь? - спросил Леонардо.

-   Тише, - прошептал Донателло и стал прислушиваться.

-   По-моему, нам нужно сюда, - сказал Микел­анджело.

-   Я тоже так думаю, - согласился Донателло.

  И они снова попали в тесное темное прост­ранство.

-   Странно, - произнес Леонардо. - Но откуда же тогда доносились эти стоны?

-   Видишь, какие ходы, - объяснил Рафаэль. - ­Действие эхо.

  Вскоре черепашки увидели впереди свет и замед­лили шаг, стараясь неслышно ступать. Они вошли в затемненное помещение, в котором, в отличие от ходов, было сухо и чувствовалось недавнее при­сутствие живых существ. Черепашки осмотрели помещение.

-   Думаю, они были здесь, - сделал заключение Микеланджело.

-   Но куда они подевались? - удивился Леонардо.

-   А что, если Шредер взял их в плен? - предположил Рафаэль.

  И тут позади себя черепашки неожиданно услышали грозное рычание. Они обернулись и с ужасом заметили троих тренидатов, которые плотной стеной наступали на незваных гостей.

-   Спокойно, ребята, - сказал им Донателло. - Мы здесь, чтобы помочь вам.

-   Уау-у! Гр-рр! - послышалось недружелюбное рычание из пасти одного из монстров.

-   Мотаем отсюда, - тихо сказал Леонардо,­ - пока эти тренидаты и нам не произвели кардио­логическую проверку.

  Напоминание о том, что произошло в зоопарке, произвело свое действие, и черепашки стали осторожно пятиться назад, а вскоре и просто пусти­лись бежать. Осмелевшие тренидаты пустились в погоню. Черепашки на удивление быстро нашли выход из подвалов и оказались в одном из зданий заброшенной промышленной базы. Они останови­лись, чтобы перевести дух. И тут следом за ними появились тренидаты. Они тоже остановились и уставились на черепашек.

-   Что будем делать? - спросил Рафаэль.

-   Отступать как-то не солидно, - сказал Донателло.

-   Мы принимаем бой, - ответил Микелан­джело.

  Черепашки ниндзя сошлись вместе и стали пле­чом к плечу. Тренидаты же переглядывались, не понимая, что происходит. Вскоре они догада­лись, что противники вызывают их на бой.

-   Банза-а-й! - выкрикнули в один голос чере­пашки ниндзя свой боевой клич.

  Они молниеносно набросились на монстров. Те даже опешили от неожиданности. Но потом ожи­вились и принялись отражать атаки неприятелей. Один из них подскочил к Леонардо и схватил его за плечи. Потом, подняв черепашку высоко над землей, со всей силой швырнул его на пол. Леонардо упал на панцирь и пролетел несколько метров до противоположной стены.

-   Вот это да, - сказал он, поднимаясь на ноги, - совсем не ожидал такого поворота собы­тий. Серьезные ребята.

  Затем он снова бросился на тренидата. В это время Микеланджело орудовал перед носом монстра мечом ниндзя-то. Тренидат сначала только недовольно наблюдал за этой операцией, а потом схватился лапой за острое лезвие меча и протянул его к себе. Но в следующую секунду дикий рев наполнил помещение. Микеланджело с удивлением для себя заметил, что крови на сильно разрезанной лапе неприятеля совершенно не было.

-   Так они еще и бескровные? - воскликнул он.

  Донателло и Рафаэль также сражались с трени­датами. Они пытались победить сразу нескольких тварей. Монстры все больше свирепели. Один из них ловко увернулся от удара Рафаэля и схва­тил его за шею. Потом, перебросив через себя, швырнул далеко в сторону.

-   Эй, ребята! - воскликнул Донателло. - Так не пойдет.

  И он ринулся на обидчика друга. Вскоре тот уже валялся на земле, как куча мусора. Но второй тренидат не сдавался.

-   Все, парень, - сказал Донателло. - С тобой пора кончать.

  Тренидат оттолкнулся от пола и в прыжке набросился на Донателло. Но тот успел отскочить в сторону, и когда тренидат опустился на пол, Донателло со всей силой ударил мечом ниндзя-то по шее противника. Голова тренидата покатилась по полу. Бедный монстр не успел произнести ни единого звука.

-   Фу-у, - тяжело выдохнул Донателло. - Один готов.

  А в это время Микеланджело уже в шестой раз нанес своему противнику рану, но тот даже не замечал этого.

-   Микеланджело! Руби ему голову! - подал совет Донателло.

-   Понял! - ответил Микеланджело, уклоняясь от очередного нападения монстра. - Спасибо за совет.

  И он стал прицеливаться к голове тренидата. Но тот словно понял речь Донателло и всячески старался уберечь голову от ударов. Тогда Донател­ло подобрался к нему сзади, улучил мгновение и взмахнул мечом. Рана получилась глубокая, но голова оставалась на плечах монстра. Он заревел и развернулся, чтобы наброситься на Донателло, который отступал назад. Тренидат изготовился и прыгнул. Но в то же мгновенье к ногам Дона­телло упала его голова, которую дорубил Микел­анджело.

-   Банзай! - снова закричали черепашки и окружили последнего монстра.

  Он увидел, что его собратья валяются на полу обезглавленные, и рассвирепел еще больше. Ужас­ный оскал открылся глазам Леонардо. Тренидат схватил его за горло и начал душить. Но тут подоспел Рафаэль. Он отрубил лапу монстра, которая так и осталась сжимать горло Леонардо. Тогда Рафаэль последовал примеру друзей и снес существу голову.

-   Теперь и домой можно, - облегченно вздох­нул Рафаэль.

Глава 15. Три странных совета

  Черепашки ниндзя возвратились домой вместе с Эйприл. Они так устали и были так шокированы встречей с монстрами, что не могли и не хотели даже говорить об этом случае. Учителя Сплинте­ра дома не было.

-   Странно, - пробормотал в задумчивости Ми­келанджело. - После встречи с тренидатами мне стало так противно, что я даже о еде не могу думать.

-   Подобное чувство испытываю и я, - поддер­жал Рафаэль.

-   А мне все равно, - спокойно сказал Донател­ло. - Я мог бы уложить еще десяток таких, но только при одном условии.

-   И при каком же? - поинтересовалась Эйприл.

-   Чтобы они нападали на меня, соблюдая очередность, - ответил Донателло и улыбнулся. - Но если у меня заурчало в желудке, тут стоп, ребята. Обеденный перерыв есть обеденный пе­рерыв.

-   Я тебе не верю, - не согласился Микеланджело. - Ты занимаешься бахвальством.

-   С какой стати? - удивился Донателло. - По­давай пиццу и я тебе докажу, что это не так.

-   Хватит вам о еде, - недовольно сказал Лео­нардо. - Лучше отдохните.

-   А куда это учитель Сплинтер запропастил­ся? - вдруг спросила Эйприл. - Он обещал быть дома.

-   Теперь трудно сдержать обещание, - сказал Микеланджело. - Эти тренидаты совершенно не­предсказуемые существа. Связались мы с ними на свою голову.

-   Да-а, - согласился Донателло. - Угораздило же отправиться на эту проклятую выставку.

-   А я не жалею, - ответил на претензии дру­зей Рафаэль. - Хоть что-то новое узнал. К тому же, какие забавные приключения могли бы полу­читься, если бы мы стали друзьями с этими монстрами.

-   Друзьями, - передразнил Донателло. - Ишь чего захотел. Стоило ему побывать в картине, и он уже возжелал остаться там навсегда.

-   Неправда, - ответил Рафаэль. - Я этого не сказал. Просто... Представь себе, что мы понимаем друг друга! Вот было бы здорово!

-   И что же в этом хорошего? - не понимал Донателло.

-   Ты ведешь себя так, словно прикидываешься, - раздраженно сказал Рафаэль. - А когда-то ведь сам больше остальных любил пофантазиро­вать. Представь только себе, сколько всего необыч­ного могли бы рассказать тренидаты нам о Вселенной!

-   Великолепно! - восхитился Леонардо, уже представляя себе такой разговор.

-   Знаете, - настаивал на своем Донателло.­ - После того, что случилось за последние дни и особенно сегодня, я на самом деле даже не могу представить, что черепашки ниндзя и тренидаты - ­друзья! Да еще по разуму!

-   А ты считаешь себя умнее их? - поинтересовался Леонардо.

-   Не знаю, - ответил Донателло. - Но если бы я повел себя на их планете так, как они ведут себя здесь, то меня бы тоже не зачислили в легион ангелов.

-   Да, - согласился Микеланджело. - Монстры они хорошие.

-   Кстати, черепахи! - неожиданно воскликну­ла Эйприл.

  Черепашки повернулись к девушке.

-   Вы знаете, что мне удалось узнать в зоопар­ке? - загадочно произнесла Эйприл.

  Но она не успела рассказать то, о чем узнала. Дверь распахнулась, и на пороге появился учитель Сплинтер.

-   Учитель! - приветствовали его черепашки.

-   Я не один, - ответил учитель Сплинтер. - Со мной гость.

  Следом за учителем Сплинтером вошел солид­ный человек, лет сорока пяти - пятидесяти, с уже заметной легкой сединой в волосах. Одет он был в солидный темно-синего цвета плащ, под которым оказался не менее солидный костюм карденов­ского покроя. Мужчина обвел взглядом всех при­сутствующих и остановился взглядом на учителе Сплинтере.

-   Разрешите вам представить, - сказал учи­тель, - профессор Кевин Грабен, мой давнишний хороший знакомый и великий специалист в своей области.

-   Здравствуйте, друзья, - с улыбкой на устах произнес профессор.

-   А это мои друзья, - продолжал учитель Сплинтер. - Донателло, Рафаэль, Леонардо и Микеланджело. Не знаю, знакомы ли вы с Эйприл О'Нил?

  Профессор приветственно поклонился Эйприл.

-   Лично не имел чести быть знаком, - сказал он. - Но ваши талантливые репортажи смотрю частенько.

-   Очень приятно, - ответила с улыбкой Эйприл. - Рада, большое спасибо.

  Потом профессор поздоровался за лапу со всеми черепашками.

-   Прошу садиться, Кевин, - предложил учитель Сплинтер, указывая гостю на почетное место в кресле.

  Черепашки и Эйприл тоже поудобнее расселись вокруг профессора и учителя Сплинтера и стали ждать новых объяснений.

-   Профессор Грабен - великолепный специалист в области всяких загадок и тайн, похожих на нашу, - сказал, наконец, учитель Сплинтер.

-   Скажешь тоже, Сплинтер, - скромно ответил на комплимент Кевин Грабен. - Просто каждый должен хорошо, даже отлично выполнять свою работу. Правда, ребята?

  Он посмотрел на черепашек и заговорщицки подмигнул.

-   Я пригласил его для того, чтобы он объяснил вам некоторые моменты, так сказать, тонкости, связанные с тренидатами, - продолжил учитель Сплинтер.

-   Но черепашки знают, наверное, уже столько, что мне и не стоит заикаться, - возразил профес­сор. - Жаль только, что вы в последнем случае поступили так опрометчиво.

  Черепашки ниндзя переглянулись, На лице Эйприл тоже было видно удивление. Профессор это заметил и поспешил объяснить.

-   Вы удивлены, что я знаю о столкновении па заброшенных промышленных складах? - спросил он и посмотрел на Сплинтера, который хитро улыбался. - Да, я знаю об этом. Но каким обра­зом я это узнал, пусть останется тайной. Жаль только, что вы их не попытались укротить, а сразу уничтожили.

-   Вы бы сами посмотрели на этих монстров! - ­неожиданно выпалил Леонардо. - Они же обла­дают недюжинной силой! Один из них схватил меня и так толкнул, что я даже подумал: мне конец.

  В ответ профессор только улыбнулся.

-   Я, конечно, больше теоретик, - наконец отве­тил доктор Кевин. - Но, по-моему, вы произвели над ними ту же операцию, что они сотворили в зоопарке над несчастной гориллой.

-   Интересно, а как бы вы поступили в подобном положении? - спросил Донателло.

-   Трудно сказать, - пожал плечами профес­сор. - Все ведь зависит от ситуации. И здесь, мо­жет быть, вы были правы. Они находились в под­вале более суток, голодные и злые.

  Профессор Кевин Грабен сделал маленькую паузу и продолжил совсем неожиданно для черепашек:

-   А ведь буквально за несколько минут до вас там побывал Шредер со своими подручными.

  У черепашек глаза полезли на лоб от такой осве­домленности. Они уставились на профессора, потом перевели взгляд на учителя Сплинтера, словно от него ждали объяснения феноменальной осведомленности доктора Грабена. Но учитель Сплинтер продолжал молчать, только изредка хитровато улыбаясь черепашкам.

-   Они тоже попытались завладеть тренидатами, - говорил дальше профессор. - Но тренидаты отнеслись к ним враждебно.

-   Так вот почему они были такими рассвирепев­шими, когда там показались мы? - догадался Микеланджело.

-   Конечно, - согласился профессор. - Они сражались против Шредера. И знаете, сначала ему удалось поймать одного из них. Дружки Шредера связали его, когда он спал. Но потом трени­дат поднял такой писк и вой, что проснулись остальные.

-   И мы слышали пронзительный писк! - радостно согласился Рафаэль. - На него мы и ориентировались, когда искали вход в подвалы.

-   Да, - продолжал профессор Грабен. - Шредер и его помощники испугались не меньше вашего, когда из темноты на них набросились раздражен­ные существа. Они знали, как от них можно защититься и воспользовались этой возможностью.

-   И что же они сделали? - спросил Леонардо.

-   Первого же монстра они окатили водой, - ответил профессор.

-   Грубая работа, - недовольно пробормотал Донателло.

-   Шредер уже знал, что тренидаты не любят воды, - продолжал говорить доктор Грабен. - По­этому приготовился заранее.

-   А что было потом? - поинтересовался Микеланджело.

-   Тренидат стал корчиться от боли, остальные испугались и отступили, - ответил профессор.­ - Этим замешательством среди монстров они вос­пользовались и скрылись. Тренидаты потом все­-таки отправились на поиски обидчиков. И тут им встретились вы.

-   Прости, Кевин, - вмешался в разговор учитель. - Если не возражаешь, я хотел бы, чтобы ты рассказал в двух словах черепашкам, с кем им предстоит иметь дело и что они при этом должны помнить.

-   Да, да, - согласился профессор. - Конечно, дорогой Сплинтер.

  Профессор Грабен на минуту замолчал, словно пытался сосредоточиться и не упустить ни единого существенного момента.

-   Значит так, - начал он поучительным тоном. - Думаю, что вам не следует напоминать, кто такие тренидаты и откуда они взялись?!

  Он обвел взглядом всех присутствующих. Те смотрели на профессора, затаив дыхание. Удовлетворенный подобной реакцией, доктор Гра­бен продолжал рассказывать и поучать.

-   Тренидаты - очень интересные существа,­ - говорил он. - Их загадочность от того, что многие подобного рода и происхождения существа давно покинули параллельное пространство и либо погибли, что печально, либо возвратились к себе домой, на далекие космические планеты.

-   Может, потому, что они попали в пространст­во картины и удовлетворились этим? - предположила Эйприл.

-   Милочка, - улыбнулся профессор и стал говорить так; будто читал мораль. - В природе нет ничего случайного. А тем более бессмысленного!

  Многозначительность последней фразы он под­черкнул тем, что поднял указательный палец правой руки вверх.

-   Значит, вы убеждены, что в природе не может быть случайностей? - спросила Эйприл.

  Профессор снова на минуту задумался, стараясь более понятно сформулировать свой ответ.

-   Когда-то я начинал с исследований случайных процессов, - заговорил профессор, делая паузы, чтобы ничего не забыть. - И многолетние на­блюдения заставляют меня признать, что случай­ностей как таковых в природе не существует. Понимаете, я подчеркиваю это: не существует.

-   А что же тогда, по-вашему, существует? - ­поинтересовалась Эйприл.

-   Ну, - развел руками профессор, - существуют, скорее всего, малоизученные закономерности. Все эти разговоры о случайностях характеризуют лишь наш уровень знания, а вернее, незнания.

-   Ке-эви-ин, - протяжно произнес учитель Сплинтер, тем самым напоминая, что тот отклонился от темы.

-   Да, - вспомнил профессор. - Мы немножко отклонились в сторону. Мы, я и ваш учитель, а мой друг Сплинтер, проникли в музей.

  При этих словах черепашки перевели свои вопро­сительные взгляды на учителя и недоумевали, как это он им ничего не сказал?

-   Так вот, - продолжал говорить профессор. - ­Мы использовали указатели альфа-, бета- и гамма-излучения, фотометры, термометры, частотометры. Представляете, какая грандиозная работа была выполнена?!

  Профессор бросил взор в сторону Сплинтера, и они оба улыбнулись, вспомнив, очевидно, что-то интересное.

-   Сплинтер даже предложил, чтобы мы засняли все происходившее на фотопленку, - продолжал рассказывать профессор. - И мы это сделали.

-   Вот здорово! - всплеснул лапами Леонардо. - Вы покажете нам эти снимки?

-   Конечно, Леонардо! - ответил доктор Гра­бен. - Мы применили обычную панхроматическую пленку с фильтром. Я, признаюсь, даже не ожидал, но все получилось. И знаете, что мы устано­вили?

  Профессор опять сделал паузу, чтобы акцен­тировать внимание своих слушателей на следующие слова.

-   Мы установили в пространстве картины «Замок Вальдхоуз» существование невидимых структур со световыми, магнитными и лучистыми свойствами. Так что это пространство живое. Правда, если быть искренним до конца, то мы еще полностью не установили, какими свойствами и ха­рактеристиками обладают непосредственно сами тренидаты...

  Профессор сделал паузу и над чем-то задумался.

-   Но ведь даже вы сами установили, что от электрического воздействия они становятся похожими на монстров, а вода их губит, что любимая пища этих загадочных существ, это обычные для всех нас куриные яйца, - продолжал он через несколько мгновений. - Так что я с некоторой уве­ренностью могу заявить, что половина пути в познании тренидатов пройдена. Осталось совсем немного, но это немного становится решающим фактором в водворении тренидатов в их прост­ранство. А может быть, и в возвращении их на родную планету.

-   На родную планету? - немало удивился Донателло. - А разве такое возможно?

-   Вполне, - спокойно ответил профессор.

-   И где их дом, вы знаете? - поинтересовался Леонардо.

-   Точно не могу утверждать, но кое-какие предположения у меня имеются, - сказал доктор Грабен.

-   И где же это, мистер Грабен? - теперь интересовалась Эйприл.

-   О, молодые люди! - полусерьезно взмолился профессор Грабен. - Вы решили устроить мне на­стоящую пресс-конференцию. Но я не готовился к такому массированному опросу.

-   И все-таки, где находится их планета? - ­настаивала Эйприл.

-   Что ж, если угодно, - покорно развел руками профессор Грабен. - Я предполагаю, что это пла­нета Ксенем в системе звезд Минис.

-   Вот видишь, - толкнул Рафаэль своего друга Донателло, который сидел рядом. - А ты говорил... Если бы мы постарались найти с ними общий язык, они смогли бы нам еще и не такое понарасска­зывать.

-   Интересно, профессор, - спросил Леонар­до. - А вот так же, предположительно, вы можете сказать, кем они считают нас?

-   Ты имеешь в виду землян или конкретно черепашек? - пошутил профессор Грабен.

-   Землян, естественно! - развел лапами Лео­нардо, не заметив юмора в словах профессора.

-   Для них мы, земляне, жители третьего спут­ника Малого Солнца в Поясе Сизифа, - ответил профессор.

-   Интересно, - задумался Леонардо. - А по­чему они так считают?

-   Не знаю, - пожал плечами профессор.

-   Сизифа, Сизифа, - повторял про себя Леонардо. - В Поясе Сизифа.

-   Ты чего так призадумался? - толкнул его Микеланджело.

-   Да нет, - ответил Леонардо. - Просто я уже где-то слышал это слово.

-   Это слово, - сказал учитель Сплинтер,­ - не просто слово, а имя.

-   И чье же это имя? - спросил Микеланджело.

-   Царя древнего Коринфа, - объяснил учитель Сплинтер.

-   Точно! - радостно вскрикнул Леонардо. - Я вспомнил! Учитель Сплинтер, я вспомнил, где уже слышал это имя!

-   Ну и где же? - безразлично спросил Донателло.

-   Вспомните, - ответил Леонардо, обращаясь скорее только к черепашкам, чем ко всем при­сутствующим. - Мы слышали его во время своего путешествия по развалинам Древней Греции!

-   И правда, - согласился Рафаэль. - Я тоже что-то припоминаю.

-   А я нет, - спокойно и также безразлично произнес Донателло. - И чем же прославился этот царь?

-   Мошенничеством, - ответил учитель Сплинтер.

-   То-то я думаю, что не запомнил этого име­ни! - оживился Донателло. - А ведь у меня па­мять очень плохая на всяких мошенников и него­дяев! А что сделал этот мошенник еще, чтобы его запомнили?

-   Не знаю, - ответил учитель Сплинтер.­ - В юности он соревновался в воровстве с великим обманщиком Автоликом и победил его.

-   Вот-вот! - подпрыгнул на своем месте Донателло. - Еще бы!

-   А как его наказали? - поинтересовался До­нателло. - Или он царь и поэтому сам себя судил?

-   А чего ты так развеселился? - удивился Лео­нардо. - Это же простой миф! Понимаешь, миф! Выдумка!

-   А я думаю, что мифом может быть только доб­ро, - ответил Донателло. - Зло никогда не было выдумкой. Оно всегда было, есть и будет только злом!

-   Молодец, Донателло! - восхитился профессор, который все это время только молча наблюдал со стороны за спором черепашек. - У тебя великолепная философия. С такой ты не пропа­дешь в мире!

-   Спасибо, профессор, что поддерживаете меня, - слегка наклонил голову Донателло.

-   Учитель Сплинтер! - обратился за помощью Леонардо. - Объясните хотя бы вы этому спорщику.

-   А что ему объяснять? - удивился учитель Сплинтер. - Он уже взрослый и имеет полное право на собственное мнение. Плохо только то, что Донателло так и не научился выслушивать противоположного мнения, или хотя бы мнения своих друзей.

-   Простите учитель, - виновато произнес Донателло. - Просто у меня сегодня такое настроение, что хочется отомстить всем, кто несет в себе зло.

-   Браво, браво, Донателло! - продолжал восхищаться профессор.

-   Расскажите, учитель Сплинтер, об этом греке, - попросил Донателло.

-   Сизиф прославился еще и тем, что сумел заковать в цепи бога смерти Танатоса, - продолжил рассказ учитель.

-   И за это боги приговорили его таскать камень на гору до окончания времен! - выпалил Леонардо.

-   Не имей такой привычки, Леонардо, перебивать старших, - упрекнул учитель Сплинтер. - Сизиф действительно был наказан таким образом, но не только за бога Танатоса, а за все свои ве­ликие мошенничества. Боги сказали ему, что он будет свободен только тогда, когда водрузит этот камень на вершине горы, но сделали так, чтобы камень этот все время срывался у самой вершины. И тогда Сизиф вынужден был возвращаться вниз и повторять свою работу. Отсюда берет свое начало выражение «Сизифов труд», что значит беспо­лезный труд, напрасные усилия.

-   Тогда почему тренидаты считают нас всех та­кими непослушными мошенниками? - удивился Микеланджело. - Даже среди людей не все такие.

-   Скорее всего, не потому, что представляют всех землян мошенниками, - вмешался в разговор профессор Кевин Грабен. - Это название связано с последним моментом, с бесполезным трудом.

-   То есть вы хотите сказать, что тренидаты и подобные им считают, что земляне выполняют бес­полезный труд? - догадался Леонардо.

-   А вам не приходилось слышать о том, что люди на этой планете тоже пришельцы? - ответил вопросом профессор Грабен.

-   Да, - согласился Рафаэль. - Учитель Сплин­тер как-то говорил об этом.

-   Вот видите, - сказал профессор. - Возмож­но, что мы плохо знаем свою космическую историю. А между тем люди действительно могут оказаться ссыльными с других планет.

-   В это верится с трудом, - отрицательно по­качал головой Микеланджело.

-   Люди - это ладно, - сказал Леонардо. - Но вот как тренидаты могут попасть к себе домой, да ­еще через столько времени?!

-   Через картину, - спокойно ответил профес­сор, будто не сделал никакого открытия, а только сказал то, о чем знали или догадывались все.

-   Через картину? - удивился Донателло.­ - Но как?

-   Я не могу сказать вам всего, - ответил про­фессор и посмотрел на учителя Сплинтера.­ - Мы пока сами всего не знаем, а если бы и знали...

  Он прервался, будто боялся сболтнуть какую-то великую тайну или чужой секрет.

-   Вам, надеюсь, учитель Сплинтер рассказывал об истории этой весьма таинственной и загадочной картины?! - перевел разговор на другую тему Грабен.

-   Да, - ответил за всех черепашек Рафаэль.

-   А ее невероятное продолжение? - снова спросил профессор.

-   Немного, - ответил учитель Сплинтер.

-   Немного, это сколько? - теперь профессор спрашивал у учителя Сплинтера.

-   Как монахи казнили замок, - ответил учитель Сплинтер.

-   Понятно, - сказал профессор. - Так вот, пос­ле исчезновения законного хозяина и владельца Замка Вальдхоуз сэра Питера Корнуэльского в его владениях поселились монахи. Они основали там братский монастырь. Но не прожили в нем и месяца и сбежали. Высокий трибунал счел замок Вальдхоуз неискоренимым прибежищем черных сил и приказал уничтожить его. Монахи подожгли замок, который пылал несколько дней невероятно огромным пламенем.

-   Но что могло так долго гореть в замке, который сделан из камня? - удивился Микеланджело.

-   Вот именно! - согласился профессор Грабен. - Точно так же отреагировали и сами монахи и люди, что стали свидетелями этой казни. Но самое удивительное было потом. В один прекрас­ный день пламя вдруг не уменьшилось, не погасло, а исчезло.

-   Исчезло? - не понял Леонардо. - Как это исчезло?

-   Как игральная карта исчезает в руках фокус­ника, - объяснил профессор. - Представляете, мгновенно исчезает замок, охваченный пламенем, и на его месте не остается ни единого следа прежней огромной постройки, которая стояла несколько столетий.

-   Такого не может быть, - осторожно заметил Донателло.

-   Но так случилось! - настаивал профессор. - ­Не верите мне, пусть ваш учитель подтвердит мои слова.

  И профессор Грабен указал рукой в сторону учителя Сплинтера.

-   Именно так, ребята, - покачал головой тот.­ - Профессор говорит истинную правду.

-   Но почему вы не рассказывали нам об этом тогда, когда первый раз поведали историю карти­ны? - удивился Леонардо.

-   Тогда я еще не знал некоторых аспектов энергетического воздействия нас на картину и картины на нас, - ответил учитель Сплинтер.

-   Как вас понимать, Сплинтер? - спросила Эйприл.

-   Я знал, что картина живая, - сказал учитель Сплинтер. - Но даже и не представлял себе, в ка­кой степени. Каждое лишнее слово, неверно произ­несенное, могло вызвать нежелательный эффект.

-   Что это значит? - не поняла Эйприл.­ - Разве картина может так тонко реагировать на наш мир?

-   Еще как, дорогая мисс О'Нил! - вмешался в разговор профессор. - Но, как я уже говорил вам, она не только реагирует на наш мир, но и сама воздействует на него. Я просил Сплинтера не говорить пока о том, что мы еще не успели прове­рить.

-   А теперь можно? - поинтересовался Ра­фаэль.

-   Теперь можно, - ответил профессор. - Тем более, что картина, так сказать, ожила не по вине Донателло и Рафаэля, которые просто чисто случайно оказались возле нее в полночь.

-   Это было в полночь? - удивился Донателло.

-   А в музее? Разве в музее картина заявила о себе не в полночь? - переспросил профессор.

-   Да, в полночь, - согласился Рафаэль. - ­Я это точно запомнил, потому что там были часы с боем.

-   Вот видите, - развел руками профессор Гра­бен. - Лишние вопросы отпали сами собой.

-   Тогда что же случилось? - спросила Эйп­рил. - Почему картина ожила?

-   В двух словах этого не объяснишь, - ответил доктор Грабен. - Мир настолько сложен и много­гранен, что понять мои слова сможет человек, который имеет хотя бы отрывочное представление о некоторых частях огромного целого. Простите меня, пожалуйста, я никак не хочу обидеть вас или унизить. Постарайтесь правильно понять. Это вроде как продолжение затронутого вами вопро­са о случайностях и закономерностях. Мир, как целое, просто напичкан всякими энергетическими полями. Они постоянно взаимодействуют между собой, но находятся в бесконечном равновесии.

-   Это мне понятно и я с этим полностью согласна, - ответила Эйприл. - Но ведь получает­ся, что равновесие это совсем не бесконечное.

-   Вы правильно предполагаете, - согласился профессор со словами Эйприл. - И вот эта косми­ческая энергия является основой всего, в том числе и жизни на Земле. Например, древние индийские йоги называли ее праной. Эта энергия продуци­руется в собственном поле и распространяется вол­нами и частицами. Если немножко огрубить и сказать про конкретный наш случай с тренида­тами, то нам со Сплинтером удалось установить, что между космическим энергополем и энерго­системой, в которой поселились тренидаты, то есть картиной, произошло нарушение равновесия. По­этому существа и пробудились, и стали проникать в чуждое для себя пространство, а здесь превра­щаться в настоящих монстров.

-   Но тогда это будет продолжаться не бесконеч­но? - предположила Эйприл.

-   Естественно! - ответил профессор. - Как только равновесие установится обратно в прежних параметрах, тренидаты перестанут проникать сюда.

-   Нет, - не согласилась Эйприл. - Я имела в виду немножко другое. Этих же существ не столько, что они могут проникать в наш мир до бесконечности?! Пусть их там сто, двести, но когда они все выйдут из своего пространства, все пре­кратится само собой. Или я что-то не совсем правильно понимаю?!

-   Ха-ха-ха! - рассмеялся профессор Грабен и посмотрел на Эйприл удивленными глазами, а потом перевел взгляд на Сплинтера и снова взор­вался смехом.

-   Простите меня, пожалуйста, - стал извиняться профессор.

-   Пожалуйста, - спокойно ответила Эйприл. - Но скажите, разве я не права?

-   Эйприл, - сказал профессор. - Простите еще раз, но вы напоминаете мне студента-двоечника, который придумывает всякие небылицы только для того, чтобы плавать на экзамене, но не уто­нуть. Дело в том, что с этими пространствами вот какая штука. Я не могу утверждать однознач­но, но для преодоления пространственного коридо­ра, как вы можете догадываться, нужна некая сила, энергия. В зависимости от величины этой силы или энергии находится количество тренидатов.

-   Как это? - не поняла девушка.

-   Чем больше сила или любая другая энергия, которая помогает тренидатам преодолеть прост­ранственный коридор, тем больше их проникнет в наше пространство, - объяснил профессор Грабен.

-   Все равно ничего не поняла, - отрицательно покачала головой Эйприл.

-   Прошлой ночью я и Сплинтер проникли в музей и наблюдали за картиной, - стал объяснять профессор Грабен. - Чтобы нам никто не мешал, мы повесили на стену подделку, а настоящую картину отнесли в мою лабораторию.

-   Так вот почему беспорядки в музее прекра­тились? - догадалась Эйприл.

-   Ну, конечно! - ответил профессор. - Кроме того, нам стало известно, что за картиной охотится Супермозг. Зачем было рисковать, если Шредер мог бы украсть картину из-под самого носа охраны и никто ничего не заметил бы. Вот у нас и созрел план. Да, значит, о картине.

  Профессор Грабен нахмурил брови и стал вспо­минать, на чем остановился.

-   Вы говорили о том, что отнесли картину в свою лабораторию, - заметил Леонардо.

-   Ах, да, - согласился профессор. - Так вот, отнесли мы картину и стали внимательно ее изучать. Нам удалось заснять момент выхода трени­датов в наше пространство. И что же оказалось?

  Профессор снова, как уже много раз за время своего рассказа, многозначительно поднял вверх указательный палец правой руки.

-   Оказалось, что вылетает оттуда буквально один, от силы два тренидата в виде шариков-яиц, ­сказал профессор. - Но в проходном коридоре в определенный момент эти шарики получают до­полнительную энергию. Происходит своеобразное деление их. Так из одного яйца при вылете в наше пространство получается пять, десять яиц.

  Рафаэль вздрогнул при упоминании о вылете яиц. Он отчетливо вспомнил ночь в музее, когда видел все это собственными глазами.

-   Мы не могли понять, почему так происходит, - продолжал тем временем профессор Гра­бен. - Но повторить опыт мы тоже не могли. Ведь картина оживает только раз в сутки. И вот этой ночью мы подготовились более надежно, потому что вооружились миниэлектрической пушкой. За­сняв момент вылета шаров, при повторе мы об­наружили, что под воздействием дополнительной энергии шары делятся.

-   Это ужасно, - пробормотал Донателло.­ - Представляете, если Шредер узнает и эту тайну?

-   Не знаю, как Шредер, а Супермозг уже знает об этом, - ответил профессор.

-   И что теперь будет? - ужаснулся Леонардо.

-   Ровным счетом ничего, - успокоил черепа­шек профессор Грабен. - В музее-то картина не настоящая! Пусть себе ворует на здоровье!

-   А если он догадается, что картина не настоящая? - предположил Микеланджело.

-   Все равно у него ничего не выйдет, - спокойно ответил профессор. - Он знает то же, что и мы.

-   А что мы знаем? - поинтересовалась Эйприл.

-   Мы знаем, что картина будет действовать только две ночи, эту и следующую, - ответил профессор Грабен.

-   И что будет с ней потом? - спросил Леонардо.

-   Она останется только картиной, - ответил профессор. - Но чтобы подобные случаи не проис­ходили в будущем, и чтобы кому-то не пришлось ломать голову над всеми этими проблемами, с ними нужно покончить нам.

-   А как? - спросил Донателло.

-   Как? - переспросил профессор. - Мы дума­ли над этим с учителем Сплинтером. Он мне сказал, что вы самые надежные помощники.

-   И незаменимые, - тихо добавил Сплинтер.

-   И незаменимые, подсказывает Сплинтер,­ - продолжал профессор. - Те меры предосторожности, которые узнали мы, должны хорошенько запомнить и вы. Правило первое: вы должны сле­дить за тем, чтобы на картину постоянно был на­правлен яркий луч прожектора дневного света. Правило второе: я не художник, да и Сплин­тер тоже, как выяснилось.

-   А зачем нам художник? - поинтересовалась Эйприл.

  Профессор вместо ответа полез во внутренний карман костюма и достал фотокопию картины «Замок Вальдхоуз».

-   Донателло, Рафаэль! - обратился он к чере­пашкам. - Вы через эту дверь входили в замок? Только постарайтесь вспомнить точно. От этого зависит результат нашего дела.

  Черепашки посмотрели на картину и указали на ту дверь, через которую они ночью проникли в замок.

-    Вы уверены в своем ответе? - еще раз переспросил профессор Грабен.

-   Так же, как то, что меня зовут Донателло,­ - смело ответил Донателло.

-   Тогда я спокоен, - сказал профессор. - Те­перь остается найти художника, который перерисовал бы картину.

-   Но зачем? - не понимал Леонардо.

-   Дверь - это вход в соединительный коридор, - объяснил учитель Сплинтер. - И она долж­на быть закрытой. Это надо сделать так, чтобы не нарушить картину.

-   У меня есть знакомый художник, - ответила Эйприл.

-   Отлично, - сказал профессор. - Поговори с ним. Может он согласится помочь нам?

-   Хорошо, - ответила Эйприл.

-   А теперь правило третье и последнее, - ска­зал профессор. - Оно может показаться вам абсурдным и нелогичным, но таковы правила игры, которые не нам менять. Так вот, после всего этого нужно будет закрасить картину или смыть изображение на ней.

-   Тогда зачем закрывать дверь? - развела руками Эйприл.

-   Затем, что она останется открытой даже в том случае, если картину закрасят, - объяснил профессор.

-   А я все равно ничего не понимаю, - пожал плечами Рафаэль.

-   Вы только выполните правильно, а там по­смотрим, - сказал профессор.


Глава 16. Непредвиденное похищение

  Черепашки ниндзя сидели дома и ожидали звон­ка от учителя Сплинтера. Он ушел с профессором Грабеном, потому что этой ночью им предстояло открыть некоторые загадки, связанные с возвращением тренидатов в параллельное прост­ранство. Учитель Сплинтер обещал позвонить до обеда, но было уже одиннадцать с половиной, а он так и не заявил о себе.

-   Нам нужно было пойти с ними еще вчера ве­чером, - сказал Леонардо.

-   Зачем? - удивленно спросил Рафаэль. - ­Помочь мы им все равно не смогли бы, только помешали бы. Уж точно половина времени ушла бы на то, что профессор тебе объяснял бы о всяких там колбах, микроскопах.

-   Болван! - рассердился Леонардо. - Он же не медик и не химик. Откуда им взяться у профессора?!

-   Какая разница, - ответил Рафаэль. - Не эти предметы, так другие. Только все равно ты бы не отстал от него, пока он не рассказал бы обо всех своих штучках. И не обзывайся, пожалуйста! Я тебя не называю болваном, хотя и следовало бы за такие слова!

-   А все-таки он мозг, - восхитился Донателло, вспоминая вчерашний рассказ профессора.

-   Кому же, как не тебе хвалить его? - ухмыль­нулся Микеланджело.

-   Ты что имеешь в виду? - не понял Донателло.

-   А то, что он тоже был от тебя в восторге, - объяснил Микеланджело.

-   Тоже мне скажешь, - парировал Донателло. - Просто он умный человек.

-   Ну, конечно, родственные души! - отозвался Микеланджело.

-   Да ладно, - махнул лапой Донателло.­ - Отвяжись.

-   Рафаэль! - обратился Микеланджело к Ра­фаэлю.

-   Чего тебе? - пробормотал он.

-   А чем это вы все с самого утра такие недовольные? Вместо пиццы белены объелись, или просто не с той ноги встали?

-   А ты с какой стати радуешься?

-   Да я вроде как и не радуюсь, - спокойно ответил Микеланджело. - Такой же, как всегда. Ладно, Рафаэль, включи телевизор. Может там расскажут что-нибудь более интересное.

  Рафаэль потянулся к телевизору и нажал кнопку включения.

-   Сколько раз предлагал, давайте сделаем в телевизор дистанционку, - сказал он. - Так нет, нажимать на кнопки им видите ли приятнее.

-   Да что вы сегодня все разбурчались? - недоумевал Микеланджело. - Или сон плохой видели?

  По телевизору показывали рекламный ролик, а сразу за ним появилась заставка новостей шестого канала.

-   Привет всем! Вас приветствует шестой канал и Эйприл О'Нил, - сказала с улыбкой Эйприл.­ - Я познакомлю вас с последними новостями. Вы увидите...

-   Интересно, - сказал Донателло. - Что сей­час происходит в музее? Украл картину Шредер или нет?

-   Да, будет смеху, - продолжил Рафаэль.

-   Хорошо, если только смехом и обойдется, - добавил Леонардо.

-   А теперь эти и другие новости в более подробном изложении, - продолжала говорить с экрана телевизора Эйприл. - Никто не ожидал, что события вокруг музея и картины «Замок Вальд­хоуз» примут неожиданный оборот. Из наших ре­портажей вы знаете, что более суток эта тема ото­шла на второй план в наших сообщениях. И вот сегодня утром полиция заявила, что дело вышло, так сказать, на второй круг.

-   Что она имеет в виду? - не понимал Рафаэль.

-   Скорее всего, случилось то, что должно было случиться, - ответил Донателло.

-   Итак, сегодняшней ночью совершено похи­щение картины во второй раз, - продолжала Эйп­рил свой рассказ.

-   Вот оно! - подпрыгнул на месте Донател­ло. - Свершилось то, о чем предупреждал учитель Сплинтер и профессор Грабен.

-   Да, - согласился Микеланджело. - Только вот где они сами запропастились?

-   Охрана, которая не спускала глаз с картины круглые сутки по приказу своего начальства, была просто шокирована тем, что ей пришлось наблюдать, - продолжала говорить Эйприл. - По словам очевидцев-охранников, картина «Замок Вальдхоуз» висела на своем обычном месте в гале­рее. Она была ярко освещена. Но вдруг случилось что-то такое, что не поддается никакому разумному объяснению. Она как висела, так и пропала со стены, словно растворилась в воздухе. Охранники не поверили своим глазам. Специалисты-эксперты, которые тут же были вызваны в галерею, конста­тировали, что в музей никто не проникал, и что наружная и внутренняя сигнализация в полном порядке.

-   Вы поняли, почему? - улыбаясь, спросил Рафаэль.

-   Конечно! - ответил Донателло.- Это Шре­дер! Он воспользовался своим прибором. Жаль, что мне тогда на крыше не удалось отнять у него эту игрушку.

-   Остается предположить, - закончила Эйп­рил, - что здесь не обошлось без вмешательства каких-то потусторонних сил. А ведь о возможности такого поворота некоторые дальновидные специа­листы предупреждали полицию. Теперь она хва­тается за голову и не представляет себе, что делать. У нее никаких зацепок и следов. Любая версия о вмешательстве потусторонних сил полицией на­стойчиво отклоняется. А в пользу этого говорит и тот факт, что воры взяли даже не средней цен­ности картину, страховочная стоимость которой составляет от миллиона до двух с половиной миллионов долларов. «Замок Вальдхоуз» оцени­вался всего в семьсот тысяч долларов и представлял ценность с чисто исторической точки зрения.

-   Молодец, Эйприл! - восхитился Донател­ло. - Она не проболталась.

-   Потому что она - профессионал своего де­ла, - подчеркнул Леонардо. - Обо всем она сде­лает потом интересный и захватывающий мате­риал.

-   Чем закончится вся эта потрясающая вообра­жение история, мы с вами узнаем очень скоро, ­продолжала Эйприл, - а пока перейдем к другим новостям из жизни нашего города...

  Раздался звонок.

-   Наверное, учитель Сплинтер! - воскликнул Рафаэль.

-   Сейчас узнаем, - сказал Леонардо, включая переговорное устройство.

-   Черепашки слушают, - сказал он.

  Экран засветился, и там появилось изображение учителя Сплинтера.

-   Леонардо, - сказал он.

-   Да, учитель, слушаю вас, - ответил Леонардо.

  Все черепашки стали вокруг Леонардо и тоже прислушались.

-   Вы уже посмотрели выпуск новостей? - по­интересовался учитель Сплинтер.

-   Мы все слышали и теперь догадываемся, кто были эти злоумышленники, - вмешался Дона­телло.

-   Хорошо, - сказал учитель Сплинтер. - Раз вы обо всем уже знаете, то мне осталось сказать вам, что Эйприл помогла нам также и с художни­ком.

-   Он уже у вас? - поинтересовался Микел­анджело.

-   Пока нет, - ответил Сплинтер. - Профессор Грабен разговаривал с ним, но только по телефону. Они договорились встретиться сегодня и обсудить вопрос с глазу на глаз.

-   А вы что делаете? - спросил Донателло.

-   Я уже завершил свою работу здесь, - ответил учитель Сплинтер. - Теперь мне нужно отправ­ляться в одно место, а профессора пока нет. Поэтому я хотел бы, чтобы вы срочно прибыли в его лабораторию. Найдете сами дорогу?

-   Это там, где вы вчера говорили? - спросил Леонардо.

-   Да, - ответил учитель Сплинтер. - За треть­им поворотом по канализации седьмой люк. Он выходит прямо возле лаборатории.

-   Но сейчас же день, учитель! - удивленно сказал Микеланджело. - Нас никто не заметит?

-   Не беспокойтесь, - ответил Сплинтер. - Я вас встречу.

-   Тогда мы отправляемся, - ответил Рафаэль.

-   Я жду, - сказал учитель Сплинтер. - Конец связи.

-   Конец связи, - ответил Леонардо и выключил переговорное устройство.

-   Ну что, - произнес Микеланджело, глядя в упор на Донателло, - приключения начинаются?

-   По всей видимости - да! - улыбнулся Дона­телло и заговорщицки подмигнул другу.

  И они оба рассмеялись.

  Вскоре черепашки ниндзя выбрались из жилища и направились по канализации в том направле­нии, куда им указал учитель Сплинтер.

-   Ты точно запомнил, куда нужно идти?­ - поинтересовался Донателло.

-   Не беспокойся, - ответил Леонардо. - Проведу кратчайшим путем и доставлю по назначению в целости и сохранности.

-   Перестань откалывать шуточки, - сказал серьезно Донателло. - Начинается настоящее дело.

-   Ладно, - сказал Леонардо. - Я говорю со­вершенно серьезно. Пошли.

  И Леонардо первым направился по ходам кана­лизации. Друзья последовали за ним. Через неко­торое время Леонардо остановился.

-   Ты чего остановился? - тихо спросил Дона­телло и стал всматриваться вокруг.

-   Если расчет верный, то мы пришли, - отве­тил Леонардо.

-   Тогда давай наверх, - сказал Донателло.­ - Нужно же проверить.

  Леонардо подошел к лестнице и стал взбираться по ней наверх. Он добрался до люка, уперся лапами в него, приподнял и огляделся.

-   Ну, что там? - донесся снизу голос Микел­анджело.

-   Какой-то двор, - ответил Леонардо.

-   А лабораторию видно? - поинтересовался Донателло.

  И тут кто-то сверху поднял люк и откинул его в сторону. А потом черепашки увидели лицо учителя Сплинтера, который склонился и заглянул в люк.

-   Конечно, видно, - ответил он за Леонардо. - ­Давайте, выбирайтесь.

  Леонардо поднялся наверх, за ним двигался Донателло.

-   Наконец-то мы на месте, фу-ух, - присев на краю люка, сказал он и оглядел двор.

-   Не мешкай, выбирайся, - подтолкнул его снизу Микеланджело.

-   Не торопись, а то успеешь, - ответил Донателло и уступил дорогу Микеланджело и Рафаэлю.

  Черепашки установили обратно крышку канали­зационного люка.

-   Теперь пошли, - скомандовал учитель Сплинтер и отправился первым в сторону лаборатории.

-   А что это за дворик, учитель Сплинтер? - ­спросил Донателло.

-   Понравился? - улыбнулся учитель Сплинтер.

-   Неплохо было бы иметь такой же, - ответил Донателло.

-   Это дом профессора Кевина Грабена,­ - ответил учитель Сплинтер.

-   Кла-асс, - восхитился Донателло. - У него жилье и рабочее место расположены совсем рядом.

-   Тебе это не подходит, правда? - спросил Микеланджело.

-   Почему? - удивился Донателло.

-   Но ведь ты же не можешь заниматься одним и тем же все время, - стал объяснять Микеланджело. - Вот если бы дверь твоего дома была расположена напротив двери, за которой находят­ся все приключения, какие только угодны твоей душе!

-   Да, - согласился Донателло. - Тут ты прав. Они вошли в лабораторию следом за учителем Сплинтером. По краям вдоль стен была устроена настоящая оранжерея из комнатных растений и цветов. Учитель Сплинтер вошел во вторые двери и черепашки последовали за ним. Здесь была библиотека. Стеллажи с книгами занимали почти всю комнату.

-   Рай для Леонардо, - пошутил Донателло и посмотрел на реакцию друга.

  А тот и в самом деле остановился и, разинув рот, осматривал уникальное собрание книг доктора Кевина Грабена.

-   А что, я угадал, - толкнул Донателло локтем Рафаэля, который шел сразу за ним.

-   Вот так библиотека, - восхитился Леонар­до. - Чтобы собрать такую, профессору, наверное, потребовалось немало лет.

-   Многие из этих книг собирал еще мой дед, - ­услышали черепашки голос профессора позади себя.

  Они повернулись и увидели Кевина Грабена, который стоял в дверях и также осматривал полки с книгами. Потом он посмотрел на черепашек.

-   Ну, здравствуйте, друзья, - наконец повер­нулся он к черепашкам.

-   Здравствуйте, профессор, - хором ответили черепашки ниндзя.

-   А какие у вас здесь книги? - поинтересовался Леонардо.

-   Разные, - ответил профессор. - Но в основ­ном научные.

-   Обо всем, обо всем? - снова спросил Леонардо.

-   Да нет, - покачал головой доктор Кевин.­ - Все больше по интересующей меня проблеме. Но есть и по смежным специальностям, много справочников. Есть и художественная литература. Но в основном это фантастика, которая касается моих разработок.

  И профессор дружески улыбнулся.

-   То есть эту художественную литературу можно считать специальной литературой, - добавил он.

-   Здорово! - восхитился Леонардо и снова уставился на книги.

-   А ты, как я успел заметить, любишь читать, да, Леонардо? - спросил профессор Грабен.

-   Иногда да, - замялся Леонардо.

-   Любит, - вмешался в разговор Донателло. - Да он просто фанатеет от этих книг! Как только свободная минутка, так он сразу же за книгу и всё! Забывает, как его настоящее имя.

-   А ты считаешь, что это плохо? - спросил профессор Грабен.

  Донателло почувствовал, что попал в ловушку. Он не знал, как теперь отвертеться от ответа. Профессор, наверное, понял это.

-   Знания никогда и никому не приносили вреда, Донателло, - сказал он. - Запомни это хорошенько.

  Потом он повернулся к Леонардо.

-   А ты можешь взять почитать любую из этих книг, которая больше всего понравится, - сказал профессор.

-   Правда? – обрадовался Леонардо. - Вот здорово!

-   А потом когда-нибудь снова зайдешь и возьмешь другую, - продолжал профессор. - И ты, Донателло, посмотри. Может выберешь что-нибудь по своему вкусу.

-   Да он больше комиксы любит, да еще телевизор, - сказал насмешливо Леонардо.

-   А по телевизору, между прочим, тоже интересные передачи показывают! - возмутился Донателло. - О разных странах, о всяких приключениях.

-   Тоже нужно знать, - согласился профессор. - А теперь давайте пройдем в следующее помещение. Мы с учителем Сплинтером уже опаздываем.

  И он повел своих гостей в небольшую по сравнению с предыдущими, комнату.

-   Сегодня вы мои гости, - улыбнулся профессор. - Садитесь. Вы останетесь здесь, будете сторожить картину.

-   А где она? - поинтересовался Микеланджело и стал разглядывать комнату, в которой картины не было видно.

  Профессор подошел к стене, на которой висела его картина, изображающая какую-то странную разноцветную трубу. Он взялся за край этой картины и открыл ее, как дверь. За картиной оказалась ниша, в которую была встроена еще одна дверца.

-   Это ваш тайник? - спросил Рафаэль.

-   Да, - ответил профессор. - Что-то вроде семейного сейфа.

  Профессор открыл дверцу маленьким ключом, который достал из портмоне. И черепашки ниндзя увидели картину, которая почему-то была завернута в белую ткань и плотно перевязана.

-   Что это с ней, профессор Грабен? - удивился Рафаэль.

-   Некоторые меры предосторожности, - ответил профессор.

-   А почему вы замотали ее в тряпку? - поинтересовался Донателло.

-   Во-первых, Донателло, это не тряпка, как ты изволил выразиться, - объяснил профессор Грабен. - Эта ткань имеет специальное защитное покрытие, которое мы разработали с вашим учителем. А во-вторых, я же сказал, что так требуют меры предосторожности. Представляете, если преступники доберутся до тайника. Разве они ста­нут трогать вещь, замотанную в полотно?

-   Смотря какие воры, - ответил на это Дона­телло. - Если те, о которых мы думаем, то могут и забрать, не обратят никакого внимания, будь она завернута даже в бумагу.

-   Что ж, сдаюсь, - поднял обе руки ладонями вверх профессор. - Здесь я с тобой согласен. Однако думаю, что этого не произойдет. Мы со Сплинтером полагаемся на вас. Как думаете, справитесь?

-   Конечно! Справимся! - наперебой ответили черепашки.

-   Ну вот и ладненько, ну вот и отлично, - ­потер руками профессор Грабен. - Сплинтер, нам пора. Я думаю, что твои мальчики не совсем те маленькие мальчики, которых нужно водить за лап­ку и показывать, это делай, а это нельзя!

  Учитель Сплинтер обвел своих подопечных стро­гим взглядом.

-   Они всегда были очень послушными и испол­нительными, - сказал он в ответ профессору.­ - Уверен, что такими они будут и на этот раз. Да ты сам потом сможешь во всем убедиться.

-   Верю заранее твоему слову, - хитро ответил профессор и улыбнулся. - Будьте осторожны и внимательны! Мы пошли, пока!

  И профессор Грабен с учителем Сплинтером ушли, оставив черепашек одних. Черепашки нин­дзя еще какое-то время сидели и не решались что-либо трогать. Но потом они осмелели и стали обследовать лабораторию профессора Грабена. Леонардо сразу же направился к стеллажам с книгами и принялся их рассматривать, брал в лапы, листал и читал отдельные страницы. Микеландже­ло рассматривал телевизор и видеомагнитофон профессора Грабена. Рафаэль сосредоточил свое внимание на рабочем месте профессора, на котором действительно не было никаких микроскопов, колб и пробирок. А Донателло стал осматривать лабора­торию в плане ее защищенности от нападения. Он переходил из комнаты в комнату, осматривал оконные рамы, отодвигал портьеры и смотрел, чтобы все оконные замки были закрыты.

  Потом черепашки ниндзя собрались в той комна­те, где они разговаривали с профессором.

-   Скоро стемнеет, - сказал Микеланджело.­ - Чтобы не вышло так, как в прошлый раз, я пред­лагаю отдыхать по очереди.

-   Знаю я вашу очередь, - недовольно пробор­мотал Рафаэль. - Опять мне одному придется сидеть и сторожить картину.

-   Вот тут ты не прав, - не согласился Донателло. - Сегодня я ни за что не усну.

-   Посмотрим, посмотрим, - ответил на это Ра­фаэль.

-   И нечего смотреть, - категорически возразил Донателло. - Раз я сказал, значит так и будет. В прошлый раз я уснул только потому, что очень устал. А сегодня я в хорошей форме.

  Микеланджело сидел и по очереди смотрел то на Донателло, то на Рафаэля.

-   Ладно, ребята, - наконец сказал он. - Я предлагаю все-таки отдохнуть по очереди. Кто знает, сколько придется сидеть? А что, если до самого утра? Гасите верхний свет, я включаю бра. Давайте посмотрим телевизор, а потом решим окончательно, что и как делать.

  Леонардо послушно выключил верхний свет и устроился в кресле. Рафаэль опустился на тахту рядом с Микеланджело. А Донателло направился в соседнюю комнату.

-   Ты куда, Донателло? - спросил у него Микеланджело. - Решил проигнорировать нашу компанию?

-   Да нет, - ответил Донателло. - Просто я видел в дальней комнате неплотно прикрытое окно. Хочу закрыть его поплотнее.

-   Давай скорее, - сказал Микеланджело. - По телику начинается твой любимый фильм.

-   Какой? - удивился Донателло. - Их у меня знаешь сколько, любимых?

-   «Якудза против морских пиратов», - ответил Микеланджело.

-   Ты не врешь? - не поверил Донателло. - Это классный фильм. Я его смотрел одиннадцать раз!

-   Тогда садись рядом и смотри, - сказал Микеланджело.

-   Сейчас, только прикрою плотнее окно, - ответил Донателло и направился в соседнюю комнату.

  Донателло пошарил лапой по стене, где должен был находиться выключатель, нащупал его. Но только он хотел нажать на кнопку, как ему показа­лось, что под окном кто-то прошел. Донателло не стал зажигать свет.

-   Кто бы это мог быть? - тихо прошептал он.

  Донателло осторожно стал подкрадываться к окну. Он уже хотел отдернуть портьеру, как вдруг кто-то еще прошел у самого окна. Донателло даже показалось, что он слышал дыхание незнакомца.

-   Нужно предупредить ребят, - пробормотал он, но тут же остановился. - А что я им скажу? Что напугался какой-то тени? Кто это может быть? Может, профессор возвратился домой?

  И Донателло направился к тем окнам, где он предполагал увидеть незнакомцев. Он подошел к окну и осторожно отодвинул портьеру. Ему мешали занавески, и Донателло потихоньку убрал их от глаз.

-   Ах-х! - вырвался непроизвольный крик из уст Донателло.

  Он быстро поправил занавески и задвинул портьеру.

-   Да, - пробормотал он. - Необходимо пре­дупредить друзей.

  И он осторожно, все время оглядываясь назад, направился к двери, которая вела к друзьям.

-   Где ты там запропастился? - спросил Микел­анджело, когда Донателло появился на пороге ком­наты. - Уже титры прошли, показывают первую сцену.

  Но когда Микеланджело взглянул на своего друга, стоящего в дверном проеме, он понял, что что-то произошло. И Микеланджело резко вскочил с тахты. Рафаэль и Леонардо тут же повернули свои головы в сторону Донателло.

-   Что случилось? - наконец тихо спросил Леонардо.

-   Вы можете мне не поверить, но только что во дворе я заметил подозрительных типов, -ответил растерянно Донателло.

-   Странно, - задумался Рафаэль. - И кто бы это мог быть?

-   Нужно идти посмотреть, - предложил Ми­келанджело.

-   Это еще почему? - удивился Микеланджело.

-   Потому, что я узнал их, - объяснил Дона­телло.

-   Узнал? - переспросил Леонардо. - Ничего не понимаю. И кто же это?

-   Хряк и Гнюс, - спокойно ответил Донателло.

-   А ты не ошибся? - недоверчиво спросил Рафаэль.

-   Это после вчерашней встречи с этими него­дяями? - вопросом на вопрос хитро ответил Донателло.

-   И где они сейчас? - поинтересовался Микел­анджело.

-   Я заметил их из окна дальнего помещения,­ - ответил Донателло.

  И вдруг черепашки ниндзя услышали, что кто-то старается проникнуть в эту комнату.

-   Мы опоздали, - прошептал Рафаэль.

-   Да, но они не застигли нас врасплох! - сказал Микеланджело.

-   Что ты предлагаешь? - спросил Леонардо.

-   Напугать их, - ответил Микеланджело.

-   Напугать? Но как? - удивился Леонардо.

-   Сейчас, - сказал Микеланджело и выключил телевизор и бра.

  Черепашки ниндзя оказались в полной темноте.

-   А теперь что, прятаться будем? - спросил Рафаэль.

-   Садитесь на тахту друг возле друга и не дви­гайтесь, даже когда они войдут сюда, - сказал Микеланджело.

  Черепашки послушно исполнили то, о чем просил Микеланджело. Они расселись на тахту и замерли, словно статуи.

-   Я не выдержу, - сказал вдруг Донателло. - ­Я вцеплюсь им в глотки.

-   Замолчи и терпи, а то все испортишь, - ­сказал Микеланджело.

  В соседней комнате послышались приглушенные голоса Хряка и Гнюса, но черепашки не могли разобрать, о чем те болтали. Вдруг дверь распахну­лась.

-   По-моему, эта комната, - тихо прошептал Гнюс.

-   Молчи, сам знаю, - заткнул ему рот Хряк.­ - Ну-ка, достань наш планчик и включи свет.

  Гнюс принялся выполнять распоряжение своего напарника. Черепашки услышали шуршание бума­ги и то, как Гнюс шарит по стенке, стараясь обна­ружить выключатель.

-   Ты скоро там?! - недовольно прохрипел Хряк.

-   Не могу найти выключатель, - объяснил Гнюс.

-   Болван! - выругался Хряк. - Надеюсь, что фонарик ты не потерял?

-   Нет, - ответил Гнюс. - Он у меня в правом кармане, или в левом.

-   Так вынимай его поскорей! - повысил голос Хряк, не боясь быть обнаруженным.

  Гнюс еще минуту искал свой фонарик.

-   Ты к завтрашнему дню соберешься? - начал сердиться Хряк.

-   Вот он, я нашел его! - забыв об осторожнос­ти, закричал от радости Гнюс.

  И тут по комнате запрыгал луч света от фона­рика. Гнюс сразу направил его на стену, чтобы найти выключатель.

-   Что ты делаешь, недотепа? - толкнул его Хряк.

-   Как что, - удивился Гнюс. - Ищу выключа­тель.

-   Придурок! Хрю-хрю! - совсем вышел из себя Хряк. - Зачем тебе выключатель, когда у тебя в лапах фонарик?! Дай сюда!

  И он отнял у Гнюса фонарик. И тут свет упал на черепашек, которые сидели на тахте и не двига­лись. Как ни странно, но Хряк не заметил их.

-   Ой! - вскрикнул Гнюс.

-   Что с тобой? - повернулся к нему Хряк.

-   Там, - пролепетал Гнюс.

-   Что там, - передразнил его Хряк.

-   Черепашки, - ответил Гнюс.

-   Черепашки, - снова передразнил Хряк, про­должая кривляться. - Что? Черепахи? Какие черепахи?

-   Живые, - ответил Гнюс.

  И Хряк стал водить фонариком по комнате, искал черепашек. Но нигде никого не заметив, немного успокоился.

-   У тебя от страха уже крыша поехала, - ска­зал Хряк. - Давай искать то, за чем пришли.

-   А что вы ищете? - громко спросил Микелан­джело, высовываясь из-за тахты.

-   Может меня? - спросил Леонардо и показал­ся из-за портьеры.

-   Скорее всего нас, - сказали Рафаэль и Дона­телло и спрыгнули со стола.

-   Мотаем, - скомандовал Хряк и попятился к дверям.

  Гнюс только этого и ждал. Он вылетел пулей из лаборатории.

-   Стой! - крикнул Микеланджело. - Вы куда?

  Гнюс первым выбежал на улицу и столкнулся со своим боссом. За ним бежал Хряк и тоже столк­нулся со Шредером, половину лица которого скры­вала железная маска.

-   Вы что, негодяи, привидение увидели? - ­прикрикнул на них Шредер. - Или повстречали монстра?

-   Хуже, босс, - задыхаясь, ответил Хряк. - Черепахи.

-   Черепашки этого пройдохи Сплинтера? - переспросил Шредер.

-   Они, - утвердительно покачал головой Хряк.

-   Жаль, что мне некогда с ними поговорить, - заскрежетал зубами Шредер.

-   Уходим? - поинтересовался Хряк.

-   Ни в коем случае, - спокойно ответил босс. - Постарайтесь задержать их во дворе, любой ценой.

-   Понятно, - ответил Хряк.

  А Шредер быстро встал за дверь и затаился. И тут на пороге появились черепашки.

-   Так вы, негодяи, еще осмелились задержать­ся во дворе и дожидаться нас? - угрожающе спросил Донателло. - Ну я вам покажу.

  И он первым набросился на Хряка и Гнюса. За ним бросились в драку Леонардо и Рафаэль, а Микеланджело страховал друзей сзади. А тем временем Шредер незаметно выскользнул из-за дверей и проник в лабораторию. Он быстро сориен­тировался и отправился в кабинет профессора Гра­бена.

  А во дворе драка была в полном разгаре.

-   Оставьте мне Хряка! - кричал Донателло.­ - Я хочу с ним лично рассчитаться за радушный прием в зоопарке.

  Помощники Шредера держались изо всех сил, как приказал им босс. Но они не могли больше сдерживать напор черепашек, которые и не подо­зревали, что затея драки была придумана Шреде­ром. Они вошли в такой азарт, что совершенно забыли, для чего их здесь оставили учитель Сплин­тер и профессор Грабен. А когда Хряк увидел, что Шредер благополучно выбрался из лаборато­рии, он улучил момент и подобрался ближе к Гню­су.

-   Пора сматываться, - тихо сказал он. - Шре­дер уже сделал дело.

  И они неожиданно в самый разгар драки рванули наутек, перемахнув через невысокую ограду.

-   Эй! - выкрикнул Донателло. - Вы куда? Испугались?

  Он был неудовлетворен поединком.

-   Ну вот, - недовольно пробормотал Донателло. - Я только вошел во вкус, а они удрали.

-   А мне странно, что они одни пробрались в лабораторию, - сказал Леонардо.

-   А ты ожидал увидеть их со Шредером? - ­спросил Рафаэль.

-   Ладно, пойдемте, - сказал Микеланджело.­ - Все хорошо, что хорошо кончается. Мы здесь не для того, чтобы гоняться за Хряком и Гнюсом. Главное, что картина на месте.

  И черепашки отправились в кабинет профессора Грабена. Они вошли и осмотрели комнату.

-   Кажется, все на месте, - оглядел помещение Микеланджело.

-   Все равно, проверь картину, - сказал Дона­телло.

-   Да ведь они даже к этому месту не подходили, - кивнул Микеланджело на стену с сейфом и оцепенел: картина-дверца была неплотно при­крыта.

-   А я говорю, проверь, - продолжал настаивать Донателло.

-   Ребята, - хватая воздух, произнес Микеланджело. - Из вас никто не подходил к сейфу после профессора Грабена?

  Черепашки переглянулись и все поняли.

-   Да не стой же ты истуканом! - повысил голос Донателло. - Нет, с вами каши не сваришь. Дай я сам.

  И он толкнул Микеланджело в сторону, а сам стал подбираться к сейфу. Он распахнул его и ахнул: картины в нем не было!

-   Сейф пуст, - спокойно объявил Донателло.­ - Так, только без паники. Нужно срочно предупре­дить учителя Сплинтера, если мы сумеем вызвать его по переговорному устройству. Леонардо, попробуй!

  И Леонардо быстро связался с учителем, рас­сказал в подробностях, что здесь только что произошло.

-   Это очень плохо, очень, - растерянно про­бормотал учитель Сплинтер.

-   Послушайте, черепашки! - перехватил ини­циативу профессор Грабен. - Нужно срочно вернуть картину, во чтобы то ни стало! Вы пони­маете меня?

-   А где нам искать беглецов? - спросил у него Донателло.

-   Сейчас все объясню, - сказал профессор и стал объяснять черепашкам, что следует делать.

  Шредер и его помощники были довольны. Наконец удалось выполнить приказ Супермозга.

-   Босс, ты настоящий рыцарь! - похвалил Шредера Хряк.

  В ответ Шредер довольно улыбался, но Хряк и Гнюс не могли видеть этой торжествующей ухмылки под металлической маской, что закрывала половину лица Шредера.

-   Нужно связаться с Супермозгом и предупре­дить, что мы возвращаемся, - сказал довольный Шредер. - Пусть приготовит посадочную полосу для нашего вертолета.

  Он достал свой радиотелефон и набрал нужный код.

-   Ну что еще там у тебя? - прогугнил недо­вольный голос.

-   Все сделали в лучшем виде, - сказал Шре­дер. - Ребята поработали на славу. Возвращаемся обратно. Просим приготовить посадочную пло­щадку.

-   Нет!! - заорал в радиотелефон Супермозг.­ - Только не это! Не смей привозить сюда эту карти­ну! Она нам не нужна!

  Шредер недоуменно обвел взглядом своих под­чиненных.

-   Я не понял, - сказал, наконец, он Супермоз­гу. - Так что, картина больше не нужна?

-   Нужна, болван!! - еще громче заорал Супер­мозг, так что Шредер даже отстранил микрофон подальше от уха. - Только везите ее туда, куда я вам приказал!

  Шредер, Хряк и Гнюс переглянулись, но никто из них не мог точно вспомнить, куда приказал везти картину этот сумасбродный больной мозг.

-   Чего ты молчишь? - нервно продолжал кричать Супермозг.

-   Да вот, - робко начал Шредер. - Вспоми­наем, куда мы должны были доставить эту кар­тину.

-   Ну не в музей же! - орал Супермозг. - На электростанцию, болван! На э-лектро-станцию!

-   Точно! Вспомнил! - сказал Гнюс. - Он гово­рил об этом!

-   Так чего ты молчал все это время, дубина! - ­зло процедил Хряк и врезал Гнюсу со всей силы по затылку. - Получил затрещину?! Еще полу­чишь, пустодомок!

-   А при чем здесь я? - обиделся Гнюс.

-   Выполняем! - сказал Шредер в радиотеле­фон и выключил его. - На электростанцию.

  И они отправились к вертолету.


Глава 17. Укрощение тренидатов

  Профессор Грабен сказал черепашкам, чтобы они срочно отправлялись на городскую электро­станцию, разыскали там Шредера и любыми способами отняли у него картину. Он даже сказал им, что Шредера и его дружков нужно искать поближе к силовым установкам, потому что у Су­пермозга нет другого выхода. Остались последние сутки, и если Шредер не выпустит тренидатов сейчас, им это может уже никогда и не удастся сделать.

  И черепашки ниндзя отправились выполнять приказание профессора, которому они теперь дове­ряли так же, как и своему учителю. Они добрались до электростанции и никак не могли сообразить, куда нужно идти, чтобы попасть к силовым установкам. Электростанция представляла собой гран­диозное сооружение на реке, с искусственно воздвигнутой плотиной.

-   Я не представляю, где можно найти Шредера.

-   В такой темноте, при таком шуме и грохоте здесь не то, что Шредера, даже слона не заметишь, ­неуверенно сказал Микеланджело.

-   Спокойно, не падай духом, - ответил ему Донателло. - Ведь профессор сказал, что мы должны попасть именно на плотину.

-   А там мы найдем Шредера, - утрировал Ми­келанджело.

-   Там мы найдем не Шредера, - возразил ему Донателло. - Оттуда мы попадем к силовым уста­новкам. Ты помнишь, что сказал профессор?

-   И что же он сказал? - переспросил Микел­анджело.

-   Он сказал, что мы обязательно должны пе­ребраться через мост на плотине и попасть на противоположный берег, - ответил другу Дона­телло.

-   Именно так, - поддержал Леонардо. - А от­туда уже рукой подать до силовых установок.

-   Правильно! - обрадовался Донателло, что нашел поддержку в лице Леонардо. - Вот и давай­те отправимся на противоположный берег. А уж там разберемся как-нибудь.

-   Только помните, - напомнил Леонардо.­ - Все сделать мы должны до полночи.

-   Да, конечно, - согласился Рафаэль. - Уж это я прекрасно запомнил. Кстати, а который час?

-   Сейчас... - Леонардо полез за своими часа­ми. - Сейчас половина десятого.

-   Значит, у нас два с половиной часа, чтобы найти Шредера, отнять у него картину, накостылять им за их пакости и возвратиться обратно, - ­сказал Донателло. - А теперь вперед!

  И он первым зашагал в сторону плотины. Черепашки приблизились к мосту, остановились и осмотрелись. Кругом не было ни единой живой души. Только внизу клокотала и бурлилась вода.

-   Странно, - почти прокричал Рафаэль, глядя на черные массы воды. - Тренидаты так боятся воды.

-   Ну и что? - спросил его Леонардо, стараясь тоже перекричать шум воды.

-   Силовые установки находятся на той стороне реки, - ответил Рафаэль. - Как же тогда Шредер думает перетащить тренидатов на эту сторону?

-   Это следует запомнить, - задумчиво сказал Донателло. - Может пригодиться. Интересная мысль!

  И черепашки двинулись дальше, поднялись на мост и направились по нему на противоположный берег. Они перешли плотину и направи­лись к постройкам, которые были справа от моста.

  «Агрегатный блок по управлению скоростью тур­бин» - было написано на двери сооружения.

-   Это не то, что нам нужно, - отрицательно покачал головой Леонардо. - Нужно идти дальше.

-   А может, мы не там повернули? - предполо­жил Рафаэль. - Что, если следовало повернуть не направо, а налево?

-   Все равно нужно пройти дальше! - согласился с Леонардо Донателло. - Потом мы сможем вернуться.

  Черепашки направились дальше и вскоре по­дошли к следующей постройке.

-   «Агрегатный блок автоматической регули­ровки скорости турбин», - прочитали черепашки.

-   Нет, я уверен, что на этой стороне мы ничего не найдем, - сказал Рафаэль. - Нужно идти в об­ратном направлении.

-   Я согласен с Рафаэлем, - поддержал Микел­анджело. - Да и высоковольтные провода тянутся с той стороны.

-   Провода? - спросил Леонардо. - Значит, нам точно следовало идти туда. Ведь линия электропередачи отходит и подходит именно к силовым установкам!

-   Не мог сразу сказать, - недовольно провор­чал Донателло. - Мы бы сразу искали эти провода.

-   Да я только сейчас об этом вспомнил, - ­ответил Леонардо. - Я видел такое на фотографии в одной книге, где рассказывалось о видах энер­гии, или о способах ее добычи. Короче, что-то в этом роде.

-   Ладно, профессор всех наук, - прервал Дона­телло. - Давайте быстрее возвращаться обратно.

  И черепашки заторопились в обратном на­правлении. Они снова прошли мост через плотину и стали подниматься на возвышение, туда, куда уходили провода линии электропередач. Когда они поднялись на горку, перед их глазами открылась картина мини-городка, ярко освещенного фонаря­ми дневного света. Черепашки приостановились и стали рассматривать то, что открылось их взору.

-   Точно, - уверенно произнес Донателло.­ - Это находится здесь. Я чувствую. Пошли. Нужно торопиться, некогда любоваться красотой ночной электростанции.

  И он первым стал спускаться с пригорка в направлении центра управления работой электростанции. Черепашки ниндзя шли и всматривались в постройки и сооружения, стараясь угадать, которая из них самая подходящая на роль станции силовых установок.

-   Может, вот это высокое здание? - указал Микеланджело.

-   Не думаю, - ответил Донателло. - Скорее это какой-то центр управления.

-   Тогда это, - указывал Рафаэль на огороженное здание, в котором не было окон.

-   Это больше подходит, - остановился Донателло. - С него мы и начнем.

  И они направились к строению. А когда подошли, то убедились в том, что это была передаточная станция силовых установок.

-   Хорошо, хорошо, - бормотал Донателло и смотрел по сторонам в надежде увидеть сами силовые установки. - Уже теплее. Скоро станет совсем горячо.

-   Да, - сказал Леонардо. - Но отсюда расходится столько всяких проводов, попробуй среди них найти нужные!

-   А мы осмотрим ближайшие здания, - ответил Донателло. - И тогда все выяснится.

-   И куда мы направимся? - спросил Рафаэль.

-   Думаю, вот туда, - указал Донателло на по­хожее сооружение, которое тоже было за колючей проволокой.

  Черепашки двинулись вперед и вдруг увидели Хряка и Гнюса, которые не обращали никакого внимания на то, что происходит вокруг, и тащили какую-то огромную коробку. Черепашки быстро прижались к стене здания.

-   Вот так удача, - сказал Донателло. - И они тоже здесь. Мы имеем шанс продолжить прерванный разговор.

-   Не забывай, что сейчас у нас другие цели, - напомнил Леонардо. - Это, во-первых. А во-вторых, здесь они точно со Шредером. Так что при­дется соблюдать самые строгие правила игры. Мы должны достать картину и вовремя возвра­титься обратно. Вот наша главная задача.

-   Все правильно, - согласился Донателло. - ­Поэтому предлагаю разделиться на две группы. Я и Микеланджело отвлечем их внимание, и будем держаться изо всех сил. А вы с Рафаэлем постарайтесь тем временем отнять картину у Шре­дера. Идет?

-   Ты предлагаешь вариант, который они испро­бовали на нас? - догадался Леонардо.

-   Именно! - ответил Донателло.

-   А если они догадаются? - настаивал Леонардо.

-   Придумаем что-нибудь по ходу действия,­ - сказал Донателло. - Пошли.

  И тут послышался сигнал переговорного уст­ройства.

-   Черепашек вызывает учитель Сплинтер,­ - раздался голос учителя.

-   Черепашки слушают учителя Сплинтера, - ­ответил Леонардо.

-   Вы обнаружили похитителей? - спросил учи­тель Сплинтер.

-   Да, мы собрались напасть на них, - отве­тил Леонардо.

-   Торопитесь, черепашки, - приказал учитель. - Возникли некоторые осложнения.

-   Какие осложнения? - не понял Донателло.

-   Город полностью обесточен, - объяснил учитель. - Скорее, это проделки Шредера. Вам нужно по возможности быстрее покончить с ним и на­правляться сюда. Через минут тридцать-сорок там будет такое количество полиции и машин ава­рийной службы, что вам не дадут спокойно рабо­тать. Так что торопитесь. Конец связи.

  Экран погас.

-   План действия остается в силе, - сказал До­нателло. - Леонардо и Рафаэль добывают картину и отправляются к учителю.

-   А вы? - спросил Леонардо.

-   Мы как-нибудь следом за вами, - ответил Донателло. - Нужно, чтобы кто-то вас прикрывал.

  Черепашки разделились на две группы и стали прокрадываться к зданию, в котором находились Шредер, Хряк и Гнюс. Леонардо и Рафаэль направились к тыльной стороне здания, а Микел­анджело и Донателло подошли к двери.

-   Шевелитесь! - услышали они крик Шреде­ра. - Я обесточил город. В любой момент сюда могут нагрянуть.

-   А что нам делать? - спросил Хряк.

-   Поставьте приемник-распределитель энергии вертикально, - командовал Шредер. - Вот так. Теперь направьте вот эту штуку на экран рассеи­вателя.

-   А куда прицепить эту тарелку? - спросил робко Гнюс.

-   Осторожно, недотепа! - орал Шредер. - Не разбей! Это не тарелка, а как раз и есть экран рассеивателя.

-   А зачем она нужна? - спросил Хряк.

-   Она нужна, пустоголовые болваны, для того, чтобы направить струю энергии на картину. Образуется какой-то коридор, по которому монст­ры попадут в наше пространство.

-   А что это за коридор? - не отставал с расспросами Хряк.

-   Почему ты у меня спрашиваешь?! - разо­злился Шредер. - Откуда я знаю? Я что тебе, профессор? Так сказал Супермозг! Делайте скорей! Может тогда он вам сам объяснит, что тут к чему.

  Микеланджело и Донателло очень хотелось при­открыть дверь и заглянуть внутрь, но они опаса­лись, что тем самым могут навредить своим друзь­ям, которые незаметно должны были проникнуть в здание за спиной Шредера.

-   Хорошо, - похвалил Шредер своих подо­печных. - Так, дайте-ка посмотрю, что здесь еще написано. Ага! Ладно, остальное я сделаю сам. Где вы оставили фургон с яйцами?

-   У ворот, - ответил Хряк.

-   Остолопы! - недовольно пробормотал Шредер, разглядывая план, который ему вручил Супер­мозг. - Вы бы еще за городом его оставили. От­правляйтесь и пригоните его сюда.

  Хряк взглянул на Гнюса и кивнул в сторону двери. Тот все понял и отправился выполнять при­казание хозяина. Донателло и Микеланджело сра­зу сообразили, как им следует поступить. Они встали за угол, и как только Гнюс поравнялся с ними, напали на него, заткнули пасть и связали.

-   Его нельзя оставлять здесь, - сказал Дона­телло. - Давай оттащим немного в сторону.

  А когда черепашки возвратились к двери, то заметили, что сделали все как раз вовремя, потому что в этот момент Шредер отправлял и Хряка на улицу.

-   Пойди, посмотри, чего он там копошится, - сказал он.

  Хряк вышел из здания и прикрыл за собой дверь. Он посмотрел по сторонам и, ничего не подозре­вая, направился по пути Гнюса. Черепашки подкрались к нему сзади и проделали то же самое, что минутой назад с Гнюсом.

-   Второй есть, - улыбнулся Донателло. - Остался самый главный.

-   Основной, - добавил Микеланджело.

  И они стали возвращаться к двери. Но на этот раз им не так повезло. Дверь распахнулась перед са­мыми их носами, и в ее проеме появился Шредер. Он даже не растерялся, будто ждал этой встречи.

-   Ха-ха-ха! - демонстративно рассмеялся он.­ - Добро пожаловать, мутанты!

  И Шредер закрыл за собой дверь в помещение, преградив путь черепашкам. Он совершил почти незаметное движение, и у него в руках мгновенно появился меч.

-   Я знал, что вы придете, - сказал Шредер. - Я это чувствовал и, по правде говоря, даже желал вас видеть. Ха-ха-ха!

-   Да ты прямо воспылал любовью к нам! - развел лапами Донателло. - Признаться, у нас не было такого глубокого и взаимного чувства. Но раз уж ты тут, то добро пожаловать.

  И Донателло с Микеланджело ловкими движе­ниями выхватили мечи ниндзя-то и встали в боевую позу.

-   Начали, мутанты, ха-ха-ха! - издевательским тоном воскликнул Шредер.

-   Банза-ай!! - выкрикнули черепашки ниндзя свой боевой клич и бросились в бой со Шредером.

-   Ты слышал? - спросил Рафаэль. - Это Донателло и Микеланджело. Значит, и нам пора действовать.

  И они забрались в помещение здания с тыльной стороны.

-   Где же картина? - стал смотреть по сторонам Леонардо.

-   А что это там за сооружение? - указал Рафаэль.

-   Наверное, Шредера! - предположил Леонардо.

-   Тогда вперед, - сказал Рафаэль и направил­ся в угол, который находился вблизи двери.

  А за дверью в это время Донателло и Микел­анджело сражались со Шредером. Он всегда был неудобным противником, потому что отлично вла­дел многими видами борьбы и оружия. Черепаш­кам приходилось трудно, но они старались не отступать. А Рафаэль и Леонардо приблизились к конструкции, которую соорудил Шредер и его помощники, и с ужасом заметили, что на картину от нее направлен луч красновато-фиолетового цве­та. Луч вел себя так, словно в нем находилось что-то живое. Он извивался, выпрямлялся, дро­жал, застывал неподвижно, словно сделанный из стекла. От этого картина тоже вела себя странным образом. Она тускнела, потом светлела до такой степени, что на ней исчезало изображение.

  Леонардо и Рафаэль попробовали дотронуться до картины, чтобы извлечь ее из потока лучей. Но оказалось, что это не так-то просто сделать. Картина билась током при малейшем приближе­нии к ней.

-   Что будем делать? - спросил Рафаэль.­ - Она бьет током даже на расстоянии.

-   Нужно спросить совета у учителя или профес­сора, - сказал Леонардо и полез за переговорным устройством.

-   Слушаю, - ответил учитель Сплинтер.

  И черепашки рассказали обо всем, что происходит с картиной и где сейчас Микеланджело и Донателло.

-   Черепашки, - обратился профессор. - Вре­мени нет. Нужно действовать очень быстро. Если Шредер успел навести на картину келн-энэрджи... Посмотрите, там есть устройство, похожее на зер­кальную тарелку?

-   Да, профессор, - ответил Рафаэль.

-   Понятно, - стал соображать профессор. - Это и есть келн-энэрджи. Этот прибор устанавливает пространственный коридор, по которому тре­нидаты проникнут в наше пространство. Кроме то­го, он сделан так, что существа, проходя через него, сразу же будут размножаться. Помните, о чем я вам говорил? Нужно направить на картину яркий луч дневного света. Тренидаты не войдут в пространственный коридор, если будет яркое освещение! Вы меня поняли?

-   Поняли, профессор! - ответил Леонардо.­ - А что, если вдруг что-то произойдет и они все-таки станут проникать сюда?

-   Тогда нам придется туго, - мрачно ответил профессор. - Пока попробуйте сделать то, о чем я вам сказал. Мы здесь подумаем и свяжемся с вами. Запомните, времени почти не осталось.

-   Ясно! - бодро ответил Рафаэль. - Конец связи.

-   Приступим? - сказал Леонардо, спрятав пе­реговорник.

  И черепашки стали искать мощный источник дневного освещения, о котором говорил профессор. Леонардо направился в один конец помещения, а Рафаэль разглядывал прибор, сооруженный Шре­дером и направленный на картину. Он внимательно осматривал каждую деталь, каждый механизм и вскоре услышал тиканье, похожее на работу механических часов.

-   Эй, Леонардо, - позвал он друга. - Иди сю­да. Здесь, кажется, есть часовой механизм. Что, если попробовать испортить его?

-   Странно, что профессор ничего не сказал об этом механизме, - удивился Леонардо.

-   А если он о нем не знал? - предположил Рафаэль.

-   Рафаэль, ты же знаешь, что кроме быстроты, здесь нужна еще и большая осторожность, - пре­дупредил Леонардо.

-   Я знаю, - согласился Рафаэль. - Но что, ес­ли все-таки попробовать? Чем черт не шутит?

  И, не дожидаясь ответа Леонардо, Рафаэль начал искать какой-нибудь инструмент или предмет, чтобы попробовать разобрать механизм. Но он не успел воспользоваться такой возмож­ностью. В аппарате что-то загудело, и черепашки увидели, как красновато-фиолетовый луч стал пре­вращаться в настоящий поток электричества. По­казатели на щитке приборов резко подскочили вверх.

-   Что это значит? - испугался Леонардо,­ - нужно срочно сообщить профессору.

-   Обожди, - остановил его Рафаэль. - Еще ведь ничего не произошло.

  В этот самый момент дверь распахнулась, и в по­мещение вбежал Шредер, преследуемый Донател­ло. Шредер остановился и уставился на черепашек, которые вертелись у прибора.

-   Как я сразу не догадался, черт! - выругался он. - Мутанты решили обвести меня вокруг паль­ца! Ну нет уж, не удастся! Не на того нар­вались! Вам не удастся также остановить машину, которую я, к вашему преогромнейшему сожале­нию, успел запустить! Ха-ха-ха!

  Донателло посмотрел на Рафаэля и Леонардо. Они стояли и с ужасом смотрели то на машину, то на Шредера, то на Донателло и Микеланджело. И Донателло понял, что Шредер прав. У черепа­шек ничего не выходит. Он почувствовал такой прилив злости, что бросился на Шредера, готовый исполосовать его своим мечом.

-   Признавайся, негодяй! - закричал он. - Как остановить механизм?

-   Ха-ха-ха! - смеялся Шредер, ловко защи­щаясь от нападения Донателло. - Так я вам и сказал! Вам понадобится мощность трех таких элект­ростанций, чтобы затолкнуть монстров обратно.

  И он улучил момент и сделал выпад против Микеланджело, который не успел увернуться и получил глубокую рану.

-   Эм-мм, - простонал Микеланджело и пова­лился на пол.

  Донателло посмотрел на друга и вздрогнул: Микеланджело лежал весь в крови.

-   Ха-ха-ха! - продолжал радоваться Шредер. - Я же предупреждал вас, малявки-мутанты. Не послушались, теперь отправляйтесь на шашлы­ки. Только соблюдайте очередь! Ха-ха-ха!

-   На шашлыки? - сквозь зубы процедил До­нателло. - Я тебе сейчас покажу, из кого будут их готовить.

  И он яростно схлеснулся со Шредером, который даже испугался такой решительности Донателло и стал тихонько отступать.

  Леонардо и Рафаэль понимали, что вмешаться сейчас в драку, значит помешать Донателло. По­этому они оставили преступника другу, а сами поспешили на помощь Микеланджело. Они осмотре­ли его глубокую рану, из которой все еще струи­лась кровь, и начали перевязывать.

  Донателло шел в атаку, не оставляя никаких шансов для ответных выпадов Шредеру, который все чаще стал ошибаться и все больше и больше от­ступал. Он один раз даже упал, но тут же вско­чил на ноги. Шредер только и мог теперь, что выставлять свой меч под удары Донателло. Но вот черепашка ниндзя сделал обманное движе­ние мечом, резко отскочил в сторону и со всей силы рубанул по оружию противника. Меч Шреде­ра выскользнул из рук и отскочил в сторону. Пре­ступник понял, что скоро ему придет конец, но не растерялся и мгновенно выхватил лазерный писто­лет.

-   Ха-ха-ха! - выскалился Шредер. - А как твой меч против этого?

  Донателло приостановился и начал быстро со­ображать, как поступить в данной ситуации.

-   Прощайся с жизнью, несчастный! - сказал Шредер и навел пистолет на Донателло.

  Черепашка мгновенно придумал план. Он под­бросил свой меч вверх, а сам лягушкой прыгнул чуть в сторону от Шредера, подпрыгнул и со всей силы ударил ногой в голову противника. В тот же момент пистолет из рук Шредера вывалился. Это Рафаэль выбил его, бросив кинжал-трезубец. Шредер потерял равновесие и упал на пол. Донателло в воздухе схватил свой меч и опустился рядом с головой Шредера, взмахнул мечом.

-   Прощай, Шредер! - грозно сказал Дона­телло.

-   Стой! Не делай этого! - взмолился Шредер. - Я отключу машину, только оставь меня в покое! Это все Супермозг!

  Донателло замер, держа над головой ниндзя-то.

-   Я не верю тебе, Шредер, - сказал он. - ­Разве в первый раз ты говоришь это? Сколько уже было случаев, когда ты обещал больше не вставать у нас на пути?!

-   Донателло! - обратился к другу Леонардо.­ - Если он дает слово, что отключит машину, мы можем его отпустить.

-   Ты с ума сошел, Леонардо! - не согласился Донателло. - Он натворил столько неприятностей, а вдобавок еще ранил Микеланджело. Я должен отпустить его?

-   Я не сказал «должен», - ответил Леонардо.­ - Я сказал, что мы можем, если он поможет нам.

  И Леонардо указал на машину, которая начи­нала клокотать от чрезмерной мощности, подклю­ченной к ней Шредером.

  А Шредер сразу уловил из разговора черепа­шек, что можно сыграть на запугивании трени­датами.

-   Я подключил мощность всех силовых установок, - сказал он. - В городе даже пропало элект­ричество. Если не верите мне, можете позвонить по любому городскому телефону.

  Но черепашкам незачем было этого делать. Они и так знали, что Шредер сказал правду.

-   Лучше говори, как остановить эту проклятую машину! - строго сказал Донателло.

-   К сожалению, ее нельзя остановить, - отве­тил Шредер. - Я должен был подключить агрегат, доставить питание для тренидатов и сматываться отсюда, продолжая наблюдения из укрытия.

-   Этого не может быть, - не согласился Леонардо. - Если машина запущена, то она должна отключаться.

-   Но так оно и есть! - ответил Шредер.­ - Супермозг не настолько доверяет мне, чтобы разрешить самому включать и выключать.

-   Что же молчат учитель Сплинтер и профес­сор Грабен? - пробормотал Рафаэль. - Может попробовать еще раз связаться с ними?

  Леонардо посмотрел на часы. Было уже полови­на двенадцатого.

-   Поздно, - безнадежно произнес Леонардо. - ­Осталось всего полчаса до полночи.

-   В машине установлен ускоритель времени, - ­сказал Шредер. - Поэтому тренидаты смогут по­пасть в наше пространство даже немного раньше полночи.

-   Микеланджело! - обратился Донателло к раненому другу, который сидел в сторонке на ящи­ке. - Ты сможешь самостоятельно передвигать­ся?

-   Что ты задумал? - спросил Рафаэль.

-   Пока не знаю, - ответил Донателло. - Но машину нужно каким-то образом уничтожить.

-   Но как мы можем остановить тренидатов? - ­развел лапами Леонардо. - Представляешь, если их хлынет оттуда не один и не десять, а целый поток!

-   Остановить, остановить, - бормотал Дона­телло задумчиво. - Хлынет, хлынет... Понял!

  От радостной догадки он даже подпрыгнул.

-   Что ты понял? - поинтересовался Рафа­эль. - Что ты придумал?

-   Вода! - радостно выкрикнул Донателло.­ - Тренидаты боятся воды!

-   О, боже! - улыбнулся Рафаэль. - Я совершенно упустил это из виду. Мы спасены! Молодчина, Донателло!

-   А где вы возьмете столько воды? - поинтересовался Шредер.

-   Это не твоя забота, - угрожающе ответил Донателло.

-   Хм, - ухмыльнулся Шредер. - Как знать.

-   Что ты хочешь этим сказать? - удивился Леонардо.

-   Я не хочу погибать здесь вместе с вами,­ - сказал Шредер. - Вода является проводником электричества. И если хотя бы одна капля ее попадет на прибор...

-   Он прав, - опустил голову Леонардо. - Я забыл об этом.

-   Тогда свяжись с профессором! - настоятель­но потребовал Донателло. - Посоветуйся с ним, что делать.

-   Нам пора уходить, - вдруг сказал Шредер.

-   С какой-то стати? - грозно спросил его Донателло.

-   С минуты на минуту на келн-энэрджи сосре­доточится вся мощность силовой установки,­ - объяснил Шредер. - Мы погибнем от воздействия электрического поля высокого напряжения. Смот­рите, даже спецкабель начинает плавиться. Нужно сматываться!

-   Никуда мы не будем сматываться, пока не остановим машину! - строго ответил Донателло.

-   Профессор у переговорника! - вдруг сказал Леонардо.

-   Профессор Грабен! - обратился к нему Дона­телло. - У нас такая ситуация...

  И он рассказал, что они придумали с водой.

-   Это идея! - ответил профессор. - Все-таки я не напрасно поверил в вас! Действуйте! Вместо лучевой пушки попробуйте использовать келн­-энэрджи. У вас осталось слишком мало времени. Считайте, что его совсем не осталось!

-   Он предложил использовать сооружение Шредера как лучевую пушку для вызывания дождя, - сказал Леонардо черепашкам, когда связь с профессором прекратилась.

-   А это возможно? - спросил Донателло. - ­Шредер, как ты думаешь?

-   Если удастся повернуть келн-энерджи,­ - ответил Шредер. - Ведь пространственный коридор уже установился. Сейчас его трудно будет нарушить.

-   А когда выстрелит эта штуковина? - спро­сил Рафаэль.

-   Я же говорил, что точного времени не знаю,­ - ответил Шредер. - Думаю, что ближе к полночи, минут за пять. Супермозг установил хронометр именно для того, чтобы увеличить время сущест­вования коридора. Но насколько, этого я не знаю.

-   Ладно, - сказал Донателло. - Пора всем вы­бираться отсюда. Отправляйтесь куда-нибудь подальше. Шредер, ты останешься со мной! Говори, как управлять этой штуковиной?

  И тут раздался ужасный треск, похожий на маленький взрыв. Коридор между картиной и келн­энэрджи заискрился, а потом послышалось жужжание, которое стремительно нарастало и усиливалось.

-   Все! Конец! - заорал Шредер. - Пора сматы­ваться! Нам уже никак не остановить машину! Коридор начал действовать. Через какое-то мгно­вение появятся тренидаты, и мы погибнем!

-   Всем на улицу! - приказал Донателло.

  Леонардо стал помогать выбираться раненому Микеланджело, а Рафаэль решил остаться с Донателло.

-   Помогай, - прикрикнул на Шредера Донателло.

  И они стали разворачивать тарелку-излучатель келн-энэрджи так, чтобы она была направлена вверх, на потолок здания.

-   Сматываемся! - снова заорал Шредер в панике.

  В этот момент открылся пространственный кори­дор, изображение на картине быстро стало исче­зать. Черепашки и Шредер бросились к дверям. Когда они были уже на улице, изнутри послыша­лось тысячеголосое рычание монстров. Донателло хотел закрыть дверь, но только прикоснулся к ручке и с воплем отскочил в сторону.

-   Ты чего? - удивился Рафаэль.

-   Меня обожгло! - ответил Донателло.

-   Все! - сказал Шредер. - Мы не успели. Поле начало действовать.

  За дверью здания было слышно шуршание, словно там находились миллионы жуков. Черепаш­ки и Шредер пустились бежать. Они успели отдалиться на достаточное расстояние, когда вдруг позади раздался оглушительный взрыв. Все пова­лились на землю, а когда они подняли головы, то увидели, что крыша здания пробита и оттуда стали выбираться тренидаты.

-   Не получилось, - бил кулаками по земле Ра­фаэль. - Мы не успели.

  И тут он почувствовал, как на нос упали первые капли воды.

-   Что это? - удивился Рафаэль и вознес взор в небо. - Кажется, дождь.

-   Дождь? - удивился Донателло и выставил в сторону лапу.

  Вдруг вода хлынула сплошным потоком, словно начинался не осенний дождь, а разразился настоя­щий летний ливень.

-   Дождь! - закричал Донателло, подхватился на ноги и стал танцевать от радости.

  А тренидаты, которые успели выбраться наружу, теперь искали укрытия от дождя, рычали, вопили, корчась в предсмертных судорогах.

-   Ву-у! Ву-у! Ву-у! - услышали черепашки вой полицейских сирен.

-   Вот теперь нам точно нечего здесь делать, - ­спокойно сказал Донателло. - Пора уходить.

-   А как же картина? - спросил Рафаэль.

-   Ты это о чем, дружище? - удивился Донателло. - Она, наверное, уже тю-тю!

-   Что мы ответим учителю Сплинтеру и профес­сору Грабену? - недоумевал Рафаэль.

-   А что мы ответим? - развел лапами Донателло. - Главное, что мы справились с тренидатами и сумели-таки отправить их туда, откуда они не возвратятся.

  Донателло бросил грозный взгляд на Шредера.

-   Если, конечно, кое-кто не поможет им сделать обратное, - добавил он.

-   Ты на меня намекаешь? - ткнул пальцем се­бе в грудь Шредер. - Нет! Теперь я в эти игры не играю.

-   Посмотрим! - строго сказал Донателло.­ - Мы обещали отпустить тебя. И раз черепашки ниндзя дают слово, они его сдерживают. Ты сво­боден!

  Шредер сначала уставился на черепашек, слов­но не понимал, что ему говорят, а потом подхватился на ноги и пустился бежать прочь.

-   Старается, чтобы Гнюс и Хряк не увидели его позорного бега, - сказал Донателло, глядя вслед убегавшему Шредеру.

-   А с ними мы как поступим? - поинтересо­вался Рафаэль.

-   Пусть тоже валят на все четыре стороны,­ - махнул лапой Донателло. - Нам сегодня повезло, пусть и они порадуются. Пошли.

  И черепашки отправились искать своих друзей, которые ждали их на пригорке за оградой силовых установок.

-   Можно возвращаться домой? - встретил их вопросом Леонардо.

-   Пожалуй, - ответил Рафаэль.

-   А где Шредер? - спросил Микеланджело.

-   Мы даровали ему свободу, - ответил Дона­телло. - Мы же дали слово.

-   Тогда и этих отпускаем? - указал Леонардо на связанных Хряка и Гнюса.

-   Конечно, - ответил Донателло. - Пусть зна­ют нашу доброту.

  И черепашки отправились домой. Они еле передвигались, только сейчас почувствовав невыноси­мую усталость. Но труднее было Микеланджело, который получил ранение от самого Шредера.

-   Не огорчайся, Микеланджело, - успокаивал друга Донателло. - Ты знаешь, когда Хряк и Гнюс напали на меня в сквере у зоопарка, я тоже думал, что расквитаюсь с ними при первом удобном случае. Но теперь я их прощаю. После целой неде­ли погонь, расследований, преследований и битв мне почему-то хочется всех прощать.

-   О! - многозначительно произнес Рафаэль.­ - Вы слышите голос не Донателло, а великого учителя истины, который насмехался над Леонардо, а теперь и сам решил поучаствовать в конкурсе красноречия.

-   Да ладно тебе, Рафаэль, - не стал обращать внимания на шутки друга Донателло. - Выпендри­ваешься, а сам понимаешь, что я прав.

  Рафаэль ничего не ответил. Микеланджело и Леонардо тоже не поддержали разговор. Каждый из черепашек мечтал о том, чтобы побыстрее добраться домой.

-   А все-таки немного жаль, что мы не увидим никогда больше тренидатов, - с грустью произнес Донателло.

-   Ты говоришь так потому, что не успел с ними поближе познакомиться? - поинтересовался Леонардо.

-   Было бы неплохо, - ответил Донателло.

-   Смотрите, смотрите! - крикнул Рафаэль, остановился и указал друзьям в небо.

  И черепашки успели заметить, как по небу пронеслась и где-то далеко погасла звездочка.

-   А вы знаете, друзья,- сказал Леонардо,­ - это ведь удивительное для конца сентября явление.

-   Ты так думаешь? - спросил Рафаэль.

-   Я уверен! - серьезно ответил Леонардо.­ - Я читал об этом в книге по астрономии.

-   А что, если это совсем не звездочка упала, а приземлился очередной инопланетный корабль? - в шутку предположил Микеланд­жело.

  Рафаэль и Леонардо поняли это и обернулись к Донателло, который продолжал следить за ноч­ным небом, а потом сказал:

-   Тогда нам нужно срочно спешить домой, а то завтра возникнут новые проблемы с новыми тренидатами, а мы не успеем даже отдохнуть и хоро­шенько подкрепиться.

-   Ха-ха-ха!! - разразились смехом Леонардо, Рафаэль и Микеланджело.

  Донателло посмотрел на них непонимающими глазами, а потом и сам разразился громким хохо­том, который разносился в ночной тишине по всей округе.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики