КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Скала ужаса (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Дмитрий Тышевич СКАЛА УЖАСА

Посвящается моей любимой жене, которая ничего общего с ведьмами не имеет…

Спасибо так же моему брату, поддерживающему меня в столь нелегком деле…

В 15–16 веках Европа была объята священным пламенем инквизиции. Десятки тысяч невинных мужчин, женщин и детей были казнены по обвинению в колдовстве и сговоре с дьяволом. Однако, что бы ни говорили историки, как бы ни отрицали наличие колдовства и злых духов, не все эти обвинения были вымышленными…

Эта история произошла в 1536 году на юго-востоке Германии в местечке под названием Догиндорф. История столь ужасная и трагичная, полная мистики и колдовства, что странствующие монахи Раймунд и Палуданус посчитали своим долгом изложить её на бумаге. К сожалению, до наших дней дошла лишь часть рукописи, и многие эпизоды, а также подробности окончания истории, доподлинно неизвестны.

Зато известно с чего она начиналась…

В дом к одному крестьянину попросилась на ночлег пожилая умалишенная женщина. Крестьянин этот, как и было принято в то время, не отказал убогой и постелил ей в сарае на соломе. Утром он не обнаружил ни женщины, ни своего годовалого сына. Надо сказать, что жену этого несчастного, несколько месяцев назад сожгли на костре за колдовство, и только чудо, что ни он, ни ребенок не разделили её участи.

Как и многие в то время, к колдовству она не имела никакого отношения, но инквизитор Гостиенсис безошибочно определил в молодой рыжеволосой девушке приверженку дьявола.

Пропажа сына нашего героя выпала как раз в ночь на 29 апреля. А как известно, 30 апреля — Вальпургиева ночь — ночь проведения шабашей. В народе ходили поверья, что ведьмы крадут детей, чтобы во время шабаша принести их в жертву «властелину тьмы» и предотвратить, таким образом, конец света.

Полный отчаянья, он поскакал к деревенскому священнику в надежде, что тот поможет спасти сына из лап ведьмы. И вот что он услышал:

— Сейчас, когда кругом пылают костры инквизиции, ведьмы проводят шабаши в самых глухих и отдаленных местах. Однако не любое место подходит для проведения этой церемонии, а только в непосредственной близости от мегалитических сооружений, среди развалин античных храмов, у водоемов, в густых лесах. В наших краях это, несомненно, гора Шрекенштейн, она же Скала Ужаса. Уверен, что шабаш состоится у её подножья. Там ты и найдешь своего сына. Дитя приносят в жертву по окончании шабаша, с первыми лучами солнца, а в наших местах это приблизительно шесть утра. Так что поспеши!

Хоть гора Шрекенштейн и хорошо видна над лесом, но пройти к ней не так просто. Да и, как ты знаешь, барон Дюсенрод, хозяин наших земель, запретил кому бы то ни было приближаться к горе. Говорят, он пытается найти сокровища, спрятанные гуситами в недрах Скалы Ужаса два века назад.

Так вот, скачи на север к горе. Дорога там повернет на запад, уходя в сторону от Шрекенштейна. Тебе же придется спешиться. К горе дороги нет, есть лишь тропы, да и то неизвестно, как глубоко они уходят в лес. Точно знаю, что дровосек (недавно он был у меня на службе) разбил где-то там стоянку. Если найдешь его, возможно, он сможет помочь.

Помни, что во время шабаша окрестности Шрекенштейна наполнит призванное ведьмами зло. Ты должен быть чист душою и взором обращен к Богу. Ты не должен бояться того, что увидишь там. Вера защитит тебя. Возьми вот это…

С этими словами священник протягивает вам библию, несколько церковных свечей и освященный тут же топор. У вас также есть с собой кремень, если понадобится разжечь огонь. Запишите все эти вещи в листок путешественника.

Вы долго скачете до места, указанного священником.

Только к вечеру вы оказываетесь у опушки леса. Если за 12 часов вы не успеете спасти сына, то он погибнет. (Начинайте отсчет времени, сейчас оно равно нулю, и прибавляйте его, когда это будет специально оговорено в параграфе. Если пройдет более 12 часов, то считайте, что вы проиграли, и начинайте заново).

1

Лес перед вами. В сумерках деревья похожи на высоких часовых, молчаливо смотрящих на нежданного путника. Где-то впереди на севере над лесом виднеется темный силуэт горы Шрекенштейн. Блеклая луна осторожно выглядывает из-за неё, словно ожидает, когда же сядет солнце. Из глубины чащи слышится протяжный волчий вой, напоминая вам о том, что путь вовсе не будет легким. Но вы готовы спасти сына любой ценой и не отступите! Идти до Скалы Ужаса придется долго, поэтому не стоит терять время. Осматриваете опушку и обнаруживаете две тропинки, уходящие вглубь леса. Одна ведет, по-видимому, на северо-восток, другая, по которой ходят реже, идет на северо-запад. Нужно делать первый выбор пойдете по правой тропе (на северо-восток) (51) или по левой (на северо-запад) (66).

2

«Да свершится воля Господа!» — с этими словами великий инквизитор Ромарис бросает факел, и сухостой мгновенно воспламеняется. Вначале вы лишь слышите становящиеся все более отчаянными и страшными крики несчастной девушки. А потом её крики заглушают ваши собственные. Пламя взмывает до небес…

3

Обходите гору Шрекенштейн с востока. Примерно через полчаса (прошло полчаса) обнаруживаете крутую извилистую тропу, бегущую по пологому склону наверх. Дождь не стихает, и то и дело небо озаряется вспышками молний. Взбираться приходится довольно долго. Усталость прошедшего дня тяжелым грузом ложится на плечи, подъем дается с каждым шагом все труднее. Несколько раз поскальзываетесь на мокрой траве. Снова и снова слышатся раскаты грома. Но ваша цель неумолимо гонит вас вперед. Нужно лишь еще немного усилий. Где-то наверху уже виднеется огненное зарево: значит, осталось совсем чуть-чуть (прошло полчаса).

Вскоре тропа выводит вас на небольшое плато. Впереди среди деревьев мелькают языки пламени, слышатся голоса. Вот оно!

Сборище ведьм! Дьявольский шабаш! Остается только надеяться, что ваш ребенок еще жив. Дождь здесь, кажется, становится слабее. В небе тучи оставили лишь небольшой клочок звездного неба над поляной. С минуту отдышавшись и достав из-за пояса топор, вы уверенно направляетесь к поляне. Если прошло более 11-ти часов то (52), иначе (79).

4

Хоть непроглядный туман и окутал болото, но вершина Шрекенштейна хорошо видна на ночном небе, и вы, как можете, торопитесь по направлению к ней. Однако болото становится все более непроходимым. Вы уже довольно давно идете по пояс в болотной жиже, увязая в илистом дне и, то и дело, спотыкаясь о подводные коряги. Если дно станет глубже, придется поворачивать назад (прошел час). Вас начинает охватывать отчаянье. Но тут болото словно сжаливается над несчастным путешественником, и вы чувствуете, что почва под ногами твердеет, а вода становится мельче. И вскоре (о чудо!) вы выходите на тропинку, петляющую по болоту, но идущую в нужную вам сторону, в сторону Шрекенштейна. Поблагодарив судьбу и немного отдохнув, устремляетесь вперед (97).

5

Вскоре впереди слышится шум воды (прошло полчаса).

Деревья расступаются, и тропа выводит вас к реке. Течение довольно быстрое, но сама река неширокая, и вы думаете над тем, как же преодолеть возникшее препятствие. Можно, конечно, попробовать переплыть, а можно и побродить в поисках моста. Слева в темноте вы видите, что река разливается в большую заводь, туда идти явно нет смысла.

Можно пойти по песчаной отмели направо, на восток (34), или все же хотите рискнуть и переплыть реку (84)?

6

Стучите в дверь и вскоре слышите лязг засовов. На пороге появляется улыбающаяся женщина, невысокая, худощавая, средних лет. Впрочем, её улыбка мгновенно исчезает. Похоже, она ожидала увидеть вовсе не вас. «Жак! — нервно кричит она. — Здесь какой-то человек!». Через пару секунд рядом с ней уже стоит крепкий сутулый мужчина с топором в руке и окидывает вас недобрым взглядом. Вы приветствуете хозяев и прямо тут на пороге рассказываете, как вы оказались в этом злосчастном лесу. Дровосек и его жена сочувствуют вам, но и сами выглядят очень обеспокоенными. «Наша дочь, — говорит лесоруб Жак, — часто ходит к тетке в деревню. Вот и сегодня она уже должна была вернуться, а её всё нет. Бывает, иногда засидится в гостях. Но после твоего рассказа боимся, как бы не случилось чего худого. Пойду на опушку встречать её. Да и ты, добрый человек, если вдруг увидишь её по дороге (мало ли какая нелегкая её в чащу занести могла), скажи, чтобы домой поскорее бежала. Анной зовут её, семнадцать годков этой весной стукнуло рыжеволосой чертовке… Не серчай, что помочь тебе не можем». (Если вы встретите Анну, вычтите 8 из номера параграфа). Лесоруб же, выйдя за порог, отводит вас в сторону и шепчет: «Впереди будет мост. Я редко там бываю, но за мостом, если идти по тропе, есть невысокий холм. Его узнаешь сразу по трем тополям, стоящим на вершине. За холмом есть овраг. Так вот, в овраге этом стоит хижина, где живет одна сумасшедшая старуха. Думаю, она тоже из этих, из ведьм. Наверное, прячется в лесу от инквизиции. Может она сможет помочь. Старушка-то она неплохая вроде» (если решите воспользоваться советом и навестить старуху, то когда увидите холм с тремя деревьями на вершине, прибавьте 20 к номеру параграфа). От лесоруба больше помощи ждать не приходится (прошло полчаса) (43).

7

Вы делаете выбор. Одна фигура словно растворяется в воздухе. Оставшийся же человек, не поднимая капюшона, начинает свой рассказ: «Перед тобой инквизитор Бернард.

Родился я в Испании. Отец и мать мои рано скончались и мы с братом стали служить в капелле местного архиепископа. С детства я знал, что посвящу свою жизнь служению Господу.

Пришло время, и, оставив капеллу, мы вместе с моим братом Ромарисом, человеком столь же набожным, как и я, стали странствующими монахами. Позднее мы примкнули к ордену святого Доминика, который являлся нищенствующим орденом.

Их главной задачей была проповедь против еретиков. Члены ордена боролись с еретиками двумя способами: с одной стороны, путём соревнования своей идеологии с идеологией еретиков, и с другой стороны, насильственными гонениями. Со временем мы с братом стали инквизиторами. Ромарис действовал огнем и мечом. Он запугивал, пытал и калечил.

Скольких невинных он погубил уже и не сосчитать. Я осуждал действия брата, предпочитал всегда проводить тщательное расследование, отвергать сплетни и домыслы. В последствии у нас с братом произошла ссора, и он, обвинив меня в сговоре с дьяволом, в том, что я отпустил так много его приспешников (хотя люди эти были невиновны!), добился того, что и я был сожжен на костре. В последнюю минуту брат, все же любивший меня, со слезами на глазах передал мне свое распятие. Держа этот крест в руках, я и сгорел в священном пламени инквизиции». Бернард замолкает…

Вы открываете глаза. Легкий зеленоватый туман все еще стоит над болотом. Но голова больше не кружится, и ощущение реальности вновь вернулось. Холодно и мокро.

Только сейчас понимаете, что лежите в болотной жиже. Так что, это был сон? Всему виною зеленый газ? Кажется, времени прошло не много, нужно торопиться (прошло полчаса)!

Встаете на ноги и только сейчас понимаете, что сжимаете в руке распятие. Распятие Бернарда, подаренное ему братом, золотое, с красным рубином (отметьте эту вещь в своем инвентаре, когда она понадобится вам, прибавьте 10 к номеру параграфа). Значит не сон… Но нельзя больше терять время.

Тропа убегает дальше на север (64).

8

Идете по тропе, когда неожиданно слева от себя в лесу слышите голоса. Разобрать, кто и что говорит, отсюда невозможно. К тому же голоса, удаляясь, стихают. Если хотите сойти с тропы и поискать источник звука (88). Если нет, то продолжайте идти по тропе (24).

9

Вскоре кустарник вдоль берега становится просто непроходимым, и вы прокладываете себе дорогу топором (прошло полчаса). Постепенно вам удается забирать севернее, обходя заводь с запада. К тому же замечаете под ногами листья растения «черный морозник», способного нейтрализовать змеиный яд. В конце концов кустарник заканчивается, а деревья расступаются (прошло еще полчаса). Заводь становится совсем узкой и впадает в реку.

Река частично перегорожена плотиной. С востока она полноводная и довольно широкая, дальше она разливается в заводь, которую вы обходили, и после плотины река представляет собой лишь небольшой ручей, текущий на запад.

Перейти реку вброд за плотиной не составит никакого труда.

Правда, вода ледяная. Окунуться приходится лишь по пояс, и вскоре вы оказываетесь на другом берегу. Гора Шрекенштейн сейчас на северо-востоке от вас, а впереди снова темный лес.

Как вы и ожидали, ни дороги, ни тропы поблизости нет, и вам придется пробираться сквозь чащу. Ночной лес, как не странно, не преподносит никаких сюрпризов. Вы бодро шагаете, приближаясь к Скале Ужаса (прошло четыре часа).

Ветер усиливается. С запада надвигается темная грозовая туча. Что ж, до горы Шрекенштейн осталось идти совсем чуть — чуть. Собрав волю в кулак, вы ускоряете шаг (44).

10

Болото остается позади (прошло полчаса). Под ногами твердая земля. Идти становится легче. Лес здесь довольно редкий, и луна ясно освещает вам дорогу. Вскоре тропа выводит вас к роднику. Бьющий из земли маленький фонтанчик чистой, студеной воды. У вас сразу пересыхает в горле. Хочется пить. От родника кроме той тропы, по которой вы пришли, уходят еще две тропинки. Одна идет на восток (45) и, кажется, никак не приблизит вас к Шрекенштейну, а вторая на север (58), в направлении скалы. Если жажда оказалась сильнее, и вы хотите попить (59).

11

Шаркающие звуки метлы все ближе, и вам кажется, что в лицо повеяло холодом. Отблески пламени начинают отплясывать дикий хоровод на каменных стенах пещеры в такт вашим дрожащим рукам. Из подземного мрака надвигается черная размытая тень. Тук. Тук. Тук. Когда пламя свечи уже готово выхватить из темноты облик преследователя, свеча неожиданно гаснет, погружая вас во тьму. Через секунду адская метла умолкает прямо перед вами, и вас охватывает ледяной парализующий ужас. А еще через секунду в глазах взрываются миллионы искр. Еще никому не удавалось покинуть эти пещеры живым…

12

Вы ступаете очень осторожно, каждый раз выискивая глазами свободный клочок земли, чтобы сделать шаг. Здесь, похоже, тысячи змей, и остается только гадать, почему они все разом выползли ночью на эту поляну? Где-то на середине поляны вы останавливаетесь. Тут просто некуда ступить, кругом медленно шевелящаяся черная масса. Вы видите, что дальше скопление ползучих тварей не так велико. Нужно лишь сделать два больших прыжка… Первый… Второй… Острая боль пронзает ногу, но вы уже не останавливаетесь, пока поляна со змеями не остается позади. И только сейчас, присев, рассматриваете рану. Два маленьких круглых отверстия, из которых тонкими струйками сочится кровь. Все — таки гадюка успела вас укусить. Неужели все зря и вы погибнете на этом болоте, оставив сына в лапах ведьм?

Отогнав мрачные мысли, вы вспоминаете, что нейтрализовать яд гадюки могут листья черного морозника, который наверняка должен расти в этой местности. Только бы удалось найти его! Жить вам осталось недолго (если пройдет больше часа с этого момента, и вы не успеете найти черный морозник, то вы погибнете от яда). Тропа, поворачивая, забирает все больше на восток. Но стоит ли идти по ней, когда жить вам осталось совсем недолго? Возможно, стоит поискать морозник вокруг на болоте (46), или все же пойдете по тропе дальше, надеясь найти морозник по дороге (58).

13

Сворачивает с тропы налево и, продираясь сквозь заросли, идете в направлении звука, внимательно вглядываясь в темноту. Вскоре удается найти источник жалобного писка. Это лиса, попавшая в капкан. Всего лишь лиса! Никакой чертовщины! Вы даже слегка улыбаетесь.

Спасать животных у вас нет никакого желания. Вы собираетесь вернуться на тропу, когда вдруг вашу ногу пронзает сильная боль. Еще один капкан сомкнулся, поймав незадачливого путешественника в свою ловушку. В первую минуту от боли вы чуть не теряете сознание, но затем, собравшись и стиснув зубы, с трудом разжимаете металлические щипцы и освобождаете ногу. Рана очень серьезная, и вы, кое-как перевязав её, встаете на ноги. Боль просто адская, но идти надо. Ковыляя, вы снова выходите на тропу. Нога нестерпимо болит, но чтобы спасти сына вы готовы вынести все невзгоды (теперь вы двигаетесь медленно и в дальнейшем пути всегда удваивайте прошедшее время) (33).

14

Еще шаг и несчастный летит в шумящий под мостом поток. Если хотите попытаться спасти его, прыгнув за ним в воду, то (78), если нет (29).

15

Отбрасываете факел в сторону и тут же сами оказываетесь на земле. Инквизитор вновь обрушивает свой скипетр на вашу голову. «Исчадия ада! Порождения зла! — кричит он. — На костер его!». Полуживого, с разбитой головой, вас подхватывают и привязывают рядом с девушкой.

«Спасибо», — шепчет она. Сквозь кровавую пелену вы видите, как девушка слабо улыбается. Как же она похожа на вашу жену! (2)

16

Обыск нескольких саркофагов ничего не дал: лишь человеческие кости и ничего более (прошло полчаса). Однако в одной усыпальнице вы обнаруживаете забальзамированного человека в монашеской рясе. Вы почти полностью отодвигаете плиту, чтобы лучше рассмотреть тело. Его одежда на груди расстегнута, и там виднеется зияющая дыра. Подносите руку со свечей ближе и склоняетесь над телом. Грудь забальзамированного словно разорвана, и перед вами лежит прекрасно сохранившееся сердце. Повинуясь какому-то неведомому приказу, вы берете это сердце в руку. Что-то с ним нет так! Уж слишком хорошо оно сохранилось по сравнению с остальным телом! Что ж, вы сами не знали, что искали в склепе и нашли нечто необычное. Решаете взять мертвое сердце монаха с собой (это сердце обладает определенной силой, и сейчас она равна нулю, отметьте это на листке путешественника). Теперь же выбирайтесь наверх и возвращайтесь на перекресток (49).

17

Сон уносит вас к подножью горы Шрекенштейн… Вы стоите в каких-то зарослях. Перед вами массивная дверь, которую вы и открываете. За ней гулкие темные пещеры.

Зажигаете свечу и осторожно ступаете в неизвестность.

Впереди широкий каменный туннель. Идти приходится довольно долго, когда туннель вдруг расширяется, и свет свечи выхватывает слева от вас ступени, уводящие вглубь скалы. Дойдя уже почти до самой лестничной площадки, вы явственно различаете внизу сухой стук метлы, которая неравномерно ударяет по каменным ступенькам и, кажется, быстро приближается к вам, поднимаясь все выше. От этих звуков вам становиться не по себе. Поспешите по туннелю вперед (98) или попытаетесь спуститься по лестнице, навстречу страшным звукам (11).

18

Раз тропы дальше нет, придется идти от дома напрямик к горе Шрекенштейн через болото. Это оказывается совсем не просто. Приходится выискивать твердые участки суши и перепрыгивать по ним, постоянно рискуя окунуться в болотную воду (прошел час). Солнце давно село, но на горизонте все еще мерцает слабое зарево. Мир вот-вот погрузится во тьму. В конечном итоге вам, кажется, удается выйти на какое-то подобие тропы (или это просто длинный узкий участок суши?). В любом случае вы устремляетесь по ней вперед, к Скале Ужаса (97).

19

Вы рассказываете, что эта несчастная на самом деле Анна, дочь вашего приятеля лесоруба, который живет тут же в лесу со своей семьёй. Вы молите инквизитора пощадить девушку и отпустить её домой. «Она рассказывала нам тоже самое, — говорит Ромарис. — Я думаю, мы должны провести более тщательное расследование, прежде чем обвинить эту женщину. И мы непременно его проведем. Позже. А сейчас нас ждет более важная миссия». Инквизитор, собрав солдат, покидает поляну в направлении Скалы Ужаса. А вы, откинув наконец факел, перерубаете топором веревки и освобождаете Анну. Девушка почти без чувств падает в ваши объятия.

Придя в себя, она благодарит вас и просит поскорее отвести её к родителям. Вы вкратце рассказываете Анне свою историю. «Тогда я не смею задерживать тебя, — говорит девушка. — Я неплохо знаю этот лес и смогу сама добраться домой». Хоть и боязно отпускать Анну одну, но провожать её домой значит терять драгоценное время. Девушка, махнув на прощанье рукой, исчезает в ночи. (Если у вас есть мертвое сердце монаха, то прибавьте один к его силе).

Скала совсем близко. Ушедший вперед инквизитор с отрядом, возможно, будет очень кстати, когда (если) вы доберетесь до шабаша (прошел один час). Собравшись с мыслями и стряхнув с себя воспоминания последнего часа, уверенно шагаете вперед (44).

20

Вы делаете выбор. Одна фигура словно растворяется в воздухе. Оставшийся же человек, не поднимая капюшона, начинает свой рассказ: «Я демонолог Джеймс Маррел. Много времени я провел за книгами и экспериментами, ища средства борьбы с проявлениями темных сил. Одним из таких проявлений была одержимость человека бесами. Инквизиция казнила таких людей при малейшем подозрении. Одержимых можно было распознать по неестественно зеленым глазам. У них появлялись звериные повадки, а голос их становился низким и утробным. Иногда некоторое время человек мог сопротивляться бесу, но в конечном итоге зло всегда побеждало. Однако мне, благодаря знаниям в алхимии и демонологии, удалось добиться некоторых успехов, и я научился изгонять бесов из тел несчастных, оставляя человека живым. Я создал специальные зеркала. Бес, увидев в таком зеркале свое отражение, в ужасе оставлял тело одержимого и, как я надеюсь, возвращался в ад. Но однажды я встретил человека… Глаза его словно пылали огнем. От его голоса волосы вставали дыбом. Я не сомневался, что он одержим. Однако, увидев мое зеркало, он лишь рассмеялся.

Как я ошибался, думая, что бес повелевает его телом! Он был рожден одержимой женщиной, и никогда не был человеком.

Это было исчадие ада во плоти! От его руки я и погиб».

Джеймс Маррел замолкает…

Вы открываете глаза. Легкий зеленоватый туман все еще стоит над болотом. Но голова больше не кружится, и ощущение реальности вновь вернулось. Холодно и мокро.

Только сейчас понимаете, что лежите в болотной жиже. Так что, это был сон? Всему виною зеленый газ? Кажется, времени прошло не много, нужно торопиться (прошло полчаса)!

Встаете на ноги и только сейчас понимаете, что сжимаете в руке небольшое зеркальце. Зеркало Джеймса Маррела, изгоняющее бесов (отметьте эту вещь в своем инвентаре, если перед вами будет человек, одержимый демонами, и вы захотите воспользоваться зеркалом, прибавьте 12 к номеру параграфа). Значит не сон… Но нельзя больше терять время.

Тропа убегает дальше на север (64).

21

Торопясь к цели, вы и не заметили, как забилось, ожив в заплечном мешке, мертвое сердце монаха. Теперь же оно подарило вам вторую жизнь…

Открываете глаза. С неба льет дождь, смывая с вашего лица грязь и кровь. Вы лежите на сырой земле, один, среди потухших костров и остывающих тел. Вокруг стоит мертвая тишина. Стало светлее. Солнце уже взошло, хоть и скрыто от взора темными тучами. С трудом встаете на ноги. Перед вами алтарь. На нем лежит ваш ребенок, ваш маленький сынишка, которого вы так и не смогли уберечь. Сердце монаха спасло вас, но не помогло вашему сыну. Вы берете маленькое мертвое тельце на руки, шатаясь и спотыкаясь, бредете прочь.

Куда угодно. Прочь отсюда. Капли дождя смешиваются на вашем лице с горячими слезами. Покойся с миром сынок, возможно с мамой тебе будет лучше…

22

Зажигаете свечу и смело переступаете порог. Два десятка ступеней вниз и вы оказываетесь в комнате полной усыпальниц, стоящих по обе стороны, вдоль стен. Здесь жарко и душно, и по вашему лбу скатываются первые капли пота.

Хотите осмотреть усыпальницы (16)? Или не будете тревожить покой мертвых и поспешите покинуть это место и вернуться на перекресток (49)?

23

Тропинка начинает уходить все больше влево, а скала Ужаса, соответственно, остается справа от вас (проходит час).

К тому же на болото опускается вечерний туман. Вас охватывает волнение. Возможно, тропа идете не туда, а время сейчас играет против вас. Продолжите упрямо идти по тропинке (77), или сойдете с тропы и пойдете через болото прямо по направлению к Шрекенштейну (4).

24

Тропа уверенно ведет вас в направлении Шрекенштейна.

До скалы идти совсем немного, и вы торопитесь, как можете.

Бежать смысла нет, вы лишь больше устанете и потеряете время на отдыхе. Унылые деревья обступают тропу со всех сторон, протягивая к вам свои сучья-руки, то и дело цепляя вас за одежду. Кажется, сам лес хочет задержать вас. «Куда же ты так торопишься?» — слышится сзади глухой, утробный голос, от которого мурашки пробегают у вас по спине.

Оборачиваетесь. Перед вами стоит мужчина, возраст которого вы затруднились бы определить. Темные волосы, ниспадающие на плечи, узкие губы и крючковатый нос. Но главное в нем глаза, словно горящие красным огнем. От его взгляда становится жутко и хочется просто убежать. «Не стоит бежать», — словно читая ваши мысли, говорит человек. Он издает звериный рык и бросается к вам, держа в руке нож.

Говорить с ним явно бесполезно. Он слишком быстр, и убежать, действительно, не удастся. Вы выхватываете топор.

Человек уже возле вас. Топор лишь рассекает воздух, когда незнакомец, оказавшись у вас за спиной, вонзает нож вам в горло…

25

Болото тянет вас на дно, но какая-то сила, наоборот, словно пытается вытолкнуть вас из воды. Что-то упорно не дает вам утонуть. Вы не совсем понимаете, что происходит, но вам удается сдвинуться с места и, хоть и с большими усилиями, преодолеть опасный участок. Обогнув поляну, вы снова выходите на тропу. Змеи остались позади, и вы устремляетесь по тропинке на северо-восток (58).

26

Достаете одну из свечей, что дал вам священник, и поджигаете фитиль. Внутри дома царит запустение и сырость.

Кроме гнили и мха здесь ничего нет. Но вдруг вам кажется, что вы услышали какой-то шепот сверху. Поднимаете свечу над головой: похоже, тут есть чердак. А вот и лестница, ведущая к люку на потолке. Отодвигаете крышку люка и осторожно заглядываете в темный проем. Желтый свет озаряет помещение чердака и, насколько вы можете видеть, он абсолютно пуст. Однако шепот повторяется и вам даже кажется, что вы различили слово «здесь». Вытягиваете руку со свечой в направлении, откуда исходил звук. И действительно, в самом углу чердака теперь виден какой-то овальный предмет в человеческий рост, накрытый черным материалом.

Хотите посмотреть, что скрывается под накидкой (94)?

Бесшумно закроете люк и покинете дом (63)?

27

«Слова могут лгать, но поступки нет!» — говорит Ромарис.

Он дает короткие команды своим солдатам, и вы видите, как те волокут к сухому высокому дереву какую-то девушку. Она плачет и просит, сквозь всхлипы, пощадить её. «Эту женщину мы обнаружили по дороге сюда в лесу. Одну. Ночью, — продолжает инквизитор, подводя вас к несчастной, которую солдаты уже привязывают к дереву. — Несомненно, она ведьма, хоть и отрицает это. Ты совершишь правосудие и тем самым докажешь свою непричастность к силам зла». С этими словами Ромарис передает вам горящий факел. Вы с ужасом понимаете, чего от вас хотят: именно вы должны разжечь огонь, который поглотит несчастную девушку. Факел в руке предательски дрожит. Эти рыжие волосы, зеленые глаза… Как она похожа на вашу жену! Жену, в которой инквизиция увидела последовательницу дьявола. Которую, по ложному обвинению, сожгли на костре! Будь они прокляты со своим божественным правосудием!

Девушка, похоже, смирилась со своей участью и даже с каким-то сожалением смотрит на вас. Слезы беззвучно текут по её щекам. Нужно что-то делать (если вы знаете, кто эта девушка, можете попытаться спасти её). Откажитесь выступить в роли палача (15) или бросите факел в костер (95)?

28

Вздрагиваете и открываете глаза. Сердце бешено колотится в груди. Старуха сидит рядом, держа вас за руку. В другой руке она держит… метлу. Вы чуть не вскрикиваете.

«Тише, тише, — говорит старуха. — Вот прибраться решила, пока ты спал» (прошел час). (Если вы узнали имя ведьмы, то посчитаете количество букв в её имени и прибавьте 22. Когда придет время назвать её имя, прибавьте к номеру параграфа полученное число). Вы, все еще не отойдя от пережитого кошмара, в спешке покидаете обитель старухи (85).

29

Вы понимаете, что человека вам не спасти, да и рисковать жизнью — не самая лучшая идея, когда вашего сына вот-вот принесут в жертву. Благополучно минуете мост, за которым тропа продолжает упрямо бежать в направлении горы. Вы устремляетесь по ней (32).

30

Понимаете, что вам не успеть и на бегу заносите топор для решающего броска. Однако старуха в мгновение ока вытягивает вперед костлявую руку и вдруг резко сжимает кулак. Ваше сердце словно сдавило тисками. Дышать становится невозможно, на глаза опускается кровавая пелена.

Топор падает на землю из обессиленных рук, а затем и вы падаете рядом с ним. Сердце останавливается… (если у вас есть мертвое сердце монаха и его сила равна трем и более, то (21))

31

Вы возвращаетесь на перекресток (прошло полчаса) и отправляетесь по тропе на северо-восток (56).

32

Оставляя позади мост, вы шагаете по тропе (прошло полчаса). Налетающий порывами ветер колышет кроны могучих деревьев. Откуда-то с запада идет большая темная туча. Изредка в ней проблескивают вспышки молний, и едва слышатся раскаты грома. Приближается гроза. Как не вовремя! Внезапно слева от тропы вы слышите какой-то писк.

Останавливаетесь и прислушиваетесь. Однако звук не повторяется. Показалось? Хотите сойти с тропы и пойти в направлении, откуда, вам показалось, исходил странный писк (13), или не будет задерживаться, и продолжите идти по тропе (33).

33

Еще час проходит в блужданиях по лесу. Тропа извивается, петляет, но в конечном итоге идет в нужном вам направлении (прошел час). Путь проходит у подножья невысокого холма. Три одиноких дерева, оторвавшись от сородичей, расположились на его вершине. До Скалы Ужаса идти осталось совсем немного, и вы прибавляете шаг (8).

34

Отправляетесь по берегу вдоль реки и действительно через полчаса обнаруживаете мост (прошло полчаса) (57).

Как хорошо, что вы не попытались переплыть реку: вода, похоже, ледяная!

35

Приходится сойти с тропы. По колено в воде вы стараетесь обойти поляну со змеями. Болото становится глубже и каждый шаг дается все труднее. В какой-то момент вы уже не в силах выдернуть ногу из зыбучего дна. Вас начинает медленно засасывать. Случилось то, чего вы и боялись: вы попали в трясину, выбраться из которой вам уже не суждено (хотя если у вас есть бронзовый медальон, то вы знаете что делать)…

36

Выхватываете зеркало и направляете на незнакомца. Он на секунду останавливается, на его лице проскакивает тень улыбки. А потом он в один прыжок оказывается возле вас и вонзает нож вам в горло…

37

«Августина», — кричите вы, бросаясь к алтарю. Старуха заходиться истерическим хохотом и опускает руку, вонзая клинок в грудь ребенка. Доносится оглушительный раскат грома, и дождь сплошным потоком начинает лить с неба. Не останавливаясь, заносите топор над головой, чтобы покончить с проклятой старухой. Однако она вытягивает вперед костлявую руку и вдруг резко сжимает кулак. Ваше сердце словно сдавило тисками. Дышать становится невозможно, на глаза опускается кровавая пелена. Топор падает на землю, а затем и вы падаете рядом с ним. Сердце останавливается… (если у вас есть мертвое сердце монаха и его сила равна трем и более, то (21))

38

Вы, похоже, выбрали верный путь, и он неумолимо ведет к Скале Ужаса. Вокруг ничего не происходит. Все тот же молчаливый темный лес окружает вас (прошел час) (58).

39

Решаете не сворачивать с тропы, и вскоре она выводит вас к какому-то подобию причала (прошло полчаса). Подойдя ближе, видите прогнившие доски, на таких же прогнивших сваях: конструкция, служившая когда-то пристанью в этой тихой зловещей заводи. И о чудо! Пришвартованная лодка.

Одинокое весло лежит на корме. Хоть лодка и не выглядит надежной, но коль она до сих пор не на дне, возможно, сумеет доставить вас к противоположному берегу. Тропа дальше не идет, так что вы осторожно влезаете в лодку и, оттолкнувшись веслом от берега, устремляетесь в темноту. Грести приходится аккуратно и не спеша. Лодка то и дело кренится в стороны, собираясь зачерпнуть болотной жижи. К тому же под ногами явно прибавилось воды. Все же развалина дает течь, и остается лишь надеяться, что она успеет доставить вас к берегу. Заводь вскоре становится уже. Справа видны темные силуэты деревьев, и вы подумываете: не пойти ли дальше пешком? Если хотите причалить и сойти на берег (47).

Вскоре деревья, нависающие уже по обе стороны, расступаются, и лодка плавно выносит вас в полноводную, но не широкую, реку. Похоже, вы успеете добраться до противоположного берега, пока лодка не наберет достаточно воды и не пойдет ко дну. Течение немного сносит вас влево, но вы уверенно рассекаете воду веслом, вглядываясь в темноту. Справа, вдалеке на воде виден какой-то черный силуэт, над которым кружат вороны, то опускаясь, то снова взмывая в ночное небо. Если хотите потратить драгоценное время и силы, рискнуть и попытаться подплыть к неясному силуэту (99), или же поторопитесь к берегу, ведь вы уже проплыли середину реки, и осталось немного (96).

40

Ждать некогда. Вы закидываете (довольно тяжелую) книгу Теней в заплечный мешок, зажигаете новую свечу и, перекрестив дверь и вооружившись распятием, рывком открываете её…

За дверью никого нет. Лишь темнота туннеля впереди.

Отбросив все страхи и суеверия, вы бросаетесь по гулкому проходу вперед, к выходу из пещеры. Сердце замирает, когда снова оказываетесь возле ступеней ведущих вниз, но никаких звуков не слышно и вы спешите к выходу. Впереди видна полуоткрытая дверь, залитая лунным светом, а воздух становится все более свежим. Так долго сдерживаемый вами страх наконец вырывается на свободу. Вы готовы на всё, лишь бы покинуть это место! Опрометью кидаетесь к выходу, уже не боясь загасить свечу. Скорее! Прочь отсюда! Когда до выхода остаются считанные шаги, дверь с оглушительным ударом закрывается. Вы хватаетесь за ручку (благо свеча не погасла, и вы не оказались в темноте), но все ваши попытки открыть дверь тщетны. Сзади раздаются глухие шаги и стук метлы. Вы замираете, книга вываливается из рук, громко ударяясь о плиты пола, и эхо от удара разносится по туннелям.

Поворачиваетесь, на негнущихся ногах, и прислоняетесь к двери спиной (11).

41

Вскоре туман окутывает вас непроглядной зеленой дымкой. Голова начинает все больше кружиться, а тело становится каким-то легким и невесомым. Вы словно плывете сквозь тихую, успокаивающую пелену. Так легко и свободно!

Кажется, все заботы оставили вас, а сердце наполнилось гармонией и спокойствием. Под ногами мерещится какой-то предмет. Вы уже не можете понять: реально это или нет, и протягиваете руку. Земля уходит из под ног… (87).

42

Вы быстро и сбивчиво рассказываете, что эта девушка — Анна, дочь местного лесоруба. Однако инквизитор непреклонен: «Не поддамся я на ложь дьявола! Не дрогнет вера моя в праведность дел моих! Лишь священный огонь очистит души падших!» (2)

43

За домом лесоруба тропа, петляя, убегает в темный лес.

Постепенно она все больше забирает на север (прошел час).

Луна временами скрывается за облаками и вокруг становится совсем темно. В глубине чащи чудятся глаза хищных зверей, а может они действительно наблюдают за вами? Протяжный волчий вой проносится над лесом, когда тропа выводит вас к полноводной реке. Впереди мост (57).

44

Темные тучи застилают небосвод и моросящий поначалу дождик, теперь угрожает перерасти в настоящий ливень. То и дело сверкают молнии и почти сразу слышатся оглушительные раскаты грома (прошло полчаса). И вот вы у подножья горы Шрекенштейн. Путь был долгим и тяжелым, но вы справились!

Теперь, не теряя времени, нужно отыскать место проведения шабаша и спасти ребенка. Где-то высоко на горе замечаете алое зарево, как будто там горят десятки костров. Похоже, что там наверху есть плато, где и проходит адская церемония. Но как же туда попасть? Наверняка должна быть тропа (если только они не прилетели туда на метлах). Пойдете искать тропу с восточного склона (3)? Или с западного (92)?

45

Около часа идете по тропе, упрямо бегущей на восток (прошел час). Верхушка Горы Шрекенштейн виднеется над лесом на севере, и вы жалеете, что потеряли столько времени и не приблизились к цели. К тому же тропа вскоре теряется, и вы уже бредете наугад, проклиная все на свете. Однако через некоторое время тропа вновь появляется (другая или та по которой вы шли?), но она уже ведет на север, и вы торопитесь по ней, стараясь наверстать упущенное время (56).

46

Вы долго бродите по болоту, чувствуя, как немеет укушенная нога. Черного морозника нигде нет. Вам становится всё хуже. Вскоре начинает неметь все тело. Не в силах больше двигаться вы падаете на землю. Вскоре вы умрете, а через несколько часов погибнет и ваш сын, принесенный в жертву темному повелителю…

47

Чувствуете облегчение, спрыгнув на берег. Лодка остается одиноко качаться на волнах, а вы, продираясь сквозь кусты и уходя в сторону от болотной заводи, выходите на еле заметную тропу, бегущую в нужном вам направлении, к Шрекенштейну (5).

48

Однако дверь оказывается приоткрыта. Вы толкаете её и окликаете хозяев. Вам никто не отвечает. В доме жарко и душно, под низким потолком густо стелиться дым. Вы закашливаетесь и слезящимися глазами осматриваете помещение. Небольшая, поделенная перегородкой на две, комната. Кровати, столы, стулья. У противоположной стены открытая печь, откуда вырываются огромные языки пламени, перебирающиеся понемногу на почерневшую от жара стену.

Вы понимаете, что вскоре тут вспыхнет пожар. Первый порыв: бросится к печи, чтобы закрыть её. Но тут в углу комнаты замечаете обитателей жилища. Седой мужчина, без признаков жизни лежит на полу, перепачканный кровью, а рядом с ним, спиной к вам, сидит женщина. Что за трагедия тут произошла?

Попробуете помочь этим людям (61)? Или оставите всё как есть и покинете дом, ведь у вас и так мало времени (43)?

49

Вернуться на перекресток не составляет труда (прошло полчаса) и вы устремляетесь по тропе на северо-восток, в надежде, что она приведет вас к Скале Ужаса (80).

50

«Ересь! Ересь! — кричит он, дослушав ваш рассказ. — Только священный огонь может спасти тебя и сына, как спас он твою жену! На костер его!». Вас уволакивают и привязывают к сухому, высокому дереву. Однако не вас одного, к обратной стороне дерева привязывают еще одного несчастного. Вы не видите его, но понимаете, что это девушка. Она сквозь всхлипы умоляет пощадить её. Похоже, она так же как и вы, оказалась не в том месте не в то время (если вы догадываетесь, что это за девушка, то стоит попытаться спасти её). Инквизитор зажигает факел и подходит к вам (если на вас одето золотое распятие с рубином, то перейдите на нужный параграф) (2).

51

Тропа ведет вас в глубь леса, уводя немного вправо от Шрекенштейна. Но идти еще очень далеко, и, возможно, путь еще изменит свое направление. Под ногами хрустит ветка, и две птицы, сидевшие на дереве рядом, взмывают в закатное небо. Солнце скоро сядет. Пока этого не произошло, нужно успеть пройти как можно больше. Лес не преподносит сюрпризов, и вас это вполне устраивает (прошел час). Однако вскоре тропа раздваивается. От тропы, по которой вы шли, отходит другая, еле заметная, на север. По ней, если и ходят, то очень редко. Если хотите сменить направление и пойти на север (68), иначе продолжайте идти на северо-восток (80).

52

У края поляны вы останавливаетесь и, притаившись в кустах, осматриваете место. Из-за горящих на поляне костров светло, как днем. Похоже, недавно здесь разыгралось сражение. Повсюду лежат тела убитых людей. Некоторые из них в кольчугах и латах, на других же одежды нет вообще.

Кое-где видны трупы то ли собак, то ли волков. Что за чертовщина здесь произошла? В самом центре поляны лишь небольшая группа женщин сгрудилась у алтаря, на котором, как вы видите, лежит ребенок. Ваш сын! Вы без труда узнаете его и на таком расстоянии. Сердце начинает бешено колотиться в груди. Рядом с алтарем, на кресте, распят человек. Кровь пропитала его одежду, но вы ясно различаете изображение собаки с горящим факелом в пасти на его тунике. Похоже это инквизитор. Человек слегка шевелит головой, он еще жив. Кровь хлещет из его ран, стекая по деревянному основанию креста и впитываясь в землю. Крепче обхватываете рукоять топора и выходите из кустов, направляясь к центру поляны. Люди у алтаря с удивлением смотрят, как вы приближаетесь: мокрый, грязный, в разорванной местами одежде и с суровым взглядом человека, готового на все. Ведьмы расступаются и отходят, предпочитая держаться на безопасном расстоянии. Распятый человек на кресте поднимает обессиленную голову и сквозь застилающую глаза кровь смотрит на вас. Возможно, он надеется, что вы спасете его. У алтаря стоит сгорбленная старуха с длинным тонким кинжалом в руке. Редкие седые волосы спадают на черные, словно у ворона, глаза. «Твой сын наш, — мерзким голосом выкрикивает старуха. — Его душа уже обещана повелителю тьмы». Она делает резкий взмах рукой. Сверкает в руке кинжал. Вы бросаетесь вперед. Если вы знаете имя старухи, то быстрее назовите его, иначе (30)

53

Вспоминаете слова лесоруба и сворачиваете к холму. За ним действительно обнаруживается овраг. Недолгие блуждания в темноте по дну оврага, и вы находите то, что искали: маленькую, едва заметная лачугу (прошло полчаса).

Блеклый свет выбивается из одинокого окна. Стучите в дверь.

Проходит несколько минут, но вам так никто и не открывает.

Раз уж вы оказались здесь, то нужно идти до конца: вы просто толкаете дверь. Она не заперта, и вы входите в маленькое душное помещение. Единственным источником света служит одинокая свеча, стоящая на столе. «Я ждала тебя», — слышится утробный голос, от которого у вас по коже пробегает мороз. Только сейчас замечаете сидящую в углу на лавке старуху. Сухое морщинистое лицо, седые волосы и… горящие каким-то странным, даже страшным, зеленым огнем глаза. Может она одержимая? Или это её нормальное состояние? «Садись же», — тем временем продолжает старуха (91).

54

Обезумев от страха, вы просто прыгаете в люк. Однако приземлиться на пол дома вам не суждено. Гнилые доски под вами с громким треском проламываются, и вы со всего маха плюхаетесь в черную болотную жижу. Похоже, под домом когда-то был погреб, теперь же представляющие собой большую, полную воды яму. Хорошо хоть неглубоко, воды всего по пояс. Выбраться тоже не составит труда: пол дома на расстоянии вытянутой руки, нужно будет лишь подтянуться.

Но тут замечаете на поверхности воды какой-то небольшой круглый предмет, который оказывается бронзовым медальоном, с изображением маленького кораблика. Но почему он не тонет? Вы еще раз опускаете медальон в воду, и он так и остается плавать на поверхности. Мистика какая-то!

Такая вещь вам пригодится (отметьте его в инвентаре, если придется им воспользоваться, вычтите 10 из номера параграфа). Выбравшись, наконец, из мокрой ямы, вы в спешке покидаете дом, оставляя чертово зеркало в покое (прошло полчаса) (18).

55

«Августина», — кричите вы, бросаясь к алтарю. Старуха заходиться истерическим хохотом и опускает руку, вонзая клинок в грудь ребенка. Доносится оглушительный раскат грома, и дождь сплошным потоком начинает лить с неба. Не останавливаясь, заносите топор над головой, чтобы покончить с проклятой старухой. Однако она вытягивает вперед костлявую руку и вдруг резко сжимает кулак. Ваше сердце словно сдавило тисками. Дышать становится невозможно, на глаза опускается кровавая пелена. Топор падает на землю, а затем и вы падаете рядом с ним. Сердце останавливается… (если у вас есть мертвое сердце монаха и его сила равна трем и более, то (21))

56

Тропа, петляя, выводит вас к крепкому бревенчатому дому (прошел час). Желтый свет мерцает в окне, а из трубы валит сизый дымок, поднимаясь не спеша к появляющимся на небе звездам. Перед домом сгружены обтесанные стволы деревьев, некоторые из которых уже распилены и поколоты.

Вы явно у дома дровосека. Постучите в дверь? (тогда, если прошло более четырех часов, то (48) иначе (6)), или решите не терять время и пойдете дальше (43)?

57

Мост перед вами. Выглядит он совсем ненадежно, но другого пути, кажется, нет. Время и вода превратили когда-то крепкую конструкцию в шаткое гнилое сооружение. Но вы здесь не один. На середине моста стоит человек. Он держит в руках большой камень, привязанный к шее. Намеренья его вполне очевидны. Вы осторожно ступаете на мост, окликая человека. Он медленно оборачивается. Под взглядом его неестественно зеленых глаз, становиться неуютно. «Прочь, прочь от сюда. Он мой», — низким голосом выкрикивает человек. Вдруг зеленый свет в его глазах на мгновение гаснет. «Нет! Помоги! — сбивчиво лепечет он. — Я не хочу умира…». Договорить он не успевает, и вновь на вас смотрят зеленые глаза: «Хочет! Вы все хотите!». Человек делает шаг к краю моста (если вы знаете, как спасти его и хотите это сделать, то сейчас самое время) (14).

58

Тропинка вскоре приводит вас к небольшой болотной заводи, преграждающей вам путь (прошло полчаса). Деревья и кустарник уныло нависают над темной водой, поблескивающей в свете луны. Другого берега не разглядеть, лишь слышны иногда всплески воды, издаваемые жителями болотных глубин. Рисковать и пытаться перебраться вплавь, явно не стоит. Препятствие придется обходить. Тропа уводит вдоль заводи вправо (39), но при желании можно попытаться обогнуть её слева, пробираясь вдоль берега через кустарник (9).

59

Припадаете к прозрачной, прохладной воде. Как же хорошо! Вы чувствуете прилив сил. Вдоволь напившись и ополоснув лицо и руки, вы решаете, по какой тропе пойти дальше? На восток (90), на север (38).

60

Взгляд инквизитора на мгновение задерживается на золотом распятии, висящем на вашей груди. «Откуда?!», — только и может вымолвить он. Вы понимаете, что врать бессмысленно и рассказываете правду о том, как у вас оказалось это распятие. «Отвяжите его», — командует Ромарис.

Один из воинов освобождает вас, оставляя рыдающую девушку привязанной. «Я совершал ошибки, — говорит инквизитор. — Смерть моего брата Бернарда была одной из них, и я до сих пор не могу простить себя за это. Возможно, этим распятием мой брат указал мне путь к искуплению. Я помогу тебе. Собирайтесь! Уходим!». Великий инквизитор Ромарис бросает факел к дереву и сухостой мгновенно воспламеняется. Вы зажмуриваетесь и закрываете уши руками: невыносимо слышать стоны и крики горящей на костре девушки. Однако нечего и думать о том, чтобы спасти её: милость инквизиции далеко не безгранична. Пылающее дерево остается позади, а вы с отрядом инквизитора снова оказываетесь в ночи, продвигаясь к Шрекенштейну. В голове еще стоят предсмертные крики несчастной девушки, но вам надо спасти сына…спасти сына… «У нас общая цель», — говорит идущий рядом инквизитор. Очнувшись от невеселых мыслей, вы вздрагиваете. Идти вместе с инквизитором и дальше у вас нет никакого желания. Верить в благородность его намерений тоже не приходится. Ромарис продолжает: «От одной ведьмы мы узнали о шабаше и теперь нанесем им удар в самое сердце. На скале Ужаса есть небольшое плато, где и будет проходить адская церемония. Попасть на него можно по тропе идущей по западному склону горы. Спасение моей души, возможно, зависит от спасения твоего сына».

Скала уже совсем рядом (прошел час). Ушедший вперед инквизитор с отрядом, возможно, будет очень кстати, когда (если) вы доберетесь до шабаша. Собравшись с мыслями и стряхнув с себя воспоминания последнего часа, уверенно шагаете вперед (44).

61

Прикрыв от дыма и жара лицо рукой, бросаетесь на помощь женщине, однако, не добежав, в ужасе останавливаетесь, когда она поворачивается к вам. На вас смотрят безумные, горящие каким-то зеленым светом глаза.

Из полуоткрытого рта сочатся, стекая по подбородку, ручейки крови, а руки сжимают куски плоти, выдранной из лежащего рядом мертвеца. Вы слышали, что демон может овладеть телом человека, но видеть это вам приходится впервые.

Обезумевшая жена лесоруба, своими руками зарубила мужа и теперь пожирает его останки… Только сейчас вы начинаете понимать насколько сильно зло, призванное ведьмами в эту ночь. Помочь этим людям вы уже не в силах… Тем временем безумная женщина снова поворачивается к своей жертве и продолжает трапезу, её вы, похоже, абсолютно не интересуете. Нет сомнений, что вскоре этот дом охватит пламя и мешать этому у вас уже нет никакого желания. Буквально вываливаетесь из заполненной дымом избы, жадно глотая свежий ночной воздух (прошло полчаса) (43).

62

Бросаетесь в левый проход. Стук метлы, кажется, уже совсем близко, и вы, позабыв от страха обо всем, кидаетесь со всех ног вперед. Однако пробегаете лишь десяток метров и обнаруживаете перед собой стену. Вы зашли в тупик! Волосы на затылке начинают вставать дыбом. Вы медленно поворачиваетесь лицом к приближающимся шагам (11).

63

Благоразумие берет верх над любопытством, и вы понимаете, что хватит терять время, которое сейчас слишком дорого. Вы покидаете одинокий дом (18).

64

Однако идти на север вам предстоит недолго. Тропа раздваивается. Один путь ведет на северо-восток (10), другой на северо-запад (58).

65

Вы понимаете, что со старухой что-то не так. Достаете зеркало и направляете его на одержимую. Лицо старухи преображается, становясь подобным звериному. Она издает страшный рык. Зеркало разлетается на сотни осколков в ваших руках (вычеркните его из инвентаря), а старуха словно обмякает, привалившись к стене. Но вот она снова открывает глаза. «Спасибо, — говорит она. — Я сопротивлялась, но демон оказался сильнее. Кто знает, какие ужасы он бы заставил меня сделать. Но кто ты и зачем ты здесь?». Вы рассказываете старухе свою историю. «Думаю я могу помочь тебе, — дослушав ваш рассказ, говорит женщина. — Победить ведьму можно, лишив её силы. Чтобы сделать это, нужно назвать её по имени. Существует Книга Теней, где кровью младенца вписано имя ведьмы, приносящей жертвы темному повелителю. Тебе придется отправиться в мир духов и в темных пещерах Скалы Ужаса найти Книгу Теней. Я на время погружу тебя в сон, и ты окажешься в мире духов. Узнай имя ведьмы любой ценой. Если вдруг смерть настигнет тебя в этих жутких пещерах, то ты проснешься». Что ж, вы готовы на все, если это поможет спасти сына. Старуха дает вам выпить зеленый горький отвар. Голова начинает кружиться, стены дома расплываться и вы проваливаетесь в забытье (17) (если смерть настигнет вас, прибавьте 17 к номеру параграфа, и вы проснетесь).

66

Вы движетесь на северо-запад. Однако вскоре под ногами начинает хлюпать вода. Тропа ведет вас в болото.

Если вы хотели найти дровосека, то сомнительно, что бы он поселился в столь сыром месте. Лес становится немного реже, а воды по обе стороны тропинки больше. Похоже, не замочить ног не удастся (прошло полчаса). Но вот и новая развилка.

Одна тропа уводит в том же направлении, в котором вы шли, и начинает забирать все больше на запад. Вторая — идет на север. С одной стороны вам и нужно на север, с другой — вы незнакомы с местными дорогами и куда приведет тропа и где закончится тоже неизвестно. Но решать вам. Продолжите путь на северо-запад (23), или свернете на север (86)?

67

Первым ударом буквально сносите голову одному из псов (если у вас есть мертвое сердце, то прибавьте один к его силе). Воин же, освободившейся рукой, выхватывает кинжал и вонзает в пасть второго монстра. Однако этого оказывается недостаточно. Дымящаяся тварь отскакивает в сторону и снова бросается на лежащего человека. Вы заносите топор, но в этот момент вам на спину с яростными криками запрыгивает какая-то женщина и начинает колотить вас кулаками по голове. Вы, извиваясь, стараетесь скинуть её, но тут она вонзает зубы вам в шею. Боль на секунду затмевает все вокруг. Вы просто со всего размаху падаете спиной на землю. Слышится хруст костей и ведьма, обмякнув, отпускает вас. Прижимая рукой рану на шее (благо она не глубокая), поднимаетесь на ноги. Битва вокруг в самом разгаре. Воин, которого вы пытались спасти, без признаков жизни лежит на земле. Тварь, убившая его, покоится тут же, с кинжалом в боку. От жара костров пот льется ручьем. Вы бросаетесь к алтарю (70).

68

Тропой не пользуются давно. Вы то и дело теряете её, но в конечном итоге она выводит вас на небольшую поляну.

Несколько покосившихся крестов и надгробий, виднеющихся в бурьяне, свидетельствуют о том, что когда-то здесь было кладбище. Тропа заканчивается у одной из могил, имя на плите вам ни о чем не говорит, как и имена на других надгробиях. Вы так же замечаете вросший в землю, по — видимому, стоящий тут не одну сотню лет склеп. Стены сложены из неотесанных, покрытые мхом, камней, а крыша представляет одну большую плиту. Подходите ближе. Дверей давно нет, и перед вами черный провал входа. Свет заходящего солнца выхватывает лишь пару ступенек, уводящих куда-то вниз, в непроницаемую тьму. Других дорог, кроме тропы, по которой вы пришли, нет, и вы думаете о том, что бы вернуться на перекресток и выбрать другой путь (благо перекресток в 15 минутах ходьбы) (49). Но можно попробовать осмотреть склеп, кто знает, какие тайны он хранит (22)?

69

Достаете зеркало и направляете на несчастного. Лицо его искажает мерзкая звериная гримаса, а затем подарок Джеймса Маррела со звоном разлетается у вас в руках (вычеркните зеркало из инвентаря). Человек падает без сил, а вы подбегаете к нему и помогаете отвязать камень. В его глазах нет больше и тени того страшного зеленого света. Похоже, бес покинул его тело. «Спасибо тебе! Спасибо!» — человек плача, пытается обнять вас. Вы помогаете ему подняться и вместе переходите на другую сторону моста. Незнакомец, немного успокоившись, продолжает: «Я Ганс. Я часто охочусь в этом лесу, служу ловчим у барона, но сегодня звери и птицы словно попрятались. Тут твориться какая-то чертовщина!

Когда ЭТО вселилось в меня, я видел все словно в тумане, иногда разум возвращался ко мне, но лишь ненадолго. Мое тело не слушалось меня и, как ты видел, я чуть не оказался на дне реки. Я твой должник! Спасибо! Но как ты сам оказался здесь ночью?». Вы рассказываете Гансу свою историю.

«Значит, ты идешь к Шрекенштейну? — дослушав, задумчиво говорит Ганс. — Слева от тропы, в лесу, расставлены капканы и ловушки. Лучше тебе туда не ходить… А теперь я хочу скорее попасть домой. Прочь от этого чертового места!». Вы бы и сами рады отправиться отсюда подальше, но без сына вы не уйдете. Охотник, перейдя мост, исчезает в ночи. Вы же устремляетесь по тропе идущей от моста к Скале Ужаса (прошло полчаса) (32).

70

Обогнув стороной группу сражающихся, и закрывая лицо от жара костров, вы, наконец, оказываетесь в центре поляны.

Алтарь и ваш сын совсем рядом. Однако у алтаря уже стоит сгорбленная старуха с длинным тонким кинжалом в руке.

Редкие седые волосы спадают на черные, словно у ворона, глаза. «Твой сын наш, — мерзким голосом выкрикивает старуха. — Его душа уже обещана повелителю тьмы». Старуха заносит сухую морщинистую руку с кинжалом над алтарем.

Если вы знаете её имя, то скорее назовите его, иначе (30).

71

Лес довольно долго не преподносит никаких сюрпризов.

Правда ни дороги, ни тропы найти так и не удается.

Приходится идти «напролом» и терять время (прошло три часа). Поднимается сильный ветер и далеко на западе видны темные тучи. Но вот вы замечаете под ногами следы целой группы людей, идущих, похоже, тоже к горе, но забирающих на восток от вас. Хотите пойти по следам (88)? Или не будете менять направление, гора Шрекенштейн уже совсем рядом (44).

72

Осматриваете заросли у подножья горы. И вскоре обнаруживаете потайную дверь, ведущую в недра Шрекенштайна. За ней гулкие темные пещеры. Зажигаете свечу и осторожно ступаете в неизвестность. Вы помните, что произошло с бедным Ацо, и вам совсем не хочется разделить его участь. Впереди широкий каменный туннель. Идти приходится довольно долго, когда туннель вдруг расширяется, и свет свечи выхватывает слева от вас ступени, уводящие вглубь скалы. Дойдя уже почти до самой лестничной площадки, вы явственно различаете внизу сухой стук метлы, которая неравномерно ударяет по каменным ступенькам и, кажется, быстро приближается к вам, поднимаясь все выше.

От этих звуков вам становиться не по себе. Поспешите по туннелю вперед (98), или попытаетесь спуститься по лестнице, навстречу страшным звукам (11).

73

Достаете зеркальце и направляете его на женщину.

Слышится какой-то утробный рык, а затем жена лесоруба поворачивает голову и смотрит безумными, полными злости глазами прямо в зеркало и тут же подарок Джеймса Маррела рассыпается у вас в руках десятком осколков (вычеркните зеркало из инвентаря). Женщина падает без чувств на пол. Вы подхватываете её на руки и выносите из горящей избы.

Отойдя на безопасное расстояние, кладете жену лесоруба на траву, и тут она открывает глаза. Кажется, она не понимает, где оказалась и что происходит. Вы рассказываете ей события последних минут: что демон убил её мужа и что вы нашли её без сознания и вынесли из горящего дома. Несчастная, рыдая, прижимается к вам, бормоча слова благодарности. Пламя от горящего дома озаряет окружающий вас лес. Женщина понемногу приходит в себя. «Ты спас меня, — говорит женщина.

— Но прошу, помоги спасти и мою дочь Анну! Днем она ходила в деревню и давно должна была вернуться. Может беда настигла и её. Прошу тебя найди мою малютку». Вы узнаете, что Анне семнадцать лет, невысокая, рыжие волосы. Женщина с мольбой протягивает к вам руки. Вы обещаете, непременно помочь, если встретите Анну и оставляете скорбящую вдову у пылающего жилища головой (прошло полчаса) (если, вы встретите Анну, вычтите 8 из номера параграфа) (43).

74

Холод почти полностью сковывает ваши движения, но, тем не менее, вы не тонете. Просто каким-то чудом вы все же преодолеваете реку и без сил сваливаетесь на песчаный берег. Тело трясет от холода. Понимаете, что если немедленно не согреетесь, то погибнете. Разводите костер (прошел час).

Просушив одежду и немного отдохнув, вы решаете, куда идти дальше? Осматриваетесь вокруг. Ни дороги, ни тропинки найти не удается. Скала Ужаса величаво возвышается впереди над верхушками деревьев. Ветер усиливается, и вода с шумом накатывает на берег. Раз другого пути нет, придется идти через лес (71).

75

Вы мчитесь по лесу, продираясь сквозь кусты и перепрыгивая колдобины. Сзади слышатся хруст ломаемых веток и хриплое дыхание зверя. Кажется монстр прямо у вас за спиной. Неожиданно лес расступается, и вы выбегаете на небольшую поляну. Успеваете лишь заметить на ней каких-то людей с мечами и копьями, но тут же спотыкаетесь и падаете на землю. Над вами со страшным рыком проноситься огромная тень. А потом слышны крики и стоны, лязг оружия, звуки раздираемой плоти и дикий рев зверя. Когда поднимаете голову все уже кончено. Огромный зверь, похожий на волка, лежит без признаков жизни. Какие-то люди суетятся вокруг него, по-видимому, помогая своим раненым, хотя, как вы видите, некоторым помочь уже не удастся: зверь просто разорвал их на части. Слышны испуганные голоса и короткие выкрики команд.

— Так вот кто привел зверя, — из темноты к вам навстречу шагает человек. — Встань!

Грязный и поцарапанный поднимаетесь с земли. Перед вами человек, облаченный в стальную кирасу, поверх которой одета желтая туника с изображением собаки с горящим факелом в пасти. Вам и раньше доводилось видеть этот знак «псов Господних». Нет сомнения, что перед вами инквизитор.

К инквизитору подбегает один из воинов, перепачканный кровью, и склоняет голову:

— Великий инквизитор Ромарис, мы потеряли еще троих.

— Собирайтесь в дорогу, — спокойно говорит инквизитор. — А этого казнить, за сговор с дьяволом. Он натравил на нас зверя.

Вас хватают под руки. Пора что-то говорить, если не хотите лишиться жизни. Расскажите инквизитору правду (50) или соврете и скажите, что вы простой напуганный лесоруб, который убегал от зверя (27).

76

Вы довольно долго идете по тропе (прошло полчаса). Под ногами почва становится все более сырой и зыбкой. Похоже, тропа ведет в болото. К тому же опускается туман, заметно ухудшающий видимость. Но и этим неприятности не заканчиваются. Вскоре туман становится неестественного зеленого цвета. Голова у вас начинает немного кружиться, пальцы на руках неметь, а тело словно обретает какую-то легкость. Впереди зеленый туман еще больше сгущается. Если смело решите идти дальше, то (41), если нет, то вам придется вернуться на перекресток и выбрать другой путь (31).

77

Еще через полчаса (прошло полчаса) тропинка выводит вас к обветшалому, вросшему в землю дому. Окна заколочены досками. Сгнившая дверь лежит рядом с дверным проемом. Дом выглядит каким-то призрачным и неестественным, окутанный туманом в сгущающихся сумерках. Тропа заканчивается тут же, и вы уже жалеете, что зашли так далеко ради давно заброшенной постройки. Если хотите потратить впустую еще больше времени и осмотреть дом (26), или же направитесь через болота напрямик к горе Шрекенштейн (18).

78

Понимаете, что рискуете не только своей жизнью, но и жизнью сына. Однако спокойно смотреть, как тонет этот несчастный, вы не можете. Прыгаете с моста в воду и сразу чувствуете, насколько же ледяная вода в реке. Сделав глубокий вдох, ныряете. На глубине царит полная тьма. Не видно ни дна, ни человека. Шарите руками в темноте, стараясь опуститься как можно глубже, но безрезультатно. Вы чувствуете, как начинают неметь конечности. Ничего не остается, как всплыть на поверхность (если у вас есть мертвое сердце монаха, прибавьте один к его силе). Ухватившись за опору моста, вы кое-как карабкаетесь по ней и, наконец, выбираетесь на мост. Вас трясет от холода. Нечего и думать, что бы идти дальше, предварительно не согревшись.

Перебираетесь через мост и разводите костерок. Понемногу холод отступает. Одежда почти полностью высохла, и этот небольшой отдых пришелся вам весьма кстати. Вы чувствуете себя гораздо лучше (прошел час). Тропа бежит от моста в направлении горы, и вы устремляетесь по ней (32).

79

У края поляны вы останавливаетесь и, притаившись в кустах, осматриваете место. Вся поляна усеяна кострами.

Огромные языки пламени взмывают в ночное небо. То ли от усталости, вам кажется, что в этих языках смутно видятся обезображенные лица демонов. Вокруг светло как днем.

Поляна заполнена людьми, женщинами и мужчинами, хотя женщин гораздо больше. Некоторые полностью обнажены.

Они хором выкрикивают какие-то слова, вздымают руки к небу, смеются, пляшут. Кажется, здесь собралось несколько десятков ведьм и ведьмаков. Ладонь крепче сжимает топор. В центре поляны на небольшом возвышении стоит алтарь, на котором…о боже!.. лежит маленький ребенок, ваш сын! Вы без труда узнаете его и на таком расстоянии. Ребенок лежит без движения, но вы надеетесь, что он жив. Только бы он был жив! В любом случае вы скоро это узнаете… Неожиданно слышаться громкие команды, а потом одновременно со всех сторон на поляну выбегают воины. Невдалеке появляется и их предводитель, человек в желтой тунике с изображением собаки с горящим факелом в пасти. Отряд инквизиции!

Надеясь воспользоваться суматохой, вы выскакиваете из кустов и бросаетесь к алтарю. Пламя костров разгорается с невероятной силой и оттуда, из этого адского пламени, один за другим начинают выпрыгивать горящие псы. Как только они покидают костер, пламя на их шерсти гаснет и они, все еще дымящиеся, бросаются на солдат. Ведьмы и ведьмаки разбегаются в разные стороны, но некоторые из них, вооружившись, принимают бой. На поляне появляются первые тела убитых. Слышны крики, стоны и лязг оружия. Прямо на вас прыгает злобная, дымящаяся, тварь. Но тут же её рассекает пополам меч, оказавшегося рядом воина. Он лишь успевает бросить на вас мимолетный взгляд и в следующее мгновение еще два пса валят его с ног и начинают рвать на части. Поможете воину (67)? Или будете прорываться дальше к центру поляны (70)?

80

(Прошел час) До наступления темноты остается менее часа. Ночь уже готовится вступить в свои права, и первые звезды зажигаются на небосклоне. Луна, осмелев, вышла из — за горы Шрекенштейн, и её бледно-голубой свет разливается по лесу. Кроны деревьев шелестят на ветру, словно переговариваясь с друг другом. Становится прохладно. А перед вами новая развилка. Другая тропа убегает на северо — запад. Пойдете дальше на северо-восток (по правой тропе) (56) или свернете на северо-запад (по левой тропе) (76).

81

Бросаетесь в правый проход. Стук метлы, кажется, уже совсем близко, и вы, позабыв от страха обо всем, кидаетесь со всех ног вперед. Проход вскоре заканчивается стеной, в которой, правда, есть дверь. Только бы не заперта! Толкаете её, и дверь открывается. Проскальзываете в проем, быстро захлопываете дверь и задвигаете, кем-то установленный здесь, засов. Комната, в которой вы оказались — маленькая, и пламени свечи достаточно, чтобы осветить её всю. Лишь только над головой чернеет пустота, скрывая от вас каменные своды. У противоположной стены стоит невысокий алтарь, сделанный из человеческих костей. На алтаре лежит книга. Судя по всему та самая, ради которой вы здесь. Слева от вас небольшое углубление, заваленное рваным, дурно пахнущим тряпьем. Похоже, эта ниша служит (или служила) кому-то местом для сна и отдыха. Возможно тому существу, что преследовало вас по пещере. Еще раз прислушиваетесь: за дверью абсолютная тишина. Вы осторожно ставите свечу на алтарь. Книга Теней перед Вами: толстый, древний фолиант, в кожаном переплете, покрытый пылью и песком. Смахиваете рукавом грязь. На обложке неизвестные символы, окружающие один большой центральный знак, напоминающий вам клыкастую пасть зверя. Протягиваете руку, чтобы открыть её, и вздрагиваете от неожиданного звука удара в дверь.

Оборачиваетесь, но сзади никого нет. Значит, что бы это ни было, оно ждет вас за дверью. Оно не ушло и не исчезло. Оно чувствует, что вы пришли за книгой. Но пройти внутрь ЭТО не может. Надо брать книгу и выбираться (40), а посмотреть её можно будет и снаружи. Но можно остаться и все же открыть книгу (93).

82

«Гринаила», — кричите вы, бросаясь к алтарю. Старуха словно замирает, смотря на вас недоуменными глазами.

Кинжал выпадает из её руки, и старая карга падает на землю.

Но тут же, державшиеся в стороне ведьмы, набрасываются на вас. Вы отбиваетесь, как можете. Топор, то и дело рассекает воздух, вздымая брызги крови. Но вскоре вы падаете на землю под градом ударов. Вас колотят, чем попало: сучьями деревьев, горящими поленьями, руками и ногами. Кровь, из разбитой головы, теплыми ручейками стекает по щекам. И вы еще некоторое время пытаетесь ползти к алтарю. Из последних сил протягиваете руку, чтобы хоть перед смертью коснуться своего маленького сынишки, и в этот момент полено снова опускается на вашу голову…

Ведьмы же быстро изберут новую жрицу, имя которой впишут в Книгу Теней. И она все-таки принесет жертву темному повелителю этой ночью… (если у вас есть мертвое сердце монаха и его сила равна трем и более, то (21))

83

Поворачиваетесь к зеркалу, и ужас парализует вас.

Прямо у вас за спиной стоит человек, вернее просто размытый силуэт, тень. Разобрать лица невозможно, но вы видите его руку с большим ножом, занесенную у вас над головой.

Несколько секунд тень стоит неподвижно, а затем в отражении зеркала видно, как рука с ножом рассекает ваше горло и, как вы мертвым падаете на пол…

84

Моста может и не быть, и вы только зря потратите время, поэтому решаете преодолеть реку вплавь. Вода очень холодная. Вы стараетесь грести как можно быстрее, но с каждым взмахом рук чувствуете, как все больше немеют конечности (если у вас есть бронзовый медальон с корабликом, то вы знаете что делать). Доплыв до середины реки, вы окончательно теряете контроль над руками и ногами.

Холод полностью сковал ваше тело. Через минуту вы уже без признаков жизни погружаетесь на дно…

85

Взбираетесь по склону оврага наверх и, выйдя на тропу, продолжаете путь (прошло полчаса) (8).

86

Тропа уверенно бежит через болото на север, и вы довольно быстро продвигаетесь вперед (прошел час). Солнце, уже исчезнув за горизонтом, дарит вам последние мгновения тепла и света. На болото опускается туман, который вскоре приобретает зеленый оттенок. На губах чувствуется сладковатый привкус, и начинает немного кружиться голова.

Тропинка раздваивается. От тропы, по которой вы шли, отходит другая на северо-восток, которая утопает в густой пелене зеленого тумана. Если продолжите идти по тропе на север (где зеленый туман рассеивается) (58), или все же хотите рискнуть и свернуть на северо-восток (41).

87

Вы сидите у костра. На маленькой поляне. Вокруг все тот же темный лес. Отблески пламени пляшут на стволах могучих деревьев обступающих поляну. Кажется там, в глубине сумрака, хищно блестят глаза диких зверей. Напротив вас, у костра, сидят две молчаливые, неподвижные фигуры в черных балахонах. Широкие капюшоны скрывают лица. Но ни беспокойства, ни страха нет. Все тоже спокойствие и умиротворение. «Равновесие, — голос звучит у вас в голове. — Жизнь и смерть, добро и зло — все находится в равновесии».

Фигуры в черном напротив вас всё так же неподвижны. Тем временем странный голос продолжает: «Есть силы желающие помочь тебе, ибо в том, что происходит сегодня, должно быть равновесие. Перед тобою два человека. При жизни они были выдающимися людьми. Но никто из них не умер своей смертью. Первый — инквизитор Бернард. Второй — демонолог Джеймс Маррел. Каждый из них может помочь тебе, но обратиться ты сможешь только к одному из них, ибо во всем должно быть равновесие. Торопись…». Голос умолкает.

Похоже, вам нужно сделать выбор. С кем бы вы хотели поговорить: с инквизитором (7) с демонологом (20).

88

Вы пробираетесь по лесу. Высокие деревья молча глядят на странника, забредшего ночью в их обитель. Луна временами освещает вам путь блеклым светом, но потом вновь скрывается за тучами. Неожиданно впереди слышится хруст веток и вам кажется, что из темноты на вас глядят два красных звериных глаза. Секунду вы стоите неподвижно, стараясь разглядеть опасность, а потом раздается глухое рычание и, ломая кусты и сухостой, на вас бросается тень. В темноте не удается разобрать, что это за зверь, но размеры его поистине огромны. Нечего и думать сражаться с этим монстром. Надо бежать (75)!

89

Кое-как, руками и топором, удается вырыть неглубокую могилу (прошло полчаса). Похоронив несчастного Ацо и прочитав короткую молитву, отправляетесь дальше (если у вас есть мертвое сердце монаха, то прибавьте один к его силе). Осматриваетесь вокруг. Ни дороги, ни тропинки найти не удается. Скала Ужаса величаво возвышается впереди над верхушками деревьев. Ветер усиливается, и вода с шумом накатывает на берег. Раз другого пути нет, придется идти через лес (71).

90

Около получаса идете по тропе, упрямо бегущей на восток (прошло полчаса). Верхушка Горы Шрекенштейн виднеется над лесом на севере, и вы жалеете, что потеряли столько времени и не приблизились к цели. К тому же тропа вскоре теряется, и вы уже бредете наугад, проклиная все на свете. Однако через некоторое время тропинка вновь появляется (другая или та по которой вы шли?), но она уже ведет на север, и вы торопитесь по ней, стараясь наверстать упущенное время (56).

91

«Я знаю, зачем ты здесь, — продолжает все тем же страшным хрипящим голосом старуха, когда вы садитесь у стола. — Ты ищешь ребенка. Своего сына. Ты знаешь, где он.

Но чтобы спасти его, тебе надо знать имя ведьмы, что хочет принести его в жертву. Чтобы лишить ведьму силы надо назвать её по имени». Старуха мерзко улыбается, беззубым ртом. Вам наверняка будет сниться эта улыбка в кошмарах.

Старуха, как будто с издевкой, продолжает: «Я знаю имя ведьмы. И ты знаешь! Это имя — имя твоей жены! Августина!».

Старуха начинает истерически хохотать. Хотя скорее этот звук похож на карканье ворона. Все так же смеясь, она указывает вам скрюченным пальцем на дверь. Да вы и сами рады покинуть это убежище сумасшедшей старухи (85) (когда придет время назвать имя ведьмы, вычтите 15 из номера параграфа).

92

Довольно долго идете вдоль подножия горы, огибая её с запада (прошел час). Дождь не стихает, и намокшая одежда неприятно липнет к телу. Подъема наверх нигде нет, а склоны скалы становятся все более отвесными и каменистыми. Вы останавливаетесь у огромного векового дуба. Размеры этого исполина поистине поражают. Однако не дерево заботит вас сейчас, а жизнь вашего маленького сына. Дальше идти нет смысла, впереди лишь сплошная отвесная стена. Нужно возвращаться и искать путь наверх на восточном склоне (3).

93

Еще раз оглянувшись, вы задерживаете дыхание и открываете книгу. Дверь сотрясает оглушительный удар, от которого вас пробирает дрожь. Но вы уже не оборачиваетесь, нужно найти написанное кровью имя. Имя ведьмы, которая занесет нож над вашим ребенком. Дверь начинает ходить ходуном от града тяжелых ударов, а вы быстро, насколько позволяют трясущиеся руки, листаете книгу. Капли пота падают с вашего лба на испещренные неизвестными символами и дьявольскими знаками страницы. Вот оно!

Написанное кровью слово! «Гринаила» (хорошенько запомните это имя). В этот момент дверь с грохотом слетает с петель. На секунду наступает абсолютная тишина, а зетам снова слышится звук шагов и стук метлы. Вы медленно, как во сне, закрываете книгу, берете свечу, и оборачиваетесь лицом к жуткой темноте дверного проема (11).

94

Тишину чердака нарушает лишь скрип досок и ваше дыхание. Останавливаетесь. Протягиваете руку и осторожно стягиваете материал с…зеркала. Перед вами большое зеркало, а в нем вы, стоящий в полумраке чердака со свечой в руке. Хоть ничего сверхъестественного тут нет, но от этой картины вам почему-то становиться жутко. А затем вы покрываетесь ледяным потом, когда вдруг замечаете в зеркале еще кого-то, неподвижно стоящего позади вас в глубине чердака. Резко оборачиваетесь, но сзади никого нет.

Вас начинает охватывать паника. Снова посмотрите в зеркало (83)? Или броситесь в люк и поскорее покинете страшное место (54)?

95

Ничто не должно помешать вам спасти сына! А этой несчастной все равно уже не помочь. Какая разница кто кинет факел в костер!? Сухое дерево мгновенно воспламеняется, и лес наполняют истошные вопли горящей на костре девушки и запах горящей плоти. Инквизитор с улыбкой поворачивается к вам: «Ты честно исполнил свой христианский долг, и ты свободен. Возвращайся домой и хорошенько запри дверь на засов. Этой ночью в лесу будет пылать много костров!».

Ромарис, собрав солдат, покидает поляну в направлении Скалы Ужаса.

Гора уже близко (прошел час). Ушедший вперед инквизитор с отрядом, возможно, будет очень кстати, когда (если) вы доберетесь до шабаша. Собравшись с мыслями и стряхнув с себя воспоминания последнего часа, уверенно шагаете вперед (44).

96

Лодка начинает тонуть у самого берега. Вы прыгаете за борт и оказываетесь по пояс в воде. Но уже через минуту выбираетесь на песчаный берег. Что ж, старая посудина не подвела и нужно спешить дальше. Осматриваетесь вокруг. Ни дороги, ни тропинки найти не удается. Скала Ужаса величаво возвышается впереди над верхушками деревьев. Идти до неё осталось недолго. Ветер усиливается, и вода с шумом накатывает на берег. Раз другого пути нет, придется идти через лес (71).

97

Вы бредете уже час, а вокруг все тоже болото (прошел час). Все так же сыро и холодно. Мрачные деревья, окунув свои корни в болотную жижу, все так же одиноко стоят, шелестя листвой. Становится совсем темно. Наступает ночь.

Купол звездного неба нависает над головой, и луна заливает окрестности бледно-голубым светом. Под ноги то и дело лезут скользкие коряги. Однако не только они. Появляется все больше змей, и вы осторожно ступаете, стараясь не потревожить болотных обитателей. Вы прекрасно знаете, что с вами будет, если вас укусит гадюка: вы медленно и мучительно умрете. Наконец останавливаетесь в нерешительности. Впереди единственный твердый участок суши: небольшая полянка, кишащая змеями. Идти через неё рискованно, обходить тоже: можно просто утонуть, попав в трясину. Пойдете через поляну со змеями (12), или попытаетесь обойти препятствие по болоту (35).

98

Не останавливаясь, проходите мимо лестницы дальше по туннелю. Кажется, что проход становится уже, а за спиной слышны чьи-то шаги. Эти странные шаги громко отдаются в темноте на каменных плитах и словно догоняют вас с каждой секундой, заставляя ускорить шаг. Они напоминают шаркающие шаги старухи, обутой в ночные туфли: метла же делает свое дело, стукаясь о стены — то справа, то слева.

Несколько раз оборачиваетесь на ходу, но разглядеть, кто преследует вас в темноте, не удается.

Почти переходя на бег и прикрыв рукой свечу, вы устремляетесь вперед. Пульс начинает бешено биться в висках, заглушая звуки происходящего вокруг. Пламя нервно дрожит, и сердце у вас замирает, когда на секунду, кажется, что свеча гаснет, погружая вас во тьму, но тут же снова разгорается с еще большей силой. Ваш туннель заканчивается, но его пересекает другой, в обе стороны уводящий в темноту. Поспешите в проход слева (62) или справа (81) от вас?

99

Плыть против течения, в набирающей воду лодке, нелегко. Вскоре вам кажется, что предмет, к которому вы плывете, представляет собой небольшой деревянный плот.

Вороны клокочут и дерутся, взлетают с плота, делают широкие круги в небе и снова опускаются. Из-за них невозможно рассмотреть, что же там находится. Однако, подплыв почти вплотную, вы различаете облепленного птицами человека, лежащего спиной на бревнах. Руки раскинуты в стороны и, как вы замечаете, прибиты огромными гвоздями к дереву. Наконец достигнув несчастного, вы топором разгоняете падальщиков. Те недовольно взлетают, но так и остаются кружить над головой, ожидая продолжения пиршества. Человек лежащий на плоту выглядит ужасно. Кажется, на его теле не осталось ни единого живого места. Вороны постарались на славу. Вместо глаз зияют два кровавых провала. Однако человек издает слабый стон. Секундное оцепенение проходит. Лодка вскоре погрузиться в воду и вы, схватив весло, перебираетесь на плот. Что есть мочи гребете к берегу. Наконец весло упирается в песчаное дно и вы, спрыгнув в холодную воду, вытаскиваете плот на берег. Без сил падаете рядом.

Отдышавшись, склоняетесь над человеком. Топором пытаетесь вынуть гвозди, которыми прибиты его руки, однако человек издает протяжный стон боли, и вы понимаете, что жить ему осталось недолго, не стоит мучить несчастного. «Спасибо, — слабо шепчет спасенный. — Я — Ацо. Слуга барона Дюсенрода».

Стон боли снова вырывается из его груди. «У западного склона горы Ужаса, — продолжает Ацо, — у большого дерева, есть тайный вход в пещеру. По заданию барона я искал там Книгу Теней. В книге есть имя ведьмы, вписанное кровью младенца.

Ведьмы, приносящей жертвы темному повелителю. Кто знает имя, тот имеет над ней власть, — человек закашливается, и из его рта вытекают струйки крови. — Но там была старуха с метлой… Посмотри, что она сделала со мной!». Несчастный пытается шевелиться, но адская боль пронзает его тело и он замирает. На этот раз навсегда. Упокой Господь его душу!

Вороны все так же кружат высоко в небе (прошло полчаса) (если вы окажетесь у места, указанного покойным Ацо, вычтите 20 из номера параграфа).

Задержитесь и похороните несчастного, чтобы тело его больше не служило пищей крылатым падальщикам (89)? Или не будете тратить время и, так как другого пути нет, отправитесь к горе напрямик, через лес (71)?

100

«Гринаила», — кричите вы, бросаясь к алтарю. Старуха словно замирает, смотря на вас недоуменным взглядом.

Кинжал выпадает из её руки, и старая карга падает на землю.

А вы хватаете на руки своего сынишку. В этот момент он открывает глаза. Увидев вас, он улыбается и обвивает маленькими ручками вашу шею. Наконец-то! Вы вместе!

Теперь никому не отнять у вас вашего малыша! Слезы наворачиваются на глаза, но радоваться спасению еще рано.

Битва продолжается, и до сих пор неясно на чьей стороне перевес. Пора выбираться отсюда. Неожиданно несколько воинов обступают вас, но лишь для того, чтобы защитить от новой атаки дымящихся псов. Все смешалось: воины, ведьмы, собаки. Разобрать, кто и с кем сражается, уже невозможно.

Чудом вам все же удается добраться до края поляны, и вы, не оборачиваясь, устремляетесь прочь, держа в руках живого и здорового ребенка. Вам удалось! Вы спасли сына из лап смерти!

Когда-то позднее, странствующие монахи Раймунд и Палуданус опишут эту историю в своих хрониках. Они опишут отважного крестьянина спасшего своего сына. Напишут про то, как погиб, сражаясь с ведьмами на плато горы Шрекенштейн, великий инквизитор Ромарис. О том, как погибла в лесу дочь местного лесоруба Анна, а сам он был убит своей женой, в которую вселился бес. О несчастном Ацо, распятом на плоту и оставленном на растерзании воронам.

Они напишут, все как было… Жаль только что до наших времен, дойдет только начало истории…


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • 50
  • 51
  • 52
  • 53
  • 54
  • 55
  • 56
  • 57
  • 58
  • 59
  • 60
  • 61
  • 62
  • 63
  • 64
  • 65
  • 66
  • 67
  • 68
  • 69
  • 70
  • 71
  • 72
  • 73
  • 74
  • 75
  • 76
  • 77
  • 78
  • 79
  • 80
  • 81
  • 82
  • 83
  • 84
  • 85
  • 86
  • 87
  • 88
  • 89
  • 90
  • 91
  • 92
  • 93
  • 94
  • 95
  • 96
  • 97
  • 98
  • 99
  • 100



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики